Book: Мертвые глаза Лондона. Жена бродяги. Люди в крови. Мелодия смерти



Мертвые глаза Лондона. Жена бродяги. Люди в крови. Мелодия смерти

Эдгар Уоллес

Том 5. Мертвые глаза Лондона

Жена бродяги

Глава 1

Этот бродяга казался гораздо более угрюмым, чем большинство ему подобных, и поэтому более опасным. Он забавлялся заряженным автоматическим револьвером, перебрасывая его с руки на руку и вращая вокруг указательного пальца.

— Этого не может быть, — бормотал бродяга эту фразу много раз во время своей игры.

Он безусловно был англичанином. Причина, заставившая английского бродягу оказаться в окрестностях Литтлбурга в штате Нью–Йорк, пока не поддавалась объяснению.

Даже как бродяга он не вызывал интереса. Его опухшее, с недельной щетиной лицо украшал синяк под глазом, рубашка без воротника была в ужасном состоянии, а куртка зияла бесчисленными дырами. Когда он наклонялся, на затылке виднелась плохо скроенная шапчонка с краем, выеденным крысами.

— Этого не может быть, — снова повторил бродяга.

Звали его Робином.

Кто–то шел через небольшой лесок. Револьвер скользнул в карман владельца, а сам он бесшумно скрылся в кустах.

Оттуда он увидел хорошенькую девушку лет двадцати, гибкую и грациозную, одетую в полосатое шелковое платье. Она остановилась почти напротив бродяги и закурила. Из своего укромного уголка он отметил выражение неудовольствия, с которым девушка смотрела на слабо дымящийся кончик папиросы. Она глубоко затянулась и двинулась дальше.

Робин вернулся на тропинку и опять погрузился в размышления. Ждать ли ему ночи и тогда попытаться проскочить через этот город, оказавшийся на его пути, или обойти его стороной?

Дорога через город была бы слишком опасна. Рыжая Борода и маленький жирный человек, с такой ловкостью бросающий нож, вполне могли оказаться там.

Какой–то человек в резиновых ботинках приблизился так тихо, что Робин заметил его только тогда, когда скрываться уже не имело смысла.

Это был худощавый молодой человек, элегантно одетый, в соломенной шляпе, надвинутой на правый глаз и украшенной лентой. Казалось, что он только что сошел с картинки модного журнала. Его крупный рот дернулся при виде оборванной фигуры, сидящей на краю тропинки.

— Привет, приятель!

— Привет, — откликнулся Робин.

— Далеко идете?

— Недалеко. Думаю, в Канаду.

Молодой человек усмехнулся и предложил Робину папиросу.

— Это нелегкая задача, если нет документов. Канадская полиция слишком свирепа.

Ему доставляла удовольствие покровительственная дружба с подонками и даже преступниками, которую он объяснял широтой взглядов. Он часто говорил с бродягами и многому от них научился.

Звали молодого человека Самуэль Уоссер. «Универсальный склад Уоссера» был одним из крупнейших в Литтлбурге. Самуэль верил, что каждому молодому человеку предназначена своя судьба, и всегда доказывал, что жизнь его должна идти по своему пути, а не по тому, который наметило ему старшее поколение.

Побренчав ключами в карманах и поправив свой яркий галстук, он с презрением посмотрел на Робина и спросил:

— Не видели ли вы девушку в полосатом платье?

Робин утвердительно кивнул.

— Я сегодня женюсь, — сказал печально Самуэль. — Это ошибка. Но этого хотят все они: мой отец и ее дядя. Слишком сурово. Это неправда, что я принадлежу к числу местных простаков, которые падки на первую попавшуюся юбку. Я человек с образованием и знаю все, что кроется за пределами этого большого общества, — он описал рукой широкий круг, — в общем–то… ну… вы понимаете, что я хочу этим сказать, мой друг?

Робин отлично понимал, что хотел сказать Самуэль.

— Кажется странным говорить все это вам. Ведь вы человек видавший виды. Мое общество смотрит на вас свысока, дружок, но вы видите многое, вы видите бескрайние пространства Божьего мира…

— Это уж точно, — подтвердил Робин.

Разговор становился задушевнее.

— Возьмите еще папиросу… вот… две. Я пойду…

Робин смотрел вслед удалявшейся изящной фигуре жениха, пока та не скрылась из виду. Он пожалел, что не перехватил у него доллар.

На западе виднелась неясная дымка, заволакивавшая горизонт, — предвестница надвигающейся грозы.

— Может быть, скоро нагрянет, — произнес Робин с надеждой.

Рыжая Борода и маленький жирный человек ненавидели дождь.

Глава 2

Мистер Файфер был рослым, не лишенным юмора мужчиной. Но с тех пор как он стал адвокатом и начал вращаться в кругу людей, употреблявших одну и ту же тяжеловесную шутку, искра его элегантного юмора иссякла и притаилась под красной маской лица.

Он при желании мог бы и теперь огласить контору кощунственным смехом, но сейчас его лицо было серьезным.

По другую сторону стола, заваленного против обыкновения кипой бумаг, книг, законов и разномастных писем, сидело важное лицо. Это был мировой судья и предводитель фермеров округа.

— Дайте мне возможность правильно понять это дело, мистер Файфер, — грубый голос Эндрю Эльмера был напряжен. — Значит, я ничего не получу из этого состояния, пока Октобер не выйдет замуж?

— Да, так гласит завещание, — крючковатые пальцы адвоката разгладили документ, лежавший перед ним, — именно так:

«Моему шурину двадцать тысяч долларов, а остальные — моей дочери, Октобер Джонс, по ее замужеству или по ее совершеннолетию».

Эндрю Эльмер почесал голову. Дела его последнее время шли не очень хорошо, и он возлагал большие надежды на деньги, которые должен был получить по данному завещанию. Это был худощавый человек с жестким, угловатым лицом, имевший привычку безмолвно шевелить губами. Он подолгу рассуждал сам с собой, и тогда суровая линия рта двигалась довольно интенсивно, не издавая, впрочем, ни звука.

— Это завещание одинаково важно как для вас, так и для Октобер, — продолжал Файфер. — Мне, правда, не совсем понятно, почему в нем оговаривается возможность замужества девушки до ее совершеннолетия. Будто кто–то был очень заинтересован, чтобы вырвать Октобер из ваших рук как можно раньше.

Мистер Эльмер встревоженно взглянул на него:

— Это идея ее матери, Дженни. Она всегда стояла за ранние замужества и, на мой взгляд, была права.

— А когда должна состояться свадьба?

По жесткому лицу Эльмера промелькнул луч света.

— Сегодня. Вот почему я решил повидаться с вами. Было бы очень неприятно, если бы впоследствии из–за завещания возникли какие–нибудь недоразумения.

— Октобер выходит замуж за Уоссера, не правда ли?

— Да. Сэм — хороший парень. — Эльмер на мгновение умолк. — Октобер блажит, но Сэм в этом не виноват… Она упряма, как старый мул. Я видел ее, стоящей у края колодца и говорящей: «Троньте только меня и я сейчас же прыгну в колодец». Мы слишком распускаем молодежь…

Из его сбивчивых реплик о порочности Октобер и достоинствах Сэма Файфер заключил, что с этим браком не все благополучно.

Наступило молчание. Длинная выбритая губа мистера Эльмера то собиралась бантиком, то вытягивалась. По его беззвучным губам адвокат читал: «Октобер… Одни волнения…». И рефрен: «Деньги. Деньги. Деньги…».

— Скажите, мистер Эльмер, а если Сэм не захочет жениться? В последнее время он стал очень независим, и, кажется, у него завелись денежки.

Мистер Эльмер занервничал.

— Сэм работящий парень, — он резко встал и направился к дверям. — Я надеюсь, что дождь не помешает уборке зерна и овощей с поля. Они и так не слишком хороши в этом году…

С этими словами фермер вышел. Мистер Файфер видел, как он медленно отвязал лошадь и уселся в тележку.

Эндрю Эльмер был в панике и для этого имелась веская причина. Адвокат задел его самое больное место.

Те, кто дали имя Октобер Джонс, уже умерли. Правда, один из них жил достаточно долго, чтобы понять свою ошибку.

В самом деле, девушка меньше всего походила на октябрь — месяц темных, густых красок. Она была выдержана в бледных тонах, с матовым цветом лица, нежным румянцем и светлыми волосами цвета золотистых колосьев. Глаза ее были полны света и радости, как ясный апрельский день. Людям, не знавшим Октобер, выражение ее глаз казалось порой до обидного скептическим, но те, кто знали, читали в ее взоре любознательность и огромную жажду жизни.

Мистер Эльмер, которого она плохо помнила, был ее дядей, приходясь матери шурином. Теперь он являлся ее законным опекуном, а в ближайшем будущем — нежелательным распорядителем ее судьбы. Вначале монотонная, сонливая жизнь на ферме Фор–Бич после шумного пансиона, где она воспитывалась, действовала на нее успокаивающе. Казалось, она вдруг выплыла из бурного водоворота в тихое течение захолустной реки.

Но не более чем через двадцать четыре часа такое течение уже виделось ей стоячим болотом, а миссис Аделаида Эльмер — до отвращения возмутительным воплощением всех человеческих добродетелей, что сразу же поставило Октобер в непримиримую позицию по отношению к тете. Но, несмотря на свою бунтарскую натуру, Октобер в данном случае воздерживалась от открытого неповиновения.

Разговор о замужестве, затеянный Эндрю Эльмером, вызвал у нее только любопытство.

— Правда? Кого же вы подцепили на крючок? — спросила она.

— Я… говорил с Ли Уоссером… его сын… э–э…

…Сын Уоссера, Самуэль, в тот же вечер нанес визит.

— Воспринимает ли этот молодой человек кого–либо кроме себя? — спросила она после его ухода.

Мистер Эльмер не понял вопроса.

Самуэль приносил сладости, болтал, рассказывал анекдоты и интересные эпизоды, выставлявшие его в героическом свете. Речь его пересыпалась фразами вроде: «Я так сказал Эду…». А все эпизоды заканчивались уверенным: «Я думал, что они умрут от смеха…»

Октобер осторожно поинтересовалась как–то, умер ли в итоге, кто–нибудь от смеха. В тот вечер жених ушел домой со смутным ощущением неловкости.

Однажды, в одну из душных июньских ночей, сидя на скамейке, он в сентиментальном порыве попробовал поцеловать Октобер. Но эта попытка не увенчалась успехом. Отброшенный толчком сильной руки девушки, Самуэль вынужден был занять более отдаленную позицию и покорно выслушать вежливую просьбу не быть идиотом.

Срок будущей свадьбы завис в воздухе. Наконец терпение Эндрю Эльмера иссякло, и он сообщил Октобер, что свадьба состоится через неделю.

— Да? — только и произнесла она.

Сэм переговорил со своим отцом, и Уоссеры заказали свадебное торжество в отеле, романтически раскинутом на берегу озера.

Так обстояли дела ко дню объяснения мистера Эльмера с поверенным Джо Файфером…

Эндрю Эльмер трясся в своем шатком шарабане, изредка понукая тощую лошаденку и кидая внимательные взгляды по сторонам. Старик Уоссер стоял около дверей своего склада, нетерпеливо теребя руками седую копну волос. В его взоре чувствовалась озабоченность. В такт своим словам он жестикулировал рукой. Его аудиторию составлял один Сэм, серьезно слушавший отца и выражавший всем своим видом полное согласие с ним. Мистер Эльмер остановил лошадь у края дороги.

— …Повторяю, что сегодняшний день уж слишком мало смахивает на свадебный! Глянуть на тебя, так сегодня обыкновенное воскресенье, а если посмотреть на меня, то вообще — тьфу!

Сэм утвердительно кивнул в ответ на отцовские слова. Он совершенно не чувствовал себя счастливым женихом в день свадьбы.

— …А я уверен, что все должно быть иначе, — продолжал старик, бросая взгляд на шарабан Эльмера.

— Я хотел бы уточнить… — начал Эльмер, но Уоссер прервал его:

— У меня просто камень на сердце! Сэм так молод и может испортить себе всю жизнь, а Октобер все так же легкомысленно прогуливается по улицам с папироской во рту, и об этом кричит все население, включая наиболее уважаемых людей! Кстати, Сэм, что она тебе сказала? Ну–ка, воспроизведи!

— Сегодня утром она заявила, что все мужчины для нее одинаковы и я не являюсь объектом ее любви. Мало того, она так же легко вышла бы замуж за любого бродягу, как и за меня. Просто молодой девушке, видите ли, нужно с чего–либо начать, и я, видите ли, являюсь относительно сносным началом…

Мистер Эльмер свистнул и вздохнул.

Лицо старшего Уоссера выражало удивление, смешанное с недовольством:

— К чему такая спешка со свадьбой, Эндрю? Не лучше ли дать время молодежи подумать и самим разобраться во всем?

Мистер Эльмер, заинтересованный в скорейшей реализации недвижимого имущества Октобер, чувствовал возрастающую тревогу.

— Все это больше смахивает на нечистую махинацию, а не свадьбу, Эндрю…

Эльмер оценил ситуацию и отреагировал на нее со всей решительностью.

— Если вы оба не будете сегодня в девять часов вечера на ферме, я расценю это, как вероломное отступление, — хмуро бросил он и тронул лошадь.

По дороге он высоко оценил свои слова, так как, оборвав разговор на такой ноте, он лишил противника возможности поднять вопрос о финансовой стороне сделки.

Вскоре мимо него промчался красный автомобиль. Эндрю обратил внимание на человека, сидевшего за рулем, и безошибочно определил по его моноклю, что он англичанин.

Машина имела канадский номер.

Иностранцы не часто заезжали в Литтлбург.

Он проводил взглядом машину и увидел, что она остановилась у отеля «Бергхоуз». Минуту спустя он заметил еще двух иностранцев — высокого, плотного, с рыжей бородой и маленького, с широким лицом. Они шли рядом, и коротышка доставал только до плеча своему спутнику. Оба незнакомца уверенно вошли в «Бергхоуз».

Худощавый человек с песочного цвета волосами, дремавший в вестибюле, молча поднялся, зажег потухшую сигару и проследовал за ними наверх. Он знал, как видно, где они остановились, так как уверенно постучал в дверь седьмого номера.

— Войдите, — буркнул голос за дверью.

— Здорово, ребята, — кивнул он, входя. У него не было нужды показывать свой полицейский значок за отворотом лацкана.

— Вы надолго сюда?

Бородач допивал стакан воды, когда вошел детектив. Он вытер лицо платком и вынул из кармана сигарету.

— Мы с другом здесь проездом. Едем ночным поездом в Филадельфию. Так, Лэнни? — он взглянул на приятеля, ища поддержки.

— Так, — ответил Лэнни.

Песочного цвета человек затянулся сигарой.

— Шеф послал меня навестить вас и дать понять, что мы знаем о вашем пребывании в городе, — сказал он. — Литтлбург — место, не слишком пригодное для рыбной ловли.

— Мы в Филадельфию, — повторил рыжебородый, предупредительно подняв руки.

Детектив наскоро обыскал обоих, но ничего особенного не обнаружил.

— Итак, я надеюсь увидеть вас в девять часов на вокзале.

— Наверняка, — ответил рыжебородый весело.

Детектив вышел и поспешил через вестибюль к телефону.

Час спустя рыжебородый и его друг вышли подышать свежим воздухом. Внимание их привлекла шумная толпа молодых людей. Они горланили песню доморощенного поэта, начинавшуюся с проникновенных слов: «Старина Сэм Уоссер женится… Старина Сэм зовет нас всех выпить!»

С гиканьем и свистом толпа двинулась дальше.

К трем часам дня, отдав должную дань Бахусу, Сэм внезапно вскочил, осененный идеей.

— Слушайте, ребята, — обратился он к собутыльникам, — там, в лесу, болтается один парень, бродяга… Думаю, он не откажется попробовать с нами праведного напитка!

— Да здравствуют бродяги! Да здравствует великое братство людей, живущих под открытым небом! Да здравствует!.. — загремели голоса…

Глава 3

Миссис Эльмер, возбужденно шурша черным шелковым платьем, в течение всего дня неоднократно заходила в спальню, безуспешно пытаясь внушить Октобер понятие о значении сегодняшнего дня. Это была очень худая женщина с опущенными углами губ и вечно недовольным лицом.

— Пришел пастор Стивенс.

Появление миссис Эльмер опять оторвало Октобер от чтения.

— Что ему нужно? — рассеянно спросила девушка.

Миссис Эльмер пришла в ужас.

— Но ты выходишь замуж! — взвизгнула она.

— Ах, да…

В гостиной, щедро украшенной цветами, ее ждали мистер Эльмер, одетый в лучший воскресный костюм, мистер Стивенс в погребального вида сюртуке, а также несколько ближайших друзей дома.

— Вы на пути к новой жизни, где должны проявиться все ваши лучшие качества, — обратился мистер Стивенс к Октобер.

— Где же Сэм, я хотела бы взглянуть на него еще раз перед окончательным согласием, — прервала его Октобер.

— Он сейчас явится, но…

Мистер Стивенс был возмущен поведением Октобер и с трудом сдерживался. Он ее прямо–таки ненавидел в этот момент.

— Вы на пути к новой… — начал снова он.

Тут послышался шум приближающейся толпы. Дверь распахнулась. Мистер Эльмер отпрянул назад.

В комнату вошел мистер Уоссер–старший, возбужденно выкрикивая что–то своим тонким голоском. За ним ввалилась толпа во главе с Сэмом Уоссером, который яростно размахивал какой–то побрякушкой. Он был растрепан и пьян, как и его друзья.



— Вот он, — кричал Сэм, — живее свадьбу!..

— Приветствуем вас, Октобер Джонс, приветствуем ваш выбор! — дружно подхватил хор.

Октобер увидала бродягу, которого вытолкнули на середину комнаты.

Он стоял, покачиваясь и обводя мутным взглядом окружающих. Вид его был ужасен.

— Простите, — вдруг сказал он невольно.

Девушка взглянула на него с любопытством.

— Вы говорили, что скорее выйдете замуж за бродягу? — Сэм решительно выступил вперед. — Бродяга здесь! Выходите за него!

На лице Октобер появилось выражение, навсегда запомнившееся всем присутствующим.

— Я… согласна! — тихо проговорила она и посмотрела на бродягу.

Он плохо соображал, но пытался взять себя в руки. Октобер отметила его отчаянные попытки прийти в себя. Он пытался что–то сказать и, наконец, покачнувшись, выдавил: «Очень прошу вас извинить меня… Эта проклятая камея…»

Упоминание о какой–то камее удивило девушку.

— Я согласна, — повторила она твердо.

Губы Эльмера быстро задвигались:

— Но ты должна выйти за Сэма!

— За этого негодяя?

Сэм кинулся к ней, споткнулся, упал, пополз, попытался подняться, но опять упал.

— Вы выйдете за меня! Я уведу бродягу, — бормотал он.

Миссис Эльмер ломала руки:

— Ты не посмеешь этого сделать, Октобер!

— Не посмею?

Взгляд Октобер обратился к пастору.

— Все люди равны перед Богом, не правда ли, мистер Стивенс?

Она повернулась к Робину. Его глаза были широко раскрыты.

— Ваше имя?

— Робин Лесли.

— Отлично, Робин Лесли!

Октобер взяла его за руку.

— Мое имя Октобер Джонс, его — Робин Лесли. Обвенчайте нас! — твердо произнесла она.

Стивенс открыл молитвенник и, запинаясь, начал читать. С ковра несся храп Сэма.

— Кольцо.

Октобер наклонилась к Сэму и вынула кольцо из его жилетного кармана:

— Вот оно!

Так перед Богом и людьми она стала миссис Лесли.

— Простите, — опять проронил Робин.

Толпа у дверей расступилась перед ними.

— Куда вы? — хрипло крикнул Уоссер.

— За моим мужем, — был ответ.

Они исчезли в глубине ночи и долгое время никто не говорил и не двигался.

Первой очнулась миссис Эльмер и, закричав «Октобер!», побежала к дверям.

Но в ответ слышалось только шуршание листьев и отдаленные раскаты грома.

Глава 4

Выходя, Октобер тоже обратила внимание на далекий гром. На перилах крыльца висело старое пальто, которое служило подстилкой, когда она лежала под яблонями. Октобер машинально взяла его.

Робин шел впереди.

— Где мы находимся? — внезапно остановился он.

— Эта дорога ведет к перекрестку…

Он потер лоб:

— Есть ли другая дорога, может быть, тропинка через поле?

— Вы не хотите идти через город?

— Нет, отчего же. Но для меня это затруднительно. Я… пьян. Эти молодые черти… я совершенно не ожидал этого…

Он нерешительно остановился.

— Так как же нам пройти?

Она схватила Робина за рукав и потащила его по еле видной даже днем тропинке. Он шел тяжело, часто спотыкался и так же часто извинялся.

Пройдя немного, он остановился, заметив блеск молнии.

— Буря?

Октобер не ответила.

— Кто вы? Американец? Пожалуй, нет! — внезапно задала она вопрос.

— Англичанин.

— Я теперь тоже, значит, англичанка.

Они говорили, не видя выражения лиц друг друга.

— Но я останусь навсегда американкой.

— Как это? Вы только что заявили, что стали англичанкой, а теперь снова…

— Куда мы пойдем? — прервала его Октобер.

— В Прескотт.

Она вздохнула.

— В Канаду?

Он кивнул.

Они подходили к границе владений мистера Эльмера, когда он внезапно прошептал:

— Тише! Пригнитесь…

Она подчинилась. Сердце ее учащенно билось. Предчувствие неизвестной авантюры захватило ее настолько, что она ощущала страх наравне с Робином. Двое людей спокойно приближались к ним. На расстоянии менее шести ярдов оба остановились закурить. Октобер заметила широкое лицо одного и рыжую бороду другого.

— Я видел его в компании молокососов, пьяных в стельку! Но я был в депо… — говорил рыжебородый.

Гром на некоторое время заглушил их голоса, а потом все стихло.

— Они выслеживают вас? — спросила Октобер.

— Да.

Голос Робина окреп и звучал резко. Он почти отрезвел.

При вспышке молнии она увидела блеск стали в его руке.

Скрываясь за холмиками, Робин и Октобер следовали теперь за незнакомцами. Внезапно те опять остановились. Один присел на изгородь.

— Надо было бы пошарить в лесу, Лэнни.

— Он вооружен, — послышался ответ. — Скажи, что толкает Гусси против него?

Рыжебородый — Октобер его ясно различала — коротко рассмеялся:

— Послушай, Лэнни, а что мы получим от Гусси за поимку этой птицы?

— Ладно уж, пойдем…

— Гусси? — пробормотал, подымаясь Робин, — прекрасно!

Они переждали минут десять, прежде чем тронулись дальше. Пальто Октобер волочилось по земле, и Робин перекинул его себе через плечо. По дороге было легче идти, но ноги Октобер совершенно вымокли.

— В этом лесу есть дом, о котором идет дурная слава. Там кто–то повесился, и бродяги его избегают. Вы не боитесь?

Нет, Октобер не боялась. Это был дом Свида, она слыхала о нем. Они замедлили шаги, отыскивая в темноте тропинку к этому дому. Вскоре при блеске молний они обнаружили его. Октобер хотела помочь Робину взобраться на крыльцо, но вдруг он мягко отстранил ее руку. Вдали был виден свет костра.

— Подождите меня, — сказал он, спускаясь вниз.

Крадучись, Робин направился к костру. Скрываясь за деревьями, он подошел настолько близко, что разглядел двух людей. Это были оборванные, сурового вида бродяги: большой парень, заросший щетиной, с низким лбом, круглым носом и маленькими глазами; его компаньоном был старик, грязный и еще более оборванный. Он молча сидел, уставившись на костер.

Робин больше не скрывался.

— Подходи, парень, — сказал высокий, не подымая глаз от краюхи хлеба, которую разрезал. Робин приблизился. Он чувствовал себя еще плохо, несмотря на то, что сознание вернулось к нему полностью.

— Направляешься в Огден? — спросил старый.

(Они с Октобер собирались тоже в Огденбург).

— Садись, — опять обратился к нему большой, — пойдешь с нами? Как насчет поживы в Огдене? Я знаю там одного англичанина… Садись же! — рявкнул он.

— Я постою и пойду, — возразил Робин.

— Куда ты пойдешь без гроша в кармане?

— Все же я пойду!

Отходя, Робин обернулся и заметил в руке большого бродяги камень.

— У меня есть револьвер, — коротко бросил Робин.

Большой засмеялся, но видно было, что он поверил.

— Ты получишь за это пожизненную тюрьму! Это идиотство — носить оружие…

Он повернулся к костру и собрал скудные объедки.

— Пойдем, Боди, мне здесь что–то разонравилось…

Вскоре они скрылись из виду. Робин разметал костер и вернулся к Октобер.

— Кто там был? — спросила девушка.

— Бродяги.

Гроза продолжалась. Робин закрыл дверь на задвижку, зажег огарок свечи и повел Октобер внутрь дома.

Там царило полное запустение. В одной из комнат она заметила на потолке перекладину с ввинченным в нее крюком.

— Здесь он повесился, — подумала она.

Робин перехватил ее взгляд.

— Испугались? — спросил он. — Но это не то. Он повесился где–то в лесу, как говорят… Не подержите ли свечу?

Он пошел шарить по дому и очень скоро вернулся, неся запыленные ободранные одеяла.

— Там есть вполне пригодная кровать. Давайте потушим свет…

Кровать была отвратительна, но действительно пригодна для спанья. Робин положил одно одеяло в изголовье.

— Ложитесь и накиньте пальто, — сказал он сонно.

Но Октобер сидела молча, глядя на него. Возможно, что когда–то он выглядел довольно прилично, но теперешний его вид не выдерживал никакой критики. Лицо опухло и заросло бородой, лохмотья вместо одежды…

— Что с вашим лицом? — спросила она участливо.

— Это? Ядовитый плющ. Спите!

Октобер послушалась и легла, сбросив ботинки. Сам он устроился в углу на куче тряпья.

На дворе бушевала гроза. Дом весь дрожал от ударов грома. Начался дождь, и вода зажурчала сквозь многочисленные дыры крыши. Несколько капель попало и на нее. Было слышно временами, как Робин бредил: «Глупец!»… Она не знала, к кому относилось это слово. Наконец заснула и она…

Проснулась Октобер от прикосновения чьей–то руки и почувствовала колючую щеку около себя. Она хотела крикнуть, но сильная рука зажала ей рот.

Глава 5

Свадебные гости расходились.

Эндрю Эльмер сидел у стола, служившего еще недавно алтарем, и бесновался. Старый Уоссер в стороне на диване поддерживал пьяного сына.

— Променять моего мальчика на этого старого бродягу! Что скажут в городе? — злобно ворчал старик.

Миссис Эльмер причитала:

— Она ничего не взяла с собой, никакой одежды… Боже, Боже, что скажут люди!

В дверях появилась высокая фигура в длинном пальто. Сразу же бросались в глаза дорожные перчатки и монокль.

— Простите за беспокойство, — проронил незнакомец.

Это был красивый молодой человек с бледным, точно восковым лицом, на котором блуждала легкая улыбка. Голос его был мягок, даже музыкален:

— Я слышал разговоры в толпе, но ничего не могу понять… Какой–то бродяга… Вы мне простите мое вторжение?

Хотя он и говорил на местном наречии, но акцент выдавал в нем англичанина.

Мистер Эльмер охотно начал излагать гостю печальную хронику прошедшего дня, хотя тот ничем не объяснил своего интереса к их семейным делам. Но Эльмеру нужно было сейчас поделиться с кем–нибудь, а незнакомец в данном случае олицетворял еще и тот мир, который скоро будет его осуждать. И Эльмеру хотелось хоть немного оправдать свое поведение в глазах этого мира. Начав с родословной Октобер, он перешел к ее характеристике.

— Экстравагантная особа, — иронично поддакнул англичанин.

Это только подзадорило Эндрю. Он не был красноречив, но тема была благодарная. По мере приближения к развязке улыбка сходила с лица иностранца.

— Вышла замуж, нет, действительно? — переспросил он растерянно.

Эльмер и Уоссер дружно подтвердили.

— Так она действительно вышла замуж за этого бродягу? Боже мой, но где же он теперь? — незнакомец был поражен.

Мистер Уоссер драматическим жестом показал на дверь:

— Они ушли туда, оба ушли…

— Оба ушли, — повторил рассеянно незнакомец и вдруг спросил с надеждой:

— А давно они ушли?

Мистер Эльмер посмотрел на часы:

— Полчаса тому назад.

Иностранец круто повернулся и вышел. У ворот его ждала красная машина.

Незнакомец сел в нее и на большой скорости помчался в Литтлбург.

Проезжая по одной из улиц Ломер заметил человека, перепрыгнувшего через забор.

— Байрн! — окликнул он.

Фигура вынырнула из темноты. За ней появилась вторая.

— Видели его?

— Нет, мистер Ломер.

Человек за рулем нервно махнул рукой.

— Оставайтесь здесь. Я поеду назад и наведу справки. С ним девушка.

Рыжебородый удивился:

— Вы этого не говорили нам!

— Да, это может несколько затруднить вашу работу, — раздраженно бросил мистер Ломер и резко развернул машину, чуть не налетев на них.

— Гусси проявляет себя, — пробормотал коротышка.

Около половины первого ночи дежуривший у дороги рыжебородый увидел знакомые фонари большого автомобиля и разбудил спавшего товарища.

— Их выслеживают, — сказал Ломер. — Говорят, что они направились в лес, в дом Свида.

— Дом Свида? Где это, Лэнни?

— В небольшом лесочке на окраине земли Эльмера.

— На этот раз вы должны заполучить его, — твердо произнес Ломер, садясь за руль.

— Ах, да… Девчонка… — вдруг вспомнил он. — Я не знаю, что с ней делать.

Он задумался. Видно было, что девушка путала его планы.

— Ну, ладно. Она, собственно, не играет никакой роли…

Машина рванула с места и скрылась из виду.

Рыжебородый ударил спутника по плечу:

— Идем в дом Свида. Говорят, в нем водится всякая чертовщина. Ну, авось мы прихлопнем там живое привидение. Пошли!..

Глава 6

Октобер полностью проснулась. Она попыталась отбросить руку, сжимавшую ее рот, но бесполезно.

— Ни звука! — прошептал Робин. — Вокруг дома кто–то бродит.

Она кивнула. Робин сейчас же убрал руку и отодвинулся от нее.

Гроза стихла. Снаружи слышался хруст валежника. Робин осторожно приблизился к окну. Внезапно чья–то рука снаружи тронула задвижку, послышалось приглушенное ругательство и пятно света озарило стену. Со двора освещали комнату фонарем. Луч двинулся по комнате и остановился на спинке кровати. Октобер ясно различала Робина под подоконником. Он крепко держал руками конец задвижки.

— Идите к двери, затем по коридору направо, — едва расслышала она его шепот. — И держите ботинки в руках.

Она повиновалась. В конце коридора снова оказалась дверь. Здесь она остановилась в ожидании. Робин проскользнул мимо, чуть задев рукавом ее лицо. У парадной двери слышалась возня. Робин прислушался и налег на дверь. Та распахнулась с визгом и скрипом. Они были в кухне. Робин торопливо искал выход, шаря по стене. Возня у парадного крыльца усилилась. Он, наконец, нашел дверь, нажал плечом, и та поддалась, снова произведя жуткий шум.

— Пальто при вас?

Она вновь ощутила его колючую щеку у своей, но это не вызвало отвращения. Пальто было при ней. Они бесшумно продвигались по запущенному саду к лесу. Ноги Октобер опять промокли.

Сдавленное восклицание заставило Робина обернуться. Октобер поранила ногу о колючку и видно было, что ей очень больно.

— Наденьте ваши ботинки, — коротко приказал он и поддержал ее, пока она обувалась. Чулки ее были в лохмотьях.

— Можно не спешить. Они порядком повозятся в доме, — прошептал он, — кроме того, в лесу Лэнни не так хорош, его стихия — равнина…

Они отошли довольно далеко от дома, когда попали на тропинку, спускавшуюся с холма. Лес редел. Опять он схватил ее за руку и заставил пригнуться. Впереди виднелась человеческая фигура. Неизвестный курил папиросу, сидя на стволе упавшего дерева. Издалека послышался неясный крик. Человек встал, пошел вперед, но внезапно свернул направо и прошел почти рядом с беглецами.

— Ну? — крикнул он в направлении дома.

Оттуда донесся ответ:

— Они были здесь, но ушли!..

Это кричал рыжебородый. Октобер узнала его хриплый голос. Неизвестный скрылся из виду.

Беглецы опять тронулись вперед и за холмом внезапно увидели красный автомобиль. Робин, а за ним Октобер, поползли к нему. Быстрый взгляд вокруг — и Робин крикнул:

— Влезайте!..

Машина бесшумно двинулась. У большой дороги Октобер услышала крик с опушки леса, и через мгновение что–то прожужжало мимо ее лица.

— Жук, — подумала она.

Промелькнул сонный город. Дальше, дальше… Литтлбург остался уже позади. Дорога в Огденбург лежала перед ними… Затем и этот городок промелькнул мимо. На перекрестке, у железнодорожных складов, Робин свернул направо. После получаса жестокой тряски машина остановилась.

Последовал краткий осмотр местности. Здесь была каменоломня, и на дороге виднелись глубокие колеи вагонетки. Робин пошарил на заднем сиденьи автомобиля и удовлетворенно свистнул. В руках его оказался плед, корзина с едой, полотенце и мыло. Рядом протекал ручей, и вскоре Октобер вернулась свежая и розовая, как утренняя заря. Присев, она посмотрела вслед Робину, который в свою очередь пошел к ручью. На его брюках мелькали смешные заплаты. Наконец он исчез в кустах.

Впервые за пережитый период пестрых событий Октобер попробовала вникнуть в смысл происшедшего:

Миссис Лесли! Она связана теперь со своим мужем цепью удивительных переживаний. Его враги — ее враги. Каковы его отношения с другими людьми, она не знала, но к ней он был очень предупредителен. Кровать, хотя пружины и отпечатались на ее коже, все же была предоставлена ей… Наконец, он хорошо управлял автомобилем. Впрочем, он мог раньше заниматься похищением их… Заплаты на одежде естественны для его общественного положения…

Ее размышления были прерваны возвращением Робина. Он выглядел посвежевшим и окрепшим. Девушка обратила внимание на его руки, когда он возился в корзине. Ногти на них носили следы былого ухода. Но подтек под глазом отнюдь не придавал ему шарма…

В термосе оказался горячий кофе. Завтрак обещал быть великолепным.

— Ну, теперь объяснимся, — сказал Робин, спокойно усаживаясь. — Я твердо знаю о вас только то, что сейчас вы находитесь здесь и что вы были со мной в доме Свида. Между прочим, он действительно повесился на том крючке, но я соврал вам, не желая расстраивать. Но каким образом судьба нас связала вместе — я совершенно не могу сообразить…

Октобер широко открыла глаза. Не шутит ли он? Нет, он спокойно пил кофе и поглядывал на нее ясными глазами.



— Но… я ваша жена!

Он подавился и закашлялся.

— Простите?

— Я ваша жена! — повторила она, и по выражению ужаса на его лице поняла, что он не лгал. Он ничего не помнил…

— Моя жена?.. Вы шутите!

— Нет, не шучу!..

Октобер рассказала ему все. Он схватился за голову и застонал:

— Но это ужасно!

Она была скорее заинтересована, чем обижена.

— Итак, мистер Лесли…

— Что?! — перебил он ее. — Какой Лесли?

— Робин Лесли… Или вы его тоже выдумали?

— Нет. Я — Робин Лесли Боссер… М–да, ну и пьян же я был!

— Но вы извинялись…

— В ту минуту я был трезв. А как зовут вас?

— Октобер Джонс. Не правда ли, это ужасно?

— Ужасно! Боже мой, что за имя!

— Мое «ужасно» вовсе не относилось к имени, — высокомерно отрезала Октобер. — Оно оригинально, не спорю.

— Ну да, оригинально! Как же мне называть вас?

— Вы можете называть меня Октобер.

— Я как–нибудь обойдусь без этого.

— Какой негодяй!

Это восклицание Октобер, несомненно, относилось к Сэму.

— Я же не мог воспротивиться этому!

У Октобер вырвался возмущенный возглас.

— Ну, не будем ссориться, начиная нашу семейную жизнь, — хмуро проговорил Робин. — Возьмите еще сэндвич. Я запакую остатки. Не думаю, что мы в скором будущем получим возможность так питаться!

Он взглянул на небо.

— Семь часов. Мы должны пробраться обратно к Литтлбургу, а оттуда — прямо на восток.

— Что у вас произошло с рыжим человеком? Он преследует вас? Вы совершили преступление?

— Преступление. Я ограбил завод. Но тот маленький человек, который умеет изумительно метко бросать нож, пугает меня больше. По его внешнему виду трудно даже представить, что он так хорошо ездит верхом, ловко бегает и прыгает…

— Вы… настоящий бродяга?

— Настоящий, но штат Нью–Йорк не годится для бродяжничества. Слишком густонаселенная местность. Вот пустыня Гоби, например, или просторы Урзры — это другое дело! Интересный край, где вы предоставлены милости богов…

— Значит, вы путешествовали ради удовольствия, — удивилась Октобер, — тогда вы из разряда туристов–пешеходов, а не бродяга без гроша в кармане.

— Нет, у меня всего пятьдесят центов в кармане. И в настоящий момент я бродяжничаю, спасая свою жизнь.

— Почему?

— Я не отвечу вам на этот вопрос. Если рассказать все, то вы закатите глаза к небу и воскликните: «Этого не может быть!»

— Но в чем же дело?

Он встал и собрал вещи.

— Нечто вроде истории из средних веков. Слышали вы что–либо о королеве Эльфриде? Ах, что за женщина! Из–за этого я и нахожусь здесь. Ужасные, немыслимые вещи! Но вы не такого сорта женщина… — он посмотрел на нее, — я действительно был пьян!..

— Вы уже начинаете оскорблять меня!

— Я? Возможно, но я не посмею вас обидеть.

Октобер поняла скрытый смысл восклицания и осталась удовлетворена.

Глава 7

Обратная дорога была мучительна для Октобер. Ноги ныли от усталости, хотя Робин Лесли Боссер облегчал ее страдания по мере своих сил. Местность была незнакома обоим. Упоминание Робином имени королевы Эльфриды заинтересовало ее. Смутно она припомнила кусочки истории Англии. Но что могло быть общего между средневековой королевой и бродягой, с пятьюдесятью центами в кармане?

Сумерки застигли их в лесу. Робин развел костер, решив пойти в направлении Прескотта ночью, после отдыха. Кофе, хотя и прохладный, подкрепил их. Уверившись в безопасности Октобер, Робин пошел на разведку.

Он вернулся только через два часа. В окрестностях он обнаружил ферму, и три дыни в его руках составляли добычу набега на огород. Там же раздобыл он и газету.

— Изумительно!.. — воскликнул он.

Взглянув на первую полосу, Октобер прочла крупный заголовок и подзаголовки: «ДЬЯВОЛЬСКИЙ БРОДЯГА КРАДЕТ ЖЕНУ ЛИТТЛБУРГСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ДЕЯТЕЛЯ!!! Одурманенная пьяным бродягой, она выходит за него замуж!!! Весь штат в возбуждении!!! Вооруженное население в поисках!!! Украденная девушка — племянница известного литтлбургского гражданина…».

Внизу находилась фотография Октобер, а рядом — изображение нежно улыбающегося Сэма. Затем следовала целая серия физиономий Сэма во всевозможных видах, тоскующего и страдающего по потерянной невесте. Заканчивалось все портретом пастора Стивенса, который… «под угрозой оружия вынужден был совершить обряд венчания!».

Глаза Октобер метали молнии.

— Какая наглость!..

— Вы хорошо вышли на фотографии, — заметил Робин, — но я предпочитаю вашу нынешнюю натуральную прическу.

Октобер кипела негодованием на измышления ретивых репортеров. Но самое потрясающее стояло в конце:

«…Погибла ли несчастная от руки жестокого бродяги? — вот вопрос, волнующий весь Литтлбург…»

Глаза Робина смеялись:

— С вашей стороны прямо неприлично возвращаться в Литтлбург «живым трупом». На вас бы там обиделись за такую обыденную развязку…

— Но это возмутительно! Что же делать?

— Напишите в «Таймс» опровержение.

Октобер не поняла шутки.

— Но такая публикация открыла бы ваш след!

Робин не сомневался в этом. Он предложил Октобер уснуть, но она была слишком возбуждена. Он пожалел, что принес газету.

К вечеру усталость все же одолела оскорбленное самолюбие, и Октобер уснула.

Через час что–то заставило ее очнуться. Она увидела Робина, напряженно наблюдавшего из чаши папоротника за дорогой.

Он обернулся.

— Там проходила машина, и я пощекотал вас на всякий случай.

Такая фамильярность покоробила Октобер, и он понял это.

— Такой способ обращения вполне естественен в нашем обществе, — усмехнулся он, — и вы ведь моя жена.

Полчаса прошли в молчании.

— Какой негодяй!.. — нарушил он тишину и тотчас же добавил: — это не относится к тому, что я пощекотал вас, а к этому молодому мерзавцу, напоившему меня. Я решил отвести вас на ферму, вернее показать дорогу туда. Это очень эгоистично с моей стороны заставлять вас столько мучиться.

— Вы полагаете, что я пойду на ферму и представлюсь несчастной пропавшей невестой великого Литтлбургского деятеля? — Октобер спокойно усмехнулась. — Вы представляете себе это?

— Я–то представляю ясно, а вы… Тише! — вдруг насторожился Робин. — Сюда идет женщина.

Действительно, совсем близко от них проходила женщина. На ней была испанская шаль, а в руках она держала эбонитовую трость.

Худощавая, очень высокая, она шла крупным мужским шагом. Луч заходящего солнца скользнул по ней, и Октобер заметила блеск драгоценностей, украшавших ее руки, уши и корсаж. Дрожь ужаса пробежала по телу девушки при взгляде на мертвенно бледное лицо дамы с большими, горящими, подведенными глазами и хищным, тонко очерченным носом. Она быстро прошла мимо и исчезла в чаще.

Робин перевел дух. Глаза его блестели.

— Вот она, королева Эльфрида! Змея, всегда готовая укусить! Кровожадная охотница, мчащаяся на коне за жертвой через неодолимые препятствия, окруженная сворой псов! И всегда наслаждающаяся последней кровавой картиной гибели затравленного зверя…

— Эльфрида?.. Так ее зовут? — спросила Октобер.

— Нет, — ответил Робин. — Ее зовут леди Джорджина Ломер. Отцом ее был маркиз Дельфорд, совершенно разорившийся…

— Вы знаете ее?

— О, у нас только шапочное знакомство, не больше чем «Здравствуйте, миледи, как ваше сиятельство чувствует себя?». Никогда мы не были в более… — его голос понизился, — близких отношениях… Она стоит около фермы. Нет, вы не можете теперь туда идти!

— Я и так не пойду, потому что не хочу, — твердо ответила Октобер. — Я иду в направлении Прескотта.

— Но что вы будете делать в Прескотте?

— Ничего особенного.

Октобер видела, что Робин озабочен мыслью о ней.

Через некоторое время он уснул, и она принялась осматривать остатки припасов. Было еще немного бисквитов, три кекса, маленькая коробочка морских сухарей и кусок пирога, аккуратно завернутый в тонкую белую бумагу.

Кроме термоса имелась еще военного образца фляжка, наполненная Робином водой перед тем как покинуть автомобиль. Так что пока нечего было опасаться голода.

Она решила остаться на страже, чувствуя в этом необходимость.

Внезапно Робин проснулся. Он ощущал ужасный голод, и они решили перекусить. Завернув остатки пищи, они обсудили дальнейшую программу. На всякий случай он объяснил Октобер о цели их завтрашнего похода. Это была переправа, содержавшаяся одним ирландцем, знакомым Робина.

Когда свет луны пробился сквозь древесную гущу, они двинулись вперед.

Дорога шла под уклон.

Вскоре они наткнулись на колючую изгородь.

Октобер довольно ловко одолела это препятствие, чем заслужила одобрение Робина. Внезапно громкий разговор, послышавшийся почти рядом, ошеломил их.

— Они здесь! Лесник видел их во владениях Мерфи. Мы должны их поймать! Я должен стереть с себя пятно! Я убью этого негодяя. — Сэм Уоссер обращался к кучке слушателей. — Только не убивайте девушку.

Рука Октобер судорожно потянула полу куртки спутника.

— Назад, — прошептал он, — обратно под проволоку!..

На этот раз она сильно порвала пальто о колючки.

— Налево, скорее! Они не знают о проволоке, — торопил Робин.

Преследователи уже были у изгороди.

— Эд, иди на угол! Где мистер Эльмер? Это вы, мистер Эльмер? Вы идите направо…

— Бегите, — скомандовал в свою очередь Робин, — здесь направо должен быть угол. Живей!

Октобер побежала. Спасительный угол внезапно вырос перед ними. Робин бросил беглый взгляд. Путь за изгородью был еще свободен. Он змеей проскользнул под проволокой. Октобер скатилась за ним.

Беглецы были у края дороги, когда из леса донеслась стрельба.

Робин усмехнулся:

— Они перестреляют друг друга, а свалят все на меня.

Вдруг свет фонарей озарил их с ног до головы. Оба упали на землю. Автомобиль промчался мимо.

Они все же решили держаться дороги.

Продолжая путь, Робин разговорился на отвлеченные темы.

Октобер была удивлена его словоохотливостью. Она не чувствовала себя так беспечно, как он. Тяжелое предчувствие, что за ними следят, не покидало ее. Она поделилась своими мыслями с Робином. Ей показалось, что она заметила чью–то фигуру на краю дороги. Но Робин ничего не увидел. Все же они перешли на дорогу, шедшую почти параллельно прежней, но не выходившую к железнодорожному пути. Она неожиданно привела их к воротам новой фермы. Робин, услышав лай собаки, хотел было совершить разведку, но в этот момент увидел на другом конце дороги огни автомобиля, приближавшегося к ним. Укрыться было негде. Их не могли не заметить. Оставалось одно спасение — ворота фермы. Момент — и оба они были за ними. Собака отчаянно лаяла.

Но опасность не уменьшилась, так как автомобиль подъехал к воротам и остановился. Робин толкнул Октобер в ближайшую яму и скатился туда сам. Прикрытие оказалось надежным. Голос из дома крикнул:

— Это вы, Дик?

Из автомобиля ответили:

— Я опоздал. Билль, вы слышали выстрелы?

Кто–то направился из дома к воротам.

— Да, я слышал стрельбу, Дик. Собака лает, как сумасшедшая.

— Что случилось?

— Ловят бродягу, убившего девушку из Литтлбурга. Он находится во владениях Мерфи…

Машина въехала в ворота.

— Работник отгонит ее на место, Дик. Идем в дом!

— Лучше запереть ее, пока этот бродяга здесь. Он прошлой ночью украл машину. Сейчас, подождите, я выну чемодан…

Шаги уходящих людей затихли.

— Скорей подымайтесь, — взволнованно сказал Робин. — Идите по направлению к железной дороге и ждите у переезда!

Она послушно отодвинула засовы ворот и вышла. Октобер сначала решила, что Робин опять попытается украсть машину, но вспомнила, что та заперта. Человек, называвшийся Диком, был предусмотрителен. Пройдя шагов двести, Октобер остановилась в сомнении, не идет ли она в обратном направлении. Но промелькнувшие впереди огни поезда успокоили ее. Она двинулась дальше и тут увидела две фигуры, стоявшие неподвижно по обеим сторонам дороги.

Сердце ее замерло. Мысль о Робине сверкнула в мозгу.

— Робин… его надо предупредить…

Но было уже поздно.

— Прошу прощения, мадам, — раздался голос рыжебородого.

Октобер узнала бы его из тысячи других…

Глава 8

Она решила рискнуть, и собрав все свое мужество, пошла мимо них, выдавив судорожное: «Добрый вечер…».

— Куда вы, мадам? — один из них схватил ее за руку.

— К мистеру… домой!.. Пустите меня, иначе я позову своего брата…

— Ты слышишь, Лэнни, у нее есть брат! А я считал ее одинокой сироткой! Ну, где бродяга?

— Что вы хотите от меня, не понимаю… — громко произнесла она в надежде, что Робин ее услышит. Но в ту же минуту ее объял ужас. Он ведь тогда бросится к ней на помощь, чтобы спасти ее от этих убийц, охотящихся за ним…

— В чем дело? Не бойтесь, мы вам не причиним вреда, так, Лэнни?

Лэнни подтвердил это своим «так».

Тогда рыжебородый перегнулся через плечо Октобер и прошептал ему что–то.

Тот промычал: «Угу».

— Мы отведем вас к вашему дяде.

В тоне Байрна чувствовалась настороженность. Он оглядывался и напряженно прислушивался. В руке он держал револьвер.

— Идемте!

Октобер молча повиновалась.

При лунном свете она заметила в руке Лэнни, между большим и указательным пальцами, блестящий нож. Он держал его характерным жестом человека, готового к броску.

— Берегитесь! — вдруг вскрикнул Лэнни.

Рыжебородый отскочил в сторону. Пуля прожужжала совсем близко. На мгновение Октобер была свободна, но тотчас ее рука опять была схвачена цепкими пальцами Байрна.

— Что за глупости, мадам, со стороны бродяги пытаться напугать нас такой шуткой! Вот потеха, так, Лэнни?

Но голос его вовсе не выражал веселья, и Лэнни тоже не счел нужным уверить его в своей солидарности.

— Мы все равно заполучим его. Главное то, что он здесь, вблизи. Два человека стерегут на переезде. Я уверен, что утром вы удостоитесь чести полюбоваться вашим супругом в морге, так, Лэнни?

— Так, — не совсем уверенно пробурчал Лэнни.

Они приблизились к почтовой дороге и увидели любопытное зрелище. Целое скопище автомобилей стояло свадебным кортежем. Отблески костра играли на арсенале оружия и на часах мистера Эльмера.

— Четвертый час… Думаю, что они ускользнули от нас. Пора возвращаться. Возможно, Октобер уже мертва, и, может быть, это лучше для всех, — говорил великий гражданин Литтлбурга.

— Лесничий видел ее, — возразил Сэм коротко. Он сидел хмурый, красный от возбуждения. — Я должен был убить бродягу раньше! Он возбуждал тогда уже гадливое чувство во мне…

Тут он увидел приближающуюся группу. Спутники Октобер ему не были знакомы. Машинально он схватился за ружье. Мистер Эльмер вскочил.

— Октобер! — воскликнул было он, но осекся, не зная, в каком тоне ему продолжать. — Несмотря на оборванный, истощенный вид, девушка выглядела по–прежнему неприступной. Сэм двинулся к ней, дав возможность Эндрю немного опомниться.

— Вы… вернулись… Октобер?.. — он старался выглядеть уверенно.

— Миссис Боссер! — поправила его Октобер. — Я замужем.

— Замужем?.. Ах, да… Не стыдно ли вам, Октобер Джонс?..

— Я навсегда покончила с Джонсами, прошу не забывать!

Голос Октобер был повелительно холоден.

— Я должна объявить вам, что вышла замуж по собственному желанию, ясно сознавая все. Это, может быть, не новость для некоторых, но я хочу огласки. Сэму Уоссеру я предпочла бродягу. Вам ясно? Когда–то я сказала, что все мужчины для меня одинаковы. Теперь я могу заявить, что мой муж лучше Сэма Уоссера!

Октобер оглянулась в поисках рыжебородого, но тот исчез. Она вспомнила, что Робин ждет ее на переезде.

— Не найдется ли джентльмен, согласный доставить меня в одно место. Куда — я скажу потом.

— Вы поедете домой, Октобер! — голос Сэма дрожал от возмущения. — Нам надоело сидеть здесь и ловить этого бродягу! Только домой и никуда больше!

Октобер была в плену. При мысли, что она, может быть, никогда не увидит Робина, девушка помертвела. Это не была любовь, пожалуй, а какое–то пока необъяснимое, подсознательное чувство.

Сидя в автомобиле, Эльмер объявил, что завтра ее ожидает деловой разговор с поверенным Файфером.

— Может быть, это заставит тебя начать нормальную жизнь, — выразил он надежду.

Октобер очнулась только в Фор–Бич. Странное охватило ее ощущение при входе в старый дом. Невольно пришло на ум сравнение с домом Свида, и вывод был в пользу последнего. Давящая, затхлая атмосфера размеренного покоя была ей невыносима. Воспоминание о Робине мучило ее.

— Что вам нужно в этом доме, мистер Уоссер? — холодно обратилась она к Сэму, вошедшему за ней в комнату. — С правами жениха вы потеряли и право свободного входа сюда!

На этот раз и Эндрю Эльмер был согласен с Октобер. Этот самоуверенный мальчишка, потерянная партия, начинал ему действовать на нервы. Сэм понял настроение обоих.

— Я ухожу, Октобер, и не буду вам докучать. Наши дороги разошлись. Я скоро уеду отсюда, может быть и в Европу… Не стану тратить время на извинения, так как вы разбили мне жизнь, а теперь еще и издеваетесь…

— Оставьте нас, Сэм, — нетерпеливо прервал его мистер Эльмер и открыл дверь. Сэм пожал плечами и вышел. Наступила неловкая тишина.

— Твоя комната приготовлена, Октобер, — сказала миссис Эльмер, разливая кофе в чашки.

Мысли Октобер витали в это время у переезда железной дороги. Возможно, что рыжебородый лгал о засаде. Взгляд ее остановился на старом изорванном пальто. Каждая дыра навевала воспоминания о пережитых приключениях. Это было ей приятно…

Послышался стук в дверь. На пороге появился высокий мужчина, одетый в вечерний костюм безукоризненного покроя. Его галстук был безупречно повязан и только брюки, как будто были чуть–чуть коротки. На лице выделялись тщательно разглаженные усы и роговые очки, немного криво сидевшие на носу.

— Капитан Сюлливан из департамента юстиции, — сурово представился он. — Это та молодая леди? — Жест его относился к Октобер. При этом его манжета слишком свободно вылезла из–под рукава.

Октобер смотрела, как зачарованная. Мистер Эльмер застыл.

— Я прислан из Вашингтона. Леди, вы арестованы!

Октобер с готовностью кивнула.

— Возьмите ваше пальто, — продолжал пришелец и перенес взгляд на миссис Эльмер.

— У вас имеется что–либо съестное в доме?

Онемевшая миссис Эльмер наклонила голову.

— Вы должны дать нам в дорогу сыра, хлеба, бисквитов и… — взгляд его упал на кофейник, — кофе. Путь предстоит долгий.

— Под арестом? — робко спросила Эльмер.

— Да, под арестом, согласно параграфу двадцать девять, — торжественно отчеканил капитан Сюлливан из департамента юстиции.

Миссис Эльмер исчезла и вернулась через некоторое время с большой корзиной, полной продуктов.

— Не найдется ли у вас большой бутылки? — настойчиво спросил капитан Сюлливан.

Миссис Эльмер принесла огромную бутыль. Нежданный гость вылил в нее весь кофе. Оставшуюся емкость он заполнил молоком. Две горсти сахара исчезли в кармане капитана, причем лицо его выражало окаменелую непоколебимость закона. Он взял в руку пальто, висевшее на стуле.

— Ваше? — спросил он у Октобер.

Она кивнула.

— Идемте, — сказал блюститель закона и взял две пустые чашки со стола. Октобер послушно пошла за ним.

За воротами стояла машина. Мотор работал с перебоями.

— Скажите, капитан, достаточно ли у вас бензина?

— Обойдемся, — был суровый ответ. — Мы всегда обходились. Такова уж наша служба.

Машина проехала Литтлбург и выехала на знакомую дорогу.

— О, вы восхитительны, Робин!

Октобер с облегчением откинулась на подушки сиденья.

Глава 9

Примерно в сорока милях от мчавшегося автомобиля «капитана Сюлливана из Вашингтона» нервный молодой человек кричал в телефонную трубку:

— Алло, вы слушаете? Коричневый кожаный чемодан с инициалами Р.Т. по обеим сторонам! Он был прикреплен к багажнику автомобиля. Алло?! Что? В нем находились: вечерний костюм, безопасная бритва, некоторые другие принадлежности и пижама. Алло! Вы запишите это! Значит, коричневый, кожаный…

Робин заметил:

— Пижама была слишком изящна, и я выбросил ее в поле, а жалко, потому что брюки могли бы служить вам шарфом… Но, Боже мой, что за бритва! Я весь изрезался… Машина стояла почти у самого костра… Нет, но бритье холодной водой и без чашки… Боже! Посмотрите на мое лицо!

— Вы видели как меня увезли?

— Конечно, ведь вы проехали мимо меня!

Она рассказала ему про рыжебородого, но он знал и это.

— Вы не испугались, когда я вошел?

— Я узнала вас, сразу же узнала.

— Я боялся, что вы окликнете меня… Вы не знаете, в каком направлении пошел рыжебородый?

Октобер ничего не могла сказать.

— Он, очевидно, думает, что я уехал отсюда на поезде. Интересно знать, что думают об этом Эльфрида и Гусси!

— Но что вы совершили такого серьезного? Я знаю, что вы ночной грабитель, автомобильный вор, но что у вас было такого, за что они вас преследуют?

Робин рассмеялся.

— Нет, правда, — настаивала Октобер, — вы не украли жену у Гусси?

Последние слова она произнесла с усилием.

— Боже упаси! — он продолжал смеяться. — Жена Гусси не живет с ним. Не знаю, по каким причинам, но они не смогли сойтись. Вероятно, виновата его мать.

— Эльфрида? Эта женщина с носом?

— Да, у нее есть нос! Джорджина — мать Гусси, — Робин затормозил и внимательно осмотрел местность. — А теперь мы должны поискать убежище. Где–то здесь есть пустые сараи, где можно спрятать автомобиль. Мы могли бы переночевать там. У здешних жителей прекрасный обычай накрывать сиденье мехом. Он нам очень кстати…

Они свернули влево и внезапно подъехали к одному из упомянутых строений. Проволочная изгородь вокруг была порвана во многих местах.

Робину посчастливилось найти электрический фонарь, с которым он двинулся на разведку. На двери находился какой–то непонятный знак. Через разбитое окно виднелась унылая внутренность заброшенного сарая. Робин обошел кругом и обнаружил флигель, прилегавший к стене старого здания. Здесь была, очевидно, когда–то контора.

Робин толкнул дверь, которая к его удивлению поддалась слишком легко — кто–то одновременно открывал ее изнутри. Рука его скользнула в карман за револьвером. В свете лампочки он увидел знакомое лицо старика, встреченного им у дома Свида в компании с высоким бродягой.

— Мы как будто встречались, дружище, — сказал тот приглушенным голосом, словно боясь кого–то побеспокоить. — Я и он попались, нас сняли…

Бродяга тихо вышел из здания.

— Простите… я не ошибся? С кем имею честь?.. Я вас не рассмотрел ясно тогда… — язык его стал удивительно интеллигентным. — Я вижу, вы в обеденном туалете. Странно! Мода, очевидно, изменилась… М–да, довольно любопытно… Это было, кажется, в девяностом, когда я последний раз…

Робин удивленно слушал речь старика.

— Это было до Джулии… и задолго перед видением. Оно появилось первый раз в Санта–Барбара… или в Сакраменто… или в… я не могу назвать вам число. Я обращался с моей женой очень плохо, а Джулия была орудием Божественного Правосудия… — бродяга продолжал по–стариковски болтать.

Оказалось, что до волнений с Джулией, появления привидений и «его», старик был профессором анатомии большого американского университета.

Наконец Робин перебил его вопросом о месте для машины. Старик задумался:

— Там, сзади, есть сарай, вернее — навес… Я рад вам.

— Почему?

— Видения… Они всегда были ясными, но сегодня нет… Может быть из личных соображений… Он сегодня опять побил меня.

Робин действительно видел его опухший глаз.

— Это тот, с кем вы бродите?

— Да, я не знаю его имени… Гарри, так звали его как будто… Я покажу вам навес… — он нервно посмотрел на дверь и пошел вперед. — Я бродяжничаю с ним уже восемь лет, думая, что он будет мне полезен, но он очень жесток…

Навес был хорошо скрыт за фасадом амбара. Они вернулись к двери флигеля.

«Он» стоял уже на пороге. Это был тот парень, который у дома Свида угрожал Робину.

— Поди и приготовь постель, Болди! — крикнул он, нацеливаясь ногой в старика, но тот ловко ускользнул.

— А вы что, собираетесь здесь остаться?! — обратился парень теперь уже к Робину. — Убирайтесь!

— Я буду ночевать здесь! — твердо сказал Робин, возвращаясь к машине. Он наскоро объяснил Октобер ситуацию. Дальше ехать опасно, так как бензиновый бак почти пуст. Он надеется после пополнить его.

Поставив машину, они пошли поискать место для ночлега и вскоре устроились в небольшой комнатке, ранее жилой, теперь же совершенно заброшенной. Одеяла и меховая попона из автомобиля обеспечивали достаточное удобство. Услышав предостерегающий шепот Октобер, Робин обернулся и увидел в дверях силуэт бродяги.

— Что вам нужно здесь? — резко спросил Робин.

Фонарик осветил отталкивающее лицо парня и револьвер в руке Робина. Такого аргумента было достаточно для бродяги, и он удалился. Снаружи донеслись грубые проклятия.

— Кто это? — спросила Октобер.

— «Он», — коротко ответил Робин, — ничтожество.

Октобер с трудом заснула, вернее, задремала. Робин, прислонившись спиной к двери, спал еще хуже, так как каждое движение девушки заставляло его настораживаться. Наконец она приподнялась и потянулась.

— Что вас разбудило? — в его голосе звучало сожаление. — Бедного Болди опять жестоко побили…

Она надела ботинки и присела к нему. Оба стали прислушиваться. Издалека слышались стоны и старческий плач. Октобер вопросительно посмотрела на Робина. Он коротко рассказал ей о Болди, его спутнике и их диких отношениях, нередко встречающихся у бродяг. Однако, он умолчал про несвязную речь старика о Джулии, его прошлом и видениях.

Плач прекратился.

Октобер укрылась одеялом, и оба продолжали сидеть рядом.

На заре они услышали невнятный шум снаружи. Робин нервно приподнялся:

— Я должен пойти посмотреть. Думаю, что вы не будете бояться.

Октобер вместо ответа вытолкнула Робина в дверь, схватила свое пальто и через мгновение догнала его.

— Вы правы, так будет лучше, — удовлетворительно заметил он.

В холодном свете наступающего утра он выглядел до такой степени комично, что Октобер громко расхохоталась. Воротничок был смят, рубашка расстегнута и вылезала складками поверх брюк, сшитых на значительно более короткие ноги, рукава поднялись почти до локтей. Он оценил ее смех по достоинству, заметив с добродушной улыбкой:

— Я теперь очень похож на слугу из классической комедии, верно?

Они подошли к флигелю. Там было тихо. Робин открыл дверь и вошел. Атмосфера стояла тяжелая и удушливая, и он распахнул окно. Все еще не было слышно ни звука. Очевидно, оба спали очень крепко. Сделав два шага, он вдруг наступил ногой на что–то скользкое и потерял равновесие. Рука его, коснувшись пола, ощутила липкую массу. Он моментально направил свет фонарика вниз и с ужасом увидел мертвое лицо высокого бродяги. Болди нигде не было видно. Робин вытер руку о платье мертвого и вышел наружу.

Октобер увидела кровь на его рубашке и воскликнула:

— Старик ранен?

Он покачал головой.

— Значит, другой?

— Мертв.

Бродяги, доведенного избиениями до ужасного поступка, нигде не было.

Они поторопились оставить опасное место.

Заводя машину, Робин поделился своими заботами о бензине. Правда, он не терял надежду раздобыть его. Октобер брезгливо осмотрела его руки и рубашку, но вымыть их не было никакой возможности из–за отсутствия поблизости воды.

Они отъехали уже достаточно далеко от сараев, когда Робин вдруг предложил Октобер оглянуться. Вдали поднимались клубы желтого дыма с проблесками огня.

— Старый герой сжигает дело своих рук. Но это, несомненно, привлечет внимание полиции, — лицо его стало серьезным. — Нам нужно как можно дальше убраться отсюда!

Через несколько миль резкий гудок сзади заставил их вздрогнуть.

Длинный силуэт красной легковой машины поравнялся с ними.

У руля сидел молодой человек с мелкими чертами лица. Рядом с ним из горы мехов выглядывало лицо бледной женщины с римским носом. Октобер вздрогнула. Она заметила молниеносный взгляд женщины в сторону Робина, поворот головы к спутнику, утвердительный кивок последнего. Через минуту впереди виднелось только облако пыли на дороге.

— Эльфрида!.. — вырвалось испуганно у Октобер.

— Да, Эльфрида и Гусси тоже. Какая выдержка!

К удивлению Октобер в голосе Робина слышалось восхищение.

— Значит, они все же нашли свою машину, — продолжал он. — Мне очень не хотелось бы потерять ее…

— Но это же не ваша машина?

— Н… нет, не моя… фактически. Но в будущем…

Для Октобер это было новой загадкой.

На перекрестке Робин неудачно выбрал направление. Они ехали теперь по очень оживленной местности, почти предместью большого города. Встречалось много поселян в праздничной одежде. Автомобильные гаражи попадались часто, но Робин все еще выжидал, несмотря на кончавшиеся запасы бензина.

Наконец он остановился у дверей одного из них. Владельца не было, а его помощника удивили предложенные ему для покупки часы Октобер. Его взгляд остановился на руках Робина.

— Порезались? — спросил он с любопытством.

— Хотел бы я посмотреть, как бы вы проехали на нашем месте! — отпарировал наудачу Робин.

— Мой дядя забыл деньги дома. Может быть, вы одолжите нам бензина? Я оставлю в залог часы, или вы можете их купить. Мы очень торопимся в Огденбург.

Конец предложения был подкреплен очаровательной улыбкой.

Человек из гаража недоверчиво ухмыльнулся. Он был пройдохой в таких делах.

— Доллар, — коротко бросил он, подержав часы. Часы стоили сто пятьдесят долларов.

— Десять, — умоляла Октобер.

— Пять — моя последняя цена.

— Три доллара и костюм, — вдруг предложила она.

Сделка состоялась.

Обогащенные запасом бензина на один доллар и свертком одежды, они тронулись дальше. Робин благоразумно свернул в сторону, и скоро населенная местность осталась позади. Они опять проезжали лесной дорогой. Около небольшой впадины у ручейка они остановились.

— Вы пойдете первая, — смущенно сказал Робин, давая ей полотенце и вытаскивая из кармана мыло. Октобер раньше еще заметила его бережное отношение к этим предметам. Она спустилась вниз, вымылась и через некоторое время вернулась обратно.

Отдавая полотенце, она извинилась за то, что оно было совершенно мокрым. Робин ушел, захватив с собой сверток, и долго полоскался у ручья. Он мыл рубашку.

От ручья вернулся помолодевший мужчина с тщательно подбритыми усиками и гладко выбритый. Выменянный на часы костюм оказался ему впору.

— Вы похожи теперь на музыканта из оркестра похоронной прецессии, — по достоинству оценила его Октобер.

Рубашка сохла на автомобиле, пока они утоляли свой голод и оживленно обсуждали создавшееся положение. Оно теперь сильно затруднялось целым рядом обстоятельств: похищенные автомобили, злополучный вечерний костюм, появление капитана Сюлливана в Фор–Бич, встреча с Эльфридой и, наконец, ужасное убийство высокого бродяги.

— Полиция несомненно свалит преступление на меня. Негодяй, конечно, заслужил такую участь, но закон неумолим, — рассуждал Робин. — Единственное удовлетворение доставило мне удивление Эльфриды. О, она умная женщина!

— Но почему же она не попыталась задержать вас, ведь она вас ненавидит?

— Да, она меня ужасно ненавидит, — ответил Робин, — но мой арест для нее очень нежелателен. Она скорее отдаст все свои драгоценности за то, чтобы меня не арестовали! Она не может простить мне моего появления на свет. Душа ее — море отчаяния. Бедная старая Эльфрида!..

Октобер уселась в угол машины и вздохнула.

— Ничего не понимаю. Вы ее то ругаете, то выставляете в лучшем свете как вашего друга!

— Да, это действительно моя тайна, — уклончиво ответил Робин и сменил тему. — Самое опасное то, что нашу машину приметили. Одно спасение, если владелец ее еще не оповестил полицию. Парень из гаража, пожалуй, промолчит об одежде, боясь потерять часы, — могут ведь подумать, что они тоже украдены…

Робин пощупал рубашку. Она была мокрая и в желтых пятнах. Октобер прикрепила ее на ветку, и с этим флагом они двинулись вперед.

При въезде в город, загроможденный повозками и автомобилями. Октобер сняла рубашку с ветки.

Зрелище двигавшегося веселого кортежа празднично разодетых фермеров и их семейств не удивило ее.

— Они едут на очередное собрание фермеров округа, — сказала она. — Старый Эльмер там нечто вроде председателя.

— Придется присоединиться к ним, иначе наше поведение сочтут вызывающим и обратят на нас нежелательное внимание, — решил Робин.

Они вклинились в пеструю вереницу, с которой вскоре въехали в город.

— Глупо, что названия городов не вывешиваются по крайней мере за милю до въезда в них, — проворчал Робин. — Где мы бросим наше сокровище и что будет с вами?

— Вы меня тоже хотите бросить? — ужаснулась Октобер.

— Увы, нужно раздобыть новую машину и одежду для вас. Вы случайно не умеете шарить по карманам? Я неопытен в этом, сознаюсь. Но ничего, обойдемся как–нибудь…

Он оставил ее у аптеки и исчез, попросив никуда не уходить.

Она долго стояла на месте, наблюдая за толпой. Напротив виднелась вывеска отеля «Астория». Внезапно к его подъезду подкатила хорошо знакомая Октобер красная машина.

Кроме Эльфриды и Гусси, или Ломера, в ней сидел еще один мужчина.

Он встал, отряхнул с себя пыль и снял автомобильные очки.

Это был Сэм Уоссер!

Леди Джорджина Ломер приняла своего гостя в первой комнате занимаемых ею апартаментов.

Сэм вежливо выразил радость видеть леди, хотя его и оторвали от весьма важных дел.

— Я очень благодарна вам, мистер Уоссер, за вашу готовность посетить меня, но вы, конечно, были очень удивлены, получив мое приглашение? — она остановилась.

Ее сын вышел из комнаты. Сэм сообразил, что предстоит важный разговор.

Стараясь держаться как можно корректнее, он мельком разглядывал драгоценности леди Ломер.

— Пожалуйста, присядьте, мистер Уоссер.

— О, только после вас, мадам!

Она улыбнулась.

— Я очень сочувствую вам в вашем несчастье, — продолжала она. — Сын мне все рассказал… Я искренне хотела бы помочь вам…

Сэм поперхнулся.

— Это очень великодушно с вашей стороны, миледи, но я не виню Октобер. Это вина бродяги. Я должен был убить его, но откуда я мог знать, что все так случится! Теперь я сделал бы это. Видите ли, миледи, у меня уже в то утро возникло подозрение. Я встретил его в лесу…

— Мистер Уоссер, — руки леди, сложенные на коленях, судорожно сжались, — по–моему, очень неумно с вашей стороны терять надежду. На мой запрос в суд об этой истории я получила ответ, что брак может быть расторгнут.

— Это правда? — искренне изумился Сэм.

Он был поражен.

— В газетах пишут, что девушка любит вас, — продолжала леди Ломер. — Так ли это?

— Да, миледи, — ответил, наконец, Сэм, — Октобер очень странная девушка. Она всегда сходила с ума…

— По вас, конечно. Я так и думала. Видите ли, мистер Уоссер, я жажду видеть соединение двух любящих сердец. У старых женщин бывают свои странности. Теперь еще вопрос: не будете ли вы, мистер Уоссер, обижены, если в день вашего примирения с этой девушкой вы получите от меня… небольшой свадебный подарок… скажем десять тысяч долларов?

Сэм вздрогнул. На лице его появилось отчаянное выражение голодного человека, который видит кусок мяса, но не может его схватить.

— Видите ли, миледи, — проговорил он, — никто не знает где Октобер. Этот бродяга одурачил старого Эльмера, прикинувшись капитаном Сюлливаном из Вашингтона, и Октобер исчезла с ним…

Леди Джорджина подошла к окну, откинула занавеску и, подозвав Сэма, спросила:

— Это не она?

Октобер не заметила ничего, так как ее внимание было отвлечено рыжебородым Байрном, недружелюбно смотревшим на нее с противоположного угла…

Октобер не боялась за себя. Мысли ее витали вокруг Робина. Ей бросилось в глаза большое количество полицейских. Вряд ли они приехали сюда только ради нескольких тысяч мирных фермеров, собравшихся на свой съезд. Очевидно их привело сюда нечто иное… Робин? При этой мысли она чуть не потеряла сознание.

Робина все еще не было видно. Рыжебородый прошел мимо, не взглянув на нее.

Внезапно она услышала знакомый голос.

— О, Октобер!

Пред ней стоял Сэм.

— Рад вас видеть. Вы не видели мистера Эльмера?

— Нет, — коротко ответила девушка.

— Я… вы… извините меня, Октобер, за мое поведение прошлой ночью… Я беру свои слова назад. Ведь вы тоже были бы обижены…

— Ничего, Сэм, бывает. Одного не пойму: о чем вы, собственно, говорите?

Неожиданный вопрос сбил Сэма.

— Я… совершенно не сплю и не ем эти дни, Октобер…

— Вы, вероятно, шли в аптеку? — она пренебрежительно улыбнулась. — Попросите аптекаря прописать вам хорошее лекарство от бессонницы и для улучшения аппетита. Может быть, вы хотели подкрепиться?

— Я хочу вас, Октобер!.. — сказал Сэм хрипло. — Я все согласен забыть. Другой этого не сделал бы!

В это время девушка заметила на другой стороне маленького мальчугана, который, казалось, искал кого–то. В руках его виднелся измятый клочок бумаги.

Октобер была уже возле него.

— Вы ищете меня? — спросила она тихо.

— Вы миссис Бо… что–то в этом духе…

Она почти вырвала записку из его рук. И быстро прочла:

«Идите к школе… находится в конце главного проспекта… Идите дальше… Постараюсь подхватить вас там… Полиция следит за мной».

Подписи не было.

Записка была написана на телеграфном бланке.

Октобер смяла ее в руке. Мальчик исчез.

Сэм подошел опять. Он не придал значения ее разговору с мальчиком.

— Я схожу с ума по вас, Октобер. Вы одинокая, без друзей. К тому же совсем не замужем, Октобер. Это говорят все — и судья округа, и епископ, и другие…

Октобер было мало дела до епископа и других.

— Приходите сюда через час, — торопливо бросила она и ушла.

Школа находилась почти на окраине города. Дальше тянулись одноэтажные маленькие домишки.

Улица была почти совсем пустынна. Робина тоже не было видно. Октобер должна была, согласно записке, идти дальше. Вскоре город остался позади.

По краям дороги тянулись поля гречихи. За ними виднелись крыши фермерских домов. Девушка присела у дороги.

Впереди расстилалась синеватая полоса холмов. В это время из города выехал странной конструкции грузовик и направился к ней. Грузовик страшно шумел, пыхтел и как–то особенно трещал. Им управлял маленький седой человек. Он так трудился у руля, что походило, будто он сам тащит всю громоздкую колымагу. Проезжая мимо, машина немного затихла. Из–под брезентовой накидки сзади фургона раздался голос: «Октобер!»

Она вскочила на ноги, бросилась к машине, увидела высунувшуюся в разрез брезента руку и схватилась за нее.

— Осторожно, — сказал Робин, — у нас гости.

Привыкнув к темноте, она увидала на дне повозки две крепко связанные спиной к спине фигуры. Октобер узнала рыжебородого и его спутника.

Глава 10

Оставив свою жену возле аптеки, мистер Робин Лесли Боссер занялся изучением города и окружающей обстановки. Определенного плана действий у него пока не было, но это его не очень беспокоило. В своей бродячей жизни ему часто приходилось полагаться на случай, и тот его не подводил. Рассчитывал Робин на него и сейчас. Прежде всего необходимо было разобраться, где они оказались, а потом уже попытаться раздобыть какой–нибудь подходящий транспорт для дальнейшего передвижения. Сложность его положения заключалась в том, что он не хотел привлекать к себе внимание окружающих и поэтому избегал их расспрашивать.

Первое полезное открытие Робин сделал у доски объявлений. Какой–то самоучка–художник нарисовал план города, и там на одной из улиц стояла надпись: «В Огденбург». Теперь он мог определить направление дальнейшего пути.

Второе же открытие потрясло Робина, хотя оно и не было для него неожиданным. В тот момент, когда он изучал план города, мимо прошли два человека, в которых он безошибочно угадал сыщиков. Один из них снял шляпу, обнаружив под ней песочного цвета волосы, и что–то сказал своему спутнику. До Робина долетел обрывок фразы: «…нет, ничего подобного не было уже почти десять лет в этой местности. Последний случай был, когда Микки перерезал горло Морриса так же, как сделал этот бродяга…»

Еще раньше Робин обратил внимание на большое количество полицейских. Теперь же стало совершенно ясно, что ищут именно его.

Надо было немедленно уходить из города. Оставалось только найти способ, как сообщить об этом Октобер. На противоположной стороне он заметил здание телеграфа. План созрел мгновенно. Робин вошел туда и на телеграфном бланке быстро написал записку. Отослав мальчика–посыльного к Октобер, он направился к выходу и в дверях столкнулся с двумя посетителями. Встреча была более неожиданна для Байрна и его спутника, чем для Робина.

— Здорово, парень, жаль, полиции много кругом… — сказал рыжебородый.

— Входи, рыжий. До смерти перепугался, увидев вас, — невозмутимо ответил Робин и вышел.

Он не успел дойти до угла, когда снова услышал голос Байрна за спиной:

— Алло, парень, что, если мы вместе пойдем немного прогуляться?

— На кладбище? — иронически спросил Робин.

— Ну, брось дурить! Мы, видишь ли, все обсудили с Лэнни и решили, что напрасно обидели тебя. Мы с Лэнни приняли тебя за другого человека, но теперь видим, что ошиблись, так, Лэнни? Давай поговорим, а?

— О чем же вы хотите говорить? — в Робине проснулось любопытство.

— Мы с Лэнни боимся, что кругом слишком много полиции, — оба приятеля переглянулись. — Мы с Лэнни волнуемся за тебя.

— А вы не приписываете присутствие полиции на свой счет?

— Ха–ха–ха, не слышал лучшей шутки с самого Нью–Йорка! — загрохотал рыжебородый. — Слышишь, Лэнни? Конечно и нам приходится жарко, поэтому мы сматываемся отсюда. Мы с Лэнни решили и тебя взять с собой, но только без твоей жены, так, Лэнни?

Допотопный грузовик прогромыхал мимо и остановился на противоположной стороне улицы. Из него вылез маленький человечек и начал копаться в моторе. Рыжебородый направился к нему:

— Здорово, приятель! Далеко едешь?

— В Огден, — коротко ответил тот.

— Мы тоже. Скоро выезжаешь?

Маленький человек осмотрел всех троих.

— Моя машина слишком быстроходна для вас. Поищите что–либо похуже, — он был при деньгах и не хотел рисковать.

К его ужасу двое других по сигналу своего товарища стали переходить улицу. Тогда он поспешно забрался в кабину и поехал дальше. Через минуту занавески над его головой раздвинулись, и грубый голос чуть не заставил беднягу свалиться с сиденья.

— Поезжай прямо в Огден, старый черт, и попробуй только сказать, что мы здесь, голову прошибу, слышишь?

Машина помчалась во весь дух.

— Ложись, ребята! Шпики могут сюда заглянуть! — скомандовал рыжебородый в фургоне. Он показал пример, вытянувшись у входа, придерживая одной рукой полы брезента, а другой держа наготове револьвер. Лэнни и Робин последовали его примеру. Вскоре они были за городом.

— Бросьте оружие! — раздался вдруг резкий голос над ухом рыжебородого. Тот удивленно обернулся. Робин полулежал, опираясь на локоть левой руки. В правой виднелся автоматический револьвер. Рыжебородый посмотрел на Лэнни, но глупое лицо того ничего не выражало. Молча он протянул свой револьвер Робину. Тот схватил его и тут же откатился в сторону. Нож, молниеносно брошенный Лэнни, впился в доски пола в том месте, где только что находилось его тело.

— Эй, рыжая борода, и ты, Лэнни, — подойдите сюда! — приказал Робин. — Ложитесь спиной к спине!

В фургоне нашлось достаточно веревок, чтобы связать обоих бандитов.

— Нечего сказать, хорошая благодарность за поддержку, — проворчал Байрн.

— Молчать! — грозно прикрикнул Робин.

Он выглянул наружу.

— Поезжайте без остановок к Огденбургу, — бросил он маленькому человеку.

Увидев у края дороги хрупкую фигурку, Робин приподнял брезент и крикнул…

Глава 11

На первом же перекрестке Робин молча указал Октобер на выход. Та поняла и выскочила. Он последовал за ней.

— Ну, теперь в Канаду, — сказал он.

Через несколько миль они пересекли железную дорогу, и в небольшом пруду Робин похоронил отобранное оружие.

— Теперь Лэнни обезоружен на долгое время, — заметил он с удовлетворением, — хорошему метателю нужен большой срок, чтобы привыкнуть к новому ножу.

Октобер дрожала. Он посмотрел на нее.

— Вы не больны? — в голосе Робина был почти испуг.

— Нет.

— Я надеюсь, что вы не будете обманывать меня в таких случаях.

— Нет, я действительно не больна, но… мои нервы!..

— Вы видели газету? — быстро спросил он.

— Нет. Там что–либо сказано об убийстве?

— Я тоже не читал газеты, но слышал, что тело найдено, и старик скрылся. Конечно, они обвиняют меня. Человек из гаража расскажет многое…

Наконец они попали на долгожданную Огденбурскую дорогу. Октобер боялась встречи с жертвами его ловкого обмана — рыжебородым и Лэнни.

Робин засмеялся.

— В чем дело? — удивилась девушка.

Робин запустил руку в карман и вытащил пухлую пачку бумажек.

— Почти тысяча долларов, — весело сказал он. — Я обчистил все их карманы, когда вязал!

Неожиданно Октобер отошла в сторону и села. Лицо ее сильно побледнело.

— Я… думаю, что не смогу больше идти, — невнятно пробормотала она.

Робин в отчаянии оглянулся. Взгляд его с надеждой упал на аллею, которая вела к видневшемуся из–за деревьев дому.

— Вы не потеряете сознания, пока я вернусь?

— Пустяки, конечно, нет. Один день голодовки ведь ничего не значит…

— Голодовка! Боже, какой же я негодяй! — он в отчаянии обыскал свои карманы. В них не было ни крошки хлеба.

Не колеблясь больше, он бросился к дому.

Это было чистенькое белое строение с колоннами, увитыми красными ползучими цветами. На калитке белела записка: «Сдаются комнаты. Семейный пансион».

Робин позвонил. Дверь открыла женщина лет сорока пяти в черном платье и белом чепчике. Он принял ее за служанку. Очевидно, она плакала, так как глаза ее были красными.

— Простите, могу я видеть вашу хозяйку? Мы бы хотели снять две комнаты. Моя жена заболела в дороге.

— Вы долго собираетесь пробыть здесь?

— Не знаю, смотря по обстоятельствам.

— Войдите, пожалуйста.

Женщина провела его в гостиную с ветхой обстановкой в стиле королевы Виктории. Она сняла передник и чепчик, положила их на диван и просто сказала:

— Я хозяйка дома. У меня нет второй служанки и поэтому я открыла вам двери сама. Вы хотите комнату?

— Две!

— Я могу вам предоставить только одну, правда большую. Видите ли, мистер…

— Боссер, — подсказал Робин.

— Мистер Боссер, у меня нет других жильцов. Только весной и осенью ко мне приезжает одна семья из Канады…

Робин прервал ее. Он думал об Октобер.

— Могу я привести свою жену?

— Хорошо. Я должна сделать доброе дело, так как Бог был сегодня ко мне особенно милостив. Он сделал чудо…

Робин уже на ходу услышал ее последние слова. Камень упал с его сердца, когда он увидел Октобер, идущую навстречу.

— Вы ангел! Я думал, что придется нести вас на руках, а вы сами идете! — воскликнул Робин.

Октобер улыбнулась, а улыбалась она редко.

Он наскоро рассказал о хозяйке.

— Как хорошо… — произнесла она слабым голосом. — Я так люблю стиль королевы Виктории. В особенности, если стол в столовой уставлен жареными цыплятами, пирогом, дынями… Ах, я не должна об этом думать.

Хозяйка ждала их у дверей и сказала, что ее зовут обыкновенно — мисс Эллен.

— Я прошу вас только соблюдать возможную тишину в доме. У меня больной старик — отец, — она поднесла платок к глазам. — Вы, может быть, хотите обедать? Уже, правда, поздно…

Октобер очень хотела, очень…

Хозяйка ушла.

— Да, у нас только одна комната! — в голосе Робина звучало плохо разыгранное безразличие. — Но, конечно, я скажу хозяйке, что я чудак и люблю спать на кушетке. После земли, травы и открытого неба кушетка или просто ковер покажутся мне роскошными.

Наступило неловкое молчание.

— Я все же полагаю, что мы женаты… — тихо начала Октобер.

— Боже мой, почему же нет?

— Мистер Сэм Уоссер уверял меня сегодня, что окружной судья признал наш брак недействительным. Но я думаю, что расторжение его находится только в компетенции Верховного суда. Каково ваше мнение? — девушка подняла голову и открыто посмотрела Робину в лицо.

Он молчал, пристально вглядываясь в нее, потом вдруг спросил:

— А если этот брак будет расторгнут, вы выйдете за меня вторично замуж?

Ее маленькая рука решительно протянулась к нему, и Робин крепко сжал ее в своих пальцах.

Раздался стук в двери. Мисс Эллен сообщила, что обед готов и поинтересовалась их багажом. Робин объяснил, что багаж задержался, но он им не нужен. Он попросил мисс Эллен купить им самое необходимое в городе и, достав пачку денег, выразил желание рассчитаться за комнату за неделю вперед.

Когда он подошел к столу, Октобер приступала уже ко второму блюду. Кофе оказался жидким и невкусным.

— Конечно, она англичанка, — заключил Робин.

— Почему?

— Попробуйте кофе.

Он действительно знал свет.

Мисс Эллен уехала в город за покупками, указав предварительно дверь их комнаты. Через окно столовой Робин рассмотрел красивый цветник и лесок, окружавшие дом, а за ними, к его удивлению, полотно железной дороги. Октобер пошла смотреть комнату, а он вышел во двор. Живая изгородь отделяла уютный дворик от сада. Робин с удивлением заметил, что в одном месте кусты сильно примяты. Бурые пятна покрывали их и траву рядом. Это была несомненно кровь. Робин пошел дальше и уже недалеко от насыпи дороги нашел под деревом старую кепку для гольфа. Она была тоже в крови и очень грязная. Он вытер руки о траву и пошел к дому.

Войдя в гостиную, он увидел Октобер, читавшую газету.

— Я нашла ее под подушкой. Прочтите!

Большой подзаголовок гласил:

«ПОЛИЦИЯ РАЗЫСКИВАЕТ УБИЙЦУ–БРОДЯГУ».

— Недурное начало! — сказал он.

Дальше было еще лучше.

«Роберт Лесли — похититель невест — перерезал горло бродяге и, скрывая следы преступления, сжег сарай».

Он пропустил заголовки и продолжал читать статью, подписанную — «Ал Льюк».

«…было около 7 часов, когда бродяга остановился у гаража мистера Стоуна и попросил дать ему бензина. Мистер Стоун вспоминает: «Его руки были в крови, но я не думал, что это была кровь его жертвы…“

— Бьюсь об заклад, что он этого не говорил! — заметил Робин, оторвавшись от газеты.

«…я видел Октобер Джонс. Взгляд ее был печален. Она не показалась мне красивой…»

— Он не находит вас красивой! — иронически воскликнул Робин.

— Но и вас он тоже не нашел особенным красавцем, — улыбнулась Октобер.

«…черты лица мужчины были грубо животны и говорили о его порочной жизни… я видел его грязные, окровавленные руки и сумасшедший блеск глаз…»

— Не так скверно, — сказал Робин, спокойно складывая газету. — Интересно знать, что стало с Болди. Газеты не упоминают о нем.

Октобер попросила его положить газету на старое место.

Оставив девушку в гостиной с книжкой Скотта, Робин вышел в сад и начал систематическое обследование его.

Проходя по границе леса и сада, он почувствовал запах керосина. Неподалеку виднелась куча золы. Раскопав ее, он по сохранившимся металлическим пуговицам определил, что здесь, вероятно, была сожжена старая одежда. Она вряд ли принадлежала экономной мисс Эллен.

Пройдя на железнодорожную насыпь, он увидел на ней капли крови. В насыпи было углубление, явно сделанное падающим телом. Еще раз ему попалась старая кепка для гольфа. Он осмотрел ее. Она явно была ему знакома, он уже видел ее, но на ком? Таких кепок тысячи…

Вернувшись в гостиную, Робин увидел Октобер, заснувшую над книгой, и сел напротив.

Она была хороша, очень хороша. Длинные ресницы, бросавшие тень на щеки, были темнее, чем золотистая копна ее волос. Его тяжелый вздох разбудил девушку.

— Я спала? Долго вы сидите здесь? Я храпела?

— Вы никогда не храпите…

Они помолчали с минуту.

— Я виноват перед вами, Октобер, и должен просить прощения, — голос Робина был совершенно серьезным.

— За что?

— Я считал вас до сих пор просто взбалмошной девушкой, и эта ошибка тяготит меня. Мне казалось, что ваше согласие выйти за меня замуж было просто дикой прихотью…

— Простите, но ведь вы приняли предложение!..

— Я?..

— Конечно, вы согласились и… извинились. Знаете, если бы не ваше «простите», то этого не было бы. Но вы просили прощение за свое невменяемое состояние, и я решилась. Правда, в моем характере есть много такого, что противоречит женской натуре. В Фор–Бич я курила, к ужасу Эльмеров обливалась по утрам холодной водой, а главное, не терпела подчинения кому–либо. Когда вы сказали «Простите», я решилась на безумный шаг стать женой бродяги, но решилась сознательно. Ну, какого вы мнения обо мне теперь?

Лукавое кокетство чуть сквозило в ее вопросе, но Робин не почуял ловушки.

— Я постараюсь прямо высказать свое мнение. Вы — единственная в своем роде…

— О, все женщины таковы!

— Пожалуйста, не перебивайте! Вы многообразны, вы оригинальны… Вы практичны и хорошо воспитаны. Ваша особенность — врожденный жизненный опыт.

— Я чувствую себя жалкой обманщицей.

— И я никогда не решился бы… поцеловать вас. Всякое подобное желание я подавил бы сразу… Если бы вы разрешили это, я не знал бы, как ответить, но отказ разбил бы мое сердце…

Октобер не отрывала глаз от его лица.

— Ваши усы мне не нравятся…

— Вот еще причина, не позволяющая мне вас поцеловать.

Она покраснела.

— Я вовсе об этом не думала… Нет, думала!.. Поздно лгать теперь. Но эти усы… точно у итальянского банкира…

— Привет, дружище! Ты хочешь попасть на товарный поезд, — прозвучал надтреснутый голос.

Робин вскочил на ноги. В дверях стоял маленький человек, закутанный в женский линялый капот. Голова его была забинтована. Бледное лицо уставилось на Робина.

— Собирайтесь, пойдем сегодня в Трою… Там можно здорово поживиться.

Это был бродяга Болди. В его глазах светилось безумие. Он зашатался. Робин едва успел подхватить его тщедушное тело.

— Эй! — глядя пристально в лицо Робина, тихо продолжал старик. — Меня сбросили, а поезд шел со скоростью сорок… Он пихнул меня…

Голова его упала. Октобер удивленно смотрела на Робина. Она ничего не понимала.

— Он хотел проехать на поезде, а кондуктор сбросил его, — пояснил он и тихо добавил. — Теперь мне понятно, откуда взялась кровь.

Робин положил старика на диван. Тот слабо улыбнулся:

— Прошу прощения, сэр, я вас утруждаю. Мое знание медицины не обманывает меня. Я недолго протяну. Я могу попросить вас… Я хотел бы видеть Джулию… Моя жена поймет это… Я уверен в этом… Леди Джорджина Ломер…

Глаза Робина встретились с глазами девушки.

— Эльфрида! И здесь она!.. — прошептал он гневно.

Глава 12

Леди Джорджина Ломер откинулась на спинку плетеного кресла. Ее глаза были устремлены на сына. Пальцы его нервно барабанили по ручке кресла, а на лице застыла улыбка, более похожая на гримасу.

— Что ты намерен делать теперь? — голос леди Ломер был с хрипотой, как всегда в минуты волнения.

— Я не знаю. Я думаю поехать в Огденбург и вернуть этих остолопов. Я решил покончить с этим делом. Оно слишком гадко, и Робин подозревает истину. Разве он не называет тебя открыто Эльфридой, мама? Он всегда подозревал это, — он не дурак. Нам лучше было оставаться в Оттаве. Я уезжаю утром в Нью–Йорк, а оттуда первым же пароходом в Европу…

Тонкие губы женщины презрительно скривились:

— Не знаю, Аллан, как ты без денег поедешь в Нью–Йорк, не говоря уже про Европу! Может быть на буферах или пешком? Ты останешься здесь, пока я не дам тебе денег!

— Будь благоразумна, мама. Я больше не могу! Он знает все! Не лучше ли тебе вернуться со мной в Англию?

Леди Ломер подошла к окну. Вид шумной улицы успокаивающе подействовал на ее нервы.

— Как зовут человека с рыжей бородой?

— Байрн…

— Я хочу видеть их, но не здесь. Где они ждут?

Он ответил, что они звонили из маленького ресторана в окрестности Огденбурга.

— Какую причину ты им назвал, когда напустил на него?

— Я им сказал, что Робин несколько лет служил у нас и шантажировал нашу семью. Разве это не правда? Он действительно очернил нас!

— Меня, хотел ты сказать!

— Да, конечно. Я никогда не интересовался, было ли в самом деле что–нибудь, но подозревал…

— Твое мнение меня не интересует, — прервала она. — Поверили они тебе?

— Я думаю, да. Хотя эта публика не очень доверчива.

Наступила пауза.

— Мама, а что же будет после окончания всей этой истории? Ведь мы окажемся в руках этих людей!

На губах женщины мелькнула жестокая улыбка:

— По крайней мере, один из них будет к тому времени убит. Я знаю Робина. Позвони, пожалуйста, Аллан. Мы не должны заставлять ждать этих достойных людей.

Открылась дверь и вошла мисс Эллен с добродушной улыбкой, но при виде старика на диване лицо ее исказилось. Обхватив руками его голову, она проговорила сквозь рыдания:

— Так вот зачем вы явились сюда! Арестовать бедного старика? Вы — сыщики! Вы хотите доказать, что он убил кого–то! Это все газетная ложь!

Робин посмотрел на мисс Эллен ясным взглядом.

— Мы не сыщики, мы — бродяги, — спокойно сказал он. — Половина газетных сведений относится ко мне, вторая — к нему, — он указал на старика.

— Вы бродяги? Какая половина? Он никого не убивал!..

— Конечно, он никого не убивал, как глупо с вашей стороны, Робин, — поспешно вмешалась Октобер.

— Робин? Робин Лесли?.. Это ваше имя было в газетах?..

— Отнесем лучше его в кровать и поговорим потом, — предложил Робин, поднимая старика. Тот забормотал:

— …профессор анатомии… его собственный нож… третий удар в область шейных позвонков… он получил свое…

Робин поспешил взять его на руки и унести.

Мисс Эллен указала комнату в конце коридора.

— Это и есть Болди? — спросила Октобер, когда он вернулся в гостиную.

— Да, Болди, и это его дом, откуда его выманила Эльфрида. Октобер, мы должны уходить отсюда!

— Почему? Вы думаете, что она пошлет за полицией?

— Возможно. Она уверена, что отец ее невиновен…

В комнату вошла мисс Эллен.

— Мистер Лесли…

— Боссер, но Лесли тоже сойдет.

— Я хочу знать правду о моем отце и о вас… Прошу вас, расскажите мне все!

— Хорошо, я расскажу вам все… — ответил Робин.

Когда он закончил, мисс Эллен сказала твердым голосом:

— Я рада, рада, что он убил его! Мой отец, доктор Эвингтон, такой добрый человек, с такой мягкой душой! И такая жестокость по отношению к нему… Он был профессором анатомии в одном университете. Мать моя была американкой, и этот дом ее. Благодаря дому, я продержалась до возвращения моего отца. Я была уверена, что он вернется. Сорок лет тому назад отец познакомился в Торонто с маркизом Дельфордом из Англии. Дочь Дельфорда, эгоистичная, холодная, но красивая женщина, увлекла отца. Он забыл все — дом, репутацию… Она одурачила его, когда он собирался бежать с нею, и вышла замуж. Леди Джорджина Ломер! Женщина с лицом ястреба. Я видела ее фотографию в газете.

Она рассказала все. Вдвоем со служанкой они были на огороде, когда кондуктор сбросил ее отца с поезда. Они внесли бесчувственное тело в дом, и пока он не произнес имени ее матери, она не узнала его.

— Несчастный рассказал мне все, и я сожгла окровавленную одежду. Мистер Лесли, что мне теперь делать? Я хочу вызвать доктора.

— Доктор не нужен. Ваш отец должен отдохнуть и забыть все. Но что вы думаете о нас, мисс Эллен?

— Вы свободны в своем выборе. Я рада вам. Мужчина в доме успокаивает меня. Почему вы стали бродягой, мистер Лесли?

— Я думаю, что родился для этого, — был спокойный ответ.

— Не была ли здесь замешана женщина?

— До известной степени, — глаза Робина уловили судорожное движение руки Октобер. — Да, та же самая Джулия. А впрочем, я никогда не знал, что ее зовут Джулия. Хотя, верно, мой отец тоже звал ее иногда Джорджина — Джулия.

— Глупости, — вмешалась Октобер, — такая женщина не может толкнуть мужчину на подобный путь! Здесь замешан еще кто–то. Почему вы притворяетесь?

— Тем не менее это все так, — продолжал лукавить Робин.

Мисс Эллен почувствовала неуместность своего присутствия. Когда Робин оглянулся, ее уже не было в комнате. Октобер передернула плечами:

— Я выхожу из себя, как глупая школьница. Конечно, у вас имеется прошлое. Я никогда не искала возможности исследовать ваше разбитое сердце…

— Я не переживал никаких глубоких увлечений. Мое сердце почти девственно.

— Но все же кто–то вас послал, и вы пошли, — настаивала Октобер. — Конечно, в этом нет никакого преступления и вам нечего оправдываться передо мной. Она имеет право рассчитывать на ваше молчание…

Робин посмотрел на нее. Один кончик его пресловутых усов опустился вниз.

— Единственная женщина на моем пути — вы.

Октобер засмеялась:

— Я не замешана в этом. Между прочим, ваши усы не в порядке.

— Неужели? — он встал и подошел к зеркалу. — Всякие уважающие себя усы не могут оставаться в порядке в присутствии ворчливой жены.

— Я вовсе не ворчлива, и к тому же не ваша жена.

Робин ничего не ответил, но тень пробежала по его лицу.

Она заметила это.

— Я ворчливая, и я ваша жена, мистер Робин Лесли Боссер, — сдалась она. — И мне хотелось бы быть сейчас в Канаде…

— Это уже лучше, — облегченно вздохнул он.

Стемнело.

Мисс Эллен внесла лампу и прикрыла ставни. Она была почти весела. Ее дорогой больной крепко спал.

— Ваши покупки в передней, можете их взять, — обратилась она к Робину. Они оба совсем забыли про это. — Комнату я приготовила, если хотите, ложитесь спать.

— Да, — спохватился Робин, — вы ничего не будете иметь против, мисс Эллен, если я займу вашу гостиную? Я, возможно, буду писать до раннего утра.

— Я тоже буду работать до утра, — вставила Октобер.

Мисс Эллен окинула обоих внимательным взглядом.

— Понимаю, — промолвила она, — я открою вам секретер на случай, если вы будете писать. Если же нет, то одеяло и подушка на диване, — с этими словами она исчезла за дверью.

Робин тоже вышел и появился за столом только перед ужином. В новом светлом костюме, гладко выбритый, с военной выправкой — он производил впечатление человека из общества.

— Это вы? — недоверчиво спросила Октобер.

— Я, — скромно согласился Робин и с удовольствием провел рукой по своей гладкой щеке.

Она повела его к свету и внимательно рассмотрела.

— Да вы совсем другой…

— Ну, что ж, выдержал я критику?

— Выдержали, но вы очень молоды!

— Но мне уже за тридцать. По–моему, я мужчина в летах.

— Фи… на десять лет старше меня!

За столом царило непринужденное настроение, но вскоре разговор стал серьезным.

Они решили через день продолжить путь. Одежда была добыта, а рыжебородый был где–то недалеко.

— Кто такой этот рыжебородый?

Он улыбнулся. Октобер нашла его улыбку очень приятной.

— Мое знакомство с ним состоялось еще в Британской Колумбии, когда он пытался стянуть с меня сапоги. Когда–нибудь суровые стражи закона Соединенных Штатов посадят его на электрический стул, — Робин внимательно посмотрел на девушку. — Не пойдете ли вы спать? Вы очень устали.

Ей действительно казалось, что она не спала уже целую вечность. Робин проводил Октобер до дверей комнаты и, ласково пожелав спокойной ночи, вернулся в гостиную. Он в самом деле сел писать и писал очень много…

Мисс Эллен внесла ему кофе в десять часов вечера и удивилась, увидев кучу исписанной бумаги. Почтовый ящик находился недалеко, но письма вынимались только утром. Она сказала об этом. Но он решил опустить их еще ночью, находя ящик лучшим сейфом. Мисс Эллен пожелала спокойной ночи и ушла.

К одиннадцати часам три самых важных письма были окончены. Робин понес их к почтовому ящику. Была чудная лунная ночь. Ящик находился недалеко и висел на каменном столбе. Вдалеке стучал поезд. Опустив письма, он пошел назад и уже взялся за ручку калитки, когда странный вибрирующий звук сзади заставил его инстинктивно наклониться. В ту же секунду в перекладину вонзился нож. Робин мгновенно прыгнул в сторону. Лезвие второго ножа пробило доску калитки. В кустах громыхнул выстрел. Пуля прожужжала над головой. В ответ он разрядил свой револьвер. Послышался приглушенный стон. Робин вскочил на крыльцо. Дверь была открыта.

— Уйдите от двери! — крикнул он мисс Эллен и вбежал в дом.

Дверь с шумом захлопнулась.

На лестнице показалась Октобер. Задув ночник, горевший на стене, она сбежала вниз.

— Полиция? — дрожа спросила мисс Эллен.

— Нет, это люди, о которых я вам рассказывал. Лэнни, очевидно, обзавелся новыми ножами.

— Не ранили они вас? — голос Октобер был полон тревоги.

— Нет, но я–то одного ранил. Кажется, Лэнни.

Перезарядив револьвер, Робин вбежал в гостиную и выпрыгнул из окна в сад. Там он, крадучись, прошел вдоль изгороди, быстро пересек дворик и выглянул на дорогу. Она была пустынна. Внезапно до него донесся шум удаляющейся машины. Вдалеке за деревьями мелькнули красные огоньки. Он вышел на середину улицы, держа револьвер наготове. За спиной послышались легкие шаги. Он обернулся. Это была Октобер, босая и в пальто, накинутом поверх ночной рубашки.

— Они уехали в автомобиле. Я видела через окно спальни, как они внесли кого–то в машину. Это можно было бы увидеть с забора, а не лезть сюда. Это тот нож? Он торчал в калитке, — она показала нож с широким лезвием.

Внезапно новое открытие привлекло их внимание. Почтовый ящик у дороги был взломан.

Они вернулись в дом и закрыли двери. Мисс Эллен поднялась к больному.

— Идите спать, — сказал Робин.

— Я не смогу теперь уснуть, — возразила Октобер, потирая свои босые ноги.

— Тогда оденьтесь потеплее. Я расскажу вам такое, что заставит похолодеть вашу кровь.

— О, это интересно! — воскликнула она и поспешила наверх. Вскоре она вернулась, тепло одетая.

— Ну, выкладывайте ваши ужасы!

— Достоверно известно только то, что птички улетели, — начал Робин.

— Но они вернутся обратно?

— Вероятно, моя повелительница!

— Бросьте свой издевательский тон и говорите серьезно!

— Хорошо. Я теперь близок к развязке. Эльфрида должна будет умерить пыл, прочтя мое послание. Они видели меня, когда я опускал письма, и сочли нужным доставить их на просмотр в «главный штаб», находившийся, по–видимому, в автомобиле.

— Что вы писали в них? — поинтересовалась Октобер.

— Там, в самом главном письме, была одна очень важная фраза. Приблизительно в таком духе: «…отправляю вам копию письма, посланного прошлой ночью из Литтлбурга и, по всей вероятности, не попавшего вам в руки…»

— Вы писали прошлой ночью из Литтлбурга? — удивленно спросила Октобер.

— Нет, это было просто наитие свыше — начать такой фразой. Вопрос теперь в том, разгадает ли Эльфрида мою хитрость.

— Кому же вы еще писали?

— Моему другу Мортимеру, слуге одного помешанного.

— Я ничего не понимаю. Ничто не заставляет похолодеть мою кровь. Я разочарована! — с этими словами она взяла своего Скотта и уселась в кресло.

Робин опять принялся писать.

Пробило двенадцать часов.

— У вас хороший слух, Октобер?

Неожиданный вопрос удивил ее.

В это время раздался звонок в дверь. Наверху показалась мисс Эллен. Губы ее дрожали:

— У дверей звонят. К дому подъехал автомобиль.

Робин двинулся к двери, но мисс Эллен остановила его.

— Я открою сама, — с внезапной смелостью сказала она.

Он вытащил револьвер и пошел за ней, подав знак Октобер погасить свет.

— Кто там? — спросила мисс Эллен.

— Дама, желающая видеть мистера Робина Боссера… — послышался ответ.

Робин чуть не выронил револьвер от неожиданности, потому что голос принадлежал леди Джорджине Ломер.

Глава 13

— Впустите ее… — прошептал он мисс Эллен и вернулся обратно в гостиную.

Джорджина была одна.

— Входите, Эльфрида, — сказал он, пропуская ее в дверях.

Рукой, обтянутой белой перчаткой, она подняла лорнетку и критически осмотрела Октобер.

— Это та девица? — взгляд леди Ломер не отрывался от девушки.

— Это моя жена.

— Правда? — в голосе ее чувствовалось высокомерие. — Я хочу поговорить с вами наедине.

Мисс Эллен вышла. Движения глаз Робина было достаточно, чтобы Октобер последовала за хозяйкой.

— Вы, может быть, присядете, леди?

Джорджина жестом отклонила предложение:

— Я думаю, вы собираетесь обратно в Канаду?

— Надеюсь, вы прочли мое письмо? — вопросом на вопрос ответил Робин.

Брови ее поднялись:

— Я не помню, чтобы вы писали мне.

— Я и не думал. Вообще не помню когда писал вам последний раз. Но, по–моему, вы все же читали мое письмо.

Леди Ломер решила не продолжать эту опасную тему.

— Робин, вы знаете, что я в затруднении. Содержать Мэссвэй–Корт, субсидировать Аллана, — мальчик должен жениться — поддерживать дом на Нордодлей–стрит, который просто пожирает деньги…

— Плюс текущие расходы… — добавил Робин. — Я не знаю, сколько вы платите вашим наемным убийцам, но обходятся они вам, очевидно, недешево.

— Вы перебили меня, Робин, — она сохраняла удивительную для своих шестидесяти лет выдержку.

— Простите!

— Я сожалею обо всем, что случилось после нашей последней встречи. Не правда ли, что кажется, это было очень давно.

Робин молчал, ожидая дальнейших событий.

— Я могу говорить откровенно, Робин? Я хочу уехать обратно в Европу. Мой агент нашел красивую виллу в Каннах. Я продам Корт и сниму дом в Лондоне. Кроме того, у меня много долгов. Я хочу начать новую жизнь, но это невозможно без вашей помощи.

— Какая сумма вам нужна?

Она вынула чек. Недоставало только подписи.

— Нет! — сказал он, возвращая чек. — Вы переходите границы разумного.

— Нет? — губы ее сжались. — Это вызовет много неприятных осложнений. Мне бы не хотелось видеть вас перед лицом американского суда. Конечно, в теперешнем положении вы не сдадитесь без сопротивления, но будет неприятно узнать, что какой–то полисмен подстрелил вас, как собаку.

— Или наемный убийца, — невозмутимо сказал Робин.

— В открытой борьбе шансы одинаковы, и убийца в таком случае найдет оправдание в суде. Я хотела бы избежать этого. Вы можете спокойно вернуться к комфортабельному образу путешествия. Эта девушка не интересует вас, надеюсь?

— Не будем затрагивать девушку, — резко ответил Робин.

— Хорошо. Значит, ничего не поделаешь…

Она не торговалась и не шла на уступки. Она пришла за займом, и ей отказали.

— Спокойной ночи, Робин, — чек скрылся в сумочке, и леди Ломер поднялась.

— Вы чересчур нетерпеливы, — голос Робина остановил ее. — Вилла в Каннах — приятное место. Там люди с уважением будут относиться к стареющей даме, проводящей свой досуг за осторожной игрой в казино. А что, если, в виде сравнения, я назову вам другое место — Эльсбери?

— Оно знаменито охотой на зверей?

— Да, охотой, но на людей. Там есть хорошее учреждение для женщин. Ежедневно можно видеть их, выходящих серой вереницей на прогулку. Вы понимаете меня. Не предполагаете ли вы вероятность замены Канн на Эльсбери?

Леди Джорджина не испугалась. Она подняла лорнет:

— Это угроза?

— Нет, это вероятность. Я обожаю вас, Джорджина. Ваша смелость выше похвал. Есть еще один выход. Поезжайте в Нью–Йорк, садитесь на первый же пароход, идущий в Европу, и уезжайте. А мне напишите список ваших долгов и положитесь на мою доброту.

Леди Джорджина направилась к двери.

— Будьте добры не шуметь в вестибюле. Доктор Эвингтон болен…

Она круто повернулась:

— Доктор Эвингтон?.. — Что вы хотите этим сказать?

— Он очень болен, — повторил Робин.

Она оглянулась:

— Здесь?

— Да, в этом доме. Он только что вернулся из ада. Подумайте, Джорджина, тридцать лет бродяжничества, тридцать лет борьбы, лишений, нужды, побоев. И все это из–за кокетства скучающей молодой леди!

— Вы лжете, Робин! — она побледнела. — Вы слышали какие–то обрывки скандала…

— Бывали ли вы в этом доме? Вы не узнаете эти места?

Он прочел ответ на ее лице.

— Женщина, открывшая вам двери, его дочь, Джорджина. Вы отняли у нее жизнь. Мать умерла несколько лет тому назад.

— Где он, я хочу его видеть!

— Это невозможно.

— Я хочу его видеть! — она открыла дверь.

В другом конце вестибюля виднелся свет. Показалась мисс Эллен.

— Вы дочь Маркуса Эвингтона?

Мисс Эллен поклонилась.

— Я Джорджина Ломер.

Мисс Эллен изменилась в лице.

— Я хочу видеть вашего отца. Это правда, что он здесь?

— Да.

— Не проводите ли вы меня к нему?

Мисс Эллен повела ее. Октобер спустилась в вестибюль.

— Зачем она хочет видеть его? — прошептала она.

— Не знаю. Я лучше тоже пойду туда.

Шагая через две ступеньки, он взбежал наверх. Леди Джорджина скрылась в дверях комнаты профессора. Дверь осталась открытой.

Старик лежал в постели. Взгляд его устремился на дверь.

— Джулия! — вырвалось у него.

В глазах леди Ломер появилось незнакомое Робину выражение.

— Марк!..

Она склонилась к больному. Голос ее дрожал от слез. Робин не знал ее такой.

— Джулия! Глупый бродяга смеялся над моими видениями, а теперь ты здесь, дорогая. Я знал, что ты придешь. Мы пойдем с тобой на запад, Джулия, поймаем товарный поезд в Чикаго, а затем на крыше… Я знаю места, где можно остановиться, поживиться, на каждой улице… Горячий кофе и все прочее.

Этот человек… пациент… Джулия…

Джорджина молча впилась взглядом в его лицо.

— Рад видеть тебя… — голос старика замолк.

Он был мертв.

Леди Ломер с высоко поднятой головой спустилась вниз. Робин снова видел перед собой прежнюю Джорджину.

— Я больше не увижусь с вами. Прощайте, Эльсбери? — усмехнулась она. — Все же это более комфортабельное место, чем крыша вагона!

Горечь, злоба и ненависть к миру, поглотившему человека, который лежал сейчас наверху, выливалась теперь на Робина. Молча стоял он перед женщиной, много лет тому назад пережившей какую–то глубокую драму. Робину стало больно, когда леди Джорджина скрылась во мраке ночи. Она хотела большего, чем было в его силах, и он жалел об этом.

Убедившись, что Октобер у себя в комнате, он привел в порядок гостиную, открыл окно, положил на подоконник электрический фонарик и набил патронами барабан револьвера.

Часы в вестибюле ударили один раз. Робин улыбнулся, но улыбка его походила теперь на оскал хищного зверя. Он бросил вызов своим врагам.

Скрипнула дверь. Это была Октобер. Он впервые видел ее такой удрученной.

— Ах, Робин, какая несчастная мисс Эллен… — вздохнула она. — Ушла эта женщина?

— Да. Вы устали?

— Нет, почему?

— Нам придется удирать и, вероятно, скоро. Я боюсь, что сюда нагрянет полиция. Это последний шанс для оскорбленного самолюбия женщины. Мы должны услышать их приближение. Пока объясните все мисс Эллен и ждите меня здесь.

Робин вышел на улицу. Там царило полное молчание. Но вскоре вдалеке появился мерцающий свет. Стал доноситься шум машины. Внезапно свет потух и машина остановилась. Робин решил, что это был не полицейский автомобиль. И действительно, сейчас же вдалеке раздался более мощный гул. Теперь ехала полиция. Робин вошел в дом. Мисс Эллен встретила его:

— Ваша жена сказала мне, что вы уходите. Я приготовила это для вас…

Она подала ему пакет с едой. Робин поблагодарил и взял его.

— Мы должны выйти через окно, — сказал он. — Пожалуйста, закройте за нами ставни, мисс Эллен. Спасибо вам за все.

Они пошли по направлению к железной дороге. Вдали слышалось пыхтение паровоза.

— Не знаю, какой поезд идет, но лучший исход для нас — попасть в незапертый вагон. Иначе придется скрываться в полях, — быстро проговорил Робин.

Поезд приближался. Они вышли на полотно. Яркие фонари паровоза осветили место, на котором они стояли, и деревья вдоль насыпи.

— Подождите, пока я не вскочу и не пытайтесь проделать это сами! — давал он последние наставления.

Локомотив уже миновал их, обдав паром. Вагон за вагоном проходили мимо…

— За мной! — услышала Октобер короткое восклицание Робина.

Его фигура метнулась вперед, он схватился за железные поручни, затем резко отклонился назад. Секунду Октобер чувствовала себя висящей в воздухе на сильной руке Робина. В следующее мгновение оба упали на пол вагона. Робин задыхался, но торжествовал.

Выглянув из вагона, он увидел дом, приютивший их Огоньки виднелись в саду и вокруг. Ему показалось, что какой–то человек бежит за поездом, но он не был в этом твердо уверен.

— Куда мы едем? — Октобер задала стереотипный вопрос и засмеялась.

— Не знаю, надеюсь в Огденбург.

Поезд замедлил ход и остановился около маленькой станции. Это не был Огденбург.

Робин опять выглянул. В свете фонарей паровоза хорошо была видна фигура человека с красным фонарем, подходившего к поезду. Опытный глаз Робина определил: «Полицейский офицер, приехавший на мотоцикле». На последнее обстоятельство указывали защитные гетры.

Робин прошел к передней двери и выскочил на полотно. Октобер последовала за ним. Станция была в хвосте поезда, а впереди виднелась ровная светлая полоса дороги, пересекавшая путь. Это должно было быть шоссе, и мотоцикл находился определенно на нем. По ровику, тянувшемуся вдоль насыпи, Робин скользнул к локомотиву. Наибольшую опасность теперь представляли огни паровоза. Они освещали обе дороги, но параллельный ровик углублялся дальше и позволял им ползти вперед. Неожиданно Робин провалился в грязную яму. Брюки его вымокли до колен.

— Прощай, моя красота! — вздохнул он.

Переезд был всего в двенадцати ярдах, но мотоцикла не было видно.

— Нельзя всюду ожидать удачи, — философски пробормотал Робин и тотчас же заметил на рельсах отблеск фонаря спасительной машины.

Она стояла совсем близко у полотна дороги. Он смело выскочил на насыпь. В ту же секунду раздался выстрел. Робин рванул за руку Октобер и бросился вперед. Раздался второй выстрел. Робин споткнулся. Девушка в ужасе вскрикнула.

— Ничего, — на ходу бросил он, — пуля только скользнула по волосам!

Он уже заводил мотоцикл.

— Дайте мне револьвер, — сказала Октобер.

Какой–то человек открыто бежал к ним. Но глаза ее искали другого, стрелявшего изо рва и нашли его. Она выстрелила.

— Сюда!.. — раздался голос Робина.

Октобер послушалась и вскочила на заднее сиденье. Машина понеслась.

— Они стреляют, — крикнула она своему спутнику.

— Ничего, мы теперь скверная мишень.

Станция давно осталась позади.

— Рыжебородый… — ветер обрывал его слова. — Вскочил… поезд… когда мы…

Наконец он убавил ход машины и затем совсем остановился. Девушка была рада сойти с неудобного сиденья. Робин потушил фонарь.

— Полиция предупреждена по телефону и будет следить за проезжающими.

С этими словами он столкнул машину с дороги.

— Вы сейчас спросите, куда мы идем? — предположил он, отряхивая с брюк грязь.

— Нет, но где мы находимся?

— Это и я хотел бы знать, — подняв голову, он глубоко вдохнул воздух. — Море!

Октобер повела носом и сморщила его:

— Не чувствую ничего похожего на Атлантический океан.

— Река, — серьезно сказал Робин. — Меня интересует, около какого места мы находимся. Надо найти убежище.

Стало светать. Было холодно. Октобер устала до такой степени, что готова была упасть и заснуть тут же, на дороге.

Наконец они подошли к реке. У причала чернела длинная баржа. Уже достаточно рассвело. Они увидели человека, спавшего на берегу под пестрым одеялом. Это был негр. В потухшей золе костра виднелся котелок с пищей. Робин перешел по мосткам на баржу. Это была, несомненно, угольная баржа. На корме виднелся открытый люк, под которым находилась каюта для экипажа. Полукруглые нары были свободны. Запора не существовало.

Вернувшись на берег, он застал Октобер спящей. Робин перенес ее на баржу, спустил в каюту и положил на нары. Это стоило ему последних сил. Еле дотащившись до крышки люка, он захлопнул ее и, почти упав на пол у входа, заснул тяжелым сном. Сквозь сон он слышал топот ног по палубе, шум работ, проклятия, но усталость брала свое и он снова засыпал.

Когда он, наконец, проснулся, Октобер сидела на нарах и ела бисквит.

— Вам письмо, — сказала она, протягивая конверт.

— Пришла почта? — удивился Робин.

Темнота, царившая в каюте, не позволила ему прочесть письмо, и он опустил его в карман.

— Письмо было завернуто вместе с едой, — пояснила Октобер.

— Боже, какой вы смешной!

Она рассмеялась.

— Если вас радует угольная пыль на моей физиономии, то и ваше лицо не лучше.

Робин с удовлетворением услышал восклицание ужаса.

Он осторожно приподнял крышку люка. Берег двигался. Они плыли. Баржу тащил буксир. На корме дремал негр. Удовлетворенный осмотром, он нырнул вниз. Октобер за это время обнаружила помпу для откачивания воды и успела умыться.

— Куда мы плывем? — с тревогой спросила она.

Робин только показал направление рукой. Вперед или назад — он и сам не знал.

— Мы должны выждать до ночи.

Подойдя к помпе, он тоже смыл густую грязь с лица.

Вскоре Октобер снова заснула. Вначале Робин каждый час выглядывал из люка, но потом ему это надоело и он тоже задремал. Ему снился дом Свида и повесившийся там человек. Почувствовав прикосновение руки, он очнулся.

— Мы стоим, — послышался шепот Октобер.

Чей–то голос спрашивал негра, не видал ли он мужчину и женщину прошлой ночью. Затем раздались тяжелые шаги по палубе.

— Что там внизу? — спросил тот же голос.

Робин схватил вещи и втолкнул Октобер в камеру нагнетательной помпы. Узенькая дверца открывалась в сторону их нового убежища. Он уперся спиной в дверь, а ногами в борт баржи. Было слышно, как открылся люк и кто–то спустился в каюту. Голос негра проговорил:

— Никого, сэр. Я не был здесь целый день, сэр…

— Где вы спите? — спросил голос сверху.

— Я, сэр? На носу баржи, сэр. Но там никого нет…

— А ну, иди–ка сюда, к нам!

Негр вылез наверх, и люк захлопнулся.

Робин вернулся в каюту. Через некоторое время он услышал сердитые голоса, но ничего не смог разобрать. Вероятно баржа причалила к мосту, так как наверху слышался шум повозок, машин, топот лошадей.

Голоса опять приблизились.

— Послушайте, Байрн…

Робин решился приподнять крышку. Байрн был там.

— Послушайте, Байрн, — продолжал чей–то голос, — ваши аргументы неубедительны. Вы должны уйти из города. Мне не нужна больше ваша помощь. Я сам найду его…

Робин не слышал ответа рыжебородого.

— Спасибо за великолепную информацию, Байрн. Вы уверяете, что выследили его до баржи. Какой замечательный нюх у вас! Вы же убедились в том, что его никогда не было здесь?

— Не могу ли я остаться еще на одну ночь? На рассвете я покину город, — просил рыжебородый. — Послушайте, хозяин, этот тип ранил моего компаньона в ногу. Я могу поклясться, что он здесь и его цыпленок тоже! Я чувствую его! Готов поставить миллион долларов, что поймаю его…

Ответа Робин не расслышал.

Байрн был очень опасным врагом. Источники его информации были загадкой даже для полиции. Объяснить головокружительную быстроту погони рыжебородого Робину было весьма трудно.

Часы на башне пробили десять.

Баржа дернулась. Послышалось опять пыхтение буксира. Голос прокричал:

— Не забудьте…

Робин подсел к девушке и взял ее за руку.

— Как вы угадали, что я хотела, чтобы вы меня успокоили?

— Я хорошо знаю психологию людей, а вашу — в особенности, — гордо заявил он.

— Мне кажется, что я сплю и вижу во сне, как я бегу от всего и всех и не могу проснуться.

— Скоро вы проснетесь и увидите яркий свет солнца, людей, сады, фонтаны и все, все, что пожелает ваше сердечко. И больше не надо будет убегать.

— Я не вижу конца. Дорога, бродяги, сараи… нет конца всему этому.

Робин выпустил се руку:

— Вы мучаете меня, Октобер. Не надо этого. Я впадаю в панику от ваших слов. В такую минуту я готов выскочить наверх и застрелить кого–нибудь.

— О, какая я гадкая! — она раскраснелась и крепко пожала его руку. — Знаете, я просто подавлена этим рыжебородым. Я надеялась, что убила его и думала, что мы будем сидеть рядышком на суде и подбадривать друг друга. Ведь подсудимые всегда…

Он расхохотался громче, чем позволяла их безопасность. Наверху послышался скрип сапог. Робин зажал себе рот:

— Кажется мы попались!

Глава 14

«Пятьдесят тысяч долларов не шутка, ведь так, Лэнни», — неоднократно говорил рыжебородый своему спутнику и тот неизменно отвечал: «Так». Глупая рожа его при этом не менее глупо улыбалась. Но он был великолепным следопытом…

Рыжебородый сидел, поджав ноги, перед негром и раскуривал сигару. Он старался мысленно представить себе пятьсот стодолларовых бумажек, разложенных на столе. Это должен быть огромный стол! Глаза его рассеянно скользили по берегу.

Баржа выходила из канала на середину небольшой реки.

«Ах, если бы нам удалось поймать его раньше! — думал он, вспоминая о предыдущих встречах с Робином и своих промахах. — А что, если он все же на барже? Негр болтал что–то о заднем помещении каюты, но все они известные лгуны».

— Бэд, — позвал он негра, — пойди–ка посмотри, что там внизу.

— Я, сэр? — матрос испуганно посмотрел на него. — Нет, сэр! В том месте водится нечистая сила. Старый негр умер там недавно ночью.

Рыжебородый попытался уговорить малого, но тот наотрез отказался.

— Шесть ночей подряд там кто–то ломает замок, сэр, — жалобно сказал он. — Это, наверное, дух покойного. Я боюсь…

Он умолчал о том, что замок был сломан ворами, искавшими там еду.

Байрн однако верил в такого рода вещи. Несмотря на многие годы бродячей жизни и сопровождавшие ее разные темные дела, он был набожным человеком и даже носил с собой образок святого Антония. Тем не менее, вскоре, поборов свою боязнь, он подошел к люку и остановился в раздумьи.

И тут рыжебородый ясно услышал раздавшийся внизу смех. Сердце его забилось от радости.

Он тихо заглянул в щель. Замок был действительно сломан, и это подтверждало слова негра, но страх Байрна прошел. Ум его лихорадочно заработал над тем, каким образом можно запереть люк. Заставив перепуганного негра принести набор инструментов, он отыскал среди них два толстых болта различной длины. Длинный болт должен был подойти для его целей.

Робин услышал стук, и догадка мелькнула в его голове. Он толкнул крышку люка, но та больше не поддавалась.

— Эй, приятель, ты напрасно надеешься попасть этим путем в Канаду! — крикнул сверху рыжебородый.

В ответ дождь щепок осыпал его тело, а пуля чуть не задела ухо. Байрн с проклятиями отскочил в сторону и выхватил из кучи инструментов ржавый топор.

— О, сэр, что вы делаете? Меня повесят за это, — завопил Бэд.

В эту минуту буксир делал поворот, и трос, соединявший его с баржей, натянулся, как струна. Двумя быстрыми ударами топора Байрн перерубил этот трос. Затем он бросился вниз и начал крушить борт. Вода хлынула в грузовой трюм. Насмерть перепуганный негр вопил о помощи.

Баржа, кружась, медленно выходила на середину течения.

Рыжебородый рванул рукой еще пару досок обшивки и выбежал на корму. Оттолкнув Бэда от руля, он повернул судно к берегу.

— Я не умею плавать, не умею, — голосил негр.

— Заткнись, — крикнул Байрн. — Подойдем к берегу, тогда прыгай!

Новое, более сильное течение подхватило корму баржи и стало прибивать ее к песчаному откосу. Толчок и Бэд с воплем прыгнул в воду. Рыжебородый спокойно сошел с баржи, когда корма коснулась берега.

Баржа дрогнула, развернулась и снова двинулась к середине. Из воды теперь виднелся только ее борт. Скоро и он скрылся под водой.

Рыжебородый надул щеки.

— Говорил я, что добьюсь своего! — довольно проговорил он и подумал, может ли теперь Лэнни претендовать на свою долю барыша.

Робин только тогда вполне оценил опасность, когда вода, журча, стала просачиваться сквозь старые перегородки баржи.

Звук ломающегося борта и шум воды, хлынувшей в пробоину, подтвердили его опасения. При свете лампочки он осмотрел крышку люка. Она держалась крепко. Все попытки открыть ее не приносили успеха. Октобер сохраняла полное спокойствие.

— Мы тонем? — деловито осведомилась она.

— Кажется, что так.

— Не нужен ли вам нож, Робин?

Она вытащила из кармана нож Лэнни, который выдернула из калитки дома мисс Эллен. Робин выхватил спасительное оружие из рук девушки и потянулся к люку.

Но несмотря на яростную работу, отверстие увеличивалось очень медленно. Вода доходила им уже до груди. Конец приближался с каждой секундой.

— Не попробуете ли вы в другом месте крышки, Робин? Может быть, в ней имеется изъян? — Октобер не теряла мужества.

Робин быстро ощупал доски. Действительно, с противоположного края доска была тоньше и прогнулась под давлением болта сверху. Нож отколол большую щепку без особого труда. В эту минуту корма баржи толкнулась в берег. Только плечи их возвышались теперь над водой. Робин лихорадочно работал. Дыхание девушки за спиной придавало ему новые силы.

Еще движение — и рука его скользнула в отверстие. Напрягшись, он сильно толкнул крышку плечом. И опять его старания потерпели неудачу. Крышка только подалась на полдюйма и опустилась обратно. Но этого оказалось достаточно для того, чтобы железный болт наверху ослаб и выпал из петли. Люк открылся. Схватив Октобер за руку, Робин выскочил на палубу, которая уходила уже под воду.

— Плаваете? — отрывисто спросил он.

— Да, но как долго и далеко?

Борясь с водоворотом и течением, они поплыли вперед. Мимо мелькнуло бревно. Оба благополучно успели нырнуть под него. Рука Робина крепко обхватила талию девушки и вскоре они оказались возле берега.

Ухватившись за кустик, он выбрался на сушу и вытащил за собой Октобер. Минуту оба лежали без движения. Первой заговорила девушка:

— Где же мы теперь?

— Если бы я знал… Черт побери, проклятые камеи!

Второй раз он упоминал о таинственных камеях, и Октобер в этот момент простила ему его сильное выражение.

— Идемте, — предложил он. — Вы простудитесь в мокрой одежде. Необходимо поскорее найти какой–нибудь дом…

Быстро пробежав через небольшой лесок, они очутились у широкого канала. В стороне, у шлюза, виднелся мостик. Перебравшись через него, они увидели невдалеке городок. К нему вела большая дорога.

— Опять мы на дороге, — весело сказала Октобер, — но если она ведет в Литтлбург, я закричу!

— Все, что хотите, но только не Литтлбург, — воскликнул Робин. — Мне кажется, что я бывал здесь. Что–то знакомое…

Рука его ощупала в кармане пачку денег, отнятых у бандитов.

— Мы пойдем прямо в лучший отель и закажем лучшую комнату, лучшую ванну и великолепный обед…

За беззаботным разговором они не заметили, как догнали по дороге какого–то мужчину. Очевидно, он тоже был нездешним, так как обратился к ним с вопросом.

— Будьте добры сказать, что это за место. Я… — неожиданно он умолк.

Перед ними стоял Байрн.

— Это место, откуда ты сейчас уберешься, бородач, — ответил Робин и нанес ему мгновенный удар в челюсть.

Рыжебородый рухнул на землю, но тотчас вскочил, выхватив револьвер. Однако прежде чем, успел взвести курок, рука Робина схватила его за кисть и вывернула с такой силой, что он закричал от боли и выпустил оружие.

— Я достаточно убедил вас, Байрн? — спросил Робин, подбирая револьвер. — При следующей встрече ставлю девяносто девять против одного, что с вами будет покончено!

Оставив рыжебородого размышлять о создавшемся положении, они вошли в предместье.

Не желая рисковать здоровьем вымокшей спутницы, Робин направился прямо в центр. Тихий, небольшой городок походил на дачную местность. Нигде не было заметно полиции. Только у входа в кинотеатр виднелась кучка людей.

— Лучший отель для нас — ближайший, и я его вижу, — сказал Робин и открыл дверь заведения, на вывеске которого значилось: «Ривер–отель».

В вестибюле их ноздри с наслаждением втянули божественный аромат кухни.

Навстречу вышла пожилая женщина в очках и с подозрением оглядела их мокрые фигуры, испачканные вдобавок угольной пылью. Робин поспешил загладить невыгодное впечатление.

— Мы участвовали в пикнике на барже, к сожалению, не особенно чистой, и случайно упали в воду. Не можете ли вы дать нам комнату?

Хозяйка, поколебавшись, вышла и вернулась через минуту в сопровождении рыжего мужчины. Тот критически осмотрел их.

— Да, — наконец подал он голос. — Не думаю, чтобы наш отель подошел вам. Сходите к мисс Ходж. Она работает весь год, а мы завтра закрываемся.

— Нам нужна комната только на одну ночь, — проговорила Октобер.

Хозяева все еще колебались.

Робин решил действовать иначе.

— Не можете ли вы высушить эти бумажки, — спросил он, протягивая рыжему пачку мокрых ассигнаций.

Внушительная сумма сломила недоверчивость хозяина.

— Конечно, с удовольствием, — поспешно согласился он. — Только сосчитайте, сколько тут, чтобы не было недоразумений. Мать, приготовь комнату для гостей. Женаты?

Робин утвердительно кивнул и уточнил:

— Две комнаты и две ванные, прошу вас.

— Найдется и три, — с гордостью ответил хозяин.

Он посоветовал позвонить в универсальный магазин и заказать там новую одежду. Робин с удовольствием согласился с ним.

Они обедали одни в столовой, скупо освещенной единственной лампой. Обед был великолепен. Насытившись, Робин удовлетворенно откинулся на спинку стула и шутливо обратился к прислуживавшему им хозяину:

— Если я выскажу желание выпить сейчас хорошего вина, вы пошлете за полицией?

— О, нет, сэр, пошлю за вином! Какое вы желаете?

Чувствуя себя, как в сказке, он заказал «Клико».

Неприятности начались позже, когда после обеда Робин и Октобер вышли в гостиную, чтобы обсудить дальнейший путь. Рядом находилась контора хозяина, отделенная только тонкой перегородкой. Там зазвонил телефон и голос владельца ответил. Робин прислушался.

— Что?.. Да, сэр… — говорил хозяин. — Мужчина и женщина… подождите минутку…

Он прикрыл дверь конторы, но слова доносились по–прежнему явственно:

— …Час тому назад… Что вы! Неужели это так?

Робин и Октобер переглянулись.

— Дорожная полиция, — прошептал Робин.

Хозяин вошел, держа в руках высохшие кредитки.

— Возьмите их, мистер, и уходите.

— Но я не заплатил по счету.

— Не беспокойтесь. Вы убили бродягу, не так ли?

Робин отрицательно покачал головой.

— Кто–то наговорил на вас, и полиция собирается сюда нагрянуть. Она очень недалеко отсюда.

Он вывел беглецов на улицу и показал направление, в котором им было бы лучше скрыться, но именно в этот момент к отелю подкатила полицейская машина. Октобер тесно прижалась к руке мужа. Офицер в сопровождении трех человек подошел к ним.

— Ваше имя Робин? — спросил он.

— Да, по крайней мере, одно из них.

— У нас есть сведения, что вы убийца бродяги.

— Это правда, начальник, — подтвердил один из его спутников. — Я не был очевидцем, но знаю это.

Офицер оборвал его:

— У нас нет точных данных, но я должен задержать вас, Робин, до распоряжения главной полиции. Таков приказ. Эта молодая леди — ваша жена?

— Да, — спокойно ответил Робин.

Полицейский задумчиво потер подбородок.

— Не поедет ли она с нами в управление?

Октобер молча села в автомобиль. Машина развернулась обратно и подъехала к полицейскому управлению.

В это время рыжебородый в раздумье стоял неподалеку от того же места.

В большой комнате, куда ввели задержанных, сидел человек в черном костюме. Он бросил взгляд на вошедших.

— Это и есть Робин? — спросил он и добавил раздраженно. — Послушайте, Джонни, ни о каком бродяге ничего неизвестно. Из главной полиции говорят, что нас дурачат. Спросите сержанта оттуда, что он слышал об этой истории. И где парень, который был здесь после обеда?

В дверях показался рыжебородый, неловко волоча ноги. Случайно глаза его наткнулись на объявление, не замеченное Робином: На желтом листе была надпись, начинавшаяся словом: «Разыскивается». Рыжебородый прочел, тихо повернулся и выскользнул на улицу.

Так он исчез из жизни двух людей, находившихся перед разрешением тайны, которая одному из них казалась неразрешимой.

Широкоплечий человек с нашивками сержанта, гладко выбритый, с добродушным лицом, вошел в комнату и отдал честь.

— Вот этот человек, — указал на Робина офицер.

Вошедший обернулся и на его лице появилось изумленное выражение.

— Где мы? — спросил Робин.

— В Канаде, милорд.

— В Канаде?

Начальник полиции встал и приблизился к говорившим.

— Вы знаете этого господина, сержант? — спросил он.

— Великолепно! — последовал ответ сержанта королевской канадской полиции. — Я не могу не знать человека, у которого прослужил два года вестовым. Это лорд Ричфорд, представитель военного министерства при генерал–губернаторе!

ГЛАВА, КОТОРАЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПЕРВОЙ

Робин Лесли Боссер, четвертый граф Ричфорд, бывал частым гостем в Ридс–Хаузе, где часто собирались представители высшего общества. Но судьба, надевшая на него красный мундир с золотыми эполетами, его не удовлетворяла. Всей душой он стремился к своему любимому занятию — путешествиям пешком, почти бродяжничеству.

Снисходительность генерала, прямого начальника, позволила ему получить отпуск. Все было готово к началу интересного похода.

Робин Лесли возвращался после приема, который был устроен генерал–губернатором по случаю приезда одного важного лица.

Дома его ждала новость.

— Простите, милорд, вас ожидает леди Ломер с сыном, — сообщил ему камердинер Мортимер.

— Черт побери!

Робин не мог точно определить, какое впечатление произвело на него это сообщение. Их отношения были натянутыми, хотя последнее свидание закончилось внешне корректно и доброжелательно.

Войдя в гостиную, он подошел к леди Джорджине и поклонился.

— Вы неукротимы. Кроме того, вы вызывающи! — он указал на камею, которую она носила на платье, как военный орден. — Впрочем, мне бы надо было давно привыкнуть к этому…

Камеи Ричфордов были знамениты. В мире не существовало более замечательной и полной коллекции. Легкомысленная графиня–бабушка подарила один из лучших экземпляров — камею Медичи — маленькой Джорджине.

Два поколения Ричфордов тщетно старались потом получить обратно эту семейную реликвию, так легкомысленно отданную в руки, которые не умели ее ни ценить, ни беречь.

— Вызывающа? — спросила леди Ломер и по ее лицу скользнула улыбка. — Вы все еще продолжаете жалеть об этой камее, Робин?

— Да, продолжаю, и она будет у меня.

— Посмотрим, как это вы сделаете.

— Я добьюсь этого.

— Такая маленькая уродливая вещица, — небрежно играя черепаховым веером, продолжала леди Ломер, — а вы так озабочены ее возвращением!

— Но это семейная реликвия. Может быть, вам это непонятно.

— Вы не получите ее ни при каких условиях.

Робин усмехнулся:

— Я не хочу портить себе настроение перед дальним путешествием. Я давно ждал отпуска и теперь, когда он наступил, не стоит отравлять его неприятностями, даже если они носят фамильный характер.

Она продолжала играть веером с той аристократической небрежностью, которая всегда приводила Робина в восхищение.

— Что вы делаете в Оттаве? — спросил он после некоторого молчания.

Леди Джорджина Ломер взглянула на сына, который сидел в стороне с газетой, усиленно стараясь показать, что он не особенно заинтересован разговором.

— В Нью–Йорке мы всегда останавливались у Сюлливанов. Аллан хочет ехать в Квебек, но у меня есть еще много различных дел, которые, по всей вероятности, задержат здесь и его.

— Держу пари, что эти дела достаточно неприятны, — вставил Робин.

— Все обязанности одинаково неприятны, — улыбнулась леди Ломер. — Они касаются меня и Аллана. Дело в том, что вы чересчур богаты, а мы чересчур бедны.

Робин пожал плечами.

— Но вы не должны забывать, — продолжала она, не обращая внимания на этот жест, — что Аллан ваш кузен и единственный наследник вашего титула и всего вашего состояния. Будет очень печально, если нам придется влачить нищенское существование, тогда как один росчерк вашего пера может решить все наши затруднения.

Молчаливо сидевший до сих пор Аллан отложил газету и поднял голову.

— Ваше слово, Аллан? — обратился к нему Робин.

Их взгляды встретились.

— Это идея мамы, — проговорил нерешительно молодой человек. — Конечно, я совершенно не желаю получать милостыню, но все же вы могли бы нам помочь, Робин.

— Но разве я не помогаю вам? — спокойно спросил лорд Ричфорд. — Ваша мать получает ежемесячно с моего текущего счета в банке тысячу двести фунтов.

— Но это такой пустяк, Робин, о котором не стоит и говорить. Вы не должны забывать, что Аллан — ваш единственный наследник.

— Вы исключаете мою женитьбу?

Леди Ломер покачала головой, словно хотела этим жестом показать полную невозможность этого предположения. Ее эгоизм не допускал и мысли, что Аллан лишится прав на титул и наследство.

Подобные разговоры повторялись очень часто со времени принятия Робином титула лорда Ричфорда. Они возникали при каждой его встрече с леди Ломер, и его поражала та непоколебимая настойчивость, с которой эта оригинальная женщина продолжала добиваться своей цели.

И теперь повторилось почти буквально все то, что совсем недавно говорилось перед отъездом Робина из Лондона в Канаду.

На улице послышались свистки, грохот автомобиля, топот ног и какие–то крики.

Робин раскрыл окно и выглянул. В густой толпе он различил бродягу, тщетно отбивавшегося от полицейских.

— Что там случилось? — спросил за спиной голос леди Джорджины.

— Один бродяга, бедный малый, попал в лапы полиции.

Она презрительно пожала плечами.

— Вы становитесь американцем. Ваши симпатии к бродягам слишком явно подтверждают это.

— Напрасно вы так плохо о них думаете. Среди бродяг попадаются очень неплохие люди.

— Среди них, кажется, попадаются иногда и лорды, — иронично заметила леди Ломер.

— Да, вы правы, я тоже бродяга, — согласился он, закуривая папиросу.

— Скажите, Робин, — внезапно спросила леди Джорджина, — этого бродягу задержали за то, что у него не было паспорта?

Робин расхохотался:

— А разве вам когда–нибудь встречался бродяга с паспортом? Вся прелесть истинного бродяжничества и заключается в том, чтобы, не имея ни денег, ни документов, проникать повсюду и выходить победителем в этой неравной борьбе одного против всех. В этом–то и заключается весь романтизм, вся заманчивая красота бродяжничества. Если захотеть, я мог бы, наверное, провести свой отпуск таким образом. У меня есть один знакомый ирландец, который в любую минуту без всякой платы сможет переправить меня через реку в Штаты, и я пройду по ним до самого Нью–Йорка без гроша в кармане и без всяких документов. И так же спокойно вернусь обратно!

Леди Ломер задумалась.

— Я не верю этому, — наконец сказала она.

Робин вспыхнул:

— Хотите пари?

— Мой дорогой Робин, — возразила она, — разве у меня есть на что держать пари?

Невольно ее рука коснулась камеи. Робин заметил этот жест и рассмеялся:

— Если я это сделаю, — вы отдадите мне камею Медичи за тысячу фунтов. Хорошо?

Леди Джорджина колебалась. И тут блестящая мысль пришла ей в голову.

— Тысячу фунтов? — усмехнулась она. — Нет, мне не надо вашей тысячи фунтов. Если вы выиграете, — я отдам вам камею без всяких денег. Я принимаю ваше пари, Лесли!

Робин Лесли был бы чрезвычайно поражен, если бы смог в этот момент прочесть мысли стоящей перед ним женщины.

На заре Робин тронулся в путь. В это же время леди Ломер и Аллан мчались в экипаже по направлению к Чикаго.

Начиналась охота на Робина…

— Это абсурд, — говорила на следующее утро Октобер, сидя в гостиной дома лорда Ричфорда. — Не понимаю, зачем вам понадобилось заниматься нашей свадьбой? Ведь мы и так муж и жена.

Робин, улыбаясь, смотрел на нее.

— Я слышал, что женщины любят вспоминать день своей свадьбы. Они тщательно берегут все, имеющее какое–нибудь отношение к этому торжественному дню.

— Да?

— Мужчине тоже есть о чем вспоминать, — продолжал Робин полусерьезно–полушутливо. — Конечно, я могу в память о прошлом отпустить себе, например, бороду, возобновить синяк под глазом и надеть живописный костюм бродяги с заплатами… Но все же я не испытал всей торжественности свадебной церемонии, и она остается для меня скрытой таинственной завесой.

— Вы были тогда ужасны, — задумчиво проговорила Октобер. — Вы имели вид настоящего бродяги… Да, вы действительно были бродягой и вдобавок еще… — она не договорила.

— Вдобавок… — был пьян, — закончил Робин.

Она утвердительно кивнула.

— Вот именно поэтому я и хочу жениться еще раз, но теперь уже трезвым!

— Когда я увидела вас сегодня, — начала Октобер, — во всем великолепии вашего мундира с золотыми эполетами на плечах, мне трудно было представить, что вы могли мыть в ручье рубашку и покупать старый костюм на взятые у женщины часы.

— Все же я оказался способным на это, — заметил Робин.

— Написали вы что–нибудь мисс Эллен? — спросила Октобер, меняя тему разговора.

— Да…

— И послали что–нибудь…

— Я отправил ей исповедь ее отца…

— Какую исповедь? — изумилась Октобер.

— Ту, которую он написал незадолго до смерти.

— Но как она попала к вам?

Робин улыбнулся:

— А вы разве не помните, как передали мне письмо там, на барже, во время нашего восхитительного путешествия? Я еще тогда спросонок вообразил, что действительно пришла почта. И вот, — продолжал он, — я отправил ей это признание старого профессора. Пусть мисс Эллен хранит его.

— Но послали ли вы ей еще что–нибудь? — допытывалась Октобер.

— Да… деньги, но конечно не подписал своего настоящего имени, — смущенно признался Робин. — Я вчера виделся, с генерал–губернатором, — продолжал он серьезно, — и рассказал ему обо всех своих приключениях…

— А как же… — Октобер запнулась, — как же с обвинением по поводу убийства?

— Я передал ему копию признания Болди. Он отправил ее своему старому другу — министру в Вашингтон.

Наступила пауза.

— Я сказал ему также, что женат, — неожиданно добавил Робин, лукаво улыбаясь.

— И он потонул в слезах?

— Нет, он великодушно продлил мой отпуск на… месяц… медовый месяц.

Опять наступило долгое молчание.

— Это значит, — сказала, наконец, Октобер, — мы… что мы официально женаты?

— Да.

Она встала, задумчиво глядя на расстилавшийся перед нею пейзаж, потом внезапно обернулась к Робину, наклонилась и поцеловала его.

В дверях появился старый Мортимер.

— Обед подан, сэр.

— Пришла почта? — спросила Октобер, чтобы как–то скрыть свое невольное смущение.

— Нет, миледи, — ответил Мортимер с поклоном. — Но я забыл вам сказать, что минут десять тому назад приходила леди Ломер.

— Леди Ломер?

Робин медленно встал.

— Да, сэр.

— И что она сказала?

— Она просила передать вам маленький пакетик. Я оставил его в столовой.

Робин вышел, ни слова не говоря. У его прибора лежала маленькая коробочка. Открыв ее, он обнаружил визитную карточку леди Ломер и камею Медичи.

На карточке было всего лишь одно слово: «Поздравляю».

После обеда вошел Мортимер и спросил, когда нужно подавать автомобиль.

— Лорд Ричфорд сегодня никуда не поедет, — ответила за мужа Октобер. — Он очень занят…

Люди в крови

Казалось, ничто вокруг не предвещало будущей трагедии, но она вот–вот должна была разыграться в стенах этого дома. Сад был тих и прохладен. Фиалки и нарциссы благоухали. Но чудовищная тень преступления незримым и мрачным облаком зависла над всем сущим. Преступления необычного, странного… В нем все сплелось — любовь и ненависть, великодушие и алчность, человеческое мужество и человеческая жестокость. Недаром судьи позднее назовут этот громкий процесс преступлением века.

…В то памятное утро старший полицейский инспектор Патрик Минтер, известный в своих профессиональных кругах под кличкой Сюпер, спешил к адвокату мистеру Гордону Кардью, хотя и догадывался, что Кардью в этот час уже сидит в своем бюро, что располагалось в Сити.

Подъехав к дому Гордона Кардью, он оставил свой мотоциклет у входа в парк и с наслаждением вдохнул аромат цветов.

— А здесь действительно недурно! — пробормотал он и, сорвав фиалку, воткнул ее в петлицу своего мундира.

Сюпер был высокого роста и чуть угловат. Его открытое загорелое лицо, внимательный взгляд серых глаз и седеющие усы производили внушительное впечатление. Но вот — мундир… Перелицованный, многократно чищенный, еще довоенного образца, он вызывал скептическое недоумение окружающих. Впрочем, это мало волновало Сюпера.

«Барышня Дженни, кажется, как всегда, не в духе», — отметил он, увидев у подъезда дома, полненькую, чуть приземистую мисс Шоу. Ей было уже сорок, но она неплохо сохранилась. В черных волнистых волосах — ни малейшей сединки. Ее лицо можно было бы назвать красивым, если бы не выражение плохо скрытого раздражения и угрюмости, которое только подчеркивали темные платья, что она носила.

— Сегодня чудный день! И какой прекрасный воздух! — воскликнул Сюпер, поздоровавшись с мисс Шоу. — Мне нужен мистер Кардью. Я сейчас занимаюсь историей со взломом банка, и совет адвоката оказался бы весьма кстати…

Мисс Шоу с пренебрежением оглядела поношенный мундир Сюпера.

— Его нет, — холодно произнесла она, — а что касается взлома, то это дело полиции, вот вы этим и занимайтесь!

— Но, миссис Шоу… — начал было Сюпер.

— Мисс Шоу, — раздраженно поправила та.

— О, простите! Я всегда считал вас барышней. Хотя еще недавно я говорил своему сержанту: «Странно, что такая молодая, очаровательная особа не выходит замуж…»

— Мне недосуг болтать с вами, сэр, — нетерпеливо прервала мисс Шоу.

— Патрик Минтер, — вежливо уточнил Сюпер.

— Пусть так, это ничего не меняет. Если у вас все, тогда прощайте!

…Через полчаса Сюпер уже был в своем кабинете. Его помощник сержант Леттимер доложил ему, что задержан некий Салливен, бродяга, пытавшийся ограбить дом Стивена Эльсона.

— Я арестовал бродягу, потому что нашел его спящим по соседству с местом взлома, — доложил сержант. — Не хотите ли допросить его? — добавил он.

Когда бродяга был допрошен, выяснилось, что он действовал не один, а вдвоем. Оказалось, его напарник — довольно странный грабитель. Бродяжничает, распевает песни, знает иностранные языки…

— Думаю, у него есть берлога где–то у моря, — сказал Салливен. — Когда я предложил ему ограбить дом этого американца, он набросился на меня чуть ли не с кулаками. Он сумасшедший! Этот идиот чуть не погубил меня, когда я хотел открыть окно в дом этого американца. Вначале сам указал точное место, где американец хранит деньги, а когда дело дошло до взлома…

…Старый мотоциклет Сюпера был известен всем в округе. Каждую весну он разбирал эту рухлядь, чинил и красил. «Адская машина» Сюпера со страшным треском носилась по предместьям, веселя ребятишек и пугая птиц.

…Сюпер ехал в Хиль–Броу, где был дом того самого Эльсона, которого надумали ограбить бродяги. Судя по всему, Эльсон был богатым американцем, ищущим в Англии покоя и уюта. Большой дом, три автомобиля, двадцать слуг…

Подъехав к парку, где начиналась усадьба Эльсона, Сюпер прислонил мотоцикл к дереву и, пройдя парк, подошел к дому, поднялся по широкой лестнице и попал в большой коридор. Он был пуст, но Сюпер услышал голоса, что доносились из соседнего помещения. Он искал кнопку звонка, чтобы позвонить, как вдруг дверь приоткрылась и чьи–то пальцы ухватились за ручку…

— Только брак, Стивен, ничего другого! Я слишком долго ждала, чтобы верить обещаниям, слышишь? И знаешь, я не дура… Я не желаю больше верить обещаниям… Деньги? Мне не нужны деньги, я богаче вас…

В этот момент дверь распахнулась и на пороге показалась женщина. Сюпер узнал ее, хотя она стояла к нему спиной. То была Дженни Шоу.

Сюпер бросился вниз по лестнице, прежде чем Шоу могла его заметить. Он запустил мотор только после того, как пробежал пешком полмили. Он очень не хотел обратить на себя внимание мисс Шоу и выдать свое присутствие в Хиль–Броу.

…Идя по направлению к Кинг–Бенг–Уолку, мистер Джим Ферраби вдыхал весенний воздух, наслаждаясь видом роскошных парков и фонтанов, окружавших храм. Адвокаты обычно замедляют ход, приближаясь к садам, как бы желая вознаградить себя за часы, проведенные в душных бюро Кинг–Бенг–Уолка. Ферраби, которому минуло всего тридцать, насвистывал какую–то веселенькую арию. Приблизившись к лестнице, он обернулся, чтобы еще раз взглянуть на светло–серебристую реку, видневшуюся отсюда, и медленно поднялся по темной лестнице. Остановившись у массивной, темно–коричневой двери, он вынул ключ из кармана и повернул его в замке. Но вдруг открылась дверь напротив. Ферраби обернулся и увидел девушку. Она улыбалась. То была секретарша Кардью.

— С добрым утром, мисс Лейдж! — приветливо произнес Ферраби.

— Здравствуйте, мистер Ферраби!

Голос мисс Лейдж был очень нежен и благозвучен. Ее лицо было достойно кисти художника. Серые, искристые глаза пытливо смотрели на Ферраби. Знакомство молодых людей состоялось год назад на этой же пыльной лестнице и было очень поверхностным, не выходя за рамки случайных мимолетных бесед.

— Надеюсь, ваше выступление на суде увенчалось успехом, и несчастный уже сидит за решеткой? — поинтересовалась девушка.

Джим и Эльфа стояли в открытых дверях, их голоса гулко отдавались в большом коридоре…

— Увы, «несчастный», наверное, сидит сейчас в пивной и плюет на закон, — небрежно заметил Джим.

Эльфа смущенно посмотрела на него.

— Ах… мне очень жаль… — пробормотала она, — мистер Кардью сказал, будто подсудимый изобличен. Разве защита предъявила новый материал?

— Нет, защита оказалась бессильной. Салливен был оправдан потому, что я выступал в качестве обвинителя. Странно это, мисс Лейдж, не правда ли? Но я не мог пересилить себя. Я слишком мягок и вникаю в психологию преступника. Я произнес обвинительную речь… Это было мое первое выступление в качестве прокурора и, кажется, — последнее… Судья заявил, что моя обвинительная речь скорее похожа на оправдательную. Салливен рассчитывал отдохнуть, по крайней мере, год в тюрьме. Теперь же он свободно разгуливает и ворует уток.

— Уток? А я думала, он совершил взлом.

— Я настаивал на оправдании бродяги. Моя карьера окончена, мисс Лейдж! Отныне я опять буду безымянным чиновником прокуратуры!

Эльфа тихо рассмеялась, услышав столь прочувствованное заявление. В этот момент послышались тяжелые шаги на лестнице, и Джим увидел мистера Кардью.

Мистер Кардью больше не занимался адвокатурой. Никто, собственно говоря, так и не знал, почему Кардью, которому уже минуло пятьдесят восемь, содержал бюро на Кинг–Бенг–Уолке. До мировой войны Кардью имел богатую и знатную клиентуру, занимался куплей и продажей недвижимости, был поверенным крупных трестов. Во время войны Кардью решил снять с себя ответственность за ведение громких процессов и передать свою клиентуру более молодому и деятельному адвокату. Итак, он отказался от адвокатуры и его большое бюро на Кинг–Бенг–Уолке предназначалось для частных сделок.

Лицо Кардью было значительным и приятным, светлые глаза внимательно и дружелюбно смотрели на окружающих. Он одевался весьма элегантно, на голове носил цилиндр. В его манере говорить, в его внешности чувствовалась близость к аристократическим кругам.

— Хелло, Ферраби, я слыхал, ваш подсудимый оправдан?

— Плохие вести быстро разлетаются по городу, — мрачно заметил Ферраби. — Мой начальник рвет и мечет по этому поводу.

— Ну, еще бы! — тонкая улыбка скользнула по лицу Кардью. — Я только что встретил Джебинга, тайного советника из министерства финансов. Он сказал… Впрочем, я не хочу сплетничать. Здравствуйте, мисс Лейдж! Нет ли важных писем? Мистер Ферраби, прошу вас в мой кабинет.

Джим прошел в элегантный кабинет Кардью. Хозяин вынул ящик с сигарами и угостил своего молодого коллегу.

— Вы не созданы, чтобы изобличать преступников, — произнес Кардью, снисходительно улыбаясь. — И потому вам не стоит выступать в качестве прокурора. На вашем месте я бы не впадал в отчаяние. Конечно, меня интересует покушение на взлом в доме Стивена Эльсона, ведь он — мой сосед… Хотя Эльсон — высокомерный и невоспитанный американец, но все же человек с добрым сердцем. Он, несомненно, будет огорчен вашей неудачей.

Джим беспомощно пожал плечами.

— Со мной творится что–то неладное, — с отчаянием в голосе произнес он. — Когда я сижу в канцелярии, все мои симпатии — на стороне закона и порядка и я рад каждой улике, что содействует осуждению преступника. Но стоит мне очутиться в зале суда, как я начинаю искать оправдательные мотивы действий преступника… Я ищу те мотивы, что привел бы для себя, если бы сам оказался в положении обвиняемого.

Мистер Кардью с оттенком презрения посмотрел на молодого юриста и сказал:

— Когда государственный прокурор заявляет судье о том, что сомневается в правильности проведения дактилоскопии…

— Неужели я это сказал? — виновато спросил Джим и покраснел. — Ах, боже мой, какое позорное фиаско!

— Я тоже убежден в этом, — заметил Кардью. — Гм… Вы пьете по утрам портвейн?

Ферраби отрицательно покачал головой, а Кардью, открыв шкаф, вынул темную, пыльную бутылку и налил в стакан великолепное красное вино.

— Я интересуюсь Салливеном еще по другим причинам, — сделав изрядный глоток, вел далее свою мысль Кардью. — Как вам известно, я занимаюсь антропологией. Наверное, из меня бы вышел замечательный детектив, если бы не занятия адвокатурой. Когда видишь, что руководят полицией люди без таланта и опыта, так и хочется крикнуть им: уступите же место образованным и талантливым людям! В моем участке, например, есть чиновник, который… — Кардью вдруг запнулся. Он пожал плечами и замолчал. Джим, который отлично знал старшего инспектора Мннтера, невольно улыбнулся. Все знали: Сюпер презирает доморощенных детективов–любителей. Когда речь заходила об антропологии, Сюпер становился резок и заводил настоящую дискуссию. Мистер Кардью называл Сюпера неуклюжим мужиком.

— Сэр, вы наивны, как ребенок! — сказал однажды Сюпер мистеру Кардью, когда тот заметил, что пронзительный взгляд и резкий голос выдают склонность к преступлениям. Кардью очень оскорбился и втайне возненавидел Сюпера.

Джим Ферраби был удивлен, когда Кардью вдруг позвал его к себе в кабинет. Хотя Джим знал адвоката и раньше, он впервые посетил сегодня его частное бюро. Из поведения Кардью Джим понял, что приглашение не было простой случайностью. Адвокат казался нервным и озабоченным. Он торопливо шагал по кабинету взад и вперед и, наконец, произнес:

— Мне необходимо посоветоваться с вами… Вы знаете мою экономку Дженни Шоу?

— Хмурую особу, что мало говорит и всех пронизывает недобрым взглядом?

— Да, Дженни — не подарок. Она действительно плохо приняла вас, когда вы были у меня в последний раз, — подхватил Кардью. — Конечно, она ядовита, как скорпион, но в остальном я доволен ею. Не забудьте, она досталась мне, так сказать, по наследству от моей покойной жены. Супруга взяла мисс Шоу из сиротского дома, и девочка воспитывалась у меня. Я готов, пожалуй, сравнить мисс Шоу с фокс–террьером, который кусает всех, за исключением хозяина.

Чуть помолчав, Кардью вынул свой бумажник и, достав из него листок бумаги, положил его на стол.

— Я доверяю вам, Ферраби, — сказал он и закрыл на ключ дверь бюро. — Вот, прочтите это!

То был обычный листок бумаги без адреса и без числа. Только три строки, написанные чьей–то рукой составляли содержание записки:

«Я уже дважды предупреждал вас.

Это — последнее предостережение.

Вы довели меня до отчаяния.

Большая Нога».

— «Большая Нога»? Кто это? — спросил Джим, прочитав дважды таинственную записку. — Наверное, кто–то угрожает вашей экономке? Это она передала вам столь угрожающее письмо?

— Нет, бумага весьма необычным образом попала ко мне, — ответил Кардью. — Каждое первое число нового месяца Дженни кладет на стол моего рабочего кабинета счета на суммы, израсходованные для хозяйства. Я потом выписываю чеки для торговцев и слуг. Обычно Дженни носит с собою счета в кожаном бумажнике, только в последний момент она собирает их, чтобы отдать мне. Эту бумагу я нашел среди счетов, она попала сюда случайно.

— А вы говорили с ней об этом угрожающем письме?

— Нет, — медленно произнес Кардью, поморщив лоб, — я этого не сделал, однако мимоходом, осторожно, дал ей понять, чтобы она поделилась со мной своими горестями и печалями, если таковые имеются… Однако в ответ Дженни только пробормотала нечто невразумительное. — Кардью тяжело вздохнул. — Мне трудно свыкаться с новым человеком, и было бы скверно, если бы Дженни ушла от меня. Буду с вами откровенен: я не хочу сообщать ей, что у меня есть ее частное письмо. У меня как–то вышел с ней спор по поводу глупой шутки с ее стороны, и наши отношения теперь весьма натянуты. Еще одна стычка — и она оставит меня… Так что же вы скажете об этом письме?

— Здесь кто–то пытается шантажировать свою жертву, — предположил Джим. — Письмо написано левой рукой, чтобы нельзя было распознать почерк. По–моему, вы все же должны потребовать у мисс Шоу объяснения.

— Что? Поговорить с ней? — нервно вздрогнул Кардью. — Нет, это невозможно! Я должен в таком случае выжидать момент, когда мисс Шоу будет в хорошем настроении, а это бывает крайне редко — один или два раза в году.

— А почему бы вам не заявить об этом в полицию?

Кардью презрительно улыбнулся.

— Минтеру? — холодно поинтересовался он. — Этому бездарному, невоспитанному чиновнику? Вы это серьезно, Ферраби? Нет, если дело касается искусства детектива, то я сам отлично могу справиться с этой задачей. Но… кроме этого письма есть еще одна тайна.

Кардью опять мельком взглянул на дверь, за которой работала его миловидная юная секретарша.

— Вам известно, Ферраби, что на берегу Паузей Бэя у меня есть маленький домик, который я купил еще во время войны за бесценок. Раньше я неплохо проводил там время, но теперь бываю там редко. Обычно этим домиком–виллой пользуются мои служащие. В прошлом году мисс Лейдж проводила там каникулы со своими подругами. Сегодня утром мисс Шоу неожиданно попросила у меня разрешение провести там несколько дней, хотя она уже много лет там не бывала. Еще на прошлой неделе она как–то заметила, что ненавидит Паузей Бэй. Теперь мне интересно, не связана ли эта внезапная поездка на побережье с таинственным письмом.

— Поручите детективам следить за мисс Шоу, — посоветовал Джим.

— Я уже думал об этом, — задумчиво произнес Кардью, — но это крайне нежелательно. Подумайте, ведь она служит у меня больше двадцати лет. Естественно, я разрешил ей поехать в Паузей Бэй, но меня беспокоит, что из этого выйдет. Обычно мисс Шоу любит разъезжать по окрестностям на старом «Форде», мой шофер научил ее водить автомобиль. Выходит, она отправляется в Паузей Бэй не с целью прогуляться… Я плачу ей хорошее жалованье, и она может жить в любом приличном отеле. Мне кажется, она едет в Паузей Бэй, чтобы встретиться с таинственной «Большой Ногой». Знаете ли, иногда мне кажется, что мисс Шоу… ненормальна.

Джим был удивлен: зачем адвокат Кардью доверил ему свою тайну? Но Кардью тотчас же разъяснил ему это.

— В пятницу у меня будут гости в Баркли–Стек, и я очень прошу вас почтить меня своим присутствием, чтобы наблюдать за Дженни Шоу. Возможно, вы заметите то, что ускользнет от моего взгляда.

Джим начал лихорадочно обдумывать благовидный предлог для отказа, но Кардью опередил его:

— Вы не хотели бы встретиться с мисс Лейдж? Она занята составлением каталога для моей новой библиотеки.

— Буду весьма рад, — обреченно вздохнул Джим Ферраби, поднимаясь.

— Вы знаете мистера Эльсона?

Джим Ферраби хорошо знал Эльсона и испытывал к нему антипатию. Американец был главным свидетелем на процессе Салливена и то, что бродягу оправдали, он счел для себя личным оскорблением. Джима также раздражало и то, что Эльсон открыто ухаживал за мисс Лейдж. Джиму поведение Эльсона казалось наглым, и он хотел думать, что и девушка не жалует нахала. Мисс Лейдж, собственно, еще не вошла прочно в жизнь Джима, она была для него скорее всего лишь молодой, красивой секретаршей из бюро Кардью. Девушка была хорошо воспитана, к тому же — обворожительна и добра. Но Джим восхищался ею издали, испытывая преимущественно романтические чувства.

Джим Ферраби был неприятно удивлен, увидев Эльсона среди приглашенных. Кардью тотчас же заметил это.

— Я забыл вам сказать, Ферраби, что вы его встретите здесь. Мне самому неприятно, но Дженни настаивала, чтобы он был приглашен.

Джим рассмеялся.

— Мне все равно, здесь он или нет, хотя после судебного приговора он вел себя по–хамски. И вообще — кто он такой? Почему поселился в Англии?

— Пока не знаю, но в один прекрасный день узнаю. Убежден, он богат. — Кардью бросил взгляд в сторону широкоплечего американца, флиртующего с мисс Лейдж. — Они, кажется, весьма ладят между собой. Все–таки, земляки, — ядовито добавил Кардью.

— Неужели мисс Лейдж — американка? — изумился Джим.

— Да. Я думал, вы знаете. Ее отец погиб на войне, он был крупным чиновником американского казначейства. Кажется, он прожил большую часть жизни в Соединенных Штатах, где и воспитывалась его дочь. Я лично не знал Лейджа. Я принял ее на службу по рекомендации американского посольства.

Джим с интересом наблюдал за Эльфой. Черное платье удивительно шло ей, оно как бы подчеркивало ее красоту и особое нежное обаяние.

— Никогда бы не подумал, что она американка, — пробормотал он.

А в это время девушка в черном продолжала разговаривать с Эльсоном.

— Я думал, вы англичанка, — говорил Эльсон. — Удивительно, как это я сразу не догадался, что вы — янки.

— Я из Вермонта, — кивнула Эльфа.

У Эльсона было красное лицо с неприятными чертами грубоватого лица. Казалось, он весь пропах запахом виски и острых сигар.

— А я родом с запада, — оживленно продолжал он. — Слыхали вы про Сент–Пауль? Красивый, типично американский город… Скажите, мисс Лейдж, а что здесь нужно этому господину? — неожиданно прервал самого себя Эльсон, кивнув в сторону Джима.

Тот заметил, что речь идет о нем, и дал бы многое, чтобы услышать ответ Эльфы.

— Мистер Ферраби считается одним из самых деятельных чиновников государственной прокуратуры, — сдержанно пояснила Эльфа.

— Это кто — он деятельный? — презрительно хмыкнул американец, но тотчас насторожился: — вы сказали — чиновник государственной прокуратуры? А что это за учреждение?

Мисс Лейдж объяснила.

— Ферраби, возможно, неплохой адвокат, но едва он попадает в зал заседаний, как тотчас оказывается совершенно неспособным прокурором, — упрямо гнул свое Эльсон.

— Вы — старый друг мистера Кардью? — поинтересовалась Эльфа, желая переменить тему разговора.

— Гм… он мой сосед… выдающийся адвокат, не так ли? — и без того красное лицо американца зарделось от удовольствия.

— Но он больше не практикует, — заметила Эльфа.

Эльсон рассмеялся.

— Зато всякие интересные истории остаются его слабостью. Никогда не видел взрослого человека, который бы увлекался такими глупостями.

Стремясь освободиться от назойливого говоруна, девушка умоляюще посмотрела на Джима. Тот понял ее призыв и поспешил на помощь.

…Мистер Кардью был в плохом настроении. Казалось, он совершенно позабыл, зачем приглашал Джима. Время от времени он посматривал на часы, затем украдкой — на дверь. Наконец дверь открылась и появилась экономка. Она казалась еще мрачней, чем всегда. Холодно доложила хозяину, что кушать подано. Кардью снял пенсне и умоляюще произнес:

— Нельзя ли, Дженни, обождать еще несколько минут… я пригласил одного хорошего знакомого — старшего инспектора.

Дженни уничтожающе посмотрела на Кардью, но ничего не сказала.

— Я его встретил сегодня… он был очень любезен, — пролепетал адвокат, будто извиняясь, — и я не вижу причины для ссоры…

Он пробормотал что–то невнятное. Было странно смотреть, как адвокат и хозяин Баркли–Стек оправдывается перед собственной экономкой. Для Джима это не было новостью, но Эльфа не скрывала своего удивления. Дженни с высокомерным видом покинула салон, не удостоив никого добрым взглядом. Кардью казался крайне смущенным.

— Боюсь, Дженни не уважает нашего друга… мне очень неприятно, — потерянно бормотал он.

Прошло еще несколько томительных минут, и в дверях снова показалась Дженни.

— Долго ли мы еще будем ждать, мистер Кардью? — бесцеремонно и с вызовом бросила она.

— Да, да, мы идем к столу… Наш друг, очевидно, задержался, — с угодливой поспешностью согласился Кардью.

Эльфа сидела рядом с Джимом за круглым столом. Рядом стоял стул для инспектора Минтера.

— Бедный мистер Кардью! — вздохнула Эльфа.

Джим хихикнул, но один взгляд на мисс Шоу заставил его лицо вытянуться. Экономка так злобно смотрела на Эльфу, что у Джима перехватило дыхание.

После того как был подан суп, появился Сюпер, одетый более чем скромно. Джим решил, что костюм Сюпера достался по наследству от давно умершего родственника или куплен по случаю у какого–нибудь кельнера.

— Прошу прощения, леди и джентльмены, — произнес Сюпер, оглядывая присутствующих. — Я привык ужинать исключительно дома и вспомнил о приглашении мистера Кардью только ложась спать. Добрый вечер, мисс Шоу!

— Здравствуйте, господин инспектор, — холодно ответила мисс Шоу.

Эльфа впервые увидела Сюпера и невольно почувствовала симпатию к инспектору в поношенном фраке. Его сорочка была старомодной и два ржавых пятна пестрели на галстуке. Но манеры его были весьма изысканы.

— Я очень редко бываю в гостях, — продолжал Сюпер, — поэтому плохо разбираюсь в правилах хорошего тона. Я всегда говорю, что нам, полицейским, не достает воспитания. Неплохо было бы облачиться в новый фрак и отправиться к одному из нуворишей, чтобы научиться хорошему тону. Еще сегодня я сказал сержанту: «У нас нет настоящих детективов–любителей, нам нужны люди, умеющие одевать фрак не только тогда, когда они отправляются на фашинг».

Мистер Кардью с подозрением взглянул на своего гостя.

— Полиция имеет твердо установленный регламент, — натянуто пояснил адвокат. — Единственное, в чем мы не сходимся, милейший инспектор, так это в том, что некоторые криминальные случаи требуют более рафинированного метода расследования и больше познаний в психологии.

— Да, психология очень полезная штука, — согласился Сюпер. — После антропологии она более всего нужна детективу. Но я должен подчеркнуть, что талант в нашем деле тоже необходим. Разве вы не опускаете шторы на ночь, мистер Кардью?

Большие окна салона были прикрыты только прозрачными гардинами.

— Нет, — удивленно ответил Кардью, — а зачем их опускать? С улицы все равно не видно, что творится внутри. Улица — в четверти мили от дома.

— Простите, я редко бывал на виллах. Я живу в домике и всегда опускаю шторы, когда ем. Так уютнее. Сколько у вас садовников?

— Четыре или пять, точно не знаю.

— У вас есть помещения, где они могли бы ночевать?

— Они не ночуют здесь. Главный садовник живет в отдельном домике недалеко от улицы… Итак, чтобы улучшить методы работы криминальной полиции…

Но Сюпер не намерен был далее распространяться об антропологии и психологии. Его взор был устремлен на дерновые кусты, что виднелись в окне.

— Я думал, ваши садовники поливают ночью цветы и ловят кротов.

Кардью почувствовал себя оскорбленным.

— Я не понимаю вас, инспектор.

Неожиданно Сюпер вскочил и бросился к двери. В тот же миг в салоне погас свет.

— Немедленно уйдите от стола и станьте у стены! — крикнул повелительно Сюпер. — Там, в тени кустов, скрывается какой–то субъект с револьвером.

Спустя мгновение, Сюпер бесшумно вышел в сад и бросился к кустам. Вокруг стояла тишина, только шелест листьев нарушал ночное безмолвие. Он обшарил все кусты, но никого не заметил.

За цветочными грядками росли кленовые деревья, обозначавшие южную границу владений мистера Кардью. Направо — небольшой еловый лесок. Сюпер решил, что злоумышленник скрылся там, потому осторожно передвигался от дерева к дереву, прислушиваясь к малейшему шороху. Пройдя несколько шагов по роще, он вдруг услышал невдалеке пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде.

Ау де ми Алхама!»

На мгновение Сюпер был захвачен трогательной испанской песней, проникнутой отчаяньем и безнадежностью, но потом опомнился и бросился туда, откуда слышалось пение. В роще царил мрак, и деревья росли так густо, что ничего не было видно. Роща отделяла парк Баркли–Стек от маленькой фермы. На лугах Сюпер тоже не заметил никого, но на всякий случай крикнул:

— Выходи, бездельник!

Эхо было единственным ответом.

Сюпер повернул обратно и вскоре столкнулся с Джимом Ферраби.

— Хелло, Минтер, кто же был здесь?

— Какой–то бродяга. Довольно неосторожно с вашей стороны выходить из дома без оружия.

— Но здесь никого нет!

— Это естественно, — хмуро заметил Сюпер. — Пошли обратно в дом.

Пройдя лужок, они пошли по дерновой тропинке и вскоре увидели группу напуганных гостей во главе с мистером Кардью.

— Вы заметили кого–нибудь? — робко поинтересовался Кардью. — Просто невероятно… Вы напугали дам… Я, по крайней мере, никого не видел.

— Возможно, что Минтеру все это почудилось, — заметил Эльсон. — Могу допустить, что можно было заметить человека, но оружие при слабом освещении уж никак нельзя было увидеть.

— Но, уверяю вас, я видел оружие, — настаивал Сюпер. — Перед моими глазами блеснул ствол револьвера или пистолета. Есть ли у кого–нибудь из вас электрический фонарик?

Мистер Кардью побежал в дом и вернулся с лампой.

— Вот здесь он стоял, — показал Сюпер, освещая траву. — Почва слишком тверда, чтобы заметить следы. Возможно, что…

Сюпер вдруг наклонился, поднял длинный, темный предмет и удовлетворенно свистнул.

— Что это? — спросил Кардью.

— Обойма с патронами пистолета калибра № 42 из морского департамента Соединенных Штатов. Она выпала из пистолета злоумышленника.

Джим заметил, что Кардью побледнел. Очевидно, адвокат впервые в своей жизни столкнулся с реальным фактом покушения на чью–то жизнь. До сих пор, думал Джим, адвокат читал об этом только в книгах. Стивен Эльсон, открыв рот, смотрел на патроны.

— И он все время стоял здесь с пистолетом? — спросил Кардью, дрожа всем телом. — Разве вы его видели?

— Успокойтесь, — заметил Сюпер почти участливо. — Если бы я его видел, я бы непременно его поймал. Мне нужно поговорить по телефону.

Вместе с Кардью Сюпер вошел в кабинет адвоката.

— Алло! Это вы, Леттимер? Обыщите немедленно ваш участок и задержите всех подозрительных субъектов, особенно — бродяг. Потом приезжайте в Баркли–Стек и захватите с собою оружие и фонари!

— Что случилось, господин инспектор?

— Я потерял запонку, — бесстрастно пояснил Сюпер и повесил трубку. Потом перевел свой взгляд с бледного лица Кардью на книжные шкафы и произнес:

— В этих книгах, наверное, имеется масса ценных указаний относительно того, как арестовать слабоумного бродягу. Но я вынужден прибегнуть к своим обычным методам. Не исключено, что мы его так и не поймаем.

Кардью заметил пятна на галстуке Сюпера и посмотрел на его изъеденный молью костюм. Это придало адвокату немного его обычной самоуверенности.

— Да, полиция в данном случае не помешает, — заметил он, — но обнаружить вооруженного бродягу, думаю, не такая уж трудная задача.

— Пожалуй, — согласился Сюпер, покачав головой. — Гм… но только в том случае, если он следил за Эльсоном.

— Что? — изумленно спросил Кардью.

— Эльсон ждал появления неизвестного. Не потому ли он носит при себе оружие?

— Вот как? У Эльсона есть оружие? Откуда вы знаете?

— Я убедился в этом, когда приблизился к нему. Оружие лежит в его заднем кармане. Я хлопнул его по плечу и незаметно прислонился к его карману. Интересно, что говорит по этому поводу антропология?

Кардью в ответ смущенно хмыкнул.

— Зачем вы выскочили за инспектором в сад? Ведь это опасно! — не унималась девушка.

Джим и Эльфа стояли наедине на дерновой площадке. Дженни с американцем куда–то исчезли.

— Я рисковал не больше, чем Сюпер, — небрежно заметил Джим. — К тому же мне показалось, что инспектору просто что–то почудилось. Я забыл: старый детектив видит сквозь стены… Скажите, мисс, вам нравится этот Эльсон? — внезапно поинтересовался Джим.

— Эльсон? Нет… Но почему вы спрашиваете?

— Потому что он американец, и мне показалось, что соотечественники всегда рады друг другу, — смущенно пояснил Джим.

— Выходит, если бы я была англичанкой и встретила бы в Нью–Йорке английского негодяя, то непременно должна была броситься ему на шею от радости? — язвительно поинтересовалась девушка.

— Негодяя? Значит вы считаете Эльсона негодяем? — обрадованно начал Джим.

Эльфа внимательно посмотрела на своего спутника.

— Да, Эльсон — негодяй, и я не могу придумать для него другого эпитета, — тихо произнесла она.

— Не подозревал, что вы американка, — вел свое Джим, идя с Эльфой по тропинке, окруженной кустами дерна.

— Никогда не подозревала, что моя скромная особа представляет для вас интерес, — с некоторым вызовом заметила девушка. Ведь я для вас была стенотиписткой из Кинг–Бэн–Уолка и только. Вы решили флиртовать со мной?

Джим покраснел, он не ожидал такой прямоты со стороны молодой девушки.

— Ну что вы! — покраснев, возразил он.

— Если так, то я вас возьму под руку, — заявила весело Эльфа, ее ручка легла на его руку. Ферраби церемонно держал свой локоть, крепко прижатый к боку, и мисс Лейдж поневоле улыбнулась, заметив, как он старается сохранять приличия.

— Вы смело можете опустить ваш локоть, — чуть кокетливо заявила она, — вот так, хорошо! Просто я чувствую себя увереннее, опираясь на руку мужчины… любого мужчины, кроме мистера Эльсона.

— Я понимаю, — чуть угрюмо заметил Джим. Он хотел быть официальным, но ее приятный смех заставил его смягчиться.

— Я не люблю деревенскую жизнь, — продолжала Эльфа. — Мой бедный отец почему–то любил жить в деревне и спать под открытым небом, даже если было ветрено и холодно.

— Ваш отец умер во время войны?

— Да, — еле слышно шепнула девушка, остановившись.

Потом они опять зашагали по тропинке. Эльфа доверчиво опиралась на руку Джима.

— Вы еще надолго останетесь здесь? — спросил он.

— Завтра в полдень я еду в город, мне нужно закончить каталог. Мистер Кардью не хотел бы, чтобы я оставалась здесь, если его экономка отправляется на прогулку.

— Что вы думаете о мисс Шоу?

Эльфа медлила с ответом.

— При более близком знакомстве она кажется довольно милой особой, — осторожно заметила она.

В дверях дома показалась фигура Сюпера.

— Советую войти в дом прежде, чем духи схватят вас, Ферраби, — произнес он. — А вас, мисс Лейдж, искал мистер Кардью.

Эльфа поспешила в дом. Ферраби хотел идти за ней, но Сюпер удержал его.

— Погуляем немного, Ферраби. Случилось нечто из ряда вон: мой сержант впервые аккуратно исполнил мое приказание и явился вовремя на дежурство. Бедняга ленив и больше всего на свете любит поспать. Давайте поговорим о психологии и антропологии…

— Эльсон сегодня ночью отправился домой, — заметил Сюпер. — Думаю, вооруженный бродяга будет следить за ним. Дело довольно сложное и таинственное: американец желает убить другого американца.

— Вы думаете, неизвестный в саду — американец?

— У него был американский пистолет. Кроме того, я думаю, он — певец…

— Почему? — удивленно спросил Джим.

— Потому что я слышал его пение. Скажите, Ферраби, вы когда–либо играли в карты? Если вы будете играть, я дам вам хороший совет: простое заглядывание в карты соседа более ценное, чем все расчеты. Делать умозаключения — хорошее дело, но наблюдать и слушать — еще лучше. Нет ли у вам каких–нибудь данных против Эльсона?

— Нет, насколько я помню, — ничего нет. Я как раз заведую отделом иностранцев.

— Никогда не считайте американца иностранцем, он возмущается этим. Точно так же англичане возмущаются, когда с них взимают портовый налог по приезде в Нью–Йорк, — заметил Сюпер.

Джим обдумывал, доверить ли Сюперу тайну мисс Шоу. Наконец решился.

— Сюпер, вы уверены, что незнакомец ждал в саду Эльсона?

— Нет, я не ошибся, но охотно выслушаю другое мнение.

Джим вкратце рассказал о письме, показанном ему вчера Кардью. Инспектор внимательно выслушал Джима.

— «Большая Нога»? Это напоминает имена индейцев с Дикого Запада. Да, это очень важная новость и это меняет положение вещей! — воскликнул Сюпер.

— Господа, войдите в дом, закончим ужин! — послышался голос Кардью.

— Идем! — Сюпер взял Джима за руку и шепнул, — вооружитесь терпением, пока я сделаю логические и психологические сопоставления. Итак, вы заявили, что мисс Шоу отправляется в отпуск… гм… я знаю дом на берегу Паузея. Это пустынное место у самого берега, там бродят голодные собаки. Скалы с многочисленными пещерами контрабандистов… Дом стоит на старой почтовой улице, ведущей к порогам, но улицей не пользуются с тех пор, как проложили новую дорогу над скалами. Там вообще опасно жить. Часть каменной стены упала как раз тогда, когда я там разгуливал. Кардью еще спорил с общиной Паузея, потому что та не очистила улицу от камней.

— Господа, войдите же, наконец! — настойчиво звал Кардью.

— Не проговоритесь о том, что я вам рассказал, — шепнул Джим Сюперу.

— Ну, понятное дело, — согласился инспектор.

Они направились в дом. Кардью уже снова обрел свою привычную самоуверенность и поражал всех веселостью. Он уже нашел объяснение эпизоду в ночном саду.

— Я перелистывал сочинения Каррилона и нашел в одной главе, что существуют преступники, которые под влиянием темной силы вынуждены стрелять из–за угла или под покровом ночи…

Сюпер в этот момент был занят жареным рябчиком, но все–таки был удивлен: почему столь ученый муж не связывает случай в саду с угрожающим письмом его экономке.

…Часы показывали половину второго ночи, когда Джим постучал в дверь рабочего кабинета Кардью, чтобы попрощаться.

— Войдите, Ферраби. Инспектор уже ушел?

— Да. Мы только что попрощались.

Кардью со вздохом закрыл книгу.

— Минтер — практичный человек, но сомневаюсь, чтобы он серьезно относился к своей работе. Работа полиции все более сводится к механической рутине. Расставляют патрули на улицах, уведомляют провинциальные участки и, в конце концов, арестовывают несколько невиновных граждан. Полицейские действуют так глупо, что нужно их решительно критиковать. Чем больше я изучаю старые методы полицейской работы, тем больше сожалею, что судьба не уготовила мне иную роль, чем сидеть в залах суда… Скажите, Ферраби, каково ваше мнение о Дженни? Ее поведение не вызывает у вас подозрения?

— Она все это время хранила спокойствие. По крайней мере, внешне, — заметил Джим.

Кардью изменился в лице.

— Это странно… как это я не подумал, что письмо можно связать с покушением бродяги… Я действительно стал нелогичным, — пробормотал он.

— Я тоже удивлен этому, — многозначительно поддакнул Ферраби.

— Мне даже в голову не пришло связывать с письмом человека в саду, — задумчиво произнес Кардью. — Очень странно… Нужно бы поговорить об этом с Минтером.

— Позвоните ему по телефону, — посоветовал Джим.

Мистер Кардью снял трубку телефона, но тотчас же повесил ее на место.

— Я должен еще хорошенько обдумать все это. Если я позвоню Минтеру, он тотчас же явится сюда и устроит мисс Шоу сцену. А мне и так уже досталось от нее. Нет, оставим это на завтра или на другой день. Спокойной ночи, мистер Ферраби!

…Часы пробили два, когда Джим выключил свет и улегся в постель. Однако уснуть он не мог. Он был взволнован событиями в Баркли–Стек и мысли его порхали от мисс Эльфы к мистеру Кардью, потом кружили вокруг Дженни, чтобы потом опять возвращаться к Эльфе. Полчаса Джим ворочался в постели. Наконец встал, подошел к столу, зажег свою трубку, закурил и подошел к окну.

Луна почти скрылась за тучи, лишь тонкий бледный серп виднелся на небе. Джим увидел освещенное окно правого флигеля дома. Какой–то силуэт передвигался по комнате, где светилось окно. Когда глаза Джима свыклись со светом, он узнал мисс Шоу. Она была в дорожном костюме и усердно паковала стоявший на кровати чемодан. Легкий ночной ветерок временами поднимал гардины. У кровати мисс Шоу стояли еще два открытых чемодана. Она вынула все свои платья из шкафа.

Джим сморщил лоб. Приготовления мисс Шоу были более серьезны, чем он мог предположить. Она упаковывалась так, будто собиралась в продолжительное путешествие. В течение часа Джим наблюдал за ней в окно. Когда приготовления были окончены, свет в комнате мисс Шоу погас. Джим почувствовал усталость и улегся в постель.

Но едва он закрыл глаза, как услышал звуки странной мелодии. Джиму показалось, будто он грезит. Но он ясно слышал песню: кто–то пел. Голос доносился из маленькой рощи.

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Алхама!»

Певец! Человек, что был вечером в саду! В тот же миг Джим набросил пальто и бросился вниз по лестнице. После некоторых усилий ему удалось открыть дверь в сад. Воздух был насыщен пряным цветочным запахом. Было свежо, и трава была покрыта росой.

Джим неподвижно стоял и прислушивался. Вдруг он услышал за своей спиной шепот:

— Тише, тише, Ферраби, не испугайте моего певца, он мне нужен для антропологических исследований.

То был не кто иной, как Сюпер.

— Идите наверх и оденьтесь, как следует, — продолжал он шепотом. — Мне нужна ваша помощь. Все мои полицейские обыскивают район Фернхема, и вскоре певец будет задержан. Если по возвращении вы не найдете меня здесь, ждите.

Джим поспешил наверх. Действительно утро было холодным, и он дрожал. Через пять минут он вернулся, но инспектора уже не было. Джим прождал 20 минут, прежде чем Сюпер показался из рощи.

— Он опять скрылся, — недовольно пробурчал Сюпер. — Он, наверное, успел вас заметить, когда вы выходили из дому.

— Удрал, но как?!

— Роща тянется до пограничной стены Баркли–Стек. На той стороне растет кустарник. Я слышал, как молодчик крался под деревьями. Я хочу еще обследовать главную улицу, но он хитер, как лисица. Что новенького?

— Дженни Шоу оставляет Баркли–Стек, — сказал Джим и рассказал Сюперу все, что видел ночью. Сюпер почесал затылок.

— Клянусь, Кардью не догадывается, что она уходит навсегда. Он будет приятно поражен, узнав об этом, потому что втайне желает от нее отделаться. Я бы хотел только увидеть молодого соблазнителя. — Сюпер печально покачал головой. — Нет ли у вас автомобиля, Ферраби?

— Есть, но не здесь. Я приехал поездом.

— Ладно. Не сможете ли вы приехать ко мне завтра на автомобиле? Едва стемнеет… Я намерен поехать в Паузей. Прошу вас сопровождать меня и вместе изучить этот случай с психологической точки зрения. Мне одному сложновато разобраться в этой науке.

Сюпер весело взглянул на Джима и рассмеялся. Они тепло попрощались, и Джим вернулся в свою комнату. Никто в доме не слышал пения загадочного бродяги. Теперь о сне уже не могло быть и речи. Джим побрился и тщательно переоделся. Едва рассвело, он уже был в саду и прогуливался вокруг дома. Потом направился в парк.

С боковой части Баркли–Стека можно было увидеть Хиль–Броу — владения Эльсона: красные стены, изящно построенную башню.

Что заставило американца поселиться тут, в местности, которая ему не по душе? Джим не мог себе этого объяснить. Американец вышел из низов, достиг положения в обществе благодаря своей энергии и нахрапистости, но остался все тем же неотесанным плебеем.

Вернувшись на дерновую тропинку, Джим увидел стройную фигурку в сером платье. Сердце его усиленно забилось.

— С добрым утром! Я рано встал, не мог уснуть, — радостно заговорил он.

Эльфа с улыбкой подала ему руку. Джим никогда не видел ее в столь ранний час, когда немногие женщины желают попадать под придирчивый мужской взгляд. Но она выглядела отлично.

— Я тоже плохо спала, — отозвалась Эльфа, — но чувствую себя бодрой. Моя комната как раз рядом с комнатой мисс Шоу. Она всю ночь там возилась.

Джим вполне мог подтвердить эти слова Эльфы.

— Я очень рада, что вернусь в мою собственную маленькую квартирку, — продолжала секретарша. — Баркли–Стек действует мне на нервы. Я провела здесь как–то всего одну ночь… это было в прошлом году. И пережила неприятные минуты. Хотите, расскажу?

— Готов вас слушать все утро, мисс Лейдж.

— Ну, слушайте же. Мисс Шоу была тогда в еще более скверном настроении, чем всегда. Она не разговаривала ни со мной, ни с бедным мистером Кардью, закрылась в своей комнате и не обедала с нами. По словам мистера Кардью она сердилась на то, что он, якобы, не уделял ей должного внимания. Но мисс Шоу выкинула тогда еще более замечательную штуку! Когда утром я проснулась и выглянула в окно, то увидела на траве большую латинскую букву «L», составленную из темных бумажек. Я спустилась вниз, чтобы узнать в чем дело. Около пятидесяти стодолларовых банкнот были прикреплены длинными черными булавками к земле.

Джим с изумлением взглянул на рассказчицу.

— Кардью знал об этом?

— Да, он видел это в окно и был очень возмущен.

— Кто еще жил здесь тогда?

— Эльсон. Его дом ремонтировался, и мистер Кардью пригласил его жить в Баркли–Стек до окончания ремонта. Кажется, с тех пор и до вчерашнего вечера он не бывал тут. Эльсон рассказал, что мисс Шоу требовала от Кардью, чтобы он пригласил Эльсона.

— Но почему вы решили, что это она составила букву на траве? Ведь это могло быть глупой шуткой со стороны Эльсона. Он вполне способен на такое…

Эльфа покачала головой.

— Это сделала мисс Шоу, и она потом опять собрала деньги. Кардью потребовал от нее объяснений…

Джим вспомнил, что адвокат рассказал ему о глупой выходке Дженни.

— Кажется, она немного ненормальна, — продолжала Эльфа, — вот почему я не хотела ехать в Баркли–Стек. Я приняла приглашение мистера Кардью только потому, что он мне сказал…

Она внезапно запнулась, и Джим радостно вспыхнул, сердце его забилось сильнее.

…Во время завтрака Дженни сохраняла полное самообладание, ее лицо ничем не выдавало бессонную ночь, полную напряженной работы. Кардью же напротив был раздражен и придирчив. Он всегда был таким во время завтрака.

— Не уверен, что этот тупица действительно не выкинул шутку. Лично я не видел ничего, хотя мои глаза видят не хуже других. Если человек стоял у изгороди, как это утверждает Сюпер, почему его не заметил кто–то другой? — ворчал он. — Что касается патронной обоймы, не исключено, что это — чья–то глупая выходка. Если честно, мне мало доводилось иметь дело с подобными вещами, но я участвовал в процессе о крупном банкротстве. Один из моих клиентов скрыл свое имущество от должников. Я так ревностно защищал его, что получил даже выговор от суда. Правда, мисс Лейдж?

Мисс Лейдж, которая уже сотни раз слышала эту историю, кивнула.

— Когда вы отправляетесь на прогулку, Дженни? — спросил Кардью, взглянув на свою бесстрастную экономку.

— В одиннадцать.

— Вы поедете в вашем автомобиле? Джонсон сказал, что покрывало нуждается в починке…

— Для меня оно хорошо, значит должно быть хорошим и для Джонсона, — раздраженно прервала Дженни.

Стремление Кардью к дальнейшим расспросам резко пропало.

— После завтрака я еду в город. Не подвезти ли вас, Ферраби, на вашу квартиру? — обратился он к гостю.

Джим поблагодарил Кардью и поспешил повидаться с мисс Лейдж, которая уже работала в кабинете адвоката. На столе лежала груда книг, и Эльфа с отчаянием взглянула на Джима.

— Мистер Кардью хочет, чтобы я окончила работу до того как отправлюсь домой. Но я вижу, работы здесь на два дня… Я ни за что не хотела бы провести еще одну ночь в этом ужасном доме. Вы едете в город?

Джим понял, что Эльфе нужна его поддержка.

— Да, я еду, — сказал он, — но я попросил бы вас дать мне ваш адрес. Я должен знать, что вы прибыли домой в полном порядке.

Она написала несколько слов на бумажке, и Джим сунул ее в карман.

— Мистер Кардью, разрешил мне вернуться домой в четыре часа, даже если работа не будет закончена и он не успеет к тому времени приехать из города, — заметила девушка.

— Я посещу вас…

— Нет… На бумажке я написала номер моего телефона… Может быть, потом вы сможете прийти ко мне. Чтобы пойти в театр… Если это, конечно, не повредит вашему положению в обществе. Я слышала, вы занимаете высокий пост в прокуратуре…

— Уверяю, мисс, я уже совершенно скомпрометировал себя. Единственная возможность вновь занять видное положение — показываться в хорошем обществе.

Он держал ее руку дольше обычного и уехал, полный радужных надежд. Сидя с Кардью в автомобиле, он совершенно не слушал его сентенций не то о Сюпере, не то об Эльсоне. Джим купался в грезах и парил в облаках. Когда же Кардью коснулся истории с Дженни, Джим постепенно вернулся на землю.

— Я долго обдумывал положение и пришел к выводу, что дальше так продолжаться не может, — говорил Кардью. — Я долго терпел Дженни: у нее хорошая душа. Но теперь я понял, как моя жизнь зависит от ее капризов и настроений. К тому же еще эта дьявольская тайна, а я не люблю тайн… Кроме того… между Дженни и Эльсоном что–то произошло. Это странно, не правда ли?

Ферраби согласился, что это странно. Сюпер еще не рассказал ему всего, что знал. Кардью продолжал:

— Я видел, как они обменялись взглядами. Однажды, когда они разговаривали на углу улицы, то заметили меня и решили улизнуть. Они полагают, что я их тогда не видел. Не знаю, кто такой Эльсон: ученый, женатый миллионер или преступник. Он пренеприятный малый… Сомневаюсь, что он влюблен в Дженни: такие типы — слишком эгоистичны. Но я твердо решил: Дженни должна уйти! — Кардью ударил зонтиком, чтобы придать своим словам особый вес. — Она действует мне на нервы! Я согласен дать ей тысячу фунтов, лишь бы она поступила на новую должность.

— А вам известно, что она упаковала все свои вещи? — поинтересовался Джим.

— Все вещи? Откуда вы знаете?

— Я видел это ночью через окно. Дженни не пыталась скрыть это от посторонних. Она вынула все платья из шкафа и уложила в чемоданы.

Кардью долго молчал, сморщив лоб. Наконец задумчиво произнес:

— Не думаю, чтобы это означало решительный шаг с ее стороны. Она и тогда, после нашей ссоры, упаковала чемоданы, а я, старый идиот, на коленях умолял ее остаться. Но на сей раз… — Кардью покачал головой, и в его глазах вспыхнул недобрый огонек.

Он высадил Джима в Уитхолле. Два часа Джим разбирал бумаги, накопившиеся в его отсутствии. В три часа работа была закончена, и он поплелся в Пал–Мел, чтобы посидеть в клубе. Он устал, работа не клеилась и заняла больше времени, чем обычно. Все время перед его глазами вставал милый образ девушки с серыми глазами. Час назад секретарь вернул ему одну бумагу, спросив, кто такая Эльфа. Смущенный Джим увидел, что окрестил этим именем известного вора–рецидивиста… Положение дел было действительно серьезным.

Взглянув на телефон Эльфы, Джим понял, что она живет в Бломсбери. Он навел справки и узнал ее точный адрес. Выйдя из клуба, он сел в таксомотор и подъехал к дому, где жила Эльфа. Дом почти ничем не отличался от других домов на этой улице, но Джим испытал приятное чувство, представив, что за окном с маленькими белыми гардинами сейчас мелькнет дорогое лицо. Уже потом он узнал, что комната Эльфы находится в заднем флигеле и что она не видна с улицы.

Когда Джим позвонил Эльфе по телефону, ее еще не было дома. В пять часов он опять позвонил, но никто не ответил. Возможно, она задерживалась в Баркли–Стек? В половине шестого он уже готов был ехать в Баркли–Стек, чтобы освобождать мисс Лейдж от якобы грозящей ей опасности. Позвонив в четвертый раз, он был безумно рад, услышав сдержанный голос Эльфы.

— Да, я вернулась… нет, мистер Кардью еще не успел приехать. Он позвонил мне по телефону и сказал, что этой ночью останется в городе.

— Разрешите пригласить вас на чай, мисс Лейдж.

— О, нет, — рассмеялась в ответ Эльфа. — Я хочу спокойно провести вечер у себя. Здесь так уютно и мило.

— Я в этом не сомневаюсь, — восторженно произнес Джим. — Везде, где вы находитесь…

В тот же миг в трубке щелкнуло. Эльфа повесила трубку. И все же, несмотря на это, Джим вернулся домой в прекрасном настроении.

В передней его шофер, и слуга одновременно, сообщил, что в гостиной ждет посетитель. К великому изумлению Джима, это был мистер Кардью.

— Ваш слуга сказал, что сегодня вечером вас не будет дома, — почти с упреком начал адвокат. — Я пришел, чтобы пригласить вас в оперу. Я купил два билета. Вы не откажетесь пойти со мной?

— Мне очень жаль, но я уже условился встретиться с одним господином…

— Не хотите ли, по крайней мере, поужинать со мною в ресторане?

— Простите, бога ради, но при всем желании, я не могу этого сделать…

— Жаль, очень жаль, Ферраби. Мне не остается ничего другого, как вернуться в Баркли–Стек, — подавленно произнес Кардью. Многое дал бы я, чтобы узнать, что там творится…

…Было уже темно, и фонари освещали улицы, когда Джим Ферраби мчался в своем автомобиле по предместью. Он остановил машину у полицейского участка.

Сюпер сидел в своем бюро и с аппетитом ел паштет, запивая его горячим какао. Он указал рукой на стул.

— Садитесь, Ферраби!

Окончив трапезу, Сюпер вытер губы видавшим виды платком и вынул из ящика стола коробку сигар.

— Благодарю, Минтер, я не курю! — отказался Джим.

— Что это с вами? — обиженно спросил Сюпер. — Это единственные в своем роде сигары!

— Не сердитесь, просто мне не хочется курить.

— Хе, хе, хе… Отказаться от такой сигары — грех! — Сюпер зажег свою удушливую сигару. — Слабый теперь народ пошел… Такая сигара стоит в Америке 10 центов… она свалила с ног уже не одного человека… нужно только привыкнуть к ней! Наш участковый врач сказал, что даже козел не может жить за милю от дыма такой сигары. А еще один врач, переживший газовую атаку на французском фронте, сказал, что сигары Сюпера очень напоминают ему немецкую удушливою бомбу…

Сюпер покашлял, с отчаянием взглянул на сигару и бросил ее в камин.

— Бог с ней, закурим трубку, — сказал он, набив ее табаком. — Скоро поедем, Ферраби, — Сюпер посмотрел на часы. — Я уже послал вперед Леттимера. Славный парень, но любит поспать. Я его люблю, но держу на расстоянии. Молодые люди становятся нестерпимыми, когда с ними хорошо обращаются…

Сюпер встал и одел пальто. Джим улучил момент, чтобы рассказать историю о латинской букве «L», составленной из банкнот. Сюпер с огромным интересом выслушал его.

— Эльсон был в ту ночь там? — спросил Сюпер. — Это интересное совпадение. Дженни симпатизирует Эльсону, и, кроме того… она его держит в руках. Мы должны быть бдительны. Предстоит понять все, что увидим там этой ночью… я бы хотел, чтобы мистер Кардью тоже был при этом.

— А вы нашли этого бродягу?

— Нет, это совсем не так просто, как кажется на первый взгляд…

Сюпер вышел на улицу, взглянул на небо и, вернувшись в комнату, постучал по старому барометру.

— Вероятно, будет дождь. Вы захватили с собой непромокаемое пальто?

— Да, лежит в автомобиле.

— Хорошо, оно вам пригодится.

Луна слабо пробивалась сквозь тучи, когда Джим и Сюпер ехали вдоль Хорзеам–Рода. Не успели они проехать и двенадцати миль, как далеко на юге заблистали молнии и маленькие пыльные столбы завертелись в лучах фонарей автомобиля. Сюпер сидел скорчившись рядом с Джимом, не говоря ни слова. Когда они минули Хорзеам, раздались раскаты грома и полил дождь. Джим остановил машину, чтобы поднять непромокаемое покрывало.

— Красивая гроза, — сказал Сюпер. — Ничего замысловатого в ней нет… гром и молния — факты, не нуждающиеся в психологическом исследовании. Это вроде того, когда застают человека на месте преступления.

Машина покатилась вдоль Уертинг–Рода.

— Когда женщине приходит в голову мысль выйти замуж, она так же благоразумна, как и волк в мясной лавке. Хотел бы я знать, что означала буква «L», — заговорил Сюпер.

— Наверное, в этом замешана «Большая Нога».

Огромная молния прорезала облака. Сюпер выждал, пока не замолк оглушительный гром.

— «Большая Нога»? Да, возможно! Как вы думаете, почему я избрал для поездки такую бурную ночь? Неужто для того, чтобы удовлетворить свое любопытство и узнать, что делает мисс Шоу? Нет, Ферраби, не ради этого я рискнул своим здоровьем… Кстати, и вашим тоже. — Сюпер говорил медленно. — Я хочу раскрыть тайну, слышите? Я хочу раскрыть тайну!

— Но в чем же тайна? В поведении мисс Шоу? — весело осведомился Джим.

— Не смейтесь, Ферраби. Я занят расследованием одной тайны, — торжественно произнес Сюпер. — Уже шесть с половиной лет я занят мыслью о тайне одной несостоявшейся встречи…

Джим удивленно посмотрел на него.

— Но это очень странно, Сюпер.

— Ничего странного нет. Просто это голый факт — такой же, как гром небесный. Шесть с половиной лет — долгий срок. Так вот, шесть лет назад, сэр Джозив Брикстон, городской советник Сити, пригласил меня однажды к себе в Челмор. Его уже нет в живых. Когда я приехал к нему, его не было дома. Не знаю, было ли так на самом деле, но его слуга вышел ко мне и заявил, что хозяина нет дома. Он передал письмо, где сэр Брикстон благодарил меня за то, что я изволил прийти к нему и оказать ему, якобы, услугу. К письму были приложены две банкноты по двадцать фунтов каждая, которые я употребил на благотворительные цели.

— Но какая тут связь с нашей дикой авантюрой в эту грозовую ночь? — поинтересовался Джим, вытирая в сотый раз защитное стекло.

— Очень даже близкая связь, Ферраби. Я рад, очень рад нашей поездке… Надеюсь, и Леттимер захватил дождевое пальто с собою.

— Но зачем, почему Джозив Брикстон послал за вами? — спросил Джим.

— Я знаю. Мне также известно, почему его не было дома, или, по крайней мере, он сделал вид, будто его не было.

…Дождь лил, как из ведра, молнии поминутно бороздили тьму, и Джиму не пришлось включать главные лампы. Джим свернул с почтовой дороги на боковую улицу, что вела в Большой Паузей. Автомобиль ехал мимо густых дерновых посадок в сторону набережной.

Большой Паузей лежит от Малого Паузея в десяти километрах. Когда–то маленький рыбачий поселок, Малый Паузей, со временем превратился в великолепный курорт с роскошными отелями, садами и насаждениями. Электрическая реклама курорта теперь видна за несколько миль. Малый Паузей получил позднее название собственно Паузея, а Большой Паузей остался маленьким поселком.

Две дороги связывают Паузей с поселком того же названия. Одна дорога ведет к скалам через дюны, другая проходит параллельно набережной. Первая — в прекрасном состоянии и хорошо освещена, вторая, наоборот, — совершенно запущена, изрыта ямами и завалена щебнем. Уже давно ведется спор между местным самоуправлением и военным министерством о том, кому надлежит исправить дорогу, но вопрос остается открытым.

— Черт возьми, какая скверная дорога! — сказал Сюпер, когда автомобиль проезжал по рытвинам, то и дело подпрыгивая. — Мы остановимся у старой каменоломни, если вы ничего не имеете против.

— Вы уже были здесь? Ах, да, я забыл, вы же говорили…

— Я утром изучал эту местность по карте. Дом находится в 150–ти метрах от подошвы холма и в четырех километрах от Паузея. Мы должны найти здесь Леттимера… Выключите свет, Ферраби!

Леттимер стоял под защитой отвесной скалы, закутанный в совершенно мокрый дождевик. Сюпер не заметил бы его, если бы Леттимер не вышел из своего убежища.

— Никто еще не вошел в дом, господин инспектор, — доложил сержант, когда они вышли из автомобиля.

— Странно! Ведь мисс Шоу еще утром выехала сюда, — заметил Джим.

— Меня бы удивило, если бы она явилась сюда, — сказал Сюпер. — Я знаю, что она не приедет в этот дом.

Джим был озадачен.

— Это мое умозаключение, — с гордостью заметил Сюпер. — Логичное умозаключение и… немного психологии.

— Но откуда вам известно, что она не приехала сюда сегодня утром? — упрямо настаивал Джим.

— Потому что Леттимер сообщил мне об этом по телефону час назад. Простое полицейское средство: ставят караульного в нужном месте, чтобы он говорил с вами по телефону. Ну а теперь, Ферраби, выключите–ка все фонари!

Хотя гроза и прекратилась, дождь все еще лил как из ведра. Трое мужчин двинулись по улице во главе с сержантом, освещавшим путь. Вилла мистера Кардью в Паузее называлась Бич–Коттедж и возвышалась между улицей и взморьем. То был невысокий, квадратный, каменный дом, окруженный кирпичной стеной с несколькими воротами.

— Вы уверены, что в доме никого нет, сержант?

— Вполне. Дверь закрыта снаружи на висячий замок.

— А что это за здание там, позади. Гараж?

— Нет, это лодочное помещение. Кардью держал там раньше гребную лодку, которую потом продал.

Сюпер исследовал дверь и окна дома, но ничего не заметил.

— Ясно, что Дженни не могла проникнуть в дом, — сказал Джим. Вероятно, ее задержала непогода.

— Наоборот, непогода могла только содействовать ее планам, — возразил Сюпер.

Джим впервые видел такой запущенный дом.

— Тут полно пещер, — сказал сержант, — но большинство из них недоступно.

Они направились к месту, где стоял автомобиль.

— Меня удивляет, что находятся люди, которым нравится дача Кардью, — сказал Джим.

— Ничего странного, — не согласился Сюпер. — Я с удовольствием поселился бы здесь после выхода в отставку. Держу пари, при солнечном свете здесь великолепная местность. Ночью, конечно, здесь мрачновато…

Инспектор плотнее закутался в пальто и посмотрел на светящийся циферблат своих часов.

— Уже одиннадцать… Обождем до двенадцати. Если к тому времени ничего не случится, мы вернемся в город, и я попрошу у вас извинение за беспокойство, Ферраби.

— Но что вы рассчитывали здесь найти? — удивленно пожал плечами Джим.

— Это трудно объяснить, — сказал Сюпер. — Видите ли, когда перезрелая девица вступает в пятый десяток и начинает угрожать предмету своих вожделений местью, если последний не женится на ней, это настораживает. Возможно, я преувеличиваю… Но тише!

Вдруг Сюпер схватил Джима за руку и потянул его в сторону.

— Поскорее к скалам! — скомандовал он.

В тот же миг из–за угла улицы показались фары автомобиля.

Джим, спотыкаясь, бросился к скале. Сюпер — за ним. Леттимер ползком добрался до инспектора. Автомобиль быстро приближался. Когда он промчался мимо, Сюпер заметил темный силуэт женщины в широкополой шляпе.

Через мгновение автомобиль замедлил ход, въехал в один из ворот и остановился у входа в дом.

— Она открывает дверь, — шепнул Джим.

Сюпер молчал. Лишь когда раздался стук захлопнувшейся двери, он двинулся к дому.

— Не разговаривать! — шепнул он своим спутникам.

Автомобиль стоял у самой двери. Сюпер оставил Джима и сержанта у стены и направился к машине. Он пощупал радиатор и удовлетворенно хмыкнул. Потом обошел дом со всех сторон. Ни звука не доносилось из дома. Оказавшись опять у дверей. Сюпер приложил ухо к двери, но ничего не услышал. Тогда он вернулся к своим спутникам.

— Кто–то другой еще должен прибыть сюда, — сообщил он. — Она не останется здесь на ночь, она не выключила мотор. Ей предстоит важная встреча.

Они вернулись к скалам, где скрывались. Спустя полчаса они услышали, что дверь отворилась, потом снова захлопнулась, и висячий замок опять загремел.

— Она не останется здесь. — Сюпер был изумлен и разочарован. — Она включает рефлекторы!

На секунду вспыхнули два ослепительных снопа света. Потом все погрузилось во тьму, и автомобиль выехал через ворота на улицу. Когда он проезжал мимо скалы, они снова увидели силуэт в широкополой шляпе. Вскоре автомобиль исчез из вида.

— Прошу прощения, Ферраби, — сказал Сюпер упавшим голосом. — Логика и психология ничего не стоят, если они вводят в заблуждение, и факты противоречат им. Подумайте женщина входит в дом, потом выходит из него и исчезает, оставляя нас в дураках. Никто не знает, откуда она приехала и куда отправилась. Поскорее в автомобиль! Попытаемся догнать ее, чтобы не потерять след!

Они добрались до автомобиля Джима. Но случилась маленькая заминка: лопнула шина. Пришлось поставить другую. Когда автомобиль помчался вперед, след старого «Форда» уже простыл.

В Большом Паузее Сюпер изумил местного полисмена своими вопросами. Тот действительно видел два автомобиля, ехавших к берегу, но ни один из них еще не проезжал мимо поста, заявил он.

— Я вас оставлю здесь, Леттимер, — сказал Сюпер. — Мне нужен надежный постовой. Беру на себя ответственность за превышение власти.

Джим и Сюпер помчались через Хорзеам и прибыли к первому участку. Джим изнемогал от усталости.

— Войдем ко мне и выпьем чашку кофе, — предложил Сюпер, молчавший всю дорогу. Мне жаль, что я понапрасну потревожил вас. «Большая Нога»… гм… кажется, что мы ее прозевали.

Они вошли в бюро. Сюпер сел, и его лицо приняло суровое выражение.

— Все это очень странно. Женщина за рулем не поехала в Паузей. Я внимательно наблюдал за дорогой. Она не проезжала и через Большой Паузей, ведь полисмен на посту не видел ее автомобиля. Готов поклясться, она не вернулась через Паузей. Мы ведь доехали до самого конца улицы. Она хорошо освещена, и никаких следов автомобиля на мокрой дороге не было видно. Да, кстати, Леттимер обещал позвонить, если будут новости.

В эту минуту вошел дежурный полицейский.

— Господин старший инспектор, вас просят к телефону.

Сюпер встал и направился к старомодному аппарату на столе.

— Алло… Сюпер? Это я — Леттимер! Я нашел «Форд», — послышался голос в трубке.

— Где?

— Наверху, над самой скалой… Наверное, он свернул с дороги, что ведет вниз к морю. Пункт называется Сихилль.

— Рефлекторы были включены или нет? — торопливо поинтересовался Сюпер.

— Они были выключены… Но я заметил другое — поперек задней стенки автомобиля написано мелом «Большая Нога».

— «Большая Нога»? А был ли кто–нибудь возле автомобиля?

— Никого.

Мысль Сюпера работала лихорадочно.

— Разбудите местного полицейского сержанта и позвоните начальнику полиции в Паузей. Обыщите улицу, идущую вниз вдоль берега. Я скоро приеду. Вы наблюдали за домом? Хорошо.

Сюпер повесил трубку и передал Джиму содержание разговора с сержантом.

— Я должен немедленно выехать туда, но вначале мне нужно заручиться согласием Скотленд–Ярда. Будьте добры, Ферраби, поезжайте к Кардью и попросите у него ключи от дома. И поскорее возвращайтесь сюда!

…У мистера Кардью была небольшая квартира около Регент–Парка, где он проводил те ночи, когда оставался в городе.

Обычно двери таких домов закрыты ночью. Не имея ключа, трудно попасть в дом, не разбудив жильцов всех квартир. Но Джиму посчастливилось: компания молодых людей вернулась из клуба, и он мог войти в коридор дома. Поднявшись на третий этаж, он постучал в дверь мистера Кардью.

Адвокат оказался чутким человеком и после второго стука послышались шаги. Дверь приоткрылась, насколько позволяла предохранительная цепочка.

— Боже ты мой… Ферраби! — воскликнул Кардью, сняв цепочку. — Что привело вас ко мне в такой час?

Джим вкратце рассказал ему о ночных похождениях мисс Шоу и добавил:

— Надеюсь, при таких обстоятельствах вы простите мне, что я рассказал Минтеру об угрожающем письме. Он считает дело весьма серьезным.

Мистер Кардью возбужденно провел рукой по всклокоченным волосам.

— Она приехала только в полночь? — смущенно спросил он. — Но она ведь выехала из Баркли–Стека еще утром — в половине двенадцатого. Где же она теперь?

— Именно это Минтер и хочет узнать, — ответил Джим. — Ее автомобиль найден у скалы. На задней стенке написано два слова — «Большая Нога». Сюпер предполагает, что это сделано для того, чтобы ввести сыщиков в заблуждение. Местная полиция сейчас обыскивает набережную и скалы, чтоб найти труп мисс Шоу.

— Что вы говорите? Это невозможно, это ужасно! Я не могу этому поверить! Двойные ключи от дома лежат в моем бюро в Кинг–Бэнг–Уолке. Обождите, я оденусь… У вас свой автомобиль или нужно нанять таксомотор?

— Свой.

Через несколько минут Кардью появился в дорожном костюме.

— Я непременно поеду с вами, — твердо заявил он. — Я должен знать, что произошло с Дженни.

Автомобиль помчался к бюро мистера Кардью. Хозяин вошел вовнутрь и вернулся со связкой ключей. Джим повернул машину и поехал в первый участок. Сюпер удивился, увидев расстроенного мистера Кардью, но быстро овладел собой.

— Леттимер сообщил, что ничего не найдено ни внизу, ни наверху. Дайте мне ключи, мистер Кардью.

Адвокат вынул ключи из связки.

— У вас есть запасные ключи?

— Нет, у меня осталась только эта пара. Один ключ всегда был в руках лиц, живших на даче, а другой находился в моем бюро. Этими ключами никогда не пользовались…

Отозвав Джима в сторону, Сюпер шепнул ему:

— Я пошлю агента в Хиль–Броу, чтобы найти Эльсона. Он вчера в девять вечера ушел из дому и еще не вернулся. Сел в двухместный «Ролс–ройс» и уехал.

Спустя несколько минут автомобиль с тремя мужчинами несся вниз по Хорзеам–Род. Гроза прошла, к звезды загорелись на небе. Езда продолжалась больше часа. Наконец машина остановилась у домика сельского полицейского сержанта, где сержант ждал их с двумя сыщиками из Паузея.

— Мы ничего не нашли, — доложил сержант, — но один местный житель видел, как женщина спускалась с холма по дороге.

— Когда это было?

— Приблизительно два часа тому назад. Женщина шла от станции Паузей. Последний поезд из Лондона останавливается как раз там, но я не смог найти начальника станции в такое время.

— Она не вернулась со станции, — заключил Сюпер. — Наверное хотела замести следы. Вы всегда пользуетесь этой остановкой, мистер Кардью?

— Я сделал там остановку только один раз во время войны. Когда я еду по железной дороге, то доезжаю до конечной станции или пользуюсь почтовой каретой.

— А мисс Шоу пользовалась когда–нибудь железной дорогой, выезжая в Бич–Коттедж?

— Нет. После 1918 года мы больше не ездили сюда по железной дороге.

Брошенный автомобиль был внимательно осмотрен Сюпером. Теперь было ясно, почему «Форд» не был виден с дороги в Паузей. Автомобиль стоял на небольшом холме. Чуть спустившись с откоса, он уже не мог быть виден с улицы.

При помощи фонаря Сюпер тщательно исследовал машину. Он мало интересовался надписью на задней стенке автомобиля.

— Надпись сделана не белым, а зеленым бильярдным мелом, — заметил Кардью.

— В таком случае мисс Шоу, очевидно, будет найдена в бильярдном салоне, — пробормотал иронически Сюпер. — Остается только искать бильярдный кий.

Кардью ничего не ответил. Сюпер исследовал каждый дюйм капота. Потом осветил внутренность автомобиля.

— Сиденье носит следы царапин… Ковер тоже имеет свежие царапины. Но он чист. Чисты также ножные педали и сцепка. Пока никаких выводов сделать нельзя.

Все вернулись к автомобилю Джима.

— Вы были у дома, сержант? — спросил Сюпер.

— Да, там никого нет. Место охранялось все время. И сейчас там стоит постовой.

Сюпер, Джим и Кардью сели в автомобиль, а сержант с местным полицейским примостились на его ступеньках. Автомобиль спустился с холма и направился по пляжу к дому Кардью.

— Как мрачно здесь! — воскликнул Кардью, когда все вышли из автомобиля. — Я никогда не замечал, как тут все запущенно…

Рефлекторы машины осветили дверь дома.

— Она оставила кое–что из своих вещей дома, мистер Кардью? — спросил Сюпер.

— Нет…

— Может быть, она оставила что–либо в комоде или шкафу? — настаивал детектив.

— Насколько я знаю, ничего.

Сюпер открыл дверь дома и осветил темное помещение. Они оказались в маленьком коридоре, что вел к двери со стеклянным верхом.

— Все останутся здесь, — приказал Сюпер. — Я должен сам обыскать дом.

Сперва он осмотрел две комнаты на правой стороне. То были хорошо меблированные спальни.

Потом Сюпер пошел в комнату на левой стороне. То была столовая. Сюпер не заметил в ней ничего особенного и поэтому направился к кухне, дверь которой была заперта Пришлось вернуться к ожидавшим его спутникам.

— У вас есть ключ от кухни, мистер Кардью?

— Нет! Разве он не торчит в замке?

Сюпер попробовал еще раз налечь на ручку кухонной двери, но та не поддалась. Он почувствовал какой–то запах и крикнул:

— Ферраби, вы чувствуете запах?

— Кордит! — крикнул Джим, вдыхая воздух. — Здесь стреляли из револьвера и… совсем недавно.

— Я так и понял, — сказал Сюпер. — Дверь заперта изнутри.

Они направились в столовую. В одной стене было отверстие, закрытое подвижным ставнем. Очевидно, через него подавались кушанья из кухни в столовую. Ставень был заперт ключом. Сюпер позвал Кардью.

— Да, — сказал адвокат, — ставень закрывался ключом, но я не знаю, куда он подевался. Ключ был еще здесь, когда тут гостила моя секретарша мисс Лейдж. Замок пружинный и открывается только ключом. У меня не было запасного. Вы не можете попасть в кухню?

— Нет, она заперта изнутри.

— Тогда нужно взломать ставень, — заявил Кардью. Он пошел с сержантом в сарай и принес пару ржавых инструментов, среди которых была и отвертка. Сюпер взял отвертку и, вставив ее между ставнем и рамой, с силой потянул кверху. Через минуту замок треснул, и ставень отскочил. Острый запах кордита распространился по столовой.

— Что за запах? — спросил испуганный Кардью. Сюпер не ответил. Перегнувшись через отверстие, он осветил комнату фонарем. Медленно скользил узкий луч по полу до двери. Неожиданно Сюпер увидел туфлю, потом другую и край черного платья…

Женщина сидела, опираясь спиной о дверь. Голова ее была опущена на грудь, будто она была пьяна. Один взгляд убедил Сюпера, что то была мисс Шоу. Лужа крови на полу свидетельствовала о том, что она была мертва.

Сюпер медленно высунул голову из отверстия.

— Все должны оставаться здесь. Сержант, приведите немедленно врача. Мистер Ферраби, останьтесь здесь.

Сюпер шепнул что–то сержанту на ухо, и тот быстро укатил на машине.

— Что же случилось? — спросил Кардью, дрожа от страха. — Боже мой… это ведь не Дженни?

— Боюсь, это она, мистер Кардью, — заявил Сюпер.

— Ранена или… мертва?

— Мертва… Оставайтесь здесь, а вы, Ферраби, следуйте за мной.

С необычайной проворностью Сюпер забрался сквозь отверстие на кухню. Джим с трудом последовал за ним.

— Закройте ставень, я зажгу лампу!

Сюпер зажег керосиновую лампу, стоявшую на столе, и осторожно осветил безжизненное тело женщины.

— Самоубийство? — подавленно спросил Джим.

— Думаю, что нет, — ответил Сюпер.

Сюпер нагнулся и взглянул на бледное лицо.

— Она не покончила с собой, а была убита, — заявил он. — Дверь заперта снаружи — видите ключ? Ставень столовой тоже был заперт, а ключ от него торчит в замке с этой стороны… Как проник сюда убийца? Окно во двор защищено тяжелыми ставнями и засовы закрыты изнутри…

На столе лежал ридикюль. В нем, очевидно, рылись: косметика и деньги были разбросаны по столу.

— Две тысячи долларов и пятьдесят фунтов, — сказал Сюпер, сосчитав деньги. — А что означает этот кирпич?

Красный обожженный камень лежал на полу. Рядом валялось резиновое кольцо со шнуром.

— Весь пол устлан красным кирпичом, — сказал Джим.

— Да… я тоже заметил это.

Сюпер взял лампу, нагнулся и исследовал пол. Под столом, ровно посередине, находилось отверстие, соответствовавшее размеру кирпича.

— Кольцо служило средством, чтобы поднять кирпич, — задумчиво сказал Сюпер.

Он тщательно исследовал отверстие.

— Здесь было что–то запрятано, и мисс Шоу явилась сюда, чтобы забрать это. Вот почему она задержалась здесь недолго.

— Но как она попала сюда опять? Входная дверь была заперта снаружи.

— Не знаю, но факт налицо: она явилась сюда за каким–то предметом.

Сюпер наклонился над трупом. Потухшая трубка инспектора торчала в зубах, а лоб еще больше наморщился.

— Я не имею права сдвинуть ее с места до прихода врача, — сказал он, поднявшись. — Ее застрелили с близкого расстояния… Убийца стоял вот здесь, около стола… Очевидно, он стрелял из автоматического пистолета, хотя нигде не видно патронной гильзы. Дженни стояла направо у дверей… видите следы пули на стене? Потом она сделала шаг вперед и опустилась у двери. Пуля, вероятно, прошла сквозь сердце. Часто бывает, что мертвые по инерции успевают сделать один–два шага. Левая перчатка еще на руке, правая — снята. Дженни не думала оставаться здесь. Не замечаете ли вы некоторые довольно странные обстоятельства, Ферраби?

Джим беспомощно покачал головой.

— Здесь так много странностей, что мне трудно разобраться.

Мистер Кардью сразу заметил бы одно важное обстоятельство: пальто и шляпа убитой исчезли. Их нигде не видно… Посмотрите, Ферраби, вы замечаете кое–что на полу под вешалкой?

— Вода, — сказал Джим.

— Она стекла с дождевика убитой. Дженни повесила его, явившись сюда. Где же она оставила пальто и шляпу?

— По всей вероятности, в другой комнате.

— Нет, Ферраби, хотя я и не обыскал, как следует, весь дом, пальто и шляпы мы не найдем здесь. У меня слишком зоркий глаз. Ага, вот и врач приехал, — добавил Сюпер. — Если он довольно толст, ему не так уже легко удастся пролезть сквозь эту дыру в кухню.

Но врач оказался молодым стройным человеком и без малейшего труда забрался на кухню.

— Да, она мертва, — констатировал он. — Я не могу точно сказать, когда она умерла, но, во всяком случае, более часа тому назад. Я вызвал по телефону карету секционной камеры. Сержант Леттимер рассказал мне все.

Часы показывали половину четвертого. Спустя пять минут прибыла карета, и труп был увезен. В доме остались только Сюпер с Джимом. Мистер Кардью, совершенно подавленный происшедшим, куда–то уехал, а Леттимер отправился с врачом для составления протокола. Сюпер отодвинул засовы и открыл окно.

— Еще темно и накрапывает дождь, но погода теплая. Настоящая летняя ночь, — сказал он.

Потом обернулся и положил на стол длинный желтый конверт.

— Посмотрите, Ферраби, это я нашел под телом мисс Шоу, когда ее подняли.

Джим осмотрел конверт. Он оказался пустым. Значился только адрес, напечатанный на пишущей машинке:

«Доктор Джон В. Милс,

врач секционной камеры Западного Суссекса.

Хэйлсхем, Суссекс».

— Кто это, доктор? — спросил Джим.

— Ферраби, доктор Милс умер пять лет назад, я хорошо помню его похороны. Адрес, очевидно, написан уже давно… во всяком случае, не мисс Шоу, — задумчиво произнес Сюпер.

— Но кто же написал его?

— Этого я вам пока не могу сказать, — таинственно ответил Сюпер.

Джим наблюдал, как Сюпер обследовал кухню, обыскал печи, открывал шкафы, осматривал выдвижные ящики. Только теперь Джим понял всю реальность трагедии. Происшествие было столь неожиданным, что он не сразу постиг значение того, чему был свидетелем. Он вдруг вспомнил о мисс Лейдж, которая, наверное, очень испугается, узнав о смерти мисс Шоу.

— Здесь произошло неординарное убийство, — сказал Сюпер со вздохом, зажимая свою трубку. — Я рад, что поговорил раньше с комиссаром Скотленд–Ярда. Он толковый парень и не исключено, что он передаст мне раскрытие этого убийства. Если этот случай будет передан другому, убийство останется нераскрытым. Ни оружия, ни улик не найдено. Только пустой конверт, который нужно еще исследовать…

После тщательного осмотра стены, Сюпер вытащил из нее пулю пистолета калибра № 42. Однако выводы было рано делать. Автоматические пистолеты тогда изготовлялись только в двух калибрах, и трудно было допустить, что мисс Шоу имела такой пистолет. Женщины боятся такого оружия…

— Куда Кардью уехал? — спросил Джим.

— В «Гранд–Отель» Паузея. — Сюпер рассмеялся. — Когда этот детектив–теоретик сталкивается с фактами, он теряет голову. А здесь факт налицо — насильственная смерть. Сидеть на мягком стуле и выдумывать криминальные теории — одно, а сталкиваться с кровью и ужасами жизни — совсем другое…

Вдруг Сюпер вытянул голову и начал прислушиваться. В окно доносился шум прибоя. Сюпер взял лампу и направился к двери.

— Кто–то возится у двери, — шепнул он. Джим тоже услышал шорох, и ему стало не по себе. Кто–то ощупывал дверь с той стороны и нажимал на ручку. Сюпер знаком велел ему открыть дверь. Джим медленно подошел к двери, быстро повернул ключ и распахнул ее.

На пороге стояла стройная девушка. Она была вся мокрая и еле держалась на ногах.

— Спасите меня! — крикнула она и упала без чувств на руки Джима.

То была мисс Лейдж.

— Не двигайтесь! Слушайте! — шепнул Сюпер на ухо Джиму. Тот стоял неподвижно, держа девушку в объятьях. Из темноты доносилось заунывное пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Алхама!»

— Проклятие! — воскликнул Сюпер и бросился вон из дома в непроглядный мрак ночи.

Рассветало, когда Сюпер вернулся и сообщил о своей неудаче.

— Он пел где–то на вершине скалы, — пробормотал он. — Не сдобровать этому музыкальному бродяге, когда он попадет ко мне в руки. Что с мисс Лейдж?

— Я привел ее в чувство, развел огонь в спальне, и она немного пришла в себя.

— Вы рассказали ей об убийстве?

— Нет, я предпочел оставить ее в покое. Она, очевидно, пережила ужасные минуты.

Девушка услышала разговор и приоткрыла дверь.

— Мистер Минтер уже вернулся? Я сейчас выйду.

Через минуту она вышла. На ней было пальто Джима, а старые найденные в шкафу туфли выглядели странно на ее изящных ножках.

— Где мисс Шоу? Что вы тут делали? — забросала она их вопросами.

— Мы хотели осмотреть дачу, — спокойно пояснил Сюпер. — Я намеревался провести здесь мой летний отпуск.

— Где мисс Шоу? — не унималась Эльфа.

— Она ушла.

Девушка перевела внимательный взгляд с инспектора на Джима и сказала:

— Здесь что–то случилось.

— Кажется, мисс Лейдж, с вами что–то действительно случилось, — сказал Сюпер. — Каким образом вы попали сюда ночью?

— Мисс Шоу вызвала меня сюда по телеграфу.

Сюпер и Джим изумленно переглянулись. Эльфа пошла в спальню и вернулась с длинной телеграммой. Сюпер надел пенсне и прочел. Телеграмма была адресована на имя Эльфы на Кубит–стрит:

«Прошу вас сделать мне одолжение и прибыть немедленно по получении телеграммы в дом мистера Кардью, у набережной Паузея. Если меня еще не будет там, будьте любезны обождать. Даже если телеграмма прибудет с опозданием, вы должны приехать туда. Я до сих пор никогда не обременяла вас просьбами. Ваше прибытие окажет большое влияние на мою дальнейшую жизнь. Я хочу иметь вас в качестве свидетельницы по очень важному делу и прошу вас как женщину помочь женщине.

Дженни Шоу».

Телеграмма была подана в Гильдфорде в шесть вечера накануне страшных событий.

— Я получила ее в четверть восьмого, — сказала Эльфа, — и не знала, как быть. То, что мои отношения с мисс Шоу оставляли желать лучшего, еще более все усложнило. После долгих колебаний я все–таки решила ехать и села на последний поезд в десять вечера. Я вышла из вагона на станции и пошла…

— Значит, жители поселка видели вас, когда вы шли от станции, — перебил ее Сюпер. — Это разрешает нашу загадку. Продолжайте, мисс Лейдж!

— От берега идет знакомая тропинка, — говорила девушка. Я знаю эту местность очень хорошо, излазила все здешние скалы. К тому же при мне был фонарик. Я пошла по тропинке, потому что было очень ветрено, и скалы защищали меня от дождя. Но я не знала, что летом прошлого года здесь произошел обвал. Тропинка оборвалась, я наступила на скользкий камень и упала вниз. Мне показалось, будто я сломала шею. Но потом я пришла в себя и поняла, что лежу на краю меловой горы. Я не могла сдвинуться с места и лежала так, пока не заметила два автомобиля. Первый, что подъехал к дому, был хорошо виден со скалы, второй остановился у каменоломни. Я кричала «помогите!», но ветер заглушал мой голос. Вы можете себе представить мое отчаяние, когда автомобили исчезли, и я опять осталась одна во мраке.

Эльфа вздрогнула, вспомнив о пережитом.

— И вы никого не заметили? Бродягу или подозрительного субъекта? — расспрашивал Сюпер.

— Нет. Я молча лежала и смотрела на дом. Спустя часа два к нему подъехала карета. В отчаянии я попыталась слезть с обрыва, но мне это не удалось, я скользила все глубже и глубже… это было ужасно. Но все оказалось не так уж плохо, как я вначале думала. Я очутилась внизу, в нескольких метрах от дома, даже не получив никаких ранений. Сама не помню, как я оказалась у дверей.

Сюпер вторично прочел телеграмму и почесал лоб.

— Вы мне нужны как свидетельница по очень важному делу, — заявил он.

— А где мисс Шоу? — повторила девушка.

Она прочла ответ в глазах Сюпера и побледнела.

— Она… она… умерла?

— Да, её застрелили здесь, в этой кухне. Успокойтесь, мисс Лейдж, вы будете важной свидетельницей, ведь вы лежали всю ночь на скалах и наблюдали за домом. Не подъезжал ли к дому еще один автомобиль, кроме тех двух, о которых вы говорили?

— Нет, я в этом уверена.

— Вы не заметили кого–нибудь на улице?

— Трудно сказать, ведь было темно…

Сюпер казался обескураженным.

— Гм… Теперь все зависит от начальства. Если оно поручит мне розыск, то я раскрою преступление. Если же дело будет поручено одному из этих теоретиков, убийца останется безнаказанным. Теперь я знаю всю местность, как свои пять пальцев…

Джим Ферраби знал: полномочия Скотленд–Ярда распространяются только на Лондон, и вопрос о привлечении детектива Сюпера к розыску убийцы мисс Шоу зависит от местной полиции Паузея. Но та захочет обратиться за помощью к Скотленд–Ярду только в случае, если сама не сможет успешно провести розыски…

Эльфа сидела молча, совершенно подавленная страшной новостью: мисс Шоу убита! Это невероятно!

— Когда ваше платье высохнет, мисс Лейдж, мистер Ферраби отвезет вас домой, — сказал Сюпер. — Кажется, больше вы нам не сможете сообщить ничего важного.

— Больше ничего я не знаю, — прошептала она. — Ах, как ужасно, как ужасно!

— Скажите, мисс, это вы напечатали на машинке? — спросил Сюпер и показал конверт, найденный возле убитой.

— Нет, это не я. Текст напечатан не на моей машинке. Кажется, у мисс Шоу была собственная старая пишущая машинка. Однажды она спросила, не знаю ли я хорошее руководство, чтобы научиться печатать.

Уже совсем рассвело и дождь прекратился, когда Сюпер и Джим вышли из дому и направились к скалам.

— Видите, Леттимер был прав: скалы полны пещер, — сказал Сюпер, указав на зловещие черные провалы, видневшиеся между меловыми горами. — Я попрошу начальника местной полиции обследовать нижние пещеры.

Выйдя на улицу, они увидели автомобиль Джима. У руля сидел Леттимер.

— Я нашел интересную штуку, господин старший инспектор! — крикнул, подъехав, сержант. — Вот смотрите!

И он вынул из кармана миниатюрный кожаный мешочек, висевший на золотой цепочке.

— Я нашел это рядом с автомобилем, когда рассвело, — пояснил он и передал находку Сюперу. Тот открыл мешочек и вынул из него золотое кольцо.

— Похоже на обручальное кольцо, — заметил он. — А брачного документа вы не нашли?

— Нет. Никаких документов там не было.

— Занятно! Новое обручальное кольцо, — пробормотал Сюпер, осматривая со всех сторон находку. — Интересно, носила ли она его. По–видимому, нет. Во всяком случае, человек, надевший ей на руку это кольцо, знает об убийстве больше, чем мы.

…Они прогуливались по набережной. Прилив усиливался. Небо заволокло тучами.

— Здесь действительно довольно мрачное место, — согласился Сюпер. — Вчера я говорил, что не прочь поселиться тут, когда выйду в отставку, но это вряд ли…

…Вдалеке на море виднелся дымок пароходов. У набережной мелькали красные парусники рыбаков, причаливших к бухте Паузея. За домом мистера Кардью был маленький садик с поломанным забором, ворота которого валялись на траве. Там, где хозяин раньше пытался разбить цветочные клумбы, теперь пышно росла сорная трава.

— И все–таки эта местность не так уж плоха для любителя морских купаний, — подумав, упрямо сказал Сюпер.

Они направились к воротам дома.

— Проклятие! — неожиданно воскликнул Сюпер.

Он заметил на песке след ноги, наполовину размытый дождем, но все же довольно отчетливый. То был отпечаток чьей–то большой босой ноги.

— Христофор Колумб! — воскликнул Сюпер, глядя как зачарованный на отпечаток.

Он бросился за следами вниз к морю и медленно пошел вдоль берега. Следы вели к дому.

— «Большая Нога»! — выдохнул Сюпер.

— Что? «Большая Нога»? — повторил Джим.

Следы вдруг затерялись, и Сюпер со спутником направились к воде. В небольшой песчаной рытвине, образованной прибоем, следы снова показались. Сюпер взглянул на Джима и спросил:

— Ну, что скажете?

— Признаюсь, пока сказать нечего, — пожал плечами Джим.

— Сержант, поезжайте в город за инструментами! — приказал Сюпер.

Леттимер вернулся из города с материалом для снятия отпечатков со следов. Работа продолжалась около часа.

Они даже не заметили, что за ними следил в это время смуглый мужчина с окладистой бородой. Он сидел у входа одной малодоступной пещеры среди меловых скал. Странный мужчина блуждающим взором смотрел на сыщиков, напевая про себя песню об Альгаме.

Джим Ферраби изнемогал от усталости, сидя за рулем автомобиля, мчавшегося по направлению к Паузею. Бессонная, полная тревоги ночь однако нисколько не отразилась на Сюпере, который сидел рядом с Джимом и не умолкал ни на минуту. Он был бодр, и Джим удивлялся его выдержке и свежему, энергичному виду.

— Нужны годы, чтобы сделаться хорошим детективом, — рассуждал Сюпер. — Возьмем, к примеру, Леттимера. Можно допустить, что он хорошо знает свое дело, хотя это и не так. Эти молодые слишком полагаются на психологию и дедукцию и не умеют наблюдать. Что с вами, вы устали?

— Ужасно устал, — ответил Джим.

— А вы вообразите себе, что напротив — бодры, — сказал Сюпер. — Представьте себе, что вы танцуете с избранницей вашего сердца…

…Паузей с его фешенебельными кафе и красивыми домиками купался в ярком солнечном свете. Желтое взморье было переполнено отдыхающими, а тротуары были оживлены толпами ярко одетых людей.

Джим остановил машину у «Гранд Отеля». Портье в блестящей ливрее бросился к автомобилю помочь Сюперу выйти. Он отвел прибывших в номер мистера Кардью.

Кардью еще лежал в постели, но уже не спал.

— У вас есть новости? — спросил он у Сюпера, едва тот успел войти.

Тот рассказал об обручальном кольце, и Кардью сразу присел на кровати.

— Что? Дженни была замужем? Это невозможно! — воскликнул он. — Пустяки! Я знаю точно: она никогда не сочеталась браком!

— Откуда вам это известно, мистер Кардью?

Бледное лицо Кардью передернулось. Прошло несколько минут, прежде чем он успокоился и заговорил.

— Я уже давно поверенный мисс Шоу, она ничего не скрывала от меня. То, что она испытывала симпатию к определенному лицу, еще не значит, что она сочеталась с ним браком. Она не могла выйти замуж без моего разрешения.

— Но почему? — спросил изумленный Сюпер.

— Когда моя жена умирала, она назначила Дженни значительную годовую ренту с условием, что та не выйдет замуж без моего разрешения. Моя бедная покойная супруга не могла допустить, чтобы я остался один без хозяйки в доме.

— А как велика была ежегодная рента?

— Двести фунтов. Для Дженни это была значительная сумма, и она осталась служить в моем доме. Она ничего не скрывала от меня, за исключением… одной тайны. Три года назад она передала мне на хранение большой запечатанный конверт. Я, конечно, спросил, что за документы хранятся в нем, но она резко ответила, что это ее дело и что я не смею спрашивать. Я не хотел вмешиваться в ее жизнь и без того довольно печальную. Моя покойная жена взяла ее из сиротского дома и ее происхождение было окутано тайной. Я знал, что Дженни пыталась узнать хоть что–то о своем происхождении. Полагаю, конверт содержит документы, что могут пролить свет…

— Да, это все интересно, — сказал Сюпер, — и я должен увидеть конверт. Где он?

— В моем бюро в Кинг–Бенг–Уолке, — ответил Кардью. — Если собираетесь туда отправиться, то вы найдете конверт в маленьком японском полированном ящике, на крышке которого выгравированы буквы Д.Ш. Там еще лежит, если не ошибаюсь, нотариальная копия завещания моей супруги, письма директора сиротского дома, метрические свидетельства Дженни и другие неважные документы.

Кардью вынул из кармана своих брюк, лежавших перед ним на стуле, связку ключей и подал Сюперу.

— Вот ключи от бюро… Вы ничего нового не узнали?

— Нет. Как Дженни попала в дом, когда Леттимер охранял его у самого порога, остается для меня загадкой, которая граничит с чудом. До сих пор ни одно убийство не происходило при столь загадочных обстоятельствах.

— Леттимер был все время возле дома? — быстро спросил Кардью.

— Да, — твердо ответил Сюпер.

— У меня есть свои теории на этот счет, но я не хочу пока говорить о них, — многозначительно произнес адвокат.

Увидев, как тонкая улыбка скользнула по губам Сюпера, он раздраженно добавил:

— Вы, конечно, не доверяете моим теориям, но как убийца удрал из кухни, я знаю точно…

— Так изложите же свою версию, — холодно заметил Сюпер.

— Дженни и убийца вошли в кухню. Один из них запер дверь снаружи, то есть он или она…

— Правильно, — одобрил его Сюпер.

— Он убил ее, и она упала прямо у двери. Убийце не хватило мужества поднять ее тело, и он решил бежать через маленькое окошко в стене. Очутившись в столовой, убийца должен был спустить ставень, снабженный пружинным замком…

Сюпер ударил по колену и вскричал:

— Ну, конечно же, так оно и было! Ведь ставень автоматически закрывается без ключа. Вы составили превосходную теорию, и я нисколько не удивлюсь, если она окажется правильной. Но каким путем убийца проник в дом и выбрался оттуда незаметно для Леттимера?

— Но ведь есть дверь с черного хода…

— Она была на засове и заперта, — возразил Сюпер. — Все окна снабжены подвижными ставнями и железными стержнями. Если убийца вышел через заднюю дверь, то как ему удалось запереть ее изнутри? Нет, мистер Кардью, это неправильный вывод.

— Допустим, вы правы, — не сдавался Кардью. — Признаюсь, я сам пока не вполне уверен в своей теории. Возможно, я еще сообщу вам о гипотезе, которая убедит вас, господин инспектор.

Когда Сюпер и Джим спустились с лестницы, инспектор сказал:

— Гипотеза? Ого! Это нечто новенькое для меня! Когда эти образованные субъекты начинают переходить на латынь, я теряю голову. Но адвокат верно описал, как убийца вышел из кухни. Я от него такого даже не ожидал. Я думал, он станет излагать теории о подземных ходах, потайных дверях, похожих на шкафы, которые при нажатии пружины открывают выход на лестницу, ведущую в пещеру…

— Минтер, вы наверное увлекаетесь бульварными романами, — весело заметил Джим.

— Нет, я читаю только газеты.

Джим больше не чувствовал усталости. Он сел за руль и поехал в Лондон. Общество Сюпера действовало на него благотворно.

…Через некоторое время обрызганный грязью автомобиль Джима остановился у Кинг–Бенг–Уолка. Джим, хорошо знавший здание, повел инспектора по лестнице к большой входной двери. В Кинг–Уолке каждое бюро снабжено двойными дверьми. Когда наружная дверь закрыта, это признак того, что владелец не желает принимать посетителей. В приемные часы эта дверь обычно открыта. Через внутреннюю дверь можно войти независимо от того, открыта она или закрыта. Когда Сюпер вложил ключ в замок, то почувствовал, что наружная дверь поддалась: она не была заперта.

— Дверь не закрыта, — сказал Сюпер.

Они вошли в узкий проход, у правого конца которого была комната мисс Лейдж. Дверь этой комнаты была заперта, но дверь комнаты мистера Кардью была распахнута.

— Кажется, мы опоздали, — сказал Сюпер, осмотрев комнату. Ящики лежали на полу, их содержимое было разбросано всюду. Стол мистера Кардью был выпотрошен, выдвижные ящики вскрыты…

— Кто–то опередил нас! — воскликнул Джим, указывая на актовые ящики. — Вот коробка с инициалами Д.Ш… она пуста!

— Да, черт возьми! — буркнул Сюпер, — мы опоздали!

Он медленно осмотрелся. Его взор упал на решетку камина, переполненную обгорелыми бумагами и пеплом. Многие листы были совершенно сожжены. Сюпер собрал обгорелые бумаги, исследовал все уцелевшие документы. Но ни конверта, ни других документов относительно мисс Шоу, он не нашел.

Он взял в руки коробку с инициалами Д.Ш. и поставил ее на стол.

— Коробка не повреждена, она открыта ключом, — заметил он.

Потом Сюпер снова метнулся к камину и тщательно осмотрел пепел. Через десять минут он поднялся с запыленными коленями. Потом снова нагнулся, исследуя пол. В руках у него оказалась спичка.

— Можно, конечно, узнать, кто изготовил эту спичку и сколько людей пользуется этим сортом, — заметил он угрюмо, — но все, что я могу сказать сейчас — это то, что спичкой были подожжены бумаги.

Сюпер потянул шнур оконной шторы. Когда штора поднялась, на пол упал листок бумаги. Сюпер поднял его и увидел, что это квитанция, выданная торговцем на мелкую сумму.

— Бумажка, очевидно, была в ветреный день прижата к шторе, когда та была опущена, — произнес задумчиво он. — Нужно сообщить обо всем в полицию и поговорить в спокойной обстановке с мистером Кардью. Он очень нервничает и потрясен убийством мисс Шоу. Конечно, он будет поражен, узнав о взломе в его бюро и о похищении важных документов. Для адвоката — большой удар потерять документы.

…Джим отвез Сюпера в Скотленд–Ярд и вернулся домой. Он был рад, что мог, наконец, раздеться и поспать. Только после захода солнца он проснулся. Его первой мыслью была Эльфа. Он не решился звонить ей по телефону и поехал в таксомоторе на Кубит–стрит. Ему посчастливилось встретить Эльфу в тот момент, когда она спускалась по лестнице.

— Вы видели мистера Минтера? — спросила она. — Он только что вышел из моей квартиры.

— Он, наверное, вообще никогда не спит, наш неутомимый детектив, — удивился Джим. — Он уже рассказал вам о взломе в бюро Кардью?

— Да, он пришел ко мне после обеда и рассказал обо всем, — сказала Эльфа, идя рядом с ним. — Взломщики не тронули моего кабинета, потому что дверь была заперта. А вы знаете что–нибудь о «Большой Ноге»? — неожиданно спросила она.

Джим был удивлен, что Сюпер рассказал Эльфе о таинственной «Большой Ноге», хотя и скрывал об этом от Кардью.

— Сюпер хотел узнать, не слышала ли я о таком прозвище, — объяснила Эльфа. Но я никогда не слыхала об этом странном прозвище. Что все это значит, мистер Ферраби?

Джим рассказал ей, что знал.

— Все так таинственно! Я не могу себе представить, что мисс Шоу мертва. Как все ужасно! — повторяла Эльфа.

Они направились в Холбурн. Джиму хотелось бы узнать, зачем девушка вышла вечером из дому. На углу Кингсвей Эльфа приостановилась.

— Я должна вам доверить маленькую тайну, — сказала она с легкой улыбкой. — Дело идет о столь ничтожной тайне, что мне, собственно, не следовало бы и просить у вас помощи.

— Чем меньше тайна, тем более полезным я могу быть, — возразил Джим с интересом.

— Речь идет о моем квартиранте, — объяснила девушка. — Вы удивлены, не правда ли? Покойный отец оставил мне дом, где мы жили. Это небольшое здание, но оно все же слишком велико для меня. Поэтому я сдала квартиру одному господину. Доход, несмотря на его незначительность, все–таки для меня важен. Но в последнее время мой бедный жилец стал очень уж нервным из–за яиц и намерен переехать на другую квартиру.

— Из–за яиц? — с изумлением спросил Джим.

— Не удивляйтесь, мистер Ферраби, именно из–за яиц, картофеля, а иногда и капусты. Но, главным образом, из–за яиц…

— Я вас не понимаю, мисс Лейдж!

— Выслушайте дальше. Мистер Леттимер вначале принял это за шутку, но потом…

— Мистер Леттимер? — перебил ее Джим. — Он родственник бравого сержанта?

— Это его дядя. Я только сегодня из уст сержанта узнала, что Болдервод Леттимер — богатый торговец пищевыми продуктами и холостяк. Кажется, он не разговаривает с племянником. Во всяком случае между ними натянутые отношения, поскольку сержант рассказал мне, что он никогда не был у дяди на Эдуард–Сквере. Дядя сердит на племянника, потому что он поступил в полицию. Племянник, считает дядя, роняет этим достоинство семьи.

— Но, пожалуй, расскажите мне историю с яйцами.

— И с картофелем, — добавила Эльфа. — Тайна звучит, как шутка, и я считала всю историю абсурдом, когда услышала ее впервые. С тех пор, как Болдервод Леттимер живет в моем доме по Эдуард–Скверу № 178, на пороге дома каждое утро находят яйца, иногда красную редьку, цветную капусту и прочие овощи. Одним словом — странные «подарки». Часто Леттимер находит дюжину картофелин в грязной бумаге. Летом подарки сопровождаются букетом цветов. Слуга Леттимера открыл дверь утром в пятницу и нашел спаржу и целый сиреневый куст. Таинственные и регулярные подарки действуют моему квартиранту на нервы. Это продолжается уже довольно долго, чтобы считать шуткой или чьей–то глупой выходкой. Я очень рада, что вы пришли. Может, вы разрешите загадку?

…Болдервод Леттимер вышел навстречу посетителям. Он был маленького роста, коренастый, лысый, с красным лицом. Джиму показалось, что перед ним — церковный служка, любитель красного портвейна.

— Очень рад видеть вас, мисс Лейдж, — сказал Леттимер, вежливо поклонившись Джиму. — Вы получили мое письмо? Мне жаль, что я вас побеспокоил, но дело это действительно стало для меня несносным.

Они вошли в комнату, обставленную весьма старомодно. Ковры с пестрыми рисунками не гармонировали с мебелью, обитой жестким плюшем.

— Я уже хотел было обратиться в полицию, — сказал хозяин. — До сих пор я принимал эти знаки внимания за шутки, а иногда и за благодарность со стороны какого–то человека, которому я, возможно, оказал когда–то услугу.

Он говорил очень важно. Желая подчеркнуть то или иное слово, он размахивал своим пенсне, которое держал в руках.

— Теперь я пришел к выводу, что нужно предпринять решительные шаги. Это регулярное подбрасывание к дверям моей квартиры разных овощей — просто подлое оскорбление человека, которому желают напомнить, что он торговец. Человек, которому везет, всегда имеет врагов. Некоторые люди, которых я не хочу называть, очень злы за то, что я избран гласным в Кенсингтонскую думу. Так вот я торжественно заявляю, что я только коммерсант и никто больше. Ничего подозрительного в торговле нет и незачем меня оскорблять!

— Разрешите представить вам мистера Ферраби из государственной прокуратуры, — решилась прервать этот словесный поток Эльфа.

— Очень приятно… мистер Болдервод Леттимер, член думы Кенсингтона… и коммерсант.

— Когда именно «неизвестные благодарные субъекты» кладут на лестнице продукты? — спросил Джим.

— Между полуночью и тремя часами утра. Я дежурил по ночам, чтобы поймать негодяя на месте преступления и потребовать от него объяснений, но ничего не вышло.

— Мне кажется, оскорбление все же довольно невинное, — заметил Джим, улыбаясь, — вы получаете продукты, которые нужно покупать на рынке за деньги…

— Да, но эти продукты могут быть отравлены! — холодно возразил Болдервод. — Я уже послал часть этих продуктов в государственный институт для химического исследования. Правда, никаких признаков яда там обнаружено не было, но не исключено, что это — хитрая уловка, чтобы усыпить мою бдительность.

— Не верю, чтобы кто–то хотел причинить вам зло, — не сдавался Джим. — Вы уже сообщили об этом в полицию?

— Официально я еще не жаловался в полицию. Я только говорил с двумя дежурными полицейскими, рассказав им суть дела. Просил их поймать злоумышленника частным образом.

— Не лучше ли было поговорить об этом с вашим племянником, сержантом Леттимером? — спросил гость.

Болдервод нахмурил брови.

— Мы с ним в натянутых отношениях и почти не встречаемся. Когда он был еще юношей, я предложил ему стать коммерсантом. И, представьте, племянник отклонил мое предложение и поступил в полицию. Конечно, полицейские нужны и без них плохо, но это еще не значит, что мой племянник должен был выбрать себе такую карьеру.

— Но это почетная карьера, — возразил Джим.

М–р Леттимер только пожал плечами.

— Не думаю, чтобы я обратился к племяннику за советом, — продолжал он упрямо. — Я потому пригласил мисс Лейдж, чтобы она сама разрешила эту загадку. Ведь вы, мисс Лейдж, годами жили в этом доме.

Болдервод вопросительно взглянул на мисс Лейдж, но та покачала головой.

— Я могу лишь посоветовать вам заявить об этом в полицию, — сказала она.

— Получаете ли вы продукты в больших количествах? — поинтересовался Джим.

— Нет, обычно я получаю столько, сколько человек может унести в карманах. Большой сиреневый букет был необычным подарком. Я как–то читал, что преступные банды делают таинственные предупреждения своим предполагаемым жертвам. Вы, мистер Ферраби, как человек опытный, как юрист знаете, что и в данном случае не исключена выходка шайки преступников…

Джим с трудом удержался от смеха.

— Нет, не думаю, чтобы здесь были замешаны преступники. Но лучше все же обратитесь в полицию…

М–р Леттимер презрительно улыбнулся.

— Я себя хорошо чувствую в этом доме и не хотел бы выезжать. Мисс Лейдж знает, что я неоднократно предлагал ей продать мне этот дом. Но в последнее время я думаю, что лучше мне переселиться в другую квартиру.

— Но это не самый удобный метод, чтобы найти выход из положения, — смеясь, заметил Джим. — Это похоже на то, когда человек решает сжечь дом, чтобы поджарить жаркое. Не сопровождаются ли подарки иногда и записками?

— Нет, никогда. Правда, тот букет сирени был завернут в бумагу, где было написано карандашом несколько слов. Но я не мог из этих слов сделать никакого вывода и найти ключ к загадке.

— Сохранилась ли эта обертка? — спросил Джим, которого неожиданно заинтересовала эта деталь.

— Посмотрю, может быть, сохранилась…

Леттимер вышел и долго не возвращался.

— Вы думаете, кто–то действительно шутит над ним? — спросила Эльфа.

— Похоже на шутку. Но это продолжается уже чересчур долго…

Леттимер вернулся в комнату и сообщил, что «ключ к разгадке» употреблен для разведения огня на плите.

Беседа подошла к концу. Джим и Эльфа сели в автомобиль. Джим хранил молчание, и это беспокоило Эльфу.

— Скажите, Вы думаете, что за историей с продуктами таится нечто ужасное? — не выдержала она.

Джим очнулся от дум.

— Ужасное? — переспросил он. — Нет, не думаю. Но история очень странная…

Сюпер обладал свойством истинного профессионала: он мог спать в любом месте и в любое время. Полчаса сна в вагоне или час–другой, проведенный на стуле бюро, было для него достаточно, чтобы он чувствовал себя бодрым и свежим.

Церковные колокола звонили к вечерне, когда Сюпер разговаривал с Леттимером, который с усталым видом слушал его.

— Я только что говорил по телефону с мистером Ферраби, и он сообщил, что кто–то бомбардирует вашего дядю овощами, яйцами и сиреневыми букетами… Готов биться об заклад, что это первый случай, когда ваш дядя получает цветы.

— Надеюсь, выстрелы попадут в цель, — сердито сказал Леттимер. — Мой дядя — ханжа. Высокомерен, как герцог, и бесчувственен, как печка.

— Но он милый старикан, — возразил Сюпер. — Ах да, забыл вам сказать: Эльсон вернулся, — спохватился он. — Эльсон приехал в Хиль–Броу в 5.53. Его автомобиль был покрыт грязью, а один из рефлекторов и предохранительное крыло повреждены.

Наступила пауза. Сюпер продолжал:

— Лучше мне самому им заняться. На молодых нельзя положиться…

Потом вздохнул и поднялся со стула.

— Я теперь еду в Хиль–Броу. Вы останетесь здесь, чтобы принимать все сведения из Паузея. Мне официально поручено заняться розыском убийцы мисс Шоу. Два часа назад комиссар Скотленд–Ярда сообщил мне об этом по телефону. Передайте инспектору криминальной полиции Паузея, что пусть не вмешивается…

Сюпер укатил на своем старом мотоциклете в Хиль–Броу. Грохот его «адской машины» веселил детей, игравших на тихих улочках и нарушал болтовню служанок у ворот.

Сюпер был изумлен, когда слуга Эльсона открыл ему дверь и сказал:

— Мистер Эльсон ждет вас. Соблаговолите пройти в его кабинет.

Поднявшись по широкой дубовой лестнице, они пошли по коридору, устланному красными коврами. Кабинет хозяина находился в конце коридора. Из окна его были видны окрестности Хиль–Броу и улица.

Эльсон с хмурым видом полулежал в кресле. Небритое лицо его было еще более неприятным, чем обычно. Пластырь тянулся от виска к подбородку. Когда Сюпер вошел, Эльсон держал в руке большой бокал виски.

— Подойдите поближе, мистер Минтер, — слабым голосом позвал американец. — Я хочу поговорить с вами. Что произошло с мисс Шоу — она убита? Я читал об этом в утренней газете…

— Если вы читали об этом в утренней газете, то хотел бы я увидеть репортера, который описал это убийство, — невозмутимо заявил Сюпер. Мы нашли убитую только сегодня на рассвете…

— Но я где–то читал об убийстве… Может быть, только слыхал, — завопил Эльсон, указав дрожащей рукой на стул. — Присядьте, выпейте стаканчик виски.

— Я с рождения трезвенник, — заявил Сюпер, удобно усевшись на стуле. — Так от кого же, позвольте узнать, вы услышали об убийстве?

— Право, не знаю, — забормотал Эльсон, — по–моему, я все же читал об этом в лондонской газете. Но зачем вы спрашиваете? — подозрительно добавил он.

— Вы ведь почти не знали мисс Шоу… — начал Сюпер.

— Я ее видел в доме мистера Кардью… и только, — отрезал Эльсон.

— Ну, допустим, это не совсем так. Дженни бывала у вас в гостях, — заметил Сюпер. — Экономки любят посещать соседей, чтобы одолжить кое–что из недостающей посуды…

— Ну, допустим, — признался Эльсон, — но откуда, собственно, вам это известно?

— Я видел своими глазами, как она выходила из дверей вашего дома, — пояснил Сюпер.

Эльсон подозрительно посмотрел на него.

— Она пришла сюда, чтобы спросить… — Эльсон сделал паузу, — чтобы спросить… она пришла только один раз по поводу коммерческой сделки. Если кто–то из слуг сплетничал, будто она бывала здесь несколько раз, они попросту врут.

— Я не разговаривал со слугами, — оскорбился Сюпер. — Я никогда не расспрашиваю слуг о делах их хозяев. Итак, мисс Шоу была у вас. Вы говорили относительно какой–то сделки. Что за сделка?

— Частное дело, — пробормотал Эльсон, выпив одним духом остаток виски в стакане. — Так где же она была убита?

— В Паузее. Она хотела провести там конец недели… и умерла.

— Каким образом?

— Она была застрелена.

— В доме?

— Да, в доме мистера Кардью… это что–то вроде летней виллы. Знаете вы этот дом?

Эльсон провел языком по сухим губам.

— Да, знаю, — ответил он.

Вдруг он, к вящему изумлению Сюпера, вскочил на ноги и, сжав кулаки, прислонился к окну.

— Проклятье! Если бы я только знал…

Но увидев направленный на него взгляд старшего инспектора, он запнулся.

— Готов держать пари, что дело приняло бы иной оборот, если бы вы знали, — глухо пробормотал он.

— Если бы знал — о чем?

— Ни о чем, — отрезал Эльсон. — Посмотрите на мои руки… они дрожат… Ах, черт побери! Я совсем раздавлен… Убита, застрелена. Как бешеная собака… застрелена!

Он зашагал по комнате взад и вперед, ломая пальцы.

— Если бы я знал!.. — хрипло крикнул он.

— Где вы были прошедшей ночью? — спросил Сюпер.

— Я? — Эльсон обернулся к Сюперу. — Я? Насколько помню, я был пьян. Это бывает со мной иногда. Я где–то спал… кажется, в Оксфорде: сотни студентов в мундирах и при шпагах шагали по улицам. Да, это было в Оксфорде!

— Зачем вы поехали туда?

— Не знаю… Взял да и поехал поездом… я должен был куда–нибудь уйти… ах, боже, как я ненавижу эту страну! Я отдал бы руку на отсечение и треть моего состояния, лишь бы оказаться опять в Сент–Пауле.

— Почему же вы не отправляетесь туда?

Эльсон зло взглянул на Сюпера.

— Потому что не хочу! — бросил он.

Сюпер подкрутил усы.

— В каком отеле вы провели ночь в Оксфорде?

— Что вы, собственно, хотите от меня? — спросил Эльсон. — Неужели вы думаете, я знаю что–нибудь об убийстве мисс Шоу? Говорю вам, я был в Оксфорде или… в Кембридже. Я ехал по степи. Там какой–то ипподром… Мэркт… что ли…

— Нью–Мэркт, — заметил Сюпер. — Итак, вы были в Кембридже?

— Пусть будет Кембридж.

— Значит, вы заехали в большой шикарный отель и прописались там? Не правда ли, мистер Эльсон?

— Возможно, что я так и поступил… — зло огрызнулся Эльсон, — я не могу вспомнить. Скажите же, наконец, каким образом она была убита? Кто нашел ее?

— Я, мистер Кардью и сержант Леттимер нашли ее, — сказал Сюпер.

Лицо Эльсона изменилось.

— Она уже была мертва, когда…

Сюпер кивнул. Эльсон опять потерянно зашагал по комнате.

— Я ничего не знаю об убийстве, — уже спокойнее сказал он. — Я, конечно, встречался с мисс Шоу. Она пришла ко мне за советом, и я дал ей совет, какой мне подсказала моя совесть. Какой–то мужчина хотел на ней жениться. Скорее это она хотела за него выйти замуж. Я не знаю, кто он, но полагаю, она познакомилась с ним во время автомобильной прогулки.

— Вот как? — Сюпер сделал вид, будто рассказ Эльсона очень заинтересовал его. — На автомобильной прогулке? Я как раз строил по поводу убийства много теорий и почему–то сразу предположил, что она познакомилась с мужчиной во время прогулки.

— Значит, вы знаете кое–что об этом? — спросил Эльсон.

— Очень мало. Кстати, мистер Эльсон, у вас очень красивый сад. Почти такой же, как у мистера Кардью.

Эльсон, обрадовавшись тому, что неприятная беседа окончилась, поспешил к окну.

— Да, сад действительно хорош, — заметил он, — но горожане приходят сюда и крадут цветы. Недавно один субъект нарвал громадный букет сирени.

Эльсон указал на куст, но Сюпер даже не посмотрел: мозг его усиленно работал.

— Букет сирени? — пробормотал он. — Странно!

Когда Сюпер удалился, Эльсон пошел в гардеробную, снял свой дорожный костюм, побрился и принял горячую ванну. Он слегка поужинал (обычно он любил плотно поесть) и спустился в сад. Он шагал взад и вперед, засунув руки в карманы. В половине десятого он подошел к маленькой двери, врезанной в стене. Эльсон остановился и прислушался. Раздался тихий стук. Эльсон отодвинул засов и открыл зеленую калитку. Вошел сержант Леттимер.

— Что вы там, черт возьми, нагородили Сюперу? Что вы рассказывали ему о букете сирени? — раздраженно спросил сержант, когда Эльсон запер калитку.

— Ах, оставьте меня в покое! — пробормотал Эльсон. — Пойдемте наверх, я вам дам виски. Не бойтесь, слуги не смогут вас заметить.

Приезд начальника лондонской полиции в канцелярию прокуратуры был сюрпризом для Джима Ферраби. Ему выпала честь принять высокого гостя. Оберпрокурор болел, а его помощник уехал в Эрфорд на заседание суда, так что Джим замещал их.

Сюпер часто упоминал имя начальника полиции Ленгли со снисходительной улыбкой, называя его «длинноносым начальником». Ленгли же редко говорил о Минтере, но если уж ему приходилось говорить, то он непременно восхищался его талантом. Итак, конфликт между Скотленд–Ярдом и Сюпером существовал только в воображении самого Сюпера.

— Сюперу чертовски везет, — заявил, усаживаясь, Ленгли. — К тому же он талантлив. Когда он попросил меня перевести его на первый участок, я подумал, что он рехнулся.

— Но он говорил, что его насильно перевели на этот участок, — заметил Джим.

— Сюпер врет, — спокойно констатировал Ленгли. — С какой стати мы стали бы лишаться первоклассного сыщика? Он сам ушел от нас. Конечно, мы были отчасти рады, когда он получил перевод: работать с Сюпером — не мед. Очень уж тяжелый у него характер. Но ушел он сам, забрав с собою Леттимера… А теперь, Ферраби, поговорим об убийстве мисс Шоу. Сюпер сообщил, что вы тоже были в Паузее после убийства. Вчера у нас в Скотленд–Ярде было заседание, и мы были поражены результатом следствия. Следы большой ноги, фотографии и оттиски, которые доставил нам Сюпер, — это, правда, еще не доказательства. Но уже немало. Дом был закрыт, когда вы прибыли в Паузей в полночь, а Леттимер несколько часов стоял на посту. Висячий замок был заперт, что подтверждают Сюпер и Леттимер. Черная дверь — замкнута изнутри, окна — наглухо закрыты, шторы, спущены. Пробраться в дом через окно невозможно. Камин слишком узок, чтобы нормальный человек мог им воспользоваться. В полночь мисс Шоу приехала на старом «Форде» отперла висячий замок, открыла дверь и вошла. Сюпер в этот момент пытался открыть дверь, но она оказалась запертой. Через пятнадцать минут мисс Шоу вышла из дома, заперла дверь и уехала… Здесь, Ферраби, я хочу обратить ваше внимание на один факт. Если предположить, что мисс Шоу днем раньше вошла в дом со спутником, не исключено, что она заперла дом. Но полиция Паузея имеет неоспоримые доказательства того, что мисс Шоу не была там в течение всего дня и что в доме никто не прятался до прихода Леттимера. Вечером, накануне убийства, полицейский объезжал на велосипеде все уединенные дачи и остановился у Бич–Коттэджа. Он осмотрел дверь. Это делается затем, чтобы бродяги не могли свить себе гнездо в этих запущенных виллах. Полицейский заметил какого–то типа, карабкавшегося на одну из верхних скал. Потому он употребил испытанное полицейское средство. Как и все полицейские патрули, он имел при себе деревянные гвозди и черную нитку. Гвозди крепятся к незаметным скважинам или трещинам дома, а нить проходит через окна и двери. Только посвященные в этот трюк могут заметить эти гвозди. Если нить порвана, тогда ясно, что кто–то пытался проникнуть в дом. Вечером того дня полицейский после захода солнца опять проезжал мимо Бич–Коттеджа. Нить была в целости, значит никто не проникал в дом. Леттимер в это время уже стоял на посту.

— Итак, моя версия о том, что убийца спрятался в доме заранее, отпадает, — заметил Джим.

— Безусловно. Но слушайте дальше. Мисс Шоу вышла из дому, выехала на улицу, повернула к холму и исчезла. Автомобиль был найден потом среди скал, а пальто и шляпа были обнаружены полицейскими на кусте, что рос невдалеке от брошенного автомобиля.

— Когда это все нашли?

— Сегодня утром. Мы предполагаем, что мисс Шоу назначила мужчине свидание в этом доме, но вдруг обнаружила, что за ней наблюдают. Она, быть может, заметила ваш автомобиль или вас с Леттимером, когда вы пытались укрыться за скалой. Одним словом, она решила отвлечь ваше внимание, поэтому свернула к скалам, вышла из автомобиля и вернулась в дом по маленькой тропинке. Таких тропинок там видимо–невидимо. Не исключено, что мужчина ждал ее у места, где она бросила автомобиль, и он проводил ее до дома.

— Но почему она сняла пальто и шляпу? — спросил Джим.

— Пальто и шляпа были светлыми, но платье под пальто — черным. Она, по–видимому, сняла, чтобы не быть замеченной. Это вполне логичное предположение, если вещи найдены вблизи одной из тропинок.

Джим покачал головой.

— Вы забываете, что Леттимер вернулся опять к дому, чтобы следить за ним.

— Я тоже думал об этом. Но Леттимер сказал, что был отпущен опять на пост только в Большом Паузее, что находится на некотором расстоянии от Бич–Коттеджа. Иными словами, Леттимер вернулся на свой пост спустя полчаса. Этого вполне достаточно, чтобы женщина со своим спутником могли пробраться в дом. Согласен, объяснение довольно простое, но ведь в подобных случаях простые объяснения оказываются чаще всего ближе к истине. Я уже по телефону высказал свое мнение Сюперу, и хотя он был со мной вежлив, я почувствовал, что он возмущен. Он говорил, что смешно утверждать, будто мисс Шоу успела в течение получаса спуститься со скал. Конечно, это спорный вопрос! А теперь, Ферраби, мы подошли к загадке «Большой Ноги». Кто скрывается за этим прозвищем? За сутки до убийства Кардью устроил вечеринку, где присутствовали и вы. Сюпер в тот вечер заметил бродягу, стоявшего в тени кустов с револьвером в руках. Позже Сюпер слышал, как этот бродяга пел испанскую песню. После убийства Сюпер опять услышал песню бродяги. Он пел ту же песню в роще Баркли–Стека. Этого–то бродягу–певца мы и ищем.

— А что думает по этому поводу Сюпер? — осторожно спросил Джим.

— Сюпер? Гм… вы догадываетесь, что мнение Сюпера не совпало с точкой зрения главного полицейского управления. Он работает по собственному методу и производит розыск по другому следу. Вчера вечером он потребовал, чтобы мы навели справку в кембриджской полиции о том, действительно ли ночевал там Эльсон в ночь убийства. Это удивило нас. Сюпер утверждает, что Эльсон был в дружеских отношениях с убитой… Сюпер, по–видимому, решил действовать на свой страх и риск и послал Леттимера наводить справки об Эльсоне. Один из моих агентов сообщил, что видел Леттимера по дороге на Кембриджшир…

…Джим был изумлен, когда Леттимер пополудни, на обратном пути из Кембриджа, заехал к нему. Он решил, что тот пришел по поручению Сюпера.

— Я слышал, мистер Ферраби, что вам интересно знать, сможет ли мистер Эльсон доказать свое алиби, — сказал сержант.

— Разве его подозревали? — с улыбкой спросил Джим.

— Да, подозрение пало на него. Если Сюпер вобьет себе в голову что–нибудь, его трудно переубедить. Эльсона не было дома с субботы после полудня до вечера воскресенья. Он сказал, что пьянствовал всю ночь в одном из отелей Кембриджа, но я нашел владельца гаража, утверждавшего, что Эльсон оставил у него машину. Возможно, Эльсон провел ночь в частном доме.

— Но это слабое алиби, — сказал Джим.

Леттимер изменился в лице.

— Надеюсь, Сюпер удовлетворится этим. Я с субботы еще не спал и уже не чувствую ног. Кажется, Сюпер вообще не спит, он уже с зарею был на ногах. Он думает, что я могу за ним угнаться.

— Что нового в Паузее?

— Вряд ли там будут новости. Нам удалось только найти пальто и шляпу убитой. Вещи висели на кусте у самой скалы. Конечно, Сюпер ожидал найти все это в другом месте.

— Где именно? — удивленно спросил Джим.

— Не знаю. Думаю, Сюпер тоже не знает этого.

— Вы надолго отлучались с поста у дома, когда мы высадили вас в Паузее? — спросил Джим.

— Не более чем на пятнадцать минут. Сюпер считает, что мисс Шоу не могла вернуться в дом за это время. А по–моему, она вполне могла успеть. Возможно, она, как и мисс Лейдж, соскользнула со скал и потеряла при этом шляпу и пальто. Но бесполезно доказывать это Сюперу. Когда я сказал ему, что Бич–Коттедж находится там, где раньше жили контрабандисты, и не исключено, что под домом есть подземный ход, Сюпер начал так ругаться, что я удивился. Он вообще считается только с фактами… И он прав.

— Вот как?!

Джиму хотелось продолжить разговор, но гость, торопливо попрощавшись, вышел.

…Мисс Эльфа Лейдж рано лишилась матери, поэтому очень любила своего романтичного и чуть беспомощного отца. Во время войны Джон Кеннет Лейдж был офицером связи между английским и американским казначействами. Когда Соединенные Штаты вступили в войну, Джон Лейдж был прикомандирован к армии, и Эльфа не видела отца больше года. Поездки по океану были сопряжены с большой опасностью из–за подводных лодок. Когда Эльфа получила трагическую весть о том, что американский пароход «Ленглан» пошел ко дну и в числе погибших был ее отец, она была убита горем и не хотела поверить случившемуся. Пароход, как гласило сообщение, погиб у Южного побережья Англии от мины подводной лодки, а Джон Лейдж возвращался на пароходе из Вашингтона, где он принимал участие в совещании финансовых деятелей Америки.

Отчаяние Эльфы было огромным, но она мужественно перенесла горе и вынуждена была начать новую жизнь. Она сдала нанимателю дом на Эдуард–Сквере и переехала на Кубит–Стрит.

У Эльфы были родственники в Америке, но она предпочла остаться в Лондоне, который был ей дорог воспоминаниями об отце. Постепенно она освоилась со своим сиротским состоянием. На стенах ее маленькой квартиры красовались отцовские картины. Он собирал их с любовью, хотя и не был знатоком в искусстве. Старое кресло отца стояло на почетном месте у окна, а его сабля висела на стене. Эльфа любовно хранила вещи дорогого покойника.

У Эльфы не было подруг, кроме двух–трех знакомых дам. Она была замкнута и не любила принимать гостей. Только вот Сюпер составил исключение. Когда прислуга доложила ей о приходе инспектора, она немедленно велела пригласить его. Он вошел с растерянной улыбкой на лице.

— Простите, мисс, я старею, — сказал он, кладя шляпу на пианино и тяжело дыша. — Раньше я поднимался по этим трем маршам лестницы одним махом, а теперь приходится делать остановки на площадках. Да, время дает себя знать…

Эльфа не знала, зачем пришел Сюпер. По его поведению трудно было решить, что ему было нужно. У него была манера говорить преимущественно о мелочах, касаясь важных вопросов мимоходом.

— У вас чудная комната, мисс Лейдж, и она хорошо обставлена. Играете ли вы на пианино?

— Да, иногда, — ответила Эльфа.

— Это важно для молодой девушки. Играть на граммофоне куда легче… Хорошо, что ужасная ночь осталась позади? Вот–вот! Если бы я полежал ночь на скале под дождем, то мне бы — каюк. Но вы еще молоды и отделались только ревматизмом.

— Я не получила ревматизма, слава богу.

— Вы его получили… Но заметите это только через двадцать лет…

Сюпер расхаживал по комнате и рассматривал картины и книги.

— Очень милые картины, но трудно угадать, оригиналы это или копии…

— Это работы великого французского мастера, — с гордостью заметила Эльфа.

— Французы умеют хорошо рисовать, хотя это не так уж трудно. Нужно только правильно накладывать известные краски на определенные места… это под силу каждому, кто научится… Ого! — воскликнул он. — У вас отличная библиотека! А нет ли у вас чего–либо по антропологии или психологии? Чего–нибудь с криминальным уклоном…

— Меня не интересует криминалистика, а это — книги моего отца.

— Вашего отца? Я его знал.

— Вы знали моего отца? — оживилась девушка. — Он был лучшим отцом в мире!

— Приятно слышать, когда дети так хорошо говорят о родителях. Всякий раз, когда они говорят плохо, я радуюсь, что остался холостяком.

— Вы не были женаты?

— Нет. У меня был всего один роман. Я познакомился с жизнерадостной вдовой, имевшей троих детей. Я, как вам известно, человек темпераментный, такой же была и вдова. Двум темпераментным людям тесно под одной крышей… К тому же дети оказались довольно подвижными шалунами и требовали, чтобы завтрак подавался им в кровати… В общем я отверг мысль о женитьбе… А был ли мистер Кардью сегодня в бюро? — вдруг сразу и без перехода спросил Сюпер.

— Нет. Он сообщил мне по телефону, что вернулся в Баркли–Стек. Наверное, сидит в рабочем кабинете и усердно занят книгами.

— Опять составляет версии и делает психологические заключения, — мрачно заметил Сюпер. — Я утром побывал у него. Он сидел за столом, изучал антропологию, социологию, психологию и логику. Перед ним лежал план его виллы, который он измерял циркулем и линейкой. Мистер Кардью высчитал, что от кухонной двери до главного хода девять метров. Я не заметил микроскопа и химических реторт, но, возможно, когда я ушел, он вынул эти приборы из шкафа. Я попросил у него план дома, но он не дал его мне. К тому же я заметил, что адвокат, имея при себе пробу морского песка, высчитал время приливов и вычислял высоту скал… Ох–хо–хо! Сегодня вечером мы наверняка узнаем, кто убийца, если уж сам Кардью взялся за работу, — иронически окончил свою тираду Сюпер.

Несмотря на сарказм, звучавший в голосе гостя, мисс Лейдж рассмеялась:

— Вы не являетесь большим приверженцем теоретических методов…

— Напрасно вы считаете, что я не уважаю науки, — возразил Сюпер. — Я — приверженец логики и психологии, мисс Лейдж. Вот пример: дама покупает шляпу в торговом доме Астора на Хейстрите в Кенингтоне. Она требует именно эту шляпу, хотя та уже вышла из моды. Не странно ли, когда женщина покупает вышедшую из моды шляпу?

Переход от криминалистики к проблеме дамских шляп был настолько неожиданным, что Эльфа широко раскрыла глаза:

— Вы имеете в виду мисс Шоу? Какую же шляпу она купила?

— Большую желтую соломенную шляпу с вуалью. Она купила ее в субботу вечером. Продавщица искренне заявила, что шляпа не идет к ее лицу, но мисс Шоу сказала, что шляпа ей нравится и она ее купит. Я не говорил об этом мистеру Кардью. Такие вещи выводят его из равновесия. Он сделает вывод, что экономка купила шляпу, чтобы поехать на континент и, чего доброго, еще станет измерять Париж своим циркулем и линейкой.

Сюпер опять начал мерять шагами комнату и вдруг спросил:

— Получил ли этот мистер… как его зовут… яйца и картофель?

— На Эдуард–Сквере? Нет, я больше не говорила с мистером Болдерводом Леттимером.

— Не могу понять, почему он зовет себя Болдерводом. Какое–то сумасшедшее имя… Вы любите цветы, мисс Лейдж?

— Очень люблю, — рассмеялась Эльфа.

— Я обожаю цветы… Фиалки, сирень и колокольчики приводят меня в восхищение. Вам нравится мистер Эльсон? Он ведь тоже американец…

— Да, он американец, но он мне не нравится.

— Ничтожный человек. Он едва читает, а писать совсем не умеет. Он держит секретаршу для корреспонденции.

— Вот как? Это странно!

Эльфа вышла, чтобы заказать чай. Когда она вернулась, Сюпер опять стоял у этажерки с книгами.

— Буквы на титульном листе книги — это инициалы вашего отца, мисс Лейдж?

— Да. Джон Кеннет Лейдж…

— Хороший человек… Он так и не нажил себе врагов.

— Да, у него не было врагов. Его все любили.

— Чего нельзя сказать обо мне. Меня все ненавидят, все завидуют моим успехам. Я мог бы заполнить всю эту книгу именами тех, кто не любит меня.

— Мне кажется, вы несколько преувеличиваете, — заметила Эльфа, наливая ему чай.

— Если пока меня еще любят, то скоро я стану одним из самых нелюбимых людей в Скотленд–Ярде, — заявил Сюпер. — Вот увидите, мисс Лейдж, это случится в ближайшие дни.

Выйдя из квартиры мисс Лейдж, Сюпер направился в Скотленд–Ярд. Он провел там два неприятных часа в спорах с начальством, но зато был вознагражден: с необычайным красноречием и жаркой убедительностью он разбил больше двадцати версий руководства относительно убийства мисс Шоу. Сюпер сопровождал свои доводы такими едкими замечаниями, что руководство было счастливо, когда дверь за Сюпером захлопнулась.

А Сюпер отправился в кино. Нет, не сюжет фильма и не похождения героев экрана привлекало его, а возможность хорошо выспаться. Два часа сидел Сюпер и дремал, опустив голову на грудь и подперев ее руками, пока служащий не разбудил его и вежливо не попросил пропустить на свое место какую–то толстую даму. Сюпер поднялся и вышел в фойе, где выпил чашку кофе и съел пачку кекса. Почувствовав себя свежим и бодрым, он отправился в кафе «Фрегетти».

Хотя «Фрегетти» находилось в нелучшей части Лондона, но по роскоши отделки и фешенебельности оно не уступало «Риц–Карлтон–Отелю». Кафе «Фрегетти» слыло одним из лучших в Лондоне.

Сюпер сел у столика и начал ждать. Элегантные автомобили то и дело подъезжали к стеклянным дверям кафе, из них выходили одетые с иголочки мужчины и шикарные дамы. Пробило четверть десятого, когда появились двое господ, которых поджидал Сюпер. Первым был мистер Эльсон в смокинге и блестящем цилиндре, — вторым — Джон Леттимер — сержант первого участка. Сюпер удовлетворенно хмыкнул.

…В зале царил приятный полумрак, лампы были снабжены особыми абажурами. Эльсон ненавидел яркое освещение. Он быстро, хотя и не очень уверенно, прошел к столику у самого конца залы. Сержант был в элегантном вечернем костюме.

— Надеюсь, вы будете довольны ужином, — заметил Эльсон. — Вы выглядите свежо и не похожи на усталого человека. А где вы оставили этого старого дурака? — спросил Эльсон, пробуя тайль, заказанный им по телефону.

— Вы имеете в виду Сюпера? — спросил Леттимер. Он вынул сигару из золотой табакерки Эльсона и закурил. — Не беспокойтесь о Сюпере, этот не пропадет.

— Если вы думаете, что я беспокоюсь о Сюпере, то жестоко ошибаетесь, — захихикал Эльсон. — Я не уважаю английскую полицию.

— Благодарю вас, — холодно сказал Леттимер.

Эльсон улыбнулся и позвонил кельнеру, принесшему заказанные блюда.

— Итак, чего вы хотите? — тихо спросил Эльсон, когда кельнер удалился.

— Мне нужно еще пятьсот, — ответил Леттимер.

— В долларах это немного, но в фунтах это — огромная сумма. Я дал вам вчера сто фунтов, что же вы сделали с ними?

— Вы мне одолжили сто фунтов, и я вам дал взамен вексель, — холодно оборвал сержант. — Вас не касается, что я сделал с деньгами, это мое дело. Мне нужно теперь пятьсот.

Лицо Эльсона потемнело от злости.

— И долго вы намерены вымогать у меня деньги? — поинтересовался он. — Если я отправлюсь к старому ослу и расскажу…

— Вы этого не сделаете, — мягко заметил сержант. — Не знаю, зачем вы так волнуетесь. Будет лучше, если мы будем жить в мире. Я избавил вас от неприятностей и охотно помогу еще, если не вы совершили убийство…

— Почему это вы заговорили об убийстве? — испугался Эльсон. Я дам вам пятьсот не потому, что должен вам, а потому, что сам хочу вам их дать. Мне нечего бояться полиции…

— За исключением полиции Сент–Пауля, — перебил его Леттимер, — именно там вас разыскивают по подозрению в грабеже с покушением на убийство. Вы уже дважды отбывали наказание за всякие шалости, и когда войдет в силу закон о выдаче преступников, будет нетрудно опять водворить вас на «старую квартиру», но, — добавил с улыбкой Леттимер, — я лично против вас ничего не имею.

— Вы типичный вымогатель! — взорвался Эльсон.

— А вы — дурак! — весело заявил Леттимер. — Видите ли, мистер Эльсон, или мистер Альстейн, как вы всегда назывались, я могу вам быть полезным, поскольку Сюпер…

— Он знает о Сент–Пауле? — перебил его Эльсон.

— Даже если знает, у него нет данных, чтобы выдать вас Соединенным Штатам… но, мистер Эльсон, я и так чересчур много сказал вам! Не бойтесь, пока я не захочу, вас не вышлют из Англии. — Леттимер перегнулся через столик и понизил голос. — Эльсон, поговорим о более важном: о Дженни Шоу! Сюпер послал меня в Кембридж, чтобы узнать, действительно ли вы были там в ночь убийства. Я вернулся к нему с сообщением, будто я нашел гараж, где стояла ваша машина. На самом деле никакого гаража я не нашел и вы не были в Кембридже!

— Откуда я могу знать, где я был? Я был пьян и помню только, что был где–то вблизи школы. Это все.

Леттимер испытующе посмотрел на раздраженное лицо Эльсона и произнес:

— Выйдем на улицу, Эльсон, вам есть что мне рассказать!

— Мне нечего вам рассказывать, — резко бросил Эльсон. — Если вы все знаете, зачем спрашиваете?

— Кто убил Дженни Шоу? — спросил сержант.

— А вы разве не знаете? Не знаете, где она была в день убийства?

— Откуда мне знать это? — равнодушно протянул сержант.

— Ха, ха, ха! Он не знает, бедный сержант! Разве не вы встретили мисс Шоу на углу улицы после захода солнца? Разве не вы сели в ее автомобиль и не совершили с ней прогулку? — спрашивал Эльсон, не сводя глаз с Леттимера. — Я уверен, Сюпер об этом ничего не знает!

— Да, не знает! — холодно подтвердил сержант.

— Конечно, не знает! Вы были хорошо знакомы с Дженни, так что напрасно вы меня расспрашиваете. Она рассказывала мне про вас всякие неблаговидные истории. Вы долгие месяцы вели игру с мисс Шоу. И ни Сюпер, ни Кардью этого не знают. Я знаю, что у мисс Шоу было четыреста тысяч долларов, которые потом исчезли. По крайней мере, в утренних газетах сказано, что в комнате экономки денег не было найдено. Не знаю, откуда у нее взялись деньги, но они у нее были. Где же они теперь?

Леттимер не ответил, и Эльсон продолжал:

— Вы, Леттимер, готовы на все ради денег. За неделю до убийства Дженни передавала мне, что вы, дескать, согласны на все, лишь бы получить десять тысяч долларов.

— Закажите еще бутылку вина и поговорим о более веселых делах! — сказал Леттимер.

…Далеко за полночь автомобиль Эльсона медленно подъехал к его дому. Американец вышел из автомобиля и, покачиваясь, добрался до двери. С большим трудом ему удалось открыть парадную дверь и подняться по лестнице. Войдя в комнату, он бросился на диван и уснул, но твердый воротничок и тесный костюм мешали ему. Он проснулся под утро с головной болью и начал поспешно срывать воротничок. Все лампы горели, и Эльсон потушил их. Воцарился полумрак, лишь слабый свет пробивался через окно. Эльсон снял смокинг и сорочку, налил себе стакан сода–виски, выпил его одним залпом и почувствовал, что сон пропал. Утро было довольно теплым. Эльсон поднял гардину, открыл окно и начал жадно вдыхать воздух. Вдруг он заметил, что какой–то человек движется возле цветочных клумб, то и дело останавливаясь, чтобы сорвать цветы. В левой руке неизвестного был большой букет.

— Хелло! — крикнул Эльсон. — Вы что тут делаете?

Неизвестный оглянулся, но ничего не ответил.

— Кто вы такой? — грубо крикнул Эльсон.

Неизвестный перепрыгнул через тропинку и побежал по цветочным грядкам к воротам.

— Я тебя поймаю, ворюга! — крикнул в бешенстве Эльсон. Вдруг из соседнего сада раздалось пение:

«Мавританский король проезжал

По королевскому городу — Гранаде,

Ау де ми Альгама!»

С минуту Эльсон стоял неподвижно, его лицо посерело. Дрожа всем телом, он повалился на пол и начал хрипло кричать. Он кричал от страха. Ему показалось, что он слышал голос из потустороннего мира.

Но в тени сада скрывался другой человек, что поджидал певца. Он бросился за ним вдоль улицы, когда тот пересек ее. Раздался оглушительный треск мотоциклета: Сюпер погнался за ночным певцом. Бродяга заметил его и помчался по полю, надеясь спрятаться в ближайших кустах. Сюпер повернул машину, с молниеносной быстротой пересек улицу и рванул в сторону поля. Вот он — таинственный певец! Бродяга держал в руках букет. Когда Сюпер был уже рядом с ним и хотел остановить мотор, неизвестный перепрыгнул через канаву и бросился к ближайшему лугу. Сюпер опять поехал по главной улице, замедлил ход и повернул на широкую тропинку. Он знал, что идет она параллельно лугу. Маневр Сюпера увенчался успехом, и путь бродяге был отрезан. Тот, очевидно, сильно вымотался и когда выбрался опять на боковую улицу, Сюпер, спрыгнув с машины, побежал за ним. Догнав, схватил его за шиворот и повалил на землю.

— Не бойся, друг! — шепнул Сюпер.

Бородатый бродяга посмотрел на сыщика со странной улыбкой.

— Мне жаль, сэр, что я причинил вам столько хлопот, — сказал он, будто извиняясь. У него был акцент культурного американца, и это не удивило Сюпера.

— Я не устал, — дружелюбно заметил Сюпер. — Вы можете встать? — Бродяга неуверенно встал. — Лучше всего пойдем со мною на станцию, чтобы подкрепить свои силы завтраком. Вот так–то, живее!

Придерживая свой мотоциклет, Сюпер зашагал рядом со своей добычей.

— Если бы вы попали в мои руки раньше, я бы хуже обращался с вами. Я думал, вы плохой человек.

— Я не плохой, — возразил бродяга.

— Не сомневаюсь в этом. Я много думал о вас и выдумал целую теорию. Теперь я вижу, что не ошибся. Я знаю, как вас зовут.

— У меня много имен, — заметил, смеясь, певец, — я сам не знаю своего настоящего имени.

— А я знаю, — сказал Сюпер. — Я вычислил ваше имя с помощью логики, дедукции и теории. Вы — Джон Кеннет Лейдж, чиновник особых поручений при казначействе Соединенных Штатов!

Мистер Гордон Кардью отодвинул свой компас в сторону, снял пенсне и, открыв рот, смотрел на Сюпера, сообщившего ему сенсационную новость.

— Но я… я думал… мисс Лейдж сказала, что он погиб во время войны!

— Он жив и сейчас в больнице.

— Я очень рад… чрезвычайно рад! Я часто читал о подобных историях, но никогда не мог подумать, что придется столкнуться с этим в жизни. Теперь я понимаю, почему мисс Лейдж не явилась сегодня на работу. Удивительная история!

Кардью бросил взгляд на план дома, лежавший на столе, потом — на Сюпера, как бы желая понять, стоит ли прерывать свою работу из–за сенсации Сюпера.

— Несомненно, это он пел в ночь убийства, — сказал Сюпер. — Он жил в пещере на высокой скале. Поднимался туда и спускался оттуда по веревочной лестнице. Что–то в этом роде он мне рассказывал.

— Вот бездельник! Не он ли стоял тогда в саду во время нашего ужина?

— Да, это он стоял вечером с пистолетом в руках.

— Но… отец мисс Лейдж — бродяга! Просто невероятно! Что же он делал?

Сюпер пожал плечами.

— Что мог делать бродяга? Он бродяжничал и брал все то, что попадалось под руки. Я думаю, он имел туманное представление о том, как живет его дочь. Он считал, что она голодает, потому собирал яйца и картофель и клал их на лестницу своего старого дома. Он считал, что дочь живет там. Иногда он клал на лестницу букеты цветов.

— Он сумасшедший? — покосился на инспектора Кардью.

— И да, и нет, — пояснил Сюпер. — Врач полагает, что его мозг был затронут ударом по черепу. На голове у него — большой рубец. Кто–то ударил его так сильно, что он до сих пор не может прийти в себя.

Адвокат опустил голову.

— Скорее всего это осколок гранаты… это бывает, — пробормотал Кардью. — Но я не могу понять, как он стал бродягой. Мисс Лейдж, наверное, очень обрадовалась, узнав, что ее отец жив. Надеюсь, вы осторожно сообщили ей эту новость…

— Да, я подготовил ее к этой новости… Действовал осторожно, тактично. Я сделал все, чтобы ее не постиг шок.

— Не связываете ли вы Лейджа с убийством? — спросил Кардью. — Кажется, вы думали, будто он и есть «Большая Нога».

— Я никогда так не думал! — возмутился Сюпер. — Это всего лишь ваша версия. — Сюпер взглянул на план дома, испещренный вдоль и поперек карандашными линиями. — Ну что, вы уже разработали новую версию? — иронически спросил он. — Убийство совершил человек с одной ногой, не правда ли?

Кардью снисходительно улыбнулся.

— Не смейтесь, я узнал от городского сторожа Паузея важную новость. Он сказал, что моя дача построена на месте, где раньше было другое здание. Без сомнения, под кухней есть погреб…

— Оставьте, сэр, историю с погребом! Не убежал ли убийца через отверстие в погребе? Я не могу этого слышать! Знаю я эти истории о тайных пружинах, которые, когда к ним прикасаешься, поворачивают весь дом, как мышеловку!

— Но я убежден: нужно произвести раскопки. Я готов понести расходы. Дом — моя собственность, и я могу делать все что угодно.

— Знаете ли вы моего сержанта Леттимера? — неожиданно спросил Сюпер.

— Да, знаю. Он был у меня по делу, — удивился Кардью.

— Не пытался ли он войти с вами в дружеские отношения?

— Нет… Мне не хотелось бы говорить о нем с его прямым начальником, но…

— Но что?

— Однажды он намекнул мне, что хотел бы одолжить у меня деньги.

— Вот как? — проворчал Сюпер. — Это правда? И вы ему дали?

— Нет. Мне это не понравилось. Полицейский чиновник Скотленд–Ярда — и вдруг пускается в авантюры! Я не рассказывал об этом, потому что я не хотел причинить сержанту неприятности.

Сюпер опять взглянул на план дома и сказал:

— Итак, вы хорошо разработали вашу версию?

— Мне безразличны ваши колкости, — добродушно усмехнулся Кардью, — думаю, вы говорите их не по злобе. И все же готов держать пари, что я ближе к правде, чем вы. Что, уже уходите?

— Да, я спешу. Мистер Эльсон заболел. Врач говорит, что с ним случился припадок. Он пьет, как слон. Я спросил врача, не начинается ли у Эльсона белая горячка, но он не ответил. У врачей — свои тайны…

— А где ваш бродяга?

— Мистер Джон К. Лейдж, чиновник американского казначейства, — сказал Сюпер, — лежит в больнице.

— А его дочь?

— Мисс Эльфа Генриетта Лейдж находится при отце и ухаживает за ним. Она пытается добиться от него объяснений, но он все время поет песню о мавританском короле, которая мне не нравится, хотя она красивая и благозвучная. Это его любимая песня. На квартире мисс Лейдж я нашел на рояле ноты испанских песен и книги об испанских поэтах… До свидания, мистер Кардью! Если вы изобретете новую версию об убийстве, не забудьте позвонить мне. Я недавно получил сообщение из Скотленд–Ярда, что следствие о взломе вашего бюро не дало результатов.

— Странно, — сухо заметил Кардью. — Связь между убийством и сжиганием документов мисс Шоу очевидна. Ведь сыщики должны бы догадаться об этом.

— Ничего они не знают, — резко сказал Сюпер и удалился.

…Мистер Лейдж находился в больнице на Вимут–стрит. Когда Сюпер прибыл туда, он нашел Эльфу в приемной. Ее глаза сияли, хотя слезы дрожали на ресницах.

— Он спит теперь, — заявила она.

— Он узнает вас? — спросил Сюпер.

— Не совсем, ведь я изменилась за последние шесть лет. Он спросил меня, знаю ли я его маленькую девочку. — Эльфа тихо плакала. — Спасибо вам, мистер Минтер, что вы нашли моего отца. Я так счастлива! — Она стиснула руку сыщика. — Только вы могли догадаться, что песни распевал мой отец. Я ведь тоже слыхала пение, когда лежала на берегу, но мне показалось, что я грежу. Я представить не могла, что отец жив. Да, он все это время помнил обо мне. Эта мысль жила в его подсознании. Вот откуда эти овощи на лестнице… Не понимаю, почему он скрывался от меня все это время.

Сюпер рассмеялся, обнажив желтые зубы.

— А я давно понял это!

Врач, что исследовал Лейджа, жил недалеко от больницы. Сюпер отправился к нему, чтобы узнать о состоянии здоровья американца.

— Я не считаю пациента слабоумным, хотя он не может быть ответственным за свои действия. Все симптомы указывают на то, что было давление на мозг. Бедняга станет опять нормальным, если сделать операцию. Нельзя поручиться за успех, но давление на мозг должно быть устранено. Я получил извещение от американского консула. Он обещает взять расходы за операцию и лечение на себя.

— Когда вы сделаете операцию?

— Не знаю. Сейчас пациент еще слаб. Нужно укрепить его организм.

— Через шесть недель я еду в отпуск, и мне желательно покончить с розыском убийцы мисс Шоу. Не можете ли вы поспешить с операцией? — напрямик спросил Сюпер.

— Посмотрим, — уклончиво ответил врач.

— Я позвоню вам на днях, — сказал инспектор на прощанье.

Через несколько минут Сюпер уже был в полицейском участке Мерлебон–Лейна, где его принял дежурный сержант.

— Сержант, нужно поставить пост у дома № 59 на Вимут–стрит. Там живет член американского казначейства мистер Лейдж. Вот список лиц, не имеющих права посещать его. — Сюпер подал ему бумагу. — Я распорядился, чтобы больному выдавали пищу только из больничной кухни. Нельзя допустить, чтобы ему приносили со стороны конфеты или фрукты. Я требую от постового полицейского, чтобы с наступлением темноты он не допускал в дом посторонних.

Хотя сержант и был удивлен решительным тоном старшего инспектора другого участка, но он знал Сюпера и потому тотчас же выполнил его приказание. Сюпер объяснил важность его миссии в связи с розыском убийцы мисс Шоу.

Только после этого Сюпер мог, наконец, отправиться к Джиму Ферраби. Он знал его привычки и нашел его в клубе.

— Я пытался поговорить с вами уже утром, Сюпер, но нигде вас не мог найти, — воскликнул Джим. — Мисс Лейдж сообщила мне по телефону о том, что ее отец жив. Я потом еще раз позвонил ей, но никто не ответил. Неужели правда, что ее отец — тот самый бродяга? Это уму непостижимо!

— Я редко строю версии, но если уж строю, то они безошибочны и верны, — с гордостью заметил Сюпер.

После обеда они перешли в курительную комнату. Сюпер снова заговорил.

— Испанская песня — это, конечно, было только толчком для создания версии. Я сразу же понял, что этот бродяга не похож на других. Я следил за ним и наводил о нем справки через все полицейские участки. В Кентебери он уже сидел за бродяжничество в тюрьме. Только когда вы рассказали мне о подарках, что находил у двери квартиры Болдервод Леттимер, я всерьез заинтересовался этим делом. Я решил, что продукты оставлял у дверей лишь тот, кто симпатизировал мисс Лейдж, а Болдервод здесь ни при чем. Любитель подарков ведь не знал, что девушка уже не живет в этой квартире. Это мог быть только человек, одержимый сумасшедшей идеей, будто она живет впроголодь. Кто же он, рассуждал я. Единственным, кто мог заботиться о мисс Лейдж, был ее отец. Я посетил квартиру девушки, осмотрел книги и вещи ее отца и установил сходство бродяги с ее отцом. Врач говорит, что операция может его вылечить, и тогда мы узнаем массу интересных вещей…

— И что же именно? — спросил Джим.

— Вы уже забыли о городском советнике Брикстоне?

— Ах, да, вспомнил. Джозеф Брикстон, советник Сити…

— Он был довольно подлым субъектом, — заметил Сюпер.

— Вот как? Но причем тут он? Он имеет отношение к бродяге?

— Да, и еще он имеет отношение к убийству мисс Шоу.

Сюпер вынул из кармана бумажник, открыл его и достал сложенный вчетверо конверт.

— Вы помните эту штуку?

— Да, конверт, найденный в ночь убийства на кухне.

— Только вы и мисс Лейдж знают о нем. Даже Леттимеру я ничего не сообщил о конверте. Тот, кто писал письмо, лежавшее в нем, и есть убийца мисс Шоу. Это ясно для меня, как и то, что меня зовут Сюпером. Не знаю, выбрался ли автор письма через камин, спустился ли в подземелье или через потайные выходы, одно для меня ясно: человек, написавший это письмо — убийца! Бедная Дженни! Может, для нее даже лучше, что она освободилась от тягот жизни, что лежали тяжелым камнем на ее душе.

— Я вас не понимаю, Сюпер, — сказал удивленный Джим.

— Ладно, в другой раз объясню… Вы заказали ликер? Лучше уж старого коньяку! Сладкий ликер мне не по вкусу!

Сюпер дал Джиму адрес больницы, а сам отправился в гараж Скотленд–Ярда, чтобы вывести свой мотоциклет, который вызывал бурный интерес молодых сыщиков, и со страшным треском помчался в свой участок. Леттимера там не» было, поскольку Сюпер отправил его в Паузей для дополнительных расследований. На следующий день должно было состояться заседание комиссии, что производила осмотр трупа и передала дело следователю. Сыщики и свидетели были вызваны для дачи показаний. Сюпер сел за стол и долго обдумывал то, что могло подлежать огласке на предварительном следствии. Пока что многое еще должно было остаться в тайне. Временами Сюпер отрывался от работы и желчно усмехался. Этому теоретику Кардью, кажется, все–таки придется оторваться от стула, чтобы не один час помучиться в душном кабинете следователя, отвечая на неприятные вопросы.

Леттимер вернулся только к вечеру и отчитался.

— Я исследовал полевую тропинку к югу от Паузея на расстоянии трех миль. Автомобиль никак не мог там скрыться. Тропинка узкая и перегорожена в двух местах плетнем. Она действительно спускается к Лондо–Лью–Роду…

— Ну, это я знал и без вас, — прервал его Сюпер. — Итак, автомобиль не мог проехать по дорожке. Было бы странно, если бы мог.

— А я думал, вы…

— Повторяю, я был бы удивлен, если бы автомобиль мог проехать по этой дорожке, — с нажимом повторил Сюпер. — Кстати, Эльсону стало лучше.

— Я не знал, что он болен.

— Да, он болел, если белую горячку вообще можно назвать болезнью. Теперь ему лучше, и потому сходите к нему завтра утром и задайте несколько вопросов. И завтра же вы мне нужны на предварительном следствии.

Рядом с первым полицейским участком стоит маленький домик, к которому примыкает садик. Домик в несколько этажей. На одном из них живет Сюпер, занимающий три комнаты. За домиком — поле, где разгуливают великолепные куры Сюпера, кормящиеся не за счет хозяина, а за счет владельцев соседних садов и огородов. Все было бы хорошо, если бы однажды ночью Сюпер не обнаружил, что появились чернобурые лисицы, бессовестно поедающие его славных кур. Сюпер вскоре смастерил ловушку с автоматическим аппаратом для стрельбы.

…Было темно, когда Сюпер вернулся домой и направился в сарайчик, где стоял его мотоциклет. Он решил починить мотор и почистить фонарь.

Хотя Сюпер видел отлично, он все же имел привычку касаться рукой электрического провода, проложенного между домом и сараем. На сей раз он тоже, по обыкновению, дотронулся рукой до провода и ахнул. Провод был разорван. Он поднял конец провода и осмотрел его: сомнений не было: провод был перерезан. Чтобы удостовериться в этом, он снял провод с изолятора и пошел в комнату. Конец провода указывал на то, что он был перерезан щипцами.

— Проклятье! — ругнулся Сюпер. — Неужели кто–нибудь пошутил надо мной? Здесь что–то не то!

Он пошел в спальню, вынул из ящика, стоявшего под кроватью, большой пистолет и полицейский электрический фонарик. Потом опять спустился во двор и бесшумно шмыгнул к сарайчику. Кругом — тишина.

Электрический выключатель находился снаружи под выступом крыши. Дверь никогда не закрывалась. Ничего не стоило злоумышленнику пробраться туда. Сюпер осторожно двинулся вдоль стены, освещая путь фонариком и держа наготове пистолет. Наконец он подошел к двери и рванул за ручку. Раздался оглушительный взрыв и звон разбитых стекол. Когда дым рассеялся, Сюпер через щель двери заглянул вовнутрь. Это выстрелила его ловушка. Но он поставил ее не так, как она стояла теперь — дулом, направленным к двери. И Сюпер никогда не привязывал шнур ловушки к ручке двери…

Из дому послышался крик: «Сюпер, Сюпер!».

Сюпер побежал в комнату и нашел там Леттимера.

— Я слышал взрыв… что произошло? — спросил испуганный Леттимер. — Слишком громкий выстрел для ловушки.

— Подойдите поближе, сержант! Хороший случай для молодых сыщиков, желающих изучить свое дело.

— Вы потерпели убыток?

— Да. Три стекла разбиты и… двадцать пять кур разбужены. Это все.

Дым стелился по саду, и чувствовался запах горелого пороха. Леттимер пошел за Сюпером в сарайчик и осмотрел ловушку.

— Это вы так поставили ловушку в сарайчике? — спросил сержант.

— Ну, конечно, — иронически сказал Сюпер. — Я хотел сам себя поймать… у меня часто бывают сумасшедшие идеи!

Леттимер рассмеялся.

— Но кто же ее поставил туда?

— Кто поставил? Тот, кто называется «Большой Ногой». Он знал, что я включаю свет, прежде чем открываю дверь. Поэтому перерезал провод, чтобы я не заметил ловушки у дверей. Гм… если бы Эльсон лежал в кровати и на него была надета смирительная рубашка, моя ловушка и до сих пор стояла бы среди кустарника.

— Вы думаете, это сделал Эльсон?

— Нет, я этого не сказал, сержант. Не приписывайте мне слов, которых я не говорил! Я только сказал, что если бы Эльсон сидел за решеткой, я не должен был бы покупать на свои кровные деньги новые стекла. Вы уже собирались спать?

— Нет, Сюпер. Я закурил трубку и вдруг услышал взрыв.

— Идите спать, а то вы потеряете свежий цвет лица.

Когда Леттимер ушел, Сюпер тщательно обыскал двор, сарайчик и соседние огороды, но почва была суха и тверда, и он не мог найти никаких следов.

На следующее утро, когда Сюпер брился, вошел Леттимер.

— Знаете ли, сержант, что мне нужно? — обратился к нему Сюпер. — Я должен купить хорошую собаку. Все сыщики имеют собак для розысков. И потом — с ней безопаснее…

— Неужели вы думаете, кто–то покушался на вас? Скорее всего — это дикая шутка соседей, — усмехнулся сержант.

— Хорошая шутка! После такой шутки Сюпер уже вознесся бы на небеса. Предположим, я открыл бы дверь, не зная, что она соединена с автоматическим аппаратом для стрельбы. Что сказали бы люди? Они сказали бы, что старый сумасшедший Сюпер оставил тут ловушку, забыв, что она должна быть в другом месте. Полицейский врач поставил бы диагноз: «Смерть по неосторожности, выразить вдове соболезнование». А поскольку я холостяк, и того бы не было. В газете напечатали бы заметку в три строки петитом о смерти Сюпера. Другое дело, если бы я пал от руки преступника! Тогда были бы торжественные похороны и газетные статьи в целый столбец, а то и два. Когда я думаю о негодяе, что поставил ловушку у двери, я дрожу от бешенства. Ведь от взрыва пострадала краска на ручке мотоциклета, и теперь я должен перекрасить ее заново. Каково ваше мнение, сержант, темно–оранжевый цвет подходит для ручки?

— Да, очень красивый цвет, — ответил Леттимер.

Все утро Сюпер был в великолепном настроении и трудно было предположить, что он накануне избежал верной смерти. Он сыпал шутками налево и направо.

Джим Ферраби, вызванный в качестве свидетеля на объединенное заседание судебного следователя и полицейских властей, прибыл в своем автомобиле на первый участок, чтобы ехать вместе с Сюпером и Леттимером. Сюпер в это время читал нотацию дежурному письмоводителю, и Джиму пришлось ждать его у руля. Неожиданно к участку подъехал в своем большом лимузине мистер Гордон Кардью.

— Не поедем ли вместе, мистер Ферраби? — любезно предложил адвокат.

— Нет, я обещал Сюперу отвезти его в Паузей на заседание следственных властей, — ответил Джим.

— Надеюсь, я буду иметь удовольствие ехать вместе с вами обратно, — заметил, горько усмехнувшись, адвокат. — Думаю, что сумею нарисовать картину убийства… Чем больше я думал об этом, тем яснее для меня становилось, что мои выводы — единственно правильные. Это удивительно, но я случайно нашел в старом календаре описание убийства в 1769 году, точь–в–точь похожее на убийство мисс Шоу. Там сказано, что некий Штарки…

Но Джим вынужден был извиниться, что не может уделить ему времени: Сюпер уже показался в дверях. Кардью нажал педаль и тронулся в путь.

— Одна перчатка хуже другой, — заметил Сюпер, усаживаясь рядом с Джимом. — Я всегда теряю левую перчатку. Удивляюсь, почему никто не догадался торговать перчатками для левой и правой руки в отдельности. Это могло принести неплохой доход… Посмотрите, впереди нас едет Кардью. Его голова набита версиями и гипотезами!

— Он уже выбрал версию, чтобы изложить ее вам, — заметил Джим, когда они обогнали лимузин.

— Это не первая и не последняя его версия, — скривился Сюпер, — я их все заранее знаю. Он начнет рассказывать о погребах и потайных ходах и так запутается, что договорится, будто мисс Лейдж убила мисс Шоу…

— Что вы болтаете? — испуганно вскрикнул Джим, который чуть было не угодил в канаву.

— Не беспокойтесь, это шутка! Уж и пошутить нельзя? Я знаю, Кардью построил такую версию: мисс Шоу встретилась с мисс Лейдж, ведь она ей телеграфировала, между ними возник спор, и мисс Лейдж застрелила свою соперницу. Она вышла из дома, заперла дверь на замок… Затем забралась на скалы…

— Но ведь это сумасшедшая ложь!

— Конечно, ложь, — удовлетворенно хмыкнул Сюпер. — Но такой романтичный человек как Кардью непременно даст именно такое объяснение всему.

— Не заметно, чтобы Кардью был романтичным, — сказал Джим.

— Он очень романтично настроен, поскольку читает детективы, а более романтичных книг не существует.

Потом Сюпер вкратце рассказал Джиму историю с ловушкой.

— Жаль трех стекол и новой краски для машины. — Он оглянулся на лимузин Кардью. — Этот адвокат любит быть объектом репортеров, и завтра его имя будет пестреть в газетах, меня же, скромного работника, никто даже не вспомнит. По правде говоря, я избегаю этих газетчиков. В «Сарри Комит» однажды было напечатано: «старший инспектор Минтер любит работать в тени». Я вам покажу газету, она хранится у меня в шести экземплярах.

Когда Сюпер и Джим вошли в зал заседания, он был полон репортерами и свидетелями. Джим увидел, как репортеры обступили Сюпера, и тот оживленно беседовал с ними.

— Я поболтал с молодежью и предупредил, чтобы они не писали обо мне в газетах, — как бы извиняясь, сообщил он, подходя к Джиму.

Но уже вечером Джим прочел в газетах длинный отчет о допросе свидетелей. Имя Сюпера упоминалось то и дело, было отмечено, что его показания — более логичны, чем остальные. При этом подчеркивались талант и ловкость Сюпера, который энергично продолжает разыскивать таинственного убийцу.

После окончания заседания Сюпер сказал Джиму:

— Вы слышали, что говорил Кардью? Он заморочил следователя уймой измерений и теорий в противоположность мне, говорившему коротка и просто. Следователь был так рад, когда Кардью закончил свою часовую речь, что даже поблагодарил его. Но тот ничего не понял и зарделся от удовольствия.

— Но, дорогой друг, вы говорили не меньше его, хотя и о фактах, — иронично заметил Джим.

Прежде чем отправиться в город, Сюпер, Джим и Леттимер вошли в отель выпить чаю. Каково же было их удивление, когда Кардью последовал за ними и подсел к их столику.

— Я еще утром хотел изложить мистеру Ферраби решение загадки убийства мисс Шоу, а теперь выслушайте меня все трое.

— Леттимер! — громко сказал Сюпер. — Слушайте внимательно версию мистера Кардью. Вы молодой сыщик, и вам не мешает поучиться у великого теоретика. Если даже некоторые теории бесполезны, все же не мешает их знать. Мы вас слушаем, мистер Кардью!

— Насколько я понял из ваших показаний у судебного следователя, — начал Кардью, — вы втроем прятались на прибрежной улице и видели, как мисс Шоу подъехала к дому. Вы видели ее силуэт в автомобиле и узнали ее шляпу. Вы видели, как она остановилась у двери, но вы не видели , как она вышла из дому.

— Браво! — воскликнул Сюпер. — Вы сделали вывод, которым можете гордиться.

— Итак, продолжал Кардью, — вы не видели, как она выходила, а значит — не видели человека, спрятавшегося в задней части автомобиля. Не исключено, что этот человек незаметно вскочил в автомобиль, когда Дженни проехала улицу и вышла, чтобы открыть дверь. Потом он внезапно бросился на нее, оглушил и втащил в дом. То, что кухня была заперта, доказывает, что она служила преступнику местом заключения мисс Шоу; затем он толкнул дверь ногой, и она захлопнулась. Тогда убийца застрелил бедную Дженни…

— И что он сделал потом? — спросил Сюпер.

Кардью в упор посмотрел на Сюпера.

— Что сделал? Он надел пальто и шляпу мисс Шоу, вышел из дома, закрыл дверь и сел в автомобиль. Он включил фары… ведь вы сами сказали, что они загорелись на несколько секунд и снова погасли. Все ясно: если бы он не выключил фары, они осветили бы стены дома, а также внутренность салона. И вы смогли бы заметить, что за рулем не женщина, а мужчина. Да, да, именно так — мужчина в женской шляпе!

Сюпер весь превратился во внимание и напрягся.

— И вот он поехал в автомобиле по улице, — продолжал Кардью, видимо, довольный тем, что его объяснения вызвали громадный интерес. — Он поехал наверх к скалам, повесил пальто и шляпу на кусты, бросил автомобиль мисс Шоу и пошел пешком к своему автомобилю, ждавшему его где–то поблизости… скорее всего это была маленькая машина, которую можно легко спрятать.

Сюпер посмотрел на Кардью широко открытыми глазами.

— Гром и молния! — крикнул он. — Вот это версия! — Джим понял, что Сюпер говорит серьезно. — Это самая интересная версия из всех, которые вы изложили, мистер Кардью. И вы оказались правы!

Мертвая тишина воцарилась за столом. Наконец Сюпер поднялся и протянул адвокату руку.

— Поздравляю вас, — искренне произнес он.

Кардью удалился с торжествующей улыбкой.

На обратном пути в город Сюпер не произнес ни, слова. Он сидел, съежившись на заднем сиденьи рядом с Леттимером. Только на прощание Сюпер сказал:

— Я вынужден изменить свое мнение о Кардью. Да сих пор я думал, что адвокат годится только затем, чтобы взыскивать по неуплаченным счетам, но теперь я должен сказать, что он проделал работу, которая не всякому посильна: Да, Ферраби, он укрепил во мне уверенность в себе. Кардью ведь подтвердил, как нельзя лучше, мою собственную версию. И все же я оказался умнее его.

— Но как выходит, что вы умнее? — поинтересовался Джим.

— Кардью ни слова не упомянул о «Большой Ноге». Не удивляйтесь, Ферраби, я знаю, кто такой «Большая Нога». Я это знаю без всяких версий и гипотез. Я мог бы вам даже представить «Большую Ногу», но это пока преждевременно.

— Убийцу? — вздрогнул Джим.

— Да! «Большая Нога» убил мисс Шоу.

— Он забрался в дом через черный ход?

— Да. Но это еще не значит, что он не пользовался другими выходами. Кстати, Дженни умерла еще до появления «Большой Ноги».

— Сюпер, я вас не понимаю! Только что вы сказали, что он убил ее, а теперь говорите, что она умерла еще до его прихода.

— Так оно и было, — таинственно произнес Сюпер, открыв дверь своего бюро. — Погодите, скоро вы увидите, что я прав… Сержант, подайте мне газеты! Посмотрим, что пишут эти патентованные газетные лгуны.

…Джим Ферраби был счастлив: он получил привилегию, которую до сих пор имел Сюпер. Эльфа разрешила ему пробыть полчаса в ее квартире, чтобы рассказать об отце.

— Администрация больницы не разрешила мне оставаться на ночь возле отца и, может быть, это правильно. Отец чувствует себя хорошо, и он счастлив. Мне все кажется сном. Я с ужасом вспоминаю о тех годах, когда мой бедный отец странствовал по белу свету…

Джим уже успел побывать у врача, знаменитого хирурга, который должен был оперировать мистера Лейджа. Врач и его ассистент были убеждены, что операция пройдет успешно.

— Врач считается лучшим хирургом, и консульство не жалеет средств для отца, — сказала Эльфа. — Я получила в свое распоряжение некоторую сумму, так что мне больше не придется возвращаться к мистеру Кардью.

— Вы говорили с ним в последние дни?

— Да. Сегодня утром он позвонил мне. Он был весьма любезен, хотя и рассеян. Мне кажется, загадка убийства мисс Шоу настолько захватила его, что он не способен интересоваться моими делами. Впрочем, он любезный и милый человек.

— Кто — Кардью? — спросил Джим. — По крайней мере, инспектор не разделяет вашего мнения… Кстати, я — тоже…

— Что касается Сюпера, то он вообще большой оригинал. У него на все свой взгляд. Он так много сделал для меня, и я очень ему благодарна. Это правда. Но при этом, мне кажется, Сюпер бывает иногда чересчур резок, бывает грубоват, — сказала Эльфа задумчиво.

— Сюпер один из старейших сыщиков Скотленд–Ярда. Он только внешне грубоват, но он многолик и обладает богатой душой… — возразил Джим.

Зазвонил телефон. Эльфа сняла трубку.

— Что? Пирог? Нет, я ничего не посылала… конечно, нет! Пожалуйста, не давайте ему ничего… я сейчас приду.

Она повесила трубку. Лицо ее омрачилось.

— Этого я не могу понять, — сказала она. — Начальница больницы спросила, посылала ли я отцу вишневый пирог. Ясно, что это не от меня. Посыльный принес его вместе с письмом, и в больнице подумали, будто писала я.

Джим присвистнул.

— Это очень странно!

В то время, как Эльфа переодевалась в другой комнате, Джим позвонил по телефону Сюперу. Тот с интересом выслушал новость Джима.

— Передайте в больницу, чтобы они сохранили пирог до моего прихода, — заявил он. — Ждите меня у входа в лечебницу. Если вас задержит сыщик в штатском, скажите ему, что вы ждете Сюпера.

Джим понял из разговора, что больница охранялась.

Когда он и мисс Лейдж прибыли туда, начальница пригласила их к себе в кабинет. На столе был пирог и письмо.

— Я не хотела давать пирог вашему отцу, прежде чем я не смогу убедиться, что это вы послали ему подарок, — сказала она. — Инспектор Минтер запретил мне принимать для мистера Лейджа какие бы то ни было передачи.

Эльфа взяла письмо и тотчас же воскликнула:

— Это не мой почерк!

В верхнем левом углу стоял адрес ее квартиры на Кубит–стрит. В письме она якобы просила передать пирог отцу…

— Вам знаком этот почерк? — спросил Джим.

— Нет, не знаком… Но почему прислали пирог? Неужели… — говорила Эльфа дрожащим голосом.

— Может быть один из друзей хотел оказать вам внимание, — сказал Джим, желая ее успокоить.

— Действительно, кому нужно причинять зло моему отцу? — повторяла Эльфа, со страхом глядя на пирог.

— Так что же мне делать с пирогом? — спросила заведующая.

— Уничтожьте его! — громко посоветовал Джим, но потом украдкой шепнул ей: — Сохраните до прихода Минтера!

— Мистер Ферраби, я слышала ваш разговор с Минтером, — сказала Эльфа, когда они ехали на Кубит–стрит, — мне кажется, только он разберется в этой путанице. Вы увидите его сегодня?

— Да, он будет в городе, и я с ним встречусь. Только не волнуйтесь напрасно, Эльфа.

— Я пока не лягу спать. Можете вы сообщить мне по телефону, что думает Сюпер о пироге и о таинственном письме? — попросила девушка на прощанье.

Джим обещал позвонить и, попрощавшись, вернулся ко входу больницы. Из темноты вынырнула фигура сыщика, стоявшего на страже. Из–за угла улицы раздался оглушительный треск мотора, и через несколько секунд Сюпер соскочил с мотоциклета.

— Я ехал со скоростью сорок миль в час, — сказал он, — хотя это — запрещенная скорость, и полицейский у железнодорожного узла пытался задержать меня.

Сюпер с Джимом вошли в комнату, где стоял пирог.

— Ого! Чудный пирог! Я его возьму с собой. Не помните ли, миссис, из какого района прибыл посыльный с пирогом?

— Кажется, из Трафалгер–сквера, — ответила заведующая.

Сюпер и Джим поехали в полицейский участок. Сюпер передал резервному сержанту пирог и приказал доставить его на следующее утро в государственную лабораторию. Сюпер собирался ехать на своем мотоциклете в Трафалгер–сквер, но Джиму удалось уговорить его оставить машину в участке. Они поехали на автобусе в бюро посыльных, где им сообщили, что пакет с письмом, адресованный в больницу мистеру Лейджу, был доставлен неизвестным, выполнявшим поручение какого–то солидного господина.

— Какой–нибудь бродяга, нанятый за пару пенсов, — предположил Сюпер. — Без объявления в газетах мы его не найдем, к тому же он скорее всего не отзовется на наше объявление; такие типы боятся следствия, как огня.

Они вышли из бюро. Сюпер остановился на краю тротуара и задумчиво осмотрел памятник Нельсону.

— Пойду искать Леттимера, он где–то в городе. Только он сумеет найти бродягу… он легко входит в доверие к проходимцам, потому что близок им по духу…

Они расстались, договорившись о встрече, и Джим зашел в телефонную будку, чтобы позвонить Эльфе.

— Вы думаете, пирог отравлен? — воскликнула она.

— Сюпер еще не уверен в этом. Но завтра будет все известно.

Когда Джим опять встретился с Сюпером в условном месте, сыщик сказал:

— Будет лучше, если я вернусь в полицейский участок не на своей «адской машине», а в вашем автомобиле. Где он?

— В гараже, недалеко отсюда. Я охотно вас подвезу…

Сюпер явно что–то задумал, но Джим предпочел не расспрашивать его. Они поехали в полицейский участок Трафалгер–сквера, где стоял мотоциклет. Сюпер привязал его к багажным ручкам автомобиля, и Джим тронулся в путь.

— Зайдемте, Ферраби, — сказал Сюпер на пороге участка. — Я только справлюсь, нет ли новостей.

Сюпер не ошибся. Дежурный сообщил ему, что пятнадцать минут назад в участок явился мотоциклист и заявил, что когда он проезжал по шоссе, кто–то дважды стрелял в него.

Сюпер удовлетворенно хмыкнул.

— Но стрелок ведь не попал в цель? Я думаю, он промахнулся, потому что не сумел определить скорость, с которой ехал мотоциклист… А вот если бы по шоссе проехал я, стрелок не промахнулся бы, потому что преступники хорошо знают скорость машины Сюпера.

— Вот как? — спросил пораженный Джим. — Вас хотели застрелить из засады?

— Да, хотели. Отсюда — блестящая идея ехать в вашем автомобиле, а не на моем мотоциклете. Вот так–то! Не одного только Кардью могут осенять блестящие идеи…

Только теперь Джим понял, почему Сюпер предпочел ехать в автомобиле. Если хитрый трюк с ловушкой преследовал цель убить Сюпера, не исключено, что «Большая Нога» попробует подстрелить сыщика из–за угла, тем более, что мотор Сюпера слышен за версту.

— Я нисколько не удивлюсь, если в один прекрасный день меня отправят в лучший мир, — с философским спокойствием заявил Сюпер. — Но вынужден признать: «Большая Нога» работает безукоризненно… Леттимер уже вернулся?

— Нет, — ответил дежурный надзиратель, — он еще в городе.

Бедный надзиратель ошибался. В этот момент Леттимер сидел на плетне возле кустов в глухой части лондонского шоссе. В руках у него был большой автоматический пистолет…

Джиму Ферраби показалось вполне естественным отправиться на следующий день к мисс Лейдж, чтобы отвезти ее в больницу. Ему показалось, что дорога между ее домом и Вимут–стрит слишком коротка. Он с удовольствием продлил бы время пути, чтобы подольше побыть рядом с этой очаровательной девушкой, на долю которой выпало так много страданий. Сестра милосердия сообщила, что мистер Лейдж провел день хорошо, однако ночью не спал.

— Он, по–видимому, привык спать днем и странствовать по ночам, — сказала она. — Кажется, после обеда он узнал меня. Смотрел на меня с таким удивлением, будто пытался что–то вспомнить. Утром он спросил, не могу ли я повести его к морю, так как он должен присматривать «за тремя и четырьмя». Заведующая говорила: то же самое он вчера спрашивал и у нее. Совершенно непонятно, что имел в виду мистер Лейдж…

— Оставим это для Сюпера, он найдет объяснение, — сказал Джим. — Нас сейчас интересует мнение врача после вчерашнего осмотра…

— Врач повторил, что есть надежда на полное выздоровление. Операция назначена на субботу.

Когда Джим и Эльфа вышли на улицу, она снова заговорила о пироге. Еще до поездки в больницу Джим сообщил ей, что в лаборатории не нашли в пироге яда. Эльфа не поверила.

— Но я был у Сюпера, и он прямо заявил мне, что яда не обнаружено, — настаивал Джим.

— Я все утро думала о том, не был ли мой отец свидетелем какой–либо сцены в связи с убийством мисс Шоу, — сказала Эльфа. — Может быть, он заметил убийцу. Утром я поехала в Кинг–Венг–Уолк, чтобы увидеть мистера Кардью. Он говорит: возможно, отца хотели отравить, потому что он видел, что происходило в береговой вилле. Ведь отец жил в пещере, откуда отлично виден Бич–Коттедж. Сюпер говорил, что полиция исследовала пещеру. Возможно, отец жил там в течение многих лет. Он обычно спускался вечером со скалы по веревочной лестнице, и возвращался в пещеру с рассветом, каждый раз поднимая за собой лестницу. Она была настолько бела от мела, что даже Сюпер не заметил бы ее среди бела дня.

…У дверей дома Эльфы на Кубит–стрите Джим был разочарован: он ждал, что девушка пригласит его на чашку кофе. Но Эльфа сказала:

— Я буду сегодня очень негостеприимной и не приглашу вас в дом. Я очень устала и чувствую себя нехорошо.

— Стакан чая в парке и музыка быстро снимут усталость. Разрешите пригласить вас…

— Нет, мистер Ферраби, благодарю вас. Я бы хотела хорошенько отдохнуть. Я предчувствую какую–то опасность… думаю, случится нечто ужасное…

— Чувствую, вам действительно следовало бы выпить стакан чая в парке, — сказал Джим с улыбкой. Эльфа улыбнулась и пожелала ему спокойной ночи.

Был чудный вечер. Джиму не хотелось ужинать одному. Он повернул автомобиль на запад к первому участку, но не нашел ни Сюпера, ни Леттимера. Тогда он поехал в Баркли–Стек. Мистер Кардью разгуливал по саду, заложив руки за спину. Лоб его был нахмурен, он казался озабоченным. Услышав шум мотора, Кардью обернулся и, узнав Джима, приветливо помахал рукой.

— Добро пожаловать, мистер Ферраби! Вас я рад видеть больше, чем всех остальных… Никак не могу прийти в себя после смерти несчастной Дженни, все кажется мне нереальным; часто мне чудится ее голос… бедная Дженни! — он тяжело вздохнул.

…Они дошли до конца дерновой площадки и повернули на маленький лужок справа. Отсюда был хорошо виден Хиль–Броу, владение Эльсона. Из трубы большого камина поднимался белый дым.

— Сегодня слишком тепло, чтобы топить! — заметил Кардью. — Интересно бы знать, зачем он топит камин в такой теплый вечер?

Кардью и Джим молча стояли, глядя на дым.

— Может быть, слуги сжигают хворост, — предположил Джим.

— Нет, для этого есть специальная печь в саду. Кроме того, сейчас весна, и сад давно очищен от хвороста и сухих листьев.

— Вероятно, он сжигает свои старые бумага, — добавил Кардью, — я тоже поступаю так каждый год…

Адвокат многозначительно хмыкнул.

— Я не особенно хорошо знаю Эльсона, — сказал он, — но он слишком ленив, чтобы самому уничтожать старые бумаги… интересно знать, что же он сжигает?

Кардью оглянулся и позвал садовника.

— Погодите, я напишу письмо, а вы передадите его мистеру Эльсону, — сказал он ему. Через минуту Кардью появился с конвертом в руках. Садовник пошел к дому Эльсона.

— Видите ли, мистер Ферраби, я пригласил мистера Эльсона к завтрашнему ужину не потому, что рад видеть его в своем доме. Просто мне интересно, застанет ли мой садовник его одного в комнате, когда передаст это письмо.

— Но зачем это?

— Интересно, отослал ли Эльсон слуг, чтобы остаться одному. А теперь, мистер Ферраби, я покажу вам кое–что интересное.

Джим прошел за адвокатом в его рабочий кабинет. Он догадался, что имеет в виду адвокат под этим «кое–что», увидев на столе некий предмет, завернутый в бумагу. Кардью сорвал обертку, и Джим увидел модель Бич–Коттеджа.

— Я заказал специальному мастеру эту модель, которую он изготовил в течение одного дня, — сказал Кардью с гордостью. — Вот я снимаю крышу. — Сказав это, он снял крышу и показались маленькие комнаты. — Мастер еще не окрасил модель, но это не важно… Вот здесь кухня! — Кардью указал карандашом на одну из комнат. — Вы можете даже заметить дверные болты… Вот отверстие между кухней и столовой, то есть небольшое оконце, закрываемое ставнем. Я должен обратить ваше внимание на важный факт. С момента, когда Дженни Шоу вошла в дом и до того, когда она или кто–то другой вышли оттуда, прошло пять минут. Теперь ясно: она или они оба тотчас вошли в кухню… спрашивается, зачем?

— Чтобы захватить с собой письмо.

Кардью смущенно взглянул на Джима.

— Письмо? — быстро спросил он. — Что вы хотите этим сказать?

— Ну, это письмо, адресованное врачу секционной камеры западного Суссекса. Сюпер нашел конверт и кирпич под кухонным столом, под которым лежало это письмо.

— Письмо? Вот этого я не понимаю! — глаза адвоката забегали. — Об этом Сюпер не сказал ни слова на последнем заседании следственных властей. К тому же это не вкладывается в мою версию. Было бы лучше, если бы Сюпер не запаздывал со своими сообщениями.

— Я уже жалею, что рассказал вам о письме…

Кардью мрачно посмотрел на модель.

— Но письмо еще можно согласовать с моей версией, — сказал он, помолчав. Джим заметил, что голос Кардью дрогнул. — Я не хотел допустить какого–то иного мотива убийства, кроме… Вы сказали, конверт был адресован врачу секционной камеры? В таком случае, возможно, это самоубийство?

— Нет, Сюпер уверен, что это — убийство, — сказал Джим и тотчас же пожалел о своей чрезмерной болтливости.

— Да, я должен опять начать все сначала, — продолжал Кардью, — но я решу эту загадку во что бы то ни стало. Я уважаю Минтера, несмотря на все его недостатки. Но убежден, что в данном случае Минтер не окажется победителем…

Кардью взял с письменного стола фальцбейн и стал перелистывать страницы своего манускрипта. Джим был поражен трудоспособностью и усердием этого человека. Одна страница была полностью испещрена цифрами и датами. На другой — красовался эскиз части дома, примыкающей к морю. Вертикальные линии пересекали эскиз, указывая на силу прилива в разные часы дня. На столе лежало множество негативов разных частей дома. Географическая карта Суссекса была усеяна красными линиями. Джим решил, что линии обозначают дороги, которыми мог убежать убийца. В этот момент в комнату вошел садовник.

— Я передал мистеру Эльсону ваше письмо, сэр, — доложил он хозяину.

— Он сам открыл вам дверь? — спросил адвокат.

— Да. Я ждал довольно долго, пока он спустится в коридор. Слуг нигде не было видно.

Кардью с тонкой усмешкой откинулся на спинку кресла.

— Как он был одет? Вы заметили выражение его лица? Как выглядели его руки?

— У него были черные руки, — сообщил садовник, — похоже, будто он чистил каминную трубу. Он был в одной сорочке, и его лицо было красным от жары.

Кардью снова улыбнулся.

— Благодарю вас, можете идти! — Он многозначительно хмыкнул. — Я знал: там что–то происходит, — вел он свое, когда дверь за садовником закрылась. — Теперь спрашивается: что общего между странным поведением Эльсона и смертью Дженни? Вы знаете, что они хорошо знакомы… Со слов прислуги, Дженни часто навещала Эльсона в Хиль–Броу. После этого зловещего случая Эльсон пьет запоем. Ни разу еще у него не было трезвого дня. Он и раньше пил, но сейчас уже полностью утратил контроль над собой. Прислуга отказывается работать у него. По ночам Эльсон разгуливает по дому и, страдая от припадка страха, кричит на весь дом.

Кардью встал, закрыл модель крышкой и завернул ее в бумагу.

— До сих пор мои розыски носили абстрактный характер, но теперь я займусь конкретным делом…

— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовался Джим.

— Я раскрою тайну Хиль–Броу…

Сержант Леттимер вышел из своей квартиры лишь с наступлением темноты. Он добирался до Хиль–Броу окольным путем. Пробрался через дыру в изгороди, которую хорошо знал. Пройдя сквозь чащу, дошел к маленькой зеленой калитке в стене. Открыв калитку ключом, он тщательно запер се и, оглянувшись, осторожно пошел по щебневой дорожке к парадным дверям. Потом торопливо вынул из кармана белую бумагу, покрытую с одной стороны гуммиарабиком, намочил ее и наклеил на дверную панель. Потом обогнул дом и подошел к французскому окну, выходившему на дерновую площадку. Тихо постучал. Ответа не было. Он повторил стук громче. Наконец за тяжелой гардиной показалось испуганное лицо Эльсона.

— Это вы? — прорычал он.

— Да, я! Спрячьте свой револьвер, никто вас не тронет.

Эльсон поднял гардины. Леттимер впрыгнул в комнату, спустил гардины, опустился на стул и взял сигару из табакерки.

— Сюпер поехал в город, — сообщил он, закуривая.

— Пусть он едет хоть в ад! — бросил зло Эльсон.

Леттимер заметил, как изменилось лицо американца. Губы его дрожали. У него был вид человека, страдающего от сильного запоя.

— Сюпер не просто поехал в город, — с нажимом произнес сержант, — он поехал в город по весьма интересному делу.

— Да пусть он катится к черту! — взорвался Эльсон.

— Тише! — испуганно прошептал Леттимер. — Ну что за крики? Сюпер подозревает и меня. Он прочел мне вчера целый реферат о пользе чистосердечного признания в должностных преступлениях.

— Но при чем здесь мы? Какое отношение имеем мы к убийству этой несчастной старой девы? — пожал плечами Эльсон.

— Не будем об этом, — уклончиво бросил Леттимер. — Что за пожар вы устроили сегодня ночью?

— Пожар? Я вас не понимаю.

— Я видел дым из трубы вашего дома.

— Я сжег массу ненужных вещей.

Следующие пять минут прошли в молчании. Оба курили.

— Вы были сегодня утром в городе, — наконец произнес Леттимер.

Эльсон зло глянул на него.

— Я хотел выбраться из этого проклятого гнезда. Я что, не имею права выехать в город?

— И какую каюту вы заказали?

Эльсон вскочил, как ужаленный.

— Что? Послушайте, вы…

— И вы взяли билет прямо до Нью–Йорка?

— А вам это известно откуда?

— Ниоткуда. Я давно предчувствовал это. Мне, видите ли, жаль лишаться выгодного клиента.

— Кажется, вы называли мои деньги «ссудой», — ядовито заметил Эльсон. — Не знаю, почему я вообще давал вам деньги…

— Я был вам полезен. В будущую субботу я сумею быть вам еще более полезным. Конечно, вам неприятно, что я знаю о ваших намерениях оставить Лондон. В Канаде вы, пожалуй, будете в безопасности.

— Я везде в безопасности! — снова взорвался Эльсон.

— Тогда почему же вы спешите поскорее уехать из Англии?

— Потому что Англия мне надоела, — мрачно заявил Эльсон. — Смерть Дженни расстроила мои нервы. Скажите, Леттимер, что стало с бродягой–певцом?

— Которого поймал Сюпер? Он где–то в городе. А что?

— Ничего, я просто так спросил. Он был в моем саду, когда Сюпер его поймал. Он слабоумный, что ли?

— Немного. По крайней мере так думает Сюпер…

— Слушайте, Леттимер, — произнес Эльсон глухим и хриплым голосом. — Вы ведь знаете законы Англии… Никто не обратит внимания на слова сумасшедшего бродяги. Я имею в виду судей. На случай, если бродяга будет болтать… будет оскорблять людей или тому подобное… судьи ведь не поверят сумасшедшему?

Леттимер испытующе посмотрел на него.

— Что это вы так разволновались?

— Я разволновался? Ну вот еще! Кажется, я где–то в Америке видел этого бродягу. Кажется, в Аризоне. Я был фермером и обругал его… я ему хорошо врезал тогда…

Эльсон врал, и Леттимер знал это.

— Не думаю, чтобы судьи обращали внимание на показания сумасшедшего, — сказал сержант, — но бродяга скоро не будет больше слабоумным. Сюпер сказал, что предстоит операция и есть надежда на полное выздоровление Лейджа.

Эльсон вздрогнул, его лицо исказилось.

— Неправда, он не выздоровеет! — закричал он, обхватывая голову руками. — О боже, если бы я знал, если бы я знал!..

Леттимер спокойно наблюдал за ним.

— Я давно догадывался, что Джон Лейдж держит вас в своих руках. Но будьте спокойны, он не так скоро заговорит, — произнес он со значением.

Эльсон испытующе посмотрел на него.

— Допустим, он не настолько ненормален, — сказал сержант, — как вы предполагаете. Рассказывают, будто он жил в пещере на скалах вблизи Бич–Коттеджа. И не исключено, что он находился около дома, когда там была Дженни. Что скажете относительно этого? — продолжал Леттимер и, расхохотавшись, выпустил к потолку облако дыма.

— Что скажу? А ничего. Вы ошибаетесь, полагая, что у меня что–либо общее с Лейджем. Я его никогда не знал и не видел до сих пор, — упрямо заявил Эльсон. Потом вдруг дал рукой знак молчать и прислушался. Вынул часы и посмотрел на них.

— Слуга вернулся, — сказал он.

— Он войдет сюда?

— Нет. Он входит только когда я звоню.

Раздался стук в дверь. Леттимер быстро встал и спрятался за гардины. Эльсон открыл дверь. То был слуга.

— Извините, сэр, я не хотел вас беспокоить…

— Хорошо, но зачем же вы тогда побеспокоили меня? — спросил раздраженно Эльсон.

— Я должен кое–что сообщить… Не знаю, читали ли вы надпись на дверях… Я хотел сорвать бумагу, но это оказалось непросто…

— Надпись на дверях? — уставился на слугу Эльсон. — Вы о чем это? Какая бумага?

Он торопливо вышел за слугой в коридор, освещенный большой лампой. У парадных дверей горел тоже свет. Эльсон долго читал бумагу и не поверил своим глазам.

«Джени Шоу умерла, за ней последуете вы.

«Большая Нога».

Эльсон схватился за голову. На миг он оцепенел. Да, это не сон, а реальность. Он хотел было закричать, но издал какой–то сдавленный стон. Потом, как угорелый, бросился в рабочий кабинет, захлопнул дверь и запер ее.

— Леттимер! Леттимер!

Он подбежал к гардинам, но сержант уже исчез тем же путем, каким и явился.

Мотоциклет Сюпера, что славился по всей окрестности, рано утром лежал в разобранном виде на кухонном столе Сюпера, усердно чинившего мотор, который испортил только благодаря «инженерному искусству» инспектора. Рядом стоял младший сержант с засученными рукавами и помогал начальнику чинить «адскую машину», поскольку обладал некоторыми техническими познаниями. Младший сержант был весьма работоспособным и аккуратным полицейским. Он почтительно наблюдал за работой начальника и во всем соглашался с ним. Только, пожалуй, это делало его присутствие здесь сносным для Сюпера.

— Я не променяю свою «огненную стрелу» на десять новых мотоциклетов, — говорил Сюпер. — Владелец соседнего кино однажды взял у меня ее напрокат, чтобы сопровождать свой военный фильм орудийными залпами. Моя машина блестяще выполнила эту задачу. Мои друзья и сослуживцы собрали довольно крупную сумму, чтобы купить мне к именинам новенький бесшумный мотоциклет. Я охотно принял подарок, а через неделю он исчез. Я опять сел на свою старую машину. На удивленные вопросы отвечал, что новая машина сломалась. На самом же деле я продал ее, а на вырученную сумму купил инкубатор и окрасил заново свой старый мотоциклет… Ну, а остаток положил в банк, понятное дело. Я не бросаю деньги на ветер.

— Но шум и грохот невыносимы, сэр…

— Шум есть шум, милый сержант, — сказал Сюпер, завинчивая гайку. — Вы слыхали, чтобы какой–то инженер изобрел глушитель для грома?

— Нет, не слыхал…

— Когда овца блеет — корова мычит, — засмеялся Сюпер.

— Но вам нужен хороший глушитель для мотора…

— Не стоит попусту тратить деньги. Все люди любят треск моей машины. Они переворачиваются ночью в постелях и произносят: «Все в порядке, Сюпер объезжает участок».

— Но если вор услышит вашу машину, он же удерет?

— Никогда! Шум моего мотора подобен разговору чревовещателя. Вор думает, будто моя машина едет справа, а в это время, она едет слева. Но, милый сержант, что с вами сегодня? Вы спорите и не даете мне даже слова вставить.

Сержант послушно замолчал. Сюпер закончил работу, испробовал мотор, закурил трубку и, взглянув на небо, нашел, что погода великолепная. Он направился в сарайчик и вытащил из него мешок ячменя. Осмотрев курятник, он накормил кур, собрал яйца и принес их в комнату.

Сюпер как раз переодевался, когда появился Леттимер.

— Где вы были ночью? — спросил Сюпер, ожесточенно водя щеткой по мундиру.

— У меня была свободная от дежурства ночь.

— Когда я был молод, у меня не было свободных ночей, — ядовито заметил старый сыщик. — Принесите мне почту!

Леттимер ушел и вернулся с пачкой официальных писем. Сюпер рассортировал их.

— Вот счет, вот приказ об аресте, вот жалоба жителей на шум мотоциклета, вот письмо от хитрого Алекса из министерства финансов, — бормотал Сюпер, быстро разбирая одно письмо за другим, — а вот письмецо, которое мне и нужно.

— Гм! — произнес Сюпер, прочтя письмо. — Вы слышали когда–либо об аконите, сержант?

— Нет. Это что — яд?

— Да, немного ядовитое вещество… малейшая доза, величиною с булавочную головку, могла бы вас убить, Леттимер. А для меня она была бы совершенно безвредна, поскольку я сильнее и выносливее вас и не провожу ночи в джаз–банд–чарлстонах, танцуя сразу с дюжиной барышень.

— А что за письмо — сообщение присяжного химика? — поинтересовался Леттимер, уже привыкший к лекциям о морали.

— Да. Для начала необходимо узнать, не покупал ли кто–нибудь аконита. Обычно он не отпускается частным лицам в аптеках. Наведите справку в Скотленд–Ярде. Вы на самом деле ничего не слыхали об аконите? — спросил Сюпер, поправляя воротник.

— Ну, конечно же, нет…

— Готов биться об заклад, что старый Кардью, этот знаменитый теоретик–любитель, расскажет вам с десяток случаев, когда люди были отравлены аконитом.

— Я не сомневаюсь, — сказал Леттимер.

— Я ненавижу отравителей, слышите? — с нажимом произнес Сюпер, завязывая галстук. — Это самый низкий род преступников. Кроме того, они никогда не сознаются в совершенном преступлении, даже если веревка уже надета им на шею. Вам известно это, Леттимер?

— Нет, — спокойно ответил тот.

— Готов держать пари, что старый Кардью это знает. Более чем уверен: у него масса книг о таких ядах и таких отравителях, что волосы станут дыбом! Надо бы мне тоже выписать парочку подобных книжек, чтобы не отставать от времени…

Расправившись с утренней почтой, Сюпер сел на мотоциклет и отправился на центральную телефонную станцию, чтобы допросить заведующего. Потом пробыл два часа в полицейском участке на Хей–стрит и успел за это время ознакомиться с различными сортами писчей бумаги, водяными знаками и прочими занятными вещами. Он также побывал в магазине, где торгуют пишущими машинками разных систем. Когда Сюпер спускался на мотоциклете по боковым улицам, прилегающим к взморью, он подумал, что самое важное только начинается.

Когда Сюпер обогнул одну из улиц, его заметил Джим Ферраби, ехавший с Эльфой по направлению к Грин–парку. Эльфа настояла на том, чтобы он повернул автомобиль и догнал мотоциклет Сюпера.

— Мы едем в Кенсингтон–Гарден, не хотите ли с нами? — спросила Эльфа Сюпера.

— Не думаю, чтобы мое присутствие оказалось теперь кстати, — улыбнулся Сюпер, взглянув на Джима. — Я никогда не был идиотом, чтобы мешать молодым влюбленным хорошо проводить время.

— Мы будем очень рады, — заверил инспектора Джим.

— Очень приятно. Но у молодости — свои законы, — заметил Сюпер, — у меня — свои. Кстати, замечу, я так никогда и не был влюблен, — добавил он. — У меня было нечто вроде романа с энергичной вдовой… Но я уже рассказывал, кажется, об этом…

— Да, и она была потрясена разлукой с вами, — в тон ему продолжал Джим.

— Вот–вот, совершенно потрясена. Она постепенно привыкла к разлуке. Это было трудно, тем более, когда она вспоминала о тарелке, которую однажды бросила мне в голову. Тарелка, правда, не попала в цель…

Эльфа рассмеялась.

— Сегодня вы неплохо настроены, Сюпер, — сказал Джим, улыбаясь.

— Разве? Ну что ж, в таком случае — поехали…

Они поехали к Бисуотер–Род, где Сюпер оставил свой мотоциклет в полицейском участке. Потом втроем отправились в ближайший ресторан, где заказали чай.

— Я ездил в город по делам службы, — сообщил Сюпер. — Известно ли вам, мисс Лейдж, что в пироге была специальная начинка?

— Значит — яд? — спросила она и побледнела.

Сюпер кивнул.

— Да. По–видимому, у вашего отца есть враг, который не хочет, чтобы он выздоровел. Я думаю, ваш отец видел из своей пещеры слишком много, если от него хотят отделаться. А может быть, это связано с давними событиями, когда ваш отец еще был здоров…

Взгляд Сюпера вдруг остановился на угловом столике ресторана и будто замер. Джим проследил за его взглядом.

— Это вы велели Леттимеру прийти сюда? — спросил он.

Сюпер покачал головой.

— Он заметил вас? Зачем он пришел? — не унимался Джим.

— Да, заметил. У него острый взгляд, как у мифологического паука с миллионами глаз.

Но хотя Леттимер и видел Сюпера, он не показал этого. И даже преспокойно продолжал есть мороженое, когда Сюпер подошел к его столику и сел напротив. Джим увидел, что Сюпер язвительно что–то говорит своему подчиненному, а тот сидит с непроницаемым лицом. Когда Сюпер вернулся к своим спутникам, Леттимер уплатил кельнеру и мгновенно исчез.

— Я приказал ему не уходить из участка, а он сидит здесь и спокойно ест мороженое, как мальчик! У вас есть часы? У меня нет. Мне давно обещали выдать часы, но из этого ничего не вышло. Который час, Ферраби?

Джим посмотрел на часы, и Сюпер поднялся.

— Всего хорошего. Мне пора…

Столик, за которым сидели Эльфа и Джим, стоял у большого окна, откуда были видны улица и мост через реку. Джим заметил: когда Сюпер вышел из ресторана, за ним последовал на почтительном расстоянии какой–то человек. Джим навел бинокль и узнал Леттимера.

— Очень странно! — пробормотал он. — Сюпер приказал ему отправиться обратно в участок, а он, кажется, не спешит…

Они просидели тут еще около получаса. Потом вышли к автомобилю, что ждал их у входа. Джим хотел уже запустить мотор, когда услышал чей–то возглас.

— Извините, мистер Ферраби!

Он оглянулся и увидел странного субъекта. По грязной соломенной шляпе и рваным сапогам можно было определить, что это — бродяга.

— Разве вы не помните меня? Я Салливен — тот, против кого вы выступали в качестве прокурора в Ольд–Беле.

— Черт возьми! — процедил Джим, — вы — тот преступник, которого следовало посадить за решетку?

— Да, это я, — ответил Салливен, нисколько не смущаясь. — Не дадите ли вы мне немного денег, чтобы уплатить за ночлег? Я уже провел семь ночей под открытым небом.

Заметив улыбку на лице Эльфы, Джим смущенно пояснил ей:

— Это тот самый бедняга, о котором мы недавно говорили. Помните, я выступал против него обвинителем…

В этот момент из–за угла показался конный полицейский. Салливен тоже заметил его.

— Дайте мне пару шиллингов, — настойчиво попросил Салливен, — сжальтесь надо мной! Не могу я больше ночевать на улице! За всю неделю заработал всего только один шиллинг: доставил пирог по нужному адресу.

Джим крепко схватил бродягу за руку.

— Погоди, дружище. Это очень важно! Это что за пирог, который ты отнес? Кто тебе его дал?

— Незнакомый господин. Он остановил меня на берегу Темзы и спросил, не хочу ли я заработать шиллинг. Я обрадовался и отнес пакет с пирогом в бюро посыльных на Трефалгар–сквер.

— А ты помнишь, как он выглядел, этот господин?

— Не помню…

Полицейский придержал лошадь и смотрел на бродягу. Джим вышел из автомобиля, представился полицейскому и сообщил ему, что бродяга — именно то лицо, которое старший инспектор Патрик Минтер разыскивает по делу о покушении на отравление.

Обратившись к Салливену, полицейский приказал: «Следуй за мной! Если попробуешь бежать, застрелю!»

В тот же вечер Салливен был отправлен на допрос к Сюперу. Показания бродяги мало что дали. Он заявил, что не успел рассмотреть лицо господина, вручившего ему пакет, не помнит, как он был одет и какого он был возраста…

— Этот господин так разговаривал со мной, — говорил бродяга, — что я принял его за сыщика.

— Объясни, что ты имеешь в виду, — мягко сказал Сюпер. — Он что — говорил не так, как остальные смертные? Он вел себя, как сыщик? Ну, говори же!

— Да, он так говорил, когда вручил мне пакет и письмо, — что я именно так и подумал, — продолжал беспомощно объяснять Салливен.

Сюпер помолчал и решительно произнес:

— Мне сообщили, что ты просил денег на ночлег. На эту ночь ты получишь кров, притом, бесплатный. Сержант, отведите его в камеру!

Мистер Гордон Кардью очень много читал. Он посвятил долгие годы науке. Через его руки прошли сотни книжных томов. Он читал даже по ночам, так как страдал бессонницей. Уже с рассветом он, лежа в постели, часто снова принимался за прерванный коротким сном этюд. Кардью считал, что антропология — самая интересная наука и бесстрастные описания умерших преступников — более занимательны, чем захватывающий современный роман.

Он еще лежал в постели и читал трактат по физиогномике знаменитого криминалиста Мантегацца, когда раздался стук в дверь и вошла горничная, что принесла утренний чай. Она поставила чай на столик у кровати.

— Мистер Минтер ждет внизу, сэр, — сообщила горничная.

— Минтер? — спросил Кардью и встрепенулся. — А который час?

— Половина восьмого, сэр.

— Минтер пришел так рано? Гм… Скажите ему, что выйду через несколько минут.

Он накинул халат, надел домашние туфли и спустился по лестнице в зал, где сидел Сюпер. Поздоровавшись, Сюпер объяснил цель своего прихода.

— У меня в камере сидит субъект по имени Салливен. Вы не помните его? Он пытался недавно взломать дом Эльсона…

— Вот как? Я хорошо помню обстоятельства этого взлома. Ведь против этого человека выступал в качестве прокурора мистер Ферраби.

— Поэтому–то он и вышел на свободу, — сердито сказал Сюпер. — Вчера он опять попал в наши руки. Я пришел к вам не потому, что обеспокоен судьбой этого бродяги. Дело в том, что вы ученый адвокат, а я всего лишь только старый необразованный человек. Мне кажется, бродяга что–то скрывает от меня, не хочет говорить. А он знает больше, чем сказал. Я пробовал и так и эдак, чтобы заставить его быть поразговорчивее, но — бесполезно. Я всегда избегал ваших идей, ведь я — только старомодный полицейский чиновник со старыми методами розыска. Микроскопы и сонаты Шопена ничего для меня не значат, но я дальновидный человек и никогда не перестаю учиться у сведущих людей…

Сюпер сделал паузу и посмотрел на Кардью, чтобы понять, какое впечатление произвели его слова.

— Хорошо, но причем тут я? — удивился тот.

— Вы — адвокат, — произнес Сюпер. — Вы привыкли иметь дело с подобными субъектами и добиваться от них признания…

— Вы хотите, чтобы я взял на себя допрос этого бродяги? Но это ведь странно! Почему вы не обращаетесь к мистеру Ферраби?

— Он обвинял преступника, а его оправдали, — презрительно заметил Сюпер. — Конечно, никто не может заставить вас допросить Салливена, это просто мысль, пришедшая мне в голову прошлой ночью. Удивительно, но хорошие идеи рождаются всегда ночью.

— Совершенно верно, — живо подхватил Кардью. — Моя теория об убийстве Дженни тоже пришла мне в голову в два часа ночи. Итак, мистер Минтер, если вы считаете необходимым, чтобы я допросил бродягу, я приду в участок. Но говорю вам заранее: я всего лишь теоретик…

Сюпер облегченно вздохнул: его маневр удавался.

— Многие думают, — с подчеркнутым смирением продолжал он, — что я не могу унизить себя и обратиться за советом к знатоку. Я не самодур и понимаю: пытливый ум практика должен ценить идеи теоретика.

Кардью был польщен, но чутьем угадывал что–то неладное.

— Но скажите, почему арестован бродяга, что вы хотите от него узнать? — спросил он.

— Он арестован за соучастие в покушении на жизнь человека, — начал объяснять Сюпер. — Салливен взял от какого–то господина на берегу Темзы маленький вишневый пирог. Пирог вместе с письмом был доставлен в бюро посыльных на Трефалгар–сквер, а оттуда посыльный принес все это в больницу на Вимут–стрит. В пироге нашли яд — аконит. Салливен утверждает, что не помнит человека, поручившего ему отнести пирог, но он врет, как собака!

Лицо мистера Кардью передернулось. Наступила пауза.

— Необычный случай! — наконец произнес он. — Прямо поразительно! Вы на самом деле всерьез хотите, чтобы я допросил Салливена? Вы не подтруниваете надо мною?

— Я подтруниваю? Я не способен на это, мистер Кардью.

Адвокат уперся руками в подбородок и задумчиво уставился в угол.

— Необычная история… она даже звучит неправдоподобно в двадцатом столетии… В нашей цивилизованной стране, — заговорил он. — Неужели действительно произошла такая история? Ну, хорошо, Минтер, я приду, чтобы допросить Салливена, хотя и не обладаю большими познаниями в практической криминалистике. Вы связываете все это с убийством Дженни?

— Да, безусловно, — сказал Сюпер.

Потом Сюпер отправился в участок и разбудил Салливена.

— Вставай, сын человеческий, пробил твой последний час на этой грешной планете! Не падай духом, дружище!

Салливен встал с твердой скамьи и протер глаза.

— Который теперь час? — спросил он.

— Время не существует для тебя, бродяга, — грозно заявил Сюпер. — Вот сейчас придет первоклассный адвокат, который перевернет все твое нутро. Только не ври ему, дружище! Он гений–психолог и будет читать все твои мысли. Тогда, братец мой, ты расскажешь всю правду о человеке, который тебе дал пакет на берегу Темзы.

— Я не помню этого человека! — воскликнул перепуганный Салливен. — Я бы вам сразу сказал, если бы запомнил его!

Сюпер покачал головой.

— Рассказывай сказки своей бабушке, а не мне. Полицейского ты замечаешь за милю, а лица господина, что дал тебе шиллинг, не запомнил.

— Идите вы к черту вместе с вашим адвокатом! — закричал Салливен. — Я ничего не знаю и знать не хочу!

— Смотри, бездельник, как бы тебе не болтаться на веревке! — заявил ему Сюпер и захлопнул дверь.

Он шел ко входу в участок; и вдруг из–за угла показался лимузин Кардью. Машина подъехала к воротам, шофер затормозил и как угорелый бросился к нему.

— Мистер Минтер, скорее! Мистер Кардью усыплен хлороформом… он лежит в своей комнате, скорее за мной!

— Почему вы сразу же не позвонили мне по телефону? — в бешенстве заорал Сюпер, впрыгивая в лимузин.

— Провода телефона мистера Кардью перерезаны, — ответил шофер.

— Ого! «Большая Нога» предусмотрел все, — заметил Сюпер с мрачной улыбкой.

…Кардью лежал на оттоманке. Комната была насыщена приторным запахом хлороформа. Лицо адвоката было бледным, как смерть. Он очнулся за несколько минут до появления Сюпера.

— Что случилось? — спросил сыщик.

— Я, наверное, спал… не знаю, что со мной было, — пробормотал Кардью, — когда вы ушли, я вернулся в свою комнату и прилег, чтобы обдумать ваше странное предложение… я ночью спал плохо и потому задремал… Слуга случайно вошел в комнату и увидел меня лежащим с куском полотна на лице. Шаги слуги, по–видимому, помешали преступнику. Окно было открыто. Злоумышленник бежал…

Сюпер подошел к окну и выглянул в сад. Он заметил на цветочной грядке какой–то блестящий предмет. Сыщик бросился вниз по лестнице и поднял его. То была разбитая бутылочка с надписью «Хлороформит Б.П.». Бутылочка была, видимо, недавно открыта, и запах быстро погубил цветы, где она лежала.

Сюпер поднял голову и посмотрел на открытое окно. Нетрудно было спуститься из окна в сад. Никаких следов на маленькой грядке под окном не было, но если бы кто–то прыгнул через окно, он мог, минуя грядку, попасть на щебневую дорожку.

Сюпер посмотрел на бутылочку. Внизу стояли инициалы химической фирмы, продавшей хлороформит, но из этого, конечно, трудно было заключить, кто же купил этот медикамент.

Телефонный провод проходил вдоль стены на высоте человеческого роста. Он был тщательно перерезан. «Перерезан теми же щипцами, что и мой провод у сарайчика», — отметил Сюпер.

Он вернулся к адвокату, который уже пришел в себя и мог сидеть на стуле.

— Вы никого не заметили в саду? Где же был ваш садовник? — спросил Сюпер.

— Он занят с утра пересадкой цветов в сарае. Я слышал шорох, когда лежал в постели, но не обратил на это внимания.

— Окно было открыто?

— Наполовину открыто и закреплено крючком, который легко было поднять. Когда же слуга вошел, окно было открыто настежь.

Сюпер исследовал кусок сложенного полотна. Хотя хлороформ испарился быстро, полотно у изгибов было еще мокрым. Сюпер поднял подушку, на которой лежал Кардью, и нагнулся, чтобы посмотреть под кровать.

Мистер Кардью слабо улыбнулся.

— Не улыбайтесь, я не ожидал найти здесь вашего врага, — заметил Сюпер. — У меня вдруг блеснула мысль, будто я кое–что обнаружил. Вы не поцарапали себе рук?

— Поцарапал руки? Что вы такое говорите…

Сюпер тщательно осмотрел все пальцы Кардью.

— Я думал, вы поцарапали себе пальцы. — Сюпер казался разочарованным. — Итак, отпала еще одна моя версия… у меня они всегда слишком быстро рождаются… Этим должен заняться сыщик, мистер Кардью, у меня есть на примете один первоклассный…

— Напрасно тревожитесь, — выразительно отозвался адвокат. — Я сам могу себя защитить.

— Ну, я в этом не сомневаюсь, — возразил Сюпер.

— Алло! Мистер Ферраби? Прошу вас немедленно прибыть ко мне в участок. Я вам объясню все лично… Да, очень важно!

Сюпер повесил трубку и принялся разбирать почту. Через двадцать минут Джим Ферраби уже сидел рядом с ним в бюро. Сюпер объяснил ему, что он как чиновник прокуратуры должен заменить Кардью и добиться признания у Салливена.

— Но, Сюпер… вы, конечно, не успокоитесь, пока меня не замучит этот проклятый бродяга; раньше я скомпрометировал себя из–за него на суде, потом возился с ним при его аресте, теперь еще должен снять с него допрос… нет, дорогой друг, не могу, — сопротивлялся Джим.

— Да, я не успокоюсь, пока на виселице не окажется некто по кличке «Большая Нога», — невозмутимо заявил Сюпер. — Я бы не беспокоил вас напрасно, но величайший преступник Лондона «Большая Нога» усыпил величайшего теоретика и антрополога нашего века как раз в тот момент, когда последний хотел выжать из вора Салливена всю правду.

— Вы говорите о Кардью? Что с ним? — спросил Джим.

— Хитрый дьявол — «Большая Нога» напал на мистера Кардью. Мозг этого негодяя работает не хуже его ноги. По–видимому, он подслушал мой разговор с Кардью. Я заранее знал, что с Кардью что–то произойдет. Даже если бы я окружил Кардью целой армией сыщиков, «Большая Нога», живущий идеями Ламброзо, был бы неуловим.

Джим недоверчиво взглянул на Сюпера. Он не знал, говорит Сюпер серьезно или издевается над Кардью.

— Но скажите же, что случилось? — настаивал он.

Сюпер подробно рассказал ему о несчастном случае с Кардью и о перерезанном проводе телефона. И Джим, в конце концов, согласился допрашивать Салливена, но это ничего не дало. Через час он вернулся к Сюперу и сообщил ему о результатах допроса.

— Я и не ожидал, что вы заставите его говорить, — успокоил его Сюпер. — Салливен чувствует себя уверенно в вашем присутствии, ведь он уже однажды выскользнул из ваших рук безнаказанным. Я знал, что так оно и будет…

— Но Салливен говорит правду, — раздраженно возразил Джим. — Мне нужно уйти, Сюпер.

— Не уходите, Ферраби, вы мне очень нужны.

— Я ухожу. Честное слово, не знаю, зачем вы меня вызвали опять сюда. Салливен не может говорить того, чего не знает.

Сюпер посмотрел на часы, они показывали четыре.

— Я три часа боролся с собой. Боролись между собой справедливость и честолюбие, и справедливость победила! Вот зачем я вас вызвал, Ферраби!

Сюпер открыл пульт, вынул синий ордер и заполнил его. Джим наблюдал за ним и ждал, что будет.

— Не уходите, Ферраби! Вы чиновник государственной прокуратуры и должны подписать вот этот документ.

Джим посмотрел на бумагу. То был ордер на арест мистера Стивена Эльсона за незаконное владение имуществом.

— Вы всерьез хотите, чтобы я подписал этот ордер?

— Да. Единственной мерой пресечения для Эльсона является арест. Завтра этот документ будет передан мировому судье, но пока нужна ваша подпись. Завтра этот ордер может оказаться бесполезным.

— Но ведь по этому обвинению я не могу подписать ордер на арест.

— Я сам еще точно не знаю, какое обвинение предъявить ему, пока он не сидит у меня под замком, — сказал Сюпер. — Мистер Ферраби, я рискую своей должностью, но я должен немедленно иметь Эльсона в своих руках. Я потом все расскажу вам подробно. А сейчас подпишите ордер на арест Эльсона.

Джим подумал с минуту, потом взял перо и подписал.

— Отлично! Справедливость победила! Поедем со мной, Ферраби, вы что–то увидите! — возбужденно блестя глазами, заявил Сюпер.

Когда Джим отвозил Сюпера в Хиль–Броу, он не знал еще, зачем нужен этот ордер. Он только потом узнал об этом.

…Горничная Эльсона открыла им дверь и пригласила в залу. Потом поднялась наверх и постучала в дверь комнаты хозяина. Через минуту она спустилась к посетителям.

— Мистера Эльсона нет в комнате, — сообщила она. — Он, должно быть, гуляет по саду. Если вам угодно обождать…

— Ничего, мисс, не беспокойтесь, я сам найду вашего хозяина. Я знаю здесь все уголки, — сказал Сюпер.

Эльсона действительно не было в доме. Прислуга высказала предположение, что хозяин — на пустоши, где раньше бродил какой–то бездомный певец. Пустошь находилась у подошвы холмика за красной кирпичной стеной. С возвышения можно было озирать окрестность: кустарник был довольно низок.

— Я не верю, что он бежал, — сказал Сюпер.

— Но зачем он вам нужен именно сейчас? — спрашивал Джим, который еще ничего не понимал.

— Он мне нужен и ничего больше! — будто не слыша вопроса, повторял Сюпер.

— Вы подозреваете, что он причастен к убийству?

— Да, но не к убийству мисс Шоу…

— Так зачем вы хотите его арестовать именно сегодня?

— Потом, потом все узнаете!

Сюпер побежал к пустоши, поднялся на холм и оглянулся.

— Вот там идет тропинка, — сказал он Джиму. — Скорее, по тропинке до конца владений Эльсона!

То, что Сюпер назвал тропинкой, было не больше, чем следом ноги, что тянулся зигзагообразно через канавы. Наконец след пошел параллельно изгороди.

— Не верю, что он здесь, — сказал Джим. — Неужели вы думаете, он удрал?

Сюпер свирепо глянул на него.

— Что вы пристаете с вопросами? — гаркнул он. — Разве вы не видите, в каком я состоянии?!

— Но я только хотел узнать ваше мнение, — растерянно пробормотал Джим.

— Тс… Тс!.. — свистящим шепотом произнес Сюпер, прижав палец к губам.

Откуда–то, со стороны пустоши, раздался странный звук: «Хлоп, хлоп, хлоп!»

— Деревья падают, — сказал Джим.

Сюпер не удостоил его слова ответом.

Они побежали и через пять минут достигли конца дорожки, ведущей к круглой лощине. Чтобы продвигаться вперед, нужно было продираться сквозь кусты. Сюпер шел первым и придерживал ветви. Вначале Джим подумал, что это — жест вежливости, но, перегнувшись через плечо Сюпера, он вдруг увидел скорчившееся тело в луже крови.

То был Эльсон. Сюпер подошел к нему и перевернул на спину. Потом нагнулся к нему и покачал головой.

— Тремя пулями — наповал. Ах, Эльсон, Эльсон! Если бы я арестовал тебя утром, ты остался бы в живых! — сказал Сюпер, становясь на колени перед бездыханным телом.

— Господи, кто это сделал? — в ужасе спросил Джим.

— Кто сделал? — Голос Сюпера вдруг понизился до шепота, так что Джиму пришлось напрячь слух. — Это сделал тот, кто убил Дженни Шоу, кто прислал мистеру Лейджу отравленный пирог, кто усыпил Кардью, одним словом, одна и та же рука, одна и та же воля. Он очень последователен, этот дьявол «Большая Нога», он сверхъестественно ловок. Он ничего не забывает… Во имя всех святых, не выпрямляйтесь, Ферраби! Я опустился на колени не потому что хочу помолиться за Эльсона, а затем, чтобы быть в безопасности. По крайней мере, один из нас должен, в интересах справедливости, вернуться отсюда живым.

Холодная дрожь пробежала по телу Джима.

— Он здесь… в кустарнике? — прошептал Джим, и на его лбу выступил холодный пот.

— Да. Убийство было совершено минут семь–восемь назад. Вы помните звук, услышанный нами у изгороди? Вы думали, это падают деревья, но то были выстрелы из пистолета, снабженного глушителем.

За все время их еле слышного разговора глаза Сюпера зорко следили за окружающим. Его острый слух старался уловить между шелестом листьев малейший шорох. Джим увидел, как взгляд Сюпера вдруг остановился на желтом кустарнике. Сюпер еще больше нагнулся и указал рукой на куст, стоявший налево:

— Быстрей направо! — крикнул он и когда Джим вне себя от страха прыгнул в прикрытие, Сюпер ничком припал к земле.

Хлоп, хлоп, хлоп!

Что–то прожужжало мимо уха Джима. Он услышал звук ломающихся веток и шуршание листьев. В тот же миг Сюпер прыгнул к нему за куст.

— Бегите изо всех сил, но, ради бога, не выпрямляйтесь!

Они бросились бежать по тропинке, но через несколько метров шмыгнули опять за кусты, так как вновь раздался приглушенный пистолетный выстрел. Выждав несколько секунд, они побежали опять к более отдаленным кустам.

— Теперь мы можем идти медленнее, он не последует за нами, — сказал Сюпер. — Я не видел его, я следил за птицей, которая хотела сесть на тот куст, но, испугавшись, метнулась в сторону. Я понял: птица улетела, заметив кого–то под кустом. Знаете ли, Ферраби, я утром нашел в своем инкубаторе двадцать новых цыплят; они, конечно, не натуральные, но зато я получаю за них хорошие деньги.

Джим менее всего был расположен сейчас говорить о птичьем дворе Сюпера.

— Где же он теперь, «Большая Нога»? — спросил Джим, оглянувшись назад.

— Этот дьявол? О, он уже в безопасности! Он бежал после того, как выстрелил. Мне тоже следовало бы иметь такой пистолет, но у меня его нет. Я постараюсь, чтобы Кардью с сегодняшнего вечера находился под полицейской защитой. Мне необходимо было давно позаботиться об этом.

— Вы полагаете, ему грозит опасность?

— Несомненно. Я понял, что ему грозит опасность уже когда он начал публично излагать теории относительно убийства мисс Шоу. Его версия не совсем точна, но все–таки была настолько близка к истине, что стала опасной для кого–то.

Они добрались до холмика. Сюпер остановился и оглянулся. Он поднялся выше и осмотрел пространство за кустарником.

— Он удрал, — сообщил сыщик.

Они направились в дом Эльсона. Сюпер в течение десяти минут отдавал распоряжения по телефону и вел какие–то беседы. Потом сел на стул, закурил трубку и стал задумчиво смотреть вдаль, бормоча что–то себе под нос.

В это время в Хиль–Броу уже прибыли на мотоциклетах и автомобилях группы полицейских. Вскоре подоспел новый отряд вместе с каретой скорой помощи. Сюпер взял с собой несколько констеблей и направился с ними к месту, где лежал Эльсон. Сюпер хорошо помнил, как он лежал, и что его карманы были в порядке. Теперь же карманы убитого были вывернуты и положение тела изменено.

— Мы помешали молодчику в его работе, и он спрятался в кустах, — констатировал Сюпер, — Ого! Ловкий парень, нечего сказать! Вы видели Леттимера? — добавил он вдруг.

— Его не было в участке, когда я уехал оттуда, — ответил резервный сержант. — Я оставил там записку, чтобы он немедленно прибыл сюда.

Сюпер ничего не ответил. Он пошел через кустарник, обогнул его и начал изучать землю под кустами. Вскоре он обнаружил гильзы патронов, но он продолжал рыскать по кустарнику, как гончая собака.

— У меня тонкий нюх, — похвастался он Джиму. — Вы не чувствуете запаха?

— Нет, кроме запаха зелени ничего не чувствую.

Между тем прибыл полицейский врач, и Сюпер с Джимом вернулись к месту, где лежал труп. Врач осмотрел убитого и приказал увезти его.

— Пойдемте за мной, Ферраби, — сказал Сюпер. Он дошел до можжевельника и указал на место между двумя кустами. — Вот здесь стоял убийца, и он ушел в этом направлении. Идите за мной, я покажу вам его след…

Джим чувствовал себя совершенно разбитым. Он был настолько подавлен случившимся, что еле передвигал ноги. Но зато с Сюпером все обстояло иначе. Он был весь заряжен энергией, как молодая гончая.

— Кажется, Ферраби, и вас придется взять под защиту полиции, — заметил Сюпер, — но больше всего, по–видимому, нуждаюсь в этой защите я. Уже в третий раз я избежал смерти от рук «Большой Ноги». Но я откажусь от этой защиты. Ведь у меня есть шансы поймать преступника еще на днях, может, даже еще до операции мистера Лейджа.

— Неужели результат операции может повлиять на поиски убийцы мисс Шоу? И от этого зависит, поймают ли «Большую Ногу»? — недоумевал Джим.

— Если мистер Лейдж выздоровеет и снова обретет память, весь таинственный клубок будет настолько легко распутать, что даже начинающий сыщик сумеет накрыть «Большую Ногу». Но сейчас, когда Лейдж еще не говорит, все это нелегко… У меня есть только подозрения, но доказательств нет. Да, Ферраби, у меня нет доказательств, а судьи всегда требуют наличия безупречных свидетелей, видевших убийцу в тот момент, когда он совершал убийство. Им желательно бы предоставить чуть ли не четкую фотографию сцены убийства. Да, судьи в некотором отношении правы, ведь дело идет о жизни и смерти… Знаете ли вы палача? — вдруг спросил он, идя по лесной тропинке.

— Не имел удовольствия познакомиться с ним, — отозвался тусклым голосом Джим.

— Он чудный человек, — сказал Сюпер. — У него нет комплексов. Я знал палача, который требовал самых изысканных блюд, но тот, о котором я говорю, — скромняга. Он любит пиво с сыром. Он очень миролюбив и содержит парикмахерскую в Ланкшире. Он часто брил меня.

Джим невольно вздрогнул. Сюпер продолжал:

— Если бы криминальные дела строились только на подозрениях, то этот палач смело мог бы сидеть в своей парикмахерской и брить людей, вместо того, чтобы вешать их. Он жаловался как–то, что ремесло парикмахера не дает большого заработка. Ведь углекопы, живущие в том районе, бреются только раз в неделю. Кроме того, еще эта мода на безопасные бритвы… Так вот я бы охотно предоставил ему материал для побочного заработка…

Джим уже изучил Сюпера, говорившего о страшных вещах с философским спокойствием. Он знал также, что Сюпер безостановочно болтает, когда его мозг усиленно работает над тем, что не имеет ничего общего с предметом разговора.

— Удивительно, что все люди убеждены: человек обязательно должен лишиться рассудка, если совершает преступление. Они представляют себе «Большую Ногу» сумасшедшим садистом с пеной у рта… А вот здесь он повернул в другую сторону, — вдруг оборвал себя Сюпер, отодвинув ветку молодой яблони.

Добравшись до поляны, они увидели забор из проволоки. Сюпер перегнулся через него и взглянул на дорогу, тянувшуюся вдоль границы между владениями Кардью и Эльсона.

— Эта поляна принадлежит Кардью, — сказал Сюпер. — Она не столь запущена, как Хиль–Броу… Хотел бы я знать, жив ли еще Кардью?

— Вы ведь не думаете, что… — Джим не закончил фразы.

— Этого никто не может знать, — сердито буркнул Сюпер.

Потом он перелез через забор и осторожно пошел по крутому спуску к пыльной улице. Джим поплелся за ним.

— Дорога — узкая, значит можно перепрыгнуть через нее. Если убийца пошел по траве… Но кто это?

Человек медленно двигался по улице. Шляпа его была сдвинута на затылок, во рту торчала сигара.

— Видите ли, Ферраби, Леттимер тоже явился на работу, — резко бросил Сюпер. — Бедный сержант, он, наверное, проспал первую полицейскую тревогу, объявленную полчаса назад, как тот соня, что не слыхал фабричного гудка и пришел на работу в полдень. Здравствуйте, мой бравый сержант! — произнес Сюпер, когда Леттимер подошел к нему. — Вы что — были на свадьбе?

— Нет, — смущенно ответил Леттимер, — но я слышал, что здесь произошла неприятная история.

— Вот как? Вы только теперь услышали об этом? — желчно осведомился Сюпер. — Потому–то вы и прибежали сюда в таком быстром темпе?

— Я думаю, незачем было спешить, — холодно возразил Леттимер. — Один из слуг Эльсона рассказал мне, в чем дело, и я решил пойти по этой дороге, чтобы сэкономить время. К тому же я рассчитывал найти след. Ведь ясно, что убийца выбрался из кустов на этой дороге.

— На улице много пыли, не хотите ли собрать ее для исследования? — мрачно спросил Сюпер. — Идите к дому мистера Кардью и посмотрите, что там творится. Не уходите от мистера Кардью, пока я вас не сменю. Не упускайте его из виду и установите ночную охрану его дома. Вы поняли?

— Да. Должен ли я говорить мистеру Кардью, что он находится под полицейской защитой?

— Скажите ему все, что сочтете нужным. Если он заметит вас, когда вы будете сидеть на ступеньках его дома, он догадается, в чем дело. Если мистер Кардью выразит желание провести измерения кустарника, можете ему это разрешить. Но дайте ему в провожатые несколько полицейских или других надежных людей. Одного его вы не должны отпускать из дому. Я возлагаю ответственность за его жизнь лично на вас. Если он будет найден мертвым в своей комнате, отвечать будете вы.

— Слушаюсь, сэр, — сказал Леттимер и зашагал обратно той же дорогой, по которой пришел. Джим наблюдал за ним, пока сержант не исчез из вида.

— Леттимер — неплохой парень, — сказал Сюпер, — но у него мало инстинкта. Все животные, включая и полицейских сержантов, обладают инстинктом, но всякий инстинкт надо развивать…

— Вы слишком доверяете Леттимеру, — холодно произнес Джим.

— Я никому не доверяю, — неожиданно ответил Сюпер. — Я только делаю вид, будто доверяю Леттимеру. Пусть и он в это верит. Если хотите быть хорошим сыщиком, вы не должны никому верить, даже своей жене. Вот почему сыщики не должны жениться…

…Они медленно направились в Хиль–Броу. Сюпер обыскал рабочий кабинет Эльсона. Кроме пароходного билета тут была найдена весьма большая сумма денег. Но никаких документов в письменном столе Эльсона не было, за исключением нескольких счетов и купчей крепости на право владения Хиль–Броу. Сюпер допросил секретаршу покойного — растерянную женщину средних лет.

— У моего шефа не было большой корреспонденции, — сказала она, — он с трудом читал и почти не умел писать, и он никогда не посвящал меня в свои частные дела.

— Может, у него вообще не было никаких занятий? — пробормотал себе под нос Сюпер.

Большой ящик для пепла у камина был переполнен. Джим понял, что подозрения Кардью не были напрасны. Сюпер исследовал пепел от сожженных бумаг и нашел остатки двух обгорелых конторских книг, однако написанного нельзя было разобрать.

— Он сжег массу документов, — сказал инспектор. — Несомненно, у него были какие–то акты, написанные если не им самим, то другим лицом. Он поспешил сжечь их, поскольку готовился к бегству. Да, Ферраби, мои теории оправдались на практике!

Прежде чем вернуться в город, Джим Ферраби поднялся к мистеру Кардью, чтобы поделиться впечатлениями о событиях в Хиль–Броу. Джим убедился, что Кардью сейчас куда меньше уверен в своей безопасности, чем прежде. Адвокат, бледный и расстроенный, сидел в библиотечной комнате, нервно вздрагивая при малейшем шорохе, и был совершенно убит горем, узнав от Леттимера о смерти Эльсона.

— Одна трагедия за другой! — глухо пробормотал он, когда Джим вошел. — Ужасно, Ферраби, ужасно! Кто бы мог подумать, что бедный Эльсон… — Кардью не докончил фразы. — Вам ведь известно, что он получил предупреждение, будто ему грозит смерть. Сержант Леттимер рассказал мне, что бумага с предупреждением была прикреплена в прошлый вечер к двери Эльсона.

Очевидно, предупреждение это беспокоило Кардью даже больше, чем сама смерть Эльсона. Он постоянно возвращался к истории с таинственной угрозой. Джим до сих пор не знал о бумаге, прикрепленной к двери Эльсона, и был удивлен, почему Сюпер еще ничего не сообщил ему об этом. «Загадочный человек — этот Сюпер, но что стоит за его умением молчать?» — подумал он.

— Видите ли, мистер Кардью, эта бумага, наверное, имела связь с предполагаемым арестом Эльсона, — задумчиво произнес Джим.

— Что? Эльсона хотели арестовать? — не своим голосом вскричал Кардью, и выражение ужаса появилось в его глазах. — Но что он сделал?

— Он, должно быть, что–то украл или в его руках было краденое имущество. Я лично подписал ордер на его арест. Я сделал это весьма неохотно, но Сюпер настаивал. Наверное, он имел на то особые основания. Сюпер прибыл в Хиль–Броу, чтобы арестовать Эльсона, но нашел его убитым в кустарнике.

— Как, Эльсона должны были арестовать? — повторял Кардью, потрясенный этой новостью. — Этого я не могу понять… Боже мой, я еле держусь на ногах, мысли путаются в голове. Какой ужас! Надеюсь, на сей раз не понадобятся мои показания при осмотре трупа следственными властями? Ах, я совершенно разбит этим новым несчастьем. — Он зашагал по комнате, заложив руки за спину…

…Когда Джим вышел из дома, Леттимер сидел в саду на стуле под тутовым деревом. Он дремал и встрепенулся, когда Джим обратился к нему.

— Слава богу, что это вы, а не Сюпер, — сказал сержант. — Он прочитал бы мне нотацию? Здесь такой усыпляющий воздух!

Джим заметил, что со своего места Леттимер мог наблюдать за входом в Баркли–Стек и в то же время видеть окна рабочего кабинета Кардью.

— Вы того же мнения, что и Сюпер, будто мистеру Кардью грозит опасность? — поинтересовался Джим.

Леттимер пожал плечами.

— Если Сюпер говорит, что Кардью грозит опасность, значит так оно и есть. Сюпер никогда не ошибается…

Джиму показалось, что в голосе Леттимера прозвучала ирония.

— Вы были вместе с Сюпером, когда он нашел труп Эльсона? — поинтересовался сержант. — Как он был убит? Его застрелили?

— Да, — ответил Джим. — Слава богу, что мы не разделили его участи. Только благодаря чутью Сюпера, мы спаслись от смерти.

Леттимер посмотрел на него широко открытыми глазами.

— Правда? Разве убийца Эльсона стрелял также и в вас? Черт возьми, этот «Большая Нога» обладает стальными нервами! А вы разве не видели убийцу? — добавил он вдруг.

— Нет, — ответил Джим. Вопрос Леттимера показался ему странным.

— Сюпер его не заметил, — продолжал сержант, — а может быть, он все же видел его? Сюпер видит за милю, хотя утверждает, что близорук. Два года назад он вдруг заявил, что совершенно оглох, и начальство готово было поверить ему, хотя он попросту смеялся над ними, — помолчав, Леттимер испытующе взглянул на Джима и добавил, — теперь я понимаю, почему Сюпер взял мистера Кардью под полицейскую защиту. «Большая Нога» — ловкий парень! — Он подавил зевок. — Простите, я простоял прошлую ночь на карауле, — объяснил он, вынимая платок.

Джим почувствовал запах духов.

— Никогда бы не подумал, что вы — такой щеголь, — добродушно заметил он.

— Вы имеете в виду духи? — Сержант понюхал батистовый платок. — Моя хозяйка всегда кладет душистые прослойки между моими платками. Но я запретил ей делать это…

Джим вдруг вспомнил сцену убийства Эльсона и способ, каким Сюпер обнаружил след убийцы. Он уже хотел было задать Леттимеру вопрос, как тот вдруг заговорил сам.

— Сюпер поднял бы скандал, если бы почувствовал запах духов. У него чутье гончей собаки. — Сержант опять зевнул. — Я бы с удовольствием лег сегодня пораньше спать.

Когда Джим Ферраби возвратился в канцелярию прокуратуры, его начальник еще сидел в своем кабинете, хотя официальные часы приема уже окончились. Джима вызвали в кабинет главного прокурора.

— Кажется, в последнее время вы принимаете участие в расследовании какого–то убийства, — начал старый сэр Ричард. — В чем, собственно, заключается эта история?

Джим рассказал ему все, что знал. Сэр Ричард слушал его внимательно. Потом сказал:

— Делом руководит старший инспектор Патрик Минтер. Лучшего сыщика и найти трудно для раскрытия этого преступления. Однако не слишком ли много секретности?

— Сюпер необычайно скрытен. Несмотря на его словоохотливость, я ровно ничего от него не узнал, — заметил Джим.

Сэр Ричард рассмеялся.

— Если так, то можно быть уверенным в успехе дела. Если Сюпер говорит о каком–то преступлении открыто — это значит, что убийца неуловим.

Окончив свою работу, Джим отправился на Кубит–стрит, чтобы повидаться с Эльфой, но не застал ее: она была в больнице. Джим поджидал ее у порога. У Эльфы был усталый вид.

— Операция состоится не раньше конца будущей недели, — сообщила она. — Я получила от мистера Кардью срочную телеграмму. Он просит меня прибыть к нему в Баркли–Стек. У него есть для меня важная, неотложная работа.

— Вы не поедете к мистеру Кардью, — решительно заявил Джим. — Он сам сейчас под полицейской защитой, и я не могу допустить, чтобы вы подвергались опасности.

Эльфа уже знала из вечерних газет об убийстве Эльсона, но тревога об отце всецело поглотила ее и она просто не могла думать о других вещах.

— Я очень мало знала Эльсона, — только и сказала она. — Но как ужасно умереть такой смертью! И все–таки мне придется ехать в Баркли–Стек. Я очень устала, но не могу отказать мистеру Кардью.

— Кардью может подождать, — твердо сказал Джим.

Но, очевидно, Кардью не мог ждать. Когда Джим и Эльфа вошли в квартиру, раздался телефонный звонок. Звонил Кардью. Джим подошел к телефону и снял трубку.

— Алло… да, это я, Ферраби! Я только что вошел с мисс Лейдж в комнату. Она слишком устала, чтобы ехать сегодня вечером в Баркли–Стек.

— Будьте добры, мистер Ферраби, уговорите ее, чтобы она все–таки приехала сюда, — настойчиво просил Кардью. — Я прошу вас не отказать в любезности проводить ее до Баркли–Стек. Буду рад, если кто–то будет находиться в моем доме, тогда я буду себя чувствовать увереннее.

— Неужели дело не терпит отлагательств?

— Да, промедление смерти подобно… Я не могу ждать, — Джим уловил в тоне Кардью заметное беспокойство. Мне необходимо немедленно привести в порядок мои дела, а без мисс Лейдж невозможно.

— Вы полагаете, что вам грозит реальная опасность?

— Увы, я уверен в этом. Мне нужно срочно урегулировать все дела. Минтер запретил мне покидать квартиру… Прошу вас, приезжайте вместе с мисс Лейдж!

Кардью просил так настойчиво, что Джим обратился к Эльфе с вопросом, зажав рукой трубку, чтобы Кардью ничего не услышал.

— Неужели дело так серьезно? Никогда не мог подумать, что Кардью проявит такое малодушие.

— Мне кажется, дело действительно серьезное, — кивнула Эльфа. — Думаю, нельзя ему отказать. Не хотите ли проводить меня?

Перспектива длинной вечерней автомобильной поездки с девушкой и предстоящая ночь под одной крышей казались весьма заманчивыми Джиму. И все–таки, несмотря на это, он пытался удержать ее от поездки, хотя и не очень настойчиво, что Эльфа моментально отметила своим чисто женским чутьем.

— Передайте мистеру Кардью, что я приеду, — сказала она. — Перемена обстановки подействует на меня хорошо, а заодно и его успокоит.

Джим обещал приехать и повесил трубку.

— Я должна сохранять мужество во время операции моего отца. А в последнее время я начала терять самообладание… Идите, мистер Ферраби, вниз к автомобилю, а я упакую чемодан и сразу же спущусь.

Эльфа еще не ужинала, но она не хотела откладывать поездку. Джим был счастлив, видя возле себя любимую девушку. Когда они прибыли в Баркли–Стек, Кардью был в библиотеке. Он нервно шагал взад и вперед с заложенными за спину руками. Эльфа испугалась, увидев, как разительно изменилось его лицо с тех пор, как она была здесь в последний раз. Адвокат, казалось, постарел, по крайней мере, лет на десять.

— Очень мило с вашей стороны, что вы приехали, — сказал Кардью, пожимая руку Эльфы. — Я еще не садился за ужин в ожидании приятных гостей. Вы ведь еще не ужинали? Я почувствую себя лучше, если что–нибудь поем. Мне кажется, я сегодня вообще ничего не ел. Прошу в столовую!

Обычно Кардью не пил вина за ужином, но на сей раз на столе стояла бутылка красного портвейна. Выпив, Кардью опять стал бодрым и обрел самоуверенность.

— Мои нервы — ни к черту, — признался он грустно. — Столько всего страшного свалилось на голову. А тут еще эта «полицейская защита», как называет ее Минтер, — он сделал паузу, держа бокал в руке. Потом, отпив глоток, продолжал:

— Как теоретик–криминалист я не считаю, что мне грозит опасность, но как старый адвокат я должен быть готов к любым неожиданностям. Сегодня я вдруг вспомнил, что не составил завещания и не привел в порядок иные документы. Фактически я так же не готов ко всяким случайностям, как любой профан–обыватель. Моя последняя воля уже выражена. Когда мисс Лейдж составит две копии, я попрошу вас, мистер Ферраби, просмотреть их и подписать в качестве свидетеля. Один из моих слуг будет вторым свидетелем.

Эльфа хотела что–то сказать, но Кардью любезно добавил:

— К сожалению вы, мисс Лейдж, не можете быть вторым свидетелем, поскольку я решил сделать вас наследницей большей части моего состояния.

Изумленная Эльфа приподнялась, чтобы выразить свои чувства, но Кардью снова опередил ее, сделав мягкий жест рукой.

— Я уже старый человек. Я еще никогда не чувствовал себя столь одиноким, как сегодня, — сказал он. — У меня нет родственников, только несколько друзей и очень немногие достойны моей благодарности. — Он улыбнулся. — Я завещал старшему инспектору Минтеру, по крайней мере, ради приличия, свою криминалистическую библиотеку, а также некоторую сумму на покупку домика, где он мог бы разместить библиотеку и держать мотоциклет, который к тому времени, надеюсь, уже не будет так грохотать и нарушать мирный сон…

После ужина Кардью и мисс Лейдж отправились в библиотечную комнату, а Джим спустился в сад, чтобы выкурить сигару. Но не успел он пройти и двух шагов, как из темноты вынырнула чья–то фигура. Оказалось, то был сыщик, которого Джим уже видел однажды в бюро Сюпера. Джим поговорил с ним о погоде, об автомобилях, о предстоящих гонках на ипподроме… В то время как они медленно расхаживали вдоль дома, гардины рабочего кабинета Кардью были подняты, и можно было видеть, что происходит внутри. У стола сидели Кардью и Эльфа. Девушка писала что–то под диктовку хозяина.

— Не слишком ли это неосторожно? — сказал Джим. — Ведь оба они хорошо видны со стороны сада…

— Да, нужно, чтобы они опустили гардины и подвижные ставни, — согласился сыщик.

Джим не хотел беспокоить Кардью и послал с камердинером записку. Он вздохнул с облегчением, когда ставни опустились, наконец.

— Странно, почему мистер Кардью сам не догадался об этом, — удивился сыщик, — ведь он уже давно и постоянно занимается делами, связанными с преступлениями. Теперь же, когда опасность грозит ему…

Поднявшись наверх в свою спальню, Джим распаковал чемодан. Потом опять вышел в сад. Каково же было его удивление, когда он увидел, что ставни кабинета Кардью были опять подняты, а силуэты адвоката и его секретарши видны довольно отчетливо.

— Сюпер сказал, что необходимо наблюдать за всем, что происходит в комнате. За закрытыми ставнями тоже может многое случиться, — объяснил ему сыщик.

— Разве здесь был Минтер?

— Да, он заскочил на одну минуту, — ответил сыщик, — потом куда–то уехал.

Они болтали до тех пор, пока Эльфа не вышла из рабочего кабинета и не пригласила Джима в кабинет Кардью.

— Мы все привели в порядок, ужасно сложная работа, — сообщила Эльфа устало. — Он завещал мне громадную сумму. Я возражала, но он отказался изменить текст завещания.

Кардью и Джим подписали документ. Кардью позвонил камердинеру, который тоже подписал бумагу.

— Я вас прошу, мистер Ферраби, сохранить у себя это завещание, — сказал адвокат. — По крайней мере, оставьте его у себя до завтра. Потом уже я положу его в надежное место. Мы с мисс Лейдж действительно неплохо поработали, и я рад, что все окончено.

У Кардью был спокойный вид. Он даже повеселел.

— Вы очень устали, мисс Лейдж, — сказал Кардью. — Прислуга покажет вам приготовленную для вас комнату, где вы уже жили раньше.

Девушка пожелала им спокойной ночи и ушла к себе. Вскоре она уже крепко спала.

Леттимер, дежуривший на пустоши, видел, как погас свет в комнате Эльфы. Он медленно приблизился к дому и лег в траву.

— Тук, тук, тук!

Эльфа беспокойно перевернулась на постели и опять задремала.

— Тук, тук, тук!

Эльфа проснулась, подняла голову и оперлась на локти. Было ясно, что стучали в окно, и ночь была тиха и безветренна. Эльфа подошла к окну и отодвинула тяжелые гардины. Кругом царил мрак. Окно было открыто настежь. Ставни были закреплены так, что они не могли стучать…

Выглянув в окно, Эльфа услыхала скрип щебня на дорожке. Сердце ее забилось от страха, но потом она вспомнила, что дом охраняется сыщиком.

— Это вы, мисс Лейдж? — спросили снизу тихим голосом.

— Да. Вы стучали в окно?

— Нет, — удивился сыщик. — Наверное, это вам почудилось.

Эльфа снова легла, но не могла уснуть. Прошло несколько минут и опять раздался стук:

— Тук, тук, тук…

Она встала, отодвинула гардины и прислушалась. Все было по–прежнему тихо. Она осторожно высунулась в окно и напрягла зрение, но ничего не заметила, только за деревьями мерцала огненная точка. Эльфа подумала, что это папироса сыщика. Кто же стучал в окно? Ведь теперь она четко слышала чей–то ритмичный стук. Она еще больше перегнулась через окно. Вдруг что–то упало ей на голову и обвило шею.

Прежде чем Эльфа успела придти в себя, петля все туже и туже затягивала ее горло. Эльфа инстинктивно подняла руку, схватила шнур, грозивший ее задушить и со всей силы потянула его вниз. Но шнур был вырван из ее руки и вздернут кверху. Эльфа пыталась крикнуть. Но звук застрял в ее горле. Она судорожно ухватилась руками за оконную раму и уцепилась ногами за умывальник. Тот с грохотом упал на пол. В тот же миг в саду вспыхнул яркий свет и осветил окно. Шелковый шнур ослабел, и Эльфа без сознания упала возле кровати. Петля еще обвивала ее шею.

Сыщик из сада подбежал к окну, подпрыгнул, ухватился за оконный карниз, забрался на подоконник, вскочил в комнату и включил свет. Он снял петлю с шеи девушки и положил Эльфу на кровать. Потом бросился к окну и резко засвистел в полицейский свисток.

Джим Ферраби услыхал свист и полуодетый выскочил из своей комнаты. Он понял, что свистели из комнаты Эльфы. Но ее дверь была заперта. Он налег на дверь изо всех сил, и замок с треском поддался. Дверь распахнулась, и Джим вбежал в комнату. Сыщик, с которым он разговаривал вечером в саду, стоял возле Эльфы и растирал ее лицо губкой.

— Приведите девушку в чувство, — сказал он, передавая Джиму губку, а сам выбежал из комнаты и бросился вверх по лестнице.

Джим лихорадочно суетился вокруг Эльфы. Потом он услышал шаги сыщика в комнате наверху. Чей–то голос из сада спросил:

— Слушай, что–нибудь не в порядке?

Это был голос Сюпера. Сыщик что–то отвечал сверху.

Эльфа пришла в себя. Джим подскочил к окну, и Сюпер крикнул ему:

— Скорее спуститесь вниз и впустите меня в дом!

Джим уже бежал по лестнице, когда Кардью вышел из своей комнаты с револьвером в одной руке и со свечой в другой. Джим не остановился на его окрик, чтобы объяснить, что случилось. Он отодвинул засов парадной двери и впустил Сюпера. Когда они вдвоем вошли в комнату Эльфы, та уже сидела на кровати. На плечи она накинула утренний халат. У нее кружилась голова и болело горло. Она вся дрожала и временами откашливалась. С трудом ей удалось объяснить Сюперу, что произошло.

Между тем вернулся сыщик, что поднимался наверх. В его руках была длинная бамбуковая палка.

— Наверху есть чердак, — сказал он. — Оттуда есть ход на крышу. Я кроме этой палки ничего не нашел. Преступник, видимо, стучал ею по ставням.

Сыщик постучал, и Эльфа вздрогнула: она узнала стук. Сюпер не обратил внимания на палку.

— Итак, он стучал в окно, она отперла и высунулась, а он накинул ей петлю на шею, — бормотал Сюпер. — Он знал, что на чердаке есть дверь, через которую можно удрать. Я уже говорил, что этот дьявол предусмотрителен и ничего не забывает. Итак — поскорее на крышу, по его следам! У вас есть револьвер? Стреляйте в этого черта, если заметите его…

Кардью постучал в дверь. Сюпер вышел к нему в коридор и рассказал о случае с мисс Лейдж. Кардью был потрясен.

— Ужасно, просто ужасно! Одна драма за другой! Страшно подумать, что я живу в этом доме. Теперь я понимаю, почему вы взяли меня под свою защиту. Да, он мог спрятаться в верхнем помещении, где есть пустой чердак, — повторял хозяин.

Сюпер внимательно взглянул на него.

— Вы знаете, что это за шнур? — спросил он у Кардью.

Кардью покачал головой.

— Я никогда не видал этого шнура. Какой–то старомодный шнур для звонка. У меня в доме только электрические звонки. Он очень старый.

— Я это сразу заметил, — перебил его Сюпер. — Впрочем такой шнур можно купить в любом магазине. Вам уже лучше, мисс Лейдж?

Она кивнула, стараясь улыбнуться.

— Господа, выйдем из комнаты, чтобы мисс Лейдж могла одеться, — заявил Сюпер. — Я полагаю, для нее лучше спуститься вниз. Уже три часа, и рано вставать никогда не повредит.

Вошел сыщик и доложил Сюперу, что на крыше никого нет.

— Где Леттимер? — спросил Сюпер.

— Он дежурит в саду.

Сюпер ничего не ответил и вышел из комнаты. Когда Эльфа спустилась вниз, Сюпер вышел в сад. Джим поспешил за ним.

…Из темноты вынырнул Леттимер. Он подошел ближе. Его платье было все в пыли, брюки на одном колене порваны: не хватало куска материи. Руки были в грязи.

— Что случилось, Леттимер? — осведомился инспектор.

— Я упал… я очень спешил, — спокойно объяснил тот.

— Вы заметили кого–нибудь или что–нибудь?

— Нет, я услышал шум в доме, но я знал, что вы где–то здесь поблизости и решил ждать снаружи.

Джим ожидал, что Сюпер забросает Леттимера вопросами, но, к его удивлению, Сюпер шепнул сержанту что–то на ухо и направился в рабочий кабинет Кардью. Эльфа уже была там.

Джим был недоволен поведением Сюпера и решил узнать причину появления Леттимера в таком подозрительном виде. Войдя в коридор, он взял большой фонарь и начал обыскивать двор. Тут он сделал интересное открытие. У задней части дома стояла прислоненная к стене лестница. Когда Джим поднял фонарь, то увидел, что лестница доходит до самой крыши. У края лестницы что–то висело. Джим поднялся на несколько ступенек и увидел лоскуток ткани, что был нацеплен на гвоздь. Леттимер был в темно–сером полосатом костюме, и этот лоскуток был не только того же цвета, но и соответствовал дыре на колене его брюк.

Джим положил кусочек ткани в карман, вернулся в дом и, подозвав Сюпера, шепотом рассказал о своей находке. Сюпер внимательно выслушал его и пошел с ним туда, где стояла лестница.

— Все это довольно странно, — пробормотал Сюпер. — Но, возможно, Леттимер поднялся по лестнице совсем с иной целью. Например, с целью поиска на крыше преступника.

— Но он даже не упомянул о лестнице!

— Да, нужно этим заняться, — озабоченно сказал Сюпер. — Только вы, Ферраби, никому не рассказывайте об этом. Это довольно подозрительно, но думаю, что Леттимер обязан был обследовать как лестницу, так и все остальное.

— Но ведь он шел к нам не со стороны этой лестницы, а со стороны сада! — упорно настаивал Джим.

Сюпер почесал подбородок.

— Это довольно странно, но вы никому об этом не говорите, — повторил он. — Я обязательно расследую этот случай. Я встречаю препятствия, которых не мог предвидеть. Не могу понять, откуда они взялись. Когда человек ползет по наклонному пути, его уже не остановишь. Через полчаса начнет светать…

Сюпер отправился в рабочий кабинет, где Эльфа угостила его горячим кофе. Сюпер плюхнулся в низкое кресло.

— Я вам сейчас расскажу такое, что вас обрадует, — заявил он ей.

— Расскажите и поскорее, мистер Минтер, — попросила Эльфа.

— Операция вашего отца прошла удачно.

Она вскочила на ноги, глаза ее засияли от радости, она покраснела, но тотчас же побледнела.

— Операция уже… состоялась?.. но она… но они ведь назначили ее на будущую неделю?

— Ее сделали вчера, — сказал Сюпер. — Я сговорился с врачами, чтобы вы ничего не знали, пока операцию не сделают. Однако я полагал, что вы уже знаете об операции. Начальница больницы сказала, что вы оставили для вашего отца письмо, которое он должен прочесть, как только будет в состоянии это сделать.

— Но я никакого письма для отца не оставляла, — нервно возразила Эльфа. — Я ведь понятия не имела, что операция должна была состояться вчера вечером.

Сюпер был поражен.

— Вы… вы не оставили…

Он бросился к телефону, снял трубку и позвонил в больницу.

— Алло… она еще спит? Разбудите, пожалуйста, мисс Мад и передайте ей, что полицейский инспектор Минтер хочет срочно поговорить с ней.

Сюпер ждал у аппарата. Эльфа заметила, как изменилось выражение его лица.

— Алло… это вы, мисс Мад? Будьте любезны вскрыть письмо, оставленное мисс Лейдж для ее отца и прочесть его содержание… Прошу извинения за беспокойство… Нет, нет, все в порядке, она разрешила мне вскрыть это письмо, она здесь в комнате, откуда я говорю.

Сюпер ждал. Эльфа увидела, как он кивнул головой.

— Слушаю… Да, очень интересно. Благодарю вас, — наконец сказал он. — Да, будьте любезны сохранить письмо до моего прибытия в больницу… Спокойной ночи!

Он повесил трубку.

— Что там, в письме? — испуганно спросила Эльфа.

— Наверное, кто–то пошутил. В письме была одна строчка: «Сердечный привет. Любящая тебя Эльфа».

Но… Сюпер говорил неправду. Письмо действительно состояло только из одной строки. Но она гласила:

«Ваша дочь найдена прошлой ночью задушенной».

Сюпер был потрясен: «Большая Нога» ни о чем не забывает», — повторял он про себя.

Мистер Кардью принял решение запереть свой дом, уволить служащих, снять квартиру в городе и в конце лета уехать за границу.

— Это великолепная идея, и вы должны осуществить ее немедленно, — согласился Сюпер, когда Кардью изложил ему свой план. — По–моему, вам следовало бы оставить дом уже сегодня вечером.

Кардью покачал головой. Он колебался.

— Навряд ли я сумею сегодня выехать из дома, у меня еще не упакованы вещи.

— Я могу дать вам в помощь нескольких полицейских.

— Я проведу эту ночь здесь, — сказал Кардью, подумав с минуту. — Не будете ли вы столь добры поужинать сегодня со мной?

— К сожалению, не могу. Я условился о встрече с одним из моих друзей.

— Так возьмите его с собою и приходите ко мне.

Сюпер колебался.

— Но мне кажется, это неудобно для вас. Мой приятель недостаточно воспитан, чтобы сидеть с вами за одним столом. Но это отличный парень — простой, искренний и не любит философствовать…

— Сюпер, нам о многом еще следует поговорить, — заявил Кардью. — Приводите вечером вашего друга сюда, если вы не можете отложить вашу с ним встречу. Мистер Ферраби тоже обещал придти к ужину.

— И мисс Лейдж тоже будет? — спросил Сюпер.

— Нет, она проведет сегодняшний вечер у постели отца. Мы с Ферраби наняли для нее комнату в помещении больницы.

Сюпер кивнул и продолжал.

— Вы спрашиваете, составил ли я окончательное мнение о случившемся? Трудно ответить. Конечно у меня есть мнение, но еще нет доказательств. А доказательств я не могу найти, потому что я не знаю причин, что толкнули «Большую Ногу» на такие страшные преступления. Не только ученому–криминалисту, но даже любому простому смертному ясно, что «Большая Нога» убивает людей не только потому, что имеет страсть к убийствам, но и оттого, что они ему мешают. Только в фантазиях захудалых бульварных романистов существуют преступники, для которых убийство — потребность. «Большая Нога» душит молодую девушку не потому, что ему нравится убивать, а для того, чтобы ее отец опять лишился рассудка. Когда человек начинает лгать, он вынужден бесконечно плести сети лжи, чтобы выпутаться из положения.

— Вы хотите сказать: «Когда человек начинает обманывать…»

— Это одно и то же, — нетерпеливо прервал Сюпер. — Ложь — это обман, а обман — ложь. Вот это и случилось с «Большой Ногой». Он начал обманывать и вынужден был плести бесконечный обман. Всякий раз, когда он видел, что его тайна может быть раскрыта, он прибегал к помощи своего маленького пистолета, которым устранял с пути опасного человека. За исключением сумасшедших, нет убийц ради спорта, я позволю себе так выразиться. Человек совершает убийство тогда, когда у него уже нет другого выхода. Он делает это по тем же соображениям, по которым неряшливый школьник дает себе мыть шею, иначе его не пустят в школу. За всеми преступлениями кроется одна причина — желание иметь красивый дом, автомобиль, иметь возможность пить шампанское и ужинать с танцовщицами, одним словом, — наслаждаться всеми благами жизни. Я знаю человека, отравившего свою жену только потому, что она не позволяла ему курить дома. И это — факт! Сходите в Олд–Бел и прочтите обвинительный акт по делу Эрметронка вместе с протоколом врачей. А еще я знаю человека, убившего брата, чтобы выиграть пари у приятеля. Убийство — единственное преступление, которое никогда не совершается людьми по собственному желанию. Вот тут и таится ловушка: легко скрыть убийство, но трудно утаить мелкие преступления, что довели до убийства… Пришел мистер Ферраби?

— Да, — ответил Кардью.

— Очень мило, что он пришел.

— Я хотел бы еще кое о чем спросить у вас, Сюпер, — вдруг заговорил Кардью. — Мой садовник сказал, что вы нашли следы приставной лестницы. Они настолько глубоко смяли траву, что их нельзя было не заметить.

— К задней стене дома была приставлена лестница, — осторожно сказал Сюпер. — Я унес ее утром, чтобы никого не пугать. Не знаю, откуда она взялась, ведь у вас не могло быть такой длинной лестницы… Да, кстати, что касается моего друга, то он не джентльмен: не умеет красиво держать ложку, проливает суп на скатерть и ест, громко чавкая.

— Вы запугиваете меня, чтобы я не приглашал его, — рассмеялся Кардью. — Но мне безразлично, каков он собою. Приводите его сюда, я буду рад.

— Его зовут Уэлсом, — сказал Сюпер, пристально взглянув на Кардью. Сюпер ждал вопросов, но Кардью не интересовался личностью Уэлса.

Вдруг Сюпер ударил себя по лбу.

— Каким же я стал забывчивым! Я ведь пригласил к себе и Леттимера, чтобы он познакомился с моим другом!

— Так приходите вместе с Леттимером, — мягко сказал Кардью. — Этот, по крайней мере, знает, как общаться с ложкой. Мне всегда казалось, что он получил неплохое воспитание… может, даже слишком хорошее…

— Пожалуй, потому он не совсем подходит для полицейской службы. Видите ли, ему предстоит блестящая карьера: он уже кое–что понимает в антропологии, психологии и тому подобных хитрых науках. Леттимер знает, сколько пальцев у лошади, и он вам охотно скажет, какая разница между следами от револьверных выстрелов и следами от доисторических динамитных взрывов.

— Ну, дорогой инспектор, вы уже начали опять подтрунивать надо мной! Я вам не могу этого позволить! — добродушно заметил Кардью.

Сказав, что отправляется после обеда в город, Кардью вынужден был волей–неволей согласиться на предложение Сюпера, чтобы его сопровождал полицейский. Тот теперь неотлучно стоял у входа в Кинг–Бенг–Уолк, пока Кардью приводил в порядок свои дела. Он написал несколько писем и, подумав с минуту, позвонил в больницу. Эльфу позвали к аппарату.

— Алло! Мисс Лейдж? Как вы себя чувствуете?

— Я очень устала и разбита. Я только что прилегла, но меня позвали к телефону. Вы в городе, мистер Кардью?

— Да, я занят в своем бюро, но к вечеру вернусь опять в Баркли–Стек. Завтра я запираю свой дом и переезжаю в Лондон, где останусь на день или два. К сожалению, наша совместная работа окончена, и я позволил себе послать вам чек. Вы помните о ночном взломе в бюро? Мне кажется, будто уже прошел год с тех пор.

— Но ведь это было всего лишь на прошлой неделе!

Поговорив с Эльфой, Кардью вышел на улицу, бросил письма в почтовый ящик и сел вместе с полицейским в свой автомобиль. Он даже не заметил, что Леттимер следил за ним. Тот сопровождал его от Кинг–Бенг–Уолка и обратно до Баркли–Стека. Леттимер ехал в маленьком автомобиле вслед за машиной Кардью. Он не доехал до дома и завернув на поле, спрятал свою маленькую машину во ржи. Потом направился к дому Кардью и продолжил наблюдение. Он равнодушно шагал по дерновым дорожкам. Полицейский, провожавший Кардью в город, дружелюбно окликнул сержанта.

— Здорово, сержант! Сюпер искал вас!

— Я никуда не исчезал, — ответил Леттимер. — Вы можете теперь уйти.

Леттимер взял стул и сел в тени тутового дерева. Кардью увидел его из окна кабинета и послал ему с камердинером коробку сигар. Сержант улыбнулся и кивнул головой в знак благодарности.

— Разрешите представить вам мистера Уэлса! — торжественно произнес Сюпер.

Маленький мужчина почтительно встал со стула и протянул свою руку. Это был тихий, скромный человек с рыжими зачесанными на пробор волосами. На толстой серебряной цепи от его часов красовались медали. Джиму Ферраби показалось, что мистер Уэлс чувствует себя неудобно в новом воротничке.

— Что он собой представляет? — спросил Джим, когда они остались наедине с Сюпером.

— Он должен послужить символом, — уклончиво ответил Сюпер. — Мистер Уэлс является картой в моей игре. — Глаза Сюпера загадочно блестели. — Не исключено, что меня ждут неприятности оттого, что я осмелился пригласить к ужину этого господина, но другого выхода у меня нет.

— Он сыщик? — спросил Джим.

— Нет, он не сыщик, он мой друг. Я уже рассказал Кардью, кто такой Уэлс.

— Зачем вы берете его с собой на ужин? — удивился Джим.

— Я вам скажу, почему. Когда я пригласил к себе Уэлса, я еще не знал, что Кардью устроит для нас ужин. Но теперь я знаю, что Кардью изложит нам свою теорию об убийстве Эльсона. Кстати, Ферраби, послезавтра вам опять придется давать показания следственным властям по поводу убийства Эльсона… Итак, я отношусь с уважением к версиям Кардью, но я хочу ему указать на его ошибки. Этот Уэлс и должен напомнить Кардью, в чем заключаются его ошибки.

Джим вынужден был удовлетвориться этим странным объяснением. Ему не хотелось ехать, но адвокат настойчиво упрашивал его быть к ужину, и он согласился пробыть еще одну ночь в Баркли–Стек.

— Это прощальный ужин мистера Кардью, — сказал Сюпер. — Завтра, если он еще будет жив…

— Вы ждете сегодня вечером чего–то необычного? — испуганно спросил Джим.

— Да. Если Кардью еще будет жив завтра, он захочет переехать в город, а потом — вон из Англии. «Большая Нога» расстроил его нервы, и он спешит уехать…

…Джим Ферраби явился первым на ужин к мистеру Кардью, который просил его не утруждать себя переодеванием в смокинг, поскольку гостей будет мало.

— Должен вам сообщить, что я пригласил Сюпера, который приведет с собой сержанта Леттимера и еще какого–то друга… Вы уже видели когда–нибудь этого друга?

— Да, я видел его у Сюпера, — ответил Джим, улыбаясь, — у него немного странный вид.

— Если он приятель Сюпера, нет ничего удивительного, если он выглядит странно, — сухо заметил Кардью. — Да, мистер Ферраби, я вынужден оставить Баркли–Стек, но только сейчас я понял, как тяжело мне это сделать. Я когда–то провел здесь счастливые дни, — добавил он тихим голосом.

— Но ведь вы вернетесь сюда, когда исчезнет опасность?

— Нет. Я продам имущество. Я уже написал некоторым маклерам и просил их найти покупателя. Очевидно, я поселюсь в Швейцарии и, если позволит здоровье, обогащу своими трудами литературу по криминалистике…

— Вы уверены, что вам действительно грозит опасность? — спросил Джим.

— Уверен, что мне в ближайшие два дня грозит опасность, притом большая.

Кардью глянул в окно и увидел Леттимера на своем наблюдательном посту.

— Я больше не выношу этой полицейской охраны. Можно с ума сойти от этих телохранителей… А теперь, мистер Ферраби, расскажите мне о странном друге Сюпера.

— Навряд ли он будет создавать непринужденную обстановку на нашем ужине, — предположил Джим.

…Сюпер и его рыжий друг мистер Уэлс прибыли на мотоциклете с опозданием на десять минут. Это было очень смешно: Сюпер и его маленький толстый друг, что держал инспектора за талию, чтобы не упасть с мотоциклета.

— Мистер Кардью, разрешите представить вам мистера Топпера Уэлса! — торжественно произнес Сюпер.

Кардью с отвращением протянул руку гостю.

— Господа, — сказал Кардью. — Прошу к столу!

Все направились в столовую. Кардью указал каждому его место. Прислуга разливала гостям суп, рядом с приборами лежали белоснежные салфетки. Рыжий Уэлс с укором украдкой поглядывал на Сюпера, Он не очень уютно чувствовал себя за богато сервированным столом. Сюпер взглядом подбадривал Уэлса.

— Джентльмены! — произнес торжественно Сюпер. — Прежде чем мы приступим к прощальному ужину, я должен выразить удивление. Никто из вас не удосужился узнать, кто же такой мистер Уэлс!

— Признаюсь, я был бы рад узнать это, — сказал мистер Кардью.

— Встаньте, мистер Уэлс, и подайте правую руку адвокату и антропологу мистеру Гордону Кардью! А вы, мистер Кардью, извольте подать руку мистеру Топперу Уэлсу… палачу Англии!

Кардью резко отдернул протянутую было руку. На его лице были написаны ужас и отвращение. Джим во все глаза смотрел на маленького, но крепенького Уэлса. Леттимер вопросительно взглянул на Сюпера. Выдержав паузу, инспектор произнес:

— Джентльмены! Не притрагивайтесь к супу! Это опасно!

— Что вы хотите этим сказать? — спросил смертельно побледневший Кардью.

— Потому что суп отравлен!

Кардью отодвинул стул, и Джим заметил на его лице выражение отчаяния, смешанного с ужасом.

— Что?! Суп отравлен?

— Да! Итак, мистер Кардью, подайте руку мистеру Уэлсу — палачу…

Прежде чем Сюпер успел понять намерения Кардью, тот двумя прыжками очутился у двери, выскочил и щелкнул ключом.

— Скорее через окно! — крикнул Сюпер. — Леттимер, разбейте стекло стулом! Готов держать пари, ставни заперты на замок.

Сержант схватил тяжелый стул и бросил в сторону окна. Раздался оглушительный треск, стекла рассыпались вдребезги, и ставни поддались. После второго удара ставни были выбиты, и сержант выпрыгнул в сад.

— Скорее — ко второй половине дома! — крикнул ему вслед Сюпер.

Сюпер, Джим и Уэлс тоже выскочили в сад. Джим растерянно бегал взад и вперед, не понимая что происходит.

Сюпер бросился во двор. Он распахнул калитку и увидел дорожку, ведущую к боковой улочке, по ней к дому доставлялись продукты для кухни.

Неожиданно Сюпер увидел Кардью. Инспектор выхватил пистолет и послал ему вдогонку несколько пуль, но безуспешно. Фигура Кардью еще раз мелькнула за изгородью, а потом исчезла, будто провалилась сквозь землю.

— Он удрал на мотоциклете! — выдохнул Сюпер Джиму, прибежавшему на выстрелы. — На том же самом мотоциклете он исчез после того, как убил мисс Шоу. Потому–то ему удалось уехать из Бич–Коттеджа, минуя Паузей. Он пошел по проселочной дороге, перетащил мотоциклет через изгородь, пробежал полмили пешком и укатил на мотоциклете. Мистер Ферраби, где ваш автомобиль? Уэлс, — за мной!

Сюпер бросился в рабочий кабинет Кардью. Но едва он поднял телефонную трубку, как понял, что провода перерезаны.

— Проклятье! — выругался Сюпер. — Кардью ничего не забывает. Он, должно быть, перерезал провода еще до ужина. Он был уверен, что отправит всех нас в лучший мир!

Все выбежали к подъезду. Леттимер уже садился за руль автомобиля. Джим и Уэлс сели позади него.

— Скорее, скорее! — крикнул Сюпер, прыгнув на ступеньку автомобиля.

На первом перекрестке они встретили полицейский патруль, но тот не видел мотоциклиста.

— Он ввел нас в заблуждение и повернул обратно, — сказал Сюпер, взглянув на небо. — Скоро стемнеет, и его трудно будет задержать.

Кардью мог бежать по трем дорогам. Первая вела прямо через Айлуорт, вторая — через Кингстон к Ричмонд–парку. Третья же могла быть одной из многих проселочных тропинок по соседству с Баркли–Стек.

…Через десять минут Сюпер уже был в своем кабинете и отдавал нужные распоряжения. Все дороги были взяты под контроль. Инспектор навел по телефону справки обо всех частных бюро аэродромов.

— Кардью заказал на сегодняшнюю ночь частный аэроплан, чтобы улететь из Кройдона в Париж, — сообщил Сюпер Джиму. — Но он подозревает, что мы догадались об этом и, наверное, откажется от аэроплана. Он все же надеется выбраться из Лондона, и это может ему удастся. Говорю вам, Кардью обладает мощным интеллектом и необычной дальновидностью. Ясно, что он уже прибыл в Лондон, но во всяком случае, — не на свою городскую квартиру, ни в свое бюро. Он укроется где–нибудь в глухих предместьях. Поскольку его фотографии и отличительные приметы уже разосланы во все участки, он не воспользуется ни автомобилем, ни железной дорогой. Готов держать пари, он также не полетит и аэропланом…

…Они опять сели в автомобиль и поехали в город. Первым делом Сюпер удвоил охрану больницы, где лежал Джон Лейдж, а потом поехал на квартиру Кардью. Конечно же, там никого не было. Потом Сюпер позвонил в участок, Леттимер сообщил, что в бюро Кардью тоже нет. Воспользовавшись передышкой, Джим пригласил Сюпера подкрепиться в ближайшем ресторане. Они сели за столик. Джим был потрясен.

— Это Кардью убил мисс Шоу? — спросил Джим.

— Да, он. Он смертельно ненавидел ее. Она держала его в своих руках и требовала, чтобы он на ней женился. В ее руки попало письмо Кардью, которое он написал шесть с половиной лет назад. Дженни угрожала передать это письмо в полицию, поэтому он вынужден был дать согласие на женитьбу. Я однажды подслушал у дверей дома Эльсона угрозы по адресу Кардью, если тот не женится на Дженни. Кардью женился на Дженни в день ее убийства. Запись о браке сохранилась в отделе актов гражданского состояния Ньюбери, Кардью записан под вымышленной фамилией Линес. Ловкий адвокат раздобыл нужные документы вовремя. Дженни не огорчило, что он женился под фальшивым именем. Она хотела стать его женой во что бы то ни стало. Но она также хотела, чтобы он открыто признал ее своей женой, поэтому вызвала телеграммой в Бич–Коттедж мисс Лейдж, чтобы та была свидетельницей их брака. Кардью получил обратно ценою женитьбы свое письмо, но едва оно оказалось в его руках, он убил Дженни. Он так ловко все обставил, что после венчания они встретились в Бич–Коттедже…

— Но он ведь был у меня и пригласил в оперу!

— То, что Кардью пригласил вас в оперу, было ловким маневром. Он хотел иметь свидетеля, чтобы доказать свое алиби на случай неудачи. Ему было легко ввести вас в заблуждение, ведь он отлично знал, что вы не пойдете в оперу. Он знал, что вы условились с кем–то встретиться, но не знал, что вы поедете со мной в Паузей. — Сюпер глотнул кофе, закурил и продолжал:

— Кардью уже давно умел управлять мотоциклетом, в отдельном помещении в Баркли–Стек стояла его машина. Вы часто говорили мне, что я, должно быть, не сплю по ночам. Это отчасти верно. Однажды я потратил целую ночь, чтобы открыть местонахождение его мотоциклета. Я заметил на одной стене царапины от ручки его руля… Итак — Кардью условился встретиться с Дженни в полночь. Они поехали в Бич–Коттедж вместе, но каким–то образом ему удалось уговорить Дженни, чтобы она разрешила ему сесть на заднее сиденье. Он так прижался к сиденью, что его никто не мог заметить. Кардью все предвидел, он был изобретателен: пальто и шляпа тоже были взяты им на вооружение и когда он застрелил Дженни, то снял с нее пальто и шляпу, надел их на себя. Дженни сказала ему, что мисс Лейдж должна приехать, и он боялся, как бы она не увидела его.

— Но зачем он это сделал? Зачем, черт возьми, он убил ее, раз он был богачом? — воскликнул Джим.

— Богачом? Не думаю, чтобы он был богат, — продолжал Сюпер. — У него были, правда, деньги… Я вам когда–нибудь расскажу всю историю. Я уже давно следил за Кардью и Эльсоном. Я терпелив, потому мои розыски увенчались успехом. Готов спорить на что угодно, мистер Джон Лейдж по выздоровлении подтвердит мои догадки. Конечно, если бы Лейдж был сейчас здоров, я бы тотчас отправился в отпуск и поручил бы Леттимеру окончить дело. Но американец еще не пришел в себя. Итак, я продолжаю… Мистер Лейдж был чиновником казначейства. Незадолго до окончания мировой войны он сопровождал на пароходе под личную ответственность четыре ящика золота из Америки в Англию. Ящики были пронумерованы. Вот почему больной Лейдж все время бредил цифрами 3 и 4. Пароход во время штурма натолкнулся у южного побережья Англии на мину подводной лодки. На помощь пароходу прибыл военный истребитель, и ему удалось спасти только два ящика золота. Пароход боролся со штормом три дня и не мог добраться до гавани, не мог связаться с побережьем, поскольку радиотелеграф на борту был испорчен. Наконец пароход добрался до бухты Паузея, где и погиб от мины. Кроме части экипажа и двух ящиков с золотом никого не удалось спасти. Пассажиры с их багажом утонули.

Сюпер сделал паузу и продолжал:

— К тому времени Кардью был в отчаянном материальном положении. Он проиграл на легкомысленных спекуляциях все деньги своих клиентов. Один из них даже угрожал обратиться в уголовную полицию. Это был Джозеф Брикстон, городской советник Сити в Лондоне. Когда Кардью не вернул ему в положенный срок деньги, тот написал письмо в Скотленд–Ярд, пожелав сделать в полицию важное заявление. Я был послан к Брикстону, чтобы его выслушать. Я уже догадывался, какого характера будет заявление. Из других источников я узнал, что Кардью оказался в тяжелом положении. Но тут произошло нечто необычайное: когда я пришел к Брикстону, то получил от него через камердинера извещение, что ему нечего заявлять. Я уже говорил вам о том, что в моих руках тайна Брикстона. Я понял потом, в чем дело, Кардью сполна уплатил Брикстону, и тот взял обратно жалобу. Хотите знать, откуда Кардью взял деньги? Сейчас я вам объясню.

Докурив трубку, Сюпер выпил залпом стакан пива.

— В ночь гибели парохода, — продолжал он, — Кардью находился в своем доме на взморье. Он решил покончить жизнь самоубийством: выехать на лодке в море и утопиться. Но как аккуратный адвокат он перед выездом на море написал письмо врачу секционной камеры доктору Милсу. В письме он во всем признался и назвал сумму растраченных им денег клиентов. Когда Кардью садился в лодку, он услышал взрыв гибнущего парохода. В какой–то момент в нем заговорили человеческие чувства, и он отчалил от берега, чтобы оказать помощь утопающим. Подплывая к месту трагедии, Кардью заметил двух мужчин, что цепко держали два ящика, скрепленных досками. Когда Лейдж выздоровеет, вы еще услышите из его уст подтверждение, что ящики с золотом были попарно скреплены досками. Первый и второй ящики были доставлены на борт истребителя, а третий и четвертый попали в воду при взрыве парохода. Кардью спас обоих мужчин и привязал ящики к лодке. Один из мужчин был Лейдж. Он был в полубессознательном состоянии, второй — Эльсон — торговец скотом, который поступил на службу к капитану судна, чтобы бежать от преследования американской полиции. Эльсон знал о содержимом ящиков и рассказал об этом Кардью. Они вытащили ящики на сушу. Лейдж стал приходить в себя. Эльсон знал, что ящики с деньгами находились под наблюдением Лейджа, и единственным способом овладеть ими было — убить чиновника. Поэтому Эльсон ударил Лейджа тяжелым предметом по голове и бросил его в воду. Я не могу вам теперь сказать, каким образом Лейдж спасся. Долгое время о нем не было никаких сведений. Скорее всего он был вытащен из воды моряками и доставлен на песчаный берег Паузея, где в то время был военно–морской госпиталь. Там–то Лейдж и лежал целый год. Я видел в архивах адмиралтейства документы, свидетельствующие о том, что в госпитале был на излечении неизвестный человек с глубокой раной на голове. Врачи признали его душевнобольным. Потом Лейдж был перевезен в дом для выздоравливающих, откуда бесследно исчез. Не знаю, участвовал ли Кардью в покушении на убийство Лейджа, но деньги были доставлены в его дом на берегу. Дженни Шоу жила там и вела хозяйство Кардью. Она стала невольной свидетельницей похищения. Эльсон и Кардью вынули деньги из ящиков и поделили между собою, причем, они вынуждены были отдать значительную сумму Дженни. Ящики с досками были сожжены. В то же время Дженни узнала о том ужасном положении, в котором оказался Кардью. Я думаю, что он написал письмо доктору Милсу за несколько часов до взрыва парохода. Кардью оставил письмо на столе, чтобы полиция передала его врачу. В то время, когда Кардью был на море, Дженни заметила письмо и спрятала в укромное место. По–видимому, Кардью потом совершенно позабыл о письме.

— Но это ведь только ваши догадки?

— Думаю, Лейдж подтвердит все это. Конверт, адресованный Милсу, дал мне возможность вести розыски усиленным темпом. Я потратил много энергии, чтобы установить личность бродяги–певца. Уже раньше мне приходилось не раз иметь дело с самоубийствами и расследовать их причины. У Кардью был дом в Баркли–Стек, заложенный в банке за долги. Кардью выкупил дом, рассчитался с кредиторами и клиентами и прекратил свою адвокатскую деятельность. Теперь у него уже было достаточно денег. Ему, быть может, удалось бы спокойно дожить свой век, если бы не тщеславие Дженни, желавшей стать его женой и занять место покойной миссис Кардью. Она не давала Кардью ни минуты покоя и отравляла ему существование. Однажды она составила из банкнот на дерновой грядке первоначальную букву названия погибшего парохода. Она хотела этим напомнить Кардью о ее власти над ним.

— Мисс Лейдж тоже говорила об этом…

— Да, в этой запутанной истории меня, главным образом, интересовал Эльсон. Я хотел знать, что сделает этот барышник и хищник, если в его бычьей башке родится мысль, будто Кардью убил Дженни. Три месяца назад я поручил Леттимеру войти в доверие к Эльсону и выведать у него все, что можно. Леттимер одолжил у Эльсона деньги, чтобы дать ему понять, что тот всецело в его власти и что сержант может его выдать американским властям, которые разыскивали его. Я надеялся, когда Эльсон напьется и развяжет язык, он расскажет Леттимеру историю его отношений с Кардью. Леттимер должен был принимать участие в его попойках и прикидываться подлецом, чтобы не возбудить подозрений. И сержант блестяще выполнил свою роль. Он только дважды позволил себе самоуправство и то лишь затем, чтобы спасти мою жизнь. В первый раз Леттимер с пистолетом в руках спрятался в кустарнике, чтобы выследить Кардью, который из засады стрелял по мотоциклисту, намереваясь убить меня. Во второй раз Леттимер пошел за мной в ресторан, где вы его видели за мороженым. Он усердно опекал меня. Он знал, что Кардью намерен расправиться со мной.

— Боже, а я думал, что «Большая Нога» действует заодно с сержантом! — схватился за голову Джим. — Значит, это Кардью хотел задушить мисс Лейдж? — простонал он…

— Да. Когда я узнал, что вы с мисс Лейдж приняли приглашение Кардью и прибыли в Баркли–Стек, мы с Леттимером немедленно прибыли туда же. Как только наступила ночь, я посадил сержанта на крышу. Мы привезли длинную лестницу и поставили ее у задней части дома. Никто этого не заметил, поскольку сыщик никого не выпускал из дома. Ночью Леттимер слышал стук у окна, но он не мог видеть с крыши, что там происходило, пока впускная дверь не открылась. Леттимер ждал, что кто–то выйдет на крышу, но никто не вышел, и он понял, что это стучал Кардью.

…Джим был ошеломлен. Он нервно стискивал в руке платок, его бросало в жар. Он, чиновник прокуратуры, чувствовал себя мальчишкой! Милый, добрый старый Кардью способен на такие трюки! Нет, это не укладывалось в его голове!

— А зачем вы спрашивали Кардью, не поцарапал ли он руки, когда его нашли под хлороформом?

— Хотите знать, почему его нашли под хлороформом? — ухмыльнулся Сюпер. — Кардью прибег к обычному трюку. Он нашел на берегу Темзы бродягу и послал его в бюро посыльных с отравленным пирогом. Только благодаря счастливой случайности вы задержали Салливена, и мы могли посадить его под замок. Потом я отправился рано утром к Кардью и рассказал ему вымышленную историю о Салливене. Попросил его, как известного теоретика, допросить бродягу. Кардью попался на удочку и согласился допросить бродягу. Но когда я сказал ему, что это тот самый, который отнес в бюро посыльных пирог, он изменился в лице. Он понял, что это и есть тот Салливен, который бы узнал его, если не по лицу, то по голосу. Вот почему я так настойчиво просил Кардью прийти в участок. У Кардью оставался единственный выход: симулировать покушение на его жизнь. Дома у него всегда было много медикаментов и ядов. Он смочил кусок материи хлороформом, выбросил флакон через окно, лег на оттоманку и вдохнул хлороформ. У Кардью было слабое сердце, и его жизнь была на волоске. Когда я под предлогом царапин исследовал его пальцы, то понял, что он сам открыл флакон. У меня тонкое обоняние. Даже в тот день, когда Кардью стрелял в нас из–за кустарника, я еще мог отличить запах хлороформа там, где он стоял. Многие скажут, что запах хлороформа улетучивается в течение минуты. Но вы слушайте, что вам говорит инспектор Патрик Минтер, знающий не только теорию, но и практику. Кардью тонко изучил детективное искусство, и я больше никогда не буду смеяться над детективами–любителями. Теперь я буду уважать науки вроде антропологии и психологии и немедленно после отпуска приступлю к их изучению. Хитрый Кардью предвидел все! Он симулировал взлом своего бюро и сжег все бумаги мисс Шоу. Он действовал в темноте, не опустил жалюзи и не включал света. Помните, я обнаружил старый счет торговца, зажатый в жалюзи?

Сюпер поставил стакан на стол и ударил себя по лбу.

— Я совсем позабыл о палаче! Он сидит один в участке и ждет меня.

— На кой черт вы впутали еще в эту историю палача? Вы сказали, что он — козырная карта в вашей игре.

— Вот именно! Это было бы моим триумфом. Я думал этим совершенно расшатать нервы Кардью. Но я недооценил ловкость Кардью…

— Значит, он убил и Эльсона?

— Да. Я попытался напугать Эльсона, чтобы он заговорил. Для этого Леттимер прикрепил к его двери предостережение от имени «Большой Ноги». Но мы возлагали на это слишком большие надежды. Эльсон был на грани отчаяния, но все–таки не заговорил. Когда он услышал около своего дома пение Лейджа, с ним случился припадок страха, но он пришел в себя и по глупости своей сообщил Кардью по телефону, что певец–бродяга и есть тот самый Лейдж, которого они бросили в море. Он узнал его по голосу, потому что провел с ним на пароходе две недели. Кардью и Эльсон часто беседовали по телефону. Мои агенты следили на центральной станции за их телефонными разговорами. Этим Эльсон и погубил себя. Когда Кардью узнал, что я арестовал Лейджа, он решил убить меня, Эльсона и Лейджа. Кардью в ту же ночь забрался в мой сарайчик и поставил ловушку. Но я спасся, и тогда Кардью застрелил Эльсона, боясь, что тот попадет в мои руки и разоблачит его. Мы опоздали с арестом Эльсона. Покушение на жизнь Лейджа тоже не удалось. Кардью хотел задушить Эльфу, чтобы весть о смерти дочери поразила ослабевшего после операции Лейджа. Что и говорить, Кардью — «Большая Нога» — опасный преступник!

— Кардью — «Большая Нога»? — повторил потрясенный Джим.

— Конечно, он — «Большая Нога»! Он один из величайших преступников, поскольку имел большие познания в криминалистике. Он никогда ничего не забывал и все предусматривал. Он уже давно продумал этот трюк с большими ногами, чтобы сделать на взморье следы на песке и всех водить за нос. Я вам покажу его большие сапоги, что стоят у меня в комнате под кроватью. Он купил их у торговца театральным реквизитом на Кетрин–стрите. Здесь–то Кардью и совершил ошибку: он забыл эти сапоги под сиденьем автомобиля Дженни Шоу, а я их нашел. Дженни никогда не получала угрожающие письма от «Большой Ноги». Все это придумал Кардью. Он показал вам это письмо, чтобы вы были его свидетелем.

…Джим Ферраби оперся на спинку стула и, открыв рот, смотрел на Сюпера.

— Вы гений! — произнес он с восхищением.

— Это только пока версии и теории, — скромно заметил сыщик. — Потом вскочил и ударил себя по лбу. — Ну что за мысль! Она только что пришла мне в голову! Кажется, я понял, как он бежал!

…Часы пробили половину второго ночи. На большом лондонском фарватере царило спокойствие. Большие дуговые лампы освещали туманный горизонт. Большая моторная лодка, пользуясь отливом, спокойно плыла вниз по реке. Ее зеленые и красные фонари отражались в воде. Лодка медленно двигалась вперед, экипаж ее, по–видимому, не спешил.

Когда лодка достигла уровня Грейвзенда, она прибавила ходу и повернула налево, чтобы обогнуть стоявший на якоре пароход. И в этот момент из тени незаметно вынырнула шлюпка, что поплыла следом за моторной лодкой.

— Хелло… вы кто такие? — прозвучал голос из темноты.

— Судовладелец граф фон Фризлак на лодке «Цецилия». Направление на Брюгге, — таким был ответ.

Шлюпка все теснее приближалась к моторке. И, наконец, поплыла рядом с ней. Как вы, наверное, догадались, в шлюпке сидели полицейские и сыщики. Лодка рванулась вперед, но было уже поздно. Шлюпка зацепилась крюком за лодку, и старший инспектор Сюпер был первым, кто прыгнул на борт с пистолетом в руке.

— Мне и впрямь чертовски везет, мистер Гордон Кардью! Никогда не поверил бы, что мне удастся арестовать вас прямо этой же ночью! — сказал инспектор.

— Да, Сюпер, наверное, и вы чего–то стоите иногда, — мрачно усмехнулся Кардью, когда холодная сталь наручников щелкнула на его запястьях.

Седьмого декабря 1929 года мистер Кардью, приговоренный к смертной казни через повешение, снова встретился с палачом Англии, но уже не в своей гостиной, а при более грустных обстоятельствах. Мистер Уэлс теперь не подал ему руки, а просто накинул ему на шею веревку, положившую конец жизни «Большой Ноги».

Мелодия смерти

Глава 1.

УЧЕНИК ВЗЛОМЩИКА

Было девять часов вечера 27 мая, когда одетый в штатское сотрудник полиции, проходя по Хаттон–Гарден мимо ювелирного магазина фирмы «Гилдергейм, Паско и К°», заметил свет в окне второго этажа. Он решил выяснить, кто же находится в столь поздний час в помещении фирмы. Была суббота, а в этот день шефы фирм, равно как и их служащие, имели обыкновение покидать свои конторы и магазины не позже трех часов дня. Полицейский подошел к входной двери и постучал.

Услышав стук, Гилдергейм (а именно он и находился в это вечернее время в своей фирме вместе со старшим бухгалтером) направился к двери, вынув на всякий случай из кармана револьвер. Убедившись, что за дверью находится известный ему лично полицейский, владелец ювелирной фирмы облегченно вздохнул.

Ювелир пояснил полицейскому, что он получил посылку с бриллиантами от одной амстердамской фирмы, и ему хотелось уже сегодня рассортировать полученные драгоценности. Обменявшись шутками на тему о том, какую притягательную силу имеют драгоценности на сумму в шестьдесят тысяч фунтов для «тайных сил ночи», они распрощались.

Без четверти десять Гилдергейм запер полученные драгоценности в свой несгораемый шкаф, перед которым круглые сутки горела электрическая лампочка, а затем в сопровождении своего служащего покинул помещение фирмы и направился в сторону Солборн–стрит.

По пути им встретился тот же самый полисмен.

— Вы будете дежурить всю ночь? — осведомился у него Гилдергейм, улучив минутку, пока его служащий вызывал автомобиль.

— Да, — ответил тот.

— Отлично! — просиял ювелир. — Я был бы вам очень признателен, если бы вы особенно внимательно наблюдали за моим домом. Дело в том, что я опасаюсь за судьбу драгоценностей, полученных сегодня из Амстердама.

Полисмен улыбнулся.

— Можете быть спокойны на этот счет, — сказал он и, выждав пока Гилдергейм не поехал в автомобиле домой, направился назад к дому № 93, в котором помещалась фирма ювелира.

Однако за тот короткий промежуток времени пока полицейский разговаривал с ювелиром, кое–что произошло. Двое мужчин, один следом за другим, вынырнули из уличного мрака и подошли к дверям дома № 93. Один из них отпер дверной замок и, не оборачиваясь, исчез внутри. За ним вошел второй, прикрыв за собой дверь. В их движениях не было никаких признаков суеты или страха. Со стороны их можно было принять за постоянных обитателей этого дома.

Не прошло и минуты после того, как эти двое проникли внутрь, как к дому подошел третий человек, так же уверенно отпер дверь и вошел следом за первыми двумя.

Через три минуты после описанного происшествия двое из вошедших в дом, были уже на втором этаже.

С поразительной быстротой и ловкостью один из них пристроил к несгораемому шкафу газовый аппарат, в то время как второй аккуратно разложил на полу множество разнообразных инструментов, необходимых для взлома. Они быстро принялись за работу, не проронив при этом ни слова. Чтобы их не смогли заметить с улицы, они легли на пол. Лампа, висевшая над сейфом, продолжала гореть. Затем тот, который был покрупнее, взглянул наверх, на большое настенное зеркало, и нарушил молчание:

— Я надеюсь, зеркало не выдаст нас.

Второй взломщик был молодым стройным юношей. Длинные волосы придавали ему сходство с музыкантом.

Юноша покачал головой.

— Если бы нас могли увидеть с улицы в этом зеркале, — произнес он с легким иностранным акцентом, — это противоречило бы всем законам оптики.

— Тогда я спокоен, — сказал старший взломщик и приступил к работе.

Пока пламя газовой трубки со свистом расплавляло дверцу шкафа, он еле слышно напевал какую–то мелодию. Шкаф был устаревшей конструкции, и старший не сомневался в том, что операция не займет много времени.

Прошло еще полчаса в молчании. Один из них продолжал работать с газовой трубкой, а второй терпеливо ожидал того времени, когда подойдет его очередь.

Затем старший вытер ладонью проступивший на лбу пот. Полированная поверхность сейфа отражала тепло, и возле него было нестерпимо жарко.

— А кстати, почему ты с таким шумом запер дверь, когда мы входили? — спросил он. — Обычно ты более осторожен, Калли.

Тот, кого он назвал Калли, изумленно поглядел на него.

— Но позволь, Джордж, я не шумел, — сказал он. — Если бы ты находился в то время в подъезде, убедился бы в том, что я запер дверь так же бесшумно, как и отворил ее.

— Ну, для этого большого искусства не требовалось! — сказал Джордж, ухмыльнувшись.

— Это почему же?

— Да потому, что я ее и не запирал. А ты вошел следом за мной…

На лице молодого человека отразилось изумление.

— Мне пришлось дверь отпирать своей отмычкой! — сказал он.

— Ты отпер дверь? — старший взломщик нахмурился. — Не понимаю тебя, Каллидино. Я дверь не запирал…

— А я тебе говорю, что я отпер се своей собственной отмычкой, — упрямо стоял на своем юноша. — Значит, кто–то проник в дом следом за тобой, и неплохо бы выяснить, кто бы это мог быть…

— Ты думаешь, что кто–то еще…

— Я думаю, — продолжал маленький итальянец, — что было бы очень неприятно, если в наше дело впутался сейчас третий джентльмен.

— Да, это было бы ужасно.

— Но почему, джентльмены?

Оба взломщика в крайнем изумлении обернулись, ибо голос, произнесший это слово, принадлежал третьему человеку. Этот человек стоял в дверях, и позицию свою он избрал с таким расчетом, чтобы с улицы его не могли заметить.

На нем был смокинг, а через руку перекинут легкий плащ. Лицо его было прикрыто черной маской.

— Прошу вас оставаться на своих местах, — сказал он. — Мой револьвер нацелен на вас, и в случае чего, я имею законное право применить его. Мои действия тогда будут расценены как необходимая оборона.

Джордж Валлис ухмыльнулся, не потеряв самообладания.

— Сэр, — произнес он, — я бы очень хотел узнать, что вам угодно.

— Я желаю обучиться вашему ремеслу, — ответил незнакомец в маске. — Прошу вас, продолжайте. Я не стану более мешать вам.

Джордж Валлис снова взял газовую трубку и принялся за работу. Незнакомец с неподдельным любопытством наблюдал за его действиями. Работая, Валлис рассуждал вслух:

— Так как ничего не меняется оттого, окажетесь ли вы в конце концов представителем закона или нет, я могу спокойно продолжать работу. Потому что, ежели вы не представитель закона, то мне особенно беспокоиться не приходится. Я могу гарантировать ваше молчание, поделившись с вами добычей…

— Можете оставить себе все содержимое сейфа, — резко оборвал его незнакомец. — Я не собираюсь отнимать у вас законную добычу. Я хочу лишь поглядеть на то, как все это делается…

— В таком случае вам повезло с учителем, — не без гордости заметил Джордж, знаменитый взломщик. — Вы знали, кого выбирать!

— Да, я знал…

Валлис снова принялся за работу. Похоже необычайное происшествие не смутило его, руки же итальянца нервно дрожали. Не будь здесь Валлиса, он бы набросился на незнакомца, но хладнокровие и спокойствие соучастника охладили его пыл.

Молчание нарушил незнакомец в маске.

— Вы не находите странным, что существуют технические школы, — заметил он, — по всем отраслям знаний, и в то же время нет ни одной, где обучали бы искусству разрушения. Поверьте, я очень благодарен судьбе, что она дала мне возможность поучиться у такого специалиста, как вы.

Его голос хотя и звучал спокойно, но в то же время в нем слышны были жесткие нотки.

Джордж, не отрывая глаз от шкафа, спросил:

— Я бы хотел знать, каким образом вы проникли в дом?

— Я прошел следом за вами, — ответил незнакомец в маске, — так как знал, что ваш спутник будет идти на некотором расстоянии от вас. Сейчас поясню, на чем была основана моя уверенность. Вы готовились к ограблению в течение недели. По ночам вы дежурили, а для того, чтобы облегчить наблюдение за домом, сняли невдалеке маленькое помещение. В то время, как один из вас находился в подъезде своего дома, второй отправился на улицу выжидать, когда погаснет свет и Гилдергейм отправится домой. Дождавшись, один из вас направился к дому, но тот, что стоял в подъезде, не мог пойти за ним сразу: его задержала находка — на улице валялась пачка писем. По–видимому их обронил какой–то рассеянный человек. Среди писем находился и запечатанный сургучом пакетик. Находка отвлекла его внимание, и мне удалось проскользнуть за вами в дом.

Каллидино глухо рассмеялся.

— Ну и ну! — сказал он. — Ловко вы это проделали! Я так думаю, что пакет подбросили вы?

Незнакомец утвердительно кивнул.

— Прошу вас, продолжайте работать, — добавил он. — Ради Бога, я не хочу отвлекать вас от вашего дела…

— А что произойдет после того, как я закончу свою работу? — осведомился Джордж.

— Я надеюсь, что ничего не произойдет. После того как вы закончите свою работу, я собираюсь исчезнуть.

— Прихватив при этом свою долю?

— Никоим образом, — ответил незнакомец. — Я не имею на нее права, да к тому же мое общественное положение не позволяет мне… Я собираюсь ограничиться одним только наблюдением за вашей работой…

…Когда, наконец, тяжелая дверца несгораемого шкафа уступила усилиям Джорджа и Калли, и старший запустил свою руку внутрь, незнакомец, не говоря ни слова, вышел из комнаты, и несколько мгновений спустя взломщики услышали, как хлопнула входная дверь.

Незнакомец покинул дом.

Взломщики удивленно посмотрели друг на друга.

— Странный парень, — сказал Каллидино.

Его спутник пожал плечами.

— Очень странный, — подтвердил он. — И еще более странно будет, если нам удастся сегодня выбраться со своей добычей за пределы Хаттон–Гарден.

Но, к счастью для взломщиков, им удалось исчезнуть незамеченными, а ограбление фирмы Гилдергейма стало предметом оживленных толков и пересудов, не менее, пожалуй, оживленных, чем разговоры о том, каковы шансы фаворита по кличке Сантар на ближайших скачках.

Глава 2.

СКАЧКИ

«О Боже!.. Снова эта мелодия!..»

Ему почудилась музыка, исполненная нежности и печали. На несколько мгновений звуки ее перекрыли шум толпы на ипподроме, затем музыка стихла так же внезапно, как зазвучала… Гилберт Стендертон напряженно вслушивался, пытаясь определить источник этих звуков.

Невидимый музыкант исполнял «Мелодию в фа–миноре».

— Будет гроза!.. — раздался голос рядом с ним.

Но Гилберт не слышал этих слов. Он сидел, напряженно обхватив руками колени. На его лбу выступали капли пота, а в напряженной позе было нечто трагическое. Его профиль имел классические черты: высокий лоб, тонкий прямой нос, волевой подбородок…

Взглянув на своего мечтательного друга, Лесли Франкфорт вспомнил Данте. Сходство было очевидным, несмотря на то, что Данте не носил котелок и никогда не проявлял такого напряженного интереса к тому, что происходило на бегах.

— Будет гроза! — повторил Лесли.

Он подсел к Гилберту, твердо решив вывести его из отсутствующего состояния.

— Правда? — осведомился Гилберт, вытирая взмокший лоб.

Возвращаясь к реальности, он направил свой взгляд на небо, раскаленное солнцем, на густые толпы народа, на яркие рекламные плакаты, на трибуны, на палатки с прохладительными напитками…

— Если бы вы знали, какое впечатление производит ваш вид на окружающих! — сказал Лесли Франкфорт, и в голосе его послышалось раздражение. — Того и гляди, вас примут за разорившегося игрока! Вы послужили бы прекрасной иллюстрацией для рождественского номера газеты, выступающей против азартных состязаний. Я полагаю, что у нас и такая газета существует…

Гилберт лишь неопределенно хмыкнул в ответ.

— Эти люди представляют определенный интерес для меня, — задумчиво произнес он. — Можете ли вы себе представить, что творится в их головах? Ведь каждый из них обуреваем различными чувствами. Одни живут надеждой, другие полны разочарований… И каждый из них способен любить, печалиться, ненавидеть… Вот поглядите–ка на этого человека… — он указал на одного из зрителей.

Этот человек стоял посреди лужайки, где в людском водовороте образовалось небольшое свободное пространство. Это был мужчина среднего роста; шляпа его съехала на затылок, а в зубах он держал тонкую длинную сигару. Он находился на слишком большом расстоянии от них, чтобы можно было разглядеть все детали его внешности, но сила воображения Стендертона восполнила недостающие детали.

Гилберту он показался знакомым…

Словно чувствуя на себе чей–то пристальный взгляд, человек обернулся и медленно направился в их сторону. Приблизившись к наблюдавшим за ним друзьям, он вынул сигару изо рта и улыбнулся:

— Как поживаете, сэр?

Он почти прокричал эти слова, чтобы его могли услышать в царившем вокруг гаме. Гилберт приветливо улыбнулся ему, и мужчина ответил ему поклоном, высоко приподняв шляпу. Затем его подхватил людской поток и он скрылся из виду.

— Он — вор, — сказал Стендертон, — и при этом большого полета. А зовут его Валлис. Кстати, в этой толпе находится немало подобных Валлисов. У человека, склонного к психологическому анализу, подобное скопление множества людей всегда вызывает ужас…

Лесли внимательно посмотрел на него.

— Ужасной эта толпа станет очень скоро — тогда, когда разразится гроза и вам потребуется прокладывать себе дорогу сквозь эту толчею, — сказал он, настроенный гораздо более практично, чем его мечтательный друг. — Поэтому я предлагаю немедленно двинуться в путь и добраться до автомобиля, пока это еще возможно.

Гилберт согласился с ним. Он с трудом поднялся, так как ноги его затекли от долгого сидения, и сошел с трибуны вниз, на землю. Вместе со своим спутником он пересек дорожку, миновал площадку перед конюшней, где толпились жокеи, конюхи, журналисты и особо странные любители этого вида спорта.

Затем они вышли на дорогу. Вскоре несмотря на большое скопление машин, им удалось добраться до своего автомобиля и разыскать, что было удивительнее всего, шофера.

На горизонте блеснули первые молнии и предостерегающе прогремели первые раскаты грома. Духота стала нестерпимой. Приятели, заняв места в машине, поехали по направлению к Лондону. Предсказания Лесли оправдались: когда они проезжали Эпсом, разразилась сильная гроза. С неба хлынули потоки дождя, молнии прошивали потемневшее небо, от сильных раскатов грома закладывало уши…

Бурное море народа стало быстро таять; края толпы вытягивались длинными, извилистыми лентами: это разбегались во все стороны пешеходы, направляясь к станциям железной дороги. Надо было быть очень искусным шофером для того, чтобы успешно лавировать среди всего этого скопления людей, машин и экипажей.

Стендертон пересел на место рядом с шофером, хотя до этого ехал в крытом салоне автомобиля. От его острого взгляда не ускользнуло то, как испуганно вздрогнул шофер от очередной вспышки молнии, и как побледнело его лицо. Густые тучи заволокли небо, и землю окутал мрак. Горизонт был покрыт зловещими свинцовыми тучами и пеленой дождя. Такой грозы в Англии давно не видывали…

Гилберт не смотрел ни на небо, ни на землю, сплошь залитую водой. Все его внимание было устремлено на нервные руки шофера, вцепившиеся в рулевое колесо.

Неожиданно перед машиной вспыхнул огненный столб и раздался наиболее сильный из всех громовых раскатов, звучавших до сих пор.

Шофер инстинктивно отпрянул назад; лицо его перекосилось от страха, дрожащие руки выпустили рулевое колесо, а нога соскользнула с педали.

— О Боже! — пробормотал он. — Это ужасно… Я не могу ехать дальше, сэр…

Гилберт в ту же секунду взял на себя управление. Его тонкая рука уверенно легла на руль, а изящно обутая нога нажала на педаль.

— Скорей, освободите место, — бросил он шоферу, и тот, еще не совсем придя в себя, освободил ему место за рулем.

Стендертон был очень искусным автомобилистом, но и ему пришлось напрячь все свое внимание, применить весь свой опыт для того, чтобы вывести машину из хаоса, царившего на дороге.

Дождь продолжал заливать землю, и казалось, что гроза повлечет за собой наводнение. Колеса машины скользили и буксовали на размытой почве, но человек за рулем не терял самообладания: съехав с дороги, он успешно пробился вперед и снова выехал на шоссе. Дорога была усеяна спешащими пешеходами; машина снова замедлила ход, а затем вдруг резко остановилась.

— Что случилось? — раздался голос Лесли Франкфорта.

Он опустил боковое стекло и высунулся прямо под холодный небесный душ.

— На дороге стоит старик, — ответил Гилберт. — Вы ничего не будете иметь против, если я его посажу в машину? Я потом объясню вам, почему это сделал…

И он указал на две жалкие фигуры, стоявшие у края дороги. Фигуры принадлежали худому старику и девушке. Лесли не мог из–за дождя разглядеть их лиц. Они повернулись спиной к дороге, пытаясь вдвоем укрыться под одним тонким плащом.

Гилберт выкрикнул какое–то слово; услышав голос, старик повернулся. Это красивое одухотворенное лицо с тонкими чертами было лицом художника. Пряди седых волос спадали на воротник. Под плащом он держал какой–то предмет, который, казалось, ему необходимо было защитить от дождя в большей степени, чем себя.

Девушке, сопровождавшей его, было не больше семнадцати лет. Ее большие глаза были внимательно устремлены на людей в автомобиле, окликнувших ее деда. Старик, по–видимому, колебался и не знал, следует ли ему принять приглашение Стендертона, но после того, как тот вторично пригласил его сесть в автомобиль, он решился и, перенеся девушку через залитую потоками воды дорогу, приблизился к машине.

Лесли распахнул дверцу и сказал:

— Садитесь. Я вижу, вы основательно промокли…

Новые пассажиры вошли в машину. Они были в ужасном состоянии: оба промокли до нитки, по лицам и по одежде их струились ручьи, будто этих людей только что вытащили из воды.

— Снимите плащ, — скомандовал Лесли. — У меня найдется сухой носовой платок, хотя, конечно, вам больше пригодилась бы купальная простыня.

Девушка улыбнулась.

— Право, вы очень любезны, — сказала она. — Но мы испортим вашу машину…

— Ничего страшного, — ответил Лесли. — К тому же это и не моя машина. Во всяком случае, мистер Стендертон, пересев к нам, привел бы ее в еще более ужасное состояние.

Лесли мысленно спрашивал себя, чего ради Гилберт вздумал пригласить именно этих людей занять место в машине.

Старик мягко улыбнулся, и первые же произнесенные им слова рассеяли недоумение Лесли.

— Мистер Стендертон всегда очень внимателен ко мне, — негромко произнес он.

Голос его был мягок и мелодичен, а говорил он так, как говорят люди образованные.

Лесли улыбнулся: он привык к тому, что у Гилберта бывали самые разные, в том числе и весьма экстравагантные знакомые. Теперь вот выяснилось, что он водит дружбу и со странствующими музыкантами. О том, что новые его спутники были музыкантами, он догадался потому, что из–под плаща, наброшенного на плечи старика, выглядывал гриф скрипки.

— Значит, вы знакомы с ним?

— О да, — закивал головой старик.

Он вытащил из–под полы свой инструмент, и Лесли увидел, что это была очень старая скрипка. Старик быстро осмотрел ее, а затем, убедившись, что скрипка в сохранности, со вздохом облегчения осторожно положил на колени.

— Надеюсь, скрипка не пострадала? — спросил Лесли.

— Нет, сэр, — ответил старик. — Я боялся, что этот день дурно кончится…

Он помолчал минуту.

— Моя внучка также играет, причем, неплохо… Мы не любим большого скопления народа, но зато в этом случае удается выручить больше денег, а наше положение, — добавил он, улыбаясь, — не позволяет нам отказываться от заработка.

Гроза утихла; автомобиль теперь ехал по дороге, чуть смоченной дождем, и Гилберт передал управление машиной своему шоферу.

— Мне, право, очень жаль… — начал было шофер.

— Ей Богу, не стоит об этом говорить, — улыбнулся Гилберт. — Нечего стыдиться того, что боишься грозы. В свое время я также боялся грозы, но потом мне удалось пересилить свой страх. Существуют пороки и похуже, — добавил он вполголоса.

Шофер пробормотал несколько благодарственных слов, затем отворил дверцу автомобиля, и Гилберт присоединился к сидевшим в салоне пассажирам. Он пожал руку старику и приветливо улыбнулся девушке.

— Я сразу узнал вас, — сказал он. — Это мистер Спрингс, — представил он старика. — Он мой давний друг. Если вам приходилось обедать в Сент–Джонс–Вудс, то вы, должно быть, слышали во время обеда его скрипку. Не так ли, мистер Спрингс? — обратился он к старику. — Вы тогда играли…

Он оборвал фразу, а старик мягко улыбнулся и утвердительно кивнул.

— Во всяком случае, — продолжал Гилберт, — было бы бесчеловечно с моей стороны допустить, чтобы вы вместе с внучкой захлебнулись в потоках воды на дороге. Не говоря уж о том, что вас могла поразить молния…

— Разве такая опасность существует? — изумленно переспросил Лесли.

Гилберт нахмурился.

— Я заметил, когда мы ехали, как в одного беднягу ударила молния, — сказал он. — Вокруг него тут же собралась большая толпа, и поэтому я не остановил машину и не позаботился о нем. Это было ужасное зрелище…

Он выглянул в окно и добавил:

— Нас настигнет еще одна гроза, уже в Лондоне, но в городе она не производит такого жуткого впечатления, как в сельской местности. Высокие дома и крыши, заслоняющие небо, действуют на нервных людей успокаивающе…

В Белхеме они попрощались со стариком и его внучкой, а затем продолжали свой путь. Оставшись наедине со своим другом, Лесли изумленно поглядел на него.

— Вы удивительный субъект, — сказал Лесли. — Удивительный и загадочный… Еще сегодня утром вы представлялись человеком с расстроенными нервами, настоящей развалиной…

— Разве я так говорил?

— Не совсем так, — ответил Лесли. — Но я именно таким образом истолковал ваши слова. А затем, во время этой ужасной грозы, которая и на меня нагнала страху, вы вдруг спокойно взяли на себя управление автомобилем, а в довершение всего оказались еще и спасителем этого старика…

Гилберт на мгновение задумался, а затем усмехнулся.

— Существует масса самых разных проявлений нервного состояния, — сказал он. — Поэтому не удивительно, что мое нервное состояние несколько отличается от нервного состояния моего шофера. А что касается старика, то он играет в моей жизни весьма важную роль, хотя сам и не ведает об этом…

Голос Гилберта звучал торжественно. Он вздохнул и продолжил, поймав на себе любопытный и недоумевающий взгляд своего друга.

— Не знаю, что именно заставило вас прийти к выводу, что я — нервный человек, — пожал он плечами. — Кроме того, ваше определение меня как «развалины» довольно оскорбительно, принимая во внимание, что я на этой неделе должен был жениться…

— Возможно, что именно это и является причиной вашей нервозности, — задумчиво возразил Лесли. — Я знаю многих людей, сильно нервничавших в ожидании этого события. Взять, например, Типпи Джонсона: он попросту сбежал.

Гилберт грустно улыбнулся.

— Я предпринял нечто иное, но это иное равносильно бегству, — сказал он. — Я попросил отсрочить свадьбу.

— Но почему? — недоуменно осведомился Лесли. — Я собирался спросить об этом у вас еще сегодня утром, но затем забыл. Миссис Каткарт сказала мне, что вы хотите отложить свадьбу на неопределенный срок.

Несмотря на то, что Гилберт не выражал желания продолжать разговор на эту тему, словоохотливый Лесли стал увещевать друга:

— Примите дар, ниспосланный богами! Вы ведь служите в министерстве иностранных дел, вам предстоит блестящая карьера, ваша невеста — очаровательная и красивая девушка, вы богаты…

— В последнем, кажется, убежден весь Лондон, — резко заметил Гилберт. — Между тем, кроме моего жалованья, у меня нет ничего. Этот автомобиль, — продолжал он, поймав вопросительный взгляд Лесли, — хоть и принадлежит мне, но является подарком моего дяди, и я не уверен, что он не выразит желания получить его обратно, прежде чем я успею продать его. К счастью, Эдит совершенно равнодушна к роскоши. Зато я уверен: три четверти всего внимания, уделяемого мне другими, основаны на легендах о моем богатстве. Люди воображают, что я являюсь наследником моего дяди…

— А вы разве им не являетесь? — удивился Лесли.

Гилберт покачал головой.

— Мой почтенный дядя недавно изволил выразить желание, чтобы все его состояние перешло в руки общества, столь внимательного к нуждам животных, — к собачьему питомнику в Беттерси.

Добродушное лицо Лесли вытянулось:

— И вы рассказали об этом миссис Каткарт?

— Мисс Каткарт? — переспросил изумленный Гилберт. — Нет. Я полагал, что это излишне. Ведь, — добавил он, улыбаясь, — Эдит выходит за меня замуж не ради денег — она не нуждается в средствах. Так же, как и я женюсь на ней вне зависимости от ее имущественного положения.

Остаток пути приятели проехали молча, а на углу Сент–Джеймс–стрит они распрощались.

Гилберт подъехал к маленькому меблированному особняку, который он снял для себя год тому назад, внеся оплату вперед. В те времена его виды на будущее были более радужными, чем сейчас.

Гилберт Стендертон принадлежал к одному из тех своеобразных семейств, которые состоят преимущественно из кузенов и племянников. Его дядя принял на себя заботы о мальчике. Благодаря дядиным связям, Гилберту удалось поступить на службу в министерство иностранных дел. Более того, дядя собирался сделать его своим наследником, а так как он был из числа людей, никогда не скрывающих своих намерений, то он постарался распространить весть о блестящем будущем Гилберта по всему островному королевству.

Примерно за месяц до того времени, с которого начинается это повествование, дядюшка поразил родственников кратким извещением об изменении своей последней воли; Гилберту, например, он завещал теперь всего лишь тысячу фунтов; правда такая же сумма выделялась и каждому из всех прочих племянников.

Гилберт отнесся к этому сообщению довольно равнодушно. Единственное, что несколько смутило его — это мысль, что, быть может, он чем–либо обидел своего вспыльчивого дядюшку, но он слишком уважал этого старика, чтобы изменить свое отношение к нему из–за сообщения о том, что он лишается наследства.

Глава 3.

ГИЛБЕРТ НЕОЖИДАННО ИСЧЕЗАЕТ

Гроза разразилась над Лондоном как раз в то время, когда Гилберт переодевался в вечерний костюм. За окном ежеминутно вспыхивали зловещим светом молнии и дом дрожал от громовых раскатов.

Настроение Гилберта как нельзя более соответствовало разгулу стихии — внутри у него также разразилась гроза, потрясшая до основания все его жизненные устои. Однако ничто в его внешнем облике не свидетельствовало о переживаемых им мучениях. Он брился, и лицо его отражалось в зеркале, напоминая застывшую, словно высеченную из камня, маску.

Затем он послал своего слугу за такси. Гроза уже прошла над Лондоном, и когда он вышел на улицу, вымытую дождем, до его слуха донеслись лишь отдаленные глухие раскаты грома. По небу мчались разрозненные клочья туч, словно пытаясь догнать основные силы, уже ушедшие за город.

У дома № 274 на Портленд–Сквер он остановил машину и нерешительно вышел… Перед ним стояла весьма неприятная задача, в равной мере неприятная также и его будущей теще. Ему хотелось как можно скорее развеять подозрение, закравшееся в душу после намеков Лесли.

В гостиной Гилберт оказался единственным гостем. Он взглянул на часы.

— По–видимому, я пришел несколько рано, Кол? — спросил он слугу.

— Пожалуй, — ответил слуга. — Но я доложу мисс Каткарт о вашем приходе.

Гилберт согласно кивнул головой, затем подошел к окну и задумчиво стал глядеть на мокрый асфальт улицы. В течение пяти минут он стоял у окна, погруженный в свои безрадостные мысли. Услышав скрип двери, он быстро обернулся и поздоровался с вошедшей в комнату девушкой.

Эдит Каткарт была одной из красивейших женщин Лондона, хотя слово «женщина» звучало слишком солидно применительно к такой юной девушке, лишь недавно закончившей среднюю школу.

Ее глубокие серые глаза, обладавшие большой притягательной силой, в то же время удерживали на почтительном расстоянии ее поклонников, склонных к излишней настойчивости в процессе ухаживания. Ее ротик был выразителен и нежен, нос слегка вздернут. Темные, почти черные волосы крупными локонами ложились на лоб. На ней было простое вечернее платье из темно–зеленого атласа и очень немного драгоценностей.

Он быстро подошел к ней и взял за руку.

Она медленно подняла длинные ресницы.

— Ты сегодня прелестна, Эдит, — сказал он чуть слышно.

Она мягко высвободила руку и улыбнулась.

— Ты остался доволен дерби? — спросила она.

— Было очень интересно, — сказал он. — Странно, что я до сих пор никогда не посещал эти зрелища.

— Но ведь день выдался дождливый… Тебя, наверное, захватила гроза в дороге? В городе было ужасно…

Эдит говорила несколько торопливо. Глядя со стороны, можно было подумать, что она хочет быть со своим женихом на дружеской ноге и в то же время испытывает в его обществе легкое стеснение.

Гилберт уже давно отметил существование этой особенности поведения своей невесты. Вначале он пытался убедить себя в том, что подобные особенности входят в неписаные правила игры, но не всегда мог найти аргументы, объясняющие такое поведение девушки. Она была очень молода, можно сказать, ребенок. Этот чудесный бутон все еще не расцвел, и над их помолвкой тяготели условности этикета…

…Они познакомились на балу. Как того требуют светские правила, он был представлен ее матери, и она пригласила его посещать их дом. Он несколько раз встречался с Эдит в обществе, танцевал с нею и совершал в ее обществе прогулки по реке. Он возил их с матерью на автомобиле в Аскот. Одним словом, знакомство их развивалось обычным для людей его круга образом. И все же чего–то во всем этом не доставало… В том, что их помолвка носила такой чопорный и холодный характер, он винил себя. Он был слишком романтичен для того, чтобы примириться с такой помолвкой, но ее умоляющие глаза удерживали его на том же расстоянии, что и всех остальных мужчин. Он чувствовал, что их разделяла пропасть даже тогда, когда он сделал ей предложение, а она в ответ прошептала чуть слышное «да». После чего, подставив ему щеку для поцелуя, она, будто плененная птица, ищущая свободы, вырвалась из его объятий и убежала прочь.

Гилберт любил ее искренне и страстно, со всей силой своей романтической и пылкой натуры.

…Он снова взял ее руку в свою, но тут в комнату вошла миссис Каткарт и девушка, густо покраснев, высвободила руку.

Миссис Каткарт была высокой женщиной, не утратившей своей красоты несмотря на зрелые годы, хотя безжалостная разрушительная сила прожитых лет заставляла ее прибегать к изощренным средствам борьбы с неумолимым временем.

Миссис Каткарт подошла к молодому человеку и протянула ему руку в тонкой перчатке.

— Вы сегодня пришли несколько раньше, чем обычно, — заметила она с улыбкой.

— Я хотел бы переговорить с вами, — начал он, смущаясь.

Эдит внимательно смотрела на него.

— Со мной? — лукаво переспросила миссис Каткарт. — А вы не оговорились?

— Да, я желал бы переговорить именно с вами, — повторил он. — И мне кажется, в моем желании нет ничего необычайного.

Она улыбнулась.

— Вам не надо заботиться о приготовлениях к свадьбе. Предоставьте все мне. И вы увидите — у вас не будет оснований быть недовольным мною…

— Не об этом, мне хотелось бы поговорить с вами, — быстро произнес Гилберт, но затем запнулся. Ему хотелось, чтобы она осознала всю серьезность создавшегося положения, и в то же время он боялся сказать ей обо всем. Как выразить свои опасения этой женщине, всегда бывшей к нему столь внимательной, не раз заявлявшей ему, что его богатство и его виды на будущую карьеру являются основными препятствиями тому, чтобы брак с ее дочерью мог быть назван браком по любви в полном смысле этого слова?

— Я бы предпочла, чтобы вы были бедны, — сказала она. — Мне кажется, что в богатстве таится большая опасность для молодых людей…

Эту фразу она говорила ему неоднократно, и все же оказалось достаточно одного слова Лесли, чтобы Гилберт теперь стал подозревать ее в неискренности. Он вспомнил о том, что их помолвка состоялась благодаря усилиям миссис Каткарт, более того, предубежденный человек мог бы высказать предположение, что она буквально заставила свою дочь броситься ему на шею. И, глядя теперь на эту пожилую элегантную женщину, он ловил себя на мысли, что подозрения Лесли, возможно, небезосновательны. В то же время ему было стыдно за эти тягостные сомнения в чистосердечности их отношений к нему…

— Если бы вы мне уделили пятнадцать минут времени… — Гилберт запнулся. Он хотел сказать: «До обеда», а вместо этого сказал: «После обеда», полагая, что тогда ничто не помешает их беседе.

— С удовольствием, — ответила леди. — Любопытно, что вы сообщите мне? Поведаете о нескольких грешках молодости?

Гилберт отрицательно покачал головой.

— Ни о чем подобном я рассказывать не собирался, — сказал он.

— Итак, после обеда мы побеседуем, — подтвердила она. — Сегодня вечером мне предстоит принять массу людей, и я не знаю, как я справлюсь со всем этим. Вы, женихи, — она шутливо похлопала его веером по плечу, — не имеете понятия о том, сколько хлопот вы вносите в дом своих будущих родственников!

Эдит все так же неподвижно стояла в некотором отдалении от Гилберта. Она с любопытством наблюдала за происходящим, но ничем не проявляла своей реакции. Гилберт неоднократно с удивлением замечал странное воздействие миссис Каткарт на свою дочь. Появление матери отодвигало дочь в тень; казалось, на сцене появляется новая актриса, а все те, кто до ее появления играли какие–либо роли, тут же уходили за кулисы.

— Сегодня к нам явится немало приятных людей, — продолжала миссис Каткарт, бросив взгляд на листок бумаги со списком гостей. — Кое–кто из них не знаком с вами, и я бы хотела представить вас. Я убеждена в том, что вы понравитесь, к примеру, милейшему доктору Беркли Сеймуру…

Сдавленный стон вырвался из уст Гилберта, но он тут же снова овладел собой. Девушка изумленно взглянула на него.

— Что с вами? — осведомилась миссис Каткарт.

— Ничего, — ответил Гилберт. — Вы, кажется, хотели перечислить ваших гостей…

— Я хотела сказать, что вам следует познакомиться с доктором Беркли Сеймуром. Он очаровательный человек. Вы ведь не знакомы с ним?

Гилберт отрицательно покачал головой.

— Ну что ж, мы это наверстаем, — сказала миссис Каткарт. — Он очень дружен со мной… Он до сих пор практикует в Лидсе, хотя давно уже мог бы управлять клиникой на Херли–стрит. Впрочем, поступки мужчин всегда так непонятны… Затем к нам придут… — Она назвала ряд имен, из которых некоторые Гилберт слышал впервые.

— Который час? — неожиданно спросила она.

Гилберт взглянул на часы.

— Без четверти восемь.

— О, мне пора! Поговорим после обеда.

У двери она на мгновение задержалась.

— Может, вы решили изменить свои планы? — спросила она.

К Гилберту вернулось обычное спокойствие.

— Простите, какие планы вы имеете в виду? — спросил он.

— Ну, ваше намерение провести медовый месяц в городе, — ответила она.

— Я полагаю, что Гилберт сам решит этот вопрос, — вдруг заговорила девушка. Это были первые ее слова в присутствии матери. Та бросила на нее быстрый взгляд.

— В данном случае, — сказала она с кислой улыбкой, — речь идет об обстоятельстве, которое в большей степени касается меня, чем тебя…

Гилберт убедился, что вывести из себя миссис Каткарт можно очень легко. Несмотря на то, что она никогда не обрушивалась лично на него, он предполагал, что Эдит неоднократно бывала жертвой злого языка своей матери.

— У меня возникли непредвиденные обстоятельства… И поэтому я хотел просить…

— Отложить свадьбу? Но, мой мальчик, это совершенно невозможно! Я надеюсь, что вы это не серьезно?

И она приветливо улыбнулась ему, гораздо приветливее, чем можно было бы предположить, зная о ее истинном отношении к происходящему.

Пока Гилберт раздумывал, что ей ответить, она развернулась и вышла из комнаты.

Гилберт выждал, пока за ней не затворилась дверь, а затем обратился к девушке.

— Эдит, — сказал он, — у меня будет к тебе просьба…

— Просьба? Ко мне? — удивилась девушка.

— Да. Я вынужден срочно уйти, поэтому прошу тебя придумать какой–нибудь предлог, извиняющий меня в глазах твоей матери. Я вспомнил об одном весьма важном обстоятельстве, которое я раньше совершенно упустил из виду, и…

Гилберт запинался на каждом слове — он не умел лгать.

— Ты хочешь уйти? — испуганно переспросила Эдит. — Но это невозможно! Мама очень рассердится, да и гости уже начали съезжаться…

И действительно, через окно он увидел, что к дому почти одновременно подъехали три двухместных автомобиля.

— Я должен уйти, — повторил он смущенно. — Быть может, ты смогла бы меня незаметно выпустить? Я не хочу встречаться с этими людьми, и у меня имеются на то достаточно веские основания…

Мгновение она колебалась.

— Где твои шляпа и пальто? — спросила она, решившись наконец.

— В передней. Ты еще успеешь убрать их оттуда, — сказал он.

Девушка проскользнула в переднюю и вернулась с его вещами, а затем повела его через гостиную в библиотеку.

В библиотеке была наружная дверь. Выйдя, Гилберт направился прямо к гаражу. Таким образом ему удалось выбраться из дома, избежав встречи с прибывшими гостями.

Девушка смущенно проследила взглядом за его удаляющейся стройной фигурой, затем заперла дверь библиотеки и вернулась в гостиную, где столкнулась со своей матерью.

— Где Гилберт? — спросила мать.

— Ушел, — ответила Эдит.

— Ушел?! — изумленно переспросила миссис Каткарт.

— Да. Он вспомнил о чем–то важном и должен был поспешить домой…

— Но он, я надеюсь, вернется сюда?

— Не думаю, мама, — сказала девушка спокойно. — Я полагаю, что обстоятельства задержат его.

— Но это немыслимо! — миссис Каткарт топнула ногой. — Я пригласила столько уважаемых людей для того, чтобы представить Гилберта, а он исчезает! Это скандал!

— Но, мама…

— Ради Бога, оставь это вечное — «но, мама»!

Миссис Каткарт уже более не сдерживала себя.

— Почему ты не остановила его? — прошипела она. — Как же тебе удастся привязать к себе своего мужа, если ты не можешь даже задержать его?

Девушка выслушивала слова матери, опустив глаза.

— Я делаю все, что могу, — тихонько прошептала она.

— Воображаю, что произошло бы, если бы ты не делала всего того, что можешь! Я затратила столько усилий на то, чтобы обручить тебя с одним из богатейших молодых людей Лондона, а ты даже не считаешь необходимым притворяться, что его присутствие тебе желательно! Мне кажется, что будь он даже дьяволом, то и тогда тебе было бы все равно!

— Мама! — воскликнула девушка и подняла на нее глаза, наполненные слезами.

— Опять это вечное «мама»! — сказала жестко миссис Каткарт. — Чего ты, собственно, хочешь? Что еще должна я для тебя сделать кроме того, что уже сделала?

И она сокрушенно развела руками.

— Я вообще не хочу выходить замуж, — прошептала девушка. — Отец никогда не заставил бы меня сделать это против моего желания.

Так заявлять было рискованно. Эдит на сей раз проявила больше смелости, чем обычно при объяснениях со своей матерью.

Но с некоторых пор девушка стала храбрее. Охватывавшее ее отчаяние постепенно перерождалось в возмущение, и, несмотря на то, что возмущение это внешне проявлялось очень редко, все же сила его росла с каждым разом.

— Твой отец?! — воскликнула миссис Каткарт, побелев от злости. — Да, твой отец был глупцом! Глупцом! — Последнее слово она прошипела. — Он разорил нас, потому что у него не хватило ума для того, чтобы сохранить унаследованное им состояние! Я думала, что он окажется предусмотрительным человеком. В течение двадцати лет я верила в него, думала, что он — олицетворение доброты, мудрости и рассудительности, а он в течение этих двадцати лет транжирил свое состояние, вступал на путь самых рискованных спекуляций, предлагаемых ему, легковерному, рыцарями наживы! Ты говоришь, он бы не заставил тебя? Конечно, он бы не заставил! — И она презрительно расхохоталась. — Он позволил бы тебе выйти замуж за своего шофера, если бы ты этого пожелала! Он был слабым, бесхарактерным человеком! Я ненавижу твоего отца! — Холодный блеск ее глаз источал столько искренней злобы и ненависти, что девушка содрогнулась. — Каждый раз, когда мне приходится встречаться с каким–нибудь сомнительным маклером для того, чтобы выжать из него какие–нибудь биржевые секреты, я начинаю ненавидеть твоего отца с новой силой. Я ненавижу его за то, что нам приходится экономить каждый пенни… И берегись, как бы я не начала ненавидеть и тебя!

Этот поток слов заставил Эдит замолчать. Но затем эти слова, оскорбительные для памяти ее отца, заставили ее забыть об осторожности, о том, что ее смелое возражение навлечет на нее гнев матери и вызовет у той новый приступ бешенства.

Девушка выпрямилась и пристально взглянула на женщину, которую звала своей матерью.

Она решительно вскинула голову.

— Обо мне ты можешь говорить, что тебе будет угодно, — сказала она твердо. — Но оскорблять память моего отца я не позволю. Я сделала все, что ты требовала. Я согласилась выйти замуж за человека, быть может, приятного и симпатичного, однако он для меня значит не больше, чем первый встречный на улице. Я готова была ради тебя на эту жертву. Но не разбивай мою веру в человека, воспоминание о котором является для меня самым святым на земле!

Ее голос дрожал, а на глазах блестели слезы. У миссис Каткарт нашлось бы достаточно аргументов для спора, но появление слуги помешало ей обрушиться на Эдит.

Несколько мгновений мать и дочь простояли молча друг против друга; затем, не говоря ни слова, мать круто повернулась на каблуках и вышла из комнаты.

Девушка выждала несколько мгновений, после чего прошла в библиотеку. Она заперла за собой дверь и включила свет. Здесь, наконец, она дала волю охватившим ее чувствам. Она уже не сдерживала себя, но слезы не принесли облегчения. Впервые в жизни заглянула она в сердце своей матери. Впервые она познала, сколько злобной ненависти таилось в этом сердце…

Эдит знала, что отношения между ее родителями были не из блестящих, но она никогда не подозревала о том, каковы эти отношения были в действительности. Ей приходилось наблюдать множество светских браков, и браки, построенные всего лишь на дружеских отношениях, не казались ей выходящими за пределы обычного. Хотя подобные браки не удивляли ее, но, еще будучи ребенком, она инстинктивно чувствовала, что этим бракам чего–то не достает…

Примерно так же сложилась бы ее жизнь в супружестве с Гилбертом. Возможно лишь, что она оказалась бы несколько более приятной, чем у других.

Именно сейчас, после бурных откровений матери, она поняла, что для подлинного брака непременным условием является взаимная любовь. Теперь ей стало ясно, почему ее жизнерадостный и веселый отец, умевший так звонко смеяться, со временем превратился в хмурого, угрюмого человека, стал похож на свою собственную тень. Теплые воспоминания о нем продолжали жить в ее душе.

Пелена спала с ее глаз: она почувствовала себя спокойной и уверенной. Эти несколько минут, проведенных в библиотеке у окна, многое изменили в ней.

За это короткое время она научилась по–новому воспринимать окружающую жизнь.

Эдит прошла в гостиную. Она непринужденно отвечала на приветствия и комплименты гостей, спокойно встречая взгляды матери. Миссис Каткарт обратила внимание на поразительное самообладание Эдит, и ей стало не по себе.

Для властолюбивой миссис Каткарт подобное поведение дочери явилось новостью. Эдит, не опускающая глаз, Эдит с вызовом смотрящая на нее — подобного раньше не наблюдалось.

Миссис Каткарт досадовала на то, что, видимо, хватила через край. Она охотно восстановила бы сейчас отношения, существовавшие между ними до начала «военных действий», но понимала, что лишила себя этой возможности.

Ее надежды на то, что Эдит, ввиду странного исчезновения жениха будет смущена и подавлена, оказались тщетными. Мало того, Эдит оживленно беседовала с гостями о своем замужестве, словно ничего не произошло.

К концу вечера стало ясно, что Эдит одержала верх в моральном поединке с матерью.

Миссис Каткарт выждала, пока последний гость покинет ее дом, а затем направилась в будуар, рассчитывая застать там Эдит.

Эдит стояла у камина и задумчиво разглядывала листок бумаги.

— Чем это ты заинтересовалась, моя дорогая?

Девушка подняла голову, медленно сложила пополам листок и ответила:

— Ничем особенным. Твой доктор Сеймур довольно забавен…

— Он очень толковый врач, — строго заметила мать.

Она питала к врачам безграничное доверие.

— Возможно… — холодно ответила девушка. — А почему тогда он живет в Лидсе?

— Похвально, Эдит! Ты перестаешь быть дикаркой, — заметила мать и попыталась улыбнуться. — Я никогда ранее не замечала в тебе интереса к людям из общества!

— Впредь я буду ими интересоваться в значительно большей степени, — сказала девушка.

— Что–то ты стала не очень любезна со мной, — продол жала мать, с трудом подавляя гнев. — Это, наверное, все оттого, что ты превратно истолковываешь мои слова…

— Я думаю, что мне пора идти спать, — сказала девушка, желая прекратить этот разговор.

— Быть может, ты все–таки снизойдешь до меня, — сказала миссис Каткарт со спокойствием, не предвещавшим ничего хорошего, — и объяснишь странное поведение твоего жениха. Между прочим, с ним очень желал познакомиться доктор Сеймур…

— Я не намерена давать никаких объяснений, — ответила девушка.

— Оставь этот тон, когда говоришь со мной! — взорвалась миссис Каткарт.

Эдит, направлявшаяся к двери, остановилась и, слегка повернув голову, остановила на матери неподвижный взгляд.

— Мама, — сказала она со зловещим спокойствием в голосе, — я хочу, чтобы ты запомнила то, что я скажу: если еще раз между нами произойдет то, что произошло сегодня, и мне придется испытать на себе твою злость, то я напишу Гилберту о своем отказе.

— Ты сошла с ума! — воскликнула миссис Каткарт.

— Нет. Я просто устала, — возразила Эдит. — Устала… Все… довольно.

При иных обстоятельствах миссис Каткарт обрушилась бы на свою дочь целым градом упреков, но на сей раз она поняла, хотя и несколько поздно, что следует промолчать. Затем, несмотря на поздний час, она вызвала к себе кухарку и добрых полчаса распекала ее по поводу некоторых деталей прошедшего обеда…

Глава 4.

«МЕЛОДИЯ В ФА–МИНОРЕ»

Гилберт Стендертон медленно одевался перед зеркалом, когда ему доложили о приходе Лесли. Его приятель тщательно нарядился, как это и подобало человеку, собравшемуся присутствовать в качестве свидетеля на свадьбе своего старшего друга.

Лесли Франкфорт был одним из тех счастливчиков, которым их доходы позволяют не утруждать себя какой бы то ни было деятельностью. Он был младшим совладельцем одной из крупнейших маклерских контор в Сити.

Молодой богач искренне разделял любовь Гилберта к классической музыке, и молодые люди сблизились на почве общего интереса к этому виду искусства.

Лесли вошел в комнату, где одевался Стендертон, бережно поставил свой цилиндр на стул и, присев на край кровати, высказал приятелю несколько критических замечаний относительно его внешнего вида.

— Между прочим, — сказал он неожиданно, — я вчера встретил вашего старого приятеля!

Гилберт обернулся.

— Вы говорите о Спрингсе, о старом музыканте?

Лесли кивнул.

— Да, он играл для какой–то веселой компании, возвращавшейся из театра. Славный старик…

— Да, да, — рассеянно заметил Гилберт.

Он прервал свой туалет, взял со стола какой–то конверт и протянул его собеседнику.

— Я должен это прочесть? — осведомился Лесли.

Гилберт весело хмыкнул.

— Собственно, читать там нечего. Это свадебный подарок от моего дяди, — сказал он.

Лесли вскрыл конверт и вынул из него чек. Увидев проставленную на нем цифру, он изумленно присвистнул.

— Сто фунтов! — сказал он. — Великий Боже! Да этого не хватит даже для оплаты трехмесячных расходов по содержанию вашей машины! Я полагаю, вы сообщите об этом миссис Каткарт?

Гилберт покачал головой.

— Нет, — коротко ответил он. — Я собирался сказать ей об этом, но не решился. Я глубоко убежден, Лесли, что вы несправедливы по отношению к ней. Она очень ясно выразила свое отношение к деньгам. И к тому же, я не бедняк, — закончил он, улыбаясь.

— Вы еще хуже, чем бедняк, — сказал Лесли. — Человек с шестьюстами фунтов годового дохода не может не вызывать сожаления.

— Почему?

— Потому что ваши будущие семейные расходы никак не смогут быть менее двух тысяч фунтов в год, а служа в министерстве иностранных дел, вам не удастся поднять свой доход выше шестисот фунтов.

— Но я могу пойти работать…

— Работать! — насмешливо повторил Лесли. — Работа не даст вам денег! Богатеют на спекуляциях или используя своего ближнего. Вы слишком мягки и великодушны для того, чтобы вам удалось разбогатеть…

— Вижу, что вы умеете наживать деньги, — рассмеялся Гилберт.

Лесли в ответ энергично потряс головой.

— Я еще никогда в жизни не зарабатывал ни пенни! — признался он. — Я живу на выплачиваемые мне дивиденды. А какое применение нашли вы своим деньгам?

Гилберт, занятый завязыванием галстука, взглянул на Лесли, удивленно подняв брови.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил он.

— Я хочу спросить: надежны ли акции, в которые вы поместили ваши средства? И полагаете ли вы, что оставшиеся после вашей смерти средства будут достаточно велики для того, чтобы на них можно было прожить вашей семье?

Гилберт нахмурился.

— Нет, — коротко отрезал он. — После моей смерти останется очень немного. Моя жена будет располагать всего лишь двумястами фунтами годового дохода.

Лесли снова присвистнул.

— В таком случае, я надеюсь, что вы, по крайней мере, застрахуете свою жизнь на достаточно большую сумму в ее пользу.

Гилберт и не пытался перебивать Лесли, пространно рассуждавшего об обязанностях, возлагаемых на главу семейства, и о своих взглядах на страхование жизни.

— Люди бывают так неосторожны, — сказал он. — Я знавал одного человека…

Неожиданно он запнулся, увидев в зеркале искаженное будто смертельной мукой лицо Гилберта. Лесли вскочил и бросился к нему.

— Ради Бога, что с вами, мой милый друг? — воскликнул он.

— О, ничего, — сказал Гилберт. — Право, пустяки.

Он поднес руку к глазам, словно пытаясь освободиться от навязчивой мучительной картины.

— Я боюсь, что был слишком легкомыслен. Я слишком надеялся на состояние своего дядюшки. Мне следовало бы застраховать свою жизнь…

— И от мысли об этом вы сейчас так разволновались? — изумился Лесли.

— Да, именно от этой мысли. Никогда нельзя знать заранее, что случится… — сказал Гилберт.

Задумчиво глядя на своего друга, он добавил:

— Я бы многое отдал, чтобы отсрочить эту свадьбу…

Лесли расхохотался.

— Да не переживайте вы так! Все образуется, — похлопал он Гилберта по плечу.

Он взглянул на часы.

— Впрочем, вам пора поспешить, иначе вы опоздаете и приедете после невесты! Сегодняшний день — не для черных мыслей! Сегодняшний день должен быть праздничным днем, мой дорогой друг!

В глазах Гилберта промелькнуло умиротворение, и Лесли остался доволен впечатлением, которое произвели его слова.

— Вы правы, — мягко заметил Гилберт Стендертон. — Я забыл на мгновение о том счастье, которое выпало на мою долю…

Выйдя из дому, Гилберт спросил:

— Я полагаю, что у вас имеется список приглашенных на свадьбу гостей?

— Да, — ответил Лесли. — Миссис Каткарт позаботилась обо всем.

— Доктор Беркли Сеймур также будет присутствовать на свадьбе? — осведомился Гилберт.

— Беркли Сеймур? Нет, его нет в списке приглашенных, — ответил Лесли. — Ведь это доктор из Лидса, не так ли? Он вчера уехал из Лондона. Кстати, отчего вы исчезли в тот вечер?

— У меня было очень важное свидание, — заметил Гилберт. — Я должен был во что бы то ни стало повидаться с одним человеком…

Лесли понял, что заданный им вопрос не совсем уместен и поспешил переменить тему разговора:

— Я бы, на вашем месте, — сказал он, — не стал беседовать с миссис Каткарт на денежные темы до того как переехать с женой в свой дом…

— Вы правы, — мрачно согласился с ним Гилберт.

По пути в церковь он снова оценил все стоящие перед ним трудности. Быть может, все обойдется к лучшему и сложится вовсе не так скверно, как он предполагал. Видимо, одна из особенностей его характера заключается в том, что он всегда склонен преувеличивать возникающие трудности. Довольно часто случалось, что он опасался каких–либо невзгод, а его опасения оказывались напрасными. Очевидно, все дело в том, что он слишком долго был холостяком; мужчине поздновато жениться в тридцать один год…

…Свадебный обряд походил на сон. Нарядная публика, наполнившая церковь, мощные звуки органа, хор в белых облачениях, пастор со своими прислужниками, появление Эдит, казавшейся в своем белом платье неземным созданием, торжественный церемониал, вопросы и последующие ответы, коленопреклонение — все это казалось далеким от обыденности и прекрасным…

После того как они вернулись домой и сели за богато накрытый стол, он рассеянно прислушивался к застольным речам и поздравлениям. Затем взял ответное слово он; его речь лилась плавно и гладко, но он вряд ли потом смог бы вспомнить о том, что именно говорил…

Во время своей ответной речи он на мгновение обратил свой взгляд на свою молодую жену; глаза их встретились, и ему почудилось, что на сей раз в ее глазах было меньше боязни и отчужденности, чем обычно.

Он прикоснулся к ее руке и пожал…

После завтрака все прошли в гостиную.

Постепенно Гилберт начинал осознавать происходящее.

Од вытер потный лоб и тяжело вздохнул. Ему казалось, что он приходит в себя после действия наркоза, оказавшегося слабее, чем следовало. Смутно припоминал он то, что произошло с ним. Он видел себя перед алтарем — стоящим на коленях и шепчущим торжественные слова. И в то же время это был как бы не он, а кто–то другой…

Так как медовый месяц молодые решили провести в самом Лондоне, они сели в пригородный поезд, направлявшийся на лондонский вокзал Кингз–Кросс.

Поездка прошла в полном молчании. Гилберт чувствовал какое–то стеснение, от которого не мог избавиться. Он заметил, что в глазах его молодой жены снова появилось выражение страха, которому он не мог найти объяснения. Гилберт ободряюще прикоснулся к ее руке, но она вдруг отпрянула от него.

Он закусил губу.

На вокзале Кингз–Кросс они пересели в такси и поехали домой — на Сент–Джонс–Вуд. Прислуга находилась в отпуске, и дом был пуст. Этот дом был безукоризненно оборудованным, комфортабельным гнездышком, где имелись в избытке всевозможные приспособления, избавлявшие от необходимости заниматься черной работой.

Но Гилберт не испытывал радости, показывая ей свою квартиру. Тревожное предчувствие не давало ему покоя…

Затем Эдит направилась к себе в комнату переодеться, так как было решено пообедать вне дома.

Они пробыли в ресторане до десяти часов вечера, а затем вернулись домой.

Гилберт направился в кабинет, его жена прошла к себе, сказав, что вернется к кофе.

В ее отсутствие он добросовестно занялся приготовлением кофе, затем наполнил две чашки душистым напитком.

Она вошла…

Чудесный утренний сон развеялся окончательно, и к Гилберту вернулся ясный ум. Увидев Эдит, он поднялся со своего кресла и шагнул ей навстречу…

Гилберт понял, что именно сейчас и произойдет то, чего он боялся. Тревожное предчувствие не обмануло его.

Эдит еще не начала говорить, а он уже знал, о чем пойдет речь.

Прошло несколько минут, прежде чем она сумела найти нужные ей слова. Видно было, что давались они ей с трудом.

— Гилберт, — начала она, — я поступила дурно с тобой, и вдвойне дурно то, что я не могла найти в себе мужества рассказать тебе обо всем раньше…

От этих слов у Гилберта сжалось сердце.

— Я никогда не любила тебя, — продолжала Эдит. — Ты всегда был для меня только милым другом. Но…

Она внезапно замолчала, так как поняла, что сейчас чуть было не предала родную мать, собираясь обвинить ее. А не лежит ли большая доля вины на ней самой? Ведь могла же она, в конце концов, воспротивиться этому пошлому браку! И Эдит решила всю вину взять на себя.

— Я вышла за тебя замуж… — медленно произнесла она, — потому что… ты… богат… потому что ты… будешь богат…

Последние слова она прошептала чуть слышно. В ней происходила тяжелая борьба: ей не хотелось, чтобы он слишком дурно думал о ней, и в то же время она хотела сказать ему всю правду.

— Значит, все это… из–за моих денег? — изумился Гилберт.

— Да, я… я хотела выйти замуж за богатого человека. Наши обстоятельства… наше материальное положение… сильно пошатнулось…

Она сжала виски ладонями.

— Не упрекай, пожалуйста, ни в чем мою мать. Это я виновата во всем…

— Понимаю, — медленно произнес Гилберт.

Удивительно, какие порой бывают запасы сил в человеке, когда ему приходится предстать перед тяжелым испытанием!

В эту ужасную минуту, когда все мечты его разлетелись в прах, когда рушилось, словно карточный домик, его счастье, Гилберт сумел овладеть собой.

Он увидел, как Эдит внезапно покачнулась; подскочив к ней, он подхватил ее под руки.

— Присядь, — произнес он ровным голосом.

Она была смертельно бледна. Он усадил ее поудобнее на диван, заботливо подложил ей под спину подушку и вернулся на свое место у камина.

— Итак… Ты, значит, вышла за меня замуж ради моих денег, — сказал он и неожиданно расхохотался. — Бедное дитя! — добавил он, и в его голосе зазвучала несвойственная ему ирония. — Мне, право, жаль тебя, но ты, увы, ошиблась: денег у меня нет и не предвидится!

Эдит быстро взглянула на него.

— Не предвидится? — переспросила она. Но в ее голосе не было разочарования, только искреннее любопытство. Гилберт понял, что девушка не виновата: это мать заставила ее сделать «хорошую партию».

— Ты не получила ни мужа, ни денег, — резко бросил он, хотя его сердце было полно сострадания и подсказывало ему, что следовало бы пощадить ее…

— Но не это самое ужасное, — продолжал он, наклонившись к ней и понизив голос. — Ужаснее всего то, что…

Эдит так и не узнала, что же ужаснее всего: он внезапно замер, словно пораженный молнией.

Девушка увидела, как его лицо исказилось и стало землистого цвета. Взгляд устремился куда–то вдаль, а полураскрытый рот застыл в жуткой гримасе. Она быстро вскочила на ноги.

— Что с тобой? — растерянно прошептала она.

— Боже…

В его голосе отразился смертельный страх. Она прислушалась. Откуда–то, казалось, из–за окна, доносились печальные звуки скрипки. Это была полная страсти и тоски мелодия. Эдит подошла к окну и выглянула на улицу. Внизу стояла юная девушка, одетая в убогое платьице, и играла на скрипке. Несмотря на свой скромный наряд, она была прекрасна.

Уличный фонарь озарял желтым светом бледное лицо скрипачки. Взгляд ее был устремлен на окно, в котором стоял Гилберт.

Эдит взглянула на своего мужа. Что–то в его облике заставило ее содрогнуться.

— «Мелодия в фа–миноре» — прошептал он. — Боже! «Мелодия в фа–миноре»… и в день моей свадьбы…

Глава 5.

ЧЕЛОВЕК, ЖЕЛАВШИЙ РАЗБОГАТЕТЬ

Группа, состоящая из трех человек, одним из которых был Лесли Франкфорт, в этот час находилась в конторе фирмы «Уоррел энд Берд» и внимательно разглядывала несгораемый шкаф.

Да и было на что посмотреть: на полу перед шкафом лежали всевозможные инструменты, а сам он носил на себе следы взлома.

Вокруг замка расположились полукругом отверстия, выжженные газовой трубкой.

Один из мужчин указал рукой на некоторые из лежавших перед ним инструментов и сказал:

— Они основательно поработали. Хотел бы я знать, что помешало им довести свое дело до конца.

Самый старший из находившихся перед шкафом мужчин покачал головой.

— Я предполагаю, что им помешал ночной сторож, — сказал он. — А каково ваше мнение, мистер Франкфорт?

— Я никак не могу успокоиться. Ведь до чего они ловки в своей работе! — сказал Лесли. — Одни их инструменты, по–моему, должны стоить не меньше чем двести фунтов!

И он указал на целый арсенал, разложенный на полу. Сыщик также взглянул на пол.

— Да, эти люди знают толк в своем деле, — сказал он, ухмыльнувшись. — Но у вас ничего не пропало, не так ли?

— И да, и нет, — осторожно ответил Лесли. — Здесь находилось бриллиантовое колье, сданное на хранение одним из наших клиентов. И оно исчезло. Но я бы не желал, чтобы эта пропажа стала достоянием гласности…

Сыщик удивленно взглянул на него.

— Ваше желание несколько странно, — сказал он. — И если мне позволено будет сделать замечание, то я скажу, что обычно не принято хранить бриллиантовое колье в конторах биржевых маклеров.

— Хоть это и не принято… — сказал Уоррел, — но вышло так, что один из наших клиентов, уезжая на прошлой неделе за границу, за двадцать минут до отхода поезда явился к нам и попросил принять на хранение это колье…

Мистер Уоррел не счел нужным сообщить детективу всю правду: колье это было оставлено в залог, в обеспечение чрезмерно возросшего долга. Оно должно было храниться в конторе до того времени, пока у клиента поправится положение, и он сможет выкупить свою драгоценность обратно.

— Помимо вас и ваших компаньонов кто–нибудь знал о том, что это колье находится здесь, в несгораемом шкафу?

Уоррел покачал головой.

— Не думаю. Я никогда никому не говорил об этом. А вы, Лесли?

Лесли заколебался.

— Я не могу утверждать, что последовал вашему примеру, — сказал он. — Но тот, кому я рассказал об этом, конечно, не станет об этом распространяться.

— И кому вы рассказали о колье?

— Я рассказал о нем Гилберту Стендертону. Я упомянул о колье как–то в разговоре, когда мы коснулись краж со взломом.

Старший компаньон покачал головой.

— Я не думаю, что его можно отнести к разряду людей, способных на взлом несгораемого шкафа, — сказал он.

— Странное совпадение, — продолжал задумчиво Лесли. — Всего лишь за два дня до его свадьбы мы говорили с ним об этой знаменитой шайке взломщиков. Я подозреваю, — обратился он к детективу, — что это работа вашего знаменитого приятеля. А вы как считаете?

Старший инспектор Голдберг утвердительно кивнул головой.

— В этом нет никакого сомнения, сэр, — сказал он. — В Лондоне существует только одна банда, способная выполнить такую работу. Я мог бы их арестовать сегодня же, но готов побиться об заклад, что едва ли смог бы добыть веские улики против них.

Лесли оживленно поддакнул.

— Вот и я сказал Гилберту то же самое! Разве не удивительно, что в двадцатом веке возможно такое? Существуют три или четыре человека — имена их известны полиции, вы ведь назвали мне их после последней их проделки, и в то же время полиция бессильна предпринять что–нибудь против них, не имея возможности доказать их причастность ко взлому!

Инспектор Голдберг почувствовал себя в некоторой степени задетым, но все же заставил себя любезно улыбнуться.

— Но, с другой стороны, вы не должны забывать о трудностях, стоящих перед нами, когда приходится добывать улики против людей, работающих с таким мастерством и с такой ловкостью… Тут имеется еще одно странное обстоятельство, — сказал он. — Почему ваш шкаф обладает для них такой притягательной силой? Это уже вторая попытка взломать его.

— Да, на сей раз, — заявил глава фирмы, — они действовали основательно.

— Я полагаю, что вы хотите, чтобы в газету попало обо всей этой истории только самое необходимое? — осведомился инспектор.

Уоррел отрицательно покачал головой.

— Нет. Я бы предпочел, чтобы эта история вообще не получила огласки, — сказал он. — Впрочем, решать все равно вам…

— Прекрасно, — заметил детектив. — Я полагаю, что пока нет надобности в том, чтобы о происшествии узнали все. Если репортеры все же пронюхают кое–что, я предоставлю вам возможность рассказать им ровно столько, сколько вы сочтете нужным. Но я надеюсь, что никто ничего не узнает об этом. Вы очень благоразумно поступили, обратившись непосредственно в полицейское управление.

В течение ближайшего получаса полицейский инспектор занимался изучением места преступления в надежде напасть на какой–нибудь след, поминутно делая в своей записной книжке какие–то пометки. Затем он вызвал из полицейского управления двух сыщиков, которые забрали из помещения фирмы инструменты взломщиков.

По–видимому, взломщики забрались в контору накануне, после окончания рабочего дня, и проработали весь вечер, а, может, и до поздней ночи. Они успешно потрудились над удалением замка несгораемого шкафа, но что–то помешало им закончить работу, потому что они исчезли, даже не захватив с собой инструменты. То был не первый их взлом в Сити. В течение последних шести месяцев Сити так и лихорадило от дерзких ограблений, из которых большинство были удачными.

Так как взломщики были хорошо осведомлены о том, что хранилось в этом несгораемом шкафу, то полиция сконцентрировала свое внимание на трех совершенно безобидных совладельцах небольшой маклерской конторы. Но, несмотря на все усилия, попытки установить связь между этими людьми и теми, кто взломал несгораемый шкаф, оказались безрезультатными.

Лесли вспомнил, как он шутя предложил Гилберту Стендертону попытаться заработать вознаграждение, объявленное двумя фирмами на случай обнаружения преступников и возвращения похищенных ценностей.

— В конце концов, — сказал он ему, — вы с вашей проницательностью и фантазией были бы идеальным сыщиком.

— Или вором, — проворчал тогда Гилберт.

Он был в скверном настроении, так как его по–видимому тяготили изменившиеся к худшему материальные обстоятельства.

…Закончив осмотр шкафа и распрощавшись со своим компаньоном и полицейским инспектором, Лесли направился в свой «Просцениум–клуб». Там его ожидала телеграмма. Он распечатал ее и, ознакомившись с содержанием, удивленно поднял брови. Телеграмма гласила:

«Должен сегодня после обеда переговорить с вами. Встретимся в четыре часа — станция Чаринг–Кросс. Гилберт».

Ровно в назначенный час Лесли был на вокзале. Гилберт ожидал его под большими часами.

— Боже мой, что с вами? — спросил Лесли, взглянув на его лицо.

— Что со мной?.. — переспросил резко Гилберт. — Ничего…

— Быть может, с вами случилось что–нибудь неприятное? — озабоченно осведомился Лесли. Он искренне был привязан к своему другу и был полон желания помочь.

— Неприятное? — Гилберт горько усмехнулся. — Дорогой друг, все, что совершается сейчас вокруг меня — неприятно. Я не вылезаю из неприятностей… У меня будет к вам просьба, — быстро продолжал он, — вы как–то говорили со мной о деньгах… Так вот, я уяснил всю тяжесть моего положения, и теперь я должен добыть любым путем денег. Причем, как можно скорее…

Гилберт говорил быстро, деловым тоном, и в его голосе звучала решимость.

— Я хотел бы от вас получить информацию об акциях, облигациях и прочих бумагах, — продолжал Гилберт. — Прошу вас, просветите меня на этот счет, расскажите все, что знаете.

— Мой дорогой! — ответил Лесли. — Черт вас побери, — чего ради ломаете себе голову над всем этим? Сейчас же ваш медовый месяц! Кстати, где ваша супруга?

— Она осталась дома, — быстро ответил Гилберт. Он не испытывал ни малейшего желания говорить о ней, и у Лесли оказалось достаточно такта для того, чтобы не задавать ему больше никаких вопросов.

— Я могу вам сообщить все, что мне известно, но мне не ясно, что же именно интересует вас.

— Меня интересует вопрос о помещении капитала. Я хотел бы получить сведения, на основании которых мог бы иметь двадцать тысяч годового дохода.

Лесли застыл на месте и изумленно посмотрел на своего друга.

— Вы в своем… — начал он.

Гилберт несколько принужденно улыбнулся.

— В своем ли я уме, хотели вы спросить? — закончил он вопрос за своего друга. — О да!

— Но разве вам неизвестно, что для того, чтобы получить на такую сумму столько процентов, вам надо располагать капиталом в четверть миллиона фунтов?

Гилберт кивнул.

— Да. Я знаю, что примерно такая сумма понадобится мне для того, чтобы иметь доход в этих размерах. Я бы хотел, чтобы вы в течение сегодняшнего вечера составили для меня список надежных бумаг, которые мне необходимо приобрести, чтобы мои наследники имели гарантированный доход в вышеупомянутой сумме.

— Послушайте, Гилберт, неужели действительно было необходимо вызывать меня в жаркий летний день на этот отвратительный вокзал для того, чтобы обсудить фантастический план размещения каких–то вкладов?

Однако что–то неуловимое в облике Гилберта подсказывало ему, что все это отнюдь не шутка.

— Значит, все это серьезно? — переспросил он.

— Разумеется, серьезно.

— В таком случае я составлю для вас полный список. А что, собственно говоря, произошло? Дядюшка изменил свое решение?

Гилберт покачал головой.

— Не думаю, чтобы он уже когда–либо изменит свое решение, — сказал он. — Сегодня я получил извещение от его секретаря, в котором до моего сведения доводится, что здоровье дяди сильно пошатнулось. Право, мне его очень жаль…

И в его голосе прозвучало искреннее сожаление.

— Он очень порядочный человек, — добавил Гилберт.

— Но это еще не основание для того, чтобы завещать все свое состояние какому–то заведению для собак, — заметил Лесли. — Однако, чего ради заставили вы меня явиться на этот вокзал, когда ваш клуб находится здесь же, за углом?

— Да, это так, — ответил Гилберт, — но… Я скажу вам всю правду, я… собираюсь выйти из клуба.

— Что такое? Выйти из клуба? Теперь–то, надеюсь, вы мне скажете, что все это означает? Быть может, вы собираетесь также отказаться от вашей должности в министерстве иностранных дел, господин Крез?

Гилберт улыбнулся.

— Я уже отказался от своей должности, — спокойно заметил он. — Я должен располагать временем для своих личных дел, — продолжал он. Вам трудно свыкнуться с мыслью, что у меня завелись дела, мой дорогой, — он мягко положил свою руку на плечо Лесли, — но это так. И поэтому я действительно нуждаюсь в вашем совете. Но только в совете…

— Это, видимо, означает, что мне не следует совать свой нос в ваши дела, пока меня специально не попросят об этом… Прекрасно, — сказал Лесли. — А теперь идемте–ка в мой клуб. Надеюсь вы не все клубы возненавидели?

Гилберт уклонился от ответа, и возобновили свою беседу они лишь тогда, когда очутились в просторной курительной клуба Лесли.

Два часа подряд Гилберт дотошно расспрашивал Лесли и тщательно заносил на бумагу полученные от него ответы. Лесли добросовестно пытался удовлетворить жажду, внезапно обуявшую его друга, никогда не проявлявшего интереса к биржевым делам.

— Я и не предполагал, что так мало знаю, — сказал молодой человек после того, как Гилберт занес на бумагу последний его ответ. — Сколько вопросов вы мне задали! Вы врожденный экзаменатор, Гилберт!

Тот слабо улыбнулся и спрятал листок с записями в карман.

— Надо вам сказать, — произнес он, — что я сегодня утром составил свое завещание, и буду просить вас быть моим душеприказчиком.

Лесли изумленно воззрился на него.

— Вы самый большой чудак из всех, которых мне приходилось встречать в своей жизни, — сказал он смущенно. — Вы лишь вчера женились, а сегодня уже бродите с печальным лицом, словно факельщик из похоронного бюро… Поспешили зачем–то составить завещание… Теперь целых два часа вы расспрашивали меня о ценных бумагах, толковали о биржевых тонкостях… Очень оригинально!

Гилберт снова улыбнулся, затем пожал Лесли руку и направился к выходу.

— Я еду в Сент–Джонс–Вуд, — сказал он на прощанье приятелю. — Полагаю, что вам со мной не по пути…

— Мне очень приятно слышать, что вы едете именно в Сент–Джонс–Вуд, — заметил Лесли, насмешливо улыбаясь. — А я было опасался, что вы поедете в какой–нибудь крематорий или похоронное бюро!

Вернувшись домой, Гилберт застал свою жену в кабинете. Эдит сидела в глубоком кресле. От волнений вчерашнего вечера не осталось и следа. Она приветливо улыбнулась ему. Эдит почувствовала, что начинает уважать его, оценив самообладание, не покинувшее его даже в ту ужасную минуту объяснения…

…За завтраком он приветливо поздоровался с ней, но она не сомневалась в том, что ему пришлось пережить тяжелую, бессонную ночь — это было видно по его усталым глазам и напряженному голосу…

…Войдя в комнату, Гилберт направился к столу.

— Ты хочешь остаться один? — спросила Эдит.

Он вздрогнул и повернулся к ней.

— Нет, нет, — возразил он. — У меня нет необходимости оставаться наедине с собой. Я хочу поработать, но ты мне не мешаешь. Кстати, должен тебе сообщить, — добавил он равнодушно, — что я отказался от своей должности.

— От должности? — изумилась она.

— Да. Дело в том, что у меня сейчас слишком много других дел, исключающих мою дальнейшую службу в министерстве иностранных дел. Мне пришлось сделать выбор и пожертвовать службой во имя другого…

Эдит пребывала в полной неизвестности, не имея представления о том, чем, собственно, могло быть это занятие, ради которого Гилберт пожертвовал службой. Ее муж становился для нее загадкой. Но по мере того, как его начала окружать какая–то загадочность, он начинал интересовать ее. В том, что его жизнь была связана с какой–то трагедией, она не сомневалась. Он спокойно сообщил ей о том, что дядя лишил его наследства; по ее настоянию он изложил эту историю в письме, адресованном ее матери. В ожидании предстоящего бурного объяснения со своей матерью она не испытывала ни боязни, ни угрызений совести.

В глубине души она надеялась, что письмо немедленно возымеет свое действие, и что объяснение с матерью закончится прежде, чем ее супруг вернется домой. Но Гилберт вернулся ранее, чем его ожидали, а через полчаса после его возвращения разразилась гроза…

Внизу зазвонил звонок. Эдит вздрогнула. Затем она сбежала по лестнице и открыла дверь…

— Где твой милейший муженек? — хриплым голосом спросила мать.

— Мой муж у себя в кабинете, — ответила Эдит, не теряя спокойствия. — Ты желаешь его видеть? Тебе что–нибудь нужно от него?

— Нужно ли мне что–нибудь от него?! — переспросила миссис Каткарт, теряя самообладание.

Глаза ее гневно сверкали и, глядя на ее впалые щеки, Эдит на мгновение почувствовала к ней жалость: этой женщине пришлось в одно мгновение расстаться со всеми своими воздушными замками, и случилось это с ней именно тогда, когда она, казалось, была ближе всего к цели…

— Он знал, что я приду? — спросила мать.

— Я полагаю, что ему не только известно о твоем приходе, но и что он ожидает тебя, — сухо заметила молодая женщина.

— Я хочу переговорить с ним наедине, — заявила миссис Каткарт.

— Нет, ты будешь говорить с ним в моем присутствии, иначе тебе вообще не удастся переговорить с ним.

— Ты сделаешь то, что я тебе прикажу, — попыталась овладеть положением мать.

Эдит улыбнулась.

— Мама, — заметила она мягко, — ты утратила свое право отдавать мне приказания и распоряжаться мною. Ты вручила мою судьбу другому человеку, и твои права должны теперь уступить место его правам…

Это было не особенно удачным вступлением ко всему дальнейшему разговору, и Эдит это хорошо понимала.

Она пригласила мать в кабинет Гилберта.

Увидев вошедшую миссис Каткарт, Гилберт поднялся со своего кресла и поклонился ей.

— Вам угодно присесть, миссис Каткарт? — осведомился он.

— Благодарю вас. То, что я хочу сказать, я охотнее всего скажу стоя, мой дорогой, — дала она волю своим чувствам. — Что все это значит, милейший? — Она вытащила из кармана письмо, содержание которого знала наизусть; она перечитывала его до тех пор, пока каждое слово врезалось в память. — Это правда? — осведомилась она резко. — Это правда, что вы бедняк? Что вы нас обманули? Что вы построили свой брак на обмане и лжи…

Он предостерегающе поднял руку.

— Вы забываете, миссис Каткарт, — заявил он с достоинством, — что мое материальное положение уже служило предметом нашего обсуждения, и вы неоднократно подчеркивали, что материальный вопрос и прочие земные блага не имеют для вас никакого значения.

— Земные блага! — простонала миссис Каткарт. — Что вы хотите этим сказать, мистер Стендертон? Что вы живете не на земле? Вы не живете в доме, не питаетесь хлебом? Вам не нужны деньги? Ваш автомобиль не стоит вам денег? Пока мы живем на земле, земные блага имеют для нас значение! Я полагала, что вы богатый человек, а вы на самом деле оказались бедняком!

Гилберт молча улыбнулся.

— В славную историю впутали вы нас, — продолжала миссис Каткарт. — Вы женились на девушке, которая вас не любит… я полагаю, что вам это известно?

Он наклонил голову.

— Я все знаю, миссис Каткарт, — ответил он, — и это было самое худшее, что я мог узнать. А то, что вы затеяли все это, полагая, что я унаследую большое состояние, меня и не трогает. Я полагал, что вы все же лучше, чем большинство матерей из общества, но вынужден признать, что вы не только не лучше, а даже несколько хуже, — сказал он, задумчиво глядя на нее.

В его взгляде скользило нечто необычное, и миссис Каткарт никак не могла постичь, что, собственно, заставляет его вести себя подобным образом в ее обществе. Где–то она уже видела этот взгляд… Она невольно почувствовала, как ее гнев сменяется чувством страха.

— Я просил вас об отсрочке свадьбы, — продолжал он мягко. — У меня были на то особые и, притом, веские основания. Не считаю необходимым вдаваться сейчас в обсуждение этих оснований, но несомненно, что через несколько месяцев они возбудят ваше любопытство. Вас пугала вероятность упустить богатого зятя — в то время я еще не сознавал, что именно эта боязнь заставляла вас спешить со свадьбой — и теперь вы видите, что ответственность за этот брак падает на вас…

Миссис Каткарт вынуждена была, несмотря на всю свою злобу, признать, что перед ней был совсем иной человек. Никогда она не ожидала, что встретит в Гилберте столько решимости. Глаза его загорелись холодным блеском, от него веяло жестокостью и неумолимостью.

— Ваша дочь вышла замуж за меня в силу ложного представления о ряде обстоятельств. Она уже довела до вашего сведения все то, что я счел нужным сообщить вам… Почти все, — поправился он. — И я знал, что вы явитесь сюда. Если бы вы не явились сюда сами, то мне пришлось бы пригласить вас явиться сюда. Ваша дочь совершенно свободна, по крайней мере, я нисколько не стесню ее свободы. Я полагаю, что вы в достаточной степени знаете наши законы. Она сможет завтра же подать прошение на развод. Я полагаю, что ей удастся добиться его без особых трудностей.

Луч надежды блеснул на ее лице.

— Об этом я и не подумала, — сказала она словно про себя, а так как она принадлежала к числу женщин, быстро принимающих решения, то немедленно обратилась к своей дочери: — собирай свои вещи и поедем со мной!

Эдит не тронулась с места.

Бросив взгляд на своего мужа, она продолжала спокойно стоять у камина.

— Ты слышала, что сказал мистер Стендертон, — продолжала с раздражением миссис Каткарт. — Он указал тебе способ, прибегнув к которому ты сможешь выйти из создавшегося положения. И он прав. Мы добьемся развода без особых затруднений. Ступай за мной, а за твоими вещами я пришлю…

Эдит по–прежнему не двигалась с места.

Затем она улыбнулась, откинула голову назад и расхохоталась. Смех ее прозвучал звонко и искренне.

— О, мама! — воскликнула она, и в ее восклицании было столько нескрываемого презрения, что мать вздрогнула, словно от удара бича. — Ты, видно, не знаешь меня! Вернуться к тебе? Развестись с ним? Ты с ума сошла! Если бы он на самом деле был богатым человеком, я бы послушалась тебя, но сейчас я ни в чем не упрекну его! Моя судьба связана с его судьбой и мое место — рядом с ним.

— Какое трогательное зрелище, — злобно прошипела пожилая леди.

— В этом зрелище гораздо больше порядочности и искренности, чем вы предполагаете, миссис Каткарт, — холодно заметил Гилберт.

Побелев от злости, миссис Каткарт окинула взглядом молодых, затем повернулась на месте и покинула комнату. Через несколько мгновений до Гилберта и Эдит донесся грохот двери.

В течение нескольких секунд молодожены внимательно смотрели друг на друга, затем Гилберт протянул своей жене руки и сказал:

— Благодарю тебя.

Молодая женщина опустила глаза.

— Тебе не за что благодарить меня, — сказала она покорно. — Я причинила тебе слишком много зла. И мой поступок вряд ли сможет смягчить мою вину перед тобой…

Глава 6.

СКЛАД НЕСГОРАЕМЫХ ШКАФОВ

В лондонском Сити, как известно всему миру, расположено множество разнообразных и процветающих фирм, горделиво оповещающих о том, что они существуют вот уже сотни лет благодаря добросовестному ведению дел.

Но там же можно найти и весьма элегантные помещения с анфиладами комнат, занятые акционерными компаниями, синдикатами и тому подобными торговыми предприятиями, возникающими весной для того, чтобы к зиме исчезнуть без следа. Единственным следом их существования остаются многочисленные неоплаченные счета.

Большинство трагедий в Сити разыгрываются близ мрачного, неприветливого здания Биржи. И большинство жертв этих трагедий продолжают безмолвными, бледными тенями бродить вокруг этого здания.

Разорившийся предприниматель — распространенное явление в этом огромном городе.

Некоторые фирмы пытаются завоевать себе право на существование большой шумихой, некоторые пытаются внедриться в деловую жизнь страны незаметно.

Одна из фирм, возникших за год до описываемых событий, значилась в телефонной и в адресной книгах Лондона как «Общество сейфов Сент–Брайда». Общество это торговало новыми и подержанными денежными шкафами, металлическими шкатулками и сейфами, равно как и всеми прочими приспособлениями, изобретенными человечеством для охраны своих драгоценностей.

В витринах фирмы красовались несгораемые шкафы различных конструкций, видов и размеров, а также множество прочих металлических предметов, созданных для того, чтобы уберечься от взломщиков.

Владелец фирмы подобрал себе штат служащих по газетным объявлениям; затем, ознакомившись с ними, предоставил в распоряжение управляющего делами фирмы, имевшего безукоризненные рекомендации и большие деньги на оборудование и ведение дела.

Время от времени он пополнял оборотный капитал новыми ассигнованиями. И, несмотря на то что продажа шла очень слабо, не смущаясь, нес большие расходы по оплату помещения и персонала.

Иногда он появлялся в помещениях фирмы, но это бывало очень редко и обычно по вечерам, потому что, как он объяснял, прочие его предприятия находились в Бирмингеме.

Бегло ознакомившись с состоянием дел фирмы, он выражал свое удовлетворение по поводу очередных операций и этим ограничивался.

Управляющий, как ни странно, не был в курсе всех дел фирмы: шеф не во все посвящал его. Но, по–видимому, у владельца фирмы имелась возможность сбывать товар в провинцию, потому что время от времени к помещениям фирмы подъезжал грузовик для того, чтобы отвезти новым владельцам очередной сейф.

Управляющий делами фирмы, некий мистер Тиммингс, почтенный господин родом из Белхема, никак не мог себе представить, что у провинциальных отделений фирмы дела могут идти столь блестяще.

Порой грузовик появлялся со следами преодоления большого пути; это производило впечатление, что шкафы удавалось сбывать даже в районе Бирмингема.

На следующий день после размолвки, описанной в предыдущей главе, Гилберт Стендертон решил обзавестись несгораемым шкафом. Ранее он никогда не испытывал потребности в этом громоздком предмете, но, придя к выводу, что он ему необходим, Гилберт решил тут же удовлетворить свое желание.

На его счастье или несчастье, это решение пришло ему в голову в час, когда большинство фирм, торгующих этими шкафами, были закрыты. Он попал в Сити только после шести часов вечера.

Мистер Тиммингс уже покинул помещение фирмы.

В этот день в Лондон прибыл владелец фирмы и задержался в помещении несколько позже обычного. Гилберт разглядел его через стеклянную дверь. При виде владельца фирмы на лице Гилберта отразилось изумление. Он попытался войти, но дверь была заперта. Владелец фирмы заметил посетителя и направился к выходу с самой любезной улыбкой.

Отперев дверь, он произнес:

— Мы закончили на сегодня свои операции, а мой управляющий уже ушел домой. Быть может, я могу вам быть чем–нибудь полезным?

Гилберт внимательно оглядел его.

— Да, — сказал Гилберт. — Я хочу купить несгораемый шкаф.

— Пожалуй, я смогу удовлетворить вашу просьбу, — сказал владелец фирмы, бывший, по–видимому, в хорошем настроении. — Входите, прошу вас…

Гилберт вошел. Дверь за ним хозяин снова запер на ключ…

— Какого вида шкаф вам угодно приобрести? — поинтересовался владелец фирмы.

— Я бы предпочел небольшой шкаф, — ответил Гилберт. — Желательно подержанный.

— Мне кажется, у нас имеется на складе один подержанный шкаф. Вам он, должно быть, нужен для конторы?

Гилберт покачал головой.

— Нет, он мне нужен для моей квартиры, — коротко ответил он. — И я бы желал, чтобы его мне доставили немедленно.

Он осмотрел ряд шкафов и, наконец, выбрал себе по вкусу. При этом в самой глубине склада он заметил большой несгораемый шкаф около восьми футов высотой и примерно такой же ширины. Он походил на платяной шкаф, отличаясь от последнего тем, что был из стали. Три замка охраняли его содержимое и, помимо того, шкаф был снабжен замком с шифром.

— О–о! Солидный шкаф, — сказал Гилберт.

— Да, да, — рассеянно ответил владелец фирмы.

— Сколько же он стоит? — осведомился Гилберт.

— Он продан, — ответил несколько смущенно хозяин этой массы металла.

— Продан? Я был бы рад возможности хотя бы ознакомиться с внутренним его устройством…

Торговец усмехнулся и задумчиво провел рукой по усам.

— Я очень сожалею, что не могу удовлетворить вашу просьбу, — сказал он. — Дело в том, что новый его владелец, купив шкаф, тут же забрал с собой ключи от него.

— Очень жаль, — заметил Гилберт. — Ибо это интереснейший шкаф из всех, когда–либо виденных мною.

— В нем нет ничего особенного, — коротко заметил владелец склада и задумчиво похлопал ногтем по шкафу. — Надо вам сказать, что он — весьма дорогое удовольствие.

— Похоже на то, что этот шкаф стоит здесь у вас постоянно.

— Похоже на то? — рассеянно переспросил собеседник Гилберта.

Затем, приветливо улыбаясь, он увел своего клиента на другую половину склада. Гилберт собирался уплатить чеком, но что–то удержало его от этого намерения. Он пошарил в карманах и набрал пятнадцать фунтов, которые ему следовало уплатить за приобретенный шкаф.

Затем, попрощавшись, он покинул склад, и дверь снова заперлась за ним.

— Где же это я видел раньше это лицо? — думал владелец склада.

Несмотря на то, что он был во всех отношениях очень сообразительным человеком, но вспомнить, при каких обстоятельствах он видел это лицо, удалось ему лишь несколько месяцев спустя…

Глава 7.

ГРАБИТЕЛИ БАНКОВ

Три человека сидели в задней комнате одной из контор Сити. Входная дверь заперта на ключ, в то время как дверь, соединявшая заднюю комнату с главным конторским помещением, была распахнута настежь.

Мужчины сидели за столом и поглощали завтрак, который им был доставлен из соседнего ресторана. Они о чем–то беседовали приглушенными голосами.

Судя по манере говорить, Джордж Валлис был в этом кругу лидером и привык руководить своими товарищами. Ему было около сорока лет; имевший склонность к полноте, среднего роста, он был лишен чего–либо примечательного в своей наружности; обращали на себя внимание лишь коротко подстриженные щетинистые усы и иссиня–черные мохнатые брови, придававшие его лицу какой–то свирепый оттенок. Резко очерченный подбородок свидетельствовал о незаурядной воле; руки его были миниатюрны, но в них таилась сила. О, это были руки артиста! И действительно, Джордж Валлис в среде собратьев по ремеслу слыл артистом. О его искусстве были хорошо осведомлены полицейские управления всех европейских столиц.

Рядом с ним сидел Каллидино — небольшой красивый итальянец. Из–за длинных волос его можно было принять за художника или музыканта, но это был хладнокровный, расчетливый взломщик.

Третий был человеком высокого роста и обладал пухлым розоватым лицом и лихо закрученными усами. Его звали Перс. Несмотря на свои крупные размеры, он был поразительно ловок и подвижен.

Эта троица уже в течение нескольких лет нагоняла страх на всех директоров банков сначала во Франции, а теперь и в Англии.

Они не считали необходимым таиться, и полиция была весьма поражена, когда после основательного знакомства с делами их фирмы, вынуждена была признать, что их безобидная маклерская контора ничем не отличается от прочих фирм Сити.

Таким образом, против них ничего нельзя было предпринять, поскольку им всегда удавалось доказать, что они добывают средства к существованию самыми обычными, дозволенными законами способами.

Полиция вынуждена была ограничиваться наблюдением и предупреждением наиболее солидных своих клиентов о том, что эти «маклеры» на самом деле — матерые преступники. Единственной надеждой полиции было то, что рано или поздно эта троица на чем–нибудь сорвется и попадет, наконец, к ним в руки…

— …Но им придется долго дожидаться, — заметил Валлис, имея в виду полицию.

— Они… что… были здесь сегодня? — осведомился Каллидино.

— Да, они были здесь, — ответил Валлис, — Они обыскали наши столы, осмотрели наши книги, рылись в карманах нашей одежды…

— Какая бестактность! — заметил весело Перс. — И что они нашли, Джордж?

— Они нашли все то, что им полагалось найти, — сказал тот, ухмыляясь.

— Я полагаю, что их взволновало ограбление «Бонд–банка», о котором сейчас вопят газеты, — холодно заметил итальянец.

— Я тоже так считаю, — сказал Валлис спокойно. — Я не особенно боюсь полиции, так как никогда не встречал в их среде проницательного человека, подобного тому хладнокровному дьяволу из министерства иностранных дел, с которым мне пришлось встретиться для того, чтобы ответить на некоторые вопросы, касающиеся пребывания Перса на Чертовом Острове.

— Как его звали? — спросил Перс, явно заинтересовавшись словами своего собеседника.

— Его имя напоминает мне о Южной Африке. Да, да… Его звали Стендертон. Хладнокровный парень. На следующий день я встретил его в Эпсоме, — продолжал Валлис. — Ему место не в министерстве иностранных дел. Как он хитро ставил тогда свои вопросы!.. Прежде чем я смог опомниться, он заставил меня признаться в том, что я во время пропажи драгоценностей у леди Перкингтон находился в Хантингдоншире. Если бы допрос продлился еще пять минут, то он, наверное, выяснил бы и то, где находятся все драгоценности, тщетно разыскиваемые лондонской полицией!

Слушатели расхохотались, словно услыхав удачную шутку.

— Раз уж мы заговорили о хладнокровных ребятах, — сказал Калли, — то как ты относишься к тому парню, который накрыл нас во время работы на Хаттон–Гарден?

Джордж покачал головой.

— Честно говоря, я побаиваюсь его, — заметил он.

Его товарищи едва ли не впервые услышали от него подобное признание.

Затем он переменил тему разговора.

— Я полагаю, вам известно, — заявил он, — что полиция в настоящее время развила особенно бурную деятельность. Мне же об этом известно более, чем кому–либо, потому что фараоны самым тщательным образом ознакомились с моим образом жизни и с моими делами.

Валлис не преувеличивал. Полиция энергично взялась за дело, пытаясь ухватить хоть какие–нибудь нити, связывающие поведение этих трех известнейших взломщиков с происходящими в Лондоне преступлениями.

Полчаса спустя Валлис покинул контору. На мгновение он задержался в подъезде и закурил сигару.

В тот момент, когда его нога ступила на тротуар, к нему подошел высокий мужчина. Валлис окинул его быстрым взглядом и чуть заметно кивнул ему.

— Вы мне нужны, — холодно промолвил его знакомый.

— В самом деле? — осведомился Валлис с преувеличенным любопытством. — Чего ради я вам понадобился?

— Вы пойдете за мной без вопросов, — заявил пришелец.

Он подозвал такси, и оба они направились в ближайший полицейский участок. Валлис продолжал курить, не выражая никаких признаков страха. Он охотно поболтал бы с арестовавшим его чиновником, но чиновник не питал склонности к бесплодным разговорам.

Валлиса втолкнули в комнату для допросов, и он очутился перед столом дежурного инспектора. Этот инспектор оказался приветливее, чем тот, кто интересовал его.

— Итак, Валлис, — сказал он добродушно, — мы бы желали получить от вас кое–какие сведения.

— Всегда у вас желания одни и те же, — проворчал Валлис. — Чуть что… Неужели опять произошел какой–нибудь взлом?

Инспектор кивнул.

Задержанный покачал головой.

— Как это нехорошо, — сказал он сочувствующим тоном, — как это неделикатно по отношению к вам, мистер Уитлинг… Я надеюсь, что вы накрыли взломщиков?

— Пока что я накрыл вас, — отрезал инспектор. — Не удивлюсь, если именно вы окажетесь тем взломщиком, которого мы ищем. Вы можете мне сообщить, где провели минувшую ночь?

— С большим удовольствием, — ответил Валлис. — Я ужинал в обществе одного своего приятеля.

— Как зовут вашего приятеля?

Валлис пожал плечами.

— Это к делу не относится. Я ужинал в обществе своего приятеля, и прошу вас занести это обстоятельство в протокол.

— А где вы изволили ужинать с вашим приятелем? — по–прежнему спокойно продолжал допрос инспектор.

Валлис назвал один из ресторанов на Вардур–стрит.

— В котором часу вы изволили ужинать? — терпеливо допрашивал полицейский.

— С восьми до одиннадцати, — ответил Валлис, — и владелец ресторана сможет подтвердить это обстоятельство.

Инспектор хмыкнул: и ресторан, и его владелец были ему хорошо известны. Он знал, что суд не примет всерьез свидетельских показаний этого сомнительного типа…

— Быть может, вы назовете еще кого–нибудь, кто мог бы подтвердить ваше присутствие в ресторане в течение указанного времени? — продолжал инспектор. — Вашего неизвестного приятеля и сеньора Вилли Миччи я при этом в расчет не беру.

Валлис кивнул.

— Я могу выставить в качестве свидетеля, — заметил он, — сержанта Кулброка из Скотленд–Ярда.

Инспектор окинул его внимательным взглядом.

— И вы полагаете, что он засвидетельствует ваше утверждение?

— Во всяком случае, в течение всего вечера он наблюдал за мной. Он был переодет в штатское. Он подсел ко мне за столик и стал разыгрывать из себя обычного посетителя ресторана.

— Понятно, — перебил его инспектор и занес показание в книгу.

— Я был очень польщен, что за мной следит инспектор из Скотленд–Ярда. Это было очень забавно. Я уже начал было опасаться, что ему, бедняге, все это надоест раньше, чем мне.

— Хочу уточнить ваше показание, — сказал инспектор. — За вами вчера наблюдали от восьми часов вечера до?..

Он испытующе взглянул на Валлиса.

— Почти до двенадцати часов ночи, если я не ошибаюсь. Примерно в это время ваш сыщик в смокинге проводил меня до дома.

— Правдивость ваших утверждений можно установить немедленно, — заметил инспектор. — А пока что пройдите–ка в соседнюю комнату и подождите…

Валлис равнодушно поплелся в соседнюю комнату, в то время как инспектор потянулся к телефону.

Пять минут спустя он снова вызвал к себе Валлиса.

— Ну, что же, Валлис, — хмуро сказал он. — Ваши показания подтвердились.

— Очень рад это слышать, — ответил Валлис. — Право, как гора с плеч свалилась.

— Вы свободны, можете идти. Мне очень жаль, что побеспокоил вас, — мрачно произнес инспектор.

— Ну, что вы, не стоит говорить об этом, — вежливо возразил Валлис, почтительно поклонившись.

— Впрочем, прежде чем вы уйдете, — сказал инспектор, — давайте пройдем на минутку в соседнюю комнату…

Валлис последовал за инспектором, и тот запер за ним дверь. Они остались наедине.

— Я полагаю, вам, Валлис, известно, что за раскрытие виновников одного из взломов, происшедших за последнее время, обещана награда в двенадцать тысяч фунтов.

— Впервые слышу об этом, — пробормотал Валлис, удивленно подняв брови.

— Вы слышите об этом не впервые, — заявил инспектор. — Но я хочу сказать вам следующее: мы примем все меры для того, чтобы накрыть эту шайку, и не успокоимся, пока она не попадет к нам в руки. Подумайте, Джордж, — и он постучал костлявым пальцем по груди своего собеседника, — быть может, есть смысл чистосердечно признаться?

— Чистосердечно признаться? — Валлис был сама невинность.

— В этом случае вы смогли бы выступить свидетелем, и по закону были бы освобождены от наказания, — пояснил свою мысль инспектор.

— Я был просто счастлив, — ответил Валлис, пожав плечам, — если бы смог удовлетворить ваше желание. Но я не могу выступить свидетелем в деле, о котором не имею ни малейшего понятия. Надо вам сказать, что награда очень привлекательна. И будь я сообщником преступников, я бы соблазнился ею. Моя совесть всегда приспосабливается к обстоятельствам; она походит на сапожную колодку, которую меняют в зависимости от размеров обуви…

— Хватит разговоров о вашей совести, — нетерпеливо перебил полицейский чиновник. — Итак: вы согласны сознаться и выступить свидетелем? Или нет?

— Мне не в чем сознаваться, — твердо ответил Валлис.

Инспектор раздраженно мотнул головой. Валлис вторично отвесил поклон инспектору и покинул помещение полицейского участка.

Валлис отлично знал, что за каждым его шагом внимательно следят. Выйдя на улицу, он уже знал, что мнимый карманный воришка, дежуривший на углу улицы, последует за ним по пятам. Затем его наверняка примет под наблюдение очередной из переодетых в штатское сыщиков.

Эти соглядатаи будут следовать за ним по всему городу, сменяя друг друга. Они проводят его домой и, пока он будет спать, будут следить за всеми выходами и входами в дом, не спуская глаз с его окон.

Валлис жил на верхнем этаже одного из домов, расположенных на одной их боковых улочек близ Чаринг–Кросс. На нижнем этаже помещалась табачная лавочка. Не ускоряя шага, направился он к своему жилищу. Он знал, что за ним продолжают следить, знал, что следовавшие за ним с виду безобидные разносчик и булочник не спускают с него глаз. По дороге он купил сигару, свернул на свою улочку и вскоре оказался у невзрачного подъезда, расположенного рядом со входом в табачную лавочку и ведущего на верхний этаж, где помещалось его жилище…

Небольшая квартирка была обставлена со вкусом. Глубокие клубные кресла придавали комнате солидный вид. Он не счел нужным осмотреть квартиру. Побывала ли у него на квартире полиция или нет, особого значения не имело. Ничего компрометирующего в квартире не было. На сей счет он был спокоен.

Он нажал кнопку вызова, и на пороге появилась маленькая старушка.

— Вскипятите мне чаю, миссис Скард, — попросил он ее. — Кто–нибудь приходил ко мне?

— Только с газовой станции, — ответила старушка.

— С газовой станции? — повторил удивленный Валлис. — И его не смутило то обстоятельство, что у нас вообще нет газа в квартире?

Старушка растерянно поглядела на своего хозяина.

— Он сказал, что пришел осмотреть газовую колонку, а когда заметил, что у нас газа нет, извинился и сказал, что пришел осмотреть электрический счетчик. Очень рассеянный молодой человек…

— Молодые люди часто бывают рассеянными, — мягко заметил Валлис. — В это время года они влюбляются, и помыслы их заняты иными предметами, чем электрическими счетчиками и газовыми колонками. Я надеюсь, он не затруднил вас? Он, должно быть, сказал, что вы можете заняться своим делом и что вам незачем находиться в комнате, пока он будет там «работать»? — предположил далее ее квартирант.

— Совершенно верно, — обрадовалась старушка, — он сказал, что обойдется без моей помощи.

— Еще бы, — добродушно поддакнул Валлис.

Затем, не испытывая ни малейшего беспокойства по поводу того, что его квартиру обыскал усердный сыщик, он углубился в чтение американской газеты. В шесть часов к дверям его дома подъехал автомобиль. Шофер, полный человек с бородкой, беспомощно озирался, пытаясь отыскать табличку с номером дома. Один из сыщиков, дежуривших около подъезда, как бы случайно прошел мимо машины и обратился к нему.

— Что, приятель, интересуетесь номером дома? — спросил он шофера.

— Я ищу сорок третий…

— Это он и есть, — указал ему чиновник.

Шофер позвонил у подъезда и прошел в дом. Наблюдавший за всем этим сыщик вернулся к своим товарищам.

— Джордж, видимо, собирается поехать куда–то на автомобиле, — сказал он. — Последим за ним?

Второй сыщик, стоявший на другой стороне улицы, заявил:

— На всякий случай я припас за углом машину для нас.

— Я поеду за ним, — сказал второй детектив и с горечью добавил: — Вы слышали, что вчера заявил обо мне инспектор Уитлинг из полицейского управления Сити?

Первый детектив насторожился.

— Нет, не слышал, но охотно услышал бы.

Однако его собеседник решил, что не стоит рассказывать о том, что он накануне в течение трех часов наблюдал за Валлисом, а тот, оказывается, время от времени звонил в полицию и комментировал слежку. В управлении сыщик получил за этот промах нагоняй и пообещал исправиться.

— Эй, — шепнул один из детективов, заметив, что дверь дома № 43 отворилась, — вот и наш приятель!

Но сыщик ошибался. Из дому вышел лишь шофер. На прощанье он кому–то, оставшемуся в подъезде, кивнул головой, затем сел в машину и уехал.

— Значит, Джордж остался дома, — сказал один из сыщиков. — Нам придется подежурить здесь еще несколько часов, — и он указал на свет, продолжавший гореть в квартире.

В течение следующих часов он продолжал дежурить на своем наблюдательном посту, не сводя глаз с подъезда дома, в котором жил Джордж Валлис. Никто не мог бы покинуть дом, не миновав их наблюдательный пост — в этом сыщики были убеждены.

В половине одиннадцатого тот же автомобиль снова подъехал к дому Валлиса, и снова шофер вошел в дом. По–видимому, он рассчитывал пробыть там недолго, так как не выключал мотора. Не прошло и минуты, как он снова сел в автомобиль и уехал.

— Что бы это значило? — недоуменно спросил один из сыщиков.

— Он, видимо, выполнял какое–то поручение, — предположил второй. — Не мешало бы это выяснить.

Десять минут спустя к ним подъехал на автомобиле инспектор Голдберг. Он подбежал к дежурившим сыщикам и быстро спросил:

— Что, Валлис уже вернулся?

— Вернулся? — переспросил удивленный сыщик. — Да он и не уходил сегодня!

— Не уходил?! — изумился инспектор. — Но человека, очень похожего на него, видели полчаса тому назад выходящим из магазина «Общество ювелиров Сити»! Взломан несгораемый шкаф и похищены драгоценности на сумму двадцать тысяч фунтов!

На минуту воцарилось молчание.

— Однако, сэр, — проворчал один из сыщиков, дежуривших возле дома Валлиса, — я готов поклясться, что Валлис не выходил из дому!

— Он прав, сэр, — подтвердил второй сыщик. — Ни сержант, ни я не покидали нашего наблюдательного пункта.

— Но, — горячо заявил инспектор, — только Валлис мог совершить этот взлом!

— Выходит, он его не совершил, — продолжал утверждать сержант, наблюдавший за домом.

— Тогда кто же, по–вашему, совершил этот взлом? — воскликнул инспектор.

Его подчиненные воздержались от ответа на этот вопрос.

Глава 8.

ЖЕНА, КОТОРАЯ НЕ ЛЮБИТ СВОЕГО МУЖА

Мистер Уоррел, глава фирмы «Уоррел Энд Берд», старался постоянно поддерживать свою репутацию среди клиентов. Он всегда давал понять, что сможет найти достойный выход из любого щекотливого положения…

Биржевому маклеру время от времени приходится стоять перед необходимостью объяснения со своим клиентом, например, чтобы указать последнему, что тот слишком опрометчиво распорядился своими деньгами.

Уоррелу неоднократно приходилось затрагивать эту щекотливую тему в беседах с миссис Каткарт, принося ей малоутешительные известия о ходе предпринятых ею биржевых операций. Но никогда еще он не бывал в столь затруднительном положении, никогда еще ему не приходилось ставить ее в известность о столь неприятной новости, как на сей раз…

Кол впустил его в дом, не проронив ни слова. Лицо его вытянулось, ибо он прекрасно знал, что обычно означает появление в их доме мистера Уоррела, Как и всякий старый слуга, находящийся в курсе дел своих хозяев, он знал, что после визита маклера хозяйка объявит строжайший режим и сокращение до минимума всех домашних расходов.

— Миссис Каткарт сейчас примет вас, — доложил он маклеру.

Несколько минут спустя в комнату вошла хозяйка. Ее лицо на сей раз казалось более жестким и неприветливым, чем обыкновенно. Это не ускользнуло от внимания мистера Уоррела.

— Ну, что, мистер Уоррел, — спросила она, — какие неприятные новости принесли вы мне на сей раз? Прошу вас, присядьте…

Уоррел присел, поставив свой цилиндр на пол, затем медленно снял перчатки и бережно положил их в цилиндр.

— Что случилось? — нетерпеливо осведомилась миссис Каткарт. — Снова понизился курс акций «Канадиан Пасифик»?

— Нет, они поднялись на несколько процентов, — возразил Уоррел, пытаясь улыбнуться. — На сей раз ваш выбор акций оказался удачным.

Миссис Каткарт любила, чтобы воздавали должное ее деловым способностям, но на сей раз льстивое заверение маклера не возымело успеха. Она отлично понимала, что маклер явился к ней сейчас не для того, чтобы выразить свое восхищение и говорить ей комплименты.

— Буду с вами откровенен, — продолжал маклер, осторожно подбирая слова и пытаясь скрасить их улыбкой. — Вы задолжали нам около семисот фунтов, миссис Каткарт…

Она утвердительно кивнула головой.

— Да, но вы располагаете достаточным количеством принадлежащих мне драгоценностей в обеспечение…

— Это так, — подтвердил Уоррел, — но дело в том… Не смогли бы вы покрыть этот долг наличными?

— Эта возможность исключается совершению, — заявила хозяйка дома. — Я не могу уплатить вам и семисот шиллингов.

— А допустим, — продолжал мистер Уоррел, не отрывая взгляда от скатерти, — что я нашел бы кого–нибудь, кто был бы не прочь купить ваше колье? И это лицо предложило бы вам тысячу фунтов?

— Мое колье стоит значительно дороже, — резко возразила миссис Каткарт.

— Возможно, — ответил Уоррел. — Но мне бы не хотелось, чтобы вся эта история выплыла наружу и попала в газеты.

Бомба разорвалась.

— Что вы хотите этим сказать? — резко спросила она и встала, мрачно глядя на него.

— Прошу вас воспринять мои слова должным образом, — продолжал маклер. — Я вам все объясню… Ваше колье похищено из несгораемого шкафа шайкой преступников.

Она стала бледной, как полотно.

— Да, похищено, — подтвердил мистер Уоррел, — шайкой преступников, вот уже год орудующей в Сити. Как видите, мы с вами попали в весьма неприятное положение. Я бы не хотел, чтобы мои коллеги узнали о том, что я принял в обеспечение долга эти драгоценности в залог; а вам, полагаю, было бы нежелательно, чтобы стало известным ваше стесненное материальное положение. Разумеется, я мог бы дать полиции подробнейшее описание вашего колье и добиться от страхового общества, чтобы оно возместило мне его стоимость, но я этого не сделал…

Этот добросовестный маклер мог бы добавить, что обращаться в страховое общество было совершенно напрасно, потому что страховое общество никоим образом не распространило бы действие своей страховки на случай похищения драгоценностей, которым место никак не в маклерской конторе.

— Я готов принять ущерб на себя, — продолжал Уоррел. — То есть, я готов, в известных пределах, пойти вам навстречу и оплатить понесенную вами утрату из собственного кармана. Но если для вас почему–либо мое предложение окажется неприемлемым, то мне придется о случившемся сообщить во всех подробностях. Подчеркиваю, во всех подробностях, — повторил он внушительно, — и полиции, и газетам. Итак, что вы скажете на это?

По правде говоря, ей нечего было сказать в ответ: маклеру было известно не все, а рассказывать ему все миссис Каткарт ужасно не хотелось.

Мистер Уоррел, объяснив ее молчание по–своему, поспешил заявить:

— Быть может, вы попросите вашего зятя возместить долг?

Миссис Каткарт иронически усмехнулась и насмешливо процедила:

— Моего зятя?! Да вы что!..

Уоррел был знаком со Стендертоном и относил его к разряду тех избранников судьбы, чье материальное благополучие не вызывает никаких сомнений.

Насмешливый тон миссис Каткарт при упоминании о ее зяте поразил его настолько сильно, насколько может поразить дельца известие о том, что какая–нибудь бумага, которую он считал очень надежной, неожиданно оказывается «липой». На мгновение он забыл даже о главной цели своего визита.

Он охотно бы попросил объяснений, но затем решил, что это будет не совсем уместно.

— Вы меня впутали в очень неприятную историю, — сказала миссис Каткарт и поднялась со своего места.

Он последовал ее примеру.

— Право, все это очень неприятно, — заметил он, — и для вас, и для меня, уважаемая миссис Каткарт. Я полагаю, что вы мне посочувствуете.

— Я полагаю, что у меня имеется вполне достаточно оснований для того, чтобы посочувствовать себе, — коротко заметила она.

После ухода маклера она, оставшись одна, погрузилась в размышления весьма невеселого свойства.

Что следовало ей предпринять? Уоррелу было известно далеко не все: он не знал, что колье принадлежит не ей. Старик–полковник завещал его своей дочери, значит, колье принадлежало Эдит…

Обычно в неполных семьях, состоящих только из матери и дочери, имущество продолжает оставаться общим, тогда как в семьях с большим количеством наследников оно всегда раздельно. Эдит было известно, что колье принадлежит ей, но она никогда не возражала против того, что ее мать носила его и хранила у себя.

Однако несмотря на это, колье всегда считалось собственностью Эдит.

Теперь миссис Каткарт предстояла очень неприятная задача — объявить своей дочери о пропаже колье.

Миссис Каткарт тяжко вздохнула. Муж Эдит был беден, и ее дочь, чего доброго, в любой момент может попросить возвращения ей колье, рассчитывая, что когда–либо, когда наступит черный день, оно ей пригодится.

Миссис Каткарт направилась к себе в комнату.

По дороге ей повстречалась горничная, которая несла только что прибывшую почту. Одно из полученных писем было от дочери. Миссис Каткарт вскрыла его.

«Милая мама, — прочла она. — Будь любезна, пришли мне колье, оставшееся мне от отца. Мне кажется, что в интересах моего мужа я должна снова начать бывать в обществе, и колье мне понадобится».

Письмо выскользнуло из рук миссис Каткарт. Все поплыло у нее перед глазами…

Вошедший в столовую Гилберт застал там свою жену, деловито оглядывавшую сервированный к обеду стол.

Жизнь в этом доме проходила весьма своеобразно.

Ни одному из молодоженов никогда не пришла бы в голову мысль, что их совместная жизнь примет формы, которые она приняла. Они жили в полном уединении, симпатизируя друг другу, но никак не более того…

Их отношения нельзя было уподобить даже отношениям брата и сестры — для этого им не хватало взаимного доверия. К тому же они были еще недостаточно осведомлены о недостатках и достоинствах друг друга.

Они все еще оставались чужими людьми, правда, каждый день приносил новые открытия. Гилберт узнал, что эта девушка с большими серыми глазами обладает чувством юмора, может весело и беззаботно смеяться…

В свою очередь Эдит обнаружила в нем большую жизненную силу, волю и настойчивость, с какими он реализовал свои планы. Он казался гораздо более общительным и разговорчивым, чем это можно было предполагать. Он много перевидал на своем веку, много путешествовал, успел побывать в Персии, Аравии, в ряде малоисследованных стран Азии…

Она никогда не затрагивала в беседах того, что произошло вечером после их свадьбы, когда она увидела девушку с прекрасным лицом, игравшую на скрипке. Какая–то тайна тяготела над Гилбертом, но какого свойства была эта тайна, она не знала, лишь предполагала, что ее муж как–то был связан с этой девушкой… Чувства ревности она не испытывала, только чисто женское любопытство. Ее не пугало то, что разгадка может огорчить ее и вызвать неприязнь по отношению к человеку, чьей женой она являлась…

Затем любопытство сменилось в ней другим чувством: ее стало раздражать, что у мужа имеются от нее какие–то секреты.

Он часто уходил по вечерам из дому и возвращался только на рассвете.

Искал ли он утешения? Забвения? Быть может, здесь была замешана другая?

Лишь одно обстоятельство перестало для нее быть тайной. Ее муж играл на бирже. Она никак не могла поверить в то, что он занимался подобным делом, но это было действительно так. Он казался ей человеком, для которого погоня за наживой — слишком низменное занятие. Когда он отказался от своей должности в министерстве иностранных дел и занялся каким–то таинственным делом, она строила самые различные предположения, но пока она не нашла у него как–то на столе отчет биржевого маклера, ей никогда не пришло бы в голову, что он играл на бирже.

Ознакомившись с отчетом, она пришла к выводу, что ее муж вел крупные дела.

В отчете значились акции на суммы, превышавшие десять тысяч фунтов. Она очень мало смыслила в биржевых делах; они напоминали ей лишь о том, до чего невыносимой бывала ее мать под влиянием биржевых потерь. Затем ей пришло в голову, что если он в самом деле был биржевиком, то она могла бы оказывать ему посильную помощь, а не сидеть дома, оставаясь безучастной ко всему тому, что его интересовало.

Да, она могла быть полезной ему. Деловым людям подобает встречаться со своими деловыми знакомыми, приглашать их к обеду или к ужину после театра… Многие мужья обязаны деловыми успехами ловкости своих жен, умеющих должным образом принять друзей своего мужа, нужных ему людей…

Эдит была довольна зародившейся в ней мыслью. Она занялась осмотром своего гардероба и написала матери письмо с просьбой о возвращении колье.

Гилберт вернулся домой, проведя весь день в Сити. У него был очень усталый вид.

Во время обеда она спросила:

— Ты ничего не будешь иметь против, если я приглашу твоих друзей на обед?

Он изумленно взглянул на нее.

— На обед? — повторил он недоверчиво, но затем, увидев, что на ее лице отразилось огорчение, мягко произнес:

— Это прекрасная идея. Кого ты собираешься пригласить?

— Всех тех, кто является твоими друзьями, — ответила она. — Этого милейшего мистера Франкфорта и… кого еще? — спросила она.

Он мрачно усмехнулся.

— Мне кажется, что этим милым мистером Франкфортом и ограничивается круг моих друзей, — заметил он. — Впрочем, мы могли бы пригласить еще мистера Уоррела.

— Кто это Уоррел? Ах, я знаю, — воскликнула Эдит. — Это мамин маклер!

Он с любопытством взглянул на нее.

— Маклер твоей матери? — повторил он. — Это правда?

— Почему тебя это удивляет?

— Право, не знаю. Но мне так трудно представить твою мать в сочетании с биржевым маклером… Кстати, он является также и моим маклером…

— Кого еще мы пригласим? — спросила она.

— Что касается моих знакомых, — продолжал он насмешливо, — то приглашать некого. Может, пригласим твою мать?

Не обратив внимания на его вопрос, она сказала:

— Я бы могла пригласить двух–трех симпатичных мне людей.

— А как насчет твоей матери? — повторил он вопрос.

Глаза ее наполнились слезами.

— Не будь таким злым, — сказала она. — Ты знаешь, что это невозможно.

— Я совсем иного мнения, — ответил он. — Я заговорил о твоей матери всерьез, и мне кажется, что нет никаких оснований так подчеркивать нашу размолвку. Я, разумеется, чувствую некоторую неприязнь по отношению к ней, но, говоря откровенно, я чувствовал ее и по отношению к тебе…

Он прошелся по комнате.

— Удивительно, — продолжал он, — как быстро исчезают мелкие заботы, неприятности и дрязги перед лицом подлинного большого горя.

Последнюю фразу он произнес, будто рассуждая сам с собой.

— А какое у тебя большое горе? — встревоженно поинтересовалась Эдит.

— У меня его нет, — ответил он, несколько повысив голос. — Я это сказал безотносительно к себе… Единственные мои заботы — житейского характера. Еще недавно немало забот причиняла мне ты, но теперь и это отпало.

— Я рада слышать это от тебя, — ответила она. — Искренне рада… Я в самом деле хочу, чтобы мы были друзьями, Гилберт. Мне очень горько, что я причинила тебе так много зла.

Она встала со своего места и вопросительно взглянула на него.

Он покачал головой.

— Нет, — сказал он. — Ты причинила мне гораздо меньше зла, чем думаешь; иные обстоятельства вторглись в нашу жизнь и разрушили будущее, походившее на прекрасный сон. Очень жаль, что многое сложилось иначе, чем я предполагал, но ведь, в конце концов, сны, как бы они ни были хороши, — слишком шаткий фундамент для жизни. Ты и не представляешь себе, каким я был мечтателем, — быстро добавил он и улыбнулся. Когда он улыбался, у глаз его появлялись мелкие морщинки. — Ты, наверное, не можешь представить меня романтиком, а между тем я был им…

— Ты и сейчас романтик, — поспешила заверить его Эдит.

Гилберт промолчал.

Вторично Эдит заговорила о званом обеде, когда он собрался уходить.

— Ты не хочешь остаться со мной и поговорить обо всем? — смущенно спросила она.

Он заколебался.

— Я бы очень рад остаться, но… — он поглядел на часы.

Девушка поджала губы и почувствовала, что ее захлестнула обида.

Ее предложение было неуместным: он всегда в это время куда–то уходил.

— Ну что ж, побеседуем обо всем в другой раз, — сказала она холодно и вышла из комнаты.

Он выждал, пока за ней захлопнулась дверь ее спальни, и затем покинул дом.

Он ушел как раз вовремя. Если бы он пробыл в доме хотя бы еще пять минут, то ему пришлось бы встретиться со своей тещей.

Миссис Каткарт решила явиться лично, чтобы признаться дочери во всем. «Судьба милостива ко мне», — подумала она, увидев, что Гилберта нет дома.

Эдит не выразила удивления по поводу визита своей матери. Она предположила, что мать явилась к ней для того, чтобы передать ей колье. Увидев свою мать, она испытала угрызения совести, начала сожалеть, что написала ей слишком резкое письмо, так как Эдит была чутким и деликатным существом и более всего опасалась причинить кому–нибудь боль.

Однако по внешнему виду ее матери никто бы не мог предположить, что между ними произошла сцена, оставившая после себя неприятные воспоминания. Это несколько успокоило Эдит, поскольку в ее намерения отнюдь не входило продолжение ссоры.

Миссис Каткарт не стала тратить времени понапрасну.

— Наверное, ты догадываешься, зачем я пришла к тебе, — заявила она, поздоровавшись со своей дочерью.

— Я предполагаю, что ты принесла мне колье, — ответила, улыбаясь, Эдит. — Надеюсь, ты не очень недовольна тем, что я попросила его у тебя. Но я решила, что должна это сделать ради Гилберта…

— Мне очень жаль, но я не смогла принести тебе твое колье.

Эдит удивленно взглянула на нее.

— Как? Что это значит? — спросила она.

Миссис Каткарт явно избегала глядеть в глаза дочери.

— Я понесла на бирже большие потери, — сказала она, — и, полагаю, тебе известно, что твой отец оставил нам ровно столько, чтобы не умереть с голоду, а все то, что мы себе позволяли, мы имели благодаря одним лишь моим усилиям. Кроме того, мы потеряли уйму денег на Канадских океанских акциях, — призналась она.

— И что же?.. — с любопытством спросила Эдит, по тону матери поняв: сейчас последует малоутешительное сообщение.

— Мне пришлось заложить твое колье в одной маклерской фирме для того, чтобы обеспечить им мой долг в размере семисот фунтов.

Эдит глубоко вздохнула.

— Я надеялась, что мне удастся его снова выкупить, — продолжала мать, — но произошло несчастье: преступники взломали несгораемый шкаф фирмы и похитили колье.

Эдит Стендертон пристально взглянула на свою мать.

Если ранее мысль о возможной утрате колье не смутила бы ее, то теперь она почувствовала сильное огорчение. Колье могло бы пригодиться ей также и в дни нужды.

— Ну что ж, — сказала она со вздохом, — делать нечего…

Она не стала упрекать мать в том, что та сочла возможным заложить не принадлежащую ей вещь…

— Что ты мне скажешь на это? — спросила миссис Каткарт.

Эдит пожала плечами.

— Что же мне сказать на это? Колье пропало — придется примириться с этим. Я полагаю, что фирма предложила тебе какое–нибудь возмещение?

Она задала этот вопрос без какого–нибудь умысла — просто ей пришло в голову, что, быть может, удастся что–нибудь спасти.

Миссис Каткарт бросила быстрый взгляд на свою дочь. Неужели этот проклятый Уоррел передал ей все подробности? Она знала, что Уоррел хорошо знаком с мужем Эдит. Если он это сделал, то это было с его стороны очень неделикатно…

— Да, мне предложили некоторое возмещение, — сказала она, — но весьма незначительное. Вопрос о нем еще не решен, но я потом расскажу…

— А какое вознаграждение предлагают тебе? — спросила Эдит.

— Тысячу фунтов, — после минутного колебания сказала миссис Каткарт.

— Тысячу фунтов! — воскликнула пораженная девушка. Она и не подозревала, что ее колье имело такую ценность.

— Это значит, — продолжала мать, — что семьсот фунтов пойдут в уплату долга, а триста фунтов достанутся нам.

— Ну, что ж, придется мне довольствоваться тремястами фунтов, — заметила Эдит.

— Подожди немного, — продолжала миссис Каткарт, — быть может, колье еще отыщется.

Эдит покачала головой.

— Я думаю, что колье уже переплавлено преступниками, — сказала она.

— Я вижу, ты неплохо осведомлена о том, как действуют похитители драгоценностей. Ты даже знаешь о том, что они переплавляют оправу? — насмешливо осведомилась миссис Каткарт. — Уж не твой ли муженек сообщил тебе это?

— Да, — спокойно ответила девушка. — Именно он как–то сообщил мне об этом в разговоре…

— Ты, по–видимому, не скучаешь в его обществе, — сухо заметила пожилая леди и взглянула на часы. — Как у тебя ни приятно, но я вынуждена покинуть твой дом. Я приглашена к ужину. Кстати, и тебя приглашали…

— А Гилберта? — осведомилась молодая женщина.

Ее мать усмехнулась.

— Нет, на Гилберта приглашение не распространяется, — сказала она. — Я достаточно ясно дала знакомым понять, что приму их приглашение только в том случае, если твой муж не будет туда приглашен.

Эдит выпрямилась, и глаза ее сверкнули.

— Я не понимаю тебя. Ты что, намереваешься разгуливать по Лондону и распространять о моем муже всякие небылицы?

— По Лондону я разгуливать не собираюсь, но до сведения моих ближайших друзей я собираюсь довести свое отношение к твоему супругу.

— Это неслыханно, — возмутилась Эдит. — Ты не имеешь права так поступать! Ты совершила оплошность и должна все последствия принять на себя. И я совершила ошибку, но готова ее искупить и с радостью приму все то, что пошлет мне судьба. Неужели ты думаешь, что твое поведение изменит мое отношение к Гилберту?

Миссис Каткарт вызывающе расхохоталась.

— Смею тебя заверить, — сказала она, — что у меня достаточно мыслей, лишающих меня сна, но, во всяком случае, не мысль о том, в каких ты отношениях с твоим Гилбертом, беспокоит меня! Гораздо больше меня беспокоит то обстоятельство, что он вместо того, чтобы оказаться богачом, оказался бедняком! Какое безрассудство с его стороны — отказаться от должности в министерстве иностранных дел! Чего ради взбрело это ему в голову?

— Об этом тебе придется спросить его лично. Он скоро вернется, — едко возразила Эдит.

Этого замечания оказалось достаточно для того, чтобы миссис Каткарт поспешила улетучиться.

Эдит осталась одна.

Обычно это не тяготило ее, но в тот вечер она впервые почувствовала горечь одиночества, пожалела о том, что Гилберта нет рядом…

После ужина Эдит решила почитать.

Она рассеянно перелистывала страницы и вдруг испуганно вздрогнула.

— Что это? — спросила она горничную.

— Что именно, миссис?

С улицы доносились звуки музыки. Она услышала нежную, исполненную тоски мелодию…

Эдит быстро поднялась, подошла к окну и распахнула его. Перед домом стояла девушка и играла на скрипке. При свете уличного фонаря она узнала скрипачку, которая в тот памятный вечер играла «Мелодию в фа–миноре»…

Глава 9.

ЭДИТ ЗНАКОМИТСЯ СО СКРИПАЧКОЙ

Эдит повернулась к горничной.

— Ступайте на улицу и пригласите скрипачку ко мне, — сказала она. — И поскорее… Пока она не ушла.

Эдит приняла решение проникнуть, наконец, в тайну, связанную с этой мелодией и с ее мужем.

Через несколько минут горничная вернулась, ведя за собой скрипачку.

Да, это была она — девушка, игравшая на скрипке в день ее свадьбы! Она остановилась на пороге и с любопытством оглядывала стоявшую перед ней хозяйку дома.

— Входите, прошу вас, — пригласила Эдит. — Вы уже ужинали?

— Благодарю вас, — ответила девушка, — мы обычно не ужинаем, но я плотно поела за чаем…

— Быть может, вы присядете?

Девушка приняла приглашение. Она говорила по–английски без малейшего иностранного акцента, вопреки ожиданиям Эдит.

— Вы, наверное, удивлены тем, что я попросила вас подняться ко мне? — спросила Эдит Стендертон.

Девушка улыбнулась, обнажив два ряда жемчужных зубов.

— Когда меня приглашают в дом, — сказала она, и в голосе ее зазвучала ирония, — то это бывает либо для того, чтобы заплатить мне за игру, либо для того, чтобы подкупить меня и добиться того, чтобы я игру прекратила.

— Я хочу сделать и то, и другое, — сказала Эдит. — Кроме того, я хочу вас спросить кое о чем… Вы знаете моего мужа, Гилберта Стендертона?

— Мистера Стендертона? — тихо переспросила девушка и кивнула. — Да, я знаю его. Мой дедушка часто играл для него раньше, и я тоже…

— Вспомните об одном вечере… В июне, — продолжала Эдит, и ее сердце забилось сильнее. — Вы стояли под этим окном и играли определенную мелодию… мелодию…

Девушка утвердительно кивнула.

— О, да, — сказала она. — Разумеется, я помню об этом вечере, так как он не был обычным…

— Почему? — насторожилась Эдит.

— Потому что обычно для мистера Стендертона играет мой дедушка. Но в этот вечер он чувствовал себя нехорошо, так как уже несколько дней лежал больной, простудившись на скачках, когда нас настигла гроза и мы промокли до костей. Поэтому пришлось отправиться сюда мне и заменить его. Все это было так таинственно и романтично…

— Объясните мне, пожалуйста, что именно было «романтично» и что было «таинственно»?

В это мгновение горничная подала кофе, и Эдит налила своей гостье чашечку.

— Как вас зовут? — спросила Эдит.

— Мэй Спрингс, — ответила девушка.

— А теперь, Мэй Спрингс, расскажите мне все, что вам известно, — сказала Эдит, наливая себе чашку кофе. — Поверьте, что я расспрашиваю вас не из простого любопытства.

— Я охотно, расскажу вам обо всем, — согласилась девушка. — Мне этот день особенно врезался в память, потому что я впервые была в консерватории на уроке музыки. Нам эти уроки не по средствам, но дедушка настаивает на том, чтобы я занималась. Я вернулась домой усталая. Дедушка лежал на диване. Было заметно, что он чем–то взволнован. — «Мэй, — сказал он, — у меня к тебе сегодня просьба…»

Неожиданно девушка запнулась.

— Погодите–ка, — сказала она. — Если не ошибаюсь, доказательство правдивости моих слов находится при мне…

Она вынула из сумочки какой–то конверт.

— Сейчас я вам расскажу о том, что произошло далее в тот вечер, — продолжала Мэй Спрингс. — Как я вам сказала, дедушка был очень взволнован и спросил меня, готова ли я оказать ему услугу. Он знал, что я не откажусь. «Я получил письмо, — сказал он, — непонятно от кого и с необычным поручением. Оно пролежало у меня несколько дней нераспечатанным, так как у меня тогда был жар, и мне было не до него. Затем я забыл о нем и только сегодня, наткнувшись на него, я прочел… Прочти и ты». И он дал мне вот это письмо…

Девушка протянула Эдит конверт.

Эдит взглянула на него и воскликнула:

— Но ведь это почерк моего мужа!

На письме стоял почтовый штемпель Донкастера; оно было адресовано старому музыканту и содержало следующий текст:

«Прилагаю чек на один фунт. Прошу вас от половины восьмого вечера быть у дома мистера Стендертона и играть там «Мелодию в фа–миноре“ Рубинштейна. Убедитесь сперва, дома ли хозяин. Если его не окажется дома, то придите на следующий день в то же время и сыграйте ту же мелодию».

И это было все. Ни подписи, ни обратного адреса.

— Не понимаю, — проговорила смущенная Эдит. — Что бы это значило?

Скрипачка развела руками.

— Я сама хотела бы знать, что все это значит.

Эдит внимательно осмотрела конверт и почтовый штемпель. Он был помечен двадцать шестым мая.

— Двадцать шестое мая, — повторила она про себя. — Подождите минуточку, — сказала она и быстро направилась в спальню.

Там она дрожащими от волнения руками достала из ящика письменного столика дневник в красном переплете. В эту книжку она заносила все сколько–нибудь примечательные события своей жизни.

Она отыскала страницу, помеченную двадцать шестым мая, и увидела, что под этой датой значится две записи. Первая сообщала, что портниха отдала ей готовое платье, а вторая была следующего содержания:

«Гилберт Стендертон пришел в семь часов вечера и ужинал у нас. Был очень расстроен и чем–то озабочен. Ушел в десять часов».

Затем она снова взглянула на почтовый штемпель:

«Донкастер, 19.30».

Значит, письмо было опущено в почтовый ящик на расстоянии ста восьмидесяти миль от Лондона и погашено почтовым штемпелем через полчаса после прихода Гилберта к ней домой!

Затем Эдит снова вернулась в столовую, пытаясь скрыть волнение от своей гостьи.

— Я хочу воздать должное вашему искусству, — сказала она и, достав из кошелька золотой, протянула его девушке.

— Ну что вы… — смутилась скрипачка.

— Нет, нет, возьмите, — настаивала Эдит. — Скажите, а мистер Стендертон никогда не заводил в вашем присутствии разговора об этом случае?

— Никогда, — ответила девушка. — Собственно говоря, я не видала его с той поры…

Несколько минут спустя Эдит попрощалась с юной скрипачкой.

«Что все это могло значить? — тщетно спрашивала себя Эдит, оставшись одна. — Какая тайна кроется за всем этим?»

Затем, перебирая в памяти некоторые детали того памятного вечера, она вспомнила, как сильно взволнован был тогда Гилберт, услышав мелодию, как дрожали его руки…

«Но если он лично написал старику–музыканту и сам заказал определенную мелодию, — продолжала размышлять Эдит, — то совершенно непонятно, что же тогда так напугало его…»

Она вспомнила также, что со времени своей женитьбы он не подходил к роялю, не посетил ни одного концерта, хотя до того времени не пропускал ни одного события музыкальной жизни Лондона.

Похоже было, что в тот памятный вечер исполнением «Мелодии в фа–миноре» закончился какой–то определенный период его жизни…

Как–то она предложила ему посетить концерт, на котором должен был присутствовать весь музыкальный Лондон.

— Не обижайся, пожалуйста, но, может, ты сходишь сама? — сказал он ей. — Я боюсь, что буду сегодня вечером занят делами.

И это сказал ей человек, неоднократно уверявший ее в том, что ради музыки он готов отказаться от всего!

Что все это могло значить?

Она чувствовала, как все сильнее и сильнее в ней загоралось желание проникнуть в его тайну. Какая существовала связь между этой мелодией и неожиданно происшедшими переменами в его образе жизни? Что заставляло его исчезать по вечерам? Ради чего отказался он от службы в министерстве иностранных дел?

Она была твердо убеждена в том, что между всем этим существовала какая–то связь, и решила во что бы то ни стало докопаться до истины. Инстинктивно она чувствовала, что спрашивать непосредственно Гилберта обо всем этом не имело никакого смысла. Он не принадлежал к числу людей открытых…

Она была его женой и чувствовала, что она в долгу перед ним. Она принесла ему несчастье, причинила боль, и она должна была теперь помочь ему. Но для этого нужны были деньги…

Она села за письменный стол, решив написать своей матери. Она готова принять предложенные маклером триста фунтов, она готова даже лично вступить в переговоры с Уоррелом, если матери не удастся договориться с ним…

В утренней газете она прочла объявление какого–то частного сыщика и сначала хотела обратиться к его помощи, но затем решила, что ее личные качества вполне достаточны для того, чтобы успешно справиться с работой платного детектива.

— Ты должна подыскать себе какое–нибудь занятие, — как–то сказал ей Гилберт.

Она улыбнулась при мысли о том, как был бы он удивлен, если бы узнал о том, какое она избрала для себя занятие…

Мэй Спрингс жила со своим дедушкой в маленьком, расположенном на одной из тихих улочек Хортона, домике. Большинство населения этой улочки состояло из скромных служителей искусства. Комнаты в их квартирке были обставлены с большим вкусом. Мебель была старой, но в этой старине была особая прелесть.

Старик Спрингс сидел в кресле у камина. Комната эта служила им одновременно и кухней, и столовой.

Мэй занималась рукоделием.

— Дитя мое, — с нежностью проговорил старик, — мне кажется, что тебе не следует сегодня еще раз выходить из дому.

— Почему, дедушка? — осведомилась Мэй.

— Быть может, я слишком эгоистичен, но мне не хотелось бы оставаться дома одному, — ответил старик. — Я ожидаю гостя.

— Гостя?

Гости были в доме Спрингсов редким явлением. Единственным гостем был сборщик квартирной платы, регулярно появлявшийся у них по понедельникам.

— Да, — заметил, колеблясь, старик, — мне кажется, что ты помнишь об этом господине. Ты его видела некоторое время назад…

— Это не мистер Стендертон?

— Нет, — и он покачал головой. — Это не Стендертон, — сказал он. — Неужели ты забыла о том приятном, славном господине, который помог тебе выбраться из давки на Эпсомских бегах?

— Я припоминаю, — сказала она.

— Его зовут Валлис, — продолжал старик. — Я случайно встретился с ним сегодня…

Старый Спрингс помолчал мгновение, а затем продолжал:

— Ты не думаешь, детка, что нам следовало бы обзавестись квартирантом?

— О, нет, — запротестовала девушка. — Не надо!

— Ты же знаешь, нам нелегко одним платить за квартиру, — заметил старик, покачав головой, — а этот господин Валлис — спокойный человек, который не станет мешать нам…

Девушка не согласилась с его доводами.

— Я предпочла бы, чтобы мы этого не делали, — сказала она — я уверена, что мы сможем и впредь зарабатывать себе на жизнь без того, чтобы сдавать одну из комнат. Да и я не думаю, чтобы на это согласилась миссис Гамедж…

Миссис Гамедж была пожилая соседка, появлявшаяся каждое утро для того, чтобы помочь по хозяйству.

Увидев на лице старика разочарование, Мэй подошла к нему и ласково положила ему руку на плечо.

— Не волнуйся, дедушка, — сказала она. — Если тебе угодно взять квартиранта, то мы возьмем его. Пожалуй, это будет даже к лучшему — у тебя будет человек, с которым ты сможешь общаться.

Дальнейшие рассуждения прервал стук в дверь.

— Это, очевидно, наш гость, — сказал дедушка, и Мэй направилась к двери.

— Разрешите войти? — спросил ее мужчина, стоявший в дверях. — Я хотел бы поговорить с вашим дедушкой по делу. Вы, очевидно, мисс Спрингс?

Она кивнула.

— Прошу вас, войдите, — сказала Мэй и провела его на кухню.

— Я не стану вас задерживать, — сказал мистер Валлис. — Дело в том, что я бы очень хотел найти для моего друга спокойную комнату. Он очень тихий и скромный квартирант, большую часть дня, а то и ночи, проводит вне дома…

Девушка улыбнулась.

— Он… — Валлис на мгновение запнулся, — по профессии шофер. Правда, он не хочет, чтобы об этом знали. Ранее он занимал более достойное положение и поэтому вынужден скрывать свою теперешнюю профессию.

— В нашем распоряжении имеется всего лишь маленькая комнатка, которую мы могли бы предложить вашему другу, — сказала Мэй. — Быть может, вам угодно взглянуть на нее?

Она повела его в маленькую, обычно пустовавшую спаленку. Комнатка была чиста и опрятна. Валлис осмотрел ее и удовлетворенно кивнул.

— Я бы и сам охотно поселился в ней, — сказал он.

Затем он предложил ей плату, более высокую, чем та, которую она запросила, и настоял на том, чтобы она получила с него за месяц вперед.

— Я сказал ему, чтобы он пришел сюда. Если вы разрешите, я подожду его у вас.

Ему недолго пришлось ждать, потому что через несколько минут появился новый квартирант. Это был полный человек с небольшими черными усиками и бородой.

Он оказался довольно неразговорчивым.

Валлис попрощался со стариком и его внучкой, а затем удалился в сопровождении своего приятеля, носившего бесцветную фамилию Смит.

На улице они остановились.

— Я выбрал для тебя эту комнату, Смит, — сказал Валлис, — потому что здесь спокойное место.

— Значит, меня здесь найдут не так–то скоро, — заметил Смит.

— Думаю, что не скоро. Но разве можно знать заранее, какой оборот примут дела, — ответил Валлис. — Я, например, очень озабочен сейчас…

— Чем?

Джордж Валлис хмыкнул.

— Зачем ты задаешь такие глупые вопросы? — сказал он. — Разве тебе не ясно, что произошло? Кто–то разгадал нашу игру!

— В таком случае, почему мы не прекращаем ее? — спросил Смит.

— Как ее прекратить? Мой милый, в течение одного года мы сумели составить себе целое состояние. Но для того чтобы нам удалось реализовать без осложнений нашу добычу, потребуется еще год…

— Я даже не знаю, где хранится наше добро, — заметил Смит.

— Этого никто не знает, кроме меня, — ответил Валлис, слегка нахмурив лоб. — И это более всего заботит меня. Я знаю, какая ответственность лежит на мне. За мной постоянно следят…

Смит усмехнулся.

— В этом нет ничего необыкновенного.

Валлис был по–прежнему серьезен.

— Кого ты подозреваешь? — спросил Смит.

— Я никого не подозреваю, я знаю, — сказал после некоторого молчания Валлис. — Несколько месяцев тому назад, когда мы с Калли обделывали одно дельце на Хоттон–Гарден, нас застал за работой некий таинственный джентльмен. Он наблюдал за нашей работой, а когда мы, наконец, вскрыли сейф, то этот тип бесследно исчез! Тогда нам показалось, что он не настроен против нас, а преследует какую–то свою цель. Но теперь, по причинам, известным только ему, он работает против нас. Он и есть тот человек, которого мы должны обнаружить!

— Но как?

— Надо будет дать объявление в газету, — насмешливо заметил Валлис. — «Человека, следящего за Валлисом, просят объявиться».

— Брось шутить, — перебил его Смит.

— Мы должны во что бы то ни стало выяснить, кто этот незнакомец. Надо каким–нибудь способом заманить его в ловушку. Но единственное, что я могу пока что предпринять, это созвать всех вас и распределить добычу. Этого требует моя собственная безопасность. Было бы очень хорошо, если бы нам удалось сговориться об этом…

— Когда? — спросил Смит.

— Сегодня вечером, — ответил Валлис. — Мы соберемся в…

И он случайно назвал ресторан, в котором имел обыкновение ужинать Гилберт Стендертон.

Глава 10.

КОЛЬЕ

Миссис Каткарт была очень удивлена, получив приглашение к ужину. Утром она отослала своей дочери чек на триста фунтов, врученный ей ее маклером. Но оба встречных письма были отправлены одновременно, и поэтому приглашение на ужин не находилось в связи с отсылкой чека.

Миссис Каткарт не сразу решила принять приглашение. Она все еще не знала, какую позицию избрать по отношению к своему зятю. Но она была хорошим стратегом и резонно рассудила, что отказ от встречи ничего хорошего ей не даст, тогда как принятие приглашения, быть может, окажется в чем–то полезным.

Более всего она удивлялась тому обстоятельству, что встретила в доме своей дочери Уоррела. Вначале это несколько смутило ее, но, так как Эдит было известно все, то больше не было особых оснований смущаться чего–либо и скрывать свое знакомство с маклером.

Обед удался на славу. Гилберт оказался прекрасным хозяином; казалось, в нем вновь возродились его жизнерадостность и приветливость. Уоррел, памятуя слова миссис Каткарт, внимательно следил за хозяевами, пытаясь обнаружить хоть какую–нибудь натянутость в отношениях молодых супругов. Будучи прежде всего дельцом, он проявил жгучий интерес к тому, чтобы определить подлинное положение Гилберта.

Лесли Франкфорт, также приглашенный к обеду, подвергся основательному допросу, но не смог удовлетворить своего старшего компаньона. Лесли был недостаточно осведомлен о денежных делах своего друга, но он все же смог заверить Уоррела, что банкротство в