Book: Дикий остров



Дикий остров

Брайони Пирс

Дикий остров

Посвящается моему дяде Денису, который всегда покупает только лучшие книги

Bryony Pearce

Savage Island


Перевел с английского Г. Ю. Михайлов


Text copyright © Bryony Pearce, 2019 Map illustration copyright © Artful Doolers, 2019

© Михайлов Г. Ю., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО Группа Компаний «РИПОЛ классик», 2019

Пролог

– А как бы вы потратили миллион фунтов?

Лиззи проводила нас в свою комнату. Из-за того, что она все время наматывала кончик своих коротких темных волос на палец, мне показалось, что вопрос был задан неспроста. Она едва не прыгала от возбуждения.

– Ты решила устроить опрос, Лиззи? – осклабился Грейди.

Он плюхнулся на мягкий пуфик так глубоко, что его колени едва не поравнялись с ушами. Временами он бывал странноватым, но обладал поразительно заразительной улыбкой, вот почему Лиззи улыбнулась ему в ответ.

Я прислонил скейтборд у двери, вынул банку колы из упаковки, которую Грейди достал из своего рюкзака, и передал ее дальше. Кармен уже почувствовала себя как дома и растянулась на кровати, проглотив полбанки еще до того, как Лиззи открыла свою. Мой брат, Уилл, помедлил, прежде чем взять одну и себе, прикидывая, что же Грейди попросит у него взамен.

Лиззи продолжала теребить свои волосы, подстриженные под мальчика. Я до сих пор помню, сколько шума она наделала года три назад, когда решилась изменить свой имидж. Мать Лиззи была настроена решительно против, но та, недолго думая, вооружилась маникюрными ножницами и легким движением руки срезала длинные локоны.

– Я думал, что мы поедем в город, – сказал я.

– Сперва я вам кое-что покажу. Присядь, я пока включу компьютер. – Она нажала кнопку питания, но сама осталась стоять.

Пока машина медленно оживала, я огляделся. Раньше, когда мы целыми днями играли на Wii[1] в «Легенду о Зельде»[2], стены были выкрашены в нежно-розовые тона. Теперь же они стали светлыми, иссиня-серыми, на смену плакатам с Джастином Бибером пришла Нина Симон, а в углу взгромоздилась целая куча альпинистского снаряжения. Стол, однако, все еще был прежним. Я с улыбкой провел пальцами по нашим инициалам, что мы вырезали справа на столешнице. Кровать тоже была старой. Она представляла собой простой металлический каркас, украшенный самодельными птицами и бабочками из бумаги, заботливо примотанными проволокой. Я зарылся ногами в коврик, вспоминая, как, бывало, лежал на животе, на том самом коврике, сжимая в руках джойстик, а Лиззи сидела рядом со мной.

– А что насчет правила твоей мамы «никаких мальчиков»? – Уилл опустился на стул у стола.

Меня жутко раздражали его волосы, потому что они постоянно сползали на лоб и закрывали глаза. Но, видимо, девушкам это нравилось.

– Мама немного успокоилась, узнав, что через пару месяцев я поступаю в универ, – ответила Лиззи, не отрываясь от экрана.

– Какое счастье, что уже лето. Я думал, что эти экзамены меня в могилу сведут, – вздохнул Грейди, делая глоток из своей банки. – Кстати, вы слышали о заговоре «кока-кола»? – И, не дожидаясь ответа, продолжил: – Вы знали, что кола – это главная причина массового ожирения в Штатах? В этих банках вроде как миллиграмм сорок натрия. Из-за этого жажда лишь усиливается, и ты пьешь больше и больше. А такое огромное количество сахара его маскирует.

Ткнув пальцем в его банку, я произнес:

– Ну, так ты не будешь?

– Вся соль в том, чтобы делать выбор, не оставаясь в неведении. Я потом выпью воды. – На этой фразе Грейди смачно рыгнул.

Кармен от души рассмеялась:

– Грейди, ну ты и чудной!

Уилл кинул на Кармен осуждающий взгляд.

– Есть, – Лиззи развернула монитор так, чтобы всем было видно, и показала крутящийся логотип, – зацените!


Дикий остров

Кармен с отсутствующим выражением лица потерла запястье, на котором красовалась татуировка в виде голубой пустельги:

– Что еще за «Голд Фаундейшн»?

– Им управляет Маркус Голд, – влез, тараторя, Грейди, – мультимиллиардер. Он – владелец половины Кремниевой долины, целой кучи благотворительных организаций, у него даже собственные авиалинии – «Голдстар». – Рассказчик перевел дух. – Ходят слухи, что он входит в йельское тайное общество «Череп и Кости». Я уверен, что он масон и вообще стоит за терактами 11 сентября, он…

– Единственные, кто стоял за терактами 11 сентября, были террористы, – перебила его Лиззи, недоверчиво сдвинув брови.

Грейди вздохнул:

– Если бы ты хоть раз прочитала, что я тебе присылаю, то…

Я пнул пуфик, на котором он сидел:

– Грейди, мы никогда не будем читать писанину Дэвида Айки. Слушай, он вообще считал себя сыном Божьим. Просто забей.

– Ребята, – Лиззи взяла в руки мышку и прокрутила страницу ниже, – вот.

Грейди сполз с пуфа и подошел ближе к экрану:

– Каждому по миллиону фунтов!

– Именно так, – радостно закивала Лиззи.

Уилл нахмурился:

– С чего бы Голду предлагать такие деньги?

– Он же филантроп, – ответила Лиззи. Грейди громко фыркнул, но этот жест остался без внимания. – Смотрите, тут написано, что он хочет дать возможность ярким, выдающимся молодым людям шанс пробиться в этой жизни. А победителям даже посоветуют, куда лучше вложить свой выигрыш, чтобы выжать из него еще больше.


Дикий остров

ЮНЫЕ ТИТАНЫ

Ты – лучший из лучших? Хочешь добиться успеха?

Ты в отличной физической форме?

15 августа 2018 года тебе будет от 16 до 20 лет?

Ты сможешь собрать команду из пяти человек?

Вы хотите выиграть по миллиону фунтов стерлингов… каждому?


Лица, не достигшие 18 лет, должны предоставить разрешение от родителя или опекуна для участия

– Ну-у… нам же не обязательно следовать этому совету, – задумчиво протянул Грейди. – Я и сам много чего могу сделать с миллионом фунтов.

Глаза Кармен забегали по строчкам с заманчивым предложением.

– Тут сказано, что нам нужно заполнить целый ворох бумаг для предварительного отбора.

– Так, а в чем подвох? – Уилл заложил руки за голову. – Что нам нужно будет делать?

– Команды, прошедшие предварительный отбор, участвуют в лотерее. По результатам лотереи десять команд будут отправлены на неосвоенный остров, принадлежащий мистеру Голду. Там им будут предложены испытания на выносливость и смекалку. – Лиззи чуть не прыгала от восторга. – Похоже, что там будет и ориентирование на местности, и всякие загадки, поиск тайников, скалолазание… ну и всякое такое.

– Звучит круто! – Я глянул на своего брата. – Я все равно не нашел нам никакого занятия на лето, мы бы поехали даже без приза, правда, Уилл?

Тот пожал плечами.

– Для нас это ничего сложного. – Лиззи привстала на носочках. – Грейди отлично натренировался решать загадки в играх, Уилл показывал чудеса ориентирования на Кубке герцога Эдинбургского, да и вообще он – мозг. Бен, ты ведь можешь починить что угодно. Кар, а ты быстро подняла на ноги Ноя, когда он сломал себе ногу в прошлом году. Если мы пройдем отбор и лотерею, то дальше дело за малым. – Лиззи пристально смотрела на Кармен. – Что скажешь?

– Чика[3], я правда не знаю, – Кармен избегала смотреть ей в глаза. – Я ведь не смогу работать в салоне, хотя уже пообещала, что выйду на полную ставку со следующей недели.

– Но тебе же понравилось на «Герцоге Эдинбургском?»[4]

– Ну, мне понравилось в приюте для животных. Я согласилась только потому, что ты пообещала мне крутое лето, но вот это звучит совсем не так круто.

– Миллион фунтов, Кар, – Уилл убрал волосы со лба, – ты с лихвой покроешь расходы на обучение в школе ветеринаров.

– Я же просила тебя никому не говорить! – Она едва не прожгла его глазами. – Всего лишь очередная глупая мечта.

– Ты никогда мне не рассказывала, чем хочешь заниматься. – Лиззи поправила очки и устроилась рядом с подругой. – Ты должна поехать туда с нами. Ты станешь лучшим ветеринаром! А мы без тебя не справимся.

– Ладно, – Кармен махнула рукой, – я всегда могу найти другую халтурку, если меня вышвырнут с этой.

– Грейди, а ты что думаешь? – спросила его Лиззи.

– Я в деле, если и вы все тоже. – Он снова ухмыльнулся.

Мы позвали Грейди в команду на Кубке герцога Эдинбургского только из-за несчастного случая, приключившегося с Ноем, но, по правде говоря, несмотря на все его странности, я рад, что он к нам присоединился. У Грейди всегда была пара тузов в рукаве. В сущности, он был живым воплощением пионерского девиза «Будь готов!». Кроме того, похоже, Уилл ему симпатизировал, что тоже было безусловным плюсом.

– Тогда регистрируемся? – Я еще раз окинул всех взглядом.

– Ребята, это же будет просто невероятно! – До того как я успел среагировать, Лиззи подскочила к компьютеру и стала скачивать бланки заявок.

В этот момент мой телефон моргнул и завибрировал.

– Уилл, это мама.

– Она звонит тебе. – Тот даже не поднял головы.

Мне пришлось отложить напиток и выйти на лестничную площадку. Было совершенно невозможно предсказать, в каком настроении мама будет в следующую минуту. Я немного помедлил, и, глубоко вздохнув, снял трубку.

– Вы где? – сразу накинулась она на меня.

– Привет, мам. Мы у Лиззи.

– Уилл с тобой?

– Где ж еще?

– Не смей разговаривай со мной таким тоном! – Я живо представил, как она сидит в прихожей у нас дома. Цветом волос Уилл пошел в нее – мамино лицо обрамляла бледно-каштановая шевелюра. Мне же в наследство от отца достались рыжие космы. – Присмотри за ним.

– Мам, ему же почти семнадцать.

– Он еще совсем мальчик.

Я отстранился от трубки, чтобы она не слышала мой вздох:

– Ладно, я присмотрю.

– Ты должен все время это делать, Бен.

– Хорошо, мам.

– Когда папа ушел от нас, Уиллу пришлось хуже всех.

– Знаю, мам.

Тут интонация ее голоса изменилась:

– Не хватай там ничего, я жду вас на обед.

– Нет, мам. То есть я имею в виду, что мы и не собирались.

Нам с Уиллом разрешалось есть только то, что готовила мама. В этом месяце мы были на диете Аткинса[5]. Никогда бы не подумал, что я буду так скучать по моркови, а за тарелку картошки фри я бы и вовсе душу продал.

– Весь в отца! Сначала пообещаешь, а потом все равно поступаешь по-своему. – Похоже, она начинала распаляться. Быть может, уже встала и наматывает круги, ходит туда-сюда.

– Извини.

Я чуть не выронил трубку от резкого крика, ударившего меня по ушам:

– …у всех есть обязанности, и у тебя тоже! Не думай, что ты какой-то исключительный…

Я подождал, пока она немного остынет, а затем произнес:

– Мам, да все в порядке, честно. Мы будем к обеду.

– Обещаешь?

– Почему бы тебе не выпить чашечку чая и немного отдохнуть?

– Пожалуй, так и поступлю. Спасибо, Бен. – Ее голос смягчился, и я с облегчением выдохнул.

Я никак не мог разобраться, сильнее она сходит с ума, когда мы дома или же когда нас нет. А ведь именно она заставила Уилла раньше сдавать экзамены и поступить в Оксфорд. Очень уж ей хотелось хвастаться своим гениальным чадом на каждом углу.

Набрав в легкие воздуха, я произнес:

– О’кей, скоро увидимся. – И вернулся в комнату.

Уилл посмотрел на меня и спросил:

– Как обычно?

Я швырнул телефон на кровать:

– Как обычно.

Лиззи распечатала для нас регистрационные бланки. Их нужно было заполнить от руки и отправить почтой. К тому моменту как я закончил разговаривать с мамой, остальные уже корпели над бумагами. Кармен тихонько напевала себе под нос, но Лиззи все-таки предпочла включить свой старенький магнитофон. Комнату заполнил глубокий голос Нины Симон.

– Уилл, а ты вообще уверен, что мама тебя отпустит? – спросила Лиззи. Начав волноваться, она снова запустила пальцы в волосы.

Мне очень хотелось взять ее за руку, хоть как-то приободрить ее, но я лишь сильнее вцепился в ручку.

– Да все будет нормально, – ответил Уилл.

Я фыркнул:

– Ничего не будет нормально. Впрочем, Уилл наверняка найдет способ уболтать ее. И гораздо проще это сделать, если мы напишем в местную газету заметку о том, что участвуем: ей нравится быть популярной. Но еще больше ей понравится кругленькая сумма на кону.

– Я только не понимаю, к чему здесь эта дурацкая оговорка о конфиденциальности. Вряд ли нам разрешат опубликоваться. – Грейди нахмурился. – Мне кажется, это подозрительно. Если бы это было законное мероприятие, то о нем бы уже повсюду судачили.

– Грейди, но оно же в Интернете, – Лиззи нетерпеливо постукивала карандашом, – о нем и так повсюду судачат.

– Не так уж все и плохо, – сказал я. – Чем меньше людей знает о соревновании, тем больше у нас шансов пробиться.

– Короче, – добавила Кармен, – вам правда хочется, чтобы газеты кричали о том, что мы участвуем в этих соревнованиях, а потом, не дай бог, нам придется сказать приставучим журналистам, что «мы продули», например? – Она обвела нас взглядом. – Или еще того хуже, что «мы победили!», и тогда все узнают, что мы выиграли уйму денег, и нам покоя не дадут. Именно так, кстати, и было с моим дядюшкой Хави!

– У тебя что, есть дядя-миллионер? – удивился я.

У Кармен вырвался задорный смешок.

– Чико![6] Нет, конечно! Но однажды на ярмарке он выиграл годовой запас ветчины. Потом ему сутками названивали разные люди, упрашивая поделиться. – Она спрыгнула с кровати. – Кстати, я ведь не помню свою группу крови. Надо набрать маме. Кто-нибудь, одолжите телефон.

– Опять деньги кончились? – Лиззи не удержалась и отпустила шпильку, кидая той свой мобильник.

Кармен хмыкнула в ответ:

– У меня их в принципе не бывает. – С этими словами она легко, словно мячик, запрыгала вниз по лестнице, в прихожую. – Буэнос диас[7], миссис Беллами, вы отлично сегодня выглядите!

Пока Кармен не было, я стал заполнять свой бланк и оторвался от работы, когда она вернулась и снова вскочила на кровать.

– В общем, у меня первая отрицательная.

– Редкая, да? – Лиззи изобразила нарочито недовольную гримасу.

– Эй, я ведь испанка! – воскликнула Кармен, как будто это все объясняло.

– На самом деле, – встрял Грейди, – это скорее означает, что ты – потомок нефилимовЧ-.или даже пришельцев. Тут мнения расходятся. Я скину тебе ссылку почитать.

Кармен снова улыбнулась ему.

– Бен, ты уже дошел до второй части? – спросила меня Лиззи. – Какие-то стремные вопросы, ты только глянь. Основа успеха – быть наиболее приспособленным; мне плевать на слабаков.

Я перевернул страницу:

– Еще пока нет…

– Так, а что их интересует? Каких кандидатов они ищут? Гляньте-ка. – И она сунула мне свой бланк.

Я ткнул пальцем в самый последний вопрос:

– Этот легкий – мы должны быть абсолютно согласны, так? Мы должны показать, что тщательно все обдумываем, а не легкомысленно ввязываемся в авантюры.

– В таком случае Кармен придется соврать. – Лиззи отпустила очередную остроту, попутно уворачиваясь от летящей в нее подушки. – Ну правда, я вообще не понимаю, какие качества их интересуют. – Она посмотрела на Уилла. – А ты что думаешь? Нам отвечать честно?

Уилл скрестил руки на груди:

– Ты спрашиваешь меня, стоит ли нам обманывать систему? – Его лицо перечеркнула традиционно едкая полуулыбка. [8]


Дикий остров

Я снова посмотрел на свои бумаги:

– Лиззи, ты точно хочешь сжульничать?

– Ты шутишь? Ради миллиона фунтов – легко, – застонала та.

Я покачал головой:

– В тесте две сотни вопросов. Он разработан так, чтобы запутать нас, а ты даже не знаешь, какие качества их интересуют. Я думаю, что лучше бы нам отвечать честно.

Уилл кивнул:

– Бен прав.

Глаза Лиззи округлились от удивления.

– Ты что, серьезно будешь отвечать честно? Ты, Уилл Харпер? – Затем она повернулась к Кармен, а та смахнула розовые кончики своих волос на одну сторону: – Кармен?

– Лучше будет, если мы так и поступим, ника. Так веселее.

– Я согласен, – присоединился к большинству Грейди, подкинув ручку. Правда, поймать ее ему не удалось.

– Ну конечно же ты согласен, – заворчала Лиззи, – ладно. Но если нас завернут еще до лотереи, виноваты будете вы.


Поздравляем Элизабет Беллами, Торбена Харпера, Уильяма Харпера, Грейди Джексона и Кармен Ольгин с тем, что ваша команда была выбрана для участия в ежегодном турнире «Юные титаны» от «Голд Фаундейшн».

Просим прибыть в бристольский аэропорт 17 августа в 10:00. Не забудьте личные именные беджи, вложенные в конверт.

Вы отправитесь на Шетландские острова на частном самолете авиалиний «Голдстар» прямым рейсом GF124.

Убедитесь, что взяли с собой все необходимое. После посадки на самолет совершить покупки будет невозможно.

Опоздавшие не допускаются к посадке.

Вас доставят на аэродром на острове Фетлар в 12:30. Другие команды прибудут раньше. От самолета вас проводят к устью реки, однако пересечь его и достичь Айкенхед вам предстоит самостоятельно.

Айкенхед – это частный остров в собственности Маркуса Голда площадью около шести квадратных миль. На острове множество пещер, местная фауна преимущественно состоит из овец, тюленей и морских птиц, в том числе тупиков. Вы не найдете информацию об острове в Интернете. Пожалуйста, для ознакомления с Айкенхедом воспользуйтесь справочником, приложенным к письму. В нем содержатся сведения о местной флоре и фауне, а также подробная карта от «Голд Фаундейшн», которая понадобится вам в дальнейшем.

По прибытии на Айкенхед направляйтесь к первой контрольной точке вашего испытания, расположенной по следующим координатам 53.10–04.21. В запертом ящике вы найдете координаты следующей контрольной точки.



На каждом контрольном пункте есть запертый контейнер. Чтобы открыть его, капитану вашей команды, Элизабет Беллами, нужно отсканировать отпечаток пальца, что автоматически зарегистрирует ваш текущий прогресс. После этого вам предстоит справиться с тайником: содержимое ящика нужно заменить на предмет равной или большей ценности.

Победителем станет команда, которая быстрее остальных принесет к финишу весь комплект предметов, собранных в тайниках.


Элизабет Беллами! Поскольку Вы являетесь капитаном команды, «Голд Фаундейшн» потребуется скан-копия вашего отпечатка пальца. Пожалуйста, скачайте следующее приложение на любой гаджет с обновлением операционной системы iOS 8.0 и выше. Приложите большой палец к сканеру, следуйте указаниям, а затем нажмите кнопку «отправить». Без вашего отпечатка пальца команда не допускается к участию в соревнованиях.


Флора и фауна острова Айкенхед (автор – проф. Ходжкисс).

С разрешения «Голд Фаундейшн»

Последний клочок льда стаял на острове Айкенхед более 10 000 лет назад, оставив после себя безжизненные камни, обломки скал, гравий, песок и грязь. Первыми его жителями стали мелкие кустарники ивняка, орешник, рябина, тополь и береза. Однако резкое ухудшение климата в бронзовый век почти не оставило здесь никакой растительности, кроме мелких луговых цветов, вереска да торфяных болот. В попытке оживить местную экосистему, последние несколько лет «Голд Фаундейшн» заново высаживает здесь рябину и березы.

Скалы Айкенхеда овевает североатлантический ветер. Его порывы достигают 173 миль/ч. Эрозия, вызванная морской водой, привела к образованию утесов, пещер, каменных арок, ущелий и бухт. С юга Айкенхед омывается теплыми водами североатлантического течения. Оно богато планктоном, который постоянно проходит мимо острова и является пищей для широкого видового разнообразия морских обитателей. В водах Шетландских островов уже было обнаружено более 18 видов китовых, среди которых рядом с Айкенхедом чаще всего встречается касатка, беломордый, серый и белобокий атлантический дельфин. Иногда попадается даже северный полосатик. Частыми гостями Айкенхеда являются тюлени (в особенности серые). А осенью в пещерах острова на свет появляется их молодое потомство. Серые тюлени обладают характерным продолговатым носом и массивным корпусом. Самцы достигают в длину 2,1 метра, и весят 230 кг. Тюлени обыкновенные гораздо меньше: рост самцов составляет от 1,4 до 1,9 метра, а их голова имеет более округлую форму, напоминая собачью. Изредка можно встретить выдр, в особенности в заливах, омываемых теплым течением.

Скалы Айкенхеда – это естественное гнездовье морских птиц, которых здесь насчитывается более 70 000 особей. Они с легкостью освоили 130-метровую высоту и поселились на скалах. С апреля по сентябрь наблюдается разгул олуши: эти птицы с высоты в 30 метров ныряют за скумбрией, макрелью и другой рыбой. Завораживающее зрелище! С мая по сентябрь начинается брачный сезону буревестников-глупышей, маевок, бакланов, черных кайр и чаек. На острове также в раздолье живет целая колония тупиков.

В зарослях вереска за скалами можно встретить больших поморников. Будьте осторожны – свое гнездовье они будут защищать весьма агрессивно от любого нежеланного гостя. В пресноводных озерах обитают краснозобые гагары. Их легко отличить по громкому пронзительному крику: «ка-а-р-р, ка-а-р-р».

Флора Айкенхеда преимущественно представлена невысокими и приземистыми травами. Здесь растет довольно много травянистой ивы, но большая часть острова покрыта болотами – торфянистой почвой, усеянной жесткой травой, осокой, пушицей (болотным хлопком), вереском, орхидными и костоломом. В песчаных почвах, образовавшихся под ледниковыми отложениями, также произрастают вереск и трава, но можно встретить и более редкие виды растений, таких как гроздовник, орхидные (пололепестник и кокушник), многолетние скальные растения и лен. Попадаются даже целые луга полевых цветов.


Дикий остров

Глава 1

Когда мы прилетели, устье реки было совершенно сухим. Вода отошла совсем далеко, и на мили вокруг не было ничего, кроме влажного песка. Сам Айкенхед прятался за пеленой густого тумана.

– Смотри, куда ступаешь, дочка. – Старик в куртке с логотипом «Голд Фаундейшн» стоял у телефонного аппарата. Ветер трепал его редеющую седину. – Камни все еще мокрые.

Кармен едва сдержала улыбку, но позволила тому взять ее за руку и спустить вниз.

– Так, слушайте, – произнес старик. – Через час-полтора будет прилив. Все это уйдет под воду, а течение тут чертовски сильное. Так что вам бы лучше успеть добраться до острова.

– Я поставлю таймер, чтобы знать, когда останется полчаса. – Уилл достал умные часы, которые перед отъездом ему подарила мама.

У меня же были старенькие, но безотказные дедушкины армейские часы.

– На Айкенхеде не будет вам никакого вай-фая, юноша. И никаких «энгри бёрдс»[9], – старик согнул и разогнул кривые пальцы, с иронией взяв в скобки свою ремарку.

– Спасибо, мы как-нибудь обойдемся, – пролепетала Лиззи. – Уилл, таймер – это, конечно, хорошо, но ты все же периодически справляйся о времени и напоминай нам тоже. – Она снова повернулась к старику: – Так, значит, мы прибыли последними?

– Так точно! Предыдущая команда ушла около часа назад. Лучше поторопитесь и помните о приливе!

– Как тут забыть. Увидимся через пару дней и спасибо за помощь. – Кармен помахала рукой, и вместе с Лиззи они отправились в путь.

Уилл и Грейди последовали сразу за ними.

Я оглянулся, когда мы уже прошли несколько сот метров. Туман медленно наползал на городок, успев проглотить красную телефонную будку, так что ее совсем не было видно.

Вереница сигнальных буйков направляла нас. Они появлялись из тумана один за одним по мере того как мы продвигались все дальше вглубь марева. Чайки-невидимки оглашали окрестности своими громкими криками. Вдали раздался гудок одинокого кита, и мы замерли на секунду, боясь пошевелиться.

– Грейди, ты куда это? – позвала друга Лиззи. Я обратил внимание, что он начал сбиваться с курса. – Лучше пойдем вдоль буйков.

Грейди скорректировал траекторию, и мы снова погрузились в тишину.

Наконец сквозь туман пробился первый луч света, и Айкенхед, сперва неверными очертаниями, а затем все увереннее представал перед нами. На фоне мощных сланцевых скал бледными точками виднелись птицы, и мы впервые разглядели полоску пляжа, к которому и направлялись.

– Ну что, вы уже придумали, как потратите свои деньги? – спросила Лиззи.

– Ты знаешь, что сделаю я, ника, – ответила Кармен, огибая очередной булыжник. – Поступлю в ветеринарную академию, открою свою собственную практику… – Ее лицо приняло мечтательное выражение. – Пожалуй, я стану специалистом по лошадям.

– А ты, Уилл? – Лиззи вопросительно наклонила голову. – Что думаешь?

– Я открою свой бизнес, – Уилл поправил на спине рюкзак, – разработка приложений, IT-консалтинг, что-нибудь такое.

Лиззи замедлила шаг и поравнялась со мной:

– Бен, а ты?

Я отвел взгляд:

– Пока не знаю. Не думал об этом.

– Врешь! – стала подначивать меня Лиззи. – Конечно думал.

Я лишь покачал головой:

– Ну а ты?

– Разделаюсь с ипотекой и заплачу за учебу в универе, чтобы папа мог с чистой совестью уйти на пенсию. Дом куплю. Да ладно тебе, ты ведь тоже о чем-нибудь мечтаешь.

– А я вложу, – раздался голос Грейди, – в конце концов я смогу докопаться до… правды. – Грейди тяжело дышал. – А потом я открою… свой магазин. Я уже… все продумал. Он будет называться… Заговор: правда или вымысел.

Тут до меня дошло, что его рюкзак, должно быть, переполнен. Грейди не был настолько слабаком, чтобы так отдуваться, а других причин к этому я не видел.

– Грейди, у тебя что, кирпичи в рюкзаке?

– А… ну ты же меня знаешь. – Он махнул рукой.

– Мы же все договорились, кто какие вещи возьмет. – Очки и сережка в носу Лиззи блеснули на солнце. – А он написал отдельный список.

– Я не хотел… ничего… забыть. – С этими словами Грейди крякнул и поправил рюкзак на плечах, который бряцал и скрежетал, словно груда металлолома.

Я покачал головой, Лиззи пожала плечами, мы переглянулись и двинулись дальше.

Наконец, тихим голосом, чтобы слышала только она, я сказал, что отдал бы свои деньги Уиллу на его предприятие:

– В конце концов, он – голова. А я – всего лишь мешок с костями.

– Ты – не просто мешок с костями, – нахмурилась Лиззи. – Когда это ты перестал себя уважать?

– И все же. Слушай, Уиллу нет и семнадцати, а он уже поступает в универ.

– Ну так и ты тоже. Ты вообще разбираешься в технике!

Я закашлялся:

– Я… я не поступаю. Мама хочет, чтобы я нашел работу в Оксфорде, чтобы присматривать за Уиллом.

Лиззи встала как вкопанная:

– Но… а как же наши планы? Мы же хотели жить рядом. А Оксфорд ни разу не рядом со Свонси!

Я почувствовал, как мое лицо заливается краской:

– Я все равно могу приезжать к тебе в гости. Слушай, все будет в порядке. Я нашел место, где берут начинающих механиков. Я сразу начну зарабатывать.

– Но… это ведь совсем не то, что ты хотел. А как же командировки, работа в разных странах?

– Лиззи, пожалуйста, хватит. Я должен. Мама купит мне машину, и тогда я смогу все время катать тебя.

– Это не имеет никакого значения. – Лиззи отвела взгляд. – Впрочем, дело твое.

– Лиззи, зачем ты так? – Я покрепче ухватился за лямки своего рюкзака.

– Я никогда не понимала, почему ты во всем слушаешься свою мать, – она понизила голос до шепота. – Тебе не обязательно вечно работать, как твой отец. Тебе разве не хочется узнать, чего ты сможешь достичь, не будь ты привязан к своему брату?

Я не ответил. Мне было нечего на это сказать.


– Меня взяли! – Я на огромной скорости влетел на кухню. – Мам, я поступил!

Мама стояла у раковины и мыла посуду с безразличным выражением лица. Она ничего не ответила.

Я взял из ящика полотенце, вынул сковородку из сушки и стал ее вытирать, стараясь не оставлять разводов.

Когда мама наконец сняла перчатки и положила их на место, я снова сообщил ей свою новость:

– Я поступил.

– Поступил?

– В Кардиффский, на факультет гражданской инженерии. – Я закинул полотенце в стиралку, закрыл дверцу, и рукавом рубашки протер отпечатки, оставшиеся на ручке.

Мама прочистила горло и стала раскладывать на столе клеенку:

– А Уилл?

– Уилл? – поморщившись, переспросил я. – Он ведь уже говорил. Он поступил в Оксфорд, как ты и хотела.

– Да. – Мама протерла едва заметное пятнышко на столе.

– А я – в Кардиффский.

Да в чем дело? Разве я не заслужил хотя бы улыбки? Я опустился на стул напротив нее и стал изучать свои ногти.

– Ты быстро освоишься, тебе ведь нравится хозяйничать. У тебя будет идеальный порядок.

Как будто я когда-то предпочитал бардак. Я и так это знаю. Я взглянул на ее руки: от постоянной работы кожа на костяшках давно огрубела. Закатанные рукава обнажали шрамы и отметины. Я тут же отвел взгляд, а мама отпустила рукава до самых кистей, по-прежнему не глядя на меня.

Она снова прокашлялась:

– Я надеялась, что…

– На что?

– Что ты не поступишь, – промолвила она наконец и только тогда оторвала взгляд от пола, посмотрев мне прямо в глаза, – я не хотела, чтобы учеба тебе мешала.

У меня на лбу выступила испарина.

– Мешала? Чему?

– Ты ведь знаешь, что я не могу тебя отпустить. – Ее глаза выражали протест. – Ты будешь слишком далеко от брата, когда ты ему так нужен.

– Но… ты же сама позволила ему поступать так рано.

– Я хочу, чтобы ему было комфортно, – резко ответила она, – даже…

– …даже за счет меня. – Я почувствовал, как меня начинает душить горечь и разочарование. Судорожно сглотнув, стараясь сдержать соленые слезы, я ответил: – Я еду в Кардифф.

– Я не стану платить.

– Папа заплатит.

– Ха. Он даже семью свою содержать не может, да и к тому же помогает Уиллу с…

– Тогда я устроюсь на работу.

– И как тогда ты собираешься посещать занятия? Не глупи. – Она придвинулась и взяла меня за руку. Ее ладонь была ледяной. – Бен, в глубине души ты и сам знаешь, что не сможешь оставить своего брата. А если с ним что-нибудь случится? – Ее глаза-щелочки сверлили меня насквозь. – Я с ума сойду, если что-то случится.

Всего лишь на какое-то мгновение ее взгляд упал на ящик комода, в котором хранилась целая куча таблеток: анальгетики, снотворное, антидепрессанты.

– Я люблю тебя, Бен, но мы должны позаботиться и о твоем брате. Не только я за него в ответе, но и ты.

– Ты сама могла бы переехать в Оксфорд. – Я только глянул на нее, но уже знал, что она скажет.

Мама охнула:

– Переехать?

В последнее время она едва выходила из дома. Он был ее крепостью, ее стерильным вакуумом. Только здесь мама чувствовала себя в безопасности.

Она покачала головой:

– Я куплю тебе машину. Подумай об этом. И ты мог бы устроиться механиком. Все равно, в конце концов, это и будет твоя профессия. Да и заработать немного сможешь во время учебы.

Чувствуя себя совершенно сломленным, будто столетняя развалина, я достал из кармана письмо из университета, смял его и выкинул в мусорку.

Только тогда мама наградила меня улыбкой:

– Ты хороший сын, Бен. Не знаю, что бы я делала без тебя. Большинство ребят твоего возраста не отличаются и десятой долей твоей ответственности. Хорошо я тебя воспитала, да?

Я только кивнул, схватил скейтборд, что стоял рядом с дверью, и буркнул через плечо:

– Буду к обеду.

– Бен, ты нам нужен. Помни об этом. – Ее голос задрожал, и я оглянулся. Она снова закатала рукава и показала мне свои запястья. Смотри, Бен, смотри, к чему приводят наши ошибки.


Как? Как я мог объяснить Лиззи, что происходит у меня в душе? Сможет ли она понять? В конце концов, она ускорила шаг и пошла с Кармен, оставив меня наедине с самим собой.

Моя нога с громким плеском опустилась на песок. Там, где мы шли еще совсем недавно, уже образовывались лужи, и в них отражалось свинцовое небо. Туман почти расступился, и мы стали замечать нечеткие следы других команд. В них тоже набиралась вода.

– Уилл, когда там прилив? – Мне не удалось скрыть волнение в своем голосе.

– Еще не скоро, – он махнул рукой, даже не посмотрев на часы, – таймер пока не сработал.

– У нас… было… полтора часа. – Грейди тяжело дышал.

– Так сколько у нас осталось?

Уилл сверился с часами:

– Минут пятнадцать есть.

Я замер:

– Ты мне и в прошлый раз то же самое сказал.

Его глаза полезли на лоб.

– Ох-ох.

– Что такое? – повернулась к нам Лиззи.

– Часы сдохли.

– Уилл! – Грейди застонал. – Ты должен был следить за временем!

– Так сколько у нас осталось на самом деле? – Лиззи возмущенно повысила голос.

Я приподнял рукав кофты. Дедушкины часы тикали все так же уверенно.

Посмотрев на них, я нервно сглотнул:

– Таймер Уилла должен был сработать еще десять минут назад. Мы идем уже почти полтора часа.

– Так, – лицо Лиззи выражало мрачную решимость, – нам стоит ускориться.

Даже за столь короткую остановку моя обувь начала увязать в песке. Я поднял левую ногу и опустил ее на землю с громким чавканьем. Вода залилась мне в ботинок.

Уверенно вышагивая, Лиззи и Кармен повели нас дальше. Им было намного легче идти по мокрому песку: они сами по себе весили меньше, а в рюкзаках носили не так много вещей.

– Уже не весело, – пробурчала Кармен.

Большая капля разбилась о мой лоб. Я посмотрел на небо:

– Просто прекрасно. – Я повернулся, чтобы убедиться, что Грейди поспевает за остальными. Тот пялился на серую отмель, протянувшуюся до самого горизонта. Я окликнул его: – Давай же пойдем.

Неверно шагнув, Грейди зашатался, не найдя надежной опоры в мокром песке, и грохнулся на землю.

– Грейди, ты в порядке? – окликнула его Кармен.

– Ты нас задерживаешь. – Я схватил его за рюкзак и резким рывком поднял друга на ноги, стараясь не упасть самому. – Зачем ты только взял все это барахло?

– Пригодится.

– Черт возьми, Грейди! – Лужи у наших ног стали угрожающе сливаться воедино, словно жидкий металл терминатора Т1000[10]. – Давай ненадолго махнемся рюкзаками.

Грейди тут же просиял:

– Да ладно, Бен. Я справлюсь. – На смуглой коже его левой щеки военным камуфляжем красовалась полоска мокрого песка.

Впрочем, я уже расстегивал лямку на груди. Я окликнул Уилла, чтобы он помог нам поменяться.

Тот подошел к нам и держал мой рюкзак, пока я помогал Грейди снять его. Затем, кряхтя и отдуваясь, я водрузил поклажу на свою спину и застегнул отсыревшие лямки. В нос мне ударил прогорклый запах пота. Идти стало заметно тяжелее, а ноги стали куда быстрее увязать в песке.

– Спасибо тебе, Бен. Так намного лучше.

– Как дойдем до суши, меняемся обратно. Ты его принес – тебе и тащить. – Я повел плечами, старясь найти комфортное положение. – Да что у тебя там вообще?

– На обратном пути он будет куда легче, – задорно ответил Грейди.

– Ты взял еще больше еды, чем мы договаривались?

– Мой организм отказывается функционировать без сладкого, – отвечал он, вышагивая рядом.

– Но тебе что, обязательно было ради этого грабить кондитерскую?

– Давай же, Бен, – окликнула нас Лиззи, и я пошел в том направлении, куда она указывала. Вода уже почти затопила все вокруг.



Я шепотом поинтересовался у Уилла:

– Долго еще до берега?

Тот буркнул в ответ:

– Мы прошли уже три четверти, и на это ушло семьдесят восемь минут.

– И все же, сколько еще?

Уилл, быстро посчитав в уме, сказал:

– Таким темпом еще двадцать шесть минут.

– Но прилив же через двенадцать?

Он кивнул.

Камни-ориентиры, по которым мы сверяли свой путь, белой нитью протянулись к берегу. Я посмотрел на воду, которая уже начала проступать между нами и линией берега. Похоже, что слева была еще относительно сухая тропка, по которой можно было добраться до места с меньшим риском. Так мы сделаем небольшой крюк, но, по крайней мере, не окажемся по уши в воде.

– Может, немного изменим маршрут?

Глава 2

– Немного осталось, – приободрила команду Лиззи, – думайте о хорошем. Например, как весело будет, когда мы наконец доберемся до острова.

Путь назад на материк был полностью отрезан. Вода продолжала прибывать. Справа оставалась только узкая полоска земли, спасительная соломинка, по которой нам предстояло преодолеть оставшиеся пару сотен метров по устью реки. Я наблюдал за тем, как последний клочок сухой земли нашего нового маршрута погружается под воду.

Мои плечи заныли под чудовищным весом рюкзака Грейди.

По обе стороны от меня на топком песке высыхали прозрачные, склизкие, маслянистые медузы. Некоторые из них уже оказались в своей родной стихи и стали протягивать щупальца, пытаясь ужалить меня за штанину.

Глядя на Айкенхед, усилием воли я мысленно подгонял себя, заставляя идти дальше. Маршрут вел нас к небольшой бухте, окруженной камнями и водорослями. Мы рассчитывали, что там заберемся на скалы и вернемся к назначенной стартовой точке.

Тут мое внимание привлек приглушенный звонок.

На мой вопросительный взгляд Кармен потрясла рукой в кармане:

– Чико, я тоже завела таймер. – Прилив настал ровно по часам, это мы тормозим.

– Ребята, нам придется бежать! – сообщила нам Лиззи.

Кармен быстро кивнула и кинулась вперед. Я пытался не отставать, но из-за тяжеленного рюкзака я едва мог поднимать колени выше воды, не говоря уже о том, чтобы бежать.

Грейди настроил лямки рюкзака под себя, а мне такое положение было неудобно. Они больно впивались в подмышки, быстро натерев водянки. Если, не дай бог, они лопнут, я могу получить заражение крови, и тогда всей команде придется несладко. Вода уже достигала мне до колен, но выбора не было: я остановился и решил подтянуть рюкзак. Остальные уже добрались до камней и ждали меня.

С чувством невероятного облегчения я расстегнул лямки на груди и ногах и опустил рюкзак на локти.

– Бен, что ты делаешь? Ты не унесешь его так! Нам нужно перебраться через камни, пока их тоже не затопило. – Лиззи балансировала на булыжнике, усеянном морскими ракушками. Дождь нещадно хлестал ее по плечам, ее волосы прилипли к голове.

А ведь она была совершенно права. Я немного отпустил лямки и снова водрузил рюкзак на плечи. Но когда я попытался сделать шаг, у меня ничего не вышло.

– Что за… – Я стал дергать левую ногу, но она намертво увязла в песке, словно была забетонирована. Вода поднялась мне до бедер.

– Бен?! – Голос Лиззи сорвался на визг.

– Я не могу пошевелиться.

– Чико, у нас нет времени для шуток. – Кармен ловко перескакивала с камня на камень, подходя ближе к воде. – Ну что такое? Вамос![11]

Лицо Уилла приняло задумчивое выражение.

– Там ведь неспроста стояли метки безопасного маршрута; – произнес он, кивая в сторону. – Похоже, Бен попал в зыбучий песок.

– Диосмио![12] – Руки Кармен метнулись ко рту.

– Он прав, я вязну все глубже, – я чувствовал песок уже на икрах. – Я снимаю рюкзак. Грейди, иди и забери его у меня.

– Без проблем. – Он снял мой рюкзак и вручил его Уиллу, а затем, вздрогнув и охая, спрыгнул обратно в воду. Сделав пару шагов, Грейди остановился: – Стоп, если я подойду к тебе, то тоже окажусь в зыбучем песке.

– Точно. – Я быстро увязал, но не смел пошевелиться. Всем известно, что дергаться в зыбучем песке себе дороже.

– Не двигайся, – прокричала Лиззи.

Мы с Уиллом дружно закатили глаза.

– Что же нам делать? – Кармен вопросительно посмотрела на Лиззи.

Подводное течение снесло меня в сторону. Я изо всех сил старался принять нормальное положение, но море уже подбиралось к моему животу. Меня охватил животный ужас.

Лиззи ничего не ответила. Я видел, как Уилл с бешеным усердием перебирает варианты, оценивает их, отметает неприемлемые. Его глаза метались моргали, голова работала словно процессор. Он был живым воплощением компьютера.

Сердце мое бешено стучало. Я пытался убедить себя, что Голд не стал бы рисковать нашими жизнями на этом переходе. Конечно же за нами следят, кто-нибудь придет на помощь. А затем я вспомнил, что мы все подписали заявления в отказе от ответственности.

– Держись, я иду! – Лиззи сбросила рюкзак на камни, и дождь яростно заколотил по нему.

Наскоро запихнув в боковой карман очки, она спрыгнула в воду. Зашипев от холодной воды, она, тем не менее, стала пробираться вперед. Лиззи прошла мимо Грейди, даже не посмотрев на него.

– Ты чего это надумала? – окликнул ее Грейди.

Лиззи остановилась буквально в метре от меня, закрывая рукой лицо от хлещущего дождя:

– Вот здесь песок мягче.

– Осторожно, чика\ – Кармен заламывала руки, переживая за подругу.

– Как же остальные прошли? – Лиззи встряхнула головой. – Чертовы счастливчики. Можешь подтолкнуть ко мне рюкзак Грейди?

– Его подхватит течение, – ответил я. – Встань там.

Лиззи сделала шаг в сторону, и я направил свою ношу к ней. Под тяжестью содержимого он тут же ушел под воду, а поток унес его в сторону. Лиззи дотянулась до лямки и попыталась было вытащить его из воды, но для девушки он оказался слишком тяжелым.

– Грейди, хватай! – прокричала она.

Грейди подплыл ближе, и Лиззи подтолкнула рюкзак к нему.

– Там же куча электроники! – спохватился он.

Тогда Лиззи пихнула Грейди к камням:

– Двигай! Мы высушим что сможем, когда остановится дождь.

Без тяжелой поклажи я перестал вязнуть в песке, но застрял на уровне колен. Вода была уже у рта.

Лиззи вела неравный бой с течением, отчаянно болтая руками в воде, чтобы оставаться на месте.

И тут Уилл достал из своей сумки спальный мешок и кинулся в море. Поравнявшись с Лиззи, он развернул мешок и протянул его мне.

Я схватил конец мешка:

– О’кей, поехали!

Задумка была проста. Я обернул мешок вокруг кистей, и песок понемногу стал ослаблять свою хватку. Наших усилий явно не хватало, но я, по крайней мере, больше не тонул.

– И что теперь? – Лиззи была бледная как мел. – У нас мало времени! – Она схватилась за Уилла, поскольку течение наконец сбило ее с ног.

– Кармен, – прокричал Уилл, сбрасывая со спины визжащую Лиззи, – достань складную лопатку из переднего кармана сумки, там еще колышки для палатки и топор.

Кармен наклонилась к сумке Уилла. Через мгновение она резко откинула с лица мокрые волосы, сжимая в руках лопатку:

– Дай ее Грейди.

Раскат грома прокатился по небу, и казалось, что ему отозвалась сама земля.

– Это самый худший август в моей жизни, – Грейди вытолкал промокший рюкзак на камни и взял лопатку. – Где там солнце вообще? – Тут его осенило: – А вы знали, что у HAARP[13] есть секретная разработка по управлению погодой. У Голда точно есть нечто похожее, по крайней мере…

– Только не сейчас, Грейди! – застонала Лиззи.

Дождь застучал сильнее, и я стал моргать, пытаясь смахнуть воду из глаз.

Затем Уилл забрал у Грейди лопатку и развернул ее. Он сообщил, что собирается меня выкапывать, и попросил не дергаться.

И прежде чем я смог что-то ответить, мой брат набрал в легкие побольше воздуха и нырнул. Он схватил меня за ногу чтобы удержаться на месте, и я почувствовал острие лопаты, скользящее вдоль колен.

Мне ничего не оставалось, как считать. Тридцать, сорок секунд. Вода вокруг помутнела от песка. Лиззи затаила дыхание, остекленевший взгляд остановился на мне. Понемногу моя нога стала высвобождаться, но я по-прежнему старался не двигаться. Затем Уилл всплыл, чтобы подышать.

Плавучий мешок помогал мне держаться на поверхности и не тонуть, но вода все прибывала.

– Это слишком долго, – процедил я. От холода губы едва слушались меня, зубы стучали.

– У кого еще есть лопата? – спросил Уилл.

– Мы решили взять только одну, помнишь? – ответила Лиззи. – Но можно обойтись и подручными средствами – тарелкой, сковородкой… – Она поплыла обратно к берегу. – Кармен, где там твой котелок?

Снова послышались раскаты грома, и встревоженные чайки целой стаей вспорхнули со скалы, оглашая округу пронзительным криком.

Кармен достала глубокую миску, кинула ее Лиззи и, понадежнее уложив рюкзак, сама спрыгнула в воду с котелком наперевес.

Девочки стали продвигаться ко мне, держась друг за друга и сражаясь с мощным течением. Волосы Кармен нефтяным пятном держались на поверхности, а розовые кончики были словно щупальца диковинной медузы.

Добравшись до границы зыбучего песка, они набрали в легкие побольше воздуха и ушли под воду. Чтобы их не сносило течением, во время работы они хватались за мои ноги. Я чувствовал себя терпящим кораблекрушение мореплавателем, которого жадные сирены пытались утащить в пучину моря.

В это время Грейди копался в своем рюкзаке.

– Я знал, что нам понадобится еще одна лопатка, – издал тот победный клич, – она у меня тут где-то.

Вода была уже высоко, она плеснула мне в нос, я поперхнулся и стал откашливаться. Левая нога уже почти была на свободе, но от этого сопротивляться течению было еще тяжелее.

– Нашел! – И Грейди тоже поплыл ко мне.

– Грейди, нет! – закричал ему я.

Но было слишком поздно. Мощное течение швырнуло его на камни.

– Лучше идти!

Брызгая во все стороны, он снова стал продвигаться ко мне, держа одной рукой лопатку, а другой – ушибленный локоть.

Лиззи и Кармен по очереди всплывали за воздухом, хватая меня за грудь и плечи продрогшими руками. Затем они снова нырнули, а Уилл присоединился к ним.

У моих ног происходило какое-то бешеное движение, а все, что мог сделать я – это держаться на плаву и отфыркиваться соленой водой.

Мало-помалу пески стали отпускать и правую ногу, и вдруг я окончательно оказался на свободе.

Я почувствовал облегчение лишь на секунду, пока не осознал, что для всех остальных ребят я был якорем в бушующей морской стихии.

Нас стало относить в открытое море. Я схватил Лиззи и попытался толкнуть ее к камням. В другой руке я все еще сжимал спальный мешок Уилла, за который схватилась проплывавшая мимо Кармен. Теперь мы вдвоем держались за него, паря на поверхности воды, словно воздушный змей.

Уилл, стиснув зубы, боролся изо всех сил, но его нещадно несло в сторону.

– Грейди! – истошно завопил я.

Грейди с трудом вскарабкался на камни, развернулся и стал отчаянно теребить ремень, пытаясь снять его. Когда тот соскользнул с его пояса, Грейди вытащил складной ножик и резким движением срезал кончики, высвобождая нейлоновый тросик, из которого был сшит пояс. Тогда я понял, каков был план.

– Давай же! – едва произнес я, снова хлебнув воды.

Грейди швырнул трос Уиллу. Мой брат вовсю барахтался в воде, но нашел в себе силы преодолеть еще пару футов против течения и ухватиться за трос. Затем он обнял Лиззи одной рукой, а я зацепился за его ногу. Уилл обернул трос вокруг локтя, и нам оставалось лишь дождаться, пока Грейди вытащит нас из воды.

Мы с Лиззи отчаянно гребли ногами, помогая ему. Грейди продолжал тянуть, но волны уже заливались на камни, потревожив дремавших крабов и всколыхнув высохшие было водоросли. Трос перетер Уиллу футболку, врезался в кожу, и вода обагрилась кровью.

На большой скорости в бурлящем потоке я не заметил подводный камень и на всей скорости протаранил его коленом, вскрикнул от боли, выпустил спасительный трос и стал нащупывать руками опору. Пальцы Уилла отыскали небольшую трещину, и некоторое время мы болтались в воде, отдыхая от битвы с течением. Затем Кармен вползла с моей помощью на камни и протянула Лиззи руку.

– Вы живы? – окликнул нас Грейди.

Я кивнул, но затем вспомнил про наши рюкзаки. Вода уже начала их заливать, так что мы поспешно потянулись за ними. Пальцы нас не слушались.

Я схватил свой рюкзак, втащил его наверх, подальше от стихии, и без сил рухнул на землю. Затем я глянул на брата. Тот уже закидывал свою поклажу обратно на спину.

– Чертов песок. – Кроме ругани у меня не было слов.

Уилл кивнул.

Лиззи грохнулась рядом со мной, поправляя очки.

– Господи, мы чуть не погибли! – Кармен сгребла Грейди в охапку и влажными губами смачно поцеловала его в щеку.

– Ты наш спаситель, Грейди. – Потом она взяла под руку моего брата и добавила: – Ты тоже, Уилл.

– Начало не слишком удачное, – серьезно сказал Грейди.

У меня вырвался короткий смешок, а через мгновение мы уже все хихикали.

Всеобщее веселье прервало осознание того, что вода все еще прибывала, и довольно быстро.

– Я не пойду через эти камни, – произнесла Кармен, – на них можно убиться.

– Можно подняться по скале, – показала Лиззи, – если ты не струсишь, Бен.

Я утвердительно закивал:

– Забравшись наверх, мы сэкономим уйму времени.

Уходя, я оглянулся. Сквозь ветер и дождь я едва мог различить бледно-красное пятно телефонной будки на другом берегу. Рядом, в камнях, запутался разрезанный ремень Грейди, а его волокна причудливым узором расстилались на волнах. Задубевшими пальцами я кое-как завел дедушкины часы. Когда они просигналят в третий раз, по устью снова можно будет вернуться домой.

Глава 3

Никто не возражал заняться альпинизмом, но Грейди все еще прижимал раненый локоть к груди. Дождь барабанил по его капюшону.

– Лучше полезем сейчас, пока Грейди не стало еще хуже, – с заботой произнесла Кармен.

– Да. – Грейди судорожно сглотнул. – Мы не можем больше ждать, прилив… – Он посмотрел сначала на Уилла, потом на меня.

– Уилл тут ни при чем, – вступилась Кармен.

– Он должен был заметить, что у него часы не работают, – Грейди не смотрел на нее, – а Бен вообще предложил срезать путь.

– Слушай, мне жаль. – Я застегнул лямки и с удовольствием отметил, что водянки от прошлого рюкзака не трутся под моим.

– Грейди, Бен тащил твой рюкзак, – тихонько напомнила Лиззи, – если бы он тебе не помог, ты бы так там и остался. – Она ткнула пальцем в сторону волн.

Теперь казалось, что вода была там всегда. Как мы только прошли? Грейди плотно сжал губы.

Я осмотрел верхушку утеса:

– Мы полезем без страховки?

Лиззи утвердительно тряхнула головой:

– Всего метра четыре, не больше. И там полно выступов чтобы ухватиться. – Она уже натягивала легкие перчатки. – Только не тянитесь слишком далеко – предплечья быстро устанут.

Я вопросительно приподнял брови:

– Что еще нам следует знать?

– Старайтесь прижаться корпусом к скале, а колени держите в сторону от нее, – она протерла глаза и водрузила очки на место. – Сначала руки и ноги, потом переносите вес тела. Не делайте все одновременно. Идите за мной и старайтесь использовать те же уступы, что и я. – Она прикинула маршрут. – Если сорветесь… – Тут Лиззи запнулась.

– Если сорвемся? – переспросил я.

– Попытайтесь оттолкнуться от скалы как можно дальше. Так вы не зацепите тех, кто лезет под вами, да и к тому же будет шанс упасть в воду, а не на камни. Падайте на ноги.

– И все? – застонал Грейди. – Падать на ноги?

Но Лиззи уже нащупывала ногой первый уступ. Я заткнул руки в подмышки, чтобы чуть-чуть их отогреть. Уилл разминался. Я заметил, что на левом рукаве его футболки запеклась кровь.

– Уилл, ты точно можешь лезть? – вопрос вырвался сам собой.

Уилл скорчил скептическую гримасу:

– Связки целы, я могу работать рукой. – Для него этого было достаточно.

Лиззи подтянулась выше.

– Я буду последним, – сказал я. – Я сильно поранился на камнях. Не знаю, сколько веса смогу тащить.

Лиззи с тревогой в глазах посмотрела вниз, на меня.

Я лишь развел руками:

– Ну, похоже, что я либо поднимусь, либо останусь здесь.

И она, поколебавшись, продолжила восхождение.

Грейди взбирался прямо передо мной, выше него сосредоточенно лез Уилл, а еще выше, в точности повторяя шаги Лиззи, карабкалась Кармен. Глядя на него такого, я почти забывал, каким он был в детстве. Почти.

По-моему, мне было всего четыре, когда я впервые начал замечать, что в нашей семье что-то неладно. Не помню точно, почему я тогда не пошел в школу, но по какой-то причине оказался с мамой и Уиллом в детском саду. Я в одиночестве играл в углу комнаты, катая грузовичок туда-сюда. Тут я поймал себя на мысли, что оживленная беседа, до сих пор сопровождавшая мое нехитрое развлечение, затихла. Воздух дрожал от напряжения, и я чувствовал это всем своим нутром. По спине пробежал холодок. Мама рассказывала о новой горке в парке, но не так, как это делают довольные матери: в ее голосе слышались непривычные мне нотки.

Все еще не понимая, что происходит, я обернулся. Родители других детей один за другим смолкали, глядя на Уилла.

Брат сверлил взглядом другого малыша, который прижимал к груди синюю машинку. Уиллу нравился синий. Я вскочил на ноги и прокричал тому малышу, чтобы он поделился ей с моим братцем. Я уже знал, что будет дальше.

Мальчик отрицательно покачал головой, и в ответ Уилл крепко сжал свои кулачки. Его лицо побагровело, а затем его начало трясти. Другие матери мигом забрали своих чад на руки. Они тоже все поняли.

Кроме матери мальчика с синей машинкой.

– Кейт! – раздалось откуда-то.

Но Кейт преодолела лишь полпути, когда Уилл сорвался с катушек. Остолбенев, я наблюдал за тем, как мой брат колотил мальчика, пинался и кусался, пока его, верещавшего во весь голос, не оттащили прочь.

Позже, этим же днем, когда пыль немного улеглась, а мама выпила чаю, чтобы успокоиться, Уилл самостоятельно подошел к тому мальчику и предложил вернуть синюю машинку. Мальчик снова покачал головой, хотя Уилл настаивал. Наконец когда он протянул ручку за машинкой, Уилл быстро оглянулся, убедился, что мама была занята тарелкой с печеньем, и с силой отдавил тому ногу.


Моя обувь явно не подходила для скалолазания. Это были тяжелые армейские ботинки, приобретенные в комиссионном магазине, с большими стальными пластинами на носках. В них можно было сутками ходить, и даже танковые гусеницы не причинили бы им особого вреда, но я совершенно не чувствовал в них носков. Цепкой была только подошва. Я уже начинал жалеть, что не переоделся в кроссовки.

Четыре метра на первый взгляд не такое уж и большое расстояние. Но когда я преодолел половину и завис на отвесной стене под дождем, мне показалось, что я бесконечно высоко над водой. Я решил немного передохнуть, перенес вес на правую ногу и оперся лбом о скалу.

– Бен, ты там как? – окликнула меня Лиззи. – Я уже наверху!

– Сейчас, только отдышусь.

Я пытался расслабить предплечья, но хватался слишком сильно и мышцы уже сильно забились. Осторожно, чтобы не потерять равновесие, я запрокинул голову и посмотрел наверх. Лиззи протягивала руку, чтобы помочь Кармен. Уилл и Грейди тоже почти забрались. Тяжело дыша, я подтянулся к следующему уступу.


Наконец Уилл втащил наверх и меня. Я плюхнулся на спину и стал отдыхать на рюкзаке, словно черепаха на панцире. Дождь понемногу стихал, и облака стали расступаться.

Переведя дух, кряхтя, я сел и впервые вблизи смог рассмотреть Айкенхед.

Кругом были одни болота, щедро сдобренные солнечным светом. Тут и там виднелись фиолетовые, зеленые и коричневые заплатки вереска и жесткой травы. Справа от нас сбились в кучку жалкие деревца, изуродованные ветром. Осыпающиеся скалы образовывали хитросплетение линий, которые конечно же ничего не значили для диких овец, пасущихся неподалеку. Послышался птичий крик, и, подняв голову, я наблюдал завораживающую картину: поморник гонял чайку до тех пор, пока та не выронила свою добычу. Затем он приземлился, угрожающе крикнул на нас, подхватил рыбку и снова взмыл в небо, мелькая бело-полосатыми крыльями.

Лиззи от души засмеялась:

– Вот задира!

– Народ, вы еще можете идти? – спросила Кармен. – Мне ужасно не хочется отрывать тебя от представления, чико, но если мы пропустим вводный инструктаж, то проиграем, толком не начав.

– Кармен права, – Лиззи встала на ноги, – нужно наверстать время.

Я достал из рюкзака аптечку и бутылку воды.

– Сейчас, только выпью что-нибудь от боли, и пойдем. – Я предложил таблетку Уиллу и Грейди.

Уилл взял целых две, но Грейди покачал головой и открыл свой рюкзак. Он тоже прихватил с собой лекарства.

Да не просто прихватил. Аптечка Грейди была в три раза больше моей. Лиззи ошарашенно уставилась на него:

– Ты чего это набрал? Планируешь открыть здесь аптеку?

Кажется, в этом чемоданчике было все на свете: болеутоляющие, противовоспалительные средства, пластыри и бинты разного фасона, антисептики, цветы арники, перевязочные материалы, средства против укусов, стерильные салфетки и даже снотворное. Все это добро было аккуратно сложено в цветные пакетики.

– Вот антибиотик. – Уилл ткнул пальцем в один из них.

Грейди кивнул:

– Папа дал их мне на всякий случай. Кстати, вы знали, что лекарство от рака уже давно существует, но крупные фармацевтические компании держат рецепт в секрете, чтобы побольше навариться? – Этот пассаж он выдал совершенно безразличным голосом. Он устал, но рефлекс болтать у него остался.

Затем Грейди и сам проглотил несколько таблеток какого-то мощного анальгетика.

Грейди вздрогнул и поморщился, попытавшись размять ушибленный локоть, а потом собрал лекарства в аптечку и запихнул ее обратно в рюкзак. Однако, вместо того чтобы закрыть его, он еще немного в нем покопался, заметно помрачнев.

– Все промокло, – буркнул он, доставая айпэд.

Лиззи удивленно спросила:

– Ты взял с собой планшет?

Кармен коснулась его плеча:

– Он работает, чико?

Грейди вздохнул:

– Конечно же нет.

Тогда Лиззи, нахмурившись, обратилась к остальным:

– Хоть у кого-то работает телефон?

– Совсем забыл! – Мой телефон покоился в кармане все это время. Я вынул его и попытался включить, хотя и знал, что ничего не выйдет. – Уилл, а если маме позвонят из «Голд Фаундейшн» и скажут, что мы не смогли перебраться через устье? Она же с ума сойдет. – Я закинул бесполезную вещицу обратно в карман.

– Ты правда думаешь, что они станут напрягаться? – он поморщился и обратился к Грейди: – А ты разве не взял спутниковый телефон?

Тот расстегнул боковой кармашек и достал гаджет:

– «Иридиум Экстрим». – Грейди с гордостью протянул руку, демонстрируя нам навороченный аппарат: – Корпус противоударный, защищен от пыли и… от воды! – И, просияв, включил его.

– Звони отцу, – произнес я, – скажи, что мы в порядке.

Грейди задумчиво потряс телефон, затем выключил

и снова включил его:

– Да что ты будешь делать! Эта штука должна работать даже на Северном полюсе!

– Что случилось? – спросила Кармен.

– Он ловит сеть в любой части света, – теперь Грейди не на шутку разозлился. – Не может быть. Спутники «Иридиум» летают на околоземной орбите. Просто физически не может быть такого, что он не ловит сигнал.

– Нет GPS? – поинтересовалась Лиззи.

Грейди взвыл:

– Ничего! Ничего он не ловит! Это просто бред.

– Мы никому не сможем сообщить, что мы в порядке? – Кармен изменилась в лице.

Лиззи тряхнула головой и побрела вдоль утеса:

– Нам лучше добраться до стартовой точки, пока они сами не начали никому звонить.

Никто даже и не подумал свериться с картой. Мы знали, куда нас должно было вывести устье. Так что оставалось лишь обогнуть скалу.

– Ой, смотрите! Вон там, это случайно не другая команда? – показала Кармен.

Пятеро дюжих парней в камуфляжной форме двигались прямо на нас. Из них особенно выделялся один, шагавший впереди остальных, с шевелюрой куда более рыжей, чем моя. Мы должны были пройти над ними. Кармен окликнула их и помахала рукой. Заметив нас, они перешли на легкий бег.

– И вам того же! – прокричала Кармен.

Уилл усмехнулся:

– Кар, это ведь соревнование. Не думаю, что они захотят дружить с соперником.

– Я не пыталась с ними подружиться, – парировала та, – но надо быть вежливым. – И, скорчив гримасу, Кармен пожелала им сорваться с обрыва.

– Как думаешь, куда они направляются? – Лиззи ухмыльнулась. – Это путь к первой контрольной точке?

– Может, пойти за ними? – произнес Грейди, глядя в спины удаляющихся ребят. – Похоже, они знают, что делают.

– Нет, – немного погодя ответила Лиззи, – на старте может быть что-то, что нам пригодится. Мы позже их догоним.

– О да, они же так медленно идут, – съязвил Грейди.

Я шел бок о бок с Лиззи, Кармен немного отстала и поравнялась с Уиллом, а Грейди шел посередине, охая под тяжестью своей ноши.

Лиззи посмотрела на меня, и солнце отразилось в ее очках.

– Похоже, здесь будет куда опаснее, чем мы предполагали. Я имею в виду, что никто не пришел нам на помощь. Ты мог погибнуть.

Уилл обернулся:

– На кону пять миллионов фунтов. Было бы глупо полагать, что это будет легкой прогулкой.

– Я знаю, но… я думала, что хоть кто-то будет следить за нами.

– Нам это не нужно, чика, – усмехнулась Кармен, – взрослые только испортят все веселье.

– Мы еще не добрались до старта, – напомнил я, – возможно, там кто-то и будет.

В небе над нашими головами солнце окончательно растопило остатки облаков, и теперь август согревал нас своим теплом. Благодаря нему мы быстрее просохнем. На моих губах заиграла улыбка.

– Смотрите! – прокричал Грейди.

Вдали одинокий кит взметнул в воздух фонтан водяных брызг. Кармен восторженно пискнула. Даже Уилл замер, наблюдая, как гигантская туша дугой прорезала бесконечную гладь и обрушилась в воду.

Кармен быстро скинула со спины рюкзак и стала рыться в поисках фотоаппарата. Она навела видоискатель на сверкающее море, но тут же отняла его от глаз с несчастным выражением лица.

– Тоже не работает!

– Глядите, тупики! – завизжала Лиззи.

– Они такие милые. – И лицо Кармен снова засияло. – Ладно, компаньерос[14], – хлопнула она в ладоши, – мы не слишком удачно начали, но с этого момента будет куда веселее, да и миллион фунтов каждому в придачу!

– Ты и правда думаешь, что у нас еще есть шанс? – скептически заметил Грейди. – Ни одна другая команда не умудрилась застрять в устье.

– Конечно же есть! – мягко осадила его Лиззи. – Да, это был один-единственный промах, но дальше будем действовать с безошибочной точностью.

– Ну ладно тогда. Не могу дождаться первой загадки. – С этими словами он достал пакетик с клубничными кружочками и стал угощать остальных.

– Вообще я надеялась, что будет скалолазание, – рассмеялась Лиззи, пробуя угощение, – но эту часть плана мы уже выполнили.

– Уилл, чем займемся теперь? – пихнула того локтем Кармен.

Он пожал плечами:

– Я так думаю, соревнованием? – И посмотрел на меня.

– Да, развлечемся. – Я изобразил трюк на воображаемом скейте. – Это будут лучшие три дня в нашей жизни.

Глава 4

Мы шли дальше. Уилл надел темные очки, а Лиззи натянула кепку на самый лоб. Только мне было известно, что так она пыталась спрятать свои веснушки, которых жутко стеснялась. Мне же они казались невероятно милыми, хотя бы я никогда ей об этом и не сказал.

Я наклонился, чтобы сорвать какой-то бледно-желтый цветок, и без задней мысли заткнул его за дужку очков Лиззи.

– Вообще-то не стоит рвать дикие растения, знаешь ли, – отозвался Грейди.

Кармен пожала плечами:

– Грейди, да расслабься ты, мы же на каникулах.

Лиззи прищурилась:

– Отсюда видно и другие острова.

– Вон там, впереди, Анст, – добавил Уилл, – а Фетлар еще подальше и немного левее.

Я тоже стал изучать острова на отдалении:

– Далековато плыть будет.

Уилл кивнул:

– Если бы не Грейди, течение вынесло бы нас в открытое море.

Меня передернуло.

– Да уж.

Мы обогнули мыс, и Кармен, восторженная, шумно вздохнула. Внизу, на пляже, совершенно не обращая на нас никакого внимания, шестеро тюленей принимали солнечные ванны.

– Ах, если бы мой фотик только работал! Как думаете, они бы разрешили нам с ними поплавать? – Глаза Кармен больше теперь напоминали два глубоких блюдца.

– Я больше никогда в воду не полезу. – Грейди напомнил ей о недавних злоключениях. – Ты что, не читала инструкцию? Течения омывают остров со всех сторон.

– Читала, – ответила Кармен, – просто я никогда не видела настоящих тюленей! Да что там, до сегодняшнего дня я даже на самолете ни разу не летала. Даже если мы ничего не выиграем, эта поездка того стоила.


– Я никогда раньше не летала. – И Кармен наклонилась поближе к иллюминатору.

Лиззи удивилась:

– Ты никогда не навещала своих родственников в Испании?

– Они сами к нам приезжают. Мы собирались слетать к ним на Рождество, но папа работал в эти дни. – Она испуганно охнула, когда самолет накренился для поворота, а затем сама посмеялась над собой.

– Летать всегда так страшно? – Кармен поймала фотоаппарат, сползавший с ее колен, а затем сделала селфи[15]с Лиззи.

Девочки улыбались в объектив.

Я покачал головой:

– Нет, это маленький частный борт. Большие самолеты не трясет так си…

Мы попали в воздушную яму и нас мощно вжало в сиденья. Кармен снова залилась смехом.

Я попытался сосредоточиться на спинке впереди стоящего кресла. На подголовнике красовался вышитый логотип «Голд Фаундейшн».

Кроме нас других пассажиров не было. Помогая нам разместиться, стюардесса рассказала, что другие команды вылетали из шести разных аэропортов из разных уголков страны. Мы были единственными на юго-западе, а потому не увидим остальных ребят, пока не доберемся до острова.

Самолет снова тряхнуло. Я посмотрел на Уилла, сидящего через проход.

– Всяко лучше американских горок. – И он протянул свои длинные ноги.

Стюардесса объявила, что мы приземлимся на одном из крупных островов архипелага, а затем пойдем пешком через устье.

Кармен вздохнула:

– Не понимаю, почему мы не можем долететь прямо до Айкенхеда.

– Он слишком маленький. К тому же на нем и клочка ровной земли нет. – Уилл придвинул ей карту: – Сама посмотри.

– Замечательно, – она закатила глаза. – После такого я не скоро пойду в зал.

Я наклонился к Лиззи.

– А это что, пещеры? – показал я на карту.

– Он ими кишит, – раздался голос Уилла.

– Судя по всему, нам даже палатки не понадобятся, – ухмыльнулся Грейди. – Так что нам делать дальше, когда перейдем устье?

– Нам нужно как можно скорее добраться до старта, получить координаты и отправиться к первой контрольной точке. – Лиззи оценивающе на него посмотрела. – Я хочу разделаться хотя бы с одной до привала.

Я согласился:

– Хотя бы с одной.

– Утром выходим пораньше. Если будем спать меньше шести часов, это даст нам существенное преимущество.

– А ты не считаешь, что другие думают точно так же? – спросил я.

– Может быть, – Лиззи засомневалась, – будем спать еще меньше?

– Диос, нет! – запротестовала Кармен.

– Кар, всего три дня, – засмеялась Лиззи. – Может, потерпишь немного ради миллиона фунтов?

– Ну, если ты ставишь вопрос таким образом, – утвердительно кивнула та.

– Нам надо объединиться, – предложил Грейди.

– Чего? – Я вопросительно посмотрел на него.

– Ну, с другой командой. Будем работать сообща с другими ребятами.

– С чего бы? – Уилл наклонил голову. – Мы и сами справимся. К тому же это соревнование. Хочешь неловкий момент на финише? – Голова моего брата снова покоилась на спинке кресла.

– Поспите. Силы нам понадобятся.


Мы поравнялись со стадом тюленей, но те стали настороженно разбегаться, один за другим сползая в воду. Кармен с замиранием сердца следила за животными.

Рядом с камнями стоял покосившийся, словно горький пьяница, указатель, к которому мы должны были изначально выйти. Он направлял нас к скромному причалу и деревянному домику у подножия холма.

Лиззи поморщилась, проследив за стрелкой указателя:

– Да где же все люди из «Голд Фаундейшн»? Я знаю, нас предупреждали, что устье мы будем переходить сами, но должен же кто-то нас встретить на этом берегу.

– Может, они внутри, – не слишком в это веря, ответил я.

– Что ж, давайте узнаем. – И Лиззи повела нас вниз по склону.

Остальные последовали за ней.

Спускаясь с горки, я был вынужден контролировать каждый шаг, потому что ноги все время норовили перейти на бег. Я посильнее сжал лямки рюкзака.

– Как думаете, какие у нас соперники? – Кармен провела рукой по волосам, поравнявшись со мной.

Лиззи тоже пошла рядом.

– Думаю, они не сильно отличаются от нас, – одарила подругу улыбкой Лиззи, – хотя я сомневаюсь, что будут ребята моложе Уилла.

– О чем это вы? – Грейди быстрым шагом догнал нас. Его рюкзак бряцанием отзывался на каждый шаг владельца. Лицо его блестело от пота.

– О других командах. – Я поправил рюкзак. – Интересно, какие они.

– Они – наши соперники, – кинул Уилл через плечо, – нам же не петь с ними песни у костра, почему вас это волнует?

Последняя метка пути была уже прямо перед нами. Потрепанный знак одиноко торчал меж двух камней. Дверь была на другой стороне домика, но через окна я видел, что внутри не было ни души.

– Ола![16]– крикнула Кармен – кто-нибудь дома?

Тишина.

– Где же вы, красавчики?

Лиззи удивленно уставилась на подругу.

– Да я просто прикалываюсь! – засмеялась Кармен. – Самые красивые мальчики с нами!

– Похоже, там и правда никого нет. – Галька заскрипела под моими ногами.

– Все уже ушли, что ли? Мы же видели, как та команда идет в другую сторону, – сказал Грейди.

– Надеюсь, что нет. – Лиззи выглядела встревоженной.

– Не может быть, что никто нас не ждет. – Я оглянулся по сторонам. – Мы даже координат никаких не получили. – Холодало, и я потер руки, пытаясь согреться. – Может, мы ошиблись адресом? Что написано на знаке?

Лиззи наклонилась к расщепленной деревянной дощечке.

– Ничего тут не написано, – развела она руками. – Тут только стрелка, указывающая на дом. – Она дотронулась до знака, и тот легко повернулся в противоположном направлении. – Или же туда, откуда мы пришли. – Лиззи вздохнула: – Табличку могли повернуть, чтобы запутать нас.

– Так нечестно! – Грейди выругался. – Наверное, именно поэтому они шли в другую сторону.

– Давайте зайдем на всякий случай, прежде чем идти за ними. – Я обошел дом и оказался на залитой солнцем террасе.

– Может, знак указывает на что-то за домом, – вставила Кармен.

– Эй, – я окликнул остальных, – тут записка.

Рядом с дверью была прибита записка, защищенная плексигласом от ветра и дождя.


Добро пожаловать на Айкенхед

Поздравляем, юные титаны, вы добрались до первого из семи контрольных пунктов. Соревнования начались с того момента, как вы ступили на устье. Вам предстоит и дальше самостоятельно добираться до финиша.

Старт команд находится здесь. Для того чтобы компенсировать разное время прилета, персональный контейнер каждой команды оборудован часовым механизмом. Контейнеры открываются по расписанию, указанному ниже. Внутри вы найдете координаты второй точки. Время вашей команды начнет исчисляться с момента открытия контейнера. Контейнеры остаются открытыми в течение двух минут.


Дикий остров

– Интересно, что случилось с этим Отто Уорнером. – Кармен прикоснулась к табличке.

– Сколько времени? – спохватилась Лиззи. – Ну-ка, Бен.

Я сверился с часами, и мои глаза полезли на лоб.

– Без одной три!

– У нас всего минута, чтобы найти этот ящик!

Лиззи, Кармен и я очертя голову вломились в домик.

Уилл и Грейди последовали было за нами, но Лиззи приказала им обыскать окрестности:

– Впятером внутри делать нечего.

– Его здесь нет! – кричала Кармен.

– Должен же он где-то быть. – Я снова тщательно осмотрел комнату. В косых лучах света, пробивавшихся через треснутые окна, летали пылинки. Только обшарпанные голые стены. На полу тоже пусто.

– Уилл, ты нашел что-нибудь? – позвала его Лиззи.

– He-а, ничего, – раздался ответ.

– Все наружу. – С этими словами Лиззи вытолкнула Кармен в дверь. – Живо!

– Стойте! – Я повернул голову, но девочки уже убежали. И все-таки мне казалось, что искать надо в домике.

Затаив дыхание, я посмотрел на часы. В гробовой тишине раздался едва различимый щелчок. На часах было три, а значит, ящик был в комнате.

– Он здесь!

Я оказался в центре комнаты и стал бешено осматривать каждый сантиметр. И вдруг я увидел в досках на полу маленькое отверстие и характерные следы. Присев, я ухватился пальцами и потянул изо всех сил. На мои усилия отозвался потайной люк. Откинув его, я уперся рукой о край и спрыгнул вниз.

Подвал был совсем крохотным и едва достигал мне до колена. Внутри в ряд стояло девять контейнеров. Самый последний из них уже был открыт, но изучать его содержимое не было времени. Быстрым движением руки я выдернул добычу, и в тот же миг крышка ящика намертво захлопнулась.

Интересно, кто-нибудь из других ребят пропустил этот тайник и пошел по ложному следу? Если да, то где они были сейчас? На их месте я бы просто пошел за другой командой. А может, и за нами сейчас кто-то следит, терпеливо выжидая?

Я обернулся. Уилл и Лиззи стояли за мной на коленях, а Кармен и Грейди как раз ввалились в комнату.

– Ты успел? – выпалил Грейди.

Я поднял над головой два сложенных листка бумаги.

Кармен шумно выдохнула:

– Чуть не опоздали!

– Пойдемте наружу, – предложил я, – там лучше свет, а нам бы еще просохнуть.

Мы направились к двери.

– Эй, знаете, что это значит? – спросила Кармен, выходя на свежий воздух. Она чуть не прыгала от радостного возбуждения. – Наш отсчет времени начался только сейчас. Мы не отстаем!

– Зато мы упустили шанс оценить другие команды, – проворчал Уилл.

– Мы уже знаем самое важное о них, Уильям, им до нас далеко.

Уилла передернуло, когда его назвали полным именем, но я ободряюще похлопал по плечу:

– Уилл, на. Инфа.

Мы сели кругом на деревянной террасе снаружи домика. Легкий бриз дул мне в лицо, и я с удовольствием вытянул травмированную ногу. Солнце понемногу согревало нас, высушивало промокшие вещи. Птицы кричали над головами. На горизонте медленно проплыла какая-то лодчонка, надувая белый парус. Лиззи опустила свою руку вплотную к моей, и в душе у меня разлилось тепло.

– Это так… здорово, – прошептала она.

– Пока. Пока. – Я ухмыльнулся, и Уилл развернул первую записку.


Контрольная точка № 1.15:00.

Капитан команды: Элизабет Беллами


Поздравляем, вы добрались до первой контрольной точки.

С этого момента контейнеры, которые вам предстоит найти, не будут открываться автоматически. Чтобы добраться до содержимого, вам нужно будет разгадать определенную загадку.

На каждом контейнере установлен умный сканер. Только отпечаток пальца Элизабет Беллами может его активировать. На экране появится клавиатура. Введите ответ. После этого автоматически активируется логическая игра. Справитесь с ней – и контейнер откроется.

В каждом контейнере вы найдете тайник и либо координаты, либо подсказку к следующему контрольному пункту.

Содержимое тайника нужно заменить на предмет равной или большей ценности.

После того как вы справитесь с тайником, закройте контейнер с помощью отпечатка пальца Элизабет Беллами.

Каждая финиширующая команда должна предоставить полный комплект предметов из тайников в доказательство выполнения заданий.

Победителем станет команда, раньше других добравшаяся до финиша с полным набором предметов.

Удачи.

МАРКУС ГОЛД


– Загадки! – Кармен довольно потирала руки. – Супер! Уилл легко с ними справится, он – мозг!

– Ну а мне любая игра по плечу. – И Грейди с удовольствием хрустнул пальцами.

Уилл терпеть не мог этот звук, но все же молча развернул вторую записку.


Контрольная точка № 2

43.26–65.10

Что можно услышать, но нельзя увидеть?

Что может уничтожать, но нельзя уничтожить?


– Координаты и загадка, – сказал Уилл. – Правильный ответ откроет коробку. Пошли. Подумаем по пути.

Я передал ему карту Айкенхеда, и тот стал внимательно ее изучать. Волосы Уилла сползли на лоб, и он нетерпеливо отбросил их назад:

– Координаты какие-то левые. Они ведут прямиком в море.

– Дай гляну. – Лиззи протянула руку и выхватила карту.

– Действительно, – немного погодя подтвердила она, – мы проходили мимо этого места, и там ничего не было.

– Кроме зыбучего песка, – напомнил я.

– А коробки нет. Что-то тут не так.

– Значит, нам дали неверные координаты? – Грейди поник, как будто вся тяжесть мира вдруг обрушилась на его плечи.

– Нет, должно быть, мы что-то упустили. Еще какие-то подсказки или указания. – Я повертел головой, надеясь, что решение само снизойдет на меня.

– Ав самой коробке было что-нибудь написано? – спросил Уилл.

Я застонал:

– Даже если и было, я не успел рассмотреть. Все равно мы этого уже не узнаем.

– Я все же осмотрю ее еще раз. Может быть подсказка рядом с ней. – И с этими словами Лиззи вскочила на ноги.

Уилл достал из рюкзака карандаш и стал что-то усердно чертить. В это время Кармен стянула куртку и улеглась на спину.

– Может, это какой-то код? Надо попробовать разные комбинации, – предложил Грейди, наклоняясь к Уиллу.

Тот зыркнул на него:

– А чем, по-твоему, я занят?

– Я тоже осмотрюсь внутри. – Я поднялся налегке, оставив рюкзак на террасе. – Может быть, на стене или на полу остались зацепки.

Кармен подняла голову:

– Первый раз мы там ничего не нашли.

Я только развел руками:

– Мы и не искали. Не волнуйся, это ведь только начало. Рано или поздно мы найдем решение.


Лиззи стояла в подвале, вертя коробку в лучах света. Она тихонько напевала себе под нос песню Эллы Фитцджеральд.

– Ну что?

– Ничего. – Она водрузила коробку на место. – Не может же быть настолько сложно. Другие уже со всем разобрались и пошли дальше.

– Ну, по крайней мере одна команда пошла к морю. – Я кивнул в ту сторону, откуда раздавался шум прибоя. – Мы их сами видели. – Я стал осматривать стены.

– Что ты делаешь?

– Ищу какую-нибудь подсказку, или рисунок, или что-то вроде того.

– А, ясно. – Лиззи перешла в другой конец комнаты и стала ощупывать пальцами обшарпанные стены. – Только время теряем. – Она сняла кепку и провела рукой по волосам.

– Слушай, ты же не знаешь, сколько времени ушло у остальных, – напомнил я ей, – скорее всего, те, кого мы видели, это последняя команда, – я коснулся ее руки. – Некоторых ложные координаты наверняка даже не смутили. А я считаю, что лучше немного подумать, чтобы потом не наматывать круги.

– Я знаю, – вздохнула Лиззи, – просто… здесь ничего нет.

Я снова, сантиметр за сантиметром, внимательно осмотрел стену от пола до потолка. Я сосчитал доски, но они не образовывали никакой логичной последовательности, не говоря уже о подсказке. С этим, конечно, мог справиться только Уилл. Если мы что-то и упустили, то заметить это мог только он, но никак не я.

Вдруг снаружи раздался громкий хохот Кармен.

– Хоть кому-то весело. – Лиззи поникла.

– А тебе – нет? – В моем голосе зазвенели нотки металла. – Мы чуть не утонули, едва не сорвались со скалы, промокли до нитки, вся аппаратура сломалась к черту, а сами мы очутились на краю света где даже спутники не ловят! Мы не сможем отсюда выбраться до отлива, и понятия не имеем, что нам делать дальше. Разве это не весело?

Снаружи снова послышался голос Кармен:

– Выходите, ребята, я все поняла.

Мы с Лиззи переглянулись:

– Кармен?

Я пожал плечами.


Кармен, довольная, как слон, стояла около ветхого указателя, толкая его то в одну сторону, то в другую.

– Ну, дошло?

Я поморщился:

– Не-а.

Тогда она посмотрела на Уилла:

– А до тебя?

Тот едва не прожег ее взглядом:

– Просто скажи.

Кармен всплеснула руками:

– Сначала скажите, что я самая умная.

– У нас нет времени на это. – Грейди сложил руки на груди.

Лиззи усмехнулась и снова надела кепку:

– Ребята, просто признайте это.

Тогда мы хором произнесли эти слова, Кармен изящно согнулась в глубоком поклоне, и розовые кончики ее волос взметнулись, словно стая бабочек.

– Да-а, не правда ли!

– Кармен, нам нужно идти, – мягко напомнила Лиззи. Кармен надула губки:

– Ну ладно. – Она снова крутанула указатель. – Эта стрелка не сильно помогла нам найти те две записки, так? – И она выжидающе посмотрела на нас.

– Значит, она указывает на что-то другое, – догадался Грейди.

Глаза Лиззи расширились.

– Ни на что она не указывает, она крутится!

– Крутится, – добавила Кармен, – частично.

– На 180 градусов! – До меня наконец дошло, и я хлопнул себя по лбу.

Уилл уже снова черкал, плотно прижимая бумагу. Холодный атлантический ветер все норовил вырвать листок у него из рук. Затем он протянул его мне. На листке были выведены цифры: -01.56:62.34

– Ты же просто написал координаты задом наперед.

Тот кивнул.

– И что теперь получается?

Он провел пальцем по карте:

– Если я не ошибаюсь, то вторая точка – вот здесь.

– Ты умничка! – Лиззи уже душила Кармен в своих объятиях. – Нам нужно добраться до нее до наступления темноты.

– Легко, – Уилл сложил карту в карман. – Пошли.

Глава 5

– Землетрясение! – воскликнула вдруг Кармен.

Грейди посмотрел себе под ноги.

– Она о загадке, Грейди. – Лиззи подавила смешок. Она легко перепрыгнула булыжник, который преграждал нам путь вдоль берега.

– Его можно почувствовать, но нельзя увидеть. Оно разрушает, но разрушить его нельзя. – Кармен самодовольно тряхнула головой. – Да я жгу!

Уилл пробормотал:

– Очень даже может быть. Но давайте подумаем еще. – Он остановился, чтобы свериться с картой. – Отсюда пойдем вглубь острова. Нам туда. – И Уилл указал в сторону болот.

– Хотя бы от ветра укроемся, – Лиззи дрожала. – Мы высохли, но зато похолодало.

– На солнце согреемся. – И Грейди подставил свое лицо солнечным лучам. – Нужно только спуститься со скалы.

Я достал бинокль, протер от влаги линзы и поднес его к глазам. После короткой настройки фокуса широкие просторы болот стало возможным рассмотреть совсем вблизи. Впереди мерцало озеро. Я прикинул, что мы, должно быть, доберемся до него меньше чем за час. Я показал ребятам на рощицу вдалеке, где приметил другую команду.

– Вот вам и доказательство, что мы идем правильно, – ухмыльнулась Кармен.

– Если это восьмая команда, то они опережают нас минут на двадцать, – сообщил Грейди, передавая остальным пакетик с грушевыми леденцами. – Мы уже отстаем.

– Если это восьмая, – я закинул конфету в рот, – но из того, что нам известно, следует, что это первая команда, а значит, мы неплохо справляемся.

Лиззи кивнула:

– Давайте не будем гадать, а просто пойдем.

– Да, ради миллиона фунтов можно и ускориться, – предложила Кармен.

– О’кей, – Лиззи поплотнее затянула свой рюкзак, – никто не против пробежаться?

Грейди спрятал леденцы, и мы понеслись через болота, вздымая кучи грязи, давя траву и страшно отдуваясь под тяжелой ношей.

Земля мелькала у меня под ногами. Я давил цветы, чертополох и выжженную траву. Вскоре мы достигли бурного ручья и стали трусцой продвигаться вдоль него. Я не смог противостоять соблазну и сделал остановку, упал на колени и плеснул холодной водой себе в лицо.

Увидев это, Лиззи подняла руку, предлагая всем немного передохнуть.

Кармен свалилась рядом, жадно присосавшись к бутылке с водой. Напившись, она удовлетворенно запрокинула голову, подставляя солнцу бледную шею. Лиззи наполнила свою флягу из ручья и закинула в нее очистительную таблетку.

– Тебе не кажется, что вода и так достаточно чистая? – Я скептически поднял брови. Ручей был прозрачен, как слеза.

Лиззи шмыгнула носом:

– Я даже в очках не могу разглядеть микробов. А ты?

– Это вряд ли. – Я улыбнулся ей. Лиззи закинула флягу в рюкзак и последовала моему совету, ополоснув руки и лицо. Капли сверкали на ее кистях, которые теперь казались особенно нежными и хрупкими, словно прожилки на осенней листве.

Черной молнией мимо нас мелькнула выдра, ловко маневрируя между камней, и с поразительной быстротой скрылась вверх по течению.

– А вы знали… что у нас… в воду добавляют химикаты, чтобы феминизировать мужчин? – Грейди жадно припал к воде, так что у него захватывало дыхание. – Вот почему в последнее время почти нет протестов против правительства. У населения слишком мало… тестостерона в крови.

Лиззи с улыбкой покачала головой.

– Грейди, как ты только жив еще с таким рюкзаком? – спросила она. – Ты успеваешь за нами?

– Ничего, как-нибудь справлюсь. – И с этими словами он уперся руками в колени, чтобы отдышаться.

– А мы хорошо идем! – Лиззи сверилась с часами. – Закатом еще и не пахнет. Может быть, мы даже доберемся до третьей точки за сегодня, что скажете?

Уилл стоял немного поодаль, дожидаясь, когда мы снова тронемся. Он задумчиво постукивал по часам:

– Миллион фунтов, значит?

Лиззи вскочила на ноги:

– Покажи, куда дальше.

Уилл развернул карту, а потом указал вдаль:

– Видишь вон то озеро? – Его водная гладь сверкала примерно в километре от нас. – Нам туда.

Когда Уиллу исполнилось четыре, у мамы почти не осталось друзей, за исключением парочки несгибаемых ретроградов: тетушек Роз и Энн.

Я еще помню нашу последнюю встречу с моим лучшим другом Мэтью. Тогда тетушка Энн уже носила под сердцем его младшую сестру. Уилл подошел к тетушке и спросил, правда ли, что у нее в животе ребенок.

Та кивнула:

– Да, Уилл, правда. Ты тоже раньше жил в животике у своей мамы.

Уилл вперил в нее немигающий взгляд, а затем так же молча удалился. Тетушка Энн одарила маму и Мэтью теплой улыбкой, а я продолжил играть своими паровозиками.

Следующее, что я помню, это пронзительный крик тетушки Энн. Уилл подкрался к ней, держа в руках толстую книгу в жестком переплете, и что было мочи ударил ее в живот.

Все это время он сохранял задумчивое выражение лица.

– Я так больше не могу, Кэрри. – Тетушка Энн, всхлипывая и держась за живот, увела Мэтью. – Он совершенно вышел из-под контроля. Ты воспитала чудовище – никогда его не ругаешь, не наказываешь, – а что же будет, когда он пойдет в школу?

Уходя, она вытолкнула Мэтью через дверь и сказала, что больше мы с ним никогда не увидимся.

После этого мама прижала к себе Уилла и целый час его укачивала. Им было наплевать, что я только что потерял лучшего друга.

К озеру мы подошли уже легкой трусцой.

– Мне пора привести себя в форму. – Кармен остановилась, тяжело дыша.

– Тогда немного пройдемся, – Лиззи протерла рукавом запотевшие очки, – но все же стоит поддерживать темп хотя бы до той рощи. – Она продолжала бежать на месте.

Грейди задыхался и едва мог говорить. Он снова уперся руками в колени и затрясся.

– Диос, Грейди, у тебя сердечный приступ? – уставилась на него Кармен.

Тот поднял руку в знак того, что все еще жив.

– Миллион фунтов – это, конечно, хорошо. – Ия похлопал друга по спине. – Но мы бы не хотели загнать тебя до смерти.

– Погодите-ка! – С этими словами Кармен бросилась к маленькому островку травы, укрытому наклонившимся к нему камнем. Под каменным выступом выросла целая колония грибов. – Вы только гляньте!

– Кар, не срывай их, это же дикие грибы, – предупредил я, пожимая плечами, – они могут быть ядовиты.

– Конкретно эти – нет, чико. – Кармен наклонилась и сорвала три гриба. – Ты их не узнаешь?

Уилл наклонился к ее руке, сжимавшей добычу, и огласил вердикт:

– Галлюциногены.

– Именно! Кариньо[17], это волшебные грибы. Каждому по чуть-чуть.

– Ты шутишь? – Но в глазах Лиззи уже танцевали веселые огоньки. – Нам нужно оставаться в трезвом уме.

– Всего лишь кусочек, чика, только чтобы пробежка стала немного веселее. А ты ведь обещала мне, что будет весело. – И Кармен уже поднесла ко рту блестящую коричневую шляпку.

– Не думаю, что это хорошая идея, Кар, – я нахмурился. – Если вдруг они окажутся ядовитыми…

– Не окажутся. – Уилл следил за ртом Кармен.

– Но все же, – настаивал я, – мы не сможем позвать на помощь. А некоторые грибы и вовсе смертельны!

– Дайте посмотрю. – Грейди наконец справился с дыханием, притянул руку Кармен к своим глазам и прищурился. – Напоминает те грибы на картинках, что мне показывал папа. Если станет плохо, воспользуемся этим, – и он похлопал по карману с аптечкой, – можно будет вызвать рвоту.

– Если она отравится, ее и так стошнит, – зыркнул на него я.

– Я все-таки съем. – И Кармен откусила кусочек. – Если через пять минут я все еще буду жива, то и вы тоже не стесняйтесь.

– Кармен! – вскрикнула Лиззи.

Но гриб уже был проглочен, и мы никак не могли этому помешать.

Мы в мучительном ожидании уставились на нее. Ничего не происходило, да и не думало происходить.

– Видите, компанъерос, они безвредны, – ухмыльнулась Кармен, – через полчасика станет вообще весело и я снова смогу бежать.

– Ага, или все время спотыкаться, – пробормотал я.

Кармен завернула грибы и сложила в нагрудный

карман, а затем мы дружно направились вокруг озера к роще.

– Какая здесь красивая природа, правда? – мурлыкала Лиззи, шагая рядом со мной. Ее пирсинг в носу блестел на свету ярче водной глади, вдоль которой мы шли. Волосы небрежно растрепаны.

Я согласился:

– Совсем нетронутая.

Озеро мягко омывало берег сбоку от нас. Осмелев, я позволил своей руке скользнуть вдоль руки моей спутницы, и Лиззи совсем чуть-чуть наклонилась ко мне. По крайней мере, так мне показалось. Я был не в ладах с самим собой – иногда я задумывался, не лучше ли проявить большую активность, пока она не поступила в университет и меня никто не опередил. Но чаще всего я думал, что так только все испорчу. Она ведь считала меня своим лучшим другом.

Между нами повисло напряжение, как если бы она хотела сказать что-то важное.

– Скажи, если хочешь, – выдохнул я.

– Ты и правда откажешься от своего будущего, чтобы присматривать за Уиллом? – Я открыл было рот, но она продолжала: – Пообещай хотя бы, что, когда он выпустится, ты снова попробуешь поступить на гражданскую инженерию. Если мы победим, ты сможешь сам оплатить обучение без помощи мамы.

Я прикрыл глаза:

– Не знаю, Лиззи. Я не хочу быть на три или четыре года старше своих сокурсников и… а если Уилл захочет пойти на кандидата наук или что-то типа этого?

– Тебе что, никогда не попадались взрослые студенты? – Она стянула кепку и легко шлепнула меня ей. – Ты же мечтал об этом целых три года, Бен, я знаю как это важно для тебя. Ты сможешь принести миру огромную пользу. Ты разве не можешь обозначить конкретное время? Скажем, когда Уиллу исполнится восемнадцать, ты будешь свободен.

– Лиз, я же не заключенный в какой-то тюрьме. Я…

Тут нас окликнул Грейди:

– Там еще команда!

Они подходили к роще с другой стороны озера, и было ясно, что до тайника они доберутся раньше нас.

– Эй, Уилл, как думаешь, у них неправильные координаты? – привлек я его внимание.

Его рот искривился в усмешке.

– Похоже, что так.

Их вела смуглая длинноногая девушка с длинным черным хвостиком. На спине у нее болтался фиолетовый рюкзак. В команде была еще одна девчонка помладше и то ли ее брат-близнец, то ли очень похожий на нее мальчуган. По бокам от младшей вышагивали двое ребят – один смуглый, а другой бледный, – словно пара телохранителей.

– Наверное, это первая команда, – предположил я. – Приша какая-то там, кажется.

– Мы дышим им в затылок, – обрадовалась Лиззи, – супер! – А затем окликнула Кармен: – Ты там как?

Та стояла стоймя, уставившись на воду и склонив голову набок, рот слегка приоткрыт.

– Кар?

– Какая красивая. Ребята, только гляньте, как она блестит.

Я рассмеялся.

Лиззи взяла Кармен за руку:

– Пойдем, детка, нам пора.

Вдруг Кармен стала хихикать:

– У тебя голос звенит как колокольчик.

Тогда не выдержала уже Лиззи и сквозь смех спросила подругу:

– Ты бежать можешь?

Кармен с удовольствием пустилась рысцой, а Лиззи направила ее к Уиллу:

– Смотреть за ней будешь ты.

Уилл оторвался от карты:

– С какой стати?

– Это ты позволил ей съесть грибы, – отрезала Лиззи, – тебе и отвечать.

– Я вообще-то навигатор.

– Мы все умеем обращаться с картой, – встрял я, – отдай ее Грейди.

Кармен бежала, но ей захотелось еще и петь: «Грейди, Грейди, ответь мне, ты…» Но дальше слова она не успела придумать и потому переключилась на испанскую колыбель:

Дин дан, дин дон дан,

кампанитас сонара́н[18].

Последний куплет она тихонько пропела уже по-английски:

– Глазки закрывай, баю-бай. – И, помолчав, добавила: – Динь-дон-дан.

Уилл прибавил шаг и догнал ее.

– Мне тоже хочется, – прошептала Лиззи, – ей же явно веселее всех.

Я с ухмылкой наблюдал за Уиллом. Мне показалось, что ему уже начинало надоедать постоянно корректировать траекторию своей подопечной.

Еще немного я поглядел на этих двоих. Уилл заботливо пропустил руку под рюкзак Кармен и обнял ее за талию. Мы переглянулись. С улыбкой он продолжил выполнять свой долг. Нет, терпения ему не занимать.

Я положил руку на плечо Лиззи:

– Мне нужен этот миллион. Ты права, я могу поступить и потом, а остаток выигрыша вложить в какой-нибудь важный проект, как только наберусь немного опыта.

Лиззи наградила меня улыбкой:

– Я так рада за тебя, Бен. Ты не был бы собой, если бы не планировал хотя бы частично спасти этот мир.

– Нужно уходить от озера в сторону рощи, – сказал Грейди, с важным видом похлопывая карту, – там впереди глубокий овраг, быстрее будет его обойти.

– Уилл? – Я не мог не спросить его.

Тот оторвался от Кармен и кивнул:

– Я так и планировал.

– Видите, – шмыгнул носом Грейди.

– Ладно, не злись.

Мы пошли за Грейди, а Кармен вновь запела. На сей раз это была любимая песня Лиззи, из классики.

Высокий голос Лиззи слился с Кармен. Немного помедлив, Грейди присоединился к ним. Мы с братом снова переглянулись.

Я ухмыльнулся.

Бегу к скале, господи упаси меня[19]

И вот мы уже вовсю пели, легко затрусив через болота к рябинам, их длинным стволам и красным ягодам, что авангардом стояли в рощице впереди нас. За ними кучковались серебристо-серые березы. Земля становилась все жиже, поддерживать темп – все тяжелее, но пение Кармен придавало нам сил.

– А вы знали, – спросил, перекрикивая пение, Грейди, – что Пол Маккартни уже сто лет как мертв, а в 1966 году его заменили двойником? [19]

Глава 6

Когда мы добрались до рощи, солнце уже скрылось за пригорком. Чем больше солнечный диск сползал за горизонт, тем явнее о себе заявлял холод, да и к тому же снова поднялся ветер. Весь дрожа, я с облегчением спрятался под сенью деревьев. По мере того как свет уступал сумеркам, один за другим вокруг нас стали порхать мотыльки. Кармен тихонько пискнула, когда над самой головой, в ветвях, пролетела летучая мышь.

Я скинул рюкзак и достал из него толстовку.

– Через час с небольшим станет совсем темно, – прикинул я, натягивая ее через голову.

Цвета дня понемногу таяли, и вскоре среди целого разнообразия оттенков серого я едва мог уловить бледно-зеленые и красные пятна.

– Можно разбить лагерь здесь. – Грейди тоже снял рюкзак. – По крайней мере, здесь не так ветрено.

Я водрузил свою поклажу на обратно на спину.

Лиззи покачала головой:

– Я хочу пройти первую контрольную точку. Пока более-менее светло, мы будем идти.

– Лиззи права, – добавил Уилл, – вряд ли другие команды решат сделать привал так рано.

– Ноя устал, – заныл Грейди.

Я потрепал его по плечу:

– Мы тоже. Но мы договорились идти изо всех сил.

– Деревья дышат, – раздался голос Кармен, которая терлась о березу, обняв ствол руками.

– Подумай о деньгах, Грейди, – увещевала его Лиззи, роясь в поисках фонарика, – отдохнем на точке.

– Мне кажется, я бы сам отдал миллион, чтобы меня оставили в покое, – ворчал он, снова собираясь в путь.

Шагая, Лиззи остервенело шлепала себя по рукам и лицу. Она терпеть не могла мошкару, которая тучами кружила вокруг нас, попадая в глаза и ползая по лицу.

– Отвратительно, – посетовал Уилл, оборачивая шею и рот походным полотенцем.

– Утром все будет адски чесаться, – простонала Лиззи и снова шлепнула себя по шее. На ее бледной коже уже проступили следы укусов.

Похоже, что из нас только Кармен не замечала назойливых мошек. Она брела впереди, время от времени лениво отмахиваясь от них.

– Грейди, ты там как? – Я оглянулся.

Он повел плечами, поправляя рюкзак, а затем опрыскал себя спреем против насекомых.

– Дашь мне? – попросил я.

Он передал мне спрей:

– Конечно. Отличная штука.

– Спасибо. – Я обработал шею и лицо, потом помог Лиззи, Уиллу, а затем мы опрыскали выворачивавшуюся Кармен.

Только тогда Лиззи наконец вздохнула с облегчением:

– Спасибо тебе, Грейди! – И взмахнула подобранной палкой. – Пора бы задуматься о еде. Мы сегодня ничего не ели, кроме леденцов и завтрака в самолете.

– Хочешь сделать привал и перекусить? – Я задрал голову и посмотрел на небо. Сквозь ветви деревьев уже была видна луна, хотя ночь еще не наступила.

Лиззи покачала головой:

– Чуть позже. Мы уже почти у…

Лиззи резко вскрикнула и, подвернув ногу, ухватилась за меня, чтобы сохранить равновесие. Я аккуратно опустил ее на землю. От боли она закусила губу, потирая ушибленную лодыжку.

Ее походные ботинки были, конечно, не такими надежными, как мои – армейские. Оказалось, что она неудачно споткнулась о корень и угодила в кроличью нору.

– Моя нога!

Грейди тут же опустился на колени рядом с ней и приготовил аптечку:

– Потянула?

– Надеюсь, что нет. – Ее голос был столь же бледным, как и лицо. Дрожащей рукой она прикоснулась к опухшему месту.

Грейди с досадой произнес:

– Я же говорил, что нужно сделать привал. Помочь тебе снять ботинок?

– Нет. – Я опустился на одно колено и пощупал ее лодыжку. Жар чувствовался даже через обувь, и опухоль уже начинала давить. – Если снимем, то обратно уже не наденем. Кроме того, он не позволяет опухоли сильно разрастись.

Грейди передал мне холодный компресс, и я сжал его, лопнул емкость с водой и встряхнул. Он тут же стал ледяным. Затем я приложил его к лодыжке Лиззи, и та в ответ тихонько застонала.

Грейди дал ей ибупрофен с парацетамолом, посоветовав принимать их по очереди каждые два часа.

Лиззи кивнула:

– Ты настоящий фармацевт, Грейди.

Он фыркнул.

Уилл дотронулся до моего плеча, и я оглянулся. В руках у него была березовая ветка в форме идеальной длинной рогатины.

– Ты нашел для меня костыль! – благодарно воскликнула Лиззи.

– Не обязательно браться за него прямо сейчас, – я нахмурил брови, – остановимся сейчас и продолжим утром.

– Нет, я могу идти, нужно двигаться дальше. – С этими словами она протянула мне руку, и я, не слишком ей доверяя, поднял пострадавшую на ноги.

– Хватит уже травм, – Грейди протяжно вздохнул, – даже моя аптечка не бездонная.

Спрятав аптечку в рюкзак, он стал по пути поглощать шоколадный батончик, с аппетитом хрустя. В другой руке покоилась сложенная карта.

Мы уже почти выбрались из рощи, когда полная луна заявила о своих правах на небосвод, отбрасывая тусклые тени. Под ногами хрустели ветки и хворост. С наступлением ночи, казалось, даже остров стал пахнуть по-другому. Посвежело. Стихли звуки природы. Чаек уже не было слышно, и тишину прерывал только шелест крыльев летучих мышей, да уханье совы.

Теперь мы продвигались намного медленнее, ведь Лиззи приходилось нащупывать клюкой каждый шаг.

– Ты уверена, что хочешь идти дальше? – снова спросил я, придерживая ее за свободную руку, пока она перебиралась через гнилой ствол упавшего дерева.

– Уверена, – Лиззи выдавила из себя улыбку, – я очень хочу дойти до первой точки. А ты – нет?

– Конечно же да. Просто я знаю, насколько это больно. Помнишь, что случилось в том году?

Когда я скользил на скейте по перилам, он неожиданно выскочил из-под моих ног, и я грохнулся всем телом прямо на запястье.

– К счастью, ты не сломал себе руку. – Лиззи улыбнулась, но тут же снова вздрогнула и побледнела от нестерпимой боли, неаккуратно перенеся вес на травмированную ногу.

Наконец мы вышли на открытую местность. Ветер снова трепал мои волосы, но уже намного нежнее, как будто сам готовился ко сну.

– Тут есть другие команды? – прошептала Лиззи. Наверное, она думала, что в чистом поле звуки разносятся намного дальше, чем в лесу.

Без задней мысли я отпустил ее руку и поднес к лицу бинокль:

– Никого.

Прямо перед нами протекала река, обходить ее было бессмысленно.

– Придется форсировать, да? – устало спросила Лиззи.

Уилл утвердительно кивнул.

Мы неспешно подошли к реке. Стоя на каменистом берегу, я попросил брата нащупать дно.

Он склонил голову:

– Тогда тебе придется последить за Кармен. Лиззи, дай мне свой костыль.

Я придержал Лиззи за руку, пока та передавала свою опору.

Уилл зашел в воду и стал мерить глубину рогатиной. Когда он снова вышел на берег, он совсем продрог.

– Глубоко? – поинтересовался Грейди.

Уилл поднял рогатину. Судя по мокрому следу, воды было по пояс. Затем он вернул палку законному собственнику.

– Глубоко, течение холодное и быстрое. – Уилл шмыгнул носом.

– Мы и раньше форсировали реки, – напомнила Лиззи, – хотя бы на «Герцоге Эдинбургском» в прошлом году.

– Но мы опять промокнем и не высохнем за ночь.

– Тогда разденемся, – запросто предложила она.

Я хотел было переспросить ее, но Уилл уже скинул рюкзак и нагнулся, развязывая шнурки.

– Ботинки оставь, – поспешно сказал я, – они дадут дополнительное сцепление, к тому же на дне наверняка будут острые камни.

– Я лично сниму носки и выну стельки. – Ив доказательство Уилл показал нам их. – Чтобы хоть они сухими остались.

– О, ну да.

– А как быть с Лиззи? – спросил Грейди. – Она не сможет снять ботинки.

– Холодная вода не даст лодыжке опухнуть еще больше, так что мы сможем снова надеть ботинок, – сказал я.

– Кто-то из нас мог бы понести ее на спи…

– Нет, – перебила Лиззи, – слишком опасно. Я пойду в середине. – Лиззи отвязала от рюкзака веревку. – Обвяжемся и пойдем цепочкой.

Я согласился.

– Первым пусть идет Бен и нащупывает дно, – предложил Грейди.

– А что делать с моим коленом? – Я стянул штаны, под которыми красовался солидный ушиб. Узор из фиолетовых, красных и синих кровоподтеков украшал мою ногу до самой голени.

Грейди передернуло.

– Напомни мне дать тебе арнику, когда наконец разобьем лагерь. – И добавил, разводя руками: – Ты все равно самый сильный из нас.

– Ну ладно. – Я снял толстовку с футболкой и аккуратно сложил вещи стопкой.

Уилл сделал то же самое. Эта привычка была привита нам с детства. Иногда я задавался вопросом: а сможем ли мы вообще когда-нибудь жить в бардаке?

– Мы с Кармен останемся в майках, – сообщила Лиззи.

Уилл педантично сложил вещи в рюкзак:

– Не страшно. У нас будут сухие вещи, когда дойдем до другого берега.

– С-супер. – Лиззи уже стучала зубами.

– Ну, идем? – Грейди ухватился за лямки рюкзака и самоуверенно шагнул в темную пучину.

Я быстро застегнул рюкзак и поудобнее устроил его на плечах.

– Дурацкие водянки. – Уилл заметил мое неудобство.

Я кивнул и забрал у Лиззи костыль, а затем повернулся к Уиллу спиной, чтобы он мог привязать веревку к моему рюкзаку. Затем к цепочке добавился Грейди, Кармен, Лиззи и в конце концов сам Уилл.

– Мы прям как бумажная гирлянда, – промолвила Лиззи.

– Ты готова? – спросил я.

– Целиком и полностью, – ответила она, глядя на воду.

– Тогда постараемся перейти как можно быстрее. – Я зашел в реку против течения, нащупывая дно палкой. Всего через пару шагов воды было уже выше колен.

Веревка на моей спине сперва натянулась, а затем, когда остальные последовали за мной, ослабла. Грейди поднял фонарь повыше, освещая мне путь.

Я двигался под небольшим углом по течению, развернув голову против него. Наклонившись к потоку воды, я аккуратно переставлял ноги из стороны в сторону, старясь не потерять опоры.

Не осмеливаясь обернуться, я, тем не менее, знал благодаря легкому натяжению веревки, что остальные успешно продвигаются за мной. Вместо того я предпочел сосредоточиться на песчаной отмели посередине реки, куда и направлялся.

Вода поднялась мне по пояс и рюкзак снова промок. К счастью для меня, сухая одежда была сложена сверху. Уносимые течением, водоросли и тина цеплялись за мои ноги, словно скрюченные пальцы. От отвращения по моему телу пробежали мурашки.

– Вот это настоящее приключение! – крикнула Кармен. – Ну же, взбодритесь!

Тряхнув головой, я все же не мог не улыбнуться. Кармен была права. Это именно то, чего мне хотелось: захватывающее испытание. Целых три дня реалистичных игр. Три дня без маминого ворчания и диких выходок моего брата. Три дня с Лиззи.

Мои мысли прервал резкий крик, раздавшийся откуда-то сзади. Похоже, кто-то оступился. Я немедленно припал на одно колено, поглубже зарыв палку в песок.

– Грейди, кто упал? – спросил я.

– К-Кармен, – запинаясь, ответил Грейди, – Уилл поймал ее, все в порядке.

Я почувствовал, как веревка провисла. Колонна снова пришла в движение.


Маму вызвал директор школы, потому что Уилл уже долгое время не ходил на занятия. Мне тогда было лет шесть или семь. Папа работал, а посидеть с нами было некому, поэтому мама взяла нас с собой. Мы сидели в коридоре у кабинета директора и качали ногами, стараясь уловить содержание разговора.

– Все мальчики дерутся, – мама резко повысила голос, – это нормально! Это называется «гормоны»!

– Что же, мисс Харпер, я не хотел бы сравнивать детей, но с Беном таких неприятностей никогда не возникало. – По голосу мистера Хатчинсона было ясно, что он крайне разражен.

– Они совсем разные. Уилл очень способный.

Я посмотрел на брата.

– Из-за него только на этой неделе двое ребят получили травмы.

– Ну и что? Вы не занимаете его, не нагружаете. Он говорит, что ему скучно. – Ее голос сорвался на визг. – Это ваша вина!

Я услышал, как мистер Хатчинсон протяжно выдохнул:

– Мы всего лишь хотим, чтобы вы помогали учителям, дополняя школьное воспитание дома.

– Я не стану наказывать моих мальчиков. – Она заметила, как я следил за развитием событий.

Уилл сидел напряженный. Ободряюще потрепав его по плечу, я постучался в кабинет:

– Можно, мистер Хатчинсон?

Тот явно не ожидал моего вторжения:

– Здравствуй, Бен. Через пару минут, ладно? Сходите с Уиллом посмотрите на рыбок в аквариуме.

– Я подумал… – сглотнул я, – может мне позаниматься в классе Уилла? Обычно он спокойнее, когда я рядом.

Лицо мамы ожило.

Мистер Хатчинсон откинулся:

– Прости, Бен. Это очень любезно с твоей стороны, но это противоречит правилам школы.

– Вы могли бы обсудить это с его учителем, – предложила мама, – она будет давать Бену задания.

Мистер Хатчинсон выглядел растерянно.

– Мисс Харпер, – нахмурился он, – если Бен будет пропускать уроки, его успеваемость сильно пострадает. А мы, наоборот, пытаемся сосредоточить свои усилия на социализации и обучении методом игры.

– Вот именно поэтому мой Уилл и скучает. – Мама с победоносным ликом поудобнее устроилась в кресле.

Мистер Хатчинсон еще раз внимательно изучил бумаги:

– Уилл пошел в школу довольно поздно. Мисс Скотт сообщила мне, что он читает на уровне семи-, восьмилетнего ребенка и уже умеет складывать в столбик.

– И делить, – добавила мама с нескрываемым самодовольством.

– Мисс Харпер, дело ведь не только в грамотности и арифметике, – мистер Хатчинсон сохранял серьезную мину. – Он совершенно не умеет общаться. – Он устало протер глаза. – Ладно. Пусть Уилл две недели походит на уроки по литературе и математике вместе с Беном, и только. Другие занятия он будет посещать в составе своей группы. Поговорим через две недели, если не будет повода встретиться раньше.

– Не будет, – с уверенностью заявила мама.

– Если он станет лучше себя вести, мы подумаем, что делать дальше.

– Вы имеете в виду, перевести его в старший класс? – Мама подалась вперед.

– Посмотрим. – Мистер Хатчинсон скрестил на груди руки. – Бен, как ты смотришь на то, чтобы заниматься литературой и математикой со своим братом?

Я чувствовал, как мама сверлит меня глазами, хотя и не смотрел на нее. Скажи я, что это совершенно нормально, что моя успеваемость в школе хуже, чем у моего младшего брата, то меня подняли бы курам на смех. Уилл был даже умнее, чем Эбигейл Чейни, которая уже назубок знала расписание занятий. Ну ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

– С удовольствием. Даже за одной партой, – ответил я.

Выйдя на берег, я выжал из ботинок воду, вложил стельки на место, обтерся футболкой и оделся. Ночью ветер был особенно холодным, и я безостановочно дрожал.

Я слышал, что стучит зубами Лиззи, и, обернувшись, увидел, что она все еще пыталась натянуть штаны.

– Тебе помочь?

Она молча дала мне свою одежду. Лиззи даже не пыталась протереться насухо, так что я достал ее клетчатую рубашку и стал вытирать влагу с ее рук. От холода она совсем задубела. Чуть-чуть согревшись, Лиззи стала дышать немного свободнее. Отвернувшись, она сняла промокшую майку и надела рубашку. Затем она неловко поднялась на одной ноге. Протерев ее ноги, я помог подруге надеть штаны.

Дрожащими руками та застегнула пуговицу и снова присела, чтобы управиться с обувью.

Надевая правый ботинок, Лиззи сжала зубы от боли. Я затаил дыхание, но нога все же прошла. Затем она слабо затянула шнурки.

Когда мы наконец собрались, Уилл указал вверх по склону ближайшего пригорка:

– Контрольный пункт там.

– Это точно? – недоверчиво насупился Грейди. – Может, стоит еще раз свериться с картой?

Уилл развернулся с каменным лицом:

– Полная луна. Значит, 180 градусов по отношению к солнцу, 12 часов как за ним. Луна поднялась час назад, значит, восток – там. – Уилл махнул рукой в сторону. – Судя по карте, координаты указывают прямо через реку и на вершину холма.

– Там что-то есть. – Кармен прищурилась, изучая верхушку.

Через линзы бинокля примерно посередине склона я разглядел что-то похожее на пирамиду из камней.

– Это оно, – устало улыбнулась Лиззи, – поблизости есть другие команды?

Я отрицательно покачал головой:

– Похоже, путь чист.

Грейди развернул было карту, но снова сложил ее, схватившись за урчащий живот:

– Давайте поскорее дойдем туда, чтобы наконец поесть! – И тут же тронулся. Его фонарик тускло освещал землю.

Я поддерживал Лиззи под руку, а она с благодарностью смотрела на меня, пошатываясь, стараясь хоть как-то облегчить мне работу с помощью костыля:

– Я только всех торможу, – пробормотала она.

– Не-а, – я поплотнее сжал ее руку, – если бы не ты, мы бы еще час назад поддались Грейди и сделали привал.

– Не уверена, что мне хватит сил взобраться наверх. – Она подняла фонарь, и луч света запрыгал вверх по каменистому склону. Он оказался куда более крутым, чем показалось вначале.

Уилл, Кармен и Грейди унеслись вперед, и мы сильно от них отставали.

В отекшем колене я чувствовал пульсирующую боль.

– Аккуратно, шаг за шагом, – приговаривал я.

Чем дальше мы поднимались, тем тяжелее и учащеннее становилось наше дыхание. Каждый шаг Лиззи сопровождался глухим стуком ее костыля.

– Ты уже настроилась на будущий год? – спросил я. – Новые друзья, обстановка и все такое.

Лиззи шла, не поднимая головы:

– Так странно. Я не так сильно волновалась, зная, что тебе предстоит то же самое. А теперь…

– А теперь ты переживаешь из-за переезда в Свонси, потому что я не буду учиться в Кардиффском?

– Глупости.

– Я буду приезжать к тебе каждые выходные, если хочешь.

– Но…

– Что? – Я нахмурился.

– Мы больше не будем вместе проводить время… что, если…

– Если что? – Я сжал ее локоть.

– Что, если нам больше будет не о чем поговорить? – выпалила она. – Ты будешь работать, я – учиться. – Лиззи взглянула на меня. – Я же говорила, что это глупость.

Я сглотнул:

– За это не переживай. В крайнем случае, ты будешь говорить за двоих, как обычно.

– Эй! – Лиззи сверкнула глазами в ответ на мою шпильку.

Прочистив горло, я продолжил:

– Я только боюсь… а что если твои новые друзья подумают, что я – неудачник, раз работаю в мастерской?

Она раздраженно ответила:

– Яне стану дружить ни с кем, кто так думает. Даже если и так, то что? Ты думаешь, это изменит мое отношение к тебе? Ты думаешь, я перестала уважать Кармен, просто потому что она устроилась в Катз?[20] – Отняв у меня руку, Лиззи закачалась. – Да ни разу!

Я успел поймать ее, прежде чем она шлепнется на землю:

– Извини, Лиззи. Я знаю, что ты не такая. Просто… я тоже переживаю. – Я шагнул, наклоняясь к склону. – Нам нельзя потерять друг друга. Я буду рядом, стоит тебе только захотеть.

– Бен, я…

Впереди послышался победный клич. Это Кармен с Уиллом добрались до каменной пирамиды.

Лиззи прервала нашу беседу коротким кивком:

– Потом продолжим. – И обратилась к ребятам наверху. – Ящик там?

– Да, – прокричала в ответ Кармен, – но мы не откроем его без твоего отпечатка.

– Не торопись. – Мне пришлось мягко сдержать Лиззи, которая хотела было ускориться.

Я слышал, как впереди тяжело дышит Грейди. Он с трудом преодолевал подъем.

– Ты в порядке? – спросил я его.

– Да… ничего, – прохрипел тот, не поднимая головы.

– Еще чуть-чуть, – приободрила его Лиззи, – а потом снимешь этот тяжеленный рюкзак и подкрепишься чем-нибудь, а мы пока разберемся с замком.

Грейди немного повеселел и согласно кивнул.

Когда мы наконец добрались до контрольной точки, Уилл и Кармен уже принялись за пакетик с ореховым ассорти. Грейди с облегчением скинул свою ношу и хрипя рухнул на землю. Кармен передала угощение по кругу.

– Мм… белок. – Я закинул в рот целую пригоршню орехов, изучая в бинокль окрестности в поисках других команд. Но все словно вымерло.

Справа от нас я заметил неяркое свечение костра. Значит, как минимум одна команда сделала привал на болотах, а другие, скорее всего, разбили лагерь на противоположном склоне, чтобы укрыться от ветра. Неужели на ногах были только мы?

Лиззи дотронулась до моего плеча:

– Отсюда видно море.

Я переключил внимание на горизонт. Вдали над темными водами парили огоньки грузового корабля. Яркие фонари прибрежного городка освещали ночное небо. За моей спиной холм неспешно скатывался обратно к устью. Отняв видоискатель от глаз, я снова посмотрел на кучу камней, сложенных в форме пирамиды. Свет моего фонарика упал на цепочку, к которой был прикован небольшой контейнер, размером с ланчбокс. На крышке был небольшой экран.

Хлопнув в ладоши, Кармен сказала:

– Давайте же откроем его!

Я помог Лиззи снять рюкзак и аккуратно опустил ее рядом с контейнером. Едва она приложила большой палец к экрану, на нем тут же высветилась надпись «ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЭЛИЗАБЕТ БЕЛЛАМИ».

– Сработало, – выдохнула она.

На экране появилась небольшая клавиатура.

– Крутая технология, – хмыкнул Грейди, – наверное, эти коробки были изготовлены специально для Голда. – И, наклонившись поближе, добавил: – Попробуй «землетрясение».

Лиззи аккуратно ввела каждую букву. Закончив, она нажала кнопку ввода и замерла в ожидании.

Глава 7

– А разве она не должна была открыться? – Кармен выглядывала через плечо Лиззи.

Я охнул:

– Наверное, ответ неправильный.

Кармен поморщилась:

– Это точно «землетрясение». Оно подходит под описание.

– И тем не менее, – Уилл нетерпеливо постукивал ногой. – У кого условие?

Я достал листок из кармана и развернул его:

– Что можно почувствовать, но нельзя увидеть. Что разрушает, но нельзя разрушить?

– Землетрясение, конечно! – Кармен недовольно скрестила руки.

– Не только. – Уилл убрал челку, упавшую на глаза.

– Например?

– Время! – воскликнула Лиззи, – можно почувствовать, как оно проходит, но нельзя увидеть. И в конце концов время уничтожает все.

– А может, что-то вроде вируса или бактерии, – предложил Грейди. – Ты чувствуешь болезнь, но не видишь ее.

Я укрылся у каменной пирамиды, надеясь хоть немного защититься от холодных порывов ветра.

– Время. Неплохой вариант, – сказал Уилл, – попробуем.

Лиззи ввела четыре буквы. Экран моргнул, а затем на нем появилась короткая надпись «ВТОРАЯ ПОПЫТКА».

– Плохо дело. – Я сел на корточки. – У нас три попытки, а потом – все?

– Значит, осталась последняя. – Лиззи сняла очки и протерла их рубашкой. – Никаких идей?

– Эй, может быть «ничего», – я глянул на Уилла, – или «небытие».

Тот лишь покачал головой:

– Ты чувствуешь небытие?

Я скрестил руки.

– Ну… может микроб? – Грейди потянулся было к коробке, но Лиззи резко схватила его за руку:

– Это вряд ли.

– У нас все равно нет других вариантов, чика, – развела руками Кармен.

– Если ошибемся, выйдем из игры. Мы должны быть абсолютно уверены, – сказала Лиззи.

– Проголосуем? – Грейди повернулся к Уиллу.

Он не согласился:

– Думайте. Нужно поискать более подходящий ответ.

– Хотя бы от ветра есть где спрятаться. – И Кармен придвинулась ко мне, растирая руки.

Мы с братом переглянулись и захихикали.

– Чего… – спросила было Лиззи, но потом до нее дошло. – Ах, ну конечно же!

Она склонилась над клавиатурой и набрала В-Е-Т-Е-Р.

Я наблюдал за ней, затаив дыхание. В томительном ожидании время тянулось медленно, как резинка. Вдруг экран моргнул, и на нем появилось изображение двери.

– Я знаю, что это! – встрял Грейди. – Чтобы открыть дверь нужно решить загадку. – Он аккуратно подвинул Лиззи. – Это работа для профессионала.

Спустя минут десять, Грейди отшвырнул коробку в сторону, с досадой топнув ногой.

– Никак? – Кармен сидела, опираясь спиной на рюкзак, и поглощала сэндвич.

– Абсурд какой-то, – прошипел тот, – я мастер в этом. Обычно это ерундовое задание – нужно подвигать дверь, и она откроется.

– Может, тебе пора подкрепиться? – предложил я. – Поешь, заодно и подумаешь.

– А пока попробует Уилл, – добавила Лиззи.

Дрожа от раздражения, Грейди расстегнул рюкзак и достал из него газовую плитку и котелок. За ними последовала банка тушенки, которая незамедлительно была помещена на огонь. Лиззи тоже достала свою переносную плитку и стала греть воду для чая. Синеватое пламя хоть и выглядело холодным, но приятно согревало мои щеки.

Я и сам был не прочь заняться готовкой на костре, но пришлось пока довольствоваться холодным, подавленным корнуэльским пирожком[21]. Я с завистью смотрел на Грейди, чья тушенка уже испускала аппетитный аромат.

– Хочешь, я вторую поставлю? – спросил Грейди.

– Спасибо, но ведь она – твоя. Так нечестно, – сказал я, вгрызаясь в пирожок.

Нам с Уиллом очень повезло, что маме в голову пришла такая здравая идея – дать нам в дорогу пирожков. Еще я настоял на кускусе и лапше быстрого приготовления, ведь длительные походы не очень хорошо уживаются с диетой Аткинса.

Впрочем, она все равно заставила меня взять с собой целый ломоть сыра, завернув его предварительно в пленку, и присовокупила к нему такое количество колбасы, что я совершенно не представлял, как ее всю съесть.

– На, Бен, – Лиззи вручила мне кружку чая.

Первый глоток обжигающего напитка ужалил мой

язык, горячей волной прокатился по горлу и согрел желудок.

– Уилл, что-нибудь получилось? – Она передала чай и ему.

Он покачал головой:

– Грейди прав. Я уже все перепробовал.

Кармен завернула сэндвич и спрятала его в рюкзак:

– А ну, дайте мне попробовать.

– Да пожалуйста, – пробурчал Уилл и отошел в сторону.

Кармен заняла его место. Наматывая кончик волос на палец, она наклонилась к коробке, пощупав экран.

– Ола, маленькая коробочка, – выдохнула она. Склонив голову набок, она водрузила ее себе на колени. – Ола, – снова повторила Кармен с придыханием. В ее голосе слышалась вопросительная интонация.

И тут она, улыбнувшись, с силой подула на коробку. С характерным щелчком контейнер открылся.

Уилл стоял, совсем ошалев:

– Как тебе это удалось?

– Знаешь, я не такая уж и глупая! – гордо тряхнула головой Кармен. – Пароль был – «ветер», не так ли?

– Но ведь это лишь пароль, – оторвался от ужина Грейди, – а не ключ от двери!

– И то и другое, – я сидел, обхватив кружку двумя руками. – Умничка, Кармен.

– Картинка немного сдвинулась, когда я на нее подышала, – призналась Кармен.

– Что там внутри, Кар? – спросила Лиззи.

– Еще координаты и загадка, выгравированы под крышкой. Еще тут приклеена какая-то монетка и… другая коробка? – Кармен осторожно вынула контейнер поменьше и поставила его на землю. Я поднес фонарик поближе к крышке и стал читать.


Контрольный пункт № 3

78.20:59.13


Дикий остров

Я поднял коробку так, чтобы все ее видели:

– Это вообще какая-то абракадабра.

– По крайней мере, с координатами возиться не надо, – пробормотал Уилл.

Они с Грейди изучали карту, освещая ее своими фонариками. Он ткнул пальцем, указав нужное место. Оно находилось на самом берегу.

– Что насчет загадки? – Грейди уставился на цепочку из букв.

– Не сейчас. – Лиззи переписала загадку в блокнот, точно зарисовала монетку и запихнула его обратно в рюкзак. – Давайте разберемся сначала с коробкой, а потом найдем место для ночлега. Отдохнем до утра и пойдем к следующей точке – все согласны?

– Абсолютно, – кивнул Грейди.

– Я все же предлагаю не спать больше шести часов и выйти пораньше.

– Я «за», – к большому облегчению для себя я отметил, что додумался завернуть спальный мешок в полиэтиленовый пакет.

Кармен все еще держала коробку поменьше.

– Это так захватывающе! – произнесла она, постукивая по ней пальцем. – Интересно, что внутри.

– Наш первый тайник, – Грейди потер руки. – Еще пять, и мы победили.

Лиззи осклабилась:

– Нам всего лишь нужно заменить его содержимое на что-то, что обладает такой же или большей ценностью. Как думаете, что там внутри?

– Если они достаточно умные, – ответил Уилл, – то там будет компас или фонарь.

– He-а, фонарь не поместится, – Кармен вертела коробочку в руках, – она совсем легкая. – Кармен поднесла коробку к уху и потрясла. Та ответила негромким трещанием.

– Открывай же! – Уилл сгорал от любопытства.

Где-то в лесу заухала сова. От неожиданности Кармен подпрыгнула, прижимая коробочку к груди. Ветер совсем стих. Затаив дыхание, она открыла замок и откинула крышку.

Округлившимися от ужаса глазами, она уставилась на содержимое коробки. Руки Кармен затряслись, волосы темным кружевом упали на лицо. Мигом захлопнув крышку, она сунула ее Уиллу.

– У-Уилл, – дрожащим голосом спросила Кармен, – ч-что это там такое?

Уилл открыл коробку и посмотрел на меня. Его брови поползли вверх намного сильнее обычного. Я никогда еще не видел брата таким взволнованным.

– Что там, Уилл? – Я пытался сохранять спокойствие, но мысли с бешеной скоростью проносились в моей голове.

– Да что там? – раздался голос Грейди.

Он молча развернул металлический контейнер лицом к нам.

В свете факела сверкнула полуразъеденная ржавчиной серебряная коронка. На дне коробки лежал окровавленный, вырванный с куском десны зуб.

Глава 8

– Это же человеческий зуб, – выдавил наконец Грейди, – с коронкой.

– Да, на компас не похоже. – Уилл повертел головой. – Это что, какой-то розыгрыш?

– Это зуб, Уилл, а не розыгрыш. – Я обхватил себя руками.

– Должно быть, одна из других команд пытается нас запугать. – Лиззи глубоко дышала, пытаясь успокоиться.

– Это удар ниже пояса! – Грейди сверкнул глазами.

Кармен вся тряслась и, всхлипывая, все бормотала:

– Диосмио\

– Кто-то вынул нормальный предмет и заменил его так, что нам ни за что не найти похожего. – Лиззи закрыла глаза. – Это единственное объяснение.

– Но кто? – проговорил я оцепенело. – Кто же додумается вырвать себе зуб, чтобы запутать соперника?

– Кто-то, с кем нам лучше не встречаться. – Кармен потерла плечи, стараясь прогнать мороз, пробежавший по ее коже.

– Команда, которая очень хочет выиграть, – добавил Грейди.

– Мы тоже очень хотим выиграть, но не стали бы этого делать. Они… жульничают! – От бессилия я сжал кулаки.

– В сущности, это неплохая идея, – промолвил задумчиво Уилл, – я имею в виду, как теперь быть нам? Мы либо поступим так же, либо сдадимся. А мы даже не знаем, что было в этой коробке, когда они сами ее открыли.

– Можно догадаться. – Лиззи стянула кепку и стала беспокойно наматывать волосы на палец. – Такая маленькая коробочка, в ней вполне мог быть компас.

Грейди потер виски:

– В ней могло быть что угодно – часы, еда, украшения, карта, айпод, деньги, средство от насекомых… вообще что угодно.

Кармен опустилась на землю:

– А начиналось неплохо.

– Это только начало, – Лиззи мяла кепку в руках, – просто нужно обмозговать это как следует, как очередную загадку. Так мы докажем, что нас не запугать, и пойдем к следующей точке – их ведь еще целых пять.

– Может быть, мы от этого даже выиграем, – произнес Грейди, – меньше будет конкурентов.

– Даже не знаю, Лиззи, мне уже и продолжать как-то не хочется. – Я сложил руки на груди.

– Сдаешься? – Лиззи сверлила меня взглядом.

Воцарившуюся тишину нарушал только негромкий стрекот насекомых да шум прибоя вдали.

В конце концов, Уилл нарушил молчание и сказал:

– Если решим продолжать, то нужно следовать правилам. Зуб нужно заменить на что-то такой же ценности.

– Но… что так же ценно, как зуб? – взглянула на него Лиззи.

– Чьи-нибудь ботинки? – предположил Грейди.

Лиззи протерла глаза:

– Если судьи с этим не согласятся, мы потеряем все, что на кону.

– И к тому же как ты собираешься запихнуть ботинки в такую маленькую коробку? – презрительным тоном добавил Уилл.

– Тогда деньги, – сказала Кармен.

– Но сколько? – Уилл наклонил голову. – Почем нынче зубы?

– Пятьдесят фунтов? – прикинул Грейди.

– Ты взял с собой полсотни, Грейди? – спросил я. – Тут вообще-то особо не на что их потратить.

Тот ответил мне недовольным взглядом:

– Уверен, мы все взяли немного денег, чтобы купить все что нужно в аэропорту. На всех может и наберется.

– У меня максимум десятка, – сказала Лиззи, почесывая голову. – Ты думаешь, пол сотни будет достаточно? Думаете, они ждут от нас именно этого?

– Мне хотелось бы думать иначе, но деньги – это слишком просто, – задумался я, – не слишком-то похоже на «жертву», которая, как мне кажется, и имеется в виду.

– Ты что, хочешь принести жертву, чико? – уставилась на меня Кармен. – Нам с Лиззи стоило взять с собой белое платье?

– Очень смешно, – я тряхнул головой, – ты поняла меня. Что бы в коробке ни было, вряд ли «Голд Фаундейшн» нуждается в деньгах. Эта игра не похожа на соревнование богатеньких сыночков, соревнующихся в своей способности тратить. Понимаете?

– Значит, сдаемся? – спросила Кармен, все еще дрожа. – Вернемся домой?

– Нет! – взорвался Грейди. – Думайте!

– У нас только один вариант, что положить в коробку. – Уилл задумчиво потер подбородок. – Зуб.

Кармен упала на колени:

– Но это просто локо[22].

– Будь это что-то другое, – добавил Уилл, – мы рискуем ошибиться, и тогда нас дисквалифицируют на самом финише. Оставим зуб – значит, играем по правилам. Мы всегда можем сказать, что оставили предмет равной ценности с тем, который попался нам самим. Тут не подкопаешься.

– А если мы скажем, что нашли компас или сережку? – спросила Кармен.

– А ты не думаешь, что за нами следят? – ответил ей Уилл. – Они точно знают, что было в коробке.

– Тогда им должно быть известно, что кто-то другой жульничает, – голос Кармен сорвался на визг. – Не хотят же они, чтобы мы…

– Проголосуем, – я услышал свой голос, – у нас два варианта: сдаться и уйти ни с чем или положить зуб… так?

Кармен была решительно против:

– Мне это не нравится.

– Ты хочешь стать ветеринаром или нет? – осунувшись, спросила Лиззи.

– Как будем голосовать? – спросил Грейди.

Я подобрал несколько камушков рядом с пирамидой и раздал ребятам. После этого я взял большую коробку, которая была пуста, за исключением приклеенной монетки.

– Повернемся спиной друг к другу, и я передам коробку по кругу. Если вы за зуб, то кладите свой камешек. Когда коробка вернется ко мне, сосчитаем голоса.

Я смотрел то на коробку, то на камешек в своей руке. Сдаться? Продолжить? Мы все равно не сможем покинуть остров до того, как высохнет устье, то есть нам торчать здесь еще три дня. Можно было бы разбить лагерь у пристани на пляже, отдохнуть и вернуться тем же путем, что и пришли. Не совсем то, конечно, о чем мы мечтали, но это хотя бы будет похоже на каникулы.


– Зачем столько футболок? – Я пялился на кучу вещей, которые Лиззи разложила на кровати, чтобы взять с собой.

– Слушай, будет жарко. Нам понадобится побольше сменной одежды. – Лиззи приподняла брови, напоминая мне о прошлом походе. Тогда мы с Уиллом взяли только по одной паре запасных брюк и по одной футболке. Моя идея вывернуть штаны наизнанку и использовать их как свежие на практике не сработала.

– Что еще ты берешь? – У меня в руках был общий список. На то, чтобы сложить все вещи, которые, как нам казалось, могут пригодиться в пути, у нас ушел целый день. В конце концов каждый пункт списка был отмечен галочкой в знак того, что мы с Лиззи ничего не забыли.

– Ах, еще скалолазное снаряжение. – Лиззи показала на кучу вещей в углу комнаты. – Нам хватит и базового комплекта, но я все же возьму его целиком: карабины, замки и все прочее.

– Печку будешь брать? – Я уселся на пол.

– Вряд ли у нас будет время разводить костер на каждом привале. – С этими словами Лиззи запихнула переносную печку в рюкзак. – Аптечка, сменные носки, еда, энергетик, котелок, вилколожка, кружка, чай в пакетиках, сухое молоко, телефон, блокнот с карандашом, игральные карты, – Лиззи снова окинула взглядом свой скарб, – все на месте?

– Компас, фонарь, спальный мешок.

– Под кроватью лежат, еще с прошлого раза. – Достав вещи, она кинула их в общую кучу. – Дальше?

– Полотенце? – спросил я.

– И зубная щетка. – Лиззи вписала их в список. – Положу в аптечку утром, как умоюсь. – Подойдя к шкафу, она добавила: – Еще дезодорант и увлажняющий крем.

– Ты серьезно?

– Без этого никак. – Нахмурившись, она открыла выдвижной ящик комода. – Купальник.

– Думаешь, пригодится?

– Вполне. В письме сказано, что тайник может быть под водой.

Дверь в комнату с грохотом распахнулась. В проходе стояла Кармен, уперев одну руку в бок.

– Твоя мама сказала мне проверить, как твои дела. Ты еще не все, чико? Я уже сложилась и отработала последнюю смену. Осталось только выиграть, и мне больше никогда не придется ходить на эту ужасную работу

Задрав телефон, она сделала со мной селфи. Я скорчил в объектив смешную рожицу.

– Мисс Арнетт попросила покрасить ей волосы, – сообщила Кармен, накладывая на фотографию фильтры, а потом показала ее мне. – Я немного переборщила с фиолетовым. Она, конечно, не обрадовалась, но Роза предупредила ее, что я только учусь. Такая неблагодарная! Я была бы рада фиолетовым волосам. – Кармен улыбнулась до ушей. – Я бы лучше работала с животными: они не имеют скверной привычки жаловаться.

Лиззи звонко засмеялась:

– Кар, ты взяла купальник?

Та поморщилась:

– He-а. Если надо будет, у меня есть белье.

Лиззи все равно засунула свой купальник в рюкзак.

– Зато я взяла водку. – Кармен заговорщически пихнула меня локтем.

Я довольно потер руки:

– Карты, водка, на телефоне есть музыка. По вечерам у костра скучно не будет. Прекрасное намечается путешествие!

Кармен обратила внимание, что Уилла не было с нами.

– Он с мамой. Она так волнуется, как будто никогда больше его не увидит.

– Ну правда, – Кармен подалась вперед, – весело же будет?

– Очень. – Я посмотрел на Лиззи.

– Может быть, по вечерам мы будем собираться с какой-нибудь другой командой, – предположила она, – закатим настоящую вечеринку.

– Это – соревнование, – напомнил я.

– Да, но я уверена, что они отличные ребята. – Закончив сворачивать палатку, Лиззи водрузила ее на рюкзак: – Готово.

Я отметил ее вещи галочками в общем списке:

– Как ты думаешь, может, стоит взять что-нибудь еще, что пригодится для решения загадок?

– У нас при себе будут телефоны, – заметила Кармен, – Википедия[23] всегда выручит.

– Ты и правда думаешь, что у нас там будет ловить сеть? – Лиззи была преисполнена скепсиса.

– Можно взять словарь и калькулятор, – предложил я, – на всякий случай.

– Отличная идея. – Лиззи откопала маленький карманный словарик в нижнем ящике стола.

– Откуда он у тебя? – удивилась Кармен.

– Выиграла на конкурсе в школе, – кинула Лиззи, складывая его в рюкзак. – Что еще?

– Мм… инструменты? – прикинул я.

– Зачем еще нам инструменты? – спросила Кармен. – Попусту нагружать Лиззи, чико? У тебя вроде был швейцарский нож.

– Да, но вдруг нам придется построить плот или, —

Кармен вырвала у меня из рук список:

– Смотри, Грейди возьмет кайло и плоскогубцы, ты – топор, еще у нас будет веревка чтобы связать бревна. Вот и все, не беспокойся!

Кармен вернула список.

– У нас есть все, что нужно. Наша задача – быстро двигаться и обойти как можно больше контрольных пунктов в течение дня. Мы прекрасно себе представляем, что надо делать. Победа уже почти у нас в руках.

– Не торопи события. – Я глянул на Лиззи.

– Пока что о тактике говорить рано, – она пожала плечами, – мы ничего не знаем ни об этих пунктах, ни об их местоположении. Для начала сосредоточимся на том, чтобы добраться до последнего.

– И на миллионе фунтов, – добавила Кармен.

– Три дня ценою в целую жизнь. – Я протянул кулак, и Лиззи стукнула по нему своим.


Итак, если мы решим продолжать, кто-то лишится зуба.


В семь у Уилла развился абсцесс. Стоматолог сказал, что зуб придется вырвать, и мама настояла, чтобы мы с ней присутствовали при процедуре и поддержали Уилла.

Врач сообщил моему брату, что сделает ему укол анестезии, который тот совсем не почувствует, а зуб рвать будет и вовсе не больно. Стоматолог улыбался во все тридцать три идеально белых зуба. Его волосы были аккуратно уложены назад. Уилл вскрикнул, когда игла вошла в десну. Вынув ее, врач ткнул того в щеку, чтобы убедиться в качестве обезболивающего. В ответ Уилл укусил врача что было сил.

В кабинет вошла ассистентка, чтобы помочь доктору закончить процедуру. Я сидел в углу и наблюдал, как мама держит за руку моего брата. Уилл брыкался и трясся. И тут он с надрывом закричал. От этого звука у меня по спине пробежал холодок.

– Ему не больно, – убеждала маму ассистентка, – просто эти ощущения для него непривычны. Большинство детей реагирует так же.

Крутанув кистью и поднатужившись, она наконец выдернула зуб и показала его Уиллу, а затем положила в конверт, чтобы тот мог забрать трофей домой.

Когда она обернулась, Уилл так посмотрел на нее…

Мне никогда не забыть тот взгляд. Процедура не прошла для психики Уилла бесследно. Если мы решим продолжать, то кому-то придется пережить то же самое, но в этот раз приглушить боль будет нечем. Быть может, это буду я.

Мне и правда так сильно нужны деньги?

Нет. Я и правда хочу всю жизнь ковыряться в машинах?

Если мы победим, я мог бы заняться гражданской инженерией, Кармен – пойти в ветакадемию, Лиззи – оплатить ипотеку своих родителей и обучение в универе, Уилл мог бы начать работать без прицепа из долгов, а Грейди… ну, он мог бы развлекать всяких психов, раскрывая мировые заговоры.

Ладно, на самом деле меня не сильно волнуют амбиции Грейди, но вот все остальные…

Какая-то часть меня хотела продолжать из-за банального самолюбия. Мне хотелось доказать остальным, что какой-то там зуб не способен нас остановить. Я подумал о других командах. Сдался ли кто-нибудь, увидев его в коробке?

Пока что наши шансы на победу были один к девяти. Если кто-то уже отказался от задания, то у нас в руках будет преимущество.

Я тихонько положил камень в коробку и передал ее дальше.

Как поступят остальные?

Я пытался различить звуки опускающихся в коробку камней. Перемещаясь по кругу, она издавала негромкий перестук. Значит, за продолжение проголосовало уже как минимум двое. А что выберет Уилл?

Наконец, Кармен вернула коробку в мои руки. Я сглотнул.

– Все развернитесь. – Я тряхнул контейнер. Внутри явно было больше одного камня. Если же их всего два – это конец.

Я откинул крышку, чтобы все одновременно увидели ее содержимое.

Три камня. Я испустил вздох, в котором одновременно читались облегчение и ужас. Продолжаем.

Я высыпал камни на землю.

– Итак, – я протер лицо, – нужно определиться еще кое с чем.

Молчание нарушил Грейди:

– Можно тянуть соломинки.

Лиззи стояла прямо, как кол.

– Капитан команды – я. Значит, я.

– Нет, – я был против, – только не ты. Ты ведь капитан и должна быть в строю, а ты уже успела потянуть лодыжку.

– Вырывать зуб будет Кармен, – произнес Уилл, – она ведь медик. Справишься, Кар?

Она побледнела:

– Си[25] наверное.

– О’кей, – Грейди сложил руки на груди, – я, ты или Уилл? Может, лучше соломинки?

Я покачал головой:

– Если Уилл вернется без зуба, мама окончательно с катушек слетит.

Лиззи широко раскрыла глаза:

– Бен, но это значит…

– Абсолютно верно, – мягко вставил Уилл.

Я посмотрел на Грейди:

– Либо ты… либо я.

Он смотрел на меня немигающим взглядом. Я подобрал камушек, показал ему и, развернувшись спиной, сжал его в кулаке. Затем я повернулся обратно и показал два сжатых кулака.

– В какой руке? У кого камень, тот сохранит зубы.

Грейди медленно протянул руку к одному кулаку, поколебался, перевел ее к другому. Я сильнее сжал камушек. Рука Грейди отчаянно тряслась.

– Давай уже. – Уиллу уже наскучило это представление.

И тут Грейди шлепнул меня по правому кулаку.

Мое сердце бешено колотилось. Я медленно развернул кулак ладонью вверх и разжал пальцы. Камень выскользнул из моей руки.

Грейди издал глухой вопль, а Лиззи тут же шикнула на него.

– Бен, ты уверен?

– Конечно. Все честно. – Я выдавил из себя некое подобие улыбки. – Я же голосовал за продолжение.

Кармен тихонько застонала:

– Мне кажется, нам не стоит этого делать, чико.

– Может, дадим Бену для храбрости маленький финансовый стимул? – Уилл наклонил голову. – Например, он получит какой-то процент от нашего выигрыша. Скажем, два с половиной.

Грейди сдвинул брови:

– Это по двадцать пять тыщ с каждого.

– Да, Бен заработает еще сотню тысяч фунтов, а у нас останется по девятьсот семьдесят пять.

Кармен приподняла верхнюю губу:

– Вполне честно.

Лиззи кивнула.


Мэтью смеялся надо мной:

– Бен списывает у своего младшего брата! – Он носился, размахивая руками. – Бен – тупица\

Самая старшая девочка из нашего класса прошагала мимо через игровую площадку. Она никак не могла научиться аккуратно заплетать в косу длинные волосы. Непослушные пряди причудливо обрамляли лицо. На глазах очки. Дужка выполнена в стиле «Звездных войн». Она несколько месяцев уговаривала своих родителей заменить диснеевские на что-то более приличное.

Девочка уперла руки в бока:

– Мэтью Харрис, ты законченный болван!

И с этими словами она изо всех сил вмазала тому по челюсти.

Лиззи стояла рядом со мной, пока Кармен кипятила плоскогубцы.

– Мы не должны даже и думать об этом, – несчастным голосом повторила Лиззи. – Мы что же, дикари какие-то?

– Да ладно тебе, Лиззи. Все будет хорошо. – Я взял в руки фонарь, ища глазами Уилла. Я надеялся, что он скажет, что его собственный опыт был не таким ужасным, как мне запомнилось.

Уилл встрепенулся:

– Будет неприятно, но все быстро закончится. К тому же мы можем немного приглушить боль.

– Как же? – требовательно спросила Лиззи.

– У нас есть обезболивающее. Пусть сразу выпьет.

Грейди распахнул аптечку:

– Посвети сюда, Уилл. Как насчет трамадола?

Лиззи удивленно уставилась на него:

– Его же принимала бабушка после операции. Откуда он у тебя?

– У папы взял, – Грейди открыл упаковку, – ему доктор выписал на всякий случай.

– На, Бен, – произнес Уилл, – ты едва ли что-то почувствуешь.

– Что-нибудь еще? – переспросила Лиззи.

Улыбка заиграла на губах Уилла.

– Твой мозг даст команду организму выделить собственное обезболивающее. Только для этого нужно расслабиться.

– Это тоже один из побочных эффектов трамадола. – Грейди кивнул на пару пилюль, лежавших у меня в руке.

– У меня тоже кое-что есть для настроения! – Кармен переложила плоскогубцы в чистый котелок и достала из куртки волшебные грибы: – На!

– Не уверен, что это хорошая идея, – поморщился я.

– Ты же видел, какой я была. Они безвредны, – настаивала Кармен, отломив половинку гриба и протягивая ее мне, – вот, этого будет достаточно.

Лиззи обвила меня руками, и я наклонился поближе к ней.

– Бен, съешь.

Я взял гриб свободной рукой и стал его изучать.

– Он не сразу сработает, – объяснила Кармен, – ну же.

Я с трудом проглотил гриб. Это было самое мерзкое, что я когда-либо пробовал, но Кармен зажала мне рот рукой, чтобы я его не выплюнул.

– Фу-у! – Меня чуть не вырвало, и я отклонился в сторону.

– Запей скорее.

Лиззи стала искать флягу с водой, но Кармен уже приготовила бутылку водки. В свете фонарика сверкнула золотая этикетка.

– Вот.

– Он же вкрай улетит, – заметил Уилл.

Не обратив на него никакого внимания, я положил тра-мадол на язык и, немного погодя, запил его дешевой водкой.

Лиззи посмотрела на Уилла:

– Что еще можно придумать?

– Отвлечь его как-нибудь?

– Держать его за руку? – предложила Лиззи.

Кармен хихикнула:

– Чика, мальчиков отвлекать нужно не так. – И она стала медленно стягивать через голову футболку и топик, понемногу обнажив кружевной лифчик.

Уилл и Грейди ошалело пялились на ее грудь. Наглый луч фонаря, немедленно направленный Грейди в нужном направлении, нащупал волнующую красную ткань. Отвести взгляд от нежной кожи, отражавшей алый, было выше моих сил. Или это уже гриб начинал действовать.

Я тупо переводил взгляд от водки к кремовой коже Кармен и обратно. Голова начинала кружиться, и земля закачалась у меня под ногами.

Кармен сглотнула:

– Ты точно хочешь, чтобы это сделала я? Может, лучше Уилл?

– Нет, ты. – Я отыскал плоский камень и опустился на него.

Кармен прикоснулась к хирургическому инструменту:

– Какой рвать, Бен?

– Только не передние, – попросила Лиззи.

– Дальние зубы будет тяжелее всего достать, – добавил Грейди.

– Может, третий коренной? – Уилл открыл рот и показал на себе. – Вот этот.

Я глубоко вдохнул, отчего все вокруг завертелось в бешеном вальсе, и кивнул. Я отдал Грейди водку, и он сам основательно к ней приложился.

– Ну, была не была.

Лиззи снова теребила свои волосы:

– Пожалуйста, не надо.

Кармен взяла плоскогубцы. Я старался не обращать внимания на то, что ее руки сильно дрожат.

– Уилл, держи его голову ровно.

Тот кивнул и зашел со спины. Я невольно вздрогнул, почувствовав его руку у меня на плече. Это прикосновение не успокаивало, оно давило, было моим тюремщиком, не оставляющим мне и шанса на побег.

Какой-то жучок с продолговатым тельцем покинул свое убежище, проскочил мимо моей ладони и юркнул в щель между камнями. Подняв руку, я, моргая, уставился на нее.

Грейди вложил мне в руку бутылку с водкой и направил ее ко рту:

– Глотни еще.

Я жадно присосался к бутылке. Кровь оглушительно стучала у меня в ушах. Я почувствовал, как футболка намокла спереди. Вялые губы меня не слушались, и в рот мне едва ли попало пару капель. Тогда я попытался сосредоточиться на бледной коже Кармен, плотно схваченной узором из красной ткани. Кажущиеся бесцветными в темноте, розовые кончики ее черных волос щекотали мою щеку.

Покраснев, я отвел взгляд. Стоя за спиной Кармен, Лиззи нервно переступала с ноги на ногу. Я потянулся к ней:

– Возьми за руку. – Мои собственные слова донеслись до меня с задержкой, словно издалека, сильно искаженные.

Она упала на колени на влажную траву и наши пальцы сплелись.

Кармен отняла у меня бутылку:

– Как самочувствие, чико?

– Прекрасное. – Я лениво оторвал глаза от красного лифчика и окунулся в голубые глаза Лиззи. – Спой, – я еле ворочал языком.

В нормальном состоянии я бы никогда ее об этом не попросил. Осторожнее, Бен, язык развязывается. А я разве не сказал еще ничего более глупого? Я уже давно люблю тебя, Лиззи. Это будет полный провал. Я распахнул рот и сделал неловкий жест свободной рукой. Давай.

В то же мгновение руки Уилла сжали мою голову в тиски. Я больше не видел Лиззи, но ее голос полился рекой, и низкие ноты песни заполнили все вокруг. Старая песня. Она обычно поет ее в дороге. Мы оба знали ее наизусть.

Одной рукой Кармен придерживала мою челюсть. Плоскогубцы в другой руке потянулись к своей цели.

Мимо темными штрихами пронеслись летучие мыши. В животе забурчало, и меня стало тошнить. Я пытался повернуть голову, но Уилл накрепко приковал ее к месту. К пищеводу подступила рвота. Пальцы Лиззи в моей руке. Мысли бешено роились в голове. Лифчик Кармен. Луна…. боль!

Плоскогубцы впились в коренной зуб и тянули его прочь. Сначала я ничего не чувствовал, как будто вынимаешь остатки пищи, но вот нервные окончания включились и завопили, завизжали как резаные.

Я брыкался как бык, пытаясь закричать, но мой голос подавился в рвотных позывах.

– Быстрее, Кар! – закричала Лиззи.

Уилл оттянул меня назад, упершись грудью в колено, вдавливая меня в камень. У меня начались конвульсии, ноги отчаянно барабанили по земле.

– Скорее! – умоляла Лиззи.

Я сфокусировался на лице Кармен. Оно блестело от пота, эти морщинки в уголках прищуренных от напряжения глаз.

– Не… получается, – с натугой ответила она, – не… поддается. Грейди, иди сюда. – Грейди тут же подскочил к ней, и Кармен положила его руку на плоскогубцы: – Тяни!

Он уперся ногой в камень и резко отклонился назад. Его пальцы заглушали мой стон. Я выл от боли. Корчился.

– О господи, о господи, – словно какую-то мантру все время повторяла Лиззи. Она так сильно сдавила мою ладонь, что, казалось, мои пальцы вот-вот хрустнут.

Выпучив глаза, я видел, как Грейди снова и снова дергает назад всем своим весом. Крутит. Тут зуб поддался, и я почувствовал во рту вкус железа. В глотку мне полилась густая медно-красная кровь. Я тут же поперхнулся.

– Почти! – Грейди крутанул еще раз и я снова глухо завыл.

У моего мучителя выросли рога. Кожа обагрилась, он обнажил клыки. Глаза налились кровью, а на висках проступили черные вены.

На голой груди Кармен роилась мошкара. Из горла, проткнутого жадными паразитами несчетное число раз, хлынула кровь. Я пытался повернуть голову, но все было тщетно. Только глазами мне удалось отыскать Лиззи.

Два голубых блюдца затянуло белой поволокой. Взгляд самой смерти. По ее лицу рекой струились слезы. Одежда промокла, все вокруг в воде. Ледяная вода перетекала из ее руки в мою. Я кричал, но теперь от ужаса. Надо мной всплыло безразличное лицо Уилла. Это был все тот же Уилл, все те же холодные темные глаза. Все тот же рот, искривленный – загадочной ли? ничего не значащей? – полуулыбкой.

– Мне кажется, у него глюки, – воскликнула Кармен.

Глаза-буравчики Уилла изучали меня.

– Не удивительно, после всего, что он проглотил.

Грейди крякнул и, поднатужившись в последний раз, с корнем вырвал мой зуб. По инерции он грохнулся назад, обдав дождем из кровавых брызг щеки Уилла, остолбеневшее лицо Лиззи и обнаженную грудь Кармен, все еще сжимая в руках плоскогубцы.

Только тогда Уилл освободил меня от своей мертвой хватки, и я перекатился на бок, свалился на землю, изрыгая на траву рвоту и харкая кровью. Живот адски скрутило, и я лишь слабо чувствовал, как Лиззи хлопает меня по спине. Теплая желчная масса из водки, крови и полупере-варенных грибов скопилась у моих колен.

– Вот и все, Бен, – пролились бальзамом слова Лиззи.

Я попытался было встать на ноги, но они были совсем ватные. Я снова упал и почувствовал лишь кровь и пульсирующую боль на том месте, где раньше был зуб. Меня снова стошнило.

– Вот так. – Кармен скатала и заткнула мне в рот свою футболку, все еще хранившую тепло ее тела.

– Эй, смотрите-ка! – Грейди стоял, немного пошатываясь и держа в руке заляпанный кровью зуб. С длинных корней-ножек свисали остатки хряща. – У меня получилось!

– Молодец, – ответила Лиззи, не глядя на него. – Положи зуб Бена в коробку и вынь старый. Заверни его в ткань от очков – чехол в боковом кармашке рюкзака. Потом придумаем, что с ним делать дальше.

– Уилл. – Голос Кармен был тревожным. Ее руки, все еще державшие в моем рту свернутую футболку, были словно заляпаны чернилами. – Почему кровь все еще идет?

Уилл сузил глаза:

– Ох…

– Что такое? – сорвалась Лиззи, поворачиваясь к нему.

– Сколько водки он выпил?

Кармен подняла бутылку:

– Около трети.

– Она разжижает кровь, – ответил Уилл, – стоило вспомнить об этом раньше.

Лиззи перевела взгляд с пропитанной кровью футболки на аптечку Грейди:

– У тебя есть что-нибудь, чтобы остановить кровотечение?

Он покачал головой.

Глава 9

– Бену нужна еда, вода и покой, – Лиззи снова взяла руководство на себя, – а мы не можем остановиться прямо здесь. В любой момент могут появиться другие ребята. Уилл, Грейди, сходите к подножию и поищите удобное место для привала где-нибудь у восточного склона. Разожгите костер и начните готовить еду. Мы с Кармен приведем Бена.

Уилл и Грейди взвалили на спину свои рюкзаки, потом спереди надели мой и Лиззи.

– Рюкзак Кармен мы не унесем, – предупредил Уилл, а Грейди убедительно крякнул и согнулся под весом всей поклажи.

Кармен взяла свой рюкзак:

– Ничего страшного, керидо[26], я хотя бы цела. Я сама разобью палатку, как мы придем.

Уилл кивнул и повернулся спиной. Уходя, он напомнил девчонкам запереть тайник.

Затуманенное сознание донесло до меня картинку, как Лиззи взяла коробочку, в которой теперь лежал мой собственный зуб. Она кинула ее в больший контейнер, захлопнула крышку и приложила большой палец к экрану. Замок отозвался негромким щелчком.

– Я ужасно себя чувствую, – сказала она через некоторое время, – из-за нас следующая команда столкнется с той же задачей.

– Думаешь, они поступят так же? – спросила Кармен. На ней оказалась зеленая кофта. Когда это она успела одеться?

– Надеюсь, они предпочтут сдаться.

Я живо представил, как другие вырывают друг другу зубы из-за чьей-то глупой проделки. Я сглотнул, и от вкуса крови мне снова стало дурно.

– Бедняжка. – Меня качнуло к Лиззи, и она потрогала мой лоб.

– Здесь останавливаться нельзя, чико. – Кармен подняла меня на ноги.

Лиззи пришлось поддержать меня, потому что меня сильно шатало, хотя она сама ходила с костылем.

– Спустимся – и все, – ободряюще приговаривала она, – шаг за шагом, потихоньку.

Земля казалась мне мягкой периной. Я снова зашатался и со всего размаху сел на землю, едва не утащив Лиззи за собой.

– На это уйдет некоторое время, – донесся до меня голос Лиззи. – Он вообще ничего не соображает, к тому же у него кровь. Если он хотя бы идти прямо сможет, считай, нам повезло.

– Почти все, что он проглотил, вышло наружу. – Кармен по-своему была права.

– Да, но какая-то часть все же всосалась.

Лиззи опустилась рядом со мной и обняла меня за плечи.

– Кажется, уже не так сильно кровит, – сказала она, – идем, Бен.

– Воды, – прохрипел я. Больше всего мне хотелось вымыть всю эту гадость изо рта.

– Пока нельзя, – Кармен сжала мою руку, – пусть десна немного заживет.

Девочки снова подняли меня на ноги, и меня опять повело в сторону. В глазах сверкало, мир кружился в каком-то сумасшедшем вальсе. Я провел рукой перед глазами, но она промелькнула каким-то смазанным пятном.

Вздохнув, Кармен взяла меня под руку.

– Я знаю, что в каком-то смысле ты пошел на это ради меня, чико, – тихо произнесла она. – Я сделаю все, чтобы твоя жертва не была напрасной.

– Он сделал это и ради меня, – сказала Лиззи, – он знает, что я хочу выплатить ипотеку.

Кармен посмотрела на Лиззи через мою голову:

– Зачем? У твоих предков хватает денег.

Лиззи оценивающе посмотрела на нас с Кармен.

– Только никому не рассказывайте, но папа болен. У него простатит. – Лиззи сглотнула. – Ему нужно уволиться, но он не сделает этого, пока не выплатит ипотеку.

– Чика\ Я и не знала даже. Извини.

– Ничего, – она в ответ пожала плечами. – Мама хочет устроиться на полную ставку, но из-за возраста… пока ее звали на собеседование только на всякую левую работу.

– И ты ничего не сказала Бену?

Лиззи покачала головой:

– Я не хотела его грузить… к тому же…

Я хотел было утешить ее, приобнять, но моя рука совершенно меня не слушалась. Тут еще эти мошки роятся у фонариков. Они прям как пылинки, все летают и летают, оставляя за собой едва заметный след. Когда я оторвался от них, Лиззи снова что-то говорила. Я что-то пропустил?

– … нет, между нами ничего нет. То есть, он мой лучший друг. Ну, не считая тебя, конечно. Но он предпочитает не обсуждать то, что происходит у него дома. А я знаю, что там что-то неладное творится с тех пор, как отец ушел от них. Он затыкает меня каждый раз, когда я поднимаю эту тему.

– А ты все же не хочешь рассказать ему о своей проблеме?

– Нет, только не об этом.

– Он же все слышит.

Лиззи тихонько засмеялась:

– Не думаю, что наутро у него что-то отложится в памяти. – И, взяв меня под руку, добавила: – Давай, Бен. Пройдем еще немного.

Поначалу каждый шаг давался нам с титаническим трудом. Во тьме шли, шатаясь и спотыкаясь, три калеки. Кармен освещала путь фонариком, а Лиззи нащупывала дорогу с помощью костыля.

Оказывается, ее папа серьезно болен, а она даже ничего не сказала мне. Наверное, она думала, что я ей не доверяю, раз не рассказываю о том, что творится у нас в семье. Вот и она не открылась мне. Я даже не задумывался, что это будет мешать нам сблизиться. Но это мешало.

Через некоторое время в глазах у меня снова поплыло, земля все норовила выскользнуть из-под ног. Склон стал более пологим, и теперь все камни и булыжники стали еще дружнее цепляться за каждый мой шаг.

Девчонки тяжело дышали и отдувались. Кармен согнулась под моей тушей, но делать было нечего: без нее я далеко не уйду.

– Извините меня, – бормотал я, – извините, извините, изви…

– Ты не виноват, чико. – Кармен, поднатужившись, в очередной раз поймала меня, потому что я снова споткнулся. – Утром тебе будет лучше.

Впереди я увидел пламя костра.

– Уилл, – позвала Лиззи, – иди и помоги нам.


Мама сорвалась на визг.

– Нет, вы только посмотрите!

Я оторвался от прописей. В одной руке она держала рюкзак Уилла, а в другой – письмо.

– Дин, глянь-ка! – визжала мать.

Сверху глухо послышались шаги отца. Его оторвали от исследования, и, заходя на кухню, он недовольно посмотрел сперва на меня, потом – на Уилла.

– Ну что такое?

– Ничего! Снова эта овца из школы сует нос не в свое дело! – Она грозно потрясла письмом. – Она заставила Уилла сходить… – мама понизила голос, как будто это было страшное ругательство, – к психологу!

– Без нашего согласия? – помрачнел папа.

– Это вроде как школьная традиция, – осторожно начал я, – мисс Кларк приходит к нам каждую среду и проводит воспитательные занятия для… – На этом месте я запнулся.

– Для… – сказала мама угрожающим тоном, желая услышать продолжение.

– Для таких ребят, как… – Я снова умолк. – Как Нора, например, – выдавил наконец я.

Нора была примечательна толстенными очками и истериками с визгом и воплями пять раз на дню.

– То есть для детей с проблемами в развитии? – уточнил папа.

Я кивнул.

– А теперь они хотят, чтобы и Уилл посещал эти занятия? – Мама смяла письмо в кулаке. – Да как они смеют\

Папа подался было к ней:

– Дай взглянуть.

Мама спрятала письмо за спиной:

– Зачем это?

– Я хочу знать, что именно там написано.

– Это не важно. Эта ваша Кларк считает, что мой мальчик ненормальный! Да я в суд подам!

Уилл пристально пялился на меня.

– Что ж, – протянул папа, запустив пятерню в свою огненно-рыжую шевелюру, – вообще-то она профессионал… может, стоит хотя бы…

– Да ты с ума сошел! – Мама выкинула письмо в мусорное ведро, вынула и завязала пакет и вышла во двор.

Мы наблюдали за тем, как она с размаху закинула пакет в мусорный контейнер – вот так, нет его больше.

– Но проблема все еще есть, – мягко произнес папа, глядя на Уилла.

Мама задрожала от гнева:

– Ты считаешь моего сыночка «проблемой»?

– Наверное, у них был повод так написать. – Он обратился ко мне: – Бен, что случилось на этой неделе?

Я старался не смотреть на маму, которая уже нервно постукивала ногой и сверлила меня взглядом.

– Бен, – папа приподнял мою голову за подбородок, – скажи.

Я выпалил шепотом, не глядя на него:

– Он отрезал хвостик Анны.

– Что-что? – опешил папа.

– Потому что Анна не поделилась с ним чипсами.

Ух и большие проблемы у меня будут. Глаза-буравчики мамы неотрывно следили за мной. Уилл сидел сложив руки. На его лице не дрогнул ни один мускул.

– Кэрри, тебе об этом известно?

Мама скрестила руки на груди:

– Я была в школе. Все уже разрешилось.

– Почему мне не сказала?

– Все. Уже. Разрешилось. – Мамино лицо застыло, совсем как у Уилла.

– Что именно произошло? – Папа снова обратился ко мне, загораживая маму.

– Она должна была поделиться, – невнятно проговорил я, – он вежливо попросил.

– Но это же был ее перекус, – мягко ответил папа, – она не обязана делиться, если не хочет.

– Нет, должна! – вскрикнул я. – Все знают… – Едва не проговорившись, я зажал рот рукой.

– Что все знают? – настаивал папа.

– Я хочу пойти в комнату, – умоляюще попросил я, стуча ногами по ножкам стула.

– Оставь его, – резко приказала мама, – ему еще домашнее задание делать.

– Что все знают? – повторил папа.

Я судорожно сглотнул.

Папа встал.

– Я не дам тебя в обиду, Бен. – Он посмотрел на маму с Уиллом. – Просто скажи, что именно все знают?

Уилл опередил меня:

– Они знают, что должны делать то, что хочу я.

– Или будет хуже… – прошептал я.

– Мы можем разобраться и дома, – встряла мама, – без всяких психологов. Ему нужна семья. Я звоню в школу. Если эта женщина еще раз подойдет к Уиллу, я ее уничтожу!


Я с трудом разлепил глаза. Первое, что я почувствовал, была острая пульсирующая боль в десне. Я аккуратно пощупал пустоту языком и глотнул. Вкуса крови больше не было. Что ж, уже хорошо. Кряхтя, я перевернулся на спину. Голова дико гудела, и я почему-то чувствовал себя тоскливо. Но почему? Я изо всех сил напрягал память, но от вчерашнего дня оставались лишь жалкие обрывки.

Мне нужен был отдых, но без анальгетика снова заснуть я не мог. Я потянулся за фонариком и случайно опрокинул стоящую рядом бутылку с водой. Она помогла мне вспомнить последние слова Лиззи перед тем, как я вырубился: «Оставлю лекарства тут, вдруг тебе понадобятся».

Я стал наощупь обыскивать землю и в конце концов наткнулся на пачку таблеток. Не включая свет, я выдавил из блистера пару штук и запил их водой, которая подействовала на меня словно божественный нектар. Да, без света лучше – мои глаза и так были воспалены, все тело ныло, а я был сильно голоден. И все же царство Морфея вновь приняло меня в свои объятия. Организму нужно было восстановиться.

Но прежде, чем окончательно провалиться в сон, я услышал какое-то шуршание и заставил себя вновь открыть глаза.

– Грейди? – шепотом позвал я.

И уснул.


Ближе к концу марта Уилла официально перевели во второй класс, и он тут же попросил забрать домой нашего школьного питомца – ярко-рыжую морскую свинку по кличке Чубакка[27]. Он вооружился всем своим детским обаянием, широко распахнув большие серые глаза, и весьма убедительно изображая дрожащие губы.

– Сейчас очередь Мэтью, – сказала мисс Хип, – вы с Беном не записаны на эту четверть.

Нас никогда бы и не записали. Мама не потерпела бы в доме никаких животных, и я был уверен, что именно она настояла на том, чтобы нас не было в списке.

Уилл отступил на шаг, его глаза уже были на мокром месте. Но, сдержавшись, на этот раз он пустил в ход весь свой дипломатический арсенал: вручил Мэтью свою шоколадку, а мисс Хип – открытку с аппликацией из цветка и сердца, которую аккуратно смастерил в обеденный перерыв. В ней красовалась надпись: «Йа люплю вас миссес Хеп», – хотя уж я-то знал, что с правописанием у него проблем не было.

Он поднимал руку, отвечая на каждый вопрос учителя. Во время уборки Уилл даже выиграл наклейку за прилежность, а на уроке физкультуры прикрыл Мэтью, сказав, что это он сам пнул мяч за забор.

В конце занятий Мэтью подошел к мисс Хип и сказал, что не возьмет Чубакку.

На пути домой Уилл тыкал свинку через прутья клетки, а та в ответ ухватила его за палец.


Ночью мне снились ярко-рыжие морские свинки, в цвет моей шевелюре. Все они были мертвы, а вокруг их тушек – кровь. Много крови.

Меня разбудил запах жареного бекона, кофе и дымящегося хвороста. Едва ли начало светать. С трудом перевернувшись, я увидел у тлеющего костра Грейди и Кармен. Она вооружилась швейцарским ножом и нарезала булочку; он проверял готовность блюда на сковородке. Окончательно стряхнуть сон мне помог нос, который отчетливо просигнализировал, что на завтрак у нас будут сэндвичи с беконом.

Я попробовал приподнять голову и, к счастью для себя обнаружил, что она уже не болит. Однако тошнота никуда не делась, и живот по-прежнему сильно крутило. Я выполз из палатки, поежился от предрассветной прохлады и направился к костру.

– Бен! – Кармен оторвалась от своего занятия. – Мы старались не будить тебя подольше. Как ты?

– Так себе. – В животе у меня заурчало. – Есть хочу.

– На вот, – Кармен сняла пару ломтиков бекона со сковородки и положила их на булочку, – перекуси.

Грейди вручил мне свою чашку кофе:

– Я себе еще сделаю.

– Спасибо. – Я взял из рук Кармен сэндвич, укусил его и стал искать глазами брата.

– Он пошел к реке ополоснуться. – Кармен поняла без слов.

Я перестал жевать и замер на мгновение, когда до меня дошло, что они пошли отмываться от моей крови. Я опустил глаза на свои руки и увидел на них запекшуюся кровь, хлопьями и разводами украшавшую мои ладони.

Тут же Грейди сунул мне кастрюлю воды:

– На. Потом наберем еще.

– Спасибо.

Я отложил сэндвич и опустил руки в воду, которая тут же потемнела. Мое внимание привлек голос Лиззи, даже не голос – всхлип. Стоп. С моих рук капала вода. Я должен был что-то вспомнить, что-то важное о Лиззи. Я стал искать ее.

Она все еще была в сером спортивном костюме и стояла, склонившись над кучей рюкзаков. Ее волосы, подстриженные под мальчика, слиплись и пристали к голове.

– Да говорю же, мой был внизу! – воскликнула она. – Кто-то в них копался.

– Да кому это надо, чика? – Кармен удивленно приподняла брови.

В моей памяти всплыла картинка прошлой ночи.

– Грейди, это не ты вставал?

Видение было туманным, на грани сна и реальности, но почему-то я был уверен, что видел именно его. Или не его.

– He-а, спал как убитый до самого утра. – Он закинул на сковородку еще бекона. – А что там такое с рюкзаками?

Лиззи повернулась, совершенно оторопевшая:

– Зуб пропал.

– Не может быть, – я поморщился, – наверное, ты переложила его куда-то.

Кармен и Грейди уставились на Лиззи с выражением непередаваемого ужаса.

Лиззи качнулась назад. Она уже успела разобрать рюкзак, раскидав вещи то тут, то там.

– Его нет, – вымолвила она потухшим голосом.

Я вскочил на ноги:

– А где тогда?

– Грейди, ты точно спрятал его в рюкзак Лиззи? – Кармен внимательно посмотрела на него. – Может, по ошибке ты засунул его себе в карман?

Грейди покачал головой, но все же стал обыскивать свои вещи.

– Его тут не может быть. Я положил его туда, куда сказала Лиззи. Я точно это помню.

– Проверь еще раз, – я сглотнул, – везде проверь.

– Бен, ты вроде как видел кого-то ночью, да? – произнес Грейди, выворачивая карманы рубашки. – Ты думал, что это я, но это был кто-то другой.

– Да, по крайней мере мне так показалось, но…

– Он же был невменяемый, Грейди, – мягко сказала Кармен, – ему это могло присниться или привидеться. – Она посмотрела на Лиззи: – Твой рюкзак нес Уилл, чика. Зуб мог выпасть по пути. – Она сложила нож и спрятала его в карман. – Я пойду обратно на холм и попытаюсь его отыскать. – И с этими словами она мигом сорвалась с места.

– Рюкзаки переложили, – Лиззи стояла на своем, – кто-то открывал боковой кармашек. Нас ограбили!

– Нет. – Я не сдавался. – Кармен найдет его.

– А если нет? – пробормотал Грейди. – Что, если ночью у нас и правда были гости?

– Тогда откуда им знать, где лежит зуб? – Лиззи едва не плакала.

Грейди сглотнул:

– За нами следили.

– Но откуда? – Я вертел головой, осматривая окрестности.

– Было так темно, что они могли прятаться и в тридцати метрах от нас. – Лиззи потерла лицо.

– Да, например, за деревьями, – предположил Грейди. – Тем более они привыкли к темноте, а мы сидели у костра.

– Нос чего вообще кому-то следить за нами? – У меня по телу пробежали мурашки.

Тут вернулся Уилл, протирая голову полотенцем. Он слышал мой последний вопрос, быстрым взглядом окинул нас и обо всем догадался.

– Они не смогли открыть контейнер, – наконец проговорил он, кидая полотенце на свой рюкзак, – так что затаились и ждали другую команду. – Уилл сделал себе сэндвич с беконом, уселся и стал есть.

– Они видели, как Кармен дует на коробку, потом – как мы вырвали Бену зуб и куда его положили. Они решили забрать нашу добычу, чтобы самим не делать этого! – Лиззи сидела, обхватив голову руками.

– Логично. – Грейди кинул рубашку на землю. – Теперь у них наш тайник, и уже наверняка они подходят ко второй точке.

Я опустился на камень:

– Что будем делать?

Мы дружно переглянулись. Грейди застонал:

– Сдается мне, у нас целых четыре варианта.

Уилл кивнул:

– Кому-то придется расстаться с зубом.

– Только не это! – Мои руки метнулись ко рту. – Еще варианты?

– Так, – Грейди стал загибать пальцы, – тогда три варианта. Во-первых, можно сдаться и вернуться на пляж.

Лиззи плотно сжала губы.

– Дальше?

– Во-вторых, пойдем дальше и на финише заявим, что у нас украли. Может, прокатит.

– Ноу нас нет доказательств, – заметил Уилл.

– Кроме того, что у Бена не хватает зуба, – сказала Лиззи.

– Все, что из этого следует, так это что Бену удалили зуб. А это могло случиться и намного раньше. – Грейди покачал головой. – Не убедительно.

– Какой третий вариант? – Лиззи внимательно слушала.

– Найти этих тварей и заставить их отдать нам то, что наше по праву.

Воцарилось молчание. Я уставился на недоеденный сэндвич, не в силах заставить себя прикончить его.

– Грейди, – наконец промолвила Лиззи, – будем реалистами. Кучка калек – с вывернутой лодыжкой, побитыми коленями, плечами и локтями – никого даже не напугает, не говоря о том, чтобы заставить кого-то отдать добычу. Особенно если они крупнее нас.

– К тому же на острове еще восемь команд кроме нашей. – Я потер глаза. – Как мы узнаем, какая именно украла наш зуб? Допустим, мы наткнемся на одну из них, но они будут все отрицать, и что?

– Это были те ребята, которых мы видели у озера. У них еще капитан – девушка, – зарычал Грейди.

– Возможно. – Уилл закинул ногу на ногу, но мы не знаем наверняка.

– Есть еще один вариант. – Я сел на корточки: – Пойдем дальше по остальным контрольным пунктам, а если нам попадется чей-то еще тайник, то заберем зуб из него.

Лиззи сделала в волосах аккуратный пробор:

– Ты хотел сказать – украдем.

– Признаю, это не самый лучший вариант, – сказал я.

Она шумно выдохнула:

– Тогда мы будем ничем не лучше этих воров.

– А по-моему, самый лучший, – произнес Грейди.

– Нужно просто улучить момент, – добавил Уилл, сделав себе еще один сэндвич. – Найдем другую команду и дождемся, пока они не кинут рюкзаки.

– А если подходящего момента не будет? – поинтересовался Грейди.

– Тогда решим – вырвать другой зуб или пожаловаться судьям? – ответил Уилл.

– О’кей, – я встал. – Ночь выдалась ужасная, но мы все же справились с первой точкой, а я не припоминаю, чтобы кому-то еще это удалось. Лично я чувствую себя намного лучше. Лиззи, как твоя лодыжка?

– Ноет, но я могу идти с костылем.

– Отлично! Пора заняться делом. Какой план на сегодня?

– Сворачиваемся и стартуем. – Лиззи стала укладывать вещи обратно в рюкзак. – У нас два дня на то, чтобы обойти пять точек. За сегодня мы должны добраться до третьей. Одна – утром, одна – после обеда и последняя – ближе к вечеру. Потом шесть часов на сон и последние две уже завтра.

– При любом раскладе мы быстро догоним тех гадов, – сказал Грейди, собирая мусор.

– Ты справишься с долгим переходом? – Я подошел к Лиззи.

Она кивнула и совершенно неожиданно ухмыльнулась:

– Скоро рассвет, и погода обещает быть хорошей. А наши дела и того лучше. – Через пару минут Лиззи вдруг спохватилась: – Ребята, а Кармен разве не должна была уже вернуться?

Глава 10

– Кармен! – Я быстро карабкался вверх по пригорку, стараясь не обращать внимания на остатки боли в колене, которое теперь уже ныло не так сильно.

Впереди шел Уилл, позади был Грейди.

Лиззи осталась в лагере чтобы закончить с вещами и на случай, если Кармен все же объявится. Хотя она возражала, но Грейди настоял на том, чтобы она как следует перебинтовала лодыжку и могла более-менее нормально ходить.

– Кармен!

Мы все еще ее не нашли. За спиной оставалась роща с рекой, каменная пирамида – прямо перед нами. Если Кармен все еще искала зуб, она должна быть где-то неподалеку.

Я остановился, и Грейди, пыхтя, догнал меня:

– Да где она?

– Если бы ты был Кармен и искал зуб, куда бы ты пошел?

– Я завернул его в ткань от очков. Может, она подумала, что ее унесло ветром. – Грейди прищурился и стал осматриваться.

– Разделимся, – я ткнул пальцем в сторону, – ты обойди восточный склон, а я зайду с запада.

Он согласно кивнул.

Теперь пригорок выглядел еще более бесплодным, чем показалось ночью, когда его освещали лишь луна да наши фонарики. Скаты были усеяны редкими клочками жесткой выцветшей травы. Лишь чертополох скудно окрашивал вымерший пейзаж. Восточный склон так и вовсе был совершенно голым, усыпанным гравием, щебнем и крупными камнями.

– А вдруг она споткнулась и лежит без сознания где-нибудь посреди камней? – Грейди ломал руки.

– Я помогу тебе осмотреться когда закончу на своей стороне.

Полный решимости, Уилл все еще вышагивал вверх по склону. Он прошел мимо пирамиды даже не удостоив ее вниманием.

– Уилл, ты нашел ее?

Он развернулся.

– Сверху будет лучше видно.

– В любой момент могут появиться другие, – Грейди обеспокоенно крутил головой, – я бы не хотел сейчас с ними столкнуться. А вдруг они заставят нас рассказать, как открывается ящик?

Я подтолкнул его:

– Иди и ищи Кармен. Об остальном подумаем, когда найдем ее.

Со стороны холма, где стоял я, открывался вид на темные морские просторы. Небо понемногу стряхивало с себя предрассветные сумерки, щедро доливая краски в серую палитру ночной природы. На моих ботинках заблестели роса и бледная паутинка. Все еще было рано, хотя мы давно уже должны были тронуться в путь. А мы лишь теряли время.

– Кармен! – снова позвал я и напряг слух, стараясь уловить хоть какой-то ответ.

Ответа не последовало. Если Кармен и была поблизости, то, скорее всего, лежала без сознания, как и предполагал Грейди.

– Кар, ты где?

Тут очередное воспоминание шевельнулось в моей памяти. Кармен и Лиззи разговаривали через мою голову. Кармен волновалась за Лиззи. Нет, не за Лиззи. За ее отца. Он болен.

Лиззи ничего мне не сказала. Я думал, что она делится со мной всем, что происходит в ее жизни, а оказалось, что мне известно далеко не все. И виноват в этом был я.


Папа глубоко и шумно вздохнул:

– Ты говорила, что у Уилла в школе все нормально, – его руки тряслись от гнева, – ты говорила, что он выкаблучивается только дома, что проблема во мне, что мы не можем найти общий язык. Ты даже ту статью мне прислала «Послушный в школе, оторва дома» – я сохранил ее на компьютере.

Мама приказала нам с Уиллом пойти в свою комнату. Я вскочил на ноги и пулей выбежал из кухни, а брат степенно последовал за мной.

Мы остановились на верхней ступеньке и свесились вниз, прислушиваясь к голосам за закрытой дверью.

– Я ни за что не поверю, что он доставляет хлопоты только мне. – Папа повысил голос.

– Тогда тебе стоит больше внимания уделять ребенку в школе, если тебя это так беспокоит! – кричала мама.

– Да ты не даешь мне этого сделать! – Папа с силой хлопнул по столу. – Ты сказала, что сама будешь следить за ним в школе, и даже лично ходила на родительские собрания, когда я не мог.

Я не разобрал маминых слов.

– Мое терпение лопнуло, Кэрри. Я не понимаю, как его это травмирует, и мы можем сходить к специалисту все вместе.

До меня доносился мамин голос, то опадающий, то снова взвивающийся до крика, но сами слова ускользали от меня. Я чувствовал, как Уилл сверлит меня взглядом, ищет ответ на вопрос, который не может задать. И тут я вздрогнул от того, что он резко впился ногтями в мою ногу.

Теперь мама говорила более отчетливо:

– Прошу, поверь мне. Уилл в порядке. Он совершенно нормальный. Его иногда заносит, но это скоро пройдет.


Склон был довольно крутым, так что местами мне даже приходилось опираться о него, обходя холм. Повсюду мне попадались кроличьи норы, сотами усеявшие голые скаты. Зуб, подхваченный ветром, легко мог попасть в одну из них, так что я решил осмотреть их повнимательнее.

Однако мои поиски не увенчались успехом. Я окликнул Уилла:

– Что-нибудь видно?

– Еще три команды. – Он показал на рощу за моей спиной и в сторону второй контрольной точки.

– А Кармен?

Уилл поднес бинокль к глазам и стал обыскивать склоны, по кругу и вниз, к подножию холма, изучил окрестности и линию горизонта. Наконец он отрицательно покачал головой. Кармен нигде не было.

Вдруг воздух сотрясся от леденящего душу крика. Я рефлекторно вскинул голову, пытаясь отыскать его источник. В первую очередь я подумал на очередную морскую птицу, но что-то подсказывало мне, что это была не она.

Я развернулся в обратную сторону и быстро пошел за Грейди. Он тоже слышал крик и бежал мне навстречу, спотыкаясь и кувыркаясь.

– Это ты? – прокричал он.

Я покачал головой.

– Уилл? – завопил я.

Мой брат уже припустил вниз по склону, периодически переходя в скольжение.

– На этом острове куча других людей, кто угодно мог…

– Кто угодно не пропал! – Я кинул на него яростный взгляд. – Где она?

Что-то привлекло внимание Уилла у каменной пирамиды. Он резко остановился у нее, наклонился и поднял небольшой предмет. В руке у него блеснуло окровавленное лезвие швейцарского ножа Кармен.

– Нужно срочно ее найти, – простонал Грейди.

– Я знаю, – ответил я, прикрыв глаза. Уилл спрятал нож в карман. – Она где-то поблизости. Уилл ничего не увидел сверху, значит, она должна быть под каким-то укрытием.


Мы стали обыскивать каждый уголок, где хотя бы гипотетически мог спрятаться человек. Дедушкины часы пробили час с того момента, как мы покинули лагерь.

– Лиззи наверняка уже беспокоится, – сказал я.

– Ищите, – твердо повторил Уилл. – Лиззи в безопасности. Помощь нужна Кармен.

– Может быть, кричала вовсе не Кармен. – Грейди протер кистью блестящий от пота лоб. – Это могло быть что угодно. Птица там… или тюлень…

– Ну да. – Я в надежде нагнулся под очередной уступ. Но там было совершенно пусто, не считая разоренного птичьего гнезда. Только веточки да побитые яйца. – Да где она?

– Мы еще не все обошли. – Уилл куда методичнее нашего осматривал все подозрительные места, передвигаясь зигзагом.

– Еще команда, – Грейди ткнул пальцем вперед, – здоровые ребята. – Они перешли реку и теперь удалялись от нас. – Как это мы разминулись?

– Похоже, они шли с другой стороны холма. – Я остановился. – Может, они видели Кармен? Догоним их?

Уилл задумался.

– Ее с ними нет. Если они хорошие, то взяли бы раненую девушку с собой.

– А если плохие? – закашлялся Грейди.

– Тогда они либо оставили ее, либо…

– …либо у одного из них глубокий порез – мрачно констатировал я.

Чем дальше мы продвигались, тем круче становился подъем. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что мы уже не наматываем круги у холма, а вышли на плоскогорье. На западе скат был изрезан острыми утесами, а вдали к небу тянулись верхушками пара гор-близнецов: одна северо-западнее и одна почти прямо на север от нас.

Выдохшись, я опустился на ближайший камень:

– Ее тут нет.

– Тогда где? – требовательно спросил Уилл.

– Ее не было с теми парнями, но увести ее могла и другая команда. – Лицо Грейди просветлело. – Если пойдем ко второй точке, то наверняка сможем их догнать.

– А как тогда они проскользнули мимо, что мы их не заметили? – Я с сомнением покачал головой.

– Ты исходишь из того, что мы слышали крик Кармен, – Грейди от раздражения сжал кулаки, – а это могла быть и птица, в то время как Кармен уже давно там не было.

Уилл молча похлопал по карману, где лежал ножик.

– Она отбивалась, – бормотал я, – зачем ей уходить?

С пронзительным криком откуда-то возник поморник, спикировал на нас и в последний момент ушел вбок и вниз, а потом снова появился и дерзко взмыл в небо, оглашая плато злобным карканьем.

– Мы почему-то до сих пор сидим на уступе, – сказал наконец Грейди, – а надо посмотреть под ним.

Грейди первым заметил темное пятно в скале, которое на поверку оказалось тенью пещеры.

– Это пещера!

Мы дружно сорвались с места. Уилл достал из кармана штанов фонарик, и луч света прорезал вековую темноту.

– Внутри достаточно свободно, – сказал Уилл и скрылся в скале.

– Она там? – Грейди выглядывал у меня из-за спины.

– Да, – голос Уилла прозвучал подавленно, – она здесь.

Я порвал футболку об острый камень, протискиваясь через узкий вход в пещеру. Наконец я увидел Кармен. Она лежала спиной к нам, свернувшись в клубок. Уилл опустился на корточки рядом с ней.

Грейди легонько подтолкнул меня, и я сделал шаг в сторону, чтобы пропустить его.

Свет фонарика отразился от багровой лужи, медленно растекавшейся из-под тела Кармен.

– О-она жива? – запинаясь, прошептал Грейди, больно вцепившись в мою руку.

– Жива, но без сознания. – Уилл пощупал ее лицо. – Кармен?

Грейди опустился на колени рядом с Уиллом:

– Что с ней?

Я обхватил себя руками.

– Зачем кому-то нападать на нее? – прошептал я.

Уилл вперил в меня немигающий взгляд и поднял правую руку Кармен. Там, где должна была порхать пустельга, осталась лишь обрубленная культя.

Зажав рот рукой, я резко отшатнулся назад и ударился спиной о твердую каменную стену, в ужасе издав нечто среднее между всхлипом и отрыжкой, беспомощно пытаясь избавиться от комка желчи, застрявшего у меня в горле.

– К-к-какого черта?!

Отчаянно дрожа, Грейди взял у Уилла руку Кармен:

– Ее ампутировали и прижгли… видишь?

Только с его подсказкой я наконец понял, чем это так пахло. Горелое дерево, мясо и медистый запах. Меня стошнило.

– Кровь больше не идет? – Уилл наклонился поближе.

– Нет, но рану нужно как следует промыть, перевязать и… – Грейди ткнул пальцем на пол, – она потеряла много крови.

Уилл кивнул:

– Они не собирались ее убивать. Быть может, ампутация прошла быстро. Ей нужен отдых и, думается мне, много воды с железом.

– Значит… стейк с овощами, – предложил Грейди.

– Ну да, у нас же этого добра завались, – сорвался я.

– Я пытаюсь быть полезным! – заорал на меня Грейди, а потом, подумав, вскинул голову: – Стоп, у меня же есть железо в таблетках.

– О’кей… ладно, – Я посмотрел на лицо Кармен. Она лежала без сознания, плотно сжав глаза, в уголках которых проступили морщинки. – Она с ума сойдет от боли, нужно как-то ее смягчить. Нам понадобится весь твой арсенал, Грейди. – И тут я опомнился: – Лиззи же там совершенно одна!

– Мы не можем бросить Кармен, – сказал Грейди, – но и нести ее нельзя. Никак нельзя.

– Тогда оставайся с Кармен, а мы с Уиллом вернемся за Лиззи и захватим наши вещи, – выпалил я, мигом выскочил из пещеры и понесся в лагерь.

– А если они снова объявятся? – прокричал нам вслед Грейди. Его голос настиг нас уже на склоне.

Но я бежал во весь опор, не думая ни о чем, позабыв даже о ноющем колене. Господи Боже, пусть Лиззи будет в порядке.


Лиззи услышала наш топот, когда я очертя голову добрался до нашей стоянки. Уилл не отставал.

– Вы нашли ее? – взволнованно воскликнула она, но в ответ я лишь сгреб ее в охапку, благодаря небеса за то, что она жива.

Уилл уже натягивал на плечи свой рюкзак, повесив спереди вещи Кармен.

– Бен, Лиззи в порядке. Пошли. – И он двинулся обратно, попутно засыпав сухой землей тлеющие угли.

Лиззи наконец освободилась от моих объятий:

– Да что происходит? Где Кармен? Следующая точка вообще не там! – сказала она, показывая рукой в противоположную сторону.

– Нам не туда. – Я взвалил на спину свой рюкзак и Грейди, охнув под весом тяжелой поклажи. – Собирайся, нужно сматываться отсюда.

Лиззи начинало трясти.

– Скажите мне, где Кармен!

– Она на той стороне холма. – Я подал Лиззи ее ко стыль. – Мы идем за ней.

– Она в порядке? – Глаза Лиззи теперь скорее напо минали два глубоких блюдца.

Я покачал головой:

– Едва ли.

Глава 11

Впятером в пещере оказалось довольно тесно. Мы дружно забаррикадировали вход сумками и разгоняли темноту фонариками, от чего тени сбились в кучку по углам.

Лиззи дико трясло, с ее губ то и дело срывались проклятия.

– Что за твари это сделали? Зачем? – умоляюще повторяла она.

– Что скажешь, Уилл? – спросил я.

– Ну… – задумался он, – интересно, что же во второй коробке.

Лиззи ошалело уставилась на него:

– Ты чего это хочешь сказать?

Уилл облокотился о стену:

– Мы думали, что в тайниках должно быть что-то обычное, даже когда нам самим попался зуб. Но что, если мы заблуждались? Что, если в следующей коробке лежит нечто похуже зуба? Нечто… большее?

– Ты имеешь в виду… рука? – упавшим голосом уточнила Лиззи.

– Типа того.

– Ты и правда думаешь, что кто-то отрезал Кармен руку, чтобы справиться со вторым тайником? – переспросил я.

Уилл изучающе посмотрел на меня:

– А ты разве нет? – И, пожав плечами, добавил: – Так что либо кто-то решил поднять ставки…либо содержимое коробок так и задумывалось. И дальше будет только хуже.

– Что значит «так и задумывалось»? – Лиззи разинула рот, не веря своей догадке.

– Возможно, во всех коробках лежат части тел, – закончил Уилл.

Лиззи схватила меня за руку.

– Но ведь эти соревнования организует «Голд Фаундейшн» – этого не может быть! – Она протестующе затрясла головой.

Грейди застонал:

– Мне следовало догадаться. Это ведь крупнейшая корпорация.

– Ну и что дальше, Грейди? – Лиззи сердито на него посмотрела. – С чего им вообще так поступать?

Тут даже Грейди опешил.

– Лиззи права, Уилл, это нелогично. Наверное, этому есть какое-то разумное объяснение. – Я поплотнее сжал ладонь Лиззи. – А что если руку пришлось отрезать, а затем найти укрытие для Кармен?

– Да зачем вообще отрезать?

– Слушай, я понятия не имею! Может… змея укусила, или ее придавило булыжником, и она никак не могла освободиться. Мы не узнаем, пока она не очнется.

Грейди поник.

– Если же дело в коробках, – наконец произнес Уилл, – вы понимаете, что они спрятали Кармен на потом? Открыв следующий ящик, они вернутся за ней.

Лиззи взвилась как ужаленная:

– Нам нужно защищаться.

– Нам нужно сваливать отсюда! – зашипел Грейди. – Но мы не можем. – Он посмотрел на Кармен, а потом на Лиззи: – Или можем?

Лиззи взглядом просверлила в нем дырку:

– Нет, не можем.

– Я возьму топор. – Я полез за своим рюкзаком.

– У меня костыль. – И Лиззи поудобнее перехватила рогатину.

– На вот, – Уилл запустил руку в карман куртки и достал складной нож, – прикрепи его к концу, будет тебе копье.

– А у меня есть к-кирка. Альпинистская, – пробормотал, заикаясь, Грейди.

– Отлично! – Я кинул ему его рюкзак. – Лиззи, а где твое скалолазное снаряжение?

– Ледоруб на дне, вместе с веревкой и крюками.

– Отдай Уиллу. – Я прижал к груди топорик. Он был небольшой, но с легкостью рубил дерево. Одним махом можно нанести серьезные увечья. Но хватит ли мне духа?

– Да как они вообще могли притронуться к Кармен? – шептала Лиззи, приматывая нож веревкой. – Она такая хорошая, ветеринаром собиралась стать.

Я кусал ногти.

– А разве теперь не станет?

– Нет, – отрицательно покачал головой Уилл, – не думаю.


В четвертом классе мы впервые отправились в пригород. Нам предстояло провести двое суток в тренировочном лагере на ферме Оксли. Хотя мама жутко переживала насчет Уилла, но к тому моменту он уже отлично освоил искусство красноречия, так что в итоге она отпустила и его.

В первый же день нам довелось испытать скалолазную стенку. Лиззи, как и наш общий друг Томми, пришла от нее в дикий восторг.

– Я тебя сделаю! – Томми бросил мне вызов.

Мне показалось это забавным. Уиллу – нет.

Когда мы построились у стены, Уилл вызвался лезть первым. За ним в очереди был Томми, потом я и Лиззи.

Едва я начал карабкаться вверх, наслаждаясь высотой и тем, какими маленькими сверху казались мои одноклассники, Томми стал обгонять Уилла.

Я поддал газу, стараясь догнать их, но расстояние между нами было слишком велико. Томми первым добрался до вершины.

Мой брат посмотрел на меня, красный как рак. Хотя я лез, едва не обуглив подметки, но все равно опоздал. Я так и не понял, как это случилось, но в тот миг страховка Томми странным образом отстегнулась.

Томми пролетел мимо, крича во всю глотку. В полете он зацепил ногой Лиззи, и она закачалась в воздухе, удерживаемая одной лишь веревкой. Томми ударился о землю с громким хрустом смятой кисти.


Я отошел назад, так что Уилл теперь стоял между мной и входом в пещеру.

Вооружившись, мы стали прислушиваться к каждому шороху, доносившемуся снаружи. От томительного ожидания казалось, что время застыло. До нас доносился лишь крик чаек.

– Вам не кажется, что пора перекусить? – Грейди первым нарушил молчание.

– А что? Проголодался? – нахмурилась Лиззи.

– Да нет… – В пещере еще немного ощущалась вонь горелой плоти. – Просто подумал, что мы уже должны продвигаться к четвертому пункту.

Я сверился с дедушкиными часами.

– Пол-одиннадцатого. – Я опустил плечи. – Мы уже потеряли все преимущество от того, что первыми достигли точки и поднялись ни свет ни заря.

Щупая дыру на месте зуба, я подумал, что нас, должно быть, уже обошла последняя команда. К черту все.

Я ощутил неприятное чувство в животе, но оно было связано не с голодом, но с осознанием ускользающих перспектив.

Я посмотрел на Кармен, и меня передернуло. Нет, о соревновании нечего и думать.

– Нужно возвращаться домой, – сказал я.

Уилл едко посмотрел на меня.

– Мы уже отстаем на полдня. Нам ни за что не победить, да и… вы все еще этого хотите? – рассуждал я, указывая на лежащую без чувств Кармен. – Что, если ты прав и в других тайниках вещи похуже? Что тогда – будем резать друг друга на части?

Уилл покачал головой:

– Нет, но…

– Никаких «но», – я повысил голос. – Как, по-твоему, нам продолжать?

Грейди сглотнул:

– Можно…

– Что? Повторить подвиг тех ребят?

– Нет! Украсть.

Я остановился.

– В любом случае, разве не на этом мы все сошлись? – поморщился Грейди.

– Мы так решили до этого. – Я показал на Кармен, которая стонала во сне.

– Ты кое-что забыл, Бен, – Лиззи сжала мою руку, – мы не сможем вернуться еще как минимум около полутора суток. Устье залило, а связь не ловит. Что бы мы ни решили, мы тут основательно застряли.

– У нас есть сигнальные шашки, – уперся я.

– Точно, – Грейди посмотрел на кучу рюкзаков, – но…

– Что «но»?

– Если мы их зажжем, нас тут же вычислят остальные. Они поймут, что мы слабы.

– Одна команда уже знает, во всяком случае, где находится Кармен. – Я кусал ногти.

– Одна команда, – подчеркнул Грейди, – а есть еще семь других. Кто знает, сколько из них рыщут сейчас в поисках «запчастей».

– Думаешь, кто-то еще станет этим заниматься?

– Нет. – Лиззи сняла очки и потерла опухшие глаза. – Я уверена, что Уилл ошибся и на других пунктах такого не будет. Мы не узнаем наверняка, что случилось, пока Кармен не очнется, но отрезать руку живому человеку ради трофея – это просто безумие.

– И что тогда ты предлагаешь? – Я посмотрел на нее.

– У нас только один вариант, – ответила Лиззи. – Нужно добраться до финиша. Я знаю, на маршруте нет ни одного наблюдателя, но должен же быть кто-то в конце, чтобы наградить победителей. Доберемся – и сможем позвать на помощь.

Она дотронулась до бедра Кармен, опираясь на мое плечо.

Грейди что-то прошептал на ухо Уиллу, но я не разобрал его слов. В ответ Уилл согласно кивнул.

Я открыл было рот, чтобы узнать, но вдали раздался душераздирающий крик. Я крепко схватил древко топора и прижал к себе Лиззи.

– Как там Кармен? – тихо спросил я Уилла.

Он потрогал ее лоб. Она плакала во сне.


Перекус был весьма скромным: холодные бобы, смесь из орехов и сухофруктов, солонина да леденцы.

– А вы знали, – тихонько проговорил Грейди, разворачивая шоколадный батончик, – что многие лучшие умы планеты уверены, что реальность – это гигантская компьютерная симуляция?

– Я читала что-то такое, – фыркнула Лиззи.

– Сейчас особенно хочется в это верить. – Я отложил банку с фасолью. – Вот бы перезагрузку.

Уилл глянул на вход в пещеру:

– Интересно, сколько у нас жизней.

Я промолчал.

– Нам нужна другая, – Уилл положил ледоруб на колени и закинул руки за голову, – такая, о которой мы еще не слышали. – И, вытянув ноги, он добавил: – Ну же.

Грейди проверил, нет ли у Кармен жара, и откинулся на стену:

– А кое-кто считает, что динозавров не было.

– Серьезно? – Лиззи подняла голову, покоившуюся на моем плече.

Грейди легонько улыбнулся:

– Их придумало ЦРУ, чтобы не допустить проведения исследований по путешествию во времени.

Лиззи покачала головой:

– Это самая бредовая из всех твоих идей. Как, по-твоему, кости оказались замурованы в скалах?

– Как бы то ни было, – добавил я, – первые кости динозавров откопали далеко не в Штатах.

– Они хотят, чтобы мы так думали. – Грейди скрестил руки. – Помните: нельзя верить ничему, что не видели собственными глазами. Сомневайтесь, задавайте вопросы.

– Да, но ты веришь всем этим шизикам в Интернете, – ответил я. – Почему не сомневаешься в них?

– Если бы я мог отправиться в прошлое, – мечтательно произнес Уилл, – я бы с удовольствием посмотрел на этих динозавров. С пушкой потяжелее, ясное дело…

Неожиданно мы содрогнулись от резкого звона. Это сработал таймер на моих часах, который я тут же выключил.

– Это еще что? – Лиззи наклонила голову.

– Таймер. Отлив начнется через два дня.

Лиззи собрала мусор и сунула его в рюкзак.

– Что у нас есть для Кармен? – спросила она, доставая целлофановый пакетик. – У меня есть мультивитамины. Ей это можно?

– А что, бывает витаминный передоз? – Я глянул на Грейди, но тот лишь пожал плечами.

– У нас с Беном еще осталась колбаса, – сказал Уилл. – Еще что?

– Солонина, – я кивнул в сторону брата, который достал наш походный паек и передал его мне.

– А еще осталось немного бекона с прошлого раза, – добавила Лиззи, закусив губу, – но сырым его есть нельзя, а здесь его не приготовить. Грейди, у тебя с собой что из еды?

Мы дружно посмотрели на его забитый до отказа рюкзак.

– У тебя еще осталась тушенка? – спросил я. – Было бы здорово.

Грейди смахнул со лба капельки пота:

– Пара банок найдется. Еще есть пельмени и сосиски. Все остальное… в общем, в основном это сладости, – признался он, – вы же меня знаете. Я взял целую кучу мишек-гамми[28]… – Он запнулся.

Лиззи прижала палец к губам, ее глаза расширились.

– Тихо!

Я схватил топорик. С противоположного склона доносились негромкие голоса.

– Они пытаются открыть тайник, – прошептала она.

– Ты хочешь сказать, что нас еще не все обогнали? – оживился Грейди.

Я шикнул на него.

– Похоже, они повздорили. – Лиззи вцепилась в импровизированное копье.

– Интересно, им удалось открыть коробку? – Уилл осторожно подкрался к баррикаде из рюкзаков.

Теперь гомон был слышен немного отчетливее. Обладатель фальцета кричал на своих спутников, обладавших куда более низкими голосами.

– Они будут рвать ему зуб. – Уилл тоже вооружился, но с места не двинулся.

Я потрогал щеку. Моя десна все еще давала о себе знать.

Шум все усиливался. Мы уже могли различать смешки, ободряющий клич, стоны и крики.

Неожиданно для нас спокойный полумрак пещеры разорвал пронзительный вопль. Кармен очнулась.

Грейди кинулся к ней и зажал той рот, но она бешено извивалась, выгибалась, стараясь освободиться от него. Свободной рукой она держалась за окровавленную культю. По щекам Кармен градом катились слезы, а из ее рта раздавались душераздирающие утробные звуки: она всхлипывала вперемежку со стонами.

– Кармен, это мы, – прошептала Лиззи.

Я присоединился к ней:

– Кар, кто бы это ни сделал, они ушли. Это я, Бен.

Кармен немного успокоилась, продолжая вздрагивать и всхлипывать в объятиях Грейди.

– Скажите ей, чтоб заткнулась! – встрял Уилл. Он стоял на страже. – Если нас услышат…

– Кармен, я знаю, как тебе больно, но потерпи, – Лиззи тоже расчувствовалась. – На холме другая команда, и лучше бы им не знать, где мы находимся.

Карие и голубые глаза девушек неотрывно следили друг за другом. Грудь Кармен вздымалась и опадала в титанических усилиях перебороть боль и страх.

– Обезболивающее, Грейди! – Я схватил бутылку воды, а Грейди подтолкнул свободной рукой мне аптечку.

Я откопал трамадол и сунул его Кармен.

Грейди отпустил ее и она сделала неловкое движение ко мне, стиснув зубы. Я протолкнул капсулу ей в рот, но Кармен тут же поперхнулась. Тогда я стал аккуратно лить ей воду в уголок рта.

– Пожалуйста, глотай.

Она еле-еле справилась с этой задачей, а потом деревянными пальцами притянула Лиззи за воротник:

– Они думали… что я… это ты!

– Что-что? – Уилл повернулся и уставился на нее.

– Они хотят… не дать… нам…

– …открыть остальные коробки, – закончил за нее Уилл, сопроводив свои слова кивком. – Без отпечатка пальца Лиззи мы пропали. Умно!

– А мои пальцы… им нужны… для тайника.

С натугой договорив, Кармен закатила глаза и снова потеряла сознание.

Глава 12

Лиззи обнимала Кармен и гладила ее по голове, открывая банку с тушенкой. Кармен жестоко трясло.

Грейди подал ей ложку.

– Тебе нужно поесть, – упрашивал он девушку.

– Не лезет. – Кармен старалась не смотреть на еду.

– Кар, расскажи, что ты видела. – Уилл наклонился к ней поближе.

Она вздрогнула еще сильнее:

– Его называли Риз.

– Риз Армстронг, – вспомнил Уилл, – восьмая команда.

– Он здоровенный. Все звал меня… Элизабет. Я пыталась объяснить ему, что он ошибся, но он меня не слушал.

– Если тебе тяжело, не говори сейчас ничего, – прошептала Лиззи.

Кармен покачала головой:

– Они говорили о другой команде. Те другие вели связанную девушку… на поводке. Риз все называл ее «запаской». Он думает, что глупо для этого жертвовать членом своей команды. Он хотел использовать на «запчасти»… м-меня. – С этими словами Кармен залилась слезами.

– Значит, нас обогнали две команды, – подытожил Грейди.

Я зыркнул на него.

Лиззи пыталась расчесать кровавые колтуны в волосах подруги.

– Не понимаю, – произнесла она, – эти психи думают, что мы вернемся домой и будем сидеть сложа руки? Как будто мы не заявим в полицию!

Уилл удивленно приподнял брови.

– Ладно, Уилл, я поняла, в чем дело, – взвилась Лиззи. – Ты убежден, что ни «запаска», ни другие такие же бедолаги не доживут до конца.

Уилл присел на корточки:

– Не обязательно. Некоторые команды, может, и не загадывали так далеко. Вероятно, они попытаются купить молчание своих жертв. Но Ризу нельзя отказать в смекалке. Для таких целей лучше всего подходит незнакомец. Меньше чем за неделю он превратится в изуродованную и запуганную жертву, не знакомую с тобой лично и не имеющую никакой возможности с точностью сказать, кто это с ним сотворил.

Грейди кивнул:

– Легко можно отнекиваться тем, что на острове каждый встречный-поперечный носит камуфляжную форму, и тебя к тому же всегда прикроют товарищи.

Уилл склонил голову:

– В крайнем случае, все можно свалить и на них.

– Я недавно видел в новостях нечто похожее, – сказал я. – Трое подозреваемых, переводящих стрелки друг на друга. Вычислить убийцу среди них так и не удалось, так что всех в итоге отпустили.

Кармен схватила меня за руку:

– Уже полдень, да?

Я кивнул.

– У них была куча времени, чтобы дойти до следующего пункта, – она переводила взгляд от меня к Лиззи. – Он скоро вернется за мной. Если Уилл прав, то для него вы, ребята, нежелательные свидетели.

Я сжал ее дрожащую руку:

– Идти можешь?

– Конечно же нет! – Лиззи покачала головой, но взгляд Кармен вдруг ожесточился. Мрачная решимость высушила ее слезы.

– Надо – значит надо, – произнесла она.

Лиззи нехотя помогла мне поднять Кармен на ноги, хотя та едва могла стоять.

– Давайте сначала хотя бы определимся, куда нам идти. – Я вопросительно посмотрел на Уилла.

Он развернул карту:

– У нас несколько вариантов.

– Например? – Грейди выглядывал у того из-за плеча.

– На запад, к скалам. Поищем там другую пещеру.

– Неплохая идея, – ответила Лиззи. – Их там должно быть полно, и нас там едва ли смогут найти.

– На то, чтобы найти достаточно просторную для всех нас, понадобится уйма времени, и все это время мы будем как на ладони, – закончил Уилл.

Лиззи охнула, запустив руку в волосы, а Кармен всю передернуло.

– Еще? – Я перехватил топорик поудобнее.

– Обратно к причалу. – Уилл провел пальцем по карте. – Вполне можно спрятаться в том домике, где была первая коробка. Другие команды пойдут вперед, а не назад. Если же мы на кого-то и наткнемся, то этот «кто-то», скорее всего, будет прятаться, как и мы.

– И не будет представлять для нас опасности. – Лицо Лиззи просветлело.

– Отлично, – я наклонился за рюкзаком, – пошли.

Уилл стоял как вкопанный.

– Ну ладно, и в чем подвох? – вздохнула Лиззи.

Он пожал плечами:

– Туда долго идти, Кармен не справится. – И добавил, посмотрев на Лиззи: – «Скорую» сюда не вызвать. Тем более если на финише и будет кого позвать на помощь, так мы лишь дальше от него уйдем.

Я прищурил глаза.

– Ты все еще хочешь побороться, не так ли? – произнес я.

Грейди покраснел.

– Ну и что, – он показал на Кармен, – после такого деньги ей нужны еще сильнее.

Уилл снова обратился к карте:

– Еще вариант. Примерно на полпути от нас к следующей точке есть некая постройка.

Я уперся:

– А если Риз и его дружки как раз идут в нашу сторону? Тогда мы попадем прямо к ним в лапы.

Уилл передал карту мне:

– Их можно обогнуть. Вот как бы ты пошел отсюда к следующей точке?

Я задумался:

– Зависит от того, предпочту я самый короткий или же самый легкий маршрут.

– Мы сами собирались обогнуть реку, пройти мимо озера и через болота, – отметил Грейди.

– Таким образом, если мы пойдем через реку и сразу в тот коттедж, мы разминемся. К тому же почти все время будем идти под горку, – закончил Уилл.

– Рискованно, – сказал я, возвращая брату карту.

Лиззи кивнула:

– Бен прав, на острове еще семь других команд, и мы можем столкнуться с любой из них. Я за то, чтобы вернуться к причалу.

– Мы не голосуем, – заговорила вдруг Кармен тихо и с надрывом. – Ты хочешь спрятаться и продержаться до конца соревнований, в то время как эти уроды получат по миллиону фунтов за то, что сделали со мной? – Голос Кармен едва не взвился до крика.

Грейди беспокойно поглядывал на вход в пещеру:

– Тише ты!

– Ни за что! – От взгляда Кармен у меня мурашки пробежали по телу. Резким движением она отбросила с лица слипшиеся от крови волосы. – Мы идем в коттедж. Отдохнем, пока я не восстановлюсь. Потом мы быстро пройдем все точки и первыми доберемся до финиша. Если мы не выиграем приз, то сделаем все, чтобы спрятать или уничтожить последнюю коробку… чтобы она не досталась никому.

Кармен договорила, и между нами повисла гробовая тишина.

– Знаешь, – задумчиво промолвил Грейди, – если никто не справится со всеми заданиями, они могут попросту отдать деньги той команде, которая первая пришла к финишу.

– Они нам ох как пригодятся. Дай глянуть. – И Лиззи склонилась над картой. – Если это твое окончательное решение, Кармен, то предлагаю зайти с северо-востока. Так придется немного больше пройти, но и шансы столкнуться с кем-то куда ниже. – Сложив карту, она снова вернула ее Уиллу.

Кармен молча наблюдала за тем, как я застегнул на груди лямку своего рюкзака, а потом подала мне свой.

– Может, тебе достать что-нибудь? Водку? – Я прикоснулся к карману, где хранил ее грибы. – Грибочек?

Она лишь покачала головой.

Я закинул ее рюкзак спереди, поймал равновесие и попробовал согнуть больное колено.

– Пусть Уилл понесет, – пробормотала Лиззи. Она стояла, опираясь на свой посох, к концу которого был надежно примотан нож. Или скорее на копье?

Я покачал головой:

– Так не пойдет. Если мы наткнемся на Риза, лучше бы руки Уилла были свободны.

Лиззи поправила на носу очки:

– Но ты сильнее его.

– Да, но я ранен. – Мне было нечего добавить.


Мне стукнуло девять. Мой именинный торт в форме стегозавра лежал на полу кухни, теперь скорее напоминая кучку зеленых ошметков. Папа стоял, облокотившись на стол, и держался за рассеченную бровь. Мама пыталась отнять у Уилла кухонный нож.

Я хотел было приложить к порезу полотенце, но папа оттолкнул меня прочь. Я чувствовал, как он дрожит от ярости.

– Он пытался убить Бена, – прошептал наконец папа. – Вовремя я успел.

– Неправда, – настаивала мама, обхватив Уилла одной рукой. Его щеки пылали. – Он только угрожал ему. Если бы ты не влез… – Она швырнула нож в раковину.

Я виновато посмотрел на отца:

– Это все я. Извини меня.

Лицо папы стало белым как мел.

– Ты? – Он выпрямился. – Сегодня твой день рождения. Тебе и свечи задувать.

Я старался не смотреть на пол. По всему линолеуму тут и там был размазан синий парафин. На том, что раньше было тортом, красовался отпечаток ладони Уилла.

– Это несправедливо по отношению к Бену, – вступился отец.

– Я хорошо понимаю Уилла, – промолвила мама. – Ты и сам это знаешь. Я с ним разберусь. Он уже стал вести себя намного лучше.

– Да ладно? – Папа посмотрел на меня.

– Похоже на то, – кивнул я: Уилл ни к кому не приставал уже несколько недель, он обучаемый.

– Не знаю, сколько еще я это… – Папа не договорил.


Тому, что мы никогда не дрались с братом, была веская причина.

Я закусил губу. Правильно ли я поступил, решив нести сумку Кармен? А если с Уиллом что-нибудь случится?

Но нам нужно было оружие. И оружием был сам Уилл.

– Все готовы? – Лиззи окинула нас взглядом.

Грейди стоял у выхода с несчастным видом, опустив плечи под весом своей поклажи.

– Что-то мне неохота, – пробормотал он, прижимая к груди ледоруб.

– Нам нельзя оставаться. – Уилл редко кого награждал своей полуулыбкой, но в этот раз сделал исключение. Его глаза сверкнули во тьме. – Лучше подумай о том, что скоро они будут здесь.

Грейди кивнул.

– Кармен? – Я посмотрел на нее.

– Я готова. – И она решительно повернулась к выходу.

Лиззи удержала подругу за плечо:

– Погодите. Послушаем, чисто ли.

Мы замерли. Снаружи доносился лишь шепот ветра, жалобное чириканье птиц и блеянье овец где-то вдалеке. На пригорке было тихо.

– Пошли, – скомандовала Лиззи.

Все еще было светло, и мы зажмурились от яркого солнца, привыкнув к мраку пещеры. Уилл и Грейди пошли спереди, следом ковыляли Лиззи и Кармен, а я был замыкающим.

Всю дорогу мы хранили молчание, и тишина прерывалась лишь редкими вздохами да бряцаньем рюкзака Грейди.

– Так не пойдет. – Лиззи встала, опираясь на костыль. – Грейди слишком шумит.

Мы все еще находились на плато. Внизу, чуть правее, голубой лентой разматывалась река. Слева от нас был еще подъем, цепочка утесов возвышалась и вонзалась в небо остроконечными вершинами.

Мы остановились, и Уилл стал отстегивать с карабинами сковородки, болтающуюся турку, походную печку и прочий скарб с рюкзака Грейди:

– Это придется бросить.

Грейди покорно кивнул.

Он стоял смирно, пока Уилл не освободил его окончательно от всего, что могло звенеть, бряцать или каким-то другим способом выдать наше расположение, и не свалил все барахло в кучу рядом с тропинкой.

– Может, спрячем? – Лиззи так сильно сжимала копье, что костяшки ее пальцев побелели. – Чтобы никто не догадался, что мы здесь были.

– Где? – Уилл наклонил голову.

Шатаясь под весом своей ноши, я спустился немного ниже и вдоль по склону к небольшой канаве, наполненной болотистой жижей:

– Здесь.

Грейди с содроганием наблюдал, как его вещи медленно ушли под воду.

– Мы уже достаточно отклонились к северо-восто-ку? – уточнил я у Уилла.

Он сверился с картой и кивнул:

– Похоже на то.

– Может, начнем тогда спускаться?

Склон изобиловал камнями и булыжниками, пучками вереска и чертополоха, кроличьими норами и щебнем. Ни намека на тропку. Никому и в голову не придет такой сложный маршрут.

Кармен стала молча спускаться, спотыкаясь и неловко балансируя, обхватив изуродованную руку. Холодный ветер трепал ее спутанные черные волосы, окрасившиеся красным. Из-под толстого слоя грязи и запекшейся крови розовых кончиков теперь совсем не было видно.


Я постоянно напрягал ноги, чтобы не споткнуться и не перейти на бег. Рюкзак Кармен, свисавший спереди, закрывал мне обзор, и я совершенно не видел, куда ступаю. Так что я старался не отставать от Уилла.

Из-за тяжелых рюкзаков мои плечи ныли, а шея чесалась. Мы были как на ладони: над головой только просторы небес, перед нами – продуваемый всеми ветрами пригорок, а ниже – болота. Появись кто-то – и нам ни за что не спрятаться.

Где-то там рыскали еще восемь команд. У одной был мой зуб, а у другой… я посмотрел на Кармен. Значит, впереди нас как минимум две команды. Еще одна обошла нас, пока мы были в пещере. Остается еще пять. Я поймал себя на мысли, что они, должно быть, уже дошли до первой точки.

– Интересно, многие ли сдались? – пробормотал я.

– Чего? – Лиззи повернулась ко мне.

– Как ты думаешь, много команд сдалось, обнаружив в коробке зуб?

– Не знаю, – Лиззи сняла очки и протерла глаза. – Мы же нет.

– Но мне кажется, что хотя бы одна сразу же так и поступила, – предположил я, – разве нет?

Лиззи пожала плечами.

Я остановился:

– Эй!

– Ну что? – Уилл посмотрел на меня.

– Те, кто сдались, пошли бы обратно к причалу, вам так не кажется?

– Возможно, – кивнул Уилл.

– Так что дадим Кармен отдохнуть и пойдем назад. Кто бы там ни был, они точно не станут нападать, ведь у них у самих есть веские причины там прятаться и быть как можно в большем составе.

Уилл и Грейди замерли.

Я ускорился.

– Даже первая точка далась нам нелегко. Сначала нужно было разобраться с координатами, потом – с загадкой, с закрытой дверцей, – а в конце еще и этот чертов зуб. Да точно кто-то спасовал.

– Бен прав, – сказала Лиззи. – У причала мы сможем объединиться с другой командой.

Кармен продолжала упорно идти дальше.

– Кар, ты слышала?

– Мы… не… остановимся, – проговорила она, не отрывая глаз от холма, – я не позволю команде Риза… победить.

– Кар, – умоляюще попросил я, – ты не думаешь, что…

Она резко обернулась. Ее глаза горели адским пламенем.

– Мы. Не. Сдадимся.

– Слушай, я знаю, каково тебе, но…

– Да что ты! Это потому что ты… потерял зуб, Торбен? – Она показала свою культю: – Как мне жить дальше без руки? Отвечай!

Я вспыхнул от стыда.

– Не можешь драться за меня, – прошипела она, – найди в себе смелость хотя бы добежать до финиша и не позволить Ризу… забрать деньги! – И она, пошатываясь, зашагала вниз по склону.

– Если они не смогут сами открыть следующую коробку, – окликнула ее Лиззи, – они будут поджидать на точке кого-то, кто сможет.

Кармен снова развернулась, злобно прищурившись:

– Я не сдамся.

Я остановился рядом с Уиллом и заговорил тише:

– Лиззи права. Пойдем к следующему пункту и будем как агнцы на заклание для любого, кто доберется туда раньше, будь то Риз или воры, утащившие у нас зуб. Или кто-то, с кем мы еще не встречались.

Уилл беспомощно указал на Кармен:

– Тогда мы будем тише воды и ниже травы.

Глава 13

Из-за камня, окруженного колючей порослью на небольшом ровном участке склона, который теперь служил нам импровизированной наблюдательной точкой, открывался хороший обзор на коттедж, примостившийся у излучины реки. Он представлял собой двухэтажную хижину с толстыми каменными стенами. Крыша наполовину обвалилась, и скромную оранжерею, некогда устроенную под ней, теперь одолели дикие цветы, пробивавшиеся из-под осколков черепицы.

Мы лежали за камнем бок о бок. Кармен окончательно выдохлась, и уронила голову на плечо Уилла, заткнув обрубок руки за отворот кофты.

Я осматривал местность через окуляры бинокля. К югу от нас разливалось то самое озеро, мимо которого мы шли к первому контрольному пункту.

– Они ушли? – прошептал Грейди.

Я кивнул.

Чуть раньше из-за коттеджа вышла другая команда, отчего мы поспешно бросились на землю и спрятались за камнем. Мое сердце все еще бешено стучало. Они шли на север.

– Кто это, как думаете? – допытывался Грейди.

– Да кто их знает, – я навел фокус. – Но это ни Приша, ни Риз.

Среди них особенно привлекала внимание крупная, агрессивно настроенная бой-баба, подстриженная почти налысо. На поясе у нее болталось мачете.

– Там чисто? – спросил Уилл. Он лежал на животе, опираясь на локти, и изучал окрестности реки.

– Пока да. – Я перевел взгляд к деревьям, укрывавшим нас днем раньше. – Похоже, там кто-то есть.

– Сколько нам еще ждать? – застонала Лиззи. – Кармен холодно.

– Чтобы добраться до домика, придется форсировать реку, – сказал Грейди. – Кому-то надо нести ее.

Я навел видоискатель на реку:

– Вон там, где течение разделяется, из воды выступают камни. Можно попробовать перейти по ним.

– Тогда отнесите сперва рюкзаки. – Лиззи потрепала Кармен по плечу. – Я останусь с Кар, а потом вы вернетесь за нами.

– Я не хочу бросать тебя одну, – нахмурился я.

– Тебе не унести сразу свой рюкзак, рюкзак Кармен и ее саму. К тому же без помощи я реку не перейду.

Я осмотрелся в последний раз:

– Ладно. Лиззи, отдай Грейди свой рюкзак. – Я поднялся с земли и сел на корточки, навьючив на себя вещи Кармен.

Лиззи отвязала веревку, примотанную к моему рюкзаку, и пропустила ее через мой пояс. Я подал один конец Уиллу, а другой – Грейди.

Грейди, крякнув, взвалил на плечи поклажу Лиззи и схватил свой конец веревки.

– Мы кинем сумки на отмели на том берегу, – я сглотнул. – Туда и обратно.

– Оставь мне бинокль. – Лиззи протянула руку.

Я кивнул и вручил его ей.

– Будь осторожен. – На прощание она чмокнула меня в уголок рта и отвела глаза, не дав мне и шанса еще раз заглянуть в них.

Мы мчались вдоль реки, и чем сильнее мы удалялись от Лиззи и Кармен, тем сильнее меня охватывала паника. А вдруг их найдет другая команда?

– Скорее, скорее, – повторил я и все наращивал темп.

Грейди оставалось только поспевать за мной, либо безнадежно отстать.

Мы остановились по левую руку от порогов, там, где река разделялась на два притока. По правому притоку, немного дальше, вода пенилась, ударяясь о небольшую запруду. Здесь же, на развилке, было мелководье, усыпанное скользкими, позеленевшими от водорослей камнями. И хотя до другого берега идти было немного дальше, но зато намного легче.

Уилл ступил на первый камень, едва ли размером с его ступню, и быстро перескочил на второй, немного шире. Едва не поскользнувшись, он взмахнул руками, поймал равновесие и пошел дальше.

Я посмотрел на Грейди, сглотнул и прыгнул вслед за братом. У меня неплохо было развито чувство равновесия, ведь я много катался на скейте, но в этот раз задача осложнялась двумя тяжеленными рюкзаками. Я приземлился на здоровую ногу, не опуская ушибленную, широко развел руки в стороны и сосредоточился на витках окаменелой ракушки, вросшей в следующий камень.

– Давай, Уилл! – окликнул я брата.

Шум бурного течения оглушил меня. Казалось, что вторя ему, ветер тоже стал крепчать. Я уже промочил ноги по щиколотку.

Уилл скакнул дальше. Я последовал за ним, перепрыгнув на широкий и плоский камень, и почувствовал, как веревка сперва натянулась, а потом снова провисла: Грейди следовал за нами.

Приземляясь на следующий камень, я неожиданно поскользнулся, но мне удалось не только не упасть на колени, но и заставить себя не хвататься за веревку.

– Стоишь? – прокричал мне вслед Грейди.

Я ответил утвердительно.

Уилл снова скакнул. Когда мы добрались до середины реки, до нас донесся крик Лиззи. В горле у меня перехватило, и, обернувшись, я увидел, как она усердно машет в сторону деревьев у излучины. Мы были не одни.

Непрошеные гости вышли в двух сотнях метров от нас и, когда они нас заметили, тут же замерли, оценивая обстановку.

Я в отчаянии переводил взгляд от Уилла к Лиззи:

– Возвращаемся!

– Нет! – Уилл ринулся вперед, вынуждая меня следовать за ним.

Я совсем не заметил, как преодолел остававшиеся четыре камня и очутился на той стороне реки. Грейди на полном ходу налетел на меня. Быстрее молнии я скинул рюкзаки на песчаный берег, окаймлявший реку, и повернулся.

Та команда прибавила шагу.

Уилл уже снова запрыгал по камням в обратном направлении, я шел за ним. Мой брат приказал Грейди оставаться и последить за рюкзаками.

Грейди нервно следил за нашими движениями и за перешедшим на бег противником. Он все переступал с ноги на ногу и наконец схватил ледоруб, прижимая его к груди.

Проигнорировав последний камень, я сделал рывок, приземлившись по колено в ледяную воду, одновременно вынимая из-за пояса топорик. От девушек нас отделяло еще около пятидесяти метров, и я понесся к ним во весь опор.

Без вещей мы двигались особенно легко, быстро покрыв оставшееся расстояние. Я остановился между девушками и надвигавшимся неприятелем, поднял топор и издал воинственный клич.

Уилл встал рядом со мной, угрожающе размахивая ледорубом.

Кармен опустилась на колени, а Лиззи, опираясь на копье, вскочила на ноги и выставила лезвие вперед.

– Стойте, где стоите! – прокричала она.

Капитан той команды поднял руку, и они остановились. Мы были лицом к лицу. Я неотрывно следил за ним, тяжело дыша. Он был похож на китайца, а двое его товарищей – парень и девушка – тоже обладали азиатской наружностью. Как и мы, они вооружились, чем могли: ножами, топориками и ледорубами. Среди них было еще двое: высокая спортивная девушка и худенький парнишка с густыми сросшимися бровями, занявший боевую стойку.

– Что думаешь, Уилл? – спросил я, следя за ними.

– Это Ван Ань, точно, – ответил он. И добавил, чтобы те его слышали: – Так?

Капитан медленно опустил руки:

– Можно просто Ань. – Он отклонился вбок и заглянул за наши спины, а потом громко фыркнул: – Вот как вы обходитесь с членами своей команды! – И он ткнул он в сторону Кармен.

Лиззи взвилась как ужаленная:

– Это были не мы!

Ань все понял и кивнул.

– А вы? – прокричал я. – Как поступили с первым тайником?

Ань сделал знак, и высокая девушка открыла рот, указав на зияющую дыру на месте правого клыка. Немного помедлив, я тоже открыл рот. Может, они и не разглядели, что у меня не было коренного зуба, но мысль была ясна.

– Там была еще команда, которая двигалась в другом направлении, – сказал я, держа топор наготове.

– Знаю, мы их видели. Одна команда нас обогнала и дошла до следующей точки. Самому мелкому из них не повезло.

– Мы думаем, что в следующем тайнике что-то похуже, – озвучил мысль Грейди. – Например, рука Кармен…

Ань оглянулся на своих:

– Мы тоже, но…

– Решили пойти дальше, – закончил за него я.

– Миллион фунтов, – добавила высокая, как будто этим можно было все оправдать.

– И вы все еще не сдались, – нахмурился я.

– Но и вы тоже, – парировала она.

– Мы просто хотим дойти до финиша, чтобы позвать на помощь. Там нас точно кто-то будет ждать.

Ань вытянул руку и девушка отошла назад.

– Значит, деньги вам не нужны?

Кармен дернулась, но я удержал ее за плечо:

– Это уже не важно. Важно срочно помочь Кармен.

– Эй, – Лиззи выпрямилась, – может, они нам помогут. – Она изучающе смотрела на Аня. – У нас вся электроника промокла. У тебя есть работающий теле… – Но осеклась, увидев его выражение лица: – Нет, конечно.

Ань развел руками:

– У нас ничего не работает с тех самых пор, как мы добрались до острова.

– Странно. – Грейди пожал плечами. – Вам не кажется это странным? На частном острове технологического магната не может не ловить сигнал.

Ань посмотрел на своих спутников:

– Вы думаете, «Голд Фаундейшн» имеет к этому какое-то отношение?

– Нет, конечно! – взвизгнула Лиззи. – Это глупо. Какие-то придурки из первой команды пытаются запудрить остальным мозги, и кое-кто на это купился.

– Запудрить мозги… – задумчиво повторил Ань.

Девушка-азиатка наклонилась к его уху и стала что-то быстро нашептывать. Я уловил слово «объединиться», и мы с Лиззи переглянулись.

Ань шикнул на нее.

– Им не нужны деньги, – произнес он, – зато нам нужны. – Он взглянул на нас.

– Должен же быть способ победить, без того что бы… – И, запнувшись, он указал на Кармен.

Я взглянул на него. Из-под лямок рюкзака в подмышках проступали темные пятна пота.

– Чего занервничал? – спросил я.

Ань облизнул губы:

– Жарко.

Монобровый прокашлялся:

– А вы куда идете? Может, пройдемся немного вместе? Будем прикрывать друг друга. – И добавил, кивнув на Кармен: – Вам не помешает поддержка.

Лиззи открыла было рот, но я ответил первым:

– Вы вроде как нормальные ребята. – Уголком глаза я заметил, как Уилл переступил с ноги на ногу. – Если вы все еще хотите победить, то как вы собираетесь разобраться со следующей коробкой?

Ань отвел глаза, а монобровый нервно усмехнулся:

– На месте разберемся.

– Спасибо, мы лучше сами. Ты прав, у нас разные цели.

Лиззи ткнула острием копья в их сторону:

– Просто любопытно, вы пришли оттуда, – и она указала в сторону, – или наматывали круги? – Она сверкнула глазами. – Что в следующей коробке, Ань?

Ань судорожно сглотнул.

– Ты ведь уже был на третьей точке, так? – спросил я.

– Я…

– Не говори им, – не выдержал монобровый.

– Уже сказал. – Лиззи смачно сплюнула. – Вернулись, чтобы поискать кого-то… кого-то типа Кармен?

– Ты неправильно все поняла, – вступилась азиатка, – мы за вас.

Я снова поднял топорик:

– Что тогда вы положили в коробку?

– Просто…

– Заткнись, Кейси, – урезонил ее монобровый.

– Ань, давай же, – подначивал его парень из-за спины, – мы их сделаем.

– Хотели со спины ударить, значит? – Я стал сверлить глазами монобрового. – Ну, теперь вряд ли.

– Что в следующей коробке? – Уилл угрожающе сделал шаг вперед. – Это палец?

Мертвенно-бледный, Ань кивнул. Я поплотнее сжал топорик.

– Вы и правда думаете, что получите приз в обмен на мешок с частями тела? – закричала Лиззи. – Да на финише вас скорее будет ждать полиция, а не золотые горы «Голд Фаундейшн»!

– Не думаю, – Ань подвинулся ближе.

– Больше ни шагу. – Лиззи вытянула копье. – Не надо больше крови. Давайте просто… мирно разойдемся.

– Как будто мы и не встречались? – спросил Ань.

Он повернулся к монобровому, и они целую вечность смотрели друг на друга. В конце концов тот кивнул.

– Ладно, – произнес Ань, – мы идем на север.

Я отошел в сторону, готовый чуть что пустить в ход топор, и пропустил Аня и его банду.

Проходя мимо, парень-азиат кинул Лиззи:

– Я тоже сделаю копье, очкастая. Быть может, мы еще встретимся.

Как только они удалились на безопасное расстояние, я выронил топорик из ватных пальцев и сел, зажав голову между колен.

Лиззи положила руку мне на плечо:

– Молодец, Бен.

– Здесь слишком дует, Кармен надо увести, – произнес Уилл. Он поднял ее на ноги и по-военному взвалил на плечи. – Идем.

– Ага. – Подобрав топор, я поднялся на ноги и стал помогать Лиззи спускаться к реке.


Я с тоской смотрел на камин.

– Хочешь разжечь его? – Лиззи обнимала Кармен под двумя спальными мешками, сидя в относительно свободном от мусора углу хижины.

– К вопросу о том, чтобы выдать всем наше положение.

Грейди любезно поделился с нами своим сухпайком, и теперь я с наслаждением жевал кусок курятины, стараясь не обращать внимания на овечий помет, которым изобиловал пол. Кармен предпочла кусок солонины.

– Не брось мы газовую горелку, мы могли бы подогреть воды, – с печалью в голосе заметил Грейди, набивая рот холодной фасолью.

Уилл сидел у разбитого окна, следя за обстановкой через бинокль. Осколки стекла, все еще упрямо державшиеся за раму, помутнели от толстого слоя пыли, щедро сдобренные кружевом паутины, поймавшей не один десяток теперь уже высохших мошек.

Я уселся в другом конце комнаты, следя за входной дверью. Лестница на второй этаж давным-давно обрушилась, так что зайди в дом другая команда – и нам будет совершенно негде спрятаться.

С моей позиции виднелось небольшое озерцо. Перепуганные нашим вторжением и разбежавшиеся в разные стороны, кролики теперь шныряли в саду, а птицы вернулись в свое гнездовье в обвалившейся крыше. В кусте бледно-желтой розы порхала бабочка. Я обнял себя руками, стараясь унять дрожь.

Я внимательно вслушивался в шум прибоя где-то вдали. Судя по карте, недалеко от хижины в скалах была небольшая бухта.

– Ну и сколько мы будем тут сидеть? – заерзал от нетерпения Грейди.

– Пока Кармен не сможет самостоятельно идти, – ответил Уилл.

Лиззи покачала головой:

– Нам стоит посидеть здесь до захода солнца.

– Долго, – вздохнул Грейди. – За сегодня мы должны были обойти три точки. Если этого не сделать, то на завтра останется целых пять, и я совсем не уверен, что…

– Я не говорила, что мы оставим все на завтра. – Лиззи растирала плечи Кармен. – В сумерках у нас будет преимущество: недостаточно светло для бинокля, но и к темноте глаза еще не успеют привыкнуть, так что засечь нас будет куда сложнее. Выйдем вечером и постараемся пройти как можно больше.

– Короче, город засыпает – просыпается мафия. – Я наблюдал, как над нами кружили морские птицы.

– К тому же Кармен успеет немного отдохнуть, – добавила Лиззи. – Да и для нас самих безопаснее. Думаю, к тому моменту некоторые команды уже сделают привал.

Я кивнул:

– Следующая точка совсем рядом.

– Мы не будем там околачиваться – открываем коробку и уходим, – сказала Лиззи. – Так что, Грейди, если тебе скучно, можешь подумать над загадкой.

– А я совсем о ней забыл. – Я снова уставился в дверной проем.

За каменной стеной как будто что-то шевельнулось. Я замер.

Старый баран ущипнул ветку плюща, вьющегося у стены, поднял голову и непринужденно зашагал прочь. Мое сердце в облегчении застучало.

– Поищи в рюкзаке, Грейди. – И с этими словами она ногой подтолкнула к нему сумку.

Покопавшись, Грейди извлек на свет ее блокнот.

– Там еще монетка такая была, да? – Я вспомнил набросок Лиззи.

– И какая-то тарабарщина из букв. – Грейди открыл блокнот, и Уилл, наконец обратил на нас внимание.

– Справишься? – Лиззи откинулась на стену вместе с Кармен, и та прикрыла глаза.

Кивнув, Грейди вооружился карандашом и стал черкать.

Папа сверлил маму глазами:

– Вот какая ты на самом деле.

– Странно слышать это от тебя. – Она была занята стиркой.

Я сидел на крыльце, оттирая грязь со своего новенького скейта, и из-за открытой кухонной двери меня видно не было.

– Ты сказала на той неделе, в день рождения Бена, что понимаешь Уилла. Вся соль в том, что ты сама ничем не лучше его.

– Да ты просто жал…

– Чем больше я наблюдаю за Уиллом, тем больше вижу в нем тебя. – Папа шумно вздохнул. – Я вижу, он и правда учится. Учится убеждать. Ты с самого начала это планировала, но пыталась обвести меня вокруг пальца.

Моя рука замерла на траке.

Папа продолжал:

– Я кое-что хочу выяснить. Как это так получается, что все время все выходит по-твоему, а мое мнение не берется в расчет? Все делается только на твоих условиях. Почему, например, я уже лет десять не виделся со своим братом? – Он прочистил горло. – Я пытался вспомнить, но ничего, кроме твоей нелюбви к нему, мне не приходит в голову.

У папы есть брат? Я отложил скейт и щетку в сторону.

– Мы с Уиллом… абсолютно нормальные, – послышался плеск воды. – Почему ты вечно все усложняешь, Дин? Ты как будто все время ищешь во мне недостатки. – Она шмыгнула носом. – Я думала, ты любишь меня.

Папа направился к двери.

– Это больше на меня не действует, – произнес он.


Спустя некоторое время Уилл опустил бинокль и предложил поменяться.

Я кивнул и встал у окна, Грейди отдал ему блокнот и сам разместился у двери.

Я снова мог рассмотреть окрестности реки. Вдалеке на пригорке вырисовывались очертания каменной пирамиды – первого контрольного пункта. Когда я увидел его, меня передернуло.

– Грейди, какие варианты ты пробовал? – Уилл перевернул блокнот вниз головой и, нахмурившись, стал изучать его.

– Переставлял буквы в основном. – Грейди пожал плечами.

– Монета должна служить подсказкой, – предположил я.

– Возможно. – Уилл посмотрел на рисунок Лиззи.

– На ней были какие-нибудь надписи, может, дата или типа того?

– Только слово «Цезарь».

– Значит, монета древнеримская.

– Хм.

Тишину нарушила Лиззи, которая ни с того ни с сего громко фыркнула:

– Монетка была приклеена к коробке – это же «квадрат Цезаря»[29]. Мы вроде в прошлом году проходили его по математике. Мистер Гуд рассказывал, что Цезарь первым изобрел шифрование.

До сих пор Уилл сидел не шевелясь.

– Точно, вспомнил. – И он стал усердно что-то писать.

– Ну и, – спросил Грейди, – что получается?

– Потерпи. Из восемнадцати букв можно составить сетку два на девять, шесть на три или три на шесть. Вот так, – он довольно улыбнулся и продемонстрировал нам лист бумаги.


Дикий остров

– Повернуть по часовой, – я засмеялся. – Не так уж и сложно.

– Нужно сперва догадаться, что это шифр Цезаря, – прищурился Грейди, – а это ни разу не просто.

– Теперь мы сразу заберем координаты на следующей точке и пойдем дальше. – Я кивнул. – Как там дела у Кармен, Лиззи?

– Она спит, – шепотом ответила та, – у нас есть еще около часа. Может, отдохнем немного?

– Вам отдых нужен больше, – сказал я, – а мы с Уиллом постоим на стреме.

– Спасибо тебе, Бен. – Грейди сел у дальней стены, прислонившись к ней спиной и вцепившись в ледоруб. Он сверкнул глазами. – А вы знали, – зевнул он, – что американское правительство инсценировало высадку на Луну, потому что Советы было уже не догнать? – И закрыл глаза.

Грейди сладко храпел, присвистывая, а я неотрывно следил за каменной пирамидой.

– Чувствую себя зайцем в норке, – прошептал я, – которая ждет, когда уйдет лиса.

– Я бы на твоем месте боялся собак, которые могут тебя откопать, – ответил Уилл.

– Ты о чем это? – все так же тихо переспросил я.

– Ань со своей шайкой – они сказали, что вернутся.

Мое дыхание стало прерывистым.

– Они бы уже это сделали, если бы хотели.

– Может быть, – прошептал Уилл. – Или же дожидаются, когда мы уснем.

Чем дальше солнце опускалось за горизонт, тем сильнее нарастала моя тревога.

– Не будем их будить, – с придыханием предложил я, – лучшего места, чтобы держать оборону, нам не найти.

Уилл пожал плечами:

– Останемся здесь и рано или поздно нам придется драться. Не только Ань, но и другие могут облизываться на такое хорошее укрытие. Но вне его у нас больше шансов остаться незамеченными.

– Если нас застанут в чистом поле…

Уилл развел руками:

– Я думаю, лучше рискнуть и пройтись.

– Вернее, ты хочешь этого.

– Не стану развивать эту тему, – мягко закончил Уилл.


– У него есть друзья, – кричала мама, – он нормальный!

– Это у Бена есть друзья. – Лицо папы разгладилось в приливе гнева. – Уилл просто шестерка.

– Неправда, – мамин голос стал угрожающе тихим, – Уилл очаровашка. Его все любят.

– Бен сказал, что его все боятся.

– А может, это Бен – шестерка, ты так не думаешь? Уилл не только симпатичный, но и умный…

Я посмотрел вверх по лестнице. Бен стоял в дверном проеме своей комнаты, соскабливая ногтем спичечную головку. Я сел у телефонного столика, наблюдая за приоткрытой кухонной дверью. В коридоре были свалены в кучу сумки с папиными вещами.

– Врач дал мне заключение… – Он попытался всучить его маме, но она, даже не удостоив ее вниманием, швырнула бумажку обратно папе.

– Ты ходил к врачу без меня? – во всю глотку закричала она. – Ты предатель! Нам не нужна эта чушь. Это из-за тебя все проблемы. Думаешь, сможешь просто так взять и уйти?

– Я уйду, если ты…

– Ты заставляешь меня выбирать между собой и сыном. Как я могу выбрать?

– Все, чего я тебя прошу, это дать мне возможность обратиться к специалисту. Да он прошлой ночью чуть дом не спалил. – Папа в отчаянии опустил плечи.

– Я не позволю какому-то доморощенному психологу копаться в голове моего сына. – Она произнесла это с таким отвращением, как будто это было страшное ругательство. – Не допущу клеветы. А если его заберут? Только я могу о нем позаботиться.

– У тебя два сына, Кэрри.

– Бен и сам справится. Уиллу я нужна больше. – Плечи мамы упрямо выпрямились. Она уже со всем определилась.

Я перевел взгляд от отца к Уиллу. Брат посмотрел мне прямо в глаза и скрылся в своей комнате, защелкнув дверь на замок.

– Бена я возьму с собой, – сказал папа.

В ответ на это мои глаза полезли на лоб, а сердце бешено застучало.

– Ты с ума сошел? – прошипела мама. Я замер. – Уиллу нужен брат, и если ты…

– Тогда просто признай это, – папа одержал верх, – признай, что без Бена Уилл ведет себя ненормально.

– Он умеет его успокоить. – Мама скрестила руки на груди. – Ты хочешь уйти навсегда? Так уходи. Но Бена я тебе не отдам. Он нам нужен.

– Да? – вздохнул папа. – Ну а я его люблю.

– Убирайся! – вскрикнула вдруг мама. – Убирайся, убирайся, уби…

Папа с тяжелым грузом на душе вышел в коридор и поднял свои вещи. Увидев меня, он немного помедлил:

– Бен, мне жаль, что ты все это услышал.

– Уилл тоже слышал.

– Ты всегда в первую очередь думаешь о нем. – Сумки болтались в руках папы. – Пойдем со мной.

Я нервно сглотнул.

– Я хотел бы, – прохрипел я, – но не могу, не так ли?

– Можешь, – папа присел рядом на корточки, – ты не обязан за ним следить.

– Не обязан, – волна злобы вдруг захлестнула меня, – но зато ты обязан.

Дверь захлопнулась за папой, и я прошагал на кухню. Скомканное медицинское заключение валялось на полу. Четкие жирные буквы заголовка сложились в слова «Поведение ребенка: помощь и консультации». Я разгладил листок бумаги и аккуратно сложил его в ящик с важными документами.

– Выбрось немедленно, – кинула мне мама.

Не отрываясь от окна, я спросил брата:

– Уилл… помнишь, как ушел папа?

– Конечно, – безразлично ответил он.

– Ты понимаешь, почему он это сделал?

Уилл на мгновение оторвался от своего бинокля и взглянул на меня:

– По целому ряду причин, фактор был далеко не один.

Я ничего не ответил. Уилл снова опустил бинокль:

– Ты думаешь, что дело во мне. – В его голосе не было и тени эмоций.

– Я не об этом, – я протер глаза, – забудь. Не знаю, зачем я вообще об этом вспомнил.

– Потому что ты боишься. – Уилл осмотрел окрестности дома и обернулся ко мне. – Боишься, что мы не выберемся с этого острова.

– Мы выберемся.

Уилл прикрыл глаза:

– Я знаю тебя как облупленного. Ты думаешь о том же, о чем и я. Если на третьей точке понадобилось отнять у Кармен руку… что же тогда будет на последней? Даже если в оставшихся коробках будет что-то обыкновенное – в чем я сильно сомневаюсь, – кое-кто из конкурентов очень не хочет, чтобы об этом всем стало известно полиции. Так что мы в любом случае в опасности.

– Как думаешь, у нас есть шансы? – Бинокль болтался в моих одеревеневших руках.

Уилл кивнул:

– Что бы ни случилось, ты нас вытащишь. Ты всегда это делаешь.

– Что?

– Думаешь, я не заметил, как ты меня все время опекаешь? Ты не допустишь, чтобы со мной что-то случилось.

Пожалуй, впервые в жизни я был вынужден посмотреть правде в глаза.

– Ты должен вернуться домой. Или мама наложит на себя руки.

Уилл фыркнул.

– Уилл\

Он посмотрел на меня:

– Ты и правда думаешь, что она это всерьез?

– Она уже пыталась…

Уилл изучающе наклонил голову:

– Ты застал ее в ванной. Она очень грамотно рассчитала время.

– Что-что?

– Думаю, она изначально хотела, чтобы зашел папа – он ведь собирался заехать, чтобы забрать нас на выходные, – но потом она решила, что его сильнее заденет, если первым на нее наткнешься ты.

– Она ни за что бы так не поступила.

Уилл пожал плечами:

– Ну, как знаешь.

– Папа прав, у тебя с головой не в порядке.

Уилл промолчал.

– Тебя это не напрягает?

– А должно? – Уилл приподнял бровь. – Не думаю, что у меня с головой что-то не так. Разве что в детстве я был… менее устойчив. Но теперь я научился управлять собой. – Он снова выглянул в дверной проем. – Бен, не парься. Только нервы зря тратишь. Ты достаточно силен, а я… это я. Уж мы-то точно сможем отсюда выбраться.

Глава 14

Летучие мыши стали все активнее хлопать крыльями по дому, и Лиззи открыла глаза:

– Пора? – Она потянулась, но тут же спохватилась и замерла. Кармен все еще спала у нее на руках.

Но та все же проснулась, и едва это произошло – ее лицо тут же исказилось гримасой боли.

– Потерпи, сейчас дам тебе еще трамадол.

Откопав упаковку в рюкзаке подруги, Лиззи дала ей пару таблеток и спрятала оставшиеся в карман камуфляжных брюк.

Я пнул спящего Грейди и снова обратился к биноклю. Тот очнулся, истошно вопя.

– Масоны! – вскрикнул он. – Иллюминаты! – И яростно заморгал, вытянув вперед ледоруб.

– Грейди, все в порядке. Пора идти. – Я встал и уперся руками в копчик, сладко хрустнув позвоночником.

– Кармен, ты точно хочешь обойти все контрольные точки?

Я протянул руку, помогая той подняться. Она зашаталась, схватившись за обрубок, и Лиззи помогла той удержаться на ногах.

– Мы все еще можем вернуться к причалу, – мягко напомнила Лиззи.

Кармен сонно посмотрела на нас:

– Нет. Я хочу дойти до финиша. Мне понести свой рюкзак?

Лиззи свернула и убрала спальные мешки. Я покачал головой:

– Я понесу.

Уилл взял свою сумку, а Лиззи уже снова сжимала в руках копье.

– Мне нужно оружие, – неожиданно заявила Кармен.

– Что тебе дать, Кар? – спросил Уилл.

Она повернулась на его голос:

– Нож.

Уилл кивнул:

– Он у меня. – Он извлек нож из рюкзака и вернул законному владельцу.

Кармен дрожащей рукой обхватила пластиковую рукоять:

– Ты… нашел его.

– На холме. Ты ранила Риза. Молодец.

Раскрыв нож, Кармен держала его перед собой.

– Лучше пойдем, пока не стало совсем темно. – Уилл распахнул дверь, и я в последний раз посмотрел, нет ли кого поблизости.

– Куда? – спросил Грейди.

– На северо-восток по реке, до самого моря, – указал Уилл.

И мы покинули убежище, отгоняя тучи назойливой мошкары, роившейся в палисаднике.


Чем дальше мы продвигались по реке, тем круче становился откос берега по обе стороны от нее.

– Мне это не нравится, – сказал я.

– Почему? Здесь нас не видно. – Лиззи удивленно приподняла брови.

– Да, – ответил я, – но и мы не увидим, если с запада кто-то подойдет.

Лиззи быстро сжала мою руку и тут же ее отпустила.

Уилл снова повел нас, Грейди был замыкающим, а мы с девчонками шагали в середине. Хотя это громко сказано: я хромал, навьюченный двумя рюкзаками; Лиззи ковыляла рядом, опираясь на копье; Кармен шаталась, словно зомби, заткнув изувеченную руку под кофту, а здоровой размахивала в воздухе, отбиваясь от невидимого врага.

– Как там Кармен? – шепотом спросил я.

Лиззи лишь покачала головой.

Больше я не проронил ни слова. Поджав хвосты, мы в молчании продвигались вдоль реки. Луна смазанным пятном устроилась на ночном небе, и вскоре я уже едва мог различить силуэт шедшего впереди Уилла.

Шум прибоя становился все отчетливее, и вот наконец далекий шепот моря превратился в грохот разбивающейся о камни воды. Впереди, на скалах, белыми вспышками мелькали редкие птицы.

Крутые берега угрожающе возвышались по обе стороны от реки, и меня сковал животный страх, что вот-вот обрушится каменная лавина и следом за ней спустится враг, чтобы прикончить нас.

И вот наконец устье.

Стены откосов рухнули, и я затаил дыхание. Прямо перед нами, на обширной насыпи, образованной мощным течением, раскинулся птичий базар; в покрытых известкой скалах не было ни одной щели, до сих пор не отведенной для одного из целого множества гнезд, тщательно сконструированных из собранных неподалеку веточек. Здесь стоял настоящий гвалт: мириады птиц кричали, каркали, галдели и чирикали, словно нетерпеливые зрители в ожидании представления.

Мы в изумлении замерли на клочке земли, поросшем жалкой травой.

– Какие шумные! – воскликнула Лиззи.

Уилл уже искал, где удобнее всего перейти приток.

– Нам нужно на ту сторону устья! – прокричал он.

Гигантская водная гладь завораживала меня. Совсем рядом с заливом чернильным пятном виднелся еще один островок.

Грейди тронул меня за плечо:

– Даже не думай, Бен. Помнишь, какое тут течение? Тебя тут же выбросит в открытое море.

У меня по телу пробежали мурашки.

– Да, рисковать бессмысленно.

– Ага, – добавил Уилл. – Пока что.

Устье реки было достаточно мелким, так что его можно было запросто перейти. В утесе на противоположном берегу нам тут же бросилось в глаза удобное для восхождения место, как раз в нужном нам направлении.

Кармен теперь прерывисто хрипела и держалась на ногах только благодаря Грейди.

– Передохнем, – тяжело дыша, произнес Грейди, едва мы взобрались на скалы.

– Здесь нельзя, – Кармен покачала головой, – нас хорошо видно на фоне заката. Контрольная точка находится в глубине острова, давайте сначала дойдем до нее.

– Сколько еще? – спросил Грейди.

Уилл сверился с картой:

– Мы примерно на полпути от нее.

Кармен стойко выносила все лишения, чего нельзя было сказать о Грейди. Пошли дальше. Море стало понемногу проглатывать солнце. Совсем скоро стемнеет, и, как только их глаза немного привыкнут к темноте, мы станем намного заметнее.

Уилл резко остановился на развилке:

– Думаю, здесь мы и свернем вглубь…

– Но это не точно? – нахмурился я. Из-за двух рюкзаков у меня уже порядочно ныла спина, и я хотел поскорее добраться до места.

– Не на сто процентов. Дальше может быть еще одна развилка, так что сейчас сворачивать было бы преждевременно.

– Тогда пошли дальше. – Ия начал движение.

– Но если это и есть развилка, то придется возвращаться, – заныл Грейди, не двигаясь с места. – Почему нельзя сказать точно? Посмотри на карту.

– Грейди, темно же, – повысил голос Уилл.

– Вообще-то у тебя есть фонарик. – Грейди поправил руку Кармен, покоившуюся на его плече.

– Мы тут же выдадим себя, – раздраженно ответил я.

Лиззи сделала жест рукой, осадив нас:

– Может, мы прошли чуть дальше, чем нужно. А, Уилл? У нас есть какие-то ориентиры?

Уилл закатил глаза:

– Ясное дело. Если мы идем правильно, то можно провести прямую линию с запада на восток, соединяющую первую точку, нас и пойму реки. – Он недовольно скрестил руки. – Поверни голову, и с одной стороны от тебя будет пойма, а с другой – пирамида.

Я вздохнул:

– Мог бы просто сказать, что слишком темно.

Уилл махнул биноклем:

– Лично я могу разглядеть только очертания холма.

– Остается лишь гадать, – сказала Лиззи.

– Давайте свернем здесь, – предложил я. – Если через пятнадцать минут мы не дойдем до точки, то вернемся и поищем другую развилку.

Я двинулся, надеясь, что остальные последуют за мной.


На третьей точке мы обнаружили дряхлый, попорченный непогодой остов невысокого ветвистого деревца. Среди корней лежала коробка, примотанная цепью к стволу.

Грейди аккуратно опустил Кармен на землю.

– Я постою на стреме, – сказал Уилл. Он занял позицию немного поодаль от нас, наблюдая за тенями на болотах.

Я дотронулся до его плеча:

– Видно что-нибудь?

– Нет, но они там.

– Откуда ты…

– Как минимум одна команда следит за нами. Они, скорее всего, предполагают, что мы некоторое время потратим на загадку, потом откроем внутреннюю коробку, охренеем от увиденного, посоветуемся насчет пальца… Они уверены, что у них уйма времени, чтобы подкрасться незаметно. Мы же уберемся до того, как они нас достанут.

Лиззи уже склонилась над коробкой и прислонила к крышке палец. Экран вспыхнул бледным электрическим светом.

– Какой там ответ? – Ее пальцы уже были готовы застучать по клавиатуре.

– Повернуть по часовой, – ответил Грейди, выглянув из-за ее плеча.

Лиззи ввела фразу, и клавиатура тут же сменилась еще одной запертой дверью.

– Если вспомнить прошлый раз, – пробормотал я, – то коробку нужно повернуть.

Раздался щелчок. Замок открылся.

Коробочка, что находилась внутри, была заметно больше предыдущей. Теперь она была вытянутой формы, точно гроб, аккурат под размер человеческого пальца. Отложив ее в сторону, Лиззи включила фонарик и посветила внутрь.

– О нет, – прошептала она.

– Что такое? – Теперь уже я неловко перегнулся через ее плечо. Рюкзак Кармен соскользнул с моего плеча и стукнулся о ногу.

– Грейди, запиши. – И Лиззи швырнула ему блокнот.

– Мой пятый и третий дают тридцать два. Один расположился между четвертым и вторым. Мой первый на шесть меньше, чем два вторых, ну а второй и третий вместе – это двадцать пять. Всего меня – пятьдесят.

– Все ясно, – заключил я, пока Грейди записывал условие, – это уравнение. Спец по математике у нас Уилл.

Не отрываясь от наблюдения, Уилл спросил:

– Мы можем идти?

Грейди вернул Лиззи блокнот, и она переписала следующие координаты, выгравированные под крышкой.

Дрожащей рукой Грейди аккуратно поднял коробку поменьше.

– Может, откроем?

– Мы уже знаем, что там. – Я отшатнулся, живо представив отсеченный палец, скрюченный натянутыми до одури сухожилиями, с обрубленной костью фаланги, кровью и сорванным ногтем.

Кармен выбила коробочку из его рук.

– Положи обратно, – прошипела она.

Лиззи запихнула блокнот в карман, положила коробочку в тайник, захлопнула крышку и, снова приложив палец к экрану, закрыла замок:

– Уходим.

Едва мы встали, как с болот послышался воинственный клич. Несколько теней отделились от укрытия, мелькнули во тьме и запрыгали по кочкам.

– Они видели, как мы закрыли коробку, – окликнул нас Уилл. – На подходе!

– Бежим! – прокричала Лиззи.

– Куда? – Я дико озирался по сторонам. Мы не успели даже прикинуть, где находится следующая точка.

– Туда. – Грейди выбрал произвольное направление и очертя голову бросился наутек, во тьму.

Я собирался было последовать за ним, но меня остановила Лиззи:

– Брось. – И она потянула за рюкзак Кармен, но я уперся.

– Там же ее вещи…

– Бросай, Бен, – сверкнула глазами Кармен.

Быстрым движением я скинул с груди рюкзак и почувствовал в плечах облегчение.

– Прости, Кар, – только и успел сказать я.

Сжимая одной рукой топорик, а другой – локоть Лиззи, я ринулся за Грейди. Уилл перекинул здоровую руку Кармен через плечо, и они не мешкая последовали за нами.

– Стоять! – то и дело раздавалось у нас за спиной.

Но вести диалог мы намерены не были.

– Это… какой-то… кошмар… – Лиззи отдувалась, несмотря на то что ее наполовину нес я. Она приподняла импровизированное копье, чтобы оно не путалась в ногах.

– Не обращай внимания. Они бы не кричали, если бы могли нас догнать. – И с этими словами я прибавил ходу. – Нужно найти, где спрятаться.

Грейди несся впереди, спотыкаясь и тяжело дыша – едва различимая тень в сером сумраке. Справа от нас Уилл тащил Кармен.

– Эй!

Неверно ступив, Лиззи издала хриплый стон, и мы едва не завалились на землю. Я изо всех сил прижал ее к себе, обхватив за талию, и мы, ковыляя, рванули дальше.

Ветер стих. Моими ушами завладело только прерывистое дыхание, всхлипы Лиззи и неровный перестук ног. Вдох. Всхлип. Стук.

Ботинки давили мох, рвали траву, трамбовали грязь.

Лиззи дернулась в моих объятиях:

– Они… догоняют.

– Врешь… не догонят.

И я сильнее потащил ее за собой. Где же Уилл?

В ушах у меня звенело, сердце бешено накачивало кровь. Мне показалось, или то был крик Грейди?

В очередной раз, опуская ногу, я не нашел опоры и на полном ходу рухнул вниз по откосу, дернув Лиззи за собой. Топор полетел в сторону. Гравий царапал мне лицо и локти. Лиззи стиснула зубы, раздался громкий хруст поломанного копья.

Наконец мы докатились до подножия откоса и остановились, лежа друг на друге, тяжело дыша.

– Бен, это ты? – барахтаясь, подполз к нам Грейди.

– Мы, мы, – прошептал я.

Уилл прыгнул вниз вслед за нами, и жесткое приземление потревожило руку Кармен, отчего та протяжно застонала.

Мы очутились в довольно глубоком овраге, на дне которого был невысокий узкий навес из земли. Под покровом его теней нас было не отыскать.

Я указал остальным на свою находку и заполз под него по-пластунски. За мной последовали Лиззи и Грейди, а Уилл подтолкнул Кармен и сам перекатился в укрытие.

Мое сердце отчаянно колотилось. В боку закололо, и я сжал его рукой, стараясь подавить боль. Лиззи вжалась щекой в мое плечо.

– Кёртис, да где они?

Судя по голосам, эти ребята были постарше, лет по двадцать – верхний возрастной предел для участия.

– Разделитесь и ищите.

Ярко брызнул свет фонарика и ощупал склон оврага прямо перед нами. Я с ужасом осознал, что мой топор лежит на самом видном месте.

Луч, сверкнув, скользнул по лезвию и двинулся дальше, и я едва не издал стон облегчения.

Время растягивалось медленно, как резинка, а мы все сидели и ждали в абсолютной тишине. Время от времени раздавались голоса – то далеко, то так близко, что сердце едва не выпрыгивало у меня из груди. Выйти за топором было слишком рискованно.

Окрики раздавались все реже.

– Ушли? – прошептала Лиззи.

– Может, обыскивают скалы, – ответил Грейди.

Я вспомнил о Кармен. Она лежала, склонив голову на сторону.

– Кар, ты как?

Молчание. Я подполз к ней и замер.

– Не подходите, – прошипел кто-то, – у меня нож.

За Кармен, дальше вглубь навеса, за нами неотрывно следили две пары глаз. Мы были не одни.

Глава 15

Медленно и с опаской я отполз назад.

– Уилл? – шепотом позвал я.

Уилл щелкнул фонарик на авторучке, болтавшейся у пояса.

– Выключи! – взорвался голос.

Но Уилл все равно направил тонкий лучик света на звук, и он упал на двух девушек, жавшихся друг к другу. Одна из них, обхватив подругу, угрожала нам гигантским ножом.

– Мы не причиним вам вреда, – сказал Грейди.

– Убери нож. – Я поднял руки, стараясь произвести мирное впечатление. – Ты ведь Приша, да? Кажется, мы уже видели вас.

Девушка покачала головой:

– Сомия.

– А что с остальными? Где они?

Кончик ножа уткнулся в землю.

– От кого мы, по-твоему, прячемся? – Сомия сверкнула глазами. – Лии Санджай хотели отрубить Паше палец. Я предложила заняться этим утром, а когда они стали разбивать лагерь, мы и сбежали. – Тут она наконец обратила внимание на Кармен, ее глаза увлажнились, и нож снова метнулся вверх. – Зачем вы это сделали?

– Это не мы! – Лиззи подползла ко мне. – Мы прячемся от тех, кто это сделал, и еще от тех, кто сейчас гнался за нами.

– Мы прячемся от всех, – пробормотал Грейди.

– Здесь вам оставаться нельзя, – Сомия указала на выход, – это наше место. Найдите себе другое.

– Пойдемте с нами, – Лиззи приветливо развела руки, – тут не безопасно.

– Как бы не так, – съязвила Сомия. – Нас можно найти, только спустившись в овраг. А если кто и попытается нас достать, я их на куски порежу. Еще как в безопасности. Еще день продержаться до конца соревнований, и все. А потом мы свалим.

– С нами у вас больше шансов. Мы сможем вас защитить. – Уилл откинул с лица волосы и пустил в ход такую редкую, но убедительную улыбку.

Сомия опешила на мгновение, но быстро опомнилась:

– Да? Как ее? – И она показала на Кармен. – Откуда нам знать, что вы сами не охотитесь за частями? Вы ведь тоже участники.

Паша стала что-то нашептывать той на ухо.

Сомия покачала головой:

– Я им не доверяю. – И снова взглянула на нас. – Они ушли, вы можете выходить. – Она махнула ножом, вынуждая меня отойти назад.

– Да как, – умолял я, – Кармен в отключке.

– Так разбудите ее, – повысила голос Сомия.

Я стал продвигаться к подруге.

– Не ты, – остановила меня Сомия и добавила, указывая на Лиззи: – Она.

Лиззи начала было обходить меня, но я удержал ее за плечо.

– Ничего. – Она выскользнула из-под моей руки и придвинулась к Кармен. Прощупав ее пульс, Лиззи выдохнула с облегчением и потрясла ее. – Кармен?

Та застонала.

Лиззи посмотрела на Грейди:

– У нее жар!

– Наверное, заражение крови. – Чуть не плача, Грейди полез за своей аптечкой. – Ей надо было сразу давать антибиотики! Я не думал… пусть выпьет. – И вручил Лиззи пару таблеток.

Лиззи усадила Кармен и убрала слипшиеся волосы с ее лица:

– У кого-нибудь есть вода?

Я достал из рюкзака бутылку. Сомия наблюдала, твердой рукой сжимая нож, как Лиззи смочила лоб Кармен и налила ей в рот воды.

Кармен закашлялась и открыла глаза.

Тогда Лиззи втолкнула ей антибиотик и снова дала запить.

– Еще обезболивающее, – напомнила она.

Грейди утвердительно кивнул, и Лиззи вынула из брюк пачку трамадола.

– А теперь убирайтесь! – окрикнула нас Сомия.

– Как ты можешь вот так ее прогнать? – Грейди схватил рюкзак и беспокойно выглянул в ночное небо.

– Вам нельзя оставаться, – настаивала Сомия. – Такая толпа привлекает слишком много внимания.

В бреду Кармен отшатнулась от Лиззи, выползла из укрытия и нетвердо встала на ноги.

– Им не победить! – качалась она. – Где там этот нож?

Лиззи передала клинок Кармен.

– Невероятное упорство. – Я протер лицо. – Нам нельзя идти дальше, мы и сейчас едва-то ноги унесли!

В ответ Кармен стала по-испански клясть меня на чем свет стоит, ее ноги подкосились, и Уилл едва успел поймать ее.

– Спокойно, – успокаивал он ее, – Бен не это хотел сказать. Мы идем дальше.

– Нет, именно это я и хотел сказать! – взорвался я. – Никуда мы не идем!

Кармен попыталась резануть меня ножом, но промахнулась, а Лиззи удержала ее за руку.

– Ладно, Кар, пошли. – Лиззи взглянула на меня. – Небольшая разведка еще никому не мешала.

Я скрестил на груди руки:

– Сомия права, нам нужно найти укрытие и переждать.

– Нет! – взвыла Кармен, и рука Грейди метнулась чтобы зажать ей рот.

– Бен, хватит ее нервировать!

– Сюда сейчас весь остров сбежится! – яростно окликнула нас Сомия.

Паша захныкала.

– Ладно, – стиснув зубы, произнес я, – дайте карту. Я покажу, где следующая точка. – Я постучал по карте пальцем. – Вот. В другом конце острова, рядом с часовней на севере. Туда идти полночи: – И добавил, посмотрев на Лиззи: – Ты понесешь Кармен?

– Я понесу. – Уилл крепко обхватил Кармен, и они на пару сердито на меня посмотрели.

– Эй, я вообще-то за вас! – возмутился я.

Лиззи взяла из моих рук карту и вооружилась фонариком.

– Пойдем через лес, – показала она. – Смотрите, на пути к часовне есть еще постройка. Укрытий тут выбирай – не хочу.

– Ага, – скептически пробормотал я, – отмеченных на карте укрытий. Другие вряд ли обойдут их стороной, и мы попадем прямо кому-то в лапы.

– Просто будем осторожны, – ответил Уилл.

– Чем раньше доберемся до финиша, тем скорее позовем на помощь, – Лиззи взяла меня за руку.

– Может, даже и приз получим. – Грейди избегал смотреть мне в глаза, застегивая рюкзак.

– Какой еще приз? Если ты не заметил, мы тут выжить пытаемся. – Я провел рукой по волосам и наклонился за топориком.

– Им не победить! – твердила Кармен.

– Да, Кар, но чем еще ты готова рискнуть, чтобы остановить их? – выпалил я, пытаясь урезонить ее.

Лиззи привлекла мое внимание:

– Ничем не надо рисковать. Мы будем предельно осторожны и внимательны. Будем перебежками двигаться от одного укрытия к другому, и никаких фонариков. Все будет хорошо, нужно только обогнать остальных.

– Ты думаешь, у нас есть шанс наверстать время? – И я указал на ее лодыжку.

– Они будут и дальше искать части для тайников. Мы – нет. Нам всего лишь нужно тихонько обойти каждый из них.

– В мантиях-невидимках, что ли?

– Бен, прекрати. – Грейди стал рядом с Уиллом и Кармен. – Мы сумеем держаться тише воды и ниже травы, в этом нет ничего сложного.

Я потер глаза и ощутил на себе взгляд Сомии:

– Слушайте, я же просто пытаюсь спасти нас.

– Если за ночь успеем пройти еще две точки, пока остальные будут на привале, то к утру будем ровно там, где и планировали, – вставил Уилл. – Поспим пару часов и будем впереди остальных.

– Ну, долго вы там еще, детишки? – Сомия отпустила горькую насмешку.

– Я все еще против, – сказал я, отняв руку у Лиззи, и прошагал мимо остальных.

– Тебе не надо быть за, чико, – плюнула Кармен, – это просто надо сделать.


Мы в молчании возвращались обратно к устью, не зажигая фонарики.

Грейди отыскал на небосводе северную Полярную звезду, и она служила нам единственно верным ориентиром. Луна слабым болезненным светом заливала кустарник, помогая нам нащупывать дорогу. Хотя ветер и пронизывал меня до костей, но ни мошкары, ни летучих мышей уже не было. Даже они ушли на ночлег.

Мы медленно, с опаской продвигались вперед. В районе устья было решено избегать возвышенностей и утесов.

Уилл тащил Кармен на плече, а я помогал Лиззи идти. Я чувствовал, как на ее губах застыли слова, которые она не в силах была произнести. Она терпеть не могла тишину и всегда старалась заполнить ее хоть какой-то, пусть ничего не значащей болтовней. Но в душе я был благодарен ей за то, что сейчас она наградила меня молчанием. Я озвучил свое мнение, но меня не послушали. Теперь внутренний «я» все твердил, что нужно затаиться, и с каждым шагом мне приходилось вновь и вновь преодолевать отчаянные крики внутреннего голоса. Как бы осторожно мы ни шли, наш путь все равно лежал прямо в пасть льва. И это сводило меня с ума.

– Напрямки через лес или обойдем? – первым тишину нарушил Грейди, и сердце подскочило у меня в груди.

– Как думаешь, Бен? – прошептала мне Лиззи.

– Какая разница? – Смазанные горькой обидой, мои слова больно резанули по Лиззи.

Немного отойдя, она переключилась на Уилла:

– Вам не кажется, что они куда скорее разобьют лагерь в лесу, чем в чистом поле?

Уилл кивнул.

– Тогда обойдем. – Голос Лиззи звучал уверенно, но я чувствовал, как она дрожит.

Мы двинулись дальше с еще большей осторожностью, оставляя лесополосу по левую руку от нас. Я затаил дыхание, когда среди деревьев замелькал свет костра. Под ногой Грейди хрустнула ветка, и мы замерли, не смея пошевелиться.

– Не поднимай ноги! Скользи по земле, – шикнула на него Лиззи.

Замерев, мы вслушивались в тишину, но до нас долетал только приглушенный смех со стороны костра. Нас не заметили.

Тихо, как мышки, мы двинулись с места. От напряжения казалось, что мои мышцы вот-вот лопнут. Не дай бог мне упасть, и на шум тут же сбегутся эти голодные твари, словно свора диких собак.

Теперь костер уже пропал из виду. Значит, как минимум одна команда не смогла бы различить нас в темноте. Я потер опухшие глаза. О чем они вообще думают?

Мы медленно прокрались мимо леса и оказались на открытой местности. В шепоте ночного ветра я различил негромкий плеск воды небольшого озерца по левую руку, на дальнем берегу которого примостилась ветхая хижина. Через разбитые окна лился мягкий свет. Словно приманка, почудилось мне, расставленная охотником.

С ужасом я поймал себя на мысли, что добыча – это мы.

Справа, четким силуэтом на фоне иссиня-черного неба, показался крест, чернильным пятном замазавший редкие звезды-иголки. Я показал Лиззи на него. Мы почти добрались до часовни.

Болота превратились в луга, и длинная трава, покрытая каплями росы, щекотала наши ноги. Внезапно мимо проскользнула сова, едва не задев крыльями меня по лицу, и так же быстро растворилась в ночи. Кровь застучала у меня в ушах, и я вытер настырно потеющие ладони о штанину.

Наконец, Лиззи решилась заговорить:

– Бен, я не хотела тебя обидеть.

– Я знаю, – только и прошептал я.

– Прости, – ее голос едва не дрожал. – А если нас…

– Лиззи, мы выберемся! – Я поймал ее взгляд: – Не переживай, я не сержусь на тебя. Просто я боюсь, что мы опять попадем в неприятности.

Лиззи шла дальше.

– Нужно добраться до финиша.

– Ты все еще веришь, что нам кто-то поможет? В последней коробке нам попался палец.

– Я не знаю, что тут такое творится, – промолвила Лиззи, – но на седьмом пункте точно кто-то будет. Не может не быть. Нужно крепиться и пережить еще один день, – она сглотнула, – еще двадцать четыре часа. Даже меньше.

Я выдавил из себя улыбку:

– Ну разве что.

Она взяла меня за руку:

– Значит, мир?

– Мир. – Я оторвал глаза от земли.

Мы уже подходили к часовне.

– Лиззи… я вспомнил, о чем вы с Кармен разговаривали, когда я был…пьян.

– Ах, это. – Она попыталась отнять руку, но я удержал ее.

– Почему ты никогда не рассказывала про своего отца?

Она плотно сжала губы.

– Я не хотела тебя грузить.

– Ты и не грузишь меня, – солгал я, – но как я могу помочь тебе, если ты не делишься со мной?

Между нами повисло молчание, прерываемое только звуком шагов. Наконец Лиззи сказала:

– Вот и я о том же.

У меня сперло дыхание.

– Ты…

– Я всегда чувствовала, что тебя что-то беспокоит. Даже до того, как отец ушел от вас. Но ты никогда сам не поднимал эту тему, и даже если я спрашиваю, ты все время уходишь от темы. Тогда я решила, что ты недостаточно мне доверяешь, чтобы рассказать о чем-то серьезном.

– Но это не так! – громко парировал я и добавил уже тише: – Правда.

– Но не вся, – Лиззи покачала головой. – Когда твою маму увезла «скорая», об этом я узнала от Мэтта, которому рассказала его мама. Ну и что же? Я все равно старалась тебя поддерживать, просто… будучи собой. И вот так ты поддерживаешь меня? Мы не обсуждаем серьезные проблемы, а помогаем друг другу о них забыть. Мне кажется, так лучше всего.

– Т-т-ты мне не доверяешь?

– Конечно доверяю, – Лиззи пожала плечами, – но я по-прежнему не знаю, что тебя тревожит. Может, когда-нибудь ты мне откроешься, но я только хочу сказать… ничего страшного, если ты решишь оставить это в себе. – Она прижалась ко мне. – Я люблю тебя, Бен, ведь ты мой лучший друг.

Я улыбнулся, но боль затопила мое сердце.

Мы остановились не более чем в сотне метров от цели, за осыпавшейся известняковой стеной. Время не пощадило и часовню: одна стена почти полностью обвалилась, словно замок из песка, раздавленный чьей-то ногой в приступе злобы. Луна освещала древние, покосившиеся и разрушенные надгробия. Да и вообще многовато их было для трех домиков, отмеченных на карте. Должно быть, здесь жили целые поколения.

– Там пусто? – прошептал Грейди, пытаясь отдышаться.

– Кто его знает, – Уилл наклонил голову. – Ничего не слышно, да и костра не видать, хотя это может означать лишь то, что эти ребята умнее тех, которые расположились в домике… или это ловушка.

– Тайник внутри? – спросила Лиззи.

Я покачал головой:

– Он за часовней, скорее всего, на кладбище.

– Отличное место для засады, – заметил Уилл.

– Мы все еще можем вернуться на плато и найти какую-нибудь пещеру, – сказал я.

Услышав это, Кармен развернулась, оторвав голову от плеча Уилла и покачивая ей, как испорченная кукла. Она сердито посмотрела на меня, и я поднял руки в защите.

– Ладно-ладно, – выдохнул я, – успокойся. – И добавил, прислонив топор к стене: – Работаем по старой схеме. Пока мы в укрытии, Уилл решает загадку. За коробкой пойдем, когда у нас будет ответ.

– Согласна. – Лиззи достала блокнот. – На, Уилл. – И она присовокупила к нему калькулятор.

– Мне нужен свет.

– Потом к темноте не привыкнешь, – предупредила Лиззи.

– Луны мне не хватит, – шепотом настаивал Уилл.

Грейди достал фонарик, но не торопился его включать. Мы переглянулись, а затем Лиззи вынула из рюкзака грязно-зеленую футболку и обернула ею фонарик.

– Все, кроме Уилла, прикройте один глаз, – скомандовала она, – так мы сохраним ночное зрение. – Собрав нас в круг, она нацелила фонарик в землю и щелкнула выключатель.

Тусклый зеленый свет не мог проникнуть через живой щит. Уилл залез в середину, вооружившись карандашом и блокнотом, и стал черкать.

– Алгебра, – бормотал он, – А, В, С, D, Е. Е и С – это 32. D минус В – это 4, – Уилл наклонился ближе. – 2В минус А это 6. В и С – это 25, – он задумчиво грыз карандаш. – А плюс В и D – будет 18. А плюс D плюс Е будет 25… – Он снова остановился. – Не так просто, как казалось, – буркнул он. – что-то никак.

– Забудь про алгебру. – Я беспокойно оглянулся. Вокруг ни души. – Давай пройдемся по цифрам. Если 2В минус А это 6, то А должно быть от 1 до 10, так?

– А если дроби, – спросил Грейди, – или отрицательные числа?

– Надеюсь, что нет.

– Короче… – Уилл что-то все бормотал, грыз карандаш и стучал по калькулятору. – Кажись, получилось, – объявил он через пару минут.

– Какой ответ? – Было слишком темно, и я не видел бумаги.

Уилл сел на корточки:

– А, В, С, D, Е… 4, 5,20, 9,12.

– Все вместе пятьдесят, – подтвердил Грейди через мгновение.

– Только вот как открывать коробку, не понятно, – нахмурилась Лиззи. – Тут вам ни «ветра», ни «повернуть».

– На месте разберемся, – предложил Грейди.

– Хочешь рискнуть? – Моя голова начинала гудеть. – А если перевести цифры в алфавит?

– Абракадабра какая-то. – Лиззи сжала руку Кармен, ведь та все время ерзала.

– Чего сидим? – требовательно спросила она.

– Потерпи, – постарался урезонить ее Уилл.

– Может, это анаграмма? – подумал я.

– Всего одна гласная, – Лиззи покачала головой, – Г, Д, Ф, И, М.

Мы замолчали, исчерпав все идеи.

– Нам придется идти так, да? – прошептала Лиззи.

– Всем? – спросил Грейди. – Если только наше присутствие не потребуется, я бы остался тут и посмотрел за Кармен, – сказал Грейди как бы извиняющимся тоном.

Я разинул рот.

– То есть мы будем рисковать жизнью, пока ты будешь сидеть тут?

– Ну, я не был бы столь категоричен.

– Зато я – да.

– Просто я подумал… если на нас нападут, Кармен не может быстро бежать. Но если я побуду с ней, на всякий случай, то вы легко смоетесь, если понадобится… а потом вернетесь за нами.

– Ты это серьезно? – Я разинул рот еще шире. – Да ты просто хочешь, чтобы мы увели их подальше от тебя.

– Бен, вообще-то это здравая мысль, – сказала Лиззи, – так будет лучше для Кармен, да и без нее у нас больше шансов удрать. Я точно пойду – только я могу открыть коробку. И Уилл… а ты можешь остаться.

– Ты шутишь?

– Ты же вообще против всей этой затеи.

– Это не означает, что я оставлю тебя одну. Не могу поверить… – Головная боль вдруг усилилась, и я сжал виски руками. – Грейди останется и посмотрит за Кармен. Ты, я и Уилл пойдем внутрь. Вы вдвоем займетесь коробкой, а я постою на стреме, – я привстал. – Оставим рюкзаки тут, на случай, если понадобится делать ноги. – Я с трудом стащил его со спины.

Казалось, что лямки были намертво приварены к коже, которая промялась под весом моей ноши. Я скинул ее рядом с Кармен.

– Дай ей еще антибиотик, – небрежно кинул я.

Уилл встал, захватив фонарик:

– Это нам пригодится.

Грейди кивнул:

– Удачи.

Крякнув, я перемахнул через стену и подал руку Лиззи. Уилл с кошачьей грацией приземлился рядом. И хотя мы были на кладбище, рисковали попасть в засаду и вообще искали коробку с частью человеческого тела, на какой-то момент я почувствовал внутри некое тепло: это были просто мы – я, Лиззи и Уилл, старые добрые друзья из начальной школы.

Перебежками мы продвигались от одной могилы к другой. Уилл накрыл фонарик футболкой и обыскивал землю в поисках ящика; Лиззи, вцепившись в блокнот, водила пальцами по именам и датам, выгравированным на могильных плитах.

– Печально, – пробормотала она.

– Я не могу ее найти, – раздраженно произнес Уилл.

Мы уже обыскали все вокруг, заглянули под каждый камень. Каждый шаг колоколом отзывался в моей голове, и мои костяшки побелели на рукояти топорика.

Лиззи сделала жест, и мы сели за крупным камнем, который того и норовил свалиться нам на головы.

– Что думаете? Может, он не здесь?

– Должен быть, – ответил я.

Лиззи нахмурилась:

– А если он где-то зарыт?

Я покачал головой:

– Мы не первые, кто так думает. Тут повсюду ямы вырыты.

Уилл посветил фонариком на одну из могил:

– Кое-где еще сохранились каменные плиты. Может, одну из них удастся вынуть.

– Но какую именно?

В глазах у меня затанцевали цветные мошки, в левом глазу, с краю, появилось и исчезло белое пятно. Мигрень. Я чувствовал, как слабею, пальцы плохо меня слушались. Меня тошнило от самого себя, но я постарался отделаться от этой мысли.

– Мы не можем дергать все плиты подряд.

Лиззи уставилась через мое плечо и шевелила губами:

– Бесси Тейт, Элспет Тейт, Синни Тейт, Гарт Дункан, Инер Голди, Джона Голди…

– Ну-ка повтори, – резко повернулся Уилл.

– Бесси Тейт, Элспет Тейт, Синни Тейт, Гарт Дункан…

– Вот, – прервал ее Уилл, – где могила?

Лиззи ткнула пальцем:

– Прямо у тебя за спиной.

– А еще Дунканы есть? – Уилл пополз в сторону.

– Я… – нахмурилась Лиззи. – Вообще нет. Темно, и я могу ошибаться, но остальные здесь разбиты по фамилиям: Тейты, Голды, Фрейзеры… Гарт тут один.

Уилл остановился у могилы. Из земли, покосившись, торчала каменная плита.

– Гарт Дункан. Фермер, инженер, муж, – тихо прочитала Лиззи, – твоя любовь освещает мой путь.

Наконец до меня дошло.

– Г, Д, Ф, И, М, – сказал я, – теперь все ясно.

Лиззи кивнула:

– Ну что, попробуем ее вынуть?

Вместо ответа Уилл отложил тусклый фонарик и загнал пальцы под основание плиты с торца. Я отдал топорик Лиззи и зашел с другой стороны, чтобы помочь ему. Плита легко подалась, куда легче, чем я ожидал.

– Мы не первые, – пробормотал я.

Мы оперли плиту на могилу и на ее месте увидели тайник.

– Лиззи, открывай, – сказал Уилл.


Подсказка к запертой двери была выгравирована на самой могильной плите: свет. Уилл направил фонарик на экран, и крышка контейнера откинулась. Внутри него, как и раньше, лежала коробка поменьше. На этот раз она была плоской и широкой.

– Как думаете, что в ней? – прошептала Лиззи, закончив переписывать очередные координаты и загадку.

Я судорожно сглотнул.

– Не узнаем, пока не откроем. – Уилл наклонил голову. – Кармен можно и не говорить.

– Даже не знаю, – Лиззи покачала головой. – Нам это и не нужно вовсе.

– Разве? – переспросил Уилл. – А если это наконец нормальный тайник?

Лиззи немного просияла:

– Ты все еще думаешь, что это возможно?

Уилл пожал плечами:

– Даже если первые два тайника подменили, то им это могло уже наскучить.

– Да, но уверены мы можем быть только в том случае, если бы первыми добрались сюда.

– Сюда бы поместился компас. – Лиззи потыкала контейнер.

Я молча следил за тем, как Уилл подобрал коробочку, вручил Лиззи фонарик и откинул крышку. Не отдавая себе в этом отчета, я придвинулся и заглянул внутрь.

Глава 16

Болезненный зеленый свет упал на человеческое ухо, обложенное ватой. По его кромке пробивались маленькие волоски. От запекшейся крови вата почернела.

Лиззи закрыла лицо руками.

Я выхватил коробку из рук брата, захлопнул ее и кинул обратно в тайник, затем закрыл и его крышку, запечатал ее пальцем Лиззи, которая совсем не сопротивлялась, и наконец столкнул контейнер обратно в землю.

– Этому нет конца и края, – прошептала Лиззи. – Либо эти подонки никак не угомонятся, либо ты прав – так и должно быть. Не так я себе это представляла. – Она посмотрела Уилла: – Мы все умрем!

Уилл успокаивающе похлопал ее по плечу.

– Бен этого не допустит. – И ретировался.

Лиззи наблюдала за ним, глубоко дыша:

– Ты прав. Мы справимся. Спасибо, Уилл.

Мой брат отошел и стал разведывать обстановку. В этот момент Лиззи наклонилась и прошептала мне на ухо:

– Извини. Я не хотела его напугать. Иногда я забываю, что он младше нас.

– Ты его не напугала. – И добавил громче, обращаясь к брату: – Видно что-нибудь?

Он покачал головой.

Я нахмурился:

– Неужели до сих пор никто не стал за нами следить?

Уилл снова вернулся ко мне, закатал мне рукав и посветил на дедушкины часы:

– Два часа ночи. Все спят.

Я отнял у него руку:

– Я не верю, что мы единственные, кто идет ночью.

– Луна уже заходит, а до рассвета еще далеко… – Лиззи задрала голову. – Скорее всего, мы единственные.

– А может, вместо тайников они ищут лагеря, – предположил Уилл, – дурачков, что осмелились разжечь костер.

Злобная улыбка вдруг расчертила мой рот.

– Хочешь сказать, нам повезло?

Лиззи ухмыльнулась, но ее лицо снова стало серьезным.

– Надо вернуться за Кармен и Грейди, – сказала она. – Нам нужно идти дальше.

Пригнувшись, мы вернулись к стене, и я бесшумно перемахнул через нее, несмотря на дикую боль в голове, чем застал Грейди врасплох. Он сидел рядом с Кармен и дремал, облокотившись о камень.

– Вот наш бдительный страж, – съязвил Уилл и пощупал щеку Кармен: – Она вся дрожит.

– У нее жар. – Грейди встал на колени. – Вы нашли следующие координаты?

– Да. – Я посветил на карту и почувствовал, как в животе у меня заурчало. – Дело плохо.

– Почему? – Онс трудом поднялся на ноги и посмотрел.

– Следующая коробка на мысе, к северо-западу. – Я прикрыл глаза, пытаясь отогнать цветные пятна. – Там негде спрятаться.


Часы показали три ночи, и мы решительно продвигались дальше, надеясь достичь болот у самой высокой точки на острове до того, как начнет светать. Шагая сквозь ночь, я грыз горькие таблетки от головы и благодарил судьбу за то, что мне не приходится страдать еще и от яркого дневного света.

– Там должно быть какое-то укрытие, – твердила Лиззи, – вроде пещеры или типа того.

Я ничего не ответил, сосредоточив все свои силы на том, чтобы переставлять ноги. Живот сводило от голода, голова звенела колоколом, колено ныло, десна по-прежнему нарывала, а в глазах все так же скакали цветные пятна. Что из этого сильнее меня добивало – усталость или схватка вспышек мигрени с таблетками, – сказать я уже не мог.

Только врезавшись в Грейди, я поймал себя на мысли, что меня шатает из стороны в сторону. Он отпихнул меня, недовольно ворча.

– Извини, – пробормотал я.

К востоку небо уже начало заливаться красками. Птицы еще не запели, но я уже чувствовал, как природа понемногу пробуждается. По моим ботинкам перебегали жучки и мошкара, и я стал отчетливее видеть, куда ступаю.

Чем больше таяла тьма, тем менее защищенным я себя чувствовал. Промозглый ночной воздух забрался мне под кофту, и я поежился, чувствуя на коже липкую и холодную влагу.

Земля все круче поднималась вверх. Я оступился на склоне, но устало побрел дальше.

– Поищите, где нам залечь. – Лиззи дотронулась до моей руки: – Бен, ты слышал?

Я поднял голову:

– Где спрятаться? Да. – Я моргнул, глядя на пригорок впереди.

Я снова уронил голову и продолжил шагать. Другие поищут. Если я сосредоточусь на чем-то другом, то как мне тогда сделать шажок, еще шажок, еще ша…

– Бен, стой! – Теперь до меня донесся голос Грейди.

Я встал как вкопанный и обернулся. Уилл по-солдатски взвалил Кармен на плечи, ее голова покоилась на рюкзаке, руки болтались вдоль спины.

Лиззи и Грейди остановились рядом с ними, разглядывая кусок обвалившейся скалы. За ним росло дерево, пуская мощные корни, переплетавшиеся причудливым веретеном. А за ними…

– Пещера?

– Да, разглядеть ее можно только заглянув в полость под корнями, – с гордостью сказал Грейди, – она отлично замаскирована.

– Удобно держать оборону, – Лиззи перехватила сломанное копье, – вход узкий.

Я кивнул:

– Пошли.

Я вполз внутрь вслед за Лиззи и ощутил аромат корней, сырой земли и высушенных насекомых. Щелкнув фонариком, по-прежнему прикрытым футболкой, она помогла мне снять рюкзак. Мы очутились скорее не в пещере, а в разломе земной коры: потолок был соткан из кружева корней, а пол устлан ковром из камушков и земли. В углу сквозь камни по капле пробивалась вода, смачивая глину и грязь. Места едва хватило для всех нас, и то пришлось потесниться. Я вздохнул, а Лиззи пощупала мой лоб:

– Тебя перекосило прям. Мигрень?

– Мне уже лучше, – солгал я.

– Тебе нужно поспать.

Кармен бредила. Несмотря на ее протесты, Уилл опустил ее на мой рюкзак, а я помог ей занять более удобное положение. Она очнулась:

– Где мы?

– В пещере, – ответил я, – типа того.

– Не волнуйся, – Лиззи уселась рядом с подругой, – мы скоро пойдем дальше.

– Ты – нет, – произнес Уилл.

– Чего? – Лиззи удивленно обернулась.

– Ты, Кармен и Грейди останетесь тут. Мы с Беном пойдем на мыс.

Я наклонил голову – сил повернуться к нему у меня уже не было.

Уилл опустился рядом, вытянул ноги, вздрогнул и вынул из-под себя острый камень.

– Вдвоем мы будем тише и быстрее, – объяснил он. – Но сперва нужно отдохнуть. Разберитесь с загадкой и толкните нас часа в четыре.

– Что на этот раз? – спросил Грейди.

– Сложная, – из последних сил я пытался разлепить глаза. – Я расту, когда ем, и умираю, когда пью. – В голове адски зазвенело.

Я вырубился.


– Пригодится. – Лиззи вложила зажигалку мне в руку.

Я спрятал зажигалку в карман. Нескольких часов сна едва хватило на то, чтобы голова перестала звенеть колоколом, я снова мог думать и даже почувствовал себя посвежевшим.

Уилл протиснулся сквозь корни наружу, и я последовал за ним.

Лиззи остановила меня:

– Будь осторожен.

– Обещать не могу. – Я слабо улыбнулся.

– Хотя бы попытайся.

Мы тупо уставились друг на друга.

– Других вариантов точно нет? – вдруг проговорила она.

– He-а. Твоей ноге нужен покой, у Кармен – жар, его надо переждать. А Грейди постоит на страже, пока вы будете спать.

– А когда я буду спать? – воскликнул он.

– По очереди, – в голосе Лиззи зазвенели металлические нотки, – поменяемся через час.

Грейди скрестил руки на груди, и я развернулся, собираясь идти.

Лиззи прокашлялась:

– Бен, пожалуйста, возвращайся скорее и…

– Присмотреть за Уиллом? – Я поднял бровь.

Она фыркнула:

– Ха. Нет, но… если вы не сможете добраться до коробки незаметно, хрен с ней.

– А как же Кармен? Нам надо добраться до финиша.

– Придется как-то еще искать помощь. – Пальцы Лиззи зависли в воздухе, как если бы она хотела прикоснуться к моему лицу. Хотела ли?

А что, если я просто не понимаю намеков? Особенно после нашего недавнего разговора?

– Бен, – прошипел Уилл, – пошли.

– П-п-пора.

– Да. Иди.

Я выполз наружу.

Небо по-прежнему было темно-серым, но звезды уже начали таять. На часах была четверть пятого.

Я взвесил в руке топорик, радуясь тому, что тяжелый рюкзак больше не тянул меня к земле.

– Бежать можешь? – спросил Уилл.

Я кивнул, и мы двинулись к мысу.


Вскоре болота остались далеко позади, но мы старались удаляться от убежища по прямой линии.

– Там будут и другие команды, – пропыхтел Уилл.

Я молча согласился. Было так рано, что даже костры отошли ко сну, превратившись в горстку тлеющих угольков. Ни дыма, ни огня не было видно, и мы могли запросто напороться на вражеский лагерь. Кое-кто вполне уже мог быть на ногах, так же, как и мы, стремясь обогнать остальных. Под ногами скрипели камушки, гравий и крупный песок. За спиной у нас сумерки прорезали зазубрины скал.

Мы бежали в ногу. Уилл был не намного ниже меня, поэтому движение давалось нам легко. Он раскраснелся и покрылся пятнами, но лицо его было спокойным, как никогда.

На горизонте, едва различимый, появился еще один островок, понемногу натягивавший на себя гирлянду из уличных фонарей и зажженных окон. Какие-то фермеры, наверное, постепенно стряхивали с себя остатки сна. Сигнальной ракетой можно было бы привлечь их внимание, но успеют ли они добраться до нас вовремя?

Мыс переходил в галечный пляж. Впереди что-то зашевелилось, и от ужаса я затаил дыхание. Просто тюлени с собачьим любопытством, совсем не напуганные, наблюдали за нами. Они то и дело выныривали из воды, сообщая своим сородичам о нашем присутствии.

Мы шли дальше. Небо становилось все светлее, переходя в оттенки бледно-серого. Звезды совсем растворились.

– Бен, смотри. – Уилл остановился и показал рукой.

Прямо перед нами из камней было выложено слово

«СПАСИТЕ». Гигантские темные буквы контрастировали на светлом песке. Я едва не споткнулся о хвост буквы «Е».

– Здесь уже кто-то был, – Уилл задумчиво потер подбородок, – но он явно не собирался за тайником.

– Значит, есть еще ребята вроде нас, – я шумно вдохнул, – те, кому не по душе все это.

– Похоже на то.

– Где же они тогда? – Я осмотрелся. – Оставили сообщение и сбежали? – я вздрогнул. – Наверное, за ними гнались.

– А может, осознали, что это бессмысленно, – произнес Уилл.

– Бессмысленно? – вопросительно уставился на него я.

– Может, ты и видел, над островом летает что-то, кроме птиц, – Уилл указал в небо, – но лично я – нет. Не думаю, что над островом проложен хоть какой-то авиамаршрут.

Я посмотрел на одиноко жавшиеся друг к другу камни. Уилл прав. На зов помощи откликнуться было некому.

– Наверное, совсем отчаялись.

Уилл пожал плечами:

– Как думаешь, сколько еще команд на охоте? – Я пнул камень, нарушив теперь уже верхнюю часть несчастной «Е».

Уилл стал загибать пальцы.

– Те, что едва не поймали нас на болоте – раз. Риз – два.

– А что насчет Аня? Он в игре? – Я снова осмотрелся, ожидая, что они вот-вот выпрыгнут из-за камней.

– Возможно. Это будет три. Бой-баба с мачете – четыре. Команда Сомии наверняка ищет ее саму. Она называла его Ли. Я так понимаю, это Лиам Джонс, седьмая команда. Риз вроде сказал Кармен, что видел ребят с мальчиком на поводке. Значит, они отпадают, хотя формально они все еще в игре.

– Мне все равно кажется, что одна команда должна была спасовать на первой же точке, – настаивал я.

– Вероятно. – Уилл кивнул.

– Что мы имеем? – Я грыз ногти. – Четыре команды точно охотятся за «запчастями». – Я вздрогнул оттого, что это слово вырвалось у меня. – Еще одна ищет Сомию, но не побрезгует и кем-то другим. Одна выбыла – скорее всего, они вернулись к причалу – и еще одна с пленником. Всего семь. Стало быть, помощи ищет только одна команда помимо нас. Как думаешь, кто?

Уилл поморщился:

– Мы что, в угадайку играем?

– Да нет. – Я решительно двинулся вперед, готовый перейти на бег.

Уилл пошел в ногу со мной.

Уже набрав приличный темп, я обернулся и посмотрел на пляж. Моими стараниями камни теперь валялись как попало, скорее напоминая слово «САТАНА».


Уилл бежал, хватаясь за бок:

– Лиззи по-прежнему верит, что на финише будет кого позвать на помощь.

– Я знаю. – У меня тоже началась одышка. Казалось, что мы двигаемся совсем медленно, увязая в песке. – Шанс есть.

Уилл повернул голову в мою сторону:

– Ты серьезно?

– В конце должен кто-то быть… наверное.

– Кто-то, кто встретит нас с распростертыми объятиями?

– Кто-то из «Голд Фаундейшн», – я тяжело дышал. – Они найдут вредителей.

Уилл моргнул:

– Ты же не настолько наивен, чтобы полагать, что дело в каких-то дурацких проделках одной из команд. – Он продолжал бежать.

– Ради миллиона фунтов почему бы и нет?

– Это не настолько большая сумма! – Уилл остановился и уперся руками в колени. – Не для современной жизни. На проценты с нее не прожить.

– Ну а они думают иначе. – Я уставился на него: – Думаешь, «Голд Фаундейшн» специально все это придумала?

Уилл кивнул.

– Я еще могу понять, почему у нас не работают телефоны, но спутниковый «Иридиум»? Они каким-то образом глушат сигнал.

– Но… зачем?

– Я пока не знаю, – Уилл был раздражен тем, что пока не разгадал эту загадку. – Рано или поздно выясним.

Я неотрывно следил за ним.

– Так вот почему лично ты хочешь дойти до финиша. Вот почему ты за Кармен – тебе просто интересно, как дела обстоят на самом деле? Да ты ничем не лучше Грейди. Меньше знаешь – крепче спишь, Уилл.

– А тебе разве не интересно?

– Не настолько. – Я прикрыл глаза. – Чего я и правда хочу, так это чтобы мы все целыми и невредимыми вернулись домой. Вот и все.

От Уилла повеяло холодком.

– Ты ведь знаешь, что не можешь этого гарантировать, – сказал он. – Подумай головой. Если это подстроили в «Голд Фаундейшн», разве они допустят, чтобы об этом узнал кто-то еще?

Я судорожно ловил ртом воздух.

– Ты что это хочешь сказать?

Уилл изучающе смотрел на свой ледоруб:

– Я думаю, что на этот остров нас доставили с определенной целью. Может быть, сама «Голд Фаундейшн». Может, кто-то ей прикрывается.

– В тебя вселился Грейди, что ли?

– Я понятия не имею, зачем им это, но я убежден, что когда мы найдем тех, кто за всем стоит, они этому не обрадуются. Впрочем, всегда можно пойти на сделку.

– Они доставят нас домой в обмен на наше молчание?

– Вроде того. – Уилл сверкнул глазами.

– Тогда прятаться не имеет смысла. – Я поник.

– Если бы я хотел заткнуть кому-то рот, то выследил бы всех до того, как они смоются. Не думаю, что на причале безопасно. Не завидую тем ребятам, что решат переждать там.

Я застонал, повернулся и хотел было побежать дальше, но Уилл стоял как вкопанный.

– Бен, ты не обязан нести ответственность за всех, – сказал он наконец.

– Знаю, – замер я.

– Нет, мать Тереза. Не знаешь.

– Я самый старший. Из-за меня вы здесь. – Я сжал кулаки.

– Вообще-то из-за Лиззи, – сказал Уилл, – это ее вина.

– Н-н-нет.

Уилл кивнул:

– Мама тебя так воспитала. Надрессировала, как собаку.

Во мне закипала злоба.

– Она сделала все для того, чтобы ты оберегал меня, – продолжал Уилл, – особенно после того, как ушел папа. Но вместо этого ты стал чувствовать свою ответственность за всех и вся.

– Я тебе не собака. – Мои костяшки побелели от напряжения.

– Я знаю, что ты поступил в Кардиффский, – хмыкнул он. – Мама сказала, что тебя не взяли, но отыскать то письмо не составило труда.

Я постоял, немного остыв.

– В мусорке, – вспомнил я.

Он кивнул:

– Я ее об этом не просил.

– Да ладно, у меня особо не было выбора.

– Ты не можешь вечно быть моей тенью. – Он задумчиво смотрел в море. – Я поговорю с ней.

– Если подумать, она права. Я должен быть рядом, в универе будет непросто.

– Тяжелее, чем сейчас? – Он обвел рукой пляж. – Я нормально справляюсь. Посмотри на меня. Ты. Мне. Не. Нужен. – Порыв ветра сбил его патлы на лицо, и он тут же нетерпеливо их отбросил. – Хочешь пожертвовать своей жизнью – флаг тебе в руки. Но моей вины в этом не будет. – И он снова стал изучать горизонт. – Просто я не знаю, чего ты ждешь от меня.

– Ты мой брат, и я…

– Ну и не надо… – Уилл продолжал совершенно безразличным тоном. – Не жди. Я тебе ничего не должен.

– Я-я-я знаю. Я никогда…

– Хватит с меня этой чуши, вроде «бедный Бен, ему постоянно приходится возиться с Уиллом». – Уилл развернулся, презрительно поджав губы. – Не знаю, как тебя, но меня уже тошнит от этого. Не приезжай в Оксфорд, ты мне там не нужен. Только мешаться будешь.

– Мешаться… – эхом повторил я, но Уилл уже тронулся, шагая вдоль берега. – Ах ты неблагодарный ублюдок! – услышал я свой голос. – Я всю свою жизнь посвятил те… – И осекся.

Где-то внутри меня прорастало семя обиды, но как бы я не пытался его не замечать, оно все крепло и ширилось. Сколько еще времени пройдет, прежде чем я всем сердцем возненавижу его? Прежде, чем я потребую вернуть то, что он мне задолжал?

Еще какую-то неделю назад Уилл бы и глазом не моргнул, если бы я присматривал за ним в Оксфорде. Но теперь… он был решительно против. С чего вдруг?

Я мусолил то слово «мать Тереза». Наверное, у нас обоих был повод испытывать неприязнь друг к другу.

Я припустил, и, поравнявшись, мы молча продолжили наш путь, сопровождаемые только синхронным перестуком ног.

Наконец мы остановились. Похоже, на самом краю острова мы были одни.

– Где она? – развернулся я.

Уилл нахмурился:

– Координаты вроде верные. А может, мы тут одни, потому что пришли не туда?

– Мы тут одни, потому что на часах пять утра, – мягко ответил он.

Я схватил его за локоть:

– Уилл, что это? – Я указал на море, где на волнах что-то барахталось.

– Тюлень? – предположил он и поднял бинокль.

Прошла, наверное, целая вечность, но брат наконец передал бинокль и мне. Я немного помедлил, прежде чем поднести его к глазам. На мгновение мне показалось, что это и был тюлень, и я уже собирался опустить бинокль, когда море вздохнуло и на волнах показалось что-то зеленое. Камуфляжный жилет и кто-то в нем. Бледная рука ходила вверх-вниз, вторя волнам. Я едва не ринулся в море, но Уилл резко остановил меня. Через мгновение из-за волн я разглядел, что тело повернуто лицом в воду и двигалось только по велению стихии.

– Он пытался доплыть, – задрожал я, отдавая бинокль брату, – он… мертв.

Уилл кивнул:

– Ему не стоило и пытаться. – И, развернув меня лицом к суше, сказал: – Не смотри. Сосредоточься. Нужно отыскать пятый тайник.

Я кивнул и позволил Уиллу направить меня. Где же ящик?

Завитки ракушек ютились в песке, местами пропущенном земляными червями. Мои шаги спугнули краба, и он быстро убежал, зарывшись неподалеку. Мы еще повертелись, но ничего даже отдаленно напоминающего коробку видно не было.

– Может, он под водой, – отрывисто проговорил я, – засыпан камнями.

Уилл ухмыльнулся, и мы стали обыскивать камни и лужи, осматривали водоросли.

Коробка была спрятана на дне залитой водой выемки, глубиной с локоть. Цепь болталась рядом, словно щупальце, вокруг плавали медузы.

– Жалят? – спросил я.

– Проверять не стану. – Уилл достал ящик с помощью ледоруба.

Мы стали рассматривали добычу.

– Думаешь, сработает? – спросил я, чувствуя волнение.

– Лучше бы сработало.

Уилл вынул из кармана глиняный отпечаток пальца Лиззи.

– Высох уже? – Я потрогал глину. Она крошилась по краям, но в целом ее можно было назвать затвердевшей.

Уилл развернул пакетик со слипшимися и растаявшими мармеладными мишками, теперь напоминавшими скорее желатиновую массу. Потом Уилл отщипнул кусочек и прижал его к глиняной форме, которую держал я.

– Надеюсь, что сканер с низким разрешением, – произнес Уилл, и приложил самодельный палец к экрану.

Ничего.

– Еще попробуй, – выдохнул я.

Уилл снова прижал «палец» и поводил им по сканеру, и вот, целую вечность спустя, экран вспыхнул. На нем появилась знакомая надпись – ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЭЛИЗАБЕТ БЕЛЛАМИ.

– Есть! – Я победно взмахнул кулаком. Уилл склонился над клавиатурой. – Это огонь, – напомнил я ему.

Едва он ввел последнюю букву разгадки, на экране появилась очередная дверь.

– Надеюсь, это сработает. – Я щелкнул зажигалкой и поднес пламя к экрану: – Ничего.

– Пусть немного прогреется. – Ив подтверждение этому Уилл подышал на окоченевшие пальцы.

Через несколько секунд послышался щелчок. Коробка открылась.

Как и обычно, под крышкой были выбиты координаты с загадкой: 22.55:87.91. В одиночку я двадцать третий, а с другом нас двадцать. Втроем нам не отмыться от грязи.

– Дай карандаш, я…

– Я уже, – произнес Уилл.

– Уже?

– Легкотня, – он наклонил голову. – Ты разве не понял?

Я сжал губы:

– Не-а.

Он вздохнул:

– Двадцать третья буква алфавита?

– X.

– А что такое «X» вместе с другом?

– Эм…

– XX, балда, или римская «двадцать».

– Ага, тогда XXX – это грязные фильмы. Теперь ясно. Куда нам дальше?

Уилл встряхнул измятую, запачканную карту:

– Сюда.

Проследив за его пальцем, я выдохнул с облегчением. Следующая точка была совсем близко – примерно полмили от убежища. Захватим ребят и сразу же двинемся. Нужное место расположилось где-то на границе озера, образовавшегося в низине между тремя вершинами.

Разобравшись с координатами, мы наконец обратили внимание на маленькую коробочку внутри тайника.

– Эта побольше будет, – прошептал я. Уилл потянулся было за ней, но я остановил его: – Давай не будем.

– Тебе разве не интересно? – Он вырвался и с трепетом прикоснулся к ней кончиками пальцев.

– Не особо. – Но я не стал больше ему мешать. Наши глаза встретились. – А может…

– Что «может»?

– Что, если мы просто выкинем ее, – предложил я, – остальные не узнают, что нужно положить в тайник, и тогда у них не будет стимула продолжать охоту.

Уилл замер, взвешивая мое предложение. В его глазах танцевали огоньки.

Я забрал у него коробку и замахнулся.

Глава 17

– Стойте!

От неожиданного крика я выронил коробку, как будто она вдруг раскалилась докрасна. Дремавшие птицы перепуганно вспорхнули с утеса. Низкий голос был знакомым. Мы обернулись и увидели, как на фоне рассветного багрянца к нам двинулось пятеро.

Бежать некуда. Мы в ловушке!

Уилл угрожающе поднял ледоруб. До неприятеля еще было прилично, но обогнуть их никак бы не удалось.

– Подержи-ка, – прорычал Уилл.

Я рефлекторно поймал летящий мне в руки тайник. Из камня во все стороны брызнули искры – Уилл одним ударом раскроил цепь, удерживавшую ящик. Свободная от своего пленника, она скользнула обратно в ямку.

Он тут же выхватил ящик у меня из рук, прокричав:

– Хватай маленькую! – И сломя голову понесся прямо в море.

Не задавая вопросов, я повиновался и побежал за братом, стараясь не думать, что может так отвратительно шлепать о холодный металл контейнера.

– Эй! Вы чё задумали?

Я повернул голову и увидел, как преследователи тоже поднажали. Дистанция между нами быстро сокращалась.

От мыса остались только камни, торчащие из воды. Мощно толкнувшись, Уилл перепрыгнул на самый дальний из них. Мы очутились на самом краю острова. Балансируя над бездной, он поигрывал коробкой с координатами. Я догнал брата и присоединился к нему, вытянув над волнами маленькую коробочку.

Враждебная команда замерла в ожидании.

– Ах вы…

Уилл тряхнул тайник:

– Не это ищете?

Первым заговорил рыжий. Его лицо было так густо усеяно веснушками, что издалека он выглядел смуглым. На лбу и подбородке кожа частично сошла, обнажив белые пятна. Он неприятно осклабился:

– Ты чего это задумал, дружище?

Вместо ответа Уилл еще убедительнее потряс коробку.

– Кёртис, его надо остановить, – встрял один из приспешников.

Из всей оравы этот был самым низким и щуплым. Из-под толстого стекла очков знакомо сверкнула пара пустых, ничего не выражающих глаз. Я мельком взглянул на Уилла.

– Ну ладно, чё вам надо? – требовательно произнес Кёртис.

– Дай нам спокойно уйти, – прокричал я.

Пятеро голов тут же хищно переключились на меня.

– Как тя звать-то? – спросил Кёртис.

– Это не важно. – Я облизнул пересохшие губы.

– Чё в коробке?

– Не смотрели.

– Кладите коробку и сможете уйти. – Кёртис заговорщически посмотрел на своих дружков: – Мы же их пропустим?

Все дружно закивали. На их лицах не дрогнул ни один мускул.

– Твари! – вырвалось у меня куда громче, чем я планировал. – Я понятия не имею, что в этой, но я точно знаю, что было в последней, и, насколько я вижу, никто из вас не расстался с ухом!

Я неосторожно тряхнул коробочку, и, к ужасу для меня, ее крышка распахнулась. Я взвизгнул от отвращения и отскочил в сторону: что-то склизкое вывалилось из нее, упало мне на ногу и едва не плюхнулось в воду.

Кёртис рванулся вперед и протянул руку, но Уилл угрожающе дернулся, собираясь выкинуть следом и вторую коробку.

На самом краю камня болталась отрубленная кисть Кармен. Из пяти некогда нежных пальчиков теперь оставалось лишь четыре, уродливо скрюченных в трупном окоченении.

Меня стошнило, и рвота мерзким пятном закачалась на воде.

– Э-это же рука Кармен, – пролепетал я, глядя на Уилла, – тату. М-может отнесем ей… ее м-можно пришить обратно?

Громко рыгнув, один из шестерок Кёртиса произнес:

– Ты чё, телик не смотришь? Ее нужно хранить в холоде.

– Слишком поздно, – согласился Уилл.

Мы дружно уставились на руку. Кёртис занес резак, но я предупредительно взмахнул топориком:

– Не подходи!

– Или что?

– Если не отойдете, – я указал на подножие скалы, у которой гнездились птицы, – я скину Кар… руку в море.

Кёртис махнул головой, и его банда отошла назад.

– Кёрт, дружище, это уже слишком, – громко посетовал парнишка с синяками и ссадинами на лице, – ухо… ну даже палец – еще ладно. Но рука… слушай, впереди еще два ящика, и чё будет в последнем? Голова?

– Заткнись, Кайл. – Кёртис повернулся ко мне: – Дальше что?

– Мы дойдем с коробкой вон дотуда, – я показал на кусок камня, нависавшего над утесом в другом конце пляжа словно орлиный клюв, – а вы стойте, где стоите. Там мы оставим коробку. Заберете ее, когда мы уйдем.

– Откуда нам знать, что вы не прихватите ее с собой?

– Неоткуда, – Уилл вызывающе приподнял бровь, – но и не верить нам причин у вас нет.

– Твой друг собирался ее выкинуть, – прокричал Кёртис.

Уилл посмотрел на меня:

– Значит, маленькую мы оставим здесь, а большую возьмем с собой. Идет?

Я аккуратно положил пустую коробочку рядом с кистью Кармен, старясь не смотреть на нее.

– Идет, – махнул рукой Кёртис, – уходите.

– Не дергайтесь, или коробка улетит так далеко в море, что вы ее не найдете, – предупредил Уилл.

– Мы тут.

Мое сердце бешено колотилось, когда мы сошли с камней и прошли мимо ребят Кёртиса. Пять пар хищных глаз неотрывно следили за нами. Затем Кёртис дал команду, и двое парней пошли за рукой и коробочкой.

– Мне кажется, неправильно оставлять им ее руку, – промычал я.

– Я знаю. – Уилл все еще был наготове замахнуться и швырнуть тайник в море.

Он шел, не отрывая глаз от Кёртиса. Наконец мы дошли до утеса, на который я показывал, и Уилл медленно, будто в руках у него была бомба, опустил коробку на землю.

– Бежим! – прокричал он.


Как только они увидели, что мы убегаем, Кёртис и его команда рванули за нами, крича и улюлюкая. Я слышал, как под ногами преследователей скрипит галька.

Уилл чертыхнулся, на повороте протаранив плечом скалу, но бежал дальше, не останавливаясь. Он повернулся, и я увидел на его лице знакомую ухмылку. В глазах Уилла танцевали веселые огоньки.

Меня обуял страх, но, несмотря на него, я улыбнулся ему в ответ. Крупные, неповоротливые, навьюченные рюкзаками прихвостни Кёртиса двигались куда медленнее нас, и мы не оставили им и шанса.

Когда они наконец исчезли из виду, я позволил себе перейти на шаг.

– Уилл, помнишь, что тот парень сказал о последней точке? О голове?

Он кивнул.

– Что скажешь?

Уилл промолчал.


Мы вернулись к пещере в начале шестого.

– Ну как? – спросил Грейди, едва мы влезли внутрь.

– Получилось, – довольно ухмыльнулся Уилл.

– Значит, не зря я взял мармеладки, а?

– Еще бы, – ответил я. – Как там Кармен? – Я поймал себя на мысли, что ни за что не рассказал бы ей о содержимом той коробки.

– Кажется, жар спал. – Лиззи потянулась, и я со вздохом опустился рядом с ней. – Она теперь немного спокойнее. Нам пришлось увеличить дозировку.

– Эй, – раздался сонный голос Кармен. Она немного растормошилась. – Идем дальше?

– Кар, нам бы отдохнуть, – сказал Уилл, – дай нам хотя бы пару часов, и сразу же выходим. Следующая точка недалеко. После нее останется лишь одна – и мы на финише.

Я кивнул:

– Мы все равно выйдем довольно рано.

Грейди улыбнулся:

– Значит, еще есть шанс. Мы победим!

– Если украдем тайник, – сказал Уилл, избегая смотреть на меня.

– И при этом никто не пострадает, – добавила Лиззи.


Из пещеры мы вышли, когда уже окончательно рассвело и утренний воздух стал понемногу прогреваться. Кармен решила идти самостоятельно, но Уилл оставался рядом с ней на всякий случай, придерживая ее за локоть, а свободной рукой сжимал ледоруб.

Лодыжка у Лиззи почти перестала болеть. Теперь она могла свободно наступать на ушибленную ногу и совсем не переживала из-за поломанного костыля. Она отвязала нож и заткнула его за пояс, готовая чуть что пустить его в ход.

Грейди оставил в пещере часть своих вещей, прихватив лишь самое необходимое. Идти ему стало заметно легче, но взамен лицо омрачила гримаса сожаления.

– А я все равно считаю, что это пришельцы, – обратился он к Лиззи. Очевидно, мы с братом пропустили начало занимательной беседы. – Это самое логичное объяснение. Это такой эксперимент, чтобы выяснить, как человек ведет себя в экстремальной ситуации. Они оценивают наше поведение, образ мышления, легко ли мы проявляем враждебность друг к другу и так далее.

Кармен с ужасом уставилась на него.

– Короче, выясняют, как нас убивать, – заключил Грейди.

Лиззи покачала головой:

– Грейди, если это пришельцы выбирали содержимое для тайников, то они уже знают, как нас убивать.

– Зато не знают ни как мы размышляем, ни как работаем в команде, ни даже как реагируем на стресс и угрозы.

– Грейди, ты сам-то веришь в эту чушь?

Грейди поморщился:

– Я…

– Я еще могу поверить в твое объяснение убийства Кеннеди, в теорию о вмешательстве России в политику Штатов, в тайну смерти принцессы Дианы, даже в инсценированную высадку на Луну. Но ты говоришь о пришельцах, а это уже ни в какие ворота не лезет.

Грейди опешил:

– Ребята, мы ведь, в сущности, так мало знаем. Неужели так сложно поверить, что среди нас прячутся более развитые, умные и могущественные существа? Я говорю не о тех древних видах, что уже миллионы лет развиваются на своих планетах в далеком космосе, опережающие нас на многие тысячелетия, что нам и не снилось… – Грейди перевел дыхание, – я просто не понимаю, почему вы не допускаете такой возможности.

Мы дошли до озера. Водная гладь подернулась утренней дымкой. Мы спрятались за кустом утесника, и я стал разведывать обстановку, вооружившись биноклем.

– А можешь…

Лиззи оборвал резкий крик, раздавшийся откуда-то слева. Я обернулся. Через болота с той стороны реки, прижав голову и отчаянно визжа, несся парнишка. Жадными глазами следя за своей жертвой, словно гончие псы, его окружали ребята из команды Аня. Двое зашли спереди и теперь только дожидались, когда Ань загонит парня в ловушку. Поняв, что его обступили со всех сторон, он кинулся к реке.

Сзади его нагнала высокая девушка и ткнула в спину, так что он споткнулся и упал в воду. Парнишка попытался было отползти еще дальше в реку, но его, отчаянно барахтающегося и кричащего, втащили на берег.

Уилл сгреб Кармен в охапку и зажал ей глаза и уши, чтобы она ничего не видела и не слышала. Лиззи схватила меня за руку. Грейди глядел во все глаза. Я не видел этого парня раньше, и поблизости не было никого, кто сошел бы за члена его команды. Либо он отстал, либо их намеренно разделили.

Остальные крепко держали жертву, пока Ань вынимал зазубренный нож.

– Пустите! Умоляю, – просил парень, – я не хочу умирать!

– П-поможем ему? – Голос Лиззи дрожал.

Он взревел и страшно забился. Лиззи дернулась к реке, но было слишком поздно. Лезвие ножа блеснуло на солнце.

– Что там? – шептала Кармен, сотрясаясь в руках Уилла. – Что они с ним сделали?

– Ухо, – ответил Грейди, – оттяпали все-таки.

– Значит, они отстают, – с мрачным удовлетворением констатировал Уилл.

– Уилл! – Лиззи с ужасом отшатнулась. – Как ты можешь сейчас об этом думать?

Мы молча наблюдали, как Ань поднял жертву на ноги. Парень стонал, прижимая руку к голове в том месте, где раньше было ухо. Сквозь его пальцы струилась кровь.

Сверившись с картой, Ань обернулся и посмотрел прямо на нас. Он с самого начала знал о нашем присутствии. Я вскочил на ноги, и мы угрожающе уставились друг на друга, разделяемые рекой. Губы его шевельнулись, но слов я не расслышал. Как по команде, вся его шайка обернулась вслед за вожаком. Высокая девушка помахала нам рукой, потом Ань кивнул, и они направились в сторону леса, таща за собой стонущего парнишку.

– Господи, когда же это кончится, – всхлипнула Кармен.

– Еще эта и следующая – и все. – И Грейди неловко похлопал ее по плечу.

– Кстати о птичках. – Уилл осмотрел окрестности озера.

Я показал рукой на противоположный берег, с которого в воду врезался небольшой деревянный мостик. Еще раньше я приметил, что прямо под ним к сваям примотан цепью очередной тайник.

– Давайте покончим с этим, – произнесла Лиззи.


Медленно, с опаской обогнули мы озеро и очутились на другом берегу. Спрятаться было негде, но и врасплох нас было не застать.

– А вдруг они прячутся под водой? – произнес Грейди.

Мы остановились, а затем Уилл от души рассмеялся:

– Сомневаюсь, что кто-то додумался прихватить с собой акваланг.

Я испустил нервный смешок, во всех красках представив, как едва мы подойдем к месту, и со дна озера, поднимая фонтан брызг, выскочит неприятель.

Дойдя до уже прохудившегося местами пирса, мы застучали ботинками по деревянному настилу.

– Как думаешь, Кёртис сильно отстал?

Я облизнул губы.

– Им нужно раздобыть руку… или что-то равной ценности… – Я вздрогнул. – Не догонят.

Уилл кивнул, но все так же смотрел на пригорок, за которым скрывался мыс.

Он остался на страже, Грейди предпочел присмотреть за Кармен, так что мы с Лиззи разулись и спустились в воду. Я потянул за цепь, и вот коробка очутилась у меня в руках. Она оказалась намного меньше своих предшественников. Лиззи прижала к экрану палец и тот приветливо загорелся. Затем я ввел букву «X», и на экране появилась запертая дверь.

– И что дальше? – уставилась на нее Лиззи. – Что делать с этой «X»?

– Проведи из левого верхнего угла к правому нижнему и из правого верхнего к левому нижнему, – окликнул ее Грейди.

Лиззи вывела пальцем букву «X», дверь открылась, и раздался знакомый щелчок. Вслед за ним крышка коробки слегка приоткрылась.

Лиззи вручила контейнер мне:

– Лучше ты.

Сглотнув, я принял коробку из ее рук. Цепь болталась у меня между ног.

– Давай же, чико, – зашипела Кармен, неотрывно следя за линией горизонта.

Я откинул крышку. Под ней были выгравированы координаты – на этот раз последние – и загадка.

Я прочел ее вслух: «Пораним тебя мы легко без движенья и отравляем прикосновеньем. Несем мы тебе и правду, и ложь. Хоть мал, хоть велик, но ты нас не трожь».

– Грейди, запиши. – Лиззи подала ему свой блокнот.

– Так, где последняя точка? – посмотрела на нас Кармен.

Уилл поднял карту так, чтобы я тоже ее видел.

– Ну конечно, – фыркнул я, – где ж еще.

– Где? – нахмурился Грейди.

– На самой верхотуре, – я указал на юг, – недалеко от старта. Шикарный будет вид.

– А как же коробочка? – спросил Грейди. – Что в ней?

– Я не хочу этого знать. – Лиззи покачала головой.

– Я тоже. – Я уставился на крышку, вспомнив скрюченную, без одного пальца кисть Кармен, валяющуюся на мокрых камнях. – Маленькая. Там точно какая-то жесть.

Уилл не шелохнулся.

– Глаз.

– Чего?

– Она маленькая. Что же еще?

Я захлопнул рот. А ведь он прав. Больше ничего и не могло быть. К горлу подступила дурнота, и я поспешил положить коробку на место.

– Выкинь ее, – вдруг произнес Уилл, – как мы тогда планировали. Координаты нам не уничтожить, они выгравированы, но вот без содержимого остальные команды не смогут идти дальше. Ну, пусть они будут знать, куда идти, но не с чем.

Грейди ухмыльнулся:

– А если никто не соберет полный набор, то победителем станет команда, показавшая лучшее время.

Уилл приподнял одну бровь.

– Вообще-то мы не первые, – напомнил он.

– Да выкинь ты ее наконец, – крикнула Кармен.

Я замахнулся что есть сил и бросил коробочку так далеко в озеро, как только мог. Она пронзила дымку, с громким плеском ударилась о воду и скрылась на дне. По воде пошли круги, один за другим ударяясь о мои ноги.

Лиззи заперла контейнер и запихнула его под мостик, а затем мы выбрались на сушу и стали натягивать обувь, пока Уилл и Грейди стояли на страже. Кармен облокотилась о сваю, укачивая обрубок руки. Под глазами у нее проступили большие темные круги

Я встал.

– Пока тихо? – спросил я Уилла.

– Да. Но как только они обнаружат, что тайник пуст, то немедленно пустятся за нами в погоню.

Я кивнул.

Лиззи охнула, указывая в сторону:

– Вон те, что впереди нас!

Я достал бинокль. На пригорке вдалеке и правда показалась другая команда.

– Погодите-ка, – поморщилась Лиззи, – они идут не вверх, а обходят склон с запада.

– Значит, они ошиблись. – Грейди издал победный клич.

– Ты уверен? – спросила Кармен. – А может, это мы ошиблись? – И добавила, наклонившись ко мне: – Ты правильно отыскал координаты? Или ты так думаешь, просто потому что вершина показалась тебе наиболее подходящим вариантом?

– Я… – Я опешил. Был ли я так уверен?

– Лиззи, ты не просила меня записать координаты, – взволнованно произнес Грейди.

– Я еще раз посмотрю, – сказал я и снова наклонился, развязывая шнурки.

Уилл предупреждающе поднял руку:

– Нет времени! Кёртис идет.

Банда Кёртиса очертя голову неслась вниз по склону прямо на нас. Тихий утренний воздух сотрясался от воинственных криков.

– Бежим! – вскочила Лиззи.

– А как же координаты? – завопил Грейди.

– Нет! – Лиззи крутанула того за рюкзак и подтолкнула в спину. – Если останемся, они заставят нас рассказать, что было в коробке, а потом позаимствуют глаз у нас. Уходим!

– Куда нам бежать? – Грейди качнулся, неверно ступив. – На юг или юго-запад?

– Доверимся Бену, – теперь Лиззи уже пихала Кармен, – на юг.

Глава 18

Мы снова бежали. Темп задавали Лиззи и Кармен, чтобы мы не оторвались от них. Топорик, заткнутый за пояс, все время бился о мою ногу, но я решил оставить его на месте – в случае чего он всегда был под рукой. Я смахнул с лица капли пота и обернулся. Кёртису еще нужно было отыскать и отпереть тайник, но это вряд ли займет у него много времени. Я был натянут как струна, в любой момент готовый услышать яростный окрик. Но все же до склона мы добрались без приключений.

Впереди дорога резко шла вверх и почти сразу переходила в отвесный утес.

– Лиззи… ты… точно… уверена? – Грейди задыхался, изучая склон.

– Я доверяю Бену. – Лиззи козырьком приложила руку, закрывая глаза от яркого солнца. – Полезем самым коротким путем. Доставайте снаряжение. – И с этими словами она скинула рюкзак со спины.

Я взглянул на Кармен.

– М-м-мы бросили вещи Кар, помнишь?

– Я все равно не могу лезть, чико. – Она коротко махнула рукой и поморщилась от боли.

– Свяжи петлю. – Лиззи кинула мне плетеный скалолазный трос. – Будешь тащить ее на себе.

– Я потащу, – встрял Уилл, забирая трос.

Я закопался в рюкзак, выбрасывая из него все, что попадалось мне по пути. Прочь полетели спальный мешок, палатка, пакет с мусором, аптечка, сменные штаны и майки. Наконец я извлек наружу скалолазное снаряжение – шорты, шлем, перчатки и страховку с веревкой.

Лиззи присовокупила к ним карабины, оттяжки, сбрую, страховку, жумар, тросы, закладки и даже пару пружинных клиньев[30].

Вокруг нас высилась куча ненужных вещей. Среди них я отыскал кепку и нахлобучил ее Лиззи на голову.

Поправив козырек, она ободряюще улыбнулась:

– Я первая. – И надела скалолазные кроссовки.

– Нет, – отрезал я, – мы не знаем, что там наверху. Я полезу вперед. – Я с удовольствием скинул тяжелые ботинки с взопревших ног. – Будет куда легче, если я сперва установлю клинья и тросы, – добавил я, расправив шорты.

Лиззи уже натягивала перчатки.

Она встала рядом со мной, разглядывая откос.

– Маршрут выбрал? – спросила она.

Я указал на уступ прямо над головой, но Лиззи взяла мою руку и повела ей вверх по скале:

– Нет. Видишь трещину? – Она бежала вверх почти до середины скалы. – За нее можно зацепиться.

Я кивнул и заткнул перчатки за пояс.

– Я буду сразу за тобой, – сказала Лиззи, – если застрянешь, я тебе помогу.

– Отлично.

Уилл подошел к нам:

– Вбей клин вон там, и я подниму Кармен.

Лиззи коснулась моей руки.

– Мы же так хотели этого, помнишь? – грустно промолвила она. – Я думала, что мы вернемся домой богатыми, ну и может слегка обгоревшими… – она мельком посмотрела на Кармен. – Я и подумать не могла…

– Откуда нам было знать, – я глубоко вздохнул и оглянулся.

– Они приближаются, – прошептал Грейди.

Я оставил рюкзак на земле и встал на первый уступ. Трещина начиналась на уровне головы. Я ухватился за нее правой рукой, так что большой палец указывал вверх, и подтянулся. Повернув колено, я всего на несколько сантиметров вставил в трещину носок левой ноги, а затем развернул его вдоль тела. Сцепление было достаточным, и я толкнулся, ухватившись рукой за следующий уступ. Сложнее всего в том, чтобы карабкаться вверх по узкой полоске трещины, было сохранять равновесие, не раскачиваясь из стороны в сторону. Мои плечи быстро забились, а шея сильно затекла.

Я вогнал в трещину пружинный клин и закрепил на нем веревку, скинув свободный конец вниз.

– Молодец, Бен! Я иду, – прокричала Лиззи.

Я почувствовал, как веревка задергалась и натянулась. Я быстро обогнул клин полез дальше.

Карабкаясь, я никак не мог отогнать от себя навязчивую мысль. Правильно я прочел координаты или нет? Или же я увидел лишь то, что хотел увидеть. Что, если это мы идем не туда?

– Чего встал? – окликнул меня Уилл. – Что такое?

– Н-ничего. – Я мотнул головой, как пес, отряхивающийся от воды, и продолжил подъем.

Трещина становилась все тоньше – я почти дошел до ее конца. Я загнал очередной клин, прицепил к нему веревку и стал искать, за что ухватиться дальше.

Сильно рискуя, я отклонился и посмотрел наверх. Оставалось еще метров восемь. Я тяжело отдувался, и вспотевшими ладонями хвататься становилось все труднее.

К счастью, утес был довольно удобным и на нем в изобилии присутствовали уступы и опоры. Зажав веревку в одной руке, я натянул страховочные перчатки, а затем обернулся на Лиззи. Совсем бледная, она смотрела на меня.

– Туда? – указал я.

Она немного отклонилась и показала большой палец.

Я шагнул в сторону от трещины. Руки и ноги ныли от бесчисленных ушибов и царапин, но я заставил себя забыть о боли. Веревка сбоку от меня закачалась под весом Лиззи, и я услышал, как Уилл подгоняет Грейди к первому клину.

На земле оставались только Кармен и мой брат.

По мере продвижения я вставлял в разломы и трещинки захваты, чтобы прицепить к ним свою собственную веревку. Я не знал в точности, насколько высоко забрался, но если и сорвусь… я накрепко привязал страховку к сбруе. Она удержит меня, если что-то пойдет не так.

Восемь метров.

Пять.

Три.

Наконец я почувствовал, как на скалу полез Уилл. Кармен оставалась сама по себе.

Я изо всех сил сопротивлялся желанию посмотреть вниз. Отсюда мне было бы видно Кёртиса и его ребят, но и что с того? Они так или иначе были близко. Ветер доносил до моих ушей отголоски их криков.

– Наверх, Бен, – подначивал я себя, – потом посмотришь.

Я потянулся к выступающему камню, сплошь заляпанному птичьим пометом, но зато идеально подогнанному под мою руку. Едва я ухватился за него, как снизу послышался крик и веревка подо мной резко натянулась. Камень выскользнул из-под моих пальцев, и я едва не сорвался, в последний миг зацепившись за вертикальную трещину. Кто-то внизу болтался, удерживаемый только страховочной веревкой. Плечо пронзила острая боль, но я сосредоточил все свои силы на том, чтобы удержаться. Я не мог даже закричать и только стонал сквозь зубы.

– Грейди, – прокричала Лиззи, – отпусти веревку!

– Я чуть не сорвался! – верещал он.

– А сбруя тебе на что? – Его выходка разозлила даже Уилла. – Пусти Бена!

– Извините, я это машинально, – оправдывался Грейди, но по-прежнему тянул меня вниз.

– Отпусти. – Ныло плечо. – У тебя сбруя.

Но тогда мы оба повиснем на одном-единственном клине, и я был не совсем уверен, что он выдержит. В сущности, я совсем не был в этом уверен. Я закрыл глаза и изо всех сил напряг пальцы.

– Да отпусти же! – Голос Лиззи сорвался на визг.

– Я пытаюсь, – ответил Грейди и потянулся к скале.

Я почувствовал, как мы качнулись, и сжал зубы – пальцы медленно выскальзывали из трещины. Страховочные перчатки не подходят для такого.

Наконец он отпустил меня, и я выдохнул, дрожа от напряжения.

Я посмотрел наверх. Оставалось еще чуть-чуть. Я прислонил голову к скале и набрал в легкие побольше воздуха. Голубая футболка теперь стала темно-синей от пота.

– Давай, Бен! – окликнула меня Лиззи.

– Ага. – Ия толкнулся вверх, к солнцу.


Вместо того чтобы втащить себя на безопасную площадку, первым делом, ухватившись за верхушку скалы, я обернулся и посмотрел вниз. Я тут же различил огненно-рыжую шевелюру Кёртиса. Его шайка неслась вдоль реки и вскоре скрылась в лесу. Я судорожно вздохнул. У нас было мало времени.

Лиззи была недалеко от меня, а Грейди уже преодолел линию клина. Уилл пристегнул Кармен веревкой к его спине, и теперь она раскачивалась из стороны в сторону, словно яблоко на ветке, в паре метров от него, стараясь хоть немного помогать ему здоровой рукой.

– Может, поднимешься сам сначала? – прокричал я.

Уилл задрал голову:

– Ее нельзя оставлять одну.

– Время есть, – ответил я, – Кёртис только у рощи. Спустись и отвяжи ее. Если понадобится, я буду тянуть сверху.

– Я одна не останусь! – прокричала Кармен, хватаясь за веревку обеими руками.

– Да все нормально, Бен. Не капай на мозги. – Уилл добрался до очередного уступа по веревкам, которые я оставил в помощь остальным.

– Сбруя не выдержит вас обоих, если ты сорвешься. – Я плотно сжал губы.

– Хватит меня воспитывать, – резко ответил Уилл. – Я не сорвусь.

С замиранием сердца я смотрел, как они поднимаются все выше. Не дай бог соскользнет – для обоих это будет верная смерть. Лиззи подошла совсем близко ко мне, и оставаться на месте дольше я не мог. Пришла пора забраться на верхнюю площадку.

Что, если там кто-то есть? Не узнаю, пока не залезу. Я отцепил веревку от карабина и подтянулся.

Перегнувшись через край, я перекатился и встал на колени, предупредительно выставив вперед кулаки, дико озираясь.

Я очутился на вершине столовой горы[31]. Вокруг не было ровным счетом ничего, кроме редких выжженных кустов и некого подобия маяка по центру. Наверное, в старину его зажигали, чтобы предупредить о нападении. Неужели это последняя точка? Резкий порыв ветра едва не сбил меня с ног, и, чтобы не упасть вниз, я наклонился, прикрыл глаза и снова осмотрелся. Кроме нас, никого не было.

Я с облегчением выдохнул и повернулся, помогая Лиззи забраться наверх. Она из последних сил преодолела подъем и схватила меня за плечо, хватая ртом воздух.

Грейди тоже был на подходе. Я не стал ему помогать, и, когда он вкатился вслед за Лиззи, я продолжал следить за Уиллом.

Кармен старалась облегчить ему задачу, как могла, но все же его лицо исказилось от напряжения.

Я наблюдал, затаив дыхание. Едва Уилл оказался на достаточном расстоянии, я протянул ему руку, он схватился за нее, и мне на помощь пришли Лиззи и Грейди.

Уилл мигом развернулся и втащил Кармен следом за собой.

Мы освободились от сбруи и воодушевленно переглянулись.

– Получилось, – выдохнула Лиззи.

Грейди испустил нервный смешок, и я сгреб их всех в охапку.

Когда мы наконец наобнимались, Грейди поднялся на ноги, но сильный ветер тут же попытался скинуть его с обрыва. Лиззи вскрикнула, и Уилл в последний момент притянул того к земле.

Чертыхнувшись, Грейди распластался навзничь.

– Надо отойти от края! – Лиззи старалась перекричать шум ветра.

Мы поползли в сторону маяка, а потом снова попытались встать.

Оказавшись на ногах, я прикрыл глаза от жалящего ветра и осмотрелся. Отсюда остров расстилался как на ладони. Я видел желтовато-зеленые болота, озера и реки, часовню, хижину, где мы прятались. Справа был причал, откуда мы начинали, а слева…

Я выругался.

– Что такое? – повернулась Лиззи.

– Самолет.

– Не может быть. – Грейди проследил за моим взглядом.

– Может.

Лицо Кармен просияло надеждой.

– Мы спасены?

Лиззи взяла меня за руку. Она видела то же, что и я. Небольшой пассажирский борт, безжизненно лежавший брюхом на узкой полоске песчаного пляжа, был немногим больше того, на котором прилетели мы сами.

– Он потерпел крушение, – произнесла Лиззи, – правое крыло ни к черту. Кто знает, сколько он тут пролежал.

– Бедняги, – прошептала Кармен.

Я поднял к глазам бинокль.

– Никого. – И мельком глянул на Уилла. – Но в нем есть кое-что интересное, – я улыбнулся, – радиостанция.

– То есть… мы все еще можем позвать на помощь? – Лиззи выпрямилась.

Грейди отнесся к предложению скептически:

– Спутниковый телефон не работает, с чего вы решили, что радио будет?

– Вообще-то, это возможно, – сказал Уилл. – Похоже, что телефонный сигнал и спутники глушат, но им вряд ли придет в голову глушить радиочастоты, ведь никто не додумается взять с собой рацию. Какая там экстренная частота, случайно, не 121.5?

Я пожал плечами.

– А по-моему, она. – Уилл сложил руки на груди.

– И что, ты предлагаешь опять спускаться? – Грейди пялился на Уилла. – Очень может быть, что она тоже сломана.

Кармен легонько улыбнулась:

– На этот случай у нас есть Бен. Он починит что угодно, правда?

Лиззи стала задумчиво напевать себе под нос. Я поймал себя на мысли, что уже давно не слышал ее пения. Она сама была словно поломанное радио. Наконец, она покачала головой:

– В самолете может и быть рабочее радио, но мы уже забрались на вершину, и было бы глупо не осмотреть последнюю точку. Может быть, поблизости есть кто-то, кто придет нам на помощь.

Уилл проигнорировал меня и посмотрел на Кармен.

Та кивнула.

– Если последний тайник окажется здесь, давайте поищем его. А если нет – тогда обсудим, спускаться нам к самолету или нет.

– Грейди, а ты что думаешь? – спросил я.

– Эй, я вообще-то все еще рассчитываю на приз. – Он ухмыльнулся, но его лицо тут же стало серьезным. – У нас еще есть шанс. Мы же первые сюда добрались?

– Похоже на то, – нахмурился я.

– Но содержимого-то у нас нет, – заметила Лиззи.

– Шанс есть, – настаивал Грейди, скрестив на груди руки. – Ты говорила, что, может быть, победу засчитают тому, кто придет раньше остальных, если ни у кого не будет полного комплекта.

– Уилл?

– Ты знаешь, что я думаю. – Ветер сбил волосы ему на глаза, и он откинул их назад. – Последняя точка – это единственный способ убраться отсюда.

Ребята пошли к маяку в центре плато, но я стоял на месте, изучая упавший самолет.

– Пойдем, Бен, – окликнула меня Лиззи.

Я прибавил шагу и догнал остальных. Радио никуда не денется.

При ближайшем рассмотрении маяк оказался выветренным гранитным монолитом. Несколько проржавевших болтов удерживали на его верхушке прокопченный железный котелок. Жестокий ветер без устали штурмовал его, не дав жизни ничему, кроме пары жалких травинок, пробивавшихся у основания. Тайника нигде не было.

Лиззи обхватила себя руками:

– Можно разжечь костер. Кто-нибудь на соседних островах обязательно заметит его и придет на помощь.

– Из чего? – спросил Грейди. – Да и о ветре ты подумала? Чтобы зарево было видно с Фетлара или Аиста, понадобится уйма топлива.

Уилл опустился на корточки у маяка. Нахмурившись, он наклонился и постучал по нему костяшками пальцев. Затем прислонился ухом и снова постучал.

Уилл потянул меня к себе, и я опустился на колени.

– Слушай.

– Он полый?

– Так это и есть последняя точка? – Лиззи тоже присела рядом. – Если и так, где же все? Где люди из «Голд Фаундейшн»?

Я приобнял ее.

Кармен плюхнулась на землю.

Грейди извлек из штанов полупустой пакет с мармеладом, но угоститься никто не захотел. Тогда он набрал целую горсть и стал с удовольствием запихивать себе в рот разноцветных медведей.

– Может, это еще не все, – прошамкал он. – Если маяк полый, значит, внутри может быть еще одно, последнее задание. – Он коснулся спины Лиззи. – Ты права, на финише обязательно кто-то будет. Иначе как сосчитать тайники и выделить победителей?

Лиззи наградила его улыбкой:

– О’кей, так как его открыть?

Уилл пробежал пальцами по основанию маяка, но лишь покачал головой:

– Понятия не имею.

Глава 19

Мы с Грейди и Уиллом ощупывали каждый сантиметр маяка. Лиззи пыталась нажимать пальцем на все более-менее гладкие участки гранита, но все было тщетно.

Кармен поднялась на ноги и стала медленно обходить бетонное основание, глядя на землю. Она постепенно увеличивала круги, пока не остановилась метрах в десяти от нас. Ее волосы черным пламенем развевались на ветру. Со своего места я видел только ее макушку. Кажется, она что-то прокричала, но ветер далеко унес ее слова.

Я встал, опираясь на маяк:

– Что-что?

– Вот тут, за камнем, – прохрипела Кармен, прижимая к груди обрубок руки, – табличка.

Мы вскочили и подбежали к ней, сражаясь с порывами ветра.

Кармен присела и указала на небольшой камень, к которому была приделана памятная табличка. Судя по ней, маяк возвели еще во времена Наполеоновских войн.

– Если он настолько древний, – произнес Грейди, – то вряд ли будет полым.

– Он полый, – Уилл коснулся шурупов, удерживавших табличку на месте, – а вот они, похоже, новенькие. У кого-нибудь есть отвертка?

Кармен передала ему швейцарский нож, и Уилл принялся за работу. Остальные ждали, отчаянно дрожа под натиском ветра.

Наконец последний шуруп вышел из паза, и табличка оказалась в руках Уилла. Под ней знакомым блеском сверкнул экран.

Лиззи посмотрела на нас.

– Ну же, – сказал я.

Она наклонилась и прижала палец к сканеру. Экран зажегся.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЭЛИЗАБЕТ БЕЛЛАМИ

Лиззи приготовилась вводить буквы.

– Какой там был ответ?

Я взглянул на Уилла, и тот удивленно моргнул.

– Даже и подумать времени не было. – Он выглядел ошарашенным. – Я совсем про это забыл.

Лиззи подняла голову:

– Сколько у нас времени, прежде чем они будут здесь? – она кивнула в сторону озера.

– Не так много. – Я нервно переступил с ноги на ногу. – Еще раз, какое было условие?

– Оно записано в блокноте. – Грейди облизнул губы.

Лиззи кинула на того гневный взгляд:

– Только не говорите, что он остался с вещами… внизу.

Совсем бледный, Грейди кивнул.

– О’кей, – я сглотнул, – ладно. Давайте вспоминать, как оно звучало, – я перевел взгляд от Грейди к Уиллу, – совместными усилиями. Сначала было что-то про «ранить»?

– Пораним тебя мы легко без движенья, – тихо произнес Уилл.

– Точно, – Грейди немного оживился, – вспомнил. Затем было и отравляем прикосновеньем.

– А заканчивалось вроде бы фразой но ты нас не трожъ? – спросил я. – Я запомнил, потому что сразу же подумал о девчонках.

– Да, но чего-то не хватает, – Уилл поморщился, – нескладно звучит. Там еще было предложение, рифмующееся с трожъ.

– Рожь? – Лиззи перебирала варианты. – Дрожь? Грош?

Я потер виски:

– Нет, я никак…

– Спасибо за веревки! – раздался крик со стороны утеса.

Я вздрогнул и посмотрел на Лиззи.

– Как можно было забыть их обрезать! – спохватилась она.

– Ну все, вам хана-а-а-а! – пропел высокий мужской голос.

Грейди прижал руки к глазам:

– Я даже не подумал!

– Никто не подумал. – Уилл сжал Кармен, которая стала мертвенно-бледной.

– А вот и мы-ы-ы-ы!

– Что нам делать? – Лоб Грейди покрылся испариной. – Здесь негде спрятаться. Мы в ловушке!

Глаза Уилла бегали как завёденые. Он уже снова перебирал варианты, прикидывал и отбрасывал неприемлемые.

Я сжал в руке топорик.

– Нельзя биться в открытую, – безумный взгляд Лиззи пронзал меня насквозь. – Кармен не может драться, у них численное преимущество!

– Можно спуститься с той стороны и пойти к самолету.

– А веревки? – спросила Лиззи.

– Но мы же почти у цели. – Грейди зашатался на ногах. – Никто больше не добрался сюда! Мы стартовали последними и обогнали всех и каждого. Это просто нечестно!

– У нас нет частей, – мягко напомнил я ему.

Грейди осел на землю. Я обнял Лиззи и зарылся в ее волосах.

Неожиданно он снова вскочил на ноги:

– Эй! – Он посмотрел на обрыв, и пламя сверкнуло в его глазах. – Мы так перепугались, что кое о чем забыли.

– О чем же? – Кармен повернула к нему свое лицо со следами от слез на щеках.

– Эти недоноски болтаются в пятнадцати метрах над землей. – Грейди хищно оскалился. – Вот кто сейчас в опасности.

Кармен округлила глаза.

– Точно!

– Я никого не буду сбрасывать с обрыва. – Лиззи поправила на носу очки. – Это будет убийство!

– Знаешь, что они сделают с нами, как только у них представится возможность? – И Кармен махнула своей культей.

– Тебя же не убили, Кар, – произнесла Лиззи. – Даже такой отморозок, как Риз, оставил тебя в живых.

– Но запросто мог это сделать, – прорычала она.

– Но не сделал же! Слушайте, мы выше этого… правда?

– Я знаю, что делать. – Уилл зашагал к обрыву. – За мной.


Уилл лег на живот и высунулся над пропастью. Я последовал его примеру, а Грейди, Лиззи и Кармен остались сзади, держа нас за ноги.

Кёртис карабкался где-то в шести метрах под нами. Прямо за ним лез щуплый, с дерзкими глазами.

Еще ниже были оставшиеся трое. Из них один, вооруженный до зубов профессиональным альпинистским снаряжением, прямо как Лиззи, взбирался несколько левее и выше остальных, наметанным глазом выбирая маршрут и цепко хватаясь за уступы. Двое зависли на веревках, приспособленных к вертикальной трещине, и не могли продолжать восхождение, пока путь им не освободят щуплый и Кёртис.

– Эй вы! – прокричал Кёртис. – Я вас на фарш пущу! – И, прищурившись, добавил, глядя на меня. – Лучше беги.

– Не-а, – спокойно ответил Уилл.

Кёртис уставился на Уилла, а затем на щуплого, что висел рядом. Он увидел то же, что и я: хотя они были совсем разные, но в них неуловимо проглядывало какое-то пугающее сходство.

– Видишь ли, наверху мы, – Уилл жутко осклабился, – а не вы. В сущности, нам ничего не мешает столкнуть вас ко всем чертям. Всего-то нужно дождаться, пока вы подойдете достаточно близко. – И он указал на меня: – Видите топор?

В подтверждение его слов я вынул топорик из-за пояса и угрожающе взмахнул им над пропастью.

– Это вам за пальцы.

– Ты блефуешь! – Кёртис все же остановился.

– Кёртис, чё встал? Залезай уже и разнеси их.

– Заткнись, Райан, – ответил он, не поворачивая головы. Он неотрывно следил за Уиллом. Его кадык нервно ходил взад-вперед. – Давайте договоримся.

– Ну, даже не знаю, – Уилл пожал плечами. – У нас все карты на руках, да, Бен?

Я кивнул.

Кёртис поморщился:

– Что было в коробке, которую вы выбросили? – Он облизнулся. – Скажи. Мы пойдем и закончим задание, а когда снова вернемся, вас уже не будет. Идет? И мы все равно быстрее вас дойдем до финиша.

– Значит, пострадает кто-то другой! – взвизгнула Кармен. – Ничего мы вам не скажем.


Кёртис нахмурился.

– В общем, ты все слышал… – Уилл беспомощно развел руками. – Не мы тут командуем, так что и обсуждать нечего.

– Ты что же… хочешь, чтобы мы просто отстали? – Кёртис стал красный как рак, содрогаясь от напряжения под собственным весом.

Уилл высунулся еще дальше.

– Мы и камнями вас закидать можем, – солгал он, – но не будем. Пока.

– Почему? Что вам надо? – отозвался парень, висевший рядом с ним.

– У нас украли первый тайник, и мы решили вовсе их не собирать.

Мне показалось или Кёртис действительно дрогнул, услышав эти слова? Я стал внимательно за ним наблюдать.

Уилл продолжал:

– И вот мы на финише, так что для победы нам понадобится ваше добро.

Грейди сильнее сжал мои ноги.

– Ни за что, кретин, – раздался снизу голос толстяка. – Иди к черту.

– От кретина слышу, – прокричал в ответ Грейди. – Вам что, давно камнем по башке не прилетало? – У него перехватило дыхание: он ликовал.

– Погоди-ка, – Кёртис держался из последних сил, – вы же это не серьезно? – Он затрясся от смеха. – Мы тут все в одной лодке и все такое… может, объединимся? Слушай, я понимаю, вы первые пришли, но зато у нас есть все тайники, кроме одного. И вы знаете, чего нам не хватает. Мы – нет. Давайте работать сообща. Приз распилим поровну, скажем пятьдесят на пятьдесят. Вполне честно. По пол-лимона каждому – тоже неплохая сумма.

– Это…

– Заткнись, Бен. – Уилл даже не посмотрел на меня. – С чего вам держать слово? Откуда нам знать, что вы не нарушите его? И кого пустим под нож? Одного из ваших? Не думаю, дружище.

– Можно устроить засаду, сюда придут и другие, – пробормотал щуплый.

– Ты уже слышал, что сказал шеф, – наигранно вздохнул Уилл. – Ничего не поделаешь, правда. Похоже, единственное, что у вас остается, это забраться наверх, отдать нам тайники и уйти с миром.

Я задрал голову на крик поморника, реющего в небе.

Направление ветра вдруг поменялось, и до меня донесся шум прибоя. Я снова посмотрел вниз. Лицо Кёртиса побагровело от злости и раздражения.

– Прикол в том, – ответил он наконец, – что тайники не у меня, а у Макса.

– Это правда? – спросил Уилл.

– Покажи им, – прокричал Кёртис.

– Это плохая идея, Кёрт.

– Макс, показывай.

Макс повернулся боком, держа веревку одной рукой, а другой дотянулся до рюкзака на спине и расстегнул его.

Мне тут же бросилась в глаза куча пропитанных кровью футболок, обернутых вокруг уродливых кусков мяса. Среди них я тут же узнал ткань от очков Лиззи, пестрившую цветочными узорами.

– Передавайте рюкзак вверх. – Голос Уилла не дрогнул.

Кровь оглушительно стучала в моих ушах.

– Хрен вам, – прокричал Макс, – хитрожопые.

Щуплый опустил голову и заговорил так тихо, что я едва мог различать слова. Макс тут же побледнел и поступил, как ему указали. Кривясь, он стащил со спины рюкзак, стараясь удержаться на веревке.

– Молодец, – произнес щуплый, – а теперь бросай.

– Нет! – Грейди едва не свалился вниз.

К моему горлу подступил комок. Я проследил за тем, как рюкзак камнем рухнул на землю и покатился по склону, изрыгая свою мерзкую ношу.

Там была и рука Кармен, наполовину выглядывавшая из рюкзака ладонью вверх.

Поморник каркнул и спикировал за бесплатным обедом.

– А ну, кыш! – Дико размахивая руками, Макс стал спускаться вниз.

Щуплый снова посмотрел на нас, сверкнув глазами.

– Твой ход, – обратился он к Уиллу.

За моей спиной Кармен снова и снова, словно мантру, повторяла: «Камни кидают, бьют палками тоже, камни кидают…», пока ветер не заглушил ее голос. По моей спине пробежал холодок.

А потом краем глаза я увидел, как она встала.

– Кар, ты куда собралась? – прокричала Лиззи.

Кармен обернулась. Ее темные глаза совсем почернели.

– …но ранить словами меня ты не сможешь[32], – не сказав более ни слова, она зашаталась прочь.

Было не время думать о Кармен. Здесь, на вершине мира, ей не грозила никакая опасность.

– Ну, что дальше? – Кёртис попытался придать своему тону некую невозмутимость. – Наше добро вы не получите.

– Вижу, – произнес Уилл сквозь зубы, – но и вас мы не пустим сюда.

– Не швыряйтесь камнями. Дайте спокойно спуститься.

Уилл кивнул. Кёртис сделал знак своим, и они стали дружно спускаться за рюкзаком, на сей раз избежав несуществующих камней и карающего топорика.

Я пришел в себя.

– Но ранить словами меня ты не сможешь, – прошептал я, – слова… Лиззи, Кармен разгадала загадку! Она пошла за последним тайником.

Едва я сел, освободившись от хватки Лиззи, со стороны маяка до нас донесся леденящий душу вопль. От него в жилах стыла кровь, но я пулей рванул с места.

Уилл быстрым движением откатился в сторону и вскочил на ноги. Борясь с ветром, мы вместе побежали к Кармен.

Она была не одна. Кровожадно кривя рот, на нее медленно надвигался какой-то здоровяк в камуфляжной форме, с зелеными, красными и коричневыми полосками на щеках. Он хищно оскалился, обнажив крупные, пожелтевшие от табака зубы и десны. Бледно-голубые глаза с лопнувшими сосудами, тоже подернутые желтоватой дымкой, были холодными и бесчувственными, несмотря на широкую улыбку. За ним, с той стороны горы, один за другим появились еще четверо.

Они шли не на запад. Оказывается, они шли в обход.

– Запаска! – воскликнул он. – Рад, что ты нашлась.

Глава 20

Кармен стояла, скованная ужасом, и кричала. Не считая волос, беспощадно хлеставших ее по лицу, она была не в силах пошевелиться.

Уилл первый добежал до нее и толкнул ко мне. Ветром ее бросило в мои объятия. Я сгреб Кармен в охапку и прижал к груди. Она без сил прислонилась ко мне, цепляясь за мою рубашку единственной здоровой рукой. Крик растворился в прерывистых всхлипах, сопровождавших теперь каждый ее выдох. Я чувствовал, как ее сердце бешено колотится.

Риз засмеялся:

– Парни, это мое. Отдавайте. – Его голос звучал почти дружелюбно.

При других обстоятельствах я, быть может, даже согласился бы с ним потусить.

– Он псих, – промямлил Грейди.

Лиззи схватила меня за руку:

– О нет. – И указала на тот склон, откуда пришли мы сами.

С победоносным ликом из-за него выполз Кёртис, упал на колени, сражаясь с ветром, а затем помог забраться и щуплому.

Я глянул на Уилла. Его охватило какое-то мрачное спокойствие. Несмотря на то что он дрался неистово, как тигр, нас ждал неравный бой: четверо против десятерых.

– Мои – пятеро слева, твои – справа, – дрожащим голосом сказала Лиззи мне на ухо.

– Нет, нет, нет… – Меня заклинило. Я только и делал, что машинально вертел головой от Кёртиса к Ризу.

Трясущейся рукой она вынула нож из-за пояса. Я вооружился топориком. Уилл небрежно покачивал ледорубом. Грейди занял боевую стойку, выставив вперед кулаки, содрогаясь едва ли не так же сильно, как Кармен.

Я мягко подтолкнул Кармен к Лиззи.

– Ладно, – прошептала она, – тогда я займусь теми, кто останется.

Драка закончится, толком не начавшись. Кёртис заставит нас рассказать, что было в той коробке, потом вырвет кому-то глаз…

А потом… я мельком взглянул на последний тайник в маяке. Он был просто огромным. Только сейчас я задумался о том, что же могло в нем быть. Быть может, рация или что-то другое, чтобы связаться с организаторами, как и предполагал Уилл. А может, нечто куда более жуткое.

В нем бы целиком поместилось человеческое тело… наверное.

Я отвлекся от своих мыслей, когда Лиззи, сжав зубы, накинулась на Кармен:

– Ты хотела не дать им победить – так иди и сделай это. Перестань вести себя как кисейная барышня и найди мужество постоять за себя.

– Лиззи! – воскликнул я, но ее слова брызнули на Кармен как холодный душ.

– Кар, ты не одна, – шептал я, – мы не дадим тебя в обиду.

– Заткнись, Бен, – шикнула Лиззи. – Давай же, Кар. Где там психованная сучка, которую я знала? Где чертов боец? Уилл, отдай ей нож.

Ухмыльнувшись, Уилл вложил нож ей в руку. Пронзительно взвыл ветер, и Кармен подняла голову.

– Все еще пятеро против десяти. – Я едва мог справиться со своим голосом.

– Нет, – злобно ответила Лиззи, – пока что наверху только Кёртис и мелкий. Остальные спустились вниз, помнишь? Значит, семеро. Пятеро против семи. Мы справимся. – Ее голос взвился до визга.

– Хорош уже! – Риз двинулся вперед, окруженный своей свитой. – Я забираю запаску. – Он поднял руку, демонстрируя узкую полоску запекшейся крови на ладони. – За ней должок. Чешется, все из-за нее.

Ах он… он отнял у Кармен ее нежную ручку и сломал ей жизнь – нашей Кармен, некогда такой жизнелюбивой. И он еще смеет жаловаться на то, что у него чешется?

В глазах у меня потемнело от злобы, я дико зарычал и рванулся вперед, начисто забыв о своем страхе.

До меня донеслось, как Лиззи выкрикнула мое имя и как Грейди что-то сказал ей. Кажется, что-то о рычаге. Мне было все равно. Я прыгнул к Ризу, замахнувшись топором.

Меня смачно приложило по голове, и я отшатнулся в сторону, налетев на кого-то еще. Не приходя в себя, я врезал ему свободной рукой и одновременно рубанул топором снизу вверх. Раздался стон, и давление на меня ослабло.

Сзади меня схватила пара мощных рук, я взревел и дернулся, стараясь затылком проломить тому переносицу, но никак не мог до нее достать. Еще секунду я слепо бился, стараясь выйти из захвата, но потом резко процарапал пяткой голень нападавшего, заехал ему по яйцам и, когда тот согнулся в агонии, ударил его затылком.

Я тут же снова подскочил к Ризу. Уилл уже стремительно раздавал удары направо и налево, действуя со смертоносной точностью. Еще двое уже приближались к нему. Не задумываясь, куда делся Грейди и достал ли нас Кёртис, я издал воинственный клич и прыгнул в самую гущу боя.

В то же мгновение чей-то кулак с громким хрустом обрушился на мой нос. На мгновение острая боль ослепила меня, и теплая кровь хлынула на подбородок и шею. Я бешено взмахнул топором и почувствовал, как он погрузился в мягкую плоть. Раздался крик.

Неужели вооружены были только мы? Я не верил, что нам так повезло.

Кучу-малу разорвал мощный порыв ветра. Я отшатнулся в сторону, кого-то и вовсе сбило с ног. Раздалось несколько удивленных вскриков. Кто-то стукнулся о мою ногу, но я лишь слегка закачался.

Резкая боль обожгла мое правое плечо, и уголком глаза я заметил, как оно обагрилось кровью.

Я со всей дури пнул ногой парня, порезавшего меня ножом, и он тут же согнулся пополам. Я снова отыскал глазами Уилла. Как раз в тот момент щуплый из команды Кёртиса подкрался сзади и нанес ему рубящий удар по шее. Уилл крякнул и зашатался.

Я поспешил к нему на выручку, но, едва я тронулся с места, словно из ниоткуда появился Кёртис, добил лежащего парня из команды Риза, одной рукой схватил меня за шею, а другой с легкостью вырвал у меня топор.

– Что было в коробке?

Я вырывался, но тщетно: Кёртис был крупнее и сильнее меня. Рядом стоял Риз, взяв Уилла в удушающий захват. Ледоруба у него уже не было.

Да где, черт возьми, Грейди?

На помощь пришла Лиззи. Она подкралась быстро и незаметно, легко перемахнув через корчившегося на земле парня, проскользнула мимо меня и, к сущему удивлению Риза, вогнала нож ему в предплечье. Вскрикнув, он выпустил Уилла. Лиззи оставила нож, отпрыгнула подальше и снова понеслась к маяку. Побагровевший от злости, Риз пустился за ней.

Кёртис встряхнул меня и прокричал, заплевав мне ухо:

– Что в ней? Отвечай!

Он сильнее сжал шею, и я стал ловить ртом воздух. В глазах у меня потемнело, и я почувствовал, как силы покидают меня.

Уилл вихрем накинулся на Кёртиса и обоими кулаками обрушил ему на голову шквал ударов. Когда его хватка наконец ослабла, Уилл толкнул того к обрыву, а затем схватил меня за руку, и мы рванули за Лиззи.

Спотыкаясь, я бежал за братом.

– Мы в ловушке. – Сломанный нос не давал мне отдышаться.

– Эй, – голос Грейди показался мне совсем слабым на фоне поднимавшейся бури, – сюда.

Одной рукой он опирался на маяк, а в другой сжимал ножик. Лиззи пятилась спиной к нему. Жутко улыбаясь, на нее медленно наступал Риз, хрустнув костяшками.

– О, с каким удовольствием я это сделаю. – Он никуда не торопился. Риз знал, что нам не сбежать.

Мой брат держал меня мертвой хваткой.

Я попытался освободиться, но мои собственные ноги меня не слушались.

– Надо спасать Лиззи.

Уилл покачал головой.

– Грейди! – прокричал я, задыхаясь. Я все еще тащил топор, стуча им по земле.

Риз выдернул нож из руки и взмахнул им перед Лиззи:

– Знаешь, для чего он мне?

Отступая, Лиззи споткнулась об основание маяка и упала на локти. Риз кинулся к ней, и она стала отчаянно отползать от него, перебирая руками и ногами.

На помощь пришла Кармен. Словно сам дьявол, она возникла из-за спины Риза, сжимая нож.

Лиззи охнула:

– Нет, Кар! – Но остановить ее было невозможно.

От неожиданности Риз отшатнулся назад, и Уилл, улучив момент, схватил его за руку.

Я бросил топорик и вцепился Ризу в рубашку, помогая Уиллу удержать того на месте. Отпускать его нельзя – иначе он порежет и Кармен, и Лиззи.

Риз пнул ногой назад, но в тот же миг Кармен запрыгнула на него, визжа во всю глотку. Тогда он попытался взмахнуть ножом, но Уилл накрепко сжал его локоть.

– Отцепитесь, – рычал он.

Кармен с дикими глазами вопила ему на ухо. Ветер трепал ее волосы.

Она вонзила нож ему в правую щеку.

Риз взвыл от боли. Срезанный кусок мяса частично обнажил зубы и десны.

Я с ужасом посмотрел на него.

Из его горла вырвался зов помощи:

– Парни!

Двое из них в это время пытались вытащить третьего с обрыва. Кёртис и щуплый зажали в угол еще одного; последний был слишком далеко, отчаянно сражаясь с порывами ветра.

Кармен снова ударила, отхватив Ризу пол-уха.

Он заорал от боли и злости:

– Я убью тебя!

Кармен ткнула его обрубком в лицо и нанесла еще один удар, на сей раз погрузив клинок аккурат между ключицей и глоткой. Я почувствовал на своей коже теплую кровь, фонтаном брызнувшую из глубокой раны.

Ошалев, я выпустил Риза и осел на землю, но Уилл продолжал его держать. Кармен уколола его в плечо, а потом вогнала нож ему под челюсть.

– Кармен, – шептал я, – остановись! Пожалуйста!

Риз опустился на колени. Теперь и Уилл отпустил его, но тот уже не поднялся. Кармен хрипела, ее дыхание стало прерывистым, удары становились все реже, но она продолжала его колоть. Она с трудом вынимала нож после каждого удара, но Риз не сопротивлялся. Наконец он, бездыханный, рухнул на землю, посмотрев на меня остекленевшими глазами. По его щеке скатилась слеза. Наблюдая за тем, как жизнь медленно покидает его, неожиданно для себя я осознал, что мы с ним были почти ровесники.

– Хватит! – Лиззи вздернула Кармен на ноги, плотно обхватив ее сзади, и та закачалась, сотрясаясь крупной дрожью, глядя на изуродованный труп, а потом смачно сплюнула.

– Вы убили его! – прокричали дружки Риза. Они наконец забрались наверх и теперь бежали к нам вместе с Кёртисом.

– Ну же, ребята, скорее, – позвал нас Грейди. Уилл помог мне подняться, и я машинально схватил древко топора.

– Давай же, Бен, спрячемся внутри!

Внутри чего? В голове у меня бешено стучало, из носа текла кровь, глаза опухли из-за синяков, ветер шумел в ушах. Кармен и Лиззи первыми добрались до Грейди. Я закрыл глаза, и на мгновение боль отпустила меня, а когда я снова их открыл, ребят и след простыл. Снова глюки?

Уилл развернул меня и легонько подтолкнул в спину. Я влетел в маяк, но меня схватил Грейди и потащил дальше.

Уилл следовал за нами по пятам, а потом… меня, шатавшегося, повели вниз.

Моргнув, я попытался смахнуть кровь Риза из глаз. Уилл снова толкнул меня, и я, покачиваясь, пошел дальше, вниз, совершенно сбитый с толку. Ветер вдруг стих, и мы оказались под землей.

– Лиззи! – прокричал Грейди. – Запирай!

Лиззи проскользнула мимо, и откуда-то сверху раздались яростные крики. Потом громкий, глухой стук и звук запирающегося замка. А потом – кромешная тьма.

Два удара сердца. Две секунды, и вот зажегся свет.

Ветра не было, но в ушах у меня все еще звенело. Каждый удар сердца отдавался во мне колоколом, и я чувствовал, как кровь пульсирует у меня в носу, на лице, в руке и ногах. Я был изувечен, ранен, истекал кровью. Я медленно поднял руку, но Лиззи опередила меня, нежно протерев мое лицо.

Я взглянул на нее и увидел, что ее очки разбились.

Затем я перевел глаза на Кармен, Грейди и, наконец, на Уилла. Все мы, шокированные, дрожали, словно осенние листья.

Я опустил голову и, моргнув, произнес:

– Лестница.

– Последняя контрольная точка, – сказал Грейди, – похоже, нам только вниз.

– Да побыстрее, – Лиззи посмотрела на захлопнувшуюся за нами дверь, – пока Кёртис и остальные не сообразили, как сюда войти.

Глава 21

Лестница, спускавшаяся во мрак, никак не кончалась. Разобрать, что ждало нас внизу, было совершенно невозможно.

– Где мы? – прошептал я. Из-за разбитого носа во рту я ощутил вкус железа.

Уилл шел впереди. Он обернулся, удивленно подняв брови. Его волосы, как и мои, слиплись от крови Риза. Багровые следы вперемешку с грязью покрывали его щеки. На лбу уже проступил синяк.

Одной рукой я опирался на плечо Грейди. Без его помощи спуститься было немыслимо. Я хотел потрогать нос, но он остановил меня:

– Не трогай.

– Ладно.

Лиззи обняла Кармен и повела ее дальше, шепча что-то на ухо.

На лестнице было холодно и пахло сыростью. Из глубины раздавался негромкий гул, похожий на бормотание бесчисленных компьютеров и кондиционеров в каком-нибудь офисном здании.

– Как будто другой мир, – пробормотал Грейди.

– Да, – поморщился я. Попытка заговорить отозвалась ноющей болью в носу и висках.

Вдруг шаги Лиззи и Кармен, до того мерно раздававшиеся у меня за спиной, затихли. Я обернулся и увидел, что они остановились на четыре ступеньки выше меня.

– Вы как? – Я остановил Грейди, который по инерции продолжал спускаться.

Лиззи покачала головой:

– Она не хочет идти дальше.

Кармен встала как вкопанная. Она была словно вырезана из мрамора – такая же холодная и бледная.

– У нее шок, – сказал Грейди, помогая мне опереться на стену.

– Что будем делать?

Я задрал голову и посмотрел вверх по лестнице. Она оканчивалась неким подобием воздушного шлюза, какие часто попадаются в научно-фантастических фильмах. Сейчас он был намертво запечатан, но лишь на то время, пока те, другие, не найдут способ его открыть. Нужно было идти дальше.

– Кар? – Лиззи тряхнула подругу, привлекая ее внимание.

– Я убила его, – ответила она немного погодя. Ее губы едва шевелились. Она медленно подняла руку по локоть в крови и уставилась на нее. – Я попаду в ад.

– Нет же! – Лиззи попыталась прижать к себе подругу, но та не поддалась.

Наконец Кармен повернула голову и взглянула на меня. Неожиданно для меня она горько захохотала. В гробовой тишине подземелья ее смех раздался оружейным выстрелом.

– Я лишилась не только руки, но и души.

Я не смог выдержать ее взгляд, преисполненный боли.

– Не правда. Ты все та же. Просто… не знаю, может тебе сходить в церковь и исповедаться?

Она медленно кивнула.

– Пойдем, – сказала Лиззи, – нужно спуститься вниз. Не дай бог дружки Риза…

Девушки тронулись с места, я пропустил их, снова оперся на Грейди и напоследок взглянул на вход.

– Слишком тихо, – прошептал он.

Я кивнул. Я не знал, дерутся ли они все еще или же стали работать сообща, пытаясь открыть дверь. Дышат ли они нам в затылок или безнадежно отстали?

Я повернулся лицом к лестнице пошел дальше.

– Извини, что не помог вам драться, – пролепетал Грейди. – Я хотел, но мне показалось, что, если мне удастся добраться до тайника, я смогу угрожать им, как вы тогда.

Мои икры горели от напряжения. Оставалось еще, наверное, шагов двадцать или тридцать. Уилл уже ждал нас немного ниже, сокрытый темнотой.

– Ты все сделал правильно, – произнес я.

– Я должен был вам помочь. – Грейди поймал меня, едва я оступился и чуть не упал. – Бен, ты ужасно выглядишь.

Вместо улыбки я скорчил болезненную гримасу. Попытки улыбнуться пришлось оставить на потом.

– Могло быть и хуже.

– Да уж. – Грейди помолчал минуту и снова заговорил: – Как тебе Кармен?

Я судорожно вздохнул. Остатки адреналина покинули мое тело, и меня потянуло в сон.

– Мне кажется, что нельзя быть уверенным в том, что знаешь кого-то по-настоящему.

– Ты бы поступил так же. – Я посмотрел на него.

– Наверное.

Уилл первым спустился до конца и обернулся:

– У нас проблема. Тут дверь, и она заперта. Но в ней есть какой-то лоток, – впервые я отчетливо выделил тревожные нотки в его голосе. – Плохо дело.

– М-м? – Моя голова звенела так сильно, что напрочь отказывалась думать.

Грейди помог мне преодолеть последнюю ступеньку, и я устало прислонился к стене у двери.

Уилл указал на крышку лотка:

– Я так понимаю, добычу нужно складывать сюда.

– Ты хочешь сказать, что дверь не откроется, пока мы не скинем в лоток все части тел? – Грейди разинул рот.

– И нам не выбраться? – упавшим голосом спросила Лиззи.

Грейди забарабанил кулаками по двери:

– Эй вы там! Впустите!

Лиззи присоединилась к нему:

– Нам нужна помощь! Пожалуйста, откройте! – Она вкладывала в каждый удар весь свой вес, пустив в ход руки целиком, а не просто кулаки. – У нас раненые!

Кармен стояла без движения. Глубокая скорбь прорезала ее лицо.

Мы с Уиллом переглянулись.

– Так дверь не открыть, – сказал Уилл и я утвердительно кивнул.

Наконец Лиззи развернулась, выбившись из сил:

– К-к-какие части нам нужны?

– Зуб, палец, ухо, рука и глаз. – Я безжизненным тоном огласил список, едва ли обратив внимание на то, что нос нарывал теперь не так сильно и говорить мне стало заметно легче.

– Или их эквивалент, – напомнил Уилл.

– Ага. – Я попытался соскрести кровь с моих рук и только тогда заметил, что все еще сжимаю рукоять топора. Я с глухим стуком опустил его на пол.

– Думаете, за дверью кто-то есть, – спросил Грейди, – чтобы проверить, все ли на месте?

Уилл пожал плечами:

– Может быть. А может, и сканер, рентгеновский, как в аэропортах. А может, просто взвешивают.

– Там никого, – уверенно сказала Лиззи, – нас бы уже давно впустили. Короче, придется положить туда… нечто… схожее по весу… или по форме.

– У нас ничего такого нет, Лиззи, – застонал я, – все наши вещи остались снаружи.

– Ну, хотя бы фальшивый палец есть, да? – Лиззи посмотрела на Грейди: – Ты же не съел его?

– Да ну тебя! – Грейди покопался в кармане. – Вот.

– Что еще у нас есть? – Лиззи оживилась. – Выверните карманы.

– Это не сработает, – предупредил Уилл.

– Шанс есть, – настаивала Лиззи, – давайте хотя бы попробуем. Если за дверью только какое-то устройство, мы его обманем. Пятую коробку, например, вы открыли и без меня.


Я с сомнением осмотрел жалкую кучку хлама, вываленного на ступеньки: складные ножи, пачка мармеладных мишек, тросик, заколка для волос, две помады, сдохший айфон, плоский камешек с кварцевой жилкой, понравившийся Лиззи, коробок спичек и зачем-то взятая в поход кредитка.

– А это что? – Грейди указал на сверток, который я вынул из верхнего кармана, едва не забыв про него.

– Волшебные грибы. – Это прозвучало совсем неуместно. Я вспомнил, какая веселая была под ними Кармен.

– Дай сюда! – Лиззи выхватила сверток из моих рук. – Отлично! – Она ухмыльнулась, показав нам круглую шляпку: – Глаз есть.

Уилл наклонился, приподняв ногу Кармен. Она единственная все еще была в тяжелых ботинках.

– Так и знал. – Он поковырялся в подошве. Я туго соображал, что он хотел этим сказать. Но потом он взял мой топорик, поддел что-то уголком лезвия, и поднял мелкий камушек: – Зуб.

– Что еще? – спросила Лиззи.

– Ухо. – Я поморщился.

Грейди прокашлялся и извлек на свет кусок солонины:

– Я оставил про запас…

– Супер. – Лиззи забрала его и положила рядом с двумя другими предметами.

Мы, как один, посмотрели на Кармен и тут же отвели глаза.

– Рука, – прошептала она.

Мой взгляд опустился на топорик. Повисло томительное молчание.

Лиззи первой нарушила его:

– Или эквивалент.

– Да, и что будет эквивалентом руки?

– Нога? – Лиззи пожала плечами.

– Даже не думай, – резко ответил я.

Уилл фыркнул:

– Уповая на то, что там внутри сканер или весы, можно просто сделать некое подобие. – И добавил, указав на мои скалолазные перчатки, заткнутые за пояс: – Можно набить их чем-нибудь.

– Чем, например? – спросила Лиззи, взяв одну перчатку себе. – Носками?

– Нет, нужно что-то потяжелее. – Носком я теребил кучку хлама, двигая его туда-сюда.

– Ножи сойдут за пальцы. – Лиззи наполовину раскрыла оба ножа галочкой и натянула на них пальцы перчатки.

– А носки тогда будут ладонями. – Уилл стянул скалолазные кроссовки, затем носки, скатал их и заткнул в перчатку.

Большой палец безжизненно повис.

– Выглядит неубедительно, – нахмурился Грейди.

– Должно сработать, – я посмотрел на Уилла, – так?

Он кивнул.

– Готовы? – спросила Лиззи, подняв импровизированную добычу.

Наверху лестницы раздался громкий стук. Я затаил дыхание, но за ним ничего не последовало. Они пока еще не вошли.

– Скорее! – поторопила нас Кармен.

Мы распахнули лоток, Лиззи сложила в него нашу коллекцию и снова закрыла его.

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалу…

Сверху снова раздался стук.

– Не сработало! – воскликнул Грейди. – Я знал, я…

Тут послышалось какое-то жужжание, и крышка лотка снова откинулась. Теперь в ней был сканер отпечатка пальца. Грейди издал победный вопль.

– Ну же, Лиззи. – Уилл подтолкнул ее к двери.

Она протерла вспотевшую руку о штанину и прижала палец к экрану. Я услышал, как колотится мое сердце.

Дверь задрожала и приоткрылась.

Я выпучил глаза, но не мог пошевелиться.

– Бен, дыши. – Уилл распахнул дверь.


Оказавшись внутри, в первую очередь мы захлопнули за собой дверь. Щелкнув, замок снова встал на место. Только тогда мы повернулись, чтобы осмотреться.

После полумрака, царившего на лестнице, тусклый свет в комнате ослеплял. Я потер глаза, понемногу привыкая к новому освещению. Я заразился оптимизмом Лиззи, потому что ожидал, что на свету вот-вот покажется человеческий силуэт.

К суровой действительности меня вернул разочарованный стон. Привыкнув к свету, я увидел, что в комнате не было ни души, чему совершенно не удивился.

Сама по себе комната оказалась не такой уж большой, около трех квадратных метров. Она была сплошь белая – белая плитка на полу, стены выкрашены белой краской. Лампочки были вмонтированы в потолок, также выложенный белой плиткой.

На одной стене мы заметили десять мониторов, выстроенных в два ряда по пять. Безжизненные.

Я уставился на них и все ждал… чего-то… но слышал только жужжание электрических лампочек, прерывистое дыхание и капающую кровь, что срывалась с моего носа, разбиваясь о плитку на полу.

– Легко отмывается, – пробормотал Уилл, изучая алые брызги.

Я кивнул. За его спиной на металлическом поддоне, прямо под лотком, лежал наш нехитрый скарб. Уилл надавил на поддон и тот слегка просел.

– Весы, – сказал он.

– С самого начала можно было обойтись без жертв, – прошептала Кармен.

Я даже не в силах был сказать, насколько ужаснее теперь казалось все происходящее.

Кармен медленно сползла по двери, протянув ноги и прикрыв глаза.

Грейди радостно завопил:

– Мы внутри, ребята! Вы чего?

Я непонимающе моргнул.

От радости он закружился на месте:

– Мы первые добрались сюда, и машина приняла нашу добычу. Мы победили!

– Ну да, – я перевел взгляд на Уилла, – похоже на то.

– Каждому по миллиону фунтов! – Грейди победно махнул кулаком. – Мы богаты! Эй вы там, снаружи, ну что, съели? О руке Кармен теперь можно не беспокоиться.

– Грейди! – в ужасе шикнула на него Лиззи, а Кармен пристально уставилась на него.

– Я не это имел в виду… теперь ей не придется работать, если она не захочет. С ней все будет хорошо.

Лиззи облизнула губы:

– Целый миллион! Я теперь смогу расплатиться с ипотекой, и мама сможет уволиться и ухаживать за отцом. А папе больше не придется беспокоиться о нас… – Но улыбка вдруг медленно сошла с ее лица. – Ну и что дальше? – Лиззи подошла ближе к мониторам. – Мы финишировали. Как деньги-то забрать?

Одна из плиток подалась под ее весом, и мониторы ярко, но беззвучно вспыхнули.

– Это еще что? – подбежал к ней Грейди. – Очередная загадка?

Я схватил Уилла за руку, когда тот тоже подался вперед.

– Не будет никаких денег, правда? – прошептал я.

Уилл вырвался и завороженно подскочил к мониторам.

– Это на острове, – дрожащей рукой Лиззи тронула экран. – Смотрите, это же часовня.

Шатаясь, я подошел ближе. Она не ошиблась – на экране появилось кладбище. Меж плит шастала команда, в которой было больше девушек, чем парней. Одного из них они вели на поводке. К горлу подступила тошнота.

Внизу экрана высветилась надпись: Команда 2: Лансетт.

Я переводил взгляд от одного экрана к другому, показывавших все семь точек. Еще три монитора показывали разные участки острова и, по всей видимости, реагировали на движение, активируясь при появлении людей.

На первом экране был мостик у озера. Мы увидели, как у костра греется очередная команда, и я почти слышал их смех. Я провел рукой по надписи, гласившей: Команда 1: Садана.

– На их месте могли быть и мы, – пробормотал я.

Грейди молча указал на восьмой экран, на котором появилась рябиновая роща. Внизу бежала строчка с текстом: Команда 5: Маккарти. Команда 6: Чейз.

Бой-баба с мачете и стрижкой ежиком, которую мы видели раньше, затаилась на ветке. Под ней, с ужасом в каждом движении, медленно крался какой-то паренек.

– Я не хочу это видеть. – Я закрыл экран рукой.

К счастью, динамиков у него не было. Повернувшись, я увидел, как Уилл, сгорая от любопытства, едва не уткнулся носом в экран.

– Уилл!

– Это маяк, – ткнул он. – Они нашли коробку, но, похоже, о чем-то спорят. Наверное, не могут выбрать ответ или голосуют, кто отсканирует отпечаток пальца. Кто их знает.

– Но… кроме Кёртиса, некому. Риз мертв, – влезла Лиззи, потеснив Уилла.

– Они притащили его туда, – сказал Уилл, как будто в этом не было ничего особенного. – Пальцы-то у него на месте.

Бегущая строка сообщила: Команда 4: Веллингтон. Команда 8: Армстронг.

Я отвернулся от мониторов и подошел к противоположной стене. Ощупав бесшовный рисунок, я вздохнул и облокотился на холодную штукатурку:

– Здесь только одна дверь. Тупик. И что теперь? Будем просто ждать остальных?

Кармен вздрогнула.

Уилл, прищурившись, посмотрел на десятый монитор, а потом направился к кучке нашего хлама и забрал перчатку.

– Что ты делаешь? – спросила Лиззи.

– Мне нужен нож, – сообщил Уилл, распотрошив поддельную руку. Затем он достал открывашку и стал выковыривать монитор из стены. – Хочу вскрыть ему мозги. Если получится добраться до антенны – позовем на помощь.

Меня передернуло.

– Откуда ты знаешь, как это делается?

– Я и не знаю. – Уилл загнал пальцы под основание и с силой потянул. Монитор выскользнул из стены, обнажив клубок проводов. Уилл аккуратно опустил его на пол. – Будем импровизировать.


Через некоторое время Лиззи опустилась на пол рядом со мной. Я взял ее за руку, и наши пальцы сплелись. Я опустил голову ей на плечо.

Грейди стоял рядом с Уиллом, выглядывая из-за плеча и время от времени комментируя его действия.

Мы наблюдали за тем, как Уилл пыхтел, постепенно краснея. Пятый монитор моргнул и погас, картинка на втором растворилась в шипящем шуме. Его руки задрожали, и вот он, раздраженно вскрикнув, кинул нож прочь, от чего по седьмому экрану, на котором как раз назревала очередная драка между дружками Кёртиса и Риза, пошли длинные трещины, а сам Уилл плюхнулся на пол.

– Не выходит? – спросил я.

– Там есть толстый кабель, – Уилл показал на черный шнур, который ему удалось частично вытащить, торчавший теперь из дырки словно язык, – но я точно не знаю, для чего он нужен. Вероятно, это источник питания. Если его отсоединить, может выбить экраны, свет и разблокировать для тех входную дверь. Я не стал рисковать.

– Значит, это все? – Я почувствовал, как дернулась рука Лиззи. Слеза скатилась по ее щеке. – Мы на финише. Здесь нет никакой загадки. Никаких подсказок. Некого звать на помощь… или х-хотя бы задать вопросы. – Она замолчала. – Никакого приза.

Уилл оперся на стену рядом со мной. Грейди сначала мерил шагами комнату, стиснув кулаки, а потом сам опустился на пол, уронив голову на колени:

– А я-то думал, что мы победили.

Едва он обмяк, мониторы моргнули. Я поднял голову. Они снова моргнули, и те из них, что до сих пор показывали разные части острова, объединились в огромное лицо, уставившееся на нас. После экспериментов Уилла два монитора погасли, и на лбу и щеке зияли черные дыры.

Я ткнул Уилла локтем:

– Это Голд.

Лиззи отняла у меня руку и села на корточки.

– Поздравляю, команда Элизабет Беллами. Вам удалось добраться до финиша быстрее остальных. – Судя по громким, рубленым фразам, это был ярко выраженный американский акцент.

Грейди вскочил на ноги:

– Значит, мы все-таки получим деньги?

– Заткнись, Грейди, – шикнула Лиззи, сотрясаясь от гнева, – вы все знали? – Она злобно ткнула пальцем в лицо на экранах. – Это все вы?

Лицо нахмурилось.

– Тайники… вы знали о них? – Она поднялась во весь рост. – Это вы… положили туда человеческие органы? Да или нет? – Она побагровела, пламя танцевало в ее глазах.

Кармен подняла голову и убрала волосы с лица. Казалось, что Голд смотрел только на нее. Немного погодя он обвел нас глазами и снова посмотрел на Лиззи:

– Конечно же не я. – Голд улыбнулся. – Но… я это организовал.

Глава 22

Лиззи охнула, и после этого воцарилась тишина. И хотя Уилл предупреждал меня, да и я сам в глубине души уже все понял, но до последнего я просто отказывался в это верить. Я до последнего рисовал себе счастливый конец: какие-нибудь детишки, благоговейно трепеща перед нашей победой, накинут нам на плечи блестящие мантии, обработают раны и вручат по кружке горячего шоколада, а потом помогут нам дозвониться домой. Я рисовал себе дородную, приятную медсестру, пилота, вдохновленного нашей храбростью, – что угодно, только не сухое, само собой разумеющееся признание.

Ощутив какую-то пустоту внутри, я притянул Лиззи к себе, остро нуждаясь в тепле ее тела. Она не сопротивлялась. Уилл по-прежнему стоял сам по себе, внимательно изучая экраны.

– Нос какой целью? – раздался голос Грейди. Он тоже встал, скрестив руки на груди. – Зачем?

– Были жертвы, – добавил я.

Голд улыбнулся:

– У меня новая кадровая политика. Мне нужны беспощадные, безжалостные сотрудники, и это лучший способ их найти.

Я уставился на него, а потом посмотрел на нашу «добычу».

– Она дала сбой, – пробормотал я.

– Не совсем, – произнес Голд с наигранным дружелюбием. – Но ты в чем-то прав, Торбен. Вы ловко обошли систему предварительного отбора, так что сейчас мы проведем дополнительное собеседование. И вот что оно из себя представляет. На кону значительная сумма денег, пять миллионов фунтов, если быть точным. Кроме того, я предлагаю стажировку в «Голд Фаундейшн» под моим непосредственным руководством, первоклассное образование и возможность управлять одной из моих дочерних компаний до того, как вам исполнится двадцать пять, – он подмигнул. – Все это я предлагаю тому из вас, кто первым своей жестокостью докажет, что именно он достоин моего предложения.

– Что вы хотите этим сказать? – упавшим голосом произнесла Лиззи.

– Вы прекрасно все поняли, юная леди, – нетерпеливо ответил Голд. – Я хочу, чтобы один из вас убил другого, и тогда весь мир будет в его руках. Будущее, о котором вы не могли и мечтать.

– Н-но… – запинаясь, произнес Грейди, – зачем?

Голд вздохнул, глядя как бы не на нас, а на что-то со

своей стороны экрана:

– Моя кадровая политика всегда основывалась на поиске трудоголиков с предельно низкой самооценкой. Таких людей можно гонять, как саврасок, но я ни за что не доверил бы им управлять своим бизнесом. Мне нужны лидеры. – Он снова сфокусировался на нас. – Я ищу людей с психопатическим типом личности. Ум, драйв, жесткость, отсутствие сожалений, способность убеждать и манипулировать – все это жизненно необходимые качества в современном бизнесе. Я беру молодых, чтобы с сразу воспитывать в них своих будущих

управленцев. Само собой, чтобы вы не сбежали, у меня есть на вас компромат. Вы уже достигли совершеннолетия, так что, думаю, видеозаписи с убийством будет достаточно. Через пару десятков лет я стану собственником крупнейших глобальных корпораций, управляемых самыми умными и жестокими людьми в мире. Это не единственный турнир «юных титанов», – ухмыльнулся он, – проведенный во имя строительства глобальной империи, построенной на деньгах и власти. Я стану ее единоличным правителем, и мир склонится передо мной…

Грейди трепетал.

– Тот, кто сделает это, окажется в самом сердце жизни тайных сообществ по всему миру, таких как иллюминаты и масоны. – Именно так. Подумайте о возможностях, которые откроются перед вами, обсудите все, только не долго. – Он облизнулся. – Ваша команда прошла анкетирование и оказалась здесь лишь по одной причине. – И Голд рассмеялся.

– Какой же? – выкрикнула Лиззи.

Голд не ответил.

Лиззи вырвалась из моих объятий и заколотила кулаками по экрану:

– Отвечай!

– А ты сама не догадываешься? – тихо спросил я. Лиззи обернулась. – Анкета, все эти вопросы. Голд подыскивал ребят, подходящих под определенные критерии. – Я потер глаза и вздрогнул от боли, неосторожно задев разбитый нос. – Никакого соревнования не вышло бы, если бы на острове не было ни одного психопата, тебе не кажется? Посмотри, насколько легко они стали нашинковывать друг друга.

– Ты хочешь сказать, что один из нас…

– Это единственная причина, по которой мы вообще участвовали в конкурсном отборе. – Уперев руки в бока, я взглянул на брата: – Не так ли, Уилл?

Дрожащая рука Лиззи метнулась ко рту. Затем ее взгляд обратился к Кармен.

– Кар, речь о тебе. Ему нужна такая, как ты. Ты убила того парня.

– Его звали Риз. – Голова Кармен бессильно опустилась.

Лиззи попятилась:

– Психопаты бесчувственны, разве не так? – Слезы градом покатились по ее щекам. – Все это банальное обаяние и, как там сказал Голд… манипуляция? – Лиззи всхлипнула. – Вся наша дружба – это ложь?

– Нет! – Кармен сделала движение, как будто хотела встать и подойти к Лиззи, но снова опустилась на пол. – Может, и правда я. Но разве я не должна была об этом знать? – Она посмотрела на гигантское ухмылявшееся лицо, по-прежнему смотревшее на нас с мониторов.

– Ты бы знала. – Я все еще следил за Уиллом, не осмеливаясь отвести взгляд. – Лиззи, это не Кармен.

– Это она, – настаивала Лиззи.

– Нет.

– Бен. – В голосе Уилла послышалась угроза.

– Они заслужили того, чтобы знать. – Я закусил губу.

– Знать что? – До сих пор Грейди наблюдал за Лиззи и Кармен, но теперь повернулся ко мне. – Что такого знаете вы, о чем нам неизвестно?

– У Кармен не психопатический тип личности, только не у нее. Она сломалась. На ее месте любой из нас поступил бы так же.

– Не думаю, что… – начала было Лиззи.

– Какая же ты идеалистка, чика, – небрежно кинула ей Кармен.

– Это не Кармен, – снова повторил я. – Я знаю, кто из нас прошел Голдовский тест.

Грейди первым взглянул на моего брата:

– Уилл?

Он скрестил руки:

– Что?

– Ты… псих?

– Предпочитаю называть это эмоциональным преимуществом. – И Уилл наградил того своей странной полуулыбкой.

– Ты шутишь. – Лиззи вернулась ко мне и положила руку мне на плечо. – Бен, Уилл же твой брат! Как ты можешь так о нем говорить? Ты же должен о нем заботиться.

Я горько усмехнулся:

– Не только о нем. Я никогда не заботился только о нем, – я зажал голову руками, – скорее о тех, с кем он оказывается рядом.

Лиззи застыла:

– Не поняла.

Я взглянул на Уилла:

– Прости.

Уилл пожал плечами:

– Полагаю, им стоит знать. – Он развел руками. – Бен для меня… образец для подражания, – Уилл смахнул волосы с лица. – Я веду себя так же, как он, чтобы быть «как все». Если он поблизости, я запросто вписываюсь в общество. – И добавил, фыркнув: – Однако, я считаю, что наше обучение, Бен, можно считать оконченным. Ты мне больше не нужен. С работой у Голда вы все мне больше не нужны.

– Но мы же друзья, – воскликнул Грейди.

– Откровенно говоря, Грейди, – вздохнул Уилл, – я испытываю к тебе не больше, чем к продавцу из магазина на углу.

– И ко мне, и даже к маме. – Мои руки повисли. – Я думаю, ему нравится, чтобы мы суетились вокруг него. Мы для него удобны и полезны, – я моргнул. – Но я никогда не спрашивал тебя, Уилл. Ты хоть чуть-чуть… любишь нас?

Он пожал плечами.

– Когда папа ушел от вас… – Лиззи взяла меня за руку, – это все из-за Уилла?

Мне наконец удалось сморгнуть грязь из глаз, и я кивнул:

– Папа предлагал обратиться к семейным специалистам, но мама и слышать об этом не хотела. Я думаю… она такая же, как Уилл. Она знала, что он научится скрывать свою природу, когда повзрослеет. В конце концов, ей же это удалось. К тому же что о ней подумают, если Уилл станет ходить к психологу? Женщина, родившая очередного Фреда Уэста?[33]

– Не преувеличивай. – Уилл наигранно застонал. – Я никогда никого не убивал, даже не пытался. Большинство психопатов не заходят настолько далеко, знаешь ли.

Мои губы легонько дрогнули в попытке улыбнуться ему.

– Но ты задумывался об этом, – сказал я. – Сколько раз ты уже мысленно прикончил каждого из нас? А мама?

Лиззи обхватила меня руками:

– Как можно так жить?

– Он ведь мой брат. У нас было пару… ссор, но я вполне уверен, что он скорее будет мной манипулировать, чем угрожать.

– Это так, – Уилл сложил руки, – да и тюрьма меня не особенно привлекает.

– Н-надеюсь, ты сейчас не задумал убить одного из нас? – Лиззи вцепилась в меня.

Уилл поморщил нос:

– Я в раздумьях.

Лиззи снова обратилась к Голду:

– По-вашему, мы совсем тупые? – Она смахнула слезы. – Предположим, что Уилл и убьёт одного, но вы же не отпустите остальных. Вы тут растекались мыслью по древу как какой-то суперзлодей. Всем ясно, что это значит… – Рыдания прервали ее. – Никто из нас не вернется домой… – Она повернулась к Уиллу: – Бен много лет своей жизни посвятил тебе. Ты обязан ему.

– Не вполне понимаю, на что ты намекаешь. – Уилл сверлил ее своими серыми глазами.

Лиззи была на грани истерики.

– Мы должны работать сообща и придумать, как выбраться отсюда, а не убивать друг друга ему на потеху, – она бешено махнула в сторону мониторов. – Даже если Голд нас не кинет, выживет лишь один, что бы ты ни выбрал и как бы ни поступил. Бен все равно умрет. Ведь так, мистер Голд? – Лиззи шаталась, совершенно убитая.

Голд прищурился:

– Очевидно.

– Победа или смерть… – запинаясь, произнес Грейди.

Я посмотрел Уиллу в глаза:

– Я ошибался. Отсюда должен быть еще один выход, чтобы победитель спокойно ушел, не столкнувшись с другими командами.

– Еще один выход, да, – Уилл кивнул. – Ну и что нам с того?

– Самолет, – прошептал я, – радио. Если выберемся отсюда, я смогу…

Голд рассмеялся:

– Увидел-таки, а, Бен? Как тебе мои декорации?

– Декорации? – Лиззи позволила мне обнять ее. Я почувствовал, какая она была холодная.

– Ага. Как только останется один победитель, остальные отправятся в газовую камеру, а смерти я инсценирую. Мои люди уже занялись ребятами на причале. Слабаки. Представляете, какая жалость: ваш самолет разбился, едва вы взлетели. Знаете, это такой трагичный случай, что я даже сделаю пожертвование в вашу честь. Как вам такое? – Он придвинулся ближе к экрану, так что мы могли разглядеть его ноздри. – А вот ты, например, трагически умрешь в ходе эксперимента по лечению рака.

– Вы не можете так поступить, – умолял Грейди. – Должен быть еще какой-то способ. Может, договоримся? Что, если мы все будем работать на вас? Мы, конечно, не все психи, но вам ведь нужны хорошие сотрудники.

Голд вздохнул весьма убедительно:

– Грейди, Грейди, Грейди. Извини, но где гарантии, что вы не станете болтать?

– А кто нам поверит? – Грейди оживился. – Да и потом, у вас есть и деньги, и власть, чтобы не дать этому делу ход. А нас просто сочтут очередными поехавшими сторонниками теории заговора.

– Прости, – Голд покачал головой, – для меня это экономически нецелесообразно, да и соотношение рисков и выгоды весьма скромное.

– Купите наше молчание! Мы подпишем что угодно.

– Боюсь, это не сработает, – цокнул языком Голд.

Я почувствовал, как Уилл медленно подошел ближе, и крепче обнял Лиззи.

– Она нас сюда затащила, – Уилл ткнул в Лиззи пальцем, – это ее вина.

– Ты чего? – Я попытался выпрямиться, но мое тело ныло как сплошной синяк.

– Отдай ее мне.

Меня передернуло, и Лиззи напряглась в моих руках.

– Нет. Ни за что.

– Бен, – Уилл уже совсем близко подошел ко мне, – если бы не она, нас бы вообще здесь не было, а Кармен была бы цела. Ее обязанность – вытащить нас отсюда, ты разве не согласен?

– Я не…

– Ты ведь все знаешь об обязанностях, Бен. Эта – ее. Отпусти.

Лиззи дернулась, но я крепко прижал ее к себе.

Уилл понизил голос и заговорил шепотом:

– Как только меня объявят победителем, я скажу Голду, что не стану работать без тебя, что мне нужно, чтобы ты и Кармен оставались рядом. Мы выберемся отсюда, мы втроем.

– Эй! – недовольно вскрикнул Грейди.

Уилл даже не удостоил того вниманием.

– Что скажешь, Бен? Братишка. – Он одарил меня очаровательной улыбкой. Обезоружил. Стоит вплотную. – Ты должен оберегать меня. Так мама тебя воспитала.

– Ты же сказал, что я тебе больше не нужен, – прохрипел я.

– Я был не прав. Мне нужно, чтобы ты оказал мне еще одну небольшую услугу.

– Небольшую? – Лиззи забилась в припадке злобы, не в силах вырваться из моей железной хватки.

– Я люблю ее, – тихо проговорил я.

– А меня? – Я тонул в гипнотическом взгляде Уилла. – Я твой брат. Я важнее.

Он прав. Моя любовь к Лиззи не имела никакого значения. Он важнее. Эту мысль мне вдалбливали с того самого момента, как он появился на свет. Голос матери зазвучал в моих ушах.

Понянчи малыша.

Позаботься о брате.

Присмотри за Уиллом.

Верни его в целости и сохранности.

Если что-то случится, виноват будешь ты.

Я слишком устал, мысли едва ворочались в моей голове. Я был не в состоянии ни думать, ни спорить. Если Уилл считает, что это единственный способ, да будет так.

Но… я не хотел потерять Лиззи. Кулаки сжались сами собой. Лиззи всхлипывала, но ее голос раздавался где-то совсем далеко.

– Генетика, Бен, – прошептал Уилл прямо мне на ухо. – Если это есть и во мне, и в маме, то должно быть и в тебе. – Он подошел так близко, что я чувствовал тепло его дыхания. – Это просто. Она как будто уснет. Она устала. Тебе не кажется, что ей пора отдохнуть от всех этих приключений? – Его руки скользнули мимо моих и потянулись к горлу Лиззи. – Не думай об этом. Теперь моя очередь позаботиться о тебе.

Его мускулы на руках вздулись от напряжения, едва он коснулся ее шеи. В нерешительности я стоял как истукан. Надо ли остановить его? Мог ли я остановить его?

Лиззи брыкалась. Она пинала меня по голеням и выкрикивала мое имя. Но я едва чувствовал ее удары, едва слышал ее голос. Взгляд Уилла приковал меня к себе.

– Помнишь, как здорово было там, наверху, Бен? – Он еще сильнее сдавил, и Лиззи начала задыхаться. – Помнишь, как здорово было драться бок о бок?

Это не по-настоящему. Я спал, паря во сне.

– Б-Бен, – Лиззи хрипела, слабо хватая ртом воздух. Я не смотрел на нее. Я не мог думать о том, что делает Уилл. Что мы делаем.

– Слишком поздно! – раздалось позади визгливое кудахтанье. – Думали, можно забыть обо мне? Как бы не так\ – Уилл отвернулся на голос, выпустив Лиз, и я жадно вздохнул, освобожденный от его чар.

Мир вдруг закачался у меня перед глазами. Лиззи врезала мне и вырвалась из плена, совершенно бледная. Голубые глаза все пытались отыскать точку опоры, и тут ноги подвели ее и она рухнула на пол, хватаясь за горло.

– О боже, Лиззи, я не… – Что я наделал? Она никогда не простит меня за это. Я сам не прощу это себе.

Я потянулся к ней, но ее взгляд упал на что-то за моей спиной, и она пронзительно завизжала.

Я обернулся. Мир словно превратился в вязкую патоку, став медленным и невыносимо тягучим.

Уилл упал на колени, обхватив Кармен. Ее голова откинулась назад, как у сломанной куклы. Немигающий взгляд устремлен в потолок.

– Что с Кар? – Мой голос прозвучал совсем по-детски.

– Вы слишком тормозили, – закудахтал Грейди. – Я победил, да, мистер Голд? Награда моя. Я вступлю в иллюминаты, я получу ответы на все вопросы. Они проиграли, да?

– Что ты наделал? – взвыл Уилл.

Его слезы капали на волосы Кармен. Меня словно громом поразило – ничего столь же страшного в своей жизни я и близко не видел.

– Все равно она уже не жилец, – Грейди отступил в другой угол, выронив окровавленный ножик. – Как она станет жить с этим? К тому же она убийца. Она это заслужила.

– Да как ты мог\ – Лиззи бросилась к нему, размахивая руками.

Покачиваясь, я встал в середину комнаты и обратился к лицу на экране.

– Но… вам же не Грейди нужен, – прошептал я, – а Уилл.

– Ох, Бен, – улыбка рассекла рот Голда от уха до уха, – ты что, и правда думаешь, что в каждой команде всего по одному психопату?

Глава 23

Комната сотрясалась от нечеловеческого воя, вырывавшегося из глотки Уилла. Я никогда не слышал, чтобы он так кричал. Лиззи перестала бить Грейди и попыталась подойти к Кармен, но тот вытянул руку и резко оттолкнул ее.

Уилл поднял голову к экранам:

– У вас наверняка неподалеку есть медики, вызывайте их, пусть спасают ее!

Голд никак на это не отреагировал.

Я все прокручивал в голове прошедшие три дня, пытаясь отыскать ответы. Откуда у Грейди хотя бы малейшее сходство с Уиллом? Мало-помалу кусочки воспоминаний как пазл стали складываться в законченную картинку. Нет, Грейди был не такой, как Уилл. Он был совершеннее. Каким-то образом он заставил меня тащить его рюкзак. Именно он оставался с Кармен в относительной безопасности, пока мы с Уиллом искали приключения себе на голову. Он выбирался сухим из воды и невредимым из драк. Его не было с нами в начальной школе – значит, он научился этому задолго до нашего знакомства. И вот он, такой неуклюжий, разыгрывает свою никчемность, конфетами делится. А на самом деле единственное, что его беспокоило, это его дурацкие теории заговора.

Теории заговора… я все смотрел на Кармен, но не видел крови. Куда он нанес удар? Я моргнул. Ощущение нереальности происходящего не покидало меня. Затаив дыхание, я отвернулся от экранов. Ну конечно! Это все не по-настоящему, вот и скорбь Уилла – лишь очередная игра.

Мы обманули дверь фальшивыми частями тела, а теперь Грейди решил обмануть Голда фальшивым убийством. Должно быть, Уилл сразу обо всем догадался. Грейди придумал, как нам выбраться. Осталось лишь дождаться, когда за победителем придут, и мы сбежим вместе с ним.

Уилл все кричал, прижав к щеке правую руку Кармен. Но вот он отпустил ее пальцы, и они с глухим стуком ударились о пол.

Поразительный талант. Может, Кармен и не станет ветеринаром, но ей прямая дорога в кино. Уилл, конечно, немного переигрывал. Голд наверняка верил этому крику души не больше моего.

Я склонился к брату и коснулся его плеча, но он бешено дернулся, стряхнув мою руку.

– Эй, полегче, – прошептал я, надеясь, что микрофоны в комнате не слишком чувствительны, – ты перебарщиваешь, он не купится на это.

Уилл медленно поднял на меня свои глаза, явно не понимая, о чем идет речь:

– Не купится на что?

– На это, – сказал я ему на ухо, указывая на Кармен. – Не переигрывай. – Я встал, потянув брата на ноги. – Оставь ее, братишка.

Вместо ответа Уилл показал мне левую ладонь. Она обагрилась.

Я поморщился:

– Откуда кровь?

Опустив голову, я наконец заметил, что все это время Уилл зажимал ей рану на груди. Я отскочил как ужаленный. Ее рубашка пропиталась свежей кровью. Теперь густая кровь разливалась по полу, как чернильное пятно.

– К-Кар? – Меня стало трясти.

Лиззи едва не прожгла Грейди насквозь.

– Ты убил Кармен.

– Она это заслужила.

– Ты убил нашу дружбу. – Лиззи задыхалась от бессильной злобы.

– Ну и хрен с ней, не очень-то и надо. Бен с Уиллом даже не посвятили меня в свои планы, а тебя и вовсе прикончить собирались всего минуту назад.

– Я бы ни за что… – Мои руки опустились на грудь Кармен, помогая Уиллу остановить кровотечение.

Я не чувствовал биения сердца. Она была мертва, но мы отказывались в это верить.

– Нет, убил бы, – перебил меня Грейди, – именно этим ты и занимался.

– А я? – Лиззи обняла себя. – Мы же были друзьями.

– Никто из вас не считал меня другом! – воскликнул Грейди. – Вы взяли меня в команду на «Герцоге Эдинбургском» только потому, что вас попросил мой отец. Считаете меня шутом? – Тут он осекся, как будто кто-то щелкнул рычажок, и Грейди снова стал самим собой. – Вы никогда не воспринимали меня всерьез. Глупый фанатик, зацикленный на теориях заговора. Вам и в голову не могло прийти, что победителем окажусь я. – Он пожал плечами. – А вот фигушки. В моих руках будет богатство и власть, и у меня будут ответы на все вопросы.

Лиззи прикрыла глаза:

– Ты нравился мне, Грейди. Нам всем.

– Не ври, – мягко ответил он.

Наконец Уилл бросил тщетные попытки спасти Кармен и поднялся на ноги:

– Она была нужна мне. – Я снова услышал в его голосе неподдельную, животную ярость. – Она была моей. Она была частью моего будущего. Я никому не позволю отбирать у меня то, что мое по праву.

– Значит, теперь она в прошлом. – Грейди обратился к мониторам. – Мистер Голд, я выполнил ваше задание. – Над губой у него проступили капельки пота. – Разве вы не должны прийти за мной?

Ответа не последовало.

– Он хочет посмотреть, чем все кончится, – сказал Уилл, – не правда ли, мистер Голд? В конце концов, в этой комнате не один психопат. – Странная полуулыбка снова засияла на его лице, а потом он взглянул на нас с Лиззи. – Я придумал, как нам выбраться отсюда.

– Что? – Грейди взмахнул руками. – Слушайте, я сделал, как вы сказали… – Он все еще обращался к лицу на мониторах. – Вы предложили сделку, и я ее принял.

Уилл смотрел на нас двоих.

– Пока что кандидат один – Грейди. Но если его не станет…

– Тогда мы вернемся к тому, что было минуту назад, – прохрипела Лиззи, – твои руки снова окажутся у меня на шее. У меня не такая короткая память!

Уилл решительно покачал головой:

– Нет. Если мы одновременно убьём Грейди, то победителем будет считаться каждый. Он будет обязан взять нас троих.

– Я сомневаюсь, что он что-то обязан, – устало пробормотал я.

Уилл пристально посмотрел на Лиззи:

– Если кто и заслуживает смерти, так это Грейди. Теперь ты знаешь, какой он на самом деле. Посмотри, что он сделал с моей Кармен. И теперь стоит тут, как ни в чем не бывало, ждет, пока Голд заберет его и прикончит нас. Тебя такое устраивает?

Грейди попятился, вжимаясь в угол комнаты:

– Мистер Голд\

– Ты веришь в загробную жизнь, Грейди? Может, ты найдешь все ответы по ту сторону? – Уилл угрожающе двинулся на него, отшвырнув ногой окровавленный нож в другой конец комнаты.

Лиззи заставила себя встать, готовая вцепиться ему в шею своими пальцами-когтями:

– Что, все еще считаешь себя победителем?

Я уставился на свои руки. Они были все в крови. Если я не присоединюсь к ним и не помогу расправиться с Грейди, то буду следующим. Уилл прав. Выход только один. Я взглянул на Кармен. Она лежала лицом к стене, спиной к нам, как будто ее предсмертным желанием было не видеть наших лиц.

А Голд, напротив, с жадностью следил за развитием событий. Его глаза сверкали.

– Мистер Голд! – пискнул Грейди.

Уилл так крепко схватил того за футболку, так что она порвалась, когда Грейди вывернулся, спасая свою шкуру.

И вдруг оглушительный звон сотряс воздух, от которого мы все дружно подскочили. Я тряхнул рукой, освободив из-под рукава дедушкины часы. Они вибрировали в такт таймеру.

– Устье, – сказала Лиззи с надеждой в голосе, – начался отлив и путь свободен. – Она схватила Уилла за руку. – Если выберемся отсюда, то снова сможем пройти по нему.

Кулак Уилла со всего размаху опустился на лоб Грейди, тот отшатнулся назад, звонко ударился затылком о стену и осел на пол.

Неловко поднявшись на ноги, по-прежнему отказывавшиеся меня слушать, я шагнул за ножом, покоившемся в углу, и подобрал его. Он был скользкий от крови.

Лиззи замерла:

– Бен, ты что надумал?

Затем все такой же нетвердой походкой я подошел к мониторам и схватил торчавший из дырки шнур. Черный пластик показался мне живым и тягучим.

– В худшем случае, вырубится свет и откроется входная дверь, – устало проговорил я. – Расскажем остальным, что Голд на самом деле задумал инсценировать их смерть в том самолете.

– Они должны нам поверить. – Лиззи запустила пальцы в волосы.

– Или же дверь намертво заблокируется, и мы останемся тут навсегда, – пробормотал Уилл.

Пожав плечами, я запустил лезвие под провод.

– Бен! – воскликнула Лиззи.

Обернувшись, я увидел, из-под плит на полу в комнату струится желтоватый газ.

– Быстрее! – Уилл обмотал футболку вокруг рта.

Лиззи последовала его примеру, обнажив бледный живот.

Газ прибывал куда быстрее, чем мне показалось вначале. Я набрал полные легкие воздуха, задержал дыхание, и стал пилить.

Процедура осложнялась тем, что мои руки сильно дрожали, нож постоянно норовил выскользнуть из них, да и шнур был довольно толстым.

Уилл и Лиззи отошли на середину комнаты.

Слезы щипали глаза.

Уилл рухнул на колени.

Я пилил изо всех сил, напрягая плечи, и наконец почувствовал, как нож прогрыз защитный кожух. Еще один взмах – и лезвие разрубило провод пополам.

В тот же миг яркий свет, до сих пор заливавший комнату, погас.

Я больше не видел ни Лиззи, ни Уилла, ни тем более газ. Может, попробовать вдохнуть? Мое тело отчаянно требовало воздуха, и в глазах у меня затанцевали красные и синие огоньки. Еще через мгновение до меня дошло, что синий на самом деле был аварийным освещением.

Сквозь полумрак и слезы до меня донесся едва различимый щелчок входной двери. Свежий воздух хлынул в комнату, развеивая токсичный газ.

Дюжина мониторов моргнула, и на них снова появилось лицо Голда.

Уилл закашлялся. Сквозь шипение поступающего газа я расслышал, как он упал и теперь лежал лицом вниз. Натянув футболку поверх разбитого носа, я, шатаясь, подошел к нему. Пороха в пороховницах у меня уже не оставалось: последние остатки адреналина растворились в крови, и организм теперь дожигал ничтожные остатки моих сил. Все, чего я хотел, это поспать. Нащупав в темноте руку Уилла, я, крякнув, поднял того на ноги.

На лестнице послышались топот и крики. Уилл не ошибся – провод питал и сам вход. Сюда неслись остальные.

Рядом нечеткими очертаниями, бесформенное, как растянутый воздушный шар, всплыло лицо Лиззи. Она лихорадочно на что-то указывала.

Повернувшись, я заметил, как в стене открылся потайной ход – квадратный люк, ведущий во тьму.

– Потайной ход, – произнес я, – по-тай-ной. Потай… – Я смаковал слова, юркими жучками запрыгавшие на моем языке.

– Это из-за газа, – прокричала Лиззи. Она схватила меня за руку и потянула к выходу.

– Стоять! – приказал Голд. – Вам там делать нечего. Если вы сбежите, я превращу ваши жизни в ад, я вас уничтожу – вас, ваши семьи и все, что вам дорого.

Показав ему средний палец, я помог встать Уиллу, который безуспешно пытался найти под ногами твердую опору:

– Пойдем, братишка. Мы возвращаемся домой.

Люк вел в очередной туннель, залитый синюшным аварийным освещением. Мы будто плыли. Уилл все кашлял мне на ухо, Лиззи брела впереди, держась за стену. Туннель, по которому звучным эхом отдавались наши шаги, казалось, никак не кончался. Но я с точностью мог сказать, что мы двигались под гору. Свежий воздух понемногу вытеснял из легких ядовитый газ, и мой разум прояснился.

Наконец Уилл смог идти самостоятельно, и я его отпустил. Он оглянулся.

– Слышишь?

– Ага.

За нами гнались.

Спотыкаясь, я перешел на бег и подтолкнул Лиззи. За спиной раздался протяжный вой: похоже, какой-то придурок возомнил, что он волк. Остальные его подхватили, и вопреки всякому желанию по моей спине пробежал холодок. Может, всему виной был газ, но мое воспаленное сознание куда легче рисовало кровожадных тварей, чем наших сверстников.

Не просто сверстники. Я покачал головой. Психопаты. По нескольку в каждой команде.

Лиззи устало всхлипнула, но я ничем не мог ей помочь. Я и сам-то едва держался на ногах. Я словно свободно летел вниз, совсем не чувствуя ног, которые двигались исключительно потому, что я дал им такую команду. Казалось, я напрочь забыл, как остановиться. Но я знал наверняка, что если и сделаю это, то уже не поднимусь.

Неожиданно коридор закончился. Каким-то образом я оказался впереди остальных. Когда я успел обогнать Лиззи? Я тупо уставился на дверь передо мной.

– Опять дверь, – констатировал я.

Уилл остановился рядом со мной, а за ним подбежала и Лиззи.

– Нет! Это просто нечестно! – Лиззи со стоном обрушилась на дверь… и вывалилась наружу, на свет.

– Открылась, – я взглянул на Уилла, – просто… открылась.

Уилл кивнул и мы вышли вслед за Лиззи. Шел проливной дождь. А куда успело подеваться солнце?

Я обернулся на звук захлопнувшейся двери. Моргнул. Ее больше не было, а на ее месте лишь растрескавшаяся скала.

Посмотрев под ноги, я выяснил, что стою на мокром дощатом настиле. Я задрал голову и от души рассмеялся. Мы очутились на краю пляжа, с трех сторон окруженного скалами. Прямо перед нами, на бритвенно-острых камнях, лежавших полукругом, в понемногу таявшей луже воды лежал тросовый пояс Грейди.

– В чем дело? – нахмурился Уилл.

Я лишь ткнул пальцем.

– То есть… мы вернулись туда, откуда начинали? – охнула Лиззи.

Сдавленные смешки переросли в заливистый смех. Мои бока ныли, но я не в силах был остановить приступ истеричного хохота. Освежающие, приводящие в чувство капли дождя разбивались о мой лоб и скатывались по лицу. Прямо перед нами вода отступала, обнажая песчаное дно устья. А вдалеке красным пятном виднелась телефонная будка. Цивилизация.

Лиззи провела рукой по волосам. В ее глазах застыл ужас. Жгучий стыд пронзил меня, когда я увидел синяки на ее шее.

– Если мы собираемся идти по устью, то нужно вернуться к первой точке. Вода сошла еще не полностью.

Она была права. Хотя на некотором отдалении от пляжа оставались лишь маленькие лужицы, перед нами воды было по меньшей мере по плечо. К тому же течение было слишком сильным. Я кивнул.

– Отсюда только один путь – наверх, помните? – Я глотнул. – Но я не уверен, что смогу лезть.

– Выбора нет, – сказал Уилл.

Лиззи кивнула. Я снова обернулся. Закрытая дверь заглушила вой Кёртиса, но он шел за нами по пятам.

Глава 24

Усилием воли Лиззи заставила себя идти дальше. Маленькими, неловкими шажками зашагала она по камням. У меня не было выбора, и я последовал за ней, то и дело поскальзываясь на острых краях. Уилл шел следом. Нам нужно было оторваться от преследователей и дойти до устья раньше них.

Неожиданно Кёртис и его шайка, гудя и улюлюкая, вывалились из туннеля.

Лиззи дернулась, как если бы хотела вцепиться в мою руку, но вместо этого обхватила сама себя. Я взглянул на Уилла. Ему едва хватило сил задрать руку, и только тогда я понял, насколько изможденным он был: ввалившиеся, ничего не выражавшие серые глаза на бледном лице. Свалявшиеся, грязные, мокрые волосы.

Первым появился Кёртис. Голубые глаза немного навыкате, веснушки четкие, словно шрамы. Он поднял сжатые в кулаки руки и ухмыльнулся, издав утробный клич.

– Вода сошла, – сказала Лиззи. – Мы все можем уйти отсюда.

– Да ну. – Кёртис подходил ближе. Капли дождя прибили его кудри к голове и струились по лицу.

За ним щуплый хищно осклабился.

– Да! Нам ведь ничего не мешает прямо сейчас вернуться домой. Все кончено.

Кёртис направлялся к Уиллу.

– Уилл, – окликнул я его, – осторожнее.

Уилл прокашлялся.

– Прежде, чем мы уйдем, нужно договориться, что все будут молчать. Все держат рот на замке. Никто никому ничего не должен. Мы разойдемся и пойдем своей дорогой. И больше никогда не встретимся.

– Вот как? – спросил Кёртис.

Лиззи стала пятиться в морю. Волны разбивались о камни, брызгали мне на ноги и снова отходили с таким звуком, как будто какой-то гигантский мальчуган высасывает через соломинку остатки своего напитка. Облака над головой налились свинцом так густо, что все вокруг потемнело, хотя еще был день. Свет редкими лучами пробивался через стену дождя.

Уилл отошел ко мне, непрерывно следя за движениями Кёртиса:

– Что скажешь?

– Вот что я скажу, дружище. Голд сделал нам весьма щедрое предложение. Доставим вас к нему, и каждый из нас без вопросов получит по миллиону фунтов, и не важно, что мы не первыми прошли все точки – победу просто засчитают нам.

– Он лжет, – прокричала Лиззи. – Победитель будет только один, он сам так сказал. Остальных просто отравят газом.

– Ага, как же! – рассмеялся Кёртис.

– К комнате с мониторами подведен газ, вы разве его не почувствовали?

Мы с Лиззи уже стояли на самом краю. Отходить больше было некуда. Отлив уже наступил, но мы не могли снова рисковать идти по устью не по буйкам – слишком опасно. Воды теперь, похоже, было по грудь, но даже если мы и попробуем доплыть до них, нас просто унесет течением.

Кёртис фыркнул:

– Вы думаете, я такой тупой? Вы пойдете с нами. – Их было шестеро.

Не знаю, что случилось с остальными, но остатки обеих команд – Риза и Кёртиса – объединились в одну. Они окружали нас с обеих сторон. Выбирать особо не из чего: в лапы Кёртиса или в пучину моря.

Мы с Уиллом переглянулись. Он едва заметно кивнул, затем молнией кинулся ко мне, и мы втроем бросились в воду.

Ветер подхватил меня и швырнул в ледяные объятия моря. Резкая боль пронзила лодыжку, когда я неудачно опустил ее на подводный камень. Меня качнуло в сторону. В тот же миг Уилл схватил меня за плечо, но течение уже давало о себе знать.

Лиззи повернула ко мне свое мертвенно-бледное лицо, и я взял ее за локоть. Вместе, в цепочке, у нас был шанс одолеть бушующую стихию. Удача бы нам не помешала. Плыть надо было к буйкам, вдоль которых можно было безопасно добраться на тот берег.

И мы поплыли прочь. Уилл шел впереди. Чем дальше мы отходили от скал, тем яростнее невидимые пальцы водорослей цеплялись за мои ноги, норовя сбить меня с курса.

– А ну вернитесь! – прокричал Кёртис. Он заметил оставленный Грейди пояс, схватил его и взмахнул им над головой. – Хватайтесь, я вас вытащу.

Мы не обратили на него никакого внимания.

– Хватайтесь! – заорал Кёртис. Затем он сам обернулся тросиком из пояса, а другой конец вручил щуплому: – Эллиот, подержи.

И ринулся за нами. Плечи Лиззи вздрагивали, и я понял, что она тихонько плакала.

Дно вышло из-под моих ног, и я окунулся, хлебнув воды. Я стал плескаться и дергаться в тщетной попытке найти опору. Меня отнесло в сторону, но Лиззи схватила меня за руку и потащила за собой. Но кто тащил Лиззи?

На дне я нащупал ногами еще один камень и неловко встал на ноги. Лиззи врезалась в меня, и я крепко обхватил ее руками, ища глазами Уилла. Он все еще стоял там, где секунду назад был я. К нему приближался Кёртис.

– Сюда! – бешено помахал ему я. – Я тебя поймаю.

На его лица заиграла знакомая полуулыбка.

– Я не могу.

– Можешь! – окликнула его Лиззи. – Течение подхватит тебя.

– Я не могу, – снова повторил Уилл.

– Что значит не можешь? – Внутри меня все перевернулось.

– Идите без меня. – Он развел руками, и я заметил, что он оказался глубже, чем надо. Зыбучий песок.

Кёртис замер, нахмурившись, крепко держась за трос.

– Нет! – Я попытался оттолкнуться от камня, на котором мы стояли, но Лиззи не дала мне этого сделать.

– Не двигайся, Уилл! – прокричала Лиззи.

Уилл закатил глаза.

Кёртис довольно сложил руки:

– Подождем, пока вода сойдет. Никуда ты не денешься.

Эллиот издал короткий смешок.

– Я иду за тобой! – Я снова попытался оттолкнуться, но Лиззи врезала мне по носу. Адская боль ослепила меня. Во рту я почувствовал привкус крови.

Когда я снова раскрыл глаза, Лиззи пристально смотрела на меня:

– Его не вытащить.

– Она права. – Уилл дрожал, едва выговаривая слова посиневшими губами. – Ты не сможешь меня вытащить. Но ты все еще можешь позвать на помощь. – Он посмотрел на Кёртиса. – Они не тронут меня, пока не сойдет вода. По мне вы хотя бы сориентируетесь, где зыбучий песок. Отправляйтесь на переправу. Бегите на Фетлар, расскажите, что случилось и зовите на помощь.

– Уилл…

– Так и поступим, – мягко осадила меня Лиззи.

Кёртис ухмыльнулся:

– До отлива вы двое тоже никуда не попадете. Мы всех отведем к Голду.

Я посмотрел Лиззи прямо в глаза. Все, что я сейчас видел, это два голубых блюдца, черные ресницы и короткие, темные волосы, прилипшие к бледному лицу. У меня был последний шанс сказать, что хотел.

– То, что я тогда сказал… я был не в себе, – произнес я.

– Я…

– Послушай. – Я закрыл глаза, и слова сами собой сорвались с моего языка. – На самом деле, – я затаил дыхание, – я люблю тебя. Не просто потому, что ты красивая, – я открыл глаза и коснулся пальцами ее холодной щеки, – а потому что ты злишься, когда я катаюсь без тебя, потому что ты, когда задумаешься, напеваешь себе под нос эти старые песни, накручиваешь волосы, когда волнуешься. Я люблю тебя до дрожи в коленках. Если ты счастлива, то счастлив и я, потому что я люблю твою улыбку. Я обожаю тебя за то, что ты такая умная. Ты заставляешь меня смеяться – именно поэтому ты и нужна мне.

Настала ее очередь закрыть глаза.

– Мы умрем, Лиззи. Пожалуйста, скажи, что чувствуешь то же самое.

Она молчала, и мое сердце обливалось кровью.

– Если нет, ничего. Я всегда буду твоим лучшим другом. Но хоть дай мне надежду. Скажи… хоть что-то.

– Мы не умрем, – Лиззи снова открыла глаза. – Я люблю тебя, Бен. И мы не умрем.

Она вырвалась из моих объятий и поплыла.

Спустя несколько ударов сердца я все еще стоял, цепляясь за камень, ошалело глядя на нее. Дождь безжалостно колотил ее по макушке, но Лиззи, преисполненная решимости, плыла к буйкам.

Кёртис и его дружки снова заверещали, и я обернулся к Уиллу.

Он наклонил голову:

– Хорош меня опекать, Бен. Иди!

– Я вернусь за тобой, слышишь?

Он кивнул, и я с силой оттолкнулся от камня, устремившись за Лиззи.

Дождь слепил глаза, но мне во что бы то ни стало нужно было добраться до переправы.

Я сосредоточился на ногах Лиззи, которыми та рассекала воду. Я не знал, сколько мы уже проплыли. Течение раскачивало, тянуло меня в сторону. Плечи заныли. Я остановился, чтобы немного отдышаться.

Едва я опустил ноги, как вода набралась мне в рот. Дна не было. С ужасом я снова поплыл, пытаясь разглядеть буйки. Течение относило нас все дальше, и теперь я едва мог отыскать переправу.

Куда подевалась Лиззи? Я бешено озирался. Она исчезла за тот короткий миг, что я был под водой.

– Лиззи! – прокричал я.

Она не ответила.

Нужно плыть дальше. Из последних сил я греб и бил ногами. Серой кляксой сквозь завесу дождя показался большой остров. Нужно добраться до него, чтобы спасти Уилла. Чтобы рассказать о Голде.

Неожиданно в моем затуманенном разуме всплыла навязчивая мысль. Голд не только выйдет сухим из воды, если об этом не рассказать, но лет через десять и вовсе возглавит глобальную бизнес-империю, управляемую самыми безжалостными людьми, над которыми он будет иметь абсолютную власть. Он станет властелином всего мира.

Сжав зубы, я греб что было мочи. Море хватало меня черными ледяными руками, пытаясь утащить в свою пучину. Я не мог дать ему одержать верх. Толчок, рывок. Толчок, рывок. Где же Лиззи?

От меня оставались лишь руки да ноги, я все греб и греб. В моем будущем была Лиззи. Голду не победить.

Эпилог

Меня разбудил мамин голос. Она собиралась за продуктами в магазинчик на углу и наказала мне присмотреть за Уиллом.

Застонав, я перевернулся на другой бок. Во всяком случае, попытался. Конечности отказывались меня слушаться. Они были такие же вялые и хрупкие, как если бы их слепили из песка. «Ему же почти семнадцать», – хотел было сказать я, но и на это сил не нашлось.

Глаза намертво слиплись. Я попробовал моргнуть, но не смог и шевельнуть веком. Правой щекой я вжимался в подушку. Левая была мокрой.

Я не помнил, как добрался домой, но, похоже, мне это удалось. Мама снова окликнула меня.

Как там Лиззи? Я хотел встать, но тело не подчинялось командам. Я пьян? Это единственное объяснение, почему ни одного события не отложилось в моей памяти. А я разве не должен быть в больнице? Я дернулся – только и всего.

Снова мамин голос. Она начала раздражаться. Я попытался ответить, но моя глотка сжалась и не хотела реагировать. Я закашлялся. Спазмы обжигающей волной прокатились по грудной клетке. Я кашлянул и снова вздрогнул. Да, я точно в больнице.

Наконец колоссальными усилиями воли мне удалось открыть один глаз. Через шторы пробивался яркий солнечный свет. Поморщившись, я снова его закрыл.

Немного погодя я снова медленно его открыл. Что-то не давало мне покоя… что-то не так.

Немного привыкнув к ослепительному свету, я смог различить детали моего окружения. Передо мной на камень опустилась чайка, злобно каркая.

Чайка?

Я нашел в себе силы приподняться, опершись на локти.

Я не дома.

Стряхнув песчинки из глаз, я с трудом сел на колени. Все тело ныло. Сколько я был в отключке? Где я?

Понемногу память вернулась ко мне. Голд! Точно. Надо позвать на помощь. Течение выбросило меня на берег. Осталось лишь найти кого-нибудь. Шатаясь, я поднялся на ноги и осмотрелся в поисках каких-нибудь признаков цивилизации.

А потом снова упал.

На пляже передо мной лежал разбитый самолет. Маленький пассажирский борт с поломанным крылом. В нос мне ударил запах горелого, и я заметил, что фюзеляж почернел от копоти. При аварии некоторые кресла вырвало с корнем. На одном из них лежала Кармен. Из ее груди торчал покореженный кусок железа, а одной руки и вовсе не было. Розовые кончики ее волос раскидало по лицу. Меня едва не вывернуло.

Остальные валялись у самолета как попало. Кто-то в креслах, кто-то просто так. Ван Ань лежал на крыле, облепленный песком. Девушки – Сомия и Паша – обнявшись, как будто спали. Там был и Кёртис. Его огненно-рыжая шевелюра обагрилась кровью, а веснушки совсем побледнели. Его друга, Эллиота, нигде не было видно.

Наконец внутри самолета я заметил Уилла. Я побрел к нему, шепча его имя, протягивая руки.

Волосы свисали ему на лицо, а на лбу красовался гигантский красный кровоподтек. Он лежал без движений, не дыша. Его всегда такие живые руки безжизненно висели по бокам.

Во мне ничего не шевельнулось. Я окончательно выгорел, словно кто-то гигантской ложкой до остатка вычерпал мою душу. Я отшатнулся и повернулся лицом к пляжу.

– Лиззи! – прокричал я. Где она?

Лиззи была у берега. Опутанная ремнем безопасности, придавленная фюзеляжем, она наполовину лежала лицом в воде, закрыв голубые глаза. Рот слегка приоткрыт.

Я освободил ее от ремня, вытащил из-под самолета и приобнял, а затем нежно поцеловал ее холодные губы. Как будто это могло оживить ее.

– Лиззи? – умоляюще произнес я.

Все были мертвы. Все. Все было обставлено так натурально, так естественно, что я сам стал задаваться вопросом: а не разбились ли мы на самом деле в том самолете? И последние три дня… я просто бредил?

Но кое-кого не было.

Грейди.

– Эй, Бен.

Он стоял рядом, чистый и умытый.

– Наконец-то ты проснулся. Угадай, кого приняли на работу? – Не этими словами он, улыбаясь, двинулся на меня.

Примечания

1

Nintendo Wii (сокр.) – игровая приставка, в которой впервые были использованы беспроводные контроллеры, реагирующие на движения игрока. – Здесь и далее примеч. ред.

2

Legend of Zelda (англ.) – легендарная серия приключенческих игр на консоли Nintendo, занесенная в Книгу рекордов Гиннесса как самая продолжительная.

3

Chica (исп.) – зд.: подруга.

4

Кубок герцога Эдинбургского, основанный принцем Филиппом в 1956 году, это соревнование среди молодежи в Англии, состоящее из целого ряда дисциплин, в том числе волонтерства, спортивных дисциплин, ориентирования на местности и т. д.

5

Система питания Аткинса – низкоуглеводная, высокобелковая диета, предложенная кардиологом Робертом Аткинсом в 1972 году как эффективное средство похудения.

6

Chico (исп.) – зд.: дружище.

7

Buenos dias (исп.) – зд.: здравствуйте, добрый день.

8

Нефилимы (исполины) – упомянутые в библейском Пятикнижии гиганты, родившиеся от союза ангелов и смертных женщин (прим. ред.).

9

Angry birds – известный бренд сердитых птичек, охотящихся на зеленых свиней, начинавшийся с несложной игры на платформе iOS.

10

Т1000 – главный антагонист в фильме «Терминатор 2: Судный день»; наиболее совершенный терминатор из жидкого металла, способный заново собираться по частям.

11

Vamos (исп.) – пошли.

12

Díos mío (исп.) – О боже!

13

HAARP (High Frequency Active Auroral Research Program) – американский научно-исследовательский проект по изучению взаимодействия ионосферы с мощным электромагнитным излучением. Официально построен для изучения природы ионосферы и развития противовоздушной обороны, но считается также, что у HAARP есть проекты по управлению погодными условиями.

14

Companeros (исп.) – зд.: ребята.

15

Selfie (англ.) – фотография самого себя.

16

Olá (исп.) – зд.: эй!

17

Cariño (исп.) – зд.: дорогуша.

18

Кармен напевает известную в Испании колыбельную «Campanita ssonarän», что дословно переводится как «Звенит Дюймовочка».

19

Имеется в виду песня Нины Симон – Sinnerman (грешник).

20

Cutz (англ.) – судя по названию, Кармен подрабатывала в салоне-парикмахерской.

21

Пирожок по-корнуэльски – большой сытный пирожок с мясом, луком и картофелем.

22

Loco (исп.) – зд.: безумие.

23

Wikipedia (англ.) – крупнейшая онлайн-энциклопедия.

25

Sí (исп.) – да.

26

Querido (исп.) – милый, любимый.

27

Чубакка – мохнатый персонаж из космической саги «Звездные войны», напоминающий снежного человека.

28

Мишки-гамми – мармеладные мишки, впервые выпущенные компанией Haribo в честь одноименного диснеевского мультсериала 1985–1991 годов.

29

Загадка построена на игре слов. В английском языке слово «box» может переводиться не только как «коробка», но и как «квадрат», что и наталкивает Лиззи на мысль о квадрате Цезаря – методе шифрования, основанного на расположении слов в столбец.

30

Оттяжка – петля из прочной капроновой ленты, применяемая в альпинизме, когда веревку нужно отодвинуть от точки страховки; жумар (паучок) – механическое приспособление, позволяющее автоматически подниматься по веревке; закладка – полый шестигранник, заклинивающийся в щелях для организации страховки; пружинный клин (френд) – приспособление, позволяющее организовывать страховку в щелях разного размера благодаря раздвигающимся эксцентрикам.

31

Столовая гора – редкое природное образование, представляющее собой гору с усеченной, плоской вершиной.

32

Кармен, зацепившись за слова Грейди о камнях, вспоминает английскую поговорку, с помощью которой детей учат не реагировать на оскорбления и провокации. Ее дословный перевод: «палки и камни сломают мне кости, но словами меня не ранить».

33

Фред Уэст – британский серийный убийца, между 1967 и 1987 годами изнасиловавший и убивший по меньшей мере 12 девочек и женщин, в том числе в своей семье.


home | my bookshelf | | Дикий остров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу