Book: Страшно только в первый раз



Страшно только в первый раз

Алексей Мальцев

Страшно только в первый раз

© Мальцев А., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Решение не из легких

Снаряд дважды в одну воронку не падает. И что? В связи с чем ему в голову залетела эта банальность?

Ах да! Юбилейный круиз на теплоходе «Хирург Бекетов» вспомнился[1]. Из него, как из глубокой трясины, Петр едва выплыл, кое-как выпутался, случайно оставшись живым и невредимым. С тех пор зарекся соглашаться идти на разные корпоративы, вечеринки, юбилеи – туда, где планируют собраться больше трех человек.

Ему хватило «Бекетова»!

До сих пор иногда ночами вскакивает в поту. Хватит!

Он достал из внутреннего кармана пачку «Мальборо», закурил, опустил стекло своего видавшего виды «Опеля», выдохнул дым за окно. Минут десять назад припарковавшись возле двухэтажного корпуса турбазы «Макарьево», он все никак не решался выйти из машины.

Почему он согласился сюда приехать? Ну и что, что «День медицинского работника»? Он – медик, бывшая супруга Элла – тоже медик, и что? Совсем не обязательно соглашаться.

С одной стороны, профессиональные праздники для того и придуманы, чтобы веселиться с коллегами. С теми, с кем делишь ежедневные крохотные радости и беспросветную выматывающую нервотрепку… День за днем, дежурство за дежурством… Это понятно и логично.

Но что будет делать он, врач «Скорой», среди коллектива медсанчасти, в которой бывает от силы раз в неделю? И то – наездом в приемное отделение. Конечно, пересекается с коллегами, многих знает, но…

В городе четыре медсанчасти, краевая и городская больницы, не считая профильных и детских стационаров. Что, с коллективом каждой отмечать праздник? Надолго ли его хватит?

Единственный аргумент в пользу именно этого коллектива – то, что в нем работает Элла, его бывшая супруга. Она, собственно, и пригласила.

Они развелись год назад, но никак не могут забыть друг друга. На днях прозвучала витавшая до этого в воздухе мысль о том, что неплохо бы попытаться склеить расколотую семейную чашку. Кто сказал несколько роковых слов – Петр не помнил, наверное, оба поучаствовали.

В качестве закрепления наметившихся тенденций и было предложено съездить на турбазу «Макарьево», где коллеги Эллы – доктора и медсестры санчасти – собирались «оттянуться по полной» в честь своего профессионального праздника.

Петр рассматривал двухэтажное здание турбазы, размышляя: а не рвануть ли ему обратно, пока его никто не видел? Элла предупредила в самый последний момент эсэмэской, что задерживается – у бабушки Пономаревой из восьмой палаты опять нарушился ритм сердца, пришлось восстанавливать.

Бабушку Пономареву, кстати, Петр сам привез в кардиологию пару дней назад. Может, и к лучшему, что ритм нарушился? Есть время поразмышлять, взвесить.

Так рассуждать для доктора – кощунство чистой воды, но в его душе зарождалось нехорошее предчувствие. Оно поселилось там с тех самых пор, как Элла предложила поехать на праздник.

Он не сразу, но согласился.

Потому что Элла заикнулась про снаряд. И про воронку.

Это случилось пару дней назад. Они возвращались после скрипичного концерта, названия которого Петр, как ни силился, вспомнить не мог. Настроение было у обоих приподнятое. У Эллы – потому что она получила заряд свежих впечатлений на несколько дней, у Петра – потому что кончилось, наконец, тягостное завывание скрипок и в уши ворвалась городская какофония пиканья сигнализаций, скрипа тормозов, трамвайного лязга, многоголосья улиц…

После концерта все это показалось доктору раем.

Элла все говорила, говорила. Петр не очень вслушивался, зная, что бывшей супруге надо выговориться, после концертов ее обычно переполняли эмоции.

– Я знаю, почему ты не хочешь ехать, – Элла вдруг остановилась, развернула его к себе, хоть сделать это было и нелегко. – В тебе все еще клокочут те воспоминания, с «Бекетова». Честно признаться, я и сама без содрогания не могу вспоминать палубу, каюту, ресторан… Но ведь снаряд дважды в одну воронку не падает?

– Помню, – рассеянно ответил Петр. – Только от этого почему-то не легче.

Они пошли, взявшись за руки, какое-то время молчали.

– Невозможно с этим дальше жить, – нервно вставила Элла, нарушив паузу. – Почему нельзя просто расслабиться, выпить, потанцевать, подурачиться? Вспомнить молодость, побыть самими собой, в конце концов. У нас отличные ребята, вот увидишь…

– Ты еще заикнись про институт, про капустники.

– И заикнусь, человеку свойственно возвращаться мысленно в молодость, в студенчество. Это – нормально!

Они шли по вечернему городу, пререкаясь, на них обращали внимание, но они этого не замечали.

Поток воспоминаний прервала белая «Лада-Калина» с шашечками на дверце, которая затормозила неподалеку от его «Опеля». Из машины грузно вывалился одетый в безразмерную коричневую куртку квадратный, наголо бритый гигант ростом под два метра. Петр даже удивился: как тот смог поместиться в этой крохотуле на колесах?

Взглянув на часы, Петр хмыкнул: «Рановато начинают съезжаться. Но по сравнению с тобой, Фролов, даже этот увалень выглядит опоздавшим».

Издалека доктор не дал бы увальню и тридцати, но пока тот расплачивался с водителем, пока доставал с заднего сиденья свой багаж, Петр успел его рассмотреть в подробностях. Морщины в углах глаз и характерный жест – увалень после разгибания схватился за поясницу, словно его внезапно прострелило люмбаго, – все это говорило о более солидном возрасте.

Гигант отпустил такси и, повесив на плечо объемную темно-синюю спортивную сумку, неторопливой походкой направился в сторону парадного крыльца турбазы.

Петр вытащил из-за пазухи сложенный вчетверо листок и развернул его на коленях.

«Это, скорее всего, Антон Сбитнев, уролог, – обвел он в кружок имя и фамилию в конце открывшегося списка. – Ему бы не помешало пару-тройку месяцев походить в фитнес-центр, чтобы ширина в области бедер ушла, а в плечах осталась. Но что делать с отсутствием вкуса? Кто ж при квадратном телосложении подобные куртки носит? Как он умудрился еще заработать стильный ник – Энтони, совершенно непонятно».

В век тотального Интернета с его соцсетями, гиперссылками, гаджетами и лайками, словно кликухи на зоне, ники значительно упрощали общение, характеризуя своих персонажей порой с самых неожиданных сторон.

Соломка № 2

Мысли на какой-то момент снова устремились в тот вечер после концерта. Чуть не поссорились они тогда. Наученный горьким опытом во время круиза по Каме, Петр поставил своей будущей и бывшей супруге условие: он согласится поехать на турбазу, если она предоставит ему что-то типа досье на каждого участника предстоящего вечера. Возраст, предыдущая работа, характер, привычки, уровень профессионализма, авторитет в коллективе и так далее.

Элла вначале оскорбилась, распсиховалась, дескать, она с этими людьми работает не один год, но потом ей даже понравилось отвечать на его вопросы.

Когда список совместными усилиями был составлен, бывшая супруга отметила, что на некоторых из коллег она за эти пару часов взглянула немного иначе, под другим углом зрения. И это – результат их работы над досье.

Напротив уролога Сбитнева значилось: «Основателен, нетороплив, прямолинеен, примерный семьянин, любит жену и дочь». Глядя вслед удаляющемуся объекту, Петр подумал: «Что ж ты тогда по корпоративам шастаешь, если такой примерный? Сидел бы дома. Может, поссорился со своей половиной и в отместку решил гульнуть?»

Надо заметить, досье – не единственная «соломка», которую Петр решил «подстелить» себе на всякий случай перед поездкой в «Макарьево». О второй «соломке» не знал никто, даже Элла. Он и сам еще пару недель назад не предполагал, что она появится.

Пришлось однажды выехать на криминальный случай – стрельба, поножовщина… Несколько бригад «Скорой» примчались почти одновременно с опергруппой, каждый занимался своим делом: медики спасали жизни тех, кто еще имел шансы выжить, опера опрашивали очевидцев, криминалисты работали с трупами, фотографировали, снимали отпечатки. Лицо одного оперативника показалось Петру знакомым, он подошел к нему.

Оказалось, его бывший одноклассник Димон Чагин был переведен недавно из Москвы в убойный отдел их УВД. Сейчас, правда, он никакой не Димон, а капитан полиции Дмитрий Александрович Чагин. Тогда в суете одноклассник успел сунуть ему свою визитку.

Накануне поездки в «Макарьево» Петр созвонился с ним, они встретились, посидели в кафешке, повспоминали школьное время. Дмитрий рассказал досадный случай, из-за которого его турнули из столицы: выходило, что из-за его нерасторопности погиб коллега. На самом деле все случилось не так, но ничего доказать было нельзя.

Рассказал и Петр про свою поездку на «Бекетове». Одноклассник выслушал вполуха, вынес заключение: «Прям Агата Кристи какая-то!», на том и закончили. Расставаясь, Чагин коротко бросил: «Если что – звони».

Петр потянулся к бардачку, достал ту самую визитку, перечитал данные и, глядя вслед удаляющемуся Сбитневу, прошептал: «Надеюсь, не понадобится».

Едва за урологом закрылась дверь, у Петра мелькнула мысль, что подобная подготовка – составление «досье», визитка бывшего одноклассника, работавшего в полиции, все это уже само по себе – чудовищная провокация, своеобразное «накликание беды» на их пока не состоявшийся праздник. Узнай кто-нибудь из приезжавших сейчас о его неблаговидных поступках, Фролову бы не поздоровилось. Но… про «досье» знала только Элла.

Сам Петр в Бога не верил, а посему называл лежавший на коленях список и визитку, что держал в руках, разумной предусмотрительностью. Не более и не менее.

Поначалу его слегка озадачила сумка Сбитнева: зачем такой объемистый багаж всего на пару выходных? Потом он разобрал небольшую приписку на полях, касающуюся уролога – «камера». Да-да, кажется, Элла что-то такое говорила: Антон не расстается со своей видеокамерой.

Отлично! Значит, видеосъемка обеспечена, все нюансы застолья будут зафиксированы.

Петр ударил по рулю: опять он исходит из наихудшего, во всем видит криминал. Может, у него уже едет крыша на почве прошлогоднего путешествия на «Бекетове»? Не полечиться ли тебе, Фролов, на психиатрической коечке вместо профессионального праздника?

Ему захотелось что-то внести дополнительно в характеристику Энтони, все же из нескольких минут наблюдения должны вытечь какие-то выводы. После недолгих раздумий Петр вынул из кармана ручку и черкнул напротив фамилии уролога: «Себе на уме. Выяснить – что в сумке, кроме камеры, почему приехал так рано».

Респектабельный черный джип «Туарег», не спеша, въехал на стоянку, когда наблюдатель в «Опеле» уже начинал скучать.

Из-за руля вышел атлетически сложенный брюнет лет тридцати, с аккуратной трехдневной щетиной на щеках, в джинсах и шоколадной кожаной куртке. Пружинящей походкой он направился к дверце пассажира. Вернее – пассажирки, так как вскоре на запыленные плиты турбазы ступила ножка такого совершенства, что Петр непроизвольно скрипнул зубами. Стройную фигурку обтягивал бордовый шелк платья, золотистые волосы водопадом струились по газовой косынке. Лица девушки Петр рассмотреть не смог, да этого и не требовалось.

Об этой паре Элла подробно рассказала ему накануне. Новость о сумасшедшем романе разведенного травматолога Стаса Буйкевича и недавно устроившейся на работу медсестры хирургического отделения Анжелы Гридиной уже неделю была притчей во языцех во всей медсанчасти.

Петр невольно залюбовался, глядя им вслед. Ошибки быть не могло. Напротив фамилии Буйкевича он тут же вывел: «Джинсовый ковбой, ему бы сомбреро да револьвер на бедро», а напротив Гридиной всего пять букв: «Монро».



Досье не на каждого

Дальше продолжить мысль не удалось, так как едва пара поднялась на крыльцо, на дороге, ведущей в город, показался мотоциклист. Его шлем отсвечивал на солнце, следом развевался шлейф пыли.

На мгновение Петр ощутил себя зрителем в кинозале, где демонстрировался крутой вестерн. Ковбой на гнедом скакуне приближался к таверне, готовый в любой миг выхватить свой револьвер и открыть огонь, если вдруг что-то придется ему не по нраву.

Когда байкер затормозил рядом с его «Опелем», доктор сумел рассмотреть черную кожаную куртку с косой молнией (кажется, такие называются «косухами»), жилетку с непонятной эмблемой и кожаные штаны в обтяжку.

Заглушив мотор, байкер снял шлем. Увидев, кто скрывался под шлемом, Петр присвистнул, совершенно забыв о том, что стекло опущено и его могут услышать.

– Цитрус! Вот так встреча!

Байкер замер, потом сделал пару шагов в сторону «Опеля», чтобы рассмотреть водителя. Через секунду его веснушчатое лицо расплылось в улыбке:

– Петро! Какими судьбами здесь?

Забыв о конспирации, Фролов покинул свой наблюдательный пункт и вышел из машины, чтобы пожать руку своему коллеге, фельдшеру «Скорой» Валерию Цитрусову. Не раз и не два они вместе купировали гипертонические кризы, снимали астматические статусы, останавливали кровотечения, выводили больных из шока. Хотя сейчас в шоке, похоже, оказался сам доктор, и было из-за чего.

– Меня бывшая супруга пригласила, – подмигнул Фролов, объясняя свое присутствие на чужом, в общем-то, празднике. – А тебя кто пригласил? Давай, рассекречивайся!

– Меня тоже пригласили, я тоже вполне легально, – Цитрусов приложил указательный палец к губам. – Но пока это тайна, которая скоро будет раскрыта. Так что – потерпи! Я смотрю, ты не торопишься…

– Жду Элку, супругу бывшую, – немного замялся Петр, подбирая слова, – она задерживается, а без нее… как-то робею.

– Это ты-то робеешь? Не смеши! – хлопнул его по плечу Цитрус. – Ладно, жди… А я, пожалуй, пойду, присмотрюсь, что да как. Прозондирую, короче.

Глядя вслед удаляющемуся коллеге, Петр с трудом приходил в себя. Дело в том, что Валери – именно так его звали за глаза коллеги – женщины не интересовали. Его ориентация была далека от общепринятой, и на подстанции все об этом знали. Данный нюанс никак не сказывался на работе, поэтому никто внимания на нем не заострял. Но встретить Цитруса на профессиональном празднике медсанчасти Петр никак не ожидал. А новость, что того «пригласили», откровенно претендовала на сенсацию.

Кто мог пригласить «голубого» на праздник? Только такой же «голубой» или… Доктор перестал что-то понимать в этой жизни.

Задачка с одним неизвестным.

Постояв еще какое-то время в раздумьях, Петр вернулся в машину и достал свое «досье». Цитрусов, разумеется, в списке отсутствовал, Элла про него знать не могла. Следовало срочно его туда внести.

Не меньшее недоумение вызывал у Петра и байкерский антураж приехавшего коллеги. На работе Валери никогда не заикался о мотоцикле, одевался скромно, ориентацию свою не выпячивал, хотя все были в курсе.

Но – так круто подкатить к турбазе! Это надо суметь!

«Я еще не вошел в здание, а первая загадка уже поспела, да еще какая! Кто пригласил Цитрусова?»

Последний факт рождал в душе двойственность. С одной стороны, в присутствии коллеги Петр будет чувствовать себя не так скованно. Все же, считай, несколько лет в одной упряжке. С другой – пока доктор не поймет, кто пригласил на праздник Валери, он не успокоится. И ждать, пока тайна раскроется сама собой, он не намерен! Не из того теста выпечен!

Петр снова взглянул на список. Кроме него и Цитруса мужиков на празднике планировалось еще трое: «квадратный» уролог Сбитнев, «ковбой» из джипа Буйкевич и некто патологоанатом Лунегов, которого звали Максом. Первых двух он уже видел, о Лунегове Элла что-то вчера говорила, но доктор не помнил.

Петр так ушел в размышления, что не заметил, как автопарк под названием «Макарьево» пополнился еще одним экспонатом. Из миниатюрного «Шевроле Спарк» салатного цвета тем временем появились две представительницы прекрасного пола, они, не переставая, о чем-то увлеченно щебетали друг с другом.

И снова челюсть доктора поползла вниз от увиденного, в результате чего почти докуренная сигарета упала на джинсы, рассыпав пепел. Ясное дело, на несколько секунд Петр был вынужден отвлечься от того, что происходило около приехавшего «Шевроле».

Дело в том, что в одной из приехавших он узнал свою бывшую любовь Ингу Ревенчук – еще одного человека, не отмеченного в списке.

Давным-давно, когда их семейная жизнь с Эллой напоминала тихое горное озеро, он позволил себе закрутить роман с симпатичным отоларингологом их районной поликлиники. Началось все с банального насморка, мешавшего доктору спокойно дышать носом.

Звали ЛОР-врача Инга Яковлевна, она без труда поставила Петру диагноз хронического риносинусита. Правда, обнаружив еще, ни много ни мало, полип в носовой полости. Он вспомнил, с каким остервенением она втыкала в его хоаны[2] стержни с ватой, смоченной эфедрином, не переставая говорить при этом:

– Ничего, это сейчас неприятно, потерпите немного, зато через минуту дышать станет легче, вот увидите.

Дышать действительно становилось легче. Спустя неделю после выздоровления Инга Яковлевна в стационаре удалила ему полип, дышать стало еще легче. После этого образ симпатичного ЛОР-врача в голове Фролова прочно связался с легкостью дыхания и воздушной приподнятостью. Причем связался так прочно, что начал требовать постоянной подпитки и обновления. Может, благодаря этому образу в постели Инга всегда предпочитала быть сверху, как бы паря над ним, более приземленным и тяжелым, чему Петр, надо признать, никак не препятствовал.

Не стоит забывать, что и на «Бекетове» она помогла ему, как никто другой. Практически бросила ту самую спасительную подсказку, которая в конечном итоге привела к разоблачению убийцы. Если бы не она, еще неизвестно, выпутался бы Петр из той катавасии живым или нет.

Инга изменилась с тех пор: похудела, стала какой-то угловатой, подчеркнуто деловой. Темно-серый брючный костюм с белой блузкой, прическа-каре.

Доктор мотнул головой, стряхивая наваждение.

Погрузившись в воспоминания, он начисто выпустил из виду вторую даму, вышедшую из «Шевроле» со стороны пассажира. Инга была за рулем, она привезла подругу на своей машине.

Фролов пробежал еще раз глазами по списку и понял, что второй могла быть только Олеся Пресницкая – гинеколог. Ему пришлось довольствоваться только видом со спины. Правда, он заметил небольшую хромоту гинеколога на левую ногу, и напротив фамилии Пресницкой в досье быстро начеркал: «Выяснить, почему хромает».

Впрочем, чего он расстраивается? У него впереди – куча времени и возможность не только рассмотреть, но и поговорить, и даже потанцевать с каждой из обитательниц турбазы. Если, конечно, Элла будет не против.

Кстати, что-то она задерживается.

Велосипед в кустах

Петр взглянул на часы. Возможно, у бабушки Пономаревой повторился приступ?

Неожиданно дверца пассажира отворилась, и на сиденье рядом с ним опустилась улыбающаяся, чуть запыхавшаяся Элла. Петр невольно залюбовался своей бывшей супругой: и когда она успела сходить в парикмахерскую, сделать прическу? И этот светлый плащ, под которым угадывались уже знакомые ему бордовая юбка и пиджачок – все смотрелось на супруге очень гармонично.

– Привет. Я словно чувствовала, что ты наблюдаешь за всеми. Делаешь пометки в своем противном «досье». Торопилась. Так и оказалось.

– Привет, – он потянулся, чтобы чмокнуть ее в щеку, но она отстранилась. – Оно не мое, а наше, мы вместе его составили, если помнишь.

– Нет – твое, ты его придумал.

– Ты приехала на такси? Я не заметил, откуда, с какой стороны ты появилась. Может, сверху, на парашюте?

От него не укрылось, что лежавший у него на коленях список заметно расстроил бывшую супругу. Вчера она на него смотрела иначе.

– Приехала на велосипеде, в кустах оставила…

Отреагировать на шутку Петр не успел: Элла схватила у него список и принялась рвать в клочья, словно какой-то компромат.

– Что ты делаешь? – возмущенно прошипел он, пытаясь вырвать у нее из рук то, что осталось, но было поздно.

– То самое, – продолжая улыбаться, бывшая супруга выскочила из машины, добежала до ближайшей урны и выбросила туда клочки бумаги. Когда вернулась, невозмутимо продолжила: – Я тут подумала, что с моей стороны это подло – составлять досье на коллег, ожидая вместо предстоящего праздника черт знает что. Подло, понимаешь? Они мои коллеги!

– Понимаю, – закивал он. – Твои коллеги. Что ж тут непонятного!

– Сегодня праздник, настроение должно быть приподнятым. А ты вынашиваешь идиотские планы, что-то высматриваешь, вынюхиваешь, ты исходишь из наихудшего. С чего ты начал? С составления «досье»! Стыд и позор!

– Ты… Я тебя ждал! Видит бог, я хотел как лучше.

Петр почувствовал, что сейчас взорвется, и тогда День медицинского работника проведет дома в полном одиночестве. Разве не этого хотел он еще пять минут назад? Разве не мечтал смыться со стоянки еще совсем недавно? Так что же он медлит?

Вероятные варианты развития событий пронеслись в голове подобно истребителям в небе. Похоже, невеселые мысли отразились у него на лице, и их смогла угадать супруга.

– Я тебя не держу, можешь убираться восвояси, – Элла равнодушно пожала плечами. – Мы неплохо отметим этот день и без тебя. Думаю, праздник от этого ничего не потеряет.

Кажется, Элла завелась, ее понесло. Он помнил подобное ее состояние. Еще немного, и она скажет, что с решением вновь расписаться они поспешили. Потом, конечно, будет жалеть, но первой на попятную никогда не пойдет.

Он же, наоборот, почувствовал, что не хочет никуда уезжать. Уехав, он не увидит Ингу, такую стройную, стильную, деловую… Однозначно, он проиграет в этом случае. К тому же он должен выяснить, как добралась до турбазы его супруга. Мелочь, конечно, но для настоящего сыщика мелочей не бывает.

– Никуда я не поеду, – сказал он как отрезал. – Тем более что из «Скорой» приглашен не я один. В «досье», которое мы составили с твоих, кстати, слов, отмечены не все посетители. Подумаешь, порвала, ну и что? Я недаром провел время, информация у меня – вот здесь, – он постучал себя пальцем по виску, не без удовольствия наблюдая, как по лицу бывшей супруги пробежала тень недоумения. Подобной реакции она не ожидала.

Он уже хотел открыть дверцу и выйти, но в этот момент на стоянку резко вырулила приземистая черная «бэха», затормозив между джипом Буйкевича и байком Цитруса.

– Это никак Макс, – решил сыграть «на опережение» Петр, вспомнив единственного мужчину из списка, которого еще не видел. – Интересно, что могло его задержать? Еще одно нарушение ритма у бабки Пономаревой? Так он больше спец по покойникам.

В этот момент из «бэхи» резво выскочил лысеющий очкарик в цветастой футболке и потертых джинсах. Схватив с заднего сиденья коричневый кожаный «дипломат», он поставил машину на сигнализацию и, бросив в сторону «Опеля» подозрительный взгляд, быстрым шагом направился к крыльцу турбазы.

– Точно, Макс. Лунегов, – как-то бесцветно согласилась Элла, глядя вслед удаляющемуся очкарику. – Наш патологоанатом. Вечно куда-то спешит и при этом умудряется всюду опаздывать. Весьма неорганизованный доктор.

– Никогда бы не подумал, что они могут быть такими, – глядя то на супругу, то на Лунегова, признался Петр.

– Что ты имеешь в виду? – настороженно уточнила Элла.

– Его прическу. Такими могут быть шахматисты, профессора вузов, писатели-фантасты, барды, но не патологоанатомы. Такие заросли над ушами и на затылке обычно очень долго хранят запах формалина из анатомичек, насколько я помню. И далеко не каждый шампунь с ним справится. Лысину, понятно, он прикрывает колпаком, а вот кудри…

– Он все прячет под маску и под колпак, – отрезала Элла, открывая дверцу. – Если ты собрался идти, то сейчас – самое время.

Джакузи и плазма во всю стену

Следуя рядом с супругой, Петр вдруг вспомнил, что так и не выяснил, на чем она приехала. Если на такси, то почему не до самой турбазы? А что, если ее подвез этот патологоанатом Лунегов, но она попросила остановиться раньше, а оставшийся путь преодолела пешком.

Вопрос: зачем это надо скрывать? Ну, подвез коллега после рабочего дня – обычное дело. Что здесь такого?

Размышляя над этим, Петр замедлил шаг. Он что, ревнует ее? Этого еще не хватало! Зачем накручивать себя, искать черную кошку в темной комнате? Может, все проще? Надо спросить у Эллы, и туман рассеется. Но он спрашивал, а она отшутилась насчет велосипеда в кустах.

Вспомнив про туман, Петр поежился: в памяти всплыл другой туман, в котором они тогда надолго застряли на «Бекетове».


За парадной дверью турбазы он ожидал увидеть комфортабельный ресепшн, просторный светлый холл с креслами и аквариумом. Но вместо этого наткнулся на узкий и темный коридор, в конце которого, как в конце тоннеля, маячил свет. Через секунду из другого коридора появилась женщина бальзаковского возраста с ярким макияжем, в роговых очках, туго повязанной красной косынке и в красном тренировочном костюме.

«Хозяйка турбазы», – мгновенно обозначил для себя доктор.

– Здесь зимой лучше, – объясняла она неспешно, как бы разжевывая, идущему за ней следом Лунегову, который слушал вполуха. – Охраняемая парковка, катание на квадроциклах, снегоходах, русская баня опять же на 15 мест…

Патологоанатома явно тяготило это разжевывание, он привык к более стремительным словам и действиям. Петр решил ему помочь:

– Зачем нам сейчас снегоходы? – разочарованно протянул он, с ходу включаясь в разговор и не обращая никакого внимания на тычки со стороны бывшей супруги. – У нас праздник летом… Понимаете? Профессиональный! Что у вас есть летом? Неужели нам не повезло?

– Во-первых, здравствуйте, – женщина осуждающе взглянула поверх очков на доктора, на что тот извинился, ответив дежурным приветствием. – А во-вторых, летом тоже есть чем заняться: рыбалка, охота, пейнтбол, сплавы по реке Коньве, пешие экскурсии на гору Вислянку, в заповедник Тубареги, на гору Учаковский Камень… Предусмотрен прокат рыболовного и туристического инвентаря. Что вы предпочтете?

– Лично я предпочел бы, Антонина Ильинична, одноместный люкс с джакузи, вайфаем, плазмой во всю стену и кондиционером, – не остался в долгу Лунегов, пожимая Петру руку. – А также информацию о том, когда здесь намечается торжественный ужин с моими дорогими коллегами, посвященный празднованию Дня медработника. Оркестр с цыганским хором по этому поводу, надеюсь, приглашен?

Несмотря на рукопожатие и напускную браваду, от Петра не укрылся мимолетный, чуть наигранный взгляд патологоанатома, который тот бросил на Эллу. Из этого Фролов понял: интуиция его не подводит, Лунегов как-то связан с его бывшей супругой, скорее всего, они приехали вместе. Но зачем это скрывать? Даже смешно как-то.

Еще Петр вспомнил, кого Макс ему напоминает. Надень на него вместо кожаной куртки пиджак, дай в руки гитару – получится вылитый Булат Окуджава в молодости. Как ни сопротивлялось все в нем, но придется обозвать патологоанатома Бардом – больше ничего в голову не приходило, а время шло.

– Ужин будет ровно через час, – как бы собираясь с мыслями, разъяснила Хозяйка. – То есть в семь. Имеется в виду торжественный ужин, с почестями и музыкой. В столовой, которая находится в конце коридора на первом этаже. Она у нас зовется кают-компанией.

При последних словах Петра передернуло. И Лунегов, и Хозяйка удивленно посмотрели на него. Они не могли знать, что с некоторых пор все, касающееся рек, морей и океанов, вызывает у Петра стойкое отвращение. Всему виной теплоход «Хирург Бекетов».

– Относительно люксов, – продолжила через некоторое время Антонина Ильинична, – их у нас нет, поскольку мы не отель. А двухместные номера есть, заказали именно их, так как вы расписаны в основном парами.

– Угу, мы с Тамарой ходим парой, – пробубнил Лунегов.

– Не только ходим, но и ездим, – вырвалось у Петра, после чего последовало гробовое молчание всех участников беседы.

Женщина в красном с трудом вставила ключ в скважину одной из дверей и толкнула ее.

– Это для семейной пары. Кто из вас? Располагайтесь.

Петр не сразу понял, что Хозяйка базы имеет в виду их с Эллой.

– А как же я? – обиженно напомнил Лунегов, раньше других понявший ситуацию. – Ведь я первый к вам обратился, будем справедливы… И сейчас вы мне отказываете?

Взглянув на обиженного гостя поверх очков, женщина в красном не сразу нашла, что сказать:

– Странно… Мне кажется, я вам объяснила, что есть у меня еще один номер. Одноместный. Туда я вас и поселю. Пройдемте со мной.

Оставшись наедине с бывшей супругой, придирчиво осматривавшей кровать и тумбочки, Петр перевел дух. Однако буквально через секунду пришлось снова напрячься.



– Слава богу, не так, как на «Бекетове».

– Что? На «Бекетове»? – Петр невольно вздрогнул, хотя отлично понял, что супруга имеет в виду. – При чем здесь «Бекетов»?

– При том, – Элла взмахнула рукой, едва не ударившись о небольшую этажерку, потом повернулась к нему и продолжила вкрадчиво, почти таинственно: – Я больше всего боялась, что комната наша будет напоминать каюту на «Бекетове». Это был бы знак. Ведь, кроме нас с тобой, здесь нет никого, кто плавал на том теплоходе. Они ничего не знают и не могут знать! Только мы, понимаешь, одни…

Элла приближалась к нему на цыпочках, глядя прямо в глаза. От идущей от нее энергетики Петр вынужден был присесть на кровать.

– Значит, – прохрипел он, кое-как ворочая языком, мгновенно почувствовав сухость во рту, – ты тоже проводишь определенные параллели? Между этим праздником и тем, что было там…

Элла неожиданно щелкнула его по носу и улыбнулась:

– Ага, испугался! Расслабься, я пошутила. Ни о чем таком я не думаю и параллелей никаких не провожу.

Скрипнув зубами, ни слова не говоря, Петр вскочил и вышел из номера.

Обморок в красном

Коридор был пуст, пройдя до его конца, он обнаружил двери с буквами «М» и «Ж». Последняя вскоре открылась, оттуда вышла Хозяйка гостиницы и, не заметив его, направилась в другой конец коридора.

– Извините, пожалуйста, – окликнул ее Петр, не ожидая от себя подобного выпада. – Э… э… Антонина Ильинична, можно вопрос, так сказать, частного характера? Если вы не против.

Женщина неожиданно вскрикнула, остановилась, взмахнула руками, словно потеряв равновесие, и навалилась на стену. Разглядев ее побледневшее лицо, капли пота на лбу и обескровленные губы, Петр быстро подставил женщине свое плечо, моментально забыв, о чем хотел ее спросить:

– Осторожно. Обопритесь, Антонина Ильинична…

– Что ж вы так меня пугаете, – расслышал он полушепот, пока, поддерживая Хозяйку, вел ее по коридору. – Прямо… прямо… и через две двери будет… моя.

Очки Хозяйки правой дужкой поехали вверх, у Петра сложилось впечатление, что у женщины три глаза, отчего ему сделалось не по себе.

Неожиданно на их пути вырос Цитрусов.

– Валер, хорошо, что попался… У Хозяйки – обморок, давай, помогай. – Вдвоем они быстро довели ее до комнаты, уложили на диван и с помощью подручных средств оказали первую помощь.

– У меня так часто бывает, – пояснила женщина в красном, когда ей полегчало. – Давление вдруг стало резко падать. Раньше случалось такое, но постепенно, я успевала присесть или даже прилечь, а сейчас – как-то резко, особенно когда испугаюсь.

– А сахар давно проверяли? – поинтересовался Петр, считая пульс на ее запястье. – Горячего сладкого чаю в этот момент не хочется с булочкой?

– Сахар давно не проверяла, а булочки не ем, фигура, знаете ли, расплывается и без булочек.

Через несколько минут, когда лицо Хозяйки порозовело, лоб высох, а настроение улучшилось, Петр взглянул на часы и предложил коллеге идти к гостям, так как праздничный ужин вот-вот должен был начаться. Заодно и предупредить коллег о том, что Петр задерживается.

– Понял, шеф, – картинно приложил руку к несуществующему козырьку Цитрусов. – Если вы настаиваете… Объясню, как смогу. Дескать, доктор оказывает первую помощь. Но, сдается мне, их такое объяснение не удовлетворит.

– Тогда пусть заявятся сюда и убедятся.

Петр улыбнулся и на минуту закрыл глаза. В том, что только что произошло, просматривался какой-то сюрреализм. Экипированный грозный байкер, еще недавно грохотавший своим мотоциклом на стоянке, вдруг преобразился, как по мановению волшебной палочки. Кадр сменился – и вот он уже нежно укладывает женщину на диван, проводит перед ее носом ваткой с нашатырем. У-тю-тю… Одно с другим не стыкуется, хоть ты тресни!

– Без меня не начнут, – констатировала Хозяйка, когда Цитрусов вышел из комнаты. – Надо отдать последние распоряжения.

– Лежите пока, лежите, – сделал предостерегающий жест Петр, видя, что Антонина Ильинична собирается встать. – Ничего страшного, задержится начало банкета, – не смертельно.

– Кстати, о чем вы хотели меня спросить? – повинуясь доктору, женщина снова легла.

– Ночью стоянка как-то охраняется? – Петр выдал первое, что пришло в голову. – Камеры предусмотрены?

Женщина мотнула головой, прикрывая глаза:

– Увы, мы не настолько богаты. Вопрос о камерах поднимался, еще когда мы принадлежали заводу имени Дзержинского. А теперь мы в свободном плавании. Понятно, что это влияет на имидж. Но практически все окна, где вы будете ночевать, выходят на стоянку.

– Жаль… Придется окно держать открытым.

– У меня к вам тоже будет вопрос, – Хозяйка полезла в карман своего тренировочного костюма. – Даже не вопрос. Кто-то из ваших забыл это на подоконнике в коридоре.

В следующую секунду Петр рассматривал, крутя в руке, причудливый колпачок, не представляя, от чего он мог быть.

– Точно кто-то из наших?

– Без сомнения, я утром сегодня уборку делала, его бы заметила, он появился совсем недавно. Он закатился под раму, заметить было непросто.

– Хорошо, спрошу, – Фролов спрятал находку в карман, внутренне ликуя, что не пришлось задавать вопрос о том, не заметила ли она что-нибудь странное с момента заселения медиков. Именно об этом он и хотел ее спросить первоначально. Она предвосхитила его вопрос, найдя эту странную вещицу.

Для себя Петр решил, что не будет афишировать находку, пока не узнает точно, к чему она относится. Уж больно специфично выглядел колпачок – Петр мог поклясться, что видит его первый раз в жизни.

Когда спустя минут пять он шел за Хозяйкой по коридору, из кают-компании уже доносились музыка и общий смех. Однако женщина в красном не спешила туда заходить. Она заглянула в незаметный для постороннего глаза дверной проем, где возле окна, опершись коленом о подоконник, застыл грузный мужик лет сорока.

Его выпирающий из рубахи живот – там, где пуговки были расстегнуты, – говорил о непомерном аппетите, а одутловатое лицо – о пристрастии к алкоголю. В руке его была отвертка, он двигал туда-сюда оконную раму.

– Леонтий, ты как? – спросила Хозяйка, задержавшись в дверях.

– Нормалек, Ильинична, – отрапортовал мужик, хотя Петр без труда уловил запах перегара и по ряду косвенных признаков понял, что самочувствие Леонтия далеко от нормального.

– Что недавно сверлил опять? – буквально выстрелила Хозяйка вопросом, из которого Петру стало ясно, что ее самочувствие после обморока восстановилось. – Опять вешалки оборвали в предбаннике? Кто, я спрашиваю! Спортсмены?

– Они, родимые. Никак не угомонятся.

– А-а, – махнув рукой, Хозяйка быстрой походкой направилась в сторону кают-компании.

А до Петра донеслось:

– Дак это ж… еще в обед было. А теперича… почти шесть.

Сплетни в планы не входят

Первое, что увидел Петр, войдя следом за Хозяйкой в шумную кают-компанию, ее глаза. Словно она знала или подозревала о его присутствии на турбазе и ждала его появления за столом.

Он не назвал бы ее взгляд удивлением, скорее – укором за долгое отсутствие. Инга смотрела и как бы говорила: «Наконец-то ты появился, значит, можно начинать».

Едва он уселся рядом с Эллой, как услышал от нее:

– Дырку на ней взглядом протрешь! Элементарные приличия соблюдай!

Он бросил взгляд на бывшую супругу, но она уже успела отвернуться. В нем словно разорвалась петарда: коллеги Эллы знакомились с ним, что-то говорили, поздравляли с праздником, но он не слышал их, весь уйдя в энергетику ответной фразы:

– Еще недавно ты предлагала мне покинуть корпоратив, утверждая, что без меня повеселишься, – продолжая улыбаться и кивать на поздравления, цедил он сквозь зубы, – лучше, чем со мной. О каких приличиях речь? Мы – в разводе, если ты помнишь. И пока вновь не расписались, есть время подумать.

– Долго сочинял? – Элла с усмешкой окинула его с ног до головы. – Так старался, что забыл переодеться к празднику. Именно об этих приличиях я и говорю. Все при параде, только Фролов черт знает в чем!

Тут он вспомнил, что убежал из номера, не переодевшись. Окинув взглядом сидевших за столом, понял, что выглядит в своей невзрачной футболке белой вороной, точнее – вороном. Даже байкер Цитрусов был в светлом клетчатом пиджаке, буквально искря шутками направо и налево. Когда только успел переодеться?

– Не забудь. – Элла протянула ему ключи от номера. – Давай, поторапливайся, тебя здесь многие ждут.

В номере он обнаружил висящие на «плечиках» в шкафу костюм, рубашку, галстук – все, что они вчера тщательно подбирали с Эллой, чтобы гармонично смотреться в паре. Он на минуту застыл, закрыв глаза.

Почему все так нелепо складывается? Они всегда ссорятся в самый неподходящий для этого момент. Из-за какой-нибудь глупости…

Стук в дверь застал его за такой ответственной процедурой, как завязывание галстука. Для него это всегда было высшей математикой, неподвластной его пониманию.

– Да-да, – крикнул он, пытаясь рассчитать, чтобы получилось не длинно и не коротко. – Не заперто, входите.

– Это хорошо, что не заперто. – Скрипнула дверь, он повернулся и увидел Ингу. Она вошла, оценивающе окинула взглядом комнату, поняла безуспешность его экспериментов с галстуком, покачала головой.

Петр смотрел на Ингу во все глаза. Там, на стоянке, он не успел ее как следует разглядеть. Но сейчас, вблизи, понял, что за эти годы она неуловимо изменилась: похудела, стала еще привлекательнее.

– Привет, я рад тебя видеть… Очень рад.

Она метнулась к нему, выхватила из его неумелых рук галстук, молниеносно завязала узел, накинула ему на шею. Когда затягивала, он не удержался, обхватил Ингу за талию, нашел ее губы своими…

– Нас могут увидеть, – прошептала она, освобождаясь из его объятий. – Твоя жена видела, что я выходила, правда, в дамскую комнату. Но все же, мало ли! Предлагаю перейти ко мне.

– Ты ведь тоже не одна в номере.

– Олеська не будет трепаться, даже если что-то и увидит. Она не такой человек.

– Ты имеешь в виду Пресницкую?

– Ее, конечно. Ты неплохо осведомлен о докторах медсанчасти. Для врача «Скорой», я имею в виду.

Он схватил пиджак и выскочил за Ингой в коридор. Оказывается, комната, в которой Хозяйка поселила двух подруг, Ревенчук и Пресницкую, находилась совсем рядом, буквально через две двери.

Кажется, их никто не видел.

– Погоди, погоди, – оказавшись с ним наедине, Инга принялась отбиваться от него так, словно он собирался ее изнасиловать. – Я совсем не за этим тебя сюда позвала.

– А зачем? – оторопел он, едва различая в темноте ее вытянутые вперед руки. Свет она включать не стала.

– Совсем за другим, совсем. Затем, чтобы спросить… Если что случится, я могу на тебя рассчитывать? Только отвечай быстро. Много времени прошло. Ты мог измениться за это время. Я тебя не так давно выручила. Выручи и ты меня.

– Ты можешь полностью н-на меня п-положиться, – неожиданно заикаясь, отрапортовал он. – Что я должен б-буду сделать?

Свет фонарей со стоянки пробился сквозь шторы, запрыгал полоской на ее плече в такт разговору. Петр мало что понимал в происходящем, слова Инги казались ему не то пророчеством, не то заклинанием – у него не было времени разбираться.

– Ничего не должен, – горячо сжимая его руку, уточнила она. – Просто, если что-то случится, я знаю – ты на моей стороне. А теперь уходим!

– Что должно случиться? Не говори загадками. Куда уходим? – замедленно реагируя на услышанное, прошептал он пересохшими губами. – Уже?

Она метнулась к двери, слегка приоткрыла ее.

– Конечно, только сплетен нам не хватало! Это не входит в мои планы. Я специально плеснула себе на костюм минералки, чтобы отлучиться ненадолго. Якобы в туалет, а сама прошмыгнула к тебе. Я запомнила, в какую комнату вас с женой определила эта… Маргарет Тэтчер.

– Ты облила себя минералкой только для того, – удивленно протянул он, – чтобы поговорить со мной? Не стою я таких жертв!

– Не облила, а немного плеснула, не льсти себе, Петруш. Выходи и направляйся в кают-компанию. Да лицо попроще сделай, нет тут никакой тайны, запомни. Иди, а заодно заметь, если кто-то тебе по дороге попадется. Потом расскажешь. Давай, с Богом, увидимся!

Чмокнув его в щеку, она вытолкала Петра в коридор.

На секунду ослепнув от неоновых ламп, он не сразу сообразил, в какую сторону ему идти. Мысли в голове путались, мельтешили, мешали одна другой. Значит, у Инги какой-то план, и сплетни в него не входят. Она что-то задумала. Но что?

Все случилось так быстро! Запах ее духов, вкус губ все еще кружили доктору голову. Он брел на автопилоте, как после грандиозной пьянки.

По дороге ему никто не попался. Элла ждала в кают-компании, оживленно беседуя с Максом Лунеговым. Петр еще раз поймал себя на мысли, что патологоанатом поразительно похож на его любимого барда Булата Окуджаву.

Свое отношение к артисту доктор невольно проецировал на Лунегова, и это сбивало с толку. Надо бы построже, пожестче. Все-таки непонятно, подвез Макс его бывшую супругу к турбазе или нет? И зачем в таком случае оба скрывают эту подробность?

Друзья по несчастью

Он зашел как раз в тот момент, когда Буйкевич оживленно рассказывал:

– …Это все уходит постепенно в прошлое. Вы поймите, мы живем в конце второго десятилетия двадцать первого века. На дворе – давно цифровые технологии.

– Как мы любим произносить эти штампы! И ты, Стас, не исключение, – прервала говорившего Пресницкая, взмахнув рукой. – Вот как тебе твои цифровые технологии облегчают процесс диагностики? Только честно.

– Если бы меня не перебивали, я бы давно объяснил, – ничуть не обидевшись, продолжал Буйкевич. – Скажем, прихожу я на дежурство, делаю вечерний обход. Лежит на вытяжении с грузом бабушка после перелома бедра. Вопрос: брать ее завтра на остеосинтез[3] или оставить до понедельника? Предположим, дело к пятнице. Я на смартфон качественно снимаю вечером ее бедро, отправляю видео заведующему. Заведующий видит картинку, оценивает отечность, корректирует терапию. Но глав-ное – мы коллегиально принимаем решение: брать ли нам бабку завтра утром на операцию или не брать. Скажите, возможно ли было такое еще пару десятков лет назад?

Все одобрительно зашумели. Стас в этот момент увидел пришедшего Петра и, не раздумывая, крикнул:

– Кстати, где-то я этого коллегу уже видел.

– Пару дней назад мы привезли одного старичка с двойной патологией. Он сломал шейку бедра, и от такого стресса у него случился инфаркт с кардиогенным шоком. Так две бригады и колдовали.

– Да-да, помню, – закивал травматолог, протягивая через стол руку Фролову. – Очень приятно, Стас.

Петр не сразу понял, что раздавшиеся редкие аплодисменты – в его честь, вернее, в честь его стильного костюма. Так его встречают!

– Что за новый доктор? – прозвучало откуда-то издалека. – Я не знаю его, можно познакомиться?

Усевшись на свое место, Петр смог наконец-то разглядеть Олесю Пресницкую, оказавшуюся рядом с ним. Тогда, на стоянке, у него не было такой возможности, он воспользуется ею сейчас. Женщина была явно навеселе и пыталась налить в свой бокал очередную порцию красного вина.

– Я – Олеся, подруга Инги… – представилась она, ополовинив бокал. Ее скуластое, восточного типа лицо напомнило ему венецианскую маску. Окончательно сложиться этому образу мешали узкие очки в красивой оправе.

– Очень приятно, а я…

– Вас я знаю… Можете не представляться, – перебила она его, даже не глядя в его сторону. – Кажется, Инга что-то о вас мне рассказывала, но сейчас я не помню, что именно… То ли вы работали вместе, то ли…

– То ли, – резко вставил Петр, словно воткнул батарейку в брелок сигнализации. – Второй вариант, однозначно.

– Хм, – Олеся смущенно опустила глаза, слегка улыбнувшись. – Вы думаете, я не поняла? Не настолько я еще пьяна. Соображаю.

Петр осмотрелся по сторонам. Праздник был в разгаре. Две мощные колонки, подвешенные под потолком, приглушенно транслировали лучшие хиты девяностых. Официантки сновали по просторной кают-компании, едва успевая убирать со стола стремительно пустевшую посуду.

– Штрафную! – над головой уролога Сбитнева, лысина которого лоснилась от пота, взметнулась бутылка водки. «Энтони», – вспомнил Петр ник говорившего. Его голос он услышал впервые, и этот голос ему не понравился. – Надо наверстывать упущенное!

За столом одобрительно загудели. Петр сообразил, что если не выпьет, то потеряет кредит доверия. Он решил не испытывать судьбу.

Неожиданно музыка стихла, Фролов понял, что от него ждут тоста. Пришлось подняться с наполненной стопкой.

– Уважаемые коллеги, кто не знает: меня зовут Петр, я работаю в кардиобригаде «Скорой», привожу вам иногда…

– Знаем, знаем, – раздалось со стороны Цитруса. – Ты давай к главному переходи.

– Ты-то знаешь, – поправил его говоривший, – а другие, может, и нет. Поздравляю всех с нашим профессиональным праздником! От души желаю поменьше тяжелых больных, только высоких зарплат, хорошего снабжения, финансирования, взаимопонимания, любви и благополучия!

– Ну и как водится, – подхватил Ковбой Буйкевич, одна рука которого обхватывала талию очаровательной Монро по имени Анжела, – мирного неба над головой. Обстановка международная, сами понимаете, какая…

Все зааплодировали. Петр одобрительно посмотрел на Буйкевича и перед тем, как опрокинуть кристально чистую жидкость в рот, поймал краем глаза вернувшуюся на свое место Ингу. Она держала возле уха навороченный смартфон.

Водка оказалась ледяной и приятной. Когда все снова застучали вилками и ножами, проснулись колонки.

– Между вами явно что-то было, – заговорщицки продолжила Пресницкая, когда он поставил на стол пустую стопку и принялся закусывать заливным. – Я правильно поняла?

– Было, говорите? Между кем и кем? – шутя, поинтересовался Петр и тотчас пожалел о своем вопросе. Расплата за необдуманные слова последовала незамедлительно.

– Между вами и Ингой, естественно! – это прозвучало достаточно громко. Петр не сомневался, что до ушей Эллы фраза точно долетела. Но бывшая супруга Петра была так увлечена беседой с патологоанатомом Лунеговым, что не отреагировала.

Он бросил короткий взгляд на Ингу, она чуть заметно пожала плечами, словно говорила: «Видит бог, я этого не хотела. Ты знаешь, в мои планы не входили сплетни. Что делать, Олеська нализалась раньше времени».

Праздник тем временем шел своим чередом. Ковбой Буйкевич ни на секунду не оставлял без внимания свою Монро, не забывая пропускать стопку за стопкой. Лысый Энтони то и дело перебрасывался короткими фразами с Ингой, время от времени манипулируя с мобильником, отправляя и читая эсэмэски и выходя в Интернет.

– Что-то я развыступалась, – словно расслышав то, что Инга телепатировала Петру, признала, наконец, соседка. – Вы извините меня. Мы с вами в какой-то степени друзья по несчастью.

– Что значит – друзья? Да еще по несчастью! – поначалу не понял Фролов, но, поймав направление взгляда Пресницкой, начал догадываться.

– А то и значит… Наши бывшие теперь мило щебечут друг с другом, как два голубка на карнизе. Словно и не было ничего. Ни встреч, ни слов любви… да что там говорить!

Догадка пронзила Петра вместе с очередным обжигающим глотком. Лунегов – бывший любовник Пресницкой, а Элла – его бывшая супруга. Вот оно что! Не в связи ли с этим Олеся стремится напиться?

Ай да Бард! Ай да сукин сын!

Петр задумался: может, в словах Пресницкой звучит скрытая просьба – разрушить эту идиллию голубков? Ведь не к кому-то она обратилась, а именно к нему, бывшему мужу Эллы. И это при том, что она не знает историю странного появления его бывшей супруги на стоянке.

«Не уходишь ли ты, Фролов, в глухую ревность, граничащую с бредом? Причем с головой, с потрохами! Эта пьяная обиженная курица тебе мастерски капает на мозги, подбрасывая хворост в огонь, а ты и уши развесил! Тобой элементарно манипулируют, доктор!»

– Но вам ничего не угрожает, поверьте, – расслышал он среди гомона застолья. – В отличие от меня. Уж я-то знаю. Меня он точно бросил, улетел… молодой орел.

– Что вы хотите этим сказать?

– То и хочу, – она взглянула на него поверх очков своими чуть раскосыми серыми глазами. – Ваша бывшая супруга его не интересует. Может, пока не интересует… Пока гром не грянул. Но может скоро грянуть, все под Богом ходим. И тогда он совсем по-другому на нее посмотрит. Я знаю, что говорю!

Шоу американских толстяков

Петр почувствовал, что поначалу удачно складывающийся пазл вдруг обнаружил несоответствие, словно доктору изменило зрение. Причем огрехи высвечивались в разных местах – то там, то тут. Он вдруг перестал что-либо понимать, утратил логику происходящего.

– Выражайтесь понятней, – он готов был чем-нибудь огреть Пресницкую, лишь бы вернуть ей ясность ума. – Что значит «пока не интересует». С чего бы это?

– Вы не очень-то галантный кавалер! – цокнула языком Пресницкая, скосив глаза на свой пустой бокал. – У дамы нет напитка, а вы про что?

Петр уже собрался налить ей, как услышал разгорающийся спор между Ингой и Энтони. Он помнил, что его бывшая любовница была убежденной вегетарианкой, читала много литературы по разгрузочным диетам. В память почему-то врезалась ее фраза о том, что складка на животе должна быть такой же, как на лбу.

– Не хочу я тебе ничего доказывать, – возбужденно бурчал квадратный Сбитнев, в котором без труда угадывалась как минимум вторая степень ожирения. – Господь велел приносить скотину в жертву. Вот пост – другое дело, а во все остальные дни…

– Я за тобой наблюдаю, – невозмутимо твердила Инга, открывая бутылку минералки. – Ты за заливным уже горячее отправил в желудок, и это не считая спиртного и оливье. А водка – это серьезные калории!

– Вот и посвящай всю жизнь их подсчету. А я жить хочу. Сейчас масса способов быстро и без последствий сбросить вес. Хоть двадцать кило в месяц!

Инга снисходительно покачала головой, как бы говоря: «У-у-у, как все запущено!» Вслух она высказалась несколько иначе:

– Все, что сбрасывается быстрее трех кило в месяц – либо онкология, либо недиагностированный диабет первого типа, либо все это временно, то есть скоро килограммы обязательно вернутся. Кстати, недавно американцы провели интереснейшее наблюдение. Оно длилось два года с лишним. Шоу Маккормик – для тех, кто интересуется. Могу рассказать, если хотите.

Со всех концов стола послышались заинтересованные голоса, один лишь Сбитнев сидел и молча улыбался, дескать, мели, Емеля…

– Американцы – люди конкретные, – начала издалека Ревенчук, зачем-то подмигнув Петру. – И если какую-то цель поставят, то расшибутся в лепешку, но сделают. Они нашли спонсоров, разыскали пятерых самых тучных людей, вес которых зашкаливал за полторы сотни. Я все привожу в килограммах, не в фунтах, чтобы было наглядней…

– Мы понимаем, не лохи, – уточнил Лунегов, за что был удостоен такого испепеляющего взгляда рассказчицы, что замолчал и принялся накручивать на палец свои кудри.

– И в одном из выпусков шоу толстякам было поставлено условие: если они за год достигнут идеальной массы тела, ориентируясь на свой рост, то получат сто тысяч долларов. Маккормик, если вы помните, сама – толстуха, заявила это на всю страну. Естественно, всех официально взвесили, все зафиксировали. Никто из зрителей не верил в успех, подчеркиваю, это были те еще толстяки.

– Что им разрешалось делать? – поинтересовалась Монро. – Фитнес, тренажеры, диеты, сжигатели жира? Мне, надеюсь, такое не грозит, но, на всякий случай, надо… взять на вооружение.

Последние слова девушки потонули в хохоте.

– Уж кто бы говорил, Анжел, – хохоча громче всех, заметила Пресницкая. – Помалкивай уж!

– Можно было использовать любые методики, – продолжала Инга поставленным голосом, – вплоть до липосакции. Понимаете, это были люди, которые вообще никогда не худели, только полнели. Но сумма в сто тысяч кого угодно заинтересует. За редким исключением.

И снова Инга бросила короткий взгляд на Петра, чем вывела его окончательно из себя. Он, что ли, это редкое исключение?

– Ладно, не томи, – взмолилась Элла. – Хоть один достиг поставленной цели? Все-таки год – достаточный срок.

– Все пятеро достигли, представляете! Выпуск, когда они демонстрировали свои стройные фигуры, набрал фантастический рейтинг, был напичкан рекламой по самое «не хочу» и, тем не менее, оправдал себя. Каждый получил свой выигрыш, но никто не знал, что им уготовано на десерт.

– Ха-ха, это еще не все? – восторженно заметил Буйкевич, собираясь выпить за окончание рассказа. – А я-то обрадовался, лопух!

Уже поднятую рюмку с водкой ему пришлось поставить на стол.

– В качестве десерта прозвучало суперпредложение Маккормик, – в полной тишине продекламировала Инга, словно вела свое собственное шоу. – Тот, кому удастся сохранить данный вес в течение следующего года, получит приз в полмиллиона баксов!

– Почему мы живем не в Америке? – затопал ногами Сбитнев. – Я бы там разбогател всего за какую-то пару лет.

– Не льсти себе, – отреагировала рассказчица. – Там такого добра, как ты, выше крыши. Тебя бы не взяли в шоу.

– Давай заканчивай, – загудел Буйкевич. – Очень выпить хочется. Каков результат на следующий год?

– Результат нулевой, – махнула рукой Ревенчук. – Ни один не удержал вес! Все показали прежние цифры, а кто-то даже переплюнул их. И пятьсот тысяч долларов не помогли. Это я к тому, что похудеть – даже не полдела… Четверть! Удержать достигнутый вес намного сложней. Особенно, если худеешь быстро. Здесь работает чистая психология: мне осталось потерпеть совсем немного, получу бабки – потом уже можно расслабиться. Поэтому худеть надо медленно, настраивая себя на всю оставшуюся жизнь.

– Короче, мораль такова, – решил подытожить уролог, – каждый выбирает свою стезю. И питается, и живет, как хочет…

– Так живи, питайся, – взмахнула руками Инга, – но братья меньшие почему за твой неуемный аппетит, за лишние твои килограммы должны расплачиваться? Не чем-то, а своими жизнями! Ты покупаешь котлеты, пельмени, рагу… Фактически тем самым убиваешь их.

– Меня в детстве собака покусала сильно, – выдал последний аргумент Энтони, поднимаясь из-за стола и направляясь почему-то к Петру. – Вот я и решил всю оставшуюся жизнь посвятить их поеданию.

– Собака покусала, так и питайся собачатиной. А ты поедаешь куриц, свиней да коров. Они тебя тоже покусали?

– Зато у тебя в крови не хватает нескольких аминокислот, – озлобленно бросил в ответ Сбитнев, – которые только в мясе встречаются. Может, от этого ты такая злая.

– Как мы любим переходить на личности, – едко заметила Инга. – Мясоеды – все злые. Мясо – это зло. А насчет аминокислот… Ешь орехи и семечки, восполняй – не хочу. Но тебе их нельзя.

– Это еще почему? – уролог остановился на полпути, округлив глаза.

– Потому что они очень калорийные, неужели непонятно?

Подойдя к Петру, Антон Сбитнев положил ему руку на плечо:

– Как она меня заколебала! Ты насчет покурить как? Насколько я в курсе, курильщиков больше за столом не наблюдается.

Шифровка с Марса

Петр обрадовался предложению, так как это был шанс отдохнуть от пьяной соседки. Кивнув, он поднялся и, ни слова никому не говоря, направился вслед за урологом. Уже на выходе из кают-компании поймал осуждающий взгляд Инги.

– Пора начинать съемку, – определил Сбитнев, выпуская струю синего в свете фонарей дыма. – Водка по мозгам здорово ударила, я и спекся. А от операторских обязанностей меня никто не освобождал. Следующие поколения мне не простят такой слабости.

– У тебя камера с собой? – поинтересовался Петр для приличия, хотя знал это от Эллы.

– Она всегда со мной, где бы я ни был. Мой третий глаз. А если понадобится, и четвертый. Человек не может сам объективно зафиксировать окружающий мир, он слишком эмоционален. Человек, я имею в виду. Камера все – вплоть до мело-чей – запечатлит беспристрастно. Просмотр отснятого материала помогает многое понять в происходящем, переоценить. Это моя философия, если хочешь.

В этот момент во внутреннем кармане уролога пикнуло. Он достал смартфон, сделал неуловимое движение и снова спрятал его в карман.

– Эсэмэска? – поинтересовался Петр, прикуривая потухшую сигарету.

– Ага, шифровка с Марса, – пошутил Сбитнев, чем еще больше подстегнул любопытство доктора. – У меня и ноут с собой. Сегодня же просмотрю все, что наснимаю. Каким бы пьяным ни был – это закон. Так сказать, по горячим следам. Жутко интересно.

Петр вспомнил объемистую сумку, которую видел у Сбитнева на стоянке. Вот и ответ на вопрос. Камера плюс ноут – объем что надо.

– Пациентов в кресле во время осмотра не пробовал снимать? – решил съязвить Петр, которого словоохотливость коллеги начала понемногу напрягать. Как и минуту назад рядом с Пресницкой. – Отснятый материал пользовался бы спросом.

– Это что, шутка такая? – напрягся уролог. – Я смеяться должен?

– Извини, – пошел на попятную Фролов, – если неудачно пошутил. Но ты же сказал, что камера всегда с тобой. Вот я и подумал, что и на работе тоже.

– Ладно, проехали… Слушай, я спросить хотел, – уролог осмотрелся вокруг, словно боялся, что их подслушают. – Что за мужика странного ко мне подселили? Валеркой зовут. Говорит, на «Скорой» работает, твой коллега, значит. Видишь, все парами как бы, а нас с ним… Он очень странный.

Петр поперхнулся дымом, закашлялся. Когда приступ прошел, положил руку на плечо уролога и с сочувствием произнес:

– Еще какой странный! Не повезло тебе, брат. Без пары нельзя.

– В каком смысле? – Уролог вновь напрягся, на этот раз не на шутку, даже глаз слегка задергался. – В том, о котором я подумал?

– В самом нехорошем. Ты – классный доктор, если почуял его странность с первого взгляда. Твои опасения не напрасны.

– Иди ты! – Энтони присел на корточки возле урны. – Этого еще не хватало! Кто его пригласил?

– Я бы и сам хотел знать кто, – щелкнул пальцами Петр. – Это ключевой вопрос на сегодня. И главное – зачем. Не может быть, чтобы просто так, без всякой цели. Что-то тут неладно в этом приглашении.

На уролога было больно смотреть. Затушив сигарету о край урны, он поднялся и застыл – растерянный, неприкаянный.

– Хоть не спи всю ночь, честное слово.

– Это как это – не спи? – развел руками Петр. – После такого возлияния? Никак нельзя.

– Ладно, посмотрим, куда кривая выведет, – махнул рукой Сбитнев. – Я, в крайнем случае, могу и в рыло заехать. Пусть только попробует!

– Вот это по-нашему, – улыбнулся Фролов.

Смартфон коллеги снова подал сигнал. На этот раз Петру удалось краем глаза увидеть дисплей.

Возвращаясь в кают-компанию в одиночестве – Сбитнев ушел за камерой, – Петр твердо знал, что это не эсэмэски. На смартфон Энтони поступала информация совершенно иного характера. Но какого именно – Петр не знал. Что делать – он не был продвинутым юзером и не раз пожалел об этом за свою жизнь. Спросить у Антона он постеснялся – не его это дело.

За столом было по-прежнему шумно. Инга снова спорила, на этот раз с Эллой. Речь касалась платных услуг.

– И так всех зажали, дальше некуда, – горячо говорила бывшая супруга Петра. – Будто у нас зарплаты, как на Западе. Ответственность – та же, уровень подготовки даже выше. С тем же лазером. Ведь помогает же процедура, пользуется спросом…

– Не только с лазером, – отчаянно жестикулируя, Инга выдавала аргумент за аргументом. – В гинекологии у нас полно платных коек, кладут на медаборты со стороны, проводят как работников профильного предприятия, то есть бесплатно, а денежки – себе в карман. Это как называется?

– Конечно, – усмехнулась в ответ Элла. – Вы же с Пресницкой подруги, ты про гинекологию знаешь все. Или почти все.

– Я правильно понял, девоньки, – вклинился в спор Стас Буйкевич. – Если Ингу Яковлевну поставят у руля медсанчасти, то всем платным услугам придет кирдык? На что тогда жить станем?

– Ни в коем разе! – возразила та, о которой только что говорил Ковбой. – Просто я наведу порядок. Нельзя зарабатывать за счет других! Необходимо все средства проводить через кассу.

– Применительно к гинекологии это звучит так, – кивая головой, резюмировал Стас, – хочешь зарабатывать на медабортах – делай их где-нибудь в другом месте. На криминал толкаешь, голубушка!

В кают-компании появилась Пресницкая, нетвердой походкой направилась к своему месту. Петр вспомнил, что несколько минут назад она изъяснялась загадками относительно Лунегова и Эллы.

– Что тут про гинекологию говорят в отсутствие гинеколога? – заявила она, усевшись рядом с Петром. – Это не дело!

Сбитнев, колдовавший до этого над смартфоном, отложил его в сторону и, взглянув в глаза Олеси, спросил:

– Говори честно, все свои медаборты через кассу проводишь или что-то себе в карман кладешь?

Уловив двусмысленность вопроса, подвыпившая гинеколог поправила очки и, ничуть не смутившись, парировала:

– Да будет тебе известно, что у меня медабортов пока не было. И если я забеременею, то непременно буду рожать, поскольку первый медаборт, даже на ранних стадиях… так называемый фармаборт… как правило, бесследно для организма не проходит!

Под аплодисменты и хохот взбудораженный Энтони уточнил:

– Для организма кого – пациентки или врача?

Пресницкая по достоинству оценила шутку уролога, изобразив аплодисменты. Потом наклонилась к Петру и вполголоса заметила:

– Это они без меня сцепились? Я имею в виду твою Эллу с Ревенчук. Немудрено. Обе – кандидатки на место главврача, которое вот-вот должно освободиться. Набирают очки. Кирилл Станиславович на пенсию собрался, вот и грызутся. Правда, у Инги шансов побольше, все-таки кандидат наук.

– Странно, – задумчиво ответил Фролов, глядя то на Эллу, то на Ингу. – Мне она ничего об этом не говорила. А еще есть кандидаты?

– Возможно, но я про них ничего не знаю. Основные фаворитки – эти две. Они, кстати, не скрывают своих амбиций. И совершенно зря! Главврач – не президент, не депутат, его не избирают, а назначают. Как в Москве решат, так и будет.

– А Кирилл Станиславович – это нынешний главврач?

Олеся в ответ кивнула, снова поправила очки и начала рассказывать о заслугах собравшегося на пенсию, но Петр не слушал. Он задумался, много ли еще секретов от него у бывшей супруги. Надо же: собралась пересесть в кресло главврача, а ему – ни слова. Сюрприз на сюрпризе сидит и сюрпризом погоняет.

Неожиданно на глаза Петру попался Сбитнев с камерой «Sony». Он, не спеша, двигался вокруг стола, медленно переводя объектив камеры с одного лица на другое.

– Ишь, приступил к своим обязанностям, – процедила сквозь зубы гинеколог. – Оператор, блин.

– Мне кажется, вы его недолюбливаете, – предположил Петр, взглянув на Пресницкую. – В чем он провинился?

– За что его любить? Порвись на мне платье, к примеру, в самом пикантном месте, он сразу же наведет туда камеру. Операторское искусство зависит еще и от того, в чьих руках камера.

Увидев, как официант поставил перед ним распечатанную бутылку красного сухого вина, Петр наполнил бокал соседки. Она, едва он поставил бутылку на место, тотчас схватила бокал:

– Дорогие друзья! Коллеги! Я хочу поднять этот бокал за единственного из присутствующих кандидата медицинских наук, за мою дорогую подругу Ингу, проложившую свой путь в науку, несмотря на все преграды. Она защитилась совсем недавно. Теперь во всех статьях, которые будут публиковать толстые медицинские журналы, рядом с ее фамилией будут красоваться эти три магические буквы – «к. м. н.»…

Морс из клюквы, наконец…

Петр слушал Пресницкую и не мог понять: куда испарился весь ее хмель? Еще пять минут назад она, что называется, «лыка не вязала», а сейчас абсолютно трезво строчит фактами – только успевай записывать. И ей аплодирует аудитория, и все действительно пьют! И он тоже выпил и закусил. Что происходит?

– Коллеги, у меня тоже родился тост! – с наполненной рюмкой поднялся Стас Буйкевич. – Давайте выпьем за тех, кого уже нет с нами. Кто отдал медицине жизнь, кто сгорел на работе, можно сказать, не жалея себя… Пусть земля им будет пухом…

Петру не понравился тост анестезиолога. Он демонстративно отодвинул рюмку и тотчас наткнулся на удивленный взгляд Пресницкой:

– Вы что, не хотите выпить за учителей?

– Я не хочу пить за покойников. Мне кажется немного неуместным этот тост здесь и сейчас.

Все вокруг одобрительно закивали, поднялись и выпили. Петр заметил, как красавица Монро, воспользовавшись тем, что ее кавалер произносил тост, выскользнула из-под его руки и поспешила покинуть кают-компанию.

Она хотела сделать это незаметно, но Сбитнев невозмутимо повернул камеру в ее сторону. Пресницкая хотела возразить Петру, но он извинился, резко встал и направился следом за Гридиной.

Если бы его спросили в тот момент, зачем он это делает, он бы не нашелся, что ответить. Просто захотелось пройтись, затекли ноги.

По пути к выходу он твердил себе: «Ничего удивительного в поведении оператора нет. Будь у меня камера, я бы тоже поспешил снять походку такой красавицы. Может, даже с большим рвением. Это нормально!»

В том, что Анжела Гридина – самая симпатичная и сексапильная из всех представительниц прекрасного пола на этом празднике, сомневаться не приходилось. Петр мысленно извинился за эту констатацию перед Эллой.

Насколько он помнил «досье», девушка работала в хирургическом отделении всего несколько месяцев. У мужчин при появлении на горизонте такой куколки возникает рефлекторное желание втянуть живот, дабы казаться стройнее, то есть – моложе. А в хирургии большинство пациентов – прооперированные, им втягивать живот не рекомендуется. Да и непросто это в раннем послеоперационном периоде.

«Собственно, ты, Фролов, сейчас нисколько не отличаешься от этих самых среднестатистических мужиков, – сказал он мысленно себе, покидая кают-компанию. – Ты, подобно кобелю, семенишь за симпатичной сучкой, пытаясь любыми путями найти оправдание своему гнусному поступку. А его нет, этого оправдания! Нет и быть не может!»

Насколько он знал из рассказов Эллы, работая в отделении несколько месяцев, Анжела столкнулась с открытой неприязнью женской части коллектива отделения. Еще бы! Опытные интриганки сразу распознали в ней серьезную соперницу. А хирурги – в основном мужчины и отнюдь не пенсионного возраста. Что ж тут непонятного?

Оказавшись в коридоре, Петр оглянулся и никого не увидел. Потом прислушался, насколько позволял гул голосов, доносившийся из кают-компании, и – снова ничего. Поднялся на второй этаж, прошел из конца в конец. Через пару минут услышал мужские голоса и топот на лестнице, понял, что добежать до туалета не успеет, толкнул ближайшую дверь – она оказалась открыта. В комнате горел свет, у окна стояла сбежавшая красавица Анжела и жадно пила воду из бутылки.

При появлении Петра она поперхнулась, нечаянно плеснув содержимое бутылки себе на платье. На то самое, бордовое, которым Петр еще на стоянке залюбовался.

– Вы что здесь делаете?! – испуганно вскрикнула она.

Петр приложил палец к губам, притворил за собой дверь, оставив узкую щелку, и принялся наблюдать за происходящим в коридоре. Вскоре на этаже появился Стас Буйкевич, за ним следовал патологоанатом Лунегов.

Подбежавшая к Петру Монро тоже увидела обоих и горячо зашептала ему в ухо:

– Если меня Стасик увидит вместе с вами здесь, будет скандал.

– Поэтому сиди тихо и не высовывайся! – приказал Петр, отодвигая девушку от двери. – Главное, не мешай. Тут затевается нечто… непонятное.

– Праздник как праздник, – недоверчиво хмыкнула она, неохотно отходя от двери. – Я из-за вас могу влипнуть. Мне скандалы не нужны!

В памяти Петра невольно всплыла фраза, брошенная совсем недавно Ингой. Той не нужны были сплетни, этой – скандалы. Какие рациональные женщины в медицине работают, однако!

– Они никому не нужны, – пожал он плечами. – Но иногда случаются, без них скучновато, вы не находите?

– Хватит философствовать! Выпустите меня, слышите…

Ответить Петр не успел, так как в коридоре Лунегов догнал Буйкевича, развернул его к себе и жестко сказал:

– Зря ты в прошлый раз это сделал. Думаю, пожалеешь еще не раз и не два… Ты раскрыт, по-моему.

В эти минуты Макс особенно напоминал Петру известного барда. Горячий, азартный, бескомпромиссный, казалось, дай ему сейчас в руки гитару – и все услышат: «Надежды маленький оркестрик под управлением любви…»

Стас, оказавшись лицом к лицу с Лунеговым, удивленно вскинул брови и развел руками:

– Ни хрена себе! Максимка? Тебе, вообще, что здесь надо? Не тебе решать, что я должен делать и как… Или забыл свои долги? А это… – Петр видел, как Буйкевич мечтательно поднял глаза в потолок, улыбнулся. – Это было давно – целый год прошел. Кто старое помянет… Сам знаешь… По-моему, все получилось достаточно эффектно, стильно, и никто ничего не заметил. Мне приятно вспоминать такое. Тебе – нет, я понимаю…

– Если я заметил, то и другие могли заметить, тем более – она.

Стас резко оттолкнул Лунегова, тот едва удержался на ногах.

– Заткнись, тебе не ясно? Не пори горячку! Ты будешь молчать – все будет о’кей, а проболтаешься – сам знаешь…

В этот миг Петр почувствовал, что его кто-то треплет по плечу. Оказывается, уже какое-то время Анжела пыталась оттолкнуть его от двери.

– Пора спускаться, пауза затянулась! Вам не кажется?

– Сейчас, – отмахнувшись, как от назойливой мухи, он бросил на Анжелу короткий взгляд. – Путь освободится, и мы спустимся.

Когда он снова прильнул к щелке, то коридор уже был пустым. Куда делись двое участников недавней перепалки, он не заметил. Однако сообщать об этом Монро он не стал:

– Ты пришла сюда водички попить? – повернувшись к ней, придирчиво поинтересовался Фролов. – Только за этим?

– Ага, жажда замучила, – кивнула она, пытаясь отодвинуть его от двери. – Давайте освободим комнату, а то мы оба рискуем, и достаточно серьезно. Неужели непонятно?!

– Но ведь на столах полно минералки, морс из клюквы, наконец. У тебя здесь какая-то особая вода?

Вздохнув, она встала перед ним, уперев руки в бока, – возмущенная, агрессивная. Он невольно залюбовался ею. От того испуга, что вспыхнул в ее глазах несколько минут назад, когда он столь бесцеремонно вломился к ней, не осталось и следа.

«М-да, настоящая куколка, – прозвучало отчетливо в мозгу. – Золотистые волосы, крохотный вздернутый носик, губки – вишневым бутончиком, а уж глаза… Кажется, такой цвет называется бирюзовым. Чувствует девица, что ей многое прощается, и беззастенчиво пользуется этим. Еще вчера – маменькина дочь, а сегодня – капризнейшее создание, проклятие мужиков. Хозяйка из нее, скорее всего, никакая. Ей бы за конспектами сидеть, сессии сдавать… В вузах, где профессура – в основном мужики. За десять лет докторскую бы защитила. Барби, одно слово… Кажется, сейчас зайдет за ширму, снимет халатик, начнет примерять одно, другое, третье…»

– Хватит на меня пялиться! – истерично крикнула Монро. Потом, испугавшись собственного крика, продолжила мягче: – Это в кайф, я понимаю, но…

Петр махнул рукой, дескать, так и быть. Повернулся, осторожно приоткрыл дверь, выглянул в коридор, осмотрелся и тихо прошептал:

– Путь свободен.

Одно с другим не стыкуется

Когда они с Монро с разницей в одну минуту вернулись в кают-компанию, то застали там странную картину. Стас Буйкевич читал стихи, как понял Петр, собственного сочинения:

И все же выше голову, коллеги!

За альма-матер самый первый тост!

Ведь кто-то должен в наступившем веке

Гадюке-СПИДу наступить на хвост!

На поэта обрушился гром аплодисментов, а немного смущенный Буйкевич продемонстрировал всем небольшую книжку с ярко-малиновой обложкой:

– Друзья, вы не поверите, в издательстве «Трость» у меня неделю назад вышел сборник стихов «Капризы погоды, капризы любви». Все желающие могут приобрести его с автографом автора, подходите, не стесняйтесь. Стихи посвящены медицине, дежурствам, нашим будням. Профессии, короче…

Народ кинулся приобретать книги, а до ушей Петра донеслась едкая фраза:

– Тоже мне, автограф-сессию устроил. Капризуля, блин. Хотя, может, оно и к лучшему. Авось, не заметит отсутствия своей благоверной.

Петр не сразу понял, что голос принадлежал его бывшей жене. Ну, Эллочка… Ничего от нее не ускользает!

Он смотрел на то, как Стас подписывает свои книги, и не мог понять: тот ли это Ковбой, что каких-то пять минут назад разговаривал непонятно о чем с Лунеговым на втором этаже турбазы. Одно с другим никак не стыковалось: там – цинизм, открытое пренебрежение; здесь – высокая поэзия. Неужели перед ним один и тот же человек, не показалось ли ему там, сквозь щелку? Мог запросто ошибиться.

Что-то в этой поэтической идиллии было не так, что-то никак не клеилось с остальным, выпирало, а Петр не мог понять – что. Ковбой тем временем был поглощен раздачей автографов.

– Удивлен? – раздалось совсем рядом.

Петр вздрогнул, повернулся и увидел черные кудри Лунегова. Оказывается, лишь они вдвоем с патологоанатомом не стремились заполучить автограф поэта. Все остальные – даже скептически настроенная Элла – выстроились в очередь.

Макс держал в руке две наполненные стопки:

– Он такой у нас во время операций бывает, матом хирургов кроет, а потом – рифма за рифмой, глядишь, на книжку и насочинял. Выпьем, Петро…

– Ну, раз ты настаиваешь, – Фролов взял предложенную стопку. – Хотя еще час назад мы не были знакомы.

– Я тебя знаю, Элла много рассказывала. Я – Макс, приехал самый последний, если ты помнишь.

«И жену мою подвез заодно», – хотел добавить Петр, но вспомнил только что увиденное на втором этаже и произнес:

– Что она еще про меня… тебе? – он застыл со стопкой, которую хотел уже опрокинуть в рот. – Мне очень интересно.

– Расслабься, – Лунегов выпил, как бы показывая пример, смачно крякнул, схватил со стола ломтик черного хлеба, зажевал. – Ничего такого у нас нет. Мы – просто коллеги.

«Конечно, коллеги… – подумал про себя Петр, так и не решаясь выпить зажатую в пальцах стопку. – И со Стасом Буйкевичем ты просто коллега. Однако только что подслушанный разговор приподнял завесу над такими отношениями, где вы коллегами отнюдь не являетесь. Там, скорее, волчья стая, причем Буйкевич – вожак, а ты так, на подхвате. И год назад вы что-то натворили такое, за что ты ненавидишь вожака, но сделать ничего не можешь. Лишь скрипишь зубами да тявкаешь негромко».

Макс тем временем продолжал:

– Я допускаю, что у тебя могло сложиться такое мнение. Мы весь праздник шушукаемся. Но не более того, поверь…

Петр почему-то вспомнил запутанные слова Пресницкой о том, что они с ней – друзья по несчастью, но ему пока ничего не угрожает. Пока… гром не грянул. Если он правильно понял ее абракадабру, то если гром грянет, тогда у Эллы с Лунеговым все срастется. И что это за гром, черт возьми?!

Он нашел глазами Олесю: женщина в толпе других поклонниц творчества Буйкевича ждала своей очереди за поэтическим сборником, в сторону Фролова не смотрела.

Петр перевел глаза на стопку в своей руке. Все-таки интересно: что может быть общего между терапевтом, заведующим отделением, и патологоанатомом, заведующим моргом? Кроме либо совпадения, либо расхождения клинических и патологоанатомических диагнозов, естественно. Что? По идее, они должны встречаться лишь раз в неделю, по вторникам, на общебольничных линейках.

Элла на заведовании работала недавно. О том, что собирается занять кресло главврача, ему ни слова не говорила. В конце концов, это – ее личное дело, он ей не муж…

Неожиданно ему на глаза попался Цитрусов. Он кому-то очень активно жестикулировал. Петру стало интересно, и он начал искать, с кем у Валери мог состояться этот воздушный диалог. И вскоре нашел. В проеме дверей стояла Анжела и не менее эмоционально жестикулировала в ответ.

Это уж ни в какие ворота!

Что может быть общего между фельдшером «Скорой», по совместительству – байкером с нетрадиционной ориентацией, и очаровательной медсестрой хирургического отделения, крутящей роман с травматологом, пишущим стихи и выпускающим поэтические сборники?

Чтобы окончательно не свихнуться, он в один глоток опростал стопку, уселся на свое место и принялся за уже остывшее горячее.

– Ну что, нагулялся? – услышал он вскоре голос бывшей супруги. – Я видела, даже успел с Максом о чем-то переброситься парой слов.

Повернувшись в ее сторону, Петр увидел, как Элла листает малиновую книжку Буйкевича. Странно, раньше он не замечал за ней любви к поэзии. Впрочем, они уже больше года в разводе, за это время данный интерес мог в ней пробудиться.

– Увидел, перебросился… Но ничего интересного твой Макс мне не сообщил.

– Во-первых, он такой же мой, как твоя – Инга Ревенчук, – констатировала Элла, оторвавшись от поэтических строк. – Во-вторых, странно, что он тебе не рассказал ничего интересного про нее. У них не так давно был сногсшибательный роман. Год назад тебя не было на празднике, у тебя дежурство приключилось, и ты не захотел меняться.

– И что интересного случилось на прошлогоднем празднике?

Петр вспомнил, как год назад, будучи еще мужем и женой, они повздорили из-за того, на чей День медицинского работника идти: медиков медсанчасти или докторов и фельдшеров «Скорой». Петр согласился тогда подмениться только при условии, что она пойдет с ним в ресторан, где праздновали его коллеги. Она наотрез отказалась. В результате он вышел на смену, а она поехала на эту же турбазу.

– Интересного много, – заметила Элла, продолжая листать сборник Буйкевича. – Например, как она буквально вешалась на шею Максу, а он к тому времени уже начал охладевать, терять, так сказать, интерес. Переключился на другую.

Его немножко всколыхнуло услышанное, но вскоре он забыл об этом. Его больше интересовало настоящее. Приблизившись к Элле, он вполголоса проговорил:

– Скажи, ты по-прежнему не замечаешь ничего подозрительного?

Она захлопнула книжку, отложила ее в сторону и покачала головой:

– Я совсем забыла, что кликуха моего бывшего мужа – Эркюль Пуаро! – начала она ему выговаривать. Сначала тихо, но с каждым словом все отчетливей и громче. – Что он не врач, работающий на «Скорой», вернее, врач только наполовину, а на вторую половину он – следак. Диссоциативное расстройство личности, кажется, так это называется. Один другого периодически вытесняет и начинает воду мутить. Сейчас, похоже, от выпитой водки он на всю голову стал этим, вторым. Тут без экстренного вмешательства психиатрии не обойтись.

К счастью для Петра, неожиданно грянула музыка, и гости пошли танцевать. Он крепко взял Эллу за локоть, буквально перебив на полуслове:

– Я приглашаю вас на танец, сударыня!

Двинув ему легонько локтем по ребрам, она повиновалась. Весь танец оба напряженно молчали. Когда снова оказались за столом, Петр заметил:

– По-моему, мы неплохо смотрелись среди танцующих. Мы подходим друг другу. Как танцевальная пара, я имею в виду.

– Ну, разве что как пара, – с напускным сожалением ответила Элла.

Петр взглянул на часы и присвистнул: стрелки показывали половину одиннадцатого. У него было ощущение, что праздник только начался, а на самом деле… Не зря его так клонило в сон.

Выпито и съедено достаточно, пора и честь знать. Он встряхнул головой и едва не рухнул посреди танцпола: в его объятиях была Инга. А Элла косилась на них, обнявшись в танце с Лунеговым. Выходит, он настолько напился, что в его мозгах абсолютно не отложился промежуток между танцами.

– Хватит ломать глаза, – приказала его бывшая любовница, легонько ткнув своей острой коленкой ему в бедро. – Этот танец – мой, и я хочу насладиться им по полной. Смотри на меня!

– Можно узнать… тему кандидатской? – с трудом выговорил Петр, все еще находясь в прострации.

– Туберкулезное поражение голосовых связок, я давно этим интересовалась, – нехотя пропела она. – Ты вряд ли помнишь, но мы с тобой про них как-то говорили. Чистая фтизиолярингология. Не так уж редко встречается, кстати.

– Да, что-то припоминаю, – глубокомысленно заметил он, хотя вспомнить даже не пытался. – Как ты умудряешься совмещать диссертацию с работой, не понимаю.

– У тебя устаревшие данные, я уже год как не работаю в медсанчасти. За это время успела собрать материал, систематизировать, подготовиться…

– Погоди, погоди, – замотал головой Петр. – А как же тогда освободившаяся должность главврача? Или это тоже устаревшие данные?

– Почему же? – кокетливо улыбнулась Инга, взглянув на него снизу вверх. – Как раз самые свежие. Мне предложили. Я пока думаю, браться за докторскую или подождать…

Голоса за перегородкой

Он проснулся в полной темноте от того, что его мочевой пузырь рисковал разорваться, спровоцировав таким образом в животе острую хирургическую ситуацию. Сев на кровати, Петр прислушался.

В приоткрытое окно доносился отдаленный гул шоссе, звенели кузнечики. Голову словно кто-то наполнил жидким гипсом и оставил застывать: тяжелая и гудящая, она ничего не соображала.

На койке рядом мирно посапывала Элла. Простыня сбилась к ногам, ночнушка задралась. Петр залюбовался выпуклым бедром супруги. Они явно поспешили с разводом!

Он потряс головой, взъерошил волосы. Выходит, он не помнит, как они вернулись в номер, как легли спать. Возможно, о чем-то говорили… Или он был в полном отрубе и бывшая супруга вынуждена была его тащить на себе? Он ничего не помнил, словно кто-то подсыпал ему в водку клофелин.

А что, если так и было?

Он с трудом нашел трико, оделся и осторожно, чтобы не разбудить Эллу, вышел в коридор. Гробовая тишина турбазы только подтвердила его опасения. Когда все спят мертвецким сном, происходит самое мерзкое.

Он взглянул на часы, которые не снимал с руки вторые сутки. Стрелки показывали половину второго.

В туалете у него закружилась голова, он чуть не потерял сознание. В чувство его привели звуки из соседней, женской половины.

Сначала послышались шорох и скрип дверей. Потом – цоканье каблучков и резкий вздох.

– Не поняла, – раздалось за перегородкой. Петр узнал удивленный голос Инги. – Тебе что здесь надо? А, напился так, что не смог добежать… Ладно, уматывай, пока я добрая.

Шаги направились к дверям и вскоре затихли. Скрип дверцы – кто-то покинул туалет.

Кого она там застала? Кто так удивил Ревенчук? Мужчина!

Петр хотел быстро выглянуть в коридор, но понял, что не успеет – может поскользнуться и растянуться на кафеле. К тому же в женскую половину в этот момент вошла еще одна женщина.

Сначала за перегородкой все происходило молча, потом Петр услышал голос Инги:

– Видела нахала? Наплюй. Забудь! Не отвлекайся на ерунду, – в приказном тоне выдавала его бывшая любовница. – Все по плану? Ты все сделала, как я просила?

– Да, все спят – пушкой не разбудишь.

Голос отвечавшей Фролов слышал впервые, причем готов был поклясться, что за столом с ними его обладательница точно не сидела.

Что, если это – сотрудница турбазы? Петр забыл, зачем он пришел в туалет – в гудящей голове голоса говоривших раздавались, как в пустой бездонной бочке, он разбирал их с трудом.

– Хорошо, документы я подготовлю. В понедельник подходи в отделение, посыльный лист на твоего мужа будет лежать под стеклом у медсестры на мужском посту. Запомнила? На мужском!

В этот момент за перегородкой зажурчала вода, по-видимому, Инга решила сполоснуть руки. Различать голоса стало трудней.

– Спасибо, Инга Яковлевна, век не забуду, я вам очень обязана.

– Хватит раболепства! И не надо меня по имени называть! Здесь стены имеют уши, запомни! – оборвала собеседницу Ревенчук. – Сейчас идешь к себе – и чтоб носа не показывала до утра. Увижу – никакого посыльного, усекла?

– Не беспокойтесь, буду сидеть, как мышка.

– Ключ в условленном месте, как договаривались?

– Да, положила еще утром. Там все готово.

– Все, спасибо. Иди к себе и не высовывайся!

Посыльный лист на мужа на столе у медсестры на мужском посту в понедельник – это уже кое-что! Это конкретика, которую можно проверить. Кое-что состыковалось в мутной, почти не соображающей голове доктора. Это ниточка, потянув за которую можно распутать все дело… Но какое, черт возьми, дело? Что здесь затевается? Какая-то пакость, без сомнения.

Удручало еще и то, что, похоже, во главе всей этой нелицеприятной затеи находилась его Инга. Властная, расчетливая, не терпящая малейшего раболепства, она руководила всем. Правда, чем именно – он не представлял даже примерно. Самым невыразимым, болезненным и удручающим было то, что Инга все еще волновала его. Как женщина. Он это понял в те короткие минуты, когда случайно довелось обнять ее.

Петр сжал кулаки: надо было уехать со стоянки домой, ведь хотел же! Собирался! Тогда была возможность.

Что помешало? Что удержало?

Он напряг туманные мозги: тогда приехал Сбитнев – уролог и оператор одновременно. Квадратный, лысый, немного неуклюжий, чем-то похожий на медведя. Вообще-то он приехал раньше, чем нужно. Минут за двадцать. С объемной сумкой.

Сейчас, в принципе, еще не поздно сбежать…

Он знал, что никуда не уедет. Уже не уедет, не имеет права!

Когда в дамской комнате все стихло – ее обитательницы сделали свои дела и покинули ее, – он рванулся было к выходу, но тут почувствовал, что еще шаг – и не выдержит. Слишком много было выпито.

Кто из мужиков мог ночью случайно зайти в женский туалет? Это ж надо так напиться! Хотя… Пьяный в доску так резво кабинки не покинет! Он будет мычать, ругаться… Нет, не похож этот Мистер Х на напившегося.

Спустя пару минут Петр вышел, шатаясь, в коридор и прислушался. Мертвая тишина обезоруживала. Как будто ему померещился этот диалог. Да, он все еще под кайфом, и нешуточным, но эти женщины при нем разговаривали! Ему не приснилось, у него нет слуховых галлюцинаций!

Голос второй говорившей он узнает непременно. Если услышит, конечно. Она наверняка работница турбазы. Скорее всего – с кухни, имеет отношение к приготовлению блюд. Она и усыпила всех. Петр знал, что при определенном стечении обстоятельств – это серьезное преступление!

Пройдя из конца в конец по первому и второму этажам и ничего не услышав, он вернулся к себе в комнату, разделся, лег в постель и мгновенно уснул.

Пирсинг Великого Октября

Проснулся он от того, что его кто-то сильно тряс за плечо. Он с трудом оторвал голову от подушки и разлепил глаза. В комнате было еще темно, но небо в оконном проеме уже светлело. На его фоне он кое-как разглядел лысую голову Антона Сбитнева.

– Петро, просыпайся, – горячо шептал уролог, то и дело тряся своей гладкой головой. – И срочно выходи в коридор, я тебя там жду. Срочно, слышишь, без разговоров.

– Что случилось? – прохрипел спросонья Петр, собираясь запустить в уролога подушкой. – Ты что, сдурел? Сколько времени?

– Еще рано, все спят. И будить их не надо. Да, случилось, срочно просыпайся и выходи. Смотри, жену не разбуди. Лучше пусть поспит еще.

С этими словами Сбитнев исчез. Петр кое-как сел на койке, взъерошил волосы. Свет, пробивающийся под дверью из коридора, неожиданно заслонила тень. Уролог нервничал, ожидая его, вышагивал туда-сюда. Петр решил не испытывать его терпения, быстро надел трико и вышел.

– Я слышал, ты из нас – самый соображающий в этих делах…

– В каких делах? – не понял щурящийся от неонового света Фролов. – И от кого ты мог это слышать?

– Это не важно, – оборвал его Энтони, – просыпайся скорее. Тут такое творится, мама, не горюй! Только спокойно, без ненужных рефлексов. Короче, Ингу эту, похоже, прикончили…

– Что?! – Петр схватил уролога за майку, в которой тот был, и закричал, не обращая внимания на все предупреждения Сбитнева: – Повтори! Повтори, что ты сказал!

Тот без труда высвободился из рук Петра и зажал ему рот:

– Я же сказал, без рефлексов!

От ладони, зажавшей рот Петру, почему-то пахло гипсом. Словно уролог только что занимался не свойственным ему делом – гипсовой иммобилизацией переломанных конечностей.

Когда доктор немного вышел из шока, они направились в комнату Инги, которую, насколько Петр помнил, она делила с Олесей Пресницкой.

– Я решил ее наказать, понимаешь… За вчерашние слова… Ну, ты помнишь нашу перепалку насчет вегетарианства и прочей ерунды… Как когда-то в лагере, хотел вымазать ее зубной пастой. Прикольно бы получилось.

– Ты ничего лучше не придумал? – строго спросил Петр, останавливаясь возле комнаты Инги. – Все еще детство в заднице играет?

– Ну, извини, хотел отомстить, если хочешь. Это наш с ней блудняк, ты в него не лезь… Кстати! – уролог взглянул на дверь, которую Петр собирался открыть. – Инги там нет, ее труп лежит в другой комнате.

Петра передернуло от услышанного, он застыл на мгновение, не зная, что ему дальше делать.

– И где же… эта комната? Ведь Инга здесь поселилась вместе с Олесей Пресницкой, так? Говори, не тяни!

– Я тоже так сначала подумал, но, когда подходил, наткнулся на Пресницкую, она и сказала мне, что Инга в этой комнате не ночевала. Я потом заглянул для полного спокойствия, уточнил. Пойдем, мне Пресницкая показала, где…

– Так, может, ты ее и того? – предположил Петр, направляясь за урологом. – Вы вчера шикарно лаялись за столом, многие это слышали. Мне было бы обидно, окажись я на твоем месте.

Уролог остановился, Петр чуть не налетел на него.

– Это что, шутка такая? Я смеяться должен?

– Не должен, – уточнил Петр. – Задуматься ты должен. Ладно, давай, показывай, где ты ее обнаружил.

Уролог усмехнулся одной половиной лица:

– Хе, я уже начинаю жалеть, что тебя разбудил. Надо было идти досматривать сон. Пусть бы другой кто-нибудь потом на нее наткнулся.

– Кстати, почему тебе не спалось? Вся турбаза дрыхнет так, словно наглоталась барбитуратов, а ты перед рассветом бродишь, пастой мажешь коллег… Ты – сомнамбула?

– Да сосед мой всю ночь шастал. Он странный, ты сам знаешь, – поморщился Энтони, вспоминая Цитрусова. – Все дела какие-то у него. То придет, то уйдет. А я сплю чутко… Вот и решил, что зря такое утро терять. Дай-ка подшучу, пока у всех крепкий сон.

Они медленно, стараясь не шуметь, поднялись на второй этаж. Сбитнев впереди двигался практически бесшумно, несмотря на внушительный вес.

Когда вошли в комнату Инги, рассвет в окне уже неплохо прорисовывал детали, от которых становилось не по себе. Одна из коек была застелена, на другой лежало накрытое простыней женское тело.

«Почему ты подумал, что тело женское, дружище? – поймал себя на мысли Петр. – Ведь простыня скрывает все… Или почти все!»

Он словно окаменел – не мог пошевелиться. Так стоял минуту, вторую… Пока Сбитнев не понял, что надо взять инициативу на себя. Уверенно обошел коллегу, одним движением сорвал простыню.

Увидев то, что было под простыней, Петр вскрикнул и зажмурился. Ему показалось, что зажмуриться недостаточно – изображение проникает сквозь веки, заставляя созерцать эту жуть в свете утренних лучей. Он закрылся руками, отвернулся, но и это не спасло: увиденное стояло перед глазами, словно успело отпечататься на сетчатке.

Пришлось повернуться и посмотреть еще раз.

Энтони не обманул: это была Инга. Серые глаза смотрели в потолок, гримаса обезображивала синюшное лицо, толстые губы были приоткрыты, между ними виднелся язык. Как будто женщина перед смертью решила подразнить убийцу.

Желудок Петра сократился, рвотная волна пошла вверх, доктор согнулся в три погибели… Сбитнев понимающе смотрел на его конвульсии, молча перетаптываясь с ноги на ногу.

Первое, что бросалось в глаза – зловещая, абсурдная пионерская атрибутика. Красный галстук на шее и пионерские значки, безжалостно приколотые к соскам. Яркий галстук и выбежавшая кровь на ареолах сосков вносили оттенок какой-то зловещей клоунады, как в американских фильмах ужасов, где маньяки наряжались клоунами.

Левая рука держала раскрытый сборник Буйкевича, словно Инга читала его перед смертью. Согнутая в локте правая рука лежала на груди, в пальцах виднелось что-то непонятное.

– Смотри, она словно прикрывает грудь, – высказал предположение Антон, на что Петр отрицательно покачал головой:

– А по-моему, не прикрывает. Думаю, убийца хотел, чтобы она отдавала нам пионерский салют. Представляешь картину: читает книгу и отдает салют… Просто окоченение в мышцах только-только начало развиваться, и рука опустилась под собственной тяжестью, этого убийца учесть не мог… Или…

Петр взял ладонь покойницы, разогнул пальцы, нашел несколько волос, поднял, посмотрел на свет.

В этот момент дверь комнаты резко заскрипела и захлопнулась. Оба непроизвольно вскрикнули, отпрянув от трупа.

– Кто это?! – Сбитнев рванулся к двери, выглянул наружу, прислушался. Потом вернулся в комнату. – Никого… Но это не сквозняк, точно! Это человек!

– Возможно, кто-то хочет нас отсюда выкурить, – продолжая невозмутимо рассматривать волосы Инги на просвет, произнес Петр. – У меня такое впечатление, что здесь… незаконченная картина. Мы нагрянули слишком рано. Кто-то хотел, чтобы мертвая Инга отдавала салют, но у него не получилось, он зачем-то вышел, а тут мы… Вмешиваемся.

– Салют? – Сбитнев сморщился так, что его лысая голова стала походить на гнилую очищенную картофелину. – Дурость какая! Зачем это нужно? Кому? Что за идиотизм!

– Это не идиотизм, а послание, чтобы мы голову поломали, – буркнул Петр, перебирая волосы Инги в своих пальцах. – Он привязал ее кисть к волосам, чтобы рука застыла в салюте, видишь, за большой палец.

– Почему тогда волосы развязались?

– Или… ему кто-то помешал, – закончил свою мысль Петр. – Возможно, ты с зубной пастой. Или он захотел куда-то сходить, что-то принести. Это я и хотел сказать. Такая вот зловещая инсценировка.

– Обрати внимание, – рука Сбитнева потянулась к книжке Буйкевича, но Петр схватился за нее, словно тот мог порвать натянутую нить мины-растяжки, и тогда здание турбазы взлетело бы на воздух.

– Не трогай ничего. На что обратить внимание?

– Ему, значит, можно трогать, – обиженно промямлил уролог, – а мне нельзя. Книжка-то вверх ногами!

Петр присмотрелся к тексту, потом поднял глаза на Сбитнева:

– Точно! Чем не Агата Кристи? Что этим хотел сказать убийца?

– У меня сейчас голова треснет от напряга! Спроси что попроще.

В этот миг в коридоре отчетливо заскрипели половицы. Кто-то тяжело двигался к лестнице на первый этаж. Уролог снова рванулся к двери, но в этот момент кто-то снаружи вставил ключ в замочную скважину и со щелчком повернул.

Сбитнев наткнулся на запертую дверь. Дернув ее пару раз на себя, он хотел от души заехать кулаком, но потом передумал: будить турбазу в этот ранний час в его планы не входило.

Петр взглянул на закрытое окно:

– Все, не могу больше, давай найдем ключ, откроем дверь и на крыльце покурим. Потом надо будет разбудить Макса, он все же патологоанатом, пусть поточнее определит время и причину смерти.

Антон указал пальцем на толстые губы и язык покойницы:

– Причина, думаю, ясна… Анафилактический шок. Только при нем язык не помещается во рту.

– Возможно, ты прав… Пошли.

– Только глаза трупу закрыть надо и накрыть простыней, – спохватился Сбитнев, чем вызвал у Петра приступ немотивированной злости: Инга – не труп, она – их коллега! Разве можно про нее так?

В следующий момент им снова пришлось вздрогнуть: звякнув, под дверь влетел ключ. Кто-то предложил им открыть дверь изнутри, собираясь при этом скрыться.

Оказавшись в коридоре, Сбитнев принялся проверять все двери: ни одну не удалось открыть. Убийца явно предлагал им поиграть.

На крыльце было свежо, на стоянке местами угадывался легкий туман, на траве тут и там серебрилась роса.

Человек на четвереньках

Петр подумал, что жизнь идет своим чередом, утро начинается обычным порядком. Несмотря на чудовищное зрелище, которое они только что наблюдали. После нескольких глубоких затяжек он начал потихоньку приходить в себя и поделился соображениями:

– Черт с ним, с ключом, подкинутым под дверь. Давай не будем на этом зацикливаться. Если это анафилаксия, в чем я пока не уверен… Макс скажет более аргументированно… То как можно было ее убить? Вколоть что-то? Я посмотрел: вены в локтевых ямках не тронуты, подключичные – тоже вроде в порядке.

– Да, я обратил внимание, – кивнул Антон. – И все же интересно, кто с нами так нехорошо шутит? Я про ключ. Как с детьми, ей-богу!

– Я сказал: не отвлекайся. Может, ей дали что-то внутрь? Выпить или съесть. Или понюхать. Не помню, чтобы она жаловалась на аллергию.

– Она могла и не знать про нее. Кстати, тебе не показалось, что в комнате чем-то пахнет? Легкий такой ароматец – то ли цветочный, то ли еще какой. По-моему, все же цветочный. Но я в цветах – не спец, затрудняюсь определить.

Петр выпустил струю дыма, помахал рукой, как бы разгоняя ее.

– Нет, ничего такого я не унюхал… Насчет того, что она не знала про свою аллергию, – не верю. Она не знала, а убийца знал? При беглом осмотре тела нет ни гематом, ни странгуляций. Галстук пионерский… обратил внимание, как повязан? Профессионально! Это либо человек, который помнит ту эпоху, тогда процесс доводится до автоматизма, либо специально учился этому уже в наши дни, что проблематично. То есть готовился к убийству! Значит, это поступок не спонтанный!

– У тебя с ней, насколько я в курсе, что-то было, – заметил Сбитнев как бы между прочим, пряча глаза. – Бабы тут нашептали.

– Это ты к чему? – Петр попытался взглянуть в глаза коллеге, но не получилось.

– К тому, что, может, твоя Элла ее… того… из ревности?

– Это что, шутка такая? – скопировал он Антона, чем вызвал у того кривую усмешку. – Я смеяться должен?

– А что? Вчера ты явно Ревенчук симпатизировал, это было заметно. Жена твоя смотрела, смотрела… Ей это понравиться никак не могло, сам понимаешь. Ну и вытекающие отсюда… Дальше сам думай.

Петр сверлил Антона взглядом, понимая, что врезать ему сейчас не сможет. Во-первых, потому что они в разных весовых категориях – уролог был килограммов на тридцать тяжелее. Во-вторых, и это главное, такая версия имела шанс на существование.

– Давай сделаем вид, – заговорщицки предложил он, – что я этого не слышал. Забудь, и никому… Ни при каких обстоятельствах.

– Напрасно, – перебил его уролог, стряхивая пепел в урну. – Вполне ничего себе версия, приемлемая.

– Как и та, в которой главный подозреваемый – ты. Чем одна отличается от другой? Лично я разницы не вижу. Разве вы вчера с Ингой не спорили? Разве тебя она не унижала? Разве это не мотив?

– Что ты заладил – разве, разве… – обиженно прогундосил уролог. – С нами кто-то решил поиграть в кошки-мышки, а ты – разве, разве…

– Ладно, все, сосредоточились, – Петр затушил окурок о край урны, стараясь не показывать Сбитневу дрожь в руках. – Надо хладнокровней, хотя как тут? Ты иди буди Лунегова, осторожно, больше никому не сболтни. Пусть все спят пока. А я вернусь в комнату Инги и обыщу все углы. Кстати, я не видел нигде ее навороченного смартфона.

– Точно! Она вчера весь вечер по нему с кем-то трепалась.

– Он исчез. Кстати, это происходит достаточно часто. Сотовый – улика, от которой избавляются в первую очередь. Особенно – от такого, какой был у Инги. Скорее всего, его забрал тот, кто убил.

– Мы вроде все осмотрели, – пожал плечами Антон.

– Пока нам попалось на глаза исключительно то, что и должно было попасться. То, что нам подсунул убийца. Он хотел, чтобы мы это увидели. А есть еще то, чего бы он не хотел, но оставил на месте преступления. Случайно, сечешь? Не думаю, что мы имеем дело с профессионалом экстра-класса. Он орудовал ночью. Скорее всего, в полной темноте. А сейчас утро!

– Ему наверняка подсвечивала луна.

– Ну и что? Луна – не солнце! – заметил Петр, направляясь к дверям. – У нас шансов больше заметить то, что он ночью не увидел.

Двигаясь по освещенному коридору, Петр отметил, что остатки ночного дурмана испарились. Голова стала более-менее ясной, правда, сердце колотилось по-прежнему. Но это, скорее, не от дурмана, а от того, что ему предстояло увидеть.

Возле самой двери он остановился и прислушался. Ему вдруг вспомнились ночные дежурства в стационаре в далекие студенческие годы, когда он бредил будущей профессией. Вместо того, чтобы лечь поспать несколько часов перед рассветом, он любил пройтись по коридору хирургического стационара. Из приоткрытых дверей доносились храп, покашливание, скрип коек. Кто-то из больных брел до туалета, кому-то просто не спалось.

Чтобы сбросить наваждение, он похлопал себя по щекам.

Хватит воспоминаний! Сейчас принципиально иная ситуация! Студенчество кончилось давным-давно! За дверью – труп его коллеги, кем-то безжалостно убитой!

Труп! Коллеги!

Хотя – нет, какая коллега? Инга никогда для него не была просто коллегой. С момента их знакомства, когда он пришел к ней на прием с сильным насморком… С первых минут он видел в ней прежде всего женщину. Женщину!

Она для него – не просто коллега. Не просто!

Теперь над ней надругались. Посмертно! Какая-то сволочь проколола ей соски, прицепив к ним пионерские значки! Как у него руки не отсохли, у этого выродка!

Петру вдруг стало не по себе от того, что не он обнаружил труп. Антон решил измазать ее зубной пастой! Пришел, чтобы посмеяться, и обнаружил, что она убита! Сюрреализм двадцать первого века!

Петр должен был почувствовать, что с Ингой – беда, что она нуждается в помощи. Он должен был примчаться первым! Должен, но не примчался!

Может, поэтому он отправил Сбитнева будить Макса, чтобы тот не мешал своими дурацкими догадками?

С другой стороны, не разбуди его уролог так рано, он бы не имел этого запаса времени! Скажем, проснулся бы в девять или в десять от криков и истерик. И что? Даже представить страшно, что начнется на турбазе часа через два, к примеру.

Может, стоит поблагодарить Антона за побудку?

Черт возьми, он должен найти убийцу! Во что бы то ни стало!

Петр уверенно толкнул дверь. В комнате, на первый взгляд, ничего не изменилось. Зайдя внутрь, Фролов первым делом принюхался. У Энтони обоняние лучше, раз он учуял запах, на который Петр не обратил внимания. Доктор принялся осматривать углы, вторую кровать, подоконник… Ничего. Когда смотришь сериалы по телеку, там на месте преступления всегда что-то остается: волос, плевок, частица воска. А здесь…

Петр встал на четвереньки и принялся ползать по освещенной комнате. Кто-то же помешал убийце изобразить пионерский салют, крепко привязать пальцы к волосам! Почему бы этому кому-то не помешать убийце замести следы? Они должны остаться!

Убить, уложить, раздеть, повязать галстук, приколоть значки, вложить в руку книжку (вверх ногами!) – это требует недюжинного хладнокровия и уверенности в себе.

Непонятно, зачем Инга перебралась в эту комнату. Он помнил, что первоначально она остановилась вместе с Олесей Пресницкой. Это совсем недалеко от их с Эллой комнаты.

Ему вдруг вспомнился ночной разговор в туалете. Инга спросила незнакомку, на месте ли ключ. Скорее всего, речь шла именно об этой комнате. Ревенчук понадобились отдельные апартаменты, работница турбазы их предоставила. Петр не знал ни имени этой работницы, ни как она выглядит.

Интересно, останься Инга вместе с Олесей, она бы уцелела? Ее это уберегло бы? Вряд ли. Если задумали убить конкретно Ингу, все равно бы убили. Ничего бы не спасло.

Петр всматривался в пространство под кроватями, шарил руками, прощупывал, но ничего не попадалось. Складывалось впечатление, что убийца или сам пропылесосил после того, как убил Ингу, или вызвал уборщицу, которую потом… тоже благополучно ликвидировал.

Сыщик усмехнулся: какая глупость лезет в голову в самый неподходящий момент!

Увы, у него не было ультрафиолетового фонарика, чтобы различить на ковровой дорожке или на паркете следы крови, слюны, спермы и других биологических жидкостей. Полагаться приходилось только на свое зрение.

Он застыл на четвереньках посреди комнаты.

Днем здесь будут работать криминалисты, начнут выстукивать, вынюхивать, снимать отпечатки. А он ползает без перчаток, оставляя следы. Так ведь и в разряд подозреваемых недолго попасть!

Напоследок он решил заглянуть в шкаф для одежды. Открыв его, Петр обомлел: на плечиках аккуратно висел костюм гибэдэдэшника, который дополняли полосатый жезл и фуражка с кокардой.

Очки на мертвом лице

Обследовав многочисленные карманы и ничего там не найдя, Петр подошел к лежащей Инге, сдернул простыню и резко прикрыл рот ладонью – чтобы не закричать. Сердце кувыркнулось несколько раз и после неприятной паузы начало работать в прежнем ритме. Он знал за собой эту особенность: при резком стрессе ритм прерывался экстрасистолами[4].

Глаза трупа были открыты! Хотя он точно помнил, что Сбитнев закрывал их. Но самое страшное было не это: Инга была в очках! Кто-то за то время, что они с урологом отсутствовали, раскрыл ей глаза и надел на нее очки. Увеличенные линзами зрачки наводили такой ужас, что Петр почувствовал, как ему не хватает воздуха.

Чтобы не свалиться в обморок, он направился к выходу и выглянул в коридор. Турбаза по-прежнему спала. Сбитнев с Лунеговым все никак не появлялись, что могло их задержать – Петр не представлял.

Сколько надо времени, чтобы разбудить патологоанатома и привести его в комнату Инги? Пять минут? Десять? Вечность?

Однозначно – что-то и там случилось.

Петр чувствовал, как внутри него поднимается тихая паника: в комнате с трупом Инги – куча его отпечатков! Первое, что сделают следаки, – снимут «пальчики» у всех обитателей турбазы, сличат и – адью, Фролов!

Что делать: если идти, то куда? Если оставаться – невыносимо!

Перед глазами маячило очкастое лицо Инги. Ему вдруг пришла мысль, что он уже видел у кого-то такие очки. Причем здесь, на турбазе. Только у кого?

Перебирая в голове варианты, он спустился на первый этаж. Еще шагая по ступенькам, услышал странный звук. Гулкие редкие удары, словно кто-то колотил локтем или коленом по стене, разносились по коридору. Может, кто-то звал на помощь?

Петр приготовился увидеть нечто, леденящее кровь, сделал глубокий вдох и вышел в коридор. Сидящего на корточках возле стены уролога он узнал с трудом. Здоровый детина бился затылком о стену, его трясло, глаза были закрыты. Он был явно не в себе.

– Антоша, что случилось? – Петр присел рядом и разобрал явный скрип зубов. В следующую секунду он с размаха влепил урологу звонкую пощечину. – Приди же в себя!

Лицо того прояснилось, в глазах появился оттенок здравомыслия.

– Т-т-там… Ц-ц-цитрусов… – кое-как смог отстучать он зубами, показывая на дверь своей комнаты. В следующий миг Антон зажмурился, по его мясистым щекам потекли слезы.

До Петра дошел смысл услышанного. Он поднялся и кинулся туда, куда указывал Антон. Влетев в комнату, Фролов едва не запнулся о лежащего Валери. В нос сначала ударил запах рвотных масс, и только потом Петр разглядел, что лицо его коллеги по «Скорой», словно салатом оливье, было залеплено содержимым желудка.

Перешагнув через труп, Петр хладнокровно проследовал к окну, раскрыл его и только после этого опустился на колени и принялся осматривать мертвого Цитрусова.

Кое-как очистив голову Валери от рвотных масс, Петр пришел в недоумение. На лице покойного застыла улыбка, голубые остекленевшие глаза смотрели вдаль.

От увиденного рука Петра судорожно дернулась, голова трупа упала в рвотные массы с характерным стуком.

Ниже ключицы четко просматривался след инъекции. Способ убийства сомнения не вызывал: парню вкололи яд, причем быстродействующий.

Сыщику показалась странной поза трупа: почему-то убийца решил сделать смертельный укол не на кровати, а на полу. О чем это свидетельствует? Цитрусов вчера не выглядел настолько пьяным, чтобы валяться под дверью собственной комнаты. Впрочем, этот вопрос мог прояснить только его сосед – Антон Сбитнев.

Петр собрался идти к урологу, который так и не осмелился заглянуть за все это время в свою комнату, как вдруг почувствовал под коленом крохотную горошину. Намного меньше обычной – но почувствовал, как ни странно. Крохотное острие вонзилось ему в самую коленную чашечку, на которой он, собственно, стоял, склоняясь над трупом.

Петр подошел к окну, вертя в пальцах крохотный винтик. Такие обычно скрепляют оправу очков.

В памяти тотчас всплыли очки на трупе Инги. Следовало срочно проверить, не из них ли выпал этот винтик!

Едва не выронив находку из дрожащих пальцев, Петр положил винтик в карман и уже собрался покинуть комнату, но потом вспомнил, что обыск не закончен. На Цитрусе были трико и футболка, босые ступни лежали крест-накрест, словно перед смертью их обладатель почесывал одной ногой другую. В кармане трико ничего не было.

На тумбочке лежал сотовый Цитруса. Совершив над ним несложные манипуляции, Петр понял, что симки в телефоне нет. Скорее всего, убийца унес ее с собой.

Сбитнев курил на улице и выглядел при этом далеко не лучшим образом.

– Когда я покинул комнату, – горячо говорил он, то и дело затягиваясь, – чтобы идти мазать Ингу, Валерки не было. Ручаюсь! Его принесли туда за то время, пока мы были в комнате Инги. Уверен, это тот, кого мы слышали. Ну, тот, кто нас запер.

– Может, он лежал на койке, – предположил Петр, закуривая, – а ты просто не заметил? Такой вариант не допускаешь?

– Нет, не допускаю, – уверенно возразил Энтони. – Он всю ночь где-то шлялся. Бессонница у него, видите ли!

– Я так понимаю, до комнаты Лунегова ты просто не дошел?

– Нет, конечно, – признал уролог. – Я начисто забыл, куда шел, когда увидел такое. Два трупа в одно утро – это уж слишком! Это запредел!

– Выходит, его убили совсем недавно. Убийца заметает следы под утро. Интересно, что мог такое поведать нам Валерка, если его прикончили таким рискованным способом.

– Ты нашел что-то интересное?

Глаза уролога пытливо уставились на Фролова.

– Ты имеешь в виду, здесь, возле трупа Валери?

– Ну да, – развел руками Энтони. – А наверху, у Инги, что-нибудь обнаружить удалось?

– Инге кто-то снова раскрыл глаза и, более того, – надел на нее очки.

– Иди ты! – отшатнулся от него уролог. Чувствовалось, что сказанное его здорово напугало. – Ни хрена себе! Выходит, пока мы курили на крыльце, кто-то зашел к Инге и надел на нее очки? Зачем? Не может быть!

– Верь – не верь, а будить Лунегова надо. И делать это придется тебе, так как возле трупа Цитруса я нашел вот такой винтик. – Петр осторожно достал из кармана трико и показал находку коллеге. – Подозреваю, что он из тех самых очков, которые сейчас на Инге. Это надо срочно проверить. Давай, Антоша, не медли… Скоро все проснутся, представь, какая суета начнется. Что мы тогда с тобой успеем?

– Что изменится от того, подойдет винтик к очкам или нет? – затравленно возразил уролог, которому не доставляло никакого удовольствия подчиняться. – Для следствия это – пустая трата времени.

– Сначала я проверю, потом буду думать, что это даст следствию.

– Слушай, раз уж ты у нас – главный следователь, то должен знать, – уролог присел на корточки, совсем как в коридоре, когда переживал по поводу смерти Валери. – Не знаю, может, это не важно… Но я скажу.

– Конечно, говори, только в темпе, – раздраженно заметил Петр. – И не стоит делать таких пространных преамбул, у нас – два трупа.

– Примерно месяц назад мне позвонила Инга и попросила перебросить ей на флешку запись прошлогоднего такого же праздника. Я стал спрашивать, зачем ей это надо, она сказала, что это ее дело. Перебросил без разговоров, она заехала, забрала, чистую новую флешку оставила.

– У тебя сейчас с собой эта запись?

– Да, на ноуте, могу показать. Но это еще не все! Вчера она попросила, чтобы я привез на турбазу форму гибэдэдэшника… Знаешь, такую, светоотражающую? И опять не сказала – зачем.

– Эта форма висит у нее в шкафу. Я тоже не знаю, зачем она ей понадобилась. Где ты ее достал?

– У меня брат в ГИБДД служит, помог.

В этот момент сотовый Энтони издал уже знакомый Петру сигнал, уролог вскочил, достал его из кармана, отвернулся.

– Что у тебя за пипикалки постоянные? – поинтересовался Петр как можно легкомысленней, хотя внутри все кипело от того, что постоянно приходилось отвлекаться на всякую ерунду. – Ты что, с космосом связь поддерживаешь?

– Не бери в голову, – буркнул Энтони, пряча телефон обратно в карман. – Это мои заморочки. Если хочешь, мой заработок.

– Интересный у тебя заработок. Чуть позже я обязательно посмотрю эту запись. Пока нет времени.

С этими словами Петр затушил окурок и направился вверх по ступенькам крыльца, отметив краем глаза, что уролог, постояв немного, последовал его примеру.

Выходя в коридор, Петр услышал скрип дверей. Определить, какая именно дверь скрипела, было невозможно: когда он проходил мимо, все они оказались закрыты.

Но кто-то не спал! Кто-то подслушивал их с Энтони разговор на крыльце и знает теперь о том, что Петр что-то нашел возле трупа своего мертвого коллеги. Скорее всего, это и есть убийца!

Около двери, за которой находился труп Инги, он остановился и внимательно посмотрел назад. Не увидев ничего подозрительного, вошел в комнату.

При беглом осмотре с порога Фролов не заметил никаких изменений. Выходя отсюда полчаса назад, он не накрыл труп Инги простыней, не снял очки и не закрыл ей глаза. Не осмелился, хладнокровия не хватило. Был чересчур ошарашен увиденным.

Сейчас более-менее успокоился. Невозмутимо подошел к кровати, снял с Инги очки и принялся их рассматривать. Одного носоупора не было! Не было, соответственно, и винтика, который его крепил!

Он долго мучился, пытаясь проверить, подходит ли найденный в комнате Цитруса винтик к оправе, ведь соответствующей отвертки у него не было. После значительных усилий результат был получен: винтик подошел к гнезду носоупора, как ключ к своему замку!

Он присмотрелся к глазам Инги. На коже вокруг них, как просяные зерна по земле, были разбросаны реснички. Такого безобразия ни одна женщина не потерпела бы! Сразу бы убрала, нашла бы способ…

Ресницы не могли выпасть самостоятельно в таком количестве. Они не могли выпасть и когда убийца надевал на жертву очки.

Выходит, их специально выдернули после смерти Инги?

Впечатление было такое, словно кто-то, вооружившись микропинцетом, упражнялся в этом черном искусстве. Сначала на левом глазу, потом – на правом. Или наоборот.

Петр присел на стул возле окна, чувствуя, как его мозги начинают закипать. Факты обрушивались на него подобно камнепаду в горах, и он не успевал отскакивать. «Винтики» с «ресничками» кружили вокруг, подобно осам. Еще немного – и он начал бы реально отмахиваться от них.

Предположим, убийца потерял винтик, когда делал ядовитую инъекцию Цитрусову. Вряд ли он сразу обнаружил пропажу, это случилось позже. Скажем, в коридоре, когда он возвращался в свою комнату. Возвращаться на место преступления не стал – крайне рискованно. Он не нашел ничего другого, как надеть очки без носоупора на труп Инги.

А что, если винтики все одинакового диаметра и резьбы подходят к большинству оправ? Что, если он оказался на ковровой дорожке Цитруса задолго до появления их компании на турбазе? Надо выяснить, когда в последний раз проводилась уборка, конкретно – в комнате Валери. Хотя это не дает никакой гарантии, что винтик оставил именно убийца. Пылесос мог и пропустить такую мелкую деталь.

Так и не придя ни к какому выводу, он снова подошел к покойнице. Осторожно высвободил из ее пальцев сборник стихов Буйкевича, который лежал вверх ногами. Книжка оказалась раскрытой на стихотворении, название которого смутило сыщика – «День медицинского работника»:

Нагрянула жара, и с непривычки

Зажим с пинцетом валятся из рук.

Июнь – король в республике больничной,

Как на картошке – колорадский жук!

Прогнозами синоптиков обманут,

Не «въедет» он в проблему сгоряча:

С чего бы вдруг который день не вянут

Фиалки на столе у ЛОР-врача?

Петр подумал, что ему померещилось: Инга была ЛОР-врачом. И собрались они все здесь именно по поводу профессионального медицинского праздника. Можно ли назвать все это случайностью? Вряд ли!

Что из этого следует? Возможно, в тексте скрыта какая-то подсказка. Но какая? И зачем убийце что-то подсказывать?

Он вдруг вспомнил слова Сбитнева о том, что тот в комнате уловил едва ощутимый цветочный аромат. Уж не фиалок ли?

Убийственный аромат фиалок

В этот момент Петр различил неясное шарканье в коридоре. Это был явно не Лунегов и не Сбитнев! Мужики так не ходят. Разве что пьяные или обкуренные.

Холодок пробежал по спине. Шарканье медленно приближалось. Недолго думая, Петр залез под вторую кровать и принялся ждать, затаив дыхание. Книжку и очки он прихватил с собой.

Шарканье затихло возле самой двери.

– Инга, ты спишь? – послышалось сквозь щель. Он узнал голос Олеси Пресницкой. В следующую секунду его осенило: это на ней вчера он видел точь-в-точь такие же очки.

Скрипнула дверь, в проеме Петр разглядел сонное лицо Пресницкой. По дальнейшим движениям он понял, что женщина близорука и вряд ли что-то различает в метре от себя.

«Она без очков! – догадался наблюдатель под кроватью. – Поэтому и шаркает, двигаясь фактически на ощупь. Убийца стащил у нее очки! Ведь, судя по информации Сбитнева, Олеся ночевала в комнате одна. Зайти и своровать – что может быть проще?! Стащил, чтобы надеть потом на покойницу. Зачем это ему понадобилось? Или сама гинеколог все это инсценировала, разыграв близорукость? Почему бы и нет? Она знает, что я – в комнате, поскольку наблюдала за мной. Весь этот спектакль – для меня! Но зачем ей надевать свои очки на труп?»

Ответить на свой последний вопрос он не успел – послышался душераздирающий крик. Пресницкая добралась, наконец, до тела подруги, сдернула простыню и увидела! Закричала, кинулась назад, едва не упала по дороге, ударившись о косяк раскрытой двери. Налетела на Сбитнева, который как раз в этот момент входил в комнату.

– Тихо ты, что орешь? – донесся до Петра возглас уролога. – Покойников никогда не видела? Прекрати, не буди турбазу!

Олесю душили рыдания. Антон вынужден был ее обнять и вывести из комнаты, в которую после этого медленно вошел Лунегов. Постояв какое-то время у двери, он прикрыл ее за собой и подошел к кровати.

– Ты все-таки сделал это! – услышал Петр, затаившись под соседней кроватью, как мышь. – Сволочь! Сволочь!

Лунегов принялся ходить по комнате от двери до окна и обратно. Петр боялся выглянуть, но представил, как Макс теребит в это время свои бардовские кудри. Подойдя к подоконнику, патологоанатом несколько раз ударил по нему кулаком. Потом, видимо, решив развеяться, резко выскочил из комнаты.

В наступившей тишине сыщику пришла в голову идея, которую требовалось срочно реализовать. Кому был подарен сборник, который держала в руках покойница?

Он раскрыл форзац книжки и непроизвольно ударился затылком о сетку кровати. Размашистым почерком Буйкевича было выведено: «Милой Элле с пожеланием света и счастья. Пусть легкий аромат фиалок не перестает кружить голову, а после рифм остается легкая горечь во рту. Автор».


Спустя несколько минут он сидел в комнате Пресницкой, на столике перед ним лежал раскрытый блокнот, в котором он время от времени делал пометки.

Постоянно всхлипывающая гинеколог в очках с заплаканным лицом сидела напротив. Комната благоухала корвалолом. Винтик, найденный Петром возле трупа Цитруса, к тому времени был туго завинчен в оправу ее очков с помощью отвертки, которая оказалась в наличии у Энтони.

– Видишь ли, в процессе съемки может случиться все, что угодно, – объяснял ему уролог, мастерски управляясь с очками Пресницкой. – Я должен быть во всеоружии, вот и ношу всегда с собой эту отверточку.

Макс колдовал в это время над трупами, предупредив, что где-то через полчаса сможет дать предварительное заключение о времени и причинах смерти обоих.

Петру не давала покоя фраза, услышанная им в комнате мертвой Инги. Лунегов не мог знать, что Фролов в этот момент прячется под кроватью, и был искренен как никогда. Но чутье подсказывало, что вынимать данный козырь из рукава пока рано, час еще не пробил.

После того, как ему удалось благополучно покинуть свое укрытие, Петр успел побывать в своей комнате и убедиться, что Элла крепко спит. Он решил ее пока не будить, лишь спрятал найденный сборник под подушкой.

Когда Элла проснется, тогда он и выяснит, каким образом подаренная ей книга оказалась в руках жертвы. Ему, конечно, не терпелось все узнать здесь и сейчас, но он не поддался искушению.

Потом следовало сообщить трагическую новость Хозяйке турбазы.

Когда удалось, наконец, до нее достучаться и объяснить, что произошло ночью, Антонина Ильинична продемонстрировала редкое хладнокровие, не дрогнув ни одним мускулом на лице. Доктор ожидал глубокий обморок, уже планировал, в какой последовательности будет оказывать первую помощь. Но женщина невозмутимо отрапортовала, что в этом случае требовала от нее инструкция: немедленно сообщить в полицию и сделать все, чтобы обеспечить безопасность остальных обитателей турбазы. Главное – до прибытия опергруппы в комнатах убитых ни к чему не прикасаться.


– Смутно помню вчерашнее, уснула быстро, – сбивчиво рассказывала Олеся, то и дело прихлебывая седативный чай, который ей заботливо заварила Антонина Ильинична. – Можно сказать, вырубилась. Наверное, позволила себе лишнее. Помню, Инга не очень хотела спать. То приходила, то уходила куда-то.

– Вчера что-то было подмешано в алкоголь или в морс, – поделился догадкой Петр. – Вот все и вырубились раньше обычного.

– Может быть. Но кому это надо?

Фролов пожал плечами:

– Наверное, тому, кто совершил эти убийства. Чтобы лишние люди не путались под ногами. Свидетелей чтобы не было!

– Да-да, конечно, – закивала Олеся. – Я сейчас плохо соображаю, только проснулась, а тут такое…

Петр вспомнил стихотворение, на котором была раскрыта книжка Буйкевича, и осторожно поинтересовался:

– Скажи, у Инги была какая-то аллергия? Может, она что-то не переносила? Мы подозреваем, что причина смерти – анафилактический шок.

– Да-да, что-то такое было, причем очень сильное, – пытаясь вспомнить, Олеся даже забарабанила пальцами по столику. – Кажется, на цветение фиалок… и еще на что-то, сейчас не вспомню.

Петр сделал пометку в блокноте. В голове крутанулись шестеренки, и мысли, до этого мельтешащие вразнобой, выстроились в ряд.

Первое: убийца знал про аллергию Инги, сделал убийственный 100 %-ный раствор и на вдохе брызнул ей в нос. Это все равно что боевое отравляющее вещество дать понюхать. О чем это говорит? О том, что преступление планировалось заранее. Никакой спонтанности. Никаких экспромтов.

Второе: как здорово подошло стихотворение к убийству! Будто писалось специально для этого события. Вопрос: знал ли Буйкевич об аллергии Инги или случайно написал текст, от фонаря?

Если все именно так и обстоит, то каков мотив у Буйкевича убивать Ингу? И, если он все же найдется, зачем оставлять стихотворную подсказку из своего же сборника? Смотрите, дескать, как все складно у меня получилось – и на практике, и в стихах.

Однако Буйкевич пока спит и не знает, какая беда разразилась на турбазе. Может, это и к лучшему. Петр сам стучал в их с Монро комнату, заспанная Анжела выглянула на минутку, шепотом попросила не будить Стаса. В открывшемся проеме Фролов разглядел торс спящего поперек кровати Ковбоя и решил не нарушать утренней идиллии влюбленных.

А что, собственно, мешало самой Олесе совершить эту гнусность?

Петр отвел глаза в сторону, чтобы не выдать посетившую его мысль. Олеся вчера приобрела у Стаса сборник стихов, нашла подходящий по смыслу текст, решила использовать его, так как натура она романтичная. Для большей загадочности оставила на носу жертвы очки.

Правда, в эту версию не вписываются смерть Цитруса и винтик от очков, потерянный в его комнате… И мотива вроде нет. Но как-то уж чересчур спокойно Олеся восприняла известие о том, что ее очки оказались на носу покойницы. Петр возвратил их ей минут пятнадцать назад. Надела без разговоров, словно и не расслышала его слов.

Кто еще, кроме Пресницкой, мог знать об аллергии? Они – подруги, и этим объясняется многое. В частности, тот факт, что Олеся даже вспомнила вчера, как Инга говорила ей про Петра, про их давнишний роман.

– Вчера ты еще упоминала, глядя, как Элла разговаривает с Максом Лунеговым, – решил сменить тему Петр, – что мы с тобой вроде как друзья по несчастью. Что ты имела в виду?

– Не произноси, пожалуйста, при мне эту противную фамилию, – Олеся сморщилась, словно ее рот был набит лимонными дольками. – Это не имеет никакого отношения к убийству. Хотя… все равно ведь узнаешь. Лучше уж от меня. Как раз накануне поездки сюда мы с Максом откровенно поговорили, он объяснил, как мог. Я поняла, что любовь прошла, завяли помидоры.

– У вас что-то было? – как можно тактичней и мягче уточнил Петр, видя, как нелегко дается женщине такое признание.

– Помнишь, в институте у нас была такая песенка: «От сессии до сессии живут студенты весело»?

– «…а сессия всего два раза в год», – закончил Петр припев известного шлягера студенческих времен.

– Вот именно, – закивала Пресницкая, оживившись. – А у нас с Максом получилось – от праздника до праздника. Ты, наверное, заметил, что я прихрамываю… Остаточные явления после перелома голени, укорочение конечности небольшое получилось. Я сломала ногу год назад накануне того праздника, прошлогоднего.

– Я все понимаю, но при чем здесь твой перелом?

– Перелом, кажется, ни при чем. Но ты все равно узнаешь, так лучше от меня. Хоть мне это и нелегко.

Видимо, чтобы набраться смелости, Олеся допила остатки жидкости в стакане, промокнула платком глаза.

– Так вот, у нас такое вспыхнуло с ним год назад, что я поехала на праздник на эту же турбазу с загипсованной ногой! Ты можешь себе такое представить? Все считали и считают до сих пор это полным идиотизмом, но, тем не менее, я не жалею ни о чем.

– У вас, пардон, на турбазе и вспыхнуло? – не удержался Петр, но вскоре понял вопиющую бестактность своего вопроса.

Олеся залилась краской, сняла очки.

– Нет, во время праздника… как бы это сказать… – женщина какое-то время близоруко блуждала взглядом по скудной обстановке комнаты, подбирая нужные выражения, – Макс был еще… несвободен. Он не мог так, в открытую… Необходимо было соблюдать приличия. Понимаешь, что я имею в виду?

У Петра появилось ощущение, как в детстве, когда они зимой во дворе лепили снеговика: чем дальше катишь снежный ком, тем больше на него налипает снега. Так и здесь: по мере погружения в это дело обнаруживались все новые обстоятельства и детали. Их становилось все больше, их все труднее стало удерживать в голове.

– У него был роман с кем-то до тебя?

Ответить Олеся не успела, ей помешали: в коридоре послышались шум, возня. Истошный крик Анжелы мог разбудить кого угодно.

Красные галстуки смерти

Выскочив в коридор, Петр застал настоящую потасовку. Монро колотила Лунегова своими кулачками наотмашь, тот защищался, как мог.

– Я тебе покажу разбуди, – приговаривала она при каждом ударе, – я т-тебе разбуж-жу! Пшел вон отсюда, козел!

Вмешательство Петра охладило пыл Барда. Раскрасневшийся, он погрозил «Монро» пальцем:

– Наш разговор еще не окончен, я это так не оставлю. Ишь, защитница нашлась! Так и передай своему уроду: на том свете выспится!

– Что произошло, вы можете объяснить? – спросил Петр, обращаясь к обоим. – Из-за чего сыр-бор?

– Хочет разобраться со Стасом, а тот спит еще, – сумбурно принялась объяснять Анжела. – Я говорю, пусть поспит, подождут твои разборки. А он мне дескать, это ждать не может. И так долго ждал, сколько можно? Отталкивает меня в сторону, и все тут.

– О чем ты хотел поговорить со Стасом? – жестко поинтересовался Петр, глядя Лунегову в глаза. – Учти, я слышал вчера ваш разговор на этаже.

Он в запальчивости едва не ляпнул про сегодняшнюю фразу, которую Макс обронил над трупом Инги, но вовремя спохватился. Подумал еще: не Стаса ли Буйкевича он имел в виду, называя сволочью.

Макс недоверчиво посмотрел на Петра, словно решая, стоит ли доверять ему тайну, потом взял под руку:

– Пойдем, нам надо поговорить по поводу убитых.

– Каких еще убитых? – встрепенулась Анжела. – Вы о ком?

– Ты же сказала, разборки подождут? – злорадно напомнил ей Макс. – Вот и ждите со Стасом у моря погоды. А у нас с Петром дела.

– Эй, парни, вы так не шутите, – Монро не отставала от них. – Кого убили? Колитесь немедленно!

Петр понимал, что шила в мешке не утаить, рано или поздно вся турбаза узнает о случившемся. Поэтому задержался и, слегка обняв девушку за плечи, ровным голосом выдал, глядя ей в лицо:

– Убили Ингу и Цитрусова, каждого – в своем номере. Кстати, твой Стас – среди подозреваемых. Сама понимаешь, что твое поведение усугубляет его и без того незавидное положение. Как можно спать, когда такое творится?


Ошеломленная, с округлившимися глазами, Гридина несколько секунд переваривала услышанное. Выглядела она в этот момент не лучшим образом – от вчерашней сексапильности мало что осталось.

Петр быстро сообразил, что в состоянии замешательства девушку лучше оставить одну, преследовать их с Максом она вряд ли станет.

Но он ошибся. Каблучки застучали за ним сразу же, едва он направился в сторону номера Макса. «Интересно, – высветилось в мозгу, – время – семь часов утра, а она уже на каблучках. У нее что, нет другой обуви?»

– Ты у нас Эркюль Пуаро? – донеслось сзади. – Ты расследуешь это дело? Будешь говорить с каждым или сразу всех соберешь в кают-компании? Ты же понимаешь, что после двойного убийства спать невозможно, если он крепко спит, значит, невиновен…

Петр вынужден был остановиться:

– Вас со Стасом я точно разведу по разным комнатам и устрою перекрестный допрос с пристрастием. Готовьтесь, учите слова!

После этой фразы Монро отстала. А Петру вспомнилось их вчерашнее случайное уединение, когда он застал ее за питьем воды в их со Стасом комнате. Почему она пошла пить в номер? Не потому ли, что в морс и спиртное было добавлено снотворное и Гридина об этом знала?

О снотворном, кроме нее, знали, как минимум, еще два человека. Они оба убиты! Знала Инга – это следовало из подслушанного Петром разговора в туалете. Причем из подслушанного диалога вытекало, что именно Ревенчук являлась инициатором усыпления обитателей турбазы.

Петр чувствовал, что данный вопрос – один из ключевых, ответив на него, он поймет если не все, то многое из того, что творится сегодня с утра в «Макарьево». Но как подступиться к следствию, с чего начать – вопрос не менее важный. Пока не вытанцовывалась ни одна из версий.

Что касается Цитруса, то он, как утверждает Энтони, всю ночь бродил по каким-то делам, ему якобы не спалось. Выпил бы снотворное – уснул бы как убитый. Значит, не пил!

Петр знал, что Барда поселили в одноместном номере, но что на столике окажется бутылка армянского пятизвездочного коньяка и распечатанная шоколадка, никак не ожидал.

– Вывод, с которым я хотел бы тебя, прежде всего, познакомить, – начал без обиняков Макс, едва первая стопка опалила Петру гортань. – Это то, что нас всех опоили. Кто-то подсыпал снотворное в наше пойло. Мы вырубились, как в лучших романах Агаты Кристи.

– Ты имеешь в виду «Восточный экспресс» и «Смерть на Ниле»? – без труда подхватил идею Петр, разжевывая плитку шоколада. – Добавлю, что подсыпали не только в спиртное, но и в морс. Это уже не секрет. Давай ближе к делу, точнее к телам, которые ты только что осмотрел. Что ты по ним скажешь? Прежде всего – причина и время смерти.

Судя по снисходительной усмешке, скользнувшей по лицу Макса, факт подмешивания снотворного в спиртное и морс представлял для него куда больший интерес, нежели выполнение прямых обязанностей.

«Ничего-ничего, – усмехнувшись в ответ, подумал Петр. – Я бы тоже предпочел сейчас видеть перед собой не эту самодовольную ухмылку, а живого Булата Шалвовича и слушать его песни. Но я слушаю тебя, этакого павлина в дешевых перьях».

– У Ревенчук, скорее всего, анафилактический шок. Смерть наступила с двух до трех ночи, точнее не скажу. Дали что-то понюхать или выпить. Если бы вовремя оказать помощь, можно было спасти, уверен. Никаких следов борьбы, кстати…

– А пионерские значки на сосках?

– Еще раз повторяю: никакой борьбы, – уточнил Лунегов, доставая из полиэтиленового пакета, который Петр не сразу у него заметил, пакетики с окровавленными значками и с красным галстуком.

Взглянув на пионерскую атрибутику, Петр насторожился:

– Может, не стоило до прибытия криминалистов?

– Зачем им оставлять это? Чтобы потом весь город трепался о том, что медики извращаются как могут? Не удивляйся, – все с той же усмешкой на губах произнес патологоанатом. – Но галстук пионерский повязан еще при жизни. Завязывать галстук на трупе неудобно, он бы неизбежно помялся, а этот, как видишь, цел.

– Ты хочешь сказать, что галстук Инга повязала себе сама?

– Или сама, или кто-то ей повязал, – рассуждал Макс, наслаждаясь произведенным эффектом и наполняя стопки коньяком по второму разу. – Может, незадолго до убийства ее приняли в пионеры, такого ты не допускаешь? В любом случае тело находилось в это время в вертикальном положении. Уже потом его уложили.

Внутри Петра закипала нешуточная злость на Лунегова. Тот излагал информацию как бы шутя, словно для него это была не зверски убитая коллега, а очередной случай из практики. А ведь еще совсем недавно у них с Ингой был роман!

– Может, и значки к соскам ей прицепили при жизни? – уточнил он, сцепив зубы. – Все же прием в пионеры, как ты говоришь…

– Нет, думаю, такого удовольствия она при жизни никому бы не доставила. Это – посмертная процедура. Причем – сразу же, как умерла, кровь еще не успела свернуться, вытекла на ареолы. Убийца орудовал в спешке, мог чего-то и забыть на месте преступления.

Петр схватил стопку и опрокинул в рот. Внутри все кипело. Он вспоминал свой роман с Ингой, никогда она не заикалась про пионерию. Ни разу он не замечал за ней тягу к советскому прошлому. Это и немудрено: она не могла ничего помнить. Родившись в середине восьмидесятых, Ревенчук видела пионеров только в кино и по телевизору. В Интернете, наконец.

Лунегов также выпил вторую, закусил шоколадкой и, пройдясь по комнате, уселся напротив Петра.

– Ты случайно очков на ней не заметил?

– Нет, с чего бы? – ответил он быстрее, чем требовалось. От Макса не укрылась поспешность ответа, поскольку он в эту секунду внимательно наблюдал за собеседником.

– С того, что на переносице и висках трупа я обнаружил характерные для ношения очков следы. И сдается мне, очки там были.

«А ты – профессионал, черт тебя подери! – подумал Петр, чувствуя, что краснеет. – Что это за допрос? Из сыщика я превратился в допрашиваемого? Этому не бывать!»

– Ты прав, очки были… Это очки Пресницкой, я их вернул Олесе.

– И она их спокойно надела? После трупа?

– А что ей было еще делать, если линзами она не пользуется, а без очков дальше своей руки ни фига не видит?

– Зачем убийце понадобилось очки Пресницкой надевать на труп Инги? Какая цель? – начал рассуждать вслух Макс, поднявшись из-за стола и направляясь к двери. – Или, может, убийца – Пресницкая? А очки – самая очевидная улика, указывающая на нее!

– Или, наоборот, доказательство того, что она как раз ни при чем, – Петр вставил свое звено в цепь умозаключений патологоанатома. – Найдя очки Олеси на носу Инги, никто не подумает на Пресницкую. Все подумают: зачем свидетельствовать против себя?

– Тоже верно, – кивнул Лунегов, усаживаясь на кровать.

«Про книжку, зажатую в левой руке Инги, ты не спросил, значит, все же не догадался, – мысленно усмехнулся Петр, глядя на ухмыляющуюся мину Барда. – Стало быть, профессионал ты только наполовину. И про книжку, и про винтик от очков, найденный возле мертвого Цитруса, тебе знать ни к чему. Ты не судмедэксперт, выехавший на очередное дело, ты член коллектива. А может, и участник преступления. И, вообще, я обязан подозревать всех. В том числе и себя».

– Теперь по трупу Цитрусова, – словно спохватившись, Макс полез во внутренний карман куртки. – Но сначала о том, что я нашел у него в шкафу. А нашел я там красный пионерский галстук, прикинь!

Пакет с галстуком шлепнулся перед Петром на стол. От этого шлепка в голове доктора сдвинулись одни пласты, и на их место встали другие. Мысли потекли совсем в ином направлении. Например, подумалось, догадывались ли доблестные ленинцы, рапортующие партии в далеких шестидесятых или семидесятых о том, что всегда, везде и ко всему готовы, что спустя всего полвека пионерскими значками будут прокалывать соски мертвых женщин?

Ноутбук – не иголка

Когда Петру кое-как удалось выплыть из омута жуткого сюрреализма, он разглядел перед собой на столе очередную стопку коньяка и тотчас отодвинул ее:

– Нет, вначале – что там по Цитрусу, вернее, по его трупу?

– Понятно, что вкололи бедняге, скорее всего, сердечный гликозид в подключичку. Самое интересное, что там есть разница во времени… Если Ревенчук умерла около двух-трех ночи, то Цитруса грохнули фактически утром. Совсем недавно, короче. Но не это настораживает!

– А что? – поинтересовался Петр, предчувствуя, что услышит в очередной раз нечто шокирующее.

– То, что парень совсем не сопротивлялся. Он как будто подставился для инъекции. Спе-ци-аль-но! Подчеркиваю. Либо был хорошо под наркотой, либо… сам хотел своей смерти, просто жаждал. Никаких следов борьбы, никаких кровоподтеков.

Лунегов взял бутылку и начал, как ни в чем не бывало, рассматривать этикетку, начисто забыв об оборванной фразе. Пауза затягивалась, Петр не выдержал и опрокинул третью стопку. Не будь патологоанатом так похож на его любимого барда, он бы давно выхватил из его рук бутылку и хрястнул ею ему по лысине.

Ради справедливости следовало отметить, что не Лунегов, а он, «Эркюль Пуаро», должен был обнаружить галстук в шкафу Цитрусова. В мозгу завибрировало: «Макс сделал за тебя твою работу, сыщик! Ты был ошарашен найденным на полу винтиком и, потеряв голову, забыл о своих прямых обязанностях! Так что не особо выкобенивайся!»

– Не томи, колись давай, – рявкнул доктор почти по-звериному.

– Труп переворачивали. Возможно, принесли откуда-то. В позе, в которой он лежал, вколоться в подключичку практически невозможно.

– Точно, Энтони говорит, что, когда он проснулся, чтобы идти мазать Ингу, парня в комнате еще не было.

– Мазать Ингу? – Макс стянул с запястья часы и минуту-другую рассматривал их, словно впервые увидел. – Чем, простите, он собирался ее мазать?

– Представь себе, зубной пастой, – пояснил Петр, раздражаясь от того, что приходится тратить время на разжевывание прописных истин. – Как в пионерских лагерях нашего детства.

– Видимо, у нас разное было детство, – пожал плечами Бард. – Еще одна деталь. У мальчика незадолго до смерти был секс.

Петр готов был услышать все, что угодно, но только не это. Чуть не крикнув: «Этого не может быть! Он – голубой!», Фролов схватил Лунегова за лацканы куртки и притянул к себе, едва не расплескав остатки коньяка из бутылки.

– Ты ничего не путаешь, патологоанатом?

Барду кое-как удалось вырваться из его рук. Он подскочил к двери, раскрыл ее и указал Петру на выход:

– Ты забыл, где находишься? Пошел вон!

У самого выхода Петр задержался.

– Только после того, как скажешь, почему подозреваешь именно Буйкевича в смерти Инги. Я слышал твою фразу, произнесенную над ее трупом. Отпираться бессмысленно.

– Ты не мог ничего слышать, – криво усмехнулся Бард, не глядя Петру в глаза. – Тебя не было в комнате.

– Я услышал буквально следующее: «Ты все-таки сделал это. Сволочь!» Последнее, кажется, ты повторил дважды. Что это значит? Ты же знаешь, я не отстану.

– Ответишь, где ты прятался в тот момент, и объяснишь, с какой целью, – поставил неожиданный ультиматум Бард. – Тогда я, может, и подумаю над твоим предложением. А сейчас, судя по твоей реакции на новость про секс Цитруса, я начинаю думать… Уж не с тобой ли?

Петр ударил без замаха, справа, чуть качнувшись корпусом влево, но Макс был готов к такой реакции и уклонился. Кулак скользнул по косяку двери, боль отдалась в предплечье. Лунегов рубанул его сзади по шее, и Петр растянулся поперек коридора, ощутив ноздрями тошнотворный запах дешевой хлорки. Выпихнув его ноги из проема двери, Лунегов закрыл комнату.

Как поднимался, как потом какое-то время вспоминал, где видел большое зеркало, – все отпечаталось в памяти как таблица умножения. Добравшись до зеркала перед входом в кают-компанию, Петр долго рассматривал свою помятую взлохмаченную физиономию.

Выпитый коньяк проявлялся блеском глаз, удар по косяку – покрасневшими костяшками пальцев на правой руке, а контакт с паркетом – царапинами на скуле и помятыми джинсами с рубашкой.

«Ничего, шрамы только украшают мужчину», – сказал он себе мысленно.

В этот момент послышались тяжелые шаги по коридору. Кто-то бежал из конца в конец. Фролов кое-как успел отряхнуться, когда перед ним вырос Энтони. Грузно дыша, он раскрыл было рот, но Петр мгновенно прикрыл его ладонью:

– Ни о чем не спрашивай, лучше пойдем, покурим. – Петр с трудом подбирал слова после потасовки, чтобы сдержать негодование, которое выплескивалось через край. – А то Макс… угостил коньяком, а сигарету не предложил. Там, на крылечке, и поговорим.

– О чем повздорили-то? – спросил Сбитнев после первой затяжки.

– По-разному на прошлое смотрим. В частности, на пионерские атрибуты. Красные галстуки, значки…

– Бывает. А у меня ноут сперли и флешку, на которой видео прошлогоднего праздника, – сообщил, мрачнея на глазах, уролог. – Прямо из номера. Правда, не знаю, когда – может, ночью, когда спал, может, утром, когда отсутствовал. Сам понимаешь, события такие, не до него…

– Зачем ты с собой взял еще и флешку с записью праздника, если она уже есть на ноуте?

– Думал, вдруг кому-то из коллег захочется посмотреть, мало ли… – уролог был не на шутку обеспокоен пропажей. – Неужто из-за этой записи сперли?

Петр неожиданно оглянулся на окна турбазы, надеясь заметить какой-нибудь намек на движение: вдруг шторка колыхнется или мелькнет чья-то тень. Но, увы, ничего не уловил. За ними либо наблюдали с других точек, либо их перекуром вообще никто не интересовался.

– Думаю, что из-за этой записи и своровали, – кивнул Петр, стряхивая пепел. – Кто-то еще интересуется прошлогодним праздником так же, как Ревенчук. Если только ты от меня ничего не утаиваешь, не ведешь двойную игру.

– Что я могу утаивать? – обиженно протянул Энтони. – Какую двойную? Что ты несешь?

В этот момент его телефон в очередной раз специфически пикнул, уролог провел пальцем по дисплею.

– Например, то, что сейчас делаешь, – с этими словами Петр выхватил из его рук смартфон. – Извини, но у нас – два трупа. Все очень серьезно.

Единственное, что успел увидеть Петр на дисплее – какой-то мигающий значок. Сбитневу удалось завладеть смартфоном в считаные секунды.

– Все, с меня хватит! – прорычал он, туша сигарету. – Я уезжаю.

– На чем? Ты ведь приехал на такси, – в запальчивости бросил Петр, тут же пожалев о сказанном. – Своего транспорта у тебя нет.

– Значит, вызову такси… А откуда ты знаешь про такси? Ты что, следил, кто на чем приезжает? Точно, это твой «Опель» стоял там, я заметил!

Сказав «А», Петру пришлось говорить и «Б». Следовало, раз проболтался, выжимать из ситуации максимум:

– Зачем ты приехал так рано? Явился на полчаса раньше, чем требовалось. Ты планировал подготовиться, да? К чему? К съемкам?

– Хватит! На фиг, на фиг… – Энтони словно не слышал Петра. – Ноутбук с флешкой своровали, телефон из рук выхватывают. Еще и подозревают черт знает в чем…

– Без ноута смоешься? Оставишь его? – продолжал атаковать Фролов, без труда читая панику на лице и в поведении коллеги. – Он ведь не иголка, кто-то его сейчас смотрит на турбазе из наших… Кстати, исчезнув, ты переведешь себя в разряд подозреваемых. Как законопослушный гражданин, ты обязан дождаться приезда оперативно-следственной группы.

Ни слова не сказав, Сбитнев тяжело поднялся на крыльцо. Петр еще постоял какое-то время, глядя на стоянку. У него вдруг защемило сердце: круто навороченный байк Цитруса все так же ждал хозяина, крошечный «Шевроле Спарк» еще не знал, что Инга больше никогда не сядет за руль.

Машина времени бы не помешала!

– Скажи, это правда? – выглянув из-под одеяла, поинтересовалась Элла, едва он прилег рядом.

– Смотря что ты имеешь в виду.

– У нас снова трупы, как на «Бекетове»?

– Кого ты конкретно имеешь в виду, произнося «у нас»? – недовольно проворчал Петр, поскольку супруга парой коротких вопросов задела болезненные струны в его душе, которые долго теперь не перестанут вибрировать. Что и говорить, умела она парой словесных выстрелов наповал уложить.

– Нас с тобой, естественно. Кого же еще? Мы – единственные, кто оттуда! Кто выпутался…

– Да, снова трупы. Как видишь, не зря я составлял «досье», которое ты порвала в клочья. Не зря у меня было предчувствие. Снаряд попал в другую воронку. На этот раз под названием «Макарьево», но в ней, к несчастью, оказались снова мы с тобой!

– А кто убит?

Петр вкратце рассказал все, что ему удалось узнать за это утро. Элла за это время успела одеться и причесаться.

– И одним из вопиющих несоответствий, которое бросилось мне в глаза, – произнес он, дойдя до самого непонятного и придав голосу максимум загадочности, – оказался тот факт, что в руках покойницы я обнаружил сборник стихов Буйкевича, подаренный тебе. Как такое могло произойти?

С этими словами сыщик достал из-под подушки припрятанную книжку. Он думал, супруга смутится, но ошибся.

– Не помню, кто-то вчера у меня попросил почитать, – легкомысленно махнула рукой Элла. – А я была навеселе, отдала.

– И не помнишь – кому?

– Представь себе, не помню.

Сыщик озадаченно почесал переносицу.

– Странно, такой ажиотаж, все так стремились ее получить, и ты… отдала по первой же просьбе.

– Я же говорю – пьяная была.

– Тогда еще кое-что хотелось бы услышать от тебя до завтрака. В частности, подробный рассказ о прошлогоднем празднике, – лежа на кровати и наблюдая за передвижениями бывшей супруги по комнате, Петр старался придать сказанному максимум искренности. – Все говорит о том, что корни произошедшего – там. Что случилось год назад?

Элла ненадолго задумалась, припоминая подробности.

– Праздник как праздник… Пили, ели, веселились, приколы всякие отчебучивали… куда без них! Сбитнев с камерой всюду зырк, зырк. Ревенчук с Лунеговым, у них, кажется, роман тогда был.

– Ты мне вчера об этом рассказывала, – Петр вскочил с постели, словно почувствовал между лопаток какое-то противное шевеление. – Только я, похоже, слушал вполуха. Сейчас, если можно, поподробней.

Улыбаясь, Элла потрогала его лоб:

– Не пытайся собирать морщин больше, чем способна дать твоя кожа, тебе это не идет. Про Ревенчук с Максом скажу так: что-то у них на том празднике случилось, расклеилось, но что – одному богу известно. Инга же научной работой занималась, в поликлинике не работала, о романе мы узнали с опозданием. Вечером за столом вроде как она за ним ухлестывала, а он ее игнорировал. Наутро все изменилось. С точностью до наоборот.

– Ты хочешь сказать, – Петр привстал, снова собрав морщины на лбу, – за завтраком Лунегов за ней ухлестывал, а она его игнорировала? Интересно, что же могло произойти ночью?

Элла покачала головой:

– Все покрыто мраком, увы.

– Да, машина времени сейчас мне бы не помешала, – мечтательно произнес Фролов, засунув кулаки в карманы трико и прохаживаясь по комнате. – Включил бы задний ход, слетал бы в прошлое и все бы увидел своими глазами. Меня бы никто не видел, а я бы увидел все. И все точки над «i» встали бы сами собой.

– Мне кажется, можно обойтись более простыми средствами, и машина времени не понадобится. Сбитнев все снимал на камеру. Даже многое из того, что не предназначалось для съемки. Антоша у нас без комплексов, уролог, этим все сказано.

Петр почувствовал, что от накопленной за этот час информации его голова вот-вот расколется на две половины. Как компьютеру, чтобы как-то усвоить, систематизировать полученные данные, ему требовалась срочная перезагрузка. Иначе – сгорит как старый винчестер.

Он взглянул на часы – половина восьмого. До официального подъема осталось полчаса. Он устал от разговоров, от вопросов и ответов. Хотелось в душ, чтобы отмыться от всего, что на него налипло за вчерашний вечер, ночь и утро.

Надев плащ, Петр вышел из корпуса, побрел вдоль стоянки и минут через пять оказался на поросшей травой, едва заметной дороге, ведущей к лесу. Именно по ней вчера на своей черной «бэхе» приехал патологоанатом. Приглядевшись, Петр различил на земле следы протектора. Без труда нашел место, где машина притормозила, рядом с ней появились следы туфелек, ведущие в сторону стоянки. Не узнать следы туфелек своей жены он не мог.

Он испытал облегчение. Макс подвез его супругу, но почему-то они решили скрыть от него, недипломированного сыщика, этот факт. Тайное стало явным, хотя и непонятным.

Зацикливаться на этом он не будет – не для того вышел на прогулку. Надо сделать главное – систематизировать полученные данные. Не все фигуранты дела были допрошены: разговор с парой Гридина – Буйкевич еще ожидал своего часа. Петр вынужденно взял тайм-аут, иначе многое могло вылететь из головы. Или превратиться в кашу.

Итак, совершено двойное изощренное убийство с абсолютно непонятным мотивом. Хотя удивительного в этом ничего нет. Если бы мотив лежал на поверхности, найти убийцу было бы намного проще, чем сейчас. Если Петр уверен, что преступление было запланировано, то мотив спрятан так глубоко, что до него не донырнуть даже с аквалангом.

Скорее всего, убийца – один. На это указывает винтик от очков, найденный возле трупа Цитрусова и подошедший к очкам, внезапно появившимся на трупе Ревенчук. Теоретически это могло оказаться случайностью, но Петру в такое стечение обстоятельств почему-то не верилось. Винтик – единственное, что связывало оба убийства. И винтик же являлся самым загадочным элементом во всем преступлении. По крайней мере – для сыщика Фролова.

Если предположить, что убийца – Олеся Пресницкая, она могла случайно потерять винтик, делая смертельную инъекцию Цитрусову, который почему-то не сопротивлялся.

По идее, у нее сразу же должен был отлететь носоупор и возникнуть дискомфорт. Если следовать логике обнаруженных улик, Пресницкая не нашла ничего другого, как вернуться в комнату Инги и водрузить свои очки ей на нос…

Вздор! Бред! Следовало искать другое объяснение.

Но ничего другого Петр придумать не мог.

Истоки преступления надо было искать в том, что случилось на таком же празднике год назад. Многое прояснило бы видео, снятое тогда Сбитневым, но кто-то выкрал из комнаты уролога ноутбук. А вместе с ним и флешку с записью прошлогоднего праздника, как утверждает Энтони.

Кстати, похитителем мог запросто оказаться и Цитрус, пока был живым. Но в это верилось с трудом. Видео, скорее всего, проливало свет на мотив убийства, а это невыгодно именно убийце, но никак не жертве.

Пионерская атрибутика – галстуки, значки, несостоявшийся салют – все это, конечно, шокировало, но мало чем могло помочь следствию. Особенно – на первых порах. В этом явно проступал душок психического отклонения, но психиатров на турбазе не было, а время для раскрытия преступления катастрофически таяло.

Петр не был уверен, что поступил правильно, прихватив очки с винтиком и книжку с собой, тем самым лишив официальное следствие столь необходимых в деле улик. За подобную самодеятельность его по головке не погладят. Конечно, если узнают об этом…

Кстати, о книжке… Элла до сих пор не вспомнила, кому ее вчера дала почитать.

Перевернутая реальность

Лесная дорога вывела его к другой – асфальтированной, идущей в город. Стало быть, Лунегов знал этот отворот к турбазе «Макарьево». Зачем патологоанатому был нужен подобный вираж? Почему бы не приехать, как все, по асфальту?

Петр обругал себя последними словами за то, что опять отвлекся от основной линии умозаключений, сосредоточившись на линии Элла – Лунегов. Он не должен зацикливаться на банальностях, не должен давать себя втянуть в рефлексию ревности. У него есть дела поважнее.

Повернув в «Макарьево», он постарался сосредоточиться на том, о чем еще не думал.

Почему книжка в руке Инги была вверх ногами? Что хотел этим сказать убийца? Что очевидные на первый взгляд факты и версии таковыми не являются? Что реальность перевернута? Истина кроется в какой-нибудь невзрачной мелочи, на которую и не подумаешь?

И зачем что-то подсказывать? Петр не играет в квест, он расследует убийство. Ни много ни мало!

В одном он был уверен: книжка перевернулась в руке мертвой Инги не просто так! Текст на странице фантастически соответствовал ситуации, попадал стопроцентно в цель. Стало быть, и его перевернутость – отнюдь не каприз, не попытка навести тень на плетень в солнечный день.

Еще одна немаловажная деталь: очки на носу Ревенчук появились не сразу, а тогда, когда он поднялся к ней во второй раз. Что это значит? Убийца в первый раз не успел обставить мизансцену должным образом? Кто-то помешал ему? Уж не уролог ли? Он заявился в комнату Инги первым, чтобы вымазать ее зубной пастой. Кстати, где эта зубная паста? Она что, исчезла? Надо спросить Сбитнева при случае!

Получалось, убийце не хватило ночи, и он решил рисковать по-крупному утром, когда они с урологом проснулись и обнаружили трупы?

Или он что-то увидел утром – и появилась необходимость нанесения дополнительных штрихов на картину? Ответить на этот вопрос Петр не мог, как ни пытался вспомнить их с Энтони разговоры.

Петра осенило: а вдруг убийца прятался под той же кроватью, что и он?! Они с Антоном обследовали труп, беседовали, не подозревая, что за ними наблюдают и подслушивают. Убийца все слышал!

Уже подходя к турбазе, он нащупал у себя в кармане тот самый непонятный колпачок, который обнаружила Антонина Ильинична на подоконнике. Хозяйка была уверена, что предмет оставлен кем-то из обитателей турбазы.

Петр повертел в руках вчерашнюю находку. Как она вписывается в реестр уже найденных улик? Принадлежит ли к ним?

И, наконец, последнее: поведение Сбитнева. С чего бы вдруг ему вздумалось мазать зубной пастой Ревенчук под утро? Тоже своеобразная пионерская атрибутика? Взыграло детство в одном месте? До такой степени обидеться и не простить ей вчерашние вегетарианские выпады в его адрес?

И эти постоянные телефонные сигналы… Что за процесс он контролирует? Петр ничего не успел разглядеть на дисплее, уролог выхватил телефон. Где-то ведется съемка? Это, кстати, неплохо вписывается в его имидж оператора…

– Я тебя жду, между прочим, – раздалось у него над ухом, заставив вздрогнуть. – Целых полчаса!

Оказывается, он сам не заметил за рассуждениями, как подошел к крыльцу турбазы, на котором скучал Сбитнев с увесистой сумкой наперевес.

Петр красноречиво вздохнул: делать нечего, рассуждения закончились, пора продолжать следствие, время – на вес золота.

– Я знал, что твоя фраза о досрочном отъезде – не более чем юношеская бравада, – начал издалека он, цепко оглядываясь по сторонам. – Очень рад, что ты остался. Что, появились какие-то новости?

– Появились. Пока ты прохлаждался, Хозяйке позвонили менты, видимо, состоялся серьезный разговор. Накрутили тетке мозги. Она сразу же отыскала где-то двух мужиков, поставила охранять комнаты с трупами. Теперь просто так к ним не попадешь.

– А тебя что, переселили?

– Угу, к Лунегову. В нагрузку, так сказать. Но это не главное. Главное – я обнаружил свой ноут и флешку… – с этими словами уролог погладил сумку, висевшую на плече. – Теперь я его нигде оставлять без присмотра не буду.

– Где ты его обнаружил? Если не секрет.

– Какая разница? Главное – на нем нет записи прошлогоднего праздника, кто-то ее к себе переместил.

От Петра не укрылось, что говорил Энтони об этом без особого сожаления. Словно окурок в дерьмо уронил – не докурить теперь, не посмаковать, но в пачке еще сигарет видимо-невидимо.

– Зато есть флешка, верно? К тому же ты продвинутый пользователь, – невозмутимо заметил Фролов, поднимаясь по ступенькам. – У тебя должно быть облачное хранилище. Ты должен там хранить самые важные файлы.

– Верно мыслишь, – расплылся в улыбке Сбитнев. – Все восстановимо в этой жизни. Если хочешь посмотреть, я готов. Вот только где? Не в комнате же с трупом Цитруса…

– Пошли со мной, – Петр открыл скрипучую дверь. – Я знаю, где такое место. Там нам никто не помешает. Кстати, видео вчерашнего праздника мне также понадобится. С ним проблем не будет?

– Мне понадобится минут пять, не больше.

Антонина Ильинична была не похожа сама на себя, вчерашнюю. Деловая, энергичная, она сновала по пищеблоку, раздавая указания направо и налево. Вместо красного тренировочного костюма на ней сегодня были сиреневая блузка и темно-синяя юбка. Сегодня она была «женщиной в сиреневом».

– Вам сюда нельзя, молодые люди, – растопырив ухоженные пальцы, она выставила вперед руки, словно собиралась сдержать нешуточный натиск. – Завтрак чуть задержится в связи с известными событиями. Где-то в девять приходите…

– Мы к вам по другому поводу, – взяв женщину за локоть, Петр отвел ее в сторону. Понизив голос до шепота и придав ему максимум бархатистости, он произнес практически ей на ухо: – У меня к вам личная просьба. Нет ли у вас отдельного кабинета?

Факт оказания накануне первой врачебной помощи не прошел даром: отношение «женщины в сиреневом» к Фролову стало особенным, отказать ему она не смогла.

Двигаясь за Хозяйкой наверх по лестнице, Петр невольно задержал взгляд на ее чуть полноватых икрах, тотчас отметив про себя, что фигурка женщины, вообще-то, в его вкусе.

– Антонина Ильинична, вы пробу сняли? – поинтересовалась попавшаяся навстречу эффектная блондинка, по которой Петр скользнул взглядом без особого интереса.

– Все в порядке, Светочка, – ответила Хозяйка, не сбавляя шаг. – В журнале расписалась, можете накрывать.

Когда блондинка скрылась из виду, Петр вспомнил, где он слышал этот голос. Ночью в женской половине туалета с Ингой! Относительно того, что все спят как убитые, говорила именно она! Ошибки быть не могло. Значит, это ее должен был ждать в понедельник посыльный лист у медсестры на мужском посту. Только теперь его некому заполнить – доктор Ревенчук убита.

– Это шеф-повар? – поинтересовался Петр, когда они оказались на втором этаже. – Вкусно готовят, отдадим должное.

– Светлана Вакульчик, – проинформировала Хозяйка дежурным тоном. – Она и диетсестра, и шеф-повар в одном лице. Незаменима! Муж, правда, серьезно заболел… Я в подробностях не разбиралась, но в последние дни Света ходит сама не своя. Мужик намного старше ее, чернобылец, здоровье не то, сами понимаете…

– Понимаю, как никто, – кивнул Петр, заходя в номер. Раскинув руки в стороны, он заметил: – Это поистине царский подарок, Антонина Ильинична. Спасибо. Не забуду. Последний вопросик, если вы не против.

– Я вся – внимание.

Петр прикрыл дверь, сделав Сбитневу знак, чтобы тот остался в коридоре. Потом повернулся к Хозяйке:

– Вчера в шестом часу вы говорили с плотником о каком-то сверлении. Упоминали какие-то вешалки в предбаннике.

– Да, стены у нас шлакоблочные, в них пробки плохо держатся, саморезы выпадают. Клиенты жалуются…

– Скажите, вы около пяти точно слышали звук сверления? – уточнил сыщик, косясь на дверь. – Ничего не путаете?

– Точно, ошибиться никак не могла. Должность обязывает следить за временем.

Когда Хозяйка покинула номер, Петр взглянул на часы, потом распахнул дверь перед Сбитневым:

– У нас мало времени, Антон, поторапливайся. Закройся изнутри и никому, кроме Хозяйки и меня, не открывай. Я буду стучать условно, скажем, так: «два – два – один», как в «Пиратах XX века».

– Не смотрел я твоих «Пиратов», – недовольно отреагировал уролог, вытаскивая из сумки ноутбук. – Неизвестно еще, какой тут Интернет. Не факт, что вай-фай имеется.

– Если не будет Интернета, мы посмотрим флешку. Ты прихватил ее с собой?

– Да прихватил, прихватил… – не меняя интонации, пробурчал уролог. – Все какие-то секреты…

– Ты мне тоже не рассказываешь, что за сигналы тебе приходят на сотовый, где обнаружил ноутбук с флешкой опять же… – парировал сыщик перед тем, как покинуть комнату. – Секретов пока хватает. Ладно, работай.

Посыльный лист в преисподнюю

Оказавшись в коридоре, Петр осмотрелся. Возле комнаты с мертвой Ингой скучал на табуретке тот самый пузатый плотник, которого они с Хозяйкой вчера видели незадолго до праздничного вечера.

– Привет, Леонтий, – подошел к нему доктор, отметив, что вчерашнего запаха перегара вроде не наблюдается.

– Привет, коли не шутишь, – тускло отреагировал сидевший, скользнув по Петру взглядом.

– Ты вчера во сколько сверлил? В обед?

– Чо сверлил? – замотал давно нечесаной головой Леонтий. – Ничо я не сверлил… Ты давай… эта… мне зубы-то не заговаривай! Иди куды шел! Тута нельзя задерживаться!

– Гнезда под вешалки в предбаннике сверлил, – продолжал гнуть свое доктор. – Забыл, что ли? Я помню, а ты забыл?

– Может, и сверлил, а тебе-то чо?

В опухших глазах плотника Петр уловил чуть заметный проблеск воспоминания.

– Да так, память твою проверяю, – произнося это, Петр еще раз внимательно осмотрел коридор и как бы невзначай вытащил из кармана тысячную купюру. – Значит, в обед, говоришь? Не тогда, когда мы с Ильиничной к тебе подошли?

Увидев деньги, Леонтий заметно оживился.

– Да, еще голодный, помню, был… Не пообедавши.

– А кто-нибудь, кроме тебя, еще на турбазе мог воспользоваться дрелью? Вчера часиков в пять-шесть вечера. Ты не слышал?

– Не-а… Кто окромя меня? – плотник протянул дрожащую руку к купюре. – Дрель-то одна.

Петр убрал купюру в карман:

– Мне надо туда зайти, – он указал на дверь, которую сторожил Леонтий. – Когда выйду, получишь. Если промолчишь, не растреплешь – потом еще одну. Я ненадолго.

– Договорились, – выдавив из себя решающее слово, плотник закивал так, что Петр испугался: не отвалилась бы у мужика от старания голова.

Оказавшись наедине с трупом Инги, Петр срывающимся голосом произнес:

– Прости, матушка, но больше на всей турбазе я нигде уединиться не могу. Если вправду говорят, что до девятого дня душа человеческая находится где-то рядом, то ты меня наверняка сейчас слышишь.

Он достал из кармана колпачок, подошел к окну, положил таинственный предмет на подоконник. Сделав несколько снимков на сотовый с разных ракурсов, еще раз окинул комнату взглядом.

– Где может быть твой телефон? Вчера ты с ним не расставалась.

Продолжая рассуждать вслух, он подумал, что, услышь его сейчас кто-нибудь, кроме мертвой Инги, запросто сочли бы шизофреником. Ему же, наоборот, почему-то захотелось выговориться.

Спускаясь по лестнице, Петр снова вернулся к мысли о таинственном вечернем сверлении. Сверлить в шестом часу вечера Леонтий никак не мог. Какой же звук дрели тогда слышала Хозяйка?

Антонина Ильинична вчера по причине того, что была в предобморочном состоянии, недооценила информацию, услышанную от Леонтия. А Петру данное несоответствие во времени почему-то не давало покоя. Он не знал, у кого еще спросить, чтобы найти таинственного вечернего сверлильщика.

Как он оказался возле дверей женского туалета? Так, брел, перебирая в голове различные варианты развития событий. Фигура выпорхнувшей из туалета блондинки в полосатом переднике тотчас вернула его в реальность.

– Светлана Вакульчик, если не ошибаюсь?

– Не ошибаетесь… Вам чем-то не нравится качество блюд? – скользнув по его лицу равнодушным взглядом, женщина не стала дожидаться ответа на свой вопрос и поспешила прочь.

Поняв, что надо действовать мгновенно, Петр выдал ей вслед, почти не задумываясь:

– Мне не нравится снотворное действие некоторых из них. Например, вчерашнего морса. Да и спиртное тоже обладало усыпляющим эффектом. Я взял на анализ и то, и другое. Думаю, результаты будут интересны не только мне, но и вам.

Конечно, он блефовал, но выбирать способ дознания не приходилось: в любой момент могла нагрянуть полиция, и тогда уже не он, а его стали бы допрашивать. Думать о том, что произойдет тогда, не хотелось. Хотелось действовать сейчас. И наверняка.

Услышав о снотворном, Светлана остановилась в растерянности. По слегка дергающейся щеке женщины он понял, что попал в цель. Эффект внезапности следовало развить и прижать жертву к стенке.

– Что вы… хотите этим сказать? – дрожащим голосом уточнила она. – На что намекаете?

– Это Инга Яковлевна попросила вас, я знаю. Только вот беда, посыльный лист на вашего супруга сейчас некому заполнить. Разве что направление выписать в преисподнюю. Но вас ведь это не устроит?

– Идемте со мной, – кое-как совладав с эмоциями, Вакульчик поманила его рукой. – Здесь нельзя говорить, стены имеют уши. И глаза.

Когда они оказались в пустой женской раздевалке, Светлана упала перед ним на колени и запричитала сквозь слезы, которые хлынули буквально рекой:

– Прошу вас, пожалейте, не губите! Если меня посадят, он погибнет, за ним никто ухаживать не будет… Ведь это не из-за снотворного ее убили, я точно знаю, я уверена… Я не виновата. Мне никак нельзя терять это место.

Петр был шокирован ее реакцией. Какие-то секунды он не знал, как себя вести, потом схватил женщину за плечи:

– Вставайте немедленно, Светлана, никто вас сажать и закладывать не намерен. Мне нужна информация. Вы ее подруга, во всяком случае, заинтересованы, чтобы мы нашли убийцу, так? О чем вы договаривались с Ингой? Что она намеревалась сделать? Какие у нее были планы? Говорите быстро, у нас совсем нет времени.

Вакульчик с трудом поднялась, осознав, что не все так плохо. На то, чтобы прийти в себя, ей потребовалось несколько минут. Петр усадил ее на попавшийся под руку старый табурет.

– Ничего особенного мне она не говорила, – залепетала Светлана, то и дело всхлипывая. – Сказала, надо проучить одного гада. И, чтобы никто не мешал, следует позаботиться об их глубоком сне. Дала таблетки, подробно объяснила, как, в чем и сколько растворять. Если все выполню, как она сказала, никто не пострадает. Она, со своей стороны, поможет с оформлением посыльного листа на МСЭК[5] для мужа. Он у меня чернобылец. Инвалид, проще говоря…

Женщина нервно теребила в руках синее клетчатое полотенце. Петр не заметил, когда она его успела взять, – еще недавно в ее руках ничего не было.

– Про вашего мужа я в курсе. Вспомните, кого именно Инга хотела проучить. За что? Он, этот гад, присутствует сейчас на турбазе? Вы могли бы его узнать?

– Ничего этого я не знаю. Я и не вникала. Когда Инга Яковлевна сказала, что сама оформит посыльный лист, что мне не придется по очередям и поликлиникам ходить, у меня словно гора с плеч свалилась. Я и не интересовалась больше ничем… И так дел полно.

– Еще вопрос, – он оборвал поток ее ненужного красноречия. – Кто еще знал, кроме Инги, что в морсе снотворное?

– Кто-то знал, но я не в курсе. Я точно знаю, что у нее были сообщники. Она постоянно с ними созванивалась, что-то без конца согласовывала. Но с кем, я не знаю.

– Кстати, – чересчур поспешно поинтересовался Петр, словно рисковал не успеть задать этот вопрос. – А что вы делали ночью с часу до пяти?

– Спала… – пожала плечами Светлана, опустив глаза. – Морс я, конечно, не пила. Но так вчера умаялась за вечер, что только коснулась подушки, сразу выключилась. Вы что, меня подозреваете?

– Кто-нибудь может это подтвердить?

Секундное замешательство, вызванное вопросом, не ускользнуло от сыщика. Женщина справилась с собой, пожала плечами:

– Я за всю ночь только с Ингой Яковлевной и разговаривала, мы с ней встретились в туалете около часа или половины второго… Я не смотрела на часы. Так, перебросились парой фраз.

Петр хотел сказать, что он все слышал, но вовремя одернул себя. Вакульчик явно не была актрисой, и этот факт следовало использовать.

– Вы кого-нибудь видели возле туалета ночью, кроме Инги? Может, в коридоре? Мужчину, например… Вспоминайте, вспоминайте!

Женщина отвела глаза в сторону и, как-то растерянно улыбнувшись, отрицательно покачала головой. Сыщику такая реакция показалась странной.

– Никого не видела. Я только до туалета и обратно.

– Когда Инга планировала осуществить свое… наказание?

– Глубокой ночью. Думаю, часа в два. Когда все будут спать без задних ног. Получилось ли у нее, я не знаю. Но, видимо, что-то пошло не так, как она планировала, раз ее саму убили. И этого, «голубенького»… Такой беспомощный…

– Откуда вы знаете, что Валерий – «голубенький»?

– Я как-то поинтересовалась у Инги Яковлевны, как зовут симпатичного парня, который приехал на байке. Она как зыркнула на меня, говорит, даже не думай, такие, как ты, его не привлекают, он другой ориентации, и он мне, говорит, нужен, не отвлекай его. А я и не думала ничего такого. У меня муж есть, правда…

– Правда, он ничего не может? – закончил Петр ее мысль, не дав договорить. Его начинала тяготить скрытность Светланы. Ситуацию следовало форсировать. – Тяжелое наследство Чернобыля, куда денешься…

– Деться некуда… Когда мы с ним женились, клялись и в горе, и в радости быть вместе. Теперь не на кого пенять… Никто за язык не тянул.

– Но есть, в конце концов, и другие мужчины, – вырвалось у доктора против его воли. – И даже здесь, на турбазе! Так?

Судя по тому, что Вакульчик вся напряглась, наудачу выпущенная стрела попала в цель. Сыщик даже различил каплю пота на ее лбу.

– На что вы намекаете?

Он схватил ее за плечи, прижал к стене и, горячо дыша ей в лицо, начал говорить:

– На то, что такая женщина, как вы, достойна счастья, даже несмотря на данное во время бракосочетания обещание. И Цитрусовым ты не просто так интересовалась, и вообще… Где ты видела его беспомощным? Говори! Он – байкер. Когда он был беспомощным?

– Господи, не губите, прошу вас! – промямлила женщина трясущимися губами. – У меня и так…

– Ты сама себя погубишь, если мне ничего не расскажешь! И возле туалета ты кого-то видела, но он тебе, скорее всего, заплатил. И ты молчишь, не подозревая, что эту тайну можешь… унести в могилу, дура! Ладно, пока оставим все как есть, на первый раз достаточно.

Петр покидал раздевалку в смешанных чувствах. С одной стороны, вроде кое-что узнал. Цитрус зачем-то был Инге нужен, только зачем? С другой – он заставил глубоко несчастную женщину почувствовать себя еще несчастней. И никакой оперативной необходимостью этот подлый поступок не был оправдан.

Что-то помешало ему дожать, узнать, кого столь бесцеремонно выпроводила из туалета Инга ночью. С кем Светлана здесь, на турбазе, изменяет мужу, который вроде уже и не муж… Где она могла видеть Цитруса беспомощным?

Петр знал, почему не смог этого сделать, что в последний миг остановило его.

Вакульчик была в его вкусе. Пробудь они на таком расстоянии еще несколько секунд, и неизвестно, кто бы кем овладел. Она затрепетала под его вероломством, она ждала, почти жаждала его грубости. Ее кодовый замок открывался именно так! Фролов мог бы открыть его и получить все.

Но – только ценой собственного грехопадения.

И кто бы тогда продолжил распутывать преступление?

Не Петр – точно!


От дальнейших рассуждений его отвлек легкий тычок по ребрам. Удар бывшей супруги был скорее щекотным, чем болезненным.

– Как идет следствие? – поинтересовалась она, собираясь повторить удар. – Кто на подозрении? Убийца один или их несколько?

– До окончания следствия подобная информация не разглашается! – категорично заявил он, защищаясь жестким блоком.

– Ты бы хоть задание мне какое дал. А то завтрак задерживается, слоняюсь тут без дела. Покидать турбазу нельзя до приезда опергруппы.

Петр хмыкнул:

– Дельное предложение. Надо оперативно взять пробы вчерашнего морса, пива, вообще всех напитков.

– Они наверняка вылили все. Они ведь не лохи!

– Вот ты и проверь. Поговори с Антониной Ильиничной, пусть она проведет тебя, все покажет. Скажи, что ты – от меня, что я тебе дал задание.

– А если серьезно?

– Ты вспомнила, кому вчера дала почитать сборник Буйкевича?

– Увы, – Элла развела руками. – Возможно, и не вспомню уже.

Отвлекающий ракурс

Через пару минут он остановился возле номера, в котором уже побывал вчера. Это был номер влюбленных – Стаса Буйкевича и Анжелы Гридиной – Ковбоя и Монро. Поэта и его Музы.

Петр вспомнил, как жадно девушка вчера пила минералку из бутылки. Выходит, она знала, что морс «заряжен» снотворным, и решила утолить жажду другим способом.

Она что, была в команде Инги? Или поднималась наверх совсем за другим, а появление Петра нарушило ее планы? А попить – это так, мимолетное желание? То, что она планировала и чему Фролов помешал, она сделала в другой раз, не в этот. Как это выяснить?

Сыщик вспомнил подсмотренный вчера случайно диалог двух взглядов на расстоянии – Цитруса и Монро. Они так жестикулировали друг другу, что, не знай Петр всей подноготной, наверняка подумал бы, что они – муж и жена. Однако супругами они не являлись, насколько Фролов был в курсе. Более того, до этого праздника друг друга вообще не знали и не общались. Что же тогда означает вся эта жестикуляция?

Петр уверенно постучал в дверь. Никакой реакции не последовало. Он уже собрался постучать вторично, как вдруг щелкнул замок, и в коридор выскользнула зевающая Анжела.

– Вы тоже пришли разборки чинить? – забыв напрочь о приветствиях, в лоб спросила Монро. – Как Лунегов недавно? Неужели не ясно, что нас со Стасом лучше не беспокоить?

– Доброе утро, Анжела, – улыбнулся как можно добродушней Петр, наблюдая за бесплодными попытками девушки завязать пояс на халатике. – На турбазе произошло убийство. Поэтому я имею право на некоторую бестактность…

– Слышала я про убийство… От вас, кстати, и слышала. Вы, собственно, кто? Кто вас уполномочил вести следствие? – капризно спросила Монро, оставив попытки завязать пояс. – Вы – сыщик? Следователь? Кто дал вам право?

Зацепившись глазами за обнажившееся аппетитное «ущелье» на груди девушки, Петр подумал, что обострять с ней отношения в этот утренний час не стоит. Анжелу можно понять: вчера он внаглую вломился в ее комнату, сегодня, видите ли, имеет право на «бестактность». Причем ни удостоверения, ни ордера при этом не предъявляет. Девушка вправе не отвечать на его вопросы. Это его задача разговорить ее, узнать, что требуется. Только как это сделать?

– Я не собираюсь повторно вторгаться в ваше жилище, сударыня. Можно вас пригласить пройти со мной, чтобы ответить на несколько вопросов? А со Стасом я поговорю, когда он проснется. Тем более на вопрос, который прозвучал вчера, вы так и не ответили.

– Какой еще вопрос? – прищурилась девушка.

– Вы пили вчера у себя в номере точь-в-точь такую же минералку, какая была на праздничных столах. Чем та, что на столах, вам не угодила?

– Вижу, просто так вы не отвяжетесь! – возмущенно бросила Анжела. – Где у вас допросная… или как там – пыточная? Ведите меня туда! Хотя, подождите, я должна взять телефон.

В этот момент скрипнула дверь той самой комнаты, где колдовал над ноутбуком Сбитнев.

– Петро, у меня все готово, можешь зайти посмотреть, – буркнул он, не обращая внимания на Монро. – А я – покурить на десять минут.

– Хорошо, сейчас зайду. Вернее, мы зайдем.

Оказавшись в комнате наедине с доктором, девушка вообще забыла про халатик, который грозил распахнуться шире всех допустимых пределов. В подобной ситуации сыщику было сложно сосредоточиться. В голову начали лезть ненужные мысли относительно того, что герою романов Агаты Кристи было значительно проще: в его возрасте женские прелести интересуют совсем не так, как, к примеру, в сорок лет.

– Вы всерьез полагаете, что я поднималась попить водички? – низким грудным голосом произнесла Анжела, чуть наклонившись к сидящему за ноутбуком сыщику. – Вы либо совсем не знаете женщин, либо искусно притворяетесь. Порой просто необходимо побыть одной, понимаете, а я – интроверт, кстати.

– Что же тогда вы, уважаемый интроверт… – Петр понял, что ситуацию надо срочно брать под контроль. Он с трудом отыскал концы пояса ее халатика и принялся их завязывать. – …так поспешно захотели вернуться потом к гостям?

Самое интересное, что Анжела не мешала ему решать пикантный вопрос с поясом, даже принялась с интересом наблюдать за его неумелыми попытками. Почувствовав, как ее коленка настойчиво упирается в его бедро, Петр подумал, что сейчас самое время заглянуть в комнату Элле. Но бог миловал: ему удалось выполнить задуманное без осложнений.

– Потому я захотела вернуться, – хорошо поставленным голосом, словно вынося вердикт в суде, начала Монро, – что находиться с вами в одной комнате – уже не одиночество, далеко не одиночество! Какой смысл? Именно поэтому я и поспешила вернуться в кают-компанию!

– Где вы находились с часу ночи до утра?

– Со своим любимым в постели, разумеется, – часто заморгав, призналась Анжела. – Он может подтвердить. Вам сказать, чем мы занимались? Я не прочь описать в деталях.

– Спрошу непременно у Стаса, – буднично отреагировал Петр, пытаясь отодвинуться от девушки. – Сами понимаете, необходимо, чтобы он подтвердил. Это, по крайней мере, понятно… Чисто по-человечески. А что вас связывает с Цитрусовым? Я заметил вашу перепасовку взглядами. Вы о чем-то друг другу телепатировали.

Как ни странно, едва полы халатика сомкнулись, скрыв от сыщика провокационные ракурсы, девушка стала намного серьезней и спокойней. Она уселась на предложенный Петром табурет, закинула ножку на ножку и принялась рассказывать. После того, как полы халатика снова расползлись в стороны, Петр пожалел, что предложил девушке присесть.

– Мы с Валеркой были просто друзьями, одноклассниками, сидели за одной партой. Когда-то давно, в другой жизни. Он вроде даже как ухаживать за мной пытался, но… не как за девушкой.

– Интересно, – замотал головой Петр. – Что значит «не как за девушкой»? А как за кем?

Озорно прищурившись, Анжела сложила ладошки лодочкой перед собой, словно собиралась нырнуть в воду.

– Постараюсь… Другие парни были озабочены этим делом, как бы специально терлись, стремились словно невзначай пощупать. И чувствовалось, что это им в кайф. А Валерка, даже если прикасался – ему это было по барабану. Это было настолько явно. Я вначале обижалась, но потом привыкла. О том, что он не такой, как все, я узнала потом. После окончания школы. Мы расстались по моей инициативе, оставшись друзьями. Я поняла, что роман никуда не движется, не развивается…

– А тебе хотелось чувствовать себя рядом с ним женщиной, – попытался вызвать девушку на откровенность Петр. – Ты видела, как у других, и…

– Типа того, – кивнула Монро, эффектно поменяв положение ног. – Но, подчеркиваю, мы остались друзьями. У нас ведь ничего не было, терять было нечего, претензий никаких. Увидев его на празднике, я просто искренне обрадовалась. А Стас поначалу вроде как ревновать задумал.

Петр почувствовал, что в этом направлении он больше никаких подробностей не добьется, сделал пометку в своем блокноте и решил перевести разговор на другое.

– Какие у тебя были отношения с Ингой Ревенчук?

– Не скажу, что мы были подругами, но примерно месяц назад она мне вдруг позвонила и предложила прогуляться. Бывает такое настроение… Может, никто с ней больше не пошел, а мне делать было нечего. Посидели в кафешке, поели мороженого… Хотели сходить в кино на 3D-сеанс, но подходящего фильма не нашли, а на блокбастеры всякие не хотелось. Решили прогуляться по Парку культуры, как раз аттракционы включили.

Скрипнула дверь, в проеме показалась голова Антона. Петр сделал ему предостерегающий жест – не мешай. Изобразив недовольство, уролог нехотя ретировался.

– Продолжай. – Петр слегка прикоснулся к плечу девушки. – О чем вы говорили во время прогулки?

– О разной ерунде, – девушка наморщила лобик, припоминая. – Насколько я поняла, ей требовалось просто выговориться. Ее что-то мучило, а что, я так и не поняла.

– О мужчинах вы беседовали?

– Беседовали, но как-то абстрактно, отвлеченно. Без конкретных имен. Типа, все мужики сво… И так далее, в этом ключе.

– Можно сделать вывод, – перебил ее Петр, пытаясь вытащить из диалога хоть какую-то конкретику, – что у нее случилась неудача на личном фронте, какой-то разрыв?

Монро ненадолго задумалась, томно прикрыла глаза и провела ладошкой по коленке, при этом Петр смог рассмотреть ее шикарный маникюр, потом произнесла с ноткой загадочности и какой-то неуверенности:

– Я бы сказала, ее постигло глобальное разочарование. В жизни, в мужчинах, в чем-то основополагающем, понимаете? А выбрала она меня потому, что мы знакомы относительно недавно. Она в больнице появлялась набегами, диссертация все-таки, и я работаю без году неделя. Возможно, не совсем знакомому человеку ей было легче высказаться, вывернуть душу наизнанку. И еще…

Девушка вдруг замолчала и отвернулась к окну. Словно что-то вспомнила и не хотела, чтобы Петр об этом узнал.

– Если не хочешь, не говори, – поспешил он прийти ей на помощь.

– Нет уж, скажу, – она повернулась к нему, и он разглядел в ее глазах слезы. – Мама много болела, потом умерла, когда я была маленькой, поэтому я ее практически не помню. Меня воспитывал отец. Полгода назад отца не стало… Катастрофа: какая-то сволочь сбила его на пешеходном переходе и скрылась. Так и не нашли… Инга как-то об этом узнала…

– Узнала и подумала, – решил сыщик продолжить ее мысль, – что есть что-то общее между потерей близкого человека и тем состоянием, которое было у нее перед вашей прогулкой.

– Да, именно это я и хотела сказать. Мы касались темы потери близкого человека, и я поняла, что она в курсе моего горя. Может, она сознательно дала мне понять это. Но я начала этот рассказ совсем не за тем, чтобы объяснять причины. Это все – прелюдия.

Что могла увидеть Инга?

Петр почувствовал, что все больше втягивается в сюжет, невольно становясь героем рассказа. Анжела тем временем достала смартфон.

– В парке мы стали фотографировать друг друга. Просто так, от нечего делать. На память, чтобы в фейсбуке, к примеру, выложить. Кстати, на нас засматривались молодые люди, некоторые даже хотели познакомиться, но Инга не была настроена.

– Итак, вы стали фотографироваться, – прервал ее Фролов. – Дальше что?

– Вдруг она будто окаменела, увидела что-то позади меня. Так получилось, что я запечатлела как раз это выражение ее лица. Довольно страшное, надо признать.

– А ты можешь вспомнить, в каком направлении смотрела Инга? Что она увидела в тот момент?

– Я спросила ее, что случилось. А она, дескать, проехали, не бери в голову. Но пришла в себя она не скоро, долго была неразговорчивой, думала о чем-то своем, отвечала односложно и невпопад. А потом попросила удалить получившийся кадр.

– Но ты его оставила.

– Оставила… сама не знаю почему. Хотя нет, – Анжела даже подпрыгнула на месте от посетившей ее догадки. – Знаю почему: это была абсолютно естественная, искренняя реакция, не наигранная. Для режиссера подобная игра актеров, насколько я в курсе, является находкой. Поэтому я и решила сохранить.

Спустя несколько секунд Петр увидел то, что так испугало Анжелу. Инга действительно выглядела такой, какой Петр ее никогда не видел.

– В какую, говоришь, сторону она смотрела?

– В сторону Комсомольского проспекта, мы в парке стояли. Я – спиной к Компросу. Там несколько бутиков находятся…

Петр чуть развернул к себе ноутбук Энтони, нашел на экране значок «2ГИС», открыл карту города, нашел место, о котором говорила Монро.

– Мы стояли здесь, – указала пальчиком девушка.

– Так, прикинем угол обзора, что попадает в этот сектор. Мини-маркет зоотоваров, бутик женского белья, ортопедический салон, – начал перечислять доктор, но вдруг сменил тему: – А ты не помнишь, о чем конкретно вы в тот момент разговаривали?

Девушка в этот миг рассматривала что-то на мониторе и не сразу нашлась, что ответить:

– Кажется, мы… говорили, – с трудом подбирая слова, начала она, – мы говорили о прошлогоднем празднике, о Дне медицинского работника. Меня там не было, я тогда еще не работала в медсанчасти, в основном Инга рассказывала.

– Что именно она рассказывала?

– Что неплохо повеселились, всем надолго запомнится. – Монро отвела глаза в сторону, словно припоминая что-то. – Кажется, Инга уточнила, что ей этот праздник запомнится на всю жизнь.

У Петра сложилось впечатление, что Анжела сама сейчас что-то увидела и одновременно при этом вспомнила. Девушка выглядела рассеянной, думала о своем.

– А что она говорила после того, как ты ее… в столь неприятный момент щелкнула? – уточнил он, чувствуя неясный дискомфорт. – Ваш разговор как-то изменился после этого?

– После того, как я ее сфотографировала, она надолго замкнулась и ничего особенного до конца прогулки так и не сказала.

– Если тебе не трудно, скинь, пожалуйста, мне эту фотку, – попросил Петр, заканчивая разговор. – Номер я тебе сейчас продиктую.


Анжела ушла. А Фролов еще долго сидел и разглядывал на сотовом ту самую фотографию. «Что же тебя могло так парализовать? – звучало в подкорке помимо его воли. – Ты сама на себя не похожа! Ты даже не напугана, ты просто о чем-то догадалась. О чем-то страшном. Шокирующем. Причем догадалась благодаря увиденному».

Можно, конечно, взять машину и, невзирая на все наложенные запреты, смотаться в город, зайти в Парк культуры, найти то место, где стояла Инга во время съемки, и посмотреть. Час туда, час обратно – за два часа обернуться реально. Все равно по карте об этом судить можно только приблизительно.

Петр взглянул на часы: ровно восемь утра!

В девять – завтрак. Когда здесь будет опергруппа: в девять? В десять? Тогда останется полагаться только на случай. У него остались еще, ни много ни мало, разговор с Буйкевичем, просмотр видео прошлогоднего праздника и…

Он стукнул себя по лбу: как он мог забыть! Замотался!

Быстро нашел на смартфоне фото того самого колпачка и отправил Чагину. Потом набрал номер одноклассника.

Равнодушный женский голос сообщил, что абонент находится вне зоны действия сети. Неожиданно телефон сам завибрировал.

– Слушай, Петро, я уже третью подряд выкуриваю, пока ты там с девахой этой наговоришься, – недовольно пробурчал Энтони. – Я могу заболеть раком гортани или бронхов… И виноват в этом будешь ты.

– Откуда ты знаешь мой номер? – поинтересовался Петр.

– А супруга твоя на что? – почему-то обрадовался собеседник. – Ты там с этой девахой, а я тут с Эллой. Вот она телефончик мне и подогнала. Ты мне его не давал, не сомневайся.

– Знаешь, какая между нами разница? Вы с ней лясы точите, а я делом занимаюсь. Вместо того, чтобы расслабляться в честь праздника. Лады, поднимайся, я свободен, сейчас посмотрим, что ты там наснимал.

Пока ждал Энтони, вспомнил о том, что Инга месяц назад не только гуляла в парке с Анжелой, но и просматривала то же самое видео, которое они собирались смотреть с Энтони. Хотелось бы точно узнать, что было вначале, а что – потом. Только как уточнишь?

– Антон, вспомни, – озадачил он открывшего дверь коллегу. – Когда Инга попросила у тебя эту запись?

– Я же сказал, около месяца назад… Точнее не скажу. Инга посмотрела и флешку потом вернула.

– Зачем ты тогда разорялся, что у тебя стерли запись праздника, если была флешка? – начал кипятиться Петр. – Сбросил бы с флешки. И посмотрели бы.

– Просто не люблю, когда роются в моей аппаратуре, потому и разорялся. После просмотра зайдем ко мне в комнату, флешка у меня в сумке. Я тебе ее, так и быть, подарю.

Сбитнев уселся за ноутбук, пробежался по клавишам, подобно пианисту, и через минуту на экране Петр увидел знакомые лица.

– Смотри, сыщик, только не бурчи, как старый дед, у которого кальсоны сперли.


С самых первых мгновений Петр не мог отделаться от ощущения, что подсматривает за чем-то запретным. Словно прильнул к щелке в заборе, за которым находится нудистский пляж.

Героями запретного фильма были сегодняшние коллеги: Стас Буйкевич, Макс Лунегов, Инга Ревенчук… Только моложе на год.

Живая Инга смеялась, кокетничала, дурачилась. Петр почувствовал, что его глаза наполняются слезами, и отвернулся. Антон уловил деликатность момента.

Когда камера поймала Олесю Пресницкую, Петр с трудом подавил непроизвольный возглас удивления. Гинеколог была на костылях и с загипсованной ногой. Когда час назад он разговаривал с Пресницкой, она заикалась про гипс, но он не придал этому значения. Сейчас же, во время просмотра, уже не скрывал эмоций.

– Да, вот так, – без труда прочитав его мысли, кивнул Энтони. – Любовь творит чудеса. Правда, про любовь мы позже узнали, уже после праздника. Но сейчас, задним числом, если пристально всматриваться, можно заметить первые проблески.

Петр поднялся, прошелся по комнате.

– Насколько я в курсе, тогда у Лунегова с Ингой был роман.

– Заканчивался, хотя внешне как бы все было нормально. С соблюдением приличий. Я же говорю, если всматриваться…

– Может, и Инга тоже присмотрелась и заметила что-то! – догадался Петр. – Сама будучи в кадре, этого не замечала, а со стороны увидела. Со стороны-то видней!

– Верно мыслишь, это самое очевидное, – уролог сделал несколько щелчков пальцами в воздухе. – А дальше-то что? Увидела, как Пресницкая любезничает с Лунеговым за ее спиной… Ингу же и убили! Вот если бы убила она – другое дело.

– Можно нанести упреждающий удар, – возразил Петр. – Или произойдет трагическая случайность и убийца превратится в жертву.

– Интересный поворот, – кивнул Энтони, будучи настроен развивать мысль. – Еще бы алиби соответствующее обеспечить – и дело в шляпе.

«Э нет, дорогой! – мысленно одернул коллегу Петр, остановившись у окна. – Ни капитаном Гастингсом, ни доктором Ватсоном ты не будешь. Сначала расскажешь, что за придурь у тебя с телефоном. Что за странные сигналы то и дело к тебе приходят. А уж потом я решу, посвящать тебя в тайны следствия или нет».

– Она могла попытаться как-то отомстить за то, что они шуры-муры за ее спиной во время праздника… Но это абсолютно нереальная версия.

– Почему?

– Потому что все говорит о том, что убийство планировалось задолго до сегодняшнего утра. Был приобретен необходимый реквизит. Чтобы никто не мешал, всех усыпили. О спонтанном убийстве тут речи быть не может.

Рука на плече соперницы

Петр попросил коллегу уступить ему место за монитором. На самом деле он не был уверен в том, что говорил. Вот камера скользит по плечу Лунегова, потом упирается в профиль Стаса. Они о чем-то оживленно беседуют. Травматолог оживлен, что-то доказывает, до зрителей долетают отдельные звуки, но понять смысл разговора невозможно.

Если ориентироваться на выражение лиц, то Лунегову не нравится то, о чем говорит Стас. Лунегов, похоже, что-то предлагает, а Стас – против этого. Причем категорически.

Камера скользит дальше. Инга подходит к Максу, обнимает его за плечи. Мужчины, как по команде, замолкают. Лунегов улыбается Инге, отвечает на объятие.

Они не скрывают своих отношений…

В этот момент камера выхватывает лицо Пресницкой. Травмированная явно ревнует патологоанатома! В ее взгляде сквозит досада. Если бы не костыли, Макс был бы ее, несомненно.

– Короче, в отношениях этого треугольника – Лунегов, Пресницкая, Ревенчук – на том празднике произошла необъяснимая ротация, – подытожил уролог, тяжело прохаживаясь по комнате. – Макс, попросту говоря, переключился с Инги на Олесю.

– Почему необъяснимая? – Петр прикинулся непонятливым, хотя давно все заметил сам.

– Макс сделал выбор в пользу загипсованной Олеси. Та сломала ногу буквально накануне Дня медицинского работника. Я уж думаю, не стало ли это пусковым механизмом их любви? Здесь, мне кажется, самое время психиатрию подключать.

– Любовь не выбирает, – философски изрек Фролов, ткнув указательным пальцем в потолок. – Если это настоящая любовь, конечно. Хотя, согласен, все выглядит странно и подозрительно.

В этот момент камера поплыла в сторону, кадр сменился. И вот уже чья-то рука лежит на плече Олеси. Судя по рубашке, это Макс. Пока Инга не видит, он делает знаки внимания своей новой пассии!

Петр понял, что ему надо подумать в спокойной обстановке. В голове мелькали разные мысли, их требовалось как-то «устаканить».

– Ты не хочешь на перекур? – вскочив со стула, Петр направился к выходу, нащупывая в кармане изрядно похудевшую пачку.

– Я, кажется, немного перекурил, – Антон развел руками. – Если ты не возражаешь, я хотел бы здесь посидеть. Не забывай, ты просмотрел не всю запись, есть еще следующий день.

– Сейчас покурю и досмотрю! – пообещал Петр, выходя за дверь.

Двигаясь по коридору, он попытался представить себя на месте Инги, просматривающей спустя почти год видео праздника. Итак, рука Макса на плече Олеси, гипс, костыли… Гипс, костыли…

Петр остановился между спуском на первый этаж и продолжением коридора, не в силах сообразить – куда идти дальше. Все мысли из головы вытеснила одна догадка.

Инге в парке случайно попался на глаза ортопедический салон. Увидев его, она тотчас вспомнила про гипс и костыли на видео.

Вот она, связка!

Получается, главный ее враг или враги на тот момент – Лунегов с Пресницкой. Макс – потому что фактически изменял ей, а Пресницкая – потому что лучшая ее подруга. Потому что знала, что у Инги с Максом любовь. Они любезничали друг с другом в те моменты, когда Ревенчук не могла их видеть. Это уже конкретная обида!

Закуривая на крыльце, Петр представил себя на месте Инги. Каково это – спустя год узнать, что тебя так красиво развели на глазах у всех! Потом наверняка последовало объяснение: дескать, извини, я полюбил другую… Извини, подруга, но у нас с Максом… Так получилось… Сердцу не прикажешь…

Но объяснения оказались немного опоздавшими! Если бы раньше, перед праздником. А так, вслед веселью – это подло.

Петр вспомнил слова Олеси о том, что Макс был на том празднике не свободен и им пришлось скрывать свои отношения. От Инги они скрыли, но от камеры не получилось, уж слишком въедливый оператор попался!

И благодаря камере Ревенчук увидела это спустя год!

Увидела, воспылала ненавистью, решила взять реванш. В чем он заключался?

Петр вспомнил свои вчерашние наблюдения, как подруги приехали на крохотном «Шевроле». Как они мило болтали, пока шли по стоянке. Получалось, Инга – прекрасная актриса?

Уверенности не было. Петр потушил сигарету и отправился досматривать видео. Возможно, когда он увидит все, уверенности будет больше. Или, наоборот, она пропадет совсем.

– Итак, вторая серия, – объявил Энтони, запуская ролик. – Это завтрак, все сонные, опухшие… Оно и понятно, все-таки не студенты уже. А выпито было много.

– Все в сборе, только нет Инги, – произнес Петр, всматриваясь в монитор, словно в снимок легких, пытаясь обнаружить там крохотный метастаз. – Я правильно понял? Где она, по-твоему?

– Припоминаю, – напрягся Сбитнев. – Она задержалась, явилась какая-то озабоченная, как будто не от мира сего. Вот, сейчас появится…

Инга действительно появилась, но ее было трудно узнать. Было заметно: что-то ее мучило, терзало. Макс пытался ее отвлечь, она реагировала скупо, односложно, вновь и вновь уходя в свои размышления.

Камера не акцентировала внимание на Ревенчук, снимала все подряд, и это раздражало. Петру хотелось наблюдать исключительно за Ингой, но высказывать претензии оператору сегодня, спустя год, было бы глупо.

– А что-то еще интересное помнишь? Как она вела себя?

– В конце у нее словно крыша поехала. Она что-то все искала, выспрашивала у девчонок…

– Что она потеряла? О чем спрашивала?

– А я знаю? – уже в который раз за утро обиделся Энтони. – Мое дело – съемка, кадр, композиция… Для потомков отснять и сохранить. Жаль, тебя там не было. Ты бы сразу все выяснил.

– Зачем жалеть о том, чего мы не в силах изменить? – философски изрек сыщик. – Лучше думать, как исправить сегодняшние ошибки.

– Ты прав, – уролог зачем-то полез в карман. – Кстати, я тебе обещал, вот, смотри на здоровье. Пока ты курил, я сбегал за ней.

С этими словами Антон протянул Фролову флешку с голубой каемочкой.

Робот без электропитания

В дверях Петр столкнулся с возмущенной Эллой.

– Ты чем тут занимаешься? – накинулась на него бывшая супруга. – Скоро завтрак…

– Вот именно, – перебил он ее, увлекая в коридор. – Скоро завтрак, а я не продвинулся в следствии ни на шаг! Столько деталей, ребус на ребусе, а разгадывать – времени нет.

– Я же говорю – используй меня, женский мозг отличается от мужского, мы видим окружающее по-другому. У нас ассоциации другие, нетривиальное мышление, опять же…

– А я что делаю? – притворно «вскипел» сыщик. – Разве я не пытаюсь использовать? Уже в который раз у тебя спрашиваю: ты вспомнила, кому отдала вчера свой сборник, подписанный Буйкевичем?

– Вспомнила! – подпрыгнула от радости Элла. – Инге дала почитать! Она подошла, попросила так, чтобы никто не слышал. Дай, говорит, гляну, что пишет эта падаль.

– Так и сказала «падаль»? – уточнил Петр.

– Именно! Я к тому времени успела полистать. Особо ничего не приглянулось, на, говорю, читай на здоровье.

Решив использовать интуицию супруги, Петр вначале окинул взглядом коридор. У комнат, где были обнаружены трупы, по-прежнему дежурили работники турбазы. Это почему-то его успокоило.

– Как ты думаешь, – он перешел на шепот, – почему книжка в руках мертвой Инги была перевернута? Что нам этим хотел сказать убийца? Здесь наверняка что-то зашифровано!

Он думал, раскрытие такой интригующей детали повергнет Эллу в шок или хотя бы заставит задуматься. Супруга же ответила практически мгновенно:

– Ничего тут не зашифровано. Тот, кто вкладывал в мертвые руки книжку, мог плохо видеть. Он просто не разглядел! Ну или она… Это уж сам смотри.

Петр вспомнил, как медленно двигалась по коридору Олеся рано утром, как с трудом она вошла в комнату с трупом. И не сразу разглядела мертвую подругу. Ей потребовалось подойти вплотную и на ощупь убедиться, что это Инга. Все потому, что на Олесе не было очков. Они в этот миг были на трупе.

Видимо, Петр в этот момент был похож на загипнотизированного кролика, так как Элла щелкнула несколько раз перед его носом пальцами. Это не помогло, только легкая оплеуха привела его в чувство.

Окончательно очнулся он в своей комнате, когда уселся на стул.

– Ты сейчас вообще где? – поинтересовалась супруга, стоя перед ним на коленях. – Это турбаза «Макарьево», не забыл?

– Не забыл, – медленно включаясь в реальность, ответил Петр, обводя взглядом комнату. – А вообще-то я все еще на прошлогоднем празднике.

– Гонишь! Тебя там не было! – погрозив ему пальцем, заметила Элла, словно, находясь там, он мог увидеть нечто запретное. – Могу поклясться.

– Физически, может, и не был, но виртуально… Только что просмотрел запись Сбитнева. Ты говорила, что тогда наутро Инга была сама не своя. Все что-то искала…

Элла неожиданно напряглась, изменилась в лице, словно по мановению волшебной палочки оказалась после путешествия по Диснейленду в демонстрационном зале кафедры судебной медицины.

– Да, не своя… Я не помню ее такой ни до того момента, ни после, – напряженно вспоминая, она ткнула ему пальцем в грудь: – Помнишь фильм «Отель «У погибшего альпиниста»? Мы еще вместе на него ходили. Была ретроспектива прибалтийских фильмов в кинотеатре «Триумф»…

– Еще бы! – усмехнулся Петр с таким выражением, словно его спросили, помнит ли он свое имя. – Это же Стругацкие! В моей жизни это был уже пятый или шестой просмотр этой картины.

Элла скорчила гримасу и замахала руками, дескать, сейчас не время демонстрировать свою эрудицию.

– Так вот, самым шокирующим моментом во всем фильме для меня был вид госпожи Мозес, отключенной от питания. Она оказалась роботом. Ее лысый череп после того, как этот физик с нее снял парик, – просто жесть, по-моему.

– При чем тут Инга, что-то не пойму никак.

– Она чем-то напоминала в то утро госпожу Мозес. Была похожа на робота, отключенного от питания. Словно ночью побывала в другом времени, в зазеркалье. Ночью случилось что-то страшное. Изменилась за ночь радикально. Утром у нее была идея фикс – найти потерянное во что бы то ни стало. Но что именно, я не в курсе. Может, у нее что-то украли? Она даже шарила по сумочкам, и ее застали за этим делом пару раз. Короче, конфузы были жуткие.

– Спасибо, Элк, за информацию, – Петр засобирался к Буйкевичу. – Мне надо успеть до завтрака.

У самой двери его настиг вопрос супруги:

– Ты ничего не сказал про мою идею с перевернутой книжкой в руках трупа и плохим зрением убийцы. Пригодится тебе эта мысль?

– Гениально! Пригодится однозначно! Назначаю тебя капитаном Гастингсом, – он вернулся, похлопал супругу по плечу и чмокнул в лоб. – А сейчас, извини, остался один человек для допроса.

– Прямо как покойницу, – бесцветно заметила она.

– Умеешь ты поднять настроение, – ответил он уже из коридора.


Внутри Петра все сопротивлялось этому признанию, но он вынужден был констатировать: мысль, высказанная Эллой, претендовала на открытие следствия номер один. Как он сам об этом не догадался?

Никакого смысла в перевернутой книге нет! Просто убийца плохо видел. Причина тому – потерянный винтик от очков.

Петр остановился буквально за метр до двери, ведущей в комнату Буйкевича и Монро. Выпавший винтик крепил всего лишь носоупор – деталь, без которой очки вполне могли еще выполнять свою функцию. Да, неудобно, отвлекает, мозолит, очки сидят криво, но… видеть-то можно. А убивать – тем более! В чем же дело?

Да, в копилку следствия новая мысль добавляла немного: откровенной близорукостью страдала только Олеся, которую в роли убийцы сыщик представить никак не мог. Одно с другим не стыковалось: зачем убийце с плохим зрением оставлять очки на жертве?

Все на турбазе знали, что это очки Пресницкой, ни для кого данная подробность секретом не была.

Отсюда вывод: в обоих случаях овчинка выделки не стоит. Если убийца – Олеся, то оставлять очки на носу жертвы – верх глупости и непрофессионализма. И даже если убийца – не она, то все равно невыгодно наводить таким образом подозрение на гинеколога. Пустая трата времени.


В этот миг кто-то взял Петра за локоть. Он вздрогнул и обернулся. Рядом стояла Олеся в тех самых очках, о которых он только что думал, и виновато глядела на него.

– Я давно должна была это сделать, – хрипло произнесла она.

– Что? Признаться в убийстве своей подруги? – шепнул ей на ухо Петр. – Еще не поздно, шанс есть.

– Вам бы только шуточки шутить, а мне говорить на эту тему противно. Пойдемте ко мне.

В комнате Пресницкой до сих пор витал аромат корвалола. Олеся подошла к окну и, держа очки указательными пальцами, о чем-то задумалась.

– Что вы мне хотели сообщить? – нарушил паузу Петр.

– Не знаю, как начать, – все так же хрипло произнесла гинеколог. – Приходится нарушать врачебную тайну и некоторые принципы деонтологии. Утешает лишь то, что вы – доктор…

– Тайна касается Инги? – безапелляционно спросил Фролов и получил кивок в ответ. – Вы обязаны сообщить следствию все, что знаете, ведь владелица этой тайны мертва. Укрывательство любой информации в данном случае преступно.

– Но ведь вы – не следствие! – в сердцах заметила Олеся, сжав кулачки. – Вы, прежде всего, ее коллега, не выдавайте желаемое за действительное! Ладно, слушайте… Мне по секрету сообщила моя однокурсница из платной поликлиники. Словно предвидела, что возникнет такая ситуация…

Петр взглянул на часы: уже пять минут, как начался завтрак, а он еще с Буйкевичем не побеседовал! «Не укладываюсь в регламент, однако!»

– Так ради чего вы меня к себе пригласили?

– Инга прошлым летом лечила у моей знакомой очень пикантное заболевание, которое приводит к бесплодию. Я тут прикинула по срокам и ужаснулась. Выходит, получить она его вполне могла на прошлогоднем празднике.

Олеся закрыла глаза, прижала руки к груди и принялась что-то шептать. Петр прислушался, и ему сделалось не по себе. Женщина просила прощения у мертвой подруги за разглашение ее тайны.

– Извините, пожалуйста, – он дотронулся до ее плеча. – Мне не дает покоя один вопрос. Почему Инга ночевала в другом номере? Она как-то объяснила вам свое решение? Ведь изначально вас поселили вместе.

– Я об этом ничего не знаю, – призналась женщина, поправив очки, в которых все еще не хватало носоупора. – Вчера вечером на меня напала такая сонливость, что я едва смогла дойти до постели. Когда ложилась, Инги еще не было. А утром, проснувшись, я ее потеряла, пошла искать… Наткнулась на труп.

…Петр брел по коридору, пытаясь сдержать клокотавшее внутри негодование. Как ни крути, Пресницкая не похожа на убийцу. Но можно ли остаться подругами после того, как любимый ушел к другой? Выходит, можно. Он вспомнил, как тепло Инга отзывалась об Олесе, а сейчас, когда он увидел, как Пресницкая буквально вымаливала у нее прощение?..

Нет, что-то здесь не так.

С ума сойти – сколько всяких напастей свалилось на бедную голову Инги! Измена любимого, нехорошее заболевание и, как апофеоз тотальной невезухи, – смерть. За что? В чем она провинилась?

С кем у нее мог быть секс в ту злополучную ночь? С Лунеговым. Это самое очевидное. Допустим, он ее заразил, она решила ему отомстить. Выбрала именно День медицинского работника и ту же турбазу «Макарьево»…

Но что-то пошло не так, и Макс нанес упреждающий удар. Допустим, а каким боком здесь маячит Цитрусов? Его-то зачем убивать? Его на прошлом празднике вообще не было.

Оказался случайным свидетелем? Сбитнев говорит, что Валерий где-то бродил всю ночь. Вернее, половину ночи. Под утро его убили.

Одна версия круче другой.

Петр уже собрался постучать в дверь Буйкевича и Монро, как в голове фотовспышкой блеснула еще одна мысль. Если Лунегов заразил Ингу неприличной болезнью, то сам должен был страдать ею. Это может знать мужской доктор, его лечивший. Теоретически – уролог Сбитнев.

Конечно, Макс мог воспользоваться и услугами платной клиники, чтобы не «светиться» по месту работы. Но поговорить с Энтони надо. Причем без свидетелей.

След в локтевой ямке

Стас сидел на кровати никакой: бледный, с закрытыми глазами, покачиваясь из стороны в сторону. От вчерашнего Ковбоя не осталось и следа.

Вопрос Фролова «Где Анжела?» травматолог оставил без внимания.

Петр спросил себя, этого ли человека он видел вчера читающим свои стихи, подписывающим сборники. И в коридоре, когда подсматривал за разговором Стаса с Лунеговым, он видел совершенно другого человека: уверенного в себе, энергичного, сильного… Что с ним случилось за ночь?

– Тебе чего надо, земляк? – прозвучал в тишине скребущий шепот. Так метла дворника метет по сухому асфальту. – Шел бы ты подальше, а? Не видишь – сушняк замучил. Все тело ломает, словно стадо бизонов ночью топталось.

– Да, талант не пропьешь, – иронично заметил Петр, присаживаясь на край кровати. – Стадо бизонов – прекрасное сравнение. Поэтическое!

Шаркая шлепанцами, с полным графином воды вошла встревоженная Анжела. Хотела налить в стакан, но Стас выхватил графин из ее рук и, приложившись к горлышку, принялся пить крупными глотками, обливая при этом и себя, и постельное белье.

– Если так дальше пойдет, – глядя в потолок, заметила девушка, – то не знаю, насколько счастливо сложится наша жизнь… И сложится ли?

– Слышь, Гжелка, а что тут в стакане было такое невкусное? Я, кажись, вчера выпил.

– Пить меньше надо, – огрызнулась она. – Вода обычная, я таблетку запивала. А тебе после водки вода невкусной показалась? Одевайся давай, мы на завтрак опаздываем, уже пригласили!

Петра в этот момент очень интересовали смятые простыни. Во второй раз за утро он пожалел, что у него нет ультрафиолетового фонарика, в свете которого биологические жидкости выглядели бы на белье контрастно.

– Во сколько вчера вы уснули? – спросил Петр, доставая свой блокнот. – Вопрос к Стасу.

– А твое какое дело? – попытался улыбнуться Ковбой, но тотчас сморщился от головной боли. – Ни хрена не помню, если честно.

– Тебя еще не проинформировали? – Петр вопросительно взглянул на Монро, которая беспомощно развела руками, дескать, сами видите. – На турбазе – два трупа. Убиты Инга Ревенчук и Валерий Цитрусов. Поэтому мне важно: что вы делали ночью?

– Что? Ингу того? Гонишь! А мы дрыхли без задних ног, – икнув, сообщил Стас, повторно потянувшись к графину. Фролову при этом бросилась в глаза его левая локтевая ямка, где красовался четкий кровоподтек.

– Ничего не помнит, бедолага, – усмехнулась Анжела, с презрением глядя на любовника. – Я же говорю, уснули уже под утро. Он – первый, я – чуть позже.

– У-у-у… Как башка кружится! – Буйкевич сжал себе виски. – Словно в невесомости плыву. Блин…

Петр повернулся к девушке:

– Анжел, не могла бы ты оставить нас наедине?

– Вы оба с Гжелкой шли бы отсюда! – заревел по-бычьи Стас. – «Не могли бы меня оставить одного»… На фиг! Не до вопросов мне сейчас! Заколебали! Я что, так вчера напился?

Анжела тем временем молча направилась к двери. Петр потянулся к левой локтевой ямке Буйкевича. Свежий след не оставлял никаких сомнений: в вену травматолога недавно входила игла.

Взгляд Петра зацепился за пустой граненый стакан на тумбочке. Он взял его и осторожно принялся рассматривать на свет.

– Стакан как стакан, – заметила Монро от двери. – Когда вселились, стоял с графином на тумбочке. Этот… с вечера много пил – вот и подумал, что водка, а там вода простая. Я таблетку запивала.

– Какую, можно спросить?

– От головной боли. Она и сейчас не успокоилась. Я головную боль имею в виду.

Сыщик нагнулся, фактически лег на пол, чтобы заглянуть под кровать. Хотя вряд ли тот, кто делал Буйкевичу инъекцию, забросил туда шприц. Скорее всего, унес такую улику с собой.

Однако кое-что сыщик под кроватью все же обнаружил – вырванный из блокнота листок в клетку, чистый с обеих сторон.

Когда Петр поднялся, Анжела все еще стояла в дверях. Увидев листок, она взмахнула руками, дескать, тоже мне улика!

– Кстати, Анжел, раз уж вы здесь, – решил уточнить Петр, ища глазами блокнот, из которого мог быть вырван листок. – Кто Стасу ночью в вену вкалывался, не подскажете? Свежий след от инъекции у парня, сами можете посмотреть.

– Впервые вижу и слышу, – отреагировала Монро, выходя из комнаты. – Точно – не я. Кто – не знаю.

Так и не найдя блокнота в комнате, Петр был вынужден положить найденный листок на тумбочку.

– Да пошли вы все!

С этими словами Стас попытался встать. Сыщику тотчас бросились в глаза кровавые разводы на смятой простыне, на которой до этого сидел травматолог.

Он мгновенно подскочил, оттолкнул Буйкевича:

– Это что? Было изнасилование? – крикнул осуждающе, словно в суде. – Лишение девственности? Дефлорация, говоря по-научному?

– Боже мой! – из коридора, как фурия, влетела Анжела, схватила окровавленную простыню и заорала: – Никогда не думала, что до такого дойдет. Такой позор! Позорище! А еще доктор! Мужики они и есть мужики… Хоть медицинский вуз окончат, хоть отработают пятнадцать лет после него врачами… Ничего в их мозгах не поменяется. Ну и ну! Что такое месячные, тебе известно? Это не твое собачье дело! Пришел тут, копаешься в нашем белье, какое ты имеешь право?

Она резко запихнула простыню со следами крови под кровать, при этом смахнув с тумбочки банку кофе вместе с граненым стаканом. К счастью, те упали на ковровую дорожку и не разбились. Монро схватила подушку и замахнулась на Петра, тот кое-как успел уклониться от летевшего в него «снаряда».

Минутой позже доктор брел по коридору, не замечая, что проходит мимо распахнутой двери в кают-компанию.

В комнате Буйкевича и Гридиной его внимание привлекли четыре вещи: след инъекции в локтевой ямке травматолога, пустой граненый стакан, чистый лист под кроватью и, естественно, кровавые следы на простыне.

Еще одна мелочь – банка кофе. Как кофеман со стажем, сыщик отметил про себя: кофе не растворимый – как из турки, можно сразу в чашку. Классный кофе, короче.

Смущало и состояние самого Буйкевича. Он производил реальное впечатление больного, только что вышедшего из наркоза. Так сымитировать пробуждение не просто – по плечу лишь большим талантам.

Впрочем, свою талантливость Стас вчера продемонстрировал, удивив всех своими стихами.

Что касается ночи, то Петру показалось, что Стас мертвецки спал, причем уснуть ему помогли. Как с этим связать недвусмысленные намеки его любовницы, что они чуть не до утра занимались сексом?

Возможно, сначала занимались, но потом кто-то сделал Стасу инъекцию снотворного, и поэт вырубился. Зачем, спрашивается? Мог оказаться ненужным свидетелем? Чего именно?

Петр дошел до конца коридора, повернул обратно.

Он бы не смог точно сказать, чем ему не понравился граненый стакан на тумбочке. Но что-то в нем было необычное. Вряд ли страдающий сушняком Стас стал бы наливать в него из графина воду. Из горла – оно как-то надежней. Хотя, черт его знает.

Анжела запивала таблетку. Вода в стакане осталась, Стас потом допил, но что-то ему в той воде не понравилось…

И уж совсем никуда не вписывались кровавые следы на простыне. Очень сомнительно, что Монро стала бы заниматься сексом во время месячных. Но даже если бы и стала, то «после того как» непременно уничтожила бы все следы, как это сделала только что.

Она же спокойно взяла графин и отправилась за водой. Реакция с криками и запущенной подушкой выглядит немного запоздалой.

Нет, что-то тут не так.

Кирпич в огород Хозяйки

Проходя мимо кают-компании, Петр увидел за столом Стаса Буйкевича с Монро и понял, что бродить по коридору туда-сюда дальше не стоит. Желудок давно напоминал ему, что напряженная умственная деятельность требует калорийной подпитки.

Сказать, что за завтраком витала мрачная атмосфера – все равно, что ничего не сказать. Убийца физически находился за одним столом со своими жертвами, наблюдал за ними и посмеивался. От него струился неясный холод, который пробирался в сердце и леденил всех присутствующих.

Петр уселся за столик рядом с Эллой:

– Не хватает только кутьи. Все остальное – я имею в виду мрачные лица, плаксивые речи, соболезнования близким – не только в наличии, но даже в избытке.

Петр нахмурил брови, чтобы как-то урезонить бьющую через край неуместную иронию супруги, но тут над столами прозвучало:

– Друзья мои, – Лунегов поднялся с рюмкой водки в руке. – У нас – горе. В эту ночь нас постигла большая утрата. Двое из нашего, не побоюсь этого слова, спаянного коллектива были найдены убитыми. Диагноз насильственной смерти не вызывает никаких сомнений. Предлагаю выпить стоя и не чокаясь. Светлая память Инге и Валерию. Мы их никогда не забудем, они навсегда останутся нашими коллегами… и пусть…

Неожиданно в кают-компанию с полным стаканом морса стремительно вошла Хозяйка турбазы и, всхлипывая, перебила говорившего:

– Не думала, не гадала, что такое… к-когда-нибудь произойдет, – с трудом подбирая слова, декламировала Антонина Ильинична. – И не где-то в Чикаго, а в «Макарьеве». Что доживу до такого… ужаса. Наша турбаза всегда была на хорошем счету. Только грамоты, премии, поощрения всякие… Достаточно взглянуть на нашу Доску почета.

– Что, и такая есть? – вырвалось у Пресницкой, но она тотчас прикрыла рот ладошкой. – Извините.

– Есть. Правда, на реконструкции. Фотографии заменяем… Обновляемся. Двойное… уб…уб… страсть какая! Даже произнести не могу. Но, как предписывает инструкция, я уже вызвала… вовремя… полицию, должны прибыть с минуты на минуту…

– Уже два часа ждем, – недовольно буркнул Лунегов, так и не зная, что делать со своей стопкой. – Это только в кино все приезжают вовремя, все работает, как часовой механизм.

Слушая Лунегова, Хозяйка турбазы отпила немного своего морса и присела за свободный столик.

– А чем наш Пуаро хуже? – вытянув руку в сторону Петра, вскочила Анжела. – Он всех знает как облупленных, уже начал следствие, вроде как успешно, так пусть и продолжает. Мы с ним будем более откровенны, чем с полицейскими, все же свой человек…

«Да, кровавые простыни – куда уж откровенней, – подумал Петр, намазывая масло на круассан. – Я бы после такого не то что выступать на траурном завтраке, на глаза бы не рискнул показаться. А Монро хоть бы хны, еще и комплименты отпускает. Вот и пойми попробуй это поколение!»

– А что, если убийца вообще не из наших? – неожиданно предположила Элла, размешивая ложечкой кофе. – Он мог запросто прийти ночью, убить Ингу и Валерия, спокойно замести следы и исчезнуть. Он мог знать расположение комнат, кто где спит… Дверь, насколько я знаю, не закрывается на ночь.

Притихшая было Антонина Ильинична снова поднялась, хотя Петр видел, как непросто это ей сделать. На последствия вчерашнего обморока наслоились события сегодняшнего утра – не каждая сердечно-сосудистая система это выдержит.

– Камешек в мой огород? – голосом Фрекен Бок из серии мультфильмов про Карлсона возразила она. – Я бы сказала, не камешек даже, а увесистый кирпич! Это – клевета, заявляю с полной ответственностью! Дверь на ночь запирается, в вестибюле дежурит охранник.

– Я не сплю практически с пяти утра, – резко взмахнул рукой Сбитнев, в результате чего с вилки, которую он держал, сорвался ломтик колбасы и, описав в воздухе параболу, едва не приземлился на соседний столик. – Никого я у дверей не видел, а сама дверь была открыта – заходи не хочу. Кстати, это может подтвердить и Петр, наш Пуаро, если хотите. Мы вместе выходили курить.

«Пуаро» тем временем приблизился к супруге и прошептал:

– Убийца, пришедший со стороны, никак не мог знать, что Инга сменит комнату, уйдет на ночь от Пресницкой. Причем решение это было принято спонтанно, по моим данным, глубокой ночью.

– Откуда ты знаешь, что спонтанно? Грань между спонтанностью и закономерностью в женской психологии весьма условна. А если Ревенчук договаривалась встретиться с убийцей именно в той комнате, где ее убили? – почти не задумываясь, парировала супруга. – Это для нас она поселилась вместе с Пресницкой, а потом все переиграла. А убийце пообещала, что будет именно там.

Переваривая ответ супруги, Петр ненадолго замолчал. Его взгляд блуждал по лицам коллег, на ком-то задерживаясь дольше, кого-то скоропалительно пробегая. Стас Буйкевич ел не спеша, думая о своем.

Как и вчера, во время автографсессии, что-то зацепило взгляд сыщика, но разобраться, что это было конкретно, Петр опять не успел. В столовой стоял невообразимый гул. Хозяйка турбазы в прямом смысле держала оборону, отбиваясь от нападок постояльцев. Атаки уролога отличались богатырским натиском:

– …Мы даже не знаем, как он выглядит, этот ваш Дамир. Как мы можем доверять неизвестно кому? А вы говорите – охранник! Звание охранника в наших глазах еще заслужить нужно!

Антонина Ильинична невозмутимо достала сотовый, набрала номер:

– Дамирка, спустись к нам, пожалуйста. Тебя хотят видеть. Как кто? Гости наши любимые! Оставь свой пост на минутку. Ничего не случится, все сидят здесь, в кают-компании. Не бойся, труп не оживет и никуда не уйдет, – закончив разговор, Антонина Ильинична спрятала сотовый в карман трико и добавила от себя: – Исключительно ответственный молодой человек. Кстати, прошел две чеченские кампании, в совершенстве владеет дзюдо, боевым самбо… Прошу отнестись серьезно.

– А пока он идет к нам, я скажу о наболевшем. Раковина в женском туалете засорилась, – вставила Олеся Пресницкая, косясь глазами на Хозяйку. – Где прикажете умываться?

– Не надо было в эту раковину кофейную гущу и чайную заварку сливать, – раздраженно парировала женщина в красном. – Для этого, простите, унитаз имеется.

– Лично я ничего не сливаю, у меня растворимый кофе и чай в пакетиках, – обиженно заявила в свое оправдание Олеся, поправляя очки. Она хотела сказать еще что-то, но в этот момент в кают-компанию постучали, дверь приоткрылась, и все увидели черную всклокоченную шевелюру.

– Вот и Дамир, – представила своего сотрудника Антонина Ильинична. – Входи, дорогой, не бойся, тебя никто не укусит.

Взглянув на Дамира, Петр вспомнил, что видел этого усатого черноглазого брюнета у дверей комнаты Цитрусова. Еще пару раз он попадался доктору на глаза вчера, когда они с Эллой искали свой номер.

– Я тоже человек, – с ходу начал Дамир, словно перед этим подслушивал разговор за дверью. – Могу ненадолго отлучаться, это мое право.

– Но дверь при этом надо закрывать, – жестко резюмировал Сбитнев. – Мало ли кто в нее войти может.

Реакция Дамира удивила постояльцев:

– Ой, да кому мы нужны, – снисходительно улыбнувшись, ответил он. – Ручаюсь, никто посторонний не заходил!

«Парень явно не из робкого десятка, – подумал Петр, разглядев едва заметный румянец на щеках охранника. – Такого, наверное, женщины любят. Я даже догадываюсь кто. Только не знаю, как это использовать в интересах следствия. Но это – дело наживное.

Вообще-то версия вполне жизнеспособная, – доктор перестал слушать оправдания охранника и углубился в собственные размышления. – Кто-то, совсем незнакомый, явился ночью со стороны, сделал свое черное дело и благополучно покинул пределы «Макарьева». Признаться, ты, сыщик, поначалу недооценил эту версию. А жаль, возможно, потерял драгоценное время. Хотя… что бы ты успел сделать, приди подобная мысль к тебе вовремя?»

Ищи скрытую камеру!

Петр вдруг почувствовал в кармане вибрацию, а через секунду по кают-компании поплыла мелодия из «Криминального чтива».

– Да, Димон, приветствую, – буркнул обрадованно в трубку доктор, едва выскочив в коридор. – Ты получил от меня фотографию вещицы непонятной?

– Кажись, земляк, – сочувственно забурчал в ухо доктора голос одноклассника Чагина, – влетел ты с разбега в неприятный блудняк, раз такие снимки присылаешь. Не в «Макарьеве» ли вы отдыхаете? У нас тут столько шороху после какого-то странного звонка оттуда! Короче, группа уже выехала.

– Да, именно в «Макарьево» меня и угораздило…

– Поздравляю, земляк! Ждите, скоро будем.

– Кстати, – Петр прикрыл трубку ладонью и осмотрелся, – что это за колпачок такой, Димон? Ну, на фотке, которую я прислал? Никак не разберусь без твоей помощи.

– Это, без сомнения, колпачок от скрытой видеокамеры. Ищи, где она установлена, пока мы не приехали. Скорее всего, срабатывает на датчик движения. Если найдешь, ничего не трогай, никого не выпускай. Лучше, чтобы все сидели друг у друга на виду, в столовой, например. И ждали приезда опергруппы.

– Увы, Димон, этого гарантировать не могу. Все мы – медики, люди нервные, эмоциональные. К моему мнению мало кто прислушивается.

– Петро, ты, кажется, врач? Так вдолби им в подкорку, что непослушание в данной ситуации в рамках закона рассматривается как создание препятствий следствию. Судя по колпачку, все у вас серьезно. Кстати, что по трупам? Ты наверняка не удержался и посмотрел.

– Первый труп – женский, Инга Ревенчук, ЛОР-врач городской поликлиники. Подчеркнуто пионерская атрибутика: повязан пионерский галстук, к соскам приколоты пионерские значки.

– На живую приколоты? – удивилась трубка так, что Петр ее чуть не выронил на пол. – В смысле, прямо к мясу?

– Я же говорю, к соскам, конечно, на живую.

– Что-то мне это напоминает, – задумался на короткое время Чагин. – Дам задание покопаться в Сети на предмет приколотых звездочек. Давным-давно когда-то я такое уже встречал, но сейчас не помню, где и когда. А способ убийства?

– Анафилактический шок. У убитой была при жизни сильная аллергия, ей каким-то образом дали понюхать смертельную смесь.

– Что, специально подготовили?

– Конечно, специально, – Петр присел на стул возле комнаты убитого Цитрусова – тот самый, на котором недавно сидел Дамир. – Преступление готовилось тщательно – не день и не два.

– Понятно. Что по второму трупу?

– Валерий Цитрусов, парень лет тридцати, фельдшер «Скорой помощи», мой коллега. Вкололи что-то в сонную артерию, причем он не сопротивлялся. Никаких следов насилия. Все добровольно.

– Цитрусов… Фамилия такая странная. Как у гомика…

– Он и есть гомик. Кстати, незадолго до смерти парень имел секс. Такие вот коврижки.

– Значит, так, – раздумчиво заключил одноклассник. – Скинь мне эсэмэской всю информацию по каждому из своих коллег. Фамилии, имена, отчества, возраст, специальность, семейное положение – в общем, все…

Неожиданно связь прервалась. Петр остановился посреди коридора и огляделся. Потом поднялся на второй этаж. Возле комнаты с мертвой Ингой дремал на табуретке Леонтий. Значит, комната с трупом Валери на первом этаже находилась без присмотра – Дамира вызвала в кают-компанию Хозяйка гостиницы.

Грех было этим не воспользоваться.

Цитрусов лежал в той же позе, что и ранним утром: с блаженной улыбкой на лице и с открытыми глазами. В своих рвотных массах. Доктору стало невыносимо жаль коллегу – боже упаси так заканчивать жизнь.

Морщась от невыносимого запаха, он оттащил Валерия подальше от блевотины.

Потом вспомнил винтик от очков Пресницкой, который нашел на паласе, когда вставал на колени. Он по-прежнему не мог объяснить, как крошечная металлическая вещь, которую не сразу заметишь, связывает эти два убийства, а в том, что она их связывала, доктор почему-то не сомневался.

Сейчас в его распоряжении были считаные секунды, и задумываться над решением данной головоломки Петр не мог.

Он точно знал, что ищет, поэтому целенаправленно заглянул под кровать, на которой ночевал Сбитнев. Так и есть – огромных размеров сумка ждала своего хозяина. Петру стоило немалых трудов вытащить ее на середину комнаты. Открыв молнию, он покачал головой: рядом с видеокамерой лежала портативная электродрель. На победитовом сверле остались следы штукатурки и шлакоблока.

Доктор вспомнил, что когда Энтони зажал его рот рукой, чтобы он не разбудил турбазу, от его ладони пахло чем-то похожим на гипс.

В этот момент до него донесся неясный шум – народ расходился после завтрака. Кое-как закрыв сумку и затолкав ее обратно под кровать, сыщик выглянул в коридор. Рискуя быть увиденным, он выскользнул за дверь и уселся на стул Дамира.

Среди прочих приближающихся к нему людей Петр разглядел возмущенного усатого брюнета. Парню явно было не по душе, что на его месте сидит посторонний.

– Что вы тут делаете? Не положено! – налетел он на Петра подобно торнадо. – Я Антонине Ильиничне сообщу, куда вы заглядывали. А она сообщит полицейским, у них будет пища для размышлений.

Напор парня следовало как-то остудить, и Петр ляпнул первое, что пришло в голову:

– Я бы на твоем месте куртку в химчистку сдал.

Произнесенный каламбур подобно кодовой установке гипнотизера произвел на Дамира парализующее действие: гневный прищур сменился идиотским подергиванием правой щеки, бушующий огонь в глазах словно залили пеной. Он весь превратился в ожидание продолжения, но как раз его-то и не последовало.

Следующие пять минут Петр потратил на эсэмэску однокласснику. Все, что помнил из собранного накануне «досье», все написал.

Едва отправил, как возле него, словно из воздуха, материализовалась Элла и, молча взяв его под руку, потянула за собой по коридору:

– С кем это мой муженек недавно трепался по телефону?

– С Димкой Чагиным, – буднично, словно забыв в одночасье о существовании Дамира, отрапортовал Петр, краем глаза наблюдая за душевными муками охранника, – одноклассником моим. Он, кстати, опер, едет сюда, скоро будет. Наша задача – не дать убийцам улизнуть и, что более актуально, – замести им свои следы. Если увидишь что-то подозрительное…

Элла остановилась и развернула его к себе – совсем как пару дней назад, когда они возвращались после скрипичного концерта:

– Что значит «подозрительное»? Объясни.

– Например, если кто-то решил сделать уборку в номере и выносит мусор. Это выглядит естественно в домашних условиях, если нет домработниц. А здесь, скорее всего, он избавляется от улик. Понятно?

– Понятно, ты умеешь доходчиво объяснять.

– Кстати, – теперь уже он взял ее под руку, – кое-кто из постояльцев считает, что ты тоже могла прикончить Ревенчук.

– Интересно, каков мотив?

– Вы обе – претендентки на должность главврача медсанчасти. Кстати, почему я об этом узнаю от посторонних людей? Ты стала очень скрытной в последнее время.

Вместо ответа Элла достала ключи от их комнаты и принялась открывать дверь. Войдя, Петр сел за небольшой столик и раскрыл свой блокнот, куда записывал все, что касалось совершенного преступления. Пролистав несколько страниц, он поднял глаза на супругу:

– И это, заметь, не единственная информация, которую ты от меня утаила.

– Интересно, что еще? – Элла уселась на диванчик, скрестив на груди руки. – Выкладывай уж все до конца.

Петр отодвинул блокнот в сторону, собираясь с мыслями. От предстоящей беседы зависело многое, и сформулировать вопрос следовало грамотно и взвешенно.

– Я точно знаю, что ни ты Лунегова, ни он тебя не интересует. Поэтому подвезти тебя до турбазы он согласился чисто как коллегу. Тем более ты снимала приступ мерцательной аритмии и по этой причине опаздывала, а у патологоанатома «бэха» на ходу – так отчего бы не сделать доброе дело? Зачем тогда из этого делать тайну? Мало того что ты вышла метров за сто до турбазы, так еще и скандал мне закатила по поводу «досье». Очевидно, только для того, чтобы как-то вытеснить из моего насквозь детективного сознания факт вашего совместного прибытия на турбазу. Что, кстати, неплохо читается по следам твоих туфелек и по протектору машины Лунегова. Только дурак в этом не разберется.

– Почему это я Лунегова не интересую? – с ноткой обиды в голосе спросила супруга. – Это ущемляет мое самолюбие.

Петр не собирался раскрывать свою догадку, но «Остапа», что называется, «понесло», и он решил не останавливаться.

– Потому что Лунегова интересуют исключительно травмированные и загипсованные женщины. Он в каком-то смысле извращенец! Почему на прошлогодний праздник Пресницкая приехала в гипсе? Потому что чувствовала, как Макс неравнодушно смотрит на этот самый гипс. А Инга к тому времени свой гипс уже сняла, чем и вызвала охлаждение со стороны любимого. На этом, вчерашнем, празднике и Олеся была без гипса – у них с Лунеговым буквально на глазах все рушится, женщина переживает, естественно… Но не может же она специально сломать себе еще что-то, дабы удержать патологоанатома возле себя. Это глупо. Поэтому вчера она сбивчиво дала мне понять, чтобы я не беспокоился по поводу ваших с ним разговоров за столом. Чтобы увлечься тобой, должен грянуть гром, говоря ее словами. То есть, не приведи господи, ты должна себе что-нибудь сломать.

Выслушав бывшего мужа, Элла какое-то время покачивалась из стороны в сторону на кровати. Потом медленно поднялась, подошла к нему и потрепала мужа по голове.

– Да, в отсутствии логики тебя обвинить нельзя. Что есть, то есть. Учитывая, как все серьезно, буду откровенна. Это Лунегов меня высадил раньше, чем нужно, не довезя, как ты правильно заметил, сто метров. Не я попросила остановить. Я здесь ни при чем. Он испугался, что Олеся может увидеть, как я выхожу из его машины. Макс собирался ей сказать, что у них все кончено. Зачем лишний раз травмировать психику женщины? Мы с ней – не соперницы. Но это не самое главное.

Элла смотрела на мужа сверху вниз, склонив голову чуть набок. Петр знал эту привычку супруги – делать паузы перед ответственными заявлениями. Поэтому молча выжидал положенные секунды.

– А что главное?

– Главное то, что его мучит какая-то вина перед Ингой. Как-то не по-людски они с ней расстались год назад. Осадок у него остался, а Инга не давала ему возможности оправдаться. Замкнулась в себе, не подпускала на пушечный выстрел.

Петр раскрыл блокнот на странице «Лунегов», пробежал глазами написанное. Настроение резко пошло на минус, так как в памяти всплыли надменная ухмылка, снобизм Барда, потасовка, которая закончилась для Петра полным фиаско. Хотя он был ее инициатором.

Его и раньше задевало, что они с Бардом оба в разное время были любовниками Инги, теперь же эта пикантная подробность нестерпимо клокотала в груди подобно действующему вулкану.

Не потому ли так «красноречиво» Петр поговорил с Максом час назад? Хотя во время потасовки об этом Петру не думалось.

Его роман с Ингой прекратился с переходом Ревенчук на научную работу. Как свидетельствовали факты, вскоре после этого она встретилась с Лунеговым. Правда, перед этим травмировалась – схлопотала перелом «луча в типичном месте»[6].

Словно прочитав его мысли, Элла вспомнила:

– Да, Инга ходила с загипсованной рукой. Хорошо, что левую сломала, а не правую, а то как бы она смогла писать?

– Согласен, было бы неудобно, – кивнул Петр, думая о своем. – Ведь Инга – правша.


Фролов почувствовал, как в разговоре проскользнуло что-то очень ценное, но, увы, опять не зацепилось. Как вчера на празднике, когда он беседовал с Бардом, как сегодня в комнате Буйкевича, который мучился после вчерашнего.

Голова, словно кастрюля с солянкой на большом огне, бурлила деталями, догадками и версиями, выплескивая наверх то одно, то другое. И если быстро не зачерпнешь ложкой, то в следующее мгновение на поверхности уже ничего не будет.

Лунегов, Лунегов… Чем же ты так провинился перед Ингой? За что так ненавидишь Буйкевича? Рвешься разобраться с ним по-мужски.

Петр вспомнил вчерашний разговор с Максом – вполне мирная беседа, причем начал ее Бард. Сегодня от вчерашней безоблачности не осталось и следа. Сегодня они просто подрались. С кем не бывает…

Из того, что Петру удалось выяснить к этому моменту, как раз следовало, что Лунегов с Пресницкой – главные подозреваемые. Они затеяли роман на прошлом празднике. Инга, возможно, не заметила этого. Но спустя год, попросив запись у Сбитнева, увидела руку Лунегова на плече травмированной Пресницкой. На эту мысль ее натолкнул ортопедический салон, случайно попавшийся на глаза во время фотографирования в парке с Анжелой.

Петр попытался представить дальнейшие действия Инги – ничего не получилось. С Олесей они остались подругами, а Лунегова она просто вычеркнула из своей жизни. Судя по тем испепеляющим взглядам, которые Инга вчера за столом бросала в сторону Макса, он для нее перестал существовать и как мужчина, и как человек. Так, пыль на ветру…

Возможно, разочаровавшись в Лунегове, она душой потянулась к Петру. Что означали ее слова о том, может ли она на него рассчитывать? Что она имела в виду? Увы, теперь уже не узнать.

Значит, в его рассуждения закралась ошибка. Где-то в логической цепочке есть обрыв, и найти его – первейшая задача. Пока его не нашли другие.

– Ты где-то не здесь сейчас, – заметила Элла, проводя ладонью перед его глазами. – Настолько ушел в свои размышления…

– Скажи еще, что вслух рассуждал, – с иронией заметил сыщик.

– До этого недолго осталось, все признаки шизы – налицо.

Паленый компромисс

Петр достал телефон, набрал номер Сбитнева. Уролог ответил не сразу, возможно, Фролов его разбудил.

– Антон, у меня к тебе вопрос на сто баксов, – затараторил доктор, не давая собеседнику вставить ни одного слова. – Ты ведь наших мужиков лечишь, они к тебе обращаются, если вдруг, скажем, обнаружат пикантную болезнь. Почему бы тебе не приоткрыть завесу секретности?

– И что? – недовольно прохрипела трубка густым спросонья басом Сбитнева. – Ну, обращаются, ну, лечу… Это не значит, что я налево и направо буду подобную инфу распространять. Конфиденциальность и врачебную тайну не я придумал.

Подобную реакцию Петр предвидел, поэтому особо не расстроился.

– Антон, я – это не налево и не направо. Я веду следствие, и меня интересует болезнь конкретного человека. Не забывай: у нас два трупа и, возможно, будут еще.

– И что? – продолжал стоять на своем Энтони. – У тебя нет никаких полномочий, корочек УБОПА или тому подобных, насколько я понимаю, у тебя тоже нет. Почему я должен тебе выкладывать эти данные?

Элла подошла к Петру и прошептала на ухо:

– Может, мне выйти? Ты только скажи!

Петр замотал головой, призывая супругу остаться. А в трубку выдал последний аргумент:

– Потому ты выложишь мне эти данные, что в противном случае все узнают, во-первых, что ты делал в женском туалете… Сверлильщик ты наш. А, во-вторых, на флешке, которую ты мне передал, совсем не то, что ты думаешь. Это не компромат, как в рекламе говорится, а компроматище!

Кратковременная пауза на том конце провода сменилась непонятным шорохом, после которого последовал глубокий вздох.

– Ты думаешь, типа, к стенке прижал? – тяжело дыша, произнес уролог. Он словно продирался сквозь лесную чащу. – Победил… Да мне начхать, что ты и кому скажешь. У меня этих компроматов – вагон и маленькая тележка. Не забудь, это я тебя разбудил утром. Не сделай я этого – ситуация сложилась бы совсем по-другому. Я думал, ты разберешься, что к чему. Теперь жалею, что разбудил. Надо было сматываться, пока не поздно, и – концы в воду.

– Так смотался бы, – не моргнув глазом, тотчас предложил Фролов. – Я бы тогда голову не ломал, кто убийца. Свалил бы все на тебя, и дело с концом. Нет, ты не мог исчезнуть, не убрав камеру… Это ж такая улика!

Петр замолчал, поняв, что Энтони его не слушает – он отключился. На душе было муторно, словно только что пообщался с родственниками больного, которого не удалось спасти. Ты не виноват ни в чем, но в глазах этих людей ты таковым становишься, и какое-то время твой образ будет ассоциироваться в их сознании с гибелью близкого человека.

– Это что получается? – Элла сначала подошла к окну, потом вернулась к Петру и пристально уставилась на него. – Сбитнев установил в женском туалете скрытую камеру? Он за нами, своими коллегами, решил подсматривать? Совесть у него есть?

У Петра появилось ощущение, как после серьезной катастрофы – когда после скрежета, скрипа и грохота наступает тишина, а у перевернутой машины из поврежденного бензобака капает топливо. Пока еще нет взрыва, но дело остается за малым – за крохотной искрой, которая, как правило, не заставляет себя ждать.

Он изо всех сил постарался предотвратить этот взрыв:

– Поверь, это не самый сволочной бизнес в условиях современного рынка. Есть нехилый спрос. В Интернете за подобное видео неплохо платят. Здесь дело не в этом…

– А в чем? Блин, никогда бы не подумала… Вот гад! – Элла начинала не на шутку злиться, закручивая внутреннюю пружину с каждым произнесенным словом. – Гаденыш! Тварь! Выродок!

– Успокойся, я тебя умоляю, – попытался успокоить ее сыщик. – Поверь, в сравнении с двумя убийствами, которые мы имеем, это выглядит невинной шалостью. Бывает, когда женщина рожает, у нее опорожняется кишечник, и что? А Сбитнев уролог, он такого насмотрелся!

– Не сравнивай, это разные плоскости, – продолжала кипятиться супруга. – Одно дело, когда ты пациент, а он – доктор, и совсем другое… Сейчас каждый раз, прежде чем пописать, придется высматривать, нет ли скрытой камеры. Вот конфуз так конфуз.

– Согласен, конфуз, но не более того.

В этот момент в дверь тихо постучали, через секунду она приоткрылась, и в проеме появилась голова Буйкевича. Элла в запальчивости не могла его ни видеть, ни слышать, так как находилась в этот момент спиной к двери.

– Я его убью когда-нибудь, этого уролога! – бросила она в сердцах, обхватив голову руками, и повернулась. Увидев Стаса, быстро приложила ладонь ко рту, но было поздно. Последняя фраза явно была услышана.

– Тысячу извинений, но, может, – мотнув головой, Стас приложил ладонь к груди, – хватит убийств на сегодня?

– Тебе чего, доктор? – поинтересовался Петр, морщась от того, как дерьмово все сложилось.

Стас открыл было рот, но потом перевел глаза с Петра на Эллу и, виновато кивнув головой, решил ретироваться.

– Пожалуй, я потом зайду, чувствую, заглянул не вовремя, – с этими словами анестезиолог закрыл за собой дверь.

Примерно с минуту после этого висела липкая пауза, во время которой Элла продолжала ходить из угла в угол. Петр не знал, как поступить. Бежать догонять Буйкевича и объяснять ему, что он все не так понял, казалось несусветной глупостью, но и пускать все на самотек было не лучшим вариантом.

– Я хочу тебя попросить, – начал он, мучительно подбирая каждое следующее слово. – Пока никому не говори о том, что случайно узнала…

Элла не дала ему договорить, прикрыла ему рот ладошкой.

– Ты мне предлагаешь… паленый компромисс? Нет уж! – отрезала она, топнув ножкой. – Чтобы этот извращенец продолжал как ни в чем не бывало наблюдать за нами! Этому не бывать!

– Пойми ты, наконец, – Петр схватил жену за руки и насильно усадил на диван. – Если мы вынесем услышанное за пределы этой комнаты, то я точно ничего больше не узнаю. Скажем так, ценнейшая информация пройдет мимо. А она может пролить свет на это преступление. Сейчас он думает, что его секрет знаю только я. Про тебя он не в курсе. Ему не все равно, узнает кто-то еще или нет, насколько я понимаю.

– С чего ты взял, что он расколется? – пошла на попятную Элла. – Вдруг он захочет тебя убить, к примеру, похоронить информацию навеки?

Он с интересом наблюдал за супругой, которая в этот момент то открывала оконную раму, то вновь закрывала ее. Видимо, усиленно вспоминая при этом, что мог увидеть в туалете тайный наблюдатель, и от этого ей становилось не по себе.

Фролов подумал, что каких-то полчаса назад они говорили о том, что Элла стала в последнее время скрытной. Теперь он готов был на коленях ее умолять, чтобы она оставалась такой хотя бы несколько часов. Но он видел, как ее распирает.

– Энтони – не убийца, он убивать не станет, – продолжил Петр прерванный диалог. – Он или сам позвонит, или вызовет меня на тет-а-тет и сольет мне всю интересующую меня информацию.

– И что? – Элла замерла посреди комнаты, уперев кулачки в бока. – Ты предлагаешь мне делать вид, что я ничего не слышала? Как будто ты мне ничего не говорил, а паскудное видеонаблюдение будет продолжаться, и этому извращенцу ничего за это не будет?

– Да, примерно это я и хотел сказать. Зря я не послушал тебя, надо было выпроводить тебя из комнаты – и всего делов! Сейчас бы никаких проблем…

– Возможно, – усмехнулась жена, разведя руками и мотнув головой. – Но все произошло так, как произошло. Ты ведешь следствие какими-то скользкими методами.

Петр подумал, что Элле в данной ситуации сложно что-либо доказать, пусть даже самое очевидное. В ней задето нечто гендерное, почти генетическое. Все представительницы женского рода из разных исторических эпох будто столпились за ее спиной в этот миг и двинулись в наступление. Попробуй удержи оборону!

– Прикинь: на одной чаше весов – твоя задетая женская гордость, поруганная стыдливость, удар по воспитанию… А на другой – информация, которая, возможно, поможет раскрыть жестокое преступление. Тебе надо как бы взглянуть со стороны, дистанцируясь от этого самого скользкого, как ты выразилась. Подсматривание – это нарушение моральных норм, выход за рамки общепринятого, но в Уголовном кодексе наказание за это не предусмотрено.

– Но он же – извращенец!

– Боюсь, что нет, – Петр щелкнул пальцами. – Скорее – не совсем чистоплотный бизнесмен. Его волнуют не сами записи, а цена, которую за них могут заплатить. Каждый зарабатывает, как может. Увы, мир несовершенен. И я хотел бы тебя попросить…

– …чтобы я не прокололась перед этим ублюдком? Это выше моих сил! – Элла старалась не смотреть мужу в глаза. Потом тихо произнесла: – Но ты пообещай мне убрать видеокамеру сейчас же!

– Только после получения интересующей меня информации, – жестко заявил Петр, рубанув рукой воздух. – До этого никаких шагов ни я, ни ты предпринимать не должны. Пусть он думает, что про камеру знаю я один! Просто придержи язык за зубами. Не встречайся с ним, сворачивай с дороги, если видишь, что он идет навстречу. Потом я разрешу тебе на нем отыграться. А пока молчи как рыба! Сходи в лес, не знаю, если приспичит. Это очень важно, пойми!

Убийство «под шумок»

Глядя на страдания Эллы, Петр представил себя на ее месте. Да, ему было бы неприятно, если бы он узнал, что за ним во время этого… кто-то наблюдает. Но… особой трагедии бы не было. Ну, хочешь смотреть – смотри. Подумаешь! Если только…

Закончить мысль ему не дали – из коридора донесся крик:

– Убили! Светлану убили! Помогите! Что делается-то!

Петр выскочил в коридор и увидел бледную как мел Хозяйку турбазы. Еще немного, и она свалилась бы в очередном обмороке, но оказавшийся рядом Дамир поддержал Антонину Ильиничну за подмышки.

– Где убили? – крикнул подбежавший Фролов. – Что вы видели?

– В женской раздевалке… Лежит вся в крови… Господи… Бедняжка! Не приведи боже такое увидеть… У нее ведь муж – чернобылец… Кто о нем теперь позаботится?

Он помнил эту раздевалку, именно туда Вакульчик пригласила его, чтобы побеседовать приватно, без посторонних. Она еще сказала, что здесь стены имеют глаза и уши. Кажется, то же самое говорила и Инга. Странное совпадение!

– Элла, займись нашей Хозяйкой, у нее слабые сосуды, того и гляди, опять обморок будет, – бросил он супруге, а сам помчался в женскую раздевалку.

Светлана лежала все в том же полосатом переднике, только теперь он был весь в крови. Даже неспециалисту было ясно: женщину зарезали, ударив несколько раз в грудь и живот ножом.

Кровь была и на лице – словно убийца окровавленной рукой поспешил закрыть ей глаза.

«Ну вот и сбылось твое пророчество, сыщик! – промелькнуло в голове Петра. – Надо было дожать тогда, рискнуть, она бы раскрылась, ты бы узнал все, что хотел, что требовалось. Ты же видел ее скрытность, она, как паранджа, съезжала в сторону, открывая истинное лицо. Надо было рискнуть, но ты не осмелился. Почему?»

Чем можно объяснить такую жестокость? Только одним: спонтанностью. Если первое убийство было тщательно подготовлено, спланировано и продумано, то это, скорее всего, – рефлексия самосохранения. Вакульчик стала свидетельницей преступления, решила шантажировать убийцу, поскольку нуждалась в деньгах. И вот – получила.

Невыносимо было то, что он это предвидел. Предупреждал Светлану, намекал… Как в воду глядел! То ли неубедительно у него это получалось, то ли Вакульчик была настолько уверена в себе, что не испугалась.

Не испугаться убийцы! В это Петр не верил. Скорее всего, Светлана не знала, что перед ней убийца.

Но почему ты, сыщик, так уверен, что перед тобой дело рук одного и того же человека? Почерк совершенно другой. Что, если орудовали разные убийцы? Что, если один подделывается под другого, дескать, спишут все на того, первого?

В дверь протиснулся Лунегов в перчатках:

– Я так понимаю, нужна моя помощь?

– Да, пожалуйста, работайте, коллега, – отозвался Петр, продолжая искать глазами орудие убийства.

На полу капли крови были только под трупом. Скорее всего, нож сразу же унесли. Или спрятали куда-нибудь в шкафчик.

Макс приступил к своим обязанностям, а Петр попытался открыть один из шкафчиков. Попытка оказалась неудачной. Этот и все остальные оказались запертыми. Просить ключи у Хозяйки турбазы в такой момент он счел неуместным.

Ни на полу, ни на подоконнике следов крови он не обнаружил. Петр вышел в коридор, тщательно осмотрел пол, ручки дверей – ничего.

Невозможно нанести столько ударов и не испачкаться! И не наследить! Одно дело – анафилактический шок, как у Инги, и совсем другое – кровавая резня.

В раздевалке нет водопроводного крана – невозможно вымыть орудие убийства. Значит, убийца унес его с собой.

Петр еще раз оглядел раздевалку в надежде заметить хоть что-то необычное. Потом взглянул на Лунегова, колдующего над трупом, и понял, что тому лучше не мешать.

Внезапно потянуло сквозняком. Петр взглянул на ближайшее окно и увидел, что одна из рам стеклопакета приоткрыта вверху. Если ее открыть полностью, то можно легко выбросить орудие убийства на улицу! И потом уже налегке покинуть место преступления.

Он подошел к окну, открыл раму, высунулся по пояс наружу. Следовало тщательно обыскать кустарники и густую траву. Недолго думая, он сел на подоконник и свесил ноги за окно.

– Смотри, не убейся, – раздался ему вслед голос Барда. – Ты нам еще здесь нужен. Я так понимаю, ты ищешь оружие убийства?

– Правильно понимаешь, – ответил Петр и спрыгнул на траву.

Едва приземлившись, он подумал, что убийца мог таким же образом покинуть место преступления. И, отойдя на приличное расстояние, незаметно избавиться от своего орудия. В этом случае он вряд ли что-то найдет. Тут нужен целый взвод кинологов с собаками.

Конечно, следовало провести опрос, может, кто-то случайно видел, как из окна женской раздевалки выпрыгивает подозрительный тип. Или – выходит оттуда в коридор. А в руках у него… сумка, пакет, барсетка. Не с окровавленным же ножом он появится на людях!

Осматривая местность, Петр то садился на корточки, то становился на четвереньки. Случайно разглядев в траве что-то, завернутое в газету, он наклонился, и в этот момент услышал сзади себя неясный шорох. Обернуться не успел – получил по затылку чем-то тупым и увесистым.

Сыщик словно провалился в прорубь, потом его как будто понесло течением. Он не мог найти, где вынырнуть, сверху был непробиваемый лед. Причем по нему кто-то ходил – Петр не мог различить лица, только силуэт, подошвы ботинок и брюки.

Откуда-то издалека доносилось:

– Ты нашел его? Нашел, я спрашиваю?

– Нет, как сквозь землю провалился… Почувствовал что-то, гаденыш! У себя его нет, в туалете нет, в кают-компании тоже нет…

– Надо найти, он все знает. Он у меня улику украл очень важную, слышишь? Его надо обязательно найти!

– Да понял я, понял! Найду!

И мертвым есть что скрывать

– Петро, ты слышишь меня? – голос Барда долетал до него сквозь звон тысячи колоколов, от которого череп трещал по швам и норовил разлететься на свои двадцать с лишним костей.

Постепенно возвращаясь к реальности, доктор кое-как разглядел физиономию склонившегося над ним патологоанатома, различил противный запах нашатыря от ватки, которой Лунегов водил перед его носом.

– Где я? – Петр попытался подняться. – Как я здесь очутился? Кто только что разговаривал? Я слышал, вроде мужчина и женщина…

– Никого я не видел и не слышал. Тебя приложили по голове, – сообщил Макс, поддерживая потерпевшего. – Я услышал, как ты упал, и выглянул в окно. Гляжу – из куста торчат твои ноги… Рядом никого, правда, чья-то тень вроде метнулась за угол.

– Может, ты меня и тюкнул? – предположил Петр, кое-как принимая вертикальное положение и пытаясь вспомнить последнее, что бросилось ему в глаза перед отключкой. Голоса продолжали звучать, но он не мог их узнать.

– Начина-а-ется… Зачем мне это надо? – обиженно протянул Бард, выбрасывая ватку с нашатырем. – Опять задираешь?

– Шучу, Макс, не обращай внимания, – миролюбиво проговорил Петр, пытаясь унять головокружение и удержаться на ногах. – Приношу свои извинения за утреннее поведение…

– Ладно, проехали, – махнул рукой Лунегов, собираясь уходить. – Я бы на твоем месте немного полежал. Дальше ты сам все знаешь – снимок черепа, глазное дно, консультация невролога…

– Знаю, можешь не продолжать, – перебил его Петр. – Скажи, ты не шутил, что у Цитрусова незадолго до смерти был половой контакт?

– Ничуть… Причем, скорее всего, с использованием презерватива. Правда, самого презерватива я не нашел. Парень от него успел избавиться.

– Тогда как ты понял, что он был? Презерватив, я имею в виду?

– Это долго объяснять, есть множество косвенных признаков. Я не уверен на сто процентов, экспертиза установит точно, но…

Несмотря на то что перед глазами сыщика плавали круги, а в ушах стоял звон колоколов, услышанное все-таки пробивалось в самый центр сознания.

Был презерватив или нет – в данной ситуации это не так важно. То, что секс у Валери перед смертью был, – не подлежало сомнению. Вопрос – с кем? Уж не с самим ли убийцей?

Видимо, выглядел Петр далеко не лучшим образом, поскольку Макс не спешил уходить, топтался рядом, осматривая траву.

– Я заметил что-то… завернутое в газету, – Петр указал рукой под куст. – Сейчас там ничего нет. Возможно, это и было орудие убийства. Сколько я провалялся?

– Минут пять-десять. Пока я тебя увидел, пока обежал корпус…

– А через окно выпрыгнуть – не судьба?

– Зачем тогда нужны двери, если есть окна? – философски изрек Лунегов. – Серьезных повреждений у тебя я не обнаружил. Голова не кружится? Не тошнит?

Голова сильно кружилась, но говорить об этом Петр не стал. Как врач, он прекрасно представлял дальнейший алгоритм действий и последующие вопросы Макса. На все полагающиеся в данном случае лечебно-диагностические мероприятия просто не было времени.

– Спасибо, я хотел бы сейчас прогуляться и поразмышлять кое над чем. Ты по поводу убитой женщины скажешь что-нибудь интересное?

– Позже, когда закончу. Мне еще надо кое-что уточнить.

– А по нашему старому вопросу?

– Какому еще старому?

Бард попытался изобразить искреннее удивление, но актером он был весьма посредственным, и чтобы уличить его в фальши, совсем не обязательно было становиться Станиславским. Но Петр решил не расстраивать коллегу и терпеливо разложил все по полочкам:

– Из-за чего вы с Буйкевичем вчера грызлись на втором этаже? Что ты ему не можешь простить, какую выходку?

Услышав вопрос, Лунегов, ни слова не говоря, отвернулся и не спеша направился в обход здания турбазы. Уже на ходу бросил:

– Ты, кажется, хотел прогуляться? Вот и прогуляйся.

Петр подумал, не слишком ли часто Бард в последнее время одерживает эти крохотные, но эффектные победы над ним, не пора ли весам качнуться в другую сторону?

Петр быстро кинул взгляд на окна турбазы: может ли его слышать в данный момент Элла? Когда патологоанатом уже собирался повернуть за угол, его настиг брошенный вдогонку вопрос:

– Знаешь, что между нами общего, а в чем существенное различие?

– Нет, – Лунегов обернулся.

– Общее в том, что мы оба в разное время спали с Ингой. А различие… После расставания со мной она осталась жива, а после расставания с тобой ее убили. Теперь можешь идти, я разрешаю.

Хмыкнув, Бард вскоре исчез за углом.

Оставшись один, Петр еще раз заглянул под куст, убедился, что газетный сверток бесследно исчез. Потом сделал себе короткий интенсивный массаж затылка, пытаясь унять звон в ушах. Потом достал сигареты, закурил и не спеша направился по тому же самому маршруту, по которому прогуливался в прошлый раз.

«Да, газета исчезла… А ты как хотел, сыщик? – размеренно потекли мысли в голове, едва он прошел автостоянку. – Чтобы орудие убийства тебе преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой? Ты не вчера родился, парень! Будь взрослее!»

На турбазе – три трупа. Последний еще не остыл. Убийство Светланы Вакульчик выглядело изуверским, спонтанным, незапланированным. Для того чтобы понять психологию убийцы, требовалось абстрагироваться от деталей, взглянуть со стороны на все в целом, но этого как раз и не получалось.

Петр с ужасом констатировал, что каждому из присутствующих на турбазе было что скрывать. Причем включая тех, кого уже не было в живых.


Начать следовало с Инги.

Что она затеяла? Месть? Кому и за что?

Петр полагал, что ответ кроется в прошлогоднем праздновании Дня медработника. Вернее, в том, что там произошло. Не зря же Инга запросила у Сбитнева видеозапись этого праздника!

О том, что она увидела, можно судить лишь косвенно.

И здесь приходит на помощь рассказ Анжелы о выражении лица Ревенчук во время фотографирования в парке. Но как это все интерпретировать, сыщик пока не представлял. Дальше дело никак не двигалось.

Подозрение падало на Олесю Пресницкую: именно она отбила Лунегова у подруги год назад. Из короткого общения с бывшей любовницей у Петра не сложилось впечатления, что Инга питала к подруге неприязнь. То же самое можно сказать и про Олесю.

С какой целью Пресницкой убивать Ингу? Может, в случае самообороны? Скажем, Олеся как-то узнала, что Ревенчук собирается ей отомстить за уведенного Макса, и нанесла упреждающий удар.

Бред!

Убийство Инги выглядело подготовленным, запланированным и хорошо продуманным. Не то что убийство Светланы Вакульчик.

Петр уже в который раз вспомнил, как неуклюже Пресницкая передвигалась ранним утром, будучи без очков, как на ощупь изучала окружающие предметы. Как закричала, наткнувшись на труп подруги…

Сыграть такое невозможно. Знать, что Петр в тот момент наблюдал за ней из-под кровати, Олеся никак не могла.

Вывод: кто-то ее, бедняжку, не очень грамотно подставляет. Идея надеть очки Пресницкой на труп Ревенчук также казалась сыщику несусветной глупостью. С какой бы стороны он ни подруливал – разумного объяснения не находил. Пока, во всяком случае.


Под номером два пусть будет Лунегов. Вот кому точно есть что скрывать! Его вчерашняя разборка с Буйкевичем в коридоре, его сегодняшняя попытка пробиться утром в комнату к травматологу – настолько красноречивые тому свидетельства, что дополнительных доказательств не требовалось.

Петр чувствовал, здесь зарыта даже не собака, а целое кладбище домашних животных. Со всеми вытекающими… Но Лунегов пояснять ничего не собирался, а с Буйкевичем пока поговорить не получилось. Полчаса назад Стас заглянул к ним с Эллой в комнату, но так неудачно наткнулся на гневную фразу супруги про убийство Сбитнева, что, казалось, тотчас забыл, зачем пришел.

С ним следовало поговорить при первой же возможности, причем – без Анжелы.

Двигаемся дальше – Цитрусов! У него узнать ничего, к сожалению, уже не удастся. Хотя вопросов к нему более чем достаточно. Начать хотя бы с самого появления фельдшера на турбазе. Кто его пригласил? Они с Петром – коллеги, оба работают на «Скорой». Но Петра пригласила Элла, а Цитрусова кто?

Валерий обещал все объяснить, но так и не успел. И даже после его смерти никто не признался, что приглашал Цитрусова на праздник.

Петр вдруг остановился. Был один человек, который мог это сделать! Но он уже не мог ничего объяснить, поскольку был мертв. Инга!

Петр вспомнил разговор с Вакульчик, когда она заикнулась о «голубеньком». Ревенчук тогда предостерегла Светлану от подобного знакомства, так как знала об ориентации Цитрусова. С чего бы она могла знать? Насколько Петр был в курсе, ни с кем из персонала «Скорой», кроме него самого, Ревенчук не общалась.

И, наконец, этот сексуальный контакт. Сбивающий с толку, совершенно не вписывающийся ни в одну из версий. С кем Цитрусов мог переспать в ту злополучную ночь? Учитывая его нетрадиционную ориентацию, учитывая, что вскоре после этого контакта он был убит…

Причем, насколько помнил сыщик, Валерий ничуть не сопротивлялся наступлению своей смерти. На его теле не было никаких гематом и ссадин. Он спокойно подставил свою подключичную вену для убийственной инъекции.

Если добавить ко всему этому найденный около трупа Валери крошечный винтик от очков Пресницкой, то можно запросто тронуться умом. Где начало, где конец у этой цепочки вопросов?

Короче, Цитрусов и его смерть – это непролазный лес загадок, джунгли, не поддающиеся никакой логике…

В голове неожиданно помимо воли всплыла мысль: что, если Ингу убил Цитрусов, а Пресницкая за это укокошила его самого. Потеряв при этом винтик.

Могло такое случиться? Теоретически – да, но только теоретически. С какой стати Цитрусову убивать Ингу, которая, судя по всему, любезно пригласила его на праздник? Кто потом водрузил очки Пресницкой на нос мертвой Инги и с какой целью? Убивая Валери, Олеся могла не заметить потери винтика, очки наверняка остались на ней, в них она возвратилась в свою комнату. Глупо предполагать, что она сама свои очки, без которых ничего не видит, надела на нос мертвой подруги. И после этого спокойно ушла спать. Немыслимый вздор!

Камера видит все!

Следующей в списке пусть будет Анжела Гридина. Она же Монро. Девушка, у которой есть все, чтобы вскружить голову любому мужчине. Потрясающая точеная фигурка, сексапильная походка, взгляд с поволокой, доведенная до автоматизма кокетливость и, что немаловажно при таком арсенале, – ум.

Полгода назад девушка потеряла в автокатастрофе отца. Единственного, по сути, близкого человека, который ее воспитал. Но не замкнулась в своем горе, не отгородилась от окружающих. Закрутила роман с Буйкевичем. Да такой, о котором шушукалась вся медсанчасть.

Как Анжела сама призналась, с Ингой они подругами не были, но неделю назад Ревенчук пригласила прогуляться по парку именно ее. Тогда и случился тот самый кадр, запечатлевший то ли вселенскую растерянность Инги, то ли магическую разгадку чего-то важного…

Сопоставив эту информацию с тем, что стало известно от Антона Сбитнева, Петр предположил, что прогулка состоялась почти сразу же после просмотра видеозаписи прошлогоднего праздника. Петр был уверен, что одно имеет отношение к другому.

Вспомнив, как Анжела стояла насмерть, не пуская утром Лунегова к спящему Стасу, сыщик усмехнулся: Монро – настоящая боевая подруга, с которой можно и в огонь, и в воду. Правда, при этом необходимо соответствовать ее требованиям, которые – в этом Петр не сомневался ни на йоту – были достаточно высоки.

Теперь, собственно, Стас Буйкевич. Ковбой, герой вестернов. К сюрпризам, которые преподнес травматолог, можно было отнести только что выпущенный поэтический сборник. Накануне вечером, спустившись от Монро, Петр попал на его презентацию. Помнится, удивился: еще несколько минут назад ему довелось быть свидетелем довольно циничной разборки между Буйкевичем и Лунеговым, и вот уже высокая поэзия лилась рекой – рифмы, образы, метафоры…

Как такое может сочетаться в одном человеке? Выходит, может.

Последовавшая затем автографсессия породила в душе Петра странное ощущение нестыкующегося пазла, чего-то неправильного, иррационального. Но что именно выбивалось из общей картины, что было лишним, а чего, наоборот, недоставало, сыщик определить так и не мог. Возможно, этому помешали Лунегов с Пресницкой – разоткровенничались некстати.

Утренний разговор со Стасом ничего не прояснил – еще больше все запутал. Травматолог производил впечатление не совсем протрезвевшего пьяницы. След недавней инъекции в локтевой ямке привлек внимание Петра, а тот факт, что ни Анжела, ни сам Стас не смогли толком объяснить, откуда этот след взялся, насторожил сыщика.

Эмоциональная реакция Анжелы на обнаруженные сыщиком следы крови на простыне на первый взгляд выглядела вполне естественной. Но… если у тебя месячные, о каком сексе может идти речь? Или у вас такая страсть, которую невозможно контролировать? Именно на это намекала Монро, вспоминая, когда и как они со Стасом уснули. Хотя по внешнему виду травматолога этого не скажешь.

И этот чистый листок из блокнота под кроватью… Он мог оказаться там случайно, но всякий раз, как Петр вспоминал про это, в его голове зрели сомнения.

Сигарета неожиданно потухла, Петр достал новую, закурил и продолжил размышления.

Сбитнев. Грузный уролог по кличке Энтони. В его поведении странностей ничуть не меньше. Правда, теперь, когда Петр раскусил его пикантный «бизнес», многое стало понятно.

Например, выяснилось, почему Антон приехал намного раньше остальных – чтобы установить скрытую камеру в женском туалете. Именно звук его дрели слышала Хозяйка турбазы, списав его на деятельность маявшегося похмельем Леонтия.

На смартфон уролога приходили отнюдь не шифровки с Марса, а сигналы с камеры, которая срабатывала на датчик движения – как только «объект» заходил в кабинку.

Ночью уролог решил проверить камеру. Возможно, возникли проблемы с изображением или оператор решил просто скорректировать ракурс… Тут-то его и засекла пришедшая по нужде Инга. Другая бы закатила скандал на всю турбазу, но Ревенчук была слишком поглощена своими проблемами и решила не отвлекаться на мелочи. Шум ей был не нужен, поскольку вот-вот должно было начаться то, к чему она сама готовилась не день и не два.

Но что именно ей предстояло осуществить, ради чего в праздничное питье было подсыпано снотворное, для сыщика оставалось загадкой номер один. А как все прошло – по заготовленному сценарию или возникли непредвиденные проблемы, следствием которых стала череда убийств, – было загадкой номер два.

Петр вернулся к мысли, которая примерно полчаса назад была оборвана криком Хозяйки турбазы, обнаружившей труп Светланы. На скрытую камеру, установленную Сбитневым в женском туалете, запросто могло попасть что-то, проливающее свет на тайный замысел Инги. На то, что ею было запланировано, к чему она тщательно готовилась. Ведь, оказавшись в туалетной кабинке, женщины пребывают в уверенности, что их никто не видит. Иными словами, туалетная кабинка – идеальное место для подготовки преступлений. Если в ней, конечно, не установлена скрытая камера.

Но вряд ли Сбитнев согласится прокрутить то, что удалось отснять; если уж он врачебную тайну блюдет как зеницу ока, то в этот свой теневой бизнес стопудово никого не допустит. Упрашивать бесполезно.


Кажется, сыщик упустил еще одну участницу событий. Последняя из жертв, Светлана Вакульчик, не принадлежала к их коллективу. Но, как выяснилось, изначально состояла в команде Инги. В задачу шеф-повара входило благополучно усыпить всех постояльцев. Кроме, разумеется, основных участников таинственного спектакля, о премьере которого знали единицы. Из этих единиц достоверно удалось установить пока личность самого автора пьесы, режиссера-постановщика и исполнительницу главной роли. Инга Ревенчук – одна в трех ипостасях.

Об остальных актерах Петр мог судить лишь косвенно. Например, по признаку употребления на празднике напитков со снотворным. Монро поднялась попить водички явно не просто так – она не притрагивалась к напиткам, стоявшим на столе. Следовательно, Анжела знала, что может уснуть.

Еще одним актером, занятым в «спектакле», наверняка мог быть Цитрусов. Как рассказал уролог, парень практически отсутствовал в комнате с вечера – все бродил, ему не спалось.

Но – вернемся к Светлане Вакульчик. В ее смерти Петр частично винил и себя, так как при разговоре с женщиной недвусмысленно почувствовал какую-то безоглядную готовность на сумасшедший поступок. В Светлане клокотало отчаяние, готовое выплеснуться наружу, но она не собиралась никого посвящать в свои проблемы.

Наверняка она что-то видела или слышала и решила использовать это в своих интересах. А проблем у женщины хватало: например, больной муж, которому предстояло проходить комиссию. Петр знал не понаслышке, сколько крючкотворства, всяких бюрократических препон и подводных камней таила в себе данная процедура.

Было еще одно подозрение, которое требовало проверки. И желательно – при жизни Светланы. После ее смерти приходилось действовать вслепую, идти ва-банк. После разговора с Вакульчик у Петра осталось ощущение, что на турбазе у женщины есть любовник. На данную роль идеально подходил Дамир, поскольку других кандидатов не просматривалось. Хотя… как знать!

Улики надо перепрятать!

Фролов остановился возле огромной раскидистой лиственницы, залюбовавшись ее красотой. Если сравнить его рассуждения со строением этого дерева, то корень – это само преступление, так сказать, корень зла. Он дает начало стволу – грамотному, профессиональному расследованию. От ствола отходят множество ветвей – это рассматриваемые версии, которые, в конце концов, приходится отвергнуть, поскольку самая верная из них – это сам ствол. И верхушка дерева – раскрытие преступления, венец всего дела. То самое выступление Эркюля Пуаро перед собравшимися участниками трагедии, среди которых притаился и непосредственный убийца, уверенный в собственной безнаказанности.

На каком этапе находится он, доктор Фролов, если у него, по сути, в этот момент нет ни одной приемлемой версии? Где-то выше корня, но ниже кроны. Не позавидуешь.

Петр выбросил сигарету и просто так, ради забавы, наклонился, чтобы разглядеть корни дерева. И вдруг заметил присыпанный хвоей сверток, который издалека увидеть было невозможно. Осмотревшись вокруг – как бы кто его вновь не ударил по голове, – сыщик присел на корточки, потянулся и достал черный полиэтиленовый пакет. В пакете был пульверизатор, которым обычно цветоводы опрыскивают комнатные оранжереи, модный футляр для очков, три серебристые маскарадные маски и пакет из крафт-бумаги.

Раскрыв его, Петр обнаружил два пустых шприца по пять кубиков каждый и укладку «Первая помощь при анафилактическом шоке» с гормонами, адреналином, противогистаминными препаратами[7].

В футляре лежали очки, напоминающие те самые, которые Петр обнаружил на трупе Инги ранним утром. Очки Пресницкой.

Когда он осознал, что именно держит в руках, звон «колоколов» в ушах резко усилился. Петр подумал, что, если закрыть глаза, запросто может показаться, что ты в храме во время пасхального богослужения.

То, что он за несколько минут до этого старался тщательно разложить по полочкам, вдруг сорвалось с них, как в расколовшемся «Титанике», идущем под воду. Такого хаоса в его голове давно не было.

Если кто-то решил умертвить Ингу, брызнув ей в нос сильнейший аллерген, то с какой стати он будет запасаться средствами первой помощи при опасном состоянии, которое сам же и вызвал?

А если все же запасся, то почему не воспользовался? Почему дал жертве спокойно умереть? Хотел сначала поиздеваться над женщиной, наказать за что-то, а потом передумал спасать? Может, он пытал ее, задавал вопросы, а она молчала, как партизанка? Он готов был ее спасти, если она расколется, а она не раскололась.

«Спокойно, сыщик, надо сосредоточиться! – стараясь дышать ровно, Петр сделал несколько шагов назад. – Во-первых, следы. Кто-то ночью принес сюда пакет, спрятал его под ветками в темноте. Возможно, подсвечивал себе фонариком».

Однако никаких следов на опавшей хвое Петр не разглядел. Возможно, преступник приходил сюда не ночью, а рано утром, когда рассвело, и спокойно замаскировал свое пребывание.

Выбрав удобную полянку, Петр устроился на траве и принялся рассматривать найденное. К сожалению, у него с собой не было перчаток, и он рисковал оставить на уликах свои отпечатки.

Очки он видел впервые, все винтики были на месте. Один из шприцев наверняка использовался, чтобы убить Цитрусова, вторым кололи что-то в вену Буйкевичу. Остатки содержимого должны быть взяты на анализ.

Что касается пульверизатора, то Петр долго не решался открутить головку и понюхать остатки содержимого – вдруг с ним начнется то же самое, что с Ингой. Брызнули в лицо Ревенчук с помощью этой штуки – этот факт сомнения не вызывал.

Однако опасения сыщика были напрасны – принюхавшись, он разочарованно цокнул языком. И шприцы, и пульверизатор, и очки перед тем, как положить в пакет, кто-то тщательно промыл и протер спиртом. Благодаря полиэтилену запах не успел испариться. Отпечатков точно никаких – ну разве что его самого.

Правда, была одна зацепка, которая не сразу бросилась в глаза. Один шприц оказался без иглы! Спрашивается, куда она могла деться, если все причиндалы были упакованы в пакет из крафт-бумаги?

Что касается маскарадных масок, то, рассматривая их, сыщик почувствовал озноб во всем теле, словно трясся под тремя одеялами с приступом малярии. Перед глазами живо возникли три фигуры в черном, лица которых скрывали маски. Три палача, три исполнителя приговора. Значит, их было трое… Одна – скорее всего, Инга. Осталось найти остальных двоих. Задачка с двумя неизвестными.

Возвращаться с пакетом на турбазу не стоило – убийца мог увидеть! Класть на старое место – неразумно, убийца мог вернуться, перепрятать, уничтожить, закопать. Пусть отпечатков пальцев на них нет, но это – улики, их следовало доставить в лабораторию при первой же возможности.

Посидев еще с минуту, Петр быстро поднялся и принялся искать укромное место, куда можно было перепрятать находку. Очень скоро на глаза попалось дупло в стволе кривой березы.

Пакет издалека заметить было невозможно, только если подойти к дереву вплотную и присмотреться. В принципе, убийца мог бы найти свое добро, если бы очень захотел. Но для этого надо быть уверенным, что пакет перепрятан именно там.

О чем может подумать преступник, не обнаружив улики на старом месте? О том, что пакет либо уже у следователя, либо его прикарманили бомжи. Второй вариант, понятно, для убийцы был предпочтительней.

Пометив новое место несколькими сломанными ветками, сыщик направился обратно на турбазу.

Перед глазами маячил окровавленный передник Светланы Вакульчик. Петру было не по себе от того, что около турбазы к нему сзади подкрался убийца, у которого с собой не было ножа, и он воспользовался тем, что оказалось под рукой. Был бы нож – еще неизвестно, отыскал бы он пакет под лиственницей или нет. Нож в тот момент лежал завернутый в газету.

Самого удара сыщик не помнил – в памяти отпечатался лишь незначительный шорох сзади. Однако, судя по продолжающемуся «колокольному звону», убийца не пожалел усилий. Интересно, кто это мог быть: мужчина или женщина? Передник у убитой Вакульчик был весь в крови. Вряд ли женщина в таком неистовстве будет кромсать грудную клетку жертвы. Скорее всего, она бы выбрала другой способ заставить Светлану замолчать.

В одном Петр был уверен на все сто – убили Вакульчик, чтобы заткнуть ей рот. Она наверняка – свидетель, но чего – история об этом умалчивает.

В момент удара по голове орудие убийства, скорее всего, находилось в газете под кустом. Собственно, за ним Петр и потянулся в ту самую секунду… Удар был сильным – Фролов на время потерял сознание. Падение его тела услышал Лунегов, благо окно было раскрыто. Через него, собственно, Петр и выбрался на улицу. Макс быстро привел его в чувство.

Пока Макс обегал здание турбазы, скорее всего, и прозвучал туманный диалог, отпечатавшийся в мозгу сыщика. Женщина просила мужчину кого-то найти, аргументируя это тем, что этот кто-то украл у нее улику. Голоса были изменены настолько, что сыщик готов был подумать, что эти люди – не от мира сего.

Макс не мог слышать этого диалога. Его вообще, кроме Петра, никто не слышал.

Петр остановился, нащупал на затылке болезненную шишку, глубоко вздохнул и направился дальше. Когда впереди показалась знакомая автомобильная стоянка, в кармане завибрировал смартфон. Звонил Чагин:

– Привет, сыщик, у нас – непредвиденная ситуация, – одноклассник Петра пытался перекричать звуки сирен, крики, рев двигателей. – Недалеко от Яйвы фуру вынесло поперек дороги, в нее врезался междугородный автобус. Есть жертвы. В общем, полный завал, до вас еще километров двадцать, доберемся не так скоро, как планировали. Какие у тебя новости?

– Еще один труп, – буднично отрапортовал Петр, чуть замедлив шаг. – Женщина лет тридцати пяти, зарезана ножом, несколько ранений в грудь и живот. Почерк, сам понимаешь, отличается от предыдущих убийств. Сейчас над ней наш патологоанатом колдует.

– Слушай, твой патологоанатом там так поколдует, что наши эксперты потом долго плеваться будут.

– У меня что, есть выбор? Пусть плюются, – раздраженно ответил Петр, осматриваясь, чтобы его никто не слышал в этот момент. – Мне плясать от чего-то надо, пока следующий труп не появился. Меня самого по башке шарахнули, едва оклемался, а вы там… Фуру убрать с дороги не можете! Вызывайте вертолет, не знаю, передвигайтесь по воздуху! У меня – три трупа, Димон!

– Ну дела… Да слышу я, слышу…

– Объехать эту фуру никак нельзя?

– Мысль, конечно, интересная. Если только в объезд через Басановский мост. А это полсотни верст. Ладно, что-нибудь придумаем. Держись там! – одноклассник замолчал. Петр уже собрался заканчивать разговор, как вдруг услышал: – Кстати, я кое-что нарыл по поводу приколотых к соскам значков.

– Ну-ка, очень интересно, – загорелся Петр.

– У тебя выход в Интернет есть?

– Найду…

– Тогда отыщи статью в областной газете «Звезда» где-то начала восьмидесятых годов. Называется «Зацепиться за живое». Все, мне пора, давай, Петр. Держись!

Палач или жертва?

Когда Чагин отключился, Петр вспомнил, что не рассказал ему о находке под лиственницей. Ну и ладно! Приедут криминалисты, он собственноручно вручит им найденное, пусть разбираются.

На стоянке его внимание привлекла черная «бэха» Стаса Буйкевича. Она единственная не мигала сигнализацией, водительское стекло в ней было опущено. Подойдя ближе, Петр увидел, что спинка водительского сиденья откинута, скорее всего, внутри дремал хозяин машины.

Сыщик открыл дверцу пассажира и, не спрашивая разрешения, плюхнулся рядом. Стас дернулся, но, узнав пассажира, расслабленно выдохнул:

– Ну ты даешь! Зачем так пугать? У меня и без того башка раскалывается!

– Что ты хотел сообщить мне, когда полчаса назад заглядывал в нашу комнату? – Петр решил «ковать железо, пока горячо», не давая травматологу опомниться. – Теперь мы одни, свидетелей нет. Я слушаю тебя.

– Какая разница, что хотел, – улыбнулся Ковбой, ненадолго прикрыв глаза. – Не помню уже, да это и не важно… Тогда хотел, потом увидел вас и понял, что не хочу. Мы, поэты, люди ветреные: сегодня – одно, завтра – другое…

– Я слышал вчера вашу перепалку с Лунеговым, – не ослаблял давление Петр. – Что он имел в виду, говоря, что ты зря это сделал. Что ты раскрыт. Кем раскрыт? Ты ответил, что год прошел… Это было на прошлом Дне медработника? Это касается Ревенчук?

Петр уловил, как при упоминании фамилии Инги глаз Буйкевича чуть дернулся. Отвечать травматолог не спешил.

– Максимка действительно мне должен. Я иногда прошу его решить кое-какие мои проблемы. Что в этом такого? Долги ведь надо возвращать. Это наши с ним дела, не лезь, мой тебе совет. К смерти Инги это точно не имеет никакого отношения.

– А к смерти Цитрусова? – неожиданно для самого себя поинтересовался Петр.

– Этого тоже грохнули? – фальшиво удивился Стас, хотя явно был в курсе. – Я к этому не имею никакого отношения. Могу поклясться на детекторе лжи.

– Где ты был этой ночью примерно с часу до пяти?

Буйкевич сморщился, словно у него одновременно разболелись несколько зубов.

– Вроде как спал. Как вырубился вчера, где вырубился – без понятия. Слушай, что ты ко мне привязался?

Петр попросил его загнуть рукав рубашки.

– Кто тебе укол сделал?

– Спроси что-нибудь попроще, – недобро улыбнулся Стас, застегивая рукав.

Петр понял, что вряд ли узнает что-то полезное. Без особой надежды на успех решил пойти напролом:

– Анжела говорит, что вы всю ночь занимались сексом.

– Она, может, и занималась, – ничуть не смутившись, ответил Стас, поглаживая обшивку руля. – Но точно не со мной. Пусть уточнит, с кем, мне тоже интересно.

– Как-то равнодушно ты об этом заявляешь, – заметил Петр, собираясь покинуть машину. – Тебе все равно…

– Мне все в этой жизни, кроме образов, рифм и метафор, уже давно все по барабану, – равнодушно послышалось в ответ. Через какое-то время Ковбой продолжил, но уже с другой интонацией: – М-да, судя по натиску, Максимка ничего тебе не рассказал, держится парень. Молодец, выделю ему кое-что из премиального фонда.

Сыщик неожиданно потерял терпение, ему стало не до приличий:

– Учти, Ковбой: когда я сам до всего докопаюсь, тебе будет не по барабану. Ты сейчас упустил свой последний шанс.

Заметив, как дрожит палец, которым он грозит Буйкевичу, Петр спрятал руку в карман, но было поздно. Стас тоже это заметил.

– Да пошел ты…

– Сейчас, сейчас… – засуетился сыщик, покидая машину. – Потерпи, главное выдам и уйду. В одном я теперь уверен на все сто – у Анжелы нет месячных. Это первое. И второе – ты свою болезнь вылечил?

– Какую еще болезнь? – удивленно поинтересовался Стас, перестав гладить обшивку руля.

– Ту самую, которой Ингу заразил год назад. Она вылечила, а ты?

С этими словами Петр захлопнул дверцу, оставив Стаса наедине со своими догадками.

Странная двойственность поселилась в душе после разговора с Буйкевичем. Петр продолжал сомневаться, кто же Стас на самом деле: палач или жертва?


Элла выглядела встревоженной. Усадив Петра на диван, она ощупала его голову, нашла шишку, попыталась сделать компресс.

– Тебе Лунегов рассказал, – покачал ушибленной головой Петр, отталкивая руку с компрессом, – что меня тюкнули? Проще говоря, проболтался.

– Естественно, больше некому, мы же не чужие люди, – Элла застыла посреди номера, держа сложенную в несколько слоев марлю. – Ты что артачишься? Его лечат, а он отталкивает.

– Мне надо к компьютеру, – поднявшись, Петр направился в коридор. Перед дверью, за которой недавно просматривал видео прошлогоднего праздника, он задержался: – Ты лучше скажи, не прокололась за это время перед Сбитневым? Ты понимаешь, о чем я говорю? Просто я сейчас его увижу, должен выстроить линию поведения.

– Нет, можешь говорить спокойно, – заверила его супруга. – Я его даже не видела.

Комната, в которой недавно Петр со Сбитневым просматривали видео прошлогоднего праздника, оказалась запертой. Напрасно сыщик стучал в дверь, даже пару раз выкрикнул: «Антон, открой, я все прощу!» Как Петр ни прислушивался, никаких звуков с той стороны не раздавалось.

У двери, за которой находился труп Инги, по-прежнему дежурил Леонтий, равнодушно наблюдавший за всеми перемещениями Фролова.

Проходя мимо него, Петр тихо поинтересовался:

– Кто-то пытался сюда еще проникнуть, кроме меня? Я имею в виду, к трупу. Типа, договориться с тобой, может, деньги предлагал?

– Нет, никто, – встрепенулся «часовой». – Может, тебе еще что-то там нужно? Так я пожалуйста…

– Нет, пока не нужно, спасибо. Скажи, где мне взять ключ от комнаты… – сыщик взглянул на номер двери, которую недавно тщетно пытался открыть, – номер шестнадцать?

– У Антонины, естественно! Она ее с полчаса как закрыла.

Спускаясь на первый этаж, Петр подумал, что Леонтий может и не проговориться, что кого-то за деньги пропускал к Инге. Деньги есть деньги, они не пахнут.

Зацепиться за живое

На первом этаже Петр с удивлением обнаружил, что комнату с трупом Цитрусова сторожит не Дамир, а сама Хозяйка. Прочитав в его глазах немой вопрос, Антонина Ильинична пояснила:

– Дамир прочищает засорившуюся раковину в женском туалете. Позавчера чистил, сегодня снова… Прямо не знаю, это ж сколько надо кофе выхлестать за ночь, чтоб раковину засорить. Прямо не турбаза, а какое-то сборище кофеманов!

– Может, все же чай? – засомневался Петр.

Хозяйка турбазы снисходительно улыбнулась и крикнула:

– Дамир, что там: чай или кофе?

В конце коридора из женского туалета вышел Дамир, держа в руках засорившийся сифон. Не обратив никакого внимания на Петра, уточнил:

– Кофе, хозяйка, никакого чая.

Искомый ключ оказался у Антонины Ильиничны в кармане. Передавая его сыщику, Хозяйка кивнула на дверь кают-компании:

– Сидят мирно, телевизор смотрят. Я не настаивала, чтобы они там собрались, они сами. А ведь вместе с ними и убийца, прости господи. Я в этом не сомневаюсь.

– Кто там сидит? – не понял сначала Петр.

– Все… Или почти все. Этого, здорового, нет.

– Уролога? Сбитнева? А где он? Вы его не видели? – забеспокоился Фролов. – Антоном его зовут. Такой крупный, лысый… Увалень.

– Помню, помню, его не видела, – пробормотала Хозяйка. – Нет его. Может, гуляет где.

В этот самый момент из женской раздевалки вышел Лунегов. Стягивая перчатки, монотонно пробубнил:

– Все, Антонина Ильинична, я закончил, раздевалку можете закрывать, – переведя взгляд на Петра, устало сообщил: – Теперь я готов выдать предварительное заключение о смерти. Правда, перед этим хотел бы перекурить и что-нибудь выпить.

Хозяйка, ни слова не говоря, последовала его совету. Ключ от раздевалки, как ни странно, тоже находился у нее в кармане.

– Что ж, тогда пойдем на воздух, – предложил сыщик, доставая сигареты.

Проходя мимо кают-компании, он не удержался и заглянул в комнату. Пресницкая, Элла, Стас и Анжела увлеченно смотрели какой-то детектив по телевизору. «Ничего себе – все! – хмыкнул про себя Петр. – Не густо! Уролог где-то болтается. Небось избегает встреч, думая, что я всем растрепал про его теневой бизнес. А напрасно. Я пока держу язык за зубами».

Лунегов заглядывать в кают-компанию не стал, поспешил мимо, на воздух.

– Однозначно, удары наносил мужик, женщина на такое не способна, – начал излагать Макс после глубокой затяжки. – Причина смерти – ножевое ранение сердца. Умерла она быстро, не пойму, зачем так остервенело было кромсать живот. Как будто злость какую-то вымещали.

– Сопротивлялась?

– Нет. Ни гематом, ни ссадин. Либо она хорошо знала и доверяла убийце, либо находилась в невменяемом состоянии. Но признаков наркотического или алкогольного опьянения я не нашел.

– Что относительно сексуальных контактов?

– Это вряд ли. В последние сутки, скорее всего, ничего не было. Короче, полная загадка – из-за чего зарезали бабу. Может, из-за того, что было у нее в голове?

– Больше ничего добавить не хочешь? – Петр многозначительно взглянул на плывущие по небу облака.

– Нет, очень устал, хочу отдохнуть, – Макс затушил сигарету, бросил ее в урну и направился к дверям турбазы.

Петру почему-то вспомнились подобные перекуры с урологом, тот так же реагировал на вопросы, на которые или не мог, или не хотел отвечать.

Сыщик сплюнул в сердцах: у всех – самолюбие… И только у Петра его как бы нет. Он должен находить общий язык с любым обитателем турбазы, хочется ему это делать или нет. Ничего, он докопается.

Сидя за ноутбуком, Петр хотел набрать на смартфоне номер Антона, но передумал. Они не очень хорошо закончили разговор в прошлый раз. Лучше, чтобы первым позвонил уролог.

Сыщик взглянул на часы. После разговора со Сбитневым прошло не более получаса. В принципе, время еще есть.

Статью, о которой говорил Чагин, Петр нашел в Сети довольно быстро. В ней рассказывалось о том, как в тысяча девятьсот восьмидесятом году во время приема в октябрята в одной из школ города десятиклассник так неосторожно приколол звездочку к груди девочки, что подцепил кожу. От резкой боли девочка чуть не потеряла сознание.

В школу были вызваны родители незадачливого десятиклассника, разразился скандал, замять который удалось с трудом. Были принесены извинения, никаких физических последствий для девочки данный инцидент не имел. Корреспондент газеты прозрачно намекал на то, что имя октябренка, как и все, что связано со значками, теперь всегда для девочки будет ассоциироваться с болью. Предстояла сложная психотерапевтическая работа.

Петр записал в блокнот фамилию автора статьи, прекрасно понимая, что имена и фамилии непосредственных участников инцидента, как и номер школы, наверняка изменены.

По мнению Чагина, существовала определенная связь между тем, что описано в статье, и убийством, случившимся в «Макарьеве». После прочтения статьи Петр не был в этом уверен, но какого-то иного объяснения изуверству, которому после смерти подвергся труп Инги, сыщик найти не мог. Как ни старался. Если попытаться развить мысль Чагина дальше, то либо родители Ревенчук, либо какие-то другие родственники имели отношение к тому незадачливому десятикласснику. А тот, кто убил Ингу, – скорее всего, потомок бедной девочки. Не исключено, кстати, что это сама девочка, решившая, что принесенных в детстве извинений недостаточно. С возрастом обида оформилась в скрытую бредовую идею мщения.

Если прикинуть возраст приема в октябрята, количество пролетевших с тех пор лет, то бедняжке сейчас должно быть где-то под пятьдесят. Версия: она явилась ночью на турбазу, укокошила Ревенчук, надругалась над ней. Потом бесследно исчезла.

Если в этом ключе рассматривать обитателей турбазы, то идеально на эту роль подходила Хозяйка. По возрастному критерию, разумеется. Иных признаков принадлежности к тому делу у Петра не было. До приезда Чагина, во всяком случае.

Информация, пришедшая от одноклассника, словно токсин столбняка, обездвиживала, лишала маневра. Если причина убийства Инги Ревенчук скрывалась в событиях почти сорокалетней давности, зачем тогда он ищет мотивы в том, что случилось на прошлогоднем празднике?

Связь прошлого с настоящим

Петр уже хотел идти курить, но потом подумал, что курево в данной ситуации – малодушие и слабость. Надо продолжать двигаться тем путем, который выбрал. До конца!

Он вновь открыл видеофайл прошлогоднего праздника. Особенно его интересовало утро следующего дня. Когда Инга словно что-то потеряла, когда была сама не своя. Увидев ее, он поймал себя на мысли, что своим поведением, отключенностью от сиюминутных забот и проблем, какой-то эмоциональной заторможенностью Ревенчук образца прошлогоднего праздника напоминает кое-кого из сегодняшних героев. А именно – Стаса Буйкевича.

Он с утра ходил таким же заторможенным, озабоченным, отвечал невпопад, думал о своем. Значит ли это, что прошлой ночью с ним могло случиться то же самое, что с Ингой, в ту злополучную прошлогоднюю ночь?

Внезапно возникшая иллюзорная параллель, словно электрическая дуга, зависла перед глазами сыщика, соединяя прошлое с настоящим. Если он прав и подобная параллель имеет право на существование, то целью затеянной Ревенчук мести был именно Буйкевич.

Он снова и снова просматривал видео, то останавливая кадр, то отматывая назад. И так увлекся, что не заметил, как в комнату вошла Олеся Пресницкая. Когда перед его носом нарисовалась ее рука с вытянутым указательным пальцем, Петр невольно вздрогнул.

– Стоп-кадр! – приказала женщина таким категоричным голосом, что доктор не посмел ослушаться и повиновался. – Чуть назад… Еще…

Когда на мониторе застыл во всей красе улыбающийся Стас Буйкевич в светлом костюме и клетчатой рубахе, палец Олеси уперся в то, что торчало из кармана его пиджака.

– Вы думаете, это носовой платок?

– Признаться, думал – да, – смущенный натиском, промямлил сыщик, рассматривая нежную ткань бежевого цвета, – но после вашего вмешательства засомневался. Что это, по-вашему?

– Это, пардон, женское нижнее белье, – констатировала Пресницкая. – Конкретно – трусики. Мне жутко неудобно, но раз у нас три трупа, о деликатностях приходится забыть. Этот гад, оказывается, засунул в карман трусы своей очередной пассии и выпендривался все утро. А мы спьяну-то и не замечали, не до этого было. Вот сволочь!

Сыщик какое-то время всматривался в застывший кадр, потом вскочил и схватился за голову, так как от звона и треска у него потемнело в глазах. Когда зрение более-менее восстановилось, он спросил:

– Вам, конечно, виднее… Вы ничего не путаете? Это точно… трусики?

– Да чтоб мне провалиться сейчас на этом месте! – Пресницкая замахнулась кулаком, чтобы хрястнуть от души по столу, но Петр перехватил ее руку.

– Не надо ломать мебель, я вам верю. Посидите здесь пока, посторожите компьютер, а я кое-что уточню.

В коридоре он долго соображал, в какой стороне находится комната Буйкевича и Монро. Дверь оказалась запертой. Сидящий неподалеку на посту Леонтий равнодушно сообщил, что стучать бесполезно, так как все – в кают-компании и смотрят там телевизор.

Петру пришлось долго упрашивать Анжелу выйти в коридор на пару минут, девушка не хотела отрываться от сериала на самом интересном месте.

– У, какой настойчивый мужчина! Уж если что задумает – непременно добьется. Вы должны оценить, на какую жертву я иду ради вас.

– Мне не до ужимок, я сейчас не в состоянии это оценить, – оборвал ее сыщик. – Вспомни, пожалуйста, когда ты фотографировала Ингу в парке… Ну, когда она еще увидела что-то за твоей спиной и ее странное выражение лица попало в кадр. Помнишь?

– Да, припоминаю что-то такое… – рассеянно проговорила девушка, то и дело порываясь вернуться обратно в кают-компанию. – На телефоне у меня есть, я вам показывала…

– Вспомни, что еще она могла увидеть кроме ортопедического салона. Ты перечисляла, помнишь?

Прищурившись, Анжела почесала нос, потом щеку.

– Ну, ортопедический салон точно, потом аптека, мини-маркет зоотоваров… Ах да, бутик женского белья, конечно же.

Услышав про бутик, Петр поблагодарил девушку, отвернулся и медленно пошел по коридору. Анжела тотчас юркнула обратно в кают-компанию.

«Конечно, бутик белья! При чем здесь ортопедический салон, ты притянул его за уши, дружище! Это было твоей ошибкой! – думал сыщик. – Поэтому ничего и не стыковалось! Ты потерял уйму драгоценного времени! Все было не так… Сначала Инга увидела во время просмотра видеозаписи что-то подозрительное в нагрудном кармане Стаса, но не придала этому значения. А потом, во время прогулки с Анжелой, увидела бутик. В памяти тут же одно состыковалось с другим. Элементарно, Ватсон!»

Скорее всего, это были ее собственные трусики.

Но как они могли попасть в карман Буйкевича?

Петр чувствовал, что здесь «горячо», но для того, чтобы все сложилось, не хватало буквально одного звена. Его мог дать только один человек – Макс Лунегов.

Чувство брезгливости

Перед самой дверью Барда у сыщика в кармане завибрировал смартфон. Трубка настолько качественно передавала интонацию и тембр голоса Сбитнева, что Петру показалось, будто Энтони бормочет ему в самое ухо:

– Вы меня там не потеряли?

– Есть немного, – признал сыщик, удаляясь по коридору от двери, куда только что планировал войти. – Ты мне хочешь сообщить что-то важное?

– Типа того. Ты ведь никому не растрепал, где у меня стоит камера?

– Я знал, что ты позвонишь, поэтому держал язык за зубами. Ты сейчас где?

– Недалеко… – расплывчато сообщил уролог. – Я хотел сказать, что содержимое пакета, который ты спрятал в дупло березы, мне известно. Пакет сейчас находится в другом месте, без меня ты его не найдешь.

– Ты что, следил за мной? – процедил сквозь зубы Петр, чувствуя, как адреналин буквально закипает в крови.

– Не без этого, – ухмыльнулся на том конце провода Энтони. – Можешь, конечно, сходить и проверить, но лучше поверь мне на слово.

– Ну ты и сволочь! – гневно выдохнул Петр. – Так откровенно вредить следствию! Я это запомню.

– Должен же я как-то подстраховаться, – невозмутимо парировал Сбитнев. – Теперь ты будешь молчать и дашь мне спокойно довести съемку до конца. Когда отснятый материал вместе с камерой будет у меня, ты получишь свой пакет в целости и сохранности.

– А как насчет ответа на мой вопрос?

Ответил Сбитнев не сразу, видимо, вспоминал, о чем шла речь.

– Что касается пикантного, как ты говоришь, мужского заболевания, то один такой кадр сейчас на турбазе. Я назову его фамилию тебе после того, как закончу съемку.

– И когда, черт возьми? – чуть не заорал в трубку Петр, но вовремя вспомнил, что на турбазе даже стены имеют уши: – Когда ты планируешь закончить свою долбаную съемку?

– Скоро, не волнуйся, ты узнаешь об этом первым. Петро, это бизнес, ничего личного, ты же понимаешь. Но плясать ты теперь будешь под мою дудку, уж не взыщи!

После того как Сбитнев отключился, у Петра возникло желание разбить свой телефон о паркет и топтать его каблуками, пока не кончатся силы.


Сыщик застал Барда за стрижкой ногтей. Две пустые бутылки из-под армянского коньяка стояли возле кровати подобно морскому биноклю, которому не хватает ремешка.

Макс не удостоил Фролова даже взглядом, невозмутимо продолжая орудовать ножницами. Оценив неуверенную координацию движений Барда, блеск его глаз и румянец на щеках, сыщик ненадолго потерял над собой контроль.

– Пьяная скотина, ты что себе позволяешь? – он схватил Лунегова за лацканы рубашки, при этом ножницы отлетели в дальний угол комнаты. – А если сейчас новый труп, как ты будешь работать?

– Я здесь вообще-то… отдыхаю, а не… работаю, – с трудом сформулировал ответ патологоанатом, тщетно пытаясь вырваться из цепких рук сыщика. – Если ты… забыл, то я напомню… И, думаю, я свое уже… отработал.

Уловив сильный коньячный дух, Петр понял, что ему представился шанс узнать все и сразу. И грех этим шансом не воспользоваться.

Бросив почти не сопротивлявшегося Лунегова на диван, он подошел к двери и запер ее на шпингалет. Бард попытался встретить противника мощным апперкотом в челюсть, но из-за обилия выпитого удар не получился. Более того, Фролову удалось перехватить запястье и заломить Барду руку за спину.

Патологоанатом взвыл от боли:

– Что тебе надо от меня? Отпусти, сука! Я тебя… нашатырем, можно сказать, с того света, а ты…

Петр продолжал выкручивать руку противника, казалось, еще немного, и раздастся треск рвущихся сухожилий и связок.

– Говори, что вы на пару с Буйкевичем сотворили с Ингой на прошлогоднем празднике! Почему ее трусики утром оказались у него в кармане пиджака? Говори!

– Хорошо, я все скажу, только отпусти, руку сломаешь!

Спустя минуту Макс сидел напротив Фролова и, преодолевая икоту, сбивчиво рассказывал:

– Надо было сразу расколоться, но… мне казалось, он не мог убить ее, он не способен на убийство в принципе. Сейчас я не знаю… Я не хотел ехать в прошлый раз сюда… Словно чувствовал, что добром это не кончится. Он поставил условие, что скостит мне половину долга, если я растворю одну таблетку в шампанском и дам выпить Инге. А потом, когда она уснет, открою ему дверь и… не буду мешать.

– Ну, ты и гниль, Лунегов, – вырвалось у Петра.

– Знаю, – кивнул собеседник, при этом в глазах его Петр разглядел слезы. – И как-то живу с этим. Сам удивляюсь.

– Что Инга затеяла в эту ночь?

– Не знаю… Догадывался, что затеяла, но… Она меня стала игнорировать. Я для нее перестал существовать, стал пустым местом.

– Здесь я полностью ее поддерживаю.

– Но я же не знал, что он заберет ее трусы с собой! – выкрикнул Макс и, уронив голову на руки, разрыдался.

Петру сначала показалось, что он ослышался.

– Тебя только это гложет? Ты, дерьмо, продал ее за половину долга этому паскуднику и сожалеешь только о том, что он без твоего ведома взял ее трусы и положил себе в карман?! Кто ты после этого?

– Ну, врежь мне, – Лунегов подставил свое раскрасневшееся, залитое слезами лицо. – Отведи душу, я не буду отворачиваться.

– Не скрою, очень хочется, – Петр выдержал паузу, во время которой ему показалось, что слышит стук не только собственного, но и его сердца. Потом спокойно произнес: – Но чувство брезгливости, знаешь ли, перевешивает.

С этими словами он поднялся и вышел из комнаты.

Голос сквозь помехи

В коридоре взглянул на часы – стрелки показывали десять. За каких-то полчаса ситуация перевернулась с ног на голову. Теперь у него уже нет пакета с уликами, никто не поверит, что он когда-либо их видел, тем более – держал в руках. И мотив преступления вырисовывался по-другому, и круг подозреваемых расширился.

Сейчас главное – попытаться представить себя на месте Инги, обнаружившей год спустя, что ее просто… изнасиловал Буйкевич. Воспользовался ее бессильным состоянием, вызванным приемом неизвестного препарата. Мало того что изнасиловал – он своровал ее трусики, положив их на следующий день в нагрудный карман пиджака. И в таком виде предстал перед коллегами. Получая от этого, видимо, особенный кайф, ни с чем не сравнимый.

Если добавить ко всему перечисленному еще пикантное заболевание, которым он наградил Ревенчук, то поводов для возмездия более чем достаточно.


Олеся Пресницкая ждала его, просматривая на ноутбуке Сбитнева запись прошлогоднего праздника.

– Я бы тоже хотела получить эту запись, – мечтательно произнесла она, когда Петр уселся рядом. – Хотя бы как память об Инге.

Петр вспомнил про подарок Сбитнева, сделанный ему пару часов назад, когда они с ним не были еще в состоянии жесткой конфронтации. Все-таки Олеся первой указала сыщику на то, что на записи в кармане Буйкевича не платок, а совсем другое. И неизвестно, догадался бы он самостоятельно об этой подмене или нет.

Сыщик поднялся и торжественно достал из кармана переданный ему Сбитневым носитель.

– Совершенно случайно у меня оказалась флешка с записью того самого праздника. Ее Антон сбросил для меня. Я с удовольствием вручаю ее вам. Ибо благодаря вашей женской интуиции наше общее следствие продвинулось далеко вперед.

– Ой, спасибо, – принимая подарок, Олеся несколько покраснела. Потом указала на ноутбук. – С вашего позволения, я взгляну, что там записано. А то мало ли…

Петр постарался не выказывать возникшее у него раздражение: ей дарят, а она еще дареному коню в зубы смотрит! Не доверяет, видите ли!

– Конечно-конечно. Я и сам, честно признаться, еще не просматривал, что там.

На флешке оказалось совсем не то, что они ожидали. В единственной папке под названием «Шатров» находился аудиофайл с таким же названием. Олеся, недолго думая, открыла его.

Сквозь треск и всевозможные помехи, словно из другой галактики, до них донесся незнакомый Петру мужской голос: «Она меня не пожалела, отправив в тубдиспансер, почему я ее должен жалеть, ворюгу эту? Она меня лишила всего в одночасье. У нее рука не дрогнула распылить эту взвесь в моей квартире… И у меня не дрогнет. Я ей подготовлю такой подарок, она ахнуть не успеет. Я же ее знаю как свои пять пальцев…»

Когда запись закончилась, Олеся сняла очки, достала платочек и принялась протирать линзы. Петр сидел, подобно зомби, будучи не в состоянии ничего понять.

– Зачем вы подсовываете мне эту пакость? Этот… компромат? Вы хотели меня подставить? Зачем вам это нужно?

Он видел, как задрожали ее губы.

– Простите, но я сам не знал, – начал оправдываться сыщик, прекрасно понимая, как нелепо это выглядит со стороны. – Я же говорю, еще не просматривал. Мне Сбитнев вручил… я хотел вас отблагодарить за помощь. Простите, что так все вышло.

Пресницкая спрятала платок, поднялась и, надев очки, направилась к выходу. Открыв дверь, остановилась и произнесла срывающимся голосом:

– Бог простит. Не надо мне никакой записи! Обойдусь.

Когда за гинекологом закрылась дверь, Петр подумал, что худа без добра не бывает. Пусть он испытал чувствительный конфуз, зато стал обладателем совершенно эксклюзивной улики. Правда, не представляет, в чью она пользу, чей голос записан… Но то, что это – железобетонная улика, сыщик не сомневался.

Ай да Сбитнев, ай да пострел!

Петр совершенно искренне полагал, что «туалетный бизнес» – единственный порок Энтони, его, так сказать, ахиллесова пята. Выходит, ошибался. Патология глубже, чем кажется. По всей вероятности, уролог перепутал флешки и вручил Петру ту, которую следовало беречь как зеницу ока. Хранить у самого сердца, а еще лучше – в банковской ячейке.

Петр вдруг обнаружил, что бредет лесной тропинкой, разговаривая сам с собой. Флешка – в кармане, во рту – «Мальборо». В памяти совсем не отпечаталось, как он вышел из комнаты, как забрал улику… Дела!

Еще бы знать, что означают все эти слова про тубдиспансер и про взвесь… Кстати – взвесь!

Сыщик остановился и осмотрелся. В прошлый раз он тоже осматривался, но, выходит, не очень тщательно, раз Энтони все же выследил, куда Фролов спрятал сверток с уликами.

Июньский лес жил своими звуками, шорохами, трескотней. Птицам, деревьям и насекомым было глубоко наплевать, какие мысли терзают измученный мозг человека в серой куртке, одиноко застывшего посреди утреннего великолепья.

Человек думал про взвесь. Голос на флешке угрожал, что приготовит ей такую – мало не покажется.

Уж не та ли это взвесь, которой брызнули из пульверизатора в лицо Инге? Если это так, то картинка понемногу начинает проясняться.

Выходит, у Инги тоже рыльце в пушку, если верить услышанному. Она распылила какую-то «взвесь» в квартире этого самого Шатрова? Если он после этого надолго угодил в тубдиспансер, то взвесь, похоже, состояла из бактерий туберкулеза!

Петр вдруг вспомнил тему кандидатской диссертации Ревенчук – «Туберкулезное поражение голосовых связок». Инга сама об этом говорила, когда они вчера танцевали. Похоже, одно с другим стыковалось.

Но Сбитнев – орел! С виду – увалень, дескать, не трогайте меня, я закончу свои туалетные съемки и свалю с турбазы, больше вы меня не увидите. Камера в туалете – видимо, для отвода глаз. Главная цель – возмездие. Шатров ему заплатил круглую сумму, чтобы он поквитался с Ревенчук.

Петр вспомнил перепалку между Сбитневым и Ингой во время вчерашнего застолья. Психологически верная тактика, все были свидетелями. Спор между толстым и тонкой, между мясоедом и вегетарианкой. Вечные, как мир, темы для дискуссий. Из-за этого не убивают! Никто никогда бы не подумал на уролога. А вот поди ж ты!

Правда, внутри Петра шевелился червячок сомнения: не тот Сбитнев человек, чтобы перепутать флешки. Энтони – чертовски продвинутый юзер, многим сисадминам даст фору, хотя по специальности и врач-уролог. Разве мог такой человек перепутать флешки и вручить Петру фактически стопроцентный компромат на себя! С трудом в это верилось.

Однако факт оставался фактом. По всей вероятности, уролог решил подстраховаться и на всякий случай записал во время разговора по телефону голос Шатрова. Поступок, кстати, весьма характерный для Сбитнева, в его стиле. Этот туберкулезник небось живет сейчас и не подозревает, что давно ходит по краю бритвы. Свой голос уролог предусмотрительно из записи вырезал. Зачем светиться?

Все выглядело логично, кроме самой флешки, неизвестно откуда взявшейся в кармане сыщика.

В новую версию вполне вписывалась и история с уликами. Получалось, что и шприцы, и очки, и маски, и пульверизатор Сбитнев собственноручно сложил в пакет и спрятал до поры до времени под лиственницу.

Спрятал и начал присматривать, чтобы никто их случайно не украл. Выследив Петра, забрал пакет из березового дупла и надежно перепрятал. А потом позвонил: дескать, не дергайся, сыщик, у меня – все под контролем.

Порнуха из облака

Размышления прервал очередной звонок. Номер звонившего был Петру незнаком.

– Извините, это Петр Фролов? – поинтересовались на том конце провода после дежурных приветствий. Убедившись, что разговаривает именно с тем человеком, который ему нужен, незнакомый мужчина начал не спеша излагать суть дела: – Меня попросила с вами связаться Инга Ревенчук. В том случае, если в десять утра она не будет отвечать на звонки. Я ей звонил, но все тщетно. Она просила переслать вам ссылку на видео, что я, собственно, и делаю. Я лишь выполняю ее просьбу, никакого отношения к тому, что изображено на видео, я не хотел бы иметь. Ссылку сброшу эсэмэской чуть позже.

– Скажите хотя бы, как вас… – начал Петр, но вскоре понял, что разговаривает с пустотой. Собеседник отключился.

Открыв видео по пришедшей через минуту ссылке, сыщик споткнулся, едва не угодив в лощину, в низинах которой еще густо лежал туман.

Отчего-то вспомнился американский фильм ужасов «Сонная лощина» с Джонни Деппом в главной роли. Там всадник без головы отрубал головы жителям небольшого селения с одноименным названием.

Запись, которую сыщик начал смотреть, производила не менее жуткое впечатление, чем фильм. Анжела и Цитрус – оба в масках, в красных пионерских галстуках – откровенно издевались над третьим – мертвецки спящим Буйкевичем. Причем одет Стас был почему-то в костюм гибэдэдэшника. В фуражке, со спущенными брюками, бедняга стоял в коленно-локтевом положении, в котором проктологи обычно смотрят прямую кишку, а урологи делают массаж предстательной железы. Цитрус же откровенно насиловал парня. Камера не «стеснялась» откровенных ракурсов, фиксируя самые уязвимые места – вплоть до кровавых разводов на простыне.

Большего унижения для Буйкевича придумать было невозможно.

Оператором, по всей видимости, выступала главная зачинщица оргии – Инга. До конца Петр это безобразие смотреть не захотел, ему стало откровенно жаль Стаса. Еще несколько минут назад он готов был с ним разбираться по-мужски, теперь же сыщик стоял в нерешительности посреди июньского леса и пытался унять сердцебиение.

Да, досталось парню…

Что из двух злодеяний выглядело более изуверским, сыщик судить не брался. И то, что Буйкевич сотворил год назад с Ингой, и то, как она этой ночью надругалась над ним, – Петр почему-то был в этом уверен – на небесах заслужит справедливую кару. Там, наверху, воздастся обоим. Причем Инге очень скоро, Стасу – чуть позже. Но – неотвратимо, от этого никуда не деться.

Другой вопрос – мог ли Буйкевич сразу после такой экзекуции пойти и отомстить, причем – жестоко, по самому высшему разряду? Изощренно распылить перед носом Инги смертельную взвесь, а Цитрусу хладнокровно вонзить в сонную артерию яд. Потом вернуться к себе в комнату и благополучно уснуть.

Сыщик вдруг поймал себя на том, что делает уже второй круг, обходя лощину. В голове привычно, словно дозировка какого-нибудь бета-блокатора или ингибитора АПФ[8], всплыла мысль о том, что надо будет, он сделает и третий круг, и пятый, пока не разберется, мог ли Стас после того, что над ним сотворили, совершить возмездие.

Как ни трудно было представить себя на месте Буйкевича, Петр попытался это сделать. Итак, он, врач-травматолог, был только что изнасилован, унижен, размазан по кровати, будучи не в силах оказать сопротивление.

Стоп! Действие транквилизатора быстро не проходит. Потом сохраняется какое-то время, возможно, достаточно длительное. А при убийстве Инги и Цитруса требовались четкая координация, реакция, точность движений. Нет, вряд ли у него получилось бы.

Если только…

Петр вдруг почувствовал колющую боль в ступне, уселся на небольшом пне, снял ботинок, носок, все перетряхнул. Спустя минуту продолжил путь, не теряя нити рассуждений.

…Если только все не было задумано именно так изначально. Предположим, Стас добровольно пошел на это, притворился, что загружен транквилизатором, дал себя изнасиловать. На самом деле он не принимал никакого снотворного, сохранял хладнокровие, четкую реакцию и координацию.

Когда все расслабились, разошлись по своим комнатам и никак не ожидали удара, он его нанес. Сокрушительно – как Майк Тайсон Клиффорду Этьену на ринге в 2003 году. Но если Этьен остался жив, то Инга с Валери уже не оживут никогда. Такая вот безрадостная формулировка.

Ну Буйкевич, ну… творческая личность! Вообразить такое Петр как ни старался, не мог. Однако чувствовал, что теоретически такое возможно. Чисто теоретически.

Теперь о другом. Кто этот благожелатель, приславший ссылку на видео? Из короткого телефонного звонка сыщик понял, что увиденное шокировало неизвестного не меньше, чем его самого. Мужчина, как мог, дистанцировался, сказал, что не хочет иметь с этим ничего общего.

Петр остановился и обхватил голову руками: голос в трубке чертовски напоминал голос на флешке. Это – Шатров!

Спокойно, сыщик, все по порядку…

Выходит, Инга не зря спрашивала вчера Фролова, может ли на него положиться. Подстраховалась, никого не вводя в курс дела.

Дальновидно, конечно, предусмотрительно. Однако почему-то этот факт ничуть не утешил Петра. Ему хотелось выть по-волчьи посреди леса, пугая его редких обитателей.

Что ему делать с этой записью? У всякого, кто ее посмотрит, волосы встанут дыбом. А если это будет коллега исполнителей главных ролей и узнает тех, кто в масках, может и умом двинуться. Сколько Петр ходит вокруг лощины – четвертый или пятый круг, – а восстановиться до сих пор не может.

Шанс срубить капусту

Из-за запертой двери доносились топот, скрип кровати, грохот и возмущенные голоса. Один из них принадлежал Анжеле, которая то и дело срывалась на визг:

– Я больше не буду тебя выгораживать, так и знай! Старалась, грех взяла на душу… Теперь все… Все как есть расскажу… Я тебе покажу творческий кризис… Поэт он, видите ли! Педераст ты, а не поэт!

– Заткнись, сука, – грозно рычал Буйкевич в ответ, – или я за себя не отвечаю! Свою взбесившуюся матку успокой для начала! Потаскуха! Потом права качай! Нимфоманка хренова!

– Пьяная скотина! – визжала Анжела. – Если ты ничего не можешь, так и скажи! Нажрался вчера до рвоты… Депрессия у него. Посмотрите-ка! Импотент ты, а никакая не творческая личность!

В этот момент чья-то сильная рука отодвинула Петра от дверей. Оглянувшись, сыщик увидел Дамира. Охранник достал связку ключей, выбрал один, отпер дверь и вошел.

Ворвавшись следом за Дамиром, Петр увидел, что Стас сидит верхом на своей любовнице и пытается заткнуть ей рот подушкой, а девушка изо всех сил отбрыкивается.

Дамир стащил агрессора с кровати и в два счета скрутил его. И сделал это настолько профессионально, что Буйкевич даже не успел вскрикнуть, как оказался в позе, в которой обычно выводят из освобожденного «Боинга» захвативших его террористов. По красному лицу травматолога было видно, что подобного вмешательства в свою жизнь он никак не ожидал.

– Что вы делаете, идиоты? – хрипел Буйкевич. – Она же… Она… Тьфу…

Договорить конвоир ему не дал: болевой прием на запястье едва не вырубил травматолога.

Спустя пять минут всхлипывающая Анжела сидела перед сыщиком и пыталась накапать в стакан корвалол.

– Я все расскажу… Я виновата, конечно… Скрывала, все думала, любит он меня, одумается, может, у нас что и выйдет. Но у меня сил не осталось… Не могу больше терпеть…

– Анжел, давай все по порядку, – предложил сыщик, раскрывая свой слегка помятый блокнот. – Итак, ты знала, что в морсе и алкоголе вчера содержалось снотворное. Чтобы утолить жажду, пошла к себе в номер.

Девушка взглянула на Петра со снисходительной усмешкой.

– Конечно, знала. Инга Яковлевна нас предупредила, чтобы мы ничего такого не пили. Мы были нужны ей в здравом уме и твердой памяти.

– Мы – это кто? – уточнил Петр, не обращая внимания на усмешки девушки. – Сколько вас было?

– Вы словно записываете нашу беседу на магнитофон, – заметила Гридина, подозрительно осматривая сыщика с ног до головы. – Мы – это я и одноклассник мой, Валерка Цитрусов. Меня этот придурок, – она кивнула на кровать, – не убил только потому, что я всем его прихотям потакала. Где бы он еще нашел такую дуру? Вы бы видели, что вытворяла эта творческая личность…

– Я правильно тебя понял, – перебил ее Петр, с трудом успевая записывать показания, – ты считаешь, что Ингу и Цитрусова убил Буйкевич? У тебя и доказательства есть?

– Вне всякого сомнения. Когда я расскажу все от начала до конца, вы поймете. По-другому просто быть не могло. Все началось примерно месяц назад… Когда мы гуляли с ней в парке, я тогда еще не была знакома со Стасом. Я познакомилась с ним по ее просьбе.

– Вот как? А зачем ей это было нужно?

– Для осуществления своего дерзкого плана. Она решила отомстить Стасу за то, что он ее изнасиловал год назад. В отместку она решила изнасиловать его. Но не собственноручно, конечно, а с помощью Валерки. Вы же знаете, какой он. Долго не соглашался, в конце концов, она его уговорила.

– Он что, вам сам все рассказал это? Или, может, Инга?

– Инга Яковлевна полностью ввела нас в курс дела, чтобы мы в самый критический момент не пошли на попятную. А от меня у Валерки тайн не было. Когда я узнала про ее план, то поначалу отказалась. Ведь это же надо было с этим… поэтом в постель ложиться.

– Странно, – признался сыщик. – Вы производили впечатление очень гармоничной пары.

– Просто мне нужны были деньги… Я ремонт в квартире затеяла. А у Валерки мать тяжело болеет, ему ее в Израиль предстояло везти. Кто теперь повезет? Здесь она просто умрет.

– Ты хочешь сказать, что Инга наняла вас обоих за деньги?

В голове сыщика подобно пловцу с большой глубины вынырнула мыслишка: «Откуда у российского ЛОР-врача лишние деньги? Пусть и кандидата медицинских наук?»

– Вы всерьез полагаете, что мы бы пошли на такое бесплатно? – ответила Анжела вопросом на вопрос. – Не смешите меня! Естественно, за деньги, за немалые!

– Я просто пытаюсь не уйти в прострацию, слушая твои показания, – откровенно признался Петр, переворачивая страницу блокнота. – В чем состояла непосредственно твоя задача?

Монро пожала плечами, как бы спрашивая: вы еще не поняли?

– В том, чтобы влюбить в себя Стаса. И, как влюбленная счастливая пара, приехать сюда, в «Макарьево». Инга Яковлевна не сомневалась, что он клюнет. Здесь она не ошиблась. Он клюнул, надежно заглотил наживку. Правда, она не могла предполагать, каким он окажется извращенцем. Поэты, говорит, все такие… Настоящие большие таланты… Это его слова!

Петр замахал руками, словно ему кто-то мешал слушать любимую песню по радио:

– Не отвлекайся. Итак, он клюнул, дальше?

– Я должна была его усыпить медикаментозно. То есть, кроме того, что он выпил за столом снотворного, я добавила ему транквилизатор, но… то ли он сжульничал, то ли оказался буйволом… Не зря, видно, фамилию такую носит – очень коротко подействовал на него этот транквилизатор.

– С этого места, пожалуйста, поподробней.

– Валерка попросил, чтобы мы одели Стаса в костюм гибэдэдэшника. Якобы, его только этот костюм возбуждает. По-другому ни в какую не соглашался.

Петр молча затрясся в припадке хохота, а девушка продолжала:

– Я сначала тоже восприняла это как шутку, но Инга Яковлевна где-то раздобыла костюм, и мы в течение получаса мучились с ней, облачая спящего Стаса.

– Погодь, а Валери что же, не помогал вам?

– Нет, он сказал, что не должен видеть, как идет процесс, тогда будет элемент неожиданности, и у него все пройдет как по маслу. Надо признать, тут он оказался прав, я впервые такое видела, на всю жизнь запомню. Непередаваемое зрелище! Никогда не думала, что придется такое увидеть!

Завороженный сыщик почувствовал, как по лбу у него бежит капля пота.

– Тебе его не было жалко? Стаса, я имею в виду?

– Этого извращенца? Ничуть.

Вытащив из кармана смартфон, Петр включил видео:

– Вы сделали с Буйкевичем вот это?

Анжела изменилась в лице.

– Да… Откуда у вас эта запись? Вам Инга Яковлевна выслала?

– Как же она вышлет, – придав голосу максимум беззаботности, ответил сыщик. – Ее же убили вскоре после вашей оргии. Недолго она праздновала победу. Прыснули в лицо какую-то гадость, от которой у нее развился анафилактический шок!

– Тогда я тем более не понимаю… Как это видео оказалось у вас?

Петр решил, что открывать секрет не стоит, и, сделав загадочное лицо, прошептал:

– В шкафу во время вашей оргии прятался еще один оператор – это домашняя заготовка Инги. Зовут его Антоша Сбитнев, он по совместительству работает урологом в вашей медсанчасти. По заказу краевого телевидения он вел прямой репортаж…

– Прямой репортаж ночью вестись не может, – заметила Монро, кое-как совладав со своими эмоциями. – Нет телетрансляции.

– Молодец, раскусила… Итак, продолжай. Что произошло после того, как вы отсняли эту порнографию? Оператором выступала, насколько я понимаю, Инга?

Анжела вяло кивнула:

– Она. Отснятый материал я не видела… Да мне и ни к чему. По доброй воле я бы никогда не согласилась, просто Инга Яковлевна мне заплатила. И Валерке. У него-то вообще главная роль.

– Интересно, – сыщик поднял глаза к потолку. – Чей гонорар оказался больше?

– Я не сравнивала. Она договаривалась индивидуально с каждым. Лично меня мой устроил.

– Продолжай. Что было дальше?

– После съемки мы его снова переодели, костюм Инга Яковлевна унесла с собой. Когда все разошлись, Стас проспал очень недолго. Что его разбудило, я не поняла. Я должна была изображать сонливость, словно ничего не произошло. Но все закрутилось по-другому. Словно он все видел, все чувствовал, все знал. Вдруг вскочил, меня отбросил, оделся, куда-то убежал. Я, кажется, неудачно упала, ударилась затылком и ненадолго потеряла сознание. Когда пришла в себя, его еще не было. Я быстро по телефону хотела сообщить обоим, что пациент вышел из-под контроля, но ни Валерка, ни Инга Яковлевна не отвечали. Тогда я не на шутку испугалась. Подумала, расквитавшись с ними, он примется и за меня.

– А как вышло на самом деле?

– Стас вернулся где-то через час… Ну, когда я пришла в сознание. На плече у него болтался кейс «Скорой помощи»… Откуда он у него взялся, я не знаю. Он достал оттуда ампулы, одноразовые шприцы, спиртовые салфетки, жгут. Сказал, чтобы я, как он вырубится, отнесла кейс подальше в лес и выбросила там. Дальше – все, как обычно: вскрыл ампулу, набрал, перетянул себе плечо, вкололся. Короче, через пять минут он вырубился. Когда я взглянула на ампулу – обомлела. Два кубика транквилизатора! Остальное вы все знаете.

– Знаю, знаю, – кивнул Петр, подходя к ок-ну. – Только вопросы остаются. Где наш травматолог взял пульверизатор?

– На этот вопрос я ответить не могу. Это для меня – темный лес, у меня голова до сих пор болит после того падения.

– Хорошо, допустим, – Петр вернулся за стол, достал сигареты, но закурить не осмелился. – А с Лунеговым у вас из-за чего сыр-бор вышел? Что патологоанатом хотел со Стасом выяснить?

Монро округлила свои серо-зеленые глазки:

– Макс почему-то сразу решил, что убийца – Стас. Как уж он догадался, я ума не приложу. Забарабанил в дверь так, что стекла задрожали. По-моему, убить его собирался. Во всяком случае, покалечить – точно. Я едва успела халатик накинуть.

Петр вспомнил, как завязывал пояс на том самом халатике, и смущенно улыбнулся:

– Да, накинуть накинула, а пояс завязать забыла. Опасная забывчивость. Я бы сказал – подозрительная.

– Что вы имеете в виду? – насупилась девушка.

– Не важно. Продолжай. Почему ты так рьяно принялась защищать его? Ведь, насколько я понял, на тот момент можно было уже выйти из роли влюбленной пары?

– Это еще почему? – серьезно поинтересовалась Анжела. – Тогда я еще не знала, что Валерка с Ингой Яковлевной убиты. Лунегов стал ломиться, ничего не объяснив. Для всех все должно было продолжаться так, как будто ночью ничего не произошло.

– Как? Буйкевич мог вспомнить, прозреть, так сказать.

– У Инги Яковлевны на данное прозрение был припасен железобетонный аргумент: видео появится во всех соцсетях сразу же, как только Буйкевич что-то предпримет против кого-либо из участников съемки. Насколько я в курсе, видео он до сих пор не видел, так что у вас есть эксклюзивный шанс неплохо заработать. – Анжела показала глазами на смартфон сыщика.

– Думаешь, стоит продемонстрировать? – неуверенно поинтересовался Петр. – Зачем лишний раз унижать человека?

– Вы его называете человеком? Это извращенец, каких мало. Впрочем, как хотите, дело ваше. Я могу идти? Его, надеюсь, назад не отпустят? Мне бы не хотелось…

Петр какое-то время смотрел на девушку, пытаясь ответить на вопрос: а смог бы он сам за деньги пойти на такое? Каким безбашенным должно быть поколение, чтобы разыгрывать такие, с позволения сказать, «спектакли»! Есть хоть какая-то черта, через которую они не смогли бы переступить?

– Не знаю, скорее всего, он вернется. Его вина пока не доказана.

– А мои показания, что же, – обиженно вскрикнула Анжела, – ломаного гроша не стоят?

– Прекрати, – Петр поднялся из-за стола, доставая сигарету. – Я пошел курить, а ты возвращайся к себе. Да не трясись ты как осиновый лист!

Глаза в траве

Он решил не курить на крыльце, а прогуляться. Очень скоро отыскал незаметную тропинку и очутился под кронами деревьев. Успел еще подумать, что в этих местах в августе-сентябре наверняка бывает много грибов.

Причисляя себя к опытным грибникам, он и сейчас невольно начал рыскать глазами по траве – а вдруг повезет? Но грибы не попадались. Попалось другое.

Глядя себе под ноги, сыщик наткнулся на… другие ноги. Так увлекся поиском грибов, что не заметил висячих ботинок! Когда поднял голову – своих ног не почувствовал.

На толстом суку висел уролог Сбитнев и смотрел, выпучив глаза, прямо на него. Петр от неожиданности вскрикнул и попятился. Хорошо, что сзади оказался ствол сосны, на который обессиленный сыщик смог навалиться и не упасть, поскольку собственные ноги его не держали.

Висельник смотрел на него немигающим взглядом, насыщая адреналином кровь, взвинчивая сердечный ритм. Глаза Антона норовили выкатиться из орбит и упасть в траву.

Немая сцена продолжалась не меньше минуты. Когда ступор начал понемногу проходить, Петр проследил за веревкой, на которой висел коллега, и в следующую секунду метнулся к поваленной березе, за которую веревка была привязана.

Тот, кто сотворил такое, должен был обладать нечеловеческой силой. Оторвать тучное тело Сбитнева от земли – задача для крутых тяжеловесов, а поднять его на веревке – пусть и толстой, напоминающей канат, – здесь требовались усилия не одного человека.

«Это я виноват! – твердил себе Петр, возвращаясь на турбазу после того, как удалось спустить покойника на землю и ослабить петлю на его шее. – Если бы не проболтался ему про то, что знаю о его туалетных съемках, он бы не скрывался по лесам и наверняка был бы жив. Ну сыщик, ну головотяп! Решил блеснуть своей проницательной интуицией, видите ли! Рубишь с плеча, только щепки летят. Где теперь найдешь пакет с уликами? Все, можно считать, нет их. Или все же прочесать лес? Без подмоги на это уйдет уйма времени. Все летит к чертям собачьим!»

Как в таком состоянии он не потерял направление и вышел к автостоянке – остается удивляться.

Хозяйка турбазы, побывав в очередной раз в предобморочном состоянии, припоминая все мыслимые и немыслимые собственные грехи, наконец, снизошла до того, что приказала все тем же Леонтию и Дамиру на импровизированных носилках принести труп Сбитнева в здание турбазы.

– Всех уложим в одну комнату, – решила она, стоя на крыльце, – хорошенько проветрим… Даст бог, когда-нибудь доедут полицейские до нашего медвежьего угла.

Услышав про Сбитнева, больше всех разрыдалась, как ни странно, Элла. Ее, стоящую на коленях в их с Петром комнате, в прямом смысле колотил озноб. Она то и дело причитала:

– Прости меня, Господи, за то, что извращенцем называла его, что убить хотела, прости, Господи… Это я не со зла – бес попутал, заслонил здравый ум…

Будучи не в состоянии слышать подобное, Петр вышел в коридор и буквально столкнулся лицом к лицу с Максом Лунеговым.

– Скажи, у тебя уже есть на примете кто-нибудь? – огорошил его вопросом патологоанатом, хватая за плечо. – Подозреваемый, я имею в виду. Наверняка есть, колись!

– А как же, – размеренно ответил сыщик, отталкивая руку Барда. – Вот соберу всех в кают-компании, тяпну сто пятьдесят твоего армянского и доложу по форме. Потерпи, недолго осталось. А пока займись трупом Сбитнева. Меня интересует, смерть наступила именно от асфиксии или он был убит как-то иначе до того, а потом, когда был уже мертвым, его вздернули.

– Это важно? – оторопев, Макс зашатался на ногах. – Какая разница сейчас, как его убили. Он – мертв, и это главное. И мы все скоро будем здесь того… Нас всех поодиночке либо здесь, либо в лесу на дереве…

Петр схватил патологоанатома за грудки:

– Слушай, я понимаю, выпито много, коньяк качественный. Но, черт возьми, ты – профессионал или… так себе – плевок на туалетной стенке?

Выдав экспромт, Фролов задумался: «Кстати, про туалет-то я и забыл! Вот где следовало искать следы пребывания инопланетной цивилизации!»

Лунегов тем временем отстранился, поправил рубашку, прокашлялся и серьезно взглянул на сыщика:

– Извини, что-то расклеился… Обещаю впредь не позволять себе. Надеюсь, меня ты ни в чем не подозреваешь? Со мной можешь делиться любыми своими мыслями. Я – могила, ты знаешь…

– Вот так-то, другое дело. – Петр похлопал коллегу по плечу. – Давай, времени мало, за работу.

На него вдруг снизошло какое-то вселенское спокойствие – и откуда что взялось?! Возможно, там, наверху, решили, что хватит уже треволнений на его долю, пора тормозить.

Направляясь в сторону женского туалета, он подумал, что на «Бекетове» тоже было именно четыре трупа. Значит ли это, что Сбитневу суждено стать последним в этой череде смертей? Или счет жертв продолжится и турбазе «Макарьево» суждено поставить новый мрачный рекорд?

Контактные линзы с трупа

Возле женского туалета Петр остановился.

– Есть кто-нибудь? – поинтересовался он, прежде чем войти. Ответа не последовало.

В одной из кабинок после долгих поисков сыщик нашел крошечное углубление в стене. Попытался просунуть мизинец – не получилось.

«Значит, Энтони успел-таки замести следы. Или не успел? Выходит, здесь все и происходило… Спокойно, сыщик, побольше хладнокровия! – звучало в мозгу, когда Петр присел на корточки возле унитаза и принялся рассматривать кафельную стену, перегородку из гипсокартона и пол. – Что, если это был не он? Не Сбитнев достал камеру, а кто-то другой? Скажем, кто-то мог случайно заметить, а может, догадаться. И это самое страшное! Тот, кто догадался, тот его и убил!»

Пусть не сразу, но поиски увенчались успехом – уколовшись, сыщик чуть не вскрикнул. Иголка от шприца лежала в щели между плинтусом и полом, ожидая своего часа. Дождалась – вонзилась Фролову под ноготь.

Он не был уверен, что это та самая иголка, которую он не обнаружил в пакете из-под лиственницы, но что-то подсказывало ему, что таких совпадений не бывает. Если это не она, то откуда здесь взяться другой?

«Винтик от очков возле трупа Цитрусова, иголка от шприца в туалете, – рассуждал сыщик, выходя в коридор. – Не слишком ли много проколов для настоящего профессионала? Мы уже максимально близко подошли друг к другу, уже слышим дыхание друг друга. Кажется, в тумане уже проступают отдельные черты».

Заглянув за унитаз, сыщик обнаружил газетный сверток. Развернув его здесь же, на крышке унитаза, Петр вновь расслышал стихнувший до поры «звон колоколов». Окровавленный кухонный нож был завернут вместе с куском ржавой металлической трубы в синее клетчатое полотенце. Он вспомнил, что именно его теребила Светлана во время их разговора, будучи живой, всего пару часов назад.

А кусок трубы лишний раз подтвердил предположение о том, что Петра по голове ударил тот же самый человек, что не оставил живого места на теле Светланы Вакульчик. Именно этот сверток Петр увидел под кустом из окна женской раздевалки, дотянуться до него ему не позволил убийца с помощью куска трубы, который потом завернул туда же, вместе с окровавленным ножом.

Он не сразу заметил Олесю Пресницкую, едва не сбил ее с ног.

– Что вы делали в женском туалете? – настороженно поинтересовалась гинеколог, поправив на своем носу уже знакомые Петру очки. – Отвечайте, не задумываясь.

– Подсматривал, естественно, – придав голосу максимум серьезности, ответил сыщик. – Из одной кабинки в другую. Там есть такая маленькая дырочка в гипсокартоне. Долго пришлось сидеть в засаде, ждать.

– Прекратите ерничать! – закричала Пресницкая, замотав головой и затопав ногами. – Тут такой ужас творится, а вы то подсовываете мне непонятную флешку с какой-то ерундой, то находите совершенно идиотский повод для шуток! Это что, так модно вести следствие? Как вам не стыдно!

– В том-то и дело, что я не шучу, мне не до шуток, – заметил серьезно сыщик, поспешив прочь по коридору.

Сонная Элла повернулась на другой бок, не выказав никакой реакции на появление бывшего супруга.

– Подвинься, пожалуйста, – попросил он, закрывая дверь комнаты изнутри. – Сейчас мы с тобой посмотрим крутую порнуху.

– Смотри один, я к этому равнодушна, – зевнув, пробормотала она. – Мне такой сон снился, а ты не дал его досмотреть.

– Начав смотреть первые кадры того, что я покажу, ты забудешь навсегда о своем сне и больше его не вспомнишь!

Элла села на кровати, поджав под себя ноги.

– Валяй, заинтриговал. Что за порнуха?

– Вначале ответь мне на один вопрос… – Петр сел рядом с супругой, держа в руках смартфон. – Он не дает мне покоя, объяснить себе никак не могу. Как ты думаешь, почему у трупа могут выпасть ресницы? Я понимаю, они всегда понемногу выпадают, бывает, попадают в глаз… Но вокруг глаз Инги я обнаружил много выпавших ресниц, словно их специально кто-то выдергал.

– Ты так близко рассматривал ее лицо? – удивленно поинтересовалась Элла. – Тебе доставляло это удовольствие? Это ненормально! Не замечала раньше за тобой…

– Я разве сказал об этом? – вспылил Петр, пряча смартфон в карман. – У меня преступление почти раскрыто, осталось внести пару штрихов, а ты всякие идиотские выводы делаешь.

– Ладно, не кипятись… – Элла пошлепала его по колену ладошкой. – Скажу, что думаю. У Инги кто-то мог пытаться снять контактные линзы. Уже после смерти. Она умерла в линзах, глаз постепенно высыхает…

Петр буквально оглох от «колокольного звона»! Он вскочил и заходил по комнате туда-сюда, пытаясь успокоиться, но не получалось.

И снова Элла оказалась права! Винтик от очков, контактные линзы с трупа – они не то что перекликались друг с другом, это были звенья одной цепи!

– Так мы будем смотреть порнуху или нет?

Возглас супруги не только вернул его в реальность, но и заметно приглушил «колокольный звон». Он уселся на кровать рядом с Эллой и достал смартфон.

Когда до конца просмотра оставалось всего ничего, за окном послышался шум моторов. В голове проступило, как на фотобумаге при проявке: «Не успел, пиши пропало!»

Появилось жгучее желание сбежать через окно, уползти через подвал, вылететь через чердак – любым мыслимым и немыслимым способом.

Петр даже метнулся в коридор, где нос к носу столкнулся с Дамиром. Неуловимое движение охранника сложило сыщика пополам. Как из Зазеркалья раздавшийся крик Эллы оборвался на самой высокой ноте.

Ювелирная техника повешения

Очнулся сыщик от боли в пояснице и крайне неприятного запаха. Оказывается, его, связанного по рукам и ногам и с кляпом во рту, Дамир нес на своем загривке по пересеченной местности. Поясница ныла от неестественного перегиба, к горлу подкатывала тошнота, но сказать об этом, пожаловаться на боль Петр никак не мог – рот был набит грубой и шершавой мешковиной. Сыщик мог только мычать.

Наконец, Дамир сбросил связанное тело на землю. Петр поднял глаза вверх и обомлел. Та же самая береза, где каких-то полчаса назад висел Сбитнев, шелестела над ним листвой. Дамир явно не собирался искать разнообразие – он предпочитал проверенные способы.

Неторопливо закрепив на поваленной сосне веревку, охранник начал нагибать ее вершину так, что дерево затрещало. Сыщик понял, как был повешен Сбитнев: палачу помогала тянуть вверх грузное тело упругость ствола дерева.

Сразу видно: поднаторел он в этом деле, не впервой ему!

Готовая петля медленно, но верно спускалась на Фролова сверху. Сейчас останется зацепить ее за шею и – дело в шляпе!

«Черт, даже последнего слова не даст сказать! – противно запульсировало в висках. – Вздернет без эмоций – и поминай как звали! А преступление почти раскрыто! В том числе и благодаря Дамиру! Ну, вынь ты кляп изо рта, будь человеком!»

– Руки за голову! – раздалось неожиданно рядом. Петр ощутил, как дернулся было Дамир, но с другой стороны повторили:

– Стоять! Руки!

Охранник метнулся прочь, кувыркнулся. Грохнул выстрел, потом другой. Завязалась потасовка с короткими криками, матюками и хлесткими ударами. Все закончилось кабаньим ревом Дамира.

Как Петр ни дергался, подробностей захвата он так и не увидел.

Вскоре доктор был освобожден, а на Дамира надели наручники. Кое-как закурив дрожащими пальцами, сыщик с благодарностью взглянул на одноклассника.

– Умеешь ты вляпаться в скверняки, – посетовал тот.

– Это пока первый на твоей памяти, – обиженно заметил Петр. – Зачем же обобщать? Надеюсь, что и последний.

Чагин, когда они подходили к полицейскому «уазику», заметил:

– Интересно, он действовал один или у него был сообщник?

– Он лишь исполнитель, – горячо заявил Фролов, останавливаясь возле машины. – Главный преступник пока еще на свободе. Надо, чтобы он увидел, что Дамир в наручниках. Это заставит его нервничать.

– Ты знаешь, кто он? – удивленно поднял брови капитан.

– Подозреваю… Мне надо сделать пару звонков. Вот если бы собрать всех в кают-компании.

– Ты что, всерьез хочешь выступить, как Пуаро? Может, просто сообщишь, кого подозреваешь, а уж мы его дожмем, не сомневайся.

Петр опустил глаза в землю:

– Я хочу заставить его ошибиться и выдать себя. Ведь доказательств никаких нет – ни прямых, ни косвенных. Нас устроит только чистосердечное, верно?

– Верно… Это был бы идеальный вариант. А если на этого надавить? – Чагин указал на задержанного Дамира. – Не расколется?

– Думаю, нет, он обе чеченские прошел. Хозяйка про него говорила. Такие не раскалываются.

– Ясно… Но кое-что у меня все же есть. Сначала я выслушаю, что доложишь ты… Ты же владеешь ситуацией… А там поглядим.

– Мы с тобой разыграем небольшой конфликт…

Они беседовали, словно старые приятели. Чагин изредка бросал настороженные взгляды в сторону турбазы. Узнав про четвертый труп, он не удержался, выругался так, что вышедшая их встречать Хозяйка турбазы чуть не кувыркнулась в кусты подобно Фролову. Слова Чагина подействовали на нее аналогично куску водопроводной трубы, которой Дамир ударил Петра буквально час назад.


В кают-компании царила напряженная тишина. Когда Петр вошел туда с ноутбуком, ему показалось, что он слышит скрежет зубов своих коллег.

Увидев мужа, Элла кинулась ему навстречу, они обнялись.

– Живой, слава богу, – прошептала она. – Он уволок тебя, я так испугалась, не знала, что и думать…

Целуя ее, он разглядел внушительный кровоподтек вокруг левого глаза. Осторожно проведя по ее щеке рукой, сыщик поинтересовался:

– Это Дамир?

– Ерунда, до свадьбы заживет, – улыбнулась она сквозь слезы. – Я имею в виду, до нашей с тобой… второй свадьбы.

– Извиняюсь, что вмешиваюсь, – вступил в разговор Чагин. – Именно твоя супруга направила нас в лес по вашему следу. Так что своим освобождением ты обязан ей.

В голове сыщика тем временем пронеслось: «Угу, вы кинулись на мое спасение, оставив турбазу без присмотра, и у убийцы было достаточно времени, чтобы уничтожить последние улики. Что ж, обратного пути все равно нет. Лучшего момента для решающего удара не найти. Посмотрим, куда кривая выведет».

Отыскав взглядом Лунегова, сыщик сделал жест, предлагая коллеге выйти на несколько минут. Чагин запротестовал, ему пришлось долго объяснять, что Макс – патологоанатом, он должен сообщить Петру результаты осмотра тела повешенного Антона Сбитнева.

– Я не нашел ничего, кроме асфиксии, – сбивчиво объяснял Бард, нервно разминая сигарету, когда они вышли на крыльцо турбазы. – Возможно, он его сначала удавкой обездвижил, потом уже вздернул. Вообще, страшный человек – этот Дамир…

– С чего ты взял, что это он? – давая Максу прикурить, Петр пристально наблюдал за его движениями. – До сих пор ни у кого нет такой уверенности, только у тебя.

Сделав затяжку и выпустив струю дыма, коллега криво усмехнулся:

– Если ты прикинешь силенки оставшихся на турбазе мужиков, то поймешь, что больше с телом Антона никто бы не справился. Физически, я имею в виду. И прекрати наводить тень на плетень.

– Значит, только асфиксия, говоришь?

– Говорю… Ничего другого. По крайней мере, я не нашел.

Повернув голову, сыщик увидел двоих оперативников у полицейского «уазика», потом достал сигарету, но так и не решился закурить. Вдруг неожиданно посмотрел на Лунегова и спросил:

– Скажи, ты по-прежнему Буйкевичу что-то должен? Или уже расплатился с долгами? Мне бы не хотелось лишний раз муссировать сейчас эту тему… А придется, если не узнаю сию минуту.

Макс поперхнулся дымом, закашлялся.

– А ты спроси… у него, – ответил он, когда приступ прошел. – Я бы тоже хотел услышать окончательный ответ.

– Ладно, – Петр положил сигарету обратно в пачку. – Докуривай и возвращайся, так и быть, спрошу.

В кают-компании Чагин о чем-то беседовал с Антониной Ильиничной. Увидев Петра, капитан несколько раз хлопнул в ладоши:

– Итак, все оставшиеся в живых в сборе, работники турбазы – тоже. Меня зовут Дмитрий Александрович Чагин, я – капитан убойного отдела ГорУВД. Мне бы очень хотелось поздравить вас с профессиональным праздником, но думаю, что для вас он стал самым жутким днем в вашей жизни. Убедительно прошу выслушать, что нам доложит ваш коллега Петр Фролов, у него есть что сказать, уж поверьте мне.

– Прямо как в романах Агаты Кристи! – вырвалось у Буйкевича.

Сыщик поднялся, взгляды коллег устремились на него. Кто-то смотрел не мигая, кто-то отвел глаза в сторону.

– Думаю, здесь не все присутствующие, – заметил Петр, косясь на только что вошедшего Барда. – Дамира тоже следовало бы привести сюда.

– Ты отдаешь себе отчет? – нахмурившись, спросил одноклассник. – Он очень опасен! С ним все ясно…

Сыщик был непреклонен:

– И тем не менее. Зато неясно с остальными! Это необходимо сделать. Пусть присутствуют все.

Скрепя сердце, Чагин отдал необходимые распоряжения. Вскоре привели мрачного Дамира, пристегнутого наручниками к запястьям двоих оперативников.

Появление «окольцованного» охранника вызвало целый шквал эмоций. Хозяйка всплеснула руками, ноги ее подкосились, и если бы не своевременная поддержка оказавшегося поблизости Лунегова, она растянулась бы на паркете посреди кают-компании.

Макс заботливо усадил ее на диван и привел в чувство.

Дамир старался не глядеть ни на кого, устремив глаза в пол.

Видео, на котором все живы

Когда наступила тишина, Петр прокашлялся и начал:

– Теперь вроде все. Уважаемые коллеги, я выражаю всем вам глубокое сочувствие по поводу испорченного праздника. Вчера вечером я поднимал тост, вы помните, совсем за другое… Но, раз так вышло, я осмелился взять на себя расследование этого запутанного дела.

– А кто тебя уполномочил это делать? – вновь подал голос Буйкевич. – Насколько я в курсе, у тебя медицинское образование, а не юридическое. Ты людей должен лечить, а не расследовать…

– Я его уполномочил, – твердо заявил Чагин, крутя в пальцах зажигалку. – Мы общались с ним по телефону. Так как добраться к вам вовремя мы не смогли по не зависящим от нас обстоятельствам… а людей продолжали убивать. Я его проинструктировал, что и как делать. Заявляю со всей ответственностью.

Услышав сказанное, Буйкевич развел руками и отвернулся к окну.

Петр не спешил, подолгу задерживая взгляд на каждом из присутствующих, словно пытаясь понять, о чем думают коллеги в эти минуты. Внезапно он почувствовал страшную сухость во рту, подошел к столику, на котором стоял графин с водой, налил полный стакан и залпом осушил его.

– Сейчас мы все как бы подозреваемые… Мне бы хотелось, чтобы, когда я закончу, подозреваемым остался один, а с остальных свалилось это бремя.

– Может, хватит нагнетать? – капризно вскрикнула Анжела. – У нас и так нервы на пределе, а вы словно решили поиздеваться.

– Извольте… Сегодня утром я проснулся, разбуженный Антоном Сбитневым. Он первым обнаружил труп Инги в комнате на втором этаже. Представляете, он отправился мазать ее, как в пионерском лагере, зубной пастой. Пришел, а она под простыней, с приколотыми к соскам пионерскими значками. – По кают-компании после сказанного пронесся нервный вздох. Петр замолчал, давая коллегам возможность переварить услышанное. Потом продолжил: – Спустя примерно полчаса был обнаружен труп Цитрусова… в комнате на первом этаже. Причем, как утверждал Энтони, ранним утром, когда он отправлялся к Инге, Валерия еще не было в комнате. Кто-то принес труп за то время, что мы находились наверху у Инги. Таким интригующим было начало дня.

– Это я его принес, – раздалось в полной тишине. Все в ужасе повернули головы в сторону Дамира. Охранник невозмутимо продолжил: – И гликозид ему в подключичку вкатил тоже я. По своей первой специальности я – фельдшер, на войне был санинструктором.

– Господи, – вскрикнула Монро, схватившись за голову. – Зачем вам это понадобилось? Чем Валерка-то не угодил?

– Прошу не перебивать! – крикнул Петр, резанув рукой по воздуху. – И не уводить следствие в сторону.

– Может, уберем его, пока не поздно? – предложил Чагин.

– Нет, пусть остается, – успокоившись, буркнул сыщик, собираясь с мыслями. – Тем более что он этого и добивается. Не будем доставлять ему такой радости.

Дамир воспользовался паузой, чтобы ответить на вопрос Анжелы:

– Он у меня байк увел, этот ваш… Валери. Классный байк – «Судзуки». Это все равно… что женщину…

Услышав последние слова охранника, Петр мысленно припер себя к стенке: «Вот тебе, сыщик, еще одна версия, которую ты упустил в процессе расследования! Сколько их еще ждет тебя впереди? Но отвлекаться не будем, пора приструнить этого выскочку».

– Принести-то ты мог, но убить – вряд ли, – сказал он вслух, поймав на себе скользнувший взгляд Дамира. – Тебя нет на том видео, которое снимала Инга. Ты не планировался на этот спектакль ни зрителем, ни участником. Поэтому не пытайся взять на себя чужой грех.

– На каком еще видео? – встрепенулся Буйкевич, до этого словно дремавший возле окна. – Почему мы про него ничего не знаем?

Петр слегка нахмурился, изображая негодование, что его перебили. На самом деле он ждал этой реплики Ковбоя. Причем абсолютно искренней, никак не подготовленной. Значит, все идет по плану.

– Теперь я вижу, Стас, что тебе не по барабану услышанное. Но твой поезд ушел, остается лишь слушать. Готовься, узнать тебе предстоит много чего. Я говорю про то самое видео, где пока еще все живы. И Инга, и Валери. Правда, в кадре нет Светланы Вакульчик, которую Дамир искромсал кухонным ножом чуть ли не в клочья… Как в фильме ужасов.

– Не может быть, – воскликнула Хозяйка турбазы, прикусив губу. – Не могу поверить. Дамирка, вы ведь с ней… Я смотрела, нарадоваться на вас не могла.

Свирепый взгляд охранника, брошенный на сыщика, лучше всяких слов свидетельствовал о том, что «точка невозврата» вот-вот будет пройдена… О том, что будет потом, Петр старался в эти секунды не думать.

– Так вот, Светланы на том видео нет, – продолжил он спустя пару секунд. – Хотя она участвовала в подготовке спектакля. Как шеф-повар, имея возможность добавить снотворное в алкоголь и морс. Но пили эти напитки не все. Участникам ночного спектакля необходимо было сохранять работоспособность и трезвый ум. Особенно если у человека низкое давление… Чем можно простимулировать себя ночью? Конечно, кофе… Причем натуральным, не растворимым, заваркой от которого наутро засорится раковина в женском туалете. А банку с таким кофе я видел только в одной комнате…

Анжела вскочила с места. В первый момент она не знала, что сказать, только отчаянно жестикулировала.

– Ну, я пью… такой кофе, и что? Раковину засорила? Прошу простить… Я действительно очень плохо переношу бессонные ночи, мне нужен стимулятор, потом голова как чумная весь день.

– Что помешало тебе уснуть в ту ночь? – поинтересовалась Пресницкая загадочным голосом. – Конкретно в ту!

Петр сделал предостерегающий жест рукой:

– Олеся, можно… мне все по порядку. Если я запутаюсь, то не распутает никто, – он потер виски, помассировал затылок, но «колокольный звон» в ушах не стихал. – На чем мы остановились? На кофе… Думаю, кофейком в эту ночь баловались три человека, и двое из них мертвы. Анжела, слава богу, жива и только что призналась в том, что это она засорила раковину.

В том, что ночью должно что-то произойти, я понял вчера вечером, когда меня начало неожиданно клонить в сон. Эти же симптомы наблюдались у большинства. Кроме той троицы, о которой я только что сказал. Это говорит о преступном умысле, о подготовке преступления заранее. Спланировала все, бесспорно, Инга Ревенчук.

– Именно поэтому она сменила комнату? – возмущенно заметила Пресницкая. – Чтобы все провернуть? Но что именно? Не говорите загадками, хватит загадок на сегодня.

– Инга не только спланировала, – продолжил Петр, не обращая внимания на слова гинеколога. – Она исполнила, претворила в жизнь задуманное. Довольная, вернулась к себе в номер. Вскоре туда пришел убийца и брызнул ей в лицо смесь, от которой у Ревенчук случился анафилактический шок. Когда все было кончено, убийца раздел ее донага, уложил на кровать, приколол к соскам пионерские значки, вложил в руки перевернутый сборник стихов Буйкевича, накрыл тело простыней… Он даже попытался изобразить пионерский салют, но у него не получилось. Это не так важно…

– Ума не приложу, – удивленно хмыкнул Стас. – Почему сборник перевернутый? Что, вверх ногами читать легче?

– Признаться, и мне поначалу этот перевернутый сборник не давал покоя. Казалось, убийца оставил какой-то знак, зашифровал что-то… Чуть позже мы вернемся к этому. Пока же я хочу подчеркнуть, что на этом план убийцы был выполнен. Все, что последовало потом, – либо попытка кого-то подставить, либо стремление устранить ненужных свидетелей, внезапно появившихся… Работа над ошибками, проще говоря.

– Интересно, в чем мог ошибиться убийца? – поинтересовался Чагин, продолжая крутить в пальцах зажигалку.

Петр с удивлением взглянул на одноклассника:

– Например, он не мог предвидеть, что один из гостей турбазы установит в женском туалете скрытую камеру.

Эх, Дамирка, Дамирка!

Возглас Антонины Ильиничны напугал всех: она чуть не задохнулась от негодования:

– Что вы сказали? Камеру?! В женском туалете? О боже! Дожили!

– И на эту камеру попадется убийца вместе со своими многочисленными причиндалами. Стопроцентный засвет! Однако оператор не стал обнародовать этот факт, ставить в известность полицию. Он принялся за шантаж. Чем и подписал себе смертный приговор. Я поначалу думал, что Антон скрывается от меня, поскольку я уличил его в неблаговидной «туалетной» съемке. Более того, я даже подозревал его в убийстве из-за… одной интересной флешки.

Резко обернувшись, Петр бросил взгляд на Монро, но она вовремя опустила взгляд, сделав вид, что рассматривает свой маникюр. Петру не оставалось ничего другого, как продолжить:

– Я не сразу понял, что Сбитнев скрывается от убийцы, требуя от него компенсацию за молчание. Камера в туалете для него – такой же бизнес, как и платные урологические манипуляции…

– Такая же сволочь, как и убийца, – вполголоса заметил Чагин. – И дурак к тому же. За что и поплатился.

– Убийца так же не мог предполагать, что лишится ночью своих контактных линз, без которых даже не увидит, что сборник в руках Инги перевернут. На этот случай у него были очки, но… После смертельной инъекции Цитрусову из очков выпал центральный винтик, найти который в темноте на ковровой дорожке очень непросто. Ведь желудок Валерия опорожнился. А без винтика очки пришли в негодность. И тут убийца вспоминает, что у Олеси Пресницкой точь-в-точь такие же очки, только цвет оправы другой. Стало быть, и винтик должен подойти. Теоретически. Убийца, таким образом, направился к спящей Олесе.

– Так вот куда они делись утром, – вскочила негодующая гинеколог, сжав кулачки. – Кто у меня их украл, признавайтесь! Я думала, что я их потеряла… Я без них как без рук!

– Признаваться пока рано, – покачал головой Петр, доставая сигареты и закуривая. – Прошу меня простить, но иначе я потеряю нить рассуждений. Прокравшись в комнату Олеси, пока та спала, убийца спокойно взял очки, с помощью своего сообщника вывинтил из них винтик носоупора, тот подошел к его очкам. Но тут он заметил на окне контейнер для контактных линз самой Инги.

– Кстати, а куда делись линзы убийцы? – подала голос молчавшая до этого Элла. – Насколько я знаю, их обычно берегут.

– Линзы ночью находились в простой воде, стакан стоял на тумбочке, был накрыт листком бумаги. Почему убийца не взял с собой контейнер, о том история умалчивает. Сквозняк сдул этот лист под кровать. А маявшийся после тяжелой ночи любовник просто выпил воду из стакана вместе с линзами, – Петр развел руками, выпустив струю дыма под потолок кают-компании.

Услышав это, Буйкевич схватился за живот, изобразив рвотный рефлекс. По кают-компании прокатилось оживление.

– Однако продолжим. Осматривая труп Ревенчук, я никак не мог понять, откуда на трупе очки Пресницкой и почему так много выпавших ресничек вокруг глаз. Мне подсказала моя любимая супруга, что такое бывает, когда с трупа пытаются снять контактные линзы.

– Но ведь линзы бывают разной оптической силы, – возразила покрасневшая Анжела. – Еще не факт, что они подошли бы убийце.

– Они и не подошли, – спокойно заметил сыщик, подходя к Монро. – Я не мог понять, почему утром в облике убийцы что-то неуловимо изменилось. Почему она то и дело стала щуриться. Почему пытается соблазнить меня своим нижним бельем… Только чтобы я не смотрел ей в глаза. Потому что неуловимо изменился… цвет глаз. Я сейчас не берусь определить, каким он был и каким стал. Но надеть очки Олеси на труп Инги – не очень удачная идея, хотя убийцу понять можно. Еще одна загадка для следствия. И чтобы как-то скрыть вырванные во время снятия линз ресницы. Казалось бы, мелочь – винтик… Но хлопот он причинил убийце выше крыши. Я нашел этот винтик возле трупа Цитрусова. И это еще не все осложнения… В очках убийца не могла показаться на следующий день, слишком много вопросов.

– Не понимаю, зачем было убивать Ингу и Валерия, – всплеснула руками Элла. – Каков мотив преступления?

– О мотивах чуть позже, – Петр потушил сигарету в пепельнице, подходя к Дамиру. – Пока я продолжаю двигаться по линии осложнений. Убийца не мог предположить, что на турбазе найдется горячий джигит, сердце которого воспылает любовью по отношению… к самой убийце. И все бы ничего, но на тот момент у джигита уже была любовница на турбазе.

– Вот-вот, – подхватила мысль Хозяйка. – И еще какая! Любо-дорого смотреть! Эх, Дамирка, Дамирка…

Петр подошел вплотную к охраннику.

– Светлана Вакульчик – мудрая женщина, она видела, как смотрит Дамир на Анжелу. Более того, я думаю, она стала свидетельницей их откровенной связи… Под утро… Я прав? Ведь Стас крепко спал всю ночь после того, что с ним сотворили. Убийца спать не могла, ей требовалась разрядка, да и тебе тоже. У тебя ведь южная кровь. И с этого момента ты исполнял любую ее прихоть. Она до этого – любую прихоть Стаса, а ты теперь – ее… Не зря же ты скрутил Буйкевича так, что едва руку ему не сломал. Я видел, в тебе клокотала не только злость, но и ревность…

– Надо было тебя трубой покрепче приложить, – процедил Дамир сквозь зубы. – Пожалел, думал, сообразишь…

– Надо было, – согласился сыщик, глядя ему в глаза. – Но теперь о том не стоит жалеть. Дело прошлое, не исправишь. Скорее всего, Вакульчик, мучимая ревностью, не спала в эту ночь. Думаю, она поняла, кто убил Ингу, одно наложилось на другое… Что касается жестокости, с которой ты искромсал свою бывшую любовь… Видимо, хотел кровью залить ее… Но не вышло. Светлана тебя любила по-настоящему, а эта… просто манипулирует, пытаясь любой ценой уйти от наказания.

– Ты кого имеешь в виду, следователь хренов? – выкрикнула Монро, вскакивая со своего места. – На кого намекаешь? На меня, что ли?

– Странно, раньше ты меня на «вы» называла, – округлил глаза сыщик. – Что изменилось? Но не будем отвлекаться. Последним в данной череде трупов суждено было оказаться шантажисту-оператору Энтони. Теперь поговорим о тех, кого убийца хотел подставить, направив следствие по ложному пути. Сначала я подумал об Олесе…

– Обо мне? – гинеколог принялась озираться вокруг, словно ища поддержки у коллег. – Но зачем мне убивать лучшую подругу?

– Подругу, у которой ты увела Макса Лунегова, – жестко напомнил Фролов, не спеша развенчивать обвинение, словно хотел поиздеваться над бедной женщиной. – Мотив очевидный, не правда ли? Вдруг ты почувствовала, что Инга что-то затевает против тебя в отместку, и нанесла упреждающий удар. Но потом я увидел, как ты передвигаешься без очков, и понял всю никчемность подобных подозрений.

– Слава богу, – выдохнула гинеколог, опускаясь на стул.

– Основное подозрение падало на нашего поэта, – Петр увидел, как после этих слов напрягся Буйкевич. – Ведь ночью было совершено насилие… над ним. Признаюсь, жестокое, изощренное. В отместку за… что – он знает. Пусть это останется на его совести. Логичней всего предположить, что оба обидчика – Инга и Валерий – должны за это получить сполна. Именно к этому меня подталкивала Анжела, утверждая, что сразу же после оргии Буйкевич куда-то исчез, оттолкнув ее, а потом появился, поставил себе укол в вену и вырубился.

– Так оно и было, – вскочила уже в который раз Монро. – Это сущая правда! С какой стати мне врать?

– Что ты несешь, подстилка? – прорычал Ковбой, поднимаясь со своего места. – Куда я уходил? Какой укол? Ты же мне его и вколола!

Словно не слыша этой перепалки, Петр поднял руку:

– Валерий Цитрусов, мой коллега по «Скорой», убит исключительно с целью подставить Стаса, прошу это отметить! Только у Буйкевича якобы был мотив, больше ни у кого. Хотя я Валери не оправдываю, он участвовал в скверном мероприятии. Но пострадал отнюдь не за это!

– Я его не трогал, клянусь, – Буйкевич поднялся и ударил себя в грудь.

– Я долго наблюдал за Стасом, – признался Петр, доставая и закуривая следующую сигарету. – И во время его вчерашней автографсессии, и за завтраком… Он – левша! Не амбидекстер[9], подчеркиваю, а классический левша, как ты об этом не подумала, остается удивляться. Он не мог сам себе сделать инъекцию в левую руку. Только в правую. Отсюда вывод: лекарство ему вколол кто-то другой. Это – первое. И второе. Не мог он после того, что с ним ночью сотворили, вскочить и мчаться кого-то убивать. Ты, Анжел, его так накачала транквилизатором, что, дай бог, остановки дыхания бы не случилось. Не забывай, я разговаривал с ним утром. Он не мог…

– Почему это не мог? – передразнивая сыщика, спросила Монро.

– Потому что, во-первых, был в отключке, которая мгновенно не проходит. Ты постаралась его выключить так, чтобы он ничего не помнил из произошедшего. И во-вторых… Он был не один. С ним был Валерий.

– Здрасьте! – взвизгнула Монро, вызвав гримасу на лице сыщика. – Валерка спать пошел к себе сразу же после… этого.

– Врешь! Здесь я Сбитневу верю больше. Не было Цитруса в его комнате. Впрочем, как и тебя – в твоей. Как показало обследование трупов, Ингу убили где-то с двух до трех ночи, а Цитрусов погиб буквально на рассвете. Думаю, что эту пару-тройку часов ты развлекалась с Дамиром, а Цитрус в это время был в вашей комнате. Ему так понравился Стас в костюме гибэдэдэшника, что он потерял чувство реальности. У него, попросту говоря, поехала крыша. В смысле, он сошел с ума! Потому и не сопротивлялся, когда ты ему уже утром делала смертельную инъекцию. А Дамир, закрыв нас с Энтони на ключ в комнате Инги, перенес труп Валерки утром в его комнату. С дозой ты перестаралась, вытошнило беднягу… Поэтому от куртки Дамира и попахивает, пардон. Я это отлично почувствовал, когда он меня нес в лес. Такая вот нелицеприятная картинка.

Услышав последние слова сыщика, оба оперативника, к которым был «пристегнут» Дамир, согласно закивали и, как по команде, сморщились.

– У-у-у! Твари! Суки! – Буйкевич шумно втянул ноздрями воздух, вскочил и кинулся на сыщика. Чагин среагировал мгновенно: через пару секунд скрученный поэт был выведен из кают-компании.

– Понимаю, неприятно такое слышать о себе… Вижу, теперь тебе это не по барабану… Придется потерпеть. Год назад ты сотворил нечто подобное с самой Ингой. Увы, без этой правды картинка не сложится.

Мотив ключевого убийства

Петр достал новую сигарету, собрался закуривать, но перед этим обвел всех взглядом:

– Она и сейчас, собственно, не складывается, согласитесь. Так как не хватает мотива. Зачем Анжеле убивать Ингу? Ведь без мотива убийства не совершаются.

– Да, с какой стати я буду убивать человека, – монотонно, словно ей смертельно надоело все это выслушивать, заметила Монро. – Мою подругу, кстати, которая рассказала о своей проблеме и попросила ей помочь, причем…

– Причем не бесплатно, – закончил Петр фразу девушки. – Ты это хотела сказать? Я рассматривал проблему с разных сторон. Если не бесплатно, то… как можно оставаться после этого подругами? Это попахивает бизнесом, как у Сбитнева. Думаю, в подруги ты Ингу записать поспешила.

Скрестив на груди руки, Анжела какое-то время сверлила сыщика взглядом, потом выдала один из самых весомых своих аргументов:

– Однако именно ко мне Инга обратилась в тот нелегкий момент.

– Здесь ты права. Но не стоит приписывать этот факт своим достоинствам. Здесь сыграла роль, думаю, твоя смазливая внешность. Ей было важно, чтобы на тебя клюнул Стас. Не скрою, твоя сексапильность… действует на мужчин: перед тобой не смогли устоять ни Буйкевич, ни Дамир.

– Да и ты, – улыбнувшись одной из своих самых обворожительных улыбок, с придыханием заметила Монро, – не очень уверенно себя чувствовал, согласись…

– Слушай, ты, впадина Марианская, – Элла скомкала попавшийся под руку листок бумаги и запустила в Анжелу, но комок не долетел до цели. – Осторожней на поворотах. Так можно и схлопотать…

– Вернемся к мотиву, – поспешил вмешаться сыщик. – Подчеркиваю, нам важен лишь мотив убийства Ревенчук, так сказать… ключевого из убийств. Оно было изобретательно спланировано, имело, я бы сказал, ритуальный оттенок, был выбран нетривиальный метод. Брызнуть в лицо взвесью сильнейших проверенных аллергенов – это, скажу я вам, не фунт изюма! Надо точно знать, на что последует анафилактический шок! Получить эти аллергены можно только в хорошо оборудованной лаборатории. Совершенно случайно ко мне попала флешка, проливающая свет на эту подробность данного преступления.

С этими словами Петр подошел к ноутбуку, достал из кармана флешку с голосом, звучащим сквозь помехи. Пока все слушали запись, сыщик внимательно следил за реакцией Анжелы. Реакции никакой не последовало: она не покраснела, не раскричалась, не замкнулась в себе.

– И что? – вяло поинтересовалась она, когда запись закончилась. – Где тут упоминается о моей скромной персоне? И вообще, давайте будем заканчивать. Пора разъезжаться, турбаза начинает мне действовать на нервы…

– Верно, до тех пор, пока сюжет развивался как бы внутри коллектива, все казалось объяснимым… Настало время выйти за рамки, так сказать, вынести сор из избы.

– Может, не стоит этого делать? – вкрадчиво поинтересовался Лунегов. – Пусть останется все как есть.

В этот момент у Фролова зазвонил смартфон.

– Да, Денис Евгеньевич, – произнося в трубку имя и отчество собеседника, Петр внимательно следил за реакцией Монро. – Вы уже подъезжаете? Хорошо, ждем вас… Нет, я не шучу, Инга Ревенчук убита. Помощь не оказали, даже не пытались. Противошоковая укладка не тронута, она не вскрывалась. Все отрицает, говорит, мы ее голословно обвиняем. Хорошо, ждем. Заходите сразу на турбазу.

После услышанного в Монро словно вселился другой человек. Она стала напоминать загнанного в угол зверька. Глаза забегали, руки сначала перебирали платочек, потом метнулись вниз, девушка начала одновременно чесать себе обе голени. Петр тем временем спрятал трубку в карман и продолжил:

– У американской писательницы Патриции Хайсмит есть роман «Случайные попутчики». Его суть сводится к тому, что если два незнакомых человека обменяются мотивами убийств, скажем, объект «А» убьет того, кто отравлял жизнь объекту «Б», а тот, в свою очередь, убьет того, кого ненавидел «А», то найти убийцу будет неимоверно сложно, так как будет стопроцентное алиби у каждого. Чуть позже Альфред Хичкок поставил по этому роману нуаровый триллер «Незнакомцы в поезде». У нашей подозреваемой также нет мотива… И я предположил, что лично она против Инги могла ничего и не иметь.

Неожиданно Монро вскрикнула и повалилась на бок, держась за живот. На полу она начала извиваться и дергаться, потом кое-как встала на четвереньки и поползла к выходу. Все расступились, кроме стоящего на ее пути Чагина.

– Куда ты, Анжела? – поинтересовался сыщик, не спеша направляясь к девушке. – Я еще не закончил. Дальше будет самое интересное. Ты не могла знать, что Инга первым делом отправит ссылку на отснятое видео именно своему научному руководителю, доценту кафедры Денису Шатрову. Тому, с кем ты, собственно…

– Пустите меня, – хрипела Монро, вырываясь из цепких объятий капитана, который в этот момент доставал наручники. – Мне плохо, меня сейчас вырвет… Отпусти в туалет… Крысолов!

Когда девушку удалось пристегнуть к батарее отопления, Петр продолжил:

– Инга не совсем хорошо поступила со своим научным руководителем, подстроив ему заражение активной формой туберкулеза. Уж очень ей хотелось защититься единолично. А туберкулез у нас, сами понимаете, быстро не лечится, Денису Евгеньевичу пришлось полгода проваляться на больничной койке. Он решил проучить свою ученицу, выяснил все про ее здоровье, про ее аллергию… И подготовил нужную смесь. Впрочем, сейчас он подъедет и сам все расскажет.

В наступившей тишине послышались хлопки. Аплодировал Чагин.

– Браво, Петр! У меня нет слов, – капитан похлопал сыщика по плечу. – У тебя однозначно призвание к этому делу. Кстати, как к тебе попала эта флешка и почему ты подумал, что она принадлежит Гридиной? Ведь досталась она тебе от Сбитнева.

Прежде чем ответить, Петр снова помассировал себе затылок, потряс головой, надеясь, что «колокольный звон» наконец-то стихнет. Не тут-то было…

– Сначала у Антона пропал ноутбук с флеш-кой, на которой была запись прошлогоднего праздника, – продолжил он медленно, словно картинка в его мозгу периодически то пропадала, то появлялась вновь. – Кому он мог понадобиться, кроме убийцы, которую к тому времени Сбитнев уже шантажировал… Потом компьютер и флешка у него снова появились, причем каким образом, Энтони мне не сказал. Когда я был в отрубе – Дамир меня огрел по голове трубой, – до меня донесся женский голос, который просил поквитаться с кем-то, кто украл важную улику. Когда я сложил одно с другим, вышло, что Сбитнев забрался в комнату Гридиной, чтобы выкрасть ноут, а заодно и флешку…

– Какая полезная вещь – эта туалетная съемка, – подал неожиданно голос Лунегов. – Надо взять на вооружение.

– Я тебе возьму! – крикнула Олеся. – Твое дело – трупы, вот в морге и устанавливай камеру.

Сморщившись, Петр продолжил:

– Антон к тому времени уже знал, что Гридина – убийца, туалетная съемка помогла. И мог флешки запросто перепутать – они похожи друг на друга, как две хромосомы. Анжела как раз могла незадолго до этого прослушивать флешку с голосом Шатрова. И – оставила ее в ноуте. Сбитнев зашел в номер и прихватил все, что считал нужным. Потом он, будучи уверен, что на флешке – прошлогоднее видео, не просмотрев ее, вручил флешку мне… А я, не глядя, хотел подарить ее Олесе. И лишь у Олеси хватило ума взглянуть, что там записано. Так что поаплодируем ей!

Ключ к замку.

Чагин подошел к Петру, положил руку ему на плечо:

– Теперь можешь сесть и перевести дыхание или выйти покурить. Я за тебя закончу, – повернувшись к аудитории, капитан развел руки в стороны: – Друзья мои, пока мы парились в пробке под Яйвой из-за этой катастрофы, я времени зря не терял, навел справки практически по всем теперешним обитателям турбазы «Макарьево». Узнал массу интересного. Благо Петро информацию мне скинул…

– Выходит, что Петро у нас, – с неприкрытой злобой глядя на Фролова, процедила прикованная к батарее Анжела, – и не Пуаро вовсе, а самый настоящий стукач.

Петр какое-то время стоял в растерянности, словно из него, как из шарика, выпустили весь воздух: говорил, говорил, и что теперь делать – непонятно. Не отвечать же на откровенную грубость Монро…

Он увидел свободный стул рядом с Эллой:

– Я, пожалуй, послушаю.

– И это правильно, – похвалил Чагин, что-то набирая на своем смартфоне. – Так вот, помнишь, я тебе рассказывал про заметку «Зацепиться за живое»?..

Услышав название статьи, Монро задергалась, словно у нее начался припадок эпилепсии:

– Докопались, суки! Крысоловы! Ненавижу!

– Именно докопались, – ответил Чагин, пережидая припадок Анжелы. – Именно здесь находился, так сказать, ключ к разгадке. Нашел я автора статьи, созвонился. Он мне рассказал все, что помнил по этому делу. Оказывается, девичья фамилия матери Анжелы – Бондаренко – точь-в-точь, как у пострадавшей девочки в далеком восьмидесятом. Той самой, которую принимали в октябрята и прикололи звездочку вместе с кожей. Десятиклассника, совершившего это, звали Роман Ревенчук. Это отец Инги. Так вот, спустя тридцать с лишним лет после того памятного приема в октябрята он случайно выпал из окна пятнадцатого этажа гостиницы…

– Это я его сначала напоила клофелином, – бесцветно сообщила Монро, глядя в одну точку, – а потом в окно вытолкнула.

– Да, в его крови был обнаружен клофелин, – подтвердил Чагин, подходя к девушке. – Вероятно, ты сперва его очаровала, он на тебя клюнул, как наш Дамир. Готов был выполнить все твои прихоти?

– Я не виновата, что все мужики такие, – пожала плечами Анжела, – как увидят что-то запретное, так у них крыша едет.

– Но тебе было мало наказать его самого, ты хотела отыграться еще на его дочери, изобразив нечто… ритуально-ностальгическое. И тут так удачно подвернулся доцент кафедры Денис Шатров, знавший наизусть все фильмы Хичкока. Вы придумали эту многоходовку, будучи любовниками… Я уверен. Правда, нигде не афишировали свои отношения, ведь все должно быть по Хичкоку. Вы – незнакомцы, никаких пересечений!

– По моей просьбе подняли дело о наезде на твоего отца полгода назад. Он тогда скончался в больнице от травм. Так вот, у Шатрова нет алиби на то время, уже найден сервис, где он исправлял вмятину на бампере, а вскоре он продал машину. Все совпадает.

– Так это Денис сбил моего отца? – возмущенно воскликнула Монро и хотела по привычке вскочить, но вовремя вспомнила про наручники.

– Это ты его сбила, – сурово глядя на девушку, заключил Чагин. – Полгода назад ничего доказать не смогли, но теперь, после признания Шатрова, трагедия приобретает иной смысл. Отец твой собирался развестись с матерью, которая постоянно лечилась в психбольнице после травмы, полученной в детстве. Да-да, той самой, со звездочкой. Психика у девочки все же надломилась, а после того, как ты родилась, и вовсе пошатнулась.

– Да, к сожалению, беременность и роды обостряют подобные вещи, – с грустью произнесла Пресницкая. – Как гинеколог заявляю.

– Я понимаю, какое это мученье, – продолжил Чагин, чуть заметно кивнув головой. – Жить с такой матерью в одной квартире – не сахар.

– Ни хрена ты не понимаешь, Крысолов! – произнесла Анжела так зловеще, что Петр испугался – не превратилась ли она в оборотня. Вдруг сейчас вырвет батарею с корнем и запустит ею в кого-нибудь.

– Можешь не описывать здесь подробности, поверь, я сочувствую… Но в чем виновата Инга? Дочь за отца не отвечает! Да и отец, в принципе, не виноват… А твой отец в пятьдесят лет влюбился, начал приводить в дом молодую женщину. Более того, собирался разводиться и заново жениться. При новом раскладе тебе после размена вашей трехкомнатной в центре светила максимум однокомнатная хрущевка в пригороде. Максимум, подчеркиваю! При очень удачном стечении обстоятельств. Ты это хорошо просчитала.

– Угу, ему скоро в могилу, а он любви захотел! – равнодушно усмехнулась Монро одной половиной лица. – В свое время надо было разводиться, а не сейчас! Сейчас поезд ушел. Ишь, раздухарился, старпер…

– В пятьдесят – и старпер? Это ты про человека, который тебе подарил жизнь? – не выдержала Хозяйка турбазы, вскочив со своего места. – Тебя убить мало после этого! Тварь неблагодарная! Ну и поколение…

Чагин, как показалось Петру, взглянул на Антонину Ильиничну с удивлением и растерянностью.

– Думаю, все поколение обвинять не стоит, – заметил капитан в раздумье, потом, словно очнувшись от наваждения, продолжил: – Шатров не хотел убивать Ингу. Он лишь хотел проучить ее. Она-то его не убивала!..

– Да, и поэтому скомпоновал специальную аптечку экстренной помощи при анафилактическом шоке, – перебил одноклассника Петр, сурово глядя в глаза Монро. – Но ты даже не пыталась спасти задыхающуюся Ингу. Ты смотрела на ее страдания и ликовала.

– Да! Я высказала ей все, что про нее думаю. Она-то чем лучше? Затеяла такую порнуху, что мама не горюй, – зло заметила Монро, поворачиваясь к Буйкевичу. – Ты, Стасик, еще не видел себя в костюме гибэдэдэшника со спущенными штанами? Это, я скажу тебе, нечто! Если попадет в Интернет, миллион просмотров в первый час гарантирован…

Буйкевич даже не шелохнулся – как сидел, уронив голову на руки, так и остался сидеть.

– Кстати, – встрепенулась Гридина. – Что-то обещанный Шатров все не подъедет никак…

– Он и не подъедет, – как бы передразнивая ее, ответил Чагин. – Он арестован и дает показания. Зачем он нам нужен, если ты во всем призналась сама? Как только Денис Евгеньевич узнал, что ты убила Ревенчук, его понесло. Он обозлился так, что не остановишь. Поверь, он выложит все про ваш сговор, мало не покажется. Так хорошо все было задумано: она его – туберкулезными палочками, он ее – шоком… этим самым… Ты осмелилась его не послушать, поступила по-своему… Все испортила. Придется отвечать!

Монро сжала губы в струнку, несколько секунд молчала, глубоко дыша. Потом повернулась к капитану:

– То есть вы меня надули?

– Есть немного, – согласился Чагин. – Впрочем, ты свою работодательницу тоже надула. Правда, уже после ее смерти. По моей просьбе наши программисты прозондировали твой счет в банке. Сегодня утром с разницей в несколько минут Инга Ревенчук дважды сбросила тебе весьма крупные суммы. Зачем это делать дважды?

– Вторая сумма – гонорар Валерки. Зачем он ему, если я собиралась его убирать? – бесцветно сообщила Монро. – Когда я зашла к ней, она как раз переводила деньги мне. Радостно так сообщила… Как только стала переводить Валерке, я ей сразу и брызнула. Ну, она задыхаться начала… Все же Дениска не дурак – классную смесь приготовил… Я смотрю, на смартфоне у нее открыт личный кабинет, транзакция не закончена, оставалось только нажать кнопку «перевести». У меня хватило мозгов направить деньги по другому маршруту. Как видите, спасти ее я никак не могла – я занималась куда более важным делом.

Сыщик не выдержал, кинулся на Анжелу, но капитан словно ждал этой реакции – встал на его пути.

– Не связывайся с ней, Петро, – с трудом сдерживая справедливый натиск, посоветовал одноклассник. – Она свое получит, не волнуйся. Ответит за все.

* * *

Ближе к полудню заморосил дождь. Несмотря на сильную сонливость, Петр вел машину на предельной скорости.

– ДПС не боишься? – поинтересовалась сидевшая рядом Элла.

– Не боюсь, – усмехнулся он, обгоняя очередную иномарку. – Я покажу им видеозапись. Пока они будут отходить от шока, успею смыться.

Элла расхохоталась, прикоснувшись к нему локтем:

– Если мы можем шутить, значит, не все потеряно?

– Не все, но многое, – категорично заявил сыщик. – Абсолютно точно могу сказать, что больше в подобные авантюры меня никто не втянет.

– Ой, не зарекайся! – махнула рукой Элла и отвернулась к окну. – Поживем – увидим.

Примечания

1

Речь идет о случае, описанном в романе «Тайна речного тумана».

2

Хоаны – отверстия между полостью носа и носоглоткой, через которые происходит дыхание.

3

Остеосинтез – операция по соединению костей после перелома.

4

Экстрасистола – внеочередное сокращение сердца.

5

МСЭК – Медицинская социальная экспертная комиссия, решает вопросы выхода на инвалидность, продления срока больничных листов и т. д.

6

Перелом лучевой кости предплечья на границе средней и нижней трети.

7

Препараты, которые необходимо экстренно вводить при анафилактическом шоке. Антигистаминные – средства против аллергии.

8

Группы лекарственных препаратов для лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

9

Человек, одинаково хорошо владеющий обеими руками – и правой, и левой.


home | my bookshelf | | Страшно только в первый раз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу