Book: Вернуть или вернуться?



Вернуть или вернуться?

Дмитрий Соловей

Вернуть или вернуться?

© Соловей Д., 2020

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2020

© «Центрполиграф», 2020

* * *

Глава 1

О том, чтобы купить недвижимость в городе моего детства, я подумывал последние пару лет. А тут Артём Коваленко буквально насел на меня. Встретились мы в середине лета, когда я прилетел проведать родню. Попытался вызвонить кого-то из старых друзей, но, кроме Артёма, никого не отыскал.

– Славка сейчас на курорте, Женька копается на даче, о Пашке Тынянове ты в курсе, – перечислял Артём при встрече, кто где находится.

Насчёт Пашки я только вздохнул. Сам на похоронах не был, но ребята мне сообщили об этом печальном событии.

– Пашкин сын, кажется, на нашем факультете учится? – припомнил я.

– Угу, пошёл, так сказать, по стопам отца, – кивнул Артём. – На последнем курсе пацан. Рано остался сиротой. Я ему на лето подкинул работёнку.

С Артёмом мы неплохо посидели. Тогда же он меня по пьяни и начал уговаривать купить недвижимость.

– Понимаю, что ты как риелтор хочешь мне чего-нибудь всучить по-приятельски, – отбрыкивался я от сомнительного предложения. – Но зачем мне эти халупы?

Виталий, какие халупы? Нормальные дома в частном секторе старой части города. Зачем тебе элитные постройки? Сам же говорил, что хочешь домик, недорогой, чтобы только деньги вложить. Не клади яйца в одну корзину, – глубокомысленно изрёк приятель и заржал.

Трёп на тему недвижимости в Краснодаре я позабыл уже через несколько дней, как улетел. А Коваленко запомнил и решительно был настроен мне что-то подобрать. Когда-то я продал доставшуюся мне от матери однокомнатную хрущёвку. Родственники дружно осудили такой поступок. Оправдываться ни перед кем я не собирался. На тот момент нужны были деньги, а не квартира в Краснодаре. На мнение родни мне по-прежнему было наплевать, но сейчас я мог спокойно приобрести недвижимое имущество. И если бы не давняя мысль купить для младшей племянницы квартиру, я на предложение Артёма не отреагировал бы. Конечно, пока дарить дом я никому не собирался, но девчонка хотя бы не будет ютиться с родителями и семьёй брата в трёхкомнатной квартире.

– Виталя! Лети сюда, родной! Я тебе подобрал отличный вариант, – увещевал приятель по скайпу. – Историческое наследие. Дом какого-то купца аж от 1885 года.

Срываться и лететь сломя голову я не собирался. Попросил для начала предоставить все документы и подробные фото. То, что в таком доме потребуется капитальный ремонт, я ничуть не сомневался. И почти согласился на покупку. Здесь сыграл ещё тот факт, что по случайному совпадению мой дом в Англии тоже был 1885 года постройки. И пусть предыдущие владельцы содержали его в хорошем состоянии, мне всё равно пришлось много чего менять, включая полы, проводку и кровлю. Поэтому, что такое дом конца позапрошлого века, я хорошо представлял.

На присланном Артёмом фото владение выглядело неплохо. По крайней мере, здесь крышу менять точно не нужно. А всё остальное… С другой стороны, если сравнить с какой-нибудь хрущёвкой середины семидесятых, то ещё спорный вопрос, где больше вкладываться в ремонт. Время постройки дома явно отпугивало покупателей. Цена же показалась мне вполне демократичной.

Пару дней я ещё разглядывал фотографии, а потом всё же решился. Куплю. Отремонтирую, и пусть племянница Танюшка живёт. Со временем решу, как и что.

Для оформления покупки я прилетел буквально на три дня. Перечислил деньги, оформил на Артёма нотариальную доверенность, да и спихнул ему всю документацию. Хотел он подзаработать – вот пусть и суетится.

Сам дом меня не очень разочаровал. В целом это было именно то, что я и ожидал увидеть. Крепкие стены и новая крыша – это единственное, что выглядело достойно. Всё остальное требовало серьёзного ремонта. Не особо порадовал и небольшой внутренний двор. Я примерно понял, отчего такая низкая цена у владения. Когда-то давно здесь были каретная, конюшня и флигель, сейчас все эти подсобные строения принадлежали соседям. Ни своих ворот, ни гаража, ни просто места, где приткнуть автомобиль, не имелось. От былых купеческих владений остались только сараюшка и старые «удобства во дворе».

Отсутствие места для автомобиля было главным минусом дома. Впрочем, меня это ничуть не волновало. Жить здесь постоянно я не собирался. Может, кто-то скажет, что это не самое выгодное денежное вложение, но мне так захотелось. Пока дом смотрелся не ахти как презентабельно, но это всё решаемо.

О том, что в доме имеется водопровод и тёплый туалет, Артём поведал в первую очередь. Также он нахваливал огромный подвал. Кстати, наличие подвала меня удивило. С учётом того, что фундамент здания относительно невысокий, подвал был метра два глубиной. Причина, по которой я удивлялся, очевидна – на Кубани близко грунтовые воды. Конечно, сейчас можно всё надёжно забетонировать и покрыть специальными материалами, но не сто лет назад, когда устраивался подвал.

У моей покойной бабки со стороны матери подобная яма имелась под летней кухней. Дядька, будучи молодым, в порыве энтузиазма решил выкопать хранилище для овощей. На пару с соседом они вырыли за неделю солидную ямищу. По воспоминаниям бабушки, дядька ходил гордым и хвастался «трудовым подвигом» ровно до первого проливного дождя. А затем яма наполнилась водой где-то по колено. Засыпать свой труд дядьке было лень, тем более они с соседом уже утрамбовали лишний грунт вокруг кухни. Так яма и осталась на долгие годы. Прикрыли её досками, а засыпать не стали. Периодически вода на дне ямы высыхала, но после дождей в ней снова поднимался уровень. Эти земельные работы все соседи ставили друг другу в пример, посмеиваясь над дядькой.

Пользоваться подвалом в доме я не планировал, но не удержался и обследовал, подсветив фонариком от мобильника. Основательность предков впечатлила. Подвал был вымощен добротным кирпичом «на известняке». И точно стены не в один слой, если вода внутрь не проникала. Сырость, конечно, ощущалась, но не сильная.

Кроме подвала ничего примечательного в доме не было. Разве что нарядный фасад, характерный для строений второй половины XIX века. Купец, построивший дом, был не особо зажиточным. Постройка имела всего один этаж. В плане дом напоминал букву «L». Парадная зала и гостиная выходили окнами на улицу, а остальные помещения были скрыты от посторонних глаз.

Дом неоднократно перестраивали. Сейчас он имел четыре комнаты, кухню и ванную с туалетом. Причём попасть в туалет можно было только из кухни. Похоже, раньше там были кладовые, которые перестроили для конкретных нужд. Немного мне не понравилось, что все комнаты, кроме спальни, были проходными. А одно помещение так ещё и завалено старыми вещами.

– Виталя, наймёшь «газель» с грузчиками, и тебе это барахло за час вывезут, – суетился Артём.

Изначально мы договаривались, что предыдущие жильцы освободят комнаты от мебели. Они и освободили, забрав всё, чем пользовались. Комната, расположенная перед кухней, выполняла роль склада, и освобождать её никто не стал. Чего там только не было! Шкаф, стоящий у торцевой стены, вполне вероятно, помнил самого купца. Специально подошёл посмотреть на этот мебельный изыск. Кажется, это называется сервант или буфет. Опрометчиво я распахнул нижнюю дверцу и чуть не был погребён под кучей хлама. Дверца крепилась на одной верхней петле. Повезло, что вторая была надежно приколочена гвоздями. Обрушившиеся на меня старые кастрюли, сковородки и прочий скарб я спешно затолкал назад и прикрыл дверку.

Сейчас заниматься вывозом этого мусора времени у меня не было, а вот через месяц, когда будут готовы все документы на право владения, я возьму на работе две недели отпуска и постараюсь за это время найти бригаду ремонтников. По-хорошему, нужен человек, который будет следить за строителями. Танюшку привлекать я не хотел. Во-первых, дом должен стать для неё сюрпризом, а во-вторых, я сомневался, что она справится с поставленной задачей. Почти сразу мне в голову пришла идея привлечь Артёма.

– Когда мне заниматься твоими строителями?! – возмутился друг. – Да и заплатишь ты за этот надзор немного.

И снова я задумался, кому поручить столь ответственное дело. Артём, вникнув в мою проблему, предложил неплохой вариант:

– Пашкиного сына пригласи. Пацан учится по нужной специальности. Лишние деньги ему не помешают. Заодно наберётся опыта и сделает себе портфолио.

С Серёгой связаться я не успел, но Артём чувствовал себя обязанным, раздобыл и телефон, и имейл парня. В течение недели мы обсудили предполагаемый объём работ. Я сразу сказал, что на стиль, цвет и прочие дизайнерские изыски мне наплевать. Требуется бюджетный вариант ремонта, но с полной заменой электрики и сантехники. По поводу выбора кафеля, краски и прочего я тоже не буду изгаляться. Что окажется в нужном количестве в магазине, то и куплю.

Оформить отпуск мне удалось только с тридцатого сентября. Никого из родственников извещать я не стал. Ночевать планировал теперь уже в своём доме. Надувной матрац, одеяло и белье я приобрёл ещё в предыдущий визит. На кухне имелся необходимый минимум предметов, а задерживаться надолго я не собирался. С Серёгой договорился встретиться в воскресенье.

За оставшиеся до выходного дни я успел обежать магазины со стройматериалами. С покупкой плитки, сантехники, металлопластиковых труб и новых радиаторов проблем не возникло. Плати деньги – и всё привезут на место. Машины здесь у меня не было, так что я постарался сразу закупить побольше материалов. Взял с запасом цемента, затирочных смесей и прочего, что требовалось в первую очередь. Пока ждал своего помощника, схематично набросал, что хочу увидеть в результате и какие требования нужно предъявить строителям.

Серёга мне сразу понравился. Он был похож на Пашку. Именно таким я помнил своего друга в студенческие годы – серьёзным и ответственным.

– Виталий Валентинович, мы сейчас все помещения вместе промеряем, чтобы было быстрее. И потом поговорим о сроках и оплате работы бригады, – сразу приступил к делу парень.

С лазерной рулеткой мы измерили всё меньше чем за час. Я щёлкал, Серёга записывал. План я ему заранее не переслал, но и так получилось хорошо. Пусть тренируется на будущее. Обсуждать «концепцию» устроились на кухне. Только здесь имелись стол и три табуретки. Чайник и пару чашек я отмыл ещё с вечера. Холодильника не было, но купленное печенье в нём не нуждалось.

– Что делать с потолком? – задал Серёга вопрос.

– Гипсокартон, – однозначно ответил я.

– Полы снимаем?

– Снимаем, – вздохнул я. Класть поверху ламинат смысла не было. По углам комнат доски вызвали сомнение. Лучше сразу заменить на новые. – Окна и двери тоже на замену, – продолжал я перечислять, а Серёга записывать.

– Получается, только стены сохранятся, – хмыкнул парнишка.

– Они здесь толстые и крепкие, – подтвердил я. – Следов сырости не видно, значит, дом тёплый.

– А что по поводу крыши? – поинтересовался Сергей.

– У нас сейчас есть прекрасная возможность её проверить, – сообщил я.

Пока мы распивали чаи, на улице начался дождь. В первые полчаса он только моросил, но теперь лило как из ведра. Если крыша где-то протекает, сразу будет заметно. Жаль, толком проверить чердак не получилось. Посветили мобильниками, дружно перемазались в пыли и решили, что нареканий нет.

Спустившись с чердака, я вспомнил о подвале. Что с ним делать, пока не решил, но Серёге стоило показать помещение.

– Здесь есть подвал? – удивился Сергей.

– Шикарный. Может, устрою в нём бомбоубежище на случай ядерной войны, – пошутил я. – Идём покажу.

То, что подвал был оборудован ещё во времена купца, я даже не сомневался. Похоже, первый владелец дома предпочитал хранить всё самое ценное рядом.

– В подвал ведут два входа, – просвещал я Серёгу по пути. – На улицу мы сейчас не пойдём, но поверь, там всё сделано основательно, на века.

Кстати, Артём мне демонстрировал подвал как раз со стороны улицы. Я даже решил, что это вход в подземный гараж. Но для гаража спуск по ступеням был слишком крутой и неудобный, хотя и широкий. А те ступени, что вели вниз из люка в коридоре, имели ширину всего сантиметров шестьдесят. Не винтовая лестница, но два пролёта имелось.

– Предки явно были ниже нас ростом, – оценил парень спуск. – Электричества нет?

– Артём утверждал, что внизу была проводка по стенам. Похоже, предыдущие владельцы всё содрали и увезли.

– Как-то не очень уютно, – поёжился Серёга, подсвечивая фонарём мобильника.

Тут ещё на улице бабахнул гром, добавляя неприятных ощущений.

– Наверное, последняя гроза в этом году, – заметил я, уводя парнишку дальше в подвал.

– Действительно, отличное бомбоубежище, – также постарался пошутить Сергей. – Но для винного погреба тоже годится.

– Я думал о тренажёрном зале.

– Вопрос в том, можно ли протащить сюда тренажёры? – усомнился Сергей, переместив луч фонаря на ступени.

– С этой стороны точно не пронести, зато у второго выхода ширина почти два метра.

– Этот подвал под всем домом, что ли? – огибал ряд опорных свай Серёга.

– А как иначе? Предыдущие хозяева имели здесь не то мастерскую, не то склад, – кивнул я на оставшийся ящик со старыми инструментами.

Ступени противоположного входа в подвал поворота не имели, но прерывались одной площадкой.

– Как странно устроено, – заметил Серёга.

– Скорее всего, купец устраивал поверх ступеней деревянный настил, по которому в подвал скатывались бочки, – предположил я. – Для того и сделана площадка посередине, чтобы бочка с разгона не ухнула вниз.

– А ещё здесь была вторая дверь, – показал Серёга на стену. – Видите? – Поднявшись на площадку, он осветил какие-то древние балки на ней.

– Мы с тобой как археологи, – хохотнул я. – Но вполне вероятно, имелся своеобразный тамбур. Зимой не пропускал холод, а летом жару.

– Разумное решение.

С этим я согласился и тоже посветил на перекрытия.

– Как думаешь, не нужно здесь ещё укрепить? – спросил я.

– Можно потом проверить, но, кажется, в этом месте сварная металлическая рама, – ткнул лучом света куда-то в сторону Сергей.

Убедиться в этом мне захотелось самому. Преодолев несколько ступеней, я добрался до площадки. Рама действительно была.

– Может, снести все ступени и сделать пологий спуск для подземного гаража? – предложил Серёга.

– И как ты перенесёшь сюда автомобиль? Выезда со двора у этого домовладения нет, – напомнил я. – Только выход из дома.

– Жаль, – искренне огорчился парнишка. – Такие площади зря пропадают. Не, серьёзно, хорошо сделано, на века. Дождь отсюда почти не слышно. А как вход оформлен снаружи?

– Напоминает пристрой с воротами, – объяснил я. – Сейчас смотреть не пойдём.

– Не очень-то и хотелось под дождь лезть, – пробормотал Сергей и стал спускаться обратно.

На улице стихия разбушевалась не на шутку. Громыхало так, что даже в подвале было слышно. Нужно принести мощный фонарь и ещё раз всё осмотреть. Неожиданно мне показалось, что по верхней горизонтали той металлической рамы блеснула вода.

– Серёга, посвети-ка, – передал я ему свой телефон и ухватился двумя руками за перекладину.

В этот момент бабахнуло так громко и рядом, что у меня заложило уши. Почти сразу ладони обожгло и по телу будто пропустили электрический разряд. Мой вопль разнёсся под сводами подвала, и наступила темнота.



Глава 2

– Во долбануло, – с кряхтением начал я подниматься на ноги. – Серёга, ты где? – Здесь, – зашебуршал где-то внизу парень.

– Мобильники уронил?

– Я нечаянно. Вы так засверкали, что я испугался.

– Да, приложило меня конкретно, – пощупал я ладони. – Голова просто раскалывается.

Серёга отыскал один телефон и продолжил поиски второго, освещая пространство у себя под ногами. Я же, придерживаясь за стену, начал осторожно спускаться с лестничной площадки в подвал. Ощущал себя как-то странно. По идее, обжечь должно было руки, но почему-то болела голова. Повезло, что жив остался при таком ударе молнии. Нужно потом проверить, как там эта рама закреплена. Вероятно, наверху устроен громоотвод. А я во время грозы вцепился руками за заземление. С другой стороны, кто в наше время делает громоотводы? Молния вполне может отыскать более подходящий объект. Новое здание госпиталя не так далеко. Есть куда ударить и без моего несчастного подвала.

Мои рассуждения о грозах и молниях прервал неожиданный вопль Серёги:

– Ты кто?! – И он ослепил меня двумя мобильниками.

– Серый, тебе тоже досталось? – не понял я.

– Виталий Валентинович, вы где? – задал парень странный вопрос и начал обшаривать лучами света позади меня.

– Ты чего? – недоумевал я.

Сергей адекватным не выглядел. Начал пятиться назад, запнулся о ящики с сушёной рыбой. «С рыбой?!» – не понял я, забыв, о чём только что подумал. Серёга тем временем осветил то, что находилось в подвале, взвизгнул и помчался на выход, оставив меня в темноте.

«Сейчас Маруську напугает, идиот», – снова посетила меня «неродная» мысль.

Спотыкаясь о бочонки с квашеными огурцами и ящики с рыбой, я тоже двинулся в сторону люка, пытаясь сообразить, что вообще происходит, откуда это добро в подвале и почему я знаю (!), что здесь хранится? К тому же ориентиром служило скудное освещение из подвального выхода в дом. Добирался до ступеней я не в пример медленнее Серёги. Хорошо, он ещё крышку люка не захлопнул. Чего он так напугался?

Преодолев ступени, я вышел в коридор и оттуда сразу в залу. После подвала яркий свет неприятно ослепил. Даже рукой пришлось прикрыться. Попутно я отметил, что на мне вместо футболки рубаха. «Матушкой ещё вышитая. На вырост шилась», – в очередной раз «вспомнил» я нечто странное. И почти сразу наткнулся взглядом на сапоги на своих ногах. Бл… Когда это я кроссовки на эту обувку променял? Глаза слезиться уже перестали, и я осмотрелся. Не меньше минуты я стоял с открытым ртом, не находя никакого объяснения тому, что видел. Похоже, пока мы с Серёгой бродили в подвале, нас посетило какое-то новомодное ТВ-шоу. Мебели натащили. Ха! Даже фикус у окна в кадке поставили.

– О! – заприметил я ещё один интересный предмет. – Знакомый сервантик и почти целый.

Порадоваться тому, что я нашёл объяснение всем непоняткам, не успел. Задняя зеркальная стенка буфета отразила меня самого. Вот тут мне стало совсем нехорошо. Рукавом рубахи я отёр со лба пот и продолжил разглядывать отражение. Тот, кого демонстрировало зеркало, выглядел лет на восемнадцать. Вернее, я откуда-то знал, что «мне» восемнадцать. И это был точно не Я!!!

Тем временем дверь, ведущая из залы в гостиную, распахнулась. Пахнуло жареной рыбой, а в комнату ввалился Серёга с очумелым выражением лица.

– Сергей, ты как вообще? – не мог не поинтересоваться я.

– Херово, – пробормотал парень.

Я оглядел его с ног до головы.

– Но всё получше, чем мне. Ты хотя бы в своём теле. А моё неизвестно где потерялось.

– Чего? – уставился на меня Сергей.

– Говорю, что это я – Виталий Валентинович, но в новом… хм… образе.

Сергей меня слушал, но насколько воспринимал мои слова, оставалось только гадать.

– У тебя в руке мой мобильный телефон. В рюкзачке блокнот, где ты записывал размеры. Потом мы пошли в подвал, и там случился большой бабах.

Неожиданно моя речь была прервана. Снова дверь в зал распахнулась, и на пороге возникла дородная деваха. По какой-то причине у меня в сознании она ассоциировалась с именем Маруська.

– Микола Иванович, у вас гiсть? А я чую, що хтось прийшов, та не бачу.

– Маруська, пшла вон, на кухню! – рявкнул я на девку. – Гость из Питербурга прибыл, а ты тут припёрлась.

Служанку после моего окрика словно ветром сдуло.

– Откуда это… эта… – ошеломлённо оглянулся Сергей.

– Ты на улицу успел выскочить? – прервал я его.

– Да. Там всё совсем не так, не то.

– Вот и у меня в голове не так и не то, – вздохнул я. – Знаю, что я Виталий Белов, но почему-то оказался в теле Николая Ситникова, между прочим, 1869 года рождения.

– Виталий Валентинович? – переспросил Серёга и протянул на ладони свой телефон.

– Если это проверка на вшивость, то это не мой мобильник, – хмыкнул я.

– Теперь верю, – начал успокаиваться Сергей, обменяв телефоны. – Только непонятно, как мы здесь оказались.

– Какая разница, нам, главное, нужно вернуться обратно, – ответил я.

В люк мы буквально влетели, да и потом между бочками довольно шустро пробирались. И затормозили только возле распашных дверей на лестничной площадке противоположного входа в подвал.

– Серёга, давай снова свети, – вернул я свой телефон и занялся исследованиями.

Открыть дверь получилось без вопросов. Запиралась она на засов изнутри, но дальше всё застопорилось. Нет, конечно, во двор мы вышли, покрутились и вернулись обратно в подвал, потому что наверху был двор купца второй гильдии Ивана Григорьевича Ситникова.

– Вы как-то за раму сверху держались, – напомнил мне Серёга.

– Держался, – не стал я возражать. – Только сейчас этой рамы нет. Плюс, если помнишь, в неё как раз молния долбанула. Вероятно, открылся временной портал и нас переместило.

– Серьёзно?! – воскликнул Сергей.

– Есть другие идеи или версии или тебе доказательств мало?

– Ну… так у вас другое тело, – напомнил мне парень.

– Знаешь, если бы в тебя стукнула молния, то не факт, что ты выжил бы, – огрызнулся я. – Моё же сознание переместилось во времени, нашло подходящее тело и обосновалось в нём.

– А я тут при чём? – жалобно поинтересовался Сергей.

– Не знаю, – вздохнул я и присел на ступеньку. – Давай позже вернёмся и проверим ещё раз. Маруська скоро на обед позовёт, не нужно ей видеть, что мы по подвалу шаримся.

– Откуда вы знаете, что позовёт? – спросил Сергей.

– Память прошлого владельца всплывает. Так-то я ничего об этом Николае не помню, но информация появляется какими-то фрагментами.

И только мы расположились на диване в гостиной, как заглянула Маруська.

– Микола Иванович, подавати общ або батька почекаете?

– Батьку ждать не буду, подавай, – скомандовал я, попутно размышляя, как лучше легализовать Сергея.

Прислуга вопросы если и задаст, то я на них отвечать не обязан. А как быть с отцом Николая?

Обедали мы в столовой вдвоём. Маруська подала на стол и удалилась. Из памяти Николая я выцепил, что в доме есть ещё «економка», как называл купец родственницу со стороны покойной жены. Кстати, да, матери у Коленьки лет десять как нет. Присматривают за парнем дед Лукашка и та самая «економка» Павлина Конкордиевна. Интересно, где она сейчас?

Только что-то начал припоминать, как Серёга меня отвлёк:

– Виталий… м-м-м… Николай Иванович, а мне каким именем называться?

– Вариантов немного. Документов у тебя всё равно никаких нет, значит, и с именем не стоит заморачиваться. Как был Сергей Павлович Тынянов, так и останешься. Ко мне, кстати, можно по имени обращаться и на ты. Я сейчас биологически младше тебя на три года.

Серёга криво усмехнулся и продолжил наворачивать рыбу.

– Вкусная какая, – заметил он, когда покончил со своей порцией. – Жаль, пироги не осилю.

Удобство в виде прислуги мы с Серёгой оценили. Расторопная Маруська вскоре чай принесла, а грязную посуду забрала на кухню.

– Пойдём, мы тебя немного переоденем, – решил я, когда с обедом было покончено. – Подберу тебе что-нибудь из одежды Николая.

– А вы в курсе, где его комната? – усомнился Сергей.

– Когда я думаю о чём-то конкретном, то всплывают воспоминания, – поделился я своими ощущениями.

Вторая дверь из залы выходила на кухню. Сейчас ею не пользовались, поскольку ещё было тепло и печь в доме не топили. Рыбу Маруська жарила под навесом летней кухни и только потом занесла в дом. Такое странное расположение кухни в доме обуславливалось печным отоплением. Между родительской спальней и спальней Николая тоже имелась печь, но размером поменьше.

Спальней Коленьки была самая последняя комната. Уже в ней я «вспомнил», что у Коленьки две комнаты. Вторая зимой не отапливалась, да и размером была с кладовку. Из неё можно было выйти в коридор. Прислуга пользовалась этим выходом, чтобы принести тёплой воды для умывания или, наоборот, убрать ведро с помоями.

– Раньше это была спальня родителей, – просвещал я Сергея. – Но после смерти супруги Иван Григорьевич перебрался в ту комнату, что рядом с кухней.

– Чтобы была возможность Маруську ущипнуть за толстый зад? – пошутил Серёга, высматривая в окно эту Маруську.

– Вполне возможно, – не стал отрицать я.

Николая раньше такая мысль не посещала. Или он просто не задумывался о сексуальных потребностях родителя? Самого Коленьку волновала какая-то Машенька Уварова. Но, кажется, у купца какие-то проблемы по мужской части. Даже наследник всего один, что немного неординарно для этого времени.

Однако стоило поторопиться с подбором гардероба для Сергея, пока домой не заявился родитель Николя. Критически осмотрев Серёгу, я решил, что рубашка у него вполне достойная. Добавим к ней жилет и сверху больше ничего менять не будем.

– Штаны тебе, может, чуть коротки будут, – протянул я найденную в сундуке вещь, – но в сапогах никто не заметит. – Достал я и обувку.

Предложенный предмет гардероба Серёге явно не понравился.

– Может, я свои джинсы оставлю? Они новые, цвет чёрный.

– Переодевайся, – категорично заявил я.

– А сапоги зачем? Вонючие какие, – продолжал скулить парень. – Поищи какие-нибудь туфли или ботинки. Тепло же на улице.

– Сапоги – это вынужденная мера, – просветил я. – Ты же от дома не отходил? Наверное, на крыльцо выскочил, осмотрелся и назад? По местным дорогам в кроссовках не пройдёшь, утонешь в грязи.

Сергей с сомнением посмотрел в окно, но выходило оно во внутренний двор, который не отображал всех прелестей конца XIX века.

– Между прочим, сегодня 16 сентября 1887 года, – сообщил я Серёге, наблюдая за тем, как он меняет привычные вещи на то, что я выдал.

– Ты меня обрадовать или огорчить хотел? – поинтересовался Сергей. – Не пойму, почему штаны сползают с задницы, если они застёгнуты. Это точно одежда Николая?

– Ремень от своих джинсов возьми, – посоветовал я.

– У тебя ремень поверх рубашки, – заметил Сергей, – почему штаны не падают?

– На подвязках они, – продемонстрировал я верёвочки по бокам штанов. – У меня под ними ещё кальсоны, потому штаны свободные.

Повезло, что сапоги Серёге оказались по размеру. Вернее, они ему подошли потому, что натянул их на носки, а не на портянки.

– Ну как? – топнул Сергей ногой и повернулся.

– Никак, – буркнул я и вернулся к сундуку. – Ты не понимаешь, что без сюртука или кафтана неприлично? У тебя даже головного убора нет! Для местных это конкретное палево. И не забывай креститься. Мы сегодня пообедали без отца Николая. А то бы…

– Скажем, что на меня напали лихие люди, отобрали одежду и документы, – предложил Сергей свой вариант отсутствия гардероба.

– Тебя Маруська во вполне приличном виде видела.

– Так это я убежал, в чём был, – покосился на своё отражение в оконном стекле Сергей.

– Па-ле-во… – застонал я. – У Кольки сюртук долгополый, как для купцов. А ты мордой на купца не похож. Пока тепло, можно и так, в жилете, но нужно что-то решать с одеждой, и срочно.

– Для этого деньги требуются, – мрачно напомнил Сергей. – У тебя они есть?

На эту тему я задумался и почти сразу вспомнил нужную информацию.

– О! Я, оказывается, в гимназии учусь. Нет… не учусь. Выгнали Коленьку, отец сильно ругался, – припомнилось мне. – Бл… я греческий язык знаю, закон Божий и ещё много разной фигни.

– По деньгам-то что? – напомнил Сергей и начал выкладывать содержимое своего куцего рюкзачка на кровать.

– Ничего. Я же с родителем живу. Бывший гимназист с выбором профессии не определился. Хотя какой тут выбор? Коленька в лавке с отцом должен был торговать.

– Попробуем что-то продать, – продолжил исследовать содержимое рюкзака Серёга.

– Мобильники сразу ныкаем, – подключился я к просмотру вещей XXI века. – Лазерная рулетка тоже не в тему.

– Могу продать шариковую ручку, – выудил Серёга хоть что-то полезное. – Даже две, нет, три. Блокнот с замерами, карандаш, обычная рулетка, – продолжал перечислять он. – Мелкие деньги и бумажные в кармане джинсов, платок. Всё.

– Негусто, – заметил я.

– Ещё сам рюкзак, – покрутил его Серёга.

– Не подготовился ты к путешествию во времени. Николай в моём лице тоже порадовать не может. Отец на парня осерчал, денег не даёт. Велел в лавке отрабатывать.

– А где купец сейчас? – заинтересовался долгим отсутствием хозяина Серёга.

– Что-то смутное у меня в голове крутится, – задумался я. – Парень на отца злился. За каким-то товаром не поехал.

Сидеть дальше в комнате Коленьки мы не стали, а осторожно прошлись по дому. Дружно пришли к выводу, что купец не шикует. Сундуков стояло много, один даже в коридоре, но в целом мебели, кроме как в зале, считай, и нет.

– Иконы в «красном углу», – снова напомнил я Сергею об обычаях этого времени. – Павлина Конкордиевна, сестра матери, скоро придёт. Она у кого-то из соседей на поминках была, – сообщил я то, что вспомнил по пути. – Или уже вернулась. Павлина Конкордиевна во флигеле живёт, выполняет роль экономки и старшей над прислугой.

– Слуг много? – уточнил Сергей.

– Раньше было пятеро. Сейчас даже конюха нет. Маруська по дому и на кухне, дед Лукашка в конюшне, есть помощник в лавке, Ничипор, но его отец обещал уволить, а Коленьку на его место хотел поставить торговать.

– Имена-то какие архаичные, – пробормотал Серёга. – Ничипор…

– Это местный вариант Никифора, – сообщил я. – И, кстати, вон он бежит, – кивнул я в окно.

Ничипор уже успел добраться до дверей дома и заколотил в них.

Глава 3

(Автор помнит, шо на Кубани того времени балакали на смеси украинского и русского языков, но для удобства дальше будет писать диалоги по-русски.)


– Не пущу! Куда грязищу несёшь?! – встала в дверях Маруська, грудью закрывая проход Ничипору.

Мне пришлось выйти вперёд, чтобы разобраться.

– Микола Иванович, батька ваш меня послал. Застряли мы на Екатерининской. Велено грузчиков нанимать и переносить поклажу. – И Ничипор попытался обойти грудастую деваху.

Пока у меня в голове стыковалась информация из собственной памяти и памяти Николая Ситникова, со двора в дом вошла Павлина Конкордиевна. Она сразу вникла, что случилось, и запричитала:

– Ай, паразит такой! Небось, специально правил так, чтобы пустить нас по миру!

– Не я! – взвыл Ничипор. – Мы только начали выворачивать, а там господа верхом, и тут ещё казаки. Вот и встряли, пока пропускали всех.

– Павлина Конкордиевна, извольте выдать по пять копеек для найма шести грузчиков. – Наконец и я сообразил, почему помощник прибежал домой, а не нанял рабочую силу на вокзале.

Скорее всего, всю имеющуюся наличность купец потратил, когда перегружал товар на станции.

– По пять много, – начала торговаться экономка.

– Батька сам решит, сколько платить, и лишку не даст, – сурово посмотрел я на женщину. – Я тоже пойду. И дружка своего возьму ещё в помощь.

– Одёжку смените, – проявила смекалку Маруська.

Оценив внешний вид Ничипора, я согласился с Маруськой. Телега-то застряла где-то в грязи, её там по колено точно будет.

Пока Ничипор получал деньги, мы с Серёгой переоделись в старые латаные шаровары и рубахи навыпуск. Плюс надели поношенные картузы. Теперь уж точно никто не заподозрит в нас попаданцев из будущего. Рюкзак с мобильниками я унёс в подвал и спрятал между ящиками. Сундук в спальне Коленьки не запирался, а Павлина Конкордиевна – женщина явно без комплексов, может залезть куда не нужно.

В памяти Николая экономка представлялась женщиной старой и уродливой. Я же с высоты своего прежнего возраста оценивал Павлину Конкордиевну немного иначе. Ей лет сорок – сорок пять. И не такая уж и уродина. А старухой её делали тёмная одежда и платки, в которые она постоянно куталась. Вдовой она стала, когда ей было около двадцати. Был один ребёнок, но помер. Вот и осталась Павлина Конкордиевна приживалкой в чужой семье, выполняя обязанности домоправительницы. Коленька тётку не любил и даже побаивался. Мне предстояло самому разобраться, что и как. Пока же стоило поспешить на помощь родителю Николая.

Екатеринодар второй половины XIX века впечатлял. От дома купца Ситникова мы отошли метров на сто, когда Серёга остановился оглянуться.

– Что не так? – поинтересовался я.



– Хочу убедиться, что это тот самый дом, в котором ты затеял ремонт.

– Не похож?

– Дом-то похож, зато всё остальное – просто мрак.

– Это, считай, центр города. Здесь до улицы Красной несколько кварталов. А на окраине точно будет как в станицах: мазанки, камышовые крыши, отсутствие тротуаров и удобств.

– Это ты месиво из непонятно чего под ногами называешь тротуаром? – усмехнулся Сергей.

– Вполне ничего. Грязь даже до щиколотки не доходит.

Меня и самого не покидало ощущение, что я оказался на грандиозной костюмированной вечеринке с декорациями «под старину». Серёга хоть и выглядел «туристом» на экскурсии, но уже воспринимал ситуацию нормально. Мне же приходилось ещё приспосабливаться к чужому телу и чужой памяти. Конечно, мне повезло в этом плане. Да и оказался я сыном не какого-нибудь крестьянина, а вполне обеспеченного человека.

Дом купца Ситникова на улице Медведовской (Кирова в XXI веке), наверное, был единственным кирпичным строением. Дальше по улице стояли сплошь деревянные дома, которые не имели парадных фасадов. Часть домовладений была окружена заборами, другие – покосившимися плетнями. Возле одного из таких плетней стояла древняя старуха. Она опиралась на клюку, подслеповато щурилась, но нас разглядела и даже напутственно перекрестила. Возле следующего забора мы были облаяны дворнягой. К ней присоединилась соседская шавка, и нам пришлось спасаться от этих кабысдохов бегом. Отстали дворняги только на следующем перекрёстке, вернувшись охранять собственные дворы.

Постепенно дорога становилась лучше. Только возле новостроек было море грязи, но до улицы Мира, которая в этом времени называлась Екатерининская, мы дошли по приличной булыжной мостовой. И потом двигались по относительно чистым участкам. Где застрял купец с телегой, я примерно понял, но всё равно не ожидал, что так резко приличная дорога может смениться грязным месивом. Буквально метрах в двух от брусчатки, рядом с чьим-то забором, телега и застряла.

– По миру пустили, ироды окаянные! – голосил батька так, что слышно было издалека.

Зрителей набралось уже прилично, кто-то, похоже, пытался помочь вытянуть телегу. Перепачканные с ног до головы «помощники» делились впечатлениями.

– Чего купец так надрывается-то? – поинтересовался Серёга.

– Предполагаю, что кто-то из добровольных помощников успел что-то спереть с телеги, – ответил я, прикидывая, как самому не увязнуть в грязи вместе с ней.

– Микола, сынку! – обрадовался родитель, заприметив меня, и начал живописать свои приключения.

Рассказа хватило до того момента, как пришёл Ничипор с грузчиками. Коня к тому времени уже выпрягли, что-то навесили ему на спину и начали распределять остальной груз. Мы с Серёгой прихватили один на двоих мешок с чем-то сыпучим и поволокли домой.

– Телегу вытаскивать не будут, – вводил я Серёгу в курс дела. – Если, конечно, дожди прекратятся и подсохнет, то попробуют, а так она до конца весны будет здесь стоять.

– Вполне верю, – согласился Сергей. – Надо же, колёс даже не видно.

– Чернозём, чтоб его! – Отёр я со лба пот и ухватился удобнее за мешок.

Нам ещё повезло, что к самой телеге не пришлось подходить. Снимать груз поручили Ничипору. Вот он почти по пояс в грязи стоял, перекидывая товар грузчикам. Папенька Николая, убедившись, что всё, кроме стащенного мешка, в целости, и прихватив какую-то коробку, припустил следом за грузчиками. Теперь купец бдительно следил за нанятыми рабочими, продолжая дёргать себя за бороду и вещать на всю округу о несчастной доле «бедного купца».

Наёмных работников отпустили, как только мешки были занесены во двор. Затем мы дружно отмывались под навесом. Маруська предусмотрительно заранее нагрела воды. Ещё и принесла для всех исподнее бельё, высказывая Ивану Григорьевичу, что он столько времени в мокрых и грязных портках сидел. Погода уже не летняя, с утра прошёл дождь, и по ощущениям на улице было градусов пятнадцать – семнадцать.

За всеми этими заботами и хлопотами личность Сергея не вызвала вопросов. Ужинали мы с ним снова вдвоём, потому что Иван Григорьевич занимался привезённым товаром. Конечно, он перехватил что-то на летней кухне, но на неожиданного гостя не отвлекался и вопросов не задавал. А прислуга лишний раз попадаться на глаза раздражённому хозяину не спешила.

Спать я устроил Серёгу на сундуке. Узковата оказалась лежанка, как и моя кровать. Плюс комковатая перина, пышные подушки в засаленных наволочках и запах несвежего белья, не добавляющие комфорта. Но мы так вымотались за этот долгий день, что на такие детали не обращали внимания. Наконец появилась возможность обсудить ситуацию и подумать, как нам жить дальше.

– Серёга, что ты помнишь по девятнадцатому веку? – задал я самый важный для нас вопрос.

– Как-то всё поверхностно и без дат. Помню, что поезд с царской семьёй взорвут. Когда, не знаю. Если насчёт каких-то изобретений или научных открытий, то тоже мимо. Химию в школе я не любил. Физику тем более. Мне эти предметы для поступления на худграф не требовались.

– М-да… попаданцы из нас никакие, – заметил я. – Истории этого периода не помним, няшек из своего времени не принесли. Единственный «рояль» – доставшееся мне тело с памятью бывшего владельца. Как жить-то?

– Я рисовать умею, – напомнил Серёга.

– Я тоже на живописи после третьего курса специализировался, а толку? Меня эта живопись и в двадцатом веке не кормила. Когда перешёл на компьютерную графику, вообще забыл, как кисти в руках держать.

– Может, что из великих открытий вспомним? – не сдавался Сергей. – Или в телефонах информацию поищем, пока они не разрядились?

Мы встали и по-партизански пробрались в подвал. Там уже дружно потрошили свои телефоны, пытаясь отыскать в их памяти хоть что-то полезное.

– У меня только музыка, фото и игры, а у тебя? – поинтересовался я.

– Тоже музыка, – тяжело вздохнул Сергей. – Я немного на гитаре играю, – вспомнил он ещё один полезный навык.

– Только мелодии с наших мобильников в этом времени совсем не в тему. Нужно что-то другое искать.

– Почему я в школе плохо химию учил? – тихо бормотал Сергей на обратном пути в спальню.

Я задавался примерно тем же вопросом. Долго не мог уснуть, всё прикидывал варианты. И ведь сколько я той литературы о попаданцах прочитал! Нет бы запомнить что-то полезное для себя! Помню только известный стёб писателей по поводу промежуточного патрона и автомата Калашникова.

Если разобраться, то пользы от знаний ещё не открытых химических элементов тоже нет. Не на той я ступеньке социальной лестницы, чтобы меня восприняли серьёзно в научных кругах. Коленька даже гимназию не закончил. Хотя учиться в местных университетах и меня что-то не тянет. Там как раз студенты-революционеры активизировались.

Какое-то у нас неудачное попаданство. Нет бы на полвека раньше, когда ещё был запас времени, чтобы серьёзно повлиять на историю. Через тридцать лет случится Октябрьская революция и к власти придут большевики. Но я понимаю, что не смогу предотвратить революцию. Даже если раздобуду оружие, перестреляю всё большевистское руководство, это не изменит ситуацию в стране.

Дело ведь не в лидерах, а, как нас учили на политэкономии и научном коммунизме, в том, что «верхи уже не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому». Революционная ситуация, чёрт её подери! Не смогу, не остановлю я эту массу пролетариата, недовольного своей жизнью.

Кстати, читал я фантастику о попаданцах в советские времена, где главный герой то Ельцина убивает, то Горбачёва. Мол, нет человека – нет проблемы. Фигня полная. Не было бы Горбачёва, нашёлся бы кто-то другой, кто выплыл бы на волне народного негодования. В СССР к середине восьмидесятых годов как раз была та ситуация, когда «низы не хотели, а верхи не могли». Вот и рванула страна, как пороховая бочка.

Сейчас народовольцы, которые уже вовсю пропагандируют и занимаются террором, как раз тоже думают, что, убив царя, решат все проблемы. И ведь не объяснишь этим идиотам, что не в царе дело. Если менять, то всю систему в целом. Ленин потом этим и займётся. И мы с Серёгой даже с нашим знанием будущего ничего изменить не сможем. Значит, и дёргаться не будем, а займёмся бизнесом. Сколотим состояние и ближе к Первой мировой войне уедем куда-нибудь подальше: в Новую Зеландию, Австралию или другое место, где не будет революций. На этой мысли я наконец успокоился и уснул…

– А шо це за хлопчик? – только утром поинтересовался Иван Григорьевич личностью Сергея.

К тому времени у нас была готова стройная версия о помощнике в лавке, который пока не просит жалованье, но обещает придумать, как принести больше прибыли.

– Батько, я рассказывал тебе, что Сергей Павлович писал мне письма из Санкт-Петербурга, когда я в гимназии жил.

Такого купец точно не помнил, личность Серёги вызывала у него законное подозрение. С другой стороны, в рубашке из XXI века, с блокнотом, причёсанный и умытый, Серёга производил хорошее впечатление.

– Да не работал он, поди, никогда, – поддержала сомнения купца Павлина Конкордиевна. – Ручки белые, шея чистая.

– Он человек образованный, умственного труда, – не спорил я.

Больше всего я переживал, как бы никто не спросил у Серёги документы. Купца этот момент волновал мало. У него было горе – потерял телегу. В сарае имелась ещё одна, старая, но ей требовался ремонт. Дед Лукашка был стар и слаб для таких работ. Потому Иван Григорьевич и страдал: покупать новую телегу или чинить старую? У него была надежда: как только земля немного подсохнет, попробовать запрячь двух имеющихся лошадей и вытащить телегу из грязи. В этом случае новая телега не потребуется. Принять окончательное решение купец никак не мог.

Глава 4

Как только Иван Григорьевич разобрался в личности неожиданного постояльца, то отправил нас в лавку. Сам же собрался проведать застрявшую в грязи телегу и, возможно, попытаться её вытащить. Не думаю, что это ему удастся. Будь телега изначально пустой, то это вполне можно было бы сделать. Но под весом поклажи колёса увязли так глубоко, что оставалось только ждать прекращения дождей или весны. Но к тому времени могут найтись ушлые люди, которые разберут транспортное средство по деталям раньше, чем Иван Григорьевич вытянет его. Из памяти Коленьки я выудил подобный случай, когда недалеко от их дома чья-то телега также съехала с укатанного тракта.

Для отвода дождевой воды местные жители копают неглубокие канавы вдоль дороги. Их перекрывают мостками из жердин, чтобы сворачивать с дороги к воротам. В таких канавах влага и жидкая грязь держатся круглый год. Причём грязь хорошая, добротная, чернозёмная. Сапог засосёт – фиг вытянешь. В центре города народ старается ходить только по тротуарам, а на окраинах подвязывают обувь верёвками, чтобы её можно было выдернуть из липкого месива чернозёма, навоза и пищевых отходов. В общем, я купцу Ситникову мысленно пособолезновал и повёл Серёгу в лавку.

Завтракать у купца было не принято. Мол, вначале заработайте хлеб, а после его вкушайте. Мы с Серёгой настаивать не стали и поспешили выйти из дома. По пути хотели продать три ручки из XXI века. В лавке Ситниковых их решили не светить. Не тот ассортимент, да и не те клиенты посещали заведение купца.

Единственные приличные магазины были всё на той же Красной. Туда мы и поспешили. Даже слишком поторопились, пришлось ждать открытия и топтаться рядом, разглядывая людей, город, и вдыхать непередаваемые ароматы навоза и остатков жизнедеятельности людей. В будний день народа было немного. Но нам и этих хватало. Я с большим трудом принимал ситуацию и то, что всё здесь «настоящее». Даже проехавшие мимо казаки – не ряженые парни, как в наше время, а серьёзная военная сила.

Кстати, прибыв с визитом в Екатеринодар, Александр III устроит смотр казачьих войск. Купцы под это дело отстроят триумфальную арку. И пусть дату приезда императора я не помнил, зато видел ту самую арку на улице Екатерининской ещё в строительных лесах. Значит, визит монарха состоится позже 1887 года.

Пока мы ждали открытия выбранного магазина, я продолжил просвещать Серёгу той информацией, что извлёк из памяти тела:

– Николай пять лет учился в Кубанской военной гимназии, но был исключён в начале учебного года.

– За что исключен? – перебил Сергей. – Плохо учился?

Причину исключения я и сам не смог понять. Мне вспоминалось, что преподаватель географии наорал на Коленьку, когда тот во время урока просто пожал плечами и улыбнулся на какую-то фразу. Но за это же не исключают? Или исключают? Мутная была история с «моим» отчислением. Если же учесть, что, в основном, в гимназии учились дети казаков и зажиточных мещан, сыну купца второй гильдии получать там знания было непросто. А Иван Григорьевич мечтал, чтобы сын «в люди вышел». Без образования в России высоко не подняться.

– Потом покажу тебе, где Николай жил и учился, – пообещал я Серёге, так и не выудив из памяти Коленьки подробностей отчисления.

– Как это жил? – не понял Серёга. – Он что, не дома был?

– Здешняя гимназия – что-то вроде пансиона. Там и учатся, и живут. Порядки вообще драконовские. Коленька мечтал в театр сходить, а инспекторы не разрешали и строго следили за этим. Гулять после семи вечера было запрещено. За девушками ухаживать рано, карманные деньги иметь не положено, личных вещей, помимо формы, тоже. Тумбочки в спальне по два раза в день проверяли. Почтовую переписку отслеживали. Письма могли и не отдать, если инспектор посчитает, что его содержание не подходит воспитаннику. За плохо пришитую пуговицу на мундире могли оставить без обеда.

– Серьёзное заведение, – уважительно посмотрел на меня Сергей после разъяснений.

– Учиться в гимназии дорого и престижно, – добавил я.

– Почти как у нас, – хохотнул Серёга. – Дорого, престижно, но не факт, что всем ученикам знания впрок пойдут.

Мы наконец дождались приказчика магазина. Продемонстрировали ручки. Рулетку пока решили придержать. Необычность конструкции письменной принадлежности приказчика заинтересовала. Но он почти сразу разочаровался, когда узнал, что заправлять ручки не получится. Хотя по пятьдесят копеек за ручку мы выручили.

– Мало заплатил, – возмущался Сергей. – Нужно было ещё по магазинам пройтись.

– Полтора рубля – это приличные деньги, – возразил я. – Ничипор, работая в лавке, получает три рубля в месяц.

– Так мало? – не поверил Серёга.

– Он питается у Ситниковых, в холодное время года ещё и спит в доме на том сундуке, о который мы спотыкаемся в коридоре.

– А в тёплое время года где он живёт? – поинтересовался Сергей.

– Прямо в лавке. Заодно и сторожит её. Зимой торговли почти нет, и лавку заколачивают.

Формально торговая точка Ситниковых тоже располагалась на улице Красной, но почти в конце города. Это в будущем Красная станет длиной в пять километров. Пока же в районе Скотского (Сенного) рынка, считай, город заканчивался.

– Не так уж и плохо, – оценил Сергей место. – Конечно, не центр с элитными домами, зато рынок рядом, проходимость должна быть лучше.

– Проходимость, может, и лучше, но контингент-то какой, – кивнул я на телеги с крестьянами, – одни кацапы и адыги.

Встретивший нас Ничипор, понятное дело, кадровым перестановкам не обрадовался. Иван Григорьевич и так грозился его уволить, а тут ещё какой-то Сергей появился и тоже претендует на роль продавца в небольшой лавке. Парень встретил нас хмуро, что-то буркнул и продолжил делать карандашом записи в амбарной книге.

– Что скажешь? – развел я руками, демонстрируя Сергею убожество заведения.

С точки зрения человека XXI века, торговая лавка больше напоминала крепкий сарай. Сколоченное из широких досок строение вызывало скорее недоумение, а не желание его посетить. Окон у лавки не было. Зато имелись вторые, внутренние двери со стеклом. Днём первые двери распахивались словно ворота. Они имели крепкие замки и предназначались для надёжного запирания товаров на ночь. На внутренних поверхностях створок была нарисована своеобразная реклама с перечнем товара.

– Темно-то как. Покупатели хоть видят, что берут? – стал осматриваться Серёга внутри.

Ничипор стрельнул в него глазами, но промолчал.

– Муку и что-то крупногабаритное прямо с телеги продают, – просветил я. – В самой лавке то, что пользуется спросом у крестьян: гвозди, пилы, табак, соль, сахар, немного чая, но его мало покупают. У самих крестьян скупаем то, что привозят они: сырую шерсть, пеньку, смолу. С этим товаром батька едет в Ростов и дальше.

– Бумагу для письма двадцать стопок закупили, – вклинился в перечисление ассортимента Ничипор.

– Тоже ходовой товар у крестьян? – хмыкнул Серёга.

– У Лукашина тюки на барже подмокли, вот мы и купили за рубль всё, – пояснил Ничипор. – Может, кому писать или на скрутку табака сойдёт. По субботам у нас тут знатные торги.

– Торги, может, и знатные, – вздохнул Серёга, – но товар убогий. Никакого размаха коммерции. Ещё и воняет.

Ничипор обиженно надулся, снова принялся листать амбарную книгу и с разговором больше не лез. Мы же с Серёгой вышли из лавки.

– Как этот Ситников ещё стал купцом второй гильдии? – недоумевал Сергей. – Там же какие-то солидные деньги положено иметь.

– Дела у Ситникова шли неплохо. Но в позапрошлом году он на зимней переправе потерял крупную партию товара. Двух лошадей погубил, хорошие повозки и сам товар. До сих пор не оправился от той потери, но, молодец, держится на плаву. По пятьдесят рублей платил за обучение сына в гимназии.

– Нужно что-то делать, как-то поднимать доходность заведения, – продолжал рассуждать Сергей, оглядывая строение снаружи. – Например, побелить лавку изнутри, чтобы помещение зрительно светлее стало. Запретить посетителям мочиться позади лавки.

– Можем и побелить, – не стал я возражать. – Заодно порядок наведём и ревизию Ничипору устроим.

Мы вернулись в лавку.

– Что там за бумагу писчую купили? – заинтересовался Серёга и попросил ему показать.

Бумага мало того что была изначально серой и рыхлой, так ещё из-за того, что подмокла, местами заплесневела и пошла волнами.

– С табаком вместе возьмут, – оценил я её.

– Для рисунка тоже годится, если чуть под прессом подержать, – рассматривал Сергей один из листов. – Пером я мог бы что-то графичное изобразить.

– Не купят, – сразу прервал я его. – Кому твои картинки нужны? Это же не икона и не царь-батюшка.

– А что, царя купят? – встрепенулся Сергей.

На эту тему и я задумался. В памяти Коленьки аналога не имелось. Но сам я помнил, что в дореволюционной России крестьяне всякие лубки с картинками покупали, изображения царя пользовались популярностью.

– Если где-нибудь найти фотографию, то можно нарисовать портреты. Оформить в деревянную рамку, – продолжал Серёга развивать свою мысль.

У меня однозначного мнения насчёт портретов Александра III не было. Зато я подумал, что такую бумагу можно использовать для упаковки. И тут же одёрнул себя, вспомнив, что не тот контингент посещает лавку Ситникова. Но свою идею Серёге озвучил. Тот тут же в неё вцепился.

– Точно! Можно ваш табак из мешка расфасовать и продавать в коробочках.

– Это увеличит цену, мужики пойдут к другому купцу и купят на развес по привычной стоимости, – напомнил я очевидное. – А те, кто побогаче, в нашу лавку не зайдут.

– Так мы сами сдадим товар в магазин, – не соглашался Серёга. – Давай бери пачку бумаги, отсыпай табак, и возвращаемся домой.

По пути мы вспомнили, что прибыли из цивилизованного времени и привыкли каждый день пользоваться мылом. Плюс Серёге мыло требовалось для краски.

– Ещё нужно немного канифоли и льняного масла, – перечислял приятель необходимые ингредиенты.

– Льняное масло найдём дома, а канифоль нужно купить, – ответил я, хотя очень сомневался, что мы сможем сделать что-то путное из этих ингредиентов.

– Всё получится, – убеждал меня Сергей. – Я, правда, не помню точных пропорций и соотношений, но нечто похожее на типографскую краску замутим. К тому же нам не линогравюры печатать, а всего лишь примитивный текст на упаковках.

Дома мы расположились под навесом рядом с конюшней. Пока я определялся с размером упаковки и резал сапожным ножом трафарет, Сергей, словно средневековый алхимик, собирал ингредиенты. Залез в печь, которая была в доме и не топилась, наскрёб сажи, затем накрошил мыло и канифоль. Я ему выдал льняное масло. Маруську это, конечно, не могло не заинтересовать, но латунную миску мы у неё выцыганили с трудом.

Павлина Конкордиевна близко не подходила, хотя наблюдала, явно намереваясь потом всё доложить Ивану Григорьевичу.

Текст для упаковки был примитивным: «ТАБАКЪ» (крупными буквами) и ниже «Лучшее качество в России!» (помельче). Не поручусь, что буквы получились идеальные, да и резал я их на шероховатой поверхности. Сергей тем временем уже поджёг в миске льняное масло, ввёл в него канифоль, сажу и наструганное мыло. Пока не остыло, он начал быстро всё вымешивать деревянной лопаткой, тоже позаимствованной у Маруськи. Из пакли и какой-то тряпицы мы собрали подобие тампона и приступили к пробам.

Первый оттиск получился немного расплывчатым по углам. Но зрителей, кто упорно делал вид, что им безразлично, процесс всё же заинтересовал. Впрочем, дед Лукашка, что-то прошамкав беззубым ртом, сразу удалился, Павлина Конкордиевна почти сразу отвлеклась на другие дела, и лишь Маруська долго стояла с восторженным выражением лица.

Я продолжал штамповать текст на будущих упаковках и не сразу понял, что произошло. Небольшой курятник шёл пристроем к конюшне почти впритык к забору, отделяющему двор купца от соседей, и соседский пёс периодически устраивал подкоп и забирался, чтобы своровать курицу. И сейчас Павлине Конкордиевне повезло застать собаку на месте преступления.

– Фроська, твоя блохастая дрянь снова в нашем курятнике! – заголосила тётка так, что её могли услышать на другой стороне улицы.

Упомянутая Фроська долго ждать себя не заставила. И уже через пару минут разгорелся жаркий спор.

– Кацапка, кацапка! – орала на нашу Павлину Конкордиевну соседка, попутно пытаясь достать её плевком.

Для удобства женщина даже забралась на какую-то приступку, возвышаясь над забором.

– Сама кацапка! Мы из мещан! – вопила в ответ оскорблённая экономка. – Дулю тебе, дулю!

Это представление не могло не привлечь наше с Серёгой внимание. На всякий случай мы подошли ближе. Вдруг, кроме оскорблений, дамы перейдут к боевым действиям, стоит поддержать «своих».

– Мадам, в данном случае вы не правы, – минут через десять вклинился Сергей в паузу между криками.

– Га? – не поняла соседка и оглянулась по сторонам, похоже, ища ту, кого молодой симпатичный парень назвал «мадам».

– Ваше животное не только проникло на территорию частного владения, но и посягнуло на собственность купца Ситникова. Любой судья расценит это как халатную небрежность с вашей стороны.

– Га? – ещё раз растерянно переспросила соседка и начала сползать с приступки, покидая «поле боя».

– Так ей, так! – выкрикнула вслед Павлина Конкордиевна, но уже без особого азарта.

Мы же с Серёгой вернулись к тому, чем занимались до этого. Краска в рыхлую бумагу уже впиталась и не размазывалась. Осторожно я сложил упаковку по заранее намеченным линиям и засыпал табак. Потом ещё пришлось варить клейстер, запаивать коробочку окончательно. Внешний вид вышел вполне достойный. Получилось всего двадцать пробных упаковок табака. Не то чтобы мы изобрели велосипед или раньше никто не додумался до этого, нет, конечно! Просто мы взяли имеющиеся товары и, согласно учению Карла Маркса, в лучших традициях капиталистического строя собирались получить за него дополнительную прибыль.

– Давай часть тебе в рюкзак сложим, а часть я в холстину заверну, – предложил я Сергею.

Сразу сбыть товар у нас не получилось. Пришлось искать, где купят табак оптом. Только в третьей по счёту бакалейной лавке приказчик начал торговаться. Прибыли за минусом расходных материалов получилось всего по две копейки за пачку, но сам факт порадовал. Может, и в нашей лавке начнут брать упаковки табака. Теперь было чем отчитаться перед Иваном Григорьевичем.

К нашему возвращению он уже сидел во дворе, охая и причитая по поводу того, что телегу достать из грязи пока не получится, а другой нет, и товар возить не на чем. Сергей пообещал, что мы посмотрим на ту сломанную телегу, что стоит в каретной. Возможно, своими силами починим. Пока же предоставил отчёт о продаже фасованного табака.

– Баловство, – отмахнулся Ситников, не оценив наш труд.

Тут Павлина Конкордиевна позвала в дом, Маруська уже подала ужин. За всеми хлопотами днём мы так и не поели. Перекусили на бегу пирожками, потому приглашение на ужин восприняли с энтузиазмом.

– Ешьте, Сергей Павлович, ешьте, – подливала ему борща экономка, пересказывая при этом Ивану Григорьевичу сцену с соседкой.

Мы с Серёгой слушали эту интерпретацию событий с отвисшей челюстью. Выходило немного не так, как всё было на самом деле.

– А Сергей Павлович Фроське и говорит: «В ссылку тебя, в Сибирь, к каторжникам отправлю за порчу имущества, у меня все судьи знакомые, бумагу напишу, шоб впредь неповадно было».

Купец хлебал борщ, утирал бороду, усы и одобрительно мычал. К концу ужина уважения во взгляде Ивана Григорьевича прибавилось.

Кажется, жизнь налаживается, и всё не так плохо, как мне показалось в первые часы нашего попадания в это время.

Глава 5

По поводу табака и его упаковки Иван Григорьевич имел с нами беседу на следующий день. Просветил, что фасованный фабричный табак должен иметь акцизу. Наши поделки, мягко говоря, незаконны. Табачный бизнес – серьёзное дело, и занимаются им серьёзные люди. Тот табак, которым торгуют в лавке по тридцать копеек за фунт, привозят казаки из станиц. Он неправильно обработан, высушен кустарным способом, потому имеет плохое качество и низкую цену. Покупают его самые малообеспеченные слои горожан.

В городе есть своя табачная фабрика, выпускающая сигареты, которые продаются с акцизной маркой. Ну точно, как в наше время! Ничего не меняется в сфере бизнеса. И «серьёзные люди» и накостылять могут тем, кто сунется в эту монополию. В общем, купец рекомендовал в табачный бизнес не лезть, а заняться чем-то полезным.

Идею с побелкой лавки Иван Григорьевич одобрил. Маруська выдала нам полведра гашёной извести и метёлку. Вот с этим добром мы и заявились в лавку.

Побелили изнутри, навели порядок, вымели весь мусор. Затем отмыли полы, пересчитали товар, сравнили его с записями Ничипора. Недостачу по соли и гвоздям он велел искать в подвале дома. Мол, не всё перечисленное хранится в лавке. Впрочем, нас это пока мало волновало. Торговля в этот день велась вяло, и мы после уборки уселись перед лавкой, обсуждая, что ещё можно замутить в плане бизнеса в XIX веке.

– Попкорн продавать возле театра, – выдвинул Серёга очередную идею. – С кукурузой здесь проблем нет.

– Сколько мы на этом заработаем? – скривился я. – Даже если изымем у Маруськи нужную посуду, выход продукта грошовый. У американцев специальный аппарат был. И торговали попкорном в кинотеатрах.

– Тогда нужно клад искать, – хмыкнул Сергей. – Что ты о кладах помнишь?

– То, что на Кубани до фига ещё неразграбленных курганов, но большинство из них на территории адыгейских сёл. Там нам копать никто не позволит. Да и лопатой мы много не нароем. Золота найдём мало, в основном, предметы быта и прочую археологическую ценность. Сейчас можно на рынке из-под полы купить «кладовую записку», в которой будет подробно описано, где и какой зарыт клад. Если не нашёл клада по указанной записке, сам виноват, потому что не так понял указания.

Обсудив ещё несколько не самых удачных идей, мы дружно пришли к выводу: что-то изобрести в этом времени мы не можем. Не помним ничего.

– Эх, ноутбук бы сюда с Гуглом, – вздыхал Серёга.

– С ноутбуком любой дурак справится, – заметил я.

– Тогда у нас остаются только тексты песен, которые можно продать в виде стихов, – резюмировал Сергей.

Насчёт текстов песен стоило поспешить с извлечением их из телефонов, которые уже почти разрядились. Точно это сказать мы не могли, так как подвал был теперь закрыт на замок. В момент попадания нам невероятно повезло, что Николай как раз спустился в подвал и люк был открыт. Мне даже припомнилось, что Коленька хотел поискать «кубышку» отца. Сейчас ключи были у экономки. Но я уже оценил крепления и пришёл к выводу, что проушины можно отогнуть вместе с гвоздями. Надо будет ночью спуститься в подвал.

Мы с Серёгой помогли Ничипору закрыть лавку и отправились домой.

Вечером Сергей попросил у Маруськи тёплой воды и устроил постирушки. На это зрелище вышли посмотреть все обитатели дома купца, включая его самого.

– И что такого? – возмущался Серёга. – Носки я уже третий день не менял, трусы тоже. Хорошо, рубашка была на замену.

Выданные мной шаровары Серёга тоже постирал, переодевшись в свои джинсы.

– Справная вещь, – цокал языком Иван Григорьевич, разглядывая штаны. – Англицкие или хранцузы шили?

– Английские, – ответил Сергей и отправился развешивать стираное белье.

– Чего они так взбаламутились? – задал он мне вопрос чуть позже. – Никогда не видели, чтобы парень стирал?

Я, покопавшись в памяти, с удивлением узнал, что стирку здесь устраивают раз в месяц. Чаще смысла не видели. Помогает Маруське одна вдова, Катерина, живущая неподалёку. Свой колодец у Ситниковых был, правда, вода имела странный привкус. Так что таскать издалека её не требовалось. После стирки воду выносили со двора и сливали в канаву.

Теперь я ещё думал, как обрадовать Сергея новостью, что клопов в доме заливают кипятком два раза в год – перед Рождеством и перед Пасхой. И предыдущей ночью, когда он крутился в кровати и жаловался на комаров, кусали его не они, а обычные клопы. Насчёт вшей я тоже не был уверен, что их нет. Могли быть, хотя Маруська бельё и вываривала в большом чугуне. Тоже, думаю, не стоит сразу вываливать на неподготовленного парня информацию, что вываривают вещи, чтобы не только проще их отстирывать, но и от вшей избавляться.

Пока тепло, мы использовали заросли лопуха, растущего вдоль забора, вместо туалетной бумаги. Потом, когда лопухов не станет, такими «пустяками» никто не будет заморачиваться. Нижние портки у мужиков будут в характерных пятнах. И всё это будет перед стиркой вариться в одном чане с полотенцами и нижними юбками женщин. Так что ношенные всего три дня носки здесь никто грязными не посчитал бы. От Ивана Гавриловича вообще постоянно пахнет мочой. Подозреваю, у него с почками проблемы. По малой нужде часто бегает. Маруська ему заваривает спорыш, но это не помогает. А других медикаментов просто нет. Различных инфекций сейчас так много, что за гигиеной нужно следить особо тщательно, но как об этом расскажешь семье купца? Серёга ещё может себе позволить мыть руки перед едой. А на меня уже косо смотрят.

Маруська вечером, как прибралась по хозяйству, вышла за ворота посидеть на скамейке с соседкой, семечки полузгать, заодно обсудить нового постояльца у купца Ситникова. Я не удержался и решил подслушать. Высунулся в окно и внимал разговору. Бабский трёп был, в основном, насчёт того, что на всю эту господскую блажь много денег расходуется. Мол, я тоже уже перенял манеры у Сергея Павловича и столько мыла извёл, что просто жуть! Во всяком случае, подозрений ни моя личность, ни Сергея не вызывали. Вот и хорошо.

Пока я шпионил за Маруськой, Серёга посетил «удобства во дворе», затем заглянул в конюшню.

– Николай, а лошади у купца здоровые? – задал он мне странный вопрос, когда вернулся.

– Вполне, – не понял я, что его смутило.

– Мне показалось, у коней вздутие животов. Выглядят толстыми.

– Всё верно, – согласился я. – Это престижно иметь хорошо откормленную лошадь. Считается, что она сильнее, да и достаток хозяина демонстрирует.

– А для чего дед гриву им квасом мазал и заплетал? – продолжил Серёга расспросы.

– Тоже мода, – заверил я. – Завтра поутру расплетёт, расчешет, будет как у женщин после бигуди – волнистая и красивая грива.

– Дурдом, – пробормотал Серёга и двинулся в спальню. – Мне сапоги нужно купить, – поморщился он, стягивая те, что носил эти дни. – В носках ещё ничего, а с портянками твои жмут.

– Сапоги рублей пять стоят, – заметил я. – Рулетку придётся продавать.

– Продадим, – зевнул Сергей, устраиваясь на кровати. – Ты придумал ещё что-нибудь о бизнесе?

– Ничего определённого. Знаю, что аспирин ещё не изобрели, но насчёт технологии не в курсе. Хотя ивы, из которой получают сырьё, по берегам Кубани много растёт.

– А я посмотрел, как Маруська семечки жарит, вспомнил рецепт халвы.

– Не самый ходовой товар, да и большие объёмы мы не потянем, – раскритиковал я идею.

– Тогда завтра отнесём в редакцию газеты «Кубанские областные ведомости» стихи. Я «Что такое осень» Шевчука написал на листок. Тебе нужно переписать со всеми ятями.

– Думаешь, много заплатят? – усомнился я.

– Ну с чего-то же нужно начинать? – резонно заметил Сергей. – Подвал бы ещё вскрыть…

Но ни в подвал ночью, ни в редакцию газеты мы не попали. Для выдёргивания проушин нужен был инструмент, и я его не смог раздобыть. А на следующий день мы первым делом отправились продавать рулетку. Долго торговались, чтобы получить достойную цену. Купца, которому мы продемонстрировали это «чудо инженерной мысли», смущало наличие дюймов – английской меры длины. Хотя сантиметры, которые шли параллельно дюймам, вполне устраивали.

После долгих споров и демонстраций того, как рулетка сама сворачивается, продали её за три рубля семьдесят копеек. Тому же купцу реализовали рюкзак. За него получили восемь рублей. И уже с этими деньгами отправились покупать Сергею сапоги. Шить на заказ он не хотел. Пришлось искать готовую продукцию. Приобрёл Серёга сапоги всего за четыре с половиной рубля.

Домой вернулись к обеду, быстро перекусили и занялись старой телегой. Оказалось, не то чтобы в ней сломалось что-то конкретное. Просто она была слишком старой. Колеса когда-то менялись, а всё остальное явно помнило ещё Коленькиного деда.

– Вот эти доски можно заменить, – резюмировал Сергей, – и телега для перевозки грузов ещё сгодится.

– Стойки, что выполняют роль амортизатора, тоже придётся менять, – заметил я. – Но ты прав, для груза вполне сойдёт. А для пассажиров у нас бричка имеется.

Иван Григорьевич тоже был не дурак. Хоть и причитал много, но свойственную купцам расторопность проявил. Он, оказывается, нужную древесину уже заказал. И все стенания были только по поводу того, что за работу придётся платить. А так мы с Сергеем за два дня всё, что смогли, сделали бесплатно.

Купец торопил нас, поскольку ему требовался транспорт для поездки по станицам. Дела у купца Ситникова шли не очень хорошо, даже помощника лишнего не было. Поэтому мы без возражений согласились на поездку. Серёга сразу предупредил, что с лошадьми никогда дела не имел, и Ничипора взяли управлять телегой, а Иван Григорьевич самолично правил бричкой.

Поездка получилась познавательной. О неудобствах, комарье ночью и мухах днём я рассказывать не буду, и так понятно, что даже небольшое путешествие в конце XIX века то ещё удовольствие. Нам пришлось проехаться далеко от города, чтобы найти станицы, где ещё народ не распродал семечки подсолнечника. Именно за ними мы и поехали.

Потом предполагалось, что свезём семечки на маслобойню, где отожмут масло, и уже конечным продуктом – подсолнечным маслом – будем торговать в лавке. Раньше сам купец не ездил. Но теперь нужда заставляла искать товар подешевле. Да и после не повезёт он семечки в Ейск или Лабинск на завод. Отожмёт где-нибудь поблизости полукустарным методом.

Участия в торгах я не принимал. Иван Григорьевич и сам неплохо справлялся. Мы с Серёгой снова, как два заблудившихся туриста, разглядывали «жизнь аборигенов в естественной среде обитания».

– И это ещё считается зажиточным регионом, – озвучил мои мысли Серёга. – Нищета сплошняком.

– Не скажи, – не согласился я. – Овцы, козы, корова в каждом дворе. И выращивают они много чего.

Пока купец грузился, мы прошли вдоль улицы. Вышли к полям. Подсолнечник закончили убирать, а длинные стебли ещё лежали, наваленные на краю поля. У меня в голове возникла какая-то ассоциация с этими стеблями. Кажется, их пережигают на золу, а из неё получают что-то полезное. Поделился мыслями с Сергеем.

– Поташ! Первосортный поташ добывают из этой золы! – радостно просветил меня Серёга. – У нас в группе Андрюха Кузьмин учился. Он из Лабинска. Как-то хвастался, что в начале двадцатого века там стоял крупный для того времени завод по производству поташа из золы подсолнечника.

– А поташ – это и мыло, и стекольное производство, – припомнил я.

– Нужно договариваться со станичниками насчёт этого добра, – сориентировался Сергей.

Делать поташ в станицах умели. Но, как правило, в небольших объёмах. Мы же обещали заплатить за крупную партию. На переговоры с атаманом потратили часа два. Казак требовал аванс и на наши доводы не вёлся. Пусть получить золу дело нехитрое. Да и потом извлечь щёлок несложно. А вот для его выпаривания уже требуются дрова. Пришлось оставлять задаток – пять копеек. Конечно, сам атаман такой ерундой не собирался заниматься. Но селянам давал разрешение именно он.

Ночевали мы в этой станице на сеновале у одного из казаков, а на рассвете тронулись в путь. За три дня посетили ещё две станицы. Телега была полностью заполнена мешками с семечками. В последней станице ждать выпаривания поташа мы не стали, а забрали жидкий щёлок с собой в бочонке.

Возвращались домой тем же маршрутом, собирая в станицах наш заказ. В общей сложности у нас получилось купить шесть с половиной фунтов поташа. Потратили тринадцать копеек. Иван Григорьевич молча косился, но не вмешивался в этот бизнес, что организовал Сергей.

Мы же с Серёгой обсуждали, как нам дальше двигаться в этом направлении. Выходить на рынок с готовой продукцией рискованно. Это мы уже поняли по табаку. Рынок давно поделён на сферы влияния. Зато сырьё всегда покупают охотно, и не только в России. А поташ – это популярное сырьё.

– Ситников говорил, что большой завод по отжиму масла есть в Лабинске, – делился со мной Серёга. – Предполагаю, они уже сориентировали все станицы в округе на выращивание подсолнечника. Сейчас всю ботву выбрасывают. И если в будущем именно в Лабинске будет находиться поташное предприятие, то нам просто необходимо опередить того, кто до этого додумался.

– Сто восемьдесят километров от Екатеринодара, – припомнил я расстояние.

– Ну и что?! – отреагировал Сергей. – Нам не нужно там жить постоянно. Сезон сбора подсолнечника короткий. По-хорошему, нужно найти доверенного человека на месте. А самим заниматься только сбытом.

– Уговорил, – кивнул я. – Только договариваться и, возможно, выкупать участок земли под «производство» нужно заранее и в этом году…

Уже в городе мы стали решать, кому продать поташ. Пока выходов на купцов у нас не было, поэтому сдали его в аптеку (кстати, интересное заведение) и получили на руки сорок копеек. Так себе бизнес. Но если говорить о десятках пудов поташа, то цена становится уже интересной.

Из того бочонка с сырьём, что мы привезли с собой, поташ добывали сами на летней кухне, потеснив Маруську. Ведёрный бочонок обошёлся нам в пять копеек, ещё две копейки отдали за щёлок и теперь хотели рассчитать стоимость конечного продукта. С выпариванием провозились полдня, постепенно подливая из бочонка щёлок к тому, что выпаривался. За ночь вся эта масса отстоялась, и на дне чугунка можно было увидеть крупные кристаллы желтовато-бурого цвета. Их доводили до ума уже в печи, прокаливая в закрытой посуде. На выходе у нас был белый порошок. Тот самый поташ.

– Из десяти литров сто сорок – сто пятьдесят грамм, – оценил я наш труд.

– Две – три копейки, – вздохнул Сергей.

– Курочка по зёрнышку клюёт, – подбодрил я его. – Мы ещё халву ресторану продадим, стихи в газету принесём и портреты императора начнём рисовать.

Глава 6

Ещё неделю мы занимались намеченными планами.

В одной из газет, хранившихся почему-то на буфете, нашли вполне узнаваемый портрет царя Александра III.Имеющиеся газеты мы прочитали все от корки до корки, а затем занялись портретом. Серёга срисовал перьевой ручкой довольно похожее изображение. Размер был небольшой, где-то с ладонь. Из той же дрянной бумаги вырезали паспарту, вставили рисунок, добавили рисованных вензелёчков по краям и по две копейки начали успешно продавать у себя в лавке. Субботние торги оправдывали себя. Пятнадцать портретов ушли влёт. Я даже не ожидал такого спроса. Цена, конечно, была символичная, но для станичников и это деньги.

Черкесы и адыги подобным товаром не интересовались. Они в основном покупали соль и сахар. Табак, который мы всё равно весь имеющийся у купца расфасовали в наши самодельные пачки, разобрали горожане. Кому-то на сторону его предлагать не стали. А у себя в лавке выставили. Серёга на табаке и поймал Ничипора.

– Было восемь рядов по восемь пачек. Это шестьдесят четыре. При нас купили пятьдесят шесть. А у тебя по деньгам пятьдесят, – поставил он Ничипора перед фактом недостачи.

То, что парень подворовывает, мы уже догадывались, но не так же нагло? Ничипор пользовался тем, что Иван Григорьевич слёг, вот и шустрил в лавке. Купца серьёзно беспокоили почки. Но врача приглашать он категорически не хотел.

– Отлежусь, в баньке попарюсь, – отказывался Иван Григорьевич от услуг профессионального медика. – Микола, ты лучше за лавкой следи.

Мы с Сергеем и следили. Масло из семечек подсолнечника уже отжали и тоже начали им торговать.

Один мешок с семечками Серёга выкупил для своих нужд. Два дня потратил, чтобы очистить их от кожуры. Вначале обварил кипятком и изобрёл целое приспособление из двух вилок и палки, которое изображало блендер. После снова залил семечки водой. Ядра остались на дне, а кожура всплыла. Ядра семечек Серёга небольшими порциями истолок в ступке. Необходимые ингредиенты для приготовления халвы – сахар и белок куриных яиц – дома имелись. Взбивать этот белок, конечно, пришлось долго и всё теми же вилками. Но уже первая порция халвы, весом примерно с килограмм, показала, что получается вкусно и необычно.

Тут как раз какой-то праздник подошёл, и мы решили предложить необычные сладости в центральные магазины. Правда, немного пришлось потратиться на упаковку халвы. Картонки я покупал в книжном магазине. Ещё взял несколько листов специальной вощёной бумаги. Трафарет резал тоже из картона, и не один, а три, накладывая друг на друга. В общем, с упаковкой мы провозились раз в десять дольше, чем с самой халвой.

«Реклама – двигатель торговли», – напоминал я сам себе и не роптал.

Наши «Сласти из гарема» должны были иметь достойный вид. Картинка на коробке, изображавшая гаремную невольницу, поедающую якобы халву, получилась на грани приличий. Но пышнотелость и фигуристость «восточной красавицы» оценил даже дед Лукашка.

В каждой коробке халвы было примерно четыреста пятьдесят граммов. Местным мерить в фунтах было проще, вот мы и подстраивались под этот вес.

Десять коробок отнесли в ресторан, вместе с небольшим кульком скола, мелких кусочков халвы. Это чтобы покупателю давали попробовать продукт. Халву, безусловно, здесь знали, но тут всех подкупала коробка и оформление. В ресторан мы сдали по пятьдесят копеек и сильно пожалели, когда в бакалейном магазине приказчик заплатил за коробку рубль. Кто бы мог подумать, что на халве мы заработаем шестнадцать рублей чистой прибыли?

Иван Григорьевич отнёсся к этому бизнесу скептически. Не факт, что в следующий раз у нас купят. Да, коробочка красивая, но без неё дешевле. Нам просто повезло, что попали на праздник. Не стоит ориентироваться на армянского купца Мирзояна, который продавал коробки шоколадных конфет по три рубля. У нас был не тот уровень.

Весь октябрь мы с Серёгой так и крутились. То стишки отнесём в газету, где за них уже стали платить по двадцать копеек, то портретики царя нарисуем, попутно продавая то, что имелось в лавке, или, наоборот, скупая у тех же адыгов шерсть и кожу. А Серёге требовался местный гардероб и что-то на зиму. С большим трудом нам удалось сбыть за шесть рублей его кроссовки. Очень долго никто не хотел покупать пусть и хорошую, но странную обувку. За вырученные деньги собирались обеспечить его одеждой.

Первый же наш визит к портному потрепал нервы всем. И самому мастеру, и нам с Сергеем.

– Как такое вообще можно носить?! – возмущался выходец из XXI века. – Где ширинка? Что это за клапан? Уссаться можно, пока все пуговицы расстегнёшь.

– Шо вы такое говорите, господин? – обижался портной. – Очень хорошо на вас сели. Со спины хлястиком отрегулируем, а длину даже укорачивать не придётся.

Серёга на уговоры портного не повёлся и брать готовые брюки не стал. На следующий день мы принесли на показ джинсы.

– Можете повторить подобный крой? – поинтересовался Сергей.

Мастер на некоторое время выпал из реальности. Он ощупывал, выворачивал наизнанку, чуть ли не на зуб пробовал каждый шов. Наличие молнии повергло портного в настоящий шок.

– Здесь как раз я согласен заменить пуговицами, – заметил Сергей. – Но всё остальное хотелось бы похожее.

– Такой крой… это же новые лекала… – начал набивать цену мастер.

Не на тех напал. Серёга стал убеждать портного, что за возможность посмотреть такое изделие он нам сам должен доплачивать. Конечно, подобной строчки и обмётки швов никто не просит и даже клёпки на карманах не нужны. Впрочем, как и сами карманы. Но общий принцип брюк должен быть соблюдён.

Полдня мы просидели в заведении господина Петрова. Лекала были сняты, мерки проверены на изделии и на Серёге. Пришлось дожидаться, пока мастер раскроит ткань и сметает штаны на живую нитку.

– Сойдёт. – Серёга остался доволен результатом. – Я вам ещё свою рубашку принесу показать.

Полный комплект с рубашкой, жилетом и сюртуком обошёлся в семь рублей. Это мы ещё пальто не стали заказывать. Я пообещал Серёге выдать на зиму что-нибудь из гардероба Ивана Григорьевича. Сам купец с постели уже не поднимался. И доктора ему мы всё же пригласили.

– Три рубля взял! – возмущалась потом Павлина Конкордиевна.

Я тоже был возмущён. Как такового лечения эскулап не назначил. Выписал рецепт на опиум, и всё. Даже названия болезни я не понял.

– Tumores maturare atque aperire, – с умным видом произнёс доктор и велел готовиться к похоронам.

Ситников сразу потребовал батюшку. Напомнил мне, что завещание давно и по всей форме составлено. Правда, теперь каждый вечер приходилось сидеть у постели больного и слушать наставления о том, с кем торговать, кого опасаться, что и когда лучше покупать. Я всё записывал. Действительно, опыт у купца богатый. Не стоило терять такие наработки.

– Если Саркисян начнёт предлагать купить лавку, гони его в шею, – рекомендовал Иван Григорьевич. – И это… ещё Ваську, сына Катерины, я обещал взять в помощники. Посмотри по весне, может, пристроишь хлопчика. Ничипору не особо доверяй.

Порошок опиума облегчил Ивану Григорьевичу боли. Теперь он не кричал по ночам и даже выглядел немного лучше. Много спал, но когда не спал, требовал, чтобы с ним кто-то сидел. Поскольку слуг было не так много и все при делах, роль сиделки доставалась или мне, или Павлине Конкордиевне. Она, не в пример мне, к своим обязанностям относилась с душой. Мало того, ещё начала приводить в дом паломников, чтобы эти «святые люди» облегчали душевные страдания больного и развлекали разговорами. Правда, истории, рассказываемые этими паломниками, были далеки от религии.

– Как села на иголку, а та иголка по телу, по крови поплыла и прямо в сердце! – рассказывала очередная паломница «страшную сказку».

Народ, собравшийся послушать, только ахал.

– Драйва им не хватает, что ли? – задавался Серёга вопросом. – Что там психологи говорят по поводу таких любителей страшилок?

– Много чего говорят, но это в нашем веке, а не в девятнадцатом, – напомнил я. – Скучно им, вот и развлекаются, как могут.

Серёга после таких визитов долго приходил в себя. О запахе, исходящем от этих паломников, и говорить не хочу. Месяцами, а то и годами эти люди не мылись и таскали на себе буквально рассадник болезней и насекомых.

– У него по лбу вша ползла, а он её, как ни в чём не бывало, нам на пол смахнул! – делился Сергей очередным наблюдением. – Нельзя ли как-то уменьшить число этих гостей? Я боюсь уже в дом заходить.

С этим я был согласен. Тут один поход в баню – уже серьёзное развлечение. Нет, конечно, можно нагреть воды и на кухне поплескаться. Но так ещё больше экстрима.

Нам-то с ним скучать некогда. О походах в воскресенье в церковь я вообще молчу. А у нас ещё лавка и сумасшедшие торги по субботам…

Чем становилось холоднее, тем больше паломников стало появляться в городе.

– И чего их так много в последнее время ходит? – удивлялся Серёга.

– На Кубани теплее, чем в средней полосе России. Вот они к зиме и устремились поюжнее.

Я уже устал бороться с грязью и просто ждал, когда Иван Григорьевич отойдёт в мир иной и можно будет прекратить эти посещения.

Душещипательные же рассказы гостей были почти под копирку. О голодных регионах России, где едят человечину, о холере, тифе и неупокоенных мертвецах.

Очередную историю о неупокоенном мертвеце я остановился послушать только потому, что паломница рассказывала явно не сказку, а о своей жизни. В двух словах: эта женщина раньше была зажиточной мещанкой в Костроме. Потом случился пожар, да такой сильный, что сгорело пять домов. Зацепило меня в рассказе женщины то, что она убивалась по погибшему сыну.

– А батюшка говорит, что отпевать не положено, поскольку пристав бумагу не написал, – вытирала слёзы паломница. – Восемь годочков, как не стало моего Сероженьки, а батюшка не стал его отпевать. По мужу заупокойную справили, потому что нашли левую ногу в сапоге. А Сероженьку так и не отыскали.

В голове у меня ещё только складывался план, а женщина уже взялась вынимать из котомки какие-то бумаги.

– Метрика о крещении Сероженьки и документ от пристава, что пропал сынок без вести, – продемонстрировала паломница доказательства своей истории.

Ещё не веря в удачу, я подошёл, чтобы посмотреть бумаги. «Сергей Павлович Иванов 1865 года рождения 8 июля», – прочитал я. Такой шанс был один на миллион!

– А муж ваш из Сызрани? – задал я женщине вопрос.

– Нет, костромские мы, – повернулась она ко мне. – Родились и женились там.

– Надо же! – продолжал я валять дурака. – Один знакомый рассказывал о Павле Петровиче Иванове, но, наверное, не о вашем муже. Какого года рождения был ваш супруг? Точно не из Сызрани родом?

Через пять минут я уже знал всю родословную вдовы, и её день рождения, и покойного супруга. Потом я самолично насыпал ей в квас немного опиума и настоял, чтобы она осталась ночевать в доме.

Вернувшийся из лавки Серёга не сразу понял, почему я проявил такой повышенный интерес к обычной паломнице.

– Серый, это шикарнейший белый рояль, лакированный, с позолотой и точёными ножками.

– Чего? – оторопел Сергей.

– Рояль, как и положено для попаданцев, – пояснил я. – Документы! Твоя легализация! Как тебе нравится – Сергей Павлович Иванов? И даже бумаги имеются. Да что там бумаги, полная родословная родителей как на блюдечке подана! Даже описание примет совпадает.

– Я же не Иванов, – затупил Серёга.

– А кто у нас в доме знает твою фамилию? – напомнил я. – К тому же Ивановы настолько распространены, что совпадение никого не удивит. Я тут записал все данные с датами рождения «твоей» ближайшей родни.

– Хорошо, допустим, я из Костромы, а что делаю в Екатеринодаре?

– Пришёл искать мать. По слухам, она сошла с ума и подалась в паломницы. Ты её не нашёл и остался в городе.

– А то, что я почти два месяца живу у Ситниковых, ничего не значит?

– Кто там по прошествии времени вспомнит, когда приходила паломница, да и запомнит ли её кто?

С этими доводами Серёга согласился. Легализация его в этом времени была самой большой проблемой. Мы даже деньги откладывали на взятку. А тут и документы, и готовая легенда. Как таковых паспортов у жителей России в это время не было. Их имели только те, кто выезжал за границу. Для всех остальных выписывались по мере надобности другие бумаги. К примеру, у Ивана Григорьевича Ситникова было «Свидетельство о принадлежности к купеческому сословию». С такой бумагой путешествовать по России нельзя. Для переездов требовалось брать в канцелярии особый «Билетъ для жительства в разных губерниях». Срок его действия был ограничен. Как писалось в «Билете», если особа, кому выдан «Билетъ», «въ течениiи льготного месяца после сего срока не явится, то съ нея поступлено будетъ какъ с бродягою». Только поломникам разрешалось перемещаться по стране без «Билета».

Серёга у нас по всем признакам уже был бродягой. На учёт в Екатеринодаре он не встал и бумаг никаких не имел. А тут хотя бы метрика и реально существующая «мать».

– Всё равно нельзя так, – не соглашался Сергей. – Сунется паломница завтра в мешок и обнаружит пропажу. На нас полицию наведёт.

– Придумаем, как сделать лучше.

Ближе к полуночи мы выбрались из спальни и совершили грех, украв у несчастной вдовы документ на сына.

– Как он не сгорел при пожаре? – недоумевал Серёга, разглядывая нашу добычу.

– Какое-то прошение оформляли, я не понял на что. Главное, есть бумага, что мёртвым Сергея Павловича Иванова так и не признали.

Ночь у нас получилась насыщенной. Мы расположились во второй комнате, которая примыкала к спальне, забаррикадировали двери и при свете свечи почти до пяти утра рисовали подделку, копируя обычным пером типографский шрифт и подделывая почерк. Та ещё работёнка. Потом наш труд мы слегка помяли, потрепали на сгибах, сбрызнули водой и залили своё «произведение искусства» маслом. Эту копию я сунул обратно в вещи паломницы.

Утром, провожая женщину, дал ей пятьдесят копеек, пироги и плохо закрытую бутылку с маслом. Паломница подношениям обрадовалась и проверять закупорку масла не стала. Очень надеюсь, наша уловка сработает. Когда погорелица начнёт проверять котомку, то обнаружит часть вещей подпорченными (я их компенсировал деньгами!), а залитые и испорченные поддельные бумаги она не должна отличить…

Приблизительно через неделю после того, как мы проводили вдову Павла Петровича Иванова, Серёгину «мать», купцу Ситникову стало совсем плохо. Лицо приобрело желтоватый оттенок. Паломников больше не звали, а снова пригласили батюшку. Теперь уже точно, чтобы выслушать последнюю исповедь.

Одиннадцатого ноября Иван Григорьевич умер.

Глава 7

В течение последующих двух дней в доме крутилось столько посторонних людей, что я очумел. К запаху мочи, давно и стойко витавшему в помещениях, добавился аромат свечей, ладана, пирогов и самогона. Маруська с соседкой Катериной зашивались на кухне, готовя поминки. Проститься с купцом Ситниковым пришло неожиданно много людей. Несколько купцов, соседи и ещё непонятно кто.

Несмотря на прохладную погоду, поминки устроили во дворе. Дома вместить такую толпу места бы не хватило. Откуда-то притащили длинные скамьи, которые укрыли половиками, столы соорудили из подручных средств, используя козлы для распилки дров, старые двери и разные доски. Всё это тоже прикрыли холстиной.

– Отмучился, родимый, – всхлипывала Павлина Конкордиевна на поминках.

– Сиротинушка, – обливал меня слезами какой-то мужик.

Мой статус был чётко прописан в завещании. Если деду Лукашке, Маруське и Ничипору купец отписал по пять рублей, свояченице – тридцать, то мне досталось всё движимое и недвижимое имущество. Но за маленьким нюансом: до двадцати одного года я оставался под опекой Павлины Конкордиевны.

Как и что будет дальше, волновало и меня, и Сергея. Вообще-то Ситникову положено было сообщить в полицию о новом постояльце. Но купец вначале был занят, потом заболел. Статус Серёги в доме по-прежнему был неопределённым. Павлина Конкордиевна его, конечно, уважала, но запросто кто-нибудь мог и «стукануть». С другой стороны, стараниями той же Павлины Конкордиевны слухи о Серёге были такие, что его слегка побаивались.

В любом случае нужно было доставать кубышку, заныканную купцом, и платить стряпчему, чтобы оформил пребывание Сергея Павловича Иванова в Екатеринодаре по всей форме. Перед самой смертью Иван Григорьевич поведал мне тайну схрона. Очень горевал, что всего сто сорок рубликов серебром и пять золотом смог отложить на «чёрный день».

Хороший был человек Ситников. Я искренне сожалел о его смерти. Да и люди, пришедшие на поминки, говорили не просто формальности, а добрые слова в адрес купца. Потом, конечно, когда подвыпили, уже стали отклоняться от «темы». Каких-то три пожилых казака начали мне втирать по поводу царя-батюшки и бороды. Раньше казаков заставляли бриться, и только Александр III разрешил отпускать бороды. Серёгу тема бороды неожиданно заинтересовала. Он подсел к казакам с расспросами. Мне же пока брить было нечего, а вот мой дружок по этому поводу страдал. Имеющийся у купца инструмент внушал ужас одним своим видом. Ходить к брадобрею стоило денег, но два раза в неделю Сергею приходилось всё же навещать цирюльню. Кстати, Иван Григорьевич бороду тоже носил, как и было положено по статусу. Но в городе имелись безбородые купцы. Элита, так сказать. Те, кто торгует с заграницей. Как правило, это купцы первой гильдии и при больших деньгах.

Я прислушивался к разговорам за столом, но больше смотрел по сторонам. Приглядывался к снующему в подавальщиках Ваське, сыну Катерины Уваровой, той вдовы, что помогала Маруське по хозяйству. Старшая дочь Катерины Машенька тоже крутилась на кухне. Из воспоминаний Николая я был в курсе, что парню эта девушка нравилась. Мне же она показалась не очень. Ни возрастом (шестнадцать лет), ни внешностью. Потому я подчёркнуто был с ней холоден.

Когда кто-то из гостей начал распевать песни, я велел с поминками закругляться. Но пьяные казаки ещё пытались показать умение владеть шашкой и рвались продемонстрировать джигитовку на наших конях. Последних гостей выставили со двора ближе к полуночи. Женщины остались перемывать посуду и наводить порядок, а мы с Сергеем отправились спать. В этот день больше никаких бесед не вели, зато на следующий все жильцы дома собрались узнать о своей судьбе.

– Как служили, так и продолжайте, – сообщил я и заработал одобрительный кивок Павлины Конкордиевны.

Честно говоря, мне как раз заниматься делами времени не было. Оформление завещания и прочая бюрократия требовали личного присутствия.

Только через два дня я взял у Павлины Конкордиевны ключи от подвала под предлогом, что нужно пересчитать товар и запасы на зиму. Так-то запасы солений пополнялись и без моего участия. Женщины и капусту засолили, и даже тыкву – новое для меня блюдо. Но мне требовалось попасть в подвал, чтобы выкопать возле третьей левой опоры кубышку. Серёга страховал.

Копаться в подвале днём мы не рискнули. Дождались, когда обитатели флигеля лягут спать. Сергей дошёл до туалета, а потом вдруг решил проверить двери в подвал и понял, что они незаперты. Почти сразу мы обнаружили, что на сундуке в коридоре, где обычно спал Ничипор, лежит муляж, а его самого в нет.

– Воровская натура, – прошипел Серёга. – Наверняка тоже знает о захоронке. Думаю, у него есть дубликат ключей. Открыл вначале люк, затем изнутри засов на дверях. Люк снова запер, чтобы никто не догадался, а сам зашёл со двора.

– Сейчас мы его поймаем на месте преступления, – ничуть не огорчился я. – Люк заперт на навесной замок, значит, единственный выход через двери во двор.

– Если откроем дверь, он заметит, – не одобрил мой план Сергей. – На улице не так уж темно. Ночь звёздная. Давай я зайду через люк, а ты, когда услышишь мой крик, перекрывай выход.

Замок на люке открывали с большими предосторожностями, боясь спугнуть вора. Потом я побежал во двор ждать условного сигнала, а Сергей начал спускаться. Уже возле входа я сообразил, что мы немного перемудрили. Забыли, что вначале в подвал ведут шесть ступеней, затем площадка шириной метр, на которой ещё одни двери, служащие тамбуром, и только потом несколько ступеней до пола. Ничипор точно не стал бы оставлять все двери открытыми. Значит, свет с улицы он не заметит.

В общем, ждать условного сигнала от Серёги я не стал, а, чуть приоткрыв левую створку, прошмыгнул внутрь. Там уже на ощупь, в полной темноте спустился до площадки. Долго шарил, пытаясь найти дверную ручку. Потом вспомнил, что у этих дверей ручки не было, они распахивались внутрь, как ворота, и запирались на засов.

Серёга к этому моменту уже обнаружил вора и крикнул: «Лови!» Я толкнул двери немного раньше, чем следовало. Ничипора они не задели. Зато он сам, почти поднявшись по ступеням, замахнулся на меня лопатой, намереваясь ударить. Хорошо, мои глаза уже привыкли к темноте, и света той свечи, что горела в подвале, хватило, чтобы увидеть опасность. Единственное, что мне пришло в голову, – это столкнуть парня вниз. Поэтому я подпрыгнул и, вцепившись в верхнюю балку проёма, с силой толкнул Ничипора ногами.

Почти одновременно со мной со спины парня подскочил Сергей. Он тоже пнул его, но в обратную сторону и сам начал заваливаться сверху. Его удар оказался сильнее моего. Лопата Ничипора врезалась в балку, а он вместе с Серёгой дружно упали. Странно как-то упали. Не вниз, а тут же, на площадку. Мне казалось, она шириной всего метр, а не два. Пока я соображал, Серёга заголосил:

– Вот же дрянь, гадость какая!

– Что случилось? – не понял я.

– Стой на месте, я сейчас за свечой сбегаю. Тут что-то непонятное: череп, кости! – крикнул Сергей и кинулся по ступеням вверх, распахивая дверь во двор.

И тут же яркий дневной свет залил помещение. Я невольно охнул и оглянулся. Нет, всё правильно. У меня за спиной были ступени, которые вели наверх. Я тоже выбрался наружу, постоял, не понимая, что произошло. На дворе звёздная ночь. Огляделся по сторонам, прислушался к звукам из соседнего двора, снова спустился в подвал и замер в недоумении. То, что я увидел, не укладывалось в голове. Создавалось впечатление, что ступени отражают сами себя. Площадка увеличилась, но это точно не было зеркалом. На «той» стороне от середины лестничной площадки лежало нечто страшное, напоминающее мумию.

Я невольно перекрестился и начал пятиться, и только появившийся на другой стороне Серёга остановил моё бегство.

– Стой. Подожди. Только не переступай впереди себя черту, – предупредил друг. – Поздравляю, ты снова открыл временной портал. Я в двадцать первом веке.

– А это кто? – кивнул я на мумию.

– Мм… Ничипор, судя по всему. – Сергей поддел сапогом труп. Рука мумии немного сдвинулась и на наших глазах рассыпалась на мелкие кости.

Снова у меня возникло желание перекреститься, а лучше выскочить из подвала. Серёга, похоже, просёк моё состояние.

– Не паникуй, сейчас разберёмся. Жди и никуда не уходи, я хочу кое-что проверить.

Ходил он недолго и скоро вернулся весь мокрый, но с ящиком тех железок, что оставили в подвале предыдущие владельцы дома. Какую-то железку кинул в мою сторону. Оказалось, это гаечный ключ. Я его покрутил в руках и пожал плечами.

– Подолби по ступеньке так, чтобы остался внятный след, я хочу убедиться, – попросил Сергей.

Я старательно выдолбил небольшую канавку. Серёга издал невнятный звук.

– Мистика какая-то. Появляются затёртые следы того, что ты только что сделал.

– Мы не в параллельной реальности, – пояснил я. – Значит, я нахожусь в прошлом, а ты в будущем на том же месте.

– И пересекать границу портала тебе не стоит, чтобы не превратиться в мертвеца, как Ничипор.

– Но ты же прошёл, – заметил я очевидное.

– Я и в первый раз прошёл в девятнадцатый век в своём теле, а ты занял чужое.

– Мой труп тоже рядом лежит? – невольно сглотнул я липкую слюну.

– Пока не видел. Только этот, – снова пнул он останки Ничипора.

– Нужно на каком-то животном проверить твою версию, – не сдавался я.

Очень уж не хотелось мне остаться здесь, да ещё одному.

– Проверим чуть позже, – пообещал Серёга. – Пока у меня здесь нет подопытных животных. Не думай, я тебя не брошу. Сейчас, подожди.

Подпихнув мне весь ящик с инструментами, он снова убежал. Вернулся минут через десять, таща мой чемодан и ещё барахло из кухни.

– Вещи же нормально проходят? – уточнил Серёга.

– Вполне, – заверил я, потому что уже успел оценить содержимое ящика.

– Сейчас тебе ещё кое-что переброшу и побегу домой за ноутбуком. Ты же хотел там клады поискать и какие-то технологии.

– Рояли просто сыплются с небес, – иронично заметил я. – А что с Ничипором будешь делать?

– Вот чёрт! – спохватился Серёга. – В мешок приберу. Наверное, могилу во дворе устрою. Если кто и обнаружит, то этому мертвецу любая экспертиза даст сто тридцать лет.

Пока Сергей занимался трупом, я поволок домой чемодан. Там выгрузил содержимое в сундук. Сам чемодан хотел переправить обратно, слишком необычная и приметная вещь, трудно будет объяснить его появление. Бежать снова через двор с чемоданом я не стал. Спустился через люк в коридоре. И дальше меня ждал сюрприз. Прохода в двадцать первый век не было! Я запаниковал, выскочил наружу, оббежал дом и снова проник в подвал, с облегчением увидев злого Серёгу. Тот закончил паковать Ничипора и ругался, что даже после смерти парень доставляет проблемы. Я же рассказал, что только что обнаружил.

– Очень хорошо, что проход только с одной стороны, – обрадовался Сергей. – Зато никто из домочадцев случайно не попадёт в портал. Правда, придётся объяснять, почему бочки таскаешь через дом, но это не главная проблема.

Чемодан я всё же принёс обратно. Сергей попросил свой мобильник. Гаджет перемещение через портал времени пережил без проблем. Серёга поставил его на зарядку, а сам занялся перетаскиванием тех стройматериалов, что я купил.

– Продашь пока плитку, трубы могут не купить. Цемент тоже продавай, но пересыпь в другую тару.

Я молча принимал все эти вещи из такого близкого, но далёкого для меня двадцать первого века. К тому времени, как я перетянул последнюю коробку с напольной плиткой, телефон у Сергея зарядился.

– Очуметь! – ошарашенно уставился на его экран Серёга. – Я, конечно, ещё проверю, но, похоже, за всё время, что мы пребывали «там», здесь время совсем не сдвинулось. А я ещё подумал, чего дождь опять льёт?! А это тот же самый дождь, что и был, когда мы в прошлое провалились.

– Ты меня точно нигде не нашёл? – ещё раз поинтересовался я.

– Нет, вообще не нашёл никаких следов. И слава богу. Мне ещё Ничипора хоронить.

Попрощались мы с Серёгой часа через два. Тот поклялся, что не оставит меня одного. Ему я верил, но волновался, чтобы не закрылся портал. Так же переживал, чтобы никто случайно в него не сунулся. Снова встретиться с Сергеем мы договорились на следующую ночь.

Я вернулся в дом, через люк вошёл в подвал, дошёл до ступеней. Несколько минут постоял, не решаясь переступить условную границу. Потом зажмурился и сделал шаг вперёд. Ничего не произошло. С этой стороны портала не было, двери на засов я закрыл и вернулся обратно. Жаль, что я не могу перейти в своё время. Придётся здесь выживать и приспосабливаться. Пока же стоило проверить, что у меня находилось в чемодане.

Содержимое родного багажа порадовало. Я же рассчитывал на осеннюю погоду. Положил с собой джемпер, запасные туфли, ботинки, пару брюк, куртку, шарф, шапку.

В обуви я сразу разочаровался. Для Николая Ситникова она была велика, впрочем, как и брюки. Но те хотя бы можно по длине подшить. С обувью варианта не было. «Продам», – решил я. Но больше всего обрадовался пакету с трусами, футболками и носками. Это точно всё годилось. Боже мой! Шампунь, одеколон! Знакомые ароматы чистоты и достатка! Местный аналог зубной щётки у меня имелся, но это не сравнить с тем, что оказалось в моём несессере.

Спать я лёг, когда занимался рассвет. Подремал часа три и подхватился. Павлине Конкордиевне сообщил, что Сергей с Ничипором рано утром уехали за очень редким и дорогим товаром.

– И что, они на девять дней Ивана Григорьевича не будут? – удивилась женщина.

– Не думаю, что успеют вернуться, – ответил я.

Ключи от подвала я экономке не вернул. И лавку открывать в этот день не собирался. Прихватив обувь, которая мне не подошла, и несколько образцов плиток, побежал в город. С обувью я управился быстро. А вот с плиткой пришлось походить. Со строительными подрядчиками Ситниковы не были знакомы. Да и потом, я долго пояснял, что за товар имею и сколько хочу получить. Купец обещал прислать посмотреть на партию своего доверенного. Тут уже я заартачился. Образцы у меня были на руках. Зачем же всю партию смотреть? Как же мне не хватало Серёги за спиной! С купцом мы так ни до чего и не договорись.

Домой я вернулся с двадцатью рублями от продажи обуви и грустными мыслями о своём будущем.

Глава 8

До вечера и встречи с Серёгой я много чего успел сделать. Прежде всего прикрутил на свой сундук навесной замок, обнаруженный в ящике с инструментами из XXI века. Защита так себе. Но случайно в него нос уже не сунешь. А то Павлина Конкордиевна намекала, что готова переехать в дом, в спальню Ивана Григорьевича. Пока я отговаривался, что нужно бы всё отмыть, очистить и выкинуть перину. По поводу вонючей перины поднялся крик. Как же! Это же целое состояние! Маруська обещала выстирать. Только попозже. Сейчас не та погода, чтобы сушить перо. И перина купца продолжала вонять на весь дом.

В общем, пока вопрос со спальней и переездом экономки из флигеля оставался открытым. Флигель был довольно большим строением. Вполне приличный дом. Только деревянный. Он имел одну общую стену с конюшней, но если сравнить с тем, как жили сейчас в станицах, то очень достойное жильё. Павлина Конкордиевна желала просто повысить свой статус. Если бы не портал в подвале, я и возражать не стал бы. Сейчас же имел другие планы. А ещё очень волновался по поводу назначенной встречи с Серёгой.

Просто не мог дождаться, пока все уснут. Засов на дверях открыл ещё днём. И, когда стемнело, вылез через окно спальни, пользуясь тем, что меня не видно из флигеля. Конечно, если бы кто-то пошёл в туалет, то заметил бы моё странное поведение. Но в этот поздний час желающих посетить удобства не было.

К моей огромной радости, Серёга уже был на месте и даже какие-то тюки успел перебросить через границу портала.

– Привет, – обрадовался он моему появлению. – А я тут будильник допотопный раздобыл, выставил на нём время и решил оставлять рядом записку. Чтобы ты знал, когда приду. Только время местное.

– Два часа дня, – отметил я. – Здесь около десяти вечера.

– Ты чего так рано пришёл? – тут же сообразил Сергей.

Я объяснил почему.

– Я так и подумал, что ты будешь волноваться, потому ещё кое-кого припас.

Выскочив на улицу, он вернулся буквально через минуту, неся картонную коробку с дырочками.

– Кота поймал бездомного, – выудил Серёга животное из коробки. – Сейчас проверим.

Я не ожидал, что Серёга сразу кинет мне его. Кот и так уже был ошалевший от долгого пребывания в коробке, а тут его ещё куда-то швырнули. Котяра мявкнул, оцарапал мне руку и рванул обратно.

– Что и требовалось доказать, – резюмировал Сергей и переступил границу портала.

– Ты чего?! – задохнулся я от возмущения.

– Как видишь, хожу в обе стороны без проблем, – продемонстрировал Сергей ещё несколько раз свои возможности.

– Тебе-то зачем сюда? – не понял я.

– Микола, – усмехнулся Серёга и выудил из пакета две банки пива, – садись, поговорим за жизнь.

Пиво я взял и пристроился рядом на ступеньке.

– Мы же теперь с тобой, как Властелины мира. Знаем будущее наперёд. Я вчера радовался возвращению ровно до того момента, пока дома не включил телевизор. А потом… Мы хотели здесь заработать бабла и срулить в «тёплые края». Теперь появилась возможность многое изменить.

В этом плане я был с ним согласен. Вернее, у меня возможности выбора были ограничены. Снова напомнил Серёге, что зарождающееся революционное движение остановить не получится.

– Можем сместить акценты, – не согласился Сергей. – Я вчера почти не спал, в Интернете сидел. Кубань и Дон были вполне благополучными районами России. Да и Дальний Восток тоже. Вся буча закрутилась вокруг Питера, Иваново и рядом. Вот этих рабочих и нужно переориентировать на своих собственных заводах. Дать им такую жизнь, чтобы о восстаниях и думать не смели.

– Впереди Русско-японская война и Первая мировая, – сказал я. – А как мы знаем, основной причиной Первой мировой стало стремление европейских правительств к переделу мира.

– Что-то сумеем сделать в любом случае, – возразил Сергей. – Даже если Николай II снова отречётся от престола, то тебе очень пойдёт роль главы Временного правительства. Керенский в своё время профукал удачную возможность предотвратить выступления рабочих.

– Не можешь предотвратить пьянку – возглавь её? – усмехнулся я, допивая пиво.

В целом я был согласен с другом. Даже если не справимся, то собрать манатки и сбежать в благополучную страну всегда успеем.

– Я тут распечатки подготовил по кладам, – придвинул Сергей мне листки. – И ещё открытия в области медицины. Аспирин, как ты и хотел.

– Для начала нам нужны деньги, – заметил я.

– И не только здесь, но и там, – кивнул Серёга на противоположную сторону от портала. – Может, я кубышку купца выкопаю и продам?

– У тебя есть знакомые в этой области? – усомнился я.

– Дядю Артёма спрошу.

– Спроси, конечно, – не стал возражать я ни против продажи, ни против извлечения кубышки. – Но лучше пока возьми мою банковскую карточку. Пусть российские банки снимут какие-то проценты, но это для нас не так важно. Жаль, других средств нет и моё имущество ты продать не сможешь.

Дав указания Сергею, что купить в первую очередь, я попрощался и понёс тюки вначале во двор, а затем снова в подвал, только через люк в коридоре. В двух больших тюках была ткань на продажу, а в маленьком – коробка с лекарствами и прочие предметы гигиены, включая туалетную бумагу.

Разбираться с этим у меня не было сил. Спать хотелось неимоверно. Я же вторые сутки на нервах, а впереди суматошный день с поминками. И на кладбище надо сходить, и принять гостей, кто зайдёт на девять дней со дня смерти Ивана Григорьевича. Специально звать не принято. Люди сами должны вспомнить. А то, что соседи не забудут и придут на дармовую еду, я ничуть не сомневался.

Маруська с утра отправится на рынок, купит пару петухов. Своих кур резать мы не хотели. Тесто было ещё с вечера поставлено. Рыбу почистит и пожарит Катерина. Особых разносолов не планировалось, но поесть люди любили. Только спиртное я решил ограничить, нечего пьянку устраивать.

Когда вернулись с кладбища, я сразу извлёк приготовленные бутылки и ведёрный бочонок с вином.

– Павлина Конкордиевна, вот это всё вы выставляете и ни стаканом больше, – предупредил я экономку.

– Обчество не поймёт, – покачала головой женщина.

– Иван Григорьевич был непьющим, не думаю, что он одобрил бы пьянку на своих поминках, – ответил я.

В любом случае выбора у Павлины Конкордиевны не было. Ключи я и не думал ей возвращать, сообщив, что теперь у меня в подвале хранится ценное имущество.

Гости шли в течение всего дня. Даже когда поняли, что здесь уже не наливают, всё равно приходили на халяву поесть. Откуда-то снова паломники забрели. Я скрипел зубами, но не выгонял этих ходячих рассадников инфекций и вшей. Успокаивал себя тем, что Серёга достаточно антибиотиков, шампуней от вшей и моющих средств передал. Не так, конечно, много, как хотелось, но он за день и так много чего успел купить. В ближайшее время я планировал устроить дезинфекцию дома.

Пока женщины суетились и ухаживали за гостями, я успел поспать. Последних гостей выпроводил за ворота уже затемно. Помог деду убрать во дворе и сел у себя в комнате, ожидая назначенного времени встречи.

Ожидание немного затянулось. Маруська с Катериной ещё долго возились на кухне, потом дед Лукашка шастал в туалет. Никак переел на поминках. Только к полуночи народ угомонился, и я смог выбраться в подвал. Сергей не просто ждал, а уже перетаскал весь груз, заполнив площадку.

– Что-то ты много всего приволок, – заметил я.

– Думаю, завтра вернусь «домой», – сообщил Серёга. – За кладом нужно в Московскую область ехать. Здесь поблизости ничего толкового не возьмём.

– А документы? – напомнил я.

– А фотошоп? – покрутил у меня перед лицом бумагой Серёга. – Скачал в Интернете образцы документов этих лет. Имя удалил, своё вписал.

– Печать на принтере, – скривился я.

– На лазерном принтере. Плюс чуток помял лист, где-то капнул свечой, где-то грязными пальцами взялся.

– Всё равно можно распознать подделку, – не одобрил я.

– Позже сделаем нормальные документы. Пока мне и этого «Билета» хватит.

Товары для продажи мы перенесли в подвал и пока демонстрировать их кому-либо не собирались. Только личные вещи. Серёга прикупил себе более-менее приемлемое из вещей. Пальто хоть и было пошито в другом веке, но смотрелось вполне органично – стильно и богато. А что по фигуре, так это портной хороший был, из Франции.

Спать этой ночью мы не стали. Занавесили в доме поплотнее шторы, заперли двери, зажгли фонари и начали везде брызгать спреями от насекомых. Только столовую оставили на потом. И просидели в ней до утра, перебирая распечатки, сделанные Серёгой.

– Однозначно выбираю дизельный мотор, – сообщил я, когда прочитал, что ещё пять лет до того времени, как Рудольф Дизель оформит патент. – Серёга, хочешь стать нефтяным магнатом? Мне для мотора солярка потребуется.

– Пока обойдёшься растительным маслом. Сам Дизель представил на Всемирной выставке в Париже модель, работающую на арахисовом масле. Будем рапс выращивать и из него масло отжимать.

– Всё равно надо бы Майкопскую нефть под себя подмять, – не согласился я.

– Николай, не гони коней! Не успеем мы всё сразу и бегом. Вначале мне нужно нормально легализоваться. Откроем пару заводиков «лёгкой промышленности», а потом уже начнём активную деятельность.

– Но патенты нужно сразу оформить. Время идёт, настоящие изобретатели буквально на пятки наступают, – хохотнул я.

Утром Серёга изобразил «возвращение домой». Как он принёс все те баулы, которыми была заставлена столовая, вопросов не возникло. Все посчитали, что Серёге кто-то помог. А я только рано с утра встретил. Серёга душевно поздоровался с Павлиной Конкордиевной, подарил ей шикарную шаль в тёмных тонах, но такой богатой расцветки, что поразил даму в самое сердце.

– Ещё привёз французский препарат от вшей, клопов и прочих насекомых, – продолжил Серёга. – Так что сегодня будем дома прибираться. Павлина Конкордиевна, большая просьба не распространяться соседям о моём предпринимательстве.

Перину Ивана Григорьевича наконец снесли на конюшню. Я и свою вынес туда же, но Маруська её быстро прибрала. Кровати и сундуки тоже вынесли пока во двор. Ещё ночью мы из сундука Ничипора вынули его личные вещи и выкинули через портал. Серёга сообщил всем домочадцам, что Ничипор получил расчёт и нанялся к другому купцу, отправившись с ним в Темрюк. Ничипора в доме Ситникова не очень любили и горевать о потере помощника никто не стал. Правда, мне задали вопрос об открытии лавки для торговли.

– Как только Сергей Павлович закончит свои дела в столице, купим заведение поприличнее, – сообщил я. – У нас будет совместное владение магазином.

Павлина Конкордиевна недоверчиво покосилась на Серёгу, но не осмелилась сказать что-то против.

Я же ринулся отмывать комнаты от грязи и трупиков насекомых. Вычищали дом до самого вечера. Сергей ватных одеял принёс четыре штуки и постелил их вместо перин на кроватях. Сам он устроился в комнате Ивана Григорьевича. Спать в моей спальне на сундуке Серёга больше не хотел. Объёмные купеческие подушки тоже перенесли во флигель. Снова женщины хотели что-то сказать против такого «кощунства», но, рассмотрев постельные принадлежности, которыми мы застелили кровати, сразу примолкли. Меня же привычного размера подушки более чем устраивали. И главное, в доме больше ничем не воняло. К вечеру Маруська ещё протопила печь, и стало совсем хорошо.

На следующий день Серёга продолжил «устанавливать свои порядки».

– Кофию я приучен пить по утрам, – ошарашил он Маруську. – В первый раз покажу сам, а дальше изволь мне заваривать его перед завтраком.

– Так завтрак… – начала было Маруська.

– Яичницу с беконом, – перебил Сергей. – Деньги за постой я Николаю Ивановичу выделил.

Вместе с ковшиком для варки кофе Маруське был передан казан и несколько кастрюль из тех, что валялись в доме в другом времени. Деваха от обилия такой шикарной посуды обомлела и кинулась выполнять поручение.

– К кофе сервиз нужен другой, – заметил я Серёге чуть позже.

– Буржуй, – усмехнулся он. – Пей из того, что дали.

После завтрака я велел деду запрягать бричку. На вокзал за билетами мы не собирались идти пешком. Серёга ещё раз уточнил, точно ли он нигде не влезет в грязь, и нацепил щегольские ботинки. Где только купил такие? А уж когда надел пальто, фетровую шляпу и выудил из баула трость, дар речи и я потерял. Потом опомнился и попенял Сергею, что он мне обуви нормальной не купил. Моя старая велика на три размера.

– Куплю, когда вернусь, – заверил Серёга и велел «подавать экипаж».

Кажется, все, кто наблюдал, как Серёга загружался в бричку, решили, что всё это время здесь жил инкогнито какой-то ревизор. По крайней мере, финальную сцену этого бессмертного произведения народ воспроизвёл очень достоверно. Я в своей купеческой одежонке, в картузе и сапогах смотрелся на фоне Сергея мальчиком на побегушках.

Дед Лукашка тоже долго пялился, не веря, что в бричку сел тот самый парень, который предыдущим днём ползал по полу, отмывая углы. И чтобы совсем «добить» в придачу и своих соседей, Серёга вынул из портфеля перчатки, надел их и со словами «Трогай, голубчик» похлопал деда по спине.

Глава 9

На вокзал мы отправились, только чтобы узнать о билетах. Но и вероятность сразу уехать не исключали. Сложилось всё как нельзя удачно. И билеты в первый класс (шестнадцать рублей!) имелись в наличии, и до отправления оставалось ещё полтора часа. Я не поленился опросить служащих и узнал насчёт питания в пути. Выяснил, что обедать можно в ресторанах на больших станциях. Только желательно заранее известить по телеграфу, что такой-то господин изволит откушать. Можно в пути и просто продуктов перехватить, но я решил не рисковать. Серёге и так будет некомфортно ехать. Жаль, я не мог составить ему компанию – портал в другой мир держал меня при доме. Но лучше избавить Сергея от дополнительных проблем. Так что, потратив ещё полтора рубля, я отбил несколько телеграмм по пути следования поезда.

В Москве же Серёге придётся всем заниматься самому: снять гостиницу, купить себе неприметные вещи попроще и потеплее и как-то потом начать поиски клада дворянина Байкова. Согласно информации из Интернета, этот достопочтенный господин, поссорившись с наследниками, продал имение, перевёл ценные бумаги в золотые монеты и драгоценности и спрятал всё. Обнаружили клад с письмом-завещанием только в середине 50-х годов XX века. Господин Байков отчего-то был уверен, что оставил достаточно «подсказок», и наследники, хотя и с трудом, но найдут клад. Вернее, найдёт самый сообразительный. Увы, таких в роду Байкова не окажется. У Серёги теперь был шанс добраться до укромного места в общественном парке. Конечно, в Москве уже мог быть снег, и это затруднит поиски, но и ждать до весны Серёга не хотел. Его никак не устраивали наши жалкие продажи в лавке. Кстати, лавку я собирался предложить тому Саркисяну, которого отец Николая так не любил.

Посадив Серёгу на поезд, я велел деду Лукашке править к дому Саркисяна. На то, что купец будет на месте, я не рассчитывал, но у меня было заготовлено письмо с предложением обсудить продажу лавки и места в торговом ряду.

Забегая вперёд, скажу, что выручил я за товар в лавке и саму «сараюшку» триста двадцать рублей. Торговались мы с Саркисяном долго. Мужчина был уверен, что надул мальца, который без папенькиного надзора сразу прекратил торговлю. Примерно на сто – сто пятьдесят рублей он точно обманул. Но у меня были другие планы вместо того, чтобы трястись над этим имуществом.

Зато освободилось время. Я смог пройти по Красной, пообщаться с приказчиками магазинов, выдавая себя за доверенного господина Иванова Сергея Павловича. Мол, сей достойный муж скоро вернётся и хочет приобрести недвижимость, желательно с магазином. Попутно я сбыл рулоны с тканями. Хорошо продал, по сорок рублей каждый.

Жаль, магазинов на продажу не нашлось. Зато мне удалось узнать о выставленном на торги доме одного из разорившихся дворян. Дом располагался на Екатерининской, что было неплохо. Это одна из самых чистых и благоустроенных улиц города. Выяснив адрес Авдеевых, я сходил посмотреть на дом. Кирпичный первый этаж и деревянная надстройка были типичными для этого времени. Каретная и конюшня тоже прилагались к владению. Оставалось только дождаться Сергея, чтобы решить вопрос с покупкой дома.

Изнервничался я, ожидая его, так, что аппетит пропал. На восьмой день я только что по потолку не бегал от беспокойства. Тут ещё заявился купец, которому я показывал напольную и настенную плитку. Честно говоря, я о нём забыл. А тут он мне попался под горячую руку. Рявкнул так, что у того чуть картуз с головы не сдуло.

На следующий день купец снова пришёл с поклоном обсудить товар и цену. Аналога в этом времени не было. Вернее, керамическую плитку знали, но она была ручной работы и очень дорогой. Моя выглядела если не дороже, то необычно. Крупный формат, идеальный размер. В общем, вместе с цементом и затиркой сторговал всё за пятьсот рублей.

Продажа не прошла мимо Павлины Конкордиевны. Так-то она знала, что «привозили» и складывали в подвал товар, который ей не показывали. Женщина и не догадывалась, что настолько дорогой. А Лукьян Кузьмич торговался так громко и самозабвенно, что вся прислуга оказалась в курсе порядка цен. Потом, когда во двор загнали подводы, Маруська так и норовила заглянуть, что в тех картонных упаковках так дорого стоит. Но тут уже помощники купца отгоняли зрителей. Плитка была со всеми предосторожностями перестелена соломой и увезена, а я остался с огромной суммой на руках. И главное, в банк положить деньги не мог. Официально у меня имеется опекун и до двадцати одного года я деньгами не могу распоряжаться.

Сделка с Лукьяном Кузьмичом меня немного отвлекла. Потому неожиданностью стало, когда у ворот остановился извозчик и из кибитки выгрузился Серёга.

– Сергей Павлович, исхудали-то как! – сразу запричитала Павлина Конкордиевна.

– Зато дела с наследством батюшки решил наилучшим образом, – ответил Серёга и подмигнул мне.

– Маруська, обед подавай! – начала командовать экономка, пока я помогал Серёге разгружаться.

– Что это ты притащил? – недоумевал я.

– Не покупать же каждый раз одежду, когда снова поеду, – ответил Серёга.

Надо понимать, это не последний наш клад.

– Чего так долго? – стал выспрашивать я друга, уведя в свою комнату подальше от любопытных ушей.

– Поезда медленно ходят – это раз, искал два дня и копал ночью – это два, потом нужно было легализовать золото в банке, продать драгоценности – это три. Открывал счёт, занимался документами. Один шустрик мне «Билетъ» выписал всего за два рубля. Так что я теперь в Екатеринодаре на законных основаниях могу жить целый месяц. За это время нужно купить дом и встать на учёт.

– Дом я уже присмотрел. Не томи, сколько по деньгам получилось? – поторопил я Серёгу.

– Пляши… – усмехнулся он, но долго томить меня не стал: – Пятьсот сорок две тысячи.

– Полмиллиона?! – ахнул я.

– Для наших планов это капля в море, – отмахнулся Серёга. – Но для старта нормально.

Смотреть дом отправились на следующий день. На самом же деле Серёге было без разницы. Жить в нём он не планировал. Главное было отселить мою опекуншу и начать зарабатывать себе имя в городе.

– Оформим владение на тебя, – решил Сергей. – Я куплю дом с магазином.

– Нет ничего на продажу, – пожаловался я.

– Значит, построим. С покупкой надела земли под строительство проблем нет?

– Не должно быть, – ответил я. – Только проект нужно предоставить.

– Совсем забыл, на каком факультете я учусь? Пусть строительное черчение мы изучали всего полгода, но для этого времени хватит.

– Принесешь им компьютерную распечатку? – съязвил я.

– Тебе принесу, а ты перерисуешь, вспомнишь молодость, когда карандашом делали проекты, – хохотнул Сергей.

Покупка дома затянулась. Купчую на меня можно было оформить, но только при свидетельстве опекуна. Бывшие владельцы хоть сразу и получили пять тысяч, но переезжали и грузили своё добро, считай, месяц. Мы с нетерпением ждали дня, когда дом освободят.

На сороковой день скромно помянули Ивана Григорьевича. В дом гостей я заводил партиями, и только в столовую. Пока одни сидели за столом, других не пускал. Желающие отведать халявной еды сами поторапливали тех, кто обедал.

Приближалось Рождество, а мы ещё не обосновались на новом месте. Серёга уже и ковры в подвал притащил, и кровати в разобранном виде с матрацами. Только везти это добро было некуда. Наконец двадцать третьего декабря все проблемы были решены. Сергей поставил женщинам задачу: отмыть дом. Деду Лукашке было велено перевести лошадей и навести в конюшне порядок, а сам тем временем нанял грузчиков и подводы.

Павлина Конкордиевна так и не поняла, откуда доставили вещи и мебель. Её потрясло наличие ковров как таковых. А уж когда она поняла, что они с Маруськой будут жить в новом доме, а не в старом флигеле, даже расплакалась. Дед Лукашка тоже слезу пустил. Он вообще решил, что его вот-вот выгонят. Я же попросил его нанять помощника только потому, что ещё до переезда дед расхворался. Кашлял, температурил. Антибиотиком я его быстро на ноги поставил. Попутно узнал, что «деду» всего пятьдесят шесть лет! Выглядел он на все восемьдесят, а то и больше. Всё же суровая жизнь сказывается на внешности.

После переезда мне пришлось долго его успокаивать. Громко и при свидетелях я объявил, что он назначен старшим на конюшне и пусть подбирает себе не одного, а двух помощников. Заодно нормальный экипаж и новую телегу купим.

Рождество отметили душевно. В новом доме, в обновках и с подарками. Серёге несложно было купить вещи в будущем. От себя я выдал всем слугам по рублю, а своей опекунше подарил брошь.

Делами мы занялись сразу после праздников. Я нанял грузчиков и перевёз все соленья-варенья из купеческого подвала в сарай нового дома. Серёга снова ушёл в XXI век. Он планировал заказать железные решётки на двери и окна для «того» дома, а также решётки и крепкие замки для нашего подвала в этом времени.

Ещё я разведывал ситуацию с покупкой участка под строительство магазина. Так-то по городу много чего строилось. Купцы спешили закончить все свои дела к приезду императора, который, оказывается, посетит Екатеринодар в сентябре 1888 года.

Именно под магазин выхлопотать место не получилось. Разрешение давали на доходный дом в три этажа, не меньше. Если на первом этаже будет заведение или магазин, это только приветствовалось. Можно было, конечно, дать кому-то взятку и переиграть такую установку, но прибежавший из портала Серёга решил, что нас всё устраивает.

– Своих же людей там и поселим. Только мне некогда чертежами заниматься. Давай я тебе ноутбук принесу с солнечными батареями.

Начертить общую схему много времени не потребовалось. Дольше мы обсуждали, что и как устроим. Сделали с таким расчётом, чтобы потом можно было внутренние помещения усовершенствовать. С этими чертежами мы и отправились к архитектору, который был очень недоволен, что кто-то делает его работу, пытался найти ошибки, доказать, что так строить не принято, и всячески набивал себе цену. Получилось, что чертежами занимались почти до марта.

За это время Сергей с обеих сторон обеспечил портал надёжными запорами. По его словам, в будущем это уже напоминало бункер. Здесь же мы пока никак не могли разгуляться. Правда, забор от соседей укрепили и подняли. Теперь Фроськин кабысдох не мог пробраться в наш курятник. Хотя кур Павлина Конкордиевна и перевезла на новое место, но пёс продолжал устраивать диверсии под хлипким забором.

– Нужно свою собаку завести, и кота, чтобы мышей ловил, – решил Серёга и пошёл в будущее воплощать свой замысел.

Собака, и хорошая, у Ситниковых когда-то была. Померла от старости, а новую Иван Григорьевич брать не стал. Кота же порвал всё тот же Фроськин бандит. Но в новом доме были другие условия и другие соседи.

Хорошенького рыжего котёнка Серёга принёс быстро. А насчёт собаки решил со мной посоветоваться.

– Давай чуть позже, – предложил я. – С собакой заниматься нужно, а у нас дел невпроворот.

Архитектор, получив десять рублей за «моральный ущерб», наконец одобрил проект доходного дома с магазином на первом этаже. Можно было уже набирать строителей и заказывать материалы.

– Радует, что сейчас в этом регионе более сорока кирпичных заводов, – озвучил Серёга прочитанную в Интернете информацию.

– Да что там те заводы, одно название, – скептически заметил я.

– Город они снабжают, и очень хорошо. Столько всего строится!

Завязок среди строителей у нас не было, но тут я вспомнил о Лукьяне Кузьмиче и навестил его. Каким-то образом купец был уже в курсе, что я купил дом за пять тысяч. Это сразу добавило мне уважения с его стороны. В нашу проблему Лукьян Кузьмич вник быстро и пообещал обеспечить не только материалом, но и рабочими. Ведение дальнейших переговоров я предоставил Серёге. У нас же совместное предприятие, вот пусть он и решает вопросы со строителями, а я займусь ремонтом старого дома Ситниковых. Зря я, что ли, столько материалов покупал? Конечно, теперь самому придётся всё делать.

Флигель, конюшню и прочие хозяйственные постройки мы планировали снести. Сергей предположил, что рано или поздно наступит момент, когда наши преобразования в прошлом скажутся на будущем. И кто знает, что в результате произойдёт? Может закрыться портал или ещё что-то случится. Для такого случая мы должны иметь склад всего того полезного, что здесь пригодится. И где это всё хранить? Подвал не настолько большой. Потому Серёга предложил на месте хозяйственных построек и флигеля выстроить склад этажа в три и без особых изысков. Тупо из кирпича с крепкими дверями и запорами.

А дом хотелось обеспечить удобствами XXI века. Я даже место под канализационную яму присмотрел. Будем откачивать из неё стоки по мере заполнения. В доме должен быть тёплый туалет.

Пока Павлина Конкордиевна радовалась новому дому, я преобразовывал старый. Без помощника было сложно. Подумав немного, пригласил соседского Ваську. Парнишка смышлёный. На роль принеси-подай вполне годился. Велел Ваське не болтать о том, что видит в доме. И пацан действительно благоразумно молчал. Слухов, что я делаю гипсокартонные потолки и покрываю деревянные полы красивым ламинатом, не было.

Мы случайно разговорились о собаках. Васька рассказал, как у него погиб пёс.

– Умный был, всё понимал. А казаки пьяные ехали мимо… – Мальчишка всхлипнул. – Зарубили Верного, ещё и посмеялись.

– Хочешь, собаку подарю, такую, чтобы охраняла? – предложил я Ваське.

– Не… мамка не разрешит. Говорит, нам самим скоро есть нечего будет.

– Тогда я беру собаку себе, а ты будешь служить мне и растить охранника. – Заметив недоверчивый взгляд, добавил: – Рубль в месяц…

– Серёга, алабая купи, – поставил я другу задачу. – Обещал Ваське собаку-защитника. Заодно его в доме поселим как наёмного работника. Пора уже обзаводиться своими преданными людьми. Мальчишка сообразительный. Я с ним математикой позанимался. Читать он тоже умеет.

Алабая Сергей принёс через три дня. Щенок вызвал умиление у всех, кто его видел. Ваське я сразу внушил, чтобы собаку не баловал. Прежде всего это охранник, а не игрушка. Перечислил основные принципы дрессировки, команды и поставил пса на особое довольствие.

Павлина Конкордиевна почему-то воспротивилась, но Серёга заверил её, что, когда пёс подрастёт, воров можно будет не опасаться. По поводу воров у Павлины Конкордиевна уже был пунктик. Слишком много вещей натащили мы в дом. Хозяйской рукой Павлины Конкордиевны все ковры были прикрыты холщовыми дорожками, по которым нужно было ходить, чтобы не портить ворс. Ужасно пошлые, бордового цвета с кистями шторы, которые Серёга купил где-то на распродаже, теперь всё время закрывали солнечный свет. Это чтобы не выгорали обои на стенах.

В целом Павлина Конкордиева дорвалась до своего женского счастья. Одно её смущало, что могут найтись лихие люди и позариться на это добро. Так что алабай в роли будущего защитника дома был в тему.

Дед Лукашка нашёл себе двух помощников на конюшню. Правда, Маруська их почему-то называла бездельниками. Чтобы они не бездельничали, я предложил приобрести ещё двух лошадей. Моё предложение было воспринято на ура.

– Сергею Павловичу не по статусу извозчиков нанимать, – заявила Павлина Конкордиевна.

Серёга же лошадей не особо жаловал, но мужественно терпел, когда приходилось ездить по делам.

Стройка дома была в самом разгаре: закончили фундамент, начали привозить материалы, которые нужно было охранять и контролировать.

В старом доме тоже много чего требовалось, но сам я физически не мог это сделать. Выслушав очередные мои стенания по поводу того, как много я хочу и мало могу, Сергей привёл бригаду строителей. Быстро распределил между ними обязанности и слинял, сообщив, что вернётся вечером. В мои же обязанности входило покормить работников. И я не сразу сообразил, что меня смутило в их одежде. Только через четверть часа дошло, что Серёга привёл народ через портал из нашего времени. Сами строители так и не поняли, где оказались. Со двора я их не выпускал и бдительно за ними следил.

За неделю рабочие решили все поставленные перед ними задачи. Установили дровяной водонагреватель в подвале, провели центральное отопление. Попутно снесли ненужные печи, переместили кухню и устроили в доме туалет с ванной (правда, воду приходилось носить вёдрами). И Серёга вернул бригаду обратно, в привычное им время.

Всю электропроводку я прокладывал сам, а потом красил стены. Кухонную мебель тоже пришлось таскать мне, а затем я ещё корячился со сборкой. Теперь на кухне стояла новомодная металлическая печь из будущего «под старину», отапливаемая дровами, в которой даже имелась духовка. Но главный вопрос был: где взять электричество. Можно было, конечно, припереть из XXI века генератор и горючее к нему. Но это ставило нас в большую зависимость от топлива.

Идея о ветряном генераторе у нас Серёгой возникла почти одновременно. Другой вопрос, что установить его пока было негде. Да я и не торопился. Дел и без этого хватало.

Когда стало совсем тепло, рабочие начали разбирать флигель и конюшню. Фроська что-то вякнула через забор, и уже на следующий день мужики стали копать вдоль забора траншею для фундамента под склад. Будет у меня не забор, а целая стена высотой метров десять. В ширину склад планировался метров пяти.

Почти сразу я уяснил, что работают строители хорошо и качественно, только пока я за ними наблюдаю. Пришлось до середины июля торчать на стройке. У Серёги с магазином была почти такая же история. Но надо сказать, стены строители поднимали быстро. Дальше шли отделочные работы. Но мы сразу хотели предусмотреть возможность использования электричества и водопровода, и темпы строительства резко замедлились.

Глава 10

С ветряками мы с Серёгой вообще запутались. В будущем их было так много, что я невольно задался вопросом: почему у каждого жителя страны не стоял на крыше собственный генератор?

– Удовольствие не из дешёвых, да и не во всех регионах постоянные ветры, – просветил меня Серёга.

Ветряки подразделялись на горизонтальные и вертикальные, в зависимости от принципа работы. Изучив кучу документации, мы пришли к выводу, что у обоих конструкций имеются свои плюсы и минусы. Зато купить можно было без проблем любую модель. А теперь представьте, что мы это всё установили бы на крыше здания в 1888 году. Думаю, народ толпами повалил бы разглядывать такое чудо.

Совсем отказываться от ветряного генератора мы не стали. Будет попозже. Сначала нужно подготовить техническое обоснование и теоретическую базу. По сути, ветряной генератор только заряжает аккумулятор. Использовать сразу для бытовых приборов подобное электричество не получится. Нужен ещё инвертор, преобразующий переменный ток в привычные 220 вольт. Там ещё много чего было нужно, но аккумуляторы и инверторы требовались в первую очередь.

О свойствах электричества в конце XIX века было много чего известно в научных кругах. Бернардос буквально два года назад получил патент или, как это называлось, привилегию № 194 на метод электродуговой сварки и резки металлов. А вот переменный ток для сварки ещё не применялся, и регулирующие трансформаторы ещё не были изобретены. Серёга решил готовить документы на целый ряд патентов по инверторам. Сейчас нам всё не потребуется, но пусть будут. Мы ещё не готовы открыть даже простейший цех, не то что завод по выпуску аккумуляторов и инверторов. Да и доказывать местному населению придётся долго, для чего это всё нужно. Народу пока проще запрячь лошадь, чем понять применение такого прибора, как инвертор.

– Нужны рабочие, свои подготовленные кадры, – пояснял я Сергею.

– Значит, пора начать строить своё профессиональное училище. Ты же это и планировал?

– А кто там преподавать будет? – резонно заметил я. – Преподавателей тоже нужно «натаскать» до приемлемого уровня.

– Вот и займись этим. Время-то идёт, – демонстративно постучал по ручным часам Сергей.

Он таких механических часов купил пару сотен. У нас по плану в магазине будет продаваться продукция мужского ассортимента. С Петровым я уже провёл предварительные переговоры. Портной сразу отказываться не стал, но ещё размышлял. Я сильно не наседал. Действительно, нам пока предложить толком нечего. Доходный дом построен только до первого этажа.

На заднем дворе возводилась техническая постройка. Из всех известных видов электричества в этом времени нам был доступен только генератор на паровой установке и тот же ветряк. Мы вполне могли использовать местную паровую машину, потому место для неё и предусмотрели. Но стоили паровые установки бешеных денег. Хуже всего дела обстояли с местными электрическими лампами.

– «Сначала хлопковое волокно помещали в горячий хлорцинковый раствор, где оно постепенно растворялось. Полученную жидкость сгущали с помощью насоса до тестообразного состояния и выдавливали через тонкую трубку в сосуд со спиртом. Здесь она превращалась в тонкую нить и наматывалась на барабан. Полученную нить путём нескольких промежуточных операций освобождали от хлорцинкового раствора, сушили, разрезали, заключали в v-образные формы и обугливали в печи без доступа воздуха. Затем на нити напыляли тонкий слой угля. Для этого их помещали под колпак, заполненный светильным газом, и пропускали через них ток. Под действием тока газ разлагался и на нити осаждался тонкий слой углерода. После всех этих сложных операций нить была готова для употребления. Её помещали в стеклянный колпачок между двумя платиновыми электродами, вплавленными в стекло (дорогой платиной приходилось пользоваться потому, что она имела одинаковый со стеклом коэффициент теплового расширения, что было очень важно для создания герметичности). Наконец с помощью ртутного насоса из лампочки выкачивали воздух, так что в ней оставалось не более одной миллиардной того воздуха, который содержался в ней при нормальном давлении. Когда выкачивание заканчивалось, лампочку запаивали и насаживали на цоколь с контактами для вкручивания в патрон», – зачитывал Серёга данные, скачанные из Интернета.

Догадываетесь, какой сложный процесс и соответствующая стоимость ламп? Покупать это убожество сейчас не стоило. Но что у нас когда-то будет нормальное освещение и своё производство, я не сомневался. Пока же ставку делали на керосиновые лампы. О поставках керосина я уже договорился, а лампы Серёга купил в другом времени. Их конструкция почти не изменилась.

Ещё мы с Серёгой сообразили: ведь на моём дворе в будущем остались подсобные строения – каретная, конюшня и флигель, которые, как я говорил, уже принадлежали соседям. А сейчас на месте флигеля строится склад. В XXI веке подобного сооружения нет.

– Возможно, это уже разные реальности. Пошло так называемое разветвление истории, – предположил Сергей.

– Главное, что портал работает, – констатировал я.

– Вот отвезу патенты в Питер, узнаем наверняка.

Патентов Серёга подготовил два десятка по разным областям, включая дизельный двигатель. По пути он собирался ещё пару кладов опустошить. Причём один находился в Петербурге на чердаке доходного дома. Серёга рассчитывал снять жильё в этом доме или поблизости. Всё равно надо где-то жить, пока будут оформляться привилегии на изобретения. Поездка могла растянуться месяца на два.

А чтобы я «не скучал», срочно оформили покупку земельного участка на окраине города, чуть севернее улицы Красной. Придётся снова обхаживать архитектора. Называть школой или пансионом это здание мы специально не стали. Уже вышел циркуляр министра просвещения Делянова, который потом назовут «о кухаркиных детях». Гимназии и прогимназии почти закрыты для детей кучеров, лакеев, прачек, коим «вовсе не слѣдует стремиться къ среднему и высшему образованiю». Исключение делалось только для особо одарённых детей. Но это министру не требовались поголовно грамотные люди из низов. В какой-то мере я был согласен, так как это сократило поток желающих учиться в университете по гуманитарным дисциплинам. Без гимназии в университет не поступить. Мне тоже на будущих заводах нужны были образованные технические специалисты, такие, что смогут обучить других рабочих. Но чтобы не вступать в конфликт с властью, школа-пансион на плане была названа замысловато: «опытно-экспериментальная база рабочих широкого технического профиля». Участок земли под это дело мы отхватили приличный. Серёга заплатил три с половиной тысячи. Кроме пансиона, там предполагалось много чего построить: дом преподавательского состава, гараж, мастерские и другие хозстроения.

Сергей отправился в поездку, а я начал метаться между всеми стройками, подгоняя рабочих, возмущаясь темпами строительства и самими работниками. То у них своруют выданный мной инструмент (хотя я предполагал, что сами же и воровали), то мой хороший, качественный цемент вдруг пропадёт. Доходило до смешного: я тупо стоял и наблюдал за каждой процедурой, будь то замес раствора или кладка кирпича. Горе-работники меня бесили неимоверно. И заменить эти артели было не на кого. Город строился, и строителей не хватало.

В конце концов я пошёл на хитрость. Со старшими артелей обсудил ситуацию. Пообещал, что выданный инструмент рабочие смогут оставить себе после завершения работ. Согласовали нормы в день. Если делали больше, я доплачивал по десять копеек. С такими ухищрениями темпы строительства ускорились.

Быстрее всего строился склад. Там-то особых изысков не было. Соседи на это сооружение косились с опаской, но не высказывались. Разве что Фроська иногда выходила на улицу, чтобы покричать на всю округу, как мы ей весь свет загородили.

Строительство доходного дома продвигалось медленнее.

А в начале сентября начали приходить городовые с требованием, чтобы никакого мусора на улицу не выносили и чистили пространство перед домом. Строители со «стахановской» скоростью стали заканчивать фасад. Окна, ещё не имеющие рам, заколачивали чистыми досками, подметали и тщательно убирали площадку. Потом спешно разобрали леса и перенесли их на заднюю сторону дома. Город готовился к приезду царя, и я тоже.

Письмо в Петербургскую жандармерию Серёга отправил на месте, а я послал донос в екатеринодарскую полицию. Историю крушения царского поезда мы изучили досконально и пришли к выводу, что всё же это был теракт. И пусть сам Александр III, выбравшись из разрушенного вагона, подберёт гнилую шпалу и обвинит управление железной дороги в неисполнении своих обязанностей, бомба в столовой всё же взорвалась.

Без угрызения совести мы с Серёгой сдали организаторов «Земли и воли», а также непосредственного исполнителя Подлевского, который так вовремя успел сойти с поезда и быстро исчез где-то во Франции. Была вероятность, что в крушении сыграли роль несколько факторов. И то, что поезд шёл с недопустимо высокой скоростью на опасном участке, и то, что тянувшие его два паровоза были слишком тяжелы для прогнивших шпал. Но эти факты можно было приплюсовать к основному теракту.

В прошлом варианте развития событий царская семья выжила чудесным образом. Но император получил во время крушения сильный удар по спине тяжёлой столешницей. Возможно, эта травма и стала причиной развития болезни почек, от которой Александр III умрёт через шесть лет. Пусть это был не самый идеальный правитель, но по сравнению с вошедшим на престол Николаем Вторым так и хочется воспеть царствующему Александру III «долгие лета» и оградить от покушений.

Сергей писал мне письма и выражал надежду, что успеет вернуться до 21 сентября, даты посещения императором Екатеринодара. По намёкам я понял, что клады мой друг отыскал, хотя разочарован содержимым. В сумме оба схрона принесли денег меньше, чем один прошлогодний. «Купил участок земли на Московском шоссе, – писал Сергей. – Там, где уже не будет электротехнического завода „Сименс-Гальске”».

С привилегиями ему пришлось долго провозиться. Требовался грамотный юрист, и ожидание затянулось. В ответ я написал Сергею, что не стоит тратить время в столице. Подтверждение о получении привилегий юрист может прислать и в Екатеринодар. Прошёл год с момента нашего попадания в это время, а мы, по сути, ничего не сделали.

А ведь уже этой осенью в Казани в кружок семнадцатилетнего Коленьки Федосеева, так же, как и я, исключённого из гимназии, придёт тихий, прилежный и религиозный парнишка Володя Ульянов. С этого момента марксистское движение начнёт набирать обороты. Как это предотвратить, я не представлял. Сейчас Владимир Ульянов, исключённый из университета, откровенно бездельничал и не знал, куда себя приткнуть. Не иначе скуки ради решил, что подпольная деятельность его неплохо развлечёт.

Серёга забил интересные факты в ноутбук о том, что Ульянов будет ещё три года болтаться без дела. Работать он даже не думает. Из-за брата его исключили из университета, вот парень и строчит письма с прошениями доучиться в России или за границей. Возможность сдать экстерном экзамены ему предоставят. И Ульянов получит юридическое образование. Даже станет помощником присяжного поверенного в Самарском городском суде. За полтора года работы из шестнадцати дел выиграет только два, остальные будут идти с мутными формулировками о примирении сторон и так далее. Затем Ульянов переведётся в Петербург, где уже развернёт политическую деятельность.

Под псевдонимом Иванова Ивана Сергей написал статью в «Петербургскую газету» и переслал мне вырезку. В ней он с сарказмом человека из будущего едко постебался на тему зарождающегося марксизма в России. Упомянул того же Коленьку Федосеева. Не забыл и Плеханова, руководителя сначала «Земли и воли», а затем группы «Освобождение труда».

Сам Плеханов сейчас пребывал в Женеве, где «в спокойной европейской атмосфере знакомился с последними достижениями прогрессивной научной мысли». Не, нормально так устроился! Пишет статейки на экономические темы, печатает их, рассуждает о тяжёлой доле пролетариата в России. Я дурею от такой жизненной позиции! У меня по плану постройка посёлка для рабочих, поднятие цехов, налаживание производства и распространение электричества. Пусть не совсем честно, со знанием будущего, но я реально уже что-то делаю для рабочих. А этот сидит в эмиграции и поучает.

Статья И. Иванова вызвала широкий резонанс в столице. Серёга писал, что расскажет подробности при встрече. Особенно громко по поводу Серёгиной статьи визжала газета «Неделя». А мне пришла в голову мысль самим выпускать газету. Как ни странно, но запрета на такой вид деятельности не было. Мол, это тоже бизнес. Насобирал подписчиков – не разорился. Не стали люди читать – твои проблемы. Цензура, конечно, потом будет, но мы же не собираемся пропагандировать марксизм и призывать к революционному движению.

Вернулся Серёга 16 сентября.

– Как я подгадал день?! – радовался он. – Сейчас сбегаю в «Перекрёсток» за шампанским, отметим ровно год нашего попадания. Там, кстати, не то первое, не то второе декабря. Холодрыга, наверное.

Кроме шампанского, Сергей ещё ананасов принёс и прочей иномирной закуски, включая шоколад, по которому я соскучился. Здесь-то его покупать слишком дорого.

– Серый, что там у нас по деньгам? – поинтересовался я, когда мы распили первую бутылку классического «Советского шампанского».

– В будущем?

– И там, и там.

– По кладам у нас всё неплохо получается. Чуть не надорвался, таская это золото. Немного серебра приберёг в монетах, сам знаешь, что банк обратно мне выдаст только кредитными билетами.

Мне, как сыну купца, эта система была хорошо известна. Бумажный рубль обменивался с большими процентами по сравнению с серебряным.

– Если бы не побрякушки, которые я продал ювелиру, мы, считай, ничего не заработали бы, – жаловался Сергей. – Ещё десять лет такой денежной смуты, пока Витте не введёт золото в обращение.

В XXI веке с деньгами было неплохо только по той причине, что мы почти ничего не потратили. С моей карточки Серёга снял две с половиной тысячи фунтов. Закупать что-то масштабное не могли потому, что склад ещё только строился. Да и потом придётся использовать закрытый фургон. Иначе как объяснить соседям, почему грузы только вывозятся, как из бездонного колодца? А так заедет фургон, и никто не узнает, был в нём товар или нет.

Что-то в будущем Сергей уже заказал. К примеру, вольфрамовую нить из Германии ему придётся ждать две недели на «той» стороне, так как, когда он находился здесь, время останавливалось. Что-то он частично приносил сюда в подвал или складывал в доме в будущем времени. Вакуумный насос, к примеру, уже был куплен. Как и многие приспособления для стекольного производства. Лампочки мы обязательно будем выпускать. Пока же я складировал всё больше распечатанные технологии и чертежи.

– Закажи и купи малый кузнечный горизонтальный прессовый станок, – листал я список, предоставленный Серёгой. – Оборудование для холодной ковки металла.

– На кой оно тебе? – не понял он.

– Хорошие инструменты, а по объёму места много не занимают. Ещё несколько комплектов домашней столярной мастерской. Компактные металлообрабатывающие станки.

– Губу закатай, – обломал Серёга. – Не буду я хватать всё подряд. Делай выписки и чёткий план, что и куда. Все эти станки требуют наличия электричества, вот от этого и нужно исходить. Плюс дизельные двигатели и… тракторы?

– Да, трактор вещь нужная, – согласился я. – Только потянем ли? Учти, брать кредиты или организовывать акционерные общества я категорически не хочу. Будем обходиться своими силами.

– Своими так своими. Только нам сейчас даже деньги не помогут. Нужны кадры, люди, которым можно давать поручения, и личная охрана. Думаю, стоит проехаться по станицам, поговорить с атаманами.

– Вот пройдёт императорский смотр казачьего войска, тогда и поговорим на эту тему. Можно пригласить тех казаков, кто закончил действительную службу.

– Этим лет по сорок, – заметил Сергей. – Лучше кого помоложе. Которые «на льготе» могут заниматься своими делами, пока их не призовут к военным обязанностям.

– Ещё нам можно присмотреть народ из числа тех, кто стал инвалидом, воспитателями в школу.

Разговор затянулся до утра. Шампанского или другого спиртного больше не хотелось. Мне стало тоскливо. Казалось, я пытаюсь взвалить на свои плечи слишком неподъёмную ношу.

Глава 11

Конюшни и, соответственно, экипажа в старом доме теперь не было. Это создавало определённые неудобства. Безусловно, Серёга мог и пешком дойти до Екатерининской улицы. Но в данном случае считалось, что он не только вернулся из столицы, но и привёз подарки. Мне самому пришлось ловить извозчика и с ним возвращаться к дому.

Без подарков к Павлине Конкордиевне появляться на глаза не стоило. Прежде всего это сказывалось на Серёгином имидже. В дорогом костюме, с перстнем (который Серёга приберёг из одного из кладов), в шикарной обуви, шляпе да ещё с зонтом, Серёга одним своим видом излучал достаток и благонадёжность.

– Будет и на моей улице праздник, – ворчал я, таща за «господином» свёртки с подарками.

– Павлина Конкордиевна, взял вам хрусталя да скатертей, чтобы не стыдно было за стол пригласить уважаемых людей, – отчитывался Сергей.

Мелкие, чисто символичные подарки достались всем. Даже Ваське и его подопечному – Зверю. Алабай теперь щеголял в новом ошейнике, а у пацана была кожаная куртка с капюшоном. Васька был на седьмом небе от счастья. Пусть пока не по погоде вещь, но он её таскал не снимая, демонстрируя всем обновку.

Понятное дело, это всё было куплено в другом времени. К слову, из Петербурга Сергей привёз огромную коробку с сервизом Императорского фарфорового завода. Клад купца в будущем времени Серёга ещё не выкопал, но всякие аукционы просмотрел. Наткнулся на продажу фарфора и офигел от цен. Как вам сервиз на шесть персон за шестьсот пятьдесят тысяч рублей? Это же цена целого мини-трактора! С учётом затрат на экспертизу и комиссионные всё равно получалась значительная сумма.

Вообще-то купить в этом времени и продать в будущем в виде антиквариата можно было много чего. Другой вопрос, что быстро это не сделать. С картинами я Сергею сразу рекомендовал не связываться. Даже при условии, что сейчас купим без проблем, потом легализовать и доказать, откуда у тебя эта работа, практически нереально.

Мы, кстати, приезд Репина пропустили. Гостил он у станичников в Пашковской в середине лета. Искал образы для своих «Запорожцев» и пробыл недолго. У нас как раз тогда активно подвозили стройматериалы для доходного дома. Я совсем закрутился. Собственный, вернее, день рождения Николая забыл. Павлина Конкордиевна очень возмущалась на сей счёт.

Примерно как дед Лукашка, когда обнаружил, что нашу застрявшую в грязи телегу разобрали на дощечки. Можно было попробовать вытянуть её ещё в апреле, но я был занят, а после уже доставать было нечего. Деду я пообещал взамен купить новую телегу, но всё никак не складывалось. Артели строителей с подвозом материалов договаривались сами, наша телега там точно не нужна. К тому же Серёга планировал доставить настоящий фургон.

В оставшиеся пять дней до приезда императора мы инспектировали стройку, решали, что и как будем делать.

– Если вставить рамы со стеклом, можно будет проводить отделочные работы и зимой, – рассуждал Серёга.

– А окна ты собираешься заказать «там»? – уточнил я.

– Конечно. Сам понимаешь, и качество, и сроки другие.

– Даже для сроков из будущего потребуется не меньше месяца, – усомнился я. – Не думаю, что ты сейчас найдёшь окна без стеклопакетов.

– Для дачников делают окна попроще, – заверил Сергей. – Да и кому какая разница, какие у нас окна?

– Вопросы будут задавать. Оно нам надо? – не согласился я. – Не пойдёт. Лучше переправить доски, брус, сами стёкла, но не окна целиком.

– Угробят материалы, – скептически отозвался Серёга.

– Не скажи, здесь умеют с деревом работать.

– Умеют, только в такие сроки создают эти «шедевры», что я сам быстрее сколочу.

– Давай всё же купим комплектующие, обработанное дерево и стекло.

– А ещё готовые двери, ступени для лестниц, балясины, перила, плинтусы, – продолжил перечень Сергей и дополнил: – Нужен фургон. Первым делом займусь им.

Девятнадцатого сентября город заполонили казаки. И пешие, и верховые. Дворники только успевали собирать навоз по дорогам, поддерживая чистоту. Мне казалось, что мели и скребли улицы все жители города поголовно. А вдруг государю приспичит свернуть в сторону?

Неожиданно меня навестил Лукьян Кузьмич. Я не сразу и понял, что у него за просьба.

– Супружница моя очень уж хотела присутствовать. Но говорят, городовые и жандармы близко не подпустят… – потел и мял в руках картуз купец. – Дозвольте вас навестить, а я заплачу.

Только после этих слов я сообразил, что поедет император в коляске как раз через триумфальную арку по Екатерининской улице. Из окон второго этажа нашего дома будет хорошо всё видно. Здесь всего метров пять от дороги. Действительно, когда такая возможность ещё представится? То-то Павлина Конкордиевна шторы с окон поснимала, перетрясла их, снова повесила, сами окна отмыла и украсила лентами.

Лукьяну Кузьмичу я дал добро. Заверил, что мы все его семейство примем с радостью и бесплатно, только чтобы пришли заранее.

– Серёга, гони в магазин за тюлем для окон, – озадачил я друга. – Чтобы предстать в лучшем виде пред императором.

– Ага. Так он на окна и будет смотреть, – хмыкнул Сергей.

– Зато купец Аносов оценит. Ещё что-нибудь эдакое к столу купи.

– Кофе, шоколад, какао?

– Посмотри ещё конфеты ручной работы, чтобы только без дат и лишних надписей.

– Подберу. Скажи Демиду, чтобы запрягал бричку и ждал меня во дворе.

Принесённый Серёгой вечером тюль наделал в доме много шума. Я вешал его лично под восторженные охи-ахи женщин. Заодно сообщил Павлине Конкордиевне о гостях. Конкретного времени приезда императора никто не знал, но мы с Серёгой были в курсе, что царский поезд прибудет около пяти вечера. Пока хлеб-соль примут, пока усядутся в коляски, время будет часов шесть.

Маруська наготовила разносолов с запасом. Предполагалось, что в течение дня будет ещё доготавливать свежее. Но и купец с женой и двумя сыновьями не с пустыми руками заявились. Как только разместились в коляске со всеми этими корзинами и узлами? Я, оценив объёмы доставленного и уже приготовленного, решил, что гостей будем потчевать дня три, не меньше.

С большим трудом мне удалось убедить семейство Аносовых, что я точно знаю время прибытия поезда. Кроме того, у нас стояли в воротах конюхи, да и Васька бегал туда-сюда вдоль улицы. Поэтому можно было спокойно позавтракать в столовой, испить какао с пирожками и конфетами, а уже после переместимся для ожидания кортежа в мою спальню на втором этаже. Павлина Конкордиевна буквально светилась от счастья, явно представляя, какое ошеломляющее впечатление произведёт моя комната. Семейство же купца уже в столовой опасливо поглядывало на ковёр, ступало осторожно, стараясь лишний раз не двигать по ворсу стулья.

Какао гости испили, пирожки поели и чинно начали подниматься на второй этаж. А там-то красота какая! Люстра хрустальная, на полу ковёр «персидский», на окнах шторы бордовые с золотыми кистями и тюль «заморский». Маруська из одного запасного тюля с вечера успела ещё накидку на подушки пошить. Так-то спал я на одной подушке, но дамы настаивали, чтобы «башня» была полной.

Опасаясь, чтобы мне не всучили какой-нибудь рассадник с клопами, я заказал Серёге полный комплект пуховых подушек, а заодно и пуховое атласное одеяло ярко-красного цвета. В целом, оттенки в комнате были в стиле «вырви глаз». Купчиха как зашла, так и всплеснула руками от восторга. Затем укоризненно посмотрела на мужа, подразумевая, что плохо он торгует, если не смог обеспечить такой роскоши семейству.

Дав время оценить «красоту и изысканность» обстановки, я сдвинул в сторону тюль и распахнул окна. Серёга тем временем в дополнение к стульям принёс скамью. Все расселись лицом к окну в ожидании. И это в десять утра! Как пережить ещё восемь часов до приезда императора, я просто не представлял.

Изначально Сергей хотел запечатлеть на мобильник, как император поедет по городу. Но с такой толпой свидетелей сделать это было нереально.

– И зачем тебе видео? – поинтересовался я у Серёги. – На Ютьюбе выставишь с подписью «Как мы встречали Александра III»?

Тему с видео и фото оставили в покое. И без нас есть кому запечатлеть это событие. Да и важным оно являлось только для самих жителей города. В столице народ если и в курсе путешествия императора, то по большому счёту ему это без разницы. И уж совсем нет дела до поездок куда-то там царского семейства большинству российских крестьян. У них другие заботы. Это только в самом Екатеринодаре жители пребывали в экстазе.

Чем развлекать купеческое семейство, я совершенно не знал. Затеял разговор на волнующую меня тему строительства и сроков. И вскоре Серёга с Лукьяном Кузьмичом оживлённо обсуждали столярных дел мастеров без моего участия. Женщины беседовали о соленьях, только я с купеческими сыновьями не знал, чем заняться. Младший пацан робел и боялся шелохнуться. Старший же, лет четырнадцати, активно ковырялся в носу, затем разглядывал его содержимое и вытирал палец о шаровары. Непосредственный ребёнок. Я задал вопрос, грамотные ли они? Дружно кивнули. Выяснил, что читать умеют и в школе учатся. Не в гимназии, конечно, но совсем без образования купец сыновей не оставил. Понемногу я разговорил мальчишек. Старший прихвастнул, что кирпичный заводик отец ему отдаст. Младшенький Аркашка сразу сник. Понятно, для него заводиков не осталось.

– А вы, Аркадий Лукьянович, в какой области хотели бы специализироваться? – попытался я подбодрить ребёнка.

– Чё батька скажет, – вполне разумно ответил мальчишка.

Действительно, какой у него выбор?

– Можно, наверное, что-то и своё предложить в семейное дело, – высказался я. – К примеру, мой батюшка бакалейную лавку держал. Я же планирую специализироваться немного в другой области. Вы слышали об электричестве?

И дальше «Остапа понесло». Не сразу я заметил, что к моей речи прислушиваются все, кто был в комнате.

– Эт во сколько же встанет такой заводик? – поинтересовался купец в конце моей речи.

– Завод будет не один. Промышленные мощности пока только для выпуска ламп и обеспечения электричеством переменного тока, – перехватил инициативу Серёга. – Основные вложения будут с моей стороны. Участок под Санкт-Петербургом я уже купил. Несколько дней назад вернулся из поездки.

Купец только почесал затылок и комментировать не стал. Зато я поведал сыновьям купца, что у нас будет учебное предприятие для подростков, потому что на предприятиях нам понадобятся грамотные управляющие. Пока только строим.

К двум часам дня все устали от ожидания и охотно согласились спуститься в столовую и пообедать. После обеда сходили в удобства. Затем семейство купца долго разглядывало рукомойник в коридоре рядом с кухней (руки никто так и не помыл!). В общем, до четырёх часов дотянули. Снова вернулись в спальню. Те, кто сидел на стульях, смогли вздремнуть. Мне же с пацанами пришлось сидеть на скамье, придумывая темы для беседы. К тому времени, как с улицы закричал Демид, я уже знал родословную всех соседей купца.

– Слава богу, дождались, – перекрестилась явно притомившаяся от гостей Павлина Конкордиевна.

Я готов был последовать её примеру.

Все присутствующие в комнате распределились у окон. Прибежала снизу Маруська и встала у меня за спиной. Пока ещё никого не было видно, но вдоль улицы двигались горожане, выкрикивая что-то по поводу знаменательного события. Проскакали казаки. Потом ещё один отряд, и, наконец, появилась открытая коляска с императором. М-да… Непуганые совсем наши предки. Снайперов не боятся. Не представляю, чтобы президент любой страны XXI века вот так открыто ехал в хлипкой колясочке.

Мне самому не верилось, что стал свидетелем такого события. Год уже прожил в XIX веке, а никак не приму ситуацию. Так хочется сказать: «Неужели всё настоящее и это настоящий император России?» Пока я разглядывал Александра III, коляска уже проехала вперёд. Не успел я толком оценить императрицу. Со второго этажа было видно только её шляпу и руки в перчатках. Следом за императорской коляской проехала следующая. И снова я не сразу сообразил, что за парень лет двадцати в казачьей форме в ней сидел. Хорошо, мы с Серёгой просмотрели информацию заранее.

– Николай Александрович, цесаревич, – негромко сообщил я для тех, кто не узнал наследника в форме лейб-гвардии Кубанского казачьего эскадрона.

Следом ехали ещё открытые экипажи. Много. Скорее всего, свита императора и те, кто его встречал. Их уже вплотную обступили жители города. Бежали следом, что-то радостно выкрикивали. Атмосфера праздника буквально витала в городе. Даже у меня непонятно почему поднялось настроение. Захотелось «кутить и гулять»!

Настрой немного сбил Лукьян Кузьмич, когда снова спустились к столу. Маруська вынула из печи фаршированного гуся, подала ещё тёплые рубленые котлеты, пироги из тех, что принесли Аносовы, и соленья. Тут купец решил помолиться за здравие государя. Я думал, что, пока закончится молитва, гусь совсем замёрзнет. Но и мне пришлось поднимать первый тост за императора и петь стоя «Боже, Царя храни!». Исполнили гимн все хором и самозабвенно. Ну а дальше уже откушали, «что бог послал».

Второй день пребывания императора в Екатеринодаре был расписан по минутам: посещение гимназий, общественных организаций, городского парка. Бегать по городу и ждать, где появится государь, я не собирался. Понятно и так, что нас никто близко не подпустит. Да и смысла я в этом не видел. Хотя соседи куда-то помчались. Погода в этот день была отличной. Солнечно, сухо, умеренно тепло. Екатеринодар был вычищен и выметен до блеска. Кругом нарядные жители города, гордые казаки и надменные черкесы. В целом большой пиар.

– Куда всё денется? – с грустью разглядывал я радостных жителей.

– У нас есть возможность что-то изменить, – напомнил Сергей. – Сегодня ухожу «туда». Постараюсь притащить крытый фургон.

Для Павлины Конкордиевны Серёга должен был убыть только на следующий день. Она привыкла, что он часто ночует в старом доме. О большой стройке на месте флигеля женщина тоже была в курсе.

Я, проводив Сергея, остался там же, в доме. Строители имели два выходных дня. Теперь я собирался их попинать, чтобы шевелились быстрее. На третий день Александр III отбыл в Новороссийск, и я погнал артельщиков работать. Первый этаж будущего склада имел перекрытие, и строители повадились ночевать внутри. Погода вполне позволяла. Летнюю кухню под навесом я пока сохранил, так что готовить им было где. В общем, артельщики прижились и не торопились со стройкой. Нам же с Серёгой такие соглядатаи были не нужны. Скоро начнутся дожди, а склад под крышу не подведён. Чтобы ускорить процесс, я попросил Катерину готовить артельщикам обед, а сам встал замешивать цемент. Теперь его подавали на лебёдке наверх. Строители, видя, что я не только слежу, но и сам работаю, лениться перестали. Да и не совсем уж я был без понятия. После обеда давал мужикам вздремнуть часок. Зато потом они у меня вкалывали до восьми вечера.

Сергей вернулся 1 октября. Люк в доме я держал незапертым. Вынырнул он, как чёрт из табакерки. Дово-о-ольный.

– Где твои работяги? – сразу поинтересовался он.

– Вкалывают.

– Придумай, как их всех завтра снять с работы. Выходной дай.

– Они и в выходной здесь будут спать, – скривился я.

– Тогда делаем так. Ты сходи за подводами, я тут черепицу приволок. Хватит и на эту крышу, и для доходного дома. Отправим всех твоих артельщиков помогать грузить черепицу, а сами за это время фургон вытянем. Он тяжеленный, зараза. Лебёдка нужна. Упарился я с ним. Доставлял всё в полуразобранном виде. Уже во дворе собирал.

Мои артельщики возражать не стали, вопросов лишних не задавали. Я только сказал, что по десять копеек накину, так они сразу согласились сопроводить груз и разгрузить его на второй стройке. Старшему артельщику я пояснил, что и как. Епишка Грень потом закроет всё, и они могут вернуться.

Только всех проводил, пришла Катерина готовить обед. Женщину я развернул, пояснив, что сегодня немного другой рабочий график.

Пока кто-то ещё не заявился, поспешили вытащить фургон во двор. Лебёдку Серёга взял в будущем, но всё равно нам это не очень помогло. По ширине фургон проходил, но, чтобы поднять его по ступеням, пришлось делать мостки из длинных досок. Колёса, в свою очередь, не хотели катиться ровно по настилу. Мы корячились не меньше часа, но выволокли. Потом ещё пришлось толкать фургон до ворот. Без верха и тента он напоминал обычную телегу. Прицепить рамы и полотно на них мы собирались попозже.

Серёга почти сразу отправился проверять, как там сложили черепицу, а я сходил за Катериной. Обед-то готовить всё равно нужно. Вернулись работяги голодные, злые и на фургон во дворе не отреагировали.

А с утра мы привели своих конюхов, запрягли лошадей в фургон и отвезли немного вещей в новый дом. Могли, конечно, и не возить, тем более в половине шестого утра. Но нам требовалась легализация транспортного средства. Потом на фургоне переправили ещё несколько мешков с цементом на стройку доходного дома, и он в течение дня примелькался всем соседям.

Дед Лукашка фургон одобрил. Но долго разглядывать его снаружи и изнутри я не дал и велел отогнать фургон обратно во двор старого дома под предлогом, что здесь не так много места.

– Нужно форсировать стройку склада, – заявил Серёга. – Эти наблюдатели мне мешают.

– Скоро закончат. Штукатурить внутри стены мы не планировали. Ступени или сами соберём, или кого позже наймём.

Серёга же предпочел более действенный метод. Пообещал работягам по рублю, если крыша будет готова через два дня. Поэтому сделана она была в указанный срок. Теперь у нас появилась возможность затариваться из будущего много чем полезным.

Глава 12

Для охраны стройки доходного дома я, благодаря купцу Аносову, нанял хороших сторожей. Фургоном привозили материалов много и часто, поэтому охрана и требовалась. Приходилось, конечно, хитрить, чтобы никто не понял, откуда берутся товары: то конюха посылать с поручениями, а самому садиться на место возчика, то делать пустые рейсы в сторону вокзала и обратно. Но завезли мы много чего. Плотники цокали языком, выражали восхищение и шустро собирали оконные рамы. Чтобы о нас не пошло слишком много непонятных разговоров, ступени мы заказали местные. Пока из дуба, но со временем поменяем на металл.

Сергей снова ушёл в будущее, а я остался наблюдать за строительством доходного дома. Сейчас там клали печи. По задумке, те помещения, где скоро поставят окна, можно протапливать и начинать штукатурить. К сожалению, местный народ к таким темпам строек не был приучен и возмущался. Претензий строителей я не понимал, ведь если есть крыша, то дождь не страшен и можно продолжать работу. И всё равно одна артель ушла под предлогом, что они сезонники и привыкли зимой отдыхать. Поэтому строительство школы к зиме полностью замерло. Я даже туда кирпич не подвозил, чтобы не разворовали.

– Лодыри, – прошипел я им вслед.

Я ведь плачу деньги. Хорошие, между прочим. Правда, за пьянку штрафую. Пьянство было серьёзной проблемой, особенно в первое время. Потом все уяснили, что если кто и выпил вечером, но утром может работать, то я не сильно ругаюсь. Хотя артельщики и сами друг за другом следили. Кому охота вкалывать, когда приятель страдает от похмелья, дурака валяет, а его работу перебрасывают на других? Но в субботу поголовно все работнички напивались в зюзю. А ещё у нас были христианские праздники, когда нельзя работать, чьи-то крестины, именины, годовщины смерти родственников и так далее.

По воскресеньям даже я ничем полезным заниматься не мог. Мы с Павлиной Конкордиевной утром ходили в церковь, затем дома был обед и мелкие хлопоты. Походы в церковь я пытался как-то сократить. Но моя опекунша очень хотела «себя показать и людей посмотреть». Серёга надарил ей много шалей, которые она могла «выгуливать» только при посещении церкви. Других развлечений и походов в гости у домоправительницы не было. Со старыми соседями она сама не хотела общаться. Новые нас презирали. Пусть я и приобрёл дом у разорившегося дворянина, но для тех же дворян был низкородным сыном купца второй гильдии, кто по статусу всего лишь чуть выше простого мужика. Какая-то часть сознания, где обитал Коленька, этим сильно возмущалась, мне же хватало других дел и надзора за стройкой.

С заботами и нервотрёпкой с доходным дом я и не заметил, как прошло три недели. Сергей обещал вернуться, когда получит заказанные товары. Ночевал я теперь только в старом доме и ждал друга со дня на день. Однажды утром Серёга меня и разбудил. Сквозь сон я услышал, как хлопнула крышка люка. Пока я нашёл спички, пока зажёг керосиновую лампу, Серёга уже поскрёбся в мою дверь.

– Чего как неродной? – зевая, поинтересовался я.

– Да вот… – Сергей посторонился, пропуская кого-то вперёд.

– Коваленко! – обалдел я. – Ты… ты как здесь?!

Артём молча меня разглядывал: естественно, узнать в этом виде не мог.

– Серый, что за дела? – потребовал я объяснений.

– Ну… что объяснять… Я подумал, что нам нужны деньги, и большие. Решил продать свою квартиру. Обратился к дяде Артёму.

– Понятно. – И домыслил я дальнейший ход событий.

Артём наверняка разволновался. Вдруг «мальчик в плохую компанию попал», «сироту всякий обидеть может». Потребовал объяснений. Вместо этого Серёга предоставил доказательства.

– Посмотрел, что всё хорошо, никто сиротинушку не обижает, и пуляй домой, – наехал я на Артёма.

– Чего это домой? – Коваленко продолжал разглядывать комнату. – Может, я тоже хочу приобщиться к истории.

– Артём, какая история?! – возмутился я. – Здесь девятнадцатый век, антисанитария, отсутствие грамотных медиков и море прочих проблем.

– Вот и будем решать их совместно. – Артём придвинул к себе стул.

– Он что, серьёзно? – посмотрел я на Серёгу.

– Угу. Намекнул, что и свою квартиру готов продать и вложиться.

– Не верь, – отмахнулся я. – Сейчас попрёт отсюда цацки, продаст, наварится, купит за вырученные деньги китайского товара, притащит сюда обратно и так далее. Бизнесмен хренов.

– Допустим, стартовый капитал в таком ключе я тоже рассматриваю, – не стал возражать Коваленко, – зато всё остальное запланировал более интересно. Уже знаю, как заработать на европейских биржах миллионы.

– Артём, зачем тебе всё это нужно? – недоумевал я. – Тебе полтинник. Не мальчик уже.

– Зато ты как пацан. Чего такой мелкий и худой? – поддел меня старый друг.

– Какой получился, – обиженно засопел я. – Я что, специально это тело выбирал? Что попалось, туда и вселился. Здесь с акселерацией ещё плохо.

– Зато молодой. Сколько тебе лет в этом теле?

– Девятнадцать, – ответил я и вздохнул. – Но выгляжу чуть ли не подростком. Со мной серьёзных дел никто не хочет вести. Даже Серёга то и дело забывает, что я ему в отцы гожусь, – пожаловался я.

– Вот потому, пацаны, вам и нужен взрослый и умный руководитель.

На слове «умный» я демонстративно закатил глаза. Хотел бы я посмотреть, как бы умничал Артём в первые дни нашего попадания.

Серёга, поняв, что я уже не возмущаюсь, а, наоборот, рад видеть Артёма, пошёл таскать через портал баулы.

– Документы у меня, естественно, липовые, фотошопом изготовленные, – рассказывал Артём. – Мещанин Иван Петрович Иванов.

– Какие оригинальные имя и особенно фамилия, – съязвил я.

– Вообще-то по документам я Серёгин дядя, а его «отец» Павел Петрович мне брат.

– Тогда ладно, – одобрил я такое решение. – Главное, мне не забывать называть тебя Иваном.

– Иван Петрович попрошу, – сурово сдвинул брови Артём. – Годков мне по метрике сорок, а тебе девятнадцать.

– С превеликим уважением, – подскочил я и изобразил шутливый поклон. – Был у одного Иванова мальчиком на побегушках, ещё и «дядя» приехал. А если серьёзно, то спасибо, Артём. – Я подошёл и обнял друга. – Помощь нужна. Совсем зашиваюсь. Устал от всей местной неспешности.

– Мне Серёга рассказал немного.

Серёга как раз заглянул в спальню и попросил помочь перенести через портал комплектующие для фургонов.

С нашим фургоном занятная история приключилась. Естественно, такой неординарный транспорт не могли не заметить. Парочка знакомых купцов поинтересовалась, сколько платил да где купить. Городовые, почти как менты из нашего времени, тоже несколько раз тормозили. Придраться было не к чему, но взять за что-то денег им хотелось. Серёга, когда они нас остановили в первый раз, наплёл, что это экспериментальный образец из Америки. Мол, мы проводим тестирование на местных дорогах на проходимость и износостойкость. От обилия непонятных слов городовой опешил. Вычленил для него основное – «Америка» и от нас отстал.

Ещё несколько раз мы сливали ту же историю, пока нас не перестали останавливать. Зато теперь половина города была в курсе, что будем продавать такой транспорт. Аносову я обещал сбыть фургон по цене простой телеги. Предупредил только, что всё будет в разобранном виде, мол, так нам по железной дороге привозят. А ещё мы договорились с Лукьяном Кузьмичом, что всем остальным он будет называть цену в три раза выше.

Подогнал Серёга комплектующих на два фургона. Больше решили не поставлять. Слишком хлопотно, да и вопросов может появиться ещё больше. Реально я на вокзале получаю груз только в виде цемента. Двух фургонов для легализации уже имеющегося должно хватить. Фургоны перестанут выглядеть диковинкой.

Артём Серёге много ещё чего дельного насоветовал. У меня было записано купить с десяток простейших химических наборов для школьников. Артём же ещё подготовил свою книжку на основе «занимательной химии для детей». Пока в электронном виде. С грамматикой, применяемой в этом времени, у него были проблемы. Вообще-то он признался, что до последнего не верил Сергею и раньше просил показать портал. Но Сергей ожидал доставку вольфрама из Германии и не хотел отвлекаться. Бобины с вольфрамовой нитью пока разместили в подвале. После уберём на верхний этаж склада.

За извозчиком снова пришлось идти мне. «Иван Петрович» и «Сергей Павлович» за это время переоделись и были готовы ехать ко мне в новый дом.

Серёга одарил Павлину Конкордиевну очередной шалью и представил «дядю». Потом я показывал своё хозяйство: конюшню с лошадьми, дом, подросшего Зверя. Милого щеночка эта зверюга уже не напоминала, но и роста взрослого алабая ещё не достигла. Хотя Маруська уже интересовалась, когда «столько жрать» и расти собачка перестанет? Зверь появлению Серёги обрадовался, чуть с ног не сбил, когда подпрыгнул, чтобы облобызать. На Артёма, как и положено сторожу, рыкнул, но вполне удовлетворился командой, что это «свой».

Формально у Серёги в доме тоже была своя комната. Из моей спальни можно было войти в кабинет, где стоял диван. На нём Сергей и ночевал, если ленился вернуться в старый дом. Случалось это редко. Все же условия в новом доме соответствовали XIX веку, и никаких преобразований я там не устраивал. Потому кабинет использовался мной по прямому назначению. В нём мы сейчас и расположились. Никто не подслушает. Чтобы незаметно подойти к двери, понадобится преодолеть спальню. А в неё я дверь запер.

Мы с Серёгой привычно обменялись информацией за тот период, что не виделись. Его дела были не в пример лучше моих.

– Одна артель ушла, остальные работают, но световой день стал короче. Окна вставили всего в четырёх комнатах на третьем этаже, – рассказывал я.

– А если их денежно простимулировать? – предложил Артём.

– Нельзя! – хором ответили мы с Серёгой.

– Запьют или другие артели нам претензии выскажут, – расшифровал Серёга.

– Мне кадры готовить нужно, а помещений нет, – продолжал сетовать я.

По поводу помещений Артём был согласен и предложил использовать пока что-то готовое. Он в любом случае будет покупать владение в Екатеринодаре. Ему нужно основательно легализироваться. Жить в купленном доме необязательно. Зато там можно устраивать своего рода воскресные школы.

– Будут ли желающие учиться? – засомневался я.

– Так бесплатно же, – недоумевал Артём.

– Вот именно. Это подозрительно. А если запросим деньги, точно не придут.

– Подумаем, как привлечь, – не стал отказываться от своей идеи Артём.

Следующая проблема была с охраной. Я понимал, что пора растить собственные кадры и в этом деле.

– Так у вас же здесь полно казаков по станицам, – удивился Коваленко. – Наймите из их числа охрану.

– Дядя Ар… Иван, вы такой наивный, – усмехнулся Серёга.

– Дитя двадцатого века, – добавил я.

– Что не так? – не понял Артём. – Мы в другой реальности и казаков здесь нет?

– Не переживай, казаки на месте. Государь император не так давно проверял их наличие, – заверил я. – Только это служивые люди. Об известной байке о казацкой вольнице забудь. В это время казаки – это военные полки, которые находятся на самоокупаемости. Каждый сам покупает коня и оружие. Случись война, они выступят по первому приказу. А в мирное время живут в станицах. Царю иметь такое войско очень выгодно – со стороны государства затрат почти никаких. Вступление в казачество всячески поощряется. Другой вопрос: сами станичники пришлых не любят.

– Казак служит двадцать лет, – продолжил Серёга. – Первые десять активно занят военной подготовкой. Джигитовка, владение холодным и огнестрельным оружием. Круглый год военные игры, состязания. Кулачные бои «стенка на стенку», борцовские схватки. Но им не в тягость. Здешние в станицах на этом всём повёрнуты. Сами рвутся служить. После десяти лет службы казак «на льготе». Домом, хозяйством занимается. Если случится война, то соберётся моментально. Мы тут хотели нанять таких, кто «на льготе», и не смогли. Атаман за пределы станицы на заработки не выпускает.

– А тех, кто отслужил? – не сдавался Артём.

– Тех можно нанять, но у нас ничего не получилось.

– Они с гонором и со своими понятиями. Николай Ситников авторитета не имеет и к нему служить не идут, – дополнил я. – Или казаки предпочитают идти в городовые. Сейчас в Екатеринодаре, считай, все городовые из отслуживших казаков. Это престижно.

До того момента, как Маруська позвала на обед, мы много чего обсудили. Идеи и мысли у Артёма были интересные. Я сразу написал несколько писем и отправил Ваську их разнести. По совету Артёма я пригласил на званый обед нескольких купцов – давних партнёров Ситникова. Письма содержали больше намёков, чем конкретики, но должны были заинтересовать хотя бы тем, что я обещал обед «в обществе уважаемых людей».

Катерину о званом обеде стоило предупредить заранее, как и её дочь Машу. Маша Уварова пока нигде не была устроена. Ходила помогать Маруське со стиркой – я требовал стирать часто. Приглашали девушку и в качестве помощницы на кухне, когда предстояло какое-то торжество. Но в целом постоянной работы у Маши не было. Обычно в её возрасте уже выходили замуж. У дочери вдовы за душой не было ничего. Женихи в её сторону не смотрели. Конечно, недвусмысленных предложений поступало много, но замуж не звали. Девчонку мне откровенно было жаль. Потому я подбрасывал ей порой бестолковые поручения, только чтобы заплатить. Новой работе на ближайшие выходные обрадовались и мать, и дочь.

Вечером мы с Артёмом и Серёгой вернулись в старый дом, и буквально минут через десять пришла Катерина. Васька ей всё правильно передал, оставалось уточнить детали.

Званый обед неудачно пришёлся на дни Рождественского поста. Но всё равно что-то придумать можно. Рыбу, пироги с капустой и прочие немясные закуски подать. Рис на гарнир, оладьи из кабачков, картофель разных видов, винегрет и так далее. Майонез в Екатеринодаре если и знали, то среди дворян. Артём решил, что пусть и пост, но не помешает сделать заправку к салатам и ту же селёдку под шубой. Примерный перечень меню Катерина поняла. Я выдал денег на закупку продуктов и отправил её домой.

– Вдовушка? – уточнил Артём, когда женщина ушла. – Ничего так, симпатичная. Как она на меня глазами сверкала! Говорят, вдовушки неплохо могут утешить одинокого мужчину.

– Кобель ты старый, а не одинокий мужчина, – хмыкнул я.

– И что? Ей сорока точно нет. По местным меркам худовата. В молодости точно писаной красавицей была.

– Серёга, найди ему тот файл, что ты мне скачал по статистике заболеваний сифилисом в это время, – прервал я разглагольствования Артёма.

– Фу… Чего сразу сифилис? – немного обиделся Коваленко.

– Дядя… м-м-м… Иван, вы почитайте, почитайте… – Серёга выудил из сундука ноутбук и включил его. – Сейчас одна пятая часть горожан заражена сифилисом. В станицах ситуация чуть лучше. Но это на Кубани. А в губерниях, где крестьяне ходят на заработки в город, просто мрак! Слышали о высокой детской смертности у крестьян в девятнадцатом веке? Так если мать больна сифилисом, то это в восьмидесяти случаях из ста мёртвый ребёнок. А если живой, то урод.

– Крестьянки тоже в городе цепляют заразу? – поинтересовался Артём.

– Им мужья приносят. А живут сейчас в деревне так тесно, что бытовой сифилис разносится не менее быстро. Его вообще считают чем-то вроде насморка. Неприятно, но терпимо.

– О деревнях понятно, – кивнул Артём. – Там и другой заразы хватает.

– В городе проститутки разносят, – продолжил я просвещение друга. – Половина из них больна. Если не сифилис, то туберкулез или ещё что. А тот мужчина, который хоть раз посетил проститутку, будет искать ещё развлечений на стороне. Это я тебе к тому говорю, что гарантировать, что Катерина не принимает у себя «гостей», не могу. Сейчас девственность у девушки ценится ещё и по причине того, что она наверняка не больна. Хотя ты можешь всё испробовать. Антибиотиков Серёга принёс много.

– На фиг, на фиг, – замахал руками Артём. – Только не пойму, как ты Катерину тогда пускаешь на свою кухню?

– А что делать? Выбора нет. Если не Катерина, то другая женщина. Мне сейчас положено прислугу иметь. А у этой внешних признаков заболевания нет. Пару раз я давал ей лекарства, когда она простывала, надеясь попутно вылечить и что другое, если она действительно чем-то больна. А кроме сифилиса других болезней много. От всех не уберечься. Серёга тебе расскажет, как гонореей в Питере переболел. Хорошо, запас лекарств был с собой.

– Да ты что?! – изумился Артём. – Ну-ка, ну-ка, Серёга, жги! Хочу грязных подробностей.

– Коваленко, – постучал я друга по лбу, – какие тебе подробности? Не знаешь, как и что?

– Процесс я досконально знаю, меня интересует, как вы, Николай Иванович, отправили ребёнка в Петербург, не научив пользоваться презервативом?

– Да я светить такую необычную вещь не хотел, – буркнул Серёга в своё оправдание. – Думал…

– Думал, что всё быстро сделаешь и ни один микроб не успеет прицепиться, – заржал, продолжая троллить Серёгу, Артём.

– У соседей прислуживала девчонка лет пятнадцати, – всё же решил Сергей рассказать подробности. – Рыженькая такая, смешливая, ямочки на щеках. И намёки такие конкретные делала. Я и не удержался. Рубль ей потом дал.

– Она тебя наградила более щедро, – покачал головой Артём.

– Он её тоже потом лечил, – наябедничал я. – Только надолго ли того лечения хватит? Девица-то уже поняла, что за какую-то ерунду можно денежку получить.

Вообще-то Коваленко поднял для меня важную тему. Секса хотелось, и давно. Только здравый смысл останавливал. На будущее я уже подумывал, что придётся брать содержанку. Пока же я не мог легализовать своё состояние и не имел места, где поселить эту содержанку. Машенька Уварова, конечно, не зря вокруг меня крутится, но я ещё думал. Хотя и не был уверен, что она девственница, но можно заранее заняться профилактикой.

Спать я ушёл в растревоженных чувствах, успокаивая себя тем, что меня работа полностью удовлетворяет и организму нужно с этим смириться.

Глава 13

За полторы недели до званого обеда мы успели сделать многое. Пока мой дом по здешним меркам выглядел «чистенько, но бедненько». Срочно требовалось для демонстрации заполнить его атрибутами достатка.

– Про Машку не забудьте, – напутствовал я друзей. – Ей принесите платье, белый фартук и чепец.

– Где это всё брать? – ворчал Артём. – Секс-шоп навестить, что ли?

Через три дня начали подносить вещи. Мне полностью сменили гардероб. Я тупо набил гвоздей на стенах спальни и развесил все эти костюмы.

– Серёга, ты делал фото Собора Александра Невского. Распечатай. И изображение императора где-нибудь найди. Всё под стекло и в рамку, чтобы никто случайно не потёр пальцем.

– Можно ещё питерских фото добавить, – предложил Сергей. – Я там немного поснимал. Оформлю под старинные фото без цвета и развесим по стенам.

Друзья принесли и два раскладных стола, и десяток стульев. Имеющийся стол передвинули в гостиную. Срочно застилали полы коврами и цепляли хрустальные люстры. После свечей видок у этих люстр такой, что я всегда сочувствую Машке, оттирающей хрусталь. Керосиновых ламп тоже приготовили. Наконец решили, что к званому обеду готовы, и занялись другими делами.

У нас же магазин будет называться без затей: «Мужская одежда». Артём предложил продавать в нём не только готовую мужскую одежду и бельё, но и носки.

– Во, шикарная вещь, – демонстрировал Артём какую-то чиндайку. – Носки за пять минут вяжет. Меня бывшая тёща учила в своё время.

Я глядел на этот гибрид мясорубки и непонятно чего с большой долей скептицизма.

– Вначале вяжется резинка носка на другой машинке, – продолжал Артём, прикручивая чиндайку к столу. – Затем все петли нанизываем по кругу.

Смотрелось всё занятно. Хотя время я не засекал, но реально прошло пять минут – и Артём снял с вязальной машинки почти готовый носок. Оставалось только соединить мысок и шов по резинке.

– Держи, – всучил он мне изделие.

– Один? А второй?

– Нечего тебя баловать, – снял он машинку. – Лучше подумай, кто это будет делать.

– Выбор небольшой. Покажем Катерине. Если справится, поручим ей вязать носки. Чем хороши женщины этого времени, – продолжил я просвещать Артёма, – да тем, что пашут целыми днями, не задавая вопросов мужчине.

– Местные материалы нужно сразу подбирать, – вклинился Серёга. – Думаю, из льна или шерсти это будет пользоваться спросом.

– Осталось ещё с сапожником договориться, – напомнил я о другом волнующем нас вопросе.

По нашей задумке доходный дом сдавать жильцам не будем. Весь второй этаж займут мастерские. Всё, что они произведут, продадим в магазине. Кстати, я уже хотел привести портного Петрова и показать ему новое место работы. Если подпишем договор, то он может начинать работать. Печь в его мастерской уже опробовали, окна, двери имеются. Полы на днях закончат стелить. А всем остальным обеспечим быстро.

– Как на нас бабы смотрели, пока мы эти выкройки выбирали, – продолжал делиться впечатлениями Артём. – Специально искали на немецком языке. Тут ещё калька, картон, мелки и прочая чухня, – сдвинул он в сторону коробку.

– Не такая уж и чухня, – возразил я. – Сейчас даже ножницы целое состояние стоят.

– Ерунда всё это, – отмахнулся Артём. – Я насчёт заводов хотел поговорить. Вы же планируете аккумуляторы, инверторы и прочие сопутствующие предметы выпускать. Так?

– Так, – подтвердил я.

– А станки где возьмёте?

– Сергей, когда был в Петербурге, узнал, что всё можно заказать в Германии. А паровые машины из Англии привезти.

– Цену я не спрашиваю, предполагаю, – кивнул Артём. – Потому, голуби мои, считаю, что первым нам нужно строить станкостроительный завод и самим выпускать необходимое оборудование.

– Эк ты замахнулся, – хмыкнул я. – Давай я тебе напомню, что из нас троих никто специального технического образования не получал. Рекламный плакатик на стену в магазин я тебе нарисую без проблем, но не металлообрабатывающий станок.

– Кто тебя заставляет проектировать станки? Найдутся люди. У меня сосед дядя Миша на пенсии давно, но здравости ума не растерял. Я ему подкинул вопрос. Типа есть молодые энтузиасты, которые хотят реконструировать в чертежах историю станкостроения. Ну… там ещё лабуды наплёл. Главное, я неплохо заплатил деду.

– Артём, я не против, если ты действительно сможешь решить этот вопрос, – пожал я плечами. – Строй хоть космопорт, главное, чтобы денег хватило.

– Там мы квартиры почти пристроили. Но оформление займёт какое-то время, – ответил Артём. – Здесь же вы только начали ковырять клады. На Российскую биржу я пока не планирую выходить.

– Дядя Иван, ещё что-то можно успеть сделать, – вклинился Серёга, – крушение биржевых ценностей на петербургской бирже случится только 23 сентября 1899 года.

– Ещё на Нью-Йоркскую фондовую биржу хотелось бы наведаться. Жаль, купить акции Coca-Cola не получится. Они до середины двадцатого века не будут выставлять ценные бумаги на продажу, – добавил Артём. – Хотите, джинсы всем привезу?

– Кому они сейчас нужны? – скривился я. – Вообще-то сейчас в России ещё не на чем развернуться. Я тут посмотрел по поводу акций Верхних торговых рядов, ГУМа в нашем времени. Хорошая прибыль, но закончат их строительство только в 1893 году. А до этого у нас голод в России и неурожай зерновых. Россия закроет экспорт пшеницы, а ячмень просто не уродится. Цены в Европе на зерно резко скаканут.

– Будем голодающих спасать? – поинтересовался Сергей.

– Если успеем, – заметил я. – Осталось два-три года. У нас нет ничего. Ни земель, ни работников.

Дальше я напомнил, что хотел выпускать газету, но уже передумал. Это будет журнал. И мне нужно оборудование «под старину». Где-то искать здесь я не хотел. Попросил Артёма узнать и желательно разместить такой заказ.

– Любой каприз и даже за мои деньги, – согласился друг. – Будет тебе оборудование для типографии со всеми причиндалами и нужным шрифтом.

Они снова хотели уйти, но я их притормозил, напомнив, что принято регулярно исповедоваться в церкви. И лучше в это воскресенье сходить, чтобы потом освободить себе время.

– Интересно, а будут строить Свято-Екатерининский собор? – рассуждал Серёга по пути в церковь. – Его должны были возвести в честь спасения императорской семьи. Все сроки прошли. Крушения поезда точно не было. Император вернулся в Петербург.

Пойти на исповедь мы решили в ту церковь, что была ближе к новому дому. Эта старая деревянная церковь святой Екатерины нас более чем устраивала. Вот тут Серёга и вспомнил, что на месте этой церквушки был построен собор.

– Предполагаю, что собор всё равно возведут, – отозвался Артём. – Просто повод используют другой. Не оставят же в центре города такую развалюху?

Я еле успел на него шикнуть. Хорошо, Павлина Конкордиевна с нами не пошла, а то было бы разговоров.

Неделю, оставшуюся до званого обеда, Артём с Серёгой сновали из одного времени в другое. И обязательно вдвоём. Мы тут случайно обнаружили ещё одно свойство портала. Когда я делал в доме ремонт, Сергей привёл мне гастарбайтеров из будущего. Работяги несколько дней провели здесь, так и не поняв, что оказались в другом времени. А вот когда вернулись, то напрочь забыли о том, что где-то работали.

Сергея это очень напугало. Пока гастарбайтеры ничего не поняли и не сопоставили даты на телефонах, он побыстрее им заплатил, чтобы ещё больше вопросов не возникло. И порадовался, что нанимал микроавтобус. Не должны они вспомнить место, где так странно поработали.

Потому Артём с Серёгой ходили теперь только парой. Так проще было таскать грузы. Приносили они с собой всегда много. Третий этаж склада постепенно заполнялся. Пока там складывали то, что понадобится нескоро и не испортится: инструменты, скобяные изделия и так далее.

Но к званому обеду друзья пришли заранее. Ещё и свёклы с морковью принесли на салат.

– Местная морковь мелкая, – пожаловался Артём. – Нужно семян переправить да по станицам раздать.

– Не раздать, а дать вырастить и заказать себе часть урожая, – поправил я.

– А ещё у местных пшеница смешная, – вспомнил Сергей. – Рожь напоминает. Можно им и пшеницы продать.

– Ближе к весне посмотрим, – не стал отказываться я. – Несите овощи в летнюю кухню.

Готовить внутри дома я не думал. Вернее, не хотел пускать Катерину на кухню. Она хоть и исполнительная, но, как всякая баба, начнёт трепать языком, что видела. Ни к чему мне это. Я даже сам убираюсь, что вызывает недоумение у местных.

– Сварочный аппарат купил, хочу опробовать, – тем временем рассказывал Артём.

– Ты когда-нибудь занимался сваркой? – засомневался я.

– Не… вот и хочу попробовать. Видео посмотрел.

– Он считает, что всё равно в этом времени лучше нас никто не сварит конструкции, – пояснил Серёга. – Пусть тренируется.

Насчёт сварочного аппарата я ничего против не имел, но сильно сомневался в умениях друга.

К тому времени, как приготовились овощи, обсудили много чего. Все сваренные заготовки оставили Катерине на следующий день. Хотя делать селёдку «под шубой» Артём собирался лично.

Машка с утра немного помогала матери, но потом я увёл её в дом. Велел примерить наряд, который принесли парни. Платье они ей не нашли, но взяли строгую тёмно-синюю блузку и широкую юбку. Юбка была длинновата, и Машка сразу села её подшивать, переживая, что не успеет до прихода господ. После примерила белоснежный передник и странный чепец. Головной убор, я подозреваю, Артём всё же в секс-шопе купил. Но в целом всё подошло.

Подавать на стол Мария была приучена, но я ещё раз её проинструктировал. Вместе расставили посуду и приборы. Гостей приглашено было девять. А сколько на самом деле придёт, я не знал. Потому Машка получила указания в случае меньшего количества пришедших лишнюю посуду со стола прибрать. Убедившись, что девчонка с поручением справится, я пошёл переодеваться. Серёга ещё раз прошёл по дому, проверил замки.

Обед был назначен на два часа. Но уже в половине второго приехал Аносов. Его кибитку с кучером загнали во двор. В принципе, «место для парковки» ещё на два экипажа имелось. Остальным придётся отсылать возниц домой и договариваться о времени, когда забирать хозяев.

Лукьян Кузьмич прибыл заранее не просто так. Очень уж ему хотелось сунуть нос куда не нужно. Увиденное его несколько разочаровало. Дальше гостиной и столовой пускать гостей я не собирался. Вопрос показать дом я игнорировал, ссылаясь на то, что сейчас там гостят Ивановы и не велели показывать свои вещи. Да и не убрано у господ в спальнях. Пришлось Аносову довольствоваться гостиной. Артём как раз предложил опробовать разлитый в графин коньяк. Пока ждали других гостей, эта парочка обсудила множество вариантов закусок к этому благородному напитку. Несмотря на пост, от выпивки никто не отказался.

Купец Макромыш пришёл вторым, почти следом за ним давний приятель Ситникова – Яков Олегович Лукашин. Затем долго никого не было. Казимиров и Зотов явились одновременно. И, собственно, всё. Не так уж и плохо. Из девяти пятеро купцов приняли моё приглашение. Из них Казимиров – купец первой гильдии. А это большой человек по местным меркам.

Кивнув Машке, чтобы она убрала лишние приборы, я пригласил гостей отобедать. Холодные закуски уже ожидали на столе, а рыбу предполагалось подать чуть позже. Застолье было неспешным. Купцы с присущей им обстоятельностью вкушали, интересовались, что да как. Я следил за выпивкой, но с тостами старался не частить. Мне ещё разговоры вести. Купцы это и сами понимали. Хотя качество водки обсудили.

Позже всем было предложено перейти в гостиную, куда подадут кофию и чай с десертами. Там же желающие могут покурить. Наконец мы перешли к теме «собрания». Слово взял Артём. Вводить в курс дела он начал издалека. О том, как трудно найти для предпринимательства толкового управляющего, о кадровом голоде и так далее. Но если иметь товарищество купцов, то всё решается просто. Он сам хоть из мещан, но готов вложиться и заодно приобрести себе гильдейское свидетельство.

Купцы слушали, но явно не понимали, о чём им Артём втирает. Я не очень надеялся на успех. Человеку, родившемуся в следующем веке, трудно понять менталитет этих людей. Потому, подождав, пока Артём закончит, взял слово. Бакинская и Грозненская нефть давно поделены. Но недалеко от нас станица Крымская. И железная дорога рядом проходит. В глазах купцов появилось осмысленное выражение. Всё, что касается денег, они понимали. Мы предлагали добычу и переработку нефти на паях. По деньгам могли бы и сами справиться, но не хватало знаний и выходов на «нужных» людей.

Потом перешли к теме образования и изобретений.

– У Николая Ивановича есть привилегия, – сказал Артём. – Он придумал, как может сжиматься под давлением масло и двигать механизм.

Насчёт привилегии Артём немного приукрасил. От доверенного юриста Серёге пришло письмо из Петербурга. Рассмотрение привилегий дело не быстрое. Возможно, процесс растянется на целый год. Пока же результатов не было.

– А если никто не захочет покупать эти механизмы? – задал резонный вопрос Аносов.

– Вообще-то я уже планирую их выпуск, но если ещё кто захочет, то лицензию Николай тысяч за двадцать продаст.

Купцы покряхтели, посопели, но не решились возражать «умному господину». Пока они осмысливали услышанное, Артём затронул тему купеческих детей, с которыми мы готовы заниматься.

Я тоже подключился, добавив, что возраст может быть любой, но желательно старше двенадцати лет.

– Если получится что путное, хорошо, а не будет у отпрысков желания, я настаивать не буду. Пока заниматься можно по воскресеньям в моём доме, но Иван Петрович уже присмотрел владение на Гимназической улице. Как только там решится вопрос с документами, то сменим помещение.

– На Гимназическую моему Митьке удобнее ходить, – заметил Лукашин.

Остальные промолчали.

Вскоре за Макромышем приехал экипаж. Почти сразу и Лукашин уехал. Серёга пошёл провожать Аносова, чья кибитка была у нас во дворе. Через полчаса я остался наедине с купцом первой гильдии Казимировым. Решил воспользоваться ситуацией и конкретно пригласить на учёбу среднего сына купца. Насколько я помнил, парень имел травму ноги и считался калекой.

– Болеет Алёшка, – покачал головой купец. – Того гляди помрёт. Дохтор очень уж тяжело лечит.

Естественно, я не удержался и поинтересовался, какая ещё болезнь помимо хромоты. Оказалось, «срамная». Пресловутый сифилис. Мне сразу захотелось отодвинуться от купца подальше, помня о том, что бытовой сифилис передаётся через предметы общего пользования и не факт, что сам Казимиров здоров. Но нужно воспользоваться шансом. В общем, «по секрету» рассказал, что у Ивана Петровича есть редкий препарат. Его очень мало и неизвестно, когда ещё привезут, но я могу попросить для лечения купеческого сына.

Сифилис этого времени считался практически неизлечимой болезнью. Конечно, практиковали так называемую «химиотерапию». Самое интересное, что были и положительные результаты от такого лечения (если пациент не умирал раньше). Не совсем, но болезнь немного приглушали. Хотя я не желал бы испытать на себе все эти вдыхания паров ртути.

– Вот удружил, вот спасибо! – позже возмущался Артём.

– Ты сам хотел установить деловые связи с купцами. Вылечи Казимирова сынка, и будет у тебя должник. Посмотри у них там ещё, чтобы больных в доме не было.

– Да уж, проведу лекцию, не волнуйся, – пообещал Артём.

Впечатлений от того визита у него потом было много. Впервые Артём попал в «настоящий XIX век». Профилактику устроил всему семейству, кроме старшей дочери, та была замужем и в доме родителей появлялась редко. Артём в качестве «откупных» попросил младшего сына в ученики. Среднего сына, калеку, да ещё сифилитика, привлекать не стал.

Аносов пообещал, что пришлёт младшенького на мои занятия. После долгих раздумий и Лукашин решил отправить двоих сыновей. При условии, что задействовать я их буду только в воскресенье после посещения церкви.

Пока собирали немногочисленных учеников, Артём закончил формальности с документами. Дом на Гимназической был выкуплен, отмыт, очищен от насекомых и ждал учеников.

Глава 14

Безусловно, четырёх учеников мне было мало. Серёга ещё вспомнил, что читал раньше объявления в газете. Сергей отыскал по ним одного недоучившегося студента. Парень предлагал услуги домашнего учителя, хотя закончил только два курса Харьковского университета по специальности нравственных и политических наук.

Впечатление от Клима Макарова было двоякое. Какой-то затюканный и битый жизнью. Ещё мне не понравилось, что из университета Клима исключили за то, что он «ходил в народ». То есть примкнул к тем безобидным народовольцам, которые ходили по деревням и вели пропаганду среди крестьян. Клим Макаров честно обо всём рассказал. О том, как был бит самими крестьянами, и что маменька хлопотать и платить за учёбу в университете не стала. Отец парня уже помер, осталось четверо братьев и сестёр, которых нужно поднимать. Семья хоть и была обеспеченной, но без главы семейства жить стало сложнее. Клима из дома выставили, отправив на вольные хлеба.

В общем, я назначил пока этого недоучку своим помощником и даже жалованье ему положил в два рубля.

Первое занятие немногочисленных учеников получилось уже после Рождества. Лекцию я начал со знакомства с микроскопом и миром микробов. Кажется, немного перестарался. Парни теперь так подозрительно разглядывали собственные руки, что пришлось их успокаивать и отправлять к умывальнику. В целом, первым занятием я остался доволен и засел писать статьи для будущего журнала.

Серёга с Артёмом тоже много писали и подсовывали мне проверять грамотность.

Для оформления земельных участков нам пришлось готовить огромное количество документов. Юристу же, чтобы подать прошение, требовалась изначальная информация. С купцом Казимировым нам очень повезло. Он стал основной движущей силой наших земельных покупок. Остальные купцы не пожелали вступать в новое товарищество. Не то сомневались, не то нужных денежных средств не имели. Хотя долю пая мы оговаривали. Могли дать каждому процентов по десять. А так у нас получилось всего четыре соучредителя закрытого акционерного общества.

Бумажной волокиты с покупкой земли возле Крымской было много. Считай, всю зиму занимались этим вопросом. Артём нашёл выходы на нужных людей и раздавал взятки и подарки, попутно выспрашивая возможности прикупить наделы. За станицей Пашковской дальше на северо-восток были нераспаханные степи, где мы купили ещё надел.

Оттяпал Артём столько, что даже у меня вызвало недоумение. Что такое распахать степь по нынешним временам? Это же тяжёлый труд. Здесь трактор нужен, а не лошади, пусть и с металлическим плугом. И что вы думаете? Артём приволок мини-трактор из будущего.

– Коваленко, ты совсем страх потерял?! – возмущался я. – Ты как это легализовать собираешься?

– Туда в фургоне отвезём, когда распашем, то разберу на детали. Когда-нибудь повторим на своих заводах аналог. У меня ещё культиватор есть в чертежах.

– А пахать ты как будешь? – не вёлся я на такое объяснение.

– Там на десятки километров никого в округе. А если и заметим людей, то у меня припасена маскировочная сеть. Накинем на трактор. Но и обычный плуг возьмём с собой. Заодно потренируемся, – чуть тише добавил друг.

В общем, трактор из подвала я не разрешил выкатывать. Пусть пока в будущем постоит. Весной посмотрим. Но Артём уже умчался покупать землю. Григорий Романович Казимиров узнал по своим каналам, что можно купить землю в районе деревни Роговинка. Я не сразу въехал, зачем нам там земли и где это вообще. Серёга мне молча подсунул карту.

– Да ни хрена ж себе!!! – взвыл я, когда понял, куда Артёма понесло. – Он что, совсем берега потерял?! Решил к станкостроительному заводу металлургическую отрасль присобачить?! На Курскую магнитную аномалию замахнулся. Как ему вообще продали там земли?!

– Аномальное поведение компаса в этом районе зафиксировано не так давно, – терпеливо стал пояснять Серёга. – О том, что железо есть в районе Курска, власти знают, но Иван Петрович поехал выкупать землю на том участке, где нет официальных данных. Мы же пользуемся источниками из будущего.

– А ты чего молчал?! Почему мне не сказал? – попенял я Серёге.

– Ну… чтобы потом поставить перед фактом.

– Чёрт с вами, – махнул я рукой. – Накупить земли – это ещё не значит построить обогатительное предприятие.

– Я тоже на днях уеду с Казимировым, – сообщил Серёга. – Появилась возможность вложиться в одну или две шахты под Ростовом. Там сейчас тендер готовят. Немцы и ещё какие-то иностранцы принимают участие. Мы хотим перебить и приобрести себе во владение.

– Дело хорошее, – одобрил я. – Как тебе Григория Романовича удалось раскрутить?

– Мы ему подсунули данные якобы с экспертизой учёных из Петербурга, что антрацит этого региона сейчас самый высококачественный не только в России, но и в Европе. Что, между прочим, чистая правда.

– Только если Артём рассчитывал на выплавку металла, то этот уголь не подходит, – припомнил я.

– В любом случае свой уголь нужен, – возразил Серёга.

– Нужен, езжай, денег не жалей на покупку шахты, – напутствовал я Серёгу.

В общем, к началу марта я остался в городе без друзей. Но скучать было некогда. По выходным занимался с подростками, а в остальные дни недели я с самого утра бегал на стройку, контролируя отделочные работы. Обедать ходил в новый дом. Иногда там оставался ночевать.

На второй неделе получилось, что в старом доме я не был четыре дня. А вернувшись, заметил нечто странное во дворе. Не сразу до меня дошло, что к нам наведывались воры. Дом с закрытыми ставнями и усиленными дверьми взломать не сумели, как и склад. Разграбили только летнюю кухню, утащив всё до последней сковородки.

Кастрюли особой ценности не представляли, но сам факт был неприятен. Писать заявление в полицию я не пошёл, но ждал возвращения Артёма и Серёги с большим нетерпением. И следующие несколько ночей не только оставался в старом доме, но ещё и Зверя брал с собой. Алабай без дела не гавкал. Но раза три за ночь он басовито «бухал» возле ворот. Я так подумал, что были попытки перебраться через забор. Когда вернулся Артём, я ему сразу поведал о такой напасти.

– Приедет Серёга, сходим в будущее, куплю тебе пневматический пистолет. Он, конечно, игрушка, но хотя бы иллюзию оружия создаст.

– Ты лучше лицензию на охотничье оружие оформи, – предложил я. – И тогда купишь ружьё. Все лучше качеством, чем в это время.

– Можно и здешнее оружие присмотреть, – не стал отвергать мою идею Артём. – Как-то мы совсем расслабились. Поставили двери с замками и решили, что этого достаточно.

Серёга проникся и загорелся идеей покупки оружия.

– Лицензия не нужна, – заверял он Артёма. – Это если в магазине или через Интернет брать. А мы просто с рук купим. Продавцу без разницы, зарегистрируем мы оружие или нет.

– Лучше нормально оформляйте, – притормозил я Сергея.

– Хорошо, документы подадим, но ружья и патроны купим сейчас.

– Главное, не забыть с этим смещением во времени, когда подали документы, – хохотнул Артём. – А то здесь три месяца, а там всего полдня пройдёт.

Пневматическую пугалку мне принесли в тот же вечер. Я немного потренировался, попросил к нему кобуру и взял с собой, отправляясь в дом на Екатериновской.

Приближалась Масленица, у Павлины Конкордиевны были какие-то планы. Сергей с Артёмом снова ушли на закупки в будущее. Портного Петрова я уже разместил в новой мастерской на втором этаже нашего доходного дома. Правда, пока подниматься приходилось по приставной лестнице, но Юрия Харитоновича всё устраивало. Его помощников тем более. Мы им выделили две машинки «Зингер», оборудовали помещение столами для раскроя, манекенами и прочими «портняжными радостями».

Теперь требовалось заполнить склад материалом. Английское сукно я получил на вокзале несколько дней назад. Чуть раньше прибыл ивановский ситец. Будем сочетать ткани местные и из будущего. Именно за ними пошли парни. Я ещё попросил посмотреть специальную машинку для сапожников.

Снова все были при деле. Склад для магазина мы оборудовали на чердаке. Сами утепляли и покрывали изолирующими материалами. Таскать было неудобно, но выбора не было. Строить ещё один склад – это очередные затраты по времени. Хотя я проклял всё на свете, когда мы перетаскивали заказанные шляпы из салона в Петербурге. Следить приходилось за каждым шагом грузчиков. А у нас же пока и лестницы нормальной не было. Целый день «развлекались». Зато алиби себе обеспечили. Я так кричал на рукожопых грузчиков, что все точно знали, что шляпы прибыли багажом из столицы. А кто там узнает, что ещё в коробках было?

Пора было и вязальщиц носков устраивать в мастерской. В ней меня как раз и застал Васька, прибежавший с запиской от Серёги. Они уже вернулись, но, отрабатывая версию о грузах с вокзала, заехали за фургоном, а Ваську послали за мной. Кучера Артём не брал, сам уже научился управляться. Так что предполагалось, что загрузим ткани, заодно покатаемся по району, что будет оправдано. Снег таял, и грязища была кругом такая, что приходилось выискивать дорогу получше. Я предлагал воспользоваться этим обстоятельством и побольше переправить товаров в магазин.

В этот день успели только ткани перевезти. Потом отправились ужинать в новый дом, там и заночевали. Умаялись за день так, что куда-то ехать уже никому не хотелось. Только утром конюх на бричке отвёз нас в старый дом.

В общем, едем мы, обсуждаем очередные планы, а там сюрприз! У наших ворот полиция дожидается. Я вначале подумал, что просто мимо шли, ну… мало ли… Но тут Фроська из-за угла выскочила.

– Вот они! Убивцы! Я всё скажу, я всем скажу! – завопила баба.

Служивых людей мы пригласили в дом, а Фроську оставили за воротами. Суть претензий соседки была в том, что, как говорится, и смех и грех: муженек её с сыном залезли к нам во двор и не вернулись.

– Так это они своровали всю посуду из летней кухни, – сообразил я. – Это мне нужно крик поднимать.

– Ефросинья Ильинична заявила, что вчера вечером её родственники зашли к вам спросить соли и не вернулись, – густым басом поведал городовой, сопровождающий полицейских.

– Господа, мы в доме не ночевали. Сами видели, что двери при вас открывали, – взял слово Артём. – Можете опросить свидетелей в доме на улице Екатериновской, где мы ночевали. Конюх ещё у ворот стоит. Куда делись воры, нам неведомо.

Серёга после слов Артёма заёрзал и вопросительно глянул на меня.

– Но осмотреть дом вы, конечно, можете, – продолжал Артём и повёл за собой.

Осмотр много времени не занял. Полицейские дольше разглядывали чудо-печку на кухне, а затем унитаз. Водопровода в доме не было. Ведро с водой для слива унитаза стояло рядом, но удобства у нас были вполне цивильные.

Артём предложил ещё и подвал посетить. Замок на люке отомкнул и, взяв керосиновую лампу, начал первым спускаться. Так-то в подвале у нас много чего хранилось, но упаковано было для перевозки в фургоне. Всё в ящиках или в мешках. Поди разбери, что тут за припасы лежат. Артём провёл полицейских через весь подвал, демонстрируя, что здесь тоже никого нет.

– А чегось это не заперто? – заметил городовой то, что я сам не заметил.

Теперь мне стал понятен Серёгин взгляд. Мы, таская рулоны с тканями, умаялись так, что забыли закрыть засов изнутри. Это при прохождении через подвал со стороны дома ничего не происходит. А с обратной стороны у нас портал в другой мир. Подозреваю, две мумии лежат на противоположной стороне.

– Вы правы, – вмешался я. – У нас здесь ящик с англицким инструментом стоял. Наверное, воры ухватили его и скрылись, решив не делить добычу с бабой.

Версия так себе, но полицейские задумались.

– Давайте попьём чаю и всё запишем, – поспешил на выход из подвала Артём.

Пока он предоставлял полицейским условия для написания рапорта, попутно дарил чернильные ручки, я завёл во двор нашего конюха с бричкой. Серёга собирал на стол: чай, печенье, водочку, соленья на закуску. В доме этого времени холодильника не было, но в другом имелся. Сергей сбегал и принёс сало с бужениной. Предполагалось, что это хранилось в летней кухне.

После третьей рюмки водки рапорт стал писаться не в пример легче. Шинели полицейские сняли и с интересом слушали разглагольствования Артёма.

– Пока мы в отъезде были по делам, Николай Иванович за домом присматривал, но не каждый день, – рассказывал Артём. – Даже собачку брал свою. Тимофей Ильич, не хотите ли редкой породы собаку? Подарю.

Полицейский чин задумался. Артём же переключился на описание служебных качеств московской сторожевой.

– Специально выведенная охранная порода, – расписывал друг.

– А сучку ещё можно? – подключился городовой. – Я бы двух щенков взял.

После второго графинчика Серёга снова побежал за закуской, я полез за капустой в подвал. Пока на кухне заправил маслом и лучком, народ в столовой уже стал распевать песни.

Как на грозный Терек да на высокий берег

Выгнали казаки сорок тысяч лошадей.

И покрылось поле, и покрылся берег

Сотнями порубанных, пострелянных людей…

Любо, братцы, любо,

Любо, братцы, жить!

С нашим атаманом не приходится тужить!

Любо, братцы, любо,

Любо, братцы, жить!

С нашим атаманом не приходится тужить! —

выводили Артём с Тимофеем Ильичом.

– Не так поёте, – прервал их городовой на втором куплете и сам запел:

Как на чёрный ерик на высокий берег

Выгнали нагайцы сорок тысяч лошадей.

И взмутился ерик, и покрылся берег

Сотнями порубанных, пострелянных людей…

Мне с Серёгой только и оставалось слушать, радуясь, что изначальную цель визита полицейские забыли.

– Откуда там сорок тысяч лошадей взялось? – спросил у меня Серёга и принялся рассуждать: – Пусть одна лошадь основная, вторая заводная. Ещё две для поклажи. Тогда тех нагайцев десять тысяч. Неужели столько было?

– Думаю, авторы песни малость приукрасили, – усмехнулся я. – Вспомни, как императора встречали. Под Екатеринодаром всего пять тысяч собралось. И что творилось?

Запасы продовольствия для себя и коням казаки, безусловно, брали. Но этого не хватило. Начали скупать в городе. Мне припомнилось, как резко подскочили цены. Маруська тогда жаловалась, что курица уже не десять, а тридцать копеек стоит. И это было пять тысяч всадников в мирное время. А прокормить десять тысяч нагайцев в течение нескольких дней, пока казаков выбивали где-то не то у Терека, не то у ерика, весьма сомнительно. По идее, кони должны были сожрать всё в округе, включая кору на деревьях.

Долго обсуждать сюжет песни не пришлось. Пьяненький Артём заприметил нас, стоящих в дверях.

– Племяш мой, Серёга, – сообщил он тем, кто мог позабыть. – Я ему гитару испанскую купил. Щас он нам споёт.

– Дядя Иван… – укоризненно посмотрел на него Сергей.

– Чё, зря гитару тащил? Спой нам что-нибудь казацкое.

Пришлось Серёге в лучших традициях попаданцев исполнять песни ещё не родившихся авторов. В данном случае Розенбаум подошёл идеально.

Только бурка казаку во степи станица,

Только бурка казаку во степи постель…

Исполнял эту песню Серёга аж три раза.

– Зарян, дружище, – обнимался уже во дворе с городовым Артём, – заходи, если чё. Всегда приму как брата.

Усадить городового и следом затолкать в бричку полицейских удалось с большим трудом, но всё же мы их выпроводили.

– Серёга, бери эту пьянь и тащи в будущее, – подтолкнул я Артёма в спину. – Как проспится, пусть собак добывает, где хочет.

– Раздавать взятки борзыми щенками… – философски начал вспоминать цитату Артём, но Серёга уже допинал его до входа в подвал.

Надеюсь, с полицией мы подружились и жалоба Фроськи не уйдёт дальше. Но подстраховаться всё же стоило.

Демид, когда развёз полицейских, вернулся за мной. А вечером я живописал Павлине Конкордиевне несколько подправленную версию. Честно поведал, что посуду из летней кухни своровали несколько дней назад, но я не стал поднимать шум. Воры, почувствовав безнаказанность, ещё раз полезли. А как мы помним, у Сергея Ивановича большие связи. Потому «враги повержены» и на пути в Сибирь.

Мой расчёт оказался верен. Проверять, так всё или нет, Павлина Конкордиевна не стала. Уже с утра пораньше она помчалась к бывшей соседке. И часа не прошло, как вся улица была в курсе, что воры в лице мужа и сына Ефросиньи попались на горячем и были высланы на каторгу. О том, что времени прошло слишком мало, а судейская машина и в этом времени неповоротлива, никто не задумался. Впрочем, скоро эта версия обрастёт дополнительными деталями и видоизменится. Даже если полицейские начнут утверждать обратное, кто же им поверит? У господина Иванова такие связи!

Глава 15

Тему сохранения всего того, что мы притащили из будущего, обсуждали долго. Повезло, что полицейских не заинтересовал наш склад. Но случись такое (не дай бог!), что к нам придут с обыском… парни замучаются мумии на той стороне хоронить. А если серьёзно, то на складе столько «компромата», что просто ой! Артём предложил устроить в той школе, которую я строю, подобие бункера. Но когда это ещё будет сделано?

Что-то можно перенести на чердак доходного дома. Он у нас разделён внутри. Есть внутри склада дополнительно крепкая дверка с особым замком. Всевозможные распечатки с изобретениями и чертежами надо переправить туда, на чердак. Вольфрамовую нить я предлагал оставить там же, где и сейчас. Напоминает она тонкую проволоку. Инструмент ручной тоже оставили под рукой, как и запасы туалетной бумаги.

Парни тащили всё, что могли, а уж если стоило копейки, точно волокли. Причём в большом количестве. В настоящий момент склад напоминал бункер на случай апокалипсиса. На стене у входа висел листок, куда записывали, где что лежит, чтобы не забыть, к примеру, что на втором этаже есть ящик с лезвиями для бритья, шесть коробок с шампунем, две коробки ножниц, сто двадцать упаковок ниток для шитья чёрного цвета (во дурдом!). Хомяки хреновы.

В целом получалось, что на данном этапе распределить и перепрятать всё принесённое у нас не получится. Вот когда будет готова школа, то я под предлогом переезда в другой дом могу забрать и другие вещи. Что делать с Фроськой, просто не представляли. По сути, женщина потеряла родных. Может продолжить пакостничать и искать мужа с сыном, которых мы давно похоронили. С другой стороны, всё наворованное предположительно где-то у той же Фроськи и спрятано.

– Не докажем, что это наше. Не стоит привлекать к себе лишнее внимание, – заверил Артём.

– Тогда беги за щенками и ублажай полицию, – резюмировал я.

– Мы ещё, наверное, ружья принесём, – добавил Серёга.

– Только я вначале здесь бельгийское ружьё куплю, – сообщил Артём. – Всего двадцать восемь рублей!

– Представляю, сколько ты за него «там» получишь, – заметил я. – Поторопитесь. Мне дела нужно делать. Да и земли накупили, что только успевай разворачиваться.

– Через недельку вернёмся, – пообещал Артём.

Дел у меня действительно было много. Типографию всю перенесли в дом к Артёму. Сам он в нём даже не ночевал. Одну комнату я использовал для занятий с учениками, во второй жил теперь Клим (так всем было удобно: у Артёма жильё под присмотром, а Климу не нужно платить за угол), в столовой иногда перекусывали. Из спальни на втором этаже вынесли всю мебель и расположили там примитивную типографию.

Задумка была такой: мы печатаем три или четыре номера журнала «Наука и жизнь» и начинаем продавать в своём магазине мужской одежды. Если не будет накладок, то откроемся первого мая. А журнал у нас якобы выходит с января. Ну и что, что его никто не читал и не видел. Плохо искали.

На самом деле всё затянулось из-за получения разрешения от инспектора надзора за типографиями. И если в этом вопросе ускорить продвижение документов можно было за счёт банальной взятки, то дальше шла обязательная цензура.

На том оборудовании, что имелось, я думал печатать по пятьсот экземпляров. По сто штук каждого номера оставим в Екатеринодаре, остальное парни повезут в Петербург. Где-нибудь пристроят по книжным магазинам. Прибыль от журнала для нас была вторична. Мы планировали вбрасывать порциями информацию в разных областях.

Помните, что такое типография конца XIX века? Мне хоть и изготовили всё под заказ, но принцип был соблюден. Текст набирался отдельными буквами в строки. Ручной станок не предполагал печать с двух сторон листа. В общем, геморрой ещё тот. С литографией для иллюстраций я не заморачивался. Линогравюрой мне было проще подготовить картинки к текстам. Нарезанного в формат линолеума парни принесли с запасом.

Как только статьи были готовы, посадил Клима их проверять, а затем и набирать текст. Совместно мы сделали первый оттиск, снова проверили на наличие грамматических ошибок и начали печатать. Ага. Пятьсот раз один разворот страницы. Затем переворачивали лист и опять пятьсот раз. И так далее все двадцать листов одного экземпляра. Потом картинки добавляли по принципу вкладыша. Я чертыхался, но продолжал работать.

Бумагу для журнала принесли Артём с Серёгой. И ещё для обложки. Она была чуть более плотная, но не картон и голубого цвета. Для XXI века паршивая фактура, но здесь выглядело всё супер. Стандартную «шапку» я не менял. Только номер журнала и год с месяцем корректировал. Основное поле занимал рисунок стилизованного микроскопа на фоне дерева. А вот обратная сторона обложки всех журналов имела таблицу Менделеева. Тоже пришлось повозиться. В этом времени у неё не тот вид, что мы знаем. Радиоактивных элементов ещё мало, электроны, нейтроны не открыты, да и сама модель атома не сформулирована.

Таблицей занимались вдумчиво. Артём заказал для меня ещё шрифт. Кстати, у самого Менделеева таблица не раскрашена. Ну а мы изгольнулись, изобразив цветные полоски по вертикали и горизонтали.

Клим печатал, сшивал и склеивал журналы целыми днями. Я ему даже удвоил зарплату. Парень был счастлив безмерно. Естественно, парень не только набирал, но и вдумчиво осмысливал то, что преподносилось в журнале. По сути, я давал коротенькие параграфы из учебников, разбавляя их забавными историями.

Уже во втором номере на предпоследней странице был напечатан кроссворд, ответы на который можно будет узнать, купив третий номер. В перспективе я задумывал, что купивший, к примеру, двадцатый номер, ответ на какой-то вопрос кроссворда сможет прочесть в первом номере. Или, как вариант, самостоятельно покопается в библиотеке, читая научные труды.

В журнале пока были статьи по химии, физике, математике, чуть-чуть по астрономии и медицине. Из химии и физики я брал то, что и так известно, но очень уж сложно преподнесено для широкой публики. Раздел медицины в первых двух номерах затрагивал вопросы гигиены. Между прочим, врачи ещё не установили, что разносчиком сыпного тифа является платяная вошь. Ну, конечно же, о «мойте руки перед едой» и кипяченой воде как панацее от холеры я написал в обязательном порядке.

В третьем номере поставил статью о генетике. Начал издалека, с Юлия Цезаря, предположительно болевшего эпилепсией. Примерно полстраницы шли разглагольствования о наследственной передаче некоторых заболеваний. И буквально вскользь была упомянута английская королева Виктория. В этой статье я только делал намёки и упоминал известных личностей, которые были носителями таких болезней, передавая их внукам и правнукам. Опять же, только намёком посочувствовал тому, кто женится на одной из внучек королевы. Мол, гемофилия передаётся по женской линии, а вот наследник мужского рода, скорее всего, умрёт в раннем возрасте.

Клима эта статья совсем не заинтересовала. Он с азартом читал только раздел по астрономии. А одну картинку с вращением Земли вокруг Солнца даже отдельно для себя распечатал и повесил на стену в комнате.

В четвёртом номере продолжили начатую ранее тему наследственных заболеваний. Здесь я добавил иллюстраций карликов и прочих уродцев. Описывал различные врождённые дефекты. Умный человек должен сопоставить, что я ставил на одну планку с уродами дочерей английской королевы. Это был рискованный шаг с моей стороны. Но до женитьбы Николая II ещё пять лет. Вдруг моя статья заставит задуматься кого-то из высокопоставленных особ? Вернее, я очень надеялся, что журнал не кинут в топку.

Серёга с Артёмом утверждали, что получилось интересно. При минимуме развлечений в этом времени «Наука и жизнь» должна привлечь к себе внимание. Пусть и не сразу, со временем. Мы не торопимся и не стремимся получить от журнала доход. А намёки о наследственных болезнях я буду повторять хотя бы раз в год, приводя конкретные примеры и ссылки на авторитетное мнение врачей. Кстати, нужно будет попросить Серёгу поискать адрес Павлова и послать ему по экземпляру каждого выпущенного журнала. Пока же это всё складировалось в коридоре дома Артёма, ждало своего дня и разрешения от цензора.

Конечно, я постарался, чтобы придраться было не к чему. Без стеснений писал, что российская наука самая лучшая в мире, поскольку нашим учёным покровительствует мудрый и просвещённый правитель. Я надеялся, цензор оценит такую неприкрытую лесть, не заметит ничего предосудительного и разрешит продажу журнала.

Друзья вернулись ровно через неделю. Всучили мне ружья и снова убыли, теперь на поезде куда-то в новые владения за Курском. Для заселения земель требовались крестьяне. Артём уверял, что весной можно найти таких переселенцев. Пусть не совсем добровольных, но если у людей нет выбора и грозит голод, мы выступим в роли спасителей.

Обернулись парни быстро. Двое суток туда на поезде, двое обратно и там столько же. Больше проблем было, чтобы найти весной того, кто отвезёт на подводе «господ» да ещё доставит обратно. Заплатил Артём немало, сумев себя обеспечить и транспортом, и переселенцами.

Эпопею, как сажали на поезд крестьян, рассказывал Артём, а Серёга хохотал так, что начал икать.

– Он у этой Степаниды кусок хлеба перед лицом держит и ведёт за собой к вагону, – вспоминал Серёга, дополняя рассказ. – А дети сами в мамкину юбку вцепились и следом. Боялись, чтобы потом она с поезда не спрыгнула. Несколько раз приходили из своего вагона проверять.

– Ничего смешного, – не разделил я Серёгиного веселья. – Зачем её вообще брали?

– Муж зимой пьяный замерз. Лошадь у семейства ещё прошлой осенью пала. Там, в деревне, особо зажиточных крестьян и нет. Степанида с малышнёй уже очень голодала. Мы её забрали, чтобы они не померли, – пояснил Артём.

Вторая крестьянская семья была полной, но очень бедной. И тоже проблема с лошадью. Прошлой весной брат давал Архипу пахать на своей. А в этом году отказал. Если падёт конь, то две семьи останутся без средств выживания.

У Степаниды было трое детей женского пола, у Архипа – двое пацанов и старшая дочь. Не так много народа. В летней кухне все уместились. Катерине я заплатил, чтобы она всё бабское племя сводила в баню. Архипа водил принимать водные процедуры Артём. Затем переодели, сожгли старую одежду и откармливали три дня, прежде чем отправить на поселение.

С Аносовым у нас уже была договорённость, что кирпич привезут, куда скажем. Плюс пришла одна артель строителей, та, что считала себя сезонниками. Их я нанял, заплатив хороший аванс.

Обоз у нас получился огромный. Восемь подвод, гружённых материалами, и наш фургон с мини-трактором. По пути должны были присоединиться пять подвод Аносова. Но те будут курсировать и подвозить кирпич.

Перед отправкой накануне все дружно сходили в церковь. Мы втроём внесли хорошие пожертвования, побеседовали с батюшкой, попросили благословения на распашку новых земельных угодий и на следующее утро двинулись в путь. Хотя я и старался не оставлять портал без присмотра, но в этот раз ехать нужно было всем. Слишком много работы и мало времени.

В будущем станица Пашковская – это пригород Краснодара, где расположен аэропорт. В этом же времени мы добирались полдня! Переночевали и поехали дальше. Только в конце второго дня откомандированный с нами землемер сообщил, что прибыли на место. Лично я давно потерял все ориентиры, кроме солнца на небе. С погодой пока везло. Как я потом понял, чиновник ориентировался по реке. Быстро нашёл и показал вбитые в землю метки. Артём с землемером на телеге поехали до границы владений, а я велел всем работникам выгружаться.

Пока живность распрягали и устраивались на ночлег, вернулся Артём. Громко объявил, что будет искать место для колодца, и пошёл веселить народ. Вынул металлическую рамку и стал ходить с умным видом. Я ему и без всех этих шаманских плясок мог сказать, что колодец можно устраивать в любом месте. Но Артём заметил что-то особенное в движении рамки и воткнул кол. Нанятые рабочие на следующий день будут колодец копать.

Утром я повторил мужикам, что буду платить за результат, независимо от скорости их работы. Меня поняли правильно. Работали мужики как экскаваторы, сменяя друг друга. Заготовленный для колодца оклад сшивали тоже быстро и к концу дня закончили. Глубина была метра четыре, но вода уже сочилась на дне.

Мы за это время собрали навес на случай дождя. Опоры были привезены, а перекрытие начали собирать из прибрежного камыша. Получилось так себе, не шедевр архитектуры, но от дождя прикроет. Аносовские мужики выгрузили кирпич, переночевали и отправились в обратный путь, захватив с собой землемера.

Вот когда я порадовался, что мы приобрели ружья. Как-то в голой степи, где на несколько километров в округе ни одной живой души, стало немного неуютно. У женщин в глазах была такая тоска, что мне становилось не по себе. Казалось, будто завезли мы людей непонятно куда в голую степь. Если помрут, то никто и не узнает.

Дальше скрывать и прятать мини-трактор Артём не собирался. Это в городе могли пойти непонятные слухи среди соседей. А здесь всем было объявлено, что вещь дорогая, аглицкая. Поменьше поезда, но тоже железная. Детворе трактор понравился. Пришлось даже шикнуть, чтобы отошли подальше. Хотя, когда он заработал, дети сами поспешили отбежать.

Помолились, да и начали пахать. Ну что вам сказать о впечатлениях? Цензурных слов не хватало. Мы пытались обработать не просто землю, а целинную степь. Какие-то мелкие ухабы, корни растений, старый ковыль, норы животных – это не полный перечень всего, что попадалось на первых метрах. Плюс сам тракторишка особой мощностью не обладал. Артём пытался что-то отрегулировать, но плуг то и дело выскакивал и не хотел вгрызаться в землю.

Попробовали сделать утяжеление, чтобы плуг не прыгал на кочках, а продолжал прорывать землю. Застопорился сам трактор. Он элементарно не тянул такую нагрузку. С горем пополам метров двести Артём прошёл и решил развернуться. В обратную сторону трактор пошёл легче. Во-первых, он двигался под уклон в сторону реки. А ещё два левых колеса теперь катились по борозде, и трактор шёл ровнее.

– Артём, не пытайся сразу углубиться. Пусть сантиметров десять будет. Попробуем второй раз пройти, – советовал я

– Ты размеры угодий видел? – скептически отозвался на моё предложение пройти второй раз Серёга.

Артём продолжал трах… пахать, а мы с Сергеем вернулись к лошадям. Их специально отвели в сторону, чтобы не пугались необычного звука.

– Следующий номер нашей программы! – громко объявил я и вытащил из телеги плуг.

Авантюра была ещё та. Городские кони, приученные ходить по дорогам, примерно так и подумали, когда я решил их в паре запрячь в плуг.

– Какая вам разница – телегу тащить или плуг? – по-хорошему уговаривал Серёга лошадей.

Я, взяв под уздцы Рыжуху, считавшуюся самой покладистой лошадью в нашей конюшне, потянул за собой. Рыжуха после долгих уговоров всё же сдвинулась с места, увлекая за собой «напарника».

– Николай, рули, а я тут с плугом покорячусь! – крикнул Серёга.

С лошадьми мы прошли не меньше полукилометра и только потом развернулись обратно. Пот лил с меня градом, будто я сам пахал. А я всего лишь тащил не сильно того желавших лошадей. Коняшкам было ещё тяжелее, но мы не очень глубоко взрыхляли землю. Архип оценил наше желание распахать степь и стал на замену Серёге.

Часа через два я подумал, что скоро сдохну. А прошли всего раз шесть туда-сюда.

– Отдыхаем, – скомандовал я. – Иначе угробим лошадей. Меняем на следующую пару.

Плуг отцепили, лошадей повели охладиться, а потом к реке. Судя по далёкому жужжанию, у Артёма дела были лучше. Серёга в это время следил за строителями. Они уже вынули грунт под неглубокий фундамент и начали месить цемент. Жильё самих крестьян нас не так волновало, как сохранность лошадей и трактора в этой негусто заселённой местности. Потому строить собирались сразу надёжно и основательно. Я надеялся, что и быстро. У рабочих запасы выпивки иссякли ещё по пути. Взять больше негде, и толку им с тех денег, что получили? Потому работали слаженно и споро. Но класть стены начнут, когда цемент затвердеет.

Серёга тем временем обучал женщин готовить на керосинке. Основная проблема этого региона – отсутствие дров. Архипу придётся самому привозить. Но это на зиму для отопления. Готовить еду мы предложили на керосинке. Удобная и нужная вещь. Оставим крестьянам вместе с запасом керосина.

– Вот дура-то! – возмущался Сергей «умениям» Степаниды. – Чуть всё тут не спалила и сама чудом не обожглась.

Умом эта женская особь не отличалась. Кажется, и сам Артём уже пожалел, что взял её из деревни. Зато жена Архипа Глафира слушала и всё перенимала. Пока ехали, Артём ей и детям подсовывал семена лекарственных растений. Сказал, что их нужно рядом с домом посеять. Потом описывал, как и что применять. Переспрашивал по несколько раз. К концу путешествия все дети знали назначение лекарственных растений. А дура Степанида ничего не запомнила. «Ось? Гдесь?» – только и слышалось от неё. Освоит ли она керосинку, оставалось гадать.

Так или иначе, но обед был приготовлен. Во время перерыва обменялись впечатлениями. Я высказал Артёму своё мнение и мнение лошадей.

– Нормально уже приспособился на тракторе, – поведал Артём. – Вы тогда здесь благоустройством занимайтесь. Над колодцем навес тоже нужен. Как там вода прибывает?

– Прибывает, но ещё очень мутная, – ответил я. – Речную кипятим.

До вечера Артём продолжал пахать на тракторе, а мы устроили навес над колодцем. Затем, обрубив всю лозу поблизости, начали вокруг городить подобие загона.

– Завтра ещё посмотрите, есть ли здесь глина, – порекомендовал Артём.

– Глина должна быть, – кивнул я на ту землю, что выворотили работники из колодца. – Только мы ничего серьёзного не потянем.

На следующий день Артём продолжил вспашку на том участке, где мы «мучили» лошадей. У него действительно неплохо получалось. Наша с Серёгой задача была только вовремя подносить горючее и воду. В среднем «Уралец» потреблял от пяти до шести литров в час. Так что заправлять его приходилось раз в полтора часа или чаще.

В промежутках я или Серёга руководили посадкой предполагаемого огорода неподалёку от колодца. Вечером все падали без сил и даже слабо реагировали на обилие комаров. Но рыбалку в реке опробовали. Наловили на уху окуней. Я подарил архиповским пацанам лески, крючки и поплавки. Удилища они сами вырезали. Кормильцы малолетние.

Ожидаемо, что распашка земель закончилась, когда подошли к концу запасы топлива. Привезли мы на подводах литров четыреста. Хватило этого на пять дней. Но масштабы сделанного удивили нас самих. Вспахать, вернее, чуть взрыхлить целинной степи удалось гектаров пять. А купил Артём больше двухсот пятидесяти. Тут ещё на третий день прошёл небольшой дождь, взрыхлённую почву напитал влагой. Я попробовал пройтись с лошадьми второй раз по уже вспаханному. Сильно утруждать их не стали. Просто хотели убедиться, что вторичная вспашка пройдёт лучше. Так оно и оказалось.

Поселить крестьян – это ещё половина дела. Не стоит забывать, что станичные казаки хорошо помнят истории дедов, «ходивших за зипунами». Я предложил познакомиться с теми же пашковскими. Договориться если не на охрану и присмотр, то хотя бы чтобы не разоряли.

Мы поставили строителям задачу и поехали в город, чтобы принести через портал топливо для трактора.

В Пашковской снова остановились в том же доме, где нас раньше привечали. Артём сразу пошёл искать атамана. Переговоры затянулись до вечера. Весной у станичников дел хватало. Но тут стоял вопрос об образовании поблизости нового хутора. Итогом беседы стало то, что из станичников в этом году вряд ли кто пойдёт жить на хутор. А на следующий, возможно, сын какого-то Кутько захочет отселиться с семьёй.

С атаманом посидели хорошо. Артём начал поучать, как сажать картофель. Не целым, а из долек с глазками.

– Давай проверим! Завтра у тебя тут сажаем. Ты целый клубень, а я глазками, – подзадоривал Артём казака. После он подарил атаману арбузные семена. – Фёдор, во такие кавуны, – демонстрировал Артём не иначе колесо от телеги.

Также подарили станичникам полмешка особой пшеницы.

– Обязательно приеду проверить свой картофель, – пообещал Артём. – Смотри, Дарья, чтобы полола и ухаживала хорошо. Тогда шаль в подарок привезу, – дал он напоследок наказ младшей дочери атамана.

Глава 16

Устали мы с этими трудовыми подвигами неимоверно.

Но всё равно было ощущение, что мы не просто живём в этом веке, а уже что-то свершаем. Это вам не магазин с «левыми» товарами. Это реальное прогрессорство. Принеся улучшенные сорта и обеспечив более сытную жизнь пусть пока нескольким десяткам людей, мы немного изменили реальность в лучшую сторону.

– Трактор нужен помощнее и побольше, – делился мнением Артём, пока мы ехали домой.

– Только не говори, что ты ещё один трактор притащишь, – встрепенулся я.

– Не сейчас, но в разобранном виде принесу как образец. Будем же мы их когда-то выпускать. Серёга, что ты думаешь?

– Ох, я уже ничего не думаю, – потирал Серёга поясницу. – Второй год колупаемся, а ещё даже магазин не открыли.

– Магазин откроется первого мая, – заверил я. – Там давно всё готово. У меня мастера работают на склад. Вы, кстати, хотели немного тротуарной плитки принести, чтобы замостить перед фасадом.

– Плитку не понесём, – отказался Артём. – Есть хорошая бетонная смесь, ею и зальём. А плитку у нас упрут первой же ночью.

Парни сходили в будущее за топливом и некоторыми вещами для магазина, открытие которого должно стать запоминающимся для всех жителей города. На этом я и сконцентрировал своё внимание. Пока Артём с Серёгой будут пахать и разворачивать хутор, я займусь оформлением салона. Манекены давно стояли, прикрытые холстиной. Петров был в жутком восторге от фигур, хотя купили самые простые и примитивные.

А ещё у нас были плакаты на стенах: «Мужское платье молодого господина» или «Костюм купеческий, молодёжный» и так далее. Я собирался носить удобные, привычные вещи, и настала пора их показать. Снова через купца Аносова подбирал кадры и усиленно искал управляющего. Последний месяц натаскивал персонал. Продавцы, управляющий и даже швейцар в дверях имели пошитую форму из сукна синего цвета.

Что мне нравится в XIX веке, так это то, что корреспондентам газет не нужно платить за рекламу. Они сами прибежали освещать такое значимое событие для города, как открытие необычного магазина готового, как здесь говорят, платья для мужчин.

В день открытия мы с парнями вырядились, как женихи. Павлина Конкордиевна нацепила аж три шали, явно не сумев выбрать самую красивую из своих запасов. Вся наша прислуга и даже Зверь присутствовали на открытии. Да и горожан собралось немало. Необычное оформление, огромные окна (на ночь закрываемые ставнями), фасад, украшенный искусственными цветами и лентами, не могли не привлечь внимания.

Были и перерезание красной ленты, и моя речь, и вспышки фотокамеры. Официально считалось, что я владелец магазина. Это доходный дом у нас с Серёгой пополам, а магазин – моё детище от начала до конца. Всем знакомым купцам заранее выслали пригласительные. Но и без них пришли «уважаемые люди». Наконец швейцар распахнул двери, и народ запустили внутрь.

– Отсчитываешь тридцать человек и предлагаешь остальным господам подождать, – давал я указания швейцару. – Слишком много желающих.

Между прочим, дамы ничуть не смущались надписью, что магазин мужской. Женщины буквально облепили фасад с витриной, где стояло два манекена в костюмах. Но и большинство мужчин пришло посмотреть, а не покупать что-либо. К тому же цены у нас были очень кусачие. Костюм-тройка из «заморского» материала продавался за сто рублей. Из обычной английской шерсти этого времени дешевле вполовину. Но всё равно неподъёмная цена для большинства обывателей. На ручные часы тоже больше смотрели и ахали тому, что можно носить на руке. Восхищались, как удобно всё расположено в магазине. Рубашки пошиты и сложены в ячейки по размеру и цвету. Шустрые продавцы с портняжными метрами быстро озвучивали необходимый для выбора размер.

Ни у кого даже мысли не возникло, что такие фасоны рубашек и галстуков нигде в мире не носят. Всё выглядело стильно, дорого и модно!

Выручка первого дня была небольшой. Чуть больше ста рублей. Как я и говорил, народ больше смотрел, чем покупал. Но дома наверняка всё обсудили. Через три дня случился настоящий бум. Те костюмы с брюками, что предусматривали ношение сапог, буквально расхватали. Петров испытал глубокий шок, когда понял, что продукцию стоимостью в тысячу рублей купили в один день. Для нас же это были первые серьёзные деньги, которые мы честно заработали.

– Пошёл процесс, – потирал руки Артём.

– Не рассчитывай, что ажиотаж долго продлится, – скептически отозвался я. – Ещё от силы неделя – и те, кто могли, всё купят, а остальные будут продолжать ходить смотреть и в крайнем случае приобретать батистовые платочки.

– Журналы ещё покупают, – напомнил Сергей.

– Им цена пятьдесят копеек. Потому молодёжь и берёт, чтобы похвастаться, что побывали в новом модном магазине, – заметил я.

– Когда раскупят всё, будешь выставлять то, что есть в запасах? – спросил Артём.

– Зачем? Сомнительно, что здесь оценят. К тому же в прошитом журнале для цензора написано, что сто экземпляров для продажи в Екатеринодаре, остальные в Петербурге. За каждый лишний журнал придётся составлять документ и ждать разрешение. Моя «диверсия» подготовлена для Питера. Вы когда туда собираетесь?

– В начале лета, – ответил Артём. – Пусть погода немного улучшится. Я могу, конечно, демонстрировать зонт, но лучше ещё потаскаю вещи из будущего. Мою квартиру уже купили.

– Он реально трактор присмотрел, – сдал Серёга планы Артёма.

– Ну и что? – обиженно засопел Артём. – Сложим по комплектующим, и кто здесь догадается, что это иномирный трактор? Как закончим коттедж рядом со школой, перевезём его вместе со всем добром как «домашние вещи».

– Когда только перееду, – вздохнул я. – Хотелось бы побыстрее, конечно.

У меня ещё одна проблема образовалась. Где-то на второй или третий день, как открылся магазин, Павлина Конкордиевна заявила, что мне пора жениться. Какая-то сваха даже подобрала невесту. От такой заявы я охренел. Откуда у этой женщины уверенность, что я «послушный мальчик»? Вот прямо бегу и спотыкаюсь выполнять её волю. Хорошо, Серёга присутствовал при разговоре. Он сообщил опекунше, что планирует свозить меня в Париж и «жена Николаю Ивановичу не надобна». Обманул, конечно. Уехать от портала я не мог, но как временная отмазка годилась. Серёгин авторитет был так высок, что Павлина Конкордиевна возражать не стала. Взяв с меня слово, что после «Парижев» обязательно женюсь, она отстала.

Между прочим, Сергей с Артёмом серьёзно нацелились на посещения Парижа, Берлина и так далее по Европе. Юрист прислал письмо, что заявки на наши привилегии уже рассмотрены и одобрены. Осталось дождаться документов. Но действительны они будут только в России. Что-то из патентов я мог спустить на тормозах, но дизельный двигатель не хотел упускать. Подтверждать его придётся почти во всех европейских странах, Англии и Америке в придачу. Можно было того же юриста послать или нанять другого. Но парням хотелось посмотреть столицы европейских государств. Туристы, блин! Так что друзья всё лето будут в разъездах, а мне снова стройкой заниматься и журнальчик печатать. В Петербурге они тоже неизвестно сколько времени пробудут, выправляя заграничные паспорта.

– Сколько лет прошло, а ничего в России не поменялось, – рассуждал я, когда Артём озвучил желание проехаться по Европе и о том, что нужен паспорт. – Ладно, здесь ещё нет ни у кого паспортов, но почему в двадцать первом веке нужен второй, чтобы съездить за границу?

– Есть лица, которые связаны с секретами страны. Военные… – начал возражать мне Серёга.

– У этих лиц имеется военный билет, – напомнил я.

– Притормаживают «утечку мозгов»? – выдвинул свой вариант Артём.

– Все «мозги» давно куда нужно «утекли», – отмахнулся я. – Меня поражает тот огромный штат, который занимается этими загранпаспортами. Люди, помещения и прочие материальные ценности. К чему такие затраты?

– Криминальные элементы ограничивают, – снова привёл довод Артём.

– Для этого существуют визовые центры тех стран, куда твой предполагаемый криминальный элемент соберется выехать. Попробуй получить не туристическую визу в Америку или в Англию, к примеру, и поймёшь, что наличие заграничного паспорта вообще дело десятое.

– А что, в Англию сейчас только с туристической визой можно попасть? – заинтересовался Сергей.

– Есть ещё визы на учёбу, если женишься на англичанке, то брачная, или ты выдающийся дирижёр, тогда тебе дадут рабочую визу. Для всех остальных с рабочими визами сейчас сложности. Работодатель должен доказать, что именно ты и никто иной нужен ему. Потому все горничные, официанты и прочие неквалифицированные рабочие давно не получают виз.

– Да ну… – не поверил мне Артём, – вспомни Вайду, подругу моей бывшей.

– Евросоюз, – коротко ответил я о знакомой Артёма из Литвы.

– Ага, значит, этим можно ездить без визы, а остальным не попасть?

– Как вариант, ещё могут беженцы, – дополнил я. – Сейчас их всеми силами стараются ограничить. Тут на руку Англии то, что через Ла-Манш не так-то просто перебраться, а на самолётах особый контроль.

– Этих гастарбайтеров и у нас хватает, – явно припомнил Сергей работников, которых нанимал.

– Не сравнивай, – прервал я его. – Могу для примера привести тебе типичную для Англии ситуацию, но в российских реалиях. Представь, что какой-нибудь узбек или таджик, не важно кто, вместе с семьёй приезжает в Россию как беженец. Сразу заявляет, что язык страны, куда прибыл, не знает и работать не может. Тут же его с женой устраивают на курсы по изучению языка. Детей отдают в школу. Выделяют жильё, оплачивают питание и проживание. А медицина в Англии и так для всех бесплатная (никто страхового полиса не спросит, независимо, из какой ты страны). Полгода этот «беженец» учится, сдаёт языковые экзамены, проваливает их и продолжает учиться дальше. Попутно он ещё предъявляет претензии, что дом на три спальни для его семьи маловат, поскольку жена ещё одного ребёнка вот-вот родит.

– Для России звучит как фантастика, – усмехнулся Артём. – И что, в Англии всё так и есть?

– Социальная защищённость во всей красе, – развёл я руками. – Квартиру от государства может получить любой человек старше двадцати пяти лет или раньше при каких-то особых условиях. Типа матери-одиночки, инвалиды и прочие.

– Не верю, чтобы буржуи давали квартиру от государства, – заявил Сергей. – И что, за неё не платят?

– Если неработающая мать-одиночка, то ей выплачивают хаузинг бенефит, пособие на жильё, которое она перечисляет как оплату. Остальные платят, как и в России, «коммуналку».

– И как долго ждать эту квартиру? – не отставал от меня Сергей, будто собрался переезжать.

Зачем ему эти сведения были нужны, я не понял, но ответил:

– У меня знакомая семья из Прибалтики получила квартиру с учётом двух детей – три спальни. В Англии, если тебя спрашивают, как велико твоё жильё, то подразумеваются не квадратные метры, а число спален. Всем понятно, что кроме спален обязательно должны быть ещё столовая и гостиная. Так вот, у тех знакомых старшая дочь встречалась с молодым человеком, но брак специально не регистрировали. Когда же дело дошло до рождения ребёнка, девушка подала документы на льготное жильё. И очень возмущалась, что послала бумаги в мае, а квартиру получила только в декабре.

– Бл… в какой стране строили коммунизм? – вклинился с замечанием Артём.

– Ты так говоришь, будто в твоей Англии настоящий рай на земле, – раздражённо заметил Сергей.

– Не рай, конечно. Электричество, газ дорогие. Вся эта социальная защищённость развращает людей, – продолжил я. – Уже выросло целое поколение, которое никогда не работало, а жило на бенефитах. Я перед поездкой смотрел по телевидению одну передачу, где отец шестнадцатилетней девицы возмущался, что у дочери нет желания учиться и чего-то в жизни достичь. Школу она окончила с оценками «С» и «D». Планирует забеременеть, получить квартиру и жить на пособия.

–И кто же тогда там работает? – задался вопросом Серёга.

– Такие, как я. Добросовестно отчисляют налоги и наблюдают, как страна катится вниз.

– Серёга, тебе не всё равно, как сейчас живут в двадцать первом веке, тем более в Англии? – поинтересовался Артём.

– Просто не верится…

– Когда в следующий раз пойдёте «туда», посмотри любой сайт русскоговорящих в Англии, – посоветовал я. – Убедишься, что я ничего не приукрасил. И вообще считаю, что сохранение монархии в виде «символа и традиций» не так уж и плохо.

– Но строить мы будем индустриально-развитую именно Россию, – напомнил Артём. – Серёга, собирайся, трактор пойдём выкупать! Я им ещё покажу, покажу… – бормотал Артём себе под нос, похоже подразумевая англичан.

На отделочных работах доходного дома (третий этаж) я оставил всего пять человек. Остальных перебросил на школу. Артём, притащив очередной груз, снова отправился на хутор. Проведать, как там и что, заодно забрать артель строителей. Домишко с гаражом и конюшней они уже должны были слепить. Особых изысков никто не требовал. Это было строение, вытянутое в длину, включающее в себя всё сразу. Кому не по нраву, то пусть строит для себя саманный дом.

Сохранность лошадей в данном случае была в приоритете. Конюшня имела общую стену с жильём семьи Архипа. Предполагалось, печь зимой будет отапливать ещё и конюшню. Также общая стена была и с «домом» Степаниды. Хотя печь у женщины будет своя. Артём собирался привезти печника и устроить печи в домах.

Трактор загнали в гаражную часть сразу, как подняли стены. Ещё крыши не было, а сколоченные ворота гаража уже имели замок. Перекрытие гаража было усилено и скреплено не только металлическими скобами, но и залито по углам цементом. Не знаю, насколько это всё надёжно, при желании можно по кирпичику строение разобрать. На этот случай у Архипа имелось ружьё. Артём учения с крестьянином устроил. Потом ещё сделал где-то схрон в полу. Опять же, трудно предсказать, как Архип сохранит само ружьё и запасы патронов.

В общем, Артём и Серёга отправились на проверку хутора. В следующий раз навестят крестьян не раньше конца августа. До нового урожая был оставлен запас продовольствия и шесть огромных бутылей с керосином. Архипа немного смущало, что у него теперь три коня. Мужик сомневался, что прокормит их. И это в степи-то! Серёга говорил, что почти половину из того, что распахали, засеяли люцерной. Будет коням корм. Возможности одной крестьянской семьи парни оценили реалистично. Потому под пшеницу и ячмень выделили пару гектаров. Плюс огород с овощами, кукуруза вдоль поля, небольшая бахча, и всё.

Насчёт лесополос тоже была проблема. Артём что-то рыл по пути до хутора, потом высаживал саженцы, рассказывал Архипу, как важно закрывать поля от ветров. Но усвоят ли сказанное крестьяне, неизвестно. Дрова возить очень далеко. Кругом степь. Чем зимой топить? Правильно, тем, что добрый дядя посадил, да ещё так удобно рядом.

– Попробуй фруктовые деревья, ту же грушу-дичок, – порекомендовал я Артёму. – Такие деревья рачительный хозяин пожалеет рубить. Заросли смородины, малины.

– Я бы из будущего принёс саженцы, но там сейчас середина февраля.

– Почти совпадает сезон. Неси всё, что найдёшь. Нам нужны улучшенные сорта, – заверил я друга. – Пара месяцев не должна сказаться. А если деревья и погибнут, то ничего не поделаешь. Их главное ещё от грызунов уберечь.

– О! Кстати, я козу купил.

– Надеюсь, одну? – с подозрением уточнил я.

– А больше не было, – высунулся из кухни Серёга. – Рассчитываем, от местных козлов даст нормальный приплод.

Табор с саженцами, козой, гусями и бройлерными курами уехал на хутор в двадцатых числах мая. Я облегчённо вздохнул. У меня же выпуск пятого номера журнала застопорился. Физически не успевал всё сделать из-за обилия иллюстраций. В этом номере была обзорная статья о туберкулёзе. Пришлось делать рисунки лёгких, палочки Коха, которую он открыл в 1882 году. Отметил успехи Боткина в лечении туберкулёза.

Несколько абзацев посвятил самому Сергею Петровичу. Ну и портрет Боткина втиснул. С этим портретом дольше всего и возился. Умрёт Боткин в декабре этого года. Считается, гениальный клиницист поставит один-единственный неправильный диагноз самому себе. Вместо того, чтобы лечить стенокардию, он припишет себе желчнокаменную болезнь. Возможно, это будет его желание постоянно находиться в гуще людей, а не лежать на больничной койке. Мне в очередной раз стало немного грустно оттого, что я знаю будущее многих людей, но не могу его изменить.

Тут Артём как-то возмущался, что мы не сможем ничего поменять в жизни ивановских ткачей. Изначальная идея была если не остановить революционное движение в этом регионе, то как-то ослабить, сместив вектор. По моей «гениальной» задумке строим рядом с Иваново-Воскресенском какое-нибудь предприятие, переманиваем рабочих, предоставляем им достойный уровень жизни – и «будет всем счастье».

– Парни, никаких полезных ископаемых промышленного значения! – возмущался потом Артём. – Вообще ничего! Есть в районе Палеха песок, подходящий для стекольного производства. Но сейчас там такой медвежий угол, что тот песок даром не нужен.

Кроме лесов, в районе Иваново мы так ничего из ресурсов в большом объёме и не нашли. Лесозаготовку ставить смысла не было. Сколько там рабочих займём? Не больше сотни человек. Не те масштабы.

Ещё были сомнения, что рабочие перейдут к нам. Они «исторически заточены» на ткачество. Вначале крестьяне этого региона занимались льном. Потом предприниматели стали привозить хлопок, раздавая его по дворам. Позже появилась первая фабрика. Производство, как и положено при капитализме, расширялось, рабочих угнетали, и мы ничего изменить в этом «отлаженном механизме» не могли.

Глава 17

Пятый номер журнала «Наука и жизнь» мы с Климом печатали днями и ночами. Когда же в магазин начали приходить письма от тех, кто купил и ждёт следующего номера, я велел Климу сшивать, что уже было готово. Для Петербурга напечатаем позже. Восемьдесят журналов купили в тот же день, как их выставили на продажу. Не ожидал я такой мгновенной популярности. Выручку управляющий складывал в сейф. Но проверять бухгалтерию я не пошёл, потом посмотрю. А расспросил его, как вообще идёт торговля.

Оказалось, хуже всего продаются ситцевые трусы фасона шорт (без резинок, с завязками, но приемлемо). И цена невысокая, а «господа смеются», – поведал управляющий. Со шляпами тоже не всё было однозначно. Заказывать в столице больше не хотелось. Попробовали найти кого-то из местных, но тот мужские фасоны делал плохо. Нужно искать шляпных дел мастера. Петров рассказывал, что у него есть знакомый еврей, который работает с кожей. Нам бы такой умелец пригодился для пошива портфелей, саквояжей и чемоданов. Но, насколько я знаю еврейские семьи, там можно найти много родственников, кто занимается в других областях. Вдруг среди них и шляпника найдём?

Пока я ходил в мастерские и общался с Петровым, прошло несколько часов. Здесь, в магазине, меня и отыскал городовой Зарян. Моё сердце невольно ёкнуло. А уж когда Зарян сообщил, что приходил на днях несколько раз, стучал в ворота, а никого не было, я точно решил, «писец котёнку». Меня в доме действительно не было. Я же в типографии торчал. Парни понятно где – на хуторе. Слуг в старом доме не держим. Потому Заряну никто и не открыл.

К моему облегчению, дело, ради которого искал меня городовой, не было связано со «старыми грехами». Просто казаки-городовые ко дню рождения городского головы хотели преподнести от себя подарок. Чем-то удивить довольно обеспеченного человека трудно. И кто-то вспомнил о щенках, которыми хвастался Зарян. Но он своих собак отдавать даже по такому уважаемому поводу не хотел, вот и прибежал с вопросом.

– Думаю, Иван Петрович решит всё наилучшим образом, – заверил я. – Сейчас он в отъезде, но по возвращении первым делом к вам наведается.

Друзья вернулись из поездки на хутор довольные. Строители сделали всё, что могли, и даже больше. Тын из веток обмазали глиной. Теперь и дом, и колодец обнесены пусть не очень крепким и высоким, но забором. Кстати, там тоже не мешает собаку завести, чтобы сторожила.

– Зарян просил собачку покрупнее да позубастее, чтобы казакам не стыдно было дарить, – доводил я им информацию.

– Кавказскую овчарку принесу, – решил Артём. – И зубастая, и крупная. Как вымахает потом под сто килограммов, точно стыдно не будет.

Оказывается, собачий вопрос у казаков был вторым по значимости после лошадей. С удивлением я узнал для себя много нового. То, что раньше собаки охраняли крепость и предупреждали о нападениях черкесов, и так понятно. Но и сейчас в станицах обычных дворняг дрессируют так, что позавидовали бы элитные школы кинологов XXI века. Собака для казака – это преданный друг, сторож и ищейка. Брать след и искать людей или животных их учат в первую очередь. Но для подарка голове города подойдут и собаки-охранники.

Пару кавказских щенков Артём принёс Заряну через день. Потом они ещё пошептались между собой, и в дополнение к уже имеющимся Артём приволок четырёх щенков немецких овчарок от разных помётов.

– Пусть разводят, – отмахнулся он от моих претензий.

Закончив со щенками, ребята снова ушли в будущее. Сказали, что надолго. Месяц, не меньше. Что-то они там продавали на аукционах, что-то покупали. Как я понял, наметили купить бэушный трактор. Как сказал Артём, «самый массовый и популярный в СССР – МТЗ-80». Там же наймут бригаду, чтобы технику разобрали до приемлемого веса и размеров. А ещё купят старый, чуть ли не тридцатых годов дизельный двигатель. Тоже как образец. Были и другие заказы, теперь это всё нужно оплатить и забрать.

– Не скучай, куплю тебе шоколадку, – хохотнул Артём и нырнул в подвал.

Честно говоря, месяц пролетел, я и не заметил. Для меня это была сплошная карусель с подводами кирпича на стройку и руганью с артелями. Стены школы уже начали вырисовываться, а для коттеджного посёлка преподавателей готовы были только фундаменты. Ещё я затеял ставить забор. В любом случае он понадобится, да и своруют меньше, пока идёт стройка. Кирпичные основания для забора начали класть. Участки между столбами временно будут деревянные. Потом заменим на железные прутья.

Только привезли и выгрузили возле сарая доски для забора, как ночью половину уже кто-то спёр. Я орал на работяг, которые поленились с вечера занести всё внутрь склада. А толку? Те пожимали плечами, заявляли, что ничего не видели, крепко спали и рекомендовали нанять сторожей. Единственный мой помощник на стройке – Епишка Грень – заканчивал монтаж лестницы в доходном доме. Я его буквально умолял сделать всё побыстрее и переключиться на школу.

Епишка где-то нашёл казаков «пенсионного возраста» для охраны. Пять рублей в месяц каждому мне не казалось дорого. Свои нервы дороже. У меня же не только стройка, но и обеспечение магазина. Хорошо, Петров приглядывал не только за своими помощниками, но и за Машкой, вяжущей носки, и за обувным мастером, которого я недавно пригласил. С Юрием Харитоновичем мы обсудили мои проблемы и подписали документ, что я передаю ему пять процентов дохода. За это он берёт на себя поставку товаров в магазин.

И вот через месяц снова утром Серёга робко скребётся в мою спальню.

– Только не говори, что вы привели слона и не знаете, как мне об этом сообщить, – с ходу оценил я виноватую физиономию Серёги.

– Они приводили слона? – послышался женский голос у Сергея за спиной.

Я сразу подхватился, выискивая штаны. Похоже, всё же привели.

– Вера Степановна, – представил мне женщину Сергей.

– Тётя этого обормота, – дополнил Артём, просачиваясь следом в комнату.

– Ну, рассказывайте, – хмыкнул я, – как и что. Зачем даму уговорили на эту авантюру?

– Специально меня никто не уговаривал, – ответила за всех Серёгина тётка. – Я сама изъявила желание.

– Вера Степановна, я, конечно, понимаю ваше любопытство. Давайте мы устроим вам обзорную экскурсию по городу конца девятнадцатого века, и вы вернётесь домой, – предложил я.

– Молодой человек, попрошу за меня не решать! – повысила голос женщина.

Тяжело вздохнув, я повёл всех в столовую. «Кофе выпить или сразу водочки тяпнуть?» – размышлял я по пути. Спустя какое-то время беседу продолжили. Выяснив, что Вере Степановне сорок шесть лет, я стал от этого и «плясать», приводя аргументы против жизни в этом времени.

– Вы поймите, здесь даже повышенное кровяное давление лечат пусканием крови. Медицина в ужасном состоянии, а больных много. Вам не окажут квалифицированную помощь даже при самой пустячной простуде, не говоря уже о чём-то более серьёзном.

– Николай, в медицине как таковой я разочаровалась, когда похоронила дочь, опухоль мозга, – сухо ответила мне женщина и продолжила: – Мы с Сергеем почему долгое время не общались? Я была занята Ирочкой. Возила на операцию в Германию. Мне было ни до чего. Признаю, на какое-то время забыла о существовании племянника. А тут узнала, что Павел умер, решила навестить Сергея и обнаружила, что квартира родителей продана, а его самого нет.

– Вера Степановна подала в розыск, – вклинился Серёга.

– Ага. Пришли мы в банк и охренели, когда нас полиция задержала, – добавил деталей Артём.

И если с полицией парни разобрались быстро, то с Верой Степановной легко урегулировать вопрос не получилось. Версию о портале в другой мир она отмела как нереальную. Да и сейчас ещё не до конца верила, но почему-то уже была настроена остаться. Загадочная женская логика.

– Вера Степановна, пока могу вам предложить лишь в щёлку забора посмотреть. В таком виде я вас за ворота не выпущу, – кивнул на джинсы и футболку.

– Мне хватит и этого, – заверила женщина.

Изучала портал и проход дама дотошно. Раз пять сходила туда и обратно. Долго высматривала и сравнивала окружение дома в разных реальностях. Самым заметным было то, что здесь утро, а там почти ночь. Наконец заявила, что ей нужно забрать личные вещи и приготовить одежду на переселение.

– И как вы её легализировать собираетесь? – поинтересовался я у Артёма. – Тётя Серёжи?

– Ну не дядя же? – хохотнул Артём. – Выбор небольшой. Проще всего мне жениться и предоставить документ.

– М-м-м… Артём, оно тебе надо? – не поверил я другу.

– Нужно ли мне жениться на выпускнице МГГУ по специальности «Физические процессы горного и нефтегазового производства»? – хитро поинтересовался друг.

– Хм… Наверное, и химию хорошо знает… Эк нам подфартило.

– Правда, Сергей говорил, что она по специальности не работала. Вышла замуж сразу после окончания университета. Всю жизнь на резинотехническом заводе в должности инженера-технолога. Тоже хороший бонус, если сравнить с нами – «художниками». Так что сейчас переносим всё купленное, помогаем дамочке собраться и вводим её в местное общество.

Переносили вещи на склад долго. С перерывом на обед закончили после шести вечера. Один разобранный трактор чего стоил! Пришлось пользоваться лебёдкой, поскольку вес некоторых узлов был неподъёмный. Артём ещё каких-то запчастей для радио набрал.

– Мы не просто радио изобретём, мы его продавать будем, – поведал он. – Своего производства нет. Будет такое. Двести комплектов на первое время я подготовил. По легенде, делать его будут в твоих мастерских при школе.

Возражать и высказываться против мне смысла не было. Всё уже лежит на складе.

– Артём, если получится купить, принеси прутьев для забора. Сам потренируешься в сварке, заодно полезное дело сделаешь, – попросил я, вспомнив о насущном.

– Сколько я тебе их смогу принести? – усомнился Артём. – Нет, конечно, куплю, но не для забора, а для решёток на окна.

Через неделю друзья вернулись. Вера Степановна была уже в «приличной» одежде. Вещей принесли как бы не больше, чем в предыдущий раз. Чисто с женским подходом Вера Степановна притащила столько всего, что я даже засомневался, что на складе хватит места.

– Мне вся моя библиотека нужна, – строго посмотрела на меня женщина.

А я что? Даже слова против не сказал.

Мы-то по-простому из Интернета статейки нужные печатали. Особо ценные сведения ламинировали. Был у нас десяток учебников, но не двести же томов различной научной литературы!

– Провизор знакомая мне обязана была по одному вопросу, – продолжала так же скупо пояснять назначение ящиков с эмблемой Красного Креста Вера Степановна. – Серёжа купил всё, что было на складе.

– А что там было? – потянулся я рассмотреть надпись.

– Наборы городского участкового врача-терапевта, аптечка первой помощи, офисная в текстильных сумках. Не понимаю, почему вы не приобрели такой простой набор? – удивилась Вера Степановна. – Здесь и бинт, и валидол, и активированный уголь.

– В наборе дороже стоит, – пояснил я.

– Если оптом, то не дороже. И взять можно много. Ещё мы не через провизора, а сами купили в «Медтехнике» хирургические наборы, шприцы, которые не одноразовые, один реанимационный набор.

– Дорогой он, зараза, оказался, – вклинился с комментарием Артём.

В целом, доставленное сильно отличалось от того, что раньше тащили «хомяки». У женщины был свой подход к выбору жизненно необходимых вещей. К примеру, небольшая коробка со швейными иглами стоила целое состояние в местных реалиях. Себя Вера Степановна тоже не забыла. У меня, конечно, были вопросы по поводу фасона шляп, но смотрелись они стильно, пусть и достаточно скромно, без кружева и лишнего декора.

Выгрузив всё, что принесли, друзья стали собираться в дорогу. Имеющихся документов Вере Степановне хватит для поездки на поезде в Петербург. Там они с Артёмом срочно обвенчаются и будут оформлять заграничные паспорта. Юрист уже должен был подготовить «почву», заплатить кому нужно. Попутно Сергей получит документы на привилегии, разнесёт по книжным магазинам журналы и выкопает парочку кладов.

А я, как та Золушка, на «бал» не поехал. Довёз всю компанию в закрытом фургоне на вокзал и отправился к опекунше. Заказал Маруське блинчиков с икрой, позанимался со Зверем. Проверил по алгебре Ваську. Он вместе с купеческими сынками не занимался, но я ему давал заданий побольше, чем другим ученикам. А уж мой журнал Васька читал от корки до корки. Пятнадцать лет парнишке, а любознательный и смышленый, как привычные мне мальчишки XXI века. И под настроение я начал рассказывать ему о волнах, передающих сигналы. Герц свои статьи по исследованиям электромагнитных волн давно печатает, так что ничего революционного я Ваське не открыл. Как раз решил, что подготовлю на эту тему статью в июньский номер «Науки и жизни».

К середине лета я неплохо распределил обязанности между помощниками. Стройку контролировал, но не бегал с выпученными глазами, проклиная всё на свете. Артельщики знали меня уже не первый месяц и подстроились под мои требования. С зарплатой я их ни разу не обманул, премии давал. Если ругал, то по делу. Да и внешне я теперь смотрелся солиднее.

Лицо уже не выглядело детским. Усы и прочую растительность я пока не думал отпускать, но и так было видно, что уже не мальчик. Элегантные костюмы, шляпа и обязательная трость добавляли мне имиджа. К тому же на стройку я ездил на бричке. Иногда в сопровождении Васьки и Зверя. Они как два телохранителя сопровождали меня повсюду. Зверь реагировал на малейшую интонацию моего голоса и, чувствуя моё недовольство, начинал порыкивать на оппонентов. Хороший, умный пёс. Линял, правда, как скотина! Весь двор был в собачьей шерсти. Всё же этой породе тяжело на Кубани летом. В особо жаркие дни мы с Васькой вечерком добирались на бричке до пристани и купали пса в реке.

В моём магазине появился ассортимент элегантных соломенных шляп для лета и полотняные туфли, которые принято было носить без носков. Жаль, шорты в этом времени никто не оценит. Ничего, подожду, когда в моду войдут велосипеды, а там уже можно и бриджи с гольфами предлагать.

Письмо от Серёги из Берлина опередило их возвращение всего на три дня. Вернулись они первого сентября. Павлину Конкордиевну «молодая жена» Иванова-старшего не впечатлила.

– Тощая какая-то, – заметила экономка. – Сразу видно, столичная.

Вера Степановна и сама не особо жаждала общаться с представительницами слабого пола этого времени.

– Нам нужно заказать некоторые приборы. Я тут подготовила список, – первым делом сообщила она, когда кучер доставил всех в старый дом.

– Артём, только вы недолго с этими приборами, – попросил я. – Хуторских нужно проведать.

– Тебя тоже тянет на дачу? Ностальгия? – хмыкнул друг. – Съездим. Если с приборами получится долгая канитель, то не будем специально задерживаться.

Серёга, как самый молодой, побежал открывать засов на выходе из подвала, Артём с Верой пошли во двор. Я же, напротив, спустился в подвал, чтобы запереть его изнутри. Эту процедуру после печального инцидента с ворами мы старались не забывать. Каково же было моё удивление, когда я застал всю троицу внизу.

– А вы чего? – не понял я.

– А мы того, – мрачно отозвался Артём. – Блин, а ведь я хотел проверить по Интернету, за кем теперь числится патент на изобретение двигателя!

– Вы хотите сказать, что портал закрылся? – начала доходить до меня ситуация.

– Получается, мы превысили предел допустимых изменений, – решил Артём. – Всё же то был не параллельный мир или его ответвление, а наша реальность.

– Таскали, таскали, пока не изменили ход истории, – присел Серёга на ступени.

Состояние друзей я понимал слишком хорошо. Одно дело, когда знаешь, что в любой момент можешь вернуться в цивилизованную жизнь, а другое – остаться насовсем в XIX веке. И пусть они распродали там всё своё имущество, всё равно рассчитывали, что в случае чего имеют путь для отступления.

– Пойдём чай, что ли, попьём? – предложил я. – Или коньяка хряпнем?

– Начнём с чая, а дальше как пойдёт, – буркнул Артём и двинулся на выход.

Глава 18

Долго горевать о потере портала времени никто не стал.

Как-то быстро переключились на другие вопросы. С Верой Степановной я толком и не познакомился до отъезда. Артём же за время путешествия узнал женщину получше и теперь доводил до меня информацию. Наши земельные покупки за Курском Серёгина тётя резко раскритиковала. А вот покупку угольных шахт в Ростове одобрила. Попеняла, почему до сих пор не занялись заказом оборудования для Крымской, не наняли инженера, рабочих и так далее. Почему-почему? Да мы и так зашиваемся. Хорошо, Казимиров вопросы по поводу шахты решает. Нового управляющего нанял, ревизию устроил.

Потом Вера Степановна заявила, что нужно вот прямо сейчас ехать и покупать надел в Кривбассе. Мол, там так всё хорошо и даже поезда бегают в нужном направлении.

– Простите, Вера Степановна, – взял я слово. – Но мы тоже не дураки и ситуацию разведали. Там Новороссийское общество под себя всё гребет. И ещё три акционерных общества на подхвате.

– А мы будем пятым, – не смутилась женщина. – Это вы просто не поняли, как сейчас император поощряет всех, кто занимается металлом. Вот когда попробуете получить высочайшее разрешение на постройку завода под Петербургом, тогда и поймёте все сложности. Зато в Кривом Роге вас разве что в пятую точку не поцелуют за желание вкладывать деньги, развивать добычу и переработку руд с последующей выплавкой металла.

Вера Степановна ещё много чего сказала. Мы дружно покивали, пообещали ей личного инженера, молодцов-удальцов для охраны, рабочих и попутно луну с неба. Напоследок напомнили, что на хуторе урожай созрел и нужно ехать.

На следующий день я пошёл договариваться с артелью, которая строила на хуторе. Фургон и подводы загрузили строительными материалами. Предполагалось, обратно привезём на них овощи. Личных подвод у меня было три. И всего четыре коня.

– Покупай ещё лошадей, – решил Артём. – Если не оставим на хуторе, то всё равно понадобятся. У тебя стройка школы в самом разгаре.

Чтобы самим не заниматься лошадьми, я взял в поездку кучера Демида. Да и Васька с нами напросился. Зверь, естественно, шёл в комплекте.

По пути снова остановились в Пашковской. Атаман принял Артёма как родного. Продемонстрировал арбузы. Обсудили уродившийся картофель. Урожайность получилась примерно одинаковая. Только Фёдор посадил десять клубней, а Артём всего два разрезанных. Новая пшеница также всех удивила не только урожайностью, но и внешним видом. Пшеница XIX века человеку непосвящённому походила на рожь, мы же принесли сильную, с высоким стеблем и устойчивую к болезням.

Аграрную тему Артём с атаманом обсуждали чуть ли не до полуночи. Попутно пили самогон и закусывали его вначале варениками, а после арбузами. Мы с Серёгой от распития подозрительных напитков воздержались. Остальным же не положено было за столом с атаманом сидеть. Разве что Зверь лежал в ногах. Местные собаки такую бузу устроили, когда наш «мальчик» спрыгнул с повозки, что еле всех растащили.

– Надо бы его повязать с какой-нибудь сукой, – по достоинству оценил размеры Зверя атаман.

Но подходящих течных сук не было, потому Зверя я от себя не отпускал и вяло поддерживал разговор за столом. Артёма потом закинули в фургон, а утром даже будить не стали. Я понимал, что атамана требовалось ублажить, но не до такой же степени?

К середине дня друг немного оклемался, выпил аспирин и позлорадствовал, что у Фёдора в наличии разве что рассол.

– Картошку станичники только начали копать, – позже припомнил Артём. – Скорее всего, успеем помочь нашим на хуторе.

Обитатели хутора встретили нас с криками и рёвом. Я не сразу понял, что случилось, почему бабы и детвора так заголосили. Серёга первым делом кинулся проверять гараж, лошадей, а затем и самих людей пересчитывать.

Оказалось, рёв бабы устроили на радостях. Нищие крестьяне из средней полосы России никогда не видели таких урожаев. Здесь же чернозёма на два метра в глубину. Да ещё мы распахали степь, где никто никогда не сажал овощи. Я слышал раньше, что такие целинные земли дают первые три года огромный урожай. А если ещё вспомнить, что мы принесли улучшенные сорта и всё это дружно выросло…

– Мамка плачет, ест и плачет, – рассказывала мне Дуняша, старшая из детей Степаниды, пока народ разгружал подводы.

– Почему плачет-то? – не понял я.

– Еды много, а она всё съесть не может.

– Жрёт и срёт, – более конкретно высказалась по поводу соседки Глафира.

Представшее перед нами зрелище ошеломляло. На небольшом участке двора были свалены буквально горы овощей! Томаты в одной из куч снизу начали гнить и вокруг них летал рой мошек. Огурцы полностью пожелтели. Свёкла и морковь выглядели получше. Ещё под навесом была ссыпана непровеянная пшеница. Рабочих рук, чтобы переработать и сохранить урожай, хуторским жителям не хватало. Тем не менее Архип попытался что-то спасти. Так как Сергей оставил ему весной немного денег, он съездил в Пашковскую, приобрёл три большие бочки. Засолил огурцы. Так что не все огурцы в куче желтеют.

– Барин, соли нужно, – напомнил о необходимом Архип.

– Соль привезли. Всё будет, – пообещал я.

Пока же начали искать место для сна. Во дворе теперь точно не расположиться. Так что, разгрузив повозки, на них и устроились. Единственная наша дама, Вера Степановна, ночевала в фургоне. Ну а Зверь всех охранял. Жаль, не от комаров. Ближе к утру их столько налетело, что я буквально замотался в покрывало. Лучше задохнусь, чем меня сожрут кровососы.

Как и предполагал Артём, картофель на хуторе ещё и не начали копать. Не успевали они всё сразу. Я быстро определил своих артельщиков на постройку «зернохранилища» и склада, а Демида с Васькой откомандировал копать картофель. Конюх хотел что-то возразить, но с ними пошёл и Серёга с вилами. Вообще-то он просто хотел показать, что вилами копать картофель удобнее. Но Демид этот жест расценил немного иначе. Прикрыл одной рукой зад и помчался в сторону огорода.

– Купленных корзин для овощей не хватит, – вскоре заметила Вера Степановна.

– Так повезём в повозках, а корзины Архипу оставим, – решил я. – Главное сейчас с той кучей томатов разобраться.

– Это Серёга такой сорт купил, – наябедничал проходивший мимо Артём. – «Тридцать килограммов с куста, тридцать килограммов с куста», – передразнил он интонацию Сергея.

– Хорошо ещё, поздно посадили, – заметил я.

На сортировку помидоров отрядили женщин и девочек под присмотром Веры Степановны.

Оставалось лишь радоваться, что Архип не дурак, сам сообразил, что лошади не свиньи и кормить их теми же огурцами не стоит. Я эту тему с крестьянином ещё обсудил отдельно. А вот свинюшек можно ему на следующий год подкинуть. Гуси у Архипа и сами неплохо справлялись с поиском еды. Глафира утром только загородку открыла – и десяток гусей в сторону речки ушёл. С курами вообще проблем не было.

Сыновей Архипа тоже послали помогать выбирать картофель, мы втроем (я, Артём и Архип) отправились смотреть, что ещё выросло и как с этим бороться.

– Национальная русская забава – «битва за урожай», – ехидничал Артём, следуя за Архипом.

Крестьянин привык немного к другим видам овощей и климату. Зато у него в подкорке было вбито, что конь – это кормилец. Сам подыхай, а лошади еду обеспечь. Потому люцерна была вся скошена и сложена в аккуратные стожки.

Кукуруза стояла вся высохшая. До неё руки не дошли. Подсолнечник также «грустно поник головой», ожидая, когда его унесут с поля. Повезло, что здесь птиц было мало, поклевали, но не сильно. Арбузы на бахче были покрупнее, чем у пашковских. Всё же у нас земля целинная. Спросили у Архипа насчёт арбузов, тот только отмахнулся, мол, полный двор овощей, куда ещё эти-то? Один раз попробовали, и всё. Тыквы и кабачков мы сажали немного. Но они тоже радовали размерами.

– Себе обязательно на семена возьмём, вдруг на хуторе не сохранят, – напомнил я Артёму.

Сорвав по одному арбузу, поволокли ягодки к дому. Женщины уже разобрали всё, что было во дворе, по корзинам, поставив их в тень. Лук и чеснок были косичками развешаны внутри дома. Двор вымели. Место, где лежали гнилые томаты, присыпали песком с реки.

– У вас, между прочим, Степанида беременная, – заявила Вера Степановна. – А мы ничего и не привезли на такой случай.

– Наверное, в прошлый раз залетела, когда артель оставалась, ей общение с ними впрок пошло, – хмыкнул Артём. – Пусть пополняет население хутора. Ни на что другое она не годится.

Вера Степановна так не считала и повела всех женщин и девочек собирать кукурузу. Артём решил, что они с Архипом потаскают тыкву и арбузы. Я же направился к строителям. Только про Зверя как-то забыл. Пёс с утра радовался такому раздолью. Сбегал к речке. Пробежался по округе, а потом пропал. Я уже начал беспокоиться, когда он прибежал весь пыльный, с репьями на брюхе и с зайцем в зубах.

– Вот это ты молодец, – похвалил я собаку, искренне удивившись, что он у нас ещё и охотник. – Давай ещё на ужин мясо добывай.

Зайца я потом показал Артёму. Друг ожидаемо забеспокоился:

– Нужно наши посадки вишни, яблок и груш в лесополосе проверить.

– Не просто проверить, но и укрыть. Зимой эти грызуны кору обглодают, – заметил я.

На этот случай Серёга с Артёмом купили рабицу с мелкой сеткой. Я сомневался, что это поможет. От зайцев, конечно, спасёт, но есть ещё люди, которые увидят в сетке обычный металл. Но выбирать не приходилось. Будем надеяться, в этих местах воров нет. Слух, что основали новый хутор, по округе пошёл, но никто не предполагал, что мы так сразу вложимся и развернёмся.

Мои орлы уже вкопали столбы, набили основу и пошли к реке, где ещё раньше разработали небольшой глиняный карьер. И начали таскать глину на подготовленный участок. Я раньше уже видел, как это будет всё делаться. Лопатой прокопают по кругу подобие канавы, чтобы глина не расползалась за край. Затем к глине добавят резаную солому. Она у Архипа была сложена у стены дома. К этой массе будут подливать воду и начнут месить при помощи коня. Обычно конём управляет мальчишка, чтобы тот ходил по этому месиву. Кстати, конский навоз тоже кинут в эту массу.

Дальше можно формировать саманные кирпичи или просто вручную заполнять пространство между основой из веток. В нашем случае красота не требовалась. Ждать, пока просохнут кирпичи, нет времени. Мазанку построим по упрощённому варианту. Работа не слишком сложная, но требует рабочих рук. Я надеялся, что десяток артельщиков управится дней за пять.

На обед Глафира приготовила отдельно похлёбку «для господ» с мясом, поскольку одного зайца на всю толпу было слишком мало. Для всех остальных была уха. На ужин Вера Степановна планировала устроить мастер-класс. Она пыталась научить крестьянок каким-то странным салатам. Лично мне измельчённая варёная свёкла с чесноком без майонеза не показалась вкусной. А мужики хвалили. Вариант той же свёклы, но ещё с обжаренным томатом мне понравился больше. Винегрет Вера Степановна обещала дня через два. Огурцы в бочках открывать не станем. Но малосольные скоро будут. С картошечкой должны хорошо пойти.

Копать картофель закончили на следующий день. Пока его сложили в тень возле дома. Прикрыли мешками от света и продолжили убирать овощи на огороде. А вечером испекли картофель. Дрова на такое дело было жалко пускать, но немного я позволил. И сожгли стебли подсолнечника. Как раз научу женщин получать щёлок. Пусть им стирают. Поташ не нужен, мыло крестьянки точно не смогут сварить. Семечки подсолнечника я велел почти все забрать на масло.

Вечер с печёной картошкой получился душевным. Передать словами те ощущения невозможно. А уж запахи и подавно. Лёгкий ветерок приносил из степи прохладу, от земли же ещё шло тепло, солнце медленно опускалось за горизонт, на речке надрывались лягушки. Красота! Серёга пожалел, что не взял гитару, но и без неё попели и разошлись отдыхать.

Утром я начал подгонять артельщиков и всех людей без исключения перевёл на стройку. Картофель выкопали, остальное успеем убрать позже. Мне не нравились появившиеся на небе тучи. Похоже, не зря лягушки истошно квакали. Если пойдёт дождь, то ночевать нам придётся в тесноте дома. Это ещё полбеды. Новая постройка на глиняной основе без крыши сразу «поплывёт».

На вязку соломы встали все женщины. Артём с Серёгой полезли набивать на стропила обрешётку. Архип наблюдал за ними с вытаращенными глазами. Мы в его понятии выбивались из образа господ. Он кидался на помощь то одному, то другому, пока я это дело не пресёк и не вручил ему корзину для переноски глины, отправив к строителям.

Сарай-хранилище успели накрыть соломенной крышей за день. К качеству я не сильно придирался и не требовал красоты. Главное, чтобы не протекало во время дождя. Стены были ещё только по пояс, зато крыша имелась. И уже ночью она пригодилась. Артельщики перебрались из подвод ночевать под этот навес. «Господа» потеснили Степаниду. А Вера Степановна так и осталась в фургоне. Правда, разрешила Зверю ночевать в ногах. И охрана, и ногам тепло.

Дождь моросил два дня. Детвору Серёгина тётя из дома не выпускала, чему-то обучала девочек, а мальчишки в это время лузгали кукурузу. Женщины им помогали, когда не кашеварили. Летней кухни как таковой не было. Имелся навес, стол под ним и две керосинки. Ночью под навесом стояли лошади. В конюшне они не помещались. Там хоть и был изначально запас места, но Артём же козу с козлом приволок, и в конюшне рогатому семейству отгородили угол. В перспективе нужно их размещать в другом месте.

Артельщики продолжали строить, а мы собирали кабачки, тыквы и арбузы. Последние сразу сносили в подводы, подогнав их ближе к полю. Архипа и Демида я поставил копать неглубокий подпол на складе. Нам его ещё цементировать и ждать, пока просохнет.

Через неделю с основными вопросами разобрались.

– Езжай в город за бочками под капусту, – попросил меня Артём. – Корзин более-менее хватает, а больших ёмкостей мало.

– Ещё малышу Степаниды нужно купить ткань на пелёнки, – дополнила Вера Степановна. – Шить бабы умеют, я некоторые приёмы им показала. По паре ножниц выдала на каждую семью.

Ваську со Зверем я пока решил оставить, но Демида пришлось брать с собой. Увозили мы полную подводу арбузов. В Екатеринодаре сразу заехали в старый дом, сгрузили половину. А остальное я отдал Павлине Конкордиевне, предупредив, что овощей будет много.

Всё заказанное я быстро купил и повёз на хутор. Подводу тут же загрузили теперь уже корзинами со свёклой, морковью, луком, кабачками и отправили с Демидом в город, уже без меня.

Артельщики закончили делать склад и теперь ждали, когда все просохнет, включая яму-хранилище. Скучать им, конечно, не приходилось. Доски для полов давно ждали своей очереди. Своим крестьянам мы готовили просто царские условия жизни: земляной пол начали застилать досками. Если останется материал, то и простейшие предметы мебели рабочие сколотят.

Почти три недели мы провели на хуторе. Подготовили его к зимовке. Демид привёз полную подводу дров и два мешка с углём. Тёплой одежды тоже завезли. Урожай весь собрали и сложили на хранение. Две трети зерна оставили Архипу. Остальное забирали не столько для питания, как резерв семенного фонда. Насчёт помола пшеницы Архип договорится сам. Лошади есть, телега тоже. Разберётся.

Архип испытал глубокий шок, когда узнал, что раз мы не сажали овёс, то лошадей придётся кормить зерном. Он такого кощунства не понимал, хотя и соглашался с тем, что пшеницы очень много, всё не съедят. Даже с учётом семенного фонда зерна уродилось много. Но в любом случае предлагал обменять пшеницу на овёс.

Небольшую ручную мельницу измельчать кукурузу для кур привезли ещё в самом начале. Впрочем, эта крупа и для людей годится. Глафира утверждала, что раньше такого не едала. И первый раз пробовала мамалыгу с опаской. Зато Степанида жрала без перерыва всё, до чего дотягивалась. И часто бегала в туалет. Понятно, раньше она много голодала. Но нельзя же, как свинья, заглатывать всё подряд? Хорошо, куры и гуси были у Архипа. Доверять какую-либо живность этой бабе не стали. Пусть в помощницах ходит.

– Архип, продолжай распахивать землю, пока нет морозов, – дал напоследок указания Артём.

– Знамо дело, – покивал крестьянин.

Он был неимоверно счастлив, что господа, пообещав «золотые горы», не обманули. И земля была, и урожай невиданный, а главное, для него налог оказался подъёмным. Серёга, конечно, сказал, что лошади даны в аренду и даже посчитал стоимость их использования в год, но это было сделано чисто для формальности.

– А мы ведь и половины не посадили из тех семян, что планировали, – делился я впечатлениями после поездки.

– Если на следующий год придёт хотя бы ещё одна семья, то добавим им растений, – заверил Артём. – Больше двух лет в любом случае семена не стоит хранить.

– Только пусть новые хуторяне сами себе всё строят, – дополнил Серёга.

Павлину Конкордиевну урожай с наших земель удивил неимоверно. Общего объёма она не знала, но восхищалась размерами той же моркови. Попутно пеняла мне, что долго пробыл на хуторе. Это она ещё не в курсе, что мы там все работали. Я бы и больше нравоучений получил, но тот факт, что с Артёмом ездила на хутор и жена, мою опекуншу немного сдерживал.

А ещё меня ждала стопка писем от читателей журнала с просьбой ускорить выпуск следующего номера. Адреса все были местные. В столице журнал или плохо продавался, или требовалась отдельная реклама. В письмах от читателей затесался один конверт от какого-то доктора Яблоновского. Григорий Романович Казимиров своё слово не сдержал и рассказал кому-то о лекарстве. Господину Яблоновскому я написал вежливый ответ, что лекарства больше нет. Даже уважаемых и богатых людей лечить не можем. Артём с Серёгой согласились, что так правильно. И дело даже не в том, что закрылся портал и у нас не будет пополнения антибиотиков, а в том, что это опасный бизнес.

Разобравшись с письмами, я предупредил друзей, что мне нужна помощь в выпуске журнала.

– Времени свободного навалом, поможем, – заверил Артём. – В портал теперь ходить не нужно, особых развлечений здесь нет.

– Как это нет?! – возмутилась Вера Степановна. – Я вам их обеспечу, как только Николай напечатает сентябрьский номер.

Глава 19

Доктор Яблоновский моим ответом не удовлетворился.

Расспросил продавцов в магазине и подкараулил меня, когда выгружали сентябрьские экземпляры «Науки и жизни». Отбрехивался я как мог. Подошедший Артём мои слова подтвердил. По нашей версии он купил этот препарат у разорившегося аптекаря в Петербурге. Дом аптекаря сгорел вместе с записями исследований. А сам он распродавал то, что удалось спасти.

– Как же вы не поинтересовались, где найти этого господина?! – негодовал доктор.

– Не верил я, что это средство такое чудодейственное, – разводил руками Артём. – Потом, когда племяш от гонореи вылечился, решил предложить остатки господину Казимирову.

Думаете, докторишка угомонился? Видимо, очень уж большие деньги за исцеление кто-то предложил. Была предпринята попытка вломиться в дом Артёма. Именно попытка. Дверной косяк и сами двери мы давно усилили. Вскрыть замок тоже непросто. Ставни хоть и выглядели обычными, но запирались изнутри. Следы взлома и на них имелись.

Артём, купив бутылку водки, пошёл к Заряну. Написал заявление честь по чести. Потом они это дело обмыли. Артём уже по пьяной лавочке слил дополнительную инфу и свои подозрения о докторе. Был, конечно, вариант, что это просто «левые» воры, но в этом доме, кроме типографии, ничего ценного не хранилось. Вера Степановна нам на этот счёт мозги промыла. Слишком много мы натащили и открыто использовали. Сама женщина рассчитывала пользоваться только тем, что могли производить в этом времени.

– Будет канатно-ударный способ бурения, – сообщила она по поводу нефтяной сважины.

Затем предоставила список, что для этого нужно приобрести. За исключением электрического двигателя всё было доступно. Хотя ту же ударную штангу нужно делать на заказ. Ещё рассматривалось как вариант роторное бурение с промывкой потоком жидкости. В России такой метод ещё нигде не использовался, потому заказать оборудование будет сложно.

Серёга вскоре уехал оформлять покупку земельного надела в районе Кривого Рога. По возможности нанимать рабочих или хотя бы инженера и управляющего, кто будет руководить стройкой.

На Артёма легло обеспечение «нефтедобывающего промысла». Ему повезло больше. Это не так далеко от дома. Меня никто особо не терзал, помня, что у школы только начали покрывать черепицей крышу. Хорошо, сейчас весь доход от магазина перекрывал расходы на стройке. Остальные деньги пошли на создание будущих предприятий.

В общем, к середине октября я снова остался в городе один. Артём с супругой отбыли в Крымскую, Серёга мотался где-то между Питером и Кривым Рогом. Не то чтобы у меня появилось много свободного времени, но устроить в одном из помещений на третьем этаже доходного дома комнату отдыха мне давно хотелось. Машка Уварова соблазнительно округлилась во всех местах. На свою зарплату стала неплохо одеваться. Грех было не попользоваться, что рядом и доступно.

Теперь меня кому-то найти стало на порядок сложнее. Я мог ночевать в старом или новом доме, мог остаться у Артёма или теперь ещё в комнате на третьем этаже с Машкой. Тем не менее адрес магазина и то, что я его хозяин, знали многие. Личность я, благодаря газетным заметкам, известная.

Всё никак не привыкну, что, если появляются люди в полицейской форме, это не значит, что меня будут арестовывать или «выводить на чистую воду». Каждый раз их приход вызывал у меня тихую панику.

– Господин Ситников, вы крестьянина Архипа из хутора Сыто знаете? – поинтересовался у меня полицейский чин, вызвав через управляющего в магазин.

– Знаю, – подтвердил я, удивляясь, откуда у нашего хутора появилось название.

Мне пришлось пойти в участок, где сразу в ноги кинулся Архип.

– Батюшка, кормилец! Не губи! – начал он обливать слезами мои сапоги.

Полицейские толком тоже ничего не рассказали, и я продолжал недоумевать, что приключилось и каким образом здесь появился Архип.

Оказалось, он решил отвезти немного зерна на мельницу. Заодно и те странные арбузы сбыть, а то «детвора от них ссытся». Пашковскую он миновал не останавливаясь. Два коня резво тащили повозку. Выехал он на рассвете и в глубоких сумерках был в Екатеринодаре. Остановился на Скотском рынке. Переночевал. И начал торговать арбузами.

И надо же было такому случиться, что «гарные хлопцы» из Пашковской в этот день гуляли в Екатеринодаре, тратя какую-то мелочовку «на девок и выпивку». С пьяных глаз молодые казаки заприметили в торговых рядах знакомые по виду и расцветке арбузы. Подняли крик: «Держи вора!» Шашками махали, Архипа били кулаками, хорошо, народ успел городового позвать. Но тумаков Архипу надавали изрядно. Городовой вызвал подмогу, Архипа арестовали, как и его повозку.

– То есть вы утверждаете, что мой арендатор продавал ворованное?! – повысил я голос на полицейских.

Спустя некоторое время разобрались во всём. И то, что семена я дарил пашковским, и то, что это честный урожай моего арендатора. Единственный затык вышел, когда пришлось повозку возвращать. Мешок с пшеницей был на месте, а вот арбузы исчезли. Растворились бесследно где-то в недрах полицейского участка. Ну не поднимать же мне крик? Договорились, что это был подарок полицейским за потраченное время и за то, что к моему крестьянину нет вопросов.

Дворянство себе выхлопотать, что ли? За особые заслуги перед родиной? Устроить пару «великих открытий» и обзавестись титулом. К дворянам сейчас отношение совсем другое. Тогда передо мной все эти недоумки из полиции пресмыкались бы, а не разводили руками по поводу исчезновения арбузов.

Архип хоть и расстроился, но не сильно. Он уже успел наторговать на двадцать копеек. Для него было важно, что всё зерно в целости. И главное – кони. А то, что бока казаки помяли, так они заживут. Я так не считал. И если связываться с полицией опасался, то спускать с рук пашковским не собирался.

Вместе с Архипом завезли зерно на мельницу, купили на рынке четыре мешка овса (Архип настоял), затем посетили Заряна, введя его в курс дела, и двинулись ко мне домой.

– Удачно ты приехал, – подбадривал я Архипа. – Как раз масло подсолнечное возьмёшь с собой.

Ночевать Архипа я определил в летней кухне. И послал соседского мальчишку с запиской на Екатериновскую.

Утром за мной на бричке приехал Демид. Васька и Зверь тоже прибыли, как я и просил. Вышел я из дома при полном параде. Не часто приходится носить эти вещи. Тут был достойный повод. С последней партией Вера Степановна принесла много шляп. Имелись там и мужские котелки. Вот такой чёрный котелок я и надел. Плюс на мне было пальто, которое застегивать я не стал, и все могли наблюдать костюм-тройку, белоснежную рубашку с галстуком и золотой заколкой с бриллиантом из Серёгиного клада.

Чинно, с достоинством я сел в бричку. Архип со своим транспортом следовал позади нас. По пути заехали за Заряном. Его мой внешний вид очень впечатлил. Из всего гардероба городовой зацепился взглядом только за кожаные перчатки и сообщил, что тоже такие хочет.

– Подарю, – пообещал я, как раз ломая голову, как отблагодарить Заряна, что он тратит свой выходной на мои дела.

Отправился Зарян не в форме и верхом, но за версту было видно, что человек служивый. В целом, мы выглядели достойно. Даже Зверь был в «парадно-выходном» ошейнике с шипами. Так и подкатили к хате атамана. Приятно было наблюдать, как Фёдор не признал меня в первые минуты. Дочь его Дашка вообще застыла соляным столбом и на одёргивания матери не реагировала. Свои претензии я взыскал сухо и без эмоций. Но этого атаману вполне хватило.

– Фёдор, я очень недоволен, как у вас в станице воспитывают молодёжь, – завершил я речь.

Атаман почёсывал шею и никак не мог сообразить, что ответить. Зарян повторил претензии более эмоционально в духе того, что мало отцы ремня давали тем молодчикам. Как оказалось, парни в город по делу ездили, которое тоже профукали. Железа кузнецу не привезли, угля только мешок купили (на большее денег не хватило).

Архипа я почти сразу отправил на хутор, а с казаками ещё побеседовал. Старшее поколение негодовало и меня поддерживало. Хотя те трое забияк пытались что-то вякнуть о кацапе, но я их тут же прервал, напомнив, что это мой работник. Зарян тоже вклинивался, расписывая мои заслуги.

– Да вы знаете, что о Николае Ивановиче сам Василий Семёнович, городской голова, спрашивал! Как, мол, дела предприниматели в городе ведут? Ты, Фёдор, знаешь, какой у господина Ситникова магазин?! Единственный такой в городе! Василий Семёнович говорил, что и в столице не видел подобных.

Для меня такая информация стала сюрпризом. А уж для Фёдора тем более. Он и мою-то фамилию ни разу не слышал до этого.

– А господа Ситниковы, купцы в Москве, это, значит, ваши родственники? – припомнил Фёдор.

О купцах Ситниковых мне ещё в самом начале попадания Серёга рассказывал. Нашёл в Интернете информацию. Только я подтвердить или опровергнуть родство не мог. Иван Григорьевич к тому моменту уже помер, а в Коленькиной памяти подобных сведений не было. Фёдору в ответ я промычал нечто неопределённое о том, что с роднёй мало общаюсь.

Наш разговор прервали появившиеся женщины. Супруга и дочь Фёдора сообщили, что обедать уже накрыто. Собственно, к самому Фёдору я претензий не имел. Понимал, что дураков везде хватает. Но и спускать просто так было нельзя. Обедали часа полтора, то и дело возвращаясь к событиям на рынке. Сразу после обеда я засобирался домой. Ночевать в Пашковской не хотел. Тут Васька мне сообщил, что Зверь уже взял со станичников свою контрибуцию. Потрепал трёх псов, а двух сучек осчастливил вниманием другого рода.

– Фёдор, щенка потом одного на хутор возьму, – предупредил я и велел Демиду править домой.

Заряну за моральную поддержку я не только перчатки, но и пару арбузов презентовал. Он потом историю растрезвонил по своим каналам, и казаки очень заинтересовались не самой историей, а невиданными по размерам кавунами. Отдал городовым два арбуза, ещё семена дыни, кабачков и полмешка пшеницы, с прицелом, что те передадут своей родне по станицам.

Через день прибежал Аносов с такой же просьбой. Правда, не подарить, а продать арбузы. А у меня всего-то их четыре осталось!

Отдал один, предполагая, что кто-то из купцов ещё явится. Ждал Казимирова или Лукашина. Каково же было моё удивление, когда пришёл посыльный от купца Саркисяна с просьбой встретиться. И поводом были всё те же арбузы.

– Николай Иванович, мне бы семечек вполне хватило, – уговаривал купец, когда я сказал, что больше нет арбузов.

Семечек я ему отсыпал и денег брать не стал. У меня был к нему другой вопрос. Саркисян как-то проговорился, что по делам бывает в Ташкенте. Я хотел передать с ним за небольшую плату посылку. Доставить её требовалось полковнику Волынскому или Искандеру. В посылке – несколько моих журналов и пакет с семенами, где главной ценностью был особый сорт хлопка.

Мои парни купили хлопок случайно, а после не знали, кому пристроить. Не тот у нас климат на Кубани. Доверить новый сорт я мог только одному человеку. Неординарная личность со странной судьбой – великий князь Николай Константинович Романов проживал сейчас в Ташкенте. Двоюродный брат Александра III последние пятнадцать лет пребывал в ссылке и жил под именем Волынского или, возможно, Искандера. Первые семь лет ссылки Николай Константинович то и дело переезжал с одного места на другое. Нигде ему не разрешали купить дом и обзавестись связями. И только в Ташкенте опальному князю дали «вид на жительство».

История двоюродного брата императора была скандальной. Влюбился он в американскую танцовщицу. Тратил на неё деньги, а когда не стало хватать, заложил бриллианты. Всё бы ничего, но он эти бриллианты выколупал из оклада иконы. Долго не сознавался в поступке, даже когда его прижали фактами. Сыщики отыскали и сами бриллианты, и помощника, сдавшего камни в ломбард. А Николай Константинович стоял на своём – не виновен.

Меня прошлые поступки князя с морально-этической стороны не волновали. Пользуясь сведениями из будущего, я знал, что и как Николай Константинович сумеет сделать в ссылке. Он займётся серьёзной научно-исследовательской работой, будет иметь тесные контакты с Русским географическим обществом. За свои деньги проведёт такие работы по мелиорации, которые не сравнить с нашими потугами на хуторе! Заселит ранее пустынные земли казаками-переселенцами (выдаст им ссуды на обустройство).

В Ташкенте Николай Константинович построит оперный театр, магазины. У него будет своё мыловаренное производство, ткацкие фабрики, фотографические ларьки и даже квасные будки! Он же первым построит хлопкоочистительный завод.

Все его начинания приносили прибыли по полтора миллиона рублей в год! Я не мог не восхищаться такой необычной личностью. Чего стоит его идея с базаром, который он организовал возле железной дороги. Любой, кто хотел что-то продать, должен был купить квитанцию с текстом: «Базар великого князя в Голодной степи».

Странностей у князя, конечно, хватало. Он, пользуясь тем, что его объявили в императорской семье сумасшедшим, мог позволить себе чудить, менять жён, любовниц и любовников. Мне на это было наплевать. А вот прогрессорство в виде выращивания нового сорта хлопка вполне интересно.

Саркисян, получив от меня семена, посылку и деньги, был собой доволен. Надо думать, найдёт повод попросить ещё что-нибудь. Теперь я ему немного обязан за услугу, пусть и оплаченную.

Перед выпуском десятого номера журнала я получил первое письмо из столицы. И вовсе не от «почитателя таланта». Письмо было гневное, от некоего господина Рыкова. Сей господин ругался и грозился карами, утверждая, что в журнале печатаются не научные данные, а «глупость и вымысел». Только на третьей странице письма я сообразил, что этому господину не понравился раздел астрономии.

Клим очень уж просил чего-нибудь занимательного. Я втиснул небольшой фантастический рассказ, подразумевая его продолжение в каждом номере.

Отвечать этому читателю я не стал и сосредоточился на написании статей. Хорошо ещё, кроссвордами перестал сам заниматься, теперь их составляли Клим и младший сын купца Казимирова. Учеников у меня осталось всего двое – Устин и Аркадий (Аносовский младший сын). Остальные парни были постарше, и отцы нашли им занятие поинтереснее. Я не сильно переживал на этот счёт. Парни зависимы сейчас от воли родителей, но когда станут старше, смогут сами решать, куда им приложить свои знания.

Кстати, для школьной мастерской доставили первый паровой двигатель. Здоровый такой механизм. Мне понравилось, что к нему прилагались инженер и механик. Это Серёга так оплатил в Петербурге. Пока не наладят и не установят, никуда не уедут. Рабочих, которые будут управляться с паровым двигателем, я нашёл. Десять человек. Естественно, столько для обслуживания двигателя не требовалось, но я набрал «с запасом», так сказать, на естественный отсев дураков.

Пока же паровой двигатель будем использовать для нужд стройки. В основном для распила брёвен на доски. Сейчас для меня это самая большая статья расходов. И доски дорогие, и дерево везут издалека. Одного парового двигателя для школы мало, к весне ещё доставят. Половину из того, что шло в школу, перехватила Вера Степановна. Но им в Крымской нужнее, и я не возмущался. Главное, там идёт процесс.

Артём приехал за парой паровых машин через месяц. Расписал мне в цветах и красках, что и как делается в Крымской.

– Я к Вере и близко подходить боюсь. Страшна в гневе, – поделился друг впечатлениями. – Как гаркнет, если что не так! Работяги у нас только что не строем ходят. Кто-то решил посмеяться над «бабой в брюках» и вскоре сильно об этом пожалел. Она же с каждым подписала юридический контракт на работы. Всех, кто слово против неё скажет, отправляет на чистку нужников.

– Вот и хорошо, – порадовался я. – Когда там нефть будет?

– Ты хотел сказать, когда будет нефтеперерабатывающий завод? Нефть уже в наличии. А завод тоже быстро построят. Если поставлять всю зиму материалы, то Вера обещала к следующему Новому году.

– Молодец какая, – похвалил я Серёгину тётку. – Стоит взять с неё пример. И поторопить своих строителей.

Глава 20

Собрались мы полным составом попаданцев только за несколько дней до Рождества. Привычно отчитались, кто чего достиг. Мои успехи были более чем скромные. Хотя новостей хватало. Пришло письмо на адрес журнала «Наука и жизнь» от Русского технического общества. Серёга присылал вырезки из газет. «Петербургская газета» разнесла мою статью о новом типе двигателей (подразумевалось, дизельных) в пух и прах. Какой-то корреспондентишка уверял, что механизм с такими свойствами не будет выполнять предназначенные ему функции.

Статью я написал без особого умысла. Патент-то у меня есть, подтверждённый в Европе. В Америку отправился Серёгин юрист, и там уже скоро оформит. Конечно, привилегию снова придётся подтверждать, но сам факт, что имеется патент, давал мне возможность распоряжаться им по своему усмотрению. А тут кто-то усомнился, попутно раскритиковав журнал.

Статья привлекла внимание не только к изобретению, но и к журналу. Его стали покупать и спрашивать в магазинах. Даже Русское техническое общество заинтересовалось, прислало письмо и вежливо спросило, не хочу ли я продемонстрировать действующую модель. Ответил, что пока только строю цех, где будут производиться такие двигатели.

Вера Степановна тут же завела разговор о привилегиях.

– Серёжа, тебе придётся снова этим заняться, и срочно, – сообщила она племяннику. – Я упустила один момент. Недавно только посмотрела в учебнике, что Шухов уже через год оформит патент на крекинг. Нам нужно его опередить.

Вера Степановна забыла о дате изобретения Шухова, лишь помнила, когда была построена первая промышленная установка. А это случилось не в России, а в Америке в 1915 году. В отличие от периодического крекинга Шухова, американский метод был непрерывным. Что такое крекинг, я представлял смутно и попросил меня просветить.

Лекция о крекинге затянулась. Я узнал, почему не стоит делать простую перегонку нефти способом, напоминающим обычный самогонный аппарат. Вернее, можно было и так, только в этом случае того же бензина мы получим всего пятнадцать процентов от общего объёма, остальное уйдёт в мазут. В настоящий момент бензин никого из предпринимателей не интересует. Обычно его просто сжигают. Купцы скупают керосин и мазут, последний не так активно. Керосин нам тоже требовался, но в большей степени дизельное топливо.

Кстати, Артём, когда услышал, как крестьяне назвали наш хутор, то и дизельному топливу предложил новое название – ситниковое. Мол, со временем это станет нарицательным словом: ситниковое топливо, ситниковый двигатель и так далее.

В общем, то топливо, которое бывшее дизельное, а теперь ситниковое, получают при помощи крекинга нефти в два этапа. На первом этапе требуется катализатор. Честно скажу, такое название, как «цеолит», тоже услышал впервые. И был удивлён, узнав, что район станицы Верхнебаканской очень богат этим минералом. Разновидностей цеолита много, но мне был продемонстрирован невзрачный серый кусок минерала размером с кулак. Как оказалось, в таком виде минерал не совсем подходит для роли катализатора. Здесь возникает необходимость ещё одного патента на цеолит типа Y.

– Там всё достаточно просто. Мне понадобится мельница для измельчения и несложное оборудование, – объясняла Вера Степановна. – Нужно провести всего четыре обмена катионов натрия на катионы редкоземельных элементов и аммония в цеолите NaY и две стадии ультрастабилизации цеолита в среде водяного пара. На последней стадии ионного обмена вводим лимонную кислоту.

Артём верно оценил офигевшее выражение моего лица и поспешил добавить:

– Не слушай её. Сейчас я тебе всё доступно расскажу о дизельном, тьфу, ситниковом топливе. В общем, в крекинге этот катализатор зарастёт сажей. Его придётся изымать и добавлять свежий. Ещё и всё это постоянно контролировать. Как ты понимаешь, специалистов в этой области нет, поскольку нет и самого изобретения. Есть другой путь – поднять температуру. Это будет термический крекинг, где не требуется катализатор.

– Это лучше? – с подозрением уточнил я у Веры Степановны.

– Может, и лучше, только автоматически это означает, что потребуются ёмкости, которые смогут выдержать подобные температуры плюс давление. Ещё понадобится много термометров для контроля температур. Это, конечно, можно заказать. Меня больше беспокоит выход серы, которая будет всё забивать.

– Вера, а выход газа тебя не беспокоит?! – возмутился уже подкованный в этой теме Артём и продолжил моё просвещение.

Я бы резюмировал всё услышанное одним ёмким словом – «жопа». То, что нужна хорошая сталь, термометры и катализаторы, которые как бы под ногами валяются, но не совсем подходят, это ещё цветочки. Основная засада была в технике безопасности. Любой рабочий, пришедший утром с бодуна, мог всё наше добро и вложенные деньги взорвать одним чирком спички. В СССР на нефтеперерабатывающих заводах выделяемый при перегонке газ просто сжигали. Нам тоже придётся устроить этакий факел.

Следующая проблема была в том, что нефть после первичной переработки поступает в крекинг и нагревается свыше пятисот градусов. Представляете себе температуру? И если хоть одна ёмкость не выдержит и случится протечка… Все эти раскалённые нефтепродукты на воздухе моментально воспламенятся. Гореть будет хорошо и красочно, так, что мы в Екатеринодаре увидим. О погибших людях и технике напоминать не стоит.

– Производство ситникового топлива мы сейчас не тянем? – спросил я в конце.

– Не станем совсем отметать, – стала отвечать Вера Степановна. – Ваш купец ждёт керосин. Мы ему предоставим его уже в этом году. Гудрон, мазут и прочие побочные продукты думайте, куда ещё пристроить. Попутно начнём строить защитную стену, через которую протянем трубу. Таким образом обезопасим производственную часть от возможного взрыва газа. Если он рванёт, то стена защитит. Крекинг устроим под открытым небом, не скоро и не в таких промышленных размерах, как планировали. Естественно, это будет прерывный крекинг по упрощённому варианту, где почти девяносто процентов нефти уйдёт в мазут. Солярки на выходе будет мало. Но у вас её никто и не думает покупать.

– Рапс, масло вместо дизельного топлива, – вклинился Серёга в обсуждение. – Я сразу предлагал его для наших нужд.

– А нагар, а фильтрация? Нужно кипятить, чистить, – в очередной раз не оценил я идею Серёги, поскольку хорошо помнил, сколько солярки мы перетаскали для того тракторишки, что хранится на хуторе. – Где столько масла взять и вырастить рапса?

Потом Артём стал рассказывать, как будут строить нефтехранилище. Оказывается, те резервуары, которые мы все помним по фильму «Белое солнце пустыни», где товарищ Сухов жён Абдуллы прятал, тоже разработаны Шуховым. Они уже построены на нефтяной компании братьев Нобель.

Суть изобретения Шухова в том, что в резервуаре ступенчатая толщина стенок. Чем выше, тем меньше слоев стали, поскольку и нагрузка на них уменьшается. Днище резервуара довольно тонкое, но опирается на песчаную подушку. Постройка такого резервуара дело небыстрое, поскольку все стальные листы соединяются клёпками. А теперь вспомним, что Артём притащил сварочный аппарат, который он изначально хотел завязать с ветряком.

Основная ценность нашего сварочного аппарата – трансформатор. Сварка металлов уже запатентована. И на данный момент изобретатели испытывают большую проблему в поддержании силы тока. В трансформаторах, используемых для сварочных работ, стандартное напряжение электрической сети искусственно снижается почти в десять раз, чтобы повысить силу тока. Ток силой в несколько сотен ампер образует электрическую дугу между электродом и соединяемыми деталями. Тепла как раз хватает, чтобы расплавить металл.

У нас изначально планировалось использование генератора от ветряка, который уже даёт постоянный ток. Артём скомпоновал оборудование так, чтобы им можно было воспользоваться в XIX веке. Но, чёрт побери! Здесь всё же тот самый XIX век! Как легализовать эти устройства?

– Сейчас на месте будущего завода четыре мазанки. Как только возведут приличную кирпичную постройку, то перевезём всё это добро как английское или американское, – предложил Артём.

– Ты, пока там скважину бурили, прокачался до уровня уверенного пользователя сварочным аппаратом? – съязвил я.

– Я подобрал толкового парня, которого начну натаскивать в этой области, заодно и сам буду учиться, – ответил Артём. – В любом случае выбора нет.

– Только не говорите, что мне придётся ещё что-то патентовать, – напомнил о себе Серёга. – Каждый комплект документов, между прочим, обходится в четыреста рублей.

– Привилегии на электросварку уже существуют. Как вариант можно запатентовать применение переменного тока и дугу, возбуждаемую трёхфазным током. Но это вторично, мы же будем работать только для себя. По-тихому сварим и разберём оборудование, – успокоил Серёгу Артём.

– А ветряк, а всё остальное? – продолжал волноваться я. – Может, стоит воспользоваться существующими паровыми машинами, которые вырабатывают ток? Это более понятно для местного населения.

– Покупай динамо-машину, – не стал дальше настаивать на ветряке Артём. – Время ещё есть. Нам там целый отряд охраны нужен. Забор только наполовину возведён. Стальные листы ещё не заказали.

– А их ещё где-то хранить надо, – напомнила Вера Степановна. – Пока будет готов склад, успеете подвезти и оборудование, и листы.

– И на мою долю стальные листы заказывайте. Сваришь потом в школе водонапорную башню, – попросил я Артёма.

– У тебя ничего толком нет, зачем тебе сейчас башня? – поинтересовался друг.

– Как это нет?! – возмутился я. – Школа закончена. Печники кладут печи. Правда, сохнуть они будут долго, холодно уже. Дома преподавательского состава на следующий год поставим. Пока они и в городе поживут.

– Неправильный из тебя попаданец получается, – усмехался Артём. – Ты книжки читал? Там обычно приходит такой умник, трах-бах! – и у него уже всё построено и работает за пару месяцев.

– Идиоты у тебя попаданцы, – начал я злиться. – Сидят в тепле на диване, реалий не понимают. Тут пять дней дождь шёл, дороги размокли. Кирпич не было возможности подвезти. Всё, стройка встала.

– Серьёзно не работали? – уточнила Вера Степановна. – Я бы их…

– У меня для этого Епишка имеется. Он сразу перебросил артели на рытьё и штукатурку стен.

– А не дашь ли ты мне этого толкового прораба в Кривой Рог? – перебил Серёга.

– Дам, конечно, – тяжело вздохнул я. – Здесь на стройке процесс уже отлажен.

– А про «слишком умных» попаданцев ты прав, – продолжил Серёга. – Как вспомню распашку земли, так смеяться хочется над авторами, которые рассуждали на эту тему. Одна борозда плугом по целине занимает где-то тридцать минут. Туда и обратно – час. Надо весь день корячиться, чтобы обработать пятьдесят метров в ширину и полкилометра в длинну.

– И это нашим трактором, – напомнил Артём. – Лошадьми ещё дольше. Архип обещал пахать всю осень. Но у него в помощниках только малолетние сыновья. Хотя он сам по себе мужик упёртый. Что осилит, то сделает. Зря мы не стали озимые сажать.

– Артём, не зря! – возмутился я. – Сам себе противоречишь. У нас там один Архип из работников. И ты в курсе, какая это проблема – кого-то нанять. Это же не рабочие в городе. В любом случае всю голодную Россию мы не накормим.

По поводу найма тех, кто сможет распахать землю, мы ещё в сентябре поинтересовались. Станичники сразу отказались. У них своей работы хватает. Нет на Кубани столько свободных крестьян, уходящих на заработки. За работниками нужно ехать в среднюю полосу России. А у нас не было времени на это. В марте Сергей привезёт людей, тогда и начнутся на хуторе более масштабные работы.

Через год в России случится голод. Повлиять на климат мы не могли, предупредить об аномальной погоде я мог в своём журнале только намёками. Накормить своим зерном не успеем. Да и нужно ли? Когда Артём первый раз сказал, что, спасая народ от голодной смерти, мы можем повлиять на историческое развитие страны в целом, я возмутился. Он привёл аргументы. Спасем, к примеру, тысячу человек. Они дадут потомство и прирост населения. А затем случится засуха 1901 года, дальше недород 1905-го и так далее. А народа-то прибавилось. И всё это будет нарастать снежным комом.

– Значит, внедряем новые сорта и постепенно распространяем их, – решил я тогда.

Действительно, глупо тягаться с огромной государственной машиной, которая не в состоянии обеспечить продовольствием население страны. Тридцать миллионов голодающих – это очень много!

В оставшиеся до Рождества дни я писал статью по сварке металлов. Двенадцатый номер журнала был обзорным по многим темам и в два раза толще по объёму. Подводя итоги года, я поздравил Софью Ковалевскую с избранием её членом Российской академии наук, а Менделеева – с наградой от Лондонского химического общества. Напомнил читателям, что с 23 сентября 1889 года Генеральная конференция по мерам и весам признала более удобными для использования метр, килограмм и секунду.

В этом же номере журнала известил, что теперь выходить он будет один раз в квартал. Не то чтобы у меня закончились идеи для статей. Подошли к концу запасы бумаги и «обложек». Нужно переходить на местное сырьё. А его ещё необходимо подобрать, закупить и привезти.

К двенадцатому номеру журнала прилагался небольшой вкладыш рекламы, где я приглашал учителей. Сто экземпляров – это не так много. Но люди, купившие журнал, могли рассказать о моём предложении своим знакомым. Мне-то и требовалось всего шесть – восемь толковых учителей. М-да… где взять таких? По идее, все, кто достаточно успешен, имеют работу. Остальные неудачники.

На объявление откликнулось сорок три человека. Как я и предполагал, две трети совершенно мне не подходили. Один пьяница, другой дурак по жизни, третий пенсионного возраста. Да ещё начал сразу меня воспитывать и рассказывать, как, по его мнению, правильно организовывать учебный процесс и что розги совершенно необходимый атрибут для школы.

После долгих выматывающих собеседований я оставил двенадцать человек. Не факт, что их столько будет в дальнейшем. Но в этом времени я беру людские ресурсы, как уже говорил, «с запасом». Что вскоре и оправдалось: ещё с половиной мы «не сошлись характерами».

– Вы, Николай Иванович, серьёзно собираетесь учить химии это быдло? – вопрошал меня один из предполагаемых учителей. – А вы сами знаете, что…

– Знаю, – прервал я «умника». – И мы с вами расстаёмся.

Последние шесть человек, если и не соглашались с моим мнением, что будущие начальники цехов и руководители производства должны быть не просто грамотными людьми, но и разбираться во многих других областях, то благоразумно помалкивали. Им я пообещал удвоить жалованье, когда начнутся непосредственные занятия с учениками. Кстати, которых ещё тоже нужно найти.

Неожиданно в этом мне помогла Вера Степановна. Она приехала в сопровождении группы рабочих, чтобы увести в Крымскую какое-то оборудование из того, что было припрятано на складе. Поскольку Вера Степановна у нас женщина замужняя, то по соображениям приличий остановиться она могла только в доме мужа на Гимназической улице. А работяг я разместил у себя в доходном доме.

Вера Степановна дом Артёма не особо любила. Но куда деваться? Больше всего ей не нравилось то, что тротуары на подступах к дому вечно были завалены строительным мусором. Его, конечно, убирали, но он снова накапливался.

– Баба какая-то на углу свой дом перестраивает, – возмущалась Вера Степановна. – Надстройку второго этажа делает. Якобы будет отель.

– Баба? – не поверил я.

– Говорят, вдова. Там ещё бакалейная лавка. Муж её содержал. Помер он не так давно, – уточнила для меня Серёгина тётя.

В эту бакалейную лавку у нас наведывался только Клим, и я с трудом представлял, о чём речь. Разговор по поводу хозяйки того дома я почти сразу выкинул из головы. А наша неугомонная Вера Степановна не только столкнулась с мадам Губкиной, но и поскандалила по поводу грязи, устраиваемой строителями.

Я примерно знал, чем могли закончиться «женские разборки». И очень удивился, когда застал эту самую мадам Губкину в гостях у Веры Степановны. Дамы распивали чаи и были вполне довольны друг другом. За всё время, что Вера Степановна прожила в этом веке, я не мог припомнить ни одного случая, чтобы она столь близко общалась с представительницами слабого пола как с ровней или приглашала на чай.

– Екатерина Михайловна Губкина, – представила Серёгина тётя женщину. – Николай, представляешь, эта добросердечная женщина открыла на собственные деньги ясли для детей-сирот.

При слове «дети» я сделал стойку, как охотничья собака, взявшая след. Ясли – это, конечно, хорошо. А куда она потом отправляет подросших детей? Оказалось, тоже поддерживает, пристраивает помощниками приказчиков, прислугой в домах и так далее.

На Веру Степановну я посмотрел с большой благодарностью и сразу перешёл к волнующей меня теме учеников для будущей школы.

Глава 21

Екатерина Михайловна к моей просьбе о детях на попечении отнеслась с подозрением. Свозил госпожу Губкину посмотреть школу. Ей всё понравилось. Даже была удивлена, что для обычного приюта столько всего устроено, и тёплый сортир, и собственная баня. Вообще-то у нас ещё и душевые будут, но это когда водонапорную башню построим. Основание под неё уже разметили, оборудование заказано. Конечно, всё это на паровых двигателях, потребляющих уголь. Удобно всё же иметь собственную шахту. В сарай только успевают подвозить уголь, доставляемый по железной дороге.

Артель печников опробовала печи. Где-то замазали щели, но в целом помещения уже можно было топить и продолжать отделочные работы. Мебель тоже начали расставлять. Пока это только деревянные кровати в спальнях. Ученики здесь появятся не раньше начала лета.

От всей этой кутерьмы ежедневных дел я неимоверно устал. Но до июля позволить себе отпуск не мог. Уехать куда-то и оставить без присмотра наш склад с ценностями из другого времени – об том и речи не шло. Но кто-то из друзей мог меня заменить на время. Другой вопрос, что я всё ещё числился несовершеннолетним. А опекунша намёки о женитьбе поднимала каждый раз, как я появлялся дома. Достала.

Я взял в доходный дом прислугу убирать личные комнаты и кабинет. Тут же прибежала Павлина Конкордиевна с криком, что не такую взял, много плачу, доходы от магазина не так расходую. Я рыкнул на экономку. Она слегка притихла. Но через неделю вновь завела старую песню о том, что «негоже в грехе жить и нужна жинка».

В марте вернулся Серёга. Его бумажные дела в Петербурге застопорились. Как-то повлиять на ускорение процесса рассмотрения наших дел он не мог. Бюрократическая машина этого времени слишком неповоротлива. Хотя те сроки, что были обозначены, считаются ещё быстрыми. Сергей же подавал в одном пакете и Криворожский металлургический завод, и «Завод и комбинат по выпуску эклектической техники» в Петербурге. Формально эти предприятия связывали только имена владельцев. Но именно металлургический должен «протолкнуть» остальные предприятия. Хотя платить за всё пришлось много.

– Марк Яковлевич собственную адвокатскую контору организовал, – рассказывал Серёга о своём юристе. – Он после Англии и Америки вернулся важный такой, решил по тамошнему образцу всё устроить.

– В Европу привилегии поедешь оформлять сам или юриста пошлёшь? – поинтересовался я.

– Марка Яковлевича отправлю. Мне одной поездки по тем Европам хватило, – отмахнулся Серёга. – Такая же грязь, как и в Петербурге. Разве что трамваев больше. Но я на общественном транспорте не очень люблю ездить. Заразы всякой хватает. То один с лишаем на руках все поручни обмацает, то туберкулезник кашляет. Не… лучше извозчиков нанимать. Как вспомню, что мне ещё крестьян переправлять… Никогда не смогу привыкнуть к отсутствию гигиены!

В этот раз Серёга должен был доставить тех крестьян, которые ходят на промысел. Это будут своего рода батраки, без семей и детей. Вернее, родня у них имелась где-то в деревнях по пути следования поезда, за Ростовом. Так было проще во всех отношениях. Искать поблизости, в станицах – бесполезное занятие. Пусть издалека, но точно привезём. Мы надеялись, крестьяне за лето не только помогут развернуть хутор, но и отстроят себе мазанки и перевезут семьи. Эту тему тоже отдельно обсудили с теми, кого доставил Сергей.

По внешнему виду крестьян было понятно, как они в этот «рай» слабо верят и точно не думают тащить к нам семьи. Самим бы вернуться. Когда Сергей собирал мужиков, то специально не стал говорить, что поедут на поезде. А потом поздно было. Разглядывая этот «трудовой десант», я буквально видел, как ворочаются шестерёнки в головах мужиков насчёт того, что для возвращения домой им потребуются деньги.

– Сейчас напишем документ о том, что обратный билет вам будет куплен и входит в оплату труда, – решил я ободрить мужиков. – Билет на перемещение по губерниям тоже оформим.

Крестьяне в ответ посопели, поставили крестики на «документах» и спрятали их в котомки. Грамотных среди них не оказалось. Они вообще имели такой вид, что я хорошо понимал Серёгины ощущения, пока он ехал в повозке с кем-то из этих оборванцев. Потому первым делом у нас была баня. И торжественное сжигание всего исподнего белья. Взамен я выдавал им новое. Рубахи и штаны вываривали. Но и новые, крепкие, были выданы в запас. С обувью была очередная проблема. Пока на мужиках были лапти. Но даже при том, что каждый умеет эту обувку виртуозно плести, исходный материал в степи взять негде. Дорого, конечно, но сапогами пришлось всех обеспечивать. Верхнюю одежду типа зипунов пропарили и оставили как есть.

Артёма с Верой Степановной мы не ждали. Нефтеперерабатывающий завод требовал постоянного контроля и внимания. Артём пробыл там два дня в феврале, набрал с собой семян, сказал, что поблизости посадят для нужд рабочих. Срывать строителей и брать с собой на хутор в этот раз тоже не стали. Да и сами задерживаться долго не собирались. Огород сажать ещё рано. Со всем остальным Архип и без нас справится. Мы ему попозже семена доставим…

Выехали из Екатеринодара ещё затемно, чтобы в сумерках быть на месте. Быстрее добраться не получалось. Лошадям тоже отдых требовался. Долго пришлось кричать под воротами, пока Архип появился в дверях дома с ружьём. Я мысленно его похвалил. Узнав, кто прибыл, крестьянин тут же засуетился.

Честно говоря, Архипа я с трудом узнал. Отъелся он за зиму, даже как-то помолодел. А ведь был таким же доходягой, как и те десять мужиков, которых только что привезли.

– Как он раздобрел-то, – высказался Серёга по поводу внешнего вида Архипа.

– Да и бабы тоже. Степанида еле в двери проходит, – заметил я. – Снова девочку родила.

– Будет из кого хлопцам невест выбирать, – хохотнул Сергей.

Новых работников Архип принял настороженно. На следующий день, пока Серёга вводил крестьян в курс дела, я побеседовал с Архипом на эту тему.

– Если поставят ещё дома, ты будешь старостой всего хутора, – уговаривал я Архипа. – Сам понимаешь, что в степи небезопасно.

– Волки зимой приходили, – тут же вспомнил Архип.

– Вот именно. Строй хороший свинарник, коровник и загон для овец. Те люди, кого привели, у тебя в подчинении, что скажешь, то и будут делать.

Такой подход Архипу очень даже понравился. Глаза засверкали, плечи распрямились. Думаю, процесс пойдёт.

Одну телегу и двух лошадей я оставил на хуторе. А мы с Серёгой возвращались на двух разных повозках из числа тех, что я снял со стройки. На обратном пути заехали в Пашковскую. Одна семья всё же надумала поселиться на нашем хуторе. Я ещё раз предупредил Фёдора и переселенцев, что обрабатывать землю им придётся самим. То, что уже распахано, занято под мои планы. Оказалось, родственники переселенцев обещали помочь и вспахать участок «всем гуртом». Атаман чувствовал свою вину за прошлогодний инцидент и выслуживался передо мной. Щенка отобранного показал. Его я пока забрал с собой. Чуть подкормим, поднатаскаем. Тогда можно будет и Архипу оставить.

Поросят, овец, корову и семена Сергей отвозил на хутор без меня. Он оказался на данный момент самым свободным и занимался «колхозом».

Не знаю, откуда пошло такое поверье, что корову до революции можно было за пять рублей купить, у нас коровы стоили около сорока. Лошадь в среднем – сто. Конечно, если это не кляча на убой.

Снова были затраты и вложения в хутор. Но это себя оправдывало. Овощей с прошлого года в кладовых Павлины Конкордиевны осталось много, хватит до нового урожая. А в этом году ожидаем ещё больше и разнообразнее.

Серёга обещал лично проконтролировать посадку огорода. Мне было не до того – начала заселяться школа. Конечно, я хотел чуть позже, но Екатерина Михайловна просто поставила перед фактом, приведя двух мальчишек. Подобрала она сирот где-то возле церкви. Уверяла, что погорельцы. Правда, у меня были сомнения на сей счёт. Но устроил мальчишек. Пусть пока на кухне помогают. Две поварихи готовили еду на всю толпу артельщиков, им лишние руки не помешают.

В мастерской при школе установили на окнах решётки, которые я заказал одному кузнецу, и в неё теперь начали свозить оборудование. Токарный станок был чудом немецкой инженерной мысли этого времени и стоил как самолёт!

– Это тебе не в компьютерных программах разбираться, – подначивал меня Серёга, когда я пытался понять предназначение шестерёнок и прочих деталей вращения.

– Суппорт двигается вдоль, – пояснял мне устройство станка прибывший с ним наладчик. – Шпиндель передней бабки соединяется с ходовым винтом суппорта при помощи двух зубчатых колёс. Вкручиваем вот туточки винт в гайку, и она потянет за собой салазки суппорта.

Как я понял из речи мастера, наличие суппорта, держателя для резца, является самым ценным изобретением в станках подобного рода.

– Серёга, я не представляю, кто сможет работать на этом станке, тем более учить подростков, – пребывал я в отчаянии. – В Екатеринодаре и окрестностях до хрена кирпичных заводов, маслобоен, что-то по животноводству недавно замутили, но нет ни одного предприятия подобного рода, откуда я мог бы переманить рабочих или мастеров!

– Значит, сами научим, – не очень-то и расстроился Сергей. – Тебе мастер-класс показали? Попробуем сами. А там уже кому-нибудь передашь знания. Артём же так сварку осваивает.

В принципе хорошо, что мы живём в достаточно крупном городе для этого времени. Я спросил Епишку, он дальше по своим каналам бросил клич. И вскоре мне привели троих парней, которые так и не прибились ни к какой артели, а на кирпичные заводы по каким-то соображениям идти не хотели. Впрочем, Болота я понимал – парень заметно прихрамывал. На кирпичных заводах работа подвижная, ему, скорее всего, физически трудно.

По совету Серёги станок мы осваивали совместно. Я сам толком мало что понимал. Зато знал, как подсоединить его к паровому двигателю через систему ремней. Сразу стало понятно, что нам требуется ещё кочегар. Или как эту должность называют? Пока же парни поочерёдно сменяли друг друга, то подкидывая уголь в топку, то работая на станке. Зарплату я никому не поставил. Ученики же. Предоставлял только питание.

Потихоньку мы начали что-то вытачивать. Сразу возникла необходимость дать парням основы черчения, попутно рассказал о новой мере длины – метр. Пока мы точили подобие валов с заданными размерами и учились проверять точность… хм… «попадания» в размер. Получалось так себе. Вообще-то, если очень приспичит, я вытащу из секретного склада токарный мини-станок. Артём уже придумал, как можно закрасить краской надписи на станке. Но он работает от электричества, которого пока нет.

В качестве примера и конкретного образца я решил освоить такое изделие, как «задний мост». То есть это будет задание для будущих учеников и их наставников. Озадачился тут на тему, как изготовить шестерёнки и где их заказать в Екатеринодаре. Серёга долго ржал, а мне хотелось завыть на луну. Представляете, в местных мастерских их напильником вытачивают! Я, когда такое услышал, пошёл мерить зубья у шестерёнок на немецком станке штангенциркулем. Не… эти явно какую-то приспособу использовали.

А мне нужны были не только простые шестерни, но и конические. Конечно, у нас хранился чертёж станка наподобие вертикального зубодолбёжного. Сосед Артёма, старичок, разработал конструкцию для станкостроительного завода. Но у меня-то здесь учебные классы для подростков! В голове сформировалось собственное решение проблемы, но оно требовало наличия приводного фрезерного шпинделя.

Я дошёл до железнодорожной станции. Удалось найти не слишком занятого инженера. Тот со мной, конечно, общался «через губу», но поведал, что зубофрезерные станки можно приобрести в Германии. Весом около тридцати пудов и стоимостью около семисот рублей (без учёта доставки). Нормальная цена, меня вполне устраивала. Но это на будущее. Пока же я решил, что ученики с наставниками будут познавать дзен и точить напильником. С самим токарным станком они уже разобрались.

За успешное освоение станка я выдал парням по рублю и уже на следующий день пожалел об этом. Лукьян вернулся из города к середине следующего дня. Пьяный до безобразия. Прилёг в углу мастерской и захрапел. Я велел унести его в спальню. Но всё равно недосмотрел. Пропал штангенциркуль и вместе с ним Лукьян. Вот и как здесь работать и кого-то учить?! Психанул я так, что артели строителей «забились в щели» и старались мне на глаза не попадаться. Они-то все были в курсе, как я отношусь к употреблению спиртных напитков на рабочем месте.

Через три дня Лукьян заявился, мол, будет продолжать совершенствовать свои наставнические навыки. От такой наглости я всё своё красноречие потерял. Ладно выпил, так он же штангенциркуль ещё украл!

– Не брал, – мычал Лукьян. – Не смог бы.

С этим я, в принципе, был согласен, что не мог. Помню, как его волокли до кровати. Но инструмент-то исчез! В какой-то мере я сам был виноват. Есть у нас в мастерской шкафчик для всего ценного. Нужно уже приучать себя и парней складывать всё на место. Я сам замерял и записывал для себя размеры шестерёнок на американском станке (только чтобы сравнить). Сам оставил штангенциркуль без присмотра, не убрал. Но дверь в мастерской тоже запирал я.

Всё же Лукьяна, за пьянку или воровство, но я выгнал. Если он так с каждой зарплаты будет напиваться, мне такие работники не нужны. А штангенциркуль я со склада ещё один принёс. И теперь следил, чтобы всё убиралось в шкаф.

– Николай Иванович, – обратился ко мне Болот, когда страсти по поводу Лукьяна наконец утихли. – Мальчишки, помощники на кухне, в ту ночь, когда своровали инструмент, не ночевали в спальне.

Как это узнал Болот, живущий в городе, я не понял. Оказалось, Болота удивил тот факт, что мальчишки не были в курсе, что Лукьян всю ночь провёл на кровати по соседству. С утра пораньше наш пьянчуга ушёл клянчить рассол на кухню, но ребят там не было. Потом они, конечно, появились, но выглядели сонными и уставшими. А вечером после ужина снова исчезли с территории школы, хотя нашим ученикам это запрещено.

Информация заинтересовала, и днём я на бричке отправился на Екатеринодарскую за Зверем, пусть Васька с собакой поживут с неделю в школе и пёс посторожит, раз люди не справляются.

Тут я припомнил, что Артём договаривался с Заряном насчёт щенков. Наверное, уже можно взять одного и начать его дрессировать. В управе Заряна не оказалось, он отдыхал дома после дежурства. Так было ещё лучше. Правда, долго пришлось стучать в двери, пока он не вышел, заспанный и полураздетый.

– Женился бы ты, чтобы было кому за тобой ухаживать, – оценил я внешний вид и бардак в доме у городового. – Опять служанку прогнал?

– Она щенкам в миски борща горячего налила, – пожаловался Зарян, пояснив причину увольнения очередной прислуги.

С девками и кандидатками в невесты городовому не везло. Казаки вообще поздно женятся. Пока служат, стараются не связывать себя семейными узами. Конечно, если батька присмотрит невесту и будет настаивать на женитьбе, то деваться некуда. Зарян же был не из слишком зажиточной семьи. Шесть сестёр требовалось пристроить раньше, чем самого Заряна. За каждую надо хоть двадцать рублей приданого, но дать. Собственно, по этой причине Зарян и пошёл в городовые служить. Родителям денежно помогает. А возвращаться в станицу его не тянет. Зато благодаря нам у него появился маленький бизнес – собачий питомник.

Васька сразу кинулся к собачьим вольерам, Зверь же остался меня «охранять».

– Красавец, – похвалил Зарян алабая.

Я напомнил ему о щенках, которых будем воспитывать конкретно для охраны школы.

– Не стоит брать московскую сторожевую, – возразил Зарян. – Овчарку тебе нужно.

И вообще он загорелся идеей доехать до нас и лично всё посмотреть.

– Муха, ко мне! – позвал он овчарку. – Умница моя. Самая умная девочка, – ласково нахваливал он любимицу.

Ваську и Зверя пришлось отправлять домой пешком: Муха категорически отказывалась от подобного соседства. Зарян же настаивал на посещении школы с овчаркой. Не знаю, что он хотел найти, но возражать не стал. Самому было интересно посмотреть, как казаки натаскивают ищеек.

– Тэ-э-экс, – первым делом оглядел Зарян помещение мастерской. – Здесь мы не будем нюхать. Пойдём-ка в спальню.

Из спальни Муха, ожидаемо, привела нас на кухню, где работали мальчишки. Покрутилась ещё во дворе, потрусила к угольному сараю. А потом – раз! – и пропала. Я не сразу сообразил, что среди зарослей бурьяна спрятан лаз, аккуратно прорытый под забором.

– Подсади меня, – закряхтел Зарян, карабкаясь по забору.

Мне же пришлось оббежать территорию. Пока добрался до нужного места, Зарян с Мухой уже отыскали «клад».

– Это, что ли, твой ш-ш-штилькель? – Зарян крутил в руках инструмент. – Тут ещё две кирки, гроши и вещи по мелочи.

По мелочи было: десять обмылков, полотенце, мой зубной порошок (искал ведь, думал, забыл дома!), мой же станок для бритья (его пропажу я не заметил, редко пользуюсь), карандаши, булавки и три пары ножниц. Я только присвистнул от такого изобилия.

– И кто это всё натащил в яму? – поинтересовался у Заряна.

– Тот, кто в спальне ночует и на кухне работает.

– Погорельцы, – сделал я вывод.

Всё, что нашли в схроне, принесли обратно в школу. Я устроил общее построение, вызвал всех, включая строителей и кухарок. Чего не хватало тем «погорельцам»? Сытые, обутые, с перспективами на будущее. Как они своровали штангенциркуль, узнал быстро. Подростки просто проскользнули в мастерскую и спрятались за станком. Всю ночь провели в запертом помещении, а утром, когда я открыл двери мастерской, выбрались, но уже с «добычей».

Ещё раньше на чердаке конюшни я велел складывать старые вещи. Как раз на такой случай. Болот принёс оттуда старую одежду подростков. Бить их или как-то наказывать я запретил. Они в полной тишине сняли всё, что им было выдано в школе, оделись в своё тряпье и пошли на выход.

– Если мне кто-то скажет, что вы ошиваетесь в Екатеринодаре, сильно пожалеете! – крикнул вслед Зарян.

Мальчишек мне было немного жалко, но, с другой стороны, я считал, что поступил правильно. Все, кто придёт следом, будут в курсе этой истории и десять раз подумают, прежде чем украсть у своих же. Себе я поставил очередную зарубку: не бросать вещи как попало, всегда запирать свой кабинет, даже если отлучился в туалет. Хороший урок преподнесли ребятки и мне, и нашей охране.

– Так вы следите за школой! – оторвался я чуть позже на охранниках. – Под забором подкоп, а вы и не в курсе! Сейчас же отправляетесь копать и пушить землю на два метра от забора снаружи, чтобы следы видеть! Затем прополоть всё внутри двора.

Негодование моё можно понять. Плачу им по пять рублей в месяц, кормлю, живут здесь же и, как оказалось, ни хрена не делают!

На следующий день устроил ревизию. Проверил конюшню, демонстративно пересчитал мешки с овсом, сравнил с записями в журнале. После погонял баб на кухне. Попинал артельщиков. В целом всем досталось. Но, главное, работяги впечатлились служебно-розыскной овчаркой. Такие истории рассказывали тем, кто не видел, что просто закачаешься.

Но Зарян прав, если и брать для школы собаку, то именно этой породы. Вот от Мухи и попрошу щенков.

Глава 22

Набор в школу я начал 15 июня. Со своими учениками, купеческими детьми, попрощался. Устина Казимирова и Аркадия Аносова с согласия родителей Сергей забирал в Петербург. Ему требовались секретари. И пусть Аркадию было только пятнадцать, а Устину семнадцать, это лучше, чем брать совершенно незнакомых людей со стороны. Пригляд за ними, конечно, потребуется. На этот случай у Серёги имелся слуга пожилого возраста.

Серёга с Артёмом в Екатеринодаре пересеклись всего на неделю. Наш «нефтедобытчик» всучил Серёге шесть бутылей с керосином собственного производства и послал на хутор: нужно проверить, как идут дела, не сбежали ли работники, заодно отвезти будущего сторожевого пса.

– Как керосин? – поинтересовался я у Артёма, проводив Сергея.

– Мощности по выпуску ещё небольшие. Но скоро развернёмся. Нам снова подфартило! Компания «Русский стандарт», работающая в Новороссийске, начала сокращения рабочих и переключилась на Грозненскую нефть.

– Они нам разве конкуренты? – не понял я.

– Балбес! – Артём шутливо ткнул меня кулаком в плечо. – Это свободные, уже обученные специалисты в нужной области. Я их повышенной зарплатой начал сманивать. Так что удачно всё получилось. Только доставили оборудование: четыре паровые машины, насосы и стальные листы, как тут же рабочие стали приезжать.

Артём рассказывал, захлебываясь от восторга. Поработать ему, конечно, пришлось немало. Те, кто приехал, в первое время спали на улице под навесами. Но материалов завозили много, так что быстро отстроили барак и стали благоустраивать быт и сам завод. Первый резервуар под нефть закончили делать две недели назад.

– Казимиров приезжал. Уехал радостный. Литров сто керосина на собственные нужды с собой уволок. Но на продажу ещё недостаточно производим. Вот для хутора доставил, чуть позже – в школу.

– Павлине Конкордиевне в новый дом, – напомнил я.

– Помню, помню, – засмеялся Артём. – Скоро всё будет в таком количестве, что впору железнодорожными составами отправлять. Нужно мне тоже заказать керосинок в той мастерской, где тебе для школы делали.

– Там сейчас очередь на эти заказы, – ответил я. – Готовить на керосинке по-всякому удобнее, чем в летних кухнях.

– Те, кто победнее, не привередничают, – напомнил Артём.

– Те, кто победнее, не каждый день готовят, – парировал я. – Если собираешься размещать заказ, то имей в виду, Серёга захочет керосинки для своих нужд.

– Ишь, какой он у нас промышленник и заводчик, – посмеивался Артём. – А пароходы Серёга, случайно, не хочет купить?

– Если придумает, для чего они нам нужны, то купит. И вообще все эти заводы ещё только на бумаге. Не то что у вас. Сергей рассказывал, что халабуду, построенную в Кривом Роге, через неделю сожгли.

С этим Сергею пришлось разбираться долго. Откуда ноги растут, он примерно понимал. В нас видели конкурентов и мягко намекали, что делить куш ни с кем не намерены. Сергей встретился с двумя руководителями акционерных обществ, имеющих владения в Кривом Роге. Остальным, включая Новороссийское общество, написал вежливые письма. Не знаю, насколько ему поверили, что металл мы продавать не будем, а пустим на собственные нужды. Документы на станкостроительный завод Сергей при встречах тоже демонстрировал. Если и продолжатся диверсии, то позже. Пока там нет ни людей, ни оборудования.

– Верка совсем исхудала, куда так рвёт жилы, не понимаю, – продолжал не то жаловаться, не то делиться впечатлениями Артём. – Там столько всего уже отгрохали. Станичники же не дураки. Знают, что такое керосин. Как услышали, что его у них под боком будут производить, зимой сами стали проситься на работы. Мы же хорошо платим. Весной, конечно, по своим огородам расползлись, но тут я из Новороссийска привёз рабочих.

Свой огород, чтобы кормить всю эту толпу, ребята тоже посадили. Будут со склада продавать по доступным ценам. В основном картофель, тыкву, кукурузу и кабачки. Овощи много внимания не требуют, только прополку раза три за лето. В этом времени картошка ещё не знает, что такое колорадский жук. Тыква всем нравилась своими размерами и тем, что долго хранится. Только я кашу из тыквы не любил. Но теперь могу себе позволить попривередничать. Уже послал документы на получение свидетельства купца первой гильдии. Как раз к моему совершеннолетию должны успеть подготовить.

– Мы всем на лето определили туалеты в посадках кукурузы, – смеялся Артём, рассказывая дальше. – Естественные удобрения. Народ не возражает. Так-то у нас госпожа Иванова заставляет чистить нужники раз в неделю. А тут все рванули «до ветру» в посадки.

– Сожрут они у вас эту кукурузу, пока будут использовать её посадки вместо туалета, – раскритиковал я эту идею.

– Конечно, сожрут, – отмахнулся Артём. – Но зато остальные огороды у нас под присмотром. А ещё Верка организовала досуг, чтобы рабочие не уехали обратно, – продолжал друг восхвалять достоинства пусть и формальной, но жены. – У нас по субботним вечерам танцы. Свой гармонист есть. В воскресенье после церкви соревнования по шашкам и домино. Прикинь, я стенгазеты раз в две неделю рисую! Освещаю основные события посёлка и «передовиков производства». Вечернюю школу открыли для совсем безграмотных.

– Ни фига себе вы там развернулись! – присвистнул я от их масштабов.

– Не… школа это только название, – исправился Артём. – Комната со столом и лавками, где учитель занимается со всеми желающими.

– Главное, что она у вас есть, – похвалил я. – Развлечения для скучающей молодёжи – это хорошо. Мне тоже нужно для школы шашки и домино где-то заказать.

Проводив Серёгу в Петербург, мы дружно пожелали ему удачи и вернулись к своим делам. Артём забрал керосинки и умотал в Крымскую, а я объявил набор подростков на рабочие специальности с полным пансионом.

Донёс эту информацию до Машки Уваровой. Она матери рассказала, и благодаря им на нашей улице многие быстро узнали о наборе. Приходили, спрашивали, но детей отдавать не спешили. Задавали одни и те же вопросы, пытались всучить мне «красывую девочку» в воспитанницы. Девочек было много. А соседских мальчишек старше двенадцати лет в ученики не нашлось. Такие подростки уже считались помощниками в семье и должны работать.

Только Катерина привела троих мальчишек. Они жили не на нашей улице, а чуть подальше. Отец у ребят запойный пьяница. Соседи утверждали, что жену он забил до смерти, но приставы ничего не доказали. Пацаны нищенствовали и перебивались не первый год. Младшему было восемь, а старшему четырнадцать.

– Беру, – не стал я долго раздумывать и отправил всё семейство Румянцевых с Васькой в школу.

Васька у меня в последнее время стал личным порученцем. Мы ему пошили форму, такую же, как у всех учителей в школе. Парень ходил гордый. А если ещё и со Зверем на поводке, то вообще картина «Все девки наши».

Совместными усилиями с госпожой Губкиной набрал я для школы тридцать два ученика мужского пола. Попенял ей по поводу тех «погорельцев». Попросил больше нищих у церкви не брать, даже при том, что учеников не много. Спальных мест хватило бы и на полсотни. Но больше не удалось найти детей. И это в городе, где проживает почти шестьдесят тысяч человек! Наверное, у меня требования были слишком завышенные. Я не брал откровенных побирушек и парней с криминальными замашками. Не брал и совсем маленьких. Младший брат Румянцевых был единственный малыш. Кроме того, если родители хотели отдать ребёнка в школу, а тот упирался и отказывался, то я не настаивал.

В первое время моего попаданства немного удивляло, что подростки стесняются при общении со взрослым человеком. Конечно, хулиганистых тоже хватает. У нас на улице детвора, играя, может и комком грязи в окна запулить. Но если начинаешь с ним разговаривать один на один, то ребёнок, как правило, стесняется отвечать. В семьях авторитет отца – это святое. Детям вбивается (в буквальном смысле) уважение к старшему. Девочки порой, разговаривая с посторонним человеком, закрывают часть лица рукой или платком.

Можете представить мои трудности с подбором учеников? Явных оторв с замашками воров, как и говорил, я брать был не намерен. Те, кто «из приличных семей», часто так «бекали и мекали», что толку в их дальнейшем обучении я не видел. Спрашиваю, к примеру: хочешь изучать науки и немецкий язык? А он мне в ответ: «Шо? Га?» Думаю, доберём детей в следующий класс, когда о школе узнает большее число людей.

Всех мальчиков я разделил на три группы. Делил долго, с каждым беседовал, задавал вопросы, водил в мастерскую, где наблюдал за реакцией подростков. Санёк Румянцев, который самый мелкий, не подходил ни для одной группы, но я его оставил с братьями.

Обозначил условно: группа «А» (самые, на мой взгляд, разумные), и далее по нисходящей – «Б» и «В».

В группе «А» собрались почти все, кто был постарше. Двум мальчишкам исполнилось уже пятнадцать лет. Это были «птенцы» Губкиной. Своих детей у Екатерины Михайловны не было (как-то она мне намекала на свой грех в молодости), потому занималась сиротами. И позже следила за судьбой питомцев. Двух братьев, уже работающих в подмастерьях, она лично забрала и привела в школу, посчитав, что так лучше. На детей эти парни походили мало. В приюте госпожи Губкиной сирот кормили явно неплохо. Вымахали парни ростом выше меня. Андрей Летов и Егор Деев чувствовали себя в школе среди малышни немного неловко, но возражать Екатерине Михайловне не осмелились. Для меня единственное неудобство было, что пришлось для этой парочки отдельно заказывать форму. Они в первый же день померились с Васькой «крутостью» и накостыляли моему обормоту. Потом подружились и сели обсуждать журналы «Наука и жизнь». Васька вещал как тот гуру. Его авторитет взлетел до небес. «Шо, правда?» – изумлялись хором близнецы.

Судьба Андрея и Егора оказалась довольно интересной. Вначале я не понял, почему близнецы имеют разные фамилии. Оказалось, что к дому, где был приют Губкиной, подбросили младенчика. Обычное дело. Имя и фамилию ему придумали няньки. Екатерина Михайловна своих подопечных навещала, подарки на все праздники дарила. Маленького Андрюшку, которого подобрали летом, она помнила в лицо. И каково же было её удивление, когда она через год увидела этого мальчика среди нищих возле церкви.

Бабка, рядом с которой отирался грязнющий, сопливый и вшивый ребёнок, отпираться не стала. Рассказала, что, когда родители умерли, она одного внука подкинула, а второго пыталась прокормить сама. Госпожа Губкина малыша забрала, не спрашивая разрешения (бабка не возражала), и отнесла в приют. Правда, менять брату фамилию не стала.

Мне парни понравились. Хоть и лезли всё и везде посмотреть, но так я это приветствовал. Они и десятой части не поняли, что им Васька рассказывал по статьям из журнала, но и в журнал, и в Ваську вцепились. Естественно, любознательных близнецов я направил в группу «А».

С группами «Б» и «В» было не всё так хорошо. В последней мальчишки были безграмотные, и им предстояло это наверстать. Но главное, у этих пацанов было желание учиться. А как уж у них получится, узнаем позже. Лёгкой жизни я никому не обещал. Натаскивать их будут так, как ни в одной гимназии этого времени. Математика, история, немецкий, английский, русский, чтение, черчение и практические занятия в мастерской.

Через год добавятся физика, химия (для группы «А» этот предмет поставил сразу) и география. Богословие (увы, обязательное в это время) у нас было по субботам, а походы строем в церковь – в воскресенье. Список предметов я буду ещё подправлять в процессе обучения. Но дисциплину сразу установил, как в армии моего времени: подъём, зарядка, водные процедуры (Артём, зараза, ещё водонапорную башню не сделал!), завтрак, занятия и так далее. Ни минуты свободного времени. Сами за собой убирают, стирают, дежурят на кухне, помогая поварихам.

Артельщики, которые продолжали работать на территории школы, смотрели на это всё с отвисшей челюстью. Вскоре четверо подошли ко мне похлопотать за своих детей. Взял. Теперь папаши с умилением наблюдали, как сыновья в форме строем идут в баню или в церковь и обратно. Действительно, чего ещё желать? Ребёнок накормлен, под присмотром, хорошую специальность получит. И самое главное, что я денег ни с кого не брал! До середины августа ещё восемь детей пришли. Тоже сыновья строителей.

Больших иллюзий я не питал. Думаю, половина моих выпускников уйдёт потом «на вольные хлеба». С Артёмом мы на эту тему спорили, и не раз. Но! Большое такое НО. Я человек из другого времени и занимаюсь прогрессорством. Мне без разницы, как станут применять свои знания выпускники школы. Изначально будем затачивать всех на свои производства, обещать хорошее жалованье, но и то, что наши кадры могут переманить, отметать не стоит.

Пока же это были просто мальчишки, которым требовались внимание и забота. А ещё подвижные игры. Первые футбольные матчи были, мягко говоря, дилетантскими. Но тут приехал Артём забрать какую-то химическую посуду для Веры и заодно посетил мою школу. Он быстро и доходчиво показал пацанам, что такое футбол. Как мы гоняли! Думал, сдохну в команде против Артёма. Артельщики, побросав свой инструмент, орали как ненормальные, подбадривая «своих» в команде. Со счётом 5:2 команда Артёма победила, и он, довольный, уехал обратно в Крымскую.

В футбол ребята стали играть каждый вечер, если позволяла погода. Мало того, теперь и артельщики, вместо того чтобы вечером возвращаться к жёнам, гоняли мяч по школьному стадиону. Мячи у меня были припасены из будущего времени. Я же знал, что будет школа. Попросил парочку принести. Похоже, пора озаботиться изготовлением копий.

До конца лета здоровенные мужики пинали мячи, словно мальчишки. Жёны не знали, как реагировать. С одной стороны, муж домой пьяным не приходит, а с другой – он вообще может не прийти ночевать, оставшись на территории школы. В недостроенных коттеджах вполне можно устроиться на ночь.

Футбол прекратился с началом дождей. Стало прохладно и грязно. Я опасался простуды и постепенно перенацелил ребят на «тихие» игры. У нас теперь были шашки, домино, нарды. Те, кто хорошо читал, мог воспользоваться библиотекой. С Климом я долго проводил воспитательную беседу. Согласовывать у цензора все книги, отпечатанные в нашей типографии, желания не было. По сути, я все учебники использовал для личных нужд.

У Клима я уже давно котировался кем-то чуть пониже Господа Бога. Поэтому он только прижал руки к груди, заверяя, что с радостью прочитает и напечатает очередное моё творение и никому не расскажет. Этот «адепт культа типографского дела» даже на улицу почти не выходил. Хорошо хоть, все требования выполнял: проветривал помещение, убирал, против респиратора не возражал, согласившись, что работа у него относится к вредному производству. Половину литер уже пришлось заменить. Пока запасов, принесённых из будущего, хватало, но краска давно была местная.

Самому рисовать иллюстрации времени не было. Потому подрядил двух местных художников готовить офорты. Обычно давал небольшой карандашный эскиз, и этого вполне хватало. Бывало, переделывали. Но это только, что касается журнала. Для подростковых книг качество изображений меня вполне устраивало.

В общем, с Климом мы по-тихому напечатали довольно много книжек для школьной библиотеки. Я потом внимательно отслеживал, кто из учеников чем заинтересовался, кто что читает. Васькины приятели Андрей и Егор пытались осилить «Науку и жизнь». Немного не их уровень, но настырность ребят я оценил. Большинство мальчишек пока разглядывали картинки. Но те, кто умел читать, иногда читали вслух, сразу собирая возле себя группу слушателей.

Вообще-то в первые два месяца шла притирка. Были и драки, и мои угрозы выгнать из школы, и нарушения дисциплины, и побеги домой в середине недели. Правила, установленные мной, разрешали свободный выход только в воскресенье. Чем меньше сейчас будут общаться с семьёй, тем проще повлиять на формирующееся у ребят мировоззрение. Большевики, когда создавали пионерские организации, дураками не были. Это взрослого человека довольно сложно переубедить, если он имеет собственное мнение по тому или иному вопросу. А мышление подростка очень пластично. У меня есть реальный шанс привить воспитанникам школы свою идеологию.

Черчение во всех группах преподавал я сам. Моё первичное образование предполагало, что я не только живописью буду заниматься, но смогу и чертить. Спустя двадцать лет после выпуска я понял, что та специальность, на которую нас готовили, стала называться модным словом «дизайнер». У меня была серьёзная подготовка по изобразительному искусству и в то же время я изучал и сдавал все виды черчения и даже сопромат.

И подпустить к токарному станку я мог только тех, кто понимал, для чего он вообще предназначен и что такое детали. Думаю, такое случится разве что через год, не раньше.

Следующая обнаруженная мной проблема: у детей поголовно не развита мелкая моторика. Учебный план пришлось срочно перекраивать и вводить такие предметы, как лепка из глины и рисование.

Как мы знаем, развитие речи неразрывно связано с мелкой моторикой. Теперь провинившихся учеников я отправлял в наряд по кухне не картошку чистить, а перебирать крупу и горох. Поварихи такой моей причуде удивлялись, но вскоре согласились, что для большинства мальчишек выполнить подобное наказание сложнее, чем притащить воды или овощей со склада. Здесь требуется и усидчивость, и внимание, и умение сосредоточиться на мелком действии.

Овощи, кстати, были уже свои, хуторские. Серёга снова вырвался из Петербурга, чтобы съездить на хутор. Переживал, как мы здесь, как справляемся. И как только у него образовалось свободное время, поспешил в Екатеринодар. Я такой подвиг оценил и составил ему компанию, оставив школу на пять дней. Повозок, конечно, взял с собой и помощников.

Дела на хуторе порадовали. Наёмные крестьяне поставили себе по мазанке, распахали и засадили новые угодья, а теперь и собрали весь урожай. Весной сажали на огородах всё, что мы принесли из будущего. Архипу строго-настрого было наказано собрать и сохранить семенной фонд. Он, правда, немного терялся, не зная, например, когда нужно «добывать» семена из того же болгарского перца или баклажанов.

Кстати, эти и некоторые другие овощи и разная зелень росли у меня в небольшом количестве за школой, там, где ещё считались мои владения, но уже заканчивался забор. Это чтобы поварихам типа за укропом было близко ходить.

Сергей, конечно, давал указания Архипу по поводу всех овощей, но он многое позабыл. А детвора со смехом рассказала, как Степанида нажралась горького перца, прельстившись ярко-красными стручками, а потом бегала по округе и орала благим матом.

– Архип, в этом году посеешь озимые, – предупредил Сергей. – В следующем году в России будет недород. Учёные мужи сказали, что засуха приближается, пшеница плохо взойдёт и станет дорогой.

Честно говоря, пшеницы мы собрали столько, что впору было задуматься о собственном элеваторе. Я забрал половину с учётом, что оставлю резервный фонд. Остальное хранилось у Архипа. Молодая семья из Пашковской тоже отдавала половину арендной платы зерном. Овощи с них я брать не стал.

По поводу батраков договорились так: если они по весне возвратятся с семьями, то Архип выделит им зерно для посадки, как и картофеля, и прочих огородных семян. Пока же заплатили им деньгами. Обижать крестьян не хотелось, но насчёт оплаты я сомневался. Пятьдесят рублей были по нынешним временам огромные деньги. Как распорядятся ими мужики дальше, оставалось лишь гадать. Правда, крестьянина могли ограбить или он мог их пропить. (Кстати, на хуторе достать выпивку было невозможно. А без транспорта даже до Пашковской далеко добираться. Так что всё лето на хуторе был «сухой закон»). Поэтому я попросил Глафиру сшить каждому батраку подобие нательного пояса, куда они запрятали почти все деньги, оставив в котомках только медь.

Десять мужиков с учётом того, что поставили себе по хате (Сергей немного помог с материалами), за лето переделали много дел. Одной картошки в школу привезли сто сорок мешков! Считай, я буду кормить учеников полгода, не беспокоясь о картофеле. О капусте, тыкве и всём остальном и говорить не стоит. Мука тоже будет своя, как и подсолнечное масло. Вовремя мы успели организовать своё подсобное хозяйство. На мясо и молочную продукцию я пока не претендовал. Понятно, что там Архипу с семьёй только-только хватает. А вот если он развернётся с отарой овец… Пока же меня вполне устроило то, что доставили в школу.

Глава 23

Только я начал входить в учебный режим, а тут – трах-бах! – инспектор нагрянул. Чего ради, я не понял. Сторожа на воротах служивого человека чуть придержали, дав мне время раскидать учеников: кого-то отправил в мастерскую смотреть, как Болот деталь точит, кого-то подносить строителям кирпич, самых мелких загнал на овощной склад сортировать картофель.

По идее, это моё частное владение, но на всякий случай документы и устав «Экспериментальной базы подготовки рабочих широкого профиля» у меня имелись. Вежливо, с «поклонами» я сопроводил господина инспектора до мастерской, показать занятие, затем в свой кабинет. Предложил коньяк, шоколад. Посетовал, как долго получал разрешение на открытие производства в Петербурге. Как раз к этому времени подготовлю этих молодых рабочих.

Вопросы же инспектора сразу выбили меня из колеи. Знаете, что он спросил в первую очередь? Почему, мол, будущие рабочие так чисто и хорошо одеты? Так и хотелось ответить: «Какое твоё собачье дело?» Еле сдержал эмоции. Наплёл лабуды по поводу того, что я зажравшийся коммерсант. «У меня же своя швейная мастерская! Вот и шью. Не желаете ли получить скидку в моём магазине?» Инспектор только тогда смекнул, к кому его прислали. Всё же магазин меня выручает одной своей репутацией уже не в первый раз.

Инспектор удалился вполне «удовлетворённый». А то, что я ему в конвертике ассигнацию передал, так это за труды и чтобы в следующий раз не пешочком шёл, а на бричке ехал и желательно мимо школы.

Через несколько дней после посещения инспектора приехал «цирк с клоунами». В смысле, Артём со своими сварщиками прибыл варить водонапорную башню. Основание под неё строители уже сложили и даже паровую машину с насосом заволокли внутрь (чтобы под дождём не мокла). Стальные листы лежали уже месяц, ожидая своей участи быть сваренными единственным и неповторимым сварочным агрегатом.

Почему я назвал это мероприятие цирком? Да потому, что друг заказал у столяра натуральный такой пропеллер. Мачта-стойка тоже была деревянной. Даже аккумулятор собрали местный. И тоже, блин, в деревянном корпусе! То, чего не имелось в виде местного аналога, упаковали в деревянные ящики. Кроме самого ветрогенератора, конечно. Возиться с динамо-машиной для сварных работ Артём не хотел. А вот эта «ветряная мельница» на крыше сарая его вполне устраивала. Угу. И это в школе с сорока четырьмя пацанами, у которых я поощряю любознательность в любом вопросе. Пришлось заранее «накрутить хвоста» сторожам и выставить пост на подступах к сараю.

На следующий день Артём сваркой не занимался, а читал лекцию всему курсу учеников под благовидным предлогом присмотреть себе на перспективу будущих сварщиков. Ну… по итогам выступления он у меня мог весь курс забрать себе в сварщики. И если пацаны только слушали, то учитель физики, который временно работал и воспитателем, активно конспектировал лекцию у себя в тетради. Правда, работу и устройство ветряного генератора друг опустил, сообщив всем, что у господина Ситникова имеется привилегия и это его изобретение, о котором тот поведает позже. Сам же рассказал о природе сварки, затем перешёл к технике безопасности и продемонстрировал маску, подробно пояснив, почему нельзя смотреть на дугу без тонированного стекла. Близнецы тут же хором спросили: «Шо, правда?» – и на следующий день были в первых рядах желающих посмотреть, как сваривают листы. Выданные защитные стёкла братья проигнорировали, а потом мучились ночью, никак не могли уснуть – «поймали зайчика». Медика у меня в школе не было, но кабинет медицинской помощи имелся. Близнецов на весь следующий день поселил в эту комнату, зашторив окна, и велел делать холодные примочки к глазам с корой дуба. Но как только они пришли в себя, послал на кухню чистить картошку.

Артём со своими помощниками сварил огромную бочку примерно на пять тысяч литров за четыре дня, сделал отвод трубы и, собрав своё добро, снова уехал в Крымскую.

Учитель физики напомнил мне о привилегиях и попросил прочитать лекцию, доступную для учеников. Толку пока от неё было мало. Я как мог попытался упростить пояснение. Физику даже в группе «А» ещё не изучали. Мальчишки слушали меня, как сказочника. Даже когда я сообщил, что в Петербурге уже закладывается завод по выпуску электрооборудования, и то не поверили. Форсировать события я не стал. Пусть изучают физику с азов.

В идеале я хотел бы обеспечить школу и магазин электрическим освещением. Но если вспомнить, что цеха ещё только в бумажном варианте, то ждать свои электрические лампы придётся долго.

А тут в магазине приключилась беда. Вернее, не в нём самом, а в мастерской Петрова. Сторож у нас имелся только для охраны салона. Воры же проникли в мастерскую со стороны внутреннего двора через окно (вначале в форточку кто-то пролез). Украли много чего. А мы только получили шёлк из Италии (почему его покупают там, для меня осталось загадкой) и английскую шерстяную ткань. Как только это всё унесли вместе со швейными машинками и прочим портняжным добром?

Я, когда увидел Петрова, подумал, что пора распаковывать реанимационный набор. Как говорится, в гроб краше кладут. Хорошо ещё, что воры не вскрыли склад с запасами иголок, ниток и лекал. Или уже унести больше не смогли? Петров корил себя за то, что не убрал ткань на ночь на склад.

Со швейными машинками возникла серьёзная проблема. Мы же их из будущего принесли, причём решили, что двух нам хватит. В наше время это считалось раритетной вещью сомнительной ценности. Здесь же машинки не только дорого стоили, их вообще сложно было купить. В Екатеринодаре никто из портных точно не продаст. «Зингер» же построит завод в Подольске только через десять лет.

– Юрий Харитонович, успокойтесь, напишу я своему компаньону в Петербург. Он обязательно купит новые машинки, – успокаивал я как мог Петрова.

Себя же я мысленно обзывал неприличными словами. Что стоило поставить решётки на окнах второго этажа? У меня всё никак времени не было заняться этим. Понадеялся на крепкие двери и замки.

Каким-то образом о краже узнал Зарян. Пришёл посмотреть, что и как. Посетовал, что всё затоптали и с собакой не найти (я, кстати, напомнил ему о щенке для школы), и вышел на дружков среди полицейских. Те меня заверили, что если воры – идиоты и решат продать добро в Екатеринодаре, то их сразу найдут, но если сбывать всё будут в Новороссийске или в том же Ростове, то тут сложнее.

Лично я в то, что найдут, верил слабо и с машинками уже попрощался. Для нашего магазина это оказалось серьёзным ударом и проблемой. Тут не так давно купец один кутил. Накупил костюмов, пальто, шляп и ботинок на восемь тысяч! Склад мы почти выгребли. Не слишком много у нас было дорогих костюмов. Летом же мастерская шила школьную форму для учеников моей школы. Чем торговать?

Магазин у меня – серьёзная статья дохода. Можно, конечно, и у Серёги денег попросить, но у него только начальных вложений намечается под миллион. Да и стыдно мне. Все друзья при делах, работают, только я с мелочовкой вожусь, ещё и это дело профукал. Но нужно было как-то выходить из создавшейся ситуации.

Первым делом я, конечно, отправился к кузнецам с заказом на оконные решётки. Для начала только на мастерские, потом на весь дом. На обратном пути заглянул к Климу. Предупредил о беде, что случилась в магазине. Напомнил, чтобы запирался получше, и пообещал ему сторожа нанять. Там же, на Гимназической, завернул к Катерине Михайловне. Естественно, жаловаться ей я не собирался, но хотел поспрашивать, как она справляется с «криминальной обстановкой» в городе.

Дом госпожи Губкиной уже обретал тот вид, который я помнил из своего времени. Здесь действительно находился известный в Екатеринодаре Гранд-отель. Похоже, дела у вдовы процветали.

– К квартальному надзирателю с душой подойди, поговори, отблагодари человека. Он тебе и присоветует что, – начала поучать меня Екатерина Михайловна, вникнув в проблему.

– Какой примерной суммой должна быть благодарность? – сразу сориентировался я.

– Рубликов десять в месяц. Подарочек какой на Рождество аль на Пасху. У него наверняка и хлопцы хорошие на примете имеются. Четверых найми. Это ещё по двадцать рубликов в месяц каждому.

От таких расценок на услуги сторожей я немного прифигел, но, вспомнив, сколько и чего украли, решил, что нормально. Нужно будет и Екатерине Михайловне что-нибудь к чаю прислать за совет и доброе слово. Вышел я от неё воодушевлённый. Только это не решало моих проблем с магазином. Отбил Серёге телеграмму, чтобы срочно купил швейные машинки, и отправился домой. В этот день я в школу не вернулся.

Дома критически осмотрел все запоры. С фасадной части и забор высок, и ворота крепкие. Фроськины родственники к нам со стороны внутреннего двора забирались. Сейчас там стена склада. Но и склад проверить не мешало бы. Не замки, а содержимое.

Магазин у меня уже давно на местной продукции работает: всё изготовлено из местных материалов и в наших мастерских. Машка двух помощниц себе взяла. Теперь не только носки, но и шарфы вяжут. Вязаные шапки спросом не пользовались. Хотя мы с друзьями себе взяли по одной. Насчёт пряжи Петров договорился с тремя поставщиками. Вначале качество нити меня не устраивало. Но уже с прошлого года и шерстяная, и льняная пряжа стала приемлема.

В общем, стоял я на втором этаже склада и смотрел ещё на две вязальные машинки. Интересно, Машка осилит вязку джемперов? Эти вязальные машинки были самыми примитивными, «с линейкой». Видел я видео, как опытные вязальщицы ухитряются на них довольно сложные вещи выдавать. Только я – не они, а Машка со своими девками тем более. В любом случае решил, что надо попробовать. Пусть вяжут пока без изысков, что попроще. Чем-то же нужно наполнить магазин. В доме где-то мой старый джемпер лежит и как образец должен подойти. Я же не требую точного повторения. Главное, чтобы вещь выглядела достойно.

Этот вопрос я обсудил с Машкой на следующий день. Её помощницы за каждый носок получают по копейке зарплаты. Джемпер я бы оценил копеек на пятьдесят. Самой Машке пообещал премию в два рубля и, оставив ещё одну вязальную машинку, пошёл на поклон к квартальному надзирателю.

Чай мы с этим милейшим человеком распивали часа три. Договорились много до чего. Выбирать, конечно, я буду сам, главное, есть из кого. Не знал я, что подобные услуги востребованы у купцов первой гильдии. Батька Николеньки рано умер, не успел все «секреты мастерства» передать. Уже позже, отбирая охранников, я решил, что не помешает послать несколько человек в Крымскую. Трёх нанял для школы (не обеднею), четырёх для магазина. Столько же откомандировал Артёму.

К вязальщицам я наведался через три дня.

– Ох и умаялись мы, Николай Иванович, – притворно вздыхала Машка, колыхая бюстом в непосредственной близости от моего лица, пока я сидел и оценивал вещь. – Свяжем, распустим, снова вяжем. Петельки считаем. Вот здесь у ворота, видите, как мудрёно сделано? А у нас пряжа-то толще.

Изделие я оценил. Вполне достойно. Только цвет немного удручающий. Посоветовал разнообразить полосами, нарисовал примерно как. Цвета тоже сделать разные. Обязательно нарядить манекен в зале. Попробовать сделать похожую модель, но длиннее.

Позже послал посыльного к художнику. Пусть плакаты в зале поменяет. Типа: «Модная модель мужской одежды для верховой езды». Во всяком случае, чем ещё наполнить магазин, я пока не придумал. У меня же только обувь, шляпы и чемоданы с портфелями. Мелочовку в виде наборов несессеров и часы я не считал. Пусть будут вязаные вещи до того момента, как приобретём ткани и швейные машинки…

И снова Рождество в преддверии нового, 1891 года. Артём заметно постарел. Я смотрел на друга с грустью. Загоняла его Вера совсем. Себя не бережёт и всех вокруг замучила. Серёга, напротив, «цвёл и благоухал». В Петербурге он снимал квартиру, рассчитывая потом построить себе дом рядом с заводом. Завёл содержанку, играет на бирже, пополняя счёт в банке, посещает модные премьеры в театре и вообще ведёт светскую жизнь в столице. Только одеваться приезжает в Екатеринодар. Снова набрал костюмов из «новой коллекции» Петрова. Заказал себе тёплые ботинки. Я такие сразу велел в серию пускать для продажи в магазине.

Сергей получил разрешение на строительство всех заводов. Начнёт разворачиваться, как только потеплеет. Умудрился сманить у меня одну артель. Я скорее удивился, чем огорчился. Всё же работать в Петербурге – это вам не на хутор съездить. Но раз ехал Епишка Грень, то и артельщики решили отправиться следом. Зарплату Серёга ставил выше в два раза. Эта артель должна стать опорой Серёге. Он уже пообещал, что сделает каждого бригадиром, присматривающим за десятком рабочих. Артельщиков такое «повышение по службе» и привлекло. Надеюсь, они справятся, и строиться всё будет быстро.

Кстати, я теперь торгово-промышленный буржуй, поскольку у нас с Серёгой эти владения совместные. Нефтяной завод у нас на пятерых (включая купца). Кстати, Вера успела послать Артёма выкупить участок земли под Майкопом. Будем там добывать нефть или нет, никто из нас не знает, но землю приобрели.

– Готовь грамотных химиков, – советовала мне Вера Степановна. – Часть выпускников отправите на заводы. А половину на нефтепереработку. Мне нужно кому-то передавать свой опыт.

– Будут тебе химики, – пообещал я и рассказал историю о близнецах.

Эти братцы в очередной раз учудили. Преподаватель химии как-то очень быстро подошёл к теме «Кислоты». Формулы красивые рисовал, подробно всё рассказывал. А потом продемонстрировал какую-то кислоту и произнёс известную фразу: «Не плюй в кислоту, а то она в тебя плюнет». Близнецы, естественно, задали свой коронный вопрос: «Шо, правда?» – и дружно плюнули. Хорошо, реакция у химика оказалась быстрее, чем плевки близнецов, и никто не пострадал. А у поварих появились внеплановые помощники на кухне.

Дизельное топливо Вера Степановна пока не обещала. Предлог был понятный. У меня-то и двигателя ещё нет. Как нет станкостроительного завода и много чего ещё. Станки были очень нужны, но и плодить конкурентов не хотелось. Пять штук по деталям и узлам Сергей заказал на разных заводах. Пресс аж в Англии будут делать.

Но главная новость: Артём у нас сразу после Нового года отправится в Америку. Хотел сорвать хороший куш на Нью-Йоркской бирже. Заодно оформить патенты. У Марка Яковлевича, благодаря нашим стараниям, уже в Америке филиал открылся.

– Ну что, дру́ги мои, оформляем патент на кинематограф или нет? – задал Артём вопрос.

– Кино – это главное из искусств, – попытался я процитировать вождя мирового пролетариата.

– Влияние на умы и массы? – задумчиво покрутила кружку с чаем Вера Степановна. – Цензоров на этот вид деятельности ещё нет.

– Когда этим всем заниматься?! – возмутился Серёга. – Вы сами земель нахватали, а мне ещё в Николаевске разбираться, что там можно урвать. Нам только кина́ не хватает!

– Значит, Николай, решать тебе, – резюмировала Вера Степановна. – Мы не осилим, не сможем, не успеем.

– Отдать американцам «право первой ночи»? – начал я размышлять вслух. – Вы все в курсе, что это огромные деньги. Если сам не потяну, то живёт тут у меня сосед на улице Медведовской. Фотографией занимается. Помнишь, Серёга, мы ещё приезд Александра III по его фотографиям сравнивали? Попробую заинтересовать господина Чернова.

– По кинематографу, если помните, у вас ещё нет ничего, – напомнила Вера Степановна, – только распечатки файлов. Я возьму на себя ту часть, что касается плёнки. А вы извольте перечертить аппарат с пояснительной запиской на английском языке.

– На русском комплект тоже сразу нужно готовить, – решил Серёга.

– Вот нам и развлечение на все новогодние праздники, – радостно потёр руки Артём.

Глава 24

Приближалась весна и с ней очередные заботы, связанные с хутором. Контролировать и нянчиться с крестьянами времени у меня не было. Зато имелся повзрослевший Васька. Пацану уже семнадцать. По многим вопросам он был в курсе и давно стал моим помощником.

– Ты Зверя с собой не тащи, – давал я наставления Ваське перед отъездом.

– Николай Иванович, только вы лично за Стрелкой присмотрите, – беспокоился он о своей питомице.

Стрелку натаскивали для охраны школы. Чтобы собаку не разбаловали, приходилось ограничивать круг её общения. Молодая овчарка, практически ещё щенок, уважала и слушалась хозяина – Ваську, меня – как друга хозяина и ещё трёх «друзей» из числа охранников. Остальные относились к категории «чужие» или «охраняемый объект». Разве что Зарян был вне шаблонов и конкуренции. Казак обожал собак любой породы, возраста и размера, к каждому животному имел свой подход и очень сожалел, что не выпросил себе кавказскую овчарку, когда была возможность взять щенка у «французского промышленника».

Те щенки, которых подарили Василию Семёновичу Климову, стали уже легендой города. Я только один раз видел издали выгул кавказцев в районе парка. По слухам, городской голова первый помёт чуть ли не государю императору в Петербург повезёт. В эти сплетни я не верил и всё услышанное делил на два. Вероятно, Климов пообещал щенков кому-то из чиновников, и не более того.

Но собаки и вправду выросли красивые. Здоровые, холёные, шерсть им наверняка расчёсывают чаще, чем это делает Васька Зверю. Главное, чтобы никто не стал искать того «француза», продававшего щенков. В принципе, времени прошло уже много. Следы должны затеряться.

Долго гостить на хуторе Васька не стал. Проверил и вернулся с отчётом, как и что там делается. Из десяти батраков вернулись лишь трое с семьями, но рабочих рук должно хватить, поскольку земельные угодья почти все распаханы. Архип вновь прибывших распределил на работы.

– Важный такой стал. Ходит, покрикивает, показывает, что делать, – рассказывал Васька.

– Всё правильно, он осуществляет общее руководство. Если дела хорошо идут, то ему самому надрываться не нужно, – одобрил я действия Архипа.

– Степанида беременная. Скоро разродится, – продолжил Васька отчёт.

– Тьфу, ну что за баба?! – в сердцах воскликнул я. – Рожает детей, как котят. Если бы не хуторяне, то передохли бы все с такой мамашей.

– Глафира её гоняет, не даёт спуску, – добавил Васька.

В общем, насчёт хутора я был спокоен. Через месяц снова отправлю туда Ваську. Пусть даже верхом, если не сможет проехать по грязи на бричке. Главное – посмотреть, чтобы огороды сажали, как я рассказывал: горох на то место, где в прошлом году был чеснок, и так далее. Ваську же я похвалил, действительно, уже помощник. Он и в школе за мальчишками присматривал, когда зимой учителя болели.

Расходовать ценные лекарства я тогда пожалел. Разве что аспирин выдал учителям. Ученики тоже простывали. Им прописывал чай с малиновым вареньем да калину с сахаром. Моя роль директора школы предполагала, что я ещё и врачевать могу. Шучу, конечно. Но я в самом деле столкнулся с тем, что народ в этом времени поголовно дремучий. В станицах есть «бабки», да и в городе тоже, которые практикуют лечение травами. У остальных в этом вопросе «поголовная безграмотность». Эту тему я среди учеников в прошлом году упустил. Но думал наверстать летом. Делянку с лекарственными растениями расширю. Пару лекций зимой я прочитал, только толку – пшик. Пацанам свойства каких-то там травок, растущих под ногами, были неинтересны. Разве что Румянцевы забросали меня вопросами.

Какие-то итоги по школе ещё было рано подводить, но я уже видел тех мальчишек, которым буду давать знаний столько, сколько осилят. Прежде всего это близнецы – Андрей и Егор. С ними я даже не знал, что и делать. Мальчишкам было интересно буквально всё. За всю свою жизнь, прошлую и эту, не могу никого припомнить с подобной жаждой знаний. Клим, любящий читать, и в подмётки им не годился. У меня создалось впечатление, что парни «пьют» знания, как воду, и не могут насытиться.

Школьную библиотеку они прочитали ещё до Нового года. В том числе и все журналы «Наука и жизнь». Пусть и не поняли половины, но прочитали же! Базовых знаний мальчишкам, понятное дело, не хватало, потому учебники по физике и химии они штудировали сами, донимая учителей, меня и Ваську всевозможными вопросами.

Немного мы передохнули, когда Серёга прислал для школьной библиотеки «Войну и мир» Толстого. Близнецам этого труда хватило на неделю. А мне сразу в голову пришла мысль выдавать им по пять копеек и отправлять по воскресеньям в городскую библиотеку. Родственников, к кому можно сходить в гости, у братьев не было, поэтому в выходной они болтались по школе и мучили всех, кто им попадался, вопросами.

Номер с библиотекой не прошёл. Сходив в неё два раза, близнецы сообщили, что городская библиотека их не устраивает. Книги любовного содержания им неинтересны, как и сборники стихов. Подшивка газет смотрится убого на фоне журнала «Наука и жизнь». Попробовали они почитать что-то философское и пришли ко мне с вопросом: «А зачем это всё надо?»

Точно так же братья не жаловали преподаваемые иностранные языки. Но я пояснил, что со знанием других языков можно прочитать больше книг, и парни согласились, что дело нужное. Хотя и всячески отлынивали.

Другими «самородками» были братья Румянцевы. Этих точно потом направлю к Вере Степановне. Пусть учитель математики и жаловался на плохую успеваемость, зато в химии парни (все трое, даже мелкий!) разбирались лучше всех в своей группе «В». В «А» я не перевёл их только из-за возраста младшего.

Черчение Румянцевы тоже не посещали. Я решил, что не стоит тратить время «на всестороннее развитие личности». Не любят они его, не понимают, нацелены на другое, вот и будем развивать их в нужном направлении. Лучше дополнительные занятия по химии им поставлю.

Если общеобразовательные предметы я для мальчишек корректировал с учётом их способностей, то работы в мастерской были обязательны для всех. Свидетельства об образовании как в гимназии я своим ученикам дать не мог. Кто его знает, как дальше сложится их судьба? Поэтому рабочие специальности были обязательны. Выбирать, конечно, приходилось такое, где ученички не лишились бы пальцев. Так что мастерили они у нас простые предметы типа табуретов и стеллажей. Дома для учителей почти закончили строить, думаю, эту мебель разберут.

Ещё подростки практиковались пользоваться напильником, делая подобие шестерёнок. Именно подобие. Кракозябры получались ещё те. Зато развивали усидчивость и внимание. Болот сильно возмущался, когда выточенную им заготовку дети превращали невесть во что. Тут, правда, сказывался тот факт, что у ребят плохо получалось переносить чертёж на болванку.

Вначале всё, что стачивали напильниками эти горе-умельцы, я заставлял собирать (потом не стал, материала было достаточно), не в качестве мусора, конечно. Нам же ещё радио изобретать совместными усилиями. Бранли пока не описал явление «О проводимости не сплошных проводящих веществ». Кто мешает сделать нам это в школе? Пусть только немного изучат физику. В группе «А» я уже поставил по одному уроку в неделю.

Строители заканчивали отделку преподавательских домов и облагораживали двор. Как только подсохнет земля, завезут песок и начнут тротуары из плитки выкладывать. Плитку отливали в сарае и складывали, ожидая, когда можно будет её применить. Артельщики посчитали это моей очередной блажью, но делали всё, что я от них требовал.

На этих строителей я мог уже положиться. А вот за недавно нанятыми рабочими нужен был постоянный присмотр. Стройка у меня продолжалась. Я решил, что приобретённого участка для школы уже мало, нужно расширяться и строить отдельное здание для химической лаборатории, чтобы близнецы не взорвали мне школу. А там, глядишь, кроме химической лаборатории, и другие понадобятся.

Свой новый дом я тоже обустраивал. У Павлины Конкордиевны появлялся редко. Последний раз был, когда деда Лукашку хоронили. По всем признакам, деда подвело сердце. Васька, конечно, забегал проведать обитателей дома на Екатерининской, но тоже нечасто. Я там даже конюхов не оставил, забрав весь транспорт и лошадей в школу. Павлина Конкордиевна попыталась возмутиться, но потом решила, что им с Маруськой стало жить спокойнее и проще. Павлина Конкордиевна теперь рассказывала знакомым, что это я себе усадьбу отстроил. Пусть будет усадьба. Меня это мало волновало.

Вообще я не понимал страданий того же Казимирова, которого не принимали в «обществе». Купец даже первой гильдии среди дворян и известных людей города не котировался. Аносов, кстати, хвастался, что тоже скоро получит свидетельство первой гильдии. Никак на моих заказах на кирпич поднялся и развернулся.

Кирпичных заводов вокруг Екатеринодара становилось всё больше и больше. Подвоз угля для печей осуществлялся по железной дороге, и это ускоряло процесс. И строителей хватало. Половина города точно была в строительных лесах. Екатеринодар поднимался невероятными для этого времени темпами. Там, где были дома в один этаж, надстраивали второй и третий. Продлевались кварталы, возводились новые предприятия. Я начинал узнавать знакомые с детства дома и заведения. Скоро турок закончит строительство бани, сохранившейся до XXI века. Там будет хорошая скважина с водой. Обязательно схожу, когда баня откроется.

Только предприятий тяжёлой промышленности в городе по-прежнему не было. Имелись табачная фабрика, мастерские, кожевенные предприятия, маслобойни, три типографии (не считая моей), множество магазинов, трактиров и аж три ресторана. Ни один из ресторанов я не посещал, как-то повода не было. Разве что к Екатерине Михайловне схожу. Она для своего Гранд-отеля мебель откуда-то из Польши завезла. Ресторан скоро откроется при гостинице, во дворе которой госпожа Губкина устроила, ни много ни мало, свой консервный завод. Очуметь, какая предприимчивая тётка! Не каждый купец так развернётся.

Серёга писал, что заезжал по пути проведать Ростовские шахты. Поскандалил с управляющим по поводу уровня жизни шахтёров. Но обсуждать эту тему нужно ещё и с Казимировым. Он у нас в основном контролирует шахты.

Я, как обычно, никуда не ездил и нигде не бывал.

Из Америки вернулся Артём. Четыре месяца путешествовал!

– Бодал я эту Америку, – высказался Артём по итогам поездки.

Даже первым классом путешествие через море далось с большим трудом. Условия препаршивые, питание такое же. Да ещё один из сопровождающих Артёма заболел на обратном пути и умер. Какие-то проблемы с желудком были. В общем, Артём согласился с той суммой, которую брал юрист, отправляя своих помощников регистрировать патенты в Америку.

Чтобы не скучать во время длительной поездки, Артём в вольной форме изложил «Пиратов Карибского моря». А скучал друг основательно. Примерно половина чемодана была забита исписанными листами. Мне пришлось долго разбирать его почерк. Ещё и вчитываться в текст, написанный карандашом, непросто. Но разобрал, немного отредактировал. Отдал все наброски и иллюстрации к текстам художникам-графикам и велел Климу готовить экземпляр для предоставления цензору. Напечатаем книги И.П. Иванова.

Артём отбыл в Крымскую, заменив на нефтезаводе Веру Степановну, которая приехала в Екатеринодар. Нам предстояло оформить продажу моего старого дома. Да, я параноик и не скрываю этого. Всё опасаюсь, что придут с обыском. А так это перестанет быть моим владением, перейдёт к госпоже Ивановой. Попутно Вера Степановна оформляла на меня завещания на всё, что имела. Артём давно это сделал на Серёгу.

– Давай знакомь меня с твоими малолетними вундеркиндами, – попросила Вера Степановна, когда мы закончили дела с домом и наследством.

По итогам проверки она согласилась, что близнецы не просто перспективные ребята, а на редкость уникальные.

– Жаль, если сгинут в российских реалиях, – переживала Вера Степановна и предложила настоящую авантюру: – Мы с ними откроем аспирин, будет совместное моё и братьев изобретение.

Я напомнил ей, почему мы отказались от производства лекарств. В России, как и в Германии, ещё действует закон, по которому привилегии на химические соединения не оформляются.

– Зато торговую марку и технологию получения никто не запрещает патентовать, – парировала женщина. – Аспирин нужен. И пусть приоритет в этой области будет не только у России, но и у братьев.

Занятия Вера Степановна проводила в старом доме, уже своём. Прямо на кухне устроила химическую лабораторию. Естественно, Андрей и Егор от занятий в школе были освобождены и временно проживали на улице Медведовской.

Парни пребывали в невероятном восторге. Перебивая друг друга, рассказывали мне, как они ходили срезать кору с ивы. Подробно поясняли, что нужен был не верхний слой коры, а тот, что возле ствола, как затем синтезировали салицил, а затем салициловую кислоту. Одно дело, прочитать об этом в учебнике, а другое – сделать самим, пусть и под присмотром опытного химика. Потом, конечно, будет аспирин, синтезированный из нефти, но знакомить с веществом наш химик начал с основ.

– Представляете, Николай Иванович, в древесных волокнах ивы содержится соль, и мы её вываривали! – с восторгом описывал Андрей (или это был Егор?) эту процедуру.

– Журнал лабораторных исследований вели? – поинтересовался я и, получив от братьев утвердительный кивок, взял с каждого расписку о неразглашении.

Ещё через три дня мне продемонстрировали белый порошок, производное от салициловой кислоты, ту самую ацетилсалициловую кислоту. Вера Степановна мудрить не стала, присвоила этому веществу название аспирин. Снова близнецы писали расписки, хотя и не понимали для чего.

– Если проболтаетесь кому-то, даже нашему учителю по химии, то я вас в тюрьму отправлю, – пригрозил я парнишкам.

Те в ответ обиженно засопели. Очень уж им хотелось похвастаться хотя бы перед Васькой. Чем только хвастаться собирались? Тем, что ободрали иву и варили кору, а затем получили граммов десять чего-то белого?

– Николай, парни уже не дети, школа им не нужна, – заявила Вера Степановна. – Решай, где будем устраивать производство аспирина.

– Кто будет за этим всем присматривать?

– Ты, конечно.

– Тогда размещаем за школой.

– К тому моменту, как оформим документы на товарный знак, нужно подготовить малый цех.

И Вера Степановна сама поехала в Петербург оформлять документы и повезла граммов сто аспирина. Близнецов забрала с собой. Артёму же написала письмо, типа он погулял в Америке, теперь её очередь.

Снова я работал Золушкой, которой балы если и светили, то в далёком будущем. Независимо от того, как долго будут оформлять торговую марку «Аспирин», его выпуск нужно ускорить.

Пока же сколотили подобие сарая, куда начали завозить исходный материал. Ваську я направил в Пашковскую договариваться с Фёдором. Думаю, атамана моя просьба о коре ивы сильно удивила. Но поскольку она была подтверждена денежно, то процесс пошёл. Заказывать химическую посуду, котлы, вытяжки и паровую машину тоже пришлось мне. И конечно же, поторапливать строителей с возведением нового объекта.

Вера Степановна вернулась из поездки мрачная. Нет, с оформлением торговой марки и технологии проблем не возникло. Хотя бюрократическая машина, как всегда, работает медленно, даже если её смазывают взятками. То есть в этом плане всё было нормально. С племянником Вера Степановна тоже хорошо пообщалась, продемонстрировала своих подопечных, сообщила, какая готовится «диверсия». Будет у парней патент, мировая слава и, кто знает, возможно, Нобелевская премия (под старость лет). Но на обратном пути, когда проезжали мимо Воронежа, уже явно были видны следы засухи.

Мы со своей стороны будем помогать по мере возможности. Зерно продавать кому-либо я хуторским категорически запретил. Его надо сэкономить и снова засеять. А отдать – считай, что выкинуть. Но остаться в стороне от массового голода нам совесть не позволяла. Поэтому «гуманитарную помощь» мы решили оказывать в виде муки.

Кроме того, зимой в тех регионах вспыхнут эпидемии. Тот же тиф, например. Вдруг наш аспирин пригодится?

– Я ещё оформила привилегию на технологию получения стрептоцида, красного и обычного, – сообщила Вера Степановна. – Тоже совместное изобретение с близнецами. Правда, они об этом ещё не знают.

– Не поторопились вы со стрептоцидом? – усомнился я.

– Поехать снова в Петербург получится не скоро. Месяца через три железные дороги войдут в авральный режим. Сергей велел предупредить, что год, а то и больше, не увидимся. Он воспользуется тем, что в города ринутся голодающие и появится много рабочей силы. Сколько сможет набрать – неизвестно.

Зерно Серёге в Петербург из собранных озимых уже грузилось. В качестве сопровождения я отправлял тройку особых охранников. Даже ружьё дал на всякий случай. Сергею же чем-то кормить тех рабочих надо будет. А цены через три-четыре месяца скакнут вверх.

Плохо, что цензура уже запретила любые упоминания о возможном голоде и неурожае. Все эти так называемые паникёрские настроения пресекали и будут дальше пресекать. Александр III увидит масштаб всего бедствия только в октябре. Сейчас ещё трудно судить, поскольку урожай не собран. Следующую зиму крестьяне ещё как-то переживут. Но падёт скотина, съедят все запасы, кто-то даже сэкономит на посев и потом бросит зерно в «мёртвую» землю. А в 1892 году от голода и болезней погибнут тысячи.

Мы со своим знанием из будущего предполагали как можно уменьшить людские потери. Если бы не те же цензура и запреты на распространение «паникёрских настроений», то можно было бы предупредить людей, собрать больше благотворительности, организовать доставку продовольствия в отдалённые районы.

Но голод ещё впереди. Пока же меня радостно обнимали близнецы, пытаясь рассказать сразу обо всём: о Петербурге, о поезде, об электричестве и так далее. Отпустил их к Ваське. Теперь уже могут болтать о чём угодно. Недолго. Я там и место приготовил, и работников нанял. Строители будут поднимать кирпичные стены вокруг деревянного помещения. Так что место для работы имеется.

Близнецам пришло время взрослеть.

Глава 25

Я смотрел на Ваську, Егора с Андреем и представлял, что, наверное, такими и были комсомольцы 1920-х годов. Молодые, азартные, «с пламенем в груди». Мои бывшие ученики желали вылечить весь мир, построить фабрику по выпуску лекарств и так далее. Им не нужна была всемирная слава. Они ещё не подозревают, что такое возможно. Не те цели и задачи.

Конечно, не последнюю роль сыграло моё воспитание и, так сказать, «наглядная агитация». А я всего лишь сводил близнецов в богадельню-больницу. Главного врача мой вопрос по поводу тифозных очень удивил. Заверил, что таких, слава богу, у них нет. Но нашлись больные с признаками лихорадки.

Давать разрешение на использование сомнительного препарата врач не хотел. Я предложил добровольцам дать лекарство бесплатно. Согласился один дед. Думаю, именно по той причине, что платить не нужно. Пребывание в больнице стоило шестьдесят шесть копеек в сутки и не всем беднякам по карману. Люди более обеспеченные могли себе позволить посещение врача на дому. Но медикаментов в это время практически не было. Не считать же опиум лекарственным препаратом?

В одном из первых журналов «Наука и жизнь» я написал статью об опиуме и всех остальных наркотиках. Только учёных мужей статьи какого-то купца-выскочки не заинтересовали. Мало кто вообще читал журнал. Тираж не тот. Сергей закупил оборудование в Петербурге. Даже штат нанял. Казимирова-младшего поставил управляющим. Но книги ещё не начали печатать. Только опробовали копировать «Науку и жизнь». Опять же, всё упиралось в сроки и цензуру. Даже пять тысяч экземпляров слишком мало для столицы, не говоря о стране в целом.

Переубеждать врачей долгое и неблагодарное дело. Проще самим внедрить препарат или, ещё лучше, не болеть. Зарян как-то рассказывал о медпомощи среди казаков. Для этого времени очень неплохо. Заряну когда-то давно удаляли пулю из ноги. Делать это начали на закате (так мух меньше). Дали выпить стакан водки, но могли сунуть и маковый отвар, просто не сезон был. Инструмент тщательно обработали. Вначале прокипятили в солёной воде. Затем подержали над пламенем. Тот, кто делал операцию, долго мыл руки, следом ещё водкой сполоснул. Ногу обложили льдом, чтобы уменьшить чувствительность и кровообращение. Продезинфицированными крючками рану расширили и, выкатив пулю, обработали её отварами трав, потом, вложив конский волос, зашили, а ногу зафиксировали в лубках.

Для чего нужен был волос, я не понял, и Вера Степановна просветила, что это своего рода дренаж раны. Сопровождали операцию молитвы и удары бубна, которые продолжались до утра, таким образом не давая пациенту уснуть. Медицинских показаний по поводу бубна, с моей точки зрения, не было. Скорее и в большей степени это традиция казаков.

В целом, могу сказать, самолечение казаков выглядело лучше, чем помощь страдающим в больнице, которую мы посетили. Ходили мы с близнецами в холщовых масках, закрывающих рот и нос (позже я заставил их тщательно вымыть руки с мылом). Результаты у больного дедка стали заметны уже через полчаса. Температура упала. И врач милостиво согласился принять упаковку расфасованного порошка под названием «Аспирин», хотя выражение его лица явно демонстрировало, что он этому всему не доверяет.

Я же в тот вечер толкал проникновенную речь перед близнецами:

– Представьте себе, сколько жизней спасёт ваш аспирин! Это судьбы и жизни миллионов людей…

Прошёлся по «больной теме» умерших родителей. Братьям повезло, что они остались с бабкой, когда отец и мать поехали торговать на ярмарку. Сыпной тиф свалил родителей на обратной дороге. Безусловно, аспирин не панацея, но он снижает температуру. Чем опасно повышение температуры тела, я братьям подробно рассказал.

Что-то фанатичное появилось во взгляде парней сразу после моих слов. Думаю, они начнут втюхивать всем аспирин, не дожидаясь документов из Петербурга. Сергей обещал прорекламировать то, что привезла с собой Вера Степановна. Но, опять же, на всё нужно время в этом медлительном XIX веке.

Перебивать настрой близнецов своими сомнениями я не хотел. Одобрил их желание поехать к Вере Степановне на обучение. Сам же решил проведать хутор. Васька – пацан ответственный, но ещё молодой. Мне стоило самому посмотреть, как там и что.

Тут как раз вернулись охранники, сопровождавшие зерно в Петербург. Вот с ними я и поехал на хутор. По пути завернули в Пашковскую. Душевно пообщались с Фёдором. Тот меня уже как родного привечал. Ещё бы! Я столько семян станичникам надарил! И всё это росло, зрело и радовало глаз. Оставил атаману аспирин с инструкциями, довёл информацию, что в Поволжье и на северо-востоке России грядёт голод. И это не слухи, а реальный факт, поскольку засуха уже пришла. Атаман мне поверил сразу и безоговорочно.

– Фёдор, зерно перекупщикам не продавай. Цены возрастут к весне в два, а то и в три раза, – посоветовал я напоследок.

Выехали на следующий день на рассвете. Я управлял бричкой, а охрана сопровождала меня верхом. Добрались быстро, часа за четыре. Ещё издали я оценил посадки и будущий урожай. Только сами обитатели хутора выглядели не слишком счастливо.

– Бяда, Николай Иванович! – кинулся ко мне Архип, как только я сошёл с брички. – Бяда!

Я не сразу въехал, что случилось. Оказалось, жена одного из крестьян, приехавших весной, начала «кликать».

– Упадёт, глаза белёсые закатит, а сама завывает, – перечислял Архип. – В церкву её возил, не помогло.

По всему получалось, что женщина больна эпилепсией или чем-то ещё, раз вызывало такие приступы. А я не медик. Кроме аспирина с собой ничего не привёз.

Архип продолжал описывать события, а я стал успокаиваться. Выяснилось, что приступы «кликушества» у этой бабы начались, когда стало жарко и нужно было полоть, окучивать картошку и так далее. Мало того, наша Степанида (разродившаяся очередной дочкой) тоже стала «кликать», падать на землю и истерить, вещая какие-то события.

– Знаю эту болезнь, – успокоил я Архипа. – Сейчас пообедаем и начнём её лечить. Только мне розги нужны. Пошли кого-нибудь из сыновей к реке нарезать прутьев с кустов.

Бабы к моему заявлению, что я умею лечить кликушество, отнеслись с недоверием. Мол, чего он понимает в таком «тонком» деле? А мне Серёга как-то рассказывал, как станичный атаман быстро «кликух» плетьми обрабатывает. На Кубани это не так распространено, а по России народ вообще этим истеричкам ещё и денежки кидает. Особенно если «кликать» начинает возле церкви. Жалеют убогую. Примерно как паломников, инвалидов и прочих «погорельцев».

Своим сопровождающим я во время обеда тихо рассказал, что и как. Парни хмыкнули и сообщили, что с радостью помогут в «лечении». Сразу как откушали, Степаниду и ту вторую бабу схватили, подолы им задрали выше головы, да и завязали узлом. Муж бабёнки, что «кликала», попытался возмутиться, но я вовремя кивнул Архипу, чтобы его придержал. Баб в таком виде с голыми задницами поставили возле брички, зафиксировав тела. Тут мне и розги принесли.

– Будешь ещё «кликать» и отлынивать от работы? – спрашивал я то одну, то другую дуру, наяривая по голым жопам и чувствуя себя БДСМщиком.

Бабёнки верещали, что-то кричали, но я остановился, лишь когда задницы стали по цвету как у макак.

– Вот и славно. Болезнь вся ушла. Взяли тяпки и марш на прополку огорода! – И повернувшись к зрителям, я спросил: – Архип, ты понял, как лечить, если тут ещё хоть одна упадёт и «кликать» станет?

– Знамо дело, – ответил довольный Архип, оглаживая бороду.

Судя по лицам остальных, «публику я уважил». Типа «месье знает толк в развлечениях».

Разобравшись с бабами, я пошёл принимать отчёт у Архипа. Вопросов у меня не возникло. Архип, напуганный ещё весной информацией о голоде в России, на выращивание зерновых сил не жалел.

На обратном пути мои сопровождающие продолжали делиться друг с другом впечатлениями по поводу моих кардинальных методов лечения. Ржали всю дорогу так, что трава по обочинам пригибалась. Я же размышлял, куда такую прорву баб деть. Сейчас женского пола на хуторе стараниями той же Степаниды в два раза больше, чем мужчин. Нужно к зиме их чем-то озадачить. Иначе Архип с ума сойдёт с этим «бабьим царством».

Появилась у меня мысль о ткачестве, но я сразу отмёл её. На хуторе ткать лён смысла не было. Проще эти земли пшеницей засеять, потом её продать в городе и там же ткань купить. Но вот насчёт выращивания конопли я задумался. Для одежды мои бабёнки коноплю достаточно качественно не обработают, а на верёвки вполне сойдёт. Не на продажу, а на личные нужды. Или пусть те же мешки делают. Пару ткацких станков и пеньку могу им привезти. Но в этом году сажать коноплю уже поздно.

Идея с коноплёй мне понравилась. Серёге пока не скажу. Помню, как нас в первый раз ошеломило увиденное поле конопли. Посмеялись дружно над тем, что наши предки такие «непродвинутые», коноплю на верёвки пускают. Хотя, если вспомнить, даже в конце 1970-х годов в станицах народ был такой же. В смысле, не было поголовной наркомании. Никто не огораживал посадки конопли забором и колючей проволокой. Чуть ли не у каждого жителя станицы она росла в огороде.

У моей бабушки точно была. Она её использовала как средство от комаров. Вечером с соседками садилась на скамеечке семечки полузгать и веткой конопли отмахивалась от насекомых. Ладно конопля, у бабушки даже опиумный мак рос! Правда, сажала она его в дальнем углу огорода рядом с малиной. «А то хлопцы сорвут», – поясняла она, почему мак так далеко. То есть были и «продвинутые хлопцы» в станице. И если с маком в огороде было понятно, что он использовался для выпечки, то наличие конопли для меня так и осталось загадкой. Похоже, только от комаров. На верёвки её точно не пускали.

А ещё у бабушки вдоль забора росло несколько шелковиц. Тутовник по-научному. Во времена моего детства это были огромные деревья с раскидистой кроной. Ещё, когда был открыт портал, Артём принёс на хутор пару саженцев, чтобы через несколько лет во дворе была тень. Грецкий орех тоже рядом с домом посадили. Это и тень от солнца, и орехи. Думаю, что и шелковицу хуторяне со временем распробуют. Сейчас это дерево на Кубани мало распространено. Бабушка рассказывала, что её заставили шелковицу посадить. Колхозу, как это обычно происходило в советские времена, «спустили план» на шёлк. И куда деваться, занимались шёлком.

Климат на Кубани не совсем подходящий для шелкопряда. Чтобы не помёрзли шелковичные черви, топили печи, разложив ветки по полу хаты. Потом сдавали учётчику куколок шелкопряда. Дурь с выращиванием шелкопряда со временем прошла, а шелковицы остались расти. Кажется, такое дерево лет триста живёт. Тоже из рассказов бабушки: после войны народ, приходя с работы домой и взяв кусок хлеба, карабкался на дерево. Это типа ужин такой. Плоды тутовника вкусные и полезные. Говорят, особенно для беременных женщин. Серёга ухохатывался, мол, как раз для нашей Степаниды.

Кстати, о дамах. На расфасовку аспирина нужно будет нанять пару симпатичных девиц. А ещё мне служанка в дом требуется, лучше приходящая, и так, чтобы Машка не узнала. Стоит, наверное, Машуню проведать. Давно не был. Поинтересоваться, как дела, как запасы пряжи. Вера Степановна права, скоро поставки по железной дороге прекратятся. Загруженность будет такая, что простому купцу с его заказами на нитки и соваться бессмысленно.

Навестить Машку не получилось. В школе меня уже ждала Вера Степановна.

– Николай, здесь в бобине метр плёнки, уже перфорированной. Ещё метр проявленной, но по принципу диафильма. Ты линзы из Германии получил?

– Ещё весной, – заверил я, офигевая от такой скорости освоения новой области деятельности.

Пощупал, осмотрел плёнку, только что на зуб не попробовал. Толстовато она как-то выглядит. Но это же первая в мире киноплёнка!

– Как вы успели это всё сделать?! – продолжал удивляться я. – И главное, когда?!

– Что значит – когда? Мы решили заняться киноискусством ещё до Нового года. Хлопок я у твоего знакомого армянского купца приобрела. Лаборантов хватает. И близнецы немного помогали. Поставила их синтезировать триацетат целлюлозы. Вот формировать его в виде ленты, наносить желатиновый слой и эмульсии гораздо больше времени заняло. Это не только специальные формы, но и сушильное оборудование нужно. Только в июне привезли заказ из Новороссийска.

– Вера, вы волшебница, фея! – восхвалял я женщину.

Она зарделась, но сбить себя с толку не дала.

– Пора, наверное, уже начинать изготовление киноаппаратов, – сообщила Вера Степановна. – Пока суд да дело, привилегии будут оформлены. Я вот задумалась, что нам не мешает наглядную агитацию подготовить после голода.

С этим я был согласен. В 1893 году выползут революционеры всех мастей и начнут обсирать царя. В том, что будет немало ошибок, я тоже согласен. Но и многое окажется сделано, о чём те активисты, естественно, умолчат. Из миллионов голодающих помощь получит примерно половина. Это и мало, и много. Умрут от голода более четырёх сотен тысяч человек. Стоит осветить всё с долей критики и с намёками, как можно в будущем изменить ситуацию в лучшую сторону.

Пришло время наведаться к Афанасию Петровичу Чернову. Пусть киноаппарат и кинопроектор ещё в чертежах, зато есть плёнка и почти готовый патент на изобретение.

К господину Чернову я отправил посыльного с письмом договориться на ближайшую пятницу. Тащить всё барахло самому было затруднительно. Я же не только плёнку, но и рулоны с чертежами нёс. Отвлекать охранников или отрывать от дел Ваську не хотел, поэтому взял с собой двух учеников из группы «А» – Мишку и Пашку.

Парни были сыновьями строителей. Каждому по четырнадцать лет. Когда в прошлом году отцы отправили их в мою школу, мальчишки поверить не могли в такое счастье. Это вам не в подмастерьях на кирпичном заводе глину месить. Хотя физический труд на развитии парней неплохо сказался. А здесь их ещё целый год хорошо кормили… В общем, размер формы им еле-еле подходил тот, что я для близнецов заказывал.

Как и большинство учеников, эти двое уроки иностранных языков не любили. И когда узнали, что можно по уважительной причине прогулять немецкий, бежали чуть ли не впереди меня. Куда и зачем мы идём, их совсем не интересовало. Главное, подальше от грамматики немецкого языка.

Первые несколько минут беседы с господином Черновым прошли в атмосфере взаимного недопонимания. Он уверял меня, что его салон фотографии в городе, а не дома. Я в свою очередь заверял, что фотографироваться на семейный портрет не собираюсь. Наконец мне позволили изложить дело. Вынув первый рулон из тубуса, я начал вещать. Красноречием меня боженька не обидел, а риторические способности я в течение года в школе практиковал. Примерно через четверть часа я осознал, что слушают меня, словно кролики удава, не только сам Чернов, Мишка и Пашка, но и все, кто был в доме фотографа на момент моего появления.

– Двадцать четыре кадра фотографии – и возникнет иллюзия движения? – выдохнул под конец моей лекции Афанасий Петрович.

– Привилегии на изобретения оформлены, – заверил я.

– А я вам зачем? – задал господин Чернов резонный вопрос.

Пришлось пояснять, что нет у меня времени всем этим заниматься. Зато могу поддержать и спонсировать любого энтузиаста.

– Николай Иванович, вы просто не понимаете, от чего устраняетесь! – И Чернов, проникшись темой, попытался уже мне внушить перспективы развития киноиндустрии.

– Весьма рад, что вы заинтересовались, – ответил я. – Готов обсудить условия контракта и найма.

Какие контракты! Этот фанат своего дела готов был работать задаром.

– Чертежи и линзы на оборудование я вам предоставлю, – снова вернул я Чернова с небес на землю. – Понадобятся ещё ассистенты, в смысле – помощники при переноске аппаратуры.

– Эти два молодых человека? – поинтересовался Афанасий Петрович.

Только теперь я оценил восторженный блеск в глазах своих учеников.

– Да, именно эти два молодых оператора будут даны вам в помощь, – заверил я.

Всю обратную дорогу в школу мальчишки молчали, явно переваривая увиденное и услышанное. Всё же в невероятно интересное время я живу и вершу историю мира. Эти два пацана не могут ещё до конца осознать, что им предстоит осуществить.

Глава 26

Мой выбор Афанасия Петровича в качестве двигателя мирового кинематографа оправдал себя на сто процентов. Он с таким рвением взялся заказывать оборудование по чертежам, что это не могло не радовать.

Мишку и Пашку я отправил в Крымскую с письмом для Веры Степановны и Артёма, которого просил мне помочь. Сопровождали ребят мои охранники. Обратно они повезут керосин для школы, хутора и на продажу. Учеников оставят у Веры Степановны до зимы. Сейчас эти четырнадцатилетние мальчишки знают больше по киноделу, чем кто-либо в мире. Я с ними провёл несколько занятий по композиции и освещению. Рассказал, как будут выглядеть изображения на чёрно-белой плёнке. Остальное – светочувствительность, проявку и прочие нюансы пояснит Вера Степановна. В общем, процесс пошёл. Извиняйте, братья Люмьер. В этот раз Россия станет первой в кинематографии.

Сергею телеграмму я послал. Нам ещё не к спеху, но пусть имеет в виду, что понадобятся помещения в Петербурге под кинозал. Он мне в ответ тоже телеграфировал. Ну, как бы… в принципе, деликатно ответил. Но смысл такой: «Не пошёл бы ты на хер со своим кино, и так дел по горло». Ладно, я пока у себя начну павильон строить. Заодно поговорю с Екатериной Михайловной, заинтересую её совместным проектом заведения под названием «кинотеатр».

Вообще-то Серёга прав, и без киноиндустрии забот хватает. На вокзале дожидаются огромные ящики с моими заказами. Прибыло это всё по морю. Затем перегружали в Новороссийске и отправляли по железной дороге в Екатеринодар. Чтобы перевезти в школу, нужно нанимать грузчиков и самому всё контролировать.

Артём приехал как раз вовремя, когда всё полученное я распаковал. Но даже с Артёмом, Болотом и Иваном собрать все машины и станки мы физически не осиливали. Ещё месяц назад я присмотрел одну мастерскую возле Скотного рынка. Заведение было убогое. Мастер с сыновьями изготавливали разную мелочовку в виде деталей для ремонта оборудования на маслобойнях или перебивались починкой навесных замков. Что-то серьёзное там не заказывали.

Я предложил мастеру работу у себя. Тот сразу не согласился, взял время на раздумывание. Наверное, не хотел от кого-то зависеть. Во всяком случае, мне пришлось идти снова и вести переговоры о разовой помощи в сборке станков, которую я оценил в три рубля. А там, глядишь, присмотрится, да и согласится остаться. Мои мастерские не сравнить с тем убожеством, где работали его мастеровые.

Артём в очередной раз назвал меня параноиком. Есть же на складе приличное оборудование, которое я прячу и боюсь доставать. Теперь у меня появилась «легенда прикрытия». С честными глазами буду утверждать, что это заказывалось и делалось в Англии и Германии. Пусть попробуют найти концы. Хотя друг заверял, что моя деятельность вообще никого не интересует.

Малую мастерскую, где занимались ученики, я оставил как есть. Зато в большой начнём расставлять станки, изготовленные сейчас и в XXI веке. Строители, помогавшие сколачивать верстаки, с интересом поглядывали на то, что происходило в большой мастерской.

– Плевать! – отреагировал Артём на проявленный интерес строителей и приволок со склада ветряк.

Место для крепежа мачты предусматривалось изначально. Как и огороженный закуток с дверью и замком внутри мастерской, где будут располагаться инверторы, аккумуляторы и прочие «цацки».

– Боже мой! Нормальная розетка, лампы, провода! – ностальгировал друг и прикручивал это всё добро по мастерской.

Можно сказать, что нанятого мастерового ошеломила и покорила именно иллюминация, которую устроил Артём. Белые матовые колбы люминесцентных ламп не давали рассмотреть, что там внутри. Их иномирность внешне была недоказуема. Эти лампочки мы специально брали для личного пользования.

В целом мастерская выглядела сюрреалистично. Настольный токарный станок из XXI века соседствовал с зубофрезерным, полученным недавно из Германии. Прессы подсоединялись через систему ремней к паровому двигателю, а рядом на верстаке стоял станок для вальцовки. Разница в уровне техники была видна невооружённым глазом. Но Артём сказал весомое «плевать!», и я смирился.

Мастерская имела крепкие запоры. Да и попасть в помещение можно было, только пройдя через малую мастерскую. А до этого через коридор первого этажа школы, где постоянно находился охранник. Пускать сюда учеников мы планировали позже, когда подберём именно тех, кто будет заниматься двигателями.

– Прессы тебе пока не нужны, – успокаивал меня Артём. – Ты же сейчас начнёшь с мелкого. Компрессометр и тому подобное.

Вообще-то я собирался уже изготавливать топливный насос, о чём и поведал другу.

– Но этим, – кивнул он на моих работников, – для начала придётся много теории рассказать. Мы с тобой хоть тоже теоретики, но всё равно знаем лучше, что в итоге должно получиться.

Артём начал занятия с «техническим персоналом», не поясняя, что в итоге конкретно будет. Мирон, механик из мастерской, никогда не видел тот же мембранный манометр, не говоря обо всём остальном. В том, что мастер оставался у меня работать, стало само собой понятно. Зарплату я ставил ему и трём сыновьям невысокую. Зато давал уникальные знания и, конечно же, предоставлял оборудование.

Мирон ходил между верстаками, любовно поглаживая стоящие на них мини-станки. Если так и дальше будет к работе относиться, то мы поладим. Главное, чтобы не запил. Эту тему мы оговорили отдельно.

– Не, батька не пьёт, – заверяли меня его сыновья. – Как дед замёрз подле трактира, так батька пить перестал. – По всему получалось, что в «завязке» Мирон последние лет десять.

У меня оставались сомнения только по поводу того, как он поймёт наши с Артёмом лекции. То, что это будет необычный двигатель, понял не только Мирон, но и Болот. С уважением посмотрели на меня, когда я сообщил об имеющейся привилегии. На следующее лето я собирался представить действующий образец в Петербурге. Артём заверил, что Вера Степановна уже гонит солярку. Правда, малыми партиями, и доводит до ума оборудование. Но на пробу мне что-то пришлют, когда будет на чём пробовать. Точно так же, как масло. Торговать этим машинным маслом мы не сможем, поскольку оно уже лет десять как запатентовано. Хотя кто его знает? Изобретатель-то в Америке. Во всяком случае, масла сейчас самим не хватало.

Естественно, этот двигатель не был предназначен для тех тракторов, что будут когда-то выпускаться на нашем заводе. Мы изготавливали опытный образец во всех отношениях. Большую игрушку. Прежде всего, сами должны понять, с какими трудностями столкнёмся. Затем начнём тренировать учеников. Мальчишки должны знать, что такое двигатели, видеть и участвовать во всех стадиях производства. Только в этом случае в будущем из них получатся хорошие производственники и руководители цехов. Опять же, сейчас подпускать даже к простейшим операциям я их не мог. Минимальный возраст учеников на данный момент всего лишь тринадцать лет. Куда таких к станкам?

Окунулись мы в процесс основательно. Собирать решили самый простой по конструкции (и лёгкий по весу) двухтактный двигатель. Он, конечно, будет много потреблять масла. Только на данном этапе это всё были вторичные факторы. Мы не гонимся за экономией, а осваиваем новую область. Даже в наше время данный вид двигателей не был сильно распространен.

– Двухтактный ситниковский двигатель состоит из двух основных частей, – рассказывал Артём на теоретических занятиях, – газовой турбины, где тепловая энергия преобразуется в механическую, и специального нагнетателя. В данном устройстве цилиндры располагаются горизонтально напротив друг друга.

Лекция проводилась не только для мастеров, но и для старших учеников, и я наблюдал за реакцией сидящих в классе. Кажется, только Болот и Мирон что-то понимали, когда Артём сыпал терминами и понятиями типа того, как за один оборот коленчатого вала происходит два хода поршня. Ничего, разберутся на практике. Надеюсь, на заводе в Петербурге уже начнём выпускать четырёхтактные двигатели, которые будут больше по весу, зато надежнее.

Что-то заказывали отдельно на стороне. Например, шатунные вкладыши из свинца, их нам сделают в мастерских без проблем. Или чугунную отливку для корпуса. Правда, потом оказалось, что она не подходит, и Артёму снова пришлось выпиливать из дерева «образец» и переделывать.

И это было только начало. Нам же потом понадобятся подшипники для переднего и заднего моста. А что такое в наших условиях изготовить металлические шарики? Хорошо, мы ещё вовремя сообразили и принесённый Артёмом прут не пустили на оконную решётку. Будем потом прессом выбивать заготовки. Но доводить до ума придётся только вручную. Ничего, у меня сорок учеников. Будущая надежда России. Отшлифуют шарики, никуда не денутся.

В окончательной сборке двигателя я не принимал участия, поскольку в двадцатых числах сентября уехал на хутор. В этот раз все подводы с продуктами сопровождали вооружённые охранники.

С Архипом мы произвели совместный расчёт. Из двухсот пятидесяти гектаров, купленных Артёмом, половина были пастбища и хутор с постройками. То есть под поля и огороды оставалось чуть больше ста гектаров. На пять семей по двадцать га (у Архипа побольше). Эти земли хоть и были распаханы, но под посадки использовали менее половины. Архип распределил участки земли так, чтобы крестьяне осилили засеять хотя бы по три гектара. Сам он упёрся и отвел под зерновые в этом году гектаров десять. Половину собрал озимыми и ещё пять гектаров убирал с сыновьями яровой пшеницы и ржи.

По всем прикидкам получалось, что урожайность на этих целинных землях была по тридцать, а то и более центнеров с гектара. Я с трудом представлял, как они всё это собрали и обмололи. Колоссальный труд! Артём заказал ещё в XXI веке примитивную косилку. Два колеса на оси с сиденьем, оглобля с крепежом и сама косилка, которая откидывается или снова поднимается. Убого и примитивно. Но всё равно это быстрее и лучше, чем вручную. В первый год Архип от этого устройства отказался, а потом сыновья настояли. Думаю, в этом году не смогли бы столько убрать зерновых, не будь у хуторских косилки. Только у Архипа получилось более десяти тонн пшеницы. Я считал килограммами, переводя пуды в привычную мне единицу измерения. На посев яровых и озимых он возьмёт процентов пятнадцать от общего запаса. Съест с семьёй примерно тонну (половину, может, и продаст). Ещё семь тонн досталось мне.

В общем, я немного округлил. У Архипа забрал сто сорок мешков пшеницы и десять ржи (её сеяли немного). С остальных арендаторов получилось в сумме шестьдесят мешков. Плюс к этому всему овощи. Подводы сновали между Екатеринодаром и хутором каждый день. Охранники ворчали, но смиренно сопровождали каждый обоз. Каждый понимал, что это питание для них же самих.

В школе это всё бережно складировалось. Пусть у нас не было элеватора, но большой короб для пшеницы подготовили. Чтобы не слёживалась, её будут перемешивать деревянными лопатами. Хотя и в мешках часть оставим.

Сельхозработы меня захватили. Но радостную новость, что «оно рычит и воняет», ученики мне сообщили.

– Движок готов, – обрадовал меня Артём. – Теперь начнём собирать второй и параллельно всё остальное.

– Сгоняй к Вере, отвези немного зерна, – притормозил я друга. – Обратно возьми машинного масла и солярки. И только потом второй двигатель начинай делать. А я за это время в школу электричество протяну. Пока не пользуемся станками, можно комнаты освещать. Лампы энергосберегающие, много электричества не потребляют.

С проводкой особых проблем не возникло. Стены строители штробили сразу, оставляя канавки для проводов. Мне оставалось только закрепить и после дать команду замазать. За три дня с помощниками я оснастил спальни, столовую и классы. Мощности одного ветрового генератора на всё это, естественно, не хватит. Но включать попеременно то в одном, то в другом помещении вполне можно.

Также я строго-настрого наказал к лампам не прикасаться, пообещав, что выгоню любого из школы, кто нарушит мой запрет. Вещь хрупкая и дорогая, смотреть можно только издали. Но прикасаться к такому чуду мальчишки и сами опасались. Теперь вечером стоило где-то включить лампу, как туда набивались все ученики, сторожа, да ещё и строители в окна заглядывали.

С возвращением Артёма аттракцион закончился. Электричество снова переключили на мастерскую. Иногда работу производили за стенами, так как резать болгаркой стальные листы сподручнее снаружи.

– Знаешь, мне кажется, болгарку ещё не изобрели, – размышлял я, пока резали заготовки.

Швеллеры в это время не достать. Артём попробует заказать из полос полуфабрикаты в кузне, потом уже сварит раму и два лонжерона.

– Нам без разницы, – отмахнулся Артём. – Если наладим выпуск электромоторов, то можем дрели и прочий инструмент выпускать. Сейчас подавать заявку на патент смысла нет. Успеем в любом случае.

Конические шестерёнки заказывали на стороне. Их тоже отливали в чьей-то мастерской по рекомендации Мирона. Я только подготовил восковую форму. То, что могли сделать ученики или Болот, не выдерживало критики.

До конца декабря сделано было много. Начали даже вытачивать детали для коробки передач. Но в преддверии Рождества и Нового года, ожидаемо, все работы встали.

Вера Степановна привезла всех своих подопечных, заверив меня, что при чутком руководстве они уже всё сами сделают. С близнецами было понятно, они начнут синтезировать аспирин, фасовать его и отправлять в аптеки города и в Петербург Сергею.

Насчёт Мишки и Пашки я пока сомневался, что смогу найти им посильную работу. Проявлять плёнку на коротком участке они научились. Могли рассчитать пропорции химикатов. Но для обработки, к примеру, метров тридцати понадобится оборудование. Вера Степановна как-то решала этот вопрос в Новороссийске. Оно будет не раньше весны. Хотя реактивы уже доставили и сгрузили на склад. Так ничего и не придумав, я послал ребят к Чернову.

С фотографом мы изредка встречались. Я проверял, как идёт процесс изготовления аппаратуры. Он меня в свою очередь торопил с плёнкой. Без неё кинопроектор и киноаппарат бесполезны. Я пообещал, что всё будет. Я и сам спешу. Нам ещё снимать уникальные кадры. Одно дело, когда государю сообщают, что крестьяне недоедают и продают скот, а другое – увидеть, как вживую, реальных людей.

Кстати, как раз перед Рождеством в городе появились представители благотворительных организаций. Доверие у меня вызывала только та, что была организована Львом Николаевичем Толстым. Им я передал сорок мешков муки. Ещё и белой краской на мешках написал: «Голодающим от жителей Кубани». Представители Толстого были немного недовольны, что это не зерно, а мука. Пытались мне пояснить разницу. А я им в ответ вопрос: что случится с зерном, если и в следующем году будет засуха? Пусть едут и кормят народ.

Вере Степановне я напомнил ещё раз, что хотелось бы ускорить процесс с киноплёнкой.

– Только сам в поездку не думай срываться, – предупредил меня Артём, – иначе мы с мини-трактором не успеем до лета.

– Есть у меня кому отправиться, – заверил я. – Чернов с ребятами, Васька, плюс охранников дам.

– И лекарств, – напомнила Вера Степановна. – Там уже наверняка появились первые тифозные.

Рождество этого года получилось суетливым и немного грустным. Сергей приехать не смог, да и не ждали мы его. Дел у всех было много. Так что отдарились подарками и продолжили работать.

Глава 27

Какая самая характерная деталь у гусеничного трактора? Правильно, гусеницы. Привилегии на подобное изобретение были выданы давно и не только в России. На эту тему мы не переживали. Когда много изобретателей, то найти реального владельца патента сложно. К тому же всегда можно аргументировать тем, что наши звенья гусениц отличаются от заявленной в той привилегии.

Для ускорения изготовления деталей разнесли заказ на крепёжные элементы по пяти мастерским города. Мирон бегал лично договариваться по поводу таких странных заготовок.

Ещё когда работал портал, мы с Артёмом подробно вникали в эту тему. Для той конструкции, что мы сейчас собирали, штампованный трак не так важен, подойдёт и отлитый. Вес у тракторишки несерьёзный. В большей степени это демонстрационный вездеход, имеющий три пары колёс в обрамлении гусениц. В общем, рама с мотором, сиденьем, двумя рычагами и на гусеницах. Я понимал, насколько всё это ненадёжно и недолговечно по материалам, но для учеников сойдёт.

Человеку, летавшему на самолётах, наша поделка могла показаться смешным уродцем. Но не для людей этого времени. Я вам передать не могу, что творилось в школе, когда этот трактор первый раз поехал. Ей-богу, первого космонавта встречали с меньшим ликованием! Пацаны бежали впереди, заглядывая под гусеницы, хлопали друг друга по плечам, обнимались, что-то выкрикивали. Сторожа, охранники и даже Стрелка вторили этому веселью.

Артём, объехав вокруг школьной территории, остановился у ворот и попытался выбраться из трактора. Куда там! Его буквально подхватили и начали качать!

– Пу-у-устите! Вы чего?! – пытался усмирить народ Артём.

Я благоразумно прижался к забору и старался не отсвечивать, пока никто не вспомнил, что привилегия на изобретение оформлена на меня.

Наконец Артёма отпустили. Тут он уже сам взобрался на сиденье трактора.

– Друзья! Это всё сделано вашими руками, вашим трудолюбием и с вашей помощью, – ораторствовал Артём. – Россия станет самой передовой страной мира! Да здравствует техническая революция!

Ну просто Ленин на броневике.

Ему вторило громкое «Ура!».

На следующий день прибежал репортёр из газеты с просьбой показать самодвижущийся механизм и дать интервью.

– Не хотите ли продемонстрировать изобретение для уважаемых людей города? – поинтересовался он.

Я ему сообщил, что специально навязываться с демонстрацией не будем. Захотят посмотреть, тогда и покажем. Первый образец был изготовлен для представления в Петербурге. Повезем мы их два (второй ещё делается) примерно в июне или чуть позже. Ответ из Русского технического общества ещё не пришёл.

Пока суд да дело, я собрался на хутор. И не просто узнать, что там, а помочь с весенней распашкой на том тракторе, что стоит там законсервированный. Трудно сказать, в каком он состоянии, вот заодно и проверю. Всё, что могло пригодиться для мелкого ремонта, я взял с собой, а разбирать на детали и образцы работающий механизм мне не хотелось. Попашем, пока есть возможность. Масло и солярка у меня имелись, Вера Степановна прислала.

На хуторе меня ждали очередные новости. Первый сюрприз, что Степанида в этом году не рожала. Однако. Я даже возгордился моральным обликом мужиков на хуторе.

Вторая новость, что пришли две семьи тех батраков, которых нанимали два года назад. Именно пришли. Представляете, пешком! Когда осенью собрали урожай меньше, чем посадили, крестьяне вспомнили мои слова о голоде и неурожае. Они-то на радостях, что заработали, купили по коню и передумали перевозить семьи, хотя документами мы их обеспечили. Коня съели после Нового года, а в феврале собрались в путь.

Получается, из десяти ранее нанятых батраков трое, как я говорил, вернулись сразу, две семьи, только когда съели коней и всё зерно. А пятеро, как и предполагал Архип, заработанное пропили и прогуляли. Эту зиму ни они сами, ни их семьи не пережили. У пришедших семей тоже умерли дети, из младших.

– Николай Иванович, нам бы ещё керосинок, – попросил меня Архип.

За керосинками и самим керосином послал помощников в Екатеринодар. Заодно и дров подвезти. В начале марта ещё прохладно. Пока же всех новичков распределили в доме Степаниды. Её с детворой Архип взял к себе. Конечно, очень тесно, но в старых мазанках новички жить не могли, требовалось всё подновить и просушить. К тому же Архип не рассчитывал по углю и дровам, что добавятся люди.

– Как вы и приказали, Николай Иванович, все их вещи выварили, самих помыли, баб заставили вшей вычесывать, – отчиталась передо мной Глафира.

– Ещё раз проверь, чтобы вшей не осталось. Дрова вскоре привезут, как следует протопите баню и пропарьте всю одежду, – настаивал я на более тщательной дезинфекции.

Через два дня, за которые я приводил в порядок трактор, вернулись мои помощники с купленными керосинками, дровами и нехитрой одеждой для переселенцев. Сам же я обходил новичков по большой дуге. Ночевал в той хате, что считалась моей. В ней были мои вещи и инструменты, и Архип, молодец, не разрешил её занимать, сам потеснился.

Кроме семьи Архипа и Степаниды, чудо-трактор никто до этого не видел, поэтому многие напугались, малышня ревела, и мне пришлось уводить трактор на дальние поля, ближе к лесополосе. Старший сын Архипа помогал с заправкой. Потом осмелел и сам попробовал сесть на место водителя. Всего какой-то час моих наставлений и матерных криков – и парень вполне мог меня заменить. Теперь уже его младший брат бегал с соляркой, а я пошёл на хутор прикидывать, что и как посадим.

От арбузов и дынь в этом году решили отказаться. Если прибавилось работников, то можно больше площадей засеять зерном. Есть кому убирать урожай.

– Цыплят им пока не давай. Самим мало. Я хотел для школы ещё взять на развод. Если будут козлята, самочки, то дай по одной, но всё потом доложи Ваське, кому и сколько. Он запишет. Я его пришлю попозже, – дал я Архипу указания перед отъездом.

Как голод закончится, нужно будет нам более чётко прописать обязанности работников. В прошлом году батраки работали только потому, что Архип всё время их подгонял. Давно требуется поставить конкретный продовольственный налог: сколько мне сдавать, сколько им останется. Излишки могут всегда продать.

Выработав привезённое горючее, я снова законсервировал трактор и запер его в гараже.

На обратном пути навестил Фёдора. Побеседовали за жизнь. Его казаки этой зимой немного погоняли станичников со Старокорсунской. Те вокруг моего хутора что-то вынюхивали. Архип тоже рассказывал, что зимой ружьё под рукой держал. Хорошо, Шарик вовремя лаем предупреждал о чужаках. На хутор они не заходили, всё обошлось.

Выслушав мой рассказ о появлении двух семей из голодных регионов, казак решил тоже в этом году арбузы не сажать, а добавить картофеля.

О том, что в России голодают, на Кубани только говорили. Не было «беженцев», не было паники. Здесь-то всё хорошо росло и зрело. Но цены всё равно подскочили. Теперь батон ржаного хлеба стоил десять копеек. Почти столько же, как ещё недавно белый хлеб. Мяса тоже стало мало. Скот не забивали, выжидали не то повышения цен, не то голода в регионе. Появилось много перекупщиков и спекулянтов. Мои парни рассказывали, как у мельницы их поджидали спекулянты, чуть драку не устроили, предлагая купить зерно. Я по-прежнему собирался помогать голодающим только мукой, а не деньгами. Хотя мы и картофель могли отправить. Естественно, в сопровождении.

С общественниками от Льва Толстого я договаривался, что дам весной пожертвования при условии, что с ними будет отряд охраны.

Муку мы подготовили, как и первую в мире группу кинооператоров с кинокамерой. Ждали только приезда общественников. Они задерживались из-за того, что охранников в сопровождение нанять было непросто. Но и у каждого из моих парней были ружья. Грузить муку на поезд договорились через три дня.

– А поехали пока в Пашковскую, – скомандовал я киногруппе.

С Фёдором в этот раз вышел непростой разговор. Но пять мешков ржи я у него выцыганил. Написал на мешках: «Голодающим от станичников Пашковской». И велел Чернову снимать на камеру. Если не получится, то дубль всегда повторим с мужиками. Пока же запечатлели атамана и казаков Пашковской. Я ещё попросил Фёдора сказать слова напутствия и благословить зерно иконой. Готовил пропаганду в лучших традициях рекламного пиара.

Позже смонтируем фильм, куда войдут эти кадры. Погрузку и разгрузку зерна я тоже собирался задокументировать. Правда, делалось это всё на вокзале в Екатеринодаре. Грузчики немного охренели от таких «господских причуд». Вначале они вносили мешки в вагон. Затем мои помощники выносили мешки обратно. И это снималось, будто уже на другом вокзале. Позже грузчики повторно грузили всё в вагон. Объяснять сложный процесс создания постановочного кино грузчикам я не собирался, но Мишке, Пашке и Чернову объяснил, зачем мы это делаем. Можно было бы и в Воронеже устроить съёмку, только лучше иметь дублирующие кадры. Кто знает, какое там будет освещение и время суток? Нужно пользоваться тем, что имеем.

Об освещении и возможностях нашей плёнки Чернов был в курсе. Все пробы делали ярким солнечным днём. Знаете, какой был самый первый фильм этого мира? «Прыжок Зверя» назывался. Даже для моего времени получилось эффектно.

Эпизод снимали в школе. Чернова с камерой я расположил лёжа на дорожке, ведущей к моему дому. Вокруг Афанасия Петровича сколотили из досок укрытие. Далее по сценарию я и Васька играем с собакой. На мне были костюм-тройка, белоснежная рубашка с галстуком и выпендрёжная шляпа. Ага, типа я всегда такой красивый с собачкой выхожу погулять.

Зверь к внеплановым играм отнёсся с энтузиазмом. Носился как угорелый, пытаясь отобрать палку. Васька же, перехватив игрушку, кинутую мной, бросил палку за спину оператора. И эта семидесятикилограммовая туша радостно ломанулась следом за палочкой. Лично я по себе знаю все ощущения, когда Зверь в порыве чувств несётся на тебя, демонстрируя «голливудскую улыбку» своих зубов. С разбегу он запрыгнул на дощатое укрытие кинооператора, так что доски прогнулись, но игрушку поймал.

– Божечки! Аж сердце захолонуло, – делилась позже впечатлениями о первом фильме супруга Афанасия Петровича, когда мы просматривали полученное у него дома.

М-да… это вам не прибытие поезда. Кадры с задними лапами прыгающего Зверя я велел отрезать. Этот короткометражный фильм размером в одну минуту заканчивался демонстрацией огромной зубастой морды. Я сам вздрогнул, когда это чудовище буквально вылетело на меня с экрана. Давненько я кино не смотрел, растерял навыки.

На повторных просмотрах зрители были менее эмоциональны. Теперь ещё обратили внимание на окружение: на заднем плане строй учеников шёл к воротам.

– Смотри, смотри, это Алёшка, а это Санёк! – восхищались Мишка и Пашка тем, что видели.

Этот проход строя учеников пришлось заранее репетировать. Зачем, ребятам не объяснили. То-то будет потом восторга, когда увидят себя на экране! Пашке пришлось побегать и поруководить тем, чтобы строй попал в кадр в нужный момент. В любом случае мы могли повторить, но и с первого дубля всё получилось.

Второй фильм посвятили нашим мини-тракторам. Тоже короткий, на полторы минуты. Артём и Болот едут друг за другом, поворачивают, огибают небольшой холм, бодро минуют канавы, не обращая внимания на камни и брёвна. Постановочную декорацию устроили недалеко от школы, где были ничьи земли. Там же продемонстрировали возможность трактора тащить за собой плуг. Но и тележку для грузов мы изготовили специально для трактора. Вообще-то она понадобилась, чтобы перевозить солярку. Пришлось устраивать в городе показ трактора. Чтобы не тащить топливо и масло на подводах, сделали прицеп. Жаль, на тот момент ещё не была готова плёнка в нужном количестве.

Ну а третий, сорокасекундный, фильм был всё же о прибытии поезда (на вокзал Екатеринодара). Всё это по несколько раз было показано в школе и у господина Чернова дома для его ближайших родственников. Туда же приглашали Екатерину Михайловну. Она, как лицо, заинтересованное в коммерческом проекте, оценила по достоинству нововведение, пообещала ускориться с постройкой кинотеатра.

Самый большой и длительный по времени фильм, имеющий агитационную направленность, ещё только снимался. Я проводил киногруппу на вокзал и поехал в свой магазин. Хотелось обновить гардероб и оставить Петрову заказ на костюмы для ребят, которых возьму с собой в Петербург. Письмо от Русского технического общества наконец было получено. Меня ждали с демонстрацией механизма и «живых картинок» 16 июля. Прибыть, конечно, нужно заранее. А ещё раньше известить Серёгу, чтобы был готов нас встретить.

Кстати, вагон под мои нужды тоже необходимо резервировать и заказывать, не забывая давать взятки. Сам-то я поеду первым классом. А вот охранникам придётся трястись в вагоне с техникой и продовольствием. Отвезём Серёге и его рабочим несколько ящиков огурцов и помидоров. Муку тоже доставим. Но большую часть выгрузим в Воронеже и передадим общественникам по борьбе с голодом.

Насчёт костюмов стоило поспешить. Вера Степановна заказала кому-то из армянских дельцов ткань из смеси льна и шёлка. Я ещё не видел, но Петров хвалил. Для лета самое то. Чистый лён сильно мнётся, а эта ткань будет держать форму. Я хотел и для себя парочку элегантных костюмов. Возьму, конечно, и из сукна на случай похолодания. Ещё зонты, несколько видов шляп и так далее. Называется: наконец-то «Золушка дорвалась до бала» и собиралась там блистать. Или хотя бы произвести благоприятное впечатление на учёных мужей.

С Петровым мы обсудили не только костюмы, но и форму чемодана по типу багажа, где костюмы будут висеть на плечиках и не помнутся при перевозке.

Времени на всё это я потратил немало.

Тут меня отыскала Машка, намекнула, что пора проведать личные апартаменты на третьем этаже. Отказываться я не стал. Машка давно обитала в моих комнатах, пользовалась кухней и готовила, когда я приходил. В этот раз она меня после постельных утех потчевала котлетами. Но пообедать спокойно Машка мне не дала. Устроила разборки, почему я не везу и её в Петербург, не говоря уже о Париже. Мол, другим содержанкам господа не только вещи дарят, но и вывозят по театрам и салонам.

– Машуль, так заведи и себе такого промышленника, чтобы тебя в Петербург вывозил, – разозлился я и, отшвырнув салфетку, встал из-за стола.

Вот чего ей не хватает? Скучно живёт? Только мне скучать некогда. А тут ещё женские претензии приходится выслушивать. Что меня возмутило больше всего, так это то, что Машка не поняла ничего и выводов для себя не сделала. Если я ей не изменяю и не завожу других любовниц, то только по той причине, что у меня нет лишней свободной минуты. Однако у женщин в голове совсем другие мысли.

На школьной территории были закончены все здания, включая дома для преподавателей. Учителей английского, немецкого и русского языков, имеющих уроки по два раза в неделю, я решил не селить в школе. Приходят они из города на работу, пусть так и дальше ходят. Получилось, что из шести коттеджей, предназначенных для учителей, три остались свободными. Заселять два я не спешил. Но один дом выделил Ваське. Парень уже взрослый. Да и заслужил. Ещё пара годочков – и назначу его директором школы.

Не похвастаться такой новостью перед матерью Васька не мог. А тут Машка следом прибежала и закатила скандал. Орала так, что ученики из окон второго этажа высунулись посмотреть, что за беда приключилась. Маша с чисто кубанским темпераментом оповещала всю округу, что она положила на меня все свои лучшие годы, а я подарил дом её брату.

Вообще-то дом я никому не дарил. Это было и есть моё владение. С другой стороны, с какой стати я должен эту девицу обеспечивать домом? Налаживать личную жизнь я ей не мешал. Могла ещё в первый год, когда пятнадцать рублей заработала, найти жениха, поскольку приданым себя обеспечила.

– Мария Михайловна, я ещё раз говорю, что вы можете искать для себя более подходящего покровителя, – напомнил я, когда она закончила орать.

А охранникам на воротах сказал, чтобы Васькину родственницу на территорию школы больше не пускали. Нужно будет ещё ей намекнуть, чтобы комнаты в доходном доме освобождала. Не думаю, что она это сделает, но присмиреет точно.

Киногруппа вернулась из поездки через две недели.

– Николай Иванович, это ужасно, что творится в тех районах. С трудом наняли в городе коляску с возницей. Двадцать рублей отдали, – рассказывал Чернов. – Проехали немного в сторону Тамбова, посетили пять деревень. Это невыносимо!

– Надеюсь, засняли? – поинтересовался я и, получив утвердительный кивок, продолжил: – Смонтируем фильм, и все увидят эту беду. Только нужно успеть всё сделать до поездки в Петербург, а также подготовить кого-то из учеников в качестве оператора.

Я не хотел оставлять Михаила и Пашку в Петербурге. Требовался кто-то им на замену. Такого желающего отыскали быстро и начали монтировать фильм.

Из всего, что проявили, испортили только небольшой фрагмент. Засветилось метров двадцать плёнки. По какой причине это произошло, Афанасий Петрович ответить не мог и очень переживал. Ещё метров тридцать были сильно затемнены. Снимали вечером при скудном освещении. Тоже пришлось выкинуть. Остальное всё годилось в работу.

Сценарий и тексты у меня уже давно были готовы, но я позволил и самим участникам съёмок предложить свои варианты монтажа. Опыта в этом деле ни у кого не было, и все прислушивались к моему мнению. По крайней мере, рекомендации, данные им перед поездкой, они выполнили. Были сняты крупные кадры. Я просил найти девочку поменьше и посимпатичнее, запечатлеть крупно её глаза, то, как она будет принимать еду и благодарить. Увидев эти кадры, госпожа Чернова всплакнула, прижав к себе младшую дочь.

Я посчитал, что материала недостаточно, и мы успеем ещё немного отснять на хуторе. Управились за один день, хотя Архип был недоволен, что его отвлекают на такие глупости. Но у меня по сценарию фильм начинался с того, как Архип пашет целинную землю. Получилась красивая графичная съёмка.

Отошли мы немного от хутора, поставили лошадей с плугом и Архипа на пригорок. Солнце только начало всходить и дало интересное освещение. Практически чёрный силуэт на фоне восходящего солнца – символ крестьянина, пашущего землю. Затем был общий план степи. Немного поснимали меня. Там потом будет добавлен текст, как я дал крестьянину не денег, а купил всё сам (лошадей, повозки, семена) и нанял его арендатором.

Ближе к обеду снимали изобилие на хуторе и на полях. Снова были крупные кадры. Архип в своих мозолистых руках держал колосья пшеницы. Вставим текст, сколько пудов зерна дают целинные земли и сколько урожая. Коротенький рассказ был и о переселенцах из Центральной России. И уже к этому материалу мы смонтируем кадры о голоде. Заканчивался фильм отгрузкой зерна из Пашковской и речью атамана: «Православные, поможем нашим голодающим братьям!» В оригинале это, конечно, звучало не так, но суть была понятна. Мешки с надписями белой краской Чернову удалось отследить и заснять в одной из деревень под Тамбовом.

Вот такая у нас получалась наглядная агитация. Начнём уже влиять на умы и внушать свою идеологию.

Глава 28

Со мной в Петербург отправлялась вся киногруппа в полном составе. Ещё я взял дополнительного оператора Лёшку, которому было почти пятнадцать лет. Подал я это в школе как поощрение ученика за отличную учёбу. На самом деле были мальчишки не хуже его. Но у Лёшки отец работал в Петербурге на стройке. Думаю, им обоим будет приятно увидеться. А там, глядишь, и вся семья переберётся в столицу.

Для демонстрации гусеничных тракторов я взял Болота и двух тоже пятнадцатилетних мальчишек. Охранников было трое. Конечно же, ехал Васька, который очень сожалел, что всех собак пришлось оставить дома. Ничего, Зарян обещал за ними присмотреть. Я его простимулировал тем, что пообещал снять следующий фильм о дрессировке собак с ним в главной роли. Но это только после возвращения из Петербурга. Пока же мы были слишком заняты.

Фильмов у нас было пять: «Прыжок Зверя», «Тракторы», «Прибытие поезда», «Голод в России» и «Аспирин».

Цензуру по поводу голодающих правительство отменило ещё в ноябре прошлого года. Благотворительность стала поощряться, когда сам наследник царя Николай Александрович принял в ней участие. Печатать в газетах информацию о сборе денег по-прежнему было запрещено, но в остальном чинить препятствия перестали. Так что по поводу фильма вопросов не должно возникнуть.

Лента об аспирине была самой натуральной рекламой. Ну и поощрительная премия близнецам. Они, когда себя на экране увидели, возгордились. Ещё бы! Там же шёл текст, что это изобретение братьев Деевых (близнецы у нас уже носили одну фамилию). Темпы работ сразу возросли. Я взял в Петербург килограмма полтора аспирина. Также в фильме были засняты члены семьи Афанасия Петровича. Супруга очень натурально демонстрировала головную боль, потирая виски. Младшая дочь изображала ребёнка с высокой температурой. И всем помог чудо-препарат аспирин, спрашивайте в аптеках вашего города! На всё про всё полторы минуты.

Последнюю неделю перед поездкой Чернов спал урывками по два-три часа. Всё отснятое нужно было скопировать, плёнки обработать и упаковать. Кинопроектор везли один, потому что линз для изготовления больше не было. Если что, Серёга попозже закажет. Я оставил два кинопроектора в Екатеринодаре, хотя Вера Степановна тоже просила для себя в Крымскую.

Афанасий Петрович как только расположился в купе, так сразу и уснул. Мне же пришлось присматривать за молодёжью и усмирять пацанов. Эмоции мальчишек зашкаливали. Я же оглядывал помещение вагона критически. Не так уж и плохо. От окон, конечно, сквозит, но летом это нормально. Даже душно, пока поезд стоит на станциях. Обеды в ресторанах по пути следования поезда меня немного удивили. Представьте, тормозит поезд на станции, проводник объявляет, что здесь господа могут откушать. В ресторане уже столы скатертями застелены, холуи стоят, ожидая господ.

Мальчишки, не обращая внимания на мои слова, заглатывали еду буквально за пару минут и мчались обратно в вагон, опасаясь, что поезд уедет без них. Честно говоря, даже Васька, стоило нам отъехать от Екатеринодара, стал ходить за мной, как цыплёнок за курицей. Поездка на поезде нервировала мальчишек.

В Воронеже мы сгрузили немного «гуманитарной помощи» и двинулись дальше. Пейзаж за окном становился всё более удручающим: пожухлая трава, пыль, ветер. Только перед Петербургом пошёл небольшой дождь. Он так и моросил, пока выгружали из вагонов наш багаж и технику.

– Серёга! – обнимался я с другом. – Как ты тут, справляешься?

– Нормально, – сиял друг довольной улыбкой.

С собой он привёл на вокзал целый караван. Четыре повозки под продукты, две под наши чемоданы. Ещё две специальные конструкции под тракторы со сходнями. Передвигаться по городу на гусеничном тракторе я не рискнул. И ехать далеко, и кто его знает, как на это отреагируют городовые. А так в огромных холщовых чехлах силами лошадей доставили тракторы на территорию строящегося завода. Там же оставили мальчишек и охрану. Их расположат в бараке. Мы же с Афанасием Петровичем были приглашены к Сергею домой.

Ничего секретного в строительстве заводов не было, потому Серёга открыто рассказывал при Чернове, как и что делает, сколько людей набрал, какие трудности.

– Экскаватор нужен в Кривой Рог, – сообщил неожиданно Серёга, а я чуть у виска не покрутил, демонстрируя своё мнение на этот счёт. – Думаю купить, – продолжил Сергей.

Вот это меня действительно удивило. Оказывается, в это время уже существовали такие машины! Только я всё равно с трудом представлял доставку такого агрегата.

– Английский инженер Растом в позапрошлом году выиграл тендер на поставку своих машин в Россию, – всё говорил Серёга. – Я написал ему письмо, что готов выкупить экскаватор вне правительственного контракта.

– Любезнейший Сергей Петрович, позвольте поинтересоваться: что сия машина будет делать? – заинтересовался темой беседы Чернов.

– Это такая огромная лопата, которая заменит сто двадцать рабочих и поможет выбирать грунт. Мы с компаньоном будем строить огромный комплекс в Кривом Роге. Добывать руду, перерабатывать её, выплавлять чугун и высококачественную сталь для своих заводов в столице.

– Да неужели?! – воскликнули мы с Черновым хором.

– Николай, я же тебе писал, что если заниматься, то не только добычей руды, – укоризненно посмотрел на меня Серёга. – А то будем как те французы, которые тоже добывают в Кривом Роге руду и теперь не знают, кому её продать.

– Хм… а высококачественная сталь означает, что вопрос с добычей марганца ты в Никополе решил успешно? – спросил я.

– Потом расскажу подробности, – отмахнулся Сергей и снова вернулся к обсуждению наших вопросов.

Российское техническое общество возникло по инициативе промышленников и преподавателей Санкт-Петербургского университета. Вот меня и пригласили для демонстрации самодвижущейся техники на Университетскую набережную перед зданием Двенадцати коллегий. Я примерно представлял, где это. Но моим подопечным всё казалось сказкой наяву.

Петербург ошеломил моих учеников с первых минут. Мы приехали на три дня раньше назначенной даты, и почти всё это время я посвятил знакомству этих «цыплят», в том числе и Болота, с городом. Одно то, что они видели дворец, где проживает государь, уже не укладывалось в сознании провинциальных мальчишек. А тут ещё белые ночи. Причём я им всю дорогу зачитывал статьи из своего журнала и рисовал схемы, как движется Солнце, о наклоне земной оси, но всё равно меня забросали вопросами на тему: «Почему всю ночь светло?»

Наша группа привлекала к себе внимание. Я не сразу понял, что мы выделяемся на фоне столичных жителей Петербурга конца XIX века. Именно так, как может выделяться турист из XXI века. Гуляли мы по Невскому проспекту, я решил и сам посмотреть, а заодно и всей группе показать Пассаж.

– Куда прёшь?! Видишь, господа иностранцы идут! – прикрикнул швейцар на какого-то мещанина, с поклонами пропуская нас вперёд.

И я сообразил, что иностранцы – это мы. Покрой одежды, её качество и необычные аксессуары делали нас похожими на кого угодно, но только не на провинциалов с юга России.

Шестнадцатого июля примерно в семь утра мы отправились на Университетскую набережную. Тракторы везли всё на тех же платформах в чехлах. Мальчишки волновались и радовались одновременно. Афанасий Петрович старался не демонстрировать своей нервозности, но пенсне то и дело поправлял. В его задачу выступление перед публикой не входило, но он будет снимать демонстрацию тракторов.

– Погода сегодня хорошая, – пытался я отвлечь Афанасия Петровича. – С освещением повезло.

С этим он не мог не согласиться и переключился на рабочий режим, рассуждая вслух, где лучше поставить кинокамеру.

– Покажите немного общий план, так чтобы в кадр попали Зимний дворец, Исаакиевский собор, или сами смотрите, что будет удачнее, – рекомендовал я. – Затем, когда подойдут господа из комиссии, обязательно снимайте их.

«Показательные выступления» были назначены на десять часов утра. Но мы были готовы уже в восемь тридцать. Проезжавшие мимо извозчики косились на нас, кто-то из пассажиров высовывался посмотреть на нечто задрапированное.

В девять я велел снять чехлы и отогнать платформы и лошадей, доставивших тракторы, назад. Расставил мальчишек и велел Афанасию Петровичу начать съёмку. Мы с Серёгой не спеша прогуливались вдоль набережной, подошли ближе к тракторам. Мой кивок означал, что общего плана хватит.

Следующий час тянулся бесконечно.

– Может, я сбегаю с порученьицем? – суетился Болот, переживая, что о нас забыли и никакой комиссии не будет.

Примерно в половине одиннадцатого члены комиссии всё же появились. В количестве трёх. Хм… негусто. Но две большие железные машины мужчин заинтересовали. Пока я приветствовал господ и доводил до них первичную информацию, Чернов снимал крупным планом этих «трёх калек». Те в свою очередь решили, что это какой-то очень странный и суетливый фотограф. И какое-то время постояли, замерев возле тракторов (вырежу потом эти кадры).

– Болот, Селиман, начинайте, – отдал я команду.

Парни заняли водительские места, двигатели взревели, а потом тракторы буквально рванули вперёд. По крайней мере, создалось такое впечатление. Я-то знал, что скорость у них от силы километров тридцать в час. Но на фоне неспешных и редких извозчиков тракторы смотрелись гоночными автомобилями. Доехав до оговорённой ранее отметки, парни лихо развернулись и двинулись обратно.

– Вот, наглядно продемонстрированы возможности двигателя на ситниковском топливе, – сказал я ошарашенным членам комиссии. – Здесь все документы и номера привилегий, – протянул я папку.

Затем поинтересовался, где мне демонстрировать следующее изобретение? Господа из комиссии никак не могли прийти в себя. Они ожидали увидеть провинциального горе-изобретателя, который начнёт впаривать им очередной «прожект».

Я же не только продемонстрировал готовую модель, но ещё и сообщил, что строится завод по производству более мощных тракторов. А когда господа долистают мою папочку до рисунков, где тракторы используют в качестве тягловой силы для перевозки пушек, причём по любому бездорожью, то, надеюсь, задумаются серьёзно. Если не задумаются, то у меня ещё журнал «Наука и жизнь» имеется, где я «выступаю с трибуны». В зависимости от результата нашей встречи, напишу или хвалебный отзыв, или статья будет о том, как техника, что может помочь стране в любой войне для подвозки оружия и людей, была проигнорирована, и прочие бла-бла.

В целом, встречей я остался недоволен. Не то чтобы ждал оркестр и фанфары. Но и такое показное игнорирование меня возмутило. Между прочим, мне эта поездка обошлась в двести рублей, и это без учёта сборки тракторов.

Господа из комиссии пригласили пройти за собой для демонстрации следующего изобретения.

– Серёга, отправляй платформы, – попросил я. – Тракторы пусть идут своим ходом. А сам лови извозчика и сопровождай технику до издательства газеты, с которой ты неплохо общаешься.

– На гусеницах по Петербургу? – усомнился Сергей.

– Вес тракторов небольшой. Ничего с брусчаткой не случится, – отмахнулся я. – Пусть нас услышит и увидит как можно больше людей. Репортёру газеты пообещай фото трактора из числа тех, что я для журнала привёз. Перечисли технические характеристики, прорекламируй свой завод. Ну, не мне тебя учить.

Больше задерживаться на набережной я не стал. Афанасий Петрович уже ждал. Мишка и Пашка несли технику, Васька – плакаты с чертежами.

Лекционный зал мне выделили хороший. Окна в аудитории большие и высокие, как и потолки. И даже публики было уже с десяток человек.

– Как же мы… – сразу растерялся Афанасий Петрович.

– А мы им чертежи и сами аппараты покажем, – ничуть не смутился я тем, что все мои пожелания, отправленные заранее в письме, были проигнорированы.

Возмущаться и качать права я не собирался. Мне вообще на это Техническое общество было наплевать. Серёга хоть и ворчал, но здание-развалюшку прикупил. Устроил ремонт и перепланировку. Осталось нарисовать афиши, и можно уже демонстрировать кино. Не сразу, но народ разберётся с этим «аттракционом». До того момента, как на фильмы обратят внимание высшие чиновники, мы успеем много чего показать.

В общем, я совершенно спокойно читал лекцию. Такого вдохновения, с которым я выступал в первый раз перед Черновым, не было. Сыпал техническими терминами и долго разглагольствовал о физических законах и оптике в частности. Народ в аудитории начал позёвывать, явно дожидаясь, когда я закончу.

– Аппарат и кинопроектор вы здесь видите, – сообщил я под конец выступления. – Жаль, продемонстрировать фильм мы вам не сможем.

– Уважаемый господин Ситников, вы, кажется, из купцов? – поинтересовался седовласый дедок. – Мы вас внимательно выслушали. Ваша придумка абсолютная чушь. Это не может в принципе работать так, как вы описали!

Афанасий Петрович после этих слов побледнел и схватился за сердце. Допустим, я тоже не ждал, что мне тут сразу Нобелевскую премию выдадут, но и такого откровенного игнорирования не ожидал. Эти профессора, или кто там, в комиссии, совсем ничего не слушали? У Васьки, складывающего плакаты, заметно тряслись руки, а Мишка с Пашкой растерянно хлопали глазами, не понимая, что, собственно, произошло.

– Уважаемые члены комиссии, приношу свои извинения за потраченное время. Я действительно из купцов. И вижу прежде всего коммерческую, а не научную выгоду в этом изобретении. – После этой фразы я поклонился и спустился с кафедры.

– А вы пробовали что-то сделать с картинками? – застал меня чей-то вопрос уже на выходе из аудитории.

– Да, конечно. У нас подготовлены для демонстрации три короткометражных фильма. К сожалению, это помещение не подходит, я заранее высылал вам свои требования, но, как видите… – ответил я.

– А какое подходит? – поднялся со своего места молодой мужчина и последовал за мной.

– Нужно затемнённое, и ещё что-то в виде экрана. На всякий случай, мы взяли белую простыню, – дополнил я.

– То есть всё то, что вы только что говорили, реально существует? – продолжал расспросы мужчина.

– Мне казалось, я чётко дал понять, что фильмы готовы к показу для широкой публики.

– Подождите, – притормозил нас незнакомец и вернулся в аудиторию. – Господин Пуркеев, вы отчего не подобрали помещение согласно просьбе милейшего Николая Ивановича?

Ответа я не услышал, похоже, в комиссии нашёлся здравомыслящий специалист, оценивший моё «изобретение». Комнату для демонстрации фильмов нам оборудовали в течение получаса. Пришли какие-то рабочие, вынесли часть мебели в коридор, мою тряпицу как-то закрепили на стене, прикрыв ею чьи-то портреты. Но главное, теперь на окне были плотные портьеры, сквозь которые не проникал свет.

– Можно начинать, – сообщили мне члены комиссии, устроившись в креслах.

Афанасий Петрович уже всё расставил и был готов крутить ручку кинопроектора.

– «Тракторы»! – огласил я название первого фильма.

Затем показали «Прибытие поезда», третьим шёл «Прыжок зверя». Дружный возглас учёной братии огласил аудиторию. Думаю, оценили. Ещё три раза прокрутили по кругу все фильмы.

Тот седовласый старик долго собирался с силами, не зная, как со мной беседовать дальше. Он же меня, по сути, прилюдно обосрал, и было очевидно, что извиняться ему не хотелось, но и не заметить моё изобретение он не мог. В результате мы договорились, что мне пришлют ещё одно приглашение для демонстрации уже перед большим числом людей.

– Господа, если по срокам это затянется, может получиться так, что я не смогу присутствовать лично, – довёл я информацию. – Но в Петербурге живёт мой компаньон, он предоставит всё в лучшем виде.

Вечером у Серёги дома я, конечно, не удержался и высказал всё, что думал об этой комиссии и ситуации в целом. Но, в принципе, ситуация была ожидаемой. Не так просто и в это время изобретателям пробиться наверх. Если нет известного покровителя, то, считай, никто и не заметит открытия.

– У тебя хоть есть кого поставить директором кинотеатра? – спросил я Сергея.

– Да, Аркадий Аносов. Думаю, он справится. Так-то он мне и самому нужен, но кинотеатр – это реальные деньги, быстрые и без особых хлопот. Кстати, надо бы и охрану нанять на случай беспорядков.

– Тогда доставай краски, будем афишу для кинотеатра рисовать, – скомандовал я.

Глава 29

Как пропиарить открытие первого в мире кинотеатра, мы с Серёгой точно знали. Пока Афанасий Петрович с помощниками проявлял в бараке на заводе плёнку, сушил её, протянув через все помещения, как бельё, и занимался монтажом, мы с Сергеем готовили рекламу и афиши. Этой ночью не спал никто. Зато с утра в субботу по городу поехали наши тракторы. Боясь, что мальчишки не справятся с заданием, я сам повёл один трактор и словно маститый зазывала выкрикивал рекламу: «Первый в мире, первый в России иллюзион с движущимися картинками! Цена двадцать копеек за билет! Спешите посмотреть!» – и так далее.

Что такое иллюзион, никто не понял, но трактор народу понравился. За мной бежали следом не только дети, но и взрослые, по пути пытаясь задать вопросы. Я всех посылал. В смысле, в кино. У нас же там имеется уже не один, а два фильма о тракторах.

Не могу сказать, что на первый сеанс в три часа дня пришло много народа. Из пятидесяти стульев в зале треть пустовала. Зато на четырёхчасовом сеансе зал был полный. При следующем просмотре люди уже стояли вдоль стен, дальше пришлось ограничивать и контролировать очередь. До десяти вечера мы заработали на показе семьдесят рублей.

– Вот, а ты не хотел кинотеатр делать, – попенял я Серёге.

– Ажиотаж скоро спадёт, – не соглашался он.

– В кого ты такой наивный? – удивился я. – Тяжёлое детство без мультиков в кинотеатрах? Меняй репертуар, и публика будет твоя. Завтра покажем фильм о голоде. Что-то ещё попробуем на месте снять здесь, потом будем тебе присылать.

– Мультфильмы тоже можно сделать, – отреагировал Серёга в нужном направлении. – Не обязательно развлекательные. Я бы показал, как вша переносит тиф.

– Молодец, – похвалил я за идею.

Аркадию Аносову я поставил задачу нанять персонал. В первую очередь нужен билетёр, не всё же ему самому деньги с публики собирать. Нужна (обязательно нужна) охрана, а ещё уборщица и кто-то, кого будет обучать Лёшка-киномеханик. Пока он один умеет управляться с аппаратурой. Мишка и Пашка помогают, но этих парней я увезу обратно в Екатеринодар.

В воскресенье Сергей демонстрировал фильмы своим работникам и строителям. Бесплатно, естественно. Ожидаемо, что Лёшкин отец всех оповестил, как его сын будет «делать кино». Что и как происходит в действительности, мужчина плохо понимал, но гордиться сыном это ему не мешало.

А ещё на этот сеанс Серёга привёл свою содержанку Грушу. Имя мне показалось знакомым. Да и рыжий цвет волос я помнил из Серёгиных рассказов. Молодая женщина была необычайно красива. Элегантное платье только подчеркивало её природные данные. Естественно, я не удержался и задал Серёге вопрос по поводу Груши. Та эта или не та? Ну, в смысле, которая нехорошей болячкой друга одарила. Оказалось, память меня не подвела. Девушка та самая. Вечером Серёга рассказал её историю. Трагичная и, как это ни горько осознавать, типичная для этого времени. Больная туберкулезом мать, долги, нищета. Разом навалились проблемы, когда мать умерла, а хозяйка выгнала с работы. Повод для этого имелся. Нечего было с мужем хозяйки шашни крутить. Девушка осталась без работы, без чьей-либо поддержки. С квартиры потребовали съехать. Особого выбора у Груши не было. Стоимость в петербургской ночлежке всего пять копеек. Только условия и контингент там такие, что врагу не пожелаешь. Даже разделения на мужской и женский отдел нет. Все спят в одном помещении. Каждому выделяется узкое койко-место из досок, отгороженное от другого невысоким бортиком сантиметров пятнадцать высотой. Груше не повезло попасть в самую отстойную ночлежку. Здесь её не только изнасиловали, но и отобрали все деньги, что были. Отчаявшуюся Грушу как-то быстро подобрала «мадам». Пожалела, приголубила, рассказала, как в борделе чистенько, а клиенты добрые. Собственно, выбора у девушки и не было.

Проституция в это время не только легальная, но и находится под патронажем государства. Конечно, ограничений много. К примеру, располагаться бордель должен достаточно далеко от церкви, школ, училищ. Никаких вывесок на заведении и так далее. Все проститутки подлежали врачебно-полицейскому надзору. Посещать врача проститутка обязана была два раза в неделю. Не думаю, что это очень помогало в профилактике заболеваний. Приём у того врача был быстрым – от силы минута на поверхностный осмотр и получение отметки. Если вспомнить, что у любой инфекционной болезни есть инкубационный период, то определить уже заражённую проститутку без анализов невозможно. Думаю, стоит написать в журнале «Наука и жизнь» статью об этом.

Груша увидела Сергея совершенно случайно, когда выходила от врача. Сергей пытался рекламировать аспирин и не сразу понял, кто кинулся ему в ноги. К тому времени у Груши был огромный долг перед мадам – двести рублей. И это при том, что суточная норма – порядка пяти-шести клиентов. Груша попала в бордель первой категории, где с клиентов брали от трёх до пяти рублей в час. Две трети заработка забирала хозяйка заведения. Но и девушкам оставалась приличная сумма.

Долги у Груши появились на последних сроках беременности, когда она не работала. Мадам не прогнала, терпеливо дожидалась родов, потом унесла младенца в приют, а Груше предъявила счёт за проживание.

Серёга у нас парень добрый. За Грушу заплатил и даже помог ей оформить «бланк» на занятие хм… индивидуальной трудовой деятельностью. После этого поступка девушка Серёгу только что не боготворила. Хотя у меня сложилось двоякое впечатление. Или стереотипы сработали, что бывших проституток не бывает? В общем, с советами я не лез. Лекарства имеются, а дальше Серёга сам разберётся. Тем более девушка действительно красивая. До начала сеанса в кинотеатре рабочие чуть шеи не посворачивали, разглядывая «мамзель».

Бизнес с фильмами пошёл неплохо и без одобрения Русского технического общества. Купец им, видите ли, не ровня, чтобы слушать его лекции! Зачем меня вообще приглашали? Сами же написали первое письмо о том, что поддерживают российских изобретателей.

Я продолжал злиться и решил, что статья о кино в газете тоже не помешает. Заодно ещё раз прорекламируем новинку в столице. Называлось наше заведение не кинотеатр, а иллюзион. Слово «театр» решили убрать. Мы и так ходили по тонкой грани законов, пытаясь их не нарушить. Сергей оформил документы на организацию демонстрационного зала. Формально это так и было. Зал есть? Есть! Демонстрирует? Тоже не придраться. Нужно успеть собрать все сливки, пока власти не нашли к чему придраться и нас прижать. Потому я попросил Серёгу свозить меня в редакцию.

Ехать на извозчике пришлось через весь город. Петербург этого времени имел широкие проспекты только в центре. Извозчик свернул где-то в проулок и боком коляски чудом не задел ограду частного владения. Через ажурный кованый забор было видно, что это дом богатого человека. Там даже имелась небольшая клумба под окнами, которую поливал из шланга садовник. В первую очередь меня удивило само наличие шланга, а потом я вспомнил известный сюжет Люмьеров, где хулиганистый мальчишка наступает на шланг, а садовник не понимает, почему перестала течь вода, заглядывает в отверстие шланга и тут же получает в лицо струёй воды.

– Тормози! – завопил я, как только в голове промелькнул этот сюжет.

В редакцию в этот день мы не попали. Вначале пытались договориться с хозяином дома. Он был в отъезде. Управляющий без него никого не пускал. Но нам-то нужен был садовник со шлангом и всего на пару минут. В общем, управляющего «подмазали» тремя рублями, садовнику заплатили рубль, переодели Пашку и начали снимать «шедевр мирового кино».

Как я и говорил, управились быстро. По идее, хозяин дома даже не поймёт, что это была постановка. Типа мы случайно засняли работу садовника. Проявляли плёнку снова в кустарных условиях. Где-то слиплась, где-то ещё какой-то брак был. Но в целом нормально.

Сняли ещё два фильма. Сходили на вокзал. Там, возле складов, организовали представление в духе Чарли Чаплина. Нашли грузчика покрупнее, дали ему здоровенную доску, заплатили пятьдесят копеек и объяснили сценарий. Теперь уже от доски уворачивался Мишка. Пришлось, конечно, потренироваться, но грузчик свой гонорар отработал. Это было глупо и смешно. То, что нужно для простой публики.

Чернов снова ругался на неподходящие условия в бараке и сушил плёнку на верёвке, используя самодельные прищепки из деревянных щепок. Фильмы получились изумительными. Народ в зале хохотал так, что содрогалась крыша. Как мало нужно человеку для счастья.

Через пару дней младший Аносов устроил небольшие преобразования. В очередной раз я восхитился купеческой жилкой аносовских отпрысков. Теперь сеансы шли каждые пятнадцать минут, начиная с девяти утра. Думаете, какой дурак пойдёт на сеанс в девять утра? Тот, кто знает, что на него билет стоит всего десять копеек. Аркашка намеренно занизил цену, оставив стоимость билета в двадцать копеек после семи вечера. Но количество сеансов увеличилось в два раза. Конечно, с такими темпами быстро заездит пленку и аппарат. Зато только чистой прибыли в день мы получали более ста пятидесяти рублей, представляете?!

– Может, ну их, эти заводы? – впервые задумался «о смысле бытия» Серёга. – К чему нам заводы, сталь, чугун?

– Но-но! Что за пораженческие настроения? – отвесил я подзатыльник Серёге. – Ты за этим в девятнадцатый век пришёл?

– Я там, наверное, не родился в новой реальности, – продолжил дальше философствовать Сергей.

– Конечно, не родился. Нет той, другой реальности. Будет новая и именно такая, какую мы создадим. Кино для тебя – лёгкие и быстрые деньги. Сам ведь жаловался, что на ближайшие два года не имеешь информации о ставках на бирже.

– А с кинотеатром я за месяц его работы смогу купить экскаватор, – согласился Сергей.

Аркашка был недоволен тем, что кинопроектор всего один, да и фильмов больше нет. Он бы ещё с десяток кинотеатров по городу открыл. Я пообещал парню, что всё будет.

До редакции газеты мы всё же добрались. Но статью о представлении кино Русскому техническому обществу я писал уже без азарта. Как говорит Артём: «Плевать!» Лучше кого-нибудь отправлю за линзами в Германию. Того же Аркашку, раз он так страдает на тему упущенной прибыли. Чем быстрее привезёт, тем быстрее аппараты сделаем.

Время шло, а меня на повторную демонстрацию перед учёными всё не приглашали. Серёга предполагал, что все в отпусках, отдыхают. Не знаю, что на меня нашло, но я решил запатентовать радио. Именно в том виде, как его представит через два года Попов.

– Васька, помнишь мои уроки по вибратору Герца? – поинтересовался я у парнишки, придя за ним на строившийся завод.

– М-м-м… – не понял Васька, к чему такой вопрос.

– Будем на тебя, Василий Михайлович Уваров, оформлять привилегию, – заявил я. – Давай подготовим чертежи и документацию.

Вообще-то моё имя стояло там вторым, но предполагалось, что производство и прочие организационные вопросы я перекину на Ваську. Три дня занимались документами, Серёгин юрист уже наловчился всё оформлять быстро. Я проследил, как заполнена форма и описание изобретения. Кажется, всё верно. Можно оплачивать и отправлять. Теперь-то Россия точно не профукает пальму первенства.

Больше задерживаться в Петербурге смысла не было. Пора возвращаться домой. Творческих планов море, и это всё ещё нужно осуществлять.

Обратно мы везли с собой один трактор. Второй Серёга уговорил оставить ему. Вдруг кому придётся продемонстрировать эту большую и по сути бесполезную игрушку? Мне же это лишние проблемы с отправкой масла и солярки. Но если Серёга думает его кому-то показывать, пусть развлекается сам. Хотя дел у него и так по горло. Рабочих много, но такие все бестолковые. Это же обычные крестьяне из деревень, подавшиеся на заработки. Класть кирпич они не могли, даже раствор месить и то нужно было ставить того, кто их проконтролирует.

В Кривом Роге обстановка была ещё хуже. Серёга даже не рискнул завозить какое-то серьёзное оборудование без надёжного кирпичного склада. И с рабочей силой там тоже хуже. Но всё решаемо. Жаль, мои «руководители производства» ещё слишком малы.

В школе осталось тридцать девять учеников. Можно было взять в новом учебном году с десяток. К тому же у меня уже спрашивали о наборе детей. Сильно афишировать приём я не стал, но пятерых сыновей артельщиков принял. Возраст, конечно, одиннадцать – двенадцать лет.

Вернувшиеся из Петербурга ученики живописали свою поездку так, что им завидовали все без исключения. Я и раньше говорил, что многих выпускников школы приглашу на работу в Петербург. Мне верили, но не представляли до конца, насколько эта сказка может стать былью. А тут мелкие хвастунишки расписывали красоты столицы. Получалось, они чуть ли не с самим императором за руку здоровались.

Я усмехался, но не прерывал юных краснобаев. Спихнул на Ваську все школьные дела. Предоставил Вере Степановне отчёт о поездке в Петербург. Попросил много-много метров плёнки. Прибыль получалась просто охрененная. Аносов-младший скоро заездит отснятые плёнки, а заменить их нечем. Копии тех сюжетов мы по понятным причинам сделать не могли.

Артём, который замещал меня в городе и в школе на уроках, сразу вник в ситуацию и предложил устроить в Екатеринодаре ещё два кинотеатра, помимо того, что у нас было с госпожой Губкиной. Если такие деньги в руки идут, то грех упускать. Пусть здешняя публика не такая денежная, как в столице, но мы же можем открыть кинотеатры в Новороссийске, Ростове и в других городах. Сюжеты тоже стоит разнообразить.

Устроили с Артёмом мозговой штурм, припоминая истории Чарли Чаплина. Классика, проверенная временем! Теперь артистов мы подбирали тщательно. Со шлангом сразу получился затык. Не было такого излишества ни у кого в городе, или мы просто не знали. Но я поковырялся на складе и отыскал нечто подходящее. Даже лучше получилось. Белый цвет на фоне травы был хорошо виден. Роль туповатого садовника играл один из наших охранников. На роль хулигана поставили Саньку Румянцева. Он мелкий и хорошо контрастировал с огромным «садовником».

Сняли ещё пяток коротеньких сюжетов, и я поторопил с монтажом. Сам же организовал «агитбригаду» и повёз её вначале в Пашковскую, затем к себе на хутор. Урожай заберу и заодно им кино покажу. Обоз собрали из шести повозок. Мы с Артёмом поехали на бричке. Чернова я брать не собирался, но он сам изъявил желание и присоединился к нам.

Представьте себе вечер в станице. Стрекочут сверчки, попискивают комары, надрываются вдалеке лягушки, бабы поплёвывают семечки. И тут приехало кино!

Что такое фотография, в Пашковской знали. Не совсем дремучие. У атамана даже личное семейное фото на стене в хате висело. Пока собирали раму с белым полотном и расставляли оборудование, я пояснял, что они сейчас увидят. Афанасий Петрович лично крутил проектор, а я громко, чтобы было слышно в дальних рядах, читал текст и давал по ходу дела пояснения. Первое кино было, естественно, о голоде.

– Ванька, бачь, це ты! А це я! – то и дело раздавались возгласы.

Но публика притихла, когда пошли страшные кадры измождённых людей. Женщины начали всхлипывать. И когда фильм закончился, несколько минут стояла тишина. Кто-то зажёг керосиновую лампу, чтобы развеять ночную тьму. Тут вышел Фёдор и неожиданно бухнулся передо мной на колени.

– Николай Иванович, прости старого казака! Грех на тебя подумал, когда ты рожь просил. Прости.

С атаманом мы обнялись, троекратно облобызались.

– А теперь показываю, как мы съездили в Петербург! – объявил я, показывая Чернову, что можно продолжать.

Пашковских мы уважили, продемонстрировали всё, что было из своих запасов. Настроение у народа поднялось. К тому же Зверя многие знали не понаслышке. Местных псов он знатно потрепал. Да и полукровки от алабая по станице бегают. Правда, после просмотра «Прыжка Зверя» чей-то ребёнок от страха описался, но это мелочи. Хотя можно и поставить ограничение на фильм «детям до 16-ти».

Прибыв на следующий день на хутор, вначале занялись делом, считали, что и сколько я забираю, а после уже показывали кино. Тоже всем понравилось. Архип дара речи лишился, увидев себя на экране. Просил ещё раз показать. Подошёл ближе, потыкал пальцем полотно. Это он ещё не знает, что в Петербурге уже несколько тысяч человек просмотрело кино с его участием.

Ожидаемо, зерновых в этом году собрали больше. Я оставил на посев и на пропитание, остальное забирал. Получилось порядка четырнадцати тонн пшеницы и ржи. Архип вопросов не задавал. Вот что значит наглядная агитация! Он сам видел голодающих, видел, как сгружали мешки с пометками в деревнях, и понимал, что кому-то этот мешок спасёт жизнь.

Я категорически отказывался давать деньги благотворительной организации. Чтобы они купили у спекулянтов пшеницу по тройной цене и отвезли её голодающим? Не проще ли сразу взять продуктом, без лишнего звена из тех, кто наживался на чужом горе?

И если зерно я забирал в большом количестве, то овощей взял меньше, оставив Архипу не только на еду, но и на продажу. Картофеля в этом году было много. Но и свёклу, лук, морковь я тоже загрузил. Мне всю школу кормить.

Ещё договорились, что подсолнечное масло Архип привезёт мне сам. Взамен я выделю им керосин и уголь. Ещё к Рождеству будут на хуторе колоть свиней. Мне тоже закинут одну тушу. Мало, конечно, но больше хутор пока дать не мог. Овец у самого Архипа только пять голов. Но думаю, всё у него будет. Главное, он со своими обязанностями старосты справляется.

Глава 30

Чернов, увидевший собственными глазами, как реагируют простые крестьяне на фильмы, готов был нести «свет в массы». На последние метры плёнки досняли то изобилие, что было на хуторе. Перед этим принарядили народ. Я выдал кое-что из своей одежды, которую держал в личной хате. Сапоги и так у всех крестьян имелись. Даже малышню, бегающую босиком, заставил обуться.

Все умытые, расчёсанные, в самых лучших нарядах, типа собирают урожай тыквы. Размером овощ был что надо. Я ещё показал Афанасию Петровичу, как сделать выгодный ракурс, подчёркивая масштабность. Получилась, конечно, не «потёмкинская деревня», но очень близко к этому. Счастливые, улыбающиеся люди зачерпывают руками отборную пшеницу, демонстрируя изобильный урожай. На заднем плане копошатся в корыте толстозадые хрюшки. Старший сын Архипа провёл холёных лошадей, и следом Глафира погнала корову. Гуси в кадр не попали, но хватило и кур, которые имели «кубанский» размер. Нужно будет на следующий год здесь ещё пасеку поставить – пришла мне в голову очередная идея.

И только Чернов закончил возиться с этой плёнкой, как пришла посылочка от Веры Степановны. Я напомнил Заряну о своём обещании показать дрессированных собак. Снова снимали во дворе школы. Муха обещала стать звездой экрана. Добавлю потом текст об овчарке особой породы.

Ещё сюжет был о воровстве в школе. Но немного не так, как было на самом деле. «Актёров» наняли со стороны, затем рыли подкоп под забором, но суть была понятна. Поисковая собака чётко взяла след и повела за собой. Правда, Афанасию Петровичу пришлось пять раз переставлять камеру, а Мухе, соответственно, столько же раз проходить один и тот же путь. На пятый раз морда овчарки выражала полное недоумение от таких странных методов тренировки. Потом засняли выполнение команд. Здесь уже принимали участие Зверь, Стрелка и два пса породы московская сторожевая. М-да… посмотрят жители столицы этот фильм и решат, что на Кубани особый климат, потому и собаки такие крупные.

Другой фильм, в котором довольный Зарян красовался в казачьей форме. То одним боком поворачивался, демонстрируя саблю, то другим, показывая сапоги в наилучшем ракурсе, то чуб свой поправлял. Он-то прекрасно знал, что мы готовим открытие кинотеатра. Небось, всех своих сослуживцев приведёт. Что, кстати, тоже неплохо. Я посоветовался с Артёмом. Тот мою идею снять фильм о городовых одобрил. Правда, совместили этот сюжет с празднованием Дня казачества.

Параллельно со съёмками я озадачил своих знакомых художников. Кроме меня, у парней других клиентов не было. Да и я последнее время мало работал над журналом. В октябре должен выйти очередной номер, но я задерживался с материалом, соответственно, и задание художникам не давал. По этой причине рисовать анимацию они согласились без вопросов. Место работы я им оборудовал в школе. Здесь можно было пользоваться электричеством.

Второй ветряной генератор, принесённый из XXI века, только вертикальный, расположили на крыше помещения фармакологов. Электричества для ламп хватало и близнецам с их лаборантами, и для киностудии. От самой киностудии было только название. Две комнаты, где Чернов обрабатывал плёнку. Всё остальное ещё строилось. Но место, куда пристроить художников, нашли. Парни рисовали на обычной бумаге. Специальные столы со стеклом и нижней подсветкой организовали за пару дней.

Художников очень увлекла новая деятельность. Да и тема первого мультфильма была важной. Как и советовал Серёга, мы решили наглядно показать, чем опасны вши – переносчики тифа. В следующих анимациях другие болезни затронем.

Близнецы стараниями Веры Степановны начали производить стрептоцид. Выдали совсем немного, грамм пятьдесят. Им ещё лаборанты для работы требовались. Я поторапливал. Обещал найти помощников. Через морские порты в этом году в Армавир принесли холеру. Мы ещё раньше читали, что эта эпидемия будет то возникать, то гаснуть с наступлением холодов. Эпидемию в Армавире сумели удержать, но не стоило терять бдительности.

До каждого ученика была донесена информация. Прежде всего о симптомах заболевания и об очень коротком инкубационном периоде (от нескольких часов до пяти дней). В Екатеринодаре было Общество врачей, которое отслеживало возможные инфекционные заболевания. Но туда у меня доступа не было. Ещё даже аспирин не продаётся. Куда тут рекомендовать стрептоцид как средство от холеры, сибирской язвы, дифтерии и тому подобное? Меня же на смех поднимут! Кто поверит, что какой-то купец смог произвести уникальное лекарство?

Потому первые партии должны разойтись по «своим»: Вере Степановне в Крымскую для рабочих, Серёге и его строителям, а также в нашу школу – подготовим запас. Павлине Конкордиевне я заносил аспирин раньше. Стрептоцидом тоже обеспечу. То есть прибыли от фармацевтов в ближайшее время мы не ждали. Близнецы, конечно, вели бухгалтерию. Этому их научила тоже Вера Степановна. Мне был предъявлен счёт на пятьдесят восемь рублей. Похвалил, что ведут подсчёты. Показал ошибки. Мой долг раза в два больше.

Бухгалтерией Андрея и Егора мы озадачили ещё в самом начале выпуска аспирина. Я хотел, чтобы братья сами всё поняли. Клим отпечатал на пачке листов текст, девушки-фасовщицы собрали коробочки. В каждую вложили по двадцать бумажных расфасовок порошка аспирина. Общая стоимость вышла двадцать копеек за коробку. Близнецы быстро смекнули, что нефасованный в большой стеклянной банке аспирин по себестоимости выходит дешевле даже с учётом затрат на саму банку. А разделить порошок по порциям могут и сами аптекари. Тем более детская доза отличается от взрослой.

Себестоимость стрептоцида получалась гораздо дороже аспирина. Пока это кустарный, а не промышленный метод. Значит, мы работаем себе в убыток. Ничего, доберу деньги на кинотеатрах. Екатерина Михайловна подготовила достойное заведение. Артём ей посоветовал ещё пианино поставить и пригласить тапёра. Сам дал задание Мирону, чтобы не скучал. Совместными усилиями они изобразили нечто, напоминающее походную кухню. Но на самом деле это была машинка для попкорна. Екатерина Михайловна тоже вложилась в это дело, купив кукурузу у родственников Заряна. Мы когда-то давно дарили им семена. Этим станичникам перепал как раз такой сорт, что годился для попкорна.

На первый просмотр в кинотеатр (он в Екатеринодаре именно так назывался, а не иллюзион, как в столице) «Звезда» были приглашены уважаемые люди. Не первые лица города, но и не последние. Купцы, мои старые знакомые, знакомые госпожи Губкиной. Афанасий Петрович явился с семейством и своими гостями.

В коридоре перед залом мальчишки разносили в бумажных кулёчках попкорн. Гости ходили, рассматривали афиши, пробовали незнакомое лакомство, раскланивались друг с другом. Дамы придирчиво рассматривали гардеробы друг друга. В целом, публика диаметрально отличалась от той, что была в Петербурге. Но и цена за билет была один рубль, дешевле раз в пять, чем билет в Летний театр на спектакль. Правда, у нас и сюжеты короткие.

Первый показ в кинотеатре состоял из двух фильмов: «Голод» и «Садовник». Это была бесплатная демонстрация. Гостям всё понравилось. Рекламу на фильмы они уже почитали, с графиком сеансов ознакомились. Думаю, кинотеатр «Звезда» станет популярным заведением в ближайшее время. А для публики попроще мы ещё только готовим помещения. Там цена будет вполовину ниже. За той проходимостью, что была в столице, нам не угнаться. Но так даже проще. Главное, доход приносит. Серёге я срочно отправил копии новых лент. Пусть меняет репертуар.

Фильмов, демонстрирующих изобилие на хуторе Сыто, заготовили десять копий. Снова смонтировали ленту с моей речью, где я рассказываю, что перевёз крестьян из Центральной России. Сам обеспечил материалами и лошадьми. Мои арендаторы живут сытно и счастливо. О том, что мне перепадёт неплохая прибыль, подразумевалось. Люди не дураки, сами сообразят. Чтобы это всё не ассоциировалось с помещиками, я назвал себя фермером, а крестьян – наёмными рабочими в фермерском хозяйстве.

Машка обиделась на то, что я её на премьеру в кино не взял. Не мог я. Уважаемые люди пришли с жёнами. Идти с содержанкой не комильфо. Чтобы не проела мне плешь придирками, выдал ей особый билет на бесплатное посещение. Такой был ещё у Васьки, Клима и Заряна. Зачем Ваське и Заряну тот кинотеатр, я понять не мог. Все фильмы они видели ещё в студии-павильоне рядом со школой. Скорее всего, чтобы похвастаться. Зарян точно поднимал мой рейтинг в глазах полицейских и городовых.

Городовые полным составом явиться в кинотеатр в ближайший выходной не смогли (город-то кому-то нужно охранять). Шли партиями, но каждую группу сопровождал Зарян. Афиша была расписана на неделю вперёд. Но для служивых людей меняли репертуар, первым показывая фильм о самих городовых и празднике казаков. Обычно ленту повторяли дважды.

Серёга прислал письмо, умоляя предоставить ещё плёнки агитационной направленности. По его словам, в Петербурге творилось нечто невообразимое. Группы добровольцев ходили по домам, собирая хлеб, сушили и отправляли все в голодающие районы. В высших правительственных кругах пока ещё не заинтересовались фильмами, но всё к тому идёт.

Аспирин тоже раскупают. Причём народ безоговорочно верит всему, что видит на экране. С этим я был согласен полностью. Сам удивился, когда узнал, что Аносов, Казимиров, Лукашин и другие знакомые купцы начали скупать землю. Аносов похвастался, что участок приобрёл прямо возле хутора Сыто. В этом году они не успевали что-то развернуть, но весной собирались привезти крестьян, обеспечив их всем необходимым.

С господами купцами мне пришлось вести разъяснительную работу, рассказывая подробно, что может случиться. У меня с Архипом и остальными имеется договор аренды. Пусть запоздало, но документ мы составили. Купцы, если не дадут крестьянам всего того, что обещают, рискуют остаться без работников. Люди просто уйдут туда, где будет лучше. Я точно приму таких. Артём подсуетился и прикупил ещё сто сорок гектаров. Чтобы подсластить пилюлю и подстегнуть здоровую конкуренцию, пообещал купцам, что сниму фильм о самом успешном хозяйстве.

К началу зимы в Екатеринодаре состоятельные казаки повадились ходить в кино. До начала сеанса они опустошали все запасы попкорна, критиковали продукт, но выгребали всё подчистую. Первое время мне приходилось контролировать работу кинотеатра, потому насмотрелся разной публики. К сожалению, пришёл к выводу, что мы с друзьями вращаемся в замкнутом обществе людей. Нас не принимали и не принимают в верхах, учёная братия игнорирует, спасибо, что ещё никаких гонений нет, но продвигаются все проекты из-за этого медленно.

Даже такое место, как кинотеатр, никто из высших сословий города не посещал, а ведь у нас очень приличное заведение получилось. Набрали толковый персонал. Тапёр уяснил, что от него хотят, и выучил все фильмы наизусть. Тут как раз приехал Аносов-младший с линзами. Заготовки для кинопроекторов уже лежали на складе.

Аркашка у отца дома появился мельком и поспешил передать мне линзы. А я его повёл на вечерний сеанс в «Звезду». Впечатлил парнишку. Кресла, как в театре, красным бархатом обшитые, пианино, тот же попкорн в фойе.

– У нас ещё лучше будет! – запальчиво объявил мне Аносов.

– Вперёд! – рассмеялся я. – Только дели публику. Дешёвых иллюзионов должно хватать. И лучше начни с них, а с прибыли уже строй более дорогие заведения.

– Николай Иванович… – укоризненно посмотрел на меня Аркашка. Мол, кого вы учите вести дела?

Аносов сыном гордился чрезвычайно. Старший его отпрыск поднялся за счёт трёх кирпичных заводов и моих заказов. Но и младшенький не подкачал. Каждый раз, приводя кого-то из знакомых в кинотеатр, Лукьян Кузьмич не упускал возможность сообщить, что Аркашка управляет таким же заведением, но в столице. Я скромно помалкивал, что до заведения Екатерины Михайловны столичному далеко.

Госпожа Губкина вела дела основательно и с размахом. Вывел я тут Машку в ресторан, открытый Екатериной Михайловной при Гранд-отеле. Если моя содержанка разглядывала интерьер, щупала край скатерти и любовалась посудой, то я оценил ресторанную кухню. Общение Губкиной с Верой Степановной не прошло даром. Знакомые рецепты порадовали.

– Екатерина Михайловна, голубушка, верите ли, но такого майонеза я не ел никогда! Вы кудесница! У самого Люсьена Оливье салат был точно хуже, – сыпал я комплиментами, когда госпожа Губкина лично подошла поприветствовать меня в своём заведении.

Кроме оливье, в качестве холодных закусок были поданы сыры с каштановым мёдом, копчёный цыплёнок без костей с пряной сливой. Яхны – старинное кубанское блюдо из рёбрышек баранины – тоже было изумительным. На горячее я взял форель. Ну и без традиционного борща не обошлись.

Блюда и подача были на высоте. А вот Машкины манеры мне откровенно не понравились. Некогда мне было заниматься и учить её. Ножом и вилкой она управлялась с трудом, то и дело роняя куски мимо тарелки. Нанять ей, что ли, какую-нибудь учительницу манер? Или проще найти другую девицу, уже с манерами? Подумаю на эту тему.

Своей традиции собираться полной компанией попаданцев на Рождество мы не изменили. В прошлом году Серёга не смог к нам вырваться, но в этом замену и помощников себе подобрал. Так же и Вера Степановна нашла, на кого перебросить часть своих дел. Хотя какие дела перед Новым годом? Даже не верится, что прошло уже шесть лет с того времени, как я открыл портал.

Сергей привёз новости и мешок писем. Письма были от читателей журнала. Сам Сергей развлекался этой литературой в поезде. Что-то отсортировал. Большую часть можно было сразу выкинуть. Люди предъявляли какие-то необоснованные претензии. На екатеринодарский адрес магазина письма тоже присылали. Мне даже предложили выступить с рядом лекций. Если бы не загруженность в школе и в других проектах, я лекции прочитал бы. На какие-то вопросы отвечал сразу в журнале.

Поскольку я занимался в журнале рекламой, то были вопросы и на эту тему. Спрашивали об аспирине, о новом виде топлива, о том, где купить двигатели, и так далее. В целом, оказалось познавательно. Сразу видно, что народ интересует.

По поводу господ из Технического общества тут всё было неоднозначно. Оба изобретения заинтересовали. Для поддержания и открытия кинобизнеса нам не требовались ни помощники, ни денежные покровители. Техника тоже вызывала интерес, но, узнав, что у будущего завода имеются только стены, никаких конкретных планов сотрудничества с нами не рассматривали.

Рождество с ёлкой и подарками праздновали в школе. Не у всех детей имелись семьи. Зарян, Клим и Васька также считались у нас одинокими. И пожилые казаки из числа сторожей предпочли остаться в школе. Я пригласил Машку, Сергей позвал Екатерину Михайловну, добавились девушки-фасовщицы. Народа набралось много. Было весело, шумно, сытно. Собрали всех одиноких в одну семью.

В очередной раз удивила госпожа Губкина. Отозвав меня в сторонку, она поинтересовалась, чем я буду дальше занимать близнецов. Это не те парни, которых можно ограничить рамками. Им требуется простор и размах. Лекарства, конечно, хорошо, но для двух крепких парней этого мало.

– Иван Петрович владение неподалеку от Гранд-отеля имеет и не живёт в нём, – продолжала Екатерина Михайловна.

Насчёт дома женщина была права. Артём в нём не жил. Одно время я там занимался с купеческими сыновьями. Теперь в этом доме находились типография и жильё Клима. Но владение в два этажа использовать таким образом нерационально. Только зря налог на домовладение платим. Артём уже стал подумывать о продаже дома. Клима я могу и в школе пристроить. Да и типографии лучше у нас быть (освещение электрическое). Екатерина Михайловна предложила перестроить первый этаж дома под аптеку, а второй, жилой, выделить близнецам.

– Нужно разрешение на этот вид деятельности, – напомнил я. – У нас никого нет с образованием фармацевта.

– Человека я найду. Подпишите с ним документ, дадите пять процентов, и будет он присматривать за аптекой.

Такую идею стоило обсудить с друзьями. Мне самому всё нравилось. Близнецы получат простор для деятельности, а мы нормальную аптеку в городе. Вера Степановна за эту тему ухватилась моментально.

– Парни, это же отлично! – обрадовалась она. – Мы сами станем торговать всем. От аспирина до дегтярного мыла от вшей.

– Активированный уголь, – напомнил Артём, его тоже хотели выпускать. – Он ещё никем не запатентован.

– Настойки боярышника, валерьяны, пустырника, – начал припоминать Серёга препараты для сердечников.

– И продавать их не в виде чаёв, как в здешних аптеках, а на спиртовой основе в стеклянных флаконах, – вставил я. – Корвалол, кстати, тоже пока не изобретён.

– Самогонный аппарат устроим в школе, – радостно потёр руки Артём.

– Я могу организовать поставки гипсового бинта, – не дала себя сбить с мысли Вера Степановна.

– Ещё можно продавать нитроглицерин для больных стенокардией, – продолжал вспоминать я содержимое аптечек, купленных в другом времени.

– Зелёнка уже давно открыта, но не используется в качестве антисептика, – припомнила Вера Степановна.

– Тогда уже и йод, – добавил Артём.

В общем, в очередной раз мы вешали себе на шею ярмо. Лаборатории придётся достраивать. И ведь всё нужное, полезное. Как отказаться?

Глава 31

Медицинская тема нашла неожиданное продолжение в первых числах января. Забирая из магазина очередную стопку писем, куда они приходили от читателей журнала, я зацепился за чей-то московский адрес. Не сразу разобрал в заковыристых вензелях почерка, что это послание от декана медицинского факультета Московского университета… (ту-ду-дум-м! фанфары!) Николая Васильевича Склифосовского!

Жаль, Серёга уже уехал в Петербург, но с Артёмом мы даже напились на радостях. Впервые за всё время нашего прогрессорства в различных областях кто-то не просто обратил внимание, но и высоко оценил нашу деятельность. И это был выдающийся хирург!

Николай Васильевич писал, что ему самому с трудом удаётся преодолевать сопротивление коллег по теме антисептиков. На первом Пироговском съезде в 1885 году он выступил с большим докладом. Но популяризация антисептиков идёт по-прежнему плохо. Беднейшие слои населения в этом вопросе поголовно безграмотны, даже средний класс пренебрегает элементарной гигиеной. Земские врачи сами не слишком чистоплотные и не особо следят за выполнением пациентами своих предписаний. Отсюда высокая смертность.

Ответное послание мы писали вдумчиво и обстоятельно. Я набрался наглости и попросил предоставить мне возможность выступить перед студентами факультета. Также обещал продемонстрировать «движущиеся картинки», анимацию.

Ответа от Николая Васильевича ещё не было, а мы уже собирались в дорогу. Прежде всего пришлось поторопить наших художников. Общую раскадровку я им сделал сразу. Но теперь и мы с Артёмом сами помогали рисовать, чтобы успеть всё сделать до нашего отъезда. Чернов пробовал отснять на плёнку. К сожалению, получалось плохо. Несколько метров были полностью испорчены. Не тот свет в студии, не та скорость. Он не мог сдвигать ленту ровно на один кадр, пришлось обращаться к специалистам, чтобы сделали приспособление.

К тому моменту, когда была готова стопка блокнотов с рисунками, Афанасий Петрович уже наловчился снимать покадрово. Только требовалось много времени перенести всё нарисованное на плёнку. Ассистировали ему Мишка и Пашка. Один ставил лист на подставку, второй убирал. Чернов щёлкал ручкой камеры. За минуту они успевали отснять примерно полсекунды будущего мультфильма. Каждые два часа отдыхали, пили чай и снова продолжали. За день всё сделали.

А на следующее утро территорию школы огласил вопль убитого горем человека. Это Чернов обнаружил, что вся плёнка засвечена и нужно начинать заново. В этот раз были тщательно проверены корпус аппарата и проявочная комната, а также были удалены из помещения все посторонние люди. Художникам не терпелось узнать, что получилось, но я их прогнал рисовать офорты к журналу на тему «Стрептококки, методы лечения и профилактика».

Первый в мире мультипликационный фильм продолжительностью в четыре минуты смотрели всей школой. Шесть раз подряд. Ученикам понравились живые картинки. И только со второго или третьего раза стали вникать, о чём идёт речь. На мой взгляд, получилось наглядно. Мелкий чёрный микроб с острыми зубами цеплялся за ногу вши. Та прыгала по людям и кусала. Микроб проникал под кожу. Люди болели, умирали, плакали. Грустно, но именно мультипликация сглаживала эффект. К тому же дальше шла оптимистичная информация, что нужно вываривать одежду и мыться в бане, тогда никакая вша не выживет, ну и микробы вместе с ней. Симпатичная бабёнка с фигуристыми формами наглядно демонстрировала это действие. Мои ученики только сожалели, что тема с баней и бабой в ней была слишком краткой.

Таких фильмов скопировали сразу два десятка, отправив половину Серёге. Ещё я рисовал плакаты, готовясь к лекции перед студентами-медиками. Если же меня не пригласят, то почитаю в местном обществе, куда тоже приглашали.

Вызвали из Крымской Веру Степановну, чтобы она «изобрела» активированный уголь. Причём Серёга планировал в ближайшее время оформить на него привилегию, только мы не думали, что это нам так быстро понадобится. Артём уже озаботился о заказе деталей для самогонного аппарата. У нас, конечно, он будет числиться как оборудование для химического кабинета, но суть от этого не менялась. Срочно покупались стеклянные флаконы с притёртыми крышками. Мы готовили для Николая Васильевича большой подарок. Даже хирургический набор из XXI века решили ему презентовать. Всё равно на складе лежит без дела, а человеку реально пригодится.

Приглашение от Склифосовского пришло как раз к тому времени, когда мы закончили все приготовления. Конечно, можно было ещё много чего собрать, но и так всё хорошо. Ожидаемо, что вся съёмочная группа ехала в полном составе. Почему бы не показать студентам все наши (двадцать четыре!) фильма? Попутно, может, что-то ещё снимем, если получится, так как на улице точно будет холодно для камеры, а в помещении может не хватить освещения.

В этот раз я брал с собой братьев Румянцевых и близнецов. Ваську оставил в школе. Артём тоже отказался ехать. У него в мастерских начали собирать детали для двигателя мотоблока. По здравом размышлении мы решили, что небольшие мотоблоки могут стать серьёзной подмогой для распашки целинных земель.

Купцы, которые приобрели земли по соседству с хутором, в первую весну много не напашут. Зато поймут все трудности поднятия целины. А к следующему году мы можем успеть предложить на продажу такую технику. Естественно, придётся давать своих механиков, но для парней это будет первый заработок. И вообще, можем не продавать, а сдавать напрокат. Ладно, посмотрим, что вообще получится из этой полукустарной деятельности. Пока у меня по плану поездка в Москву.

Снова ехали всем составом в первом классе. Для учеников я взял со склада в магазине приличные костюмы, пальто и обувь. Только мелкого Сашку Румянцева пришлось одевать по спецзаказу. Худосочность мальчишки меня серьёзно беспокоила. Я ему специально давал есть тыквенные семечки на случай, если у него глисты. Отдельно покупали ему молоко. Так-то его в школе не часто давали. Ещё мясом подкармливал. Обычно это делал Васька. Приглашал по какому-нибудь пустяку к себе домой, а там были пироги с мясом от матери или сестры. Санёк сам всё никогда не съедал. Приберегал братьям Митьке и Вовке. Остальным школьникам питания в школе вполне хватало. Белки они на рыбе и бобовых добирали, когда не было мяса в рационе.

– Витаминов каких-то тебе не хватает, – сказал я как-то Саньке.

Он, конечно, сразу же уцепился за новое слово. А я вспомнил, что витамины ещё не открыты. Еле выкрутился. Позже полистал у себя записи, нашёл, что Николай Лунин писал об особых питательных веществах в молоке ещё в 1880 году. Только это его наблюдение никого не заинтересовало. Думаю позже разобраться и с этим вопросом.

Поездка в Москву для братьев Румянцевых в большей степени была поощрительным призом, на самом деле мне не требовалось именно столько помощников. Хотя этот «приз» в начале февраля более чем сомнительный. В Москве морозы. Разве что из окна большой город посмотрят.

Гостиницу «Славянский базар» на девять человек я бронировал по телеграфу. Это самый центр Москвы, до Кремля несколько минут ходьбы. Думаю, мальчишкам понравится. Я шиковал. Вернее, не знал других гостиниц в Москве. Серёга всегда в этой останавливался. А мне подходила гостиница, потому что Императорский московский университет совсем рядом. Так что место во всех отношениях удобное.

Прибыли мы за два дня до назначенной встречи. Было время, чтобы осмотреться и отдохнуть. Московские морозы нас не очень напугали, в Екатеринодаре тоже было холодно. На трёх извозчиках добрались до гостиницы. По пути я давал Румянцевым последние наставления, как себя вести. Ребята волновались, но старались держаться с достоинством.

– Промышленник Ситников с воспитанниками, – сообщил я регистратору.

– Императорский фотограф Чернов Афанасий Петрович, – представился наш кинематографист.

Насчёт императорского фотографа он ничуть не приукрасил. Когда Александр III был с визитом в Екатеринодаре, то именно Чернов сделал восемнадцать снимков царя и царской семьи. Альбом с фотографиями был торжественно преподнесён государю.

Заселились мы в четыре номера (я платил за всех). Ужин мальчишкам заказал в номера, а мы с Афанасием Петровичем спустились в ресторан. Серёга рассказывал, что сейчас в Москве это единственный ресторан с русской кухней.

Выглядели мы с Черновым вполне достойно. Костюмы от Петрова сидели изумительно. Никаких покатых плеч, мятых складок на спине и узких в пройме рукавов, как у местных богатеев. Стильные галстуки, зажимы к ним, и обязательные запонки на манжетах белоснежных рубашек подчёркивали элегантность наряда.

Официанты в зале были под стать заведению. Все во фраках. Обслужили нас быстро и расторопно. Блюда мне понравились. Чернов ещё заказал коньяк. Подали его в запечатанном графине. Цена у коньяка была высокой, видимо, за то, что графин был расписан позолоченными журавлями.

– Любезнейший Николай Иванович, слышали поговорку «завтракать до журавлей»? – поинтересовался у меня Чернов. – Собственно, из-за этого рисунка она и произошла. Господа, бывает, начинают с завтрака около полудня, но засиживаются в ресторане допоздна. Кто оплачивает счёт, тому и дают графинчик в подарок.

На следующее утро завтракать в ресторане до тех самых «журавлей» мы не стали. Слишком поздно этот завтрак начинался – в двенадцать часов дня. Мы намного раньше проснулись и оголодали. Наняли двух извозчиков, чтобы отвезли нас в приличный трактир. Наряжаться не стали. Все были в тёплых пальто, вязаных джемперах и шапках-ушанках. Между прочим, тоже неизвестная местным модель. У крестьян есть какое-то подобие этого головного убора – треух. Но наши ушанки были пошиты лучшим мастером Екатеринодара. У мальчишек каракулевые, у нас с Черновым – из дорогой норки. Такая же норка была и на воротниках пальто.

В общем, как я и говорил, одеты были хоть и тепло, но стильно, потому половые в трактире просто не знали, как лучше обслужить господ. Я ещё с собой попросил завернуть пирожков.

Гулять в этот день по городу было проблематично. Метель разыгралась. От съёмок улиц Москвы пришлось отказаться всё по той же причине.

Посыльного к декану медицинского факультета я отправил ещё в день нашего приезда. Сообщил, что прибыл и готов к демонстрации. Нас ждали 5 февраля к одиннадцати часам утра. Снова пришлось нанимать извозчиков. Вроде бы и близко до университета, но нести на себе проектор и всё остальное добро не хотелось. Хотя потом тоже натаскались. От центрального входа сопровождающий довёл нас до деканата. А там уже познакомились.

Склифосовский произвёл на меня самое благоприятное впечатление. Держался немного высокомерно, но без презрения. С достоинством, как и положено светилу науки. Я сразу предупредил, что часть лекции проведут братья Деевы, а я буду дополнять их рассказ, демонстрируя схемы. Возражений со стороны Николая Васильевича не последовало, похоже, ему самому было интересно посмотреть на то, что я наобещал в письме.

Аудитория в стиле амфитеатра была полностью подготовлена к нашему выступлению. Окна не были зашторены, но сделать это труда не составит. Доску закрывало белое полотно, которое станет экраном. Николай Васильевич представил нас и расположился в кресле немного сбоку от кафедры. Студенты, проявив уважение к профессору, сразу стихли. Хотя шепотки и хихиканье с задних рядов всё равно доносились. Это так они на Саньку реагировали, мол, мелкий пацан пришёл лекцию читать.

Начал я с общего обзора инфекционных заболеваний. Санёк, ничуть не смущаясь большой аудитории, демонстрировал плакаты чихающего и кашляющего человека, рисунки бактерий, вирусов. Дмитрий Ивановский ещё в прошлом году провёл исследования и выдвинул предположение о существовании вирусов. Только не довёл до конца свою идею. Я же беззастенчиво ссылался на его имя. Вот он очень удивится, когда узнает, что стал первооткрывателем вирусов.

От вирусов я плавно перешёл к теме гигиены, стал рассказывать о переносчиках болезней. Потом дал слово близнецам, чтобы они рассказали о стрептоциде. Братья не подвели. Аргументировать своё открытие долгими кропотливыми исследованиями они не могли. И совершенно честно поведали о том, как под руководством учителя синтезировали краситель красного цвета. Дальше всё случилось почти как в истории с настоящим изобретателем. Один из братьев поранил палец, и тот воспалился. А поскольку работал он с красителем, в рану попало вещество. И чудесным образом воспаление прошло. Близнецы попробовали специально присыпать любые ранки. Попутно стали синтезировать вещество и получили белый стрептоцид (стараниями Веры Степановны, конечно).

И снова я взял слово, пришлось откровенно врать о том, что велись исследования препарата, заполнялись лабораторные журналы, где отмечались улучшения самочувствия у тех или иных больных. Сотрудничество с врачом городской больницы я тоже упомянул. Только там мы не занимались исследованиями, а конкретно лечили людей. Близнецы проверить или опровергнуть мои слова не могли, Румянцевы вообще из школы не выходили. Так что легенда сомнений не вызывала. Я продолжал расписывать уникальные свойства стрептоцида. Список показаний к применению был обширен. Склифосовский даже из кресла вскочил, когда я дошёл до гонореи, менингита и холеры.

– Этого не может быть! – воскликнул Николай Васильевич, похоже, не веря мне. – Это же открытие мирового уровня! Вы должны были сразу заявить об этом!

– Увы, – изобразил я на лице печаль, – мы – простые энтузиасты из провинции. Мало кто прислушивается к тому, кто не получил достойного образования в университетах.

Студенты притихли, внимая нашему диалогу.

– У вас имеется это вещество для проведения более детальных клинических исследований? – поинтересовался Склифосовский.

– Да, в большом количестве, – кивнул я на братьев Румянцевых. Те сразу поставили коробку перед профессором. – Инструкция и дозировка прописаны и вложены внутрь, – дополнил я.

Зрители разом загомонили. Дождавшись, когда все успокоятся, я в очередной раз шокировал публику тем, что близнецы открыли ещё одно вещество. И снова братья рассказывали, как взяли известный опыт получения салициловой кислоты из коры ивы (на кой ляд это им понадобилось, прошло мимо публики), затем синтезировали на основе этой кислоты новое вещество – аспирин. А я продолжил перечислять якобы наши исследования. Кроме снижения температуры и обезболивающего эффекта, не забыл сообщить, что наше лекарство и от похмелья неплохо помогает, чем развеселил народ.

– Об аспирине я читал в вашем журнале, – вставил слово Склифосовский. – Не скрою, доверия сей препарат у меня не вызвал.

– Это вам для исследования его свойств, – передал я упаковку профессору и объявил о начале демонстрации кино.

Первым показали фильм об аспирине, дальше – «Голод». Потом я остановил показ и устроил небольшую лекцию по оптике, кино и, в частности, о мультипликации. Мультфильм «Вошь» вызвал очередную бурю эмоций. Я не просто наглядно доносил информацию, а сообщал малоизвестный факт о разносчиках тифа. Зал забурлил, со мной начали спорить, выкрикивая что-то с мест. Николай Васильевич эти дебаты прервал, сообщив, что у каждого из сидящих в зале имеется возможность доказать или опровергнуть информацию вне стен аудитории и провести собственные исследования.

Мы снова продолжили показ фильмов, веселя студентов. Кино понравилось всем без исключения. Только Склифосовский сидел задумчивый.

– Николай Иванович, мне хотелось бы побеседовать с вами более предметно, – предложил он.

Договорились, что завтра, в субботу, он примет меня у себя дома. Вот и хорошо. Румянцевым я жестом показал, что вытаскивать чемоданчик с подарочным инструментом не стоит. Завтра его преподнесу.

Брать кого-то в сопровождение я не стал. Мальчишкам не по статусу, Чернов немного не в теме. Но подарки я захватил все. На лекции со студентами мы не до всех наших «открытий» успели дойти. Например, я не стал демонстрировать активированный уголь, чтобы ещё больше не шокировать публику. Теперь же вручил Склифосовскому аптечный набор вместе с хирургическим чемоданом. Не забыл и супругу хирурга. Софье Александровне презентовал красиво оформленные коробки с халвой и зефиром. Эти сласти Екатерина Михайловна начала продавать у себя в бакалейной лавке.

Из домочадцев меня познакомили только с дочерью Тамарой. Больше никого из детей Николая Васильевича не было дома.

Насчёт чая договорились попозже и перешли сразу в кабинет. Первое, что меня приятно удивило, – это стопка моих журналов, аккуратно сложенная на краю стола. И, собственно, разговор начали с «Науки и жизни». Я врал много и вдохновенно. Ничуть не принижая своих достоинств, расписал, что с детства был любознательным ребёнком. Закончить гимназию не удалось, но добирал знания по учебникам. Очень повезло познакомиться с семьёй Ивановых (типа Серёга меня просветил). Многие статьи написаны по привилегиям и открытиям, сделанным этим семейством.

Потом я перешёл к рассказу о своей школе, где собрал уникальных детей. О близнецах рассказал чистую правду. То, как они поглощали любые знания, стало уже легендой нашей школы. В какой-то момент теорию они начали воплощать на практике, и мы увидели блестящий результат в виде стрептоцида, аспирина и активированного угля.

– Николай Иванович, вы же понимаете, что эти все открытия в первую очередь нужно было демонстрировать в Петербурге?! – с долей возмущения поинтересовался Склифосовский.

– С петербургскими демонстрациями у меня не сложилось, – признался я и пересказал эпопею с Русским техническим обществом.

– Это ваше развлечение, кино, конечно, тоже интересное, но совершенно неважное, – отмахнулся Николай Васильевич. – Я говорю о препаратах и исследованиях.

– Мы начали их производить, скоро получим разрешение на занятие аптекарской деятельностью, – объяснил я положение дел.

– Мне прислали приглашение возглавить институт усовершенствования врачей в Петербурге, – тем временем сообщил Склифосовский. – Что вы думаете по поводу того, если я предложу вам там место?

– В качестве кого? – вовсе не обрадовался я подобной перспективе. – Университетского образования у меня нет, как и свидетельства об окончании гимназии. Меня просто не примут.

Спустя час нашей беседы Склифосовский уяснил, что я заинтересован в том, чтобы сам светило медицины продвигал наши лекарства. Ещё я предложил Николаю Васильевичу прислать на время каникул в мою школу сына Владимира, которому на данный момент было только девять лет. Биографию Склифосовского я перед поездкой в Москву внимательно изучил. Смерть Владимира станет причиной инсульта Николая Васильевича. От чего умрёт Владимир, информации было мало. По одной версии – от туберкулеза, по другой – самоубийство. Якобы в университете парень примкнёт к студентам-революционерам, но не сможет выполнить поручение террористов и повесится. Пока есть время и возможность, я хотел повлиять на мировоззрение мальчишки. Пусть потрётся среди моих учеников, пообщается, почувствует разницу между гимназией и тем, что преподавалось в школе. Некие сомнения у Склифосовского по поводу сына были, но тут я напомнил о братьях Румянцевых, которых я буквально вытащил из нищеты, а сейчас парни подают такие надежды, что стоит ждать от них мировых открытий (уж я-то об этом позабочусь).

Расстались мы с Николаем Васильевичем довольные друг другом. Он обещал меня пригласить в Петербург хотя бы для того, чтобы познакомить с уважаемыми людьми. Так сказать, «ввести в общество». Я в свою очередь пообещал снять фильм о методах врачевания Склифосовского. Только согласовать подходящий день заранее не мог. Когда будет ясная погода, тогда и снимем кино.

Случилось это через два дня. За нашей группой прислали сопровождающего. Пожилой мужчина пояснил, что господин Склифосовский находится в клинике на Девичьем поле, где проводит практические занятия перед студентами. Туда мы и поспешили.

Фильм должен был стать не только постановочным, но и пропагандистским. Из привезённых запасов я раздал всем присутствующим маски на лица. Кто-то из студентов на задних рядах амфитеатра попытался вякнуть против. То есть они мою первую лекцию прослушали, но выводов не сделали.

– Покиньте аудиторию, – сухо попросил Склифосовский того крикуна и первым надел маску на лицо.

Конечно, я мог много чего ещё рассказать по поводу стерилизации помещения и огромного числа людей в нём. Только аргументировать эти слова промышленнику из Екатеринодара было нечем. Ничего, постепенно доберусь и до этой темы.

Чернов тем временем начал снимать подготовку хирурга и инструмента. Мой подарок сверкал металлом и вызывал невольную зависть у всех присутствующих. Склифосовский явно решил прихвастнуть наличием такого числа отличных инструментов. Не думаю, что все десять скальпелей понадобятся для операции на бедре пациента, но смотрелись они хорошо. Так же, как и зажимы, и прочие инструменты хирурга. Николай Васильевич проводил одну из известнейших своих операций по образованию ложного сустава. Позже этот метод назовут «русский замок», или «замок Склифосовского».

Чернову я велел беречь эту плёнку пуще глаза. Второй дубль сделать не получится, как и выбраться в Москву в ближайшее время. Профессора ждёт переезд, и ему будет не до наших фильмов. После операции я попросил у Склифосовского ещё немного внимания, чтобы сделать карандашные наброски его самого.

– А вы неплохо рисуете, – похвалил он меня. – Действительно, у вас разнообразные интересы.

Больше задерживаться в Москве смысла не было, и я отправился на вокзал покупать билеты. Весь обратный путь мальчишки делились друг с другом впечатлениями, Мишка и Пашка, которые присутствовали при операции, расписывали «ужасы и кровь реками», Чернов почти всю дорогу спал, а я рисовал.

Удивительно, но никто из студентов Склифосовского не был в курсе, что этот аристократичный по внешнему облику человек участвовал в четырёх войнах. Именно картинки полевого госпиталя я и хотел добавить в фильм. Хоть самому Склифосовскому я не сказал, но для себя решил, что этот фильм будет полностью о великом хирурге.

Глава 32

Позже в одном из писем Николай Васильевич немного возмущался, что слава в столице опередила его самого. Он только прибыл в Петербург, а уже был невероятной знаменитостью. Фильм «Русский хирург» прошёл по всем иллюзионам. Но главное, его посмотрели в петербургской «Звезде». А потом сама герцогиня Екатерина Михайловна обратила внимание на «движущиеся картинки»! Безусловно, «Звезду» она не посещала. Но через доверенных людей прислала приглашение на демонстрацию в Михайловском дворце. Представляю состояние Лёшки-киномеханика, когда ему эту новость сообщили.

Институт усовершенствования врачей, куда пригласили Склифосовского, как раз находился под покровительством Екатерины Михайловны, герцогини Мекленбург-Стрелицкой. Я бы сказал, сейчас под покровительством родственницы императора находятся все более-менее значимые медицинские заведения в Петербурге. Это и Елизаветинская больница для детей, и Повивальный институт, и Крестовоздвиженская община сестёр милосердия. Неудивительно, что княгиня заинтересовалась кинематографом.

Честно говоря, я где-то в глубине души надеялся, что будущий император Николай II, любитель фотографироваться, не упустит такую забаву. Допустим, он был занят поездкой во Владивосток и Японию, в прошлом году был голод, и он принимал участие в благотворительной деятельности. Но мы демонстрируем кино уже несколько месяцев, а позвала нас только герцогиня Мекленбург-Стрелицкая. Серёга с «группой поддержки» два дня крутил фильмы в Михайловском дворце.

Как всё же влияет кино на сознание людей! Народ безоговорочно верил тому, что видел на экране. Склифосовский был одним из немногих, кто вначале проверял информацию, не доверяя нашим заверениям. Стрептоцид он начал тестировать на добровольцах в больницах. Результаты были выше всяких похвал. Склифосовский написал по этому поводу доклад. И всё в сумме вместе с демонстрацией фильма послужило причиной того, что создателей лекарства пригласили в Петербург. Мне тоже рекомендовалось прибыть, поскольку я считался опекуном близнецов. Фамилия Веры Степановны стояла второй в привилегии на изобретение лекарства, и её присутствие также было обязательным.

Когда Артём понял, что мы дружно сматываемся, сразу взвыл.

– Оставь Ваську в школе, – предложил я ему. – И отправляйся в Крымскую.

– А как же наш мотоблок? Твой Васька в большей степени электрик и управленец. Он мастерские не потянет.

– Значит, ученики пока будут заниматься чем-то другим, – не увидел я проблемы. – Давай им учителя музыки пригласим. Пусть попоют хором или, как рекомендовал Серёга, поучатся те, кто способные, игре на гитаре. Скоро подсохнет земля и потеплеет. Будут в футбол играть.

– Ещё хутор нужно проведать, – напомнил Артём.

– Ничего с хутором не случится. Архип – мужик разумный. Были бы проблемы, он и сам дорогу в школу нашёл бы. Приезжал же за керосином после Нового года, и сейчас приедет, если приспичит.

Артём почти успокоился и если стенал, то показушно. С прибытием Веры Степановны совсем затих, не до того стало. Мы вытащили упакованные и спрятанные в подвале ноутбуки. В школе все подзарядили и, запершись в доме на Медведовской, начали листать сохранённую информацию на внешних носителях.

Первое, на что я обратил внимание, – это дата смерти герцогини Екатерины Михайловны – 30 апреля следующего года. Не выдержит сердце. Косвенной причиной станет осложнение после перенесённого гриппа, которым она заболеет в июле.

Вера Степановна обнаружила ещё одну важную информацию. Спорный вопрос, что причиной смерти Александра III станет нефрит. Почки, конечно, тоже сыграют свою роль, но на вскрытии патологоанатом укажет прежде всего на гипертрофию сердца. И если к этому добавить излишнюю тучность и увлечение алкоголем, то шанса спасти государя у нас не было. Ему на смену придёт всё тот же Николай II.

– «Мой сын не способен править Россией! Он слаб. И умом, и духом. Ещё вчера, когда умирал отец, он залез на крышу и кидался шишками в прохожих на улице… И это царь? Нет, это не царь! Мы все погибнем с таким императором. Послушайтесь меня: я же ведь мать Ники, и кому, как не матери, лучше всех знать своего сына? Вы хотите иметь на престоле тряпичную куклу?» – зачитывала Вера Степановна слова вдовой царицы Марии Фёдоровны, когда она отказалась давать клятву Николаю II.

– Вера Степановна, а как насчёт антибиотиков? – поинтересовался я, подразумевая, что почечную болезнь Александра III можно предотвратить.

– Пока никак, – отрицательно покачала она головой. – Пойми, у меня не та специальность. Мне недостаточно прочитать учебник. Уйдут годы поиска и экспериментов даже при условии, что мы знаем, что ищем. Зато у нас есть владения в Никополе, где Серёга начал что-то колупать. Пусть ещё не активно работают, но немного марганца уже можно получить.

– Марганец для врачей – вещь полезная, – согласился я. – Но, увы, не антибиотик. Хотя, думаю, Склифосовский оценит такой антисептик.

– Николай, благодаря раствору перманганата калия, то есть марганца, мы получим изоникотиновую кислоту. А гидразид изоникотиновой кислоты есть изониазид, – «просветила» нас с Артёмом Вера Степановна.

– Э… – протянули мы с другом хором.

– Такое впечатление, что вы ничего не читали из того, что я вам оставляла! – возмутилась женщина.

– Верочка, мы, конечно, читали, даже буквы знакомые находили, – попытался успокоить супругу Артём. – Только толку?

– Изониазид – противотуберкулезный препарат, – милостиво сообщила Вера Степановна.

– Вот это да! – не удержался я от возгласа.

– Кстати, на всякий случай предупреждаю, что препарат токсичен для собак.

– Вера Степановна, собаки сейчас вторичны, вы подумайте, как это всё легализовать.

– Не сразу и не быстро. Кроме близнецов, у меня кандидатов нет. Но им придётся реально заниматься, изучать, исследовать воздействие, отслеживать под микроскопом мокроту больных, отмечать то, как исчезнут палочки Коха. То есть от начала и до конца описывать и предоставлять промежуточные данные хотя бы тому же Склифосовскому.

– Как вернёмся из Петербурга, сразу озадачим мальчишек, – пообещал я. – Они сейчас на волне энтузиазма готовы исцелить весь мир, так что, думаю, сопротивляться не станут.

– А аптека, а всё остальное? – напомнил Артём. – Вера, ты же братьев в Крымскую увезёшь?

– Фармацевт у нас имеется. Запросил, зараза, десять процентов. Ещё госпожа Губкина в долю вошла. Пять процентов за то, что протолкнула наше заведение где-то в верхах. Открыть аптеку и в этом времени не так-то просто. Зато можно надеяться, Екатерина Михайловна будет за ней приглядывать, – довёл я информацию до тех, кто был не в курсе.

– Производить аспирин и стрептоцид мы можем тоже в Крымской, как делали это раньше. Всё остальное организуете сами при школе, – составила новый план работ Вера Степановна. – Старшему Румянцеву почти семнадцать лет. Привлекайте его к фармакологии.

В любом случае у нас по плану была поездка в столицу. Вот туда и стали собираться. Подготовили ещё два мультфильма о гигиене. Срочно снимали фильм по кожным заболеваниям типа стригущего лишая. В нём шли кадры из больницы, на которые накладывался текст с пояснениями, чередующимися с рассказом о методах лечения (берёзовые почки на спирту, серная мазь и так далее).

И снова вся съёмочная группа в полном составе отправлялась с нами. Я всю дорогу писал статьи для журнала. Вера Степановна мне помогала. Математического раздела, как и астрономии, в «Науке и жизни» уже не было. В основном химия, физика, биология, гигиена. Читателей меньше не стало. Журнал продолжал хорошо раскупаться. Не самая большая статья доходов, зато это просвещение пусть не самых широких, зато самых передовых масс населения.

Серёга встречал нас, как обычно, с большим караваном наёмных извозчиков. Багажа мы привезли много. Но остальное прибудет позже – керосин для бытовых нужд на завод и немного прошлогодних запасов продовольствия. Завод ещё не функционировал, но рабочий посёлок уже имелся. Как и магазин при нём. Там Устин Казимиров крутится, чтобы поставлять самое необходимое.

– Станкостроительный завод запускаем в начале осени, – устроил Сергей экскурсию по огромной территории будущего комплекса заводов. – Начнём работать на привозном металле. Своего ещё нет. Как нет и станков для того, чтобы делать станки, – скаламбурил он. – Все паровые машины заказаны, но прибудут не скоро.

Познакомил нас Сергей и с двумя инженерами, которых привлёк себе в помощь. Что-то сказать дельное по поводу инженеров я не мог. Понятно, что нам они нужны. Только как они будут работать с учётом требований Артёма? В любом случае на заводе нужны грамотные кадры.

Вечером пошушукались втроем, без посторонних. Вера Степановна сообщила о противотуберкулезном препарате, Серёга в свою очередь рассказал, как проходили смотрины у герцогини.

– Она вообще тётка нормальная, – заверил Сергей. – У неё в боковом крыле дворца есть даже бесплатная столовая для нуждающихся. Единственное, мне показалось, она больше покровительствует женским больницам и организациям.

– Значит, Вера Степановна будет ей в тему, – отметил я.

Со Склифосовским мы увиделись на следующий день. Николай Васильевич держался всё так же чинно, но порой сбивался на восторженные возгласы, когда дело доходило до того, сколько людей вылечили стрептоцидом. Серёга говорил, что лекарство приобрело широкую популярность.

– Пробовали лечить им туберкулезных, – продолжил Склифосовский, – но пока явных результатов не видим. Но по всему остальному, что у вас перечислено, полная и безоговорочная победа!

Потом Николай Васильевич сообщил, что наряду с ним исследованиями занимались ещё несколько профессоров. Перечень фамилий мне ни о чём не сказал. Не слышал я раньше ни о каком Афанасьеве или Романовском. Но эти достойные господа написали свои доклады, которые приложили к общим документам и предоставили герцогине. В общем, тут всё сделали без нас: Склифосовский подсуетился, фильмы Екатерина Михайловна сама посмотрела, а больные излечились стрептоцидом.

В день назначенной аудиенции тряслись все. Близнецам это было простительно, но почему я так нервничал, сам понять не мог. Ну, подумаешь, герцогиня! Серёга же без особых потерь пережил с ней встречу. Нервозность почти прошла, когда мы прождали в приёмной порядка двух часов. Какой-то проситель, вошедший раньше нас, надолго завладел вниманием сиятельной дамы.

– Господа Деевы, господин Ситников, госпожа Иванова, – наконец обратилась к нам дама из числа личных секретарей, – прошу следовать за мной. Вопросов не задавать, отвечайте быстро и кратко. Благодарите словами…

За те десять шагов, что мы шли до двери, дама успела донести основы этикета. Могла бы и не предупреждать, что самим не стоит спрашивать о чём-либо. Не знаю, как близнецы, а я точно не готов был к красноречию. Да и потом, ощущал себя маленьким ребёнком. Еле сдерживал себя, чтобы не начать разглядывать кабинет, обстановку и саму герцогиню. «Декорации» были что надо.

Екатерина Михайловна выглядела на свои шестьдесят пять лет. Конечно, дорогая одежда и украшения как-то сглаживали возраст. Кружева прикрывали морщинистую шею, руки были в перчатках, но взгляд казался уставшим. Я даже удивился, что она в своём возрасте ведёт столько дел. Здравости ума не растеряла. По ходу речи я начал понимать, чем привлекло её внимание открытие нового лекарства. Ожидаемо тем, что одним из авторов значилась Вера Степановна. Минут пятнадцать герцогиня рассуждала о роли женщины в современном обществе, о церкви, о заботе и попечительстве. Близнецы покладисто кивали и пожирали глазами родственницу Александра III, но, похоже, мало что понимали. Герцогиня разговаривала с большим акцентом, то и дело вставляя в свою речь немецкие слова.

– Господин Андрей Владимирович Деев, господин Егор Владимирович Деев, – наконец перешла она к сути дела, – за особые заслуги в лечении Великой княжны Ольги Александровны новым средством стрептоцидом государь одобрил награждение вас орденами Святого Станислава третьей степени.

Упс… Как-то неожиданно. И я ткнул стоявшего ближе ко мне близнеца в спину, намекая, что положено сказать слова благодарности. Помощники, стоявшие по бокам от княгини, тут же поднесли две коробочки и документы, передав это всё близнецам. Вере Степановне тоже что-то вручили, хотя награда не упоминалась.

– Аудиенция закончена, – сообщила дама-секретарь, и мы начали пятиться к двери.

Близнецы ещё не осознали, что получили правительственную награду. И, кажется, вместе с ней они только что обзавелись личным дворянством? М-да… а заслуги женщины в России не принято поощрять орденами, если ты, конечно, не княгиня. Вера Степановна правильно оценила мою задумчивость.

– Мне эти цацки ни к чему, – заявила она. – Зато теперь у нашего предприятия серьёзная «крыша» – целых два дворянина.

– Не загордятся мальчишки? – спросил я, следя за тем, как близнецы рассматривают содержимое коробочек.

– Это уж как ты воспитал, – заметила Вера Степановна и пошла помогать пацанам крепить награду на лацкан пиджака. – Помощники герцогини сказали, что носить орден положено слева на груди.

В рядах нашей команды награждение близнецов произвело настоящий фурор. Чернов тут же начал распаковывать кинокамеру. Пашка и Мишка тянули руки пощупать орден. А Серёга задался вопросом, почему Вере Степановне дали только свидетельство-разрешение на фармакологическую деятельность и чек на пятьсот рублей? А вот орденам он не удивился. Это мы были не в курсе об ажиотаже в столице по поводу стрептоцида. Хорошо, никто не знает, где его производят.

В аптеках лекарство уже не появлялось. Николай Васильевич сразу забирал то, что доставляли ему на поезде, и передавал герцогине. Иначе нельзя. Зимой три аптеки разгромили. Народ требовал лекарство, спекулянты пытались перекупить, народ побогаче тоже качал права. Фильмы о стрептоциде сразу перестали демонстрировать. Только толку-то? Слухи уже пошли гулять среди народа. Не думали мы, что спрос так резко превысит предложение. Информация о стрептоциде мгновенно разлетелась по городу, десятикратно преувеличивая реальные возможности этого препарата. Им начали лечить всё подряд, искренне веруя, что лекарство поможет от всего, а не только от тех болезней, что перечислялись в показаниях к применению.

– Сергей, почему ты молчал раньше? – недоумевал я.

– Так я вам писал, – не понял друг моих претензий.

– Нужно усилить охрану школы. Представляешь, что случится, когда народ узнает, где его производят?

– Потому и нужно вернуться к производству в Крымской, – заметила Вера Степановна. – Туда же заберу и близнецов.

– А что делать с нашей аптекой? – напомнил я. – Её открытие вот-вот состоится. Получается, стрептоцид там не стоит продавать?

– Как вариант – только по рецепту от врача? – предложил Сергей.

– Они тебе этих рецептов нарисуют сколько захотят, – не одобрил я его идею.

– Тогда будем продавать его самим врачам, как это делают в Петербурге.

– Похоже, так будет лучше, – согласился я.

– Ещё не стоит забывать, что наличие патента не удержит от повторения его как в России, так и за рубежом, – сказала Вера Степановна.

– Если это будет официальная компания, то мой юрист оспорит, – заверил Серёга. – А вот против кустарщины мы в любом случае ничего сделать не сможем. Только у нас сейчас имеется преимущество в виде поддержки герцогини. Дай ей бог здоровья.

Чернова и его помощников я отправил в Екатеринодар. Сам уехать сразу не мог, обещал Николаю Васильевичу, что познакомлюсь с кем-то из его коллег. Предполагалось, должны присутствовать и близнецы с Верой Степановной.

– Дмитрий Леонидович Романовский, в позапрошлом году написал блестящую диссертацию «К вопросам о паразитологии и терапии болотной лихорадки», – представил Склифосовский первого своего гостя, когда мы пришли с визитом к нему домой. – Михаил Иванович Афанасьев, профессор-бактериолог, – познакомил он со следующим мужчиной.

– Патологоанатом в том числе, – добавил о себе этот милейший человек.

С Верой Степановной он сразу нашёл общий язык, зацепившись за тему методик бактериологических исследований.

Я же вёл беседу с Романовским. Не сразу сообразил, что передо мной человек, впервые предложивший использовать в лечении малярии хинин. Близнецы не отставали, активно участвовали в беседе. Забросали доктора медицины вопросами. Тот в свою очередь предложил им посетить Клинический институт и выступить с лекцией о стрептоциде. Ну… с орденом братья теперь пинком ноги могут открывать двери всех российских университетов. Читать лекцию они согласились с радостью. Как их всё же я воспитал! Никакого чинопочитания, боязни публики или преклонения перед профессорским авторитетом.

Афанасьев рассказал местную байку о другом чудо-препарате. Прошлой зимой один шарлатан по фамилии Гачковский лечил от всех болезней подкожным впрыскиванием. И будто это средство возвращало пожилым мужчинам силы молодости. Многие, опробовавшие препарат, заверяли, что помогло. По словам изобретателя, впрыскивание было вполне безопасным, поскольку это была бура в глицерине. Правда, кто-то потом заметил, что порошок буры неплохо уничтожает тараканов.

Не удержались от попытки омолодиться даже восьмидесятилетний князь Голицын и градоначальник генерал Грессер, которому по должности положено было выслать мошенника Гачковского из столицы. Именно по этой причине к стрептоциду в первые месяцы отнеслись с долей недоверия.

Кое-что для спасения Александра III мы всё же предприняли. Антибиотиков у нас было много. За всё время нашего пребывания в этом времени серьёзных заболеваний (не считая Серёги) ни у кого не было. Срок годности имеет свойство заканчиваться. Так что мы истолкли граммов двести таблеток ампициллина и привезли с собой. Склифосовскому это было преподнесено по старой легенде, как однажды Артём купил лекарство у фармацевта-погорельца. Мол, тот переживал больше не о потере дома, а о своих записях. Из всего услышанного знаем только, что в основе лекарства какая-то плесень. Сообщили, что Вера Степановна с подопечными будет заниматься его созданием. Пока же предлагали немного опробовать это вещество, но рекомендовать его только в высшие круги и желательно государю императору, потому что больше у нас нет и взять негде.

Ещё неделю мы ездили по гостям, посещали театр и рестораны, пока Вера Степановна не напомнила, что нас дома работа ждёт. Договорились, что отправимся 20 июня. Отметим день рождения Серёги – и сразу домой. Билеты я купил. Николай Васильевич отправлял с нами своего сына Владимира. Я обещал вернуть его к концу лета, не раньше. У меня там школа и хутор без присмотра. Склифосовский всё понимал, поблагодарил и пожелал удачи.

В общем, мы уже «сидели на чемоданах», когда столицу потрясло известие – убит наследник царя Николай Александрович.

Глава 33

– Неужели насмерть убили? – переживали близнецы, читая скупые строки столичных газет о смерти старшего сына Александра III.

– Вот это мы чего-то поменяли в истории, – тихо бормотал себе под нос Серёга.

– Думаете, появление стрептоцида так повлияло? – недоумевала Вера Степановна.

– Тут и без лекарств мы уже много чего наворотили, – напомнил я. – Серёга периодически «громит» марксистов в «Петербургской газете», я в журналах разную пропаганду веду, фильмы у нас тоже особой направленности.

В стране объявили траур. Но на нашей поездке это не отразилось: поезда были загружены по пути в Петербург, а не из него. Серёгин день рождения отметили скромно и отправились в путь-дорогу. Уже на вокзале приобрели газеты, где следствие дало новые факты об убийстве сына царя. На месте преступления была найдена листовка. Текст её, понятное дело, в газетах не воспроизвели, но все дружно заверяли, что это дело рук революционеров-марксистов.

– Надо же, у этих подпольщиков раньше были другие методы, – заметила Вера Степановна.

– А эсеры? Они как раз за революционный террор были.

– Они появятся только через десять лет. Этой партии ещё не существует, – парировала Вера Степановна.

В целом непоняток с убийством несостоявшегося государя Николая II было много. И главное, мы точно знали, что каким-то боком причастны к этому. Не могу сказать, что я очень расстроился. Как раз наоборот. Если наладим лечение туберкулёза, то и средний сын Александра III выживет. Тут уже появятся различные варианты. Георгию только двадцать два года. Есть вероятность, что ему выберут в супруги всё ту же Алису Гессенскую. Подходящих невест в Европе не так много.

Теперь мы уже не могли быть уверены ни в каком ранее известном событии. С другой стороны, это никак не отразилось на наших делах. В школе меня встретили радостно, хотя и с тревогой. Забросали вопросами. Как и что? Будто я сам мог видеть убийцу царевича! Близнецов тоже замучили. Ордена оценили, а в дворянство отчего-то не поверили. Ну правда, с чего давать дворянство двум мальчишкам, которые ещё недавно сидели рядом с тобой на соседней парте?

От Склифосовского мы узнали, что весной великая княжна Ольга заболела ангиной. Ей был рекомендован стрептоцид с аспирином. Хворь прошла быстро и без осложнений. Государь оценил и в порыве чувств велел наградить всех, несильно вдаваясь в подробности, кого именно. Чиновники выполнили всё быстро, к тому же уникальность препарата подтвердили именитые врачи. Авторитет Николая Васильевича нашими стараниями взлетел до небес.

А теперь близнецы, смущаясь, вынуждены были рассказывать раз за разом историю о вручении им награды. Я успел вставить слово, что герцогиня Екатерина Михайловна говорила частично на немецком языке, который не только братья Деевы, но и большинство учеников школы игнорируют, намекнув таким образом на важность изучения иностранных языков.

Васька со своими обязанностями справлялся неплохо, но разорваться не мог, сообщил, что приезжал Архип. На хуторе возникла какая-то проблема с арендаторами. Отдохнуть с дороги у меня не получилось. Попрощался с Верой Степановной, перепоручил Ваське опеку за Владимиром Склифосовским и, взяв охранников, поспешил на хутор разбираться, что там такое случилось, почему Архип в разгар работ поехал в Екатеринодар.

Случилось то, что я установил конкретный налог в виде продовольствия. Эмоции Архипа мне стали сразу понятны. Эти мужики, эти лодыри подсчитали, сколько должны мне, сколько нужно на прокорм, и не стали ничего сажать сверх этого! Архип сам, как мог, засеял коноплёй и подсолнечником пустующие земли. А мне что делать? Крестьян-переселенцев совершенно не интересовала сверхприбыль и то, что я дал им возможность продавать излишки продовольствия. Сидели мы с Архипом на берегу реки и кумекали, как с этим бороться. Не могу же я каждый год менять свои решения. Несерьёзно это. Мы документ написали. Какой я буду фермер в глазах арендаторов, если слово не держу? Значит, размер налога нельзя менять.

– А плетьми? – предложил Архип не самой плохой способ стимулирования работы.

– Плетьми их весной нужно было пороть. Сейчас уже поздно, – заметил я.

К семье из Пашковской нареканий не было. Только переселенцы из Центральной России сами себе урезали нормативы. Разбаловал я их бесплатными подачками. Архипу я меняю подсолнечное масло на керосин. Ещё поставляю уголь в счёт картофеля. Дрова он сам покупает. Да много чего сам покупает. Ту же лошадь в Пашковской подковать деньги нужны. Архип с сыновьями возит на продажу в Екатеринодар излишки продовольствия и неплохо зарабатывает на этом.

– Картохи по пять рядов посадили, говорят, что им хватит, – продолжал перечислять Архип скудные угодья крестьян.

С переселенцев я брал налог только зерном. Но пять рядов длиной метров сто – это вообще ничего! Ругаться и скандалить я не видел смысла.

На следующее утро собрал всех хуторян и сообщил, что сколько они себе выбрали земли, столько за ними и останется. На следующий год я запрещаю брать более того, что есть. Зато у Архипа есть полномочия нанимать рабочих на уборку. Сыновья Архипа уже взрослые, помогут. Старший осенью женится. Зря, что ли, Степанида столько дочек наплодила? Дочку Архипа ещё в прошлом году кто-то из Пашковских забрал в жёны. Но сыновья остались на хуторе. С прополкой летом и бабы с девками справятся. Огурцы и помидоры тоже соберут. Сложно будет следующей весной всё засадить по новой. У меня же были планы и новые целинные земли. Но если выделить механиков с мотоблоками, то хуторяне вполне осилят те участки, от которых отказались кацапы. Судя по их хитрым мордам, они надеются, что я их найму осенью и заплачу деньгами. Неплохо устроились. Не пахали, не сажали, не пололи, зато получат деньги за уборку. А вот хрен вам! Устрою своим ученикам уборку урожая. Во времена моей молодости все студенты ездили «в колхоз». Моим тоже не помешает приобщиться к сельскому труду. Что сами соберут, тем и будут зимой питаться.

Ещё я поговорил с сыновьями Архипа о фиксации работ. Мне удалось их немного обучить грамоте. Занимались они урывками, но читать и писать умели. Зимой, когда много свободного времени, читали мой учебник для младших школьников. Я разлиновал тетрадь, записал имена всех жителей хутора. Проверил, как старший сын разбирает слова, и попросил отмечать в этом журнале, кто и что на хуторе делает: сколько раз бабы ходили на прополку, чем кацапы занимаются и так далее.

Вернувшись в Екатеринодар, я продолжил разгребать накопившиеся дела, ожидая приезда Артёма. Купцы, как и ожидалось, с распашкой целины не справлялись. Помочь я им мог только сочувствием. Как продвигаются работы по созданию мотоблока, я не знал. Мне показали только отдельные элементы. Мирон заверял, что колёса заказаны где-то в Новороссийске.

Собственно, вместе с партией металлических колёс с грунтозацепами Артём и приехал. Он сообщил о делах в Крымской, а я рассказал о нашей поездке в Петербург, хотя он уже должен быть в курсе от Веры Степановны. Убийство Николая Александровича тоже обсудили.

– Жалко карабин, хороший был, пришлось в Неву выкинуть, – как бы между прочим сказал Артём.

– Что? – не сразу въехал я.

– Когда мы перед вашей поездкой файлы на ноутбуке листали, я посмотрел информацию о свиданиях Николая с балериной Матильдой Кшесинской. Так что в этом плане проблем не возникло.

– Артём, ты совсем идиот?! – завопил я, когда до меня дошло, кто застрелил царевича Николая. – И сам подставился, и нас подставил!

– Ничего я не подставился. Документы у меня были липовые. Карабин только жалко.

– Ты, киллер недоделанный! – продолжил негодовать я.

– Так и знал, что вы не одобрите. Вера в меня тарелками кидалась, когда ей сказал.

– Сказал, карабин жалко? – съязвил я. – Как ты вообще нашёл Николая? Он же со всем царским семейством должен быть в Крыму!

– Не… на свадьбу к Георгу V в Англию собрался. Вернулся в Петербург и первым делом к своей Матильде в новый особняк, где она с маман и сестрой проживала. Два дня мне пришлось его караулить. Ещё эти ночи белые…

– О боже… – простонал я.

– А, точно, в церковь я сходил, покаялся, – дополнил Артём.

– Надеюсь, не батюшке?

– Нет, у икон постоял, ну… в принципе, грех же.

– Не то слово, – отмахнулся я. – Зато теперь понятно, кто нам так всю историю перекроил. Жизнь станет значительно интереснее.

– Только продлить жизнь Александру III у нас всё равно не получится, – добавил Артём. – Я почему поехал-то Николашку стрелять? Полистал ещё файлы. Нашёл записи личного хирурга царя. Тот писал, что даже если бы не болезнь почек, то всё равно мало что смогли бы сделать. Государь себя осматривать не давал. Медики ориентировались на поверхностный осмотр. А по результатам заключения патологоанатома у Александра III гипертрофия сердца, её даже в наше время толком не лечили. Назначали щадящий режим, снижение движений и нагрузок у пациента.

– А у Александра III не тот характер, чтобы он следовал чьим-то предписаниям и соблюдал режим.

– Точно. Потому он умрёт даже в том случае, если ваш антибиотик какими-то замысловатыми путями доберётся до него. Конечно, попробуй статью написать о вреде курения и здоровом образе жизни. Как-то мы эту тему обходили стороной.

– Курение тут при чём? – не понял я.

– Так государь уже на смертном одре, буквально за сутки до смерти, продолжал смолить сигареты, что тоже не способствовало продлению жизни.

– Чёрт, а я не помню, как выглядят лёгкие у курильщиков.

– Как нарисуем, так и будут выглядеть, – уверенно заявил Артём.

– Зачем же отсебятину рисовать? У нас знакомый профессор-патологоанатом имеется. Пришлю ему набросок статьи, попрошу добавить факты об исследованиях лёгких.

– Можно потом его имя в журнале упомянуть, – подкинул следующую идею Артём.

Так, за разговорами, мы незаметно ушли от темы убийства Николая Александровича. Позже я ещё немного повозмущался, но мысленно. Победителей ведь не судят. И то, что у Артёма в воротнике была зашита капсула с цианидом, меня несильно успокаивало. Живым он не сдался бы. Но я мог лишиться друга. Цианид, кстати, здесь можно запросто в аптеках приобрести. Им морят гнёзда ос. Я подготовил с десяток таких капсул года четыре назад, когда страдал приступами паранойи. Капсулы не пригодились, вот я и успокоился, вошёл в ритм местной жизни. Здесь главное – давать взятки чиновникам и быть на хорошем счету у полиции. С полицией и городовыми мы дружим, фильмы о них снимаем. Сейчас если кого и заинтересуем, то только производством стрептоцида, а оно у нас в Крымской.

Траурные дни по поводу кончины цесаревича уже завершились, но разговоры не прекращались. Ученики продолжали расспрашивать о столице. Я, пользуясь тем, что сейчас в школе на правах гостя живёт Владимир Склифосовский, устраивал одну за другой лекции. О вреде революционеров и, в частности, о марксистах. Ведь по общепринятой версии именно они взяли на себя ответственность за убийство наследника царя.

– Им нет оправдания, что они хотят улучшить жизнь народных масс. Я тоже хочу. Для этого купил землю, лошадей, семян, перевёз крестьян из тех регионов, где скудные урожаи и мало земли, – вещал я на лекциях.

Я немного перестарался с агитацией. Мишка и Пашка, когда не помогали Чернову, обучались в школе, мои слова истолковали по-своему. Загорелось им поехать именно в те деревни, откуда родом наши переселенцы, показать фильм, как люди хорошо устроились. Не только школьники, но и все остальные зрители свято верили, что моя «потёмкинская деревня» именно так живёт и процветает.

Рубить на корню инициативу снизу я не хотел, но и гонять Афанасия Петровича куда-то в глухие деревни тоже желания не было. Мы тут задумали сделать первый большой постановочный фильм. В общем, мальчишек останавливать я не стал. Четверо взрослых сопровождающих из числа охранников, да ещё с ружьями, должны придать этой миссии весомость. На всякий случай я написал сопроводительное письмо и велел долго не задерживаться в поездке. Одна-две деревни – и хватит. Дальше слухи поползут и без нашего участия. Каждого «бойца» я снабдил индивидуальной аптечкой. Ещё раз проверил знания «техники безопасности»: сырую воду не пить, руки перед едой с мылом мыть, с чужими дядями не разговаривать, вести себя вежливо со всеми.

Артём снова практически поселился в мастерской. Приволок мне на урок черчения какую-то деталь и велел всем ученикам отобразить «крепление ступицы и колеса» на бумаге с размерами. Мальчишки и слова против не сказали, только младший Склифосовский обалдел, растерялся и расстроился, что не понял задания. Артём моментально это просёк и увёл его в мастерскую.

– Если ты не понимаешь, для чего это нужно, то… – втирал он Вовке по пути.

У нас в мастерских теперь было не так много учеников. Конечно, все новички приходили туда в обязательном порядке. Но примерно треть ребят после обеда была задействована у фармакологов. Отвечал за это направление Митька Румянцев. Смешно сказать, но мне его заменить было некем. Брать чужака со стороны я не хотел. У нас тут спирт, разные настойки и прочие «ценности» хранятся.

Аптеку без Веры Степановны и близнецов открывать не стали, но на склад продукцию потихоньку загружали. Затянули открытие аптеки по той причине, что решили проводить полностью местное электричество. У меня осталась невостребованной динамо-машина. Лампы и прочее оборудование мы с собой из Петербурга привезли. Я бы ещё долго сомневался, но госпожа Губкина настояла. Она у себя в Гранд-отеле электричество устроила. Даже штатную должность электрика ввела. Он нам потом помог это всё убожество смонтировать. От себя я добавил лампы в витринах, чтобы товар было лучше видно, и ещё некоторые преобразования устроил.

Мне пришлось посетить местное Общество врачей, которым донёс информацию, чтобы они предоставили список, кто будет пользоваться стрептоцидом для лечения больных. На меня там презрительно посмотрели и сообщили, что перекупщики им не нужны и они сами сумеют договориться об этом уникальном лекарстве аж в самом Петербурге! Ну… как бы и не очень хотелось. Своих обеспечим, а всё остальное перенацелим на Петербург.

Близнецы с Верой Степановной погостили у нас всего два дня. Посверкали улыбками и орденами перед открытием аптеки. Репортёр газеты это дело заснял. Братья в очередной раз послушали охи-вздохи по поводу дворянства.

– Я замучилась из их кроватей девок вытаскивать, – жаловалась Вера Степановна. – Такая популярность! Дворяне как-никак!

– Может, не стоит вытаскивать тех девок, а дать возможность жениться? – предложил я.

– С ума сошёл! Чтобы какая-то курва моими мальчиками управляла? – ревниво заявила Вера Степановна. – Вот закончим строить директорский дом, пусть берут себе по содержанке. Пока потерплю. К тому же у нас скоро начнутся испытания. Поедем в Новороссийск в больницу.

– Только сами не заразитесь, – невольно поёжился я, представив, что их ждёт.

– Прослежу, – заверила Вера Степановна.

Не успела аптека открыться, как ко мне прибежали те деятели из Общества врачей. Это они в газете прочитали, что известные изобретатели стрептоцида, награждённые орденами чуть ли не самим государем и получившие дворянство, открыли свою (и кто такое сказал, что свою?) аптеку в Екатеринодаре. Славные жители города возгордились этим фактом. Дворянское собрание запоздало прислало приглашение. И городской голова опоздал. Близнецы успели смотаться от «всенародной любви» в Крымскую. А я остался за всех отдуваться. Делал удивлённые глаза, изображал полное недоумение и никак не хотел понимать, чего от меня хотят врачи. Они же сами отказались от стрептоцида, вся партия уже обещана в Петербург.

Промурыжив ещё немного этих господ, я согласился продать стрептоцид. В конце концов, они же лекарство для больных просят. Не стану спрашивать о той цене, которую назначат. Надеюсь, у нас вскоре будет выпускаться достаточное количество препарата.

Глава 34

Отвозить Владимира Склифосовского в Петербург выпало мне. Попутно я хотел решить несколько своих дел, связанных с журналом, встретиться с Афанасьевым, передать записи клинических наблюдений от близнецов Романовскому. Также считалось, что я сопровождаю ценный багаж со стрептоцидом.

По пути в столицу я много беседовал с младшим Склифосовским. Спрашивал, что ему понравилось, а что не очень. Мальчишку больше всего шокировало общее панибратское отношение к нему. Ученики уважали взрослых, но в своём сверстнике не видели того, кого стоит слушаться и потакать капризам. По возрасту Владимир оказался младше всех. Ему сразу указали на этот факт и задавили авторитетом. Хотя приняли дружелюбно. В футбол он гонял наравне со всеми. А бегают у нас только в шортах и бутсах. Владимир за лето заметно окреп, загорел, появился румянец на щеках.

Следующим шокирующим фактом для него стало то, что мы повезли показывать кино в деревни. Кино Склифосовскому очень понравилось, и вдруг это чудо отправились показывать «сиволапым». Пришлось долго и подробно пояснять, для чего это делалось, какой получим результат. Понял ли он меня, трудно сказать. Сам-то я знал, что эффект от этой поездки будет.

Мишка с Пашкой рассказывали, как им пришлось пять раз фильм гонять. Вначале народ пугался. А когда узнали в толстой бабе Степаниду, а затем Архипа и его семью, то было много крика.

– Сами узнали и сами начали кричать, что не верят, – возмущался Пашка. – Чуть нас не побили. Хорошо, дядьки ружья достали и пригрозили, что не будут больше показывать кино.

Во второй деревне всё прошло гораздо тише. Никто никого из участников фильма не узнал. Видимо, ребята ошиблись и приехали не туда. В целом народ порадовался за крестьян. Надеюсь, слухи о «рае» пойдут гулять, а вместе с ними и мысли у крестьян о том, что не земли помещичьи нужно отбирать (чего их отбирать в и так неурожайных регионах?), а распахивать степи на юге. Сейчас крестьяне зациклены на одной идее о земле, которая им перепала после отмены крепостного права, но в недостаточном количестве. Большевики потом, используя лозунг «Земля – крестьянам!», получат огромную поддержку. Начнём понемногу перебивать эту агитацию.

Это я обладаю знаниями, что землю большевики сначала раздадут, а затем начнут отбирать, загоняя всех в колхозы. Если взять моих последних переселенцев на хуторе, то таких действительно нужно в колхоз. Вести индивидуальное хозяйство они не умеют, да и не хотят. Выращивают ровно прожиточный минимум. Зато такие, как Архип, со временем станут богатыми фермерами. Зачем им коллективизация?

Помню из бабушкиных рассказов, что у неё в семье было одиннадцать детей, все работящие, крепкие. Когда после революции раздали землю, то бабушкина семья получила её по числу едоков. Прибавить к этому, что дело было на Кубани да с трудолюбивым семейством. Года за четыре развернулись так, что комсомольцы пришли их раскулачивать. Старших братьев забрали на допрос куда-то в районный отдел. Били, допрашивали, не кормили. Потом-то отпустили домой, но парни не дошли, умерли по дороге. Одну бабушкину сестру убили охранники колхозного сада. Зачем она шла через тот сад, я тогда не задавался этим вопросом. Меня всегда возмущало, что за пару яблок могли убить. Безусловно, бабушка не договаривала, что могли ещё сделать крепкие сторожа с девушкой. Потом её сбросили в пустой колодец, на дне которого лежала старая борона. Упав на неё, девушка умерла от ран и кровопотери. Представьте, я слушал эту историю, будучи пионером. Не верил совершенно. «Бабушка! Не может такого быть!» – доказывал я. Ну как же, у нас же комсомол и партия совсем о другом талдычили. А насильно загоняли в колхоз несознательных элементов. Бабушкины родители в колхоз категорически отказывались вступать. Верующими были, комсомольцев на дух не переносили, особенно когда они выгребли у них всё до последнего зёрнышка. Голод на Кубани 1932–1933 годов был создан искусственно. Еду получали только те, кто работал в колхозах, и то один раз в день, в обед. Бабушке каким-то образом удалось устроиться поварихой. Бегала подкармливать родителей из того скудного пайка, что имела сама. Родители уже не вставали, лежали опухшие от голода. Кормить приходилось с рук. Больше всего бабушка горевала, что комсомольцы, шарившие по домам, унесли чугунок с кашей, который бабушка оставила в печке. Оказывается, была такая директива свыше – изымать продукты вместе с посудой.

Помню ещё одну страшную историю тех лет, когда за бабушкой погнались двое мужиков с топорами. Не знаю, насколько правда, что это были людоеды. Собак, кошек и даже крыс сожрали быстро. И ходили слухи о тех, кто питался человечиной. У меня эта история о людоедах всегда вызывала недоверие. Ну, вдруг эти мужики просто хотели спросить: «Не подскажете, как пройти в библиотеку?» Угу. С топорами.

Из станичников пережили голод тридцатых годов меньше половины. Даже если родители шли в колхоз, то кормили обедом только того, кто работал. Детям и старикам, сидевшим дома, еды не полагалось. Иногда детям вешали на шею маленький узелок с зерном. Под рубахой его не было видно, а ребёнок мог в течение дня как птичка поклёвывать эти крохи еды. Секретом для комсомольцев это не стало. Вскоре начали обшаривать детей, срывая узелки. И никакие мольбы и плач не действовали. В советские времена это было заменено красивой фразой о перегибах на местах. Из бабушкиной большой семьи выжили только три сестры. Казаков в станице совсем не осталось. Кто-то погиб в Гражданскую войну, кого-то расстреляли позже.

Потому сейчас я работал и прогрессорствовал в этой реальности, чтобы в будущем подобных перегибов не было. Как и самих колхозов…

В Петербурге было прохладно и дождливо. Володька своей загорелой и цветущей моськой резко выделялся на фоне горожан. Николай Васильевич недовольно скривился при виде «плебейского» цвета лица у сына. Так, нужно заняться витаминами и конкретно витамином D. Вере, конечно, дел и без этого хватает, но пусть не синтезирует, а только доступно опишет метод. Давно пора просвещать народ, что пудра и зонтик от солнца не самые полезные вещи в нашем климате. Император, например, игнорирует любые козырьки, даже у моряков ввёл моду на бескозырки. Ходит – «лицом загорает». А профессор увидел смуглого сына и скривился.

Долго беседовать мне было некогда. Пообещал, что зайду в ближайшие дни, и поспешил к Серёге. Багаж уже доставили без меня. У Серёги был полный аврал – шёл монтаж оборудования кузнечного цеха, что-то ещё делалось. Он упомянул только о проблеме с собственным магазином на территории.

– Пришлось пекарню строить, – пожаловался Серёга. – Хотел как лучше, а получилось всё через одно место. Устин твоё зерно на мельницу отвозил, потом в магазине продавал муку. Как я и приказывал, цены не завышал. Так эти работяги быстро смекнули, всё выгребли и перепродали. А потом им самим пришлось втридорога покупать хлеб за пределами завода.

– Вот поставишь пекарню, а не начнут ли они хлебом торговать? – усомнился я в разумности идеи.

– Не… теперь хлеб только для столовой будет. Обеды сделаю бесплатными. Овощи пойдут по той цене, что и на рынке в городе. Больше ничего в магазине не станем продавать.

Так что проблем и у Серёги хватало.

Я быстро пересказал новости. Обсудили нашего «киллера». В письмах я намёками сообщил Серёге, как один наш хороший знакомый, бросив все дела, тайком приехал в Петербург, а затем хорошее ружьё в Неве утопил.

– Что сделано, то сделано, – резюмировал Сергей. – Теперь будем плясать от того, что есть… У нас появились неплохие завязки среди медиков.

С господами Афанасьевым и Романовским я встретился через день. С Афанасьевым мы подробно обсудили черновик моей статьи. Он очень удивился, что такое могло прийти в голову провинциальному промышленнику. Пообещал подтвердить или опровергнуть мои наблюдения по поводу никотина более тщательными исследованиями.

Романовский был менее сдержан в эмоциях. Только что по потолку не бегал от восторга. Рвался сам поехать в Екатеринодар. То готов был бросить всё и принять участие в исследовании препарата, то, напротив, требовал телеграфировать и вызвать близнецов с Верой Степановной в Петербург. Еле угомонил его, напомнив, что случилось, когда народ распробовал стрептоцид. А тут ещё круче. Сейчас никто в мире не лечит туберкулёз. Приостанавливают, заглушают, но не излечивают до конца. Лучше пока придержать изобретение препарата в секрете. Насчёт последнего я повторил несколько раз. Мы и сами молчали бы до последнего, но нам нужен свидетель того, что исследования велись «долго и кропотливо». Уверен, в научных кругах слух всё равно пройдёт. С господином Романовским договорились, что первую пробную партию лекарства ему пришлют для исследований. Угу. Бежим и спотыкаемся. Как только получим патент на руки, так всегда пожалуйста, а это не раньше зимы. А в Европе и Америке ещё позже.

С Серёгой я обсудил ближайшие события – те, что мы могли ещё использовать из своих файлов. О будущем императорской семьи уже ничего нельзя предсказать. Михаил объявлен наследником. Но это только потому, что у Георгия уже обнаружен туберкулёз. Как и что случится, если средний царский сын излечится, оставалось только гадать.

Ещё я узнал новость, что, оказывается, Вера Степановна оформила привилегию на изониазид не на себя, а на близнецов и меня. Кажется, первый опыт «раздачи пряников» она учла. То, что я никаким боком к этому препарату не причастен, роли не играло. Придётся съездить в Крымскую. Хотя бы для вида позаглядывать в микроскоп и вникнуть в тему. А то спросит кто, а я совсем нуб.

Вера Степановна тоже так считала. Стоило мне вернуться в Екатеринодар, как она потребовала, чтобы я приехал в Крымскую. А мне и самому давно хотелось посмотреть, что там наворотили.

Настроили же они много чего. От станицы Крымской осталось одно название. Теперь это был посёлок городского типа. По крайней мере, я в этом времени таких станиц не видел. Дороги с бордюрами засыпаны не то обычным гравием, не то тем полезным минералом, который предназначен для производства дизельного топлива. Забыл, как он называется. В общем, не грунтовка. Грязи, соответственно, нет.

Здание «института» я и без всяких подсказок мог определить по четырём крутящимся на крыше ветряным генераторам. Не из XXI века, конечно. Ветряки местные, но вполне достойные. Думаю, электричества вполне хватает для лабораторий.

Близнецы встретили меня с радостью. Кинулись показывать, что и как.

– Николай Иванович, мы же не дураки, понимаем, что все открытия принадлежат Вере Степановне, – неожиданно «удивил» меня Андрей (или Егор? Нет, всё же Андрей). – Таких уникальных женщин вообще нет! Она нам и мама, и учитель, и… как Матерь Божья! – пафосно добавил он.

Близнецы действительно глупцами не были. Это я ещё три года назад мог сказать. Вундеркинды. Просчитали всё и были полностью согласны, что новая привилегия оформлена на нас совместно, минуя Веру Степановну. Сами видели и теперь хорошо понимали, что в Петербурге заслуги женщины, какой бы гениальной она ни была, не оценят. Потому дружно начали просвещать меня, подробно обо всём рассказывая. Вера Степановна полностью устранилась, она зачем-то янтарную кислоту синтезировала. От похмелья, что ли, будет продавать в аптеке? В общем, я не вникал, а сосредоточился на формулах получения изониазида.

Через три дня близнецы, убедившись, что я не путаюсь в терминах, заверили, что мне можно возвращаться домой. Попросили только прислать с кем-то щенков от Стрелки. Здесь тоже охранные собаки нужны. Я уже и сам торопился домой. Васька должен был сопроводить первых десять учеников на хутор, но мне не мешает это проконтролировать. Работников для постройки деревянного барака я послал туда раньше. Они должны были сколотить нечто, предназначенное для хозяйственных нужд. Такое, чтобы зимой овец держать, а на чердаке устроить сеновал. Пока же это место для ночёвки школьников. Расселять парней по хатам крестьян я не видел смысла.

К моему удивлению, «колхоз» всем ученикам понравился. Может, потому, что картофель выкапывали при помощи насадки мотоблоков, попутно их тестируя. Все пять мотоблоков Артём отправил на хутор. Естественно, сам сопровождал. Ребята не только помогли собрать урожай, но и перепахали всё мотоблоками. Крестьяне крестились и плевались на «бесовские» механизмы. Архип же довольно оглаживал бороду, а его сыновья выспрашивали, как сей чудесный механизм получить в пользование.

– Оставил им на весну два мотоблока и забрал из гаража трактор. Парни техникой уверенно пользуются. Если и сломают, то починим, – отчитался Артём. – Новые земли все распахали. Теперь думаем, чем их засаживать по весне.

– Пшеница на мировом рынке по-прежнему дорогая, – напомнил я.

– Мне на мировой рынок наплевать, важно, что здесь востребовано.

– Подсолнечное масло, кукуруза, – сообщил я. – Кукуруза быстро истощает земли без удобрений. Потому её сажают мало, а для животных и птицы это хороший корм. Можно ещё просо посадить, мы его как-то обошли стороной. Овёс для лошадей тоже всегда популярен.

– Ты кино замутил бы, как в лунку с кукурузным зерном бросают головку рыбы, типа удобрения.

– А толку с того фильма? – не одобрил я такую идею. – Кино у нас только в Екатеринодаре крутят.

– Вот это неправильно. У тебя полно пацанов, жаждущих свершений. Видел бы ты их глаза, когда я им доводил информацию об уборке урожая на хуторе.

– Думаешь, стоит создать передвижные агитбригады по станицам?

– Обязательно. Заметь, власти это дело ещё никак не пресекают. Стоит воспользоваться моментом. Цензуры нет, рэкетиров нет, сами себе хозяева. Деньги, конечно, не заработаем, но не в этом дело. Главное, мальчишки пройдут практику. Я отобрал пяток толковых. Если откроем кинотеатры в других городах, то это уже готовые киномеханики.

– Кино о кукурузе в этом году снять не успеем, но поездить по станицам до холодов можно. Спрошу желающих, – поддержал я Артёма.

Ожидаемо, таких оказалось много. Вот только кинопроектор в школе был один. И вскоре небольшой караван из фургона и трёх повозок отправился по станицам, в сопровождении охраны конечно. Васька тоже поехал и Зверя с собой потащил. Правильно, пусть побегает. А то пёс совсем разжирел.

Начали парни с Пашковской, затем заехали на наш хутор, далее в Старокорсунскую и ещё в несколько станиц по пути до Лабинской и обратно домой.

У меня же намечался небольшой отдых. Часть учеников в поездке. Артём вёл уроки в мастерской, меня не дёргали по пустякам. Я планировал посвятить всё свободное время Чернову и нашей первой большой киноленте. Только, как всегда бывает, мои планы были порушены. Прибежала Маруська с сообщением, что Павлину Конкордиевну хватил удар.

Меня Маруська отыскала уже после того, как пригласила врача. Тот пациентке кровопускание сделал и аспирин дал. По словам той же Маруськи, Павлине Конкордиевне стало легче. От себя я мог ещё добавить валерьянку. Чем лечить инсульт в XIX веке, просто не представлял. Однозначно покой и никаких волнений. Опять же со слов Маруськи, Павлина Конкордиевна с кем-то в очередной раз поругалась, да так, что онемели губы, а затем рука.

– Порчу хтось наслал, – заверяла кухарка. – Батюшку нужно.

– Можно и батюшку, – не стал возражать я. Хуже точно не будет.

Выглядела Павлина Конкордиевна плохо. Речь несвязная, всё что-то пытается мне сообщить. Еле угомонил её, заверив, что всё обязательно выслушаю, но позже. Если тётушка и дальше будет так волноваться, то её выздоровление затянется. Пока Маруська ходила договариваться с батюшкой, я послал кучера с запиской к Катерине. За Павлиной Конкордиев