Book: Мастер сплавов (СИ)



Мастер сплавов (СИ)

Глава 1

Двое путников в изношенных одеждах неспешно продвигались по тропинке, проходящей через поле с практически полностью созревшей пшеницей, разглядывая в руках камень тёмно-зелёного цвета. Внешне ничем не приметный, он является единственным в мире экземпляром. Это недавно созданный артефакт, способный накапливать в себе энергию душ, так необходимую для перехода всех алхимиков на новый, более высокий уровень мастерства. Но на что он ещё способен? Увы, этого не знает даже сам создатель.

— Учитель, что Вы теперь собираетесь делать?

— Для начала нужно дождаться пока он накопит в себе достаточное количество энергии, думаю после этого можно будет что-то выяснить.

— Вы уверены, что необходимо было сообщить о таком успехе Вашему старому другу? — Девятнадцатилетний юноша продолжал обеспокоенно смотреть на своего наставника своими серыми глазами.

— А почему нет? В конце концов мы вместе учились у одного человека, передавшего все известные сведения нам, как следующему поколению.

— Да, я понимаю, но боюсь он может и не обрадоваться Вашему успеху.

— Хватит себя накручивать! Боже мой, ну никак ты не избавишься от этой привычки.

— Но моя интуиция…

— Интуиция… сколько раз она уже тебя подводила, твоя интуиция?

— Это конечно да, но всё же…

— Хватит, Седж! — Слегка прикрикнул на своего ученика мужчина около шестидесяти лет от роду. — Лучше давай шаг прибавь, а то мы так с тобой только к ночи доберёмся до деревни и навряд ли сможем устроиться хоть на какой ночлег. Не хочешь же ты снова спать под открытым небом?

— Нет учитель, что Вы! Я уже забыл что такое кровать.

В другой части мира.

На раскинувшейся на многие километры пустоши, полной высоких холмов, расположен один из древних храмов. Построенный на совесть он может простоять ещё не одно столетие. Лишь причудливые рисунки, которыми исписаны наружные части его стен, выдают возраст строения. Ныне только историкам известно для каких именно целей он был возведён в таком странном и отдалённом от цивилизации месте.

По не понятным причинам это строение привлекло одного из светлых мастеров алхимиков. Оборудовавший себе своего рода логово, он уже около месяца занимается здесь некоторыми экспериментами. На данный момент он, сидя на чём-то, отдалённо напоминающем кровать, мрачен как туча. Его переполняет обида. Недавно он получил весточку от своего старого знакомого, вместе с которым давным-давно обучался алхимии у одного мастера. В послании радостно сообщалось об успехе в создании артефакта. Сжимая в руках скомканный кусочек бумаги, он не может понять, как так вышло, его старый товарищ всегда был менее талантливым, а тут смог добиться прогресса, оставившего его далеко позади. Учитель передал им обоим все собранные былыми поколениями сведения, но именно Владису удалось первому достигнуть цели. Теперь придётся переступить через свою гордость и попросить его рассказать о своих последних исследованиях.

Утро. В одном из домов маленькой деревушки.

Два довольных от ночлега алхимика бодро уминали выставленный на стол скромный завтрак. За время своих скитаний они успели подзабыть, что благодаря врождённому высшему классу своей профессии будут радушно встречены везде. Ещё бы, в мире больше всего начальных классов. Средние, конечно, встречаются чаще, но даже их считается много, по сравнению с алхимиками, мастерами сплавов, властелинами, учёными, капитанами и прочими. Потому то, при появлении в деревне двух светлых алхимиков, местные жители сразу же отвели путников в самый чистый дом в деревне и принялись всячески их ублажать. Конечно, здесь проживает всего один средний, и тот даже не знахарь, потому, если повезёт, мастера алхимики могут оставить какое-нибудь полезное зелье, грех упустить такую возможность!

После утренней трапезы учитель с учеником собираются продолжить свой путь по поиску редких ресурсов. В прошлый раз им безумно повезло и последний не хватавший ингредиент случайным образом удалось обнаружить в одном из городов, на второсортном рынке, считай за бесценок. Продававший товары горбатый старичок явно не знал истинную цену располагающим у себя сокровищам. Теперь же учитель и его ученик обходят и внимательно осматривают абсолютно все рынки, в надежде испытать удачу ещё хоть один раз.

Продолжавшие пребывать в хорошем настроении алхимики периодически сверяются с картой, чтобы не сбиться с пути. Полученных в деревне запасов еды и воды вполне хватит на несколько дней, сельчане же в благодарность приобрели аж парочку зелий. До намеченной цели путникам необходимо преодолеть большое расстояние. Пробраться сквозь лес, где проживает много диких животных было бы тяжело, не будь у них припасено нужных зелий. Алхимик всё-таки профессия совсем не боевая, да и учитель со своим учеником совсем не изучали военное мастерство. Им очень повезло, за время своего скитания по миру ни разу не довелось столкнуться с монстрами, на которых уйдёт приличное количество склянок, наполненных тёмной тягучей смесью разных оттенков, обладающей мощными эффектами. С крупными дикими животными можно спокойно справиться зельями малой и средней мощности.

Спустя некоторое время.

В конце одного из небольших каскадов гор стояла та, что резким обрывом показывала все свои красочные пласты. Образованное благодаря ниспадающему с неё достаточно спокойным потоком мутной воды, озеро давало начало реке. Широкие берега, полные разноцветной щебёнки, с прорастающей в некоторых местах травой, дополняют картину, созданную матушкой природой. Когда-то давно другой мастер алхимик приводил сюда двух своих учеников, теперь же пришла очередь для следующего поколения.

В расположенной за водопадом пещере играли огни костра. Мужчина в летах и черноволосый юноша пребывают здесь уже несколько дней. Лишь днём они выбираются наружу для добычи еды, набора воды, с последующей её очисткой. На самом деле их главной целью является завершение предпоследнего урока, продвижений в котором пока совсем не наблюдается. Юноше никак не удаётся добиться успеха в полученном от наставника задании, а ведь зелье нужно будет со временем ещё и постараться улучшить. Благо необходимых ресурсов в этой местности хватает.

— Сделай перерыв, Седж, толку никакого всё равно нет, только травы зря переводишь. — Отстранённо сказал мужчина, высушивая у костра свою накидку. Грей солнце, одежду можно было просто разложить на щебень, она бы спокойно высохла, только вот так вышло, что пока не так тепло, да к тому же и день выдался облачным.

— Но я… у меня…

— Успокойся, ты уже начал терять самоконтроль. Лучше сходи рыбы налови. — С этими словами он кинул юноше лежавшую рядом с ним сумку. — И это с собой прихвати, а то не известно, на кого там ещё натолкнёшься.

— Эх… Хорошо, я скоро вернусь.

— Ступай, ступай. — Оставшийся в одиночестве мастер алхимик продолжал сосредоточенно сушить свою одежду.

В другой части мира.

В одном из древних храмов, расположенном на широкой холмистой пустоши, том самом, где последнее время проводил свои опыты один из светлых алхимиков, разносился разъярённый голос, эхом вырывавшийся наружу. Мужчина шестидесяти лет отроду бранился. Он не понимал, как его старый товарищ мог ответить категорическим отказом. Да ещё и приплёл их уважаемого учителя, бывшего им обоим чуть ли не вторым отцом. Периодически бросая гневный взгляд на текст измятого куска бумаги, он прокручивал старые воспоминания в голове, то самое время, когда они обучались алхимии. Не может такого быть, чтобы покойный мастер, обучавший своих учеников одному и тому же на протяжении всего времени, одному секреты рассказать, а от другого утаить. Сколько он голову не напрягал, а запрета на передачу информации не помнил.

«Какое ещё «мастер алхимии может делиться всеми своими секретами лишь со своим учеником и никем другим»? Не было такого!» — процеживая сквозь зубы часть сообщения, мужчина со злости ударил по стене, состоявшей из цельного камня и, лишь почувствовав боль, понял, что эта идея была отнюдь не из лучших. Как ему теперь быть? Сдаваться светлый алхимик не собирался. Раз уж на то пошло, он воспользуется другими методами.

Недалеко от снежных гор, на расстилающейся равнине.

Являющийся лишь перевальным пунктом одного из торговых путей, провинциальный городок, несмотря на плотные застройки в некоторых своих местах, имеет много широких улиц. Одно и двухэтажные дома, построенные из разных материалов, по своим размерам и внешнему виду указывают на зажиточность тех или иных граждан. У некоторых зданий так же есть небольшие сады. В редко встречающихся деревянных домах проживают бедняки. Те из них, кто родился с невостребованной в здешних краях профессией, работают на зажиточных особ. Благодаря протекающим через город ручьям, для которых местные жители выстроили в земле специальные каналы, недостатка в воде люди не наблюдают. Лишь иногда, когда летом приходит невыносимая жара, менее полноводные ручьи пересыхают. Но даже к такому времени люди уже давно приспособились.

По правую сторону центральной площади городка, расположены банк и гостиницы. По левую главный продовольственный рынок да таверна, представляющая из себя довольно крупное одноэтажное здание квадратной формы. Несмотря на свой обычный вид, она привлекает лишь одной только вывеской, на деле не представляющей из себя ничего захватывающего. Тем не менее здесь всегда можно кого-нибудь встретить. Ещё бы, ведь большая половина слухов рождается именно тут. Вот и сейчас какой-то мужчина в летах, сидя на деревянном стульчике, что у барной стойки, увлечённо рассказывал всякого рода истории, постоянно жестикулируя руками. Собравшиеся вокруг него зеваки никак не могли пропустить мимо ушей рассказы, пришедшие вместе с путником из других мест.

— Ходят слухи о том, что некий высший создал вещицу, способную излечивать абсолютно от всех болезней! — Допивая уже которую кружку эля молвил он, вытирая с усов пену.

— Да ладно! — Воскликнул один из здешних кузнецов.

— Серьёзно тебе говорю! Так же один из тамошних помощников заявил, мол эта штуковина и от ядов спасает. — Восторженно продолжал путешественник. — Более того она может тебя чуть ли не бессмертным сделать! — Мужчина так взмахнул руками, что попал в стоящего позади него купца, остановившегося здесь вместе со своим караваном этим утром.

— Эй, поосторожней.

— Ой, ик, извиняюсь. — Посмотрел на слушателя уже порядком охмелевший путник.

— Это всего лишь слухи. — Сказал один из собравшихся.

— Ну знаешь ли, ик, дорогой мой, ик, друг! — Мужчина поднял вверх указательный палец правой руки. — Слухи просто так не рождаются никогда.

— Да, да, и то верно! — Поддержал рассказчика кто-то издалека.

— Что ещё сейчас ходит по миру?

— Значит слушайте…

Пробыв в городе пару дней, купцы собираются продолжить свой путь дальше. Всё, что им было нужно уже сделано. Некоторые товары проданы, другие закуплены, провиант и новости собраны. Проверив всё в последний раз, торговцы запрягли лошадей. Не прошло и часа, как девять повозок вместе с нанятой ещё в самом начале пути охраной неспешно выехали за пределы города и вскоре скрылись за горизонтом.

Не дожидаясь отбытия каравана, породивший слухи алхимик покинул город. Согласно первой части его плана история о неком созданном могучем артефакте быстро распространится по стране, обрастая всё более невероятными выдумками, что должно будет навести шорох среди всех высших не боевых профессий. Основной задачей, конечно же, является замедлить передвижения бывшего товарища, ведь рано или поздно дойдёт эта нелепица и до его ушей. Вторую часть плана претворить будет потяжелее, ведь найти нужных людей не так то просто. Лишь спустя месяц алхимику удалось случайным образом попасть под руку.

Согласно принятому заданию следопыту и него напарнику нужно было найти хорошо замаскированное логово тёмного мастера алхимика, занимающегося созданием зелий мутации и ликвидировать. Когда притаившиеся в засаде наёмники увидели вышедшего из укрытия человека, один из высших боевых классов тут же кинулся на мужчину. Моментально достав предварительно смоченный парализующим ядом кинжал, он полосонул алхимика по предплечью. Это было сделано специально, ведь ещё необходимо расспросить жертву о его подельнике. Но в тот момент, когда упавший на землю мужчина резко поднял голову, испуганно глядя на напавшего, наёмники поняли, что ошиблись. Кто он и что тут делает? На вопрос как он там оказался мужчина поведал историю о том, как на него напал монстр. Сумев чудом отбиться, алхимик, собирая в лесу ингредиенты для пополнения зелий, наткнулся на раненого путника. В благодарность за излечение, тот пригласил его на ужин. А бегло описанная рассказчиком внешность подходила под заказанного человека.

— Он внутри? — Строго посмотрев на случайного пострадавшего холодно спросил убийца.

— Да. — Ответил светлый алхимик, провожая взглядом молодого человека, спустившегося в подземную пещеру, некогда вырытую каким-то крупным животным для зимовки. После этого алхимик спросил оставшегося рядом с ним напарника. — Извините, вы случайно не наёмники?

— Зачем тебе?

— Просто если да, у меня есть запрос. — Услышав эти слова на лице следопыта появилось нескрываемое удивление. — Я заплачу сколько надо!



Глава 2

Несколько месяцев спустя.

В провинции, расположенной не так далеко от границы государства Агвис, являющегося одним из крупнейших на Северном континенте, впервые за долгое время своего непрерывного путешествия, остановились два путника с высшими профессиями. Прогуливавшись по улицам, они случайно услышали странные слухи. Прибывшие сегодня утром вместе с вернувшимися из ближайшего города людьми они являются главной темой для обсуждений.

— Интересно, что они имели в виду? — Оглянувшись сказал молодой человек.

— Не имею никакого представления, ведь мы не единственные высшие в этом мире. — Юноша хотел было подойти к беседовавшим друг с другом женщинам, но его остановил товарищ.

— Ты куда?

— Послушать.

— Зачем? — Слегка нахмурился мужчина. — … Эх. Сначала давай закончим то, зачем явились, потом спокойно посидим в таверне, там точно эту тему ещё будут мусолить. — В отличие от своего более молодого товарища он в первую очередь предпочитал выполнять задуманное.

— Хорошо.

Медленно минуя одну улицу за другой, двое путников столкнулись с единственным проживающим в этих краях высшим. Более того им оказался никто иной, как мастер сплавов. Парящие вокруг него шары разных размеров и цветов потихоньку объединялись друг с другом, то и дело меняя форму. Данное зрелище завораживало. Когда-то давно мужчина в летах уже сталкивался с таким, потому догадаться о принадлежности незнакомца к классу было не трудно, но юный друг алхимика видит это впервые, потому пришлось поведать молодому человеку о неповторимых процессах выплавки различных предметов. В глазах бывшего ученика заиграло любопытство. До сего дня ему попадались высшие, но не мастера сплавов. Да ведь это наиболее совместимая со светлыми алхимиками профессия! В отличие от его наставника, изучившего языковедение, юноша, кроме как алхимии, дополнительно ничему не обучался. Ещё в детстве он решил объединить плавление с алхимией, но никак не получалось встретить нужного человека. Потому, когда учитель предложил парню стать его учеником и путешествовать по миру, согласился не раздумывая, ведь так будет и гораздо больше шансов найти мастера сплавов.

Поздним вечером в таверне.

Сидевший в дальнем углу мужчина медленно потягивал уже четвёртый стакан пенного эля. Сегодня он старался запить свою грусть. После встречи с тем мужчиной его ученик собрался остаться здесь для обучения своей второй профессии. Нет, алхимик, конечно, знал, день разлуки рано или поздно настанет, но даже не подозревал, что решение Седжа появится вот так вот спонтанно. А может и вовсе не спонтанно, может молодой человек уже достаточно давно собирался пойти другой дорогой и просто ждал подходящего случая или момента. Вместе они бродили по миру вот уже более одиннадцати лет. Конечно же за такое время мужчина стал считать молодого человека своей семьёй.

Так вышло, что его единственный кровный сын родился с низшей профессией и, по наступлению ребёнку четырёх лет, был отлучен матерью по причине отсутствия нормальных условий для жизни. Жена постоянно пыталась вразумить мужа, дабы тот уже осел где-нибудь, но сердце всё равно проиграло. Тяга закончить работу своего учителя пересилила. Тогда Владису было не больше тридцати и, из-за погони за новыми знаниями, он не противился уходу своих родных. Лишь спустя практически два десятилетия он понял, каким был дураком. Терзая себя, он забрёл в небольшой городок, где встретил Седжа, сумевшего хоть немного заменить ему родного сына.

Пока путник предавался воспоминаниям, его бывший ученик, находясь в кузнице, увлечённо беседовал с мастером сплавов. Поначалу собеседник был совсем не общительным, но упорный юноша, преследуя мужчину несколько часов подряд, всё же сумел заинтересовать незнакомца. Любитель разных историй быстро изменился. Он даже согласился показать молодому человеку несколько приёмов. Всё же мужчина оказался самоучкой и никого раньше не учил. Да и по прикидкам это займёт меньше месяца, так что почему бы и нет. Юноша же, ранее собиравшийся разойтись с наставником, изменил свои намерения. Раз уж задержаться тут выйдет не надолго, можно просто обговорить всё с мастером Владисом. У молодого человека аж отлегло на сердце. Договорившись с мастером сплавов о месте и времени встречи, юноша подобрал с сухой земли увесистую сумку и, закинув себе на плечо, вышел из кузницы, оставив мужчину заниматься своими делами. Теперь осталось только найти старого алхимика.

Во время беседы молодого человека с возможным будущим наставником уставший ждать своего бывшего ученика алхимик решил вернуться в гостиницу. Он даже не подозревал о идущей на него слежке. Небольшая группа людей распознала его ещё в день прибытия. Ориентиром служил спутник: молодой черноволосый парень алхимик с серыми глазами. По заданию нужно забрать у алхимика все его вещи, а у мужчины, как раз красовалась одна. Только они не знали, она не та. Здесь лежали приобретённые сегодня во время прогулки предметы.

— Может всё же дождёшься завтрашнего дня? — Отговаривал взволнованного мужчину его товарищ.

— Нет, я ещё раз попробую уговорить знахаря прийти сегодня! Мне больно смотреть на своих жену и дочь, лежащих дома в агонии, пока тот занимается невесть чем! — Нервно ответил тот. — Я упаду ему в ноги и буду просить до тех пор, пока он не согласится.

— Может я смогу Вам помочь? — Проходивший мимо четырёх мужчин, мастер алхимик случайно услышал их разговор и по доброте своей решил помочь бедолаге.

— Кто Вы? — Недоверчиво посмотрел на него несчастный муж.

— Я алхимик. — Увидев удивлённое лицо незнакомцев, путник хохотнул. — Да не волнуйтесь вы так, светлый, я светлый алхимик.

— Не шутите?

— Нет, конечно! Правда нужно будет посмотреть на Ваших родных, может я уже располагаю необходимыми зельями, а если нет, что ж, сделать их будет не трудно.

— Правда? — Счастливый мужчина на радостях обеими руками схватил незнакомца за плечи.

— Конечно, правда… — Не успел алхимик договорить, как его обхватили с двух сторон и повели в другом направлении.

Тут что-то пошло не так. Четверо незнакомцев заволокли мастера в переулок и стали требовать отдать артефакт, мирно лежавший вместе со всеми зельями в той самой сумке, что была у товарища мастера алхимика. Сколько мужчина не уверял, ничем подобным он не обладает, никто ему не верил. Более того сопротивление алхимика всё больше распаляло гнев грабителей. Они так долго его искали, терпели. Подходить к жертве боялись, кто знает, какие зелья у него имеются.

— Да что тебе стоит создать ещё? — Выкрикнул один из преследователей, метнув в мужчину кинжал. Не сдержавшийся относился к классу убийца. Кто бы мог подумать, что среди противников окажется один из высших боевых классов. Попавший в живот благодаря присущей убийцам меткости, кинжал почти по самую рукоять зашёл глубоко в плоть. На одежде появилось кровавое пятно, становящееся всё больше и больше.

— Что ты наделал? — Набросился было на виновника один из преследователей, но тут же остановился. Не с его классом противостоять убийце.

— Я не хотел! — огрызнулся высший.

— Всё ваша не здоровая психика. — Злобно посмотрел на того ещё один боевой класс.

— Дааа, заказчик будет крайне не доволен, узнав об этом. — Следопыт продолжал с укором смотреть на виновника.

— А ну прекратили на меня так смотреть! — Рыкнул метатель кинжалов.

Пока напавшие выясняли отношения друг между другом, к осевшему на землю алхимику подобрался один человек. Тихонько подойдя со спины, юноша положил руку на плечо. В простых на вид одеждах молодого человека было приличное количество карманов, в половине которых он всегда держал зелья. Так было куда проще найти нужное, нежели как учитель каждый раз рыться в своей сумке. Светлый алхимик машинально взял нужное и, бросив под ноги обидчикам зелье, при соприкосновении с землёй оставляющее после себя едкий тошнотный запах, от которого не мудрено потерять сознание, молодой человек подхватил пострадавшего и скрылся за домами. Ещё на главной улице он заметил каких-то подозрительных людей, следующих за человеком, смутно ему кого-то напоминающим. Всё же было уже довольно темно, а тусклый свет редких масляных ламп не позволял чётко разобрать кто есть кто. Вот и пошёл юноша вслед за подозрительными людьми, да только умудрился потерять их из виду.

— Мастер, держитесь, мастер. — Одной рукой юноша юрко залез в нужный карман и достал зелье исцеления, второй он придерживал наставника.

Как только раненый приступил к неспешному употреблению зелья, молодой человек потихоньку вытащил кинжал. Мужчине пришлось терпеть страшную боль но, крепко сцепив зубы, молча продолжал поглощать противное на вкус зелье маленькими глотками. Чтобы их не нашли, алхимики вынуждены были передвигаться. Пока мастеру алхимику это удаётся с помощью опоры, представляющей из себя плечо ученика.

— А что, собственно говоря, они от Вас хотели? — Поинтересовался успокоившийся юноша.

— Артефакт, похожий на камень. — Молодой алхимик удивился и посмотрел в сторону наставника. — Ты тоже о нём подумал? — Усмехнулся мужчина.

— О чём же ещё?! Но откуда им о нём известно, ведь кроме нас с Вами…

— Нет, есть ещё ОН.

— … Я же говорил!

— Говорил. Ну кто ж мог знать, что он будет способен на такую низость, раньше то я такого не замечал!

Молодой человек тяжело вздохнул и помотал головой. «Ладно, что сделано, то сделано.». Пока они сделали круг, рана мужчины успела полностью затянуться но, тем не менее, по какой-то причине опытный алхимик чувствовал себя всё хуже и хуже. Состояние учителя не улизнуло и от его ученика.

— Яд! — Одновременно шепнули оба.

— Учитель, потерпите немного, я сейчас. — Молодой человек полез в сумку.

— Да? — Старшему алхимику уже стало трудно дышать, отчего он начал прерывно говорить. — Искать в темноте… противоядие по запаху… для тебя… довольно проблематично.

— … - Юноша нахмурился. — Тогда давайте вернёмся на главную улицу.

С этими словами, схватив под руку своего наставника, у которого тело слушалось всё хуже и хуже, юноша двинулся туда, где по его памяти был выход на широкую дорогу. Он не видел, как изо рта наставника тонкой струйкой текла кровь. Но и тут злосчастные охотники не дали алхимикам такой возможности. В считанных от дороги метрах, где с лицевой стороны дома виднелся тусклый свет лампы, послышались голоса.

— Как ты мог не заметить второго? С твоим то классом.

— А нечего было меня отвлекать!

— Ты же убийца, ты всегда должен быть во всеоружии!

— Ой и что? Я тут, между прочем, не единственный боевой класс, почему стрелок его не увидел?

— Ну знаешь ли…

«Когда они уже уйдут?». Юноша не мог терять времени. «Надо найти другой путь.». Он было развернулся обратно, но еле удержал мастера. «Держитесь! Продержитесь ещё немного!» — шепнул бывший ученик и потихоньку дошёл до угла дома, где завернул и аккуратно посадил учителя. Молодой алхимик стал открывать все зелья подряд, надеясь по запаху определить нужное. Беда состояла в том, что из-за смешивания запахов эта самая идея может без проблем выйти боком.

— Хватит… перестань.

— Но учитель…

— Меня уже не… спасти.

— Не говорите ерунды!

— Яд… успел распространиться… по всему… телу… Холодно.

— Подождите, я сейчас.

— Всё, уходи.

— Ну уж нет, только с Вами!

— … Забери сумку… зелья… оставь мне. Я справлюсь… сам. Пока ещё… могу хоть как-то… двигаться. Иди. Прожди меня недалеко от города с денёк. Если я не выйду… из города… через южные ворота к вечеру… уходи. — Мужчина не видел, как по лицу юноши текла слеза, но догадывался об этом. — Всё… ступай. Послушайся меня… ещё один… раз. Не трать ни моё… ни своё время.

Скрепя сердце юный алхимик скрылся из виду за ближайшим поворотом. Разрываемый изнутри эмоциями, он поклялся отомстить зачинщику, если по его вине наставник не выживет. Юноше не получалось нормально передвигаться, то и дело натыкаясь на стены домов и другие стоящие на улице предметы. Давным давно его родной отец погиб на войне. Пусть и не долго, но мать растила ребёнка одна. Затем пришёл учитель и забрал мальчика с собой. Да, рано или поздно он планировал разделиться с мастеров, всё же у каждого из них свой жизненный путь, но не так же!

Глава 3

Недалеко от границы Агвиса.

Молодой алхимик прождал дольше оговоренного. До поздней ночи он высматривал своего учителя, периодически перебегая с одного места в другое. В тот день в окрестностях провинции шарила группа людей, явно что-то или кого-то ищущих. Молодой человек не глуп, он сразу понял, именно эти люди напали на наставника. Печально, он даже не сможет вернуться в город за телом и устроить учителю достойный уход. Не известно, сколько там осталось охотников за камнем, вполне возможно, что его будут поджидать. Не дай бог он попадётся им на глаза, тогда труды учителя попадут в плохие руки. В добавок юношу может постичь та же участь, а алхимик не намерен расставаться со своей жизнью. И результат долгой, кропотливой работы своего наставника юноша так просто не отдаст. Единственная пришедшая на ум идея — покинуть страну, правда никакой уверенности в том, что это поможет избавиться от погони, у него нет.

С тех пор, как светлый алхимик печальным образом распрощался со своим мастером, прошло пять дней. Юноша практически добрался до границы государства, всего-то оставалось пересечь реку, до которой как рукой подать. Не смотря на то, что преследователей молодой человек за прошедшее время ни разу не встретил, светлый алхимик продолжал оставаться начеку. «Кто знает, эти убийцы могут показаться в любой момент. Аааа, как я устал, когда уже смогу хоть немножечко отдохнуть?» — пробормотал он себе под нос, как услышал чьи-то голоса. Двое всадников, устроившихся на заправских конях, скачущих лёгкой трусцой, неспешно пробежали по тропинке, с которой юноша чудом успел соскочить и спрятаться в первый попавшийся крупный куст, оказавшийся диким шиповником.

Алхимик весь изрезался, но молча сидел и терпел, пока незнакомцы не скроются из виду. Он даже толком не слышал их разговора, потому не представлял, что поступил правильно, пусть и не совсем удачно, но спрятавшись. Да и сами наёмники не предполагали, что так и проедут мимо разыскиваемого ими человека. Но удача не может быть вечно на стороне одного человека. Менее, чем через час, юноша, сошедший с дороги, раздвинув ветки очередных пышных зарослей резко заканчивающегося у берега реки леса, тяжело вздохнул. За прошедшее время он впервые почувствовал радость, из-за которой не заметил торчащей из земли части корня, о которую споткнулся и упал. Вместо того, чтобы быстро подняться, он лишь повернул голову в сторону довольно широкого песчаного берега, после чего посмотрел по сторонам и, никого не заметив, успокоился.

Юноша очень устал, в последние несколько дней молодому человеку толком не удавалось отдохнуть, более того он практически не спал. Сейчас же, увидев перед собой долгожданный билет на возможное спасение, мастер алхимик может позволить себе это кратковременное бессилие. Высший не предполагал, что решение немного посидеть в прохладной тени выйдет ему боком. Уже через каких-то пару минут всего в двадцати метрах от светлого мастера, на берегу показались двое всадников, моментально вернувших ему чувство тревоги. Незнакомцами оказались проехавшие тогда мимо спрятавшегося юноши. Наёмники без промедлений узнали свою цель и, дабы не вспугнуть алхимика, неспешно двинулись в его сторону. Мужчины не имели ни малейшего понятия, одного их них молодой человек чудом запомнил ещё когда ждал своего учителя в окрестностях городка.

Получив неожиданный прилив сил, светлый алхимик немедленно вскочил на ноги и кинулся в сторону реки. «Чёрт, он нас знает.» — сказал один из всадников и, завидев, как цель роется в сумке, остановил коня, резко достав из-за спины лук со стрелой. Лучник тот час же взял прицел. «Только смотри не убей его, а то мы окончательно провалим задание!». «Знаю, я не Тейлор.» — холодно ответил тот, выпустив из рук стрелу, попавшую молодому человеку в плечо и сбив его с ног. Услышав, как наёмники припустили коней, юноша мельком глянул на своих преследователей. Чётко выдаваемые на лице страх и боль резко сменились твёрдой решительностью. Раз один из нагнавших хорошо обученный лучник, и этот самый лучник специально попал в плечо, значит его пока убивать не собираются. Тогда можно попытаться ещё раз.

Пока алхимик целой рукой наскоро проверил прочно ли закрыты обе сумки, наёмники остановились в полуметре от сидевшего на песке юноши. «Не чуди, парень!» — произнёс лучник и, вновь направив в цель лук со стрелой, с чувством собственного превосходства посмотрел на раненого. «С такого расстояния попадёт даже слепой!». Конечно же он сразу обратил внимание на то, что алхимик пытался что-то предпринять но, увидев, как тот убрал руку от сумки и опустил голову, почему-то позволил себе расслабиться. Наёмник решил, что раз уж перед ним сдавшийся не боевой класс, то и опасаться его не стоит. На самом же деле молодой человек, дождавшись момента, когда незнакомцы стали спускаться со своих скакунов, рванул что есть к воде. «Ах ты ж…» — спохватился один. От такой неожиданности его нога зацепилась о стремя, отчего мужчина потерял равновесие. «Чтоб тебя.» — ругнулся второй. Позволив себе растеряться на каких-то несколько секунд, они тем самым выиграли достаточно времени для юноши, успевшему уйти в воду практически по бёдра. Лучник, натянувший было тетиву, мигом бросил лук на песок и погнался за алхимиком, сбитым с ног бурным течением реки.



Уносимый рекой всё дальше и дальше, юноша мёртвой хваткой держал поклажу, стараясь при этом не терять сознание. Наёмники скакали за ним вдоль берега, не упуская свою цель из виду, ведь рано или поздно юношу куда-нибудь, да прибьёт. Однако алхимик зацепился ногой за корягу и на какое-то время скрылся из виду под мутной водой. Незнакомцы о таком не подумали, потому проскакали мимо, выглядывая юношу. Ценой сломанной ноги молодому человеку удалось освободиться и вынырнуть. К тому же мать природа вновь сыграла с ним злую шутку. В тот момент, когда высший выбрался, делая громкий глоток воздуха, ему в затылок попал толстый кусок ветви дерева, разодрав корой кожу. Чудом успевший за неё схватиться, молодой человек вытащил сумки из воды. Только после этого алхимик, добравшись до стрелы, вытащил её из своего тела. Дабы унять сильную боль, пришлось пустить в расход последнее имеющееся в наличии зелье заживления.

Всю ночь юный алхимик проплыл по реке, часто ударяясь ногами о большие камни, дно реки отнюдь не из песка. Да и вода, подхватившая с собой всякий мусор, постоянно напоминала о нём человеку. Лишь под утро бревно вытолкнуло на не ровную линию берега, чем уже полностью истощённый юноша и воспользовался. Из последних сил он, еле передвигая конечностями, отпустил свой спасательный атрибут и выбрался на сушу. «Нет, ещё не всё, надо найти укрытие, иначе меня найдут!». Молодой человек прокашлялся, на протяжении такого длинного пути он таки нахлебался мутной, полной инородных объектов воды. Затем он попытался подняться, но не сумел и камнем рухнул на землю. Сердце бешено стучало в груди, будто хотело вырваться наружу. Предавая желание юноши, сознание быстро угасло и алхимик провалился во тьму, предварительно успев крепко обхватить руками обе сумки.

В нескольких километрах отсюда.

Ночь постепенно уступала свои права утру. Вот уже на горизонте невооружённым глазом видны все краски рассветных лучей. И, не смотря на то, что само солнце ещё даже не показалось, в паре-тройке домов маленькой деревушки уже неспешно шла утренняя жизнь. В крайнем небольшом домике, расположенном всего в метре от деревянного забора, построенного бог весть когда и потому пребывавшего не в самом лучшем своём состоянии, уже раскрыты ставни окон. Единственный здешний дровосек, выйдя на улицу и, немного размявшись, принялся рубить ещё вчера вечером подготовленные полена на дрова. Звуки работающего заглушались местной живностью, по большей части состоющей из кур, петухов и индюков. Так же в деревне содержали пару собак и одну единственную лошадь. Чуть позже ожили и оставшиеся домики. Когда стало совсем светло, несколько мужчин засобирались к притоку, по которому намеревались добраться до самой реки. Собрав все необходимые снасти, рыбак подошёл к уже ожидавшим его на пороге. Давненько обучивший своему ремеслу некоторых жителей деревни, он мог бы остаться дома, но в этот раз нужно было управиться побыстрее. Только вот из-за уменьшения эффективности изученной не родной профессии, «умельцы» не только провозились дольше, но и рыбы поймали бы меньше.

Этот улов крайне необходим деревне. После засола, вяления и сушки часть рыбы, вместе с уже готовыми шкурками некоторых лесных животных предполагается отвезти в город для дальнейшей продажи. На вырученные же деньги жизненно необходимо подкупить хоть немного лекарств от некоторых болезней. Запасов в деревне считай не осталось, а у них больной ребёнок. Собственного хотя бы того же аптекаря в деревне нет. Вот, полностью подготовленная рыбацкая группа из четырёх мужчин приблизительно одного друг с другом возраста, прихватив с собой одну из собак, вышли за пределы деревни и добрались до притока реки, протекающего от деревушки всего метрах в десяти. Пусть он и вовсе не рыбный, зато здесь вполне себе чистая вода. Для предстоящего же рыболовства местным жителям необходимо подняться вверх. Ручей им служит всего-навсего ориентиром.

Добравшись до самой реки, мужчины отправились устанавливать сети. Не смотря на бурное течение, задача не такая уж и не выполнимая. Местным жителям давно известно несколько довольно таки не глубоких мест, где вода достаёт лишь до колена, потому, зная методы, они потихоньку приступили к установке сетей, всё дальше и дальше отдаляясь от деревни. Лишь когда мужчины закончили своё дело, могли позволить себе расслабиться. Настала очередь рыбака продемонстрировать своё умение. Поднявшись вверх по реке ещё немного, он сел на валун и, насадив на крючок приманку, закинул удочку. Рыба не заставляла себя долго ждать и с лёгкостью принимала наживку.

Не прошло и нескольких минут, как резвившаяся вокруг людей собака что-то почуяла и залаяла. Мужчины насторожились. Неужто какой хищник притаился где-то поблизости. Пёс помчался вперёд и быстро скрылся из виду. «Видать нам нужно как можно быстрей уходить.» — сказал наиболее крепко сложенный молодой мужчина 30–35 лет отроду. Остальные спорить не стали. Наскоро собравшись, они повернули назад, как услышали доносящийся всё громче и громче лай собаки. Животное вернулось к людям. Оно звало их за собой. Переглянувшись, мужчины отправились за псом и вскоре набрели на человека. Тот, весь в грязи, лежал у берега без сознания. Повернув к себе лицом, они отметили, что он совсем молодой.

— Что делать будем?

— Спрашиваешь. — Насколько представлялось возможным, рыбак осмотрел тело юноши. — Заберём в деревню.

— Думаешь стоит? — Осматривавший поднял голову и посмотрел на дровосека.

— Предлагаешь его тут оставить? Да он же умрёт! Ты только погляди на его ноги, они в ужасном состоянии. Скорей всего всё его тело в таких ссадинах и синяках. — Мужчина хотел было разнять руки пострадавшего, но тот мёртвой хваткой держался за свою поклажу. Не разнять.

— Давай я попробую.

— Не стоит. — Быстро ответил рыбак. — Парня и так хорошо потрепало.

— Хорошо. — Твёрдо сказал дровосек и, осторожно поднял молодого человека. — Я понесу его, вам, с вашим телосложением это вряд ли удастся. — Крепкий молодой мужчина посмотрел на довольно приземистого повара, малость обделённого здоровьем дрессировщика и рыбака с худощавым телосложением.

Вынужденно прерванный интересной находкой отлов рыбы испорчен совсем, а намеченного результата и близко нет. На сети тоже мало надежды, ведь расставлены они не так давно. Всё равно на обратном пути приходилось останавливаться и вытаскивать эти полезные в рыбалке вещи. Забирался в воду дровосек, предварительно аккуратно укладывая на землю молодого незнакомца. Лишь с его телосложением шансов, что снесёт потоком, куда меньше. Но и ему было очень трудно возвращаться обратно на берег, при этом не выпуская сеть из руки. После сеть забирали, а крепкий мужчина снова поднимал и нёс незнакомца. Как предполагалось, попавшей в сети рыбы не так у и много, потому с таким грузом спокойно справлялись и остальные трое. Да, времени дорога обратно заняла куда дольше, чем обычно, но всё прошло очень гладко.

Глава 4

Тем же днём в деревне.

Бородатый старичок, лет семидесяти отроду, спокойно сидевший на стульчике подле забора, первый заприметил возвращавшихся с незнакомцем молодчиков. Быстро поднявшись на ноги, он, не поворачивая головы, созвал всех жителей деревни. Любопытствующие лица суетились вокруг державшего на руках интересный «улов» дровосека.

— Что за… — Присмотревшись к не известному повнимательнее, старик взялся рукой за свой подбородок. — молодой человек. — Этот вопрос возник у него спонтанно.

— Мы случайно нашли его у реки. — Рыбак бегло оглянулся вокруг.

— Скорей всего он долго плыл по нашей бурной реке, рядом с ним лежала ветка дерева. — Заговорил рыбак. — Парень сильно пострадал. Даже чудо, что он вообще выжил. — Пару лет назад этот мужчина задержался в большом городе и подучился у библиотекаря, потому ему куда проще ставить более грамотные предложения и умозаключения, нежели остальным здешним. Не остался он там жить из-за некоторых, известных только ему обстоятельств. Никто из местных жителей не знает, что уже совсем скоро их рыбак отправится в город насовсем.

— Куда бы его положить, чтобы хоть чуточку обтереть? — С этими словами люди стали оглядываться по сторонам и увидели лавочку. — А вон, сойдёт.

— Хм? А это что? — Старик увидел обхваченный обеими руками багаж.

— Не знаю, но вцепился он в него знатно.

— Ну коли так, то и пусть с ним. Видать там что-то очень ему дорогое. — Отмахнулся старший. — Когда юноша очнётся, отпустит свою поклажу, тогда и появится возможность глянуть, коли так уж хочется. Сейчас же неча его ещё больше калечить!

— Мудро! — Сказал один из особо любопытствующих.

Незнакомца аккуратно положили на скамью, а дочь дровосека принесла ведро с тряпкой и принялась осторожно обтирать молодого человека. Толпа зевак вернулась к своим делам. Лишь пятнадцатилетняя девушка с роскошной длинной косой цвета сухого сена осталась сидеть около юноша, выжидая, когда тот проснётся. Не смотря на несколько незначительных ссадин на лице, она любовалась незнакомцем. Падкая на красивых мужчин, она улыбалась, представляя, как ещё один симпатяга попадётся в её чары. Но вот беда, уже наступил вечер, а молодой человек так и не пришёл в себя. Лиа упросила отца отнести юношу в дом, где того расположили на полу. Лишь с наступлением ночи незнакомец осторожно приоткрыл глаза, что не осталось без внимания. Свет одиночной свечи, стоявшей на расположенном по центру довольно массивном столе, дотягивался до всех уголков небольшой комнатки. Молодой человек осторожно посмотрел по сторонам, продолжая крепко держаться за свой груз.

— Очнулся! — Улыбнулась подскочившая к нему девушка.

На радостный крик незнакомки вышли ещё два человека. Юноша, увидев перед собой незнакомцев, чуть было подскочил, как всё тело пронзила острая боль. «Оу, чёрт» — ругнулся он, пытаясь сесть поудобней. Так он определил, что каждое движение приносит сильную боль.

— Осторожней! — Девушка заволновалась за ношу, но, когда положила свою руку ему на плечо, тот резко дернулся, повалившись на стену.

— Где я? Кто вы? — Наконец заговорил он на довольно таки странном для местных жителей диалекте. Тем не менее его поняли без каких либо усилий.

— Нонче нашли мы тебя у речки, да сюда принесли. Двигаться тебе советую пока поменьше, не то страдать будешь от боли. — Незнакомец внимательно посмотрел на подсевшего к нему крепко слаженного мужчину. «Судя по диалекту я точно не в Агвисе.» — подумал алхимик.

— Терриос? — Спросил юноша, глядя на дровосека.

— Да, сынок, он самый. А ты, видать, с Агвиса часом будешь?

— С него.

— Хорошо тогда. Мы соседи, потому нас тебе понять будет не так сложно. — Молодой человек молча кивнул. — Как вышло так, что ты столь опасный путь выбрал? Речка то наша не тихенькая.

— … Аа, я убегал от бандитов. — Пусть алхимик и многое понимал, но не абсолютно всё. Некоторые слова приходится додумывать по общему смыслу предложений. Обратив внимание на то, как крепкий мужчина смотрит на его сумки, он понял, что обеими руками продолжает крепко прижимать их к себе. — Не так давно моего учителя убили на моих же глазах, это всё, что осталось мне в память о нём. — Алхимик опустил голову. На лице застыла глубокая печаль.

— Печально. — Посочувствовала девушка.

— Слушай, а кем ты часом будешь?

— Папа!

— Муж мой! — Обе дамы одновременно возмутились. Они знали, порой их мужчина совсем не улавливал атмосферы. Юноша же с небольшой опаской посмотрел на своих спасителей. Он просто не мог так быстро начать и доверять им.

— Вас мой класс интересует? — Осторожно просил он.

— Да! — Прямо ответил молодому человеку дровосек.

— Я ааа… — Юный алхимик остановился. Лучше им не знать его истинную принадлежность. Чтобы не вызвать подозрения он слегка скорчился, изображая боль. — знахарь, а что?

— Как же это хорошо то, а! — Воскликнул собеседник и, громко хлопнув в ладоши, вскочил, да выбежал из дома.

О такой радостной новости нужно было рассказать всем без каких либо отлагательств. Как же давно в их деревне не появлялось людей с лечащими профессиями. Пока дровосек поднимал на уши всю деревню, в его доме алхимика потихоньку привели в порядок. К тому моменту, как юноше помогли лечь на организованную постель, в дом ворвалось несколько человек.

— Правду ль сказал наш дровосек, ты знахарь?

— Да.

— Помощь мне тогда твоя нужна, сыну нашему не здоровится совсем.

— Эм. — Молодой алхимик понял, что уже в первый день может себя раскрыть. Может по симптомам он и сможет определить болезнь, только как знахарь юноша лечить не умеет. — Конечно, помогу, чем смогу, приведите его. — Была не была, он понадеялся на удачу.

К счастью, когда мальчика принесли, светлый алхимик довольно быстро определил причину плохого состояния ребёнка и рассказал, какие меры необходимо принимать для полного выздоровления. Юноша почувствовал огромное облегчение, пока его тайна не раскрыта. Молодой человек уснул с лёгкостью на сердце, прижимая под покрывалом свои сумки. Он продолжал держать их при себе, ведь уже понятно, что жителям любопытно их содержание. Не дай бог что-нибудь потеряют, тогда пиши пропало. В одной из сумок находились все необходимые материалы для второго камня душ. Так вышло, что после совместного создания первого, остались ингредиенты на ещё один такой, а если ещё учитывать большую редкость составляющих артефакта, ни один материал потерять было не допустимо.

Следующим утром мастер алхимик встал вместе с остальными. Хоть ему и предлагали остаться в постели, юноша собирался оправиться как можно скорее, даже чувствуя боль во всём теле. Пусть и не сразу, главная цель молодого человека заключалась в сборе необходимых для зелий трав, причём чем быстрее, тем лучше. Не страшно, если они выйдут слабыми, всяко лучше чем вообще без них, ведь на данный момент единственное мощное зелье, которым располагает алхимик — это зелье тонуса. Есть, конечно, ещё парочка других, но они относятся к совсем другой категории.

«Хорошо знахари тоже лечат травами. И не страшно, что способы их применения отличаются, зато подозрений не вызову!» — юноша одушевлённо приводил свою одежду в порядок. Из недавно состоявшегося в на улице разговора сельчан он узнал о предстоящем через пару дней походе в лес. Несколько мужчин собирались пойти собирать мёд. Сказав, что пойдёт собирать травы и мешать им не станет, молодому человеку удалось напроситься взять его с собой. Алхимик не подозревал, что тем временем за его спиной плёлся некий заговор. Воспользовавшиеся текущей занятостью «знахаря», жители деревни тихонько выбрались за внешнюю сторону забора и начали перешёптываться. Не забыли и оставить неподалёку от дома дровосека наблюдателя, ведь за парнем нужен глаз да глаз. Им не хотелось дать молодому человеку уйти, ведь с его помощью жизнь местных станет куда легче. Вот и решили сельчане составить простой, но коварный план.

— Лиа, дорогуша, а ну ка признавайся, понравился ж тебе наш пострадавший! — Хитро прищурился старик.

— Нууу… — Начала было смущаться кареглазая шестнадцатилетняя девушка.

— Давай тонка без вот этих вот своих, нам же знамо, что да. — Прошептал кто-то из толпы.

— Признаю, конечно! А узнавши, кем он является, так ещё больше! — Пусть Лиа и невинно улыбалась, в глазах же, присмотревшись, можно было заметить хитрость.

— Хорошо. Коли так, нам очень нужно, чтобы он остался здесь жить. Ежели он тебе нравится, то и постарайся стать знахарю невестушкой. Мы, в свою очередь, чем сможем, тем поможем. Выгодно деревне, да тебе радость!

Пока у жителей деревни шло собрание, алхимик молча смотрел на лежащее в руке зелье поиска, которое он достал из кармана штанов. Благодаря тому, что ровно как и определитель, оно находилось в совсем маленьких медных сосудах с плотно закрытыми деревянными пробками, в том сильном водном потоке зелье смогло сохраниться. Да и для большей безопасности юноша закутал каждое из них в куски ткани. Определитель, созданный ещё его учителем, был настроен на того самого человека, которому молодой человек обещал отомстить. Только вот беда. Вся имевшаяся у него бумага полностью испорчена, а в доме молодой человек её не нашёл. Выглянув в окно, светлый алхимик огляделся, но, в паре метров от дома, увидел лишь одного человека. Взгляд мужчины совсем не понравился юноше. «Ощущение будто следит.». Молодой человек спрятался обратно. Сейчас у него в приоритете найти на чём бы черкануть, да отправить подлому зачинщику весточку. Уголь и дощечка, лежавшие у большой печи, чей дымоход выходил через крышу дома, подошли без проблем. Теперь лишь оставалось капнуть немного определителя, а после его впитывания добавить зелье поиска и готово.

У центра материка.

Лес Вигна считается одним из самых опасных мест на Северном континенте. Несколько лет назад здесь проходила жестокая битва между армией Кагнака, чьи южные границы расположены у разделяющих эти две области холмов, и монстрами одного обозлённого властелина. С тех пор появилось множество разных домыслов, потому трудно определить первопричину кровопролитного сражения. Истина ведома лишь хранящим знания профессиям. Причиной же той самой опасности являются уцелевшие после того сражения монстры. Уничтожить их не составило бы труда, только обустроившие в этом лесу временное пристанище, наёмники одной из двух гильдий, препятствуют охоте на монстров. Благодаря хорошо расставленным ловушкам и стрелкам, до базы, ещё и не известно где именно расположенной, добраться не удалось никому. Вот и приходится властям граничащих с опасной зоной стран ждать момента дислокации лишённых нравственных ценностей. Давным давно гильдий наёмников на Северном континенте было куда больше, но из-за большой конкуренции некоторые из них объединились, а не желавших вставать под чужое крыло просто уничтожили.

Когда-то давно лес Вигна не был таким обширным. На границе с ним располагался постоялый двор, за остатками которого, ныне достаточно густая растительность расползлась более, чем на километр. Благодаря ещё совсем молоденьким деревцам, чей рост варьируется от полуметра до двух, руины двора, благодаря влажному климату частично покрывшиеся мхом и травой, довольно трудно обнаружить невооружённым глазом. Организованный навес, представляющий из себя сложенные на остатки стен ветви, на которых разложены тёмные, разных оттенков, шкуры животных. В метре от него лежало несколько монстров проворного и столько же силового классов. Вдоволь нарезвившись, они мирно лежали и дремали, иногда подёргивая ушами. Большая группа людей, только по прикидкам состоящая из восемнадцати человек, буквально прибыла к своему временному укрытию. Уже через месяц от гильдии в лесу не останется и следа. Забравшись под навес, наёмники подошли к сидевшему у костра мужчине лет 45. Посмотрев на вернувшихся, он лишь молча кивнул, мол «говорите».

— В общем дело худо. — Начал один из следопытов.

— Проблема? — Нахмурился глава гильдии, начав потирать щетину на подбородке.

— Да… Гвик СЛУЧАЙНО убил цель.

— Зачем? — Властелин прикрыл большую часть лица той же рукой.

— Он сопротивлялся. — Решил оправдать себя виновник.

— Как? — Удивился трапезничавший вечный напарник главы гильдии, по совместительству являющийся тёмным мастером алхимиком. Убийца лишь молча приподнял плечи, на что властелин тяжело вздохнул.

— Мы тело нашли, но при нём оставались лишь вот эти несколько зелий. — С этими словами следопыт передал главе маленькие сосуды разных форм и составов.

— Хорошо, второй, я так полагаю, смог скрыться. — Упустившие второго алхимика резко потупили глаза. Мужчина же продолжал сдержанно говорить. Это не первый провал гильдии за время его главенствования. — Полагаю вы знаете, что это означает.

Без того мрачные наёмники стали ну совсем чернее тучи. За провал задания в их гильдии принято отдавать 70 % оплаты обратно. Не смотря на то, что у участников таких организаций нормы морали почти отсутствуют, есть некоторые установленные правила, выполнение которых абсолютны. Подними бунт, тебя уничтожат самыми изощрёнными способами. Можно, конечно попытать счастье и веем вместе избавиться от главы, но многие попросту лишатся из-за ерунды своей жизни. Наёмники ветераны не понаслышке знакомы с суровыми методами расправы их нынешнего главы, нравы которого, на деле, с годами становятся лишь хуже.

— Эх, пойду чиркану весточку нашему заказчику. — Властелин встал со служившего ему седушкой бревна и, провожаемый многочисленными взглядами, скрылся за внешней частью стены.

Глава 5

Деревня. Около полудня.

«Я живу здесь уже несколько дней. Люди простые и добрые, но эта порой чрезмерная опека со стороны некоторых особ немного раздражает. Девчонка то ли наивная слишком, то ли что, понять не могу. Ну не настолько состояние моего тела ужасно, как можно спокойно предлагать парню раздеться для обработки ушибов, а потом стесняться и убегать? А я потом как дурак себя чувствую, будто сам предложил что-то не приличное. Не припомню, чтобы в других деревнях дамы подбирались ко мне окольными путями, как правило они просто подходили и нагло соблазняли. Здесь же… честное слово с толку сбивает.». Юноша возмущался, в очередной раз девушка, своим неожиданным появлением, прервала его во время подготовки к созданию лишь второго слабого зелья. Алхимику без того с трудом удаётся уличать моменты для пополнения своих запасов.

Сейчас юноша чувствует себя намного лучше. Да на деле его состояние и не было столь плачевным. Не смотря на то, что молодой человек употребил мощное зелье лечения, несясь по реке, эффект постепенно сходивший на нет, ещё какое-то время справлялся с появлением новых ушибов и ссадин, потому большая часть тела практически не пострадала. С ногами, правда, повезло куда меньше, они до сих пор в многочисленных ссадинах и кровопоттёках.

Так, мирно и не спеша, прошло ещё около двух недель. Молодой алхимик не спешил уходить из деревни потому, что не обладал нужным для продолжения своего пути количеством зелий. Да и не гнал его никто, ещё бы, здесь нет ни одного лечащего класса, кроме юноши. Более того у юноши по заканчивались ёмкости, где можно было бы хранить зелья, а крупные для такого не подойдут. Ко всему прочему ранее раздражавшая его Лиа перестала вызывать негативные эмоции. Девушка начала привлекать к себе внимание алхимика не только лишь своей миловидной внешностью. Вспоминая о том, как она попросила его научить разбираться в травах, высший неосознанно начинает улыбаться, хотя на тот момент был очень шокирован. Скорее всего именно её рвение к знаниям заставило юношу пересмотреть своё мнение на её счёт.

Благодаря обучению молодые люди стали чаще разговаривать, да и в принципе больше времени проводить вместе. Но даже при этом мастер алхимик понимает, что говорить стоит, что нет, плюс он прекрасно отдаёт себе отчёт, его ученица — обычная деревенская пастушка, потому приходится как можно проще рассказывать о том или ином растении. Его профессию она, конечно, освоить ни за что не сможет, да будь он даже настоящим знахарем, низший класс может выучить лишь профессии своего уровня. Увы, но таковы правила этого не справедливого мира. Одни высшие способны обучиться профессии любого выбранного класса, да и те, при полном освоении, потеряют свою полную эффективность.

Все жители деревни улыбались, глядя на новоиспечённую пару. Но они не могли себе представить, что радоваться счастью молодых осталось совсем не долго. Этим днём, как обычно, в послеобеденное время, алхимик и его «ученица» выбрались в поле, расположенное на противоположной стороне достаточно широкого ручья, перебраться через который не составляет никакого труда. Видимое сразу за забором невооружённым глазом, оно бы прекрасно подходило для выпаса скота, на покупку которого местные жители стали спокойно собирать деньги.

Неспешно прогуливаясь, высший часто останавливался, ожидая девушку, увлёкшуюся плетением венка. Из-за этого урок пришлось отсрочить, пока Лия, подле юноши вплетая в свою работу очередной цветок, случайным образом не привлекла к себе пристальное внимание алхимика. Молодой человек, увидев растение, попросил отдать его ей, на что девушка удивилась, но вынула цветок из венка и передала его в руки высшему. После этого юноша принялся увлечённо рассказывать своей собеседнице о свойствах растения. Девушка не сразу поняла, что ей пытаются объяснить. Несколько раз она переспрашивала «наставника», чувствуя стыд. Тем не менее молодой человек спокойно, раз за разом, повторял ей свойства цветка, стараясь подбирать как можно более простые слова.

— Я, наконец, поняла! — Девушка широко улыбнулась и, ни с того ни с сего крепко обняла юношу обеими руками, уткнувшись лицом в грудь мастера алхимика. — Прости, что меня так сложно учить.

— Ничего страшного, разве ты видела, чтобы я злился? — Молодой человек уже привык к таким вот её объятиям, происходящим далеко не в первый почти за три недели раз. Сейчас они уже не выбивают из колеи, наоборот, юноше даже приятно.

«Ну и сейчас, как обычно, смущённо отодвинется, да попросит прощения.» — слегка ухмыльнулся он, положив руку на плечо девчонки, что послужило ей своего рода сигналом. Девушка подняла голову и посмотрела на «знахаря» своими ясными карими лазами, медленно убирая свои руки с его спины. «Спасибо!» — улыбнулась пастушка, удивив юношу своей реакцией. Пока алхимик не пришёл в себя, она быстро обхватила молодого человека за шею и резко наклонила к себе. Их губы чувственно соприкоснулись. Открыв глаза, Лиа поняла, что наделала и, наскоро извинившись, убежала в сторону деревни, пару раз нелепо упав по дороге. Простоявший с несколько секунд в той же позе, юноша довольно быстро вернул ясность сознания. «Лиа!» — крикнул он, обернувшись назад. Высший хотел было остановить девушку, но, глядя на то, как она, запутываясь в своих собственных ногах, падала на землю, лишь прыснул со смеху.

Скрывшись за забором, пастушка мгновенно изменила своё поведение. Хитрый блеск в слегка прищуренных глазах и ухмылка ясно давали понять, ещё один шаг к полному завоеванию юноши выполнен без изъяна, но на девушку никто не обращал внимания, всем в деревне известна её настоящая личина, да и не их это дело, как именно первая красавица деревни охомутает «знахаря». Бросавшие ранее на молодого человека свои пылкие взгляды, остальные барышни дальше заходить не смели. Куда уж им соревноваться с миловидностью Лии. Именно из-за красоты девушку сразу подставили к юноше, уж ей то не составит труда стать парню невестой. Да и амбициозная пастушка, мечтавшая выйти замуж хоть за какого, но именно высшего, решила таки ухватиться за такой появившийся шанс. Навряд ли в её жизни произойдёт такое чудо и в деревне нежданно негаданно появится высший, а ведь годы то идут.

Добравшись до своего уже пустующего дома, Лиа принялась за повседневную рутину, потеряв счёт времени. Наскоро закончив, она заметила, уже вечереет. Сразу после обеда её отец отправился со своей завсегдатой группой в лес, значит вернётся лишь к сумеркам. Не так давно мать отправилась помогать учить дочку своей подруги ставить отару, в деревне она лучше всех в этом разбиралась. Лия выбралась из дома и оглянулась. «Седжа никто не видал?» — нахмурилась девушка. «Не так давно его в поле видел, ещё там он.» — ответил ей дрессировщик. Что-то недовольно бурча себе под нос, пастушка зашла обратно и удалилась в соседнюю комнату. Через несколько минут показался и разыскиваемый. Погружённый в свои мысли, он медленно приближался к дому дровосека, держа в руке небольшой букет разнообразных полевых цветов.

Отперев в этот раз легко поддавшуюся дверь, он тихонько вошёл в дом. На удивление та даже не скрипнула, чему алхимик очень обрадовался. Своим внезапным появлением юноша собирался испугать девушку, чтобы потом насладиться её забавной реакцией, но, уже почти дойдя до прохода, прислушался к тихому смеху пастушки. «Эх, милый знахарь, наивный мой, ещё чуток, и я пленю тебя без остатка. Но, ух, сложно то с ним как, а, двое других хлопцев проще дались, куда проще. А тут, эх, не подступишься, как такую красивую меня он мог вообще наперво невзлюбить. И так к нему, и этак, а что в итоге. Надумалось же упроситься обучить, да скучно, ужас как скучно. Хорошо из былого есть что вспомнить, не то б спала каждый раз чуть ли не беспробудно. И сегодня так сделать надо было, да решила таки послушать внимательно, лишь опозорилась!» — девушка бранилась. Сколько она терпела и, лишь сейчас, пока наконец одна, решила высказаться.

С лица высшего сошла улыбка. Прислонившись к стене, он молча слушал возмущения девчонки. «Ах ты двуличная зараза! Значит как человек я тебя интересую в меньшей степени? Тебе подавай симпатичные мордашки и высокие профессии? Как же хорошо, что я скрыл свою истинную принадлежность! А ты. Ты подожди у меня, так просто я это не оставлю!». Страшно про себя возмущавшийся, юноша не сразу понял, когда голос девушки утих. «А я ещё, дурак, хотел попросить её родителей забрать девку с собой, немного попутешествовать по миру. Строил на свою голову планы, что когда-нибудь мы бы могли создать семью. Не надейся теперь! Ни за что в жизни! Моя жена будет по-настоящему искренней со мной, а такая, как ты, мне не нужна!.. Хм? Стихло.». - мастер алхимик осторожно заглянул в комнату. Лиа тихонько дремала, сидя на лавочке. Юноша решил не будить пастушку и тихонько вышел из дома. Подлость за подлость, молодой человек полностью расстроит её коварные на его счёт планы.

В самом крупном южном городе Агвиса.

Отдыхавший после плотного завтрака алхимик, мирно сидел у фонтана, блаженно слушая звуки воды. Ещё до встречи со своим давно почившим мастером они волшебным образом настраивали мужчину на любимый его лад. Именно под журчание воды или так отличные от него удары падающих во время дождя капель о разные предметы, каждый раз составляющих неповторимую мелодию, мастеру алхимику бывало приходили идеи каких-то новых зелий. Вот и сейчас, прикрыв глаза, наслаждался по-настоящему хорошей погодой. Яркое, не палящее солнце, иногда поднимающийся слегка прохладный, лёгкий ветерок, играющий с пышной листвой. Мужчина с лёгкой сединкой неожиданно заулыбался, впервые за сколько лет, а то и десятилетий, ему в голову пришло новое оригинальное зелье. Теперь уж не до отдыха, нужно попробовать смастерить задумку.

Собравшись было пройтись по рынку, он вдруг оторопел. На потерянном лице застыл ужас в глазах. Ведь он всегда таким был, выдумщиком. Приди в голову что новенькое, окружающие люди и звуки уходили на второй план. Наставник не раз ругал его за это. «Может быть Владис изложил правду в том своём письме!» — промелькнуло у высшего в голове. Алхимик поспешил в гостиницу. В голове роем рылись мысли, сплетаясь одна с другой. Он понял, в момент, когда их учитель мог сказать такое правило, мысли его ученика-выдумщика вполне возможно были заняты абсолютно другими вещами. Коли так, нужно попробовать отменить у наёмников заказ и написать весточку товарищу. Первое, конечно, чревато последствиями, светлый алхимик и так заплатил незнакомцам очень много денег, теперь придётся доплачивать и за отмену задания, а его карман уже практически пуст. Не беда, при желании человек его профессии может без проблем сколотить себе целое состояние, потому достать нужного количества монет не составит труда. Проблема состоит в том, что обговаривая все моменты заказа, при его отмене придётся не только деньги доплачивать, но и отдать наёмникам четыре сильных зелья лечения, а в инвентаре алхимика таких всего 2. Теперь ещё придётся искать не хватающие для их создания ингредиенты.

Добравшись до своей гостиницы, раздосадованный мужчина молча прошёл мимо служащих и, поднявшись по деревянной лестнице, шириной чуть меньше метра, пролетел по коридору и юркнул в его комнату. Начав шарить по вещам, дабы вспомнить, чего именно ему не хватает, алхимик не обратил внимания на влетевший через открытое окно кусок деревяшки, оставляющей после себя небольшой шлейф едва заметного изумрудного дыма. Лишь когда та упала ему на голову, высший нервно схватил не известную вещь, случайно смазав крайний символ. «Какая сволочь кидается в окна чем попало?» — ругнулся было мужчина, после чего обратив внимание на написанный чем-то чёрным текст. «Аа, почерк Седжа.» — иногда, когда Владис занимался зельеварением, дабы не отвлекаться во время процесса, наказывал своему ученику писать ответ товарищу, потому каракули юноши алхимику очень даже знакомы.

«Интересно, что же тут написано?» — слегка улыбнулся высший. «Ну-ка, ну-ка!». Прочитав сообщение, мужчина вновь изменился в лице. Мужчине показалось, что у него внезапно появились проблемы со зрением. С каждым последующим прочтением его голова пустела всё больше и больше. Не выпускаемый из рук кусок деревяшки опустился алхимику на ноги. «Здравствуйте, мастер Миголд. Прямо у меня на глазах не знакомые нам люди убили учителя. Не знаю, что им было от него нужно, но теперь по пятам преследуют и меня. Такими темпами, уже совсем скоро я присоединюсь к наставнику. Прошу Вас помочь.». Некоторое время путник, с диким ужасом на лице, просидел на кровати в одной и той же позе. Тихо. Не шевелясь. Сдавалось такое впечатление, что он и вовсе не дышал.

Глава 6

Сумев, наконец, опомниться, светлый алхимик метал по комнате, пребывая в смешанных чувствах. С одной стороны мужчину одолевал сильный гнев, с другой горечь. Высший ругался на наёмников, ведь по заданию они должны были лишь отобрать у Владиса вещи, никак не убивать. «Да что я вообще мог от них ожидать? Людей, лишённых морали. Хотя это моя вина, не приди в голову этот дурацкий сумасбродный план, ничего из того не случилось бы! Господи, ну что? Что сподвигло меня на такие действия?». Носившийся туда-сюда по комнате, мастер алхимик пнул попавшийся на пути стул, отчего тот отлетел в стену. На грохот прибежал управляющий здания. «Дорогой постоялец, пожалуйста, прекратите крушить гостиницу, иначе мы вынуждены будем попросить Вас найти себе другое место для проживания!» — прозвучал молодой мужской голос с обратной стороны двери, сопровождаемый сильным стуком. Угроза подействовала на дебошира очень быстро. Причина проста: гостиницы в этом городе достаточно дорогие, а алхимик остановился в самой дешёвой. Из-за стопроцентной предоплаты за весь период проживания и двухразовую дневную кормёжку, он лишился последних имевшихся в наличии денег. Дохода с продавшихся зелий может хватить лишь на 3–4 дня пребывания в другом месте. Нет, за куда более дешёвую плату он мог бы спокойно снять комнату в доме какого-нибудь местного жителя, но, когда вставал вопрос «где бы остановиться» не удачный прошлогодний опыт постоянно о себе напоминал. «Извините!» — ответил высший и сел на кровать, сплетя пальцы рук в замок.

Глубоко погрузившись в свои мысли, мастер алхимик вновь потерял счёт времени. Конечно он поможет ученику товарища, в смерти которого безусловно виноват, это не обсуждается! Может это хоть немного сможет загладить его вину. Мужчина полагал, что юноша не успел закончить своё обучение, ведь Владису свойственно прерывать уроки на неопределённое время и, так же спонтанно их продолжать. Было свойственно. О таком нелепом способе обучения высший узнал из их редких переписок. «Я закончу обучение парня за тебя!» — алхимик вздёрнул голову. На его лице была непоколебимая решительность. «Кстати. Раз уж он станет моим учеником, может и секретом создания артефакта со мной поделится? Нет, нет, именно моя алчность стала всему причиной!.. Хотя… насильно то выведывать информацию я не собираюсь, может сам со временем… Да о чём я думаю вообще?». Внутренние противоречия привели высшего в чувства. Мужчина вскочил и… огляделся. На улице уже смеркалось. «Ух, как быстро время то бежит, за самобичеванием и не заметил. Надо бы сходить поесть, а завтра, на свежую голову, стану воплощать в действие то, что я твёрдо для себя решил!».

Путник порылся в своих вещах и, добравшись до зелья, слегка излучающего тусклый синий свет, направился к комоду, где стояла деревянная кружка. Налив немного воды из бурдюка, привязанного длинной тонкой верёвкой к поясу, алхимик добавил немного зелья. Постепенно свет начал становиться всё сильнее и сильнее, пока не озарил всю комнату своим ярким, насыщенным цветом. Единственное претворённое в жизнь из всех его задумок, оно не так часто использовалось, так как на синтезирование одного из ингредиентов уходило приличное количество времени. Высший, конечно, мог бы спокойно воспользоваться свечой, имеющейся в каждой комнате гостиницы, только вот она необходима ему для некоторых других целей. «Слегка переборщил.» — подумал он, после чего молча махнул рукой и направился к двери. Тем поздним вечером по всей гостинице «гулял» яркий синий свет, порой пробивавшийся сквозь щели закрытых ставней окон. Такое диво он продал выпросившему диковину портье за пару медяков. Пусть через пару дней свет совсем угаснет, алхимик предупреждал об этом покупателя, но тот таки настоял на своём.

Посреди ночи к спящему алхимику прилетела весточка от наёмников. Добравшись до цели, свёрнутая в трубочку и перевязанная куском довольно жёсткого шнурка, небольшая бумажка упала мужчине на грудь. Обнаружил её он лишь с утра, и то лишь когда решил привести постель в порядок. Иногда высший о такого рода вещах либо просто забывал, либо просто не обращал на них внимания. Ну тут вам не какое-то богом забытое место, где ты один и можешь попросту не соблюдать некоторые рамки приличия, мол «а всё равно никто не увидит» или «никто ничего не скажет». Почесав макушку, ещё толком не проснувшийся путник не сразу сообразил откуда взялся нелепый свёрток, потому небрежно стянул шнурок, слегка подрав бумагу. Прочитав в первый раз текст, он помахал головой. Во второй раз потёр газа и, махнув на всё, отправился приводить себя в порядок. Лишь освежившись и полностью проснувшись, он взял бумагу. В тексте были написаны лишь дата, время и место встречи для разговора. «Прекрасно, мне тоже есть, о чём с тобой поговорить!». Мастер алхимик со злостью скомкал бумагу и бросил на кровать.

На окраине Терриоса. В одной из деревень.

После того, как высший узнал настоящую сущность своей нерадивой «ученицы», он старался разговаривать с ней как можно меньше. Одно дело видеть, но совсем другое общаться. Сейчас в приоритете светлого алхимика вывести мерзавку на чистую воду. Молодой человек стал дольше бывать на поле. Он сообразил, Лиа не будет ходить за ним по пятам всё время, потому просто дожидался её ухода обратно домой и занимался сбором трав для заготовок на лёгкие зелья. Порой он в одиночку уходил в лес за дикими ягодами, некоторые из которых были отнюдь не съедобными. После провальной попытки самолично достать немного мёда диких пчёл, юноша бросил эту довольно опасную затею. В тот день он впервые сделал себе компресс.

Как-то раз, во время разговора с дровосеком, состоявшемся ранним утром у порога дома, молодой человек как бы невзначай попросил мужчину рассказать ему о главной местной красавице под предлогом «стесняюсь спросить её лично, а хочется узнать девушку получше». Нахмурившийся было крепко сложенный мужчина быстро пришёл в себя. Не только он заметил, что в последнее время знахарь немного сторонится Лии, но причина не была известна никому. Лишь у тех, кому пастушка рассказала о поцелуе, водились предположения. Но, услышав причину, ни о чём не подозревающий мужчина широко разулыбался и принялся увлечённо рассказывать юноше о раннем детстве любимой дочери. Алхимик слушал с «нескрываемым интересом». Разумеется до девушки эта новость дошла крайне быстро. Она радовалась, ведь подозрения пастушки о том, что Седж мог случайно услышать про неё что-то не желательное, сразу улетучились. После этого высший мельком спрашивал про девчонку ещё нескольких человек, но так и не услышал того, что хотел на самом деле. Счастью Лии не было предела. Конечно, очень приятно, когда человек противоположного пола, стоящий выше тебя по классу или статусу от тебя без ума. Ещё приятнее если он не только молод, но и обладает приятной внешностью.

Проскакивали моменты, когда пастушка обнимала молодого человека и он, в ответ, прижимал её к себе или юноша сам вызывался ей помочь с тем или иным привычным для неё делом. В один из дней, после того, как молодые набрали у притока воду в вёдра, знахарь забрал весь груз. Девушка стала возмущаться, он юноша молча улыбнулся, поцеловал её в висок и бодро прошагал вперёд, оставив ту позади себя. Еле сдерживая визг, Лиа стояла и смотрела вслед молодому человеку, скрывшемуся за поворотом. Низшая полностью удовлетворила своё эго, наконец этот красавец ею покорён.

Тем временем у постоялого двора на границе Агвиса.

Этот постоялый двор является довольно популярным местом для отдыха у различных купцов и простых путешественников за счёт удачного расположения. Находящийся на обходном пути, сразу перед длинной цепочкой отвесных скал, богатых разного рода минералами, он привлекает не только комфортом, но и множеством полезных ресурсов. Да и за счёт подземных источников, проделавших для себя путь наружу в некоторых местах скал, помогает не умереть от недостатка воды. Ко всему прочему главе гильдии охотников это место нравилось своим уютом, потому он и выбрал его для встречи с одним из своих клиентов, после разговора с которым, вместе с двумя новенькими, теми самыми, что упустили парня алхимика, должен был тот час же отправиться на очередное задание. С тех пор, как властелин стал главным в своей гильдии, он редко брался за задание. Обычно для того, чтобы направлять новичков, за которых мужчина чувствовал ответственность. Да и не хотелось ему в случае провала возвращать деньги, уж очень нравилось ему растрачивать богатство на выпивку, вкусную еду, оружие и женщин. Причём не абы каких, роскошных женщин, с выдающимися данными. Конечно он мог бы спокойно заполучить любую, но узнай чужие про его профессию, проблем не оберёшься, а уж что высший не любил, так это решать лишние проблемы.

Наполненный терпением, наёмник спокойно ожидал алхимика, сидя на невысокой каменной оградке чуть выше полуметра. Рядом с ним, по обе стороны, расположились лучник с воином, придерживающим увесистую железную алебарду. Он положил голову на одну из рук, держащих вертикально поставленное рубящей стороной на землю оружие, являющееся очень грозным. Ещё бы, ведь оно очень даже внушительных размеров. По длине алебарда приблизительно по плечо своего хозяина, являющегося человеком отнюдь не приземистым. Светлый алхимик не заставил себя долго ждать. Буквально через пару минут с момента прихода наёмников на место встречи, показалась вторая заинтересованная в предстоящем разговоре сторона, явно пребывающая не в духе.

Причину такого настроения властелину определить не составило никакого труда. Подошедшему путнику предложили отойти для разговора, но тот настоял на людном месте. Мужчина осторожничал, кто знает, что наёмники вытворят без посторонних глаз. На людях всё же спокойнее. Властелин пожал плечами, хозяин барин. Он поднялся и молча проследовал за алхимиком, вслед за ним молча двинулись и лучник с воином. Этот клиент заплатил за столь странный заказ очень щедро, а подробности рассказывать не пожелал, что вызвало у главы гильдии неподдельный интерес, являющийся истинной причиной его пребывания здесь. Но он продолжал молчать ровно до тех пор, пока все четверо не нашли укромный уголок в таверне. Не понимавшие такого не свойственного поведения главы пару раз удивлённо переглянулись друг между другом, но не прошло и пяти минут, как причина стала ясна как день.

— Я же кажется чётко сказал не убивать, а лишь забрать вещи! — Светлый алхимик сдержал тон, сказав не громко. Он хотел было что есть мочи стукнуть рукой по столу, но удержался, прекрасно осознавая, кто перед ним сидит.

— Да, уважаемый заказчик, я помню. Человек, сотворивший ошибку, будет наказан лично мной, не сомневайтесь. — Собеседник говорил тихо, ровно. На его лице не выражалось никаких эмоций. Властелин действительно подумывал о наказании за проступок, жизненно необходимый для того, держать в ежовых рукавицах самого разнузданного их трёх своих убийц.

— Мне с этого толку никакого не будет! Убитого человека уже не вернуть! — Жестикулировал алхимик. — Вы вообще понимаете, что высших не так много, чтобы ещё убивать их всех поголовно?

— … - Высший молча посмотрел на собеседника. По его данным на Северном континенте 15 светлых алхимиков, из которых мастерами можно назвать лишь 9… уже 8. Без светлых алхимиков действительно будет очень накладно, ведь такие полезные зелья варить станет просто некому, а когда появится очередной человек данного класса, не известно никому. Властелин достал увесистый мешочек и положил на стол.

— … - Мастер алхимик бегло посмотрел на прозвеневший предмет и вздохнул. — Хоть парень от вас ускользнул. — Неосознанно сказал он, почесав затылок. Бровь властелина слегка дёрнулась. — Что? Написал он мне. — Мужчина опустил голову.

— Почему Вам так отчаянно хотелось заполучить вещи Вашего так называемого товарища? — Перебил воцарившую за их столом тишину наёмник. Алхимик вздёрнул голову. — Это из-за слухов?

— Слухов? — Нахмурился светлый мастер.

— Тех самых, о созданном неким высшим мощном артефакте…

— А эти. Да выдумки всё.

— С чего взяли?

— … Мне нужно было. — Ответил алхимик. Монотонный голос собеседника вызывал очень неприятные ощущения, заставляя мурашки периодически пробегаться по коже. Мастер встал и собрался уходить.

Молча наблюдая за действиями алхимика, властелин прокручивал в голове последние слова заказчика, пытаясь понять их значение. Это резко возникшее желание уйти. Не понятно почему, оставленные на столе деньги. Какой-то пакт? Дань? Створки дверей захлопнулись. В тот же миг на казалось бы каменном лице появилось удивление. «Прощение!». Неужели именно он начал распускать эти нелепые слухи? Властелин было уже надеялся, что вот, такой артефакт взаправду смогли смастерить. Тогда зачем? Товарищ обогнал его в каких-то исследованиях и не пожелал делиться, отчего алхимик решил отомстить? Но не понятно, зачем придумывать столько заморочек? Тут явно что-то не чисто, но что? Наёмник вскочил и быстрым шагом направился на улицу. Лучник с воином всё так же молча проследовали за ним. «Надеюсь он ещё не скрылся.» — глава гильдии осмотрелся по сторонам, но не увидел человека в потрёпанных одеждах. «На удивление быстро бегает, для своих то лет и профессии. Где же он?».

Глава 7

Выбравшись с постоялого двора, властелин со своими новобранцами быстро спустился к подножию холма, где наёмники оставили своих лошадей и «питомцев», одним из которых являлась гончая. Именно ей хозяин приказал по оставленному на мешке с деньгами свойственному запаху найти беглеца. Светлый мастер перед уходом придвинул его ближе к властелину голой рукой. Бывшее некогда охотничьей собакой создание, ныне частично похожее на животное лишь формой тела, тут же принялось ловить след. Немного побегав по сторонам, монстр выскочил на дорогу и поднял торчком уши, приготовившись рвануть по первому приказу своего хозяина. К этому моменту наёмники уже спокойно сидели верхом. «Лови!». Мышцы гончей вздулись и она стремглав понеслась вдоль дороги. «За мной!» — скомандовал властелин остальным питомцами. Припустившие коней люди постепенно увеличивали разрыв между собой и ведомой. Высший хотел было уже сказать гончей притормозить, как та резко остановилась, всматриваясь в проходивший по левую сторону дороги лес. «Свернул.».

Никакого секрета в столь внезапной быстрой скорости алхимика нет. Он выпил зелье скорости, в разы увеличивающее передвижение за счёт быстрого истощения выносливости, потому на данный момент пребывал в отнюдь не хорошем для себя состоянии. Завернув в лесную чащу, он с большим трудом прошагал несколько метров и попросту упал на землю. Сердце бешено стучало, эхом отдавая в гортань, полностью перебитое громкое дыхание, горло ужасно пересохло, но пока даже трудно найти силы дотянуться до бурдюка. Алхимик с трудом перевернулся на бок и остался лежать. На самом деле он очень взволнован после своего последнего ответа, ведь вместо того, чтобы постараться придумать какую-нибудь ложь, чуть было не сказал всю правду. Да ещё кому! Нет, его бы точно убили на месте! Потому беглец понадеялся на медленную сообразительность главы гильдии наёмников и, собственно, его товарищей, но всё же постарался убежать как можно дальше. Мужчина и не предполагал, что властелин в любом случае давненько заинтересован в интересном клиенте.

Однако надежды светлого высшего не оправдались, хозяину монстров по своим статусам положено обладать гибким умом. Наученный на десятках лет чуть ли не непрерывной практики, он имел уже несколько догадок и, пока ни о чём не догадывающийся беглец лежал на прохладной, влажной, молодой траве, наёмники успели настигнуть своего бывшего клиента. Такое громкое прерывистое дыхание гончей услышать не составило никакого труда, не говоря уже о запахе, присущем всем светлым алхимикам, активно занимающимся зельеварением. На свою беду беглец не услышал, как сзади к нему подобрался монстр, уже в прямом смысле дышащий ему в затылок.

— Не так уж и далеко ты убежал. — Раздался со спины уже знакомый ровный голос, от которого алхимик неосознанно вздрогнул, моментально позабыв о своей усталости. Развернувшись лицом к противникам, он попятился назад. — И куда это мы собрались? — На лице властелина появилась не приятная ухмылка. — Знаете, мой дорогой клиент, я крайне не люблю, когда меня водят за нос.

— Что, убьёте меня, как и моего друга? Избавитесь от очередного светлого мастера алхимика?

— Да бросьте Вы, дорогой клиент, нам самим не выгодны такие дела.

Властелин вместе со своими напарниками медленно приближался к высшему. Он догадался, столь большая скорость появилась у мужчины неспроста. Человек, способный изготавливать разного рода полезные зелья сейчас находится перед ним. Одним из полученных зелий заказанной цели мужчина уже воспользовался. Результат высшего приятно удивил. Было дело, когда хозяину гильдии удалось заполучить в свои руки парочку зелий высокого качества, так то алхимики их не продают, потому ни на одном рынке их ни за что не сыщешь. Полученные же посмертно оказались мощнее тех. Раз уж бывший клиент убитому был товарищем, то способен создавать зелья настолько же высшего качества, потому этот алхимик нужен ему живым. Хозяину монстров даже не могло прийти в голову, в отличие от выдумщика Миголда Владис улучшил уже известные ему зелья, оттого и эффект от них куда более сильный, нежели у живого алхимика. Вот только беда, властелин просто обязан наказать беглеца. Этот обман сумел вывести его, главу такой крупной гильдии наёмников из себя. Светлому мастеру необходимо на собственной шкуре испытать ужас, а после того, как от полученной боли алхимик потеряет сознание, его можно будет связать и забрать с собой. На базе, в окружении стольких наёмников, мастер сразу же умерит свой пыл и будет вынужден варить для наёмников зелья высочайшего качества. А в случае сопротивления…

Алхимик полез в свою сумку, он не собирался сдаваться так легко. Спокойно глядя на мужчину, одним жестом, поднятой рукой, властелин молча отдал команду одному из своих временных напарников. Лучник достал из-за спины оружие, натянул тетиву. Пролетевшая стрела угодила цели чуть выше локтя. Секундный вскрик мужчины ясно давал понять, ему больно. Тем не менее он тут же продолжил своё дело и достал нужное ему зелье. Определить нужное светлый высший мог и на ощупь, у каждого маленькое хранилище разной формы. Заметив, как мужчина достал зелье, хозяин гончей приказал монстру навалиться на алхимика, тем самым лишив его возможности использовать склянку с не известным содержимым.

Крупное создание, достигающее в высоту около метра, рвануло с места, оставив после себя небольшие рытвины. Тем не менее алхимик лишь улыбнулся. Именно этого он и ожидал от своего противника, потому, перед броском твари, вытянул уже пострадавшую руку, угодившую монстру прямо в пасть. Гончая вонзила свои клыки в предоставленную ей «закуску» и навалилась на мужчину всем своим телом, сломав человеку конечность. Тем не менее, в те секунды, когда кости руки были ещё целы, алхимик успел разломать стекло голой рукой. Мощное парализующее зелье, которое способны создавать не только тёмные алхимики, сработало быстро. Не удивительно, внутрь гончей его столько попало, что можно было бы обездвижить не одного слона.

Заметив не свойственное своему питомцу поведение, властелин дёрнулся. Не дай бог это яд, монстров и так сложно вывести, после скрещивания выживают единицы, да и гончих у главы гильдии всего две, одна из которых появилась буквально пару дней назад и ещё полностью не набралась сил. Наёмники двинулись к алхимику. Они не ожидали, что у обездвиженного припрячен ещё один сюрприз. Только вот и алхимик так же не думал, что может быть полностью прижат к земле без малейших шансов освободиться. Мужчина думал его лишь постараются лишить возможности атаковать, но быть прижатым к земле он был не готов. Неимоверный страх охватил алхимика. Так у мужчины имелось защитное зелье, выпить которое теперь просто не представлялось возможным. Когда в запрокинутой за спину сумке под тяжестью двоих раздавились и перемешались все зелья, некоторые из которых образовали смертельное вещество. Начавшее подниматься в воздух полупрозрачное кислотное облако серого цвета потихоньку разъедало всё вокруг. По окрестностям разнёсся душераздирающий мужской крик, сопровождаемый поскуливаниями монстра. Крепко сжав кулаки и стиснув до скрежета зубы, властелин приказал отступить.

Тем же днём на границе Терриоса.

Проживавший в деревне около месяца юный мастер алхимик сидел и нервно перемалывал высушенные травы в порошок. С тех пор, как началась их обоюдная игра в кошки мышки, прошло всего несколько дней, но молодой человек уже успел порядком устать. Он надеялся, что со своим подходом сможет довольно быстро претворить свой план «влюбить, совратить, бросить» в жизнь, но пастушке постоянно удаётся выкрутиться. Взять хотя бы сегодняшний случай, когда эта красивая, но всё же зараза, вновь взяла и поцеловала его в губы, а как тот начал отвечать взаимностью, как поступала раньше, оттолкнула и убежала. «Будь я готов, не растерялся бы и сразу ответил!» — буркнул себе под нос алхимик, будто отыгрываясь на бедной высушенной траве. Нет, незначительное продвижение всё же есть, девушка не вырывается из объятий, но дальше… С такими темпами высшему придётся проторчать тут не один и не два месяца, чего ему ну очень не хотелось. Лучше уж тогда просто взять посреди ночи все свои вещи и сбежать куда подальше.

Пока молодой человек продолжал измельчать высушенные травы для будущих «лекарств», в дом зашла мать Лии, эдакая слегка пышная молодая барышня в простом платье с опоясывающим шнурком. Зачастую собранные в гульку русые волосы дополнительно подвязывались каким-нибудь небольшим одноцветным халщовым платком. Проходя мимо «знахаря», женщина улыбнулась и слегка склонилась. Одна из её выработанных годами привычек молча здороваться, чтобы не отвлекать человека от его занятия. Подойдя к печке, Марни взяла стоявшую сбоку небольшую лопату, предназначенную в их доме лишь для одного дела. Звуки железа, шкарябающего по камню железа быстро привлекли к себе внимание юноши. Женщина работала с оставшимися в печи древесными угольками. Часть из них она выгребала в мешок, часть равномерно распределяла по поверхности. Уставившийся в её сторону, высший сидел на полу абсолютно неподвижно, будто его заморозили.

«А ведь серьёзно, с этим своим планом и чёртовой девчонкой, с ним связанной, я совсем забыл про время! Когда будет ответ от этого предателя-затейника? Надо ещё раз ему написать!». Незаметно для хозяйки достав всё необходимое, алхимик, как ни в чём не бывало, продолжил своё дело. До вечера ещё далеко, он точно успеет отправить весточку повторно, осталось только придумать, что написать. Намерения молодого человека слегка поменялись, когда в обед дровосек сообщил о решении сходить завтра на охоту. Учитывая, что в группу войдёт мужчина, по неведомой причине рассорившийся с Лией на глазах у высшего, юноша с большим рвением напросился сходить с так называемыми охотниками. Якобы он посмотрит, как местные жители это делают, ну и заодно посмотрит в округе, может что полезное для «лекарств» найдёт. Мужчина крепкого телосложения согласился не раздумывая, сказав, что позже сообщит остальным. Куда ему было знать истинные мотивы достаточно хитрого мастера алхимика, успевшего менее, чем за месяц, стать в деревне своим. «На раз так, то и письмо я отправлю завтра, на охоте, правда здесь тоже труда не составило бы. Нет, лучше завтра! Двух зайцев одним ударом!».

На следующий день, сразу после завтрака, начались сборы. Во всей деревне суета была куда больше, чем обычно. Юноша взял большую сумку, сшитую Марни из грубой ткани по его личной просьбе с неделю назад. Сложив в неё перекус и бурдюк с водой, молодой человек призадумался. По неведомой причине он добрался до своего родного багажа, наскоро свернул и засунул к остальным приготовлениям. Алхимик сам не знал, почему руки потянулись за вещами, сделав это чуть ли не машинально, ведь юноша ничего такого не планировал. Тем не менее новая сумка почти заполнена. Пришлось взять свой старый плащ с капюшоном и прикрыть свисающий с плеч груз, в прямом смысле сняв какие-либо подозрения насчёт побега. Юноша часто накидывает поверх себя эту старую заштопанную одежду. Вот если бы кто увидел, как он чуть ли не впихивал прибывшие вместе со знахарем вещи, тогда другое дело, но увы сейчас все очень заняты. Да и поди пойми, чем там мается молодой человек, сидя спиной и копошась в своих вещах, он не один раз так уже делал.

Уже через каких-то 10–15 минут охотничий отряд, полностью готовый к отбытию, полностью собрался на площади. Несколько человек двинулись к выходу. По дороге один из участников злобно покосился на поправляющую юноше воротник Лию, не обращающую совсем ни на кого внимания. Только вот от высший сей жест не ускользнул. «Ну всё, я пошёл, в дороге меня навряд ли кто-то ждать будет, давай.» — отмахнулся черноволосый молодой человек, наскоро приобняв пастушку и вырвавшись из цепких ручек, убежал к группе. Проводы оставшихся в деревне на этом и закончились. Жителям предстоит вернуться к своим обыденным хлопотам.

Глава 8

Несколькими часами ранее. Ближе к утру.

На сравнительно ровной местности расположился посёлок, главной достопримечательностью которого некогда была ныне заброшенная резная водяная мельница. Работавший над её декорацией рукастый мастер явно знал своё дело. Только из-за отсутствия в здешних местах каких-либо городов, отвечавших бы за край, вынудило правителя Терриоса распорядиться назначить главу. На свою беду в этот посёлок вела не одна дорога, да и инфраструктура в нём куда развитее, нежели в остальных деревнях и сёлах. Отстроив на хорошем участке земли свои угодья, поодаль от «простых людей», они переправили русло небольшой бурной реки к своей территории, после чего та сильно обмелела. Вроде и законов не нарушили, ведь не пересох же источник совсем, и, при этом, показали данную им власть. С момента переезда в этот край текущей местной власти миновало уже порядка сорока лет. В связи со старостью, предыдущий правитель уже успел частично передать права губернатора своему сыну.

Перебравшийся в посёлок менее месяца назад молодой человек посреди ночи собрался и ушёл. Этим днём он вёл себя странно, часто оборачивался по сторонам, прислушивался ко всем звукам, разговорам, нервничал, будто чего-то или кого-то опасался. Темноволосый кузнец чуть меньше тридцати лет не стал брать все свои вещи, лишь самое необходимое. Накануне он получил весточку от своего старого друга, где говорилось о том, что за всей их собратией, состоящей из пяти человек, началась охота. «Двоих уже убили, кто из нас следующий не известно». Осторожно пробираясь через лес, мужчина ругал себя, что тогда, года три назад, вместе с друзьями детства, перешёл дорогу проживавшему в их городе влиятельному человеку. «Всего то навсего отравили его жену, не умерла же она! Да и он первый начал! Взял, бесстыдно обвинил меня, лучшего в городе кузнеца, в некачественной работе, не заплатил за трудный заказ, над которым я работал чуть ли не смыкая глаз несколько дней подряд. Потом и Гелтону подгадил.». Никто из них не знал ни тогда, ни сейчас, из-за того самого отравления у жены родственника тамошнего местного правителя случился выкидыш. Да, она наконец забеременела долгожданным в их семье ребёнком. Убитый горем муж сразу понял, кто зачинщик, ведь именно один из завсегдатых друзей являлся знахарем, давшим «нужное для сна лекарство». Вот и решил он отплатить всем сразу. Смерть за смерть.

Несмотря на то, что кузнец находился уже достаточно далеко от посёлка, чувство тревоги никуда не девалось. Теперь ему нужно опасаться не только людей, но и диких животных. Тем не менее от вторых спастись будет куда проще, чем от первых, потому он быстро нашёл себе толстое, высокое дерево и на ощупь забрался по стволу. Примостившись на раскидистой ветке так, чтоб не упасть, он улёгся в надежде отдохнуть, однако поспать молодому человеку толком и не удалось. Двое наёмников, одним из которых являлся бывалый воин, побывавший во многих сражениях, добрались до посёлка, перебудив там всех жителей, другим следопыт, участвовавший в заказе, полученном от алхимика. Благодаря имевшемуся при себе небольшому портрету порученной им цели, найти нужного человека не составило труда. Однако в доме хозяина, где по идее проживает молодой кузнец, искомого не оказалось. Разместивший у себя путника старик божился и клялся всем, чем только мог, мужчина с портрета однозначно был у него. Помимо этого не желающий расставаться со своей жизнью, хозяин дома сообщил о странном поведении кузнеца. Мол всегда был спокойным, а тут, получив письмо какого-то своего старого друга, весь день был сам не свой.

Услышав слова старика, незнакомцы медлить не стали. Тут любому станет понятно, сбежал. Потому и наёмники медлить не стали, тотчас же приступили к поиску цели. С помощью следопыта сделать это не так уж и трудно, ранним утром кузнец был отслежен и застигнут врасплох. Мужчины тихонько подобрались к дереву, на котором расположилась их цель, спустились с коней. Воин достал большой меч, шириной с пол метра и, не долго прицеливаясь к стволу, рубанул по дереву что есть мочи. Из-за нарушенной мирной гармонии сидевшие в округе на ветвях птицы разлетелись врассыпную, наделав верещанием и хлопаньем крыльев много шума. От такой неожиданности кузнец кубарем полетел вниз, пострадав во время и после падения. Увидев лицо лежавшего перед ними человека, воин вновь занёс над собой меч. Кузнец пытался подняться, однако полученная при падении боль немного затрудняла управление собственным телом. В очередной попытке беглец чуть перекособочился, чем абсолютно случайно спас себя от разрубания на две части.

Ошарашенно посмотрев на вошедший в землю буквально в паре сантиметров от себя здоровенный меч, кузнец тотчас же забыл про боль. Молодой человек вскочил на ноги и ринулся от убийц. «Хватай!» — крикнул кто-то сзади. Кузнец полез в сумку. «У всех есть козырь в рукаве!», у него же их два. Нащупав набегу приобретённые когда-то во время своего странствия пару склянок, нынешний владелец зелий спешно прочитал названия и свойства на привязанных этикетках. Гонимый остановился лишь для того, чтобы кинуть в мечника нужное зелье и продолжить свой побег. Как и ожидалось, наёмник защитился мечём. Склянка разбилась. По оружию стекала прозрачная жидкость, внешне не отличимая от обычной воды. Практически сразу же от метала стала исходить дымка. Становясь плотней и шире, она всё больше и больше ухудшала видимость противника. Но и наёмники не лыком шиты. За годы своей работы мечнику несколько приходилось сталкиваться с таким зельем, потому на просьбу товарища «отшвырнуть куда-нибудь меч» он лишь отрицательно покачал головой. Да и не собирался крепкий мужчина расставаться со своим основным оружием. Болтался, конечно, у него на поясе катар, в дополнение, но он ничто по сравнению со старым товарищем.

— Уйдёт ведь. — Злобно огрызнулся следопыт, размахивая перед собой руками.

— Не сможет. — Ещё раз покачал головой воин. Его бархатный баритон прозвучал очень спокойно. — Я уже сталкивался с этим зельем, не пройдёт и пяти минут, как оно прекратит своё действие, просто тихонечко подождём. Да и выгодно это нам.

— Почему? — Немного удивился следопыт.

— Ну как же, пока он от нас будет со всех ног удирать, быстро выдохнется, мы в это время отдохнём, а после ты его просто повторно найдёшь. Тем более парень пусть и слегка, но ранен!

— А что, резонно! — Успокоившийся наёмник в который раз про себя отметил «как всё-таки хорошо, что он достался мне в напарники».

Тем временем стремглав нёсшийся кузнец катился кубарем по сухой, потрескавшейся земле. Из-за подступившего к горлу страха он попросту не заметил резкого спуска с холма. Ноги молодого человека не удержали, тело перевесило и на скорости повалилось. Попутно мужчина вывихнул лодыжку на левой ноге. Вновь плашмя полежав на твёрдой поверхности, он в буквальном смысле слова подскочил и повторно чуть не упал. «Повредил ногу.». Тем не менее, прихрамывая на одну ногу, кузнец продолжил путь дальше, стараясь при этом шагать как можно быстрее. Пробираясь сквозь лесную чащу он выбрался к ручью с чистой, прозрачной водой. Стоявшему над горизонтом солнцу ещё очень далеко до своего зенита, однако оно вовсю выполняло свою работу. На противоположном берегу маленькой речушки, глубина которой была ему чуть выше щиколотки, невооружённым глазом виден деревянный забор. «Судя по нему там явно кто-то живёт!». Внимательно оглядевшись и прислушавшись к постороннему шуму, кузнец, простояв с минуту на месте, всё-таки направился к поселению.

А пока в деревне.

Пока группа самопровозглашённых охотников бродила по лесу, обыденная жизнь остальных местных жителей как обычно текла в своём привычном русле. Они даже не догадываются, что медленно, но верно, приближается человек, который в одночасье изменит жизнь всей деревни. Бегавшая туда, сюда, обратно с полными воды вёдрами, Лиа помогала матери с подготовкой так называемой грандиозной грядущей мойкой, устраиваемой в каждый охотничий день. Её отец, вместе со своим завсегдатым напарником, помогавшим время от времени чинить забор, вместо успевших прийти в негодность, вбивал грубо отёсанные, но прочные доски. Каждая из них была не только разной ширины, но и длины. Рыбак, присев на корточки, отбирал готовую рыбу, вот уже совсем недолго осталось до посещения города с целью продажи некоторых подготовленных даров природы. На вырученные деньги необходимо будет закупить в деревню муки, сахара, соли и прочих необходимых для жизни вещей. При этом надо ухитриться отложить на дальнейшее приобретение скота.

Как и положено, работа нашлась для каждого. Любому постороннему покажется странным такой сумбурный кипишь, вызванный невесть чем. Вот и добравшийся до деревни кузнец непонимающе смотрел на происходящую суматоху. Более того его не сразу заметили, хоть и стоял путник посреди вечно открытого в заборе прохода. Лишь собравшаяся в очередной раз за водой Лиа обратила внимание на незнакомца. На её выкрик замерли все. У каждого из местных жителей появились свои тревожные мысли, пока они не проследили за взглядом девушки. Немного «помятый» молодой темноволосый незнакомец молча смотрел на местных жителей своими чёрными глазами. «Симпатичный!» — подумала про себя русая красавица и хитро улыбнулась. «А как же Седж? А что Седж. Нет, он всяко красивей!.. Да и моложе к тому же! Вдобавок он знахарь, а кто этот, не понятно… Но всё равно симпатичный!». В голове пастушки возник внутренний конфликт. Стоявший перед ней красавец так и просился добавиться в коллекцию завоёванных сердец симпатяг. С другой же стороны как тогда быть с проживающим у неё в доме милашкой знахарем? Тем более юноша души в ней не чает и тотчас же заметит её косые взгляды в сторону незнакомца. Девушка помотала головой. Пусть неожиданно появившийся ей на глаза путник и покрепче, с помощью своей профессии Сежду не составит труда как-нибудь отравить конкурента. «А если вдруг новая цель окажется кем-то получше какого-то там знахаря?». Недолго думая, местные жители окружили незнакомца со всем сторон.

— Ну здравствуй, милок! — Начал разговор тот самый старик, что лет семидесяти отроду.

— Здравствуйте…

— Какими судьбами в наших краях?

— … - Кузнец слегка нахмурился. — Да ничего особенного, неудачная дорога и плохие путники, вот и вышло.

— Эк как не повезло тебе!

— И не говорите! Но что уж тут поделать, с каждым, временами путешествующим человеком, может случиться такая оказия.

— А что ж ты так?

— Просто научиться чему новому хочется, по профессии своей, стать, так сказать, истинным мастером в своём деле. Сам я кузнецом буду. — Услышав это, люди воодушевились. Своего кузнеца у них тоже давненько не было. Такой человек безусловно пригодится в хозяйстве!

— Покаместь придётся тебе у нас остановиться, подлечиться.

— Большое спасибо, дедушка!

Пока каждая сторона думала о произошедшей удаче, наёмники уже потихоньку шли по следу своего беглеца. Остановившийся в доме того самого старика, кузнец спокойно сидел на жёсткой скамейке и, используя предоставленные в личное пользование воду с лекарствами, не спеша приводил своё тело в порядок. За время своих посиделок, он даже не заметил, как суматоха утихла. Только выбрался из дома он не вовремя. В этот момент у входа в деревню появились двое уже известных ему всадников.

— Приветствую, дорогие гости! — Сказал кто-то из деревенских, однако был полностью проигнорирован.

— Вон он! — Махнул на цель головой крепкий мужчина с небольшой бородкой.

— Ну всё, в этот раз искомое лицо упускать нельзя!.. Мне уже надоело его искать!

— Ааа, вот, чем на самом деле оно подкреплено. — Хохотнул воин, шустро спустившись со своего скакуна.

— Вообще ничего смешного не вижу! — Следопыт повторил действия вслед за напарником.

— Не трусь, в этот раз всё хорошо пройдёт! — На лице наёмника появился дикий оскал, а в глазах засверкали искорки азарта, когда как у кузнеца застыл полнейший ужас. Он заметался в стороны. — Никому нам не мешать! Кто перейдёт дорогу, умрёт раньше времени! — Грозно сказал воин, вынув из-за спины свой меч.

Испуганные местные жители попросту расступились и с ужасом наблюдали за тем, как кузнеца загоняли в угол. Стиснув зубы им просто пришлось игнорировать его мольбы о помощи и проклятия, а когда над головой молодого человека занесли этот здоровый меч, большинство попросту отвернулись и в страхе закрыли глаза. Вот, несколько секунд и выбранная в задании цель устранена всего лишь одним косым разрезом, начинающимся на шее, заканчивающимся в нижних рёбрах. Довольные от наконец выполненной работы, до возвращения на базу, наёмники могут немного отдохнуть. Оторвав от штанов убитого кусок ткани, воин принялся чистить своё оружие. В это время следопыт прошёлся взглядом по вздрагивающим чуть ли не от каждого движения людям.

— Слушай, да тут есть симпатичные дамочки! — Облизнулся наёмник, привлекая внимание своего напарника. Довольно долго у них никого не было.

Глава 9

В глубине леса.

Натолкнувшийся на нужные для одного из зелий грибы, алхимик аккуратно собирал случайно найденный ингредиент, ведь шапочки должны быть непосредственно целыми. При этом он не забывал наблюдать за остальными членами группы. Юноше никак не удавалось побеседовать с нужным ему человеку, так как тот постоянно находился близ других. Внезапно в лесу раздался громкий хлопок. Подхваченный щебетом птиц, он эхом распространился на сотни метров. Это сработала ловушка. Мужчины засуетились. Лишь Седж, глубоко погружённый в свои мысли, так и остался сидеть на месте, как истукан. Молодого человека потормошили за плечо, вернув в реальность. «Ловушка сработала, пошли проверим!». Мастер алхимик молча кивнул и проследовал за остальными.

Прибыв на место, деревенские самопровозглашённые охотники увидели маленького оленёнка, умершего сразу на месте из-за проломленного железными зубами черепа. Пока остальные мужчины занимались тушкой пойманного животного, молодой человек медленно окинул взором округу и, заметив что-то для себя интересное, побежал в выбранном направлении. Всё равно поссорившийся с Лией помогал вытаскивать обезвреживать ловушку. Высший так увлёкся выкапыванием небольшого кустообразного растения, что даже не сразу заметил столь выжидаемый им момент, пока тот, из-за кого он собственно и напросился на охоту, не присел рядом с ним, предварительно тяжело вздохнув.

— Ой. — Мастер алхимик искренне удивился нежданному «визиту».

— Я с тобой посижу тут, не очень люблю смотреть на кровопускание.

— Кровопускание? — Слегка нахмурился ничего не понявший молодой человек.

— Да там не очень получается вытащить голову, уже идут споры отрубить её сразу или нехай, притащить уже как есть… Что ты тут интересного нашёл? — Резко решил сменить тему собеседник алхимика.

— Они очень полезны! — Юноша отделил последний бледно-жёлтый цветок. К великому счастью в этом растении полезны как корень, так и цветы с листьями. Первый использовался в противоядии среднего качества, вторые наоборот, снижению мышечного тонуса. Листья растения, в высоту не достигавшего и половины метра, так же могут пригодиться для создания слабого зелья сна. Такое вот интересное кустообразное попалось на глаза юному алхимику. Запихивая удачную находку в сумку, высший внезапно поднял голову и посмотрел в никуда, будто его щелкнули по носу. «Как я мог забыть?!». — А вам часто удаётся поймать оленя? — Внешне молодой человек смотрел на собеседника с лёгкой улыбкой, мысленно же дал себе подзатыльник. Он не был мастером во внезапных начинаниях диалогов. Тем не менее сидевший рядом с ним мужчина улыбнулся.

— Нет, крайне редко, нам, считай, повезло сегодня. — Он снова улыбнулся, только вот в этот раз алхимику показалось, что его собеседник отнюдь не радовался. Смотревший в никуда взгляд лишь подтвердил догадки высшего. С момента обнаружения обмана Лии, юноша вспомнил один из уроков учителя, никоим образом не относящийся к алхимии, по сути являвшимся простым, жизненным, вновь обучался давненько подзабытым и не до конца изученным навыкам.

— Вы чем-то обеспокоены? — Вдруг раздалось с левой стороны спустя некоторое время. Мужчина медленно повернул голову, непонимающе глядя на з» знахаря».

— С чего ты взял?

— Просто сколько в деревне живу, впервые вижу у Вас такое настроение. — Когда юноша говорил первую часть фразы, чуть не добавил «у вас», но чудом сдержался, это минимум могло резануть слух.

— Ничего подобного! Просто произошло кое-что… не очень приятное.

— Оно связано с Лией? — Мужчина вновь покосился на своего собеседника. — Просто я случайно увидел, как Вы на неё смотрели, пока она поправляла мне одежду. — Якобы решил оправдаться молодой мастер. — Иногда она чересчур… опекает что ли. — Юноша улыбнулся и слегка наклонил голову. — Хоть по идее должно быть и наоборот. Но в принципе она славная девушка. — Услышав последние слова, мужчина сморщился, будто съел что-то очень кислое.

— Ты её плохо знаешь! На самом деле она та ещё дрянь двули… — Собеседник не договорил окончание слова. Резко замолчав, он, в дополнение, прикрыл рот рукой. Однако светлому алхимику хватило недосказанной фразы, чтобы уловить весь её смысл.

«Двуличная. Получается он знает её настоящую натуру! И раз уж на то пошло, полагаю другие тоже! Значит всё это время меня обманывала не только она, но и вся деревня?. Юноша в очередной раз за день погрузился в глубокие раздумья. Его собеседник уже убежал помогать товарищам с добычей. Благодаря удаче теперь можно не продолжать охоту на всякую мелочь и спокойно возвращаться в деревню. Однако это не означало, что парочку словленных кролей можно отпускать, их, как приятный бонус, безусловно заберут с собой. Сильно похлопав по плечу молодого брюнета, витающего где-то в облаках, стройный мужчина довольно приятной наружности, старше юноши приблизительно на 10–12 лет, взывал к парню. «Седж, Сеедж, пошли!». Высший кивнул и последовал за остальными.

Непринуждённо ведя беседу, довольные деревенские спокойно выбрались из леса. Лишь алхимику было не до веселья. Ранее, когда он остался наедине со своими мыслями, юноша попытался отправить повторное письмо зачинщику слухов про артефакт, однако оно не ушло. Сей факт мог означать лишь одно, человек, на которого сделан определитель, мёртв. Теперь грандиозные планы мести, вынашиваемые Седжем, канули в небытие. Вторая плохая за день новость совсем испортила настроение высшего. И ведь это ещё отнюдь не конец дня! Кто его знает, что произойдёт дальше, может весь день алхимика будет состоять из таких вот резко подрывающих его настроение вестей. Молодой человек смотрел исподлобья на «чуть не проболтавшегося» мужчину. Казалось, что он вот-вот просверлит взглядом спину бедолаги, старающегося держаться от светлого мастера подальше. Тем временем деревенские никуда не спешили, ведь обычно их походы в лес за добычей проходят куда дольше. Лишь оказавшись у вечно открытого в заборе прохода они потеряли дар речи. Дом их завсегда-то спокойного и дающего хорошие идеи старика частично разрушен. На земле, распластанными на спине или животе, на боку, кто-то вообще сидя, лежало около двух десятков трупов. Ими оказались некоторые жители деревни. Лужи ещё свежей крови частично пропитали землю. Несколько раненых серьёзно и не очень людей, кое-как перемотав свои увечья, навзрыд плакали с остальными уцелевшими. Бросив на землю весь свой улов, самопровозглашённые охотники вбежали в деревню с криками, больше походившими на вопли. Каждый из них, задавал лишь один и тот же вопрос: «Что здесь произошло?».

Несколько людей поочерёдно, словно передавая эстафету, рассказали о произошедших событиях. Ни у кого не выходило составить полный рассказ, поэтому каждый следующий просто подхватывал предыдущего с того момента, на котором он остановился. В общих чертах вышло так, что буквально через час после их ухода в деревню пришёл раненый кузнец. Во время рассказа на него указали пальцем. Он налепетал им свою историю, после чего над парнем сжалились, тем более, что он кузнец. Его решили подлечить. Затем, спустя ещё некоторое время, на пороге заявились двое наездников, оказавшихся наёмниками. Описаны они были очень просто. Целью незнакомцев оказался кузнец, но им не хватило расправы над ним. После этого наёмники не уехали, а стали применять силу. Нескольких девушек, пришедшихся им по вкусу, эти варвары просто собрались изнасиловать. Среди названных имён прозвучала и Лиа. Конечно же наёмников пытались переубедить, но пререкания их только раззадорили. Дровосек с одного взмаха меча замертво свалился на землю. Бросившийся на защиту любимой дочери, он стал первой лишней жертвой. После того, как воин хладнокровно расправился с погибшим, рассвирепел словно ненормальный, только лишь из-за вновь испачканного огромного меча. В порыве гнева мужчина покромсал и некоторых других, раззадоривших его простых людей. Некоторым, кого воин лишь зацепил, удалось остаться в живых. Обозлённый крепкий мужчина заодно поубивал и троих серьёзно сопротивлявшихся девушек. Затем они немного погромили деревню, разграбили дома, прихватив с собой часть съестного запаса, приготовленного на зиму. Добравшись до дома убитого дровосека, они почему-то поликовали и, выбравшись из строения с сумкой, довольные сели по коням, да ускакали.

Услышав про наёмников, Седж вздрогнул и дальше слушал историю напряжённо. Насчёт того, что они могли без проблем заметить Лию, у алхимика не было никаких сомнений. Уж она вне без особого труда может понравиться большинству представителей мужского пола. Седж уже увидел бездыханные тела дровосека и девчонки. Он даже прицокнул. Нет, её ему нисколечко не жаль, ведь пастушка его бесстыдно обманула, ложно вызвав к себе симпатию, но и смерти он ей всё равно не желал. В общем он не испытывал к ней ровным счётом ничего. После состоявшегося сегодня во время охоты разговора высший и о других жителях деревни решил пересмотреть своё мнение. С момента в рассказе разграбления домов, светлый мастер повторно напрягся. «Неужели эти сволочи..? Только не мои зелья! Чёёёёрт, их было так сложно сделать в здешних условиях! Эх, а я то сюда только за собранными травами, да спрятанными зельями и вернулся. Придётся начинать сначала, ведь мне нужны деньги…». Хоть ему и повезло, что во время нападения юноша находился в лесу, ведь среди налётчиков вполне мог оказаться один из тех, с кем алхимик уже встречался, молодой человек всё равно очень злился. Он считал, что сегодня больше ничто не способно испортить ему настроение ещё больше, однако это всё же случилось. Недолго взвешивая все плюсы и минусы, мастер алхимик успокоился.

Некоторое время Седж помогал приводить деревню в порядок. Одновременно с этим, он, вроде как знахарскими практиками, лечил раненых. Юноша не настолько чёрствый, всё же эти люди помогали ему, когда он сам был ранен, потому мастер отплатит им хотя бы этим. Конечно же тут имелась и вторая причина: сумка, в которой наёмники унесли его зелья малого и среднего качества, являлась хранилищем для собранных им ранее ингредиентов, часть которых попросту пришла в полную негодность после их тщательного растаптывания на радостях. Потому светлому алхимику приходилось снова тратить время на поиски нужных трав, да грибов, а, в связи с тем, что уже в ближайшее время молодой человек собирался уйти из деревни, часов на поиски ему необходимого. Парочку потерянных трав юноша так и не сыскал. Не потому, что за ним пристально следили, наоборот, оставшимся в живых жителям постоянно было чем заняться. Даже на третьи сутки, когда деревенские более-менее успокоились и взяли себя в руки, никто пристально не следил за молодым человеком. Им даже не пришло в голову, что человека, удерживавшего «знахаря» в их захудалой деревеньке, попросту нет среди живых.

Светлый высший ушёл, когда ещё не начало светать. Из еды у него была лишь парочка кусков хлеба, которые ему удалось припрятать во время обеда и ужина. Насчёт воды алхимик не волновался, да и насчёт голодной смерти сильно не переживал. Под боком протекает ручей, а как раздобыть что-нибудь съестное молодой человек знает уже давно. Пару-тройку лет юноша решил попутешествовать по Терриосу, а в связи с отсутствием карты, он просто двинулся вверх по ручью, ведь сзади река, разделяющая границы двух стран. Только лишь первые несколько часов алхимик шустро передвигал ногами, дабы оказаться подальше от деревни. Он предположил, что оставшиеся позади терриосовцы могу начать его поиски. Юноша как в глаз глядел. Пропажа знахаря обнаружилась быстро, молодой человек, как до, так и после смерти дровосека оставался жить в его доме. Деревенским было прекрасно известно, что по утрам парень любит поваляться в постели на минутку-другую подольше. Тут же постель не заправлена, а парня след простыл. Но что самое важное, так в доме не оказалось ни единой его вещи.

Глава 10

Избавившийся от всяческих оков алхимик спокойно добрёл до какого-то посёлка. По дороге он сварил парочку зелий слабой мощности, в надежде быстренько их продать. Вновь пришедший на закате, он неспешно прогулялся по малочисленным просторным улицам, если их можно было таковыми назвать. Молодой мастер не спешил с поиском ночлега, так как не собирался здесь задерживаться, да и денег на оплату жилья у него не имеется. Однако незнакомец быстро привлёк к себе внимание окружающих, хоть подходить да завести с ним разговор люди мешкали. Юноша нисколько не выглядел подозрительным, более того он вызывал лишь приятные на первый взгляд чувства. Тем не менее излишняя настороженность вызвана у людей в связи с произошедшими в их посёлке за последние дни странными событиями. Однако всё же нашёлся один парнишка, решившийся на разговор с путником, остановившимся напротив водяной мельницы, дабы насладиться её красотой.

— Я Вас здесь раньше не видел. — Внезапно прозвучал чей-то голос за спиной алхимика, отчего тот слегка испугался. Он прекрасно видел, как озираются на него другие, потому надежда попытаться продать здесь свои зелья быстро угасла, потому высший решил просто пройтись, дав тем самым себе небольшую моральную передышку. Молодой человек и не надеялся, что с ним заговорят, оттого и рассматривал с интересом слегка мнущегося коротко стриженного парнишку в довольно простой одежде чуть ниже его ростом. — Позвольте поинтересоваться, надолго у нас или проездом? — Несмотря на лёгкую улыбку, на лице внезапного собеседника можно легко распознать волнение.

— Да можно сказать проездом. — Дружелюбным тоном ответил путник.

— Я, конечно, понимаю, что это не прилично, да и Вы в полном праве не отвечать, но если по какому-то делу, можете сказать какому именно? — Потирающий ладони парниша посмотрел на слегка недоумевающего незнакомца. Окажись он преступником, слуга при доме титулованного барона тотчас же доложит своему нанимателю о подозрительном человеке, если, конечно же, до этого не будет убит. Однако это одна из его обязанностей, которые хочешь, не хочешь, а для получения денежных надбавок выполнять приходится.

— Хех, ничего противозаконного, просто — Алхимик залез в свою увесистую сумку и, наскоро найдя товар, достал парочку склянок. — надеялся, что смогу тут продать несколько зелий. — Увидев округлившиеся глаза, да отвисшую челюсть на лице собеседника, путник с трудом сдержал смех. Спустя сутки с момента побега из деревни, молодой человек пребывал в хорошем настроении.

— Вы хотите продать зелья? — Ничего не говоря, высший утвердительно кивнул головой. — А что за зелья?

— Одно — зелье детоксикации, второе временного повышения иммунитета. Третье пока ещё только в процессе, если всё же задержусь на денёк-другой, то спокойно закончу и его. — Быстро перемолов у себя в голове полученную информацию, молодой слуга знатного дома неосознанно задал вопрос, ответ на который вполне очевиден.

— Вы алхимик. — Светлый мастер ещё шире улыбнулся и вновь молча кивнул головой. Давненько он столько не забавлялся с остро реагирующих на каждую сказанную фразу собеседников.

После того, как стоявший напротив служки темноволосый юноша подтвердил свой класс, переполненный эмоциями парень, слегка поклонившись высшему, развернулся в противоположную сторону и убежал так, что пятки сверкали. «Интересное окончание разговора.». Алхимик повернулся обратно к мельнице, продолжая её рассматривать. К его сожалению никто из местных жителей не слышал только что состоявшийся короткий разговор, потому путник уже всерьёз думал переночевать на дереве. «А что, не впервой!». Да и напрашиваться он ни к кому не хотел, учитывая реакцию людей на незнакомца. «Видимо не так давно в их посёлке случилось что-то плохое.». Пока светлый мастер пребывал в раздумьях, беседовавший с ним ранее юноша со всех ног мчался к своему господину. «Невероятно, к нам пожаловал алхимик, да ещё и зелья собирался продать, барон вряд ли упустит такой шанс! Только не понятно, почему здесь.». Парень пребывал в смешанных чувствах. Оно и понятно, такие люди продавали свои зелья в основном лишь в городах. Молодой человек даже не мог представить, в каком плачевном состоянии сейчас находился высший. Конечно, ведь люди его профессии могут без проблем заработать большое количество денег. Пару раз он уже сталкивался с алхимиками и те постоянно были при деньгах, потому твёрдо вбил себе в голову факт, что люди с высшими классами никак иначе богатые. Служка и представить себе не мог, что не только алхимики могут быть без гроша в кармане.

— Что ты сказал? Алхимик? — Стоя в широком коридоре своего большого дома, мужчина сорока с небольшим лет отроду переспросил запыхавшегося парня слегка грозным повышенным тоном.

— Да, господин.

— И он ищет, где бы продать свои зелья. — Как бы спросил благородный. Услышав, что тот, к тому же, готов сварганить ещё зелий, он просиял, а на лице его, впервые за приличное количество времени, появилась широкая улыбка. Моментально ускорившись к лестнице, ведущей на второй этаж, барон задал последний вопрос следующему за ним слугу. — Где говоришь ты его встретил?

— У старой мельницы.

— Хорошо, я лично поеду встретить его. Прикажи подготовить всё необходимое.

— Слушаюсь.

Тем временем налюбовавшийся главной достопримечательностью юноша возобновил свою неспешную прогулку, доедая по дороге последний кусок чёрствого хлеба. «Мало того, что вновь придётся стеснять себя во многих условиях, так ещё и из еды остались одни лишь собранные вчера ягоды. Кошмар. Правда, к хорошему быстро привыкаешь.» — Сокрушался молодой путник. За время, проведённое в деревне, когда у тебя есть крыша над головой, место для сна и нормальная еда, он успел подзабыть, каково это, спать на дереве. Когда они с учителем странствовали вдвоём, было и то проще, теперь же свои невзгоды и разделить то не с кем. Невольно светлый мастер погрузился в те греющие душу воспоминания, потеряв счёт времени. Он даже не сразу обратил внимание на становящийся всё громче и громче шум. Лишь когда к нему подошли двое мужчин, одетых в кожаные доспехи, высший вернулся в «здесь и сейчас». Оглядевшись, он быстро приметил карету, из которой вышел достаточно складный незнакомец с небольшой бородкой. «Ну судя по одежде какой-нибудь местный чиновник.». Во время путешествий с наставником, юноша не раз сталкивался с такими, потому определить принадлежность неспешно идущего к себе мужчину определил без особых усилий. Да и местные жители одеты хоть и получше алхимика, но всё же простенько. «Как-то даже немного стыдно. Да, я чистый, от меня пахнет лишь травами, ведь в последнее время я и средних зелий то сделал раз-два и обчёлся, не говоря уже о высоких, их вообще пропустим…».

Однако барон будто вовсе не обратил внимания на наряд стоящего перед ним высшего. Будучи ребёнком он натыкался на путешествующего алхимика, тогда его ныне престарелый отец настрого наказал ни в коем разе не обращать внимания на одежду незнакомцев, так как среди них может оказаться и не один высший. Да и исходящий от путешествующего алхимика запах трав слышен аж в паре метров от него. Мастер спокойно наблюдал за действиями бароном и его свиты. Когда тот вежливо пригласил его отдохнуть у себя в поместье, он заметил стоявшую спиной к себе знакомую фигуру. «Понятно.» — улыбнулся Седж и без колебаний принял щедрое предложение. По дороге он выяснил, что мужчину заинтересовали его зелья. Да, он без каких либо проблем продаст их ему. И раз уж высшему предлагают комнату, он не упустит шанса обменять третье зелье на комплект чистой целой одежды, да еду.

Спустя пару дней, во время прогулки по посёлку, юноша то и дело останавливался. Мигом разлетевшиеся по окраине новости о том, что сюда пришёл светлый алхимик, взбудоражили местное население. К нему то и дело подходили поговорить. Кто-то, в обмен на всякие предметы быта или какие редкости просил молодого человека приготовить зелье, женщины и девушки старались обратить на себя внимание привлекательного высшего, на что Седж старался вовсе не обращать внимания. Воспоминания о Лии ещё слишком свежи в его голове, потому парень решил немного повременить даже с мимолётными отношениями. На обратном пути, он краем глаза увидел не здешних. «Хм, где-то я его видел… Неужели..?».

— Извините, к вам сюда не приходил знахарь? — Спросил один из путников.

«Только не это!». Да, теми не местным оказался один из деревни, откуда юноша тайком сбежал некоторое время тому назад. «Всё, не высовываемся!». Быстро добравшись до поместья барона, молодой человек, не обращая никакого внимания на приветствовавших его слуг, поднялся по лестнице и вбежал в свою комнату. При этом его дыхание сбилось не так сильно, как по идее должно было. «Единственное приготовленное зелье малой выносливости потрачено считай впустую. Эх, а я думал его продать в следующем городе.». Рано утром высший попрощался с бароном и, наотрез отказавшись от средства передвижения, отправился в дальний путь. Так, продавая, а, затем вновь изготавливая зелья, копя средства и покупая нужнее для себя вещи с ресурсами, высший не заметил, как прошло практически пол года.

Гвилон. Один из крупнейших городов Терриоса, расположенный на юге.

Город возведён на крупном острове, расположенном в десяти с небольшим метрах от ближайшего берега широкой реки. В прошлом этот клочок земли долгое время пустовал, пока одним из правителей Терриоса не был издан закон построить на нём форпост, предназначенный для укрепления защиты на юге государства. Со временем здесь появилось село, разраставшееся всё больше и больше, пока, в конечном итоге, не достигло своих нынешних размеров. Для улучшения комфорта вырылись небольшие каналы, проведённые в зелёный город. Покрытые щебнем, да вымощенные камнем дороги разной ширины дороги, аккуратные одно и двухэтажные домики на улицах, даже единственный крупный в городе крытый рынок. Сейчас здесь почти не увидишь деревянных домов, а если и наткнёшься, то по опрятному внешнему виду сразу поймёшь, за городом хорошо следят. Недалеко от по прежнему работающего форта расположены казармы, где на площадке, день через день, тренируются защитники города и всего королевства. Несколько крупных зажиточных семей, поставляющих на рынок множество товаров по сходной за счёт конкуренции цене, занимаются животноводством и садоводством, да и рыбаки не жалуются на плохой улов, потому недостатка в воде и пище у здешних жителей нет. Несколько часов в неделю работает переправа, позволяющая людям как прибывать, так и отбывать. Конечно за определённую цену, варьирующуюся в зависимости от груза и количества людей. В город трудно перевезти что-то противозаконное, ведь тебя проверяют сначала на одном берегу, затем ещё и у форпоста. Пусть способных воевать тут от силы десятка четыре, местное население не беспокоится о возможном внезапном нападении врага, ведь в государстве хорошо налажено военное обеспечение, снабжённое голубиной службой. Километрах в пятидесяти отсюда расположен крупнейший на юге страны военный пункт, где постоянно проживает множество солдат.

На восточной окраине города, в просторном доме одного из жителей Гвилона уже несколько дней как, проживает путник. Собаковод прибыл сюда вместе с несколькими животными, временно расположенными в сарае, расположенном в паре метров от дома. Когда-то у хозяина дома дела шли очень даже неплохо. Вместе с женой они содержали несколько коров, стабильно приносивших прибыль. У счастливой молодой пары родилась девочка. И не абы какая, обработчица. Второй класс после кузнецов. Редкий в городе второй класс, конечно, долго такое не замеченным не оставалось. В Гвилоне обладающих вторым классом ещё меньше, чем защитников в городе. И всё равно это очень даже приличное число, ведь здесь проживает всего тысяча двести с небольшим людей, потому столь выделяющиеся личности находятся на большом счету у здешней власти. Однако счастью фермера суждено было не долго. При достижении шести лет, девочка пропала. Конечно догадки были, и весомые, но попробуй доказать или возразить. Разозлишь и тебя попросту могут публично смешать с грязью. Из-за безнадёжности жена фермера ела всё меньше и спала всё хуже, пока от изнеможения не слегла. Тогда мужчине пришлось трудиться изо всех своих сил, дабы сохранить свою семью, пока однажды…

— Сколько ещё?

— Подожди, завтра к вечеру я уйду и тогда, через пару-тройку дней…

— Хорошо. — На следующий день, в открывшейся часовой вечерней переправе, собаковод покинул город. Тогда никто не предполагал, что впервые за 26 лет город посетит высший, да к тому же алхимик, собравшийся задержаться на определённое время для продажи зелий и завершения одного своего эксперимента.

«Приятно осознавать, что здесь есть такая проверка!» — подумал про себя сошедший на берег у форпоста Седж. Во время странствий по стране он не однократно слышал про расположенный посреди реки город, заинтересовавший юношу. «Посмотрим, правда ли он красив, как о нём говорят!» — Молодой человек потянулся и улыбнулся. После второй проверки он поочерёдно размял руками плечи и, накинув крест накрест с обеих сторон сумки, первым же делом двинулся дальше. За эти несколько месяцев светлый алхимик довольно неплохо заработал и потому надеялся неплохо потратиться на ранке одного из крупнейших городов королевства. «Если уж крупный город, то таковым, соответственно, должен быть и рынок, правда же? А если это так, то вполне вероятно я смогу найти здесь хоть что-нибудь стоящее!». Пришёл к такому умозаключению молодой человек и, в приподнятом настроении, медленно брёл по улице, не забывая при этом смотреть по сторонам для ознакомления с местным ландшафтом. За свой ночлег высший не особо волновался, ведь сейчас средства позволяют спокойно снять комнатку на ночь.

Глава 11

Неспешно прогуливавшийся по улицам высший даже и не ожидал, что в этот же день, без всяких указателей сможет выйти к рынку в абсолютно незнакомом для себя месте. Бегло осмотрев лавочки, часть из которых к тому времени была уже закрыта, часть только собиралась и лишь немногие продолжали торговать, он пришёл к мысли, что дальнейший поход стоит отложить на следующий день. Наскоро раздобыв себе комнату в гостинице, к счастью расположенной совсем рядом с самым главным для себя в городе местом, путник подготовился ко сну. После требовавшихся на протяжении двух дней процедур, он повалился на кровать, упав лицом в подушку. «Цены здесь конечно дааа… Эх, ну и ладно, всё равно смогу вернуть деньги! Если не все, то большую часть, там посмотрим.».

Утром следующего дня, светлый мастер алхимик, наскоро съев свой скромный завтрак, сразу же отправился прямиком на рынок. Внимательно разглядывая каждую лавочку, он рассматривал все представленные на продажу товары. Каждодневно оживлённый рынок предлагал большое разнообразие. Люди чего только не покупали. Казалось бы даже самая малая нелепица кому-нибудь, да уходила в карман или сумку. Лишь прибывшего только вчера путника ещё ничего не заинтересовало. Продолжая обходить лавочку за лавочкой, он пока не нашёл ничего из того, что ему нужно сейчас или пригодилось бы позже, пока он не добрался до лавки с травами. «Вот здесь! А что, зачастую получается с последующим ажиотажем!» — подумал про себя высший, понятное только лишь ему.

— Здравствуйте! — Окликнул юноша лениво расположившегося на стуле продавца, по позе которого можно смело предположить, что покупателей у него на раз два и обчёлся.

— Да, слушаю! — Подскочил немного грузный мужчина с усами лет под сорок. Увидев, как возможный клиент слегка склонил к нему верхнюю часть теля для лучшей слышимости, он в ответ ближе придвинулся к молодому человеку, тем самым показывая максимальную степень своей заинтересованности.

— Я хотел бы — Тихонько сказал высший, достав из небольшой полупустой сумки зелье в маленькой не лучшим образом обработанной слегка мутноватой скляночке. — кое-что предложить. — Молодой алхимик специально искал посредника. На это у него две причины: первая — парень не собирался задерживаться здесь на долго, вторая — пусть и знает, что засветится, но хотя бы не сразу. Увидев в руке ранее предполагаемого клиента зелье, продавец недолго смотрел на склянку с округлившимися глазами.

— Прошу Вас пройти за мной! — Уверенно сказал он, подняв взгляд на молодого человека в накидке с закрывающим часть лица капюшоном. Наскоро прикрыв лавку, он провёл алхимика в самый ближайший переулок. Мужчина предположил, что появившийся перед ним отнюдь не простой человек явно не собирался продать через него такой товар. Его хороший знакомый знахарь, являющийся вторым из двух знахарей города, порой подкидывал ему подобным образом свои товары для продажи. Так они немного «обновляли» свои травы. Максимально прикрыв собой юношу от посторонних глаз, знахарь продолжил говорить. — Молодой господин является алхимиком?

— Да. — Высший достал ещё четыре зелья. Два из показанных чужим глазам товаров являлись не совсем простыми. Хоть они и были из категории низших, качеством мало чем отличались от зелий из средней группы. На их создание Седж не жалел ни сил, ни времени, ни концентрации, так как предоставленные улучшения в известных всем алхимикам рецептах являются ничем иным, как трудами его почившего мастера. Любой не сведущий в этих делах человек, употребив по назначению, спокойно спутает их с зельями среднего качества, приготовленными алхимиком-самоучкой. На деле же предоставленные на продажу светлым мастером зелья эффективнее своих аналогов всего на каких-то 20 %.

— Вы хотите их продать? — Немного взволнованно спросил мужчина, хоть и знал ответ. Юноша молча кивнул. — Подождите, пожалуйста, минуточку.

Выбравшись на солнце, он прочитал этикетки. «Малый антидот», «Зелье малой выносливости», «Зелье малого заживления». Ничего не обычного. Однако он нахмурился, увидев надписи на двух оставшихся. «Зеле малой выносливости в2» и «Малый антидот в2»… «Что за в2?». Знахарь внимательно посмотрел на склянки. Цвета между в2 и простыми совсем немножечко, но отличались. Те, в названии которых присутствовала двойка, имели более насыщенные цвета. Глядя на пытающегося что-то сообразить, но никак не добирающегося до сути продавца, юный алхимик еле сдержал смех. Ранее, когда высший путешествовал, он в срочном порядке продал подобные зелья в небольшом городке. Вышло так, что брата одного из тамошних крупных купцов серьёзно ранили во время развлекательной охоты те самые объекты, на время поменяв сторону охотников со стороной жертв. Тот был уже при смерти, когда паникующий молодой человек натолкнулся на Седжа, имевшего улучшенное зелье лёгкого лечения, искавшего следующего хозяина полезного товара. Продав несчастному один из двух имеющихся при себе экземпляров по схожей цене, он остановился в одном из домов тамошних местных жителей, а на следующий день его нашёл тот самый покупатель и, сказав «Молодой человек, вы ошиблись с этикеткой, не нужно быть таким скромным, не преуменьшайте своё мастерство!», доплатил денег. Их разговор тогда ещё чуть не перетёк в спор. Седжу было не удобно, что за лёгкое зелье он получил как за среднее, потому решил исправиться подобным образом.

Начав договариваться с алхимиком о цене, знахарь пытался выяснить разницу между в2 и простыми лёгкими зельями. У него появилась пара догадок, потому мужчина хотел узнать какая из них верна, однако юный мастер наотрез отказался выдавать свои секреты, но запросил за особенные немного больше, нежели за три других. Спор долгое время не продолжался. Торговавшиеся руг с другом быстро пришли к удовлетворяющей обе стороны сумме, после чего молодой человек получил свои деньги из кошеля продавца. Быстро скрывшись среди людей, высший направился вглубь рынка, в надежде найти для себя хоть что-нибудь стоящее. Однако духота и перемешавшиеся в воздухе различные приятные и полностью отталкивающие запахи, вкупе со снующими туда-сюда людьми, головы которых забиты не известно чем, из-за чего они порой натыкаются на прохожих, довольно быстро изменили настроение светлого алхимика.

Ближе к вечеру, когда часть народа уже разошлась и солнце не пекло так сильно, выкупивший зелья прикрыл свою лавочку и ушёл. Обычно он так рано не закрывается, но сегодня был исключительный случай. Мужчине нужно как можно быстрее показать приобретённый у алхимика ценный товар определённым лицам. Второй причиной спешки является незнание. Знахарю не известно, как долго молодой алхимик планирует оставаться в городе. Спешно добравшись до железного решётчатого забора, в высоту достигающего двух с половиной метров, продавец трав двинулся в сторону ворот. Рядом с ними располагалось крепко сколоченное небольшое деревянное одноэтажное здание метра три на три с двумя открытыми окнами и дверью. Увидев направляющегося к воротам мужчину, один из постоянных охранников усмехнулся.

— Ты сегодня рановато. — Прикрикнул он.

— У меня очень важное дело к господину. — Гордо ответил слегка приземистый мужичок и, приоткрыв слегка поскрипывающие ставни, беспрепятственно прошёл во двор.

Провожаемый взглядами двух охранников, знахарь шёл по вымощенной широкой дороге, ведущей прямиком к продолговатому двухэтажному каменному дому. Расположенные на участке несколько зданий, построенных из довольно дешёвых материалов и внешне ничего особого из себя не представляющих, да несколько деревьев, полное отсутствие сада. Через территорию протекает один из некогда вырытых каналов. Однако не смотря на простоту двора можно смело сказать, что этими землями распоряжается некто очень влиятельный в городе. Добравшись до основного здания, знахарь постучал в дверь. Не смотря на отсутствие ответа, он молча и терпеливо ждал, ни на шаг не сдвинувшись с места. Чуть погодя он ещё раз постучал и лишь тогда услышал за дверью громкие шаги.

— Да иду я, иду!.. Кто там? — Прозвучал строгий голос мужчины явно лет за 50.

— Эмиспел.

— Ааа… чего ты так рано?

— Сегодня удалось найти крайне редкую и ужасно полезную для хозяина находку. — Воодушевлённо ответил знахарь, к этому моменту уже крепко державший в руке зелья.

— … Понятно. — Несмотря на коротки и вроде как спокойный ответ, можно было заметить заинтересованность в голосе. Главный дворецкий поместья знал, что на такие темы шутить просто невозможно и поспешно открыл дверь, впуская слугу господина внутрь. Мельком увидев зелья в руке спешащего мужчины, он сам непроизвольно округлил глаза, тем самым показывая всё своё удивление. Тем временем быстро скрывшийся за поворотом наскоро добрался до лестницы и, шустро перебирая ногами, добрался до нужной двери. Прежде, чем постучаться, он начал приводить в порядок своё сбившееся дыхание.

— Кто? — Строго спросил хозяин дома, услышавший за дверью тяжёлое дыхание.

— Это Эмиспел, господин. — Поспешно ответил тот, ожидая разрешения войти.

— Входи. — Спокойно ответил тот.

Дверь в комнату отворилась. Перед глазами предстал уже давно привычный вид. Довольно просторный кабинет, вдоль стен которого располагались всё те же полные различных книг не очень высокие продолговатые открытые шкафы. Большое окно с двумя видами занавесей. Одна бархатная, тёмно-зелёного цвета, попросту представляла из себя цельный большой кусок ткани, полностью отшторена влево. Тончайшие хлопковые слегка прозрачные белые шторы спокойно развевались от небольшого ветра, проникаемого в комнату через немного приоткрытое окно. Метрах в полторах от окна расположен громоздкий лакированный деревянный тёмно-коричневый стол, на котором лежит множество разных бумаг, да чернильница с пером. В данный момент ранее предоставленные бумаги со всевозможными отчётами внимательно просматривались хозяином поместья. Сидевший на стуле молодой мужчина сосредоточенно читал один из документов, по привычке откинувшись на спинку стула. Он даже не взглянул на нарушителя тишины.

— Проходи. — Отрезал он мнущемуся на месте мужчине.

— Господин, у меня для Вас очень важная новость. — Слегка расслабившийся знахарь присел на единственный свободный в комнате расположенный подле стола стул, после чего положил на стол зелья и, придвинув их поближе к барону, наконец убрал руку.

Увидев склянки с этикетками, тот сразу же убрал в сторону рассматриваемый ранее лист бумаги. Мужчина удивился, однако, всё же взяв приобретение слуги в руки, прочитал бирки. Несмотря на то, что текст написан на языке Агвиса, он спокойно прочитал названия. Как иначе, Агвис — соседствующее с Терриосом государство. Эти страны сотрудничают друг с другом уже сколько десятилетий. Мало того, что язык соседей вполне понятен всем терриосовцам, так ещё и товары государства-союзника периодически доходят до его города. Отсюда и вполне логично, что занимающий главенствующее в Гвилоне положение будет очень даже знаком с письмом Агвиса. Но сейчас барона интересовало совсем не это.

— В2? Что за в2? — Нахмурился молодой человек.

— Не ведаю, юный алхимик наотрез отказался раскрывать это.

— Юный?

— Да, господин, на вид ему нет и двадцати.

— Превосходно! — Повертев немного у себя в руках полученные зелья, восторженно воскликнул барон.

— Как и ожидалось от Вас, так быстро уловить суть…

— Где он сейчас? — Перебил знахаря он. — Он ещё в городе?

— Да, господин!

— Замечательно! Просто прекрасно! Нет, лучше и быть не может! Ты запомнил, как он выглядел? — Спокойный как удав ещё каких-то пару минут назад, правитель города сейчас был крайне взволнован. Он без труда понял, что раз уж высший отказался хвастаться своими успехами, то и местожительство не раскроет. Тем не менее это не такая уж и большая проблема, главное юноша до сих пор здесь, в городе, а значит у него под носом. Когда он в последний раз видел алхимика? Нет, даже не так, видел ли он их в своей жизни вообще?

— Конечно! — Гордо ответил слуга, надеясь похвастаться своей хорошей памятью на лица.

— Прекрасно, возьми людей и найди мне этого алхимика! Бери скольких нужно, хоть всех подключи! Даю тебе сутки, чтобы завтра до вечера он был у меня дома, понял?

— Понял! — Кивнул пришедший и поспешил ретироваться.

После отданного бароном приказа он сразу понял, что замыслил его хозяин. Этот человек прибирает к своим рукам всех полезных для себя людей. Подминает под себя. В большинстве случаев против их воли, не стесняясь применять силу и угрозы. Крайне строптивых могли безосновательно посадить в тюрьму и держать на голодном пайке до тех пор, пока тот человек не согласится работать на холодного правителя города. В худшем случае «случайным образом» с родными или близкими происходили различные фатальные и не совсем случаи. И поди докажи виновника, с тобой разделаются как с тараканом. Как-то раз даже дошло до похищения. Приглянувшейся оказалась маленькая девочка очиститель, бесстыдно оторванная от рук любящих родителей. Будь воля знахаря, он бы ни за что не выдал высшего, однако скрой находку от барона, досталось бы его семье. Однако в тайне знахарь надеялся. «Раз уж правитель города положил глаз на того алхимика, у парня мало шансов сбежать. Юноше повезёт только в том случае, если он окажется мастером!» Красив снаружи, гнил изнутри. Так можно было описать Гвилон из-за правящей в городе власти.

Глава 12

Не прошло и десяти минут, как вся прислуга барона во главе со знахарем уже рыскала по городу в поисках одного человека. Видевший алхимика в общих чертах описал юношу своим временным напарникам и они разделились. Было бы настоящее чудо, найди кто молодого человека по полученному описанию, продавец трав и сам с трудом верил, что такое возможно, ведь кроме приблизительного телосложения, роста и цвета глаз он больше ничего не мог сообщить. Как и ожидалось, в этот день путника найти не удалось. Ближе к ночи вся прислуга вернулась в свои хибары, но ранним утром, когда на улице только стало светать, они продолжили выполнять трудный приказ своего хозяина. Время неуклонно приближалось к обеду, но успехов так и не было. Прибывший на несколько дней светлый высший спокойно сидел на веранде самого дорогого ресторана города. Он решил, что вполне может позволить себе иногда пробовать изысканные блюда так называемых благородных господ. Умостившись в плетёный просторный стул, он попивал крепкий чай. Рядом с чайником расположилась большая кружка не понравившегося молодому человеку эля. В продолжительном ожидании заказанного блюда, он тянул с тарелки свежеиспечённый хлеб, спокойно довольствуясь трапезой. Наблюдая из тени за уже которым озирающимся по сторонам человеком, проходящим мимо, он не мог понять, кого они так тщательно высматривают. «Может бандита какого?».

Причина, по которой его не узнавали, довольно проста. Сейчас юноша одет в один из подаренных ему во время странствия довольно простых костюмов, без какого-либо капюшона. Для одежды молодому путнику пришлось выделить свою самую крупную сумку. Все зелья для продажи, оставшиеся от учителя материалы с артефактом и некоторые редкие собственноручно приобретённые ингредиенты располагались в сумке наставника. Всё остальное, попадавшееся в пути, он складывал в свою собственную сумку. Единственный «багаж», который молодой человек всегда брал с собой — та самая материальная вещь, оставленная после учителя. Так как высшему не удалось найти ничего особо стоящего в этом городе, сумка так и осталась полупустой. Вскоре принесли заказ. Вкусно отобедав, светлый мастер спокойно добрался до своего отела и засел в комнате до самого вечера. Доделывая до ума очередное зелье, он совсем потерял счёт времени. Только закончив, молодой человек, облегчённо вздохнул и посмотрел в окно. Немного просидев на полу, он зашевелился и положил склянку в сумку. «Наверно всё же стоит покушать.».

Выбравшись из здания на полупустую улицу, юноша попался на глаза одному мужчине, но ровным счётом не обратил на него никакого внимания. Однако продавец трав, нахмурившись, внимательно рассмотрел незнакомца. Причиной такого поведения стала абсолютно не внешность незнакомца. От молодого человека исходил довольно странный запах, быстро дошедший до знахаря. Внимательно оглядев незнакомца с ног до головы, он так и не понял в чём дело, но решил немного проследить за путником. Когда юноша начал бубнить что-то себе под нос, понятное лишь ему одному, следовавший за парнем напрягся ещё больше. «Кажется я уже где-то слышал этот голос, но где?». Знахарь по-прежнему сомневался, но, сопоставив некоторые факты, всё же рискнул и, одёрнув незнакомого юношу и спросил: «Молодой человек, не найдётся ли у Вас ещё парочки зелий?. «Рискнём.». Едва увидев ошарашенного парня, продавец засомневался даже в том, в чём сомневался до этого.

— Ничего себе у Вас наблюдательность. — Придя в себя, ответил высший. Слегка приземистый мужичок заулыбался. Данное на поиски алхимика время истекло ещё час назад и появилась высокая возможность получить от хозяина наказание, но теперь он точно спасён.

— Прошу Вас, пожалуйста, пройдёмте со мной! — Юноша нахмурился. — Человек, который приобрёл Ваши чудесные зелья, готов закупить у Вас абсолютно всё и сразу же расплатиться. — Высший очень напрягся. Точно так же обманули и его добросердечного учителя.

— Что за человек? — Серьёзно спросил мастер алхимик.

— Не волнуйтесь Вы так! Этим человеком является никто иной, как управляющий нашим славным городом! — Поспешил успокоить высшего знахарь, ошибочно посчитав, что тот волнуется или боится.

— Тогда ладно, но мне надо зайти в свою гостиницу, чтобы забрать все свои зелья. — Выдумал сходу юноша. На самом деле он собрался забрать полностью подготовленные для создания крайне полезного в защите вещества. Кто знает, что на может быть уме местного правителя.

— Конечно, конечно, пройдёмте! Я подожду Вас у входа! — Никак иначе, как чудом нашедший алхимика, был до невозможности рад.

Добравшись до своего номера, юноша быстро ринулся завершать отложенные на следующий день дела. Однако, в связи с отсутствием нужного количества времени, он слегка поменял свою стратегию. В итоге, спустя приблизительно 20 минут, вместо одного, высший получил два зелья с меньшей концентрацией. На данный молодой мастер располагал парочкой зелий «слабого укрепления кожи», одним «среднего дезориентирования», позволяющим спутать все пять чувств противника на определённое время, длительность которого может сократиться в зависимости от силы противника, и приготовленных только что ослабленных «средних концентратов тени». Из-за сниженного эффекта последние позволяли употребившему один раз стать невидимым в любой тени. Выйди из ней и тебе нужно будет выпить следующее зелье. Седж очень гордился своими улучшениями столь полезного концентрата. На прорыв он потратил не один год и, в конце концов, завершил свои улучшения лишь после смерти наставника. Даже будь у него тогда эти зелья, их использование не дало бы ровным счётом ничего, так как концентрат воздействует на тело в момент его нахождения на свету. Выглянув в окно, поддавшийся ностальгии молодой человек сразу увидел своего «сторожила». «Ну и терпение.».

Выбравшись из гостиницы, молодой человек сказал лишь одно слово: «Веди.». По дороге знахарь не раз пытался завести разговор, но юноша в ответ лишь молчал. Поняв, что вся дорога будет для него напряжённой, продавец трав бросил попытки разбавить гнетущую тишину и только иногда оглядывался на следующего позади себя юношу. Хоть по телосложению он раза в два крупнее стройного высшего, напасть на алхимика он бы не решился ни за что, кто знает, какие при себе зелья имеет брюнет. Так, в гнетущей тишине, они добрались до ворот, где заприметившая уже давно знакомое лицо охрана подбежала, чтобы исполнить ещё одну свою работу. Однако мужчина не дал им ничего сказать.

— Этого молодого человека — Знахарь вежливо указал рукой на алхимика. — уже давно ждёт сам господин. — С чувством полного достоинства молвил продавец и, открыв створку, пропустил высшего вперёд. Одетые в кожаную броню мужчины вновь проводили взглядом вошедших на территорию барона. У главного входа так же быстро отворили дверь.

— Где ты бродишь? — Раздражённым повышенным тоном спросил дворецкий. — Тебя ждёт хозяин! Он очень зол на тебя, так что поспеши и… — Мужчина не договорил. Он увидел стоящего позади знахаря молодого незнакомца. Дворецкий знал, что глава города приказал найти ему определённого очень важного человека. Даже всех слуг, кроме него задействовали в поисках. Вспомнив, как взволнованный Эмиспел пару не так давно принёс в поместье несколько зелий, опытному слуге не составило труда понять, кого именно так яростно искали. И этот кто-то — стоящий перед ним юный алхимик. Да и исходящий от него причудливый запах лишний раз подтвердил догадку слуги. — Кхм, проходите, пожалуйста, дорогой гость! — Мужчина поклонился высшему, пропуская вперёд скромно, но неплохо одетого юношу.

— Где господин? — Немного оглядевшись, спокойно произнёс знахарь. — Как обычно?

— Нет. — С серьёзным лицом ответил дворецкий, показав свою улыбку лишь когда взглянул на молодого человека. — Пройдёмте за мной!

«Ишь, какой, а ведь я тоже среднего класса! Чёрт бы его, это положение в резиденции!» — ругался про себя знахарь, еле удержавшись от сплёвывания. «Отношения между ними конечно забавные, но что-то мне здесь не совсем нравится…» — в это время высшего терзали не приятные ощущения, будто в ближайшее время должно произойти нечто очень плохое. Тем не менее он продолжал молча следовать за провожатыми, осматривая по дороге дом. Взобравшись по лестнице на второй этаж, они прошли через первую по левую сторону дверь. Здесь не было ничего. Лишь пустое небольшое пространство с голым деревянным полом и две расположенные друг напротив друга двери. Открыв одну из них, дворецкий начал вещать:»Хозяин, Эмиспел вмес…».

— Отлично, пусть войдёт! Ух сейчас кому-то достанется! — Слуга конечно же был перебит очень раздражённым бароном. Сидевший в просторной комнате на небольшом изысканном диванчике, расположенном напротив небольшого камина, мужчина громко захлопнул книгу и сердито посмотрел в сторону прохода.

Спокойно ушедший дворецкий оставил троих людей, отправившись дальше заниматься своими делами. Он прекрасно знал, что за это хозяин ему не сделает ровным счётом ничего. Сразу увидев стоящего рядом со своим знахарем незнакомца, молодой мужчина разулыбался. Однако Седж в это время был немного шокирован. «Теперь то он уж точно ничего не сделает ни мне, ни моей семье. Эх, уже скоро мы сможем отсюда сбежать, жду не дождусь!». Продавец трав спокойно представил высшего зарвавшемуся хозяину дома: «Господин, этот алхимик… Это тот самый молодой человек, которого вы искали, именно он продал мне зелья!».

— Да, да, молодец, ты можешь идти! А нет, стой, позови Пилса и можешь быть на сегодня свободный!

— Слушаюсь.

— А Вы проходите, господин алхимик! — Барон подскочил с дивана и приблизился к юноше, пожав тому руку. — Проходите, господин алхимик, мне так хотелось с Вами поговорить! — Мужчина потащил недоумевающего высшего и усадил его на диван. Это произошло уже после того, как в комнате остались только они двое.

Тем временем в полумраке на территорию поместья барона, со стороны подлеска, сразу после того, как постоянно передвигающаяся охрана скрылась за углом дома, незаметно проникло три вторженца. Им не составило никакого труда перебраться через забор без лишнего шума. Подошедший в забору мужчина свободно просунул через прутья руку, в которой держал платок. «Найдите того, кому это принадлежит. Убейте его и тех, кто с ним связан по крови.». После этих слов главарь разжал пальцы и ушёл. В арсенале мужчины больше не осталось ни одного приказа. Их всего то у него было два. Затем исполнители должны были убраться как можно быстрее. Властелину щедро заплатили за выводок монстров, купец потратил на это все свои деньги. Более того высший специально взял те породы, из которых ни за что не получатся высокоранговые звери, но они всяко монстры, обладающие куда большими силой, выносливостью и скоростью, нежели простые люди. Заказчик знал всю охрану барона, его малочисленных родственников и всех приближённых слуг, потому спокойно оставил молодой выводок, буквально набравшийся сил, выполнять команду.

Наметившие с помощью запаха цель стремглав бросились к дому, оставив после себя небольшие рытвины в земле. Троица полутораметровых монстров без особых усилий раскидала караул и проломила входную дверь, начав переворачивать вверх дном первый этаж здания. Звуки криков, чего-то бьющегося, ломающегося и переворачивающегося быстро заполонили всё поместье, разбудив остальных воинов ото сна. «Что это такое, что случилось?» — вскочил встревоженный барон, резко прервав разговор прямо перед самым важным для него местом. Юноша так же обеспокоенно прислушивался к шуму, после чего начал озираться по сторонам в поисках укрытия. Выбежавший из кабинета хозяин поместья собирался узнать в чём дело, как увидел на лестнице не известное существо. В свою очередь единственный показавшийся у второго этажа монстр посмотрел на выглядывающего человека своими кроваво-красными глазами и свирепо зарычал. Дверь тут же захлопнулась и мечущийся из стороны в сторону всегда спокойный барон от страха запутался в своих собственных мыслях.

«Точно, здесь же алхимик! Я слышал с помощью своих зелий они способны расправляться с такими тварями даже будучи самоучками! У него навряд ли нет с собой никаких защитных и лечащих зелий, верно?». Только у него появилась надежда на спасение, как что-то громоздкое врезалось в дверь, с первого же раза оставив в ней приличные трещины. Громкое рычание монстра, последующий треск дерева и в дыре уже полностью виднелась голова твари. Барон закричал и машинально открыл не ту дверь, сильно ею хлопнув. Это был архив. Однако уже поздно менять направление, так как слетевшее с петель слабое препятствие, отлетевшее в стену, наделало дополнительный шум. Барон ругал себя, проклинал зачинщика, но постарался как можно быстрее сделать из шкафов баррикаду, в надежде, что выиграет достаточно времени для побега через окно. Там можно было бы остаться на карнизе до тех пор, пока солдаты не разберутся с чудищами. И всё же столь грандиозным планам сбыться было не суждено. Неистово ворвавшийся монстр проломил дверь и повалил ещё не до конца пододвинутый шкаф, после чего парой небольших прыжков догнал убегающего со всех ног человека, прокусив челюстями его живот. Послышались душераздирающие крики.

Глава 13

Всё это время алхимик находился в противоположной комнате. Он слышал всё очень отчётливо а потому, затаив дыхание, стоял возле двери, выжидая момент для бегства. «Судя по всё ещё продолжающемуся на первом этаже шуму тварь не одна, а как минимум две.». Высший просунул руку в сумку и достал зелья. Укрепление кожи он выпил сразу оба. «Нечего мелочиться.». Один концентрат молодой человек положил в карман, а второй, наряду с дезориентированием, оставил в руке. Если удастся собрать всех монстров рядом, он сможет спастись быстрее. «Скорее всего этот барон долгое время переходил дорогу многим людям, раз уж они смогли нанять не кого иного, как властелина. Тьфу, опять эти дурацкие наёмники, чтоб их к земле пригвоздило.». Дождавшись, как он думал, нужного момента, юноша открыл дверь. «Мне конец». Монстр смотрел прямо на него и рычал. Часть морды и некоторые пятна на теле окрашивали рыжеватую грубую шерсть в кроваво красный. Да и из пасти капала на пол отнюдь не слюна.

Юный алхимик мигом захлопнул дверь. Он даже не успел запереть её на замок, когда чудовище со всей силой ударило лёгкое препятствие на своём пути головой, отчего та с шумом ударилась об стену. Открывшийся для твари проход не помешал ей спокойно войти в комнату, так как монстр не так уж и жилист. Высший кинул оба зелья, находившихся в руке, но от страха взял не ту траекторию и немного промахнулся. «Чёрт.». Зверь воспринял сей жест за атаку и бросился на человека, дабы защитить себя. Молодой человек кинулся к окну, однако так и до него и не добрался. Некогда бывшее собакой, существо достигло сопротивляющегося и схватило за левую ногу, основательно её прокусив. Из-за лёгкого веса, юношу было куда проще кидать из стороны в сторону. Во время полёта к стоявшей у стены мебели, он зацепился сумкой за спинку дивана, отчего потерял драгоценную поклажу. Врезавшись в единственный открытый комнатный шкаф, светлый мастер обмяк. Попадали некоторые книги, некоторые прямиком на юношу, некоторые на пол. Молодой человек испытывал ужасную боль не только от удара, но и из-за серьёзно кровоточащих ран на ноге. На полу быстро образовалась лужа тёмно-красного цвета. Тем временем монстр подобрался к пострадавшему совсем близко, Седж зажмурился. Он хорошо ощущал дыхание твари кожей. «Учитель, я иду к вам… Прошу меня простить за то, что не смог защитить камень!.. А? В чём дело? Почему он меня не добивает?».

Да, монстр не стал убивать находящегося перед ним человека. Вместо этого он тщательно обнюхивал незнакомца, периодически фыркая, а где-то через минуту и вовсе от него отстранился. Перестав ощущать рядом с собой сильное дыхание чудовища, молодой человек приоткрыл один глаз. Издав вой, монстр покинул комнату, оставив шокированного алхимика одного. Юноша попытался встать, но оставленные от зубов достаточно серьёзные кровоточащие раны не позволили этого сделать. Ползком добравшись до некоторых выпавших из сумки предметов, он спешно сложил их обратно. Даже на это пришлось потратить немало усилий, так как раненая нога плохо слушалась. «Надо выпить зелье регенерации, если оно не разбилось… хоть навряд ли оно осталось целым после удара.». Порывшись в сумке, он наткнулся на разбитые колбы. «Ха-ха, хех, как и ожидалось.». Посмотрев на находящийся в руке артефакт, он положил её на кровоточащую ногу. «Надо убираться отсюда, эта зверюга может в любой момент передумать и вернуться, дабы меня добить.». Пока молодой человек собирался с мыслями, не заметил, как камень в его руке начал испускать тусклый зеленоватый свет, который в миг превратился вспышку и начал двигаться по своей воле. «Что чёрт побери происходит?». Юноша почувствовал, как что-то вошло в его ближайшую рану.

Не слишком резко светящийся артефакт, переливаясь всеми оттенками зелёного, прислонившись к плоти, стал генерировать волнами энергию душ, повлёкшую за собой некоторые изменения. Видя, как полученные от монстра раны стремительно затягиваются, не оставляя после себя ни шрама, алхимик закричал. Нет, ему не было больно, просто естественная реакция. Закончив излечивать все повреждения носителя, камень обволок юношу, окрасив ауру в зелёный цвет. Всего за каких-то несколько секунд в голову одного из создателей артефакта попала непонятно откуда взявшаяся информация, после чего камень погас. «Ничего себе! Так вот для чего ты нужен! Невероятно!». Юноша захихикал. Со стороны он походил бы на утратившего рассудок. «Просто уму непостижимо! Да с тобой теперь можно не бояться изучать все профессии подряд! Благо и времени на это теперь с лихвой хватит!». От переполняющего возбуждения и накатившей радости алхимика потряхивало. Но поднявшийся с новой силой шум и возобновившиеся крики людей вернули мастера в реальность. «Точно, мне же нужно убегать!».

С горем пополам алхимику удалось подняться, из-за потери крови у юноши появилась небольшая слабость в теле. К тому моменту по доносящимся снизу звукам можно было легко определить, что охрана яростно сражалась с монстрами. Недолго думая, молодой человек достал единственное чудом уцелевшее зелье. В широком коридоре второго этажа было пусто. Разбитые вазы, некоторые картины повалены, среди которых можно увидеть несколько повреждённых полотен. Часть крупных чёрных керамических горшков, с растущими в них приличных размеров растениями, опрокинута. Кое-где повысыпалась рыхлая земля. Практически все двери отсутствовали. Те, что прошлись по стенам, слегка подрали обои. На длинном ковре, расстиланном вплоть до конца коридора, виднелись капли крови со следами твари. В воздухе пахло кровью. «Кошмар.». Высший залпом выпил концентрат и спустился вниз. Пока солдаты отвлекали монстров, он незамеченным покинул поместье. Извечных сторожил ворот на месте не оказалось, потому он беспрепятственно выбрался за пределы баронских земель и вскоре добрался до своей комнаты в гостинице, где без сил повалился на кровать, а, менее, чем через минуту, и вовсе уснул.

Ранним утром в городе было необычайно шумно. Очнувшись от царившей на улице суматохи, алхимик схватился за раскалывающуюся голову. Легонько потряс, взъерошил волосы, потёр глаза. В памяти всплыл вчерашний день, отчего высший машинально посмотрел на свою ногу, где обнаружил вросший артефакт. «… Ну по крайней мере его теперь не так-то сложно украсть.». Внимательно ощупав новое пристанище слегка выпирающего из плоти артефакта, он задумался: «Наверняка развернут проверку по поводу произошедшего, вследствии чего город какое-то время будет закрыт.». Юноша слегка скорректировал свои планы. Несколько дней он бесцельно прогуливался по улицам. Как высший и предполагал, развернулось грандиозное расследование произошедшего. В столицу отправили информацию. Вскоре должны прибыть королевские войска. На неопределённый период переправу закрыли. Некоторых приезжих задержали. Седж тоже чуть не угодил в тюрьму, однако мажордомы и солдаты, узнав, что юноша является светлым мастером алхимиком, моментально отступили. На обширном Северном континенте светлых алхимиков не шибко много, не говоря уже о мастерах, не каких-то там самоучках. Да и не мог барон нажить себе врага в таком лице.

Через месяц переправа открылась. В город определили нового управляющего, который по приезду тотчас же принялся знакомиться со всеми делами отведённой ему территории. За прошедший период юношу несколько раз спрашивали о произошедшем, так как были прекрасно осведомлены о настоящей личности являлся погибшего барона, явно бы не пропустивший столь бросающегося в глаза человека. Однако молодой алхимик всегда одно и то же: «Да, он пригласил меня к себе в дом, но мы так и не успели встретиться.». Узнав об открытии переправы, юноша быстро собрался и покинул Гвилон, поклявшись самому себе больше никогда сюда не возвращаться.

Молодой алхимик продолжил своё путешествие по стране. Первым делом он решил найти лингвиста. Профессия, конечно же, отнюдь не боевая, да и класс у неё не высший, однако, обучившись у такого человека, можно спокойно пересекать океаны с материками, не беспокоясь ни о каких диалектах. Только найти лингвистов очень сложно. По сравнению с ними натолкнуться на наёмников сравнительно проще. Пользуясь своими преимуществами, лингвисты путешествуют по всему миру, но Седж сдаваться не намерен. Теперь у него намного больше времени. Алхимик просто будет неспешно бродить по всему континенту, пересекая страну за страной, собирать различные ингредиенты, создавать зелья, торговать ими. Он даже решил вновь взяться за исследования, можно даже попробовать приготовить нечто новое, оригинальное и даже, по возможности, создать второй камень душ. После слияния с артефактом юношу безумно интересовало всё новое. «Языкознание тоже стоит изучить! Да! Определённо! Тогда я даже смогу исследовать различные древние руины!». С горящими глазами и пылающим сердцем воспрявший духом юноша нашёл определённую цель в своей жизни, к которой в будем можно будет просто добавить что-нибудь ещё.

С того момента, как светлый мастер алхимик, в спешке пересёкший границы Агвиса, покинул Гвилон, прошло около половины года. За это время успело смениться два сезона года. Юноша умудрился неплохо подзаработать и обзавестись несколькими высшими зельями, но новые эксперименты, с множеством различных идей, записанных в приобретённой для записей книге. Молодой человек нигде не задерживался на долго, потому пока даже не начал претворять их в жизнь. Однако он об этом совсем не переживал. Став носителем артефакта, изменившим его организм, высший приобрёл время, которого нет ни у одного обычного человека, каким бы классом тот не обладал. Седж по прежнему искал лингвиста, но пока абсолютно безрезультатно. И всё же судьба решила помочь юному путнику. На границе Терриоса и Даргина он нашёл одного из них, напросившись взять его в ученики.

— Хоть Вы и алхимик, не думайте, что я безвозмездно стану обучать!

— Ни в коем случае не возражаю, назовите цену.

— Хмм, дайте подумать. Одно зелье средней мощности в месяц и половина оплаты моих расходов. — «Беспрецедентно! Ну и условия он ставит высшему.» — подумал юноша, внешне не выказывая никакого недовольства.

— … По рукам, — «Ладно, я всё равно зарабатываю в разы больше него.». - тогда терпите меня не менее половины года.

Рассмеявшийся мужчина около сорока лет, с вполне обычной внешностью, протянул алхимику руку и сказал лишь: «Пойдёт!». Молодой человек улыбнулся и пожал своему теперь уже учителю руку. Так был составлен их своеобразный контракт. Лингвист оказался человеком слова и во время путешествия давал своему временному ученику уроки. Так же высший собирал необходимые ингредиенты. Его временный учитель без каких-либо возражений делал некоторые крюки в дороге, ведь ему это тоже было на руку. После начала обучения приходилось делать больше остановок в населённых пунктах из-за резкого возрастания определённого бремени на плечах юноши. Задерживаясь в городах, посёлках и других местах жительства людей буквально на несколько дней, молодой алхимик закреплял новые полученные знания. Происходило это под контролем лингвиста. В остававшееся время Седж варил зелья для оплаты и на продажу, искал покупателей и ходил с наставником по рынкам и достопримечательностям. В таком насыщенном ритме незаметно для двоих путников прошло ещё пол года. Несмотря на строгое выполнение условий ничем не подтверждаемого договора с обеих сторон, у лингвиста и алхимика успели установиться по-настоящему дружеские отношения. Но всё когда-нибудь заканчивается.

Попрощавшись в порту со своим временным наставником, севшем на отплывающий из гавани довольно крупный торговый корабль, молодой носитель камня душ развернулся и покинул город, продолжив своё дальнейшее путешествие. Хоть он обучался лингвистике всего пол года, юноша успел полностью освоить свою новую профессию. Она оказалась куда проще, чем он предполагал. Главное было понять и выучить основы, после чего остальное казалось совсем лёгким. Высший бог без особых проблем отправиться на другой континент вместе со своим новым другом, но здесь у него ещё остались незавершённые дела. Да и остались ещё места, куда он не успел добраться со своим наставником, заменившим отца и безжалостно преданным своим товарищем, названным братом. Каждый раз, вспоминая пережитое из-за того человека, внутри юноши поднималась сильная злость.

Глава 14

Спустя 17 лет. Северный континент.

На сплошь покрытой зелёной травой широкой степи с редкими деревцами и кустарниками располагались несколько широких, хорошо протоптанных дорог. По одной из них медленно двигались две телеги, каждая из которых запряжена одной лошадью. Несколько простенько одетых людей, явно проживающих не в городе, спокойно сидели на своих местах, практически не разговаривая друг с другом. Только темноволосый юноша выделялся среди сей массы. Несмотря на свой поношенный костюм, можно спокойно причислить путешественника как какому-нибудь довольно знатному роду. Седжа подобрали добрые люди ещё несколько дней назад. Ему нужно в то же место, куда направляются и незнакомцы. Прошло ужё более десяти лет, как до него дошли слухи о рождении в неком посёлке Гобсена мастера сплавов, потому он неспешно двинулся в ту сторону. Высший никогда не расставался с мечтой выучить эту профессию. По дороге он избавился от остававшихся от своего наставника ресурсов, создав второй камень душ, который хранил в небольшом мешочке, висящим на довольно длинном крепком шнурке на шее. За время его путешествия мастер сплавов как раз уже почти достиг своего совершеннолетия.

В своих раздумьях светлый алхимик абсолютно не обращал внимания ни на яркое солнце, жар которого разбавлял практически не прекращающийся лёгкий прохладный ветерок, ни на по-прежнему периодически поглядывающую на него девочку около десяти лет от роду. Однако юноша не терял бдительность и крепко держался за две сумки, где за долгие годы одиночного скитания лежали набранные и приобретённые редкие и просто трудно доставаемые ресурсы. Каждый животного или растительного происхождения хорошенько покрыт предотвращающим порчу зельем высочайшего качества. Так можно не волноваться о них минимум пять лет, а по окончании срока просто вновь наносить жидкое, словно вода, зелье. В третьей сумке, положенной под спину, как и раньше, лежала одежда, в которой молодой человек хранил часть своих денег.

В королевстве Гобсен. В западной части государства.

Вокруг одного из крупных городов, где бывает довольно оживлённо даже по ночам, благодаря здешней благодатной почве и приятным природным условиям возвелось несколько деревень и посёлков. Благодаря сравнительной близости путь от одного места к другому в среднем занимает от трёх до шести часов. Лишь у крайнего, будто слегка отбившегося от своеобразной грибницы, посёлка путь до конечного пункта-города выходит около четырнадцати часов, но и это нельзя назвать дальней дорогой. Когда-то ничем не примечательный посёлок был обычной деревней, но лет пятнадцать назад всё переменилось. Выяснилось, что одной из молодых пар на свет появился ребёнок с высшим классом профессии. Когда мальчику было чуть больше года, он впервые показал отличительные черты своего класса и быстро стал знаменитостью. Новость о появлении нового мастера сплавов разлетелась по округе, а затем и дальше. Убедившись в правдивости слуха, местная власть стала вливать в деревню деньги, улучшая инфраструктуру. Впоследствии она быстро разрослась до размеров крупного посёлка, а родителям мальчика подарили хороший дом с некоторым капиталом, тем самым превратив их в тамошних зажиточников.

Несколько лет всё шло хорошо, мальчик неспешно подрастал в счастливой, доброй и любящей семье, потихоньку обучаясь азам своей профессии. Родители пытались найти сыну хотя бы учителя-самоучку, но другие почему-то отказывались обучать мальчика. Впрочем смышлёныш не огорчался, всё, что ему нужно, у него есть. Счастливые родители души не чаяли в своём ребёнке и старались кто как мог, дабы обеспечить столь светлому созданию обеспечить как можно более хорошую жизнь, когда малыш полностью погрузился в изучение своей профессии, сумевшей занять большую часть его мыслей и стать чуть ли не главным увлечением. Чуть ли не каждый день он убегал на заднюю часть их небольшого двора и медленно, но терпеливо, не обращая внимания на огромное количество провалов, постигать азы своего класса. Наблюдавшие за столь сильным рвением мальчика к обучению, его любопытством, стойкости и любви ко всему новому, мать-домохозяйка и отец-строгальщик улыбались. Они настолько сильно гордятся своим ребёнком, не мешая малышу в его самосовершенствовании. При таком раскладе у будущей маленькой опоры семьи, а возможно и не только её, ребёнку почти не покупали и не дарили игрушек. Не потому, что несмотря на наличие денег семья всё равно старалась жить скромно, он в них попросту не нуждался. В гости к семье местной знаменитости часто приходили гости с различными подарками, но большинство из таких людей родители маленького высшего в глубине души презирали.

Незадолго до появления на свет их сына эта пара приехала издалека вместе с крупным торговым караваном. В тот год во многих местах Северного континента из-за всевозможных природных катаклизмов пострадали обширные области земли. Одной из них являлся родной край бедняг. В том месте земля пришла в негодность, будто полностью лишившись некогда дарованных ей благ. Тогда молодая пара присоединилась к первому попавшемуся каравану и в итоге добралась до этих мест. Однако в бедной деревушке многие отказались им помочь, выдвигая различные предлоги. Но всё же нашлись и добрые люди, откликнувшиеся на чужое горе вопреки своему и без того достаточно тяжкому положению. У молодых даже ничего не просили взамен. Будучи выходцами из деревни, такими же простыми, паре было неловко и молодой отец стал хвататься за любую работу, чтобы получить хоть какие-то гроши, часть которых отдавалась тем, кто помог и продолжал помогать. Их в тот момент ещё не полной семье жилось очень сложно. Несмотря на своё положение, мать брала на себя всякую лёгкую ручную работу.

Маленький однокомнатный полуразрушенный домик, после смерти последнего хозяина пустовавший вот уже несколько лет, потихоньку отремонтировали не без помощи появившихся друзей. Заселению никто не препятствовал, потому скромная семья с большой благодарностью временно в него заселилась. Любимый отец отдавал жене и ребёнку самую лучшую еду, а сам питался остатками, но никто из них даже не думал жаловаться на тяготы. И вот, с появлением их сына, изменилось общее положение деревни. Более того, счастливым родителям дали привилегии, большие деньги и подарили хороший дом, плюс ко всему главе семейства наконец предложили работу в его родной стезе, где хоть и не платили прямо чтобы очень много, но уж куда больше, чем раньше, да и не уставал он здесь так, как раньше. Тут, конечно же, сразу образовались толпы льстецов, выражающих притворное уважение, ищущих благосклонность с последующим заведением хороших связей с беженцами. Шли годы, а их, вместе с подарками и комплиментами, так и не убавилось, отчего молодая семья успела порядком устать и просто не обращать внимания. Но и они не столь глупы, чтобы не пользоваться этой ситуацией, невзначай упоминая, чем именно интересуется их ребёнок.

Счастливо и незаметно пролетел ещё один год. Однако судьба-злодейка вновь решила испытать людей. Во время принятия у себя в посёлке очередного крупного каравана, местные жители натолкнулись на больного, по внешним симптомам которого можно было определить самый простой грипп. Кто бы мог представить, что на следующий день после отъезда торговцев и их охраны проявятся лёгкие симптомы у нескольких, контактировавших с караваном людей. Перекидываясь с одного человека на другого, заражённых становилось всё больше и больше, а симптомы становились всё тяжелее и тяжелее. Вскоре в посёлке местные жители сами объявили карантин. Те, кто ещё не успел заразиться, практически не вылезали из своих домов. Среди пострадавших оказалась и счастливая семья с шестилетним мастером сплавов. Любимая мать и жена лежала на кровати с не спадающей высокой температурой. За несколько дней она успела схуднуть и приобрести крайне бледный цвет кожи. Ела она мало не потому, что ослабла, просто ей становилось больно, прими она хоть чуть больше пищи. Отец горевал, но ничего не мог сделать, кроме как кормить, поить, обтирать и, сидя рядом с кроватью, иногда разговаривать с любимой. Мальчик тоже в этом активно участвовал, взяв на себя часть домашних обязанностей. Джеш не пускал сына в комнату матери, хоть тот безустанно заявлял, что никогда не заболеет. По непонятной для самого себя причине он был уверен в том, что отличается от всех других жителей посёлка и потому болезнь пройдёт мимо него.

Тем временем до города дошли горячие новости, на которые местные власти отреагировали незамедлительно. Стали собирать всех аптекарей, находившихся в округе и даже запросили пару знахарей из ближайшего города. Помочь отозвался и один алхимик. Вроде как ему хотелось спасти маленького совместимого высшего, на деле же показать свои навыки и прославить имя. К тому моменту, когда полностью подготовленный и экипированный всевозможными травами и охраной отряд целителей всё ближе и ближе подбирался к карантинному посёлку, было уже более тридцати смертей. Быстро распространившаяся странная болезнь в основном косила тех, кому за сорок, но среди погибших можно увидеть и людей помоложе. Остановившись у крепко запертых ворот, воины без особых проблем избавились от преграды, пропустив вперёд четыре повозки. Выбравшиеся из первой люди по озирались вокруг и надели защиту, забравшись в первый дом, где и застряли практически на два дня. Даже имея в своей группе алхимика выяснить точный вирус удалось довольно сложно, к тому же на изготовление необходимых лекарств и зелий приходилось тратить не мало времени.

После прибытия отряда лекарей болезнь всех заражённых жителей удалось полностью устранить спустя полторы недели. Среди подхвативших вирус оказались и отец с маленьким мастером сплавов. После того, как завалился мужчина, мальчик смог продержаться ещё какое-то время. Благодаря высшему классу профессии удачливые люди способны лучше сопротивляться такого рода неприятностям, однако это совсем не означает, что им повезло. Так можно смело перестать считать после ухудшения симптомов, ведь высшие дольше испытывали все негативные последствия, влияющие на весь организм в целом. И всё же Арану повезло, всевозможные признаки болезни у мальчика развиться успели не сильно. Когда его обнаружил спасательный отряд, ребёнок, пошатываясь из стороны с сторону, ещё мог передвигаться на своих двоих. Отца мальчика поставили на ноги довольно быстро, но у находящейся при смерти матери на всю жизнь остались тяжёлые последствия. Лекари сразу предупредили, что смогли продлить её жизнь максимум на 3–4 года. Услышав это, Джеш осел на пол, будто в его разуме что-то резко оборвалось. Пришёл в себя он уже ближе к вечеру и побежал искать целителей, оставив сына наедине с матерью.

В тот год эпидемия была успешно предотвращена, не успев разрастись дальше. Погибло 43 человека. Многие могут спокойно посчитать это немыслимым успехом, но для жителей того посёлка это была незабываемая катастрофа. Вернувшихся участников спасательного отряда соответственно наградили. Через пару месяцев, убедившись несколькими проверяющими, что вирус полностью уничтожен, барон самолично приехал якобы посмотреть как обстоят дела у простых людей, однако больше всего его волновало здоровье лишь одного человека. Именно из-за Арана он и спохватился собрать спасательный отряд так скоро, как это вообще возможно. Он немного думал и о родителях маленького высшего, ведь умри они, это бы сильно сказалось на ребёнке. Увидев всю семью живой, барон для вида немного походил по посёлку и, выслушав граждан, обнадёжив их некоторыми обещаниями, спокойно вернулся в своё поместье. Ему было даже всё равно, что по-прежнему слабая мать ребёнка не могла стоять сама, главное жива, остальное не важно.

С каждым годом женщина слабела всё больше и больше, обеспокоенный муж постоянно покупал ей всевозможные обезболивающие для облегчения жизни, старался всячески её порадовать. Аран забросил своё развитие и как можно больше времени проводил с увядающей матерью. Богатство их дома постепенно таяло, но Джеш не рассказывал об этом жене. Перед её смертью у них остался лишь подаренный им бароном дом, в котором совсем исхудавшая женщина и умерла. За эти годы семье практически никто не помогал. Льстецы испарились, будто их вовсе не было, мол она в посёлке такая не одна, нужно и другим облегчить остаток жизни. Лишь преданные друзья оказывали поддержку как могли. Горю Джеша не было предела. Какое-то время он оплакивал умершую жену, порой совсем забывая о маленьком сыне. Немного погодя он взял себя в руки, продал дом и купил более скромное жилище, куда быстро переехал с Араном. Работа от него никуда не делась, потому он всё ещё мог заработать деньги на худо-бедно нормальную жизнь.

Сообразив для себя выход, мальчик стал сбегать из дома. Днём он бродил по городу и зарабатывал еду. Да, не на еду, а еду, которую сразу съедал. По вечерам Арану приходилось возвращаться обратно. «Не бывает плохих мест.». Так он решил для себя сам, ведь здесь, тихонько продолжал обучаться своей профессии. Поначалу он разбирал лёгкие предметы на их составляющие и объединял обратно. Со временем материал для обучения становился всё сложнее и сложнее. Какое-то время друзья Джеша интересовались внешним видом Арана, но тот лишь отнекивался и просил их не рассказывать о своих вылазках с подработками отцу, мол у них в семье сейчас очень сложное время. Взрослые понимали, о чём говорил мальчик, они сами пытались вернуть Джеша на нормальную дорожку, но безрезультатно, потому просто согласились с маленьким высшим. Они продолжали общаться со строгальщиком только из-за его сына.

Глава 15

Но и тут судьба-злодейка, а может и сам господь-бог вновь решил испытать семью, ставшую не полной. Первый месяц прошёл сносно. Несмотря на продолжающуюся горечь, Джеш стойко выполнял родительские обязанности, стараясь за двоих. Он очень хотел, чтобы сын вернулся к освоению своей профессии, но мальчик полностью посвятил себя домашним делам. Маленький высший хотел помочь отцу т противился его наказу. Горюющий отец не знал, как уговорить мальчика, его раздражало упрямство сына. Не найдя иного способа, он несколько раз запер ребёнка в доме, предварительно оставив в нём некоторые природные ресурсы, на которых Аран когда-то постепенно оттачивал своё мастерство, но этот способ не возымел абсолютно никакого эффекта. Мужчина сломался и постепенно начал прикладываться к бутылке. Продолжавшееся упрямство сына выводило его злость на новый уровень. Джеш чётко осознавал, что его ребёнок — высший, потому не поднимал на мальчика руку. Однако вместо дома, заточением Арана стал небольшой чердак, где поначалу не забывал оставить хоть какой-нибудь еды для шестилетнего сына.

Но и столь важное постепенно стало забываться. От начавшегося против воли недоедания мальчик стал быстро худеть. Отец возвращался поздно и давал ребёнку немного воды, хлеба и овощей. Из-за несбалансированного питания малыш прекратил расти. Сердце мальчика обливалось кровью, он часто плакал, вспоминая былые времена. Казалось родной отец возненавидел его, своего собственного сына. Почему Что такого он сделал? Это потому, что он упрямился? «Но ведь я хотел сделать папе как можно лучше!»… Как-то раз, взглянув на свои очень худые руки и ноги, ощупав лицо и посчитав рёбра, он испугался. «Прямо как мама… Нет. НЕТ! Я не хочу умирать!». Пришло время изменить хотя бы свою жизнь, но как? Что он мог сделать, будучи запертым на чердаке? Точно, ему нужны деньги! Но как он это сделает, если ничего толком не умеет? И куда пойдёт, если вдруг всё же решит сбежать? «Не время сбегать.». Тут он хотя бы мог нормально спать и изучать свою профессию. Точно! Может с помощью неё он сможет зарабатывать хоть немного денег! Аран выбрал для себя путь терпения и самосовершенствования, иного пути у не боевых классов попросту нет и быть не может, тем более, что он пока ещё лишь ребёнок.

Сообразив для себя выход, мальчик стал сбегать из дома. Днём он бродил по городу и зарабатывал еду. Да, не на еду, а еду, которую сразу съедал. По вечерам Арану приходилось возвращаться обратно. «Не бывает плохих мест.». Так он решил для себя сам, ведь здесь, тихонько продолжал обучаться своей профессии. Поначалу он разбирал лёгкие предметы на их составляющие и объединял обратно. Со временем материал для обучения становился всё сложнее и сложнее. Какое-то время друзья Джеша интересовались внешним видом Арана, но тот лишь отнекивался и просил их не рассказывать о своих вылазках с подработками отцу, мол у них в семье сейчас очень сложное время. Взрослые понимали, о чём говорил мальчик, они сами пытались вернуть Джеша на нормальную дорожку, но безрезультатно, потому просто согласились с маленьким высшим. Они продолжали общаться со строгальщиком только из-за его сына.

Научившийся адаптироваться, мастер сплавов немного вернул форму, но умышленно продолжал есть не много, чтобы оставаться худым и, попадаясь отцу-пьянице на глаза, меньше вызывать подозрений. Часть еды и воды приходилось оставлять, чтобы была возможность поесть при сильном голоде. Такая сложная, однообразная жизнь продолжалась у мальчика до одиннадцати лет, пока в один прекрасный день в посёлок не приехал караван. За прошедшие годы он отнюдь не единственный, но именно этот караван изменил жизнь мальчика. Пока купцы разгружались, Аран увидел парочку людей, оставшихся в повозке. Из любопытства он подошёл поближе, чтобы посмотреть и от удивления застыл на месте. Мужчина крутил в воздухе пару небольших круглых явно железных шара, один из бликов которого слегка ослепил мальчика.

— Мастер сплавов? — Невольно вырвалось у Арана. Он нехотя привлёк к себе внимание обоих незнакомцев.

— Ты знаком, малыш? — Улыбнулись в ответ мужчина с женщиной, на что мальчик опустил голову, явно нервничая.

— Эмм, я… Я тоже…

— Что? — Не понял мужчина, продолжая крутить в воздухе металлические шары. Немного поёжившись, Аран подошёл поближе и, подняв руку, начал перетягивать сферы металла к себе. Удивлённые незнакомцы переводили взгляд с мальчика на очищенный жидкий металл и обратно на производящего действие. — Так ты тоже? Ха-ха! — Взрослый высший обрадовался. — Здорово! Не ожидал здесь встретить такого юного сопартийца. Как здорово! Честно!

Тем временем мальчик продолжал сосредоточенно притягивать к себе металл. Закончив, сферы с характерным железу цветом повисли над ладонью ребёнка. Он посмотрел мужчине в глаза и серьёзным тоном спросил; «Не могли бы вы меня хотя бы немного поучить?». Мужчина задумался. В конце концов они с женой собирались остановиться в городе на некоторое время, но никак не тут. От раздумий его отвлекла молча сидящая женщина, положив поверх его руки свою. Мастер сплавов посмотрел на улыбающуюся добрую жену. «Хорошо! Но для начала нам нужно обо всём поговорить.». Аран был безумно счастлив, однако, против воли, мальчику пришлось в общих чертах описать свою ситуацию. Это было одним из условий перед началом обучения. Взрослый высший сразу вошёл в положение ребёнка, но всё же попросил найти им с женой приемлемое жильё. Аена была беременна. Аран кивнул и побежал по старым друзьям его матери и отца, где днём всё так же зарабатывал еду. Все они отозвались помочь маленькой надежде посёлка, но, попросив прощения, Аран выбрал самое опрятное помещение и привёл туда своего учителя. По дороге он помогал нести вещи. Наставник Лан и его находящаяся в положении супруга останутся здесь на год. Насчёт аренды хозяин дома даже не беспокоился, более того он её вовсе не просил, чему временно разместившиеся в их посёлке были несказанно рады.

Со следующего дня началось обучение маленького мастера сплавов. Несмотря на усложнение своего ежедневного расписания, ведь ему по-прежнему необходимо зарабатывать еду, ребёнок, так называемая надежда деревни, которой практически никто не собирался помогать под предлогами «пусть узнает настоящую жизнь на вкус», «нам и самим трудно» и прочими, приходил в заранее уговоренное с наставником время. Оно довольно часто менялось, перескакивая то на час-два вперёд, то на столько же назад. Тем не менее мальчик всегда был как штук. Лану нравилось такое отношение Арана к учёбе. Это его первый ученик и мужчина считал, что ему очень повезло. Мальчик задавал много вопросов, внимательно слушая объяснения и наставления. Мужчина с волнистыми каштановыми волосами, вечно собранными в короткий хвост, не спешил приступать к практике. Ученик, в свою очередь, не возражал, решив, что наставнику виднее. Лан собирался крепко вбить все понятия, основы и правила в маленькую головку ребёнка, а в конце устроить своеобразный устный экзамен на знания.

Как-то раз Аран пришёл на урок в майке с удлинённым рукавом. Лану это показалось странным, учитывая время года и стоящую на улице жару. Оказалось у мальчика откуда ни возьмись у предплечья появился большой синяк. Он отнекивался и не хотел рассказывать правду ровно до тех пор, пока наставник не пригрозил ему окончанием ещё не успевшего начаться занятия. Выяснилось, что кто-то в доме его толкнул и ребёнок неплохо приложился о косяк. Правда или нет, но Лан наказал Арану пожить с ними несколько дней. Мальчик боялся. «Если что-то пойдёт не так, я тебя защищу» — сказал его учитель. После этих слов Аран сдался. Те несколько дней пролетели в счастливой обстановке, пока ребёнок не вернулся обратно в дом отца. На следующий день он не пришёл, как и через день. Забивший тревогу, Лан, не без помощи их «арендатора», нашёл тот злополучный дом, войти в который не составило никакого труда. Отперев дверь на чердак, они увидели связанного мальчика. Рядом с ним лежали осколки стекла, некоторые из них оцарапали ноги ребёнка. Дорожки некогда текущей крови успели высохнуть. Лицо Арана выражало сильные негативные эмоции. Страх, злость, боль и печаль. «Разве такое выражение должно быть на лице ребёнка? Изверг!». Мальчика забрали. Лассен без колебаний принял в свой дом ещё одного человечка, решив окончательно разорвать все связи с Джешем. Позже он стал Арану чуть ли не вторым отцом.

Пока мальчика подлечивали, услышали, как по деревне ходил один пьющий человек, выискивающий своего потерявшегося ребёнка. Неведающие правду пожимали плечами, а знающие истину им подражали и отнекивались. Вскоре обучение теории продолжилось. Лан пересмотрел текущую обстановку и серьёзно поговорил с Аеной. Та без возражений согласилась остаться в посёлке на пол года подольше. «И выучишь его получше, и наш малыш после появления на свет получше окрепнет!». Молодая женщина с голубыми глазами и роскошными прямыми чёрными волосами поистине добра и относится к Арану как к своему старшему сыну. За проведённое в посёлке время Лан решил вбить своему ученику в голову не просто крепкие основы. Раз уж мальчик теперь живёт с ними, время на каждодневное обучение стало куда больше, значит можно смело вбивать в своего ученика как можно больше информации и навыков.

Менее, чем через месяц, после переселения к дядюшке Лассену, мужичку лет пятидесяти пяти, в семье появилось счастливое крошечное пополнение. Тогда обучение временно укоротили, чтобы подольше побыть с младенцем. Продолжалось это до тех пор, пока Аена вновь не окрепла после родов. После она самолично стала выгонять радостного отца во двор, на что тот только смеялся. Аран помогал Лассану в его огороде, пока тот, с утра до вечера, наряду со многими другими местными жителями, под прикрытием работал на стройках. Как оказалось к ним приехали представители барона. Узнав, что мальчик не живёт с отцом, они подняли целое расследование по поводу маленького мастера сплавов. Им было не известно о том, что здесь остановился ещё один высший с идентичной профессией, пока Лассен не пришёл и не рассказал о сложившейся ситуации. Разумеется многое он умолчал, иначе Джеша бы точно лишили жизни. Получив личное вознаграждение, он скрыл от других жителей деревни и отправился зарабатывать копейки, которые впоследствии откладывал Арану хоть на какие-то карманные расходы. Через несколько дней представитель барона вернулись в город с общим отчётом о положении посёлка.

Лето сменилось осенью, осень зимой. Двенадцатилетний мальчик всё так же изучал теорию. Он не спешил, до отъезда его учителя было ещё больше половины года. За прошедшее время он ни разу не видел родного отца, по-видимому бросившего отчаянные попытки поиска своего сына. Из всех людей, с кем общался Аран, были дядюшка Лассен, учитель Лан и его жена Аена. Юный мастер сплавов сам не заметил, как начал терять навык свободного общения с другими людьми. При прогулках по родному краю он испытывал всё меньше и меньше эмоций. Некоторые задиры его возраста несколько раз пытались поддеть или обидеть мальчика, но он попросту не обращал на них внимания. Эти сами собой сформировавшиеся черты характера не раз уберегали Арана от множества небольших стычек.

В конце весны, подтвердив все полученные теоретические знания и умение распознавать состав разнообразных руд и минералов, Лан наконец приступил к практическим занятиям, проводимым за домом, в небольшом огороде, подальше от посторонних глаз. Благодаря некоторым, самостоятельно полученным навыкам, практика Арану давалась немного легче. С новым большим увлечением, столь интересным занятием, он не заметил, как пришла пора прощаться с учителем, Аеной и маленьким Жаком, к которому у мальчика были только тёплые, по-настоящему братские чувства. С ними прощался и Лассен, подготовивший им в дорогу немного денег, одежды, провианта и гостинцев для крошечного Жака. «Наш мир не всеобъемлющ, даже не думай, что мы больше никогда не встретимся!» — улыбаясь сказал ученику Лан. Аена потрепала мальчика по голове. Караван отбыл. Двое людей оставались на месте до тех пор, пока медленно удаляющиеся повозки с людьми совсем не скрылись из виду. Лишь после этого по лицу Арана потекли слёзы.

— Пошли домой! — Двое людей собрались возвращаться, как натолкнулись на какого-то человека. От него несло алкоголем. Услышав знакомый хрипловатый голос, Аран спрятался за дядей.

— Когда ты успел подобрать этого мелкого оборванца, дружище? — Немного пошатываясь спросил Лассена Джеш, на что тот лишь нахмурился. Мало того, что так называемый мелкий оборванец одет лучше известного в округе пьянчуги, так он ещё умудрился вовсе не узнать свою родную кровь.

— Да вот с каравана, что только уехал. Бедняга лишился обоих родителей, а я живу один, вот и решил оставить себе мальчугана! — Выдавил из себя седоватый собеседник с короткой шевелюрой. — А ты всё такой же! Арана нашёл? — Услышав это имя, Джеш сморщился так, словно целиком съел чищенный лимон.

— Не упоминай при мне имя этого неблагодарного мелкого мерзавца! Аж настроение испортил. — Отмахнувшись, он ушёл.

— Понял, мелкий мерзавец? — Лассен посмотрел на обиженного мальчика и улыбнулся. — Теперь ты мой приёмный сын, но можешь называть меня как тебе удобно, мне на такие пустяки всё равно! Всё ясно?

— Да, дядя Лассен! — Юный мастер сплавов улыбнулся ему в ответ. Да, учитель уехал и, рано или поздно, Аран тоже уйдёт отсюда, но не сейчас! Здесь ещё остались люди, которые по-настоящему о нём заботятся и переживают!

Глава 16

Спустя 5 лет. Настоящее время.

Под навесом старой закрытой мастерской, хозяин которой приболел некоторое время тому назад, юноша с довольно короткими тёмно-каштановыми волосами, в тени кажущимися вовсе чёрными, сидя на сколоченном деревянном крепком ящике, молча наблюдал за въезжающими в посёлок двумя телегами. Несмотря на довольно раннее время дня, солнце уже безжалостно пекло над головами. Хоть лицо молодого человека выглядело суровым, его серо-зелёные глаза с небольшим любопытством разглядывали всех новоприбывших. Давненько к ним в посёлок никто не приезжал. Подперев под себя ногу, он заприметил черноволосого юношу, чья одежда отличалась от остальных. Тот, накинув себе на плечи три сумки, соскочил с телеги, отряхнулся и подошёл к возчему. Что-то не громко сказав, он начал оглядываться по сторонам. Своим спокойным, серьёзным поведением, незнакомец привлёк внимание некоторых других жителей посёлка. Несколько дам, увидев симпатичного путешественника, радостно заулыбались. От юноши будто исходило немного благородства, его сразу приняли за молодого господина довольно таки богатого рода. Взгляды двух высших на секунду пересеклись. Аран никак не отреагировал и с всё той же серьёзностью начал рассматривать остальных. После он спокойно направился в глубь посёлка, по размерам сопоставимого с городом отнюдь не маленьких размеров, однако всё же продолжавшего оставаться посёлком. Он не обратил абсолютно никакого внимания на идущего за ним на определённом расстоянии незнакомца. Путник не следовал за ним, а неспешно брёл по главной дороге, осматривая окрестности. Он прибыл в эти края по определённой цели, но, первым делом собирался найти рынок и место жительства.

— Эй, ты! — Вдруг обратились к Арану несколько юношей, местных задир. — Сколько раз я ещё буду тебе повторять? — Черноволосый молодой человек, которому на вид от силы 21–22 года, посмотрел в сторону внезапно поднявшегося шума и увидел, как парня, который внимательно ранее наблюдал за ним, окружили четверо юношей, выше того на голову, а то и больше. Да, из-за нарушения питания в малом возрасте, по телосложению и росту Аран по-прежнему оставался позади своих сверстников и выглядел на пару лет помоложе.

— Не попадайся мне на глаза!

— Многие взрослые говорят нам не трогать тебя, хотя я не знаю причину, приходится их слушать, иначе у нас будут лишние проблемы.

— Да-да, не знаю, почему к тебе такое обращение.

— Ага, будто он какой-то особенный.

— Во-во…

«Задиры. Но что это за странные разговоры?» — Седж нахмурился, внимательно вслушиваясь в разговор. Он даже остановился. В это время Аран продолжал молчать. «Да вы сами уже считай взрослые! Эх, вам бы книжек хоть сколько-нибудь почитать… Хотя думаю они даже не умеют.». На его лице же ничего не отражалось. Мастер сплавов спокойно прошёл мимо них. Светлому алхимику показалось странным, что те не перешли от слов к действиям, но поведение того, что помладше, ему понравилось. «Правильно, нечего обращать внимания на дураков!». Мастер сплавов и мастер алхимик разминулись. Каждый отправился по своим делам, потому в этот день они не пересекались, ровно как и следующий. В первый же день Седж остановился в гостинице, а на следующий отправился искать рынок. В третий день по посёлку разошлись слухи о прибытии к ним мастера алхимика. Целыми днями высший бродил по посёлку и расспрашивал о проживающем в местных краях мастере сплавов. Все местные жители говорили о том, что некогда здесь действительно такой проживал. Кто-то говорил он куда-то сбежал, другие о том, что он мог умереть из-за папаши-алкаша. Некоторые отвечали, что он переехал в ближайшую деревню и, в тайне от всех, часто сюда приезжает, дабы пройтись по родным улицам. Совсем немногие говорили, что он проживает где-то в посёлке, но где конкретно не знают. Последние не врали, юноша выходил из дома старика Лассена одним из двух своих секретных путей и обратно возвращался так же.

Столь не точные и различающиеся друг от друга ответы очень путали алхимика. Дабы хоть как-то разрядиться, он решил пройтись и скупить всевозможные хранилища для своих будущих зелий. Выбравшись с рынка лишь под вечер, он побрёл в случайном направлении. Все эти ответы никак не покидали голову молодого человека, потому он продолжал искать правду. Улицы успели наполовину опустеть, а шёл он медленно, потому не сомневался в том, что ни с кем не столкнётся, да не тут то было. Только он об этом подумал, сильнее погрузившись в корректировки первоначального плана, как сбил кого-то с ног.

— А я говорил давай помогу, ну что ж ты упрямый то такой? Не вини господина, сам не уследил! — Седовласый коротко стриженный мужчина нагнулся, дабы поднять разбросавшиеся небольшие фигурки и прочие предметы, сделанные из разных материалов.

— Я и не виню. — Недовольно буркнул себе под нос юноша, принявшись собирать вещи по коробкам.

— Извините! — Кинулся помогать ему Седж, как увидел знакомое лицо. «А мир тесен!».

— Да ничего страшного! — Поспешно ответил юноша.

— Какие у вас тут интересные вещи затесались. — Алхимик поднял медную… колбу? — Извините, а у Вас есть ещё такого рода вещи? — Оба местных жителя удивлённо посмотрели на молодого человека. Аран специально сделал такие вещи, узнав, что к ним в посёлок прибыл алхимик. Он надеялся, что сможет их продать высшему и заработать немного денег. Но тогда получается этот незнакомец и есть тот самый алхимик, о котором ходит столько слухов? Молодой мастер сплавов нахмурился. Одной из дошедших до его ушей вестей являлся расспрос о его местонахождении. «Зачем я ему понадобился?». — Я бы хотел купить все такие штуки! Заплачу сразу на месте!

— Да, господин! Но здесь у нас не все, часть дома, так что нам придётся вернуться. — Лассен тоже понял, что перед ними высший, потому перевёл многозначительный взгляд на своего некровного сына. «Надо будет невзначай спросить нашего случайного знакомого зачем ему понадобился Аран.».

— Но вы же куда-то шли. — Седж сделал вид, что совсем не заметил странных переглядываний обоих, решив, что они замышляют нечто коварное. Он приготовился в любой момент достать зелья для своей защиты и уничтожения потенциального врага.

— Не страшно, всего лишь переносили некоторые товары в магазинчик, что ближе к воротам нашего посёлка, коли уж Вы платите нам сразу, ничего страшного не будет, принеси мы их завтра! — «Точно подозрительно! Неужто я снова натолкнулся на наёмников? Ах, они у меня уже кое-где застряли!».

— Хорошо!.. Ещё раз извините! — «Тогда уж не серчайте, я поубавлю эту мировую заразу!». За время своих одиночных скитаний Седж не научился никаким боевым приёмам, но смог улучшить некоторые зелья, проверить парочку из которых как раз подвернулся удачный момент.

— Нет, ну что Вы! Наша торговля и так идёт из ряда вон плохо, так что встреча с потенциальным клиентом всё равно, что дар божий! — Радостно всплеснул руками мужчина.

Добраться обратно до дома не составило никакого труда, его хозяева не успели отойти слишком далеко. Открыв дверь, Лассен жестом пригласил гостя пройти внутрь, но тот помахал руками и головой, «сразу после вас». Аран уже находился внутри. Первым делом он намеревался поставить на пол коробки. Никто из этих двоих не ожидал, что в следующую секунду алхимик пнёт Лассена, отчего тот упадёт. Заперев входную дверь, высший вытащил из кармана какое-то зелье, после чего приготовился атаковать единственным возможным для себя способом, как услышал «Не смей!». Повернув голову в сторону выкрикнувшего, он удивился и медленно опустил руку. В паре метров от него стоял юноша, рядом с руками которого, в воздухе летало несколько медных фигурок, на глазах меняющихся в маленькие острые конусы. Аран не раз проводил всяческие эксперименты, пытаясь понять боевую мощь своей абсолютно не боевой профессии, потому знал, что от атаки будет очень мало толку и противник всего-навсего получит небольшие, которые потом сможет спокойно вылечить одним зельем, но нужно было показать свою способность атаковать.

— Мастер сплавов? МАСТЕР СПЛАВОВ! Ха-ха! — Злость Седжа сменилась неописуемой радостью. — Я столько лет хотел с тобой встретиться! — Засунув склянку обратно, он помог мужчине подняться и искренне попросил у него прощения. — Я подумал, что вы, парни — наёмники. Эти сволочи изрядно попортили мне жизнь, в дополнение к словам, преподношу Вам несколько зелий. — Юноша полез в сумку и достал оттуда три зелья, вручив их мужчине лично в руки. Прочитав названия бирок, мужчина разволновался.

— Вы готовы отдать такие зелья за просто так?

— Почему сразу за просто так? Я совершил большую ошибку это во-первых, во-вторых я хочу показать, что никаких плохих намерений у меня нет, в-третьих мне просто необходимо исправить ваше сложившееся насчёт меня явно не положительное мнение!.. Хмм, теперь думаю этих зелий даже не достаточно… — Высший снова полез в свою сумку, но был остановлен хозяином дома.

— Нет, нет, господин, зелий, что Вы дали, уже вполне достаточно! Прошу, пройдёмте ко столу, попьём чай и поговорим с спокойной обстановке!

Простодушный седовласый мужчина повёл важного гостя в другую комнату, но алхимик не сводил глаз с мастера сплавов, ровно как и тот следил за всеми действиями незнакомца. «Теперь по новой возиться с этими конусами, как же лениво. Ладно, завтра, не хочу оставлять дядю Лассена наедине с этим парнем.». Поправив и, наконец, оттряхнув одежду, юноша направился на кухню, где зачерпнув ковшом воду из большой бочки, сполоснул лицо и вымыл руки.

— Дядя я помогу. — Пока Лассен наливал в стаканы воды, молодой высший достал буханку хлеба с куском сыра и принялся их нарезать.

— Дядя? Я думал вы отец с сыном.

— Хе-хе. — Мужчина присел на стул, оставив противоположное перед алхимиком место пустовать. — В нашем случае можно и так сказать. — Седж немного поёжился, почувствовав, что случайно влез на нежелательную территорию.

— Давным давно я услышал о том, что в этих краях на свет появился мастер сплавов и направился сюда только с одной целью. Мне всегда хотелось выучиться на эту профессию, ты же знаешь, что светлые алхимики лучше всего совместимы с мастерами сплавов?

— Знаю. — «Кажется уговорить его будет сложнее, чем я думал. Почему у него в столь юном возрасте такой трудный характер? Что такого в его жизни могло произойти?».

— Стань моим учителем! Я безумно хочу освоить эту профессию! — Аран удивился.

— Независимо от того, что максимальный уровень освоения техник упадёт на 30 %?

— … - «Блин, а я и забыл уже, что настолько.». — Да!

— Хмм…

— Я не поскуплюсь на оплату!

— Я в таком не заинтересован, просто… Мой наставник обучал меня всего полтора года, потому я навряд ли по праву могу называться настоящим мастером.

— У тебя был наставник? Невероятно! — Воскликнул алхимик. Прямо сейчас он с трудом сдерживался, чтобы от радости не вскочить с места и не хлопнуть со всей дури по столу. Седж и представить себе не мог, что натолкнётся на столь компетентного в своей профессии человека. — Это даже выше всех моих ожиданий!

Такие искренние эмоции немного смутили Арана. После расставания с учителем прошло уже несколько лет. С тех пор никому не удавалось выбить юношу из привычной колеи и вот, перед ним появился такой человек. Молодой мастер сплавов ненадолго погрузился в приятные сердцу воспоминания и невольно улыбнулся, чему мастер алхимик слегка удивился. «Он умеет улыбаться.». Тем не менее Аран волновался. Его назвали компетентным, но сам юноша в себе сомневался. Он никогда никого ничему не учил. Да, у Лана он тоже был первым учеником, но тот в разы старше и мудрее него, справится ли юнец, который младше просящегося в ученики, правильно чему-то научить? Нет, Аран не против поделиться знаниями, может он даже взамен попросит незнакомца подучить его алхимии, но всё же. «Есть выход!».

— Как Вас зовут?

— Ах, ну да, точно. — Алхимик слегка стукнул себя по лбу. — Меня зовут Седж.

— Аран. Приятно с Вами познакомиться, господин Седж. — От таких слов светлого мастера передёрнуло. Его потенциальный учитель называет его господином.

— Просто Седж, я не дворянин. — Вновь добродушно улыбнулся алхимик.

— У меня есть парочка предварительных условий. — Молодой шатен посчитал, что тот откажется, однако.

— Слушаю.

— … Эээ, — Мастер сплавов сильно удивился. — мне нужно, чтобы Вы вылечили одного человека.

— Без проблем! Какого? — Седж отвечал моментально, без доли сомнений.

— Его зовут Джеш. — Лассен спокойно слушал разговор двух молодых людей, пожёвывая бутерброд, но когда услышал это имя чуть не подавился.

— Ты уверен? — Втиснулся он в беседу.

— Да. Каким бы мерзким этот человек не был, он всё равно является моим биологическим отцом. — Юный мастер сплавов серьёзен. «Да что же у них произошло?».

Глава 17

Когда черноволосый юноша спрашивал своего будущего учителя о человеке, которого ему нужно не известно от чего вылечить, мастер сплавов тактично отвечал «завтра увидите» или «скоро узнаете». У алхимика продолжало разыгрываться любопытство, особенно после того, как он увидел тщательную подготовку одежды для так называемого выхода в люди, будто всё это время Аран сидел взаперти. «Да это не костюм, а, скорее, маскировка!» — увидев все элементы завтрашнего одеяния пятнадцатилетнего подростка подумал Седж. Лассен определил путника в комнату, где некогда останавливалась семья учителя Арана. Впервые после отъезда Лана в комнате кто-то поселился. Алхимик чётко сказал, что будет соответственно платить не только за проживание питание, но даже за воду. Седж знал, что для её добычи и очистки здешним жителям приходится тратить не мало сил, потому сам себе установил некоторые лимиты. В действительности, по не известным никому причинам абсолютно во всех источниках живительной влаги, вода становилась странно мутной. Местные к такому давным-давно привыкли и относились абсолютно спокойно, но не Седж. Более того светлый мастер не варил зелий в доме, чтобы не смущать других постояльцев разного рода сильными посторонними запахами. Эта его странность оказалась не единственной.

Следующим утром, после быстрого завтрака, Аран оделся в подготовленный прошлым вечером «костюм» и собирался было подогнать своего нового знакомого, однако не нашёл его в отведённой комнате. «Если ищешь того парня, то он уже достаточно давно чем-то занят на заднем дворе!» — чётко прозвучал мужской голос сзади, после чего мужчина продолжил бубнить себе под нос — «Хотя он алхимик, чем ещё, кроме варки зелий он может там заниматься?». Юный мастер сплавов молча вышел через соответствующую дверь и, оглядевшись, быстро заприметил сидящего к нему спиной молодого человека. «Я думал он до сих пор спит и потому отсутствовал за столом. Что он там делает?». Негромкий саркастичный смех черноволосого парня, погружённого в свои мысли и действия, заинтересовал Арана ещё больше. «Зельями тут совсем не пахнет, чем же он там блин тогда занят? Ну ка.». Осторожно подойдя ближе, он наклонился и увидел, как ни на кого не обращающий внимания алхимик… смешивает зелья? Несколько склянок и трав аккуратно лежали на расположенной на земле тряпке, а в руках юноша держал по колбе и ухмылялся. Обратив внимание на появившуюся не чёткую тень, он повернулся и увидел Арана. «О, уже пора?». Молодой человек кивнул, но для начала предложил гостю подкрепиться.

Выбравшись из дома, двое юношей направились в определённом направлении. Мастер сплавов шёл к тому месту, где сутками сидел на запертом чердаке без еды и воды, но оказалось, что в том здании Джеш уже давно не живёт. Аран расстроился. Не из-за отца, скорее потому, что не знает его местожительства. Добравшись до работы выяснилось, что и там мужчина больше не работает. Молодой человек тяжело вздохнул. Он не знает, как найти этого опустившегося человека, хоть случайно и пересекался с ним несколько раз за прошедшие годы. «Зря я выдвинул это нелепое условие господину алхимику, теперь даже стыдно за самого себя! Почему я справился со своим внезапно накатившим треклятым волнением именно таким странным способом?.. Эх, теперь придётся целый день бесцельно бродить по улицам в надежде на не приятное столкновение.». Юноша приятно удивился тому, что следующий за ним высший спокойно шагал по посёлку, не выказывая абсолютно никакого недовольства. В итоге день прошёл безрезультатно. Так же и следующий.

— Несмотря на полученную от тебя информацию о внешности нами втихую разыскиваемого, результатов по-прежнему никаких. Жаль его точная настоящая внешность не известна даже дяде Лассену. — Седж случайно подхватил привычку Арана называть так хозяина дома. Тот был абсолютно не против. Мастер сплавов понурил голову. — У тебя точно не осталось ничего от отца?

— В который раз уже повторяю, что нет.

— И от чего именно его надо вылечить ты тоже не рассказываешь. Я и не думал, что это задание окажется столь непростым. — Аран хотел было что-то сказать, как Седж добавил. — В принципе это довольно интересно, будь уверен, я обязательно выполню свою часть договора! Хе-хе. — За прошедшие годы одиночного скитания по континенту довольно сильно изменили человека по имени Седж, бывшего когда-то милым, добрым и прилежным одуванчиком. Он не мог дождаться начала «лечения» отца своего будущего учителя.

Аран не подозревал, какие коварные мысли прячутся в голове его нового приятеля, но на последние сказанные слова юноши подумал лишь одно: «Удивительно.». Ещё какое-то время им не удавалось натолкнуться на Джеша. Алхимик совсем не паниковал, за прошедшие дни он потихоньку узнавал мастера сплавов и его дядю поближе, знакомился с их окружением. Порой высший помогал своим сожителям в некоторых бытовых делах, на что те удивлялись. Мало того, что молодой человек еженедельно платит установленную сумму денег, так ещё помогает им абсолютно бескорыстно в некоторых мирских привычных тяготах. Более того продолжает заниматься присущими своей профессии делами только на заднем дворе. И то поздно вечером или рано утром. «Не удобно ведь!» — постоянно вторил Лассен, на что алхимик лишь махал головой и молча улыбался.

— У меня появилась идея! — Как-то сказал Седж возившемуся с некими не известными ему шарами Арану. Мастер вопросительно на того глянул. — Коли уж ты не хочешь, чтобы твой нерадивый отец узнал о якобы возвращении сына, я могу предпринять один способ. Вообще что у вас в посёлке за ситуация такая странно не понятная? Многие знают о том, что ты продолжаешь здесь не приметно жить, но Джеш не знает об этом.

— На самом деле я в том не совсем уверен! Может ему уже просто всё равно! Что насчёт описанной тобою ситуации, то пока здесь якобы проживает мастер сплавов, барон будет спонсировать посёлок, потому местных вполне устраивает даже такое положение! До тех пор, пока поступают деньги им хорошо.

— Ух, как же я не люблю людей!.. В смысле таких.

— Хех, мне всё равно! Я не собираюсь тут прозибать до конца своей жизни! — Услышав это, мастер алхимик оживился. «Может он будет вместе со мной путешествовать? Тогда можно будет здесь не задерживаться, мне уже давно надоело бродить по свету в одиночку! Красота какая!.. Думаю единственный, кто его тут удерживает — дядя Лассен. Надо будет тихонько разузнать.».

— … раньше?

— Что? — Светлый мастер случайно прослушал о чём спросил его новоиспечённый приятель.

— Я говорю что за способ, о котором ты ранее говорил?

— А. Раз уж у нас с тобой абсолютно разные телосложение и рост, могу предложить лишь зелье обмена опыта, правда оно ужасно не приятно, потому решай. — Хоть оно так и называется, название придумано для отвлечения внимания недалёких. На деле это просто покажет все воспоминания выпившего, мастер алхимик может спокойно установить лимит времени. Зелье не может показать фальшивые воспоминания, лишь правду. Взамен Седж собирался показать свои, юноша абсолютно уверен, что это сделает их отношения доверительнее, ведь исчезнут абсолютно все недосказанности.

— Что за зелье такое? Бывают и такие? — Черноволосый молодой человек рассказал без утайки и молча смотрел на решающегося пятнадцатилетнего юношу. — Зачем идти в такие крайности?

— Мне известна внешность твоего биологического отца лишь по рассказам. Ты не хочешь рассказывать чем он болен и почему живёшь с дядей Лассеном, скорей всего причина жутко не приятна, потому я сдался и не спрашиваю. Так я увижу всё своими, точнее твоими глазами. — «Действительно, так я не погружусь в старые болезненные для себя воспоминания и раз уж это взаимный обмен, почему бы и нет? Тем более раз уж в будущем я всё же буду его обучать, не мешает узнать человека хорошо, ведь так можно спокойно узнать, достоин он доверия или нет.». Немного подумав, Аран согласился.


— Придётся немного подождать, в течение дня я подгоню его под каждого из нас, перед сном выпьем. Чтобы ты не сомневался, я буду ночевать у тебя в комнате. — Алхимик улыбнулся, всё прошло куда лучше, чем он думал, парень попался вполне себе храбрый.

— Так быстро? У тебя оно уже готово? — Высший молча кивнул, продолжая улыбаться. — Ладно, тогда сегодня останемся дома.

Поздно вечером алхимик перенёс матрац, одеяло и подушку в комнату Арана. Лассен не придал этим действиям никакого значения, решив, что его холодный мальчишка решил начать обучать гостя. В небольшой скромной комнатушке двое высших не разговаривали. Они собирались лечь раньше, чем обычно. Седж выпил свою порцию подозрительно выглядящего булькающего зелья иссиня-чёрного цвета, показав, что оно не ядовитое, вслед за ним последовал прикрывший пальцами нос мастер сплавов. К его удивлению странная субстанция оказалась абсолютно безвкусной. Внутри разлилась небольшая прохлада, приятно обволакивающая все органы и охлаждающая изнутри, придавая некий комфорт. Приняв положение лёжа, приятное ощущение стало собираться в голове, покидая предыдущие внутренние полости. Заснуть удалось быстро, однако вместо сна двое юношей видели воспоминания. Каждый из них периодически дёргался во сне, потел от получаемых эмоций, плакал, смеялся, переживал и звал дорогого человека.

Аран увидел воспоминания гостя вплоть до того момента, как тот убегал от преследователей. Теперь он понял раннее поведение алхимика. Седж специально показал мастеру сплавов больший период времени, узнав о своём будущем наставнике всё вплоть до момента их встречи. Выбравшись из комнаты, двое молодых людей столкнулись с недовольным сонным Лассеном, получив от того довольно долгий выговор. Услышав ночью шум, тот вломился в комнату Арана и пытался разбудить хоть кого-то из них, но, не смотря на кошмары, парни спали ужасно крепко и многочисленные попытки пробудки закончились полным провалом. Несмотря на полученную лекцию, настроение у ребят было хорошее, их отношения тотчас же укрепились. Глядя на их взаимное понимание друг друга, Лассен гадал: «Что такого могло случиться, что всего за один день они настолько сблизились?».

Вечер того же дня.

— Надо было давно так сделать! — Седж задумчиво смотрел вперёд.

— Думаешь я бы согласился? Считаю нам просто повезло.

— Ммм, даже не знаю. — Два молодых человека, прячась за углом трактира, периодически выглядывали и смотрели на определённого человека.

— Как же ещё это можно назвать? Определённо удача! Раньше ж ведь мы тоже здесь не раз прохаживали.

— Возможно.

— Ну что, ты готов?

— Уже давно. Хе-хе. — Алхимик прищурился. Его ехидная улыбка чётко дала понять, лечение будет не из приятных. Аран нисколько не возражал, однако ему любопытно какими методами воспользуется его друг, тем более тот собрался заниматься этим втихую. «Это как?».

— Диарея? Ты серьёзно? — Спросил Аран, еле сдерживающий смех. Они возвращались сюда каждый день и проводили в прятках не один час.

— А что? — Как ни в чём не бывало посмотрел на него Седж.

— Незаметно подмешать в проданную бутылку эля сразу два зелья, да ты, я погляжу, умелец из умельцев!

— Просто не надо было меня злить! — Из подслушивания разговоров местных посетителей юноши знали некоторые сплетни и новости.

— Ладно, ладно, но оно действительно поможет?

— Учитывая его стаж этого так просто не заметишь.

Джеш думал, что ему продали испорченный алкоголь и сильно ругался на продавца. Пару дней у него длились проблемы со стулом, но, когда всё прекратилось, он вновь решил пригубить напитка, дурманящего разум и облегчающего его длящуюся годами депрессию. В этот раз он с осторожностью приобрёл очередную бутылку, выпив которую, ничего странного не почувствовал. Однако этот алкоголь всё же так же оказался странным. Разум мужчины не заплывал так сильно, как раньше. Более того возникало странное лёгкое чувство дискомфорта. «Видимо совсем уже всё» — решил он, но потихоньку продолжал покупать эль.

— В этот раз, как я погляжу, тошнота со рвотой.

— Хм, нечего употреблять всё подряд!

— Ага, верно.

— … Учитывая, как спокойно ты относишься к его мучениям, у меня складываются смутные подозрения.

— Что я могу сказать, — Хохотнул Аран. — лечение редко когда бывает безболезненным! — Хоть он и попросил Седжа избавить этого человека от его страшной зависимости, глядя на состояние того, угрызениями совести не страдал.

С того дня чертышащийся мужчина решил перейти на более лёгкий напиток — вино, но и с тем оказалось что-то не так. Странное чувство облегчения уходило, вместо него появлялись тяжесть и странная боль. Взгляд почти не терял чёткости и разум был острее. Потихоньку Джеш стал замечать, что уже не так тяготится к алкоголю и может работать усерднее, чем раньше. «Видимо всё, немного осталось.». Он решил, что вконец допился и осталось жить не долго. Тем не менее депрессия давила не так сильно, как раньше и начала появляться какая-то ностальгия. Ностальгия чего? Этого он не мог понять. Одно он знал точно, в таверну ходить будет не так часто, как раньше. Более того мужчина не мог понять почему, но новое чувство ему очень нравилось, будто создавало некий уют. «Ладно, подкоплю денег и куплю целый ящик этого вина!». Какое-то время он приходил в таверну и выпивал по кружке вина, но оно казалось каким-то не таким.

— Что делать? Так он может снова спиться!

— Не переживай, я предусмотрел такое развитие событий. Последнее зелье, скажем так, временно сохраняет прогресс, скоро он перестанет его пить, решив, что что-то с не так с этим вином.

— Слышал он хочет купить целый ящик, видимо деньги копит. Хмф, лучше на что другое собирал.

— Ничего, скоро будет!

Глава 18

Как и сказал Седж, Джеш быстро перестал ходить в таверну и пить на месте вино. Вместо этого, в своё свободное время, он чаще гулял по улицам, ловя на себе любые, кроме доброжелательных, взгляды, отчего мужчине становилось неприятно и, что удивительно, немного стыдно. Тем временем двое молодых «злоумышленников» выяснили, где теперь живёт биологический отец Арана. Такая игра в кошки-мышки очень нравились юным высшим и они с радостью уделяли ей чуть ли не половину своего свободного времени. Но ничто не бывает вечным. Алхимик начал вести себя немного странно. С каждым беззаботно проходящим днём он всё больше следил за близким его другу человеком. «Как долго он будет от него скрывать?». В первый день, почувствовав неладное, он не раздумывая подошёл и завёл разговор на тяжёлую тему, но тот человек отказался и попросил держать всё в секрете. «Вы хочешь, чтобы я взял на своё сердце такую тяжесть? Да меня не только совесть замучает, я, в лучшем случае, даже не смогу посмотреть ему в глаза!». Ни о чём не подозревающий Аран донимал товарища, на что тот лишь тяжело вздыхал. «Поссориться с человеком из-за попыток лечения против его воли, уму не постижимо!». Седжу было очень тяжело. Мастер алхимик балансировал на краю, сдерживая себя, дабы не впасть в депрессию.

— Да расскажи ты! Или мы не друзья? — Ругался мастер сплавов.

— Друзья. — Спокойно ответил алхимик.

— Так в чём дело?

— Я обещал.

— В последнее время вы с дядей Лассеном беспокоите меня все 24/7, долго это будет продолжаться? Что-то между вами двумя произошло?

— Абсолютное нет! Просто он мул.

— Мул? — Слегка удивился Аран столь необычному заявлению. Он впервые услышал, как его друг на кого-то ругался. — Не скажешь, я… я… я откажусь тебя обучать! — «На самом деле не откажусь, это будет не только не прилично, но и не удобно! Да и я обещал, он честно выполнил свою часть договора, я не чурбан, пусть на него слегка и смахиваю!».

— Хе-хе.

— Ладно, хорошо, но если станет хуже, обязательно мне расскажи!

— Конечно!

Спустя неделю.

— Мне определённо не нравится твоё настроение, а ну быстро выкладывай! — С момента прошедшего некогда разговора Аран впервые возмутился.

— … - Алхимик тяжело вздохнул. — Давай вечером? — Он посмотрел на нахмурившегося товарища. — Ну или позже.

— Даёшь слово?

— Даю. — «Я сам уже давно выдохся от этой сложившейся нелепой ситуации.».

Как обычно эта парочка втихаря следила за всеми посетителями таверны. Как обычно Аран помог другу проникнуть ночью в здание и наблюдал за действиями алхимика. От того, что на следующий день некоторые сделали аналогичный предзаказ спиртных напитков, пришлось выполнять лишние действия по аккуратному вскрытию ящиком, далее дело стояло за вторым высшим. Закончив приготовления, они так же спокойно покинули злополучное заведение и вернулись домой. Теперь же они ждали прихода биологического отца Арана, дабы удостовериться, что тот точно заберёт товар и ни одна бутылка из ящика не попадёт в чужие руки. После того, как нужный им человек забрал заказ и постепенно скрылся из виду, молодые люди встали и размялись.

— Ну? — Решил напомнить мастер сплавов о наиболее беспокоящей его на данный момент проблеме.

— Что? — Седж поймал на себе пристальный, серьёзный взгляд. — Ему этого точно хватит для точной реабилитации, это был последний этап, не волнуйся!

— Верю, но о своём отце я сейчас думаю куда меньше.

— О чём ты тогда? — Не сразу сообразил светлый мастер.

— Что за тайны творятся у меня дома?

— А!

— …

— Да ничего такого, только давай не на улице! Вернёмся к тебе в комнату и спокойно поговорим, только обещай воздержаться от криков.

— С чего ты решил…

— Я в этом полностью уверен!

— … Тогда пойдём в тихий закоулочек.

— Эх. — С неохотой Седж последовал за Араном. Идти долго не пришлось и уже через несколько минут они добрались до подходящего места, где мастер сплавов резко остановился и молча смотрел на своего товарища. — Сразу скажу, он взял с меня слово о неразглашении! — Светлый мастер посмотрел на собеседника с максимально серьёзным лицом, на котором отчётливо читалась усталость. Глядя на друга Аран слегка кивнул. Алхимик не хотел вовлекать в это юношу, он самолично собирался любыми способами вылечить упрямца. Высший сомневался, что тот не хотел жить. Любому человеку не захочется расставаться со столь драгоценной «вещью». «Хорошо для варки безвкусного зелья с постепенно накапливающимся до определённого момента лечебным эффектом имеется всё необходимое, правда оно слабое, потому приходится добавлять ему лекарство как можно чаще. Жаль для сильного зелья у меня нет всех необходимых ингредиентов, да и Лассен пока не подозревает о моих не опущенных руках. Я устал, лучше действительно рассказать Арану, даже если он изменит обо мне своё мнение, поругается, позлится, но поможет мне в столь не лёгком деле!».

— О.

— Понимаешь…

Во время короткого казалось бы объяснения юный мастер сплавов не произнёс ни звука. Конечно же он злится на друга, но прекрасно знаком с упрямством своего дяди. Более того ему понятно, зачем старик взял с бедного алхимика такое нелепое слово. Аран и подозревал о скрытой болезни этого мужчины по появившимся слабым признакам незадолго до появления Седжа в их деревне. Только предпринять молодой человек ничего не мог в отсутствии данных о болезни, а раскупать всевозможные лекарства наобум совсем не дело. «Конечно же я рад, что он так поступил. Это лишний раз доказывает, что Седж всё-таки хороший человек, однако для приличия я должен немножечко поругаться, верно?».

— Какого лешего ты столько молчал? — На повышенных тонах произнёс мастер сплавов.

— Говорю же дал слово.

— Слово он дал. Подумал о том, как мне будет обидно?

— …

— Ладно. Конечно же я помогу в столь благородном деле! Подумать только, этот бесстыжий человек хотел меня оставить таким не приятным способом. — Алхимик облегчённо вздохнул. Не подозревая об умело расставленной ловушке товарища, куда он благополучно попался, светлый мастер радовался сдержанности юного высшего. — Всё, пошли домой.

Добравшись обратно, Седж, взяв парочку готовых зелий, отправился сбывать свой товар. Пусть деньги у него ещё были, лишних средств не бывает никогда. «Я оставил лекарство под подушкой.» — прошептал он на ухо Арану перед тем, как закрыть за собой дверь. Вернувшись поздно вечером, молодой человек сразу же отправился на задний двор. Сегодня на рынке удалось приобрести кое-какие травы, а он уже несколько дней ничего не готовил, кроме лекарства для Лассена. Время продолжало незаметно идти и высший даже не заметил, как пробыл в посёлке уже два месяца. При этом у парня пока ещё не было ни одного урока, не смотря на такое упущение алхимик вовсе не переживал. Более того был абсолютно спокоен. Как-то раз он ненароком подслушал разговор двух коварных людей и знал всё, что те от него скрывали. «Ещё где-то полтора месяца и всё станет на свои места!». Светлый мастер улыбался.!». Светлый мастер улыбался. Приятное чувство ожидания немного щекотало, разносясь своеобразными отголосками по всему телу. «Посмотрим, когда ты, с полный раскаяния, расскажешь мне об этом. Хе-хе».

Довольно долго Седж притворялся, что ничего не подозревает. Занятия, присущие его профессии, прекрасно скрывали знание. Кажется Арана заинтересовала алхимия, потому высший предложил другому её изучить. Учитывая, что тот является мастером сплавов, это вполне возможно, тем не менее юноша отказался от заманчивого предложения. Как объяснил, сначала он собирался досконально обучиться своей врождённой. Алхимик не возражал, тем более они уже совсем скоро уйдут бродить по континенту. Хоть Седжу знакома почти каждая его часть, даже малость лес Вигна, столь опасный даже для не простых путешественников, не говоря о его абсолютно не боевой профессии, молодой мастер не прочь сделать второй круг с другом. Тогда он и его профессии заодно обучится. Хоть высший и мечтал обойти весь свет, он вполне может отправиться в нескончаемое путешествие через пять, а то и десять лет. Став носителем камня душ, можно не так сильно волноваться об отведённом жизни времени, у алхимика его куда больше, что даже у тех же долгожителей.

Когда настал тот самый час и Аран завёл серьёзный разговор со своим товарищем, тот ответил «Я знаю.». На лице светлого мастера была довольная улыбка. «С каких пор?». «Уже давно.». Юный мастер сплавов потерялся. Он столько готовился объясняться, а этот спокойно заявляет, что ему уже давно обо всём известно. «Паршивец… Хотя я такой же.». Обговорив точный день отъезда, юноши начали готовиться. Для Арана отъезд является чем-то очень грандиозным, ведь он никогда не покидал своего посёлка. Молодой человек испытывал небывалый подъём и во время прогулки по рынку вместе со своим другом алхимиком совсем не замечал слежки. Тот человек поначалу заинтересовался юношей лишь по причине чего-то знакомого. Казалось высший ему напомнил одного человека, кого-то из прошлого, а, услышав имя парня, оказался сильно шокированным и чуть не потерял парочку из виду. Затарившиеся молодые мастера, полностью нагруженные тяжёлыми сумками, устало побрели домой, по-прежнему не замечая следующую на расстоянии подозрительную личность. Счастливые юноши разбирали приобретённое, когда услышали стук в дверь. Лассена не было дома, но это явно не он, мужчина никогда не стучит в дверь своего собственного дома. Высшие переглянулись и направились к двери.

— Спрячься, я открою. — Прошептал Седж.

— Но я тоже частичный владелец дома, с чего гостю открывать дверь? Тем более я тут считай всех знаю! — Запротестовал его товарищ и, использовав ключ по назначению, собирался отворить дверь.

— Тебя не учили сначала спрашивать кто там? — Посетовал алхимик простоте и отсутствию чувства самосохранения своего друга.

— Зачем? — Удивился Аран, глядя на Седжа, тем самым не вовремя упустив из виду лицо незваного гостя, внимательно наблюдавшего за юношей через появившуюся приличных размеров щель. — Здесь все свои! — Молодой человек уверенно потянул дверь на себя.

— Ты уверен? — Мастер алхимик закатил глаза и сунул руки в карманы, откуда достал парочку маленьких продолговатых приплюснутых склянок.

— Нет. — Мрачно ответил юноша, увидев посетителя.

Хоть Джеш и проследил за своим сыном, он не собирался сегодня ничего предпринимать, рука сама потянулась. Теперь мужчина, ужасно обходившийся с родным ребёнком из-за помутнившегося алкоголем рассудка, нет, не так, желавшего полного послушания мальчика, решив, что так ему станет легче, после нескольких лет разлуки не мог связать и двух слов. Мужчина молча смотрел на выросшего сына, прекрасно осознавая, что тот отстаёт в своём развитии. Это его вина, корми нерадивый отец мальчика нормально, такого бы не случилось. Конечно появившийся друг алхимик уже предложил Арану исправить сие допущение, на что юноша согласился моментально, но откуда об этом знать Джешу, чей взгляд плавно перешёл на двадцатиоднолетнего незнакомца. Встретившись с суровым взглядом молодого человека, мужчина опустил голову и, развернувшись, неспешно пошагал обратно. Он даже не заметил смотрящего на него Лассена.

— Что он тут забыл? — Хозяин дома подошёл к молодым людям.

— Понятия не имею.

— Меня больше волнует как он узнал где я живу. — Сказал ошарашенный мастер сплавов. — С какой вообще стати он вспомнил о моём существовании? — Непонимание переросло в возмущение. — Разве ему не было всегда наплевать на мою жизнь?

— Успокойся!

— Если он ещё раз заявится, — Аран обратился к светлому высшему. — сразу же ранним утром следующего дня мы покидаем с тобой это место!

— Почему бы сразу завтра не сва… уйти? — Обрадовался алхимик.

— Я ещё не полностью подготовил свои вещи. — Хмуро ответил Аран.

— Хм. Тебе помочь?

— Да уж как-то сам справлюсь — Лучезарная улыбка друга немного злила мастера сплавов.

— Тогда пожалуйста, пусть он придёт завтра!

— Седж!

— Что? Сегодня он навряд ли наведается повторно.

— Ах ты…

Глава 19

Из-за неожиданного появления нежданного человека несколько последующих дней Аран не выходил из дома. Более того всем без исключения жителям небольшого уютного домика пришлось кардинально пересмотреть свои планы. Кое-кто поначалу собирался избавиться от жилища, да отчалить всей гурьбой в какое место получше, для дальнейшего обоснования, только старик Лассен сопротивлялся очень сильно. Мужчину не удалось переубедить. «Ничего со мной и тут не станется!». Пришлось отдельно для упрямца приготовить несколько зелий, в случае чего. Счастливый седовласый человек безусловно поклялся не продавать такое сокровище. Алхимик ежедневно ходил на рынок, скупая большое количество трав и некоторых других ингредиентов. Молодой человек не сомневался, что в дороге всё же сможет заинтересовать своей профессией новоявленного друга. О слежке некого постороннего он специально умалчивал. В один из дней, когда на дворе стояло пасмурное утро, под предлогом покупки коня, светлому высшему удалось вытащить мастера сплавов наружу. Алхимик не врал, с появлением небольшой малость ненасущной проблемы он действительно планировал приобрести лошадь. «С нашим телосложением будет трудно утащить собравшийся багаж. Ладно у меня травки-муравки, скляночки, корешочки, да малыши-минераллы, у Арана всё обстоит куда хуже. Даже не знаю кому из нас больше повезло в профессии.».

Неспешно бродя по дворам различных заводчиков, юноши искали подходящий им вариант, как краем глаза заметили неприглядную личность. Растеряв свою былую проворность, Джеш не успел перебежать с одного укрытия в другое. Настроение юношей быстро сошло на нет. У Арана потому, что глубоко внутри себя он никак не мог простить этого человека, Седжу же мужчина попросту успел ужасно надоесть. Тем не менее молодые люди чётко помнили свою главную цель и старались делать вид, что и в помине не знают о слежке. «Может пургенчика?» — решил поднять настроение своему товарищу алхимик, добираясь до крупного фермера. Юный высший удивлённо посмотрел на состроившего довольную гримасу друга и рассмеялся. «Не стоит руки марать, тем более мы считай на месте. Тут уж точно приобретём искомое, там и расслабимся!». Во время сегодняшних поисков двое высших не раз слышали от жителей об одном из фермеров-заводчиков с хорошими конями. Выпросив адрес, они, преисполненные надежд, направились прямиком к нему, не пожалев затраченное время.

— Ещё немного и я сорвусь, честное слово! — Заскрежетал зубами не выдержавший молодой алхимик.

— Ты про него? — Шедший рядом товарищ вновь посмотрел на нового спутника, которого он спокойно вёл за удила. Седж перевёл взгляд на послушное животное. Шерсть слаженного вьючного пони блестела на солнце, тем самым указывая на пышущее здоровьем молодое тело выносливого парнокопытного. — Как по мне он нам более, чем подходит!

— Да, да, ты уже давно меня уговорил насчёт него. — Светлый мастер перевёл серьёзный взгляд на друга. — Я о твоём инвалиде отце.

— Почему инвалиде?

— Потому, что ещё чуть-чуть и он им станет! — Алхимик полез в свою сумку за каким-нибудь зельем. — Порядком надоел мне этот человек! Надо оставить ему на прощанье незабываемый подарочек, хе-хе.

— Эм…

— Что? Пока ты там спокойно просиживал штаны дома, он на меня переключился.

— Почему не сказал?

— А смысл? Тем более я его такими кругами водил, так он всё равно не отстал.

— Почему ты не сказал? — Аран повторно задал вопрос, в этот раз выделяя каждое слово.

— Ну надо ж было вам с Лассеном дать пожить нормально несколько дней! Тем более он всё это время ничего не предпринимал, собственно говоря как и сейчас. Кстати мне интересно почему. Здоровый мужик, а ведёт себя словно…

— Пф, ха-ха. Это ты верно подметил. Меня тоже интересует сей вопрос, но уж чего-чего, а спрашивать я у него не стану.

— Серьёзно, не может же ему быть настолько стыдно! — Аран молча кивнул. — Но я серьёзно хочу подсыпать или подлить ему чего-нибудь до жути не приятного. — Практически шёпотом добавил Седж, закончив на этой ноте разговор.

«Провожать» юношей до дома мужчина не стал, оставив ребят на пол пути. Преследователь давно понял, что его заметили, но всё равно продолжал своё дело. Услышав часть последнего разговора молодых людей, он возмущался. Про себя конечно, но всё же. Ещё в тот день, узнав о Аране, Джеш понял, представший перед ним юный брюнет является другом его сына. Из-за того, что семнадцатилетний мастер сплавов заперся в доме, не высовывая на протяжении нескольких дней и носа, мужчине пришлось наблюдать за остальными его обитателями. Однако даже старик Лассен засел в их укрытии, лишь не знакомый ему юноша выходил и входил в дом, как в свой собственный. Ничего не оставалось, как наблюдать за молодым человеком. По совершаемым юношей действиям бедный строгальщик выяснил, что друг Арана не простой человек, а самый что ни есть настоящий мастер алхимик. Единственно не понятно, самоучка или нет, но и этого вполне достаточно, чтобы полностью поменять своё мнение о человеке. Да, не смотря на свой возраст молодой высший бывает довольно остёр на язык, но кажется в целом он не плохой. «Почему я раньше не интересовался новостями? Когда у нас в посёлке ещё и алхимик объявился?» — сетовал Джеш, ведь так он не знал, как давно этот парень живёт в доме его некогда старого друга. Мужчина знал и то, что в течении двух последующих дней, какой именно только не понятно, молодой алхимик, наряду с его сыном, покинут посёлок, отправившись в далёкие странствия. Крепким подтверждением тому стало сегодняшнее приобретение небольшого тяжеловоза, потому строгальщику придётся сделать свой постыдный ход.

Как обычно алхимик проснулся чуть раньше других и, по уже успевшей выработаться привычке решил отпить немного прохладной воды из бочки. Однако приподнятое настроение молодого человека испарилось сразу после того, как в окне он увидел случайного нерадивого бесплатного не осознающего клиента, ко всему прочему ещё и абсолютно не желанного. По какой-то не известной причине мужчина не прятался, что удивило светлого мастера. Высший ухмыльнулся. Решив не упускать подвернувшегося для личной маленькой мести шанса, он спокойно вышел на порог дома. Тут его ожидало первое потрясение, вместо того, чтобы спрятаться, визитёр встал ровно напротив него. Присутствующее на лице мужчины сложное выражение ясно давало, что он хочет что-то сказать, просто не знает как.

— Ты ещё не устал? Немного устав от молчания, Седж спросил визитёра, уставившегося алхимику прямо в глаза.

— … Ты правда забираешь отсюда Арана?

— Верно А тебе что? — Хоть надменное поведение юноши выводило из себя, он всё равно оставался высшим. С одним подобным человеком Джеш уже обошёлся очень плохо, и тот является родным сыном строгальщика. Да и сие поведение вполне вызвано тем, что стоящему перед ним хамовитому молодому человеку просто-напросто известно прошлое Арана.

— Позаботься о нём… «вместо меня.» — Последние два слова Джеш не посмел договорить вслух. Опустив голову он развернулся и ушёл, не заметив удивления на лице высшего. Слегка ошарашенный молодой алхимик недолго смотрел в спину отдаляющегося нарушителя спокойствия с открытым ртом. Крепко сжав кулаки, он проскрежетал через зубы: «Вот гад, переложить с себя ответственность на другого, а у тебя, мужик, кишка не тонка.». Вернувшись в дом, Седж захлопнул дверь и сразу же увидел друга. «Блин, как давно он не спит? Он видел? Слышал наш разговор?».

— Опа, ходил что прикупить? — Аран ничего не знал. Юноша только проснулся и даже не успел умыться.

— «Фуф, кажись нет.». Хех, хочешь, чтоб я под грузом своих вещей прогнулся?

— Пф, а накой мы тогда приобрели Йована?

— … Кого?

— Ну тяжеловоза.

— … С каких пор он Йован?

— О, это имя пришло мне в голову во сне, как тебе? — Весело спросил Аран.

— Эмм… нормально? — Молодой светлый мастер прошёл мимо друга. За этот короткий разговор его лицо более-менее расслабилось, и всё же было сразу, алхимик нам чём-то серьёзно размышляет.

«Что уже успело случиться?» — недоумевал мастер сплавов, но решил лучше не спрашивать. «Нам нужно как можно быстрее уходить.» — послышался за стеной голос товарища. На вопрос почему ответа не последовало, алхимик вышел во двор. «Видимо он опять столкнулся с Джешем. Только когда? И что этот человек ему сказал?». Раз уж на то пошло, юный мастер сплавов твёрдо решил перестать оттягивать с отъездом и принялся шустро крепить свой багаж к Йовану. К тому моменту, как Седж вернулся в дом, Лассен подготовил прощальный завтрак. Мужчина спокойно сообщил о последней совместной трапезе, на что молодой человек поначалу удивился. «Аран вовсю бегает туда-сюда с собранными вещами. Видимо крепит багаж к вашему юродивому скакуну.» — улыбнулся седовласый хозяин дома. За прошедшее время он привык даже к Сежду, чего уж там говорить об Аране. Хоть мужчине и было грустно на душе, внешне он себя совсем не выдавал. Птенцу пора покинуть гнездо и найти свой собственный путь в жизни.

Надев сшитые на заказ плащи, являющиеся прощальным подарком Лассена, молодые люди вышли из дома. Старик проводил юношей до забора и, поправив шляпу, вернулся обратно. Как бы ему не хотелось наблюдать за тремя постепенно удаляющимися фигурами, другие могут заметить исчезновение высших и поднять не нужный шум. Всё же пусть многие и знали о ситуации местного мастера сплавов, никто не соизволил помочь парню. «Нашим ублюдкам об этом знать не обязательно!». Здешние люди, даже стоя на куда более низких ступенях иерархии привыкли заботиться только о себе и своих родных, не обращая на остальных внимания. Теперь же, сразу же после распространения новостей о пропаже мастера сплавов, поднимется настоящая буча. Однако старик Лассен вовсе её не опасается, у мужчины для этого не просто нет никаких оснований, он давно готов ко всем её проявлениям.

— Как-то грустно. — Наконец озвучил свои мысли кратко начинающий путешественник в надежде разбавить тихую, слегка гнетущую обстановку. Он не знает, сколько точно прошло времени после их отбытия из посёлка, скрывшегося из виду уже бог весть знает когда. И всё бы ничего, только по не понятной для юноши причине Седж всё это время продолжал молчать.

— Ничего, ты скоро привыкнешь! — Улыбнулся товарищ их скромной команды.

— Здорово! Прекрасно приободрил! — На сарказм друга алхимик лишь пожал плечами.

— Что ты хотел от меня услышать? Я то покинул родные края будучи маленьким.

— В каком возрасте с ними ни расставайся, всё равно печально.

— Ага. — Светлый высший слегка призадумался. Он уже давно не помнит, что испытывал в тот момент. «Бесполезные мысли.».

— Так, ну и что мы будем делать в ближайшее время? — Спросил Аран, предвкушая что-нибудь весёлое.

— В основном идти куда глаза глядят.

— … И всё? — Мастер алхимик немного удивился и посмотрел на друга.

— Почему же? По дороге ты будешь меня обучать своей профессии, а я исправлять нарушения твоего физиологического развития.

— А, ну да.

— Что? — Растерялся Седж, глядя на своего наставника, внезапно ставшего серьёзным.

— Просто я уже совсем забыл.

— О чём?

— Об обучении.

— …

Несколько дней двое молодых людей добирались до города, то и дело останавливаясь по дороге на всевозможные привалы. Алхимик неспешно улучшал состояние тела своего юного наставника, но видимых изменений пока ещё не наблюдалось. Аран беспрекословно выпивал разные поначалу подозрительные дурно пахнущие, вяжущие и желеобразные зелья, начав замечать результат уже через пару суток. Аран же, в свою очередь, мало по малу вбивал в голову Седжа азы абсолютно новой в жизни алхимика профессии. Мастер сплавов сразу отметил прилежность своего первого ученика, что его безумно радовало. «Знай я раньше, что он окажется таким серьёзным в этом аспекте человеком, ни за что бы не оттягивал обучение!». Помимо лечения и уроков много времени уходило на не прекращающийся сбор ресурсов. За столько лет у Седжа выработалась просто невероятная привычка «материалов и практики много не бывает», да и его товарищ никаких возражений не имел. Семнадцатилетний высший относился к такому с полным пониманием и согласием, с удовольствием присоединяясь к другу, потому по сути до ближайшего города юные путешественники не прошли и половины пути.

Глава 20

Пробыв в не знакомом лесу более трёх суток, в который двое молодых высших изначально завернули совсем ненадолго, но, наткнувшись на внезапно появившееся препятствие, от избавления которого пришлось использовать защитное зелье, тем самым случайно привлекая к себе ещё большее не желательное внимание, путники наконец смогли вернуться на главную дорогу. Но вот беда, нерадивые ученик с учителем были вынуждены прибегнуть к иным методам сокрытия от группы свирепых зверей, наворачивая круги среди растительности, и теперь слегка дезориентировались. Да, дорога по-прежнему одна, но… с какой стороны они пришли?

— Может подождём? Авось кто мимо проедет, спросим. — Предложил старший.

— Думаешь тут часто можно встретить людей?

— Почему нет? Это ведь главная дорога, её периодически чисто просто априори должны пересекать.

— Ого-го-го.

— Что?

— Нет, ничего. — На сузившиеся в подозрении серые глаза мастер сплавов беззаботно ответил заигравшей на лице наивностью.

Прождав в тени деревьев несколько часов, терпение Арана подходило к концу и юноша начинал потихоньку возмущаться. Седж, сидя на присядках, молча наблюдал за товарищем, решил было порыться в сумке в поисках чего-нибудь успокаивающего, как со стороны послышался топот копыт, смешанный с поскрипывающей осью колёс. Молодые высшие синхронно повернулись и замерли. Постепенно звук становился всё громче и громче. Ни с того ни с сего его начал дополнять низкий голос, человек напевал себе что-то под нос. Вернув мирно пожёвывающего траву тяжеловоза на дорогу, молодые высшие дождались, пока мужчина подъедет совсем близко, после чело окликнули незнакомца. Спросив дорогу в город, юноши поблагодарили мужчину и двинулись в нужном направлении.

Иногда алхимик в одиночку уходил в лес для так называемой охоты, припасы еды и воды иссякли у молодых высших уже давно. В это время Аран оставался на дороге один. Послушно ожидая старшего, парень не сходил с места, но «играл» с некоторыми материалами, потихоньку обрабатывая и подготавливая их для последующей работы или продажи. По возвращении светлый высший готовил простую еду и лекарство для своего юного наставника. Мастер сплавов не переставал удивляться практически не иссекаемой энергичности своего друга. По мере приближения к месту назначения юноша с тёмно-каштановыми волосами начал потихоньку расспрашивать товарища алхимика о существующих видах зелий. Ученик с радостью отвечал на вопросы юноши, касающиеся своей профессии. Глядя на эту парочку со стороны любой бы посчитал ребят хорошими братьями, ведь молодые люди не только прекрасно ладили, но и внешне частично похожи. Никто ни за что не поверил бы, скажи, что менее половины года назад эти двое даже не знали друг друга, а выясни, что старший является учеником младшего, решили бы, что попали куда-то не туда.

На одиннадцатый день путники всё же добрались до города. Первым делом юноши нашли гостиницу и заселились. Аран предлагал сэкономить и арендовать на время комнату кого-нибудь из домовладельцев, но алхимик покачал головой и ответил, что не хочет привлекать здесь к себе лишнего внимания. На вопрос продажи зелий светлый мастер ответил, что денег, на какое-то время, у них более, чем достаточно, а любая склянка может неожиданно пригодиться в путешествии. На самом деле у Седжа разнообразных зелий не мало и, учитывая, что более половины их них являются слабыми, подзаработать не составит никакого труда, только вот за прошедшие годы молодой человек умудрился сохранить самое важное и не стать жадным барыгой, ваяющим полезные и не очень вещества и жидкости в основном лишь ради денег. Делать нечего, мастеру сплавов осталось лишь молча развести руками.

Разместившись в просторном номере, Седж собирался вытащить друга на прогулку, но тот ответил, что поработает и остался один, пока алхимик бродил по окрестностям. Среди ночи начало происходить нечто странное. У Арана не только поднялась температура, но и болела каждая косточка, от чего юноша обильно потел и тихо стонал, чем быстро разбудил светлого высшего, давшего товарищу обезболивающее. «Началось.». Молодому брюнету теперь придётся не только давать своему юному учителю зелья для перестройки тела, но и по ночам обезболивающее, чтобы мастеру сплавов было легче переносить все не приятные симптомы. Да и ко всему прочему парень станет дольше спать. «Лекарство необходимо принимать ещё около трёз с половиной недель, а вот сопровождаемые боли продлятся минимум пару месяцев.». Продрав глаза ближе к обеду, несчастный страдатель крайне удивился, он никогда столько не спал. Лишь спустя несколько дней юноша поймёт причину, но сейчас он лишь обнаружил на себе достаточно влажную прохладную одежду, смахнув сей феномен на знойную жару ранней осени.

— Я не буду пить. — Отмахнулся Аран от протянутого другом зелья, не забыв при этом кардинально измениться в лице.

— Почему? — Седж нахмурился, раньше его наставник молча потреблял лекарство.

— Оно не приятное.

— В каком смысле? — Удивился алхимик. Он знает, что жидкость практически полностью безвкусная.

— Мне не нравится накопившийся эффект. — Глядя на серьёзное выражение лица товарища, он продолжил объяснять свои опасения. — Ты же говорил «как накопится эффект…».

— Ну.

— Мало того, что я становлюсь соней, так ещё каждый раз просыпаюсь мокрый. Более того я чувствую, будто некоторое время по ночам у меня ломит всё тело.

— Так я каждый раз даю тебе обезболивающее. — Абсолютно спокойно ответил мастер алхимик, будто здесь нет ничего не обычного. — Просыпаешься мокрым из-за обильного потовыделения, а дольше спишь от того, что при воздействии анальгетика спазмы организма со временем исчезают и телу требуется чуть больший отдых, нежели обычно.

— Чего?.. — Сидящий на опушке леса, собеседник ошарашено посмотрел на своего нерадивого ученика. — Хочешь сказать, мне не показалось? — Молодой алхимик со всё тем же спокойствием просто кивнул. — Так чего же ты всё это время молчал и ничего мне не говорил? — Слегка прикрикнул юноша.

— Зачем?

— Ну хотя бы просто потому, что я опасался уже за себя.

— Извини… Но ты сам согласился, даже сказал мне «не зависимо от всех последствий», забыл? — Наскоро припомнив, что такое действительно было, Аран уставился на растущую под ногами траву.

— Помню. Но в следующий раз, пожалуйста, предупреждай!

— Хорошо. — Алхимик ненадолго замолк. — Но тебе бы радоваться стоит. — Юный высший непонимающе уставился на своего нерадивого врача. — Это означает, что твоё тело наконец начало меняться в нужную сторону.

— Правда? — Седж снова молча кивнул. Мастер сплавов с небольшим подозрением уставился на пробирку. — И как долго мне его ещё употреблять?

— Шестнадцать дней. — Аран облегчённо вздохнул.

— И что, за это время моё тело так же окрепнет?

— Нет, изменения продлятся около двух месяцев, просто сейчас у тебя основной период. Когда ты прекратишь принимать зелье, симптомы слегка ослабнут, но изменения продолжатся. Пока идёт рост костей, но от интенсивного процесса они ослабевают. Когда закончишь пить это, я стану давать тебе «зелье внутреннего насыщения». Оно поможет не только укрепить кости, но и улучшить общее состояние организма. Повторяю, на данный момент его спасает лишь увеличенный сон.

— Ух, а я то думал. Но подожди, что-то не заметно, что я хоть немножечко вырос.

— … Спину выпрями.

— А, что, у меня такая привычка выработалась?

— Есть немного.

— Ужас какой, я и не заметил. Теперь буду бороться.

Смерив свой собственный рост с ростом друга, Аран не заметил никаких особых изменений, на что алхимик рассмеялся и ответил, что по мере увеличения в размерах абсолютно каждой косточки скелета разница станет заметна лишь спустя недели три как минимум. Глаза мастера сплавов загорелись. Юноше всегда хотелось выглядеть на свой возраст, быть высоким и статным. Он не знал, что светлый высший не договаривал один довольно важный пункт. С помощью зелий парень никогда не перегонит его отца, более того он всё так же будет ниже Седжа на несчастные четыре-пять сантиметров. «Но подтянется же!» — молодой мастер алхимик никогда не говорил товарищу, что тот станет прямо высоким. «Сантиметров десять всё же лучше, чем ничего, тем более он всё ещё формируется, вполне может и меня обогнать!» — сам себя утешал носитель артефакта.

После того, как еда наконец была готова и с удовольствием съедена без малейших остатков, молодые путешественники продолжили свой неторопливый, вальяжный путь в следующий населённый пункт, продолжая привлекать к себе внимание прохожих. Не потому, что слегка потрёпанный, но остающийся знатным костюм алхимика выделялся на фоне простой одежды Арана, отчего юношу зачастую принимали за слугу господина, хотя и это тоже. От обоих парней исходил явный запах трав, что характерно для знахарей и алхимиков. Да, мастера сплавов ошибочно относили к другой профессии, на что он не обращал абсолютно никакого внимания. Что насчёт смеси ароматов, юноша регулярно принимал зелья и путешествовал со светлым мастером, Седж не стал скрывать своего профессионализма и ещё тогда, проживая в доме дяди Лассена, сообщил об этом обоим. Ребята путешествовали около трёх недель и на вопросы простых деревенских людей о принадлежности к классу вечно лукавили. Они и представить не могли, что, натолкнувшись на небольшой купеческий караван с несколькими отнюдь не простыми охранниками, привлекут к себе не желательное внимание не приятных людей.

— Что думаешь? — Спросил стройный молодой человек. В его тёмно-карих глазах играли блики ночного костра. Купцы остановились на привал, но спали в своих повозках. Лишь охрана и двое присоединившихся сегодня юных путников расположились на земле.

— Хорошая еда, молодая, надо будет притащить боссу. — Глава их гильдии в начале следующего месяца собирался на важную встречу. Заприметив неплохой подарок для противоположной стороны, направляющаяся к начальнику группа приняла случайную работу, создав себе заодно нужное прикрытие. Караван как раз направлялся куда им надо, заодно они немного подработают. Простая и не пыльная работёнка принесла и приятную неожиданность. Кто знает, может из свободных агентов, состоящих в одной организации и стекающихся в определённый городок, лишь их небольшая группа преподнесёт столь хороший подарок. — Всё же грядут очень важные переговоры, способные в будущем навести много шороху по всему континенту.

— Если не очередную войну.

— Будет тебе!

— Ладно… Ну так что?

— О чём толкуете? — Подошли расставлявшие палатку и ловушки в округе.

— Особо ни о чём.

— Да, Вигс переживает о будущих всполохах. — Решил поддеть своего молодого товарища более опытный наёмник.

— Чушь! — Возмутился новобранец.

— Хе-хе, не трусь, юнец, всё нормально!

— Да не боюсь я! Всё, замолкли! Лучше скажите, что вы думаете? — Быстро взявший себя в руки, казалось бы совсем зелёный, молодой человек перевёл взгляд в сторону, не показывая замысла путникам. Напарники мельком глянули в указанном направлении и моментально поняли о чём парень имел в виду. Что тут думать, если в их головах так же витали подобного рода идеи. Кто-то молча кивнул, кто-то дал соответствующий сигнал одними лишь глазами, после чего пятёрка разошлась. Ещё не время, да и эти двое так же собираются попасть в город, там всё и произойдёт.

К несчастью молодые путники, на горе присоединившиеся к опасному каравану, не знали о строящихся коварных планах охранников повозок. В момент обычного с виду разговора имеющих боевой опыт людей, юные высшие всё ещё разгружали своего тяжеловоза, а после готовились привязывали кормили и поили. Только после привязи рядом с остальными конями учитель с учеником стали готовиться ко сну. Пусть охранники и остались на страже, отвыкший доверять незнакомцам и распрощавшийся с большей частью своей наивности, Седж украдкой заставил друга принять некоторые зелья, способствующие помочь в случае неожиданной опасности. Сам же алхимик держал наготове три зелья средней силы. Молодые путники расположились достаточно близко к костру, чем слегка удивили наёмников, предположивших, что путники поступят обратно. «Наивные.». «Они что, совсем без чувства самосохранения? Так спокойно уснуть рядом с незнакомцами.». «Знать, что с неё взять. Черноволосый парнишка видимо сын какого-нибудь виконта и не ранее не знал горя. Эх, хорошо всегда жить в достатке.».»Глупые.». Подумали про себя наёмники и продолжили изображать из себя порядочных охранников.

Глава 21

Вскоре, когда довольно большая группа людей добралась до назначенного пункта, юные высшие, по-быстрому отблагодарив купцов с охранниками, пройдя по главной улице, поспешно скрылись из виду за ближайшим поворотом. Пусть за проведённые вместе с незнакомцами дни ничего из ряда вон выходящего не произошло, выработавшего в себе шестое чувство, алхимика не покидало не приятное ощущение. Седж будто кожей чувствовал, что нанятые мужчины совсем не простые и скрывают нечто ему знакомое, до боли плохое. Об этом он часто шептал ничего не понимающему Арану. Юный мастер сплавов не понимал настороженность друга, тем более если учитывать, что ученик старше него, наставника, всего максимум на четыре года. Про себя вопрошая, молодой человек молча слушал мастера алхимика и практически не общался с маскирующимися наёмниками.

— Немного подозрительно. — Один из ветеранов гильдии смотрел в спины ретировавших путешественников.

— Что, думаешь подслушали? — Тихонько задал вопрос его частый по паре товарищ.

— Навряд ли, тот черноволосый из знати.

— И что? — Их новобранец практически не пересекался с титулованными особами, потому многого о них не ведал.

— Он бы не гнушался разболтать о нас купцам.

— Такие люди как правило могут чесать своими языками не прибегая к сбору доказательств.

— Особенно если учитывать факт, что кроме этого юнца не было ни одной знатной особы.

— Эх, это ещё больше подогревает во мне желание преподнести главе подарок.

— Хе-хе. — Один из группы издал ехидный смешок. — Ничего, он от нас никуда не денется!

Алхимик смог вздохнуть с облегчением, когда вместе с другом полностью потерял след тех, чья невидимая тяжёлая аура давила на него столько дней и ночей. Глядя на незадачливого юного наставника, Седж лишь горько улыбнулся. «Надо точно научить его этому полезному, случайно приобретённому навыку, только вот как? Словами передать трудно, было б куда проще, прочувствуй он своей кожей, естеством, но устраивать я такого не собираюсь! Если парень никогда не встретит в своей жизни этих безнравственных уродов, будет замечательно, однако кому, как не мне, знать о их периодической «охоте» за талантами? За те семнадцать лет я успел пару раз испытать на своей собственной шкуре, хвала богам мне всегда хватало зелий для побега. Повезло только потому, что никогда не устраивал себе длительных передышек, спасибо учителю! Да и не факт, что Аран, вставший на путь бродячего высшего, пусть если и временно, столкнётся с испытанными лично мной трудностями, тем более парень пока путешествует не один. Хмм.». Светлый высший сам себя завёл в тупик, но упёрто пытался найти удовлетворяющий ответ. Пока он глубоко погрузился в размышления, мастер сплавов взял на себя обязанность по поиску очередного временного жилища.

— Почему говоришь мы выбрали именно это место? — В который раз тихонько переспрашивал Седж своего юного наставника, сидя у крыльца дома и наблюдая за копающейся в земле хозяйкой.

— Может хватит уже?

С момента их заселения прошло всего несколько часов, а понурый Аран уже во второй раз пожалел об этом своём решении. Мало того, что по прикидкам им проживать здесь менее трёх дней, так если к хозяйке постоянно будет присоединяться его друг алхимик, по совместительству товарищ по внезапно свалившейся на их головы неудаче, мастер сплавов не дай бог захочет наложить на кого-нибудь свои руки. Изначально он посчитал, что им крайне повезло, когда после довольно продолжительного поиска удовлетворившего бы его жилища натолкнулся на тётушку, согласившуюся оставить у себя на заднем дворе их тяжеловоза. Как, ну как он мог знать, что эта женщина, пятидесяти с небольшим лет от роду, окажется такой? «Почему я уже который час выслушиваю один и тот же упрекающий вопрос от Седжа? Вообще, если бы он не потерялся в каких-то там своих мыслях и отговорил меня с самого начала, мы бы заселились где-нибудь в абсолютно другом месте! Да, это всё Седж виноват!» — решил успокоить себя Аран столь нелепой мыслью. Хозяйка дома внезапно оказалась чересчур заботливой староверкой. Юные высшие не знали причины, скорей всего у неё в прошлом произошло нечто, слегка травмировавшее её психическое состояние. Какому здоровому, полному сил молодому человеку понравилась бы столь сильная опека. Сравнимая с материнской, но исходящая от не просто не знакомого, но и малость сложившего слегка не приятное о себе мнение человеке. Назойливый. Может расскажи они, кем на самом деле являются, отношение хозяйки бы и поменялось, но Аран твёрдо решил поддержать в этой маленькой недоговоренности Седжа, пусть даже если привычка товарища создаст им немного проблем.

Поздним вечером остававшееся более-менее нормальным настроение вовсе кануло в лету, будто его никогда вообще не бывало. Тяжело вздыхающий алхимик избежал хозяйку, выскочив с «младшим братом» на улицу, дабы немного пройтись и развеяться. Ребята всерьёз собирались сбежать от женщины ранним утром, их разобранные вещи вернулись в сумки и мешки. Переговариваясь друг с другом, они ни на что не обращали внимания. Более умудренный черноволосый путник до сих пор не исправил эту печальную черту в своём поведении. Зная, что рано или поздно, но пострадает, ранее юноше уже не раз влетало, он, как и прежде, почти не обращал внимания на окружающих, лишь для того, чтоб ненароком ни с кем не столкнуться. Пройдя мимо таверенки, молодые высшие не увидели у окна тех, с кем недавно путешествовали. Хоть наёмники и находились в слегка подвыпившем состоянии, отслеживали всех в округе. Конечно же им не составило труда увидеть сбежавших утром молодцев. За стандартным для не многочисленной компании людей деревянным столом царила спокойная, но чуточку весёлая атмосфера.

— Опа, вот и наши цыплята.

— Кто?

— Где?

— Да вон, прошли.

— Охо-хо, прекрасно, не заставили нас тратить лишние силы и время на поиски.

— Будто ты так горел желанием пуститься вслед.

— Даже не собирался!

— Ух, ну что, кто пойдёт? — За столом наступила небольшая пауза. Вся пятёрка молча переглядывалась, пока не вызвался молодой человек с типичными греческими чертами лица тридцати с небольшим лет.

— Ладно, я пойду, заодно освежусь.

Молодой наёмник шустро выскочил. За их короткой беседой он думал, что спокойно потеряет цыплят из виду, но юноши не скрылись. Они медленно брели вперёд по сравнительно широкой улочке, тихо о чём-то переговариваясь. «Какие мы спокойные, тьфу. Зелёные, вот точно не встречались ни с какими бедами в своей лелейной жизни.». Мужчина следил за высшими, держась на расстоянии, прячась в тени и за различными преградами. Ничего, в отличии от продолжавших находиться в достаточно душном помещении, наполненном разными сортами запахов, он сейчас не только занят одним из своих любимейших дел, но и наслаждается приятной прохладой. Может эта слежка и не напряжённая, отчего интереса и опьяняющего волнения, будоражащего кровь, не присутствует, иногда можно себе позволить и такую не напрягающую. Да и не продлилась она долго, юноши вернулись к дому, где остановились, даже менее, чем через пол часа. «Работа сделана… пусть и бесплатно, можно возвращаться.» — довольный наёмник улыбнулся и вернулся к товарищам.

Во второй половине ночи, когда юные высшие полностью убедились в крепком сне ворчливой хозяйки дома и потихоньку перетащили вещи, овьючив пони, выбрались за пределы двора и облегчённо вздохнули. Только не успели они отойти далеко, как оказались в достаточно опасном окружении. Аран быстро почувствовал, что ничего хорошего не произойдёт. Из-за только начинающей развеиваться темноты мастер сплавов видел лишь силуэты людей, потому не узнал участников и обеспокоенно спросил своего моментально напрягшегося товарища о происходящем. До этого он обращался к незнакомцам, но они проигнорировали молодого человека. Теперь тем же занимался и его друг, молча засунувший левую руку в сумку. У Седжа имелась парочка зелий, немного улучшающих все пять человеческих чувств. Найти их, даже не видя, не составило особого труда. Одно он выпил сам, другое отдал не опытному наставнику. Приняв и использовав предмет по назначению без каких-либо колебаний, юный высший поморщился и откашлялся. Такого рода гадости он давненько не ощущал.

— Попытаюсь предположить что вам от нас надо. — Прервал гнетущую тишину алхимик. Он ещё по давящей ауре понял, кем являются окружившие их люди. Зелье же ему необходимо для облегчения грядущего сражения. В их с Араном проигрыше он не сомневался, но ребята хотя бы смогут дать хоть какой-то отпор.

— Интересно. — Заговорила фигура с правой стороны. — И что же?

— Кажется я их где-то уже видел. — Вклинился Аран, осмотревшийся по сторонам после проявления всех эффектов выпитого зелья. — Погоди, это же те охранники. — Нахмурился юноша. Наёмники слегка переглянулись.

— Осторожно, у них есть алхимическая продукция.

— Чёрт, я то думал всё пройдёт очень гладко и быстро.

— Ха! — Не выдержал Седж. — «Если б вам хотелось провернуть нападение быстро, так бы не высунулись и провернули всё незаметно, за нашими спинами!». — Молодой высший, чья рука всё это время копалась в одной из сумок, достал несколько предметов.

— Уж больно ты высокомерен, щенок! — Про себя один из старших наёмников пытался выяснить в чём кроется смелость парнишки.

— Почему нет? Мне вас что ли бояться? — «Вот провоцирую я их своим чёртовым острым языком, а что в итоге? Эх.». Светлый мастер очень волновался. Будь сейчас на дворе светлее, это можно было бы легко определить по слегка трясущимся рукам, потому он благодарил господа за всё ещё стоящую темноту.

«Щенок, цыпа, прям зверинец целый.». Когда одному из ринувшихся к высшим в ноги кинули зелье, которое при соприкосновении с одеждой начало издавать шипящие звуки, Аран запустил в напавшего шары совсем малых размеров. «Прощай, солдатик, ты хорошо послужил.». Однако быстро скооперировавшиеся мужчины, за исключением раненого алхимиком и сбитого с ног мастером сплавов, стали поочерёдно наносить свои различные атаки. К концу быстро окончившегося сражения невредимым не остался никто. Молодые высшие с не боевыми профессиями проиграли из-за закончившихся для защиты и нападения средств.

— Светлый алхимик и мастер сплавов. Удивительно. — Наёмник, обладавший наибольшим боевым опытом, быстро поправил своё сбившееся дыхание. — Только вот не думал же ты, что вы сможете победить нас?

— Нет. — Спокойно ответил Седж, поддерживая сильно ослабленного Арана. — Я заранее знал о нашем точном проигрыше, потому не думал же ты, что не смотря на это мы вас испугаемся? — Услышав столь прямое и спокойное признание друга, опиравшийся на товарища юный наставник одарил нерадивого ученика полным противоречивых чувств взглядом.

— Блин, мне нравится этот парень! — Засмеялся старый приятель старшего мужчины.

— Мне тоже.

— Может заберём его с собой?

Воин посмотрел на улыбающегося стрелка. Кажется он всерьёз задумался над предложением своего товарища. Эта парочка охраняла юных незнакомцев, в то время как остальные трое разгружали спокойно стоящего маленького тяжеловоза, совсем не подозревающего о своём грядущем плачевном будущем. Да, наёмникам нужен был пони, совсем не высшие. Только вот это было до того, как наёмники узнали о классах молодых людей. Теперь же им не очень то хотелось отпускать юнцов. Заметив, что ни один из мерзких взглядов не прикован к их телам, Седж решил не медлить и использовать свой последний, подготовленный для побега козырь. Медлить нельзя, ослабленный иммунитет друга уже начал потихоньку выдавать себя: температура раненого Арана стала повышаться. Кинув под ноги зелье среднего качества, алхимик крепче подхватил наставника и удачно скрылся из поля зрения наёмников. Следующим шагом стало употребление высшего «зелья скрытости». Несмотря на то, что в репертуаре имелось лишь одно, светлый высший спокойно разделил его с другом, позволив им обоим «стереть следы своего существования» на тридцать с небольшим минут. Однако этого вполне хватило для избавления от пожизненных попадания в рабство и потери самого себя.

Спрятавшись за расположенным на противоположной стороне улицы крупным мусорным ящиком, Седж строго наказал другу не издавать никакого шума. Обезвредив попавший в организм яд, он дал лишь одно слабое зелье заживления. «Нельзя тебе сейчас принимать что-то более мощное! Твой организм и так переживает небывалый стресс из-за выпитого до этого!» — прошептал на ухо алхимик, твёрдо решив дать юноше несколько сопутствующих наставлений. Старший высший усадил Арана на, периодически выглядывая для проверки. Засновавшие наёмники явно их искали. До утра светлый мастер дал ещё парочку зелий своему юному товарищу, использовав на себе только кровоостанавливающую мазь. Велика беда, у него лишь были оцарапаны шея и плечо, потому ничего заживляющего молодой человек решил не использовать. Убедившись, что его друг практически полностью оправился, Седж вновь разделил очередное своё творение с товарищем. В этот раз оно лишь дало эффект невидимости. Точно такое же зелье когда-то помогло алхимику убежать из дома с монстрами. Из-за возможной подстерегающей опасности Аран быстро отбросил идею забрать остававшиеся лежать посреди улицы вещи и строго последовал по пятам друга. Теперь то он точно понял, почему в ученике так глубоко укоренилась ненависть к наёмника. «Вот уж точно, пока на собственной шкуре не почувствуешь, до тебя не дойдёт.».

Глава 22

Месяц спустя.

После прошедшего собрания глав, где произошли не только споры и брань, но и драки, прерванные силой начальников, обе гильдии наёмников стали действовать очень складно и продолжили выполнять неоднократно скорректированный план. Каждый его составляющий чётко исполнял назначенные ему действия, а, в непредвиденных обстоятельствах, действовал по наитию, докладывая об этом непосредственно главе своей гильдии. Впервые за несколько десятилетий обе гильдии действовали совместно. Причиной столь не привычному взаимодействию стала одна и та же цель. Не потому, что такого раньше не бывало, соперники часто пересекались из-за подобных случаев, просто в этот раз перед всеми ними появилась серьёзная проблема. Изначально каждая гильдия собиралась расправиться с ней самостоятельно, пока работающие под прикрытием сотрудники организаций не стали пересекаться. Только поэтому возникла идея временного сотрудничества, иначе бы возникла большая вероятность не своевременной войны между гильдиями, поставившая под угрозу их существование на Северном континенте.

На самом деле на всем материке уже на протяжении пяти лет стояла напряжённая атмосфера между государствами. Правитель Терриоса что-то задумал. Как-то раз случайным образом просочилась важная секретная информация о том, что эта небольшая страна со всех сторон потихоньку собирает у себя как можно больше людей со всевозможными высшими и промежуточными профессиями, будь то светлые или тёмные. Не известно, каким образом им удаётся их удерживать, но чаще всего на удочку попадаются бродячие высшие. Союзные альянсы и просто соседние страны неоднократно обращались к правителю Терриоса со своими подозрениями, однако он постоянно отвечал «Нонсенс!», «Предъявите Ваши доказательства?» и тому подобное. Из-за того, что ставший подозрительным, король не предпринимал никаких действий, продолжая аккумулировать на своей земле всё больше и больше высших и средних, остальные, некогда имевшие тёплые, дружественные отношения, претерпели серьёзные изменения. Повисшее протяжное напряжение, успевшее всем порядком надоесть, сподвигло остальных к вынужденным действиям.

Правящая верхушка Терриоса, походящего на бомбу замедленного действия, была вынуждена сменить свою тактику и прилюдно вновь стать теми же, что и прежде. По этой причине прирост нужных им людей очень замедлился, однако втайне они неспешно продолжали свои действия, на деле не обращая на других ровно никакого внимания. Однако, сколько знатные особы не заискивали перед сторонними важными личностями, доверие, успевшее за последние годы изрядно подорваться, в итоге вернуть так и не удалось. Повисла холодная война. Как Терриос обманывал других, так соседи, да союзники стали вести двойную игру с этим государством. Создав новую службу, многие страны отправили некоторых своих людей и создали специальные посты. За путниками, попадавшими в поле зрения, внимательно следили и, стараясь не привлекать внимания, выведывали их классы. Седж не раз попадался на глаза, но алхимик, привыкший притворяться знахарем, постоянно умудрялся вывернуться всевозможными способами, не вызывая у незнакомцев подозрений. Даже знающим специфический запах, оставляемый после зельеварения, светлому мастеру удачно и вполне правдоподобно удавалось «вешать лапшу на уши».

Конечно же столь интересная новость не прошла мимо ушей наёмников, которые, в отличие от медлящих так называемых «цивилизованных» людей, решили не ждать явно не добрых последствий и избавиться минимум от половины ниточек, хотя, с имеющейся в своём арсенале силой, вполне способны уничтожить всю страну полностью, оставив за собой одни руины. Только вот эта будоражащая кровь идея повлечёт за собой проблемы, одной из которых может стать объединение других государств с целью уничтожения заразы, под названием гильдии наёмников, не став церемониться кт начал, кто закончил. Потому внедрённые люди не один год терпеливо выполняли свои роли, постепенно втираясь в доверие к окружающим, до тех пор, пока не выяснились общие цели обеих организаций и вырисовывания нынешней общей картины.

Стоит отметить, что кооперация между наёмниками обеих гильдий шла на удивление вполне гладко. Выполнив первую ступень плана, они, как истинные профессионалы, продолжили играть свои роли. Среди знати Терриоса тогда поднялось кратковременное волнение, но оно быстро затихло, однако, через несколько месяцев, вновь возникло, причём с большей силой. Причиной стало не простое убийство каких-то отдалённых родственников некого аристократа, в этот раз так же разграбили и поместье с землёй. Потихоньку эти ужасные события начались и в других знатных семьях, тем самым пошатнув их финансовое положение, а некоторые выставленные напоказ кровавые, подлые и непристойные тайны и вовсе посеяли смуту среди простого люда. Всё это являлось обманным манёвром обеих гильдий. Ещё ни одна основная цель не достигнута, тем не менее кражи, убийства и другие развлечения, попадающие им в руки, использовались по максимуму. К несчастью долго удовольствие не продлилось. Все скрывающиеся агенты получили серьёзный выговор от глав, сумевших одним письмом приструнить «распоясавшихся бездельников». Скрепя сердце, наёмники вернулись к серьёзному исполнению плана.

Не подозревая безнравственных в причастии, знать постоянно обращалась с жалобами к правителю. Велись беседы о том, что другие страны заслали своих людей на их земли для дальнейшего развала государства. Среди власть имущих поднялся настоящий хаос, оборвались все дружественные связи. Крупные землевладельцы заперлись в своих поместьях, полностью прекратив выбираться по каким-либо деловым посещениям, заменив их прогулки по уместьям. Они покидали пределы своих управлений лишь когда собирались во дворце короля, так же не дающего себе никакого покоя. Правитель неоднократно обращался с угрозами к своим соседям, но те лишь твёрдо отвечали в той же манере. «Представьте хоть одно доказательство! Поймайте кого-нибудь из наших так называемых подосланных шпионов и тогда мы ответим перед вами по полной.». На стороне соседи и бывшие союзники лишь разводили в непонятках руками, постепенно укрепляя свои оборонительные, наступательные и патрулирующие силы.

Напряжённая атмосфера, не известно с чего парящая во многих местах материка, не проскользнула мимо двух путешествующих высших. Аран и Седж стали чаще натыкаться на солдат и некоторое время попутно проходить с ними некоторую часть пути. По дороге незнакомцы в различной броне порой заводили беседы друг с другом, подключая к ним высших. Иногда солдатам приходилось «выдавать» свой класс. Однако если светлому алхимику ложь давалась без особых усилий благодаря некоторой схожести со знахарями в определённых процессах, мастеру сплавов было куда труднее. Единственное, что приходило в голову не опытному наставнику, это определение состава некоторых природных ископаемых, попадающихся на совместном пути. Юноши давно поняли, что творится или пока ещё только назревает нечто не ладное, как бы невзначай спрашивая у владельцев того или иного оружия, но каждый раз воины якобы пропускали вопросы на эту тему мимо ушей. Даже в городах молодым путникам ничего не могли ответить по собственному не знанию. Из-за тяжёлой атмосферы, витающей чуть ли не повсюду, молодые ученик и учитель пришли к общему мнению, что в дороге стоит подольше бывать в абсолютно безлюдных местах.

Ранней зимой этого года заместителю одного из глав гильдий наёмников отдали приказ. Мужчина средних лет, сидя за довольно большим, грубо сколоченном деревянным столом. Он долгое время смотрел в лист жёлтоватой бумаги, где иссиня-чёрными чернилами написана лишь пара небольших предложений. Вздохнув в очередной раз, он скрутил лист и отложил его в сторону. «Позвать племянника то не сложно, но пока тот приедет. Да ещё, зная его характер, нужно будет скрыть от парня правду. Эх, ну почему ему досталась эта профессия?». Наёмник любил юношу, стараясь при каждой встрече немного его побаловать. Своих детей у бывалого вояки никогда не было, потому любовь он отдавал талантливому молодому человеку с не приятной для многих окружающих и совсем не подходящей парню профессией. «Заодно увидимся.». Вспомнив их последнюю встречу, произошедшую в конце зимы того года, хмурое настроение уставшего от количества навалившихся на наёмника за последнее время дел, слегка приподнялось. В этот же день мужчина написал письмо своему нерадивому младшему братцу и отправил его привычным путём. «Теперь нужно ждать недели три… Отвечу начальнику, чтоб не тормошил и ждал, тут уж я ничем помочь не смогу.».

Азимут, одна из северных стран и бывший некогда союзник Терриоса.

В зелёной столице, прекрасно организованном обширном городе, с множеством садов и парков, да вполне широкими, опрятными улочками, на деле проживает не так уж и много народа. Да, город славится своей красотой чуть ли не на весь континент и привлекает к себе внимание многих путников и проезжающих мимо караванов, но за всем требуется хороший уход, потому по большей части работа здесь не разнообразная. Из-за этого многие люди, желающие попробовать себя в чём-то новом, по большей части переезжают в другое место. Всему причиной служит вполне скромная жизнь горожан и крайне сложная выживаемость новых заведений. Даже местные торговцы, садоводы, и фермеры, казалось бы зажиточные люди, практически ничем не отличаются от простого населения. Лишь глава города со своей семьей можно по праву назвать обеспеченными. Но и их имущество не столь роскошное, как должно быть. Хотя казалось здесь бывает не мало путешественников, да и в общем торговля проходит хорошо. От этих странностей предприимчивая и амбициозная часть различных подклассов, желающих обогатиться и вести более разгульную жизнь, отправляется туда, где хоть немного проще достичь своих желаний и целей. На деле никому до сих пор не известно, что на многие километры вокруг простирается не плодотворная земля с произрастающими травой, сорняками, да не нуждающимися в уходе деревцами и кустарниками. Она пригодна для прокормки скота, и то лишь периодично, так как даже дичи здесь приходится расти долго. Так вышло, что только в той части, где расположен город, почва позволяет выращивать различные культуры.

На небольшую территорию, ограждённую светлым, деревянным забором, беспрепятственно вбежал подросток со взъерошенными короткими светло-каштановыми волосами и слегка обеспокоенным выражением лица. Найдя его у любимого фонтана, старая слуга сказала молодому господину поспешить вернуться домой, отправившись дальше затариваться недостающими для ужина продуктами. Двенадцатилетний мальчик сразу же подскочил и побежал в направлении дома, по дороге изрядно запыхавшись. В гостиной не шибко обширного дома он застал своего отца. Мужчина сидел на диване и, поправив очки, записывал что-то в свою книгу. На располагающемся близ него овальном низком столике стоял небольшой поднос с чайничком и чашка горячего чая. Рядом лежало раскрытое и уже явно прочитанное письмо. Посмотрев на занятого отца, мальчик как можно быстрее восстановил сбившееся дыхание и, стараясь создавать как можно шума, молча подошёл к мужчине. Хватило один раз мельком глянуть на листок бумаги, он быстро узнал этот почерк.

— Дядя написал?

— Да, мой безрассудный братец снова хочет тебя припрячь. — Ответил хозяин дома, не прерывая записывать нужные сведения в свою книгу. Голубоглазый ребёнок только вздохнул и, взяв «весточку», принялся читать. — Проблемный. — На добрую минуту в комнате возникла тишина. Были слышны лишь тиканье часов и звуки водимой по бумаге ручки.

— Только не опять… Можно отказаться? — Маленький высший жалобно посмотрел на отца.

— Сомневаюсь. Эх, хоть он и знает, что ты ужасно ненавидишь свою профессию, всё равно тебя иногда заставляет делать подобные вещи… При этом ты его по-прежнему любишь. — Темноглазый молодой мужчина, которому на вид не дашь больше тридцати пяти, посмотрел на сына и, не задерживая на долго взгляд, продолжил заниматься своим делом.

— Он потом покупает мне всё, что я захочу. — Слегка надулся мальчик. Наигранно, он и не думал обижаться на своих консервативных родителей. Его отец только вздохнул. — Что? У меня хоть одно успокоение! Пока я не знаю никаких подробностей, могу спать. Не важно, плохо ли, хорошо, главное могу.

— В таком случае тебе придётся поехать, мой странный ребёнок. Только долго там не задерживайся! Возьми с собой Анилу и Сафа.

— Хорошо.

— Что-то не шибко ты сопротивлялся.

— …

Глава 23

Вторая половина весны следующего года.

В одном из посёлков городского типа появились не приятные слухи. Не известно, откуда они пришли, но гулять по округе они начали недавно. По этой простой причине любители по сплетничать в последнее время очень оживлены. Уже который день во всех барах и прочих развлекательных заведениях атмосфера более оживлённая, чем обычно. Так, в одном из них, с полным, шумным залом, по которому снуют официантки с подносами и некоторые посетители. Часть отдыхающих изрядно набралась и, пошатываясь, присоединялась к другим для вклинивания в разговор, поиска проблем на плохо соображающую от алкоголя голову или просто уходила из заведения. Устроившийся за стоящим близ стены столом, посетитель, чьё лицо невозможно разглядеть из-за громоздкого капюшона, заказал пинту эля, но, просидев уже изрядно времени, так к ней и не притронулся. Иногда этот скрытный человек оглядывался по сторонам. Благодаря подвыдохнувшемуся элю наблюдательный человек сразу поймёт, что он кого-то ждёт. Как раз такой нашёлся. Сидевший за явно очень юным, судя по росту, подростком, некоторое время наблюдал за парнем.

У неизвестного на это свои причины. Никому не известный властелин-самоучка уже долгое время пытался решить одну долго мучившую его проблему и, наконец, он случайно натолкнулся на человека, способного ему помочь. Поначалу высший жалел, что пришёл сюда хоть немного отвлечься, но внезапно ему выпала удача. Однако и тут, с казалось бы на находящимся рядом мгновенным решением той ментально выматывающей дилеммы, есть свои трудности. Для начала нужно выяснить есть ли у парня напарник, если нет, тогда можно будет попробовать хотя бы поторговаться. Потому мужчина терпеливо, на пару с молодым алхимиком, выжидал явно не спешащего на встречу неизвестного. И сильно напиваться нельзя, потому приходится растягивать выпивку.

Лишь спустя некоторое время, чуть не упустив из виду вставшего и направившегося к выходу парня, властелин вскочил на ноги. Он было даже расстроился, ведь так и не узнал, кого алхимик столько ждал, но тут ему на глаза попалась плотно закрытая маленькая стеклянная ёмкость, до отказа наполненная чем-то чёрным. Юноша случайно выронил одно из своих зелий. Конечно для него это крайне печально, но если для одного горечь, для другого счастье. Глаза властелина загорелись, ведь он прекрасно знал значение потерянного зелья. Поспешив поднять и надёжно спрятать маленькую радость, он в мыслях поблагодарил потерявшего. «Конечно этого очень мало, но даже так всё равно замечательно!». Выскочив из таверны, высший оглянулся по сторонам и увидел пока ещё не заметившего потерю подростка, шагающего плечом к плечу с каким-то крупным мужчиной. «… Я ему явно не соперник. Печально, на сотрудничество можно не рассчитывать. Эх, жалко, тёмного алхимика, способного создать ЭТО встретить крайне трудно.». Вернувшись обратно, мужчина заплатил за обоих и скрылся. Недостача была обнаружена лишь через несколько минут после этого.

— С чего ты такой нерасторопный? Как, скажи мне, как сын купца умудрился вырасти таким неуклюжим? — Бранил своего племянника наёмник.

— Я сильно разволновался, пока тебя ждал, дядя. Оно вам явно не для благих целей! Более того такое вообще для них абсолютно противопоказано! — Твёрдо защищал себя мальчик.

— Хо-хо, и это говорит растеряша. Даже не думай, что я помогу тебе!

— Я в этом и не сомневался. — Пробурчал раздосадованный подросток.

— Поругайся мне ещё тут!

— Учитывая твои класс и род деятельности я даже не посмею. — Ответил юный высший, опустив голову. — Не ругайся, сделаю ещё одно.

— Хех, конечно сделаешь! — В маленькой комнатушке, освещаемой лишь пробиваемым сквозь щель почти вплотную закрытых ставней светом, где практически отсутствовало свободное место, на миг образовалась полнейшая тишина. — Ладно, хватит расстраиваться, ты же пацан, когда ты закончишь зелье?

— К завтрашнему вечеру.

— Хорошо, тогда как завершишь, дядя отведёт тебя в самый лучший ресторан в городе и наполнит твоё пузо разными вкусными местными блюдами до отказа! — Мужчина знал, что мальчика дома не балуют даже съестными изысками. Его в чём-то недалёкий младший братец крайне консервативен и, несмотря на отсутствие недостатка в деньгах, наряду со всей своей семьёй и прислугой, питается очень скромно, потому наёмник не сомневался в том, что настроение племянника в ту же минуту улучшится. «Ну что за папаша.».

Тем временем где-то в горах.

— Хватит на меня так дышать! Будто в этом виноват никто иной, как я.

— Тогда перестань хвастать, что знаешь весь Северный континент! Полезли называется за грибочками.

— Не только за ними! Один мой близкий товарищ, являющийся по совместительству мастером сплавов, тоже не отказался вскарабкаться в надежде найти что-то стоящее! И вообще, то, что я его обошёл, что, кстати говоря, чистая правда, ещё не значит, что знаю на все сто где что находится и произрастает!.. Ну откуда мне было знать, что здесь обосновались наёмники?

— Хвала богам мы натолкнулись на пещеру, на самом деле оказавшуюся шахтой, к тому же ещё и заброшенной. Ученик, ученик отчего мы с тобой такие невезучие? — Разносимые по длинному петляющему тоннелю, периодически разделяющемуся на два-три направления, голоса двух спорящих молодых людей смешивались с другими звуками. Высшие, забравшись в наиболее низкий проход, старательно закладывали его камнями.

— Честно признаться сам не знаю, мой дорогой учитель, могу заверить только, что ваш нерадивый ученик совсем в этом не виноват. — Монотонно проговорил Седж, отвечая другу тем же сарказмом.

— Ладно, забудем, но нас точно не найдут слишком быстро? — Аран в который раз осмотрелся по сторонам, сильно сомневаясь в сказанном.

— Не знаю, но очень на это надеюсь. — Положив очередной камень, Седж наконец полез рыться в сумке, дабы достать прототип одного из своих изобретений. В том, что они смогут выбраться, не сомневался даже его юный наставник.

Около часа назад молодые высшие случайно набрели на расположенное в горах временное укрытие наёмников и моментально попались тем на глаза. По не известной юным путникам причине обладающие боевым опытом и профессиями люди пребывали в крайне унылом состоянии. Некоторые из них хотели спустить всё с рук и не двинулись с места. Однако нашлись двое, кто дабы немного остудить свой пыл, решили сделать из ребят мишени и запустили в молодых незнакомцев острые предметы, намереваясь лишь слегка задеть, всё же несчастные не имели никакого отношения к раздражительной, долгой миссии. Такие мысли витали в головах мужчин, пока после выглядевшей в их глазах атаки, ребята не скрылись с помощью зелий. «Алхимик! Чёрт, тот парень высший! Долбаные высшие, из-за них мы уже который год в полной за…». Несмотря на вскипевший котёл эмоций, не удачливых путников всё равно не собирались убивать. Лишь загонять и «немножечко» попинать, всё равно алхимик может потом вылечиться своими дурацкими зельями, на пару с его другом. Так началась игра, продолжавшаяся до сих пор и конца её видно не было. Единственное, чего не ожидали решившие поразвлечься, так это то, что безымянный алхимик окажется знакомым с местностью.

Спустя несколько дней.

«Фуф, ну наконец я добрался!». Мужчина с неопрятным видом, в испачканной пылью одежде, с большой, битком набитой неизвестно чем сумкой, войдя в покрытую полумраком комнатку, намертво повалился на довольно широкую кровать, предварительно бросив рядом с ней свой груз. Несмотря на накопившуюся за последнее время усталость, он оставался очень довольным. Теперь, перед завершающим этапом он может немного отдохнуть. «Надо набраться сил до вечера.» — с такими мыслями мужчина, забыв о своей неопрятности, быстро погрузился в глубокий сон, пробыв в нём дольше предполагаемого. Из-за этого остальные дела пришлось делать очень шустро. Благодаря этому высший сумел придержаться всех намеченных им на сегодня планов. Выбравшись из гостиницы, он завернул за угол и прошагал квартал, без проблем найдя нужное место. Забрав у старушки, у которой из-за подкормки собиралось приличное количество бездомных животных, высший забрал двух своих любимцев и вернулся обратно. Увидевший двух молодых кошек, хозяин заведения хотел начать ругаться с постояльцем, но тот, предвидев назревающий скандал, доплатил мужчине и уверил, что в первой половине следующего дня он съедет вместе с животными. Ему самому в дальнейшем не просто не выгодно проживать здесь, опасно.

Выбрав полу-преображение, впоследствии властелин не получит «чистопородных» монстров с их полным преимуществом перед полукровками, но иного выхода у мужчины просто нет, одно зелье не сможет предоставить ему этих крайне опасных существ, однако у помесей есть и свои плюсы. Пусть их вырастить совсем чуточку легче, во время происходимых изменений смертность среди полукровок сравнительно меньше. Но даже так, с имеющимся количеством желанного для властелинов вещества, высший может начать работать лишь с двумя животными, потому черноглазый, слегка заросший мужчина выбрал приручившихся к нему кошек. «теперь остаётся подождать месяц. Нет, меньше.» — высший около сорока лет от роду кормил своих питомцев и гладил одного по голове. «Кушайте, мои хорошие, кушайте. И растите побыстрей, растите! А потом убивайте! Убивайте как можно больше моих недругов! Ха-ха-ха.». Почти невозможно догадаться, что человек с такими мягкими, спокойными глазами и приятной лёгкой улыбкой на самом деле вынашивает у себя в голове столь различные выражению его лица идеи.

В это время в другой части континента.

Счастливые от долгожданного завершения нудной миссии, длившейся не один год, выпившей у всех участников не мало нервов и пота, но при этом не принёсшей считай никаких бонусов, наёмники наконец могут позволить себе расслабиться и не получить от верхушки. Хоть выбраться из Терриоса им ещё позволено не было и находящиеся на территории страны участники гильдий продолжали играть свои роли, от всех необходимых целей они избавились. Теперь оставалось только подождать и наёмники могли отметить свой успех. Расслаблялся каждый по-своему. За время конспирации некоторые участники смогли завести друг с другом приятельские отношения и, зная о большой возможности отсутствия вероятности пересечься или поддерживать связь, старались чаще где-нибудь собираться и обсуждать разные забавные миссии. От того, что кто-то мог вернуться обратно раньше, а кто-то позже, посиделки бывало переносились из одного места в другое, автоматически продляясь на неопределённое количество часов.

— Многим тогда влетело от главы, ха-ха-ха. — Завершил свой рассказ один из собравшихся. Собравшись в одном из снятых на одну ночь номере гостиницы, расположенной на краю города, трое мужчин делились за выпивкой и закусками некоторыми своими историями из прошлого.

— И чего тут смешного? — Немного не понял второй, потянувшись за открытой бутылкой ликёра.

— Ну как чего, поначалу все участники пребывали в шоке, хотя нет, скорее смятении, но, спустя время, переосмысливая произошедшее, ну серьёзно сами виноваты, олухи, хе-хе… Кхм, неловко как-то было. — Быстро встрепенулся рассказчик, кардинально изменив выражение лица.

— Да это ещё ничего, вот я по-настоящему остолопом тогда был, только теперь признать готов! — Взъерошил свои подросшие волосы убийца, протягивая бокал разливающему ликёр.

— Ну-ка, рассказывай!

— Оооох, ладно, внимайте. Как-то раз, лет так восемнадцать назад, нам попался в заказчики светлый алхимик.

— И что тут такого?

— Слушай дааальше. Его задание показалось нам странным, но у главы были свои идеи на этот счёт. Тот мужик, ну, заказчик, наказал нам украсть вещи у его товарища, с которым он когда-то давно учился. Естественно целью оказался такой же алхимик, как и он. Не находите это странным?

— Да, действительно.

— Интересно.

— А не тогда ли по всему континенту ходили слухи о созданном неким высшим невероятного артефакта?

— Ага, только они вскоре сошли на нет, мол все эти россказни оказались враньём полнейшим. Погоди, так…

— Тот алхимик что, посчитал, что его товарищ оказался создателем артефакта? Или что? — Некрасиво перебил другого наёмника заместитель главы конкурирующей гильдии.

— Хуже! Слушайте, я рассказываю по порядку. Так вот, нам было дано описание цели и, на всякий случай его ученика, которых мы нашли с кое-какими проблемами. Тогда я был горяч, плохо держал себя в руках ну и, в общем убил цель. Да, мне в итоге за это хорошо влетело, но, ученик того алхимика, забрав то, за чем мы охотились, смог уделать всем нам нос и сбежать. Позорищее. Хорошо хоть тут я не при чём, но всё равно обидно. Считай это полнейший провал миссии и хуже уже быть не может. Вспоминая ваши ранние слова о сплетнях, их разносчиком оказался наш плешивый заказчик. Он всё выдумал!

— Что?

— Да.

— Вот гад. Где он сейчас? Он жив? Я его на фарш перемолю!

— Опоздал, он растворился в кислоте в том же году.

— Оу.

— Больно.

— Ага.

— Но так ему и надо!

— Да, верно.

— Хе-хе, но почему блин я получил дополнительное наказание ещё и за того парня-ученика. Ху, выполнить три миссии подряд за бесплатно…

— Да ладно тебе! — Заместитель похлопал товарища по плечу. — Давай если я его встречу, убью, а? Отомщу за тебя! Только дай мне его описание.

— Та у меня его портрет есть.

Глава 24

Спустя два с небольшим года.

В одной из крупнейших провинций Дасмантоса, государства, ориентированного на торговлю со своими соседями разного рода приправами и своеобразной растительной экзотикой, проходило пышное празднование в честь полученного за предложенный проект гранта. Одиннадцать лет назад нынешний правитель страны предложил ежегодно проводить областные соревнования по решению некоторых государственных проблем на местном уровне, а так же предложению нововведений, способных улучшить не только уровень жизни, но и укреплению позиций Дасмантоса среди прочих стран на Северном континенте. Идею главы поддержали немногие, но это ему не помешало распространить её в массы, подхватившие интересное предложение, давшее положительные результаты. С тех пор так называемый конкурс повторялся каждый год, однако постоянно менялись период проведения и награда. То ею была отмена уплаты налогов в течение какого-то времени, дарование всевозможных титулов, то большое количество дорогих тканей, то деньги. В этот раз выигравшей провинции было отдано два гектара земли. Дасмантос, как бы странно это не казалось, — страна, где расширение территории позволено населённым пунктам со статусом города, остальные сурово караются законом. Потому нынешние победители собирались знатно отметить сие событие.

Солнце в зените приятно согревало всё вокруг. Несмотря на вторую половину июня, по-настоящему летние дни только начались. В этом году весна выдалась зябкой и только совсем недавно погода наконец устоялась. В связи с этим по улицам провинции гуляли абсолютно все. Не потому, что праздник, люди наслаждались долгожданным теплом. Стояло множество разных палаток, украшенных маленькими флажками разных цветов. Их прилавки изобиловали разными товарами от безделушек до стоящих. Продавцы счастливо зазывали к себе проходящих мимо. Жители сами решили организовать ярмарку, которую к вечеру, в связи с грядущими развлекательными событиями, уже свернут. Несколько людей, по сравнению с местными, с неподдельным интересом разглядывали выложенные товары и, не жалея средств, закупали всё, что приглянется. Для себя они расспрашивали местных о происходящем в округе и грядущем, чем граждане охотно делились с сияющими от радости глазами и искренними улыбками на лицах. Незнающими были никто иные, как путники, случайно добравшиеся до населённого пункта прямо к празднику.

Два молодых человека в дорогих одеждах петляли среди снующего туда-сюда народа. Сыны здешнего вельможи, управляющим провинцией, наблюдали за происходящим. Никто не просил их этого делать, не приказывал. Юноши решили своими глазами рассмотреть происходящее, да и хороший способ умыкнуть наружу. Из-за того, что в связи с не прекращающимся уже который год обучением всему, чему только возможно, им редко получается выбраться за пределы участка отца. Сами ребята на сегодня запланировали осмотреть как можно больше и поучаствовать хоть в нескольких развлекательных мини-соревнованиях. Несмотря на кое-какой боевой опыт, полученный в устроенных поединках их наставников, ещё не отшлифованные чувства и навыки молодых людей напрочь уснули. Юноши так увлеклись, что ненадолго забыли о всех вбитых им в головы советах. Они могли почувствовать, что что-то не так и насторожиться, но по причине редкого пребывания среди других людей и царящей повсюду праздничной атмосферы, не заметили подозрительной конспирирующейся фигуры. Незнакомец ловко терялся среди толпы, то появляясь, то исчезая, при этом оставаясь абсолютно не замеченным. Не понятно, как, теряя знатных юношей из виду, ему без каких-либо проблем удавалось найти их вновь, однако именно это помогло бы ему, в случае чего, остаться вне подозрений.

Элитная охрана из знатного дома, отвечающего за безопасность своих господ, до конца выполняли свой долг и пали смертью храбрых менее часа назад, но смогли ранить появившихся откуда ни возьмись монстров. Изодранные, покрытые кровью тела погибших лежали никем не замеченные в тёмном переулке. Сами твари, выполнив приказ своего хозяина, были вынуждены спрятаться в ближайшем лесу, немного отдохнуть и восстановиться. В это время их мастер, знающий ситуацию своих взращенных питомцев, дожидался вечера. «Ну почему их ранили настолько? Чёрт, эти не породистые. Ещё и других у меня нет. Нет, хорошо, конечно, что они не погибли, но всё равно пришлось отодвинуть второй шаг сегодняшнего плана на несколько часов. Так бы можно было сразу прихватить сынков того выродка. Эх. Ничего, терпи, потерпи ещё немножечко, ты столько выстрадал, столько терпел, чего тут осталось то?» — в который раз повторял себе властелин, одновременно не забывая ругать своих монстров.

Несколько лет назад виконт провинции, прознав о прибывшем в их край властелина с некой девушкой, беспочвенно обвинил из в каких-то не известных злодеяниях и засадил в тюрьму. Пара находилась в одной камере. Прикованный к стене, властелин каждый день, на протяжении месяца, смотрел, как мучают его возлюбленную. Он умолял прекратить, однако мужчину спокойно игнорировали. Вскоре девушка заболела и её организм не выдержал надругательств. Она умерла. Из-за собственной беспомощности высший пылал ненавистью, тело его жены оставили напоминанием в камере и приступили к пыткам самого властелина, со временем потерявшего волю ко всему. Его хотели сломать и добились своей цели. Мужчина превратился в настоящего живого мертвеца. На его теле красовалось много затягивающихся ран и не исчезающих шрамов. И всё же, в его ставшей бессмысленной жизни произошла внезапная перемена. В тюрьму попал некий преступник, которого освободили товарищи, попутно выпустив и остальных заключённых. Властелин, сидевший на холодном, каменном полу, не сдвинулся с места, пока не увидел, как в коридоре, в двух-трёх метрах от него, безжалостно убили одного из тех, кто избивал как его жену, так и хлыстал его самого. Тогда небольшой свет появился в его безжизненных глазах. С трудом поднявшись, высший похромал к телу и, выдрав из безжизненного тела глазные яблоки, бывший живым труп не раз грозился лишить его зрения, выбрался наружу. После побега пришлось не один год восстанавливать своё поломанное тело и только после приступать к пожиравшей его столько времени мести.

В это время на опушке леса.

— Скоро там ещё? — В который раз нетерпеливо задал вопрос юноша своему занятому важным делом компаньону.

— Ещё рас спросишь, я всё съем сам!

— Так не честно! Я участвовал в поимке и даже разделке!

— Угу, а я, к тому же, ещё в чистке, готовке и засолке лишнего!

— Сам предложил попробовать жареного кролика под маринадом с овощами и зеленью! Я такого изощрённого блюда готовить не умею. По крайней мере не с подобным маринадом.

— Хе, сколько думаешь лет я бродил один, вот и придумывал, да изучал. — Гордо ответил собеседник возмущающегося. — К тому же я тоже голоден, однако терплю!

— Ц, ой-ой-ой.

Молодой человек наворачивал круги вокруг костра, то и дело глотая слюни. Решив передохнуть перед заходом в лес, он и его товарищ решили сделать привал и хорошенько передохнуть. Не известно, каким будет дорога через ту местность. За препираниями, двое путников не сразу услышали посторонние звуки, доносящиеся из леса. Кто мог предположить, что уносимый казалось бы лёгким ветерком упоительный запах дойдёт до очень опасных существ, спящих в густой растительности. Пока ещё готовящееся блюдо быстро привлекло к себе внимание и монстры направились в сторону путников.

— Шшшш. — Старший поднял палец к губам, тем самым говоря своему другу перестать галдеть.

— Что? — Удивился возмущавшийся, значительно сбавив тон.

— Здесь кто-то есть. — Юноша взялся за ручку сумки и тихонько поднялся. — Прислушайся. — Шёпотом молвил он.

— И правда. — Второй молодой человек так же схватил свою поклажу и, подскочив, повернулся в сторону леса.

Юные путники всматривались в лесную чащу, но никого не видели. Лишь звуки шелеста и появившееся тяжёлое, громкое дыхание указывали на подступающую опасность. Казалось прошло уже много времени, на деле же всего ничего. «Пс.» — окликнул своего друга стоящий чуть позади, на что тот повернулся к товарищу. Взмахом головы старший предложил потихоньку убираться куда подальше, на что его приятель тот час же согласился. Молодые люди, не поворачиваясь, начали потихоньку отходить. Они успели миновать костёр с как раз полностью приготовившимся блюдом, как из высоких кустарников выпрыгнуло два невиданных зверя. Пусть по ним видно, что монстры ранены, судя по движениям не так уж и сильно, потому менее опасными не являются.

— Бежим. — Сказал алхимик, развернулся и ускорился. Его друг последовал примеру и так же дал дёру.

— Что случилось, ты их знаешь?

— Нет и знакомиться не хочу. — На остроту Седжа Аран закатил глаза.

— Ты понял, что я имел в виду.

— С подобными встречался, а теперь замолкни и ускорься. — Кошки, в считанные секунды разобравшиеся с притягательной пищей, синхронно подняли головы и посмотрели в сторону убегающих молодых людей. Почувствовав иной съестной запах, смешанный с чем-то очень знакомым, монстры погнались вслед за людьми, что не скрылось от высших.

— Почему они гонятся за нами? — Возмутился мастер сплавов.

— Откуда я знаю?.. — Светлый алхимик внезапно осознал. — Наши запасы. Выкидываем!

Не дождавшись ответа друга, Седж максимально быстро нашёл, что по его предположению продолжало привлекать монстров, и выкинул. Однако звери не остановились и продолжили нагонять молодых людей, желая тщательно обнюхать алхимика. «Если не еда, то что же им от нас нужно?» — размышлял светлый мастер и, не заметив небольшого камня впереди, споткнулся, еле удержавшись на ногах. Замедлился человек и вслед за ним монстры. Видя перед глазами опасных тварей с явно не добрыми мордами, Седж наскоро достал зелья. Аран, так е понявший, что либо он сбежит один, либо погибнет вместе с единственным надёжным товарищем, так же решил принять бой. «Раз ты с ними встречался, может и побеждал?» — тихонько спросил его мастер сплавов, подготавливаясь к сражению, на что алхимик успокоил друга. «Они полу-преображённые, не чистопородные. Да и невооружённым глазом видно, животные подобрались не весьма ахти. Так что если действовать быстро и неожиданно, мы сможем победить!.. Наверно.» — последнее слово Седж не стал произносить про себя, прекрасно осознавая не столь всю серьёзность ситуации, сколь очередной момент ставки на кон жизни. Аран, в свою очередь, глядя на уверенного друга, так же набрался немного храбрости. За проведённое со своим всё ещё пока учеником, он умудрился не раз побывать в очень сложных ситуациях, где, внимательно наблюдая за другом, выяснилось, что тот никогда не храбрился напрасно, потому, услышав слова о хоть небольших, но всё же шансах на победу, в очередной раз сделал вид, что не услышал не приятное завершение ответа. «После завершения внезапной заварушки обязательно спрошу какая разница между полу-преображением и полным!».

Знай молодые люди, что боя можно было избежать, дали бы тварям себя обнюхать. Однако высшие не были ни властелинами, ни дрессировщиками, ни даже заводчиками. Со всей силы бросив окислители в одного из полу-преображённых, Седж наскоро достал зелья поддержки из карманов своих одежд, поделившись с Араном, тем самым плавящего не обработанные металлы в небольшие колья. Монстры, не ожидавшие столь резкой агрессивной атаки со стороны людей, отреагировали лишь на вторую атаку. Рассерженные, они, с постепенно разъедающейся дымящейся шерстью набросились на напавших, уворачиваясь практически от всех снарядов мастера сплавов. Его казалось бы неумелые атаки только слегка царапали проворных кошек, однако для не боевых профессий ребята показывали хороший уровень. Особенно гораздо более опытный алхимик. Юноши очень надеялись оттащить на себя по монстру, потому каждый нападал на своего выбранного, только попытка успехом не увенчалась.

Бросив позади себя один из видов преобразующих зелий, мастер алхимик добил кошку очередным окислителем. В тот же момент остававшийся в живых зверь бросился на молодого человека, неосознанно попав в ловушку человека. Лапы монстра провалились под землю, но он, не успев скоординироваться, продолжил атаку, чуть не прокусив бок человека. Ручка сумки Седжа была порвана и застряла между здоровыми клыками полу-преображённого. Помотав головой, большая кошка отбросила раздражающую вещь на несколько метров и начала предпринимать попытки выбраться. Понаблюдав за зверем некоторое время, Седж вздохнул и направился к отлетевшей поклаже. Увы и ах зелья оставались только в ней. Аран с опаской подошёл к мёртвому телу и начал вынимать свои эфесы. К несчастью это были все его прочные металлы, а медь и олово пока ещё живого даже не поцарапают. «Пора избавиться и от тебя!». Тяжело вздохнув, мастер сплавов подошёл к монстру и, занося высоко над головой каждый эфес, со всей своей силой начал вводить неполноценные клинки в тело разъярённой твари, пока те не закончились. Чувствуя схожую с сестрой участь, зрачки полу-преображённого сузились от переполняемой ярости.

Глава 25

Использовав все свои силы, зверь, ценой разодранных лап, вырвался из земляного капкана и бросился в сторону практически дошедшего до сумки Седжа. Этот человек лишил жизни его сестры. «Осторожно!» — пронёсся встревоженный голос Арана, настораживая алхимика. Упав на траву, светлый мастер избежал мощных когтей, прорезавших воздух. Дотянувшись до потери, молодой человек начал катиться по земле, теряя содержимое из открывшейся сумки. В это время его юный наставник успел добраться до разъярённой твари и набросился тому на спину. Однако тот, не обращая на прибавившийся груз никакого внимания, продолжал неистово атаковать убийцу сестры. От непрерывно двигающегося монстра и его перекатывающихся спинных мышц мастер сплавов потихоньку получал порезы от собственных клинков. Все силы уходили на то, чтобы просто держаться сверху и не падать. Юноша не мог даже бить кошку кулаками. Услышав вырвавшееся «ах», высший понял, что его друга сильно ранили. Седж не из тех людей, что от простых царапин и проколов будет демонстрировать боль. Он стойко вытерпит, скрежеща зубами, но не издавая других звуков.

Из последних сил добравшись до шеи, Аран скользнул и постарался закрыть чудищу обзор, но тот, прокусив парня зубами, отбросил тело человека словно тот ничего не весил. Всё произошло так быстро, что Седж не успел всё разглядеть. И всё же именно в этот момент молодому алхимику предоставили столь не хватавших секунд для последней контратаки. Услышав стоны жёстко приземлившегося на землю товарища, высший закинул в пасть зверя сильный яд. Единственный имеющийся, приготовленный потому, что остававшиеся ингредиенты не хотелось выбрасывать, в этот момент сыграл решающую роль. «Хвала богам, что тогда всё так сложилось.». Пока тот быстро уничтожал зверя изнутри, неудачливый мастер сплавов нащупал свою рану. Кровь в больших количествах вытекала на землю, окрашивая траву в красный цвет. Тем не менее юноша не волновался. Увидев рядом с собой мешочек, который его друг всегда носил у себя на шее, Аран улыбнулся. Из уголка рта потекла кровь, его положение быстро ухудшалось, однако молодой человек продолжал улыбаться. «Тот самый странный камень.» — подумал он, развязав мешочек. Рука упала рядом с одним из отверстий, расположенном совсем близко к солнечному сплетению.

Лишившись многих чувств из-за повреждённых нервов, высший не заметил аномалий, происходящих с созданным Седжем камнем душ. Теряя сознание от большой потери крови, мастер сплавов увидел размытый силуэт своего товарища. Взволнованный алхимик кричал, звал своего друга, пытался его разбудить, но безуспешно. Прощупав слабый пульс, он начал вливать в юношу слабые и сильные зелья «заживления», а после стал внимательно осматривать бессознательное тело. Убрав лежавшую на животе руку и разорвав и без того повреждённую рубаху, светлый алхимик схватился за голову и в исступлении смотрел на Арана. «Уфф, дружище, я не хотел! Не хотел тебе такой участи! Видимо это карма. Хе-хе, теперь ты такой же, как я.». Немного придя в себя, Седж немного расслабился, его товарищу хотя бы не угрожает смерть. А ведь если вспомнить, он стал хранителем артефакта при очень даже схожих обстоятельствах, нечаянно. Разница только в том, что Седж сумел удержаться в сознании. «Что ж, нам предстоит долгой разговор, а пока отдохни.». Алхимик начал восстанавливаться сам.

Пока молодые высшие залечивали свои раны после опасного сражения, властелин, хозяин убитых, не подозревал о смерти своих подопечных. Ругаясь на опаздывающих кошек, он, раздражённый и взволнованный, был вынужден затаиться, затеряться среди толпы. Не только его полу-преображённые опаздывали, так ещё и лежавшие в переулке тела охраны обнаружили. Среди народа поднялась паника, так как убитых нашла группа игравших подростков. Новости быстро распространились и дошли до маркиза, в свою очередь задействовавшего своих воинов. Властелин — профессия хоть и высшего класса, да опасная, но совсем не боевая. Без взращенных и обученных монстров от них не трудно избавиться. Ко всему прочему мужчина прекрасно помнит проведённое в камере время, наполненное истязательствами. «Видимо придётся вновь отложить месть. Лучше выбраться отсюда живым и снова всё переиграть.». Пройдя мимо вооружённых людей, властелин, будучи «простым человеком», вновь затерялся среди волнующегося населения и ближе к ночи покинул провинцию, отправившись в сторону леса, дабы найти подведших его подопечных.

Аран очнулся лишь на следующий вечер. Во время сна к нему пришло много странной информации, от которой юноша постоянно хмурился. До этого момента алхимик не отходил от высшего далеко, отслеживая состояние парня. Светлый мастер ожидал, когда проснётся товарищ, при этом постоянно чем-то себя занимая. И вот, кинув случайный взгляд на друга, он, наконец, заметил, как глаза начали постепенно открываться. Молодой человек, прервав процесс перемалывания трав, загасил небольшой костёр, над которым готовился не известный отвар, и подошёл к новоиспечённому носителю артефакта. «Ну привет, мой дорогой товарищ по несчастью!» — улыбаясь, ехидно сказал Седж, фокусируя на себе рассеянного юношу, на что тот долгое время не отвечал, лишь смотрел и хмурился, пытаясь понять что произошло и тот нелепый, но до ужаса правдивый сон про становление особенным. Юный наставник сел и почувствовал боль в нескольких местах, во время потирания которых не сводил глаз с алхимика, который словно пребывал в слегка потерянном состоянии.

— Что случилось, почему ты так на меня смотришь?

— Ты не везуч. — Ответил Седж, смущая своего собеседника ещё больше.

— В смысле? — Проследив за другом, вставшим с корточек и прошедшим к вещам, снова спросил Аран.

— Теперь и ты носитель камня душ.

— Камня душ? Носитель?

— Да. — Внешне выглядящий спокойно, на деле алхимик нервно рылся в вещах, пытаясь что-то найти.

— Какого камня душ? Подожди, ты имеешь в виду ту штуку, которую всё время носил у себя на шее в мешке?

— Да. — Светлый мастер повернулся и посмотрел на ничего не понимающее лицо юноши. — Посмотри на своё солнечное сплетение. — Отвернулся собеседник, продолжая своё дело. — Он врос, ты от него не избавишься. Не волнуйся, артефакт никак негативно не повлияет на твой организм. — Даже не глядя на своего молодого наставника, высший знал, что тот паникует. — Гарантирую, ведь я так же являюсь носителем точно такого же артефакта.

— Тоже? — В самом деле ужасно разволновавшийся от увиденного в своём теле не понятного объекта, но молча слушавший старшего, Аран мгновенно испытал шок.

— Верно. — Седж приподнялся. — Камень душ, носителем которого я являюсь, был создан моим учителем, вторым отцом. Его ты видел, когда мы делали взаимообмен воспоминаниями. — Мастер сплавов кивнул с разинутым ртом. — Последнее творение наставника в моей левой ноге, а ныне располагающийся в тебе артефакт создан непосредственно мной… Думаю тебе уже пришла некая смущающая информация.

— Хочешь сказать это правда?

— Да. — Воцарилось молчание.

— … Поразительно. — На языке юноши вертелось множество слов, но произнёс он только одно.

— Теперь ты без труда можешь обучиться алхимии. — Светлый мастер лукаво посмотрел на друга. С давних пор он хотел приобрести себе ученика и до сих пор не сдался насчёт товарища. Глядя на хитрого друга, Аран наконец задумался.

— Ладно. Хорошо. Но сначала тебе стоит получше мне всё объяснить, откуда он взялся?

— Без проблем, но раз уж ты окончательно проснулся, давай сначала всё же уберёмся из этого злачного места, кто его знает где хозяин напавших на нас тварей.

— Ах, правильно.

За несколько часов, в полдень. У западной границы Агвиса.

Обустроив сегодняшнее укрытие в неглубокой пещере одиночной горы, группа людей размером в двадцать одного человека сидела на настланных шкурах и коже, неспешно пережёвывая холодные блюда и запивая и лёгким вином или обычной водой. Тихонько переговариваясь друг между другом, они вовсю использовали выделенное на привал время для отдыха, зная, что в ближайшие несколько дней навряд ли представится такая возможность. Один из участников, глубоко о чём-то задумавшись, сидел с остановленной на половине пути ко рту рукой, повисшей в воздухе. Он не двигался уже достаточно долго, даже не моргал. Бросая на него случайные взгляды, остальные про себя тяжко вздыхали. По не понятным причинам мужчине резко взбрело в голову шокировавшее всю их организацию. За десятки лет беспрекословной службы, заработка репутации, доверия, уважения и поднятия в должностях у этого человека впервые появились сомнения. Даже глава попросил его хорошенько подумать, дал время, но, судя по всему, его доверенный заместитель всё ещё хотел уйти на покой.

«Как ни посмотри, но я всё равно хочу завязать, пока ещё не поздно. Хоть она по-прежнему ждёт, я не могу более оттягивать.». Никто не знал, что истинной причиной сего казалось бы спонтанного, не обдуманного и поспешного решения кроется в том, что мужчина тянулся к своему ребёнку. Ещё будучи молодым он чётко представлял свою будущую собственную семью. Заместителю всегда хотелось дочку и вот она у него наконец появилась. Казалось бы суровый, грозный воин узнал об этом, возвращаясь через одну деревушку, мимо которой он проезжал несколько раз в год. В ней жила простая девушка, не обладающая большой красотой, но, по не известным причинам запавшая ему в душу. Хоть разница у них в возрасте была порядка двадцати лет, она согласилась стать его суженой. Сложно представить, чем он её уговорил. Он и сам далеко не красавец, однако крепкое телосложение и вполне высокий рост, вкупе с его огромным опытом, могли выдать как чувство защищённости, так и опасности, в зависимости от настроя этого человека. Теперь же та девушка, являющаяся его женой уже более трёх лет, родила девочку. Столь счастливое событие означало многое для обоих родителей. За проведённые в организации годы наёмник смог скопить не мало денег, столько, что хватало на приличный клочок земли с обустройством поместья и даже окраин. Проще говоря он способен выкупить деревню жены, построить хороший дом и прихватить ещё не малый участок для развития своего удела.

Вспоминая крошечное личико своей полугодовалой дочурки, заместитель гильдии наёмников расплылся в счастливой широкой улыбке. Он ни за что не станет тянуть слишком долго. Желание участвовать в жизни ребёнка с малых лет ярко отражалось в глазах сурового бойца. Такое лицо взволновало всех участников группы. Решив, что своими косыми взглядами побудили в нём опасные чувства, дальше они старались не обращать на счастливого никакого внимания. Виновник смены общей атмосферы тем временем продолжал витать в своих мыслях, уже представляя будущие радостные, беззаботные моменты, наполняющие его сердце теплом и приятным трепетом.

В другой части континента. Сумерки.

Отложив предстоящий важный, но при этой крайне длинный рассказ на потом, Седж готовил ужин. Пока Аран лежал без сознания, он поел только один раз, а после им пришлось брести не один час. Мастер сплавов вовсе ничем не питался уже около двух дней и начал жаловаться на сей факт во время пути. Найдя как им показалось безопасное место, молодые путники наскоро возвели костёр и приступили к подготовке спонтанного блюда из остававшихся скудных продуктов. Лучше, чем ничего, но двум взрослым юношам такого количества не хватит, чтоб вдоволь наесться. Мастер сплавов возводил временную преграду вокруг лагеря, в то время, как его ученик, краем глаза наблюдавший за действиями друга, продолжал готовить. «Как скоро я смогу так же ловко орудовать металлами?» — пусть он прекрасно освоил теорию, практика, по не понятным причинам, давалась светлому алхимику очень сложно. Сейчас он может без проблем определить содержание попадающихся природных материалов, однако максимума нынешних способностей хватает лишь на управление уже готовыми изделиями и медленную переплавку лёгких металлов. «Ничего, ещё чуть-чуть и я наконец завершу этот треклятый уровень!» — Седж был крайне в этом уверен. Немного погодя еда наконец стала готова для употребления.

— Ну давай, начинай. — Усевшись поудобней, Аран, довольно потирая живот, сообщил товарищу, что теперь полностью готов его выслушать. Хоть он и не наелся вдоволь, по крайней мере теперь не испытывал того ужасного голода, чему стал несказанно рад.

Глава 26

Около трёхсот лет тому назад.

На протяжении уже считай сорока с небольшим лет существует сообщество людей, занимающихся поиском ещё не раскрытых древних храмов и мест с записями, оставленными предыдущей эрой, жившей до последнего отката человечества. Добровольно становясь участниками, занимающимися столь важным для всех людей дела, представители этой своего рода организации практически никому не известны. О них известно лишь самым верхушкам стран, потому, ради получения небольших привилегий, таких, как помощь в сотрудничестве, к которой относятся доступ к библиотекам и картографам, или приём у сведущих вельмож для отдыха и, в случае чего, обменом разного рода информации, не больше. Деньги каждым представителем сообщества зарабатываются по мере их способностей и возможностей, а доказательством принадлежности служит простой с виду железный медальон или перстень с таким же выгравированным незамысловатым знаком. Пытаясь собрать в кучу всю возможную информацию, делать новые открытия и возвращать потерянные знания и достижения, участники путешествуют по всем континентам. Им уже удалось доказать, что жившая до них эра людей была куда более развита и успешна, нежели те, кто проживает сейчас. Но почему настолько разумным не удалось предотвратить отката? Что произошло? Какова причина? И самое главное, будет ли падение человечества вновь? Если да, то когда этому суждено случиться? Возможно где-то на задворках всё же таится ответ хоть на один мучающий вопрос.

Одним из представителей этого негласного, нигде не зафиксированного, но, тем не менее важного сообщества, является светлый мастер алхимик. Конечно не первый и не последних среди всех участников. В организации не мало высших. Сейчас вообще стоит время, когда обладатели самыми передовыми классами далеко не редкость, потому, даже не смотря на уважение, находятся люди, спокойно при некоторых обстоятельствах лишить их жизни. Наёмники. Хоть происходить такое не часто, месту быть. Не так давно мужчина сорока с небольшим лет от роду, с прямыми светло-каштановыми, свободно свисающими волосами, попадал под руку этим безнравственным представителям, но смог избежать смерти, ограничившись серьёзным ранением, которое залечивал в городе, одновременно полностью приводя себя в порядок. Уже считай месяц он безвылазно торчит в небольшом городке, пополняя запасы своих зелий и некоторых растений. Получив ранним утром письмо одного из старых товарищей, он открыл весточку только в обед. «Чёрт, знал бы, что тут такое, не открывал бы!» — ругал себя высший. Ленивый взгляд чёрных, как ночное небо, глаз мгновенно стал острым, как у орла. «Пора и мне заняться.». В полученном письме его близкий друг радостно сообщал о своих успехах. Спящий дух соперничества сразу же проснулся и воспылал. «Хорошо в этой арене не так давно произошло сильное землетрясение. Хоть и не известно о его масштабах, но, раз уж я считай полностью экипирован, схожу проверю, авось и мне повезёт.».

Снарядив ранним утром следующего дня своего верного коня, алхимик вышел в широкую пустошь, конца и края которой не увидишь не вооружённым глазом. «Говорят здесь видели монстров. Такое ощущение, что эти сволочные властелины все наповал обзавелись своими чудовищными творениями. Тем не менее пусть даже не надеются, что я так легко им дамся!» — светлый мастер подготовил множество зелий разной силы, как защитных, так наносящих урон и поддерживающих, потому он твёрдо продолжал двигаться вперёд, в сторону граничащего со скалами лесу. Спустя более, чем пару дней, он наконец дошёл до пункта своего назначения, однако удручающая атмосфера, стоящая уже у самой границы, насторожила путника. «Не люблю я это чувство. Почему оно меня так беспокоит?.. Посмотрим.». Потянув за узду коня, он вошёл в тенистую хвойную чащу. Пройдя какое-то время, высший наконец понял, что именно его насторожило. «Здесь нет ни одного животного. Даже птицы не щебечут. Странно всё это, мне не нравится.». Не раз ему хотелось развернуться и убежать, но алхимик заставлял себя продолжать идти дальше. Хоть полное отсутствие зверей крайне подозрительно, может где-то поблизости светлый мастер самолично сможет найти что-то, оставленное предшественниками, потому он, потребляя свои поддерживающие зелья, скрепя зубы, бродил по лесу. Так продолжалось несколько дней, но ни одной зацепки обнаружено не было. Однако он всё же добрался до гор, породы которых при землетрясении устроили самый настоящий обвал, сломавший и выдернувший с корнями множество деревьев. «Вот это да. Что тут творится. Может я всё же поступил правильно, что не свернул.» — решил изрядно вымотавшийся алхимик, наконец сделав себе третий за весь путь привал.

После тщательного высыпания, приведения себя в более-менее надлежащий вид и основательного приёма пищи, он медленно пошёл вдоль гор, потягивая за узду своего тащившего на спине груз четырёхногого спутника. Несколько часов внимательного осмотра ничего не дали, пока на закате дня алхимику на глаза не попался вход в пещеру, практически полностью заваленный камнями. «А вот это уже интересно!» — тщательно сверив карту и обнаружив, что в этой арене ничего не отмечено, высший с большим рвением принялся хорошенько разгребать себе дорогу. «Видимо вход открылся взору благодаря землетрясению, вот повезло!». Войдя в довольно широкий и высокий тоннель круглой формы, путник озирался по сторонам. На хорошо обработанных стенах не было никаких предупреждающих или всяких других надписей. Это укрытие или убежище не оказалось слишком большим. Пару-тройку раз тоннель разветвлялся и проводил в небольшие своего рода комнатки. В одной алхимик обнаружил несколько прочных сундуков, обработанных всем, чем только можно против воздействия на них коррозии, в другой старую подранную одежду со сгнившими деревянными стульями, столом и кроватью. Особенно в этом помещении из-за и без того спёртого воздуха, запах стоял незабываемый. Слышно его стало только после открытия наглухо запертой слегка поржавевшей двери. Нужно отметить, для попадания в каждую комнату предварительно нужно обязательно открыть дверь, ни одна из которых внешне не отличалась. Да и давалось сие препятствие отнюдь не легко. Однако сколько алхимик не ходил по комнатам, в одну ему попасть так и не удалось. Требовался ключ, на поиски которого ушло много сил и нервов.

Наконец, обнаружив искомое, высших смог добраться до главного помещения. В нём к стене прикреплена полка с лежащими на поверхности несколькими ключами и слегка светящаяся огромная плита, испещрённая множеством разных символов, не все из которых были понятны первооткрывателю. Несколько раз он взбудоражено читал текст, одновременно испытывая неимоверную радость и ругая себя. «Нужен языковед, моих знаний профессии не хватает.» — удручённо пробормотал мужчина, протягивая руку к монументу. «Однако удивительно, создатель этого сокровища является никем иным, как алхимиком. Невозможно, чтобы он смог написать такой текст самостоятельно. Неужели он поделился своим невероятным изобретением с кем-то другим?» — рассуждая, он положил руку на монумент, от которого тот час же начали исходить не понятные звуки. От удивления и неожиданности мужчина сделал пару шагов назад, как увидел появляющиеся небольшие трещинки, быстро разрастающиеся по всей поверхности плиты. «Не может быть. Нет. Только не говорите мне, что это то, о чём я думаю!» — запаниковал высший. Его догадки подтвердились, за считанные секунды Столь важная вещь рассыпалась на мельчайшие кусочки, настолько крошечные, что для восстановление понадобятся минимум десятилетия. И то в лучшем случае. Ошарашенный светлый мастер осел на пол молча смотрел на вполне внушительную гору своими не верящими глазами. «Ну всё, это конец. Что я наделал?».

Немного погодя мужчина всё-таки взял себя в руки и, поднявшись, подошёл к полке с ключами, дающими ему небольшую надежду, впоследствии чуть разбившуюся на осколки. В так называемых ящиках лежало много разных бумаг, большая половина которых являлась записями об экспериментах и дневником. Лишь в малой части приводились подробные рецепты удачных зелий. «Хе-хе… Хоть что-то… Эх, придётся воссоздавать тот камень душ лично… Хмм, может рассказать о нём другим?». Внимательно взвешивая все за и против, он решил сохранить полученные им об артефакте сведения при себе, отговариваясь не полной информацией. «Да и доказательств у меня нет, а напиши на бумагу, выйдет ещё больше отклонений.» — высший, даже изучив профессию языковеда, всё же оставался довольно не грамотным. «Если не выйдет у меня, это сделает мой ученик, не получится у него, добьётся следующий и так далее. А там уже они пусть решают, делиться с остальными или нет.». Забрав рецепты зелий, светлый алхимик выбрался наружу и, надышавшись свежим воздухом, поставил точку на карте, а так же не забыл настрочить одни и те простые слова пару десятков раз, разослав из в разные концы света.

Настоящее время. Поздним вечером у костра.

— В итоге только моему учителю первым и удалось воссоздать камень душ, из-за которого он, собственно говоря, и погиб. — Закончил на грустной ноте Седж, тут же приготовившись отвечать на вопросы друга.

— Хмм… В твоей истории много пробелов.

— Отвечу на что смогу.

— Хорошо, тогда… что за откат человечества?

— Без понятия.

— Ладно, это сообщество всё ещё существует? Твой наставник случайно ничего о нём не рассказывал?

— Нет и никогда даже не заикался. Пропутешествовав сколько лет в одиночестве, я так же ничего о них не слышал. Думаю оно либо развалилось, лишь поредело. Предпочитаю… а, ничего я не предпочитаю, мне как-то всё равно! Однако если оно всё ещё существует, я бы попробовал задать им ряд вопросов. Наверное.

— Ты как всегда в своём репертуаре — Ухмыльнулся мастер сплавов.

— Хех, без этого не так интересно.

— И тем не менее жаль, можно было бы закрыть множество пробелов.

— Ничего не поделаешь.

— Ну и? Что, в таком случае, тебе ещё известно?

— На самом деле мало, даже не знаю будет ли для тебя такая ерунда хоть чем-то полезна.

— Всё понятно, в таком случае расскажешь чуть позже, а то как-то много тяжёлой информации свалилось, надо для начала её принять.

— Да, конечно, никаких проблем!

— Однако есть кое-что, что я хочу сказать.

— М?

— Первое — ты научишь меня алхимии. Раз уж эффективность при использовании и поглощении необходимых знаний считай отсутствует, я теперь планирую изучить как можно больше профессий. — Про фактический возраст друга Аран решил тактично не спрашивать.

— Ну наконец-то! — Улыбнулся алхимик. Он не только очень рад долгожданному приобретению ученика, но и счастлив от схожих с Араном планов на будущее и всю жизнь в общем.

— Второе — мы обязаны как можно скорее изучить максимальное количество военных профессий и получить настоящий боевой опыт. Отмечу, что стоило бы и научится тактику со следопытом, они не менее важны! С нашими классами, даже будь мы невероятными алхимиком и мастером сплавов, тем не менее мало чем можем себя защитить.

— В правильную сторону мыслишь. — Возгордился Седж. — Так же необходимо держать сей факт в строжайшем секрете, ибо наёмники всё ещё помнят ту историю, не дай бог истина раскроется.

— … А вот с этого места пожалуйста по подробнее. — Насторожился мастер сплавов, ставший теперь не только наставником, но и одновременно учеником. Его товарищ продолжил свой довольно продолжительный монолог. В итоге, от полученного количества информации и её тяжести Аран не спал всю ночь, тщательно обдумывая произошедшее.

Глава 27

Заполучив долгожданного ученика, о котором он мечтал на протяжении считай десяти лет, Седж всерьёз взялся за обучение давшего согласие товарища, от чего у того порой в прямом смысле этого слова болела голова. Хоть мастер сплавов его притормаживал, алхимик сам понимал, что спешит, однако он как можно скорей хотел «ввести» юношу в профессию. Причиной столь сумбурному поведению послужило истощение более, чем половины энергии его камня душ, от чего высший испытывал крайне сильную боль во всём теле. Из-за таких отнюдь не смертельных, но достаточно мучительных изменений, светлому мастеру приходилось скрепя зубы превозмогать проблему, однако это всё же сказалось на его обзоре. Было трудно сосредоточиться, потому высший довольно часто пропускал ценные, дорогостоящие ингредиенты, а тыкать пальцем по сторонам с фразами «сорви мне то», «выкопай всё вон там», «принеси оттуда, да что ты мне подал, выкинь» и тому подобное ему изрядно надоело. Заодно Аран прекрасно ознакомился с проблемой, которая может в любой момент застигнуть врасплох и его самого. Седж как раз забыл упомянут о возможных разрядках артефакта, их причинах и способах накопления энергии обратно. За двадцать лет бытия носителем такой казус происходит далеко не в первый раз и молодой человек выстроил на этот счёт ряд вполне себе жизнеспособных предположений.

На удивление первый ученик не опытного в преподавании алхимика достаточно быстро преодолел первый, но крайне важный и сложный этап новой профессии. И всё же, начавший столь гениально, юноша начал стремительно скатываться по наклонной. «Так и думал, что азы тебе дались столь стремительно лишь благодаря безумной схожести в процессах понимания!» — спокойно вздыхал мастер алхимик, на что молодому человеку не находилось что ответить. Чем возражать, если это правда? Аран прекрасно осознавал, насколько тяжёлой ему выдастся новый класс. Он прекрасно осознавал и принимал свои слабые стороны, однако, ещё задолго до встречи с другом, сколько не пытался, исправить их не мог, потому попросту опустил руки и поплыл по течению. «У каждого своя скорость обучения или запоминания, у меня вот такая вот, смирись!». Крайне действующий каждый раз ответ. Кто мог предположить, что в будущем, полностью освоив давшуюся с большим трудом теорию, превзойдёт своего верного товарища в практике. Верно говорят, ведь Седжу теория далась довольно легко, тем не менее с практикой у алхимика полная беда.

Как-то раз, во время одного из внеплановых уроков, увидев заинтересованный взгляд ученика во время подготовки ингредиентов к изготовлению зелья для личного пользования или возможной будущей продажи, пытаясь объяснить другу, какими способами он, не пачкая руки, извлекает без остатков соки растений, светлый высший сделал внезапную паузу, обдумывая как бы проще объяснить. Тем временем не терпеливый ученик взял и попросту смял цветы и травы в руках, тем самым испортив ингредиенты без получения максимального результата. «Кто тебе сказал это сделать?» — возмутился тогда алхимик, на что мастер сплавов ответил «Ты замолчал, вот я и подумал, что объяснения закончены.». Из-за разных небольших недоразумений Седж чуть не выработал привычку чуть что, сразу тяжело вздыхать. Тем не менее так время текло абсолютно не заметно. Порой двое путников, при пересечении с другими людьми, попадали во вполне себе решаемые передряги, тем самым разбавляя свою жизнь довольно интересными, а порой просто забавными ситуациями.

— Ведёшь себя прямо как сама невинность! — Привел на кровать алхимик, скрестив ноги. — Так реагируешь, будто ты до сих пор…

— Нет! — Раздражённо чуть ли не прокричал Аран, глядя на друга. В одной из деревень, где ребята решили остановиться и слегка передохнуть произошёл казус, приведший к незначительному спору, протекающему на данный момент.

— Тогда чего или кого ты так стесняешься? — Недоумевал наставник. Попав сюда, они использовали одно из имевшихся в наличии слабых зелий как плату за проживание и пропитание. Представив свои профессии, путники в одночасье получили небольшой домик в двухдневное пользование. Да и вниманием местных дам обделены не были. Именно из-за не приличного приглашения представительниц прекрасного пола мастер сплавов и вышел из себя.

— Просто я не могу принять столь откровенного бесстыдства, они ведь совсем нас не знают!

— И что?

— А ты, как я погляжу, сразу распушил хвост. Почему? Что-то не припомню, чтобы раньше ты так сразу реагировал, хоть нам и прежде предлагали!

— Пф. Всё просто, там есть одна в моём вкусе.

— Бабник.

— Эй, дай старику вспомнить что такое женщина.

Порой неудачливые путники сталкивались с наёмниками, будто притягиваемые неким магнитом. Большинство таких не приятных мимолётных и не совсем встреч заканчивались «мирно», в худших же случаях происходили стычки, ставка в которых была высока. Пытаясь отстоять правду там, где мало шансов на победу, у «блюстителей справедливости», при отсутствии за плечами боевых профессий, в крайнем случае выходило всё мягко говоря боком. Тем не менее они рисковали жизнями или просто конечностями, да, конечностями, ведь во время одного из боёв, если тот можно таковым назвать, алхимику как-то раз, взмахом секиры, отрубило часть пары фаланг пальцев, после чего происходил болезненный, долгий и муторный процесс, названный Седжем «возвращение утраченного». Высшие свято верили в то, что их довольно необдуманные вылазки помогают в наборе опыта, пусть и отсутствовало разнообразие в действиях. «Мы полные болваны, раз намеренно вляпываемся в подобного рода передряги, каждый раз не имея даже малейшей стратегии!» — жаловался светлый мастер про себя, одновременно пытаясь преодолеть свой практический этап в освоении мастера сплавов. Его друг очень даже искусно использовал преимущества профессии, а алхимику, в конечном итоге, приходилось сдаваться и переходить на старый проверенный метод — зелья.

В то время, как двое высших продолжали на ногах пересекать континент, в одной из гильдий наёмников происходили изменения в верхушке. Заместитель главы гильдии, решивший уйти на покой, поступил, как и хотел. Вслед за ним ушли и несколько некогда стоявших под ним наёмников, что привело к потере общей боевой мощи организации. По этой причине на освободившуюся должность, в срочном порядке, искали подходящего человека, вслед за которым придёт «свежая кровь». Просочись новость об ослаблении столь мощной, опасной организации, может произойти нечто ужасающее, потому её участники принимали только мелкие безобидные миссии, ибо полное приостановление деятельности быстро бы дошло до злых конкурентов, в свою очередь бы заподозривших неладное. А так пока удавалось обхитрить конкурентов. По крайней мере именно эта мысль крепко засела в умах участников. Кто мог предположить, что в организации, предательство которой жестоко карается смертью, всё же смогут найтись те, кто бездумно поставит на кон свою жизнь. И всё по настолько не понятной причине: переходу к соперникам. Казалось бы какими условиями отличаются те, другие? Никакими, и там, и там, одинаково. Отчего, проработав не один, минимум несколько лет, радикальное решение придёт к перебежчикам именно сейчас. Понять можно только расскажи они лично. А кто станет заниматься подобной ерундой?

Некогда бывшее перемирие давно закончилось и, тем не менее, холодная война продолжилась без набегов с последующим использованием физической силы с целью слияния или ещё хуже, уничтожения, дабы полностью контролировать сию подпольную сферу. Вести дошли куда надо. Новость о рухнувшем между обеими гильдиями равновесии боевых сил, поддерживаемом многими годами и, столь внезапно пошатнувшемся в один прекрасный день, быстро разлетелась внутри организации. Этот замечательный никак нельзя упустить! Начали подсылаться люди, постепенно стягивающие боевую мощь всё ближе и ближе к базам. Они не спешили, ведь, даже восстановив число участников, дела не сразу вернутся в прежнее русло. Просто потому, что необходимо установление доверительных связей между новыми и старыми людьми. В том же месяце разразилось серьёзное сражение в указанной на карте локации, дошедшие же до основной базы, вести посеяли панику в оборонявшейся гильдии. Отбросив в сторону мысли о переговорах, одна сила пошла на другую. Война длилась больше года и привела к серьёзным последствиям. Несмотря на поредевшие с обеих сторон ряды, жестокость, ровно как и наглость наёмников перешла а новый уровень, сделав их абсолютными врагами всех государств и, по большей части, их простых граждан, угождающих «в лапы» убийц куда чаще, нежели знать.

Сей факт не улизнул и от Седжа с Араном, пусть и реже, но всё так же продолжающих натыкаться на кровожадных личностей, озлобленных на весь свет белый. Решив переправиться на другой континент, высшие двигались в сторону океана. Им подойдёт любое граничащее с большой водой государство, ведь в каждом имеется минимум один-два города-порта. По дороге алхимику пришлось обучать товарища не только родной профессии, его познания лингвистики позволят другу в дальнейшем преодолевать языковые барьеры. За проведённые в нескончаемом путешествии годы, молодой человек не раз сталкивался с сей проблемой, но упрямый друг отказывался её решать. Теперь же ничто не препятствует и Аран с гораздо большим энтузиазмом принялся за освоение, нежели за профессию более высокого класса, отчего его наставник порой затаивал обиду, вымещая её на приготавливаемой еде. Путники и знать не знали, что континент, выбранный ими для дальнейшего познания, таил в себе предначертанную юношам судьбой скрытую смертельную опасность в виде некоторых личностей, переправившихся подальше от бывших коллег.

Покинувшие же гильдию наёмники, в свою очередь, спокойно перебрались вместе с близкими с одной большой земли на другую, при этом абсолютно не ведая о практически полном уничтожении гильдии из-за развернувшейся войны. Распрощавшись с прежним этапом жизни, они решили не вспоминать о прошлом, посчитав, что так будет проще начать по новой. Кто-то скупал больше земель, кто-то меньше. Нашлись и такие, кому не хотелось загружать себя постройкой и облагораживанием с нуля. Они попросту выкупили заброшенные имения и привели их в порядок. Главный виновник, повлёкший за своим эгоистичным поступком ряд больших изменений, выбрал именно этот путь. Никто из переселенцев не собирался терять связь с соратниками. Придумав и наладив свои каналы связи, бывшие наёмники, случись что, могли быстро получить поддержку друг от друга.

Пока несколько окрещённых «предателей» наслаждались новыми окружением, людьми и нравами, на Северном континенте разразилась нешуточная борьба с большой, проблемной опухолью, под названием гильдии наёмников. Собрав военных представителей разных государств в разных точках материка дабы полностью избавить свои земли от мародёров-убийц, не имеющих за душой ничего святого, началась в прямом смысле этого слова охота. Последней каплей терпения стала разразившаяся посреди одного из многочисленных городов борьба, унёсшая с собой не только более сотни жизней простых граждан, но и целый квартал, оставив множество трупов и полностью, либо наполовину разрушенные дома. И подобным способом наёмники светились отнюдь не в одной стране. Кому, коме них самих понять скрытую политику своей собственной организации? Провокацию вызвала гильдия, приостановившая свою деятельность из-за вырисовавшихся предателей. Долгое время их не удавалось распознать, пока глава остатков преступной организации в тайне не раздобыл одно очень редкое и ужасно дорогое зелье. Стоявший на вершине иерархии в некогда опасной компании отморозков на протяжении долгого времени, он быстро догадался, что именно стало не так и потратил не только много времени, но и собственные накопленные сбережения, на помощь в выявлении предателей, чьи насаженные на копья головы ныне служат горьким напоминанием о произошедшем. Верные же последователи, проходя мимо, иногда выражают своё отвращение плевками или не прекращающимся потоком злословий. На одном из последних прошедших собраний глава их гильдии, посовещавшись со всеми оставшимися в живых проверенными соратниками, придумал не одну идею поэтапного изничтожения страшного противника. Одна из них уже осуществилась.

Глава 28

Стратегия скрывающихся в одном из государств Северного континента, причём в столице, среди ничего не подозревающего простого населения и под носом знатных персон, да солдат, вовремя дислоцировавшихся подальше от привычных мест укрытий, работала в нужном наёмникам направлении. А, благодаря своевременному сокрытию, она, будучи тактикой обоюдоострого меча, отразилась ничуть на воспользовавшихся ею, но на их врагов. Охота, если таковой её можно было назвать, длилась несколько лет. За это время ряды жестоко оборонявшихся не только скосили многих воинов, но так же потеряли в своих рядах количество человек, достаточное для угрозы существования всей организации. Сам глава гильдии, опытный и умный властелин, во время одного из ожесточённых сражений, защитив от смерти своего заместителя, практически полностью лишился руки. Тогда, прикрывшись выращенными чистопородными монстрами словно щитами, оставшиеся в живых бежали и запрятались, дабы хорошенько залечить свои раны. С того дня их больше никто не видел, но поиски безнравственных продолжались. Не ведая о бегстве наёмников на другой континент, страны, объединившиеся ради искоренения это «чумы», развернули отряды по всему материку, проводя тщательные поиски.

— Здорово, не правда ли? — Попивая из чашки горячий чай, наполненный богатым вкусом и приятным запахом, радостный алхимик ожидал заказанное в богатом ресторане блюдо, сидя за столиком на веранде. Услышав новости о непрекращающихся проблемах у наёмников, парень сию же секунду решил отметить столь приятные для него новости.

— Признаю! Хоть мне они не сделали и половины того, что пришлось пережить тебе. — Как ни в чём не бывало ответил ученик алхимика. — Я счастлив, пока ты счастлив. Особенно когда мой уважаемый наставник платит за угощение, хе-хе.

— Бесстыжий. — Улыбнулся светлый высший. Хоть его товарищ уже начал потихоньку зарабатывать на своих зельях, мастеру сплавов пока не удалось освоить производство зелий высочайшего класса, потому продавал он только слабые. Более того юноша даже ещё не полностью освоил второй этап зельеварения и из 10 ему пока ещё удавались всего 8. «Кто мог знать, что всего за 2,5 года он достигнет таких больших результатов… Хотя теория ему далась очень даже трудно… Сказал тот, кто освоил её фиг знает когда, а в практике оказался дуб дубом.» — Седж перешёл на третий этап выплавки совсем недавно.

— Сам же предложил! — Спокойно ответил Аран. — Когда блин их уже принесут? Есть хочется!

— Пф. — Чуть не прыснул со смеху такой же ученик наставника, как и обучающий того своей профессии. — Кхм, я сам голодный, на вон, чайку пока похлебай.

— Мммм. Наш корабль прибывает послезавтра? Напомни во сколько.

— Ужас, ты, такой молодой, спрашиваешь у старика подобного рода вещи?

— Слышишь, старик, вечно ругающийся на подобные высказывания, давай прямо! — Получив от друга укоризненный взгляд, Седж ничуть не изменился в лице. Наоборот, его улыбка стала ещё шире.

— В три дня.

Как и было сказано алхимиком, судно прибыло ровно в назначенное время, что для здешнего побережья довольно редкое явление. Как правило на пути обязательно встречается ряд разнообразных несчастий, сопутствующих задержкам. Будто сама судьба благоволит молодым путникам, взошедшим на корабль вместе с гурьбой других пассажиров. В отличии от незнакомцев, набравших большое количество всевозможного багажа, у юношей всё при себе, потому они быстро разместились в забронированной каюте и отправились на осмотр парусника, стоявшего какое-то время на причале по причине переноса различных торговых грузов. Ближе к вечеру судно медленно отчалило в дальнее плавание. Двое молодых высших с интересом наблюдали за маячащими туда-сюда матросами, ведь никто из них никогда не покидал материка. Опустилась тёмная ночь, однако те же двое путников продолжали стоять у борта, тихонько периодически переговариваясь.

Аран продолжал вздыхать, вспоминая своего дядю. Именно из-за него молодым людям пришлось сделать очередную незапланированную петлю по дороге в город-порт, а, встретившись с добродушным стариком, седина которого за прошедшие несколько лет стала куда более явной, путники с удовольствием задержались. Все прожитые месяцы оба высших пытались уговорить мужчину уехать с ними, но тот упрямо настаивал на своём. Затем мастеру сплавов захотелось узнать, что же стало с его родиной. Так произошли ещё две петли. «Раз уж ты перед отъездом взглянешь на родимый дом, тогда, будь добр, сходи потом со мной!». Пробыв в пришедшем за время отсутствия упадок посёлке, так и не ставшем городом, каких-то парочку дней, молодой носитель артефакта разочаровался. Столь нуждавшиеся в пропавшем мастере сплавов, жители даже не узнали свою местную некогда спасительную путеводную звезду, что прекрасно показывало не только их отношение к важному для посёлка человеку. Лишь несколько представителей, полностью выделяющихся из тамошней прогнившей массы, распознали юношу и его завсегдатого приятеля. Было приятно, но этот с одной стороны приободряющий факт в итоге сыграл «беглецам» далеко не в пользу. Побег вышел славный, вспоминая его, путники всё так же задорно смеются.

С родиной Седжа вышло всё куда печальнее. Встретив на месте городка запустевшие земли с полуразрушенными домами и полным отсутствием жителей, бродячие высшие отправились узнавать причину. Мастер сплавов хотел поддержать друга, в итоге это вышло боком. Мать алхимика не пострадала от периодически проводившихся налётов и власти, пустившей дела на самотёк. Не известно почему ответственные за порядок не удосужились предпринять хоть какие-то меры, выполняя свой долг как положено, что Седж накрепко привязал пунктик «око за око» ко всем знатным особам, не в первый раз в жизни алхимика благородные господа поступают по-свински. Последняя капля до краёв наполнил сосуд терпения светлого мастера, дав трещину. Находя бывших знакомые матери высшего, поговаривающих «В отличии от нас ей повезло куда больше, она скончалась от болезни!». Каждый раз, слыша подобное, человек, сказавший подобного рода слова, слегал с не объяснимым отравлением. Печаль легла на сердце алхимика, ведь он вполне мог помочь, но почему-то даже не вспоминал про родного человека. «Это моя вина! Не суметь сберечь никого из дорогих мне людей, хотя и была возможность.» — поговаривал он, на что Аран отвечал «Ты хотя бы имел возможность, в отличии от меня.». Не объяснимым способом сказанные казалось бы совсем не в успокоение слова прекрасно действовали и приободряли. Они оба чем-то похожи.

Несмотря на поднявшуюся в пути небольшую бурю и пару-тройку драк подвыпивших пассажиров, добрались молодые люди в целом нормально. Сойдя на берег, они, в отличии от прочих прибывших, не поспешили искать транспорт для дальнейшего путешествия, либо поиска гостиницы, а какое-то время внимательно осматривались по сторонам, разглядывая не только достопримечательности. Впервые прибыв на не знакомую землю, высшие решили держать ухо в остро. Для начала нужно изучить менталитет местных жителей, неспешно собрать информацию о государстве и затем в общем о континенте. Проще говоря юно выглядящие путники планировали пожить в городе минимум с месяц. «Здесь будет куда интересней!» — решил алхимик и, улыбнувшись, посмотрел на друга, чьё лицо имело точно такое же выражение. Мастер сплавов думал прямо как его друг.

Прошло какое-то время.

— Когда уже наши планы будут идти чётко по задуманному сценарию? — Возмущался молодой человек с тёмно-каштановыми волосами, как попало запихивая свои вещи в сумку. — Уже сколько лет они у нас регулярно нарушаются! — На самом деле до недавнего времени всё шло вполне сносно. Да, у мастера сплавов, ровно как и его друга, появилось несколько поклонниц из разных слоёв общества, но только ему в этом городе досталась особо приставучая представительница слабого пола.

— А-ха-ха! — Продолжал смеяться его товарищ, в очередной раз смахивая накатившую слезу.

— Да прекрати ты уже! Сколько можно? — Последние дни об Аране по городу разлетелись не понятно с чего взявшиеся и до невозможности лживые слухи, игнорировать которые юноша просто не мог. Не настолько он безответственный человек!

— … - Взглянув на разъярённого ученика, алхимик снова не смог сдержаться. — Пф, хе-хе-хе.

— Доиграешься! Вот пойду и отравлю её! — Одна светская дамочка, на беду незадачливого молодого высшего, в первые дни пребывания путников в городе прознала о классе юноши. С тех пор она всячески пыталась обратить на себя внимание мастера сплавов, однако, полностью осознав об отсутствующем к ней со стороны цели каких-либо чувств и интересов, решилась пойти на радикальные меры.

— Сам виноват, что быстро попался на принадлежности к редким представителям, уже не раз тебя учил, как прятаться! Убьёшь её, может аукнуться. — Без толики волнения ответил Седж, слегка понизив тон.

— Ну ты же так поступал в подобных случаях! Да ещё… не думаю, что дело только в этом. — Мастер алхимик заинтересованно посмотрел на гордого молодого человека. — Я же красавчик! — Скептически осмотрев друга, брюнет отвернулся.

— Ну-ну. И я вовсе не убивал, лишь чутка притравливал, после чего они слегали на несколько дней, максимум месяц, чтоб неповадно больше было. — «Ничего себе слегка. Хотя… зная его, вполне возможно, что для моего наставника это и правда может характеризоваться, как слегка.». С тех пор, как Аран начал путешествовать с Седжем, юноша лишь слышал о подобном от друга, умудряющегося проворачивать всё настолько тихо, что порой можно было подозревать алхимика на наличие способностей убийцы.

— Да блин нечего было выдумывать про не существующую беременность! И то, что она, дочь богатеньких, подкупила многих жадных простофилей, клевещущих не зная на кого, не позволяет так обращаться с невинным человеком!

— Почему же? — Улыбнулся светлый мастер. — Им «всё позволено». Однако… — Вновь не сдержавшись, Седж прыснул со смеху. — забеременеть от пары-тройки случайных объятий мне так знакомо, а-ха-ха-ха.

— Знаешь, порой так и хочется тебя придушить. — Под успокоился собеседник.

Выпив «зелье сокрытия» после быстрых сборов, двое высших покинули своё временное пристанище через окно. Так как за домом следили, через дверь опасно выходить даже будучи невидимыми. Успешно пробираясь по переулкам и улицам, петляя мимо домов и редких ночных жителей, высшие успели покинуть город до рассвета, далее двинувшись в случайно выбранном направлении. Терять молодым людям всё равно нечего, в отличии от понятной политической и экономической обстановки страны, к которой принадлежит их стартовая на новом континенте точка, местность носителям артефактов абсолютно не известна. Пусть путникам и удалось приобрести карту, расписана она, естественно, только в общих чертах. Горы, реки, леса, государства и их границы. Более подробную карту можно попытаться найти или в определённых организациях, или в столице. Но и её потом всё равно придётся дополнять, да и в любом случае ребята не спешили в главный город страны, ставя в приоритет красящие жизнь приключения, появляющиеся в дороге. Выделяясь среди прочих людей не только профессиями, мастер и ученик обоюдосторонне, планировали по полной использовать своё время на приобретение новых опыта и воспоминаний, ведь не известно, когда можно потерять интерес к жизни. Аран понял это благодаря Седжу. С момента становления носителем камня душ у алхимика прошло много лет, но он ничуть не состарился. Светлый высший прекрасно это понимал, ровно как и то, что о треклятом артефакте на самом деле известно не так уж и много. Продление срока жизни? Да. Но на сколько?

Глава 29

После нескольких месяцев относительно безуспешных скитаний.

Двое молодых высших, порядком измотанных не только физически из-за богатых на возникновение или просто свершение мелких, особо не влиятельных ни на что событий, недовольные двигались прямиком к расположенному в округе крупнейшему городу. Успев встретиться с одним из довольно известных на континенте высших, путники узнали достаточно не приятную для себя новость: соотношение высших профессий. В отличии от Северного континента, светлых алхимиков здесь не наберётся и десяти, тогда как тёмных представителей этого класса чуть ли в полтора раза больше. И мастеров сплавов на этой земле на несколько больше. Потому, будучи грубо говоря и теми, и другими одновременно, ребята решили «сыграть». Хороший шанс для практики! Седж решил временно называться мастером сплавов, Аран, в свою очередь, светлым алхимиком. Несмотря на некоторые улучшения в практике, по текущему уровню умений оба путника всё ещё тянули на самоучек, что по их мнению было даже лучше, ведь, как правило, другие высшие от подобных многого не ожидают.

— Кто там мне рассказывал о своих мастерских умениях сокрытия класса? Плюс ко всему у тебя как-то получилось это куда быстрее, чем у меня тогда. — Укоризненно смотрел на своего друга юноша.

— Подумаешь. — Словно ничего серьёзного не произошло, не возмутимо ответил тот. — И, если ты не забыл, сейчас мы полностью лишены противоядий с лечащими зельями. — Нетак давно молодые люди умудрились попасть в затруднительный случай, повлекший за собой полное использование оных и, до сих пор, возмещения не произошло. Конечно у Арана имелось несколько слабых лечащих зелий, но и те, днём ранее, пошли в оборот.

— Ага, просто мы теперь совсем на виду у остальных, а так ничего страшного.

— Хуже то мне, чего ты возмущаешься?

— Пф. Кто? Я? Тебе показалось.

Вчера.

Решив, что вместе веселее, двое молодых людей решили присоединиться к встретившемуся на пути каравану. Проезжавшая мимо них вереница потрёпанных повозок пребывала не в лучшем состоянии, что слегка разогрело интерес высших. Им крайне не хотелось натолкнуться на осуществляющих на этом континенте наёмников. На самом деле была и вторая, своеобразная причина, почему алхимик, притворяющийся мастером сплавов, захотел поехать с незнакомцами: ему надоело идти на своих двоих. Пришлось показать обеспокоенным людям свои так называемые способности. Аран, скрепя зубами, подготовленными для дальнейшей продажи зельями, вылечил всех пострадавших от нападения. Не в том дело, что ему их было жалко. По не понятной причине только излечивающие зелья давались ему с трудом. Если в остальных он преуспел куда больше и мог спокойно варить средней силы, тут молодому человеку ещё не удалось продвинуться дальше слабых. Пока мастер сплавов лечил других, Седж помогал с повозками, используя максимум своих возможностей, отчего успел устать. Он довольно быстро выдыхался по причине практически полного отсутствия наработки определённой, отличительной выносливости, необходимой для осваиваемой профессии. Алхимик изначально планировал перейти на более высокий уровень, потому отложил её «на потом», так сказать в дальний ящик, потому сейчас очень об этом сожалел. Однако везде есть как минусы, так и плюсы, люди слегка прониклись к высшим доверием.

С наступлением сумерек, остановившись на привал и начав приготовления к безопасному сну, участники вереницы разбрелись кто куда. В лагере осталось всего несколько человек, двумя из которых были двое высших, спрятавшихся за повозкой-фургоном. Пока Аран перерывал весь их с другом прочий багаж, алхимик тихонько, будто вовсе не боясь попасть в поле зрения чужих и, тем самым противореча ранее установленному с товарищем негласному договору, достал всё необходимое для варки зелий, принявшись, затем, подготавливать ингредиенты на ночь. Заметив это, мастер сплавов чуть было не поднял скандал, но наставник уверил ученика в том, что примется за зельеварение лишь тёмной ночью, чуть поодаль от лагеря, тем самым успокоив друга. Аран сам прекрасно понимал, что для их личного пользования куда больше подойдут зелья истинного мастера, а не его, ныне пока ещё недоучки. Конечно не всё всегда идёт, как надо, потому, естественно, Седжа застукал один из участников каравана, кому приспичило когда и куда не надо. Он, конечно, пообещал никому не рассказывать, но перед дамой его сердца не сдержался, лицо выдавало его с потрохами. От женщины новости пошли дальше и уже к полудню знали абсолютно все. Вышло так, что, не успев добраться до пункта назначения, светлый алхимик заработал себе лишнюю, абсолютно не нужную репутацию.

Настоящее.

Так же не обделённый, как и его друг, вниманием, мастер сплавов не унимался, продолжая сверлить виновника взглядом, словно проходящим мимо алхимика. Арана тоже подозревали в знании второй высшей профессии и не желали оставлять в покое. Не каждый рождённый с наилучшими классами в дальнейшем изучал новое того же уровня, а встретить подобных индивидуумов считай и вовсе невозможно. Раз уж один из «новеньких» оказался столь невероятным индивидуумом, его товарищ так же не может быть простым в этом плане. «Видимо ему привычно такое внимание со стороны не только женщин, что, только мне ужасно не удобно?». Сколько они с Седжем вместе пропутешествовали, иногда юноша с трудом или вообще не понимал своего очередного учителя. Делавший же отрешённый от всех дел и проблем мирских, в то же время алхимик сетовал о нехватке некоторых ресурсов для блокирующего память зелья.

— У меня есть одна невероятная идея!

— О, какая? — Брюнет внимательно посмотрел на заинтересованного друга.

— Не сейчас.

Зачастую окружённые участниками каравана, желающими завести хорошие связи со светлым мастером алхимиком, способным к тому же плавить всевозможные металлы, неудачливые юноши практически не могли поговорить с глазу на глаз. Люди не боялись ни возможности отравления от излишней приставучести, ни отделения только вчера «подобранных» в свои ряды, что даже казалось немного странным. Не так давно их боялись, остерегались, а теперь… Расхрабрились? Набрались необоснованной уверенности? Молодые люди, по банальной причине, пусть и не собирались расходиться с действующими на нервы до тех пор, как доберутся до города, откуда об этом знать остальным? В один прекрасный день, когда несколько «поклонников» после трапезы почувствовала себя не очень, следом поспешив обратиться за помощью к «своим лекарям», остались с носом. Молодые люди запросили денег за свежеизготовленные зелья. Как такое могло остаться без внимания других? Путешественники забылись и прекрасно это поняли. Высшие стоят на пьедестале, то, что тогда они им безвозмездно помогли, было острой с их стороны необходимостью. Они не обязаны делать всё бесплатно каким-то незнакомцам, с кем потом никогда больше не пересекутся, но всё равно разница между ними и остальными задевает за душу. «Благословение и проклятие одновременно.».

Увидев следующим вечером пригород невооружённым взглядом, светлые мастера с трудом высидели до остановки каравана, посчитав вскакивание и покидание временных путников пусть и долгожданным, но крайне не красивым действием с их стороны. Только недалеко от рынка, на специальной площадке для транспорта, они, как положено, попрощались с людьми и быстрым шагом направились к рекомендованной гостинице, откуда вышли сразу же после регистрации с последующим размещением. Необходимость в разного рода вещах всегда присутствует у высших, Аран с Сеждем не исключение. Затарившись максимально быстро, путники вернулись обратно. Мастер сплавов пребывал в особом нетерпении, узнав о планах своего наставника, только алхимик сетовал. Не сумев раздобыть три необходимых ингредиента, пришлось взять растения и минералы с похожими свойствами, из-за чего их требовалось в чуть большем количестве. На их подготовку так же пришлось бы затратить не мало времени, однако тут Седж смог выкрутиться, сообщив о задумке ученику, пришедшему после услышанного в дикий восторг. Молодые люди почти сутки пробыли на крыше здания, не смыкая глаз, только бы приготовить нужное зелье, отправившееся в обиход «не успев остыть».

Незаметно провернув своё тёмное дельце, молодые люди, перекусив на ходу, в хорошем настроении прогуливались по городу, пока не услышали звуки мечей за кирпичным забором некоего поместья. «Мечи. Там сражение?». Заинтересовавшись, молодые люди хотели узнать, откуда в городе сражение, насколько им известно законом здесь подобное запрещено, разве что это не обучение. У высших было несколько базовых уроков с попадающимися мимоходом людьми, владеющими боевыми навыками, тем не менее ребятам так и не удалось хоть в малой степени овладеть каким бы то ни было оружием. Раньше они с большим рвением искали всевозможные школы или просто согласившихся бы передать навыки от начала до конца, но юношам кардинально не везло. Приходилось хвататься за любую попадающуюся под руки возможность. И вот, спустя столько времени, она наконец попала им в руки. Ей ни в коем случае нельзя упускать! Попытавшись найти хоть какую лазейку, молодые люди в очередной раз тяжело вдохнули и отправились к единственному входу. Перелезть через высоченный забор им никак не получится, потому остаётся ждать, пока кто-нибудь не выйдет.

Вскоре открылась железная дверь с искусно выгравированными узорами, откуда вышел юноша около двадцати лет от роду. Улыбаясь, он к кому-то повернулся и вновь поблагодарил, сказав, то завтра будет заниматься с тем же рвением. Сразу можно понять, разговаривал он со своим учителем. По уважительным же поведению и разговору можно моментально определить отношение к тому пока ещё загадочному человеку. Дверь тихонько закрылась, с обратной стороны щёлкнул замок. Поправив светло-каштановую отросшую чёлку, молодой человек увидел двух темноволосых незнакомцев слегка старше него. Пусть они выглядели мирно, высший не мог понять, некое не понятное ему самому чувство слегка волновало алхимика. «Ощущение, будто эти двое совсем не обычные. Кто они? И что им нужно от меня? Вроде я их никогда прежде не видел и, соответственно, не мог им ничем насолить. Верно?» — голубоглазый молодой человек смотрел на подошедших к нему с неподдельным интересом.

— Кто вы?

— Добрый вечер! — Ответил Седж. — Мы с другом случайно проходили мимо этого грандиозного места и случайно услышали скрежет металла. Это ведь были мечи?

— Д-да, они. — Молодой человек удивился, решив, что перед ним представители закона или родственники оных, он решил оправдаться. — Но Вы не подумайте, я с трудом добился согласия своего мастера на обучение! Могу показать Вам договор!

— Что Вы так разволновались то сразу? — Ухмыльнулся алхимик, пока Аран молча смотрел то на одного, то на другого. — Я прошу прощения, кажется Вы не так меня поняли. Дабы исправить недопонимание, приглашаю Вас в кондитерскую, тем более Вы только с тренировок, полагаю Вам просто необходимо немного отдохнуть, остыть. Не волнуйтесь! Мы не какие-то подозрительные личности, просто хотелось бы попросить Вас нам слегка посодействовать. — Седж старался как можно более уважительно разговаривать с незнакомым юношей намного младше не только себя, но и даже его ученика. Причина состояла не столько в явной принадлежности парня к благородному роду, сколько к возможному билету своеобразного пропуска к его мастеру.

— Подсобить? Как? В чём? — Сконфузился высший.

— Понимаете, мы с товарищем — своеобразно представил он Арана. — обладаем ну совсем не боевыми профессиями… — Не успел алхимик договорить, как его собеседник… обрадовался?

Глава 30

Раннее утро следующего дня.

— У тебя новые друзья? — Мужчина средних лет внимательно осматривал стоящих за его учеником и приветливо улыбающихся юношей.

— Да, учитель! Они очень хотели посмотреть на Ваши уроки, прошу, позвольте! — Голубоглазый молодой человек с надеждой посмотрел на наставника.

— Не боевые?

— Верно. — Проведя вчера продолжительный разговор с новыми знакомыми, Вист быстро проникся к путникам симпатией. Эти двое так же оказались высшими, причём как он, молодые люди только поверхностно знакомы с военным мастерством, так необходимым подобным представителям для самозащиты.

— Хм, ну раз только посмотреть, проходите. — Повернувшись ко всем спиной, хозяин поместья побрёл на внутренний двор, прекрасно предугадывая дальнейшие действия своего зелёного ученика.

— Будьте готовы. — Прошептал тёмный высший своим приятелям, смутив оных. Всё рассказать он им не мог, потому очень рассчитывал на срабатывание интуиции возможных друзей, которых у алхимика, из-за его не счастливой принадлежности, прямо говоря совсем не было.

Добравшись до относительно небольшой «тренировочной площадки», Вист подошёл прямиком к стоящему под навесом стенду с несколькими мечами разной длины и формы. Натягивавший перчатки на руки, мужчина мельком взглянул на осматривающихся молодых людей. «Эти братья хотят у меня обучиться? Оба? Один? Во всяком случае свободного времени у меня не много, ещё понаблюдаю, потом решу.». Бой, если его можно таковым назвать, начался без какой либо команды. Со стоек противников. Разница в мастерстве видна невооружённым глазом, красивые, быстрые взмахи меча с одновременными шагами, сменами рук, словно танцуя, мужчина со слегка седыми, собранными в хвост волосами, замечал всё. Нелепые, угловатые вывороты и прямое, не умелое нападение ученика, продолжение его рук, даже наблюдающих со всеми их изменениями. «Невероятно!» — заворожённые товарищи неотрывно следили за умелым воином, быстро потеряв интерес к парню. Высшие настолько засмотрелись на прекрасный танец, что не сразу заметили выпад в их сторону. Разрезав штанину алхимика, не сразу заметившего некую аномалию в своём наряде, обнажившую часть правой ноги, мужчина в скачок появился перед носом всё ещё медленного ученика, поставив ему шах и мат. «Совсем дилетанты.» — проверка мастера меча показала полное отсутствие каких бы то ни было боевых навыков у молодых людей.

— Всё ещё очень плох. Завтра повторишь все основы.

— Есть, мастер!

— Так и быть, заодно захвати этих юнцов, дам им обоим пару уроков с оплатой как за одного.

— Хорошо, учитель, спасибо, учитель! — Вист уважительно поклонился наставнику.

— Вы двое, пройдёмте за мной, а ты пока выполняй упражнения, через пол часа вернусь, покажешь вчера изученное движение.

— Так точно!

— Стоило разрезать твои штаны, как нас взяли в ученики. — Решил подшутить Аран, взглянув на несчастье друга. Однако после этого его задор как ветром сдуло. Наклонившись, он начал «приводить в порядок» одежду друга, тем самым дав сигнал алхимику, тотчас же доставшему бинты для перевязки. — Не будешь же ты светить своей дыркой на улице, для нашего «статуса» как-то малость не прилично. — Мастер сплавов специально использовал это слово, дабы ввести остальных в заблуждение. Конечно же и тут Седж понял своеобразный замысел ученика, набирающегося от него самого «лучшего».

— Оу, спасибо, действительно было бы не удобно. — Слегка выглядывающий артефакт был довольно быстро спрятан от посторонних глаз.

— Вист, тебя подождать? — Спросили молодые люди после небольшого разговора с мечником.

— Как хотите. — Ответил якобы не заинтересованный тёмный алхимик, в душе очень радуясь тому, что его о подобном спросили. «Видимо они считают меня товарищем.».

— Тогда мы будем там же, где вчера, просидим часов до 5–6, подойдёшь, не подойдёшь, решать за тобой.

— Хорошо.

Вернувшись домой к дяде поздним вечером, молодой человек, подготовившись к ужину, спустился к столу. На лице улыбка, счастливые, светящиеся глаза. Можно сразу сказать, случилось что-то как минимум хорошее. Хозяин дома, у кого остановился единственный сын младшего брата, даже удивился. Много лет мужчина относился к парню, как к собственному ребёнку, даже с появлением своей, родной дочери, эти чувства не изменились. Племянник, переехавший к нему на время обучения мастерству меча, всегда возвращался раньше, сразу после уроков, а тут. «Неужели у него..? Но я никогда раньше не замечал за Вистом ничего такого.» — седовласый крепкий мужчина, потирая короткую, хорошо выстриженную бородку, призадумался.

— Ты уже второй день подряд возвращаешься домой так поздно, да ещё и в хорошем настроении, случилось что?

— Да нет, ничего такого, просто обзавёлся парочкой друзей.

— Друзей? — Нахмурился мужчина.

— Друзей, товарищей, как больше нравится, лично я предпочитаю друзей.

— Довольно неожиданно. Ты скрыл от них свою принадлежность? — Дядя тёмного алхимика был крайне уверен, знай те пресловутые друзья о классе юноши, либо отвернулись с не скрываемым презрением, либо использовали бы для подлых целей. Хотя кому упоминать о втором, раньше он тоже несколько раз использовал умения Виста.

— Знают. — Как ни в чём не бывало ответил молодой человек, вызвав у бывалого вояки полный спектр не скрываемых эмоций.

— Будь осторожен, они наверняка замышляют что-то подлое.

— С чего ты взял? Они такие же высшие, как и я.

— Что?

— Да, дядя, не нужно грести всех под одну гребёнку! Уже забыл, как сам использовал меня? — Юноша сам не понимал, почему так рьяно защищает тех, кого повстречал лишь вчера, но продолжал настаивать на их порядочности. — Они не только приблизительно моего возраста, но и хорошие ребята!

— Откуда ты знаешь? В чём кроется твоя не обоснованная уверенность?

— Я не знаю! Уверен и всё!

— Не уж то они тебе уже что-то подсыпали?

— Дядя! С чего ты это взял?

— Мне так кажется… Ух, ладно, всё, давай остынем, бессмысленно продолжать спор.

— Согласен.

— Хорошо. Говоришь высшие?

— Да, один — светлый алхимик, другой — мастер сплавов.

— Какие таланты. И как вы повстречались.

— Они узнали про моего мастера и попросились к нему в ученики.

— Хм. Вроде ничего подозрительного, эти профессии такие же не боевые, как и твоя.

— Ага.

— В таком случае я приду завтра забрать тебя после занятий и заодно посмотрю на твоих «друзей». Могу даже пригласить их на ужин, заодно сам познакомлюсь. Итак, во сколько ты завтра заканчиваешь?

Как и сказал, крепкий мужчина подошёл в указанное время. Раздосадованные своей криворукостью, Седж с Араном не сразу увидели незнакомца, уже вовсю их оценивающего. Однако парадокс, бывалый вояка внимательно рассматривал алхимика. Складывалось ощущение, будто он его уже где-то видел, только не мог вспомнить где. Но как такое возможно? Вчера племянник ясно сказал, эти двое не так давно переехали сюда с Северного континента. «Северный континент. Хмм. Но я уже давно оттуда бежал, а парень всего от силы на 3–4 года старше Виста. Может я пересекался с его отцом?» — бывший наёмник невольно погрузился в старые воспоминания, изобразив на лице горечь. «Интересно, как сейчас поживают остальные?» — он не раз вспоминал своих бывших товарищей, но при этом не удосужился написать ни единой весточки. «Однако я отвлекаюсь, слишком сентиментальным стал с возрастом». Представившись как подобает, он пригласил молодых в свой дом к столу, на что высшие беззаботно согласились, не представляя, каким боком им выйдет это в будущем.

Проведя мирный ужин, иногда вклиниваясь в разговор молодых людей, а в конце, ради поддержки статуса и манер благородного, глава дома наказал извозчику доставить на кибитке друзей Веста куда они скажут. Трудно представить, что бывшего сурового наёмника будет заботить такая вещь, как имидж. Тогда для чего он так поступил? Стереть все возможные подозрения юношей и показать племяннику своё хорошее к ним отношение. Вдобавок, чего мужчина никому не сказал, его заинтересовал мастер сплавов. Этот Седж, даже имя парня навевало какие-то воспоминания. «Я не раз его слышал. Явно. Но блин где?». Одной из отличительных черт этого человека являлась память на имена и внешность не относящихся к «серой массе». Как правило это были либо те, с кем он работал или не раз пересекался по ней, враги и как угодно заинтересовавшие. В связи с тем, что у мужчины никогда не было тех, кого он по-настоящему мог назвать другом, а только приятелем, к наименьшей категории относились представители человеческой расы, вызывающие практически лишь одни положительные эмоции. «И к какой же категории относится этот малец? Он точно не из списка моих старых врагов.» — продолжая ломать голову, он отправился в свой кабинет, где, повернув специальный ключ, попал в потайную комнату с антиквариатом и просто некоторыми старыми вещами, имеющими определённую ценность для него одного. Здесь ему зачастую лучше думалось, будто сама атмосфера располагала.

Через день мужчина в летах снова пригласил ребят посетить дом, на что молодые люди любезно отказались. Поначалу тёмный алхимик не обратил внимания на странное поведение старшего, пока не собственными глазами не увидел повторение того же самого на следующий день. Более того дядя сам спрашивал его про новоиспечённых друзей. Больше его интересовал парень по имени Седж. После ужина бывший наёмник отправлялся в свой кабинет и запирался там минимум на час. «Как-то не удобно рассказывать им об этом, наверно лучше стоит промолчать. Трудно представить, что может придти в голову бывшему наёмнику, но убивать или как бы то ни было вредить им он вроде не собирается.». Не только Вист обнаружил странности в нём, Седж с Араном так же обратили внимание на странный взгляд того человека. Ученик не упускал подобного происшествия и, оставаясь наедине с товарищем, не раз подтрунивал над мастером алхимиком, получая в ответ не только осуждающие взгляды с ругательствами. Позавтракав в одно прекрасное утро вкусной пищей, Аран проходил с расстройством желудка на протяжении всего дня. Только после понял, пора заканчивать шутить.

— Ну что, как сегодня день прошёл? — Завёл разговор бывший наёмник. Сегодня его племянник явился как никогда поздно.

— Замечательно, мы с ребятами ходили в общественную баню. Я впервые побывал в подобном месте. Честно говоря, ожидал худшего, нежели всё оказалось на самом деле. — Тараторил возбуждённый высший, делясь с родственником полученными впечатлениями. — На удивление этот урок прошёл жёстче, чем обычно. Мне пришлось проводить спарринг не только с учителем, но и с Сеждем и Араном. Причём сразу после, без передышек, так что я очень вымотался и парни решили помочь мне хоть немного снять полученную усталость. Потому мы сходили помылись, попарились, а потом немного подкрепились в кофейне вкусненьким. И почему я туда так редко хожу? Надо делать это почаще. — Не унимался Вист.

— Ммм, ты так и при друзьях тарахтел? — Решил под успокоить юношу мужчина.

— … Нет.

После эмоционального рассказа молодого человека, дядя пожелал тому спокойной ночи, направившись во всё то же место. Он уже не ломал голову над тем, где мог видеть одного из друзей племянника. Во время обеденного сна ему снова вспомнились былые времена, но попасть в кабинет вояке удалось только сейчас. Нужно ведь заниматься делами своего маленького феода. Один из трёх районов пригорода принадлежал бывшему наёмнику и этот клочок земли со всеми его жителями нужно контролировать и поддерживать в полном порядке. Запершись у себя не только в кабинете, в секретной комнате, он открыл громоздкий шкаф, где хранились остатки былых принадлежностей и одежды. Улыбаясь, он в который раз решил примерить некоторые из них. Любому человеку такие действия покажутся мягко говоря странными, но наёмнику всё равно. Так он одновременно проверяет насколько его телосложение отличается от былого. Взяв одни из штанов, те, что с момента ухода он ещё никогда не надевал, наёмник собрался их натянуть, однако в процессе случайно уронил. «Руки-крюки. Хм? Что это?» — из кармана выглянул уголок сложенной бумаги, развернув который, опытный вояка не просто потерял дар речи, был ошарашен до невозможного. Глядя на чёткое, цветное изображение лица молодого человека, с подписанным в правом верхнем углу именем человека, на удивление, в голове быстро всплыло одно воспоминание: разговор. Не только руки, всё тело мужчины затряслось. Выбежав из кабинета со штанами в одной руке и листком бумаги в другой, он помчала к комнате племянника. Растормошив сладко спящего молодого человека и вызвав тем самым у того недовольство, он полностью проигнорировал сей факт и спросил хриплым голосом: «Он точно мастер сплавов?».

Глава 31

— Что? — Потирая глаза спросил не понимающий алхимик.

— Твой друг. Он точно мастер сплавов?

— Седж? Точно.

— Ты уверен?

— Ц. Как я могу быть не уверен, он даже мельком показывал свои способности. Ты меня растормошил только чтобы спросить это? Давай завтра поговорим, пока я ещё полностью не проснулся. — Не приятная особенность Виста заключалась в том, если его разбудить, юноше потом всегда трудно заснуть снова, потому бывший наёмник отстал от парня. Он сам проверит и во всём разберётся.

— А странностей ты никаких за ним не замечал? — Ранним утром, без здрассте — до свидания, мужчина вновь разбудил племянника.

— Что? Кто? Опять ты, дядя.

— Так что?

— У кого? Каждый имеет своих скелетов в шкафу.

— Молодец, теперь давай нормально, по существу.

— Нет, не замечал. Разговаривает он тоже очень нормально.

— Может ты замечал у него что-то на шее? Какую-нибудь подвеску.

— Нету у него ничего такого.

— А на теле?

— Вот ты странный вообще. Мне делать больше нечего, разглядывать голого парня, я подобным не интересуюсь!

— … - «Кажется он меня не так понял. Ладно, придётся и впрямь самому расследовать Седжа». Купивший с землёй заодно и титул, благородный уже был в курсе, эти друзья Виста прибыли с Северного континента. «Называющий себя мастером сплавов, высший, немного показавший возможности. Более того он на одно лицо с плакатом, вдобавок парня зовут точно так же. Не является ли сказанная профессия второй? Если так, то это точно он, ведь не может быть столько совпадений, верно? Тогда почему юнец всё ещё настолько молод? По идее ему должно быть порядка сорока лет. Неужели за теми слухами кроется некая тайна и артефакт действительно существует? Тогда он всегда должен носить столь драгоценную вещь при себе. Если мои догадки верны, всё встаёт на свои места. Ничего, я раскрою твои секреты!».

Для осуществления задуманного пришлось поднять былые связи. В связи с тем, что среди своих у вояки отсутствует подходящий человек, пришлось разослать письма чуть ли не во все стороны света. Он не сомневался, среди старых знакомых обязательно хоть один, да найдётся, потому сейчас остаётся только ждать. Дегор тщательно подготовился. Ещё до нахождения портрета он, будто невзначай, спросил племянника о планируемом времени пребывания его приятелей у них, на что тот, ровно как и ребята до этого, дал ответ «где-то с пол года, может чуть больше». Тогда мужчину крайне удивили подобного рода слова, на изучение боевого мастерства сей срок ничтожно мал, тогда Вист тоже пожал плечами в неведении. Даже для максимально возможной степени овладевания требуется как минимум плюс минус два с лишним года. «По крайней мере у меня более, чем достаточно времени в наличии, сомневаюсь, что за несколько месяцев не смогу докопаться до его скелетов в шкафу.».

Ответ пришёл довольно быстро и, пока ничего не подозревающие молодые высшие вели тихий, мирный образ жизни, бывший наёмник уже вовсю занимался своими мерзкими делишками. В повторном письме он попросил старого товарища помочь наладить контакты с тем человеком, на что тот без лишних вопросов согласился. Спустя всего два с половиной месяца наёмник прибыл выполнить лёгкое, но прибыльное задание. Всего то нужно было последить за друзьями племянника нанимателя и докладывать обо всех замеченным странностях. Клиент так же обеспечивал жильём, питанием и средствами на прочие расходы, однако глава гильдии, услышав об интересном задании, отвёл парню максимум полтора месяца. Благодаря случайному стечению обстоятельств наёмник находился недалеко от адреса проживания плательщика и дорога к нему не займёт слишком много времени, тем не менее на обратный путь уйдёт чуть меньше двух недель. На этой большой земле есть свои проблемы, затрагивающие даже подобные организации, потому слишком долгое отсутствие хотя бы нескольких членов гильдии могут плохо сказаться на всей её деятельности. Пусть здешние наёмники не воюют, однако конфликтам свойственно возникать то тут, то там, их замятие же не всегда даётся легко.

Срок в месяц, который мог позволить себе молодой мужчина слегка за тридцать, протекал плавно и не заметно. Безустанно следя за целями, он успешно оставался не замеченным благодаря полному отсутствию ярости либо других убийственных эмоций. Даже не выявляя, согласно запросу клиента, ничего подозрительного, он оставался крайне спокойным. Чего злиться, парню всего-навсего надо было найти какую-нибудь странность, никак не убить. Да и не хочется избавляться от редких на всём континенте классов. Удивителен факт, что на этой широкой земле совокупность всех не боевых высших далёк даже от захудалых ста единиц, потому, как правило, даже занимающейся схожей деятельностью, люди их стараются даже не трогать. К примеру на соседних континентах их наберётся куда больше. Насколько известно, на Северном континенте подобных представителей будет порядка ста пятидесяти. Пусть он немного больше их материка, разница всё равно поражает, даже у второго соседа, чья площадь в общем и целом чуть ли не в половину меньше, насчитывает около шестидесяти не боевых представителей высших классов.

Не успел пройти отведённый заказчиком на миссию срок, как всплыло нечто странное. Даже самого наёмника заинтересовал не совсем понятный разговор молодых людей, а увиденное ещё больше подпалило интерес мужчины. С горем пополам настрочив весточку главе, он, затем, лично при встрече передал клиенту новости, не упуская ни малейшей детали. Бывалый вояка чуть не заплясал на месте, однако сдержался, показывая, будто и сам ничего не понял. Тем не менее камень в воду уже брошен и появившаяся рябь в будущем сыграет с ним ужасную шутку. Заплатив наёмнику остаток от договоренной суммы, он дружелюбно проводил снайпера и потихоньку начал приготовления к поимке алхимика. Собрав все имеющиеся в наличии боевые силы, он наскоро подготовил план поимки. Несмотря на не боевые профессии, друзья его племянника всё же высшие, потому недооценивать их нисколечко не стоит. Ко всему прочему, на данный момент и он, и его приятель обучаются искусству владения меча. Не известно, каких успехов эти двое успели достичь. Хоть Вист и сетует о медленном прогрессе ребят, лучше один раз увидеть собственными глазами, чем сто раз услышать даже от доверенного лица.

С давешними товарищами Дегор больше не связывался, посчитав, что его, вкупе с элитной стражей поместья более, чем достаточно для своих мерзких делишек. К тому же какому здравомыслящему человеку захочется делиться настолько невероятным трофеем? Рассредоточив в округе дома людей, он отправился за племянником и заодно пригласил его друзей к столу. Подвернулся хороший повод — день рождения матери тёмного высшего, до этого отмечавшийся только в семье парня. Делать нечего, ребята согласились придти. Каждый из них подготовил по подарку в меру своих сил и возможностей, их товарищ собирался навестить родных сразу после отъезда Седжа и Арана. Хоть парень и собирался первым делом завершить обучение, наставник троицы сам уедет по делам и будет отсутствовать весь месяц. Набив животы до отказа, алхимик с мастером сплавов, попрощавшись с гостеприимными хозяевами, ушли затемно. Молодые люди пребывали в прекрасном настроении, неся с собой по небольшому свёртку со сладостями, однако довольно быстро почувствовали чужие взгляды. Когда Вист рассказывал о медленном прогрессе обоих, он ничуть не ошибался. Боевые способности ребят действительно пока не высоки, тем не менее их чувства стали острее. У друзей именно тот случай, когда тело не поспевает за приобретённой интуицией, что ужасно мешает в их состоянии.

Использовав припрятанные в одеждах сподручные средства, молодые высшие смогли выкрутиться и сбежать. Нельзя сказать, что не известные подозрительные личности, к тому же ещё и вооружённые, являются не оперившимися юнцами, за плечами каждого находится опыт минимум пары опасных сражений, тем не менее молодые люди, их цели, не обладающие какими-то особыми боевыми навыками, умудрились прорвать пусть не плотное, но всё же окружение. Оскорбление, удар по репутации, самолюбию. Хозяин всё видел и пустился вслед за высшими. Воины опомнились как только лорд пробежал мимо и на всех порах помчались за предводителем. Однако нельзя сравнивать скорость бывшего наёмника с солдатами. Хоть мужчина уже не в прекрасной форме, некогда он занимал высокую должность в гильдии. Преодолевая созданные юношам препятствия, Дегор постепенно сокращал расстояние между ними. Он прекрасно знал, куда направляются молодые люди, потому совсем не беспокоился, если те смогут от него скрыться. И всё-таки было бы куда лучше, схвати он хоть кого до отеля.

Пока бывалый вояка думал о своём, задержавшиеся в городе путники недоумевали. Почему за ними гонятся с таким остервенением. Причём дядя Виста. «Мы вроде ни ему, ни его родственникам никак не насолили. Так в чём же дело? Почему он хочет нас схватить и что намерен делать после?» — два ученика и учителя одновременно бежали что есть мочи, петляя среди закоулков и периодически кидая зелья. В текущем арсенале оставалось всего по одному у каждого, тем не менее их готовы пустить в расход при первой же возможности. «Нам обязательно нужно добраться до гостиницы, в охапку забрать вещи и делать ноги из города.» — высшие мельком посмотрели друг на друга, раздумывая об одном и том же: как потом выбраться из самого отеля? В одно они верили без сомнений, попади их вещи в нужные руки, проблем станет куда меньше. И да, использовав оба зелья сразу, юноши смогли ненадолго оторваться от преследователей и добежать до нужного места, где, вбежав в комнату, похватали сумки. Выпив по зелью сокрытия, они постепенно слились с окружающей обстановкой. Хотя в последний момент дверь в номер была с грохотом выбита и пролетела до противоположной стены с окном напротив, вторгшиеся нарушители увидели лишь остаточные образы целей погони. Только радоваться нельзя обеим сторонам. Хоть молодые люди стали невидимыми, их сбившееся дыхание можно легко услышать.

«Они где-то здесь, забаррикадируйте все окна и двери!» — злобно крикнул мужчина. Его люди поспешили выполнить приказ, не подозревая, что ребята, рискуя целостностью конечностей, уже вылезали через окно соседней комнаты. Звук падения со второго этажа услышали без особых на то усилий. «Чёрт, не сбежите!» — ругался бывший наёмник, выпрыгивая вслед. «Да что им от нас надо?» — высшие, задаваясь вопросом, искали укрытие, роясь в поисках дополнительных поддерживающих снадобий. У Седжа подобного рода припасено не мало и, обладая большим опытом в поиске по запаху, он наскоро нашёл нужные, разделив их с верным товарищем. Лишь благодаря им путникам удалось выбежать из пригорода, в лесу высшим будет куда проще спрятаться. Потеряв след, Дегор рвал и метал, ругаясь и проклиная — «Ты не уйдёшь от меня, Седж, отродье!».

— Что ты ему сделал? — Тихонько прошептал удивлённый Аран, стоя у одного из многочисленных деревьев.

— Будто я знаю. — Алхимик поразился не меньше друга.

— Тогда почему он за нами гонится?

— Ш. — Светлый высший попросил товарища замолчать. — Нам надо срочно перепрятаться. — Хоть темнота являлась их другом, действие зелья сокрытия практически исчерпало свой положенный временный лимит.

— Никто отсюда не уйдёт! Живо найдите мне этих недоучек! — В это время рявкнул Дегор.

— Но здесь темно, господин. — Тут же отозвался один из контрактников.

— Верно, к тому же они ещё и невидимы. — Нанятые охраной не понимали, как им справиться с поставленной хозяином задачей.

— Вас что, всему учить надо? У зелья есть свой лимит, скорее всего в ближайшее время он пропадёт. — Возмущался мужчина, стараясь вернуть себе спокойствие. — Седж, я знаю, что ты меня слышишь! Отдай то, что принадлежит мне! Верни камень! — Легко исказив истину, он настроил своих людей решительно.

— Так они воры, вот почему наш господин так рьяно их преследует.

— Видимо это какая-то очень дорогая вещь.

— Мы обязаны её вернуть! — После окончания действия снадобья, молодые люди взобрались на дерево и приняли аналогичное зелье снова. Приобретя невидимость, они с интересом наблюдали разворачивающуюся картину.

— Откуда ему известно об артефакте? — Не заостряя внимания на «принадлежит мне», такой наглости ещё поискать надо, мастер алхимик сразу перешёл к главному.

— По крайней мере мы теперь знаем причину столь ярой погони. — Ответил Аран, внутренне ликуя о неведении противника насчёт второго носителя подобной роскоши.

— Мне от этого не легче. Вот словом совсем.

Глава 32

Всю ночь большая группа людей сновала по лесу, отчего прятавшиеся не удачливы молодые люди не могли расслабиться ни на минуту. В отличии от Седжа, не раз пребывавшего в постоянном напряжении гораздо больше времени, Арана подобная ситуация успела изрядно вымотать. Конечно за проведённые вместе с наставником годы товарищи не раз «играли в кошки-мышки» со своими преследователями, но, как правило, они заканчивались куда быстрее. Знал бы он, что этот случай продлится не один месяц, не разбрасывался б про себя проклятиями на столь раннем этапе. Тем не менее скрываться им пока получается вполне неплохо, однако след сбить у высших никак не выходит, потому их постоянно нагоняют. Да, юно выглядящие ребята выматываются как физически, так и морально, но то же происходит и с противоположной стороной. Борьба на выносливость не может длиться вечно, рано или поздно кто-то, да выдохнется, и гонимые не сомневались, — ими будут не они.

Благодаря постоянному успешному ускользанию, молодые люди, хоть попав под небольшой обстрел и получив некоторые увечья, заставили главного зачинщика кардинально поменять его планы. Отдаляясь от своих земель дальше и дальше, он начал беспокоиться и, вместе с частью людей был вынужден временно отступить в поместье. За неимением денег и припасов они так долго не выдержат, тогда как у алхимиков присутствует большая разновидность всевозможных зелий. Приказав хорошенько следить за перемещениями юнцов и, постепенно выматывать их всевозможными способами, опытный вояка оставил имевшиеся при себе средства связи и вернулся обратно, однако следующим днём, ничего толком не объяснив своим родным и близким, вновь покинул поместье. На сей раз, хорошенько подготовившись, Дегор мобилизовал большую часть своих людей, уехал в не известном направлении. Теперь он не поступил необдуманно и оставил нескольких контрактников в доме для защиты жены и дочери, племянник уже не тот желторотик, которого стоит вечно защищать, а уже на кое-что способный юноша.

Уже на третьи сутки нагнав оставленных на след, бывший наёмник временно изменил тактику, предварительно оценив ситуацию во очую, дал первой половине своих людей немного отдохнуть. С виду преследуемые молодые люди вымотались гораздо меньше, только это обоюдоострый эффект от выпитых зелий, даже их поочерёдный сон не сильно повлияет на взвалившуюся накопленную усталость. Приступив к одной из своих любимейших стратегий, наёмник наслаждался времяпрепровождением, давно он не испытывал таких чувств, быстро поддавшись им без остатка. Однако даже волк может стать загнанным зайцем. Дегор не заметил, как пролетело несколько дней, и нанятый им ранее молодой наёмник доехал до места временной локации, где сообщил вышестоящему о результатах завершённой миссии. Сообщение, отправленное им тогда, чуть позже должно дойти до главы. Проблема в том, что некогда ходившие о созданном на Северном континенте невероятном артефакте, слухи распространились за пределы материка. Разница только в том, что здесь не знали, лживы они или нет.

— Ты доложил главе?

— Отправил ему письмо даже до того, как сообщить непосредственно самому клиенту. Как и ожидалось тот повёл себя довольно странно. Хоть он и постарался скрыть свои истинные эмоции, видимо долго не использовал свои способности и слегка потерял хватку. Предполагаю, что он бывший наёмник.

— Хорошо. Ты превосходно справился. Собери свой отряд и отправляйся за ним.

— Но глава сказал мне не задерживаться.

— Мы с ним всё хорошенько обговорили. Предводитель внимательно следит за всей обстановкой. Та острая ситуация разрешилась без нашего вмешательства и в ближайшее время ничего подобного происходить не будет. К тому же нашим удалось раздобыть неплохих зелий и вылечить пострадавших во время предыдущей стычки, так что от отсутствия нескольких твоих человек особо не убавится.

— И как скоро я должен выехать.

— Если не так сильно устал в дороге, лучше, конечно, отправиться прямо сейчас. Чем раньше, тем лучше. Решай и собирай своих людей. — Подготовить отряд к отбытию не составит труда, так как добившийся звания капитана принадлежал к этому взводу и соответственно стоящие под его командованием в данный момент совсем неподалёку.

— Тогда пойду сообщу своим людям.

На закате дня отряд, состоящий из восьми человек, выехал в сторону дома клиента, не боясь не застать того дома. В крайнем случае можно будет просто взять его семью в заложники. В итоге, добравшись до места своего назначения, как и предполагалось, хозяин дома отъехал и уже довольно долго отсутствовал. Однако поступили преследователи мужчины в разрез изначально запланированному. Дабы не тратить время впустую, после захвата, дом тщательно перерыли и, найдя искомое, стали расспрашивать куда уехал глава семейства, на что ни один из присутствующих в поместье не смог ответить. Полностью удостоверившись в правдивости сказанного, снайпер приказал одной из дам что-нибудь написать. Вызвалась мать. Во что бы то ни стало она собиралась защитить ребёнка любой ценой. Узнай учинившие беспорядок, что её дочь — языковед, класс, не насчитывающий и двадцати по всему земному шару, без сомнений забрали бы с собой? Трясущимися руками, на клочке слегка потёртой бумаги, посередине, женщина чиркнула одно слово: «муж». Прихватив с собой часть не тяжёлых ценностей, наёмники выехали за пределы пригорода. Никого не убили они только потому, что на лицах носили маски и, соответственно, никто не видел их лиц, да и пусть остальные называют их, как хотят, не все наёмники безнравственные сволочи.

Пробравшись немного вглубь лесной чащи, один из членов группы скопировал почерк женщины и только после отправил весточку. Покрывшись защитной, еле видной глазу пеленой, сложенный кусочек бумаги плавно поднялся в воздухе. В это время снайпер наспех что-то брызнул и вместе с остальными ожидал дальше. Остановившись на приличной высоте, письмо, игнорируя всевозможные ветряные потоки, полетело по воздуху, то и дело меняя скорость. Наёмники тотчас же двинулись за своим «навигатором», но частая смена скорости выматывала лошадей. Продвигаясь без продыху всё дальше и дальше, отряд пробежал большое расстояние. Конечно трудно себе представить возможность догнать человека с помощью одного лишь письма, потому, отдавая приоритет отдыху, капитан отряда спокойно позволил первому письму скрыться с поля зрения. В любом случае у них в запасе есть всё необходимое для отправки ещё как минимум нескольких таких строчек. Порядком отдохнув, отряд наёмников повторил свои действия, так он резво нагоняли свою цель, при этом сохраняя силы для захвата. Так, не заметно, ещё до получения мужчиной хоть одного письма, сбалансированному отряду удалось приблизиться на расстояние, когда достаточно позволить следопыту показать все свои способности.

Подкрадываясь к бывшему наёмнику и его людям всё ближе, до тех пор, пока не стали дышать в затылок, члены действующей гильдии составляли план по захвату. Хоть командующий большим отрядом контрактников уже в возрасте, от него исходит сильная аура, что бесспорно говорит о большом боевом опыте за плечами. Одно из двух: либо старик когда-то служил и участвовал в крупных сражениях, либо он из их сферы деятельности, третьего не дано. А раз так, нужно быть особенно осторожными. Пусть прячущиеся и являются опытными наёмниками, у дичи при себе 35 человек и на что те способны, не известно. Что ещё удобнее, не так далеко высшие и, в случае подтверждения догадки, юношей будет найти куда проще. Уже сколько непрерывная погоня продолжается, выматывая молодых людей. Если же окажется, что время потрачено зря, по крайней мере можно вернуться и забрать из поместья оставшиеся деньги и ценности, всяко лучше, чем совсем остаться с носом. В общем и целом единственное, что сейчас остаётся делать, так это выжидать нужный момент.

Правильно говорят, хорошо подобранная тактика может стать залогом победы. Бывалый вояка настолько увлёкся погоней, что совсем не замечал сфокусированных на себе чужих глаз. Он уже потирал руки в нетерпении, ведь в ближайшее время можно спокойно схватить наделавших больших проблем и причинивших хороший ущерб высших. От вовсю играющего воображения Дегор с трудом сдерживал свои эмоции. Он представлял, как держит артефакт в руках, как тот наполняет его немыслимой силой и желанным всеми бессмертием. Лишь ночью мужчина отдалился от охраны, дабы сходить по нужде и поздно почувствовал неладное. Как охотники могли упустить такой удобный шанс? Восемь против одного, трудно не догадаться, на чьей стороне оказалась победа. Цель отвезли слишком далеко от остальных. Дегор долго держался под грубыми расспросами, длившимися несколько часов, даже начавшиеся следом пытки не сломили его. Но стоило только упомянуть оставшихся вдалеке родных, как сердце тяжеловеса дрогнуло. Одна из причин, почему люди подобного рода деятельности обзаводятся семьёй в последнюю очередь, либо умирают в одиночестве: появление близкого человека становится твоей слабостью. «Я расскажу, только поклянитесь не трогать их!» — даже у наёмников, какими мерзкими они бы ни являлись, клятва никогда не была пустым звуком. Это общепринятое негласное правило на удивление действовал абсолютно везде.

Отправив слова мужчины непосредственно главе, оставалось только не терять из виду молодых людей и ждать подкрепления. Сообщившего настолько важные новости, способные потрясти не просто континент, весь мир, пришлось убить. Как и обещали, наёмники не тронут его родных, только он был в состоянии хоть как-то воспрепятствовать скорейшему захвату артефакта. Пока новая партия преследователей держалась от носителей камней душ на расстоянии, те, пользуясь временным затишьем, нигде не задерживаясь, в срочном порядке пополняли запасы зелий. Более того, ожидая второй раунд, они прекратили продажу своих продуктов, полностью сосредоточившись на собственных нуждах. Удивительно, но следившие за всеми предпринимаемыми действиями высших, даже не думали им препятствовать. Такому спокойствия есть своё объяснение: у их гильдии есть свой светлый алхимик. Пусть он и самоучка, всё равно способен изготавливать разные снадобья в любое время. Да, не только его способности, но и круг возможных для создания зелий намного более ограничен, нежели у настоящих мастеров, однако это всё же лучше, чем ничего. В случаях, когда не справляются его продукты, вершина организации делится приобретёнными ими зельями, тем самым поддерживая всю гильдию в строю. Да и откуда наёмникам знать, самоучки те двое или нет? Перед смертью Дегор ответил им той же монетой, умолчав о том, что Седж — настоящий светлый мастер, а второй — его ученик, способный создавать различные зелья среднего порядка.

Даже в такой тяжёлый период жизни молодые люди находили для себя хорошие моменты. Аран смог сделать значительный скачок и наконец полностью перейти на средний уровень зельеварения, тогда как его ученик, практикуясь на ходу, не только увеличил концентрацию, но и практически подошёл к третьему уровню сложности. Пробираясь вглубь континента, при первом путники задались целью. Ранее они успели разузнать о нескольких городах-портах и теперь, в сложившейся ситуации, угрожающей не просто спокойствию, их жизни в целом, планы по исследованию материка пришлось напрочь свернуть. Сейчас перед ними стоит иная, куда более важная задача: добраться до порта живыми и как можно скорее покинуть континент. После этого им стоило где-нибудь спрятаться. Всё должно случиться именно в таком порядке, ведь здесь навряд ли удастся найти укромное местечко, кто его знает, когда к неприятелю придёт подкрепление и каких размеров оно будет. Чтобы противоположная сторона не догадалась об их планах, приходилось «бежать невпопад», что у носителей артефактов прекрасно получалось. Вопреки опасностям, высшие не держались особняком и в любой удобной ситуации присоединялись к попадающимся группам людей, тем самым подвергая их всевозможным рискам. Они не какие-нибудь святые, добрые или наивные подростки, пышущие благородством и справедливостью, так зачем волноваться за незнакомцев, когда на кону свои собственные жизни?

Глава 33

К удивлению молодых высших, те, чьи жгучие взгляды они на себе замечали, ничего не предпринимали. Тем не менее кому будет приятно, когда за ним непрерывно следят? Через несколько дней полного отсутствия каких-либо мер со стороны неприятеля, мастер сплавов и алхимик ломали головы, пытаясь вовсю разгадать своего противника. «Либо у нас новый враг, либо старый решил сменить тактику. Почему? Они что, не боятся принятия нами соответствующих мер? Думают, раз такие умелые, нам не удастся от них сбежать? В таком случае продолжайте подольше, нам всего то необходимо выждать подходящий момент». Пока юноши продвигались дальше, якобы в случайном направлении, отправленное сообщение наконец достигло своего адресата. Дабы не вызвать подозрений у вечных конкурентов, способных в случае чего раздобыть информацию о неком шевелении своих противников, глава гильдии составил целую стратегию. Под предлогом получения нескольких заданий, каждое из которых следовало друг за другом на разных временных этапах, он отправил в разные стороны света порядка 4–5 команд, состоящих от двух до четырёх человек, пункт назначения которых естественно был один. После они так же должны будут вернуться в разное время. Такой простой ход не только должен помочь в поимке двух молодых высших, но и сможет обмануть другие гильдии наёмников. Остальным же участникам организации было приказано прервать все дела и приехать на базу, либо другие временные точки размещения. Может они в итоге слегка потеряют в деньгах, захваченный артефакт с лихвой компенсирует подобные убытки.

Какое-то время носители камней душ путешествовали с хвостом, постоянно находясь на страже, пока однажды, посреди ночи, Седж не разбудил Арана, отчего тот вскочил и ошарашено осматривался по сторонам, готовый к отражению надвигающейся атаки. В полусонном состоянии он пытался обнаружить врага, волнение подступило к горлу, но юноша быстро взял себя в руки и успокоился. Через минуту он перевёл непонимающий взгляд на серьёзного товарища, как бы спрашивая «какого лешего ты меня разбудил?», на что алхимик не обратил ровным счётом никакого внимания. «Неужели кто-то крадётся за моей спиной?» — мастер сплавов повернулся назад, однако никого не обнаружил.

— Ну и? — Не выдержал молодой человек, нарушив тишину.

— Помнишь, весь сегодняшний день я часто оглядывался?

— Это было трудно не заметить.

— Кажется наши преследователи совсем отступили, я их совсем перестал ощущать.

Менее двух дней назад Аран перестал ощущать мерзкое давящее ощущение загнанного зверя, преследовавшего их уже около месяца. Однако светлый алхимик, благодаря своим куда более развитым чувствам, всё ещё от него не избавился. Когда Седж полностью настроен и внимателен, может творить чуть ли не самые настоящие чудеса в обходе разного рода неприятностей, путешествуя один, он всегда держал ухо в остро, пока не стал бродить по свету с товарищем, постепенно вырабатывая в нём столь полезные качества. В этой ужасной ситуации наработанные навыки наконец проявили себя в полной мере. Высшему ещё есть куда расти, но такой результат всё равно потрясающ. Обрадовавшись раньше времени, ученик восклицал и радовался, пока его не окатили ведром холодной воды. «Если ты не чувствуешь их, не значит, что и я тоже.». И вот, когда это ощущение начало становиться слабее и слабее, пока совсем не пропало, мастер алхимик запаниковал.

— Они что-то задумали.

— Мне тоже так кажется, вряд ли бы эти ребята отказались от получения артефакта в свои загребущие руки. Может случилось нечто экстраординарное, из-за чего пришлось временно изменить приоритеты, а чтобы окончательно не потерять добычу они оставили для слежки пару-тройку крайне способных людей?

— Твоё предположение не лишено смысла. Но мне кажется противник просто решил ослабить нашу бдительность. — Знай старший, что случайное предположение ученика окажется правдой, оказался бы весьма удивлён.

Не переставая пробираться в заданном направлении и при этом двигаться не по прямой, двое высших, как и раньше, заскакивали в попадающиеся на пути населённые пункты. Пусть о любых отношениях придётся вновь на неопределённое время забыть, от покупки необходимого ни за что не откажешься. Так, в не прекращающейся самолично созданной суматохе, в постоянном ожидании противника, незаметно прошло больше месяца. Путники старались разгадать недруга, однако получали одну головную боль. Но отсутствие следопытов не остановило высших от выполнения своей цели, медленно, но верно они приближались к ближайшему городу-порту. Однажды молодым людям пришлось сделать вынужденный длительный привал. Из-за резкой смены погоды пришлось спрятаться в пещере, расположенной у подножия одиночной горы, недалеко от которой высшие находились на момент холодного, мощного ливня с громом и молниями.

Внимательно осмотревшись вокруг, стало ясно невооружённым глазом, место их укрытия не совсем простое. Будто выложенные камнями, стены заинтересовали юношей, в следствии чего подверглись тщательному ощупыванию. В итоге оказалось, что их словно облепили землёй, но для чего была проделана столь не нужная работа? Из-за временного отсутствия каких-либо дел, путники решили изучить углубление, в итоге оказавшееся настоящим петляющим и разветвляющимся лабиринтом. Так же выяснилось, что обнесён землёй был только вход, основание же горы полностью состоит из сплошного камня. Видимо с течением времени нанесло много почвы. Что более удивительно, пробыв внутри не известно сколько времени, высшие добрались до частично стены с проделанным выходом в тоннель. «Кто строит дома в таких местах и сколько ему лет?». Мало того, что в целом лабиринт оказался не таким уж сложным, ещё и это, как подобное может не удивить? Забравшись внутрь, учитель и ученик стали внимательно осматриваться. Благодаря нескольким найденным книгам, пребывавшим в крайне плачевном состоянии, выяснилось, что бывший хозяин строения из текущей эры, иначе молодые люди не смогли б их понять. Так как вход завален, путники решили не рисковать и вернуться назад. «Кто его знает какой сверху слой земли? Может стены не выдержат и под тяжестью обвалятся, похоронив нас заживо.». В приподнятом настроении они повернули обратно.

Выбравшись на свежий воздух, юноши не успели насладиться свежим воздухом. Снаружи уже вполне светло, потому высшим не составило труда увидеть приближающуюся издалека толпу людей. Каждый из них двигался на коне в направлении горы. Тревожное чувство моментально овладело обоими товарищами, поспешившими вернуться обратно в пещеру, где у них имелся хоть какой-никакой шанс на спасение. В отличие от надвигающегося строя не известных, им уже известны все ходы, что сможет выиграть им хоть немного времени. Пройдя треть пути, молодые люди услышали отражающиеся звуки людей. С помощью хорошей слышимости, они услышали разговор незнакомцев. «Это точно наёмники! Но что им от нас нужно? Неужели дядя Виста из них и, дабы наконец словить, обратился за помощью к своим?» — рассуждал Седж. Подобная мысль пролетела не только у него. «Теперь нам нужно идти тихо, нетто они быстро узнают о нашем месторасположении, тогда мы точно будем пойманы.» — тихонько прошептал Аран. Наставник молча согласился и не удачливые юноши, сняв обувь, прихватили с собой и потихоньку двинулись дальше, создавая ещё меньше шума. Поначалу следопыту отряда работа давалась легко, но скоро это изменилось. В подобных местах даже людям его талантов крайне тяжело показывать свой профессионализм.

Пока наёмники заходили в один тупик за другим, двое носителей артефактов находились недалеко от здания. Буквально несколько минут и мастер с учеником осторожно пробирались мимо стен, на которых то тут, то там виднелись разной величины трещины. Ещё немного и молодые люди смогут попытать удачу, да выбраться на свободу, навряд ли снаружи остались товарищи столь ненавистных им людей. Стоило только почувствовать лёгкое облегчение, как за спинами послышалось эх чужих голосов. «Они приближаются.». Ситуация критическая, медлить нельзя, выход заблокирован, да и земля несмотря на продолжительный обильный ливень на удивление размякла не вся. Сподручных для копания инструментов у высших так же при себе нет. Делать нечего. Юноши, предварительно выпив по зелью заживления, принялись убирать твёрдый грунт, беспрерывно ломая себе ногти и раздирая в кровь пальцы. Стиснув зубы, они терпели боль, стойко продолжая добывать свой путь на свободу. Посторонний шум начал постепенно доноситься до посторонних ушей, облегчая наёмникам дорогу до скрывающейся цели.

— Вы думаете мы не сможем добраться до таких незрелых юнцов? — Донёсся голос одного из мужчин. Некоторые его товарищи бодро засмеялись. Сердца молодых людей вздрогнули.

— Что будем делать? — Аран взволнованно смотрел на друга.

— Им нужен я, про тебя этим тварям ничего не известно. Ты сможешь спастись, однако я бы не хотел отдавать подобным гадам камень душ.

— Эй, ты собрался сдаться? Хочешь получить трёпки от младшего?

— Конечно же нет! И это было бы весьма унизительно, получить от своего же ученика.

— Да брось ты.

— Есть идеи?

— Как насчёт перекрыть им проход и продолжать рыть землю?

— Неплохо, но не потратим ли мы время зря?.. Тогда давай я займусь созданием преграды, ты продолжай заниматься тем же, чем и сейчас.

— Без проблем.

Распределив обязанности, светлый алхимик и мастер сплавов в темпе занимались важными для спасения делами, как уже совсем близко прозвучало «О, а здесь какая-то стена с проходом!». «Они наверняка там!» — послышался следом другой голос. «Хе-хе, попались голубушки!» — противный довольный смех выявил у ребят мурашки по телу. Эти безнравственные ироды буквально в паре десятков метров от них. Решив пойти на отчаянный шаг, загнанные в угол парни выпили противоядие и кинули на пол яд, быстро поднявшийся в воздух и начавший расползаться в пространстве. Заметившие в поле своего зрения свою дичь, наёмники собрались было пожинать свои плоды, но быстро ощутив яд, скрежеща зубами временно отступили, чем высшие воспользовались не думая. Однако продолжать действовать столь безрассудно дальше было нельзя. Хоть у них имелось противоядие, вредный дым понемногу влиял на организм, постепенно его истощая, что в подобных сложившихся ситуациях безусловно в сплошной минус.

Продолжая баррикадировать проход в комнату всеми попадающимися под руку средствами, алхимик без устали бегал туда-сюда, пока его товарищ продолжал рыть землю, что сказать по правде выходило у него всё лучше и лучше. Надежда посетила носителей артефактов, как из тени вылетела стрела. За ней ещё одна, и ещё. В общей сложности выпустили несколько стрел. Предупреждающие, по большей части они угодили в куда более заметного Арана, не задев при этом жизненно важные органы, Седжу повезло куда больше. Проделать такое оказалось совсем не сложно, юноши сами помогли своим излучающим бирюзового цвета свет. Взглянув на не проронившего ни звука друга, алхимик безумно разозлился, такое простит только бесхребетный трус. «Вы первыми пустили кровь!». Начав безумно кидаться кислотой и прочими ядовитыми зельями, ему удалось временно отогнать противника. Тем временем мастер сплавов выпил обезболивающее и вновь принялся прокладывать дорогу. Видя рвение ученика, наставник бросился ему помогать, как появились толчки, сопроводившие катастрофу. Без того обветшалые стены начали рушиться с неимоверной скоростью, освобождая верхней насыпи почвы дорогу. Пустое пространство заполнилось в считанные секунды.

Глава 34

В результате неожиданно, но всё же произошедшей катастрофы, пострадали обе стороны. Пока уцелевшие наёмники откапывали своих полностью или частично погребённых товарищей, одновременно проклиная всех и вся вокруг, несчастные молодые высшие казалось дивились пришедшей на их сторону удаче. При падении два крупных куска с потолка образовали препятствия, тем самым сохранив им немного воздуха. Стараясь меньше тратить кислорода, Седж попытался вдохнуть побольше кислорода и задержать дыхание, как почувствовал сильнейшую боль. Тогда как его друг судорожно рыл землю в поисках зелья света, алхимик ощупывал себя. Он не мог определить, в каком именно месте болит сильнее, пока не выяснил суровую причину. «Кто бы сомневался, в моей жизни редко происходили полностью лучезарные моменты.» — светлый мастер не знал, плакать ему или смеяться. Во время удара о пол от одного из спасших молодых людей ограждений откололся и пронзил левое бедро светлого мастера, тем самым заставляя его терять не мало крови. Что ещё хуже, копать теперь нужно намного осторожнее, иначе спасшие тяжёлые предметы хорошенько придавят юношей, полностью лишив их всех шансов выбраться отсюда на свободу. Выживание у одного из носителей сейчас и без того мало. В лучшем случае алхимик станет временным калекой, в худшем… Однако брюнет надеялся на первый вариант, кому захочется умирать? Ему всего 46 лет, даже наставник прожил куда дольше.

Сумев достать зелье, счастливый Аран посмотрел на друга, после чего застыл, пребывая в полном шоке. «Держись, я сейчас вытащу нас из этого треклятого места! Ты слышишь? Ничего не предпринимай, твой ученик сам всё сделает!» — , игнорируя торчащие из собственного тела стрелы, мастер сплавов кинулся копать мягкую почву. Седж, выпив обезболивающее с зельем заживления средней эффективности, молча принялся постепенно вытаскивать из друга мешающие предметы, пока тот ещё не чувствовал боли. Он верил, что юноша сможет вытащить их из этой ужасной ситуации. Пока, если можно так назвать, всё шло хорошо и мастер сплавов, ценой частичного лишения ногтей, удачно справлялся с поставленной задачей. Наёмникам же, с другой стороны, везло куда меньше.

— Сколько же времени нам теперь понадобится раскопать хотя бы наших? — Ворчал один из мужчин.

— Не знаю. Зато артефакт теперь никуда не денется. — Услышав эти слова, многие улыбнулись, что крайне не понравилось присутствующим лидерам.

— И чему вы радуетесь, остолопы? — Получив подзатыльнику от вышестоящих, не успевшие нарадоваться скорчили кислые мины. — Мало того, что тот алхимик был крайне умел, так он ещё являлся и мастером сплавов. Вам часто удаётся встретить такое прекрасное сочетание классов в одном человеке? Представьте, что было б, вернись мы с ним. — Наёмники задумались. — Ну что, увидели перспективы, коих мы лишились?

— Всё равно его пришлось бы перевоспитывать. — Буркнул себе под нос один из отряда на слова своего лидера, получив от того второй подзатыльник. — Молчу.

— Так-то!

— Вы тогда вытаскивайте этих бестолочей, я быстренько чиркану о произошедшем главе. — Сказал снайпер, принявшись за дело. Света от факелов на такое более, чем достаточно.

— Давай, а то нам может ужасно влететь за задержку.

Из-за ограниченного количества кислорода у высших, замурованных в опасной для жизни ловушке, появились проблемы с дыханием. Не известно, сколько ещё требовалось для освобождения, Аран работал сверх своих способностей и прорыл приличный тоннель шириной чуть больше половины метра и длинной с половину своего роста. Утешает тот факт, что на данном этапе грунт уже мягкий, что облегчает раскопки. Преодолевая постепенно проявляющуюся боль, смешанную со слабостью и тошнотой, мастер сплавов старался как можно меньше использовать оставшийся кислород. Юноша стойко добывал выход на свободу и вот, казалось бы, что надежды уже сосем никакой, одна из его рук перестала нащупывать землю. В подтверждение своей догадке он увидел тёплые цвета заката, по которым так успел соскучиться. Слёзы непроизвольно потекли по грязному лицу, оставляя после себя мокрые полоски. «Мы спасены, Седж, я смог!» — радостно сообщил молодой человек и продолжил работать над тоннелем. Теперь можно не волноваться о проблеме нехватки кислорода. На счастливый голос товарища алхимик слабо улыбнулся. За прошедшее время он молодой человек потерял очень много крови и уже чувствовал холод, распространившийся по всему телу. Тем не менее он даже не подумал рассказывать об этом горе ученику, дабы не отвлекать того от действий. Мастер алхимик видел проход, через который ему пролезть уже вряд ли суждено. Выпив залпом парочку слабых зелий заживления, упомянутый горе ученик дал среднее своему другу и наставнику, осторожно принявшись вытаскивать «осколок». Затем он повернулся спиной к вырытому тоннелю и собрался вытаскивать обоих наружу, как услышал звук съезжающей вниз стены. Пробраться удалось, но в последний момент очередное препятствие угодило алхимику на ступни, тем самым прерывая движение. Однако алхимик даже не вскрикнул, высший уже не чувствовал боли, лишь сковывающий всё тело холод.

— Всё. Забирай мои вещи.

— Нет!

— Не слушаешься своего учителя? — Хохотнул Седж, роющийся в своей сумке в поисках колб.

— Ты же знаешь, я упрямый! Наставник хорошо меня обучил! — Горько ответил плачущий юноша.

— Ну и что ты ревёшь, как дама какая-то? Соберись, ты мужчина в конце концов!

— Мне всё равно! — Светлый алхимик усмехнулся, вспомнив подобный момент из далёкого прошлого. Одновременно с этим он, с помощью осколков стекла, не заметно для Арана, вырезал из ноги камень душ.

— Сентиментален, прям как я.

— Не волнуйся, я тебя вытащу!

— Надоел, оставь меня уже здесь! Неплохая могила!

— Выберемся и я самолично тебя придушу! — Рыкнул обозлённый товарищ.

— Хе-хе, договорились, только сначала держи, не дай стараниям двух хороших людей пропасть зря. — Светлый высший из последних сил протянул окровавленный артефакт другу. На лице застыла последняя улыбка.

— Что это? Погоди, это же не то, о чём я думаю? Ты вырезал из себя камень, будучи живым? Совсем с ума сошёл? Седж!?.. Седж?

Наставник не ответил, заставляя парня паниковать. Трясущимися руками он проверил дыхание первого и единственного человека, по праву названного настоящим другом и заметил его отсутствие. Большая утрата, ударившая в самое сердце, тем самым зародив неимоверные печаль и злобу, целиком и полностью заполнила одинокого молодого человека. Молодой человек не мог остановить льющиеся из глаз слёзы, оставаясь у тела умершего. «Не дай стараниям двух хороших людей пропасть зря.» — промелькнуло у высшего в голове, дав вспомнить о ситуации, которой он всё ещё не избежал. «Слушаюсь, наставник. Но ты знаешь, я человек по натуре эгоистичный, потому попрошу простить, позволь мне отомстить за тебя и твоего учителя!» — Аран поклялся сам себе, находясь у ещё не остывшего тела товарища. Забрав вещи и артефакт друга, он выполз наружу и завалил тоннель. На этом странные действия юноши не закончились. Разбив одно из зелий, он принялся резать себя осколками, ровно под своим камнем, после чего приложил туда оставленный от Седжа артефакт. Начало происходить слияние, вновь меняя тело высшего. Чувствуя происходящие странности, молодого человека вырвало на месте, после чего он быстро скрыл сие «преступление», дабы враг, в случае чего, не смог его слишком быстро обнаружить. Сразу же следом последовала температура, незадачливого высшего стало шатать. «Это не дело, необходимо срочно найти укрытие и передохнуть!» — заволновался мастер сплавов, закидывая все вещи на плечи. «Неужели в первый раз было так же ужасно?».

Прошло много лет.

Мало чего изменилось в мире: те же правила, устои, обычаи, конфликты между государствами, их политика, вражда с наёмниками. Жизнь бьёт тем же ключом. Древние тексты, расположенные на всех больших землях без исключений и оставленные от предков на разных носителях, тайно продолжали доставляться во дворцы правителей и крупных чиновников. Те первопроходцы, кто не желал делиться новой информацией бесплатно, зарабатывали хорошие деньги на её распространении. Делались разного рода незначительные открытия и новые изобретения, не представляющие из себя каких-либо вопиющих артефактов, наподобие некогда ходившего по миру и к настоящему времени уже давным давно забытого. Из плохо сохранившихся источников некоторые верховные власти узнали про не известные откаты эры, не понятно что вообще означающие и какую угрозу из себя представляющие. Другим упоминалась великая значимость высших, людей и без того уважаемых многими другими. Однако никому, вопреки своим нежеланием делиться даже с дружественными странами, так и не удалось собрать воедино общую картину и получить полное представление. Волнение властей, получивших обрывки важной информации, добрались до простого населения в виде изменения правил, да законов, либо введения новых, тем самым добавляя им дополнительной головной боли. В некоторых частях мира стали вести статистику проживающих на том или ином континенте представителей первоклассных профессий, выявив их снижение в количестве. Другие на подобное не обращали внимания до тех пор, пока тенденция снижения высших не боевых классов стала ощущаться более явственно. Только тогда власти спохватились.

На континенте Аншаса. В одном из лесов.

В одном из естественных природных углублений, спрятанном от посторонних глаз корнями выросшего дерева, лежал большой тканевый свёрток, слегка истлевший со временем. Вдруг внутри начало что-то или кто-то копошиться. Сладко потянувшись и зевнув, молодой человек стянул с себя лёгкое пальто, служившее покрывалом. Ему снился странный и долгий сон, требовавший дальнейшего приведения своих мыслей в полный порядок. Попытавшись встать, молодой человек упал лицом в землю и перевалился на бок. «Сколько ж я лежал, что мои мышцы настолько ослабли и тело одеревенело?» — с трудом почесав взлохмаченную голову с длинными ниже пояса волосами, он вспомнил последние события, произошедшие перед сном и собрался было вскочить, как ударился обо что-то твёрдое головой. К тому же у него вдобавок подкосились ноги, заставляя вновь попробовать здешний грунт. Увидев концы своих длиннющих волос, высший нахмурился. «Когда они успели так отрасти? Сколько времени прошло?» — снаружи стоял ясный день и свет пробивал через широкие щели корней. Благодаря ему молодой человек смог внимательно осмотреть себя. «Что с моей одеждой?» — вещи, надетые на юноше сплошь покрыты дырками, обнажающими грязное тело. «Божечки, так выйдешь наружу, невесть за кого ещё примут, надо срочно привести себя в порядок!.. Но для начала нужно вернуть контроль над собственным телом… Кошмар, как я ещё живой? Это разве руки? Больше на спички похоже!» — очередное новое открытие добавило высшему очередную порцию удивления. «Нет, так дело точно не пойдёт!».

Поочерёдно шевеля конечностями больше суток, юноша наконец смог добиться хоть какого результата и выбраться наружу. Что удивляло молодого человека, он не испытывал ни жажды, ни голода. Выбравшись наружу, он направился в сторону реки, шум которой он отчётливо слышал с того момента, как очнулся. По дороге он срывал съедобные листья и ягоды, а помывшись, наловил рыбы и наконец сменил одежду. Пока еда готовилась, молодой человек всё тщательно обдумал. До этого перед ним стояли другие первоочередные задачи. «Судя по изменениям, произошедшим после добавления камня душ Седжа, я теперь не какой-то там простой носитель наших артефактов. Итак, что ещё мне не известно?.. Без понятия, но разобраться стоит обязательно!.. И отомстить! Да!.. Пойду проведаю могилу Седжа, надо только вспомнить где она. И трав новых собрать, имеющиеся уже никуда не годятся… А, ещё надо бы доучить алхимию. Благо если не помогут записи, есть возможность разворошить воспоминания наставникаобратиться к воспоминаниям, полученных после слияния с артефактом… Кошмар, столько всего сделать надо, прям руки разбегаются.». Пока высший всё обдумывал, чуть не лишился блюда, потому пришлось есть что в итоге получилось. Только тогда он понял, насколько на самом деле был всё это время голодным. Красующиеся рёбра, пересчитать которые можно невооружённым глазом, видные на лице глазницы. Сейчас некогда пышущий здоровьем юноша представлял из себя страшного, осунувшегося человека, которого можно по праву назвать «кожа да кости», однако сей факт его не так уж и сильно беспокоит.

Глава 35

Спустя немногим больше месяца.

Попрощавшись у выхода из города со своими новыми друзьями, которых юная знахарка отправилась в свою деревню. Будучи единственной надеждой маленькой, но всё родины, она третий год подряд приезжает сюда учиться у известного представителя их класса, дабы стать знающим профессионалом своего дела и открыть пункт помощи в деревне. Так как пока обучение этого года подошло к концу, девушка может спокойно вернуться обратно домой. Потянувшись, она села повозку знакомого, сворачивающего менее, чем на пол пути. Мужчина всегда готов подбросить многообещающую молодёжь, ничего не прося взамен, потому она, как и некоторые другие, спокойно пользуется такой возможностью. «Ещё один год и наконец последнее испытание!» — знахарка не сомневалась в своих силах. Так, тихо, мирно, в слегка потряхивающейся повозке и отбивающим по твёрдой земле копытам, незаметно спустились сумерки. Приезжая вдоль горного хребта, хозяин малого имущества увидел вдалеке незнакомца, о чём сообщил своим временным попутчикам. Судя по одежде и вещам путника, тот не представлял из себя угрозы, потому повозка неспешно нагнала мужчину, на деле оказавшегося совсем юношей.

— Вас подвезти? — Спросил мужчина.

— А в какую сторону Вы направляетесь? — Осторожно спросил тот.

— На северо-запад. — Услышав слова такого же путника, Аран достал новую приобретённую карту и внимательно осмотрел.

— Хорошо, спасибо. — Перед тем, как присесть, высший осмотрел всех людей. Но не успел он как следует усесться, как к нему пододвинулась молодая девушка, с любопытством осматривающая того с ног до головы.

— Не волнуйся, дядя Вестон хороший человек.

— М.

— … Куда ты направляешься?

— В город-порт. — Парню немного не понравилось, как фамильярно обращалась к нему эта молодая не знакомая дама.

— О, так ты в Ильмус.

— Куда? — Не понял мастер сплавов.

— Ну Ильмус, город-порт. Или нет? Просто в том направлении находится только Ильмус, вот я и подумала.

— А, да, Ильмус, он самый.

— Тогда нам по пути. Скоро дядя Вестон свернёт в своём направлении и высадит нас на развилке. Моя деревня по дороге к твоему пункту назначения, потому ты можешь составить мне компанию!

— Ты не боишься? — Удивился алхимик-недоучка.

— Чего?

— Меня ты не боишься? Всё же я незнакомец!

— Почему я должна бояться своего?

— Своего? — Не понял высший. Девушка взглядом указала на полную сумку всевозможных трав.

— Ты тоже знахарь.

— Эээ…

— Или может… не возможно, неужели ты алхимик?

— Мастер сплавов. — Как ни в чём не бывало ответил путник. «Наверно пока не буду называть себя алхимиком, всё же я ещё не полностью обучился.».

Пойми Аран совершённую по глупости ошибку заранее, согласился бы с предположением девушки. После услышанного воцарилась гробовая тишина. Даже Вестон, от сказанного случайно подобранным по дороге незнакомцем, невольно остановил коня. За кратковременной тишиной пошли возгласы радости, начались льстивые речи. Поведение людей резко изменилось на все 180 градусов. «Что я такого сказал?» — пытался понять юноша. Он ещё не успел узнать о сложившейся в обществе ценности людей с высшими профессиями. Дальнейшая дорога перестала быть тихой и спокойной, как раньше. По прибытии на развилку никто так и не успокоился, готовясь отправиться в другом направлении, лишь бы подольше побыть с подобным созданием, за что получили от Вестона и Айники. Только ей повезло с временным попутчиком. По дороге знахарка периодически заводила с юношей разговоры, беседуя на разные темы. Он показал ей малую часть своих способностей, по ночам продолжая изучать алхимию. Узнай девушка об этом, скорее всего визжала б от радости.

— Так как вышло, что ваша деревня расположена на границе с пустыней?

— За прошедшее время эта напасть маленько разрослась. И её довольно трудно назвать настоящей пустыней, ты знаешь?

— В каком смысле?

— Там всё же произрастают травы и кустарники.

— Так может тогда степь?

— Нет, пустыня. Благодаря высоким песчаным дюнам наша область менее жаркая, более того в ней не один оазис.

— В пустыне?

— Да.

— Хм, любопытно.

По мере приближения к деревне временной спутницы, молодого высшего начал беспокоить один момент. Нет, Айника не соблазняла его, более того её дома ждёт любимый человек, с которым девушка уже не первый год, как обручена. По ночам, во сне, перед алхимиком продолжал возникать некий размытый образ, рассказывающий юноше причудливые и смутно знакомые истории. Не известный начал приходить к мастеру сплавов не так давно, как он поправил своё состояние. Что тень хотела от него или каковы её цели, молодой человек никак не мог понять, однако она неустанно продолжала преследовать высшего. В первые дни подобное постоянно будило путника и тот просыпался в холодном поту. Но со временем, увидев, что та не собирается ему никоим образом вредить, парень успокоился и начал предпринимать попытки поговорить, тень ему спокойно отвечала. Только последние дни тенденция рассказывать всякие истории была окончательно перенята. Проблема в том, что по утру Аран мало чего помнил из лепета.

— А вон и она! — Радостно вскрикнула девушка менее, чем через час, указывая в сторону деревни, на что её спутник лишь слегка улыбнулся. — Знаешь, мне всё было интересно. — Любопытство знахарки всё таки не выдержало.

— Что именно?

— Как человек твоего калибра оказался в столь плачевном состоянии. — Говоря о состоянии, Айника подразумевала внешний вид и худобу парня.

— В каком смысле?

— Нуу, просто в наше высших можно легко распознать по одежде, эмблемам, телосложению в конце то концов. Ты скрываешься?

— В каком смысле? Я не понял, давай по подробней.

— Даже если ты и скрываешься, чего бояться? Всемирный закон тебя бесспорно защитит!

— Погоди, ты меня совсем запутала. В наше время? Всемирный закон? — Тут пришла пора удивляться самой девушке.

— Ну всемирный закон по защите высших. Насколько мне известно, вас, мастеров сплавов, только на нашем континенте всего трое, это включая тебя. На других ситуация в общем схожая. Светлых алхимиков… — Аран не слышал, что там дальше верещала его спутница. Юноша пытался освоить полученную только что информацию.

— Погоди, а какой сейчас год?

— Ты что, только проснулся? Сейчас двадцать пятое число шестого месяца восьмисот тридцать первого года нашей эры. — Услышав дату, высший обеими руками схватился за голову. «Я проспал 278 лет? Как это возможно?». Увидев, что молодой человек остановился и не двигается, девушка попыталась обратить его внимание, однако тот никак не реагировал, потому знахарка набралась храбрости и, взяв высшего за руку, потянула за собой. Позволяя себя вести, юноша молчал, пытаясь выстроить свои хаотичные мысли в ряд. Пришёл в себя он только когда услышал чужой голос.

— Кто это с тобой, Айника, девочка? — Спросил стоявший у ворот смотритель, следом крикнувший во всеуслышание о прибытии знахарки.

— Хи-хи. Позвольте вас представить, его зовут Арседж, он не обыкновенный человек, так что относитесь к гостю подобающе! — Гордо молвила молодая девушка. Во время знакомства Аран решил слукавить и объединить два имени, заодно скрыв себя от других. Тогда высший ещё не знал точного времени своего сна.

— И чем же он необычен? — Немного скорчив гримасу, мужчина с ног до головы осмотрел не примечательного молодого человека.

— Вы мне не верите? Стоящий перед вами на вид неказистый парень никто иной, как мастер сплавов! — К тому моменту, как девушка произнесла эти слова, многие из деревни пришли ко входу, дабы встретить свою маленькую местную знаменитость. Конечно же они услышали её слова, потому замерли в неверии. Что такой человек мог забыть в подобной глуши? Пошли перешёптывания. А не обманул ли он её, такую наивную?

— Это правда! Арседж, покажи им!

— Что?

— Свои умения!

— Зачем?

— Мне обидно, что они не верят в твою грандиозность!

— Какая разница? Хотят верят, хотят нет, не вижу смысла им что-либо доказывать! Более того сейчас у меня есть куда более важные вопросы, требующие срочного решения.

Разместившись на вполне просторном и, то удивительно лишь слегка пыльном чердаке с одним единственным окном, выходящим на главную площадь с колодцем посередине, мастер сплавов наспех организовал подобие кровати и прилёг. Юноша не заметил, как погрузился в сон. Перед глазами предстал уже привычный тёмный и нечёткий образ. «Что же мне теперь делать, Седж? Как отомстить тем, кто довёл нас с тобой до нынешнего состояния?». К удивлению молодого человека, буквально на пару секунд, доселе размытый образ полностью проявил себя, отчего мастер сплавов открыл глаза и с шумом вдохнул полную грудь воздуха. «Это был он, всё это время мне виделся именно он! Но что ты от меня хочешь? Неужели я могу хоть как-то помочь твоему духу?». Молодого человека так же сбила с толку слабая улыбка образа. В глазах же нет и намёка на злость, негодование. Это он, тот, кто давным давно умер, его друг и наставник. Седж. Но что ему надо от ученика? С какой целью алхимик регулярно посещает своего верного товарища? От роя мыслей и непрекращающихся возникающих вопросов у высшего вновь разболелась голова. Ближе к вечеру юноша спустился на улицу, игнорируя пренебрежительные взгляды. Обнаружив знахарку, радостно подбежавшую с каким-то молодым человеком под руку, девушка начала представлять своего жениха мастеру сплавов.

— Значит это он. — Суженый Айники беспристрастно взглянул на новенького, не выказывая ни радости, ни презрения. Он предпочитал соглашаться со своей любимой, однако в глубине души не верил в подобное происшествие.

— Ага.

— Приятно познакомиться, я Беннон, жених Айники.

— Арседж. — Высший пожал руку юноши, спокойно обдумывая свои дальнейшие действия.

В этот момент в грубо сконструированных открытых воротах показался пришлый мужчина средних лет. Сей постоянно навёрстывающий по округе человек, заскакивающий в каждый населённый пункт, попадающийся на пути, очередная местная знаменитость — кузнец. На протяжении многих лет он и некоторые подобные ему люди ведут своеобразный кочевой образ жизни и везде радостно воспринимается. Здесь нет постоянного кузнеца, потому, уже известного всем мужчину конечно же быстро заметили и встретили как подобает. Проходя мимо незнакомого юнца, кузнец бросил на того заинтересованный взгляд, всё же не часто в подобных местах встретишь новые лица. Заметив реакцию мужчины, подошедший старейшина, представляющий из себя эдакого слегка сгорбленного старичка в морщинах, решил представить паршивца их благодетелю. Не часто у него можно встретить подобную заинтересованность в человеке.

— Парень, подойди сюда. — Махнул Арану рукой старик. Высший взглянул на не понимающую Айнику и, пожав плечами, молча зашагал в сторону двоих.

— Этот уважаемый человек — наш местный кузнец. Его зовут мастер Клоус.

— Мастер? — Юноша скептически взглянул на так называемого «мастера», подняв бровь. — А, я Арседж, приятно познакомиться. — Без эмоционально завершил высший.

— У меня ощущение, что ауру, подобную твоей уже доводилось встречать, кто ты, молодой человек?

— Он кличет себя мастером сплавов. — Ответил староста деревни, ожидая, что столь опытный человек сможет без труда определить парня и, в случае чего, высмеять его. Но реакция кузнеца удивила не только его. Оба человека стояли погружённые каждый в свои мысли. Если Аран ломал голову, составляя планы на ближайшее будущее, кузнец вспоминал молодость.

— Хмм. — Подал он голос после нескольких минут молчания. — Ну одно я могу сказать точно, стоящий предо мной молодой человек как минимум кузнец. — Сказанное Клоусом потрясло всех вокруг.

— Вы уверены, мастер?

— Безусловно! Будучи совсем молодым я путешествовал со своим учителем по всему континенту. На пути нам встречалось множество разных людей, среди них бывали и столь редкие, да почитаемые высшие, потому мне удалось более-менее ощущать исходящую от человека ту или иную силу. Говорю вам точно, я не ошибаюсь! — Слова вылетели с непоколебимой твёрдостью и удивили даже стоявшего рядом высшего. Они будто ударили его по лбу. «Точно, я знаю, чем буду заниматься! Судя по тенденции, скоро высшие совсем исчезнут, раз так, пока этого не произошло, я обучусь всем их профессиям! Следом пойдут и другие, ну и так далее. Седж тоже хотел нечто подобное. Может быть поэтому он меня преследует? Не знаю, однако это сможет помочь мне найти ответы хотя бы не некоторые мои вопросы.».


home | my bookshelf | | Мастер сплавов (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу