Book: Искра меж двух огней



Искра меж двух огней

Анна Пожарская

Искра меж двух огней

ПРОЛОГ

Перед магом, совсем как настоящее, простиралось море. Только с южной стороны, на далеком берегу серели крепостные стены большого города. В лодке рядом, заслоняя от застенчивого утреннего солнца глаза ладонью, стояла молодая женщина и всматривалась в темную синюю бездну. А затем сверкнула копной медных волос, обожгла взглядом шальных изумрудных глаз, рассмеялась и нырнула за борт. Вошла в воду, не хуже опытного ловца жемчуга, без брызг и шума. Морская гладь подернулась рябью, забурлила и вспенилась. Лодку качнуло. Рядом показалась гигантская морда красного многоглаза. Монстр блеснул пятью зелеными очами и повернулся в сторону наблюдателя.

Чародей улыбнулся. Страха не было. Подобрался ближе и погладил змея где-то между рогом и самым левым глазом: «Красавица моя». Забрался на холку монстра и перекинул через рога тонкий кожаный ремешок. Осторожно подтолкнул сапогом, и многоглаз послушно припустил в прочь от берега.

Соленая вода брызгала в лицо, слепило утреннее солнце, ветер так и норовил сорвать одежду. Ремни впивались в ладони. Маг не замечал. Опьяненный морским воздухом, он наслаждался скоростью и свободой. Единением с большим сильным зверем, его мощью и грацией. Предвкушением того момента, когда змей снова станет собой: легкомысленной прелестницей, сулившей чародею все земные удовольствия. Маг смеялся и чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

К полудню прогулка подошла к концу. Многоглаз бережно приблизился к лодке, наездник легко переместился на борт. Оставив ношу, монстр фыркнул и скрылся под водой. Маг уставился на море, ожидая увидеть пятно рыжих, как закатное солнце, волос. Думая лишь о том, как крепко он сожмет в объятьях свою горько-соленую подругу, как вытрет ее лицо от набежавших с волос капель. Но время шло, а водную гладь никто не тревожил. Чародей прождал до самого заката. Он звал возлюбленную, искал заклинанием. Тщетно! Бездна не пожелала вернуть ее обратно. Тогда он глубоко вдохнул и прыгнул за борт. Темная вода сомкнулась над ним, увлекая в свой смертельный танец.

Ари судорожно схватил ртом воздух и отрыл глаза. Его брат, Ири, лениво потягивающий кофе, посмотрел обеспокоенно.

— Опять видения? — с сочувствием поинтересовался он.

— Да, — Ари потер лицо ладонями, — чтоб им силы через край!

Ири усмехнулся и отхлебнул из чашки.

— Рыжая бестия?

— Она, — мечтательно улыбнулся чародей. Потом нахмурился и покачал головой: — Никак не пойму, что боги хотят от меня. Не растолкую знаков. Может, я должен разыскать ее и помочь? А может, напротив, утопить? — взъерошил непокорную иссиня-черную челку. — Или все знаки вовсе не о ней, а о красном многоглазе?

— Думаю, все проще, — ехидно улыбнулся собеседник и залпом допил кофе. — Эти видения появляются всякий раз, когда тебе надоедает твоя очередная подружка. Смени женщину, и бестия ненадолго оставит тебя в покое.

— Каждая твоя следующая версия, братец, — отмахнулся Ари, — бредовее предыдущей. В прошлый раз ты советовал мне жениться на первой попавшейся рыжей девушке. Хотя отлично знаешь, — на губах промелькнула ехидная самодовольная улыбка, — последнее, чего я хочу — это связать свою судьбу с одной единственной и неповторимой юбкой.

— Лукавишь, — заключил Ири. — Хотел бы я видеть твое лицо, когда рыжая бестия появится здесь.

— Если она появится, это и будет предвестником самых больших бед, — Ари закатил глаза и шумно вздохнул. — Каждый раз, когда мне приходят эти видения, случаются передряги, а если она явится живьем, я даже не берусь предсказать, что случится. Пусть лучше придет земляной родственник красного многоглаза, только, боюсь, он в девушку не превратится.

— А жаль… — задумчиво протянул брат, — вот с такой я бы познакомился поближе.

Ари нащупал за спиной маленькую подушку, проворно схватил ее и запустил в собеседника. Тот увернулся, пожал плечами и, пробормотав: «Балбес, что с тебя возьмешь!», потянулся за кофейником, чтобы налить себе еще одну чашку бодрящего напитка.

Глава первая

Элла сцепила руки в замок. Глубоко вздохнула, стараясь унять закипающий внутри гнев. Кровь ударила в лицо, жар добежал до кончиков ушей, и на дне чаши всколыхнулись остатки магической силы. Если бы она только могла, она бы не оставила от наглеца и мокрого места!

Смерила собеседника взглядом. Хорош… Даже в околочеловеческой ипостаси. Высокий и ладный. Лисьи глаза оттенка гречишного меда, прямой нос, припухлые манящие губы, тяжелый подбородок. Пахнет вожаком. А как похож на отца! Ухмыльнулась. Тот тоже казался идеальным красавцем, пока она не бросила его мертвое тело на съедение грифам, что живут близ Священных пещер. Птицы мгновенно не оставили и следа от прелестей властелина трех княжеств Дариополя. Только кости да куски недоеденной плоти.

— Ты сделаешь, как я сказал, или умрешь! — гость испытующе уставился ей в глаза.

Сердце заметалось, как бешенное. Элла нахмурилась, но взгляда не отвела. Этот выскочка должен знать свое место! Он всерьез думает напугать ее смертью? Глупец.

— Сурж, я пропустила момент, когда ты вообразил, что можешь приказывать мне, легендарной Пра, — стараясь казаться равнодушной, медленно и четко выговорила она каждое слово.

— Легендарной? — нахмурился собеседник. На его красивом лице нарисовалась ухмылка. — Что-то не помню я никаких легенд. Да и выглядишь ты, как девчонка, клянусь обоими хвостами! Думал, к тебе подойти будет страшно, развалишься, а ты вроде ничего, еще сойдешь и по прямому назначению.

Ворвавшийся в окно ветер приласкал тяжелую портьеру, и та дернулась, будто вздыхая. Хозяйка повела плечами.

— Зачем тебе брак со мной, Сурж? — Элла скрестила руки на груди. — В Латирадском княжестве князя Дариополя все равно не примут, а свободу потеряешь. Ты еще молод, — перешла на шепот, — вдруг потом встретишь ту, к ногам которой захочешь бросить все завоеванное? И твои восемь княжеств станут ничтожной платой за одну лишь улыбку.

— Овдовею — и дело с концом, — подмигнул собеседник. — Насколько помню, ты вечна, но не бессмертна. Решайся же… — Сурж потер рукой шею и нехорошо ухмыльнулся, — а взамен я оставлю жизнь Силатру.

Элла закрыла глаза. Проглотила застрявший в горле ком. Глубоко вдохнула. Значит, донесения про то, что Сурж пленил ее внука, Силатра, правда. Сердце будто сдавил холодный железный кулак. Захотелось разреветься в голос. Разве она чем-то провинилась перед богами? Если нет, тогда за что все это?

После того, как амулет вошел в силу, вокруг творится демон знает что! Она безропотно позволила судьбе забрать мужа и не успела спасти сына от вроде бы случайной смерти. Угробила свой источник, пытаясь отвоевать у смерти дочь. С тех пор мало-мальски значимые магические заклинания были для нее закрыты — накопленных в чаше сил не хватало. Элле осталась только месть да пестование внука Силатра. Двухвостик подрастал под ее пристальным надзором, а она радовалась и каждый миг благодарила судьбу, у нее появился хоть кто-то, напоминающий давно почившего супруга, Авара.

Армия Суржа диким медведем-шатуном двигалась по соседним княжествам. К тому моменту, когда Силатр подрос, стало очевидно — с вотчиной, Латирадой, придется распрощаться. Силатр отправился в Свободные земли, чтобы собрать союзников и одолеть Суржа, а Элла притаилась в ожидании удобного момента. У нее созрел план. Опасный, авантюрный, но, как надеялась Элла, действенный. Теперь приходилось импровизировать, вносить изменения на ходу.

— Я хочу гарантий, что внук останется жив, — выдавила из себя Элла, умоляя богов заглушить бешеный стук сердца. — Хочу, чтобы ты отпустил его сегодня же вечером, и поклялся у святилища, что не будешь преследовать, — собственный голос показался чужим, будто она долго кричала, и сейчас слова ей даются с трудом.

— Хорошо, — улыбнулся Сурж. — Тогда завтра мы празднуем нашу помолвку, а послезавтра свадьбу.

— Как скажешь, — чародейка потерла ладонями лицо, — но я не хочу отступать от обычая. Эту ночь я проведу с тобой.

Сурж рассмеялся. Заразительно и немного мерзко. От души.

— Вот уж не думал, что привлекаю тебя. — Потом стал серьезным и посмотрел Элле в глаза: — Если надеешься обхитрить меня и в постели подлатать свою треснутую чашу, знай, твоя жертва будет напрасной. Я умею трахать магов и не делиться силой, клянусь обоими хвостами. Смирись! Твой удел — выступления с уличными артистами.

— Нет, — покачала головой Элла, сцепив руки в замок, чтобы унять волнение. — Я только хочу, чтобы брак был настоящим. Чтобы каждая твоя любовница знала, что делит тебя с бабкой нынешнего законного наследника Латирадского княжества, чтобы каждое приличное семейство нехотя принимало тебя, неверного мужа правильной жены, чтобы слово "ублюдок" по отношению к твоим детям было не только оскорблением, но и печальным фактом.

— Внешне ты ничего, свежая еще красавица, — протянул Сурж, — а умом тронулась совсем… Что поделать, возраст. Но так и быть, пойду у тебя на поводу. Приходи на закате к святилищу, и внучка́ увидишь, и клятву услышишь. А там как пойдет…

Хозяйка едва заметно кивнула. Гость одарил ее насмешливой улыбкой и отправился восвояси.

Элла осталась одна. Приказала служанке приготовить ванну и поднялась к себе — собирать вещички к "ночи любви". К счастью, до заката было еще полно времени. Магией Суржа не одолеть. Даже если бы с чашей все было как прежде, с ним пришлось бы повозиться, а в сегодняшнем ее состоянии все попытки разозлят тирана, да и только. Сильнее Суржа на землях детей Повелителя неба мага нет. Равных ему — тоже, раз-два и обчелся. А если брать в расчет амулет, то и вовсе никого. Вздохнула. Ничего, покойный супруг как-то справлялся без Искусства, и она сдюжит.

Спустилась в ванную и погрузилась в теплую воду, смывая с себя все масла и ароматы. Этой ночью нужно, чтобы Сурж потерял голову хотя бы на несколько мгновений, а значит, она должна пахнуть собой — горячей самкой, способной родить здоровых детенышей. Дети Повелителя неба мало отличались от животных, когда дело касалось противоположного пола. Партнеров выбирали прежде всего по запаху, и только потом разглядывали внешность. Тело часто менялось: сегодня ты пребывал в сбалансированной ипостаси, завтра — в животной или, если можешь, в околочеловеческой, а запах оставался постоянным и никогда не обманывал.

Элла прожила тут так долго, что смело считала себя одной из них. После смерти мужа она ни разу не возвращалась к родному телу, предпочитала околочеловеческую ипостась народа покойного супруга. И вопросов задавали меньше, и сил на превращение тратить не приходилось. Многие и не знали даже, что легендарная Пра, пробудившая Повелителя неба от вечного сна, когда-то была человеком. Еще меньше помнили о настоящем ее происхождении.

Элла тщательно терла тело мочалкой, но все равно осталась недовольна. Велела сменить воду и окунулась еще раз. Хотелось, чтобы Сурж потерял бдительность и расслабился, но уверенности в силах не было. Слишком давно практиковалась в последний раз. После смерти Авара, мужчин вокруг нее не оказалось. Сначала никого кроме почившего супруга не хотелось, а после медитация и изучение Искусства привлекали больше даже самых достойных кавалеров. Тем более, когда выяснилось, что поломанную чашу любовник залатать не поможет.

Нырнула в воду с головой. Чаша… Сколько лет прошло, а день тот вспоминается с невыносимой, мучительной четкостью. В нескольких шагах от нее плачет только что рожденный внук, перед ней бьется в предсмертных судорогах дочь. Тело ее девочки извивается и, пытаясь сохранить остатки жизни, постоянно трансформируется из ипостаси в ипостась. Элла, срывая с шейного ремешка кристалл силы за кристаллом, удерживает нить дочери в мире живых, но отлично видит — за нитью нет клубка. В ее руках лишь жалкий обрубок, мирозданье уже вынесло свой приговор.

Чаша опустела, на ремешке от кристаллов остались одни крепления, но Элла держит нить, она и так отдала смерти слишком много. Из недр памяти всплывает еще одно заклинание, древнее, как боги, и очень страшное. Может, и не стоит беспокоить чужие источники, но у нее просто нет другого выхода.

Элла поет заклинание и сама боится своего голоса. Живое вокруг стонет под властью ее слов. Мир дергается в нелепом танце, цепляясь за жизнь. А нить режет руки в кровь и ускользает все дальше. Чародейка тяжело дышит, но выжимает силы из всего вокруг. В голову приходит шальная мысль, будто именно этим заклинанием много лет назад боги погубили Окрестности Горла богов.

Чаша дребезжит, проходящий поток слишком велик для нее. Ладони болят нестерпимо, кажется, еще немного, и нитью перепилит кости. Из груди вырывается дикий крик, пространство вокруг проворачивается и падает прямо на голову. Испачканная в липкой крови нить растворяется в воздухе.

Дальше все как во сне. Каменные руки отца и его скрипучий голос, терпеливо объясняющий, что законы мирозданья не переиграть. Испуганный взгляд зятя, в последний момент переместившегося прочь с помощью магии, крики новорожденного крохи. И земля, выжженная дотла на много шагов вокруг.

Вынырнула и судорожно хватила ртом воздух. Нельзя позволять воспоминаниям убивать настоящее. Есть внук, он нуждается в заботе, а там как знать, может, все и образуется.

Если бы еще вчера кто-то сказал Элле, что придется соблазнять Суржа, она подняла бы собеседника на смех. Сегодня, напротив, чародейка совершенно серьезно обдумывала план обольщения мужчины. Любит ли он танцы или разговоры прежде, чем отправится в постель? Или предпочитает не терять даром время? Вздохнула. Ни мига не сомневалась в своей внешности, она хороша так же, как и двести лет назад, особенно в этом обличье. Высокий рост только подчеркивает соблазнительность изгибов, зеленые глаза делают не похожей на других детей Повелителя небя, а красно-рыжая грива предупреждает издалека — самка опасна.

Вылезла из воды, вытерлась, облачилась и отправилась в столовую, чтобы наскоро перекусить.

Суржа нельзя недооценивать, он не глуп. После смерти отца увеличил империю почти вдвое, и не столько магией и силой оружия, сколько использую слабости других. Сладить с Латирадским княжеством ему помог амулет, но с остальными без изворотливости и острого ума было не справиться. У тирана была только одна слабость — Сурж любил играть с судьбой — и именно этой любовью Элла и собиралась воспользоваться.

Если бы чаша Эллы могла накапливать силы, Суржу и амулет бы не помог, не сразу, но чародейка бы победила. Увы! Элла проштудировала сотни книг и манускриптов, в поисках ответа расспросила всех, кроме богов, но способа привести чашу в порядок не нашла. Любой маг был всесилен, он мог творить все, на что хватит запаса в его источнике, так называемой чаше. Именно ее размерами, глубиной источника и ограничивались возможности чародея. Что-то можно было подправить с помощью заклинаний, магических предметов или посторонних источников, где-то взять умением, но главное оставалось неизменным — чем больше чаша, тем больше можно совершить.

Источник Эллы давно пересох. Чаша треснула и не удерживала в себе ничего. Сила текла тонким ручейком, и даже накопленные за долгую жизнь знания не делали из Эллы полноценного мага. Нынче ее уделом были даже не уличные фокусы, скорее, разогрев публики и подготовка декораций.

Остановилась перед выходом. Тяжело вздохнула. Поймала свое отражение в старом зеркале, в полный рост и подмигнула. Больше подбодрить себя оказалось нечем. Вышла наружу и втянула носом запах сирени. Скоро наступит еще одно лето: тягучее как остывший кисель и столь же безрадостное.

Дороги на землях детей Повелителя неба не походили на дороги у людей. Здесь они соединяли две точки в пространстве, и если выбрать правильную, сколь угодно большое расстояние можно было преодолеть за мгновения. Элла еще не успела понять толком, похолодало ли к вечеру, когда оказалась у святилища Повелителя неба — небольшого деревянного строения с огромной статуей рогатого двухвостого дракона перед ним. Среди низких колючих кустов с темно-зеленой бархатной листвой, захвативших землю вокруг, терялся столб для клятв. Серый неровный камень с выбитыми на поверхности письменами. Пахло как и всегда — костром и жженым сахаром. Чародейка ухмыльнулась: кажется, бог говорил, что он ее должник, только вот расквитаться позабыл.

— Выглядишь так, будто я тебе и вправду приглянулся, — в голосе Суржа читалась плохо скрываемая усмешка.

Элла оглянулась и кивнула. Еще бы! Платье надела праздничное, прическу сделала, даже положенные для церемонии браслеты нацепила.

— Хочу видеть Силатра, — чародейка сразу перешла к делу. — Жажду убедиться, что внук жив.



— Проще простого, — Сурж указал на небольшой холм в пару сотен шагов от них. Элла, не мешкая, направилась туда.

На холме стояли шестеро: ее внук Силатр и солдаты из личной охраны Суржа. Воины расступились, пропуская Эллу к пленнику. Что бы там ни говорил Сурж, выжженный круг еще не зарос окончательно, и женщину с меткой Повелителя неба побаивались. Связываться с ней по своей воле никому не хотелось, а от господина, хвала небесам, никаких приказов не было. Элла крепко обняла мужчину. Улыбнулась. Жив и здоров, хоть и закован в цепи. Силатр пребывал в сбалансированной ипостаси: причудливое существо, похожее на человека с головой ящерицы, с телом в бежево-зеленой чешуе, двумя тяжелыми хвостами и когтистыми лапами. Элла потерлась щекой о чешую на его шее. Вдохнула едва заметный запах корицы.

— За меня не волнуйся, — одними губами прошептала она. — Делай, что должен.

Силатр качнул головой, соглашаясь.

— Береги себя, ба.

— Эй, там, на холме! — крикнул Сурж. — Заканчивайте! Все равно ничего у вас дельного не выйдет.

Элла подошла к столбу для клятв и, поймав взгляд тирана, скорчила рожицу.

— Сначала ты…

Сурж хмыкнул и возложил руку на столб.

— Я, Сурж, сын Олана, князя Дариополя и Драи, правитель восьми княжеств Дариополя, клянусь сегодня же освободить Силатра, сына Талара и Анофы, и не преследовать его до следующего полнолуния.

— До следующего полнолуния? — нахмурилась Элла.

— А ты хотела, чтобы я забыл о времени? — ухмыльнулся Сурж. — Любая клятва имеет свой срок.

Отнял ладонь от столба и отошел, пропуская Эллу вперед.

— Я велю освободить его сразу после твоей клятвы.

Чародейка кивнула и положила руку на шершавый камень. Столб еще не успел остыть от дневного тепла, и ей вдруг показалось, что она гладит рукой отцовскую спину. Набрала воздуха и произнесла свое обещание.

— Я Элла-Вилатта, дочь Тэона, демона-хранителя Обители нитей Мира мертвых, и духа стихий Адлары, клянусь стать супругой Суржа, сына Олана и Драи, на следующей день после нашей с ним помолвки, если он сегодня же освободит Силатра, сына Талара и Анофы, и не будет преследовать его.

Отняла руку от камня и посмотрела на мужчину. Тиран подал знак, воины сняли оковы с внука Эллы. Силатр потер запястья, торопливо кивнул и, выбрав дорогу к морю, зашагал прочь.

— Готовимся к нашему празднику, дорогая? — ехидно поинтересовался Сурж и протянул Элле руку.

— С превеликим удовольствием, дорогой, — ухмыльнулась она и решительно сжала прохладную шершавую ладонь.

Глава вторая

В покоях Суржа пахло можжевельником. То были не комнаты правителя или воина, то было обиталище мага. Элла закрыла глаза и сделала глубокий вдох, наслаждаясь ароматом. В ее доме этот запах едва угадывался отголосками невнятной мелодии, что где-то далеко играет неизвестный музыкант. Много лет назад ее раздражал этот присущий магии дух, а теперь она скучала по нему, словно вместе с ним из жизни исчезло что-то очень важное, нужная часть ее самой.

Сурж угадал ее мысли, ехидство отступило на несколько мгновений и его сменило сочувствие. Потом он взял себя в руки и, ухмыльнувшись, положил ладонь Элле на плечо.

— Спальня за той двустворчатой дверью. — Мерзко хихикнул и добавил: — Если, конечно, ты не передумала.

— Не передумала, — улыбнулась Элла.

Посмотрела на Суржа вторым магическим, зрением. Тиран подготовился к ее визиту. Три охранных заклинания и непонятного вида щит, Элла никогда раньше не видела такого, будто сеть на крупную рыбу. Интересно, зачем он нужен? Заметила морок, чтобы выглядеть привлекательнее. Сурж по-своему навел марафет. Чародейка невесело вздохнула: «Напрасно защищаешься от силы, дорогой, в нужном для удара количестве у меня ее просто нет».

Сурж открыл дверь, и они вошли в просторную комнату с добротной кроватью посередине. Как и везде в покоях, здесь разило можжевельником. В люстре горели свечи. В углу притаился шкаф, у входа стоял стеллаж с книгами. Другой мебели не было, спальня казалась огромной и холодно-пустой.

— Ты ведь не спишь тут? — с сомнением поинтересовалась Элла.

— Хороводы вожу, — отрезал собеседник, затворяя дверь. Ухмыльнулся: — Тебе помочь решиться или ты сама разберешься, что к чему? Может, ты сюда вопросы пришла задавать?

Элла поймала его насмешливый взгляд. Догадывается, паршивец, что она не любовью заниматься собирается, а туда же. Судьбу решил испытать. Что ж, посмотрим, кто кого.

Сурж подмигнул. Сгреб Эллу в охапку и прижал ее грудью к стене так, что она и вздохнуть толком не смогла. Одной рукой схватил за талию, другой резко задрал юбки. Элла услышала, как участилось его дыхание, почувствовала, как могучая грудь давит ей на спину. Шершавая ладонь скользнула по животу чародейки и, осторожно похлопав по внутренней стороне бедер, заставила развести ноги шире. У Эллы в горле пересохло. Такое обращение никак не вписывалось в ее планы.

— Сурж, — еле-еле выдавила она и прикусила губу, стараясь не замечать его запах. Запах, от которого спрятанная глубоко самка изгибалась в призывной позе.

— Что? — выдохнул он около самого уха, а после решительно и горячо пробежался губами по шее. Прижал к себе бедрами, и Элла отчетливо поняла, что кое в чем ее план удался.

— Хочу видеть твои глаза, — прошептала она, умоляя богов не дать животным проявлениям взять верх над разумом.

Лучше бы она этого не говорила! Сурж развернул ее и снова прижал к стене. Фыркнул на вернувшиеся на место юбки и одним резким движением разорвал платье и рубаху от горла до подола. Стянул и бросил у ног. Повозился с ремнем на штанах и отправил его на пол, к одежде Эллы. Чародейка закрыла глаза. Дальше медлить нельзя. Она обняла Суржа и немного неуклюже коснулась губами его рта. Мужчина ответил так, будто только и ждал ее действий — решительно и жарко. Язык по-хозяйски вполз в ее рот, а губы со знанием дела скользнули по губам. С любым другим так же пахнущим мужчиной Элла давно бы потеряла голову, но ненависть удерживала ее на границе разума и животной страсти.

Отстранилась и распустила шнуровку рубахи. Сурж ухмыльнулся и помог избавить его ненужного куска ткани, обнажая три тяжелых амулета на груди. Взял Эллу за ягодицы и, оторвав ее от пола, зажал между собой и гладкой теплой стеной. Удерживая ее одной рукой, другой потянулся к завязке штанов. Чародейка прильнула к тирану, сомкнула руки у него за спиной, сжала бедрами могучий торс. Вдохнула его запах и протяжно застонала. Все-таки зверь, засевший внутри, оказался силен. К тому же Сурж не был груб, бесцеремонен — да, но не более. Его прикосновения не вызывали отторжения, а поцелуи даже казались приятными. На мгновение кольнуло сомнение, а может, провернуть все после? В конце концов, она так долго была одна.

— Ослабь хватку, Пра, ты мешаешь мне раздеться, — он бегло поцеловал ее губы. Улыбнулся и добавил шепотом: — Я еще не один раз разрешу обнять меня ногами этой ночью.

Подтянулась на руках и прикусила мочку уха. Сурж тяжело вздохнул, отвлекся от штанов и стиснул ягодицы чародейки обеими руками. Элла сняла с руки браслет и сжала, выпуская на волю шесть тонких щедро измазанных зельем игл. Размахнулась, насколько возможно, и всадила безделушку в трапецию в основании шеи. Тиран еще успел выпустить ее из рук и размахнуться, но так и замер в этой немыслимой позе — с занесенной рукой и искаженным обидой лицом. Стеклянный взгляд его бесполезно уставился в одну точку.

Чародейка ухмыльнулась. Приятно, когда ожидания оправдываются. Сделай она попытку убить Суржа магией или с помощью оружия, защитное заклинание не оставило бы от нее и мокрого места. А зелье, что она применила, могло лишь парализовать ненадолго, и защита мага просто его не заметила. Вздохнула. Привстала на носочки, сняла с шеи мужчины один из амулетов: кроваво-красный квадратный камень с едва заметными ножками, созданными, чтобы его можно было ставить.

— Выступление закончилось, — мрачно констатировала она, — самое время пойти с шапкой к зевакам.

Надела амулет на себя, натянула рубаху Суржа и направилась к выходу. Главное — никого не встретить по пути, если повезет, до утра в спальню господина слуги не сунутся, и искать ее не станут.

Вернулась домой, переоделась, прихватила торбу, собранную заранее, и направилась к вратам. Перед рассветом они откроются на несколько мгновений. Немного удачи, одно древнее заклинание, и, возможно, ей удастся проскочить сквозь завесу и остаться живой. С каждым годом проход в магической стене, разделяющей человеческие территории и земли детей Повелителя неба, открывался все реже, и ждать момента для безопасного пересечения границы пришлось бы непозволительно долго. А амулет следовало унести от Суржа как можно дальше. Согласно пророчеству, только это могло спасти мир от порабощения тираном.

Внешне вещица казалось безобидной, но амулет, Алое пятно, таил в себе страшную угрозу. Питая своего обладателя силой из самого горячего притока Источника сущего, он не только придавал выносливости, мощи и неуязвимости, но и добавлял везения и смекалки. Взамен он требовал крови и смерти, но, если получал нужное, то помогал владельцу проворачивать дела поистине грандиозные и при этом оставаться безнаказанным.

В пророчестве говорилось, что воин, получивший одновременно Алое пятно и супругу с меткой Повелителя неба, умоет кровью и поставит на колени не только соплеменников, но и жителей всех земель, которые обойдет за две сотни лет. А поскольку Элла не смогла бы поручиться, что речь в пророчестве не идет именно о ней, она предпочла действовать наверняка. Особенно, когда стало понятно, что Сурж тоже все знает.

С давних времен у Эллы завалялась книжица, дающая ответы на волнующие мага вопросы. Пользовались ей нечасто, ответ опустошал чашу силы, но когда стало понятно, что Суржу перепал амулет, Элла плюнула на условности и поинтересовалась, как предотвратить войну. Чародейка сомневалась, что книга заговорит с ней, в конце концов, в ее чаше сил почти не было, но принятое однажды правило не давало сбоев: Элла отдала все, что есть, пусть и ничтожно мало, но получила свой ответ. Книга, как всегда, загадала загадку. На видавших виды страницах выступила надпись кровавого цвета: «Чтобы успокоить амулет, каменный сундук должно вернуть хозяину — дитяти пылающего духа, победившего взгляд Тел-ар-Керрина, и вечного героя, погибшего в гостях у первородных».

Поразмыслив немного, Элла заключила, что она сама и есть пылающий дух, победивший взгляд Тел-ар-Керрина, а вот о каком дитяти и герое идет речь, поняла не сразу. Единственным возможным кандидатом на героя оказался Драк, чародей, с которым Элла еще до замужества добыла око красного многоглаза. С ним, домашним магом градоначальника прибрежного города Тмара, более-менее складывался ребус. Получалось, хозяином амулета являлся дух города, созданный Эллой сразу после смерти Драка. Версия получилась странной, но Элла решила проверить ее.

Врата, по обыкновению, ничем не выдавали себя. Две склонившиеся друг к другу златоствольные черемухи, покрытые свежей листвой. Вокруг только лес, чириканье птиц и спокойная безмятежность, приправленная запахом свежих трав. Чародейка остановилась в паре шагов, закрыла глаза и запела заклинание. Перед вторым взором предстала натянутая между черемухами сеть, нежно-зеленая, тонкая, легкая, будто паутина, с едва заметными росинками в узлах. В самом центре, чуть выше человеческого роста зияло несколько дырок, словно большой могучий зверь саданул когтистой лапой.

Повинуясь словам Эллы, нити вблизи следов от удара стали растворяться в воздухе, и вскоре в сети между черемухами образовался узкий овальный проход. Чародейка вздохнула и завершила заклинание. Глупо надеяться, что сегодня врата откроются шире. Теперь главное — ничего не задеть, любое касание опасно и может запросто не только покалечить или навести морок, но и убить незадачливого путника. Элла вспомнила, как ее муж Авар в молодости, попал под воздействие врат и вместо рыжеволосого красавца-мужчины предстал перед ней в виде тщедушного паренька. К счастью, тогда врата были милосердны, и Авар довольно быстро снова стал собой.

Сделала глубокий вдох, подобрала юбки и шагнула в проход. Вероятно, она все-таки оказалась недостаточно ловкой и потревожила паутину. Мир вокруг скривился в искрометном танце, воздух затуманился и наполнился приторным запахом жасмина. Тело Эллы вытянулось, как струна лютни и тут же обмякло, будто из него вынули кости, оставив только мясо.

Чародейка тяжело вывалилась из прохода и, опершись на большой дуб, остановилась перевести дух. Осмотрелась. Лес вокруг был совершенно обыкновенным, вот только красок стало меньше, почти исчезли запахи, а звуки будто приглушили. Элла нахмурилась, но потом ее посетила догадка, и чародейка уставилась на свои руки. Узкие ладони с длинными пальцами и коротко стриженными ногтями, тонкие, покрытые кожей, а не змеиной чешуей, запястья. Ухмыльнулась. Давненько она не бывала в человеческом теле. Что ж, все к лучшему, своих сил на превращение ей бы не хватило, а здесь, среди людей, гораздо сподручнее выглядеть, как они.

Заглянула в торбу проверить, не пострадало ли содержимое. На первый взгляд внутри сумки ничего не изменилось. Ближе всех лежал непустеющий кошель, связанный с тайной семейной сокровищницей, где всегда можно было добыть золото, чтобы заплатить за покупки. Рядом лежал вечный хлеб, сколько ни отрезай, всегда найдется еще кусочек. Внизу был осенний плащ и бездонная фляга с водой из Источника сущего. Жидкость из бутыли придавала сил и магам, и тем, кто никогда не колдовал, одна беда, уже много лет Элла никак не могла откупорить баклагу, видимо, Источник по какой-то причине не хотел помогать чародейке. Но Элла все еще верила, в нужный момент пробка поддастся. По бокам, вдоль стенок торбы она запихнула две книги. Одна, с длинным названием «Незапоминаемые рецепты на каждый день: выучить невозможно, обойтись без них — нельзя», и другая — просто кожаный том с пустыми страницами. Первая давала ответ на любой вопрос в обмен на содержимое чаши, вторая служила для общения с внуком, Силатром. Мужчина писал что-то в своей книге, а Элла видела надписи у себя. И наоборот. Сил на общение хватало не всегда, обходилась книга дорого, но все-таки лучше, чем ничего.

Элла переложила кошель в сумку, пристегнутую к поясу, посмотрела на солнце и направилась на восток. Она покинула земли детей Повелителя неба через врата близ города Хап, значит, если ей повезет, через пять дней она придет в человеческий город Курн. Там найдет мага, и тот перенесет ее в Тмар, где она отдаст амулет духу. Врата полностью откроются в день летнего солнцестояния, как раз тогда она и проскочит обратно без всякой магии. Главное, чтобы все пошло по плану.

Шагала, пока голод и усталость не заставили остановиться. Времени на отдых почти не было, Сурж, видимо, уже очнулся, а на следующий день снова приоткроются врата. Наивно надеяться, что тиран не знает нужное заклинание. Единственное, что может спасти Эллу — расстояние. Вблизи завесы между землями магия перемещения не отвечает, а Сурж не может позволить себе надолго покинуть Дариополь. Возможно, у него просто не хватит времени, чтобы догнать ее.

Элла устроила привал на полянке, недалеко от родника. Поела, утолила жажду, уселась на траву под огромным дубом и, подставив лицо проворным солнечным лучам, прикрыла глаза. Где-то над головой мерно стучал дятел, пахло травой и ландышами, перешептывались потревоженные ветром листья. Чародейка почти заснула, когда услышала незваного гостя.

Незнакомец шел осторожно, крадучись, будто выслеживал зверя. Элла нащупала на поясе нож и притворилась спящей. Ее вид не должен смутить мужчину. Молодая женщина, путешествующая в одиночестве — редкость, но ничего предосудительного в этом нет. Знаки порабощенных сущностей прикрыты рукавами — никто не распознает в ней мага, пока она сама не признается. А если он задумал недоброе, она с радостью познакомит со стальным другом, покоящимся на бедре. Благо, ножом Элла владела неплохо, поднаторела еще при жизни супруга.

Мужчина подошел ближе и, хмыкнув с облегчением, потеребил чародейку за плечо.

— Эй, здесь полно живности, спать в одиночестве и без костра не стоит, — голос у незнакомца оказался мягкий, бархатный с легкой хрипотцой. — Сожрут и не подавятся.

Элла открыла глаза и уставилась на мужчину. Молодой, может, тридцать с хвостиком, ладный и хитрый. В темных карих глазах лукавая искорка, на бритых щеках ямочки. Немного отросшая стрижка напоминает ежика, избежавшего смерти в лисьих лапах. На правой руке два перстня с рубинами, на открытом запястье знак покоренного Хранителя тьмы. Да перед ней маг! Вот удача, так удача!

Элла улыбнулась и покачала головой. Встала на ноги.



— Меня так просто не сожрать, жевать долго, — посмотрела на собеседника. — Меня зовут Элла, дочь Тэона.

— Твой дед был большой шутник, — усмехнулся мужчина. — Назвать сына именем демона Мира мертвых, это надо было придумать. Я Дарсир, сын Тилока. Друзья зовут меня Дар, — тут он улыбнулся и подмигнул, — хоть я и не подарок.

Элла хмыкнула.

— Я пропустила момент, когда подобные шутки стали считаться смешными.

Улыбка Дарсира стала еще шире. Он небрежно махнул рукой.

— Не обращай внимания, просто стараюсь произвести приятное впечатление. Итак, — маг смерил собеседницу изучающим взглядом, — как ты здесь оказалась Элла, дочь Тэона, и куда направляешься? Я, признаться, думал, меня лесной дух разыгрывает.

Элла пожала плечами.

— Я живу в рыбацкой деревушке неподалеку. Иду в Тмар, но, видимо, заплутала немного.

— Немного? — Дарсир потер ладонью лоб, отчего черная челка стала походить на истерзанную метлу. — Ближайшая деревушка в трех днях пути.

— Да, — вздохнула Элла и подняла глаза к небу, — девушки иногда путают дорогу. Но мне очень надо в Тмар. И я хотела узнать, — чародейка заглянула собеседнику в глаза. — Может, ты подбросишь меня туда? Я заплачу, сколько попросишь, — улыбнулась: — Так надоело гулять по лесу.

— Пятьдесят золотых! — объявил Дарсир и победно уставился на Эллу.

— С ума сошел! — покачала головой собеседница. — Я дочь рыбака, а не торговец пушниной. — Десять. У меня больше нет.

Элла сняла с пояса кошелек и вытряхнула все его содержимое на ладонь. Маг пересчитал золотые, проворно сгреб их и забросил в свой кошелек.

— По рукам, — согласился он. — Только здесь магия перемещения не отзывается. — Вздохнул: — Если не будем медлить, то дойдем до места, где я смогу вызвать ее, до темноты. Так что, поспеши, — приказал Дарсир и бодро зашагал на восток.

Элла пошла следом. Она никак не могла отделаться от чувства, что ее облапошили, как ребенка.

Глава третья

Шли молча, хотя Элле хотелось расспросить мага о жизни людей. Все-таки почти сто лет за завесой! Шутка ли? После свадьбы с Аваром ей так и не довелось выйти за врата. А сейчас она жизнь свою готова была поставить, что тут, на человеческих землях, все совсем не так, как рисует ей память.

Она смотрела на идеально-прямую спину мага и ловила себя на мысли, что люди и ходят как-то по-другому. В какой бы ипостаси ни пребывали дети Повелителя неба, они вышагивали, будто скользили в медленном вальсе, почти не отрывая лап от земли. Дарсир же решительно выбрасывал ногу вперед, словно желая взлететь, а потом едва касался ей опоры и отталкивался снова.

В сторону спутницы чародей не смотрел, будто и не опасался вовсе. Элла удивилась сперва, но потом взглянула на Дарсира вторым зрением и все поняла. Защитных заклинаний на маге было чуть меньше, чем этой ночью на Сурже. Вздумай она атаковать сейчас, это будет последнее деяние в жизни. Проглотила застрявший в горле ком. Перед ней не простачок какой-нибудь, умеющий варить отвары, быстро перемещаться в пространстве да лечить болячки. Нет! Перед ней могучий маг. Вот только что он делает в этом глухом лесу?

Дарсир будто кожей почувствовал ее любопытство. Обернулся на ходу. Обезоруживающе улыбнулся.

— Я бы тоже хотел знать, что ты делаешь здесь. Для дочери рыбака у тебя слишком добротная обувь и дорогое оружие. Но мы можем договориться, — подмигнул, — ты не задаешь вопросов мне, а я не интересуюсь тобой.

Элла ухмыльнулась. Все-таки забавный малый этот маг!

— Ты прав, если не задавать вопросов, не придется отвечать на чужие.

Дарсир остановился. Нахмурился, прислушиваясь.

— Убегаешь? Тебя ищут? — тихо, одними губами поинтересовался он.

— Не должны, — шепотом ответила Элла. Она не ждала погони раньше следующего вечера.

— За нами кто-то идет. И если это по твою душу, лучше сознаться сразу, — маг посмотрел спутнице в глаза. — Может, смогу тебе помочь.

— За мной нагрянут завтра, — Элла зашагала вперед.

Дарсир нахмурился сильнее, но молча последовал за ней. Стойко придерживаясь договоренности не задавать вопросов. Лишь один раз, когда Элла запуталась в тропинках, Дарсир поправил ее. Маг внимательно всматривался в пространство и прислушивался к каждому шороху, но ничего не говорил. А Элла не слышала ни звука. В голове с досадной настойчивостью крутилась одна и та же мысль: что если Сурж очухался раньше рассвета и успел пройти сквозь врата в тот же "приоткрытый" период? Может, это он преследует их? Тогда стоит ждать атаки на закате. Дети Повелителя неба, в отличие от людей, хорошо видят в темноте, и Сурж осведомлен об этом не хуже Эллы. Когда солнце сядет, у тирана появится преимущество. Впрочем, преимуществ у него и без зрения пруд пруди, если он решит избавиться от нее, крыть будет нечем. Одна надежда на лес. В книгах сказано, обитатели чащоб у врат не любят, когда применяют силу и грозно карают тех, кто смог нарушить запрет. Элла ухмыльнулась: в могуществе лесных духов сомневаться не приходилось. Вот только поможет ли оно, когда они с Суржем встретятся?

Шагала, с тревогой поглядывая на солнце и не чувствуя ног от усталости. Давно не доводилось делать больших переходов, и тело бунтовало с непривычки. Дарсир шел рядом, время от времени потирая лоб и превращая прическу в воронье гнездо.

Наконец они вышли на небольшую, шагов десять, почти квадратную, поляну, и маг подал знак остановиться. Солнце спряталось за тучку, и Элле вдруг стало неуютно, показалось, будто деревья тоже хотят обидеть ее или обмануть. Дарсир дежурно улыбнулся.

— Попробуем здесь, не уверен, что сработает, но потревожить магию перемещения уже можно.

Элла хотела обнять чародея, как обычно, когда кто-то переносит через пространство другого, но замерла в нерешительности. Кто знает, что изменилось за время, пока она не была тут. Дарсир покачал головой.

— В твоей рыбацкой деревне запрещают касаться мужчин? — Подмигнул: — Ничего, я женюсь на тебе, если случится непоправимое.

Элла шумно выдохнула, захотелось пришибить шутника. Приблизилась и обняла мужчину, втянула носом его запах — причудливую смесь можжевельника, свежего лимона и сандала. Ощущать рядом теплое тело было непривычно и даже немного неприятно, но Элла успокоила себя тем, что все ненадолго. Дарсир тоже заключил ее в объятья и призвал магию перемещения, но та не ответила. Отстранился и скорчил рожицу:

— Надо идти дальше, кмырская стена не дает убежать, — лицо его стало серьезным. — Хотя сила, в принципе, здесь отвечает.

Элла поморщилась. Слово "кмыры", которым люди называли детей Повелителя неба, для нее было сродни ругательству.

— Пойдем, — согласилась она и снова повернула на восток.

Резкая боль подкосила ноги. Будто ножом расковыряли каждый кусочек от бедра до ступней. Элла вскрикнула и упала на землю, в ароматную траву. Попыталась подняться, но тут ее настиг еще один удар. Колкий, хлесткий и мучительный. От боли перехватило дыхание. Она узнала заклинание, оно называлось "Улитка" и настолько калечило жертву, что та почти не могла ходить. Если Элла не ошибалась, следующий удар должен прийтись на живот. Закрыла глаза, собираясь с мыслями. Прежде чем она сможет воспользоваться амулетом как источником силы, должна пролиться кровь. Потянулась к клинку на поясе, амулет получит свое, даже если это тоже будет больно.

— В двух словах, что это тип хочет от тебя? — Дарсир отразил третий удар и начал выстраивать щит.

Элла подняла глаза и на западной стороне поляны увидела Суржа. Громко сглотнула и нахмурилась.

— Его отец украл амулет, принадлежащий моей семье, а я вернула его обратно. Вчера. Вот он и бесится.

— Очень надеюсь, что ты не лжешь, — выдохнул Дарсир, отражая очередной, на этот раз направленный на него, удар.

Закрыл глаза и запел заклинание. У Эллы мурашки пробежали по спине до чего грозным был голос. Чародейка потерла ладонями плечи, прогоняя схвативший ледяной лапой страх. Маг призывал духов леса. Плохо управляемых и могучих. Неужели настолько уверен в своей силе? Духи могут и разозлиться, тогда достанется всем без разбора.

Элла посмотрела на Суржа. Тот не переставал атаковать, направлял на них удары один изощренней другого, но лицо тирана стало сосредоточенным, отчетливо проявилась вертикальная складка на лбу, и брови походили на охотника в засаде. Сурж стиснул зубы и явно перебирал варианты дальнейших действий. Щит Дарсира исправно прятал создателя, а сам маг, неестественно низко запрокинув голову, почти выкрикивал нужные слова.

Боль ослабела, Элла попыталась встать, но ноги не слушались. Дарсир закончил заклинание и ободряюще улыбнулся.

— Сейчас прогоним твоего приятеля, — прошептал он.

Снял щит, и обрадованный Сурж усилил атаку, не замечая невнятные тени, возникшие за спиной. Зато Элла увидела их, и ей остро захотелось убраться с поляны. Куда угодно, лишь бы не сталкиваться с теми, кто пришел. Запахло перегноем. Будто сотканные из высохшей болотной тины и жухлых листьев, духи леса неслышно наступали на потревоживших их покой. Издали они напоминали огромных, со взрослого мужчину, рассвирепевших вепрей. Глаза хозяев леса горели белым неживым огнем. Они беззвучно ударяли копытами и дергали мордами в немом нетерпеливом фырканье. Элле показалось, они выбирают, кого растерзать первыми.

Чародейка снова попыталась встать, но безуспешно. Сурж, наконец, заметил угрозу и на ходу выстраивая защиту, отступил в сторону Эллы. Дарсир покачал головой, а потом ловко закинул спутницу на плечо и побежал. Краем глаза Элла успела заметить, как духи набросились на Суржа.

Дарсира хватило не надолго. Остановился на соседней поляне. Положил ношу на землю.

— Здесь магия перемещения должна ответить, — слабо улыбнулся он. — Цепляйся, надо убираться.

Он помог Элле подняться и, удерживая ее в объятьях, призвал силу. Пространство подхватило их на свои плечи и перетащило в полутемную комнату с низким потолком. Свет, казалось, обходил ее стороной. Пахло сыростью и хвоей.

— Где мы? — прищурилась Элла, стараясь не паниковать. Дарсира она почти не знает, а у нее даже ноги не ходят, как следует. Замысли маг какую-нибудь пакость, она и сопротивляться толком не сможет. — Мы в Тмаре?

— Нет, — ухмыльнулся Дарсир, — мы в моем временном пристанище.

Элла тяжело проглотила слюну.

Отстранилась, но тут же схватилась за мужчину снова, чтобы не упасть. Испуганно уставилась в его глаза. Маг нахмурился, не понимая причины беспокойства. Взял Эллу на руки и отнес в одно из двух мирно пристроившихся у камина кресел огромного размера. Чародейка выжидающе опустила ладони на укрытые жесткой волчьей шкурой подлокотники.

— Что с тобой? — мягко улыбнулся Дарсир. Потом, наконец, сообразил, в чем дело, и торопливо пояснил:- Не хочу ничего дурного. С такими ногами в Тмар тебе нельзя. Подлечу тебя сейчас, и поскачешь в свой город на море, будто и не случилось ничего.

Опустился напротив Эллы на корточки:

— Позволишь?

Чародейка кивнула, и Дарсир, стащив ее ботинки, принялся читать заклинание над ногами. Элла закрыла глаза, магия ощущалась едва заметным покалыванием, боль отступала, а голос лекаря погружал в состояние безмятежности. Все дневные тревоги, усталость, беспокойство — все тонуло в звуках бархатного напева.

— Кто ты? — стараясь не раствориться в заклинании окончательно, поинтересовалась Элла.

Маг, казалось, не обратил на нее никакого внимания, невозмутимо продолжил лечение. Лишь когда заклинание закончилось, и Дарсир смог отвлечься, он кинул на собеседницу насмешливый взгляд и ехидно поинтересовался.

— Ты задаешь вопросы, Элла, дочь Тэона?

— Да, — подтвердила она. — Хочу знать, кто ты, откуда и что делаешь в этом лесу.

Дарсир потер лоб и взъерошил челку.

— Ты понимаешь, что это значит? Я тоже хочу знать, кто ты, откуда и что делаешь в этом лесу. А еще не отказался бы от объяснения, что за тип тебя преследует и зачем.

Элла закрыла глаза и шумно вздохнула. Запах сырости уступил место душку от старых плохо выделанных шкур.

— Сначала — ты.

Мужчина хмыкнул:

— Я Дарсир, сын Тилока, домашний маг градоначальника Хлома. Здесь ищу одну полезную штуковину, — пожал плечами: — Ничего не терял, но книги обещают, что найду ее тут до новой луны. А поскольку, как ты знаешь, в Хломе не все ладно, я готов уцепиться за любую нелепицу. Четвертый день наслаждаюсь природой и чарующим уединением. Даже местных разбойников из хижины выгнал.

Он подал собеседнице ботинки.

— Теперь ты, Элла, дочь Тэона.

Чародейка еле заметно кивнула и потянулась к обуви. Когда она в последний раз была в Хломе, там тоже было не идеально, но не настолько, чтобы рыскать по лесам в надежде на помощь. Вздохнула. Всю правду рассказывать не хотелось.

— Преследователя зовут Сурж, — нехотя заговорила она, — он кмырский князь. Я украла у него амулет, который когда-то принадлежал семье моего супруга. Теперь Сурж хочет вернуть вещицу обратно, но у меня на нее другие планы.

— Просить показать, я так думаю, бесполезно… — Дарсир уселся на кресло напротив. Закинул ногу на ногу. — Но я зайду с другой стороны. Где твой муж? И почему ты, юное создание, а не он, взрослый мужчина, воюет с другими магами?

— Я много лет вдова, — усмехнулась Элла.

— Много это сколько, позволь поинтересоваться? — язвительно заметил маг. — Год? Два?

Чародейка улыбнулась и покачала головой.

— Если не путаю, то сорок три года, — победно уставилась на собеседника.

На лице Дарсира не дрогнул ни один мускул.

— Тэон, я так понимаю, тоже тот самый?

— Да, — пожала плечами Элла.

— Тогда объясни мне, дочь демона, — нахмурился мужчина. — Для чего тебе маг, чтобы добраться до Тмара? Ты должна уметь все сама.

— Я и умею, — вздохнула Элла. — Только чаша моя пуста и не наполняется уже очень давно. Я могу творить простенькие заклинания, варить зелья, учить, но на что-то мало-мальски серьезное сил не хватает. Даже переместиться далеко не могу, не знаю, где окажусь. Мне бы найти источник, но среди детей Повелителя неба их не рождается уже пару поколений.

— Среди людей их тоже почти нет, — маг вздохнул. — Жалею, что дела не позволяют мне проводить тебя до Тмара пешком. Я бы с большой радостью послушал твою историю целиком, — потер подбородок и задумчиво продолжил. — Но если вдруг в Тмаре у тебя ничего не выгорит, приходи ко мне в Хлом. Найти легко, там каждый знает, где живет домашний маг градоначальника. Я знаком с одной девушкой-источником и, думаю, смогу уговорить ее помочь.

— Спасибо, — улыбнулась Элла и попыталась встать.

Удалось. Ноги еще казались ватными, но, по крайней мере, стоять на них она могла.

— Сейчас перекусим, передохнем, а утром отправлю тебя в Тмар, — сообщил маг, поднялся с кресла и исчез в двери в другую комнату.

Вернулся с едой — вяленым мясом, вином, головкой сыра и черствым хлебом. Разжег в камине огонь, комната наполнилась теплом и мягким светом. Пока трапезничали, маг развлекал собеседницу байками о родном городе, и Элла сама не заметила, когда тоже начала рассказывать ему про свою школу магии в Хапе, жаловаться на городскую библиотеку, что никак не приведут в порядок, и на служанку, вечно норовившую переставить какие-нибудь магические зелья. К концу ужина чародейка вдруг испугалась, что выглядит всем недовольной особой, но собеседник лишь рассмеялся, когда она поделилась сомненьями.

Второй раз Дарсир лечил ноги Эллы прямо у камина, сидя на большой медвежьей шкуре. Чародейка положила голову на стоящее рядом кресло и закрыла глаза, утопая в словах, призывающих силу. Легкое покалывание сменилось едва заметным теплом, а усталость вдруг навалилась с неистовой мощью. Перед внутренним взором отчего-то возникло море в разгар жаркого дня. Элла ступала босыми ногами в раскаленный песок побережья, но не чувствовала боли, напротив, очень давно ей не было так приятно и спокойно.

Очнулась, лишь когда маг отнес ее на узкую кровать, стоящую в дальнем от камина углу. Накрыл плащом, а сам устроился в кресле, около догорающего огня. Засыпая, Элла подумала, что Дарсир, должно быть, смотрит на нее, но не разозлилась. Было что-то успокаивающее в его присутствии. Казалось, она встретила старого приятеля, и вот теперь-то все непременно наладится. Снилось море: теплое, соленое, и солнечные лучи, согревающие даже сквозь сомкнувшуюся над головой воду. Элла торопилась, изо всех сил гребла руками и ногами, пока не убедилась, что успевает. Вынырнула около лодки. Знакомые руки помогли забраться на борт и тут же подхватили в объятия. Чародейка закрыла глаза, утопая в таком привычном стуке родного сердца.

Проснулась утром от звука хлопающей двери. Маг, бодрый и веселый, вернулся с утренней вылазки. Элла уселась на кровати и потерла глаза. Дарсир взглянул на нее с отеческой нежностью и насмешливо констатировал.

— Если спать так долго, можно проспать Явление богов. — Подошел ближе и наклонился к уху Эллы: — Вставай, соня, пора завтракать. Тмар не ждет.

Элла добродушно махнула рукой.

— Если духи угробили Суржа, Тмар подождет.

— Не угробили, — маг стал серьезным. — Он, судя по всему, сбежал обратно, за врата. Так что скоро жди встречи с ним.

— Это плохо, — вздохнула чародейка и встала с кровати.

Дарсир терпеливо дождался, когда она покончит с завтраком, а после, проверив, чтобы она ничего не забыла, раскрыл свои объятия. Элла послушно обняла его, и маг, усмехнувшись, прошептал ей на ухо:

— Хорошо, что если случится непоправимое, не придется жениться на тебе.

— Что может случиться? — улыбнулась Элла, вдыхая причудливую смесь запахов можжевельника, лимона и сандала. Сегодня близость мага не тяготила, и чародейке захотелось поддержать его шутливый тон.

— Ты потеряешь голову от любви ко мне, — подмигнул мужчина.

— Договорились, — смеясь, согласилась Элла. — Но сначала я собираюсь в Тмар.

Дарсир кивнул, прошептал нужные слова, и пространство подхватило чародеев на свои плечи.

Глава четвертая

Двадцать лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

По темному коридору собственного замка в окружении трех самых верных своих учеников твердо и звонко вышагивал Тел-ар-Керрин. Двигался четко и быстро, будто стрела в безветрие, выпущенная из лука метким стрелком. Маг спешил — ученики пожаловались, что пленница вновь взбунтовалась. Они, конечно, справились, но попросили учителя проверить, все ли так, как он хотел. Но торопился вовсе не потому, что не доверял ученикам, напротив, спешил убедиться, что пленница не пострадала.

Даже под пытками бы не сознался в этом, но от мысли, что ученики могли перестараться, сердце начинало биться, будто разъяренный зверь. Нет, он давно никого не любит, и Истора не стала исключением, но воспоминания о юности еще отдавались глухой болью где-то глубоко. Он еще помнил глаза Исторы, когда та говорила о любви, еще помнил ее губы, когда в страстном забытьи она жарко отвечала на его поцелуи, еще помнил ее руки, такие ласковые, когда обнимала, и ловкие, когда расстегивала пуговицы и развязывала завязки. Помнил, какое нестерпимо яркое солнце было в тот день, когда они с Исторой расстались. Теперь, спустя семь лет, она его пленница, и он добьется своего, хочет она того или нет. Вот только как забыть ее полные ужаса и отвращения слезы, каждый раз, когда он приходит к ней осуществить задуманное?

Тел-ар-Керрин остановился около массивной двери. Прочел отпирающее заклинание и вошел в комнату. На углу большой кровати притулилась женщина в тонкой рубахе. Она беззвучно плакала, обняв колени. Ее черные тяжелые волосы рассыпались по хрупким плечам в ужасном беспорядке. Сквозь ткань рубахи просвечивали многочисленные знаки побежденных сущностей, выступившие на коже. Тел-ар-Керрин усмехнулся: столько побед и только одно поражение. Какой нелепой идеей со стороны Исторы было ввязываться в противостояние с ним, чародеем равным богам. Ошибкой стала для нее попытка заступиться за оборванцев, не желающих подчиниться воле великого мага, роковой ошибкой для нее и большой удачей для него.

Убедившись, что сил у Исторы нет и она безопасна, маг велел ученикам оставить их. Запер дверь, подошел к пленнице и, приподняв ее лицо за подбородок, взглянул в полные слез глаза. Погладил по голове.

— Успокойся, Ист, дорогая. Не стоит так убиваться.

Женщина моргнула, и две тяжелые слезы побежали по щекам, оставляя за собой мокрые соленые дорожки. Всхлипнула.

— Отпусти меня, Тель. Пожалуйста, — еле слышно взмолилась она. — Вокруг полно женщин, которые дадут тебе желаемое добровольно.

— Так не пойдет, Ист, — покачал головой мужчина, — они хотят ребенка от великого мага, а мне чтобы исполнить пророчество нужна дочь от женщины, что любила меня до того, как я поднялся на вершину. Все просто, дорогая, я отпущу тебя, как только буду уверен в твоей беременности.

Глаза женщины сверкнули ледяным огнем.

— Я не хочу ни тебя, ни этого ребенка.

Тел-ар-Керрин присел рядом и обнял пленницу за плечи.

— Когда-то ты любила меня, Ист. Я хорошо помню все твои признания, — поцеловал ее в висок. — Про ребенка там тоже было.

Ухмыльнулся:

— Если за столько лет ты не нашла мне замену, значит, чувства еще живы. Вспомни о них.

— Нет, — Истора покачала головой. — Как бы там ни было, сейчас ты совсем другой. Страшный. Будто голодный зверь, что увидел кусок свежего мяса вдалеке. Бежишь, не замечая ничего вокруг. Такого тебя я не хочу.

— Придется представить себе кого-нибудь другого, — зло ухмыльнулся маг. Схватил пленницу за шею, как шелудивого кота за загривок, и кинул ее лицом в подушки. — Я от своей цели не отступлю.

— Да будь ты проклят в той вечной жизни, которой добьешься, — прошипела Истора, пытаясь подняться. Совершая очередную попытку отсрочить неизбежное.

— Непременно буду проклят, — согласился маг, возвращая пленницу на кровать и подтягивая ближе к себе. — Только, для начала, я это бессмертие получу.

***

За двести лет Тмар ничуть не изменился. Разве что дома стали добротнее, люди суетливее и около святилища Латасара построили высокую башню с часами. Громко отбивая каждый час, монстр со стрелками пугал и нервировал Эллу, ни разу прежде не встречавшую подобное устройство.

После того как Дарсир оставил ее около крепостных ворот, Элла бесцельно бродила по городу почти до обеда. На улицах пахло свежестью, мокрым песком и цветами из городских садов. Ветер с моря приносил прохладу. Чародейка обогнула дом градоначальника и остановилась напротив святилища Латасара. Статуя около постамента для подношений по-прежнему, сурово и грозно смотрела на того, кто отважился подойти сюда, но больше не пугала. Элла жизнь свою готова была поставить — Латасар спит и никто не сумеет потревожить его покой. Миновала городские сады, квартал Тмарских богачей и сквозь ворота в крепостной стене вышла на побережье.

Усилился ветер, к запаху мокрого песка примешался водорослевый дух, шум прибоя заглушил все остальные звуки. Элла посмотрела на море. Огромные, в полтора человеческих роста, сине-серые волны как языки голодного зверя выкатывались на берег, оставляя будто слюну, белые контуры пены на песке. Чародейка ухмыльнулась: где-то недалеко, видимо, разразилась буря. Но ничего, завтра море будет спокойнее и добрее.

Прошлась вдоль берега, стараясь обогнуть город с востока. Дошла до большого серого камня. Уселась на него и уставилась на воду. Ухающие волны завораживали, было что-то притягательное в волнении этого водяного гиганта. Элле отчего-то казалось, что встреча с духом Тмара будет именно здесь. Посмотрела на солнце. Вот-вот и городские часы пробьют полдень. А потом придет он — тот, кто избавит ее от амулета. Источника огромного могущества и причины многих бед.

Когда-то амулет Алое пятно принадлежал семье супруга Эллы, Авара. Вещица никак себя не проявляла и спокойно пылилась в шкатулке с фамильными драгоценностями. Странности стали заметны после того, как Элла разбудила Повелителя неба, видимо, существовала связь божества и амулета. Авар еще был жив, когда выяснилось, что Алое пятно дает невиданные доселе силы. На семейном совете решили вещицу припрятать и никому не показывать. Сын Эллы, Крут, задумал щегольнуть перед невестой, и надел его на одну из прогулок. Вышла ссора с другим магом Оланом, князем Дариополя, и в поединке тот случайно смертельно ранил Крута. Помочь ему не успели. В суматохе амулет пропал и снова появился спустя много лет, у того же Олана. Сейчас чародейка могла с уверенностью сказать, что все было подстроено, но тогда предложенная версия выглядела правдоподобно, и мстить князю Дариополя не имело смысла. Если бы тогда Элла могла хотя бы предположить, чем все закончится, все бы было иначе.

Вздохнула. Время вроде бы давно залечило все раны, но иногда они ныли будто свежие. Посмотрела в сторону крепостных ворот и невольно улыбнулась. Со стороны города на нее двигалась фигура, похожая на человеческую, но черная настолько, что казалась разломом в пространстве. Бездонная, холодная, неживая. Элла помахала рукой. В ее сторону шагал дух Тмара, существо, которое она создала взамен убитого Стражем теней. Дух приблизился, подобрал с земли плоский камень и кинул его в воду. Ударившись о волну, голыш бесславно канул в море.

— Рад видеть тебя, Вечная, — проскрипел дух, не отрывая взгляда от беснующихся волн. — С чем пожаловала?

— У меня есть для тебя кое-что, — Элла сняла с шеи Алое пятно и протянула духу. — Книга говорит, чтобы сохранить мир, я должна вернуть его дитяти пылающего духа, победившего взгляд Тел-ар-Керрина, и вечного героя, погибшего у Источника сущего. Я думаю, что он принадлежит тебе, потому что ты тоже мой ребенок, пусть и не в полной мере.

Дух задумался, в его темном лице ничего не изменилось, но Элла руку готова была дать на отсечение, что он глубоко озадачен. Ей даже показалось, что собеседник нахмурился.

— Вчера мне было видение, Вечная, — тяжело выдохнул дух и шершаво продолжил: — Бог дал мне меч и уверил меня, что оружие принадлежит мне. Я взял. Потом пришел другой бог и отобрал. Пока он убегал, он убивал всех, кто попадался на его пути. А люди думали, что это я несу боль и смерть.

— И что с того? — сдвинула брови Элла.

— Дурной знак, — пожал черными плечами дух. Подернул плечами и покачал головой. — Я не возьму у тебя то, что мне не принадлежит. Прости, Вечная. Поищи амулету другого хозяина.

Элла проглотила застрявший в горле ком. Таяла ее последняя надежда. Если амулет не принадлежит духу, то тогда кому она должна его отдать? Живых детей у нее не осталось, да и Авар не герой был, а правитель. Держать у себя Алое пятно долго нельзя, если хозяин слаб, амулет поработит его волю и сделает рабом, а искать другого обладателя страшно, кто знает, как тот поведет себя, если получит в руки такую силу. С надеждой посмотрела на духа.

— Как думаешь, есть достойные кандидаты?

— Не знаю, Вечная, — дух опять уставился на море. — Спроси у Пилара, ему можно доверять.

— Пилара? — нахмурилась Элла.

— Домашнего мага градоначальника Тмара, — подтвердил дух. — Где найти его знаешь.

Чародейка вздохнула. Надела амулет на шею и, кивнув духу на прощание, зашагала на запад. В голову пришла странная мысль, но Элла поспешно отогнала ее, она явилась в Тмар вовсе не для этого.

Жилище домашнего мага градоначальника Тмара располагалось тут же, на побережье. Окруженный садом небольшой каменный особняк, с башенками и узкими окнами-бойницами почти примыкал к городским стенам, отчего казался частью укреплений Тмара. Элла в нерешительности застыла у калитки. Драк, один из прежних хозяев, давно умер, но чародейка поймала себя на мысли, что дверь откроет именно он. Тряхнула головой, отгоняя настойчивые призраки прошлого. Прошла сквозь сад и постучала колотушкой.

Отворила женщина в возрасте, сухая и высокая, должно быть, служанка. Она смерила Эллу недобрым взглядом и поздоровалась.

— Я хотела бы увидеть Пилара, — чародейка улыбнулась, стараясь произвести приятное впечатление.

— Хозяина нет, — отрезала женщина и собралась закрыть дверь.

Элла ухмыльнулась, ей показалось, она поняла, с кем имеет дело. Потянулась в кошелек и достала мелкую монету. Сунула денежку женщине.

— Послушай, почтенная, а когда он явится?

— Пилар сейчас в Хломе, обещал вернуться после полнолуния, — будто нехотя ответила женщина, деловито пряча монету в карман. — Если госпожа хочет, я могу послать ей записку, когда ее смогут принять.

— Не стоит, — покачала головой Элла. — Зайду сама.

Служанка захлопнула дверь. Чародейка в задумчивости потерла подбородок: ну и слуги у Пилара, мало того, что невежливые, так еще и заработать на его имени пытаются.

Вышла из сада и, миновав ворота, вернулась в город. Уселась в тени на скамейке на площади напротив святилища Латасара. Пахло сиренью. Где-то далеко зазывала приглашал на представление, рядом двое солдат спорили об оружии, а Элла закрыла глаза и прислушалась к чирикающим над головой птичкам.

Пилар не поможет ей, это ясно как день. Как бы ни был силен страж Тмара, толку от него будет не больше, чем от любого другого мага. А медлить нельзя. Сурж найдет способ вернуть вещицу, и тогда не поздоровится всем. И жениться на ней будет не нужно, он и без женщины с меткой Повелителя неба натворит достаточно дел. Амулет необходимо спрятать. Но где? И кому можно безопасно отдать его на хранение? Кто не поддастся искушению заполучить власть над остальными? Кто настолько равнодушен к благам, обещанным правителям? Разве что демоны Мира мертвых.

Улыбнулась. И почему эта мысль не пришла в голову раньше? Амулет можно отдать отцу ненадолго, лет на сто-двести. К тому времени в памяти смертных останутся только легенды об Алом пятне и его можно будет безболезненно вернуть домой. Вот только как добраться до Обители нитей? Лабиринт шестиглавого волка не пройти без магических сил, а отца к себе не позовешь, последнее время в Обители нитей что-то разладилось и он не может отлучиться, Мир мертвых не отпускает. Нужно найти человека-источник и с его помощью наделать кристаллов силы или попросить могучего мага открыть флягу с водой из Источника сущего.

Элла решила сделать еще одну попытку откупорить бездонную баклагу. Может, сейчас как раз настал тот момент, когда та решит помочь чародейке? Развязала торбу и запустила внутрь руку. Первым нащупала небольшой, с ладонь, деревянный брусок. Удивилась и торопливо извлекла его на свет. Посмотрела и ахнула. Открыла защелку. В расписанной цветами желтой акации коробке оказался дорожный компас! В круглом, прикрытом стеклом углублении красовались нанесенные румбы и стороны света, а над ними парила стрелка, указывающая направление. К крышке тонкой веревкой привязали сложенный лист бумаги. Элла вытащила его из ловушки и развернула.

"Больше всего жалею, что отправил тебя спать прошлой ночью, — было выведено крупными четкими буквами, — но не перестаю верить, что судьба еще подкинет нам встречу.

Если вдруг решишь навестить меня в Хломе, напоминаю, меня зовут Дарсир, сын Тилока, я домашний маг градоначальника. Любой в городе укажет тебе, где мой дом. Но ты можешь найти его сама, это двухэтажный особняк из белого кирпича напротив городского фонтана.

Я умею хоть и не все, но многое, и если тебе понадобится помощь, можешь смело на меня рассчитывать. Должен предупредить только об одном, в следующий раз я не буду глупцом и употреблю ночь с гораздо большей пользой.

Очень хочу увидеть тебя снова. Дар.

Чуть не забыл: чтобы из Тмара попасть в Хлом, нужно двигаться все время на юг".

Чародейка улыбнулась. "Вот ведь самонадеянный лоботряс!" — с непонятно откуда взявшейся нежностью подумала она. Потом ей вспомнилось, что Дарсир обещал познакомить ее с девушкой-источником, и все встало на свои места. Надо ехать в Хлом, там и до входа в лабиринт Мира мертвых недалеко и с кристаллами силы помогут. А уж что попросят в качестве платы — совершенно не важно. Поднялась со скамейки и отправилась на городской рынок, там всегда можно было нанять томящегося без работы мага.

Повезло, чародей нашелся почти сразу, молодой мужчина стоял рядом с лавочкой целителя. Элла долго разглядывала его прежде чем подойти ближе. Судя по знакам на открытых руках, парень специализировался на лечении и сборе трав, но магией перемещения владели все мало-мальски обладающие силой, и она решилась заговорить.

— Мне нужно в Хлом, — начала она без предисловий, — я готова заплатить двадцать пять золотых.

Парень нахмурился. Элла испугалась, не мало ли предложила и тут же попыталась исправиться:

— Назови свою цену — договоримся.

Маг покачал головой.

— В Хлом тебя, красавица, никто из наших не повезет.

— Это еще почему? — настала очередь Эллы хмуриться.

— Вокруг города растет блуждающее поле, отнимающее силы, — вздохнул парень. — Местные борются с ним, но никто не знает, где оно появится в следующий раз. В беду угодить не хочется ни за какие деньги.

— Хорошо, — согласилась Элла. — Доставь меня в ближайшее к Хлому безопасное место.

Маг потер подбородок и ухмыльнулся.

— Ты, видимо, никогда не путешествовала. Там полно разбойников. Если за тебя некому платить выкуп, смерть покажется тебе избавлением. Мой тебе совет, красавица, если тебе уж так приспичило в Хлом, — мужчина наклонился ближе к уху Эллы и в нос ей ударил запах можжевельника. — Около рядов с тканями купцы собираются в компанию, чтобы отправится туда завтра. Они вскладчину нанимают охрану, и за щадящую плату согласятся взять тебя с собой. Проиграешь неделю, зато сохранишь жизнь.

— Спасибо, — кивнула Элла и протянула магу монету. Тот улыбнулся и махнул рукой.

Чародейка послушно зашагала к нужным рядам.

Глава пятая

Дарсир никак не мог заставить себя думать о делах. Всю неделю после возращения из кмырского леса он был чем-то занят — помогал военным отыскивать разбойников, изводивших окрестности; выжигал заклинаниями лавандовые поля, отнимающие силы; в компании других магов ставил ловушки на тварей, приходящих с Темных гор; но мыслями постоянно пребывал там, в хлипкой лесной хижине. Маг не уставал ругать себя: за нерешительность и излишнюю щепетильность, за то, что выпустил из своих цепких рук не только женщину, к которой много вопросов, но и ту, с которой хотелось сойтись ближе.

Дарсир вожделел Эллу до дрожи в коленях, одна мысль о ней заставляла кровь кипеть так сильно, что он казался себе кузнечным горном полным раскаленного угля. Вместе с тем, никогда раньше маг не сходился с новым человеком настолько легко и быстро. В Элле все казалось знакомым и предсказуемым, и не было ничего милее этой определенности. Одна мысль о чародейке будила в душе невнятное, едва ощутимое, осторожное тепло. Дарсир совершенно не понимал, что происходит. Он мучился от разлуки и злился на свое мальчишество. Не пристало взрослому мужчине терять голову в первый же вечер знакомства.

К середине десятого дня после расставания с Эллой маг решил: пора что-то предпринять. Он уселся на диване в гостиной и применил заклинание поиска. Искал не чародейку, ее он знал недавно, и существовала вероятность перепутать с кем-то. Искал свой компас. Предмет, каждая трещинка и линия которого знакомы с самого детства. Каково же было удивления Дарсира, когда заклинание четко показало — компас у северных ворот крепостных стен Хлома. Маг нахмурился: не хватало еще ошибиться в такой простой вещи, но все-таки отправился развеять свои сомнения.

Элла с удивлением смотрела на крепостные стены Хлома. Двести лет назад здесь тоже были укрепления, но по сравнению с тем, что предстало перед глазами сейчас, те казались игрушечными. Тяжелый мост через глубокий ров, толстые стены и массивные башни, удерживающие на зубцах небо.

Девять дней путешествия остались позади и давали знать о себе легкой усталостью. Хотя жаловаться было не на что. Главный купец в караване оказался человеком опытным, охрану наняли обученную, животных подобрали здоровых и выносливых. Долгих привалов не делали, на ночлег раскладывались быстро, утром двигались в путь почти с рассветом. Вот только Хлом оказался не таким, каким помнила его Элла. Так в этом никто не виноват…

— Впечатляет? — один из спутников, молодой воин Соту, поравнялся с ней и пустил своего жеребца рядом с животным чародейки.

— Очень, — подтвердила Элла, хоть и зареклась общаться с этим нагловатым малым. — Хотелось бы знать, от какого врага построили такую защиту?

Мужчина ухмыльнулся и кинул на нее снисходительный взгляд.

— Все ясно как день, на тот случай, если магия не сможет сдержать тварей из-за Темных гор.

Элла кивнула. А Соту продолжил:

— К кому ты приехала? Могу проводить.

Чародейка поморщилась. Еще ухажера ей не хватало! Да какого! За двести семь лет своей жизни самодовольнее типа она не встречала. Правда, купцы держались с ним с почтением, но его недостатков это не умаляло.

— Мне нужен домашний маг градоначальника. У меня есть к нему дело.

— Какое-такое дело, позволь узнать? — губы мужчины искривились в недоброй усмешке. — Хотя, догадываюсь, — Соту подмигнул. — Дар любит соблазнять молоденьких девиц. Ты, вероятно, надеешься, что он женится на тебе, после всего. Напрасно.

Элла подняла глаза к небу и тяжело вздохнула. Пристально посмотрела на собеседника. И решилась.

— Я хочу навестить своего отца Тэона в Обители нитей, и мне нужно кое-что, чтобы безболезненно пройти лабиринт шестиглавого волка. Дарсир обещал помочь, — она хмыкнула и криво улыбнулась. — На свадьбу мы не договаривались.

Соту стал серьезным.

— Демоница?

— Наполовину, — подтвердила Элла, — и, верь мне на слово, давно не девица, которую можно соблазнить женитьбой. Желание проводить меня осталось?

— Может, я подойду в качестве провожатого? — опередил Соту знакомый голос.

Элла повернула голову. Так и есть, рядом стоял Дарсир.

— Подойдешь, — с улыбкой ответила она.

— Оставляй лошадь и пойдем. Я обо всем договорился, — распорядился маг и продолжил, обращаясь к мужчине: — Рад видеть тебя в добром здравии Соту.

— И я тебя, Дар, — криво улыбнулся мужчина. — Как дела у Миты?

— Вероятно, хорошо, — пожал плечами маг. — Она путешествует где-то с отцом. Я знаю не больше твоего.

Дарсир помог Элле спешиться, и заключил ее в объятия, призывая магию перемещения.

— Кто такая Мита? — вполголоса поинтересовалась чародейка, вдыхая смесь ароматов можжевельника, лимона и сандала. Пространство вокруг изменилось, они оказались в помещении с высоким потолком и огромными окнами.

— Девушка-источник, — пояснил маг, не торопясь выпускать ее из рук.

— А этот Соту, кто такой? — Элла посмотрела на Дарсира снизу вверх.

— Старший сын градоначальника Хлома, — пояснил Дар почти шепотом. Поймал ее взгляд и запустил ладонь в рыжую шевелюру. — Он отчего-то ревнует Миту ко мне, хотя никакого повода я не давал.

Элла кивнула. Дарсир склонился над ней и очень нежно, будто опасаясь спугнуть, коснулся губами ее губ.

Закрыла глаза, позволяя магу довести задуманное до конца, наслаждаясь его ласковыми прикосновениями и близостью теплого тела, сладковатым вкусом поцелуя. Всю дорогу до Хлома Элла думала о Дарсире и его обещании использовать ночи правильно, а ближе к городу заключила, что не видит в планах мага ничего страшного. В конце концов, он — молодой привлекательный мужчина, а ей давно пора заканчивать с аскезой. Пусть не выйдет великой любви, но зато она вернется в мир живых. Большинство дорогих ей существ давно мертвы, но она-то все еще здесь и должна попробовать начать заново хотя бы для очистки совести.

Дарсир отстранился и с улыбкой посмотрел на нее. Осторожно заправил за ухо выбившуюся рыжую прядку. Чмокнул в нос.

— Что-то ты без огонька, — констатировал он, не выпуская чародейку из объятий. — Устала?

— Немного, — кивнула Элла. — Хочу есть, помыться и поспать на кровати, а не на лежанке. — Неловко улыбнулась: — Еще хочу, чтобы ты помог мне.

Маг покачал головой.

— Как много ты хочешь… И совсем не того… — подмигнул. — Но тебе повезло. Сегодня я гостеприимный хозяин.

Он развязал шнурок плаща Эллы и, устроив его на вешалке у входа, увел гостью в столовую. Небольшую светлую комнату с камином и круглым столом человек на шесть. Элла помыла руки водой из принесенного служанкой кувшина и уселась на стул в ожидании еды. Дарсир устроился рядом и не спускал с чародейки глаз, будто выискивал какой-то мелкий изъян или старался запечатлеть в памяти каждую ее частичку. Эллу смущало такое внимание, и она решила взять быка за рога. Залезла в торбу и извлекла оттуда бездонную флягу. Протянула магу.

— Открой, если сможешь.

Дарсир повертел баклагу в руках и присвистнул.

— Какая замечательная вещица. И чем она наполнена? — он дернул пробку, но та не подалась. Прошептал несколько слов и повторил попытку. Тщетно. Все осталось на своих местах. Покачал головой.

— Водой из Источника сущего. — Элла забрала флягу. Бросила обратно в сумку. — Уже очень давно я не могу ее открыть, но все еще не теряю надежды. — Накрыла своей ладонью теплую ладонь собеседника. Посмотрела в глаза. — Мне очень-очень нужна помощь. Нужна сила, чтобы пройти лабиринт шестиглавого волка. Ты говорил, есть девушка-источник. Договорись с ней, я щедро заплачу.

— Мне или ей? — добродушно ухмыльнулся Дарсир и сменил положение рук. Теперь уже он накрывал ладонь чародейки.

— Кому и сколько запросите, — выдохнула Элла. Вполне невинное прикосновение оказалось куда действеннее поцелуя. Тяжесть чужой руки разбудила воображение. Чародейка прикрыла глаза и облизнула губы. Представилась та же ладонь беззастенчиво блуждающая по телу. От позвонка в основании шеи к талии и обратно.

Дарсир с видом охотника, поймавшего, наконец, добычу, аккуратно погладил пальцы Эллы.

— Хорошо, я поговорю с Митой, как только она вернется, — слегка сжал ладонь собеседницы и подмигнул. — Что-то еще?

— Этого достаточно, — улыбнулась чародейка и отняла руку.

Как раз вовремя. В столовую вошла служанка с подносом. Судя по блюдам, маг не бедствовал, но и гурманом особым не был. Угощали жареной говядиной с зеленым горошком и овощами, пирогом с зайчатиной и ягодным киселем. Элла ела, а Дарсир все так же пристально разглядывал ее.

— Что-то не так? — в конце концов, не выдержала она. — Смотришь на меня, будто я украсть столовое серебро собираюсь.

Дарсир рассмеялся.

— Прости, не думал смущать. Просто мне кажется, я знаю тебя много лет, вот пытаюсь понять откуда что взялось.

— Может, у тебя в детстве была рыжая подружка, и теперь такие, как я, уносят твой покой, — предположила Элла.

— Может, — хихикнул Дарсир и отпил киселя из кружки. — Расскажи, как дела в Тмаре? Все удалось?

— Нет, — пожала плечами чародейка. — Вещицу не отдала, Пилара, домашнего мага градоначальника, не застала. Визит прошел бесполезно. Зато узнала многое о Хломе. Оказывается, у вас тут распоясалось лавандовое поле-разбойник и, вообще, с порядком плохо. Ты, видимо, никудышный маг, Дарсир, — подмигнула. — Раз на земле под твоей опекой такие безобразия.

— Я бы так не сказал, — парировал собеседник. — За те двенадцать лет, что я домашний маг градоначальника ни разу не понадобились городские стены. Всех тварей из-за Темных гор мы перехватываем еще на походе. Разбойников стало меньше раза в два. Поле — единственное, за что меня можно упрекнуть. Но я не уверен, что с ним сладит кто-то другой. — Дарсир нахмурился: — Оно старое и использовали его для защиты от магов. Пока вражеский чародей пройдет насквозь, поле выпьет его, тот доползет к Хлому еле живой и станет легкой добычей. Силы его останутся лаванде, и с помощью человека-источника их можно будет приспособить для своих целей. Но теперь, там за горами, случилось что-то страшное, и по полю ходят твари куда сильнее людских магов, а снять накопленное мы не можем, среди нас нет глубоких источников. Все пятеро, которых я когда-то знал, оказались бесполезны. Вот и лезет голодный цветок, где ни попадя.

— Так есть же другие способы, — осторожно заметила Элла.

— Конечно, — Дарсир ладонью взъерошил челку. — Я сделал Цветочную кровь, но, если помнишь, чтобы этот сосуд принял силу поля, туда нужно залить отвар. А последний его ингредиент знает лишь тот, кто пересек именно этого лавандового разбойника. Я пока не угадал. И идти сквозь него не решаюсь. Оно таких тварей забирало себе, что от меня и места мокрого не останется. — Маг вздохнул: — Скоро, видимо, придется. Других способов избавиться от него не вижу.

Элла покачала головой и улыбнулась.

— Кажется, я знаю, чем расплачусь за твою помощь.

Дарсир махнул рукой.

— Ничего не надо. Заплатить нужно будет только Мите.

— Ты не понял, — Элла налила себе еще киселя. — Много лет назад я пересекала этого лавандового разбойника. Думаю, смогу назвать последний ингредиент. Только надо понюхать твое варево, да на поле посмотреть, чтобы вспомнить.

Маг улыбнулся.

— Завтра, — прикусил уголок губы: — На сегодняшний вечер у меня другие планы.

— Какие-такие планы, позволь поинтересоваться? — усмехнулась Элла. Дорожная усталость потихоньку отступала, и к чародейке возвращался обычный задор.

Дарсир поднял глаза к потолку.

— Есть парочка отваров, в которые надо добавить масло кричащего пятилистника именно при луне в этой фазе, — посмотрел на Эллу и подмигнул. — Но если ты очень попросишь, я добавлю туда еще кое-что. А сейчас советую отправиться в ванную, пока Ирита здесь.

— Ирита? — удивилась чародейка.

— Служанка, — кивнул Дарсир, — приходит обычно к завтраку, уходит после ужина. Я-то справляюсь сам, но вам, женщинам, понять друг друга будет проще.

Элла кивнула. Маг все правильно говорил, вот только стало немного обидно, что его интерес оказался так недолог. Когда она думала о встрече с Дарсиром, ей отчего-то представлялся пылкий необузданный натиск и уговоры, соседствующие с непоколебимой настойчивостью. В реальности, чтобы остудить его пыл хватило лишь недостаточно горячо ответить на поцелуй. Ухмыльнулась: то ли она становится старше, то ли мужчины вокруг уже не те.

Ирита приготовила ванну с травами, и Элла отмокала в ней, пока не поняла, что засыпает. Вытерлась, натянула рубаху и поднялась в выделенную ей спальню. По-хорошему, надо было сказать, что ушла спать, хозяину дома, но сил искать его просто не было.

Проснулась от странного холода. Будто кто-то проник под кожу и сделал кровь вязкой и ленивой, добавив в жилы ледяной крошки. Села на постели и посмотрела вокруг. Никого! Прислушалась. Где-то далеко тяжело и редко дышало неведомое существо. Посмотрела вторым зрением, но ничего не увидела. Поежилась, прогоняя наваждение. Не помогло. К дыханию прибавился взгляд. Полный ненависти и морозного осуждения. Элле захотелось отвести глаза, но она не смогла. Существо не отпускало. Ужас когтистой лапой сжал обезумевшее сердце, перехватило дыхание, и Элла обратилась к силе. Ее чаши хватило на простенький щит, простенький и недолговечный. Чародейка кожей почувствовала, как неведомый враг разбирает его, словно плохо застывшую каменную кладку, часть за частью, брусок за бруском. Зато удалось отвести глаза! Элла схватила платье и ботинки и устремилась прочь из комнаты.

Одевалась на ходу прямо около лестницы. В дальней части коридора заметила свет под одной из дверей и направилась туда. Чтобы там ни было, там хотя бы не кромешная тьма. Толкнула деревянное полотно и застыла на пороге. Она оказалась в кабинете Дарсира, здесь пахло можжевельником, вдоль стен стояли стеллажи с книгами и склянками, а ближе к окну за столом сидел сам маг. Лицо его было сосредоточенно и серьезно. Рядом горело две дюжины свечей. Дарсир терпеливо отсчитывал темные капли, медленно падающие в небольшую, с кулак, пузатую бутыль. Элла вдруг снова почувствовала тот взгляд. Только теперь тварь скользила глазами не только по ней, но и по спине хозяина дома. Чародейке захотелось закричать, предупредить о грядущих неприятностях, но маг отвлекся от капель и, закрыв глаза, произнес несколько слов. Непрошенный гость исчез. Элла глубоко вздохнула и оперлась на дверной косяк. Дарсир улыбнулся и вышел из-за стола.

— Не бойся, она ушла, — взял канделябр и направился к Элле. — Все хорошо.

— Кто это, Дар? — слабым голосом поинтересовалась чародейка.

— Тварь из-за Темных гор, там таких полно, — пожал плечами мужчина, увлекая Эллу прочь из кабинета.

— Но они же далеко…

— Это для нас, — ухмыльнулся маг. — А для них мы довольно близко.

Дал знак следовать за ним, но Элла застыла в недоумении.

— Дар, я много где была и многое видела, да что говорить, я смотрела в глаза Тел-ар-Керрину, но никогда мне не было так жутко.

Маг обернулся и аккуратно подтолкнул ее за локоток дальше по коридору.

— Потому что это не твой страх, Элла. Это страх Источника сущего. Тварь подбирается к нему через тебя. И чем сильнее ваша связь с Источником, тем тебе хуже.

Вошли в небольшую комнату с витражным окном во всю стену, камином, парой кресел около небольшого круглого столика и шкурой огромного непонятного животного на полу. Дарсир поставил канделябр на столик и достал из почти незаметного шкафа в углу поленья для камина. Разжег огонь, и комната наполнилась мягким светом. Там же, только с верхней полки, маг достал бутылку вина и пару серебряных кубков.

— Присаживайся, думаю, самое время согреться, — он указал на кресло, поставил кубки на столик и разлил напиток.

Элла покачала головой, уселась на пол, прижалась спиной к креслу и протянула руки к камину.

— Хочу быть ближе к огню.

— Как скажешь, — улыбнулся маг, протянул ей вино и уселся рядом. — Если позволишь, я поставлю щит. Судя по всему, сама ты не справишься.

Элла кивнула. Пригубила вина и закрыла глаза. Дарсир отставил свой кубок, взял чародейку обеими ладонями за голову и запел заклинание. Перед внутренним взором Элла увидела радугу. Четкую, ясную, по-весеннему свежую. Она переливалась яркими цветами, а затем разлилась по небу разноцветной сетью с желтыми шарами в узлах. Тепло растеклось по телу: то ли вино дало о себе знать, то ли маг своей силой согрел ее.

Элла открыла глаза. Дарсир смотрел на нее с улыбкой. При свете свечей она ясно различила гусиные лапки морщинок, расходящихся от век и две симметричные дуги вокруг рта. Увидела его слегка припухлые губы, едва заметные ямочки на щеках. Вспомнила приветственный поцелуй и зажмурилась, намереваясь исправить утреннюю оплошность. Без огонька, говоришь? Смотри не обожгись, маг! Обняла мужчину за шею, притянула к себе и поцеловала.

Дарсир не заставил себя уговаривать. Он отвечал на поцелуи с настойчивой нежностью, беззастенчиво и умело. Руки его без стеснения ласкали чародейку, губы любознательно изучали тело, и Элла сама не заметила, как оказалась спиной на шкуре непонятного животного, без одежды, зато с магом в той самой восхитительной близости. Он перехватывал поцелуями ее стоны, двигался размеренно до муки, а Элла окончательно теряла разум, утопая в накатывающих волнах наслаждения. То был не огонек, нет. То был костер, в котором дотла сгорели десятки лет медитаций и отказа от телесных радостей. Но Элла не жалела, она согревала им не только тело, но и истерзанную душу, хотя бы ненадолго оставляя прошлое за спиной, за пределами комнаты с камином и креслами.

Глава шестая

Проснулась поздно. Дарсир уже куда-то ушел. При свете дня спальня перестала казаться зловещей. Незваных гостей не было, и все вокруг выглядело обыденным до неприличия: широкая кровать, шкаф и прикроватная тумба; окно, выходящее на городской фонтан. На подоконнике кто-то поставил вазу с нежно-бежевыми дикими розами, ароматными и свежими. Элла жизнь свою могла поставить, что вчера их тут не было. Подошла к букету и вынула записку. "Жду тебя за завтраком", — сообщали знакомым почерком.

Привела себя в порядок и спустилась. Обошла лестницу, миновала дверь в кладовку и сквозь арку зашла в столовую. Зашла и остолбенела. В самой дальней от входа части стола сидели рядом и мирно беседовали, попивая кофе, два Дарсира. Совершенно одинаковых. Разве что волосы одного были собраны в длинный хвост, а на голове второго красовалось нечто напоминающее потревоженное воронье гнездо. Чародейка потерла глаза и тряхнула головой, прогоняя случайный морок. Второй Дарсир никуда не делся.

Обладатель короткой прически заметил ее и, расплывшись в довольной улыбке, подмигнул.

— Позволь представить тебе, Элла, моего брата — Пилара, домашнего мага градоначальника Тмара.

— Брат, значит… — понимающе кивнула чародейка. — Рада знакомству.

Ухмыльнулась. В голове пронеслась совершенно непристойная мысль, что Пилар должен оказаться не хуже Дарсира. Стало любопытно, знаки порабощенных сущностей на них тоже одинаковые? Интересно было бы сравнить. И не только знаки. Дарсир будто угадал ее мысли. Встал из-за стола, приблизился и чмокнул ее в лоб.

— Даже и не мечтай, солнце мое. Я умру от ревности. — Заключил в объятия и прошептал на ухо: — К тому же, мы не близнецы, у нас всего лишь общий отец.

Элла покраснела. Закрыла глаза и спряталась от мира у Дарсира на груди. Устыдилась. Вспомнила, что вчера она и на его-то теле знаки не рассмотрела толком: в комнате со шкурой было не до этого, а потом в ее спальне не хватало света, а уже собралась сравнивать с другим. Маг поцеловал ее макушку и, выпустив из объятий, слегка подтолкнул к столу.

— Давай завтракать, развратница, — произнес он шутливым тоном.

Пилар потер подбородок и налил себе еще кофе.

— Я тоже рад знакомству, дочь Тэона, — улыбнулся точь-в-точь как Дар, с той же ехидцей и обозначившимися ямочками на щеках. — Но по другой причине.

Элла побагровела. Ей захотелось провалиться сквозь землю от стыда. Сиюминутная фривольная мысль сыграла с ней злую шутку. Братья одновременно посмотрели на чародейку и дружно, добродушно захохотали. Элла тяжело и громко вздохнула. Дарсир перестал смеяться и ласково посмотрел на гостью.

— Не сердись, Солнце, — попросил он извиняющимся тоном. Сел рядом, взял за руку. — Мы всех так проверяем. Поверь, не ты одна думаешь о нас в таком ключе. Только мне, знаешь, что кажется, — Дар заглянул Элле в глаза. — Если женщина не боится своих желаний, то она гораздо лучше тех, кто прикрывает свои пороки дешевой моралью.

Элла нахмурилась, Дар поцеловал ее висок и погладил по голове. В столовую вошла Ирита с подносом. Поставила перед мужчинами еще один кофейник и блюдо с ореховым печеньем, а Элле досталась тарелка рисовой каши, кусок пирога с крольчатиной и пустая чашка для кофе.

— После завтрака отправимся смотреть на лавандовое поле, — объявил Дарсир. — Добавить нужный ингредиент в отвар для Цветочной крови можно будет послезавтра, нам нельзя терять время. Готова?

Элла кивнула и запустила ложку в кашу. Дарсир продолжил:

— Если вдруг обнаружишь под ногами лаванду, стой на месте и зови меня. Я знаю заклинание, чтобы уйти от поля-разбойника, не проходя его насквозь. Поняла?

— Ага, — чародейка немного успокоилась и занялась едой. Хотела напомнить о том, сколько сил уйдет на это заклинание, но затем, сообразив, что рот забит кашей, только махнула рукой.

Братья вернулись к беседе. Элла откусила пирог.

Печенья в блюде еще не успели закончиться, когда чародейка позавтракала и маги направились к северо-восточному выходу из Хлома. Прошли мимо рынка, странного здания со шпилями, парка акаций и выбрались из города через огромные тяжелые ворота. Элла посмотрела перед собой и присвистнула.

Почти от крепостных стен до белых шапок Темных гор, простиралось лавандовое море. Оно волновалось от сухого ветра, поднимающего в воздух невесть откуда взявшийся песок. Словно утренний туман, над полем висел тяжелый дух, и солнце казалось таким горячим, будто за окном был не конец весны, а разгар жаркого лета. Элла проглотила застрявший в горле ком. Когда она была здесь, горы еще давали отпор лаванде и дальше подножия цветы не поднимались. Теперь полю принадлежала вся земля между Хломом и другой стороной Темных владычиц.

Вдалеке Элла увидела несколько черных бесформенных фигур. Осторожно тронула Дарсира за рукав.

— Смотри!

Маг кивнул и потер шейный ремешок с кристаллами силы.

— Это они, — пояснил он вполголоса. — Твари из-за Темных гор.

Элла нахмурилась и уставилась на братьев. Мужчины сосредоточено и спокойно взирали на приближающегося врага. Повернула голову в сторону поля и тяжело охнула. Элла не видела наверняка, но жизнь свою готова была поставить, все твари одновременно уставились на нее. Где-то под кожей пробежала дрожь и чародейка поняла, что не может отвести взгляд от черных фигур.

— Щит, — еле слышно пролепетала она.

— Не только твой, — хрипло ответил Пилар.

Элла невесело покачала головой. Холод проникал в каждую частичку тела, растекался вместе с кровью по жилам, заставлял замирать сердце. Цветки поблизости слились в однородную зелено-голубую пахучую массу. Вдох-другой и все будет кончено. Мысли закружились словно в агонии. Даже заменить защиту нужны силы, про атаку и говорить нечего. А у нее в чаше плещется два глотка на донышке. И толку от нее никакого.

Вспомнила про Алое пятно. Несколько капель крови и можно будет воспользоваться амулетом. С трудом дотянулась до ножа на поясе и тут же одернула себя. Амулет соединен с притоком Источника сущего, задействуя его, она лишь откроет тварям прямую дорогу.

— Не волнуйся, Солнце, — прохрипел Дарсир, также не отрывая взгляда от поля. — Сейчас голодные цветки потреплют их, и тварям станет не до нас. При мне ни одна не доходила до ворот.

Элла попыталась вдохнуть, но получилось нечто невнятное, будто вокруг отчаянно не хватало воздуха. Из груди вырвался хрип, захотелось упасть на землю и заплакать, но взгляд тварей не отпускал даже обессиленное тело. Вспомнился старый заговор, его читали у кроваток своих двухвостиков матери из детей Повелителя неба: смешной, бессмысленный больше похожий на детскую скороговорку. Элла зашептала его одними губами: "Если ты, малыш, уснешь и замерзнешь ненароком, ты на небо посмотри, вспомни о земле далекой. Там давно живет дракон, окружит тебя заботой, одеяло подоткнет и поговорит с охотой". "И поговорит с охотой", — мысленно повторила чародейка и тут ее осенило.

— Хвостатое покрывало! — выкрикнула она название заклинания что было сил, но получилось еле слышно.

К счастью, Дарсир стоял совсем рядом. С трудом набирая в грудь воздух, он начал читать слова. Элла повторяла их про себя. Сил у нее с гулькин нос, но сейчас было важно все. Не хватит чуть-чуть, появится брешь и вся работа насмарку. Покрывало — не щит, скорее зеркало, оно удерживало внутри себя чужое воздействие. У него была только одна особенность — чтобы его накинуть, нужно было видеть атакующих. Хвала богам, тварей маги видели отчетливей некуда.

Отпустило. Первое, что сделала Элла — закрыла глаза. Потом глубоко вдохнула и заставила себя посмотреть на поле. Твари настойчиво ползли в сторону Хлома. Еще слишком далеко, чтобы начали волноваться солдаты на крепостных стенах, но уже в достаточной близости, чтобы навести свой зловещий морок.

В руке Дарсира сверкнуло синее пламя. За спиной захлопнулись тяжелые ворота. Послышался топот множества ног. Элле не надо было оборачиваться, чтобы понять: там, на стенах появились лучники с заговоренными стрелами. Наверняка, кого-то послали за магом, дежурившим у стен. Она посмотрела на братьев.

— Твари сильнее, чем обычно? — попыталась внести ясность.

— Нет, — покачал головой Дарсир. — Сегодня их просто много.

Пилар запрокинул голову, закатил глаза и, срывая с шеи кристалл силы за кристаллом, читал неизвестное Элле заклинание. Чародейка поежилась, маг собирал удар немыслимой мощи.

На поле полыхнуло, видимо, сработала одна из ловушек Дарсира. Твари замедлили ход, но приближаться к Хлому не перестали. Пилар выкрикнул последнее нужное слово и ударил непрошенных гостей, каким-то шершавым и колючим сгустком силы. Элла поморщилась, но отметила про себя, что стоит подробно расспросить мага о заклинании. Полыхнуло снова, и послышался вопль настолько душераздирающий, что Элле стало не по себе. Дарсир зло улыбнулся:

— Смерть она не всем по нраву, крошки.

Элла посмотрела на тварей. Их осталось трое. Хвостатое покрывало уже перестало действовать, но поле и удары основательно потрепали врагов, холод если и ощущался, то самую малость. Чародейка молча наблюдала, как братья добили непрошенных гостей. Ни одна тварь до крепостных стен не добралась.

— Как ты? — Дарсир улыбнулся и обнял Эллу за плечи. Чародейка махнула рукой, мол, все хорошо, а маг продолжил: — С тобой происходит что-то странное. Ты будто притягиваешь к себе их воздействие. Берешь удар на себя. Хотел бы я знать, почему так происходит.

Пилар потер рукой подбородок и ухмыльнулся.

— Сложно сказать, но мы покопаемся немного в книгах и найдем ответ.

Элла посмотрела на него и тяжело проглотила слюну. Пилар здорово напомнил ей давно почившего любовника, Драка. Помнится, когда-то давно, Дух Тмара говорил, что геройскую душу Драка ждет еще одна жизнь, и, если все сложится, они с Эллой обязательно встретятся. Так, может, это и есть та встреча? Может, настало время отдать старые долги? Насладиться той давней, так и не расцветшей толком, любовью?

— О чем задумалась, Солнце? — Дарсир погладил плечо Эллы. — О недостающем ингредиенте для отвара?

— Да, — не моргнув глазом, соврала чародейка. — О нем.

Снова посмотрела на поле и принюхалась. Если верить книгам, последний ингредиент она должна просто знать. Потерла лицо ладонями. Вздохнула. И выпалила, как и положено, первое, что пришло в голову.

— Думаю, нужны листья пятнистого зуба или цветки погребальной песни. Или смесь. Только обязательно свежие.

Дарсир взъерошил челку. Неловко улыбнулся.

— Отлично, значит, начнем с погребальной песни. Пятнистого зуба до середины лета и днем с огнем не сыщем, — взял Эллу под локоток и увлек к открывающимся воротам.

— Да и летом, он не так чтобы везде растет, как сорняк, — мрачно протянул Пилар, направляясь следом, и вероятно прикидывая, сколько мест придется облазить в поисках этого редкого растения.

— Найдем, где наша ни пропадала, — заключил Дарсир. — Ради такого дела можно и поднапрячься.

Элла только вздохнула, насколько она помнила, поля-разбойники никогда легко не сдавались.

***

Семнадцать лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

Тел-ар-Керрин из последних сил держал нить. На другом конце шерстяной плутовки был клубок: небольшой, но крепкий и туго скатанный. Вот только разматываться не хотел. Нить трещала и норовила разорваться в паре мест. Маг только вздыхал, все говорило о том, что обладатель этой нити судьбы в мире живых оставаться не хотел.

Тель давно уже опустошил чашу, сорвал все до единого кристаллы с ремешка, и сейчас у него осталась последняя надежда — ученик-источник, да древнее, как Темные горы, заклинание. Парень открылся, и маг присоединился к его силе. Запел заветные слова. Пространство задрожало как во время землетрясения, и в воздухе повис ком спутанной колючей нити. Подстроился к клубку и осторожно, будто плечи возлюбленной, обвил собой нить умирающей. Растянулся, вплетаясь между волокнами шерстяной плутовки, и пристроился в клубок.

Тель сжал кулак, завершая заклинание. Парень-источник рухнул на пол. Один из учеников кинулся к нему, но наставник остановил:

— Бесполезно. Суть заклинания — обмен одной жизни на другую.

Окровавленная Истора открыла глаза. Ощупала свое горло и, не найдя там даже следа от нанесенной раны, разразилась слезами. Потом увидела оставленный на кровати нож и потянулась к нему. Кто-то из учеников произнес пару слов и оружие исчезло в пространстве. Истора выругалась и в очередной раз прокляла мучителя. Тель приказал оставить их наедине. Маг терпеливо дождался пока все лишние вышли, запер дверь и зло уставился на свою пленницу.

— Какого демона ты вытворяешь? Полоснуть себе ножом по горлу — не лучшая идея!

— Не хочу жить, — ухмыльнулась Истора и села на кровати, — лучше Мир мертвых, чем твоя постель.

Телю вдруг захотелось ударить ее. Наотмашь. Так чтобы до последнего дня помнила, что нельзя рисковать жизнью. Посмотрел на ее округлившийся живот и взял себя в руки.

— Давай без глупостей, Ист, — произнес вкрадчивым тоном. — Мне нужен этот ребенок. А в следующий раз я могу и не сладить с твоей нитью.

Женщина покачала головой.

— Ты обещал, отпустить меня, как только я забеременею, — тяжело вздохнула. — Но я почему-то еще здесь.

Кровь прилила к лицу Теля, он еще раз глубоко вдохнул, стараясь сдержать подступающую злость.

— Почему ты здесь? — удивленно приподнял бровь. — Почему ты здесь! Я скажу тебе, — сорвался на крик. — Потому что ты четыре раза пыталась покончить с собой. А мне ты нужна живая. Это понятно?

Истора не ответила. Тель набрал в грудь воздуха и закричал так, что стены заходили ходуном.

— Еще раз спрашиваю, это понятно?

Она сжалась в комок и закрыла руками уши.

— Да, — подтвердила еле слышно. — Но если я уже беременна, зачем тебе спать со мной, Тель? Может, ты хотя бы от себя меня избавишь, раз не даешь мне другого выхода? — подскочила с кровати и схватила мага за руку, заглянула в глаза. — Поклянись, что не притронешься ко мне больше и что отпустишь меня, как только ребенок родится. Вечной жизнью своей поклянись. И я просто доношу его, отдам тебе и забуду о вас, как о страшном сне.

Тель тяжело проглотил застрявший в горле ком.

— Хорошо. Клянусь, я больше тебя не трону. По крайней мере, если этот ребенок родится живым, — потер рукой шею. — С твоими кульбитами еще не понятно чем все закончится. И после родов отпущу на все четыре стороны. Вечной жизнью клянусь. Довольна?

— Да, — Истора опустила глаза.

Тель осторожно обнял ее и чмокнул в лоб.

— Вот и договорились, Ист. Вот и договорились.

Глава седьмая

Элла проснулась от ласковых поцелуев. Дар лежал рядом, обнимал со спины, и его теплые губы нежно касались ее шеи. Чародейка потерлась затылком о грудь любовника, тот, сообразив, что она покинула страну снов, дал волю рукам.

— Доброе утро, солнце, — промурлыкал он, решительно прихватывая ладонью грудь чародейки.

— Доброе! — Элла улыбнулась и развернулась на спину, чтобы поцеловать мужчину.

Обняла, чмокнула в губы и закрыла глаза, позволяя ему делать, что вздумается. Если днем, когда Пилар, знакомо улыбаясь и потирая подбородок, маячил рядом, она еще раздумывала о правильности своего выбора, то наедине с Дарсиром все ее сомнения рассеивались, как утренний туман в лучах жаркого солнца.

В постели или за ее пределами, когда они гуляли по городу, варили зелья или копались в библиотеке в поисках нужного рецепта, Дарсир казался идеальным: спокойный, ласковый, предупредительный, в меру ироничный. Элла отлично понимала, две недели общения — не срок, но жизнь научила ее не загадывать далеко, и чародейка выжимала все возможные радости из того, что есть.

До следующего, даже неполного, открытия врат оставалось еще несколько дней, пока визита Суржа можно было не опасаться. Девушка-источник еще не вернулась в Хлом. Элла смирилась с тем, что не может ускорить события и позволила себе немного побыть собой. Не вдовствующей Пра, не женщиной с меткой Повелителя неба, а незадачливой дочерью демона, что давно не имеет никаких связей с миром людей, но очень любит среди них находиться. Дарсир, как нельзя кстати, оказался рядом.

Элле дико нравились горячие утренние часы в компании мага. Еще не до конца пробудившись, она погружалась в томную негу единения тел, будто благословляя весь оставшийся день на нужные и приносящие радость дела. Сплетаясь с Даром в единую сеть, она на время забывала обо всем, что мучило ее и не давало спокойно жить. Он оказался чем-то вроде отвара для забытья — пара глотков и жизнь снова кажется похожей на радугу. Яркую и полную надежд.

К завтраку спустились немного усталые, но почти счастливые. Дарсир держал Эллу за руку, шутил над знаками побежденных сущностей на ее теле и украдкой целовал ее макушку. Чародейка только ухмылялась и притворно ворчала: "Вот поживешь с мое и не такое увидишь". Пилар и не думал их дожидаться и вовсю уплетал омлет с беконом, закусывая ароматным багетом. Уселись, принялись за еду, время от времени то дуэтом подшучивая над Пиларом, то по-детски переглядываясь и легонько пиная друг друга под столом.

— Я может и серьезный, будто провел ночь с тварью из-за Темных гор, — ехидно отбивался Пилар, — но уж точно веду себя не как влюбленный подросток.

Победно уставился на брата. Стало заметно, Пилару порядком поднадоели шпильки в его адрес, и он пошел ва-банк. Дарсиру отчего-то шутка не понравилась, он нахмурился и даже как-то неловко, стараясь сделать это незаметно, выпустил руку Эллы, которую нежно гладил почти все время, пока пили кофе. Чародейка только плечами пожала, вероятно, тема влюбленности была болезненна для Дара, только и всего.

Она как раз отхлебнула очередной глоток горячего кофе и потянулась за печеньем, когда в столовую, словно холодный ветер в плохо закрытое окно, ворвалась женщина. Молодая, красивая: ладная фигура, высокая грудь, светлые волосы, тяжело падающие на плечи, томный взгляд огромных нежно-голубых глаз, алые манящие губы и пикантная родинка над губой слева. Руки без знаков сущностей. Она кинула на Эллу полный презрения взгляд и, сузив глаза, наклонилась в сторону Дарсира.

— Добрый день, Дар. Страшно рада тебя видеть, — прошипела она.

Элла отхлебнула еще горячего кофе и приготовилась увидеть что-то любопытное. Втянула носом принесенный гостьей запах ландышей. Интересно, кто это? Обиженная покупательница приворотного зелья или, напротив, жертва чужого желания подчинить волю другого?

— Я тоже рад, что ты вернулась — улыбнулся Дарсир, давая возможность проявиться ямочкам на щеках.

Элла посмотрела на Пилара, тот сосредоточенно изучал содержимое чашки кофе.

— Представишь меня своим гостям? — поинтересовалась вновь прибывшая.

— Конечно, — улыбка Дарсира стала еще шире. — С Пиларом ты знакома, а это Элла, — маг перешел на зловещий шепот, — чародейка детей Повелителя неба. — Поймал взгляд Эллы: — А эта невежливая особа — Мита, девушка-источник.

— Эта невежливая особа, — голос Миты приобрел визгливые нотки, — твоя невеста, которой очень не нравится, как ты ведешь себя в ее отсутствие.

Элла тяжело проглотила застывший в горле кофе. Просто восхитительные новости! К счастью, девяносто лет брака с правителем крупного княжества не прошли бесследно, чародейка сдержала эмоции. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Настойчиво захотелось потереть лицо ладонями, но Элла не позволила себе даже этого. Ей следовало догадаться, что с Митой не все чисто, не зря же Соту спрашивал у Дарсира о ней. "Да уж, — мысленно ухмыльнулась дочь Тэона, — годков тебе, легендарная Пра, ох как много, а ума не нажила".

Дар нахмурился и поднялся со стула. Посмотрел Мите в глаза.

— Позволь напомнить тебе, дорогая невеста, — в его голосе появилась нехорошая повелительная нотка, — что согласно нашей договоренности, до свадьбы я волен распоряжаться собой, как мне заблагорассудится. Избавь меня, пожалуйста, от дешевого выступления плохой актрисы. — Он снова улыбнулся: — Составь нам компанию за завтраком, если хочешь.

— Вот еще, — фыркнула Мита. — Я не намерена завтракать в компании неразборчивого мужчины и дешевой зеленой потаскушки, — зло посмотрела на Эллу. — Девочка, а твой отец знает, чем ты промышляешь?

Элла прикусила губу. Нет, она не обиделась на сказанное, расплата за глупость и должна была выглядеть примерно так, но давать оскорблять себя прилюдно не стоило. Она поднялась из-за стола и посмотрела на Миту:

— Мой отец знает обо мне вещи и похуже, — поймала взгляд девушки и с удовлетворением заметила, как в глазах той появляется страх. — Я ввязалась в игру, правил которой мне не рассказали. Прости, если обидела, в мои планы это не входило.

Обошла стол и вышла из комнаты. Хотелось немного побыть одной.

Прихватила в коридоре плащ, покинула дом мага, и, обойдя особняк, остановилась около городского фонтана. Шум воды немного успокоил. Элла сделала глубокий вдох и улыбнулась радуге в каплях, прыгающих рядом с прозрачными струями. Поискала глазами скамейку. Нашла одну, никем не занятую, рядом с большим розовым кустом. Поспешила туда.

Город утопал в запахе цветущей акации, но здесь пахло розами. Элла повела носом, сняла ботинки и, закинув ноги на скамью, обняла колени. Уставилась на воду. Захотелось разреветься, но чародейка не позволила себе раскваситься. Еще чего! Вокруг полно людей, зачем делать себя всеобщим посмешищем, устраивая публичные рыдания? Тем более, когда вовсе не она главная жертва обмана.

Злости не было, только глухая тоска голодной крысой грызла душу. Было до ужаса жаль, что такого утра, как сегодня, больше не повторится. Видимо, все имеет свой срок, и ей, вечной путнице, не стоит лезть в дела смертных. Нюх на достойных людей утерян, и опыта не нажила. Вообразила себе невесть что, а ее, так, поимели для разнообразия в ожидании свадьбы с достойной кандидатурой. Впрочем, все честно, Дар ничего не обещал и никаких совместных планов не строил. Это она на время забыла, что все вокруг отнюдь не так безоблачно как хочется.

— Хорошо, что ты не убежала далеко! — подоспевший Пилар уселся на скамейке рядом. К запаху роз примешалась можжевеловая нотка, — Мита согласилась делать кристаллы. Сейчас они с Даром попьют кофе и начнем.

— Отличная новость, — протянула Элла и тяжело вздохнула. Мысль о том, что Мита во время работы над кристаллами сможет узнать все ее думы, не радовала, но другого выхода сдвинуть дело с мертвой точки чародейка не видела. Зато, отмучившись раз, она сможет спуститься к отцу в Обитель нитей, отдать ему амулет и, если захочется, немного побыть в его компании.

— Что ты будешь делать после того, как вернешься из Мира мертвых? — ни с того, ни с сего поинтересовался Пилар.

Элла пожала плечами.

— Скорее всего, отправлюсь обратно на земли детей Повелителя неба. Нужно помочь Силатру одолеть Суржа, — чародейка мечтательно улыбнулась. — Без амулета тиран должен заметно ослабеть.

— Заезжай на обратном пути в Тмар, — Пилар поймал ее взгляд. — Я попробую помочь тебе с чашей. Есть парочка вещей, которые можно проделать только там.

— Например? — вкрадчиво поинтересовалась Элла.

Пилар хмыкнул и опустил глаза.

— Пойдем, а то Мита передумает. С нее станется.

Поднялся со скамьи, терпеливо подождал, пока чародейка натянет ботинки и подал ей руку.

— Мой брат, конечно, большой умелец убедить женщину в чем угодно, но у Миты тот еще характер. Я встречался с ней пару раз и, если честно, не хочу встречаться в третий. Не завидую Дару, такую жену и врагу не пожелаешь.

Элла ухмыльнулась:

— Он сам ее выбрал, так что, думаю, ему такая и нужна.

— Он не выбирал, — Пилар махнул рукой. — Наш отец был очень дружен с отцом Миты, вот друзья- приятели и решили, что свадьба детей — идеальный способ породниться. Только никто из них не дожил до исполнения договоренностей, а молодых ничего не связывает. Дар не раз предлагал Мите расстаться, но она грезит свадьбой с могущественным магом, а он не может ослушаться воли отца. Так и ждут свадьбы: один как казни, другая как коронации, после которой получит все блага супруги достойного человека.

— Ах, вот как, — хмыкнула Элла. Отчего-то на душе стало еще муторнее.

Если бы действительно дело обстояло так, как рассказал Пилар, вряд ли Дар молчал бы про такую невесту. Нет, видимо, свадьба не только Мите нужна, вот маг и прячет свою помолвку от случайных женщин.

Элла прошла вслед за Пиларом в дом Дарсира. Помедлила немного у входа в столовую, раздумывая, есть ли в ее жизни хоть что-то, что не стоит знать постороннему. Ухмыльнулась. Да большую часть происходящего нельзя никому рассказывать! Но выхода другого нет. Не амулет же будить, в конце концов!

В молодости обмен между магом и человеком-источником казался ей справедливым: маг выпивал чужую чашу, обладатель силы узнавал о маге всю подноготную: каждую его мысль, каждое воспоминание, каждую тайну. Оба имели власть друг над другом, связывались прочными узами, и никто не вредил другому без веских причин. С возрастом желание пользоваться чужими источниками поутихло. То ли накопилось слишком много скелетов в шкафу, то ли сила перестала казаться настолько важной, чтобы пускать кого-то в свою голову. Жаль, что сейчас выбирать не приходилось.

Вошла в столовую и бегло кивнула Мите. Удивилась. Девушка явно нервничала. Дар стоял рядом с невестой и держал ее за руку. Элла тяжело вздохнула, маг сжимал чужую ладонь точь-в-точь как ее этим утром, когда они спускались завтракать. Сняла с шеи ремешок для кристаллов и кивнула:

— Откройся! — приказала она твердым голосом и запела заклинание.

Закрыла глаза, наслаждаясь тем, как пространство, повинуясь ее словам, подергивается мелкой рыжей сетью. Первым делом посмотрела на источник Миты — можно ли убить ее, выпив до дна, или он просто разорвет связь. К счастью, источник девушки не позволял навредить хозяйке, это значило только одно — можно делать кристаллы без оглядки на остатки силы, когда взять будет нечего, нить разорвется сама.

Вздохнула и приступила к делу. В узлах сети засверкали мелкие красные кристаллы, Элла мысленно потянула ее на себя, будто невод вытаскивала. Сеть начала сжиматься, пока не превратилась в кровавый кристалл, размером не больше ногтя указательного пальца. Чародейка дунула на него, и тот стал прозрачным. Точно бесцветная стекляшка. Элла навесила полученное на ремешок и повторила заклинание снова.

Краем глаза поймала взгляд Дарсира, маг продолжал держать невесту за руку, но мыслями он явно был с ней, Эллой. Он так внимательно следил за каждым ее движением, что чародейка подумала, может заклинания устарели, и она все делает не так? Поспешила успокоить себя, Дар просто волнуется за невесту, вероятно никогда не пользовался ее источником, и боится, как бы Элла ненароком не ухайдакала нареченную. Мита, как и положено, сидела неподвижно, пустые глаза смотрели в одну точку. Элле даже показалось, что та не дышит. Чародейка мысленно успокоила и себя, и Дарсира — все так и надо — и продолжила.

Источник Миты оказался много глубже, чем она предполагала. На шейном ремешке уже не было места, когда связь разорвалась сама собой. Элла удовлетворенно встряхнула кожаную полоску и оглянулась на Миту. Девушка, по-прежнему, сидела неподвижно. Это уже было не правильно. Чародейка покачала головой, судорожно припоминая, что могла сделать не так. Раз за разом прокручивала в голове порядок действий и никак не могла найти ошибку. Вдохнула глубже и опять запела заклинание, налаживающее связь, надо снова пройти тот же путь, чтобы понять, где свернули не туда. Только бы с девчонкой ничего не случилось, пока она блуждает вокруг источника!

Элла произносила слова, но никак не могла унять бешеный стук сердца. Еще не хватало, чтобы Дарсир подумал, что она решила угробить Миту из-за него. Не видела мужчин, но отчетливо чувствовала, какое напряжение повисло вокруг. Окунулась в связь — тонкую нить соединяющую источник Миты и кристальную сеть Эллы. Так и есть, девчонка застряла в воспоминаниях чародейки. Такое частенько случалось с теми, кого используют в первый раз. Неопытные, они слишком погружались в чужое сознание и могли не вернуться к себе никогда. Подобное заканчивалось или смертью, или сумасшествием. Со стороны Миты нить отматывалась и не давала натянуть себя, чтобы разорвать единство.

Из недр памяти всплыло нужное заклинание. Элла довольно ухмыльнулась и запела его вслух. Нить натянулась и оглушительно звякнула, ударив по ушам. Чародейка охнула от боли. Мита открыла глаза и судорожно схватила ртом воздух. Элла тяжело оперлась на обеденный стол. Хвала богам, все хорошо!

Пилар улыбнулся и закивал:

— Мастерство превыше силы! — подошел к чародейке и похлопал ее по плечу. — Мне бы и в голову не пришло вернуться назад, я бы искал выход снаружи и не нашел бы его.

Элла состряпала улыбку:

— Я чуть сама не умерла, когда поняла, что связь не разрывается. Почему вы не предупредили, что она новичок?

— Я солгала, что уже делилась силой, — громко ответила Мита и всхлипнула: — Это так ужасно.

Дар молча обнял Миту и погладил ее по голове.

— Что ужасно? — нахмурилась Элла, ей совсем не нравилось видеть его рядом с другой.

— Жизнь твоя ужасна, вот что! — девушка оторвалась от груди мага и пристально уставилась на Эллу. Громко сглотнула и покачала головой. — Не хочу твоих воспоминаний. Даже рядом стоять с тобой не хочу.

Чародейка вздохнула и вымучила улыбку, подошла к Мите, положила ладонь ей на лоб и прошептала несколько слов. Девушка охнула, но, сообразив, что произошло, благодарно закивала.

— Так лучше, — улыбнулась она и вытерла слезы. — Никогда не думала, что это так… — Вздохнула и посмотрела на жениха: — проводи меня домой, Дар.

— Постой, — Элла преградила ей путь. — Сколько я должна?

— Просто убери свои разрисованные руки от моего мужчины, дочь демона, — с улыбкой ответила Мита, — больше ничего не надо.

Чародейка кивнула, пропуская Дарсира со спутницей наружу. Пилар положил руку на плечо.

— Предлагаю выпить кофе, пока брат развлекает невесту.

— Отличная идея, — согласилась Элла. На душе скребли кошки, но оставаться в одиночестве не хотелось, а Пилар приятный малый, хоть и немного напоминает о не отданном душе героя долге.

Дарсир вернулся после заката, Элла уже разделась и собиралась спать, когда он постучал в дверь ее спальни. Она снова натянула платье и вышла к нему. Вид у хозяина дома был неважный, будто измученный долгими тренировками. Чародейка ухмыльнулась и мысленно пожалела Дара, как-никак сегодня парень отработал на два фронта.

— Когда ты уезжаешь? — хрипло спросил маг.

— Завтра на рассвете, — сама не зная почему, шепотом ответила Элла. — Ждать нет смысла, Сурж пойдет по следу. Я очень боюсь, что он и в лабиринт за мной увяжется.

Дар слабо улыбнулся.

— Хочу, чтобы ты знала, — он тоже перешел на шепот. — Ты всегда можешь на меня рассчитывать. Я бы пошел с тобой, но не могу надолго оставить Хлом.

— Брось. — Махнула рукой Элла. — Мне не в первой. Справлюсь.

Дарсир проглотил застрявший в горле ком, закрыл глаза.

— Страшно хочется поцеловать тебя, но чтобы уговорить Миту помочь, я поклялся, что не притронусь к тебе больше.

Элла погладила его по щеке.

— Так будет лучше, Дар. Так всем будет лучше, — прошептала чародейка и скрылась в своей спальне.

Заперлась и улеглась в постель. Вдохнула запах смеси можжевельника, лимона и сандала, оставленный на подушке, запрокинула голову и прикусила губу. Всем будет лучше, вот только унять бы глухую тоску и подступающие слезы.

Глава восьмая

Элла проснулась от шума внизу. Будто разом нагрянули гости и, торопливо раздеваясь, переругивались между собой. За окном занимался рассвет. Она облачилась, собрала волосы в тугой пучок и вышла из комнаты. Подошла к перилам площадки на втором этаже, посмотрела вниз в гостиную. Прятаться не было смысла, спорившие внизу все равно не обратили бы на нее внимания.

— Я не позволю вам забрать ее, пока не получу ответы на свои вопросы, — голос Дарсира звучал твердо и уверенно. Он стоял, скрестив руки на груди, и сверлил взглядом собеседников. По всему было видно, одевался наспех: не заправленная в штаны рубаха и не затянутая шнуровка демонстрировали грудь мага, украшенную знаками побежденных сущностей и три тяжелых амулета, висящих на шее. Элла посмотрела на ноги бывшего любовника и улыбнулась: хорошо, хоть обуться успел.

Напротив стояли пятеро: три чародея, их Элла безошибочно признала по знакам на руках, Соту и его родитель, градоначальник Хлома, видный солидный мужчина.

— Отец, почему ты слушаешь его? — недовольно пробурчал Соту. — Не хватало нам еще неприятностей с кмырами из-за пришлой демоницы.

— Наверное, потому что я один стою всех молодчиков в городском гарнизоне, — отрезал Дарсир.

Градоначальник, его, кажется, звали, Тран, нахмурился. Внимательно посмотрел на сына.

— Соту, думаю, сейчас тебе лучше быть на городских стенах. Мало ли что…

Мужчина недовольно хмыкнул, но направился к выходу. Дарсир разворошил челку и поймал взгляд гостя.

— Скажи, Тран, я когда-нибудь давал повод усомниться во мне? — произнес он вкрадчивым тоном. — Хотя бы раз ты подумал, что я не верен твоим интересам?

— Нет, — покачал головой градоначальник, — я всегда мог на тебя положиться. Но там стоит армия кмыров, и все, что им нужно — это пришлая девчонка, а ты отчего-то не хочешь отдавать ее.

— Я хочу просто с ней поговорить, — тяжело вздохнул Дар, — Клянусь, сбежать не дам.

— Хорошо, — махнул рукой Тран. — Только быстро.

— Элла, спускайся! — позвал Дарсир, и чародейка поняла, что не может ослушаться. Если, конечно, не применит особое заклинание. Впрочем, сейчас оно было ни к чему. Ухмыльнулась. Выходит, хозяин дома знает, что она подслушивает разговор.

Бывший не стал дожидаться на месте, подскочил и встретил ее посреди лестницы. Остановился на ступеньку ниже, так близко, что Элла отчетливо чувствовала исходившее от него тепло, без труда втянула носом его запах. Дарсир схватил за руку и уставился в глаза.

— Элла, Сурж и несколько его отрядов у крепостных стен. Он обещал осадить город, если мы не отдадим тебя и Алое пятно немедленно. Чтобы помочь, я должен знать, что ему нужно.

Чародейка слабо улыбнулась.

— Он хочет амулет, Дар. Я ему без надобности, — перехватила ладонь и сжала пальцы мага. — Сделайте с Пиларом копию, пожалуйста.

— Но Сурж непременно распознает подделку, — нахмурился собеседник.

— Конечно, — кивнула Элла, стараясь избавиться от желания обнять Дарсира, запах бывшего сводил с ума. — Я пойду к нему с оригиналом, а потом поменяю местами с копией. Знаю нужное заклинание.

— А как же ты? Что он сделает с тобой? — маг перешел на шепот.

— Не важно, — отмахнулась чародейка, — я о себе позабочусь, не волнуйся. У меня есть план побега. Главное — чтобы Суржу не досталось Алое пятно.

— Хорошо, — Дарсир снял с шеи один из амулетов и нацепил его на Эллу. — Возьми и сама не снимай. Поняла?

Чародейка кивнула. Маг протянул руку.

— Давай оригинал, — в руках Дара оказалась торба чародейки.

Элла порылась в сумке и подала Дарсиру амулет.

— Копию спрячь в надежном месте, — прошептала она одними губами. — Когда я проделаю обмен, я вернусь за настоящим Алым пятном.

— Хорошо, — согласился бывший. — Побудь немного с Траном. Я достану Пилара и мы сделаем копию.

— Где он? — Элла встревожилась, маг должен был уехать в Тмар только через три дня.

— Наблюдает за полем, — спокойно пояснил Дар. — Сработала дальняя ловушка, на самых крупных тварей, вот он разбирается случайность ли это, пока я тут воюю с юнцами и предубеждениями.

— Жду, — улыбнулась Элла.

Дарсир кивнул и растворился в пространстве. Чародейка спустилась к мужчинам. Один из магов попытался взять ее под локоток, но она увернулась. Посмотрела на него и тихо сказала:

— Не бойся, я не убегу.

— Не сможешь, — ухмыльнулся другой маг.

Элла вздохнула. Сняла с шеи ремешок с кристаллами и положила в карман. Разницы для заклинаний нет, а Суржу незачем знать, что теперь у нее есть немного сил. Заткнула за пояс нож. Достала из торбы плащ и накинула его на плечи, чтобы унять дрожь от утреннего холода. Спрятала амулет Дара под платье. Подняла глаза и поймала на себе внимательный взгляд градоначальника. Мужчина явно что-то обдумывал. Элле стало не по себе, она вдруг почувствовала себя зверем, которого вот-вот зарежут для праздничного обеда.

Появился Дар и протянул ей Алое пятно. Элла взяла амулет, нацепила на шею. Бывший осторожно погладил ее по щеке: "Береги себя", она едва заметно кивнула.

— Что там, у поля, Дарсир? — поинтересовался Тран, — нужны люди?

— Нужны, — ответил маг. — Ловушка сработала не зря, тварей в этот раз еще больше.

— Я понял, — вздохнул градоначальник. — Отправляйся туда. Как только прояснится с кмырами, я направлю вам подмогу.

Дар кивнул и снова исчез. Элла осталась совсем одна, без союзников. Тран снова кинул на нее грустный взгляд и предложил руку.

— Пойдем, дочь демона. Будем надеяться, твой двухвостый приятель нас не обманет.

Элла только вздохнула. Пояснять, что Сурж ей враг видимо было бесполезно. Проглотила застрявший в горле ком и взяла градоначальника под руку.

Тран довел ее до крепостных стен и, оставив на попечение магов, поднялся на башню. Остановился рядом с сыном и уставился вниз на мужчин, сопровождающих Эллу к лагерю кмыров.

— Обманет или нет, как думаешь? — обернулся к нему Соту.

— Нет, — успокоил отец. — Ему тоже мертвые не нужны, а демоницу с артефактом мы отдали.

— Тогда отчего у тебя такой озабоченный вид? — Соту нахмурился и снова посмотрел на магов и Эллу. — Думаешь, девчонка выкинет что-нибудь?

— Девчонка? — усмехнулся Тран. — Двухвостый называет ее Пра. Не наводит на мысли? — махнул рукой: — Вряд ли, она сделает то, что может навредить городу. Меня беспокоит Дар.

— Мы теряем его лояльность? — сын градоначальника удивленно приподнял бровь.

— Дело не в этом, — нахмурился собеседник. — Я видел, как он смотрел на демоницу. Мне кажется, если бы не данная мне клятва, он бросил бы город и отправился выручать ее. Это плохо. Задумай она вернуться, мы можем потерять сильного мага, а заменить его некем.

— В этом есть и положительные моменты, — мечтательно ухмыльнулся Соту, — если Дар увлечен другой, я могу смело ухлестывать за его невестой. Наверняка, он будет только рад, и мы не поссоримся. А ты не будешь злиться на меня.

— Если тебя не смущает, что она была его любовницей, — осторожно протянул Тран, — то почему бы нет.

Сын градоначальника рассмеялся.

— Отец, — с упреком произнес он. — Ты что ни разу не слышал, как Мита плакалась твоей дочери, что Дар, мол, имеет все, что движется, а ее, такую раскрасавицу, даже не обнимет?

— Слышал, — выдохнул Тран, — но вдруг он исправил оплошность. О… Выходят обратно. Вот теперь смотри в оба, самое время для неожиданностей.

Соту кивнул, опустил ладонь на навершие меча и уставился на магов внизу. Ровным счетом ничего не происходило.

Эллу втолкнули в полутемный шатер. Внутри пахло сыростью и дымом. Чародейка прищурилась, стараясь разглядеть, куда попала, не дожидаясь, пока глаза привыкнут плохому освещению. В нескольких шагах она увидела Суржа. Он пребывал в сбалансированной ипостаси, криво ухмылялся, обнажая острые клыки, и протягивал лапу.

— Алое пятно, — вместо приветствия произнес он.

Элла с облегчением сняла с шеи амулет. Тот самый, кроваво-красный с ножками. Ноша оказалась не по ней. Алое пятно давил на грудь и мешал вздохнуть свободно. Сурж забрал вещицу и пропел над ней несколько слов. Амулет вспыхнул рыжим светом, Тиран удовлетворенно хмыкнул и надел его на шею. Ухмыльнулся.

— Рад видеть в добром здравии свою нареченную, — произнес он. — Врата, вижу, даром не прошли, и выглядишь ты так себе, — сложил когтистые лапы в замок. — Не думаю, что это будет помехой, чтобы завершить начатое. Произнесем свои клятвы сегодня в полдень.

— Тут? — нахмурилась Элла.

— А где еще? — удивился Сурж, — я нашел древнее заклинание и могу пройти сквозь врата в любой день, но только на рассвете, а жениться на тебе нужно как можно скорее. Согласно пророчеству, если я овдовею сегодня на закате, амулет даст мне неслыханную силу, — подошел и взял Эллу за плечи, заглянул в глаза. — У нас с тобой насыщенный день, дорогая. В полдень свадьба, потом исполнение долга, надо же сделать наш брак настоящим, а следом жертва любящей супруги во имя счастья второй половины.

— Не хочу! — покачала головой чародейка.

— Тебя никто не спрашивает, дорогая, — Сурж наклонился и лизнул ухо Эллы холодным шершавым раздвоенным языком, прошептал: — первую клятву ты дала, а все остальные только бутафория, развлечение для гостей. К тому же, парочка заклинаний, и ты скажешь заветное "да" без лишней возни.

— Все-таки, нет, — отрезала Элла и призвала магию перемещения, но та не ответила.

Сердце забилось с удвоенной силой. Как Суржу удалось сделать так, чтобы она не увидела никаких следов силы? Чародейка чуть не плюнула с досады, попалась как зеленая девчонка! Видимо, женишок прав, возраст плохо влияет на голову.

Нахмурилась, припомнила еще одно подходящее заклинание и мысленно призвала его. С удовлетворением отметила, что растворяется в пространстве, убегая из лап тирана. Сурж ухмыльнулся, амулет снова вспыхнул, и Элла почувствовала, как невидимая рука схватила ее и ударила о землю. Чародейка вскрикнула, но следом последовал еще один удар. Мир вокруг закружился в безумном хороводе, в глазах потемнело, и Элла провалилась в черную бездну забытья.

***

Восемь лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

Шадра никогда не знала своей матери, отец говорил, что та ушла прочь, как только перерезали пуповину. И сейчас, стоя у двери ее дома вместе с родителем, девочка никак не могла унять нервную дрожь. Челюсть предательски стучала, будто от холода, а руки повисли тряпками и отказывались подчиняться.

— Ничего, девочка моя, — подбодрил ее отец. Погладил по голове и чмокнул в макушку. — Истора добрая женщина, и не от тебя она ушла, а от меня сбежала. Она не примет тебя сразу, но со временем все наладится. Помни об одном, чтобы ни случилось, не снимай амулет. Только с его помощью я смогу защитить тебя, когда меня не будет рядом.

— А как долго тебя не будет, папа? — Шадра подняла на Тел-ар-Керрина свои большие ясные глаза, в которых стояли слезы, — сколько мне ждать?

— Ну-ну, не вздумай плакать, — маг обнял дочь. — Думаю, вернусь через пару лет. Ты уже совсем взрослая станешь. Невеста почти. Будем подыскивать тебе достойного жениха.

— Не хочу жениха, хочу, чтобы ты остался, — Шадра разревелась окончательно. Лицо исказила гримаса, по щекам покатились крупные капли. Нос покраснел и хлюпал не переставая.

Тель снова погладил ее по голове. Поцеловал в лоб.

— Успокойся. Папа уже все решил. Но я обязательно вернусь, — он закрыл глаза и уткнулся носом в волосы Шадры. — Все будет хорошо. Стучись же…

Развернул лицом ко входу и легонько подтолкнул. Шадра несмело постучала колотушкой в добротную деревянную дверь. Открыла женщина, очень красивая, она улыбнулась сначала, но заметив отца Шадры, выставила щит. Почти сразу, другой маг из недр дома выставил перед ней еще один. В двери показался мужчина, он так сурово посмотрел на гостей, что Шадра захотела испариться.

— Что тебе надо, Тель?

— Я пришел не к тебе, Тамир, а к Исторе, — спокойно ответил гость. — Я должен покинуть этот мир ненадолго, хочу оставить ей на попечение нашу дочь, Шадру.

Красивая женщина презрительно сощурилась.

— У меня нет дочери, у меня два маленьких сына. Я не желаю видеть в своем доме чужачку.

Шадра закрыла глаза и вцепилась в отцовскую руку. Почему он не оставляет ее со своими учениками? Почему она должна жить именно с этой красивой злюкой? Не мать она ей, посторонняя тетка, желающая зла. Он говорит, с Исторой ей будет лучше, чем в компании чужих мужчин, но пока ученики обходились с ней и вежливее, и добрее.

— Ты еще ребенок, — ответил на ее мысли отец. — Когда ты подрастешь, они будут смотреть на тебя иначе, многие захотят использовать тебя, и я не уверен, что смогу защитить.

— А разве она, — Шадра указала пальцем на Истору, — не захочет использовать меня? Она меня совсем не знает, но уже ненавидит.

Девочка уставилась Исторе в глаза. Несколько мгновений они стояли друг напротив друга, просверливая друг друга взглядом одинаковых ясных очей.

— Довольно, — прогремел Тамир. С укоризной посмотрел на жену. — Она всего лишь ребенок, Тори. — Покачал головой и посмотрел на гостя: — Надолго ты отдаешь ее нам, Тель?

— Думаю, на пару лет, — пояснил собеседник. — Я бы оставил ее с парнями, но сам понимаешь. У нее будут великие силы, а задурит кто голову и заставит проворачивать грязные дела. У вас надежнее.

Тамир кивнул.

— Хорошо, мы позаботимся о ней.

— Ты позаботишься о ней, — вмешалась в разговор Истора.

— Я позабочусь о ней, Тори, — спокойно подтвердил Тамир и улыбнулся девочке, — пойдем в дом, Шадра.

Шадра поцеловала отца на прощание и пошла вслед за чужим мужчиной. В прихожей на нее уставились две пары любопытных глаз. Мальчишки были года на три-четыре младше Шадры, но улыбались ей так, будто им привели подружку. Им не дали выйти наружу, но они все отлично слышали и ожидали гостью с нетерпением.

— Меня зовут Тамир, я муж твоей матери, — улыбнулся Шадре хозяин дома. — У нас с твоим отцом был один наставник. А это, — указал на мальчишек, — твои братья: тот, что постарше Тарль, помладше — Перль.

Шадра кивнула. Тарль подмигнул ей и схватил за руку:

— А ты так умеешь? — в руке мальчика загорелся огонек.

— Да, — на ладони Шадры заплясало пламя.

— Дети, — оборвал игры Тамир, — никакого огня в доме. И вообще, если кто еще раз обратиться к силе без разрешения, то он непременно будет наказан, будет убираться в саду.

Мальчишки притихли.

— Ты голодна, Шадра? — спросил хозяин дома.

— Нет, мы с папой только отобедали, — вздохнула девочка и расплакалась.

Тамир обнял ее и погладил по голове.

— Ну-ну, все хорошо будет. У нас тоже неплохо, вот увидишь. Тори готовит отличный ирис, тебе понравится.

Девочка уткнулась в него и заревела еще громче. Тамир поймал строгий взгляд супруги и прошептал одними губами: "Она всего лишь ребенок. Твоя дочь". Истора подошла к нему, чмокнула в щеку и тяжело вздохнула, а потом присела и обняла девочку со спины. Прижалась лицом к ее лопаткам и вдохнула такой привычный запах можжевельника.

— Тель скоро вернется, не волнуйся, девочка моя, — прошептала она и осторожно, будто боясь обжечься, поцеловала макушку дочери.

Шадра разразилась новыми рыданиями.

Глава девятая

— Элла… Элла… — голос отца звучал откуда-то издалека, будто она призывает его, стоя на границе Мира мертвых, а демон не может прийти на зов.

Чародейка разлепила глаза и мутным взором окинула свою тюрьму. Тот же сырой и темный шатер. Раскалывалась голова, веревка колола связанные руки, амулет, подаренный Дарсиром, нещадно жег кожу.

— Открой мне свои печали, — потребовал Тэон, и Элла повиновалась, мысленно разрешая ему заглянуть в голову.

Тяжелым дымом в шатре повисла тишина. Чародейке показалось, демон молчал целую вечность. Неужели связь разорвалась?

— Отец… — еле слышно прошептала она.

— Я здесь, думаю, как тебе помочь, — проскрипел Тэон. — Правда, ничего на ум не приходит. Но если Последний советчик позвал меня, я должен знать, как поступить.

Элла слабо улыбнулась. Так вот что за вещицу вручил ей Дар! Правда, все, что она знала об этом амулете больше походило на легенды, но если реальностью окажется хотя бы половина, можно считать, ей, дочери Тэона, крупно повезло.

Чтобы создать Последнего советчика Тел-ар-Керрину пришлось победить одаряющую птицу — ни до него, ни после, никому этого не удавалось. Амулет обещал еще одну жизнь. В случае смертельной опасности, он призывал того, кто действительно сможет помочь. Вещица была одноразовой, великий маг готовил ее для похода в Мир мертвых, но отчего-то решил не брать с собой, и она вместе с другими его сокровищами канула в безвестность после победы богов. Интересно, как она попала к Дарсиру?

— Сурж боится, — голос отца оторвал Эллу от пустых размышлений. — Но ты не бойся, ты сильнее.

Тэон замолчал, Чародейка тоже притихла, стараясь не пропустить ничего важного. Неизвестно насколько хватит амулета, связь с Миром мертвых — не шутки.

— У Суржа есть сундук, — продолжил демон. — В нем заключена часть Латасара, кровожадная, но очень могущественная. Но договора с сундуком нет.

— Не понимаю, — нахмурилась Элла. — Какой сундук?

— Красный камень на ножках, — пояснил Тэон. — Он носит его на шее. Вы называете его Алое пятно.

Вздохнул и продолжил:

— Сурж поит его чужой кровью и взамен сундук дает немного силы, а ты можешь заключить с ним договор и заполучить все могущество части бога.

— Отец, — осторожно возразила Элла, — что если я не справлюсь, и он поглотит мой разум?

— Справишься, — заверил ее Тэон. — Ты дочь демона, а демоническая сущность претит Латасару. Да и договор можно будет разорвать, у белого древа, что растет у Источника сущего. С сундуком добраться туда будет легче. Прости за напоминание, но выбор у тебя невелик. Сурж ни перед чем не остановится, а уж разделаться с тобой он мечтал полжизни.

— Это точно, — согласилась чародейка. Повертела головой, разминая шею. — А как мне заключить договор.

— Просто подумай, что ты хочешь, сундук услышит твой зов. И будь готова вдосталь напоить его своей кровью.

— Хорошо, — вполголоса отозвалась Элла. Ничего нового отец не сказал. Вот только от его слов стало как-то не по себе. Получалось, Алое пятно имело что-то сродни разуму, и ничего хорошего это не сулило.

— Первый кто откликнется после договора — Черный ураган, — продолжил отец назидательным тоном. — Постарайся не снести к праотцам окрестности.

— Шутишь? — удивилась чародейка. — Он не отвечает мне с того дня, как мы схлестнулись с Латасаром. Почти двести лет прошло.

— Просто ты тихо зовешь, — отрезал демон, но тут же передумал и решил пояснить: — Раньше ты боялась, и твой тихий зов усиливал страх, теперь тебя почти ничего не пугает, а сил на громкий призыв не хватает, — вздохнул: — Мне пора, амулет слабеет.

— Подожди, — Элла нахмурилась и потерлась носом о большие пальцы связанных рук. — А что сундук захочет за свою помощь?

— Он не скажет, но будет подводить тебя к исполнению. Ты узнаешь, что расплатилась уже после. Не должно быть ничего… — речь Тэона оборвалась, видимо силы Последнего советчика иссякли.

Элла тяжело вздохнула. Не должно быть ничего, что? Махнула рукой, свяжется с отцом, когда выберется. Сейчас нужно поторапливаться, судя по духоте, близится полдень. Закрыла глаза и представила Алое пятно в подробностях. Его ровную гладкую прохладную поверхность, почти незаметные ножки, трещинку в одном из углов слева. "Я, Элла, дочь Тэона и Адлары готова заключить договор с тобой, часть Латасара", — мысленно пропела она. Открыла глаза и уставилась на вход в шатер в ожидании.

Завеса дернулась, и на пороге оказался маг — солдат с тарелкой пшенной каши и кувшином воды. Поставил еду на пол, молча развязал Элле руки и вручил ей ложку:

— Угощайся, Пра, — еле слышно произнес он.

Чародейка ухмыльнулась да и только, по всему видно, маг ее побаивается. Знает, что сила тут не отвечает, знает, что справится с ней, хрупкой женщиной, в любом случае, но трусит. Что ж, это тоже неплохо. Элла взяла ложку и окунула ее в теплую жижу. Улыбнулась. Ложка оказалась заточена с одного края. Что там сказал отец? Сундук услышит твой зов, а ты будь добра напои его своей кровью? Ну вот, кажется, началось. Теперь дело за малым — не дрогнуть.

Снаружи послышались шаги, завеса отодвинулась, и в шатер зашел Сурж.

— Заканчивайте возню, — проворчал он. — Скоро полдень, невестушка.

Элла проглотила ложку каши, и вперилась взглядом в Алое пятно, проглядывающее сквозь незатянутую до конца шнуровку ворота рубахи.

Амулет светился ядовито-розовым. Словно ждал того, кто наполнит его кровью, даст ему такой привычный всем цвет. Элла выдохнула, полоснула острым краем ложки по ладони и закрыла глаза:

— Я готова подтвердить свои намерения, — прошептала она и посмотрела на Суржа.

Алое пятно вспыхнуло нестерпимым огнем, и Элла прикрыла лицо рукой без раны. Стало еще жарче, будто снаружи начался пожар. Сурж вскрикнул, скорее гневно, чем испуганно, но, видимо, не смог сдвинуться с места. На колени чародейки упал горячий розовый камень. Она взяла его и, поработав ладонью с разрезом, подставила амулет под ярко-красные капли. Падая, те шипели и испарялись, а камень потихоньку остывал.

Элла не смогла бы сказать, как долго все продолжалось. Чтобы насытить Алое пятно пришлось разрезать вторую руку, к счастью, первая рана затянулась почти мгновенно. Кровь из разреза уже еле капала, когда камень остыл окончательно и поменял цвет на обычный для себя кроваво-красный. Чародейка вздохнула и надела амулет на шею. Чуть не взвизгнула от восторга. Великие боги! Она и не думала никогда, какое блаженство ощущать, что твоя чаша наполнилась. Что сила играет на кончиках пальцев и достаточно лишь произнести заклинание, чтобы получить желаемое. Ясное дело, сразу чаша не заработает, но как же великолепно понимать свое могущество!

Сурж очнулся и тут же атаковал. Элла одними мыслями призвала черный ураган, и тот ответил ей! Чародейка еще не успела выставить щит от удара тирана, а вихрь уже разносил лагерь на тысячи мелких частей, которые отправятся путешествовать по свету. Потом окрепший поток подхватил ее и, закружив в танце, унес за собой. Элла подняла глаза к небу и захохотала, так хорошо она давно себя не чувствовала.

Пришла в себя в незнакомом лесу. Вокруг росли высоченные сосны с тяжелыми загребущими лапами, пахло прелой травой и только что прошедшим дождем. Стоял день, но солнца видно не было. Куда идти даже предположить оказалось сложно. Чаша не отвечала, а в голове творилось демон знает что.

Мысли будто в сумасшедшей гонке мелькали одна за другой, толкаясь и обгоняя друг друга. Сметали препятствия и неслись не пойми куда. Только что Элла проговаривала про себя заклинание перемещения и вот уже его вытеснили воспоминания о первых шагах сына, Кнута. Потом снова победила сила, чародейка вспомнила про петлю Тэона и тут же ее посетили мысли о последней ночи с супругом. О его сладких надежных объятьях и спокойной уверенности.

Уселась на землю и потерла лицо ладонями. "Отпустить то, над чем не имеешь власти, взять в свои руки то, что можешь изменить и безошибочно отделить одно от другого", — повторила она давно знакомые слова для медитации. Сделала глубокий вдох и позволила неразберихе захватить себя. Им с Алым пятном нужно время привыкнуть друг к другу, но если амулет не поработит ее разум, все будет великолепно. Осталось только сделать, чтобы это "если" произошло.

Небо разразилось теплым дождем. Элла подняла лицо, подставила под крупные капли. Вода стекала по щекам будто слезы, маленькими змеями ползла по волосам и шее. Загремел гром, сверкнула молния, а чародейка поднялась на ноги и пошла, как ей казалось, на север. Зачем? Даже под угрозой расправы она бы не ответила на этот вопрос. Только где-то далеко в голове звенела мысль, что ей непременно надо туда.

***

Дарсир в злом бессилии ударил рукой по столу. Поморщился. Потер ушибленную кисть. Вот ведь досада! Заклинание поиска опять никого не нашло. Закрыл глаза и откинулся на спинку стула, растеребил челку. Тяжело вздохнул.

Хлопнула дверь кабинета, как обычно без стука, вошел Пилар. С тревогой взглянул на брата.

— Опять искал? И опять ничего? — сочувственно поинтересовался он.

— Да, — Дар потер глаза пальцами. — Я с ума сойду.

— Что хотел спросить, — вкрадчиво начал Пилар, прихватил рукой карандаш на столе и завертел его в руках, — к нашему обмену все готово, возражений ни у кого нет. Я в Хломе освоился, ты в Тмаре тоже бывал. Когда завершим все официально?

— Не знаю, — пожал плечами Дарсир. — Давай в начале осени. И с тварями, надеюсь, разберемся, и с полем. А то как-то совестно оставлять тебе незавершенные дела. И Элла может вернуться, я бы подождал ее здесь.

— Так ты медлишь из-за Эллы, — Пилар наклонился к брату и посмотрел ему в глаза. — Должен тебя разочаровать, если она не вернулась за эти три недели, то вряд ли появится снова. Ураган был сильный, вполне возможно ее в живых-то нет.

Дар покачал головой.

— Я бы знал, да и Последний советчик бы нашелся. Ты же знаешь, он всегда откликается. И компаса своего я не вижу. Не могу понять, что случилось.

— Я отправлю ее к тебе, если она появится в Хломе, — ухмыльнулся Пилар.

— В начале осени, — отрезал Дарсир. — Я должен разобраться с угрозами, ты же мне город без монстров отдаешь, и я не должен навешивать на тебя лишнее.

— Ты не хуже меня знаешь, в Тмаре будет жарко ближе к зиме, тебе надо успеть принять дела, — нахмурился брат.

— Я все успею, — заверил Дар, — в конце концов, кто из нас страж Тмара ты или я?

— Пойдем обедать, братец, — вздохнул Пилар, смирившись с тем, что не добьется своего.

Дарсир молча поднялся, вышел из-за стола, и маги направились в столовую.

— Не пойму, что с тобой происходит, — воззвал к разуму Пилар, приближаясь к арке-входу в столовую. — Не дело страдать из-за женщины, дольше, чем ты был с ней. А уж перекраивать из-за нее свои планы…

— Никто не страдает, — возразил Дар. — Она просто не успела надоесть. К тому же, ты забываешь о нашем назначении: тот, кто наделен силой обязан помогать слабым. А Элле явно нужна помощь, — маг вздохнул: — Понять бы какая…

— Да уж, — ухмыльнулся Пилар, пропуская брата в дверях вперед. — Нет на свете беспомощней существа, чем двухсотлетняя демоница с кучей амулетов и кристаллов силы на шее. Она уже и думать о нас забыла. Небось, или гостит у отца, или борется с очередными призраками прошлого.

— Как ты сказал? — Дар остановился и посмотрел на собеседника. Взъерошил челку. Улыбнулся. — Конечно! Почему я сам не понял? Она в чаще одаряющих птиц!

Пилар грубо схватил Дара за плечо и впился в него взглядом.

— Надеюсь, тебе хватит ума не соваться туда из-за женщины, которую ты и поиметь-то толком не успел? Кому станет лучше, если ты погибнешь из-за юбки?

Дарсир покачал головой и осторожно убрал руку Пилара.

— Ты, видимо, не в духе сегодня, братец, — шумно вздохнул и потер подбородок. — Я пойду туда не из-за женщины, что еще не успел распробовать, а из-за живого существа, которого предал. Отдал врагам, вместо того, чтобы придумать устраивающее всех решение. До юбкопоклонничества я еще не дошел. А ты с возрастом растерял былой задор и храбрость. Грош цена тому магу, который боится встреч с новыми сущностями.

— Я просто разумен, — нахмурился Пилар. — Поход в чащу одаряющих птиц — верная смерть. Без веской причины и подготовки там делать нечего.

— Ты прав, — подытожил собеседник. — Причина у меня веская, а подготовкой займусь прямо сейчас. Только перекушу.

Дар развернулся и, пройдя несколько шагов, уселся за накрытый стол. Пилар последовал за ним. Ели молча, каждый поглощенный своими мыслями. У них частенько случались подобные споры: осторожный Пилар ворчал на Дарсира и обвинял того в безрассудстве, но после остывал и почти всегда помогал брату. Они оба знали, чем закончится перепалка и каждый старался найти правильные слова для решающего разговора.

— Я пойду один, — нарушил молчание Дар. — Если через пару дней не вернусь, приходи, выручай своего брата-балбеса.

— Ладно, — Пилар отвлекся от еды. — Но тебе надо хорошенько подготовиться.

— Другой разговор, — улыбнулся собеседник. — Закончим с обедом и за дело!

Всякому пожелавшему отправиться без приглашения в чащу одаряющих птиц следовало заранее распроститься с жизнью и, в то же время, сохранить все самые светлые думы о ней. Птицы не знали пощады ни к смертным, ни к вечным, нарушавшим их покой, но если, по странному совпадению, случалось так, что ни не трогали добычу, мысли приходились как нельзя кстати. Потому что чаща отпускала только тех, кто действительно хотел вернуться, тех, у кого были прочные связи с реальностью.

Дар догадывался, что Эллу к птицам забросил Последний советчик, не уловив за ней мыслей и сильных привязанностей в настоящем. Амулет посчитал себя выполнившим обязательства и передал игрушку своим живым собратьям. Когда-то давно Тел-ар-Керрин создал Последнего советчика из души побежденной одаряющей птицы, и амулет, видимо, так и не утратил связей с пернатыми. А чародейка оказалась подходящим подарком. Других разумных объяснений ее исчезновению у Дарсира не было. И он очень хотел, чтобы оно оказалось верным. Потому что лучше страшный враг, чем неизвестность.

После еды маги подготовили несколько кристаллов с маскирующими от птиц заклинаниями и сварили для Эллы зелье, пробуждающее воспоминания и обостряющее чувства. Оставалось только одно — получить приглашение в чащу. Без него даже пытаться проникнуть туда не стоило. Братья задумались, ни одна книга не предлагала легкого пути. Чаща принадлежала Миру мертвых и Миру живых одновременно, и многие предлагали или погрузиться в сон или вовсе загнать себя в предсмертное состояние, ни то, ни другое Дарсира не устраивало.

Он долго раздумывал, пока не вспомнил о покоренном давно Хранителе тьмы, тот клялся, что у Перекрестка миров Дара ожидает выкуп за оставленную ему, хранителю, жизнь. По легенде, тот самый перекресток располагался в центре чащи одаряющих птиц. Дарсир закрыл глаза и, пропев заклинание, призвал своего поверженного врага.

Хранитель тьмы не заставил себя ждать. Изломанное в нескольких местах обгоревшее дерево с круглыми светящимися провалами на верхушке ствола вместо глаз появилось в кабинете мага сразу после окончания нужных слов.

— Ты хотел видеть меня, милосердный воин? — будто прошуршал невидимой листвой гость.

— Позови меня за выкупом, — приказал Дар.

Ветви скрипнули, как от сильного ветра, и листва зашуршала снова.

— Приходи за положенным, птицы пропустят тебя.

Дарсир приблизился к гостю вплотную. Закрыл глаза и сказал вполголоса.

— Веди, побежденный.

Вокруг заплясал вихрь из горячего пепла и сухих листьев, и пространство подхватило Дара на свои плечи и понесло демон знает куда.

Глава десятая

Элла потеряла счет дням. Солнце на небе сменяло луну, луна — солнце, а чародейка плутала по лесу в поисках выхода. Она давно поняла, что ходит кругами, давно выучила каждый кустик, и тем страшнее становилось от мысли, что придется остаться здесь навсегда.

Животных в лесу не обитало, но деревья казались настоящими, и Элла изо всех сил старалась понять, где находится. Увы! Зеленые великаны не желали отвечать даже самым действенным заклинаниям. Элла понемногу сходила с ума. Она голодала и мучилась от жажды, пока не поняла, что может обратиться к силе и создать еду. Чтобы не страдать ночами от холода она облюбовала полянку, сделала там костровище из найденных камней и выложила лежанку под ветвями густой ели неподалеку. Раз за разом, день за днем, она мечтала не найти места своей стоянки, но лес с упорством закостенелого изувера подсовывал ей одно и то же. Лишь каждый вечер, согревая руки у костра, Элла с прискорбием отмечала, еще один день прошел зря.

На ветви елей уже опустились сумерки, в воздухе повисла вечерняя прохлада, когда Элла оказалась в нескольких шагах от своего пристанища в этот раз. Сердце ухнуло в пятки и замерло, отказываясь биться. Чародейка глубоко вдохнула и заставила себя двигаться вперед. Кажется, настал час, когда она выяснит, наконец, кто держит ее в столь причудливом плену.

На поляне горел костер, и какой-то мужчина помешивал подвешенное над огнем варево в котелке. Элла зашептала защитное заклинание. Незваный гость обернулся на звук шагов, и в отблесках пламени чародейка отчетливо различила лицо Дарсира. Сердце запрыгало как бешенная белка, Элла еле сдержалась, чтобы не кинуться бывшему на шею.

— Это действительно ты или морок, наведенный владельцем жуткого места? — нахмурилась она, хотя уже знала ответ.

Дар стоял в шаге от нее и улыбался. Элла ощущала его тепло, втягивала носом причудливую смесь ароматов можжевельника, лимона и сандала. Закрыла глаза. Как же хотелось обнять и разрыдаться у него на плече! Реветь и знать — все неприятности позади, вдвоем с Даром они обязательно придумают выход.

Он взъерошил челку и резко привлек Эллу к себе.

— Иди сюда, солнышко мое, — прошептал он, сжимая ее в объятьях и целуя макушку. — Чуть с ума не сошел, пока понял, где ты.

Элла уткнулась носом ему в грудь и задержала дыхание. Не хотелось, чтобы он вспомнил о клятве Мите. Пусть хотя бы здесь, он немного побудет только ее, Эллы, мужчиной. Это неправильно и подло, но если чуть-чуть, то, наверное, позволительно. Тем более, они не делают ничего предосудительного.

— Я знаю, где выход, — не выпуская из объятий, проговорил Дар над самым ухом Эллы. — Завтра попробуем уйти отсюда. Только надо подготовиться.

— Что это за место? — чародейка нашла в себе силы оторваться от его груди.

Одним движением Дар снова прислонил ее к себе. Запустил пятерню в спутанные рыжие волосы и опять поцеловал макушку.

— Мы в чаще одаряющих птиц.

— Да уж, — невесело заметила Элла, а потом ее осенило. Она нахмурилась и отстранилась от мужчины. — Ты, верно, шутишь, я тут демон знает сколько, но так и не встретила ни одной. Да и ты вряд ли бы пришел за мной в такое опасное место.

Дар пропустил ее укол мимо ушей, только снова привлек к себе и обнял, прижимая голову чародейки к своей груди.

— Увидишь завтра двух, они охраняют выход, — вздохнул. — Будут заглядывать в мысли и задавать вопросы. Выпустят, только если ты точно знаешь, зачем тебе обратно. А я пришел не сам, меня пригласили.

— Дай угадаю, — Элла подняла голову и посмотрела на мага. — Ты затребовал выкуп у Хранителя тьмы? Расскажи, что же у него за сокровище такое…

— Непременно, — улыбнулся Дар и выпустил собеседницу из объятий. — Но для начала надо поесть.

Элла кивнула и уселась на бревно около костра. Дар разлил похлебку по невесть откуда взявшимся мискам и вручил ей ложку. Уселся на бревне напротив. Помешал ложкой варево, зачерпнул и, с сомнением глядя на содержимое, пояснил.

— Ничего особенного там нет, так, грифель и бумага. Он поклялся, что они знают ответы на все вопросы, но поделятся только двумя, дальше надо будет передать их другому. Пользоваться могут все, просто те, у кого нет силы, смогут задать второй вопрос лишь через несколько лет после первого, — решился и запустил ложку в рот. Проглотил и довольно закивал: — Попробуй, не бойся. Получилась настоящая вкуснятина.

Элла вгляделась в жидкость в миске. В отблесках костра она напоминала грибную похлебку.

— Что это, Дар? — поинтересовалась она, копаясь в миске ложкой. — Не похоже на обычный ужин.

Улыбнулся и тепло посмотрел ей в глаза.

— Отвар из грибов памяти и немного раскрепощающего зелья, — спокойно пояснил он. — Надо, чтобы этой ночью ты нашла то, ради чего тебя стоит выпустить отсюда. Ты не видишь птиц, а они наблюдают за тобой, питаются твоим отчаянием и грустью. Но если тебе будет, зачем возвращаться, лес не сможет тебя удержать. Похлебка поможет вспомнить не отданные долги, незавершенные дела, старую любовь, которую хочется вернуть, или что-то в этом роде. Ешь, не бойся, я буду рядом.

— Как я оказалась здесь? — Элла зачерпнула варево ложкой и засунула ее в рот.

— Последний советчик отправил, когда понял, что ты не сможешь выбраться, — вздохнул Дарсир.

— Вот дела, — повела плечами Элла, — а я грешила на другой амулет. Что ж, знакомый противник лучше неизвестного. Верно?

— Верно, — кивнул собеседник. Улыбнулся и подмигнул: — Знаешь, почему эти птицы называются одаряющими?

— Нет, — покачала головой чародейка и запустила в рот еще одну ложку похлебки.

— В книгах написано, они даруют счастье в любви и исполнение заветных желаний, — Дар погрузил ложку в жижу в миске, — тем, кто выживет после их атаки, естественно. — Пожал плечами: — мертвым-то все это без надобности.

— Да… — ухмыльнулась Элла, — мертвым многого не надо.

— Вот именно, — подтвердил мужчина. — Поэтому подумай хорошенько, что ты хочешь в этом мире, — перешел на полушепот, — пока жива.

Чародейка ухмыльнулась и уставилась в миску:

— То, что я желаю больше всего, я могу получить и здесь. Мне не нужно много, — отправила в рот последнюю ложку похлебки, — да и недоделанных дел у меня нет. — Вздохнула. Поставила миску на пенек рядом с костром. — Суржа, скорее всего, убил черный ураган, дальше Силатр справится один. Власти я не хочу. Что еще?

— Ученики? Может, хочешь сделать великого мага из какого-нибудь юноши? — Дарсир тоже доел жижу и отставил миску.

— Нет, — покачала головой, — был один толковый, но умер от старости лет десять назад. — Великого мага из него не вышло. Видать, никудышный я учитель.

— Долги? — с надеждой спросил маг.

— Какие? — улыбнулась Элла. Потом нахмурилась и прикусила губу. — Есть все-таки. Во-первых, у меня долг перед Алым пятном, я должна чем-то отплатить ему за помощь, а во-вторых, перед стажем Тмара.

Дар пристально взглянул на собеседницу.

— А ему ты что задолжала?

— Его душе, — поправила чародейка. — Немного любви. Вот только не уверена, что должна отдать ее текущему воплощению. Пилар милый, но быть с ним отчего-то не хочется. Да и он взаимностью не отвечает. Если бы мы были предназначены друг другу, это стало бы понятно сразу.

Маг проглотил застрявший в горле ком. Взъерошил челку, прогоняя желание поведать Элле, что страж Тмара вовсе не Пилар. Сказать ей правду, значило угодить в расставленные судьбой сети, а в его планы жизнь с одной единственной женщиной не входила. Хотелось свободы, разнообразия и бесконечного потока новых лиц и тел. То, что сейчас от одной мысли об Элле закипает кровь, он считал досадным недоразумением, которое рано или поздно пройдет. И что потом делать с ней, с вечной женщиной? Тем более, если она уверена, что предназначена ему судьбой? Надо молчать. Одно дело легкая интрижка, и совсем другое — долгая прочная связь. Элла-то бессмертна, а у него одна жизнь, и тратить ее около единственной юбки не хотелось.

— Что еще можно придумать, Дар? — нахмурилась чародейка. — Мне совсем ничего не приходит в голову. Пожадничал ты с грибами, не помогают.

Дарсир неловко улыбнулся, на него варево подействовало отменно. Воображение нарисовало столько разных радостей жизни, что на мгновение он пожалел о своем визите в чащу одаряющих птиц. Потом Элла наклонилась в его сторону, он вдохнул запах костра смешанный с остатками лавандовых духов и вспомнил причину своего похода — не хотелось терять эту женщину. Закрыл глаза, наслаждаясь ее близостью, но чародейка протянула руку за его плечо и закричала:

— Смотри!

Дар обернулся и в ужасе подскочил на ноги. В двух шагах от них, широко раскинув крылья и едва касаясь земли, стояла гигантская, с хорошего быка, птица. Ее кроваво-красные перья светили не хуже костра, а огромные изумрудные глаза горели призрачным пламенем. Клюв походил на два больших лезвия, скрещенных между собой.

Почти бессознательно Дарсир отступил на несколько шагов и выставил простенький щит. Как раз вовремя! Птица издала похожий на кряканье звук и плюнула в них голубой паучьей сетью. Та раскрылась в воздухе, и Дар запел охранное заклинание. Он понял, острые края пройдут сквозь щит и разрежут их с Эллой на мелкие кусочки, как мясник свиную тушу перед праздником.

В воздухе мелькнула призрачная петля. Зацепила сетку и собрала ее в широкую полоску. Затем появилась другая и утянула полоску на землю. То, что было когда-то голубой сетью, воткнулось в землю в шаге от Дара. Он повернулся и посмотрел на Эллу.

Глаза чародейки блестели азартным огнем охотника, что выследил, наконец, свою добычу. Если Элле и было страшно, то она ничем не выдавала своих чувств. Дар ухмыльнулся, как там она сказала? То, что желаю больше всего, могу получить и здесь? Ох, как бы ни стала эта веселящая угроза последней в жизни!

Птица снова крякнула, и в небе появились два далеких огня: сородичи спешили на подмогу. Элла сделала шаг и прислонилась спиной к спине Дарсира. Тот лишь прикрыл глаза и продолжил выстраивать защиту вокруг них.

— Доделаешь щит, бей чистой силой, без изысков, — посоветовала Элла. — Против первородных все наши трюки бесполезны.

"Если, у тебя нет петли демона", — ухмыльнулся Дар и снова вернулся к заклинанию, осторожно подталкивая Эллу в направлении выхода из чащи. Ясное дело, птицы возьмут их в кольцо гораздо раньше, чем они даже увидят выход, топать до него полдня не меньше, а магия перемещения не работает, но попытаться стоило.

Защита встала не сразу, Дарсир старался сделать все наверняка, избежать всякой угрозы, отразив любую атаку. Уже обдувало ветром от взмаха гигантских крыльев, когда он закончил. Птицы расположились вокруг и уставились на магов тремя парами изумрудных глаз. Существа, созданные в начале времен, любили обмениваться, и Дар смотрел на них выжидающе, лелея надежду, что удастся договориться. Элла, видимо, тоже.

Молчание затянулось. Тут мага осенило: птицы не просто так сидят, они напитываются их с Эллой страхом и нерешительностью. Каждое мгновение промедления только делает их сильнее. Дар нашел рукой ладонь чародейки и сжал. Как же понятлива оказалась бывшая! Взметнулись петли и поймали двух птиц за шеи. Маг, не долго думая, ударил третью. Воздух наполнился тревожным кряканьем и Дар для верности ударил птицу еще раз.

Тряхнуло землю под ногами, щит отразил атаку пернатых — россыпь острых металлических звездочек, разлетающихся вокруг. Маг оглянулся. Элла силилась подтянуть веревки, но те не сдвинулись с места. Дар нахмурился: петля демона должна легко отсекать голову, но отчего-то этого не происходило. Третья птица тряхнула крыльями и, крякнув, ринулась на обидчика. В Дара полетели сверкающие спицы острые и длинные. Щит выстоял. Добить хотя бы одну и обновить защиту.

Дарсир ухмыльнулся и сорвал с шейного ремешка пару кристаллов с заклинаниями, приготовленными для другого случая. С их помощью он надеялся посмотреть недра Темных гор, теперь заглянет внутрь одной из одаряющих птиц. Заветные слова, измельченные в пальцах стекляшки, пространство вокруг сжалось, и с громким хлопком расширилось около врага. Птицу словно наизнанку вывернуло, она и пикнуть не успела. Щит отразил случайные капли крови.

— Смерть она не всем по нраву, крошка, — констатировал маг.

Элла торопливо оглянулась.

— Еще есть? — с надеждой спросила она.

— Шутишь? — Дар развернулся, вставая плечом к плечу. — Откуда у меня столько?

Посмотрел на птиц, удерживаемых Эллой, и понял. Это не чародейка поймала их в свою ловушку, это они заманили ее на удобное для атаки место.

— Бей! — приказала Элла, и маг жахнул по обеим птицам.

Земля под ногами опять заходила ходуном, враги хоть и были на привязи, атаковали с завидной регулярностью. Дар проверил щит. Еще пару атак должен выдержать. Птицы переглянулись и одновременно взмыли в воздух. Элла попыталась удержать их, но не смогла, они увлекли за собой. Чародейка ослабила петли и снова опустилась на землю, чуть правее, чем заканчивался щит. Враги, казалось, только этого и ждали: развернулись, крякнули и ударили, что есть мочи.

Дар торопливо выставил щит перед Эллой, но атака оказалась слишком сильной. Часть острых спиц могла пройти насквозь. В один прыжок маг настиг бывшую, и, прикрыв собой ее спину, втолкнул ее в защищенный круг. Он твердо верил, что успеет заскочить туда сам. Не успел. Спину пронзила резкая боль, Дар выгнулся, как портьера в руках ветра, и упал на землю. Почему то стало жарко рукам, а звезды на небе размазались, будто художник пытался смыть неугодное полотно. Последнее, что услышал Дарсир перед тем как кануть во тьму, чей-то противный гаркающий шепот: "Заглотил наживку, керриново отродье. Мы ждали почти тысячу лет. Смерть не всем по нраву, крошка, но тебя уже не спросят". Промелькнула мысль, что надо бы предупредить брата, и разум Дара утонул в небытие.

Глава одиннадцатая

Пять лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

Телю повезло, он прошел лабиринт под Миром мертвых, так и не встретив шестиглавого волка. Маг не смог бы сказать, как долго он блуждал в отнимающих силу туннелях, времени здесь не существовало, но в тот момент, когда он увидел знак Тэона, он ясно понял, что устал. Нет, магических сил оставалось еще на целую армию, а вот решимость растерялась. Бессмертия хотелось по-прежнему, но Тэон перестал казаться мелким препятствием, и где-то в глубине души поселился страх перед встречей с демоном-хранителем Обители нитей судьбы.

Тель миновал знак стража — пульсирующий невнятным желтым светом огненный круг с хвостом и кисточкой, и направился в нужный туннель. С каждым шагом тот расширялся во все стороны до тех пор, пока маг не вышел в огромную пещеру. Тель поморщился и попытался с помощью заклинания найти границы. Тщетно! Где-то были и потолок, и стены, но где именно, даже магия не находила. Чародей обратился к посоху и тот замерцал в его руках бледным белым светом.

Впереди Тель увидел массивную каменную арку, овитую высохшим виноградом. Прислушался и уловил невнятную мелодию из тех, что напевают девушки, облачаясь на свидание. Отчего-то вспомнил, как Истора, в ту пору, когда они еще считали себя женихом и невестой, убаюкивала его у себя на коленях. Она гладила его по волосам и едва слышно мурлыкала нечто похожее.

Улыбнулся и приблизился к вратам Обители нитей. Посох сменил цвет на кроваво-красный, а маг запрокинул голову и запел заклинание. Он был так занят, что не услышал позади тихих, похожих на шуршание осенних листьев, шагов. Осталась буквально пара слов, когда пробив все мудреные щиты, одна призрачная петля ударила по ногам, отнимая равновесие, а другая обивалась вокруг шеи. Посох отлетел в неизвестном направлении, а маг схватился руками за петлю и завизжал, что есть мочи.

Казалось, стены обители пошли трещинами, послышался хруст камня, и сверху упало несколько осколков. От стойки арки отвалился кусок. Петля на шее мага затянулась сильнее, и Тель полетел куда-то вверх, пока не встретился взглядом с двумя глубокими провалами, излучающими холодный огонь. Несколько мгновений маг и демон смотрели друг на друга, а затем Тель почувствовал, как петля становится острой и медленно режет плоть, затягиваясь сильнее.

Маг закрыл глаза и прошептал еще одно заклинание. Совершенно новое, придуманное на случай встречи с Тэоном. А потом опять завизжал. Обитель содрогнулась, петля ослабла, Тель полетел вниз и, непременно ушибся бы, если бы не вовремя сорванный кристалл. Кинул небрежный взгляд на кучу камней, в которую превратился Тэон и вернулся к арке, возобновить свою попытку. Запрокинул голову, запел заветные слова. Краем глаза заприметил движение в каменной груде, но прерываться не стал.

Камень вставал на камень, шурша и постукивая, пока куча не преобразовалась в человекоподобную фигуру. Провалы между ее частями заполнил холодный голубой огонь, и демон предпринял новую попытку избавиться от незваного гостя. Тэон громко дунул, с хлопком и свистом. Пространство вокруг пошло волнами, и маг упал на колени, зажимая уши и корчась от боли. Из носа Теля потекла кровь. Неимоверным усилием маг дотянулся до шейного ремешка и сорвал с него большой лимонно-желтый кристалл. Нестерпимо яркий луч света прошил демона насквозь и принялся резать его изнутри.

Тель поднялся, вытер кровь рукавом и продолжил заклинание. Тэон тоже пришел в себя, собрался воедино и, уставившись на мага, зашептал что-то на непонятном языке. Ледяные мурашки пробежали по спине мага, демон делал то, что Тель боялся больше всего. Тэон призывал богов на помощь.

***

Шадра лениво ковыряла ложкой в каше, выбирая томящиеся там кусочки персика. Есть отчего-то не хотелось. Вечером амулет нагрелся и всю ночь жег кожу. Снился отец, он хмурился и увещевал ее, объясняя, куда надо идти в случае, если случится непоправимое. Взгляд у него был затравленный, а вид замученный и истощенный. Девочка проснулась не в настроении, даже ласковые объятия матери и добродушное похихикивание братьев не смогли развеселить ее. За завтраком терпение Исторы лопнуло. Она поставила около Шадры чашку с теплым киселем, присела рядом и погладила по голове.

— Что случилось, малыш? — ласково поинтересовалась Тори.

Мальчишки притихли, прислушиваясь, а Тамир посмотрел на супругу с такой неприкрытой нежностью, что ее щеки тронул румянец. Шадра пожала плечами.

— Не знаю, но боюсь что-то с отцом, — вздохнула и зачерпнула ложку каши. — Амулет прямо обжигает.

— Можно мне? — Истора протянула руку.

— Отец велел не снимать его, — покачала головой Шадра, но испугалась обидеть, и тут же добавила: — Если хочешь, посмотри на него, не снимая.

Истора взяла красный камень с ножками, висящий на шее дочери, в ладонь, закрыла глаза. Зашептала заклинание и тут же прикусила язык. Выпустила амулет и покачала головой.

— Страшная вещь у тебя на шее, малыш, но и полезная. Считай у тебя тут еще одна жизнь, — улыбнулась. — Запасная.

— Что ты имеешь в виду, Тори? — подал голос Тамир.

— В нем заключена часть Латасара, — вздохнула Истора. — Понятия не имею, как Тель добыл ее. И часть чаши Теля.

Супруг ухмыльнулся и закивал.

— Что легко меняется на новую жизнь простым заклинанием рокировки. Тель демонически умен! — в восхищении покачал головой. — И никто другой не воспользуется, нужно, чтобы в жилах текла его кровь. Точно, запасная жизнь.

— Не просто жизнь, Тамир, не просто жизнь, — вполголоса уточнила Тори, — вечная жизнь. Обмен-то с богом, не больше, но и не меньше.

— У отца тоже такой есть, — со знанием дела сообщила Шадра. — Он говорит — вещица сомнительной полезности и использовать можно только за неимением лучшего варианта.

— Почему? — удивилась Истора.

— После обмена все равно нужно идти к Источнику сущего, чтобы закрепить эффект и не дать Латасару поработить настоящую сущность. А туда попасть может не каждый… К тому же, отец говорит, что пока клубок судьбы лежит в Обители нитей, Тэон всегда может вернуть нить в общее полотно. С Латасаром или без него, как только нить в клубке закончится, его обладатель попадет в Мир мертвых.

Тамир красноречиво посмотрел на жену, Истора едва заметно кивнула. Они оба поняли, куда именно отправился Тель-ар-Керрин, и чем может закончиться его поход.

Истора наклонилась и поцеловала Шадру в макушку.

— Ешь, малыш, мне кажется, пока с Телем все хорошо. Мы все узнаем, если что-то пойдет не так. Просто он скучает по тебе и волнуется, вот амулет и нагрелся.

Девочка кивнула и вернулась к каше.

***

Элла втащила Дарсира в защищенный круг. Заклинанием вынула из спины спицы и перевернула лицом к себе. Пустые глаза мага смотрели в пространство невидящим взором. Боковым зрением чародейка заметила, что птицы уселись на землю и выжидающе уставились на нее. Махнула рукой. Пока не атакуют, не до них.

Похлопала Дара по щекам. "Давай милый, давай!" — попробовала достучаться до него без магии. Мужчина не отреагировал. Глаза его все так же смотрели в пустоту. Элла зажмурилась и призвала заклинание. Посмотрела на мага вторым зрением. Хвала богам! Нить Дара не оборвалась, и на противоположном ее конце красовался большой плотный клубок. Иссиня-черный, из колючей жесткой шерсти.

Элла схватила нить и потянула на себя. Противный треск рвущейся ткани ударил по ушам. Испугалась и выпустила из рук. Еще не хватало порвать, пытаясь помочь! Снова посмотрела на клубок и поняла, что сотворили птицы: они не только покалечили плоть, но и забрали волю к жизни. Такого умирающего не вытащить, будь ты хоть трижды искусным магом. Нужен другой способ.

Одна из птиц удовлетворенно крякнула и легко взметнулась в ночное небо. Вторая, молча последовала за товаркой. Элла усмехнулась: "Рано радуетесь, мы еще повоюем". Закрыла глаза, пытаясь придумать хоть какой-то способ помочь. Времени было немного, но пока нить не оторвалась от клубка, возможно что-то изменить. Например, поменяться с кем-нибудь жизнью. Вот только с кем? В ком достаточно жизни, чтобы не потерять Дара и дойти с ним до Источника сущего?

Вздохнула и потерла лицо ладонями. Великие боги не оставьте своей помощью! Наклонилась и, скорее для порядка, опять похлопала Дара по щекам. Бесполезно… Алое пятно выпал из ворота и упал на грудь мага. Элла чуть не взвизгнула от восторга. Как она могла забыть! В амулете часть Латасара, так почему бы не обменяться с ним? А у Источника сущего она не только договор закроет, но и вернет обратно сущность Дара.

Закрыла глаза и запела заклинание. Простенькое, но очень мощное. Сила прошила насквозь, пробегая от макушки до кончиков пальцев ног, и Элла утонула в этом волшебном почти забытом ощущении. Не слышала звуков своего голоса, не видела, что творилось вокруг, зато чувствовала как переплетаются нити: иссиня- черная из клубка Дара и кроваво-красная из амулета. А потом пространство содрогнулось, будто просеивая воздух через сито, и клубок мага провернулся, позволяя отмотаться шерсти. Дарсир открыл глаза.

— Надо предупредить Пилара, — маг попытался подняться, но поморщился и улегся обратно.

— Тише, Дар, — Элла успокаивающе погладила его по груди. — Сейчас я тебя подлечу и уберемся отсюда.

— Где птицы? — нахмурился маг. — Они не по твою душу прилетели, а по мою. Им нужны мы с братом, а ты лишь приманка.

— Для них ты мертв, они тебя не видят, — спокойно пояснила Элла. — Часть твоей сущности в амулете, чтобы вернуть ее на место, нужно будет посетить Источник. Так что лежи спокойно и дай мне полечить тебя.

Дар тяжело вздохнул и закрыл глаза. Элла запела очередные слова. Залатала дыры от спиц, уняла волнение в крови. Укрыла мага целебной сетью и заставила ее пройти сквозь плоть. Убедилась, что все в порядке и сжала кулак, завершая заклинание. Дарсир открыл глаза и попытался встать. Получилось.

— Пойдем быстрее к выходу, — скомандовала чародейка. — Соберем вещички и побежали.

Дар ухмыльнулся. Похоже, к нему вернулся былой задор.

— Ты уверена, что они выпустят тебя?

— Да, — кивнула Элла. — Теперь я знаю, что хочу там, за пределами чащи.

— А меня, интересно, выпустят? — маг взъерошил челку. — Они хотели меня убить…

— Выпустят, — подтвердила чародейка. — Для них ты теперь всего лишь часть Латасара.

Дар кивнул, взял Эллу за руку и потянул к стоянке. Молча и быстро они собрали пожитки, и, почти бегом, устремились к выходу из чащи. Луну закрыло облако, и на лес опустилась угольная тьма.

Дарсир зажег два круглых блуждающих огня. Посмотрел на Эллу.

— Спасибо за помощь, — улыбнулся он.

— Не за что, — подмигнула чародейка. — В конце концов, ты оказался здесь из-за меня. К тому же, мне нужен попутчик в походе к Источнику сущего.

— Давай, для начала, выберемся отсюда, — вздохнул Дар, на ощупь нашел ладонь Эллы и сжал ее в руке. — О планах позже поговорим.

Кивнула и молча последовала за магом. Шли долго. Элла не смотрела по сторонам, все ее мысли занимал провожатый. В неверном свете блуждающих огней Дар казался по-взрослому собранным и сосредоточенным. Хмурился и поджимал верхнюю губу, так, что она походила на тонкую полоску под носом. Куда только делся присущий ему задор и безалаберность? Птицы унесли на ярких крыльях, не иначе. Маг твердо, но в тоже время очень бережно, сжимал ладонь спутницы и время от времени поворачивал голову в ее сторону, проверить не отстала ли, не растеряла ли силы.

К месту дошли на рассвете. Солнце лениво выползало из-за горизонта, и в его первых лучах маги заметили — сосновый лес сменился дубовой рощей. Дар остановился и взглянул на Эллу. Вынул тонкую веточку из спутанной рыжей шевелюры, запустил в нее пятерню. Чародейка прикрыла глаза как кот, которого гладят за ухом. В утренней прохладе прикосновения теплой ладони Дара казалось изысканной лаской, и Элла открыто наслаждалась моментом. До полного счастья оставалось только поцеловать мага, но он стоял далеко и даже не пытался приблизиться.

— В тот день, в кмырском лесу я искал предмет, который, согласно пророчеству, поможет одолеть моему роду страшное проклятие, — пальцы Дара глубже закопались в прическе Эллы, а потом решительно поползли вниз, к шее. Маг закрыл глаза. — А встретил только тебя, — облизнул губы. — Прошу, если со мной что-то случиться, вернись к Пилару и помоги ему. Не знаю в чем, но…

Щеки Эллы запылали. Какая же она дура! Нарисовала себе сказочку, а ее всего лишь хотят приспособить для очередного подвига. Отпихнула руку Дара и посмотрела мужчине в глаза.2f83e3

— В следующий раз, когда тебе что-то будет нужно, просто попроси, а не устраивай многоходовку с посещением моей постели и дешевым изображением нежности. Так желания помочь будет больше, — сощурилась. — Хватит рассусоливать, показывай, куда идти.

Дар прикусил губу и покачал головой, но возражать не стал. Повернулся и зашагал к двум огромным дубам со странной серебристой листвой. Собрался пропустить Эллу вперед, но чародейка не терпящим возражения тоном велела идти вперед. Маг проскользнул между деревьями так, словно они и не были выходом из чащи, лишь только листья колыхнулись будто от сильного ветра, рождая звук сродни музыке от тысячи маленьких колокольчиков. Элла сделала глубокий вдох и тоже шагнула на тропинку между деревьями.

Очутилась на поляне: небольшой, но ярко освещенной солнцем. Где-то вдалеке чирикала птичка, стучал неутомимый дятел. Вокруг росли высокие липы и дубы, щекочущие листьями небо. Элла поискала глазами одаряющих птиц, но никого вокруг не заметила. Вздохнула с облегчением и тут же расстроилась: куда идти не понимала совершенно. Посмотрела на солнце, кажется, оно должно было оставаться слева. Повернулась в нужную сторону и успела сделать несколько шагов, прежде, чем ей преградили путь.

Элла подняла глаза. На нее в упор смотрели два холодных изумрудных огня. Чародейка проглотила застрявший в горле ком и набрала побольше воздуха в грудь. Птица моргнула, клацнула железным клювом и переступила с лапы на лапу. Послышался противный гаркающий шепот:

— Скажи, о чем ты мечтаешь, дочь Тэона? Какое желание владеет твоими снами? Что мешает невозмутимо смотреть вокруг?

Элла нахмурилась и почесала нос. Если бы она сама знала ответы… Несколько мгновений назад, ей казалось, она знает, что надо сказать, но сейчас слова разлетелись кто куда и хорошенько попрятались.

— Я хочу, — облизала пересохшие от волнения губы. — Хочу, успокоить амулет, чтобы он больше никогда не приносил никому несчастья.

— Это твой долг, с желаниями Алое пятно не имеет ничего общего. Итак? — Элле показалось, что птица скривилась в усмешке. Чародейка тряхнула головой, прогоняя глупое видение.

— Я хочу, чтобы Силатр получил власть, — выпалила она на одном дыхании.

— Глупости, — птица совсем по-человечески махнула крылом. — Ты знаешь, что если он ее получит, на него падет семейное проклятие, и жизнь его станет в разы короче. Не лги, это с твоей подачи он оставил столицу Суржу. А ты искренне радовалась, что он окажется без титула, зато проживет все ему отмеренное.

Элла громко сглотнула и сложила руки в замок. Закрыла глаза. Интересно, отвечает ли тут сила? Птица вновь сверкнула изумрудным холодом глаз.

— У тебя еще одна попытка, дочь Тэона, пока я не вышла из себя, — прошептала она, заставляя Эллу поежиться. Потом клацнула клювом и смягчилась: — начни с того, чего ты не хочешь.

Чародейка потерла лицо ладонями. Ответ был тут, на поверхности, но казалось постыдным признаться в таком приземленном желании. Элла краснела, а птица смотрела все пристальнее, давая понять, что ее терпение не безгранично. Наконец, чародейка собралась с силами и еле слышно прошептала:

— Я не хочу вечность прозябать в одиночестве, — шумно выдохнула и снова захватила ртом воздух. Сказала "а", надо говорить и "б": — Мне нужен спутник, ни в чем не уступающий Авару, только такой же, как я. Еще одну смерть любимого мне не вынести.

— Прекрасно, — похвалила птица. — Думала, не услышу правды. — Клацнула клювом: — Теперь расскажи мне, зачем тебе покидать рощу?

— Чтобы помочь Дару, — выдохнула Элла, — даже если ему это совсем не нужно.

— Чувствую, это правда, — согласилась птица, — хотя и не могу понять, кто такой Дар. Проходи, дочь Тэона, я должна пропустить тебя. При всем желании, я не могу нарушить законов мирозданья, — расправила крылья и фыркнула: — Никто не может.

Элла шагнула и, выйдя между двух дубов, оказалась в объятьях мага. Дар сжал ее крепко-крепко, будто сокровище. Чародейка грустно ухмыльнулась: и не так обнимать будешь, если обещали спасение от проклятия.

— Тебя не было вечность, — прошептал мужчина, утыкаясь чародейке в затылок.

— Что ты знаешь о вечности, юноша? — съязвила Элла. Подняла глаза: — Кто повезет нас в Хлом, ты или я?

— Я, — подтвердил Дар, переходя к объятьям, более подходящим магии перемещения. — Хотел сказать, — тяжело вздохнул. — Твоя постель не была многоходовкой, я увлекся как мальчишка.

Элла покачала головой.

— Не хочу ничего слышать. Пожалей мои уши, в них и так льется достаточно дурно пахнущей жижи.

Дар вздохнул, зажмурился и призвал магию перемещения.

Глава двенадцатая

Если верить часам на городской башне Элла проснулась к окончанию обеда. Одернула штору, запуская в комнату теплые лучи солнца, и принялась приводить себя в порядок. Есть хотелось ужасно. Завтракать она не стала, не хотелось видеть ни Дарсира, ни Пилара, присутствие братьев раздражало. Сразу после возращения из чащи одаряющих птиц она немного поотмокала в ванной, а потом отправилась спать.

Расчесалась, облачилась в последнее оставшееся в сносном виде платье и спустилась в столовую. За залитым разноцветными лучами столом Пилар пил кофе, задумчиво уставившись в толстую книгу в кожаном переплете. В кофейном аромате комнаты четко угадывались нотки корицы и отголоски запаха спаржевого супа. В столовую заглянула Ирита и тут же исчезла. Элла обрадовано улыбнулась: сейчас принесут еду.

Пилар, наконец, заметил, что он не один:

— К Источнику сущего выдвигаетесь послезавтра. В солнцестояние будут открыты врата, и вы сможете хотя бы границу миров пересечь безболезненно, — вместо приветствия сообщил он.

— Ты не пойдешь с нами? — нахмурилась Элла.

— Кто-то должен остаться в Хломе, — пожал плечами Пилар. — Вдруг опять явятся твари? Да и Тмар без присмотра оставлять нельзя, — отхлебнул кофе, — там, конечно, до зимы ничего произойти не должно, но демон его разберет, как оно на самом деле.

Элла кивнула. Вошла Ирита с подносом и поставила на стол: тарелку спаржевого супа, запеченную говядину с горчицей и перловой кашей, пустую чашку для кофе. И, пожелав приятного аппетита, вышла.

— А где Дар? — поинтересовалась чародейка и окунула ложку в тарелку. — Не лишне было бы подготовиться.

— Обещал быть к ужину. — Пилар допил кофе и отставил чашку: — обедать собирался у градоначальника, а после хотел пойти к полю испытать Цветочную кровь. Отвар вызрел еще вчера, и Дар решил не медлить.

— Вот оно что… — Элла, наконец, добралась до кофе. Привстала, потянулась к кофейнику и налила себе полную чашку. Пристально посмотрела на Пилара. Почесала нос и сделала глоток. — Можно попросить тебя кое о чем? Мне нужна новая одежда, а я платьев уже, кажется, сто лет не покупала, не хочется, чтобы меня обманули. Составь мне компанию. Пожалуйста.

— Хорошо, — Пилар махнул рукой. — Но купить можно только самое простое. Все мало-мальски состоятельные женщины имеют своих портных.

— Тратить время на портных будем, когда одолеем амулет, — Элла покачала головой. — А пока удовольствуемся малым. Когда сможешь сопровождать меня?

— Прямо сейчас. Допивай кофе, я доделаю одно зелье в кабинете Дара и пойдем, — улыбнулся собеседник.

Элла кивнула. Пилар отправился завершать начатое. Чародейка и не думала торопиться. Кофе у Дара был отменный, и, глядя на играющие в лучах полуденного светила витражи, она степенно и размерено уговорила чашку, и только потом отравилась на выход. Пилар поймал ее около двери, предложил руку и словно примерная супружеская пара маги направились за покупками.

К счастью Пилара, Элла довольно быстро нашла нужное, и большую часть времени они гуляли и глазели вокруг. Оказалось, мужчина не часто бывал в этой части города и многое, как и Элла, видел впервые. Остановились около фонтана — могучий воин из мрамора разрывал пасть грифону, руки его напряглись в нечеловеческом усилии, а коленями он придавил крылья зверя. Тот, в свою очередь, изрыгал убегающую в небо струю воды. В почти невидимых мелких каплях, которые ветерок сносил в сторону, виднелась радуга. Вокруг пахло цветущей акацией.

Пилар поведал, что этот фонтан построили недавно, при прошлом градоначальнике, после победы над тварями из-за гор. Элла хотела поинтересоваться, ыы когда вообще твари стали наступать на город, но зазвучавшая музыка отвлекла ее.

Рядом с фонтаном разложились и веселили горожан бродячие артисты. Они играли задорную милую мелодию, и постепенно зевак становилось все больше.

— Наведем шороху в этом курятнике, Элла? — подмигнул Пилар. — Потанцуем?

— Ой… — смутилась чародейка, — я так давно этого не делала. Повода не было.

— Сейчас есть, — настаивал маг. — Брось вещички у фонтана и пойдем.

Элла улыбнулась, положила свои покупки на землю и пошла вслед за Пиларом. Сверкнула в воздухе монета, один из музыкантов ловко поймал ее, и мелодия стала походить на гимн победы залихватских молодцов, возвращающихся домой. Элле казалось, она забыла обо всем, только музыка и рука партнера, связывающая ее с реальным миром.

Она не смогла бы сказать, когда именно танцевала в последний раз, но тело не подводило, и даже после пятого танца она не чувствовала усталости. Ее движения были так же точны и грациозны. Она ни разу не ошиблась, не оступилась, не шагнула не туда, потому что сердце ее билось в такт уличной мелодии. Разум блуждал где-то далеко, и не мешал телу отдаваться власти звуков. Да что говорить, ей, кажется, тысячу лет не было так хорошо!

Вокруг собралась толпа зевак, Элла не обращала на них внимания. Она с трудом различала руку спутника. Все ее существо, все ее мысли, все ее взгляды рассыпались в пространстве вместе со звуками флейты.

Внезапно чародейка поняла, что Пилар остановился. Она недовольно фыркнула и с упреком посмотрела на мага, тот лишь покачал головой. Элла проследила его взгляд и встретилась глазами с Даром. Он стоял в первом ряду зевак, весь его вид излучал недовольство: маг скрестил руки на груди и смотрел на танцоров так, будто они делали что-то отвратительное. Веселье Эллы как рукой сняло.

Она тяжело вздохнула и шагнула в сторону бывшего. Тот молча растворился в пространстве. Пилар виновато улыбнулся и сжал ее ладонь:

— Пойдем домой, Элла, скоро ужин.

Чародейка кивнула и, прихватив вещички, зашагала рядом с Пиларом. Жутко хотелось узнать, отчего так рассердился Дарсир, но задать прямой вопрос она постеснялась.

— Не обращай внимания, — будто прочитал ее мысли Пилар, — к ночи отойдет. Дар считает, что я так женщин у него увожу. Хотя сам танцует не хуже, только не очень любит.

— Мой покойный супруг тоже танцевал исключительно по обязанности, — улыбнулась Элла. — Хвала богам необходимость возникала часто.

— Сколько вы прожили вместе, Элла? — маг мягко взял спутницу за локоток, побуждая повернуть налево.

— Семьдесят два года, — улыбнулась чародейка сама себе и покачала головой. — Как один день.

— И не ссорились? — усомнился собеседник.

— После свадьбы никогда, а до свадьбы бывало. Тогда я казалась не подходящей невестой, — пожала плечами Элла. — Авар, как выяснилось, отличный муж. Пока он был жив ни меня, ни детей не касались ни заботы, ни неприятности. Он помог мне отрыть свою школу, он всегда находил время для семьи. Жаль ушел рано, — чародейка вздохнула. — Смерть Крута, нашего сына, подкосила его. Тогда мы не думали, что это убийство из-за Алого пятна, и Авар все корил себя, что не объяснил Круту, как избегать глупых ссор. Да и семейное проклятье сыграло злую шутку, — махнула рукой. — Правителем Авар был безупречным. Дариополь даже не смотрел в нашу сторону, пока правил супруг.

— А что за проклятье? — Пилар, как и всякий сведущий в подобных вещах заинтересовался историей семьи Авара.

Элла только вздохнула, будто раздумывая, стоит ли делиться такой мелочью.

— Получая власть в Латирадском княжестве тот, в чьих жилах течет кровь рода моего супруга, получает "подарок" — нить в клубке ускоряется и жизнь утекает сквозь пальцы. Обычно дети Повелителя неба живут около двухсот лет, князь Латирады, хорошо, если протянет сотню.

— Жутковато… — нахмурился Пилар. — Но зато понятно, отчего вы не хотите возвращать власть.

— Все сложнее, чем кажется, — пояснила Элла. — Когда начали раскапывать подробности убийства сына, мы с Силатром наткнулись на доказательства, что и Сурж мой внук тоже. Доказательства, конечно, косвенные, но нам их достаточно. Теперь бумаги надежно спрятаны в семейном тайнике, — потерла подбородок, улыбнулась и продолжила. — Крут и его невеста ни в чем себе не отказывали до свадьбы, а одновременно она встречалась с Оланом, князем Дариополя, подозреваю, что и с ним она не строила из себя недотрогу. В общем, Олану не повезло, ему достался чужой ребенок. Но возлюбленной он, видимо, верил и подозрений у него не возникло.

— Подожди, — Пилар снова подтолкнул спутницу под локоток, на этот раз направо. — Получается, что Сурж, захватив власть в Латирадском княжестве, сам себе обрек на проклятие?

— А ты сообразительный, — подмигнула Элла. — Но есть еще нюанс. Он старше Силатра и прав на власть в Латираде имеет больше, а вот верховодить в Дариополе ему не положено, там законная наследница его сестра Олатра, она совершенно точно дочь Олана. Мы с Силатром планировали обнародовать добытые сведения, в Дариополе устали от войны и только и ждут повода сместить Суржа. Но перед этим надо было добыть Алое пятно. Даже если Сурж остался жив, я свою часть плана выполнила, теперь очередь за Силатром.

Пилар понимающе кивнул. Они повернули еще раз и оказались у фонтана близ дома Дарсира. Пересекли площадь и вошли в жилище. Внизу они встретили Ириту, служанка сообщила, что хозяин остался ужинать у градоначальника и будет поздно. Элла лишь вздохнула: придется мучиться до завтра. На душе скребли кошки, она не хотела сердить или расстраивать Дара и жаждала с ним объясниться.

После ужина Пилар подкинул Элле незнакомую книгу про путь до Источника сущего, и чародейка до ночи просидела за чтением. Когда она ложилась спать, Дар еще не вернулся.

Проснулась от странного шума внизу. Накинула платок поверх своей тонкой рубахи и, не обуваясь, чтобы шаг был неслышим, прокралась к лестнице. Спустилась, прошла по темному коридору до кабинета Дара из-под двери которого брезжил свет. Если братья что-то замыслили, она должна знать!

Подошла вплотную и приложила ухо к замочной скважине. Дверь скрипнула, Элла потеряла равновесие и ввалилась в комнату. При свете свечей Дар заливал темную густую жидкость в сосуд с узким горлом. Поднял глаза и покачал головой.

— Прости, я думала, ты ночуешь у невесты, — выпалила Элла первое, что пришло в голову.

Дарсир отставил сосуд, вынул из него воронку и закупорил лежащей на столе крышкой.

— Мита — приличная девушка, она хранит девственность до свадьбы, — ухмыльнулся. — Или наивно полагает, что это добавит ей козырей, если ставки станут слишком высоки.

Вторую часть фразы чародейка уже не слышала, ей вдруг захотелось придушить Дарсира. Бешено заухало сердце, и горячая кровь ударила в лицо. Значит Мита — приличная чистая девушка, а она, Элла, так — отхожее место для мужских потребностей? Нахмурилась, раздумывая, как бы ударить побольнее.

— Ей хорошо, у нее есть жених в загашнике. Не самый лучший, но на безрыбье сгодится.

Дар нахмурился.

— Тебе с твоим поведением и такие не светят.

— Мы просто танцевали, — Элла прошила взглядом Дара.

— Танцевали? — маг приблизился к ней и схватил за плечи. — Я видел, как ты на него смотрела. С тем же успехом ты бы и в постель к нему отправилась!

— Почему бы нет? Он-то тебя точно не хуже, а кое-где даже лучше, — Элла облизнула губы и томно закатила глаза. Если уж быть плохой девочкой и грязной давалкой, то быть ей до конца. — Гораздо лучше.

В свете свечей чародейка разглядела полные ярости и обиды глаза бывшего. Испугалась. Захотелось сознаться, что все не правда, ее просто задели его слова, вот она и решила солгать. Обнять его, рассказать, что полжизни готова отдать за утро рядом. "Не вздумай, — одернула она себя. — Если уж делит женщин на чистых и не чистых, пусть получает по полной".

Дар оттеснил Эллу к стенке, подальше от двери и зло уставился на нее сверху вниз.

— Что же, например, я делаю хуже? — он схватил платок с плеч чародейки и скинул его на пол. — Я слушаю…

Положил ладони на ноги Эллы и беззастенчиво залез под рубаху обеими руками. Погладил бедра, слегка сжал ягодицы, а потом, обняв одной рукой за талию, второй принялся исследовать грудь бывшей, будто стараясь восстановить в памяти каждый изгиб, каждый выступ, каждую чувствительную точку. Чародейка закрыла глаза и прикусила губу, чтобы не стонать.

— Я все еще жду ответа, — прошептал Дар у самого уха, на мгновение выпуская Эллу из рук, чтобы расстегнуть штаны, — что брат умеет лучше?

— Все, — Элла посмотрела бывшему в глаза. Его запах дурманил и заставлял тело трепетать в предвкушении, но чародейка не собиралась отступать. Набрала в грудь воздуха и выпалила: — Особенно он хорош, когда приближается к разрядке.

Бывший подхватил ее за бедра и придавил к стене. Прежде, чем Элла успела подумать, что еще не готова, Дар вошел в нее так резко, будто намеревался проткнуть насквозь.

— Глупая…Ты, должно быть, забыла, какой я в такие моменты, — маг почти вышел и снова резко вернулся в Эллу.

Впился губами в шею, прогоняя и без того блуждающий далеко разум чародейки.

— Никогда, — прерывисто шептал он у самого уха, вколачиваясь в нее со всей злостью, до боли сжимая бедра, — не смей даже в шутку повторять мне такие вещи.

Элла хрипло застонала и откинула голову. Боль уступила место возбуждению, и удовольствие волнами накатывало на нее с каждым новым словом мага.

— Хочу, чтобы ты принадлежала только мне, — не унимался Дар, хотя Элла плохо разбирала его слова. — Хочу быть твоим. Всегда.

— Ты, — с придыханием выдавила из себя Элла, — ты помолвлен.

Вместо ответа Дар поцеловал ее. Так, как умеет только он: нежно, но очень настойчиво. Элла закрыла глаза, окончательно утопая в его страсти, рассыпаясь искрами от потревоженного угля в камине, оплавляясь свечой в канделябре.

К разрядке подошли одновременно. Даже если Элла и могла бы сравнивать братьев, она бы потерпела поражение. Разум отказывался ей подчиняться, не замечая ничего, кроме блаженства от единения с этим мужчиной. Нежности его взгляда, жара его тела. Еще не разрушая единства тел, Дар посмотрел в ее глаза, бегло поцеловал в губы и прошептал:

— Люблю тебя, солнышко мое.

Потом осторожно поставил на пол и прижал к себе. Запустил ладонь в прическу Эллы и уткнул чародейку лицом себе в грудь. Любовница не сопротивлялась, она обхватила его руками, закрыла глаза и замерла, прислушиваясь к бешеному стуку сердца мужчины.

— Я никогда не была с Пиларом, — еле слышно сообщила она.

— Знаю, солнышко, — Дар поцеловал ее в макушку, — знаю. Но разум бессилен, когда ты говоришь подобное, — погладил по голове. — Теперь я добрался до тебя, и, поверь мне, укатаю так, что тебе и смотреть на мужчин будет тошно.

Элла оторвалась от груди и заглянула ему в глаза:

— А как же клятва, Дар? Ты же клялся Мите…

— Клялся, — согласился Дарсир. — Магической силой клялся. Только знаешь, обнимаю тебя и думаю, что готов всю оставшуюся жизнь перебиваться случайными заработками. — Улыбнулся и чмокнул Эллу в нос: — К тому же, я сейчас не совсем я, я — часть Латасара, она ни в чем никому не клялась. А после Источника, мы как-нибудь уладим дела с Митой.

Элла рассмеялась и снова уткнулась ему в грудь. Втянула носом смесь ароматов можжевельника, сандала и лимона и закрыла глаза. Хотелось надеяться, что его признание — правда. Увы! Сейчас, он, возможно, и сам верит в свои слова, что будет завтра — не знает никто. Дар молча поглаживал ее по голове, и только его сердце стучало ритмично и быстро, выдавая волнение хозяина.

— Ты спал сегодня? — поинтересовалась Элла, чтобы заполнить повисшую между ними тишину.

— Нет, — покачал головой Дар. — Надеюсь лечь после того, как наслажусь тобой еще раз. На рассвете самый сладкий сон.

Дарсир выпустил Эллу из объятий, поправил одежду, поднял платок, взял канделябр со свечками и поманил чародейку прочь из кабинета.

— Идем ко мне? — она обняла мага сзади и, привстав на носочки, коснулась губами неприкрытого тканью основания шеи.

Дар обернулся, посмотрел на нее с неприкрытой нежностью, будто погладил взглядом.

— Ко мне, — взял ее за руку и потянул за собой. — Когда тебя не было, я больше всего жалел, что моя постель не хранит воспоминаний о тебе.

— Значит ли это, что ты хочешь опять избавиться от меня? — прищурилась Элла.

Дар остановился и крепко обнял ее свободной рукой. Склонился к уху и прошептал:

— Повалю на пол прямо здесь и буду терзать, пока в твоей голове не останется дурацких мыслей. Поняла?

— Ты балбес, — покачала головой Элла, — но я беру свои слова обратно, — вырвалась из объятий мага и бодро зашагала к лестнице.

Глава тринадцатая

Пять лет до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

На зов демона боги пришли не сразу: Тель и Тэон успели еще не раз обменяться ударами, и никому из них не удалось получить преимущество. К чести стража врата в Обитель нитей Тель так и не прошел. Но силы Тэона были на исходе, а маг еще мог задать жару.

Тель сразу понял, когда они явились. Лишенные тел, точнее какой-либо своей уникальной формы, они напоминали яркие всполохи, полотна из светящихся разноцветных полосок, плывущих настолько близко друг другу, что казались единым целым. Маг не дал им встать в привычный для их сущности круг силы, он атаковал каждого поодиночке. Бога за богом, всех шестерых по очереди. Полотна разделились отражая его атаку, а затем, слившись в одну длинную полоску, окружили Теля.

Засияли разными цветами, так ярко, что магу пришлось закрыть глаза. Бесполезно! Вспышки мучили и жгли, отбирая не только силы, но и саму жизнь. Тель обратился к амулету, что содержал в себе часть Латасара и, применив заклинание рокировки, добавил к своей терзаемой сущности божественную. Пусть небожитель попробует одолеть сам себя! Полоски будто застыли в недоумении, а потом улеглись горизонтально и словно гигантские лезвия принялись крошить все вокруг. Поначалу Тель еще пытался применить силу, но вскоре, утонув в боли от бесконечного числа ран, от тоскливого крика плоти лишившейся кусков, от звона разбитой чаши, он сдался, и боги, снова собрав себя воедино, застыли над ним, раздумывая, как поступить.

— Что нам делать, о хранящий законы мирозданья? — обратился голос к Тэону.

От этих звуков Тель сжался в комок тем, что осталось от его тела. Голос звучал отовсюду и пробирал до самого нутра, казалось, он и сердце заставляет биться в другом ритме.

— Я должен спросить у его нити, она поведает мысли тех, кто соседствовал рядом с ним в узоре, — точно как в легенде ответил Тэон.

И перед глазами Теля побежали картинки: нечеткие, отрывистые, испорченные. В уши раздирающей болью ударила какофония звуков: стоны, плачь, крики, подобострастные речи, похвала и ругань. В этой уродливой музыке маг четко уловил только два голоса — звонкий колокольчик Шадры: "Папочка, я так соскучилась" и полное ненависти шипение Исторы: " Да будь ты проклят в той вечной жизни, которой добьешься". Плоть взвыла с новой силой, и Тель закрыл глаза, умоляя богов только об одном — скорой смерти.

— Он заслуживает вечного проклятья, — констатировал пробирающий голос.

— Неправда, — возразил Тэон, — у него есть заступники.

— Хорошо, хранящий законы мирозданья, будет по-твоему, — согласился голос и запел что-то на непонятном языке.

Остатками рук Тель закрыл уши, чтобы не слышать проклятия, но мерзкий голос проникал в каждую частичку, и маг, с сожалением констатировал, что понимает каждое слово.

— Живи монстром, хранящим Обитель нитей до тех пор, пока близнец твоего талисмана не найдет своего хозяина.

Последнее, что услышал Тел-ар-Керрин перед тем, как его тело стало распадаться на мелкие частицы — спокойное замечание Тэона.

— Хотел вечной жизни, парень, получи. Бессмертие, оно, знаешь ли, разное бывает.

А потом боги вернули Телю обновленную плоть, и он в ужасе от себя самого вскрикнул. Обитель нитей заполнил шершавый режущий визг.

***

Неделя до Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

Шадра проснулась ночью от противного щемящего страха. Казалось, сама смерть трогает за душу своей костлявой лапой. Села на кровати. Посмотрела на мирно сопящих по соседству братьев. Потерла виски и глухо застонала, пытаясь отогнать видение. Жуткое, колючее, холодное.

Перед ней открылось подземелье, черное как небытие и ледяное как дыхание Стража теней. Отец, живой, но измученный, пытался выбраться из несуразного облика, тюрьмы, в которую его заключили. А рядом с ним боги окружили Теона — Шадра никогда не сталкивалась с ними, но сейчас кто есть кто знала наверняка — и требовали открыть вход в Обитель нитей.

— Нам не хватает сил вернуться назад, Страж, — давили они голосами отовсюду. — Дай нам напиться от нитей.

Тэон покачал головой и скрестил каменные руки на груди. Он будто вырос, огонь, соединяющий составляющие его камни, посинел, и свечение его ослабло. Но взгляд стража излучал решительность и твердость.

— Вы ни в чем не знаете меры, — прошуршал он в ответ. — Если пустить вас в Обитель, мир погибнет. Ищите другие источники. Пусть один из вас отдаст все остальным, чтобы они могли уйти, а когда накопятся силы, кто-нибудь за ним вернется. Старые боги всегда так поступали.

— Мы — не они — возразили ему. — Мы должны получить все сразу. Пусти нас, о хранящий законы мирозданья.

— Пока я жив, вам в обитель дороги нет, — отрезал Тэон.

Боги замешкались. Убить Тэона — раз плюнуть, но что случится после смерти хранящего? Легенды обещали суровую кару преступившему черту и покусившемуся на святое, проверять, насколько они правдивы, не хотелось даже небожителям. Чтобы выбраться из мира мертвых пришлось обрести тела, сил переместиться не хватило, и боги ногами из плоти и крови потопали через лабиринт шестиглавого волка.

— Помоги смертным, Повелитель неба, будь милосерден, — прошептал им вслед Тэон еле слышно.

Шадра схватила ртом воздух. Хвала небесам! Отпустило. Видение ушло. А потом ее осенило, точно кто-то иголкой уколол. Лабиринт шестиглавого волка для богов вовсе не загадка, а значит, скоро они будут здесь. Придут напиться, забрать жизнь из этих мест. Отец послал ей видение, чтобы предупредить, надо бежать отсюда. Надо бежать к детям Повелителя неба. Бежать как можно скорее.

Шадра соскочила с кровати и со всех ног понеслась во взрослую спальню. Открыла дверь и улыбнулась. Истора сладко спала на плече Тамира, тот посапывал, но даже во сне не выпускал супругу из объятий. В голове девочки промелькнула несвоевременная мысль, что если и искать мужа, то непременно такого, как отчим.

Шадра преодолела стеснение, подошла ближе и потормошила плечо Исторы.

— Мама, проснись! Скорее! — позвала она.

— Что случилось, сладкая? — женщина уставилась на дочь сонным взглядом.

— Мне было видение, мама, — сообщила Шадра. — Нам надо бежать.

Истора тряхнула головой и протерла глаза.

— Что за видение? Позволишь посмотреть?

Шадра приблизилась к матери и широко открыла глаза, позволяя той заглянуть в свой разум.

До рассвета Истора и Тамир разнесли весть о предупреждении от Тел-ар-Керрина так далеко, как смогли. Поверили не все. Еще меньше снялись с насиженных мест и отправились на земли детей Повелителя неба. Им повезло, как раз в эти дни врата были открыты. Дети Повелителя неба не обрадовались беглецам, но и прогонять не стали. А когда окрестности Горла богов превратились в пустыню, и земли за завесой наполнились предсмертными стонами, дети Повелителя неба позволили людям остаться у них столько, сколько потребуется.

Поговаривали, что кмырские правители принесли щедрую жертву Повелителю неба в эти дни, за то, что старый бог оградил их мир от посягательств новых.

***

Силатр открыл книгу на нужной странице. Увы! Ничего кроме выведенных собственной рукой: "Сурж вернулся. Больше ждать не могу. Поговорю с Олатрой, не дожидаясь тебя", не нашел. Вздохнул. Надо бы попросить мага посмотреть, где Элла, не хотелось бы, чтобы с ба что-то случилось. Ясное дело, лишних сил у Эллы нет, но могла бы чиркнуть хотя бы слово, чтобы внук не переживал. В сердцах махнул рукой. Запихнул книгу в торбу и шагнул на нужную дорогу.

Шел быстро, стараясь унять волнение перед серьезным разговором с сестрой Суржа. Силатр не рассказывал бабке, да и никому вообще не рассказывал, но он уже почти год встречался с Олатрой. Пришел, чтобы взглянуть на ту, которой подарит власть в Дариополе, но так и остался с ней. Все это время он молчал о документах, но сегодня он твердо вознамерился сделать Олатре предложение и решил, что она должна узнать правду. Вот только согласится ли она стать его супругой, если Дариополь окажется у ее ног? Силатру очень хотелось услышать заветное "да", но он страшно боялся, что Олатра отвергнет его как обманщика и корыстного кавалера.

Дошел до дубовой рощи и свернул с дороги. В нос ударил запах прелой листвы и влажной земли. Силатр пристально вгляделся в полутьму. В прошлый раз Сурж поймал его именно здесь. Мужчина отогнал тревожные мысли, вряд ли Олатра приведет хвост второй раз. Хотя, надо отдать должное Суржу, после того, как он узнал о них, встречаться стало очень тяжело. Впрочем, даже если за лишнюю встречу с возлюбленной надо было отдать жизнь, Силатр сделал бы это, не раздумывая.

Она пришла чуть раньше, сидела на поваленном бревне и теребила в руках носовой платок. Ей больше нравилось пребывать в околочеловеческой ипостаси, и Силатр, прежде чем приблизиться к возлюбленной, тоже избавился от хвостов. Стал походить на мужчину со странными желтыми глазами. Подкрался, обнял со спины. Олатра вздохнула и, чмокнув в предплечье, потерлась затылком о его грудь.

— У меня важные новости, — сообщила она, улыбаясь.

Силатр поцеловал ее шею и уселся рядом, не выпуская из объятий.

— У меня тоже. Кто поделится первый?

— Думаю, мои новости важнее, — Олатра посмотрела любовнику в глаза. — Надо, чтобы ты выслушал их без суеты.

— Тогда я начну, — Силатр бегло поцеловал ее и неловко улыбнулся. — Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Олатра хотела ответить, но он поднес палец к губам, давая знак, дослушать его до конца.

— Я люблю тебя, — продолжил Силатр. — Но у меня есть кое-что, в чем следует тебе признаться. В день, когда мы встретились, я вовсе не случайно был на том празднике. Я хотел познакомиться с тобой, посмотреть какая ты. У меня есть бумаги, с помощью которых ты можешь получить власть в Дариополе, и мне думалось тогда, что я смогу понять, достойна ты или нет.

— А почему не сказал после? — нахмурилась Олатра.

— Боялся, — Силатр крепче сжал ее в объятиях. — Думал, ты решишь, что я корыстен и бросишь меня. А сейчас и отступать некуда, хочу быть с тобой больше жизни. Не хочу больше прятаться.

— Знаешь, — возлюбленная улыбнулась, — я тоже согласилась на встречу не случайно. Прекрасно знала, кто ты. Будоражила кровь мысль о свидании с бунтарем и заговорщиком, так что мы квиты. Что у тебя за бумаги?

Силатр закрыл глаза. Вот он момент истины!

— Письма твоей матери одной из подруг, где она сообщает, что Сурж сын не Олана, а Крута. Подлинность подтвердили три мага, — выпалил он на одном дыхании. Затем нашел в себе силы и посмотрел Олатре в глаза: — Скажи, теперь, когда ты все знаешь, ты выйдешь за меня? Я конечно не беден, но вернуть княжество не стремлюсь. Знаю, должен взять власть, чтобы заботиться о своих подданых, но я не хочу ее, даже боюсь. А без власти, мне и предложить тебе особо нечего.

Олатра покачала головой.

— Если тебя устраивает роль супруга женщины, занятой политикой, то предложи мне для начала себя, — проглотила застрявший в горле ком. — Хочу быть с тобой, но так боюсь, что тебя будет терзать мое положение. Отказалась бы от всего, но мы устали от войны, а брат никак не может остановиться. — Сделала глубокий вдох: — Давно знаю, что Сурж сын твоего дяди, мать призналась мне перед смертью. Письма помогут склонить на мою сторону тех, кто сомневается. Но это несколько лет смуты и постоянной опасности. c81a63

— Нет, — покачал головой Силатр, — это несколько лет жизни рядом с тобой, без тайн и долгих разлук. Выходи за меня!

— С радостью, любимый! — Олатра поцеловала жениха. — Принесем клятву сегодня? Мы еще успеваем в святилище до заката.

— Конечно, — кивнул мужчина, поднимаясь на ноги и подавая невесте руку. — Но тогда домой я тебя не верну. Будешь ночевать у меня под боком.

— Вот в замке будет переполох, — прищурилась Олатра и поднялась с бревна. Обняла возлюбленного, привстала на носочки и чмокнула его в нос: — Я беременна, Лати. Наша последняя встреча не прошла даром.

Силатр закрыл глаза и крепче прижал невесту к себе. Уткнулся носом в ее волосы.

— Лучше новости и быть не могло, — прошептал он. А потом отстранился и посмотрел в ее глаза: — Даже если мы не успеем в святилище, в замок брата ты не вернешься. Не прощу себе, если с тобой что-то случится.

— Приказывать мне может только супруг, — улыбнулась Олатра. Подмигнула: — Только он будет моим господином.

— Да хоть ковриком у твоих ног, я на все согласен, — хихикнул Силатр и потянул невесту в сторону дороги, ведущей к святилищу Повелителя неба.

Глава четырнадцатая

Элле снилось, что они с отцом отправились навестить Тел-ар-Керрина в его пещере. Здесь, в своей клетке, монстр не выглядел пугающе, напротив, отчего-то хотелось его пожалеть. Она оглянулась на Тэона, беззвучно спрашивая разрешения коснуться Теля. Демон кивнул, Элла привстала на носочки и протянула руку, чтобы погладить стража там, где по ее мнению, могло быть ухо.

Тель открыл глаза, Элла охнула и испуганно отскочила от клетки. Много лет назад она сталкивалась с ним взглядом, но сейчас ее, как и тогда, объял ужас. В туманной серости глаз монстра ясно различались ладони, стучащие по поверхности изнутри. Словно кто-то провалился в эти глаза как под лед и не может выбраться. Тряхнула головой, чтобы избавится от наваждения, но Тель не опускал ее. Перед глазами все так же мелькали отчаянно бьющие по тонкой пленке руки. Элле показалось, она слышит, как зовут на помощь. Она окликнула отца и по повисшей тишине поняла, что вокруг никого не осталось. Только она и Тел-ар-Керрин. Монстр поднялся на ноги, чародейка закричала и проснулась.

Дар посапывал рядом и обнимал ее со спины. Дыхание его было теплым и спокойным. Элла ухмыльнулась, видимо любовнику снится что-то приятнее взгляда Тел-ар-Керрина. Собралась высвободиться из объятий, когда почувствовала на себе взгляд. Взгляд полный сжигающей ненависти и ледяного холода. Где-то далеко на нее снова обратила внимания тварь. Чародейке показалось на миг, что и сейчас, и много дней назад на нее смотрело одно и то же существо, но она поспешно отогнала эти мысли.

Собралась с силами и начала выстраивать щит. Не вышло! Взгляд не давал сосредоточиться, мысли и слова путались, а главное — настрой оказался не боевой. Душа просила свернуться калачиком в уголочке и забыться вечным сном. Чародейка хотела позвать Дара на помощь, но замерла не в состоянии ни пошевелиться, ни издать какого- либо звука. "Как же так? — пронеслось у нее в голове, — он же совсем рядом, неужели не поможет?" Дар все так же равномерно сопел, а Элла лежала и чувствовала, как холод проникает под кожу, держит ледяной рукой за горло и не дает толком вздохнуть. "Просыпайся, милый, сейчас самое время", — мысленно умоляла она, но отлично понимала, что ее никто не услышит. Одолевал сон, но как только она опускала веки, перед взором вставали глаза Тел-ар-Керрина. Она проваливалась в них, чтобы самой стучать ладонями в бесплодной попытке выбраться из небытия.

— Ты как покойник, Элла, накройся одеялом — сквозь сон пробормотал Дарсир и притянул ее ближе к себе. Чмокнул в подвернувшуюся шейку и тут же подскочил, как ошпаренный, схватил любовницу за плечо и сильно встряхнул: — Ты как?

Элла не ответила. Дар уселся на кровати, протер глаза и запел заклинание. Первым делом, он выставил перед возлюбленной щит, и чародейка, наконец, смогла спокойно вздохнуть. Потом он усадил ее рядом, обхватил ладонями ее голову и принялся создавать дополнительный барьер для твари. Элла только вздохнула с облегчением, перед глазами переливалась радуга, страхи отпускали, а холод отступал восвояси.

Дар закончил заклинание, обнял ее, склонился над ухом и прошептал:

— Зачем ты собираешь на себя все их взгляды? Это опасно.

— Понятия не имею, как это выходит, — Элла пожала плечами и плотнее прижалась к любовнику, сейчас он напоминал ей большую уютную печь. — Мне кажется, тварей посылает Латасар, вот они и липнут ко мне. Потому что их хозяин уже пытался убить меня однажды и знает, как обойти мою защиту.

— Ты говорила, Повелитель неба усыпил его, — нахмурился маг.

— Дар, он бог, — вздохнула Элла. — Он вобрал в себя силы пятерых своих собратьев. Как бы ни был могуч Повелитель неба, он не может уничтожить Латасара в одночасье. Вполне возможно, Латасар не получит новых сил, но старые-то у него никто не отнял, вот он и использует их как умеет. Одного не могу понять, зачем ему к Источнику сущего?

— Это как раз проще простого, — Дарсир поцеловал Эллу в макушку и накрыл ее ноги одеялом. — Твари атакуют Белое древо, то, что растет прямо из Источника. Если оно погибнет, чтобы не допустить смерти всего живого, Повелителю неба придется разбудить Латасара и попросить его о помощи. Может, Латасар рассчитывает победить старых богов еще раз?

— Может, — подтвердила чародейка. — Тогда нам тем более надо выдвигаться к Источнику, для древа не важно, часть Латасара ему достанется или целый, важно лишь присутствия его силы.

— Завтра, — прошептал Дар над самым ухом Эллы, — на подвиги завтра. А сейчас, — слегка прикусил его, — я намерен спасти это утро, хоть пробуждение и получилось неправильным.

— Отличная идея, — чародейка закрыла глаза, наслаждаясь его лаской, — заодно согреюсь.

В дверь громко и настойчиво постучали. Вошел Пилар и, увидев Эллу, тут же вышел вон:

— Дар, — позвал он снаружи, — сработали ловушки, ребята со стен говорят, нужна помощь.

Маг поднялся с кровати и начал натягивать одежду.

— Ты останешься здесь, — сообщил он тоном, не терпящим возражений.

— Но… — попыталась сопротивляться Элла.

Дар только покачал головой:

— На стенах тебе делать нечего. Боюсь, ты попадешь под удар и тех тварей тоже. Не знаю, смогу ли тебе помочь. — Наклонился к чародейке, обнял и нежно поцеловал: — Не хочу тебя терять.

Элла проглотила застрявший в горле ком. Так странно было видеть Дара таким открытым и заботливым.

— А если вам понадобится помощь? — нахмурилась она.

— Не понадобится, солнышко, — улыбнулся Дарсир. — Там не только с мы с Пиларом будем. Есть дежурный маг на стенах и, если понадобится, придут еще парочка. Посиди дома, представь, что ждешь меня из далекого путешествия.

Он закончил с одеждой, наклонился, поцеловал Эллу и вышел. Чародейка осталась одна. Натянула рубаху и отправилась к себе, одеться. Застегивала платье и размышляла, с чего это Дар не взял ее с собой. Неужели и впрямь боится, что что-то может случиться? Ухмыльнулась. Авара она сопровождала в любой передряге — была ему не только супругой и помощницей, но и магом, которому он доверял. Сейчас она чувствовала себя военачальником, которого не пустили на битву. Расстраивалась и досадовала на свое положение и, вместе с тем, ей ужасно льстило, что любовник беспокоится о ней. Спустилась, позавтракала в одиночестве и вернулась к себе. Достала книгу посмотреть, нет ли вестей от Силатра. На нужной странице красовалась надпись: "Сурж вернулся. Больше ждать не могу. Поговорю с Олатрой, не дожидаясь тебя". Элла вздохнула и, пропев нужные слова, вывела ответ: "Действуй по обстоятельствам, будь осторожен. Вернусь к осени".

Она как раз дописывала последнюю букву, когда в дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, в комнату вошла Мита. Воздух тут же заполнился запахом ландышей. Элла оторвалась от книжки и окинула гостью удивленным взглядом. Выглядела девушка цветуще: на щеках играл румянец, в глазах сверкали огоньки. Платью позавидовала бы любая заправская модница. Элла сделала глубокий вдох, чтобы как-то отвлечься от послания Силатру.

— Дарсира нет дома, — поспешила сообщить она.

Мита махнула рукой:

— Я к тебе. Хотела извиниться и пригласить на нашу свадьбу через неделю, — улыбнулась. — Можешь составить компанию Пилару. Думаю, Дар вам обрадуется.

Элла вдруг почувствовала себя идиоткой. Какая свадьба? Вроде, Дар обещал расторгнуть помолвку, а тут уже вовсю готовятся к торжеству. Нахмурилась. Зачем ему обманывать? Вряд ли, чтобы заманить ее в постель. Тряхнула головой и выдавила улыбку.

— Поздравляю! Если я еще буду здесь, я непременно воспользуюсь твоим любезным приглашением.

— Хочешь уехать? — поинтересовалась Мита больше из вежливости.

— Зависит оттого, завершим ли мы дела или нет, — терпеливо пояснила Элла. — Мой дом далеко отсюда.

— У тебя давно нет дома, — зло ухмыльнулась гостья. — Я отлично видела это, когда ты пользовалась моим источником, — потом снова состряпала улыбку. — Но мне на руку твой отъезд.

Элла поймала взгляд Миты. Встала и зашагала в ее сторону, не сводя с нее глаз. Девушка стушевалась, но чародейка не дала ей опустить голову.

— Чтобы ты там не увидела, это не повод для насмешек, — прошептала она и, сделав глубокий вдох, переместила гостью за пределы дома.

Уселась на кровать, потерла лицо ладонями и тяжело вздохнула. Надо же быть такой дурой! Любовник играет с ней, а она туда же, размечталась, даром, что годков много, ничему не учится.

Запихала плащ в торбу, переобулась в ботинки, застегнула пояс с ножом и спустилась. Видеть Дара не хотелось. Любой разговор с ним закончится постелью, а ей страсть как надоело, что ее водят за нос. Надо пройтись, подумать, что делать дальше.

Дарсир встретил ее на выходе из дома, он как раз обогнул фонтан и шел в ее сторону. Вид у него был замученный, но довольный. Он помахал, и Элле пришлось остановиться.

— Решила прогуляться? — подмигнул он. — Может, подождешь, пока я перекушу, и погуляем вместе?

— Незачем это, — покачала головой Элла. — Мита пригласила меня на вашу свадьбу через неделю. Мне любопытно, зачем ты затеял вчера представление, если знал, что скоро женишься? Попросил бы просто провести с тобой ночь, я согласилась бы по старой памяти. Мерзко это, Дар и не достойно мужчины.

Дарсир нахмурился:

— Не знаю ни о какой свадьбе, — посмотрел Элле в глаза. — Не хочу жениться на Мите, хочу быть с тобой. Веришь мне?

— Нет. — Элла обогнула мага. — Я приду к ночи. Не возвращалась бы совсем, боюсь опять окажусь в твоей постели, но ночевать на улице не хочу. Завтра надо идти к Источнику.

Дар схватил ее за руку.

— Клянусь, я не трону тебя. Оставайся сейчас. Пожалуйста, — тут его осенило. Он растеребил челку и продолжил: — Хочешь, вместе сходим к Мите и все выясним?

— Не хочу, — отрезала Элла. — Еще посмешищем я себя не выставляла. Оставь меня, мне нужно побыть одной.

— Хорошо, — выдохнул маг. — Будь осторожна и не забивай голову глупостями. Я ничего не знаю о свадьбе.

Элла хмыкнула и пошла прочь. Миновала фонтан, прошла мимо странного здания с круглой крышей и зашагала к парку акаций. На небе давно собирались тучи, чародейка надеялась, что в парке окажется безлюдно. Не хотелось бы, чтобы кто-то видел ее в таком виде.

Она забралась в самый дальний уголок парка, устроилась в беседке и дала себе волю. Слезы текли по щекам, хлюпал нос, а с наружи припустил летний дождь: задорный и громкий, с крупными частыми каплями. Элла не сразу услышала, что к ней кто-то присоединился. А когда поняла, что не одна, бежать оказалось слишком поздно. Она закрыла глаза и мысленно запела заклинание.

— Рад видеть тебя, невестушка, — голос Суржа заставил Эллу содрогнуться. — Нехорошо убегать перед клятвой, это раздражает женихов, — сообщил он и ударил чародейку магическим кнутом.

Не успела выставить щит, но тот, что ночью поставил любовник, отразил удар. Не дожидаясь, пока Элла придет в себя, Сурж атаковал снова. Чародейка ухмыльнулась, защита, выстроенная Даром, помогла и в этот раз. В руке Эллы мелькнула призрачная петля, чародейка размахнулась, накинуть ее на женишка, и пропустила еще один удар. Чутье подсказало, защита больше не выдержит, но Элла решила продолжить атаку.

В этот раз петля была необычной, вместе с заклинанием, она должна была ненадолго лишить Суржа сил: и в чаше, и в кристаллах. Закрывая глаза и вкладывая в нити всю свою злость, Элла кинула арканы. Тщетно! Сурж, явно готовился к бою именно с ней, призрачная веревка зацепилась за щит в виде сети. Чародейка выругалась. Потянула петли на себя. Жених ухватился за них голыми руками и ударил в упор старой доброй "Изнанкой".

Элла взвыла. Заклинание выворачивало внутренности, душой овладел ужас и предвкушение смерти. А затем мыслями она нырнула в пропасть и звонко и сочно шмякнулась о землю. Тело заныло от боли, во рту пересохло, но неведомая сила снова вынесла ее на край пропасти и опять заботливо спихнула вниз.

Попыталась позвать Черный вихрь, но тот не слышал ее. Амулет слишком много тратил на противостояние "Изнанке" и не мог усилить ее зов. Прежде чем в очередной раз рухнуть в пропасть, Элла успела заметить, как к ним присоединился еще кто-то.

Нестерпимый яркий свет ударил по глазам, переливаясь всеми цветами радуги, он будто сжигал внутренности, тер наждачкой растревоженную солнцем кожу. Элла прикрыла рукой глаза и ухмыльнулась, для кмырской чешуи эта атака должна стать особенно болезненной. Все прекратилось, чародейка беспомощно рухнула на пол. Мутным взором окинула беседку.

Сурж развернулся к ней спиной, а прямо перед ним стоял Дар и непрерывно атаковал его "огненным мечом". Тиран бился отчаянно, но у любовника еще оставалось много сил. "Должно быть женишку ужасно жарко", — зло подумала Элла и облизнула пересохшие губы. Обратилась к чаше. Увы! Как и положено после "Изнанки" ей не ответили. Тогда чародейка вдохнула поглубже, собираясь в кучку. Поднялась на ноги. Вытащила из-за пояса нож и что было сил, всадила его в спину Суржу. Жених вскрикнул и отвесил ей оплеуху. А затем призвал магию перемещения, и скрылся в пространстве. Дар приблизился, обнял ее и тоже убрался из беседки.

Они материализовались у Дарсира в спальне. Элла уселась на пол и оперлась спиной на кровать. Любовник уселся рядом. Она положила голову на его плечо. Дар, едва касаясь, чмокнул ее в лоб.

— Я хотел объясниться до конца, нашел тебя поиском, а ты, оказывается, не одна, — покачал головой. — Испугался за тебя. С первым ударом переборщил, но зато он упустил "Изнанку".

— Надо спрятаться, он не успокоится, пока не получит амулет обратно, — мрачно констатировала Элла. — Яд, что был на ноже, подействует не сразу, нам надо продержаться какое-то время.

— Сиди, где сидишь, — усмехнулся Дарсир. — После "Изнанки" ему не хватит сил преодолеть охранное заклинание дома. К тому же, в соседней комнате Пилар, да и я почти свежачок. — Вздохнул: — Хочу внести ясность, чтобы у тебя больше не было повода глупить, как пятнадцатилетняя девчонка.

Элла подняла голову и открыла рот возразить, но столкнулась с любовником взглядом и решила помолчать.

— Я не лгал, когда говорил о любви, — Дар облизнул пересохшие губы. — Не думал, что и я попаду в эту передрягу, но никого кроме тебя не хочется. По крайней мере, пока. Скажу больше — позавчера я сказал матери Миты, что не намерен жениться на ее дочери. Зачем Мита придумал байку про свадьбу для меня загадка. Но меня больше беспокоишь ты.

Мужчина поймал взгляд Эллы, и ей стало не по себе. Опустила глаза. Проглотила застрявший в горле ком. Маг усмехнулся и продолжил:

— Ты не знаешь, намерена ли остаться здесь или хочешь вернуться к кмырам. Ты флиртуешь с моим братом, потому что думаешь, что именно он твоя судьба, именно он предназначенный тебе герой. Ты, видимо, считаешь меня временным вариантом, что вскоре надоест тебе, и тогда ты непременно найдешь настоящее чувство. Это неприятно.

Дар растеребил челку и потер лицо ладонями. Фыркнул, как выныривающий из воды змей.

— А я хочу тебя целиком, без оговорок и компромиссов. Понимаешь?

Элла кивнула и собралась было вставить слово, но Дар покачал головой.

— Мне бы тоже побыть юношей, отправить тебя разбираться в себе, но меня страшит завтра. Не хочу умирать с мыслью, что не взял от тебя все возможное.

Чародейка закрыла глаза и глубоко вдохнула. Вот уж не думала, что любовник видит все именно так. Покачала головой и уставилась ему в глаза.

— Мы не умрем, Дар. Не умрем. — Обняла его и уткнулась лбом в его лоб. — Ты и есть мой герой, все остальное — пустая суета.

Дарсир поцеловал ее в нос и улыбнулся.

— Предлагаю перекусить, потом я тебя немного подлечу, а после, если ты хочешь, конечно, прогуляемся.

— Хочу, — Элла потерлась носом о его грудь. — Страшно хочу потанцевать с тобой.

Маг ухмыльнулся:

— Отлично, убедишься, что и это я делаю гораздо лучше брата.

Глава пятнадцатая

После ужина Элла и Дар устроились в комнате рядом с кабинетом, той, где они впервые занимались любовью. Маг растопил камин, зажег свечи, разлил вино и, усадив Эллу к себе на колени, принялся считать веснушки на ее переносице. Чародейка утверждала, что их около трехсот, Дар говорил — чуть больше сотни. Любовники пили вино, целовались и постоянно сбивались со счета.

Пилар ушел в гости, Сурж так и не появился снова. Немногое, что требовалось для завтрашнего похода, приготовили еще днем, а сейчас оставалось время подурачиться. Думать не хотелось. Элла утопала в ласковых глазах Дарсира, упивалась его настойчивой нежностью и трепетала в предвкушении продолжения вечера. Маг, казалось, забыл все свои утренние претензии, и просто наслаждался общением с возлюбленной.

Веснушки не желали поддаваться подсчету, Дар признал свою поражение, отставил бокал с остатками вина и дал волю рукам. Чародейка томно вздохнула, но потом вспомнила, что хотела задать братьям вопрос и встрепенулась. Взяла ладони любовника в свои, давая понять, что хочет поболтать еще немного. Дар улыбнулся и, сильнее прижав Эллу к себе, прошептал зловещим голосом:

— Какую страшную тайну ты желаешь выведать у меня с помощью порочной страсти, демоница?

— Просто интересно, — хихикнула возлюбленная в ответ. — Я где-то читала, что страж Тмара всегда знает, что происходит в городе. Просто знает и все. Ты ничего подобного за Пиларом не замечал?

— Нет, — усмехнулся Дар, — но ты можешь убедиться сама. Ты вроде как должна владеть превращениями, дочь Тэона.

— Откуда ты знаешь? — нахмурилась Элла.

— Мита рассказала, когда я помогал ей прийти в себя после твоего визита к ее источнику, — пояснил Дар, высвободил руки и тут же принялся развязывать шнуровку на корсаже платья любовницы. — Превращайся, — подмигнул он. — И узнаешь все тайны.

Чародейка покачала головой:

— Мне не хватит сил на обратное превращение.

— Побудешь немного стражем Тмара, — маг, наконец, победил шнуровку и запустил руку под ткань. — Когда мы войдем в пещеру перед Источником, силы будет, хоть отбавляй. Вернешься в свой облик. Опять же, — Дар захватил в плен грудь Эллы и кончиками пальцев пощекотал сосок, — Пилар рассказывал, весь мир для стража выглядит иначе. Не тяни, — облизнул губы и снова перешел на шепот: — Времени у тебя все меньше.

Элла усмехнулась: "В конце концов, почему бы и нет", — пронеслось у нее в голове и, шумно вздохнув, она совершила превращение. Вокруг почти ничего не изменилось, разве что свет стал чуть-чуть ярче и огонь в камине жарче. Запахи остались теми же. Дар запустил под корсаж вторую руку, и Элла почти забыла о городе.

— Ну, — усмехнулся любовник. — Есть новости из Тмара?

— Нет, — тяжело выдохнула Элла и закрыла глаза, позволяя магу творить, что вздумается.

— Жаль, — констатировал Дар, стаскивая с любовницы одежду. — Очень жаль.

Она уже не слышала его слов. Все мысли утонули в ласковых прикосновениях, запахе сандала и можжевельника, настойчивых поцелуях. Потрескивали дрова в камине, а Элла закрывала глаза и забывала обо всем на свете, кроме мужчины, который был с ней единым целым не только телом, но и, как ей казалось, самой сущностью, душой, источником и силой.

Выспались плохо. Заснули почти на рассвете, а врата в туннель к Источнику открывались ненадолго. Поспешно собрались в поход и, оставив указания Пилару, перенеслись к пещерам.

Прямо у входа сидела огромная, размером со льва, ярко-голубая птица. Элла поежилась, только Лазурного вестника им не хватало! Обычно они либо оглашали волю богов, либо давали предсказания. Ни того, ни другого сейчас чародейке слышать не хотелось. Дар взял любовницу за руку и поцеловал в висок.

— Пойдем, это всего лишь птица. Хоть и большая.

Потянул за собой внутрь пещеры. Провел мимо вестника, остановился около стены из мутного зеленого хризолита и запел заклинание. Хризолит растаял, пропуская путников в ослепительно-белый туннель с тяжелыми потолками.

Вслед раздалось противное гарканье:

— Боги ждут! Боги ждут жертву!

Элла лишь сильнее сжала ладонь Дарсира.

Если верить рассказам и легендам, Источник сущего располагался где-то рядом с Обителью нитей, но в отличие сокровищницы Мира мертвых к нему вел не лабиринт, забирающий силы, а туннель эти силы дарующий. В книгах его называли "щедрой дорогой" и на этом пути ожидал только один подвох — ошалев от избытка мощи, маги чудили и часто сходили с ума, а существа без чаши и вовсе погибали, не сделав и десяти шагов.

Элла никогда не слышала о героях, добравшихся до Источника, зато ее свекор Эскал любил рассказывать о своем походе туда. У него была благородная цель, он шел избавить супругу от проклятия и весь путь он думал только о ней. Но и он почти сошел с ума, поддавшись эйфории. Именно от Эскала Элла услышала, что к Источнику легче пробраться в компании, дармовая сила делится на всех спутников и не вызывает безумия. Сейчас чародейка надеялась, что они с Дарсиром устоят перед искушением и сохранят разум.

— Как долго нам топать? — поинтересовался маг.

— До обители нитей мы шли около месяца, — пояснила Элла, громко вздохнула и продолжила: — но мы этого не почувствовали, — улыбнулась. — Безвременье.

— Просто отлично, — Дар обнял возлюбленную. — Длинная прогулка наедине. Все успеем обсудить и выяснить.

— Если не сойдем с ума, — остудила Элла его пыл. Сощурилась: — Мне уже мерещится или ты тоже его видишь? — поинтересовалась она испуганно.

Дар проследил за ее взглядом и без лишних проволочек запел охранное заклинание.

***

Сорок лет после Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

Нур появился в ее жизни сразу после смерти родителей. Нет, он и раньше захаживал, покупал травы и снадобья, но после смерти Исторы прямо зачастил к ней в лавку. Поначалу Шадра решила, что он любезничает из вежливости, но когда он предложил ей давать уроки Искусства сыновьям, женщина заподозрила неладное.

Однако, согласилась без промедленья, ей всегда хотелось попробовать себя в роли учителя, но дети Повелителя неба недоверчиво относились к человеческой магии и двухвостиков людям не доверяли. Нур оказался смелее своих соплеменников. Он поручил Шадре обучение двух своих старших сыновей. Типичный оборотень из детей Повелителя неба, высокий желтоглазый блондин, он не владел магией. Дар достался мальчишкам от матери, но она умерла в третьих родах и уже не могла передать сыновьям свои знания.

Шадра с энтузиазмом взялась за новое дело. Братья давно обзавелись семьями, лавка не требовала много внимания и чародейка проводила с мальчишками уйму времени. Двухвостики оказались старательными и сообразительными учениками, а Шадра пыталась поведать им все известные ей секреты.

Именно когда она занималась с сыновьями Нура, ей и стали приходить видения с новыми заклинаниями, странными знаниями о магии и окружающем мире. Шадра понимала, это отец делится с ней мудростью, но разум отказывался поверить в это. Она поделилась с братьями, но те лишь недоуменно пожали плечами. Для них Тел-ар-Керрин давно умер. Монстру Мира мертвых они в разуме отказывали.

Шадра расстраивалась и чувствовала себя одиноко. Ей никто не верил, а многие стали считать ее сумасшедшей. К тому же все, с кем она общалась в молодости, уже начали стареть, а она так и застряла во внешности чуть за тридцать. Люди стали ее сторониться. Только Нур общался с ней приветливо и спокойно.

Каждый день она закрывала лавку, занималась с двухвостиками, ужинала в компании Нура и троих его сыновей, а после отправлялась домой к заклинаниям, книгам и медитации. В один из летних вечеров она вдруг поняла, что не хочет уходить. Хочет остаться с этим мужчиной и его семьей. Она оторвалась от еды и пристально посмотрела на хозяина дома, тот улыбнулся и подмигнул.

— Двухвостики сегодня отправятся к бабушке с дедушкой, — буднично сообщил он. — Подожди немного, выпей лишнюю чашку кнока, я освобожусь и провожу тебя.

Шадра кивнула и улыбнулась, чутье подсказывало ей, что намеренья выпроваживать ее у Нура нет.

Она еще не покончила с кноком, когда вернулся хозяин дома. Он выглядел довольным и не сводил с нее глаз. Налил себе яблочного напитка и уселся за стол напротив. Шадра поймала его взгляд и облизнула губы. Надо было сказать что-то, но слова упорно не шли в голову. Нур со спокойной уверенностью накрыл ее ладонь своей и залпом опустошил чашку. Покачал головой.

— Я так долго ждал, когда ты поймешь, что мы нужны тебе, — прошептал он и свободной рукой погладил ее щеку.

Шадра нахмурилась.

— Как ты догадался, что я…

Нур добродушно рассмеялся.

— Роэль, этот маленький разбойник, шепнул мне, что ты не хочешь уходить.

Шадра улыбнулась, она и раньше слышала, что младший сын Нура отлично читает мысли, а теперь убедилась в этом на своем опыте. Наклонилась к мужчине, настолько близко, что чувствовала его дыхание, закрыла глаза и осторожно коснулась губами его губ.

— Про остальные мои желания Роэль не рассказывал? — поинтересовалась она.

— Я с удовольствием услышу о них от тебя, — ответил Нур и вернул ей поцелуй, да так, будто занимал его у ростовщика под бешеные проценты.

Прежде чем разум отступил под натиском мужчины, Шадра успела подумать, что в следующий раз обязательно следует поставить щит от всяких маленьких фокусников.

В родительский дом Шадра больше не вернулась, да и лавка с травами и снадобьями через пару месяцев, сразу после свадьбы, переехала в гостевое крыло дома Нура. Вечером того же дня в родительскую спальню пришел Роэль, двухвостик обнял мачеху и чмокнул в щеку.

— Хоть и прячешь от меня свои мысли, я все равно хочу, чтобы ты стала мне мамой. Братья видели ее, а я никого кроме тебя не знаю. И мне кажется, ты лучше всех на свете.

Шадра обняла мальчугана и расплакалась. Нур обхватил руками их обоих и мысленно поблагодарил Повелителя неба за перепавшее счастье.

***

Дар закончил нужные слова, убедился, что щит вокруг надежен и еще раз посмотрел на существо. Издали оно напоминало крота-переростка. Тварь размером с хорошего коня-тяжеловеса с огромными тяжелыми лапами и длинными когтями, короткой черной шерстью и даже немного милым розовым пяточком. По настоящему пугали только глаза: подернутые белесой пеленой они будто смотрели в душу, выворачивали наружу всю подноготную.

Дар тяжело проглотил застрявший в горле ком. Посмотрел на Эллу. Возлюбленная, казалось, замерла в оцепенении. Она уставилась на существо и почти не дышала. Дар тронул ее за руку:

— Пойдем, защита есть, а там посмотрим по обстоятельствам, — произнес он над самым ухом Эллы.

Чародейка вздрогнула и сделала шаг вперед. Существо осталось на месте. Немигающим взглядом оно смотрело на магов, и Дар мысленно ощетинился, ожидая атаки. В голове в диком танце кружились мысли. Кто это может быть? Враг или друг? Тварь, наделенная разумом или животное, подверженное инстинктам? Дар поменялся с Эллой местами, чтобы когда они будут проходить мимо крота, тот оказался ближе к нему, а не к возлюбленной. Она попыталась возразить, но маг сжал ее руку сильнее и Элла покорилась. Дарсир улыбнулся: человека, понимающего его лучше, он не встречал.

Шаг. Крот все так же спокойно наблюдал за путниками. Еще. Ничего не произошло. Дар глубоко вдохнул, сейчас они должны пройти мимо твари. Элла отпустила его ладонь, оно и правильно — если нужны будут заклинания лучше держать руки свободными. Шаг. Тварь шумно дышала, но с места не двинулась. Еще шаг. Под ногой неестественно громко хрустнул камень, и эхо разнесло противный треск дальше по туннелю. Дар закрыл уши, звук, будто ножом разрезал голову. Посмотрел на крота и понял, камень тут не причем. Глаза существа позеленели и вылезли из орбит, а пятачок распался на два цветка, лепестки которого напоминали щупальца медуз. Маг толкнул застывшую Эллу вперед подальше от угрозы. Рядом с тварью особенно остро ощущалась узость туннеля. Собрался атаковать крота, но почти сразу понял — атака отразится и обратится на них.

— Быстрее, — прошептал он, и многократно усиленные эхом, его слова снова ударили по ушам.

Элла оглянулась и затравленно посмотрела на любовника. Дар молча дернул головой, побуждая чародейку двигаться быстрее. Похоже, крот умел усиливать звуки только на близком расстоянии. Надо убираться!

Старались идти бесшумно, но каждый шорох отзывался дикой болью. Они шли и шли, сохраняя молчание и пугаясь даже громкого вздоха. Дар грустно усмехнулся. Вот тебе и безобидный туннель. Вроде сил достаточно, а встречаешь такую угрозу, против которой все твои умения пшик, да и только. Посмотрел на Эллу, чародейка сжала губы, уткнулась взглядом в пол и топала вперед. Отчего-то захотелось обнять ее, но Дар одернул себя. Зачем мешать? Все равно помощи от него никакой. Осторожно взял за руку, сжал ладонь возлюбленной в своей, и продолжил шагать рядом. Тварь не стала преследовать их, а, значит, эта пытка скоро кончится.

Глядя на кипельно-белые стены туннеля, Дар думал о предстоящей встрече с Латасаром. В том, что они идут в ловушку, маг не сомневался, но надеялся, им удастся переиграть бога. Ухмыльнулся. А есть ли у них другой выход? Ему надо к Источнику, чтобы сохранить жизнь, а Элле — чтобы избавиться от власти амулета. Даже то, что у белого древа их ожидает Латасар, злобный мелочный бог, у которого на Эллу свои планы, ничего не изменит. Остается только верить в удачу и в правильность подготовленных заклинаний.

Дарсир по-своему подготовился к встрече с богом. Воспользовался выкупом Хранителя тьмы и задал вопросы грифелю и бумаге. Отлично понимая, что Латасар бессмертен, маг не стал спрашивать, как им убить небожителя, он спросил, как сделать так, чтобы Латасар оставил их в покое навсегда. На бумаге появилось название заклинания. Дар не знал такого и вторым вопросом стали подробности о нем.

Магу повезло, он успел подготовиться. Заклинание потребовало прорву сил, но их он заполучил от лавандового поля, благо Элла назвала правильные ингредиенты для отвара и Дар доделал Цветочную кровь. Емкость приняла часть накопленных на поле сил, а маг сотворил заклинание. С виду безобидное, но, если верить трофею от Хранителя тьмы, очень эффективное. Был в плане Дара еще один пункт, который сводил на нет все усилия Латасара, но осуществился ли он, маг точно сказать не мог. Хотя, всей душой желал, чтобы получилось. Не только из-за Латасара. Еще из-за желания привязать Эллу навсегда. Дарсир не понимал себя, он и страшился провести с чародейкой всю жизнь и хотел этого больше всего на свете.

— Все, — констатировала Элла, когда эхо не подхватило хруст камня под ногой. — Ушли. — Ухмыльнулась: — Теперь ждем нового подвоха. — Вздохнула и посмотрела на спутника: — Почему ты не атаковал?

— Мне показалось, он — зеркало, испугался, что нам самим достанется, — пояснил Дар и подумал, как приятно, наконец, слышать ее голос. Да хоть чей-то голос не усиленный эхом, демон все подери!

— Я тоже так решила, а потом шла и думала, правильно поступила или неправильно, — остановилась и торопливо поцеловала Дарсира в щеку. — Как думаешь, может все привиделось, и его и не было вовсе?

— Не знаю, — вздохнул маг. — Боль оказалась самая настоящая.

Элла кивнула в знак согласия. Туннель повернул. Чародеи с опаской посмотрели за угол. Чуть дальше их ожидал самый настоящий сюрприз: туннель расходился на три одинаковых белоснежных коридора.

— Нет лабиринта? — усмехнулся Дар, намекая на описания дороги до Источника сущего в книгах.

— И опасностей тоже нет, — съехидничала Элла в свою очередь. Закатила глаза, припоминая заклинание поиска пути. — Пространство говорит, надо идти влево.

— Влево, так влево, — улыбнулся Дар и вошел в коридор.

С другого конца раздались странные чавкающие звуки. Маг поморщился и посмотрел на Эллу.

— Ты тоже слышишь?

Она покачала головой. Дар решительно потянул ее за руку.

— Тогда пойдем, кажется, началось обещанное в книгах безумие.

Тут его посетила догадка. Возможно, все не так просто, как они думают.

— Скажи, а на кого была похожа та тварь, что била нас эхом? — поинтересовался он у возлюбленной. (1bd23)

— На двуглавую лисицу с павлиньим хвостом, — улыбнулась Элла.

Дар глубоко вдохнул. Получалось, видели они разное, но больно было одинаково. Оставалось только выяснить: тот, кого слышит он, существует действительно или просто обозначает место, где туннель подкинет очередную пакость? Или все происходящее вокруг морок, и больше ничего?

Где-то впереди раздался холодящий кровь вой. Дар посмотрел на Эллу, но она лишь пожала плечами. Чародейка ничего не слышала. Маг крепче сжал ее ладонь и зашагал вперед.

Глава шестнадцатая

— А что еще тебе рассказала Мита? — поинтересовалась Элла. — Кроме того, что я владею превращениями.

Дарсир улыбнулся. Звуки голоса чародейки мешали вслушиваться в вой в дальнем конце туннеля, но в то же время, они удерживали от тихой паники, постепенно отвоевывающей его разум. Хоть маг и не хотел пересказывать возлюбленной беседу с бывшей невестой, он предпочел поддержать разговор. Правда, опустил слезы и страх Миты, ее воинственный настрой и злость на Эллу за то, что та, будучи отнюдь не молодой особой, смеет заглядываться на ее жениха. Собрался поведать только самое необходимое. Сухой экстракт тех нескольких часов.

— Много разного, — философски заметил он. — Но больше всего ее впечатлила твоя схватка с Латасаром. Его желание заделать тебе ребенка, чтобы с его помощью получить силу старых богов.

— А желание убить меня после неудачной попытки овладеть, не впечатлило? — нахмурилась Элла.

— Нет, — усмехнулся Дар, — это она посчитала закономерным. Отказала богу — получи. Ее удивило, что небожитель достает чужие силы с помощью ребенка, как демон или дух. С ее точки зрения, это как-то мелко для Латасара.

Элла пожала плечами.

— Я много думала про тот день… И про Латасара… — тяжело проглотила застрявший в горле ком, — сейчас понимаю, что он действовал наобум, — нахмурилась, подбирая слова. — Мы читали в легендах, что духи делятся способностями, зачиная совместных детей, но правда ли это? Я не знаю ни одного живого примера. Скажу больше, я не знаю, приобрел ли мой отец способности матери после моего появления, и были ли у нее демонические силы отца. А с учетом моего происхождения, не уверена, что Латасару перепало бы хоть что-то.

— Почему ты так думаешь? — Дарсир взъерошил челку.

— Мою мать старые боги создали по своему образу и подобию, пожалев для нее только божественной сущности. Новых богов, и Латасара тоже, создавали иначе, сама природа их силы другая. Вероятно, сделав их подобными себе, а не другими, старые боги не смогли бы наградить новых бессмертием. Демоны, как хранители порядка мирозданья, имеют третью природу, способную обуздать любые силы. Вопрос лишь в количестве. Латасар хотел получить силу старых богов, но при этом забывал, что получит еще силу демонов, которая не совместима с его природой. Подозреваю, что даже если бы у него и получилось с ребенком, желаемого могущества он бы не достиг. Вышли бы только мои напрасные мучения. — Элла вздохнула. — Надеюсь, в этот раз у него не хватит сил повелевать мной. Ребенка от него я по-прежнему не хочу.

Дар протянул руки и заключил Эллу в объятия. Прижался к ее спине и обнял плотно-плотно, оставив лишь немного для вздоха. Наклонился к ее уху.

— Не отдам тебя даже богу. Помогу с ребенком сам.

Чародейка рассмеялась весело и звонко.

— Не говори ерунды, Дар. О каком ребенке речь? Ты не знаешь, хочешь ли встретить со мной завтрашний рассвет.

Дарсир развернул Эллу к себе лицом и посмотрел в ее глаза.

— Ошибаешься. Хочу, — еле слышно прошептал он. — И не только завтрашний.

Возлюбленная поцеловала его, горячо и вальяжно, будто точно знала, он не врет, он принадлежит ей от кончиков пальцев ног до вороньего гнезда из волос на голове.

— Почти верю, — выдохнула она, оторвавшись от мага, — хочу верить, Дар, но…

Он покачал головой и накрыл ее губы очередным поцелуем. Элла прикрыла глаза, видимо, у нее пропало желание пререкаться.

Дарсиру расхотелось идти хоть куда-нибудь. Остаться здесь с ней и не думать ни о чем, кроме запаха костра от ее волос, теплой кожи, нежных губ и непонятного количества веснушек. Бесстыдных тонких рук, блуждающих по его телу, обжигающего дыхания и томных вздохов, лишающих разума.

Маг уже подбирался к юбкам спутницы, когда ухо уловило едва различимое шуршание. Кто-то крался в их сторону. Дар закрыл глаза и сосредоточился на округе. Вторым зрением он ясно увидел подбирающегося к ним медведя. Обычного красного саблезубого зверя. Да, чуть крупнее бурого, а в остальном ничего примечательного. Ударил, не отпуская Эллу от себя. Не хотелось, чтобы монстр знал о разоблачении. Медведь зарычал и встал на задние лапы. Дар атаковал еще, а потом еще и еще. Бесполезно!

— Кто там? — будто слепая осведомилась Элла, — я не вижу никого.

Любовник молча отпихнул ее к стене. Зверь заревел и лапой саданул мага по плечу. Дар отлетел на пару шагов, но тут же поднялся на ноги и, запрокинув голову, запел заклинание. Не понимая, откуда исходит угроза, Элла беспомощно озиралась вокруг. Вокруг нее был поставленный любовником щит, но сработает ли он в этот раз, оставалось загадкой.

Как из ниоткуда, когтистая лапа вскользь ударила ее по груди. Разорвала платье, сцапала амулет и снова исчезла. Элла фыркнула и в ее руке сверкнула призрачная петля. Пробормотав несколько слов, чародейка накинула петлю на пространство. Промахнулась. Следом сверкнула призрачная сеть, Дар закончил "Ловушку рыбака". В отличие от Эллы он видел свою цель и не промазал.

Медведь взревел и продолжил убегать, унося мага за собой. К счастью сеть сделала его видимым, и чародейка пустилась вдогонку. С четвертого раза накинула она аркан демона на шею зверя. Монстр боролся до конца, Элле даже показалось, он сделал пару шагов и тогда, когда веревка отсекла его голову. Дар поднял с земли амулет и подал его возлюбленной.

— Смотри, — ухмыльнулась она, указывая рукой на открывшийся в одной из ниш вид. — Латасару просто надоело нас ждать, вот он и отправил дружка.

Дар сложил руки в замок, припоминая нужное заклинание, и подошел ближе. Сердце, будто сумасшедшее заухало по ребрам, а разум охватило нехорошее предчувствие. Кажется, сейчас они и встретятся: смертный маг, дочь демона и опальный бог.

***

Сто тридцать два года после Явления небожителей в Окрестности Горла богов…

— Пусть боги хранят тебя, — Шадра обняла пасынка и с чувством поцеловала его в лоб. — Прощай. — Сняла с шеи амулет — кроваво-красный квадратный камень с едва заметными ножками. Протянула его Роэлю. — Возьми.

Он нахмурился и покачал головой. Вокруг задорно чирикали птички, в воздухе пахло черемухой, ярко светило солнце. Но даже оно не рассеивало мрачного настроения.

— Я не могу оставить тебя без защиты, мама, ты же знаешь, — пожал плечами мужчина.

— Возьми, — настояла Шадра и строго взглянула на Роэля. — Он присмотрит за тобой, раз уж я вынуждена тебя оставить.

Пасынок тяжело проглотил слюну и потер лицо ладонями. Ветер отчего-то показался ему особенно холодным.

— Я уже взрослый, — невесело улыбнулся. — Дедушка. Справлюсь. — Облизнул губы и посмотрел мачехе в глаза: — Может, останешься?

— Нет, — Шадра покачала головой. — Твой народ больше не хочет видеть таких как я на своих землях. Остаться, значит, навлечь на тебя гнев соплеменников. Не хочу. А Алое пятно возьми. Мне он уже без надобности. Второй жизни не хочу, успела устать от этой, — вздохнула. — Подарила бы ее твоему отцу, если бы могла, — закрыла глаза. Перешла на шепот: — Скучаю без него. И без тебя буду скучать.

— Мама! — Роэль прижал ее к груди и поцеловал в макушку. — Волнуюсь, как ты будешь там, как устроишься.

— Найду способ послать весточку, — Шадра высвободилась из объятий и всучила-таки амулет пасынку. Мужчина, смирившись со своей участью, повесил его на шею.

— Это не просто амулет, — торопливо заговорила мачеха. — Тебе второй жизни он не даст, нужна кровь Тел-ар-Керрина в жилах, но ты можешь заключить с ним договор, и он подарит тебе неслыханное могущество. Если, конечно, не поработит тебя и не заставит выполнять свою волю.

— Не понимаю, — нахмурился Роэль.

— Тут и понимать нечего, — улыбнулась Шадра. — Ты можешь просто просить его о помощи, и он откликнется: пошлет видение, подскажет, добавит сил. Но взамен ты должен будешь напоить его чужой кровью. Не сделаешь — в следующий раз ответа не будет. А можешь один раз напоить его своей, произнести клятву и вся мощь заключенной в нем части бога Латасара подчинится твоему слову. Один недостаток — чем больше ты используешь его силу, тем сильнее нить бога проникает в твой клубок. Чем больше у тебя могущества, тем больше в твоей душе и сущности Латасара и тем меньше тебя. Настанет день, когда ты либо расторгнешь договор у белого древа Источника сущего, либо умрешь, чтобы уступить свое тело, существу более могущественному.

— Зачем он нужен мне? — Роэль еще больше нахмурился.

— Сохрани, на память обо мне, — улыбнулась Шадра. — Или отдай детям при случае. Мне было видение, что твоя старшая внучка будет супругой правителя. Может, ей пригодится.

Вздохнула и опять обняла пасынка.

— Прощай. Врата закроются, — поцеловала в лоб. — Если судьба будет благосклонна, еще увидимся.

Развернулась, подобрала лежащий на земле посох и пошла в сторону благоухающих златоствольных черемух, что сплелись верхними ветвями, как влюбленные желающие коснуться друг друга, но разделенные непроницаемой стеной.

— Береги себя, — напутствовал пасынок в спину.

— И ты, — отозвалась Шадра, стараясь не расплакаться.

Прошла сквозь врата и, утирая слезы, больше для порядка призвала магию перемещения. Удивительно, но сила ответила ей так, будто завесы между землями рядом и не существовало вовсе. Не очень отдавая себе отчет в действиях, женщина перенеслась на берег моря. На нагретом солнцем песке тяжело стоялось даже в обуви. Шадра оглянулась вокруг, заметила деревушку, раскинувшуюся неподалеку, и зашагала туда.

На подходе ей попался рыбак. Он недоверчиво уставился на нее, но заметив знаки покоренных сущностей на руках, смягчился и состряпал улыбку.

— Скажи любезный, — Шадра залихватски перехватила посох, — как называется твоя деревня?

— Мы называем ее Тмар, госпожа маг, — сообщил прохожий.

Шадра поморщилась, Тмаром дети Повелителя неба называли огромного пятиглазого красного змея, что раз в десять-пятнадцать лет заплывал в их воды. Монстр питался силой из чаш и хоть и не выпивал до конца, для двухвостых существ был хуже смерти. Портились дороги, магия шалила и не отвечала, кто-то несколько лет приходил в себя после его пристального взгляда. Говорили, боги создали Тмара, чтобы ставить на место чересчур могущественных чародеев, он должен бы отнимать у них силы. А остальные просто попадали под горячий пятиглазый взгляд. Оказывались не в то время, не в том месте. Страдали заодно. Шарда тряхнула головой, отгоняя невеселые мысли.

— Откуда такое странное слово? — поинтересовалась она.

Встречный молча указал в сторону моря.

Чародейка оглянулась и столкнулась взглядом с ним. Огромным вишневым змеем с изумрудными полосками по всему телу. Проглотила застрявший в горле ком и застыла не в силах отвести глаз. Машинально потрогала место, где обычно висел амулет и, сжав в руке воздух, громко вздохнула. Собралась с мыслями, прогоняя объявший каждую частичку ее тела, ужас и сжала кулаки. Слабым голосом прочла заклинание, которому еще в детстве научил отец. Змей неловко дернул головой и нырнул в воду. Шадра с облегчением отвернулась от моря.

— Скажи любезный, у кого в доме можно остановится ненадолго? — поинтересовалась она, отлично понимая, что останется здесь навсегда.

***

Дар сделал глубокий вдох и нырнул в нишу. Втянул носом запах леса после дождя и застыл в немом удивлении. Прямо перед ним, уходя ветвями в недосягаемые своды светлой пещеры, росло кипельно — белое древо. С могучим идеально-гладким стволом и прозрачными, будто стеклянными, листьями, напоминающими человеческие фигурки. На каждый порыв ветра они отзывались тихим, едва слышным стоном.

У подножия дерева протекала речка, не слишком широкая, вряд ли тут смог развернуться большой корабль, но судя по видимому дну, очень глубокая. Вода в ней была такой прозрачной, что Дар не сразу поверил, в ее реальность, подумал сперва о наведенном мороке. Чуть поодаль в речку впадали шесть быстрых ручейков. Они бурлили и приносили с собой кучу камней, песка, ила и другого мусора. Но к ближе к древу все ненужное оседало на дне, и вода очищалась.

— Злость, страх, долг, любовь, милосердие и упорство, составляющие реку бытия, — заметила Элла, аккуратно отодвигая мага, чтобы тоже войти в пещеру.

— Я знаю эту легенду, — ухмыльнулся Дар и обнял возлюбленную. Она казалась теплой и удивительно хрупкой. Маг погладил ее плечо. — Чтобы не несли воды твои, а оставишь все, возвращаясь к сути своей, — процитировал он с детства знакомые слова. — Не думал, что это буквально.

— И увидишь, что жизнь чиста, и только мы нитью рисуем на ней узоры, как искусный ткач, что колдует над ковром, — подхватила Элла. — И каждый сам выбирает свой рисунок, хоть нить дана от рождения.

— Что-то в этом роде, — вздохнул Дарсир. — Начнем? Кто первый ты или я?

— Ты. Вдруг мне не хватит сил на твое заклинание, если я расстанусь с амулетом, — подмигнула Элла.

— Хорошо, — маг уселся под деревом и закрыл глаза, позволяя возлюбленной творить нужные слова.

Чародейка склонилась над ним, ласковая, трепетная и вместе с тем очень сильная. Дар почувствовал, как ее мощь обволакивает его чашу, заставляя разум открыться и дать добраться до нити. В нос ударил запах костра. Прикосновения нежной кожи будоражили воображение. Маг усмехнулся. Колдовала Элла, как любовью занималась: вроде податливее некуда, а точно знает, чего хочет. Расслабился и прикрыл глаза. Сила чародейки проникала в каждую частицу тела, но Дар не боялся, он доверял возлюбленной полностью.

Элла осторожно добралась до его нити, и с помощью заклинания стала отделять ее от нити части Латасара. Тело пронзила острая боль. Дар поморщился. Чародейка остановилась, будто раздумывая.

— Не тяни, солнышко, — проворчал маг. — Если это так больно, то чем раньше мы закончим, тем лучше.

— Боли быть не должно, — нахмурилась возлюбленная. — Получается, ваши нити срослись настолько, что я не в силах отделить одну от другой.

— И чем это грозит? — Дар накрыл ладони Эллы своими, и притянул ее ближе для поцелуя.

— Скорой смертью, — выдохнула возлюбленная.

— Не обнадеживает, — маг потянулся и чмокнул ее в губы.

— Или вечной жизнью, — Элла высвободила ладони и потерла лицо. — Но это только если в твоих жилах течет кровь Тел-ар-Керрина, — со скорбной ехидцей добавила она. — Тель делал этот амулет в надежде при случае получить второй шанс. Ему не пригодилось, — вздохнула. — Жаль, что у вас с Пиларом разные матери.

— Скажи, а если я скоро умру, могу я получить немного ласки перед безвременной кончиной? — Дар улыбнулся и, собрав губы трубочкой, потянулся в ее сторону.

— Прекрати! — чуть не плача ответила возлюбленная, — я о серьезных вещах говорю.

С досадой хлопнула его по плечам. Маг поймал руки Эллы и, потянув, усадил чародейку себе на колени. Как же хорошо было ощущать ее теплое тело в руках!

— Не волнуйся, — поцеловал ее в нос. — Мы с Пиларом близнецы. Просто я обижен на мать и всячески делаю вид, что не имею к ней никакого отношения, — потерся о ее щеку, с наслаждением вдыхая запах костра. — А в жилах членов семьи хранителей Тмара течет кровь Тел-ар-Керрина. Рассказала бы ты мне сразу, что у тебя за вещица, меньше было бы хлопот.

— Это Алое пятно, амулет, его Тел-ар-Керрин отдал дочери, чтобы уберечь ту от смерти, — пояснила Элла.

— Уже понял, — кивнул Дар. — Видишь ли, в семейных летописях не сохранилось ни его описания, ни названия. Одно хорошо, — он заглянул возлюбленной в глаза, — у меня будет достаточно времени, чтобы надоесть тебе.

— Опрометчивое заявление, — совершенно отчетливо услышал Дар голос в своей голове. А затем нечто неведомое атаковало его каким-то незнакомым сковывающим заклинанием.

Перед тем, как кануть в забытье, маг успел с досадой отметить, что против незнакомца бессильна даже самая мудреная защита.

Глава семнадцатая

Элла потрясла Дара за плечо. Никакой реакции. Маг так и остался лежать неподвижно. Безвольной и расслабленной тряпочкой. Чародейка испуганно посмотрела вокруг. Она тоже услышала голос, и пыталась понять, где прячется Латасар. Оценить, может ли она отвлечься, чтобы помочь Дару или следует приготовиться к схватке. Латасар конечно бог, но сейчас он слаб, и Элла надеялась, у нее есть шанс дать ему отпор.

Вокруг стояла мертвая тишина, даже ручейки бурлили беззвучно. Чародейка тряхнула головой, прогоняя мрачные мысли о глухоте. Наклонилась к Дару, положила руки ему на грудь и затянула заклинание. Нужно, чтобы маг пришел в себя, одной ей не справиться. Первое, что почувствовала — холодный, полный ненависти взгляд, он скользил по телу словно чьи-то липкие прикосновения. Поежилась, прогоняя неприятные ощущения, но прерываться не стала.

— Твой спутник нам только помещает, — снова раздался тот же голос, а Элла лишь закрыла глаза, отвлекаться было смерти подобно.

Наконец, она сжала кулак, обозначая завершение колдовства и с тревогой уставилась на Дара. Ничего. Мужчина все так же лежал, словно брошенное одеяло. Голос в голове мерзко хихикнул. И запел свое заклинание. На чужом непонятном языке. Элла сжалась в комок, она узнала слова. С их помощью, в прошлую встречу, когда Латасар хотел сделать ей ребенка, он выманивал ее сущность из человеческого тела. В горле пересохло. Обратилась к амулету, чтобы добыть силы на сопротивление, но Алое пятно не ответил ей. Разве можно пользоваться мощью части Латасара, когда рядом он сам?

Потянулась к шейному ремешку, но так и не смогла сорвать кристалл, ледяной ветер прошил ее насквозь, неведомой силой увлекая за собой, заставляя покинуть тело. Сама того не желая, Элла взлетела к вершине дерева. Совсем близко появились едва заметные сверкающие полоски, всполохи яркого желтого света — пожаловал сам Латасар.

Собралась в густое темное облако и, взывая ко всем имеющимся источникам, попыталась вернуться в тело. Тщетно! Никакая сила не отвечала! Тем временем, полосы подплыли почти вплотную, окружили ее кольцом и накренились, образуя над ней нечто вроде крыши.

— Сегодня мне не нужно твоего разрешения, — прозвенело где-то внутри. — Сейчас я на границе миров и не подчиняюсь вашим законам.

Элла сжалась сильнее. Может внешне она и напоминала облако, но внутри была тверже алмаза. Страх сковал все ее существо. Не знала, чего ждать, поэтому не понимала, как сопротивляться. Полосы лязгнули, словно металлические, и распались на множество тонких серебряных нитей, каждая из которых, будто в ткацком станке, иглой прошила облако. Элла изогнулась, пытаясь исторгнуть из себя нежеланных гостей, но иглы увязли внутри и никуда не двигались. "Убирайся!" — приказала Элла, вкладывая все свои силы, но в ответ раздался только мерзкий смех.

Внезапно иглы прокрутилась и вышли, снова собираясь в полоски. Голос в голове произнес что-то невнятное, похожее на ругательство, и Элла почувствовала, как заклинание отпускает, и она падает в собственное тело. "Неужели все произошло?" — с омерзением подумала она, но засомневалась. Духи, как и люди, испытывали удовольствие от соития, вряд ли Латасар стал бы ругаться на пике наслаждения.

— Убью твоего выродка, хитрая девчонка, а потом доберусь до тебя, — возвестил голос, и тут же пространство тисками сжало тело.

Элла поморщилась. От боли голова соображала плохо. О каких выродках говорит Латасар? Великие боги, но почему она не может ответить? Превозмогая муку, чародейка потянулась к кристаллам на шее. Хотя бы раз, но она ударит! Не позволит издеваться над собой безнаказанно! Низ живота, казалось, ножом резали, Элла закрыла глаза и попыталась унять дрожь в руках. Пальцы не подчинялись, и никак не удавалось сорвать кристалл с ремешка. "Да что же это такое!" — пронеслось у нее в голове, прежде чем страдания стали невыносимыми. Чародейка вскрикнула, из глаз брызнули слезы, а руки беспомощно повисли вдоль согнувшегося от боли тела. Это не было развоплощением. Бог творил что-то иное, не менее ужасное и жестокое.

Элла скрутилась, как нить на катушке, даже вздохнуть оказалось тяжело. Над губой выступили бисеринки пота. Из груди вырывался не то стон, не то хрип, с уголка губ закапала слюна. Тело била дрожь. Чародейка умоляла хоть какие-нибудь силы помочь ей, но ни отец, ни Повелитель неба, ни амулет не отвечали. Чаша откликалась гулкой пустотой. Черный вихрь, видимо, не слышал ее зова. "Уж лучше развоплощение, чем это", — подумала Элла прежде, чем Латасар атаковал с новой силой. От боли потемнело в глазах. Чародейка закричала, но не услышала своего голоса. Как в тех кошмарах, где она открывала рот, но оттуда не доносилось ни звука. Мука казалась бесконечной.

Краем глаза Элла уловила какое-то движение сбоку, но боль мешала разглядеть точно, что там происходит. Показалось, Дар приподнялся на локте и сел. Потер лицо ладонями. Элла только застонала, как бы ей ни хотелось, вряд ли это правда. А потом она услышала голос любовника, он пел заклинание на незнакомом языке. Боль ослабла, Латасар, вероятно, переключился на Дарсира. Но раньше, чем бог сумел что-то сделать, пространство вокруг содрогнулось и наполнилось невыносимо ярким светом. А потом Элле показалось, все вокруг рассыпается на мелкие частицы, а она летит куда-то вниз. Еще увидела, как всполохи, укладываясь горизонтально, подлетают к Дару, как он срывает с шеи новый кристалл, почувствовала, как все вокруг еще раз содрогается, как от удара гигантского молота, а после провалилась в блаженное забытье. Боль отступила.

Очнулась оттого, что кто-то покрывает поцелуями ее лицо и трясет за плечи, будто яблоню с наливными плодами. Первая мысль была о заклинанье, что пел маг, о том, что она уже слышала его раньше из уст Повелителя неба. Хотелось верить, что теперь-то все точно будет хорошо.

— Элла! Элла! — пытался достучаться до нее Дар, когда она открыла глаза.

Слабо улыбнулась и посмотрела на любовника. Мужчина, не переставая целовать ее глаза и щеки, прижимал к себе словно дитя.

— Как ты? — спросил он и запустил ладонь в ее мокрые от пота волосы. — Латасар спит. Больше он нас не потревожит.

Чародейка прислушалась к себе. Низ живота еще немного ныл, но резкой боли не было. Все остальное вроде бы ничем не беспокоило.

— Ничего, — высвободилась из объятий и села. Поморщилась. Все-таки тело еще не вполне ей подчинялось. — Спасибо! — Поцеловала мага в нос. — Вот уж не думала, что ты знаешь те же заклинания, что и Повелитель неба.

— Не знал, — покачал головой Дар. — Просто правильно применил выкуп Хранителя тьмы. Это его бумага подсказала мне нужные слова. А ты неверно закончила заклинание, в итоге, я все видел и слышал, но не мог пошевелиться. Было так страшно за тебя, что пришлось вспомнить неопробованные слова из семейных архивов. Все бы ничего, но башка раскалывается, как после попойки.

— Ерунда, милый, — Элла снова поцеловала Дара в нос. — Сейчас я немного оклемаюсь, и мы тебя полечим. Амулет-то со мной, значит и силы найдутся.

Обняла любовника и закрыла глаза. Как же хорошо снова оказаться в его теплых объятьях, таких ласковых и таких надежных.

— Люблю тебя, — прошептала чародейка ему на ухо.

Вместо ответа маг выругался. Элла удивилась сначала, но потом догадалась оглянуться и увидела их. Тяжело проглотила застрявший в горле ком. Обратилась к амулету. Четыре огромные бесформенные черные фигуры двигались прямо на них со стороны входа в пещеру из туннеля. Твари из-за темных гор все-таки пробрались к Источнику!

— Не смотри на них, — приказал Дар. — Они тебя добьют.

— Зачем им я? — отмахнулась Элла, — они достигли своей цели.

Позади раздался звон, будто тонкий хрустальный бокал разбился о гранитный пол. Маги оглянулись, но не поняли, откуда звук. В проходе возникла еще одна тварь. Дар поднялся на ноги, и собрался читать заклинание, когда упавший с белого древа листик-человечек со звоном разбился у его ног. А потом еще, еще и еще. Чем ближе оказывались твари, тем чаще падали фигурки. В конце концов, они стали падать так часто, что какофония звуков стала походить на шум стеклянного дождя.

Дар запрокинул голову и с мутным взглядом запел еще одно незнакомое Элле заклинание. Чародейка, сообразив, что любовник собирается атаковать, принялась выстраивать вокруг них щит. Благо, по дороге маг успел объяснить ей, как создавать тот особенный против воздействия тварей.

В проходе появились еще несколько монстров. Элла сжала кулак, завершая щит. Человечки с древа посыпались с такой бешенной скоростью, что это потянуло бы на бурю, не меньше. Выдохнула и опять обратилась к амулету, не мешало бы ей подготовиться к атаке. Прикрыла глаза, припоминая нужные слова. Звон бьющихся человечков стал невыносим, она закрыла уши, чтобы сосредоточиться. Подняла голову вверх, увидела ветви дерева и вздрогнула. Ветви, лишившиеся листьев, иссыхали и чернели прямо на глазах. Вскрикнула. В голове всплыли слова из легенды: "Почернев, белое древо потеряет отличия от того, что растет на входе в Мир мертвых. Погибнет, не оставив живым места в этом мире. Только непроглядную тьму, безвременье и пустоту небытия". Элла еле слышно застонала и тяжело проглотила слюну. Латасар заснул, а бой за жизнь только начинается.

***

Сурж вернулся домой усталый и злой. Он не умер от яда, что был на оружии Эллы, но хлопот приобрел достаточно. Лечение раны отняло много сил, а результат оказался так себе. Место удара время от времени кровоточило, плохо поднималась левая рука, шею простреливало острой противной болью. В голову лезли странные мысли и появились непонятные видения. Требовалась помощь мага, врачевание для которого было делом жизни. Сурж послал за таким сразу же, благо, особо срочных дел не намечалось.

Вздохнул. Не стоило соваться к людям, тем более, когда у Пра сложился договор с Алым пятном. Но тиран опасался, что без амулета часть войск потеряет неуязвимость, а рисковать подчиненными понапрасну не хотел. Вот и решил попробовать добыть Алое пятно. К тому же, в этом случае, он получал оправдание и мог безнаказанно осуществить давнюю мечту — убить Эллу. На землях Повелителя неба избавляться от женщины с меткой бога было рискованно, гнева Повелителя боялись, а Пра получила его благословение. Людям оказалось все равно. И если бы не этот выскочка, Сурж получил бы желаемое!

Хлопнул кулаком по столу и уселся на стул рядом, достал из сумки нож Эллы и присмотрелся к оружию. Ничего особенного: отличная сталь, едва заметная гарда, удобная простая рукоять, выпуклая заточка. Ухмыльнулся: "Как на крупный скот". Положил перед собой и запел заклинание. Выйдет просто отлично, если удастся навести морок на Пра через ее предмет.

Голос Суржа наполнил комнату, слова эхом отражались от стен почти пустого помещения, многократно усиливая заклинание. Клинок стал бурым, деревянный стол задымился. Маг запрокинул голову, пытаясь воплотить свою задумку. От напряжения на шее выступили вены, а из горла между осмысленными фразами вырывались гортанные беспорядочные звуки. Руки двигались в безуспешной попытке поймать чужую нить. Наконец, Сурж перешел на крик и, неимоверными усилиями завершил заклинание.

Рана на спине снова закровоточила. Маг выругался и посмотрел на нож. Обычно, если все прошло хорошо, предмет как-то портился, чаще всего на нем появлялись дыры, выщерблины или другие заметные отметины. У самой гарды на клинке проявилась гравировка: "Авар сын Эскала и Силаты, князь Латирады". Сурж в злом бессилии ударил кулаком по столу. Потратился напрасно. Муженек защищал Пра даже из Мира мертвых. Но ничего, есть еще одно средство использовать нож против Эллы, и он, Сурж, обязательно им воспользуется.

В дверь постучали, а следом вошел слуга с магом Тифаром, давним другом семьи и бессменным ее лекарем.

— Оставь нас, — приказал Сурж и слуга, поклонившись, исчез за дверью.

Тифар сверкнул желтыми глазами, обнажил зубы, пытаясь улыбнуться. Он не был оборотнем, и околочеловеческая ипостась была ему недоступна, но в Дариополе еще не знали лучшего лекаря.

— Поведаешь мне свои печали, мой князь, или позволишь посмотреть самому? — он развел когтистые лапы так, будто хотел обнять господина.

— Смотри сам, — вздохнул Сурж и подошел к гостю вплотную.

Тифар прошуршал обоими хвостами по полу, по-звериному дернул головой и положил лапы на виски тирана. Шепнул несколько слов и глубоко вдохнул.

— Могу я взглянуть на оружие? — поинтересовался он, не отпуская Суржа.

— Да, — выдохнул пациент. Ему явно было не по себе от проводимых манипуляций. Потом молча указал на стол.

Лекарь выпустил тирана из лап и подошел к ножу. Взглянул на него вторым зрением, прошептал несколько слов и потер морду.

— Пра мастер изощренных рецептов, — произнес он глубокомысленно.

— Вот хвалить ее при мне не надо, — отрезал Сурж. — Лучше объясни, что происходит.

Тифар дернул головой и сложил когтистые лапы в замок. Тиран нахмурился, ничего хорошего такая поза не сулила. Лекарь поиграл желваками и не сразу, но заговорил:

— Видишь ли, мой князь, яд очень многогранный, но если кратко, то он, как древний Дасилин, создает барьер между магом и его чашей. Если бы ты был обычным дитяти Повелителя неба, к полнолунию ты бы остался без силы. — Тут Тифар тяжело сглотнул и замолчал, будто раздумывая. Сурж жестом велел ему продолжить. Лекарь прошуршал хвостами по полу и пристально посмотрел на тирана. Перешел на едва слышный шепот: — Ты знаешь, что родился не один. Знаешь, что было два тела, с одной головой. Знаешь и то, что сущностей тоже было две. Одна с чашей, другая без. Обе они сейчас живут в твоем теле. Одном теле на двоих. Так вот, яд заставляет их бороться за тело. Если ничего не сделать, после него у тебя останется только одна сущность.

Сурж нахмурился, морщинка на лбу стала удивительно четкой.

— Какая из них останется со мной, если ты не сваришь противоядие?

Тифар пожал плечами:

— Вероятно та, что сильнее, а вот какая именно, я не знаю. — Вздохнул: — Есть и хорошие новости. Рану я залечу сейчас, а отвар будет готов через пару дней. Если я ничего не упустил, он поможет. Главное, чтобы разделение не случилось раньше.

— Хорошо, — согласился Сурж. — Действуй. Если все пойдет, как надо, можешь рассчитывать на щедрую награду.

— Счастье служить тебе, мой князь, — поклонился Тифар. Обошел Суржа сзади, положил лапу на его рану и запел заклинание.

Тиран лишь закрыл глаза, полностью полагаясь на преданного слугу.

Тифар пробыл недолго, ушел сразу после лечения. От любезного приглашения отобедать вместе с князем отказался. Оправдываясь, сообщил, что надо успеть собрать ингредиенты для отвара. Сурж отпустил его и направился в столовую один. Сестра, Олатра, к обеду не вышла. Когда тиран послал за ней, слуга вернулся ни с чем. Принес лишь запечатанный конверт, что лежал на комоде.

Сурж взял его в руки, посмотрел вторым зрением и ухмыльнулся, только сестре пришло бы в голову посылать послания магией перемещения. Нетерпеливо распечатал. Олатра писала:

"Дорогой брат,

сожалею, что не могу встретиться с тобой лично, что вынуждена доверять бумаге столь деликатное дело.

Спешу напомнить тебе наш давний разговор о твоем происхождении и хочу сообщить, что ныне имею документальное подтверждение своих слов. Посему предлагаю тебе заключить мир с врагами, и тогда, клянусь, оставлю за тобой положенную тебе по праву происхождения Латираду. Дариополь же придется отдать мне.

Если ты воспротивишься, я буду вынуждена обнародовать документы, и тогда ты вряд ли получишь хоть что-нибудь, потому что семья Латирадских князей не примет тебя и ты навсегда будешь заклеймен званием бастарда. Бастарды не заслуживают власти. Никому еще не удавалось обойти этот запрет.

Ответ можешь положить туда, где нашел это письмо, на комод около стойки с книгами. Я заберу его сама.

С любовью,

Олатра".

Сурж нехорошо ухмыльнулся и, сосредоточившись, нашел мыслями сестру. "Если я сын Кнута, то откуда у меня чаша, Олатра? — вкрадчиво поинтересовался он. — Среди Латирадских князей магов не бывает". По тому, что в ответ он почувствовал удивление и страх, тиран понял, родственная связь куда надежней бумажных писем, особенно, когда сестра восприимчивый к чужим мыслям маг. Он довольно улыбнулся и принялся за еду.

Глава восемнадцатая

Дарсир выкрикнул несколько слов и замолчал. Элла в ожидании посмотрела вокруг. Человечки падать перестали. В повисшей тишине отчетливо слышалось шуршание огромных фигур по каменной поверхности. Твари приближались, мучительно медленно, но неотвратимо. Когтистые массивные лапы, черные бесформенные морды, с подернутыми слепой пеленой глазами, заставляли сердце чародейки биться быстрее. Она призвала на помощь Алое пятно и приготовилась к атаке.

Взгляд Дара стал осмысленным, он улыбнулся и ударил чистым сгустком силы. Не по врагам, а куда-то в сторону, почти за спину. Чародейка непонимающе уставилась на спутника, тот подмигнул:

— Латасар оставил там Зовущую мать. Еле нашел, где.

Элла понимающе кивнула. Зовущей матерью называли артефакты, привлекающие первородных существ. При силе и умении Латасара можно было создать такую даже для разумных демонов, а уж для тварей, что поглощают силу Источника сущего тем более. Первородные возникли в мире одновременно с богами, наделенные разной магией и свойствами, все они неизменно теряли волю, заслышав особый зов. Сигнал для каждого оказывался свой, а вот реакция на него одинаковая. Чародейка ухмыльнулась, вероятно, можно сделать нечто подобное для старых небожителей. На новых богов эта приманка действовать не должна.

— Что стоишь? — окликнул ее Дар. — Бей! Пока они здесь, древо в опасности. — Сорвал с шейного ремешка кристалл и атаковал тварей мудреным заклинанием.

Элла кивнула и ударила. Новых монстров не появится, но те, кто пришел, просто так не отступят, Источник сущего для поглотителей самое изысканное лакомство. Вот только на всех точно не хватит.

Ухмыльнулась. Закрыла глаза, мысленно разбивая пространство на квадраты, чтобы накинуть на монстров сеть демона. Применять ее не доводилось, но Элла верила в благополучный исход. Шум дождя из человечков, как ушат холодной воды, отвлек от нужных слов на мгновенье. Дар выругался и, сорвав с шеи несколько кристаллов, снова запел заклинание поиска зовущей. Прежде чем накинуть на тварей сеть, Элла успела отдать должное Латасару, чтобы уничтожить Источник, бог сделал все возможное и даже немножечко больше. Оставалось загадкой, зачем? Мертвый мир и для небожителя бесполезен.

Серебристая сеть с серыми кристаллами в узлах накрыла нескольких тварей. Элла едва слышно хлопнула в ладоши и ловушка закрылась. Поглотив монстров своей ненасытной утробой, сетка сжалась, сминая добычу, превращая ее в месиво безжизненной плоти и силы, которой эта плоть обладала. Затем, будто облако, сжалась в большую каплю и рухнула вниз. Элла глубоко вдохнула и начала заклинание снова.

Перестали падать человечки, видимо, Дар снова избавился от Зовущей матери. Краем глаза Элла заметила, что маг сменил заклинание. Теперь он бил тварей чем-то напоминающим бледно-зеленый жар, с той лишь разницей, что порошок, попадая на монстров, не выжигал их дотла, а забирал всю силу. Для поглотителей это было равносильно смерти. Питаясь чужим источником, они не опустошали свой, и без силы существовать не могли.

К тому моменту, когда тварей стало меньше, сеть демона успела изрядно поднадоесть Элле. Да и силы на нее находились все труднее и труднее. Что там говорил отец? Заключая договор с Алым пятном, получаешь все могущество части Латасара. Чародейка ухмыльнулась. Слаб, нынче бог, слаб, а уж его часть и подавно.

Дар избавился от остатков нападавших и замер в ожидании новой порции. В проходе никто не появился. Маг устало прикрыл глаза, потер лицо ладонями. Посмотрел на возлюбленную. Вымучил улыбку, а потом кинул взгляд на древо. Побледнел так, что у Эллы по спине пробежали ледяные мурашки. Она заставила себя обернуться. Кипельно-белой осталась лишь одна тоненькая веточка, на которой будто висельники уныло качались три стеклянных человечка. Не выдержав порыва ветерка, один из них оторвался и со звоном разбился о каменный пол. Элле захотелось разрыдаться в голос. Неужели все напрасно?

Нахмурилась, припоминая как можно оживить древо. Ничего дельного в голову не шло. Разве что поделиться силой… Отмахнулась, как от назойливой мухи. Даже если учесть, что в ее чаше есть разные виды, для реальной помощи дереву сил слишком мало. Дар поймал ее взгляд.

— Чтобы ты ни задумала, — почти прошептал он. — Давай попробуем. Терять особо нечего.

Будто подтверждая его слова, с ветки упал еще один человечек. Элла исхитрилась и поймала беглеца на лету. Удивленно присвистнула, на ощупь тот оказался как обычный лист, мягкий и гладкий. Правда, пах плесенью.

Спрятала добычу в карман и подошла к черному стволу. Положила на шершавое дерево обе ладони. Вдохнула вяжущий нос кислый запах. Закрыла глаза и мысленно заглянула внутрь черноты.

Где-то там, в глубине, она заметила мерзкий, скользкий страх и неверие в благоприятный исход боя. Сущность древа жалась в комок, словно незаслуженно наказанный ребенок, и вздрагивала от каждого шороха. Элла потянулась к ней, но комок увернулся от ее ласки. "Тише, милый, я не обижу, — прошептала чародейка и мысленно обратилась к чаше, выуживая оставшиеся демонические силы. Пусть для начала почувствует незыблемость основ мирозданья.

Черный ураган никогда не накапливался, его постоянно приходилось вызывать заново. Но каждый раз, когда Элла обращалась к нему, ураган оставлял на чаше незаметный след, и всякая другая сила теряла чистоту. Чародейка постаралась отделить демоническую составляющую от других, но не смогла. Зло фыркнула и покачала головой. Потом зачерпнула в чаше созидательной силы старых богов и, соорудив нечто вроде купола, попыталась укрыть им страдальца.

Не вышло! Комок увернулся с такой удивительной ловкостью, что Элла с тоской вспомнила о петле демона. Чародейка обернулась к Дару, улыбнулась и шепнула: "все хорошо", а затем оставила тело и нырнула сквозь горькую древесину к сущности древа. Завидев гостью, шар сжался еще сильнее.

— Не обижу тебя, — прошептала Элла и не узнала своего голоса. Казалось, каждая частица ее тела играет на маленьком колокольчике, и из этой музыки складываются слова. — Я пришла поделиться силой.

— Я выпью тебя до дна. Ты умрешь, дочь Адлары., - проскрипел комок еле слышно. — Все еще хочешь помочь мне?

— Не умру, — возразила чародейка. — Я как-то проходила этот путь и осталась жива. Прими мою помощь!

Вокруг запахло сухими листьями, и воздух нагрелся до невыносимого жара. Комок вздохнул, распластался в блин и засверкал серебристым светом. У него не было глаз, но Элла явственно чувствовала его взгляд. Он смотрел сквозь жалкое тело, прямо в душу. Чародейка тоже взглянула на него и увидела страх. Животный, непреодолимый, непрекращающийся. Вечность дух древа жил тут, пил воду из Источника, одаривал силой всех живых существ, и никто не зарился на его жизнь. Разве что время от времени забегали на огонек отчаявшиеся, что надеялись за ответы на вопросы получить исполнение одного желания.

А потом пришел он — Латасар, поверженный, но еще могучий бог, и, надеясь обрести былое могущество, почти выпил Источник сущего. Древа коснулось увядание. Но Латасар, желая забрать все до конца, начал призывать тварей, что отнимали силы и будто мать-птица кормили ей бога. Древо почти погибло. Теперь, чтобы сохранить жизнь, ему нужны были крохи, но крохи для него, для любого другого означали смерть. Дух древа впал в отчаяние — существо дающее жизнь не умело убивать.

Элла глубоко вдохнула и закрутилась черным вихрем. Здесь, внутри ствола, ураган услышал ее без труда и, вращаясь в бешенном ритме, дочь демона расплескивала свою чашу, заставляла принять подношение. Противный холод сковал все ее существо, опрокидывать чашу оказалось занятием не из приятных, но она не отступила, дошла до конца. Остановилась, лишь, когда стало понятно, больше ей предложить нечего. Потом вспомнила об Алом пятне и, призвав его к себе, возложила рядом с блином. Запела заклинание, и амулет послушно отдал все, что есть.

— Достаточно, дочь Адлары, боюсь, дальше тебе нельзя, — остановил ее голос.

— Ты прав, — ответила Элла и, сделав незначительное усилие, вернулась в человеческое тело. Открыла глаза и подмигнула Дару, что держал ее за руку. Его теплая ладонь, будто не пускала за границы мира живых. Мужчина с облегчением улыбнулся.

— Знаю, что так и должно быть, но чуть с ума не сошел, — сообщил он.

С белой ветви упал последний человечек и со звоном разбился о камень. У Эллы язык прилип к небу. Неужели все? И даже сила не спасла. На глазах выступили слезы.

Дар, будто угадав ее мысли, указал куда-то на середину ствола. Прямо на уровне глаз из черной древесины пробилась кипельно-белая ветвь с набухшими прозрачными почками.

— Сможешь помочь ему вырасти? — поинтересовалась Элла. — Я без сил, — подернула плечами и вопросительно уставилась на мага.

Заклинанием, помогающим растениям тянуться к свету, владели не все, слишком сложные и строптивые были слова. Не исключено, что и Дар, как многие другие, никогда не знал о нем.

Любовник посмотрел на нее с нескрываемой обидой, ухмыльнулся и подошел к стволу. Как и положено, прислонился к нему лбом и запел. Запахло свежескошенной травой. Вторым зрением Элла увидела, как вдоль ствола вытягивается труба из желтой сети, как нити силы пронизывают дерево, и новые ветви, торопясь выползти на свет, цепляются за сеть и карабкаются по ней вверх. Когда Дарсир сжал кулаки, завершая действо, древо почти ничем не отличалось от того, что они видели, когда пришли сюда. Разве что человечки, колеблясь от ветра, теперь звенели колокольчиками, а не стонали.

— Дух и герой, я ваш должник, — прозвенели колокольчики, — вы подарили мне вторую жизнь. Сейчас не могу исполнять сложных желаний, но позже расплачусь сполна.

— Звучит зловеще, — ухмыльнулся Дар, подошел к Элле и протянул ей руку, помогая встать. — Нам бы домой добраться без приключений для начала. А то мы без сил.

— Хорошо, герой, — звон стал еще мелодичнее. — Пусть твое желание будет таким. Идите, будет гладким путь ваш.

Дарсир взял Эллу за локоток и подтолкнул к выходу.

— Твои дела с амулетом закрыты? — поинтересовался он на всякий случай.

Чародейка изумленно уставилась на него.

— Да! — улыбнулась. — Получается, мы отдали амулет хозяину.

— Не понимаю, — нахмурился Дар.

— Каменный сундук должно вернуть хозяину — дитяти пылающего духа, победившего взгляд Тел-ар-Керрина, и вечного героя, погибшего в гостях у первородных, — по памяти процитировала Элла. — Мы дали древу вторую жизнь, значит оно, в какой-то мере, наше дитя. — Чародейка поцеловала любовника: — Мы избавились не только от целого Латасара, но и от его части!

— Это замечательно, — Дарсир вернул поцелуй, и Элла закрыла глаза, наслаждаясь его сладкими прикосновениями. — Ты в безопасности, и меня снова больше всего беспокоит Хлом. Твари не могли пробраться сюда, миновав город, хочется знать, что они сделали с жителями и почему Пилар допустил подобное.

Элла тяжело вздохнула. В Хломе прорва людей! Не хотелось бы, чтобы пострадавших оказалось много.

— Пилар опытный маг, — попыталась успокоить Дара.

Тот лишь нахмурился.

— В том то и дело, — покачал головой. — Что могло случиться в Хломе, что вся созданная мной защита не помогла? Даже если тварей оказалось слишком много, все равно Пилару и другим чародеям должно было хватить сил сдержать наплыв. Да на одном только поле твари потеряли бы половину!

Взял Эллу за руку и увлек в сторону туннеля.

— Пойдем, не будем терять время.

— А Пилар сильно слабее тебя? — Элла прошла сквозь нишу и очутилась в длинном белом коридоре. Хвала богам, путь был только один — вперед.

Дарсир слегка сжал ее руку. Улыбнулся и покачал головой.

— Нет. Мы никогда не соревновались прямо, но мы тот редкий случай, когда среди детей пары магов все наделены силой примерно одинаково. Одинаково щедро. — Обнял возлюбленную и поцеловал в макушку: — Очень надеюсь, что для нашего с тобой мага боги тоже не пожадничают.

— Погоди, — Элла высвободилась из объятий. — Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Серьезно? — Дар остановился и посмотрел ей в глаза. Удивленно приподнял бровь. — Ты не понимаешь, почему Латасар так взбесился?

— Нет, — выдохнула Элла, чуя подвох.

— Солнышко мое, ты беременна, — маг запустил ладонь в рыжую шевелюру. Погладил Эллу по голове. — Латасар так разозлился, потому что понял, чтобы сделать тебе ребенка придется убить того, который уже есть внутри тебя. А на это нужны силы и не малые.

— Погоди, — нахмурилась чародейка. Высвободила свою шевелюру из руки мага. — Ты, наверное, не очень понимаешь, кто я. Я не могу забеременеть от тебя. Да, мое тело похоже на человеческое, но я не человек. Чтобы зачать мне нужно в человека превратиться, а я этого не делала.

— Это ты не понимаешь, кто я, — улыбнулся Дар. — Я жизнь свою готов поставить, что знаю, когда это произошло.

Элла проглотила застрявший в горле ком, возникшая в голове отгадка, ей не нравилась.

— Ты тоже страж Тмара? — еще надеясь ошибиться, поинтересовалась она.

— Нет, — ухмыльнулся Дар. — Я единственный страж Тмара.

Кровь прилила к лицу, и Элла сделала глубокий вдох, стараясь совладать с гневом. Нашел себе племенную корову!

— Ты все знал? — она испытующе уставилась на любовника. — Ты знал, что сделаешь мне ребенка, и все равно взял меня?

— Да, — пожал плечами Дар. — Мне показалось это лучший способ сохранить тебе жизнь при встрече с Латасаром. Бог без тела, а с точки зрения силы вас уже стало бы двое и…

— Прекрати! — приказала Элла. — Ты всерьез решил, что защита от Латасара — резонный повод для беременности?

Маг шумно вздохнул и потер лицо ладонями. Кажется, он окончательно убедился, что Элле его идея не понравилась.

— Послушай, — он прикусил губу, подыскивая слова. — Не стал говорить тебе, только из-за амулета, Латасар бы все узнал раньше времени. Сначала, я и не собирался в этом участвовать, просил Пилара… Но когда увидел вас вместе, понял, не хочу отдавать тебя никому. Понял, что люблю тебя… — тяжело проглотил слюну. — То, как резво ты прыгала в мою постель, позволяло надеяться, что мои чувства взаимны.

— Я так резво прыгала в твою постель, что ты решил, будто я вещь, которая не вправе решать быть ей племенным животным или нет! — закричала Элла так, что на ближайшей стене появилась трещина, и посыпалось несколько мелких камешков.

— Успокойся Элла, — призвал к разуму маг. — А то мы не дойдем до Хлома. Нас завалит здесь. — Развел руками: — Прости, был не прав. Думал, ты обрадуешься.

— Чему я должна радоваться, Дар? — взгляд чародейки метал невидимые молнии. — Тому, что ты считаешь, меня неспособной распорядится своим телом? Или тому, что свяжусь с мужчиной, который говорит о любви, но не в состоянии разорвать помолвку с другой?

— Да нет же… — расстроился любовник. Открыл рот сказать еще что-то, но махнул рукой. Взъерошил челку. — Помолвку, я кстати разорвал. Я думал, — глубоко вздохнул, — ты хочешь быть со мной и обрадуешься, что у нас получается настоящая семья. Всю жизнь знал, что от меня не будет детей, пары нет, и вот на тебе! В моей жизни появилась ты…

— Да, — зло ухмыльнулась Элла. — Ты ничем не лучше Латасара. Не хочу ни тебя, ни этого ребенка.

Дар резво сгреб ее в охапку и прижал к себе.

— Если вдруг передумаешь, — хрипло прошептал он. — Только скажи. Я хочу и тебя, и ребенка.

— Ну уж нет, — Элла отпихнула мага. — Я вас не хочу. Никого. И не рассчитывай, что я его оставлю.

Дарсир побледнел. Казалось, вся кровь разом отлила от лица.

— Ни я, ни Пилар с этой мерзостью помогать не будем.

— Ничего, — Элла покачала головой. — Есть и просто лекари, и другие маги.

Дар развернулся и молча пошел вперед по коридору. В наступившей тишине звук его шагов отдавался гулким эхом. Чародейка поспешила следом. Как она ни сердилась, оставаться в туннеле одной не хотелось.

Глава девятнадцатая

Сурж проснулся в отвратительном расположении духа. Со вчерашнего дня никак не мог отделаться от нехорошего предчувствия. Уселся на кровати, потер виски и тяжело вздохнул. Не смотря на плотные шторы солнечный свет вольготно прогуливался по огромной спальне. Сурж недовольно подернул носом. Запах можжевельника раздражал. Встал, подошел к комоду, налил в чашку темной с горьким запахом жидкости из стоящего на нем кувшина и выпил залпом. Вернул чашку обратно и снова плюхнулся на кровать, стараясь собраться с мыслями.

Отвар Тифара не помогал, сила отвечала все хуже. Дошло до того, что вчера у него не получилось элементарного — он не смог найти сестру заклинанием поиска. Можно было бы утешать себя, что Олатра просто надежно спряталась, но Сурж знал — это не так. Все дело именно в чаше. Знал он и другое — сестра в курсе происходящих с ним изменений, затаилась и ждет подходящего момента, чтобы нанести удар. Она всегда умела быть терпеливой и сейчас осталась верна себе.

Отдавать власть, пусть даже и близкой родственнице Сурж не хотел. В Дариополе только один хозяин — он! И плевать, чей он там сын! Вот только без магии, вряд ли удастся удержать власть долго. Да, Латирадские князья давно обходятся без силы и на когда-то принадлежащей им вотчине все устроено соответственно. Но Дариополь не Латирада, здесь князь не только правитель, но и главный маг. К другому варианту не привыкли, а Сурж не знал, сможет ли он как-то изменить ситуацию. Зло ухмыльнулся. Тифар говорил, возможно, со временем сила восстановится, но что делать до этого момента не объяснял.

Сурж прикрыл глаза, вслушался в тишину вокруг. И тут же подскочил на кровати. В комнате явно прятался кто-то еще. Осторожно нащупал спрятанный под подушкой нож и громко обратился к пространству:

— Кто бы ты ни был, приказываю тебе показаться. — Сощурился и солгал: — Обещаю, я тебя не трону.

— Так уж и не тронешь? — раздался из-за спины голос Олатры. — Пришла поговорить, Сурж. Без оружия, хотя, в твоем сегодняшнем виде, — тут он явственно уловил усмешку, — я сама по себе опасна.

Сурж спокойно встал с постели, осторожно припрятывая нож в рукав рубахи. Улыбнулся, изо всех сил стараясь показать сестре, что тоже безоружен. Волноваться и впрямь было не из-за чего, он знал Олатру с детства и мог поставить свою жизнь, что сладит с любой ее уловкой.

— Ты все написала, разве нет? — с сомнением посмотрел он на гостью. А потом заметил стоящего рядом Силатра и поморщился: — Только не говори, что ты оказываешь бескорыстную помощь обездоленным…

— Это обездоленные помогают мне, — парировала Олатра и нехорошо ухмыльнулась.

"Прямо, как отец", — пронеслось у Суржа в голове. А гостья продолжила:

— Сурж, Дариополь устал от войны. Свободные земли если и достанутся нам, то обойдутся слишком дорого. Пора остановиться. — Посмотрела в глаза. — Я готова подтвердить свои условия. — Ухмыльнулась: — Сейчас Латирада подходит тебе как никогда.

— Ты совершенно не умеешь шутить, — выдохнул Сурж. — Еще раз откажусь от столь щедрого предложения, правду сказать, Латирада мне никогда не нравилась.

— Оставлю его в силе ненадолго, — Олатра задумалась. — Скажем, до завтрашнего утра. Тифар говорит, у тебя не все ладно.

— Не настолько, чтобы так опрометчиво предавать меня, — отрезал Сурж и, подхватив нож, метнул его прямо сестре в горло. Несколько лун назад, после того памятного разговора о происхождении, он наложил на оружие заклятье. Если Олатра не изменила тип укрывающего ее щита, нож должен пробить его и попасть в цель.

Раньше, чем оружие приблизилось к шее Олатры, Силатр поймал его. Рукой. Без магии и других хитрых уловок. Сурж тяжело проглотил слюну. О том насколько Латирадские князья хороши в бою не говорил только ленивый, но он полагал все байки, не более. И то, как легко удалось взять в плен Силатра в прошлый раз, служило лишним подтверждением. Что ж, видимо, мужчина не стал сопротивляться тогда, опасаясь за возлюбленную. Тем хуже для него! Сурж использует любую его слабость.

Олатра брезгливо прищурилась.

— Мерзавец! — прошипела она. Обняла Силатра, и оба растаяли в воздухе.

В дверь спальни постучались. Слуга сообщил, что военный министр просит аудиенции. Сурж велел пригласить того на завтрак и принялся спешно одеваться. Министр никогда не беспокоил понапрасну.

Пришел в столовую почти сразу. Ожидали трое. Военный министр, Тифар и давний друг отца торговец Тарлак, наверное, самый сильный маг Дариополя, если не считать самого князя в его лучшие времена. Сурж невесело усмехнулся, по спине пробежал мерзкий холодок, и появилось стойкое ощущение, что ловушка захлопнулась.

***

Всю дорогу до выхода из туннеля Дарсир молчал. Он, то хотел утопить Эллу в нежных объятиях, то жаждал жестоко наказать ее даже за саму мысль об убийстве ребенка. Отлично понимал, для нее все случилось неожиданно, и нужно время привыкнуть к мысли, что они больше, чем просто любовники, но такой бурной реакции не ожидал. В конце концов, что может оказаться естественнее, чем зачатое в любви и страсти дитя? Видимо дело тут вовсе не в возможности распоряжаться телом, а в том, что ее слова о любви — ложь, красивая сказка, ничего не значащие фразы. Дар ухмыльнулся. Никогда не думал, что доведется сомневаться в чувствах женщины. Махнул рукой. Все когда-то случается в первый раз, и надо разбираться, как завоевать возлюбленную.

Дорога явно утомляла Эллу, время от времени она спотыкалась и отставала. Маг сдался и предложил ей опереться на его руку. Любовница лишь брезгливо поморщила носик и фыркнула вместо ответа. Дар шумно вздохнул, подавляя в себе желание поругаться. Великие боги, дайте терпения и выдержки… Сердится и сердится, но зачем устраивать спектакль? Покачал головой и продолжил шагать молча.

Вскоре ему показалось, что древо нарушило-таки свое обещание, на них вот-вот нападут белые каменные монстры, что выйдут из стен. Коридор сужался, потолок стал ниже, еще немного и пришлось бы опуститься на четвереньки, чтобы двигаться дальше. На этот раз сдалась Элла.

— Ты уверен, что это правильный туннель? — поинтересовалась она.

— Ты же видела, выбора не было, — пояснил Дарсир, на ходу сгибаясь в три погибели. — Ни одного поворота или ответвления. Может и не правильный, но единственный.

Элла ничего не ответила. Но маг спиной почувствовал ее усталость и страх.

— Ничего солнышко, — попытался подбодрить он, — еще чуть-чуть и выберемся на волю.

— Или сдохнем как крысы, — мрачно констатировала чародейка.

— Это вряд ли, — зло процедил Дарсир в ответ.

Наконец, он уткнулся носом в тупик. Дальше было лишь небольшое отверстие, больше похожее на лаз для животных. Дар замешкался на несколько мгновений, мало ли куда он ведет, но потом обернулся к Элле.

— Стой тут, жди, когда я вернусь. Поняла?

— Ты не развернешься там, — нахмурилась спутница. — Да и мне не хочется оставаться одной.

— Там может быть опасно, — Дар растеребил челку. — Побудь здесь. Я доползу обратно спиной.

— Здесь, знаешь ли, тоже может случиться что угодно, — вздохнула Элла, и маг обреченно махнул рукой.

— Хорошо, только держись на расстоянии, — подытожил он.

Чародейка кивнула. Дарсир нырнул в темный лаз и пополз вперед. Проход становился все уже и уже, воздух был затхлым, а двигаться оказывалось все труднее и труднее. Маг мучился от невозможности оглянуться и тревожно вслушивался в звуки вокруг. Легкое шуршание и громкое дыхание за спиной немного успокаивало, давая понять, что с Эллой все хорошо, и она ползет следом.

В тот момент, когда Дар почти смирился, что придется возвращаться обратно, он заметил вдалеке свет. Ускорился, надеясь, что Элла поймет все без лишних слов. Тело ныло и просило остановиться, но маг не слушал его, он видел перед собой конец пути и не желал отступать. Подполз вплотную и застонал от досады. Отверстие, несомненно, выходило наружу, одна беда — в него и голова бы не прошла.

Дарсир закрыл глаза и обратился к чаше, на заклинание разрушения не требовалось много сил, умение оказывалось важнее. Прикусил губу, на удар по камню должно хватить, а вот на возвращение в Хлом точно ничего не останется. Захочет ли Элла подбросить его? Идти пешком бессмысленно, неизбежно придется пересечь поле, а это верная смерть. Шумно вздохнул. Все надо делать по порядку, в крайнем случае, придумает что-нибудь, чтобы призвать Пилара. Ухмыльнулся и зашептал нужные слова.

Камень подался с жутким хрустом, но лаз оказался достаточным, чтобы Дар мог протиснуться сквозь него. Он высунул голову и посмотрел наружу. Так и есть, туннель выходил в ту пещеру, откуда они начали путь, немного высоковато, чуть больше человеческого роста, но выбраться можно. Он вылез по пояс, потом исхитрился перевернуться, схватился за выступы по краям и подтянул ноги. Рука соскользнула, и Дар рухнул вниз. Поморщился, поднялся на ноги и пошевелил коленями, прислушиваясь к себе. Кроме боли от удара больше ничего не беспокоило.

— Подожди чуть-чуть! — крикнул он Элле и посмотрел вокруг в поисках подходящего камня. Выглянул из пещеры и увидел Лазурного вестника, что спал сидя на замечательном деревянном сундуке, пусть и со сломанной крышкой. Стараясь не гадать, откуда здесь взялся столь нужный предмет, Дар бесцеремонно прогнал птицу и забрал добычу. Подтащил его к отверстию, забрался и позвал возлюбленную. Чародейка высунулась, и Дар помог ей покинуть лаз.

Не выпуская Эллу из рук, он вышел из пещеры. Возлюбленная не возражала, она как беззащитный зверек спряталась от мира на его груди. Дар слышал, как бьется ее сердце и не хотел нарушать молчание, но медлить не следовало, возможно, в Хломе нужна помощь. Маг заговорил вкрадчивым шепотом.

— Я без сил. Добросишь нас до Хлома?

— А разве я могу отказаться? — съехидничала Элла и призвала магию перемещения.

Материализовались на площади с фонтаном около дома Дарсира. Чародейка прошипела что-то невнятное, и маг поставил ее на ноги. Шли в тишине, каждый погруженный в свои мысли.

Дар изумленно рассматривал все вокруг, казалось, они с Эллой провели у источника не больше дня, но листья на деревьях подернулись желтизной и готовились отправиться в последнее путешествие в компании ветра. За пределами туннеля давно наступила осень. Если верить погоде, до равноденствия рукой подать. Дар прищурился. Получается, они плутали чуть больше двух лун. Покачал головой и вздохнул, если что-то случилось, то уже никому не помочь.

На входе встретили Ириту. Женщина приветствовала их так радостно, будто и не ожидала уже увидеть живыми. Дар одарил ее лучезарной улыбкой и сразу взял быка за рога.

— Где Пилар? — поинтересовался он.

— В кабинете, — ответила служанка, а потом перешла на заговорщический шепот. — Он не в духе последние несколько дней.

Дар кивнул, обошел Ириту и направился прямиком в кабинет. Пахнуло домом: смесью можжевельника и видавшего виды дерева с легкой травяной ноткой. Маг прикрыл глаза, как же хорошо вернуться в свои хоромы! Краем уха он слышал, что Элла идет следом, но ничего не сказал. В конце концов, если женщине приспичило поиграть в обиженку, он не будет мешать ей наслаждаться страданиями. Сделает попытку помириться с ней чуть позже, когда они оба немного отдохнут.

Толкнул дверь кабинета и вошел. Пилар с озабоченным видом копался в толстенной книге об отварах.

— Ищешь рецепт для порабощения мира? — поинтересовался Дар вместо приветствия. Захлопнул дверь.

Губы Пилара расплылись в улыбке, он поднялся из-за стола и обнял брата.

— Ты вовремя вернулся, — похлопал Дара по спине. — Никак не могу понять, где ошибаюсь в отваре. Цветочная кровь отказывается подчиняться. — Нахмурился: — А где Элла?

— Вероятно, в коридоре, — махнул рукой возвращенец и растеребил челку. — Кроме того, что она смертельно на меня обижена, ничего с ней не произошло. — Перешел на шепот: — Хвала богам.

Пилар вздохнул и взглянул на брата с укоризной. Дар подмигнул:

— Расскажи лучше, что у вас тут стряслось. К Источнику пришло так много тварей, что я было решил, Хлом в руинах, но осмотрелся и понял — ошибаюсь.

— Ох… — Пилар тяжело вздохнул. — С тварями странно вышло. Сначала они атаковали нас, а потом будто сообразили, что город им не нужен и пошли в обход. Шагали по краю поля, прижимаясь к стенам, но нападать больше не пытались. Я убивал их, но Соту приказал другим магам не вмешиваться, сказал незачем тратить силы, если нет угрозы. Когда его отец в отъезде, его считают главным.

— Что значит, нет угрозы? — возмутился Дар. — Да мы чуть не погибли! — взъерошил челку. — К демону нас! Мир чуть не погиб. — Покачал головой. — Если ты хочешь остаться здесь, надо научиться ставить мальчишку на место. С ним нельзя договориться, он понимает только силу.

— Может проще использовать морок или зелье какое-нибудь? — подмигнул Пилар.

— Не думаю, — покачал головой Дарсир. — Его младший брат еще хуже. Мальчишки у Трана откровенно не удались, а вот дочь — просто отличная девица. Я бы на твоем месте присмотрелся к ней. Но обсудим это после, я страшно голоден.

— Дар… — осторожно остудил его брат. — Градоначальник Тмара крайне недоволен. Прислал письмо на прошлой неделе. Требует, чтобы к равноденствию в его городе был хотя бы один из нас. Не важно кто. Понимаю его, с наступлением холодов море может выкинуть что угодно, а он платит, прежде всего, за городской покой. Равноденствие завтра. Пора решаться.

Дарсир потер лицо ладонями и шумно вздохнул.

— Отправляйся ты. Я закончу тут дела и подтянусь дней через десять. В Хломе все хорошо?

— Да, — улыбнулся Пилар. — Разве что Цветочная кровь мне не покорилась. — Ухмыльнулся: — Пока не покорилась. — Подмигнул брату: — Пожалуй, тогда не буду задерживаться. Скажу пару вежливых слов твоей бестии и отправлюсь в Тмар. Не вздумай пойти на попятную. Хлом мне нравится все больше и больше.

Дар похлопал брата по спине.

— Я всегда хотел вернуться и вряд ли отступлю.

— Помню, — добродушно хихикнул Пилар и направился к выходу.

Элла стояла тут же, недалеко от входа. Весь вид чародейки излучал покорное ожидание: руки собраны в замок, взгляд направлен в пространство, а губы изгибаются в милой улыбке. Подслушивала она или нет, Дарсир не знал. В голове промелькнула нехорошая мысль, и он пожалел, что не попросил брата отказать Элле в помощи с ребенком. Пилар вряд ли решится на подобное, но демон знает, какие методы убеждения будут у возлюбленной. Чародейка будто прочитала его мысли.

— Пилар, мне очень нужна твоя помощь, — пропела она елейным голосом.

— Я рад помочь тебе, Элла, — улыбнулся женщине Пилар. — Но прямо сейчас мне надо в Тмар. Твоя просьба ждет?

— Не ждет, — покачала головой чародейка. — Я отправлюсь с тобой.

Пилар поймал взгляд Дара, будто спрашивая, можно ли похитить бестию, но брат только развел руками. Не в его правилах было удерживать кого-то силой.

— Уговорила! — согласился Пилар и, подхватив Эллу в объятия, задействовал магию перемещения.

Дар вздохнул. Не знал как лучше, но очень надеялся, что возлюбленная вернется, как только получит отказ.

В другом конце коридора замаячила Ирита:

— Велишь подавать завтрак, господин? — поинтересовалась она так, словно Дар был тут все эти две луны.

— Да, — согласился маг. — Какие новости в городе?

— В общем-то никаких, — пожала плечами служанка. Нахмурилась, будто что-то припоминая: — Разве что Соту женился. Да. Ровно через неделю после твоего ухода.

— Вот как… — ухмыльнулся Дар. — И на ком же?

— На Мите, господин. Мы так удивились, до этого она всем растрещала о свадьбе с тобой, — сообщила Ирита и, поймав взгляд мага, осеклась. — Прости, я думала, ты знаешь.

Дар улыбнулся и махнул рукой.

— Я жду завтрак и побыстрее. Голоден, как зверь.

Глава двадцатая

Элла лениво ковырялась в тарелке с кашей, ожидая когда Пилар спустится к завтраку. Следовало поговорить с ним насчет ребенка еще вчера, но все на что ее хватило — просьба найти ей работу в Тмаре по силам. Она даже в беременности сознаться не смогла! Зато сегодня с утра потратила три кристалла и обратилась в самку из детей Повелителя неба. Обнаружив на шее две розовых полоски вместо желтых, Элла со странным чувством констатировала правоту Дарсира. Если ничего не предпринять, у них родится ребенок. Дальше оставалось выяснить самую малость — хочет она этого или нет.

Хмурая служанка принесла смородину к каше. Элла поблагодарила, взяла немного и кинула в тарелку. Перемешала, зачерпнула ложку и отправила в рот. Даже ягоды не помогли, каша как была пресной, так и осталась, а остывшая она грозила стать совсем противной. Как же все несвоевременно! Силатру нужна помощь, а сын родится человеком, и на землях детей Повелителя неба ему делать нечего. Одернула себя. Не хотела этого ребенка, и думать о нем, как о живом желанном существе нельзя!

В столовую вошел Пилар, по-утреннему помятый, но ужасно милый. Элла вспомнила Дара, тот и со сна выглядел лощеным красавцем, разве что челка бывала в большем беспорядке, чем обычно. Сердце екнуло, захотелось обратно в Хлом. Благословить новый день на важные дела. Обнять, поцеловать, погладить большим пальцем ямочки на щеках, заглянуть в глаза. Хорошо бы у мальчишки получились два его темных омута, а не ее унылые болота. И нос тоже лучше папин. И без веснушек…

— О чем ты думаешь, Элла? — вкрадчиво поинтересовался Пилар, принимаясь за кашу. — У тебя такое странное выражение лица…

— О своей просьбе, — выдохнула чародейка и потянулась к кофейнику.

— Хорошо, что напомнила, — оживился Пилар. — Нашел тебе место. У Тариков старших. Главе семьи принадлежит городская верфь, пару лет назад он отошел от дел, и там сейчас заправляет его первенец. Обязанности, хоть и не по тебе, но по твоей чаше — лечебные отвары да заговоры на удачу. Если хочешь, после завтрака сходи, познакомься. Понравятся — будешь работать на них, пока не отчалишь к своим кмырам.

Элла нехотя проглотила последнюю ложку каши и принялась, наконец, за кофе.

— Ты говорил, что знаешь способы наладить работу чаши, — улыбнулась Элла. — Поделишься?

Пилар подавился. Откашлялся и кинул на Эллу виноватый взгляд.

— Ну, у меня тогда на тебя другие планы были… — вкрадчиво начал он.

— Сейчас ты мне помогать не планируешь? — нахмурилась чародейка и пристально посмотрела на собеседника.

— Я хочу тебе помочь, но — Пилар поджал губу и совершенно неестественно дернул бровями, то одной, то другой по очереди: вверх-вниз, вверх-вниз, будто кто-то тянет за ниточки. — Дарсир любит тебя. Не хочу его расстраивать. А самый лучший способ восстановить чашу — это ребенок от другого мага. У малыша нет своей чаши в утробе, и природа, чтобы он не погиб восстанавливает материнскую. Вот и весь секрет. Странно, что ты о нем не знаешь…

Элла хихикнула в кулак.

— Я думала, ты дело предлагаешь, а ты…Ребенок — это на всю жизнь. Да и россказни все это. Болтовня.

— Ты бы все равно уехала бы к кмырам, — развел руками Пилар. — Так что вроде бы и помог и последствий никаких.

— Мне нравится твой ход мыслей, — Элла подмигнула и залпом допила кофе. — Пойду знакомиться с новым нанимателем. Где искать дом?

— Розовый особняк напротив святилища Латасара. Около таверны "Видавший виды свин".

Элла кивнула, вышла из-за стола, прихватила плащ и отправилась на улицу. Остановилась полюбоваться морем, удивительно спокойное, оно будто зверь, подставляло свою темно-фиолетовую спину теплым лучам осеннего солнца. Захотелось нырнуть и плыть пока ноги не начнет сводить от холода. А потом обернуться змеем и опуститься на дно. Туда, куда не проникает ни солнце, ни звуки с суши. Где так спокойно, что перестаешь чувствовать себя живой.

Громко вздохнула. Решила не мучить себя. Нашла Дара заклинанием поиска. Судя по всему, маг сидел в своем кабинете и продолжал добавлять темную жидкость в бутыли с узким горлом. Интересно, что же он все-таки такое делает? Прочла нужные слова и обняла возлюбленного. Пусть объятия на расстоянии вовсе не такие приятные, как настоящие, но все равно ощущаешь в руках родное тело, его тепло, запах, слышишь, как бьется сердце. Дар, похоже, почувствовал ее присутствие и, легко тронув за фантомные руки, потерся о них щекой: "Скучаю, солнышко мое". Элла испуганно отпрянула. Как раз в это время в дверь кабинета без стука вошла Мита. Чародейка выругалась и прервала связь. Как Дар стелится перед невестой, пытаясь заслужить ее прощение, видеть не хотелось.

Особняк, облицованный розовым мрамором, Элла нашла без труда. Открыла калитку, прошла сквозь ухоженный милый сад. Листья на деревьях уже пожелтели, но это только придавало им изысканности. Чародейка подошла к резной двери из темного дуба, взялась за колотушку в виде совы и постучала. Дверь открыли, и Элла замерла в изумлении и радости, не в состоянии и слова вымолвить.

— Ты выглядишь еще моложе, чем сто лет назад, дитя, — Улыбнулась Тума, пропуская чародейку в просторный светлый пахнущий розами холл.

— Ошпаренные кони, — удивленно прошептала Элла и кинулась женщине на шею.

Тума обняла ее в ответ и чмокнула в щеку.

— Рада тебя видеть, дитя, — выпустила Эллу из объятий и позвонила в колокольчик, — Какими судьбами?

Чародейка неловко улыбнулась. Она знала Туму еще со времен своего ученичества у Кнута, больше ста лет, но признаваться ей, что чаша сломана, отчего-то казалось постыдным.

— Я пришла наниматься на работу, — пролепетала Элла, стараясь не запнуться.

Тума задумалась.

— Так тебя Ири прислал? — подмигнула она.

— Ири? — чародейка решила, что ослышалась.

— Пилар, — махнула рукой собеседница. — Дружила с его матерью, пока та была жива. Мальчишки ее давно выросли, некоторые горожане их даже побаиваются, но для меня они так и остались: Ири и Ари.

Элла ухмыльнулась. Даже у собачек клички длинней, чем домашние прозвища близнецов. Пришла служанка. Тума велела ей накрыть стол на балконе и, увлекая Эллу на второй этаж по широкой мраморной лестнице, продолжила.

— С твоими силами у нас будет скучно. Мой очередной супруг подошел к своему пределу, и все, что нужно — облегчить его страдания. — Пожала плечами. — Кроме лечебных и уменьшающих боль отваров ничего не требуется.

— Я больше ничего и не могу сейчас… — Элла почувствовала, как кровь приливает к лицу. — Я, — тяжело проглотила слюну и понуро опустила голову. — Дочь умирала… Мне казалось еще чуть-чуть и я вытащу ее. Казалось, не хватает самой малости…И я, — вздохнула. — Я взяла нужное у живого вокруг. А чаша лопнула. Знаю, я не должна была…

— Брось, дитя. Не кори себя, — мягко улыбнулась Тума. — Я бы поступила так же, будь я магом, а не источником. Скажу больше, мой отец чуть не выпил меня досуха, пытаясь спасти сестру. Только вот против законов мирозданья не попрешь. Большое везение, что потерял только одну дочь, а не обеих.

Элла сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Собралась расспросить Туму, как та жила все эти годы, но в последний момент передумала. Расскажет сама, если посчитает нужным.

Служанка принесла кофе, печенье и ирис с орехами. Чародейка послушно уселась на предложенный хозяйкой стул и приготовилась слушать. Не тут-то было! Тума не была бы собой, если бы не пошла в наступление.

— Ты здесь из-за Ири или из-за Ари? — подмигнула она, отхлебнула кофе и отломила немного ириса.

Элла покачала головой.

— Из-за того, что один мой внук отнимает власть у другого.

— Жаль… — улыбнулась хозяйка. — Я уже приготовилась сплетничать про мальчишек, а у тебя, оказывается, хватает забот с родственничками.

— Сплетничай, — благосклонно согласилась Элла, откусывая печенье.

— Если тебя никто из них особо не интересует, хоть я в этом и сомневаюсь, то скажу кратко. Дарсир всегда больше тяготел к магии, Пилар к девочкам. А когда родители разъехались, бедняга Ари несколько раз убегал от отца сюда, но мать упорно высылала его обратно в Хлом.

— Он что бил его? — нахмурилась Элла.

— Ты с ума сошла! — Тума добродушно расхохоталась. — Попробуй обидеть подростка с такой чашей как у Ари, костей не соберешь. Нет, просто он страдал без Тмара.

— Тума, скажи, что ты будешь делать, когда твой муж умрет? — осторожно поинтересовалась Элла. История про братьев, конечно, забавляла, но чародейка так боялась проболтаться о беременности, что решила сменить тему.

Собеседница пожала плечами.

— Буду искать нового, видимо. Ты не хуже меня знаешь, вдовствовать мне нельзя, — состряпала улыбку и пригубила кофе. — Я и ослушаться воли отца не могу, и бордель в Хломе держать тоже не хочу. Хлопотно это. Надеюсь, благоверный лет пять протянет. Потом найдется кто-то новый, — помолчала, еще раз приложилась к чашке и посмотрела на гостью: — А ты почему здесь, Элла? — Тума накрыла руку чародейки своей, намекая на ответную откровенность. — Вряд ли из-за того, что не знаешь какому из внуков помочь захватить власть.

— Отдавала амулет Тел-ар-Керрина тому, кому он предназначен, — потерла лицо ладонями. — А сейчас не знаю, возвращаться к детям Повелителя неба или нет. Не нужна ни здесь, ни там.

— Не важно, где ты нужна, — ухмыльнулась Тума. — Важно, где живут те, кто нужен тебе.

— Тоже верно, — кивнула Элла и долила себе кофе. Посмотрела вниз, на площадь перед храмом Латасара. Отчего-то показалось, что от статуи бога отвалилась голова. Потерла глаза, пригубила напитка. Нет, все на месте. Жаль! Мертвый бог лучше спящего.

Пробыла у Тумы почти до обеда. Сошлись на том, что Элла покумекает до завтра насчет работы, но если не надумает, приятельница в обиде не будет. Чародейка попрощалась и направилась к морю.

В дом Пилара возвращаться не хотелось. Оттого, что Элла не помнила, как там жили при Драке, на душе скребли кошки. Бывали дни, когда она думала, что никогда не сможет его забыть, но счастливая жизнь с Аваром стерла из памяти почти все связанное с Драком. Элла чувствовала себя предательницей. Он-то любил ее до самой смерти.

Дошла до большого серого камня на берегу, уселась и уставилась на подозрительно спокойное море. Страшно хотелось в Хлом, обнять Дарсира. Извиниться за то, что в сердцах наговорила глупостей. Устроиться вместе на кресле в комнате со шкурой, и заниматься любовью, пока сон не победит жажду тепла. Интересно, успел он помириться с Митой? И вообще, зачем она приходила? Элла вздохнула. Как же, все-таки, жаль, что Дар никак не может понять своих желаний!

Вдалеке замаячил огромный вишневый змей с яркими изумрудными полосками. Он помахивал хвостом и демонстрировал яркие кольца длинного безупречного тела. Элла присмотрелась и заметила, что у монстра четыре ока вместо пяти. "Старый приятель", — улыбнулась она беззаботно, а потом почувствовала на себе его взгляд. Взгляд существа-поглотителя, того, кто без сожаления осушит чашу и заберет жизнь.

Тяжело проглотила застрявший в горле ком и позвала на помощь. Тщетно, ее голос оказался так тих, что никто не услышал. Попыталась применить защитное заклинание, но сила уходила слишком быстро и ничего толкового не выходило. Закрыть глаза не удавалось. Все тело будто парализовало: конечности не повиновались, шея отказывалась поворачиваться. Страх опустил ледяные руки на плечи, а змей лишь пристальнее вгляделся в свою жертву, намереваясь наестся до отвала.

Элле захотелось разрыдаться. Она с ужасом поняла, что первой умрет не она, первым умрет ее малыш. Маленький беззащитный комочек, который провинился только тем, что мать любит лицезреть морскую гладь. Что она скажет Дару, если останется жива? Змей моргнул и загремел трещоткой на хвосте. Элла упала на колени не в силах оторвать от него глаз. Протяжно застонала. По щекам покатились слезы бессилия. Ничего она никому не скажет, мертвые хранят молчание.

***

Дарсир пригубил горячего ягодного киселя и закрыл глаза, наслаждаясь нежным вкусом. Осталось доделать три бутыли охранной жидкости для городских стен, переговорить с Траном, и можно спокойно покинуть Хлом. Хорошо, что сегодня Мита не задержалась надолго. Извинилась, похвасталась мужем и семейным благополучием, разрешила заглянуть в ее память и убежала наслаждаться новым статусом дальше.

Дар глотнул еще киселя, поднялся из-за стола, подошел к шкафу, раскрыл дверцы и пересчитал бутыли. Сто семнадцать штук. Должно хватить на первый год. А там либо Пилар победит-таки эту жидкость, либо они придумают ей замену. Маг ухмыльнулся, если брат уступал ему в чем-то, так это в зельях и снадобьях: у Пилара не все и не всегда получалось правильно. Зато он быстрее выучивал заклинания. Дарсир хорошо помнил, в отрочестве он тратил намного больше времени на зубрежку. Брат успевал лишний раз искупаться в море, а он все учил и учил, учил и учил.

Вернулся за стол и занялся жидкостью. Руки буднично размешивали ингредиенты, губы привычно отсчитывали капли и пели заклинания, но мыслями маг уже пребывал в Тмаре. Он держал свою Эллу за руку и рассказывал ей о детстве. Показывал беседку в саду, где они с братом играли, бухточку с мелкой круглой галькой и рыбешками, где они любили купаться и запускать кораблики, комнату, где они под надзором отца познавали Искусство.

Закончил с очередной бутылью, пригубил остывшего киселя и устало потер ладонями лицо. Лишь бы Элла ничего не сотворила с ребенком! Они, конечно, сделают еще одного, но Дар не знал наверняка, сможет ли смириться с потерей этого. Хочется верить, что любимая наговорила ерунды от досады, и на самом деле думает иначе.

Собрался с мыслями и вернулся к жидкости. Каждая новая емкость давалась тяжелее предыдущей, но Дарсир не отступал, в конце концов, потомок он Тел-ар-Керрина или нет? Справится. Наконец, обе бутыли наполнило темное вязкое варево. Маг проверил получившийся состав и совершенно довольный поставил их в шкаф. Накинул сюртук и перенесся в дом градоначальника Хлома.

Тран принял его без промедления, Дар предупреждал его о спешке и градоначальник не чинил препятствий. Он молча выслушал объяснения и обещание прислать Пилара незамедлительно, а потом обнял мага на прощание и добродушно заметил:

— Соберешься жениться на рыжей девочке-старушке, пригласи на свадьбу.

— Я еще не получил согласия, — смутился Дар. Он не говорил с Траном об Элле и не думал, что его чувства настолько заметны.

— Получишь, — кивнул собеседник. — Ты славный парень, Дарсир. Много сделал для Хлома, уверен, не меньше сделаешь для Тмара. Неужели можно отказать такому могучему магу?

Дар пожал плечами:

— Женщины, что с них взять…

— Ты прав, как всегда, — вздохнул Тран. Подмигнул. — Она ответит взаимностью, слишком жадно смотрела на тебя в то утро, — кивнул на прощание. — Заходи в гости, всегда рад видеть тебя.

— Непременно.

Чародей улыбнулся и призвал магию перемещения. Заклинание поиска говорило, что Элла где-то на побережье и Дар старался попасть как можно ближе к ней. Страшно хотелось обнять возлюбленную. Пилара найдут вместе после. Вряд ли в Хломе случится что-то серьезное за промежуток от обеда до полдника.

Материализовался на площади близ святилища Латасара. Тмар частенько проделывал с ним такие штуки. Маг попадал в нужное место со второго, а то и с третьего раза. Никогда, ни в одном городе такого не случалось, только здесь. Дар выругался и бодро зашагал к побережью. Он уже представлял, как обнимет свою рыжую бестию, закопается носом в пахнущую костром шевелюру и коснется поцелуем самых сладких губ на свете.

Вышел за пределы крепостных стен, посмотрел на водную гладь и вздрогнул. Недалеко от берега, качалась на волнах Элла, точнее то, что от нее осталось: неживая фарфоровая кукла со спутанной копной рыжих волос и взглядом, направленным в пустоту. Ее, то выносило прибоем на берег, то снова смывало в море. Дар опять выругался и помчался к возлюбленной.

Глава двадцать первая

Дарсир вытащил Эллу из воды. Покачал головой. Тело чародейки повисло в его руках безвольным куском ткани. Если бы не глаза, изучающие далекую пустоту, можно было бы решить, что возлюбленная спит. Маг положил добычу на песок и принялся за осмотр.

Ледяные руки, растрепанные волосы, оцепенение — все кричало только об одном: Элла повстречалась с красным многоглазом. Никакой другой морской змей сотворить подобное с такой, как она, не в состоянии. Дар посмотрел на чародейку вторым зрением и не заметил и следа силы. Монстр выпил все подчистую. Маг шумно вздохнул: "Давай, дочь демона, докажи, что выносливее любого из людишек". Уставился Элле в глаза и запел заклинание. Если она мертва, то никакие слова на помогут, но если в ней сохранилась хотя бы крупица жизни, должно сработать.

Сердце почти не билось, и каждый его редкий удар гулким эхом отдавался в висках. Уши горели, руки покалывало от заклинания, спина вспотела, и противной одинокой каплей по дорожке между лопаток стекал пот. Дар раз за разом накидывал на Эллу радужную сеть с разноцветными камнями в узлах. Чародейка оставалась неподвижной. Постепенно маг усиливал воздействие, укутывал возлюбленную в сеть, как в кокон, но та не откликалась. Им овладел страх, что если ничего не выйдет, и он потеряет свое солнышко навсегда? Резко выдохнул, прогоняя дурацкие мысли. Жаль, что у Эллы, как у всякого вечного, нет нити! Хотя бы было понятно, напрасны ли его усилия.

Прервался. Нет смысла делать то, что не приносит плодов. Бесполезно повторять ненужное одно и то же. Посмотрел на море, ожидая подсказки. Волны холодно накатывали на берег и с шумом уползали обратно. Никто не желал помочь. Или не мог…

Взъерошил челку. В преследовавших его видениях Дар терял свою бестию множество раз, она погружалась в море и никогда не возвращалась на поверхность. Маг утешал себя: во снах, которые он начал видеть несколько лет назад, Элла называла его чужим именем "Драк" и Дарсир решил, что видит не грядущее, но прошлое, а всякая опасность давно миновала. Увы! Оказалось — он все истолковал неверно. Фыркнул и снова кинул взгляд на возлюбленную. Если бы он только мог поделиться с ней силой!

Нахмурился, припоминая заклинания из дневника, что они с братом в детстве нашли на чердаке. Кажется, оно обещало дать возможность наполнить чашу другого из своего источника. Главное — сделать все правильно, иначе можно угробить и Эллу, и себя. С другой стороны, отчего бы не попробовать: возлюбленная все равно не дышит, а он даже думать не хочет, как будет жить без нее.

Сосредоточился и, тщательно выверяя каждое слово, запел заклинание. Маги сызмальства знали, важны не слова, а мысли, которые за ними спрятаны и, тем не менее, Дар не хотел ошибиться. Слишком много поставлено на карту! Перед вторым зрением предстало уже знакомое белое древо, только в этот раз он знал, в каком месте веточка Эллы. Он поднялся ближе к вершине и, утонув в человечках-листиках, дотянулся до тоненького отростка. "Помоги ему вырасти", — отозвался голос в голове, и маг послушно взялся за дело.

Дар сжал ветку в ладонях, сообщая ей свое тепло, отдавая часть силы, но ничего не происходило. Делился всем без остановки, но изменений не замечал. Устал и отчаялся, но не отступил до тех пор, пока не опустела чаша, и древо отторгло его присутствие в своей обители. Маг посмотрел на неподвижную Эллу и глухо застонал. Неужели все кончено?

Схватил возлюбленную за плечи и тряхнул как кошель, из которого добывают последнюю монету. "Да карабкайся же, демон тебя возьми!" — почти крикнул он. Посадил и обнял за плечи. Голова чародейки по кукольному упала на грудь, и Дару настойчиво захотелось завыть. Впервые в жизни, он не знал, как поступить.

Он подхватил Эллу на руки и понес к голубому дому с окнами-бойницами, может статься, брат понимает, что делать. Ноги не слушались, руки казались каменными: тяжелыми и неподвижными, а возлюбленная походила на рыбину — холодная и беззащитная. Шел, не разбирая дороги: спотыкался о камни, увязал ногами в глубоком песке. Остановился лишь перед калиткой, неловко освобождая руку, чтобы распахнуть ее.

Дернул щеколду и, потеряв равновесие, приложил Эллу головой о решетку забора. "Прости", — больше по привычке прошептал он и погладил рыжую шевелюру.

— Аккуратнее, — проворчала Элла еле слышно. — Не мешок с добром несешь, а живого человека.

Дар прищурился, уж не послышалось ли, и посмотрел на возлюбленную. Столкнулся с осмысленным взглядом изумрудных глаз и с облегчением уселся на первое, что подвернулось — куцую скамью в саду, сразу около калитки.

— Живого, — по- идиотски улыбнулся он и, усадив Эллу на руки как ребенка, прикрыл глаза. — Какие бы силы ни вернули тебя, я их должник.

— Дух Тмара прогнал змея, — чародейка уткнулась Дару в грудь и закрыла глаза. — А после была только тьма и твой голос. Мне нужно было куда-то далеко, но ты звал меня, и я не могла сопротивляться.

Маг сильнее сжал возлюбленную в объятьях. Чмокнул в макушку.

— Я прямо как зовущая матерь для демонов, — ухмыльнулся он.

— Да, — прошептала Элла. Потом оторвалась от груди мужчины и заглянула ему в глаза. — Дар, — тяжело проглотила застрявший в горле ком. — Малыша со мной не было. Змей, наверное, забрал его.

— Ничего, солнышко, — маг снова прижал ее к себе и погладил запутанные волосы. — Ничего. — громко вздохнул: — Главное — ты жива, а малыши — дело наживное.

Распахнулась входная дверь и на пороге появился улыбающийся Пилар.

— Чего расселись, будто вчера познакомились? — добродушно проворчал он. — Обед стынет.

Маги поднялись на ноги и послушно поплелись в дом.

Пилар обрадовался новостям. Весь обед трещал без умолку о предстоящем переезде и еще до полдника отбыл в Хлом. Глядя на него сегодня, Элла, наконец, поняла причину его нелюбви к Тмару. Кроме ежегодного нашествия призрачных кошек городу, по большому счету, ничего не угрожало, а в Хломе была возможность проявить себя. То шалили разбойники, то приходили твари из-за темных гор, то поле не давало покоя. Работая в Тмаре, Пилар оставался в тени могучего братца, хотя силой ему ничуть не уступал. Это задевало мага, и он жаждал подвигов. Дар с радостью уступил ему место. Тмар настойчиво звал стража обратно, и с каждым днем жить за его пределами оказывалось все тяжелее и тяжелее.

Пилар перенесся в Хлом, Дар отправился поговорить к градоначальнику Тмара, и Элла осталась одна. Собралась было прогуляться по дому, посмотреть много ли изменилось с того дня, когда она была тут с Драком, но поняла, что слишком устала. Поднялась к себе в комнату, разулась, улеглась на кровать и заснула.

Проснулась от хлопка закрывающейся двери. Торопливо поднялась на кровати и позвала вполголоса.

— Дар, ты?

Дверь отворилась, маг заглянул в комнату. Улыбнулся и вошел. Элла встала ему навстречу. Обняла, спряталась в складках рубашки, втянула носом смесь запахов можжевельника, лимона и сандала. Как же хорошо, что он рядом! Дарсир обнял ее в ответ и запустил ладонь в рыжую шевелюру.

— Прости, разбудил, — прошептал он, нежно целуя ее щеки.

— Ничего, — Элла оглянулась и посмотрела в окно. Вечерело. Самое время для ужина. — Хочу попросить прощения, я наговорила лишнего, там, у Источника.

— Все неважно, любимая, — прошептал Дар и осторожно, словно несмело, поцеловал ее. — Хочу быть с тобой. Всегда, — наклонился к уху: — Если мне, действительно, отпущена вечность, то участь твоя решена.

— Я буду сопротивляться, — улыбаясь, пообещала Элла. Дар коснулся губами ее шеи, и чародейка закрыла глаза, наслаждаясь моментом. Руки мага скользнули по талии возлюбленной, слегка сжали теплое родное тело.

— Ничего, — заверил он. — Возьму измором. — Отстранился и посмотрел возлюбленной в глаза. — Скажи, ты хочешь составить компанию в путешествии вдоль нити стражу Тмара? Расстанешься со свободой?

— Не понимаю… — нахмурилась Элла.

Дар картинно опустился на колено и захватил ее руку в плен. Чародейка вдруг осознала, о чем он спрашивал. Улыбнулась и погладила мужчину по щеке. Он прикрыл глаза и чмокнул запястье, но вторую руку на свободу не отпустил.

— Ты будешь моей женой, солнышко? — достал из кармана кольцо и аккуратно надел его на безымянный палец возлюбленной.

— Буду, милый, буду! — Элла обняла Дара и поцеловала в лоб. Маг дернул ее за руку, увлекая к себе на пол и, захватывая в объятья, будто добычу. Элла рассмеялась и взъерошила его челку. — Люблю тебя. Очень — очень.

Закрыла глаза, наслаждаясь его ласками. Дар коснулся губами виска и крепче сжал ее в объятиях.

— И я люблю тебя, радость моя, — закопался носом в рыжей шевелюре. — Больше всего на свете, — поцеловал снова. — Как тебе оберег?

Элла подняла руку и посмотрела на подарок. На пальце сверкал кусок пламени — кольцо из цельного полосатого рыжего агата. Если верить книгам, такое украшение даровало счастье в любви и придавало сил. А еще отпугивало морских змеев. Улыбнулась. Где Дар нашел такую редкость — неизвестно.

— Очень красивое! — поцеловала возлюбленного.

— И полезное, — рассмеялся Дар. — Не даст тебе увильнуть от меня раньше времени.

Элла покачала головой.

— Я никуда не собираюсь, останусь с тобой навсегда, — притянула мага к себе и коснулась губами его губ. Дарсир горячо ответил на поцелуй. Чародейка закрыла глаза и томно вздохнула, уже очень давно она не чувствовала себя такой счастливой.

***

Уже, кажется, целую вечность Тэон чувствовал себя не в своей тарелке. Споры богов нарушали баланс сил, и в Мире мертвых, пружине, сглаживающей все колебания мироздания, творилось демон не знает что. Сил на поддержание порядка уходило все больше, а душ, пригодных для поглощения, становилось все меньше.

Демоны не роптали. Покорные исполнители высших законов, они исправно делали свое дело: под присмотром большинства души отбывали свое, покуда не выстрадают вечный покой, а в нужную пору получали награду. Тэон следил за составляющими полотно мирозданья нитями, что белое и черное древа вместе создавали для каждого смертного. Вечный палач Дапал забирал жизнь у заслуживших забвения, а Страж теней возвращал к жизни тех, кто обессилил от мук, но еще не испил наказания полностью. Борьба небожителей за власть только мешала спокойно делать свое дело. Увы! Отлично понимая, что в случае поражения его ждет вечный сон, Латасар сдаваться не желал.

Не меньше старых богов хранители Мира мертвых ждали, когда мятежник угомониться. От ненужного противостояния возникали только хлопоты, а когда бог напал на белое древо, дело приняло опасный оборот. Все могли погибнуть.

Латасар выбрал место не случайно, мирозданье не позволяло старым богам приближаться к Источнику сущего, из которого росло древо, и мятежник безнаказанно набирался сил для открытого противостояния. Тем временем, Мир мертвых лихорадило и трясло в катаклизмах, а Мир живых втягивался в эпоху кровавых войн.

После колебаний и долгих обсуждений боги решили прибегнуть к людской помощи. Решили вмешаться в судьбу героя и отправить его усмирять Латасара с помощью заклинания. Но дух смертных всегда был слаб, и лишь немногие выдержали бы силу древних слов. Нужного человека пришлось поискать. Старые боги рыскали долго, но, в конце концов, нашли среди живущих мага, способного произнести усыпляющее Латасара заклинанье до конца. Слепым орудием избрали Дарсира, сына Тилока: кровь Тел-ар-Керрина, дух героя, быстрый ум и рассудительная смелость. Повелитель неба собственноручно переместил его нить в хранимом Тэоном полотне.

Оставалось только привести магу спутника, который помог бы пройти испытания и добраться до Источника. Спорили так громко, что демоны Мира мертвых слышали их голоса, но в итоге боги решили предоставить выбор Дарсиру потому, что лучше смертного никто не знает, кто именно может помочь ему на пути. Когда с Тэоном связался "Последний советчик", демон с ужасом понял, что Дарсир избрал в спутницы Эллу. От знания об уготованной этим двоим судьбе, Тэону стало не по себе. И до самого порабощения Латасара демон только и мог думать, что о дочери и выпавших ей испытаниях.

Хвала мирозданью, все закончилось, и сейчас Тэону было самое время успокоиться, но он никак не мог избавиться от охватившего его дурного предчувствия. Он обошел Обитель нитей, заглянул в лабиринт шестиглавого волка, даже осмотрел границу с Миром мертвых. Ничего не предвещало беспокойства. Входы-выходы заперты, заклятья на месте, в лабиринте никаких визитеров.

Кольнула мысль об амулете, о том, что Элла оставила Алую кровь белому древу, и со странной для себя нерешительностью Тэон отправился к загончику Тел-ар-Керрина. Монстр лежал неподвижно, морда покоилась на лапах и только черные, как бусины, глаза неподвижно уставились вовне. Тэон подошел, осторожно ткнул Теля каменной ладонью несколько раз и тяжело вздохнул. Близнец амулета нашел хозяина, и Тел-ар-Керрин умер. Может статься, в Мире мертвых он промучается не меньше, чем хранил покой Обители нитей, но все равно, проклятый маг, получил, наконец, долгожданное облегчение. Тэон с тоской посмотрел на тело монстра, отчего-то вдруг показалось, что он потерял старого доброго друга. Присел рядом со входом и уставился на пробегающее мимо полотно мирозданья. На душе было грустно и тоскливо.

***

Шадра сидела около ледяной бездны и раздумывала о происходящем вокруг. Судя по тому, что испытания тут, в Мире мертвых, перепадали ей все реже и реже, в Мире живых о ней окончательно позабыли, и скоро ее ожидало столь желанное для здешних обитателей забвение. Чародейка жалела только о том, что не смогла договориться с Таолой и Тэоном о встрече с отцом. Демоны говорили, Тел-ар-Керрин все равно не узнает ее, а ей будет только хуже от этой встречи.

Шадра увиделась тут со всеми, кого любила в мире живых. Большинство из них давным-давно ушли в небытие, но Шадра смирилась, и лишь благодарила судьбу за лишнюю встречу. Отец же был жив, даже находился где-то близко, и невозможность видеть его злила и мучила. Часто чародейке казалось, что запрет на общения с родителем — тоже часть ее наказания.

Подвинулась ближе к краю, свесила ноги и подумала, что будет, если она нырнет туда? Ее выловит Таола или она достанется Стражу теней? "Шадра!" — услышала она окрик демона и насторожилась. Таола редко приносил добрые вести. "Шадра!" — прогремел голос совсем рядом.

— Я здесь! — крикнула чародейка и замахала рукой.

Таола подошел так близко, что тепло от огня, из которого состоял демон, стало обжигающим.

— К тебе гости, — сообщил он, и Шадре показалось, в его голосе сквозит едва заметная игривая нотка.

Она нахмурилась, а демон прокрутился вокруг своей оси и исчез. Там где еще несколько мгновений назад стоял Таола, сейчас переминался с ноги на ногу Тел-ар-Керрин. Он, конечно, отличался от себя в человеческом обличье, но Шадра совершенно точно знала — это он. На всякий случай протерла глаза и с криком: "Папочка!" повисла у мужчины на шее. Тель обнял ее так крепко, как позволяли призрачные тела, поцеловал в висок и прошептал: "Доченька моя, совсем невеста". Шадра, будто в далеком детстве, разразилась громкими рыданиями.

***

— И что он там пишет? — нахмурилась Элла, пытаясь заглянуть в книгу, где, судя по сиянию, только что проявился ответ от Силатра.

Дар не дал ей привстать со стула. Она поймала в зеркале его взгляд, но супруг только покачал головой. Чародейка шумно вздохнула и приподняла голову. Маг продолжил плести из рыжих волос замысловатую косичку. Она спиралью огибала голову и грозила закончиться на макушке задорным хвостиком.

До замужества Элла никогда не собирала волосы, они свободно падали на плечи огненной гривой, и ее всегда устраивала такая прическа. После свадьбы все изменилось. Вот уже полторы луны, супруг экспериментировал с косами каждое утро. Кроме, разумеется, того дня, когда на Тмар напали призрачные кошки. Элла терпела и усмехалась, вот уж не думала, что Дар такой любитель повозиться с чужими волосами. Она втайне надеялась, магу скоро надоест, а пока позволяла ему делать, что вздумается. К счастью, это была единственная странность новоиспеченного супруга.

Молодые быстро освоились в новом статусе, но насытиться друг другом никак не могли. Элла скучала, даже если оставляла Дара на несколько часов. Где бы она ни была, что бы ни делала, неизменно появлялось одно желание — отправиться к супругу и прижаться к его груди, чтобы слышать стук беспокойного сердца. Маг с радостью принимал ее ласки, он и сам чувствовал себя ошалевшим от любви юношей и не желал оставлять жену в одиночестве надолго.

Сегодня их ожидало торжество, в Хломе женился Пилар. Когда Дар советовал брату присмотреться к дочери градоначальника, он и не думал, что Пилар примет совет как руководство к действию. Тем не менее, факт оставался фактом, позавчера пришло приглашение на свадьбу.4e0863

Дар закончил с прической и аккуратно, спрятав куцый рыжий хвостик внутрь косы, заколол его заколкой. Чмокнул супругу в ухо.

— Он пишет, что Сурж согласился на Латираду, — прочитала добравшаяся до книги Элла. — Приглашает в гости, как будет возможность.

— Следующим летом, — Дар подошел к шкафу, достал вешалку с одеждой и принялся облачаться. — Если, конечно, не будет других обстоятельств.

Элла слабо улыбнулась. Ей было чем поделиться с супругом, но подходящего момента еще не представилось.

— Дар, мне надо сказать тебе кое-что. О ребенке.

Маг нахмурился и тут же оказался рядом с женой. Заключил ее в объятия. То, как важна и болезненна эта тема для Эллы, он знал из воспоминаний Миты.

— Не волнуйся, солнышко, — поцеловал ее в нос. — Получилось один раз, получится и другой. Тем более, ты говоришь, с чашей стало лучше.

— С чашей стало лучше не просто так, Дар, — Элла посмотрела супругу в глаза, взъерошила челку. — Наш малыш жив. Вчера я почувствовала, как он шевелился. Думала, показалось, но сегодня утром тоже было что-то похожее.

Маг закрыл глаза и тяжело проглотил застрявший в горле ком.

— Ты уверена? — потер лоб. — Почему тогда живот не растет? — перешел на шепот: — Полжизни бы отдал, чтобы это было правдой.

— Уверена, — Элла поцеловала супруга. — Это ни с чем не спутаешь. А живот вырастет чуть позже, поверь, за этим дело не станет.

— Замечательно, — подмигнул Дарсир. — Придумаю, тебе какое-нибудь забавное прозвище.

— Я люблю тебя, — рассмеялась чародейка. — Хоть ты и балбес.

Обняла мужа и, проворно запустив ладони под рубаху, погладила его спину. Вместо того, чтобы приласкать супругу в ответ Дар пристально посмотрел ей в глаза.

— Точно любишь меня, а не моего далекого деда, именем которого называешь меня в моих снах?

Элла рассмеялась.

— Даже страшно представить, что тебе снится.

— Драк, — нахмурился Дарсир. — Мне снилось, как мы занимались любовью, и ты называла меня этим именем.

Элла поцеловала мужа. Утопила ладонь в вороньем гнезде и покачала головой.

— Драк умер в тот момент, когда влюбленность уже была, а прикипеть друг к другу мы еще не успели. Ни разу, — чародейка поймала взгляд супруга, — ни разу, я не задумалась о нем, глядя на тебя. С момента нашей встречи в моих мыслях только ты, — перешла на шепот: — и никого больше.

— Люблю тебя, солнышко, — Дар улыбнулся и пробежался губами от уха до основания шеи супруги.

— Я тебя тоже, — Элла прикрыла глаза и вернула ладони под рубаху мужчины.

Что-то подсказывало ей, что на торжество они немного опоздают, но она не видела в этом большой беды.

ЭПИЛОГ

Перед Даром, насколько хватало взгляда, простиралось море. Оно сверкало на солнце множеством бликов и ласкало лодку нежными волнами. С южной стороны, на далеком берегу серели крепостные стены Тмара. В лодке рядом стояла Элла и улыбалась супругу.

— Готов? — спросила она и тряхнула четырьмя косами, сплетенными в слабый узел на голове.

— Не готов, — покачал головой Дар, — но разве с тобой поспоришь?

Элла обняла мужа и сочно поцеловала его в губы.

— С этими видениями надо покончить раз и навсегда. К тому же, нашему младшему тридцать три, а девчонкам вообще за сорок, если я утону, ты просто найдешь новую женщину. Молодую…

— А что делать, если я доволен этой? — Дар зло посмотрел на Эллу. — Может, ну его?

— Нет, — отрезала жена и как была в одежде, прыгнула за борт.

Вошла в воду легко, без лишних брызг и шума, отплыла прочь и, там, вдали обратилась в гигантского вишневого змея с изумрудными полосками. Монстр беззвучно подплыл к лодке и подставил морду, позволяя Дару забраться на холку. Маг устроился на змее и тяжело вздохнул. Лишь бы все закончилось не так, как он видел тысячи раз!

Дар не сразу нашел в себе силы насладиться прогулкой. Соленые капли сначала раздражали, а в голове вертелась одна и та же мысль, какое заклинание применить, если Элла не вернется обратно. Змей не замечал состояния наездника, продолжал невозмутимо рассекать волны.

Наконец, маг смирился и даже порадовался теплому ветру и пьянящей скорости. Недолго. Близился полдень, и змей, подплыв к лодке, бережно ссадил Дарсира на борт и исчез в морских глубинах.

Начались тягостные мгновенья ожидания. Дару казалось, сердце выскочит из груди. Ладони вспотели, а висках словно в припадке билась кровь. Он вспоминал одно заклинание за другим, но послушно ждал, пока солнце перешагнет полуденную отметку.

Элла не мучила его долго. В воде мелькнуло бардовое пятно платья, и Дар помог супруге забраться на борт. Обнял. И не отпускал, пока она не потеряла терпение и не высвободилась из его цепких рук.

— Вот видишь, все не так страшно, — улыбнулась она.

— Чуть с ума не сошел, — Дар снова привлек супругу к себе. — Надеюсь на вознаграждение сегодня. В конце концов, я твое желание выполнил, теперь настала моя очередь.

— Хорошо, любимый, — проворковала Элла, с помощью заклинания направляя лодку к берегу. — Сегодня вечером любой каприз.

Дар поцеловал ее шею.

— Знаешь, о чем я подумал с утра?

— Слушаю, — Элла закрыла глаза.

— Не хочет ли госпожа маг посмотреть что там, за Темными горами? — прошептал он у самого уха.

— Почему бы нет? — оживилась Элла. — Все равно мы тут только сыну мешаемся. Обдумать хорошенько и в путь, — улыбнулась. — Это и есть твое желание?

— О нет… — прошептал Дар. — Не надейся.

Элла покачала головой. Закрыла глаза, подставляя лицо соленому ветру, и с улыбкой подумала о предстоящей ночи. Зная мужа, она руку могла дать на отсечение, что спать не придется. Дар соглашается на любою ее прихоть, только и плату берет по полной. Не отвертишься. Дарсир сын Тилока, пострашнее амулета Тел-ар-Керрина, от него не откупишься даже у Источника сущего. Рассмеялась и уткнулась супругу в грудь.

— Люблю тебя, мой домашний тиран.

— И я тебя, моя рыжая бестия.

Элла посмотрела на слепящее солнце, и в какой-то момент ей показалось, что светило подмигнуло ей оранжевым глазом. Она подняла руку и помахала ему в ответ.

_______________

Июль, 2018 г.

Конец



home | my bookshelf | | Искра меж двух огней |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу