Book: Герцог Манхэттена



Герцог Манхэттена

Луиза Бей

«Герцог Манхэттана»


Переведено группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик Костина Светлана


Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО! 


Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.


Я родился в семье английских аристократов, но я сделал свое состояние на Манхэттене. Нью-Йорк теперь мое королевство.

В Британии моя семья борется за то, кто будет следующим герцогом Фэйрфакс. Правила говорят, что это я... если я буду женат. И здесь не может быть никаких компромиссов. Я никогда не мог ограничиться одной женщиной.

По крайней мере я так думал, пока мой мир не перевернулся с ног на голову. Единственный способ спасти мою империю, которую я построил, это унаследовать титул, которого я никогда не хотел — найти себе жену.

И чтобы отвлечься от всех этих дел, мне необходима ночь удовольствий. Мне необходимо похоронить себя в теле незнакомки.

Скользящие волосы по моему телу Скарлет Кинг, когда она наклоняется...

Царапины от ее ногтей у меня на груди, когда она выкрикивает мое имя...

Следы от укусов ее зубов, как только мы приходим к оргазму...

Все это помогает мне забыть.

Но я не рассчитывал встретить девушку для одной ночи, по ту сторону стола заседаний, на следующий день.

Скарлет Кинг может быть моим последним завоеванием, но почему у меня такое чувство, что она может победить меня?


Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения, предназначена для 18+


1.

Райдер


Полет на частном самолете имел ряд преимуществ, хотя частные самолеты были не совсем приемлемы для английской аристократии. Моя семья считала это фривольностью, соответствующей больше богачам-выскочкам (нуворишам), как они их называли. Это было не первым или последним, в чем у меня были разногласия с семьей, потому что мне нравилось все, все новое, что я мог получить. Мне нравилось, черт побери, как кожаные сиденья обнимали мою задницу. И как юбки стюардесс выглядели короче, а ноги длиннее. Даже их внимание ко мне было более флиртующим.

Белокурая красавица, назначенная сопровождать этот рейс, низко наклонилась, чтобы налить мне воды, давая возможность заглянуть в вырез ее блузки на высокую, округлую грудь.

Я оценил ее любезность.

Если бы я летел в Лондон при других обстоятельствах, я рассмотрел бы вопрос о том, распространяется ли ее внимание ко мне в моей спальни. Мне нравилось получать удовольствия от минета, и у меня почему-то было такое чувство, что Мелани будет счастлива сделать мне его столько, сколько я захочу.

Но даже, удерживая эту красивую женщину за шею, пока она хоронила свое лицо у меня на коленях, мой день от этого не стал лучше.

Я взглянул на наручные часы.

— Тридцать минут до посадки, сэр, — сказала Мелани. И мне было обидно, что я должен ее отпустить. Обычно я не лишал себя такой возможности, но сейчас мои мысли были спутаны. — Могу я предложить вам что-нибудь еще?

— Нет. Мне нужно быстро позвонить. — Мне необходимо было сообщить сестре, что я буду через час.

Я убрал пальцы с мягкой, кремовой кожи подлокотника кресла. Прошло шесть часов с тех пор, как я узнал, что мой дед упал. Я не часто посещал его в Лондоне, но в ту минуту, когда мне сообщили эту новость, я пожалел, что Нью-Йорк не находится в сорока пяти минутах езды от Лондона.

Хотя, конечно же я успокаивал себя, постоянно твердя, что я ничем не могу помочь своему деду, если бы сидел рядом с ним у кровати, также как находился здесь в воздухе.

— Ты приземлился? — спросила Дарси, ответив на мой звонок.

— Через тридцать минут.

— Значит ты будешь здесь через час, да? Перед приземлением напиши мне смс-ку, я встречу тебя.

— Зачем? Ты что-то недоговариваешь мне? — Состояние моего дедушки ухудшилось с тех пор, как я последний раз разговаривал с ней?

— Нет. В этой больнице трудно ориентироваться. — Она выглядела усталой по видеочату, как будто не спала всю ночь. Когда я приеду смогу ее сменить и как-то облегчить ее бремя.

— Он в сознании? — Спросил я, до конца не уверенный, что она сообщила мне все новости.

— Да. Он говорит, что никогда не чувствовал себя лучше, но очевидно же, что сломать бедро в восемьдесят два года… ничего хорошего. — Ее голос звучал жестко. Она держалась, пока держалась и держалась молодцом.

— С ним все будет хорошо. — В этот раз. — У тебя уже есть результаты КТ?

— Нет. Знаешь, врачам потребовалось пару часов, чтобы убедить его сделать компьютерную томографию. — Уголки губ поползли вверх, хотя я всячески пытался сдерживаться. Дарси услышит смех в моем голосе и рассердится за то, что я опять принял его сторону. Дедушка был потрясающей личностью, его мало кто мог убедить что-то сделать, если он этого не хотел. И наоборот, когда ему говорили, что он не может чего-то сделать, он всегда находил способ это осуществить. В этом смысле мы были очень похожи. Он был моим кумиром, когда я был еще совсем маленьким. И для меня с сестрой он был больше чем наши родители, собственно он и был нашим родителем, нежели наши собственные ни к чему не годные мать с отцом. Наш отец сбежал с официанткой, я даже не помню его, а мать так и не смогла оправиться от этой травмы, поэтому большую часть времени искала духовное просветление, разъезжая по Азии. Наш дед был именно тем человеком, который всегда нас успокаивал, когда мы из-за чего-то расстраивались, всегда приходил на все наши школьные спектакли… и он был именно тем человеком, к которому до сих пор мы шли за советом.

— Он ненавидит, когда вокруг него начинают так суетиться, — сказал я.

— Я знаю, но после перенесенного им инсульта, мы не можем рисковать.

Для всех нас инсульт, перенесенный дедом, оказался полным шоком. К счастью, он всегда был бойцом, поэтому восстановил большую часть речи и движений. Но левая сторона все равно была не такой подвижной, что могло только ухудшить ситуацию при падении.

— Я знаю. Тем не менее, все будет хорошо, — сказал я с полной уверенностью, на какую был способен, но что, если падение вызвало кровотечение в мозг… Я попытался сделать глубокий вдох и утихомирить свой пульс.

— Звонила Виктория, — сказала Дарси, замолчав на полуслове.

Я сжал челюсть и не ответил. Я не хотел ничего слышать об эгоистичной суке, жене моего кузена.

— Без сомнения, она хотела бы уже сейчас начать подсчитывать серебро, — резко добавила Дарси.

Я сделал глубокий вдох. Мне следовало держать себя в руках, иначе я еще больше расстрою свою сестру.

Титул моего деда должен был перейти к следующему женатому наследнику. Поскольку я был старшим, это должен был быть я. Но так как я не собирался останавливаться на одной женщине, а переходил от одной к другой, не желая заводить серьезные отношения, то, следовательно, мой двоюродный брат Фредерик и его жена, Виктория будут следующими герцогом и герцогиней Фэйрфакс.

Не то чтобы мне нужны были деньги. Я заработал сам довольно приличное состояние, больше, чем мой дедушка, и меня, конечно, не волновал титул. Я никогда не хотел быть герцогом Фэйрфаксом. Честно говоря, я никогда не понимал, почему моя сестра, будучи женщиной, не может носить этот титул, ведь следующей в нашем роду после меня, была именно она. Ей бы следовало получить титул, деньги и имущество… и всю ту головную боль, которая сопутствовала этому титулу.

С Фредериком мы никогда не были близки, но поскольку он был наследником поместья Вултон и внуком моего деда, я видел его больше, чем мне хотелось бы. Еще ребенком он был завистливым и подлым, собственно таким же и остался. Казалось, он завидовал всему, что я имел, начиная с игрушек, друзей, а позже и женщин. Несмотря на то, что нам с сестрой пришлось жить с дедушкой, потому что нашим родителям мы особо были не нужны, Фредерик ненавидел сам факт, что мы живем в Вултоне, а не он. Он никогда не упускал возможности покритиковать все, что Дарси сделала для поместья. И постоянно комментировал мои поездки в Америку. Собственно, с его оскорблениями я мог справиться. Но мне совершенно не понравилось, когда я позвонил ему, сообщив об инсульте деда, и вместо того, чтобы спросить, в какой больнице он находится или какое заключение дают врачи, первое, что он сказал мне, что перезвонит после того, как поговорит со своим адвокатом.

Это была окончательная огромная точка в наших отношениях, пути назад уже не было.

— Передай Виктории, что она может поговорить со мной на этот счет. Я совершенно спокойно скажу ей, чтобы она отвалила. — Дело в том, что как только мой дедушка умрет, серебро будет передано ей для подсчета. И хотя у меня не было особой тяги к истории нашей семьи, как у Дарси, мне все равно это казалось не справедливым.

— Нам нужно поговорить, как только ты прилетишь. Точно.

Я знал, что будет дальше. Мы собирались обсудить, как может все изменить моя женитьба.

— Конечно.

— Я имею в виду Аврору, — сказала она.

Дарси намекала уже несколько раз на нашу подругу детства, что она будет желанной женой. На этот раз голос моей сестры звучал более решительно. Но мне следовало все же прояснить эту ситуацию, Аврора не была той, на ком я собирался жениться.

— Я собираюсь встретиться с адвокатами, пока буду в Лондоне. — Я все еще надеялся, что можно найти законное решение, чтобы Фредерик не унаследовал семейное поместье.

Наступила пауза в несколько ударов наших сердец.

— Ты знаешь, как я к этому отношусь, — ответила сестра.

— Я не хочу устраивать драку из-за дедушкиного поместья, — ответил я. Дарси же ненавидела мысль, что будет битва за активы нашего деда, потому что она думала, что это могло запятнать нашу любовь к этому человеку. Однако, зная, как дед хотел, чтобы моя сестра унаследовала поместье, я четко знал, что он только будет приветствовать мое решение. — У нас разве есть альтернатива?

— Я очень хочу, чтобы ты подумал об Авроре… она переживает за нашу семью и станет отличной женой.

— Я не хочу жениться. — Конечно же не на женщине, которая хотела получить меня с титулом, унаследованный мной. Альтернатива… она захочет настоящего мужа, такая альтернатива для меня была еще хуже. Аврора и я знали друг друга с детства, вмести играли и росли, может между нами и была самая ранняя влюбленность, но она давно прошла, сейчас же она вообще не знала меня, того взрослого мужчину, которым я стал.

— Уверена, что большинство мужчин чувствуют себя так же. И тебе нужно… пора уже… остепениться.

— Дело не в этом, Дарс. — Чертова Аврора была наименьшей из моих проблем. Она всегда была привлекательной. Я бы давно уже с ней переспал, если не был бы уверен, что она совершенно по-другому расценивала бы наш секс, не просто как секс. Я настолько хорошо себя знал — никогда не смогу быть верен только одной женщине. В мире слишком много красивых девушек. И я предпочитал тех, с кем не был так близко знаком. С ними все было просто.

— Моя женитьба совершенно никак не связана с твоей дальнейшей жизнью. — Мне хотелось обустроить дальнейшую жизнь моей сестры, я спокойно мог бы купить ей другое поместье, очень похожее на Вултон Холл. Я понимал, что после смерти нашего деда ее жизнь не очень изменится, конечно, не будет тех воспоминаний, связанных с Вултоном, но все же у нее будет свое собственное поместье. Дело в том, что она была замужем за нашим поместьем — в нем была вся ее жизнь с тех пор, как мы еще были детьми. После университета Дарси заявила, что собирается работать полный рабочий день в поместье, я же призывал ее пойти своей дорогой и найти свою собственную стезю в этом мире. Но единственно, чем она хотела заниматься — работать в Вултоне. Она очень любила это место.

— Я уже думала об этом. Достаточно много. — Мы ни один год обсуждали эту проблему. Инсульт деда только обострил всю ситуацию. — Ты знаешь, что Аврора мне не подходит.

— Она так же хорошо подходит, как и все остальные. Она позволила бы тебе заниматься своими делами, если на то пошло.

Я не относил себя к мужчинам, способным изменять своей жене. Брак — это определенные обязательства с клятвами верности, а я не привык нарушать свои обещания, поэтому я не собирался давать обещаний, которых не в состоянии был сдержать… я не хотел быть похожим на своих родителей. Я хотел, чтобы мной гордился дедушка, который меня воспитал, и особенно, чтобы я гордился сам, оглядываясь на свою прожитую жизнь. Мне хотелось, чтобы те жертвы, которые принес мне с сестрой мой дед, были не напрасными.

— Давай поговорим об этом, когда ты прилетишь. Нравится нам или нет, но дедушке все же восемьдесят два. У тебя время на исходе, чтобы принять решение. Действовать нужно быстро, иначе будет уже поздно.

Она решила, что сможет меня убедить. Как бы мне не хотелось разочаровывать сестру, этого не будет, я не женюсь.

Секс, траханье было моим любимым видом спорта, и я давно стал в этой сфере профессионалом. Я не собирался покидать это поле ни на минуту. И я был уверен, что игра продлится до тех пор, пока у меня будет кровь течь в венах. Кроме того, кто я такой, чтобы лишать женщин Манхэттена такого удовольствия?


Я старался не содрогнуться, открывая дверь в палату дедушки. Я ненавидел специфический запах, который был присущ больницам. Точно не мог сказать то ли в больницах так пахнет от определенных чистящих средств или смерть, болезни тоже имеют свой собственный запах, который просто вживляется в стены этих зданий.

— Какого черта ты здесь делаешь? — Воскликнул дедушка со своей кровати, как только я вошел внутрь.

Я усмехнулся.

— Соглашусь, что не такого приема я ждал. Надеюсь, ты ведешь себя более очаровательно с медсестрами. — Я подмигнул двадцатилетней девушке, которая измеряла ему давление.

— Все, черт побери, так ужасно суетятся вокруг меня, Райдер. Все восемьдесят два года я падал. Я не понимаю, почему все ведут себя так, будто я на смертном одре.

Я покачал головой.

— Ты сломал бедро, дедушка. Ты думал, что никто не будет беспокоиться об этом?

— Врачи настаивают на операции, — произнесла Дарси позади меня.

Я развернулся.

— Операции? Почему?

Моя сестра выглядела бледной, когда я обнял ее.

— Тазобедренный сустав. Врачи говорят, что нужна частичная замена, — пробормотала она мне в рубашку.

Я сжал ее в своих объятиях, потом отпустил.

— С ним все будет хорошо. Я поговорю с врачами.

— Я уже говорила. Они сказали, что после такого падения всегда делают такую операцию.

— Хватит суетиться, — взревел дед со своей кровати.

Я засмеялся. Если бы только одна сила воли способна была бы поддерживать жизнь, наш дед жил бы вечно.

— Ты хорошо выглядишь. — Я хлопнул дедушку по плечу.

Он отмахнулся от моей руки.

— Как бизнес? — спросил он, всегда готовый косвенно участвовать в моих делах и моей жизни в Нью-Йорке. Всю свою жизнь он управлял семейными владениями, которые включали Вултон Холл, большой, величественный дом за пределами Лондона, землю и близлежащую деревню, которая была сдана в аренду жителям деревни, и таунхаус в Лондоне. Я никогда не спрашивал его, нравятся ли возложенные на него обязательства вместе с титулом, или бы он хотел заняться чем-то еще, если бы ему предоставили выбор. Но он был человеком чести, преданным своему делу, человеком, которым стоило восхищаться. Человеком, которым я хотел стать.

— Хорошо, — ответил я. — В данный момент я пытаюсь купить небольшой элитный парфюмерный бизнес.

— Парфюмерный? Это не похоже на тебя.

— На меня похоже все, что делает деньги. — У меня был глаз наметан на предприятия, которые в дальнейшем могли принести огромные прибыли, особенно если покупать их как раз, прежде чем кредиторы начнут требовать свои кредиты, тем самым вызвав отсутствие наличности, способного парализовать данное предприятие. — Это солидный бизнес, который нуждается в инвестициях, чтобы еще больше рвануть вперед.

— И ты собираешься предоставить им то, что они хотят? — спросил он, указывая на меня пальцем.

Я пожал плечами.

— Я щедрый парень. Ты же знаешь.

Дарси закатила глаза.

— Несомненно, ты дашь им больше, нежели они тебе.

Я кивнул.

— Для них это необходимо в данный момент. В этом-то весь смысл. Я не буду их топить. Я проницательный бизнесмен. — Я был в восторге от этой компании, на которую нацелился в настоящий момент. Бизнес рос не очень быстро, хотя и был уже довольно долгое время, и все же он был приемлемым. Мое слабое место было — розничная торговля, но этот бизнес, каким-то образом сам себя вытягивал, хотя тут и стоило поднапрячься.

— Как дела дома? — Спросил я, подтягивая стул к кровати деда.

— Конюшне нужна новая крыша, — ответила Дарси. — И, честно говоря, также большей части западного крыла.

— Она не знает, о чем говорит, — произнес мой дедушка.

В последние пару лет сестра управляла большей частью поместья. Она бок о бок находилась с моим дедом после окончания университета, и он скрупулезно передавал ей все, что знал.

— Дед, Дарси всегда точно знает, о чем говорит.

Он зарычал и перевел взгляд на большие окна, в которых была видна Темза. То, что он не стал спорить, говорило, что мы были правы.



— Мне нужно позвонить, — произнесла Дарси. — Хочешь чего-нибудь, пока меня не будет?

Я сжал ее руку, понимая, что управление поместьем отнимало у нее много сил, тем более, что в конце концов ей придется оставить все, что она там сделала. Я так и не смог понять, почему она не ушла раньше, не нашла что-то свое, куда могла бы вложить всю свою энергию.

Она высвободила руку и улыбнулась мне усталой улыбкой.

— Нам нужно поговорить, — сказал дед, как только за Дарси закрылась дверь. Мне никогда не нравились эти слова, они означали плохие новости.

Я откинулся на спинку стула, готовый принять все, что он собирался мне сказать.

— Я старею, Райдер.

Господи, неужели Дарси подала ему идею, что мне следует жениться на Авроре? Мы договорились не впутывать в это дедушку. Мне не хотелось, чтобы он волновался, что после его смерти останется огромный бардак, с которым нам с Дарси придется разбираться.

У меня живот ухнул куда-то вниз, я подался к нему вперед.

— Если ты беспокоишься об операции на тазобедренном суставе, не стоит. Ты же слышал, что сказала Дарси, это совершенно нормально. С тобой все будет хорошо.

— Мне нужно тебе кое-что сказать перед операцией. — Он не отпускал моего взгляда, также как делал, когда я был еще ребенком, это означало, что у меня имеются проблемы. Я ненавидел разочаровывать его. Что еще случилось? — Речь идет о моих инвестициях в Уэстбури Груп.

— Твоих инвестициях? — Дедушка в свое время дал мне пару тысяч фунтов, когда я только начинал свой бизнес, взамен он получил особую долю. Но он до сих пор отказывался забрать дивиденды от компании, никогда не проявляя интереса к моему управлению. Я почти забыл об этом.

— Нам стоило уже давным-давно разобраться с этим. Мне кажется, мне нравилась сама идея инвестировать в твой успех.

— О чем ты говоришь? — Его слова наоборот звучали, как поражение, он не походил на того человека, которого я знал и любил. — Вам нужны деньги на ремонт, о котором упоминала Дарси?

Он усмехнулся и похлопал меня по руке, лежащей на его кровати. Я и так никогда не сомневался в любви своего деда ко мне и сестре, и свою любовь он не показывал нам через объятия и признания. Я с Дарси просто знал, что он нас любит, поскольку всегда оказывался рядом, всегда интересовался не нужно ли нам чего, все ли с нами в порядке, нет ли у нас проблем, в общем делал все то, чтобы мы не чувствовали себя одинокими или забытыми. Он всегда был нашим якорем.

— Нет, мне не нужны деньги от тебя. — Он взглянул на наши руки, прежде чем кивнуть. — Боюсь, если твой кузен получит мою долю, у него может возникнуть совершенно другое мнение.

Я прищурился, потому что раннее утреннее солнце бликовало через стекла в комнату.

— Я не совсем улавливаю. Какое отношение Фредерик будет иметь к моему бизнесу?

Он глубоко вздохнул, закашлявшись. Господи, мне совершенно не нравилось видеть его таким беспомощным. Я налил ему воды в пластиковый стаканчик из кувшина, стоящего на его столике, но он отмахнулся.

— Я в порядке, — хрипло произнес он.

— Тебе нужно успокоиться.

— Я сказал, что я в порядке. — Он вдохнул, и его дыхание выровнялось. Я опустился обратно на стул, стараясь выглядеть более расслабленным, чем на самом деле чувствовал себя. — Ты помнишь, когда я инвестировал в Уэстбури Групп? Я получил особенную долю, чтобы на тебе не лежало бремя кредита?

— Да, конечно. — Я сканировал его лицо, желая понять суть того, что он говорил.

— Ну, деньги я взял из бюджета поместья, поэтому и доля записана на имя поместья.

— Вспомнил, — ответил я.

— Год или около того назад я пошел к Джайлзу, чтобы узнать, можем ли мы что-нибудь сделать с этом проклятым наследованием. Неправильно, что ты обязан жениться, чтобы унаследовать поместье Вултон и титул. Это все по праву твое.

Я встречался с нашим семейным адвокатом и управляющим недвижимостью, чтобы обсудить наше с сестрой будущее, но я никогда не говорил на эту тему с дедушкой. Я не хотел, чтобы мне напоминали, что когда-нибудь его не будет рядом с нами, и он не сможет нас поддерживать.

— Ты же знаешь, что для меня это не важно. У меня есть свои деньги, и я смогу прекрасно позаботиться о Дарси. — Я ненавидел говорить на эту тему. Мысль, что не будет деда, была именно той, о чем я не хотел думать.

— Ну, в том-то и дело. Я не уверен, что эта доля будет твоей.

Я правильно услышал его слова?

— Что ты имеешь в виду?

— Условия трастового договора гласят, что я не могу поменять свою волю или продать активы после того, как мне исполнится восемьдесят лет. — Мой дедушка может быть герцогом Фэйрфакс и наследником поместья Вултон, но всем управлял трастовый фонд, советую, что мы могли или не могли делать, чтобы сохранить поместье для будущих поколений.

— Понятно. Я все еще до конца не улавливаю. — Поэтому перевел взгляд на дверь, в надежде, что вернется Дарси, и возможно объяснит мне, что пытается сказать дед.

— Я не могу передать тебе эту долю, и ты не можешь ее выкупить у меня, — произнес он.

Я пожал плечами.

— И что? Твои инвестиции никак не повлияют на то, как я управляю бизнесом. Оставь себе эту долю.

— Она не моя. Она принадлежит трастовому фонду. Это означает, что когда я умру, — я поморщился, когда он произнес это слово, — она перейдет к Фредерику.

Я все еще не понимал до конца, внимательно всматриваясь в его лицо, пытаясь понять, что именно он говорил.

— Ну, будет у него небольшая доля. Ну и что?

— Ты видел те документы, которые мы тогда подписали? — спросил он, передвигаясь на кровати.

Я не мог вспомнить ни одного основного момента из того, что мы подписали. Я был слишком взволнован по поводу начала своего бизнеса. Я нашел небольшую биотехнологическую фирму в Кембридже, в которую хотел инвестировать причем быстро. И это было одно из лучших решений, которые я когда-либо принял. Мои инвестиции принесли мне состояние и открыли дверь к новым возможностям. Именно с этих инвестиций начался мой успешный подъем, я, наконец, ощутил, что не просто так существую в этом мире. Несмотря на то, что я любил своего дедушку еще ребенком, я все же жил в реальности, мне не хватало моих родителей. Уэстбури Груп помогла мне почувствовать себя более основательно что ли. Это было точно мое. И оно никуда не могло деться.

— Я не могу вспомнить сейчас все детали. Но все получилось отлично. В чем проблема?

— Для того, чтобы я смог выдать тебе деньги из траста на долю, мне необходимы были некоторые гарантии. Например, если мне не понравится, как ты управляешь компаний, я мог взять Уэстбури Груп под свой контроль.

— Но между нами никогда не возникало таких проблем. — В мире не было ни одного человека, кроме моего деда, которому я мог бы доверить свой бизнес.

— Но когда доля перейдет к Фредерику…


2.

Скарлетт


Знакомиться в Нью-Йорке это самое худшее, что можно себе представить.

Я следовала всем советам, которые нарыла в Интернете — не быть слишком доступной, не заниматься сексом слишком быстро и «не класть все яйца в одну корзину». Но я скатывалась от одного разочарования к другому. Я уже было решила, что парень в прошлый четверг был супер симпатичным, когда он сделал комплимент моим туфлям, пока потом не признался, что ему нравится наряжаться в женскую одежду по выходным, и он хотел бы примерить мои розовые замшевые пятидюймовые шпильки, поэтому интересовался моим размером. Может, я слишком придирчивая, но мне бы не хотелось ссориться со своим парнем каждый раз за ужином на предмет того, кто и когда что будет носить из моего гардероба.

А потом появился парень, который выглядел так, будто он не знал, что такое салон-парикмахерская, и он ни разу за все время нашего свидания не посмотрел мне в глаза. И как я могла забыть того потного мужчину, который сказал нашей официантке, что у нее классные буфера?

Я провела по экрану своего телефона, увидев сообщение от Эндрю, до сих пор с ним ничего такого не было. У нас состоялось только одно свидание и помимо ощущения, что он чистюля фрик, он казался мне относительно нормальным, хотя точно меня особенно не привлекал. И я фактически не смеялась с ним. Но с ним у меня, по крайней мере, не возникло желания после двадцати минут вонзить ему вилку в глаз, поэтому я согласилась на второе свидание.

«С нетерпением жду сегодняшнего вечера».

Я взглянула на свой календарь и обнаружила запись, в которой говорилось: «Ужин с Питером». Я перевела взгляд на свой телефон. Неужели я все перепутала? Питер носил шотландку и у него была кошка. Я согласилась на третье свидание за ужином, потому что на нашем втором свидании он отчетливо предупредил официантку, хотя это и так было ясно, что он не много зарабатывает. Питер меня тоже не особо привлекал.

Я просмотрела историю сообщений. Нет, сообщение определенно было от Эндрю.

Вот дерьмо.

Я назначили на один и тот же день два свидания одновременно.

Дверь в мой кабинет распахнулась, и мой партнер по бизнесу Сесили просунула голову с длинными локонами в дверной проем.

— Ты свободна? — поинтересовалась она.

— Конечно, если ты поможешь мне решить дилемму с знакомствами. — Я делилась своими знакомствами с Сесили еще с института. Мы были соседями по комнате со второго курса, и поняли, что подходим друг другу, как только распаковали наши вещи и вытащили идентичные тетради с Райаном Гослингом. Я училась на финансиста, а ее конек был маркетинг. Понятно, что это способствовало нашему спариванию в бизнесе.

— Звучит забавно. Быть замужем иногда так скучно. — Она села в кресло напротив моего стола.

Я никогда не думала, что брак может быть скучным. Я любила своего мужа, с нетерпением ждала, когда он вернется домой вечером с работы, ходила с ним на тусовки. Прошло уже больше двух лет после развода, а я все еще скучала по нему. А также скучала по соучастнику преступления — своей лучшей подруге. Но сейчас я заставила себя улыбнуться.

— Так говорил Маркус. — По-видимому, жизнь со мной в Коннектикуте было недостаточной для моего бывшего мужа. Поэтому я находилась здесь, смотрела на Гудзон и жила в квартире с одной спальней в центре Манхэттена, при этом 90 процентами моих вещей находились в хранилище. Пока я была замужем, то жила в красивом доме с четырьмя спальнями в Коннектикуте, с невероятным видом на воду и в пятнадцати минутах от своей работы. Переезд для меня был все еще, как удар ножом в живот. И в свои годы, двадцать с хвостиком, мне приходилось сражаться, чтобы жить в этом городе, который никогда не спал.

Возможно, я зануда.

Когда он бросил меня, то сказал, что ненавидит саму идею, что его жизнь была распланирована для него, но не для меня? Я была счастлива содержанию нашей жизни. С Маркусом рядом, все было так, как я всегда себе и представляла, пока была еще маленькой девочкой. Я ничего большего и не желала.

— Прости. Я не хотела тебя задеть.

Я улыбнулась.

— Все нормально. Это было очень давно. — За исключением, что в такой день, как сегодня, мне казалось, что мой развод был совсем недавно. Мне не хотелось ходить на свидания, скорее всего я бы с удовольствием отправилась домой, завалилась бы на диван с книгой, чем идти в какой-то модный ресторан, и пытаться заинтересовать собой совершенно мне незнакомого мужчину.

Свидания были довольно-таки утомительным занятием.

— Так в чем твоя дилемма? Я поделюсь своей, если ты поделишься со мной своей? — спросила она, занимая место по другую сторону моего стола.

— У тебя есть дилемма знакомств? Твой муж знает об этом? — Улыбаясь спросила я.

— Я веду себя осторожно, — подмигнула она. — Давай, колись.

— Я опять перепутала свидания, вот и все. У меня сегодня должен состояться ужин с Эндрю и Питером.

— Опять? — Она наклонила голову в сторону. — Разве за последнюю пару недель ты ошибаешься не в первый раз?

Да. И как я позволила этому случиться снова?

— Мне кажется, это означает, что ты все же хочешь с ними встречаться.

На самом деле, как раз наоборот. Эндрю и Питер были достаточно милыми, но будущего с ними я не видела. Ни один из них не был моей половинкой.

— Вообще, это не столь важно. Я отменю одно из них. — Или оба свидания и отправлюсь на свидание со своей читалкой. — Думаю, что твоя дилемма не связана со свиданиями.

Кудри Сесили колыхнулись, когда она засмеялась.

— Не повезло, это не только моя дилемма, но и твоя тоже. — Она смотрела на меня огромными глазами. — У нас появилась еще одна стратегия от Уэстбури.

Уэстбури была, безусловно, самой мотивирующей инвестиционной компанией, с которой мы вели переговоры на предмет, погашения нашей кредитной задолженности, которую в ближайшее время придется ликвидировать. Но эта компания не были столь гибкими в своих предложениях.

— Сожалею, что мы оказались в такой ситуации, — сказала Сесили.

— Не извиняйся. Нам необходимы были деньги, и у нас не было других предложений. — «Аромат Сесили» стал успешным бизнесом очень быстро, и год назад нам понадобилось больше денег, причем тоже также быстро, чтобы выполнить появившееся заказы, которые мы получили. Сесили подписала документы на кредит, потому что меня не было в городе, но это было такое же мое решение, как и ее.

— Мы знали, что взяли краткосрочные кредиты. Кто знал, что мы так преуспеем? — Кредиты нужно было возвратить, но нам требовались любые наличные средства на необходимую закупку сырье и других материалов. Нам нужно было погасить кредиты в следующем месяце с помощью инвестиций. Если мы не получим инвестиций, придется погашать кредиты имеющейся наличностью, что скорее всего остановит все производство. — Уэстбури не изменило своего предложения?

— По-прежнему все или ничего. Они берут весь бизнес целиком и нанимают нас как сотрудников, мы теряем наш пакет акций.

Уэстбури имел репутацию проницательного и успешного в бизнесе инвестора.

— Деньги лучше, — сказала она, стараясь звучать позитивно.

Большинство инвесторов были рады завладеть неконтрольным пакетом акций в компании, но Уэстбури Груп хотела получить все. Мы вдвоем с Сесили начали этот бизнес. Мы самолично отбирали каждого сотрудника. Черт, я даже выбрала сама кофеварку. Мы не хотели просто так уходить. Но почему Сесили раздумывала? Или они поймали ее на крючок?

— Что ты имеешь в виду, лучше?

Ее глаза мерцали по поверхности моего стола.

— Достаточно, чтобы заплатить всем акционерам, что мы надеялись получить в конце третьего года.

Я захлопнула рот. Это были большие деньги.

Мы с Сесили могли бы начать все сначала. Но мне нравился наш бизнес «Аромат Сесили». Раньше я никогда не могла предположить, что буду испытывать страсть к работе.

Наш бизнес отвлекал меня, пока я горевала о своем браке. Я никогда не понимала, когда мои друзья рассказывали о своей работе, как о хобби, пока Сесили и я не начали свой собственный бизнес. Мне никогда не хотелось работать. Но мне понравилось. И «Аромат Сесили» был единственно чем-то хорошим в моей жизни с момента моего развода. Я нуждалась в переменах, чтобы не просто видеть дыру, куда бы я не посмотрела, которую оставил мой муж. Маркус ушел, перевернув мой мир, но стремление доказать, что он принял неправильное решение, зажгло во мне огонь. Это было своего рода доказательством моему мужу, что я не была такой предсказуемой, скучной, как он предполагал, несомненно, он думал, что я останусь на корпоративной работе в инвестиционном банке с устойчивой ежемесячной зарплатой до тех пор, пока не выйду на пенсию. Он никогда бы не подумал, что я способна создать свой собственный бизнес, без структуры и процесса, мало того, смогу получать прибыль каждый месяц, он никогда бы не подумал, что я на такое способна. Если честно, я даже не могла раньше себе такого представить. Но когда твой мир находится в полной заднице, начнешь пробовать что угодно, чтобы выбраться оттуда. Возможно, я не смогла спасти свой брак, но я не была готова вот так просто отдать «Аромат Сесили».

— Что ты думаешь? Ты хочешь уйти отсюда? Отказаться от всего, над чем мы так усиленно трудились, дав возможность другим пожинать успех и получать награды? — Скажи нет. Пожалуйста, скажи нет.

Она поморщилась.

— Ну, когда ты так говоришь, я не готова. Но я не уверена, что у нас есть выбор. Ни одно из других предложений не способно погасить полностью наши кредиты.

Неужели она так легко сдалась?

Я же определенно не собиралась так легко сдаваться. Мой брат был богатым человеком и возможно нам помог бы, если бы я обрисовала ему всю ситуацию. Но он недавно купил своих конкурентов, и у него было немного свободных денег в данный момент. Кроме того, я хотела сделать все сам. Я не хотела, чтобы брат меня спасал.

— Я понимаю, что ты предпочла бы, чтобы «Аромат Сесили» существовал без тебя, нежели потерпел неудачу с тобой. — Я не предполагала, что до этого дойдет. Я чувствовала, что у нас получится. Мы так продвинулись в этом бизнесе.

Как лицо компании, Сесили занималась основными деловыми встречами, в то время как я сосредоточилась на финансовых вопросах, связанных с повседневной работой. Я слышала много ужасных историй о том, как менеджмент подпадал под влияние предложений об инвестициях, и сейчас была полна решимости не допустить этого. Я не разговаривала с инвесторами, но, если Сесили избивают, моя очередь выйти на ринг.



— Мы можем получить еще и другие предложения, возможно, даже сможем воспользоваться ими, тем самым увеличив количество предложений, которые у нас уже есть.

Она стряхнула пылинку со своей юбки.

— Возможно. Я просто не хочу, чтобы мы обанкротились, и хочу, чтобы у нас была бы работа.

— Как насчет, чтобы встретиться со всеми участниками переговоров и попытаться все же договориться? — Предложила я. — Я работала в инвестиционном банке. Возможно, я кое-чему научился за то время. — Конечно же должен был быть способ, чтобы оставить наш бизнес при себе и при этом погасить все кредиты.

— Ты думаешь, ты могла бы изменить их предложение? — спросила она.

Я пожала плечами.

— Кто знает? Но стоит попробовать, не так ли? У нас все еще имеется желание побороться, так ведь? — Мне хотелось узнать, не вышла ли она из игры.

— Следующий взнос по кредитам… через месяц… у нас не так много времени.

Я кивнула, пытаясь игнорировать подергивание под глазом, понимая, что задача почти невыполнимая.

— Мы не должны сдаваться, Сесили. Это же наше детище.

Она улыбнулась от всего сердца.

— Мы вложили столько сил, я не уверена, что хочу закончить эту гонку.

— Вот поэтому я здесь. Я собираюсь привести нас обеих к финишной прямой. Чего бы это ни стоило.

Я хотела сохранить «Аромат Сесили».

И я собиралась отменить свидание с Эндрю и Питером, вместо этого позвонить своей сестре Вайолет и позвать ее выпить. Я хотела провести вечер так, как хотела, а не так, как должна проводить девушка за двадцать с хвостиком на Манхэттене.


— Я надеюсь, ты чмокаешь и чпокаешь их обоих. Каждый вторник, — сказала Вайолет, когда я рассказала ей о назначенном свидании с двумя мужчинами одновременно. Моя сестра всегда мне говорила только то, что думала, ничего кроме правды, потому что она верила в меня больше, чем кто-либо еще. И поскольку я собралась побороться с Уэстербури Групп, чтобы сохранить наш пакет акций, Вайолет была идеальной командой поддержки в этом вопросе.

— Тссс, — произнесла я, оглядываясь по сторонам, не слышит ли нас кто-нибудь.

Этот бар был один из моих любимых, напоминая частный клуб пятидесятых, с приглушенным освещением, диванами Честерфилд и немногим американским стилем — роялем в углу. Бар был именно таким, каким я и представляла себе Манхэттен, а не долгие часы свидания, распланированные в моем ежедневнике, мои свидания, в конце концов, не были столь гламурными.

— Неужели, ты, действительно, снизошла до того, что привела меня в такое место? — спросила она.

На самом деле, она была права. Именно сюда мы ходили с Харпер с нашей лучшей подругой Грейс. Обычно мы с Вайолет ходили в центр города за бургерами.

— Мне здесь нравится.

— И что? — поинтересовалась Вайолет. — Ты трахаешься с ними двумя или как? Я понимаю, что это чересчур представлять, что ты занимаешься с ними сексом одновременно. — Она украдкой кинула взгляд на костюмы в баре, на которые я тоже обратила внимание, когда оплачивала чек за коктейли, пока ее ждала. — Мне хотелось бы попробовать секс втроем, пока я окончательно не состарюсь. Но с двумя мужчинами, — пояснила она. — Я пробовала секс втроем с двумя девушками и парнем в университете, мне не понравилось, я была не в восторге.

Я чуть ли не зарылась в стакан лицом, боясь вдохнуть.

— Вайолет, прошу тебя. Спаси меня от убийственного смущения. По крайней мере, сегодня вечером.

— Если ты ответишь на мой вопрос, я перестану делиться своими интимными подробностями.

— Нет, я не трахаюсь с ними… конечно, не с двумя сразу.

— Ура! — воскликнула Вайолет. — Я так и думала. Скажи мне, а ты вообще занималась сексом с кем-то после развода? Прошу тебя. Скажи, ведь твой вибратор не единственный, кто доставляет тебе оргазмы за последние два года.

Вайолет скорее всего поддразнивала меня, но от ее тона мне стало стыдно, что я все еще не смогла сделать шаг в сторону секса после развода. Моя сестра была… слишком либеральной в отношениях с мужчинами, я прекрасно понимала, почему ей будет трудно понять, из-за чего я не переспала ни с одним парнем, с которым ходила на свидания. Я даже сама не могла себе точно сказать — из-за чего. Но ни один из них не казался мне тем, кого я хотела найти. Они не были особенными для меня. С тех пор, как ушел Маркус я встречалась со многими мужчинами, но именно этот последний шаг… заняться сексом… сделать я не могла.

Я даже встречалась с особенными парнями. Ну, с одним особенным парнем, почти неделю, пока не поняла, что пора сделать шаг… переспать с ним, я не смогла, поэтому завязала с нашими отношениями.

Вайолет схватила меня за руку.

— Я понимаю, что твержу тебе об этом постоянно, но тебе необходим мужчина на одну ночь. Ты слишком заморачиваешься с сексом. Хотя это всего лишь секс, как чистить зубы или заниматься спортом. Это всего лишь обычная жизнь.

— Но для меня это очень сложно. — Хотя я понимала, что она имела ввиду и была согласна с Вайолет, секс не был уж такой большой проблемой. Но секс после брака меня ужасно пугал. Возможно потому что, тогда мне, наконец, придется признаться самой себе, что мой брак подошел окончательно и бесповоротно к концу, а также еще и потому, что секс являлся предшественником новых отношений, своего рода рубежом, через который мне необходимо было переступить. И я почему-то была уверена, чем более я продержусь на стороне без секса, не переступая этот рубеж, тем в большей степени я буду в безопасности. Поэтому, когда все само собой заканчивалось, никто не мог высказать мне претензий, что отношения не сложились, потому что их собственно и не было. Я не хотела двигаться по жизни дальше, оставляя за собой разочарования и неудавшиеся отношения.

— На самом деле, это не так сложно, как кажется. И, честно говоря, если ты так нервничаешь на этот счет, можешь просто лежать на кровати, пока он будет проделывать всю работу. Это будет не так уж хорошо, но, если ты способна только на это, при твоем роскошном теле и прекрасном лице, ты можешь ничего не делать, а просто снять понравившегося тебе парня.

— Неужели мы говорим об этом? — Занервничала я. Мне хотелось секса, но я не хотела отношений, которые заранее были обречены на провал.

Вайолет похлопала меня по руке.

— Мы будем продолжать этот разговор до тех пор, пока ты не перешагнешь через свою привязанность к первой любви. Твоя жизнь — это не реклама Кока-Колы. Ни у кого нет такой жизни, как реклама Кока-Колы. Маркус ушел, ты должна это понять, он не вернется. И ты должна также принять, что он трахается с Синди Кремантес.

Я слышала эту сплетню, когда была в последний раз у своего брата в Коннектикуте. Синди все еще работала, начиная с самой школы, в аптеке в Вестчестере. И все же не могла понять, чем она так привлекала его, нежели я.

— Я и не думаю, что моя жизнь — это реклама Кока-Колы.

— Позволь с тобой не согласиться. Я понимаю, что Маркус — единственный парень, с которым ты когда-либо спала, но, даже несмотря на этот декор, мы живем не в пятидесятых. — Она махнула рукой в сторону обстановки клуба. — Ты не домохозяйка. И тебе не следует притворяться, что тебе не нравится секс. Жизнь в современном мире совсем другая.

— Мне очень нравится секс. И я не фригидна.

Вайолет вздохнула.

— И Маркус бросил тебя, не потому что ты фригидна в постели. Тебе не стоит бояться самого секса.

— Да, я знаю. — Маркус был совсем не скучным в спальне, я наслаждалась с ним сексом. Но я была открыта для чего-то… нового и большего. Мне бы понравилось бросить наши ключи от машин в миску в очередном клубе за ужином или что-то типа того, и он бы трахал меня на полу кухни или если бы он вел со мной грязные разговоры время от времени. Однажды, когда мы были молодоженами, я вперлась в душ и опустилась перед ним на колени, готовая сделать ему минет, но он почти смущаясь сказал мне, что у него нет времени, потому что он опаздывает на работу.

— Я не готова к отношениям.

— Секс — это не отношения. Ты ожидаешь, что парни, с которыми ты встречаешься станут Мистером Единственный, пока ты не трахаешься с ними? — спросила она, сводя вместе брови, словно это было самое нелепое, что довелось ей услышать.

Я пожала плечами.

— Больше, чем я избегаю отношений, не занимаясь сексом.

Она кивнула.

— Хорошо. Уже неплохо. Но упуская с мужчиной секс… не значит, что у тебя имеются с ним отношения. Не всегда. Тебе нужен секс с незнакомцем.

Раньше я никогда не снимала парней, больше скажу, я даже ни с кем не флиртовала, кроме своего мужа. Мы с Маркусом начали встречаться еще в школе.

— Итак, как насчет парня на одну ночь? Ты только представь, я, если честно, готова сделать нечто подобное.

Вайолет глотнула водки, прежде чем расплыться в огромной ухмылке.

— Выбери того парня. — Она кивнула в сторону мужчины, сидящего в баре, опустившего голову и смотревшего словно в дно своего бокала, видно было, что его одолевали тяжелые мысли. — Он сексуальный. Обручального кольца нет. Давай вперед.

Давать вперед? Я же сейчас с ним не на пробежке в парке.

— Не глупи. Я не могу вот так просто снять парня. — Я заметила, что мужчина в баре был привлекательным — сильная челюсть, красиво скроенный костюм, однозначно, сделанный на заказ. Но он мог жить вместе со своей мамой или иметь какой-нибудь фетиш — писающих женщин… или мужчин. Я была, конечно, готова раздвинуть свои границы, но у меня однозначно были пределы.

— Ты твердишь мне, что в тебе не угас дух авантюризма. И мне кажется, что сейчас тебе не о чем беспокоиться… ты всего лишь позволила гавнюку Маркусу поселиться у себя в мыслях. Но теоретически, если бы ты захотела провести с каким-нибудь парнем только одну ночь, было бы идеально. — Она кивнула в сторону горячего парня в баре.

— Тебе просто нужно найти кого-то и трахнуться. Кого-то, кого ты больше никогда не увидишь, а как только найдешь, кто тебе действительно понравится тогда и возникнут отношения и секс.

— Мне понравился Андрей. И Питер, если на то пошло.

— Может они и понравились. Но не настолько. Может сказывается давние свиданий. С незнакомцем у тебя не будет никаких ожиданий, кроме того, что вы оба трахнетесь.

Может так и есть. Возможно, мне не стоило столько зацикливаться на этом вопросе... вообще не думать ни о чем.

— Ты сделаешь это, — сказала Вайолет, нахмурившись и наблюдая за мной.

— Что?

— О чем я тебе говорила, не постукивай указательным пальцем. Это раздражает.

— Ты меня раздражаешь.

Она пожала плечами, как будто мои слова ее совсем не беспокоили. Вайолет всегда была уверенной в себе и во всем, что происходило вокруг нее. Словно она все время носила сверхпрочные очки из научной фантастики, видя все совсем по-другому, более четко и ясно, чем я. Обычно, она всегда была права.

— Ну, ладно теоретически… я ни за что это не сделаю…. Но если бы я захотела снять парня в баре, что я должна сделать?

— В теории? — Спросила Вайолет.

Я кивнула, взяв две крошечные черные соломинки, торчащие из моего коктейля, в рот.

— Тебе не придется особо ничего делать. Просто выдумай причину и подойди к бару.

— Зачем мне идти к бару? Они могу принести нам меню.

Вайолет громко выдохнула.

— Первое, что я сказала — найди причину. Неважно какую. Просто подойди к бару и закажи необычный коктейль. — Она задумалась, потом словно пытаясь вспомнить, приоткрыла рот, — Френч 75.

— Это что, коктейль? — Как по мне, так больше походило на окрас или породу собак.

— Френч 75 — это коктейль. Как ты живешь в Нью-Йорке и не знаешь таких вещей? — спросила она. — И дело не в меню, когда ты произносишь его название ты выглядеть круто и утонченно. И его название является темой для разговоров.

— Итак, я иду к бару, заказываю коктейль. А потом что? Прошу его меня трахнуть?

— Тссс, это приличное место, — произнесла Вайолет хихикая. — Просто подойди к нему, встань рядом. Будь доброжелательна. Можешь, кинуть на него взгляд. В этом платье, тебе достаточно будет сделать только это.

Я взглянула на свое платье. Мое красное платье. Я носила его на работе. Оно не может выглядеть очень сексуально.

— Может, сначала я допью свой коктейль с тобой.

Вайолет закатила глаза.

— Может быть, ты полная задница. Ты никогда этого не сделаешь.

Мне все время говорили, что я чего-то не сделаю. Не буду тем и той то. Маркус, консультанты по найму персонала сказали мне, что я никогда не буду финансовым директором после опыта работы в финансовой сфере, мой брат, что я никогда не перееду в город.

К черту всех.

Я сделала все. Я сделала все, что они говорили, что я не смогу. Поэтому я смогу пойти к бар и заказать этот чертов коктейль.

— Два Френча 75 будут у нас прямо сейчас. — Я выскользнула из уголка и не оглянулась, надеясь, что своим поведением шокировала Вайолет. Мне не хотелось терять самообладание. И я не хотела вести беседы с парнем в баре. Во всяком случае, для меня было бы лучше, если бы я этого не делала. Я была полна решимости доказать Вайолет, что снять мужчину на одну ночь было не так просто, как она предполагала.

Мои красные лакированные каблуки цокали по деревянному паркетному полу в своем ритме, отличном от моего сердцебиения. Парень, на которого указала Вайолет, сидел на углу барной стойки, поэтому вместо того, чтобы присесть рядом с ним, я направилась в угол бара, чтобы точно проверить, не был ли он красив только в профиль.

Я положила ладони на блестящее красное дерево, намеренно не глядя в его сторону, направо. Бармена за стойкой не оказалось.

— Мне кажется, он на секунду отошел, — произнес красивый парень с акцентом, который сначала я не смогла разобрать. Я оглянулась на него. Нет, у него был красив не только профиль. Как только я на него взглянула, мои глаза словно приклеились к нему. Он улыбнулся.

— Привет.

Я затаила дыхание и тоже улыбнулась, сжимая кулаки, что впились аж ногти в кожу ладоней.

— Привет. — У него были глубокого шоколадно-коричневого оттенка глаза, и смотрели они на меня так, будто в комнате мы были одни.

— Райдер, — представился он.

— О, Скарлетт. — Я кивнула, все еще улыбаясь. — Меня зовут так. В смысле, меня зовут Скарлетт.

Возьми себя в руки, Скарлетт. Он всего лишь мужчина.

Кроме того, он не был похож на обычного мужчину. Я определенно таких мужчин раньше не встречала. Он выглядел как кинозвезда. Несмотря на то, что он сидел, я точно могла сказать, что он был выше, чем Маркус, в котором было пять и одиннадцать футов. Он был смуглым, волосы блестящими темно-русыми. В большой руку он держал свой стакан, другая — поглаживала челюсть.

Он приподнял брови.

— Скарлетт? О'Хара?

— Нет, Кинг.

Уголки его губ свернулись в улыбку, и он кивнул.

— Скарлетт Кинг. Мне нравится.

«Мне нравится», — повторила я в голове, пытаясь передать тембр его голоса. А потом до меня дошло — он был англичанином.

Полные губы.

Мелькающая улыбка.

Акцент.

Поразительно.

Если бы Питер или Эндрю были похожи на этого парня, я бы точно переспала с ними, независимо от своих заморочек. Но с ними все было по-другому. По крайней мере, от них у меня не вставали волосы на затылке дыбом. Не успела я расправить плечи, а грудь выпятить вперед, как у меня закружились мысли, как бы он выглядел голым?

— Извините, что заставил вас ждать, — произнес мужчина слева от меня. Я попыталась перевести свой взгляд к бармену, но глаза Райдера меня не отпускали.

— Скарлетт и ее подруга хотели бы выпить. Запиши, на мой счет, — произнес Райдер.

— Это немного рискованно с вашей стороны. А что, если я закажу бутылку «Кристал»? — Поинтересовалась я.

— У них нет «Кристал», но двадцать один «Крюг» отличный. Запиши на мой счет.

Я не знала, что сказать.

— Мартин. «Крюг», — авторитетно произнес Райдер бармену. Или мне показалось, что авторитетно, потому что он как бы проглатывал окончания слов, возможно, из-за своего акцента.

Дерьмо. Я не хотела быть похожей на одну из тех девушек, которые сразу после самых дорогих напитков готовы лечь с ним в постель.

— О, нет! У вас нет... я пришла заказать пару коктейлей. Повторите, если не возражаете, — сказала я бармену. Я забыла название крутого коктейля, которое мне сообщила Вайолет.

— Ты отказываешься от «Крюга»? — Спросил Райдер нахмурившись.

— Да, таким образом, я бы хотела с вами пообщаться, не благодаря тому, что вы купили мне выпивку…

Райдер опять поднял брови.

— Уверяю тебя, я смогу это пережить. Так с чего же мы начнем?

Черт, я понятия не имел с чего нужно начинать. Я пришла всего лишь, чтобы заказать нам коктейль, название которого забыла. Он слегка наклонил голову в мою сторону, и я выжидала, пока он первый заговорит.

— Расскажи мне, что вы так секретно обсуждали со своей подругой, — попросил он. — Вы напоминали двух девушек, которые точно не хотели, чтобы их прерывали.

Мне казалось, что мы должны были начать с самого начала? Типа, кем я работаю? Сама ли я из Нью-Йорка? Мне казалось, что он должен спрашивать что-то в этом роде, пока смотрел на меня, но глядя ему в глаза, я поняла, что этот парень желал, чтобы я распахнула перед ним душу.

— Сначала ты, — произнесла я. — Почему ты пришел сюда? Утопить свои печали? Плохо расстался с девушкой? Или потерял триллион долларов?

Он усмехнулся.

— Ничего подобного не было, — сказал он, делая глоток. — Стараюсь не заснуть, чтобы завтра не проспать. Сегодня утром я прилетел из Лондона.

Лондона. Интересно.

— Ты здесь по делам? — Поинтересовалась я, прислонившись к барной стойке и позволив себе немного расслабиться.

— Я живу здесь, занимаюсь бизнесом. Ты живешь тоже в городе?

Я утвердительно кивнула.

— Значит, ты только что прилетел из Лондона?

— Да, дед упал, и я летал к нему.

Я закатила глаза. Он похоже полный лопух.

— Ты навещал своего больного дедушку? — Я выпрямилась взглянуть готовы ли наши коктейли. — И любая девушка верит тому, что ты им это все время говоришь?

Он рассмеялся.

— Ты права. Похоже на стеб. Но на самом деле это правда. К счастью, с ним все хорошо, и ты не задела мои чувства своим комментарием. — Я так и не поняла флиртует ли он со мной.

— Ну, если твой дедушка действительно болен, тогда я сожалею.

Его взгляд, сверкая упирался в меня, предоставляя мне достаточно времени, чтобы переварить его ответ.

— Спасибо, — наконец произнес он. — Если я настолько был банальным, я попрошу тебя рассказать мне что-то о себе, какой-нибудь секрет, который никто больше не знает.

— Банальным? Мне кажется, это довольно любопытно… банальный. Лучше быть банальным, чем выслушивать скользкие шуточки.

— Хорошо, что ты точно определила мои границы, куда я могу двигаться. — И блеск в его глазах вернулся. Его ресницы были такими длинными, что мне пришлось всматриваться ему в глаза, не наносит ли он на них тушь. Город был заполнен метросексуалами, но я не собиралась спать с мужчиной, который предпочитал наносить макияж. Мне понравился этот парень внешне, который видно предполагал, судя по его внешнему виду, что все, кроме геля для душа и шампуня, было строго для людей, имеющих вагины.

Но ресницы Райдера не были покрыты тушью, вот в чем дело.

— А почему ты не хочешь сообщить мне нечто, что никто больше не знает? Что-то стоящее, — спросила я.

Он прищурился, глядя на меня, как будто пытался понять, может ли он честно что-то сообщить.

— Иногда я не могу заснуть ночью, потому что переживаю смогу ли я сделать все, что хочу, прежде чем умру, — произнес он, опустив взгляд в свой коктейль.

И блеск пропал из его глаз, и я автоматически потянулась к нему, но побоялась прикоснуться, поскольку не знала, чем все может закончиться, поэтому положила свою руку на деревянную стойку рядом с его стаканом.

— Сделать что? — Может он вернулся от своего деда и решил переосмыслить свою жизнь.

— Всего здесь. — Он уставился на мою руку, и я отодвинула ее подальше. — Ты никогда не думала об этом? С чем ты окажешься в конце?

Выражение его лица было таким грустным, что мне захотелось как-то поднять ему настроение.

— Не во вторник, — ответила я.

Он оглянулся на меня, улыбаясь.

— Хорошая стратегия. Думаю, мне стоит попробовать. Теперь твоя очередь.

— Сказать что-то, что никто не знает? — Моя семья знала меня вдоль и поперек, Маркус тоже знал меня изнутри и снаружи. — Я даже не могу вспомнить, есть ли у меня такое, что никто не знает.

— Лгунья, — прошептал он.

Я была уверена, что этот разговор не приведет нас к постели. Наш разговор, конечно, не был похож на прелюдию.

— Хорошо, есть кое что, что никто не знает, — произнесла я, расправляя плечи и забирая два коктейля, которые бармен поставил передо мной. — Думаю, ты сексуальный парень.

И прежде, чем я смогла разглядеть выражение его лица от своих слов, направилась в сторону Вайолет с нашими напитками в руках.

Неужели я только что это произнесла? Ну, по крайней мере, это было правдой. И этот факт никто кроме меня не знал. Уверена, многие ему говорили, что он сексуальный парень. Но я же, со своей стороны, не успела об этом рассказать. Никому этого не говорила, прежде, чем сказала ему об этом. Мне хотелось завизжать от радости, потому что я, на самом деле, не могла поверить, что произнесла нечто подобное. Я была уверена, что Вайолет одобрит мое поведение.

— Почему ты от него ушла? Похоже, все шло неплохо, — спросила Вайолет, как только я опустилась напротив нее.

— А чего ты ожидала? Что он перекинет меня через стойку бара и трахнет на публике?

— Возможно, — ответила она.

Я усмехнулась, я даже не знала его фамилии. И он не спрашивал у меня номер телефона. Но общаться с ним было интересно. И не так страшно, как мне казалось.

— Ну, по крайней мере, ты хоть сделала первый шаг. Только подумай, насколько бы тебе полегчало, если бы трахнулась с ним.

— Секс не разрешит все вопросы. — Он не спасет мою компанию и не выплатит кредиты.

— Да, но от хорошего секса все выглядит немного лучше, — сказала Вайолет.

— Не могу не согласиться, — произнес мужчина с английским акцентом у меня за спиной.

Я резко повернула голову, Райдер стоял рядом с нашим столиком. Интересно, долго ли он здесь стоял и сколько слышал?

— Думаю, что ты сексуальная, — сказал он, глядя прямо мне в глаза. — И мне нужен твой номер телефона.

— Я пойду, — произнесла Вайолет, хватая сумочку и выбираясь с диванчика.

— Подожди, я пойду с тобой. — Мне показалось, что здесь внезапно стало очень жарко, мне необходимо было выбраться на воздух.

— Нет, не пойдешь, — произнес Райдер. — Ты останешься ненадолго. Со мной. Я хочу получше тебя узнать.

Вайолет одарила меня яркой улыбкой.

— Ты слышала мужчину с акцентом. Позвони мне позже. Я люблю тебя. — И прежде, чем у меня появился шанс хотя бы возразить, она исчезла, а я осталась сидеть напротив сексуального англичанина, с которым только что познакомилась и который не думал, что я скучная.


3.

Райдер


Я не планировал ни с кем сегодня трахаться. Я всего лишь пошел в бар, чтобы не заснуть в своем пентхаусе. Я вылетел из Лондона в полдень, и если бы смог продержаться до полуночи восточной части Штатов, завтра не буду страдать от смены часовых поясов.

Но сейчас я вообще не думал о смене часовых поясов.

Даже если я не отправлюсь с ней домой и не буду трахать всю ночь, эта красивая женщина, сидящая передо мной, могла бы продержать меня в здравом уме всю ночь напролет. Воспоминания о ее черных волосах, как вороново крыло, как она пыталась скрыть свою улыбку, заставляли меня быть начеку, твердым и сделать все, чтобы произвести на нее впечатление.

— Ты живешь на Манхэттене? — Спросил я.

Она отрицательно покачала головой.

— У меня небольшая квартирка в Сохо. Я переехала сюда из Коннектикута менее двух лет назад.

— Коннектикута?!

— Да. Я там выросла. Вышла замуж и жила там до развода… — Она замолчала, как будто не хотела, чтобы я слышал ее слова.

Интересно. Она не была похожа на женщину за тридцать.

— И ты долго была замужем?

Она сдвинула салфетку, на которой стоял ее стакан с коктейлем, влево.

— Достаточно долго.

Она не собиралась пояснять. И выглядела горячо и решительно. И в ней было гораздо больше всего, чем в маленькой Скарлетт О'Хара. Но я не обладал терпением Ретта. Секс был для меня спасением. Для меня секс был связан не с эмоциями или какой-то душевностью, или другим дерьмом, которое предполагали женщины, нет. Для мен секс был освобождением — бессмысленным забвением.

Я сделал глоток своего «Негрони».

— А ты был женат? — спросила она.

Я чуть не подавился своей выпивкой, словно на глотке меня кто-то ударил в грудь кулаком, и постарался не выглядеть полным мудаком.

Женат?! Разве таким образом не решатся мои проблемы? Но мне все же удалось запихнуть эту мысль в самый дальний закоулок, по крайней мере, хотя бы на несколько часов. А мысль была такова — я могу потерять Уэнсбури Групп, которая перейдет к Фредерику. Или Фреду-мудаку, как его называли в детстве.

— Нет, никогда не был женат.

— Даже не хотелось? — опять спросила она.

Неужели она четко не считала мой ответ? В конце концов, мы же были не на свидании. Мы всего лишь соблюдали этикет, ведя ничего не значащие разговоры, пока станет достаточно приемлемо уйти отсюда и потрахаться.

Хотел ли я закопаться поглубже? В нее? Конечно. Докопаться до души? Черт, конечно, нет.

— Я знаком со многими поразительными женщинами.

Она постучала указательным пальцем по бокалу, и я точно не мог сказать, то ли у нее шалили нервы, то ли это было неодобрением.

— Полагаю, что с тобой так и есть.

Я наклонился вперед и прошептал:

— Ты выглядишь просто потрясающе.

Она снова попыталась скрыть улыбку, качнув головой.

— Ты слишком банален.

— Потому что я сделал тебе комплимент? — Спросил я, немного запутавшись. Женщины обычно считали меня очаровательным и обходительным, или мне так казалось.

— Нет, потому что ты не знаешь потрясающая ли я. Но я все понимаю. Ты пытаешься затащить меня в постель.

Фактически сейчас она открыто озвучила свои мысли, как и мои. И это было чем-то новым и в то же время немного напрягало.

— Ну, ты права насчет этого, что я пытаюсь соблазнить тебя. Но я не готов признавать, что банален.

И тут она уже не смогла скрыть свою улыбку, а улыбнулась, и у меня закрутило живот от предвкушения ее улыбки. Ее улыбка была настоящим, реальным оружием массового поражения.

— А что будет, если ты преуспеешь в своих стараниях, и я пойду к тебе домой и все закончится катастрофой? — Она подняла руку, останавливая мой ответ. И я был благодарен ей, потому, если честно, даже не знал, что и сказать. — Хотя неважно, — произнесла она. Давай просто пойдем к тебе.

— Пойдем ко мне?

— К тебе домой. Я так понимаю, ты живешь неподалеку?

Я не ожидал, что все будет так легко. Мне казалось, что на нее придется потратить немножко больше времени, немножко уделить больше внимания. Но в данной ситуации я не собирался с ней спорить.

— Но ты же живешь в Сохо.

Она приподняла брови.

— Но я не приглашаю тебя к себе домой.

Большинство женщин предпочитали заниматься сексом у себя дома. Если же женщины жили за городом, я отводил их в гостиницу. В обычную гостиницу «Регент», которая находилась в двух кварталах от моего дома, поэтому потом путь к себе был близок, когда я уходил от них.

— Ты передумал? —– спросила она, будто это ее совсем не беспокоило.

— Извини, я задумался.

— Где ты живешь? Ты забыл?

Я усмехнулся. Эта девушка понимает юмор, раз способна на шутки. Я не так часто сталкивался с женщинами Нью-Йорка, понимающими шутки, достал бумажник и раскрыл его.

— Ты думаешь, это смешно? — Спросил я, вытаскивая горсть двадцатидолларовых купюр.

— Иногда, — со смехом ответила она.

— Тогда я собираюсь вытрахать это из тебя.

Я даже не взглянул на ее реакцию на свои слова, просто положил деньги на столик и направил ее на выход из бара.

Выйдя на свежий воздух Манхэттена, я вздохнул полной грудью, положив руку на поясницу Скарлетт, и повел ее к своему дому. Что будет, если я приведу ее домой? По крайней мере, внешне она не была похожа на домогающихся и преследующих женщин, и это точно означало, что я мог просто покувыркаться с ней, не пытаясь на следующее утро выдворить ее из своей квартиры.

— Здесь недалеко, — произнес я. — Следующий квартал. — Она не смотрела на меня, и не произнесла ни слова с тех пор, как мы покинули бар. Она засунула руки в карманы, и опустила взгляд вниз на тротуар.

— Хочешь мы возьмем такси? — Спросила я. Раньше я никогда не пытался заполнить молчание между собой и партнершей, но мне показалось, что Скарлетт немного нервничала. Хотя ей и не следовало, но я почему-то был уверен, что мои заверения, что я не покрошу ее на мелкие кусочки, не помогли бы в данной ситуации. В скором времени она точно расслабиться от моего языка.

— Нет, я люблю ходить пешком. У меня это в привычке, сейчас лучше, чем по комнатам.

— Да, но не похоже, чтобы эти туфли созданы для пеших прогулок. — Я бросил взгляд на красные, черт побери, туфли, которые были на ней.

Она засмеялась.

— Они точно не любят ходить пешком. — Но она вырвалась вперед, как только сменился свет светофора, устремившись на переход. Я догнал ее в два шага.

— Это сплошное разочарование. Я надеюсь, что ты не захочешь тут же сбросить их, как только мы доберемся до моей квартиры. — Я погладил по ее спине.

Она искоса взглянула на меня и кивнула. Я надеялся на большее… поощрение с ее стороны. Опустив голову, прошептал ей на ухо, чтобы получить это большее поощрение:

— Я сделаю все, чтобы убедить тебя этого не делать.

Она вздохнула, словно собиралась мне ответить, но все же промолчала.

— Вот мы и пришли, — произнес я с благодарностью, что мой пентхаус оказался так близко от клуба.

Она достала свой мобильный.

— Хорошо. Встань, пожалуйста, вот туда, — попросила она, толкнув меня плечом, чтобы я встал спиной к стене своего дома. Мне казалось, что она собирается поцеловать меня, но в ее прикосновении не сквозило желание.

Прежде чем я успел спросить ее, что она собирается делать, она сфотографировала меня на фоне стены моего дома.

— Какой у тебя номер квартиры? — как бы между прочим спросила она, уткнувшись в телефон.

— У меня пентхаус. Зачем тебе?

Она подняла глаза от телефона и прищурившись посмотрела на меня, словно окончательно оценивая, правду я ей говорю.

— Я отправляю твое фото Вайолет.

— Вайолет?

Она кивнула и стала стучать по кнопкам мобильника.

— Своей сестре. Ты уже успел с ней познакомиться в клубе ранее.

— Ну, если бы я знал, что ты собираешься отправить мою фотку члену своей семьи, я бы поработал над своей позой, — произнес я.

Она рассмеялась.

— Правда? Тогда давай, — ответила она, снова подняв телефон.

Я сжал ладонями свои лицо и высунул язык.

— Я думала, что ты изобразишь типа «Образцового самца», — смеясь воскликнула она. — В данный момент, готова уже передумать идти к тебе домой, если бы мне не захотелось узнать, как ты выглядишь по утрам.

Я покачал головой и обнял ее за плечи.

— Тогда мне стоит побыстрее затащить тебя внутрь.

Скарлетт полностью сконцентрировалась на своем телефоне, пока мы ехали в лифте.

— Вот. Она получила мое сообщение.

— Ты сейчас о Вайолет? — Спросил я.

— Да. Так что, все в порядке. Если я сегодня умру, тебя начнут искать именно здесь.

Я усмехнулся, глядя на нее. Она оказывается была очень практичной.

— Я немного нервничаю. — Приглушенным голосом произнесла она. — Это не совсем мое. Секс. Секс — мой камень преткновения. Полностью. Хотя мне нравится заниматься сексом. Ну, ты понимаешь, о чем я. Про секс с тобой. Я боюсь, как все пройдет. — Она поморщилась и вздохнула. — Просто сегодня я решила рискнуть. Я выгляжу смешной?!

— Хорошо, — ответил я, не совсем понимая, как реагировать. Нью-Йорк был заполнен умными женщинами. Скарлетт была похожа на одну из них, и также она не была не похожей ни на кого, в ней было что-то свежее и безупречное. Она высказалась, озвучив свои мысли, без всякой подоплеки. И мне это понравилось.

— С тобой все будет в порядке, ты ничем не рискуешь, познакомившись со мной.

Она взглянула на меня и улыбнулась, и показала, что застегивает свои губы на замок или расстегивает, я так и не понял.

— Мы вместе насладимся нашим вечером, — произнес я, пытаясь ее успокоить.

— Я надеюсь.

Я же был просто уверен.

— После вас, — произнес я, когда двери лифта открылись.

— Двери лифта открываются прямо в квартиру?

— Конечно. — Я скинул свое пальто, оставив на стуле у столика, стоявшего у стены, где моя домработница обычно оставляла для меня пришедшую корреспонденцию.

Я перетасовал конверты, направляясь вглубь пентхауса.

— Вау, — произнесла Скарлетт позади меня.

— Скарлетт, я хочу, чтобы ты разделась, — произнес я, спускаясь по двум мраморным ступенькам в гостиную к дивану, открывая конверт.

— Извини?

Я повернулся к ней и посмотрел ей в глаза.

— Ты слышала меня. Ты хочешь, чтобы все было хорошо? Доверься мне, я знаю, что нам обоим нужно.

Она нахмурилась, ее брови почти соединились над переносицей, но она ничего не спросила.

И именно в этот момент можно было понять будет ли наш секс хорошим.

Выполнит ли она мою просьбу, или как?

Сможет ли она раздеться передо мной в освещенной комнате?

Захочет ли она порадовать меня своим видом?

Показалось, что прошло несколько часов, пока мы пялились друг на друга. В конце концов, она потянулась к своей молнии на платье.

Мило, что мне не нужно было дважды ее просить.

Она оголила плечи, потянув красное платье вперед, показался черный кружевной бюстгальтер. Ее груди были не огромными, но большими, и очень подходили к ее фигуре. Двигая бедрами в одну и другую стороны, она выскользнула из платья, которое упало на пол.

— Не снимай туфли. — К члену прихлынула кровь, как только я произнес эти слова. Мне очень понравится трахать ее в этих туфлях.

Она не улыбнулась мне и не разорвала со мной зрительный контакт. Она завела руки за спину, чтобы раскрыть застежку бюстгальтера.

Я кивнул в одобрении, когда она подцепила пальцами лямки и сняла его.

Я тут же отвернулся. Ничего не мог с собой поделать. Острые пики ее сосков были идеально розовыми, и как бы молили меня взять их в рот и пососать.

Но пока было еще рано.

Она наклонилась вперед, чтобы снять трусики, ее грудь восхитительно качнулась. Она по-прежнему не отводила от меня взгляда, слегка приоткрыв губы… мне пришлось задушить стон при мысли о ее губах на своем члене.

Ее трусики упали на пол, она перешагнула их, расправила плечи.

Великолепная.

У нее была маленькая талия, ее бедра были идеальными в сочетании с плечами. У меня зачесались кончики пальцев при мысли, мне хотелось погрузить их в ее мягкую плоть задницы. Ее черные волосы, выглядевшие так великолепно на фоне красного платья, сейчас еще более резко контрастировали с белизной ее кожи. Мне захотелось ее схватить и завалить на спину, чтобы ее взгляд был устремлен только на меня.

— Ты прекрасна, — прошептал я.

Она качнула бедрами, наслаждаясь моим вниманием.

— Садись и раздвинь ноги.

Она замерла на секунду, оглянулась назад и опустилась на диван, раздвинув колени.

— Подними свою задницу вверх. — Произнес я. — Раздвинь шире. Я хочу посмотреть на тебя.

Она обхватила внутреннюю часть бедер и раздвинула ноги. Клянусь, эта женщина могла заставить меня кончить без единого прикосновения. Такая уступчивая, такая уверенная, такая красивая.

Я отбросил в сторону письмо, смутно осознавая, как оно полетело на пол, и направился к ней. Возвышаясь, я снял пиджак.

И я был очень жестким, не только потому что она хотела угодить мне, а просто потому, что она все это делала для меня. Скарлетт была неотразима, женщина, которая нервничала и болтала по пути сюда, сейчас была чертовски уверена в своем теле.

В моем желании к ней.

И она имела полное право быть уверенной в себе. По обеим пунктам.

— Кто-нибудь говорил тебе, насколько хороша твоя киска? — Спросил я, вставая на колени между ее бедер.

Киска была подстрижена аккуратным треугольником, но я оценил, что она полностью не побрилась. Мне нравилось трахать женщин — настоящих женщин. Она выгнула спину в ответ. Я готов был воспринять это как «нет».

Мне хотелось нырнуть прямиком к киске, но я сдерживался. Мне хотелось, чтобы она жаждала меня, воспылала страстью еще немного.

— Шире, — прошептал я.

Какой вид! И эти груди. Эта киска. Этот совершенно плоский живот. Эти глубокие карие глаза.

Подумать только, я бы мог упустить все это, если бы остался дома этим вечером.

— Я хочу, чтобы ты не убирала руки с коленей, пока я тебе не скажу, ты слышишь меня?

Она что-то ответила одними губами и кивнула.

— Я хочу услышать твой ответ.

— Да. Я буду держать руки на коленях.

— Я хочу полизать и пососать, чтобы ты кончила… но ты должна оставлять руки на месте.

У нее дрогнул живот, когда она выдохнула:

— Да.

Идеально, словно ее огромное желание, утихомирило ее нервозность.

Мой член вжался в ткань моих брюк, но ему стоило набраться терпения.

Я вытащил запонки. Потом медленно закатал рукава рубашки. Она стала елозить передо мной, но не пыталась подвинуться ко мне, такое впечатление, словно она точно также хотела еще больше разжечь свою страсть и желание также, как и я.

Я снова взглянул на нее, проверяя, не унеслась ли она мыслями в другую сторону. Ее затуманенные глаза сказали мне, что она вся наполнена похотью. И я сосредоточился на ее киске. Она уже была мокрой. Я видел ее соки. Я глубоко вздохнул, наклонившись вперед, обхватил ее за ноги и дунул.

Я прошелся языком по ее входу, не желая сразу же дотрагиваться до клитора, потом через несколько секунд движения моего языка стали глубже, длиннее, как будто она затягивала меня в себя.

Она быстро, резко выдохнула за долю секунды, а потом я перешел к ее клитору. Она длинно и громко застонала, пока я нажимал и щелкал языком по чувствительному бугорку, и каждый ее стон прямиком отдавался в моем напряженном члене.

О, да. Мне нравились женщины, которые громко выражали свои чувства.

Ее влага увеличивалась, и я все время представлял, как она покрывает мой член. Как ее горячая мокрая киска заглатывает мой член. Я хотел, чтобы она кончила, сию минуту, чтобы я мог начать ее трахать.

Но она была такой вкусной на вкус. И так хорошо себя вела. Ее руки по-прежнему находились там, где я и сказал. Мне хотелось продолжать сосать, лизать ее, отдавать и забирать.

Все ее тело задрожало, и она не связано стала бормотать:

— О Боже, нет…

— О, Господи!..

— Очень нравиться…

— Черт побери…

— Я…

Я со всей силы впился пальцами в ее плоть, пытаясь удержать ее на месте, когда она всем телом подалась ко мне, лишившись дыхания. Бедра двигались на диване, ее киска сокращалась, я же просто наблюдал, как из нее льются соки по ее ягодицам. Мать твою. Я за рекордное время снял галстук и рубашку.

Она слишком быстро кончила, но мне понравилось, и я был ей в какой-то степени благодарен за это. Мне необходимо было оказаться внутри нее. Обычно мне нравился минет перед началом секса, но…

Не сегодня. Не со Скарлетт.

Ее грудь все еще вздымалась, дыхание постепенно выравнивалось. Она зажмурилась.

— Скарлетт, посмотри на меня.

Она тут же открыла свои затуманенные глаза.

Я пытался не улыбаться уж слишком широко.

— Ты когда-нибудь пробовала себя? — Я так и не поцеловал ее, у меня не было тогда желания.

Она нахмурилась, явно не понимая моего вопроса.

Не нарушая зрительного контакта, я передвинул ее руку от бедра, и два пальца засунул в ее вход. Я специально придвинулся к ней, чтобы посмотреть не будет ли она сопротивляться.

Она вскинула подбородок, и потянулась к моим губам. Мой язык встретился с ее, превратившись в клубок горячих и влажных, мягких и нуждающихся ласк.

На вкус она была настоящим божеством. Ее киска и ее рот. Я хотел всю ее.

Ее язык был так же страстен, как и все ее тело. Я рычал ей в рот, а мой член напоминал мне о себе подергиванием, он очень хотел оказаться внутри нее.

Я разорвал наш поцелуй и оставил ее руки в покое.

Поднявшись во весь рост, я быстро разделся, схватив свой бумажник. Господи, мне необходимо было успокоиться. Она никуда не денется.

Я нашел презервативы и схватил фольгу зубами, стягивая трусы, подходя к дивану.

Она во все глаза смотрела на мой член. Это я понимал, я часто видел такой взгляд от женщин. Мать-природа одарила меня щедро.

Она нахмурилась.

— Поосторожней со своей штукой, хорошо?

— Поосторожней? — Спросил я с усмешкой.

Она взмахнула руками вверх, отчего ее грудь подпрыгнула.

— Эта штуковина может разорвать меня пополам, — ответила она.

— Я надеюсь на это. — Мне хотелось оказаться в ней как можно глубже.

— Я серьезно. Я не привыкла к такому…

Она готова была произнести следующие слова, которые мне не хотелось слышать. Я хотел просто похоронить себя в ней.

— Все будет хорошо. — Я возвышался над ней, поглаживая свой член, кружа по головке, а потом опять опуская руку к основанию. Чувствовалось настолько хорошо.

Как мне лучше взять ее в первый раз? Раскатывая презерватив, я раздумывал над своими вариантами.

Может поставить ее на колени и глубоко войти? Нет, мне хотелось видеть ее глаза, когда первый раз я буду входить в нее.

Может она поскачет на мне? Нет. Я хотел сам контролировать темп.

Не спрашивая она откинулась на спину и раздвинула ноги. Ее длинные, темные волосы прикрывали грудь, сквозь волосы виднелись соски, которые молили о внимании.

Да, было бы неплохо обратить на них внимание.

Я положил ладонь ей на живот, другой рукой направляя свой член, пройдясь головкой по ее складкам к клитору, я устремился ниже к ее входу.

— Расслабься, — прошептал я.

— Прошу тебя, — произнесла она с мольбой, которую я не в силах был игнорировать.

Мне, конечно, хотелось, чтобы все было хорошо для нас обоих. Секс для меня может и был спортивным интересом, но, по крайней мере, я делал все возможное, чтобы проигравших сторон не было.

Я вошел в нее.

— Дыши, — наставлял я ее.

Ее мышцы вокруг моего члена расслабились, и я продвинулся дальше.

Она переместила руки на мои руки, широко открыв глаза. При этом не просила останавливаться, но я точно не мог сказать, как она себя чувствует.

— Ты в порядке?

Она кивнула.

— Да, — с трудом выдохнув ответила, отчего кровь еще больше устремилась к моему члену.

Медленно, она впускала меня в себя. Черт возьми, она была такой тугой.

— Господи, прекрасно, — произнес я, наконец находясь в ней слишком глубоко. — Ты само совершенство.

Она с трудом выдохнула.

— Ты — большой. Я была не уверена, сможешь ли ты…

— Хорошо себя чувствуешь? — поинтересовался я.

Она сжала вместе губы. Я вошел в нее до основания и прижал палец к ее клитору.

— Нет, не надо. Я…

Я замер.

— Нет?!

— Я на грани. И если ты… Я снова кончу.

Ух ты! Да, мне, однозначно. нравилась эта женщина.

Я стал двигать большим пальцем вперед и назад, ее дыхание становилось более прерывистым и напряженным. Я почти не двигался в ней, всего лишь погрузившись в нее, ощущая, как ее киска все больше и больше сжимается вокруг. Возвышаясь над ней, я чувствовал, как она доит мой член, только благодаря моему большому пальцу, если бы мне не хотелось чего-то другого, я вполне готов был бы кончить вместе с ней.

Но мне хотелось насладиться ее видом, растягивая удовольствие.

Она отцепилась от моих рук и схватилась за диванные подушки по обе стороны от нее, выгнув спину и закричав.

Ощущение от ее оргазма окончательно разрушило мой контроль, я не мог уже больше сдерживаться, поэтому начал двигаться. Небольшими медленными толчками, входя и выходя, не отводя от нее взгляда, пока она парила над землей.

Ее голова болталась из стороны в сторону.

— Так хорошо, — бесконечно бормотала она.

Именно в этих словах я и нуждался, чтобы увеличить темп.

Мне нравилось наблюдать за женщинами с разных сторон. Нравилось разнообразие позиций. Но сегодня я был готов просто наблюдать, как удовольствие омывало ее лицо, чувствовать, как содрогалось подо мной ее тело, когда я погружался в нее.

Она приподнялась на локтях, устремив в взгляд в место соединения наших тел. Я наклонился вперед, поцеловать ее, она запустила пальцы в мои волосы, прижавшись грудью к моей груди.

Я застонал, как только кончики ее сосков прошлись по моей коже.

— С тобой так хорошо, — произнесла она, отрываясь от моего рта.

Я приподнял ее задницу.

— И с тобой.

Я с трудом сдерживал дыхание. Изменение угла, и как ее кожа прижималась к моей, как она смотрела на меня, будто доверяла мне… толкало меня вперед, вверх.

— Ты думала, что я не подхожу. — Я лизнул ее шею. — Но ты такая мокрая для меня.

Она подалась вперед на мое движение в ней, и я почувствовал, как головка уперлась в ее сердцевину.

Она обхватила меня руками, вонзившись ногтями в кожу спины.

Она издала длинный, затяжной звук, то ли «о», то ли «а». Но мне хотелось услышать, как она выкрикнет мое имя.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — попросил я, вжимаясь пальцами в ее мягкую плоть под бедрами и двигая ее ко мне.

— Я хочу снова кончить.

Я придвинулся еще ближе. Я тоже очень хотел кончить, но мне хотелось, чтобы оргазм длился вечно.

— Попроси меня, — резко выдохнул я.

Она фактически выкрикнула:

— Пожалуйста, Райдер, заставь меня еще раз кончить.

И мое имя, слетевшее с ее губ, было для меня вполне достаточным. Она уперлась рукой мне в грудь, запрокинув назад голову, когда на нее обрушился очередной оргазм.

Ее поблескивающая кожа, колышущиеся груди у меня перед глазами, как она сжимала своей киской мой член. Все, о чем я мог только мечтать, и моя потребность в освобождении, потребность в ней взяла вверх, я сильнее впился ей в кожу пальцами и стал двигаться жестко и быстрее.

Взглянув на нее сверху вниз, в ее широко открытые глаза и полуоткрытые губы, я кончил.

С рыком и стоном, выливаясь в нее.

Ее тело расслабилось подо мной и вместо того, чтобы отстраниться от нее, я почему-то прижал ее к себе, отчего наши сердца застучали друг напротив друга.

Она провела указательным пальцем по моему бицепсу с внутренней стороны и мне пришлось сдерживаться, чтобы не дернуться.

Мне нужно было перенести ее в спальню, лечь на кровать. Я подхватил ее под задницу и поднял. Снял презерватив и отбросил его. Забрал два неоткрытых пакетика презерватива, валяющихся на диване, направился в спальню. Она крепко обхватила меня ногами за талию, уткнувшись мне в шею, отчего мой член стал увеличиваться и подпрыгивать от радости, пока я переступал ногами, неся ее.

Я включил прикроватный свет и опустился на кровать, Скарлетт оказалась на мне. Я опустился на спину, потянув ее к себе.

— Ты измотала меня.

Она перекатилась на бок, рядом со мной, проведя рукой по моей груди.

— Правда? — спросила она, нежно проведя ногтями по моему члену… рискованно, но мне это понравилось. Черт, она была коварной. Она приподнялась и наклонилась к моему паху, чтобы взять член в рот. Не знаю, что мной овладело, я редко, фактически никогда, сопротивлялся женщинам, желающим взять мой член в рот, но в данный момент я передвинул ее в сторону, чтобы она смотрела мне в глаза. А мои пальцы сами собой отыскали ее клитор, которым стали играть, она же не спрашиваю меня, сжала мой член в кулак.

Ее хватка была идеальной.

Я стал двигать бедрами в ее кулаке, убрав волосы с ее шеи и прижавшись губами чуть выше плеча. Мне хотелось попробовать каждый дюйм ее тела. Я стал прикусывать, лизать и в результате оставил засос, она закричала, отчего мои пальцы на ее клиторе стали влажными. Мы двигались вперед и назад, пока меня не одолело очередное желание оказаться внутри нее.

Я схватил и разорвал пакетик фольги. Перекатившись на спину, я натянул презерватив, взглянув на нее. Она перекатилась на живот, выставив свою округлую задницу, я увидел ее опухшую киску.

Она, на самом деле, была идеальной для секса.

Я придвинулся к ее расставленным ногам, к киске, потом приподнял ее ягодицы, крепко ухватив руками. Она застонала, и я не мог больше ждать ни секунды. Я возвышался сверху, толкнув член в ее киску, наблюдая, как сжимается и опускается ее задницами под моими пальцами. Я стал увеличивать давление, и она застонала, пропуская кончик моего большого пальца внутрь анального отверстия.

— О Боже, — приглушенно пробормотала она в матрас, с силой сжимаясь вокруг моего члена и большого пальца, мне показалось, что я сейчас взорвусь. Мне пришлось сжать челюсти, пытаясь сосредоточиться на дыхании, все глубже толкаясь в нее.

Она потянулась ко мне, пытаясь убрать мою руку со своей задницы, а затем рухнула на кровать.

— Пожалуйста, Райдер. Я не могу больше… я отключаюсь, как только ты двигаешь там рукой. Я готова умереть счастливой, но черт, это слишком много для меня.

Я усмехнулся и убрал палец из ее задницы, перевернув нас лицом друг к другу, теперь она сидела, прижавшись, на моем члене с разведенными ногами по обе стороны от меня. Было гораздо лучше — так всем своим телом она касалась меня.

Она сжимала мой член до конца, положив голову мне на плечо, и проводя губами по моему подбородку. Ритм был в самый раз, ее вскрики и стоны становились все громче, как я и надеялся, и мне нравилось наслаждаться ее реакцией и этим моментом, надеясь, что смогу доставить ей удовольствие… которое продлится вечность. Может секунды или дни, но она на моем члене, чувствовалась просто идеально. Она была идеальной.

Ее шепот, очередной раз отправил меня через край:

— О, Боже, Райдер, да. — И в очередной раз она заставила меня забыть обо всем.

Мы оба напоминали сжатую пружину, готовую вот-вот распрямиться. Она не выдержала первой, прохрипев мне в рот, напрягшись против меня, как только я почувствовал, что ее оргазм начался. Я не мог больше ждать, достигнув пика, извергаясь в нее.

Мать твою.

Даааа.

Она упала на мои подушки, ее спутавшиеся черные волосы разметались по телу.

Через секунду я был рядом с ней.

— Я не могу двигаться, — прошептала она.

Это чувство было мне знакомо.

— И не надо.

Стук крови отдавался у меня в ушах, и я точно не мог сказать, кто из нас тяжело и отрывисто дышит — она или я.

— Я хочу пописать, — наконец, произнесла она.

— Тогда тебе лучше подняться с постели.

Она хихикнула, а я улыбнулся. И мне понравилось, что я смог вызвать у нее улыбку, неважно по какой-то причине. А может потому что ее улыбка была такой красивой, мне понравилось, что я смог ее вызвать. Не могу сказать.

Она поднялась и направилась в ванную комнату.

— Эй, Скарлетт, дверь. — Она не закрыла за собой дверь и проигнорировала мое замечание.

Послышался шум воды в бочке, потом включили и выключили кран, а потом она снова появилась в дверях ванной.

— После всего, что мы проделали в постели, тебя беспокоит закрываю ли дверь в ванную? — Она улыбнулась и покачала головой.

Ну, когда она так сказала… Честно, я не привык, чтобы кто-то находился у меня в квартире. Мне было непривычно видеть ее в своей спальне, а тем более писающую в моей ванной комнате. Она забралась обратно на кровать и рухнула на то же место, с которого подняла пару минут назад, повернувшись на бок, лицом ко мне.

Она что-то бормотала, пока я накрывал нас одеялом.

— Что ты сказала? — Мне показалось, что она произнесла «спасибо».

Она приподняла голову с подушки.

— Вайолет оказалась права.

Вот почему я предпочитал не оставаться с женщинами на ночь. Я не любил все эти разговоры после секса.

— Права?

Она закрыла глаза и кивнула.

— Она сказала, что все будет не так уж плохо, как кажется. И это было очень хорошо.

Я перекатился по кровати, нависая над ней.

— Что было не плохо?

Она вздохнула, прежде чем ответить:

— Секс.

— Что? — Я провел рукой по ее лицу. Правильно ли я ее расслышал?

Скарлетт открыла глаза, испуганно посмотрев на меня.

— Что?!

— Ты думала, что секс со мной будет плохим?

Она ухмыльнулась и опять закрыла глаза.

— Тссс. Нет, глупенький.

Я что-то пропустил?! Я лег на свое место, испытывая искушение уточнить, что она имела в виду, но с другой стороны, мне не хотелось подробностей. Я и так знал о Скарлетт больше, чем о большинстве женщин, которых трахал.

Она глубоко вздохнула и произнесла:

— Секс на одну ночь после развода. Вайолет сказала, что мне просто нужно попробовать.

Она оглушила меня своим признанием. Она только что уже закончила со мной? Может это не так уж и плохо? Господи, может я потерял свое чутье, мне казалось, что мы были феноменальными.

Она придвинулась поближе ко мне и положила руку мне на грудь. Инстинктивно, я положил свою ладонь сверху ее руки. Обычно, я уже давно бы ушел. Я не оставался, не желая слышать причин из-за чего женщина со мной переспала. Мне всегда казалось, что меня выбирали женщины из-за моего обаяния и хорошей внешности, именно со мной они хотели переспать, а не с кем-то еще. Может я действительно тот еще засранец, как называл меня Джон.

Но мне хотелось доказать, что нам намного лучше вместе, чем просто занятия сексом. Скоро я буду готов к следующему раунду, и я был уверен, что со мной она перестанет думать о чем-то еще, кроме, как хорошо ей со мной.


4.

Райдер


Мне необходимо было сделать сегодня несколько дел одновременно.

Ночь феноменального секса и краткосрочного сна немного затуманили мне мозг.

Мне нравилось быть все время занятым на работе. Но все вышло из-под контроля. Несмотря на многочисленные телефонные звонки адвокатам и попечителям, на данный момент Фредерик мог оказаться моим боссом, если умрет дедушка. Мне необходимо было найти сегодня новые служебные помещения, и решить что-то с «Аромат Сесели», который не соглашался на наше предложение, хотя оно было более чем щедрым.

И еще была вчерашняя ночь со Скарлетт.

— Почему ты в таком стервозном настроении? — спросил Джон, мой финансовый директор, самый высокооплачиваемый сотрудник и лучший друг еще со времен университета, стоя перед моим столом, пока я пытался найти файл, который даже не мог вспомнить, где он находится.

— Ты занимаешься финансами, тебе положено знать все. Вот тебе и разбираться, — сорвался я, когда он сел напротив меня.

Правда то, что говорят, чем больше ты обладаешь властью и становишься успешнее, тем меньше людей говорят тебе правду. И я наблюдал сколько предприятий было разрушено подобным образом. Принять Джона к себе на работу, было первым, что я сделал, и он не стеснялся выдавать мне все дерьмо с самого начала нашей совместной работы.

И за это я его любил. По большей части.

Независимо от того, насколько Уэстбури Групп разрасталась или сколько денег я заработал, Джон всегда говорил мне правду.

Я упал в свое офисное кресло, стопка бумаг с моего стола повалилась на пол. Джон поднял брови. Он был прав. Я, действительно, был в стервозном настроении.

— Меня вчера использовали для секса.

Джон открыл рот, чтобы не заржать, словно подросток, обнаруживший порно журналы в шкафу своего отца.

Я так глубоко вздохнул, что засипел.

— Пошел ты.

— Нет, по-видимому, это ты пошел, тебя ведь недавно оттрахали.

Я пожал плечами.

— Я был у нее первым после развода, вернее со мной она впервые занималась сексом после развода, ну как-то так… — Она рассказала мне достаточно, и большую часть ночи я не спал, придумывая вопросы, которые хотел бы ей задать, но так и не задал.

Она когда-нибудь изменяла своему мужу?

Вайолет была ее единственной сестрой?

Почему она развелась?

Она спала со своим мужем до развода, когда они уже решили разойтись?

И сравнивает ли она его со мной?

Я имею в виду, она промчалась через вчерашнюю ночь, как поезд. Но, возможно, она с ним тоже встречается. По какой-то причине эта девушка запала мне в душу. Может потому, что она нервничала, пока мы шли к моей квартире, и конечно, она почти переборщила, оставив дверь открытой, пока писала, но при этом говорила мне все, что думала.

— Ты, на самом деле, разговаривал об этом..? — Спросил Джон, все еще ухмыляясь.

Я прищурился, глядя на него. Он был прав. Не то, чтобы я никогда не разговаривал с женщинами, которых трахал, потому что, конечно, разговаривал. А как еще я мог затащить их в постель? Нужно нечто большее, чем одно мое красивое лицо.

Я просто никогда не слушал, что говорят мне женщины, никогда не думал об их мотивации. В конце концов, я получал же то, что хотел.

И мое внимание всегда было нацелено исключительно на конечный результат. Не только мой. Я не такой уж полностью эгоистичный мудак. Конечно, я хотел, чтобы женщины, с которыми я трахался, тоже хорошо проводили время. Их наслаждение все время подпитывало мое эго. Я никогда о них не думал за пределами спальни. Я не думал, что будет до или после. Скарлетт вытолкнула меня из моей тщательно сконструированной реальности. Немного, но вытолкнула.

— А с тобой такое бывало? — Спросил я.

Скарлетт встала посреди ночи и ушла. Я притворился, что сплю.

— Использовали для секса? — Спросил Джон. — Мне остается только мечтать об этом. Почему тебя волнует, что эти женщины тупо спят с тобой?

Я всегда предполагал, что женщины, которых я соблазнял, хотели трахнуть именно меня, но сейчас я задался вопросом, может способен кто-то еще удовлетворить мисс Кинг. Или я всего лишь был для нее поставщиком своеобразных услуг? Как заказ лимузина?

Разве это не находится в шаге от мужской проституции?

— Я вижу, как ты стреляешь уже петардами в своем воображении, Ты серьезно завелся из-за этой девушки? — спросил он.

— Не завелся. Просто… — А как я себя ощущал? Раздраженно? Нет. Скорее немного потеряв баланс, заинтриговано.

— Позвони ей. Посмотрим, согласится ли она на свидание. Тогда ты узнаешь, использовала ли она тебя только из-за твоего тела.

Да, может я позвоню ей. Задам пару вопросов.

— Серьезно, чувак, ты становишься немного рыхлым в нижней части тела. И не думай, что я имею ввиду твой пресс.

Я взглянул вниз на свой живот, а затем перевел взгляд на Джона, который просто ржал.

— Жаль, что у тебя нет такого тела, как у меня, — сказал я. Я усилено занимался в спортзале и получил результаты, которые хотел. Это то же самое, как и в большинстве случаев в моей жизни. Спортзал ничем не отличался от других дел.

— Теперь, хватит девчачьих разговоров. — Он засунул руки за голову. — Скажи мне, что ты собираешься закрыть сделку «Аромат Сесили» на этой неделе.

Черт. Именно этот файл я и искал. Я попросил нашего исследователя сделать некоторую оценку для сопоставления, которую мог показать владельцам на сегодняшнем собрании. Я увидел файл, наполовину свесившийся с края моего стола, и схватил его.

— Я собираюсь все уладить на сегодняшней встрече.

— Ты собираешься увеличить свое предложение?

Я еще до конца не решил.

— Мне нужно убедить двух основных акционеров выйти из дела, сделав им более привлекательное предложение. Они ведут себя исключительно по-женски, эмоционально.

У меня было такое чувство, что для Сесили дело касалось не денег. Я собирался сделать ее очень богатой женщиной и дополнительные двадцать тысяч долларов не будут уж так важны для меня. Нет, мне казалось, что она хотела сохранить свою долю в бизнесе. А этого не должно было случиться, категорически, нет. Она возненавидит то, что я хочу сделать. Я не стану производить несколько линеек продуктов только для очень люксовых магазинов и бутиков, я хочу расширить ассортимент и охватить как можно больше универмагов.

И еще. Я не хочу оставлять ей долю, я хочу посадить нового президента. Сесили бы это тоже не понравилось. Для нее этот бизнес — личное, и это ее слабость. Я бы смог заставить ее принять мое предложение сегодня днем.

— Ты хочешь, чтобы я пошел с тобой?

— Нет, спасибо. Мне не нужна нянька.

— Ну, ты кажешься немного не в себе. Может, это из-за смены часовых поясов.

— Я говорил тебе, я…

— Не страдаешь сменой часовых поясов. Я в курсе. Может из-за той женщины. — Он хлопнул руками по подлокотникам стула и встал. — Может, тебе нужен перерыв. Я знаю, что ты очень привязан к своему деду… почему бы тебе не сходить на встречу с «Ароматом Сесили», а затем улететь обратно в Англию? Провести с ним какое-то время?

Он не знал, что пребывание моего деда в больнице было лишь верхушкой очень большого айсберга. Как бы мне ни хотелось завершить сделку с «Аромат Сесили», мне сначала необходимо было сохранить контроль над Уэстбури Групп.

Мне необходимо перестать думать о вчерашней ночи и сосредоточиться на своем будущем.


5.

Скарлетт


Я тщательно подготовилась к встрече с Уэстбури Групп. Я собрала все аргументы о сохранении доли в «Аромате Сесили». Я закрыла свои заметки на iPad и сделала глубокий вдох. Я нашла место, где мне нравилось работать, и я собиралась бороться, чтобы сохранить свой бизнес. Для меня это было личным делом, и никто не мог претендовать на мое личное.

Бизнесмены из Уэстбери Групп должны были прибыть с минуту на минуту. Я достала компактную пудреницу из верхнего ящика стола и проверила все ли в порядке с макияжем. Если бы я не последовала совету Вайолет вчера вечером, мне не пришлось бы сегодня утром накладывать столько тонального крема под глазами. Хороший сон был бы для меня гораздо лучшей подготовкой к предстоящей встречи. Но если бы я отправилась спать, выбрав настолько разумное решение, у меня не было бы такого удивительного секса.

Как мог секс прошлой ночью настолько отличаться от секса с моим бывшим мужем? Да, я нервничала, пока не вошла в квартиру Райдера, а потом он взял полностью ситуацию под свой контроль, и почему-то я растворилась в этом, исчезли моя сдержанность и нервозность. Вайолет оказалась права, я приравнивала секс к отношениям, отчего все время буксовала. Райдер смог увести меня от этой дилеммы. Маркус всегда обращался со мной очень осторожно, всегда очень волновался, нравится мне или нет. Райдер же просто взял то, что хотел… и по-видимому именно это мне и было нужно.

Стук в дверь кабинета вернул меня к настоящему времени.

— Эй, парни из Уэстбури Групп уже здесь, — произнесла Карен, мой финансовый контролер. Она собиралась присоединиться к нам на собрании, чтобы делать записи, а за одно и послушать. Благодаря ее записям, я не хотела ничего пропустить.

— Ты готова к встрече с ними? — Спросила я, забирая со стола блокнот, планшет и визитки.

Карен кивнула, хотя, судя по ее реакции она явно нервничала.

— Не нервничай, — сказал я, пытаясь успокоить ее. — Как мы говорили вчера, просто напишите мне записку, если думаешь, что я что-то упускаю.

Я прекрасно осознавала, каково находиться с кучей самоуверенных костюмов за одним столом переговоров. Карен не понимала, что эти парни будут полны дерьма, как и все остальные. Они хорошо одевались и имели много денег.

— Если что, то вспомни, что они точно также, как и все мы пользуемся туалетной бумагой. — Мой отец всегда поощрял Макса, Вайолет и меня, чтобы нас никогда не смог запугать зал заседаний. Отец всегда говорил, что офисная жизнь — это просто игра, и даже если вы усердно трудились и проиграли, это всего лишь означает, что другие игроки лучше понимали правила, поэтому и выиграли. И вам остается только отряхнуть пыль и начать новую игру. Я не понимала насколько он был прав, пока не начала свою корпоративную карьеру.

И сейчас мне следовало сделать вид, что это всего лишь очередная игра. Но я также впервые собиралась на встречу, где проигрыш приравнивался бы к личному.

— Хорошо, думаю, что я готова, — произнесла я, направляясь к ней.

— Они в зале заседаний, — сказала Карен, когда мы шли бок о бок по коридору, выложенному серыми плитками коврового покрытия.

Зал заседаний звучал более грандиозно, чем был на самом деле. Это был всего лишь один из больших двух конференц-залов, которыми мы обладали.

Это всего лишь игра.

— Сколько их?

— Двое, — произнесла Карен. — Мистер Уэстбури, которого мы и ждали, и его помощник, который выглядит настолько молодым, словно только недавно начал бриться.

Я смогу это сделать.

Я схватилась за прохладную металлическую ручку двери конференц-зала, глубоко вздохнула и вошла внутрь.

— Джентльмены. — Улыбка застыла на губах, как только мой взгляд вперся в лицо мужчины, стоящего передо мной.

Мужчины, который заставил меня вчера ночью кончить аж три раза.

Мужчины, чьи пальцы я все еще чувствовала на своей заднице

Мужчина, чей член готов был меня порвать пополам, наполняя удовольствием.

Он поднял брови и улыбнулся, протягивая руку. И могу сказать, что не только моя улыбка замерла у меня на губах, я каким-то образом закрывала все же дверь, Карен стояла позади меня. Я стряхнула мимолетное оцепенение и пожала его руку.

— Райдер Уэстбури, — произнес он, пока его указательный палец совершал небольшие круги по внутренней стороне моего запястья. — Рад тебя видеть.

Я выдернула руку.

— Скарлетт Кинг, финансовый директор, — ответила я. — А это моя коллега Карен Чанг.

Я слышала, как что-то говорит ассистент Райдера, но из-за шума в ушах ничего не слышала. Все свои силы я сосредоточила на том, чтобы не закричать — как, черт возьми, такое могло случиться? — причем на верхних октавах.

— Мы ждем Сесили. Она придет? — Спросил Райдер. Боже, этот акцент. Неудивительно, что благодаря ему я решила закончить со своим периодом безбрачия.

Мы заняли места друг напротив друга за овальным столом, слишком большим для комнаты.

— Сесили попросила меня вместо нее принять участие в этом совещании. В конце концов, мы равноправные с ней акционеры, — произнесла я, открыв свой планшет и начиная постукивать по клавишам, пытаясь показать, что я занята.

Как я собираюсь вести переговоры, сидя напротив мужчины, который видел меня голой?

Который видел, как я кончаю?

Я взглянула на Карен. Может мне следует сказать, что мы уже знакомы с Райдером? Но тогда мне придется объяснить, когда мы познакомились. Интересно будет всем услышать объяснения, как я подцепила его в баре вчера вечером. Хотя он второй мужчина, с которым у меня был секс за всю мою жизнь. И он просто невероятен в постели. Хорошо, давай проведем все же эти переговоры.

Нет, я была не в состоянии ничего объяснять. Но мне точно все придется рассказать Сесили после этой встречи.

Господи, разве вчера весь смысл моего отважного съема заключался не в том, чтобы больше никогда в жизни не видеть этого парня?

— С чего вы хотели бы начать? — Спросил Райдер. Он провел рукой по галстуку, и я тут же представила его жесткий пресс. Этот человек выглядел так, будто большую часть своей жизни провел в спортзале, когда же он выискивал для себя время, чтобы управлять Уэстбури Групп?

— Я принес с собой исследования сравнительного анализа, чтобы лучше вам понять наше предложение.

Чтобы лучше понять нам..? С кем, черт возьми, он предполагал имеет дело?

Я откинулась на спинку стула. Он что думает, мы не поняли его первоначальное предложение? Скорее всего он предполагает, что мы всего лишь женщины, занимающиеся девчачьими продуктами.

— Мистер Уэстбури, вы думаете, мы не поняли всех тонкостей?

Он посмотрел на меня, потом на Карен, потом снова на меня.

— Я просто хотел быть уверенным, что вы хорошо понимаете детали. Мы проанализировали похожие бизнеса, существующие на рынке.

— Вы думаете, что мы не проводили собственное исследование? Я с удовольствием готова рассказать вам результаты нашего исследования, если от этого вы будете чувствовать себя более комфортно. — Я улыбнулась. Сарказм всегда был моей основной чертой характера. — Мы сравнили ваше предложение с другими на рынке. Мы провели анализ денежных потоков с учетом ставки дисконтирования. Мы также изучили ключевые экономические данные по росту этого сектора в последующие пять лет. Мы знаем, что из себя представляет наш бизнес.

Райдер ухмыльнулся и прислонился к спинке кресла также, как и я.

— Я просто пытаюсь помочь.

То, как он это произнес со своим английским акцентом и авторитетом, я почти готова была поверить ему.

— Мы ценим вашу помощь, — ответила я. — Но мы также прекрасно изучили все детали вашего предложения.

— Замечательно. Как я уже сказал, я просто пытаюсь помочь.

Пытается помочь, как же.

— И как я уже сказала, мы ценим ваше участие. Но ваше предложение не подходит для нас. У нас имеется дальнейшее видение компании, и мы считаем, что мы именно те, кто сможет его осуществить.

— Понимаю, — произнес Райдер. Прошлой ночью он смотрел на меня так, как будто я была единственной во всей Вселенной… я не запомнила насколько темные у него глаза. — И именно поэтому мы хотим, чтобы вы обе остались.

— Как сотрудники, — добавила я.

Он кивнул, отчего мои глаза перешли к уголку его подбородка, куда падал свет из окна позади него. Боже, он так был хорош собой. И хотя я не настолько хорошо его знала, но по сравнению с моим бывшим мужем, он казался мне более мужественным, более сексуальным. Даже сидя напротив меня полностью одетый, я могла думать лишь о его фигуре, скрываемой костюмом.

Я подняла глаза и встретилась с его взглядом, скользящим вниз по моему телу. Он тоже представлял меня голой, как и я его?

— Ну, как вы знаете, Сесили не хочет отдавать свою долю, и я тоже, как ее партнер, мы считаем, что бизнес сослужит нам еще хорошую службу, если мы сохраним наши доли. — Я подняла брови, когда Райдер перевел свой взгляд к моим глазам, и мы уставились друг на друга, как в ловушке.

Вместо того, чтобы смутиться, он всего лишь просто ухмыльнулся очередной раз. Подумайте какой игрок!

— И это имеет определенный смысл для вас, потому что именно это будет удерживать нас в форме, тем самым у нас будет реальный стимул гарантировать вам, что «Аромат Сесили» будет обеспечен будущем.

Молчание, последовавшее за моими словами, отдавало не комфортом, но я не собиралась создавать Райдеру все удобства за столом переговоров. В любом случае, не сегодняшним утром. Вчерашняя ночь была совсем другой историей.

— Я буду честен с вами, — объявил Райдер, передвинувшись на своем стуле.

У меня сердце ухнуло в груди. Он же не собирается признаваться в личных вещах, которые были между нами, не так ли? Я бы надрала ему задницу, если бы он хотя бы даже заикнулся о вчерашнем.

— По своему опыту, это не даст никаких результатов для учредителей предприятия, если вы решите сохранить свои доли. Учредители уже не будут иметь последнего слова в принятии окончательных решений. Хотя у них и есть доли капитала. И это приводит к определенным трудностям в понимании между учредителями бизнеса и инвесторами, которые забирают много времени и энергии с той и другой стороны, нежели направить все усилия на развитие бизнеса.

Меня заставили содрогнуться его слова, как только они выходили из его уст, настолько неприятные и хорошо обдуманные. Каждое слово, которое он произносил, обдумывая и взвешивая с каким-то американским акцентом, который сейчас казался пренебрежительным и ленивым. Он был хорош в этом, нечего сказать.

— Итак, я хочу вам сделать очень хорошее предложение. И оно будет довольно значительным, насколько в моих силах. — Он даже не перевел взгляд на Карен. Все его внимание было сосредоточено исключительно на мне, и каждый атом моего тела пульсировал от его внимания в ответ. — Я готов платить вам двоим очень щедрую зарплату, как имеющие доли бизнеса, но если вы захотите все же уйти, я пойму и смирюсь.

Это была его уступка? Он давал понять, таким образом, что лучше нам не оставаться? Его предложение, хотя, как он и говорил, очень щедрое, было полностью противоположным тому, что мы хотели. Мы хотели больше участвовать в самом бизнесе, а никак уж не уходить.

Прежде чем я открыла рот, чтобы возразить, он не дал мне сказать ни слова, продолжив:

— Я думаю, что ты должна поговорить с Сесили и тщательно продумать ваше решение. Мое предложение очень щедрое, как и предложение по поводу наличных. И я также знаю, что вы будете обязаны погасить кредит в ближайшее время, и другое предложение, которое у вас имеется, значительно менее привлекательно, чем мое. Поэтому, прошу вас, подумать об этом еще раз.

Его стул заскрежетал по ковровому покрытию, как только он поднялся во весь рост. Это все? Наша встреча закончилась? Никаких обсуждений?

Мы встали все вчетвером. Райдер достал визитку.

— Позвони мне, когда будешь согласна. — Он удержал мой взгляд, пока я забирала визитку из его руки.

— Мы очень разочарованы, что вы занимаете такую позицию…

— Бретт, — перебил меня Райдер и повернулся к своему ассистенту. — Прошу, извинить нас. Карен, может, ты проводишь Бретта в лобби?

Какой высокомерный! Мне еще только не хватало остаться с ним наедине. Мне наоборот очень хотелось забыть, каким я узнала его за пределами этого конференц-зала.

Мы стояли друг напротив друга, когда Карен и Бретт вышли из комнаты.

— Скарлетт, — произнес он, когда дверь за ними закрылась, его голос стал мягким. Более интимным.

Я посмотрела в окно, ничего не отвечая.

— Рад снова тебя увидеть.

Как я должна на это реагировать? Я тоже, если честно, была рада его увидеть, но не в этой обстановке. Не сейчас, когда он хотел отобрать у меня компанию.

— Я хорошо провел время прошлой ночью.

Серьезно? Его замечание сейчас было совсем неуместным.

Я посмотрела ему в глаза.

— Райдер, ты пришел сюда по делам. Давай соблюдать профессионализм, — огрызнулась я.

— Пожалуйста, дай мне несколько минут.

— По делу, — напомнила я ему.

— Хорошо, — ответил он. — Давай поговорим о бизнесе.

Я плюхнулась на свой стул.

— Мне показалось, что ты уже сообщил мне все, что хотел.

— Я хочу быть с тобой откровенным. — Он подался вперед, поставив локти на стол, сложив ладони вместе. — «Аромат Сесили» не получит лучшего предложения. Если вы не согласитесь на мое, очень скоро на вас насядут кредиторы, и вы сможете потерять весь свой бизнес.

Я наклонила голову.

— Спасибо за разъяснение нашего финансового положения. Знаешь, мы все прекрасно понимает, чем здесь занимаемся. Я не дурочка также, как и Сесили.

— Я знаю, что ты не дурочка. Но вы подвержены эмоциям. Вы создали свою фирму. Я все понимаю. Вы создали отличный бренд, — сказал он холодным, ровным и сексуальным голосом, в котором мне хотелось искупаться. Но мне необходимо было перестать фокусироваться на его акценте и тембре голоса, а лучше вслушиваться в слова. — Мне необходимо, чтобы ты все хорошо взвесила и поняла, что предложение, которое я вам выставляю, действительно хорошее для вас обеих. Вы должны его принять.

Я не хотела соглашаться на его сделку. И не потому что я была не рациональной. Не случайно же мы с Сесили создали настолько процветающий бизнес. Мы были определенно хороши в этом. Просто у нас возникла одновременно проблема с погашением кредита и наличными денежными средствами, что являлось проблемой для многих быстро растущих компаний. Кроме того, я любила свою работу, и моя работала здесь была ежедневным доказательством того, что я была намного чем-то большим, чем предполагал мой бывший муж, я была более смелой, более предприимчивой, более рискованной. Мой бывший никогда не мог предположить, что у меня будет свой собственный бизнес.

— И какая будет альтернатива? — Спросил Райдер. — Пойдете ко дну?

— Я сказала тебе, у нас есть и другие предложения, — произнесла я. Но ни одно из предложений не смогло бы выплатить наши кредиты в полном объеме, что нам предстояло сделать в ближайшее время. Предложение Уэстбури Групп было для нас, по крайней мере, единственным жизнеспособным.

— Но эти предложения не так хороши, как мое.

— Откуда ты знаешь? — Господи, этот мужчина оказывается был тот еще фрукт. Я все же предполагала, что у него должны были быть недостатки.

— Мое дело и заключается, чтобы знать, Скарлетт. Я знаю много людей в этом городе.

Он блефовал. Он не знал условий других фирм, которые сделали нам предложения.

— И я знаю достаточно, чтобы сделать вывод, что мое — лучшее.

— Если ты настолько прав и думаешь, что мы испытываем определенные эмоции к своему детищу, тогда ты также должен знать, что не сможешь решить эту проблему наличными. Ты должен позволить нам сохранить наши доли участия в бизнесе.

Он отрицательно покачал головой еще до того, как я закончила свое предложение. Ничего хорошего в этом не было. Он давал мне понять, что мы не останемся владельцами акций.

Черт побери.

— Твое предложение доказывает, что наш бизнес — хорош для инвестиций. Погаси наш кредит. Возьмите субконтрольный пакет акций с новыми кредитами, и мы сможем вернуть твои инвестиции с разумной процентной ставков в течение определенного периода времени. Мы с Сесили создали этот бизнес сами. Мы знаем, что мы делаем.

Он продолжал отрицательно качать головой.

— Ваш бизнес требует другого подхода, чтобы вывести его на следующий уровень. Мы должны полностью поменять стратегию, начиная от способа распространения и к чему должна стремиться компания.

— Пошел ты, — сказала я. — Ты понятия не имеешь, на что я способна. Подумай об этом, а потом позвони Сесили.

— Ты не хочешь иметь со мной дело? — спросил он, откинувшись на спинку стула.

Я закрыла крышку планшета.

— Я не могу вести с тобой переговоры. Это неправильно. Ты должен разбираться с ней.

— Из-за вчерашней ночи?

Я кивнула и уголки его губ поползли вверх.

— Я немного не в себе сегодня от недостатка сна, — произнес он.

Я сжала губы, решив не улыбаться ему в ответ.

— Да. Я тоже.

— Но это того стоило, — сказал он.

— Для тебя это всего лишь еще одна сделка. Для меня это вся моя жизнь.

— Вся твоя жизнь? — спросил он.

Неужели я была настолько драматичной? Мне нравился «Аромат Сесили». Я так привыкла, что вся моя жизнь крутилась вокруг моего брака, что развод оставил огромную дыру. И моя работа каким-то образом залатала это место. Мне нравились люди, с которыми я работала. У меня было такое чувство, что на работе, я тусовалась с друзьями весь день. И иметь такую огромную ответственность за средства к существованию всех этих людей для меня было полезным. Я не предполагала, что работа может быть такой жизнерадостной.

Я нарисовала круг на столе указательным пальцем.

— Для меня важен этот бизнес. Вот и все. — Хотя в данный момент он напоминал спасательный плот, за который я цеплялась.

— Мне нравится в тебе эта страсть. Но ты не потеряешь своей работы.

— Этого недостаточно. — Я поднялась из-за стола, он последовал моему примеру.

Я посмотрела на него из-под ресниц. Господи, ну почему он настолько, чертовски красив?

— Я не изменю своего мнения, Скарлетт. Мои условия — это мои условия. Я хочу получить «Аромат Сесили» весь или ничего.

— Мы тоже не изменим своего мнения, — ответила я.

Его рука дернулась, как будто он собирался дотронуться до меня. Но если он дотронется до меня, то скажет раздвинуть ноги. У меня зарделись щеки от воспоминаний вчерашней ночи, когда я, действительно, раздвинула перед ним ноги и для меня это было такое облегчение. Он почувствовал себя гораздо лучше, когда я последовала его приказу.

Сейчас же его глаза были полуприкрыты, взгляд был тяжелым, спускающийся к моей груди, а затем он вернулся к моим глазам. Интересно, о чем он только что подумал?

Он засунул руки в карманы.

— Мне нужно идти. Ты делаешь меня жестким. — Он подошел к двери.

Я правильно его услышала? Была ли я, на самом деле, способна такого мужчину, как он, вывести из равновесия в самый неподходящий момент?

— Мне было приятно повидаться с тобой, — произнесла я, пытаясь проигнорировать его признание. Но мне захотелось, с одной стороны, предложить ему снова встретиться. Возможно, выпить коктейль после работы.

Я сопротивлялась всеми силами, чтобы не произнести эти слова.

Он же не мог отказать мне дважды.


6.

Райдер


— Ты завершил сделку с «Аромат Сесели»? — спросил Джон, подходя ко мне, как только я прошел через стеклянные двери к ресепшен Уэстбури Групп. Моя встреча с «Аромат Сесили» закончилась ничем, я такого не ожидал, если уж быть до конца честным. Я не ожидал в зале заседаний столкнуться со Скарлетт.

— Разве я сначала не здороваюсь с тобой, когда ты возвращаешься со своих переговоров? — Я не собирался признаваться перед своими служащими, что до сих пор не закрыл сделку с «Аромат Сесили».

— Я шел в туалет, чувак, и думаю, что ты никогда не здороваешься со мной, хотя я всегда.

— Будь осторожен, не спусти в унитаз остатки своего IQ. Найди меня потом. — Я направился мимо него к себе в кабинет.

Обычно меня это не настолько волновало, если напротив меня на деловых переговорах сидела бы женщина, которую я трахал, но не сейчас, поскольку произошло всего-то лишь несколько часов. Я все еще ощущал мягкую задницу Скарлетт под своими пальцами, и ее запах, словно остался у меня в волосах.

Я замер, увидев ее, входящую в зал-заседаний. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осознать реальность происходящего.

Обычно после отличного секса, я выключался, проваливаясь в глубокий сон, как младенец. Но, несмотря на столь отличный секс, я удивил даже самого себя, я не мог заснуть со Скарлетт. И не только потому, что она находилась в моей постели. Даже после ее ухода я не мог заснуть. Я все время думал о ней, настолько противоречивом сочетании в ней: что она, одной стороны, была настоящем комком нервов, с другой умной. Я поклялся сам себе в пять тридцать утра, что следующая женщина, с которой я трахнусь, будет только той, о ком я ничего не буду знать. Скарлетт вызвала во мне слишком много вопросов, которые остались без ответа. Я бы предпочел ничего не знать о ней.

Даже снова увидев ее, я не осмелился задать ей вопросы, на которые хотел получить ответы. Вместо этого у меня появились новые. Почему она так любила свой бизнес? Где она работала раньше? Какой институт закончила? И как она училась, была ли она хорошей ученицей?

Я закрыл дверь в свой офис и вытащил из кармана мобильный, бумажник и ключи, положив на стол. Экран телефона загорелся, как только попал на деревянный стол, показывая три пропущенных звонка. Я открыл его. Адвокат моего дедушки. Он пытался найти решение самой огромной проблемы, которая в данный момент, стояла передо мной — переход по наследству моей компании Фредерику.

Я очень надеялся, что он нашел выход.

Поэтому немедленно перезвонил ему.

— Райдер, спасибо, что перезвонил, — сказал Джайлз.

— Без проблем. Надеюсь, у вас для меня хорошие новости.

Секунды потянулись слишком долго, похоже новости были не очень хорошими.

— Я предупреждал тебя. — Опять воцарилась пауза. Вот черт. — Я говорил с лучшими адвокатами. Условия трастовой доли твоей компании оговорены очень четко. Прости.

— Должно быть, мы что-то упускаем, — огрызнулся я.

— Думаю, есть одно очень простое решение.

Мое сердцебиение замерло на пару секунд. Я знал, что должно быть решение, конечно, знал. Я не мог вот так просто потерять контроль над Уэстбури Групп.

— Тебе нужно жениться, — произнес Джайлз.

Я застонал, поставив локти на деревянную поверхность стола.

— К сожалению, в жизни не все так просто.

Несмотря на то, что все мои друзья из университета, с которыми я кутил в двадцать лет поставили себе срок обзавестись женой и детьми в тридцать или тридцать два-тридцать семь, как Джим Хасслбэк.

Я же никогда не ставил перед собой никаких сроков.

Я не предполагал в будущем обзаводиться женой и детьми. Я прекрасно понимал, что слишком сильно люблю женщин, чтобы ставить себе такие ограничения. И вчерашняя ночь была своего рода напоминанием мне об этом. Скарлетт же оказалась полной неожиданностью. Вчера я не искал женщину, и она оказалась для меня полной неожиданностью, просто невероятно. Можете себе представить, а если бы у меня дома была жена? Я точно знал, что не мог отказать такой красивой женщине, как Скарлетт. Я уж точно не был мудаком, поэтому не собирался изменять своей жене. Я собирался держать свои обещания.

— Дарси сказала, что Аврора готова стать твоей женой, — произнес он. Господи, нет никакого спасения от постоянного вмешательства моей сестры в этот вопрос. Аврора была милой и привлекательной, и, без сомнения, могла стать замечательной женой для кого-то, но не для меня.

— Аврора — это не вариант, — пояснил я.

— Ну, тогда тебе стоит найти свой вариант. Ты богатый, красивый мужчина, Райдер. Если тебе не нравится Аврора, уверен, ты сможешь найти себе кого-нибудь еще.

— Не могу же я искать себе жену по каталогу, — произнес я, хотя Джим Хасслбэк нашел именно так.

Какая женщина выйдет замуж за деньги? Многие, я же не хотел этого. Аврора, возможно, и была вариантом, но она хотела большего. И причина, по которой она хотела выйти за меня заключалась в том, что она хотела выйти за меня замуж. И развод через год ее бы совсем не устроил.

— Ну, тебе следует решить, чего ты больше хочешь — остаться холостяком или сохранить свою компанию.

У меня живот скрутило от его заявления, но спорить тут было не с чем.

— Полагаю, всегда есть шанс, что Фредерик не будет вмешиваться в мой бизнес, а останется молчаливым партнером, как твой дедушка, — сказал Джайлз.

— Думаю, мы оба знаем, что это маловероятно. — Всю нашу жизнь, сколько я всех нас помню, ревность Фредерика была на лицо. Ему ненавистна была сама идея, что меня отправили в школу-интернат в Нью-Йорке, а его на крайний север Шотландии. Он ненавидел, что мои друзья недолюбливали его. Он не нравился девушкам. И он решил, что все это по моей вине.

Фредерик точно бы забрал Уэтбури Групп, чтобы таким образом отомстить мне. Все просто. А я не мог позволить ему это совершить.

— И так уже достаточно плохо, что он получит титул и поместье. Разве для него этого недостаточно? — Спросил я.

— Боюсь это произнести, но мне кажется, что для него никогда ничего не будет достаточно.

Фредерик и так уже тащил ответственность, как камень, размером с Канаду. Не только я так думал.

— Я хочу, чтобы ты задумался о браке… если не Аврора, то если мы двое усилим наши действия, то сможем найти кого-то другого. Сестру твоего друга или кого-то еще.

— Я заплачу ей кучу денег, мы составим брачный договор с определенными условиями, а потом разведемся, да? — Может я смогу на это пойти?

— Все не так просто. Брак должен сохраняться до тех пор, пока ты не унаследуешь имущество, — поправил меня Джайлз.

Господи.

— И ты не должен давать повод Фредерику поставить твой брак под сомнение. Условия трастового фонда говорят, что это должен быть настоящий брак.

— Что это значит?

— Вам придется жить вместе, как муж и жена. Вместе посещать известные мероприятия. Ездить отдыхать. Это должен быть настоящий брак.

Я громко выдохнул. Вот черт, оказалось все намного сложнее, чем простая узаконенная договоренность. Мне нужно было вступить в отношения с женщиной, даже если она была бы не сексуальной.

— Есть ли у тебя кто-то, кто согласился бы на щедрый платеж, который ты мог бы ей предложить? — Спросил Джайлз.

Я прислонил голову на спинку кресла и уставился в угол потолка. Неужели я на самом деле раздумываю над этим?

— Может мне попросить свою ассистентку? Я хорошо ей плачу, но не так хорошо, если учесть сколько я хочу предложить.

— Твоя ассистентка, насколько я помню, замужем.

— О черт, да. — Я намеренно нанял замужнюю ассистентку, чтобы не дотрагиваться до нее, я не хотел, чтобы у меня в приемной ассистентки менялись как перчатки, каждый раз увольняясь, после нашей одной или двух ночей.

Список женщин на роль потенциальной жены был не особенно длинным — Аврора, белокурая стюардесса с длинными ногами, девушка с шоколадными кудряшками и отличной задницей в тренажерном зале, инструктор.

Из моего офиса не было никого. Это было бы уж слишком… слишком грязно. Я не хотел гадить на том месте, где мне предстояло работать.

Была еще одна девушка, которая работала за стойкой в кафе на углу. Она была хорошенькая и ей явно нужны были деньги. Но ей было не больше двадцати. А что, если она окажется монстром?

Я не был знаком с женщинами из общества, кроме жен моих друзей или подруг моей сестры.

— Я могу спросить у Дарси, — ответил я.

— Не подумай, что я тебя останавливаю, но не думаю, что из известных английских семей подруги Дарси — это правильный путь. Если бы ты нашел кого-то в Нью-Йорке, мне кажется, для тебя это было бы намного лучше?

Я встал и подошел к окну, посмотреть на город. Должно быть, в этом городе имеется женщина, которой просто необходима большая куча денег.

— Дайте мне время подумать. — Когда мне стоило принять важное решение, обычно оно возникало самой собой у меня в голове, я чувствовал его своим нутром. Тем не менее, несмотря на то, что брак похоже для меня был единственным вариантом, я до сих пор был с этим не согласен.

— Только не слишком долго. Я знаю, что в этот раз твой дедушка всего лишь упал, и мне жаль говорить об этом, но ты должен понимать, что в следующий раз может произойти что-то более серьезное. Причем без предупреждения. Если ты хочешь сохранить контроль над Уэстбури Групп, ты должен быстро жениться.

Я кивнул.

— Спасибо, Джайлз. — Я не мог не думать, что смерть дедушки неизбежна. Несмотря на это, я все равно никогда не смогу подготовиться к огромным изменениям, которые потом последуют за его смертью, да и к самой его смерти.

Я завершил звонок и положил телефон на стол, по гладкой поверхности он проехал вперед. Полный п…ц!

Джон прервал мои размышления, войдя в кабинет.

— Значит ты не завершил сделку? — спросил он. — Для нас это могло бы быть отличной инвестицией. Что тебе помешало?

Сейчас меня меньше всего интересовал «Аромат Сесили». Наши инвестиции будут ничто, если Фредерик возьмет управление в свои руки.

— Они хотят остаться акционерами. На самом деле, они просто хотят, чтобы мы выступили с ними в виде банкиров…. Погасили их кредиты и позволили им управлять своим бизнесом. — Джон занял свое обычное место напротив моего стола.

— Мы так не работаем. Мы повышаем ценность компании, принимая управленческие решения.

— Рррр, да. Спасибо, что напомнил мне, — огрызнулся я.

— Ты сказал им об этом?

— Нет, забыл. — С сарказмом ответил я, который струился из меня сегодня. Он что думает, что я идиот? — Господи, что с тобой сегодня такое?

— Успокойся, капитан Раздражительность. Какого хера у тебя сегодня такое хреновое настроение? Тебе позвонил твой доктор и сказал, что у тебя герпес, или что?

— Пошел ты. Я действительно не в настроении для твоего дерьма в данный момент.

Мы с Джоном никогда не ругались. Мы всегда подтрунивали друг над другом, шутили, смеялись и я редко давал ему понять, что являюсь его начальником. По-видимому, сегодня все было по-другому.

— Прости. У меня тут творится такое семейное дерьмо, что…. — Я не собирался вдаваться в подробности и говорить ему, что в скором времени он может остаться без работы. И, честно говоря, я тоже могу остаться без работы, если быстро не приму решение. На этот раз это была настоящая проблема, в которой он никак не сможет мне помочь.

— Эй, парень. Ты сам то в порядке?

— Да, со мной все хорошо. Я не хочу все на тебя вываливать. — Мне необходимо было забыть об «Аромат Сесили» и сконцентрироваться на Фредерике, и на наследстве. — Мне нужно кое в чем разобраться.

Нужно будет отправиться в спортзал. Очистить голову. Секс в данной ситуации не сработал, может поможет физическая нагрузка.

— Хорошо, дай мне знать, если я смогу тебе чем-то помочь. Мы всегда можем предложить «Аромат Сесили» больше. Ты же знаешь, мы немного занизили свое предложение.

Я покачал головой.

— Их не интересуют деньги. Они понимают, что мы предложили справедливую цену. — Джону может потребоваться больше времени, чтобы понять это. Но мне стало ясно в результате встречи, что мы не будем инвесторами «Аромата Сесили». Все было просто, как день.

— Но должен же быть какой-то шанс, чем мы сможем их заинтересовать, — ответил Джон. — Судя по показателям они уверенно двигаются вверх.

Может мне следует поговорить с ним о проблемах с Фредериком и Уэстбури Групп. Возможно, у него имеется на примете женщина, которая готова была бы со мной заключить сделку. Мне необходима была женщина, которой нужны были деньги, но не запредельные цифры. Которая бы согласилась выйти за меня замуж, но не по-настоящему. Женщина, которая бы однозначно выглядела бы так, что я захотел бы на ней жениться, если бы, на самом деле, решился на подобный шаг.

— Тебе нужно все обдумать еще раз, я понимаю, — сказал Джон, вставая, потому что я молчал. Он не мог предположить, что в данный момент я думал о том, как спасти свою компанию, а не о том, как заполучить «Аромат Сесили».

И у меня перемешались мысли этих двух проблем, как пакетик чая в кипятке, превратившись в что-то совершенно другое. Возможно, это и было решением —объединить обе проблемы и найти решение для Скарлетт и Уэстбури Групп.


7.

Райдер


Я вышагивал перед своим столом, пытаясь найти способ рассказать Скарлетт о своем плане, не спугнув ее. Я позвонил ей вчера, как только Джон покинул мой кабинет. Я ни словом не обмолвился о своей дилемме, но нотки надежды в ее голосе, заставила меня выдохнуть, дав мне повод решить, что я смогу убедить ее сделать нечто такое, что поможет нам двоим.

Телефон на столе зазвонил.

— Пришла Скарлетт Кинг и ожидает вас в приемной, — произнесла моя ассистентка, как только я взял трубку.

Как раз вовремя.

— Проводи ее, — ответил я.

Я надел пиджак и Скарлетт вошла в мой кабинет.

— Скарлетт, как приятно снова тебя увидеть.

Она нахмурилась, и я указал два серых дивана, стоящих друг напротив друга. Она явно с подозрением отнеслась к моему желанию с ней встретиться. Она попыталась выудить у меня побольше информации, но я был кремень. Раньше я никогда не вел разговоров о браке, но несмотря на это, был почему-то уверен, что такие разговоры лучше вести с глазу на глаз, глядя в лицо женщины.

Она была во всем черном, даже ее волосы сливались с цветом платья. Единственной вещью другого цвета была широкий серебряный браслет на левой руке, больше ничего, никакой сумки или блокнота.

Она опустилась на диван, и я сел напротив нее, отодвигая журналы Forbes, The Economist и Rolling Stone с журнального столика, который разделял нас. Моя ассистентка буквально через секунду подаст нам чай.

— Спасибо, что встретилась со мной. Я знаю, что ты очень занята, — сказал я, она поправила юбку, надогнув ее под себя.

— Ты сказал, что у тебя имеется возможное решение, — произнесла она. Я и забыл, насколько сексуально она выглядит. Как она уверенно может вести себя. Было очень возбуждающе, когда она разделась и развела ноги, последовав моим указаниям. Я не ожидал, если честно, но надеялся. За столько лет ведения бизнеса, я пришел к выводу, что самые непростые, умные женщины, легко съедающие мужчин живьем за столом заседаний, оказывались самыми податливыми и сексуальными в спальне. Как будто с отчаянием они желали хотя бы на время снять свое бремя власти и ответственности, которые лежали на их плечах в течение дня, лишиться давления, которое постоянно испытывали со стороны бизнеса, и переложить всю ответственность в решении хотя бы вопросов в спальне на кого-то другого, получая удовольствие в сексе. Скарлетт ничем не отличалась от этих женщин, она была гораздо лучше всех остальных.

И мне при ее появлении пришлось контролировать свой члену, к которому устремилась вся кровь.

— Спасибо, — поблагодарил я свою ассистентку, когда она принесла чай.

Она кивнула и оставила нас двоих.

Я потянулся за чайником. Положил ситечко на чашку, ближе всего стоящую к ней, и налил Скарлетт чай.

— Я не пью чай, — произнесла она.

— Этот тебе понравится. Для утра он хорош. — Утром я всегда пил свежезаваренный чай с лимонником. «Лапсанг Сушонг» я просил сделать мне в послеобеденное временя, и я никогда самолично не обслуживал своих гостей. Для большинства моих клиентов это чересчур, по крайне мере, для меня.

— Я не пью чай, — повторила она.

Я молча переложил ситечко на свою чашку и налил. Потом поднял на нее глаза, она не отрываясь смотрела на меня.

Я поставил чайник, взял блюдце с чашкой и присел.

Она не отрываясь продолжала смотреть на меня, выжидая, когда я заговорю. Ее губы были слегка приоткрыты, ее взгляд от моих глаз опустился ко рту, потом обратно.

— Выпей чаю, Скарлетт. Тебе он понравится.

Она отрицательно покачала головой, словно выходила из оцепенения.

— Я не хочу пить чай.

Она была настроена решительно и не собиралась потакать моим желаниям, отчего я тут же вспомнил ее образ, когда она голая лежала на моем диване в пентхаусе, с раздвинутыми ногами, упоительный образ. У меня в кабинете она казалась совсем другой.

— Прекрасно. Я хотел бы услышать намного больше, что для тебя значит «Аромат Сесили». — Мне необходимо было, прежде, чем она услышат мое предложение, должна понять какую выгоду при этом получит ее бизнес. Если для нее, на самом деле, настолько важен ее бизнес, я надеялся, что она не отвергнет мое предложение.

Она подалась вперед, соединив пальцы и положив их на колени, всего в нескольких дюймах от того места, когда она раздвигала ноги. Я сделал глоток чая, чтобы отвлечься от мелькающих у меня перед глазами образов ее голой.

— Потому что ты подумываешь передумать?

Я опустил чашку на блюдце.

— Прошу тебя, Скарлетт. Скажи мне то, что я тебя прошу.

Она стала теребить прядь волос, затем опустила руку.

— Это личное. Для нас двоих с Сесили. Ты не понимаешь, потому что ты такой же, как любой другой бизнесмен в этом городе. Вас больше интересуют прибыли и коэффициент прибыльности. Но для Сесили и меня... волнует Бренда из маркетинга, у которой сын уехал в университет, и она тоскует и переживает за него. — Она широко раскинула руки. — Мы дали Шону из финансов месяц отпуска в прошлом квартале, чтобы он смог побыть с отцом, пока тот умирал. Для меня бизнес больше, чем бизнес.

— Еще? — Она говорила с такой страстью, мне нравилось ее слушать.

Ее голос звучал тише в этот раз.

— И моя работа отличается от той, что у меня была раньше. Я больше принимаю решений. Я больше себя реализую сейчас. И мне это нравится. Я хочу остаться. Это моя авантюра, и я не готова отказываться от нее.

Она опять оставила мне больше вопросов, чем ответов. Что она имела в виду, что ее работа отличалась от той, что у нее была раньше? И что там с авантюрой? Что с ней случилось? Мне нравилась ее страсть, с которой она говорила. Мне нравилось, что появившись здесь она была способна выбросить в окно любую тактику игры или переговоров.

Я не был уверен, что смогу устоять и не дать ей то, что она хочет, даже если она откажется от моего предложения.

— Почему ты говоришь, что это твоя авантюра? Почему этот бизнес так важен?

Она застонала и положила голову на подголовник дивана, уставившись в потолок.

— Мы уже это проходили. Я уже тебе говорила.

Я не собирался анализировать ее шаги в бизнесе, мне просто хотелось узнать немного больше о ней самой.

— Я же говорила тебе раньше, что была замужем, да? — спросила она. Об этом она говорила той ночью, которую мы провели вместе.

— Продолжай, — попросил я.

— Ну, если ты хочешь знать… он оставил меня, чтобы найти другую более интересную жизнь. Сказал, что жизнь со мной была скучной.

Я не мог себе представить, что жизнь с женщиной, сидящей напротив меня, может быть скучной, но что, черт возьми, я знал о браке?

Она стала теребить кончик пальца, пока ее руки лежали на коленях.

— Я уверена, что создание своего собственного бизнеса с Сесили, стало для меня доказательством, что он был неправ. Я хотела доказать ему, что жизнь со мной не скучная. Но оказалось, я не предполагала насколько может быть захватывающим это дело. — Она пожала плечами, выдохнув. — Я имею в виду, мне нравится. Раньше я работала в инвестиционном банке, а здесь все намного живее… я вынуждена принимать решения наравне с заканчивающими бланками, также и о обеспечении ПО бухгалтерии. Много решений, начиная от закупки сырья, до как правильно выстроить наш производственный процесс. Каждый день не похож на предыдущий. — Она взглянула на меня. — Я не хочу, чтобы мой бывший оказался прав, что я не способна к чему большему, не способна к риску. Что я не способна на авантюру, что я могу лишь быть привязанной к своему столу в финансовом учреждении. Мне уже не нужна такая жизнь, которую я вела раньше, будучи замужем.

По-моему, она сама себе удивилась, произнеся эти слова.

— Дело не только в моем муже. Теперь я хочу для себя чего-то другого. — Она рассмеялась и закрыла лицо руками. — Почему у меня такое чувство, будто я нахожусь на приеме у психотерапевта.

Я не совсем понял ход ее мыслей, и она должно быть увидела замешательство на моем лице, потому что сказала:

— Мне нравится то, чем я занимаюсь. Мне нравится, что мы создаем кусочек счастья для кого-то, создавая духи.

Мне понравилась ее страсть, честность, как она была готова бороться за то, что было для нее важно. Это было редкостью, я не часто видел такое в людях, с которыми сталкивался по бизнесу. Тем более в женщинах, с которыми занимался сексом. Я поставил чашку с блюдцем на стол.

— Ты хочешь, чтобы я выпила этот чертовый чай? — спросила она, поднимая нетронутую чашку. — Если это как-то повлияет на твое решение, я это сделаю. Я сделаю все, что угодно. Я не хочу отказываться от своей компании.

— Нет, поставь чашку на место, Скарлетт, — сказал я, когда она сделала глоток.

Она просила много и соответственно должна была дать что-то взамен. А я больше всего хотел в этот момент (больше, чем даже весь пакет акций «Аромат Сесили») жену.

— Я серьезно, — сказала она. — Если у тебя имеется список, настолько длинный, как река Нил, и ты хочешь наложить вето на ряд вещей, это не будет проблемой. Я буду пить этот ужасный чай хоть каждый день. Разве мы не можем договориться каким-то образом?

— Думаю, все возможно, — ответил я.


8.

Скарлетт


Факт, что я находилась в офисе самого сексуального и горячего парня, которого когда-либо встречала, и он в полуметре сидел от меня, выслушивая мою болтовню. И факт, что он видел меня голой. И у нас был лучший секс за всю мою жизнь, тоже был фактом. И все вместе создавало у меня такое ощущение, будто я брежу наяву. Скорее всего я не расслышала его. Все возможно? Мне нужно было уже давно заткнуться и перестать столько перед ним болтать.

Но я была уверена, что услышала, как он сказал — все возможно.

Я внимательно вглядывалась в выражение его лицо, ожидая продолжения.

Я сжала вместе руки, стараясь не тянуться к нему. Я и забыла, какой он привлекательный. И дело было не только в том, что его тело напоминало тело моделей на фотографиях в глянцевых журналах — мили и мили гладкой золотистой кожи, глубокие карие глаза, которые всякий раз гипнотизировали, когда смотрели на меня. Именно таким взглядом он приказал опустить мне чашку, от которого я становилась полностью беспомощной, и могла только повиноваться ему. Именно таким голосом и взглядом он приказал мне раздеться и раздвинуть ноги, я подчинилась. Его движения были настолько уверенными и лаконичными, словно ему ни на что не приходилось затрачивать много сил.

Без сомнения, такими своими способностями он соблазнил тысячи женщин.

Я сжала вместе ноги, и его взгляд тут же переместился на мой пах, я вздрогнула.

— Из твоего рассказала, я понял, что ты готова рискнуть и пуститься в авантюру, и хочешь, чтобы я вложил деньги в «Аромат Сесили». — Он не смотрел на меня, как будто разговаривал сам с собой в пустой комнате. — Может мы сможем помочь друг другу.

— Каким образом?

Он поймал мой взгляд и улыбнулся.

— Ты разведена, да? — спросил он.

О, Боже. Я не собиралась заниматься сексом с мужчиной, чтобы сохранить «Аромат Сесили» на плаву. Это уж слишком. За кого он меня принимает?

— Какое это имеет отношение к… — Я расправила плечи. В конце концов, у нас была деловая встреча.

— Законно разведена, а не просто живете врозь? — уточнил он.

— Не совсем понимаю, какое это имеет отношение к тебе или «Аромат Сесили».

— У меня есть для тебя предложение. — Он усмехнулся, по-видимому ему показалось что-то смешным, пока я не понимала, что именно. — Официальное. — Его тон стал серьезным, он подался вперед, соединив пальцы рук на коленях.

— Тебе нужно, чтобы я помог сохранить тебе бизнес, мне нужно, чтобы ты помогла мне спасти мой. Все очень просто.

Ну, по крайней мере, он не хотел, чтобы я сделала ему минет.

— Разведена, да, а не живете порознь, все верно? — снова спросил он.

— Да, — ответила я, взмахнув рукой. — Хотя, не совсем понимаю, какое это имеет отношение к моему бизнесу.

— Самое прямое. Мне нужна жена, …и мне кажется, что ты очень подходишь для этой роли.

Я была уверена, что у меня вокруг головы засверкали звезды, как в мультиках, когда Даффи Дак ударял кого-то по голове сковородкой. Должно быть у меня сотрясение мозга. Другого объяснения не было.

Райдер серьезно предложил нам пожениться?

Прежде чем я успела ответить, Райдер вскочил на ноги.

— Что ты думаешь? —– спросил он, уставившись на меня.

Мне определенно было необходимо делать ноги отсюда. Я понятия не имела, что происходит. Мне показалось, что он вполне адекватный и нормальный человек при нашей встрече в баре, но у него явно имелись проблемы с головой.

— А что я...? — Я поднялась с дивана, он смотрел на меня через столик. — Я думаю, что мне пора.

— Я понимаю, что это неожиданно, — сказал Райдер, проводя рукой по волосам. — Я и не думал, что может так быстро сработать.

— В этом нет никакого смысла, — ответила я, изучая его лицо на предмет обнаружения видимых признаков психического расстройства или инсульта, или чего-то в этом роде.

Нахмурившись, он откинул голову назад.

— Может, это аневризма, — пробормотала я себе под нос.

Он сел на диван.

— Пожалуйста, Скарлетт, присядь. Чем больше я об этом думаю, тем больше прихожу к выводу, что это может быть отличный вариант.

Я резко выдохнула. Возможно, я неправильно его расслышала? Поэтому села на край дивана, готовая рвануть к двери, если потребуется.

— А что, если я скажу, что выплачу все кредиты «Аромат Сесили», как ты и предлагала. —Ради этого я и пришла сюда, хотя и не надеялась уйти с таким предложением.

— А взамен?

— Взамен ты помогаешь мне унаследовать имущество моей семьи.

— Выйдя за тебя замуж? — Спросила я.

— Да.

Я ждала уточнений, но он молчал. Ради секса? Он был богатым, красивым… ладно, великолепным парнем с телом, которому позавидовал бы Райан Рейнольдс.

Неужели я была настолько супер хороша в постели? Что он захотел продолжить со мной отношения?

— Давай все проясним. Ты предлагаешь мне деньги… в обмен на секс.

— Что? — Он дернулся всем телом.

Хорошо, похоже я не настолько была так хороша в постели.

— Конечно, нет. Господи, после той ночи… ты думаешь, я должен заплатить?

— Честно говоря, я понятия не имею, что и думать. Поэтому, возможно… — Я посмотрела на свою юбку, смутившись от его упоминания нашей ночи.

— Я говорю о браке. Не о сексе.

Он сам себя слышит? Он нес какую-то бессмыслицу.

И мой скептицизм поднял голову. Он же поднял ладонь, останавливая.

— Давай я все объясню.

— Хорошо.

— Пожалуйста, просто выслушай всю историю.

Я вздохнула, наклонив голову, готовая слушать.

Он сидел в такой же позе, что и я, и если бы кто-то вошел в его кабинет, мы выглядели бы как двое здравомыслящих людей, ведущие переговоры. На его лице не отражались явные признаки полного безумия.

— Имущество моей семьи — это богатство, земля и собственность, которые передавались из поколения в поколение через семейный трастовый фонд.

Боже, надеюсь, его история не займет много времени.

— В каждом поколении, — продолжал он, — самый старший мужчина наследовал все имущество. Ну, не совсем, так, — остановил он сам себе, словно объяснял самому себе. — Самый старший женатый мужчина наследовал. — Он покачал головой. — Все это настолько смешно. По идеи все должна унаследовать моя старшая сестра, но условия траста настолько древние и старомодные.

Хорошо. Похоже мне предстоит выслушать что-то типа романа Джейн Остин, да?

— Меня никогда не интересовали деньги и титул.

Что он имел в виду под словом «титул»? Он из королевской семьи или еще какой-нибудь известной семьи? Но я не стала спрашивать. Мне хотелось побыстрее выбраться отсюда.

— Уэстбури Групп процветает, очень состоятельная компания, настолько самодостаточная, что я могу легко обеспечить свою мать и сестру. — Он фыркнул и провел пальцем по воротнику, пытаясь его ослабить, словно он его душил. — К сожалению, поскольку первоначальные вложения в Уэстбери поступили из семейного трастового фонда, мой кузен Фредерик может получить весь контроль над моим бизнесом, когда унаследует его.

Боже, это звучало уже серьезно. А юридически он не пробовал каким-то образом это остановить?

— Таким образом, все, ради чего я работал — состояние, независимость, моя собственность эта компания может перейти к нему.

Мне показалось все это немного надуманным.

— Мой кузен унаследует все это лишь потому, что он женат. — Он отрицательно покачал головой. — У меня не укладывается в голове, что после столького времени и усилий все, над чем я работал всю свою жизнь, перейдет к кому-то, кто со дня своего рождения не работал ни одного дня.

Он провел рукой по волосам.

— Мне нужно найти выход…

— Конечно, хороший адвокат…

Он покачал головой.

— Я разговаривал с лучшими юристами, они все говорят одно и то же — женись.

Жениться?

Он глубоко вздохнул.

— Смешно, правда?

Я слегка улыбнулась ему, поскольку не была уверена, стоит ли мне посочувствовать или нет.

— Да, не легко, но я уверена, что многие женщины готовы выстроиться на целый квартал, чтобы жениться на тебе.

— В этом то и проблема. — Он наклонился вперед.

Это был самый нелепый разговор за всю мою жизнь. Такой же нелепый разговор, когда мой бывший муж сказал, что хочет развода, потому что я была слишком скучной.

— Мне не нужна такая жена, — произнес он.

— А какую ты хочешь?

— Я не совсем правильно выразился. — Он усмехнулся. — Я не это имел в виду. Я не хочу ту, которая хочет выйти за меня замуж.

— Ты садист извращенец, да?

— Только по вторникам.

Я попыталась не засмеяться.

— Ну, сегодня четверг, так что...

— Я не хочу жену, которая имеет определенные ожидания. Я не хочу жениться. Я хочу оставить свою компанию. Я хочу заключить сделку — женщину, которая может получить что-то от меня, а взамен дать мне то, что мне необходимо. Я не хочу, чтобы женщина мне вешала лапшу на уши, говоря, что согласна на деньги, а на самом деле, надеялась на большее, я не готов дать ей большего. И твоя проблема и мотивация идеально подходит для решения моей проблемы. И то, что я выплачу весь кредит и оставлю управление компании жене гораздо менее подозрительно, чем просто погасить долг.

— Ты хочешь заключить деловую сделку. — Он хотел получить фальшивый брак. — А потом развестись?

— Да. Я хочу, чтобы это было однозначно деловое соглашение. Вот почему ты идеальная кандидатка.

Замечательно. Впервые мужчина, способный расколоть меня на тысячу кусочков от оргазма в постели, увидел в следующий раз во мне только деловую сделку. Но с другой стороны это было намного лучше, если бы он сделал вид, что вообще меня не знает.

Едва ли.

— Уверена, ты мог бы найти множество женщин, готовых выйти за тебя замуж за деньги. Я имею в виду, ты должен осмотреться. — Уголки его губ дернулись. Я покачала головой. — Ты точно погасишь кредиты в полном объеме…

— «Аромат Сесили» останется твоим, будет свободен от долгов.

Я вышла замуж за человека, с которым, как я думала, буду жить до конца своих дней. Развод был для меня разрушительным, оставив неизлечимый шрам у меня в сердце, который сохранится на всю жизнь.

Я все неправильно сделала со своим бывшем, и после пообещала себе, что в следующий раз все сделаю правильно. Следующий раз будет уже навсегда. И мне не хотелось, чтобы какой-то парень рассматривал брак со мной как сделку. Мне хотелось иметь мужчину, который хотел именно меня, только меня, на всю оставшуюся жизнь.

— Я не могу, — ответила я, отчего у меня живот ухнул вниз. Скорее всего я упустила свой лучший шанс, который у меня имелся по спасению «Аромата Сесили», я ему отказала. — Это не мое.

— Я не жду с тобой секса, что ты будешь спать со мной или что-нибудь другое, — произнес он.

— Ты противоречишь сам себе с твоей сделкой. Муж и жена должны спать вместе.

— Ну, я имею в виду, это может обсуждаться. Я не собираюсь отказываться, особенно после нашей совместной ночи, которая была…

Он это, черт побери, серьезно? Я резко встала.

— Господи. Конечно, я не собираюсь спать с тобой за деньги; за кого ты меня…

— Извини, я пытался пошутить, но похоже не то время, не то место. — Он сжал челюсть. — Послушай, я знаю, что слишком много на тебя сейчас вывалил. Но, пожалуйста, хотя бы подумай о моем предложении.

Я оглянулась, не забыла ли чего и направилась к двери.

— Взвесь все за и против. Подумай об этом, как о деловой сделке, — вставая и запихивая руки в карманы, произнес он. — Ты получишь в результате именно то, что хочешь… «Аромат Сесили» без долгов. Конечно, это стоит рассмотреть.

Он говорил так, словно все было очень просто. Но я не могла продать себя, чтобы спасти компанию.

А может могла?


9.

Скарлетт


Я уставилась в вазу с розой, как будто это был хрустальный шар.

— Ты тихая и это меня пугает, — сказала Вайолет. — Секс был настолько плохим?

Вайолет написала мне смс-ку, желая подробностей прошлой ночи с Райдером. Я ответила, что расскажу потом, поскольку ужасно хотела спать и собиралась лечь рано. Сегодня мне уже не так повезло. Она настояла, чтобы мы пошли выпить после работы. Я всего лишь хотела пойти домой.

— Все…. сложно, — произнесла я.

— Что сложно? — Произнес знакомый женский голос.

Я подняла взгляд, перед нами стояла наша невестка Харпер.

— Я пригласила Харпер, — пояснила Вайолет.

— Понятно. — На самом деле я сегодня совершенно не была готова к длинной ночи с коктейлями, с главной темой разговора испытала ли я оргазм. Я нацепила на лицо свою лучшую фальшивую улыбку и передвинулась на мягком диванчике, чтобы освободить место для Харпер.

— Можно нам бутылку шампанского, пожалуйста? — крикнула Харпер официанту через бар, стоящему через три столика от нас. — Мы празднуем, — произнесла она, повернув к нам голову, чтобы обращаться не ко всему бару. — Я так взволнована! Ты, наконец, лишилась своей вишенки после развода. И с кем?! С англичанином! Расскажи мне все.

Вайолет пыталась избежать моего убийственного взгляда, которым я стрельнула в нее через стол. Я не могла поверить, что она рассказала Харпер, что я ни с кем не спала после развода.

— О, вам нужны детали, — произнесла я. Ну, они точно не ожидают услышать мою новость. — Он попросил меня выйти за него замуж сегодня. — Я пожала плечами.

Вайолет приподняла один уголок рта, как будто пыталась понять, шучу я или нет.

— Что он попросил? — Спросила Харпер.

— Он предложил нам пожениться.

Харпер вежливо улыбнулась, мимоходом взглянув на мой полупустой бокал, вероятно, задаваясь вопросом, сколько я уже выпила.

— Ты шутишь? — Спросила Вайолет. — Это британский сленг или что?

Я усмехнулась.

— Нет, на самом деле, он серьезно хочет жениться на мне.

Харпер расширила глаза.

— Ну, ты, надеюсь, правильно ответила. Там полно сумасшедших. Может, в следующий раз будешь встречаться с американцем.

Насчет сумасшедших она была права. Живя на Манхэттене, мне казалось, что я повидала многое, но жениться, чтобы получить наследство? Райдер может и англичанин, но мы же не в семнадцатом веке живем, ради всего святого.

— Хорошо, подробности, как он сделал тебе предложение? — спросила Вайолет, как только официант появился с нашим шампанским во льду. — Он безумно влюблен в тебя? У тебя, что волшебная вагина?

Когда она открыла бутылку и наполнила три бокала, я стала объяснять, как Райдер оказался именно тем бизнесменом, который собирался купить «Аромат Сесили», и как он предложил погасить все наши кредиты в обмен на брак с ним.

— И столько ты должна быть с ним в браке? — Спросила Вайолет.

Я пожала плечами.

— Понятия не имею. Я не спрашивала его об этом.

— Почему? Ты не думаешь, что это важно? — поинтересовалась она.

Неужели она не понимает, что я отказала ему?

— Пять минут или пять лет… неважно. Я не собираюсь выходить за него замуж. За деньги.

— Даже если хочешь спасти свой бизнес? Тогда — ты сумасшедшая, — сказала Вайолет. — Можно по пальцам пересчитать вещи, которых я бы не стала делать за такие огромные деньги.

— Я определенно могу пересчитать такие вещи за пять минут, — произнесла Харпер, пожав плечами. — Подпиши документы, а затем аннулируй их.

— Она не сможет аннулировать брак, — сказала Вайолет Харпер, будто меня за столом и не было. — Так не получится с его трастовым фондом.

— Тогда разведись. Какая разница? — Опять сказала Харпер.

— Мне не все равно, — ответила я. — Развод — это большое дело. Брак — тоже большое дело. Вы не можете вступать в отношения в качестве бизнес-транзакций.

— Конечно, можем. Люди делали это на протяжении веков, — заметила Вайолет, прежде чем сделать глоток шампанского. — Ты опять все идеализируешь. Брак — это всегда сделка. У него есть то, что ты хочешь, у тебя есть то, что хочет он. Все отношения построены на этом, если подумать.

— Ты на самом деле так считаешь? — спросила Харпер, качая головой.

— Я просто трезво смотрю на вещи. Много лет назад мужчины брали красивых женщин в жены, у которых было большое приданое, а взамен предлагали им титул и место в обществе. Пещерные люди спаривались с самыми плодовитыми женщинами в деревне. Это всегда сделка. Просто сейчас все стало больше… очевидным.

— Ты думаешь, что мой брак был сделкой? — Спросила я свою сестру.

— Я думаю, что каждый брак — это сделка. Ты хотела Маркуса, потому что он обещал заботиться о тебе, ладил с нашими родителями и у него была классная задница.

— Вайолет, ты не можешь свести все к тому, что я вышла замуж за своего бывшего мужа, только лишь потому, что он обещал заботиться обо мне и у него отличная задница. Я любила его. Брак должен заключаться по любви друг к другу.

— Это всего лишь часть сделки, для тебя,.. любовь, я имею в виду. Но не для других.

Харпер засмеялась.

— Ты такая циничная, Вайолет. Но у Макса классная задница, как по мне.

— Нет, нет, — ответила Вайолет, качая головой. — Я буду намного богаче, если ты дашь мне его номер телефона.

— Ты хочешь сказать, что выйдешь замуж за Райдера, хотя и не знаешь его, только из-за денег? — Спросила я, впившись взглядом в свою сестру, и пытаясь понять шутит она или нет.

— За большие деньги? Конечно. Я же не сумасшедшая, чтобы такое упустить. — Она схватила бутылку шампанского из ведра со льдом и наполнила наши бокалы.

Моя сестра была самой практичной женщиной на планете, романтики в ней было ноль. Она мыслила так, как, наверное, думают все… парни.

— Разве ты не искала авантюр? — поинтересовалась она. — Замужество на незнакомце и есть самая настоящая авантюра и приключение, не так ли? И даже, если брак будет самым случным, каким можно только представить, по крайней мере, ты останешься с «Ароматом Сесили», который так любишь.

По словам моего бывшего, к жизни я относилась с большой осторожностью. Я всегда взвешивала все, все причины, по которым нам не следовало чего-то делать. Я боялась рисковать.

— Согласна, — сказала Харпер. — Мне кажется, тебе стоит задуматься об этом. Он же не платит тебе за секс.

— А как я должна объяснить все это нашим родителям? — Спросила я. — Они вряд ли скажут: «Давай, милая, если ты будешь от этого счастлива. Они прожили в одном и том же доме в Коннектикуте всю свою жизнь, ради всего святого. И они уж точно не собирались ввязываться в приключения и авантюры.

— Ну, во-первых, — произнесла Вайолет, — я не уверена, что жизнь в Коннектикуте имеет отношение к твоему предложению. И во-вторых, они когда-нибудь говорили тебе что-то сделать, если ты будешь несчастна? Они никогда на нас не давили, никогда не говорили нам, что наши решения ужасны, или что мы идем не тем путем. Они всегда поддерживали и любили нас. Не делай из них козлами отпущения только потому, что ты боишься.

Я стала крутить ножку бокала шампанского между пальцами. А я правда боюсь? Когда Райдер говорил о браке в своем кабинете, мне казалось, что он сумасшедший, а сейчас сидя здесь и выслушивая свою сестру и Харпер, мне казалось, что он вполне нормален.

— Взвесь все за и против, — сказала Вайолет.

Именно это меня попросил сделать и Райдер — рассмотреть преимущества и недостатки.

— Ты спасешь свой бизнес, — произнесла Харпер.

— Ты сделаешь что-то из ряда сумасшедшего впервые в своей жизни, — сказала Вайолет. — Рискнешь. У тебя будет реальная авантюра.

— Но тогда у меня будет третий брак, когда я встречу подходящего парня, — произнесла я. — Это много.

— Подходящего парня? — Спросила Харпер. — Твой бывший был подходящим парнем. И ты ведь была уверена, что счастлива с ним, верно?

Мои внутренности сжались.

— Да.

— Понятно. — Харпер сжала мне руку через стол. — Я хочу сказать… только потому, что твой брак не продлился вечно, не означает, что он был полным провалом. Для того времени твой бывший муж был подходящим парнем. И никто не говорит, что с этим парнем ты проведешь всю свою жизнь. Парней может быть много.

— Много правильных и подходящих парней? Такую сделку ты заключила с нашим братом? — Спросила Вайолет Харпер.

— Возможно, — ответила она, высунув язык.

В этом был определенный смысл. С моим бывшем мужем было связано много хороших и невероятных воспоминаний, было трудно назвать брак неудавшимся.

Скорее всего он был лишь частью моей истории. Один из подходящих для меня парней.

— Мне кажется, мне нужно подробнее расспросить его о предложении. Я имею в виду, по-видимому, нам не придется жить вместе. И скорее всего брак продлится три месяца или что-то вроде этого.

— Именно, — произнесла Вайолет. — И если ты все же решишь отказаться, скажи ему, что твоя сестра заинтересована в его предложении.

Может скажу. Но, скорее всего, я сама заинтересована.


10

Райдер


Не часто я нервничал за всю свою жизнь, но сегодня был именно такой день. Вся моя жизнь может перевернуться с ног на голову сегодня вечером. Вместо того, чтобы сидеть в баре, я выбрал уединенную кабинку в углу, где было очень уединенно, насколько можно найти нечто подобное в центральной части Манхэттена. Но я отсюда видел дверь, через которую вошел. Поэтому я ни за что не мог бы пропустить Скарлетт, если она появится. Я мог бы позвонить ей еще раз, все объяснив, но я не хотел на аркане тащить женщину к алтарю.

Чем больше я думал об этом, тем больше понимал, что мне необходимо жениться именно на Скарлетт. Да, я не слишком хорошо ее знал, но она показалась мне вполне нормальной — она держалась за свою фирму, была привлекательной, умной, и мы вели одинаковый образ жизни, основанный на работе и семье. Люди купятся на нас как пару. Но больше всего мне нравилась мысль, что она категорично была настроена, не желая выходить за меня замуж. У меня была точно такая же реакция, когда Дарси с моим адвокатом уговаривали меня найти жену.

Все эти действия казались настолько забавными.

Я передумал из-за необходимости. Я давил на адвокатов со всей силы, добивался чтобы они еще раз перерыли и изучили все документы. Но все они сошлись в одном — брак был единственным решением проблемы.

Поэтому я очень надеялся, что Скарлетт сегодня появится.

Я вытащил свой телефон. Она опаздывала на десять минут, написала мне смс-ку встретиться с ней здесь. Я собирался ждать еще час, может больше. Мне фактически не оставалось ничего, кроме как ждать и надеяться. Если она не придет или откажет мне, честно говоря, я не знал, что буду делать дальше. Скарлетт казалась мне единственным вариантом.

Ночь со Скарлетт была такой… больше, чем я ожидал. У меня редко бывала плохая ночь с женщиной, но секс со Скарлетт был немного другим. Воспоминания о ее лице, волосах… теле были такими и засели так глубоко в память, я не привык к такому. Словно мы давно уже были знакомы, а не всего пару часов. Она дотрагивалась до меня так, словно давно уже знала меня. И даже то, что она писала с открытой дверью, было странно, с одной стороны, но с другой — ужасно мило. Как ей нравилось целоваться. Часто. Я не мог вспомнить, когда так много целовал женщину во время секса. И это было приятно.

Интимно.

Возбуждающе.

Я поднял бокал с «Негрони». Возможно, я позвоню ей, если она не придет. Попробую убедить ее согласится на мою сделку. Или, по крайней мере, поцеловаться снова.

— Райдер?

Я подскочил со своего места, ударившись коленкой о ножку стола. Скарлетт. Черт побери, обычно я был круче, чем сейчас, но я был чертовски рад ее видеть.

— Привет, — сказал я, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку. — Давай я принесу тебе выпить.

Она не смотрела мне в глаза, усаживаясь за стол. Черт, я надеялся, что она пришла не просто так, чтобы высказать какой я мудак со своим предложением.

Стоя в баре, я оглянулся на наш стол. Ее длинные темные волосы были затянуты сзади, давая мне прекрасный вид на ее стройную шею. Я никогда не видел женщину с такими черными волосами. Пухлыми, почти надутыми губами, которые я целовал столько раз всего две ночи назад, а ее глаза, которые немного слезились, когда она кончала. Она была такой же красивой, как и тогда в моих воспоминаниях. Я улыбнулся, когда она взглянула на меня.

Она отвернулась.

— Спасибо, что пришла, — сказал я, вернувшись к столу и проскальзывая в нашу кабинку.

Она распрямила плечи и открыто посмотрела прямо мне в лицо.

— Я надеюсь, что ты дашь мне немного больше информации об этой… — она провела рукой по воздуху, — … договоренности, которую предлагаешь.

Боже мой, у меня появился шанс. Слава Богу.

— Спрашивай все, что хочешь.

Она посмотрела в сторону бара, как будто искала официантку. Ей необходимо было немного выпить для смелости, прежде чем мы приступим к делу?

Подошла официантка и поставила наши напитки перед нами.

Скарлетт буквально залпом выпила полный бокал, опустошив его. Может, мне стоило заказать шоты с чем-нибудь покрепче вместо коктейлей.

Хотя это справедливо. Сейчас, я сам поймал себя на мысли, что нам предстоял самый странный разговор, который у меня когда-либо был. Мне оставалось только догадываться, что чувствовала Скарлетт.

— Начнем с секса, — произнесла она.

— Что, сейчас? — Она пришла сюда, чтобы потрахаться? Я определенно был согласен, но в данной ситуации для меня это было не самым важным. — Я бы очень хотел, чтобы ты согласилась выйти за меня замуж. — Господи, неужели я это произнес, я никогда не думал, что когда-нибудь произнесу нечто подобное.

— Что? Нет. Если мы поженимся, ты же ждешь, что я буду заниматься с тобой сексом?

Господи, неужели здесь есть какие-то трудности?

— С моей стороны, я не жду этого. И я думаю, что было бы хорошо, если бы все было просто.

— Я могу встречаться с другими мужчинами? Полагаю, нам придется жить вместе?

Последние пару дней я только тем и занимался, что задавал все эти вопросы своим юристам по телефону. Поэтому я был готов дать любой ответ, как собственно и всегда.

— Ты не хочешь, чтобы я объяснил тебе все более подробно?

Она кивнула, и я продолжил:

— Когда мой дед умрет, я должен быть женат, и брак должен быть настоящим. Если наш брак подвергнется сомнению, то суд будет рассматривать такие вещи, как условия жизни, совместные поездки и подарки. Так что да, мы должны жить в одном доме, но это не значит, что наша жизнь должна измениться. — Я сделал длинный глоток своего коктейля. — Мой адвокат сказал, что чем больше вопросов мы сможем задать вначале, тем лучше. Он предложил провести публичную свадьбу в Англии… без сбежавшей невесты. Мы не обязаны превращать свадьбу в огромное событие, но друзья и семья должны присутствовать. Если мы прилетим на неделю раньше, это даст всем возможность получше познакомиться с тобой и купиться на нас как пару.

— Ты все продумал, — сказала она, медленно кивнув.

— Здоровье моего деда ухудшается, когда он умрет… — я с трудом сглотнул, пытаясь затолкнуть подальше эту мысль, о жизни без деда. — Я могу потерять все, ради чего столько работал.

— Я тоже могу, — произнесла она.

— Именно поэтому этот вариант отлично подходит для нас. — Это был бизнес, а не услуга. — Мы оба спасаем свой бизнес, заключив брак.

— Я не уверена, что неделя в твоей семье, когда я должна притворяться, что у нас имеются отношения, будет настолько легкой, — сказала она, коснувшись пальцем ободка бокала с коктейлем. — Я не умею лгать, меня обязательно раскусят.

— Ты американка. — Я со смехом покачал головой. — Мы можем все списать на это. — Я ухмыльнулся, и она закатила глаза.

— О Боже мой. Мы действительно говорим на эту тему? — спросила она, по ее глазам я понял, что она нервничает.

— Я очень на это надеюсь.

Она провела по стеклу, собирая капельки конденсата подушечками пальцев.

— Как долго? Не помню, чтобы ты говорил.

— Три месяца…

— Хорошо. — Она кивнула.

— Минимум три месяца после смерти моего дедушки.

Она сузила глаза.

— Это, скорее всего, произойдет… Через сколько… Боже, прости, что я спрашиваю, но…

Я сглотнул, пытаясь выстроить воображаемую стену перед мыслями о смерти деда. Но она была права.

— Ну, ему восемьдесят два. Бракоразводный процесс не может быть завершен в течение трех месяцев после…

— Он может прожить еще двадцать лет! Я ни за что не останусь замужем за тобой на два десятилетия… это того не стоит.

— Ну и дела, спасибо, — ответил я.

Она закрыла сумочку, как будто собиралась уходить.

— Ты не должен всерьез ожидать, что я соглашусь на это.

Черт побери, я же предполагал, что десятилетия брака по договоренности может быть вполне приятным. Я думал лишь о том, чтобы найти себе жену. Никто не согласится на столь длительное, бессрочное предложение. Никто, кроме Авроры.

— Пять лет, — проговорил я, когда она положила свою сумочку на стол и уставилась на меня. — Пять лет, и если он будет жив и поместье не перейдет ко мне к тому времени, мы можем либо пересмотреть условия договора, либо я найду кого-то другого.

— Пять лет — это долгий срок, Райдер. Слишком долгий.

Боже, это самое последнее дело, вести переговоры о дате смерти близкого и самого любимого тобой человека.

— Три года. Это мое последнее предложение. — Это было даже неплохо, что она как следует обдумывала каждый пункт, особенно, если в результате согласится. — Мы будем жить здесь, в Нью-Йорке, и ты будешь путешествовать со мной, когда я поеду в Англию.

— Я всегда хотела поехать в Англию, — произнесла она, подвинув к себе сумочку. Ее дыхание замедлилось. — Что ты скажешь о свиданиях? — поинтересовалась она.

— Я не могу рисковать, потому что мой кузен может использовать мои тайные встречи против меня, — сказал я, надеясь, что это не будет нарушением сделки.

— Поэтому никаких свиданий. — Она медленно кивнула, словно пыталась представить свое будущее. — Хорошо, может это будет не так уж плохо. В любом случае, у меня ничего не получается со свиданиями.

Я не верил в это, но спорить не собирался.

— Но если я собираюсь войти в период воздержания, то ты тоже, — сказала она. — Я не хочу узнавать, что у тебя имеются сексуальные двойные стандарты.

Постой… Ни хрена себе. Три года?

Но какой у меня выбор?

Для меня ее условия прозвучали, как «да».

— Хорошо, — согласился я, прежде чем переосмыслить ее слова. Я мог бы обойтись без женщины несколько лет, если бы это спасло мою компанию. — Я запишу это в контракт. — И, в конце концов, у меня есть правая рука, черт возьми, может даже придется использовать левую, очень, очень хорошо.

— Хорошо. Когда ты хочешь это осуществить?

Я сжал кулаки, стараясь не вскочить и не заорать во все горло, выстрелив рукой вверх. Поэтому прочистил горло и сосредоточился на ответе:

— Ты имеешь в виду, когда мы подпишем контракт? Или, когда мы поженимся?

— Все вместе. Но я хочу, чтобы мои адвокаты все проверили. Я хочу, чтобы ты погасил наши кредиты к концу следующей неделе, и чтобы была бумага, что погашение тобой кредитов будет передано мне автоматически в конце трех лет или после нашего развода, в зависимости от того, что произойдет раньше. — Она наклонилась вперед, положив руки на стол. Она была деловой женщиной. И все, что она говорила, я был согласен. — И, я должна выбрать кольцо, правильно? — Она замолчала, потом добавила, с огромной улыбкой. — Я помешана на ювелирных украшениях.

— Конечно. — Словно мне не было насрать на кольцо.

— Если я должна буду носить его постоянно, я не хочу, чтобы он было уродливым. И конечно, мы сможем его потом продать.

— Ты можешь оставить кольцо себе, Скарлетт. — Я был бы полным мудаком, если бы заставил ее вернуть мне кольцо после того, что она для меня сделала.


11.

Райдер


Солнце отражалось на фюзеляже самолета, когда мы ступили на верхние ступеньки трапа. Я надеялся, что погода будет такой же хорошей, когда мы прилетим в Лондон.

— Это же не твой? — Спросила Скарлетт, оглядывая самолет.

— Нет, это слишком большая обязанность…и слишком маленькое мгновение.

Она засмеялась.

— Значит, это слишком показной частный самолет, но не слишком бросающийся в глаза, чтобы каждый раз использовать его для полетов, когда тебе нужно?

— Все относительно в этом мире, — ответил я.

Она опустилась на кресло из кремовой кожи, которое обычно занимал я, поэтому я сел напротив нее.

— Ты не обязан меня развлекать, — сказала она, — за время долгого перелета.

— Я знаю. Обычно я сажусь в это кресло, в которое ты села, — произнес я, кивнув на ее кожаное кресло. — Но я не против посидеть и здесь. В любом случае, нам необходимо поговорить.

Она открыла сумочку и стала вытаскивать разные предметы — телефон, планшет, косметичку, салфетки и наушники. Господи, кто она такая? Мэри Поппинс?

— Хочешь? — спросила она, поймав мой взгляд на мятных конфетках, которые вытащила.

Я отрицательно покачал головой.

— Хорошо. О чем ты хочешь поговорить? — спросила она, глядя мимо меня в сторону кабины экипажа.

— Ничего конкретного. Но поскольку ты собираешься встретиться со всеми моими друзьями и семьей перед свадьбой, мы должны узнать друг друга получше. А именно придумать нашу историю.

Она застонала и мой член дернулся.

— Я говорила уже тебе, что я не умею лгать.

— Тогда мы постараемся держаться в своем рассказе, как можно ближе к истине. Мы же не хотим, чтобы Фредерик оспаривал законность нашего брака в суде?

— Хорошо, скажи мне, что нужно сказать, и я скажу.

Самолет начал выруливать на полосу, мы пристегнули ремни безопасности, подготовившись к взлету.

— Я хочу, чтобы тебе было комфортно среди моих друзей и семьи. Нам нужно придумать, как мы познакомились и как долго знаем друг друга. Что-то типа того.

Она впилась руками в кресло, как только мы стали набирать скорость, закрыла глаза, как только мы стали взлетать.

— Хорошо, — произнесла совершенно напряженным голосом.

Оказывается, она боялась взлетать — это была еще одна новая деталь, которую я смог о ней узнать.

— Все будет хорошо, — произнес я, мне захотелось ее каким-то образом успокоить, но я подумал, что это вызовет неловкость.

— Со мной все будет хорошо, как только мы наберем высоту, и я выпью.

Я усмехнулся.

Мы выровнялись, и она наконец открыла глаза.

— Ты вернулась, привет, — произнес я.

Она убрала руки с подлокотников кресла.

— Мы можем сказать, что встретились, поскольку ты был заинтересован в покупке «Аромата Сесили», — сказала она, возвращаясь к нашему разговору. — Это похоже на правду.

Я ухмыльнулся. Когда я понял, что она напрямую связана с «Ароматом Сесили», я заставил ее до этого кончить три раза.

— Ну ты понял, что я имею в виду, — произнесла она, прищурившись на меня.

— Да, я понял, но мы не можем сообщить, что встретились несколько недель назад. Никто не купится на подобные отношения.

— Я владею «Ароматом Сесили» только два года, мы не можем быть знакомы больше двух лет.

Пока я раздумывал над ее комментарием, вытащил запонки и положил их на стол, закрутив рукава рубашки.

— Ты постоянно носишь официальные рубашки и костюмы? — вдруг спросила она.

Я оглядел себя.

— Я прибыл сюда прямиком из офиса, — ответил я.

— Я просто никогда тебя не видела в другом.

— Это неправда. — Ухмыльнулся я. — Ты видела меня ни в чем.

И у нее на щеках тут же появился оттенок розового цвета.

— Ты ведь понял, что я имею в виду.

— А что если бы я встретил тебя несколько лет назад на вечеринке? — Спросил я.

— Какой вечеринке? — тут же поинтересовалась она, наклонив голову.

Я задумался.

— Рождественская вечеринка на Манхэттене. Я увидел тебя и подошел к тебе познакомиться. Я пригласил тебя на свидание, но ты отказала, сказав, что замужем.

— И ты не увидел мое кольцо на пальце? — Она крутила обручальное кольцо на левой руке, которое мы выбрали вчера.

— Я был настолько ослеплен твоей прекрасной улыбкой, — ответил я, наблюдая, как уголки ее губ приподнялись.

— У тебя не было обручального кольца, — сказал я, кивнув на ее новое обручальное кольцо.

— Думаешь, оно слишком большое? —тут же спросила она. — Оно намного больше, чем мое последнее.

Я надеялся на это. Возможно во мне взыграл соперник, но несмотря на то, что этот брак был по согласию, деловой сделкой, мне хотелось, чтобы ее кольцо было лучше, чем предыдущее.

— Британцы не дарят такие большие обручальные кольца. Оно достаточно большое, что очень подходит американцам, и к тому же обычные люди, глядя на него, не подумают, что в нашем браке что-то может быть не так.

Она наклонила голову, вытянула руку, чтобы полюбоваться своим кольцом.

— Мне нравится… это Гарри Уинстон, его сразу видно! И также арт-деко, классика и очень по нью-йоркски.

— Лучше, чтобы оно тебе понравилось. Я лишился шестизначной суммы.

Она убрала руку и закатила глаза. Я не хотел, чтобы она думала, что я засранец, которого волнуют только деньги.

— Итак, ты встретил меня на вечеринке и потерпел полное фиаско. А потом что?

— Потом ничего. И снова я встретил тебя год назад, когда решил инвестировать в «Аромат Сесили». Ты была ужасно жестким участником переговоров и отклонила мое предложение…

— Но согласилась на свидание. — Она ухмыльнулась. — Мне нравится. Звучит романтично. А разве я могу тебя помнить? С той вечеринки?

— Конечно, ты вспомнила меня. Я был именно тем парнем, которого ты не могла забыть. — Мне нравилась наша игра. Мы могли придумать свою историю так, как хотели. Именно так и я и поступил, когда основал Уэстбури Групп. Я пытался придумать и сотворить все что хочу, всю свою взрослую жизнь.

Она покачала головой.

— Нет. Никто не купится на нашу историю, по крайней мере, кого я знаю. Я любила своего мужа.

Это звучало грустно. Неужели она все еще была влюблена в него? Черт, я надеялся, что он не будет стоять между нами. Мне еще только не хватало, при всей моей головной боли, чтобы он захотел ее вернуть, или чтобы она отказалась от нашего соглашения.

— Хорошо, я отлично тебя помнил, но ты меня забыла.

К ней вернулась улыбка.

— Звучит неплохо. А почему ты захотел жениться на мне?

— Ты сказала, что никакого секса до брака.

Она засмеялась, а потом замерла, как только подошла бортпроводница.

— Могу я вам что-нибудь предложить выпить? Шампанское, чтобы отпраздновать?

Я ясно дал понять проводникам на борту, что мы летим в Англию, чтобы пожениться. Я обязан был вести себя так, ничего не скрывая. Вести себя так, словно я наконец-то влюбился.

— Да, это было бы здорово. — Скарлетт тут же все свое внимание перевела на стюардессу-женщину, которую я никогда не трахал, слава тебе Господи. Я не хотел получить лишние осложнения в этом полете.

— Начнем праздновать, — прошептала Скарлетт. — Итак, на самом деле, почему мы все же решили пожениться?

— Ты очень мне подходишь, — произнес я, пожимая плечами.

Она кивнула и опять замерла.

— Неужели все так просто?

— Вот ты мне и скажи. В конце концов, именно ты была замужем. Почему ты вышла замуж за своего мужа?

Она подняла бокал, потом медленно прижала его к губам и сделала глоток.

— Не совсем понимаю, какое это отношение имеет к делу. Я предполагаю, что мы просто влюбились. Никогда не чувствовали себя так до бла, бла, бла.

Я усмехнулся.

— Если ты пропустишь бла, бла, бла, я думаю, это будет более убедительно.

Она пожала плечами и взглянула в иллюминатор.

— Я не хотел потерять тебя во второй раз, — произнес я.

Она повернула голову ко мне, соединив брови в замешательстве.

— Что?

— Вот почему я попросил тебя выйти за меня замуж. Я понял много лет назад, встретив тебя на вечеринке, что ты особенная, и постоянно сожалел, что встретил тебя слишком поздно. Мне не хотелось, чтобы ты снова от меня ускользнула.

— Ты настоящий сказочник.

— Ты думаешь, это слишком?

— Я думаю, это звучит как сказка. — Она снова взглянула в иллюминатор, рассеянно покручивая бокал за ножку. — Красивая история, — прошептала она. — Так что да, скажем так.

Мне хотелось поинтересоваться, о чем она думает. Почему она не верит в сказки. Но мы все же были не настолько близки. Да, мы стали физически близки еще до того, как стали что-то узнавать друг о друге, но, были ли мы помолвлены или нет, мне показалось неправильно задавать настолько личные вопросы.

Она более удобнее расположилась в кресле.

— Какой институт ты закончил?

— Йельский университет. А ты?

— Принстон, — ответила она.

— Тебе нравилось там учиться?

— Он находится близко к дому, и я уже встречалась с моим бывшим, мы вместе учились в школе.

— Понятно. — Опять же, количество вопросов к ней у меня только увеличивалось, и мне хотелось получить на них ответы.

— Да, университет был хорош. Все эти гормоны и отсутствие границ. Ну, ты понимаешь?

Я усмехнулся.

— Но я приезжала домой почти все выходные. Он учился в местном университете.

Похоже, что ее бывший явно немножко еб*нутый на голову. Наверное, она так и не поняла, что слишком хороша для него.

— А как ты? Твоя семья из Англии, но ты учился в университете здесь? Твои родители переехали?

— Нет. Я хотел пойти в этот университет. С двенадцати лет я учился здесь.

— Вау, это далеко от дома. Тебя это не беспокоило?

— Мне не нравилось находиться далеко от моей сестры, но она старше меня и жила в Англии.

— Ты не скучал по родителям?

— Нет. — Я сделал глоток шампанского. — Мать была больше иждивенкой, чем родителем. Отец слинял от нас, когда мы были совсем маленькими.

Скарлетт вздрогнула, но промолчала.

— Моя школа-интернат была хорошей, и во время каникул мы с Дарси были с бабушкой и дедушкой. Они стали для нас настоящими родителями, нежели мать и отец.

Она замерла, словно пыталась найти правильные слова.

— А ты близок с Дарси? Даже сейчас?

— Да. Она сумасшедшая, милая и заботливая, и имеет все те качества, которые я бы хотел видеть в своей старшей сестре. — Слава Богу, что у меня есть Дарси.

— Я тоже очень близка со своим братом и сестрой. У нас есть что-то общее с тобой. — Я раньше не замечал маленьких веснушек у нее на ключице.

— Как зовут твоего брату и сестру?

— Вайолет, ты познакомился с ней в баре той ночью. Из нас троих она самая богемная. Всегда имеет разнообразную работу, всегда готова попробовать что-то новое. Она — свободный дух нашей семьи. Мой брат Макс старше меня. Он супер защитник. Он очень рано стал отцом, когда еще учился в институте, поэтому ему пришлось очень быстро взрослеть.

— Они оба женаты?

— Вайолет, нет. Я не уверена, что она когда-нибудь выйдет замуж. — Она нарисовала невидимый квадрат на столе указательным пальцем. — А Макс женился на Харпер несколько лет назад… и все они знают правду о нашем с тобой договоре. — Она протянула руку, видно желая чокнуться своим бокалом с шампанским. — На самом деле меня уговорили Вайолет и Харпер. Макс был не так благосклонен. Он пытался уговорить меня взять у него денег, чтобы расплатиться с кредитами «Аромат Сесили», но я не смогла взять у него деньги. В конце концов, он сдался и согласился с моим выбором… потому что он очень меня любит. — Она улыбалась, рассказывая о семье. — Он Король только снаружи, готов для нас сделать все, только бы мы были счастливы.

Пока Скарлетт рассказывала о своей семье, я поймал себя на мысли, насколько странное наше соглашение. И вопрос не стоял, что я не понимал ее чувств и не думал о ней как о человеке… я не был таким черствым. Просто раньше я до конца не понимал, сколько людей втянуто в нашу жизнь. И это вызвало у меня настоящее беспокойство (вероятность заключалась именно в том, что нас могут подловить на лжи, именно те, кто знает нас достаточно хорошо), поэтому я чувствовал себя немного дерьмово, что слишком много просил от Скарлетт. Она пыталась спасти свой бизнес, я бы мог просто одолжить ей денег.

— Спасибо, что согласилась ради меня, — сказал я.

Она улыбнулась.

— Спасибо, что помог мне сохранить «Аромат Сесили».

Мы были связаны вместе от безысходности. И в скором времени должны были вступить в брак.

Quid pro quo (Услуга за услугу – прим. пер.).


12.

Скарлетт


Может из-за шампанского. А может из-за знакомства с Райдером за несколько недель, пока мы обговаривали нашу договоренность, чтобы жить вместе, не знаю из-за чего. Но как только мы оторвались от земли, я успокоилась, мне все показалось таким естественным.

По крайней мере, до сих пор.

Как только автомобиль свернул с дороги к частным владениям и линии деревьев с обеих сторон, все стало очень серьезно. Наша ложь должна была появится на свет.

— Так твоя сестра живет с дедушкой? — Спросила я. — Разве это не странно? — Мы сидели бок о бок на задних креслах Range Rover, гораздо ближе, чем в самолете. Ближе, чем после нашей совместной ночи.

— Это загородный дом моей семьи, но у каждого есть своя ванная комната, мы не пользуемся общей, если ты об этом. Ты можешь целыми днями никого здесь не видеть, хотя обычно мы ужинаем вместе.

Его поведение немного изменилось, как только мы приземлились. Возможно, я напридумывала себе, но мне показалось, что он стал немного выше, а плечи немного шире. Он сказал во время переговоров, что у него не было ожиданий секса, как только дело дошло до нашего соглашения. С одной стороны, это было хорошо, потому что проституция не являлась моими жизненными целями. Но рассматривая его, его длинные ноги, вытянутые вперед, его большую ладонь, опирающуюся на сильное бедро, я стала задумываться, что условия по поводу секса в нашем соглашении это огромная потеря для меня.

Он поймал мой взгляд, но я притворилась, что смотрю на вид в окне.

Насколько большой этот дом? Мне долго ждать не пришлось, чтобы получить ответ на свой вопрос. Сквозь листья деревьев показалось огромное… Домом это строение никак нельзя было назвать. Поместьем, возможно.

— Оно как аббатство Даунтон, — произнесла я, стараясь не прижимать нос к стеклу Range Rover, чтобы увидеть все величие.

Слева от меня было озеро, а за ним — дом семьи Райдера. Насколько хватало глаз, виднелись мили аккуратно подстриженной травы среди разных деревьев. Перед домом был обычный газон, но создавалось такое впечатление, будто земля опускалась и поднималась, пока уходила к линии горизонта. Больше соответствовало это место общественному парку, чем частному саду.

— Кэпэбилити Браун спроектировал эти сады, — объяснил Райдер, хотя я понятия не имела, о ком он говорит. Неважно, кто бы он не был, он проделал прекрасную работу.

Господи. Я думала, что дом Макса и Харпер в Коннектикуте теперь стал большим, когда они добавили домик у бассейна. Но этот был совершенно другого уровня.

Он огромный, — произнесла я. — И старинный.

— Он требует большого содержания.

— У тебя же есть люди, которые помогают его содержать?

Он кивнул.

— Только пять человек находятся здесь полный рабочий день, и несколько неполный.

— Хорошо, — сказала я.

Райдер ухмыльнулся рядом, пока я пялилась в окно. Он смеялся надо мной? То, что я видела был другой мир. Я понятия не имела, во что вляпаюсь, когда соглашалась. Хорошо бы Райдер предупредил меня, я бы воспользовалась Google, чтобы больше узнать о его поместье, а не рыскала бы регулярно в сети фотки Райана Гослинга голым или сколько калорий… я только что употребила.

— Лэйн здесь очень хорошо заботится о нас, — сказал Райдер, кивнув на нашего водителя. — Он управляет этим местом вместе с домработницей. У нас также есть повар, егерь и садовник. Время от времени приходится нанимать лишние руки. На свадьбу точно придется нанять подмогу.

— Мне казалось, мы договорились о сдержанной свадьбе.

— О, ну, да, конечно, — сказал он, наклоняя голову, словно хотел получше разглядеть вид перед домом. — Мы не будем выезжать из поместья. Мы проведем церемонию в часовне, а для приема воспользуемся бальным залом.

Он пошутил?

— У вас есть часовня?

— На территории, конечно. Но ею долго не пользовались, еще с тех пор, как умерла бабушка.

— А бальный зал? — Он что, черт побери, издевался? Это было выше моих представлений. Райдер ничего подобного не упоминал.

— Это обычно в таком доме. Но это не важно.

Но на самом деле, это было очень важно. У моего брата было много денег, и меня в данный момент пугало не богатство. А величие всего. Масштаб. Если бальный зал для него был обычным делом, то я понимала, что на мир он смотрел совершенно по-другому в отличии от меня.

Еще до того, как я готова была схватиться за руль, развернуть автомобиль и направиться обратно в аэропорт Хитроу, мы остановились на гравийной дорожке перед желтыми каменными ступенями, которые поднимались к входу в дом Райдера, в котором он вырос.

Женщина в шикарном темно-синем костюме ждала на верху, скрестив руки, с суровым взглядом, прической, которая выглядела так, как будто готова была выдержать торнадо.

Это мать Райдера? Я ее представляла совсем другой, но, в конце концов, он не так много мне рассказывал о ней.

Райдер первый вышел из машины, потом помог выбраться мне. Закрыв дверь, он помахал женщине рукой.

— Здравствуйте, миссис Макби, — улыбаясь произнес Райдер, будто встретился с давно пропавшим другом.

Я тоже улыбнулась ей, но она всего лишь кивнула.

— Это твоя мать?

— Нет, — со смехом произнес он. — Это миссис Макби, наша домработница. Не волнуйся, она лает, но не кусается.

Наш водитель открыл багажник, и они с Райдером стали вытаскивать наши сумки.

— Я достану, — сказал Райдер.

— Нет, сэр. Это моя работа.

Райдер вздохнул, но взял самую большую сумку в одну руку, мою в другую, и мы стали подниматься по двенадцати ступенькам к миссис Макби.

— Вы так и не сказали мне свои предпочтения относительно еды, — сказала она Райдеру, как только мы с ней поравнялись.

— Я тоже рад вас видеть, миссис Макби, — кивнул он. — Позвольте представить вам мисс Скарлетт Кинг. — Он направился вниз по лестнице, чтобы помочь Лейну с остальными сумками, не обращая внимания на явное раздражение Лейна.

— Как поживаете, мисс Кинг? — Обратилась ко мне миссис Макби.

Я почувствовала, что моя улыбка была натянутой, как только она появилась на лице, но я потрясла ее протянутую руку.

— О, пожалуйста, зовите меня Скарлетт. — Никто, с кем я была знакома никогда не называл меня по фамилии.

— Добро пожаловать, мисс Кинг, — произнесла она, повернувшись и войдя внутрь.

Может это неуместно, что я попросила ее называть меня Скарлетт?

Райдер обнял меня за плечи, снова достигнув вершины лестницы.

— Хорошо оказаться дома, — сказал он, разворачиваясь от дома к виду на озеро. И сколько хватало моего зрения, перед нами простирались деревья и трава. Неужели его семья владела всей этой землей?

— Это мой самый любимый вид, — сказал Райдер.

— Он прекрасен.

— Пойдем, я покажу тебе дом, — произнес Райдер, прижимая меня к себе.

Мы развернулись и вошли через огромные дубовые двойные двери.

— Дедушка, — воскликнул Райдер, как только мы вошли внутрь, громкий тяжелый стук закрывающихся дверей за нами, заставил меня подпрыгнуть.

К нам подошел пожилой мужчина с тросточкой, одетый в халат, по крайней мере было очень похоже. Он поднял руки, его палка закачалась, как маятник.

— Райдер, мой дорогой мальчик, я так рад тебя видеть. — Он подмигнул мне, заключая Райдера в свои объятия. — И как отлично, что ты привез свою невесту. — После настолько официального знакомства с миссис Макби, меня бы совсем не удивило, если бы Райдер официально пожал руку своему дедушке.

— Ты должен быть в кровати? — Спросил Райдер, пытаясь взять его за руку.

Дед стукнул его по руке.

— Не начинай. Я специально спустился, чтобы познакомиться с моей будущей внучкой. — Он протянул руки ко мне, а я взглянула на Райдера, чтобы он подсказал, как мне реагировать. Но было похоже, что его дедушка хотел меня обнять, но.... Я протянула руку и обняла обе его руки в свои, сжимая. Для меня это оказалось больше, чем рукопожатием, но гораздо меньшим, чем объятие. Я выдохнула. — Ты даже не можешь себе представить, насколько я благодарен тебе за то, что ты прибыла сюда, — сказал дедушка. — Ты очень хорошая девочка, помогающая моему внуку. — Райдер не предупредил меня, что его дед в курсе. Это значит, что его дед не хотел, чтобы все унаследовал Фредерик, а не Райдер, так ведь?

— Очень приятно познакомиться с вами, сэр.

Его дед усмехнулся, я не могла сказать чему. Возможно, мне стоило его спросить, как дела или что-то типа того. Жаль, что полет был таким кратковременным, и большую часть времени я не расспрашивала Райдера, а читала или подтрунивала над ним.

— Его Светлость нуждается в отдыхе, — сказала миссис Макби у нас из-за спины.

Его Светлость? Черт, что она имеет ввиду? Может я должна была его поприветствовать совсем по-другому?

— Я покажу вам ваши комнаты, — произнесла миссис Макби. — Я полагая разместить Скарлетт в Восточном крыле, а тебя в твоей обычной спальне.

— Ерунда! Сейчас уже новое тысячелетие на дворе, — произнес дед Райдера. — Райдер и Скарлетт должны находиться в одной спальне.

Я совсем не возражала, если бы наши комнаты были раздельными, наоборот. У меня будет место для уединения, место, куда я смогу сбежать в любой момент. Мы до сих пор узнавали друг друга с Райдером… и поместить нас в одну комнату, мне показалось не идеальным вариантом.

Миссис Макби нахмурилась.

— Перед свадьбой я…

— Может, я и достаточно стар и у меня не так много сил, но по крайней мере, я все еще герцог здесь, — огрызнулся дед Райдера.

Что он только что сказал?

— Очень хорошо, ваша Светлость, — ответила она.

Я повернулась к Райдеру, желая поинтересоваться странным обменом любезностей между миссис Макби и его дедушкой, но он только лишь сжал мою руку.

— Они так препираются сколько я себя помню. — Дедушка Райдера ухватился за деревянную балюстраду свободной рукой. — Я могу помочь подняться тебе наверх, дедушка? — Спросил Райдер.

— Нет, нет, нет. Я просто немного разминаюсь и хочу пойти в библиотеку. Вы двое устраивайтесь, встретимся за ужином. Ровно в семь. Некоторые из членов семьи навязали свое присутствие на этот ужин.

Райдер застонал.

— Некоторые из членов семьи?

— Ничего не поделаешь. Фредерик и Виктория хотят познакомиться с прекрасной Скарлетт. — Дед Райдера окинул его серьезным взглядом. — Ты же предполагал, что они начнут сомневаться в твоем решении. От этого вызова ты не сможешь сбежать. — Он отпустил руку, повернулся и начал двигаться влево к дверям. Потом опять поднял свою палку. — Тебе придется его принять. В конце концов, ты станешь только сильнее.

Я чуть не выпрыгнула из кожи, когда миссис Макби сказала:

— Мистер Мерриман ходил на охоту, поэтому на ужин будет фазан. — Я забыла, что мы не одни, и она все еще была с нами. — Дайте мне знать, если я смогу вам чем-нибудь помочь, чтобы вам было удобно. — Она тут же развернулась на каблуках и направилась вглубь коридора, оставив меня с Райдером в холле с дубовыми панелями.

— Этот дом, Райдер. Ты должен был мне сказать. — Стены были завешаны портретами очень суровых мужчин и женщин.

Он пожал плечами.

— Для меня это просто дом. Пойдем, — произнес он, протягивая мне руку. — Давай я покажу тебе, где мы будем спать. — Я опустила руку в его ладонь, и мы начали подниматься по дубовой лестнице. Латунные лестничные стержни удерживали изношенный цвета зеленого мха ковер на месте, который выглядел старше меня. Почему они не заменили его?

Я провела рукой по дубовым перилам. Они были настолько широкие, что я спокойно могла положить ладонь с растопыренными пальцами и то бы не упиралась в его края. — Сколько лет этому дому? — спросила я.

— Главная постройка была сделана в конце семнадцатого века. А другие части достраивались потом в разное время. Холл чистая готика, один из моих любимых в этом доме. Тебе нравится этот период в архитектуре?

Я пожала плечами.

— Наверное. — Я толком ничего не знала об английской архитектуре… или кем был на самом деле Райдер, как оказалось. Мы были незнакомцами, хотя и относительно, потому что за последние несколько недель узнавали друг друге немного. Но находясь здесь с ним рядом, я поняла, что совсем его не знаю. Здесь он полностью отличался от своей манхэттенской версии, здесь он был истинным англичанином.

Вверх по лестнице, мы остановились у разветвления, и Райдер повел меня налево.

— Миссис Макби называла твоего дела «ваша светлость». Почему?

— О, это всего лишь формальность.

Я взглянула на него.

— На самом деле формальность, но именно так официально обращаются к герцогу.

Я остановилась и убрала свою руку из ладони Райдера.

— Герцогу? Твой дедушка — герцог?

— Разве я не упоминал об этом? — спросил он, как будто это была самая маловажная проблема, потом опять взял меня за руку и потянул за собой.

— Нет, не упоминал. — Я бы запомнила. — Я тоже должна называть его «Ваша Светлость»? — Спросила я. — Теперь я выгляжу в его глазах, как какая-то глупая американка?

— Нет, это не столь важно. Дед не особо любит все эти церемонии.

Мне хотелось ударить его по голове. Мы должны быть единой командой. А оказывается моя неосведомленность не делала из нас хорошую команду.

— Райдер, для меня все очень важно… ты должен был мне сообщить об этом. Я не в коей мере не хочу каким-то образом оскорбить твою семью.

— Хорошо, прости. Я как-то не задумывался. Мы здесь живем по-домашнему, без регалий. Если на то пошло, даже я обязан называть его «Ваша Светлость».

Замечательно. Если уж его внук обязан был называть его этим титулом, то я на все сто процентов была уверена, что незнакомка-американка уж точно была должна.

— Серьезно. Расслабься.

Мы остановились возле огромной деревянной двери, которая выглядела как будто из фильмов о Робин Гуде или «Игра престолов». Я обратила внимание на чугунную ручку и петли.

— Вот наша комната. — Райдер открыл дверь, которая издала комичный скрипучий звук, похожий из фильма о Скуби-Ду. Райден ждал, пока я войду в большую гостиную с двумя диванами и всевозможными шкафами, столами. За аркой виднелась кровать с балдахином.

— Смешная, — произнесла я.

— Почему? — Спросил Райдер.

Слезы собрались у меня в горле, для меня было слишком много эмоций за день. Его дом настолько отличался от того, к чему я привыкла, от того, что я ожидала увидеть.

— О чем мы сейчас думаем? — Вслух спросила я. Я действительно ничего не знала об этом мужчине. Когда я вышла замуж за Маркуса, я знала о нем все. Его волосы выгорали каждое лето, пока ему не исполнилось девятнадцать. Я знала, что он испытывал жгучую неприязнь к морковке такую же, как я к свекле. Я знала, что в семь лет он только пересел на двух колесный велосипед, сняв маленькие колесы, а его брат безжалостно поддразнивал его за это.

А сейчас я даже не знала, что дедушка Райдера был герцогом.

Райдер провел меня к одному из диванов, потом повернулся и стал копошиться перед одним из шкафов.

— Вот, — произнес он, протягивая мне два стакана в каждой руке. — В одном — вода, в другом — джин с тоником.

— Выпить? Это твое решение? — Спросила я. — Не слишком ли рано?

— Британская аристократия любит выпить… тебя не осудят за выпивку днем… и тебе, судя по всему, следует успокоиться.

Я взяла стакан из его протянутой руки.

— Ты даже не задумался, чтобы сообщить мне, что живешь в подобном месте и что твой дедушка герцог. Разве вы не относитесь к королевской семье? — Спросила я.

— Нет, герцог Фэрфаксов не относится к королевской семье, — ответил он, словно я спросила его идет ли дождь. Он, что не понимает насколько это несуразно?

— Тогда все в порядке. — Я сложила руки. — Даже не могу сказать, почему я возмущаюсь.

Райдер усмехнулся.

— Мне нравится твой сарказм Скарлетт. Но на самом деле, все это не настолько важно, что мой дом и семья всего лишь немного отличается от того, к чему ты привыкла. Я вырос в этом поместье, поэтому не замечаю всех деталей.

Райдер казался таким спокойным и расслаблен, хотя может только внешне. Я же совсем не ощущала себя подготовленной к предстоящим встречам с его родственниками и друзьями семьи. И у меня возникла идея все исправить.

— Мы должны кое-что проделать. Мне нужна бумага и ручка, и ты должен сказать мне, как я должна ко всем обращаться. — Он остановился, потом кивнул. — Я не хочу казаться перед ними какой-то ненормальной американкой, которая слишком далека от англичан.

— То, что ты американка — идеальное оправдание, все простят тебе любую оплошность. — Он присел напротив меня. — На самом деле, тебя не должно волновать, что думают о тебе окружающие. Тебя должны волновать только дедушка и моя сестра, а они — единственные, кто для меня имеют значения в данном вопросе.

Ему, наверное, было приятно осознавать, что его самые близкие родные одобрили эту сделку, но для меня этого было недостаточно.

— Благодарю. Но я бы почувствовала себя намного лучше, если бы поняла, чего мне ждать. Мне не хотелось бы попасть впросак, смущая тебя или твою семью, Райдер. Я не хочу опозориться.

— Ты никогда… — Он остановился на полуслове, прежде чем выдал:

— Прости насчет ужина. Я понимаю, что в первый же вечер у нас дома ты не ожидала увидеть Фредерика, но, как сказал мой дедушка, в конце концов, это должно было случиться рано или поздно.

— Я очень рада, что ты настроен настолько оптимистично. — Я опустошила свой стакан, поставив его на какую-то поверхность. — Один из нас должен сохранять оптимизм.

— Передай мне его. — Я кивнула на блокнот у локтя Райдера на столике. — Расскажи мне. У нас всего несколько часов.

— Как скажешь, — произнес он, совершенно не беспокоясь о моем публичном крахе или требованиях.

У меня создалось такое впечатление, что дедушка Райдера был на нашей стороне, и скорее всего, если бы мы все выяснили сейчас, я смогла бы усвоить всю информацию, в которой так нуждалась перед ужином.

— Итак, проясни мне для начала, твой дедушка — герцог, он знает, что мы…

— Да, он и Дарси знают все. Я никогда им не врал. — Выражение его лица было серьезным и деловым. — Дедушка всегда считал именно меня законным наследником. И дело совсем не в том, что он недолюбливает Фредерика, просто он считает, что Фредерик не имеет право на это наследование.

— Хорошо, и я должна называть его вашей Светлостью?

Райдер поморщился.

— Официально, да. Но, не совсем так, если учесть…

— А как Аврора обращается к нему? — Подруга детства Райдера не была членом его семьи, но она достаточно хорошо их всех знала. Возможно, я могла бы последовать ее примеру.

— Скорее всего, она называла бы его сэр, — ответил он.

— Отлично, я постараюсь побольше молчать, но если у меня не получится, то буду называть его сэр. Как тебе?

Долю секунды он не отводил от меня своего взгляда, а затем кивнул.

— Ты все поняла правильно.

Его уверенность хорошо на мне отразилась, и уровень моего беспокойства упал с уровня закипания до медленного бурления.

— Мне нужно еще придумать, что надеть. Ты наденешь костюм? — Я подумала, что Райдер вряд ли выйдет в джинсах. Я никогда не видела его без костюма.

— Смокинг, — ответил он.

Конечно, почему бы ему не надеть смокинг на обычный ужин с семьей?

— Смокинг? Ты шутишь?

Он пожал плечами.

— Это не столь важно, не беспокойся так об этом.

Ему легко так говорить.

Я взяла с собой коктейльные платья. Одно из них должно быть подойдет. В перелете на частном самолете имелись свои плюсы — можно было взять больше багажа.

— Ты не против, что мы делим мою комнату? — спросил он. — Мне кажется, что так даже лучше. Моя семья знает, что я не святой.

Я глубоко вздохнула. Все произошло так быстро с тех пор, как мы заключили сделку, я только сейчас осознала, что все намного сложнее, чем предполагала. По крайней мере, я не предполагала со своим будущем мужем начать сразу же спать на одной кровати и пользоваться одной ванной комнатой. Держаться за руки перед незнакомыми для меня людьми. Вайолет сказала, что это приключение и авантюра, но я не успела к этому подготовиться. У меня было такое чувство, будто я стою на краю зыбучих песков и только сейчас понял, что пообещала прыгнуть.

— Думаю, поскольку мы собираемся пожениться, и нам придется жить вместе… — Ответила я, но сама реальность оказалась для меня тяжелее, нежели слова, которые я произнесла и наша сделка, которую за последние несколько недель мы все время обсуждали.

Но мне так не хотелось снова быть одинокой, как после развода, теперь я собиралась снова выйти замуж и удивительное дело мое одинокое существование уже не казалось мне таким уж плохим.


13.

Скарлетт


— Ты выглядишь потрясающе, — произнес Райдер, как только я вышла из гардеробной. Его комната напоминала люкс, имеющий две ванные комнаты, две гардеробные, спальню и гостиную. Был даже кабинет. Я не встречалась с Райдером с того момента, как только сообщила, что собираюсь подготовиться к ужину.

— Спасибо. Ты и сам выглядишь не плохо. — Я поправила ему бабочку, а затем опустила руки, напомнив себе, что мы не настоящая пара.

— Синий фантастически смотрится с твоими волосами, — добавил он, пробегаясь глазами по моему телу.

Я подтолкнула его локтем.

— Попридержи свои комплименты для публики.

— Я серьезно, но хорошо. Ты готова?

Трудно было не реагировать на его шарм.

— Конечно. Готова как никогда.

Он взял меня за руку, мы вышли в коридор, направляясь к лестнице.

— Далеко ли находится столовая? — шепотом спросила я. — Эти туфли не предназначены для дальних походов.

Райдер усмехнулся.

— Они для переноски на закорках?

Я ухмыльнулась.

— Будь осторожен, я могу согласиться.

Райдер терпеливо держал меня за руку, пока я спускалась по лестнице на слишком высоких каблуках. Когда мы почти дошли до последних ступенек, входная дверь открылась и вошла миленькая девушка в резиновых сапогах.

— Там так мерзко, — сказала она Лейну, который забрал у нее пальто.

— Дарс, — позвал Райдер.

Его сестра подняла глаза и почти прыгнула к нам на лестницу, выпрыгнув из сапог и оказавшись в коктейльном платье и чулках.

— Я так рада тебя видеть. — Она обхватила лицо брата ладонями и потерла, словно погладила собаку.

— Отвали, — произнес он, убирая руки Дарси. — Позволь представить тебе Скарлетт, — сказал Райдер, не отпуская моей руки. — Скарлетт, это моя сестра большая заноза в заднице.

Было немного неловко, мы все еще стояли на последних ступеньках, а она начала целовать меня сначала в одну щеку, а затем в другую, сияющими глазами осматривая меня.

— Просто замечательно, что ты приехала, Скарлетт. Райдер так много о тебе рассказывал. Можешь поверить, что Фредерик и Виктория настойчиво набивались на сегодняшний ужин? Заранее извиняюсь за допрос с пристрастием, который тебе предстоит пройти. — Она махнула рукой в воздухе, спускаясь вниз по лестнице. — Ну, мы сделаем все, чтобы ты была в порядке. Не оставайся наедине с Викторией, которая может ударить тебя вилкой или еще чем-нибудь. — Она рассмеялась и продолжила болтать, пока мы спускались с лестницы, направляясь прямо туда же, куда ранее отправился дедушка Райдера по тусклому коридору, с развешенными картинами, написанными маслом, на которые я едва взглянула, пока мы шли.

— Дарси, где твои туфли? — Спросил дедушка Райдера, как только мы вошли в столовую, отделанную дубовыми панелями, с каменным камином у противоположной стены и длинным столом в центре. Освещение было приглушенным, казалось, что свет всасывался в темные полы и стены.

— Я пошла проверить лошадей и потеряла туфли. Так что тебе придется довольствоваться моими босыми ногами в чулках. — Она поднялась на цыпочки, чтобы подчеркнуть отсутствие туфель.

Я повернула голову в сторону двери, и обнаружила пару, стоящую рядом с дверью и немного покашливающую.

— Скарлетт, — произнес Райдер. — Позволь представить тебе моего кузена Фредерика и его жену Викторию.

— Как вы поживаете? — Спросила я, используя официальное приветствие, которое мне посоветовал Райдер.

— Как вы поживаете? — Фредерик пожал мне руку, потом Виктория холодно поцеловала якобы меня в щеку, произведя воздушный поцелуй, с натянутой улыбкой. С ее стороны не было душевного приема, который оказала мне Дарси.

Скорее всего я была для Виктории и ее мужа последним человеком, которого они предполагали увидеть.

Раздался гонг, и все направились к столу.

— Садись рядом со мной, Скарлетт, — сказала Дарси, поглаживая рядом с собой стул. Я взглянула на Райдера, который утвердительно кивнул.

Стол был накрыт накрахмаленной белой скатертью с достаточным количеством столового серебра вокруг моей тарелки, и мне показалось, что если бы я сперла все эти столовые приборы и положила бы их в свой чемодан, я запросто смогла бы погасить все кредиты «Аромаит Сесили» и покончить с этой шарадой.

Райдер сидел по другую сторону от меня, справа от своего деда, который восседал во главе стола. Фредерик и Виктория расположились напротив. Присутствовало еще одно дополнительное пустое место, но прежде чем я смогла поинтересоваться, для кого оно было, дверь столовой открылась.

— Простите, что опоздала.

Должно быть это была Аврора — предполагаемая сестрой жена Райдера.

Я улыбнулся, глядя на нее, как только она заняла свое место, но ее взгляд был твердо сосредоточен на Райдере.

— Итак, Скарлетт, расскажите нам, как вы познакомились с Райдером, — попросила Виктория. — Кажется, роман был бурным.

Райдер наклонился ко мне, обняв спинку моего стула.

— Не для меня. Скарлетт не помнит, но мы встретились на вечеринке пару лет назад. Ее смех, пронесшийся по всей комнате, привлек мое внимание. А потом я увидел ее. — Он посмотрел на меня таким взглядом, однозначно, достойным Оскара. — Конечно же я пригласил ее на свидание, но увы, она отказала.

Дарси хихикнула, хотя я не могла точно сказать, хихикнула ли она от нашего вранья или от мысли, что ее брата наконец-то отвергла женщина, которая его заинтересовала.

— Похоже, ты все же добился своего в конце концов, — сказал Фредерик.

— Мы встретились по работе, — проговорила я, желая добавить пару фраз к разговору, чтобы не подумали, что я онемела, хотя мои мысли и моя жестикуляция губ работали не синхронно.

— Вы работаете на Райдера? — нахмурившись спросила жена Фрадерика, когда Лейн поставил перед ней тарелку с супом, обслуживая ужин вместе с молодой девушкой, которую я еще не видела.

— Я бы хотел, чтобы так было, — произнес Райдер. — Скарлетт — талантливая бизнес вумен… но я хотел купить ее бизнес.

— О? — Сказал Фредерик. —А какого рода бизнес?

— Компания, выпускающая парфюмерию, базируется в Нью-Йорке. Я основала ее вместе со своей подругой, — ответила я.

— Парфюмерию? Не совсем подходит к инвестициям, куда ты обычно вкладываешь, дорогой кузен, — произнес Фредерик Райдеру, глядя на его тарелку с супом.

— Я предпочитаю вкладывать в бизнес, способный зарабатывать деньги. «Аромат Сесили» доходное предприятие и с прекрасным успешным будущем. — Я кинул на него взгляд и улыбнулся, надеясь, что это не ложь, которую мы тут вещали. Уэстбури Групп была очень успешной, и тот факт, что компания приложила реальные усилия, чтобы мы их не купили, был лестным.

— Ты будешь инвестировать? — Спросила Дарси.

— Ну, я не буду покупать компанию «Аромат Сесили», но Уэструбри Групп сможет предоставить некоторое финансирование. Скарлетт снова мне отказала.

Дед усмехнулся.

— Неплохо, моя дорогая.

— Я тоже склонен к шуткам, дедушка, но Скарлетт совсем не понравилось мое предложение.

— Похоже, ты все же сделал ей предложение, которое она приняла, — пробубнила Виктория себе под нос, вернув свое внимание к супу.

— Мне удалось убедить ее выпить со мной, — ответил Райдер.

— Я удивлена, что твое эго решило снова пригласить ее на свидание, — сказала Дарси.

— Он не привык, чтобы женщины ему отказывали, — добавила Аврора. — Полагаю, вы бросили ему вызов.

Я была уверена, что она говорила об этом никак о комплименте, по крайней мере, было не похоже. Райдер описал их отношения, что между им и Авророй не существовало никаких чувств и привязанностей, что она была другом семьи все это время, поэтому его сестра была настолько заинтересовала, чтобы Райдер женился на Авроре. Возможно, так думал Райдер, но то обожание, которое я заметила в глазах Авроры, подсказало мне, что ее чувства были далеко не только дружескими.

После супа подали фазана, который по своему вкусу ничем не отличался от курицы. Я никогда не пробовала фазанов, поэтому не знала, чего ждать, но была благодарна, что вкус был вполне знакомым. Каждое блюдо подавалось на красивом фарфоре, красиво украшенное и очень вкусное. Все походило, как будто мы заказывали в фешенебельном ресторане. Интересно они когда-нибудь заказывали на вынос китайскую еду?

— Ты в порядке? — тихо поинтересовался Райдер, пока разговор за столом шел своим чередом. Он слегка придвинул стул ко мне, опустив мне на ногу свою руку. — Ты вписалась тут. Тебе не о чем беспокоиться. Видишь?

— Немного, — ответила я, похлопывая его по руке. Он соединил наши пальцы вместе.

— Ты сегодня очень красивая, Скарлетт.

— У нас не было возможности взглянуть на ваше кольцо, — сказала Виктория, прерывая очаровательный момент с Райдером.

Я разъединили наши пальцы и подняла руку, прижав к груди, не желая ее вытягивать вперед.

— О, это что-то новенькое, не так ли? — поинтересовалась она, потянувшись за бокалом вина, посверкивая собственным старинным обручальным кольцом. — Я думала, Райдер подарит тебе старинное кольцо своей бабушки, которое она оставила ему.

— Виктория, — зарычал Райдер.

— Что?! Это всего лишь простое наблюдение.

Виктория явно пыталась высказать свое мнение, совершенно не понимая, что нас нельзя никак разозлить, потому что у меня с Райдером существовала определенная договоренность, поэтому в свете нашей сделки ее комментарии мне просто показались забавными.

— Уверен, что такая молодая и красивая леди, как Скарлетт, не захочет носить старомодное кольцо с желтым бриллиантом герцогинь. Мода меняется, не правда ли, юная леди? — спросил герцог, хитро сверкнув глазами.

Я не знала, как мне отреагировать. Не оскорблю ли я выбор его умершей жены, если соглашусь с ним?

— Я не хотел, чтобы Скарлетт чувствовала себя обязанной принять нашу реликвию из-за того, что она меня любит, — ответил Райдер, проводя рукой по верхней части стула позади меня.

Виктория закатила глаза, но ничего не сказала.

— Вы планируете жить здесь? — поинтересовалась Аврора, явно пытаясь сменить тему. —Ну, после свадьбы.

— Мы проведем здесь какое-то время, но наша основная жизнь на Манхэттене, — ответил Райдер. Я сделала еще один глоток вина и тут же Лейн наполнил мой бокал.

— Вы не вернетесь и не будете управлять поместьем? — спросила Виктория, как будто сама эта идея казалась ей нелепой.

Райдер сжал кулаки.

— Все останется как есть — дед будет управлять поместьем с помощью Дарси.

Виктория говорила так, будто герцог уже умер. И теперь пришла моя очередь постоять за Райдера. Он опустил руку, соединив наши пальцы, как новоиспеченная пара, которой мы притворялись. За исключением того, что я не играла. Я искренне хотела ему помочь. Виктория явно была бесчувственной, что сейчас и продемонстрировала.

— Вы собираетесь в Шотландию на медовый месяц? — спросил Фредерик, как будто его жена и не размышляла о последствиях смерти герцога.

Медовый месяц? Мы даже не обсуждали это.

Я воспользовалась этой возможностью, чтобы Райдер не бросился на Викторию.

— Мы проведем неделю здесь, а затем вернемся на Манхэттен. Мы часто будем путешествовать, но сейчас мы решили побыть здесь с герцогом, чтобы он смог лучше отойти от травмы, этого мы оба хотим.

Мне казалось, что мы хорошо подготовились к встречи с его родственниками, но я не могла дождаться, чтобы побыстрее вернуться в нашу спальню и снова остаться вдвоем. По крайней мере, там я могла бы расслабиться и побыть самой собой несколько часов.

— Мы постреляем завтра? — спросил Фредерик Райдера.

Постреляем? Меня завтра он оставит одну?

— Посмотрим, какая завтра будет погода… и нужно спросить Мерримана, — ответил Райдер.

— Он не позволит нам пойти на оленя, настоящий позор, — произнес Фредерик, положив салфетку рядом с пустой тарелкой.

— Это потому, что ты ужасный стрелок, — ответил Райдер.

— Так, так, мальчики, — сказал герцог. — Фазанов всегда предостаточно. Что будут делать девочки, когда мальчики отправятся на охоту?

— Может мы тоже пойдем с ними на охоту, — ответила Дарси.

Герцог усмехнулся.

— О да, ты такой же хороший стрелок, как и все, Дарси. Но думаю Скарлетт не захочет к вам присоединиться.

— Я не возражаю, — произнесла я. Как бы мне не хотелось убивать оленей или фазанов, мне хотелось быть как можно ближе к Райдеру. — Скорее всего на мне скажется смена часовых поясов, поэтому я бы выспалась.

— Ты привезла платье? — Спросила Дарси.

Я кивнула.

— Да, мне нужно распаковать его, чтобы посмотреть смогло ли оно пережить путешествие. — Я купила платье с Харпер за два дня вылета из Нью-Йорка. Это было готовое платье с вешалки, если можно так выразиться, но оно очень подходило для нашего делового соглашения, и прекрасно сидело на мне, словно его специально сшили для меня.

— Не могу дождаться, чтобы увидеть его, — сказала она. — Может ты покажешь его мне, а потом мы сможем побаловать себя. Заняться спа-процедурами перед свадьбой. Здесь примерно в десяти милях есть отель с отличным спа-салоном.

— Мне там нравится, — сказала Аврора.

— Мы все должны его посетить, там мы и сможем получше вас узнать, — сказала Виктория.

— Давайте посмотрим, как и что будет завтра, а? — спросил Райдер. — Не забывайте, что у нас со Скарлетт есть чем заняться — подготовкой к свадьбе, нам нужно все проверить.

Слава Богу. Сегодняшний день и так был уже достаточно ошеломляющим для меня, и мне только еще не хватала думать о завтрашнем дне с Викторией наедине.

Мы были командой, и мне не хотелось, чтобы нас разъединяли. И хотя не настолько хорошо его знала, но до сих пор он сдержал свое слово абсолютно во всем. И мне было видно, что его сестра и дедушка явно обожали его.

Но когда дело касалось мужа, я выбирала не лучший вариант, как показывала жизнь.


Я вышла из ванной комнаты, наткнувшись на Райдера, лежащего на кровати, его пиджак, галстук-бабочку валялись на полу, там и туфли, но он все еще был полностью одет.

Напряженный ужин, а также полет и стресс от того, что меня весь вечер оценивала его семья и родственники, взяли свое. Я была морально выжата.

— Ты очень хорошо справилась, — сказал он, приподняв голову на руке, когда я подходила к другой стороне кровати.

Я покачала головой.

— Слишком много эмоций за один вечер. Спасибо Богу, что ты был рядом, — сказала я, упираясь бедром в кровать. — Мне показалось, что Виктория жаждала крови. — Я опустила голову на подушку.

— Да, она даже не пыталась этого скрывать.

Я усмехнулась.

— Я не могу поверить, что она спросила, кто будет управлять поместьем. Это так неуважительно.

— Это как раз похоже на нее. Она всегда хотела получить приз — Вултон — и то, что вдруг появилась ты, готовая у нее его забрать, наверное, она хочет посмотреть, как ты это сделаешь.

Что он хотел этим сказать?

— Ты очень красивая, Скарлетт, — произнес он, проводя дорожку пальцем по моей руке.

Было приятно ощущать, что кто-то играет со мной на поле. Мне не хватало ощущения, что у меня есть товарищ по команде, в моем углу, после развода.

— Я рада, что прошла их проверку. Пока, по крайней мере.

Его рука скользнула на мою талию, и у меня пробежали мурашки по всему телу. Его действия напоминали, словно мы обычная пара, и после напряженного дня наконец-то оказались вместе одним. Отчего я вспомнила Маркуса — время, когда думала, что нашла любовь всей своей жизни. Я проигнорировала жалящее ощущение в груди и повернулась лицом к Райдеру, чтобы взглянуть ему в глаза.

— Мне не стоит завтра отправляться на охоту. Бог знает, что я с радостью обойдусь хотя бы одним днем, чтобы не видеть Фредерика. Я не понимаю, почему ты должна подвергать себя обществу Виктории.

— Все в порядке. — Хотя все было не совсем в порядке, но с Викторией я могла справиться. Несмотря на предложение Райдера, мне показалось, что Дарси так загорелась идеей посетить спа-салон, именно поэтому я согласилась. А это означало в свою очередь, что у Райдера не оставалось оправдания, чтобы не отправиться на охоту с Фредериком.

Он провел пальцем по моей шелковой ночной сорочке.

— Очень мило. Быть здесь, с тобой, — сказал он, словно он не ждал, что сможет насладиться моей компанией.

Я прошлась пальчиками по его рукам. Мне показалось это настолько естественным, хотя я понимала, что все было несколько по-другому. Рядом со мной мужчина был для меня не настоящим будущем мужем. Да, я собиралась выйти за него замуж. Но физических отношений мы не подразумевали.

Он придвинулся поближе ко мне.

— Я помню, мы договорились, что никакого секса…

Я положила ладонь ему на грудь.

— Мы не должны. — Мы заключили бизнес-сделку. Я хотела сохранить «Аромат Сесили». Он хотел получить жену. Поэтому мы находились здесь, только из-за этих причин.

— Просто ты такая красивая.

Я вздохнула, и мои соски прижались к шелку ночной сорочки. Я привыкла заниматься сексом с Маркусом до того, как мы разошлись. Но Райдер разбудил что-то во мне, и я вдруг заскучала по этому чертовому сексу.

— И нам было так хорошо, — произнес он, как будто из него выдавливали признание. — Разве не так? — поинтересовался он, поближе перемещая свои бедро ко мне. — Очень хорошо.

Если бы я могла заглушить голоса, вторящие у меня в голове, хотя бы на секунду, я могла бы снова почувствовать себя частью пары, ощутить твердость его тела.

Я лишилась всего этого, и я скучала по потери.

Я потянулась к его лицу, он тут же наклонился, чтобы поцеловать меня, его губы казались такими мягкими, и в то же время контролирующие все. Он был все таким же, когда выводил меня из машины, как вел разговор за ужином, как строил планы на завтра… и также контролируя мое тело.

Он положил меня на спину, толкнувшись языком ко мне в рот, пытаясь соединиться с моим языком, забирая все мои заботы с каждым своим прикосновением. Медленно, он словно создавал размытый экран между мной и моими проблемами этого и следующего дня, моим смущением перед ложью, которую мы устроили, и моей болью от потери мужа.

Он отодвинулся и взглянул мне в глаза.

— Боже, мне нравится целовать тебя.

Я сжала зубами нижнюю губу, чтобы не рассмеяться, поэтому просто кивнула.

— Мне тоже нравится целовать тебя.

— А так? — спросил он, проводя рукой по моей шелковой сорочке. — Это мне тоже все нравится.

Прошло уже много времени с тех пор, когда я ощущала себя желанной и прошло еще больше времени, когда кто-то привлекал меня. Я и забыла, как мне раньше нравилось это чувство.

Я потянулась вниз и приподняла свою ночную сорочку вверх, показывая ноги. Потом я села и стащила ее полностью через голову, выгнув спину.

Брови Райдера взлетели вверх по мере продвижения моей сорочки к моей голове.

— Сейчас мне нравится еще больше.

Он снова поцеловал меня. Его рубашка ощущалась шероховатой на моей коже, заставив меня вздрогнуть.

Губами он медленно спускался по моему телу, обдуманно и медленно, следуя за своими губами руками, как будто он пытался каждую часть меня запечатлеть в памяти. Он неторопливо исследовал каждый уголок, каждый выступ и впадинку. Я сдерживала стоны, пока он не достиг низа моего живота.

— Тебе придется быть тихой, — сказал он, сдвигаясь вниз кровати. — Стены толстые, но твои крики все равно будут слышны.

Он запустил свой язык в мой вход, как только я обхватила свои ноги и раздвинула их. Почему мы не занимались сексом с того раза? Мне казалось это так хорошо, таким правильным.

Его палец вошел в меня, закружив, пока он лизал, проходясь языком вверх и вниз, кружа у клитора. Было такое впечатление, что мое тело от удовольствия, расплылось или воспарило на кровати. В считанные секунды я подошла к оргазму.

— Обещаешь, что не будешь кричать? — спросил он, нарушая свой ритм, наблюдая за моей реакцией.

— Да. — Я потянулась к его затылку, опуская его голову назад, чтобы он поскорее закончил то, что начал. — Не останавливайся.

— Расслабься и доверься мне, — ответил он, опустив голову.

Мне не было необходимости доверяться ему, я и так слишком хорошо знала, что он способен заставить меня кончить.

Его большой палец заскользил туда-сюда, мои соки уже струились из меня, смачивая задницу. Он скользнул указательным пальцем по моей открытой заднице, сильно нажав на анус, будто хотел убедиться, что я поняла его намерения. Он нашел ровный ритм, внутрь и вне своими пальцами, вверх и вниз — языком. Я плавала на облаке удовольствия, пока он не скользнул пальцем мне в задницу, слегка нажав, заставляя меня застонать. Весь мой мир был переполнен ощущениями — его ртом, языком, легкими покусываниями время от времени. При этом он умудрялся удерживаться меня на месте. Его большой палец скользил внутрь и наружу, а другой палец как в зеркале отражал его движения.

Это было слишком много. И он знал об этом.

Он отпустил мою ногу и положил руку мне на рот, чтобы я могла закричать, не сдерживаясь. Я поддалась, мольбы, чертыхания, стоны завибрировали ему в ладонь, как только я начала кончать, дергаясь напротив него, с единственной мыслью, как сильно я хотела быть с ним. Прямо здесь. Прямо сейчас.

В этом момент для меня ничего не имело значения.

Не «Аромат Сесили», не Маркус.

Не мое будущее, не мое прошлое.


14.

Райдер


Я был настолько жестким, что с трудом дышал. Поэтому осторожно стал спускать молнию вниз, боясь дотронуться до своей эрекцию, чтобы не кончить.

Скарлетт не была настолько тихой. Даже зная, что люди могут ее услышать, она не могла сдерживаться и мне, черт побери, это нравилось. Она едва произнесла пару фраз за ужином, без сомнения, испугавшись не от мира сего болтовни за столом и тех обстоятельств, в которых мы вынуждены были оказаться. Но здесь? В моей спальне, только она и я, так ведь? И ее невозможно было запугать, и, конечно, она не была такой тихой, как там.

Я старался сдерживаться изо всех сил, лежа рядом с ней. Но когда ее живот поднялся и упал таким очаровательным образом. Больше сдерживаться я не мог. Господи. Видит Бог, я пытался всеми средствами думать об охоте с Фредериком, но это не помогало.

— Ты выглядишь сердитым, — произнесла она. — О чем ты думаешь? — Она перекатилась ко мне, я же продолжал пялиться в потолок, пытаясь игнорировать ее высокую грудь, и ее соски, которые смотрели на меня, отчего мне безумно захотелось их сжать.

— Ты хочешь спросить меня, о чем я не думаю.

— Что? — Она скользнула рукой по моему животу, и я моментально схватил ее за запястье.

— Нет, — гаркнул я.

Она дернула рукой назад, словно обожглась.

— Извини, я кончу, если ты дотронешься до меня. — Я зажмурился, почувствовав, как матрас рядом со мной провис. Чем она там занималась? Я не мог не думать, как она совершенно голая передвигалась передо мной, настолько открытая.

— Ты здесь? — поинтересовалась она, видно отодвинувшись от меня подальше. Я открыл глаза на долю секунды. Она сидела, скрестив ноги, локти поставив на колени, и смотрела на меня.

Я застонал. Она убьет меня. Ее до сих пор мокрая киска стояла у меня перед глазами, ее розовые соски торчали вверх, как будто отчаянно просили о прикосновении.

Я же возился со своей молнией на штанах. Мне позарез необходимо было раздеться. Сейчас же.

— Не хочешь, чтобы я помогла тебе? — спросила она, будто я разгружал багажник машины.

Я взглянул на нее. Блеск в ее глазах сообщил мне, что она явно подшучивает надо мной.

— Если ты не будешь слушаться, я тебя отшлепаю. — Я тут же отвернулся, но у меня перед глазами сию же минуту возникла ее задницы, поднятая вверх с красным следом от моей ладони, но мне все же удалось выскользнуть из брюк. Наконец раздевшись, мне все же удалось каким-то образом успокоить свой член. Ненадолго. И чуть-чуть.

Я снял рубашку и боксеры, вздохнул, подсунув руки под голову. Я был готов ко второму раунду.

Переведя на нее взгляд, который был прикован к моему члену, спросил:

— И как тебе то, что ты видишь?

Она повернула ко мне голову, с трудом оторвав взгляд от моей эрекции. Я чуть ли не схватил ее за талию и не усадил на себя, но я хотел это сделать позже.

— Ну, я знаю, на что он способен, поэтому да, мне нравится то, что я вижу. — И вот опять — полная честность. Она сказала это не потому что думала будто это будет правильным ответом в данной ситуации, нет. Она, на самом деле, говорила именно то, что думала или что чувствовала.

Я усмехнулся.

— Покажи мне, насколько нравится, — сказал я. — Оседлай меня. — Мне хотелось постоянно видеть ее сиськи перед глазами, пока я буду ее трахать.

Она медленно подползла ко мне, грудь покачивалась при каждом ее движении. Господи, она настолько прекрасна, словно более совершенная версия каждой женщины, с которой у меня когда-либо был секс. Может потому, что я более близко с ней знаком? Или может потому, что мне нравится она настолько открытая, непохожая на других женщина?

— Ты властный, — сказала она, прижав ладони к моему животу, пока залезала на меня.

— Тебе нравится? — спросил я.

Ее дрожь по всему телу, стала мне подтверждением, в котором я нуждался. Ей нравилось, когда кто-то говорил ей, что делать. Возможно не за пределами спальни, даже не за пределами нас двоих. Но ей нравилось, когда я говорил ей, что делать в постели.

И мне это тоже нравилось.

Я схватил ее за бедра и потянул к себе, пока она не скользнула свой киской по моему члену, накрывая его своими влажными половыми губами. Она подалась вперед и, качнув назад бедрами, ее клитор дотронулся до моего основания.

Она опустила вперед голову, ее длинные волосы накрыли тело. Она застонала и опять качнула бедрами. Прижимаясь клитором к моему члену. В течение нескольких минут я позволял ей тереться о себя, видно она решила, что была главной здесь, потом я все взял в свои руки.

— Я хочу быть внутри тебя, — прошептал я.

Она остановилась и кивнула. Хотела ли она того же? Я потянулся к бумажнику на прикроватной тумбочке и достал презерватив. Она наблюдала за мной, как я надел его, а мой член дернулся от ее жаждущего взгляда.

— Будь помягче, — прошептала она. — Я хочу, чтобы это было долго.

— И ты получишь, — ответил я, обрадовавшись, что она тоже имела идентичное желание в нашем сексе.

Мне хотелось сунуть свой напряженный член в ее влажный жаркий вход и трахать ее без пощады. Я не хотел причинять ей боль, но определенно хотел, чтобы она наслаждалась нашим сексом. Но больше всего я хотел, чтобы она кончила. Сильно.

Я схватил ее за бедра, она обхватила мой член своими маленькими пальчиками, как будто хотела постоянно его так сжимать. Она направила мою головку к своему входу и вздохнула. Словно она уже давно ждала этого момента, а теперь смогла его осуществить, расслабившись. Мне понравилась мысль, что она хотела и жаждала мой член.

Она сжала мою головку своими внутренними мышцами, и мне потребовались все мои силы, чтобы не рвануть с кровати и тут же не войти в нее целиком. Она тяжело выдохнула, слегка опустившись, зажмурившись.

— Такой большой, — пробормотала она.

Она выдохнула наполовину, двигаясь небольшими, резкими толчками, опускаясь вниз.

И вид ее приоткрытых губ, подпрыгивающей груди, двигающихся бедер был для меня настоящим раем.

Она опустилась ниже, сжав внутренние мышцы вокруг меня, это было настолько прекрасно. Я почти отключился, испытывая перегрузку от удовольствия. Если бы от наркотиков я смог бы получать подобные ощущения, я стал бы наркоманом.

— Райдер, — задыхаясь произнесла она.

Я весь потерялся от ощущений ее, наблюдая за каждой частью ее тела, кроме глаз. Она выглядела испуганной. Почему?

— Он слишком огромный. — Она положила свои руки на мои на ее бедрах, и мне потребовалось секунду или две, чтобы сфокусироваться на ее словах и на ее глазах. Она хотела, чтобы я взял все в свои руки, ей не хотелось все делать самой.

Я сжал пальцы на ее плоти и полностью вошел в нее. Она ойкнула.

— Да, — прошептала она. — Больше.

Господи, мне понадобилось столько усилий, чтобы сразу же не взорваться.

Я сел и перевернул ее на спину.

— Я дам тебе больше, — произнес я. В этот момент мне совершенно было все равно, будет ли она кричать на весь дом. Я собирался наполнить ее ощущениями и чувствами, входя в нее. И я хотел, чтобы она чувствовала тоже, что и я. — Я дам тебе все, что ты хочешь.

Я толкнулся вверх, и она взвизгнула и согнула ноги, чем заставила меня войти в нее еще глубже, пока я не мог продвигаться в ней дальше. Я вышел и снова зашел длинными, медленными ударами, опустив голову ей на плечо и оставив засос у нее на шеи, которая пахла мандарином.

Мои ягодичные мышцы свело судорогой, я толкнулся в нее, заставляя ее шире раздвинуть ноги. Она стала двигаться вперед по кровати, при каждом моем толчке, поэтому я схватил ее за плечи, чтобы удержать ее на месте.

— Так? Нравится, когда я так хорошо и жестко трахаю тебя? — Слова получились резкими, когда она застонала в ответ. Но ей явно нравилось.

У меня создалось такое чувство, что раньше ничего подобного у нее не было, словно именно сейчас для нее было в новинку, более увлекательным то, что я вытворял с ее телом и как оно отвечало мне.

Она схватила меня за шею, ее пальцы обхватили мой затылок.

— Мне нравится, что тебе так нравится, — задыхаясь произнесла она. — Как тебе нравится меня трахать.

Она точно подытожила то, что делало наш секс таким хорошим. Мы были двумя противоположными сторонами одной медали, наслаждаясь, как заставляли друг друга чувствовать, каждый получал удовольствие от наслаждения другого, от чего каждое наше движение усиливалось в сто раз.

— Я счастлив заниматься сексом с тобой и особенно заставлять тебя кончить.

Она застыла, ахнула, быстро схватила подушку, закрыла ею свою лицо и закричала, достигнув кульминации.

Сейчас меня меньше всего волновали наши крики. Мой дедушка находился в противоположной стороне дома, моя сестра слышала вещи и похуже, на персонал мне было насрать. Я занимался сексом со своей невестой. Поэтому что? Я отодвинул подушку с ее лица и ускорил ритм. Ее пульсирующие мышцы, преследовали меня.

Мой оргазм состоялся через несколько секундах после ее. Я кончал резко, с отчаянными толчками, громко стонал.

Я рухнул на нее, словно из меня выкачали всю энергию до последней капли.

Рассеянно, она стала чертить круги у меня на затылке своим указательным пальцем. Казалось такая мелочь, но настолько интимная вещь, что я почти не мог ее вынести.

Я прижался губами к ее уху, чтобы она перестала водить пальцем. Я не мог двигаться, даже если бы захотел.

— Думаю, мы вели себя слишком громко, — сказала она, как только мое дыхание стало восстанавливаться. Я скатился с нее на спину, положив на нее ногу, все же желая дотрагиваться до нее, но совершенно не имея практики в после оргазменных объятиях.

— Мне насрать, — ответил я, поворачивая в ее сторону голову, она прижала ладони к щекам.

— Надеюсь, никто не слышал. Я старалась, Райдер. Правда старалась.

Я схватил ее за запястье, положив ее руку к себе на живот.

— Эй, не беспокойся об этом. Я тоже не сдерживался.

— Но твой дедушка, — сказала она. — Это неуважительно по отношению к нему.

— Не переживай из-за этого. — Я соединил наши пальцы. — Он на другой стороне дома. Он определенно ничего не слышал.

— Ты думаешь?

— Абсолютно. — Я взглянул на ее стоячие соски, плоский живот и блестящие волосы, которые разметались по моей кровати. — Хочешь проверить мою теорию и повторить?

Если я уж решил заключить не настоящий брак, то ничего лучше придумать было нельзя, потому что Скарлетт Кинг была умной, красивой и чертовски фантастической в постели.


15.

Райдер


Даже приятные октябрьские дни могут начаться с унылого, холодного утра. Но страданий добавило и то, что меня вытащили из постели от Скарлетт, чтобы пойти на охоту с Фредериком.

Хотя, я знал, что в какой-то момент мне придется поговорить с Фредериком с глазу на глаз. Я просто надеялся, что это не случится, когда у нас в руках будет оружие.

Мерриман, егерь, вылез из машины и положил руку на багажник Land Rover.

— Пойдем отсюда, — сказал он.

Я открыл дверь и направился к багажнику, Брэкнелл, золотистый ретривер Мерримана последовал за мной.

Я ненавидел охоту. Некоторые люди наслаждаются охотой на свежем воздухе со своими собаками. Для Фредерика это было возможностью показать свою силу, кого-то убивая. Мне же становилось от этого еще больше нехорошо. Для Мерримана это было обычной работой, по управлению угодий. Только так я мог его оправдать в своих глазах. Я знал, что Фредерик ходил на охоту, подстреливая фазана, специально выведенного для стрельбы. Это было просто ужасно, я не мог до конца себе представить, как можно выводить и растить кого-то, чтобы потом убить.

— Сомневаюсь, что ты частенько стреляешь в Нью-Йорке, — произнес Фредерик. — Тебя не беспокоит, что ты уже забыл, как это делается? — спросил он, вручая мне дробовик.

Я всегда был лучшим стрелком, хотя Фредерик и часто участвовал в охоте. И я не волновался, нет.

— Без сомнения, Мерриман обойдет нас обоих, как обычно.

Мерриман притворился, что не слышит нашей перепалки, как было всегда. Все в Вултоне привыкли к нашим колкостям. Даже будучи детьми, мы так и не стали друзьями, несмотря на то, что разница у нас была всего лишь в год. Фредерик всегда был всем недоволен. Причем все время кого-то или что-то критиковал. Долго находится в его общстве было довольно утомительным занятием, даже в детстве.

Мерриман вышел на тропу, Брэкнелл бежал рядом, к счастью, Фредерик и я последовали за ним по неровной, покрытой росой землей.

— Тебе следовало одеть более удобную обувь, — сказал я, когда Фредерик споткнулся. Зачем он надел сапоги? И какого хрена на нем был твид? Мы с Мерриманом облачились в куртки из парафинированной ткани и джинсы. В конце концов, сегодня был не официальный день съемки охоты со всей помпой и церемонией. Я шел с двоюродным братом и егерем.

— Чушь. То, что ты живешь в Америке, не значит, что я должен поменять свои правила и принципы.

Я вздохнул, ничего не ответив. В этом не было никакого смысла. Он всегда так себя вел, словно в любую минуту его могли сфотографировать, и он должен был соответствовать, а не то, что он отправился на охоту просто, чтобы расслабиться.

Я взглянул на солнце, пробивающееся сквозь утренний туман. Понадеявшись, что в спа Скарлетт тоже хорошо проведет время. Я знал, что Дарси всегда присмотрит за ней, но Виктория? Никто не знал, как она поведет себя с моей невестой. Я даже стал волноваться, что Аврора тоже не будет столь дружелюбной, когда меня не будет рядом. Она была милой девушкой, но у меня возникло подозрение, что она столько времени не выходила замуж, потому что надеялась, что, в конце концов, я буду ее мужем. Еще с детства она подружилась с моей матерью, сестрой и дедушкой, но сейчас она выросла, и я все время задавался вопросом — почему она до сих пор находится здесь, а не уехала? Мне казалось это странным.

Мерриман остановился и снял сумку, положив ее на землю. Не оглядываясь, он бросил нам маленькую бутылку с водой. Это было настолько неожиданно, что я не успел ее поймать, поэтому она упала к моим ногам.

Фредерик был горд, что поймал вторую бутылку воды.

— Ты все еще думаешь, что победишь меня?

— Что я могу сказать? Если этого не произойдет, то только потому, что моя прекрасная невеста не давала мне спать этой ночью и, будь уверен, мой проигрыш ни в малейшей степени меня не будет это беспокоить. — Я ухмыльнулся, испытывая настоящую радость, что дал понять Фредерику свое отношение к охоте и еще оттого, что сказал правду.

— Да, конечно. Какое оправдание. Как будто вы двое на самом деле спите вместе, — сказал он. Интересно. Он явно с подозрением относился к моим отношениям со Скарлетт.

Я усмехнулся, стараясь не показать слабости.

— Ты думаешь, мы собираемся воздерживаться от секса до первой брачной ночи?

— Я сомневаюсь, что она дойдет до брачной ночи. Если у нее есть хоть какой-то ум, она заберет деньги, которые ты ей заплатил, и исчезнет. Если, конечно, ты не платишь дополнительно ей за секс.

Если бы я не держал в руках дробовик, я бы с уверенностью дал ему по морде. Скарлетт выходила за меня замуж не из-за денег. Она пыталась спасти свою компанию, в которую вложила всю свою душу. Прямо как и я. И она не спала со мной из-за денег, это уж точно.

— Или, может она хочет быть герцогиней.

— Она не знала о титуле, когда я делал ей предложение. — Это тоже было правдой. Я намеренно умолчал об этом, но я и не рассматривал тот факт, что став замужем за мной, она станет моей герцогиней.

— Да, все очень удобно. Она идеальная женщина, которой ты внезапно делаешь предложение, и как раз в самый подходящий момент.

— На что именно ты намекаешь?

— Я ни на что не намекаю, а говорю совершенно открыто. Не похоже, что твой роман или как ты его называешь с этой женщиной настоящий. Ты просто хочешь наследства.

— Ты придурок, Фредерик. Если то, что ты говоришь — правда, тогда почему я не женился раньше? Почему я не женился, когда у дедушки случился инсульт? — Врать было нелегко, но какой у меня был выбор? — Или в любое другое время за последние десять лет?

Он не знал, что кое-что изменилось. Похоже, он не знал, что Уэстбери Групп была напрямую связана с наследованием поместья.

— Я пока точно не могу сказать. — Он пожал плечами. Уверенность и выстраивание логических цепочек не были стороной его характера, но выглядел он напряженно, а не расслабленно. — Но, как правило, все всплывает на поверхность, рано или поздно, я уверен, что женщина себя выдаст.

Это была угроза, и я был слишком возмущен, чтобы обеспокоиться тем, каким образом он собирается раскрыть истинную природу наших отношений.

— Эта женщина? Мою невесту зовут Скарлетт. Тебе может это не понравится, Фредерик, но Скарлетт будет моей женой.

— Ваши отношения — настоящая подделка, и мы оба это знаем.

— Потому что тебе этого не хочется? Тогда тебе стоило превратиться в муху на стене нашей спальни прошлой ночью, мы уж точно не притворялись. Это у тебя может быть брак без секса, но уж точно не у меня. Черт, ты только взгляни на Скарлетт. — Я усмехнулся. — Как можно удержать руки подальше от нее? — В этом я не врал. Все, что я говорил, было правдой.

Фредерик хрюкнул и вытер кончик носа тыльной стороной ладони.

— Виктория очень привлекательная женщина.

— Да? Думаю, как ты женился на ней, ты забыл, что у тебя тоже есть мозги. — Я выставил вперед подбородок. Честно говоря, я разозлился на Фредерика и на себя за то, что он меня задел за живое.

Мерриман откашлялся, Фредерик поморщился.

— Джентльмены, — произнес Мерриман. — Может мы сконцентрируемся зачем сюда пришли?

Я вернулся к Мерриману.

— Прости. — Мне больше всего хотелось, как следует двинуть Фредерику и вернуться домой. Я ведь ждал и знал, что Фредерик начнет вести со мной подобные разговоры. Но почему я вдруг позволил ему так сильно задеть себя? Обычно со мной такого не бывало. Но сейчас мне не понравилось, каким тоном он говорил о Скарлетт. Она ни в чем не виновата. Как он посмел так о ней говорить? — Я внимательно тебя слушаю, — произнес я, кивнув Мерриману, не слыша ни единого слова из того, что он стал мне говорить. Фредерик же едва обмолвился со Скарлетт парой фраз. Кто он такой, чтобы сразу же начать ее судить? Если бы он узнал ее получше, он бы понял, насколько она милая, умная, сексуальная, забавная женщина, на которой любой мужчина был бы счастлив жениться.


16.

Скарлетт


Я огляделась в полутемной круглой комнате для релаксации, отделанной золотом с куполообразным потолком. При других обстоятельствах здесь можно было бы прекрасно расслабиться. Но сейчас я предпочла бы быть где угодно, но только не в спа-салоне с Викторией и Авророй. Мне показалось, что Райдер сказал, что они были не особенно дружны, но сейчас наблюдая за их болтовней в баре за соком, пока они полностью игнорировали Дарси и меня, они были похожи на закадычных подруг.

— Не беспокойся о них, — произнесла Дарси, сежа рядом со мной на соседней кушетке, пока мы ожидали следующей процедуры. В спа-салоне было тихо, я не видела других клиентов. После массажа всего тела, который мне только сделали и бесчисленных оргазмов прошлой ночью, я должна была чувствовать себя полностью расслабленной, чем на самом деле.

Я улыбнулась и повернулась к ней. Она закрыла журнал и посмотрела на меня.

— Я не беспокоюсь, просто расслабляюсь. — Я поставила свой бокал с коктейлем из манго и женьшеня на пол и начала просматривать журналы, наваленные на небольшом столике.

— Бьюсь об заклад, Райдер тебе рассказал об Авроре, но, скорее всего, упустил главные детали. Она охотилась за ним с тех самых пор, как сняла брекеты. И она пребывает в полном раздрае, как только он объявил о вашей помолвке.

Я снова взглянула на них двоих.

— Райдер сказал, что они никогда не были вместе.

Дарси опустила ноги с кушетки и подвинулась ко мне.

— Да, они действительно никогда не встречались. Думаю, когда ему было пятнадцать, они поцеловались, но дальше дело не зашло.

Мне было очень трудно в это поверить. Разве может девушка так долго зацикливаться на парне, если он не давал ей никакой надежды?

— Райдер всегда очень четко заявлял, что он никогда не женится. Он шутил, что Джордж Клуни украл у него эту идею, — произнесла Дарси.

— Но она надеялась, что он передумает?

— Наверное. Но у Райдера никогда не было постоянной подружки. По крайней мере, он нам не говорил о ней, поэтому мы даже не могли предположить, что он собирается остепениться.

— Если она только не думала, что он нагуляется, а однажды вернется к ней, чтобы завести детей и семью.

— Если она даже предполагала такое, то явно бредила. Райдер относился к своим женщинам также безжалостно, как и к своему бизнесу, — сказала Дарси, затем посмотрела на меня виноватым взглядом. — Хотя я никогда не слышала, чтобы он поступал с кем-то грубо и каким-то образом кого-то сильно расстраивал. — Она отбросила свой журнал на кушетку и взяла бокал с каким-то зеленым невзрачным коктейлем. — Я предлагала ему жениться на Авроре, понимая, что она тотчас согласится. — Дарси пожала плечами. — Но Райдер не согласился, объяснив, что причинит Авроре боль, потому что он никогда не сможет стать для нее настоящим мужем. Поэтому я не думаю, что он каким-то образом подвел ее.

— Она знала, что он унаследует, если женится?

Дарси бросила взгляд в бар.

— Все это знают, хотя не думаю, что она претендовала на его деньги. — Она замолчала, нахмурившись. — Не в полной степени, как мне кажется. Думаю, ей больше нравилось получить весь пакет целиком, социальный статус, если можно так выразиться. Но в основном мне кажется, что она любит его.

— А вы двое дружите? — Дарси зная о нашем соглашении, рассказала ли она Авроре? А если бы узнала Аврора, узнала бы тогда и Виктория?

— Да, мы всегда были подругами. Хотя мои чувства не такие теплые, когда речь заходит о Виктории. У этой женщины нет друзей. — Она засмеялась. — Звучит стервозно, но это правда.

— Но Аврора и Виктория смотрятся вместе, как хорошие подруги, — произнесла я, кивнув в сторону бара.

— О, они не подруги. Скорее всего Виктория накачивает ее информацией о тебе. Но Аврора ничего не знает. Она может только догадываться о скрытых мотивах (она слишком хорошо знает Райдера), но ты и он были такими милыми во время ужина вчера вечером. Мне кажется, она очень сильно ревнует.

— О чем вы говорите? — спросила Виктория, опустившись на кушетку рядом со мной.

— О моем брате, — ответила Дарси. — Я как раз говорила Скарлетт, как мило они выглядят вместе.

Виктория закатила глаза, но ничего не сказала.

— Как ты сказала, вы познакомились? — Спросила Аврора.

Ага, а вот и новые вопросы. У меня было такое чувство, будто мне накинули петлю на шею.

— Как я сказала уже вчера, не помню, когда мы впервые встретились. Это было на вечеринке пару лет назад. — Аврора заняла место на конце моей кушетки, и мне пришлось сдвинуть ноги, чтобы освободить ей место.

— У тебя что амнезия? — взорвалась Виктория.

— Нет. Он пригласил меня на свидание, и я отказалась.

— Мне казалось, ты не помнишь, — сказала она.

Я покачала головой.

— Не знаю, но Райдер не раз рассказывал мне эту историю. Конечно, он мог все выдумать. Потому что тогда я вышла замуж. И не обращала внимания на других мужчин, будучи замужней женщиной.

— Замуж? — Спросила Аврора. — А теперь ты разведена?

— Ну, она же не собирается совершать двоеженство, не так ли? — рассмеялась Дарси. —Свадьба послезавтра, ради всего святого.

Я улыбнулась.

— Да, сейчас разведена. — Это было впервые, когда упоминание о моем разводе не вызвало во мне физической боли. Возможно, мое сердце исцелялось, как мне все говорили, что время лечит. — Мы с бывшим вместе выросли. — Я немного напряглась, когда поняла, что описываю ситуацию, близкую к Авроре и Райдеру. — Мы начали встречаться в пятнадцать. Поженились в двадцать один. Мы были слишком молоды.

За исключением того, что сейчас я уже была не слишком молодой. Вайолет не раз говорила, что люди приходят и уходят в нашу жизнь, идут с нами одним путем, и что мой бывший муж был моим спутником в подростковом возрасте и когда нам было за двадцать. Для него я была временным спутником в его жизни, но я была бы счастлива с ним провести остаток всей своей жизни, идя вместе по одной дороге. А теперь вместо того, чтобы разделять все мелочи жизни, я понятия не имела, где он находится и живет. И он понятия не имел, что я могла очутиться в Англии и в скором времени выйти замуж. Все так переменчиво.

— И вы разошлись по-дружески? — Спросила Виктория. — Или со скандалом?

— Виктория, — произнесла Дарси, нахмурившись на нее.

— Настолько дружелюбно, насколько это было возможно. И сейчас определенно стало лучше, когда прошло некоторое время. — И это было настоящей правдой.

— И ты обратила внимание на Райдера, когда развелась? — Спросила Виктория.

Я сжала пальцами ног хлопковую простынь на кушетке.

— Нет. — Теперь мне все стало ясно, Виктория пыталась меня на чем-нибудь поймать. — Я не смотрела, как сказала еще вчера. Я даже не помню, что встречалась с ним раньше. Мы столкнулись на работе. Он хотел купить мой бизнес.

— О, точно, купить бизнес и бесплатно к нему получить еще и девушку?

— Виктория, — воскликнули в унисон Дарси и Аврора.

— Мой деловой партнер и я отказались от его предложения, но я согласилась на свидание.

— Так мило, — произнесла Аврора. — Должна сказать, что для всех нас это было немного шоком. Райдер никогда не останавливался на одной женщине, поэтому я была несказанно удивлена, что он вдруг решил остепениться.

— Просто произнеси то, что крутиться у тебя на языке… Райдер настоящая шлюха, — сказала Виктория. — Он перетрахал большую часть Нью-Йорка, насколько я понимаю. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

— Это мой брат, в конце концов, Виктория, о котором ты говоришь. Если ты посмеешь…

— Должна сказать, он, конечно, отточил свое мастерство, — прервала я ее.

На этот раз у Виктории не было слов.

Дарси рассмеялась.

— Да, похоже вам было весело прошлой ночью и вы прекрасно провели время, — произнесла она.

Боже мой, как унизительно. Я закрыла лицо руками.

— Прости, — произнесла я. Райдер предупреждал меня, чтобы я так не кричала. Но это так сложно сделать, когда я рядом с ним. Я глубоко вздохнула. — Я просто хочу сказать, что у меня нет ни одной причины сомневаться в его верности. — Я сделала глоток сока.

Дарси усмехнулась, к счастью, нас прервали два сотрудника салона, позвавшие Викторию и Аврору на следующую процедуру.

Я наблюдала, как они обе исчезли за тяжелыми шторами.

— О Боже, — прошептала Дарси. — Это было великолепно. Тебе даже удалось покраснеть, когда я сказала, что якобы слышала вас ночью.

— Ты это придумала? — Слава Богу. В следующий раз мне надо быть более осторожной. Я совсем не хотела, чтобы дедушка и сестра Райдера услышали нас. Но скорее всего следующего раза даже не будет. Прошлая ночь была… Я не могла назвать ее ошибкой (она была слишком превосходной), но у нас с ним сделка, в конце концов.

— Ну, я просто это выдумала… — Она прищурилась, глядя на меня. — Так ты и Райдер… вместе?

Я задержала дыхание, не зная, что и сказать.

— Он, должно быть, рассказал тебе, как мы встретились, — сказала я.

— Напомни мне.

Я знала, что Райдер и Дарси были очень близки, и мне захотелось ложь с ней свести к минимуму. Райдер не будет возражать, если я все ей расскажу, так ведь?

Я быстро объяснила, как я познакомилась с парнем, впервые в жизни, для одной единственной ночи, а затем столкнулась с Райдером у себя в офисе на следующий день за столом переговоров.

— Поэтому все не совсем так, мы сначала переспали, а потом… ну, ты знаешь.

— Он сделал предложение, — закончила Дарси за меня предложение.

— Именно.

— Но вы продолжаете спать вместе? — спросила она.

— Только вчера ночью. — Хотя вчера все было очень необычно. И я понятия не имела, будем ли мы спать дальше, несмотря на то, что послезавтра у нас свадьба.

— Два раза, это уже много, чем обычно он спит с одной женщиной, — ответила она, вытянув ноги на кушетке и открыв журнал.

Я откинула голову назад и уставилась в мерцающий потолок. Значит он не встречался с одной и той женщиной дважды. И переспим ли мы снова будет зависеть от обстоятельств.

А сегодня? Мне нравилась его компания. А его член — это было что-то с чем-то. И вчера было совсем все по-другому, не так как на том свидании, вчера было волшебно. Может заниматься своей карьерой и быть любовницей это и есть мой путь на следующую части моей жизни?


— Скарлетт! — проорал Райдер, влетая в спальню.

— Я здесь, — ответила я. После массажа я была намазана маслом, поэтому решила принять ванну, когда вернулась в Вултон.

Дверь в ванную распахнулась, и Райдер с взъерошенными волосами заполнил проем.

— Вот черт, — произнес он, увидев меня в ванной. Он развернулся, чтобы уйти. — Прости.

— Не стоит извиняться. Входи. — Я хотела передать ему свой разговор с Викторией. И мне очень понравилась мысль, что он разыскивал меня… такой взъерошенный и раскрасневшийся.

Он остановился как вкопанный и повернулся ко мне лицом.

— Ты уверена? Я…

— Входи и закрой дверь… ты впускаешь сюда холодный воздух. — Мы с мужем всегда наверстывали упущенное, пока я принимала ванну. Иногда он присоединялся ко мне. Это было наше священное время, как пары.

Он усмехнулся и закрыл за собой дверь ванной, прошел вперед и опустился на выложенный плиткой выступ, окружающий ванну.

— Ты не возражаешь, что я здесь? — спросил он. Но он перестал настаивать на уходе.

— А должна? — Он видел меня голой в гораздо более компрометирующих позах. И пузырьки покрывали полностью всю поверхность воды.

Он пожал плечами.

— Не знаю. Я подумал, тебе нужно уединиться. — Глядя на него, я поняла, что он хотел со мной о чем-то поговорить.

— Я в порядке, а ты просто отрада для глаз. Я хочу услышать, как прошел твой день. Почему не сейчас? — Я улыбнулась. — Сколько птиц ты убил?

— Отрада для глаз?! Значит, день в спа-салоне был не легким?

— Расскажи мне о птицах, — попросила я. Я хотела сначала услышать о его дне.

— Я расскажу тебе о птицах и Фреде-мудаке, когда ты сначала расскажешь мне о Виктории.

Я засмеялась.

— Ты же знаешь, что напоминаешь пятнадцатилетнего подростка, когда так называешь Фреда, — сказала я.

— Что я могу сказать? Он заставляет меня проявлять худшие черты характера. — Он подался вперед и опустил пальцы в воду. — Нормальная, — произнес он.

— Ты можешь присоединиться ко мне, если хочешь. Здесь достаточно места для двоих. — Я подняла колени, чтобы показать, сколько места еще осталось в ванной.

Он посмотрел на меня прищурившись.

— И ты расскажешь мне о Виктории?

— Я не собираюсь устраивать тебе китайскую пытку водой. Это всего лишь принятие ванны, а не шантаж. — Я закатила глаза. — И в любом случае, с Виктория уж как-нибудь, но я смогла справиться.

Он встал и начал расстегивать рубашку.

— Ванна, на самом деле, это неплохо.

Я наблюдала, как его грудные мышцы перекатываются, когда он сбрасывал рубашку на пол и перешел к джинсам. Я заметила ряд из трех родинок на его тазобедренном суставе, которые обнаружила прошлой ночью, и улыбнулась. Я казалось смешной. Каждый дюйм тела этого мужчины был восхитительным, но я сосредоточилась на трех крошечных родинках. Как только он спустил джинсы, повернувшись ко мне своей сладкой, идеальной задницей, которую хотелось укусить, я тут же перевела все свое внимание к нему ниже пояса.

— У тебя отличная задница, — произнесла я.

Он хмыкнул в ответ.

— Лучше перейдем к твоей.

Он шагнул в воду в ванне.

— Тогда садись у меня между ног, и я сделаю тебе массаж спины.

— Это мое любимое место, между твоих ног, мисс Кинг, — ответил он, хватаясь за бортики ванны и усаживаясь в свое любимое место.

Его мышцы были напряжены, поэтому я немного брызнула крема-пенки для ванны ему на кожу.

— Холодно, — сказал он, когда капли попали на плечо.

Я засмеялась.

— Не будь таким маленьким. Я заставлю тебя почувствовать себя просто прекрасно. — Он сжал мои икры и крепко обхватил меня за ноги.

Я начала пощипывать и разминать мышцы у основания его шеи, прокладывая путь вниз по плечу сначала с одной стороны, а затем с другой. Его тело медленно расслаблялось от каждого моего прикосновения.

— Как хорошо, — пробормотал он.

— Я же говорила, что так и будет. — Он прислонился спиной к моей груди, и я просунула руки к его торсу. — Значит, Фред-мудак заставил тебя напрячься, — констатировала я.

— Судя по всему, ты – настоящее лекарство от этого, — пробормотал он.

— Не хочешь мне все рассказать? — Спросила я.

Он повернул голову, взглянув на меня.

— Нет. Я даже не помню, почему он меня так разозлил.

— Семья — это всегда сложно, — ответила я.

— Да, повтори это еще раз. Мне на самом деле повезло. У меня есть дедушка и Дарси, у многих людей даже этого нет. Они никогда меня не подводили. Я всегда могу рассчитывать на них во всем. И ради них я готов пройти через огонь и воду.

Я нажала еще сильнее.

— Ты не хотел бы больше общаться с родителями? — Спросила я.

Он скользнул рукой по поверхности воды.

— Бабушка и дедушка были для меня родителями. — Это был ответ конкретно не на мой вопрос, но я не могла точно сказать специально ли он уклонился от ответа.

— Разве ты не скучаешь по маме?

Он вздохнул, еще больше вжимаясь в меня своим телом.

— Возможно, скучаю. Но глупо скучать по той, кого ты никогда не знал, кого никогда не было рядом.

— Понятно. — Я замолчала, устанавливая своеобразное молчание между нами.

— Я бы не хотел, чтобы у меня были такие родители, также же, как не хотел быть похожим на них. Но в то же время я не могу жаловаться на свою привилегированную жизнь.

— Я не уверена, что любая привилегия может компенсировать отсутствие мамы.

Он не ответил, всего лишь зачерпнул немного воды и плеснул в лицо.

— Я могу с ней познакомиться? — Тогда спросила я.

Райдер отрицательно покачал головой.

— Я понятия не имею, где она сейчас. — Он прочистил горло. — Не виделся с ней уже несколько лет.

Я не могла даже себе представить, как такое возможно — не иметь родителей, не видеться со своей матерью годами.

— Прости, — только и смогла произнести я.

— Не стоит. Пока мы были детьми все так и было… все было очень сложно. Но сейчас? Как я уже говорил, у меня есть дедушка и Дарси. И мне больше ничего не нужно. — Он говорил с таким убеждением, как будто его дед и сестра жили в укрепленном замке, с высокими стенами и глубоким рвом, охраняющим его. Никого не впускали и не выпускали. Но у меня создалось такое ощущение, что он позволил мне заглянуть в глубину своей души, хотя бы всего на несколько минут.

Я провела рукой по его груди, и он повернулся ко мне. Я наклонилась и поцеловала его в нос, прежде чем успела подумать, что возможно не должна. Я привыкла совершать совершенно естественные действия с мужчиной, с которым у меня были какие-то отношения. Мне никогда не приходилось задумываться или задаваться вопросом — приемлемо ли это?

Райдер улыбнулся. Кажется, он не возражал по поводу моих спонтанных действий.

— У тебя на голове пенка, — сказал он.

— Да? — Спросила я, как только он ее снял.

— Она очень тебе идет. Но ты можешь надеть на себя что угодно, когда голая, и все будет выглядеть великолепно. — Он хихикнул. — Боже, я опять выгляжу лопухом? — Он вернулся в свое первоначальное положение, и мы оба смотрели прямо перед собой.

— Почему опять? — Спросила я.

— Ты назвала меня лопухом, банальным в наш первый вечер, когда мы только познакомились, — произнес он, с усилием выдохнув, отчего вжался спиной мне в живот.

— Я так тебя назвала? — На самом деле, в Райдере не было ничего банального.

— Да, это немного сбило меня с толку. Ты не помнишь?

Я только помню, что он был очаровательным. И великолепным. И я помню, что очень хотела увидеть его обнаженным, но он был совершенно не банальным.

— Нет. — Я провела пальцем вниз от линии волос у него на шеи до позвоночника. Даже такая самая безобидная часть тела этого мужчины заставляла меня возбудиться. — Я не помню, чтобы говорила, что ты лопух. Ты специально отвешиваешь мне лживые комплименты?

Видно его лесть была обычной реакцией, когда он находился рядом с женщиной. Или же он часто использовал подобную линию поведения с женщинами? Виктория обрисовала его мужчиной, который сделает все возможное, чтобы затащить женщину к себе в постель.

— Или ты серьезно это говоришь?

Он выдержал паузу, прежде чем ответил:

— Да, серьезно. Ты прекрасна. Раскована и настолько честная, это очень привлекает. — Он вздохнул, мои руки упали с его груди. — Я нахожу это очень сексуальным.

Я прижалась губами к его плечу, чтобы перестать улыбаться так широко, что лицо готово было треснуть напополам. Он действительно это имел ввиду. Я чувствовала, и это точно было не банально, если он так думал на самом деле.

Он сжал мои ноги, а затем прочертил линию пальцем к моей лодыжке и вдруг поднялся во весь рост из воды. Он решил вылезти из ванны? Я была еще не готова.

— Твоя очередь получить массаж ног, — произнес он, садясь напротив меня и подымая мою щиколотку, проводя большими пальцами по подошве твердые, решительные линии.

— Очень мило, — сказал он. — Я никогда…

Не делил с женщиной ванну?

Не говорил о своей семье?

Не спал с женщиной больше одного раза?

И не делал все вышеперечисленное?

Его большой палец оказался в особенно уязвимом месте, и я застонала, закрыв глаза. Он замер, я тут же открыла глаза, он в упор смотрел на меня.

— Звуки, которые ты издаешь…

Я подалась немного вперед, предлагая ему продолжать.

— Мне нравятся.

Я усмехнулась.

— Они заставляют меня…

Его глаза потемнели, он мог уже ничего не говорить, потому что я и так поняла, что он имел в виду. Я вытащила ногу из его руки и обнаружила его эрекцию, выделяющуюся под водой.

— Ты становишься жестким, когда делаешь мне массаж ног?

— Звуки, исходящие из твоих уст, да, — ответил он, схватив мою ногу обеими руками.

— Я не хочу громко кричать. — Разве с Маркусом я так себя вела? Как только мы съехались, у нас не было причин сдерживать свои чувства друг к другу, но я не могла вспомнить, чтобы была такой буйной, хотя никогда не сдерживалась с ним. С Райдером я уже была осведомлена, как он заставляет меня чувствовать и какие звуки вырываются из меня, пока он заставляет меня так чувствовать.

— Мне нравится каждый твой вскрик. — Он погладил рукой по внутренней стороне моей ноги. Волна вода прошлась вверх, задев киску. И я была не уверена, что все дело в воде, мне казалось, что его слова или его взгляд полностью возбуждали меня, подогревая все тело.

Мне хотелось, чтобы его пальцы прошлись выше, дотронулись до моего клитора, но вместо этого он вернулся к моей ноге, его большой палец начал кружить над пяткой.

Его член дернулся напротив пресса, а когда я перевела взгляд на его лицо, он встретился со мной голодным взглядом.

— По-моему я уже достаточно чистая? — Поэтому выскользнула из его рук, схватилась за бортик ванной и стала вылезать. — Мне даже кажется, что я не прочь была бы немного запачкаться. — Мыльная пена кусками висела на теле, пока Райдер поглощал меня своим взглядом. Я протянула руку, он улыбнулся.


17.

Райдер


— В гребаный крокет? Ты серьезно? — Пробормотал я себе под нос, спускаясь по лестнице. Я бы предпочел провести день в постели со Скарлетт. Прошлой ночью мы занимались сексом в ванной, на кровати, на полу и у стены, и я хотел так, гораздо предпочтительнее провести время, чем с кучей людей, которых я не знал и мне было на них наплевать. (Кроке́т (англ. и фр. croquet) — спортивная игра, участники которой ударами специальных молотков на длинной ручке проводят шары через воротца, расставленные на площадке в определённом порядке. – прим. пер.)

Она сжала мне руку, прошептав:

— Не будь таким несчастным. Сегодня прекрасный день, я никогда не играла в эту игру.

— Я бы предпочел поиграть с тобой один на один.

Но сегодня опять прибыли Фредерик и Виктория, а также мои тетя и дядя, а также сестра Скарлетт, ее брат и его жена, которые прилетели вчера и остановились в соседнем отеле. Без сомнения, Дарси пригласила еще около пятидесяти человек, поскольку она знала всех в радиусе пятидесяти миль. Свадьба должна была состояться завтра, и мы снова со всеми увидимся.

— Ты будешь играть со мной? — спросила Скарлетт.

Я зарычал.

— Не в эту игру. Я бы предпочел, чтобы ты была голой. Я хочу поиграть с тобой, когда ты голая. — Черт побери, Скарлетт Кинг, но она стала моим новым самым любимым увлечением, которое нравилось мне больше всего. Чем больше у нас было секса, тем лучше… это было чертовски хорошее начало. И чертовую прошлую ночь следовало записать, как руководство «Как иметь лучший секс в твоей жизни» или что-то в этом роде. Мы занимались сексом после ванны и перед ужином. И после ужина. И этим утром я набросился на нее, потому что она выглядела такой сексуальной сонная, что я ничего не мог поделать.

Она знала, что мне нравится в постели. Следы ее ногтей у меня на спине, и как она сосала мой член. Я же в свою очередь точно знал, что ей нравится, как мой язык надавливает на ее клитор, а большой палец находится у нее в заднице. И еще ей нравилось, когда я говорил ей непристойности. Я никогда не думал, что секс с женщиной, о которой я хоть что-то знал, может быть таким классным. Всегда предполагал, что положительная сторона с женщиной, чтобы остаться подольше, кое-что зная о ней, всегда будет перевешена отрицательной. Но теперь, думая об этом, я даже не мог вспомнить ни одного негативного момента со Скарлетт.

— Ты играл со мной достаточно, пока я была голой. Мы должны выходить на люди одетыми, чтобы как-то общаться, — произнесла она.

Хорошо, может ее нежелание заниматься сексом 24 часа в сутки и было единственным отрицательным моментом в наших отношениях.

— Ты такая зануда, — ответил я, но не мог сдержать улыбки, как только она рассмеялась.

Добравшись до нижней ступеньки лестницы, дверь открылась, хлынул поток людей. Честно, я был бы счастлив провести целый день только со Скарлетт, Дарси и дедушкой, но Скарлетт была права, нам необходимо было общение. И несмотря на то, что я предпочитал простую свадьбу, но если ограничить еще присутствие ближайших родственников, это вызовет подозрения.

Скарлетт высвободилась из моей руки и побежала в сторону трех гостей, находящихся в зале. Я узнал одну из девушек, она была с ней в баре, когда я познакомился со Скарлетт. Это была ее сестра, и они были очень близки. Пока мы находились здесь, Скарлетт несколько раз ей звонила.

Этим утром Вайолет своим звонком прервала лучший минет, сообщив, что родственники Скарлетт прибыли. Я был точно был уверен в тот момент, что был не слишком счастлив от этого.

— Райдер, — позвала Скарлетт, махнув рукой, как только появились Фредерик и Виктория. Поскольку я предпочитал общаться с кем угодно, только не с ними, я пожал протянутую руку Скарлетт. — Ты уже знаком с Вайолет.

— Большое спасибо, что проделали такой путь, — приветствовал я, целуя ее в обе щеки.

— Как будто я собиралась отказаться от шанса приехать в Англию, — сказала Вайолет, взглянув на Скарлетт, которая явно бросила на нее предупреждающий взгляд. — И свадьбы моей сестры, конечно.

— А это мой брат Макс и его жена Харпер.

Когда мы все познакомились, отправились на лужайку, чтобы сыграть в крокет. Пока мы шли, я обхватил Скарлетт за талию. Листья были по-прежнему в основном зеленые на деревьях, а небо было ярко-голубое, аквамариновое, необычное для этого времени года. Мы повернули за угол, на лужайке было полно народу. Похоже, Дарси пригласила всех, с кем я был знаком еще с детства. Вообще-то моей сестре сначала следовало посоветоваться со мной. Несомненно, все хотели взглянуть на следующую герцогиню Фэрфакс. За исключением того, что Скарлетт не была настоящей герцогиней, ну, не совсем была. И уж точно ненадолго.

Ряд столов с фуршетом с белыми скатертями и серебряными чашами, подносами с едой окружали лужайку для крокета. Да, Дарси приложила немало усилий. Гости медленно двигались вдоль столов, беря напитки и поглядывая на нас, как только мы появились. Дарси находилась рядом с дедушкой, который сидел в кресле перед лужайкой, болтая с тетей и дядей, пока Дарси суетилась над фуршетом.

Лейн возвышался за одним из столов, разливая Пиммс в высокие бокалы. (Пиммс (Пимс, Pimm's) — это квинтэссенция английского лета, отдыха и расслабления. Коктейль Пиммс делают из алкогольного напитка на джине Pimm's №1, лимонада и фруктов с Пасхи и до октября на светских мероприятиях, в пабах и в частных домах. Пьют Пиммс обычно на открытом воздухе. – прим. пер.)

— Мы делаем вид, что сейчас лето? — Спросил я, кивнув в сторону коктейля.

— Я подумал, что нашим американским друзьям будет не плохо узнать вкус Англии, — ответил он.

— Как ты это делаешь, Лейн, мы все вырубимся к чаю, — сказал я, взяв два бокала и передав один Скарлетт.

Он кивнул.

— Таков мой план, сэр.

Я повел Скарлетт от стола.

— Что это такое? — Скарлетт подняла бокал на свет и внимательно его изучила. — Почему в нем есть листик салата?

— Это Пиммс, и он не подается с салатом. Это всего лишь огурец. И немного фруктов. — Я вытащил ломтик огурца из своего коктейля и поднес к ее губам. — Попробуй.

Она откусила кусочек и ухмыльнулась, как только я сунул вторую половину себе в рот.

— Вы только посмотрите на них, так мило, — произнес женский голос позади нас. Мы со Скарлетт одновременно развернулись. — Как будто вы созданы друг для друга. — Виктория расплылась в улыбке рядом с Фредериком. Виктория улыбалась только тогда, когда говорила какую-нибудь гадость. И я не мог точно сказать, услышала ли Скарлетт издевку в тоне Виктории, или она приняла ее слова за чистую монету.

— О, спасибо тебе, Виктория. Райдер тоже постоянно твердит, что мы созданы… друг для друга. Я продолжаю спрашивать его, где он оставил свой английский характер.., но, конечно, мне нравится, когда он такое говорит. — Она взглянула на меня, улыбаясь во все тридцать два зуба. — Это платье смотрится на тебе просто сказочно, — произнесла Скарлетт, опять развернувшись к Виктории. — Оно настолько демонстрирует твою фигуру, просто фантастически.

Виктория вздрогнула, ее улыбка испарилась, осталась только маленькая часть улыбки, пока она пыталась определить с сарказмом говорила Скарлетт или нет.

— Спасибо, — пробормотала Виктория.

— Ты настолько выглядишь желанной, что уверена — получаешь миллион комплиментов за день по поводу своей фигуры, — произнесла Скарлетт, взглянув на Фредерика.

Скарлетт притворялась лучше Виктории в тысячу раз, она была такой очаровательной. Скорее всего, потому что она, на самом деле, и являлась по-настоящему самой очаровательной, вот и все. Тем не менее, Скарлетт явно решила напрочь убить Викторию своей добротой.

Моя невеста просто обалденно, ох*енно крутая.

— Кто-нибудь будет играть? — спросила Дарси, размахивая картами в воздухе. — Кто собирается играть, подходите поближе.

— Итак, кто-нибудь будет играть? — переспросила Скарлетт, когда я протянул ей молоток.

— Конечно, — произнес я, наклоняясь к ней, чтобы дотянуться и поцеловать ее улыбающиеся губы. Я никогда настолько рассеянно не целовал женщину прежде. Конечно, не просто постоянно находится со Скарлетт, чувствуя себя с ней связанным. Мои поцелуи всегда были частью секса. Но сейчас, когда мы притворялись парой, мне казалось все это настолько естественным.

— Какой цвет выбираете? — спросила Дарси, я кивнул.

— Ты хочешь красный или желтый? — Поинтересовался я у Скарлетт, направляясь к отправной точке.

— А ты не догадываешься? — ответила она таким же тоном. — Мне кажется, что мое имя говорит само за себя. (Скарлетт – алый. – прим. пер.)

Я хихикнул.

— Разумеется, мисс Кинг. Тогда я возьму желтый. Ты бросаешь. — Покопавшись в кармане, я вытащил монету в пятьдесят пенсов.

— Против кого мы играем? — спросила Скарлетт, когда начали всматриваться в толпу у центрального колышка.

— Надеюсь, не Фредерика и Виктории, — ответил я, зажимая между пальцами серебряную монетку.

— О, возможно, это будет даже весело.

— Ты сумасшедшая. — Я притянул ее к себе, обхватив руками за талию. — Виктория не знает, что с тобой делать.

— О, только не говори мне, что тебе не нравится, когда я подтруниваю над тобой. — Она убрала прядь волос с моего лица. — Я знаю тебя гораздо лучше, чем они.

Да, почти не было ничего, что мне в ней не нравилось.

— Кажется, что ты знаешь, что делаешь. — Она подняла брови. — С Викторией, я имею в виду, — произнес я.

— И я великолепна в постели, — добавила она, подмигнув мне.

С этим поспорить я не мог.

— Похоже играем мы — двоюродный брат против двоюродного брата, — крикнул Фредерик, направляясь к нам с молотком.

Скарлетт обернувшись посмотрела на меня, давая понять, что мы одна команда. Я никогда раньше за всю свою жизнь, кроме Дарси и дедушки, не был настолько уверен, что у меня есть команда, что кто-то поддержит меня в нужную минуту. Я даже не мог предположить, что такое возможно, если мы не объединимся втроем — я, Дарси и дедушка.


18.

Скарлетт


— Обхвати сверху эту палку обеими руками, правую руку ниже и левее, — инструктировал меня Райдер, присев передо мной. — Ты должна крепко держать этот молоток.

Его ухмылка сообщила мне, что он пытался спровоцировать мою реакцию своими грязными разговорчиками, как бы давая указания по крокету. Я точно не могла сказать, почему он это делал, то ли специально для Фредерика и Виктории, которые не сводили с нас глаз, то ли, чтобы я смогла научиться.

— Так? — Я наклонила к нему голову. — Или сильнее обхватить?

Райдер подошел ко мне сзади, пока я стояла согнутая над молотком для крокета, и прошелся руками по моей заднице.

— Твоя задница выглядит просто фантастически, — прошептал он мне на ухо.

Стоит ли говорить такой комментарий на ухо, когда никто его не слышит? Или ему, действительно, нравилась моя задница? Он присел рядом со мной, повернувшись лицом к маленьким воротцам, торчащим из земли.

— Сколько еще ты собираешься сказать мне слово «палка» во время этой игры? — Райдер усмехнулся. Я взглянула на толпу у края поля травы. Большинство гостей смотрели на нас так, как будто мы вчетвером были актерами и разыгрывали перед ними сцену. Словно они ожидали нашего первого удара или когда прольется чья-то кровь.

— Все правильно. Теперь, ударяй.

Я размахнулась молотком, раздался глухой удар по мячу.

— Вот это моя девочка, — сказал он, как только мой мяч прошел через воротца. Он обнял меня рукой за шею, притянув к себе, и поцеловал в макушку.

Мы оба наблюдали, как Виктория тоже развернулась и встала в стойку. Я понятия не имела, почему Райдер не любил проводить время со своим кузеном и его женой. Было ясно, что особой любви между ними не было, а также никакой привязанности.

Я не могла оторвать взгляда от задницы Райдера, когда пришло время ему подавать. Боже, у него — классная задница. Отличные ноги. Отличный, превосходный член. Но я так сильно хотела спасти свой бизнес, свою компанию, что вышла бы замуж, даже если бы он был самым не привлекательным мужчиной на всем восточном побережье. Но я бы не спала с ним, если бы он не был настолько сексуальным, что у меня каждый раз подгибались колени, когда я находилась хотя бы в миле от него. И я бы точно не получала бы столько удовольствия, если бы он хотя бы чуть-чуть мне не нравился. С ним мне было легко и комфортно.

— Хороший удар, секси, — сказала я, как только его мяч прошел через воротца. Я так и не выяснила до конца каковы правила игры, что нам приносит наше попадание в воротца. Но это не имело значения, Райдер был рядом и вел меня через игру. И мне казалось, что ему очень нравилось учить меня шаг за шагом, а мне нравилось, что он столько уделяет мне внимания.

Он подмигнул, когда вернулся, встав рядом.

— Это считается хорошим ударом? — Спросила я, затаив дыхание. Я почему-то была уверена, что мяч должен обязательно пройти через эти проволочные воротца.

— Конечно, так и есть. У меня все отлично получилось.

Я закатила глаза.

— Скромность — явно не твоя сильная сторона характера, не так ли?

— Ложная скромность, наверное. В этом смысле я мало похож на англичанина. — Он положил руку мне на бедро.

— Скажи мне одну вещь, ты же не думаешь, что ты идеален? — Конечно же он не может быть уверен на все 100 процентов во всем.

Он пожал плечами, и я обняла его за талию.

— Множество недостатков.

— Перечисли, — попросила я. Мне хотелось найти щель в его доспехах, узнать как можно больше об этом человеке, с которым я спал.

— Я могу составить список всех своих недостатков, если хочешь.

— Аааа, понятно. Ты не можешь признаться, глядя мне в глаза, что иногда ошибаешься.

— Может я просто не хочу признаваться тебе в своих недостатках.

Его слова вернули меня к реальности. Мы были не настоящей парой. По нашему соглашению не предполагалось, что мы будем делиться такими интимными подробностями. Хотя и устроили целое представление перед собравшимися гостями. Дотрагиваясь друг до друга. Шепча что-то на ухо. Но это была своеобразная сцена, направленная на нашу аудиторию, чтобы убедить их, что мы влюблены друг в друга.

Я сбросила его руку со своей талии и попыталась отойти на несколько шагов. Похоже я слишком увлеклась сексом и прекрасным время препровождением с ним. Я была так увлечена, что совершенно перестала горевать о своем неудавшемся браке. Я позволила своим охраняемым стенам пасть, полностью забыв, что все это фарс.

Теперь была моя очередь ударить по мячу, но Райдер не убрал руку с моей талии, когда я попробовала двинуться вперед, пытаясь совершить удар.

— Я совсем не хорош с женщинами, — произнес он.

Это было смешно — очевидная ложь с его стороны, поэтому я отбросила его руку со своей талии, не сказав ни слова, ударила по мячу, который прошел прямо сквозь воротца, я гордилась собой за такой точный удар. Райдер позади меня восхищенно закричал, я повернулась к нему лицом, он настолько широко улыбался, словно целый континент Африки. Это называется он «Не совсем хорош с женщинами», поцелуй меня в зад.

Я прищурившись, сделала к нему несколько шагов.

— Не ври, — произнесла я.

— Почему ты думаешь, что я вру?

— Потому что говоришь всякую чушь, будто ты не очень хорош с женщинами. Мне не стоило тебя спрашивать об этом. Мне было весело, и... . — И что? Я погорячилась? Попыталась наладить наши отношения, получше его узнать? — Забудь о том, что я спрашивала.

Наблюдая за ударом Виктории, Райдер наклонился и прошептал мне на ухо:

— Я понятия не имею, что происходит. Почему ты сердишься на меня?

— Твоя очередь, — заметила я. Он смотрел на меня так, как будто ждал объяснений. — Твой удар, — добавила я.

— О, да, конечно.

Он подошел, фактически не останавливаясь и не принимая позу, просто мимоходом ударил по мячу, и это был самый дерьмовый удар, который я видела, и тут же вернулся ко мне.

— Ты не ответила на мой вопрос. Почему ты сердишься на меня?

Я растягивала губы в улыбке на сколько могла, чувствуя от этого себя полной идиоткой, стараясь изо всех сил, чтобы гости ничего не заметили, по крайней мере, не заметили моих истинных чувств.

— Я же не идиотка. — Нет, я не злилась на Райдера. Я злилась на себя. — Мне просто не нравится, что ты мне врешь.

— Я не собирался тебе врать. Я плохо лажу с женщинами.

— Точно, — произнесла я. Какая разница, даже если он врет? У нас с ним деловая сделка, так какая мне разница?

— Я имею ввиду не секс. Очевидно же, что я однозначно могу соблазнить женщину. — Он провел рукой по волосам, пока его двоюродный брат смехотворно долго готовился и примерялся к удару. Мне хотелось, чтобы он покончил с этим, чтобы я могла наконец-то закрыть эту неловкую тему.

— Я имею в виду отношения. Я никогда не проводил столько времени с женщиной, не считая Дарси или… На самом деле, я не совсем правильно изъясняюсь. У меня не было опыта общения с женщинами. Но с тобой…

Фредерик наконец закончил свой бросок, и прежде чем Райдер закончил свое предложение, я подошла к своему красному шару. Скорее всего Райдер думал, что я напрашивалась на комплименты. Но мне не нужны были его банальности. Мне необходимо было вспомнить, что мы заключили… и те правила, которых в договоре определенно не было.

Он обнял меня за талию, прежде чем я осознала, что он стоит у меня за спиной.

— Расслабься и сделай длинный плавный удар.

— Райдер, — со вздохом произнесла я. Почему он не сказал, что у меня имеется всего несколько секунд, чтобы собраться с мыслями и вернуться к нашей сделке?

— Я тебя не отпущу. Давай бей!

— Если ты не отодвинешься, я не смогу совершить этот удар.

— Мне на это наплевать. Бей! Я не собираюсь тебя отпускать.

Господи, какая муха его укусила? Я размахнулась молотком, и мой выстрел стал не лучше, чем его последний. Фредерик и Виктория уже двинулись на следующий круг. Нам, однозначно, пытались надрать задницу.

Он взял меня за руку и отвел подальше от Фредерика и Виктории.

— Послушай. Мне очень нравится с тобой тусоваться. Просто быть с тобой рядом, и я вдруг понял, что у меня никогда такого не было раньше. — Он провел руками по своему лицу. — Я никогда не проводил время с женщиной только потому, что мне нравилась ее компания.

Он это серьезно?

И судя по выражению моего лица, он точно понял, о чем я думаю.

— Конечно, я проводил время с женщинами, это обязательное условие для секса. Но я никогда не проводил с ними столько времени полностью одетым или просто потому, что мне нравится их компания. Я пытаюсь сказать, мне нравится спать с тобой, но мне также нравится с тобой тусоваться. — Он пожал плечами. — Возможно, если бы я знал, что это может быть так хорошо, я бы раньше воспользовался таким шансом.

Я остановилась, пытаясь полностью осмыслить его слова.

— Неужели я тебя этим разозлил? — тихо спросил он.

— Твой ход, — крикнул Фредерик с другой стороны лужайки.

— Господи, этот парень настоящий придурок. Разве он не видит, что мы разговариваем?

И появившаяся морщинка у него на лбу и возникшее раздражение от того, что нас прерывает Фредерик были настолько милыми.

— Поцелуй меня, — попросила я.

— Поцеловать тебя?

Я схватила его за воротник рубашки и притянула к себе.

— Мне нужно попросить тебя дважды? — Это был единственный ответ, который я могла предоставить ему на его признание. Я не хотела, чтобы он заметил, насколько мне понравились его слова, что ему нравится моя компания. Он говорил настолько искренне. Откровенно. И после моего развода и знакомства с миллионом мужчин, для меня его слова были настоящим облегчением, потому что я чувствовала то же самое. Мне тоже нравилась его компания.

Он усмехнулся, наклоняясь, чтобы поцеловать меня. Но я не позволила ему оторваться после быстрого чмоканья. Обхватив его руками за шею, я скользнула губами по его губам. Он застонал и притянул меня еще ближе, его язык встретился с моим с необходимостью и потребностью.

И когда мои колени фактически уже начали подгибаться, у меня за спиной послышались свистки и аплодисменты, я отпустила руки. Я и забыла, что мы находились перед общественностью на сцене.

Но я не играли роль, когда целовала его. И какое-то чувство внутри меня подсказывало, что он тоже не играл перед всеми.


— Принеси своему старому герцогу что-нибудь, чтобы промочить горло, — сказал дедушка Райдеру, когда мы втроем сидели перед лужайкой для крокета, наблюдая, как Дарси и Вайолет играют против Макса и Харпер.

Райдер встал и похлопал дедушку по плечу.

— Конечно. Скарлетт,..

— Ты можешь оставить ее хотя бы на несколько минут, Райдер. Я позабочусь о ней, — произнес герцог.

Солнце начинало садиться, и воздух стал более прохладным, но закат был таким красивым и любуюсь на него, я думала о том, что наверное такой закат всегда хотели нарисовать художники.

— Сегодня был прекрасный день, — сказала я, наблюдая за Райдером, который шел в направлении столов с напитками.

— Он стал еще лучше от твоего присутствия. Никогда не видел Райдера таким спокойным.

— Думаю, наше соглашение сняло груз с его плеч.

— Что ты имеешь ввиду?

— Ну, знаете, типа того понравлюсь ли я его друзьям и семье, это важно. И не сделаю ли я и не скажу ли что-то не так. Конечно, для меня это было важно. Но Райдеру не стоит волноваться.

— Не могу вспомнить, чтобы что-то из перечисленного для Райдера когда-то было проблемой. Этот молодой человек обладает сильной волей. Никто не заставит его делать то, чего он не хочет. И никто не заставит его поменять своего мнения, если оно отлично от других.

Я улыбнулась. Это была чистая правда.

— Наверное. — Я пожала плечами.

Мы начали хлопать, как только шарик Харпер прошел через воротца. До сих пор она не очень хорошо играла, и по ее решительному выражению лица я поняла, что она не позволит другой команде ее обыграть.

— Я рассказывал тебе, как я познакомился со своей женой? — Спросил герцог, когда аплодисменты утихли.

— Нет, не думаю, — ответила я.

— Мне было двадцать пять. И я совершенно не собирался обзаводиться семьей. Это были шестидесятые годы, и я в полной мере воспользовался свободой любви, хотя у меня имелись определенные обязанности перед поместьем и отцом.

Глядя на лужайку, он продолжил:

— Моя мать выбрала мне жену. Она очень подходила мне по статусу в обществе. Из хорошей семьи. Очень хорошо воспитана, понимала свои обязанности и ответственность перед поместьем.

Я не совсем понимала, что он имел в виду, рассказывая об ответственности и обязанностях.

— Обязанности? — Переспросила я.

— Перед поместьем Вултон, будучи герцогиней Фэрфакс — это большая ответственность, которая требует много работы. И моя мать это понимала. Конечно, я пытался сопротивляться нашему союзу как можно дольше. Месяцами отказывался встречаться со своей будущей женой. Но, в конце концов, мои родители пригласили ее на нашу ежегодную летнюю вечеринку в саду. — Его лицо расплылось в огромной улыбке, он потряс головой. — Ни в малейшей степени я не думал, что она мне подходит, за что и ненавидел своих родителей, что они заставили меня с ней встретиться. Мне показалась она слишком кроткой, слишком серьезной.

— Я не знала. Мне жаль, что вас заставили жениться не по любви. — Я вышла замуж за Райдера по собственному добровольному выбору, и наш брак продлится максимум три года. Герцог же женился на всю жизнь.

Он похлопал меня по руке.

— Не стоит сожалений. Женитьба на герцогине — лучшее, что случалось со мной за всю мою жизнь. — Его слова вызвали у меня шок. — Иногда самые необычные обстоятельства могут свести двух людей вместе, и совсем не обязательно, чтобы они идеально подходили друг для друга. — Он вздохнул. — Мне потребовалось какое-то время, чтобы понять то, что я имел, понять ее силу и уязвимость, ее характер и красоту. И когда я понял, какой она была, то влюбился в нее, пнув себя под зад за то, что не оценил ее раньше. С этого момента она стала для меня настоящим сокровищем.

— Вот, дедушка, — произнес Райдер, прерывая наш разговор и передавая герцогу бокал. — О чем вы беседуете? — спросил он, садясь и наблюдая за игрой. Я потеряла весь интерес к игре. Меня больше всего интересовало то, что говорил герцог. Его рассказ явно предназначался лично для меня, чтобы я смогла извлечь из него урок, но я была не уверена, что он такого увидел в Райдере и во мне, что решил, будто его опыт может подойти и к нашим обстоятельствам.

— Я рассказываю Скарлетт о твоей бабушке и о том, как сильно я ее обожал.

— Ты обращался с ней, как с королевой, — ответил Райдер.

— Потому что она заслужила именно такое обращение. А взамен она обращалась со мной как с королем. — Герцог усмехнулся своим воспоминаниям.

— Вы были созданы друг для друга. Две стороны одной медали, — добавил Райдер.

— Ты прав, — ответил герцог. — Мы смогли ею стать.

— Ты рассказывал нам с Дарси, как познакомился с ней на летнем балу и вскружил ей голову.

Он кивнул.

— Ей нравилось, когда я рассказывал эту историю. Она говорила, что она кажется ей такой романтичной, даже если большая часть была выдумкой.

Райдер усмехнулся.

— Она была очень особенной женщиной.

Герцог повернулся ко мне и подмигнул.

— У нас, мужчин из Уэстбури, есть одна особенность — находить правильную женщину, даже если сначала мы этого не понимаем.


19.

Райдер


— Ты выглядишь… — Дарси изогнула губы, поправляя лацкан пиджака, уставившись на мое отражение в длинное, отдельно стоящее зеркало.

— Привлекательно? — предположил я.

Она отрицательно покачала головой.

— Как жених.

— Спасибо, Дарс. — Я закатил глаза. Моя сестра никогда не отличалась способностью делать комплименты, и по-видимому она не собиралась и сегодня, в день моей свадьбы также делать исключение. — Чертовски хорошая работа, так как я и есть жених. Скарлетт готова? — Я взглянул на наручные часы. Музыка снизу доносилась сюда в комнату.

— Последний раз, когда я ее видела, она, Вайолет и Харпер пытались выяснить сколько можно выпить, чтобы невеста не казалась пьяной.

— Господи. — Ей нужно напиться, чтобы пройти через всю свадебную церемонию со мной? Господи, неужели подобный способ дошел и до меня, чтобы взбодрить парня перед таким событием. — Думаешь, она передумала? — поинтересовался я.

Дарси нахмурилась, как бы раздумывая над своим ответом.

— Я думаю, что она просто дурачиться со своими подругами.

Возможно, но первоначально все звучало так, словно ей необходимо было напиться, чтобы осмелеть, благодаря алкоголю, чтобы выйти за меня замуж.

— Как ты думаешь, мне стоит заставлять ее проходить через эту свадьбу?

— Заставлять ее?! — Переспросила Дарси, беря красную розу и ландыша, чтобы вдеть их в петлицу. — Ты ни к чему ее не принуждаешь. Ты заплатил ей за это, ты хотя бы помнишь об этом?

Конечно, я не забыл, что у нас сделка со Скарлетт. Сначала это возникло, как идеальное решение, но чем больше времени продолжались наши отношения, и я узнавал ее, и чем больше времени мы проводили в спальне вместе, а также вне ее, тем мне все более и более становилось ясно, что женитьба для меня была нечто большим, чем я первоначально себе представлял.

— Получается, что вы оба получили именно то, что вам было необходимо в тот момент, — произнесла Дарси.

Хотя я был не уверен, что обмен был равноценным.

— У меня такое чувство, что я получаю намного больше, чем отдаю. Я эгоистичный придурок, да? — Я уставился на цветы в ее руке, а Дарси принялась крепить их к петлице булавкой с внутренней стороны.

— Не разыгрывай драму! Она получает сейчас то, что хочет. Ты получаешь то, что хочешь. Так в чем дело?!

И мне как-то стало неудобно, я ощутил это внизу своего живота. У меня не было сто процентной уверенности, что Скарлетт получала именно то, что хотела. Она же была уже замужем. Она была в курсе, каким может оказаться обычный день свадьбы — день, когда жених и невеста влюблены друг в друга. Не будет ли для нее этот день слишком напряженным? Если учесть, что она точно знала, как все должно было быть?

— Разве день свадьбы не самый главный день в жизни женщины? Разве он не связан с любовью и началом совместной жизни?

— Похоже, у тебя явно развилась «Диснеевская зависимость», о которой я раньше не подозревала? — Заявила Дарси, поправляя юбку. — Скарлетт — не наивная восемнадцатилетняя девушка, на которой ты обманом собираешься жениться. Она, однозначно, знает, что делает. И по любому ты ей нравишься.

Уголки моего рта дернулись от мысли, что я нравлюсь Скарлетт.

— Возможно. — Это чувство взаимно. Она была классной и сексуальной. Смешной и обаятельной. Она обращалась с Фредериком и Викторией как профессионал, и дедушка явно относился к ней благосклонно. Если на чистом листе бумаги я смог бы обрисовать свою фальшивую жену, я никого не мог представить лучше, чем Скарлетт.

Черт, я даже видел эту женщину голой. Без вопросов. Я явно выиграл в лотерею по поддельным женам.

Взгляд Дарси перемещался между моим лацканом и отражением цветов в зеркале, затем в последний раз она одернула мой пиджак.

— Я не совсем понимаю, чем сделка со Скарлетт отличается от всех тех женщин, с которыми ты регулярно трахаешься? На самом деле, все выглядит намного хуже, ты их просто используешь и не выплескиваешь на них столько дерьма. Почему у тебя внезапно взыграла совесть, когда дело коснулось Скарлетт?

— Потому что все совсем по-другому, не так, как раньше. — Но моя сестра как всегда была права. Я использовал всех тех женщин, с которыми спал, но взаимности не было. — Тогда я не делал вид, что готов пойти на что-то большее, когда спал со всеми теми женщинами.

Дарси нахмурилась.

— Ты говорил, что был полностью откровенен со Скарлетт.

— Да, именно так. — Я не совсем понимал, почему сейчас у меня с ней совсем все по-другому. Но именно так все и происходило. Женщины, которые были до нее, правильные или неправильные, не имели для меня никакого значения ни тогда, ни теперь. Тогда я не хотел знать их мотивов также, как и сейчас. Но я однозначно хотел знать все мотивы Скарлетт. Она мне нравилась. Более того, я уважал ее.

— Может ты ощущаешь, что завершение сделки для тебя стало совершенной неожиданностью, гораздо лучше, чем ты предполагал, но я думаю, пока вы оба счастливы, это самое главное, ты не находишь?

— Еще не поздно все отменить. — Я глубоко вздохнул.

— Разве это поможет кому-то из вас, идиот? Скарлетт потеряет свой бизнес. И ты тоже многое потеряешь. Кроме того, ты окончательно расстроишь дедушку, меня…

— Я не уверен, что хорошо поступаю с ней. — Я запустил руки в волосы. — Может мне стоит одолжить Скарлетт денег и поговорить с Фредериком.

Дарси сложила руки и выставила вперед бедро. Черт, меня ждали настоящие неприятности. Она всегда выставляла бедро, когда была готова к бою с тех пор, как мы были еще детьми.

— Не будь глупым. Фредерику плевать на тебя. Он будет только рад возможности уничтожить и разрушить твой бизнес и тебя. По любому уже слишком поздно заключать с ним сделку. Если ты предложишь ему титул и поместье в данную минуту в обмен на то, что отдашь свой бизнес, он рассмеется прямо тебе в лицо. И что потом? А потом ты все равно попытаешься жениться на Скарлетт, он, конечно, поймет, что все ваши действия были одной лишь показухой.

Конечно же она была права. Я это понимал. Я понимал это с тех пор, как только впервые услышал, что Фредерик может получить полный контроль над Уэстбури Групп после смерти моего дедушки. Именно поэтому я предложил сделку Скарлетт. Если бы было какое-то реальное решение, я бы обязательно его нашел. Но теперь, когда я столько узнал о Скарлетт, мне было сложнее заставить ее лгать. И самое плохое, что во всю эту неразбериху был втянут мой дед и сестра. Да, я много общался со Скарлетт. И хотя она принимала все близко к сердцу, я не мог не задуматься, что недооценил ее роль в этой сделке.

— Ты всегда можешь купить Скарлетт свадебный подарок в качестве дополнительной благодарности, — произнесла Дарси.

Я медленно кивнул. Точно, я мог бы купить ей подарок, уверен, что Скарлетт не заинтересуется финансовым вознаграждением.

— Ты же знаешь, она не та девушка, которую интересуют только деньги. — Довольный своим отражением, я отвернулся от зеркала, оглядываясь в поисках колец. Мы договорились о простой свадьбе. Без подружек невесты и без шафера. Мне показалось это правильным решением. Если бы у нас была настоящая свадьба, я бы предпочел такую же простую свадьбу, как и сейчас.

— Ты же не думаешь, что она заинтересована в твоем титуле, не так ли? — Спросила Дарси.

Я засмеялся.

— Нет. Нисколько. Она всего лишь хочет спасти свою фирму, которой очень увлечена. И деньги ей как раз нужны, чтобы остаться на плаву.

— Она очень напоминает мне одного мужчину, которого я очень хорошо знаю.

Мы со Скарлетт во многом были похожи. Я давно перестал беспокоиться о деньгах, которые зарабатывал. И я был именно тем человеком, который искренне наслаждался своей работой — сделками, чувством ответственности, которую испытывал к своим сотрудникам, чувством создания чего-то своего. Я получал полное удовольствие и удовлетворение от результатов свеоего труда. В Скарлетт это тоже было.

— Тогда о чем ты беспокоишься? — Спросила Дарси.

Было кое-что, что меня действительно волновало, и это было очень важным в отношениях со Скарлетт, также как и у нее были свои очень важные секреты. В этом мы очень подходили друг другу. Но узел в моем животе не исчезал.

— Если бы я ей не заплатил, думаешь, такая женщина, как она, вышла бы за меня? — Спросил я Дарси. Точно я не мог сказать, почему вдруг озвучил то, над чем размышлял уже несколько дней. Такая женщина, непростая и настолько красивая, как Скарлетт, не захочет остепеняться с таким эгоистом, убежденным холостяком, как я. Мне всегда казалось, что жениться — это очень легко, стоит только захотеть. Но сейчас я размышлял над тем, что хорошей, правильной женщине будет со мной не интересно.

Дарси не ответила, я взглянула в ее отражение в зеркале, она не отводила от моего лица глаз.

— Стоило ли ей выходить за тебя замуж?! — тихо произнесла она.

Я усмехнулся, хотя и вынужденно.

— Ты же знаешь, что я не из тех, кто женится. Слишком много женщин, чтобы ограничивать себя одной.

При этих словах Дарси всегда ударяла меня по руке, но сегодня она вела себя совсем по-другому, словно не слышала моего ответа.

— Мне кажется, ей повезло, что она выйдет за тебя замуж, даже если бы ты ей не заплатил. И что-то мне подсказывает, что она это знает.

— Что ты хочешь этим сказать? — Она говорила со Скарлетт обо мне?

— Мне нравится видеть вас вдвоем вместе. Я видела тебя ни один раз в сложных ситуациях, когда ты был вынужден принимать решения, который тебе совсем не нравились, но когда ты вместе со Скарлетт, тебя это не напрягает. Я вижу тебя таким, каким ты бываешь со мной и дедушкой, самим собой. И что-то мне подсказывает, если бы ты не был таким убежденным холостяком, Скарлетт могла бы стать для тебя единственной, достойной женщиной.


20.

Райдер


Скарлетт Кинг стала моей женой, а я — ее мужем. И ничего ужасного я не почувствовал, как думал первоначального.

Мы оставили множество гостей внизу, чтобы они могли пить и наслаждаться музыкой. Моя жена сказала, что устала и у нее болят ноги от туфель, поэтому я проводил ее наверх.

— Успеет солнце взойти, прежде чем они все разойдутся по домам, — сказала Скарлетт, улыбаясь мне через плечо, входя в нашу спальню.

Я промолчал, поскольку загляделся на ее открытую кожу на спине в вырезе платья.

— Кажется все хорошо там внизу проводят время. — Она сняла туфли, как только мы вошли в нашу комнату, и потянулась вниз за спину к пуговицам на платье.

— Позволь мне, — произнес я, легко убирая ее руки.

— Спасибо.

Я зацепил пальцами ткань, поглаживая ее гладкую, мягкую кожу. Точно понимая, что ни у одной с женщины, с которой я ранее встречался, не было такой гладкой кожи, как у Скарлетт. Я освободил первую пуговичку из атласной петельки, обнажая еще большее количество ее кожи.

— Думаешь, всем понравилась свадьба? — спросила она.

Меня волновало это меньше всего.

— Тебе понравилась?

Она наклонила голову, выгибая свою фарфоровую шею.

— Да. Было очень весело. Ты хорошо танцуешь.

Я открыл еще одну пуговичку. И еще одну.

— Ты уже это говорила. — Мне нравилось вертеть ее на танцполе, но я воспользовался этим предлогом, чтобы поближе удерживать ее рядом с собой, подальше от людей, которые хотели получить наше внимание. Я был счастлив просто находиться с ней рядом. Прием проходил в бальном зале, и поскольку людей было не много, осталось много места для танцев.

— Мы женаты всего несколько часов, а я уже повторяюсь. Я наскучила тебе?

Я был точно уверен, что Скарлетт не способна наскучить.

— Никогда.

Хлоп. Хлоп. Хлоп. Ее платье было расстегнуто, она сделала небольшой шаг вперед и спустила атласное платье с плеч, переступив через него, открывая бледно-кремовое кружевное нижнее белье. Она повернулась, и я с неохотой стал поднимать глаза вверх по ее телу, чтобы встретиться с ее довольной улыбкой.

— Это La Perla. Тебе нравится?

Я опять прошелся взглядом по ее телу. Ее свадебное платье казалось простым и скромным. Но под ним она была одета так, что вызвало бы даже стояк у священника. Ее грудь выпирала из чашечек лифчика. Корсет утянул ее талию, сделав фигуру «песочные часы», белая ткань почти просвечивала, заманчиво поддразнивая. Поверху ее бедер струился ободок кружев, обрамляя киску подвязками.

— Да, мне нравится, — произнес я, голос стал хриплым, с нескрываемой похотью. Я прочистил горло, пока глаза продолжали блуждать вверх-вниз по ее телу. Кружева сменялись ее плотью обо мне сверху бедер, у подвязок с обеих сторон, ее груди что-то обещали и манили, я определенно хотел этим насладиться. Запомнить навеки.

— Ты так чертовски прекрасна.

Она подняла руки, вытянувшись, ее бедра мягко качнулись, как только она стала вытаскивать заколки из волос.

— Позволь мне, — попросил я, отчаянно желая раздеть, развязать и расстегнуть все что было возможно на ней.

Я сделал шаг вперед, стараясь не дотрагиваться до ее тела. Мне не хотелось торопиться. Мне хотелось смаковать. Стоит мне дотронуться до нее, я потерял бы весь контроль. Ее волосы были красиво уложены, но я предпочитал, когда они были распущены. Мне нравились ее шелковистые пряди ощущать на своей коже, между пальцами и на своем члене.

Она вытащила заколки, и ее волосы рассыпались по плечам. По всему ее телу прошла дрожь, но мне показалось не от холода, а рассыпавшиеся волосы взвали у нее мурашки на коже. Она хотела меня так же, как я хотел ее. Мы были одинаковыми в нашей страсти, и во многом другом. Я знал, что могу рассмешить ее, она заставляла меня смеяться чаще, чем я мог вспомнить. Она была увлечена своей работой также, как и я. И она понимала, что такое настоящая семья, которая у нее и была, также и я… мне тоже с этим повезло.

Я хотел ее, а она хотела меня.

И сейчас мы были женаты.

Я вытащил последнюю заколку и провел пальцами по ее волосам.

— Вот. Мне так больше нравится.

На секунду она прикрыла глаза.

— С этого момента я буду носить волосы только так.

Я застонал от одной только мысли, что ради меня она готова изменить свою прическу. Что должен чувствовать мужчина, обладая умной, независимой женщиной, которая хочет ему угодить? Я почувствовал себя сильнее, чем когда-либо. Я был не в состоянии сопротивляться, поэтому мои руки заскользили по ее спине и притянули ее к себе.

— Сегодня наша брачная ночь, — прошептала она.

— Да, — подтвердил я. Возможно, эти слова должны были заставить меня отстраниться от нее… в конце концов, я убегал от обязательств всю свою жизнь. Но меня совсем не ужасала и не пугала привязанность к этой женщине, которая находилась в моих объятиях. — Я специально напомнил тебе об этом, чтобы убедиться, что ты помнишь.

— Я знаю, — ответила она.

И я поднял ее, а она обернула свои ноги вокруг моей талии, обвила руками мою шею, прижала губы к моему подбородку, как только я отправился с ней к кровати. Мне показалось вполне приемлемым, чтобы заняться сексом со своей женой на вполне, обычной кровати. По крайней мере, сегодня впервые. Когда мы вернемся в Нью-Йорк, я готов был бы поиметь ее в каждой комнате своей квартиры. Мне, однозначно, было бы приятно слышать ее крики, эхом, разносящиеся по всему Манхэттену.

Опустив ее на кровать, она тут же потянулась к моей груди.

— Ты по-прежнему одет.

— Да, слишком занят был тобой.

Она начала возиться с моими пуговицами, но я отступил. Не потому, что мне не хотелось раздеваться. И не потому, что я не хотел, чтобы она прикасалась ко мне, а потому, что я мог все сделать сам намного быстрее. Я снял рубашку и штаны, раздевшись всего за несколько секунд.

Скарлетт уставилась на меня, приподнявшись на локтях.

— Через несколько часов я заставлю тебя кричать так громко, что весь Манхэттен начнет разыскивать беруши.

— Часов? Каких….

— До прилета в Нью-Йорк тридцать шесть часов. — Я подошел к кровати и схватил ее за лодыжку, потянув к краю кровати. — Сорок два часа до приземления. Затем таможня и дорога домой, я думаю, максимум сорок четыре часа, прежде чем ты войдешь в мою квартиру, где сможешь кричать, кончая, так громко, не сдерживаясь.

Она замерла, как и ее дыхание, как только я прижался головкой в ее вход.

— Ты мокрая для меня, моя новоиспеченная жена? — Спросил я, используя свободную руку, чтобы толкнуться между ее ног. Ее трусики потемнели от соков. Боже мой, мне нравилось, какой запах издавала ее киска.

— Всегда, — ответила она.

— Я буду трахать тебя, пока все, что на тебе надето не износится, не станет рваным и не промокнет от твоих оргазмов. — Я тут же открыл пакетик и надел презерватив, отодвинув ее трусики в сторону. Я дотронулся своей головкой до клитора, опускаясь к ее клитору и опять возвращаясь к нему. Она оказалась слишком готовой, я перестал сдерживаться, толкнувшись почти до середины, выдохнув. Боже, как же мне было хорошо. Честно.

Медленно я продвигался вперед.

— О Боже, — вскрикнула она.

— Нет, детка, ничего не говори, тебе следует быть не такой громкой еще несколько часов.

— Я не могу. Мне так хорошо, и прошло слишком много времени.

Прошел всего лишь день, но я точно знал, что она сейчас чувствовала. Я был не в состоянии насытиться этой женщиной. Я не мог насытиться тем, как она крепко сжимала мой член внутри себя. Или как ее дыхание касалось моей кожи. Или как она пыталась сдерживать свои стоны. При каждом сексе я узнавал о ней все больше. И каждый раз я чувствовал, будто попадал под ее магию.

Я оттянул назад промежность ее трусиков, добавляя больше трения о свой член. Я полностью растворился в необходимом удовольствии, нависая над ней, упираясь руками в матрас.

— Господи, это так хорошо.

Я нуждался в ней, чтобы она придвинулась еще ближе, словно без опытный подросток маневрировал нами обоими на кровати. Мне нравилось, как она отвечала на каждое мое движение, как прижималась к моему телу. Мне нравилось нашептывать ей на ухо насколько хорошо, и какой тугой, шелковистой она была.

Я засунул пальцы под шнурок ее корсета, больше погружаясь в нее и чертыхаясь.

— Господи, мне кажется, что лучше быть не может… с тобой, — задохнувшись, произнес я.

Я старался удерживать темп медленным и устойчивым, но каждая клеточка моего тела напрягалась от удовольствия, трахая ее. У меня было такое чувство, словно каждый раз дотрагиваясь до нее, я не мог отдышаться после оргазма.

— Мой муж, — прошептала она, обхватив меня за плечи.

Ее слова зажгли настоящий пожар внутри меня.

Я стал ее супругом.

Возможно это было только на словах, но мы были женаты, и я упорно старался заслужить этот титул — мне хотелось, чтобы она была действительно счастлива. Я хотел сделать ее счастливой.

Ее бедра выгнулись, восхитительные ногти впились мне в кожу. Господи, мои чувства зашкаливали — находится над ней сверху, пока она лежала подо мной, обхватывая мой член своей киской, словно это было всем самым лучшим, что я мог ей дать. Это было через чур, гораздо большим, чем я заслуживал, на самом деле.

— Райдер! — закричала она. Я понял, чего она хочет, и, конечно же собирался ей это дать. Еще больше приподнявшись на руках и не нарушая ритма, я прикрыл ее рот ладонью. Она расслабилась, как будто, наконец, смогла успокоиться, отчего ее мышцы вокруг моего члена тут же начали пульсировать.

— О, так быстро, — произнес я, наслаждаясь ее тугими, затягивающими спазмами вокруг члена, ее оргазм заставлял увеличиваться мой, словно тлеющий костер, в который подбросили углей. Ее веки трепетали, а крик вибрировал в мою ладонь. Мать твою! Черт меня побери! Я стиснул челюсть, начиная толкаться в нее быстрыми, неконтролируемыми толчками.

Полностью сосредоточенный на своей кульминации, я не смог проконтролировать стон, вырвавшийся у меня из горла, пока я изливался в нее, с отчаяньем пытаясь отдать все до последней капли.

Я упал на Скарлетт, позарез нуждаясь в ее близости и желая насладиться ее телом.

— Райдер, — прошептала она, проведя пальцами вниз по моей спине.

— Господи, неужели я вырубился?

Она засмеялась и ее тело стало сотрясаться подо мной.

— Нет. Могу поручиться, что ты не вырубился... но наделал много шума.

Мне всегда нравились грязные разговорчики во время секса, но я никогда не издавал никаких звуков во время секса в постели. Но сейчас казалось, я ничего не мог с собой поделать, когда занимался со Скарлетт сексом. С ней все было по-другому… более интимно, если быть точным.

Я перекатился на бок и снял, выбросив в сторону презерватив. Затем поудобнее устроился на боку, притянув ее к себе, чтобы почувствовать ее, переплетя наши ноги.

— Пошли все к черту. В конце концов, я занимался сексом со своей женой. А чего они ожидали, если учесть, что ты настолько чертовски сексуальная?

Она легла поперек меня, поцеловав мой сосок и скользнув рукой по моему члену.

— Ты ненасытен, — произнесла я.

— С тобой, по-видимому, по-другому и быть не может.

У меня тут же расширилась грудь от одной только мысли, что я казался ей лучше всех и, что у нее никогда не было такого, как я. Но все равно она явно заслуживала еще лучшего, и еще большего.

— Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы утолить твою страсть сегодня вечером, миссис Уэстбури.

— Много обещаете. — Она приподнялась на локте, ее волосы, спадающие с плеч, словно занавес укрывали ее соски, выглядывающие из корсета. Я потянулся к одному и зажал его между указательным и большим пальцами.

— Да, думаю, я смогу осилить.

Она села на меня, положив руки мне на грудь и приподняв задницу вверх. Она была идеальной… совершенно не осознавая этого, она была настолько сексуальной. Моей. И я опять стал жестким.

— Посмотрим, так ли это? — произнесла она.

И так нам предстояла долгая, потрясающая ночь.


21.

Скарлетт


Я сжала ноги вместе под столом, соски потерлись о кружево бюстгальтера от моего движения. Я очень надеялась, что никто в офисе не заметит, как я вздрагиваю от каждого движения, пока двигаюсь из стороны в сторону на кресле. Я до сих пор ощущала прикосновения Райдера к внутренней стороне моих бедер, как его рука сжимала мои волосы, оттягиваю голову назад, чтобы он смог пройтись зубами по моей шеи. Мне было больно. Всюду. Но я все равно хотела получить от него намного больше, несмотря на последствия. Мы с трудом сдерживали себя на людях со дня нашей свадьбы шесть недель назад, словно кто-то поставил песочные часы, когда мы решили взять на себя обеты, устроив настоящую гонку секса, прежде чем упадет последняя песчинка и брак будет аннулирован.

Я не жаловалась. Я хотела Райдера так же, как он меня. Но похоже у него имелся ненасытный аппетит. Я понимала, по умолчанию это не в коей мере не подразумевалось, но он пробудил во мне что-то первобытное и ненасытное. Вопрос касался не только физического влечения. А и бесконечных разговоров, которые затягивались до середины ночи. Несмотря на нашу измотанность, нас не клонило в сон, не его и не меня. Если мы не занимались сексом, то рассказывали друг другу о своей жизни. Мы разговаривали на разные темы — о его дедушке, о времени в школе-интернате. И о том, что его мать так и не соизволила приехать на его свадьбу, хотя никто об этом старался не упоминать. Мы говорили о Вайолет и Максе, и о том, почему я так долго оставалась на работе, которая мне совершенно не нравилась. Я рассказывала ему о том, как сильно любила своего мужа и насколько была опустошена, когда он ушел.

Мы говорили обо всем, на любую тему.

За исключением чувств, в которых я боялась признаться самой себе. Я не сказала Райдеру, что не так часто вспоминаю своего бывшего, вернее вообще не вспоминаю. Я не упомянула, что начинаю верить, что жизнь после развода может быть не просто сносной, а по-настоящему хорошей. Веселой, заполненной какими-то моментами, о которых я даже не смела и мечтать.

И, конечно, я ни разу не упомянула, что мы вели себя как настоящие молодожены, несмотря на то, что наш брак был только на бумаге.

— Как обстоят дела с этими цифрами? — спросила Сесили, присаживаясь на край моего стола.

— Хорошо, к концу дня я закончу балансовый ответ. И мне кажется, что мы выйдем в плюс по прибыли. — Я пошевелила мышкой по таблице на экране.

— Потрясающе. Нам стоит это отпраздновать. Не хотела бы ты с Райдером прийти к нам поужинать в эту субботу? — Конечно же я рассказала Сесили о нашем соглашении с Райдером. Сначала она пыталась меня отговорить, но я была так решительно настроена, дело касалось не только меня, а и ее. И мне казалось, что я не внесла существенного вклада, как она. Я даже готова была перекредитоваться с половиной кредитов, взяв собственный кредит на гораздо более выгодных условиях, чем у нас были сейчас. В конце концов она смягчилась, отлично понимая, либо я женюсь на Райдере, либо мы должны будем объявить себя банкротами.

Мы пока еще ни разу не выходили в свет вдвоем. Пару раз я была на его мероприятиях, но в основном свободное время мы проводили в его квартире, вдвоем.

— Звучит неплохо. — Хотя я не совсем была уверена, захочет ли Райдер тусоваться с моими друзьями. Я не знала согласится ли он, так как подобной договоренности у нас с ним не было. Пару раз показаться вместе на чисто деловых его мероприятиях, предоставило нам возможность узаконить перед обществом свой брак, хотя проживание вместе было основным и первоначальным требованием. Но частный ужин с друзьями — это совершенно новая территория. В этом я не была уверена. — Я свободна, но ничего не могу сказать насчет Райдера. Я спрошу его.

Мы не могли оторваться друг от друга, публично или за закрытыми дверями, по-моему никто не мог сказать, что мы не пара. Райдер постоянно прикасался ко мне. Он схватил меня за задницу на лужайке для крокета на глазах у всей своей семьи, ради всего святого. И было бы интересно посмотреть, как он отреагировал бы… если бы я ему напомнила о нашем соглашении по поводу секса и т.д. и т.п.

— Хорошо, дай мне знать. Как вы уживаетесь вместе?

Я невольно ухмыльнулась. К жизни с Райдером Уэстбери нужно было определенно приспосабливаться. Его квартира, расположенная в Трайбеке, была красивой и достаточно большой, в ней можно было заблудиться.

— По-разному. — До свадьбы я не осознавала, насколько совместное проживание может стать огромным изменением в моей жизни, начиная от поездок на работу до бытовых моментов, когда ты чисто автоматически оставляешь свою чашку или другую посуду в раковине. — Для нас обоих я думаю. Мы привыкаем к совместному житью.

Его компания, конечно, не доставляла мне неудобств. Все было как раз наоборот. Вчера вечером он с гордостью привел меня в гостевую спальню, которую специально для меня убрал. Чтобы предоставить мне «мое собственное пространство». Но от этой гостевой спальни, как только я вошла в нее, меня затопила сокрушительная волна разочарования, готовая утопить меня в слезах до тех пор, пока он меня не поцеловал. За этим последовало другое, как обычно, мы протрахались всю ночь. Но даже на следующее утро эта проклятая спальня для гостей только еще больше подчеркивала тот факт, что мы не были настоящей парой — эти апартаменты были не нашими, а его. Его, а я была прославленной квартиранткой.

Мы естественно могли вести себя на людях и даже не на людях как женатая пара, но факт оставался фактом, у меня в его квартире появилась своя собственная спальня. Мне следовало все время помнить, что мы как бы вместе, но не совсем. Секс был всего лишь вишенкой нашего делового соглашения. И прикладывая определенные усилия, я старалась про это не забывать.

— Ты сдала свою квартиру? — Спросила Сесили.

Я пожала плечами.

— Еще нет. — Несколько агентов занимались сдачей моей квартиры в аренду, но чем больше я думала о Райдере, и о том, что он предоставил мне вчера эту спальню, тем больше мне хотелось сохранить свою квартиру за собой. Я хотела сохранить независимость, имея свою квартиру, хотя понимала, что не смогу остаться в ней на ночь потому что, если кто-то будет за нами следить, молодожены, ночующие в разных местах, может вызвать ряд пересудов. И поближе узнав Фредерика, я бы совсем не удивилась, если бы за нами стали следить. Да, мы справились со свадьбой, но Райдер прежде все время громко высказывался о своем нежелании наследовать имущество. И такая резкая перемена явно вызывала определенные подозрения у такого типа, как Фредерик.

— Но ты же его не ненавидишь? В смысле, все идет нормально? — Опять спросила Сесили.

— Я более чем, его не ненавижу. Он идеальный джентльмен и у него потрясающая семья.

Она скрестила руки на груди.

— Идеальный джентльмен?! Какое разочарование. Я надеялась, что между вами промелькнула искра. Думала, что все может обернуться чем-то…

Я молилась про себя, чтобы мои горящие щеки не выдали меня. Сесили не знала, что мы спим вместе.

— Он совершенно великолепен. И богат, как Бог, — задумчиво произнесла Сесили.

И несется в бизнесе, как лошадь. И настоящий дьявол в кровати. И внимательный, и заботливый, и веселый. Ух. Мне пришлось очень постараться, чтобы отделить реальность от того, что происходило между мной и Райдером.

Сесили вскинула голову.

— Кстати, а вот и…

Я проследила за ее взглядом и обнаружила Райдера, улыбающегося мне и входящего в наш офис.

— Я принес ланч, — произнес он, помахав коричневым бумажным пакетом, подходя к моему столу.

Я прикусила губу, пытаясь сдержать улыбку.

— И еще один сверток. — Он протянул мне небольшой пакетик.

— Оставлю вас наедине с вашей радостью семейного счастья, — сказала Сесили, соскальзывая с моего стола.

— Привет, — произнесла я, когда Сесили вышла за дверь. — Я думала о тебе. — Как только слова вырвались наружу, мне захотелось заглотить их назад. Мне не следовало говорить ему подобное дерьмо, которое звучало слишком интимно.

Он передал мне маленький сверток.

— Я тоже думал о тебе все утро.

Нам обоим следовало сохранять границы нашего соглашения и так глубоко не погружаться в реальную жизнь. Я достаточно хорошо себя знала, что не в состоянии противостоять его комплиментам и истинной заботы, плюс физической близости и оставаться при этом в эмоциональном плане совершенно безучастной.

— Ты запер дверь? — Спросила я.

— Звучит хорошо, запереть?

Я проигнорировала его вопрос, но как только дверь захлопнулась, он подошел вплотную ко мне, стащив с кресла, обнял за талию и наклонился для поцелуя. Нам никто не мог помешать. Сейчас не было гостей и зрителей, для которых мы могли так стараться. Мы постоянно проявляли свои интимные чувства за закрытыми дверями именно с тех пор, как только прилетели в Англию.

— С тобой так хорошо. Я скучал по тебе.

— Ты не мог соскучиться по мне, мы расстались только несколько часов назад этим утром. — Он трахал меня перед завтраком, пока я держалась за комод рядом с кроватью. Секс с Райдером всегда был таким, о котором я могла только мечтать… я думала, что у нас с Маркусом будет именно такой секс. Он был всегда спонтанным, страстным и его было много.

— Но уже прошло слишком много времени, — сказал он, отпуская меня, усаживаясь по другую сторону стола. — Проголодалась? — спросил он, ныряя в бумажный пакет, который принес с собой. — Ты мало съела за завтраком, поэтому я подумал, что мне нужно принести тебе ланч, чтобы я был спокоен на этот счет. — Он вытащил пластиковый контейнер с салатом из авокадо и креветками и поставил передо мной.

— Благодарю. — Ланч был действительно продуманным жестом его заботы обо мне, но я задалась вопросом – совпадение ли это, что он выбрал салат, который я однозначно бы выбрала сама для себя.

— Ты же любишь крабы, да?

— Конечно, — ответила я, открыв пластиковую крышку и вытащив вилку из свернутых салфеток, которые он тоже положил на стол. — Итак что привело тебя сюда, мой муж?

Он пожал плечами.

— Я же уже сказал. Я скучал по тебе. И мне захотелось тебе презентовать вот это. — Он кивнул на сверток, лежащий рядом с пустым коричневым пакетом на столе.

Может он правда скучал по мне. В нашем договоре не было особого пункта, говорящего, что мы не можем быть друзьями, не так ли? А друзья, действительно, могут соскучиться друг по другу, да? — Что это такое? — Поинтересовалась я.

Он широко улыбнулся.

— Оно же упаковано. Откуда я могу знать что там? Я забыл, что дедушка вручил мне его прямо перед отъездом. Я нашел этот сверток вчера, когда переставлял вещи в твоей комнате. — Он развернул сэндвич и откусил кусочек. — Ешь, — произнес он с набитым ртом.

Я закатила глаза и вонзила вилку в салат, стараясь не особо обращать внимание на упоминание «моей комнаты».

Я пыталась, но так и не смогла вспомнить, чтобы мой бывший муж приносил мне ланч за все то время, пока мы были женаты. Хотя он работал всего в паре зданий от моего офиса, мы с ним даже ни разу не выходили вместе на ланч. Мы оба так были погружены в работу, строя наше светлое будущее, что похоже совсем забывали о настоящем.

— Как прошло твое утро? Заработал миллиард долларов? Два миллиарда долларов? — спросила я.

Он прищурился и напряженно посмотрел на меня.

— Мое состояние производит на тебя впечатление, я так понимаю. Но не дает повода для сарказма.

Я засмеялась.

— О, спасибо, что уточнил. Учту в следующий раз.

— А что больше всего производит на тебя впечатление? — спросил он, наклонив голову в сторону, разглядывая меня, я убрала волосы у него со лба.

— Много чего.

— Мой пенис, да? — спросил он, и я снова засмеялась.

И притворилась, что задумалась, прежде чем ответить:

— Твоя кровать очень удобная. Очень впечатляющий матрас. И я сплю как младенец.

— Не совсем это я надеялся услышать, скорее это даже звучит как огромная проблема, а не то, чем я слишком сильно впечатляю тебя. — Он нахмурился. — Молодая жена не должна хорошо высыпаться.

— О, у меня нет жалоб на количество секса, это уж точно. — Я засунула помидор черри в рот.

— Очень много, правда? — Спросил он.

Господи. Наверное, для него это было вполне нормально. Но не для меня. Я хотела Райдера. Все. Время. Постоянно. Я никогда в жизни так не желала секса.

— Но я готов рискнуть своим членом, может он даже отвалится от трудов, но не остановлюсь. Мне достаточно только увидеть тебя, и я уже хочу. Даже сейчас наблюдая, как ты управляешься этой пластмассовой вилкой, меня это заводит.

Я пошевелила бровями.

— Обычные столовые приборы способны тебя завести? — Я покрутила вилку между пальцами. — Где ты хочешь это осуществить?

Он улыбнулся и отрицательно покачал головой.

— Ты заводишь меня. — Его взгляд переместился с меня на вид Манхэттена за окном. — Я не могу держать свои руки подальше от тебя. — Тон стал задумчивым, как будто он не мог понять нашего притяжения.

Я протянула руку через стол, чтобы стереть пальцем крошечный след горчицы с уголка его губ. Он схватил меня за руку и засунул мой большой палец себе в рот.

— Как я уже сказал, я не могу удержать свои руки,.. от рта, и свой член от тебя.

Я наклонила голову...

— Я не жалуюсь. — Я даже не могла вспомнить, чтобы не хотела, чтобы он прикасался ко мне.

Мы смотрели друг на друга долгие секунды, улыбаясь.

— Открой, — произнес он, отпуская мою руку и передавая мне сверток, который он принес с собой. Я взяла его в руки и повертела. Он был сильно обвязан сотнями милями лент. Сняв бумагу, я взяла синюю бархатную коробочку с потертыми углами, словно это была очень любимая вещь. Я взглянула на Райдера, который буквально уставился на нее. Когда я подняла коробочку, маленький кремовый конверт упал со дна.

Я вытащила записку.


Дорогая Скарлетт,

Я подарил это ожерелье женщине, которую полюбил, на нашу первую годовщину.

Я надеюсь, что ты будешь носить его как напоминание о том, что любовь может расцвести в самый неожиданный момент.

Мои поздравления по случаю вашего брака. Желаю вам долгих счастливых лет вместе.

С уважением,

Герцог Фэрфакс (твой дедушка)


— СВАДЕБНЫЙ ПОДАРОК ОТ ДЕДУШКИ? — спросил Райдер, как только я засунула записку обратно в конверт.

Подарок с огромным намеком, что мой брак может превратиться в нечто большее, чем деловое соглашение. Он может превратиться в любовь.

Разве такое возможно в жизни? Может для герцога случилось именно так, но не для меня.

Я облегченно вздохнула и кивнула, проведя рукой по бархатной коробке. Раздался своеобразный скрип замочка, когда я открывала. Внутри на кремовом атласе лежала тонкая золотая цепочка, украшенная крупными аметистами в форме капель и такими же бриллиантами.

— Потрясающе. — Я погладила пальцем камень в виде слезы.

— Самое любимое моей бабушки.

Я подняла глаза на Райдер, который во все глаза пялился на ожерелье.

— Я не могу его принять. Оно слишком ценно для твоей семьи, с ним связано, похоже много воспоминаний, Райдер. — Я отодвинула бархатную коробочку к нему.

Он несколько раз открывал и закрывал крышку, а затем произнес:

— Конечно, можешь. Ты должна. Ты очень нравишься моему дедушке, и это же очевидно, что он хочет, чтобы ожерелье было у тебя.

Я не могла показать ему записку дедушки. Мне не хотелось усложнять наши отношения или давать ему повод надеяться на что-то в наших отношениях, что мы могли бы стать чем-то большим друг для друга. Мы делали все возможное, чтобы как-то улучшить нашу ситуацию, в которой мы оказались. Секс нас двоих полностью устраивал. Райдер был заботливым и галантным, собственно таким же, как и любой приличный парень, учитывая наши обстоятельства.

Мы не были и никогда не будем… влюбленными.

Любовь не входила в наше соглашение. И мне следовало почаще себе это напоминать.

— Позволь, я надену его на тебя, — произнес Райдер, потянувшись ко мне с ожерельем.

Я убрала волосы со спины, когда он встал позади меня.

— Мне не следует этого делать. Оно не принадлежит мне. — Холодные камни легли ниже ключицы.

— Принадлежит. Ты же следующая герцогиня Фэрфакс.

Я хихикнула.

— Ты это не серьезно.

— Почему нет?! Это будет твоим титулом. — Он отодвинул мое кресло, и я повернулась к нему лицом. — Оно очень тебе идет, подчеркивает фиолетовые пятнышки у тебя в радужке.

Я старалась не засмеяться.

— У меня фиолетовые пятнышки?! — Я положила ладонь в его протянутую руку, он потянул меня к себе.

— Только если присмотреться, — произнес он, прижимаясь ко мне. — И поверь мне, я присматриваюсь.

Я обхватила его руками за шею, пока он смотрел мне в глаза, а затем засмеялась во весь голос.

— Ты не должна смеяться. Я веду себя сейчас как романтик, — сказал он.

— Ой, прости. Просто ты такой милый. С кем ты ведешь дела, даже не догадываются об этом. Но я заглажу свою вину перед тобой сегодня вечером. Я что-нибудь приготовлю. — Было бы неплохо покопаться у него на кухне.

Он поморщился.

— У меня намечен ужин.

Его ужин не должен был меня беспокоить, но почему-то беспокоил. Он не упоминал об ужине. Я убрала руки с его шеи.

— Извини, это встреча с владельцем компании, о которой Джон забыл упомянуть.

Облегчение затопило мне живот, и я улыбнулась.

— Без проблем. Сесили пригласила меня к ней на ужин в субботу. Хочешь пойти со мной?

Райдер засунул руки в волосы и прислонился к столу.

— Извини, не могу. Я должен присутствовать на вручении наград. Это событие стояло у меня в расписании уже несколько месяцев.

Ага, значит общественное мероприятие, а меня не пригласили? Я начала собирать пустые пластиковые коробки от ланча. То, что Джон забыл сообщить ему заранее и сказал в последнюю минуту — это одно, но огромное событие, которое организовывалось в течение нескольких месяцев? Почему он не упомянул о нем?

— Хорошо. Я просто подумала тебя спросить, — ответила я, закрыв пластиковый контейнер для салата и положив его в бумажный пакет, с которым он пришел.

— Будет у них дома? — поинтересовался он. — Ужин с Сесилией?

— Да. У нас хорошие показатели в прошлом месяце, поэтому мы решили отпраздновать.

Он кивнул.

— Замечательно.

— Да, не формальная атмосфера. — Мне хотелось, чтобы он сказал, что хочет все же пойти со мной или попросил бы перенести на другой день, но он ничего не сказал. Он вообще ничего не сказал. Я выбросила в мусорное ведро остатки нашего ланча. — Мне пора идти. У меня назначена встреча. — Я направилась к двери.

— Ты забыла это.

Я повернулась, и он протянул мне синюю бархатную коробочку.

— Спасибо.

— Эй, — остановил он меня, прислонившись спиной к двери, через которую я собиралась выйти, и взяв мою голову в руки. — Извини за сегодняшний ужин, но я постараюсь не задерживаться. Дождешься меня наверху в спальне?

Ему не нужно было извиняться. Хотя с его стороны было извиняться очень мило. Он ничего мне был не должен. Разве я не хотела дождаться его? Секс был потрясающий, и он затягивал меня все глубже. Мне хотелось быть с ним рядом сегодня вечером и каждую ночь. И эта мысль настолько меня поразила, словно мне двинули по лицу. Во что я впуталась и во что я играла?

Я улыбнулась и кивнула, заранее зная, что буду ждать его в постели, стараясь изо всех сил не заснуть, дожидаясь, когда он вернется. Хотя мне необходимо было немного отодвинуться от него, создав некую дистанцию между нами.

А иначе что? Мне хотелось, чтобы он изменил свои правила.

Я хотела большего.


— Доброе утро, — произнесла я, входя в кухню, где сидел Райдер на одном из белых стульев у стойки, завтракая. Открытый Wall Street Journal лежал рядом с ним на столешнице, здесь же стояла миска наполовину полная йогуртом и фруктами.

— Доброе утро. Хорошо спалось? — спросил он, его тон был нейтральным, как будто мы не виделись друг с другом в течение долгого времени, как уехали из Англии.

Я слышала, как Райдер звал меня через закрытую дверь моей спальни, когда он вернулся вчера, но я промолчала.

— Конечно, — ответила я, что было полной ложью. Я вообще не могла заснуть. Я не спала всю ночь, анализируя и раздумывая, не совершила ли я огромную ошибку. Не в том, что вышла замуж за Райдера, чтобы спасти «Аромат Сесили» от финансового краха, а в том, что мне нужно было быть более осторожной… в отношениях Райдера и себя. Например, меня приводил в полное замешательство секс с ним. Но самое ужасное было то, что секс с ним безумно нравился. Мне нужно было стать более осторожной, более сдержанной, например, мне хотелось, чтобы он отпраздновал мои успехи со мной, но… в этом была я все, все мои чувства к Райдеру. Моя привязанность к нему, меня тоже немного ошарашивала, я готова была к нему нестись по первому зову, мне хотелось рассказать ему каждую мелочь, которая случилась со мной за день, пока мы были порознь, с этим тоже стоило завязывать. Со многим стоило завязывать.

По крайней мере, проведя ночь без сна и постоянно прокручивая и тасуя мысли в голове, у меня созрел план.

— Тебе предстоит сегодня напряженный день? — Спросил он.

Я подняла на него глаза от чашки с кофе, которую наливала, он прищурившись, изучая смотрел на меня. Господи, неужели он всегда настолько убийственно красив?

И глядя на него, я поняла, что мой ответ должен быть:

— Однозначно, да.

— Хорошо, — нараспев произнес он. — Хочешь поужинать сегодня вечером? На углу есть отличное мексиканское местечко…

— На самом деле, я собиралась заехать к себе домой. Мне нужно кое-что забрать. — Мне необходимо было немного пространства, чтобы перегруппировываться, как бы нарисовать границу на песке.

— Хочешь, я поеду с тобой? И помогу, — предложил он.

Я наблюдала за ним поверх кофейной чашки.

— Я справлюсь сама. И если будет уже слишком поздно, я останусь там. — Я отвернулась от него, выливая недопитый кофе в раковину и положив свою кружку в посудомоечную машину.

— Скарлетт, — произнес Райдер. Я уже знала его достаточно хорошо, поэтому догадывалась, что за этим последует.

— Мне пора бежать. Как я уже сказала, предстоит напряженный день. — Я с щелчком закрыла дверцу посудомоечной машины и вернулась в свою спальню, которую он мне предоставил. Мне не стоило беспокоиться о кофе.

Он схватил меня за запястье, когда я проходила мимо него к двери, заставив остановиться и повернуться к нему лицом.

— Что я сделал не так? — Спросил он.

Я превратилась в стерву. Он не сделал ничего плохого, он все время был великолепным, щедрым, добрым и веселым. И этих положительных качеств было слишком много, можно было перечислить еще уйму.

— Конечно, ничего. — Я заставила свои губы расплыться в улыбке. — Я просто немного устала. Я сообщу тебе, если останусь у себя в квартире.

Медленно он отпустил мою руку. И в глубине души я так пожалела, что он отпустил мою руку. Мне так хотелось, чтобы он поцеловал меня, я бы пала под его натиском, и вся моя решимость бы улетучилась вместе с моим планом.


22.

Райдер


— Ты можешь не переводить на меня звонки в течение тридцати минут, чтобы меня никто не беспокоил? — Попросил я по телефону свою ассистентку. Конечно, я мог пройти пару шагов до ее стола, находящегося с противоположной стороны моего кабинета, но после пяти лет работы на меня, она без сомнения привыкла к моему нетерпеливому поведению. Она просто встала и закрыла дверь в мой кабинет, и это было именно то, на что я надеялся.

Я выдохнул и откинулся на спинку кресла. Мне нужен был перерыв. У меня были совещания одно за другим все утро. Придется сегодня задержаться в офисе. Но я хотел вернуться домой и заняться любовью со Скарлетт. У меня фактически не было времени поразмышлять о настроении моей жены этим утром, но каждый раз, когда кто-то покидал мой кабинет, и я оставался один или наступала пауза в разговоре, мои мысли начинали блуждать вокруг нее. Я улыбался, как только ее красивое лицо возникло в моих мыслях, но хорошее настроение длилось недолго, вспомнив наше общение этим утром — короткое и прохладное. Я испытал настоящее разочарование, не найдя ее в своей постели прошлой ночью, когда вернулся с ужина.

Ужасно было и то, что я фактически вчера впустую потратил время на клиента, вместо того, чтобы быть со Скарлетт. Он просто тешил свое завышенное эго, и не принял мое предложение. Другими словами, ужин оказался скучным, и я не мог дождаться, когда окажусь в постели с моей Скарлетт. Я с нетерпением ждал встречи с ней, вернувшись домой. Мы фактически не проводили время отдельно, кроме времени, когда были на работе, поэтому я явственно ощущал ее отсутствие, для меня это было новым. Мне хотелось узнать, как прошел ее день, и хотелось ее увидеть в этом аметистово-золотом ожерелье и больше ни в чем. Ну, может еще в шпильках. Я представлял ее в различных позах, пытаясь запечатлеть ее образ в воспоминаниях. И в те свободные минуты, которые выдавались у меня в течение дня, я постоянно создавал ее образ в своем воображении. Вот она отвернулась от меня и застенчиво оглядывается через плечо. Другой — она сидит на стуле в своей спальне, приподняв рукой одну ногу, показывая свою завораживающую киску.

Поэтому я помчался из центра города домой, в апартаментах было тихо и дверь в спальню Скарлетт оказалась закрытой. Я решил, что она воспользовалась шансом наверстать часы упущенного сна, но совершенно не понял, зачем она перебралась в гостевую спальню.

Для меня это было бессмысленно. Мы все недели спали в одной кровати. Почему она решила что-то поменять сейчас? Я взял свой мобильный и набрал ее номер, улыбнувшись, заметив, что она находилась первой в моем списке звонков, кому я чаще всего звонил.

Без ответа.

Она была странной во время завтрака. И впервые с тех пор, как мы вернулись из Англии, когда не занимались сексом утром. Мне так хотелось разложить ее на кухонном столе и трахнуть, но пришлось довольствоваться душем, где пришлось дрочить.

Может у нее что-то случилось, какие-то плохие новости, о которых я не знал?

Я набрал ее номер еще раз. Мой звонок перешел на голосовую почту. Я тупо пялился на телефон, пытаясь понять, что мне делать. Если она действительно останется в своей квартире, у нас будет еще одна ночь порознь. Возможно, мне стоит удивить ее и принести еду на вынос к ней домой. Да, но, когда я предложил помочь ей с вещами, она совершенно категорично отказалась.

У меня завибрировал мобильный в руке, и в животе разлилось облегчение, но взглянув на экран я увидел вызов от последнего человека, которого хотел бы слышать.

Фредерик.

— Привет, Фред. Как поживаешь? — Мой голос звучал скучновато, даже для меня. Почему он мне позвонил? Мы виделись с ним всего пару дней назад.

— Райдер. Я звонил тебе в офис, но мне сказали, что у тебя встреча.

Он говорил так, словно постоянно пытался поймать меня на лжи.

— Только что закончилась. Чем я могу тебе помочь? — Буквально молниеносно я подумал, что он сообщит мне, что собирается бросить вызов моему браку, но он никогда не сделает этого по телефону. С подобными вещами он отправил бы своего адвоката.

— Ты можешь угостить своего кузена выпивкой. Я в городе и подумал, что мы могли бы встретиться за ужином.

В городе? Он не упоминал, что собирается в Нью-Йорке, когда мы были в Англии. И насколько я знаю, он выезжал в Штаты единственный раз, когда учился в университете.

— Ты на Манхэттене? — Спросил я, хотя мой кузен был настолько высокомерен, что ему и в голову не могло прийти, что я могу ему отказать.

— Точно, — ответил он, как будто в этом не было ничего странного. — Еду в такси из аэропорта Кеннеди. Остановился в Mandarin Oriental, но я не в настроении сильно тусоваться. Поэтому подумал, что может Скарлетт приготовит нам рагу или что-нибудь еще.

Я громко рассмеялась. Его предположение, что Скарлетт что-то приготовит, полностью соответствует его мнению о женщинах.

— Не уверен, что Скарлетт именно та женщина, которая будет тушить мясо, но я могу сделать тебе сэндвич с сыром на гриле.

Он задумался на пару секунд.

— Ну, что бы вы не планировали на ужин, рассчитывайте на троих.

— Мы со Скарлетт не строили планов на ужин.

— Никаких планов на ужин? — переспросил он. Он удивился, словно это было очень важным. Может он специально прибыл сюда, чтобы проверить, потому что ему показались в Англии наши отношения со Скарлетт подозрительными.

— Мы плотно поели во время ланча, чтобы не тратить впустую время на еду, когда мы можем провести время в постели. — Произнес я, чтобы окончательно его заткнуть.

— Я буду у тебя ровно в восемь. Сэндвичи с жареным сыром тоже подойдут, — ответил он и повесил трубку.

Вот дерьмо. Мне только этого еще не хватало. Я не знал, что мне делать, поэтому стал расхаживать по кабинету, очередной раз набрав номер Скарлетт.

Меня опять отправили на автоответчик. После звукового сигнала я оставил ей сообщение, что неожиданно приехал Фредерик, а также я поинтересовался не могла бы она отправится к себе в квартиру завтра. Я не был уверен перезвонит ли она мне, проверит ли мое сообщение и изменит ли свои планы. Мне необходимы было придумать запасной вариант для Фредерика на случай, если Скарлетт не придет домой.


Я ВЗГЛЯНУЛ НА СВОИ ЧАСЫ. Было без пяти минут восемь, а я так не получил ни слова от Скарлетт. Возможно, весь день она провела на совещаниях. Я пытался вспомнить сообщала ли она мне что-нибудь о каком-нибудь большом проекте, который они запускали на работе, почему она не выходила на связь, но вчера за ланчем она ничего подобного не говорила, а с тех пор я почти не видел ее.

Я набрал ее номер еще раз. Опять голосовая почта. Дерьмо. Мне придется сказать Фредерику, что она задерживается в офисе, надеюсь, что он купится на это.

Я оглядел квартиру, пытаясь посмотреть на нее глазами моего кузена. Увидит ли он что-нибудь необычное здесь? Сможет ли он сделать вводы, что мы не являемся настоящей парой?

И в этот момент, точно в восемь раздался звонок. Если бы за дверью стояла Скарлетт, клянусь я бы с радостью бросил свою постоянную работу и пошел добровольцем в приют для бездомных. Я поднял глаза к потолку, про себя помолясь, нажав кнопку домофона.

— Мистер Уэстбури, прибыл ваш гость мистер Уэстбури.

Выглядело все так, похоже я по-прежнему буду работать у себя в офисе.

— Проводите его наверх, — ответил я.

Я направился к двери, готовый его встретить. И по дороге вспомнил про спальню Скарлетт. А что, если он случайно зайдет туда и поймет, что она спала здесь прошлой ночью? Я повернул направо по коридору и открыл дверь в ее спальню. Кровать была заправлена, на туалетном столике стояли ее туалетные принадлежности. Быстро я похватал все баночки и бутылочки и побросал их в чемодан, который лежал рядом с кроватью. У меня не было времени задаваться вопросом, что делает ее чемодан в этой комнате. Когда я застегнул его, раздался стук в дверь. Я распахнул шкаф и втиснул чемодан внутрь, плотно закрыв дверцу.

Быстро окинул комнату последним взглядом — вещи Скарлетт исчезли, словно на никогда и не спала в этой комнате. Я почувствовал, как у меня сжало живот. Господи, где же она?

Фредерик постучал в третий раз, и я открыл дверь.

— Привет, — сказал я, улыбаясь, словно был бесконечно рад видеть его.

— Я, наконец, добрался до Большого Яблока. Должен сказать, что таксист оказался чертовски груб.

Я махнул рукой в сторону своих апартаментов.

— Это Нью-Йорк. Ты привыкнешь к этому. Могу я предложить тебе выпить?

Он вошел внутрь, словно собирался приобрести эту недвижимость, просматривая и сканируя каждую стену и потолок.

— Я буду Джин с тоником. Милое местечко, Райдер. Где прекрасная Скарлетт?

Я направился на кухню и достал два стакана.

— У нее много работы. Прости, если бы мы знали заранее, что ты приедешь, мы бы изменили свои планы.

— О, — сказал он. — Она вообще не вернется?

— Ну, я надеюсь, что все же… — Я многозначительно хмыкнул. Он случайно не собирался устроиться на работу в ЦРУ со своими навыками выуживания информации. — В конце концов, живет она именно здесь. — Я поднял бутылку. — Она позвонит. Я знаю, что она хотела бы увидеться с тобой. Ты приехал с Викторией?

— Нет, я здесь по делам.

По делам? Фредерик получал доход от поместья и жил за счет трастового фонда Виктории. Если только его делом не являлось дискредитировать мой брак, у меня не было ни единой мысли, какое дело у него может быть в Нью-Йорке. Я снова взглянул на свой телефон. Почему она мне не звонит?

Я наполнил наши стаканы и направился к диванам, Фредерик вел себя как дома.

— Как отель, в которым ты остановился? — Спросил я.

— Прекрасный. Хороший вид. Итак, что у нас будет на ужин? — Поинтересовался он.

— Я подумал, может мы выйдем куда-нибудь. В Нью-Йорке, как правило, никто не готовит.

— Ну, это настоящий позор. Я с таким нетерпением ожидал уютного семейного ужина. Не возражаешь, если я воспользуюсь твоим туалетом?

Я внутренне съежился. Господи, я забыл проверить ванную комнату.

— Конечно, гостевая ванна слева от тебя, — сказал я, указывая на коридор. В гостевой ванной не должно было быть ничего компрометирующего, не так ли?

Как только Фредерик вышел из комнаты, я сжал телефон в руке и стал расхаживать по комнате, молясь, чтобы мой телефон завибрировал от пришедшей смс-ки. Дело не только в том, что здесь, как снег на голову, прибыл Фредерик, мне хотелось понять, где находится Скарлетт. За весь день она ни разу не ответила на мои звонки, и я начал серьезно беспокоиться. Могло случиться что угодно. Это гребанный Нью-Йорк. Ее могли ограбить или похитить. Она могла подвергнуться вооруженному нападению. Ее могли толкнуть на рельсы метро или сбить ненормальный таксист.

Где, мать твою, она? Если бы она была рядом со мной, здесь, я бы так не нервничал и не казался таким напряженным. Я бы не беспокоился, что с ней что-то случилось, когда она находилась рядом со мной, она всегда меня каким-то образом успокаивала — улыбкой, высказав свое мнение о существующей проблеме на работе или скользнув рукой по моей груди.

Господи, когда я стал таким?

Я провел рукой по волосам, когда появился Фредерик.

— Ты в порядке, старина? Выглядишь, словно немного на взводе.

Я отрицательно качнул головой.

— Нет, все в порядке. — Но я совсем не был в порядке. Мне хотелось поделиться со Скарлетт своими событиями за день, а не с Фредериком.

Стук в дверь прервал список катастроф, в которые могла попасть Скарлетт. Это она?

Я бросился к входной двери, она чуть не упала на меня, пытаясь провернуть ключ в замке.

— Чертовый ключ, — пробормотала она мне в грудь.

Я был настолько ошеломлен и счастлив, увидев ее, даже не заметил, что ее руки были заняты пакетами.

— Привет, — произнес я, крепко прижимая ее к себе.

— Ну, привет. Могу я... — Она высвободилась из моих рук, и я заметил целлофановые сумки.

— Прости, давай я тебе помогу. — Я почувствовал такое облегчение, что снова смог прикоснуться к ней, что напрочь забыл, что Фредерик сидит у нас на диване.

Она старалась не смотреть мне в глаза, отдавая пакет с кучей тюльпанов, выглядывающих сверху. И так она ходила по магазинам, но мне так и не позвонила.

Мне хотелось остаться с ней наедине на несколько минут, поцеловать ее, но она пронеслась мимо меня прямиком в гостиную. Фредерик повернулся к нам лицом, Скарлетт засияла огромной улыбкой, увидев его.

— Фредерик! Как я рада тебя видеть. Добро пожаловать в Нью-Йорк. — Она потянулась к нему, чтобы обнять. — Что ты здесь делаешь? Тебе следовало предупредить нас, что приедешь, я могла бы изменить свое расписание встреч на работе.

Фредерик улыбнулся, вероятно, почувствовав облегчение, когда Скарлетт перестала его обнимать. Британская аристократия не баловалась подобными вещами.

— Все произошло в последнюю минуту. Я хотел сделать вам сюрприз.

Скарлетт повернулась ко мне, по-прежнему не смотря мне в глаза, и указала на сумки, с которыми я так и стоял.

— Можешь отнести их на кухню? Будет цыпленок с эстрагоном, если ты не против? — спросила она Фредерика.

— Звучит здорово, — ответил он. — Могу я чем-нибудь помочь?

— Нет, лучше расскажи, как прошел твой перелет. Райдер будет мне помогать. — Она улыбнулась и впервые посмотрела на меня с тех пор, как вошла в квартиру. И хотя все было ни как всегда, но ее взгляд был похож на солнце, которое согревало все мое тело, снимая напряжение с каждой мышцы.

— Можно мне бокал вина, пожалуйста, — попросила она, начиная вытаскивать все из пакетов на столешницу.

Мне хотелось затащить ее в спальню для разговора с глазу на глаз. Спросить ее, где, черт побери, она была и почему не отвечала на мои звонки. Поблагодарить ее, что изменила свои планы, и сказать, что я соскучился по ней.

Вместо этого я открыл винный холодильник и достал бутылку Pouilly-Fume, я знал, что ей понравится это вино.

Я наполнил бокал, отключившись от ее разговора с Фредериком.

— Спасибо, — произнесла она, опять не глядя на меня, расставляя покупки перед собой. Но я не поставил ее бокал на столешницу, а подошел близко к ней, чтобы почувствовать знакомый запах мандарина. Это был не ее парфюм, а так пахла она сама.

Она посмотрела на меня, слегка прищурившись. Она была в бешенстве, я точно это понял. Возможно из-за приезда Фредерика, который нарушил все ее планы, но мне показалось, что не только из-за него, скорее даже не из-за него. Я поставил бокал на мраморную столешницу, давая ей понять, что меня мало интересует Фредерике, как только она вошла в дверь моей квартиры.

Я обхватил ее за талию руками и притянул к себе. Она обхватила меня за бицепсы, сопротивляясь моим объятиям. Я наклонил голову к ее шеи, так она не могла отвергнуть мой поцелуй.

— Я скучал по тебе, — прошептал я.

Она немного снизила свое сопротивление, качнув своими бедрами по моим.

— Я была занята…

Мне не хотелось слышать ее оправдания, я был рад, что она вернулась.

— Я так рад, что ты пришла.

— Я проголодался. Ты можешь отпустить свою жену хотя бы на несколько минут, чтобы она смогла приготовить курицу? — крикнул Фредерик из гостиной.

— Честно говоря, не уверен, что смогу, — ответил я, приподнимая голову, но не отводя взгляда от Скарлетт.

Она пыталась отвернуться, но я крепко удерживал ее. Я не знал, куда она пойдет, если я ее отпущу поэтому наклонился к ее уху.

— Что бы я не сделал, прости меня.

Она кивнула, проведя носом мне по щеке.

— Давай приготовим ужин.

Я немного отступил, но все равно не убрал рук с ее поясницы.

— Чем я могу помочь?

— Достань противень для курицы и салатник?

Господи, она была потрясающей. Она еще не знала, где что лежит на этой кухне, но ей удалось это не показывать Фредерику, сказав, что я буду ей помогать.

— И дуршлаг. Ты можешь помыть салат?

Я усмехнулся. Мне казалось, что в мире есть единственный человек, моя сестра, которая может мне задать подобный вопрос — могу ли я помыть салат?

— Фредерик, ты не против поесть за барной стойкой? — спросила Скарлетт, подготавливая курицу, когда я поставил переде ней все, что она просила.

Фредерик подошел к нам со стаканом в руке.

— Конечно нет. Я просто решил составить вам компанию.

Конечно, решил составить.

— Должен сказать, я немного по-другому представлял себе ваши апартаменты. Я ожидал увидеть больше женского, — сказал Фредерик, оглядываясь вокруг.

Скарлетт засмеялась.

— Дай мне шанс, Фредерик. Ты же знаешь, что эта квартира была исключительно Райдера, прежде чем мы поженились, — ответила она, укладывая эстрагон. — Но у меня имеется несколько идей по поводу этого места.

Она говорила, чтобы успокоить Фредерика, или действительно хотела что-то изменить? Я особо не возражал.

В свое время я позволил моему дизайнеру выбрать почти все для этой квартиры. Если бы Скарлетт захотела что-то изменить, я был бы счастлив.

— Какого рода идеи? — Поинтересовался я.

Она пожала плечами.

— О, кое-что в спальнях, — ответила она, переложив лук с разделочной доски на сковородку. — Я думала немного кое-что поменять местами.

Черт, я надеялся, что она будет спать в моей спальне. Мне не хватало ее тепла рядом этим утром. Мне показалось, что какая часть меня отсутствовала весь день. Поставив мельницу для перца на столешницу, я воспользовался возможностью прижаться к ней всем телом и поцеловать ее в плечо.

— Ты действительно не можешь оторвать свои руки от нее, не так ли? Я понимаю, что вы молодожены. Тебе не стоит мне ничего доказывать, — усмехаясь, сказал Фредерик.

Я разжал руки, сопротивляясь огромному желанию дать ему по морде.

— Ничего не могу с собой поделать. — Я обнял Скарлетт за талию, пока она продолжала что-то рубить ножом. Я это делал не потому что Фредерик находился здесь, а потому что мне хотелось.

Потому что я мог ее сейчас обнять.

И потому что я скучал по ней.

Я не мог вспомнить, когда хоть когда-то скучал по кому-то. Может по сестре, пока учился в университете. Но больше я никто ни по кому так не скучал. Что моя жена сделала со мной?


23.

Скарлетт


— Дай нам знать, если решишь задержаться здесь на пару дней, — крикнула я Фредерику, когда двери лифта закрывались. Весь вечер я следила за тем, чтобы стакан Фредерика не пустел. Он ушел сытым, немного пьяным и надеюсь, я с Райдером смогла убедить его, что у нас все по-настоящему.

— Я надеюсь, что он больше к нам не заявится, — пробормотал Райдер, когда лифта закрылись, и мы вернулись в гостиную.

— Думаешь, это была проверка с его стороны? — Спросила я.

— Конечно, была проверка. Он был в Нью-Йорке один раз в жизни и вдруг решил приехать по делам. — Райдер специально сделал акцент на этом слове, как будто оно было самым смешным. Но мне показалось, что возможно правда у Фредерика были дела в этом городе, ведь легче бы было ему нанять частного детектива.

Дверь за нами захлопнулась. Как только я оказалась в гостиной, почувствовала, как Райдер внимательно смотрит на меня, вся моя решимость сдерживать свои эмоции и увеличить расстояние между нами, дала трещину. Оставшись с ним вдвоем, наедине, я как бы оказывалась в семейной жизни или в том выдуманном мире, в котором не притворялась.

Как я позволила зайти всему так далеко? Почему я разрешила себе хотеть большего от этого человека? Я не могла сказать. Я так скучала по нему прошлой ночью, хотя не имела на это права. И именно поэтому мне стоило сейчас уйти.

— Мне нужно идти, — сказала я, направляясь к своей спальне.

— Идти? — переспросил он, следуя за мной по коридору. — Куда?

— Я говорила тебе, что останусь сегодня у себя дома.

Он схватил меня за запястье и оттащил от входа в спальню.

— Скарлетт, — нахмурившись произнес он.

Я опустила взгляд в пол, потому что он смотрел на меня так, будто хотел, чтобы я осталась не из-за нашего соглашения или из-за Фредерика, который только что ушел, а по другой причине, потому что он просто хотел. Легко поверить, что все это реально.

— Почему у меня такое чувство, что я сделал что-то не так, но не знаю что именно. Прошу тебя скажи мне. Позволь мне все исправить.

Я глубоко вздохнула. Он ничего подобного не делал. Райдер всегда относился ко мне по-доброму. Слишком хорошо.

— Нет. Дело не в этом.

Я попыталась вытащить руку, но он сжал ее сильнее.

— Тогда в чем? — спросил он. — Я скучал по тебе.

Я покачала головой. Вот опять он говорит нечто такое, что вводит меня в заблуждение, я начинаю думать, что это правда, хотя на самом деле все не так.

— Скарлетт? Что-то случилось на работе? Или с твоим бывшим?

Я подняла на него глаза, он внимательно изучал выражение моего лица, словно выискивая подсказки.

— Нет, ничего подобного, — ответила я. — Я просто немного устала.

— Так устала, что не можешь поговорить со мной?

— Поговорить?! — Предположительно, это был своего рода эвфемизм для секса. — Да, у меня был такой напряженный день.

— Так не уходи к себе домой, — ответил он. — Я не хочу две ночи проводить в своей постели без тебя. — И вот опять у меня что-то запульсировало внизу живота от его слов, которые ломали все стены вокруг моего сердца. Именно подобные ощущения мне и не следовало ощущать. Я не должна ничего чувствовать к нему и его словам. Но его близость действовала на меня магнитически, и Райдер должно быть это чувствовал. Он отпустил мое запястье, чтобы обнять. — Не оставляй меня сегодня на ночь, — прошептал он.

— Но я должна это сделать, — тихо ответила я. Мне необходимо было восстановить свои стены и свою защиту, а я точно не могла этого сделать, прижимаясь к его телу.

— Не надо. Спать в одиночестве не разрешается. Комната для гостей не для того, чтобы ты там спала. И твоя квартира тоже. Ты должна остаться здесь, в моей спальне. Нашей спальне.

Боже, неужели он только что сказал мне именно то, что я так хотела услышать? На его лице отражалось беспокойство, и оно было не поддельным. И моя проблема заключалась в том, что я очень хотела ему поверить.

— Скарлетт, — прошептал он.

Я пальцем провела по его подбородку. Он был таким родным, таким моим, но я понимала, что на самом деле это не так.

Он прижался своими губами к уголку моего рта.

— Где ты пропадала весь день?

Я все глубже погружалась в него самого и в нашу совместную жизнь. И хотя я понимала, что не стоило мне этого делать, что я должна быть сильной и взять свои чувства под контроль, но я ничего не могла с собой поделать.

Я повернула голову и мои губы очутились на его губах. Я наблюдала за ним из-под ресниц.

— Я хочу все исправить, — полушепотом произнес он, прежде чем поцеловать меня, погрузив свой язык. Он сделал шаг вперед, прижав меня к стене. Впечатав в меня свои бедра, его эрекция упиралась мне в живот. Возможно в следующий раз я смогу лучше сопротивляться ему, когда он не будет до меня дотрагиваться.

Я провела по его волосам, он проскользнул мне под юбку и спустил с меня трусики. Кружева, теревшиеся о мою задницу, напоминали заженную спичку, везде, где он прикасался, оставляя ожог.

Если бы он только перестал меня трогать.

— Эта киска, — сказал он, проходя пальцами по моим складочкам. — Мне ее не хватало. Ты не должна так мучить меня, отталкивая от себя.

Он говорил так, словно я обладала всем арсеналом и пытала его, будто у него не было всей той власти надо мной.

— Я не имел тебя тридцать девять часов. — Он прошелся губами по моей шеи, мои бедра дернулись ему навстречу. — Это слишком много времени. — Он засунул два пальца, и я резко выдохнула, потому что у меня подкосились колени. Да, именно это мне и нужно. Его пальцы во мне. Его член. Его рот. Я хотела его всего.

Вот почему я должна сопротивляться всему этому, потому что и так слишком глубоко завязла во всем.

Он медленно стал кружить по клитору, другой рукой поглаживая мою задницу, затягивая меня все больше и больше. Между грязными разговорчиками он успел разграбить мой рот.

Я буквально висела на нем, пока он продолжал удерживать меня на месте, пока его пальцы кружили и надавливали. Всем телом я почувствовала шепот надвигающегося оргазма.

Всего несколько часов назад я хотела получить свое собственное пространство. Всего несколько минут назад я хотела вернуться к себе домой. Но я не могла контролировать то, что он вытворял со мной. В свое первое замужество я всегда знала, что будет дальше… что будет за поворотом. Но с Райдером я была на совершенно новой территории.

— Райдер, — только и успела произнести я. — Мы не должны этого делать. — Но бесполезно было бороться с моим собственным влечением к нему. Я даже точно не могла сказать, смогу ли находится с ним несколько минут в комнате, не желая с ним секса.

— Ты хочешь, чтобы я остановился? — спросил он. Он отпустил мою задницу, и на мгновение я решила, что он отойдет от меня, и для меня эта мысль была просто ужасающей.

Я отрицательно качнула головой, и его пальцы еще глубже проникли в меня, пока он другой рукой пытался расстегнуть ширинку на брюках.

Он издал выдох освобождения, как только его член выскочил наружу, и он ухватился за головку.

— Ты такая тугая. Я хочу оказаться внутри тебя.

Я была всего в нескольких секундах от оргазма от его пальцев, но мне хотелось сжимать его член в себе. Мне хотелось, чтобы он чувствовал все то, что вытворял со мной.

— Да, глубоко внутри тебя.

Он опустил свои губы на мои, жар его языка толкнулся глубоко мне в рот. Я тосковала по его поцелуям. Хотя я и понимала, что не должна, но с Райдером было так хорошо, мне так нравилось с ним целоваться.

Я заскулила, лишившись в себе его пальцев. Он подхватил меня за задницу, приподняв и прислонив к стене. Я обхватила его ногами за бедра, отчаянно желая почувствовать его внутри себя, понимая, что испытаю мимолетную боль, пока не привыкну снова к его размеру.

Его головка коснулась моего входа.

— Я буду двигаться медленно, — прошептал он. Должно быть, он понял, о чем я подумала.

Я кивнула, с трудом переводя дыхание, как только он стал заполнять меня.

— Бл*дь, — глотая воздух, произнес он. Я вжалась в него бедрами, не желая, чтобы он слишком долго выжидал. — Нет, — резко сказал он. — Я не надел презерватив.

Я хотела его, я хотела трахнуться. Ему необходимо было трахнуть меня.

Меня мало волновал презерватив. Больше всего я хотела почувствовать его член в своей киски, как твердая плоть входит внутрь, прогоняя все мои сомнения. И я готова была пойти на все, чтобы заполучить его.

— Без презерватива, — сказала я.

Я не хотела, чтобы он отходил от меня.

— Я получил результаты анализов как раз перед свадьбой, я чист. — Произнес он на одном дыхании, его зрачки расширились, а обычно приглаженные волосы немного растрепались.

Я кивнула.

— Хорошо, я тоже, — ответила я, пытаясь двигать бедрами, чтобы он поглубже оказался во мне.

— Ты на таблетках? — Поинтересовался он.

— Да. — Тогда он скользнул немного дальше. Моя голова была затуманена одним желанием кончить и насладиться ощущением Райдере в себе.

Медленно, сохраняя контроль, он стал входить, пока не заполнил меня, вжавшись в меня всем телом.

Я уперлась ладонью ему в грудь, понимая, что если я пошевелюсь, то взорвусь оргазмом. Мне хотелось продлить эти мгновения с ним, наслаждаться ими, хотя бы несколько секунд перед оргазмом.

Я сосредоточилась, на разглядывании моей кожи напротив него, пока его пальцы впивались мне в задницу. Несмотря на вопросы, которые крутились у меня в голове, я точно знала, что с ним мое сердце будет в безопасности — здесь с ним, что все, что происходило было правильно.

Я была на грани кульминации, поэтому прижалась к нему ближе, наклонив голову, целуя его в подбородок, плечо, губы, пока он неустанно толкался в меня.

Я откинула голову назад, он все быстрее и сильнее приближал меня к грани.

— О Боже, мне так нравится выражение твоего лица перед… — Он двинул бедрами вверх, как будто не мог сдержаться, и запустил мой оргазм. Волны струились по моему телу все сильнее и сильнее, я растворилась в них, сердце стучало как угорелое в груди.

Он продлил мою кульминацию, как только кончил сам, его желание стало для меня еще одной конечной стимуляцией.

Когда волны моего оргазма стали спадать, он хрюкнул, вонзившись пальцами еще сильнее в мою задницу, изливаясь внутрь меня.

Его дыхание на моей шеи стало горячим, прерывистым, моя голова лежала на стене, ноги обвивали его талию.

Он зарычал, подхватив меня на руки и неся прочь. Я ожидала, что он опустит меня на ноги, но вместо этого он отнес меня в свою спальню.

— Я трахаю тебя здесь. Ты спишь только здесь, а не в своей спальне. И не в своей квартире, — сказал он. — Давай посмотрим. — Он задрал мою юбку, будто восхищаясь своей работой. — Я кончаю в тебя здесь. В твою киску, из который вытекает моя сперма. Ты все поняла?

Меня била дрожь от его слов.

Он приподнял брови, ожидая услышать ответ. Я кивнула.

— Поняла.

— Больше никогда не уходи. — Он стащил с меня юбку, отбросив за спину и быстро разделся, оставшись передо мной голым.

Я не двигалась, не смела.

Его глаза метались от моего лица вниз по всему моему телу и обратно.

— Раздвинь ноги, Скарлетт. — Он сказал те же слова, что и в тот первый раз, когда мы переспали, но на этот раз все было по-другому. Сейчас все было не так, когда я увидела его за столом переговоров, при этом вечером раньше, надеясь больше никогда не видеть этого мужчину. Сейчас? Сейчас я жила с этим человеком. Может даже разделю с ним часть своей жизни. Но, видя огонь в его глазах, и как его плечи были приподняты от ожидания, я молча сделала то, что он просил, причем вполне охотно.

Он застонал.

— Даааа. Вот это я хотел увидеть. Широко разведенные ноги и твою красивую киску. — Произнес он, сжимая член в кулаке, он сделал шаг вперед, остановившись между моими разведенными ногами, свисающими с кровати.

— Мне необходимо постоянно трахать тебя, — головкой члена он дотронулся до моего клитора. — И тебе это тоже необходимо. Я знаю, что ты хочешь.

Он был прав. Я весь день пребывала на грани, как маньяк, потому что мы не занимались с ним сексом утром, и я безумно его хотела. Если я не могла уже прожить и дня без физической близости с ним, что это значило для меня? И если он чувствовал то же самое, значит ли это что-то большее для него? Или это был всего лишь обычный секс?

— Я хочу снова тебя трахнуть. Я не буду использовать презерватив, только моя кожа к твоей. И ты будешь кончать снова и снова, потому что я хочу, чтобы ты поняла, чего лишаешься, когда спишь отдельно от меня. Когда ты пытаешься избегать меня всеми средствами.

У меня вырвался то ли стон, то ли всхлип сожаления. Я точно знала, чего мне не хватало, когда избегала его. Разве он этого не понял?

Он схватил меня за ноги, провел пальцем по моей киски, смешивая мои соки с его семенем и стал вычеркивать линии по внутренней стороне моего бедра, чтобы подчеркнуть свою точку зрения. Как будто он пытался пометить меня, смешавшимся нашим семенем.

Не сказав ни слова, он вдруг резко толкнулся в меня, отчего я громко вскрикнула. Наверное, я никогда не привыкну к его размеру, несмотря на то, что прошло всего несколько минут, как он был внутри.

— Чувствуешь, как я тебя наполняю? Никто не сможет этого сделать так. Никто. Только я.

Он фыркнул, погладил мой живот и талию, вытащил и резко толкнулся снова. Едва заметная боль только усиливала удовольствие, и я понимала, что все было правильно, с этим мы не ошиблись точно. Мы подходили друг другу. Ни один мужчина не заставит меня так себя чувствовать, как он. Быть такой одержимой.

Он схватил меня за талию, другой рукой обхватив за плечо. Я тут же закрыла глаза, понимая, что последует очень глубокий толчок. Он резко толкнулся в меня, и я начала медленно расслабляться.

Райдер настолько хорошо чувствовал мое тело, он буквально считывал любое движение и изменение. Я была не в состоянии ничего утаить, когда мы занимались сексом.

— Видишь, как быстро ты кончаешь? Как быстро я заставляю тебя кончать?

Я не могла пошевелить не рукой, не ногой, не ответить. Я уже не контролировала свое тело или разум. Все принадлежало только ему.

Я вздрогнула, как только прошлась первая волна, стук крови отдавался у меня в ушах, ведя свое крещендо, я вся растворялась в экстазе, тело пыталось воспарить над кроватью.

Больше я не помню ничего, только слова, которые Райдер бесконечно повторял:

— Такая красивая. Потрясающая, — пока он двигался в меня и из.

Я погладила его руку и посмотрела на него — его волосы были мокрыми, широкие, округлые плечи светились от пота, как будто он только что закончил тренировку в зале.

— Перевернись на живот, — скомандовал он.

Я напряглась. Что он хочет этим сказать? Его палец и даже два уже побывали у меня в заднице. Я никогда не экспериментировала с анальным сексом со своим бывшим, но с Райдером я даже не задумывалась отказаться, обнаружив, что мне это нравится.

Он перевернул меня на живот и подтащил поближе к краю кровати, я уперлась ногами в пол.

— Я знаю, что ты не можешь уже стоять, детка, но мне нужно оказаться в твоей заднице.

Я ахнула, и тут же закрыла рукой свой анус. Палец — это одно. Его член совсем другим.

— Ты такая мокрая, детка, будет очень хорошо. — Он запустил пальцы внутрь, собирая соки из киски, и как бы доказывая свою точку зрения, начал смазывать мою попку. — Такая, такая мокрая.

Обычно он кружил или поглаживал мой анус, сначала расслабляя меня до такой степени, что я уже готова была его умолять запустить мне в задницу пальцы. Но сегодня он казался нетерпеливым, и его палец очутился внутри ануса раньше, чем я рассчитывала. Я застонала в матрас. Как он мог меня завести еще больше, несмотря на то, что я дважды кончила?

— О да, вот так, да? — Он засунул свой член в мою киску, дополнив его пальцем в заднице. — Ты хочешь большего. — И это был не вопрос, он просто знал.

Его член по-прежнему был внутри, но его палец был быстро заменен двумя пальцами, проталкивающимися сквозь мышцы. Я схватилась за одеяло. Неужели я с этим справлюсь?

— У тебя все хорошо получается. Хорошо, — произнес он, и я выдохнула, как только стали усиливаться толчки.

Он подождал всего секунду, а потом начал двигать пальцы и член одновременно. Это было слишком, слишком хорошо, слишком заполнено.

Вжавшись в кровать от ощущений, я не могла пошевелиться. Я была настолько расслаблена, хотя и чувствовала приближающийся оргазм. Но он был совсем другим, словно во мне вспыхивали сотни крошечных оргазмов, которые собирались превратиться в один, в один… я даже не могла сказать какой именно.

Толчки Райдера, врезающегося в меня, становились все более настойчивыми, я поняла, что он уже близко. Он уже не мог настолько контролировать себя, его голос звучал более резко и громко.

— Такая тугая. Так мягкая. Так хорошо, — рычал он.

Все мое тело начало сотрясаться, меня накрыла волна, Райдер закричал, прижимаясь к моей спине грудью, его горячее дыхание теплом прошлось по моей шеи, мы слились воедино, паря и хватаясь друг за друга. Воедино. Я никогда не чувствовала себя такой слившейся в единое «мы».


24.

Скарлетт


— Итак, ужин во вторник? — спросила Вайолет по телефону по громкой связи, пока я просматривала свою электронную почту за все утро, заполненного встречами по поводу открытия нового магазина «Аромат Сесили» в Саутгемптоне. — Я не приму ответ «нет». Я давно тебя не видела.

И тут я вспомнила. За три месяца, как мы с Райдером вернулись из Англии, на самом деле, я фактически не встречалась со своими близкими и подругами. И я также не помнила, чтобы Райдер встречался со своими друзьями. Нам с Райдером нравилось тусоваться вместе.

— Конечно. Приходи, я готовлю, — ответила я, и она застонала. Я замерла, уставившись на телефон. В чем ее проблема?

— С такой так скучно. Я собиралась встретиться с Харпер и Грейс. Я подумала, что мы могли бы выпить несколько коктейль и хорошо провести время. Я все время раньше приходила к тебе.

— Извини, я так занята на работе, что приятно оказаться дома вечером.

Дома. После той ночи, когда я осталась на ночь в комнате для гостей, Райдер на следующий день разобрал там кровать. Он не хотел, чтобы я чувствовала себя гостьей в его апартаментах. Когда я упомянула, что его кровать слишком жесткая, он отправился со мной в магазин, чтобы купить новую. Не думаю, что он заметил, что я кое-что переставила на кухне, но он сказал, что ему очень нравятся цветы, которые я покупаю каждую неделю. И больше ни разу не было ни единого момента, когда я почувствовала себя неловко или некомфортно у него в квартире.

Вайолет вздохнула.

— Может, если бы ты не трахалась всю ночь, то смогла бы провести вечер со своей сестрой. Даже Харпер сказала, что соскучилась по тебе.

Да, возможно, я пренебрегала своей семьей из-за мужа.

— Я не всю ночь трахаюсь. — А только часть ночи. Каждой ночи. И по утрам. Когда идет все так хорошо между мной и Райдером, почему бы нам не проводить все свободное время вместе? Мне казалось все реальным — отношения, дружба, партнерство. И я решила для себя, что пока так все и идет, я соглашусь с этим. — Просто много чего происходит и у нас на фирме. Но девичник — это хорошо. — Я могла вернуться домой еще до того, как Райдер ляжет спать. Я обязательно увижу его, даже если ненадолго.

— Отлично. Я поговорю с Харпер и Грейс. Мне нужно немного времени побыть без ваших мужчин.

— Ну, я всегда готова провести время с девушками. Ты же знаешь.

— Ты можешь дурачить кого угодно, но не меня, — ответила она. — Но я что-нибудь придумаю. Есть отличное новое хипстерское местечко в Ист-Виллидж, нам стоит туда пойти.

Я застонала.

— Ты же знаешь, что мы трое вряд ли соответствуем типу хипстеров.

— А я опят скажу тебе, что тебе стоит расширять свои горизонты. Никогда не знаешь, что будет потом. Может, мы найдем там тебе следующего мужа.

Следующего мужа?

— Ты говоришь так, будто я самка-богомол.

Ее голос разнесся эхом по телефону.

— Я хочу сказать, что, когда твои отношения с Райдером закончатся, возможно, ты захочешь что-то кардинально поменять в своей жизни. Хипстеры — это вариант.

Прошло всего лишь три месяца, а я обещала Райдеру три года. Вайолет явно опережала события, но я не собиралась отговаривать ее.

— Не уверена, что хипстеры когда-нибудь станут моим типом, даже если я буду искать девятого мужа, но тебе нужно убеждать не меня. Я почти уверена, что Харпер захочет пойти куда-нибудь в более гламурное местечко. — Честно говоря, если я уж собралась провести вечер без Райдера, мне хотелось бы, чтобы это было приличное место, но я бы запросто позволила Харпер выбрать на свой вкус. Я знала, что она будет счастлива.

— Ну, это моя вечеринка, так что выбираю я. Вторник подойдет?

Любой день только не пятница. Вечер пятницы стал моим любимым вечером с Райдером. Я даже не помнила с чего все началось, но вечера пятницы превратились в настоящий ритуал, мы начинали вечер с ванны и классического фильма в постели с попкорном, что неизбежно приводило к сексу. Затем мы часто ели жареный сыр в халатах и перескакивали на разные каналы, разговаривали о работе, наших семьях и книгах, а затем, в конце концов, занимались сексом.

— Мне кажется в пятницу я занята, но в противном случае…

— Хорошо, в любой день, кроме пятницы. Договорились. Мне нужно идти.

Как только Вайолет повесила трубку, мой настольный телефон снова зазвонил.

— Пришел твой великолепный муж. Опять, — по громкой связи сообщила мне моя ассистентка. Я усмехнулась. Райдер пару раз в неделю приносил мне в офис ланч. Я не могла понять, каким образом ему это удавалось, но он всегда сообщал очередную причину своего визита. То банкир, с которым он должен был встретиться в этом районе, внезапно в последнюю минуту отменял встречу. И мне нравилось, что он все время объяснял мне свое появление. Словно он до конца не был уверен, захочу ли я увидеть его у себя в офисе, если он не скажет мне очередное оправдание.

— Спасибо. Отправь его обратно. — Обычно он просто входил в мой кабинет, поэтому я не могла сказать, почему в этот раз он вдруг остановился у стойки регистрации.

— Он уже идет к тебе. Я просто позвонила, чтобы сказать, как тебе повезло. — Никто, кроме Сесили, не знал о моем соглашении с Райдером, и Гейл, моя ассистентка, была просто в восторге от нашего буйного романа. И я прекрасно понимала, что в моего мужа было так легко влюбиться. Я не была знакома с мужьями, которые были настолько внимательны к своим женам, чтобы пару раз в неделю принести им в офис ланч.

Он появился в дверях моего кабинета, как всегда улыбаясь, держа белый бумажный пакет, в котором и содержался наш ланч.

— Встречу с Бобом отменили, так что я решил перекусить с тобой, если ты не занята.

Я поманила его рукой к себе. Я никогда не была занята, когда он появлялся на пороге.

— Мы ни разу не обедали у тебя в офисе, — сказала я, вытаскивая пластиковые контейнеры из бумажного пакета.

— Это потому, что ты никогда ко мне не заходишь.

И то правда. Со дня визита Фредерика между нами все улеглось. Я расслабилась. Перестала мучать себя вопросами, не слишком ли я отдаюсь ему. Я стала жить настоящим моментом и наслаждаться временем, которое мы проводили вместе, хотя предстояло нам и недолго быть вместе. Для меня во многих отношениях этот брак был гораздо большим, чем мой первый.

— Тебе всегда рады.

Он улыбнулся, и я улыбнулась в ответ. Я избегала появляться у него в офисе, поскольку знала, что там работает достаточное количество женщин, которые скорее всего видели его голым. Из того, что он успел рассказать мне за три месяца, как мы вернулись из Англии, я сделала вывод, что он был отличным плейбоем. Я никогда не задавала вопроса о его верности мне после свадьбы. Если бы он изменил мне, мне точно не хотелось бы об этом узнать. Но я была уверена, что он был только со мной. У него просто не было возможности переспать с другими женщинами. Большую часть свободного времени мы проводили вместе.

— Джон хочет, чтобы я пошел на какой-то дерьмовый гала-ужин на следующей неделе, — сказал Райдер, занимая свое место напротив меня.

Несмотря на то, что мы расстались только сегодня утром. После занятия сексом, естественно. Потом мы разговаривали, пили кофе, завтракали. Хотя вчера мы также разговаривали, ужинали вместе, потом опят занимались сексом. Нам всегда было о чем поговорить. Было что сказать друг другу.

— Это благотворительность или что? — Спросила я Райдера, который не многим доверял, но для него Джон точно был исключением.

— Награждение победителей. Пустая трата времени, если тебе интересно мое мнение на этот счет, но он убежден, что я должен присутствовать на подобном мероприятии.

Я открыла контейнер с едой. Тайская. Приятно.

— Ну, это всего лишь один вечер. Что может быть в этом плохого? Ты всегда можешь улизнуть после основного блюда.

— Но ты ведь пойдешь со мной, правда? — Он протянул мне бумажную салфетку, в которой были завернуты нож с вилкой. — Тогда все будет сносно.

У меня сердце подскочило в груди и сжалось, я подняла на него глаза. Он должно быть почувствовал мой взгляд, потому что посмотрел на меня и улыбнулся. Его слова, на самом деле, не должны были иметь такого огромного значения для меня, но они давали мне понять, что мы стали настоящей командой, единой парой. Он тоже это понимал? Или нет. Разве его предложение пойти с ним было не чем-то большим, чем простое наше соглашение? Конечно, если бы дело касалось только нашего соглашения, он бы не сидел сейчас напротив меня. Но мы никогда не говорили конкретно о нас. Никогда не обсуждали наш трехлетний контракт. Мы прожили вместе только несколько месяцев, а я уже находилась в той точке, когда мне не хотелось никаких ограничений, связанных лично с нами.

И мне хотелось знать, думает ли он также.

— Конечно, — ответила я, воткнув вилку в тайскую лапшу. Мне понравилась сама идея, что официальное бизнес мероприятие для него станет намного легче от моего присутствия. — Нет такого места, где бы я предпочла быть с тобой.

— Нет такого места, где бы я предпочел тебя видеть. — Он свел вместе брови. Слова Райдера прозвучали с подтекстом.

— Я серьезно, — ответила я. — Мне нравится проводить с тобой время.

Он замолчал, вилка повисла над контейнером.

— Мне тоже нравится проводить с тобой время.

— Я хочу сказать, даже без… — Я подняла руку в воздух, не желая показаться ему слишком серьезной, но мне хотелось, чтобы он понял, о чем я пыталась ему сказать без слов. — Ты знаешь. Сделка. Мне все еще нравится. — Боже, я говорила, как тринадцатилетняя школьница, влюбленная в лучшего друга своего брата. Я закатила глаза от своей жалкой попытки поделиться своими чувствами, и уголки губ Райдера стали подергиваться. Теперь наступил его шанс ответить.

Но его улыбка было прервана телефонным звонком, вибрирующим на столе между нами. Имя Дарси мелькнуло на экране. Я засунула полную вилку в рот.

— Не возражаешь? — поинтересовался он.

Я отрицательно качнула головой, набив в рот тайскую лапшу.

— Привет, Дарси, что случилось?

Я не слышала, о чем она говорила, потому что Дарси тараторила на том конце трубки. Лицо Райдера стало напряженным, он резко поднялся. Он прикрыл глаза, и я заметила, как напряглись его плечи.

— Да, мы прилетим, как только сможем.

Я уронила вилку. Что-то случилось. Причем что-то ужасное.

Райдер вздохнул и повесил трубку.

— Мы должны лететь, — сказал он, оглядываясь вокруг, словно пытался что-то отыскать.

— В чем дело? — Спросила я, у меня колотилось сердце.

— Ты можешь полететь со мной?

— Да, куда угодно. — Я готова была пойти за ним куда угодна, куда бы Райдер меня не попросил.

Я тут же взяла свой телефон, планшет и сумку, пока Райдер набирал на телефоне следующий номер.

— Мне нужно, чтобы как можно быстрее я смог вылететь в Англию. — Англию? Что-то случилось с Дарси или с герцогом.

Он повесил трубку, и мы направились к двери. Я позвоню Сесили из машины, мне не хотелось терять время. Я нужна в эту минуту Райдеру.

Когда мы стояли в лифте, спускаясь к его машине, я взяла его за руку и сжала.

— У дедушки инсульт, — прошептал он, голос был настолько тихим, что я почти не расслышала. — Он в больнице.

Я снова сжала его руку и поцеловала его в плечо.


25.

Райдер


Практичные аспекты, следующие за смертью, каким-то образом помогли мне справиться с потерей дедушки. И то, что Скарлетт была рядом со мной. Мы почти не расставались с момента приземления, когда узнали, что дедушка умер.

Я опустился в зеленое кожаное кресло за дедушкиным столом. Когда был еще маленьким, я часто тайком пробирался в его кабинет и залезал в это кресло, делая вид, что я такой же взрослый, как он. Я уже тогда понимал, если стану наполовину похожим на него, значит со мной все будет хорошо.

Теперь кресло стало моим. Мягкая кожа, когда я опускал руки на подлокотники, была комфортной, я снова встретился с Джайлзом, чтобы начать процесс передачи повседневных обязанностей ведения поместья Дарси. Я понятия не имел о всех тех сложностях, с которыми дедушка сталкивался каждый день.

— Дарси должна стать здесь хозяйкой, — сказал я. Меня совершенно не интересовало управление делами. Я считал, что поместье, дом, все принадлежало Дарси, независимо от того, что сказано в официальных документах. Я хотел получить лишь свой бизнес.

— Сегодняшние документы не касаются Дарси. Она знает, что ей нужно делать, и я помогу ей с этим. — Моя сестра готовилась к этому моменту уже много лет. Она знала поместье лучше, чем кто-либо. Ей нравилось здесь, ей нравилась жизнь здесь. Все эти годы я был эгоистом, предполагая, что с ней все будет хорошо, потому что я смогу ее обеспечить в финансовом плане. Я думал, что для Фредерика не станет проблемой, что теперь всем будет управлять Дарси, но теперь, когда моего дедушки не стало, я был так рад, что Фредерик не сможет предъявить на поместье и наше имущество никаких прав. Дарси была бы счастлива. У меня же оставался контроль над Уэстбури Групп. Все было так, как хотел дедушка.

— Спасибо тебе, Джайлз. Нам с тобой повезло.

Мы пробыли в Англии уже две недели. Вчера состоялись похороны и сегодня утром я впервые проснулся, думая о жизни на Манхэттене. Скарлетт не заикалась о возвращении, хотя ей должно быть было интересно, как долго мы еще предполагаем задерживаться здесь.

— Дарси невероятно сильная, но без тебя ей не справиться, — сказал я. — Ей понадобится твой мудрый совет.

— О, я думаю, что она прекрасно справится со всем, что не подбросит ей жизнь. Вы оба находчивы и независимы. Старый герцог всегда восхищался в вас обоих этими чертами, и вашим отношением к тому, что вас оставила мать и отец. Он боялся, что это может сломать вас, подкосить, но потом он сказал, что вы оба обладаете способностью самую негативную ситуацию превращать в позитивную.

Мои родители стояли в списке самых последних о ком я вспоминал после смерти дедушки. Я позвонил матери, сообщив о смерти отца на следующий день. Разговор длился меньше минуты. Я так и не понял расстроилась ли она или мое сообщение никак на нее не повлияло. Она поблагодарила меня за сообщение, а затем извинилась, закончив разговор.

С тех пор я ничего от нее не слышал, несмотря на то, что отправил ей информацию о похоронах по электронной почте.

Мы все горевали по-разному, но, видимо, моей матери даже не пришло в голову, что нам с Дарси может понадобиться ее поддержка. Мы и раньше никогда не чувствовали участия и поддержки с ее стороны, поэтому чему можно было удивляться.

Смерть нередко обращает все ваше внимание на живых. За последние две недели я много размышлял о своем будущем. Раньше я никогда не задумывался о детях, но смерть деда заставила меня пересмотреть многое, мне показалось, что это следующий естественный шаг в моей жизни. Я представлял себе дочь с длинными темными волосами, как у Скарлетт, катающуюся на пони, которые есть в поместье, в маленьких сапожках для верховой езды, со следом грязи на лице. Я представлял своего сына на коленях у Скарлетт, когда она читала ему книжку, как моя бабушка читала нам с Дарси, когда мы были маленькими.

— Мы должны поговорить о расторжении твоего брака, — сказал Джайлз.

Его слова привлекли мое внимание, выдернув меня из нашего будущего со Скарлетт.

— Что прости?

— Нам нужно передать погашенные кредиты, которые ты дал «Аромат Сесили», и начать бракоразводный процесс со Скарлетт. Мы можем подождать три месяца, чтобы подать все бумаги, но нас ничего не останавливает сделать это сейчас, потому что все бумаги готовы.

Джайлз слышал стук моего сердца так же, как и я? Я сосредоточился на дыхании, стараясь сохранять спокойствие. Последние несколько месяцев со Скарлетт изменили меня. Я толком никогда не был так близко знаком ни с одной женщиной, кроме своей сестры. Да, я спал со многими женщинами, но я не знал тогда насколько правильно все может быть, когда определенная женщина входит в твою жизнь. Я так долго боролся за независимость, что даже не понимал, как здорово каждый день рассказывать о прошедших событиях за день кому-то. И жизнь со Скарлетт была совсем не такой, какой я себе ее представлял. Она мне нравилась. Я доверял ей. Я хотел делить с ней утро, дни и ночи. Мысль о том, что все это может закончиться, и она вернется в свою квартирку на Манхэттена, а я вернусь к траханию трех разных женщин в неделю, не приходила мне в голову в последнее время. Похоже, наша ситуация медленна превратилась в ту, чего я не ожидал.

— Райдер? — Спросил Джайлз, выбивая меня из тумана.

— Конечно, погашенные займы должны быть переданы Скарлетт как можно скорее. — А насчет развода? Мне нравилась наша совместная жизнь. И я думал, что Скарлетт она тоже нравится. Хотела ли она развестись со мной?

Я не спала ни с кем, кроме Скарлетт, с тех пор, как мы познакомились, и не чувствовал себя от этого скованным и связанным, наоборот, я чувствовал себя свободным, чем когда-либо. Мне казалось, что она всегда рядом со мной, всегда стоит плечом к плечу. Мы были командой, подразделением… парой. Развод поднимал ряд вопросов, будем ли мы по-прежнему встречаться, трахаться, жить вместе? Если нет, я был не уверен, что меня это устраивало.

— Именно. Я оставил для Скарлетт конверт, чтобы когда она вернется в США могла показать его своему адвокату, но сделано все так, как вы и договаривались.

— Отлично. — Похороны были только вчера. Она не отходила от меня весь день. Последние две недели мы держались вместе, словно приклеенные. И я был ей очень благодарен. И было совершенно правильно, что она сможет получить погашенные кредиты как можно скорее. Если бы я мог, я бы погасил ее кредиты своими личными средствами.

— Тебе нужно подписать здесь и здесь, — сказал Джайлз, указывая на пунктирную линию внизу страницы.

Я снял колпачок ручки и подписал. Затем он положил еще одну страницу передо мной.

— Это заявление о разводе.

Я отложил ручку на стол.

— Думаю, мне нужно сначала поговорить об этом со Скарлетт. — Возможно, развод и был неизбежен, но это не означало, что я соглашусь на него без боя. Я встал. — Я забыл, что согласился помочь Дарси. — И направился к двери. Мне необходимо было время подумать. Мне не хотелось обсуждать свой развод с адвокатом и тот факт, что я не видел в нем необходимости. Мне нравилась Скарлетт и наша совместная жизнь. Я был не готов вот так просто сдаться.

Мне просто необходимо было поговорить со Скарлетт и выяснить, что она думает на этот счет.


— Скарлетт, — позвал я, поднимаясь по дубовой лестнице в нашу спальню. Я надеялся найти ее в библиотеке, к которой она тяготела в те редкие случаи, когда мы были не вместе, но ее там не оказалось. — Скарлетт, — снова позвал я. Если она спит, я разбужу ее. Нам нужно поговорить. Я не хотел возвращаться на Манхэттен без нее, я не хотел, чтобы она перебиралась в свою квартиру. Мне казалось это не правильным. Если возникнет необходимость, я бы убедил ее позволить мне сделать там ремонт, прежде чем она переедет к себе обратно. Тогда она будет вынуждена остаться еще ненадолго со мной, а к тому времени, когда ремонт закончится, надеюсь, я смогу убедить ее, может даже сдать в аренду ее квартиру. Да, еще рано было думать про «долго и счастливо», но она бы могла дать нам шанс. Между нами все было хорошо. Не было причин сейчас расставаться.

Я открыл дверь в нашу спальню, ожидая увидеть ее спящую на кровати, но ее там не было. Я оглянулся.

— Скарлетт, — опять позвал я. Может она принимает ванну? Я бросился в ванную, надеясь найти ее там, покрытой пузырьками с загадочной улыбкой на лице, как только она меня увидит. Но в ванной тоже было пусто. Может, она пошла в конюшню с Дарси? Я достал телефон и набрал ее мобильный номер. Ее рингтон раздался из комнаты, и я заметил ее телефон на прикроватной тумбочке. Дерьмо. Она всегда брала с собой телефон. Где же она? Я подошел поближе к тумбочке и обнаружил ее телефон на большом коричневом конверте, на котором было написано ее имя, она зачеркнула свое и сверху написала: «Райдеру».

У меня сердце забилось чаще.

Я схватил конверт и повертел его в руках. Он не был запечатан, поэтому я вытащил бумаги, которые упали на кровать. Первое, что мне бросилось в глаза, крупный шрифт: Развод, Погашение кредита. Я машинально взял один листок и обнаружил ее подпись на обороте, чуть выше ее имени. Я перевернул документ лицом. Это касалось погашения кредита. Я отбросил этот листок в сторону и схватил другой документ. Она же не подписала бумаги о разводе, не спросив меня, так ведь?

Я пролистал страницы прошения о разводе. Все были подписаны, словно это был очередной документ, касающийся кредита. Она подписала все, будто наши отношения ничего не значили для нее. Значит я ничего не значу для нее. Половицы за дверями моей комнаты скрипнули. Я собрал бумаги и засунул их обратно в конверт. Возможно, она захотела обсудить наши отношения. Несмотря на то, что конверт она адресовала мне, но оставила его все же у себя на тумбочке, под мобильным телефоном.

Я быстро забрал конверт и ее телефон, направившись к двери, чтобы встретиться со Скарлетт, как только она войдет в спальню.

Но когда я рванул на себя дверь, передо мной не было Скарлетт. Я посмотрел налево и направо, и увидел только Лейна, выходящего из другой комнаты-люкса.

— Сэр, я могу вам чем-нибудь помочь? — Спросил он.

Я отрицательно покачал головой.

— Нет, прости. Я думал, что это Скарлетт. Ты случайно не видел ее, а?

Он открыл рот, как будто хотел что-то сказать, затем остановился, нахмурился, но наконец, произнес:

— Я отвез ее в Хитроу, сэр.

Хитроу?

Я почувствовал, как жар хлынул мне в лицо.

— О, да. Конечно, ты отвез. — Хит-гребаный-роу?

— Она что-то забыла? Я могу отправить это к ней курьером, если есть необходимость.

— Нет, нет, все в порядке. Я просто забыл во сколько ее рейс. — Я кивнул и закрыл дверь, сжимая кулаки, надеясь, что это снимет боль и напряжение у меня в груди.

Она просто забрала деньги, погашенные кредиты, и ушла. Словно все, чем я был для нее —это всего лишь чертовым бизнесом. Неужели все это время она притворялась в наших отношениях?

Господи. Меня словно разрезали на куски, и это было больнее, чем я мог себе представить. Мне казалось, что смерть дедушки была самой ужасной вещью, которая со мной случилась. Но это? Понять, что оказывается все три месяца ничего для нее не значили. Неужели я так и не научился разбираться в людях?

Всю жизнь я старался тщательно ограничивать количество людей, подпуская их ближе к себе. Потому что по горькому опыту знал, что только близкие люди могут причинить тебе боль. Родители преподали мне этот урок достаточно рано и жестко.

Скарлетт же своим поступком, доказала мне, что я ни черта не знаю, и мне нужно еще многому учиться.


26.

Райдер


— Быстрее, Дарси! Я не собираюсь опаздывать. — Я стоял у лестницы, готовый отправиться в Лондон на встречу с потенциальными акционерами новой инвестиционной компании. Дарси должна была встретиться со своими старыми школьными друзьями. Мне не хотелось проводить с ней почти два часа в машине, но я не выходил из своей комнаты после скоропалительного исчезновения Скарлетт, поэтому Дарси обедала днем одна. Я был эгоистичным придурком, и не смог заставить себя притащиться вниз в столовую и объяснить ей отсутствие Скарлетт. Это бы показало полное отсутствие у меня здравого смысла. Я всегда гордился, что могу выбирать людей, которым доверяю, и людей, которым не доверяю.

Я явно ошибался в своей уверенности.

— Иду, — крикнула она, хлопнув дверью своей спальни, и звук эхом прокалился над лестницей.

Она появилась наверху лестницы, и глянув на меня, тут же нахмурилась.

— А где же Скарлетт? — Я закатил глаза. Она предполагала, что я отсутствовал на обеде, потому что мы со Скарлетт были слишком заняты сексом. Как же она была неправа.

— Пошли, — позвал я, игнорируя ее вопрос. Гравий захрустел под моими туфлями, именно этого я лишался на Манхэттене. Ощущение мелких камешков под ногами могло означать только одно — я был дома.

— Ты сегодня очень раздраженный, Райдер. Если Скарлетт не хочет сопровождать тебя сегодня в Лондон, это не моя вина.

Я забрался на заднее сиденье Бентли, хлопнув дверью, прежде чем Лейн смог закрыть мою дверь.

Я опустил подлокотник между нами, положил руку и открыл свой ноутбук. Я смог бы пережить время в дороге, если погружусь в работу или, по крайней мере, буду делать вид, что работаю. Я совершенно не хотел разговаривать о Скарлетт.

Дарси и Лейн обменялись словами возле машины, потом дверца напротив открылась, и Дарси опустилась на сиденье, не сказав ни слова. Она пристегнула ремень безопасности и стала возиться со своим телефоном. Хорошо. Мне необходима была тишина.

Я начал проверять письма, которые пришли за ночь. Несмотря на то, что я отсутствовал уже более двух недель, мне казалось, что в моей компании все шло гладко. Джон занимался всем, что требовало личного присутствия. Я иногда присоединялся к видеоконференции, но дела велись как обычно. Я понимал, что дедушка не хотел бы, даже не смотря на свою смерть, отвлекать меня от ведения дел в Уэстбури Груп, поэтому я продолжал все держать под контролем.

— Что ты сделал? — Спросила Дарси, сидя рядом со мной.

Я подумал, что она говорила в свой телефон, поэтому проигнорировал ее вопрос.

— Райдер. Что произошло со Скарлетт?

Вот черт. Я не хотел это обсуждать.

Я поднял глаза, Лейн поднял экран, закрывающий нашу часть салона от водителя. Интересно его Дарси попросила об этом? Об этом они бормотали перед машиной?

— Я очень занят, Дарси.

Но я знал, что не смогу от нее отвязаться, но мне стоило попробовать.

— Лэйн сказал, что Скарлетт вчера улетела в Нью-Йорк.

Я пожал плечами.

— Что ты хочешь от меня услышать? — Спросил я, не сводя глаз с экрана ноутбука.

— Что ты такого сделал, что заставил ее экстренно сбежать?

Точно. Насколько типично для моей сестры сразу же предположить, что сделал что-то именно я. Как раз в этой ситуации я был не тем плохим парнем. Я был, черт побери, жертвой. Я доверился женщине, и к чему это привело? Она использовала меня и выбросила.

— У меня нет времени спорить с тобой, Дарси. Я ничего такого не сделал. Поместье наше. Она получила свои деньги. Мы закончили. Все просто.

Господи, оказывается она все заранее просчитала. Мне казалось, что она подружилась с Дарси, но она видно даже не попрощалась с ней.

— Ты отправил ее назад? — Спросила Дарси.

— Нет. Если хочешь знать, она даже не сказала мне, что улетает. Джайлз передал ей документы, и получив их, она смылась.

Воцарилась тишина. Конечно, сейчас, когда я больше всего хотел, чтобы Дарси поддержала меня и осудила женщину, которая меня бросила, моей сестре нечего было сказать.

— Она просто взяла и уехала? Не сказав ни слова?

— Точно. Ни гребанного слова. Я отправился в нашу спальню, надеясь ее там найти… — Спросить Скарлетт думает ли она что у нас что-то серьезное. Спросить, хочет ли она, чтобы наши отношения продолжались. Боже, я был таким идиотом. — А она уехала. Подписала бумаги и вылетела первым же рейсом.

— Ты так раздраженно говоришь об этом. — Тон Дарси смягчился. Конечно же мы были с ней на одной волне, так ведь?

— Меня это бесит. Она могла бы хотя бы попрощаться.

Я взглянул на Дарси, которая смотрела прямо перед собой.

— Я тут подумала… Понятно, что это было соглашение и все такое, но мне казалось, что вы хорошо ладили друг с другом.

Я разозлился еще больше.

— И я так думал, что между нами что-то было, не только физическое влечение.

Я провел рукой по волосам.

— Было… а может даже большее было. — Она была моим партнером, моим доверенным лицом, моим другом и моей любовницей. Я не играл и не делал вид, с моей стороны все было открыто и честно, ничего поддельного. — По крайней мере, для меня.

— Она что сказала, что не заинтересована в вашем будущем после смерти дедушки?

— Мы даже не обсуждали это. Я собирался узнать ее мнение, хочет ли она продолжить наши отношения, но…

— Вы ни разу не обсуждали это? — Спросила Дарси.

— Мне не предоставилась возможность. Она просто взяла и смылась, как только подписала все документы на ее погашенные кредиты, которые я передал ее фирме.

— Да, но ты сказал, что она подписала документы. Ты же ей хотя бы что-то сказал, когда передавал ей?

— Джайлз их передал ей.

— Что? — Вскрикнула Дарси.

— Он подготовил все документы. Я пошел поговорить с ней о нас, а она улетела. — Какого хрена моя сестра на меня так разозлилась?

— Господи, ну, какой же ты идиот.

Я захлопнул крышку ноутбука.

— Я знаю. Мне не стоило ей доверять, но она выполнила свою часть сделки. Я передал ей погашенные кредиты.

— О мой Бог! Не могу поверить, что ты мой кровный брат. Ты действительно настолько глуп? — Она повернулась ко мне боком, открыто смотря в лицо.

— Дарси, если ты собираешься и дальше оскорблять меня, то я не заинтересован продолжать разговор.

— По какой-то неизвестной причине ты нравился Скарлетт. Для всех стало очевидным, что ты ей не безразличен.

Я тоже так думал. Но Дарси полностью игнорировала тот факт, что Скарлетт сама ушла.

— Она приехала с тобой, когда дедушка умер. Тебе не пришлось ее уговаривать, хотя думаю, она смогла бы найти уйму оправданий, чтобы остаться в Америке. И учитывая улыбку, которая не сходит с твоих губ, как только ты встретил ее, думаю, она тоже тебе нравится.

— Ты забываешь одну важную деталь, — сказал я.

— Да? Например, ту деталь, что Скарлетт, которая была твоей женой во всех смыслах этого слова в течение нескольких месяцев, получила документы о разводе от совершенно незнакомого ей человека, даже не услышав и слова на этот счет от своего неблагодарного дерьмового мужа?

— Я же говорил тебе… я не знал! Джайлз позаботился об этом.

— И откуда она должна это узнать?

Я замер на секунду, пытаясь разобраться в словах Дарси.

— Ты в своем уме или как? Скорее всего Скарлетт была в шоке.

В шоке? Дарси покачала головой.

— Она-то предполагала, что выстроила прекрасные отношения с мужчиной, и вдруг при первой же возможности, он ставит на отношениях жирную точку, и даже не имеет мужества сказать ей об этом в лицо.

— Но я не ставил жирную точку. Я не хочу, чтобы у нас что-то заканчивалось.

— И откуда она должна знать об этом? Судя по всему, все выглядит несколько иначе — она всеми силами поддерживала тебя в Англии, а как только похоронили дедушку ей вручили документы, явно дающие понять, что в ее услугах больше не нуждаются.

Слова Дарси кувалдой вбивались в мой мозг. Итак, Скарлетт быстро уехала, потому что получила совсем не то, что хотела. У моей сестры никогда не было проблем высказать мне все, когда она думала, что я бесчувственный осел.

— Почему она ничего мне не сказала? Зачем она их подписала? А потом сбежала.

— Потому что она чувствовала себя униженной. — Раздраженно ответила Дарси.

Возможно, Скарлетт сбежала, потому что так же, как и я испытывала боль, и она бросила меня только потому, что решила, будто я отказался от нее.

— Думаешь, она не хотела разводиться? — Я затаил дыхание, может у нас есть еще шанс?

— Если ты настолько тупой, то я не могу продолжать этот разговор. Впервые в жизни у тебя появился шанс на настоящие отношения. С женщиной, которая тебе нравится и которой ты доверяешь. Честно говоря, ты не заслуживаешь ее, если не собираешься доверять ей на слово, и понять, как ей больно.

— Больно? — Все мои мысли перепутались. Может быть Дарси права?

— Ну, а тебе? — Спросила Дарси.

Каждая частичка тела у меня болела. Я ничего толком не мог делать без Скарлетт, даже работа была не в радость. Она вдохнула в меня что-то лучшее, я стал человеком, который смог общаться с людьми, заботиться о них… любить.

— Я так тоскую по ней.

Дарси фыркнула.

— Именно. Ты когда-нибудь говорил такое о женщине? И ты просто выбросил ее из своей жизни.

— Неужели уже слишком поздно? — Спросил я, напрягаясь от накатывающей паники.

— Понятия не имею. Но если она что-то для тебя значит, я думаю тебе следует вернуться в Нью-Йорк и попросить у нее прощения.

И прежде чем Дарси закончила свое предложение, я нажал кнопку, убирающий разъединительный экране салона между нами и Лэйном.

— Нам необходимо развернуться. Мне нужно вернуться на Манхэттен.

— Это отклонение от курса, сэр, — ответил Лейн.

Только это не было отклонением от курса. Я надеялся, что это будет моим курсом в новое будущее.


27.

Скарлетт


— Как так, ты разводишься? — спросила Вайолет, наклоняясь над столом в отеле «Гансеворт» в районе Митпакинг. Я пересчитала через плечо Вайолет все черно-белые плитки на полу от нашего столика до двери. Мне не хотелось даже задумываться о случившимся. На самом деле, я хотела обо всем забыть. Чем скорее все перейдет в стадию официального развода, тем лучше.

— Все только началось, еще будет полно бумажной работы. — К сожалению, я уже была в курсе юридического процесса развода. Это не займет много времени, но и не произойдет в одночасье. Второй развод, а мне еще не было и тридцати. Если бы мой первый бывший не давил на меня, и я не чувствовала себя настолько никчемной, вероятно, у меня даже не было бы второго бывшего мужа. Но мне хотелось, когда я соглашалась на эту авантюру, испытать настоящее приключение. Вместо этого я испытывала сейчас настоящую катастрофу.

— И он об этом не упоминал? — спросила она.

— Нет, но, как я уже сказала, наша сделка завершена. Поместье теперь его, и я больше ему не нужна.

Вайолет покачала головой.

— Мне кажется, что это не совсем правильно. Вы казались мне такими счастливыми в Англии. Как вы смотрели друг на друга и прикасались друг к другу, создавалось такое чувство, что вы настоящая пара.

Я бы предпочла напиться, нежели продолжать этот разговор. Мне хотелось так напиться, чтобы я забыла даже собственное имя. Я взяла свой коктейль и сделала два больших глотка.

— Приятно хотя бы вернуться в свою квартиру?

Я кивнула, избегая взгляда Вайолет.

— Конечно. — Я не была в своей квартире даже вечера, хотя и прилетела. Я не могла этого вынести, потому что прибывание в своей квартире напоминало мне о том, что теперь я и Райдер не вместе. Я не могла там находиться. Если бы я могла переехать из Нью-Йорка в другой город, я бы переехала. Этот город, казалось, стал центром всех моих несчастий. Я переехала в Нью-Йорк, чтобы доказать своему бывшему, что следующие сорок лет своей жизни смогу чего-то достичь. Сейчас я вернулась сюда, когда все было кончено с Райдером. Это место олицетворяло все мои неудачи с мужчинами.

— Я беспокоюсь за тебя. Я знаю, тебе нравился этот парень, так почему ты делаешь вид, что ничего ужасного не произошло? — Спросила Вайолет.

Я вздохнула и откинулась на спинку кожаного диванчика.

— У меня есть альтернатива? Мне надоело быть несчастной. И из-за того, что я начну плакать, счастья не прибавиться.

— Значит, ты признаешь, что расстроилась?

— Ты хочешь, чтобы я подтвердила твои слова? Ты хочешь, чтобы я стала рассказывать тебе насколько ужасна моя жизнь? — Похоже моя сестра решила устроить надо мной настоящую пытку.

— Да, именно этого, я и хочу… чтобы ты не была несчастной.

Я подняла на нее взгляд, она закатила глаза.

— Я пытаюсь тебе помочь. Просто будь честной со мной и расскажи, что случилось. Знаешь, как говорится, одна голова хорошо, а две лучше.

— Ты настолько смешна.

— Порадуй меня. Я твоя младшая сестренка. Знаешь, в конце концов, я же добьюсь своего, так что давай колись. Так будет легче.

Как бы я ни жаловалась, я не согласилась бы выпить сегодня, если бы не хотела увидеть Вайолет. Я закрыла лицо руками, когда начали собираться слезы.

— Я вела себя как настоящая идиотка, Вайолет. — Сглотнув слезы произнесла я.

Диванчик рядом со мной прогнулся, Вайолет обняла меня одной рукой за плечи. Как я позволила себе испытывать чувства к мужчине, который достаточно ясно дал мне понять, чего он хочет — секса и обручальное кольцо? Как я настолько неправильно истолковала все знаки?

— Можно нам повторить, — попросила она у проходящей мимо официантки. Я не собиралась жаловаться на новую порцию коктейлей, алкоголь уже не мог ухудшить мою ситуацию.

— Я надеру ему задницу, — пробормотала Вайолет. Ее сочувствие прорвалось сквозь мою стену заторможенности, как разрушительный шар. Я все еще не могла поверить, что после всего, что у нас было с Райдером, у него даже не хватило смелости самолично вручить мне эти гребанные документы.

Хотя я и не должна была так реагировать, потому что заранее было известно, что развод будет, будет следующим шагом в наших отношениях. Райдер не относится к тем парням, которые готовы остепениться. Он все время мне об этом говорил. Тем не менее, для мужчины, у которого никогда не было серьезных (ха, оказывается не серьезных) отношений, он был, что греха таить, хорош в них. Он был таким внимательным, добрым и… любящим.

Мне казалось, что все реально, все по-настоящему.

— Что за придурок, — пробормотала Вайолет себе под нос. — По крайней мере, твоей компании теперь ничего не угрожает.

Это правда. И я должна быть ему благодарна, что «Аромат Сесили» оказался свободен от долгов. По крайней мере, крах моей карьеры не предвидится. Одна хорошая вещь была в моих разводах. Первый подтолкнул меня начать свой собственный бизнес, второй спас мой собственный бизнес. Но если бы я знала, что буду испытывать такую сердечную боль, я бы никогда не вышла замуж за Райдера.

— Не могу поверить, что он оказался настолько бесчувственным, — произнесла я.

— Ну, он же англичанин.

И что? Райдер никогда не был со мной бесчувственным. Дарси была ко мне добра и дружелюбна, у его дедушки было доброе сердце. Как только я перестала плакать, появились новые коктейли.

— Его дедушка подарил мне ожерелье. Мне кажется именно оно дало мне надежду, что у нас может что-то получиться. — Если учесть, что герцог намекал, хотя у наших отношений не было обычного начала, но у нас был шанс, что наши отношения могут превратиться во что-то реальное, как и его собственный брак. — Дед Райдера очень любил свою жену, но он влюбился в нее только после свадьбы.

— И ты надеялась, что Райдер точно также полюбит тебя? — Спросила Вайолет.

Я кивнула.

— Как я могла быть такой наивной дурочкой?

— Потому что ты влюбилась в него, — заключила Вайолет, хотя я продолжала молчать.

Ей не нужно было мое подтверждение ее правоты. Мы оба знали, что она была права. Я прижала руки к низу живота, молясь, чтобы он перестал болеть. Когда я влюбилась в него?

— Обычно ты так хорошо разбираешься в людях, — произнесла Вайолет, словно самой себе.

— Как ты можешь так говорить? Меня ждет второй развод за два года.

— Ну, если так посмотреть. Просто первый раз ты вышла замуж за отличного парня…

— Вайолет, — простонала я. — Я не хочу слышать про свои разводы по своей вине.

— Я совсем не это хотела сказать. Выслушай меня. Твой первый был хорошим человеком. Вы оба были слишком молоды. Райдер же? Я не очень хорошо его знаю, но он показался мне порядочным. И на свадьбе, когда я вас видела вместе? Я не совсем понимаю, почему он передал тебе документы на развод, когда у вас было все так хорошо.

— Он спас свою компанию. И мою. Сделка завершена.

— Возможно, — сказала Вайолет.

— Нет никакого «возможно». Все так, как есть. — Я промокнула глаза салфеткой. Я должна была взять себя в руки. — Со мной все будет хорошо. Это всего лишь очередное потрясение. Завтра я вернусь в свою квартиру. Райдер не вводил меня в заблуждения, не лгал. Мне нужно было повзрослеть, стать большой девочкой и просто трахаться с ним. — Я взяла свой коктейль и положила чаевые.

— Я думала, ты была сегодня дома? Ты же ночевала сегодня не в его квартире, не так ли? — Спросила Вайолет.

Черт, я не хотела об этом говорить.

— Нет, я сняла номер здесь в отеле на ночь. Мне не хотелось возвращаться домой…

— Скарлетт, почему ты мне не позвонила?

— Потому что я не хочу спать на твоем диване.

— Я тоже не хочу, чтобы ты спала на моем диване. Но я могла бы приехать к тебе сюда и заказать нам что-нибудь в номер.

Я толкнула ее под ребро, и она захихикала, потягивая коктейль.

— Я серьезно. Мне нравится заказывать что-нибудь в номер. Если ты останешься сегодня на ночь, считай меня своей сестрой.

Я чувствовала, что она хочет остаться, составить мне компанию, обнять меня, если я опять начну плакать. Но я ценила, что она прикрыла свое беспокойство обо мне фальшивым эгоизмом. Вайолет всегда знала, что делать.

— Может, наденем пижамы и посмотрим кулинарное шоу? — Спросила я.

— Отличная идея. И если он позвонит, я отвечу, — добавила Вайолет. — Он звонил?

Я отрицательно покачала головой.

— Он не позвонит. В документах о разводе сказано все предельно ясно. И я оставила своей мобильный в Англии вместе с ключом от его квартиры.

— А как забрать твои вещи от него?

Я пожала плечами.

— Я была так сосредоточена на том, чтобы оставить ему документы, что даже не задумывалась об этом. Я даже не подумала о своих вещах, мне хотелось, чтобы он стал для меня плодом моего воображения.

— Хорошо, мы что-нибудь придумаем. Я могу забрать твои вещи. И дать ему заодно по яйцам, — сказала она, резко двинув коленом, хотя ее движение могло испугать только нервную чихуахуа. Мне не нравились ее методы, но мне нравилось ее желание.

В конце концов, почему только мне должно быть больно?


— Господи, какое счастье, что ты вернулась в Нью-Йорк, — произнесла Сесили, открывая дверь в мой кабинет с драматическим свистом. — Ты должна была меня предупредить, я бы пересмотрела свое расписание на сегодняшнее утро.

Я покачала головой.

— В этом нет необходимости. Мне нужно было многое пережить. — Я улыбнулась ей, как только она присела на угол моего стола.

— Нам столько нужно наверстать, — сказала она, сжав руки, как будто с трудом могла удержать себя в руках. — Я только что со встречи бауера «Сакса».

Она была очень взволнованной.

— Ты шутишь?

Она подалась вперед к столу.

— Можешь себе представить? Я вела переговоры с ним всю неделю, но мне хотелось сообщить об этом тебе лично. — Ее глаза сияли, а улыбка была широкой.

— О, Боже мой. — Я откинулась на спинку кресла, положив руки на металлические подлокотники. — Это замечательно. Ты — молодец.

— Ты хочешь сказать, мы — молодцы. Именно ты говорила мне, что все возможно. И именно ты говорила мне, продолжать пробовать, хотя они отказывали мне уже четыре раза. Если бы не ты, я бы просто давно сдалась.

Я улыбнулась, глядя на нее.

— Мы отличная команда.

— Мы лучшие. Нам стоит это отпраздновать. Ты можешь провести хотя бы один вечер вдали от своего великолепного мужа и выпить со мной шампанского?

Я все же смогла сохранить улыбку на лице, несмотря на тоску, которая окутала меня при упоминании Райдера.

— Конечно. — Загудел мой телефон на столе, линия приемной, я включила громкую связь.

— Твой чертовски сексуальный муж идет прямиком в твой кабинет. Я упоминала, как тебе повезло…

Я выключила громкую связь, вскочив на ноги.

— Почему ты так нервничаешь? — Поинтересовалась Сесили.

— Сесили, я не хочу... — Я даже не могла закончить предложение. Я выглянула в стеклянную стену своего кабинета и увидела Райдера, идущего прямиком сюда. Какого черта он здесь делает? Разве он не должен находится все еще в Англии?

— Я бы хотела такого мужчину, который приносил бы мне ланчи, или хотя бы оплатил мой счет. — Я с трудом слышала бормотание Сесили, потому что гул стука крови в моих ушах, казалось затмевал все.

— Черт, — успела я только рявкнуть, встав в стойку, словно готовясь к удару.

Сесили сузила глаза.

— В чем дело? Вы поссорились?

Мне не хватило времени ответить, потому что он взялся уже за ручку двери моего кабинета. Наши глаза встретились через стекло, я отвернулась к Сесили, как будто она могла мне сказать, что я должна сделать. Последнее, чего мне хотелось, это еще больше получить унижения, встретившись лицом к лицу с мужчиной, который выбросил меня, словно я была старыми кроссовками.

— Привет, — произнес он, войдя в дверь. Жар в его взгляде обжигал меня. Почему он пришел сюда? — Сесили, пожалуйста, оставьте нас на пару минут, — попросил он.

Господи, он что решил, будто владеет целым миром. Какой высокомерный засранец!

Сесили с сочувствием кинула на меня взгляд, соскользнув со стола, выйдя и закрыв за собой стеклянную дверь. Я наблюдала за ее уходом, специально отвернувшись от Райдер, который сказал:

— Скарлетт.

— Райдер, — ответила я, садясь и начиная перелистывать какие-то бумаги, пытаясь найти себе хоть какое-нибудь занятие, чтобы таким образом скрыть свое смущение.

— Это все, что ты можешь мне сказать? Ты улетела из Англии даже не попрощавшись и «Райдер» — это лучшее, на что ты способна? — Он специально произнес свое имя нараспев, словно девятилетний мальчишка, дергающий сестру за косички.

— Почему ты здесь? — Спросила я, глядя ему прямо в глаза. Мне нечего было стыдиться. Это он был придурком, а не я.

Он потер пальцами лоб, как будто был смущен.

— Почему ты не дождалась меня? — Спросил он. Его голос смягчился, и я почувствовала, что у меня тут же немного сошло напряжение с плеч.

— Что?!

Он наклонил голову.

— Ты даже не попрощались, Скарлетт. Ты просто взяла и улетела. — Он как-то странно говорил, словно нес какой-то бред и это его расстраивало. Словно он был пострадавшей стороной, Просто невероятно.

— Ты серьезно собираешься делать вид, что являешься пострадавшей, обиженной стороной? У тебя даже не хватило смелости лично передать мне документы о разводе, ты подослал ко мне адвоката. — Черт, мне хотелось, чтобы он понял, что меня это сильно задело. Это было неприятно и больно, в конце концов.

Он упал в кресло напротив моего стола, как будто я только что выпустила в него пулю. В то же самое кресле, в которое он садился, когда приносил ланч три раза в неделю. Черт побери. Как я смогла так к нему привыкнуть, подпустив так близко к себе, что он причинил мне столько боли?

— Дарси оказалась права, — пробормотал он.

Я не понимала о чем он говорит. Он просто сидел передо мной и молчал.

— Мне нужно многое наверстать сегодня. Все, что ты хочешь обсудить, ты можешь обсудить со мной через своего адвоката. — Я тупо начала просматривать исследования клиентов, которые открыла на экране компьютера, делая все возможное, чтобы игнорировать его сильный, решительный подбородок и растрепанные волосы. Мне так хотелось дотронуться до него.

— Я не знал, что Джайлз составил документы о разводе, — произнес он, и у меня сердце подскочила куда-то к горлу. Это не правда. — И я, конечно, не знал, что он уже доставил их тебе.

Я повернулась к нему, сжав кулаки под столом.

— Адвокаты не по собственной прихоти составляют документы на развод.

Он наклонился вперед.

— Честно говоря, Джайлз хотел все сделать, как лучше. Я понятия не имел, что он даже задумался о составлении этих документов, не говоря уже о том, чтобы передать их тебе.

Ему нужно было об этом догадаться.

— Мы жили с тобой в одном доме... спали в одной постели, — ответила я.

— Я знаю. Ты должно быть думаешь, что я полный ублюдок.

Я приподняла брови. Это еще мягко сказано.

— Но я не понимаю, почему ты так плохо обо мне думаешь. Вернее, я хочу сказать, что я не такой, и ты это знаешь, — ответил он, нахмурившись. — Ты мне далеко не безразлична, я переживаю за тебя, никогда бы не смог сделать что-то настолько бессердечное.

Я закрыла глаза, желая стереть все его слова. Я не хотела слушать, как сильно он переживал за меня. Мне необходимо сосредоточиться на том, что получение бумаг на развод, подтолкнуло меня к тому, что я должна была перешагнуть и идти дальше. По крайней мере, неизбежное наше расставание не затянулось на года. Да, было больно, но я четко понимала, с чем осталась и где находилась в данный момент, поэтому я постаралась полностью сфокусироваться на экране, продолжая молчать.

— Почему ты ничего мне не сказала? Почему просто молча улетела?

Я хлопнула ладонью по столу.

— Ты что издеваешься надо мной?! Ты хочешь переложить на меня свою вину? Твой дедушка умер, и ты больше не нуждался в моих услугах. Со стороны все выглядело именно так. Я поняла, что ты пытался мне сказать, передав документы. И не смей поворачивать все с ног на голову и заставлять меня еще больше чувствовать себя ужасно из-за этой ситуации, чем уже есть, мне и так не сладко.

Он потянулся через стол, накрыв мою руку своей ладонью, но я успела отдернуть свою руку.

— Тебе лучше уйти, — произнесла я.

— Скарлетт, серьезно, мне очень жаль. Но ты должна мне поверить, я лично не посылал тебе эти бумаги. Я не хочу и не хотел развода, скорее даже это последнее, о чем я думал. — Он наклонился поближе и снова потянулся ко мне.

— Конечно, хотел. Теперь ты свободен и можешь снова трахаться со всем и вся. Теперь ты официально свободный мужчина. — Я пошевелила мышью, но мой курсор замер на одном месте.

— А что будет, если я не хочу быть свободным мужчиной? Я не хочу разводиться с тобой.

У меня живот упал куда-то вниз от его слов. Мне так хотелось, чтобы это была правда. И моя душа тут же откликнулась на его слова. Мне даже показалось логичным, что его адвокат прислал бумаги без его ведома. Это вполне могло соответствовать ему, тому человеку, которого я знала.

Но, проведя две ночи порознь, я вдруг поняла, что было бы намного лучше, если все закончится сейчас, чем выжидать, пока я еще больше влюблюсь в него. Он так и не почувствовал тех чувств, которые я испытывала к нему, и в конце концов, это он бросил меня. Если я покончу с этим сейчас, по крайней мере, у меня будет малюсенький шанс, но все же выжить.

— Я могу сказать, что это невозможно. Я не настолько хорошая жена, — ответила я.

— Ты самая лучшая жена на свете. — Голос Райдера стал намного мягче, и мне так захотелось прижаться к его груди. И очень захотелось, чтобы бы он крепко меня обнял своими руками.

— Для тебя я была фальшивой женой, ты забыл? Я не очень хороша для таких отношений. — Однажды Райдер это поймет, и я бы предпочла на своем месте, чтобы наши отношения к тому моменту не продолжались. Я знала, если мы еще дольше останемся вместе, я не смогу пережить его уход. Поэтому лучше уйти мне сейчас. Я изо всех сил пыталась сглотнуть комок, вставший в горле.

Он откинулся на спинку стула.

— Это полная ерунда. Я никогда не открывался настолько никому, кроме своей семьи, как тебе. Ты знаешь меня, как никто другой. Мы можем поговорить об этом? О…

Я взглянула на него, на лбу пролегли морщины, как будто он пытался подобрать правильные слова.

— О чем, Райдер? Я не вижу в этом смысла. Так будет даже лучше. Без меня тебе будет намного лучше. И мне лучше оставаться одной. — Мне просто необходимо было вернуться к своей жизни до Райдера.

— Я хочу поговорить о нас, Скарлетт, — произнес он, понизив голос. — Я хочу поговорить о наших отношениях, нашем браке и о том, что впервые в жизни я влюбился в женщину. В свою жену, если быть точным.

Влюбился?

Я этого не ожидала.

Я прикрыла глаза, пытаясь отгородиться от его слов. Мне необходимо было сохранить мое сердце, хотя бы то, что осталось от него.

— Ты не можешь влюбиться в меня.

— Как ты можешь так говорить?! Мы делились своими тайнами, нашими телами, нашим всем все эти месяцы — я люблю тебя. И я думаю, что ты чувствуешь то же самое ко мне.

— Послушай, я готова согласиться, что документы о разводе были отправлены мне не с твоего согласия. Но это ничего не меняет.

— Конечно, это все меняет.

Мне так хотелось, чтобы это было именно так, но я ненавидела ту боль, которая разливалась у меня в груди. Никто, даже мой бывший муж, не заставлял меня чувствовать себя использованной и выброшенной. И несмотря на то, что это было недоразумением, все равно это стало доказательством того, что Райдер мог причинить мне ужасную боль. Я не хотела рисковать, чтобы эта боль окончательно поселилась в моем сердце, разорвав его, когда все в конце концов закончится.

— Это ничего не меняет. Мы знали заранее, что наше время ограничено. Процесс запущен, и нам как-то нужно жить дальше.

— Я не хочу жить без тебя. — Он нахмурился и провел руками по волосам. Я никогда не видела его таким расстроенным и неуправляемым.

— Я уверена, что у тебя все будет хорошо. Держу пари, к концу месяца ты даже не вспомнишь как меня зовут.

— Как ты можешь так говорить? Я только что сказал, что люблю тебя. Для тебя это ничего не значит?

Для меня раньше должно быть это значить все, но я уже была научена, что мужчина, влюбленный в меня, совершенно не означал, что он не способен разбить мое сердце.

— Этого недостаточно. Это не означает вечность.

Я не могла больше сражаться с ним. Я не хотела слушать, как он любил меня, все это для меня было слишком, слишком больно. И я решила уйти от него, чтобы вернуться к жизни, которую никто не мог разрушить. Я не могла позволить еще одному мужчине разрушить свою жизнь. Я не позволю такому случиться.

Поэтому я поднялась с кресла, сняла пиджак, висящий на кресле и надела.

— У меня назначена встреча. — Я бросила на него взгляд, шагнув с сторону двери. Его лицо стало маской, но по-прежнему было невероятно красивым. Его руки безнадежно висели вдоль туловища, а плечи сгорбились. Я покачала головой. — Увидимся, Райдер, — сказала я и выскользнула за дверь, оставив его в своем кабинете.

Для меня это было самым лучшим вариантом, по крайней мере, мое сердце было в безопасности.


28.

Райдер


— Ты в полном дерьме, приятель, — произнес Джон, оглядывая мои апартаменты. Я не появлялся в офисе всю неделю. И в какой-то момент появился Джон у меня в апартаментах, в гостиной под предлогом, что мне необходимо посмотреть, хотя мы оба знали, что он мог спокойно отправить мне эти документы по электронной почте.

— Завтра придет горничная.

— Я имею в виду не только твою квартиру. Посмотри на себя. На тебе спортивные штаны, которые кричат, что их не мешало бы заменить.

Я опустил взгляд. Я спал в них. Дважды. Хотя не был уверен, что дважды.

— Я как раз собирался пойти в спортзал.

— Ты сраный чертовый лгун. Похоже, ты спал в этих штанах. — Он прошел мимо меня. — И с каких пор ты стал есть пиццу и пить пиво? Мне казалось, что твое тело — это храм.

— Ты что моя мамочка? Давай те документы, ради которых ты пришел, и отвали от меня.

Он полностью проигнорировал мое замечание, плюхнувшись на диван.

— А где же Скарлетт? — нагло спросил он.

Я застонал.

— Понятия не имею. На работе, наверное.

— Наверное?! Разве вы не разлей вода с ней?

— У меня дедушка умер. Она получила свои погашенные кредиты. Я получил свою компанию. Конец истории.

— Ах, вот с чем мы имеем дело. — Джон положил руку на спинку большого дивана, устраиваясь на нем поудобней. Я метнул взгляд на часы. Мне хотелось, чтобы он ушел. Молодой и неугомонный он собирался продвигаться дальше в своей личной жизни, а мне хотелось узнать, удалось ли блондинке похитить его от женщины, которая его очаровала.

— У меня нет на это времени. Зачем ты здесь обосновался?

Он усмехнулся, но проигнорировал мои слова.

— Теперь все становится ясным, мой друг. Коробки из-под пиццы. Брюки, которые явно стоит сменить. И твое явное отвращение к душу.

Я почти был уверен, что прошло всего несколько дней с тех пор, как я принимал душ, но кто считал?

— Ты не можешь не появляться в офисе из-за того, что вы расстались со Скарлетт, — произнес он. — Займись спортом, купи «Бугатти», трахни другую телку, черт возьми, получи секс втроем. Но возьми себя в руки. Нам необходимо заняться бизнесом.

— Я заболел. Должно быть, подцепил что-то в самолете…, — мысль подцепить другую телку, как он выразился, вызвала у меня тошноту в животе.

— Ты летаешь на частном самолете, придурок. Люди, которые летают на частном самолете, не подхватывают микробов.

— Хорошо, я не доктор. Я не знаю точно, где словил этот вирус. — Я потер затылок... — Я полностью взвинчен, как штопор, и у меня жутко болит голова.

— Больше похоже на тяжелый случай безответной любви.

— Не будь смешным.

— Ты, конечно, можешь этого не признавать, кто может обвинить тебя в этом? Единственный орган, который все эти годы ты использовал в общении с женщинами — это твой крошечный член…

— Эй, ты зашел слишком далеко. Мой член достаточно большой, так что спасибо. Ты просто завидуешь мне.

Он закатил глаза.

— Разберись со своим дерьмом. Ты никогда не сможешь вернуться в игру в таком виде. — Он провел рукой вверх и вниз по моему телу, поморщившись. — Это Нью-Йорк — гребаный город. И у женщин здесь есть определенные стандарты.

Я рухнул на диван напротив него и потянул пушистый плед, которые оставила Скарлетт. Все ее вещи по-прежнему находились здесь, что давало мне надежду снова увидеть ее. Собственно, это и стало одной из причин, почему на следующий день после того, как я побывал у нее в офисе, я остался дома. Именно на тот случай, если она придет за своими вещами и предоставим мне возможность убедить ее дать нам второй шанс. Сейчас я даже не решался выходить на улицу. Мне не хотелось ни с кем разговаривать и смотреть на кого-то, кроме нее.

— Какого хрена ты делаешь с этим пледом? Тебе что пять лет?

— Меня знобит. — Плед сохранил ее запах, и натягивая его на себя, я представлял, что она не ушла от меня.

— Давай начни двигаться или надень свитер. Господи Боже мой. Скарлетт, когда ушла от тебя, похоже забрала и твои яйца?

Когда она ушла. Я ненавидел эти слова. Я наклонился вперед и обхватил голову руками.

— Что мне делать, приятель? Я не могу уснуть. Я не могу есть. Я все время думаю о ней. — Не было смысла сейчас скрывать что-то от Джона. Вся моя защита рухнул.

— О, черт, — пробормотал он. — Прости. Я вижу, ты не в себе из-за этого. Мне казалось, ты просто злишься на нее.

Я вздохнул.

— Я никогда не был в такой ситуации раньше. Женщины никогда не бросали меня. — Я сделал все, чтобы у них не было такой возможности.

— Так она тебе не безразлична или ты просто сдаешься? Вот так просто?

— Что еще я могу сделать? Я не могу заставить ее любить себя. — Мне не нужно было выслушивать очередное дерьмо от Джона вдобавок ко всему остальному. — Я могу сказать только, что это ужасно, ужасно тяжело... и больно

— Я знаю. В отличие от тебя, мне и раньше разбивали сердце. Но у тебя все получится. Но сначала я сожгу эти твои спортивные штаны.

Я хмыкнул и схватился за живот. Я даже не мог вспомнить, когда смеялся в последний раз.

— Почему бы тебе не привести себя в порядок, и мы пройдемся по барам, поговорим с девушками, ты почувствуешь себя лучше, когда у тебя окажется горячая, голая женщина в постели.

Теперь у меня скрутило живот совсем по другой причине.

— Единственную горячую, голую женщину, которую я хочу в своей постели, это Скарлетт.

— Тогда сделай это, — произнес он.

— Я же сказал, что не могу заставить ее вернуться.

Он глубоко вздохнул.

— Ты Райдер-гребаный-Уэстбури. Ты хочешь ее вернуть, тогда возьми и верни.

— Это не так просто, как кажется. Я на самом деле, причинил ей боль. И теперь она не хочет, чтобы я вернулся к ней. Она говорит, что не умеет выстраивать правильные отношения.

Он вскочил на ноги.

— Вот и отлично. Разве ты не видишь? — Он уставился на меня, ухмыляясь.

— Что ты бессердечный ублюдок? Это совершенно очевидно.

— Господи, а ты стал обидчивым. Я имею в виду, если она была так расстроена, то ей не все равно… значит не слишком поздно.

— Она улетела. Сказала мне, что все кончено, что нам лучше быть порознь. Я оказался полным идиотом. Я передал ей документы на развод. Ну, не я конкретно, а мой адвокат…

— Послушай, это не важно. Если ты хочешь ее вернуть, слезь со своей задницы и верни ее.

Я недоверчиво покачал головой.

— В твоих устах все так просто.

Он вздохнул так, будто я был самым тупым ублюдком на планете, потом достал сотовый и набрал номер. Я просто сидел и наблюдал за ним, понимая, что ситуация безнадежна.

— Мне нужно две магнитных доски, несколько канцелярских маркеров и много стикеров.

— Что ты делаешь? — Спросил я, как только он повесил трубку.

Мы будем разрабатывать план действий.

— План?

— Как вернуть Скарлетт, если ты этого хочешь?

— Конечно, я хочу. Я люблю ее, приятель.

— Я когда-нибудь тебя подводил?

Он всегда был самым лучшим и замечательным другом.

— Ну, было один раз в Вегасе…

— Не смешно, — произнес он, бросив на меня взгляд, обещавший мучительное возмездие. — Итак, план действий. Шаг первый — подними свою вонючую задницу и иди в душ, оденься в приличную одежду. И мы потом приступим к работе.


29

Скарлетт


— Спасибо, положите это на полку, — сказала я парню из доставки UPS, указывая на шкаф у дальней стены своего кабинета. Он поставил посылку и протянул электронную книжку, чтобы я расписалась. Уже очередной раз. Это был пятый визит курьеров в «Аромат Сесили» на этой неделе, а сегодня только была среда.

— Кто отправил целую корзину разных DVD-дисков? — Спросила Вайолет, ковыряясь в корзине, обмотанной целлофаном.

— Это лучше, чем капуста, которую доставили вчера.

— Кто-то прислал тебе корзину капусты? Это ненормально. Разве отправитель не должен был купить тебе шампанское и трюфели? Или Дим-сам? Нью-Йорк так сильно изменился с тех пор, как вышел фильм «Деловая женщина»? — Вайолет резко вздохнула. («Деловая женщина» Working Girl – 1988, Мелани Гриффит, Сигурни Уивер и Харрисон Форд. – прим.пер.)

— Ты даже еще не родилась, когда вышла на экраны «Деловая женщина». И славу этот фильм приобрел не в восьмидесятых.

— Нет, это явно дни славы Нью-Йорка. Теперь все по-другому — дарят корзину капусты и девушки работают по девятнадцать часов в день.

Я закрыла дверь за курьером и повернулась к Вайолет, которая разрывала целлофан и доставала DVD диски.

— Кстати о классике, отличная подборка, — произнесла Вайолет.

Я догадывалась какие там лежат фильмы. «Касабланка», «К северу через северо-запад», «Роман памяти». Наши пятничные фильмы. Однажды мне даже удалось заставить его присмотреть «Король и я».

— От кого они? — Спросила Вайолет.

— От Райдера, — ответила я, опускаясь в свое кресло. Я не слышала ничего от него с тех пор, как оставила его в своем кабинете почти две недели назад.

Она повернулась ко мне, и я почувствовала блеск в ее глазах.

— От Райдера? Он приносит свои извинения?

Я пожала плечами.

— Понятия не имею. Меня это не волнует.

— Ты виделась с ним? — спросила она, медленно подходя к моему столу.

— Да, я же тебе говорила, что он приходил сюда, и сообщил, что документы о разводе были отправлены мне без его ведома.

— Но я думала, что с тех пор ты о нем ничего не слышала. — Она села напротив меня и стала стучать конвертом, который вытащила из корзины, по колену.

— Да. Это продолжалось около недели, потом я получила письмо. Затем стали доставлять все эти посылки два раза в день, как часы.

— Дважды в день? — Она протянула мне конверт. — Что он пишет?

Я не хотела его открывать. Каждый раз, когда я читала одну из его карточек, я начинала тосковать по нему еще больше.

— Не знаю.

— Тогда я открою, если ты не готова. — Она выхватила конверт и разорвала его.

Я положила голову на спинку кресла и уставилась в потолок.

— Я скучаю по ночи кино по пятницам. Я скучаю по тебе. Я люблю тебя. Твой муж, Райдер, — прочитала она. — Скарлетт. Ты не имеешь права его настолько игнорировать. Что ты собираешься делать?

— Ничего, конечно, — сказала я, поворачиваясь к своему столу. — Все кончено. В конце концов, ему это надоест.

— Скарлетт. Он открыто ухаживает за тобой. — Она протянула мне карточку с конвертом. — Это как в кино или типа того. Почему ты против?

— Так будет лучше для меня. Мы оба теперь свободны. — Я не хотела провести остаток жизни, ожидая, когда он уйдет, и беспокоясь о том, что он меня разлюбит.

— Эй, когда ты стала такой циничной? Он же говорит, что любит тебя. И мне кажется, что многие женщины желали бы услышать от него эти слова.

— Спасибо тебе за напоминание, Вайолет. — Но она несомненно была права. Он в скором времени вернется к своему миллиону женщин.

— Я хочу сказать, что это не какой-то мужчина, которого ты хочешь заполучить, а реальный мужчина, который уже есть. Мне кажется, он действительно переживает за тебя, и ты ему не безразлична.

— И что? Если честно, Вайолет, зачем продлевать то, что обязательно закончится? Если я позвоню ему сейчас и соглашусь вернуться к тому, что было… или к тому, чего он хочет, в конце концов, все равно все закончится. Просто все будет идти к своему концу очень медленно. Сейчас я уже в точке невозврата, вот и все. — Я пыталась спасти себя от еще большей душевной боли, если я опять начну с ним отношения. Если мы не продержались дольше, значит шансов у меня не было. — Нет смысла дважды проходить через расставание.

— Ты не можешь этого знать заранее. Может, все получится, и ты состаришься вместе с ним. С вашими детьми. — Она бросила мне карточку, которая проехалась по столу.

— Жизнь показывает совершенно другое.

— Мама с папой прожили же столько лет вместе. Харпер и Макс тоже похожи на вполне счастливую пару. Любовь всегда найдет выход.

Я подняла голову и посмотрела ей в глаза.

— Не для меня.

— Тогда, моя прекрасная сестрица, ответь мне на один вопрос — зачем ты принимаешь все его посылки? Если ты так уверена, что тебе не суждено быть вместе с Райдером, почему ты не возвращаешь их ему назад?

Я не могла. Я не могла вернуть их, пока еще нет. Я была не совсем готова. Я пожала плечами.

— Не знаю. Я не хочу устраивать сцен. — Я хотела медленно отучать себя от него, а не из огня да в полымя.

— Ну, если ты так говоришь. Ты забрала у него свои вещи?

— Нет. Я попросила его упаковать их и отправить ко мне.

— И что он ответил?

— Нет. — Его ответ был просто смехотворным. Он ответил на мое письмо с просьбой вернуть мне вещи, что они мне понадобятся, когда я вернусь. Он явно бредил. — Послушай, я не вижу никакого смысла обсуждать этот вопрос. Все кончено.

Вайолет вздохнула.

— Мне кажется, что ты сама даже не веришь в то, что говоришь. Я так определенно нет.

Я вскинула голову на стук в стеклянную дверь. Это снова был курьер. Вайолет направилась к нему.

— Простите, я забыл, — сказал он, протягивая Вайолет мягкий конверт.

— Еще подарки, — произнесла она. — Если тебе они не нравится, могу я оставить этот себе? — спросила она, передавая мне увесистый конверт.

— Перестань вести себя, как маленькая. — Конверт был подписан не почерком Райдера. Меня охватило любопытство, несмотря на комментарии Вайолет, я перевернула конверт и открыла его.

Я вытащила маленькую коробочку с запиской, написанную синими чернилами точно не почерком Райдера. Возможно, это был его адвокат. У меня скрутило живот.


Дорогая Скарлетт,

Теперь ты — герцогиня Фэрфакс. Могу только догадываться, что это может быть немного странным для тебя, но будь уверена, я никогда не встречал никого настолько подходящей на эту роль, кроме своей прекрасной жены. Твое доброе сердце будет направлять тебя по жизни. Не слушай никого, только свое сердце, которое всегда подскажет тебе правильный путь. Я знаю, что ты была замужем, и твой бывший муж явно совершил ошибку, отпустив тебя, но не становитесь циничной к тому, к кому тянется твое сердце. Не позволяй прошлому помешать заполучить свое прекрасное будущее.

Ожерелье моей дорогой жены, без сомнения, смотрится на тебе прекрасно, и я хочу, чтобы у тебя были эти серьги, в комплекте с ним. Я подарил их своей прекрасной жене в качестве извинения, когда плохо повел себя с ней. Я никогда ее не заслуживал, но после того, как она приняла от меня этот подарок, я всю свою жизнь пытался ей быть именно тем мужчиной, которым она могла бы гордиться.

Мужчины настолько глупые создания. Часто мы не понимаем, что имеем, когда нам посчастливилось повстречать такой самородок. И мы не дорожим тем лучшим в нашей жизни, как стоило бы. Райдер хороший человек, но он все же мужчина.

Я дарю тебе эти серьги в качестве извинения за все те ошибки, которые он, без сомнения, совершит. В его действиях нет злого умысла. Он может быть глуп, но он любит тебя. А ты его просто обожаешь. Не трать время на споры, чтобы потешить свою гордость или принципы, или просто потому что тебе тяжело.

Ты должна быть рядом с ним, выскажи ему свои убеждения, чтобы он знал, за что ты будешь стоять насмерть, за что нет. Но в конечном счете, прости его и себя. Я видел, что только ты способна сделать его счастливым, я видел это в его глазах с тех пор, как он впервые встретил тебя. И я верю, что видел тоже самое и в твоих.

Побалуйте старого герцога и будьте счастливы.

С любовью к вам,

Герцог Фэрфакс (ваш дедушка)


Я не могла сдержать слез, у меня все расплылось перед глазами, я сложила его письмо и положила голову на руки на столе, закрыв глаза.


30.

Скарлетт


Мои каблуки радостно цокали по тротуару, когда я продвигалась в северном направлении, неся большой белый бумажный пакет с тайской едой. Я никогда не бывала раньше в офисе Райдера. Я понятия не имела о его расписании, или что он обычно делал во время ланча, когда не сидел напротив меня за моим столом у меня в кабинете. Но как-то он обмолвился и пригласил к себе в офис, и сегодня я решила воспользоваться этим приглашением.

Может он не захочет видеть меня у себя в офисе. Он может отослать меня, потому что будет не готов оторваться от рабочей рутины. Но я поймала себя на мысли, что время с Райдером стоило риска, даже его отказа.

Около четырех утра я решила, что нам стоит поговорить, и ланч показался мне подходящим временем для этого.

Я не спала всю ночь. После двух часов метаний и ворочания я встала и несколько раз перечитала письмо дедушки Райдера.

Затем я открыла свой ноутбук и просмотрела сотни своих фотографий с первым мужем, буквально всю нашу жизнь, которая сейчас мне казалось, принадлежала кому-то другому. Над какими-то я улыбалась, над другими плакала. Я наконец-то закончила оплакивать свой первый брак. За все прошедшее время после развода и смерти герцога, я решила двинуться дальше. Мне не хотелось возвращаться к прошлому и к прежней жизни.

Я хотела Райдера.

И я хотела жить вместе с Райдером.

И ради этого я решила рискнуть своей гордостью. И то, что я получила бумаги о разводе не от него, не было его виной. И он был не виноват в том, что не рассказал о своих чувствах раньше ко мне так же, как я не поделилась своими чувствами к нему.

Я отвергла его, потому что мне было больно, вероятно из-за гордыни. Я боялась снова испытать ту боль. Но жизнь вместе с Райдером стоила того, чтобы рискнуть своим сердцем. Теперь я это поняла.

Я подошла к стойке регистрации и поднялась на лифте на одиннадцатый этаж. Когда я вышла в холл, глубоко вздохнула, прежде чем дотронуться до хромированной ручки одной из двойных стеклянных дверей.

Но я открыла дверь.

И улыбнулась администратору.

— Скарлетт Кинг пришла к Райдера Уэстбери.

Я повернула голову направо и увидела Райдера, смотрящего на меня через стеклянную перегородку конференц-зала. Дверь была открыта, и я услышала, как кто-то позвал его по имени.

Я махнула головой и подняла бумажный пакет с ланчем.

Я заметила, как зашевелились его губы, но его глаза не отрывались следили за мной. Шум из конференц-зала стал громче, люди стали выходить.

Последним, появившимся в дверях, был сам Райдер.

— Линдси, пожалуйста, проследи, чтобы меня не беспокоили, — сказал он, все еще не сводя с меня глаз. — У меня ланч с моей женой.

Я не могла остановить поднимающиеся уголки губ.

Я старалась не набраситься на него и не прикасаться, когда он придержал дверь открытой, пропуская меня вперед, я вошла в конференц-зал. У меня подгибались колени, колотилось сердце. Я явно не смогла выдержать физического контакта с ним прежде, чем нам нужно поговорить.

Я опустилась на стул и стала доставать пластиковые контейнеры с едой, которую принесла, он налил воду в два стакана, сидя напротив меня.

Я протянула ему нож и вилку.

— Спасибо, — произнес он, настороженно улыбаясь, явно сдерживаясь.

— Пожалуйста, — ответила я, постукивая пальцем по коробке с едой в руке. Меньше всего мне хотелось сейчас есть.

— Прости, — сказал он, я отрицательно качнула головой.

— Мы прошли уже это, — ответила я. — Ты извинился и все объяснил. Мы находимся не в той точке.

Складка между бровями Райдера углубилась.

— Где же мы тогда находимся?

— В твоем офисе, обедаем.

Он неуверенно рассмеялся и откинулся на спину стула.

— Ты забавная.

— Знаю. — Я улыбнулась, и расслабилась на стуле. Мы были теми, кем были. Легкость между нами, непосредственная близость, не могли родиться из контракта, который мы заключили. Мы были вот такими, и такими мы были только вместе.

— Мы муж и жена? — спросил он.

— Мне страшно, — призналась я, тыча вилкой перед собой в лапшу. Я планировала сказать совсем другое, но правда само собой вылетела наружу.

— Чего бы ты ни боялась, я огражу тебя от этого на всю свою жизнь, — ответил он.

— Но я боюсь нас. Себя. Своего выбора. Потерять тебя.

— Ты никогда меня не потеряешь, — произнес он. — Я просто хочу, чтобы между нами все было правильно. Скажи мне, как и я сделаю.

Боже. Неужели все так просто, как он говорил?

— Ты не можешь обещать мне, что я никогда не потеряю тебя. Никто не может. И это страшно. Мой первый развод… — Я закрыла глаза, вспоминая боль. Но воспоминания были о боли, которую я чувствовала, а самой боли уже не было. — Меня словно тогда облили отбеливателем. Мне пришлось начинать все сначала. Я не уверена, что смогу это повторить. Мы никогда не были началом чего-либо… средством достижения цели, приключением. — С Райдером все было по-другому, и я не знала хорошо это или плохо.

— Но разве не так начинаются все лучшие начинания? Когда не знаешь, чего ожидать?

— Возможно. — Между нами повисло молчание. — Я не могу просто так взять и уйти от тебя. Ты слишком много для меня значишь.

Он вдохнул полной грудью.

— Скарлетт, у нас все получится.

Уверенность в его голосе дала мне спокойствие, которого мне так не хватало. Я уронила вилку и кончиками пальцев вытерла уголки глаз. Я не хотела плакать, но его слова сняли с меня такой груз, я верила ему. Он заскрежетал стулом об пол, и прежде чем я успела опомниться, он поднял меня и усадил к себе на колени.

— Ненавижу, когда ты плачешь.

— От облегчения.

— От какого? — спросил он.

— Что ты не вышвырнул меня за то, что я такая сумасшедшая. Что для тебя все было больше, чем просто контракт. И что… что я здесь, рядом с тобой.

— Без тебя ничего не имеет смысла, — произнес он. — Я будто последние несколько недель просто топтался на месте, пока не вернул тебя. Все эти годы, живя без родителей, я привык быть независимым, самостоятельным, а ты появилась и за несколько месяцев свела все мои усилия на нет, потому что мне просто необходимо, чтобы ты была рядом со мной.

Я уткнулась ему в грудь, прижавшись щекой к его рубашке. Я точно поняла, что он хотел мне сказать. Я чувствовала себя намного лучше, когда была в его объятиях.

— Мы вступили в этот брак, совершенно не зная друг друга, а теперь ты моя любовь, мой партнер по команде, моя вторая половинка. Женщина, которую я люблю. Моя жена.

— Итак, куда мы двинемся отсюда? — Спросила я.

— Я хочу быть женатым на тебе, — ответил он.

Я подняла на него глаза.

— Мы и так уже женаты разве что… — Может он подписал бумаги на развод?

— Знаю, я сжег те бумаги, которые ты подписала. Я хотел сказать, что хочу быть с тобой. Сохранить брак и разделить с тобой жизнь.

Я подняла голову и поцеловала его в подбородок.

— Я тоже этого хочу. Но мне нужно, чтобы ты хотя бы изредка делился со мной своими мыслями, — сказала я, проведя пальцами по его волосам. — Я согласна, со временем люди меняются, возможно, чувства тоже, но не на ровном же месте. Мне необходимо, чтобы ты делился со мной своими чувствами. Мой первый муж застал меня врасплох, больше со мной подобного не случится. Не с тобой.

— Я готов. Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Так сильно, что даже не могла предположить, что так можно любить.

Уголки его губ дернулись, но он подавил улыбку. Вместо этого он наклонил голову ко мне и нежно прикоснулся губами моих губ.

— Дверь запирается в этом конференц-зале? — Спросила я, положив руку ему на грудь. — Жена хочет заняться сексом со своим мужем.

— Ну что ж, моя Герцогиня, для этого я все же отвезу тебя домой. Я не хочу, чтобы толпа в приемной слышала твои возгласы.

— Хорошо, тогда хорошо бы подогнать машину к подъезду. Потому что я ждала достаточно долго.


31.

Райдер


Как только я захлопнул входную дверь из грецкого ореха, и прижал ее бедром к поверхности, обхватив ее голову руками, слегка наклонив, я провел языком по ее губам. Как я удержался от того, чтобы не трахнуть ее в машине, понятия не имею.

Облегчение уступило место желанию. Я был готов сделать все, чтобы вернуть ее, но тот факт, что она вошла в мой офис и выложила все — страхи, желания, сделали меня жестким в размер с Африку. У этой женщины однозначно есть яйца. Она была такой храброй, такой идеальной. И я был таким счастливым ублюдком, что женился на ней.

Я повернул тяжелый металлический замок.

— Я не позволю никому нам помешать, — сказал я. Теперь, когда я знал, что она со мной, мне необходимо было наверстать упущенное время.

Я потянул за подол ее платья обеими руками вверх, мои ногти царапнулись по ее коже. Я хотел часами напролет прижиматься своим обнаженным телом к ее. Первозданный инстинкт отзывался эхом во мне, призывая покрыть ее тело своим. Я нащупал пальцами ее кружевные трусики и стащил их к коленям.

— Райдер, — прошептала она, запуская руки мне в волосы. Она ахнула, когда я провел языком по ее киске, зарываясь глубоко в складки. На вкус она была моя, и мне хотелось проглотить все до последней капли. Ее клитор пульсировал у моего рта, а бедра отодвинулись от двери. Я схватил ее за бедра, расставив их шире, подтолкнув их назад к двери. У меня не было проблем встать на колени перед моей герцогиней, но также не было такой минуты, когда я не был бы главным, когда дело доходило до ее оргазма.

Она опустила голову вперед, и ее шелковистые черные волосы повисли, словно занавес, вокруг ее пульсирующей влажной киски, ее стоны становились все громче и громче.

— Боже, так давно… я не могу остановиться… Райдер. — Я впился языком глубже, прижимая пальцы к чувствительной плоти чуть выше лобковой кости. Мой член вжался в молнию при мысли, что я могу довести ее до кульминации только своим ртом. Как будто мы были связаны с ней эмоционально и ментально, что вело нас к точке, где мы постоянно были в шаге друг от друга.

Она сжала пальцами мои волосы, выкрикивая мое имя. Ее тело дрожало, а я чувствовал умиротворение. Медленно я облизывал ее клитор, успокаивая ее пульсирующую киску, пока она возвращалась от оргазма.

Ее тело обвисло, я вскочил на ноги, чтобы подхватить ее прежде чем она упадет. Потому что такова была моя работа — поддержать и ловить ее до того, как она упадет. Сейчас и всегда.

— Кому-то стоит прилечь, — сказал я, подхватывая ее и ведя в нашу спальню.

— Я и забыла, настолько ты хорош в сексе, — произнесла она, ухмыляясь, лежа на кровати и наблюдая, как я расстегиваю рубашку.

— Ты забыла?! — как бы возмущенно спросил я.

Она засмеялась.

— У меня плохая память. Тебе придется напомнить мне и о других вещах, которые ты делал со мной.

Я стянул рубашку причем так быстро, как только был способен, скинул ботинки и брюки.

— Других вещах?!

— Да, ну, ты понимаешь, которые делают голые люди.

Я застонал от ее слов, мой член встал и потянулся к ней, как только я приблизился к кровати.

— Я буду рад напомнить тебе обо всем. Я хочу запечатлеть все это в твоей памяти.

Я забрался на кровать, возвышаясь над ней и укладываясь рядом. Я погладил ее бок, под мышкой, рядом с грудью, которая всегда была моей любимой частью.

Она ахнула.

— Постой, — произнесла она, толкая меня на спину и садясь. — Мы не продумали все до конца.

Я вообще ни о чем не думал, мне позарез нужно было оказаться внутри нее.

— Эй, я только и делаю, что все обдумываю. — Я пытался сосредоточиться на ее словах, игнорируя пульсацию члена.

— Мы должны обсудить практические вопросы, прежде чем… я имею в виду, прежде, чем займемся… ну…

— Какие практические вопросы? — Я схватил ее и прижал спиной к себе. — У меня есть презерватив, если ты это имеешь в виду, но…

Она целомудренно сложила руки на своей груди, и мне требовалось серьезное усилие, чтобы не переложить их на свой член.

— Я не шучу, мы не обсудили брачный договор, сколько мы хотим детей или не хотим, где мы будем жить… Ты хотел бы вернуться в Англию?

Я застонал. Меня не волновало все это дерьмо. Я просто хотел ее... чтобы там ни было.

— Скарлетт, мне не нужен брачный договор, потому что мы никогда не разведемся. И я хочу столько же детей, сколько и ты, и мне все равно, где мы будем жить, главное вместе.

— А что, если я скажу, что хочу двенадцать детей? — спросила она, водя пальцем по моей груди. Мой член тут же дернулся в ответ.

— Тогда у нас будет двенадцать детей, и мне понравится делать их с тобой. — Я перекатил ее на спину и нагнулся, чтобы поцеловать.

— Я не хочу двенадцать детей. Может, три. Но я не хочу жить в твоей квартире.

— Трое — это хорошо. Выбери дом. Ты хочешь вернуться в Коннектикут?

Она отрицательно покачала головой.

— Моя жизнь в Коннектикуте закончилась. Я готова к новой жизни с тобой. Я хочу жить на Манхэттене, но мне нравятся Англия и поместье Вултон.

— Мы можем часто туда летать. Я завтра свяжусь с агентами по недвижимости, и мы начнем искать новое жилье. Троим детям понадобится двор.

Она усмехнулась.

— Ты заглядываешь вперед.

— В нашу совместную жизнь, — сказал я. Она обвила мою спину руками.

— Мне нравится, — ответила она, пошире раздвинув ноги, и я толкнулся головкой к ее входу. — Без презерватива? — тихо спросила она.

— Ты хочешь троих детей, а? И мы уже женаты.

Ее ресницы затрепетали, как только я начал входить в нее. Я не мог дождаться, когда она забеременеет. А потом еще раз и еще.

— О Райдер, — прошептала она, когда я наполнил ее до основания. — Я очень сильно тебя люблю.

— Ты хочешь сказать, что любишь мой член, — прохрипел я, погружаясь в нее и лизнув кожу рядом с ключицей.

— Точно, — с улыбкой ответила она.

— Меня устраивает, — ответил я. Я моргнул, выйдя из ее восхитительной тугой киски, сжимающейся вокруг меня, отчего разливалось ощущение импульсов по конечностям. Господи, что я сделал, чтобы заслужить такую женщину?

Я опять вошел, покрытый ее соками, на этот раз быстрее, она вскрикнула, как будто удивляясь насколько было хорошо. Я надеялся, что она всегда так будет чувствовать себя со мной.

Моя кожа заскользила по ее коже, наш пот смешался и стал единым. Я собрался с духом, не в силах сдерживаться. Мы были вместе, там, где должны были быть. Она впилась ногтями мне в плечо, и непроизвольная вибрация ее бедер подсказала мне, что она уже близко. Один вид на то, что я мог ей дать, всегда отправлял меня за грань. Она выгнулась, я снова толкнулся, не в состоянии перевести дыхание, наполнив ее… наши кульминации совпали.

— Я не хочу, чтобы ты забывала, как я заставляю тебя себя чувствовать, — тяжело дыша прошептал я ей на ухо. — Как я всегда буду заставлять тебя чувствовать. Ты никогда не сможешь забыть, что ты моя, Герцогиня. Именно так есть и так будет всегда.


Эпилог

Райдер


Хрустящий гравий под ногами был подтверждением того, что мы вернулись в Вултон. Прежде чем я успел закрыть дверцу машины, Дарси промчалась мимо меня и Лейна, чтобы обнять мою жену, которая вылезла только наполовину из машины.

— Как я рада тебя видеть, — сказала Дарси. — Полет был ужасным?

Несмотря на проявления любви моей сестры, я не отпускал руку Скарлетт. Как только мы использовали тест на беременность, держась за руки, ожидая появления двойной синей линии, я не мог смириться с тем, что моя жена была хотя бы в шаговой доступности от меня, а то и меньше. Я был бы очень рад, если бы она переехала всем офисом «Аромат Сесили» в наше здание. Мы могли бы даже поделить мой кабинет. Мое предложение было тут же отклонено. Я повторю его, когда Скарлетт родит. Мы втроем могли бы тусоваться весь день. Мы могли бы поставить манеж в одном углу, мой стол в другом, а стол Скарлетт у окна. Для меня это казалось идеальным решением.

— Полет прошел нормально. Кроме шампанского, — сказала Скарлетт.

— Фу, — ответила Дарси. — Это самое ужасное.

— Я выпила шампанское, — сказала Вайолет, вылезая из машины.

— Тебе оно понадобится, чтобы пережить ужин, — пробормотала Дарси. — Никто не хочет выглядеть дураком, — произнесла она, взяв сумку Скарлетт и старательно избегая встречаться со мной глазами.

— Скажи, что ты этого не сделала, — произнес я. Она пригласила Фредерика и Викторию на ужин?

Она вздохнула и повернулась, чтобы вернуться в дом, пока Лейн доставал сумки из багажника.

— У меня не было выбора. Они сами себя пригласили.

— Кто? — Спросила Вайолет.

Я сжал руку Скарлетт.

— Мой двоюродный брат и его жена.

Вайолет застонала.

— Фред и Ви, — сказала она, Скарлетт начала хихикать. Боже, для меня не было ничего прекраснее, когда моя жена была счастлива.

Беременная и счастливая.

— Честно говоря, они, похоже, прилагают усилия, чтобы наладить отношения, — сказала Дарси. — Но, что сделано, то сделано. У вас есть несколько часов, чтобы немного поспать, прежде чем они прибудут в семь.

Я проверил свои часы. Немного времени.

Когда мы вошли внутрь, Скарлетт завизжала.

— Ты это сделала. — Она выдернула свою руку. — Это прекрасно.

— Лэйн и миссис Макби, конечно, не одобряют, — ответила Вайолет.

— Выглядит великолепно. Молодец, — сказала Скарлетт.

Я попытался понять, что происходит, переводя взгляд с одной на другую, но они смотрели на пол.

— Чем вы так восхищаетесь? — Поинтересовался я.

— Ковер, глупенький, — ответила Скарлетт. — Нравится он тебе? Дарси интересовалась, стоит ли ей советоваться с тобой, но я сказала, что ты ей доверяешь.

— Ковер? — Переспросил я, уставившись в пол.

— О Господи, Райдер, — сказала моя сестра. — Я заменила изношенный, потертый ковер, который здесь был уже полвека. Ты даже не заметил этого?!

Мне показалось, что он стал чище, но я такого не сказал.

— Конечно. Выглядит хорошо, — ответил я, надеясь, что говорю правильные слова.

— Ты не против, что я тебя не спросила? Я знаю, что это твой дом.

— Это такой же твой дом, как и мой, Дарс. — Я обнял ее за плечо. Она действительно переживала? — Ты можешь делать здесь все, что захочешь. Ковер просто великолепен. Я знаю, что ты очень любишь поместье, поэтому сделаешь все только лучше, — сказал я. — Вещи не могут жить вечно. Дедушка бы этого не хотел. Он бы хотел, чтобы ты занималась тем, что сделает тебя счастливой.

— И кстати об этом… Я знаю, что дедушка управлял поместьем маленьким числом помощников, но я действительно подумываю нанять побольше персонала. Я знаю, это немного эгоистично с моей стороны. Просто…

— Мне кажется, что это отличная идея. Я не хочу привязывать тебя к этому месту. Тебе тоже нужно выходить в свет и жить своей жизнью.

Дарси обхватила меня за талию и сжала.

— Спасибо.

— Приезжай к нам в Нью-Йорк, — сказала Скарлетт. — Мы сможем там найти тебе мужчину.

— Я предпочитаю лошадей, — ответила Дарси.

— Мужчины пахнут лучше, — заметила Вайолет. Она склонила голову. — Ну, не все, конечно. Но ты должна приехать в Нью-Йорк. Ненавижу быть единственной одинокой девушкой за ужином. Иногда мне кажется, что меня попросят пересесть за стол с детьми.

Я хихикнул.

— Лично у меня никогда не было такой проблемы, когда я был один. Я всегда был доволен жизнью, пока Скарлетт не появилась и не перевернула всю мою жизнь вверх дном. У меня не было другого выхода.

— Никогда не знаешь, я могла бы сделать это в Штатах, когда ребенок родится.

— Я собираюсь удерживать тебя от этого. А пока я отведу жену наверх и прослежу, чтобы она хорошо отдохнула перед ужином. — Следующие несколько дней мне придется делить Скарлетт со всеми, но сейчас я хочу, чтобы это было только наше время, только мы вдвоем.

— Приятно снова оказаться здесь. — Она улыбнулась мне через плечо, когда мы вошли в нашу спальню. Она сбросила туфли и направилась по мягкому ковру. — О, посмотри, кто-то кое-что здесь изменил. — Ее брови дрогнули в замешательстве, пока она окидывала комнату, я действительно, попросил кое-что добавить здесь.

На этой неделе я позвонил Лейну и попросил его перенести два бархатных кресла из летнего люкса в нашу комнату и поставить их друг напротив друга под окном, которое выходило на поле для крокета. Мне даже не нужно было просить ее присесть… ей очень нравился вид на Вултон-гарден.

Несмотря на то, что было еще рано, солнце струилось сквозь окна и освещало мою радостную жену. Другой обстановки для того, что я задумал, не стоило и желать. Все было превосходно.

— Ты прекрасно выглядишь, — сказал я, следуя за ней через комнату и вставая рядом, когда она опустилась в кресло, мое сердцебиение становилось громче с каждым шагом.

— Конечно, прекрасно. Я беременна твоим ребенком.

— Я говорю это, потому что это правда. Ты прекрасна.

Она наклонила голову набок, она всегда так делала, когда в ее глазах я становился лопухом.

— Как думаешь, мы можем поиграть в крокет, пока будем здесь?

— Да, — ответил я, у меня пересохло горло от волнения. Она подалась вперед и налила два стакана лимонада из кувшина на столе.

— Хочешь попить? – спросила она, протягивая мне стакан, пока я молча стоял рядом.

Я покачал головой, и она сделала глоток.

— Тебе что-нибудь нужно еще? — Спросил я, огибая ее кресло.

— Только ты, — ответила она.

Я взял ее за руку и опустился на одно колено.

Она нахмурилась, прищурив глаза.

— Что такое…

— Скарлетт Уэстбери, когда я пригласил тебя домой в первый вечер нашей встречи, я никогда не мог подумать, что ты способна изменить мою жизнь. Изменить меня. И когда я предложил контракт, он был совсем не тем, чего ты заслуживала. — Я пошарил в кармане и вытащил синюю коробочку с кольцом, которое носил в кармане со вчерашнего дня. Я сжал коробочку, потому что у меня тряслись руки. Моя жена была единственным человеком в мире, которая заставляла меня дрожать.

— Именно здесь, в Вултоне, я влюбился в тебя. Поэтому я хотел подождать, пока мы не вернемся сюда, и ты не будешь сидеть, глядя на лужайку, где у нас произошли первые разногласия, потому что в тот момент я понял, что ты первый человек, кроме моей семьи, что мне важно произвести на тебя хорошее впечатление. В этом доме, который остался в нашей семье с твоей помощью, и в этой комнате, где я впервые занялся с тобой любовью, как со своей женой. – Я открыл крышку, показывая обручальное кольцо моей бабушки. — Я хочу попросить тебя оказать мне честь носить это кольцо, как моей жены до конца наших дней.

Она не сразу ответила, и я стал опускать кольцо, но она поймала мою руку.

— Райдер, для меня такая же честь носить это кольцо, как и быть твоей женой.

Я обхватил ее лицо руками и погладил большим пальцем ее щеку.

— Что я сделал, чтобы заслужить тебя?

Она пожала плечами.

— Ну, у меня появилось много хороших украшений с тех пор, как я вышла за тебя замуж, вот. — Она пошевелила пальцами правой руки передо мной.

Я усмехнулся и достал кольцо из коробки.

— И ты же знаешь… у тебя огромный пенис.

Я надел кольцо ей на палец, идеально подошло.

— Ты так романтична, — усмехаясь, ответил я.

— И твое большое сердце, и как ты меня любишь. Ты будешь стоять между мной и пулей, я это знаю.

Без сомнения буду.

— И сколько ты всего делаешь, чтобы сделать меня счастливой, даже если приносишь мне ланч в офис.

— Ты вспомнила и это, — сказал я, наклоняясь, чтобы поцеловать ее руку, украшенную кольцом моей семьи.

— Каждый день я думаю о том, как мне повезло, — заключила она. — Я никогда не променяю то, что мы имеем даже…, — она ахнула и широко раскрыла глаза. Схватив меня за руку, она положила мою руку на свой слегка округлившийся живот. – Ты чувствуешь?

Я ощутил едва заметный толчок ладонью.

— Скарлетт?!

— Наш ребенок он согласен с нами. Впервые я чувствую, как он толкается.

— Это невероятно. — У меня возникло желание подхватить ее на руки, завернуть в одеяло, и не позволять покидать эту комнату в течение следующих четырех месяцев. Скарлетт не нравилось, когда я суетился вокруг нее, как наседка, а чего она ожидала?

— Ты просто невероятна.

Я почувствовал себя самым счастливым человеком на свете. Скарлетт дала мне все, чего я хотел.


Скарлетт

— О чем вы говорите? – Спрашивала я своего брата и мужа, направляясь к ним, неся Гвендолин на бедре. Солнце лилось по небу Коннектикута, и легкий ветерок более-менее делал жару сносной. Они стали уверять, что рыбачат, но они все время так говорили, исчезая на тридцать минут, как только мы приезжали в Коннектикут. Я была уверена, что уходили посплетничать.

— Дети, — сказал Макс. — Райдер хочет еще детей.

Я посадила нашу дочь на колени мужа и поцеловала его в лоб.

— Завтра первый день рождения Гвендолин. Прошу дать моему телу отдохнуть, у нас есть еще время. – Я так широко улыбалась, глядя как Гвендолин извивалась от щекотки отца, что мои щеки готовы были треснуть. Я ничего не говорила Райдеру, но у меня была задержка в три дня. Я купила тест на беременность в супермаркете и завтра утром мы могли бы его опробовать вместе, как сделали с Гвендолин.

— Ей необходим младший братик, который бы заботился о ней, — сказал Райдер.

— Боже, пожалуйста, нам нужно сюда среди детей побольше тестостерона, — произнес Макс.

— У тебя предполагается еще одна девочка? – Поинтересовалась я.

— Мы пока не знаем, но серьезно, если это еще одна девочка, ы можешь ее забрать.

Я ударила брата по руке, Райдер усмехнулся.

— Ты это не серьезно, — ответила я.

— Не знаю. Но я действительно хочу сына.

— Я не против того, что мы имеем, пока все двенадцать из них будут здоровы, — сказал Райдер.

— Двенадцать?! – ахнул Макс. — Когда у тебя будет три дочери, тогда скажи мне еще раз, что ты не хочешь сына. Все такое розовое. Это слишком…

Райдер пожал плечами. И я почему-то была уверена, что он не будет против, если у него будут все три девочки.

— На данный момент я не готова, только на двух, — сказала я.

— Два чего?

Я повернулась к приближающимся Грейс и Сэму.

— Я так рада, что вы пришли, как поживает ваш дом? — Спросил Макс.

— Боже мой, мы погрязли в коробках и подрядчиках. Кто знал, что на ферме девятнадцатого века может потребоваться столько работы? — Вздохнув, Грейс опустилась на траву. — Я так рада, что наняла людей для декора. Нас хватило только разобрать наши чемоданы вчера ночью. У меня не хватает сил на другое. Кроме картин, конечно. У нас самый красивый Шагал висит в столовой.

— Очень красочный, это точно, — сказал Сэм с гримасой.

Грейс начала смеяться.

— Он будет расти в цене, любовь моя. Обещаю.

— Это уже звучит лучше, Грейс Астор, — ответил он и поцеловал ее в голову.

— Лорен любит свою спальню, но настояла, чтобы я поставила кроватку Майлза в ее комнату, чтобы ему не было одиноко, — сказал Сэм, и Грейс покачала головой.

— Что-то мне подсказывает, что она беспокоится не о своем младшем брате. Но с ней все будет в порядке. — Грейс как всегда сияла. — И мы приезжаем сюда только на выходные. Ты следующий, — сказала она, поднимая подбородок в сторону Райдера и меня.

— Мне здесь нравится, — сказал Райдер.

Я повернулась к нему, когда Гвендолин вскарабкалась ему на грудь.

— Правда?

— Конечно. Приятно выбраться из города, не летая в Англию.

— Да, быстрее перелетов.

— Какие перелеты? – крикнула Харпер, присоединяясь к нам, Макс тут же усадил ее себе на колени. — Вы же знаете, что у нас имеется патио в тысячу квадратных футов, где мы можем все уместиться, не так ли?

— Мы пытаемся убедить Райдера и Скарлетт купить здесь землю, — сказал Макс. — Ты прервала нашу презентацию. — Он поднялся, обхватив ее за талию. — Теперь, когда мы все собрались, пойдемте выпьем пива.

Я взглянула на Райдера, который тоже обхватил меня за талию, и мы направились в дом позади всех остальных.

— Ты хочешь жить в Коннектикуте?

Он подул на шею Гвендолин, и она закрыла его губы своими пухлыми пальчиками, начиная хихикать.

— Да, мне кажется, было бы неплохо иметь здесь дом с твоей семьей. Но ты наверное не хотела бы здесь жить.

После своего развода я была решительно настроена против Коннектикута, слишком много воспоминаний и нарушенных обещаний, но теперь все казалось другим. Жизнь до того, как я встретила Райдера была совсем другой, нежели жизнь с ним. И мне хотелось самого лучшего для моей семьи и моего будущего.

— Думаю, было бы здорово, — сказала я. И я заметила, как приподнялись уголки губ Райдера, что подсказало мне насколько он был счастлив. — Ты не против не ездить в Англию так часто?

— Моя жизнь здесь с тобой и нашей семье. Мы все равно будем туда ездить, но Дарси может приехать к нам и пожить с нами. Я видел участок земли пару недель назад, мне кажется для нас это идеальное место.

— Земли? – Интересно, сколько времени он раздумывал об этом?

— Примерно в миле отсюда. Может, завтра сходим и посмотрим.

— Хорошо. Но перед тем, как мы отправимся туда, нам нужно кое-что сделать. И мы должны будем дома подготовиться к вечеринке.

— Что?

Я пожала плечами.

— Тест на беременность.

Райдер резко остановился и повернулся ко мне, наш ребенок был у него на руках между нами.

— Ты беременна? – прошептал он, и заглядывая мне в глаза.

— Не знаю. Вот почему нам нужно сделать тест.

— Ты беременна, — завороженно повторил он. — Гвендолин, ты слышала? У тебя скоро будет младший братик.

— Тихо, — произнесла я, когда он поцеловал меня в лоб, а затем макушку нашей дочери. —Мы еще не знаем и уж точно не знаем, будет ли это мальчик.

— Я точно знаю, — ответил он. — Я знаю, потому что я самый счастливый парень на земле. Я ничего не сделал, чтобы заслужить такое, но со мной продолжает случаться все самое лучшее.

Он не понимал, что это я самая счастливая женщина на земле. У меня было все, что я когда-либо хотела иметь и даже больше. Он может быть британским аристократом, герцогом и одним из самых влиятельных людей на Манхэттене, но самое важное — он был лучшим мужчиной, которого я знала, моей любовью и моим лучшим другом.

Самые невероятные вещи случились с нами, и беременная я или нет сейчас, у меня уже было все, о чем я только могла мечтать.


«Рыцарь Англии» Луиза Бей (про Вайолет)


home | my bookshelf | | Герцог Манхэттена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу