Book: Уравнитель Миров. Наваждение



Дмитрий Нуждин


Уравнитель Миров. Наваждение



"На поле брани выживают сильные и трусливые, храбрецы же обречены на смерть, но именно их жертвы принесут победу".

Конунг Хоральд. VIII век II тысячелетия.

Глава 1. Межсезонье


Шел проливной дождь, были слышны только стуки каплей по глиняной земле, шум грома и топот копыт коня. Всадник будто бы уныло сидел в седле, и лениво закладывал себе в рот тонкие ломти вяленого мяса, купленного в давно прошедшей им таверне. На нем был длинный, черный, кожаный плащ с капюшоном. Из-под плаща, вдоль бедер, едва виднелись два топорища, туго обмотанных плотной веревкой. На бедрах кобылы висели среднего объема кожаные подсумки.

Дойдя до перекрестка, незнакомец обратил свое внимание на столб с двумя указателями, один направлял на деревню Борня, а другой был стерт до неузнаваемости. Всадник, долго не раздумывая предпочел направление с известной деревней. Дороги хватило на час, и уже в зоне видимости он наблюдал высокий, в два роста деревянный забор, состоящий из толстых бревен сосны. Вход в деревню был оснащен почти такими же толстыми, как забор воротами, по разные стороны ворот, сверху, горели два факела, а рядом с ними, по грудь, виднелись два солдата в шкурах, несущие службу под небольшими крышами, один из них явно подустал, судя по закрытым глазам и открытому рту.

-Стой! ... - угасающим тоном выкрикнул бодрствующий сторожила, который стоял на вышке слева от ворот. - Кого это в столь поздний час ве... кху-кху! Ветер к нам принес? Сними капюшон, и представься!

Путник медленно, будто вальяжно, снял рукой капюшон, поднял голову, и уставши произнес. - Меня зовут Ховал. - у него были длинные волосы русого цвета, связанные в хвост сзади, глаза ярко-голубые, и недельная, грубая щетина виднелась на нижней части лица.

-Откуда ты, и с какими целями сюда пришел, Ховал?

Спящий стоя сторожила медленно открыл глаза, и, нахмурив брови, притворился деловым.

-Я с деревни Красных Скал... а хочу всего лишь найти в вашей деревне теплый ночлег, отведать в трапезной, и дать коню отдохнуть...

-Ты либо брешешь, путник, либо потерялся... Красные Скалы уже как тридцать лет тому назад разрушены, у нас глава деревни с тех краев.

-Да, да! Разрушены! Кхе-кхе! - Глупо вставил второй.

-Я знаю, но ведь это не меняет того, что там я был рожден, верно? - подняв одну бровь, выдал путник.

-Хм, погрызи меня крысы... и то правда.

Немного подождав, сторожила, тот что был умнее, начал спускаться по лестнице, и отворил одну дверь ворот.

-Меня зовут Нифел, а этого сонного бездельника Кузим, оружие у тебя с собой имеется? - поинтересовался Нифел.

-Имеется, но оно всегда при мне. -отрезал Ховал.

-Хаха! А ты парень не из робких, как я посмотрю...Ладно, но помни, народ у нас проходимцев не особо жалуют, если кого обидишь, то пеняй на себя, у нас всегда хозяин прав, справедливости потом не ищи. Я тебе по-доброму говорю...

Ховал слез с коня, поправил головы топоров в чехлах, и тихо выговорил. - Благодарю за предупреждение, Нифел, я учту.

-Забыл тебе сказать... В нашей деревне зараза бродит какая-то... кто говорит, что гули трупным ядом воду травят, а кто-то, что и вовсе проклята деревня наша... по сему на долго бы тут я на твоем месте не торчал...Это так, для ясности...

-Хорошо. Где я могу поесть и найти ночлег?

-Иди вперед, вдоль домов, и на втором повороте слева увидишь таверну, сразу и про ночлег спросишь, коня под навесом возле входа привяжешь.

Деревня была достаточно большой, одна широкая центральная дорога, вдоль которой по обе стороны располагались дома в два ряда, а в центре находилась местная забегаловка. Сразу были приметны деревья и кустарники, на которых совершенно отсутствовала листва, травы в деревне вообще не было, будто вот-вот и выпадет снег, но стояла весенняя пора. Ховал привязал коня в небольшой конюшне у таверны, погладил его по переносице и прошептав на ухо пару ласковых направился к дверям заведения.

Тусклый свет от свечей на четырех столах едва освещал помещение, они горели только на занятых столах, путник осмотрел каждого посетителя и остановил свой взгляд на владельце данного заведения, по крайней мере, он был на него похож. Медленно направившись к стойке, рядом с которой стоял довольно полного сложения мужчина, Ховал стряхнул с рукавов капли дождя и уселся у стойки прямо напротив него.

-Здравствуй, гость, кхе-кхе... из далека пришел? -лицо его было покрыто язвами, а кашель был пустым и постоянным.

-Да, оттуда. -Холодно ответил Ховал.

- Ну, тогда говорите, чего хотите, за чем пришли.

-Мне нужен ночлег на сутки, а сейчас не отказался бы от стакана с вином и горячего супа на грибах с картошкой, если имеется...

- Конечно, имеется... кхо-кхо! Чертова зараза... прошу прощения... сейчас все будет, присаживайтесь за любой стол, последнее время посетителей по вечерам все меньше.

Ховал выбрал дальний стол в углу, чтоб не дуло сквозняком из-под двери, и повесил плащ на вешалку, которой был гвоздь в стене. С его ракурса была видна вся таверна, приглядевшись, он заметил, что все посетители были в таких же язвах, как и сам хозяин заведения, и кашель тоже раздирал их глотки, у кого-то больше, у кого-то меньше.

-Держите, господин. Вино наше, деревенс... кхе-кхе! прошу прощения... деревенское, к нам за ним купцы даже с самого Гардара приезжают, понравилось оно князю ихнему, Акию. А горяченького сейчас вам принесу.

-Благодарю тебя. -Ховал отхлебнул вина. -и вправду, вкусное...

-Ну так, а я о чем говорю, мы тут помоев не держим.

Хозяин таверны гордо развернулся, и пошел на кухню.

-Разреши спросить у тебя! -резко приостановил Ховал.

-Как тебя зовут? И будь добр, расскажи, что случилось с вашим поселением, что за язвы на лице и...

-И кашель? кхе-кхе! -прикрывая рот ладонью, перебил хозяин.

-Да...

-Меня Олин зовут, а про заразу, вам, господин, лучше узнать у главы деревни, среди нас, жителей, много разных мнений и версий, каждый первый третейник месяца умирает по два жителя деревни, а правды никто не знает, еще и виноградники повяли все ...но рассказал мне Нифел, часовой наш главный, что приходил сюда один чародей одно... кхе-кхе-кхе! Прошу прощения... одноногий, мол, по просьбе Голана Савыча, а после не видел его никто больше, ни сам Нифел тоже. В общем, тайны, покрытые мраком, да и все тут... а я погляжу, господин, что и вы не из простых, жилет на вас необычный, топорики хорошие, таких и в Гардаре не делают, а я там частенько бываю. Не уж то и вы к нам пришли, чтобы помочь? Если да, то искренне желаю удачи, решение этой проблемы освободило бы всю деревню от этой чумы и лишило бы люд беспокойства...

-Пришел я сюда случайно, Олин. Да, в Гардаре таких топоров не делают. А где я могу найти главу деревни?

-Голан Савыч его зовут, он, кстати, по вечерам иногда сам приходит в таверну, кхе-кхе! прошу прощения... когда не просит, чтоб ужин ему домой принесли.

Дверь таверны проскрипела.

-А вот и он, ему уже бочку вина приносили сегодня, ее осьмуху он точно выпил, да все трезв и печален...

-Ладно, Олин... неси похлебку, и хлеба тоже.

Олин принес суп, и Ховал принялся вкушать, медленно и размеренно, чтоб успеть наесться. Тот, кого хозяин таверны называл главой, периодически посматривал на Ховала, и в конце концов с улыбкой медленно встал, и направился в его сторону. Усевшись за стол, внимательно осмотрев гостя, вскрикнул. -Олин! Принеси еще вина и твоих вкусных, запеченных бараньих ребрышек на этот стол!

-Да, Голан Савыч! уже ставлю на печь! Может к ребрам вам хмеля налить?

-Давай хмеля!

-Меня зовут Голан Савыч, глава кхе-кхе! Глава Борни, а тебя путник, я тут впервые вижу, изволь-ка представиться. - взмахнув рукой, с ухмылкой, потребовал глава.

-Меня зовут Ховал, я из Красных Скал. -провокационно ответил Ховал.

-Забавно... и что ж тебя сюда занесло? Скалы далеко от сюда, да и жизнь там цветет и пахнет, как я слышал.

-Глава, знаю я, что ты с тех краев, и так же, как и я знаешь, что нет той деревни больше, гулями выжрана...

-Ах ты лис... - с улыбкой сказал Голан Савыч. - Небось, Нифел тебе все выдал, ну да ладно. Да, я родился в Зеленой Поляне, за час ходьбы до Скал ваших. Печальная участь выпала на твою деревню, конечно...

-Да, печальная. Где Зеленая Поляна знаю, там, вроде, все хорошо.

-Ну, как, хорошо, спилась вся деревня почти, но кроме этой беды, у них, вроде, других нет. Ну ладно, вкушай олинскую стряпню, не отвлекайся. Олин! Где ребра с хмелем?!

Олин сразу выбежал, неся в одной руке поднос, на котором лежала куча горячих ребер, а в другой руке, проливая, два деревянных стакана с пивом.

-Хлеба принести, Голан Савыч? - спросил Олин.

-Не надо хлеба! Сегодня будем пить и есть за знакомство, как в царский праздник! Ну не царский конечно... но богатый мясом и хмелем! Угощайся, Ховал.

-Благодарю, глава.

-А тебя, прям таки, и не разговоришь...в общем у меня к тебе разговор такой, я вижу, что ты молод и силен, одежда у тебя отнюдь не купецкая, а топоры необычные я тоже приметил. Отсюда у меня к тебе появилось предложение одно, воинского характера, за денежное вознаграждение конечно.

- Я внимательно слушаю, глава. -не отрываясь от супа сказал Ховал.

- Вот это разговор! Давай поествуем спокойно, а потом пойдем ко мне в главен... кхо-кхо! В главенскую, и там я тебе все подробно расскажу, а пока пусть тебя согреет борнийский хмель, и насытят эти славные бараньи ребра, ну, как говорят варгинцы- "сколь"!

- Ховал поднес свой стакан к его, и, без особого энтузиазма, кивая ответил- "сколь".

После того как ребра и хмель закончились, Ховал и Голан Савыч направились в главенскую.

-Присаживайся, Ховал, чувствуй себя как дома, вина?

- Благодарю, глава, больше не буду, больно хмель ваш хороший.

- Хаха! А ты как думал? Как хочешь, а я, пожалуй, ещё налью... Наше вино и хмель славятся не только вкусом, но и тем, что утром ты будешь свежее утренней росы. Если вкратце, то история...

-Я должен знать все, что знаете вы. -перебил Ховал. - Абсолютно все, что касается этого дела, любые мелочи.

- Хорошо, постараюсь ничего не забыть... Началось все с моих ночных кошмаров... Стою я, значит, ночью, нагим на пляже нашего побережья, вдоль реки, идёт проливной дождь, из воды медленно появляется голова с черными, длинными волосами , женская, и должен признать, лицо у этой головы вполне симпатичное, но бледное и злое. Потом эта дама полностью воспарила над водой, вот прямо взлетела! В платье белом она была, относительно потасканном, а когти у нее звериные, длинные, толстые, точно медвежьи. Медленно опустившись с воздуха на воду, вальяжно начала идти в мою сторону. Казалось, что было очень холодно, а страх был очень реален... С воды она ступила на землю, и подошла впритык, потом медленно наклонилась к моему уху, и рассказала ужасающее четверостишие:

Ешьте, пейте, наслаждайтесь,

Богам колени вбейте в твердь,

Землей гнилою покоритесь,

Придёт за вами судьбой смерть.

- В общем такой стишок, зловещий, но это не дословно, приблизительно рассказал. Этот кошмар мне снится каждый первый вторник любого месяца, я специально отследил, а по первым третейникам месяца умирает один человек, даже двух детей уже настигла смерть. На следующий день после ночного кошмара я заметил, что все люди деревни начали истошно кашлять, через день все покрылись мерзкими язвами, а виноградники полностью завяли, остались только запасы. Три месяца назад, днем, я решил пойти на то место, которое мне снилось, чтобы найти хоть какие-то ответы на вопросы, и ты не поверишь... посредине реки по пояс медленно приподнялась эта девушка из сна, она зловеще улыбнулась, и так же медленно ушла под воду. Я был невозможно напуган, и подумал, что происходящее это проклятие ведьмы, после чего незамедлительно направил своего помощника в Гардар, чтобы он нашёл кудесника, которому под силу справиться с этой напастью. Спустя семь дней, ночью, прибыл один, я рассказал ему все то, что рассказал тебе, вот прям тут , сидел где ты сей час , и поведал он, что это дух умершей девушки, и его надо упокоить. Сказал, что решаемо все, и мол на следующий день все сделает, но проблема в том, что после того как он ушел ничего не изменилось, а его и след простыл. Нифел потом мне сказал, что видел, как он выходил на наше кладбище деревенское. Я так подозреваю, что домой он больше не вернется, а та демонская девица сделала из него наваристый суп. Вот, собственно, и вся история...

- Больше никого не звали, кроме этого колдуна?

- Нет, придётся снова отправлять гонца в Гардар, а мне в деревне дурная слава не нужна, Борня знаменита своим вином, и пусть это останется единственной отличительной чертой...

- Рискуешь жизнями людей ради престижа деревни, значит? - нагловато спросил Ховал.

-Не смотри на меня так, и не суди строго, но мне нравится моя должность, нравится бесплатно пить Борнийское вино и питаться одним мясом. Я это заслужил, Ховал!

- Ладно, не будем вдаваться в детали твоей сущности, глава, ответь, чем озолотишь, коли я избавлю вас от этого демона?

- Так это демон?

- В простонародье можно назвать и так, но я не уверен, дай мне проспаться, и завтра к вечеру я найду решение.

- Договорились! Плата только после результата, я не могу раскидываться монетами, но заплачу пятью серебряниками, если избавишь нас от этой участи, могу заплатить гривнами, коль угодно.

- Договорились. - Ховал утвердил, и встав направился к выходу.

- За ночлег, ества и прочий быт не переживай, я все скажу Олину. Можно тебя попросить не распространять то, что сегодня обсуждалось? Я не хочу лишней паники и заговоров в Борне...

- Как пожелаешь.

Наконец Ховал вернулся в таверну поднялся в комнатушку, которая находилась на втором этаже, и скинув на стул плащ с легкими доспехами в кожаной облицовке упал на кровать, и нога об ногу стянул сапоги. Топоры с пояса положил на стул, что был рядом, и, после долгой дороги, наконец, прикрыл веки.

- Господин Ховал, вы чего-нибудь желаете? Будете мыться? - раздался стук в дверь, и выглянула голова Олина, по поручению Голана Савыча он присматривал за гостем.

- Спасибо тебе, Олин. Завтра, все завтра...- тихо и медленно сказал путник, и хозяин таверны аккуратно прикрыл дверь.

В единственное окно лучи солнца пробились давно, но светить в глаза Ховалу начали только сейчас, он медленно приоткрыл глаза, и присел на кровати. Надев сапоги и спустившись, попросил Олина нагреть таз воды, чтобы помыться, и приготовить понравившуюся ему похлебку из картошки и грибов. Когда вода нагрелась, Олин вынес таз с водой с обратной стороны таверны, где была яма для отходов, спустя недолгое время Ховал спустился в полотенце на поясе и принялся к процедурам.

Вдруг дверь из таверны резко вышиблась, там стояла молодая, красивая девушка с русыми волосами, она опешила, и выпучив глаза выронила тазик с костями, которые остались со вчерашней ночи.

- Извините, господин, я не знала, что вы тут моетесь. - отвернув голову, сказала девушка, и принялась собирать обглоданные косточки.

- Я не господин, называй меня Ховал, а тебя как зовут? - опустился, и, не отрывая от нее глаз, помог подобрать кости.

- Господин... то есть Ховал, вы не соизволите накинуть полотенце на нижнюю часть своего тела? - все еще отвернувшись, говорила девушка, но теперь на ее щеках появился румянец.

- Я... я прошу прощения, честно говоря, не смог не заметить твоей красоты, немного забылся...- намотав полотенце, откровенно сказал Ховал.

- А как тебя зовут? Ты тут работаешь?

Девушка не переставала краснеть, а начала, вдобавок, постоянно поправлять свои волосы, и прерывисто посматривать на худощаво-мускулистое и местами разрисованное тело путника.

- Я не привыкла, когда так прямо общаются, меня зовут Лисана, дочь хозяина таверны.

- Приятно познакомиться, Лисана, Олин мне ничего не сказал про то, что у него есть дочь.

- Ну да, он о моем существовании вообще часто забывает, но осуждать его за это глупо, в таверне всегда много забот, даже в такое время. Я была рада с тобой познакомиться, Ховал, надеюсь, при следующей встрече ты будешь одетым.

Лисана бросила кости из таза в мусорную яму, и, кашлянув несколько раз, вернулась в таверну, но по дороге несколько раз разворачивалась, и кокетливо улыбалась. Долго не затягивая, Ховал закончил все умывальные процедуры, и поднялся в комнату. Одевшись в легкие одежды, уселся на стул, дотянулся до книги, обмотанной в бежевую ткань, и откинул потрепанные уголки, на обложке виднелась надпись "ЗАВЕТЪ" с большими, выпирающими буквами. Открыв сразу середину книги, и пролистав еще несколько страниц, Ховал погрузился в изучение. В ней были описаны почти все существующие в мире демоны, чудища, проклятия и создания потустороннего мира, которые видимы и невидимы для глаз человека. Книгу передал ему отчим, но откуда появилась эта книга, он не знал, зато отлично знал для чего она, и как ей пользоваться.

Просидев до позднего вечера, прерываясь только один раз на трапезу, Ховала озарило, он резко закрыл книгу, соскочил со стула, надел ремень с чехлами, закинул в них топоры, и выбив дверь ринулся на выход. Олин испугался от прыжка через всю лестницу, и что-то кричал ему в дорогу. Добежав до главенской, Ховал замедлился, а у двери вовсе остановился, и прижался ухом. Не услышав ничего абсолютно, начал потихоньку открывать дверь. Первый этаж дома был пуст, камин, стол с графином из-под вина и три стула, остался второй этаж. Ховал взглянул на лестницу, достал правой рукой топор, висевший по ту же сторону, и аккуратно шагая на носках начал подниматься. Из-под двери дул сильный сквозняк, Ховал взял топор посредине топорища, поднял его на уровне своей головы, левой рукой уперся в дверь, и резким толчком распахнул ее.



По центру комнаты стояла кровать, на которой пьяным, на боку, спал Голан Савыч, а за его спиной лежала темноволосая девушка в белом платье, она злобно ухмылялась, и что-то нашептывала ему на ухо.

- Глава! Проснись!

Ховал разбудил Голана Савыча резким криком, после чего тот соскочил с кровати, и прижался спиной к стене, от увиденного он не мог даже кричать, будто и дышать вовсе перестал. В ней виднелось что-то прекрасное и ужасающее одновременно, черты лица были строгие, но при этом изящные, улыбка была широкой и красивой, но злобно опущенные брови делали лицо пугающим, а самым главным, что убеждало Ховала в ее происхождении, это огромные когти на руках и ногах. Девушка медленно привстала, ветер колыхал ее платье и волосы. Она подошла к открытому окну, и резко сгинула в неизвестном направлении. Ховал с жалостью посмотрел на запуганного главу Борни.

-Я нашел решение, но нам нужно кое-что обсудить.

- Что, прямо сейчас?

-Ну, я бы не ждал завтрашней новой смерти, ведь завтра очередной первый третейник месяца, глава, а эта девица в белом платье, я думаю, уже догадалась, что мы знаем больше чем надо, поэтому не исключаю фарса с ее стороны.

-Да, хорошо... только с мыслями соберусь...

Они спустились на первый этаж, и уселись за стол. Голан Савыч принялся хлебать вино из графина.

- Рассказывай, кто она, как с ней бороться, и зачем она это де... кхе-кхе! Делает?

-Сначала ты мне ответь на вопросы, и исходя из твоих ответов я смогу ответить на твои. Сколько лет этой деревне?

-Восьмой год пошел, молодая совсем, а что?

-Сколько раз за все это время вы обрядами провожали весну и осень?

- Эм... а какая разница, я не понимаю?

- Просто отвечай на вопросы, глава...- немного разозлившись, надавил Ховал.

- Ни разу, все те, кому не лень ездят с нашей деревни обряд проводить в Гардар, но таких человек пять от силы...

- Значит я не ошибся, это Гарена, дух связанный с обрядами умирания и воскрешения сезонов. Она воплотилась из-за того, что вы ее не почитаете, поэтому у вас люди мрут, виноградники завяли, язвы пошли и кошмары снятся, вот какая разница.

-Эм... хорошо, я понял, что мы делали неправильно, теперь то нам что делать?! - беспокойно спросил Голан Савыч.

-Нужно призвать ее, а потом погубить физическую оболочку, и тогда дух уйдет. Глава, соберите чучело из сена, сухого, найдите платье с зелеными или желтыми цветами, они олицетворяют цветение и увядание, платье наденьте на чучело, и принесите мне ветку вербены. И еще, когда все начнется, никого не должно быть рядом со мной, даже не так, никого не должно быть на улице, вообще.

-Понятно, все будет! - Глава высунул голову в окно, и прокричал - Нифел, быстрей драпай сюда!

Через несколько мгновений Нифел прибежал в главенскую. Голан Савыч нарезал задач, и подчиненные уже побежали собирать из сена чучело, и искать по домам платье с зелеными и желтыми цветами. В это время Ховал переодевался в свою боевую одежду, а потом, с закрытыми глазами, сидя на кровати, просто ждал.

-Ховал, все готово. - в комнату зашел Олин и протянул ему вербену.

-А зачем нужна вербена? - полюбопытствовал Олин.

-Чаще всего именно она является ключом к приданию духу физической формы. Не всегда, но чаще всего. - положив вербену за ухо, и поправляя топоры, повторил Ховал.

Напротив таверны стояло средних размеров чучело в очень даже солидном платьице, как и было сказано, на нем были желтые и зеленые оттенки в виде вышитых цветов.

-Теперь, я попрошу вас дать мне факел, и уйти как можно дальше отсюда, скажите людям, чтоб не вздумали выходить из домов до рассвета, ни при каких обстоятельствах, ни при каких, ясно?!. Все, идите.

- Да, нам все ясно! - Голан Савыч многозначительно кивнул, и приказал всем часовым со всех постов деревни обойти с предупреждением все дома. Спустя десять минут Нифел сообщил главе, что все оповещены.

-Все, путник... теперь твой выход, пусть боги тебя сберегут.

Глава развернулся, и быстрым шагом направился в сторону главенской.

Полночь, абсолютная тишина, прохладный ветер, Ховал поднял свой взор на звездное небо, и застыл в умиротворении на минуту, смотря на густой пар, который выходил даже при слабом выдохе. Эдакий простой ритуал помогал ему собраться, сконцентрироваться, и основательно подготовить себя морально к любой неожиданности.

-Наконец, тишина и спокойствие...

Достав из заднего подсумка на поясе соль, он очертил ей достаточно большой круг, в центре которого находилось чучело. Вытащив топор с правого чехла, преподнес его лезвие к левой руке, в которой держал факел, и до крови порезал мягкие ткани ладони, аккуратно, так, чтобы это не принесло неудобств в сражении, а он был уверен, что его не избежать. Убрав топор, вытащил из-за уха веточку вербены, и, промочив ее своей кровью, вставил в неуклюжий кусок сена, который именовался чучелом. Посмотрев на горящее пламя факела, Ховал сделал несколько шагов назад, пренебрежительно бросил его к подножию чучела, и произнес следующее:

Ты-проводимая пожаром

Приносишь жизни в средний мир,

И смерти, коль не проводили

В плоти Гарена пробудись!

Чучело всполыхнуло, будто на него вылили горючего, резко продул сильный, холодный ветер, который распугал ворон, потушил все факела деревни, и вместе с ними чучело. Ховал насторожился, принял боевую стойку, и, вынув оба топора, сосредоточил свое внимание и слух. Стояла мертвая тишина. Внезапно сильно запахло серой, Ховал знал, этот запах говорит о присутствии духов, или их скорейшем появлении. Раздался взрыв в середине большого круга, нарисованного солью, недогоревшее чучело разнеслось во все стороны. Пыль разошлась, на одном колене, прислонив ладони с когтями к земле, воплоти, сидел дух.

-Гарена...-тихо, с опаской произнес Ховал.

Она с ужасающей улыбкой медленно подняла голову на него, и медленно, мерзким голосом прошипела, периодически поворачивая голову в разные стороны.


- Предателю всегда нравились людишки, мелочные, жалкие, он думает, что нужно равенство, думает, что средний мир принадлежит вам, и создал таких как ты, нищенок, которые обречены на смерть во имя глупой цели...хе-хе-хе...

-Кого ты называешь предателем, дух, и кто эти такие как я? -Спокойно спросил Ховал.

-Забавно, ты смертный, даже не знаешь, кем и для чего был создан? Жалкое подобие существования...

-Я думал, что духи не такие болтливые, ты хорошо разбиваешь стереотипы.

-Как ты разговариваешь со мной, смертный? Сейчас ты узнаешь, что я еще хорошо разбиваю, человек.

Резким прыжком Гарена кинулась на Ховала, изворотливым кувырком в сторону ему удалось миновать атаки, они медленно начали двигаться по кругу в расстоянии трех метров друг от друга. Бояться стоило когтей Гарены, звериных, загнутых. Говорить из них уже никто не хотел. Дух снова кинулся, и неуклюжими, но наимощнейшими махами пытался достать до горла Ховала, но он отлично управлял своим телом и топорами, в какой-то момент он поймал кураж, и даже опустив руки ходил на прямых ногах, но не долго. Нырок, уклон назад, снова уклон уже от другой руки, Гарена несильно зацепила его щеку, и сильным прямым ударом ноги ударила в грудь. Ховал отлетел на несколько метров, и, упав, уже видел, как она застыла над ним в прыжке. Сделав несколько перекатов, встал и отдалился, теперь недооценки быть не могло. Началось сражение вплотную, никто не отступал ни на шаг, Ховал постоянно выполнял мельничные движения, нырки, уклоны, размахнувшись по сильнее правой рукой он целил в шею, Гарена уклонилась, и левой рукой хотела разорвать его шею, пока топор несет в сторону инерция, но Ховал в последний момент успел поднести топорище левого топора для защиты, когти с искрами пролетели мимо цели. Враги снова разошлись, и продолжили движение по кругу. Дух снова ринулся в атаку. Сделав выпад с разворотом вправо, Ховал всадил топор по самую бородку ей в живот, и, вытащив его, нанес поражающий удар другим по шее. Голова упала с плеч, и мертвое, безжизненное тело рухнуло на землю, залив все вокруг черной кровью...

Из всех домов медленно, с опаской и оглядкой, повыходили люди.

-Ха-ха-ха, я недооценила тебя, уравнитель, ты заслуживаешь моей хвальбы, но помни, люди неблагодарны и корыстны, я найду себе пристанище в другом месте, и тогда, возможно, мы встретимся снова.

Ужасающий монолог духа раздался над всей деревней, и жители снова позабегали в свои дома, но Ховал знал, что на этом все закончилось. Внезапно топоры в его руках завибрировали, будто карета забилась о кочки неровной дороги, и вспыхнули ярким, голубым светом, и резко потухли, Ховал впервые увидел такое, и, конечно, принял это за колдовство.

Из всех домов выбежали люди, начали спрашивать друг у друга про происходящее косо поглядывая на Ховала. На них не было язв, нарывы кашля пропали, и деревня будто чудом озарилась, деревья начали быстро обрастать листвой, а под ногами появилась ярко-зеленая, шелковистая трава, цвет которой стал отчетливо виднеться под золотистыми лучами восходящего солнца.

-Господин Ховал! Вы в порядке? Ран нет?

-Нет Олин, все в порядке, спасибо.

Медленно подошел Голан Савыч, и с серьезным лицом попросил Олина готовить стол сию же минуту. Олин, кивнув, побежал в таверну.

-Я слышал о чем она с тобой говорила, это сильно интригует, но думаю тебе не очень хочется об этом рассказывать, судя по нашим прошлым беседам. - Улыбнувшись сказал Голан Савыч.

-Если бы я сам знал, о чем она говорит.

-Сегодня твой день, Ховал, все за счет деревни, я бы предложил тебе быть начальником стражи в Борне на повышенной ставке, хах! Но сам понимаю, что это ничтожная сделка, я обязан тебе многим, за то, что ты сделал для нас, да и что-то мне подсказывает, что твой путь лежит гораздо дальше... пошли, теперь время праздновать!

Ховал собрался идти, но приостановился, увидев вдали, у входа в деревню, широкоплечего мужчину в черном плаще, и понятно было, что смотрел он прямо на него, хоть лица из-под капюшона видно и не было, незнакомец медленно развернулся, и ушел в сторону темного леса.

- Глава, а что это за крепкий муж был, там, у входа? - с подозрением спросил Ховал.

- Какой муж? Я никого не видел. Вообще важно ли это, когда у нас теперь есть более интересная тема для разговоров?! Ха-ха!

Пир был действительно знатным, особенно для Борни, в таверне сдвинули четыре стола в длину, и сидели самые значимые и известные люди деревни, кузнец, портной, гардарский купец, свистящий на жалейке музыкант, из тех кого знал, и видел Ховал, были Голан Савыч, главный часовой Нифел и Олин, постоянно выбегающий из-за стола за добавкой по чьей-либо просьбе. Все упивались, веселились, не смотря на то, что большинство жителей даже не знало о сути происходящего, но героя этой ночи заботило только сказанное Гареной, и то, что вселилось в его орудие ослепительным светом. Ховал молча сидел почти весь пир, пока не увидел Лисану. Она стояла у лестницы на второй этаж наполовину выглядывая из-за угла, и, соблазнительно улыбнувшись, пошла наверх. Ховал быстро посмотрел по сторонам, сымитировал уставшее состояние, зевая привстал со стула, и незаметно, будто кошка, улизнул к лестнице, а затем поднялся к своей комнате. Медленно отворив скрипучую дверь, он увидел Лисану, она стояла спиной к нему, и, будто заигрывая, соблазнительно расчесывала свои волосы напротив окна.

-Дверь можно закрыть. - тонко намекнула Лисана.

Ховал с озорной ухмылкой закрыл ее, прижавшись спиной и руками.

- Помнишь, я говорила, что надеюсь в следующий раз ты будешь более одетым?

- Странно, я такого не припоминаю. - По-прежнему улыбаясь сказал Ховал.

- Уж теперь ты можешь не строить из себя недотрогу.

Лисана сбросила с себя льняное платье с праздными узорами, у нее были прекрасные, стройные ноги, выпуклые ягодицы и узкая талия, такой внешностью могла похвастаться далеко не каждая девушка, тем более женщина. Ховал подошел, обхватил своими ладонями ее бедра, и поцеловал в шею. Лисана задула единственную свечу в комнате...

"Мадин - Дайр (ратитский, в переводе на визанский "Город Щита") считается одним из самых больших городов мира, находится он на двух пересечениях речных, крупных торговых путей, жители города называют себя "ратиты". Город богат хорошими мастерами производства кожаных, гончарных изделий, разного вида оружия. Мадин - Дайр имеет торговые связи с Атилом и Кагастом на юго-востоке, с Аргадом, Совелесом и Гардаром на западе. Стены города и покои хана построены из белого камня, остальная часть города построена из дерева. Жители живут мирно, сообща, гостеприимны, традиционные одежды выглядят изобильно, тяжелое вооружение и тяжелые доспехи у солдат не пользовалось частым спросом. Как и все города, имеет свои капища и жертвенники, своих богов, и большое множество духов, в том числе домашних. Главного хана города зовут Кабрат, жители уважают его, и считают достойным наследником своего отца, предыдущего хана Авитхола. Ратиты воспитаны и миролюбивы, они отлично владеют боевыми навыками, но стараются применять их только по приказу хана, что значит только в период осады Мадин-Дайра, таким было главное желание и приказ первого, легендарного хана Ратмира перед смертью - "укрепляйте свои семьи, да стены города, послужит семья мечом, а стены щитом будут". С городами, которые лежали на торговых путях, всегда поддерживали мирные отношения. Традиционная кухня сильно отличалась от других, порой напоминала атильскую".

Из книги Евсея и Зосима "Визанские повести". VII век II тысячелетия.



Глава 2. Таинственный путник


-Сегодня боги подарили нам хорошую погоду...

-Да, сегодня довольно солнечно, и как-то спокойно, что ли.

-Ну, вот и расходятся здесь наши дороги, Ховал, я очень рад был знакомству с таким человеком как ты.

-Я тоже был рад разделить с тобой дорогу, Селим, спасибо тебе за компанию, гладкой дороги.

Селим был обычным кузнецом, с которым Ховал познакомились в Борне, он вез две дюжины мечей в город, говорил, мол отношения между Гардаром и Атилом сейчас накаленные, и столица требует железо даже со всех сел и деревень. Ховал никогда не вникал в конфликты и междоусобицы такого плана, не понимал, врагов у человека и так хватало, но время и желание повоевать друг с другом откуда-то всегда находилось. Селим повернул в сторону Гардара.

Путешествуя, Ховал всегда думал о своем отчиме Ладиме, доме, добрых людях у него на пути, и постоянно проматывал свои сражения, мол, что было бы, если он сделал выпад раньше, ударил ниже, или справился бы, если не имел доспехов, в общем в дороге его посещали разные мысли, порой и абсурдные, а когда дорога была скучнее некуда, и думать обо всем надоедало он мычал песни, забавно пошлепывая губами для создания более эффектного звука.

Солнце только начинало восходить, и своими лучами испарять утреннюю росу, прекрасное пение лесных птиц не могло не умиротворять. Периодически мимо проходили люди с возами, разные купцы, стража лесов Гардара на конях в теплых, дорогих шкурах медведей с хорошим вооружением, но обстановка была довольно дружелюбная, стража просто уточнила у Ховала кто он, и куда направляется, на этом опрос закончился, их не особо интересуют люди проходящие мимо города, ну если, конечно, они не имели внешность атильцев.

Спустя несколько часов Ховал решил устроить небольшой привал на обочине дороги, которая в своем изгибе выходила на край леса. С этого места открывался красивый пейзаж на реку Хладна, называлась она так, потому что вода там никогда не стояла, посему не согревалась, а по святкам в ней купались жители Гардара и всех близ лежащих деревень. Святки являлся одним из самых важных праздников для этого населения, считалось, что купаясь в ледяной воде зимой именно в этот день, потомки приносили жертву ради благой жизни усопших в мире Прави, в мире, где они жили вместе с богами, ну по крайней мере так считалось, хотя Ховал относился к этому больше как к традиции. Навь же являлся миром мертвых или заблудших душ, тех, кто был предательски убит, или не успел выполнить свое, так сказать, минимальное предназначение, а Явь считалась обителью всех живых, смертных. У каждого города были свои праздники и традиции, но были и общие, как например в Примеди, Гардаре и Совелесе общими праздниками были Святки, День Дани Рагосту, богу богов, Первый День Весны и куча других. Были и общие праздники с народом городов Аргада, Милдора и Хедебгарда, но их боги именовались иначе, хотя по рассказам не очень то друг от друга отличались.

Ховал спрыгнул с коня, примотал поводья к дереву, достал нож, и, подойдя к кусту орешника, срезал длинную палку, и, заточив один конец, пошел к реке за уловом. Сапоги были длинные, по самое колено, кожаные, но вода и вправду была очень холодной даже летом, поэтому приходилось периодически выходить и согреваться. Спустя недолгое время Ховал за одну ходку вытащил отличный улов, средних размеров два карася, самая часто попадающаяся рыба в любой реке мира. В подсумке на левом бедре коня был и овес, которым он кормил своего верного помощника, но не просто так в Борне он попросил максимально измельчить его, если залить кипятком, то можно и перекусить на совсем худой конец. Спустя примерно час хороший костер был готов, ноги до конца согреты, и можно было приступать к готовке рыбы. В дороге Ховал больше предпочитал рыбу нежели мясо, с ней меньше мороки, мясо надо уметь готовить, чтобы получилось вкусным и не жестким, а рыбу как не приготовь, съедобно, единственное, что доставляло хлопоты, так это кости. Соорудив нехитрую конструкцию, насадил рыбу на тонкие прутья орешника, подвесил над несильным огнем, и, наслаждаясь течением реки, сидел в ожидании на сухом бревне, конец которого был выворотнем, торчащим своими огромными корнями и осыпавшейся землей. Внезапно, со стороны, медленно, шагая мягкой поступью, вышел старец, у него были седые волосы, включая растительность и на лице, борода висела до самого пупа. Одеяние было темно-коричневым и длинным, до земли, весьма потрепанным.



-Молодой путник,- сказал добрым говором старец. - Можно ли тебя попросить поделиться столь симпатичным уловом?

-Да, старец, присаживайся на пнину, скоро рыба будет готова. - с неким подозрением полюбезничал Ховал.

Старик только начал присаживаться, и за ним, огромным пятном, что-то стало виднеться, Ховал довернул голову, и увидел огромного бурого медведя, мигом подпрыгнув выхватил оба топора, и, с полуоборота, принял защитную стойку.

-Ха-ха-ха! Да не пугайся ты так моих друзей, это мои верные спутники. Бурого зовут Гор, а этого, который помельче, Грид. - кивнул в другую сторону незнакомец.

Из-за его спины вышел чуть размером меньше медведя огромный волк, в лесах они встречались крайне редко, отличались от обычных серых тем, что были гораздо больше, умнее, преданнее, и не имели стаи, такие волки находили себе единственную волчицу, и проживали с ней всю жизнь. Шерсть у них была очень плотной, теплой, и отдавала блестящим серебром. Живодеры с богатых родов уничтожили почти весь вид ради их шкур. Порода именовалась боревойской. По легенде, три столетия назад, вдали отсюда, было небольшое, но очень сильное славинское племя, которое именовало себя боревои, в то время везде были небольшие племена, не было городов. И у племя зародилась эта порода, как разводили их, никто не знал и не знает, как они их приручили, тоже никто и понятия не имел, лишь ходят слухи и по сей день, что главным покровителем их деревни был бог леса и лесного мира. К сожалению другие племена объединили свои усилия, и перебили боревоев, и, конечно, убили почти всех волков. Видели, как удалось сбежать юному мальчишке с волком, и, мол, что Совелесом сейчас правит их род. Легенда гласит, что именно в этот день бог леса влюбился, и позабыл про своих людей, поэтому в большинстве славинских городов есть люди, почитающие либо бога леса, либо богиню любви и плодородия, ее звали Макша.

-Да успокойся, друг, я даю слово, что они не предоставят тебе неудобств.

-Расскажи-ка, лучше, где ты нашел этих "друзей", и как тебе удалось добиться их доверия. - Ховал медленно убрал топоры в чехлы.

-А это мой старецкий секрет. - ухмыльнулся незнакомец.

Ховал медленно сел на землю возле дерева, в его лице читалось сомнение, опасение, готовность и много других ощущений. Звери сели по разные стороны от старика, и внимательно осматривали округу, будто что-то искали.

-Назови хотя бы имя, гость моего одиночества.

-У меня имен много, в каждом городе разное, представляешь? Но ты называй меня Гласий, в Гардаре и еще некоторых городах меня так называют.

-Гласий, значит... а зачем тебе моя рыба, старец, если у тебя по левую руку бурый сидит, ты с него рыбы поиметь можешь, а с волка боревойского, и того, зайца, не пойми неправильно, мне рыбы не жалко, но думается, что ты ко мне не только за карасем. - Ховал развел ладони в знак ожидания ответа.

-Хм...- странник удовлетворенно опустил голову, и улыбнулся. - Знаешь, а ты мне нравишься, Ховал. Я доволен.

-Чем же ты так доволен?

Медленно приподнявшись с пня и отряхнувшись, старец сунул руку в длинный карман вдоль левого бедра, достал сверток золотистой бумаги в переплете, и молча протянул его.

- Ты знаешь, что твой покровитель по имени -Рагост, кующий, прославленный громовержец?

- Знаю, на наречии жителей Совелеса меня бы звали Коваль, а там, где родился я, говаривают немного иначе, да и пишут тоже.

Надеюсь, ты заставишь небесного коваля гордится тем, что тебя назвали в его честь.

Ховал взял в руку неизвестный сверток бумаги, за его спиной раздался сильный хруст, будто чья-то огромная лапа наступила на кучу мелкого сухостоя, обернувшись, он не обнаружил ничего, абсолютная тишина, осмотревшись еще немного, вернул свой взгляд обратно к месту, где стоял старик, но там уже никого не было, в том числе и его верных, диких зверей. Один карась пропал с костра. Ховал застыл на миг в пустоте, а потом начал открывать переданный ему свернутый лист. Это была карта острова, но несколько необычная, на ней, будто пульсируя, отмечалось несколько точек, одна над городом Атил, что по другую сторону Древнего Моря, а другая была возле реки Хладны...

"Я мало кому верю, залихватчики говорят, что они готовы отдать многое за свой народ и за свой город, но у них нет детей, которых они бы могли воспитать настоящими воинами и защитниками, из их уст не выходят слова о морали, принципах и нравах, они преданны только женщинам и хмелю".

Князь Бравлий. VIII век II тысячелетия.


Глава 3. В следующей жизни...


После необычного знакомства с Гласием, Ховал решил воспользоваться его картой по назначению, спустя два дня пути его так и не отпускали мысли о старике. Карта попадала под дождь, и даже один раз, по неуклюжести, выпала из рук в грязь, когда сидел верхом, но ей все нипочем, вода не впитывается, а грязь будто сама сползает. Ховалу было все равно в каком направлении двигаться, его обучили сражаться, и уничтожать все, что угрожает людскому роду, будь то простые гули, огры, тролли, или духи высших сословий, поэтому он даже не задумался насчет поездки в Атил, в любом случае, нечисть сейчас есть почти везде, где-то больше, где-то больше, а сделать свое путешествие более разнообразным всегда был рад.

На пятый день пути Ховал вышел на деревню Торговые Верха, название говорило само за себя, она находилась у самого моря, именуемое Древним, порт был богатым, на пристани стояло три больших торговых корабля, сверху дороги было отлично видно все житие. Ворота были открыты, везде стояла охрана в хорошем обмундировании, в том числе и Гардарская, вокруг суматоха, бегали курицы, люди поторапливали друг друга на повозках со шкурами разных животных, рыбой и крупами, Ховал примотал поводья коня к забору у входа, вытащил "ЗАВЕТЪ", и положил в карман плаща, чтобы не украли, после чего направился к порту. Корабли с Торговых Верхов чаще всего плавали между славинскими и варгинскими городами, иногда заходили в порт города Мадин-Дайр, между этими городами были заключены мирные соглашения еще много лет назад. Города Кагаст и Атил всегда враждовали с оными. Поводом, как обычно, была власть и земли, ну а то, что они были разных народностей и культур, только усложняло все сильнее, ни общих богов, ни общих традиций, что в свою очередь, сильно отличало менталитеты народов. Дойдя до порта, Ховала встретил весьма болтливый торгаш.

-Здравствуйте, дорогой господин! Меня зовут Шкип! Ваш внешний вид дает понять, что вы знатный человек, наверно охраняли самого князя Гардара- Акия! А какие латы, господин, вы наверное с дороги, и хотели бы...

-Остановись, пожалуйста, Шкип. - Ховал прервал непрекращающуюся лесть.

- Мне нужно знать, кто меня сможет доставить в Атил, знаю, что туда плавают только по двум причинам, с разведкой или набегом. Поэтому скажи, где тут командир отряда, десятник или прочий командир, к которому я могу обратиться с этим вопросом. - Шкип сразу понял, что его торгашеские способности будут неуместны по отношению к Ховалу, лишь вылупил глаза на столь резкое обрывание незаконченного предложения.

-Отсюда не плавают, господин. - разведя руками солгал торгаш.

-Значит я не найду в деревне этого человека, так? Подумай хорошо, Шкип, если ты соврал, то я вернусь, и буду говорить с тобой по-другому. - с улыбкой пригрозил Ховал.

-Ладно, хорошо, господин... только не говорите, что это я вам сказал, мне очень сильно может прилететь... хорошо?

- Говори уже. - Ховал подошел к Шкипу вплотную.

- На втором повороте отсюда, справа, проходите все дома до конца, упретесь в шатер, рядом с ним обычно ошивается толпа солдат с Совелеса, кто они, никому не говорят, оснащены богато, но одеваются скромно, едят только овес с медом, и постоянно выходят в лес, сын здешней торговки говаривал, что видел, как они там навыки свои оттачивали, наверно так и есть, ибо добычи не приносят, значит не на охоту выходят. Командир их молчаливый, сразу узнаешь, мягко говоря, на лицо харизматичный, а имен состава и вовсе никто не знает, клички у всех какие-то. Неприятностей с них не было, но не сказал бы, что они дружелюбные, даже стража Гардарская обходит тот шатер, но и вреда точно никому не нанесли, думаю вам, господин, туда надо.

-Спасибо тебе, Шкип.

Ховал направился по маршруту болтливого торговца, пройдя по узким закоулкам, мимо повозок и деревянных складов с имуществом для продажи, дошел до конца, и увидел скромный шатер, возле которого кругом уселись по торс раздетые, крепкие ребята с весьма серьезными взглядами.

-Через час вылазка! Всем подготовить обмундирование!

Из шатра вышел тоже по пояс раздетый вояка лет сорока, тело имело длинную историю боевых сражений, грудь и спина имели по несколько хороших шрамов, левого уха вовсе не было, в щеке дыра, через которую виднелись зубы, видимо там побывало лезвие уже убитого врага. Выглядел он так, будто сама смерть постоянно ходила за ним по пятам, или побывал в суровом атильском плену, но чудом выжил. Ховал сразу понял, что нашел командира отряда.

-Доброго вам здравия. -поздоровался Ховал. Вояка молчал, спокойно держа руки на поясе, всем своим видом показывая, что ему вряд ли будет интересен вопрос незнакомца, но, тем не менее, смотрел прямо в глаза.

- Меня интересует переправа на побережье близ Атила, если вы поплывете в том направлении, и возьмете меня с собой, то смогу хорошо заплатить.

- Ловко ты подскочил, мужчинка! А кто это шепнул, что мы туда плаваем?

-Сам догадался.

-Эй! Не лги, щенок! Если, конечно, не хочешь лишиться пары пальцев, или ушей. - вызывающе дерзко кинул один из вояк у костра, на одно колено он облокотился локтем, и в другое уперся кулаком, в котором виднелся интересной формы нож.

-Хороший нож, но сплав слабенький. - дерзко подметил Ховал.

-Что ты вякнул, шут?! - воин резко вскочил со стула, и разбежался, как в последний раз. Ховал залез рукой в подсумок на поясе, кинул остатки соли ему в глаза, после чего нанес резкий, но средней силы удар в пах, и добил согнутого бедолагу ударом с колена в нос, но снова ограничил силу удара. Компания остальных вояк у костра подпрыгнули с пней.

-Стоять! - отрезал командир. - Горен, поднимай свой позорный зад с земли, и топай за мешком песка, по лесу будешь сегодня с ним работать.

-Тибор Варыч, за что?! - ухватившись за промежность, и вытирая другой рукой окровавленный нос, спросил Горен.

-Ты ведешь себя как мальчишка с воровского двора! Имей достоинство того, кем якобы являешься! Мало того тебя еще и отделали как ребенка!

-Но он же не честно дрался!

-Ты и вправду большой ребенок... что в твоем понимании честность?! Ты побежал с ножом на человека, и был обезоружен солью и одной ногой, это говорит лишь о твоей подготовке, слабак, быстро неси свою задницу за мешком!

Горен являлся молодым воином, и отношение к нему было заметно иным, видимо поэтому он постоянно всячески пытался самоутвердиться перед остальными.

-Ладно... как тебя зовут, ловкий задира? - уже заинтересованно спросил командир.

-Меня зовут Ховал.

-Меня зовут Тибор Варыч. Ну, Ховал, так и быть, заходи в шатер, пообщаемся.

Они зашли в шатер, внутри было довольно скудно, справа два стула, стол, на котором лежала карта, вдоль левой стороны лежали настилы из сена для отдыха, а в дальнем углу огромный мешок с овсом и банкой белого меда. Тибор Варыч резко свернул карту, лежащую на столе, и убрал под стол, косо поглядывая на Ховала.

-Присаживайся, ну... рассказывай.

-Мне нужно попасть в Атил, я заплачу.

-Это я уже понял. Зачем тебе туда? С чего ты взял, что мы туда плаваем?

-Если нет, тогда извиняюсь, пойду. - Ховал не церемонясь приподнялся со стула.

-Стой! - Приказным тоном выкрикнул командир отряда. - Не знаю, почему я такой сегодня добрый, интересный ты пассажир ...так и быть, тогда слушай условия.

-Так, стало быть, плаваете в те края? ...

-Стало может быть, засранец... Первое условие-все передвижения с нами, я не могу тебе перед отправкой позволить блуждать где угодно, вдруг ты шпионить надумал за нами, а потом выкладывать ворогам о нас, поэтому до отправки от отряда ни на шаг.

-Без проблем.

-Второе условие-с отрядом не конфликтовать, хоть одного зацепишь словом - пеняй на себя.

-Учту это.

- Правильно, учитывай. И, наконец, третье - грести будешь с нами.

-Не вижу никаких проблем, когда отправка?

-Когда надо, тогда и отправка, ишь какой шустрый. Можешь присесть за костер, и познакомиться с отрядом, советую быть дружелюбным, еще раз напоминаю про условия, от нас ни на шаг, если дернешься, будешь пробит стрелой в грудь, и моргнуть не успеешь, стрелки у нас хорошие, да и копейщики тоже. Если хочешь, можешь отведать размолотой овсянки с медом, другое редко едим.

-Да, благодарю, с удовольствием. - Тибор Варыч протянул деревянную тару, и Ховал отсыпал себе две горсти каши.

-Воды себе на костре согреешь, в общем, разберешься.

Ховал вышел из шатра, и уселся за свободный пенек возле костра, на нем грелся котелок. Воины спокойно осмотрели его, один из них, со здоровыми, венистыми предплечьями, спросил- "Ну, чего командир сказал?"

-Что возьмет меня с вами.

-Ну, тогда добро пожаловать, овсянки у нас много. -усмехнулся здоровяк .

Ховал отлил себе кипятка, и поставил тару на землю. Он понимал, что скорее всего отряд этот разведывательный, командир воин знатный, лишнего не говорит, по отношению к своим подчиненным довольно строг, но, видимо, справедлив, а состав отряда выглядит более чем внушающе. Спрашивать о принадлежности к войскам он не стал, лишнее любопытство вызвало бы подозрение, а из разведчиков все равно ничего не вытащишь, поэтому просто сидел, и ждал вопросов только в свою сторону.

-Тебя зовут Ховал, так? -спросил тот же вояка.

-Да, ваши имена, я так понимаю, спрашивать смысла не имеет? - Исподлобья, с ухмылкой поинтересовался Ховал.

-Правильно понимаешь, но позывные скажем, меня зовут Кречет, по левую руку от меня Сард, слева от тебя Ворон, напротив Финд, а это Либед. - Все здоровались по-воински, за предплечья, а не ладони.

- Остальные готовят обмундирование к выходу в лес, предлагаю тебе пойти с нами, хотя, я думаю, выбора у тебя нет, на самом деле. - улыбнувшись по-доброму, сказал Кречет.

-Да, командир отряда сказал, ни на шаг.

-Правильно сказал. Тибор Варыч человек легендарно способный, все умеет, и знает.

-А его имя что, не в секрете?

-Забавно, но этого мы и сами не знаем.

Финд и Либед о чем-то заинтересованно друг с другом разговаривали все это время, но тема была явно не о Ховале, беседа, по их взглядам, была больше философской.

-Знаешь, иногда я задумываюсь, зачем этим занимаюсь, сидел бы близ Совелеса в своем домике, вел бы свое хозяйство, платил дань городу, растил детей в спокойствии и благополучии. - подняв одну бровь рассуждал Финд.

- И как ты себе это представляешь? Я не могу себе вообразить тебя на поле выкапывающим картошку, а дети и жена у тебя и так есть, считаю, что для них ты гордость, настоящая, родовая. - с возмущением сказал Либед.

- Да, наверное ты прав, просто мне кажется, что я, постепенно, начинаю забывать свой дом, свою родину, поэтому и перестаю видеть смысл в некоторых вещах, тем более мы так далеко от Совелеса, и даже не знаем, что там происходит...

- Это наше ремесло, и оно самое достойное в мире, это знаем не только мы с тобой, знают все. А по поводу дома и родины скажу так, я тоже долго размышлял на эту тему. Нет смысла рассуждать, что происходит дома, у нас есть задачи, которые мы выполняем для своего города, если начнешь думать о глобальном, то забудешь про тех, с кем выполняешь эти задачи, нас двенадцать человек вместе с командиром, сейчас, думаю, это и есть наша Родина...- высказался Либед. Ховалу очень понравились эти слова, какое-то время он сидел со вдумчивым лицом, и прогонял их у себя в голове.

Из шатра вышел командир отряда, затягивающий лямки на обмундировании, и громко объявил о том, что выход через несколько минут. Ховал принялся поедать подостывшую овсянку, а состав отряда пошел одеваться, и готовить снаряжение.

Группа подошла к лесу, и Тибор Варыч скомандовал - "Всем встать в боевом порядке!"

Cостав выстроился, и вышел тропой в лес. Каждый из них был на легке кроме Горена, он тащил мешок с песком на спине, одежды и плащи с капюшонами были из кожи, все почти как у Ховала, за исключением редкого жилета. Ховал был в тыловой части отряда. Группа состояла из двенадцати человек, два лучника шли в голове и в тылу, имели при себе и легкие сабли. По два воина с сулицами в головном и тыловом дозорах, четыре мечника делившиеся на левый и правый, а командир отряда входил в правый дозор. Каждый из них, независимо от должности, имел каплевидный щит на спине образца времен объединенных войск Совелеса и Примеди, но цвет был темно-зеленым, а не красным, в целях маскировки, и по острому, штыковому ножу с одним режущим лезвием, который в самом начале приметил Ховал. Бойцы, что сидели у костра были копейщиками, но ходили с сулицами, потому что область применения была шире, чем у копья. Расстояние между каждым членом группы было в три косых сажени, все шли очень тихо, и никто не разговаривал. Спустя час беспрерывной ходьбы по лесу, Тибор Варыч отдал приказ об остановке, а сам ушел вперед. Спустя двадцать минут вернулся, и приказал продолжить движение, группа снова пошла.

-Слева! - Крикнул копейщик Кречет. Вся группа быстро, нагнув головы упала в глубокий сед возле близ стоящих деревьев, лучники начали вести стрельбу по еле видным мишеням на деревьях, копейщики, тем временем, доставали щиты со спины, и, прикрываясь ими, начинали выдвижение в сторону цели, подойдя до определенного расстояния кидали сулицы в цель, и вытаскивали короткие мечи.

-На исходную! - Снова скомандовал Тибор Варыч. Теперь Ховал был уверен полностью, что отряд разведывательный, причем работа была грамотно слаженной, плоды тренировок были заметны, каждый знал свое место, свои цели, выполняли все уверенно, быстро и точно. Руки Ховала зачесались, ему тоже хотелось принять участие в командной работе, да и размять свои кости был не против, но не хотел обращать лишнее внимание на себя. Все вернулись на тропу, набрали друг от друга нужное расстояние и движение группы возобновилось.

-Справа! - Теперь скомандовал копейщик Либед, что шел в головном дозоре. Все было по той же схеме, воины, присев, нырнули к деревьям, по целям отработали лучники, чтобы дать время подготовиться копейщикам, и по накатанной. Только теперь один из копейщиков, Финд, что был тоже в головном дозоре, споткнувшись, промахнулся по мишени, но в тот же миг в дерево, с неистовой силой и скоростью, прилетел топор, внимание отряда устремилось в сторону Ховала.

-Ха! А в тихом омуте черти водятся! - Восхищенно, с широкой улыбкой сказал командир отряда. Ховал стеснительно, с улыбкой, пожал плечами.

-Ладно... идем на поляну.

Дойдя до, так называемой, поляны все разбрелись, чтобы скинуть плащи. Поляна являлась местом проведения тренировок по должности каждого воина.

-Горен! Достань из ямы деревянные щиты и копья без наконечников. Нос и мешки под глазами юного задиры заплыли синим цветом после столкновения с Ховалом. Горен бросил имитационное оружие под дерево возле Тибора Варыча. - Разбираем! Все разобрали свое оружие, и принялись к отработке навыков, лучники единственные, кто работал со своим оружием. Финд и Сард взяли щиты, палки, именуемые копьями, и началась очень скоротечная, красочная работа. Сначала они медленно двигались по кругу, потом Сард нанес прямой удар, Финд подставил щит, и сразу ударил тем же в ответ, после чего пронес копье по ногам Сарда, тот, в прыжке, защищая тем самым ноги, нанес прямой удар сверху. Они снова разошлись, умение владеть своим оружием было и впрямь на высоте, скорость, гибкость, жесткость, все это присутствовало в их профессиональных навыках. Смотреть их противостояние было и впрямь удовольствие, как на праздничных состязаниях. Четверо мечников, включая командира отряда работали на деревянных мечах с щитами, их умения были нисколько не меньше умений копейщиков. Ховал чувствовал себя комфортно с этими людьми, в их лицах он видел целеустремленность, идейность, единство, то, чего не было у большинства обычных людей...

С наступлением заката Тибор Варыч велел всем заканчивать, и собираться в лагерь. По прибытию командир отряда сразу позвал Ховала к себе.

-Ну а теперь, Ховал, рассказывай, зачем тебе в Атил? Присаживайся, и рассказывай. - прямо сказал Тибор Варыч.

-Дело у меня там.

-Ну, какое дело, я спрашиваю не из простого любопытства, думаю, ты сам уже понял почему.

-Там живет мой давний друг.

-Хм...ну не хочешь говорить, черт бы с ним, тогда еще раз напоминаю про условия.

-Я все помню.

-Ну и хорошо, что помнишь, тогда собирайся, мы отплываем ночью.

Все отдыхающие на лежаках из сена в шатре вплотную обернулись, чтобы посмотреть, насколько серьезен командир.

-Да-да, у вас есть еще время отдохнуть, но не залеживайтесь. - Для всех эта новость была полной неожиданностью.

-На чем мы поплывем? У меня с собой конь.

-Забавно... мог бы и раньше об этом предупредить.

-Это очень взаимно, Тибор Варыч. -с ухмылкой сказал Ховал.

-Ладно... поплывем на ладье средних размеров, конь туда влезет.

Собрав все вещи, отряд выдвинулся к берегу, все как обычно молчали, Ховал не знал почему, то ли потому что так принято, то ли потому что такие меры предосторожности.

Глава 4. Море тайн


-Сегодня штиль, и это хорошо, вчерашний ветер мне не понравился, лишь бы не штормило... - уныло произнес Тибор Варыч.

Они плыли третий день, оставалось еще около двух суток плави. Наступила ночь, в парус темно-зеленого цвета задул сильный ветер, и начался шторм. Волны с небывалой силой стали раскачивать ладью, так быстро шторм очень редко разгонялся, подумал про себя Ховал, переглянувшись взглядами с командиром отряда. Волна в тот же миг будто ударила ладью в боковину, и несколько бойцов чуть не слетели в черное море.

-Гребем сильнее, воины! Солдатам слави не страшен ни гром, ни молнии, ни полчища врагов! Смерть - наше первое имя! Покажите морю свою силу и волю! Боги с нами! - взвыл диким кличем командир, и под одновременный выдох, который сопровождался резким ''ху'', отряд начал грести яростей. Ховал присоединился к группе, и тоже начал грести.

-Сильнее ветер! Мы хотим еще быстрее прибыть к берегам Атила! - все еще кричал грубым голосом, будто задирая природное явление, Голан Савыч. Конь был сильно встревожен, казалось, он в любой миг мог порвать поводья, привязанные к мачте и соскочить за палубу. Вновь сильная волна ударила, и Горен, выпустив висло которым греб по правую сторону вылетел из ладьи, и в последний момент, уцепившись рукой за борт, еле держался за палубу, пальцы резко сорвались, и он полетел в черную пучину, но, в последний момент, за руку его поймал Ховал, и вытянул на себя. Горен не поблагодарил, но по его выпученным и испуганным глазам было понятно, что он более чем признателен.

-И ты будь здоров, Горен. - с улыбкой Ховал похлопал его по плечу.

Волны так и не переставали бушевать, состав корабля бился за жизнь в центре бушующей стихии. Отряд снова начал грести изо всех сил, Тибор Варыч тоже. Один из лучников вылетел за борт при очередной сильной волне, Ховал даже не знал его имени.

- Крил! Нет! - громко закричал Финд.

Наступило молчаливое уныние. Все только вытирали с лица и волос соленую воду, и гребли. Ховал низко подполз к коню, открыл подсумок на бедре, достал глоссарий, и начал что-то скрупулезно искать.

-Ховал, что ты делаешь? Иди к веслу! - прокричал командир отряда, но Ховал не обратил внимания, и продолжил листать страницы книги. Что-то найдя в ней, он подскочил снова к подсумку, и вытащил ветку вербены, достал топор, снова порезал ладонь, как тогда в Борне, промочил в ней вербену, встал посредине ладьи, и, открыв книгу перед собой, громко крича стал читать:


Сын Стригона, названный Гарундом,

Повелитель всех ветров,

Сила твоя от реки Днепры до небес Рагоста

Прибудь с благочестием, да не обидь горем!


В тот же миг наступил мертвый штиль, воины переглянулись между собой, потом посмотрели на Ховала, никто не издал ни единого звука, все просто молчали от увиденного. Издалека виднелся серый, непонятный сгусток, который с необычайной скоростью приближался к ладье. Это было похоже на быстрое, извивающееся облако, на непонятную , сконцентрированную, туманную массу. Долетев до корабля, извивающимися движениями, неизведанное остановилось в конце корабля. Постепенно туман стал рассеиваться, и в центре корабля стал виднеться статный муж, с виду возрастом переваливший за половину века, волосы на голове были седыми, на лице тоже. Одет он был как воин пехоты, но кольчуга была необычно толстой и чистой, за спиной развивался длинный, красный плащ, а на поясе висел меч, очень похожий на те, что носили народы слави, но гораздо шире, и сделан был полностью из серебра, как показалось Ховалу. Серьёзным, медленным взглядом он обошёл всех, кто был на палубе, и спросил тихим, но грозным голосом:


- Чтите ли вы отца моего, Стригона, или же только на одре смертном вспоминаете?

Вся команда не могла и слова произнести от увиденного, но после недолгого молчания Тибор Варыч отважился, и гордо озвучил свои мысли:

-Мы сыны слави, сын Стригона! Наше ремесло - военное, мы почитаем твоего отца, как и всех богов Прави!

Гарунд снова осмотрел экипаж, по-доброму ухмыльнулся и ответил:

- Хм... я верю тебе воин, и такого ответа ждал... - несколько гордо улыбаясь сказал Гарунд.

Превратившись, вновь, в плотный сгусток ветра он мгновенно улетел в неведомую даль, оставив после себя теплое дуновение.

Погода сразу значительно улучшилась, облака испарились, вышло яркое солнце, которое обрадовало всех своим появлением. Ветер был тёплым, умеренным и попутным. Команда была настолько измотавшейся, что спросить у Ховала о произошедшем смог через час только Тибор Варыч.

- Я обязан тебя поблагодарить, Ховал, за спасение всего отряда и отдельно Горена, как нутром чувствовал, что нужно было тебя взять... и впредь оно меня не подводит...

- К сожалению не всего отряда... надеюсь, больше нас не ожидает подобных сюрпризов. Сколько нам ещё плыть?

- Да... юный Крил... я так и не успел его похвалить за успехи, он, наверно, даже не успел полноценно почувствовать себя частью отряда. Плыть еще около суток, под утро или в ночь будем.

Оставшееся время выдалось спокойным, все мирно гребли, но сил этот путь отобрал много, и жизнь одного бойца.

-Вижу землю! - прокричал один из лучников.

-Отлично, скоро будет светать, нужно успеть до рассвета, ну-ка, все присели на весла!

Отряд начал усердно грести, командир прогнал Горена с весла, и принялся сам за работу, будто показывая собой пример одному из молодых бойцов. Ховал увидел вдалеке, у леса силуэт человека в черном плаще, смотрящего в направлении корабля, он был похож на того, что был в Борне после расправы с Гареной, незнакомец снова скрылся в темном лесу. Спустя некоторое время ладья достигла берега, все мигом поспрыгивали в воду, и начали тянуть корабль за канаты по песку. Обычно состав корабля вытягивал его к залесью, и маскировал, но отряд Тибора Варыча был слишком мал, даже помощи Ховала и его коня было крайне мало, чтобы оттащить эту тяжеленную глыбу, мелководье началось слишком рано. Последним с ладьи сошел Ховал с конем, по наклонной доске с прибитыми досками. Командир отряда свел свои на половину сжатые ладони возле губ, и издал голос какой-то птицы, похожий на зарянку или реполова. Отряд мигом рванул в сторону леса, без разговоров и переглядок выдвинулись по тонкой тропинке, все шли наступая на следы друг друга, чтобы враг не узнал количества людей в отряде, Сард постоянно втыкал какие-то ветки в землю на протяжении всей дороги, спустя примерно версту командир издал звук другой птицы, Ховал был уверен что это филин, такой звук тяжело перепутать с чем либо, все начали тихо идти в сторону от тропинки и устраивать небольшой привал, Тибор Варыч подозвал к себе Ховала, и велел сесть, тот подошел ведя за собой коня, и тихо присел, опираясь на дерево.

-Сард, сколько? - спросил командир.

-Симь сотен пар шагов, Тибор Варыч.

-Метки ставил?

-Ставил, ветки по правую часть тропы, каждую сотню пар.

-Хорошо... так, теперь Ховал, думаю наше совместное приключение подошло к концу, за какими делами ты сюда пришел, мне знать не обязательно, ты заслужил нашего доверия, и гривен мне с тебя не надо, но в целях нашей безопасности и скрытности, я вынужден просить тебя дальше идти своей дорогой...

- Конечно, я как раз собирался об этом сказать. Тибор Варыч, я был рад знакомству с вами, в другой жизни я бы, наверно, хотел быть разведчиком.

Командир отряда встал, протянул руку Ховалу, и они сжали руки воинским, жестким рукопожатием, не смотря на улыбку закрытых губ, все равно виднелись зубы, потому что улыбка лишь увеличила дыру в щеке. Попрощавшись со всеми, Ховал взял коня за поводья, и пошел дальше тропой, пока не дошел до поля.

Глава 5. Друг врага-друг


Карта показывала отметину прямо в самом Атиле, Ховал понимал, что идти туда для него составляло огромный риск, внешность явно выдавала принадлежность к народам слави, но любопытство было куда сильнее опасения. Впереди виднелись башни города, и приближающийся патруль из трех всадников, он спрятал карту. Тот, что шел посредине, и несколько впереди был раскосым и крепким, другие двое имели бледные лица, но при этом черный цвет волос, раскосый спросил.

-Ты кто таков будешь? По лицу твоему вижу, что оно вражье, с такими у нас в городе человек тридцать, двое в прислуге, а остальные в яме выгребной, дальше, дружище, ты пойдешь с нами.

-Меня зовут Ховал, да, я славинец, исключительно с добрыми намерениями, в междоусобицы с людьми не ввязываюсь. Сказали мне, что на Атил беда легла серьезная, нечеловеческая, вот и хотел поинтересоваться вознаграждением.

-Ты?! Один?! Хаха! Верно, ты перепутал чего, путник, о нашей беде вся округа знает, да решения найти никто не может. - продолжал раскосый патрульный.

-Так можно узнать о беде вашей?

-Почему же нет, каган сказал, чтобы всех наемников к нему вели, ты не первый кто приходил, ну вот как раз тебя и отведем, а он уже решит, казнить тебя сразу, или выслушать .

На теле у воинов были ламеллярные кирасы, на головах остроконечные шлемы с бармицами, за спинами луки, а в руке у каждого был палаш. Атильцы славились своими умением стрельбы из лука, а их кони являлись одними из самых быстрых и выносливых. Этим народом восхищались все враги, его способность мобилизироваться в любую точку мира с невероятной скоростью действительно вызывала уважение. Поэтому все города слави хоть и ненавидели Атильцев, но по-настоящему уважали, как врага, в Гардаре даже есть такая пословица - "победит лишь тот, кто врага уважил". Она объясняет то, что нужно уважать своего врага, и трезво оценивать обстановку во время сражения, зазнатость приведет к поражению, учиться нужно всегда и у всех, а в особенности у своих врагов.

-Открывай ворота! - крикнул раскосый воин у входа в крепость. - Савел, иди сюда, тут твой соплеменник наведался, хочет о беде нашей с вождем поговорить, мол, решить чего может, проведи его.

-Да, господин Хафур, сейчас же. Пойдемте, вас как звать? Я в своих краях давно не был, вы вообще откуда будете?

-Меня зовут Ховал, я с Серых Скал.

-Не слышал о местах таких, деревенька наверно маленькая.

-Да.

-Вы наверно на меня смотрите как на предателя, раз уж в прислуге сижу, но вы сразу строго не судите.

-Не сужу.

-А по лицу вашему сразу и не скажешь, хотя и сами вы, господин, пришли на помощь... или для вас только вознаграждение имеет значение?

-Только вознаграждение.

-Понял, тогда следуйте за мной.

Город был достаточно большим, края не было видно из-за холмистой местности, везде были расположены небольшие каменные домики с деревянными крышами, покрытыми сеном, кто-то жил в небольших шатрах, все население имело воинское начало, даже во взглядах женщин виднелась жажда битвы. Каждый часовой на стене города был одет в ламеллярную кирасу, шлем с бармицей, и оснащен саблей, луком и толстым калчаном на три дюжины стрел. В городах слави говорят, что некоторые Атильцы не едят свинины, и не пьют вина по религиозным соображениям, чего абсолютно не понимали жители славинских и варгинских городов, к варгинским городам относились Аргад, Милдор и Хедебгард. Ховал тоже не понимал эту жертву как религиозную, но отлично понимал как воинскую, мясо свиньи очень жирное, после него хочется спать, а в таком состоянии много не навоюешь, ну а с вином и так все понятно, те кто любят перебарщивать с алкоголем, рано или поздно теряют свои бойцовские кондиции, и стареют значительно быстрее остальных. Вообще из-за вина, хмеля, и прочих напитков из этой категории, народ превращается в обычного потребителя, а жертвами этого явления бывают жены и дети, чьи мужья и отцы превратили свое тело и разум в помойку. Поэтому такая тенденция казалась в общем правильной Ховалу.

Савел с Ховалом следовали по улицам Атила, на всех закоулках было оружие, кони и сплошь одни воины. Дойдя до большого одноэтажного здания, тоже выложенного из белых камней с деревянной крышей, Савел сказал:

-Запомните, Ховал, нашего вождя зовут Багатур, он очень мудр, но жесток как "тысячи чертей", как говорят в Визани, следите внимательно за своими словами, и будьте вежливы, он не пожалеет ни чьей головы, если не почувствует к себе глубокого уважения, даже если вы пришли к нему на помощь. Оружие можете оставить при себе, тут все ходят с ним, но предупреждаю, если вы явились не с теми целями, о которых заявили, то он расценит это за клевету, стража будет казнена, за то что впустила его, а вы будете взяты под стражу, дальше будут изощренности пыток. Я вас не пугаю, но предупреждаю.

-Я тебя понял, Савел.

Они слезли с коней, привязали поводья, и зашли в здание.

Дверь закрылась, в конце здания виднелся большой трон, покрытый шкурами разных животных, с длинными, красивыми перекладинами под руки, на которых была изображена народная письменность, а на конце, под кистями, львиные головы из золота. По разные стороны трона стояли воины во всем национальном обмундировании, слева от Ховала стоял мечник, справа копейщик. Атмосфера с самого начала была напряженной, не было больше никого. От самых дверей простирались два длинных стола со скамьями до самого трона.

-Пойдемте, Ховал. - Тихо произнес Савел, и первым направился в сторону трона.

- Господин Багатур, к вам пришел путник с земель слави, чтоб делом добрым помочь.

Спустя довольно большой промежуток времени из-за трона откинулся занавес. Багатур молча и медленно направился к трону и благородно сел. На вид каган был преклонного возраста, но его сложение давало понять, что он более чем могуч по своей силе. Широкие плечи виднелись через спальное одеяние с разрезом на груди и шнурком посредине. Все волосы на голове, и даже борода, были абсолютно седыми. Грубые, мудрые черты лица, и даже по взгляду было заметно, что у него скверный характер.

-Говори. - тихо произнес Каган.

-Владыка, этого странника зовут Ховал, он наслышан, что в город наш настигло неизвестное проклятие, и выразил свое желание помочь.

-Это интересно, Савел, с каких пор землю нашу, ты к своей пригреб? Твоя помощь может и важна, но по крови своей ты враг, и не смей Атил пачкать своей невежественностью. Дальше разговор я продолжу с ним сам, ты можешь выйти.

-Да, мой господин, простите меня, мой господин. Савел низко откланялся, и мелкими шагами выбежал с, так называемого, дома кагана.

-Чем же ты можешь помочь нам странник вражеского войска? - нахмурив брови, спросил Багатур.

-При всем моем уважении к вам, я не являюсь солдатом какого-либо города краев слави или варги, я странствую по разным городам, селам, деревням, чтобы уничтожать то, что вредит человеку, независимо от того на чьей земле это придется делать, этим я зарабатываю. Определенно мне не называли той беды, что настигла Атил, поэтому прошу вас, господин, просветить меня, или найти человека, который это сделает.

-Я впервые вижу человека с такими странными намерениями, хм... не вижу причины отказывать тебе, коли славинец ищет страшной смерти, почему бы и нет. - каган высокомерно улыбнулся.

- И чего же ты хочешь в виде вознаграждения, сын вражьего народа? Сколько наших шекелей? Я очень сомневаюсь в том, что ты справишься с этой задачей, но забавно на тебя посмотреть, то чего ты потребуешь, и как справишься.

-Мои просьбы упираются лишь в ночлег с ествами, подготовку, в виде собирания информации и необходимых средств для дела, а количеством шекелей, я думаю, вы не обидите, предпочитаю выбирать награду нуждающимся в помощи, чтоб не сочли жадным.

-А не подумал ли ты, что взваливая эту ношу на меня, ты заставляешь самого кагана думать, чтобы о нем не подумали так же?

-Прошу прощения, владыка, по моему мнению, цену должен ставить хозяин, потому как гость, требующий с самого кагана, является наглецом.

-Хм... тоже верно... - смотрю ты неплохо воспитан, славинец. - с серьезным лицо произнес каган.

- Хорошо, я удосужусь рассказать все, что знаю, а после этого найди Савела, и скажи, что его каган приказал найти тебе спальное место, и принести сытный ужин, коли тебе будет чего неугодно, скажи, что казню этого предателя.

-Благодарю, владыка. - Ховал склонил голову.

-С месяц назад наш отряд во главе с одним из моих лучших воевод Рез - Тарханом направились в сторону Визани, ну собственно, и не вернулись вовсе, я послал отряд во главе с моей дочерью Хатун на поиски ответов. По приезду она вернулся с позорным поражением, отряд был в сотню отличных воинов, а вернулось десять побитых и раненых, включая ее. Хатун и ее первоочередные воины сказали, что на них напал огромный оборотень, ростом в три человека, голова у него была медвежья, руки по локти человечьи, а с предплечий мохнатые, когти как кинжалы, ходит на двух задних лапах. Народ наш всякую нечисть видел, гулей арабских, утопцев, мертвецов, даже духов видели, но такого никто не встречал. Раны, мол, заживают мгновенно, а чем сильнее его ранишь, тем яростнее он рвет. Глаза красные, как у демона, силища огромная. До Визани не дошли и полпути, Семендский Лес даже не прошли, там во рву большом куча трупов с первого отряда, еще и со второго добавились... Я позволю тебе направиться в Семендский Лес только в сопровождении моих воинов, в их числе будет моя дочь. Думаю, ты сам понимаешь, что после всего сказанного мной, я не могу тебя отпустить одного, ты и так имеешь вид врага, а кто ты по самой сути будет видно дальше. В случае выполнения задания, жизнь твою сохраню, и озолочу хорошо, а коли обманул меня, или дочь моя погибнет, хоть ты и не имеешь ничего общего с нашим городом, и обязанности ее охраны на тебя не распространяются, будешь убит на месте, а коли доживешь до Атила, мучительно казнен будешь. Думаю, что я выражаюсь довольно понятно. По существу сего чудовища можешь поспрашивать у Хатун. Знаю, что поступаю не справедливо, но в случае твоей победы над этим зверьем все лавры получит дочь, мне нужны такие победы, запомни, ты тут никто, и так останется.

- Все предельно ясно, каган. А кто зачем вы направлялись в Цареград?

- Не говори при мне на своём наречии, Ховал. Нужно было доставить Льву Исовру кое-какое послание, но ты думаешь, что содержимое действительно для твоих ушей? Предлагаю сделку, я расскажу тебе о содержании письма, а в обмен я лишу тебя глаз, пальцев, и языка.

- Благодарю, каган, но мое любопытство не столь сильное. - улыбнувшись, снова откланялся Ховал.

- Ну вот и решили, теперь иди к Савелу.

Ховал вновь поклонился, проявляя искусственное преклонение, развернулся, дошел до конца зала, и распахнул двери на улицу.

- Господин Ховал, как все прошло, про меня ничего плохого не говорил? - нервно поинтересовался Савел.

- Нет, он сказал, что ты мне покажешь, где я смогу отдохнуть и поесть, и если мне что-то не понравится, то он тебя казнит, а плохого не говорил.

- Господин, вы серьезно, он правда так и сказал? ...

- Вот прямо так. Хватит нервничать и юлить передо мной, Савел, все будет с тобой в порядке, просто покажи, где я могу помыться, поесть и урониться.

Пока Савел показывал дорогу, Ховал наблюдал уже шепчущихся, и глядящих в его сторону жителей города, причём с самого начала он не вызвал столько интереса, вот то, что неизвестный направился сразу к кагану, да ещё и без вооруженного сопровождения, действительно заинтересовало Атильцев. Недалеко от тронного зала была небольшая, каменная хижина без двери, полов не было, просто сено. В углу был стол со стулом, а по другую сторону лежала кровать, в виде ровно выложенных плоских досок, засыпанных тем же сеном.

- Вот, господин, коня можете привязать прямо возле двери, ну, в смысле у входа, конокрадов у нас нет, их казнят самой страшной смертью, а...

- А что делают с предателями? - ухмыльнулся Ховал. - Неужели конокрады позавидуют их смерти?

- Я принесу вам ужин через несколько часов... -Савел обижено отвел глаза, и ушел в неизвестном направлении. Ховал не считал, что его слова могли по-настоящему задеть такого человека, когда-то его отчим сказал - ""предатели не имеют родины"", и ""хуже врага только предатель"". Он учил его, что человек, который не имеет простейших моральных принципов, является отребьем, потому как на его душу возлагаются надежды семьи, или боевых товарищей, самого города и народа, в конце концов. Отсутствие такого человека заставило бы остальных искать достойную альтернативу, а приходится выбирать то, что вроде бы сгодится, в итоге членов семьи продают, боевых товарищей предают, а с городов сбегают. Дело было даже вовсе не в том, что Савел и Ховал с одних краев, просто сама мысль о предательстве вызывала у него мерзкие ассоциации. Достав из подсумка на кобыле "заветъ", присев на стул, он осмотрелся, и принялся за поиск подобного существа в книге. Он знал, что это был оборотень, но никогда раньше с таким видом не сталкивался, они бывали разные, волки, кабаны, быки, но медведей высотой с трех людей, да еще и с красными глазами не видел. Существуют чудовища, которых может поразить, или ранить только серебро, в них всегда присутствует дух или виной обычные проклятия. Топоры Ховала сделаны из серебра, и не спроста, причем сам сплав был не из простого серебра, оно не ржавело, и никогда не требовало ремонта, секрет этого сплава не знал и сам Ховал.

Савел вошел в халупу с подносом, на котором стояло три глубоких тарелки, в первой был довольно большой и сочный кусок конины, во второй наваристый бульон из костей, а в третьей было верблюжье молоко. Ховал давно не пил молока, а верблюжьего и вовсе никогда не пробовал.

- Попробуйте верблюжьего молока, господин, в наших землях такого нет, оно отличается от коровьего, кому как, но мне оно даже больше нравится. - восхищаясь, с улыбкой сказал Савел.

- Кто бы сомневался, что тебе чужое больше понравится. - снова задел Ховал, но Саавел уже перестал реагировать. - Да, необычное, оно несколько гуще коровьего, и вкус специфический, немного горьковатый, что ли, но мне нравится.

- Оно не только вкуснее, господин! Верблюжье молоко превосходит коровье по пищевой ценности на много раз!

- Все, Савел, хватит нахваливать, из твоих уст это звучит так, будто именно из-за этого молока ты решил уехать в Атил... спасибо тебе за еду.

- Да нет же, я правду вам говорю! Если у вас будут вопросы, или что-либо вообще понадобится, то я живу слева от вашего жилища, напротив.

-Благодарю, Савел. - Ховал еще недолго посидел в книге, поел, и, под любопытные голоса за пределами каменного домика, крепко заснул.

Проснувшись к полудню, Ховал обнаружил, что в городе уже давно как все были заняты своими делами, судя по голосам и стуку копыт по улицам. Высунув свое сонное лицо из халупы, он огляделся, а потом направился к Савелу.

-Доброе утро, Савел. - раскрыв занавес поздоровался.

-Уже день, господин Ховал, и вам доброго.

-Ну да... я неплохо продрыхся. Скажи кагану, что я готов выдвигаться, он даст добро на телегу?

- Конечно даст, вы же пойдете с его дочерью, с Хатун, она хоть и хлеще большинства воинов, но отец ее никогда заботой не обидит, а ее первые воины всегда ходят в лучших одеждах, едят лучшую еду, и получают лучших женщин, по этому поводу можете не волноваться, а что вы хотите поместить в телегу?

- Серебряные мечи, копья с серебряными наконечниками и , наверное, бочки четыре с солью.

- Хорошо, я в этих делах ничего не понимаю, поэтому просто сделаю, как вы сказали.

-И еще, Савел, найди травника, и скажи, чтобы принес мне по хорошему срыву кочедыжника, иволистого дербенника и зверобоя, сам ничего пускай не кашеварит, я все сделаю.

-Понял, я пойду, тогда.

Спустя час Савел вернулся в хижину к Ховалу и сказал, что сам каган пригласил его на вечернюю беседу за ужинным столом после заката, где будет присутствовать отряд из десяти лучших воинов Атила и его дочь, Хатун. Вести, мол, себя надо крайне аккуратно, следить за языком, и не удивляться, если на него кто-нибудь набросится с дикими воплями. Савелу прилетает периодически, если у значимых фигур каганата плохое настроение, но за его убийство Багатур назначил мучительную смерть в виде сваривания в котле, независимо от звания и должности, которые занимал нарушитель приказа, потому что каган был жесток, но отнюдь не глуп. Савел являлся очень важным помощником, и рисковать такой находкой было бы опрометчиво.

В главном здании Атила стоял большой стол, в его начале сидел каган, слева от него Хатун, справа Ховал, а вокруг десяток воинов.

Первым заговорил Багатур.

- В Семендском Лесу что-то пожрало наших воинов с Рез-Тарханом, и сидит там, дожирает их останки, я не вижу смысла отправлять туда огромное войско, это ослабит оборону Атила, и у нас есть по мимо этой проблемы обычные, бытовые, которые требуют особого внимания. Возглавит поход моя дочь, Хатун, первым ей в помощи будет Ховал, а второй - воевода Блучан. Надеюсь, боги будут на вашей стороне, а если же нет, то погибнете же смертью достойных воинов Атила. Хатун, слово тебе.

У неё были черные, длинные, связанные в хвост волосы, тёмные брови, и мудрый, но суровый взгляд. Одета была в кожу, а на плечах развивалась шерсть волка.

- Отец, ты хочешь, чтобы я доверилась врагу нашего народа, ещё и посылаешь его со мной как главного помощника. Не думал, что наш отряд может просто прийти в засаду его соплеменников?

- Не смей разговаривать со мной на людях как дочь! Когда я передал слово тебе, я подразумевал озвучивание твоих предложений и мыслей, которые могут вам помочь! Твоя речь закончена! Ховал, твоё слово.

- Благодарю, каган. Госпожа Хатун, я не буду переубеждать вас, это глупо, возможно единственное, чем я могу заслужить ваше доверие, так это помощью делом, советом и принесением своей жизни за вашу, видят боги народа слави, что перед ними я приношу вам клятву о чистых намерениях.

Дочь кагана засмущалась, и хмурые брови расслабились.

- А вражий лис умеет греть словами, побери тебя демоны! Учись, как надо вести диалог с людьми, чей чин выше твоего! - Сказал каган дочери. На лице Багатура натянулась широкая улыбка.

- Теперь по делу, Ховал, что это за тварь, как её убить, и где слабые места этого чудовища.

- Я не могу дать гарантийного ответа, но большинство признаков указывает на то, что это Медволак, так называемый оборотень, но то что у него красные глаза, а размеры так сильно отходят от реальных, говорит о серьезном магическом вмешательстве. Я попросил Савела принести мне все необходимые травы для настоя, что выбьют магическое нутро. Возможно, оборотня получится вернуть в человеческое обличие живым, и мы узнаем, кого настигло проклятие. Серебряное оружие, или покрытое серебром является обязательным, раны будут заживать очень медленно, если будут, а соли много не бывает. Если дух присутствует в теле, то солью можно ограничить его пространство для передвижения до любых размеров, и отлично прижечь его раны после порезов, тогда заживление гарантировано не настанет. Больше мне сказать нечего.

Все сидящие за столом молча начали переглядываться, не поворачивая головы и не показывая удивления от познаний Ховала.

- Хорошо, я думаю все вопросы о некомпетентности нашего добрословного врага отпадают, верно? Хотя, думаю, зарекаться не стоит. - каган снова нахмурился, и посмотрел на Ховала. - Блучан, теперь слово тебе.

Блучан был благородным и честным воином, для него военное ремесло всегда должно было носить достойный образ. Он был очень высок и худощав на вид, даже взгляд у него был добрый, как показалось Ховалу, но простых людей не отправляют на такие задания.

- Каган, мои познания в таких делах не велики, могу только вновь присягнуть на верность, которая не пошатнётся перед любым ликом, мой лук и меч всегда на службе Атилу и тебе, каган.

- В тебе я никогда не сомневался, Блучан. Есть у кого ещё вопросы или предложения? - Все молчали. - Ну, тогда я предлагаю вам подготовиться к выходу, поесть, поспать, и выйти ночью, если будете идти без долгих привалов, то будете у Семендского леса к утру.

Подготовившись к выходу, группа собралась утром у ворот города, воины Атила редко носили латы или прочую броню, но на этот случай все подготовились основательно, в телеге лежал комплект тяжелых доспехов на каждого, бочки с солью, посеребрённым оружием, стрелами, тёплой одеждой, и одна бочка с едой.

- Госпожа Хатун, все готовы, да и пора уже выдвигаться. - намекнул Блучан.

- Пора... надеюсь, что мы ещё вернёмся домой.

Ховал осмотрел взглядом обнадёженные лица, и отряд вышел за пределы города.

"Вурдалаки, они же упыри, являются мертвецами. В большинстве случаев, ведут ночной образ существования, не разумны, не способны на коммуникацию. Изначально не относятся к магическим существам, но часто оказываются под властью темной магии. Вурдалаками после смерти, обычно, становятся самоубийцы, преступники и предатели, коли же до смерти, значит укушены были, и заражены. Передвигаются медленнее человека, скорость зависит от возраста вурдалака и от его насыщения плотью и кровью. Передвигаются группами от десяти особей, быстро пополняют ряды зараженными. Если не отрубить конечность, и не прижечь место укуса в течении дня, то перевоплощение неизбежно. После обращения в живого мертвеца, человеком больше не быть, не вернуть даже сознание. Проще всего остановить упыря лишением его головы, или повреждением головного мозга. Отсечение любых конечностей, и нанесение любых других ранений не смогут их упокоить. Если же вурдалак был очарован, можно оградить себя или его солью, это освободит его от чар или духа, но не остановит".

Книга Галоса "заветъ". II век II тысячелетия.

Глава 6. Красный лес


Дорога была спокойной, безветренной, листва еле колыхалась на деревьях. Лес, изначально, назывался Беленджерским, в нем столетие назад, в кровопролитной битве, столкнулись войска Атила и арабского города Месул, в которой победу одержали первые. Войском атильцев тогда командовал могучий каган Кудыр, а войском месульцев руководил военный губернатор Салман ибн Раби. Войска Месула и сам губернатор были убиты, а это победное сражение было внесено в их летописи, как одно из самых значительных. После победы лес переименовали в Семендский.

Повозкой управлял один из воинов, все остальные шли впереди, а Ховал передвигался в тылу, и наслаждаясь гордым одиночеством тихонько напевал разные мотивы. Ближе к вечеру отряд вышел тропой к концу леса, дальше были сплошные поля.

Ближе к полуночи группа подошла к опушке леса.

- Мы почти подошли, до места бойни идти не меньше двух часов. - сказала Хатун.

- Госпожа, вы же не хотите идти туда в ночь? - с недоумением спросил Ховал. - Идти ночью на медволака в лес будет очень опрометчивым решением, ночь делает любого оборотня сильнее и яростнее.

- Что, славинец, ты боишься?

- Соблюдаю правила осторожности, госпожа Хатун, это голос разума, вы видели необычного оборотня, если он такой, коим вы его описали, но если вы так хотите пойти, то я не буду противоречить. - уверенно ответил Ховал. - И еще, мне нужно завершить изготовление настоя, остальным подготовить снаряжение, поесть и отдохнуть перед таким сражением.

- Госпожа, я, пожалуй, соглашусь с Ховалом... - поддержал Блучан.

- Хорошо, так тому и быть.

Хатун приказала воинам свернуть к опушке Семендского леса. Спустя час было разожжено два костра, у одного сидело шесть воинов, а у другого, в неловком молчании, сидели Хатун, Блучан и Ховал, остальные четыре воина находились на постах, которые сменялись каждые несколько часов.

- Ховал, если же ты являешься тем кем представился, и тот за кого себя выдаёшь, скажи, зачем тебе это нужно? Ты знаешь почему я это спрашиваю. - решила прервать молчание Хатун.

- Мой отец, вернее отчим, так меня воспитал, он говорил, что нет выше цели, чем служение людям, так получилось, что каждый народ в последние двадцать лет имеет высокий уровень столкновений со сверхъестественной нечистью, с чем это связано неизвестно, но на мой век это выпало.

- Но ты ведь не станешь отрицать, если будет столкновение наших народов, то ты встанешь на сторону своего?

- Госпожа... я не политик, и считаю, что на данный момент враг человечества является потусторонним, а любые кровопролитные войны осуществляются правителями ради богатств, славы и земель. Наверное, вы меня не поймёте, но я и не настаиваю.

- Знаешь, я никогда не слышала столь интересного высказывания. Твои слова нельзя не воспринимать, но человечество устроено иначе, к сожалению, или к счастью.

- Госпожа, думаю, что пора спать, завтра будет важный день. - заинтересовано прослушав разговор и прозевав, предложил Блучан.

Все молча разобрались по спальным местам, а Ховал прижался спиной к боку своего уже спящего коня, и уснул.

Утром все собрали свои вещи, надели тяжелую броню, достали посеребрённое оружие и прошли на тропу Семендского леса. Тропа была широкой, истоптанной лошадьми ныне уничтоженного отряда Рез-Тархана. Внимание каждого было максимально сосредоточено, никто не мог себе позволить отвлечься. Спустя час дороги Блучан спросил:

- Госпожа Хатун, долго ли еще идти до места бойни?

- Мы почти пришли, но куда могло мигрировать это чудовище абсолютно невозможно предсказать.

Ховал забыл учесть один немаловажный момент, и решил его озвучить:

- Госпожа, медволак является оборотнем в медведя, это значит, что зверь может отлично передвигаться по деревьям, то есть над нами...

Ховал успел договорить, и позади него, на одного из воинов, сломав ему позвоночник, и порвав брюхо до кишок коню, сверху камнем рухнуло огромное чудовище. Глаза у него были алые, строение мускулатуры напоминало человеческое, но покрыт он был шерстью практически весь, на лапах были длинные, толстые когти, все замертво застыли от увиденного. Медволак в тот же миг достал второго воина лапой, поднёс его к себе, открыл свою широкую пасть, и откусив ему голову швырнул тело в сторону.

-Ходу! Быстрей! - скомандовал Ховал.

Все в тот же миг очухались, и ринулись по тропе вперёд, чудовище по непонятной причине, не преследовало. Через пять минут стремительной гонки они вышли на большую круглую поляну в лесу.

- Вот это место, мы приехали. - сказала Хатун.

Поле было усыпано обглоданными костями, откушенными головами, и сгнившими телами воинов Рез-Тархана. Все снова встали в ступоре.

- Что это была за тварь?! - испуганно спросил один из воинов.

- Вы, вчетвером, встаньте там, за деревьями. - указал один из воинов Хатун, пальцем тыча на деревья, которые стояли в конце поляны, напротив входа с тропы.

Ховал, Блучан и остальные воины спрыгнули с коней, достали оружие, и встали в центре поляны, ожидая появления чудовища. Издали стали слышны громкие, ломающие ветки деревьев звуки. Медволак выбежал с извилистой тропы на прямую, встал, и ,пуская кровавые слюни, издавая дикое рычание, агрессивно ринулся на поляну.

- Приготовьтесь, как он настигнет нас, отходим в разные стороны, лучники, как он подойдёт ближе, стреляйте! - скомандовал Ховал. - А где Хатун?

Хатун низко нагнувшись подбежала к границе между поляной и тропой, и, спрятавшись за дубом, изготовилась с мечом. Как только медволак появился на поляне, Хатун нанесла ему ,сильный, размашистый удар от плеча ему в область бедра, чудище взвыло, споткнувшись упало, и инерцией его понесло в сторону. Ховал, Блучан, и остальные отпрыгнули в разные стороны, лучники открыли стрельбу, все стрелы попали в цель. Медволак снова взвыл диким ревом, и встав, совершил прыжок в сторону одного лучника, схватил его обеими лапами, и яростно начал бить об дерево головой, после того как тело обездвижилось, чудище поднесло его к пасти, и перегрызло пополам, разбрызгивая кровь, и разбрасывая внутренние органы. Нижнюю часть тела уже бездыханного воина он швырнул в другого лучника, попав в дерево, а верхнюю в Блучана, чем сбил его с ног, и залил остатками крови. Ховал замахнулся топором, и кинул его со всего размаха в спину. Голова топора вошла по самое топорище, медволак снова взвыл диким воплем, и начал крутиться вокруг себя, пытаясь вытащить топор из спины. Оставшиеся лучники снова выстрелили в него. Ховал достал с поясной сумки настойку из трав, убрал топор, выждал момент, и разбежавшись, запрыгнул на спину оборотня, ухватился одной рукой за гриву, поднёс бутылку к своему рту и зубами вытащил пробку. Ударив ногой по топору, Ховал заставил оборотня раскрыть шире пасть, и, в тот же миг, поднес перевернутую бутыль, проливая зелье на все подряд, долил последние остатки куда надобно. Медволак довольно быстро начинал замедляться, а потом и вовсе бессознательно рухнул на землю. Ховал спрыгнул с него, и, достав топор, сразу изготовился в надежде, что больше не придется применять оружие. Все вокруг молча застыли и смотрели на неуклюже валяющееся тело зверя. Казалось, что все было закончено, но потом Ховал обратил внимание на мертвую тишину, не было слышно ни шелеста листвы, ни чьих-либо шагов, не чувствовалось дуновения даже слабого ветра. Каждый из воинов стояли в застывших позах, Блучан, сбросив с себя часть одного из воинов, которую в него кинул медволак, застыл в позе вставания, опираясь одной рукой на землю, а Хатун остановилась во время разбега с мечом, видимо она хотела добить оборотня. Ховал понял, что снова происходит что-то неладное, время будто встало.

-Вот он! Уравнитель миров снова во всей своей красе...

За его спиной стоял широкоплечий воин в черном плаще, тот самый, который присутствовал при событиях в Борне, и был замечен на побережье, когда Ховал с разведывательным отрядом подплывали.

-Что молчишь, удивлен снова меня видеть, или уже не рад? Ведь мы даже еще не познакомились. - На лице незнакомца была высокомерная улыбка, на которой читалась ненависть и презрение.

-Кто ты такой, что тебе нужно?

-Меня зовут Зард, и я хочу тебя убить, особо не огорчайся, я постараюсь сделать это быстро, ну, по крайней мере, прошлые уравнители не жаловались, ах да...как они пожалуются, я же порубал их на куски. - слова Зарда были все противнее, а черты лица набирали обороты в агрессии.

-Я не знаю кто такие уравнители, и не знаю с чего ты взял, что я принадлежу к их числу. - Ховал, спокойно говоря с неприятным собеседником, подошел к медволаку, и вытащил из его спины свой топор, так как чувствовал, что он, скорее всего, ему понадобится через ближайшие несколько минут.

-Ты либо трус, либо глупец, на твоих латах в коже изображена печать в виде волчьей лапы, это значит, что ты один из евнухов Галоса. - Зард наклонил голову, и, исподлобья, с улыбкой, откинув край плаща, начал медленно доставать свой меч.

-Как я понял, битвы не избежать, Зард, я принимаю твой вызов.

-Забавно, ты говоришь как напыщенный визанец, тебя никто не вызывал на бой, я просто зарежу тебя, как раненую лошадь.

Зард разбежался и начал яростно махать мечом, каждый удар был неимоверно тяжелым, но при этом скорость не уступала силе. Ховал начал отбиваться, отступая назад. Зард сделал выпад, пытаясь пронзить прямым ударом, Ховал отбил топором его меч в сторону. Прокрутившись вокруг своей оси, и вытащив кинжал из чехла, приконтрованного веревкой к ноге, Зард глубоко поранил бедро Ховала, и отступив он захромал.

-Даа...я уже чувствую запах крови, ты уже начал чувствовать приближение конца?

Ховал оскалился, и разъяренно кинулся с топорами в атаку. Уронив дюжину ударов в никуда, последним глубоко покарябал кожаные латы Зарда, тот нахмурил брови, и принялся двигаться по кругу на средней дистанции, намекая на то, что теперь он будет бить исключительно сильными, размашистыми ударами, без выпадов и уколов. Снова началась ожесточенная схватка, но теперь было сложно выделить доминанта, каждый из них бил, и защищался примерно в равной мере. Спустя недолгое время Ховал оперся раненой ногой назад, и, потеряв равновесие, утратил защиту, Зард этим воспользовался, и нанес сокрушительный удар мечом пытаясь попасть в шею, но Ховал в последний момент успел поднести топорище к голове, и приподнять плечо, чем спас себя от неминуемой гибели, но не от ранения. Меч зашел достаточно глубоко, и из плеча полилась алая кровь. Зард попытался нанести еще один удар в это же место, пытаясь физически измотать Ховала, или все таки пробить уже раненое плечо до полной атрофии, или потери конечности.

-Ну, вот и все, юнец, твой недолгий век сейчас оборвется, ты готов? Хотя обязан признать, что с такими как ты, я сталкиваюсь крайне редко, но исход всегда один, мой меч лишает тело головы.

Зард, повернувшись боком, незаметно достал другой кинжал из поясного чехла, и кинул его, попав Ховалу в другое плечо, которое не было порезанным, и быстро подбежав ударил ногой в грудь. Ховал, обессилев, рухнул на землю. Поставив ногу на горло, Зард вытащил свой кинжал из плеча, медленно убрал в чехол, демонстрируя спокойствие и неуважение, поднял свой меч над Ховалом, и сказал:

-Передавай привет своему хозяину, скажи, что скоро я приду и по его господство. Ах да, совсем забыл сказать, твои дружинные товарищи, с которыми ты сюда приплыл, уже скорее всего испытывают на себе изощренные пытки атильцев, а если нет, то им это только предстоит.

Глаза Ховала были затуманены, сил не оставалось даже на то, чтобы снять ногу Зарда со своего горла. Попытки освободиться были ничтожны. Зард приподнял меч над своей головой, чтобы нанести последний удар, как чья-то нога влетела ему в грудь. Ховал пронаблюдал несколько мгновений сражения затуманенных силуэтов, и полностью потерял сознание...

"Враги гораздо чаще говорят правду, друзья не захотят тебя разочаровывать...".

Хан Кабрат. VIII век II тысячелетия.

Глава 7. Цена жизни


Утренние лучи солнца разбудили Ховала, покрутив головой, он понял, что находится в лачуге, которую ему выделили в Атиле. Все его тело было перемотано тряпками, которые были пропитаны уже засохшей кровью, кто-то его полностью переодел. Медленно встав, и накинув на себя простынь, он выглянул во двор, все проходящие мимо люди увидев его начинали приятно улыбаться, а в лицах некоторых было видно даже восхищение. Мимо проходящий Савел увидев Ховала, и мигом подскочил к нему.

-Господин Ховал! Вам еще как три дня лежать надо в неподвижном состоянии! Лекарь, ваши раны осмотрел, и вообще был удивлен, что вы сюда живым добрались!

-Савел, пожалуйста, не кричи так громко, меня больше это тревожит...

-Вы бы знали господин, как все восхищаются тем, что вы разобрались с чудищем! - Савел, выпрямившись, осмотрелся выпученными, будто испуганными глазами. - Ну, в смысле, что госпожа Хатун... ну вы поняли...

- Да, конечно, я все помню, не волнуйся. - с доброй улыбкой сказал Ховал, и хлопнул Савела по плечу.

- Сам каган созвал всех высокопоставленных людей всего Атила, и все праздновали, пировали, и пили в ее честь, между прочим, и за ваше здоровье тоже. Кстати, чудовищем оказался наш командир ударного отряда Рез- Тархан, он еще встать не в силах, раны очень тяжелые, серьезнее ваших, но лекарь сказал, что с ним все будет в порядке. А еще, скажу вам по секрету, что сама госпожа Хатун сделала самостоятельно вам перу перевязок...- С дурацкой улыбкой сказал Савел. - Это стоит очень дорогого, думаю...

-А это уже интересно. - тоже улыбнувшись сказал Ховал. - А сколько я пролежал в таком состоянии?

-Четыре дня, еще день везли вас. Первые два дня лихорадка сильная была, лежали тут в тряске истекая потом и кровью, буробили что-то про серебро, соль, травы какие-то дикие называли. Госпожа Хатун тоже все это слышала, пот с вас еще вытирала, промывала везде. - снова по-дурацки заулыбался Савел.

- Все, хватит подробностей, мне уже неудобно...

- Правда, если вы у нее спросите было ли это, то она точно скажет, что такого не было, и виду никогда не покажет, что испытывает симпатии к кому либо, человек она такой.

- Савел, принеси мне одежду какую-нибудь, в простыне по городу мне ходить не хочется, и воды, да побольше, жажда мучает ужасно, во рту сухо.

-Уже бегу господин, но вам придется сегодня навестить кагана, а там и пир еще один будет, так что я позову к вам лекаря, и он вас мазями своими обработает, перевяжет, да одеться поможет, но одеться вам придется в то, в чем сражались, в Атиле так принято. Но не волнуйтесь, ваши одежды и оружие лежат под замком у Блучана, их почистили, и в порядок привели.

После того как лекарь почти закончил все процедуры, и помог одеться Ховалу, к нему в лачугу вбежал Савел, и сказал о том, что все уже собрались в каганской, и ждут только его. Ховал взял свои топоры, засунул в поясные чехлы, и, стараясь прихрамывать меньше, поковылял.

Как только распахнулись двери, каган встал со своего трона, и прокричал:

-Вот он! Встречайте того славинца, что сохранил жизнь моей дочери, и помог победить ей медволака!

За столом сидело около двадцати человек, все встали, и начали с улыбками его приветствовать. Слева от Багатура с улыбкой стояла Хатун, сложив руки на груди, а справа от него Блучан. Стол был прост, но богат количеством, было много баранины, овощей и вина. В Атиле хмель не имел официального статуса, но в верховных кругах и по определенным поводам порой пользовался спросом. В то же время, если городская стража обнаружит в городе конфликт, в котором один из участников будет не трезв, то виноват будет именно он, независимо от того, прав он, или нет, исключения распространялись только на людей с высоким статусом в городе.

- Присаживайся рядом со мной Ховал, ну-ка, Блучан, двинься немного. Наконец можем лицезреть тебя в здравии! Мы наслышаны, что ты сражался храбро, порой даже брал командование на себя, хочу лично тебя поблагодарить за то, что смог сохранить жизнь моей дочери.

- Спасибо каган, но вынужден признать, что госпожа Хатун не нуждалась в моей защите, скажу даже больше, она сыграла ключевую роль в сражении. - соврал Ховал, но ему лавры победы были абсолютно не нужны, тем более, изначально, договор был определен, поэтому не прочь был и польстить.

Каган с гордостью и улыбкой посмотрел на дочь.

- Ранение, которое в самом начале госпожа нанесла медволаку, -продолжал Ховал. - сильно сыграло, зверь двигался заметно медленнее, чем до этого.

-Да, это мы видели, на ноге Рез-Тархана очень глубокий порез, слава нашим богам за то, что он жив, хоть и в тяжелом состоянии. Знаешь, Ховал, я каган, и заслужил право им быть силой и мудростью, где-то даже жестокостью, но могу сказать, что ты меня научил многому, иногда и враг может быть другом, главное-это уважение к своему врагу, и доверив тебе свою дочь и своих людей, я не ошибся, а твои помыслы и деяния были и вправду чистыми. Выпьем же за доверие!

Разлив вино по деревянным стаканам все дружно испили вина. Веселье продолжалось до самого вечера, пели песни, играли на разных музыкальных инструментах. Хатун периодически посматривала на Ховала, по-доброму, с улыбкой. Вдруг двери каганской выбились.

- Каган! Срочные новости! -вошли трое воинов из армии города, на одном из них был огромный, и, видимо, тяжелый мешок, судя по тому с каким напряжением он его нес. Мешок был пропитан кровью.

-Рассказывайте, что случилось. Новость видимо должна быть действительно важной, если вы набрались храбрости войти сюда сейчас! - яростно сказал Багатур.

-Каган, утром патрульные, за час дороги от города встретили человека, который сказал, что в лесу прячется разведывательный отряд врага. Патрульные приехали к нам, и сказали об этом, мы сначала думали, что показалось ему, или интерес к себе вызвать мужик хотел, но нет. Мы собрали группу из тридцати человек, и направились на поиски, и в итоге нашли! Всех перебили, пленных сначала взяли, троих, но к сожалению, пришлось и их убить, когда ехали обратно, они вырвались из веревок, и убили троих патрульных... в битве мы потеряли двадцать воинов, а оставшихся допрашивали, и слова никто не сказал...

Ховал уже знал о чем идет речь, но до последнего надеялся, что ошибается.

-Тот, что нес мешок, сбросил его с плеча, и раскрыв его с довольным лицом сделал два шага назад. Это была куча голов отряда Голана Савыча, на верху которой стояла его голова... Ховал опустил голову, и с горечью, смотря в пустоту, выдохнул. Каган увидел реакцию Ховала.

-Закрой этот мешок... -сказал Багатур. - Вынеси их головы, и захорони по их обычаям...

Реакция присутствующих была неоднозначной.

- Что ты встал?! Я поставил вам задачу, или вас разогреть розгами?! Пошли отсюда!

В каганской наступила мертвая тишина.

-Все, праздник закончен, я всех отпускаю, идите, Ховал, ты сиди...

Все вышли, Ховал сидел молча, Багатур хотел заговорить, но думал с чего начать.

-Каган, если ты хочешь знать, знал ли я этих людей, то я скажу правду, я знал их, они были настоящими воинами и достойными людьми.

-Да уж... непростое решение... кем они были для тебя, и правда ли все то, что ты говорил, когда только заявился в Атил?

- Да, я говорил только правду, об этом я умолчал, они доставили меня к берегам Атила через Древнее Море, ранее я их не знал. - Ховал не выдавал никаких эмоций, а перед его глазами не уходило надменное, высокомерное лицо Зарда, именно он сдал патрулю местонахождение отряда.

- Ховал, я не скажу, что разочаровался в тебе, ты не врал о своих намерениях, выполнил то, за что взялся, и вознаграждение получишь, но думаю, что ты сам понимаешь, я не могу позволить тебе тут больше оставаться. Тебе придется сегодня покинуть Атил.

- Да, каган, я понимаю, сегодня же уеду, но хочу попросить, чтобы головы отдали мне, я сам захороню их по нашим обычаям.

- Как хочешь. Савел!

- Да, господин! - вбежал, открыв двери.

- Верни головы славинских разведчиков, Блучану скажи, чтобы нес вознаграждение, сегодня Ховал убывает из города,.

Через несколько минут запыхавшийся Савел принес окровавленный мешок, поставил аккуратно на пол, достал из кармана шекели в маленьком мешочке, и передал Ховалу.

- Ховал, если ты меня не обманывал, то оставайся таким, какой ты есть, в мире и так много бессмысленной крови...

Ховал грустно кивнул, закинул мешок за плечо, и, хромая, вышел за пределы каганской.

На улице было темно, только факелы еле освещали территорию. Из темноты был виден женский силуэт с двумя мешками, это была Хатун.

- Я знаю, что отец тебя отпустил с пустыми руками, и решила принести тебе еды.

-Спасибо, но госпожа Ха...

- Прекрати, просто Хатун. Знаешь, я тебе все равно верю, и очень бы хотела, чтобы мир был устроен по-другому, но он такой, какой есть, будут войны, кровь, потери родных. Кстати, о том, что произошло тогда на поляне никто не знает, видимо только ты, но это не имеет значения, главное, что ты остался живым. - сказала хитро улыбнувшись. - Ну я тоже немного знаю, пока ты лихорадил во сне, упоминал какого-то Зарда, что-то про уравнителей миров, и вашего бога, Галоса. Не волнуйся, я это не буду распространять.

- Да я и не сомневался, Хатун.

- Прощай, славинец. Если увижу на поле боя - убью. - улыбаясь, она развернулась, и ушла в темноту, вызывающе двигая бедрами, и вальяжно поправляя распущенные волосы.

Ховал собрал все вещи, накинул плащ, и, сев на коня, вышел за пределы города.

Покинув Атил, Ховал отправился на побережье, где они с отрядом высаживались. Стояла темная ночь, безветренная и спокойная. Дойдя до побережья, он спрыгнул с коня, скинул плащ, достал небольшую лопату, которую ему дали в городе, и зайдя чуть в лес начал выкапывать яму. Закончив, он вытащил головы из мешка, тщательно омыл в морской воде каждую, и аккуратно сложил их на дне ямы. Посыпав лица солью, посидел на коленях некоторое время в думах и воспоминаниях того, как познакомился с ними, делил еду, вместе греб по морю, а самое главное то, какими они были людьми, и какими качествами обладали. Тихо прошептав добрые слова о напутствии, набрал земли в кулак, и высыпал ее в яму, после чего, наконец, принялся закапывать землей искаженные смертью лица.

Накинув на себя плащ сверху, Ховал сидел на побережье, и наблюдал за спокойным морем, которое не так давно доставило больших проблем. Вытащив карту из кармана плаща, и раскрыв ее, он принялся искать следующее место, где могли бы пригодиться его знания и умения. Долго искать не пришлось, метка была в середине Челматского Леса, он был близ города Мадин-Дайр, а добираться до него было не меньше пяти дней. В этот раз точка была пульсирующей, и ее цвет переливался из черного в красный, что это могло значить Ховал не знал, но это его не пугало, поэтому мысленный маршрут в его голове уже был проложен.

Глава 8. На страже границ


Пять дней дороги были долгими, но время дало возможность зажить ранам, и привести тело полностью в трудоспособное состояние. До непонятной точки на маршруте, который выделялся красками на карте, осталось совсем немного, но время близилось к закату. Идти в неизвестное место ночью Ховал не хотел, это сильно уменьшило бы его шансы на выживаемость, ведь все паранормальное имеет преимущество ночью, существует подвид существ, которые полностью видят, и просыпаются ночью, все оборотни становятся сильнее, гули в темноте чувствуют себя более чем комфортно, много духов и другой нежити становятся сильнее под покровом тьмы, поэтому, перед наступлением полной темноты, Ховал остановился на привал. Сама тропа выделялась в лесу, начиная с самой опушки леса. Вытащив "заветъ" из подсумка на бедре коня, Ховал облокотился спиной на дерево, и снова принялся к его изучению. Знал он практически все наименования, но повторял их при любой удобной ситуации, чтобы помнить все наизусть, потому что осознавал, враг не даст возможности взглянуть вовнутрь книги, он может объявиться в любой момент.

Утро было солнечным, но достаточно прохладным, ночью трава даже покрылась инеем. Проснувшись от холода, Ховал сосредоточился на поиске сухостоя, нужно было разжечь хоть какой-нибудь костерчик, чтобы согреться, и перекусить, Хатун набила полный мешок хлебом, вяленым мясом, и сухофруктами, поэтому с едой проблем и вовсе не было.

Спустя полчаса солнце уже полностью вышло из-за горизонта, роса полностью испарилась. Облокотившись на сидячего коня возле костра, Ховал укрыл ноги плащом и принялся обжаривать хлеб до теплой, хрустящей корочки, так он был вкуснее. Размахивая широкими крыльями, к его ногам, из неоткуда, подлетел сокол, и начал изучающе, и забавно наклонять голову то в одну сторону, то в другую.

- Хм... тоже есть хочешь дружище? - Улыбаясь, спросил сокола Ховал, и отломал ему кусок теплого хлеба, тот принялся активно его клевать. Когда доверчивая птица доклевала хлеб, Ховал заметил, что в одной его лапке было кольцо, широкое, серебряное. Выглядело это несколько странно. Сокол внезапно проскакал по плащу вплотную, отпустил из лапы кольцо, и отпрыгнул назад. Ховал, несколько недоумевая, медленно протянул руку, и взял его. Взмахнув широкими крыльями, птица улетела в поле. Кольцо, которое оставил сокол, было в древних славинских узорах, а в его центре виднелась печать, напоминающая волчью лапу. Ховал, интереса ради, решил примерить его на средний палец. В тот же миг его топоры в чехлах начали вибрировать, как тогда в Борне, но гораздо сильнее. Вибрация постепенно увеличивалась, Ховал сбросил с себя плащ, и обнаружил, что они ярко светятся. Вытащив их, и отбросив в сторону, вскочил, и не отрываясь смотрел на расстоянии пары шагов. Постепенно вибрация ослабела, а цвет металла перестал слепить. Медленно подойдя, Ховал аккуратно пнул одной ногой топор в топорище, и отшагнул назад, потом, медленно наклонившись, аккуратно взял топоры в руки. Они снова резко всполыхнули ярким светом, но тут же погасли.

- Чем дальше, тем интереснее...- сказал он с опаской, и убрал их в поясные чехлы.

Тропа не отличалась внешне от любой другой, широкая, больше похожая на дорогу, с виду не имела ничего необыкновенного, но Ховал знал, и был готов к худшему раскладу. На карте не было отметин с деревнями, холмами, другими тропами, полями, сплошная дорога, иногда чуть извивающаяся. Ночевать на этом маршруте было неразумно, поэтому темп хода был чуть выше среднего. Спустя час езды Ховал остановился, чтобы взглянуть на карту. Открыв ее, он заметил, что точка передвинулась вперед, дистанция стала гораздо короче, но дорога займет не меньше трех часов, чтобы догнать то, что бы там не было, а до конца тропы столько же. На конце маршрута было небольшое поселение под названием Ягы Урман, именно туда выходила эта тропа. Ховал скомандовал громким "но!", ударив пятками по бочинам коня, и устремился в сторону деревни.

Маршрут подходил к концу, и, наконец, стало виднеться поле в конце леса. Выйдя на опушку, Ховал осмотрелся в разные стороны, слева было пусто, справа виднелась сама деревня. Издали виднелось, что ворота были распахнуты, одна дверца и вовсе сломана, а над деревней стоял густой, черный дым. В суете бегали силуэты встревоженных людей. Устремившись туда, Ховал ворвался в деревню. Она была наполнена вурдалаками, и бегающими в панике людьми. Везде валялись трупы, с криками бегали женщины с детьми на руках, и отважно бились оставшиеся мужчины. Вурдалаки являлись мертвецами, когда они кусали живого человека, или животное, то, через недолгое время, живое существо тоже превращалось в вурдалака, за исключением тех случаев, когда страдал головной мозг жертвы. В таком случае человек не мог перевоплотиться в чудовище, а убить вурдалака можно отрубив голову, или пробив череп. Ховал догадывался, чьих рук могло быть это дело. Спрыгнув с коня, он принялся за уничтожение кровососов, рубив одного за другим, ему казалось, что их количество вовсе не уменьшается, увидев испугавшуюся девочку, которая прижалась спиной к небольшому деревянному домику, он кинул правой рукой топор ему в затылок, вурдалак замертво рухнул в сторону, пуская кровавые слюни по груди. Девочка посмотрела на изуродованный труп, и рванулась в хижину. Вдруг на пальце, на котором было кольцо с изображением лапы, почувствовалось ощутимое сдавливание, топор, который торчал в голове мертвого вурдалака, крутясь метнулся обратно к нему в руку, кольцо, будто магнитило его.

- Вот это дела... - запыхавшись, на глубоком выдохе сказал Ховал.

Он быстро сообразил в чем сила кольца, но удивляться времени не было, практически все мужчины деревни были убиты, единственное, что давало фору, это кровососы, которые задерживали свое внимание на уже убитых, чтобы насытить свое чрево чужой плотью и кровью. Казалось, конца битве не будет, вурдалаки были везде, за каждым домом, углом, а уже умершие, перевоплощались, и, тем самым, пополняли ряды мертвецов. Глаза были полностью белыми, даже зрачки полностью отсутствовали, на лице, черной паутиной, виднелись толстые, пульсирующие вены, вместо слов и криков они издавали ужасающую, горловую хрипоту, а скорость их передвижения была средней, несколько медленнее людской.

Ховала полностью покрыла кровь, свежая на уже запекшейся. Мужчин осталось не больше дюжины, постепенно надежда угасала в глазах жителей деревни. Всех женщин, детей и стариков отводила в подвал одного из домов женщина. На ее лице не виднелось сомнений и уныния, исходило только хладнокровие и расчетливые действия. Ховал и оставшиеся мужчины с оружием в центре деревни оказались в окружении. Подавляющее преимущество в количестве было на стороне вурдалаков.

- Сомкнитесь, теперь нельзя нести потери. - запыхавшись сказал Ховал. - Не дайте им себя укусить! Вы тоже обратитесь!

Всем казалось, что надеяться на спасение было уже незачем. Оставшиеся в живых были полностью залиты вражьей кровью, некоторые уже еле держали оружие в руках от усталости, Ховал всегда был готов к летальному исходу, в последнее время ощущения конца были гораздо чаще чем когда-либо, но он не мог поверить, что тут его путь закончится, слишком многое за последнее время являлось надежной, или даже знамением. Один из вурдалаков, который раньше был женщиной, начал яростно пробиваться, но один из мужчин не пробивал ее своим копьем, а отталкивал в тело, его глаза были налиты слезами и печалью, он молвил:

- Ураза, что с тобой?! Любимая моя! Ураза, пожалуйста, не надо!

- Она уже не твоя жена, Айдар! Не будь слабым! Нам нужно спасти оставшихся жителей деревни, и твоих детей тоже! - грозно кричал один из мужчин в круге.

- Это не твоя жена, не трогай ее Кирам! - Айдар сбил копье Кирама, которое летело в голову вурдалака.

В ту же секунду бывшая жена Айдара накинулась на него, и кровожадно начала отдирать куски мяса от его шеи, заливая все вокруг кровью. Круг из оставшихся мужчин стал еще меньше, они немного сдвинулись в сторону близ стоящего здания. Вурдалаки снова усилили напор, и, в этот момент, Ховал увидел через ресницы в запекшейся крови, за спинами нечисти, стремительно пикирующего сокола, который опустился на землю. Всполыхнуло яркое пламя в два человеческих роста, и как только оно погасло, на этом месте, приклонив голову и одно колено, сидел крепкий, русоволосый человек, возраста средней зрелости. На нем были точно такие же доспехи, как и на Ховале, только кожа была черного цвета, а не темно-коричневого. На спине было два меча в ножнах, прикрепленные крест-накрест. Выпрямив спину в пояснице, он опрокинул руки за спину, вытащил оба меча, развел их в разные стороны, и бескомпромиссно погрузился в обезглавливание вурдалаков. Снова началась кровавая битва, но теперь внимание мертвецов было рассеяно. Ховал, в ходу сражения, периодически поглядывал на загадочного помощника. Его движения и владение мечами были искусны и отточены, даже бой он вел тактически, постоянно растягивал дистанцию, и атаковал на отходе, тем самым не давал себя окружить, и вытягивал на себя не больше двух нежитей подряд. Спустя несколько минут территория деревни Ягы Урман была зачищена.

Незнакомый воин вытер кровь на мечах одеждами ходячих трупов, и убрал их в ножны. Ховал молча подошел к нему, и, протянув руку, поздоровался по-воински.

- Меня зовут Ховал. Спасибо за помощь.

- Я знаю, как тебя зовут, мое имя Финист.

Ховал немного смутился.

- Я давно слышал о загадочном соколе-оборотне, который оберегает окраины славинских городов, но думал, это всего лишь легенда, пока не увидел, как ты пикировал за мертвецами, всполыхнул пламенем, и не обратился в человека. Имею честь быть знакомым с тобой. Скажи, ведь ты передал мне это кольцо, а сейчас ты пришел на помощь, почему?

- Я польщен, что ты знаешь меня. - улыбаясь сказал Финист. - Но я пришел на помощь не к тебе, а к этим людям, в первую очередь, есть разница. Кольцо тоже тебе я принес, и видимо не зря.

Ховал, почесав затылок, стыдливо усмехнулся.

- Не задавай много вопросов, и не оглашай никому мою личность, даже если они видели мое перевоплощение. Есть вещи, которые тебе должен рассказать кое-кто другой, если ты этого не знаешь, значит, время еще не пришло. Могу сказать тебе только одно, если с тобой рядом окажется тот высокомерный подонок, с которым ты пересекся в Семендском лесу...

- Так это был ты, получается, значит я уже дважды тебе обязан. Он представился Зардом, кто он такой? - перебил Ховал.

- Не гони коней парень, да, это был я. Зард является правой рукой Гафтвия, бога подземного мира. Так вот, если ты еще встретишься с ним, а скорее всего, встретишься, то оберни по кругу кольцо, которое я тебе дал, тогда я прилечу, как только смогу, ну... скорее всего, но по пустякам его не трогай. Ты ведь уже испробовал кольцо в силе?

- Крутить не пробовал, но заметил, что оно имеет прямое отношение к моему топору, притягивает его ко мне на расстоянии.

- Хорошо, это подарок тебе от кое-кого, еще оно является оберегом от некоторых магических чар.

В разговор Ховала и Финиста вмешался один из выживших мужей деревни. Он был одет в черный казакин, а на голове, наискось, лежала окровавленная тюбетейка.

- Господа неизвестные, наша деревня благодарит вас, мы хотели бы предложить уют, кров и накрытый стол, но к сожалению сейчас не те обстоятельства... если бы не вы, то погибли бы все, и дети наши, и жены, и родители. Просите, чего желаете, меня зовут Кирам, я начальник смены на дневной пост, возможно только по этому и выжил, а те, кто стоял в ночь лежат с разорванными горлами в караульной. Глава Урмана мертв, сын его тоже, поэтому за порядок и становление деревни пока буду отвечать я, скоро отправлю гонца в Мадин-Дайр, чтоб о беде нашей поведал хану Тимуру, и, надеюсь, молодых мужчин к нам привезут, защищать деревню больше некому...

- Не волнуйтесь, мы поможем вам чем сможем, пока находимся здесь, а потом воспользуемся вашим дружелюбием, и проведем ночь в Ягы Урмане, вы не против? - спокойно предложил Кираму Финист.

- Конечно нет! Нас и так осталось то, по пальцам пересчитать можно, а лишних рук нам не будет, тем более умелых. Поэтому добро пожаловать.

Ховал, Финист и оставшиеся мужи деревни выкапывали ров для убитых вурдалаков за пределами ворот. Женщин и детей вытащили из подвала, но на улицу не выпускали, чтобы не ввергнуть их снова в ужас от увиденного. Ранним вечером деревню освободили от тел, и тех, кто не мог сражаться вывели из дома, были слышны вопли горя, плача, и глубокой боли, почти каждый из них кого-то потерял... Кирам разговаривал со своими селянами, указав пальцем на Ховала и Финиста, он что-то им сказал, и несколько женщин ушли в сторону небольшой избы.

-Спасибо большое вам за помощь, снова. Вы можете пройти в мой дом, живу я один, места много, а женщин я попросил, чтобы приготовили еды, к сожалению баранов нет, всех пожрали мертвецы, а свинью мы не едим.

-Знаю, что не едите. Ваш народ известен своим отношением к мясу свиньи и хмелю, как и народ Атила, в этом вас не могу поддержать. - немного улыбнувшись сказал Финист, пытаясь немного разрядить обстановку.

-Это да, но к нам частенько заезжают друзья с Визани, а они-то пьют вино, в прошлый раз уехали, и оставили пару бутылок виноградного, так что этим делом не обидим.

- Это единственная хорошая новость за сегодня... - сурово ответил Ховал, переглядевшись с Финистом, понимая, что разрядить такую обстановку не получится.

На улице было темно, в доме стало прохладно, Кирам принес гостям пару теплых, стеганых бешметов, и принялся подкидывать в печь сухие бревна березы. Выйдя из дома, позвал некую Гульнару, и у дверей сказал ей, чтобы несла еду на стол. Спустя несколько минут она пришла с двумя большими подносами. На каждом из них была глубокая тарелка супа с куском мяса на кости, и крупно нарезанными овощами. В другой, сложенный пополам толстый блин с чем-то непонятным. Финист посмотрел, понюхал горячий суп, и, кивнув головой, дал понять Кираму, что заинтригован.

- Кирам, что это за интересный суп? - поинтересовался Ховал.

- Его везде по-разному называют, но готовят везде почти одинаково. Называют чорба, или сорба, но у нас в деревне его называют шурбо, и готовим несколько иначе, в те квас добавляют часто, мы квас не потребляем, а второе блюдо называется кыстыбый, очень полезен и питателен, попробуйте. Кирам принес две бутылки визанского вина, открыл их, и разлил по деревянным стаканам.

-Ты же сказал, что барана нет, а в супе его мясо, вроде. - понюхав, приметил Ховал.

-Да, сказал, оказалось, что Забира, девушка которая заводила всех в дом, и прятала в подвале во время бойни, вы наверно ее видели, успела еще и выцепить одного заблудшего барашка, вот, собственно, он у вас в тарелке.

-Кирам, не стоило, мы бы с удовольствием наелись и кастабыем.

-Кыстыбый. -с улыбкой исправил Кирам.- Нам ничего не жалко для вас, это вообще инициатива Забиры, она сильная и честная не по годам девушка, и я вас уверяю, все только поддержали ее, да и о баране этом не думает сейчас никто... сами понимаете. Друзья, если захотите спать, то выбирайте любое место, на печи просторно, возле нее тоже, в шкафу висит три шкуры медвежьих, можно их на пол постелить. Мне нужно заниматься делами, желаю вам приятного аппетита, и добрых сновидений.

Кирам надел теплый бешмет, закинул на затылок чистую тюбетейку, и вышел с избы.

-Ховал, теперь мы можем поговорить. - ковыряя ложкой по дну тарелки, с серьезным лицом сказал Финист. - Есть вещи, которые тебе знать пока что рано, как я уже говорил, но есть и те, которые необходимо знать. Таких как ты и я называют уравнителями миров, нас около дюжины человек, и каждый занимается тем, что делаешь ты, правда они хотя бы осознают зачем это делают и кем являются. У тебя есть карта, которую тебе передал старик, так?

-Уравнители миров... - вспоминая слова Зарда, пробубнил Ховал, смотря в пустоту. - Да, карта есть, а ты знаешь того старика?

-Дойдем, подожди. Действительно, что тебя должно тревожить, так это то, что грядет столкновение миров, народы его называют по-разному, варгинцы - "рагнарог", атильцы - "гмар тиккун", жители Мадин-Дайра нарекли днем "улем кене", но суть одна, будет битва за выживание, в которой мы, пока что, имеем плохие шансы. Нас всех убивали, но лишь немногих принимали в чертоги Рагоста для создания резерва сил. Когда проблема с нарушением границ миров вышла полностью из-под контроля, Громовержец вернул нас в мир яви. Так и появились уравнители миров. Будучи обычными людьми, мы были первоклассными воинами, но не более, соколом меня обернул Галос, он же тебе представился Гласием, когда дал карту. Топоры и латы в коже, как у меня, тебе достались, естественно, тоже от него.

-Не может быть, тот старик был Галосом?! Богом леса и животного мира?!

- Да тише ты! ... чего разорался! ... - громко прошептал Финист.

- Да ты, видно, надо мной шутишь... хорошо, допустим, что оружие, карта, латы являются его подарками, хотя ношу я эти вещи уже три года, мне передал их отчим, а не тот старик, а о чертогах Рагоста, его дружине я ничего и подобного не слышал...

- А ты не пуп земли, чтобы все знать парень, тебе за второй десяток перевалило пару лет назад, а такой наглый. Каждый народ знает только часть всей правды. В этом вопросе ближе всех оказались варгинцы. Их самый первый бог-Громовержец, зовется Остеном, Рагост по-нашему.

- Ну это уж я знаю...

- Молодец, не перебивай уже, слушай! - с взглядом надоедливого собеседника, развел руки Финист.

Они, варгинцы, знают о его чертогах, которые именуются Химлэнгардом. Уравнители миров бывают разных народностей, но чаще всего это либо славинцы, как мы с тобой, либо варгинцы.

-То есть, таких как мы не больше дюжины сейчас? ...

-Да, но я и ты немного разного полета птицы, таких как ты мало, а высших уравнителей, всего трое, Айвер из Аргада, Готсверг из Милдора, и, собственно, я, остальные погибли за подозрительно короткий промежуток времени, когда-нибудь, надеюсь, ты познакомишься с перечисленными.

-А в чем разница между обычными и высшими уравнителями, кроме того, что они оборотни?

-Хах... а тебе и не угодишь. Ну, начнем с того, что ты смертный, а я нет, не могу умереть от холода, голода, болезни, жажды. Единственное, что может убить высшего уравнителя, так это лишение его головы, ну вот собственно и все плюсы, хотя... можно еще сжечь, или заморозить, например, но не горю желанием экспериментировать. Говорят, кстати, что если высшего покусает больше двух вурдалаков одновременно, то он умрет, а не превратится, потому что организм такой способен бороться, но если проигрывает, то погибает, оно и к лучшему, если такой расклад...

Ховал глубоко набрал воздуха, выдохнул, не проявляя удивление на лице, и спросил:

- И что же мне теперь делать со всей этой информацией, и вообще, что мне теперь делать, постоянно следовать карте?

-Пока да, но помни, Зард будет охотиться за тобой, и обычным уравнителям необходимо держаться вместе хотя бы иногда. Я не смогу быть всегда рядом, поэтому тебе нужна помощь, как и другому. Кстати, Зард не единственный слуга Гафтвия, есть еще двое, Зик и Сван, все они по силе не уступают друг другу, но выполняют приказы Зарда, думаю, потому что он из них самый смекалистый, хитрый и жестокий.

- Мда уж... Зард тот еще подонок. Честно говоря, я не привык работать в паре...

-А лежать на земле с ногой на шее еще не привык? - вызывающе спросил Финист. -Ты меня вообще слушал? Вопрос о работе в одиночку отложи до лучших времен, или вообще забудь.

Ховал скривил недовольную гримасу, и сложил руки на груди.

- Вот и все, пора думать не только о себе, я уже сказал, что стоит на кону. Еще раз предупреждаю, Зард хитрый, подлый кукловод, он заставлял страдать многих из нас... - на лице Финиста изобразился задумчивый, грустный взгляд в пол. Когда-то я был обычным человеком, и не везунчиком как ты, мне никто не дарил оружие, кольца, книги и остальное. После долгих лет войн и сражений за свой народ, я обрел счастье, настоящее, но Зард отнял его у меня ради забавы, чтобы посмотреть, как я страдаю. Он поднял свой меч, как тогда над тобой, и пронзив ее сердце, улыбался и смотрел на меня. А я... я просто валялся, валялся как кусок мяса, и ничего не мог сделать, сначала он выбил из меня всю дурь, отрезал ухо, как видишь, - Финист отодвинул волосы на голове, и пошлепал пальцами по тому, что осталось от уха, а осталась одно лишь ушное отверстие. - и, наконец, выломал руки с ногами в обратные стороны. Последнее, что тогда я запомнил, как трогал пальцами остатки ее крови на мече, который оставил Зард в моей груди... потом я очнулся в чертогах, и Громовержец спросил меня, хочу ли я быть в составе ордена уравнителей миров, он рассказал мне про орден, и я ответил, что хочу, но в моем сердце до сих пор сидит жажда мести... иногда я понимаю, что только эта жажда и заставляет меня идти вперед, и даже если я убью его, то не знаю зачем мне еще жить. Я как тень самого себя, тень живого...

- Как же ее звали?

- Ее звали Алиния... - продолжая смотреть в пустоту, медленно ответил Финист.

- Я сожалею, это неимоверно грустно... даже не могу представить

- Это только начало. - подняв глаза на Ховала сказал Финист. - Он умрет от моего меча, а перед смертью будет стоять на коленях.

- Сколько же лет прошло с тех пор?

- Прошло двести двадцать четыре года...

Ховал снова решил не показывать своего удивления, хотя, был более чем ошарашен возрастом.

- Ладно, я и так слишком много тебе рассказал, давай же просто выпьем за наше знакомство, за то, что мы еще живы, и пусть так будет пока мы не исполним свое предназначение, ну, как минимум...

Испив вина, Финист поставил стакан на стол, и сказал:

- Теперь, друже, давай спать, как проснемся, соберем вещи и выдвинемся, дорога нас ждет неблизкая. Когда я познакомлю тебя с твоим новым напарником, то далее вы будете трудиться вместе.

- Напарник очень далеко? - нахмурившись спросил Ховал.

- Ну, идти долго не придется. - сказал Финист, ехидно улыбнувшись. Что эта ухмылка могла значить, было не понятно.

Проснувшись утром, Ховал, по торс голый, вышел к уличным умывальникам, у которых уже заканчивал Финист. Оставшихся людей в деревне было не больше тридцати, улицы были почти пустыми. Одна беда практически полностью уничтожила всю деревню. Здравых мужей осталось не больше пяти. При любой следующей угрозе, деревне точно было не выстоять...

-Ну что, готов, парень? Через час выдвигаемся. - стряхнув остатки воды с кистей, сказал Финист.

- Да, умоюсь, поедим, если нам дозволят, и можем выдвигаться.

- Что значит - "позволят", вояка?! - с избы, улыбнувшись, крикнул Кирам. - Вы не уйдете из деревни Ягы Урман голодными! Я вам обещаю!

- Хах! Ладно, Кирам, с тебя угощения! - добродушно ответил Ховал.

Закончив со всеми делами, они собрали все вещи и снова сели за столом в избе, быстро перекусив, вышли на улицу, там стояли все выжившие деревни, и будто заливали словами благодарности Финиста с Ховалом.

- Ну что друзья, вижу вы сдружились, и решили колесить вдвоем по степям, правильно. - с доброй улыбкой сказал Кирам. - Забира накормила, и напоила твоего коня, Ховал, а тебе Финист, я даю своего скакуна, он молодой, сильный, выносливый, не всегда же тебе перевоплощаться из огня... - с хитрой улыбкой сказал Кирам, и хлопнул Финиста по плечу.

- Эм... ну да, конечно, из огня. - фальшиво отсмеялся Финист.

- Ладно, не буду вас задерживать, я рад был с вами знаться, и не только как с воинами, но и как с людьми. Дай вам наши и ваши боги удачи на пути. Если что, Ягы Урман всегда встретит вас как родных.

- Спасибо тебе, Кирам, ты хороший человек, надеюсь, что деревня скоро расцветет. Будь здоров. - по теплому произнес Финист.

Попрощались с Кирамом, пара отчаянных вояк двинулась в сторону леса. Пройдя в глубь, до небольшой залысины, Финист достал из подсумка на поясе непонятный лист бумаги, на котором были нарисованы руны по кругу, а в центре славинский, солярный знак "путник".

- Что это такое? - поинтересовался Ховал.

- Это, друг мой, галосов портал, таких осталось немного, так что запомни этот момент, ощущения будут незабываемые. За все двести десять лет бессмертной жизни я использовал его только шесть раз, и чаще раза в пять лет им пользоваться не рекомендовано.

- А я, вообще-то, вполне себе смертный, может не стоит им сейчас пользоваться? Хоть и не знаю, что он из себя представляет.

- Надеюсь, что стоит, твой напарник обернул кольцо по кругу, помнишь, что это значит? - взглядом учителя спросил Финист.

- Что ему нужна помощь? - немного неуверенно ответил Ховал.

- Значит, ему нужна очень срочная помощь. Приготовься, как портал откроется, долго не стой, он закрывается достаточно быстро. Ну, по крайней мере, так было двадцать лет назад, когда на меня выпала доля биться на юге с армией гулей, некоторые из них успели запрыгнуть за мной, а остальных располовинило, знаешь, как раскаленный нож масло режет? Вот прям точно так же.

С улыбкой Финист подмигнул Ховалу, разорвал лист на две части, и кинул на землю. Напротив них, из воздуха, мгновенно выросла большая, закругленная сверху арка. Ее края были обвиты каким-то растением с острыми колючками, а внутри слепил очень яркий свет, от которого, по началу, они закрыли руками глаза.

-Ну что, пошли! - Финист спокойно шагнул в неизвестность. Недолго думая, после короткого, но насыщенного рассказа про гулей, Ховал тоже залетел в портал, затягивая за собой коня.

Глава 9. Высота небосвода


Очутившись на руинах неизвестного города, который находится у подножия горы. Бледный Ховал почувствовал слабость в ногах, потом упал на колено, почувствовав, что еда подходит к горлу, и, невольно, оставил завтрак на каменном полу.

- Слабенький у тебя желудок. - улыбнувшись, подшутил Финист. - Бывает, во время телепортации молекулы человека разносит в хаотичном порядке, а потом они снова собираются, но твоему коню, видимо, это нипочем.

- Теперь я знаю, что значит, когда люди говорят "соберись" ...

- Ничего страшного, раза с третьего привыкнешь, но частили у нас некоторые лентяи, которым своими двумя совсем невмоготу, один бесплодным стал, а у другого глаз не туда куда нужно смотрит, мы ему постоянно говорим, чтоб не шел куда глаза глядят, а-то разорвется, ну это так, мы в шутку! - похлопывая по спине Ховала, и смеясь, сказал Финист.

- Пойдем, Хальвард должен быть где-то тут.

Разрушенный замок был старинным, из белого камня, жителей в нем не было так же, как и крыш.

- Что это за город? Видимо, он очень стар, но в строительство было вложено очень много времени и сил, кому надо было все это разрушить, и почему тут никого нет?

- Хильвард не просто так прокрутил кольцо по пальцу, думаю причину мы вполне можем узнать, но я, например, не уверен, что очень этого хочу.

Они шли медленно, не торопясь, внимательно осматривая каждый уголок, столб и поворот, и прислушиваясь к малейшему шуму, одновременно пытались интересоваться архитектурой, и интересными статуями, которые, в большинстве своем были полностью нагие.

- Где мы находимся? Я не видел подобной архитектуры ни в славинских городах, ни в варгинских, может это визанские края? - тихо полюбопытствовал Ховал.

- Да, мы в их краях, далеко же занесло Хильварда...

Визанцы очень любили человеческую красоту, и предпочитали изображать ее абсолютно во всем, не только статуи пользовались популярностью, даже латы солдат выполняли идеальную, анатомическую форму, чем-то похожую на доспехи уравнителей, но красота, которую они изображали, была невозможной, недостижимой, не могут быть женщины и мужчины настолько красивы лицом, и на столько же красиво сложены телом. У мужчин было видно каждую, даже самую маленькую мышцу, а женщины имели невероятно стройные фигуры, и, при этом, пышные, но очень аккуратные формы. Статуи всегда имели величественный, геройский, где-то даже божественный вид.

Вдруг, неподалеку издался негромкий стон, который, судя по всему, вызывала чья-то боль. Ховал перегляделся с Финистом, и, одновременно, они рванули на звук, оставив лошадей. На дне подвала дома, от которого осталось всего две наполовину разрушенных стены, лежал крупный, светловолосый муж. Ховал сразу понял, что это Хильвард, потому что имя это варгинское, а борода была сплетена в косичку, в которой были аргадские обереги, да и доспехи на нем были с таким же клеймом, как у Ховала и Финиста, но выглядели они несколько иначе. Его нога была полностью раздавлена от колена до самой стопы.

- Финист... подери тебя бобры...- с бледным лицом, натянув улыбку, сказал Хильвард.

- Что с тобой случилось? Что с твоей ногой?

- Она размазана, как сметанный шлепок по полу, если ты не заметил...

- Это я заметил, дружище... держись, мы тебя соберем в рабочее состояние.

- Ну, в этом я не сомневаюсь, только тут в горах разгуливает ётун, как бы он и вас не пораздавливал.

- Ётун?! - удивленно уточнил Ховал.

- Именно, парень.

- Как ты додумался один идти на ётуна, Хильвард?! Ладно... как его зовут? Из какого сословия?

- Из высшего... его зовут Вахтрид... - понимая, что Финист сейчас будет еще больше ругаться, скривив лицо, сказал Хильвард.

- Извини меня, но ты законченный идиот! Я все понимаю, правда, все! Но чем ты руководствовался? Кого-нибудь изначально предупредил из уравнителей о своей прекрасной задумке?!

- Нет, Финист... извини, но мне кажется сейчас не самое подходящее время, чтобы учить меня жизни, я все понял, честно.

- Ладно, отложим разговор на потом, будешь предметом обсуждения на следующем собрании ордена. Жаль, что мы не успели прибыть раньше.

- Финист, ты же знаешь, что звать тебя на помощь я считаю крайне унизительным, и лучше подохну, скрипя своими пятью зубами, чем позову тебя на помощь, - снова натягивая улыбку, сказал Хильвард. - Но сегодня, видимо, боги вселили в меня страх, да и с такой жидкой кочергой вместо ноги много не навоюешь.

- Ты сказал, что по лесу бродит Вахтрид, это точно он?

- Он самый. - перебил Хильвард. - Думаю, что я несколько переоценил себя и свои возможности, когда решился идти на ётуна в одиночку ...

-Братец, у меня осталось несколько галосовых порталов, не могу обещать, что при появлении в Аргаде твою ногу соберут, сам знаешь, что портал сделает с твоей и так раздавленной ногой.

-Финист, я позвал тебя, чтобы ты спас не мою ногу, а мою жизнь, со своей кочергой я разберусь, наш лекарь делает отличные протезы из любых металлов, но хочу тебя попросить, чтобы ты сначала отправил меня к Галосу, мне нужен его сплав, из которого сделаны наши доспехи, может он придумает что-нибудь.

-Хорошо, да, думаю он решит любую проблему, приготовься.

Финист достал из подсумка свернутый лист с руническими символами, и порвал на две части.

-Ховал, помоги поднять Хильварда.

Взяв Хильварда под руки, они подошли к открывшемуся порталу, и отправили его на ту сторону.

-Дело сделано, Хильвард жив, теперь осталось разобраться с Вахтридом.

-Я понял, что вы оба знаете, кем он является, и читал, что у варгинцев есть поверия в огромных великанов, и про Вахтрида там много написано, но я уже не помню подробностей.

- Вахтрид-великан, ётун по-варгински. Известен он своей хитростью среди других великанов, хотя я бы не сказал, что они отличаются от людей по своему разуму, тем не менее, он не раз обманывал, и избегал битвы с Остеном, ну, Рагостом. Вообще не понимаю, как у Хильварда ума хватило биться с ним.

-Он очень могуч? - с беспокойным любопытством спросил Ховал.

- Да, по силе он является одним из самых сильных ётунов, но сразиться с главным из асов ему всегда не хватало храбрости. Теперь ты понимаешь масштабы серьезности?

-Да, вполне, и что мы будем делать с этим великаном?

-На такой случай я плана не имел, будем работать по старинке. Сегодня переночуем тут, завтра с солнцем выйдем, ётуны не ходят далеко, дабы не привлекать к себе внимания, поэтому думаю, что его логово находится тут в горах, но насколько я знаю, если один великан есть, значит, второй где-то рядом, очень бы хотелось верить в то, что это хмельные байки...

-Насколько я понимаю, ётуны не относятся к числу духов, верно? - спросил Ховал.

-Хороший вопрос. Нет, к сожалению, не относятся, поэтому не имеет значения, какого сплава твое оружие, и какое количество соли ты на него высыплешь, поэтому и говорю, по старинке. Знаешь, на самом деле я считаю, что ты достоин того, чтобы узнать все о нашей судьбе и нашем предназначении, но...

- Не начинай, Финист, я все понял еще тогда в Ягы Урмане, всему свое время.

- Ты меня радуешь все больше! - похлопал Ховала по плечу. -Ладно, давай отведаем немного, да на боковую, завтра нам понадобится чистый разум и свежие силы.

Ховал долго не мучился, стоило только прилечь на бок, закрыть веки, как беспокойные сны начали будоражить сознание, но спать долго не пришлось.

-Вставай, бродяга, и не шуми, рядом кто-то есть. - Финист, низко присев, сжал рукой плечо Ховала, и начал его будить.

Вокруг была сплошная темнота и густой туман, время поздней ночи, до утра было далеко. Ветер дул несильный, но в его голосе были слышны ноты чего-то зловещего, а листья медленно, со всех сторон, сбивались в сторону Ховала и Финиста. Появился запах сгнившей плоти, не местами повеивающий, а резкий, отвратительный, едкий.

- Снова мертвецы...- уверенно прошептал Финист.

- И кажется, их очень много, больше чем было в деревне. - резко привстав, и нахмурив брови сказал Ховал. - Теперь понятно, куда делись все жители замка, все они теперь вурдалаки...

- Именно, это проделки Вахтрида, скорее всего он с самого начала знал, что мы тут, и решил застать нас врасплох.

-Это уже не имеет значения, что будем делать? С таким ветром соль сдует, и насколько я понимаю, мы окружены со всех сторон.

-Наше дело простое, а там как получится, ты готов?

-Готов. - Ховал прижался спиной к спине Финиста, вытащил топоры, и максимально сконцентрировал взгляд на туманной темноте.

Стали слышны ленивые стоны мертвецов, и пошаркивания ног по полу белокаменной крепости. Туман был настолько густой, что не было видно ничего на расстоянии трех шагов, спасал только унылый свет луны, который периодически прерывался из-за облаков. Появился первый мертвец, и топор Ховала в раз отделил его голову от тела, и ходячий труп обездвижено рухнул, топор, мигом, вернулся обратно в руку. Внезапно туман рассеялся, будто ветром сдуло, и стали видны толпы изуродованных и прогнивших вурдалаков.

-Что-то не везет нам на мертвецов, возможно не просто так. - сказал Финист.

- Ну что, я готов, ночка будет веселой...

Как только Ховал договорил, неподалеку, по земле ударило что-то очень тяжелое, что вызвало чувствительное для ног землетрясение, будто упало громадное дерево, или обрушилась часть крепости. На фоне огромной луны стал виднеться силуэт приближающегося, невероятно огромных размеров великана ростом в четыре человека.

-Ховал...- Финист, не оборачиваясь, нащупал сзади рукой Ховала, и повернул в сторону великана.

-Что такое, не отвлекай меня... - Ховал повернулся, замер, опустив топоры, и на пару с Финистом уставился на огромное существо.

- Вот теперь у нас очень большие проблемы... - разочаровано прошептал Финист.

Великан занес свою огромную руку за спину, что-то оттуда сорвал, и кинул рядом собой, это была голова, а если точнее, то голова Вахтрида, Финист сразу ее опознал по руническим символам вдоль бритых висков и серьге в носу, которую, по легенде, он выковал себе из украденного у Рагоста небесного копья.

-Ваш хозяин мертв, уходите отсюда пока я не раздавил ваши червивые тела. - Медленно, грудным басом сказал великан. Его голос был очень глубоким, грубым и устрашающим. Мертвецы одновременно повернулись, посмотрели на великана, потом на голову умерщвленного хозяина, и, развернувшись в сторону леса, медленно начали ковылять в его сторону. Великан пнул огромную голову вдоль центральной дороги, занес другую руку за пояс, вытащил оттуда двух связанных веревкой за ноги вепрей, и швырнул их к ногам Ховала и Финиста.

- С вас костер, я люблю с корочкой.

На огромной глыбе камней из разрушенной стены крепости в молчании и спокойствии сидел великан, Ховал и Финист сидели напротив.

-Хватит коситься на меня, если у вас есть вопросы, то задавайте. - пробурчал громила.

- Да, есть несколько вопросов, во-первых, мы благодарны тебе за помощь, а точнее за наше спасение, ну и, конечно, за еду. Кто ты, как тебя зовут, и зачем тебе понадобилось нас спасать? - прямо спросил Финист.

-Правильные вопросы задаешь, уравнитель. - ехидно улыбнулся великан. - Меня зовут Сватгер, я ётун, а спасать изначально я вас не собирался, Вахтрид мой давний враг, он сжег единственную деревню, где меня принимали и любили, а ее жителей, как и жителей этого замка, превратил в вурдалаков. В общем, ничего необычного для того, кто служит Гафтвию... - печальный взгляд Сватгера опустился на костер, последовал глубокий, могучий выдох отчаяния, от которого волосы Финиста сдуло ему за спину.

- Как ты понял, что мы уравнители? - решил уточнить Ховал, будто подозревая.

- Ваши латы узнает каждый приближенный, когда-то я просил Галоса сотворить мне такие же, но он отказался, мол я ётун, и ждать от меня можно чего угодно, а доспехи его не должны попасть в руки врага. С одной стороны я его понимаю, а с другой стороны, я уже не раз спасал шкуры вам подобных, да и грешка за мной заметно не было. Жаловаться глупо, в его словах есть правда.

Солнце медленно начало восходить, и согревать своими лучами, а первый вепрь на вертеле уже подходил.

- А почему мертвецы послушали тебя? Неужели они тебя понимают? - снова спрашивал Ховал.

- Вурдалаки, изначально, считаются подчиненными ётунов, так заведено, я их не понимаю, но они способны понимать, и выполнять то, что я им говорю.

-Те лохмотья на тебе, сшитые из кучи простыней, что висят мешком, мы заменим, Сватгер, а может, после того как я поговорю с Галосом, и вовсе на доспехи. Ничего обещать не буду, но достойную замену точно предложу, мы тебе многим обязаны. - многообещающе сказал Финист.

Ночная беседа, медленно перетекающая в утро, под вкушение твердоватой, но сытной вепрятины, была по душе всем, Сватгер рассказывал, как он долгое время бродил по лесам, жил в одиночестве, находил, и терял друзей, как и чем питался. Оказалось, что на его душу приходится уже четыре с половиной века, и что в его жизни даже была настоящая любовь. Как бы это забавно не звучало, его возлюбленная была человеком, и умерла она в глубокой старости, Ховала и Финиста смутили некоторые моменты их отношений, но уточнять про них они постеснялись, а то и вовсе знать не хотели, но Сватгер был очень добродушным и честным, на первый взгляд, и в его словах чувствовалась укоренившаяся боль. - Мы по-настоящему любили друг друга, знаю, что вы не совсем понимаете, плотские утехи не являлись для нас обязательными, эта любовь была чистой, духовной. - вспоминая с улыбкой, проурчал Сватгер, смотря на восходящее солнце.

- Мне было приятно видеть вашу благодарность, Финист и Ховал . - Сватгер медленно встал в весь свой огромный рост, и потянулся руками за спину, хруст в его позвоночнике был отвратительно громок, будто ломались толстые сосны. - К сожалению, мне пора в дорогу, у меня есть дела, которые я ни коим образом не могу отложить. Печально, что ночь выдалась такой короткой, после истребления деревни я давно не находил столь приятного общения. Надеюсь, что мы с вами еще увидимся, и разделим еще не одного вепря. - с доброй улыбкой и надеждой в огромных глазах, сказал Сватгер. - Второго клыкастого заберите с собой, насколько я понимаю, порталом вы пользовались недавно, а дорога до ближайшего города не близкая, мясо в дороге вам еще пригодится.

- Спасибо, Сватгер, мы запомним твою добродетель, береги себя! - встав, и развернувшись, прокричал ему в спину Ховал.

Сватгер не обернулся, отдаляясь в сторону леса, лишь вскинул свою огромную ладонь, и помахал.

Зажарив второго вепря, Ховал и Финист разделали его на части, и выдвинулись в дорогу, в низ, по склону горы.

- Как я мог забыть! Подожди, сейчас вернусь. - Финист резко остановился, развернулся, и поскакал обратно. Издали было видно, что он подошел к голове Вахтрида, достал один меч, и вырубил огромный кусок хряща из его носа, а после повесил, так называемую серьгу через подсумок на бедре коня.

- Думаю, Рагост будет польщен нашей добычей, эта серьга сделана из его копья.

- Ничего себе... понятно. На сколько я понимаю, наши планы серьезно изменились, после того как Хильвард не смог составить мне компанию? -Утвердительно спросил Ховал.

- Да, к сожалению, Хильвард нас подвел... вчера я сомневался в том, что с этим делать, а утром решил, что не являюсь великим мыслителем, и такие серьезные решения принимать не мне.

- И кому же тогда?

- Тому, кто расскажет все, что ты должен знать, Галосу. Нам нужно ускориться, путь предстоит неблизкий, а летать из нас двоих умею только я. Конечно, отправить тебя одного было бы проще, но я буду чувствовать себя идиотом, если с тобой что-нибудь опять случится...

- Согласен с тобой. - улыбнувшись, сказал Ховал. Тогда давай ускоримся, до конца дня еще много времени. И еще, Финист, соваться в чей-то город или село не очень хочу, я всем нутром чувствую, что как только мы спустились с горы, за нами кто-то наблюдает, мы можем привезти за собой беду...

- Из тебя получится хороший уравнитель, парень... да, нас преследуют, и скорее всего это дух, мы идем в чистом поле, а преследователя так и не видно. В общем будь на чеку.

"Гардар был образован в первом столетии второго тысячелетия, точная дата основания не установлена. Является первым крупным поселением на всех славинских землях, а своего расцвета он достиг через двести лет после основания. Город богат, развит, знаменит своими искусными воинами, и умением воевать, совершать осады, грамотно экономить припасы. Каждый житель города знает свое ремесло, но при этом знает дело военное. Патруль города именуется "красноперыми", т.к. носят на своем обмундировании перья, окрашенные в красный цвет, они следят в городе и за его пределами за соблюдением порядка. Раз в пятилетие ведется отбор среди юных людей в воинские отряды. Верят они, как и все славинцы, в Рагоста, главного бога, который считается громовержцем. Капища расположены по окраинам города, а в центре находится главное капище с жертвенником, в котором приносились жертвы богам, обычно, бывал скот всякий, предатели, либо враги. Архитектура не была выдающейся, дома обычных жителей были деревянными, с глиняными печами. Стены города достигали высотой два роста человеческих, и стояли на огромном, земляном валу, сложена ограда была из плитняка на известковом растворе. Гардар имеет два крупных выхода на торговые пути, которые проходят по речным каналам через Совелес, Примедь, Аргад, Мадин-Дайр, Визань, и Милдор".

Из книги Евсея и Зосима "Визанские повести". VII век. II тысячелетие.


Глава 10. Откровение


- Видишь ту гору посреди леса? Мы почти пришли, давай поднажмем.

- Вижу. Это радует, надеюсь, нас примут на ночлег, мы идем, почти не прерываясь уже четыре дня... - с полузакрытыми от недосыпа веками сказал Ховал.

- Да... деньки выдались не лучшими, но есть и хорошие моменты, например - мы живы, и на нас так никто и не напал, не смотря на наше чутье, - вытирая пот со лба, сказал Финист. - но, боюсь, отдохнуть Галос не позволит, у таких как мы всегда есть работа, тем более сейчас, но ему есть чем подсобить, если хорошо попрошу.

Конь Финиста остановился.

- Финист, что такое? Что с тобой...

Ховал спрыгнул с коня, подошел к Финисту, и заметил, что кольцо на его левой руке ярко горит, и издает странный звук, будто кто-ударил по трубе. Его голова была опущена вниз, широко раскрытые глаза имели ярко-белый цвет, Ховал испугался, последние, кого он видел с такими глазами, были вурдалаки. Финист резко поднял голову вверх, и очень глубоко вдохнул, полностью наполнив воздухом легкие. Его глаза вновь приобрели собственный цвет.

- Ты в порядке? Что сейчас было? - беспокойно спросил Ховал.

- Снова проблемы... нужно ускориться, садись на коня.

- Так что, все-таки, с тобой сейчас было?!

- Когда кто-то из уравнителей поворачивает кольцо, ко мне приходит ведение, я вижу все глазами носителя кольца, а точнее, вижу последние события, из-за которых кольцо повернули. Так же было и с Хильвардом, пока мы были в Ягы Урмане, но тогда я не смог разглядеть ничего, сплошная темнота.

- А что сейчас?

- Поехали, не время болтать. - с серьезным лицом, снова повторил Финист.

Солнце пекло с самого утра, был очень душный и жаркий день, скитальцев спасли тени деревьев на опушке леса, которые позволили выдохнуть с облегчением. Не было видно ни дороги, ни тропинки, ни даже чьих-либо следов, по которым можно было бы ориентироваться, что сразу приметил Ховал.

- Ну что, куда дальше пойдем, парень? - с ухмылкой спросил Финист.

- Ты знаешь, что я не увидел тут ничего.

- Конечно знаю, а теперь трижды стукни печатью на своем кольце по топору.

Ховал сделал, как было сказано, кольцо вновь засияло, и в тот же миг зашелестела лесная трава, а потом она начала расползаться в разные стороны, словно дождевые черви, но гораздо быстрее. Перед ними образовалась широкая тропа, на которой не было ни одной бугринки, лишней песчанки, ни единого следа, идеальная дорога.

- Запомни, где ты входил в лес, эта дорога видна только таким как мы, даже если твое кольцо наденет другой, он не увидит того, что подвластно нашему зрению. Ну, теперь можно идти.

Выдвинувшись по тропе, Ховал заметил, что трава за ними стекается обратно, как вода, тем самым скрывая существование дороги. Войдя вглубь леса, было тяжело не заметить диких зверей, постоянно выглядывающих из-за деревьев, они будто сговорчиво следили за путниками, волки, лисы, медведи, сурки, а птицы и вовсе сидели на ветвях деревьев вдоль тропы, и нагло, будто высокомерно, наблюдали за ними. Спустя час тихой, но не совсем спокойной для Ховала прогулки, дорога уперлась в гору, найти вход было практически невозможно, даже если намеривающийся примерно знал местонахождение. А если даже и знал бы точно, то являясь недоброжелателем, его быстро бы остановили особо внимательные, дикие жители леса.

- И что дальше? - поинтересовался Ховал.

- Мы пришли. - Финист слез с коня, взял его за поводья, и прошел сквозь гору. Ховал, выпучив глаза, взволнованно вдохнул, и оглянулся вокруг себя. Звери начали выходить из-за деревьев, и, долго не думая, он тоже проскочил через секретный вход, который создавал иллюзионный обман зрения.

- Добро пожаловать в Скоггсарм-чертоги Галоса. - с довольной улыбкой, будто бы поздравил Финист.

Пространство внутри горы было огромным и поразительным своей природой. Толстенные деревья неизвестных пород, переливающаяся из зеленого в голубой цвет от солнца трава, интересные птицы пели необычными голосами, а неподалеку виднелось небольшое озеро с избой. Ховал и Финист привязали коней к рядом стоящему дереву, и сразу пошли в сторону дома.

- Наслаждайся видами! Все эти растения и животные обитают только Скоггсарме и Химленгарде. Даже вода в этом озере с виду обычная, но по консистенции она абсолютно другая, для людей является чистым ядом, но есть и такие растения, которые могут излечить разные виды тяжелой хвори, почти любой.

-Это поразительно... я никогда не видел подобной красоты, хотя в ней и немного понимаю.

Ховалу на кисть села бабочка, подняв ее до уровня своих глаз, он разглядывал ее наивными, детскими глазами. Ее крылья были красными и зеркальными, в них можно было отчетливо увидеть свое отражение. Вспорхнув своими крыльями, она соскочила, и улетела. Путники дошли до избы, Финист поднес свой кулак, чтобы постучаться в дверь, но не успел, изнутри издалось добродушное и протяжное- "заходите, открыто!". Открыв скрипучую дверь, они вошли, изба была обыкновенной, с печкой, стульями, и одним большим столом посредине, на котором старик мешал какие-то травы. Хоть Ховал и знал, что увидит именно того старика, что видел на реке Хладна, но все равно был удивлен, что именно он и есть Галос, тот самый бог леса и всего живого в нем. Финист присел на одно колено, Ховал, увидев что силуэт рядом опустился, тоже поторопился упереться коленом в пол.

- Галос, мы приветствуем тебя, бога ле...

- Финист, сынок, прибереги низкопоклонство для Рагоста, ты знаешь, что мне не нравится вся эта господская чепуха. - Отмахиваясь рукой, по-доброму вскрикнул Галос. -Тебе каждый раз надо это повторять, еще и мальца приучишь к этому! В общем, я знаю, друзья мои, что дорога вам вышла непростая, но времени на отдых у вас, к сожалению, нет, пока будете есть, я вам все расскажу, присаживайтесь за стол, не стесняйтесь.

Финист снял с плеча огромную серьгу Вахтрида, и аккуратно облокотил ее на стену дома.

- Что ты приволок ко мне на этот раз?

- Эту огромную серьгу я вырубил с носа самого Вахтрида, думаю, она может пригодиться.

- Думаешь?! Да это лучшее из того, что ты мне приносил! Не уж то сам его умертвил? - спросил исподлобья спросил Галос.

- Был бы рад, но это сделал Сватгер, он, соответственно, нам и шкуры спас, если бы не его участие, то либо Вахтрид, либо мертвецы нас прикончили. - Финист старался аккуратно намекнуть на то, что Сватгер заслужил доверия.

- Хм... знаю, о чем ты думаешь, возможно он и правда заслуживает чего-то... но сам понимаешь, какой это риск. Ладно, так и быть, ему кое-что сварганю, но это будут не доспехи, точно, на него металла уйдет немерено, а вот приличных лохмотьев с чарами сделаю, но это все потом, и, надеюсь, он понимает, что после этого он будет обязан принять не посредническую позицию, а быть исключительно на нашей стороне. Ладно, хватит, садитесь за стол уже!

Гости сели за пустой стол в ожидании появления еды, желудок Ховала сразу начал вызывающе громко урчать, как только он подумал о еде. Галос подошел к большому сундуку с округлой крышкой, который стоял прижатым к стене избы, открыл его на распашку размашистым движением, и из него, будто зачарованно, начали вылетать разные ества, и приземляться аккурат на стол, жареная курица, рыба, южные фрукты, овощи, все, что мог себе позволить богатый боярин, причем не каждый. Ховал глубоко сглотнул слюну, и голодными глазами уже поедал все вкусности, но приличие не позволяло без разрешения приступать к еде.

-Я же сказал, вояки, времени нет, ешьте пока есть время. - спокойно повторил Галос, и гости активно принялись поедать все, что находилось на столе.

- Начну с самого начала, специально для тебя, Ховал. Создавая Химленгард, Рагост использовал семена солнца, луны, жизни и смерти, только благодаря им все миры смогли существовать, я говорю о мире Навь, являющейся обителью мертвых душ, мире Явь, который является домом смертных, и о мире Правь, где чаще всего, восседают боги. До этого наша обитель была пуста, на ней не было тьмы, но и не было света, не было растительности, но и не было пустыни. Первым семенем, которое было посажено-семя солнца, благодаря ему появилось тепло и свет, следующим было посажено Рагостом семя жизни, древо которое вдохнуло жизнь в мир яви, застелило его травой, деревьями, горами, а после животными, и, наконец, людьми. Этот мир был прекрасен, в нем было все, о чем только мог мечтать любой человек, любовь, дружба, взаимопонимание и вечная жизнь. Не было войн и междоусобиц, бесполезных смертей, несправедливости, но память об их создателе постоянно падала у людей с каждым поколением, они перестали благодарить его, приносить ему жертвы, петь песни в его честь. Тогда Громовержец задумался, может ли любовь быть настоящей любовью, если нет соблазна, может ли дружба быть настоящей дружбой, если не существует выгоды и корысти, может ли существовать сила, если нет врагов и соперников. Тогда Остен, ну... Рагост, решил посадить семя луны, и увидел он, что с появлением смерти для людей, наступлением холодов, раннего заката и пропажей урожая, люди начали вспоминать его, благодарить за подати, и молить о помощи. Создатель был удовлетворен, многие изменились тогда, казалось, что на этом все и закончится, люди рождаются, живут, молятся, умирают, и попадают в чертоги создателя, в Химленгард. Ешьте-ешьте друзья, и слушайте. У Рагоста был брат, его звали Гафтвий, однажды он нашептал Рагосту, что его создание низко, люди не почитают своего создателя, приносят слабые жертвы, а появившись в Химленгарде, считают себя выше него, но, при этом, боятся остальных богов. Прислушавшись ко лжи своего брата, создатель выгнал все души смертных обратно в мир яви, посадил древо смерти, которое создало мир Навь, и в него попадали души слабых, предателей, тех, кто не восхвалял, и не молил богов, и возглавил этот мир сам Гафтвий... к сожалению, отчасти он был прав в своих высказываниях, но его мотивы были исключительно корыстны, он тоже хотел власти и влияния, хотел, чтобы люди молили, и поклонялись ему и его темным созданиям, а не старшему брату.

Финист уже очень давно слышал эту историю, и был сосредоточен исключительно на набивании своего желудка едой, а Ховал был очарован, и не мог отвести глаз и своего внимания от рассказа Галоса, хоть и половину из этого он слышал, но во что-то не верил, а что-то воспринимал просто не всерьез.

- Вкусив плоды власти, Гафтвий, будучи младшим братом, захотел стать более почитаемым, и отсюда идет все вытекающее... Каждое из четырех деревьев в Химленгарде, он же мир Правь, раз в сто лет дает новое семя, и как ты думаешь, Ховал, что сделал князь навинский? - с безумной улыбкой спросил Галос.

- Он украл семя древа смерти? ... - вопросительно ответил Ховал, переглядываясь между Финистом и Галосом.

- Молодец, мальчик мой! - громко вскрикнул, и ударил по столу ладонью старик, опустившись над столом, и просверливая взглядом переносицу Ховала. - Этот засранец спер все четыре семени! Не сразу конечно, Рагост ведь их не одновременно сеял, Гафтвий давно продумал свой коварный план, что означает, засранцем этот завистник был еще задолго до этого! Честно говоря, я не хотел участвовать во всей этой канители, сидел в лесах Химленгарда, и все меня устраивало, громовержец пришел ко мне за помощью, узнав, что его собственный брат обманул его, грозился убить всех богов Прави, мир Яви заселить своими выродками, а свое нынешнее царство именовать темницей самого Рагоста. Кстати, Зард, Сван и Зик являлись одними из самых достойных в Химленгарде в свое время, но, когда громовержец выгнал их оттуда, Гафтвий приютил их к себе, обучил хитростям, коварствам, и насытил их сердца слепой ненавистью ко всем богам, и всем, кто на их стороне. Теперь они ваши главные враги. Все это произошло более трехсот лет назад, и сейчас его древо, древо смерти, дало новый плод, третий. Дав один раз семя, древо может поддерживать свои силы во вселенной, но не в силах давать новые плоды, вот именно поэтому Гафтвий и украл семена древа солнца, жизни и луны, чтобы Рагост не смог ничего противопоставить, кроме собственных сил.

Галос снова принялся мешать непонятные травы, а после закинул их в две чашки, и залил крутым кипятком.

- Ну а потом все боги, узнав о могуществе и стремлении Гафтвия, решили объединиться, не смотря на разногласия в вопросах разного характера, о них вам знать не следует. Я на дух не переношу Рагоста, уж слишком он высокомерен и воинственен, придирается к словам, и чуть что за свою секиру... но это я могу так рассуждать, вы и не вздумайте. - с ухмылкой сказал Галос. - После верховного совета Рагост открыл врата Химленгарда для душ преданных, храбрых воинов, которые погибли в бою за свои идеалы, в которые конечно входили такие, как вера в богов, их почитание, конечно, что в очередной раз говорит о его высоком уважении к самому себе... избранные же те, кого он нарекает уравнителями миров, но сие могут быть и смертными, там уж как повезет, а я уже кую вам ваши прелестные доспехи и виды оружия под ваши навыки, вот такой вот расклад. Ах да, Хильвард тут заскакивал ко мне в гости, нога его ни к бесу была, в шлепок размазана, протез я ему здоровский наколдовал, теперь будет как новенький, и печатку ювелирную оставил! - заострил внимание. - Будь он высшим уравнителем, конечно, я бы ничего не делал, само б зажило, если б зельеце одно ему дал. В общем, отправил я его в Аргад, там-то вас сейчас очень и ждут.

- Я еще не был в чертогах Рагоста, не поднимался по радуге в мир прави, и никто не нарекал меня уравнителем, почему мне достались эти доспехи, книга и карта? - с удивлением спросил Ховал, Финист перестал закидывать в себя суп с деревянной ложки, и подозрительно посмотрел на Галоса, что краем глаза успел заметить Ховал.

- Финист, будь добр, оставь нас ненадолго. - чуть подождав, вежливо попросил Галос.

Финист, кивнув, взял тарелку с собой, и вышел с избы.

- Все, что говорят про радугу-брехня, не верь барским сказкам. сынок... - многозначительно, с выдохом сказал старик. - я не успею тебе всего рассказать, думаю, что сейчас оно тебе и не нужно. Если вкратце, то я знал твоего родного отца, и он тоже был уравнителем, отчима я тоже знаю, но это уже другая история.

- Мой отец был таким же как я?!

- Не совсем, он был высшим уравнителем, отличным, храбрейшим воином и преданным другом. Его звали Гарм. Финист ничего не говорил?

- Он мне ничего не рассказывал, мол всему свое время.

- Да уж... довольно забавная выходит картина. - с улыбкой сказал Галос. - Финист и твой отец были друзьями, не разлей вода, настоящие братья. Этот дуэт был страшным сном для всего темного мира, куда только они не являлись, нечисть трепетала, бежала, как крысы с тонущей ладьи. Даже когда Гафтвий посеял второе семя, и наплыв тьмы был в самом разгаре, именно они держали все под контролем, и являлись примерами для остальных уравнителей. Большим плюсом было то, что твоего отца Рагост наделил способностью обращаться в ястреба, а Финиста в сокола, им просто суждено было работать вместе, сам понимаешь, скорость перемещения в наше время решает очень многое...

- Почему же Финист не рассказал мне ничего?! Получается, что он единственный, кто знал хорошо моего отца? ... - опустив грустный взгляд сказал Ховал.

- Да, сынок, не просто знал, поэтому он и выследил тебя, как только я ему сказал, точнее следил он за тобой всегда, но вмешался только тогда, когда это стало необходимым. Ты ему не безразличен, даже если это не заметно, думаю, в тебе он видит своего старого, верного друга, с которым они раньше трепали отпрысков Гафтвия. Остальное тебе расскажет Финист, но не сейчас, не пудри ему мозги, вас ждет Аргад, его осадили тролли, и боюсь, если вы не подоспеете, то спасать будет нечего, поэтому прибереги свои вопросы на потом. Хорошо?

- Да... хорошо. - со взглядом наполненным грузом информации, ответил Ховал.

- Ну, вот и добренько. Финист! Заходи! Чего стоишь там, как старый пес у рыхлой будки?! - по-доброму прокричал Галос.

Финист отворил дверь рукой, в которой одновременно держал пустую тарелку с ложкой, с подозревающим взглядом прошел к столу, и снова уселся. После недолгого молчания, которое сопровождалось напряжением, Галос взял с подоконника подостывшие настои в чашках, и поставил их напротив Финиста и Ховала.

- Химленгардский, перемолотый филоний и яд змеи дасты! Для богов ничего особенного, как для людей бодрящий лимонник с имбирем, но наши растения оказывают на вас потрясающий эффект, иногда смертельный, правда... но вы не волнуйтесь, я добавил орех цифиса, он оказывает общеукрепляющий эффект, чтобы вас не пришлось собирать по частям после телепортации, ну и заодно не откинетесь от яда.

Ховал тяжело сглотнул слюну, и неуверенно посмотрел на Финиста, надеясь увидеть уверенность в его глазах, которую в итоге не удалось разглядеть.

- Нам точно можно это пить? ...

-Ты смеешь сомневаться во мне? Ощипанная ты курица, или ясный сокол, в конце концов?! - грозно вскрикнул Галос, но в его голосе чувствовалась наигранная интонация.

- Я?! Нет, конечно. - Финист мигом взял чашку, и молча выпил содержимое, чуть замедлив, после поспешил и Ховал.

- Ну вот и ладненько, мои хорошие. Чувствуете, как ваши сосуды расширяются, сердце начинает биться чаще, а мой говор кажется вам слишком медленным, и прямо-таки хочется врезать мне по морде, чтобы я говорил быстрее?!

-Да, я чувствую... ну, в смысле не чтобы врезать... - оговорился Финист.

-Ну, тогда вам пора, мои добрые гости, я бы хотел скрасить свое одиночество, беседуя с вами дольше, но времени нет. И еще, Ховал, варево это очень сильное, с лимонником я, конечно, сильно преуменьшил... спустя часа три, может четыре, действие начнет проходить, начнут проявляться побочные эффекты в виде сильной мигрени, в боли в почках и неимоверном сердцебиении, для высших уравнителей это не страшно, живот поболит, и пройдет, но для смертных более чем опасно. Противоядие сейчас я сделать не успею, поэтому, как только все закончится, Финист, ты должен лететь сюда быстрее ветра, иначе у Ховала откажет сердце, почки, или головная боль приведет к слепоте.

Ховал, выпучив глаза, снова глубоко сглотнул слюну, и обнадеженными глазами посмотрел на Финиста.

-Ха-ха! Да не волнуйтесь вы так, на вашей стороне боги и справедливость, поэтому все будет отлично!

Старик подошел к двери своей избы, приложил ладонь, и, чуть подержав, хлопнул по ней. Вместо двери появился белый, яркий, светящийся портал.

- Ваших коней я переправлю вам чуть позже, когда все закончится. Не смейте подыхать.

Ховал с Финистом прошли сквозь портал, и тот, мигом, закрылся.

-Ох уж эти смертные, только скажешь что-нибудь про богов, честь, справедливость, и они готовы на самые безумные подвиги... вера, наверное этим мы и отличаемся...


Глава 11. Дева щита


- Айвер, тебя зовет конунг Хоральд, поднимайся, и иди. - довольно дерзко сказал посыльный по имени Каред.

- Тебя родители не учили стучаться, и правильно разговаривать с девушками? Я тебя могу быстро научить, щенок. Следи за своим языком. - лежа на кровати во всеоружии, и скрестив ноги в сапогах, сказала девушка, задумчиво разглядывая кольцо с печатью в виде лапы на своей левой руке. - чего встал? Иду я, иду...

Посыльный сделал вид, что не боится, хотя Айвер сразу заметила его трусливый взгляд, когда сделала ему замечание. У нее были ярко-зеленые глаза, грубоватые скулы, и русые волосы почти по пояс, связанные в один хвост, и заплетенные, тонкие косички от висков. На поясе висел ремень с маленькими ножами для метания, и обычный меч аргадского образца, но в середине гарды виднелась печать Галоса. Вздыхая, и раскрещивая ноги, Айвер встала с кровати, и, медленно, направилась к выходу из своего небольшого, но достаточно уютного домика, который выделил ей конунг. В нем была небольшая глиняная печь, кровать, и одно окно, не было ни стола, ни стула, вещи можно было повесить на гнутый, ржавый гвоздь в бревне стены, но это ни капли не смущало Айвер, она родилась в этом городе. Раньше условия жизни были гораздо хуже, учитывая то, что повидала она немало. Сейчас улицы Аргада не внушали особого вдохновления, постоянно проходящий скот, телеги с вонючей рыбой, и повсюду раненые люди. Здания в городе выглядели не стандартно, продолжение крыш тянулось до самой земли, и имели сверху целый слой земли, на котором росла трава, это обеспечивало сохранение тепла в домах, а холода в этих краях всегда были сильные. Подойдя к середине города, они дошли до длинного здания, местные жители называли его "хола", что означало "зал", в нем проводились все самые значимые события, праздники, планы походов, вопросы земледелия, доходов и торговли. Естественно, вход в него был обеспечен только лучшим воинам, родственникам конунга и прочим заметным людям, причем репутация людей Аргада была выстроена именно в такой последовательности, только сильные воины имели высокий статус, даже выше чем родственники, и даже дети конунга. Законы силы были единственными, которые являлись весомыми в этом городе и во всех городах, которые относились к варгинским.

-Спасибо, Каред, сама я, наверное, бы не дошла до конунга. - саркастично подшутила Айвер.

- Смейся... рано или поздно за свое поведение ты ответишь перед Хоальдом, ну а потом и передо мной.

Айвер ударила ладонью Кареда в шею, и прижала его к стене холы, особого напряжения с ее стороны заметно не было, но деревянная стена подозрительно прохрустела, либо это был позвоночник испугавшегося до полусмерти нахала.

- Почему тебе постоянно норовит раскрыть свой поганый рот, крыса? Хотя я знаю почему, ты завидуешь, я делаю, что считаю нужным, не смотря на то, что ты советник, а я всего лишь "бестолковый" солдат без звания и должности, но ты забыл главный закон варгинцев, щенки не имеют права голоса, жаль, что конунг про это забывает, сгинь отсюда, трусливый шакал! - Айвер откинула его рукой в сторону, после чего, Каред, спотыкаясь, и отряхивая грязную штанину, удрал прочь.

Дверь холы со скрипом отворилась, из-за нее выглянул сам конунг.

- Опять спокойно тебе не живется, или это Каред перегнул? - с улыбкой поинтересовался Хоральд.

- Не нравится мне твой советник, он слишком ведом властью, такие люди не могут быть преданными, их родина там, где тепло, сыто и монетой посыпано...не знаю, зачем ты держишь его рядом с собой.

- Согласен, но он смекалист и хитер, иногда его советы незаменимы. Пошли за стол, нам есть что обсудить.

Пройдя в холу, они уселись за один из столов, который был ближе всего к огромному трону Хоральда. На столе лежали копченые ребра барана и свежеиспеченный хлеб, Айвер бесцеремонно принялась есть.

- Наши дела все хуже, потери выше, а тролли не думают отступать, командир ударного отряда Гарсунг после ночной битвы, по непонятным причинам, стал сильно лихорадить, на нем нет даже ранений, я только что дошел до его халупы, и дела его действительно катятся в выгребную яму, весь обливается потом, бормочет во сне, тяжко ему. К битве точно не подойдет. В общем, ты теперь командир его отряда.

- Ммм...не уверена, что принесу больше пользы будучи командиром, нежели простым солдатом, но если альтернативы нет, то можно попробовать. Хорошо. - чавкая, сказала Айвер.

- Знаешь, я поражаюсь твоему спокойствию.

- Было бы лучше, если я бегала в панике, и вытирала сопли о волчью шкуру на плечах конунга?

- Забавное было бы зрелище, в общем, конечно же нет. Никто не знает, откуда и почему именно сейчас появились эти твари, и что им нужно от нас и нашего города, пожалуйста, Айвер, я знаю, что тебе нельзя разглашать некоторые вещи, но вспомни себя у стен Визани десять лет назад, разве ты там не хотела верить в победу? Разве тебе не хотелось увидеть помощи?

Айвер жадно запихивала в рот мясо барана, и заедала теплым хлебом, миновав глупое молчание из-за размельчения пищи, она вытерла рукавом жир со рта, и, наконец, спокойно заговорила.

- Хоральд, в Визани врагами были люди, и набег был совершен нами, сейчас же все с точностью наоборот. Рассказать я тебе пока ничего не могу, Галос даст мне добро, если в этом будет необходимость, я давно его не видела, значит и поводов не было. Думаю, скоро все разрешится, говорят в Атиле или Кагасте, точно не помню, завелся какой-то оборотень, в деревне близ Гардара вылезла Гарена, у нас тролли повылуплялись, не пойми с каких пор.

-Ты думаешь, что грядет что-то еще более могущественное, чем тролли? ...

- Определенно, конунг Хоральд, я это чувствую, могу сказать только то, что пока у Аргада есть одна проблема, и к каждой ночи, воины должны быть полны сил и духа.

- Согласен, сейчас нужно сосредоточиться на этом...

Айвер поблагодарила конунга за пищу, встала из-за стола, и вальяжно направилась к выходу, оставив Хоральда на едине со своими мыслями.

- Кстати, скажи воинам, чтобы они перестали жрать грибы, может разово это иногда и помогает, но поедая их больше трех дней подряд люди начинают валяться в предсмертном поту от проблем с желудком, либо уже путают троллей со своими, в общем, это то, что я видела сегодняшней ночью.

- Спасибо Айвер, сегодня озвучу это Хардену и Кнуду.

Город находился среди лесов, в которых обитали тролли, а осада длилась уже три дня, все торговцы, которые должны были прибывать в Аргад, до него не доходили по ясным причинам. Когда Айвер подошла к своему дому, к ней подошла молодая девушка, на руках был новорожденный ребенок, а у ног стояла корзина с едой.

- Воительница, я принесла тебе немного еды в знак благодарности, там немного, с десяток яиц, яблоки и хлеб, больше мы не смогли дать, извини... - скромно сказала незнакомка.

- Как зовут малыша? - погладив его по голове, спросила Айвер.

- Мы с мужем назвали его Бильдерном, в честь великого конунга, а меня зовут Ингва.

-Ингва, значит, Бильдерн сильное имя. Послушай меня, дорогая, оставь еду себе, я не нуждаюсь в вашей помощи, если хочешь меня отблагодарить, то воспитай его честным человеком и сильным воином, надеюсь, милости богов и наших сил хватит, чтобы побороться за выживание. Ступай с миром.

- Айвер... я рада, что в Аргаде есть такие люди как ты, буду молить Остена, чтобы он пока не забирал тебя в свои чертоги.

-Хм, спасибо. - с забавной ухмылкой поблагодарила незнакомку Айвер. Зайдя к себе в дом, закрыла дверь, и, прижавшись к ней спиной, снова задумчиво смотрела на свое кольцо, чуть подождав, будто нехотя, обернула кольцо вокруг пальца...

Тролли являлись горными, либо лесными жителями, их нутро было исключительно магическим, главная способность заключалась в довольно быстрой регенерации костной и мышечной ткани, поэтому бить их нужно сразу на повал, отрубив конечности, или пробив голову. Внешний вид не вызывал воодушевления, морщинистый, покрытый всякой заразой лоб, огромный нос картошкой, волосатое тело, ярко-желтые глаза, которые вызывали страх у врагов. Роста они бывали разного, но всегда значительно выше людского. Жители Аргада знали об их существовании, периодически приходилось отправляться в леса на поиски, но это было редким исключением из правил. Тролли выглядят примитивно, но способны на элементарную хитрость, по сути своей, они являются порождением темной силы.

Время близилось к ночи, конунг Хоральд, командиры отрядов Харден и Кнуд воодушевляли воинов на бой у главных ворот. Благо, что город находился у самого подножья обрубленной горы, поэтому тылы были закрыты, один вход и выход.

-Воины Остена! Я конунг Хоральд, обращаюсь к каждому, кому не безразлична судьба нашего народа и города! Аргад уже четвертую ночь осаждают тролли, так давайте же докажем, что они совершили свою главную ошибку, придя по души варгинцев! Наше главное ремесло - воинство! С нами все боги Химлэнгарда, и мы не вправе проявлять страхи и сомнения перед их ликом!

Вопли разъяренной праведным гневом толпы было не перебить ничем, двери отворились, аргадцы вышли за пределы ворот, первыми в шеренгах стояли конунг, Харден, Кнуд и Айвер.

- Стойте... сюда кто-то скачет! - крикнул сторожила с факелом на стене.

Незнакомец с капюшоном на голове и верхом на лошади приблизился к воротам, было заметно, что его нога была по колено из металла, поэтому поблескивала, а на ней была печать Галоса.

- Кто ты, уравнитель? Я прежде не видела никого с такой ногой, но вижу, на ней знакомую печать. - с подозрением спросила Айвер.

- Все то она видит, эта Айвер. - незнакомец снял капюшон, и улыбнулся. - Ну что, родной город, ждал меня?!

"Вы должны помнить своих предков потому, что являетесь их наследием, вы несете в себе их кровь, славу и честь".

Князь Акий. VIII век II тысячелетия.

Глава 12. Кровь, страх, повиновение


В глубокое подземелье, имя которому было "Навь", можно было попасть, но только мертвым это место было домом, каждый смертный, попавший туда, был обречен на страшную погибель, и душа его останется там, боги и магия тут бессильны. Населяли мир мертвых, изначально, только мертвецы, но Гафтвий приютил в нем и остальных существ, которые наполняли его темную армию, и выполняли его указания. Тролли, огры, вурдалаки, ведьмы, и другие создания были рождены искусственно, и только с одной целью - уничтожить все живое. Подземелье было невероятно огромным, словно отдельный, темный, пещерный мир, единственное, что давало свет, это повсюду развешенные факелы и костры, которые никогда не гасли, причиной тому было остановившееся время. Огонь не тух, если когда-то загорелся, огры не разлагались, даже если попадали в обитель мертвыми, и никто никогда не старел, даже вурдалаки, попав сытыми в обитель, не испытывали веками голод, а если попадали голодными, то были вынуждены скитаться в муках от бесконечной жажды крови, которая могла продолжаться веками. В самом верху подземелья был вход в обитель, он же был и выходом, а в самом низу, на своем троне, который стоял на возвышенности из людских черепов, восседал сам Гафтвий. Варгинцы называли это место Фальдхейм, что в переводе на славинский лад означало не что иное как "земля падших".

-Господин, какие наши дальнейшие действия? Если мы будем отсиживаться на месте, то шайка Галоса начнет занимать верх, Гарена угнетена до следующего сезона, дикий медволак расколдован, Вахтриду отрубили его огромную бошку. Если ты натравил на Аргад троллей, то позволь же нам тоже принять участие в этой битве, к тому же я слышал, что там сейчас один из уравнителей, а именно единственная баба с этой шайки, Айвер, для нас раз плюнуть сровнять город с землей.

-Я рад видеть вашу преданность и желание служить мне, Зард, но еще не время, нам нужны рычаги давления, и, скорее всего, они станут известны после битвы, к тому же никто не говорил, что все переживут это событие. Если вы явитесь сейчас туда, думаю, вы столкнетесь как минимум с тремя опытными уравнителями, возможно и больше, а это значит, что я рискую потерять любого из вас, на такой риск я не пойду. - нахмурив брови, ужасающим, грудным голосом сказал Гафтвий. -У нас есть там свои глаза и уши, благодаря которым уже многое сделано. Если Аргад не падет после сражения, то уравнители разделятся, и тогда мы будем действовать как обычно. Зик, Сван, вы сделали, то что я вам поручил?

- Да, владыка, мы посадили семя жизни, облитое твоей кровью на Визанской горе Гарфон, как ты и говорил, Хранитель скоро будет подвластен нам? - спросил Зик.

- Придется подождать, древо вырастет в течении года, пока забудьте про него, и просто выполняйте свою работу.

Гафтвий выглядел худощавым, на руках его были грязные, длинные ногти, на голове черные, цвета ворона крыла волосы, черная борода, а лицо было бледнее луны, его вид вызывал только ужасающий страх.

- Наше дело требует терпения, нас ждет успех. Когда я в последний раз столкнулся с Финистом, он защищал своего молодого щенка, Ховала, его роль, видимо, очень важна, если он достоин внимания Галоса. - сказал Зард.

- Не исключено, ими вы займетесь позже. Сейчас в наши планы входит война между Гардаром и Атилом, а после-Совелеса и Кагаста, и пока они воюют друг с другом мы будем ждать момента, когда можно будет начать осаду их городов моими творениями, но нужно понимать, что Совелес и Примедь могут объединить свои силы, тогда Кагаст падет гораздо быстрее, а в наших интересах, чтобы война длилась как можно дольше, чтобы она высосала все силы и жизни с обеих сторон, тогда мы сразу будем иметь явное преимущество. Грядет очень интересное время, время крови, страха и повиновения.

Глава 13. Гнев северной стали


- Кнуд! Отступите ближе к городу! Он не должен быть уязвим! - прокричал Хоральд. - Новая волна троллей, когда же они закончатся...

Сражение шло уже больше часа, эта ночь была бесконечной для всех, каждая минута тянулась неимоверно долго, поле перед городом было усеяно трупами людей вперемешку с трупами троллей, везде валялись отрубленные конечности, а бледноты лиц мертвых воинов не было видно из-за блеска свежей, или уже запекшейся крови.

- Айвер, веди свой фланг сюда! Наши потери растут, скоро тролли снова дойдут, их ублюдские, блестящие глаза видны издалека. Кнуд со своими отрядами будут оборонять вход в город, если через нас пройдут, то они останутся последней надеждой Аргада, вся надежда полностью лежит на нас.

- Все ясно как день, конунг, мой меч с тобой. - резко ответила Айвер, и, играюче, махнула мечом по кругу. В ее глазах не было страха, отчаяния, абсолютное хладнокровие и сосредоточенность на том, что происходит здесь и сейчас, лишние мысли будут давать огрехи во время сражения, она это понимала, и, будучи опытным воином, умела контролировать свои эмоции, именно такими качествами должен обладать каждый командир, у кого есть люди в подчинении.

Спустя недолгое время тролли приблизились. Хильвард все время сражался плечом к плечу с Айвер, они давно знали друг друга, но Хильвард был гораздо младше, потому что был смертным уравнителем.

-Хильвард, ты не знаешь, кто-нибудь еще придет на помощь?

-Не знаю, несколько дней назад Финист с каким-то новобранцем, как я понял, спасли мне шкуру, я додумался охотиться на Вахтрида... ну, в общем безуспешно, как видишь. - Хильвард постучал мечом по своей новой ноге. - Они тогда прибыли с портала, поэтому думаю, они не будут им пользоваться еще раз, я бы не стал, про остальных ничего не знаю.

Лица оставшихся в живых воинов были абсолютно пустыми, в них не было страха, он притупился после всех пережитых сражений, беспощадных и жестоких. Тролли шли не очень быстро.

- Скалборг! - Это слово означало "стена щитов". По этой команде, воины в первой шеренге подняли щиты таким образом, что один почти на половину перекрывал другой.

- Воины Аргада, это не первое наше сражение! И оно не будет последним! Знаю, каждый из вас хочет пировать с богами в чертогах Химленгарда, но отложите смерть на другие даты! Сейчас не время погибать! Сейчас за вашими спинами стоит честь наших богов! Честь нашего народа! Честь Аргада! Покажите врагам свою ярость, которой они еще нигде не видели! - пронизывающая до дрожи речь конунга была будто магической, он умел словом зажечь огонь в сердцах.

Тролли подошли на расстояние двадцати метров. Айвер подняла щит погибшего солдата, встала в первую шеренгу, и, достав меч, прокричала - ""за Аргад!"".

Вновь началась битва, аргадцы хорошо держали щиты, но сила троллей была неимоверной, периодически они трескались, или вырывались из рук мощными лапами нечисти.

- Держать линию! Не пропускать! - грубым голосом прокричал Хильвард.

Потери увеличивались, на место погибших с первой шеренги вставали воины со второй. Слышны были страшные крики людей, громкие рёвы троллей, шкрябанье когтей по щитам, и даже разрывание человеческой плоти. Постепенно, пробивая стену щитов, чудовища врывались между шеренгами, и практически сразу становились зарубленными, но внимание основной шеренги, первой, рассеивалось, поэтому, за одной дырой в первой шеренге сразу появлялась и вторая.

- Отступаем к городу! К городу! - Айвер продублировала команду. Кнуд со своими отрядами заняли последние ряды в отрядах конунга. Началась обыкновенная резня, стены щитов больше не было, натиск нарастал. Троллей было слишком много, настолько, что они взяли место сражения в полукруг, безопасным направлением был только тыл, в виде стен города. Физические силы людей были на исходе, большинство ударов оружием были медленными и размашистыми, чего нельзя было сказать о троллях, не смотря на их размеры и вес, они имели колоссальное здоровье и выносливость, если с кем-то можно было бы их сравнить, так это с молодыми медведями-шатунами. На стены Аргада поднялись женщины, и юные дети с луками и стрелами, возглавляла их Ингва, женщина, которая подходила к Айвер с грудным ребенком. Они выстроились в длинную линию на стене.

- Плукк! - скомандовала Ингва. Все одновременно подняли луки со стрелами, которые были обмотаны тряпками в горючем веществе, самый маленький парень вытащил факел со стены, пробежал в самое начало, и, подходя к каждому, поджигал тряпки.

- Скайт! - Ночное небо осыпалось яркими, желтыми огнями. Стрелы значительно перелетали место самого сражения, но тыльную часть вражьего войска полноценно осыпали, и втыкались в троллей, поджигая их. Волосяной покров тела был сильно преимущественен, поэтому шансов потушить на себе пламя было мало, но даже это троллей не останавливало долгое время, их кожа была достаточно плотной, чтобы нанести значительные ожоги. Огонь значительно помог в их ослеплении, глаза троллей были так же уязвимы, как у любого животного или человека.

Дул настолько сильный ветер, что пролитая кровь на земле успевала высыхать.

Айвер и Хильвард понимали, что битва близится к поражению, это вопрос времени, но не позволяли об этом даже подумать своим отрядам. Ингва активно продолжала командовать на стенах города. Подняв руку, вдохнув воздуха, и приготовившись в очередной раз произнести ""скайт"", она увидела, далеко, за всей армией троллей, вспыхнул яркий, ослепляющий свет. На таком расстоянии Ингве было тяжело разобрать, что это, но Айвер знала, что это были уравнители.

- Не стрелять! -прокричал, высоко подняв руку с щитом, Хильвард.

После появления первого ярко-сконцентрированного света вспыхнули еще несколько, на помощь Аргаду прибыла значительная помощь. Теперь внимание троллей было разделено.

Ховал и Финист прибыли первыми, и взяли на себя значительную часть троллей сразу после появления. То зелье, которое дал им выпить Галос, сильно воздействовало на реакцию, скорость мышления, и общее состояние, Ховал это почти сразу ощутил при перемещении, чувство опасности ушло на второй план, а силы после длинного похода полностью восстановились. Все остальные уравнители расположились в разные стороны от Ховала и Финиста, среди них был оборотень в обличии медведя, огромный, с желтыми глазами, из которых, казалось, шел дым. Он стоял на двух ногах, словно человек, а в схватке был неистово свиреп и жесток, даже тролли выглядели не так устрашающе на его фоне. Ховал сразу понял, что это один из высших уравнителей, и был прав. Звали его Готсверг, Готсверг из Милдора, обычные уравнители, как он, не могут перевоплощаться, только Рагост в силах даровать эту способность, а беседы с ним будет удостоен только погибший, и истинно достойный воин. Все остальные уравнители были в людских обличиях, среди них было два колдуна, оружие они имели, и использовали, но чаще, так как все работают парами, колдун одурманивает врага или ослабляет, а другой уже доводит дело до конца оружием. Сражение резко стало принимать равные шансы, тролли были будто растеряны, и разделены.

- Стоять до последнего! В живых не оставлять ни одну тварь! - преисполнился духом конунг Хоральд, и переглянулся обнадеженными глазами с Айвер.

Ингва назначила одну из женщин старшей, сказала взять половину оставшихся лучников, и идти дальше по стене, чтобы обстреливать троллей прицельно с удобного фланга, в то время сама, с другими, отправилась на противоположный фланг. Сражение сразу приняло положительные обороты, и, спустя недолгое время, воины начали гнать оставшихся троллей обратно в лес, победа была за Аргадом.

- Знаешь, я думала, что вы придете, когда все закончится! ...

- И тебе привет, Айвер, мы пришли, как смогли, откуда так много троллей? - с удивлением спросил Финист.

- Никто не знает. Я конунг Хоральд, приветствую вас в Аргаде, спасибо за столь своевременную помощь, если бы не вы, то наш город был бы истреблен... благодарю вас.

- Мы орден уравнителей миров. Приветствуем тебя, конунг Хоральд. - прижав правый кулак к груди, и поклонившись, произнес Финист, за ним так же поклонились остальные, Ховал, чуть замедлив, и осмотревшись, поприветствовался так же.

Хоральд переглянулся с Айвер. - Интересные у тебя друзья, подери меня демоны! Ха-ха! А ваше появление было весьма эффектным! Пойдемте в город... сегодня второй день рождения Аргада...

-Финист! Старичок! Давно с вами не виделись! - разведя руки с улыбкой, вскрикнул Хильвард.

-Ты только посмотри на этого выпендрежника, Ховал! - с удивлением сказал Финист. - Галос и вправду чертов бог, я видел, ты бился будто это твоя нога.

- Это лучше, чем моя родная нога, братец! Ее не раздавишь, не поранишь, а головы троллей об нее разбиваются в мелкие щепки!

- Я вправду рад видеть тебя снова в строю, дружище. Пойдем. - Финист, по-дружески, закинул руку на плечо Хильварда.

Конунг, Кнуд и все уравнители собрались в холе у Хоральда. За столом было исключительно вино и свечи, никто даже не умылся после сражения. Первые десять минут все просто молчали, и пили, нельзя было назвать это празднеством победы.

- Ярлен! Сын, принеси нам бочку вина, может эля, и оставь нас. - выкрикнул Хоральд. У конунга было трое сыновей, двое из них сражались, а третий был слишком мал, именно он поджигал факелом стрелы на каменных стенах Аргада.

- Да, отец. - Ярлен принес вино, и вышел из холы.

- Дорогие гости, я в очередной раз благодарю Остена за то, что он отправил к нам таких опытных и храбрых воинов, которые помогли нам остановить орду супостатов. Так выпьем же сейчас за вас, а потом поговорим о насущном. ""Сколь!""

- Сколь! - раздались одновременные, уставшие крики. Ховал сидел в середине длинного стола, и разглядывал изучающим взглядом присутствующих. Все были одеты в похожие одежды, металлические пластины, обшитые черной или коричневой кожей, которая выполняла индивидуальные контуры мускулатуры, а на ней, в разных местах, виднелась печать Галоса. Оружие было почти у всех разное, Готсверг из Милдора орудовал большим бородовидным топором, даже огромным, да и сам Гостверг был довольно крупный. Хильвард из Аргада управлялся с большим мечом, который являлся двуручным, но он справлялся и одной рукой. Два колдуна происходили из Гардара, одного звали Воламир, он предпочитал только меч, а другого Гарслав, ему по душе была палица с тупыми шипами, вторую руку колдуны всегда держали свободной, чтобы совершать заклинания, и магические действия во время боя. Воламир работал в паре с Ромилом из Мадин - Дайра, Гарслав с Яолой, воительницей из Совелеса, и было еще двое уравнителей Хорэз и Гулам, Ховал сразу заметил, что на них были южные одежды, и сами по себе они были темнее остальных. Хорез был лучником, его колчан имел бесконечное количество стрел, а точнее, колчан имел свойство создавать стрелы из воздуха, его умение стрелять было завидно любому стрелку, Ховал успел увидеть во время сражения, как он быстро передвигается, и наводится на троллей, а Гулам имел два длинных, загнутых кинжала, которые позволяли ему биться с неимоверной скоростью, и наносить большое количество колотых и режущих ранений, в паре они работали очень слажено и эффективно.

- Недавно наши торговцы плавали в Совелес, и, когда приплыли обратно, поведали, что Атил собирает армию для войны с Гардаром. Акий попросил помощи у Бравлия, князя Совелеса, но, не смотря на дружбу князей, и выгодные соглашения между городами, Бравлий отказал, причем это было достаточно в грубой форме. По городу ходят слухи, что кто-то на него наложил проклятие, или еще что-то... никогда такого, мол, не было, теперь и налоги в городе выше требуют, а по любому поводу жителей казнят. Везде ходят патрули красноперых, и за любые вопросы, или невозможность оплатить безумную дань, людей запирают в темницах, избивают, а если есть дети, то отнимают их, для выполнения тяжелых услужливых работ. Сначала я хотел попросить Бравлия о помощи, а потом, когда торговцы сказали, что он отказал даже Акию, то понял, что посла не имеет смысла отправлять, мы врагами никогда небыли, но и особо близкими союзниками тоже...

- Хорез и Гулам отправятся в Атил, чтобы разведать обстановку в городе, они единственные, кто не будет там бросаться в глаза, все согласны? - спросил Финист.

-Да, конечно, это наша земля, и у нас там много знакомых и друзей, слышал, что недавно кто-то снял чары с Рез - Тархана, одного из главных воевод Атила, славинец по принадлежности. - ответил Хорез, поправив лук за спиной.

- Этим человеком был Ховал, наш новый уравнитель. - с горделивой улыбкой сказал Финист.

- А ты не плох, юнец! Думаю, Финист нашел достойного кандидата. - постарался поддержать Хильвард.

- Потом познакомитесь по лучше. Хорошо, значит с Атилом мы решили. Теперь Совелес, есть желающие?

Никто не проявлял ярко-выраженной инициативы, поэтому Финист сам решил намекнуть:

- Яола, ты с Совелеса, наверняка у тебя есть там знакомые, да и город ты знаешь, пойдете с Гарславом?

- К сожалению, из знакомых у меня остался только алчный отчим, помочь он ничем нам не сможет, а город я знаю хорошо, в общем, почему бы и нет...

- Отлично, может есть у кого какие новости? Кстати, на помощь в Аргад не прибыли Яксон и Млад, кто-нибудь знает, что с ними случилось? - снова молчание повисло над холой.

- Мы недавно проходил мимо деревень Визани, и селяне говорили о паре неизвестных вояк, мол один из них был здоровый грубиян с двусторонним топором, а другой самовлюбленный копейщик, они истребили пару тамошних огров, и ушли в леса, в обход моря к Гардару. - задумчиво сказал Готсверг.

- Это точно они, мы очень редко так собираемся, видимо был очень веский повод не явиться, видя светящееся кольцо на своем пальце... ладно, вроде мы почти во всем разобрались, почти. Конунг Хоральд, ты разрешишь ордену остаться в Аргаде на какое-то время? Мы всегда готовы помочь, если это понадобится, прошу взамен только немного еды и жилья.

- Насколько я помню, тебя зовут Финист, вы можете просить чего угодно, думаю, ты и сам понимаешь, что твой вопрос риторический. Сегодня долго засиживаться, думаю, не стоит, все хотят отдыхать. Напротив холы есть спальное помещение для гостей, места хватит, а еду скоро принесут.

- Благодарю тебя, конунг.

Как только закончился диалог, Ховал прижал ладони к вискам, и, скрипя зубами, начал грозно рычать, а после рухнул на пол.

- Что с молодчагой? - подпрыгнув со стула спросил Хоральд.

- Побери меня болото...я совсем забыл... Готсверг, Воламир, срочно отнесите его к лекарю, пусть накроет его холодной простыней, и периодически обновляет, я должен срочно лететь.

- Галос дал ему своё чертово варево?!

- Да. Айвер, не сейчас!

-Берите его, быстрее! Я провожу вас до лекаря. - взволнованно выкрикнула Айвер.

Обратившись в сокола, Финист мигом вылетел с холы, а Готсверг и Воламир, в торопях, понесли Ховала к лекарю. Боль была именно такой, которой ее описывал Галос, сначала неимоверно заболела голова, потом почки, и наконец сердце стало выстукивать, как лошадиные подковы на скачках.

Огры обитают, чаще всего, в лесах, преимущественно на болотах. Рост достигает трех метров, физически невероятно сильны, в качестве оружия применяют деревянные дубины. Используют талисманы, изготовленные из костей и зубов врага, в виде защитных и пугающих амулетов. Уровень развития интеллекта достаточно слабый. Коммуникация примитивная. В бою не страшен хитростью и скоростью, очень агрессивен и силен. Ходят небольшими группами от пяти до десяти огров, в каждой из них есть одна самка, которую оплодотворяет один самец, доказавший, что он является альфой в группе, и заслуживает наследия. Редко совершают набеги на лесные деревни, не чаще раза в пять лет, видимо, в этот период меняются самцы, и хотят порадовать самку большим количеством мяса и даров. Нападают на проходящих мимо путников. Огры не являются магическими созданиями, серебро и соль на них не действуют, страха не имеют, отсутствует инстинкт самосохранения. Человека расценивают как угрозу, и, одновременно, пищу.

Книга Галоса "заветъ". III век II тысячелетия.


Глава 14. Агония


Спустя несколько минут дверь в халупу лекаря была выбита мощным ударом ноги Готсверга.

- Всемогущие яйца Остена! У меня нет денег! Я всего лишь лекарь! - испугавшись проорал худощавый лечила.

-Заткнись! Бегом за ведром ледяной воды и простыней! - выкрикнула Айвер.

Через минуту лекарь прибежал с ведром колодезной воды. Достав из-под подушки простыню, Ховала закинули на кровать, и принялись раздевать. Он извивался как змей, и грозный рык уже превратился в обыкновенный крик, его тело обрело алый цвет, а вены по всему телу будто норовили лопнуть.

Дорога до Галоса была совсем некороткой, но эликсир позволит Финисту еще какое-то время рассекать ветра с неимоверной скоростью, Ховал понимал, что больше суток такую боль терпеть не сможет. Раздев полностью, его привязали к кровати, сунули в рот кляп, накрыли простыней, и облили холодной водой, в точности так, как сказал Финист.

-Что случилось с этим бедолагой? - поинтересовался лекарь, щуря глаза, и поглаживая седую бороду.

- Он выпил кое-что не совсем из... этого мира, на самом деле я сомневаюсь, что ты сможешь что-либо придумать, старик, при всем моем уважении к земной медицине...- саркастично сказала Айвер, Воламир согласно кивнул, поставив руки на пояс.

-Ну почему же, вы очень зря недооцениваете. - старик подошел к Ховалу, приложил два пальца к шее, и потрогал лоб.

- Самое главное, что я сейчас понимаю, у него сердце молотит, как осенние дожди, а тело как кипяток, но не это самое страшное, из-за болей, которые являются побочным действием после вашего зелья, он искусственно напрягает свой организм, это обычная защитная реакция, которая сейчас больше всего вредит.

-И что старик?! Если тебе есть что предложить, то поторопись, пока не стало слишком поздно... - перебил Готсверг.

-Вы сомневались в моей компетентности, невежи! Теперь слушайте до конца! - гордо, вскочил, и выкрикнул лекарь. - Существует лишь один способ, который расслабит организм, и, как минимум, он не умрет от остановки сердца или болевого шока.

- И какой же? - войдя, сходу, спросил Хильвард.

Лекарь мигом схвати лопату, стоящую возле кровати, и размахнулся, Айвер и Хильвард попытались его остановить, но не успели, последнее, что увидел в этот момент Ховал, неадекватную картину того, как два могучих воина, которые совсем недавно спасли Аргад, безуспешно пытались остановить старика с лопатой в руках. Звон был довольно забавным, Ховал лежал бездвижно.

- Ну вот, видите, а вы говорите, что земная медицина бесполезна.

- Старик! Ты законченный негораздок! Ты ж его грохнул! Что мы теперь Финисту скажем?! - безумно выпучив глаза, и приложив ладонь ко лбу спросил Хильвард.

- Скажете ему, что лекарь аргадский самый лучший из варгинских, а вы дурни из-под выворотня! Все с ним будет хорошо, за соседним домом большое, длинное корыто стоит, в нем корм для свиней, его высыпайте, и туда воды с колодца лейте, да так чтоб с горкой, туда его закинем, так процесс охлаждения будет быстрее. Вам, аргадским, вообще стыдно должно быть! Не знаете нашинских методов...

- Какое, к черту, корыто?! ... Ему уже ничего не поможет, седой псих! - приложив вторую ладонь ко лбу, снова проорал Хильвард.

- Что тут за крики? - ухватившись за меч, в двери ворвался взъерошенный конунг.

- Лекарь окатил лопатой и без того больного новобранца! Вот что!

- А, ну это нормально...- ухмыльнувшись, утвердил Хоральд, и задвинул меч обратно в ножны. - такая процедура у нас периодически проводится, мы тоже сначала опешили, я даже приказал казнить нашего славного лечилу, если больной окочурится, но потом, должен признать, я стал по-настоящему его ценить. И на счету Свальсара, кстати, очень много вылеченных душ, не только этим способом, конечно, это скорее исключение.

Айвер и Хильвард опустили глаза, показав свое сомнение в данных словах.

- Просто делайте так, как он говорит...

- Спасибо конунг. - кивнув головой, сказал Свальсар. - А теперь, засранцы, идите, и делайте то, что я вам сказал, если хотите помочь своему другу...

- Ты следи за своим языком, лечила. - несерьезно кинул Хильвард, и пошел за корытом.

"Ничто не поднимает боевой дух так, как мертвый командир вражеского войска".

Император Лев Исовр. VIII век II тысячелетия.

Глава 15. И в горе, и в дружбе


- Наши лазутчики доставляли еще какие-нибудь вести о намерениях Атила, количестве их солдат, коннице, количестве кораблей?

- Нет, князь, ничего нового, кораблей пока нет, пойдут пешим наверно, да и конница у них большая, преимущественно лучники и копейщики, но мечников тоже достаточно, воинов больше чем наших в разы, командир разведывательного отряда еще тогда говорил, что к ним примкнула часть визанской конницы, составляют примерно треть всего войска, настроены очень серьезно. В самом Атиле останется много людей, они компенсировали пробел в войске визанцами.

- Багатур решил в этот раз не обходиться мелкими набегами, крысий сын...все против нас...от Бравлия так и не было никаких вестей?

- Нет, князь, тишина...

- Солав, ты лучший из командиров всех отрядов Гардара, умен, смекалист, и бескорыстен, скажи мне, может есть мысли, по тому, что же случилось с моим старым другом?

- Я не знаю ваших с ним отношений, князь, но если быть честным, то не ожидал такой реакции от князя Совелеса. Наши города всегда были родственными, и по крови, и по духу. Думаю, тут есть три варианта, либо мы пали в глазах Бравлия, благодаря клевете корыстного недруга, может его обложили чарами, а может быть, и то, и другое.

- Интересные примеры... нужно понять, кому, и зачем это нужно. Солав, найди двух лучших разведчиков по работе в городcких условиях, и отправь их в Совелес, может Бравлий и отказал мне по непонятным причинам, но я не буду бросать его в беде, если он нуждается в помощи. Пускай едут в город, и ведут слежку за князем и его окружением, о любых важных новостях сразу сообщать мне. Я должен выяснить, что там происходит, чтобы принять решение, спасти друга, или отрезать его от себя навсегда...

- Можно приступать, Князь?

- Да, и как можно быстрее, у нас нет времени размазывать сопли.

Солав вышел из большого зала с огромными, скрипучим дверями, за которыми стояли крепкие опричи с копьями и щитами. Внутри зала стояло два длинных стола, а в конце большой, деревянный трон, на котором, задумчиво уставившись глазами в пол, сидел князь Акий. Гардар один из самых больших и красивых городов, в нем постоянно проходят разные ярмарки, праздники, собирается, и приезжает люд с самых ближних и дальних городов и деревень. Купцы с мехами из Совелеса, виноделы с Визани, кузнецы с Хедебгарда, с южных заморских стран привозят разнообразные сладости с ореховыми начинками, сладкой посыпью, ковры любых размеров с разными, интересными рисунками. Но одно из самых интересных явлений по праздникам и ярмарочным дням - кулачные бои, схватки на затупленных мечах, цирковые выступления акробатов и выставки с разными зверями и нечистью. Любой человек заинтересуется чем-нибудь из перечисленного. Акий добросовестный, опытный князь и полководец, Гардар приобрел статус действительно выдающегося из городов благодаря ему, причем за достаточно короткий промежуток времени. До Акия князем был его отец, Хоров, после родов его жена, Лания, умерла, родив князю сына и дочь, которых потом он назвал Акий и Лыбель. Он активно обучал их воинскому ремеслу, чести, и боевой стратегии, тем качествам, которыми, как считал Акий, должен и обязан владеть в идеале любой полководец и князь. Большинство жителей Гардара поддерживает князя в его решениях, потому, что он не был равнодушен ни к чему, что бы не происходило в его городе, обедневших жителей в Гардаре почти не было, а если появлялись, то этот вопрос решался быстро, как правило бедными были семьи, Акий предлагал им еду или кров, в зависимости от того, чего им не хватало, а в замен просил, а не требовал, забрать ребенка в отряды юных дружинников, после того, как ему исполнится пять зим. Без разницы девочка или мальчик, Гардар славится своими сильными женщинами, госпожа Лыбель, сестра князя, отвечала за женский воинский корпус, и ни капли не завидовала своему брату, для нее то дело, которым она занимается, было по настоящему достойным, и в женском корпусе она себя чувствовала, как рыба в воде. Просящие помощи всегда соглашались, потому, что знали, кормят детей там хорошо, казармы теплые, и из них там воспитают достойных людей и настоящих воинов. Из воинского корпуса, который находился на территории Гардара, родители могли раз в тридцать дней забирать их на сутки, чтобы их дитя могло поведать о том, как ему там живется. Дисциплина там была на высшем уровне, их учили всему, чем должен владеть каждый воин, а особо отличившихся юнцов, которые показывали отличные результаты в боевой подготовке, забирали в разведывательный корпус Гардара, который находился за полдня ходьбы от города, в лесу. Там их учили вычислять врага по одежде, определять количество людей и коней по следам, маскироваться в любых условиях, разводить быстро огонь, правильно приготовить пойманную дичь, и куча других интересных, нужных разведчику умений. А в самом городе солдаты любого ранга пользовались уважением и высоким статусом, но если будут замечены пьяными в тавернах, или избивающими жителей или гостей, то суд над ними будет даже строже, чем над обычными жителями или гостями, вплоть до увольнения, потому как Акий считал, что воспитанные лучшими учителями служители города не имеют права вести себя неподобающе, именно за это. Такие случаи встречались крайне редко, потому, что каждый военный сурово воспитывался в детстве, и был предупрежден огромное количество раз.

-Дорогая сестра, я рад тебя видеть, ну как дела в женском корпусе? - уставши вздыхая сказал Акий. В двери вошла Лыбель.

- Я тебя тоже, князь, все отлично, двое командиров отряда, Хелена и Мила работают с малышней, а Коваль выпустила старших девчонок, они отлично подготовлены, сама смотрела на сдачу экзаменов.

- Я же много раз говорил, наедине не называй меня князем, чувствую себя нелепо.

- Хах... тебе чужда правда? Ладно, я шучу, брат. - Лыбель подошла к большой рукоятке трона, села на нее, обняла Акия, и положила свою голову на его. - Помнишь, когда отец уходил по своим делам, мы постоянно прибегали сюда, и играли в царя с прислугой? Причем прислугой чаще был ты. - Она улыбнулась, и Акий почувствовал плечом, которое прижималось к боку, ее хихиканье.

-Да... были забавные времена, не думал, что все будет так тяжело.

- Я знаю, брат, что эта ноша рухнула на тебя не просто так, никто другой бы не справился, а ты сможешь найти решение, я в это верю, и в это верит твой народ.

- Спасибо, сестра, твои слова всегда бальзамом на душу. Мы узнаем, что происходит с Бравлием, исходя из этого и будем действовать, а пока нужно усиленно готовить оборону Гардара, наши лазутчики сказали, что в их войске много визанцев, с треть.

- Это будет великое событие, брат, нужно выйти из этой битвы победителем, нас запомнят в веках, и будут слагать песни и легенды об отрядах, отдельных воинах, и... князе, который отстоял свой город.

- Дай боги так и получится, я приложу все свои силы...

Глава 16. Начало пути


Финист летел обратно, что есть в нем только мочи, но хватит ли этого, никто не мог знать. Ховал лежал в наполненном водой корыте уже целые сутки, каждые полчаса его купали в теплой воде, чтобы от переохлаждения он не подхватил гангрены или воспаление легких. Возле него постоянно мельтешили жители города, и сидел лекарь, который постоянно контролировал его состояние. Ледяная вода сняла в какой-то мере болевые симптомы, но холод не давал дышать полной грудью, что приводило к состоянию, похожему на удушье, а мышцы сильно сводило, особо болезненно сводило бедра. Вытерпеть такие пытки, казалось, было невозможным обычному человеку, тем более такое продолжительное время. Все члены ордена уравнителей сидели в местной забегаловке, которая называлась "таверна толстого Лу", только сейчас там не было никого кроме них, даже сам Лу отсутствовал, который на самом деле вовсе не толстый, оставил гостей, чтобы не нарушать секретности, которую от него потребовал соблюсти конунг. Было много загадочных разговоров, они очень редко собирались все вместе, для некоторых собрание было первым, для Яолы из Аргада, Хореза с Кагаста и Ромила с Мадин-Дайра. Каждый делился тем, с чем интересным и полезным успели столкнуться за это время, что могло бы удивить и помочь остальным.

- Обстоятельства нашей встречи, конечно, оставляют желать лучшего, как обычно... - со вздохом произнесла Айвер, накинув изящные, стройные ноги друг на друга, которые скрывались под кожаной юбкой по колено.

- Айвер, пожалуйста, не делай так, иначе у нашего молчаливого друга Гулама появится дар речи.

- Заткнись, Готсверг.

- Ну, я же говорил...- Готсверг развел руки, и заразно, кокетливо улыбнулся. -Теперь он научился говорить! Целых два слова!

Гулам нахмурил брови, и, скорчив губы, отвернулся, но в его поведении не было заметно серьезной обиды, он был добрым человеком, и понимающим шутки, даже дурацкие.

- Да ладно тебе, я пошутил, не обижайся, если хочешь, Воламир тебе сегодня сделает массаж ягодиц.

- О боги, пожалуйста, перестань вплетать нас в свои больные фантазии, тебе что, больше не о чем поговорить? - теперь недовольство высказал Воламир. - Я вообще не понимаю, как только Рагост решился сделать тебя высшим уравнителем, я бы сказал, что ты полный идиот, а потом выпнул бы с чертогов...

- Все просто, я ляпнул пару таких шуток, и он без раздумья включил меня в состав ордена, а ты на ус бы наматывал, Воламир! Тебе эта встреча еще предстоит, если, конечно, в следующий раз ты не пустишь трусливой струю по своим шароварам.

Все поняли, что Готсверг снова несет ересь, и просто решили промолчать, чтобы не спровоцировать новую бессмысленную тему, но на самом деле, он просто пытался снять общее напряжение, потому что после того как замолчал Готсверг, замолчали все, и уставились взглядами кто куда, а Хильвард игрался с ножом, тыкая острием между пальцев, дырявя стол.

- Тут кто-нибудь расскажет еще что-нибудь интересное? - разочарованно сказал Готсверг, снова нарушив всеобщее молчание. За пределами таверны, вдали, услышался истошный крик Ховала.

- Мда... обстановочка так себе. В общем я пошел спать. - Готсверг встал, взял деревянную кружку с аргадским элем, допил залпом остатки, и громко стукнул ей об стол. Кстати, Айвер, я давно не трогал женские бёд...

- Иди уже, засранец, потрогай бычие. - махнув рукой сказала Айвер.

- Ну слава богам, он наконец свалил отсюда, невыносим... - по-доброму пробурчал Хильвард.

- Гафтвий имеет какой-то план, и он нам абсолютно не известен, это может обернуться чем угодно, глядя на то, что происходит в мире. Кагаст с Визанью готовят поход на Гардар, князь Совелеса отказывает Акию в помощи, нечисти прибавилось во много раз, наши уравнители пропадают, слишком много перемен за последнее время...слишком.

- Согласна с тобой, Гулам. - кивнула Айвер. - Даже Финист обеспокоен, как он вернется, может расскажет еще чего-нибудь важного. Но нутром чую, что нам придется не сладко, да что говорить, уже сегодня ночью чуть не пал один из самых воинствующих народов севера. Главное, что мы уже знаем свои задачи, и приступить к ним нужно как можно скорее.

Через окно услышался невнятный крик Свальсара, на который весь орден выскочил из таверны, и добежали в миг до корыта, в котором все еще валялся полуживой Ховал, а над ним, встав на одно колено стоял Финист, и вливал зеленоватую жидкость из маленькой колбочки ему в рот.

- Все...дело сделано, теперь остается только ждать, и надеяться.

Запоздало прибежал и Готсверг. - о, Финист, а ты довольно быстро!

- Думаю, я никогда так быстро не летал... Готсверг, помоги мне дотащить его к лекарю в дом, теперь регенерация должна быть неимоверно быстрой, но проспит он долго, Галос так сказал.

Полностью голого и обессиленного Ховала вытащили с корыта, накинули на плечи простынь, и под две руки поволокли его в халупу.

Ховал спал два дня, иногда пробуждался из-за ужасных кошмаров и сильных судорог. Первой ночью он, проснувшись от боли, закричал, неимоверно сильно свело бедро, Свальсар мигом выпрямил ему ногу, и перевернул с бока на спину.

Все члены ордена удалились из Аргада кроме Финиста, Айвер, и Ховала, конечно, который, вскоре, осознанно приоткрыл алого цвета глаза, под которыми были огромные синяки, медленно присел на кровати, и, сжав губы в трубку, медленно выдохнул.

- О, дружок, я гляжу ты проснулся, выглядишь не очень боеспособно, мягко говоря, но точно живее мертвеца! - с удивлением сказал Свальсар, отвлекшись от какой-то писанины за деревянным столом. Ховал медленно поднял глаза, нахмурил брови, растерянно посмотрел глазами по сторонам, и, резко высунул голову из окна халупы, его начало тошнить.

- Это правильно, пускай скверна выходит, пускай.

- Дед, может это не скверна, а последствия удара лопатой по голове? - возмущенно спросил Ховал, и сплюнул остатки рвоты.

- Ну вот, еще один невежа сомневается в моей компетенции, поверь, если бы тошнило тебя от этого, то ты бы через два дня не помнил, что я тебя огрел, сынок.

- Два дня? Я два дня спал?

- Ну, можно и так сказать. Ладно, как вижу, ты парень крепкий, и быстро в себя пришел, я донесу конунгу о твоем пробуждении, а ты сходи помойся, простыней вытрешься, она в шкафу на улице за домом, только не вздумай дом мне заблевать, у меня тут пациенты лежат, стыдно заводить их потом будет, ты и так мне постель обмочил, благо, хоть не воняет.

- Извини старик, думаю, ты сам все понимаешь, надеюсь больше ничего позорного ты не видел? ...

- Я нет.

- Что значит "я нет"? Кто-то еще видел?

- Дружище, я не мог сутками за тобой следить! У меня в городе куча раненых после крайней битвы! За тобой смотрела Айвер, ну, кстати, она тебе простыню и меняла...

- О боги Прави...- Ховал опустил голову, и закрыл глаза. - как мне на нее теперь смотреть...

- Да ну не сказал бы, ты вроде даже не обделался...- Ховал поднял яростный взор на Свальсара. - понял, я пошел.

Ховал, приведя себя в порядок, пришел в холу к конунгу, на решающей беседе присутствовали все, кто должен.

- Ты не представляешь себе, как я рад тебя видеть в здравии. - с серьезным лицом сказал Финист.

Ховал молча поправил пояс, наиграно покашлял, опустив голову, и, исподлобья, покосился на Айвер, но в ее глазах не было и капли скованности или стеснения из-за довольно интимного ухода за ним, что сразу заставило раскрепоститься Ховала.

- Значит Айвер и Ховал отправляются на восток, к лесам Мадин-Дайра? - спросил конунг Финиста.

- Да, там сейчас тоже есть проблемы с нечистью, но они не такие серьезные, скорее второстепенные, это и хорошо, как раз научатся работать слажено, и опыта наберутся.

- На чей это опыт ты сейчас намекаешь, папочка? - скривив улыбку спросила Айвер, но Финист не ответил.

- Значит Аргад остается без главного козырька... ну ладно, я понимаю, что это ради всеобщего блага, но Финист, я очень хочу тебя попросить остаться с нами хотя бы на неделю, пока я не буду уверен, что подобного штурма больше не произойдет.

- Да, конунг, без проблем, я помогу чем смогу, а когда и уеду, то Хильвард останется тут, я думаю, что ты не откажешься, верно?

- Конечно нет, я редко бываю дома, а последний повод посетить его был недобрым, поэтому да, я согласен, но прошу, если кому-либо понадобится помощь, не молчите, я люблю Аргад, но сидеть на месте не выношу... - озабочено высказался Хильвард.

- Думаю, ты в любом случае пригодишься. Позже нужно будет проведать Хедебгард. А вам, Ховал, пора собираться, ты точно пришел в себя, и готов к длинной дороге?

- Да, я готов, но мне нужно с тобой поговорить, возможно, что мы увидимся потом не скоро, сам понимаешь. - многозначительно сказал Ховал.

- Конечно, мы обязательно поговорим... - задумчиво ответил Финист. Он понимал, о чем будет разговор, не просто так тогда Галос попросил его выйти с избы.

- Айвер?

- А по мне не видно, старичок? - улыбнувшись сказала Айвер Финисту, и хлопнула ладонью по столу.

- Отлично, собирайте вещи...

Картинка с обложки личная, координаты: https://ibb.co/Stgr64g

Название картинки: УРАВНИТЕЛЬ МИРОВ. НАВАЖДЕНИЕ



home | my bookshelf | | Уравнитель Миров. Наваждение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу