Book: Истории секс-клуба для геев. Часть 1



Истории секс-клуба для геев. Часть 1

А. Вуайер

Истории секс-клуба для геев. Часть 1

ПРЕДИСЛОВИЕ: ЗНАКОМСТВО С А. ВУАЙЕР

Меня зовут А. Вуайер. Работаю я специализированным секьюрити в приватном секс-клубе для мужчин-геев. Моя задача — сидеть перед небольшим зеркальным окном, следить за происходящим в различных комнатах и обеспечивать благополучие и безопасность всех участников. А происходить может что угодно: от трансвестизма, ролевых игр, ванильного анального секса и минетов до полноценного БДСМ.

Позвольте пояснить процесс.

Каждый участник подписывает договор о полном неразглашении. Только администрации известны настоящие имена участников; в комнатах используются исключительно псевдонимы. Самое важное для защиты настоящей жизни участников — это конфиденциальность. Я ничего не знаю о мужчинах, что частенько наведываются в наше заведение.

Каждый участник заполняет бланк о предпочтениях, в который в любое время можно внести поправки и/или новую информацию. «Верхний» и «нижний» указывают специфические детали: что надеть для роли другому участнику, что говорить, что делать. Сюда же могут входить конкретные реплики. Составляется список ограничений: чего НЕ делать и НЕ говорить.

Исходя из всего этого, подбираются кандидаты.

Обычно верхнему предлагаются запросы нижних, и если он согласен соблюдать установленные нижним правила, оговариваются дата и время, и оглашается стоп-слово нижнего.

А чтоб все шло согласно плану, я обязан за ними присматривать.

За исключением случаев, когда поступают особые просьбы, и дано согласие с обеих сторон, участники не выбирают партнеров для сцены. Физические особенности и предпочтения должны быть ясны из списков критериев отбора. Если мужчины друг друга устроили и хотели бы вновь встретиться, они пишут об этом в поле бланка «Предпочтения», а администрация обеспечивает обратную связь. В клубе нет платных работников секс-индустрии. Все участники оплачивают членство. Они соглашаются регулярно сдавать анализ крови, где должен быть указан ВИЧ-статус. Бейрбэккинг и игры со спермой — дело обычное, но только в случае согласия всех участников.

Короче говоря, я наблюдаю за тем, как мужчины, чтоб почувствовать себя живыми, занимаются сексом.


И это их истории.


СКАЗКА О ДЕВСТВЕННИКЕ ЧАСТЬ 1


Я сидел в небольшой кабинке за зеркальным окном, просматривал документы и размышлял, как же завершится эта сцена с лишением девственности. Видеть подобное мне уже приходилось.

Парнишке, у которого отродясь не было секса, стукнуло восемнадцать, и дружки притащили его в клуб, чтоб он смог расстаться со своей Д-картой. С фантазией они определились, расплатились наличкой и оставили его здесь. Часа через два они вернутся, похлопают его по спине, будут клянчить подробности и пойдут хавать пиццу. Такое случалось уже тысячу раз, и я не сомневался, здесь никакой разницы не будет.

Устроившись на стуле в комнате охраны, я вздохнул и начал прикидывать, сколько раз в течение этой сессии поморщусь. Последнюю пришлось буквально смотреть сквозь пальцы. Сцена была самой нелепой из всех, что я имел неудовольствие наблюдать.

Я решил почитать документы паренька.

«Шону» только на этой неделе исполнилось восемнадцать. Его единственное требование — пусть хоть кто-нибудь лишит его невинности. Боже, наверно, паренек был простодушен — или до смешного туп. Он даже не стал вписывать ограничения и границы окончания сцены. Я знал, что административные работники обратили внимание на пустые строчки в бланке и пометили их для клиентов как доступные. Определенно никакого хардкора, никаких жестких игрищ. Мужчин, которые получат извращенное наслаждение от траха с девственником и в процессе порвут парню задницу, тоже отмели. Для того я здесь и находился. Если сцена выйдет из-под контроля, или парнишка начнет психовать и пожелает уйти, я моргну светом в качестве предупреждения, что сцена завершена. Если парень не остановится, я войду в комнату и сам его остановлю.

Правда, я надеялся, что делать этого не придется.

Распахнулась дверь, и вошел Шон. Его фотку можно разместить в словаре под словом «твинк». Высокий, слишком тощий, волосы длинные и светлые, а личико миловидное. Подбородок заостренный, губы пухлые, а широко распахнутые глаза вопили «первый раз».

На нем были надеты джинсы в обтяжку и кофта с логотипом какого-то бренда. Он вошел в комнату и нервно огляделся. Комната напоминала роскошный гостиничный номер. «Игрового оборудования» тут не было, лишь кровать размера кинг-сайз и дорогая мягкая мебель. Шон присел на постель и суетливо вытер ладони о джинсы. И тут открылась другая дверь. Увидев вошедшего и тотчас расслабившись, я улыбнулся. Раньше я уже видел его в сценах. Мужиком он был приличным. Вряд ли паренек ожидал именно такого мужчину, учитывая, что тому было около тридцати двух лет. Но Шону крупно повезло, что пришел именно он, а не кое-кто из виденных мной парней.

Шон поднялся и охнул.

Парень уверенно приблизился, обнадеживающе улыбнулся и протянул руку.

— Я Дэйл.

Окей, значит, сегодня он был Дэйлом.

— Ты нервничаешь, — отметил Дэйл. — Не нужно. У нас в запасе столько времени, сколько тебе понадобится.

Шон глянул на дверь, в которую вошел.

— Я... э-э... не ожидал...

Дэйл улыбнулся.

— Мужчину моего возраста?

— Я... Не знаю, чего я ожидал...

— Ты рассчитывал на качка или парня из рекламы «Кельвина Кляйна», — сказал Дэйл. Голос звучал игриво и даже немного весело. Он коснулся подбородка Шона и провел большим пальцем по его нижней губе. — Знаешь что? Ты мог бы заполучить парня, которому интересно только одно — трахнуть девственника и кончить. Либо можешь оставить меня. — Кончиком большого пальца Дэйл скользнул Шону в рот. — Благодаря мне каждый миллиметр твоего тела запоет, и петь твое тело будет столько раз, сколько в принципе возможно. Потому что все будет делаться ради тебя.

Шон тяжело сглотнул. Вряд ли парнишка вообще дышал.

Дэйл придвинулся ближе.

— Хочешь, чтоб я подыскал кого-нибудь другого?

Шон покачал головой и выдохнул:

— Нет.

Дэйл улыбнулся и сделал шаг назад.

— Хорошо. — Он снял пальто и кофту. — Думаю, нам стоит раздеться.

— О, конечно, — протараторил Шон и спешно начал стаскивать с себя одежду.

Дэйл коснулся руки Шона.

— Сбавь обороты. Хочу с тобой поговорить, кое-что пояснить, кое-что обсудить, но, думаю, для начала нужно обнажиться. Хочу, чтоб тебе было со мной уютно. — Дэйл был таким расслабленным, таким спокойным. Не спеша он расстегнул ремень и джинсы. — Секс не приемлет спешки или суетливой возни в темноте. Смысл в том, чтоб исследовать тела и наслаждаться путешествием, а не просто достичь пункта назначения. Понимаешь, о чем я?

Шон кивнул. Вряд ли он понял Дэйла, но сделал глубокий вдох и в этот раз снимал одежду медленнее. Хотя брифы оставил. То ли дело в скромности, то ли в доверии — я понятия не имел.

Дэйл вроде как не возражал, во всяком случае, вопросов задавать не стал. Однако сам разделся догола.

У него было тело любителя бега, стройное, но мускулистое, на груди растительность, а от пупка и ниже тянулась дорожка волосков. А вот у Шона волос почти не было. Хотя я не видел, имелись ли у него на груди светлые волосы. Дэйл стоял полностью голый, превосходный толстый член уже напрягся. Шон вытаращил глаза и распахнул рот, а выпуклость в трусах становилась все больше. Дэйл послал ему понимающую улыбку и как бы нехотя прошелся кулаком по члену.

— Давай-ка мы приляжем и немного поболтаем.

Дэйл откинул покрывало и забрался на постель, Шон торопливо сделал то же самое. Инстинктивно натянул на себя простыню, а Дэйл подпер голову рукой.

— Когда ты прикрыт, мне не видна твоя красота.

Шон охнул и опустил простыню до брифов.

Совершенно точно всей сценой рулил Дэйл.

— Расскажи, почему же такой красавчик не сумел подыскать парня для первого раза?

Шон покраснел.

— В школе не сложилось, и я думал, все получится в колледже, понимаешь? А потом оказалось, что все уже попробовали, а я — нет. И теперь я просто хочу с этим покончить, понимаешь?

Дэйл кивнул.

— Справедливо. Что бы ты хотел попробовать сегодня?

Шон моргнул.

— Да я и не знаю...

Дэйл провел рукой по его груди, по соскам, по плоскому животу.

— Тебе уже делали минет?

Шон покачал головой.

— Я... э-э... один раз мастурбировал.

Господи боже, благодаря ему появилось новое значение слова «первокурсник».

— Можно я кое-что предложу? — спросил Дэйл.

Шон кивнул.

— Давай начнем с минета, а потом перейдем к риммингу.

— Хорошо, — пискнул Шон.

Дэйл хмыкнул и обнял свой член.

— А секс? Хочешь быть сверху или снизу?

Шон разрумянился и явно был не в состоянии ответить.

— Никогда не смущайся, — ласково произнес Дэйл. — Если тебе хочется члена в своей заднице, ты смотришь любовнику в глаза и прямо заявляешь о своих желаниях. В том, чтоб быть снизу, нет ничего сабмиссивного, Шон. Это никоим образом не принижает тебя как человека, ясно?

Шон кивнул.

— Мы можем продвигаться медленно, — продолжил Дэйл, — и дойдем до секса. И если тебе будет комфортно, сможем попробовать. Если ты посчитаешь, что хочешь быть сверху, или захочешь попробовать оба варианта, мы можем. Ясно?

Шон кивнул.

— Теперь дотронься до себя, — проговорил Дэйл. — Покажи, как тебе нравится.

Шон провел ладонью по трусам, несколько раз себя коснулся, а потом скользнул рукой под резинку и освободил свой член. Дэйл облизнул губы и замычал.

— Знаешь, что такое спринцевание?

Шон вновь кивнул.

— Сегодня его делал. До прихода сюда. Я сомневался, но прочитал в интернете, что стоило бы...

Дэйл ухмыльнулся и, пока Шон ласкал себя, смотрел на его член.

— Очень хорошо, Шон. Опрятность очень важна. — Дэйл поднялся на колени, а затем присел на корточки. Все еще поглаживая свой член, он произнес: — Всегда нужно помнить основные моменты: соблюдать чистоту и брать с собой презервативы и смазку. Безопасный секс очень важен. Никому не позволяй себя убедить, что презервативы не нужны. Единственное исключение — вы оба сдали анализы и оба не против. Смазка... Боже, всегда покупай смазку и всегда мойся. Даже если вы не занимаетесь анальным сексом, все равно принимай душ. Вряд ли кому-то захочется сосать немытые член и яйца.

Шон вымученно засмеялся, по-прежнему работая рукой. Он вроде как был уже близок. Дэйл явно решил так же, потому что произнес:

— Можешь кончить столько раз, сколько захочешь. Или сколько сможешь. Помню себя в восемнадцать. Я мог кончать весь день.

Шон опять хохотнул, но вроде бы расслабился.

— Я уже на взводе.

— А я тебя еще даже не коснулся, — поддразнил Дэйл. — Ты хочешь?

Шон кивнул и облизнул губы.

— Да, пожалуйста.

С прикроватной тумбочки Дэйл взял презервативы и смазку и бросил на кровать.

— На потом. Чтоб были под рукой. — Дэйл окинул взглядом длинное стройное тело Шона. Он будто пожирал его глазами. — Можно мне взять тебя в рот?

— Д-д-да.

Дэйл приподнял ноги Шона и перетащил его на середину постели. Стянул с него брифы и швырнул на пол. Раздвинув ноги Шона, устроился между ними. На кровати Шон лежал по диагонали, головой на подушке, благодаря чему мне открывался прекрасный обзор. Мне стало любопытно, может, Дэйл так сделал нарочно.

Не спеша он наклонился и, не отрывая глаз от Шона, облизал всю длину его члена.

— Ох! — Шон вскинул руки, по-видимому, понятия не имея, куда их деть, и в конце концов, закрыл ими лицо. — Ого!

Дэйл стиснул член возле основания и неспешно обхватил его губами.

— О черт! — воскликнул Шон.

— М-м-м-м, — промурлыкал Дэйл и отпустил член. — Помни: кончай столько раз, сколько хочешь.

Вряд ли у Шона был выбор.

Дэйл вновь вобрал его в рот, на этот раз глубже, приласкал яйца, а свободной рукой касался где только можно. Шон почти что взлетел над кроватью. Дэйл облизал его яйца, втянул их в рот, а после прошелся языком по щелке на головке. Он заглотил его полностью, повторяя снова и снова. Шон дернулся и, откинув голову назад, тихонько закричал. Дэйл проглотил все, что он дал, покрывал поцелуями его тело, а Шон силился прийти в себя. Дэйл целовал его в грудь, посасывал соски, облизывал горло, прикусывал подбородок и наконец-то дошел до губ. Дал Шону попробовать собственный привкус, после чего оседлал его грудь. Член у него набряк, а яйцами он касался груди Шона.

— Хочешь попробовать сделать минет? Глотать необязательно.

В тот момент Шон был довольно податлив. Сонно улыбнувшись и глядя на Дэйла стеклянными глазами, он кивнул.

— Да, пожалуйста.

Дэйл подался вперед, прижав набухшую головку к губам Шона.

— Вначале оближи. Попробуй на вкус и подразни. Мы не в порнофильме. Возьми столько, сколько готов. Ясно?

Приоткрыв рот, Шон высунул язык и неуверенно лизнул Дэйла. Затем оторвал голову от подушки и, широко открыв рот, вобрал головку.

Черт. Учитывая, что это его первый раз, он совсем не стеснялся сосать член.

— Х-м-м. Мне нравится, — пропел Шон.

— Мне тоже, — густым голосом отозвался Дэйл.

Шон втянул его сильнее, принял огромный член чуточку глубже, а потом отпустил и облизал внутреннюю часть.

Дэйл сдавленно хохотнул и отстранился.

— У тебя отлично выходит. У тебя талантливый рот, — сказал он.

Шон гордо улыбнулся, а Дэйл вновь его поцеловал.

— А теперь мне хочется попробовать твою задницу, — произнес Дэйл.

Голос прозвучал низко и уверенно. Шон ахнул, но быстро кивнул. Член у него уже разбух, а, может, так и не расслаблялся. Я понятия не имел.

Дэйл сполз ниже и похлопал Шона по бедру.

— Перевернись, — пробормотал он, и Шон перекатился на живот.

Дэйл широко раздвинул бледные ноги Шона.

— Раньше никто не лакомился твоей задницей?

Ответ Шона прозвучал тихо и хрипло:

— Нет.

Дэйл провел пальцем по ягодице.

— Идеально, — сказал он скорее самому себе, чем Шону. — Я тебя вылижу, а потом проникну в тебя языком. Ощущения могут быть мощными, поэтому, если будет перебор, скажи, ладно?

Шон кивнул.

— Ладно.

Наклонившись, Дэйл обдал теплым дыханием зад Шона, а затем провел носом по нежной коже. Вместо того чтоб рвануть с места в карьер и напугать пацана до смерти, Дэйл давал ему возможность привыкнуть к ощущениям и прикосновениям. Твою ж мать, паренек еще долго не забудет свой первый раз.

Он раздвинул ягодицы, облизывал снова и снова, отчего Шон вскрикнул.

— О боже!

— Хорошо?

Ответ Шон пробурчал в подушку:

— Еще как.

Дэйл вновь его облизнул, вперед и назад, а Шон начал извиваться. Я уловил момент, когда Дэйл начал трахать его языком, потому что Шон оторвал голову от подушки и стиснул простыни. Выгнул спину, пытался расставить ноги шире, старался поднять зад повыше. За бедра Дэйл удерживал его на месте и исследовал его языком, а Шон кричал:

— О боже. О боже. О боже.

Дэйл отстранился, а Шон отчаянно заскулил.

— Ты очень восприимчив к прикосновениям, — сказал Дэйл и перевернул Шона, словно тот ничего не весил. Расположившись между бедер, он навис над ним, затвердевшие члены соприкоснулись. — Кому-то с тобой очень повезет.

Шон обхватил лицо Дэйла руками, и они слились в поцелуе. Поцелуй был глубоким и опаляющим, языками они дегустировали друг друга.

Дэйл прервал поцелуй.

— Возьми наши члены в руку, — потребовал он. — Приласкай их, почувствуй, как они скользят...

Шон просьбу выполнил и громко простонал. Развел ноги шире, опустил ступни на кровать и начал покачивать бедрами.

— Черт, — выдохнул Шон.

Члены, скользкие от смазки, двигались в его кулаке.

— Хочешь, чтоб я тебя трахнул? — поинтересовался Дэйл. Голос звучал низко.

— Да! Пожалуйста, — откликнулся Шон, можно даже сказать, взмолился. — Пожалуйста.

Дэйл отодвинулся, и Шон отпустил их члены. Член у Дэйла набух невероятно. Он силился перевести дух.

— Как же ты меня заводишь. Видишь, насколько я возбужден?

Шон посмотрел на член Дэйла и облизнул губы.

— Я постараюсь продвигаться не спеша, но желание кончить сносит мне крышу. А все из-за тебя.

Шон рухнул на постель и схватил свой член. От открывшегося вида Дэйл застонал. Поначалу я подумал, что он играл, но нет. Парнишка Дэйла просто поглотил. Черт.

— Надень на себя презерватив, — потребовал Дэйл. — А потом на меня. Тебе нужно уметь и то, и другое.

Шон неохотно отпустил свой истекавший член и завозился с презервативами. Развернул первый и с легкостью раскатал по себе, хотя выглядело немного суетливо. А вот с Дэйлом пришлось повозиться. Дэйл опустил ладони Шону на руки, и резинку они раскатывали вместе. Когда защита была надета, Дэйл взял Шона за руку и обнял ею свой член.

— Уверен, что хочешь? — спросил Дэйл.

Казалось, похоть Шона уже отпустила.

— Да. Хочу попробовать.

— Я доставлю тебе удовольствие. Но если захочешь остановиться, скажи, и я остановлюсь, понял?

Шон кивнул.

— В какой позе ты меня хочешь?

Дэйл улыбнулся.

— Ляг на спину, подложи под зад подушку.

Инструкции Шон выполнил и устроился с удобствами, а Дэйл раздвинул его бедра, облизнул и пососал яйца. Шон рухнул на кровать и издал стон, а Дэйл его обрабатывал. Провел языком влажную дорожку вплоть до входа, который тоже облизал. Черт. Парнишка был воском в его руках. Шон вновь начал извиваться. Дэйл от него оторвался и, взяв смазку, щедро нанес на ладонь.



— Теперь я разработаю тебя пальцами.

— М-м-м-м, — поглаживая покрытый латексом член, ответил Шон.

Дэйл быстро нанес смазку на член Шона, и от скользкого ощущения паренек застонал.

После Дэйл протолкнул в него палец, отчего Шон ахнул.

Спустя минуту Дэйл добавил второй палец, и Шон опустил руки на кровать.

— О черт.

— Нравится? — аккуратно его растягивая, спросил Дэйл. — Дождись моего члена.

Должно быть, он подогнул пальцы и добрался до сладкого местечка, потому что Шон вскинул руки и поднял голову. Невероятно вытаращил глаза и выкрикнул:

— О да!

Дэйл хмыкнул и повторял снова и снова. И в итоге Шон лишился дара речи. Я начал размышлять, сумеет ли Шон пережить такое количество наслаждения, как вдруг Дэйл вытащил пальцы. Пришел черед члена.

— Готов? Хочешь меня?

— О да! Прямо сейчас, пожалуйста, — пробубнил Шон.

Дэйл дал ему желаемое. Толстый член он вводил не спеша, и мне стало любопытно, весь ли он поместится. Член был громадным, а Шон был таким худым. Шон резко втянул воздух, закрыл глаза и приоткрыл рот. Продвигаясь все глубже, Дэйл навис над ним.

— Все хорошо? — с придыханием спросил он.

Шон кивнул и коснулся ладонью груди Дэйла.

— Да.

Дэйл еще даже не вошел на всю длину, но остановился и дал твинку время привыкнуть к проникновению. Потом слегка подался назад и толкнулся глубже. Обзор у меня был чудесный, я прекрасно видел, как огромным членом он входил в бледную задницу, и слышал стоны Шона. Мне уже доводилось слышать этот звук. Черт, да я сам издавал такой же звук. Звук из разряда «как же хорошо, чувствую твой член каждой клеточкой своего тела и от этого кайфую».

— Да, тебе нравится, — сипло пробормотал Дэйл. — Чувствуешь меня?

В ответ Шон хрипло запричитал. А когда Дэйл прильнул ближе и поменял ракурс, Шон ахнул.

Дэйл замер.

— Все нормально?

Шон вцепился Дэйлу в спину и задрал ноги выше.

— Да. О да.

Двигался Дэйл медленно. Был он нежен и осторожен, ласково его целовал. Не будь они незнакомцами, я бы решил, что они занимались любовью. Дэйл взял лицо Шона в ладони, губами они едва касались друг друга, если не считать почти поцелуев во время каждого толчка. Про член Шона, казалось, позабыли, но было очевидно: Дэйл пытался его научить получать удовольствие другими способами. А учил он что надо.

Дэйл ускорился, двигая бедрами резче.

— Как же с тобой хорошо, — прошептал он настолько тихо, что я с трудом разобрал слова. — Я вот-вот кончу.

Шон отозвался вскриком и приподнял ноги выше. Дэйл немного отстранился, как я догадался, для того чтоб толкнуться глубже.

— Смотри на меня, когда я кончаю, — жестко толкаясь бедрами, требовательно бросил Дэйл.

Шон широко распахнул глаза и сосредоточился на Дэйле, его явно переполняли изумление и благоговение.

Дэйл выгнулся и замер.

Кончая, он напряг ягодицы, запрокинул голову и простонал:

— Че-е-е-е-е-ерт!

— Да, — воскликнул Шон. — Господи, как это сексуально.

Дэйл оперся на локти и прислонился лбом к груди Шона. Не спеша вытащил член, но с Шона не скатился.

— Как себя чувствуешь? Больно?

Шон яростно затряс головой.

— Нет, чувствую себя... странно. Но нигде не болит.

— Чувствуешь себя пустым.

Шон кивнул.

— Да.

Дэйл хмыкнул.

— Говоришь как настоящий нижний.

Шон покраснел и попытался склонить голову, но Дэйл его поцеловал.

— Ты все еще возбужден. Давай-ка я с этим разберусь.

Шон открыл рот, но в итоге умудрился лишь кивнуть. Подавшись назад, Дэйл присел на колени между ног Шона. Они прижимались друг к другу бедрами.

— Можно было бы с легкостью вновь тебя взять, ты так расслаблен, — прохрипел Дэйл. — Кончишь ты феерично.

Шон кивнул, и Дэйл протолкнул в него два пальца, а другой рукой обхватил его член.

— Я буду дотрагиваться до твоей простаты и одновременно мастурбировать. Клянусь, еще ни разу в жизни тебе не было так хорошо.

Шон даже кивнуть не сумел: Дэйл уже обрабатывал волшебное местечко. Все, что он мог, — это хватать ртом воздух и извиваться всем телом. Дэйл играл на твинке как на скрипке. Он трахал его зад двумя пальцами, правильно их подгибал, ласкал член до тех пор, пока Шон не дернулся и не задрожал. Шон стиснул простыни и, выгнув спину, напряг шею. Приоткрыв рот, он тихонько вскрикнул и наполнил презерватив, а содрогнувшись, кончил еще раз. Извивался он безостановочно и выглядел так, будто его ударило током.

Дэйл выбросил использованный презерватив, а потом улегся рядом с Шоном и притянул его в объятия.

— Ты в порядке?

— Твою ж мать. Господи.

Дэйл хохотнул.

— Приму как «да».

Шон опять содрогнулся всем телом и застонал. Чтоб пережить такой немыслимый кайф, требовалось время. Дэйл укрыл их простыней и улегся на спину, выглядел расслабленным и самодовольным. Я ждал, что он просто-напросто выкатится из постели, оденется и в звании бога секса покинет комнату, но нет. Ему вроде было по приколу остаться.

— Ну и как тебе первый раз? — нарушая молчание, спросил он.

Шон зашелся в хохоте.

— Фантастика.

— Все прошло именно так, как ты и думал?

— Понятия не имею, о чем я думал, — сознался Шон и подпер голову рукой. — Мне казалось, я по-быстрому перепихнусь и выскочу за дверь, но все было вообще не так. То есть благодаря тебе было... невероятно.

Дэйл замурлыкал.

— Терпение любовника играет безумно важную роль.

— Ты сыграл безумно важную роль, — продолжил Шон. — В самом начале ты говорил, что благодаря тебе мое тело запоет. Ну тебе это удалось.

Дэйл хмыкнул.

— Ты явно благоприятно влияешь на мое самолюбие.

Шон громко и радостно вздохнул, а затем лег на спину. Спустя несколько минут он произнес:

— Можно спросить?

На секунду Дэйл призадумался.

— Да.

— Ты часто сюда приходишь? В это заведение?

— Да. По меньшей мере раз в неделю, иногда дважды.

— Зачем? — резко бросил Шон, а заметив реакцию Дэйла, протараторил: — Нет, не пойми меня неправильно. Здесь здорово, но ты... знаешь... Ты охеренно сексуален. Может, я и не разбираюсь в сексе, но со мной ты творил... Ох, черт... Ты мог бы заполучить любого человека на планете, если б делал с ним то же, что и со мной.

Дэйл улыбнулся.

— Мне здесь нравится. Так легче, а по сравнению с походами в бары и бесконечным пикапом не так напряжно. Плюс тут можно выбирать. Если мне захочется кого-нибудь другого, я могу изменить свои требования, подать заявку, и мои потребности будут удовлетворены.

— Именно так ты на меня и попал? — поинтересовался Шон. — Захотел наивного студента колледжа?

Думаю, Шон пытался пошутить, но Дэйл юмор не оценил.

— Со мной связались и спросили, интересно мне или нет. Сказали, что требований, кроме лишения девственности, ты не указал.

— О, ну... — начал Шон, но быстро затих.

Дэйл сделал глубокий вдох.

— Всем известно, что я... нежнее большинства. Если б твой бланк с требованиями выбрал кто-то другой... Позволь сказать, сейчас бы ты не улыбался. А звонил бы в скорую. — Дэйл нахмурился. — Кое-кто из здешних мужчин мог бы просто тобой попользоваться. Ты должен быть осторожнее.

Шон охнул и насупился.

— Я думал, все будет... улажено. Наверно, я и вправду наивен.

Дэйл коснулся ладонью лица Шона.

— Ты милый, и это неплохо. Больше похоже на глоток свежего воздуха.

Шон скорее смутился, чем польстился.

— Если уж на то пошло, я рад, что пришел именно ты.

Дэйл его поцеловал и слез с постели.

— Нам пора уходить. Думаю, мы и так пробыли здесь дольше, чем ожидалось.

Он натянул джинсы и застегнул ширинку. Шон сел. Простыня сползла до талии. Он даже не пытался выбраться из кровати.

— Мы можем увидеться еще раз?

Ох, паренек. Мне стало за него стыдно. Он наивно полагал, что Дэйл создан для отношений.

Надевая носки и ботинки, Дэйл пребывал в нерешительности.

— Когда будешь уходить, тебе нужно заполнить бумаги, написать, что сцена пришлась тебе по вкусу. — Он надел кофту. — Если ты заинтересован в повторной встрече с тем же человеком, надо заполнить графу.

Шон смотрел на него с надеждой в глазах.

— Если я заполню, ты согласишься? Через неделю или типа того. Думаю, ты многому мог бы меня научить.

Дэйл улыбнулся, а затем уперся коленом в кровать.

— Не сомневаюсь, тебя еще учить и учить. Заполни графу, Шон. А я дам знать, когда свободен.

Ну черт. Я удивился. Дэйл вышел из комнаты, а Шон, захохотав, рухнул на постель.

Я написал в бланке, что сцена прошла успешно, и добавил просьбу о дежурстве в их следующую встречу. Не было смысла отрицать: их потянуло друг к другу. И если они все-таки встретятся, мне хотелось это увидеть.


АНОНИМНЫЙ ЛЮБОВНИК


Я сидел в маленькой кабинке за зеркальным окном и ждал следующую сцену. Для антуража, как и было указано в брони, комнату заливал свет. Приглушенное освещение и двуспальная кровать в центре — больше ничего. Ни реквизита, ни обстоятельств, ни диалога.

На постели на карачках стоял обнаженный мужчина. Сегодня его звали Кларк. Глаза были крепко завязаны. И он ждал. Сложен он был атлетически, возраст — чуть за тридцать, короткие каштановые волосы. Никаких украшений. Никаких татуировок. Он явно за собой ухаживал и, по-моему, в обычной жизни был натуралом.

Я научился распознавать знаки. Обычно мне удавалось различать открытых геев и тех, кто скрывался. Они могли состоять в браке с женщиной, но периодически хотеть мужчин. Насколько возможно, они все были открыты и хотели простецкого траха с незнакомцем.

Как вот этот парень.

Хотя ожидание было частью сцены, Кларк начинал терять терпение. Он покачивал бедрами, начавший набухать член виднелся между ног, покрутил шеей и, как кошка, выгнулся. Рядом с коленом лежали упаковка из фольги и бутылка со смазкой, задница в слабом освещении поблескивала. Сомнений не было: он уже успел себя смазать и разработать. Может, даже носил анальную пробку. А может, все это часть подготовки, волнения, предвкушения. Он вновь качнул бедрами. Ему прям не терпелось.

В комнату вошел еще один мужчина, этим вечером его звали Дэвид. Его выдал лишь глухой щелчок двери.

Уловив звук, Кларк выпрямился и слегка склонил голову. Повязка на глазах повышала чувствительность — слух становился острее, как и осязание... Я видел, как вздымалась и опадала его грудь, а член сильно дернулся. Мне стало любопытно, какой аромат он издавал. Бегали ли у него по коже мурашки. Дэвид, подпитывая предвкушение, не спеша подошел к кровати и полюбовался предложенной задницей.

Кларк опустил голову. Дышал тяжело.

Дэвид шагнул ближе и почти его коснулся. Кларк ощутил тепло, исходившее от стоявшего сзади человека, если судить по тому, как он подался назад. Умышленно. Требовательно. Дэвид начал расстегивать ремень — тишину нарушил звук проскальзывавшей через металлическую пряжку кожи.

Кларк простонал и ударил кулаком по постели.

Следующим тишину разрезал звук расстегнувшейся ширинки, и Кларк опять застонал. Он явно обожал предвкушение. Он практически извивался, слегка приоткрыл рот, дышал быстро и тяжело.

Дэвид высвободил из джинсов набухший член и раскатал презерватив. Нанес смазку на латекс и несколько раз прошелся кулаком. Какой же великолепный у него член: темный, толстый, со вздувшейся головкой. Кларк будет чувствовать его несколько дней. Приспустив джинсы до бедер, Дэвид провел членом по складке Кларка. Один раз, второй, а потом, стиснув у основания, он медленно погрузился в жаждавший напряженный вход. Толстая головка проникла за кольцо мышц, а затем он протолкнулся полностью. Кларк вскрикнул и сжал простыни, свесил голову и застонал от боли, но зад не опускал. Боже, его похоть просто зашкаливала. Дэвид начал двигаться в спокойном ровном ритме, поначалу медленно, но наращивал и наращивал темп, толчки стали свирепыми. Комнату наполнили звуки стонов и шлепков, но при этом не было произнесено ни слова. Кларк хотел, чтоб его использовали. Хотел быть всего лишь дыркой для траха. Хотел полной анонимности, чтоб иметь возможность уйти отсюда, как будто ничего не случилось, и полностью отстраниться от своей потребности в сексе с незнакомцем.

А драли его будь здоров.

Дэвид не знал жалости, судя по тому, как он хватал Кларка за бедра, как сосредоточился на толчках. Он давал все, чего желал Кларк. Член у Кларка покачивался в такт движениям Дэвида, с кончика на кровать стекала обильная струйка жидкости. Стонал Кларк практически без перерыва. Он был уже на грани, оргазм приближался, но еще не совсем... Дэвид толкался все резче, мощнее. Стиснул бедра Кларка и врывался в него все сильнее, быстрее, долбил своим громадным членом до тех пор, пока его не пронзил оргазм. Толкнувшись последний раз и гортанно застонав, Дэвид мощно и глубоко засадил Кларку и наполнил презерватив. Он откинул голову назад, широко распахнул глаза и приоткрыл рот. Содрогнулся всем телом и покачнулся, хотя, кончая, держался за задницу Кларка.

Сделав несколько глубоких вдохов, чтоб прийти в себя, Дэвид не спеша вытащил член, стянул использованный презерватив и положил на кровать. Натянул джинсы, медленно застегнул ремень и, не проронив ни слова, вышел за дверь.

Кларк дождался щелчка двери, а потом обвил рукой свой член. Передергивал он быстро и лишь сейчас позволил себе постанывать и говорить:

— О черт. — Голос звучал низко и хрипло.

Он сочился смазкой, я никогда такого не видел. Должно быть, Дэвид нехило помассировал ему простату, раз он так истекал... Выгнув спину и последний раз вскрикнув, он кончил. Содрогаясь всем телом, излился на постель. Кларк хрипло завопил, выжал остатки спермы из члена и, чтоб перевести дух, рухнул на бок. Лежал он несколько минут, а я задумался, о чем же он размышлял, если вообще был способен размышлять после такого-то траха. Кларк снял повязку, привыкая к освещению, моргал, а судя по улыбке, удовлетворили его недурно. Он робко прошел к двери в противоположной стороне от того места, где выходил Дэвид. Там располагались личная ванная и раздевалка с выходом, что выведет Кларка в коридор и позволит покинуть здание никем не замеченным.

Я щелкнул выключателем, который запер опустевшую комнату. Войти без карты доступа не мог никто. Нажал еще на одну кнопку, предупреждая уборщиков, что комната освободилась и ждала волшебства, после чего заполнил карточку, указав, что работа была выполнена согласно инструкциям. Наконец, я выключил свет, погрузив комнату в полнейший мрак, отправился в зону, предназначенную только для секьюрити, и вошел в другую комнату за зеркальным окном. Присел в кресло, прочитал детали следующей сцены и стал ждать начала шоу.


ИСПОВЕДЬ


В комнате стояла отличная копия церковной исповедальни. Хотя, может, владельцы одолжили ее в реальной церкви. Я понятия не имел. Исповедальня стояла лицом к тому месту, где я сидел за зеркальным окном, а в кабинке по левую сторону, опустив голову, расположился мужчина. Дышал он глубоко и спокойно и казался абсолютно расслабленным.

Черные брюки и рубашка с длинными рукавами сочетались с цветом волос. А белый пасторский воротник создавал резкий контраст с чернотой.

Он мог быть настоящим священником или ролевиком. Я этого не знал.

Мне было плевать.

В открывшуюся справа дверь тихонько зашел мужчина. Наверно, он никак не мог привыкнуть к приглушенному освещению, потому что, оглядывая комнату, он немного щурился.

Священник глубоко вдохнул, а нервный выдох продемонстрировал предвкушение.

— Проходи. Садись. — Слова прозвучали низко и хрипло, любезно, но авторитетно.

Говорил он как самый настоящий священник. Мужчина выполнил указание и проскользнул в свою часть кабинки, а священник дал ему время устроиться с удобствами. Молчание и ожидание явно были частью игры, комнату наполнило возбуждение. Я чувствовал его даже через стекло.

— Что привело тебя ко мне?

— Простите меня, святой отец, ибо я согрешил.

На губах у священника мелькнула улыбка.

— Что ты сделал?

— Меня посещают нечестивые мысли... о других мужчинах.

Священник резко втянул воздух.

— Расскажи мне об этих... мыслях.

— Я мечтаю их раздевать. Целовать. И чтоб они целовали меня. Я их касаюсь.

— И разрешаешь им касаться себя?

— Да.

Священник выдержал паузу.

— И тебе нравится?

— Да.

— Где они тебя трогают?

— Везде. Мне нравится, когда они трогают... — Мужчина тяжело сглотнул. — Мне нравится, когда они трогают мой член.

— От грехов плоти сложно отречься. — Священник откинулся назад и накрыл ладонью свой член. — И ты тоже касаешься этих мужчин?

— Да.

— И это приносит тебе удовольствие?

— Да.

— Расскажи, что ты с ними делаешь?

— Святой отец?

— Я не могу отпустить твои грехи, пока не выясню детали.

Мужчина облизнул губы.

— Я им отсасываю и сглатываю все то, что они дают.

Священник начал поглаживать член через брюки.

— Ты принимаешь участие в мужеложестве?

— О да. — Он раздул ноздри. — Обожаю, когда мной пользуются, удерживают и...

— И?


— И трахают.

Выгнув спину, священник провел рукой по груди.

— Ты позволяешь кончать в тебя?

Мужчина застонал.

— Да. Обожаю, когда меня наполняют семенем.

Священник закрыл глаза и прикусил губу. На то, чтоб взять себя в руки, потребовалось время.

— О, как ты упиваешься грехом.



— Да, святой отец. Мне говорили, вы можете помочь.

— Правда?

— Да. Мне говорили, вы сможете смыть с меня грехи. Что-то вроде экзорцизма. Вы спасете меня.

Раздув ноздри, священник улыбнулся.

— И ты веришь?

— Верю.

— Готов?

Мужчина облизнул губы.

— Готов.

— Хорошо. Иди встань на колени возле подножия кровати, — распорядился священник, теперь голос звучал еще глубже, еще хриплее.

Мужчина выполнил просьбу. Не проронив ни слова, он выбрался из кабинки и опустился на колени у кровати, руки завел за спину, а голову склонил в истинно сабмиссивной позе и ждал.

Теперь поднялся священник. Член у него уже набух. Массивная выпуклость была мне отлично видна. Он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, а потом отправился к стоявшему на коленях мужчине.

— Сын мой, — он опустил ладонь мужчине на голову, — в знак раскаяния за свои грехи закрой глаза. Подними лицо к небесам и открой рот.

Мужчина сделал, как было сказано.

Священник расставил ноги на ширину плеч и медленно расстегнул пуговку на брюках, а звук расстегнувшейся ширинки напомнил удар молнии. Мне подумалось, что сидевший на коленях мужчина подскочит или испугается, но он глубоко вздохнул и расслабил плечи. Спокойный и умиротворенный, он откинул голову назад и распахнул рот.

Священник вытащил громадный член: как минимум сантиметров двадцать, толстый и необрезанный. Обхватив его ладонью у основания, он слегка постучал головкой по нижней губе мужчины. Чтоб ощутить вкус, тот быстро облизнулся.

— Покайся, — сказал священник грубым сексуальным голосом.

А затем просунул член мужчине в рот. Тот застонал. Глаз не открывал, руки так и держал за спиной. И тогда я понял, что ошибся в своем предположении. Проверил документы. И точно: оживала не фантазия священника, а мужчины на коленях. Это он оставлял заявку на ролевую игру.

Как бы то ни было, священник исполнял свою роль идеально. Он схватил мужчину за волосы и толкался в рот.

— Покайся, — в этот раз громче простонал он, тон был столь же энергичен, как и его толчки.

Он вогнал член в рот до самого основания. Когда мужчина закашлялся, передышки священник не дал, а потянул его за волосы и начал двигаться еще мощнее. И только когда мужчина застонал, он отодвинулся, снова обхватил блестевший член у основания и постучал головкой по губам.

— Моли о прощении, — потребовал священник.

Мужчина вобрал в рот головку, но священник тут же отпрянул и, приподняв член, запихнул яйца мужчине в рот.

— Моли о прощении, — на этот раз мягче сказал он, в голосе послышались просительные нотки.

Мужчина, подавшись вперед, жадно облизывал и посасывал мошонку, а священник откинул голову назад и сжал в кулак волосы мужчины.

— О, как отлично ты грешишь.

Мужчина отодвинулся, губы распухли, и дышал он тяжело. Ему замечательно удавалось придерживаться сабмиссивной позы.

— Я искупил свои грехи, святой отец?

— Нет. — Священник сделал шаг назад и осмотрел мужчину. — Ты возбужден, а значит, не раскаиваешься.

Он наклонил голову.

— Простите, святой отец.

— Вытащи член из джинсов.

Мужчина выполнил.

— Приласкай себя.

Мужчина выполнил. Член разбух до невероятных размеров, а головка стала ярко-фиолетовой. Он провел ладонью по головке, размазывая влагу при каждом неспешном движении кулака. Он все еще стоял на коленях и сжимал бедра. Я не совсем понимал, то ли он себя наглаживал, то ли трахал кулак. А может, все сразу.

— Ты не сожалеешь, — произнес священник.

Негромкий стон заполнил комнату.

— Нет.

— Хочешь искупить грехи?

— Да-да, — простонал мужчина, двигая рукой все быстрее. — Пожалуйста.

— Прекрати самоудовлетворение.

Он прекратил.

— Вставай.

Он встал.

— Сними одежду. Покажи мне свой плотский грех.

Священник внимательно смотрел, как мужчина раздевался и аккуратно складывал вещи. Оставшись полностью обнаженным, он расставил ноги и склонил голову, а руки свободно свесил по бокам.

— М-м-м. — Священник оценивал его тело. — Теперь я понимаю, почему мужчины хотят тебя трогать.

— Я стараюсь с этим бороться, святой отец, — прошептал он, член уже стал сине-фиолетовым.

— Я помогу тебе искупить грехи.

— Как?

— Забирайся на постель, — скомандовал священник. — Ложись на спину и ноги подними повыше.

Приказ мужчина выполнил, а священник взял с полки бутылку смазки. Без резинки. Я перепроверил документы. Да, «без презерватива, внутреннее семяизвержение». Я подавил стон — я обожал сцены, где один мужчина кончал в зад другому. Я-то думал, священник тоже разденется, но нет. Наверно, для лежавшего на постели мужчины ключевым фактором был именно священник. Его толстый отяжелевший член торчал из черных брюк, ему явно не терпелось войти в готовую задницу.

Священник нанес смазку и осмотрел предложенный зад. Мужчина лежал на спине, раздвинув ноги, а коленки подтянув к груди. Бедра и зад приподнял над кроватью, что облегчало священнику доступ.

Священник опустился на колени, вылил смазку мужчине на промежность и с легкостью проник в него пальцем, отчего тот застонал.

— Теперь я вижу, насколько ты любишь мужские члены. Плотские утехи подталкивают тебя к опасным и порочным поступкам.

Мужчина погладил себя.

— Прошу, помогите мне, святой отец.

Обхватив член у основания, священник прижался головкой к входу мужчины.

— Я смою с тебя грехи, — пробормотал он. — Я заберу их у тебя.

Мужчина протяжно и громко простонал, а священник протолкнулся внутрь. Огромным членом священник проскользнул в зад и оперся на руки по обе стороны от головы мужчины. Мужчина широко распахнул глаза, приоткрыл рот и издал странный пронзительный звук. Он раздвинул ноги шире, желая отдать всего себя священнику.

Священник начал двигаться. Жестко и идеально. С каждым толчком он пронзал своим членом более чем готовый зад.

— Я понимаю, почему мужчинам нравится тебя трахать, — просипел он. — У тебя там так тесно, но ты все равно принял меня полностью.

Мужчина заскулил, быстро двигая кулаком. Он уже был близок. Священник прижался яйцами к заднице мужчины, протолкнувшись еще глубже, и мужчина, гортанно вскрикнув, наконец-то кончил.

— Да, — закричал священник.

Он не сбавил темп, наоборот, продолжал безжалостно его долбить, отчего мужчина извивался и дрожал, стонал и кричал. Священник откинул голову назад, схватил мужчину за бедра и толкался все быстрее и резче. И вот он вздрогнул и, зарычав, застыл. Он содрогался всем телом. Казалось, кончал он невероятно долго, не в силах что-то сделать, кроме как оставаться в этой скользкой узкой заднице, и издал звук, похожий на нечто среднее между удовольствием и болью. Мужчина лишь хватал ртом воздух, зная, что его наполняли спермой. И ему это нравилось.

Медленно и неохотно священник вытащил член и поднялся с кровати. Я мог себе представить, какую пустоту должен был чувствовать мужчина. Да, его удовлетворили, но он уже жаждал следующей встречи.

— Я прощен, святой отец? — распластавшись на постели, смиренно спросил он.

Священник поправил брюки.

— Еще нет. Думаю, нам придется встретиться несколько раз.

Мужчина улыбнулся.

— Спасибо, святой отец.

— С нетерпением жду нашей встречи на следующей неделе.

— Постараюсь до тех пор вести себя прилежно.

Священник кивнул.

— Посмотрим.

За подбородок он приподнял голову мужчины, большим пальцем нарисовал крест на лбу, хотя больше походило на нежную ласку, и покинул комнату. Оставшийся глубоко удовлетворенный мужчина улыбнулся. Перед уходом он еще какое-то время лежал на кровати, а я сделал пометку в рабочем файле, что в следующую их встречу хотел бы дежурить.


ГЛОРИ ХОУЛ


Комнаты с глори хоул отличались от других комнат. Здесь отсутствовало зеркальное окно. Вместо него здесь установили плоские экраны, к которым были подключены камеры наблюдения. В каждой комнате — я видел их в верхней части экрана — висели три маленькие лампочки, которыми пользовались обитатели: зеленая — «готов», красная — «стоп», желтая — «финиш». Комнаты походили на выкрашенные в черный цвет кабинки туалета, не хватало лишь унитазов. Примерно метр в ширину, на стенах выступы — опоры для ног, поручни для того, чтоб держаться, плиточный пол для легкой уборки. На маленьком экране крутили порно, а в стенах, примыкающих к каждой кабинке, имелись все нужные отверстия.

В рядок выстроились шесть кабинок, однако всеми кабинками пользовались не всегда. Иногда приходили только двое мужчин, иногда — три отдельных пары, а иногда — все шесть комнат были заняты, и творился в прямом смысле балаган. Иногда парень в центральной кабинке хотел, чтоб его взяли с двух сторон. Как, например, сегодня.

Сегодня пользовались только тремя кабинками. Среднюю забронировал мужчина, которого этим вечером звали Джоэл. В поданной заявке он указал, что ему нужны две соседние кабинки. Мужчинам всегда с радостью угождали, когда поступал подобный запрос. Им присовывали в зад и засаживали в глотку. Полная анонимность. Никаких ролевых игр, никаких шутливых замечаний.

Только сперма.

Согласно списку это бейрбэк-сессия. Нет презервативов — нет проблем. Только трах и отсос.

До того как я начал здесь работать, я предполагал, что глори хоул подходили мужчинам, которые обожали трахаться на стоянках для грузовиков. Боже, как же я ошибался. Некоторых парней заводила таинственность; некоторые парни не хотели, чтоб кто-то их видел. Возможно, некоторым неприятны прикосновения. Возможно, они не хотели видеть, что партнер был парнем, а не женщиной. Может, некоторым казалось, что пропихнуть член в дырку — это адски сексуально, особенно когда находившийся с другой стороны мужчина брал его за щеку или принимал в зад.

Недалеко от истины.

Дверца средней кабинки открылась, и вошел Джоэл. Словно вышедший на охоту кот, он разделся за долю секунды, начал себя поглаживать и выкручивать соски. На экране уже крутили порно.

Поставив ногу на опору, он выдавил смазку на пальцы и в спешном ритме начал разрабатывать зад. Члена он не касался, хотя тот уже начал набухать. В это время на экране мужчины перешли к сексу.

Он добавил второй палец, слегка покачивая бедрами, а потом добавил и третий. Откинув голову назад, он застонал, член уже полностью напрягся. Господи, он кончит раньше, чем начнется сцена.

Он нажал выключатель, зажегся зеленый огонек «готов». Не прошло и секунды, как в распахнувшуюся дверь вошел мужчина в костюме. Он что, только с работы? Это часть персонажа, которого он играл в секс-клубах? Мужчина среднего возраста, чуть за сорок, виски слегка подернуты сединой. В слабом освещении лица почти не разглядеть, но все равно ясно, что он привлекательный. Его внимание привлекло порно, он расстегнул ширинку на брюках, но пуговицу трогать не стал. Вытащил член и несколько раз прошелся по нему кулаком, после чего нажал выключатель. В центральной кабинке загорелась лампочка, предупреждая о готовности Джоэла — мужчину, что заказал эту сцену.

Человек-Костюм прижался к стене, однако просунуть член в отверстие не решался. У него это первый раз? В центральной кабинке Джоэл, опустившись на колени, приблизился к отверстию и облизнул губы.

— Давай сюда свой член. Ну же, хочу тебя попробовать.

Открыв рот, он высунул язык и ждал. Человек-Костюм не спеша пропихнул головку в отверстие. Джоэл быстро обхватил ее губами и застонал, как бы говоря спасибо.

Открылась дверца третьей кабинки, и в полутемную комнату вошел бритоголовый мужчина, одетый в обтягивающую черную футболку и джинсы. Он напомнил мне Джейсона Стейтема — привлекательный серьезный мужчина. Из кармана он вытащил небольшую бутылку смазки и поставил на полку, не сводя глаз с экрана, где шло порно. Он расстегнул джинсы и достал огромный член. Нижнее белье отсутствовало. Прошелся кулаком несколько раз и застегнул пуговицу.

Он нанес смазку и хлопнул по кнопке, сигнализируя, что готов. Господи. Время он зря не тратил. Он явно хотел просто трахнуться и свалить. Джоэл, стоя на коленях, ласкал Человека-Костюма губами. Он поднялся на ноги и, прижавшись задом к другому отверстию, принялся ждать. Джинсовый обхватил член у основания и протолкнулся набухшей головкой в зад. Поначалу он продвигался медленно, а учитывая размер, он наверняка привык к тому, что партнерам для того, чтоб приспособиться, требовалась минутка-другая.

Но только не Джоэлу.

Он стонал, как шлюха, пока Джинсовый вонзал в него член, а потом начал на него насаживаться. Черт. Этот парень обожал члены. Это уж точно. Глядя строго вперед, Джоэл принял в рот член Человека-Костюма. Джоэл заполнил собой метровую кабинку, стоял лицом к одной стене, а задом — к другой. А двое мужчин — два совершенно анонимных болта — жарили его с двух сторон.

Джинсовый схватился за поручни и начал двигаться по-настоящему. Он был беспощаден. Он вжался в стену от бедер до живота, а яйца свисали из отверстия. Джоэл застонал. Из-за того, что его долбили сзади, он принимал член Человека-Костюма до задней стенки горла. Хорошо одетый мужчина запрокинул голову и вплотную прижался бедрами к стене.

— Черт, какая задница, — с трудом произнес Джинсовый.

В ответ Джоэл толкнулся ему навстречу.

— О да, мне нравится.

Несколько минут все продолжалось в том же духе. Джинсовый начал двигаться быстрее и мощнее, совершенно неритмично. Он откинул голову назад и выгнулся, как только сумел, а потом, кончая, зарычал. Джоэл оторвался от Человека-Костюма, наслаждаясь тем, что в него кончал Джинсовый, скулил и подавался навстречу. Джинсовый сильно вздрогнул и громко застонал.

Он все еще держался за поручни. Голову он запрокинул, глаза прикрыл. Грудь ходила ходуном, он силился перевести дух.

— Че-е-е-е-е-е-ерт! Как хорошо.

Не спеша Джоэл развернулся, поставив ногу на выступ, предложил свой зад Человеку-Костюму и вылизал дочиста член Джинсового. Человек-Костюм застонал и встал поудобнее. Прижавшись всем телом к стене, он не шевелился. Он позволил Джоэлу все делать самому. Джоэл установил ровный темп — медленный темп — и посасывал размякший член. Я подумал, Джинсовый умчится отсюда со всех ног, но он не торопился и явно кайфовал от того, что его старательно ласкали губами. Он поглаживал себя возле основания, а Джоэл сглатывал. Человек-Костюм начал ворчать, а Джоэл принялся подаваться навстречу. Он творил все, что хотел, Человек-Костюм находился полностью в его власти.

— Сейчас кончу, — прошептал Человек-Костюм.

— Да, — закричал Джоэл. — Давай.

Человек-Костюм ударился бедрами о стену, проникая в зад как можно глубже, после чего замер и наполнил его семенем.

Кончил он тихо, лишь сдавленно ворчал, а вот Джоэл в знак благодарности протяжно и громко стонал. Мужчина в костюме неспешно отстранился, переводя дыхание, спрятал твердый член в брюки и вышел за дверь.

Однако Джинсовый все еще был здесь.

Джоэл выпрямился и просунул кончик через отверстие для Джинсового. Не проронив ни слова, Джинсовый рухнул на колени и вобрал его в рот.

— О да, — пробормотал Джоэл. — Соси как следует.

Джинсовый качал головой вверх-вниз, с каждым разом принимая член все глубже. Вскоре он втянул его до задней стенки. Джоэл удовлетворенно вскрикнул, изогнулся и замер. Он откинул голову назад и застонал, как распутная шлюха, кончая Джинсовому в рот.

Джинсовый радостно мычал, сглатывая каждую каплю. Господи, я сомневался, что он вообще ощутил вкус. Джинсовый облизнул его еще раз и тут же поднялся. Застегнул джинсы, нажал выключатель «финиш» и вышел за дверь.

На миг Джоэл привалился к стене, на лице сияла удовлетворенная и самодовольная улыбка. Он погладил себя по груди, по животу и слегка сжал блестевший член. Провел пальцами по заду, размазывая вытекавшую сперму, и размял шею и плечи. Напряжение его покинуло. Он оделся, включил лампочку-сигнал об окончании сцены и, улыбаясь, вышел за дверь.


СКАЗКА О ДЕВСТВЕННИКЕ ЧАСТЬ 2


Восемнадцатилетний твинк Шон сидел на кровати, как и в первый приход сюда, вытирал ладони о джинсы и ждал. Только на прошлой неделе он лишился девственности. Дэйл справился потрясающе. Вместо того чтоб потерять Д-карту с каким-нибудь пьяным студентом-неумехой, Шон пришел в клуб, где мужчина, который старше его почти в два раза, показал ему, что означает слово «наслаждение».

Господи. Дэйл действовал не спеша, уделил внимание каждому миллиметру тела Шона и открыл ему на многое глаза — самостоятельно он бы об этом не узнал еще как минимум лет десять.

Шон спросил, смогут ли они снова встретиться. Я-то думал, Дэйл поднимет его на смех, пожелает удачи и распрощается. Но нет. Он согласился.

Короче говоря, Шон ждал.

В этот раз он уделил больше внимания своему внешнему виду. Джинсы в обтяжку и ботинки имели место, но сегодня он нацепил рубашку, а светлые волосы чем-то уложил. Он жевал нижнюю губу, а когда в открывшуюся дверь вошел Дэйл, Шону с трудом удалось взять себя в руки. Он неспешно поднялся, но улыбка и румянец выдали волнение. Как и затвердевший член в джинсах.

— Привет.

Я посмотрел другими глазами на обтягивающие джинсы.

Дэйл улыбнулся в ответ, снял пальто и бросил на стул.

— Привет.

Шон — это нервозность и энергия, а Дэйл — это спокойствие и уверенность. Он окинул Шона взглядом с головы до ног.

— Выглядишь сексуально.

Шон провел рукой по волосам.

— Я... Я с трудом дождался.

Дэйл хрипловато хохотнул.

— Не сомневаюсь. Как прошла первая неделя в статусе не девственника?

Шон густо покраснел, алый румянец покрыл шею.

— Вообще-то было довольно здорово.

Дэйл шагнул ближе, они почти соприкоснулись. Шон явно ждал поцелуя — да я сам ждал поцелуя, — но вместо этого Дэйл провел носом по его подбородку.

— И пахнешь ты замечательно.

Шон резко вздохнул и пропищал:

— Я... Спасибо.

Дэйл вознаградил Шона нежным прикосновением к щеке и легким касанием губ.

— Я тоже ждал.

Мне показалось, Шон вот-вот скончается.

— Правда?

— Конечно. — Дэйл ухмыльнулся. — Я все думал о том, чему смогу тебя научить. Должен сказать, стояк у меня был почти всю неделю.

Шон зашелся смехом и накрыл ладонью член.

— О боже, у меня тоже.

Полностью одетый, Дэйл присел на краешек кровати.

— В общем, я подумал, для начала мы проверим, что ты запомнил.

— Запомнил? Да я миллион раз все прокручивал в голове, — сознался Шон.

— Ты дрочил, вспоминая то, что я с тобой делал?

— Да, конечно. — Он хмыкнул. — Два раза в день.

Дэйл засмеялся и поднял ногу.

— Раздень меня. Покажи, что запомнил. Сегодня твой черед заниматься мной.

Шон опустился на колени и занялся ботинками и носками Дэйла, а потом провел руками от икр до колен.

— А ты... Ты... ну знаешь... Ты тоже дрочил? — Он тяжело сглотнул. — Или ты приходил сюда на неделе? О боже, может, ты с кем-то живешь? Я же не знаю. Прости, я не должен был спрашивать.

Дэйл, подавшись вперед, пальцем приподнял голову Шона.

— Я дрочил, представляя, как ты своими нежными губами обхватываешь мой член, — прошептал он, — а еще вспоминал, как трахал твою сладкую узкую задницу. Здесь меня не было всю неделю. Я ждал сегодняшнего вечера. Давай ты напомнишь мне, что ты умеешь делать ртом?

Шон, облизнувшись и кивнув, поспешно расстегнул джинсы и стянул с Дэйла. Дэйл широко развел ноги, отяжелевшая мошонка примостилась на кровати, а огромный член гордо торчал. Он оперся на локти и отлично видел то, что Шон собирался сделать.

Шон, стоя на коленях, положил руки Дэйлу на бедра и облизнул головку. Поцеловал, посмаковал, а потом втянул в рот вздувшийся кончик.

Дэйл застонал.

— Черт. — Он засмеялся. — Ты практиковался.

Шон покачал головой.

— Я фантазировал о том, что сделаю, когда подвернется возможность. Клянусь, я ни на ком не практиковался.

Дэйл тепло улыбнулся. Наивность парнишки умиляла. Он дотронулся до бледной щеки Шона и осторожно направил его к члену. Шон широко открыл рот и с готовностью его принял.

— Как хорошо, — пробормотал Дэйл.

Шон облизал член вплоть до яиц, прошелся по ним языком, а потом вобрал в рот.

— О да.

Дэйл оперся на локти и расставил ноги шире. На секунду он запрокинул голову, а потом взглянул на твинка. Шон прошелся языком по головке, а затем втянул член в рот.

Дэйл, запустив пальцы Шону в волосы, осторожно его отодвинул.

— Боже, ты меня убиваешь. Уже хочется кончить.

Судя по твердому члену, он не преувеличивал.

— Встань.

Шон поднялся. Дэйл расстегнул его джинсы и стащил до стройных бедер. Затем он стянул брифы и, восхищенно залюбовавшись членом, провел рукой по его животу и бедрам.

— Прикосновения очень важны, — сказал Дэйл. — Ты показываешь любовнику, что ценишь все его тело, а не только член.

За бедра Дэйл притянул Шона ближе. Он покрывал поцелуями плоский живот и бедра, облизал дорожку волосков. Приласкал яйца, а второй рукой обхватил член у основания и облизал по всей длине.

Шон ахнул, явно не зная, куда деть руки. Он запустил пальцы Дэйлу в волосы, а другую руку опустил на плечо.

— Долго я не протяну, — с придыханием проговорил Шон.

Спустя минуту Дэйл его отпустил.

— Сколько раз, по-твоему, ты сможешь кончить?

— Не знаю... Два.

Дэйл нахально улыбнулся.

— Давай остановимся на трех. А первый раз ты кончишь мне в рот.

Он крепко сжал член и сильно втянул. Работал он быстро, у бедняги Шона не осталось выбора.

— О господи! — закричал он, вцепившись Дэйлу в волосы, и кончил.

Дэйл посасывал и сглатывал. Шон вздрагивал и стонал, пока его охватывал оргазм. Дэйл вылизал его дочиста, а когда он закончил, Шон впился ему в губы. Поцелуй был мощным, глубоким и совершенно неожиданным для Дэйла. Как только они оторвались друг от друга, Дэйл улыбнулся, а Шон с гордостью облизнулся.

— Нравится свой привкус? — спросил Дэйл.

Шон слегка качнулся. Дэйл резко поднялся и держал его до тех пор, пока голова у Шона не перестала кружиться.

— Я так понимаю, что да?

Шон хмыкнул.

— Да.

Дэйл медленно расстегнул две верхние пуговицы на рубашке и стащил ее с Шона через голову.

— Забирайся на кровать.

Шон улегся, а Дэйл снял с него ботинки.

— Я думал, что сегодня мой черед заниматься тобой.

Одним быстрым движением Дэйл стащил с Шона джинсы.

— Ты займешься, поверь мне.

Дэйл опустился на колени и пополз к Шону. Целовал бедра и дразняще облизывал живот, добрался до соска и провел по нему языком.

— Но сначала ты расскажешь, что хочешь со мной сделать.

Шон растерялся, а когда Дэйл втянул сосок в рот, зашипел:

— О боже.

— Давай я кое-что предложу, а ты скажешь «да» или «нет», — подсказал Дэйл, переключившись на другой сосок. — Хочешь меня вылизать?

Шон выгнул спину, как только Дэйл вобрал сосок в рот.

— Да.

Дэйл засмеялся и прервал свое занятие.

— Видимо, если я продолжу, ты согласишься на все.

Шон смущенно хохотнул.

— Возможно. — Он глубоко вздохнул. — Я соглашусь на все, что ты хочешь со мной сделать.

Улегшись на Шона, Дэйл подпер голову рукой. У них такие разные габариты. Шон стройный и бледный, а Дэйл крупный и сильный.

— Шон, ты должен научиться говорить «нет». Не позволяй никому собой пользоваться и начинать то, что ты не сможешь остановить, ясно?

Шон кивнул.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — попросил Дэйл. — О чем ты фантазировал?

Шон облизнул губы.

— Ну... Я мог бы попробовать быть сверху.

Говорил он совсем неубедительно. Но стоит отдать должное Дэйлу: он подыграл. У него было терпение святого. А может, он возбуждался, обучая новичков. Я понятия не имел.

— Ладно. А когда ты представлял, что занимаешься со мной сексом, в какой позе я был?

Открыв и закрыв рот несколько раз, Шон прошептал:

— На четвереньках.

Дэйл снова поцеловал сосок, наверно, для того, чтоб скрыть улыбку.

— Моя любимая поза. Готов начать? — Голос звучал как смесь хрипотцы и сладости. — Скажи, чтоб я лег лицом вниз. Скажи, что вылижешь меня и растянешь пальцами, а потом трахнешь.

Шон моргнул, но сделал, как велено.

— Ляг лицом вниз. Хочу тебя подготовить.

Дэйл улегся на живот. Он развел ноги и вытянул руки, закрыл глаза, полностью расслабившись.

— Помни, о чем я говорил.

Шон взял с полки презерватив и смазку и положил рядом с Дэйлом. Он опустился на колени между ног Дэйла, медленно скользнул руками вверх и наконец добрался до зада. Он раздвинул ягодицы и лизнул, отчего Дэйл замычал. Дэйл стиснул покрывало, а Шон повторил еще раз. Вскоре Шон уже вылизывал его вход и пропихивал язык внутрь. Дэйл стонал, протяжно и низко.

— О да. Как хорошо.

Шона совершенно не смущало его занятие. Для новичка он справлялся неплохо, а член уже начал наливаться. К огорчению Дэйла, который разочарованно заскулил, вскоре он остановился и, гордо улыбаясь, взял смазку.

— Сначала презерватив, — напомнил Дэйл. — Сухими руками его проще надеть.

Он слегка приподнял бедра и начал дрочить. Шон быстро раскатал резинку, а потом снова завозился со смазкой. Полбутылки он вылил Дэйлу на зад и резво нанес излишек на свой член, после чего вытер руки о покрывало.

«Сверху он будет впервые», — напомнил я себе. Для первого раза он справлялся недурно.

Дэйл встал на четвереньки, смазку, что стекала по яйцам, размазал по члену и прошелся несколько раз кулаком. Шон разместился сзади, провел пальцем по складке, а затем протолкнул палец внутрь.

Дэйл замычал и качнул бедрами.

— Еще.

Шон добавил второй палец. Дэйл застонал, а спустя минуту или около того произнес:

— Я готов.

— Точно?

Дэйл натянуто хохотнул.

— Шон, мне нужен твой член. Сейчас же.

Шон быстро переполз вперед. Обхватил член и вошел в Дэйла. Дэйл громко застонал и опустился головой на матрас. Шон фыркал и пыхтел.

— О черт. О черт, — повторял он, неспешно продвигаясь все глубже.

Длинными бледными пальцами он вцепился в загорелые бедра Дэйла, слегка отодвинувшись, снова проскользнул внутрь. Затаив дыхание, он пытался успокоиться и начал двигаться в спокойном ритме. Дэйл двигался вместе с ним.

— Нравится?

Шон откинул голову назад.

— О да.

Поначалу он продвигался не спеша, но потом слегка ускорился.

— Долго я не продержусь.

— Да? Кончай, — дернув бедрами, сказал Дэйл.

Шон, сжимая бедра Дэйла, последний раз мощно толкнулся. Запрокинул голову и в беззвучном крике открыл рот. Несколько раз качнул бедрами и, прижавшись лбом к спине Дэйла, захохотал.

— Господи.

Шон отодвинулся и изящно снял презерватив. Он рухнул на матрас, а Дэйл улегся рядом с ним.

— Ну как?

Бледная гладкая грудь Шона ходила ходуном. Он старался отдышаться и фыркнул.

— Хорошо.

Дэйл погладил Шона по груди.

— Только хорошо?

— Ты не кончил.

Дэйл понимающе улыбнулся.

— Я и не рассчитывал.

Разочарование отразилось у Шона на лице.

— Это твой первый раз, а реальная жизнь — это не порнофильм.

Шон вроде бы расслабился.

— Спасибо, что разрешил попробовать.

Дэйл его поцеловал.

— Всегда пожалуйста. Поверь, мне нравится, когда меня трахают. Ты отлично справился. Ну и как тебе нравится больше: сверху или снизу?

Шон перекатился на спину и закрыл лицо руками. Поначалу мне показалось, что он расстроился, но он захохотал.

— Снизу, — пробурчал он, приподнял руку и смущенно глянул на Дэйла. — Что это значит?

Дэйл встал на колени и оседлал грудь Шона. Он убрал руки Шона от лица и прижал к матрасу над головой.

— Это говорит о том, что ты знаешь свои предпочтения. — Он поцеловал его. — Не бойся об этом говорить. Я же сказал в прошлый раз, что ты смотришь любовнику в глаза и говоришь: «Хочу твой член у себя в заднице». Не смущайся. Ты знаешь, чего хочешь, Шон, и это заводит. Ну же, говори.

Улыбка померкла, Шон смерил Дэйла долгим взглядом.

— Хочу твой член у себя в заднице.

— Именно так, — кивнув, сказал Дэйл.

— Нет. — Шон покачал головой. — Хочу твой член у себя в заднице.

Дэйл округлил глаза и широко ухмыльнулся.

— Правда?

— Да, правда.

Дэйл снова его поцеловал.

— Молодец! А теперь скажи, как ты хочешь. Ты фантазировал о том, как я тебя беру?

— Хочу лечь лицом вниз, — прошептал Шон. — Хочу, чтоб ты лег на меня.

— Ну это я смогу, — прохрипел Дэйл.

Отпустив руки Шона, Дэйл встал на колени и потерся яйцами о грудь. Шон, не сводя глаз с Дэйла, приподнял голову и приоткрыл рот, как бы просил о возможности ощутить привкус.

— Недолго. У тебя слишком хорошо получается.

Шон обхватил розовыми губами головку. Дэйл громко застонал и несколько раз толкнулся.

— Можно было бы с легкостью кончить тебе в рот. — Голос звучал страдальчески. Дэйл подхватил Шона и перевернул, словно он ничего не весил. — Но ты захотел, чтоб я тебя трахнул.

Шон растянулся на матрасе и раздвинул ноги как можно шире. Дэйл слез с кровати и взял презерватив, после чего разместился у Шона между бедер. Он раскатал резинку, нанес смазку на себя и на складку Шона. Дэйл присел на корточки, разглядывая бледного тощего Шона, скользнул руками по ногам и раздвинул ягодицы.

Дэйл обдал дыханием вход, поглаживая промежность, и перешел к фингерингу — медленному и тщательному. Шон начал постанывать. Развлечения с задницей ему нравились, да и Дэйлу тоже.

Удостоверившись, что Шон готов, Дэйл прижался членом к входу и протолкнулся внутрь. Дэйл навис над ним, поглаживая по спине, по плечам, взял за руки и вытянул их над головой. Он касался его где только можно. Мне отлично был виден член Дэйла, то, как он входил в Шона. Крупный Дэйл полностью закрыл собой твинка. Шон стонал все громче и громче.

— Вот что тебе нравится, да? — пробормотал Дэйл Шону на ухо. — Тебе нравится, когда тебя подчиняют и удовлетворяют.

В ответ Шон сумел только простонать.

— Черт, как классно, — пробурчал Дэйл и толкнулся, напрягая ягодицы. — Так тесно.

Дэйл просунул руки Шону под плечи, вынудив его слегка изогнуться. Он покрывал поцелуями плечи и шею, а членом врывался в зад. По сравнению с Дэйлом Шон казался таким слабым.

— О боже. Да, — закричал он.

Дэйл толкнулся сильнее.

— Нравится?

— Да!

Дэйл мощно толкнулся, прижавшись яйцами к заду, и выгнулся всем телом. Напряг ягодицы, толкнулся, вжав Шона в матрас, и кончил.

Черт. В свое время я видел кучу эротичных сцен, но эта одна из лучших. Их... тянуло друг к другу.

Дэйл со смешком повалился на Шона.

— Господи.

— Да, кажется, я только что его видел.

Дэйл рассмеялся и перекатился на бок, увлекая Шона за собой. Он прижал его к себе и, прикрыв глаза, уткнулся Шону в волосы. Какой интимный и удивительный для меня жест. Какое-то время они лежали в молчании, а потом Дэйл проговорил:

— Вроде как я должен был тебя учить, а не наоборот.

Шон ухмыльнулся.

— А я кончил всего два раза. Ты говорил, что сегодня будет три. Нам нужен еще один урок.

Дэйл засмеялся и, откатившись от Шона, поднялся с кровати. Он подобрал одежду и смачно поцеловал Шона в губы.

— Ты знаешь, какую графу заполнить. — Дэйл вышел из комнаты.

Шон уселся. Светлые волосы торчали в разные стороны, губы распухли. Выглядел он как следует оттраханным и удовлетворенным.

Значит, у них намечается раунд третий? Ну это что-то новенькое. Я надеялся, что молодой наивный Шон понимал границы. Я видел, как он смотрел на Дэйла. Но затем я припомнил, как Дэйл обнимал его и целовал, и задумался, чье влечение сильнее.

Это было интересно, без сомнений. Если они снова встретятся, я хотел бы посмотреть. По работе или нет.

Черт, я обожал свою работу и с нетерпением ждал того, что принесет новый рабочий день.


Продолжение следует


home | my bookshelf | | Истории секс-клуба для геев. Часть 1 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу