Book: Очень странные Щеппы



Очень странные Щеппы

Сэмюэл Дж. Хэлпин

Очень странные Щеппы

Маме, папе,

Джорджине, Джулиану, Микаэле,

Камилле, Ксавьеру и Реми

Очень странные Щеппы

Samuel J. Halpin

The Peculiar Peggs of Riddling Woods

Copyright © Samuel J. Halpin, 2019 Cover and inside illustrations reproduced by permission of Usborne Publishing Limited. Copyright © 2019 Usborne Publishing Ltd. Cover and inside artwork by Hannah Peck © Usborne Publishing Ltd, 2019 Type by Leo Nickolls © Usborne Publishing Ltd, 2019 Dirt frame overlay © Thinkstock / jakkapan21 Translation copyright © 2020, by EKSMO


© Дёмина А.В., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Пролог

Очень странные Щеппы
Взволнована
Очень странные Щеппы

Поппи никак не могла перестать волноваться.

Вытянув шею, она прижала разрумянившуюся щёку и нос к холодному стеклу окна вагона и попыталась сосредоточить взгляд на проносящихся внизу камешках и рельсах.

«Дыши, – сказала она себе. – Дыши».

Она всегда так делала, когда сердце решало сыграть в игру, будто Поппи бежала со всех ног на гору, хотя на самом деле ничего такого не происходило.

«Я не волнуюсь», – решительно заявила она своему отражению.

У отражения были серо-голубые глаза и короткие любопытные волосы цвета ржавчины и кирпичей, совсем как у неё. Но она не думала, что её собственные локти действительно такие острые, а руки настолько тонкие, как те, что она видела в отражении. Достав из рюкзака куртку, она надела её поверх бутылочно-зелёного кардигана, чтобы спрятать эти огромные острые локти. Собственноручно сшитый кардиган покрывал её любимое вельветовое платье мандаринового цвета, как мох – старое дерево. У платья были два замечательно больших кармана спереди, куда помещалась куча полезных мелочей, и Поппи любила надевать его, когда у неё было творческое настроение или она отправлялась в долгое путешествие.

БЕРЕГИС ШЕПЕЛЯВОГО МАРЛИ

…прочла она неровную надпись на стене вагона и сердито подумала: «Неужели, тот, кто не пожалел полчаса на царапанье пластика, не знал, что «берегись» пишется с мягким знаком на конце?»

И тут же одёрнула себя: «Не будь такой занудой».

Поппи захватила с собой к бабушке лишь один рюкзак. В конце концов, она собиралась пробыть в Пене всего две недели до конца летних каникул (пока папа в отъезде), поэтому вещей у неё было не так уж много. Этот рюкзак был с ней уже ну очень давно. Она была не из тех, кто нуждается в обновках. Если подумать, кому нужны новые вещи? Всем, кроме Поппи.

Для Поппи новые вещи означали новые запахи. Новые туфли обещали новые мозоли. Новый рюкзак гарантировал, что ты засадишь под ноготь иголку циркуля, пока будешь искать внутри линейку. Поппи не любила новое. Чтобы что-то было новым, что-то другое должно стать старым, а это что-то старое, в свою очередь, могло с большой вероятностью оказаться забытым.

Как и почти всегда, когда едешь на север, пейзаж за окном становился более зелёным и менее цивилизованным. На смену многолюдной мозаике полей пришли тихие и нетронутые полосы листвы и голых стволов с редкими белыми вкраплениями в тех местах, где меловые пласты, пронизывающие почву этой части страны, поднимали над поверхностью свои рыхлые головы.

Очередная станция осталась позади, и Поппи попробовала позвонить бабушке, чтобы напомнить, когда её следует встретить. Бабушка не ответила. Бабушка редко брала трубку. Но Поппи не волновалась. Именно так она и сказала себе, опять: «Я не волнуюсь». Потому что если бабушка что-то никогда и не делала, так это не забывала. Ничего и никогда.

Поезд вошёл в поворот, и Поппи увидела впереди, как вагоны один за другим, будто гусеница, исчезают в туннеле. Вскоре вагон, в котором ехала Поппи тоже погрузился во тьму. Девочка затаила дыхание и успела досчитать до восьми, прежде чем поезд выскочил из противоположного конца туннеля. Они с мамой постоянно так делали, когда проезжали на машине по туннелям, ведущим в Лондон. Самый долгий их счёт достигал сорока трёх секунд.

Сердце Поппи запыхтело в ритм с мотором поезда.

«Прекрати, глупая ты штуковина», – подумала она, обращаясь к тому месту в груди, где, по её предположению, находилось сердце.

Бросив взгляд вдоль длинного покачивающегося вагона, она заметила, причём, кажется, впервые, сидящую в самом конце, у раздвижных дверей, высокую женщину. Она смотрела в окно и сжимала пальцами тонкую серебряную трость.

«Не похоже, чтобы ей нужна была трость», – подумала Поппи.

Обычно если кому-то нужна была опора при ходьбе, люди пользовались ходунками, или проворными маленькими скутерами, или кресельными подъёмниками (их часто устанавливают на лестницах в домах у пожилых).

На женщине был вельветовый пиджак с россыпью блестящих булавок и серебристая шапка с пером, таким закрученным, что оно почти запуталось в тёмных кудрях. Женщина улыбалась. Кажется, она знала, что Поппи за ней наблюдает.

Не отворачиваясь от окна, женщина сняла одну из зелёных перчаток и быстро сунула руку в карман, но Поппи всё же разглядела её узловатые пальцы. Сердце Поппи заколотилось. Руки женщины были совсем не такие, как лицо. Лицо было как стекло, а руки – как запятнанная бумага.

Поппи на секунду отвернулась, но так, чтобы видеть женщину краем глаза. Та достала из кармана маленький кошелёк в тон пиджака. Открыв его, она вынула зеркальце и поправила скрюченным пальцем кудри.

По обеим сторонам поезда, подобно искорёженным дымоходам, вздымались ввысь чёрные деревья, росшие вокруг Пены.

Поппи не заметила ещё одного туннеля, и затопившая вагон тьма застала её врасплох. Девочка опять задержала дыхание и принялась считать:

«Один, два, три…»

Что-то громко стукнуло по дну вагона.

«Четыре, пять, шесть…»

Она закрыла глаза.

«Семь, восемь, девять…»

Солнечный свет вернулся, и Поппи увидела впереди ржавую крышу станции Пена. Девочка обвела взглядом вагон. Женщина исчезла.

Но как такое возможно? Поезд ехал в туннеле всего девять секунд. Может, женщина ушла в соседний вагон? Но Поппи не слышала, чтобы раздвигались двери.

Динамики прокряхтели что-то насчёт «не забывайте свои вещи» и «конечная».

Поппи забросила рюкзак за узкие плечи и встала около дверей. И тут она заметила забытый на сиденье кошелёк той женщины. Он был почти такого же мягкого зелёного оттенка, как обивка сиденья. Поппи бы его проглядела, если бы не топталась на месте в попытке просунуть руку в лямку набитого рюкзака. Двери открылись, в вагон ворвался осенний ветер, и Поппи, вместо того чтобы, как обычно, всё хорошо обдумать, схватила кошелёк и сунула его в один из своих замечательно больших карманов.


Очень странные Щеппы

Один

Очень странные Щеппы
Ткань
Очень странные Щеппы

– Сними ключ с моего запястья, – сказала бабушка Поппи, когда они зашли в дом.

Поппи один раз уже навещала бабушку. Тогда Поппи было года три или четыре, и мама привезла её на машине на один день. После этого бабушка несколько раз приезжала к ним в гости на поезде, а так Поппи разговаривала с ней только по телефону. Но всё это было не важно, потому что бабушкин дом пах точно так же, как она помнила: тёмным деревом, мускусом и сахаром.

– Подойди к шкафчику у камина и осторожно приоткрой дверцу.

Поппи сделала, как было велено.

– Теперь одной рукой подними крышку банки, что завёрнута в марлю.

Поппи послушалась. Черчилль, бабушкин мини-пиг, покружил по кухне, что-то возбуждённо вынюхивая, затем бросился через дверь к своей корзине и улёгся в тепле у камина, в котором тихо горело толстое бревно, окружённое сухими сучьями. Мама всегда говорила, что на её памяти ни разу не случалось так, чтобы в бабушкиной гостиной не трещало пламя в камине.

– В Пене всегда на семь градусов ниже, чем где-либо ещё, – добавляла она. – И если тебе не нравится погода, достаточно просто посмотреть в другую сторону, потому что температура в Пене изменчива, как ветер.

– Найди щипцы и возьми два кусочка сахара. – Бабушка сощурилась на Поппи из другого конца комнаты. – Браво. Теперь крепко-крепко зажми кусочки в кулаке, но так, чтобы они не раскрошились. Закрой шкафчик. Принеси мне ключ.

Поппи в точности выполнила все бабушкины указания.

– Опусти сахар в мой чай, только очень осторожно, чтобы не было всплеска.

Сделав это, Поппи размешала чай.

– Превосходно! – прошептала бабушка, с шумом отпив. – А-а-ах!

Она чмокнула губами.

На Поппи это не произвело никакого впечатления.

– Вскоре ты поймёшь, что я далеко не истинная леди, Поппи, – сказала бабушка, уловив безмолвное неодобрение внучки. – Не в том смысле, что я не девочка. Я очень даже девочка. А в том смысле, что я говорю с полным ртом. Ставлю локти на стол. Обожаю перебивать людей.

Она подмигнула ей маленьким глазом.

Поппи не знала, что сказать, поэтому сменила тему:

– Бабушка, почему ты прячешь сахар?

Бабушка опять отпила и устроилась поудобнее. На ней был мятый шёлковый халат цвета жжёного бренди, как она сама говорила, и шапочка, съехавшая набок, как размякшее на солнце авокадо. Поппиным глазам нравился этот цвет. Жжёное бренди заставляло её думать о чёрном кофе, янтаре и каштанах. Шапочка напоминала феску, а её кисточка пританцовывала вокруг пышных бабушкиных волос. На носу, обрамляя сине-зелёные глаза, сидело медное пенсне.

Поппи нравилось рассматривать бабушкино кресло. Оно было изрядно потёртым, в заплатках и исколото сотнями блестящих булавок. Бабушка всегда говорила, что лучшие идеи посещают её именно в этом кресле. Она называла его Троном Мудрости.

Бабушка была швеёй и могла сшить абсолютно всё, что угодно. Представьте любой костюм – она могла его сотворить. Чешуйчатый морской монстр, одеяния золотого султана или гоблин, всю одежду которого составляли листья и ветер. Она работала по ночам, её длинные пальцы строчили и валяли, как паук. И хотя сама бабушка не была знаменита, её костюмы пользовались успехом. Их всегда можно было узнать по маленьким инициалам, вышитым на подкладке: Т. Х.

– Сахар необходимо закрывать на замок, – просто сказала бабушка, хотя это был совсем не ответ. После чего она со скоростью летящей мухи сменила тему: – Я переехала в Пену сорок шесть лет назад, когда мне было двадцать два. Люди здесь ни на каплю не добрее или злее, чем в любом другом городе. Книги в библиотеке такие же, как везде. Почту доставляют ни на секунду не быстрее, а пироги с бараниной столь же вкусны, как те, что пекут в двух станциях отсюда. Я приехала сюда не за этим. Я приехала в Пену ради ткани.


Очень странные Щеппы

Бабушка сделала ещё глоток. Когда её морщинистые губы оторвались от ободка чашки, по поверхности чая пробежала рябь.

– Во всём огромном и чудесном мире нет ткани лучше, чем та, что ткут в Пене.

Поппи обхватила ладонями кружку с какао и устроилась рядом с бархатными тапочками бабушки.

– Я видела ткани, что меняли цвет подобно каракатице и что крошились, как древние камни, но под иглой вели себя как новенький атлас.

– Где ткут такие ткани? – спросила Поппи.

– На фабрике Хеллиган, что стоит на реке сразу за городом. Мисс Кринк из магазина тканей говорит, что раз в неделю, утром вторника, вниз по реке спускается ящик с рулонами самых изысканных тканей, и течением его прибивает к берегу ручья, протекающего рядом с её лавкой. Ни рулона ткани не залёживается, потому что их всегда ровно столько, сколько требуется. Ни на дюйм больше или меньше.

– Кто их изготавливает?

– Это, – ответила бабушка, – остаётся тайной. – Она недолго подумала. – Твоя мама не хотела бы, чтобы я тебе это говорила, но раз её больше нет с нами, теперь я принимаю подобные решения, и я тебе скажу.

Бабушка кашлянула и открыла стоящую рядом с ней банку консервированных персиков.

– Много лет назад, до того как появились уличные фонари и автомобильные гудки, в Пене открылась знаменитая фабрика тканей. Сюда приезжали торговцы со всех уголков земли. Для местных ткачей не было ничего невозможного, никакой оттенок не был слишком специфичным, никакая текстура – слишком сложной. Ты мог принести им мухомор, и они соткали бы тебе красную в белую крапинку ткань с изнанкой из молочного гофрированного муслина, такого нежного на ощупь, словно они утянули его из чулана ведьмы. Их вуаль была такой лёгкой, что ею можно было обернуть привидение.

– Как у них это получалось? – спросила Поппи, а сама подумала, не преувеличивает ли бабушка.

Бабушка доела последний персик и отпила из банки сиропа.

– Кто-то скажет, что они ткали её из паутины Свистящего Паука, кто-то – что они использовали нити Китайского Дьявольского Червя, размягчённые в желудке Прыгающего Верблюда. Но у меня своё мнение…

Старушка сощурила синие, как море, глаза и наклонилась к Поппи.

– Всё дело в магии, – сказала она и ковырнула между зубами иголкой.

Внезапно Поппи вспомнила о существовании растущих сзади на шее тоненьких волосков, потому что они вдруг зашевелились.

– Ты же не думаешь, что я в это поверю, бабушка.

– А как ещё ты это объяснишь?

Поппи задумалась ненадолго и рассеянно прикинула, не куснуть ли ноготь.

– Ну, нет доказательств того, что кто-то видел привидение или заглядывал внутрь чулана ведьмы. А значит, нет доказательств, что те ткани действительно были такие особенные, разве нет?

Бабушка улыбнулась.

– Будь осторожна, моя кнопочка, иначе тебе грозит стать очень умной. А напряжённые раздумья закупоривают мозги не хуже, чем размягчённые овсяные хлопья забивают водосток.

Поппи прищурилась. Бабушка протянула ей чашку.

– Будь так добра, дорогуша, налей мне ещё чаю и принеси печенье.

Поппи поставила чайник на плиту.

– На чём мы остановились? Ах да! – воскликнула бабушка, отпарывая несколько чешуек от своего нынешнего творения – пары крыльев жука. – Ткани стали ещё знаменитее, город Пена процветал и рос… пока не начались странности.

Чайник засвистел, закипев, и Поппи залила горячей водой ароматные чайные листья.

– Один за другим, будто птицы летом, стали исчезать дети.

Поппи поставила назад чайник и принесла бабушке чай.

– То есть как «исчезали»? Как? Когда это произошло?

Черчилль положил мордочку на край корзины, будто тоже слушал историю.

– Именно так, как я и сказала: дети начали исчезать. Один здесь, другой там. Они растворялись. Я помню, мне было двадцать три, когда исчезла Вилма Норблс. Она была чемпионкой по плаванию. Каждый день перед школой плавала вверх и вниз по реке, будто тюлень, пока однажды утром не приключилось нечто странное. Всё началось с глаз Вилмы. Очень медленно, постепенно, их цвет стал блекнуть. Она и опомниться не успела, как цвет её волос тоже будто вымылся. Когда Вилма зашла в реку в последний раз, её волосы были седыми, как у старухи, хотя ей исполнилось всего десять лет. Люди, стоящие на берегу, видели, как она сделала глубокий вдох, нырнула и растворилась, как капля краски. Кто-то говорил, что её съела древняя рыба, которая, по слухам, обитала в реке Пене. Но даже я не настолько суеверна, чтобы поверить в такое.

Поппи вежливо кивнула. Она не была уверена, стоит ли верить хитрой старой бабушке. Поппи всё-таки уже двенадцать, а в этом возрасте начинаешь всерьёз оценивать, сколько в чужих словах правды, а сколько лжи.

– Я вижу, ты мне не веришь, но вот что я тебе скажу: с тех самых пор, очень медленно, но верно, детей в Пене становилось всё меньше.

– Куда же они деваются? – спросила Поппи. – Когда это случилось в последний раз?

Бабушка посмотрела на неё и ответила лишь на один из её вопросов:

– Никто не знает. Принеси сахар, кнопка. Два кусочка.

Поппи достала сахар, следуя бабушкиным инструкциям.

– А что с фабрикой сейчас?

– Она всё там же, – отпив чаю, ответила бабушка. – Стоит себе где-то в лесу за городом. В Загадочном лесу. Забытая, разрушенная и заросшая кустарником. Никто не знает, откуда приплывают те рулоны, из фабрики или ещё откуда-то. Местные любят посудачить, что эти ткани прокляты.

– Прокляты?

– Прокляты, – повторила бабушка. – Привидением прачки, что сидит на берегу реки и отстирывает пятна с серой ткани.

– Так не бывает, – пробормотала Поппи, но в груди у неё заворочалось беспокойство.

– Может, и не бывает, но есть те, кто её видел, – лукаво усмехнулась бабушка. – А теперь, раз следующие пару недель ты поживёшь со мной здесь, в Пене, пока твой папа в отъезде, я хочу, чтобы ты следовала четырём простым правилам. Сейчас уже, похоже, все о них позабыли, но я, Поппи, бываю порой немного старомодной и предпочитаю их придерживаться.

Поппи достала из рюкзака записную книжку и стала записывать за бабушкой. С каждой строчкой её пальцы всё сильнее цепенели, а сердце ускорялось в знакомом ритме.


ПРАВИЛА:

1) Стирай только днём. Снимай постиранное с бельевой верёвки (даже если оно не просохло) не позднее шести вечера.

2) Весь сахар должен быть закрыт на замок.

3) На ночь закрывай и запирай окна и задёргивай шторы.

4) НИКОГДА, НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ не протирай подоконники.


Очень странные Щеппы


Два

Очень странные Щеппы
Сахар
Очень странные Щеппы

Случай, послуживший началом истории Поппи, был совсем не счастливым. Вообще-то он был откровенно ужасным. И включал в себя три составляющие: грузовик, перевозящий мешки с грязным бельём, опасный поворот и маму Поппи. Любимую мамочку Поппи.

Когда Поппи думала о первых нескольких месяцах после несчастного случая, она вспоминала лишь одно большое чёрное пятно и маленькие цветочки на серебристой ручке гроба, внутри которого, как она знала, лежала её мама. Прошло одиннадцать месяцев, но это чёрное пятно всё так же висело перед её внутренним взором.

В тот день, когда врачи отключили аппарат и сердце мамы Поппи перестало биться, сердце Поппи начало время от времени ускоряться. Будто хотело что-то нагнать, как преследующая почтальона собака. Она не знала, почему так, но всякий раз у Поппи возникало необъяснимое чувство, будто из-за угла на неё несётся что-то страшное. Она не рассказывала об этом папе. Он бы ответил что-нибудь в духе: «Это психосоматическое» или «Сходи покатайся, и тебе станет намного легче». Папа думал, что катание на велосипеде может вылечить абсолютно всё, даже эту гнетущую ледяную пустоту, что будто лютый мороз сковал их жизни в тот день, когда мамы не стало.

Папа где только не катался и успел побывать в велотурах в более чем тридцати странах. Бабушка любила говорить, что его нужно наградить медалью за умение замарать лайкру до невозможности в более чем тридцати климатических условиях. На эти две недели папа уехал в Канаду, и бабушка могла увеличить это число до тридцати одного.

Бабушка была совсем не такой, как мама. Бабушка пила чёрный кофе. Мама – зелёный чай. У бабушки жил шумный мини-пиг. Мама жила сама по себе. В доме бабушки царил вечный беспорядок и буйство красок. В доме мамы всё было упорядочено, приглажено и вытерто. Поппи не считала, что одно лучше другого. Она знала лишь, что бабушка и мама всегда были разными. Не то чтобы они не любили друг друга. Просто мама всегда начинала вести себя немного странно, стоило кому-то сказать, что пора бы навестить бабушку, и никто не знал почему.


Очень странные Щеппы

Следующим утром, то есть в воскресенье, Поппи наблюдала со своего места в гостиной за тем, как бабушка открывает уже вторую – первая была в девять часов – упаковку «Кислых клубничных колёс» Бонхильды Бонхоффер. Бабушка разматывала их, похожих на змеиные языки, и с жадностью уминала, пока её руки были заняты шитьём.

Бабушка ела так, что мама Поппи перевернулась бы в гробу. И бабушка предпочла бы съесть банку пиявок, чем то, что готовила мама по рецептам, соотвествующим принципам здорового питания.

Поппи вспомнила, как бабушка в один из своих редких визитов спросила маму:

– Что это за дрянь, дорогая? Отходы в корыте для свиней и то выглядят аппетитнее. Я лучше проглочу набор кеглей для боулинга, чем буду мучить себя этими сющи.

– Суши – это здоровая еда, бабушка, – пустилась тогда в объяснения Поппи. – Водоросли нори, которыми они обёрнуты, богаты витаминами и минералами. Это полезно для здоровья. Нельзя есть сладкое всю жизнь.

– Никто ещё не выжил на одних лишь сладостях, – вставила мама.

– Ну а я попробую, – не отступила бабушка. – Лучше умереть вкусной смертью, чем жить безвкусной жизнью. Таков мой девиз в отношении как стилей одежды, так и еды.

То утро, как и следующие несколько дней каникул, пока в окна барабанил дождь, Поппи провела за сортировкой пуговиц по цвету, форме и размеру. Их у бабушки были тысячи банок. Она постоянно покупала ношеные вещи, только чтобы срезать с них пуговицы, после чего сдавала вещи обратно в магазин.

Рядом с рабочим столом бабушки висел носок, куда она бросала ненужные пуговицы. Поппи быстро уяснила, что в конце дня его содержимое следует вытряхивать в одну из банок, прямо как мусор из корзины. Затем она перебирала их с помощью широкого подноса, словно золотоискатели на канале «National Geographic». Она уже успела найти среди пуговиц целую россыпь замечательных вещиц: напёрстки, беруши, маленький игрушечный кораблик, синие стеклянные шарики, кусочки цветного стекла, скрепки. А также кое-что, на взгляд Поппи, очень странное – маленький гребень с резным женским портретом.

– Костяной, полагаю, – сказала бабушка, изучив гребень под увеличительным стеклом. – Да, он определённо из кости.

– Из чьей кости?

– Китовой, полагаю, – рассудительно произнесла бабушка. – Или, возможно, носорожьей. Раньше чего только из костей не делали: корсеты, флейты, лопаты, пуговицы, даже дома.

Поппи поёжилась.

– В моей коллекции есть банки с пуговицами отовсюду. Кто-то, должно быть, спрятал в этой гребень, – сказала бабушка, нахмурившись. – В пуговицах заключена магия. Пуговицы закрывают куртки, карманы и сумки. Они держат вещи скрытыми от посторонних глаз. Не пропускают ничего внутрь и не выпускают ничего наружу. Если бы я не хотела, чтобы кто-то что-то нашёл, я бы спрятала это в банке с пуговицами.

– Можно я возьму его себе? – спросила Поппи, взяв гребень.

– Конечно. Носи его в волосах.

Поппи была не в восторге от идеи носить у себя на голове кусок старой кости. Но она примерила гребень ради бабушки.


Очень странные Щеппы

Где-то в середине этой масштабной операции по сортировке пуговиц Поппи решила, что бабушке пригодилась бы целая отдельная комната для пуговиц.

– Куда ведёт эта маленькая дверь, бабушка? – громко спросила Поппи, стоя в чулане на втором этаже.

– Кажется, в старую кладовую для сахара, – донёсся снизу бабушкин голос. – Я не поднималась по этой лестнице последние шестнадцать лет, поэтому не могу быть уверена. Больная нога, знаешь ли. Во всех старых домах Пены есть кладовая для сахара, что-то вроде маленького чердака. Так постановил городской совет.

Поппи перелезла через ящики со всякой ерундой и пыльными костюмами, что бабушка успела накопить за многие годы, и потянула за дверцу. Она была заперта.

– А ключ есть?

– Я его потеряла, – вздохнула бабушка. – Тебе придётся воспользоваться скрепкой или ещё чем-нибудь, чтобы вскрыть замок.

Поппи поискала среди окружавшего её пыльного беспорядка и нашла стопку пожелтевших счетов, соединённых скрепкой. Руби Гаттс, лучшая школьная подруга, научила её вскрывать замки. Руби была как сорока. Она могла проникнуть куда угодно: в коробку с выпечкой мисс Баум, в шкафчик с тестами мистера Гилларда. Бабушка разрешила Руби приехать и пожить у них несколько дней перед началом школьных занятий.

Пара ловких движений – и маленькая дверца отворилась. Поппи протиснулась внутрь.

«Будь я хотя бы чуть-чуть крупнее, – подумала она, – я бы не пролезла».

Бабушка была права. Помещение действительно напоминало маленький чердак. Поппи смогла поместиться в эту комнату-шкаф, но для этого пришлось улечься на живот. Прямо над ней была крыша, и у Поппи возникло такое чувство, будто её запихнули в кукольный домик. Ей не терпелось показать эту комнату Руби, когда та приедет.

Стены закрывали бесконечные ряды коробок с кусковым сахаром. Похоже, здесь многие годы никто не бывал.

Поппи услышала, как бабушка открыла на кухне упаковку с печеньем.

– Ты пойдёшь со мной к врачу? – громко спросила бабушка.

Поппи не ответила. Она почувствовала что-то под собой. Что-то внутри своего кармана. Повернувшись на бок, она достала кошелёк, который подобрала в поезде пару дней назад. Сегодня Поппи впервые с приезда в Пену надела мандариновое платье.

Она собиралась поискать ту женщину на платформе или отдать кошелёк в бюро находок на станции, но, увидев ожидающую её бабушку с Черчиллем, она так обрадовалась, что всё остальное вылетело у неё из головы.

Кончиками пальцев девочка потянула замочек молнии. Внутри кошелька обнаружилось несколько вещиц, к которым Поппи не горела желанием прикасаться (мятый носовой платок, вымазанные в ушной сере беруши и ментоловые конфеты). Но ещё там оказалась старая потёртая книжечка размером не больше тоста. По краям торчали нити. Зелёная ткань переплёта показалась Поппи знакомой.

– Поппи?

Поппи выползла из кладовой и убрала кошелёк и книжечку назад в карман платья, чтобы изучить их потом на досуге. Спускаясь по лестнице к входной двери, она ощутила крошечный укол раздражения: жаль, что бабушке было назначено к врачу именно сегодня. Она пыталась слушать, что говорит бабушка, пока Черчилль бежал впереди них по улице, но её внимание постоянно ускользало, а руки то и дело теребили шёлковую обложку лежащей в её кармане книжки.

Три

Очень странные Щеппы
Уксус
Очень странные Щеппы

В приёмной врача пахло, как в гостинице, где Поппи останавливалась вместе с тётей в ночь несчастного случая с мамой. Плакаты на стенах выцвели, а заламинированные стенды, призывающие тщательно мыть руки, пошли пузырями и отслаивались.

Поппи почесала шею и оттянула колючий ворот вязаного джемпера. Утро выдалось на удивление холодным, но сейчас она жалела о своём решении одеться по погоде. Джемпер был ещё одним её творением. И хотя поначалу она думала, что сочетание коричневой, фиолетовой и белой шерсти – это оригинальная идея, в итоге пришлось признать, что джемпер был похож на то, что обычно набрасывают поверх дивана.

Бабушкин врач, доктор Йеммен, казался приятным мужчиной, но бабушка явно получала удовольствие, притворяясь, что ненавидит его.

– Тильда Хериссон? – позвал доктор Йеммен.

– Да иду я, иду, – отозвалась бабушка, поднимаясь и нащупывая в сумке направление. – Я не глухая. Орать необязательно.

– Сегодня у нас проверка слуха, так что вскоре мы сможем в этом убедиться, не так ли, миссис Хериссон? – улыбнулся врач.

– Что?! – выпалила бабушка.

– Еще я склоняюсь к проверке зрения, – добавил доктор Йеммен, заметив Черчилля. – Потому что я не помню, чтобы перед названием моей клиники было слово «ветеринарная».

– Забавно, – сказала бабушка. – Потому что я также не помню, чтобы где-то там висел знак «Свиньям вход запрещён».

Доктор Йеммен закатил глаза и убрал рецептурный бланк в папку, лежащую на стойке регистрации.

Бабушка подмигнула Поппи.

– Сиди здесь, пока я не вернусь, кнопка. Присматривай за Черчиллем. Я всего на минутку. – Доктор Йеммен поторапливал её войти в кабинет, и она пробормотала напоследок: – Если выйду от него живой.

Черчилль улёгся у ног девочки. Поппи думала полистать какой-нибудь журнал, но мама всегда говорила, что болеющие дети оставляют на них микробы, и если Поппи возьмёт их почитать, то подхватит тиф или холеру и умрёт прежде, чем кто-нибудь успеет произнести «антисептик для рук».

Затем Поппи вспомнила о книжечке у себя в кармане. К её разочарованию, страницы были пусты, не считая крошечных инициалов «М. Г.», вышитых на внутренней стороне обложки. Меркантильная Горилла, возможно? Или Морской Гребешок?

– Скорее всего, это просто дневник, который та леди так и не завела, – пробормотала Поппи.

– Что это? – раздался вдруг незнакомый голос.

Поппи подняла глаза. С другого конца комнаты на неё смотрел мальчик с волосами такого светлого оттенка, какой Поппи видеть ещё не приходилось. У него были яркие зелёные глаза, а кожа бледная, как чашка свежего молока. В руке он держал небольшую, но толстую книгу «Дешифровка криптографии» за авторством доктора Нила Гантара. С шеи мальчика свисала какая-то объемная штука на ремне, в которой Поппи узнала цифровую видеокамеру. Она видела такие только в фильмах девяностых годов. Рядом с этим необычным мальчиком стояла леди с чёрными волосами, ногтями, выкрашенными в чёрный цвет, и с чёрной помадой на губах.

– Свинья в приёмной… – пробормотала леди себе под нос.

– Что «что»? – спросила Поппи.

Мальчик подошёл и сел рядом с ней.

– Это, – сказал он, постучав пальцем по книжке.

– Это… книга.

– Что за книга?

– Я не знаю, – ответила Поппи и перелистнула страницы. – Она пустая.

Она продолжила делать вид, будто читает пустую книжку.


Очень странные Щеппы

Мальчик вздохнул, после чего взял у неё из рук книжку и тщательно осмотрел. Затем поднёс к самому лицу и снова вздохнул. Поппи неловко улыбнулась женщине, та в ответ саркастически хмыкнула.

«Должно быть, это его мама, – подумала Поппи. – Я не виню её за такой яркий макияж. Я, наверное, тоже захотела бы спрятаться, будь у меня такой сын».

Мальчик понюхал страницы.

– Она не пустая, – сказал он Поппи.

– В каком смысле? Конечно, пустая.

– Нет.

И, к ужасу Поппи, он высунул язык и лизнул страницу.

Поппи выхватила у него книжку и вытерла рукавом. Мама была права. Болеющие дети любят оставлять везде свои микробы. Теперь она наверняка сляжет со скарлатиной ещё до наступления ночи.

– Ты что творишь? – возмутилась она. – Она даже не моя!

– Уксус, – сказал мальчик.

– Уксус? – повторила Поппи.

– Я так и сказал.

– Как тот, который добавляют в салат?

– Попробуй, сама узнаешь его на вкус, – предложил мальчик. – На этих страницах что-то написано уксусом. Чтобы это прочесть, тебе понадобится фен.

– Поппи? – донесся бабушкин голос. – Ты готова? Доктор Йеммен закончил меня мучить, и теперь мы можем пойти по магазинам.

– До следующего раза, миссис Хериссон, – улыбнулся доктор Йеммен.

Он повернулся к мальчику с белыми волосами и указал ему внутрь кабинета. Прежде чем скрыться за дверью, мальчик обернулся к Поппи и сказал:

– Уродский джемпер.


Очень странные Щеппы

– У тебя есть фен, бабушка? – спросила Поппи, пока они шли по главной улице Пены.

Черчилль на серебристом поводке жизнерадостно трусил впереди.

– Нет, – ответила бабушка, останавливаясь, чтобы перевести дух. – Фены – это пустая трата денег. Если мне нужно быстро высушить волосы, я пользуюсь утюгом. Но так как я стара, у меня осталась всего пара волосинок, поэтому не о чем хлопотать.

Поппи стиснула пальцы, представив себе эту картину. Бабушка всегда считала себя выше правил безопасности. Она неустанно твердила, что никогда не пользовалась напёрстком.

Ветер пронёс мимо них по улице пустую упаковку от сахарного печенья в виде сердечек и с джемом. Руби, подруга Поппи, их обожала и ела каждый день в школе на первой перемене.

Поппи ощутила прикосновение чего-то волнующего и неосязаемого. Она схватила бабушкину руку и прижала к щеке.

– Поппи, дорогая?

Поппи молча стиснула её ладонь.

«Она здесь. Всё хорошо».

Поппи подняла голову. Удивительно, но главная улица Пены совсем не казалась сонной. Вдоль поднимающейся по склону дороги тянулись магазинчики из красного кирпича, разбавляемые сеткой пустых клумб и выцветшими знаками «Продаётся». Перед супермаркетом медленно ржавел большой хлопкопрядильный станок, видимо, поставленный здесь в качестве украшения. А в самом конце улицы находилось место их назначения – магазин тканей мисс Элизы Кринк «Пёстрое переплетение».

Когда они зашли в пахнущее плесенью помещение, откуда-то из глубин донёсся звон колокольчика. Полки магазина занимали катушки позолоченных нитей, пуговицы с камнями, мятый шёлк, изящные вышивки «фитильками», скомканные завитки шантильского кружева и рулоны ватной набивки.

Элиза Кринк шагнула за прилавок с гигантским рулоном неоново-голубой ткани на плече и шипящим утюгом в руке. Полотно было красиво обёрнуто вокруг картонного цилиндра, слегка погнутого на одном конце.

– Да это же моя любимая покупательница, миссис Хериссон! – хрипло воскликнула она.

– Она говорит то же самое каждому Тому, Дику и Гарри, заходящему в эту дверь, – шепнула бабушка Поппи. – Из меня такая же её любимая покупательница, как из неё – курица.

Но всё внимание Поппи было устремлено на карандаш, торчащий на манер шляпной булавки из седых волос Элизы, которые выглядели так, словно кто-то плюхнул ей на голову только что взбитый зефирный крем. Элиза носила мятый кафтан сине-серого цвета и очки, будто сплетённые из ржавой медной проволоки. На её пальце тускло поблескивал напёрсток, пока она носилась по всему магазинчику, как загнанный эльф.

– О! Так последняя партия ткани из фабрики Хеллиган была для вас, миссис Хериссон, – сообразила Элиза и постучала себя пальцем по лбу. – Как глупо с моей стороны. Тысяча извинений. Три рулона, я правильно понимаю?

Бабушка кивнула.

– Но давайте проверим на всякий случай. Прошу за мной, дорогая миссис Хериссон. Простите, так неловко…

Опустив голову, Элиза поспешила по коридору. Бабушка и Поппи двинулись следом.

В конце загромождённого товарами магазина находилась простая деревянная дверь. Вяло улыбаясь, Элиза открыла её маленьким ключом.

Поппи нетерпеливо выглянула из-за бабушкиного плеча, но её ждало разочарование. В комнате было много полок, но, за исключением трёх длинных свёртков в углу, она была пуста.

Элиза сощурилась на ярлычки.

– Шесть ярдов усатой ноющей ткани, восемь порченной промытой норки и три вычесанной и вздыбленной чёрной пряжи.

Ткани были упакованы в скромную сероватую бумагу, и Поппи не терпелось их увидеть.

Вернувшись к прилавку, бабушка достала со дна своей сумки кошелёк.

– Наличными или карточкой? – спросила Элиза.

Бабушка протянула ей смятую бумажку, и Элиза напечатала чек. Поппи ещё никогда не слышала, чтобы кассовый аппарат производил столько шума.



Покончив с делами, Элиза бросила на Поппи взгляд хитрых глаз.

– Что это у тебя под рукой, моя печенюшечка?

Поппи лишь тогда поняла, что Элиза обращается к ней.

– Книжка, – ответила она, переступив с ноги на ногу.

Элиза свела вместе кончики пальцев и легонько кивнула бабушке.

– Позволено ли мне будет взглянуть на неё, солнышко?

Поппи не хотела показывать книжку Элизе, но так как формально книжка ей не принадлежала, то неохотно протянула руку.

Сердце Поппи без какой-то явной причины ускорило ход.

Элиза ахнула и выхватила книжку из пальцев Поппи. Её нижняя губа задрожала.

– Это шёлк, – прошипела она. – У этой книги переплёт из шёлка. Я уже много лет не видела ничего подобного. Это один из старых хеллиганских шелков.

– Откуда ты знаешь? – спросила бабушка.

У Поппи зачесались руки, когда Элиза провела своими узловатыми пальцами по обложке книжки.

– Нет такой ткани, в которой вплетена история темнее, чем переплетение хеллиганского шёлка. Я чувствую запутанные хитросплетения его нити.

Поппи плотно стиснула зубы. Элиза Кринк была не первой за это утро, кто заинтересовался её книжкой. Вдруг она тоже учует уксус?

Элиза сняла очки. Её глаза были круглыми как блюдца. Она взяла Поппи за руку и заставила провести пальцами по обложке.

– Чувствуешь это? Ткань будто дышит в твоей руке, как кожа. Этот шёлк соткали во тьме, далеко от света.

Тогда же Поппи выпал шанс как следует рассмотреть напёрсток Элизы. Оказалось, он не был надет на палец, а держался на зажиме, нацепленном на обрубок пальца.

– Сколько? – спросила Элиза бабушку, закрыв книжку и пододвинув её к себе.

Она громко побарабанила по прилавку. В ней что-то изменилось, будто за последнюю минуту она выросла на пару дюймов.

Поппи постаралась дышать медленно и глубоко. Её сердце неслось вперёд со скоростью борзой.

– Мы не собираемся её продавать, – быстро возразила она. – Книга не продаётся.

– Это твоё? – мягко спросила Элиза.


Очень странные Щеппы

Поппи опять помялась.

– Да.

Её сердце перепрыгнуло через барьер и помчалось дальше.

Элиза резко повернулась к бабушке.

– Миссис Хериссон, я готова предложить целых восемьдесят пять фунтов за эту книгу и бесплатную доставку следующего заказа – учитывая вашу больную ногу и всё такое. Что скажете?

Поппи хотелось сказать мисс Кринк отправляться восвояси, но она смолчала. В конце концов, это был её магазин.

Бабушка молча взглянула на Поппи, и та посмотрела в ответ. Бабушкина нога на самом деле выглядела опухшей после всей этой ходьбы.

Поппи не верила в телепатию, но в тот момент она не сомневалась, что бабушка знала, о чём она думает.

– Вы слышали мою внучку. Книга не продаётся, – дерзко улыбнулась бабушка и, забрав книжку, отдала её Поппи, которая тут же спрятала книгу в карман.

– Сто пятьдесят фунтов, миссис Хериссон, и бесплатная доставка до конца года. Подумайте о своей бедной ноге!

– Как я сказала, мисс Кринк, – тихо ответила бабушка, – эта книга не продаётся. И заверяю вас, моя нога прекрасно себя чувствует и полным ходом идёт на поправку. Более того, мне настолько лучше, что я готова что-нибудь пнуть.

– Но… – начала Элиза.

Позади них раздался кашель. Обернувшись, Поппи увидела пожилую женщину с пустым взглядом. На ней был бежевый костюм, а под мышкой – медная слуховая трубка. С появлением нового клиента к Элизе вернулось её прежнее настроение. Она наклонилась к Поппи.

– На твоём месте я держала бы эту книжку при себе, – слабо улыбаясь, прошептала она. – Или вообще никогда бы с ней не расставалась.

Направляясь к выходу, Поппи чувствовала затылком взгляд мисс Кринк. У девочки волосы на голове зашевелились, и она практически вылетела из магазина.

«Как странно, – подумалось Поппи. – Очень и очень странно».

Четыре

Очень странные Щеппы
Приготовление книжки
Очень странные Щеппы

В полшестого Поппи вышла собрать бабушкино постиранное бельё. Оно разительно отличалось от белья обычных бабушек. Здесь не было салфеток, скатертей и больших белых панталон. Её бабушка стирала гусеничные хитины, драконьи хвосты и скафандры.

Если взобраться на тачку, что стояла у сарая, Поппи как раз хватало роста, чтобы сдёргивать с верёвки прищепки. Корзина с бельём очень быстро стала тяжёлой, и тут тачка тоже оказалась весьма кстати. Поппи услышала, как наверху открылось окно.

– Поторопись, милая, – сказала бабушка. – По радио передавали дождь.

Поппи проверила прогноз погоды в приложении в мобильнике и убедилась в правоте бабушки. А ещё Поппи заметила сообщение от папы:

Меня попросили изучить пару проектов и провести несколько встреч, пока я в Канаде. Придётся задержаться. Можешь спросить бабушку: она не будет против, если ты останешься с ней до конца каникул? Папа:-*

В животе Поппи, чуть выше пупка, что-то неприятно ёкнуло. Почему папа сам не спросит бабушку? Неужели он правда думал, что смайлик в конце сообщения автоматически делает его хорошим родителем?

Она как раз успела завести тележку через заднюю дверь в дом и захлопнуть ее за собой, когда по окнам забарабанили первые капли дождя.

Бабушка помешивала деревянной вязальной спицей сырный соус в большой кастрюле. Подлив немного белого вина, бабушка принялась крошить портновскими ножницами головку чеснока.

– Один раз я забыла помыть ножницы после резки салата и выкроила ими тюдоровское бальное платье, от которого потом несло капустой. Ну, по крайней мере, оно вышло аутентичным.

Поппи замерла.

– Можно я поживу с тобой немного подольше, бабушка?

Бабушка перестала помешивать соус и повернулась к ней.

– Ну разумеется, крошка. Но разве ты не хочешь увидеть папу? Он скоро вернётся домой.

– Он задержится в Канаде, – холодно ответила девочка, доставая бельё из стиральной машины.

Ей не хотелось об этом говорить, и бабушка, похоже, это поняла. Поппи заглянула в почерневшую духовку: бабушка никогда её не чистила, да и не собиралась.

– Ты включила сильный огонь?

– Нет, только чтобы хлеб оставался тёплым. Мне нравится, когда масло тает маленькими лужицами. А что?

Поппи порылась в сумке и достала шёлковую книжечку. Бабушка наблюдала, как девочка достаёт из шкафчика под раковиной противень. Положив на него книжку, Поппи приготовилась сунуть его в духовку, в компанию к запечённой рыбке пикше.

– Можно я подержу её в духовке? Совсем недолго? Раз у нас нет фена.

– Где ты взяла эту книгу, Поппи?

Поппи подумала мгновение и рассказала обо всём бабушке. О странной женщине в поезде, подобранном кошельке и книжке в нём, и о словах мальчика в приёмной врача.

– Так чего же мы ждём! – воскликнула бабушка и схватила самодельную прихватку, которая на самом деле была куклой, сшитой из носка. – Вари её, запекай, кипяти и жарь! Давай узнаем, что она скрывает!

Сначала они запекли книжку в фольге. Когда это не сработало, они сняли фольгу и попробовали нагреть книжку в микроволновке. Но и этого оказалось недостаточно, поэтому бабушка сунула книжку в запариватель, который использовала для расписанного шёлка, и оставила её там на пару минут.

– Мне думается, что тот мальчик – подлый маленький лжец, – сердито фыркнула бабушка, вытирая со лба пот. – Жаль, я не могу сунуть в запариватель его.

С помощью каминных щипцов она достала книжку и бросила её на стол перед Поппи.

– Ничего?

– Ничего, – открыв книжку, огорчённо вздохнула Поппи.

Этот вечер вообще оказался полон огорчений.

Они поужинали перед телевизором, используя небольшие подносы, затем бабушка сделала несколько глоточков хереса и уснула. Поппи собрала грязную посуду, вымыла. А ещё накрыла ноги бабушки пледом. Черчилль хотел подняться по лестнице в комнату Поппи, но был для этого слишком мал и скатился кубарем с первой же ступеньки. Поппи налила поросёнку воды в миску и уложила его в корзину рядом с камином.

Поднявшись наконец к себе, она закрыла окно. На Пену налетела буря, и ветер гнал тучи, сминая их в бурлящую чёрную массу. Луна ненадолго выглянула в образовавшийся в грозовом буйстве глазок.

Поппи достала из-под подушки последний мамин подарок – коробочку портновских мелков, с помощью которых размечают ткань. Мелки были плоскими, треугольными, разных цветов. Это было не похоже на маму. Очень странно. К коробочке была прикреплена деревянной прищепкой записка. Её содержание нельзя было назвать особенно проникновенным, в ней говорилось о том, чтобы в следующий визит в Пену Поппи взяла с собой эти мелки и помогла бабушке кроить ткани, как когда-то делала мама.

Мама никогда не шила. По крайней мере, портновские мелки ей точно были не нужны. Она могла пришить пуговицу или поставить заплатку, но бабушкин талант явно перескочил через поколение. Потому что Поппи шила как одержимая. Она даже рюкзак себе сшила – для этого ей понадобились широкий кусок парусины и иголки для работы с кожей.

Поппи начала засыпать. В ушах пульсировала кровь, и девочка повернулась на другой бок.

Ту-дух, ту-дух, ту-дух. Она закрыла глаза. И затем услышала его. Так же громко и отчётливо, как в ту ночь, когда они стояли и ждали выключения подсоединенного к маме аппарата искусственного дыхания.

Ту-дух, ту-дух, ту-дух – стучало мамино сердце.

Один из врачей что-то шепнул папе. Тот молча кивнул и ушёл в угол палаты читать и подписывать какие-то бланки. Затем их подписала бабушка.

«Если мама умерла, – подумала тогда Поппи, – почему её сердце всё ещё бьётся? Её сердце всё ещё живо».

Вскоре маму увезли, и Поппи больше её не видела. То был последний раз. Последнее, что она увидела, было проносящееся мимо неё мамино лицо, всё в синяках, окружённое какими-то трубками. А потом мама навсегда скрылась за больничной дверью.

Поппи проснулась в холодном поту и села на кровати.

Ту-дух, ту-дух, ту-дух.

– Всё хорошо, – вслух сказала она. – Это просто ветер.

Так бы сказал папа.

Ту-дух, ту-дух, звяк, клац!

Но тут было явно что-то другое.

Ту-дух! Бам! Дзынь! Звяк!

Сердце Поппи забилось о рёбра. Соскользнув с кровати, она подкралась к окну и выглянула в сад. Ветер качал кусты ежевики, на дорожках блестели лужи. Глаз Поппи уловил что-то белое рядом с сараем.

Снаружи определённо что-то было, что-то ещё кроме ветра. Оно пошевелило длинными бледными руками, и бряцанье возобновилось.

Поппи вспомнила бабушкин наказ не открывать окна ночью. Она проверила задвижку и задёрнула шторы. Даже зная, что бабушка внизу, Поппи почувствовала себя неуютно. Её пальцы запутались в густой паутине, окутывающей подоконник. Одно из бабушкиных правил запрещало протирать подоконники, и поэтому они быстро покрылись клубками шелковистых нитей. Поппи могла оценить красоту паучьего труда, но влезать в плоды этого труда пальцами было удовольствие так себе. А вот мама ежедневно протирала подоконники антибактериальными салфетками.

«Без паники, – подумала Поппи. – Паника ещё никого до добра не доводила».

Она осторожно высвободила руки из паутины и вытерла их о ночную рубашку. Между нитями высунулась лапка одного из обитателей паутины и благодарно помахала.

Поппи услышала, как Черчилль громко хрюкнул во сне со своего места у камина. Может, ему что-то снилось? Бабушка говорила, что свиньи видят сны, точно так же как люди.

Бам! Бам! Бам!

Девочка выглянула из-за двери и посмотрела вниз лестницы. Кто-то барабанил по входной двери. Из-за угла показался Черчилль и начал с подозрением обнюхивать порог. Поппи прислушалась: бабушка, должно быть, спала. После хереса её сон всегда был крепче.

Сердце Поппи закружилось в вальсе.

Стук возобновился. Поппи медленно спустилась по ступенькам, понимая, что дальше игнорировать стук нельзя. Черчилль, возбуждённо дрожа, встал передними копытцами ей на тапочки.

– Кто там? – спросила Поппи.

– Эразмус, – послышался из-за двери голос.

Поппи подхватила Черчилля и крепко прижала к себе.

– Кто? – повторила она.

– Эразмус Толл, – ответил голос.

– Ну, я не знаю никакого Эразмуса Толла, – ответила Поппи голосу. – Так что, пожалуйста, уходите.

– Мы познакомились сегодня.

– Я так не думаю, – возразила Поппи, прокручивая в голове события прошедшего дня.

– Посмотри в щель для почты, – попросил голос.

Поппи секунду подумала. Не обращая внимания на колотящееся сердце, она поставила Черчилля на пол, опустилась коленями на ковёр, приподняла заслонку и выглянула наружу.

В потоках дождя она едва смогла различить мальчика с белыми волосами и бледной кожей, того самого из приёмной врача. Он махал ей, не улыбаясь, насквозь мокрый. Поппи немедленно открыла дверь и впустила его.

– Почему ты не сказал, что это ты? – спросила она.

Черчилль с подозрением рассматривал Эразмуса.

– Я сказал, – поежился он. – Я сказал, что это Эразмус Толл.

– Ну откуда мне было знать, как тебя зовут?!

– Я подумал, что ты могла прочесть моё имя на воротнике рубашки. – Он вывернул воротник.

– Нет! Очевидно, что я не так хороша в совании носа не в своё дело, как ты, – отрезала Поппи, скрестив на груди руки. – А теперь объясни, как ты узнал, где мы живём?!

– Номер дома был написан на бланке, который держала в руке твоя бабушка, когда зашла в кабинет врача.

Поппи ошарашенно на него уставилась. Она ещё никогда не встречала настолько бесцеремонного человека.

– Вообще-то это неприлично – читать то, что для тебя не предназначено, – сказала она.

– А как же рекламные щиты?

– А что с ними?

– Ну, если на щите реклама мужского крема для бритья, ты же всё равно её читаешь, да? Хотя она для тебя не предназначена.

Поппи знала, что он прав, но ей не хотелось с ним соглашаться.

– Я стараюсь такое не читать.

Эразмус вздрогнул и обхватил себя руками.

– Можно попросить у тебя полотенце? – после секундного колебания спросил он.

– Да, конечно, – спохватилась Поппи, вспомнив о манерах.

Она принесла из котельной чистое полотенце и отвела Эразмуса к кухонной плите.

– Зачем ты пришёл? – спросила она, наливая молоко в ковшик.

Ей настоятельно требовался мощный заряд горячего шоколада.

– Я хотел ещё раз взглянуть на твою книжку, – ответил Эразмус, не сводя с Черчилля задумчивого взгляда. – Почему твоя свинья такая маленькая? Рождественская ветчина из неё выйдет так себе. И, кстати, я тоже не откажусь от горячего шоколада. Сахара больше, чем какао. И скорее тёплый, чем горячий.

Черчилль сидел на своём стульчике у кухонного стола с таким видом, будто знал, что говорят именно о нём. Поппи поставила ковшик на плиту и прижала ладонь к карману халата. Книжка была на месте. Но Поппи не хотелось опять её кому-то показывать. Книжка принадлежала только ей. Это она её нашла.

– Он мини-пиг, и не думаю, что их можно есть, – объяснила Поппи, решив не говорить о книжке. – Больше, чем сейчас, он уже вряд ли вырастет. И мне кажется, он был последним в помёте, а значит, ещё меньше, чем обычные поросята.

– Я знаю, что значит быть последним в помёте, – отрезал Эразмус. – Можешь уже показать книжку?

– У меня её нет, – солгала Поппи. – Я её продала… одноногому мужчине. Попроси его.

– Ты её не продала, – сказал Эразмус, рассматривая поилку Черчилля.

– Прошу прощения?

– Она у тебя в кармане, – спокойно заявил Эразмус.

– Как ты узнал? – изумилась Поппи.

– Я многое замечаю.

Поппи медленно достала из кармана книжку и положила на стол. Эразмус без разрешения сел и стал изучать шёлковый переплёт.

– Ты её нагревала?

– Да, – Поппи села напротив него. – Пробовала разные температуры, разные способы нагрева. Ничего не вышло.

Эразмус понюхал книжку и поднес её к глазам, будто она была насекомым, которое он хотел рассмотреть.

– Я всё не мог перестать о ней думать, – сказал он Поппи. – В ней есть что-то особенное.

– Что, по-твоему?

– Нам понадобится иной вид тепла.

– Я же сказала, я нагревала её под паром, запекала, я всё испробовала! – настаивала Поппи.

– Но эта книжка не похожа на обычные книги. Разве ты не видишь?

Поппи понятия не имела, о чём он.

И Эразмус пояснил:

– Бумага ненормально плотная, и я не вижу, где блок соединяется с корешком.

Он был прав.

– Нам понадобится иной вид тепла.

– Ты это уже говорил, – нетерпеливо прошипела Поппи.

Эразмус взял с сушилки венчик для взбивания и положил его себе на плечо, ручкой вперёд, будто держал старую видеокамеру.

– Думаю, тебе пора, – решила Поппи.

Выдернув из-под его руки книжку, она прижала её к груди.

Глаза Эразмуса расширились. Он увидел нечто странное. Встав из-за стола, он обошёл вокруг и остановился рядом с Поппи.

– Что ты делаешь? – отодвинулась она.

Черчилль фыркнул на Эразмуса, как сторожевой пёс. Тот молчал забрал у Поппи книжку, открыл на первой странице и положил на стол. Потерев руки, чтобы они согрелись, он прижал ладонь к странице.

– Что ты…

– Тс-с! – перебил Эразмус. – Прижми ладонь к другой странице и подержи там.

Поппи с неохотой послушалась.

– Ничего не происходит, – сказала она.

Эразмус ничего не ответил.

В первое мгновение Поппи решила, что у неё разыгралось воображение. Из-под ладони Эразмуса начала медленно расползаться тонкая чернильная линия. Вскоре страница под ладонью Поппи тоже потемнела. Эразмус жестом попросил Поппи убрать руку и в ту же секунду поднял свою.

Не веря своим глазам, Поппи прочла:

ЩЕППЫ

Взгляд Эразмуса скользил туда-сюда по следующей странице, на которой проявилось что-то вроде стихотворения. Через пару мгновений чернила поблекли и исчезли.

– У тебя есть бумага и ручка? – спросил Эразмус.

Поппи посмотрела по сторонам. Она не могла думать. В голове стоял густой и дрожащий от волнения туман.

– Во втором ящике комода, который стоит в коридоре, есть ручки. Он был приоткрыт, – проинструктировал Поппи Эразмус. – На книжной полке лежала бумага. Я увидел, когда зашёл.

Поппи принесла ручку и бумагу. Пока она снимала с плиты булькающий ковшик и залила густым молоком щедрые порции какао-порошка и сахара, Эразмус записал по памяти стихотворение.

– Как ты так быстро всё запомнил? – спросила Поппи.

– Я запоминаю не так, как остальные люди. Наш врач называет это фотографической памятью. Но это не совсем так.

– В каком смысле?

Она добавила в кружку Эразмуса холодного молока и двумя пальцами подтолкнула по столу к мальчику.

Эразмус закончил записывать, и Черчилль запрыгнул к нему на колени.

– Это не моментальный снимок, как в фотоаппарате. Я просто даю всему код в своей голове и придумываю историю.

– Я всё равно не понимаю, как ты это делаешь, – пробормотала Поппи.

Эразмус нетерпеливо вздохнул.

– Рядом с раковиной стоит кулинарная книга.

Поппи кивнула.

– На задней стороне обложки есть штрих-код – 978147495660.

К этому моменту Поппи уже поняла, что проще поверить ему на слово.

– Девять обезьянок без семи минут восемь зашли в поезд у четырнадцатой платформы. Семь обезьянок сели в четвертый вагон, а остальные в девятый. К ним подъехала торговая тележка с пятью пакетами хрустящего картофеля, шестью бутылками колы и шестью соломинками. Когда она отъехала, на ней не было ничего. 978147495660.

– Это… познавательно! – оценила Поппи.

– Это история о девяти обезьянках, – сказал Эразмус. – Хочешь прочесть, что было написано в книжке?

Он отдал ей лист бумаги, и Поппи прочла вслух:

Не смотри наверх и вкруг,

Ночью крепко спи.

Запирай щеколды, друг,

Плед свой подоткни.


Проверь, чтоб он натянут был

И закрывал твой рот,

Иначе отгрызут язык

И пальцы рук и ног.


Чепчик ты себе найди,

На ночь надевай.

Или быть кудрям седым,

Скажешь им «Прощай».


Летят они на фоне звёзд

В корзине для белья,

И если сядут на твой хвост,

Судьба предрешена.


Вдруг захочешь ты сыграть

В их игру, тогда

Окна настежь ты оставь,

Впустишь их сюда.


Но если мудр – сахар прячь,

Держи сны при себе.

Следи за небом, помолясь,

Иначе быть беде.

– Кто такие Щеппы? – дрогнувшим голосом спросила Поппи, но Эразмус помотал головой.

Что-то в стихотворении – Поппи не смогла бы указать пальцем, что именно – заставило её подумать о Вилме Норблс, девочке, исчезнувшей в реке. Что если в Пене случались и другие, похожие на эту, истории?

Черчилль успел к этому моменту заснуть, на плите затухали последние искры, а в голове Поппи проклюнулись первые ростки беспокойства из-за книжки.


Очень странные Щеппы

Город сотрясала буря, в воздухе безудержно перекатывался гром. Если бы вы были примерно одного роста с Поппи и встали на тачку в саду её бабушки, то увидели бы проплывший на фоне луны рваный силуэт. Он опустился на несколько мгновений, затем вновь воспарил и исчез среди низких чёрных туч, сгустившихся над старой фабрикой Хеллиган.

Пять

Очень странные Щеппы
Мини-пиг
Очень странные Щеппы

Поппи разрешила Эразмусу взять с собой книжку. Похоже, его совершенно не смущала идея идти домой одному посреди грозы.

Она одолжила мальчику один из дождевиков, что бабушка хранила в коридоре, но дождевик оказался слишком большим. Судя по напечатанным на нём гигантским фиалкам, он был женским, но Эразмуса это не смутило. Глядя, как он, закутанный в фиалки, исчезает в ночи, Поппи ощутила в груди странную печаль. Девочка стояла на пороге, и все её мысли были только о книжке.

«Скоро ты снова её увидишь. Скоро она снова будет у тебя».

Бабушка встала рано и приготовила им Завтрак Королев, состоящий из начинённых анчоусами круассанов и крепкого чёрного кофе. Бабушка рассказала, что когда они с её давней подругой Далией Тёрс работали в лондонском ателье, то ели круассаны каждое утро и разгадывали напечатанные в газете кроссворды. Поппи любила кофе – она выросла на нём, – но анчоусы были одним из её давнишних врагов, поэтому она ограничилась круассаном.

Перед тем, как выйти из дома, она включила звук на телефоне: папа обещал сегодня позвонить. Поппи поймала себя на том, что уже дважды проверила громкость и список звонков. Вдруг он уже звонил, а она каким-то образом не услышала?

Они с бабушкой шли по оживлённой главной улице под всё таким же серым небом, хотя буря давно закончилась. Черчилль на серебристом поводке трусил впереди: он успел отточить умение ловко лавировать между мамами, нагруженными покупками и болтающими на тротуарах.

Была суббота, рыночный день. Многие магазины сегодня не работали, и их окна были закрыты алюминиевыми жалюзи. Перед ними по обеим сторонам улицы стояли прилавки со всякой всячиной, начиная с джемов и заканчивая ненужной ерундой. Между ними бесцельно сновали стайки детей, два мальчика рисовали зелёным мелом на потрескавшемся асфальте какое-то чудовище.

Дама со стеклянным взглядом и в бежевом костюме, повстречавшаяся бабушке и Поппи в магазине тканей, остановилась и провела длинными пальцами по спине Черчилля.

– Какой миленький поросёнок! – басовито воскликнула она и окинула Поппи взглядом.

– Это мини-пиг, – сказала Поппи.

– ЧТО? – громко спросила дама и, выхватив из сумочки слуховую трубку, приставила её к уху.


Очень странные Щеппы

Черчилль заволновался и потянул за поводок.

– Ми-ни-пиг, – по слогам повторила Поппи в трубку, пахнущую чистящим средством для медных изделий.

– Так я понимаю, что пока ещё не оглохла, – шепнула бабушка Поппи, когда они пошли дальше. – Это была миссис Гвинн из книжного магазина. Попросишь у неё «В погоне за любовью», а она протянет тебе «Застрелить голубя».

– Ах! – взвизгнула миссис Гвинн, в ужасе отпрыгнув в сторону от нарисованного на тротуаре монстра.

Горе-художники хихикали в рукава, наблюдая, как она осторожно обходит монстра.

Бабушка захотела зайти в кондитерскую, чтобы запастись «парочкой» творений Бонхильды Бонхоффер на неделю. Поппи осталась ждать её снаружи с Черчиллем, не желая даже представлять, что было бы, если бы они зашли с ним внутрь. Она заглянула в окно, но едва смогла различить полки за набившейся в кондитерскую ватагой весело галдящих детей. Мисс Бонхоффер взвешивала на весах гору малиново-шербетной шелухи для страшно довольного собой создания в бейсболке.

Широкоплечая девочка с волосами цвета горчичного порошка и хищными зубами незаметно сунула в задний карман пару рожков с заварным кремом. Поппи было очевидно, что она не собиралась за них платить. Внезапно девочка подняла глаза и поймала взгляд Поппи. Она сощурилась, а затем холодно улыбнулась и убрала к рожкам ещё и трубочку «марсифира», марсианского зефира, который на самом деле представлял собой обычный взбитый зефирный крем, только зелёного цвета.

Поппи поискала глазами бабушку в надежде, что та всё видела, но бабушка уже успела наполнить тележку до краёв разными вкусностями и – хитрая лиса! – в несколько ловких движений оказалась в начале очереди к кассе.

Размышляя, должна ли она сообщить кому-то о краже или нет, Поппи посмотрела через улицу. У книжного магазина напротив тоже выстроилась цепочка из детей, возбуждённо считающих деньги и тянущих шеи, чтобы заглянуть внутрь. Там, где она жила, дети так не делали: они всё заказывали по интернету. Рядом, но чуть в стороне от них стоял Эразмус и с любопытством рассматривал витрину. Под мышкой он держал шёлковую книжку Поппи и блокнот. Из-за уха торчал карандаш.

Поппи перешла дорогу.

– Бу!

Эразмус даже не повернулся, но тихо сказал:

– С этой книгой что-то не так.

– С моей книгой? – спросила Поппи и просительно вытянула перед собой руку.

– Ты сказала, что она не твоя. И нет. С этой книгой, – уточнил он, одной рукой отдавая ей книжку, а другой указав в окно.

Поппи нетерпеливо сунула книжку в карман. Как же он зациклен на деталях!

В витрине высилась гора книг с обложками фиолетового цвета, на которых рельефными серебряными буквами было написано:

БЕССЛЕДНО

УБРЕК ДЮЭРН

– Что с ней не так? – спросила Поппи.

– Это единственный магазин, где она продаётся, – ответил Эразмус. – Так написано на плакате.

Поппи не думала, что это так уж странно. Она сжала кончиками пальцев шёлковую обложку книжки в своём кармане.

– Про что книга?

– Про мальчика, обладающего способностью бегать со скоростью света. Все эти дети стоят в очереди, чтобы купить эту книгу.

– Ты её читал?

– Нет, но я прочёл текст на плакате. Главный злодей – это маг, гипнотизирующий людей с помощью зачарованных клавиш.

– Чушь какая-то.

Черчилль встал на задние ножки, отчаянно желая увидеть, что в витрине, и обнюхал уголок рекламного постера:

СКОРО В ПРОДАЖЕ…


ГЛАЗА БУКАШЕК


ДЭВИ СПОНК

Как одна девочка отправилась на поиски жука-невидимки!

– Я всю ночь провёл за переписыванием стихотворения из твоей книжки в Верна и изучением каждой строчки. – Эразмус протянул ей толстую кожаную папку. – Все остальные страницы в ней пусты. Что, если подумать, страннее всего.

– Верн?

– Жюль Верн.

– А! Нет ничего притягательнее бездны! – улыбнулась Поппи, на один восхитительный миг ощутив себя страшно умной.

– Какой смысл цитировать кого-то, если не приводить оригинальные слова? Это уже перефразирование получается. И я называю свою папку «Верном», потому что это мой Журнал Улик. Ж-ул. Жюль. Жюль Верн. А если переставить буквы в слове «Верн», то получится «нерв».

Поппи открыла было рот, собираясь что-то сказать, но всё же молча закрыла.

Эразмус внезапно выдернул у неё из рук свой журнал.

– Я хочу тебе кое-что показать. В Загадочном лесу. Ты должна это увидеть.

Не дождавшись реакции Поппи, он присел рядом с Черчиллем и принялся чесать ему живот. Мини-пиг повалился на спину, копыта в воздух, и закрыл глаза, будто ему делали массаж глубоких тканей.

Поппи засмеялась.

– Я только предупрежу бабушку, куда мы идём.

Бабушка была рада услышать, что Поппи завела друга, поэтому сказала лишь:

– У тебя же телефон с собой? Не задерживайся допоздна, ладно? Мне понадобится твоя помощь, чтобы снять всё бельё до шести.

Поппи, Эразмус и Черчилль пошли назад по главной улице в сторону церкви и кладбища при ней. Бабушка проводила их взглядом.

– Она ходит прямо как её мама когда-то, – сказала она сама себе. – Всегда целеустремлённо, в погоне за ветром.


Очень странные Щеппы

Эразмус провёл их через погост и луг. Вскоре ребята достигли окраины города, где над дикими кустарниками сплетались ветвями деревья.

Они пошли дальше в лес по не нанесённой на карту тропе, тянущейся вдоль реки.

Черчилль чувствовал себя здесь как дома. Бабушка редко выводила его погулять на природу («Больная нога и всё такое»), и теперь он без остановки носился туда-сюда и принюхивался к поганкам и мху. Поппи разделяла его восторг: она радовалась возможности потоптаться по грязи. Зато Эразмус шагал очень осторожно, и когда они вышли на поляну, его шнурки остались завязанными, а на туфлях не появилось и пятнышка.

– Это произошло здесь, – подумал вслух Эразмус, поднимая какую-то ветку.

– Что произошло? – спросила Поппи.

– Здесь шесть месяцев назад полиция нашла Вэнди Покс.

В желудке Поппи что-то ёкнуло.

– Мёртвой? – спросила она, вытерев со щеки засохшую грязь.

Её сердце забилось, будто его прошил электрический ток.

– Лысой.

– Лысой?

– Лысой как коленка, – сказал Эразмус. – А раньше у неё были длинные чёрные волосы. Она училась в одной школе со мной.

– Что с ней случилось?

– Никто не знает, она ничего толком не могла объяснить.

– Полиция обнаружила что-нибудь… ну, знаешь, странное? – спросила Поппи, наблюдая за бродящим у кромки воды Черчиллем.

В этом месте через реку был перекинут деревянный мост, но с момента его установки русло расширилось, и он наполовину скрылся под водой.

– В газете было написано, что на её руках нашли следы от укусов насекомых, но это, скорее всего, потому, что она бывала в лесу летом.

Поппи опустилась на колени и изучила растущий под деревом огромный гриб.

– Зачем ты мне это рассказываешь?

– Ты не понимаешь?

Поппи вопросительно на него посмотрела.

– Ты не помнишь, что было в том стихотворении из книжки? Про Щеппов?

– Не дословно, – ответила Поппи. – Моя память не настолько хороша, как твоя.

– Очевидно, – согласился Эразмус.

– Грубить необязательно.

– О, – пробормотал Эразмус. – Я не хотел грубить. Просто это очевидно, что моя память исключительна, а твоя… ну… не очень.

– Это ужасное извинение.

Эразмус расстроенно нахмурился. Взяв у Поппи свой блокнот, он открыл его на странице со стихотворением.

– Третье четверостишье: «Чепчик ты себе найди, на ночь надевай».

– «Или быть кудрям седым, – продолжила Поппи, – скажешь им прощай».

– Случившееся с Вэнди Покс имеет какое-то отношение к этим Щеппам из твоей книжки. Это не может быть совпадением, – мрачно заявил Эразмус.

Поппи откуда-то знала, что он прав, и ей стало не по себе. Что, если в исчезновении Вилмы Норблс тоже были виноваты эти Щеппы? И в исчезновениях всех других детей, упомянутых бабушкой?

– И что ты собираешься делать? – спросила Поппи.

Эразмус достал из кармана книгу о шифрах и криптограммах, которую читал в приёмной врача.

– У всего есть система, и каждая загадка имеет отгадку. Не существует такого кода, который нельзя взломать. Иначе это уже был бы не код. Так что я собираюсь расшифровать это стихотворение и узнать, что именно происходит и почему.

Поппи задумалась.

– Ты дружил с этой Вэнди Покс или как?

– Даже близко нет, – фыркнул Эразмус.

– Что ж, это очень мило с твоей стороны, что ты хочешь узнать, что с ней произошло, но я не понимаю, зачем тебе это.

– Я люблю загадки. Мне нравятся задачи, которые занимают и будоражат мой мозг.

– А я люблю детективы – ну, знаешь, Агату Кристи, Честертона и прочих в этом духе, – осторожно призналась Поппи. Не самое глубокомысленное заявление, но ей показалось важным сказать что-то значимое.

– Ну, в реальной жизни ты не можешь приступить к следующей главе и надеяться, что всё образуется, – тихо заметил Эразмус. – Остаётся лишь уповать на то, что эта страница для тебя окажется не последней.

Черчилль громко захрюкал.

– Что такое, Черчилль? – ласково спросила Поппи, подходя к нему.

– Он тебе не ответит. Он мини-пиг.

– Он что-то нашёл! – воскликнула Поппи, опускаясь на колени в грязь у кромки воды.

– Трюфель или ещё что-то? Я как-то видел, как в нашем гастрономе, «У Робеспьеров», купили трюфель за девяносто два фунта. Мама хотела устроиться туда на работу.

Эразмус присел на корточки рядом с Поппи. На земле и даже на поверхности воды поблескивало что-то синее, какой-то порошок. Мальчик достал из кармана пустой спичечный коробок и с помощью листика ловко загрёб внутрь немного таинственного порошка.


Очень странные Щеппы

Кто-то наблюдал за ними из леса, из-за корней самых высоких деревьев, пока ребята шли назад в город.

– Оно думает! Мальчишеское оно думает! – зашептал один из наблюдателей голосом, что был понятен лишь червям и насекомым. – Оно думает, замышляет, просчитывает и интригует! Оно вполовину слишком умно!

– И девчоночье оно, – подхватил второй наблюдатель. – Книжка всё ещё у девчоночьего оно. Книжка, которая говорит. Книжка, которая приведёт к себе.

– Следите за ними в оба, – сказал третий голос. – Скоро мы полакомимся их сладкими сердцами.

Шесть

Очень странные Щеппы
Статья
Очень странные Щеппы

На следующий день, то есть в воскресенье, бабушка во время обеда спросила Поппи:

– Что это у тебя в волосах, милая?

У них на обед был сыр и кусочки хлеба, которые они отрывали прямо от буханки.

Поппи коснулась затылка.

– А, это тот гребень, я нашла его среди твоих пуговиц.

– Нет, – пробормотала бабушка и заставила её повернуться спиной, – там что-то ещё.

Бабушка вынула из волос Поппи гребень и положила его на стол рядом со своей десертной вилкой.

– Свет божий, да ты седеешь! – вскрикнула она.

– Что?

– Твои волосы! – не унималась бабушка. – Они побелели!

– Все?! – испугалась Поппи и бросилась к зеркалу.

– Нет, только в одном месте, – сказала бабушка. – Но ты стареешь быстрее меня! Хочешь, я тебя покрашу? Только не говори ма…

Она осеклась и вернулась к выкройке из усатой ноющей ткани потрясающего грейпфрутово-розового цвета.

Поппи знала, что хотела сказать бабушка. Она тоже иногда забывалась. Перед летними каникулами она получила самый высокий балл за тест по немецкому языку и, сев в автобус, написала маме сообщение. Поппи любила немецкий. У мамы была небольшая коллекция старых немецких книг, оставшихся со времён её учёбы в университете. Лишь когда на экране появились слова, что сообщение отправлено, Поппи опомнилась.

И почувствовала себя глупо.


Очень странные Щеппы

Бабушка была права. У неё на затылке, там, где крепился гребень, появилось белое пятно. Поппи это очень не понравилось. Она вспомнила бабушкины истории о Пене. Что, если это был своего рода знак, предвещающий её скорое исчезновение? Она убрала гребень в шкатулку и надёжно заперла. Но перед этим заметила нечто любопытное. Зубья гребня слегка изменили цвет, будто их окунули в светло-серую краску.

Поппи сунула шкатулку с гребнем в дальний угол комода и прикрыла его найденным за шкафом оранжево-коричнево-жёлтым джемпером.

– С глаз долой, из сердца вон, – прошептала она себе под нос.

Но Поппи понимала, что это не поможет. Она наверняка будет весь день только об этом и думать.


Очень странные Щеппы

В углу бабушкиной мастерской-гостиной стоял допотопный компьютер, на котором она раз в две-три недели проверяла почту. Её визитка предупреждала, что для связи с ней существуют только два способа: писать на домашний адрес или звонить. В понимании бабушки, планшеты были нужны для рисования, а не чтобы смотреть любимые сериалы в общественном транспорте.

– О! – воскликнула бабушка. – Твой папа прислал письмо. Может, свои фотографии в тошнотворной лайкре.

Поппи в этот момент на кухне мыла посуду после обеда. Папа не звонил всю неделю. Он знал, что бабушка крайне редко проверяет электронную почту. Почему он просто не позвонил? Когда мама была жива, он никогда не был так холоден. Он бы постоянно звонил. Прислал бы Поппи фотографию белки, пытающейся прокатиться на его велосипеде, или ещё что-нибудь в этом духе.

– Куда я могла нажать, что теперь мой компьютер пишет всё на этом проклятом французском?

Поппи сделала себе мысленную пометку показать бабушке языковые настройки.

– О, – пробормотала бабушка с куда более озабоченной интонацией. – О, Поппи, он вернётся лишь через два месяца… что-то по работе, по всей видимости. И это ещё не всё.

– Что ещё?

– Он хочет, чтобы ты пошла в новую школу… здесь.

Поппи фыркнула, что означало ироничное: «Какая неожиданность

– Но я и так уже учусь в школе. Там все мои друзья.

Бабушка дочитала письмо.

– Пишет, что новая четверть в твоей школе начнётся раньше, чем он вернётся из Канады, и не хочет, чтобы ты пропускала. – Она добавила шёпотом, должно быть, уверенная, что Поппи её не услышит: – Бестолковый олух…

Поппи не нравилось, когда папа и бабушка ссорились. Бабушка обычно заявляла: «Ты безмозглый кретин, которому нужно включить голову и хорошенько подумать над своими методами воспитания!»

А папа в ответ кричал: «Забавно слышать подобный совет от женщины, чья дочь навещала её лишь раз в два года!»

Поппи никогда не занимала ничью сторону, потому что, как бы это ни ужасно, они оба были правы. Папа отдалился от дочери после смерти мамы, а та почти никогда не навещала бабушку. Мама не любила Пену.

Зазвонил телефон.

– Бабушка?

– Поппи?

– Телефон звонит.

– Да, я знаю.

– Мне ответить?

– Только если тебе не трудно. Не перетруждайся.

Поппи вытерла руки об одно из сувенирных кухонных полотенец бабушки и взяла трубку стоящего в коридоре телефона.

– Поппи слушает.

– Звонит Эразмус Толл. Это та самая Поппи, у которой белое пятно в волосах и уродский джемпер?

– Откуда, скажи на милость, у тебя этот номер? Его даже нет в справочнике. И почему ты ничего не сказал о пятне, когда его увидел? Мне ещё слишком рано седеть!

– Во-первых, у меня самого белые волосы, а номер был написан…

– На врачебном бланке, конечно же, – перебила его Поппи, улыбнувшись. – Какая я глупая. Ты узнал что-то насчёт Щеппов или про стихотворение?

– Я достал вырезку из библиотечного архива. Думаю, тебе стоит её прочесть.

– О чём она?

– О пианисте.

– О пианисте?

– Я именно так и сказал. Зачем повторять?

– Может, просто прочтёшь её мне или – даже лучше – перескажешь?

– Тут ещё есть фотография.

– Тогда пришли её мне на мыло.

– Мне нельзя пользоваться интернетом. Мама говорит, что он делает меня агрессивным.

Поппи невольно сделала шаг назад.

– Почему он делает тебя агрессивным? Мне что, следует выключать телефон при каждой нашей встрече?

– Потому что с помощью интернета можно делать столько важных вещей, но люди почему-то используют его, только чтобы смотреть на фотографии кошек в чепчиках или поливать других грязью. И, уверен, ты согласишься, ничто на свете не выводит из себя сильнее, чем чужое мнение о тебе.

– А что твой папа насчёт этого думает?

– Ничего. Он мёртв.

– О, – тихо сказала Поппи. – Мне жаль.

– Почему тебе жаль?

– Люди говорят так, когда им хочется чем-то помочь… но они не могут.

Эразмус помолчал, но всего секунду. Это было странно. Он много говорил, но Поппи лучше всего понимала его, когда он молчал.

– Я думаю, нам следует встретиться у церкви через час одиннадцать минут. Мне нужно посвятить тебя в расследование.

– Для чего эти дополнительные одиннадцать минут? – спросила Поппи, проигнорировав его слова о расследовании.

– Я собираюсь пятьдесят минут изучать старые газеты в библиотеке. В моей обуви для ходьбы у меня уходит десять минут, чтобы дойти от дома до библиотеки, и одиннадцать, чтобы дойти от библиотеки до церкви.

Поппи на мгновение задумалась. Никто младше пятидесяти не говорил «обувь для ходьбы».

– Я буду ждать тебя через час и пять минут.

– Мне потребуется одиннадцать, – настаивал Эразмус.

– Так переключись на вторую передачу и надень обувь для бега.


Очень странные Щеппы

Вокруг могильных плит на погосте лежали кучи неровно смятых банок из-под пива и стеклянных осколков. Между участками можно было разглядеть остатки никогда не стриженного газона, заросшего сорной травой и бледными, будто шелковыми цветочками. Поппи достала мобильник и прислонилась к ограде. Открыв браузер, она набрала в строке поиска: «Убрек Дюэрн, писатель, Бесследно, книга».

Ничего. Она нахмурилась и прокрутила страницу с результатами поиска, но не нашла ничего подходящего. То же самое получилось, когда она переставила слова и добавила фразы вроде «книга для детей» и «новинка».

Эразмус прибежал парой минут позже, с раскрасневшимся лицом и едва переводя дыхание. Поппи была занята тем, что разминала руки. Первое, что он сказал, было:

– Не люблю бегать.

– Бег полезен для души, – отозвалась Поппи. – Статья у тебя?

– Да, – пропыхтел Эразмус.

Встав на одну ногу, он вытянул из левого носка сложенный лист бумаги.

– А ты не мог положить его в карман?

– Я не хотел рисковать.

– Чем рисковать?

– Нашим расследованием.

Поппи насмешливо фыркнула и, морща нос, развернула кончиками пальцев лист. Как и говорил Эразмус, это оказалась статья о пианисте, но совсем не такая, как Поппи ожидала.

16 марта

Музыкальное общество Северной Загадочной улицы глубоко скорбит об утрате одной из главных своих звёзд. Эндрю Букер был бесценным участником нашей концертной команды, и нам будет ужасно не хватать его исключительного владения столькими инструментами. Мы с огромным удовольствием следили за крещендо его музыкального таланта и наслаждались его форте фортепиано. «Без него наши фортепианные концерты будут уже совсем не те», – говорит миссис Хэтти Гвинн, председатель Музыкального общества.

– Ещё миссис Хэтти Гвинн заведует книжным магазином. Она глуха на одно ухо. Это есть в моих записях.

Поппи помнила миссис Гвинн – ту самую даму со слуховой трубкой, остановившуюся, чтобы погладить Черчилля.

– Прочти то, что ниже, – указал Эразмус, и Поппи опустила взгляд на следующую статью.

МАТЬ УМОЛЯЕТ ПОМОЧЬ ЕЁ ПРОПАВШЕМУ СЫНУ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ

Суббота, 15 марта

Мать пропавшего мальчика Эндрю Букера обращается за помощью ко всем, кому что-то известно о местонахождении её сына. «Мы просто хотим, чтобы наш Эндрю вернулся домой, – говорит Элейн Букер. – В такие моменты ты жалеешь, что не разрешал своему ребёнку заниматься тем, что ему нравится. Наш Эндрю всегда мечтал стать чемпионом в спринте. Усадить его за фортепиано играть гаммы было целым испытанием».

Эндрю исчез из своего дома в двух милях к западу от Пены вчера, между 23:00 и 23:45. «Его будто выдернули из кровати, – говорит детектив инспектор Грейвс. – Нет следов борьбы или свидетельств, что Эндрю убежал сам. Единственная улика – это найденный на подушке Эндрю мелкий синий порошок.

Поппи встревоженно взглянула на Эразмуса. Вдруг это был тот же самый порошок, который они нашли в лесу? Не то чтобы синий порошок встречался повсеместно.

В ближайшие дни наши криминалисты исследуют его и сделают вывод, находился ли Эндрю под воздействием каких-либо веществ».

Призываем всех, обладающих какой-либо информацией об исчезновении Эндрю Букера, позвонить на нашу «горячую линию» о пропавших людях. У Эндрю чёрные волосы, голубые глаза, его рост – 155 см (5 футов).

– Я думаю, исчезновения Эндрю Букера и Вэнди Покс…

– Лысой девочки? – перебила Поппи.

– Да. Её. Я думаю, их исчезновения связаны, несмотря на то что между ними прошло четыре года.

– Как? Вэнди Покс не пропала бесследно, как Эндрю Букер! – напомнила Поппи, желая в первую очередь убедить саму себя. – Ты же сам говорил, что она нашлась.

– Не в этом дело. И да, ты права, но оба исчезновения случились между одиннадцатью вечера и полуночью, в пятницу.

– Известно, как Вэнди Покс оказалась в лесу? Она и так там была? Или её… ну, знаешь, отвели туда?

Эразмус помотал головой и сделал пометку это выяснить.

Что-то ещё не давало покоя Поппи…

– Тебе не кажется, что эти две статьи про Эндрю в одной и той же газете вместе выглядят… как бы это сказать… неделикатно?

– Мне кажется, это очень странно.

– В одной мама умоляет сына вернуться домой, а в другой Музыкальное общество откровенно с ним прощается.

Эразмус резко встал и заглянул за плечо Поппи.

– Что такое? – спросила она.

Мальчик схватил её за запястье и завёл себе за спину.

– Ну хватит! – возмутилась Поппи, выдирая руку.

– Тихо! – прошипел Эразмус, и она неохотно послушалась.

И Поппи услышала голоса. Тихие голоса, доносящиеся из-за угла церкви. Эразмус присел за живой оградой и настойчиво потянул Поппи за кофту, чтобы девочка последовала его примеру. Она опустилась рядом с ним на колени.

– Что они…

Эразмус закрыл ей рот ладонью.

– Спасибо тебе большое, Саймон, – донёсся женский голос.

Поппи посмотрела в просвет между листьями. Оказалось, что говорила женщина-викарий. Она придерживала открытой дверь в церковный зал. Её белый воротничок слегка перекосило, на лицо падали выбившиеся из причёски пряди волос. Она убрала их за уши.

– Да не за что, Сью, – пробормотал подошедший к двери раздражённый мужчина с шелушащейся кожей. – Этой старушке нужно немного внимания и заботы. – Он кивнул на неаккуратно подлатанную черепицу на шпиле над ними и насквозь проржавевший водосточный желоб.

– Ну, – вздохнула Сью, – я всё ещё пытаюсь внести её в список памятников архитектуры, так мы сможем добиться дополнительного финансирования и сделать ремонт, но этот город не настолько стар и интересен. Я уже не помню, когда сюда кто-то переезжал. Я занимаюсь никому не нужным делом в никому не нужном городе.

Саймон оглянулся себе за спину.

– Шевелись!

К нему подошла маленькая девочка в шапке и дернула за рукав.

– Это она! – беззвучно сказал Эразмус Поппи.

– Кто?

– Вэнди, ещё раз так сделаешь, и я точно взорвусь! – гаркнул Саймон на девочку и почесал сухую кожу на локте.

Поппи замерла. Это была Вэнди Покс.

– Отведи её внутрь, – поспешила предложить викарий. – Хочешь пить? Я заварю чаю.

– Давай, – вздохнул Саймон, закрывая за собой парадную дверь церкви.

Поппи повернулась к Эразмусу, но он уже стоял на обломках каменной кладки и без малейшего стеснения подсматривал в щель между шторами в окно церковного зала. Поппи на четвереньках подобралась к нему, переставляя руки и ноги в такт колотящемуся сердцу.

Эразмус прижал палец к губам, не дав ей озвучить своё негодование.

– Да, – они услышали, как вздохнула викарий. – У моего Уильяма волосы такого же цвета.

Поппи прижалась к стене и, затаив дыхание, тоже заглянула внутрь.

Девочка в шапке сидела на стуле рядом с отцом. Её ноги не доставали до пола, но она ими не болтала. Викарий с тревогой всматривалась в глаза девочки.

– Когда это началось? – спросил Саймон, отпивая чай. Губы у него тоже были сухими.

– Две недели назад. – Викарий упала в офисное кресло и стянула воротничок. – Началось всё с глаз. Он постоянно жаловался, что они зудят. Затем они покраснели, и у него начались проблемы с речью. Я не сразу заметила, что цвет его глаз потускнел. Я просто думала, что они не блестят, как обычно. Затем где-то три дня назад я наконец увидела, что они сереют, становятся светлыми, как волосы его отца.

«Её глаза, – подумала Поппи, – с её глазами что-то не так».

И она была права. Глаза маленькой девочки были серыми, как камни.

У Поппи кровь похолодела в жилах. Почему девочка ничего не говорила?

– Уильям! – ласково позвала викарий. – Можешь подойти, милый?

Секунду всё было тихо. Затем дверь в углу со скрипом отворилась, и в комнату зашёл Уильям.

Сердце Поппи сжалось. Волосы Уильяма были словно в пятнах, а глаза напоминали два маленьких куриных яйца.

Увиденное заставило Саймона занервничать.

– Почему тогда другие дети в порядке? – спросил он, почёсывая шею.

Сью заговорщически к нему наклонилась.

– Знаешь Беверли Дарт? Бев Дарт?

Саймон помотал головой.

– Такая низкая дама с кудрявыми волосами, всегда сидит в конце зала с двумя сыновьями, Тимом и Арчи.

– Ты же знаешь, я не хожу в церковь, Сью, – пробормотал Саймон.

– Точно, – извиняющимся тоном сказала викарий. – Разумеется. В общем, на прошлой неделе она внезапно подошла после службы и спросила, как Уильям. Я никому ничего не рассказывала, но мы с ней часто разговариваем. Короче говоря, она сказала, что уже пару недель водит Арчи на речевую терапию, потому что он стал испытывать в школе трудности с произнесением отдельных слов. Но занятия не помогли, и ему становится только хуже.

– Думаешь, что-то в воде? – спросил Саймон.

– Ну, точно не какое-нибудь насекомое в доме, – ответила она. – У меня дома идеальная чистота. Я ежедневно обеззараживаю все поверхности, ты нигде у меня ни паутинки не найдёшь. Каждое утро прохожусь тряпкой по всем подоконникам и выступам.

«Бабушка бы этого не потерпела, – подумала Поппи. – Одно из её правил гласит: никогда не протирай подоконники».

Саймон опять почесал локоть. Девочка отвернулась к окну.

Её кожа была цвета белой комнаты в морозный день, будто из неё что-то высосали. Вилма Норблс – о ней рассказывала бабушка – растворилась. Происходило ли с ней тоже самое?

Поппи посмотрела на Эразмуса, тот мотнул головой, дав понять, что им пора.

Пока они шли назад по погосту, Поппи никак не могла отделаться от гнетущего чувства. Возможно, у мамы была причина, почему она не хотела возвращаться в Пену. Казалось, что-то чуждое плыло по воздуху, над деревьями, струилось по здешним сонным улочкам. Сердце Поппи стучало с непривычным любопытством. Несмотря на все страхи, ей хотелось узнать, что происходит и что за странности тут творятся.

Семь

Очень странные Щеппы
Марли
Очень странные Щеппы

– Как ты думаешь, все эти странности, что случились с Вэнди Покс и тем пианистом, происходят уже давно? – спросила Поппи на следующий день, когда они свернули влево в конце улицы Старая Пенная.

Поппи всё утро искала в интернете упоминания о детях, о которых рассказывали бабушка и Эразмус, но бабушкин компьютер так долго загружал результаты, что ей пришлось воспользоваться телефоном. Поиск выдал лишь одну статью с выдержками из местной газеты, но на сайте с архивным списком пропавших без вести Поппи нашла страничку Минти Тогс, исчезнувшей в Пене в 1960 году. Поппи показалось это странным. Почему никто не расследовал такое необычно большое для одной местности количество исчезновений? Должен же был кто-то заметить странности?

– Ну, именно это нам и предстоит выяснить, – серьёзно ответил Эразмус и, достав из ранца видеокамеру, протёр линзы.

В два часа дня он объявился без предупреждения перед входной дверью бабушкиного дома со штативом за плечом. Он показал Поппи карту Пены с отметками у мест, где случались загадочные происшествия, и, после того как бабушка накормила его обедом, заявил, что Поппи должна пойти с ним в библиотеку.

Поппи прикусила язык, затем спросила:

– А что, по-твоему, происходит с ними после?

– Если все происшествия в Пене и Загадочном лесу, о которых я читал, связаны, – ответил Эразмус, – то итог разнится. Некоторые из детей состарились быстрее их дедушек и бабушек и очень рано умерли. Другие, как я понимаю, исчезли практически мгновенно.

– Исчезли?

– В одной статье из библиотечного архива было написано о ребёнке, которого родители оставили без внимания в парке всего на пару секунд, а когда отправились его искать, то нашли лишь кучку серых листьев, гонимых ветром.

– Ты меня за нос водишь!

– Я бы не стал водить тебя за нос, даже если бы хотел, – серьёзно сказал Эразмус. – Ещё я читал истории о том, как родители заходили в спальни детей ночью и обнаруживали только серое пятно на подушке. А ещё была очень странная статья про Минти Тогс, которая вбила себе в голову, что она – постиранное бельё.

Поппи остановилась и скрестила на груди руки, спрятать за ними сердце – оно трепыхалось, будто выловленная из воды рыба.

– Вчера вечером я нашла страничку о Минти Тогс в архиве пропавших без вести.

Эразмус вскинул брови и поведал ей, что знал:

– В день, когда глаза Минти Тогс начали сереть, она подошла к бельевой верёвке и повесила себя сушиться. Никто не знал зачем. Она делала так каждый день на протяжении нескольких месяцев и постепенно тускнела, пока однажды мама Минти не вышла на улицу и не обнаружила покачивающийся на ветру кусок серой ткани. Больше Минти никто не видел. – Он замолчал, заметив, как Поппи передёрнуло от ужаса. – Были и другие случаи. Я выписал несколько самых необычных и сделал для тебя копию.

Эразмус достал из носка аккуратно сложенный квадратом лист бумаги. Поппи взглянула на безукоризненные чернильные строчки и демонстративно убрала лист в карман.

– Ознакомься с ними, вдруг найдёшь что-то, кроме очевидного. – Эразмус сделал паузу. – Я не из тех, кто обращается за ответами к звёздам, верит в пророческие сны и прочую чепуху, – произнёс он таким тоном, будто выступал перед слушателями. – Я человек науки. – Поппи подавила смешок, но Эразмус продолжил: – Я не верю в предчувствия или чудовищ, нападающих на людей под покровом ночи. Но я откуда-то знаю – не уверен почему, – что всё это имеет какое-то отношение к Щеппам, чем или кем бы они ни были.

Поппи была взбудоражена и напугана не меньше его.

– Нам просто нужно определиться, на чём фокусироваться, и тогда мы сможем предположить, почему и как всё это происходит, – сказала она, постаравшись, чтобы это прозвучало не менее умно, но в то же время таинственно. – Что важнее: тот синий порошок, исчезновение детей или сам город?

– Ну, я уже успел немало узнать в библиотеке, – сказал Эразмус. – Я прошерстил местные архивы и запланировал для нас небольшое интервью.

– Что ещё за интервью? С кем? Ты сказал, что мы идём в библиотеку! – Поппи оглянулась на оставшуюся позади улицу. Если подумать, у неё уже давно возникло подозрение, что они сбились с пути.

– Я сказал так, чтобы твоя бабушка нас отпустила, – самодовольно ответил Эразмус. – Не волнуйся. Вскоре всё прояснится.


Очень странные Щеппы

Эразмус привёл Поппи на окраину города, где начиналась тропа, уходящая в глубь Загадочного леса. В какой-то момент кряжистые деревья расступились, и ребята вышли на поляну перед мутной рекой, придающей пейзажу ещё большую унылость. Они недолго шли по берегу, пока не наткнулись на прибитый к пню знак с надписью «Марли», под которым висело маленькое ведёрко с крышкой, видимо, как предположила Поппи, игравшее роль почтового ящика. Но кто-то дополнительно написал на знаке баллончиком «Берегис Шепелявого Марли». Те же самые слова были вырезаны на стене вагона, в котором Поппи приехала в Пену.

– А нам вообще можно здесь ходить? – спросила она, ощущая в груди знакомую тяжесть беспокойства. – Разве нарушать границы частной собственности не запрещено?

Поппи остановилась, чтобы проверить, хорошо ли затянуты её шнурки, и обратила внимание на ещё три самодельных знака, торчащих по обочинам тропы:

ПОШЛИ ПРОЧЬ

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

МАРЛИ ДО ВАС ДОБЕРЁТСЯ

«И что он сделает, когда до нас доберётся?» – подумала Поппи и немедленно об этом пожалела.

– Это не его земля, – сказал Эразмус. – Он не сможет приказать нам уйти с его земли, если она не его.

– Ну, может, он сквоттер, самовольно поселился здесь и считает себя вправе, – тихо предположила Поппи, но Эразмус проигнорировал её слова.

Поппи знала о правах сквоттеров, потому что её папа как-то раз помогал по каким-то юридическим вопросам своему другу Хьюго: его второй дом обжили сквоттеры. Поппи была не в восторге от Хьюго и его жены Леды с её неизменно кислым выражением лица.

– А тебе не нужно успеть домой к ужину или ещё зачем-нибудь? – спросила Поппи в надежде заставить Эразмуса вернуться назад в город.

Бабушка ела, когда хотела, поэтому они ужинали обычно где-то между половиной девятого и девятью вечера.

– Я сам готовлю себе ужин, – откликнулся Эразмус. – И обед, даже когда хожу в школу.

Поппи посильнее запахнула кофту. Вечер выдался прохладным. Мама была права насчёт погоды в Пене. Здесь границы времён года были сильно размыты: уже сейчас в листве можно было заметить первые осенние мазки.

Всё чаще под деревьями виднелись кусты, усыпанные жёлтыми ягодами. Они росли гроздьями, будто сбивались в кучки, спасаясь от холодного ветра.

– Они ядовитые, – вовремя предупредил Эразмус: Поппи уже присматривалась к ветке с особенно мясистыми ягодами. – Марли выращивает их, чтобы отваживать людей.

– Кто он такой, этот Марли? – взволнованно спросила Поппи.

Ей приходилось уговаривать себя идти вперёд. С тех пор, как её сердце начало иногда мчаться галопом, ей стало всё труднее нарушать правила. Она почти слышала исходящий от букв на знаке гневный крик: «ПОШЛИ ПРОЧЬ!»

«Мама нарушила правила, – ей не хотелось так думать, но мысль было не удержать. – Она знала, что ездит с неработающими поворотниками, и чем это закончилось для неё на том повороте?»

Поппи провела пальцами по грубой коре растущего рядом дерева, возвращаясь в реальность. Она ненавидела себя за эти мысли. Мама была не виновата, разве нет?

– Поппи?

– Да?

– Ты спросила меня, кто такой Марли.

– Да, прости.

– Марли, более известный среди населения Пены как Шепелявый Марли, бездомный… только у него есть дом. Почти все в городе – а вообще-то я думаю, что абсолютно все – его избегают. Он что-то вроде местной головной боли, так как многие считают, что он подворовывает и у него проблемы с алкоголем. Большинство придерживается мнения, что от одинокой жизни у него слегка поехала крыша. Те, кто бывал неподалёку от его дома, утверждают, будто слышали, как он кричит на самого себя. Он живёт в Пене уже лет пятьдесят как минимум.

– И зачем мы его ищем?

– Мы на месте! – неожиданно воскликнул Эразмус и выудил из ранца видеокамеру. Сняв крышку с видоискателя, он принялся снимать крупным планом ягоды и деревья. – Дом Марли, – чётко произнёс он, явно для записи. – Двадцать седьмое августа, шестнадцать часов восемь минут.

Поппи теперь тоже могла разглядеть за кустами хлипкие ступеньки, ведущие вниз, к реке. К берегу была причалена ветхая баржа. Её корпус усеивали заплаты из прогнивших досок и оловянных полос, видимо, в попытке заделать опасно большое количество протечек.

Эразмус завершил съёмку и потащил Поппи по ступенькам к барже, служившей, судя по всему, домом Марли.

– Мне кажется, здесь опасно! – прошептала Поппи, заметив скопившиеся вдоль края воды ржавые горы мусора.

Эразмус вступил на крохотную палубу и громко постучал в низкую дверь. Поппи в ужасе замерла, но быстро поняла, что рядом с Эразмусом ей не так страшно, чем с лесом за спиной, и шагнула вслед за ним на баржу.

– Похоже, никого нет дома, – прошептала она и потянула Эразмуса за рукав.

– Тогда почему из трубы идёт дым? – спросил он и, шагнув вбок, постучал ещё раз.

– Кто там? – послышалось изнутри.

Из двери выдвинулось нечто вроде телескопа. В его объективе моргал жёлтый воспаленный глаз.

– Эразмус Толл и Поппи Слаб, – громко сообщил Эразмус и вновь включил видеокамеру.

– Никогда не шлышал ни о каких Эражмуше Толле и Поппи Шлаб. Уходите!

Поппи что было силы дёрнула Эразмуса за рукав и в страхе замотала головой.

– Нам нужно с вами поговорить, – ещё громче сказал Эразмус, выдираясь из хватки Поппи.

– Вы что, не шлышали о Шепелявом Марли? – взревел в ответ голос. – Не шлышали о чудовищном монштре, что у меня вмешто домашнего любимца? Шидеть, малыш, шидеть!

С другой стороны двери послышался яростный скрежет когтей, и Поппи сделала шаг назад и схватилась за перила.

– Уходите шкорее! – предупредил голос. – Я не шмогу долго его удерживать. Он разорвёт ваш на кушочки как хлопушку, если доберётша до ваш!

– Нам нужно поговорить с вами о Щеппах.

Скрежет оборвался. Голос замолчал. Через секунду дверь приоткрылась, и в щелку выглянул жёлтый глаз.

– Кто шкажал вам о Щеппах?

Эразмус поискал в ранце, достал отксерокопированную вырезку из газеты и с гордостью её продемонстрировал, будто она была главной уликой в расследовании.

Огромная рука с грязными ногтями, будто припорошенная серебристыми волосками, выдернула из его пальцев ксерокопию.

Ребята услышали шепелявое бормотание: здоровяк за дверью читал с трудом.

– Шепелявый Марли, – беззвучно произнёс Эразмус для Поппи, указав на щель, откуда доносилось бормотание.

– Я поняла, спасибо, – одними губами отозвалась Поппи.

– Ваш только двое? – спросил Марли.

– С нами ещё цифровая видеокамера, – жизнерадостно уточнил Эразмус и помахал ею, чтобы Марли было лучше видно.

Поппи закатила глаза: мало ему подойти к двери сумасшедшего и постучать в нее? Вторая большая рука – на этой была шерстяная перчатка – вылетела из-за створки и утащила Эразмуса внутрь. Дверь отворилась настежь, и гигант в проходе жестом пригласил Поппи заходить.

Первое, что заметила Поппи после того, как заставила себя переступить порог и шагнуть в каюту баржи, был запах – густой землистый запах. Что-то вроде смеси запахов от компостной кучи и дальнего угла шкафчика со старой одеждой. Сердце Поппи задёргалось вверх-вниз. Она на секунду закрыла глаза. Знак «ПОШЛИ ПРОЧЬ» будто отпечатался на внутренней стороне её век. Она не должна быть здесь. Поппи Слаб здесь совсем не место.

Когда она вступила в подобие жилой комнаты, её глаза первым делом нашли Эразмуса: он стоял, наклонив голову, один глаз сощурен, другой прилип к видоискателю работающей видеокамеры. Затем её взгляд упал на того самого чудовищного монстра, что так отчаянно пытался процарапать дверь насквозь.

– Это же бассет-хаунд! – вырвалось у Поппи прежде, чем она успела прикусить язык.

Марли повернулся к ней, и Поппи впервые увидела его лицо. Он был стар – очень стар – и напоминал дерево, но не тонкую зимнюю поросль, а кряжистый могучий дуб. Потолок был для него слишком низок, и Марли приходилось постоянно нагибаться. С его подбородка свисала, покачиваясь, густая борода, похожая на спутанный ком из водорослей.

– Он так называетша? – радостно вскричал Марли и подхватил на руки приземистое создание. Немного поискав, он достал из кармана леденец. Пёс благодарно, но осторожно захрустел. – Он у меня большой шладкоежка! – поделился Марли.

– Он и печенье пополам разломать не сможет, не то что разорвать ребёнка! – продолжила Поппи, чувствуя себя одураченной.

Бассет-хаунд с печалью в глазах смотрел на неё, не оставляя попыток разгрызть своими ломкими зубами твёрдый леденец.

– Попробуй его ещё заштавь, – прошепелявил Марли, почёсывая псу макушку. – Он добрейшее шущество из вшех четвероногих. Но я его не крал! – с жаром добавил Марли. – Кто бы что ни говорил – я его не крал!

Поппи не знала, на что смотреть: в комнате было столько всего! Фонари и компасы; ящики с гвоздями и какими-то металлическими деталями; подносы, полные всякого барахла (судя по виду, поднятого со дна реки); наручные часы и разноцветные камни; мешки пахучего лука; банки сардин; гирлянды из маленьких сушёных рыб; горка пустых банок кошачьих консервов и огромный мешок ещё неоткрытых. Поппи поморщилась, но постаралась сделать это незаметно.


Очень странные Щеппы

Марли подпихнул ботинком немного угля в небольшую печку и подвинул к огню кресло. Эразмус, явно чувствуя себя как дома, установил штатив и направил объектив на Марли.

– Снимаем, – объявил мальчик. – Двадцать седьмое августа, шестнадцать часов тридцать две минуты.

– Жачем это? – прокашлял Марли, с подозрением кивнув на видеокамеру.

– Для записи последовательных изображений в целях расследования, – спокойно ответил Эразмус. – В моей камере есть отдельная флешка для сохранения статических фотографий.

Марли прищурился.

– Для начала представьтесь, – подсказал Эразмус, поправляя фокус.

– Жачем? Ты и так знаешь, как меня жовут, – недоверчиво буркнул Марли.

– Дело не в этом. Мы собираем доказательства, а доказательства должны быть всеобъемлющи.

– Докажательштва? – рявкнул Марли. – Чего? Я не шделал ничего плохого!

– Не обращайте на него внимания, – сказала ему Поппи. – Он просто слишком много о себе воображает. – Она бросила на Эразмуса предупреждающий взгляд. – А теперь, почему бы вам не сказать, как вас зовут, пока я приготовлю нам по чашечке чая?

Губы Марли слегка растянулись в подобии улыбки, и он вздохнул.

– Ну хорошо. Я миштер Марли Гашт, более извештный как Шепелявый Марли, и когда-то я работал в машинном отделении фабрики Хеллиган.

Сердце Поппи знакомо ёкнуло.

Он продолжил, и чем дольше он говорил, тем быстрее из него изливались слова:

– Штранное это было мешто, даже тогда. Это шорок четыре года нажад получаетша. Ворота открывалишь каждое утро ровно в девять и жакрывалишь каждый вечер в шешть. Два охранника с факелами перешчитывали наш каждый вечер, когда мы уходили. Вшего наш было шорок пять человек. В пятницу вше получали коричневые конверты с недельным жаработком. Пока не началишь штранношти.

Чайник закипел, и Поппи заварила чаю. Чистую посуду пришлось поискать, и в итоге она подала чай в щербатой кружке, в салатнице и в мерном кувшине.

Марли по очереди поднял и потряс несколько пакетов молока, пока не нашёл тот, в котором ещё что-то оставалось. Поппи подняла ладонь, давая понять, что она предпочитает чёрный чай, но Марли уже щедро плеснул в её кувшин скисшего молока.

И здоровяк продолжил:

– Как-то раз какие-то детишки пошпорили, кто ошмелитша пробратьша на фабрику ночью. Один мальчик жашёл внутрь и больше не вышел. Дети пропадали в Пене на протяжении штолетий, но вше винили Жагадочный леш. Ждешние чащи погубили уйму народу. Люди перештали ждешь шелитьша иж штраха перед лешом и наглухо жакрыли на этот шчёт рты, потому что боялишь, что ш ними что-то шлучитша. Мештные до ших пор предпочитают об этом помалкивать. Но боятьша нужно не леша. Хотите кендальшкого мятного торта?

– Вы не могли бы не отходить от темы, пожалуйста? – перебил его Эразмус. – Вернёмся к исчезновению тех детей.

– Э-эм, да, прошу прощения, – промямлил Марли. – По городу пополжли шлухи. Будто бы на фабрике что-то творитша, что-то нехорошее. Жатем в одну из пятниц вмеште ш привычными конвертами мы получили жапишки. Моя должна быть вшё ещё где-то ждешь.

Марли встал с кресла и, поставив чайник назад на печку, принялся перебирать содержимое кармана пальто. Поппи лишь сейчас его заметила. Оно было большим и изрядно потрёпанным, но её внимание привлекла ткань, из которого оно было сшито. Поппи была практически уверена, что она видела лоскут с точно таким же рисунком в бабушкином ящике с обрезками.

Наконец Марли выудил стопку бумажек, удерживаемых вместе резинкой. Найдя среди них небольшую записку, он с улыбкой отдал её Поппи.

Сегодня вы в последний раз уходите из фабрики Хеллиган. С момента получения вами этого уведомления мы более не нуждаемся в ваших услугах.

Щ. О. Д.

– Кто это – «Щ. О. Д.»? – спросила Поппи.

– Никто не жнал, – ответил Марли, наливая горячую воду в ржавый на вид заварочный чайник. – Так уж вышло, что я окажалша не шамым добропорядочным работником. Получив конверт, я жатаилша в тени. Коридоры опуштели, и вша фабрика окажалашь в моём рашпоряжении. – Марли нервно отхлебнул от своего чая со свернувшимися комками и продолжил: – Я не думал вшерьёж, что найду что-то этакое, мне прошто было любопытно. Тогда я и увидел открытую дверь и лештницу, ведущую глубоко, глубоко вниж. И ушлышал голоша.

Поппи заметила, что Эразмус приблизил лицо Марли на видео.

– Я ушлышал перешёптывание, штранное перешёптывание, но шлова были мне незнакомы. Я выглянул жа угол и увидел шундук, такой большой багажный шундук, от его боков отходили длинные трубы. Шундук подпрыгивал, будто внутри кто-то был. И жатем я увидел их.

Нижняя челюсть Марли задрожала.

– Кого? – спросила Поппи.

– Не перебивайте! – взревел в ответ Марли. – Это меньшее, что вы можете шделать в благодарношть за то, что я вам это рашкажываю! Я увидел тех троих. Троих… шущештв. Они штояли вокруг шундука, вышокие как деревья. Я не мог больше шмотреть, но одно из них жаметило меня прежде, чем я ушпел убежать. Никогда в жижни мне не было так штрашно, как когда я увидел его глажа: чёрные жашашывающие провалы. Оно брошилошь ко мне, укажало на меня пальцем и глубоко вдохнуло – и я ощутил внутри шебя жияющую пуштоту. Будто оно вытягивало что-то прямо иж моей души. И вот тут мне пора объяшнить вам нашчёт моей шёлковой книжки.

Рука Поппи будто сама собой потянулась к карману. В нём лежала книжка. Она теперь носила её с собой повсюду.

– В кармане моего пальто вшегда лежала книжка с ришунками и мышлями – шо вшем тем, о чём я мечтал в швободное время.

– Что за мыслями?

– Умными мышлями, – ответил Марли. – Например, что ничто не отчищает дошку от мела лучше, чем укшуш.

Он помолчал и хмыкнул себе под нос.

– Замечательная вещь – укшуш. Я делал им жапиши, чтобы никто не мог их прочешть. Эта книжка лежала у меня в кармане, когда то шущество кинулошь на меня. Я хорошо это помню. Когда оно вдохнуло, оно будто что-то иж меня вышошало. Я думал, что умираю. Но каким-то образом мне удалошь вштать с пола и поднятьша по лештнице.

Рука Поппи скользнула в карман и крепко сжала книжку.

«Она здесь, – подумала она, успокаивая себя. – Всё хорошо».

Она взглянула на гигантскую фигуру Марли, безвольно съежившуюся в кресле, и на секунду – всего на краткий миг – уловила в его глазах безумный блеск.

– Не жнаю, как мне удалошь выбратьша. Правда не жнаю. Но ушёл я оттуда не ш пуштыми руками.

С подлокотника его кресла свисало на резинке пресс-папье. Марли жестом попросил Поппи встать, затем дёрнул за пресс-папье, и протёртый половик сдвинулся, явив люк. Марли опустился на колени и заглянул в щель. Он улыбнулся.

– Кто бы мог подумать, что лучшими шторожевыми пшами в мире окажутша кошки.

Поппи услышала доносящееся из-под досок пола бульканье, как от кипящей воды.

Марли сказал ей задёрнуть шторы и встать как можно дальше от края люка. Поставив на пол лампу, он надел кожаные перчатки и поднял дверцу.

Эразмус повёл видеокамерой по сторонам, после чего направил её на вздымающуюся массу пузырей в проёме.

Марли перекинул верёвку через крюк у них над головой, соорудив что-то вроде шкива.

– Принеши-ка мне банку ш кормом, – попросил он Поппи, а сам пока сунул в ноздри жгуты из бумажных салфеток. – Жапашок не из приятных, – извиняющимся тоном объяснил он и в одно движение сорвал с банки крышку.

Поппи едва не стошнило. Эразмус с интересом заглянул внутрь. Марли зачерпнул пальцами в кожаной перчатке немного желеобразного кошачьего корма и бросил его в воду.

– Ну же, – проворковал он. – Киша-киша-киша!

По поверхности воды прошла волна, и комок корма исчез.

Поппи попятилась. Эразмус приблизил изображение.

Постепенно, комок за комком, Марли выбросил в воду весь корм из банки. Между пузырями змеились кусочки жира. Что-то ело вонючее желе. Поппи посмотрела на Эразмуса, но прежде чем она успела как следует задуматься о том, что может плавать под баржей, до неё донёсся скрип верёвки: Марли начал поднимать что-то из воды.

Из облака пузырей показалась фарфоровая ваза с отбитыми краями и обвитая водорослями. Её горлышко закрывала почерневшая пробка. Марли снял вазу с крюка и поставил её перед огнём.

– Вше в городе шчитают меня глупцом, потому что я живу ждешь. Да что они понимают! Штарик Марли вовше не так глуп, как может покажатьша. Эта река глубже всех других рек в штране.

– Насколько она глубока? – спросила Поппи.

– Ну, – кивнул Марли на гору витков в углу, – даже шо вшей этой верёвкой я не могу доштать дна.

Поппи повернулась к Эразмусу. Он пододвинулся к вазе. Направив на неё стоящую на штативе видеокамеру, он взялся за пробку.

– Штой, не откупоривай! – закричал Марли, но Эразмус уже её выдернул.

Марли схватил Поппи, дернул к себе и закрыл ей лицо ладонью в перчатке. Сквозь щели между его пальцами Поппи видела, что Эразмус уставился внутрь вазы.

– Синий порошок, – медленно произнёс он. – Тот самый, что мы нашли в лесу.

– Я не могу шмотреть! – простонал Марли. – У меня от него глажа щиплет!

Поппи высвободилась из его рук, и Марли достал из кармана поеденный молью шарф и обмотал вокруг головы.

Эразмус вытащил спичечный коробок с порошком, найденным ими в лесу, открыл его и сравнил два образца. Поппи, держась на расстоянии, попыталась жестом убедить Эразмуса последовать её примеру. Вдруг именно этот порошок что-то делал с глазами детей?

– Похоже, они идентичны, – с тревогой в голосе подытожил Эразмус. – Тот же цвет, та же консистенция, схожая структура.

Эразмус нашёл в ранце рулетку и, присев рядом с горой из верёвки, быстро измерил её высоту и ширину, а затем толщину верёвки.

Поппи увидела, как бровь Марли под шарфом приподнялась. Он пытался что-то нащупать. Поппи быстро сообразила, что он ищет, и дала ему пару фиолетовых очков для плавания. Повозившись, он наконец надел их, и его жёлтые глаза выпучились за поцарапанным пластиком.

– Зачем тем существам, как вы их называете, этот порошок? – спросил Эразмус.

– Не знаю, – отозвался Марли, нависнув над ними, как широкая ветвь.

Под его пристальным взглядом Эразмус убрал коробок назад в ранец, заткнул вазу пробкой и снял её на камеру со всех сторон. Покончив с этим, он навёл объектив назад на Марли.

– Вы так и не сказали, что стало с вашей шёлковой книжкой, – напомнил Эразмус.

– До этого я ещё дойду, – пообещал Марли, глянув, как рычащая полицейская собака.

Бассет-хаунд подошёл к люку и с большим интересом уставился на бурлящую воду.

– Отойди оттуда, Марли! Шобаки с кошками не дружат!

Пристыженный пёс неровным шагом потрусил в угол. Из люка на пол плеснула грязная вода. Поппи заглянула в проём. Там не могло быть кошек: кошки ненавидят воду. Ей вдруг представилось нечто серебристое, с щупальцами, и она передёрнулась. Но спросить, правда ли бывают подводные кошки, она не успела. Эразмус первым нарушил молчание:

– Почему вашу собаку зовут так же, как вас?

Крякнув, Марли-человек повернулся к ним спиной и закрыл дверцу люка.

Поймав взгляд Поппи, Эразмус сложил одну руку в виде рта, вторую – в виде собаки и изобразил, будто они разговаривают друг с другом.

Не сразу, но Поппи сообразила, что он имел в виду: «Вот почему люди думают, что он беседует сам с собой. На самом деле он разговаривает с псом».

Марли сдёрнул с рук перчатки и плюхнулся назад в кресло. Марли-пёс к нему присоединился.

– Я пыталша рашкажать людям в городе о том, что я видел – что там обитают эти шущештва и что они держат кого-то в плену и творят ш ним или ш ней ужашные вещи. Но мештные только пугалишь, и вмешто того, чтобы поверить мне, они решили, что я дружу ш бутылкой, и вшё потому, что я шепелявлю. Я школько раж жа эти годы пробовал им вшё объяшнить, но никто меня не шлушал. По шей день не шлушают.

– А что насчёт книжки? – спросила Поппи и едва не подпрыгнула от своих слов, готовая, что Марли обрушится на неё с криками.

Но он вместо этого тяжело вздохнул.

– Увиденное шильно меня потряшло. Той ночью, вернувшишь домой, я обнаружил, что моя книжка, которая вшё это время пролежала у меня в кармане, опуштела.

– Опустела? – переспросила Поппи.

– Её штраницы штали чиштыми. Вше мои ришунки и шхемы – вшё ишчежло. Ни чёрточки не ошталось. Будто начишто вышошало. Ш той же ночи я начал шепелявить. До того я говорил нормально. Но что ещё более штранно, шпустя пару недель я прихожу домой и вижу, что вшё вверх дном, а книжки нигде нет.

– Хотите сказать, её украли? – спросил Эразмус.

Марли пожал плечами.

– Я только жнаю, что, когда я пришёл домой, её там не было. Больше я её не видел.

Эразмус открыл рот, прежде чем Поппи успела остановить его жестом.

– Как выглядела ваша книжка?

– Э-эм, желёненькая такая, – почесал Марли голову.

– А можно поподробнее? Может, на ней были какие-то пометки? – спросил Эразмус, ногой пододвинув к нему штатив.

Марли помотал головой.

Поппи глубоко задышала, успокаивая сердце.

– Минутку, – внезапно пробормотал Марли и снял с головы очки для плавания, оставившие вокруг его глаз красные круги. – Было кое-что. Мои инициалы. На жадней обложке. «М. Г». Я шам их вышил. Я обшил книжку кушком шёлка, нашёл его на фабрике, когда ещё там работал. Он валялша, шмятый, в углу жакрытого шкафа в машинном отделении.

Сердце Поппи гулко бухнуло, как литавры. Она не смела посмотреть Эразмусу в глаза. Марли Гаст. Вот что означали буквы «М. Г.» на задней обложке.

Стараясь действовать незаметно, как первоклассный карманник, она сунула руку в карман. Почему ей становилось спокойнее всякий раз, когда она касалась книжки, убеждаясь, что та всё ещё с ней? Книжка сглаживала тревогу, но от мысли, кто или что написал внутри её то стихотворение, Поппи замутило.

– Можете рассказать, – начал Эразмус, – что, по-вашему, стало с теми существами…

Его прервал раздавшийся снаружи пронзительный визг. Марли от страха пролил чай.

– Какого чёрта?! – гаркнул он. – Кого вы ш шобой привели?!

Он вскочил, уронив штатив, и угрожающе навис над ними.

– Мы никого с собой не приводили! – закричал Эразмус. – И осторожнее, вы разобьёте мою камеру!

– Мне вшё равно, кто что говорит! – взревел Марли. – Я жнаю одно: я ничего никогда не крал! Они лгут. Они вше ЛГУТ!

Поппи бросилась к двери. Но её напугал не Марли. А визг.

На вершине прибрежного склона между кустами с ядовитыми ягодами стоял Черчилль. Он истерически хрюкал и двигал ушами. Поппи взлетела по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и подхватила его.

– Что такое, Черч? Как ты меня нашёл?

– Он не умеет говорить! – воскликнул Эразмус, которого задержал застрявший в дверном проёме штатив.

Но Черчилль и не думал успокаиваться. Будто спаниель, он выпрыгнул из рук Поппи и помчался в лес. Поппи, не раздумывая, последовала за ним. Поскальзываясь и спотыкаясь на неровной земле, она стиснула пальцами карман, проверя книжку.

«Она на месте. Она на месте».

Восемь

Очень странные Щеппы
Бабушка
Очень странные Щеппы

Перед бабушкиным домом стояла машина «Скорой помощи». Первой мыслью Поппи стало: «Огни не мигают. Это же хорошо, да?» Черчилль нырнул в свою поросячью дверцу, пока Поппи возилась с ключами. Но дверь открылась раньше, и Поппи поприветствовал мужчина в зелёной медицинской форме.

– Ты, должно быть, Поппи? – спокойно улыбнулся он.

– Да, где моя бабушка? – Она вытянула шею, заглядывая ему за спину.

«Зачем задавать глупые вопросы в экстренной ситуации? Или она не экстренная?»

– Не волнуйся, твоя бабуля…

– Бабушка.

– …в порядке, – договорил врач, поднимая руки в защитном жесте, будто Поппи была злой наседкой, сбежавшей из курятника. – Нет причин для паники! Она просто слегка упала.

«Слегка упала? Что это значит? Слегка упала с обрыва?»

Поппи протиснулась мимо него и побежала прямиком к бабушкиному креслу. Бабушка лежала на полу, под головой у неё была подушка. Рядом сидела второй врач и проверяла пульс. При виде Поппи бабушка приподняла голову.

– Поппи, дорогая, ты пришла.

Она смотрела устало. На секунду Поппи решила, что стоящий в ушах звон имеет какое-то отношение к бурлящей в жилах крови, но затем она заметила валяющуюся рядом с бабушкой телефонную трубку.

– Черчилль меня нашёл, – прошептала она.

– Он хороший поросёнок. Умный поросёнок. Не переживай, дорогая. Уверена, это ерунда. Просто слабость – со стариками такое случается постоянно.

Черчилль улёгся на пол рядом с бабушкой и уткнулся пятачком ей в живот. Она ласково его погладила и беспокойно заёрзала.

– Сними мои браслеты, будь добра, Поппи. У меня от них запястье ломит, – попросила она чужим слабым голосом.

Поппи приподняла бабушкину руку и закатала ей рукав. Кожу покрывали маленькие светло-коричневые пятнышки.

«Потому что я любила проводить время на солнце», – часто говорила бабушка.

Поппи сняла по очереди все браслеты. Бабушкино запястье слегка опухло. Поппи расправила рукав.

– Спасибо, дорогая, – сказала бабушка. – Убедись, что никто не увидит эти шишки на запястьях. Мне приходится прятать их под браслетами, иначе люди будут шокированы, узнав, что я не столь прекрасная картина маслом, как они считали.

Поппи подобрала телефонную трубку и положила её на аппарат, стоящий на столике у стены. Второй врач повернулась к ней и заговорила хорошо взвешенным, но почему-то звучащим слегка зловеще тоном:

– Ты Поппи, правильно? Поппи, нам придётся забрать твою бабулю…

– Бабушку.

– Прости, бабушку в больницу на ночь, для обследования.

– Только через мой труп! – воскликнула бабушка, в которой пробудилась толика её былой силы. – Если вы думаете, что я позволю привязать себя к койке, чтобы вы экспериментировали надо мной, как над морской свинкой на химическом комбинате, то вы глубоко заблуждаетесь!

– Случившееся с вами немного необычно, но, стоит признаться, ожидаемо, учитывая ваш возраст, миссис Хериссон, – сказала врач, поднявшись и скрестив на груди руки.

– Мой возраст?! – вскричала бабушка. – При чём тут мой возраст?! Какая наглость!

– Сколько вам лет, миссис Хериссон?

– Двадцать один… с гаком.

– Миссис Хериссон?

– Ей шестьдесят восемь… с гаком, – сказала Поппи, массируя бабушкино запястье.

Бабушка нахмурилась, взглянув на Поппи.

– Скоро её выпишут? – спросила Поппи врача.

– Если всё будет хорошо, уже завтра.

Поппи не нравилось это выражение – «если всё будет хорошо». Оно обычно не предвещало ничего хорошего. Люди говорили так, подразумевая, что на самом деле могло произойти что-то плохое.

Первый врач категорически отказался брать Черчилля в машину. Но тогда бабушка скрестила на груди руки и отрезала:

– Если мой мини-пиг не сядет в вашу карету, то я поеду в больницу сама. А если я по пути попаду в аварию, я непременно объясню полицейским, почему меня не довезла машина «Скорой помощи».


Очень странные Щеппы

Бабушку увезли в крыло В, но Поппи осталась снаружи с Черчиллем. Прошла пара часов. Девочка как раз собиралась купить чего-нибудь попить в торговом автомате, когда из-за дверей вышла медсестра и сказала, что бабушка ложится спать. Сотрудница больницы неохотно согласилась недолго присмотреть за Черчиллем, пока Поппи сходит проведать бабушку.

Поппи нашла бабушку в приподнятом настроении, хотя её и определили в отделение для пожилых.

– Еда на вкус, как подошва моих ботинок, – зашептала она Поппи. – А тот старый склочник постоянно просыпается и орет как ненормальный. Мне повезёт, если я просплю хотя бы минут двадцать. О! Поппи, дорогая, можно тебя попросить?

Бабушка взяла с тумбочки бумажный стаканчик, отдала его Поппи и кивнула в сторону чайной тележки, стоящей у койки напротив. Поппи немедленно поняла, чего она хочет, и, подкравшись к тележке, закрыла стаканчиком стоящую рядом с башней одноразовых стаканчиков вазочку с кубиками сахара.

– Я не считаю себя несовременной, – вздохнула бабушка, – но сейчас никто уже не соблюдает старые правила. И почему людей перестали заботить эти мелочи?

Поппи поцеловала её в макушку. Бабушку заботили мелочи. Вроде вышитых инициалов на кромке подола или желудей на лацканах.

– Мне очень жаль тебе это говорить, Поппи, – начала бабушка, и сердце Поппи затрепетало, – но я написала эсэмэску моей подруге, Далии Тёрс. Она побудет с тобой, пока я здесь. Утром она отвезёт тебя в ателье, там тебе подгонят твою новую школьную форму, а затем уладит всё в школе.

«Бабушка никогда не пишет эсэмэски. Что-то определённо не так».

Бабушка объяснила, что у Далии есть ключ и она уже будет дома к тому моменту, как Поппи вернётся.

– С ней достаточно легко, но что бы ни случилось, не вздумай включать манерную девицу и обращаться к ней «миссис Тёрс». Она сожрёт тебя целиком, как морковку. Это всё из-за её мужа. Она младше меня на десять лет, но волнуется из-за возраста намного сильнее, чем я.

По коридору отделения прошла полная медсестра с одинокой фиолетовой прядью в волосах, оповещая, что часы посещения окончены. Бабушка и так выглядела сонной, поэтому Поппи поцеловала её на прощанье и отправилась на поиски Черчилля.

– У тебя такой агрессивный поросёнок! – сказала ожидавшая её за дверями медсестра. – Мимо нас прошла миссис Гвинн из книжного, так он стал кидаться ей в ноги и устроил жуткую сцену!

Она бросила Поппи поводок Черчилля и решительно удалилась в раздвинувшиеся перед ней двери, бросив напоследок красноречивый взгляд: «Сумасшедший поросёнок!»


Очень странные Щеппы

Далии дома не оказалось, но она оставила сообщение на автоответчике о том, что у неё сеанс массажа: «Я уже заплатила ему шестьдесят фунтов, так что приеду сразу же, как только натяну назад свою блузку, девчушка. Одна нога здесь, другая там».

– Фу-у-у, – передернулась Поппи, вешая трубку.

Обычно бабушкин дом заливал тёплый свет множества ламп и свечей. Но сегодня здесь было темно и тихо. Поппи только сейчас заметила на полу рядом с бабушкиным Троном Мудрости (её креслом) розоватое пятно и разбитую чайную чашку. От пятна слегка пахло хересом, но Поппи отмела эту мысль и замыла пол мыльной водой. Она собрала с помощью газеты фарфоровые осколки и выбросила их в мусорное ведро. На секунду Поппи охватила паника: было уже гораздо позже шести, а она не сняла с верёвок бельё. Но, выглянув в окно, она обнаружила, что бабушка успела занести его в дом. Бабушка всегда соблюдала свои правила, потому что никогда ничего не забывала. Поппи обратила внимание, что бельё соседей всё ещё покачивалось на ветру, будто ряды привидений. Девочка зажгла свечи и сварила себе на ужин макароны.

Пока они булькали, Поппи повесила кардиган на спинку стула и разложила на обеденном столе переписанные для неё Эразмусом заметки. Они были на нелинованной бумаге, но строчки, написанные рукой Эразмуса, всё равно выглядели так, будто он вымерял их по линейке.

Поппи фыркнула. Она прекрасно обойдётся без выслушивания каждые двадцать секунд остроумных комментариев Его Светлости Герцога Всезнайки. Девочка нашла стопку бумаги и постаралась записать всё, что могло связывать необъяснимые события. «Что движет преступником?» – спрашивали все сыщики в романах Агаты Кристи, когда им нужно было разгадать какое-нибудь преступление. «Modus operandi» – вот как они это называли, имея в виду: «Почему и каким образом преступник совершил преступление?»

Она прочитала первую заметку:

1952

Альберт «Берти» УИНТРОП: муж., 13 лет, 155 см, голубые глаза, тёмно-русые волосы.

По словам матери, как-то вечером Берти вернулся домой после игры в регби, и она заставила его постирать куртку и оставить её сушиться всю ночь на улице. На следующий день Берти надел вышеуказанную куртку и пошёл в школу. Придя домой, он обнаружил, что не может снять эту куртку. Она будто срослась с его кожей. Миссис Уинтроп заявляла, что волосы Берти постепенно поседели, цвет глаз поблек, он перестал говорить, а когда Берти через много лет умер, его похоронили на пенском кладбище в той же куртке.

Примечание: в Пене существует старый завет, который сейчас практически не соблюдается, гласящий, что оставлять бельё на верёвке после шести часов вечера – к беде.

Поппи подвинулась на сиденье стула вперёд, чтобы не касаться кардигана. Бабушка не просто соблюдала этот старый завет, он входил в число её железных правил.

Далее шли похожие описания происшествий с Эндрю Букером (пианистом), Минти Тогс (девочкой, висевшей на бельевой верёвке) и облысевшей Вэнди Покс. Они с Эразмусом всего пару дней назад побывали на месте, где нашли последнюю.

Поппи изучила все случаи и выписала всё, что их объединяло. За исключением очевидного – выцветания и потери речи, – она заметила только одну схожесть: все трое пропали в пятницу, но Эразмус и так уже ей об этом сказал, и ей самой это виделось простым совпадением. Найдя чёрную ручку, она добавила свою заметку о Вилме Норблс, девочке, исчезнувшей во время купания в реке:

Апрель 1973

Вилма Норблс: жен., 10 лет, внешность неизвестна.

Чемпионка по плаванию, ходила в школу на Северной Загадочной улице. Летом Вилма тренировалась, плавая по реке Пене. Точные сроки неизвестны, но постепенно глаза Вилмы стали выцветать. Вскоре она перестала говорить, поседела, и однажды она нырнула в реку и больше её никто не видел.

Поппи посмотрела в окно. Её взгляд скользнул по тёмному палисаднику и облезлой краске уличных фонарей через дорогу. Внезапно у неё словно открылись глаза на тот факт, что она была дома совершенно одна, и, проверив замок задней двери, она сходила за Черчиллем, чтобы тот побыл вместе с ней в гостиной.


Очень странные Щеппы

Далия оказалась не такой интересной, как надеялась Поппи. У неё был большой рот, жирно накрашенный помадой, и большую часть вечера она провела, прижимая к уху украшенный стразами телефон и уговаривая свою сестру посетить её массажиста «с мировым именем с материка».

– Так умиротворяюще, слышишь меня, Могс? Ты же знаешь, как я не люблю всё вычурное, – повторяла она каждые тридцать секунд, поправляя выкрашенные в баклажанный цвет и постриженные бобом волосы и попивая шардоне.

Она прервалась, только чтобы пожаловаться на дороговизну контактных линз и предложить Поппи сыграть в «Монополию», потому что ей было скучно. Та на секунду загорелась: было бы здорово иметь возможность выкупить все отели, станции и предприятия Лондона. Но Поппи была рада и сортировать пуговицы. Ей хотелось завершить какое-нибудь полезное дело к тому времени, как бабушка вернётся из больницы.

Каждые десять минут она ловила себя на том, что проверяет телефон: не звонил ли папа. Она отправила ему сообщение из больницы, написав про бабушку и что она в порядке.

В четверть первого ночи, когда Поппи уже засыпала в своей постели, экран её телефона засветился. Папа прислал сообщение:

Надеюсь, она в порядке)

Поппи едва удержалась, чтобы не написать в ответ:

Что?! Так занят курсированием по Канаде на своём велике, что некогда даже проявить сочувствие?))))))))))))))))))))

(видишь, как много смайликов я поставила)

Она только задремала, когда её телефон опять замигал, на этот раз из-за звонка с незнакомого номера.

– Алло?

– Это Эразмус. Эразмус Толл.

– Привет, Эразмус Толл. Сейчас час. Час ночи.

– Сейчас без трёх минут час. Не преувеличивай – многие считают это качество непривлекательным.

– Мне всё равно, – ответила Поппи.

– Я звоню, чтобы сказать, что ты огорчила меня, уйдя посреди нашего интервью.

– Серьёзно? Мне казалось, мы обговорили всё, что можно. Дело в шляпе, Раз.

– Вообще-то нет, – отрезал Эразмус. – Он мог ещё столько нам рассказать, если бы твоя глупая свинья нас не прервала и ты бы не убежала вместе с ней.

Сердце Поппи сделало кульбит.

– Во-первых, Черчилль – мини-пиг, и, во‑вторых, ты что, шутишь?!

– Даже не думал. Когда идёт расследование, мы не отдыхаем – ни днём, ни ночью, в болезни и в здравии.

– Давай без аналогий с бракосочетанием.

– Это не аналогия, а фигуральное выражение.

– Фигуральное выражение и есть аналогия, – пылко возразила Поппи. – И моя бабушка в больнице. Так что спасибо, что спросил, всё ли в порядке.

– Она жива?

– Да, – всхлипнула Поппи.

– Она изъясняется здраво?

– Да.

– Тогда я не понимаю, почему тебе приспичило меня бросить. Твой поступок был нелогичен. Неужели ты не понимаешь?

В груди Поппи забулькала злость, и она нажала на кнопку «Прервать звонок», после чего бросила телефон на тумбочку.

Ей что-то снилось той ночью, но последней её мыслью перед тем, как окончательно заснуть, стала: «Я не буду из-за него плакать. Если смерть не заставила меня плакать, то Эразмус Толл тем более».

Девять

Очень странные Щеппы
Ухажёр
Очень странные Щеппы

– С кем ты вчера так поздно ночью разговаривала, девчушка? – спросила Далия, пока они ехали в её помятой золотистой легковушке в школьное ателье.

День стоял непримечательный, небо было плоским и серым. Далия прибавила громкость радио сразу же после того, как задала вопрос, будто ей было всё равно, ответит Поппи или нет.

– С одним знакомым, – пробормотала Поппи, прижавшись носом к окну и рассматривая проносящиеся мимо поля.

– А! – понимающе воскликнула Далия и сорвала длинными зубами крышку с бутылки с полезным для здоровья зелёным смузи. – Мальчики, да? Тебе меня не обмануть, девчушка.

Поппи ничего не ответила, а сама подумала: «Тебя обмануть легче, чем глухого голубя с повязкой на глазах».

Далия начала подпевать радио голосом, который Поппи могла описать разве что как «внеземной». Машина въехала в туннель, и Поппи, затаив дыхание, стала считать: «Один, два, три, четыре, пять, шесть…»


Очень странные Щеппы

Школьный двор выглядел совершенно не так, как те, к которым привыкла Поппи. Например, сбоку от игровой площадки располагался загон для оленей, а за ним начинался Загадочный лес.

«Подгонка» формы в ателье, которым заведовала миссис Фелт, ограничилась примеркой многочисленных джемперов, пахнущих пластиком. Дочь миссис Фелт, Митси, сидела посреди ряда висящих на вешалках свитеров и читала сильно потрёпанную книгу под названием «Сказки английского Юга». Митси была маленькой и худощавой, со спутанной копной тёмных кудряшек и огромными фиалковыми глазами, смотрящими на Поппи с живым любопытством.

– Он слишком большой, миссис Фелт, – придушенно кашлянула Поппи из-под очередного спортивного джемпера, скрывшего её гибкую фигуру внутри просторного лабиринта из нейлона.

– Глупости! – пропела миссис Фелт, занятая обертыванием школьной клетчатой юбки вокруг талии Поппи. – Если я что и знаю о детях, так это то, что они растут. Причём везде: их ноги, их руки, их головы и – будем надеяться – их мозги.

У Поппи было такое чувство, что она засунула руки в спальные мешки. С трудом найдя манжеты и высунув наружу кисти рук, она посмотрела в зеркало.

«Я выгляжу так, будто ограбила магазин одежды для великанов».

– А мои мозги выросли, мама? – глубокомысленно спросила Митси миссис Фелт.

– Ну, сколько тебе сейчас, девять с половиной? Десять? Значит, они должны быть размером с большой грейпфрут, – ответила миссис Фелт, с довольным видом рассматривая Поппи. – Если, конечно, ты перестанешь читать эти глупые сказки. – Она наклонилась к Поппи. – Митси нашла этот старый сборник сказок на барахолке и с тех пор с ним не расстаётся. И если бы её няня не отпросилась в последнюю минуту, у меня, возможно, появился бы шанс немного подумать!

Митси закрыла книгу и крепко прижала её к груди.

Поппи очень скоро узнала о миссис Фелт всё необходимое: она возглавляла школьный родительский комитет, пекла пирожные для распродаж, тренировала команду по нетболу, заведовала школьным ателье, ларьком и канцелярским магазином и не могла запомнить возраст своей дочери.

– У тебя в нашей школе есть друзья, Поппи? – спросила миссис Фелт.

Поппи не знала, что на это ответить. Не притворяться же, что Эразмус ей друг. Он был слишком зациклен на себе и своём драгоценном расследовании. Эразмусу не было дела ни до кого, даже, наверное, до родной матери.

– О да, есть! – вставила Далия, оторвав взгляд от издания с занимательным заголовком «Как добиться правильного хруста: советы хиропракта».

– Кто? – спросила Поппи и повернулась к ней, но едва не упала, наступив на край школьной юбки.

Далия с крайне самодовольным видом посмотрела на миссис Фелт.

– У неё есть ухажёр. Я слышала, как они говорили по телефону прошлой ночью!

Митси это, похоже, сильно заинтересовало, потому что она выползла из своего закутка, чтобы было лучше слышно. Сердце Поппи быстро забилось, и она взмолилась, чтобы её щеки не заалели, как помидоры.

– Он не мой ухажёр, – возразила она, из последних сил сдерживаясь, чтобы не рассердиться на Далию.

– Как его зовут? – подперев кулачком подбородок, спросила миссис Фелт.

– Лазарус! – громко ответила Далия и быстро заморгала, чтобы вернуть на место съехавшую контактную линзу.

– Эразмус! – не подумав, поправила Поппи и немедленно об этом пожалела.

Глаза Митси округлились.

– Вы меня подслушивали? – спросила Поппи Далию.

– О, не будь такой скромницей, – застонала Далия. – Всего секундочку!

Поппи не желала больше об этом говорить, хотя ей и хотелось поставить Далию на место. Она чувствовала, как щёки начинают гореть, и была готова на что угодно, лишь бы сменить тему.

– Знаешь, кто это? – спросила Далия миссис Фелт.

– Мальчик-спаржа! – подала голос Митси.

– Митси!

– Но, мам, его все так называют! – настаивала Митси. – Мальчик-спаржа! Он на год старше меня.

– Да, мы и в первый раз прекрасно это расслышали, Митси. При-ку-си язык! – смутилась миссис Фелт.

– Чудное прозвище! – улыбнулась Далия. – А почему его так называют?

Митси задумалась.

– П-потому что он один раз принёс на обед банку консервированной спаржи.

Миссис Фелт нервно засмеялась.

– Он, э-эм… хороший мальчик, не так ли, Митси?

Митси промолчала.

– Его мать… – шепнула миссис Фелт Далии и сделала вид, будто глотает из бутылки.

Обе женщины то ли были уверены, что Поппи их не видит, то ли считали, что она не поймёт значения этого жеста. Но она поняла. И всё же она не собиралась жалеть Эразмуса. Ему ведь было на неё начхать. Почему она должна просить у него прощения, только потому что его мама пьёт? Бывает и хуже.

– Он хороший мальчик, – заверила миссис Фелт Поппи. – Он просто немного… проблемный.

– А-а, любишь плохишей, да, Попс? – понимающе кивнула Далия.

Щеки Поппи опять обожгло.

«Она просто старая и одинокая», – уговаривала она себя.

Когда они выходили из ателье с новой формой, чтобы пойти дальше в администрацию школы, Поппи услышала, как миссис Фелт говорит Митси, с судорожными движениями отпаривая свитер:

– О боже, мне скоро бежать на пилатес с Харриет! Давай-ка ты почитаешь мне свою любимую историю, пока я собираюсь? Громко и отчётливо. Губы, язык, кончики зубов – хорошенько артикулируй, слышишь?

Митси кашлянула и медленно начала:

– В… го-роде, где река глубока и дере-евья черны, жили-были, сколько их помнили, четыре страшные сес… тры… сестры.


Очень странные Щеппы

Выходные и всю следующую неделю бабушка звонила почти каждый день, чтобы сказать, что врачи решили оставить её «ещё на одну ночь», потому что, как она говорила, медсестры «хотят провести на мне ещё пару экспериментов перед тем, как отпустить на волю, – не часто в их отделение кладут такую красавицу». Большую часть времени Поппи штудировала немецкий в бабушкиной мастерской, чтобы не волноваться хотя бы за один предмет в новой школе. Когда уставала зубрить существительные и спряжение глаголов, она наводила там порядок. Ей нравилось скручивать, скреплять и сортировать мили блестящих лент, запутанные проволочные клубки и рулоны тканей всевозможных цветов, начиная мускусно-фиолетовым и заканчивая золотисто-сливовым.

Поппи проглотила готовые сорваться с языка слова огорчения, когда бабушка позвонила вечером с уже поднадоевшим оправданием. Её «ещё одна ночь» затянулась уже на целую неделю с лишним.

– Береги себя, дорогая, – сказала бабушка на прощанье. – Всегда будь осторожна и добра. Ты же следуешь моим правилам? Ни одно не забыла? – И она перечислила их: – Не стирать и не оставлять бельё сушиться после шести вечера, прятать весь сахар в доме, закрывать окна и, самое важное…

Они договорили хором:

– Никогда, ни при каких обстоятельствах не протирать подоконники.


Очень странные Щеппы

Понедельник наступил неожиданно, и лишь тогда Поппи поняла, как на самом деле её пугала новая школа.

«Новая школа, – думала она. – Новые запахи, новые учителя, новые люди, новая обувь, новая форма, новые компании, новые книги».

Тем туманным утром Далия подвезла Поппи к школьным воротам. Она остановилась не за углом или где-нибудь в сторонке. А прямо перед школьными воротами. Глотнув свой зелёный смузи, она бросила короткое напутствие:

– Кажется, школьная администрация в той стороне.

И умчалась прочь.

Стиснув пальцами лямки рюкзака, Поппи направилась через кишащий людьми двор к административному зданию.

«Дети могут быть такими жестокими», – подумала она, когда теннисный мяч отскочил от баскетбольного кольца и ударил её в пятку. Группа потных мальчишек бросилась за мячом, и началась куча-мала. Эта школа не так уж сильно отличалась от прошлой. Мальчики всё так же дрались, а девочки всё так же кучковались рядом с уборными, жуя жвачку, но ко всему этому она давно привыкла. Осталось только выяснить, на что было больше шансов: кулак в лицо или предложение поделиться чипсами.


Очень странные Щеппы

Один из самых безучастных людей, которых Поппи приходилось встречать, привёл её в класс. Деннис, пухлый потный коротышка с раздувающимися ноздрями, работал в школьной администрации вместе с Бет, обожающей обклеивать кабинет бумажками для заметок.

– Мистер Хорн, – позвал Деннис мужчину, который, как предположила Поппи, был её учителем. – Новенькая.

У Поппи возникло стойкое подозрение, что стоящий за ней Деннис указывает на неё пальцем.

Мистер Хорн был улыбчив и молод и носил очки в роговой оправе и забавный галстук с флагами стран мира.

– Прикольный галстук, Хорни! – крикнул кто-то с последних рядов.

– Новый день, день галстук! – пропел в ответ мистер Хорн.

Достав из кармана шоколадную вафлю, призванную помочь ему выдержать такой долгий путь, Деннис побрёл назад в офис.

– Ты Поппи, – сказал мистер Хорн и, взяв у неё рюкзак, проводил за свободную парту.

– Да, – прокряхтела она.

Хорошо, что он сам назвал её по имени. Вряд ли бы ей хватило смелости представиться.

– Поппи, добро пожаловать в школу на Северной Загадочной улице! Уверен, мы покажемся тебе менее…

Он обвёл взглядом шумный класс и отвлёкся на девочку с хвостиком на затылке, которая пыталась засунуть в рот «Посмертные записки Пиквикского клуба». Поппи тотчас узнала эти волосы цвета горчицы. Именно эта девочка воровала сладости в кондитерской Бонхильды Бонхоффер.

– Реджина Покс, немедленно вынь изо рта книгу!

– Но, сэр, она сказала, что мне слабо!

– Кто тебе это сказал? – спросил мистер Хорн.

– Она, сэр! – заныла Реджина, указав на Поппи. – Новенькая!

Поппи открыла рот, прекрасно понимая, что ей не хватит духа сказать что-то в своё оправдание.

– Новенькую зовут Поппи, и я нахожу твоё заявление, Реджина, крайне неправдоподобным, – отрезал мистер Хорн, и щеки Поппи потеплели.

Реджина, очевидно, была недалекого ума, потому что она отчаянно заморгала и, проигнорировав слова учителя, продолжила настаивать на своём:

– Но сэр, когда кто-то берёт тебя на слабо, ты просто обязан это сделать.

– Нонсенс. В жизни не слышал более безосновательного и бессмысленного аргумента.

– Нельзя обзываться, сэр! – возмутилась другая девочка.

– Как я её обозвал?

– Нон-чего-то-там, сэр, – ответила девочка. – А как вы поступите, если кто-то скажет, что вам слабо? Вы не захотите доказать ему, что он ошибается? Просто струхнёте?

– Так, – сказал мистер Хорн. Жестом попросив Поппи сесть за парту, он поднялся на возвышение, где стоял его стол. – Раз уж мы об этом заговорили, давайте и начнем с этого наш урок. Словосочетание «брать на слабо» переводится на английский глаголом «dare». Кто знает, откуда это слово взялось?

«Из немецкого», – про себя ответила Поппи. Ей очень нравилось находить затаившиеся в этимологии английских слов немецкие корни. Должно быть, она незаметно для себя пошевелила губами, потому что мистер Хорн спросил:

– Поппи?

Её сердце привычно забухало, словно она повисла вниз головой с края обрыва. Она почувствовала, как за её спиной Реджина Покс и другая девочка скрестили на груди руки.

– Из не-кхм-мецкого, – кашлянула она, прочищая горло.

– Что-что?

– Из немецкого, – прошептала она не громче паука.

– Верно! Из немецкого. Этот глагол происходит от староанглийского слова «durran», которое пришло из немецкого, но оно имеет индоевропейские корни, судя по схожести произношения этого же слова на греческом и санскрите.

Поппи нравился мистер Хорн. Его переполняли энергия и желание поделиться своими лингвистическими знаниями со скучающими учениками.

– Первое значение глагола «dare» – это «осмеливаться». Пробовать новое. Поворачиваться лицом к собственным страхам. А не бездумно что-то делать. Так что, Реджина, когда кто-то предлагает тебе на слабо проглотить сокращённую версию романа «Посмертные записки Пиквикского клуба» – это никакая не смелость, а чистой воды глупость.

– Почему вы не сказали, что она сокращенная?! – воскликнула другая девочка с хвостиком и выхватила книгу из рук Реджины.

Мистер Хорн вздохнул.

– Чем не повод для ещё одного урока этимологии в нашей замечательной школе у Загадочного леса.


Очень странные Щеппы

Поппи знала, что пользоваться мобильными телефонами в школе запрещено, но во время обеда ей отчаянно захотелось поговорить с бабушкой. Поэтому она подумала попросить у Денниса разрешения позвонить из офиса.

Проходя через двор, она заметила Митси, дочку хозяйки школьного ателье. Она стояла, прислонившись к столбу качелей.

Поппи помахала ей, как обычно делают «крутые ребята», и Митси улыбнулась, после чего уткнулась носом в свою книгу сказок.

Открыв входную дверь административного здания, Поппи услышала ленивый голос Денниса:

– Она не отвечает.

Из-за угла приёмной доносился какой-то шум, похожий на сдавленный плач.

– Ты пришла к директору? – спросил Деннис, наконец заметив Поппи.

– Нет! – вырвалось у Поппи. – Я хотела спросить, можно мне позвонить с вашего телефона бабушке?

– У тебя температура? – спросил Деннис, не отводя глаз от экрана монитора.

– Нет.

– Тебя вырвало в уборной? Потому что если так, тебе нужно мне сказать, чтобы я отправил туда Неда прибраться, пока кто-нибудь не поскользнулся и не плюхнулся лицом в рвотные массы. Такое уже бывало.

– Нет, – повторила Поппи. – Моя бабушка в больнице. Я просто хотела узнать, как она.

Деннис неохотно подпихнул к Поппи телефон одним несчастным пальцем.

– Она перезвонила? – донёсся из-за угла всё тот же голос. Голос звучал встревоженно, и его сопровождали судорожные свистящие вздохи.

– Я скажу после того, как она позвонит, – ответил Деннис.

Поппи набрала номер больницы, но ей сказали, что бабушку выписали этим утром.

– Куда она пошла?

– Боюсь, я не знаю, дорогая, – ответила медсестра. – Моя смена только началась!

Пока Деннис не видел, Поппи позвонила домой, но никто не взял трубку. Вдруг её забрали в другую больницу? Девочка не успела как следует всё обдумать, когда телефон зазвонил, и Деннис, наклонившись, выхватил его из рук Поппи с таким рвением, будто она висела на нём часами.

– Это тебя, – вздохнул Деннис, держа трубку на весу.

Поппи услышала шорох за углом, и в приёмную вбежал Эразмус и выхватил из руки Денниса телефон.

– Спокойно! – возмутился тот и вытер ладонь о рубашку, будто коснулся чего-то мерзкого.

– Мне нужно, чтобы ты пришла в школу, мам, – громко сказал Эразмус. Он стоял, скрестив ноги и закрывая одной рукой ширинку. Поппи медленно попятилась.

– Мне нужно, чтобы ты пришла в школу, мам, – повторил Эразмус, переступая с ноги на ногу и издавая тихие панические всхлипы. Он протянул трубку Деннису, и тот отшатнулся, как если бы ему сунули в лицо змею. – Она хочет с вами поговорить.

С выражением крайнего недовольства на лице Деннис взял трубку, но так, чтобы она не касалась уха.

– Эразмус! – прошипела Поппи. Но тот будто не слышал. – Эразмус!

Внезапно он обернулся. На его лице читалось страдание, и затем Поппи поняла, в чём проблема. Верхняя часть его штанов была мокрой.

– Ты в порядке? – беззвучно спросила Поппи.

Эразмус ничего не ответил, просто смотрел на неё пустыми глазами. Словно не узнавал её.

– Твоя мама не приедет, – сообщил Деннис и с грохотом опустил трубку на аппарат. – Она работает. Тебе придётся пойти в медпункт или ещё куда-нибудь, чтобы привести себя в порядок. Я позвоню медсестре.

Он с неожиданной скоростью набрал внутренний номер, и уже через считаные секунды в офис зашла медсестра с полотенцем.

Эразмус поднял руки, его пальцы были наполовину сжаты, будто когти, и она обернула вокруг него полотенце. Поппи не узнавала гения, чётко излагающего свои мысли. Перед ней стоял просто мальчик. Маленький перепуганный мальчик.

– Что случилось? – спросила медсестра Денниса.

– Он что-то «изучал» в библиотеке для своего маленького проекта, – неискренне улыбнулся Деннис. – Видимо, так погрузился в книгу, что вместо рта вылил яблочный сок на себя. А ученикам запрещено заходить в библиотеку с едой или напитками, – напомнил он и продемонстрировал медсестре запятнанную соком книгу. – Ему придётся отвечать за порчу школьной собственности. Я вышлю его маме счёт за книгу.

Книга называлась «Дневники Марты Годвит: История города Пены». Эразмус работал над расследованием. Если бы Поппи ему помогала, ничего бы этого не случилось, более того – они бы могли быть уже на несколько шагов ближе к разгадке происходящего.

Медсестра притянула к себе Эразмуса одной рукой. В отличие от Денниса, дети её не пугали.

– Где моя папка? – спросил Эразмус сам себя, оглядываясь. – Я оставил свою папку, Жюля, в библиотеке. Мне нужно его забрать.

– Что за папка, милый? – ласково спросила медсестра, подталкивая его к выходу.

– Чего ждёшь? Автограф? – рявкнул Деннис на Поппи.

– Он мой друг, – сказала Поппи, не подумав.

Деннис фыркнул, наливая себе чаю с молоком.

– Нашла себе чудика в друзья в свой первый же день. Он ходячая головная боль, разве не видишь? И у него что, какие-то проблемы с речью? Никогда ни с кем не разговаривает.

– Вовсе он не чудик, – сжала кулак Поппи.

Деннис с трудом дотянулся до открытой сахарницы.

– А меня зовут не Деннис.


Очень странные Щеппы

К несчастью для Эразмуса медпункт был в противоположном конце школы, и ему предстояло пройти дорогой унижения через игровую площадку.

Стоило Поппи выйти из административного здания, и она тут же услышала первые насмешки. Холодный ветер хлестал по Эразмусу, грозя сорвать обёрнутое вокруг него полотенце.

– Эй, Мальчик-спаржа! – крикнул тощий светловолосый мальчик и сделал вид, будто писает. – Упс, опять я обмочился!

– Слышь, инопланетянин! – глумилась девочка с крупными зубами и с ободком. – Не хочешь домой позвонить?

– Что, мамочка опять слишком занята в пабе, чтобы приготовить тебе обед, неудачник? – спросил ещё кто-то. – Что у тебя на этот раз? Банка консервированного горошка?

Медсестра осуждающе на них посмотрела и загородила Эразмуса рукой. Поппи заметила Мисти, наблюдающую за всем от качелей. Она молчала, как и Эразмус. Он шёл, повесив голову и не поднимая глаз от земли.

– Эй, Спаржа! – позвала Реджина Покс, стоящая рядом с уборной для девочек. – Кто такие Щеппы?

Это привлекло внимание Эразмуса, и он посмотрел на неё. Реджина покачивала его папкой, Жюлем, держа её двумя пальцами. Поппи застыла. Она знала, что должна подойти и врезать Реджине по лицу, но не смела пошевелиться. Реджина отдала папку стоящему рядом с ней крупному, мясистому мальчику, и тот с силой хорошего спортсмена запустил её в воздух. Из папки посыпались листы бумаги и разлетелись во все стороны будто белые птицы. Жюль перевернулся и с тихим «пуф» упал прямо посреди травяного покрытия футбольного поля.

Эразмус вывернулся из рук медсестры, уронив при этом полотенце и выставив напоказ свои залитые яблочным соком штаны. Все вокруг разразились насмешливым хохотом. Все, кроме медсестры, Митси и Поппи. Поппи увидела в окне офиса в щелях между жалюзи потное лицо Денниса, следящего за происходящим.

Зажав Жюля под мышкой, Эразмус принялся носиться по игровой площадке, собирая бумаги. Он был олицетворением паники: многие часы его кропотливой работы прямо на его глазах упорхнули в никуда.

– Нарочно не придумаешь! – сложившись пополам от смеха, воскликнул друг Реджины. – Ну и ржака!

Поппи увидела, как Митси подобрала прилетевший к её ногам лист бумаги и осторожно вложила его между страницами своей книги.


Очень странные Щеппы

Но Поппи всё никак не могла выйти из ступора. Она понимала, что должна что-то сделать. Эразмус физически не мог собрать все страницы: некоторые из них, подобно воздушным змеям с оборванными нитями, уже летели над лесом.

«Будь осторожна, – вспомнила она бабушкины слова. – Будь осторожна и добра».

Её сердечко так быстро сжималось и расширялось, что Поппи испугалась, что оно сейчас вырвется из груди и поскачет по дороге.

«Они меня засмеют», – подумала она. Но этого было мало, чтобы её остановить. Будто ожившая ледяная скульптура, она побежала по полю, бухнулась на колени в грязь и начала торопливо подбирать с травы страницы. Эразмус на неё не смотрел.

Прозвенел звонок, и другие ребята, недовольно застонав, потянулись в классы, оставив Поппи, медсестру, Эразмуса и Митси. Собрав все листы, Эразмус встал на колени и, не глядя на Поппи и не сказав ей ни слова, вырвал у неё из рук стопку бумаги и запихнул её в Жюля.

Митси держала свою книгу закрытой. Медсестра опять обернула полотенце вокруг Эразмуса и повела его в сторону медпункта.

Никаких тебе «Спасибо огромное, Поппи» или «Ты меня спасла, подруга». Поппи старалась думать, что ей всё равно, но на самом деле это было не так. И ей стало ещё обиднее, когда Митси сказала:

– Тебе не следовало этого делать.

– Должна была, – отозвалась Поппи, вытирая грязь с ладоней о внутреннюю сторону юбки.

– Теперь Реджина начнёт к тебе цепляться, – предупредила Митси.

Если бы Митси училась не в седьмом[1] классе, а Поппи не в восьмом, она бы, наверное, промолчала, а так сказала:

– Ну, Реджина Покс может идти лесом.

– Да неужели, новенькая? – раздался позади них голос.

Поппи знала, что это была Реджина, ещё до того, как набралась смелости развернуться. С ней были крупный мальчик и девочка с хвостиком.

– Идти лесом, значит? – спросила Реджина, окинув Поппи оценивающим взглядом. – Я тебе что, белка какая-то? Я не собираюсь ни в какой лес.

Поппи открыла рот, но вместо ответа из уголка её рта вытекла слюна. Она вспыхнула и торопливо вытерла губы рукавом. Такого с ней ещё не случалось. У неё дернулось веко, и на секунду перед внутренним взором Поппи предстала Вэнди – маленькая девочка из церкви с глазами цвета камня.

– Ха! – взвизгнула Реджина и хлопнула мальчика по плечу. – Вы это видели?! Прямо Ниагара!

Поппи мысленно похвалила её за первую более-менее умную вещь, озвученную её устами.

– Похоже, у Мальчика-спаржи появилась подружка: Девочка-спаржа! – захохотала Реджина.

Она шагнула к Поппи. Та только сейчас осознала, какая Реджина высокая и крепко сложенная.

– Если я услышу хотя бы ещё раз, как ты что-то вякаешь обо мне за моей спиной, я вырублю тебя быстрее, чем ты успеешь крикнуть «Мамочка!».

Реджина знала о её маме? Поппи не хотелось так думать, но она почему-то обрадовалась этим словам. Они доказывали, что Реджина была жестокой. Но самое главное, они заставили Поппи позабыть о страхе.

На секунду её пальцы и грудь наполнила странная пульсирующая энергия.

Поппи Слаб разозлилась.

Десять

Очень странные Щеппы
Мальчик-спаржа
Очень странные Щеппы

По пути домой Поппи достала со дна сумки телефон. Далия должна была её встретить, но, прождав сорок минут, Поппи решила пойти пешком. На экране появилось сообщение с фотографией, на которой Далия, повязав на голову платок, в резиновых перчатках чистила ванну. Поппи поморщилась.

Привеееееет, девчушка, затеяла сегодня генеральную уборку для нашей бабушки и увлеклась, н смогу забрать тебя из школы. Прости! Дома тебя ждёт сюрприз. Целую. Дэлс))))

«Интересно, – подумала Поппи, – как у неё получилось растянуть «привет» на шесть букв «е» и пропустить её в «не»?»


Очень странные Щеппы

Машины Далии перед домом не оказалось, но, зайдя внутрь, Поппи, к своему изумлению, обнаружила бабушку, сидящую на Троне Мудрости. Поппи бросилась ей на шею и поцеловала. Из кухни выглянул мужчина в синей рубашке, и бабушка представила Ричарда, своего нового помощника по дому.

– Ричард будет приходить два раза в неделю, пока я не поправлюсь, – сказала она.

Когда Ричард ушёл, Поппи заварила им чаю и занялась ужином. Она приготовила гратен с цветной капустой и беконом, и бабушка зааплодировала, когда девочка поставила ещё дымящееся угощение на стол. Бабушка зажгла свечи, и они проговорили несколько часов, о школе и о медсестре, случайно пукнувшей во время измерения бабушкиного давления.

Поппи обратила внимание, что бабушка съела только половину своей порции, но промолчала. Бабушка была дома. Поппи уже давно не чувствовала себя по-настоящему дома, с самой маминой смерти, и, хотя ей не хотелось об этом думать и тем более говорить, она не могла не признать, что к ней постепенно возвращалось тёплое ощущение любви и заботы. Нечто похожее испытываешь, когда укутываешься в большое уютное полотенце после купания в холодной воде, и его тёплые объятья берегут тебя от ветра и песка.

– У меня для тебя новость, – загадочно сказала бабушка, наливая себе хереса. – Твой папа прислал мне письмо на электронную почту. Он собирается ненадолго приехать.

Поппи разинула рот.

– Но это пока не навсегда, – поспешила добавить бабушка и слегка вымученно улыбнулась.


Очень странные Щеппы

Поппи уложила бабушку спать, вымыла посуду, быстренько приняла душ, налила в миску Черчилля воды и на цыпочках поднялась в свою комнату. Она сунула руку под подушку, проверяя, на месте ли мамин набор портновских мелков. Один из них – красный – разломился на две части. Поппи внезапно захотелось это исправить, склеить их вместе, чтобы мелок снова стал целым. Но клей и мелки вместе не уживаются. Прямо как бабушка и папа.

– Ты придаёшь вещам слишком большое значение, – сказал однажды папа, когда они вместе убирали дом. Он вытряхнул ящик с мамиными журналами «National Geographic» в мусорный мешок. – Это просто вещи. Они ничего не значат. И потом, они будут только пылиться. Мама бы хотела, чтобы мы от них избавились.

«Мама бы этого не хотела», – мысленно буркнула Поппи.

Раньше они с папой по воскресеньям выбирали каждый по номеру журнала и читали их вместе днём в гостиной. Ещё двенадцать месяцев назад у папы бы и мысли не возникло их выбросить. Папа всегда смачивал кончиком языка палец и осторожно, почтительно переворачивал каждую страницу. А затем мамы не стало.

Поппи накрылась вторым одеялом и заснула с коробкой мелков в руках. Ей приснился странный сон.


…Она стояла в приёмной в больнице. Только на самом деле это была вовсе не приёмная, а вагон поезда, а вместо раздвижных дверей в тамбур был вход в отделение. Та дама, исчезнувшая в поезде, стояла в дверях, перегородив руками проход. Поппи не могла разглядеть, что позади неё. Поппи не могла говорить. Она хотела закричать на даму, но её нижняя челюсть отяжелела и не слушалась. Папа тоже был здесь. Поппи слышала его голос.

– Забери её сердце, – сказал он медсестре с фиолетовой прядью. Поппи видела её в больнице, где лежала бабушка. – Забери её сердце.

Дама в проходе повернулась к Поппи и улыбнулась, показав белые зубы. Один за другим предметы в комнате начали бледнеть.

– Её сердце, – сказала дама, смотря прямо на Поппи. – Забери её сердце…

Поппи проснулась в холодном поту. Она не выключала отопление на ночь, но в комнате царил холод. Грудь будто что-то сдавило. Окно было открыто, и створка слегка покачивалась на ветру.

Что-то стояло на подоконнике. Что-то высокое. Что-то колышущееся. Что-то тяжело дышащее.

Поппи не могла пошевелиться. Зубы будто сжало скобами.

– Её сердце, – прошептала высокая тень. – Забери её сердце.

В комоде что-то застучало. Звук нарастал, пока с финальным бам! дверца не распахнулась. Изнутри вылетела шкатулка с костяным гребнем и опустилась на ладонь тени. Поппи впервые разглядела её пальцы – большие, деревянные, с механическими на вид суставами.

– Забери её сердце! Забери его! – прошипел другой голос позади тени.

Поппи не чувствовала своего тела, будто кто-то перерезал провода, соединяющие руки и ноги с головой. Высокая фигура шагнула с подоконника и, постукивая деревянными ступнями, направилась к ней. Поппи откуда-то знала, что в её комнате находится нечто очень древнее.

Каким-то чудом девочке удалось высвободить руку, и она бросила в чёрный силуэт первую попавшуюся вещь: набор портновских мелков. Коробка с гулким стуком ударилась о голову существа, и маленькие треугольные мелки посыпались на пол. Тень завизжала и вскочила назад на подоконник.

Кто-то громко забарабанил по входной двери.

Поппи в ужасе смотрела, как с неба спустилось нечто вроде широкой корзины и зависло за её окном. Высокая тень запрыгнула в неё, будто кошка, и корзина исчезла. Поппи бросилась к окну, порыв ветра охладил её потный лоб. Секунду она ничего не видела, затем на фоне белых облаков пронеслась тень в виде корзины и исчезла в направлении чёрной массы Загадочного леса.

Снизу донёсся бабушкин голос. Открылась и закрылась дверь, и бабушка сказала кому-то сесть у камина. Поппи захлопнула окно и задвинула обе задвижки. Надев халат, она покрепче запахнула его и поспешила вниз.

Рядом с камином с синими от холода руками и лицом стоял Эразмус. На нём была слишком большая для него мужская пижама, а вокруг шеи обернут наподобие дурацкого шарфа тонкий спальный мешок.

Мальчик не двигался, но его взгляд метнулся в сторону Поппи. Она знала, что в чрезвычайных ситуациях очень важно поступать осмысленно.

– Я приготовлю тебе грелку и чай, – твёрдо сказала она.

– М-м-можно мне горячего шоколада? – стуча зубами, спросил Эразмус.

Даже вырывающийся из носика чайника пар не мог прогнать ледяной холод, сковавший спину Поппи. Она была благодарна Эразмусу, что он так вовремя пришёл. Может, это он спугнул ту штуку.

Толкнув дверь плечом, Поппи принесла поднос с грелкой, кружку горячего шоколада с ложкой растаявшего зефира и тост с горками масла и джема. Девочка поставила поднос, и бабушка поманила её из коридора.

– У его мамы была поздняя смена, – зашептала она. – Она работает в пабе, но до сих пор не пришла домой. Между нами говоря, я слышала, она часто так делает. Свет и газ у них по предоплате, и она, судя по всему, забыла заплатить. Бедняжка был один дома и едва не замёрз. А в Пене нужно быть крайне осторожным. Зима сюда приходит рано, лето – поздно, а осень и весна подчас обрушиваются нам на головы одновременно! – Бабушка вздохнула и хихикнула: – Цветы цветут, пока листья опадают.

Поппи кольнуло чувство вины.

– Думаю, ему придётся остаться на ночь, – продолжила бабушка. – Здесь хотя бы жарко, как в печке.

– Ты не против? – спросила Поппи. Она не знала, как сформулировать, и сказала лишь: – Ему нужно, чтобы люди были к нему добры.

– Конечно, не против, дорогая, – улыбнулась бабушка, её морщинистые глаза блеснули в полумраке. Она коснулась щеки Поппи. – Ты так похожа на свою мать, что меня это пугает.

Бабушка помогла Поппи расстелить в гостиной перед камином надувной матрас, после чего ушла спать, оставив её с Эразмусом и Черчиллем, который к тому моменту тоже проснулся.

Поппи не хотелось говорить о случившемся в школе, да и Эразмусу, должно быть, тоже. Как только дверь в спальню бабушки закрылась, она тихим голосом поведала ему обо всём, что произошло в её комнате. Эразмус ошеломлённо молчал и хрустел тостом. Поппи есть не хотелось. Она рассказала ему о зашедшей через окно тени, о гребне, мелках и странном, напоминающем корзину, объекте, на котором то существо улетело.

– Всё как в стихотворении! – вытаращился Эразмус, выронив изо рта кусочек тоста. Черчилль бросился подбирать с пола крошки. – «Летят они на фоне звёзд в корзине для белья, и если сядут на твой хвост, судьба предрешена».

У него задёргался глаз.

– Но моя судьба не была предрешена, – тихо возразила Поппи. При воспоминании о нависшей высокой тени её всю передернуло.

– Но почему они пришли именно сейчас? И как попали внутрь, раньше же ты была в безопасности? Что-то должно было измениться, Поппи.

– Я закрыла окно, я… – Поппи запнулась. – Я точно его закрыла. Я помню.

– Не думаю, что тут проблема в открытых окнах, – поморщился Эразмус. – Если эти существа способны летать в корзинах и делать так, чтобы глаза детей серели, сомневаюсь, что какое-то окно их остановит. Тут должно быть что-то другое. Подумай, что изменилось?

Поппи ничего не приходило на ум. Почему на неё хотели напасть? Что послужило поводом? Голова кружилась от мыслей.

– Опиши хотя бы, как оно выглядело? – попросил Эразмус. – Оно было похоже… на человека?

Поппи вздрогнула.

– Ну да, – тихо ответила она. – И нет.

Эразмус нахмурился.

– Оно было высоким, как рассказывал Марли, и вроде как сгорбившимся. И у него были глаза. И они будто… нет, нет, это слишком странно.

Эразмус вскинул брови.

– Будто они знали, что это я, а не кто-то ещё, что это именно я должна быть в комнате. Будто они ожидали меня увидеть.

Эразмус настоял, чтобы она показала ему место происшествия. Сдёрнув с шеи спальный мешок, он опустился на корточки и облазил всю спальню. Поппи держала Черчилля на руках, чтобы тот не испортил улики. Ему тоже хотелось поучаствовать и всё вынюхать.

– Это отсюда вылетел гребень? – спросил Эразмус, указав на лежащий под углом на полу ящик от комода.

Поппи кивнула. Эразмус методично собрал все кусочки портновского мела назад в коробку. Поппи нравилось, как он это делал: бережно и тщательно. Она нашла под подоконником деревянную прищепку и прицепила мамину записку назад к крышке коробки, затем внимательно её осмотрела. Что такого особенного было в старых мелках?

Эразмус открыл окно.

– Ты что делаешь? – прошипела Поппи. – Что, если они всё ещё где-то там!

В комнату подул ветерок, и Эразмус глубоко вдохнул носом.

– Отбеливатель, – вынес он вердикт.

– Что?

– Отбеливатель. Растворённый в воде гипохлорид натрия. На подоконнике остались следы отбеливателя. Его мыли в последние сорок восемь часов?

– Конечно, нет! – отрезала Поппи. – Мы никогда не…

Она осеклась. Подоконник был чистым. Ни паутинки.

«Далия! – осенило её. – Далия делала генеральную уборку».

Она даже прислала Поппи снимок, на котором неуклюже позировала с моющими средствами.

– Она протерла его от паутины, – прошептала Поппи.

Далия наверняка смела паутину бумажным полотенцем и с гордостью выбросила в мусорное ведро.

Эразмус, не выглядящий особенно взволнованным, пробормотал, осматривая блестящий чистотой подоконник:

– Значит, это как-то связано с паутиной?

Внезапно он поднял глаза на Поппи.

– У тебя, случайно, не осталась страница из Жюля?

Поппи помотала головой.

– На одной из недостающих страниц была странная, но, возможно, очень важная информация по моему исследованию, но, видимо, её тоже унесло ветром.

Поппи переступила с ноги на ногу.

– У тебя что-то в волосах, – прищурился Эразмус.

– А, это всего лишь то белое пятно, – смутилась Поппи, удивившись про себя, как она могла так быстро о нём забыть.

– Нет, я не об этом.

Он протянул к её плечу руку, и Поппи невольно отшатнулась.

– Не двигайся! – прошептал он и провёл по её волосам.

На подушечке его пальца в лунном свете поблескивали крошечные кристаллики синего порошка.

Поппи замутило. Голова закружилась. Вот и всё. Теперь она умрёт, она всё знала наперёд. Её глаза постепенно посереют. Голова съежится и сморщится, как старая поганка. Она лишится голоса. И затем… исчезнет.


Очень странные Щеппы

Плетёная корзина неслась над бескрайним лесом, подскакивая в воздухе и вертясь вокруг своей оси. Позади неё, подобно хвосту воздушного змея, болталась верёвка, полная прищепок.

Этой ночью дул западный ветер.

Когда макушки самых высоких деревьев начали царапать дно, пара скрипучих потрескавшихся ладоней развернула потрёпанную серую простыню, которая раздулась парусом и подняла корзину выше.

Вдруг над ними что-то вспорхнуло. Три древних существа посмотрели вверх.

– Что это за белые листы принесло в нашу сторону? – спросило первое существо.

– Страницы! Страницы со словами, – сказало второе существо и, вытянувшись, попыталось схватить их длинными щёлкающими пальцами.


Очень странные Щеппы

Страницы ныряли под корзину и кружили вокруг, будто стайка подхваченных воздушным течением птиц.

– Они написаны тем мальчишеским, – прошипело второе существо, разрывая на кусочки заметки Эразмуса. – Те двое умненьких слишком много знают – вполовину слишком много, говорю вам! Нужно было забрать её, пока она спала!

– Но мелок! – съежилось первое существо. – Она знает о силе мела!

– Мел или не мел, – прошелестело третье существо, – я получу её сердце, а вы, сёстры мои, получите её глаза, её волосы и её самые заветные мечты.

Существа запрокинули головы и завизжали на молодой месяц, пока наполненный шёпотом западного ветра парус нёс их над прикрытым туманом холмом.

Одиннадцать

Очень странные Щеппы
Толлы
Очень странные Щеппы

На следующий день рано утром Поппи услышала, как бабушка кому-то позвонила и предложила «проводить их до школы», а затем сказала: «Что же, если вы настаиваете, мисс Толл, вам лучше прийти немедленно и забрать его».

Поппи спала на удивление хорошо. На подушке осталось немного синего порошка, она стряхнула его на пол и замела ногой под кровать, затем, вспомнив события прошлой ночи, кинулась к зеркалу и изучила свои глаза на свету. К её облегчению, они были всё такими же голубыми, но на всякий случай она проверила ещё раз, не обнаружатся ли другие свидетельства её надвигающегося конца. Она забормотала скороговорку, проговаривая каждое слово:

– На… дворе… трава. На траве дрова. Не руби дрова. На дрове твора. – Она начала заново, размышляя, стоит ли считать это ранним симптомом таинственного исчезновения голоса.

Скоро во входную дверь постучали. Спустившись, Поппи увидела, что бабушка собирает вещи Эразмуса. Она убрала его спальный мешок в пакет и даже завернула ему с собой в школу багет с ветчиной и сыром.

Эразмус жадно жевал круассан, который едва не лопался от напиханных в него анчоусов. Бабушка открыла входную дверь. Стоящая на пороге мисс Толл громко говорила по мобильному телефону, крутя в пальцах ключи от машины.

– Ты сказал, я могу взять на пару смен меньше на этой неделе и на пару больше на следующей, Том, – услышала Поппи прокуренный голос мисс Толл. – Мне нужно платить за аренду, Том. Мы не миллионеры, знаешь ли. Чёрт!

Её глаза скрывали солнцезащитные очки, и лишь по редким движениям густых тёмных бровей можно было понять, какие эмоции она испытывает. Мисс Толл завершила звонок.

– Я говорила тебе больше её не надевать. Она не твоя, – прошептала она Эразмусу, дернув его за пижаму. Затем она заметила зажатый у него под мышкой свёрток. – Что это? – ткнула она в багет блестящим чёрным ногтем.

– Я приготовила ему бутерброд, – тепло пояснила бабушка. – В школу!

Мисс Толл вырвала свёрток и протянула его бабушке.

– Очень мило, – холодно сказала она, – но мы обойдёмся без вашей благотворительности.

– Там нет икры! – ошеломлённо воскликнула бабушка. – Только ветчина и сыр. Ничего такого.

– У нас всё хорошо, – без тени улыбки процедила мисс Толл. – Мой мальчик и я в полном порядке. Пусть у нас нет красивого дома и огромного телевизора, но мы справляемся. Мы прекрасно ладим, не так ли, Разл-Дазл?

Она толкнула Эразмуса, но тот ничего не сказал. Мисс Толл повернулась к бабушке.

– Если он опять сюда придёт, отправьте его сразу домой. Я не хочу, чтобы мой сын болтался с чужими людьми. Может, мы живём и не в большом городе, но достаточно одного ненормального при свете фонарей в ночи, если вы понимаете, о чём я.

Поппи поймала бабушкин взгляд, но лишь на мгновение.

– Иногда я боюсь, – тихо продолжила мисс Толл, – боюсь, что он подхватит ту странную болячку, как та пара ребят из его школы. Я слышала, их глаза стали такого непонятного цвета и они перестали разговаривать. Но Эразмус всегда мало говорил, даже когда был совсем крошкой, да, малыш?

Другие мальчики бы вздрогнули и начали ныть, что они никакие не малыши, но Эразмус не издал ни звука.

– Ну, я знаю, что вы очень заняты, на работе и дома, как мама, – сказала бабушка. – Я очень хорошо помню, каково это. Так что, если вам нужно оставить его где-то после школы или на ночь, мы с радостью его примем.

– С чего вы решили, что я не могу позаботиться о сыне, миссис Хериссон? – повернулись к ней мисс Толл и тряхнула головой. – Все в этом городе только и знают, что совать нос не в своё дело. Все считают, что это их прямая обязанность – обсуждать за моей спиной, как мне воспитывать моего ребёнка. И можете мне поверить, ни один из их мужей не бросил их выживать на одном пособии с просроченной за три месяца арендой.

Поппи посмотрела на Эразмуса, но быстро отвела взгляд, чтобы не смущать его. Эразмус сказал, что его папа умер. Он либо лгал, либо предпочитал верить в свою версию. Поразмыслив, Поппи решила, что тут может быть одновременно и то и другое.

Бабушка выпрямилась. Она была высокой и полной достоинства.

– Я не считаю, что имею право указывать вам, как растить вашего сына, – произнесла она приятно твёрдым тоном. – Но проявлять доброту к ближнему – это совсем не то же самое, что совать нос в чужие дела. А так как ваш сын дружит с моей внучкой, боюсь, это делает его и моим другом тоже. Готовить друг другу обед – это обычная практика между друзьями.

– Нам не нужны обеды. Или друзья, – заявила мисс Толл и потянула Эразмуса за собой. – По мне, так всё это не более чем благотворительность. Я знаю, как это бывает. Затем вы скажете мне прийти в вашу церковь, где мы сядем кружком, возьмёмся за руки и будем жаловаться на жизнь. Ничего этого нам не надо. Мы в порядке.

Мисс Толл повела Эразмуса к невзрачной бежевой машине.

– Эразмус, – позвала бабушка, и он обернулся. – Тебе всегда здесь рады.

Мисс Толл толкнула Эразмуса на переднее сиденье, пристегнула ремнем безопасности, после чего захлопнула дверь и кисло посмотрела на бабушку. Руки Эразмуса безвольно лежали на коленях, и он не отрывал взгляда от приборной доски. Поппи его не узнавала. Она обняла бабушку за талию.


Очень странные Щеппы

Бабушка хотела проводить Поппи до школы, но этим утром её нога выглядела сильно опухшей, поэтому Поппи настояла, что дойдёт одна. В какой-то момент, когда бабушка возилась с молнией на рюкзаке – который едва не трещал по швам, столько бабушка напихала в него еды, – Поппи чуть не рассказала ей о той штуке, что забралась в её комнату прошлой ночью. Но затем она перевела взгляд с бабушкиной опухшей ноги на её усталые глаза и прикусила язык.

Перед тем как выйти из дома, Поппи забежала к себе в спальню и сунула в карман мамину коробку с мелками. С ней она чувствовала себя безопаснее.

Когда они уже прощались, Поппи заметила на запястье бабушки между браслетами белую полоску.

– На тебе всё ещё больничный браслет!

Поппи достала из кухонного шкафчика ножницы, и бабушка положила руку на стол. Вдоль всего её предплечья тянулся тёмно-фиолетовый синяк. Поппи вздрогнула.

– Это от падения, солнышко, – сказала бабушка, коснувшись другой рукой волос Поппи. – Ничего серьёзного.

Поппи хотела ей верить, но она не раз слышала, как бабушка рассказывала всем подряд о том, как повстречала в продуктовом магазине махараджу. Поппи перерезала браслет и выбросила его.

Придя в школу, она немедленно отправилась мыть руки. Было в больничных вещах что-то отталкивающее.

Первый урок сегодня был с мистером Хорном. Он так расхвалил сочинение Поппи, посвящённое росту одной из отраслей промышленности в период Промышленной революции, что та от удовольствия едва не воспарила над стулом. Поппи спросила бабушку о работе ткацкого станка, и та во всех деталях объяснила, как станок поднимается и опускается, перекрещивая разноцветные нити.

После обеда был урок биологии с мисс Ннамани. На нём Поппи узнала из уст Реджины Покс, что Эразмус почти всегда занимается индивидуально, «потому что на самом деле он тупой пришелец».

Поппи хотелось развернуться на стуле и бросить ей в лицо что-нибудь вроде: «Он занимается индивидуально, не потому что он тупой, а потому что ты тупая».

– Я хочу предупредить всех, – начала мисс Ннамани, – что сегодняшний урок может показаться чересчур неприятным. Если у вас некрепкий желудок, лучше покиньте класс.

Разумеется, после такого никто в здравом уме не поднял бы руку со словами: «Извините, мисс, я сдрейфил, можно мне уйти?»

Они все пошли за мисс Ннамани в школьную лабораторию, которая была похожа на отремонтированную раздевалку с жёлтыми лабораторными столами с привинченными к ним бунзеновскими горелками.

Когда ребята облачились в белые халаты и перчатки и разделились на пары, мисс Ннамани открыла две большие пластиковые сумки и достала из одной крупную белую крысу. Мертвую. Её длинные передние зубы жалостливо торчали из розового рта.

По классу пробежал стон ужаса. Реджина Покс демонстративно запрыгнула на стул, а потом прямо в руки мускулистого мальчика. Его звали Сидом или Вредным Сидом, как сказала Элеанора, напарница Поппи по лабораторной.

Мисс Ннамани обошла класс, доставая из сумки крыс и укладывая их на пробковые доски перед каждой парой учеников. Встав у доски, она нарисовала примерную схему. Мисс Ннамани была прекрасным учителем, но ужасным художником.

– Сегодня вы будете препарировать этих бедных вредителей. Меняйтесь – пусть один из вас ведёт записи, пока другой режет, и так по очереди. Вы должны определить местоположение желудка крысы, её легких, сердца, а самым смелым предлагаю попробовать найти её почки.

Элеанора вскрыла злаковый батончик и громко захрустела, роняя крошки на несчастного грызуна.

– Как нам узнать, мальчик это или девочка? – спросил с задних рядов мальчик по имени Джон Воф.

– Уверена, вам не составит труда это понять, – ответила мисс Ннамани. – Зачем тебе это?

– Ну, – протянул Джон, – я хочу знать, как правильно записывать: «его почки» или «её почки».

– Начни резать, – сказала Элеанора Поппи. Крошки от её батончика так и летели во все стороны. – А то я пока ем.

Сид уже занялся своей крысой: с помощью розданных мисс Ннамани булавок он уверенными и точными движениями приколол к доске срезанную с живота грызуна кожу.

Поппи опустила взгляд на их крысу и взяла в руку скальпель. Лапки зверька были растянуты по бокам от тельца. Редко кто считает крыс милыми и симпатичными, но Поппи пожалела бедное создание.

– Мне очень жаль, – шепнула она крысе.

– Мне это записать? – спросила Элеанора, слизывая с пальцев липкие крошки.

Поппи не подумала, что та её слушала.

– Делаю первый разрез, – включила она деловой тон.

«Поехали», – подумала она.

Скальпель с хрустом вошёл в грудную клетку крысы.

«Осторожно», – сказала себе Поппи.

Сделав один длинный разрез вдоль туловища, она сдёрнула мех, оголив мускулы. Она внушала себе, что режет ткани для бабушки. Хорошо, что не было крови.

– Хочешь немного порезать? – предложила она Элеаноре, но та уже откусила от нового батончика и лишь пожала плечами.

– Вряд ли это хорошая идея: есть и препарировать одновременно.

«Спасибо, Элеанора. Большое спасибо».

– Молодец, Поппи, – похвалила мисс Ннамани, заглянув ей через плечо. – Очень аккуратно! Теперь возьми хирургические ножницы и удали ткани вокруг органов. Вот так!

Поппи почти радостно последовала указаниям. Последний разрез вдоль крысиной грудины, и девочка сняла блестящую полоску мышц.

И тут она увидела их. Внутренние органы, плотно прилегающие друг к другу, изгибы желудка и кишок. Веки Поппи задрожали, и внезапно у неё закружилась голова, будто её череп превратился в аквариум с беспокойно кружащей внутри золотой рыбкой. Она схватилась за край стола, а скальпель со звоном упал на пол.

– Ай! – вскрикнула Элеанора, потирая ступню. – Он попал мне по ноге!

Горло Поппи сжалось, сердце в груди забилось, пустилось в галоп, задёргалось и запрыгало.

По всему телу выступил холодный пот. Она ни о чём не могла думать, и лишь изо всех сил впивалась ногтями в стол, чтобы не упасть.

Она не могла дышать. Лёгкие, словно проткнутые воздушные шарики, не желали наполняться.

– Эй! Эй, новенькая! – свистнула Элеанора. – Возьми себя в руки!

Но Поппи её не слышала. В ушах гремел пульс и звучал голос: «Её сердце. Забери её сердце».

Пальцы Поппи в панике зашарили по карманам в поисках коробки с мелками. Коробка раскрылась, и в кулаке Поппи остались лишь раскрошенный мелок и деревянная прищепка с маминой записки.

«Забери его! Забери её сердце!» – насмехался голос.

Костяшки пальцев Поппи побелели, всё тело забилось в ужасе, точно сведённое судорогой.

Но это не было игрой расшалившегося воображения. Всё было по-настоящему. Она стояла на самом краю бездонной пропасти страха. Мертвая крыса, казалось, улыбалась ей, её внутренности были как на ладони, складки кожи и меха отходили от грудины подобно крыльям гаргульи.

Поппи слышала пульс в ушах, и он будто исходил от крысы. Она ждала, что в любой момент коготки задергаются или язык крысы задрожит, изнемогая от жажды.

– У нас тут не всё в порядке, мисс! – закричала Элеанора, пятясь от Поппи.

– Что Девочка-спаржа натворила теперь? – ухмыльнулась Реджина Покс, пихнув локтем Вредного Сида.

Поппи никого из них не слышала. Заключённая в стремительно сужающийся туннель из ужаса, она знала одно: ей во что бы то ни стало нужно убраться как можно подальше от этой крысы.

Мисс Ннамани подбежала и сжала плечо Поппи.

– Поппи, дорогая, – мягко сказала она. – Всё хорошо, это просто крыса.

Но стоило ей договорить, и прямо перед Поппи что-то оглушительно взорвалось.

Мисс Ннамани закричала и закрыла ладонью рот. Пальцы Поппи разжались, и на стол посыпались кусочки мела. Внутренние органы крысы лопались и шипели, и от потемневшей грудной клетки поднимались тоненькие ленты дыма.

– Джон Воф, – наконец опомнилась мисс Ннамани. – Неси огнетушитель. Скорее!

Джон едва со стула не рухнул, но прежде, чем он успел снять с крючка огнетушитель, раздался новый бабах, и крысу скрыли дымящие языки жёлтого пламени. Поппи соскользнула со своего стула, но её ноги будто набили ватой. Последнее, что она запомнила, перед тем как потерять сознание на полу лаборатории, был голос мисс Ннамани:

– Все на выход!


Очень странные Щеппы

Поппи очнулась от настойчивых увещеваний Денниса и, не поднимая век, закатила глаза. По ощущениям, она лежала на чём-то белом и чистом.

– Ты можешь идти. Здесь не на что смотреть. Она не самовозгорится опять, – говорил кому-то Деннис. – Я поставил на всякий случай у двери ведро с водой.

Поппи открыла глаза. Она была в медпункте, судя по наклеенному на стене плакату, на котором перепуганный мультяшный зуб с ручками и ножками предупреждал детей о том, как важно пользоваться зубной нитью.

В поле зрения показалась голова Денниса. Он смотрел на неё одновременно с любопытством и отвращением, будто она была каким-то медицинским феноменом. Затем Поппи вспомнила. Крыса. Взрыв. Крыса взорвалась. Она действительно была медицинским феноменом. Поппи приподняла голову, и в виске застучало. Должно быть, именно им она ударилась об пол.

Что произошло? Она откуда-то знала, что это было связано с проникшим прошлой ночью в её комнату существом и синим порошком. Неужели её глаза тоже посереют?

– Ну всё! – рявкнул Деннис на кого-то. – Хватит глазеть, возвращайся в класс!

Поппи осталась лежать. В голове крутились обрывочные мысли: «Бабушка… крыса… огонь… голова болит… колени тоже». Они разбегались, и она никак не могла ни за одну ухватиться. В горле першило, а во рту было неприятно липко из-за высохшей слюны.

– Ты меня игнорируешь? – с нажимом продолжил Деннис. – Никто не смеет меня игнорировать – я административный педагогический помощник, мистер Толл!

– Деннис! – воскликнул кто-то, и Поппи узнала голос школьной медсестры. – Говори тише! Этой юной леди нужен отдых. Она сильно стукнулась головой, не говоря уже обо всём остальном.

«Обо всём остальном? Что ещё случилось?»

Поппи повернула голову и успела заметить, как медсестра ей подмигнула, пока Деннис неохотно побрёл к выходу. Затем медсестра улыбнулась кому-то, сидящему у изножья койки, и тоже выскользнула за дверь. Поппи, пересилив боль, подняла голову.

Эразмус сидел, вытянув руки вдоль туловища, и внимательно на неё смотрел.

– Ты пришёл! – слабо улыбнулась Поппи.

– Я узнал о том, что случилось, – сухо отозвался Эразмус. И пояснил: – Ты препарировала крысу. Запаниковала. Подожгла крысу. И упала в обморок.

Поппи нахмурилась.

– Я не впадала в панику! И это не я подожгла крысу.

– По словам ненадёжных свидетелей, из твоих глаз забили огненные лучи, которые и подожгли крысу, – сказал Эразмус, щурясь, будто полицейский, на страницы Жюля.

– Чушь. Кто такое сказал? – спросила Поппи, но не стала дожидаться ответа. – У меня в кармане был мамин мел. Мне стало нехорошо…

– Ты запаниковала, – прервал её Эразмус.

– …и затем я достала из кармана кусочек мела и почувствовала что-то ещё. Не просто недомогание. А затем крыса просто взорвалась.

– Просто взяла и взорвалась?

– Как попкорн.

– Попкорн не взрывается, – тихо возразил Эразмус, хотя по нему было видно, что он думает о чём-то другом. – Он расширяется под воздействием температуры.

Эразмус достал из сумки карандаш и сделал в Жюле пометку.

– Добавил попкорн в свой лист покупок? – спросила Поппи и тут же об этом пожалела. Из-за этой попытки пошутить у неё закружилась голова и сжался желудок.

– Нет, – отозвался Эразмус. – Паутина… Мел… Взрыв.

Он поднял на неё глаза.

– Думаю, ты сотворила – за неимением более походящего слова – магию.

Поппи немедленно ему поверила, хотя это было невозможно.

Да, она увидела на своём подоконнике нечто ужасное, и в Пене определённо происходило что-то странное. Но если пролистать «Великие тайны мира», наверняка найдётся немало похожих историй из городков по всей Англии, якобы связанных с ведьмами и гоблинами. Несмотря на головную боль, ей стало смешно от мысли, что кто-то посчитал её волшебницей.

– Ты правда так думаешь?

– Я заглянул в школьную лабораторию. Бунзеновские горелки не работают. Газ перекрыли пару месяцев назад, потому что они не соответствовали стандартам безопасности. Пробковая доска была покрыта антивоспламеняющейся краской. И наконец: крысы сами по себе не загораются.

– Может, причина была в скопившихся в её желудке газах? – предположила Поппи.

«Это моё сотрясение мозга говорит», – подумала она.

Эразмус пытливо на неё посмотрел, как если бы она сказала что-то на удивление умное.

Но затем Поппи добавила:

– Ну, знаешь, как в роликах со взрывающимися китами.

Эразмус насупился и отвёл взгляд, будто ему внезапно стало скучно.

– У тебя нет интернета, – быстро сказала Поппи.

– Во-первых, да, у меня нет выхода в интернет, – холодно ответил Эразмус. – А во‑вторых, киты не взрываются как бомбы, о чём ты так любезно решила упомянуть, их разрывает под давлением скопившихся внутри газов. – Он безжалостно добавил: – С человеческими телами такое тоже бывает. Когда-нибудь с тобой тоже может это случиться, если повезёт.

Поппи была не в настроении спорить.

– Да-да, я всё поняла.

– А теперь, – сказал Эразмус и снова поднёс к Жюлю карандаш, – нам нужно восстановить утраченные тобой заметки. Что ты помнишь из того, о чём мы говорили?

– Погоди… утраченные мной заметки?

– Да, именно так я и сказал.

– Прошу прощения, не напомнишь, как так вышло, что это я потеряла твои заметки? – спросила Поппи, вспыхнув от злости.

Эразмус опустил карандаш и прислонил папку к предплечью.

– Я не имел в виду, что ты в этом виновата. Люди подвержены приступам страха, особенно в присутствии задир. Я это понимаю. Но если бы ты немного поторопилась помочь мне собрать заметки, мы бы не потеряли так много страниц, поэтому я прошу тебя сосредоточиться и вспомнить, о чём мы говорили за прошедшие недели.

– Я думала, это ты у нас с памятью в тысячу терабайт?

– Это будет петабайт, и я не компьютер, – на полном серьёзе возразил Эразмус.

С Поппи было достаточно.

– Забавно, – бросила она, садясь, и соскользнула с койки. – Потому что порой ты ведёшь себя именно так.

И Поппи решительно направилась к двери. В этот момент заглянула мисс Ннамани и жизнерадостно воскликнула:

– Привет!

Поппи в страхе подпрыгнула.

– Прости, Поппи! – засмеялась учительница. – Я пришла проверить, как себя чувствует наш пациент. Но с ней явно всё хорошо.

– Пациент? – переспросила Поппи.

– Она говорит о тебе, – сказал Эразмус.

– А-а, конечно. – Поппи кашлянула. – Я в порядке.

– Смотрю, за тобой приглядывал наш ответственный медбрат, – улыбнулась мисс Ннамани.

– Здесь и медбрат есть? – удивилась Поппи.

– Она говорит обо мне, – сказал Эразмус.

– А… Ну разумеется, – промямлила Поппи. – Медбрат Толл любого доведёт своей заботой до полного выздоровления. Никто не продержится долго в палате, слушая его бесконечные рассуждения о том, сколько миллиграммов и мегабитов лекарств тебе положено.

«Стоп, это прозвучало как-то неправильно, – подумала Поппи. – Может, я и правда сильно ударилась головой?»

– Но медбрат Толл не понимает, что истинная задача медсестёр и медбратьев заключается вовсе не в этом, а в том, чтобы быть добрым и заботиться о других.

Поппи внезапно вспомнила о мисс Ннамани.

– Ну, увидимся в классе! Пока, Эразмус! – торопливо выпалила она и выскочила за дверь.

Поппи побрела по коридору в сторону офиса, почти чувствуя себя сбежавшим из приюта пациентом, только больничного халата не хватало.

Деннис неохотно согласился позвонить бабушке и не отрывал от Поппи цепкого взгляда, будто она в любой момент могла начать изрыгать лаву.

– Спасибо, сэр. Всего наилучшего, – с притворной любезностью попрощался он и повесил трубку.

– Моя бабушка не мужчина, – заметила Поппи.

– Ну, говорила она очень даже мужским голосом, – фыркнул Деннис, раздув ноздри. – Твоя «бабушка» подъедет через десять минут. Подождёшь снаружи?

– С удовольствием, – с саркастической улыбкой ответила Поппи, сгорая от желания сделать именно так. Находиться в компании с Деннисом было то же самое, что беспомощно смотреть на сосущего из твоей руки кровь комара и не иметь возможности его прихлопнуть.

На школьную парковку заехала машина цвета соплей и с большой наклейкой «Прокат авто» на боку. Из-за бликов на ветровом стекле Поппи не смогла разглядеть лица водителя, но увидела, как он помахал ей и призывно бибикнул. Она указала на себя, и водитель показал ей большой палец.

Деннис наблюдал за ней своими маленькими глазками через жалюзи, поэтому она подошла к машине. Боковое стекло опустилось.

– Папа?

– Хей, Попс!

– Папа?

– Поппи?

– Что ты здесь делаешь?

– Приехал за тобой.


Очень странные Щеппы

Его глаза бегали из стороны в сторону.

– Нет. Что ты делаешь в Англии?

– Хотел сделать тебе сюрприз! Мне дали пять выходных на две недели раньше, чем я тебе говорил, и я подумал: «Поппи любит сюрпризы, так почему бы мне не поехать прямо сейчас?»

Поппи села в машину и схватила папу за руку, вне себя от счастья. Она по нему соскучилась. Папа поцеловал её в макушку.

– Скучала по мне? – спросил он.

– Угу, – проглотив сухой всхлип, выдавила она.

Поппи смотрела на папу всю дорогу до бабушкиного дома. На его взлохмаченные волосы мышиного цвета, на нос с горбинкой и на добрые глаза. Он вёл всё так же, осторожно входя в каждый поворот. Но его щёки впали, и в уголках рта затаилось что-то тихое.

Поппи не видела его несколько недель. Всё её раздражение разом испарилось, сменившись той всепоглощающей теплотой, что испытываешь, возвращаясь домой. Она рассказала ему о школе, о сортировке бабушкиных пуговиц, о Пене и городской кондитерской, но ни словом не упомянула шёлковую книжку, Эразмуса и мамины мелки. Время от времени Поппи поглядывала в зеркало заднего вида, проверяя, не появились ли в её волосах новые серые пятна, и от папы это не укрылось.

– Школьная медсестра позвонила и обо всём рассказала, – сказал он через какое-то время.

– Что именно? – спокойным тоном спросила она.

– Что у тебя случилась паническая атака.

– Это так они это назвали? – фыркнула Поппи.

– Попс, если тебя что-то волнует… – начал папа, затем вздохнул и куснул ноготь. – Ты можешь всегда поговорить с бабушкой.

– С чего мне волноваться? И хватит кусать ногти, – шлепнула она его по запястью.

Папа опять вздохнул.

– Поппи, тебе не нужно притворяться, что ничего особенного не произошло. Потому что это имело большое значение. До сих пор имеет.

Поппи отвернулась и, чувствуя себя неуютно, скрестила на груди руки. Как мог такой чудесный момент так быстро перерасти в «разговор о жизни»?

– Ты была такой напряжённой с тех пор, как мама нас покинула, и… – Папа замолчал и поднёс руку ко рту, чтобы укусить ноготь, но быстро вернул её назад на руль. – И бог свидетель, мне тоже было нелегко. Я тоже был в постоянном напряжении. Но нельзя волноваться всю жизнь. Нет ничего хорошего в том, чтобы тревожиться и не спать из-за того, что может никогда не произойти.

– Я не волнуюсь, – солгала Поппи, глядя в окно.

– Может, ты слишком много читаешь? – предположил папа таким тоном, будто это был совершенно нормальный вопрос, какой родители задают своим детям. – Мне кажется, тебе стоит попробовать велоспорт. Так ты будешь чаще бывать на открытом воздухе. Не передать, как велосипед помог мне. Я познакомился с кучей новых людей, и ты тоже…

Щеки Поппи загорелись. Она впилась ногтями в шёлковую обложку лежащей в кармане книжки.

– Ты не можешь вот так внезапно сваливаться мне на голову и начинать воспитывать! – перебила она, стиснув зубы. – И перестань говорить, что мама «нас покинула». Она нас не покидала. Она умерла. Её больше нет. Конец истории. И я уже не маленькая девочка, пап… я быстро расту, пока тебя нет рядом.

Они подъехали к бабушкиному дому, и Поппи выскочила из пахнущего чистящим средством салона и с грохотом захлопнула неприглядного цвета дверь. Бабушка встретила её на пороге.

Поппи было больно от того, что она так сильно разозлилась на папу. Он ведь ничего такого не сделал. Но в том-то всё и дело. Он ничего не делал. Как только впереди начинали маячить трудности, папа немедленно отправлялся со своими велосипедными приятелями в Альпы, где он мог встретить других «братьев и сестёр по духу».


Очень странные Щеппы

К тому моменту, как Поппи спустилась на ужин, она решила, что не обязана соблюдать правила приличия.

Бабушка старалась заполнить паузы, бомбардируя папу расспросами о том, каково работать юридическим консультантом в новых канадских компаниях. Он не притронулся к макаронной запеканке со шпинатом и грецкими орехами (и очень большим количеством сыра), только возил ложкой по тарелке.

Черчилль сидел на полу рядом с ним и будто спрашивал: «Ты собираешься есть или как?» Похоже, он не нравился папе, потому что тот, не подумав, спросил:

– А свиньи могут быть переносчиками болезней?

Бабушка прожевала и ответила:

– Да, в этом плане они совсем как люди.

Папа настороженно покосился на Черчилля и подвинулся на стуле.

– Не бойся, свиной грипп ты от него не подхватишь, – ядовито пробормотала Поппи.

– У меня есть чудесные новости, – вмешалась бабушка с крайне довольным видом. – Я получила заказ на дизайн и пошив костюмов для трёх главных персонажей в новом вест-эндовском мюзикле «О, Каир!».

– Потрясающе! – подал голос папа. – О чём он?

– Это комедия о шести женщинах-археологах, работающих в Долине царей.

Поппи ничего не сказала, и бабушка посмотрела на неё краем глаза.

– Давайте завтра я что-нибудь для нас приготовлю, – предложил папа, отложив ложку, и сложил перед собой руки, как диктор новостной программы. – Что-нибудь полезное и питательное.

Бабушка и Поппи посмотрели на него.

– С каких пор ты начал готовить? – спросила бабушка. В её тоне шутливость мешалась с сарказмом.

– Я умею готовить, спроси Поппи! – настаивал папа.

– Я видела один раз, как ты разогревал в микроволновке остатки рисовой лапши, – вспомнила Поппи.

Папа нахмурился.

– Ну хорошо, что мы об этом заговорили, – проигнорировав колкость, сказал он и, подняв с колен салфетку, положил её на стол. – Потому что…

Но бабушка его перебила. Она явно догадалась, к чему он клонит.

– Потому что ты встретил кого-то.

– Прошу прощения?

– Потому что ты встретил кого-то, кто научил тебя готовить. Вот о чём ты пытаешься нам сказать.

Папа выглядел приятно удивленным.

– В-вообще-то да. Я кое-кого встретил. Она адвокат и очень умна.

Бабушка заслуживала аплодисментов. Она вела себя учтиво и спокойно, будто знала, что когда-нибудь этот день настанет. Но в её улыбке всё равно чувствовалась горечь.

Тем временем в голове Поппи бурлили злые ругательства и мысли вроде: «Мне что, придётся называть её мамой?»

– Адвокат? – спросила бабушка. – И что она научила тебя готовить?

– Соки без мякоти, – гордо ответил папа.

– О, – сказала бабушка.

– Соки без мякоти? – повторила Поппи. – Так эта женщина научила тебя выжимать апельсин и ты вдруг решил на ней жениться?

– Я на ней не женюсь, мы ещё… даже не целовались!

– Фу! И знать не хочу! – Поппи закрыла уши.

Папа слабо улыбнулся.

– Поппи! – бабушка пригвоздила её осуждающим взглядом.

Поппи не могла в это поверить. Бабушка повысила на неё голос! Неужели она не на её стороне? Бабушка никогда не упускала случая поцапаться с папой!

– Как её зовут? – вежливо спросила бабушка.

– Джози, – тихо ответил папа.

Поппи так и вскинулась.

– ЭТО НЕ ЕЁ ИМЯ! ЭТО МАМИНО ИМЯ!

– Но её так зовут, Поппи, что тут можно поделать? – взмолился папа. – Она замечательная женщина. И у неё две кошки. Вы наверняка найдёте общий язык.

– О, несомненно, – протянула Поппи. – Она адвокат, кошатница, катается на велике и готовит соки без мякоти – что тут может не понравиться?

– Поппи, достаточно, – вмешалась бабушка, одарив её очередным тяжёлым взглядом.

Поппи схватила свою тарелку и приборы. Обойдя стол, она резкими движениями собрала бабушкину и папину посуду. Но Поппи ещё не закончила.

– Нравится тебе или не нравится, – указала она на нетронутую запеканку, – это то, что мы здесь едим.

У Поппи ушло десять минут, чтобы вымыть, протереть и убрать тарелки. Поднявшись к себе, она плюхнулась на кровать и подождала, пока снизу не донесутся голоса: бабушка и папа пожелали друг другу спокойной ночи.

Ещё спустя какое-то время, когда они наверняка уже спали, Поппи на цыпочках спустилась к бабушкиному компьютеру и открыла браузер. Она быстро нашла на папиной страничке на Фейсбуке Джозефину Парсонс, работающую в фирме «Адвокаты Бристоля и Давенпорта». Поппи с отвращением хмыкнула. В фотоальбоме даже нашлись одна или две фотографии с её папой, они вместе катались на велосипедах где-то в Канаде. По правде говоря, Джози производила впечатление достойного человека, не считая кошек, но Поппи знала лучше. Джози Парсонс была хитрым манипулятором с добрыми голубыми глазами, кривоватой улыбкой и тёмно-русыми кудрями. Поппи от злости слишком быстро щёлкнула кнопкой и случайно закрыла приложение.

Пришлось запускать его снова. Она набрала в строке поиска «Джози», и первым результатом стала «Джози Слаб». Поппи клацнула мышкой.

Мама. Живая как никогда. Она обвивала руками папину шею и с закрытыми глазами целовала его в щеку. На ней было зелёное платье. Поппи прокрутила вниз и нашла фотографии с их семейной поездки в Корнуолл на выходные – они на пляже, мама бегает вдоль волн, папа сидит на корточках рядом с медузой. Почему никто не удалил мамин аккаунт? Её страничка просто осталась там, висела где-то в киберпространстве, будто потерявшийся ребёнок.

Несколько маминых друзей, живущих далеко от их дома, оставили на её страничке прощальные сообщения, но Поппи запретила себе их читать, потому что знала, что они вызовут в ней лишь злость, грусть и омерзение.

Листая фотографии, она не могла не думать о том, как было бы здорово, чтобы мама напоследок сказала ей нечто важное, дала какой-нибудь совет, который бы Поппи запомнила на всю жизнь. Но в действительности последними мамиными словами, адресованными ей, стали: «Попс, не забудь свой ланч».

Вот и всё. В последний раз, когда Поппи слышала мамин голос, та напоминала ей о сэндвиче с лососем и огурцом. Пальцы Поппи легонько задрожали, зависнув над мышкой, а затем закрыли браузер.

Она открыла поисковик, набрала «симптомы панической атаки» и подождала, пока бабушкин древний компьютер загрузит результаты. Затем щёлкнула по сайту, показавшемуся ей заслуживающим доверия.

Чем дольше она читала, тем отчётливее понимала, что ей не стоит этого делать. На сайте было перечислено всё то, что Поппи испытала в школьной лаборатории. За исключением самопроизвольно взрывающихся крыс.

Чуть ли не через каждые десять слов повторялось слово «тревожность» вкупе с другими: «опасения, приступы паники, посттравматический стресс, повышенное потоотделение, нервный тик, зуд, богатое воображение».

Поппи опять закрыла браузер. Она была права. Зря она это затеяла. Её пальцы, не спросив разрешения, снова отыскали путь на мамину страничку в Фейсбуке. Она опять увидела маму в зелёном платье.

Жилы в шее Поппи напряглись. Это платье маме сшила бабушка.

Поппи коснулась шёлковой книжки в кармане. Заставив себя дышать ровно и медленно, она достала её и приложила к экрану монитора. Чёрное пятно, оставшееся в памяти Поппи после смерти мамы, всё это время мешало заметить очевидное: обложка книги и мамино платье были сшиты из одного и того же шёлка. Белое пятно на затылке зачесалось. Поппи больше не сомневалась: между нею и книжкой существовала некая связь. Что всё это означало?

Той ночью Поппи приснилась мама, она стояла на месте дамы из вагона, и Поппи не могла разглядеть её лица, только зелёное платье. Поппи показалось, что она закрыла глаза всего на секунду, а уже наступило утро.

Двенадцать

Очень странные Щеппы
Мимо ушей
Очень странные Щеппы

Следующим утром папа подвёз Поппи до школы. По пути он сказал, что через пять дней ему нужно будет вновь уехать из Англии и он хочет провести с ней как можно больше времени.

– Пообщаемся сегодня вечером? – спросил он, пока Поппи забирала рюкзак.

– Угу, – буркнула она и захлопнула дверь.

Машина цвета соплей отъехала от школы, и у Поппи похолодело в желудке. А вдруг папа разобьётся? Вдруг его последними словами ей станут: «Пообщаемся сегодня вечером?» Её сердце перекувыркнулось. Она обернулась, чтобы помахать папе, но автомобиль уже превратился в зеленовато-жёлтое пятно далеко на дороге и, резво свернув на шоссе, исчез между деревьями.

Поппи достала мобильный телефон, чтобы написать папе.

– Слаб! Это мобильник? – донёсся из входа в административное здание окрик Денниса.

– Нет! – солгала Поппи.

Быстро сунув телефон в рюкзак, она нащупала сувенирный брелок-калькулятор и протянула его Деннису – пусть проверят! Тот выглядел недовольным, но всё же велел ей поторапливаться.

Весь день Поппи провела, нервно барабаня коленями снизу по столешнице. Она даже подумывала изобразить паническую атаку, только чтобы снова увидеться с папой, хотя бы на тридцать секунд. Он собирался улететь в понедельник вечером. Понедельник надвигался с умопомрачительной скоростью.


Очень странные Щеппы

На следующий день Поппи пришлось после уроков пойти на прослушивание в хор. Когда Далия устраивала её в школу, она заявила, будто слышала, как Поппи поёт, сидя в ванне, и была «очарована» её голосом. Миссис Пикарди, отвечавшая за поступление, в свободное время заведовала хором и пришла в такой восторг, что Поппи ничего не оставалось, кроме как согласиться на прослушивание. Хотя она ни разу не пела в душе, не то что в ванне.

Эразмус уже был там, когда она открыла дверь в актовый зал, изучал в углу нотную распечатку. На краю сцены сидели, болтая ногами, несколько ребят.

– Ты умеешь читать ноты? – невинно спросила она, садясь рядом.

– Меня никто этому специально не учил, – ответил Эразмус. – Но мама как-то раз показала мне, что эта нота, – он указал на одну из нот на распечатке, – это соль. Которая не поваренная. Остальные я расшифровал сам.

– Впечатляет, – сказала Поппи.

И сама не заметила, как схватила Эразмуса за предплечье.

– Прости меня, – зашептала она. – Мне очень, очень жаль, что я на тебя накричала.

Эразмус не смотрел на неё. Его взгляд застыл на её руке.

– Ты не хотела, – тихо сказал он. – Ты была расстроена.

Поппи неловко улыбнулась:

– В любом случае мы уже слишком далеко зашли в нашем расследовании, чтобы теперь опускать руки. Я намерена посвятить ему всё своё время. И я говорю это серьёзно.

– Собираемся, собираемся! – раздался басовитый голос миссис Пикарди. Она была низенькой и округлой, со спутанными волосами и в очках. – Герти, садись за рояль.

Герти Рэйзин, одиннадцатилетняя пианистка с кривыми зубами, плюхнулась на табурет и раскрыла на пюпитре ноты. Митси с книгой сказок под мышкой уговорили переворачивать для неё страницы.

– Для начала позвольте представиться! Меня зовут миссис Пикарди! – воскликнула руководительница хора и слегка подтянула юбку. – Мы начнём с распределения вас по типу голоса. Выстройтесь в линию, пожалуйста.

Скрипнула дверь, и в зал заглянула хозяйка книжного магазина.

– Я не опоздала, миссис Пикарди? – проворковала пожилая женщина и шумно высморкалась в истлевший на вид платок.

– А! – вскрикнула миссис Пикарди. – Миссис Гвинн, au contraire, вы как раз вовремя! Мальчики и девочки, это миссис Гвинн, вы можете знать её по книжному магазину. Миссис Гвинн, подобно Атланту, держит на своих плечах Музыкальное общество Северной Загадочной улицы, и сегодня она присоединилась к нам, чтобы прослушать будущие таланты. Поэтому не молчите – пойте, как соловьи!

Эразмус засмеялся, и Поппи вопросительно на него нахмурилась.

– «Атлант» и «талант» – это анаграммы «Тантала», который был обречён на вечные муки, – объяснил он.

Поппи закатила глаза. Её больше заинтересовало то, что миссис Гвинн была председательницей Музыкального общества, в котором состоял исчезнувший юный пианист Эндрю Букер. В статье была приведена её цитата. Поппи сделала мысленную пометку рассказать об этом Эразмусу.

Миссис Гвинн устроилась в конце зала, начистила до блеска свою слуховую трубку и повернула её в направлении сцены. На миссис Гвинн был скучный бежевый костюм с латунными пуговицами. Бабушка бы не оценила.

Оказалось, что Поппи и Эразмус оба были альтами. Мальчики постарше пришли от этого в восторг.

– Спаржа! – закричал один из них. – А компьютерные голоса хотя бы ломаются?

Поппи кольнуло чувство вины. Ещё вчера она сама обвинила Эразмуса в том, что он как компьютер, но сейчас ясно видела, что он совсем не походил на бесчувственную вычислительную машину, пусть даже был математическим гением.

Герти проиграла тоскливое вступление «Зелёных рукавов», и они запели.

У Поппи едва сердце из груди не выпрыгнуло, когда она услышала пение Эразмуса. Смех сопровождал каждую строчку песни, и Поппи не могла не признать, что у него был на удивление высокий тембр. Но Эразмуса, похоже, совсем это не смущало.

Поппи не слышала своего голоса. Митси не отрывала восхищённого взгляда от Эразмуса и покачивалась в такт, не обращая внимания на сигналы Герти, что пора перевернуть страницу.

– Чудесное исполнение, мистер Толл! – высказалась миссис Пикарди. – Смею думать, вас было слышно вплоть до соседних городов!

Миссис Гвинн поманила её, и две женщины о чём-то зашушукались, показывая на Эразмуса, но тот ничего не заметил.

Миссис Гвинн широко улыбнулась Эразмусу и с большим интересом следила за ним в течение всех отобранных для прослушивания песен. Она энергично покачивала головой в ритм музыки и притопывала ногой.

На середине одной из песен в дверь что-то ударилось. Поппи как раз отодвинулась от Эразмуса, испугавшись за свой слух. Миссис Пикарди призвала их продолжать петь, несмотря на шум. Что-то загремело, дверь распахнулась, и в зал неровной поступью зашла мисс Толл. В руке у неё была банка энергетического напитка. Её волосы были всклокочены, будто она долго и упорно старалась их причесать, но безуспешно.

Эразмус проигнорировал её и, не сводя глаз с рук миссис Пикарди, продолжил петь.

– Извините! – пошатываясь на сапогах с высокими каблуками, неразборчиво воскликнула мисс Толл, идя на цыпочках по проходу. Она так и не сняла солнцезащитные очки.

– Тс-с! – зашипела на неё миссис Пикарди.

Поппи старалась не заострять на них внимание. Мисс Толл с трудом, но всё-таки дошла до миссис Пикарди. Встав рядом с ней, она принялась артикулировать слова песни и помахивать в воздухе пальцами, имитируя движения хормейстера. Песня, по всей видимости, была какой-то местной и незнакомой Поппи – что-то о девочке, купившей волшебную ленту.

Поппи заметила неровные и слишком оранжевые полосы на щеках мисс Толл: видимо, она накладывала макияж в спешке.

Они допели, и мисс Толл громко захлопала. Миссис Пикарди выглядела весьма озадаченной.

– Мы в школе тоже пели эту песню. У моего крошки такой красивый голос, правда, миссис Пикарди? – с трудом ворочая языком, спросила мисс Толл.

Та криво улыбнулась. Многие из ребят захихикали.

– Когда он был ещё совсем маленьким, он вёл себя тихо, как мышка. – Мисс Толл звонко рассмеялась и, держась за плечо миссис Пикарди, стянула сапоги. – Но стоило мне выйти из комнаты, и он начинал петь в своей колыбельке, сам себя убаюкивал, мой маленький ангелочек! А я слушала за дверью.

Мальчик, поющий басом и спросивший у Эразмуса о ломке компьютерного голоса, согнулся пополам от хохота.

Поппи повернулась к Эразмусу. Он смотрел на миссис Гвинн. Её нога притопывала, хотя музыка стихла, и её трубка была направлена прямо на Эразмуса, будто она слушала песню, которую больше никто не мог слышать.

– Малыш? – позвала мисс Толл.

Эразмус не реагировал. Все в зале притихли.

Мисс Толл оттолкнула миссис Пикарди и, уронив на пол пустую банку из-под энергетического напитка, встала перед Эразмусом.

– Малыш? – всхлипнула она, обвив его голову руками и гладя по волосам.

Проходя мимо, она задела Поппи сумкой, и та уловила запах чистящего средства. Эразмус остался стоять, будто статуя.

– Ты меня слышишь, малыш? – прошептала мисс Толл. Из-под солнечных очков покатились крупные слезы. Её чёрные волосы тёмной шторой упали на бледную кожу Эразмуса.

– Прости меня за то, что я сказала, малыш, – прохныкала она. – Я была…

– Ты была расстроена, – тихо сказал Эразмус. – Ты не хотела.

Он так и не пошевелился.

Она отпустила его и поправила размазавшуюся тушь. И тут она увидела Поппи.

– А ты что тут делаешь? – шмыгнула мисс Толл и вытерла рукой нос.

В горле Поппи пересохло. Она сжала пальцами лежащую в кармане шёлковую книжку.

– Это ты забиваешь моему мальчику голову всякой ненужной ерундой? – внезапно повысила голос мисс Толл и выхватила из своей сумки Жюля.

Эразмус вырвал из её руки папку и прижал к груди, будто любимое одеяло.

Мисс Толл ткнула пальцем в Поппи и пригвоздила её взглядом.

– Это ты убеждаешь его, что магия, летающие корыта и синий порошок существуют на самом деле, а? – Она фыркнула. – Я прочла обо всём этом в его записях. Просто держись подальше от моего сына. Ты не знаешь, что для него хорошо. А я знаю.

Поппи этого не заметила, но, по всей видимости, миссис Пикарди отправила Герти за помощью, потому что теперь та проскользнула в дверь с Деннисом. Тот нервно вздохнул и подошёл к мисс Толл.

Грудь Поппи тяжело вздымалась и опадала. Мисс Толл во всём своём пьяном величии наводила на неё ужас. Поппи чувствовала на себе её взгляд, и ей чудилось, что на неё смотрят сами чёрные линзы солнцезащитных очков.

– Ну всё, мисс Толл, – произнёс дрожащим голосом Деннис и, держась на расстоянии, сделал приглашающий жест. – Почему бы вам не пойти со мной, у меня есть замечательный чай и печенье, хм?

Мисс Толл согласно шмыгнула носом, словно решила, что на сегодня представление окончено. Поправив волосы, она обернулась к Эразмусу и снова стиснула его в объятьях.

Деннис взял мисс Толл за руку и повёл к выходу из зала. По пути они несколько раз останавливались, чтобы подобрать вещи мисс Толл, но к тому моменту Поппи уже не обращала на всё это внимания не хуже Эразмуса. Прежде чем они вышли за дверь, Эразмус подобрал одну из выпавших у мамы банок и сунул её к себе в ранец.


Очень странные Щеппы

– Водка, – пробормотал он, понюхав банку.

Они шли из школы. Огромные деревья по обочинам дороги сбрасывали листву, будто не в силах выдержать щекотки осеннего ветра. К окончанию прослушивания мисс Толл уже куда-то ушла.

Теперь, когда вся правда была раскрыта, Поппи почувствовала себя вправе узнать подробности.

– Она часто пьёт?

– Она часто пьяна, – ответил Эразмус. – Виски, когда счастлива. Водка, когда нет.

Поппи услышала позади шорох подошв и, обернувшись, обнаружила Митcи. Она шла за ними, соблюдая дистанцию, с неизменной книгой сказок в руках.

– Она ходит за мной каждый вечер, – не поворачиваясь, сказал Эразмус. – И пытается показать свою книгу.

– Эразмус?

– Так меня зовут.

– Почему со всеми остальными ты ведёшь себя иначе? – спросила Поппи. И напряглась, ожидая колкости. Но когда он ничего не ответил, она продолжила: – Я просто не понимаю… Не понимаю, как ты можешь… – Она помолчала и попробовала снова: – Почему тебе тяжело общаться с людьми или говорить им, о чём ты на самом деле думаешь, но при этом… ты так хорошо понимаешь, что творится у них в головах? Ты можешь читать людей, как газеты. Но в то же время, когда я пытаюсь тебе что-то сказать, ты совершенно меня не понимаешь.

Эразмус ненадолго задумался. Очевидно, никто раньше ни о чём подобном его не спрашивал, и до Поппи внезапно дошло, что с момента их знакомства она только и делает, что задаёт ему непривычные для него вопросы.

– Я не полагаюсь на чутьё, как и другие люди, – наконец заговорил Эразмус. Открыв Жюля, он начал раскладывать перемешанные его мамой страницы. Они не были пронумерованы, но у Эразмуса была своя система. Особенная система. – Люди позволяют своим чувствам влиять на принятие решений и оценку окружающих и называют это чутьём. Я так не делаю. Я смотрю на людей. Я вижу их, и как бы они ко мне ни относились, хорошо или нет, это не влияет на моё восприятие.

– А что насчёт Реджины Покс? Ты же видишь, что она полнейшее чудовище?

– Она ужасно несчастна.

– Она задира! – воскликнула Поппи.

– Да. Но по большей части она несчастна. Но ты этого не видишь, да?

Поппи закусила губу.

– Пока она поливает людей грязью – в том числе тебя, – нет, я не буду испытывать к ней ничего, кроме злости.

– Понаблюдай за ней, – предложил Эразмус. – Как она каждые две минуты проверяет в зеркале причёску. Как на большой перемене она говорит, что не голодна, но на самом деле она не хочет, чтобы все увидели, что отец положил ей с собой кусок жареной курицы двухдневной давности. Она ест втихомолку в туалете.

Поппи посмотрела на него. В его глазах не было ни намёка на презрение. Так это была правда. Эразмус Толл на полном серьёзе считал Реджину Покс несчастной.

– Но с тобой всё иначе, – подытожил он, глядя на огороженные поля.

– В смысле? – не поняла Поппи.

– Я не могу прочесть тебя, как других, – тихо сказал Эразмус. – Ты для меня загадка.

Поппи промолчала.

– Поэтому я с тобой разговариваю, – добавил он, уставившись на неё немигающим взглядом. – В тебе есть задачка, которую я не могу решить.

Поппи специально повернула голову так, чтобы солнце светило в глаза и ей не пришлось бы смотреть на Эразмуса. Что с ним такое? Он мог быть холодным, как стекло, и бесчувственным, как камень, но это не мешало ему понимать её. Понимать, что Поппи живёт в постоянном страхе – перед чем, она и сама не знала. Он просто время от времени нападал на неё подобно вынырнувшей из мрака ледяной руке.

В кустах рядом с ней послышалось низкое рычание. Поппи прыгнула за спину Эразмуса, хотя такая реакция была чрезмерной.

Рычание повторилось. Эразмус снял с плеча ранец и подкрался к кустам.

– Эразмус, берегись! – прошипела Поппи, пятясь.

Кусты зашелестели, и Поппи поймала взгляд пары печальных глаз.

Эразмус сунул руку в ранец и достал «лимонную утеху» (наверняка купленную в магазине Бонхильды Бонхоффер). Быстро развернув упаковку, он положил сладость на ладонь и вытянул руку.

Митси нагнала их и, ничего не говоря, опустилась на колени рядом с Эразмусом.

– Почему ты за нами идёшь? – вздохнул он. – Разве ты не должна быть дома с нянькой?

– Она моя сиделка, а не нянька, и она постоянно спит, – ответила Митси. – Просыпается, только когда мама приходит домой после лотерей Бинго.

Раздалось похожее на волчье рычание, и из кустов выскочил Марли-пёс. Он понюхал «лимонную утеху» и быстро её съел.

Проглотив угощение, Марли побежал по дороге, но вскоре остановился и обернулся на них. Он коротко гавкнул, что на фоне недавнего рычания из кустов прозвучало довольно-таки жалко.

– Он определённо хочет, чтобы мы последовали за ним, – сказала Поппи.

Эразмус вздохнул.

– Я не представляю, откуда в тебе такая уверенность, что ты понимаешь животных. Повторяю в последний раз, они не говорят по-человечески.

Марли опять гавкнул, затем свернул влево и потрусил по центральной улице в сторону супермаркета.


Очень странные Щеппы

– Мы всего лишь хотим узнать, откуда у тебя эти пятьдесят фунтов, – сказал констебль, стоя со скучающим видом у кассы.

Девушка-кассир неистово работала челюстями, жуя жвачку.

Поппи, Эразмус и Митси зашли в супермаркет под звон висящего на двери колокольчика.

– Я… э-эм… продал швою штарую штиралку, – промямлил Марли.

Констебль, чьё имя, судя по бейджику, было Банти, прищурился.

Марли совсем сник. На конвейерной ленте высилась гора кошачьих консервов. Кто бы ни жил в воде под баржей, он явно сильно проголодался.

Бассет-хаунд свернулся клубком на ступнях Марли.

– Что случилось? – спросила Поппи женщину с крупными зубами, наблюдавшую за всем из прохода.

– Он хотел расплатиться за весь этот кошачий корм одной пятидесяткой, – объяснила женщина. – Девочка на кассе почуяла неладное. Оказалось, прошлой ночью ограбили магазин Бонхильды Бонхоффер. Она женщина умная: первым делом проверила запись с камер видеонаблюдения, и кто бы мог подумать – он был там! Рылся в кассе, будто завтра конец света. Удивительно, что он не забрал всю наличку!

Она наклонилась к Поппи, и та уловила запах хрена изо рта женщины.

– Он украл у неё пятьсот фунтов! – мрачно продолжила женщина. – И ему это не впервой. От него сплошные неприятности. Ты знала, что в прошлом году он ворвался в церковь на вечер Бинго и пытался убедить людей, будто бы в лесу живут какие-то… штуки, которые пытаются украсть наших детей! Он настоящий псих.

Поппи увидела, как Эразмус включает свою видеокамеру. Она поморгала, стараясь запомнить все слова женщины.

– Ну а у нас есть информация, что эти деньги ты получил из… иного источника, – вздохнул констебль Банти. – Мне придётся попросить тебя пройти со мной в участок.

Он взял Марли под руку и повёл его к выходу. Тот со страхом в глазах закрутил по сторонам неряшливой головой и поймал взгляд Поппи.

– Поппишлаб! Что бы они ни говорили, я ничего не крал, Поппишлаб! – отчаянно воззвал он к ней. Затем выражение его лица изменилось, и он добавил ясно и настойчиво: – Кошкам нужна еда! – Он закивал, будто она должна была понять, о чём он говорит. – Кошкам нужна еда.

Поппи кивнула, вспомнив пузыри, видневшиеся из-под дверцы в полу баржи.

– Пришмотрите за моим маленьким Марли! – крикнул здоровяк ребятам.

Митси присела рядом со скулящим бассет-хаундом и придержала его за ошейник.

Эразмус внезапно пихнул Поппи в бок локтем и указал на затылок Марли, которого как раз выводили из магазина. Ошибки быть не могло: среди всклокоченной массы тёмных волос белело большое пятно. Совсем как у Поппи.


Очень странные Щеппы

Поппи чувствовала ответственность за Митси и проводила её до дома. Девочка настояла на том, чтобы оставить пса у себя, сказав, что её мама, миссис Фелт, скорее всего, его даже не заметит.

Эразмус жил с ней по соседству, в единственном на их полукруге улицы доме, в котором не горел свет, не считая уличного сенсорного фонаря, отвечающего за безопасность. Он вспыхнул, когда Эразмус свернул на поросшую травой подъездную дорогу.


Очень странные Щеппы

– Сколько, по-твоему, сейчас времени? – спросил папа, когда Поппи зашла в дом.

Она посмотрела на стоящие в коридоре часы.

– Десять минут седьмого.

– Я думал, мы собирались провести время вместе, – сказал папа. – Я ведь улетаю через пару дней.

Поппи кольнула совесть. Она не собиралась забывать об их уговоре.

– Марли арестовали, – сообщила она в качестве своего рода извинения.

– О нет, бедный Марли! – поморщилась бабушка. – За что?

– Говорят, он обчистил кассу твоей любимой кондитерской, – ответила Поппи.

Папа переводил недоуменный взгляд с одной на другую.

– Кто такой Марли?

Бабушка хотела ответить более деликатно, но Поппи её опередила:

– Местный пьяница, живущий в доме на реке. Хотя вообще-то он не пьёт. И его дом не совсем дом, а баржа.

– И что ты делала в компании местного пьяницы?

– Ну, он вроде как… знакомый, – отозвалась Поппи, проверяя, что на плите.

– Так. Нет. Категорическое нет, – назидательно помахал пальцем папа. – Моя дочь не будет общаться после школы с местными пьяницами.

– На самом деле он не пьёт, пап. Просто у него проблемы с дикцией, – вздохнула Поппи, решив опустить тот факт, что проблема эта была вызвана некими страшными магическими существами неизвестного происхождения.

– Это он так это называет? – с сарказмом спросил папа. – Проблемы с дикцией?

Он повернулся к бабушке с явным намерением высказать ей всё, что думает по поводу того, что она разрешает Поппи водиться со всякими «с баржи». Но, посмотрев на её опухшую ногу и синюшную руку, передумал и снова развернулся к Поппи.

– Я хочу, чтобы ты пообещала мне, Поппи, – снова поднял он указательный палец, – что отныне после школы ты будешь сразу идти домой, и чтобы никаких прогулок непонятно где. Люди вроде него могут представлять серьёзную опасность.

– Да пожалуйста, – бросила Поппи, распаковывая рюкзак. От её сожалений не осталось и следа. Папа порой был таким узколобым!

– Что это за отношение! – возмутился он. – Это тебя тот странный мальчик, о котором мне рассказывала бабушка, научил?

Поппи заметила, что бабушка хотела вмешаться из-за эпитета «странный», но папа на этом не остановился:

– Потому что если это так, я не желаю, чтобы ты с ним общалась!

Бабушка открыла рот, но папа грубо вскинул руку, не дав ей и слова сказать, и повысил голос:

– Я знаю, что у его семьи трудности, но у нас достаточно своих проблем, чтобы взваливать на себя ещё и чужие!

– Ой, да хватит быть таким «нормальным»! – не выдержала Поппи. – Ты никогда не понимал тех, кто всю жизнь только и делает, что в поте лица пытается найти своё место в мире! Поэтому ты не любишь бабушку!

Она ощущала себя кошкой, из самых лучших побуждений принесшей на обеденный стол мёртвого зайца. Бабушка вышла вперёд.

– Может, мы с твоим папой и не всегда сходимся во взглядах, Поппи, но это не значит, что мы не прикладываем значительные усилия, чтобы уважать чужое мнение, – сказала она и подняла брови, намекая, чтобы папа её поддержал.

Он открыл рот, но бросил лишь короткое:

– Всё верно.

Поппи не понимала, с чего вдруг они решили быть заодно. И она знала, что её следующие слова прозвучат намеренно и причинят им боль, но она всё равно сказала:

– Мама разрешила бы мне общаться с Эразмусом.

– Ну, мама больше не может принимать таких решений, не так ли, Поппи? – ответил папа, пожалуй, намного резче, чем ему бы того хотелось.

Поппи сунула руку в карман, костяшки пальцев скользнули по шёлковой книжке. Тонкие волоски на предплечье запульсировали, книжка разожгла внутри её злость, которая тут же выплеснулась наружу:

– Как будто мама хоть когда-то что-то решала! Ты всё решал за неё! Поэтому бабушка никогда тебя не любила! Поэтому поворотники на её машине не работали! Ты не разрешил ей пойти к нашему механику, потому что, по твоему мнению, он стал слишком много просить за работу! Поэтому она мертва!

Внезапно до неё дошло, что её пальцы впились в шёлковый переплет книжки, гневное пламя в груди потухло, а бабушка плачет. Папа смотрел куда-то в пол. Черчилль спал. Белое пятно в волосах Поппи страшно зачесалось. Жаркое бёф бургиньон булькало и шипело, вытекая на плиту.


Очень странные Щеппы

В ту ночь Поппи просыпалась три раза. В час ночи она постучалась в дверь папиной спальни, но никто не отозвался, хотя внутри горел свет.

– Дай ему поспать, солнышко, – разнёсся по коридору бабушкин голос. В темноте она напоминала сутулое бледное привидение: волосы были заплетены, а поверх ночной рубашки накинута тонкая шаль цвета ежевики.

– Не думаю, что он спит, – прошептала Поппи. – У него горит ночник.

Бабушка покачала головой и печально нахмурилась.

– Он теперь не может спать без ночника, – сказала она и вздохнула. – Когда наш главный источник света затухает, мы часто начинаем жечь свечи в попытке его заменить.

Она увела Поппи назад в её комнату.

Поппи забралась в постель, и бабушка подоткнула вокруг неё одеяло, после чего присела на краешек кровати. В тусклом свете синяк на её руке казался тенью.

– Ему тоже больно, Поппи, – сказала бабушка.

Из груди Поппи поднялся всхлип. Если кто и мог заставить её плакать от угрызений совести, то это бабушка. Она провела пальцами по волосам Поппи. Её голос был тягучим как мёд:

– Думаешь, твой папа не отдал бы последний пенни, чтобы вернуть свою любимую?

Поппи помотала головой.

– Ему больно, Поппи. Больно как никогда, а ты так сильно её напоминаешь. Ты так похожа на неё, что его это пугает.

В глазу Поппи защипало от навернувшейся слезы.

– Не будь с ним так строга, Поппи. Ничто не уничтожает надежду быстрее, чем вина, и нет вины тяжелее, чем вина за то, что произошло по какой-то совершенно дурацкой причине.

Поппи вытерла глаз одеялом.

– Но почему ты его не ненавидишь, бабушка? Мама просила его починить поворотники, потому что была очень занята на работе. Я слышала, как она просила его дважды, а он лишь отмахивался.

Бабушка поцеловала Поппи в лоб и отошла к окну.

– Потому что, – сказала она, – я смотрю в глаза твоего папы и вижу, что он всем сердцем желает поменяться с ней местами.

Сердце Поппи болезненно сжалось. Как у неё только язык повернулся о таком спросить?

– Смерть может сплотить людей, а может и разлучить, – мудро заметила бабушка, глядя на звёздное небо. – И я решила позволить ей нас сплотить. Может, я и не была в бурном восторге, когда познакомилась с твоим папой. Я не выношу, как он одевается, особенно на эти свои велосипедные прогулки. Меня раздражают его предпочтения в еде и музыке и его надменные друзья. Но он любил мою дочь. На этот счёт у нас с ним никогда не возникало повода для ссоры.

В комнате стало тихо. Бабушка задёрнула шторы, и её взгляд упал на подоконник.

– Поппи! – резким тоном сказала она. – Поппи, ты протёрла подоконник?

Она провела пальцем по нему и оконной раме, будто надеялась найти пыль.

– Это Далия, – села Поппи. – Пока ты была в больнице, её переклинило, и она везде прибрала.

Бабушка торопливо вышла из комнаты, бормоча что-то себе под нос.

Через пару минут она вернулась с вытянутым перед собой пальцем и метнулась к подоконнику.

– Я видела, как он обустраивался в прачечной.

Поппи смотрела, как бабушка прижала палец к подоконнику, и с него спустился большой, почти прозрачный паук.

– Пряди на здоровье, маленький друг, – прошептала бабушка, и паук, будто подхваченный её дыханием, убежал в ближайший угол и принялся плести себе логово.

– Когда твоя мама была маленькой, – начала рассказывать бабушка, – она была очень доброй, совсем как ты. Когда мальчики в школе ради смеха отрывали у мух крылышки, она приходила домой в слезах! И если кого-то обижали, задирали или игнорировали, они становились друзьями Джози. У неё было особое чутье находить в людях то, чего больше никто не видел. Вы в этом с ней похожи.

Поппи знала, что она имеет в виду Эразмуса.

Бабушка кривовато улыбнулась. По её морщинистым щекам скатились две крупные слезы.

– Она никогда не позволяла мне протирать подоконники. Никогда. Это была единственная вещь, от которой она не отступала, хоть тресни. И я никогда не настаивала. Пока я жива, паукам будет всегда позволено обживать углы этих окон.

Она будто говорила о ком-то другом, не о маме, которую знала Поппи. Не в том смысле, что мама не была доброй. Она работала волонтером в приютах для бездомных. Но мама никогда бы не оставила подоконник зарастать паутиной. Подоконники в их доме были всегда натерты до зеркального блеска.

Бабушка достала из рукава платочек и шумно высморкалась.

– Достаточно, – сказала она Поппи. – Я принесу тебе горячего какао, а затем – отбой.


Очень странные Щеппы

Допив какао, Поппи легла и натянула одеяло до самого носа. Сердце легонько затрепетало, будто вздыхая, и затем притихло, заснув. Но Поппи не оставляли мысли о папе, спящем каждую ночь с включённым ночником.

Хорошо, что бабушка больше ничего не сказала, иначе сердце Поппи могло и не выдержать. Но по правде говоря, мистер Слаб, серьёзный и бережливый мужчина, который сам себе делал стрижку, заправлял рубашку в штаны и надевал сандалии на носки, каждую ночь засыпал в обнимку с любимым платьем жены. Тем самым зелёным платьем, что её мать сшила для дочери из лучшего хеллиганского шёлка.

Тринадцать

Очень странные Щеппы
Доказательство
Очень странные Щеппы

Проведя все выходные в библиотеке, уткнувшись носом в книги, в понедельник утром Поппи сложила в рюкзак всё, что могло хотя бы отдалённо оказаться полезным в предстоящем задании. Она обещала на большой перемене помочь Эразмусу восстановить утраченные записи. По всей видимости, ему было известно некое место, где их никто бы не побеспокоил.

Она составила список содержимого рюкзака:

3 карандаша

1 записная книжка

3 коробочки скрепок

1 карта Пены (из информационного центра для туристов)

1 карта Англии (из интернета)

1 коробочка канцелярских кнопок (латунных)

1 моток красной пряжи (из бабушкиных запасов)

2 шоколадных батончика с арахисовым маслом

2 яблока

1 упаковка «клубничных колёс»

Шёлковая книжка

Портновские мелки

Поппи доставала из холодильника обед, когда папа вышел из своей комнаты. Его волосы были встрёпанными, а глаза красными, будто он не спал всю ночь. Он выглядел так с той самой вспышки гнева Поппи на кухне.

– Я её подвезу, – сказал папа бабушке, заправляя рубашку в штаны и надевая ремень. Не глядя на Поппи, он снял с крючка у входной двери ключи и ушёл ждать её в своём автомобиле неприглядного цвета.


Очень странные Щеппы

Поездка до школы прошла в тишине. Ни разговоров. Ни мычания в такт играющим по радио песням.

Лишь когда машина свернула влево на школьную подъездную дорогу и по бокам замелькали высокие деревья, Поппи внезапно осенило, что им пора прощаться.

Эразмус поджидал её в конце дороги, держась за лямки ранца, будто ему было пять и сегодня его первый день в школе. Папа припарковался рядом со школьным автобусом, и Эразмус энергично замахал рукой, как если бы не приветствовал её, а прощался навеки.

Поппи постаралась не воспринять это как дурное предзнаменование.

– Ну что ж, увидимся через пару месяцев, – сказал папа, глядя на странно машущего мальчика. – Я знаю, это не должно было занять столько времени, но…

Поппи приоткрыла рот, чтобы спросить, есть ли шанс, что он вернётся раньше, но передумала.

– Это Эразмус, – вместо этого сказала она в надежде, что это рассеет висящее в воздухе напряжение.

– Ты опоздаешь, – сжал руль папа, будто ему не терпелось уехать.

– Насчёт того, что я тогда сказала… – начала Поппи.

Но папа перебил её, даже не посмотрев в её сторону:

– Ты опоздаешь. И приглядывай за бабушкой. Ты ей сейчас нужна.

Поппи вышла из машины. Сердце ныло, и на душе было горько. Она хотела, чтобы папа крепко её обнял. Она хотела спросить, почему он отдалился и зачем ему в жизни кто-то ещё, если у него уже есть она. Она хотела всё ему объяснить. Он наверняка бы понял. Но она и моргнуть не успела, как дверь захлопнулась, и папа снова превратился в расплывчатое пятнышко цвета соплей в конце дороги. Он спешил назад, в мир юристов, встреч и бессонных ночей, проведённых за составлением контрактов. В мир, где Поппи и папа вместе не уживались.

– Это был твой папа? – спросил Эразмус.

– Именно, – отозвалась Поппи, пока они шли через школьный двор.

– Встреться со мной ровно в половине первого позади загона для оленей, – сказал он, глядя в небо.

Загон находился на самом краю школьной территории, на границе с Загадочным лесом.

– Хорошо, – прошептала Поппи.

К ним направлялась Реджина Покс. И что было ещё ужаснее, она раздавала листовки.

– Ах да, – повернулся к Поппи Эразмус. – Реджина устраивает у себя дома вечеринку в честь дня рождения в стиле Хеллоуина, и я хочу, чтобы ты пошла со мной.

– Ха! – фыркнула Поппи. – Если она пригласит хотя бы кого-то из нас, можешь весь следующий месяц звать меня мистером Задницей.

– Идёт, – весело откликнулся Эразмус. – Эй, Реджина!

– Ты что творишь? – прошипела Поппи уголком рта.

Реджина закончила раздавать листовки группе восторженных и разомлевших от её внимания девочек и прошествовала к ним, с предвкушением облизнув губы.

– Пригласишь нас на свою вечеринку? – прямо спросил Эразмус.

Реджина мотнула головой, подзывая Сида и свою подружку подойти, чтобы те тоже насладились происходящим.

Поппи почувствовала, как её шея ушла в плечи. Должно быть, именно так себя чувствует черепаха.

– И зачем мне это? – хмыкнула Реджина.

– Потому что мы очень, очень, очень хотим пойти, – сказал Эразмус.

Поппи едва не пробормотала: «Говори за себя», – но сдержалась. Реджина этим утром выглядела особенно кровожадной: она подтянула юбку, выставив на всеобщее обозрение чулки с дырками, внушающими серьёзные опасения.

Реджина улыбнулась Сиду и подружке. Все мысли о том, что она может грустить или сомневаться в себе, напрочь вылетели из головы Поппи. Реджина Покс была настоящей башней ужаса.

– Вечеринка будет в стиле Хеллоуина. – Реджина сунула в руки Эразмусу две фотокопии приглашения. – Я родилась в сентябре. О, и вход без костюмов запрещён. Парочке спарж стоит подумать над тем, в чем вы придёте.

– Но ведь до Хеллоуина ещё куча времени, – подал голос Сид с выражением лица как у растерянной медузы. – Он же вроде в декабре, не? Ближе к Рождеству?

– Он в октябре, идиот! – гаркнула Реджина. – Поэтому я и сказала, что вечеринка в стиле Хеллоуина. До настоящего Хеллоуина ещё месяц с лишним. Включи мозги, Сид.

Вредная троица развернулась и развязной походкой направилась в класс. Сид обернулся и неприятно улыбнулся.

– Твоё приглашение, мистер Задница, – сказал Эразмус, с поклоном протянув Поппи листовку.

– Ой, умолкни, – пробормотала Поппи, шлепнув его по руке приглашением. – Очевидно же: она дала их нам, потому что уверена, что мы не придём.

Поппи закусила губу, надеясь про себя, что так и будет. Поппи прекрасно обошлась бы без близкого знакомства с коварной и расчётливой Реджиной.

– Блин! – воскликнул Эразмус, ударив себя по бедру.

– Ты чего?

– Мама в прошлом году выбросила мой костюм Шерлока Холмса.

– О. – Поппи засмеялась. – Не беспокойся, у моей бабушки столько костюмов, что ты сможешь сыграть в считалочку.

– У неё найдётся что-нибудь моего размера?

– Горы, – заверила его Поппи. – У неё целый отдельный шкаф одежды для всезнаек.

– И она даст мне что-нибудь поносить?

– Я же не просто так это предложила, – вздохнула Поппи.

– В таком случае – отличная идея, мистер Задница.


Очень странные Щеппы

Эразмус смотрел на часы, когда Поппи выбежала из-за загона для оленей ровно в двенадцать тридцать.

– Я не опоздала! – пропыхтела она. – Точно нет!

Эразмус непонимающе на неё воззрился.

– Я и не сказал, что ты опоздала. Идём. Я покажу куда.

Он вёл себя странно: идя вдоль ограды загона, он то и дело приседал, будто боялся, что за ними следят, посматривал на небо и проверял направление ветра, поднимая в воздух смоченный слюной указательный палец.


Очень странные Щеппы

Вскоре Поппи поняла, что они позади главного школьного здания, выглядящего с этой стороны старым, но по-своему очаровательным. В одном месте черепица с крыши обвалилась. Видимо, никто не порывался заделывать дыру, потому что мало кто забирался сюда и мог увидеть её.

На узких ступеньках заднего входа стояли банки, полные кисточек, оставшихся после урока рисования с мисс Гануш и брошенных здесь запекаться под полуденным солнцем. Эразмус поднялся по скользким ступеням и вошёл внутрь. В этот момент из служебного помещения вышел учитель, Эразмус схватил Поппи за руку, и они спрятались за угол. Поппи почувствовала себя шпионом времён холодной войны. Эразмус повёл её на третий этаж (выглядящий так, будто его забросили посреди ремонта) и открыл шаткую дверь на чердак.

Воробей вспорхнул и вылетел в дыру в крыше. Издалека доносились крики мальчишек, играющих в гандбол, и визг кого-то, повисшего на перекладине.

На чердаке было очень пыльно, и он напоминал маленькую пустыню. Поппи предположила, что сотрудники школы, должно быть, многие годы складывали здесь всё ненужное, пока свободного места не осталось, после чего закрыли дверь и попросту обо всём забыли. Здесь лежали калитки для игры в крикет и дырявые глобусы, ящики с транспортирами и компасами, задник со школьной пьесы 1987 года, ботинки, булавки, карандаши, свёрнутые карты, развалившиеся учебники, книжки с гимнами. А в одном углу стояли пять или шесть ящиков сахарных кубиков.

– Бабушка дома тоже прячет сахар, – тихо сказала Поппи, осматривая комнату. – Как думаешь, он как-то связан со Щеппами?

– Я бы сказал, что это крайне вероятно, – ответил Эразмус. Он отошёл к доске объявлений, на которой уже висело несколько его заметок. – Давай пока обратимся к фактам.

Поппи достала из рюкзака кнопки. Эразмус взял одну и прицепил к доске лист бумаги с описанием исчезновения и нахождения Вэнди Покс.

– Покс! – вырвалось у Поппи.

– Здесь так и написано.

– Нет, Покс, – повторила она. – Как Реджина Покс?

На лице Эразмуса возникло такое выражение, будто он предпочёл бы не раскрывать эту тему.

– А, да, – протянул он. – Вэнди – это её сестра.

– Ты мне об этом не говорил! – возмутилась Поппи.

– Я полагал, что ты и сама додумаешься, – отрезал Эразмус.

И тут Поппи поняла.

– О нет. Я знаю, что ты задумал.

– У нас нет других вариантов, – настаивал Эразмус.

– Это неэтично! Добыть приглашение на вечеринку, только чтобы ты смог допросить её больную сестру!

– Вряд ли это можно будет назвать допросом, учитывая, что говорить будем только мы, – возразил Эразмус. – После того случая она не произнесла ни слова.

Поппи вздохнула.

– Ты настоящий хитрый лис, ты это знаешь? – спросила она.

– Я скорее ёж, – задумчиво произнёс он.

– Объясни.

– Ну, как известно, у лис припасено много трюков, мой дорогой мистер Задница, а у ежа он всего один, но никто не выполняет его лучше. А теперь – перечислим всё, что нам известно о Вэнди Покс. Поехали!

Поппи припомнила, что Вэнди вернулась лысой и сбитой с толку, с выцветшими глазами и со следами укусов насекомых на руках. В том месте леса, где её нашли, полиция и Поппи с Эразмусом обнаружили следы синего порошка.

– Синий порошок, – пробормотал Эразмус. – Он фигурирует везде. О каких ещё случаях мы знаем?

– Ну, – сказала Поппи и шаркнула по пыльному полу. – О моём.

– О чём ты?

– Мы нашли синий порошок в моей комнате, на моей подушке.

– А, это другое, – заявил Эразмус. – Это ничего не значит.

– Как это – «не значит»? – с негодованием переспросила Поппи. – Я теперь каждые десять минут проверяю в зеркальце глаза, жду, когда в них появятся серые пятна!

– С чего тебе об этом беспокоиться? Те существа ведь до тебя не добрались.

Поппи растерянно тряхнула головой.

– Откуда ты знаешь? Ты видел синий порошок на моей подушке. Та штука была в моей комнате!

– Да, – нетерпеливо ответил Эразмус, – но это элементарная баллистика. В отличие от других найденных нами образцов, твой не был слипшимся.

– Я не поняла ни слова, – призналась Поппи.

– Прости, это моя вина, – засмеялся Эразмус. – Иногда я начинаю думать, что мы один и тот же человек, и забываю, что ты не читала «Науку о баллистике» Блеза Спаркса. Любопытное произведение.

– Нет, – с ноткой сарказма сказала Поппи. – Так уж вышло, что я забыла купить её в свой прошлый визит в книжный магазин.

– Ну, если бы ты её прочла, – начал Эразмус, – то ты бы знала, что порошок на твоей подушке не был беспорядочно рассыпан, как в других местах. Его как будто откуда-то выдули.

– Продолжай, – попросила Поппи. Она начала улавливать его мысль.

– Полагаю, те существа либо забираются, либо влетают в окно и с помощью какого-то инструмента, например, разбрызгивателя или трубки, выдыхают порошок, чтобы тот равномерно покрыл всю кровать, не будя при этом спящего на ней ребёнка.

– Но я всё равно проснулась прежде, чем они успели до меня добраться, – заметила Поппи. Тошнотворный страх поседеть раньше времени стал медленно покидать её.

– Именно, – подтвердил Эразмус. – И я думаю, что это как-то связано с твоими мелками. Видимо, синий порошок каким-то образом усмиряет жертву.

– Другими словами, я не должна из-за него волноваться? – спросила Поппи, будто пациент, ожидающий услышать от врача, каковы его шансы победить редкое заболевание.

– Я понимаю, в это сложно поверить, но в твоей жизни не происходит ничего, что могло бы послужить причиной для сильного беспокойства.

Поппи едва сдержалась. Белое пятно в её волосах появилось задолго до происшествия в спальне! Разумеется, у неё было полное право беспокоиться! Но она промолчала. С неё хватило выяснения отношений.

– Как думаешь, при чём тут шёлковая книжка? – сменила она тему.

– Ты о книжке Марли?

– Да.

– Не знаю. Возможно, с ней произошло то же, что происходит с детьми. Щеппы были рядом с ней, после чего её содержимое исчезло. Словно все его мечты и идеи высосало со страниц.

– А взамен она обрела способность к стихосложению?

– Возможно, – медленно произнёс Эразмус, – в ней осталась частичка магии Щеппов?

– И нельзя забывать о мелках, – напомнила Поппи.

– И о фабрике Хеллиган.

– Бабушка говорила, что рулоны ткани до сих пор сплавляют по реке, когда на них есть заказ.

– Интересно, как их заказывают? – спросил Эразмус. – Я прочёл в библиотеке, что добраться до фабрики можно было только по реке.

Поппи достала свой обед и протянула Эразмусу шоколадный батончик с арахисовым маслом.

– Кстати говоря, я тут подумал: тебе не стоит постоянно носить с собой эту книжку.

– Почему? – Поппи постаралась, чтобы в её голосе не прозвучало ничего, кроме вежливого любопытства. Она не расставалась с шёлковой книжкой с того дня, как её нашла.

– Потому что они за ней охотятся, – ответил Эразмус. – Ты забрала её у них.

– Её забыла в поезде какая-то старая дама! – фыркнула Поппи. – Не моя вина, что у неё ветер в голове.

– Как ты не понимаешь? Это была не просто «какая-то старая дама». И она точно не забывала её!

Губы Поппи дрогнули. Ей не хотелось задавать этот вопрос.

– Хочешь сказать, она была одной из Щеппов?

– Именно, – угрюмо отозвался Эразмус. – Марли сказал, что обшил книжку куском зелёного шёлка, найденным на фабрике. Что, если Щеппы украли её у него, чтобы вернуть шёлк? И что, если он особенный и они могут найти его, где бы он ни был, каким-то образом за ним проследить? Если подумать, это гениальный план. Та дама, которую ты видела в поезде, оставила эту книжку намеренно. Для тебя. Кто знает, вдруг они в прошлом уже проделывали нечто подобное с другими детьми?

Поппи достала книжку из кармана и положила на трехногий столик. У неё похолодело в животе. Что, если это она привела Щеппов на свой подоконник?

– Так она может служить чем-то вроде маячка?

– Можно и так сказать, – мрачно согласился Эразмус. – И я наблюдал за тобой, пока она была у тебя. Ты не хотела с ней расставаться, будто она каким-то образом удерживала тебя.

– Но при чём тут стихи? – с трудом сглотнула Поппи. – Сомневаюсь, что Щеппы специально оставили бы подсказки.

– Возможно, они сами не знают, какой эффект их шёлк оказывает на книжку. Как на неё влияет их магия. – Эразмус недолго подумал. – Помнишь ту песню, что мы пели на репетиции хора, про девочку, купившую зелёную ленту?

Разве она могла забыть? Поппи повезло, что она не лишилась слуха, стоя рядом с горланящим эти строчки Эразмусом.

– Помнишь слова? – спросил он, перебирая содержимое одного из ящиков с пыльными книгами.

– Смутно, – ответила Поппи. – Что-то насчёт торговки?

Эразмус нашёл сборник песен и принялся его листать. Найдя нужную страницу, он показал её Поппи.

Бедная девушка родом из Дувра

Хотела купить себе ленту.

Волосы блёклы, глаза будто глина,

Ну что тут добавить к портрету.

«Есть у меня, – сказала торговка, —

Загадочной зелени шёлк.

Тотчас забудешь о шалях, обновках,

И с ним для тебя будет толк».

С дна своей сумки достала она

Полоску красивейшей ткани.

Девушка, не доверяя сполна,

Сказала: «Носите уж сами».

Тщетно: торговка стянула её

Унылые волосы в хвост.

Бросилась девушка в пляс по синильным полям

Под песню морей, трав и звёзд.

Пляс продолжался, и вот уже день

Сменила полночная мгла.

Скрылась она, и лишь её тень

Порхнула к далёким горам.

Зелень загадочная разожгла

Безумия жаркий огонь.

«Шёлк, о мой шёлк», – героиня твердила,

Взбираясь всё выше на склон.

Кто-то шептал, что в этот момент

С востока метнулись к ней птицы.

В клювах зажали они кончик ленты

И дёрнули вверх.

Узел торговки был крепок как сталь,

И девушку подняли в воздух.

Птицы несли её в синюю даль,

Она умоляла их: «Бросьте!»

Близок конец: ах, как же она

Жалела о вспышке тщеславия.

Я же замечу, что то лишь молва,

Достойная книги фантазия.

– Но тут не сказано, что песня о Щеппах, – заметила Поппи.

Эразмус взял шёлковую книжку и осмотрел её со всех сторон. Постучал по переплету.

– Что, если это всё-таки волшебный шёлк?

Мальчик вновь положил книжку, отодвинулся и, уперев в стол кулаки, изучил её на расстоянии.

– Что, если этот шёлк, – снова заговорил он, – тот самый «загадочный зелёный»?

– Как в песне?

– Точно как в песне, – пробормотал Эразмус, не отрывая глаз от книжки.

Поппи замутило.

– Что, если этот шёлк побуждает тебя к нему прикоснуться? – продолжил он. – Что, если в нём есть нечто манящее, так что в нужный момент они будут знать, где тебя искать?

Эразмус достал из рюкзака тетрадь и просуммировал что-то внизу страницы. Задумавшись всего на доли секунды, он вывел ответ математической задачи и решительно сказал Поппи:

– Ты должна её уничтожить.

– Нет, – возразила она и притянула к себе книжку.

– На твоём месте я бы не стал её трогать, – предупредил Эразмус.

Рука Поппи дрогнула, но лишь на мгновение.

– Это моя книжка, – заявила она, но её желудок болезненно сжался.

– Она не твоя, она Марли, но мы не можем отдать ему книжку, – настаивал Эразмус. – Они могут охотиться и за ним. Она может привести их к нему.

Поппи закусила губу, чтобы та не дрожала. У неё было такое чувство, что, пока они искали ответы, те подобрались к ним со спины.

– Зачем Щеппам оставлять её именно мне?

Эразмус закончил развешивать на доске статьи, добытые им во время последнего посещения библиотеки.

– Не знаю, – тихо сказал он, качая головой. Он провёл черту под решённой задачкой и показал её Поппи. – Я не знаю, почему они нацелились на тебя, я вообще ничего о них не знаю. Но вот что я тебе скажу. В этом городе и окружающем его лесе происходит нечто странное. И вот тебе ещё один не менее странный факт: река в том изгибе, где стоит лодка Марли, намного глубже, чем я полагал, если, конечно, мои вычисления верны. – Он постучал пальцем по странице. – Признаться, я даже взял значения по минимуму, потому что тот моток верёвки может быть намного длиннее. Но, по самым скромным подсчётам, от баржи Марли до дна реки не меньше пятисот футов.

Поппи медленно выдохнула.

– Эй! – внезапно гаркнул Эразмус. – А ну пошла отсюда!

Поппи успела заметить голову Митси за секунду до того, как та исчезла под дверцей чердачного люка.

Четырнадцать

Очень странные Щеппы
Бескорыстно
Очень странные Щеппы

Вернувшись домой, Поппи обратила внимание на мокрую дорожку, видимо, папа перед отъездом вымыл её из шланга. Когда-то он любил это дело. Воистину, нет занятия, приносящего большего удовлетворения, чем уничтожение струёй воды мха, грязи и случайного муравья.

Ричард, бабушкин помощник по хозяйству, стирал бельё. Хотя он должен был наведываться всего два раза в неделю.

– Ричард какое-то время будет приходить чаще, – объяснила бабушка Поппи. – Пока я не встану на ноги. Ах да, я запретила ему прикасаться к подоконникам. На этот счёт не волнуйся!

Надев очки, она добавляла замысловатую вышивку на лацкан костюма одной из археологов для вест-эндовского мюзикла. Ноги она положила на табурет. Её лодыжки были пухлыми и красными. Ричард снял с бабушкиных ног парусиновые туфли на плоской подошве и надел взамен тапочки.

– Я и сама прекрасно могла это сделать, Рич, – сказала бабушка.

Ричард ничего не ответил. Он пропускал мимо ушей бабушкино ворчание. Ричард был милым.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Поппи.

– Супер, – ответила бабушка.

По ней всегда было видно, когда она с головой уходила в работу: в такие моменты она высовывала кончик языка и смотрела поверх очков, а не через линзы.

– Мы собираемся сходить в четверг в полицейский участок, – сообщила Поппи. Она оглянулась на Ричарда, ожидая, что тот вскинет бровь или усмехнётся, но нет.

– Навестить беднягу Марли? – спросила бабушка, вымеряя последний стежок. Бабушка была очень методичной.

– Больше некому.

– Верно. Он не заслуживает того, чтобы о нём все забыли. Я знаю Марли много лет, он просто стал жертвой обстоятельств.

Бабушка отложила вышивку. Выглянув за угол и убедившись, что Ричард занят на кухне, она сняла со шкафа чемодан, опустила на пол и достала из него большое и тяжёлое серебристое пальто с тёмно-синей подкладкой.

– М-м-м, да, – сказала бабушка, развернув и осмотрев его. – Да, как я и думала. Пара стежков, чтоб затянуть швы, – и порядок.

Она стала перебирать содержимое своей жестяной банки с нитками в поисках катушки нужного оттенка.

– Я сшила это пальто для фильма «Эгоистичный гигант», – поведала бабушка, мастерски вдевая нитку в иголку. – Роль гиганта играл огромный манекен. Но, думаю, оно замечательно подойдёт Марли.

Она ещё раз окинула взглядом пальто и поджала губы.

– Хотя в плечах может быть широковато. Зато в нём будет тепло, а это самое главное. Оно подбито мохером – шерстью ангорской козы. Ужасно тёплое. Бог его знает, зачем я так старалась ради манекена!

Бабушка зашила дырку в подкладке и перекусила зубами нить, затем сложила пальто и отдала его Поппи.

– Скажи ему, что это от друга.

После вкусного ужина, приготовленного Ричардом, Поппи спросила бабушку, сможет ли она помочь им с костюмами на вечеринку Реджины. Бабушка, конечно же, согласилась, но от Поппи не укрылось, что та беспокоится из-за объёмов работы. Она допоздна трудилась над костюмами для мюзикла и этим утром проснулась на заре, чтобы продолжить.

Проходя мимо окна своей спальни, Поппи опять уловила слабый запах отбеливателя. Может, Эразмус был прав? Что, если это мамин мелок каким-то образом защитил её от того существа? Поппи взяла один из них и начертила вдоль подоконника белую линию. И отругала себя за глупость. Но в то же время по неясной причине почувствовала себя в безопасности.


Очень странные Щеппы

Поппи и Эразмус договорились встретиться в четверг днём в начале школьной подъездной дороги и вместе пойти в участок. Митси как-то удалось выспросить у Поппи, куда они собрались. На большой перемене Митси зажала Поппи в углу библиотеки, где Поппи пыталась найти какую-нибудь информацию о синем порошке с усыпляющим эффектом.

Когда Поппи вышла из школы после уроков, она заметила в конце дороги Митси с Марли-псом на поводке. Эразмус стоял, прислонившись к дереву, и совершенно точно не был рад такой компании.

– Тебе стоит подучиться держать язык за зубами, – прошептал Эразмус, пока они с Поппи шли одни. – Зачем ты сказала Митси? Она всё испортит.

– Почему она постоянно за тобой ходит? – поинтересовалась Поппи, тяжело дыша: ведь она несла огромное пальто, которое дала ей бабушка.

Эразмус вздохнул.

– Такое чувство, что у меня появился провожатый. Это началось не так давно… – Он обернулся, проверяя, что Митси достаточно далеко и не может их услышать. – Я шёл в школу и услышал чей-то плач. Это была Митси. Она пыталась пролезть под изгородью, но её рюкзак зацепился за сетку. Я помог ей снять рюкзак и проводил до школы. И с тех пор она прилипла ко мне.

Поппи оглянулась и улыбнулась Митси.


Очень странные Щеппы

– Как мне представить посетителей? – спросил полицейский за стойкой регистрации (на его бейджике значилось «Констебль Роджерс»).

Эразмус поднял видоискатель на видеокамере и нажал кнопку «запись», но оставил её висеть на шее, будто она не работала. Все разговоры Поппи взяла на себя.

– Поппи Слаб, Эразмус Толл, Митси Фелт и Марли… Марли-пёс, – с улыбкой ответила она.

Но констебль Роджерс не был настроен доброжелательно.

– Я узнаю, захочет ли мистер Марли с вами увидеться, – сухо сказал он и застучал по клавиатуре.

Двойные двери позади ребят открылись. Констебль Роджерс вскинул голову и просиял мальчишеской улыбкой:

– Мисс Бонхоффер!

– Рада тебя видеть, Роджерс.

Она кокетливо присвистнула и усмехнулась. Мисс Бонхоффер была дородной женщиной с тёмными волосами цвета лакрицы и очками в роговой оправе. На ней был оранжевый костюм, а в руках она держала огромную коробку сладостей. Поппи тут же прониклась к ней симпатией, хотя и против своей воли.

«Но какая-то она всё-таки слишком приторная», – подумала Поппи, простив себя за каламбур.

– Я ненадолго. Дай, думаю, загляну, угощу вас чем-нибудь вкусненьким в качестве благодарности за ваш неутомимый труд по возвращению моих пятисот фунтов. Я вам так обязана!


Очень странные Щеппы

Она наклонилась через стойку и, балансируя на одной ноге, расцеловала констебля Роджерса в обе щеки, оставив на его лице жирные мазки оранжевой помады.

Мисс Бонхоффер поставила перед ним коробку со сладостями.

– Не стоило, мисс Би! – возразил Роджерс.

– Зовите меня Бонни! – засмеялась она. – И не забудьте поделиться с сержантом Регом и тем милым констеблем Банти, договорились?

Констебль Роджерс кивнул, уже не слушая.

– Я положила всё моё самое любимое, – сказала она и по очереди указала на аккуратные свёртки и баночки с восхитительным содержимым. – «Марсифир» всех вкусов, «лимонная утеха», «заварные рожки», «клубничные колёса» – сейчас их уже нет в продаже, сезон закончился, но тс-с! Я никому не скажу, если вы не скажете! Далее, «крыжовниковое нутро», «гамаш-по-желудку-прутом-щёлк», помадка «Займи зубы», «турбосвистки» и «сушёная кожура кислых яблок».

Казалось, у констебля Роджерса вот-вот потекут слюнки, но Поппи не могла точно сказать, было это из-за сладостей или самой мисс Бонхоффер.

Зазвонил телефон, и Бонхильда быстро ушла из участка, по дороге посылая констеблю воздушные поцелуи.

Стоило ей скрыться из виду, и улыбка Роджерса моментально угасла.

– Он с вами встретится, – сказал он Поппи, с грохотом возвращая трубку на аппарат, – но Банти придётся осмотреть всё, что вы ему принесли.

Роджерс нажал на кнопку, и автоматические двери открылись. Поппи завела их небольшую группу в комнату с пластмассовыми корзинами, куда они сложили все свои личные вещи. Эразмус не хотел расставаться с видеокамерой, но сделал это после того, как Поппи, стиснув зубы, сердито на него посмотрела.

Банти сначала проверил рюкзак Поппи, затем Митси.

– Зачем вы вообще пришли? – спросил он Эразмуса, который всё это время вёл себя непривычно тихо.

– Чтобы проведать мистера Марли, – ответила Поппи и, расхрабрившись, добавила: – Которого вы необоснованно арестовали.

– А, ну да, конечно, – засмеялся Банти, с энтузиазмом роясь в ранце Эразмуса.

Поппи уловила в его тоне сарказм и твёрдо сказала себе ещё раз, что верит словам Марли: он не крал тех денег.

Покончив с осмотром большого серебристого пальто и проверив с помощью особой бумажки, нет ли на нём следов взрывчатых веществ, Банти повёл их по коридору к камерам, в одной из которой держали Марли.

– Это противоречит всем нормам, – пробормотал Банти, закрывая за ними дверь, и удалился.

Марли сидел в углу на стальном стуле; по сравнению с ним стул казался кукольным.

– Вы пришли! – слабо улыбнулся он.

Марли-пёс внезапно оживился и, упершись передними лапами в ногу Марли, принялся восторженно лизать его руку. Марли подхватил бассет-хаунда с пола и прижал к груди, будто младенца.

– Ну, ждешнюю еду шложно нажвать вершиной кулинарного маштерштва, жнаете ли! – ответил Марли на вопрос Поппи, как у него дела.

Она выудила из своего рюкзака шоколадный батончик, яблоко и коробочку «клубничных колес», после чего достала со дна обёрнутую в газету книжку и положила её на стол. После того предположения, что она может быть обшита загадочным шёлком, они с Эразмусом старались к ней больше не прикасаться. Хотя и не знали наверняка, что собой представлял этот «загадочный шёлк».

– Что это? – спросил Марли, бросив в рот сразу два «клубничных колеса».

– Думаю, это ваша книга идей, – тихо сказала Поппи.

Марли немедленно потянулся к книжке, но Поппи его остановила:

– Будьте осторожны. Мы считаем, что этот шёлк может быть волшебным или проклятым. Похоже, он приманивает тех существ, которых вы видели на фабрике.

Марли серьёзно кивнул и кончиками большого и указательного пальцев приподнял край газеты. Его зелёные глаза округлились, и он опять кивнул.

– Это она! – сказал он Поппи. – Это моя книжка. Где вы её нашли?

Поппи посмотрела на Эразмуса.

– Вам нужно её закопать, – внезапно подала голос Митси, поглаживая лапу уснувшего пса.

– Ты даже не знаешь, о чём мы говорим, – огрызнулся Эразмус.

– Нет, знаю, – возразила Митси. – Вам нужно закопать её в белой земле.

– Откуда ты знаешь?

– Так написано в моей книге.

Эразмус застонал.

– Опять твоя дурацкая книга! Сказки для дурачков!

– Я не дура, – уперлась Митси. – Я вам покажу.

– Тебя это не касается. Я вообще не понимаю, что ты тут делаешь, – фыркнул Эразмус.

– Моя сиделка спит, а мама ушла на викторину в пабе.

– Что ещё за «белая земля», Митси? – ласково спросила её Поппи.

– Белая земля на острове посреди реки, – ответила она.

Поппи предположила, что та имела в виду меловые жилы, замеченные ею из поезда, но нигде в Пене она не видела белой земли, и единственный остров, пришедший ей на ум, находился за загоном за домом бабушки.

– Кстати говоря, – Поппи положила на стол пальто, – это вам.

Марли с удивлением уставился на пальто, после чего приподнял его за плечи. Подол серебристой волной скользнул по полу. Марли примерил обновку. Бабушка была права: оно оказалось ему немного широковато в плечах, но в целом вполне подошло.

– Как я выгляжу? – спросил Марли, повернувшись на месте.

– Божественно, – ответила Поппи.

– Серебристо, – сказал Эразмус.

– Как эльф, – выдала Митси после долгих размышлений.

Вскоре после этого в камеру заглянул Банти и объявил, что до окончания часов посещения осталось пять минут.

По дороге назад к стойке регистрации бассет-хаунд скулил и тянул поводок.

– Что с ним будет? – спросила Митси, дернув Банти за рукав.

– Его ждёт настоящая тюрьма, – с ноткой ликования в голосе отозвался Банти. – Те пятьсот фунтов были не единственными, которые он украл.

– О? – заинтересовалась Поппи.

– Однажды его обвинили в краже щенка. Но доказать не смогли, поэтому ничего не предъявили.

С шеи Банти свисал белый пластиковый пропуск на шнурке. Этим пропуском он попытался открыть двойные двери, ведущие в приёмную, но безрезультатно. Когда новая попытка тоже ни к чему не привела, он попробовал раздвинуть двери пальцами, но с тем же успехом.

Эразмус наклонил на бок голову, будто видел то, что для других осталось незамеченным.

– Почему эти дурацкие двери не открываются? – выругался Банти.

– Можно воспользоваться вашей уборной? – спросил Эразмус.

Банти повернулся к нему блестящим от пота лицом и указал в конец коридора, где висела табличка с буквой «Т».

Пока Эразмус был в уборной, Банти мучил двери и даже в какой-то момент попробовал вызвать по рации помощь.

Через пару минут Эразмус вернулся и демонстративно обтёр руки о штаны.

Банти выпрямился и помассировал поясницу.

– Вы позволите? – спросил Эразмус, и Банти хмыкнул.

Эразмус взял его пропуск и, перевернув обратной стороной, провёл ею вдоль замка. Раздался пронзительный сигнал, и двери раздвинулись.

– О, – сказал Банти, когда констебль Роджерс бросил на него скучающий взгляд из-за своего стола. – Видимо, уже починили.


Очень странные Щеппы

– Нужно сжечь книжку, – заявил Эразмус, когда они шли по центральной улице. Большинство магазинов уже закрылись на ночь.

– Нет, – резко ответила Поппи, коснувшись лежащего в кармане свёртка, обёрнутого газетой.

– Ты с ума сошла? – фыркнул Эразмус. – Если ты от неё не избавишься, те штуки могут опять прийти за тобой.

– Мне необязательно до неё дотрагиваться, – возразила она и закрыла карман на пуговицу. – Буду хранить её в шкафчике для носков или ещё где-нибудь.

– Вы должны закопать её на белом острове! – вмешалась Митси.

– Почему ты не можешь просто оставить меня в покое и не вмешиваться? – повысил на неё голос Эразмус. – Ты не знаешь, о чём идёт речь. Мы её уничтожим.

Рука Эразмуса метнулась к карману Поппи, но та отпрянула и закричала:

– Нет!

Она должна была её сохранить. Это была её книжка. Её. Она её нашла.

Но лучше уж закопать, чем сжечь. По крайней мере, так Поппи будет знать, где её искать, если захочется на неё взглянуть.

– Мы её закопаем, – тихо сказала Поппи. – На острове.

– Что? – простонал Эразмус.

Митси довольно улыбнулась.


Очень странные Щеппы

У берега прямо напротив острова, представляющего собой небольшой клочок суши, не считая пары низких кустиков, покачивалась маленькая синяя лодка. Эразмус заявил, что не умеет плавать, но после того, как Поппи сказала, что она тоже не умеет, он всё-таки с неохотой взобрался в лодку.

Митси оказалась права: на небольшом участке острова трава будто разошлась в стороны, обнажив белую известковую почву. С помощью взятого в бабушкином доме садового совка ребята по очереди стали копать. Митси успела лишь начать, когда Эразмус нетерпеливо отнял у неё совок, бормоча, что она ничего не умеет и он бы предпочёл, чтобы она не лезла. Марли-пёс пытался помочь, но затем свернулся клубком рядом с кустом с выражением полнейшего бессилия на морде.

Кроме совка Поппи прихватила из дома тяжёлую банку с пуговицами. Бабушка говорила, что в пуговицах содержится магия. Что они помогают сохранять вещи. Когда ребята выкопали достаточно глубокую яму, Поппи впихнула шёлковую книжку в банку и засыпала её пуговицами.

Установив банку на дне ямы, они присыпали её землей и примяли. Эразмус сделал глубокий вдох и стал выдыхать на свеженасыпанную горку, чтобы было не так заметно, что они здесь что-то закопали. Поппи закашляла в облаке белой пыли.

– Нужно было её сжечь, – бормотал он, когда они плыли на лодке назад к берегу.


Очень странные Щеппы

Поппи и Эразмус проводили Митси до входной двери её дома и подождали, пока она и Марли-пёс не скроются внутри. Затем, вместо того чтобы попрощаться и направиться к себе, Эразмус последовал за Поппи до бабушкиного дома, и она пригласила его на ужин, взяв слово, что он ничего не скажет маме. Прежде чем зайти в дом, Поппи внимательно посмотрела по сторонам – вдруг мисс Толл стоит где-нибудь и наблюдает за ними через солнцезащитные очки.

Тем вечером глаза бабушки казались слегка остекленевшими, что бывало с ней после лишней рюмки хереса. Она медленно перемещалась по кухне и с особой тщательностью крошила лук и базилик. На столе стояла пустая упаковка из-под сахарной «лимонной утехи».

– Ты хорошо себя чувствуешь, бабушка?

– Да, радость моя, – промурлыкала она. – Просто день был тяжёлый, и я немного выдохлась, вот и всё.

Поппи и Эразмус накрыли на стол. Точнее, накрывала Поппи, а Эразмус ходил за ней хвостиком и ровнял приборы.

Сев за стол, бабушка налила им обоим по рюмке хереса.

– Бабушка?

– Да, дорогая?

– Нам нельзя алкоголь.

– О! – нахмурилась она. – О, прошу прощения, я забылась. Мои мысли витали в миллионе миль отсюда.

Она забрала рюмки и вылила херес назад в бутылку, тихо напевая при этом:

– Бросилась в пляс по синильным полям под песню морей, трав и звёзд…

Эразмус посмотрел на Поппи, и та поняла, что он узнал песню. Бабушка засыпала на ходу, но Поппи нужно было ей кое-что сказать.

– Бабушка, – начала она.

– Да, милая Поппи? – невнятно отозвалась та, вяло накручивая на вилку спагетти с соусом болоньезе.

– Мы занимаемся расследованием.

– О, вот как?

– Насчёт странных событий, произошедших в Пене. Точнее, с местными детьми.

Бабушка с хлюпаньем втянула в рот спагетти, будто изголодавшаяся курица, набросившаяся на банку с червями.

– Помнишь, ты рассказывала мне о Вилме Норблс, девочке, которая поседела и растворилась во время купания в реке?

Поппи подождала. Бабушка продолжала хлюпать спагетти.

– Ну и мы подумали, что то же самое или нечто похожее произошло с Вэнди Покс, маленькой девочкой, исчезнувшей, а затем найденной в лесу шесть с лишним месяцев назад. Мы считаем, то же самое происходит сейчас с сыном викария.

Обычно бабушку мало волновали правила столового этикета – более того, Поппи даже пару раз замечала краем глаза, как та вылизывала свою тарелку. Но то, что происходило сейчас, не шло уже ни в какие рамки. Весь подбородок бабушки был вымазан в томатном соусе, и скатерть рядом с её тарелкой пестрела его каплями.

Поппи с тревогой взглянула на Эразмуса и продолжила:

– Ещё мы думаем, что те, кто за всем этим стоит, пользуются средствами, необъяснимыми с научной точки зрения. Например, магией.

– Я предполагаю, что они подставили Марли, – добавил Эразмус, – потому что он пытался предупредить местных. И я думаю, что в этом может быть наша вина: они могли заметить, что мы что-то вынюхиваем.

– Неужели? – протянула бабушка, наливая себе ещё хереса. Поппи заметила за её плечом пустую коробочку из-под «клубничных колес». Сегодня она явно налегала на сладкое. – Но будьте осторожны, – предупредила бабушка, осушив рюмку. – Марли вечно попадает в неприятности. Я… э-эм… Я не хочу, чтобы вы… ну… оказались во всё это втянуты.

Сердце Поппи ёкнуло. Что-то было не так. Это было совсем не похоже на бабушку.

Эразмус сунул руку в ранец, который висел на свободном стуле, и достал видеокамеру. Его вторая рука скрылась в кармане куртки, откуда он вытащил пластиковый пакетик на застёжке с крошечной картой памяти внутри.

– Что это? – спросила Поппи, глядя на то, как Эразмус вставляет карточку в видеокамеру.

– Доказательство, – ответил он, пролистывая на экране записи. – Взятое из хранилища вещественных доказательств полицейского участка Пены, пробраться куда оказалось до смешного просто.

– Ты выкрал вещественное доказательство?! – поперхнулась Поппи, широко распахнув глаза. – Это же… я даже не знаю… раз в десять хуже, чем просто кража!

Бабушка с большим интересом слушала их разговор.

– Настоящая проблема состоит в том, – сказал Эразмус, просматривая нужную запись с камеры видеонаблюдения, – что полиция считает это доказательством вины Марли, тогда как на самом деле это доказательство его невиновности.

Он повернул видеокамеру так, чтобы бабушке и Поппи был виден экран.

– Я ничего не разберу, слишком размыто, – покачала головой бабушка. – О, погоди, теперь вижу. Это точно Марли.

Но Поппи заметила кое-что ещё.

– На его затылке нет белого пятна, – медленно произнесла она.

– Совершенно верно, мистер Задница, – похвалил Эразмус своего протеже, и Поппи прищурилась. – Но это не всё.

Он нажал на «паузу» и увеличил изображение, так что рука Марли заняла весь экран.

– У него нет пальца! – взвизгнула Поппи.

– Ага, но какого именно?

– Поппи, – внезапно сказала бабушка, упершись ладонями в стол и смотря куда-то поверх их голов, – какое отношение это имеет к стирке…

Она быстро встала, но тут же бухнулась назад на стул и завалилась вбок. Должно быть, она схватилась за скатерть, перед тем как потерять сознание, потому что за этим последовал оглушительный звон и грохот от падающих на пол бутылки с хересом, кувшина с водой и чаши с грушами. Черчилль забился в истерике. Поппи уронила вилку и, забывшись, полезла прямо через стол к бабушке.

К тому моменту, как Поппи подняла на него глаза, Эразмус уже был на телефоне. Первое, что она заметила, это отсутствие слёз, хотя ей будто вонзили кол в сердце, и она испугалась, что сама в любой момент из-за боли лишится чувств. Она нащупала бабушкин пульс. Есть. Проверила дыхание. Изо рта вырывались тёплые, сладко пахнущие выдохи. Приподняв бабушкину голову и уложив себе на колени, Поппи провела пальцами по её тонким седым волосам и прошептала единственное, что пришло в голову:

– Не оставляй меня, бабушка.

А бабушка сказала:

– Посиди со мной, Поппи.

Пятнадцать

Очень странные Щеппы
Трюк
Очень странные Щеппы

Поппи узнала приехавших врачей «Скорой»: именно они были в доме в прошлый раз. Никто ничего не спросил, хотя одна из них подняла пустую коробку из-под «клубничных колёс» и как-то странно на неё посмотрела, прежде чем выкинуть в мусорное ведро.

Черчиллю разрешили прокатиться в «Скорой», и медсестра с фиолетовой прядью позволила Поппи взять его с собой в комнату ожидания при условии, что он ни на кого не нападёт.

Без четверти одиннадцать рядом с Поппи, Эразмусом и Черчиллем сел лысеющий врач.

– Ну здравствуйте, Поппи, Эразмус, а это, должно быть, Черчилль, – с улыбкой кивнул он на мини-пига. – Поппи, – уже более серьёзным тоном повторил он, – боюсь, состояние твоей бабушки далеко не из лучших.

Поппи спокойно ждала продолжения.

– Я знаю, что бабушка тебе этого не говорила, но у неё диабет второго типа. Обычно это хорошо контролируемое состояние, но в случае с твоей бабушкой оно начало влиять на её сердце.

– Она умрёт? – спросила Поппи. Она сковырнула ногтем что-то снизу сиденья и быстро поняла, что это была засохшая жвачка.

Врач неловко почесал затылок.

– Я имею в виду, – начала заново Поппи, – мы все когда-нибудь умрём, но умрёт ли она раньше, чем если бы у неё не было диабета?

Эразмус повернулся к врачу и скрестил на груди руки.

– Почему бы тебе не зайти в палату и не поговорить с ней? – предложил врач. – Но я должен попросить тебя, Поппи, спрятать дома всё сахаросодержащее. Никаких сладостей, никаких пудингов, никакого шоколада и никакого хереса.

Медсестра с фиолетовой прядью сидела за стойкой регистрации и согласилась присмотреть за Черчиллем пару минут.

Бабушка сильно потела. Поппи помассировала её узловатое запястье, Эразмус подровнял стоящую рядом с койкой капельницу.

– Инсулин, – сказал он, и бабушка улыбнулась.

– Всезнайка, – сказала она, и Эразмус улыбнулся в ответ. – Простите, что напугала вас, – вздохнула бабушка и опустила морщинистые веки. – В таких ситуациях нет ничего весёлого, верно?

– Ничего страшного, – отозвался Эразмус. – Я всегда хотел набрать номер экстренной помощи.

Бабушка опять улыбнулась, но Поппи видела, что она устала.

Перед уходом Поппи принесла ей стакан воды, и бабушка сказала, что Далия будет ждать их снаружи, чтобы развезти по домам. Сердце Поппи громко застонало.

К её облегчению, Далия вела себя тихо. На ней были тёмно-красный халат и тапочки, а волосы закручены на пластмассовые бигуди. На сиденье рядом с ней лежала дорожная сумка, которую она не потрудилась застегнуть. Когда Далия свернула, выезжая с больничной парковки, из сумки посыпались выпрямитель для волос, штаны фиолетового цвета, контактные линзы и косметические тюбики.

К тому моменту, как уличное освещение поблекло и они выехали на дорогу, ведущую к Пене, Поппи успела заснуть. Последнее, что она запомнила, была рука мальчика, обнявшая её, и как она опустила голову на его мягкое плечо.

Далия, должно быть, довезла Эразмуса первым, потому что, когда Поппи проснулась, разбуженная её мягким стуком по боковому стеклу, в салоне его уже не было.

– О, – сказала Далия, войдя в дом и обозревая разлитый по полу столовой херес, раскатившиеся по всей кухне груши и осколки стекла на ковре. – Ну что ж, – выдохнула она и решительно закатала рукава. – Ты иди спать, подруга, я тут со всем разберусь.

Поппи не стала спорить. Стоило её голове упасть на подушку, как она провалилась в глубокий сон без сновидений.


Очень странные Щеппы

– Я ничего не вижу, – сказала Митси, беспокойно вертясь в своём костюме.

Ребята направлялись к дому Реджины Покс. С деревьев вокруг свисали пластмассовые скелеты, изгородь и сад покрывала искусственная паутина. Внутри резных тыкв ритмично гасли и зажигались электрические свечи, бросая на траву тени. Дорожка под ногами постепенно темнела под первыми каплями дождя.

Бабушка сшила два костюма: один для Эразмуса и один для Поппи, каким-то чудом умудрившись втиснуть их в своё плотное из-за вест-эндовского мюзикла расписание. Митси поджидала их перед воротами семьи Покс с наброшенной на голову белой простыней.

– Реджина тебя пригласила? – изумился Эразмус.

– Нет! В школе я дружу с Вэнди, – с гордостью ответила Митси. – Ох, так будет совсем неинтересно, если я ничего не буду видеть, – пробормотала она и, зажав под мышкой книгу сказок, поправила простыню.

По неизвестной Поппи причине бабушка сшила для Эразмуса костюм червя. Червя с очень длинным хвостом и огромными глазами, за спиной которого сейчас висел кожаный ранец, а на шее болталась видеокамера. Поппи выглядела не лучше: на ней был костюм огромной мохнатой крысы с пластиковыми когтями. К сожалению, бабушку увезли в больницу прежде, чем она успела закончить последнюю деталь, из-за чего у крысы было три уса на одной щеке и ни одного на другой.

– Мы пришли не развлекаться, – отрезал Эразмус. – Мы здесь, чтобы продолжить расследование, к которому ты не имеешь никакого отношения. Мы узнаем, что случилось с Вэнди Покс. Полиции не удалось выяснить, почему она стала такой, но у нас получится.

– Вы собираетесь задавать Вэнди вопросы? – спросила Митси, коснувшись одного из усов Поппи.

Та кивнула.

– Но она не может говорить! – взвизгнула Митси. – Угх! Моё привиденческое одеяние намокло!

Эразмус проигнорировал её и постучал по входной двери.

– Зайдите сзади! – закричал кто-то изнутри. – Они в пристройке!

Эразмус повёл девчонок вокруг дома, мимо мусорных баков. Поппи тащила за собой Митси и по пути заглядывала в окна.

Она увидела гостиную с крошечным телевизором, по которому транслировали футбол. На пыльном с виду диване сидел, развалившись, мужчина и почесывал локоть. Поппи тотчас узнала его – это был тот самый мужчина, приходивший в гости к викарию. Он ел жареного цыплёнка с небольшого подноса, вроде тех, какими пользовались Поппи с бабушкой.

Задний двор представлял собой голую лужайку, огороженную шатким деревянным забором. Поперёк неё висела одинокая бельевая верёвка. Из пристройки, вырастающей из угла дома, доносилась музыка.

Поппи готова была поспорить, что Реджина Ужасная получила большое удовольствие, украшая окна и двери пластмассовыми отрубленными головами. С бельевой верёвки свисали красные бумажные цепи, напоминающие кишки.

Эразмус постучал, и почти немедленно шторы раздвинулись, и входная дверь скользнула вбок.

– Ха! – поприветствовала их выскользнувшая из-за шторы Реджина.

На ней был весьма провокационный костюм, состоящий из мини-юбки и заправленной в неё футболки, а волосы были уложены ужасающим образом и нависали над лицом, будто грозовая туча.

– Эй, Сид! – завопила она куда-то в глубь комнаты. – Скорее иди сюда! Только посмотри, во что они вырядились!

– В червя, – сказал Эразмус.

– В крысу, – сказала Поппи.

– В привидение, – сказала Митси.

Из-за шторы выглянул Сид в довольно оригинальном костюме футболиста.

– Ха! – крякнул он. – Змея, мышь и что это – простыня? Идиотские костюмы.

– Почему ты не нарядился спаржей? – фыркнув, спросила Реджина у Эразмуса.

– Могли бы все вместе нарядиться как банка консервированной спаржи, – захихикал Сид. Он был явно горд этой своей идеей.

В пристройке толпились дети из школы, наряженные кто во что горазд: начиная ведьмами и вампирами и заканчивая пингвинами. Но Вэнди, сестры Реджины, нигде не было видно, хотя Поппи не сомневалась, что сможет её узнать – по отсутствию волос.

Реджина похвасталась новой доской для дартса на магнитах: все в комнате были вынуждены смотреть, как она бросает дротики с олимпийской точностью.

– Мне её мама прислала, – напыщенно сообщила она. – И только мне позволено с ней играть.

– Вэнди здесь нет, – через пару минут шепнул Эразмус и кивнул в сторону двери.

Крыса, червь и простыня незаметно покинули пристройку.

Митси знала, где была комната Вэнди. Убедившись, что мистер Покс всё ещё смотрит телевизор в гостиной, они зашли через заднюю дверь и прокрались по лестнице наверх.

Вэнди сидела на кровати. Рядом лежал поднос с нетронутой тарелкой супа, банкой каких-то таблеток, тюбиком жёлтого крема для кожи и стаканом воды. Дождь громко стучал по крыше, когда ребята вошли в спальню.

Голова Вэнди была совершенно лысой. Не бритой, а гладкой, будто отполированной. Она явно узнала Митси, которая стянула с себя простыню, но ничего не предприняла. Поппи сняла «голову» крысы и опустила её на пол рядом с кроватью.

– Не бойся, Вэнди, – сказала она, хотя Вэнди совершенно не выглядела напуганной.

Поппи впервые смогла как следует разглядеть её глаза. Чёрные зрачки побледнели до тёмно-серого цвета, а радужка была серой в пятнах. Они ужаснули Поппи.

И ей немедленно стало стыдно. Мама всегда была с ней очень строга на этот счёт. Пусть у человека отсутствует нога или у него на верхней губе бородавка размером с лондонское колесо обозрения – не важно. Ты должен всегда смотреть ему прямо в глаза так же тепло, как ты бы смотрел на любого другого.

Митси нашла в углу сундук, на крышке которого высилась гора мягких игрушек, села на него и погрузилась в свою книгу сказок.

Поппи присела на кровать рядом с лысой девочкой и сложила руки на коленях. Эразмус достал видеокамеру, нажал «запись» и поставил камеру на тумбочку, направив объектив на Вэнди.

– Вэнди, – начала Поппи. – Я знаю, ты не можешь говорить, но мне нужно, чтобы ты постаралась и рассказала мне о том, что с тобой случилось. Меня зовут Поппи, а это Эразмус.

Вэнди посмотрела на Митси, и та ободряюще кивнула.

– Мы пытается выяснить, что происходит с детьми, у которых, по всей видимости, такая же… э-эм… проблема, как у тебя, и мы… мы хотим помочь.

Вэнди подняла тонкую руку и указала на крышу.

Поппи секунду подумала.

Вэнди указала на каркас кровати.

– Э-эм, спать? Ты спала?

Она помотала головой и провела пальцем вдоль каркаса.

– Дерево, – прошептал Эразмус. – Она была в лесу.

Вэнди кивнула и подняла руку к глазам, будто высматривала что-то.

– Ты что-то искала?

Она опять кивнула и, наклонившись, вытащила из-под кровати книгу:

Насекомые, жуки и ползучие гады:

помощник юного энтомолога

– Ты искала жуков? – спросил Эразмус.

Вэнди кивнула.

– Зачем?

– Она хочет стать эн… энтом… – запнулась Митси. – Энт-ого-ломом.

– Энтомологом, – поправил Эразмус, и Вэнди кивнула.

Она снова подняла руку и изобразила порхающую бабочку.

– Что-то спустилось к тебе с неба?

Одна рука схватила другую и поднялась.

– И забрало тебя с собой?

Она зажмурилась, будто о чём-то глубоко задумалась, затем помотала головой.

– Ты не можешь вспомнить? – спросил Эразмус.

Вэнди легла на кровать и изобразила, что просыпается, затем указала на своё ухо и постучала по тумбочке.

– Ты проснулась и услышала стук?

Она щёлкнула пальцами.

– Щелчки?

Она кивнула. Затем, к ужасу Поппи, изобразила, будто вытягивает что-то длинное и тонкое из своего уха. Поппи предположить не могла, что это означало.

– Как ты сбежала?

Вэнди посмотрела по сторонам. Она сложила ладони вместе, спрятав большие пальцы, и, шевеля остальными, сделала вид, будто они ползут по кровати.

– Паук?

Вэнди подняла указательный палец: «Запомни эту мысль». Затем указала на висящий в углу амулет «ловец снов».

– Паутина?

Вэнди помотала головой. Она закрыла ладонями лицо, затем раздвинула их, будто играла в «ку-ку».

– Ты спряталась?

Опять «паучьи» пальцы.

– С пауками?

Вэнди быстро замотала головой.

– Эй! Что тут происходит? – раздался из-за двери голос.

В комнату, неистово почёсывая локоть, зашёл мистер Покс.

Поппи вскочила и подхватила свою крысиную голову.

– Мы просто… ну…

– Никому не разрешено сюда заходить, слышите меня? – рявкнул мистер Покс. Шагнув вбок, он указал в сторону пристройки. – Ей нужны покой и тишина. Вы её тревожите!

Митси соскользнула с сундука и выбежала из комнаты.

Поппи посмотрела на Вэнди. Руки той «порхали» на фоне ночника, изображая бабочку.

– Ну вот, только посмотрите, что вы наделали! – выговорил Поппи мистер Покс и, бросившись к тумбочке, открыл баночку с лекарством. – Из-за вас она опять делает руками эти странные движения!

– Она пытается что-то сказать! – возразил Эразмус.

– Вон! – взревел мистер Покс, и ребятам пришлось послушаться.


Очень странные Щеппы

– Самое время сыграть в «слабо», – громко объявила Реджина, когда Поппи, Эразмус и Митси вернулись на вечеринку.

– Да! – обрадовался Сид и вскинул кулак.

Реджина написала целую стопку записок и бросила их в пакет. Первые несколько оказались на удивление скромными: Сид дал таракану, которого Реджина выманила из угла кухни, пробежать по своей голове. Джона Вофа уговорили продемонстрировать всем верхнюю половину его трусов. Элеаноре, бывшей напарнице Поппи по лабораторной, пришлось пожевать старую жвачку, добытую из-под школьной парты.

– Это всё слишком скучно! – заныла Реджина после того, как Сид отказался поцеловать её «на слабо». – Давайте сделаем что-нибудь по-настоящему страшное?

Поппи покосилась на Эразмуса. Тот сидел у двери и что-то методично записывал карандашом.

– Например? – спросила Элеанора, сняв свой шлем астронавта.

Реджина задумалась.

– О! Знаю! – захихикала она. – Кому не слабо зайти в Загадочный лес? Одному!

Сердце Поппи дрогнуло. Что-то подсказывало ей, что Реджина предложила это, только чтобы самой не пришлось это делать.

Сид фыркнул.

– Скучища! Давай чего-нибудь посложнее!

– Ладно, – сказала Реджина, которая всё ещё выглядела обиженной его отказом. – Вот ты и иди.

– Не-а, не могу. – Сид кашлянул. – Я потянул спину на футболе. Врач сказал, мне нельзя заниматься ничем, ну… сама знаешь.

– Мне папа говорил, что, когда он был маленьким, что-то вышло из Загадочного леса и похитило целую кучу детей, – поделилась Элеанора, пока её рука неторопливо рылась в большой чаше в поисках пакета с чипсами. – Готова спорить, там живут привидения.

– Привидения ведь мертвы, как они могут жить? – спросил Джон.

– Я пойду, – внезапно встал Эразмус.

Поппи заметила в его руке лист бумаги, над которым он работал.

Реджина согнулась пополам от хохота.

– Что? Ты, Мальчик-спаржа?! – Она неприятно улыбнулась. – Не боишься намочить штаны?


Очень странные Щеппы

– Что ты делаешь? – прошипела Поппи на ухо Эразмусу, пока Реджина, Сид и другие ребята с вечеринки, возбуждённо повизгивая, шли за ними к лесу.

– Я должен был давно об этом догадаться, – пробормотал он себе под нос.

– О чём догадаться?

Митси, идущая в самом конце группы, очень старалась не отстать, потому что то и дело запиналась о свою простыню.

Эразмус достал видеокамеру.

– Насекомые, – сказал он. – Насекомые, жуки и ползучие гады.

Они обошли церковь и пересекли луг. Вскоре впереди встала тёмная стена Загадочного леса.

Реджина скрестила на груди руки, и Сид последовал её примеру.

– Ну давай, вперёд! – подначила она. – Посмотрим, из чего ты сделан.

Эразмус на секунду встретился глазами с Поппи.

– Не ходи туда! – пропыхтела догнавшая их Митси и схватила его за хвост костюма. – Не ходи туда!

Но Эразмус вырвался.

– О-о-о-о! – насмешливо протянул Сид. – Кто-то втюрился в Мальчика-спаржу!

Даже не дрогнув, Эразмус решительно зашагал в лес. Поппи с бухающим сердцем смотрела ему вслед, пока он не скрылся за большими узловатыми ветками.

Группа застыла в ожидании. Минуту ничего не происходило.

– А что, если он не пошёл вглубь? – предположил Сид. – Может, он просто спрятался за деревом?

– Ну так пойди и проверь, – пихнула его Реджина.

– Сама иди!

– Нет, ты иди!

– Смотрите! – взвизгнула Митси.

Между деревьями что-то вспыхнуло. Не молния, что-то намного меньше.

Ещё вспышка.

– Что за ерунда? – испуганно спросила Реджина, пятясь.

– Привидения, – прошептала Элеанора.

Новая вспышка, на этот раз мощнее.

– Я сваливаю, – пискнул Сид и рванул со всех ног к церкви.

Считаные секунды спустя остальные с визгом последовали за ним.

– Помогите ему! – закричала им в спины Митси. – Помогите Эразмусу!

Забыв о благоразумии, Поппи бросилась в лес, несмотря на мешающий на каждом шагу костюм. Заметив ещё одну вспышку, девочка свернула в ту сторону.

– Эразмус! – позвала она.


Очень странные Щеппы

Но ответа не было. Поппи выбежала на поляну, где, как ей показалось, она в последний раз видела свет. Достав телефон, она включила режим «фонарик» и замерла.

На ветке над её головой, напоминая летучую мышь, висел ранец Эразмуса.

Дрожащими руками она сдернула его с сучка. К пряжке была привязана записка. На земле среди корней лежал съёмный объектив, повернутый в ту сторону, откуда прибежала Поппи. Эразмус оставил ей записку. Поппи развернула её и прочла:

РАМА НА ГАМ: РАСПАЯЮ В ФУНТ КОЛЬРАБИ.

ПОЩИПЕТ ЯЗЫК НЕ КАЮТА.

ОДНОЙ ИХ НАЗЕМ.

НАРАСХВАТ ЛЖЕЦЫ ВЕЮТ ТЕНИ.

НЕПОНЯТНЫЙ СИЛАЧ В ОБЛОМ.

СМАЖЬ-КА ПРИЧАЛ.

В десять вечера, пока Далия болтала по телефону на тёмной террасе, Поппи села за бабушкин компьютер и набрала в поисковой строке браузера «рама на гам».

Древняя машина натужно загудела.

Поппи успела сходить к дому Эразмуса, но никто не откликнулся на её громкий стук. Его мама наверняка была на работе, но если Эразмус решил подшутить над Реджиной и её друзьями, он должен был уже вернуться домой. Поппи чувствовала, как у неё в животе ворочаются первые усики паники. Как Щеппам удалось так быстро его найти?

Интернет оказался бесполезен.

– О, обожаю их!

Поппи подпрыгнула от неожиданности. Далия подкралась к ней и, наклонившись, заглядывала ей через плечо.

– Что обожаешь?

– Игры в слова! – ответила та, садясь рядом. – Мы с твоей бабушкой постоянно разгадывали кроссворды из журналов. У меня врожденная грамотность, ты знала? Мало что выводит меня из себя сильнее, чем орфографические ошибки.

«Тогда проверяй тщательнее свои эсэмэски перед отправкой», – подумала Поппи и нахмурилась.

– К чему ты вспомнила об играх в слова?

– «Рама на гам», – сказала Далия, ткнув оранжевым ногтем в слова на экране. – Это анаграмма… слова анаграмма!

В виске Поппи запульсировало. Ну разумеется, это была анаграмма. Только Эразмус был способен за столь короткий срок составить зашифрованное послание.

– Надеюсь, ты не жульничаешь и не пользуешься компьютером, чтобы быстрее её разгадать! – усмехнулась Далия и ушла на кухню за йогуртом.

Пошуршав чем-то недолго, она крикнула, не вынимая головы из холодильника:

– Я тебе говорила, что я сегодня опять красила волосы? Представляешь! Всего пару недель назад закрасила корни, а сегодня утром заметила на затылке белое пятно! Говорю тебе, подруга, я тут же метнулась в ближайшую парикмахерскую, и…

Но Поппи не слушала. Она нашла онлайн-программу, решающую анаграммы, и стала вбивать в неё послание Эразмуса строчку за строчкой, копируя полученные результаты в отдельный документ.

Я ОТПРАВЛЮСЬ НА ФАБРИКУ.

Я ЗНАЮ КТО ТАКИЕ ЩЕППЫ.

НЕ ХОДИ ЗА МНОЙ.

В ЖЮЛЕ НЕ ХВАТАЕТ СТРАНИЦЫ.

Я ВСПОМНИЛ ЧТО НА НЕЙ БЫЛО.

МАЛЬЧИК-СПАРЖА.

Поппи выглянула в окно бабушкиного кабинета. Дождь барабанил по карнизу. Стоящая на заднем дворе тачка, куда она обычно складывала высохшее бельё, медленно наполнялась водой. А тем временем не умеющий плавать мальчик с яркими зелёными глазами и белой, как свежее молоко, кожей вёл маленькую лодку по разлившейся реке Пене навстречу вздымающейся громадине фабрики.

Шестнадцать

Очень странные Щеппы
Видеокамера
Очень странные Щеппы

Всё следующее утро в школе Поппи мутило. На уроке английского она два раза отпрашивалась в уборную, чтобы, проходя мимо класса Эразмуса, заглянуть внутрь – вдруг он объявился. Но тщетно. Почему он сказал ей не ходить за ним? Почему он ничего ей сначала не объяснил? И, кстати говоря, почему она его послушалась и не последовала за ним? Она достала из кармана оставленную Эразмусом записку. Под каждой его строчкой тянулись сделанные ею расшифровки, выполненные торопливым и неаккуратным почерком, совсем на неё не похожим:

НЕ ХОДИ ЗА МНОЙ

Поппи знала по опыту, что Эразмус – как бы подчас это ни было обидно или больно признавать – всегда оказывался прав. Что, если она пойдёт за ним, и они оба… Нет, нельзя было так думать. Этим мыслям было не место в её голове. Стоило им просто промелькнуть, и её сердце немедленно пускалось вскачь по коридорам грудной клетки.

Когда прозвенел звонок с последнего урока, Поппи быстро сунула учебники в рюкзак и решительно вышла из класса. Она пойдёт домой и составит план.

Рядом с административным зданием стояла небольшая полицейская машина. Митси сидела рядом на ступеньках и встревоженно смотрела на Поппи.

Её опять замутило.

– Поппи!

Тут же, за углом, был припаркован спортивный автомобиль унылого бежевого цвета, принадлежащий мисс Толл.

– Мисс Слаб?

Поппи повернулась.

Это был учитель, мистер Хорн. Он хмуро улыбался:

– Ты не против зайти со мной ненадолго в офис, Поппи?


Очень странные Щеппы

– Она разумная женщина, – сказал констебль Банти, сев за стол напротив Поппи.

Мистер Хорн завёл их в офис и вышел, но дверь за собой закрывал очень медленно и при этом не сводил с Поппи внимательного взгляда.

– Кто?

– Элиза Кринк, – ответил констебль.

Он достал что-то из стоящей рядом с ним картонной коробки и положил это на стол. Прозрачный полиэтиленовый пакет для улик. Из-за испарины его содержимое невозможно было разглядеть. Констебль открыл пакет и вынул из него видеокамеру Эразмуса. Желудок Поппи скрутило.

– Элиза Кринк, хозяйка магазина тканей «Пёстрое переплетение», нашла эту камеру сегодня утром в траве на берегу реки рядом со своим магазином, – продолжил констебль. – И, как я уже сказал, будучи разумной женщиной, она решила, что это ценная вещь и кто-то может её искать, поэтому принесла её в участок. Как оказалось, камера ничего не стоит.

В глаза Поппи будто насыпали песка.

– Обычно я не занимаюсь подобной ерундой, – сказал Банти. – Но так вышло, что именно сегодня Деннис Рист из школьной администрации позвонил мисс Толл, потому что её сын… Эр-ман?..

– Эразмус, – хрипло поправила его Поппи.

– Точно, Эразмус не пришёл в школу, – мрачно договорил констебль. – Вчера она работала допоздна и не знала, что он не пришёл домой. Она позвонила нам и весьма настойчиво заявила, что её сын пропал. Она сказала, что он ростом чуть выше ста сорока сантиметров, у него очень светлые волосы, зелёные глаза, и при нём всегда видеокамера. Эта самая видеокамера.

Констебль Банти сделал большой глоток чая из кружки с изображением тукана.

– Когда ты в последний раз видела Эразмуса Толла?


Очень странные Щеппы

Поппи рассказала обо всём, кроме записки Эразмуса и причине, почему вообще он её написал. Часть её хотела выложить всё начистоту, но девочка видела, как люди относились к Марли, когда он пытался их предупредить. Поэтому она сказала Банти, что не знает, почему Эразмус Толл исчез. Она сказала, что Эразмус будто растворился в воздухе.

Видимо, Банти пожалел Поппи, потому что после их разговора он подвёз её до больницы и договорился с сотрудниками отделения, чтобы Поппи могла посещать бабушку и вне отведённых для этого часов.

Бабушка выглядела усталой. Поппи предположила, что та спала перед её приходом. Далия успела приехать в больницу раньше Поппи с констеблем и уже ожидала у бабушкиной койки.

Поначалу она упорно не желала смотреть ей в глаза, затем открыла сумочку и тихо спросила:

– Хочешь колы, Поппи?

Та помотала головой и криво улыбнулась. Далия на улыбку не ответила и удалилась по коридору в сторону торговых автоматов. Банти переговорил с ними обеими наедине, после чего бабушка и Поппи погрузились в тяжёлое молчание. Поппи заметила, как Далия несколько раз попыталась поймать взгляд бабушки, будто хотела о чём-то ей напомнить.

– Ты прячешь сахар, Поппи? – едва слышно спросила бабушка.

Поппи кивнула.

– Умничка. Молодец. – Бабушка глотнула воды из стоящего рядом с койкой одноразового стаканчика. Её губы были сухими и потрескавшимися. – Похоже, пришло время кое о чём тебе рассказать, Поппи.

Поппи приготовилась слушать.

– Когда твоя мама была в твоём возрасте и жила со мной здесь, в Пене, она увидела кое-что, что напугало её до чёртиков. Так сильно, что она старалась всеми силами об этом забыть. Она заставила меня поклясться никому об этом не говорить без крайней необходимости. Но такая необходимость настала.

Бабушка откашлялась и отпила ещё воды.

– Как-то раз она осталась с ночёвкой в доме своей подруги Мейси Ганн, жившей рядом с Загадочным лесом. Она спала на полу в комнате Мейси, когда её разбудило щёлканье. Окно было открыто, и снаружи что-то парило в воздухе. Над Мейси склонилась большая тень со сверлящими синими глазами. Твоя мама говорила, что тень будто… – Бабушка на секунду замолчала. – Будто бы она расчёсывала волосы Мейси.

Глаза бабушки заблестели от слез.

– Не знаю, как ей это удалось, но когда то существо забрало подругу твоей мамы, она не сдалась без боя. Девочка откусила ему палец. Но Мейси всё равно унесли. Позже миссис Ганн сказала, что Мейси начала вести себя странно ещё до исчезновения. Все думали, что она сбежала из-за каких-то проблем дома, но твоя мама знала правду. Она знала Мейси, она многое видела в ту ночь и каждую свободную секунду тратила на поиски подруги, собирала подсказки, прямо как вы с Эразмусом.

– Мейси нашли?

– Её саму – нет, – ответила бабушка. – Но поисковый отряд нашёл её ночную рубашку ниже по реке. – Она вздохнула. – Твоя мама категорически отказывалась опускать руки. Такой она была. Вы с ней очень похожи: у неё было большое сердце.

Поппи царапнула ногтем край койки.

– Я до сих пор слышу её сердце, – призналась она. – Постоянно слышу, как оно стучит. Что, если она не была мертва, когда её похоронили?

Бабушка слегка приподнялась, и сердце Поппи медленно запрыгало где-то в горле.

– Будь сильной, Поппи, – сказала бабушка. – Будь доброй, как твоя мама. Найди своего друга. Будь храброй ради Эразмуса. Будь храброй ради меня.

– Мне страшно. Что, если он… что, если его уже нет?

– Ты никогда не простишь себе, если не попытаешься, Поппи, – прошептала бабушка. – Здесь происходит что-то зловещее, моя дорогая девочка. Что-то нехорошее. Что-то… коварное. Найди его ради его мамы, Поппи. Я знаю, каково это – потерять дитя. Это сущий ад, солнышко.

Веки бабушки сомкнулись, дрогнули, и она сонно засопела. Далия вернулась с бутылочкой колы.

– Идём, девчушка, – прошептала она. – Пусть она отдохнет немного в тишине и покое. Ей сильно нездоровится, Поппи.

– Я знаю, – отозвалась та. – Знаю.

Поппи знала, что должна сделать. Но она не знала, сколько у неё осталось времени. И сколько времени осталось у бабушки. Но сначала ей нужно было кое-что выяснить. В груди предупреждающим грохотом литавр забилось сердце.

У Поппи не было плана. Она не представляла, как добраться до фабрики. Но она должна была это сделать. Потому что так поступают друзья.

«Сказки вечно ошибаются, – подумала Поппи. – Если ты хочешь быть по-настоящему храбрым, прислушайся к своему сердцу… и поступи с точностью до наоборот».

Семнадцать

Очень странные Щеппы
Мини-пиг и пёс
Очень странные Щеппы

На часах был час ночи, и Поппи ждала, когда небо начнёт светлеть. Тогда она отправится в лес и пойдёт вдоль реки. Ничего лучшего она не смогла придумать.

– ТЫ ЧТО-ТО ЗНАЕШЬ!

Поппи натянула на голову подушку.

Мисс Толл была пьяна и уже час стояла перед бабушкиным домом.

К счастью, Далия спала в берушах. Зато Черчилль и не думал укладываться. Поппи слышала стук его маленьких копыт по полу кухни.

– ТЫ ЧТО-ТО УТАИЛА ОТ НИХ! – кричала мисс Толл в сторону окна Поппи. – МАЛЕНЬКАЯ ВЕДЬМА!

Поппи закрыла глаза и стиснула зубы.

«Дыши, – сказала она себе. – Дыши».

Она услышала, как женщина, всхлипывая, привалилась к скрипучему почтовому ящику.

– Мой мальчик, – проплакала она. – Где мой мальчик?

В таком духе прошло ещё полчаса, затем Поппи услышала звук подъезжающей машины. Она осторожно выглянула над подоконником. Мисс Толл села в такси, и через пару минут оно скрылось в ночи. Выждав немного, Поппи выглянула из-за шторы, но улица была пуста.

– Нет, дружок! Фу! – донёсся снаружи тихий шёпот, сопровождаемый негромкими шагами. – Иди домой!

Поппи прижалась пылающей щекой к холодному стеклу и сощурилась.

– Иди домой, Марли!

По улице шла Митси, надевшая для отвлечения внимания взрослое пальто, принадлежавшее, должно быть, её маме. За ней с несчастным видом шёл Марли-пёс. Он заскулил.

Митси достала из кармана собачьи печенья, дала Марли их понюхать и бросила подальше. Пёс умчался за лакомством, а Митси со всех ног побежала в противоположную сторону. Куда она направлялась посреди ночи?

Поппи надела халат и тапочки. Спустившись на цыпочках вниз, она прокралась к входной двери.

Черчилль проскользнул у неё между ног и потрусил впереди по дорожке.

Изо рта Поппи вырывались облачка пара. Она последовала за Митси до конца тропинки, ведущей к забору вокруг пастбища. Взгляд Поппи метался между девочкой впереди и небом. От любого движения по спине пробегали мурашки.

К тому моменту, как Поппи добралась до ограждения, Митси преодолела уже половину пастбища. Марли, позабыв о печенье, бежал вдогонку. Осмотрев сетку, Черчилль протиснулся под ней и заторопился вслед за псом.

Луна выглянула из-за облаков и повисла над загоном подобно огромному прожектору.

– Митси! – громко прошептала Поппи.

Митси услышала и, узнав, опять побежала. Марли и Черчилль ринулись за ней.

– Митси, вернись! – закричала Поппи. – Что ты делаешь?

Митси бежала быстро, но через каждые несколько шагов запиналась о полы маминого пальто.

– Он спас меня! – без остановки твердила она. – Он спас меня, и теперь я спасу его!

Поппи старалась её догнать, но шерстяные тапочки скользили по грязи, натоптанной коровами.

Река всё ещё бурлила после прошедшего прошлой ночью дождя. Из-за поднявшегося уровня воды остров, где они закопали книжку, превратился в маленький клочок земли и камней, торчащий посреди стремительного потока.

– Как ты можешь его спасти, Митси? – добравшись до берега, закричала Поппи.

Черчилль валялся в грязи, а Митси нигде не было видно. Лодка, привязанная к деревьям, исчезла.

Впереди послышался плеск, и у Поппи кровь похолодела в жилах.

В следующую секунду она увидела, как мимо, держась за огромную ветку, проплыла маленькая девочка.

– Митси! – завизжала Поппи. – Митси, вылезай из реки! Ты утонешь!

Митси каким-то образом удалось развернуться, и её ветка зацепилась за камни. Хватая ртом воздух, девочка начала подтягиваться в сторону острова.

Послышался новый всплеск: Марли прыгнул в реку вслед за Митси.

Поппи скинула тапочки.

– Назад, Марли! – пропыхтела Митси, с трудом взобравшись на окружающие остров камни. – Плохая собака!

Марли, проигнорировав её, проплыл мимо к другому берегу.

Митси встала, бросила сердитый взгляд на Поппи и, стуча зубами, закричала:

– Т-ты даже не попыталась ему помочь! А он твой друг!

Митси опустилась на колени. Поппи внезапно охватила паника.

– Митси… Митси, что ты задумала? – Поппи старалась перекричать шум реки. – Митси, не трогай её!

– Я спасу его, – процедила девочка сквозь плотно сжатые зубы. – Когда я коснусь книжки, они прилетят за мной. Я слышала, что говорил Эразмус. Она их приманивает. Если я дотронусь до неё, они узнают, где я, и заберут меня к нему. И я его спасу!

Поппи шагнула в бурный поток. Ледяная вода щипала кожу, но вскоре онемение притупило боль. Поппи должна была остановить Митси. И не важно, что Поппи не умела плавать.

Митси зарылась в известняк, превратившийся сейчас в белую грязь.

Поппи почувствовала, как мимо неё проплыл Черчилль.

Над островком взметнулось облачко белой пыли: Митси добралась до сухой земли. В считаные секунды у неё в руках оказалась банка с пуговицами и шёлковой книжкой.

– Митси, брось её! – закричала Поппи. Вода доставала ей до пояса, но внезапно она ощутила пустоту под ногами, и её понесло течением.

Черчилль жутко завизжал и поплыл за ней.

Захлёбываясь, Поппи отчаянно била руками. Она ушла с головой под воду, а когда вынырнула, Митси уже держала над головой шёлковую книжку. Банка валялась на земле у её ног, поток блестящих пуговиц устремился в реку.

Поппи ощутила смену ветра подобно меняющемуся курсу корабля.

На смену злости на лице Митси пришёл страх.

Отяжелевший от воды халат тянул Поппи на дно. Внезапно она врезалась грудью во что-то твёрдое.

По луне пронеслась тень. Поппи закашлялась из-за попавшей в горло меловой пыли и посмотрела вверх.

Они кружили над Митси, словно хищные птицы. Они действительно прилетели. Из корзины упала верёвка, усеянная прищепками. Митси поморщилась и закрыла глаза.

– Митси! – закричала Поппи. – Уходи! Они заберут тебя! – Она стиснула зубы и изо всех сил заработала руками и ногами, борясь с потоком. В её голове кипели гневные мысли: «Глупая Митси! Из-за неё мы все погибнем!».

– Эразмус спас меня! – крикнула Митси.

Поппи наконец взобралась на сушу и прыгнула вперёд, надеясь схватить Митси за ногу. Но корзина ухнула вниз, и щёлкающая рука потянула Митси за собой.

Та завизжала, поднятая в воздух. Что-то выскользнуло из-под полы её огромного пальто и упало в реку. Поппи нырнула в воду и неловко поймала это одной рукой.


Очень странные Щеппы

По небу разнёсся душераздирающий вой, над корзиной развернулся напоминающий простыню парус, и он, будто наполненный горячим воздухом воздушный шар, легко поднялся вверх.

В этот миг течение вырвало из зазора между камнями ветку, с помощью которой Митси переправилась по реке. Поппи не видела её, пока не получила удар в подбородок.

И Поппи ушла под воду.

Её закрутило, какие-то сучки царапали лицо. Нащупав ладонями дно, она впилась в него ногтями, утвердила ноги и оттолкнулась.

Воздух в лёгких почти подошёл к концу, но Поппи вынырнула. Потратив последние силы, она доплыла до берега и, хватаясь за траву, выползла на сушу.

К тому моменту, как Поппи сумела совладать с дрожью в коленях и встать, корзина уже превратилась в крошечную точку на фоне луны. И Черчилля нигде не было видно. Черчилль. Маленький, с тёплым животиком, вечно сопящий Черчилль. В ушах Поппи глухо – из-за попавшей воды – загрохотал пульс. Что скажет бабушка, если он утонул? Она этого не переживёт.

Поппи успела преодолеть половину пастбища, когда взглянула вниз, на то, что выпало из пальто Митси. Это была книга – «Сказки английского Юга».

Восемнадцать

Очень странные Щеппы
Усы
Очень странные Щеппы

Далия ещё спала, когда Поппи, едва переставляя ноги, зашла в дом. Она была вымазана с ног до головы в грязи и чувствовала привкус крови во рту после того удара веткой. Она не стала звонить в полицию. Толку от этого было бы не больше, чем от ношения обуви на руках. Ей нужно было продумать план действий.

Поппи положила книгу Митси сушиться над камином и заторопилась к себе за рюкзаком. Время не ждёт.

Едва девочка поставила ногу на первую ступеньку, из книги выпал мокрый лист бумаги и спланировал прямо в огонь. Поппи подхватила его прежде, чем он успел загореться, но от него успел повалить пар.

Это оказалась ксерокопия газетной страницы с некрологами. Должно быть, Митси хранила её с того дня, когда Реджина Покс и Вредный Сид бросили Жюля на растерзание ветру.

Газета была датирована мартом 1974 года.

В память о Геральдине Нип, тёте и лучшей подруге.


Спи спокойно, Барнаби – гончей прекраснее этот свет ещё не знал.


Пожалуйста, помолитесь за душу Грегориуса Барда, любящего супруга и перчаточника.


Поднимите бокал в память об Аде, Герде и Хульде. Три подруги и очень красивая яхта встретили свой трагический конец на реке. Deine Freundein Deutschlandwerde dich nie vergessen.

Поппи перевела фразу на немецком:

– «Ваши друзья в Германии никогда вас не забудут».

Плюхнувшись на бабушкин Трон Мудрости, она перевернула книгу другой стороной к огню, чтобы она тоже просохла, и та открылась на титульном листе. На нём Митси аккуратно вывела фиолетовыми чернилами своё имя, но после купания в реке они слегка расплылись. Но на странице было ещё одно имя. Имя, которые много лет назад кто-то в комиссионном магазине густо зачеркнул шариковой ручкой:

Джози Хериссон

«Так звали мою маму, – подумала Поппи. – Это мамина книга».

Девочка открыла книгу с начала и погрузилась в чтение:

Как в Англии появилась Усатая рыба

…В том городе, где река глубока и деревья черны, жили-были, сколько их помнили, четыре страшные сестры-прачки. Звали их Щёлочь, Обмётка, Драп и Клария. Их кожа шелушилась из-за мыла, растворов и синильного порошка, а пальцы на концах расщепились подобно вилкам. Они были так уродливы, что прекрасная королева Маргарет отправила их жить на окраине города. Говорят, что до прихода сестёр в город здешние скалы не были белы, но стали такими из-за мыльной воды, что они выливали из корыт каждый день.

В одну штормовую ночь скандинавский волшебник и его сын потерпели кораблекрушение у подножия скал, меж которыми стоял дом сестёр. Услышав крики о помощи, сёстры спустили вниз бельевую верёвку и спасли сына волшебника. Затем они опрокинули на корабль полные корыта мыльной воды, и тот выскользнул из расщелины между камнями и благополучно причалил в порту.

В благодарность за их доброту волшебник предложил сёстрам исполнить любые их желания.

Первая сестра, Щёлочь, обожающая слушать истории, попросила волшебника научить её подслушивать чужие мечты. И волшебник дал ей раковину, с помощью которой она могла слышать самые тихие звуки на свете: сердцебиение муравьёв, песню пшеницы и перебранку четырёх ветров.

Вторая сестра, Обмётка, ткачиха, выращивающая жуков-шелкопрядов, попросила инструмент, что мог бы забирать у любого предмета его цвет. Найдя на берегу косточки, волшебник сделал для неё гребень, и с ним сестра могла вычёсывать краски насекомых и диких зверей и вплетать их в свои ткани.

Третья сестра, Драп, искусная повариха, попросила устройство, которое могло бы вбирать в себя и сохранять любой понравившийся ей вкус. Подобрав погнутую волнами ложку, чудом сохранившуюся после давно позабытого кораблекрушения, волшебник отдал её сестре, и та с удовольствием зачерпнула маслянистую сладость растущего рядом жёлтого цветка.

Четвертая и самая страшная сестра, Клария, страдала от ужасной болезни, из-за которой её руки и ноги дрожали, а на лице росли волосы. В юности она плавала как рыба, но теперь могла лишь хромать, опираясь на деревянную трость. Приученная к смирению своей несчастливой судьбой, она попросила волшебника найти способ, чтобы её лекарство не было столь отвратительным на вкус.

Волшебник пожалел её и, взяв в ладонь горсть сахара, принялся его мять, пока не сформировал из кристалликов кубик.

– Окуни его в лекарство, – сказал он хворой сестре, – и ты никогда больше не ощутишь его горечи. А вместо этого познаешь все чудеса мира одновременно.

Другие сёстры презрительно заулыбались.

– Глупая Клария! – засмеялись они, когда волшебник ушёл. – Дурочка! Ты могла попросить о чём угодно, а удовлетворилась куском сахара!

Клария ничего не ответила и тихо вернулась к своим обязанностям.

Три другие сестры, окрылённые обретёнными силами, задумали отомстить королеве Маргарет, которую ненавидели из-за изгнания. И они изменили свою внешность. С помощью гребня, доставшегося сестре по имени Лён, они сняли цвет со свиной туши и соткали нежно-розовый шёлк, неотличимый по цвету от кожи, и он скрыл все их бородавки, и сёстры превратились в красавиц.

Придя во дворец, они представились тремя путешествующими чародейками, пришедшими развлечь юного сына королевы, принца Вильгельма. Королева обрадовалась и отправила их в покои принца, чтобы они продемонстрировали ему свою магию.

Оказавшись там, Драп посыпала кожу вокруг глаз принца синильным порошком, который сёстры использовали при стирке, и тот немедленно уснул. Затем она взяла ложку и вычерпала из его сердца всю сладость, сделав его угрюмым и бесчувственным. Обмётка вычесала все краски из его глаз и волос, и он стал похож на седого старца. Щёлочь подслушала с помощью раковины все мечты принца и вытянула их из его головы, оставив его опустошенным и неспособным говорить.

Покончив с этим, они взяли принесённую с собой корзину для белья и верёвки, спустились из окна покоев и никем не замеченные вернулись в домик у моря.

Увидев сына, королева впала в отчаяние и отправила гонцов на поиски того, кто мог бы его вылечить. Но трём сестрам этого показалось мало, и они решили воспользоваться всем тем, что отняли у юного принца, чтобы ещё сильнее наказать королеву. Драп, забравшая сладость из сердца принца, сварила из неё варенье, добавив бузины. Обмётка сшила шёлковое платье из цвета его глаз и волос. Щёлочь заключила мысли и мечты принца в книгу. Они отправили всё это королеве со словами, что лишь их магия способна сделать принца прежним.

Королева написала своему другу, тому самому волшебнику, чьего сына спасли сёстры, и, узнав о её беде, он тотчас понял, кто во всём виноват. Он отправился к сёстрам домой и спросил их, почему они так поступили.

– Мы жили в страхе, – ответила Обмётка, – и пусть отныне страх царствует вокруг нас, чтобы все знали, каково это – дрожать от страха и быть изгнанными и забытыми.

Клария бросилась волшебнику в ноги и взмолилась, чтобы он дал ей лекарство для принца.

Но волшебник покачал головой:

– Их силы возросли, и мне с ними уже никогда не потягаться. Лишь магия, струящаяся в их пальцах, способна положить им конец. Но принца всё ещё можно спасти. Дай мне крупицу от твоего кубика сахара. Я попробую сдержать их магию с помощью простого заклинания.

Волшебник отколол от белой скалы, на которой стоял дом, кусок породы, успевшей превратиться из-за мыльной воды в мел, и сказал:

– Мел будет вашим проклятьем. Где есть мел, ваша нога ступить не сможет. Ибо мел обладает особой магией. Он помогает строить дома. Творить слова. Мел покрывает лица важных дам, и его сжимают в руках дети бедняков.

Волшебник начал чертить вокруг трёх сестёр круг, но прежде чем он сумел заточить их внутри, сёстры запрыгнули в корзину для белья и, привязав к ней простыню, столкнули корзину с белой скалы. Клария об этом не знала, но Драп завязала вокруг её ноги бельевую верёвку, и когда корзина ухнула вниз, то утащила несчастную за собой. Клария разбилась о камни.

Ведомая магией сестёр, корзина поднялась в небо подобно чайке и, подхваченная арктическим ветром, полетела на север, пока они не достигли города, где никто не знал, как их зовут. И они стали носить шёлковые маски и строить козни местным жителям.

Волшебник спустился на камни, где лежала бедная Клария, и приподнял её искалеченное тело.

– Возьми из моего фартука кубик сахара, что ты дал мне, и положи его мне под язык, так он не растает от солёной воды, – попросила его Клария. – Он – наша единственная надежда на искоренение всего того зла, что творят мои сёстры. Ибо они забирают сладость и доброту, но когда-нибудь этот кубик сахара остановит их.

Волшебник выполнил просьбу и погрузил искалеченное тело в воду. И случилась невидаль. На лице Кларии выросли усы, кожу покрыла чешуя, рот стал шире, его заполонили острые как иглы зубы, а на месте рук и ног появились плавники.

– Ты не морская рыба, – сказал волшебник большому сому. – Плыви по рекам в древнюю землю, найди пещеру в самой глубокой реке, в городе, где деревья цветут, когда листья опадают, и жди: к тебе приплывет что-то деревянное и указывающее.

Клария сделала, как ей было сказано, а три сестры охотились за ней днём и ночью, желая отобрать могущественный кубик сахара. Но так её и не нашли, и до сих пор кое-где в Англии существует мудрая традиция прятать сахар.


Книга выскользнула из дрожащих рук Поппи и упала ей на колени. Теперь ей всё стало ясно. Всё стало очевидно. Кроме того, что именно ей нужно было предпринять. Эразмус был прав. Река Пена на самом деле была самой глубокой рекой в стране. Марли, должно быть, не до конца понимал, какие глубины скрываются под дном его баржи, иначе он бы им рассказал. Но он сказал кое-что другое: «Кошкам нужна кошачья еда»[2]. Поппи хотелось рвать волосы от досады – ну почему никто из них не прислушался к Митси? Всего этого бы не произошло, если бы они обратили внимание на её слова, и, что самое главное, это помогло бы узнать правду. Настоящую правду о том, кто такие Щеппы – что они такое.

Собрав всё необходимое в своей спальне, она аккуратно сложила в рюкзак:

1 бабушкины портновские ножницы

1 пакет с ломтиками сыра

1 бутылку родниковой воды

6 батончиков мюсли

4 ореховых батончика

1 яблоко

Мамины мелки (с запиской)

1 упаковку контактных линз (украденных у Далии)

Бесшумно закрыв за собой входную дверь, Поппи послала в небо воздушный поцелуй для бабушки в смутной надежде, что он отразится от космического спутника и срикошетит прямиком в бабушкину больничную койку, и побежала в сторону церкви.

Девятнадцать

Очень странные Щеппы
Туннель
Очень странные Щеппы

Окна баржи Марли были темны, когда Поппи спустилась на берег. Единственным источником света во всём лесу был фонарик её мобильного телефона, которым она подсвечивала себе путь между грудами ржавого хлама.

Она быстро добралась до двери, закрытой снаружи на висячий замок. Булавки могли пригодиться не только во время шитья! Девочка попала вовнутрь. Баржа больше не казалась жилой, и она вся пропахла кошачьим кормом.

Люк в полу был открыт, и по его краям плескалась мутная речная вода. Поппи нашла керосиновую лампу, зажгла её с помощью влажных спичек и опустилась на колени на мокрый ковёр рядом с люком.

Она не знала, чего именно ждёт, но, зажав нос, высыпала в непроглядную темноту остатки корма из вскрытой консервной банки. Она хотела положить её на скомканное одеяло, но, к её ужасу, «одеялом» оказался мокрый пёс – Марли!

Поппи едва удержалась, чтобы не завизжать. Марли кисло на неё посмотрел, а девочка в качестве извинений почесала ему живот и спросила, как он здесь оказался.

Марли наклонил голову, встал и прошлепал к люку. В воде, привлеченные кормом, замелькали первые усатые обитатели реки. Пёс окунул нос в воду, после чего ободряюще посмотрел на Поппи.

Она не была уверена, как поступить: позвать рыбу или просто поймать одну в надежде, что это ей чем-то поможет. Редко сталкиваешься с ситуацией, когда жизни твоих друзей зависят от разговора с сомом. Почему-то попытки поговорить с Марли-псом или Черчиллем представлялись ей чем-то более разумным, чем разговор с речной рыбой на полу старой баржи.

Взгляд Марли её смущал, поэтому она попробовала отогнать его в корзину, но пёс заскулил и снова сунул нос в воду.

– Кого-нибудь из вас зовут Клария? – обратилась Поппи к плещущейся воде.

Она хотела прочистить горло и спросить ещё раз, как вдруг по её локтю ударило что-то мокрое и пушистое: Марли неуклюже прыгнул прямо в люк. Поппи отплевалась от попавшей в рот мутной воды и вытерла глаза рукавом пальто.

Не подумав, Поппи сунула руку в воду, желая поймать Марли, хотя ей было известно, что пёс умел плавать. Через секунду на поверхности воды показались мультяшные пузырьки, и Марли вынырнул и пару раз возбуждённо гавкнул, после чего опять ушёл под воду.

Он призывал Поппи последовать за ним. Вот почему он скулил. От мысли, что ей придётся второй раз за ночь лезть в чернильную тьму, Поппи стало дурно. Даже в школьном бассейне ей не удавалось совладать со своими руками и ногами. Марли опять вынырнул, и, тявкнув несколько раз, снова скрылся.

Оттягивая неизбежное, Поппи бросила в рюкзак банку кошачьего корма и убрала туда же обувь. Она осторожно пододвинулась к краю люка, чувствуя, как пальцы ног скользят по илу и грязи. Заметив между перевёрнутыми вверх дном цветочными горшками фиолетовые очки для плавания, принадлежавшие Марли-человеку, Поппи надела их (хотя они были немного великоваты, но лучше так, чем совсем без ничего).

На краткий миг ей почудился свет где-то на глубине, но, прежде чем решить, хорошо это или плохо, Поппи нырнула. Холод обхватил и стянул тело. Она постаралась не поддаться панике и сохранить неподвижность.

Девочка ощутила течение. Оно не было бурным и всепоглощающим, но, подхватив, уверенно потащило вниз. Поппи надеялась на нечто подобное. Рюкзак помогал погружению, хотя Поппи на всякий случай взялась за лямку, готовая в любой момент скинуть его и плыть к поверхности. Хотя вряд ли сопротивление воды ей бы это позволило. Поппи держала глаза закрытыми до тех пор, пока мимо её ноги не проскользнуло что-то угреподобное. Открыв глаза, она разглядела несущихся на неё из тёмных речных глубин бледных усатых чудовищ. Что-то дернуло её за рюкзак: это один из сомов куснул за лямку.

Поппи стала считать про себя, как если бы она была с мамой и они ехали в машине по туннелям: «Пять, шесть, семь, восемь, девять, десять…»

Она погружалась всё ниже и почти могла чувствовать вибрацию воды вокруг своей груди, порождённую дико колотящимся сердцем.

Им всем было известно, что река в этом месте была очень глубока – Эразмус даже посчитал примерно насколько, – но Поппи всё же ожидала, что вот-вот нащупает босыми ногами склизкое дно. Над ней была тьма, и Поппи не могла сказать, то ли она потеряла сознание, то ли свет луны сюда недоставал.

Возможно, дело было в недостатке кислорода, или, может быть, Поппи впервые после смерти мамы начала мыслить ясно. Но на глубине трёхсот или около того футов Поппи внезапно вспомнила, что у неё в кармане лежит мобильный телефон. В его памяти хранились эсэмэски от мамы. Теперь их не стало. Сгинули на дне реки, которая, возможно, уже стала причиной гибели её друга.

«Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, восемнадцать, девятнадцать, двадцать…»

Поппи не успела продолжить: вокруг её руки сомкнулись зубастые челюсти. В темноте она не смогла разглядеть, что её схватило, но оно куда-то потащило Поппи. Ей хотелось надеяться, что в сторону берега. В лицо бил поток воды, и она мысленно приготовилась к мучительной смерти. А что, если она захлебнётся прежде, чем её сожрут?

«Тридцать девять, сорок, сорок один, сорок два, сорок три, сорок четыре, сорок пять, сорок шесть…»

Внезапно в ушах зашумело, и у Поппи ушла секунда, чтобы понять, что её голова больше не под водой. Девочка быстро задышала, наполняя столь сладостным воздухом изголодавшиеся лёгкие.

Поппи стало ясно, почему она не сразу поняла, что вынырнула: её окружала густая звенящая темнота. Рядом в воде что-то пыхтело. Поппи повела руками и наткнулась на заросли скользкой травы. Вокруг пахло мокрой землёй и гнилью, как от компостной ямы у рыбного рынка. Существо рядом с ней лизнуло её в лицо. Марли, это он её спас! Преисполненная благодарности, Поппи обняла его за шею. Рука саднила, и девочка подумала, что Марли схватил её сильнее, чем собирался, когда потащил на поверхность.

Внимание Поппи привлекли капанье и плеск, порождающие гулкое эхо, и девочка догадалась, что они находятся внутри просторной пещеры в глубине берега.

– Что теперь? – спросила она Марли, почесав ему спину.

Что-то оглушительно треснуло, и в лицо Поппи дохнуло тёплым, пахнущим рыбой дыханием. Откуда-то спереди послышался мокрый шелест и громкий всплеск, и по чёрной пещере разнёсся древний жуткий голос, заставивший уши Марли встать торчком:

– ТЫ СДЕЛАНА ИЗ ДЕРЕВА, ЧЕШУИ ИЛИ ПЛОТИ?

Горячие брызги слюны и зловонное дыхание едва не сбили Поппи с ног.

– ИЗ ПЛОТИ, – прогрохотал голос, и Поппи услышала чмоканье большого рта. – ТОЛЬКО ПЛОТЬ СПОСОБНА ПОРОДИТЬ ЭТОТ ШУМ, БУДТО КТО-ТО ГРОХОЧЕТ В БАРАБАН В МОЕЙ ПЕЩЕРЕ.

Поппи невольно схватилась за сердце. Не дожидаясь, когда голос опять заговорит, она торопливо попятилась в заросли травы.

– Я н-ничего не вижу, – прошептала девочка.

– НО Я ВИЖУ ТЕБЯ.

Поппи нащупала Марли и обняла его за шею. Её другая рука легла на что-то, по ощущениям похожее на склизкие и покрытые гнилью кости.

– Я ХОЧУ ПОПРОБОВАТЬ ТЕБЯ НА ВКУС.

Острый осколок кости кольнул палец Поппи.

Послышался стон и шлёпанье – существо быстро подбиралось к Поппи.

Поппи опустилась назад в воду, готовая в любой момент уплыть.

Совсем рядом с её ухом что-то щёлкнуло, как кнут, и вокруг лодыжки обернулось нечто толстое, мускулистое и щупальцеобразное. Оно легко подняло девочку в воздух, и к голове Поппи прилила кровь. Она висела вверх ногами, волосы болтались над землёй, рюкзак грозил соскользнуть с плеч, но ей каким-то чудом удавалось его удерживать. Фиолетовым очкам для плавания не так повезло, и они сначала зацепились за спутанные пряди волос, а затем сорвались и с бульканьем улетели в воду.

– ХВАТИТ ДЁРГАТЬСЯ, – произнёс голос из темноты. – Я ХОЧУ ПОПРОБОВАТЬ ТЕБЯ НА ВКУС.

– Не ешь меня, пожалуйста, не ешь меня! – выпалила Поппи. – Мне нужна твоя помощь! Я хочу остановить твоих сестёр!

Рот существа открылся с тошнотворным чмоканьем сжимающегося воздуха, и Поппи увидела в горле существа тусклый жёлтый огонёк. Он пульсировал в такт дыханию, подсвечивая кости, жабры и вены.

Огромную пасть окружали толстые извивающиеся усы. Один из этих усов удерживал Поппи. Чудовище сделало вдох, и огонёк вспыхнул ярче, осветив всю пещеру и дав Поппи возможность как следует рассмотреть удивительное создание.

Оно лежало в мелкой впадине так, что лишь его толстый хвост был под водой. Выступы камней будто огибали туловище сома, как если бы он проспал здесь тысячи лет и за это время пещера подстроилась под его формы.

Ус отпустил её лодыжку, и Поппи упала лицом в воду. Она вынырнула, отплёвываясь. Фиолетовые очки для плавания каким-то образом закрутились вокруг её запястья, хотя она уже успела смириться с их потерей.

– Ты не собираешься меня есть? – спросила Поппи, стараясь говорить храбро.

– ЕСТЬ ТЕБЯ? – задумчиво произнёс сом. – МНЕ ЛИШЬ НУЖНО БЫЛО ПОПРОБОВАТЬ ТЕБЯ НА ВКУС.

Должно быть, сом заметил растерянное выражение лица Поппи, потому что продолжил:

– Я МОГУ ПОПРОБОВАТЬ ВСЁ, ЧТО УГОДНО, С ПОМОЩЬЮ МОИХ УСОВ. Я ЧУВСТВУЮ ТРЕВОГУ. Я ЧУВСТВУЮ СТРАХ. НА ВКУС ТЫ СЛОМЛЕНА И ПОТРЯСЕНА. И ПОЛНА ВОПРОСОВ.

– Так ты… – начала Поппи.

– КЛАРИЯ, – закончил за неё сом. – Я ЧЕТВЁРТАЯ СЕСТРА, РАЗБИВШАЯСЯ О СКАЛЫ.

– Твои сёстры забрали моих друзей.

Свечение вновь стало ярче, и Поппи смогла оценить истинные размеры существа: его туловище было не меньше школьного микроавтобуса.

– МЕРЗКИЕ СОЗДАНИЯ! – взревела Клария, обрызгав Поппи с ног до головы. – К НЕСЧАСТЬЮ, МАГИЯ ПОКИНУЛА МЕНЯ В ТОТ ДЕНЬ, КОГДА Я РАЗБИЛАСЬ О БЕЛЫЕ КАМНИ. ОНА ВЫТЕКЛА ИЗ МЕНЯ, И ЕЁ СМЫЛИ ВОЛНЫ.

– Так ты не можешь мне помочь? – спросила Поппи. Вся её бравада сошла на нет, и девочка задрожала от холода.

– Я МОГУ ЛИШЬ ПРЕДЛОЖИТЬ ТЕБЕ ТО, ЧТО ИСХОДИТ ИЗ МОЕГО РТА, – прошипела Клария. – СЛОВА И СЛАДОСТЬ.

«Сладость, ага», – подумала Поппи, стараясь не морщиться из-за древнего дыхания Кларии, окутывающего её, будто застоявшийся туман.

Поппи шагнула вперёд и обвела взглядом пещеру. Из куполообразного потолка вырастали остроконечные сталактиты.

– Здесь ещё кто-нибудь живёт?

– НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК НЕ ЗАХОДИЛ В МОЮ ПЕЩЕРУ ПОСЛЕДНИЕ ШЕСТЬ СОТЕН ЛЕТ, – вздохнула Клария.

Марли коротко тявкнул, подошёл вперевалочку к сому и улёгся рядом с его жабрами, такими огромными, что они могли проглотить его целиком.

– ТОЛЬКО МАРЛИ ПРИХОДИТ МЕНЯ НАВЕСТИТЬ, – сказала Клария. – МАРЛИ – МОЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ ДРУГ.

Один ус Кларии почесал Марли спину, а другой скользнул за спину Поппи, стянул с неё рюкзак и вытряхнул всё его содержимое на землю.

– Эй! – возмутилась Поппи и стала поспешно взбираться на камни, пока на Кларию сыпался дождь из намокшей бумаги, мелков и продуктов.

Гигантский ус развернулся вокруг Поппи и наткнулся на консервную банку с кормом. Клария издала неприятно довольное хрюканье и, забросив банку себе в пасть, с грохотом проглотила её, будто мусоровоз, сминающий мусор.

За этим последовала сухая отрыжка, жёлтые глаза Кларии распахнулись, и она так мощно кашлянула, что сбила Поппи с ног. Из пасти сома пробкой выскочила коробка с мелками и пришпиленной к ней запиской и улетела в дальний угол пещеры.

Поппи метнулась туда. Мамин подарок был весь смят и покрыт густой комковидной слизью.

– ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ПЛОТЬ! – завизжала Клария, отчищая усом свой язык. – ТЫ СКОРМИЛА МНЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПЛОТЬ! МАРЛИ БЫ НИКОГДА ТАК НЕ ПОСТУПИЛ!

– Это не человеческая плоть! – сердито огрызнулась Поппи, стряхивая с коробочки слизь. – Это мелки! И я ничего тебе не скармливала, ты и сама прекрасно с этим справилась!

Клария выхватила из её руки коробочку с мелками и положила на камень перед собой. Ус ощупал её всю, будто удав, пока наконец не нашёл то, что искал, и не уронил это в протянутую руку Поппи.

– НЕ МЕЛОК, – прошипела Клария. – ЭТО! ЭТО ПЛОТЬ!

Поппи вытерла остатки слизи. На её ладони лежала деревянная прищепка, которой мама прицепила к коробочке записку.

– Это бельевая прищепка, – сказала Поппи, и в тот же миг от её пальцев до самой шеи пробежал холодок.

– ЭТО ПАЛЕЦ, – прошептала Клария. – ПОЛНЫЙ МАГИИ. НА ВКУС ОН КАК МЫЛО, ПЫЛЬ И КОЛДОВСТВО.

Поппи прицепила прищепку к своему мокрому рукаву и показала Кларии.

– Это точно бельевая прищепка. Сейчас мы где только их не используем.

– ЭТО НЕЧТО ДЕРЕВЯННОЕ И УКАЗЫВАЮЩЕЕ.

– У меня нет на это времени. Кто знает, вдруг эти… существа… вдруг твои сёстры уже что-то сделали с моими друзьями? Мне нужна твоя помощь.

– НИКТО НЕ СМЕЕТ МЕНЯ ТОРОПИТЬ. Я ПРОЖДАЛА ВЕДЬМИНУ УЙМУ ЛЕТ В ЭТОЙ ПЕЩЕРЕ. ЧТО МНЕ КАКИЕ-ТО ЛИШНИЕ ПАРА МИНУТ?

Поппи поискала глазами выход, какой-нибудь туннель, ведущий на поверхность. Она не знала, как быстро Щеппы смогут превратить Эразмуса и Митси в бездушных сероглазых призраков. Это может занять дни, а то и целые недели. Или она уже опоздала.

– Я НЕ МОГУ СПАСТИ ТВОИХ ДРУЗЕЙ, – медленно начала Клария. – НО Я СКАЖУ ТЕБЕ, КАК ТЫ МОЖЕШЬ ЭТО СДЕЛАТЬ.

Она выдохнула через мшистые жабры.

– ПОБЕДИ МОИХ СЕСТЁР В ИХ СОБСТВЕННОЙ ИГРЕ. ОБЕРНИ ИХ СИЛЫ ПРОТИВ НИХ. И ПОМНИ САМОЕ ГЛАВНОЕ: У НИХ НЕТ ЛИЦ. НЕ ДОВЕРЯЙ СВОИМ ГЛАЗАМ.

– Тебе удалось помочь принцу Вильгельму? Ты смогла сделать его таким, каким он был прежде?

– ТЫ БЕСПОКОИШЬСЯ О ДРУЗЬЯХ, НО СПРАШИВАЕШЬ МЕНЯ О ПРИНЦЕ?

– Да.

– ПРИНЦ ЗАЧАХ, КАК ОСЕННИЙ ЛИСТ. МОИ СЁСТРЫ ВЫТЯНУЛИ ИЗ НЕГО ВСЕ МЕЧТЫ, ВЫТРАВИЛИ СЕРДЦЕ И УКРАЛИ КРАСКИ ИЗ ГЛАЗ. Я НЕ УСПЕЛА ИХ ОСТАНОВИТЬ. НО ТЫ ОБЛАДАЕШЬ МАГИЕЙ, И ВОЗМОЖНО, ЧТО ТЕБЕ ЭТО УДАСТСЯ.

– Но во мне нет магии, – возразила Поппи.

– ОДНАКО ЖЕ В ПАЛЬЦЕ НА ТВОЕЙ РУКЕ ЗАКЛЮЧЕНА МАГИЯ. – Клария закрыла глаза, и огонёк внутри её тускло мигнул. – МОЁ ВРЕМЯ НА ИСХОДЕ, – прошипела она.

Её гигантское тело начало медленно съёживаться, уменьшающиеся жабры и покрытая блестящей чешуёй плоть скрылась под складками.

– Я ТЕБЯ ОСТАВЛЯЮ, – прошептала она.

Поппи подбежала к ней и опустила ладонь на склизкую голову сома. Марли печально скулил у огромного уса.

По пещере пронёсся протяжный вздох. Кожа Кларии сползла на землю подобно выдохшемуся под конец праздника надувному замку, она опала неровным холмиком из чешуи и усов, а затем медленно погрузилась под воду. Поппи царапнула себя по тыльной стороне ладони, заставляя собраться с мыслями. Она всё ещё не представляла, как ей спасти Эразмуса и Митси. Выпутавшись из водянистых зарослей, она осторожно подошла к тому месту, где исчез сом. Под плещущей водой что-то едва заметно светилось. Поппи пошарила пальцами в чернильной мути, пока не нащупала источник света, и вынула его из воды.

Им оказался большой сахарный кубик. От него исходило слабое розоватое свечение.

Поискав среди рассыпанных по пещере вещей, она нашла пустой пищевой контейнер, положила в него кубик и закрыла крышкой.

В камнях позади останков Кларии обнаружился зазор, достаточный, чтобы Поппи смогла в него протиснуться. Она убрала оставшиеся вещи в карманы мокрого халата и позвала Марли, но тот испуганно гавкнул и убежал куда-то в темноту.

Поппи уговаривала себя, что проход просто обязан куда-то вести, но всё ждала, что за следующим поворотом либо упрётся в стену, либо наткнётся на человеческие останки, либо всё сразу. По бокам тянулась серая скалистая порода. По крайней мере, она так её себе представляла, потому что ничего не видела и шла на ощупь. Её вдруг осенило, что сахарный кубик наверняка всё ещё светился, поэтому она достала контейнер и вытянула кубик перед собой на манер лампы.

Вскоре туннель сузился и пошёл под уклон, пока наконец девочка не остановилась перед сплошным неровным камнем. Спина Поппи ныла, и девочка ежилась от холода.

У неё не было сил идти назад. Да и какой смысл был возвращаться в пещеру Кларии? В следующий раз можно уже и не вынырнуть.

Взгляд Поппи скользнул по тускло подсвеченным стенам туннеля. Вдруг её охватило странное чувство.

В памяти всплыли последние слова Кларии: «Не доверяй своим глазам». Поппи задумалась: а что именно она видела? Старый скучный камень. С бабушкой в этом смысле было куда интереснее. Например, все видели обычный моток проволоки, а бабушка – основу для оправы для очков. Или она могла взять губку и превратить её в самый настоящий булыжник.

Поппи провела пальцами по стене перед собой. Она была мягкой, шелковистой. На дне рюкзака лежали бабушкины ножницы. Она достала их и всадила лезвие глубоко в камень. Лезвие прошило камень, будто ткань. Быстро орудуя ножницами, девочка вырезала в стене дыру и подобрала упавший на пол круглый кусок шёлка.

Всё, как рассказывала бабушка в день приезда Поппи в Пену. На фабрике Хеллиган действительно ткали шёлк абсолютно любой расцветки. Это было очень странное чувство, как держать в руках столб из реквизита школьного театра. Такой столб на вид весит тонну, а на самом деле лёгкий как перышко.

Поппи достала из карманов коробку с мелками, мамину записку, фиолетовые очки для плавания и прищепку, обернула их в шёлк цвета камня, завязала концы и убрала свёрток на дно рюкзака. Сунув ножницы в карман, девочка пролезла в дыру.

Поппи пришлось задержать дыхание, чтобы оно не шумело у неё в голове. Она прислушалась в надежде разобрать знакомые голоса Митси или Эразмуса.

Воздух вокруг вдруг отяжелел и стал тихим и бархатистым. В горле Поппи застрял плотный комок ужаса, мешающий дышать. Прижав большие пальцы к ладоням, она стиснула кулаки. Она спасёт друзей, и никто не встанет у неё на пути.

Двадцать

Очень странные Щеппы
Фабрика
Очень странные Щеппы

Поппи знала, что находится на фабрике. Стоило ей шагнуть через дыру в шёлковой завесе, как она ощутила на себе взгляд. Причём не одной пары глаз, а сотен. На неё смотрели сами стены.

Туннель привёл её в огромное помещение. Поппи подумалось, что именно так, должно быть, выглядят заброшенные бальные залы. По краю бежала белая бахрома, а высокий резной потолок опирался на бледно-розовые стены подобно шапочке из несвежего крема.

Все стены от края до края были завешаны простыми чёрными рамками, хранящими внутри леденящие кровь сокровища: похожие на саваны полоски шёлка с изображениями человеческих лиц. Они были как живые, и под определённым углом создавалась иллюзия объёма, так что казалось, что лица тянутся к Поппи.

В конце комнаты располагалась обычная на вид дверь, что выглядело странно для помещения таких размеров. Зайдя в неё, Поппи дошла по коридору до следующей двери. Эта, похоже, заржавела, и хотя Поппи предпочла бы действовать тихо и осторожно, ей ничего не оставалось, кроме как применить грубую силу.

После нескольких резких толчков дверь распахнулась, за ней обнаружилось начало уходящей вниз спиральной лестницы. Чем ниже Поппи спускалась, тем отчётливее становился шорох, будто где-то порхали тысячи маленьких крылышек. Она вспомнила, как Вэнди Покс махала руками, и предположила, что цель уже близка. Мшистые ступени привели её в огромный, как кафедральный собор, цех, заполненный всевозможным оборудованием. С потолка свисали горящие лампы, поэтому Поппи спрятала контейнер с кубиком сахара в нагрудный карман, подальше от посторонних глаз.

Тучи пушистых коричневых мотыльков летали и лениво ползали друг по другу и по всем поверхностям. Какие-то станки всё ещё были заправлены блестящими нитями. Полки вдоль стен ломились от грязных катушек с шёлковой нитью, такой яркой, что её было видно даже сквозь слои паутины. На полу в беспорядке стояли коробки и подносы, полные ржавых иголок, крючков, ножниц с фигурными ручками, шпулек, веретён и челноков. Кусты ежевики проросли через окна и обвили станки. В комнате сильно пахло гнилыми фруктами, и Поппи заметила ветки шелковицы. Крупный мотылёк сел ей на голову и прополз по лбу. Эта часть фабрики выглядела давно заброшенной. Ткань, что отправляли в магазин мисс Кринк, должны были ткать где-то в другом месте.

В углу располагалось что-то вроде огороженного загона. Здесь стояли ряды круглых плетёных корзин, прикрытых тонкой как паутина вуалью, только фиолетового цвета. Поппи подошла, чтобы посмотреть поближе. Под её ногами хрустели сухие ветки шелковицы. По крыше застучал дождь.

Поппи подняла крышку с одной корзины. Заглянув внутрь, она увидела мягкие белые шарики, окружённые периной из фиолетовой паутины.

То были яйца. И, учитывая, кто хозяйничал в зале, Поппи сообразила, что это были яйца мотыльков.

Она поёжилась. Её никогда не привлекал процесс откладывания насекомыми яиц.

В дальней части цеха послышался жалобный писк. Сердце Поппи ускорилось.

– Кто там?

Снова писк.

За ним последовал визг, который Поппи узнала бы из тысячи.

– Черчилль! – вскрикнула она и помчалась по центральному проходу цеха.

Воздух, будто стая злой саранчи, заполонили мотыльки. Их пыльные крылья били Поппи по лицу, и ей пришлось закрыть рот.

Рыдающая Митси сидела между перевёрнутыми вверх дном корзинами и прижимала к себе Черчилля, который отчаянно рвался на свободу.

– Поппи! – Митси, дрожа, развела руки, отпуская наконец мини-пига. – Поппи, они улетели за тобой! Нужно спешить! Идём поищем его!

Черчилль потрусил за ними.

Митси спустилась на три лестничных пролёта вниз, и они зашагали по полу, выглядящему на удивление современно.

– Думаю, они держат его здесь, – шепнула она Поппи. – Не знаю, что они с ним успели сделать. Иди первая. Он захочет тебя видеть.

Митси изменилась с того последнего раза, когда её видела Поппи. Она казалась полнее, будто занимала больше пространства, и двигалась быстрее и целеустремлённее, без прежней замкнутости.

Но Поппи некогда было над этим размышлять: её левая рука практически вибрировала от дрожи. Повернув ручку деревянной двери, она навалилась на неё плечом.

Девочки зашли в длинную узкую комнату с низким потолком, выглядящую так, будто её пробили в скале под фабрикой. В воздухе стоял густой и едкий запах ацетона. На стене слева от двери висел вытяжной шкаф. Все стены комнаты, похоже, были посвящены определённой цели. Левую стену отвели под узкие шкафчики с круглыми ручками. Внутри одного из них лежали белые пакетики, аккуратно рассортированные согласно написанным на них именам и датам. Под ящиками тянулись лабораторные столы с рядами конических колб с высокими горлышками, мензурок и дистилляционным оборудованием.

В стену напротив был встроен длинный белый рабочий стол. Сбоку гудела стеклянная магнитная мешалка, такая же стояла в школьной лаборатории. Внутри её вращалось нечто, похожее на рыжие человеческие волосы. Позади сосудов разной формы и пипеток стоял стеллаж с тысячами маленьких бутылочек, наполненных яркого цвета жидкостями и рассортированных по цвету в виде размытой радуги во всю длину стены. В углу высилась гора выцветших деревянных рамок.

Эразмуса здесь не было. Зато был кто-то другой. У дальней стены стояло что-то вроде большой печатной машинки и стеклянный шкаф, внутри которого находились печатные ленты, пришпиленные булавками, будто коллекция насекомых. А перед ними, спиной к Поппи, стояла женщина. Она была одета, как учитель, в мешковатую юбку-карандаш, блузку и кардиган горчичного цвета. Митси, подхватившая с пола Черчилля, попятилась и села на табурет. Мини-пиг испуганно засучил копытцами и дико забился. Вырвавшись, он бросился к Поппи. Та взяла его на руки и почесала за ушками.

В этот момент женщина повернулась, и Поппи ощутила резкую боль, зародившуюся в желудке и быстро поднявшуюся до самого горла.

– Мама?

Мама улыбнулась и откинула назад волосы. Поппи опустила Черчилля на пол. Рюкзак соскользнул с её плеч.

Мама опустилась на колени и развела руки.

– Иди ко мне, Поппи.

В горле Поппи пересохло, её слова прозвучали как придушенный хрип:

– Как ты здесь оказалась?

Мама нахмурилась.

– Я всегда была здесь, Поппи. Ты сама сказала, что всё ещё можешь слышать моё сердце. Ты слышишь его на своей подушке, когда засыпаешь. Слышишь его, когда думаешь. Слышишь его, когда задерживаешь дыхание.

– Ты умерла, – сказала Поппи.

– Я кажусь тебе мёртвой, Поппи? Иди ко мне.

Мама была такой красивой, и в этот момент Поппи поняла, что уже успела немного забыть, как она выглядела.

– Не бойся, солнышко, – сказала мама. – Всё закончилось.

– Я умерла? – спросила Поппи.

– Нет, солнышко. Ты слишком много волнуешься. Ты всегда была такой. В этом ты моя копия.

Поппи хотелось что-то срочно предпринять. Например, ударить себя по голове большой тяжёлой палкой. У неё всё плыло перед глазами.

Мама улыбнулась.

И Поппи тоже улыбнулась.

– Помнишь, как мы задерживали дыхание, когда въезжали в туннели в Лондон? – спросила она.

Мама засмеялась:

– Помню.

– И как мы считали, кто продержится дольше?

– Папа постоянно нас отчитывал.

– А помнишь тот день, на пляже в Корнуолле, когда папа нашёл медузу?

– Стараюсь забыть, – поморщилась мама.

– И как я потеряла в песке динозавра, и мы так его и не нашли.

– Разве я могла о таком забыть! – рассмеялась мама. – Иди ко мне, моя дорогая.

Поппи медленно зашагала и остановилась в паре метров от мамы.

Та потянулась к ней.

– Иди к своей маме, Поппи, – сказала Митси.

Поппи внимательно на неё посмотрела. Митси улыбалась от уха до уха. Поппи повернулась назад к маме.

– Почему я не слышу твоё сердце? – медленно спросила она.

– Иди ко мне.

– Но я всегда его слышу.

Рука Поппи метнулась вперёд и схватила маму за нос. Шёлковая маска упала на пол мерзкой горкой кожи и волос.

– Далия! – ахнула Поппи.

– Возможно, – сказала Далия и сама себя дернула за нос.

Её плечи раздулись, и ей на грудь легла густая неухоженная борода Марли-человека.

– Марли? – прохрипела Поппи.

Толстые пальцы Марли потянули за кончик его носа, и плечи снова «сдулись». Шёлк порхнул на пол, явив хозяйку магазина тканей Элизу Кринк.

Она в последний раз дёрнула себя за нос большим пальцем и указательным в напёрстке. Но шёлк лишь слегка приподнялся над её лицом и тут же расправился.

– Моя милая девочка, – сказала Элиза, шагнув навстречу Поппи. – Это последнее лицо, – она коснулась щеки, – пришито. Если бы я показала тебе, что скрывается под ним, тебя бы всю жизнь мучили кошмары. Какая досада, что этого не случится.

– В-вы одна из Щеппов? – прошептала Поппи. Её рот будто превратился в пустыню.

– Одна из них, да, – вздохнула Элиза.

Но Поппи ощутила затылком ещё чьё-то дыхание и резко развернулась.

Митси продолжала улыбаться во весь рот. Она ущипнула себя за кончик носа и потянула. Её тело раздулось, а шея удлинилась. Поппи тотчас узнала эти крашеные волосы цвета лакрицы.

– Бон… – начала она.

– Бонхильда Бонхоффер, кондитер и поставщик всего сладкого, – закончила за неё мисс Бонхоффер.

– Что вы сделали с Митси? – спросила Поппи.

– Всего лишь вычесали из неё немного красок, – ответила Элиза и, достав из рукава костяной гребень, помахала им перед лицом Поппи. – Помнишь его?

Поппи попятилась к рабочему столу, чтобы видеть обеих женщин.

– Я не понимаю…

– Всё просто, – сказала Элиза. – Мы можем стать кем угодно. Вычесав его или её цвета, я могу соткать такой правдоподобный шёлк, что даже таможенники поверят. Ты вот поверила.

Белое пятно на голове Поппи зачесалось, и кожу вокруг него закололо. У Марли тоже было такое пятно. В её мозгу будто что-то щёлкнуло. Так вот как они всё это провернули.

– Вы притворились Марли, – догадалась Поппи. – Бонхильда засняла, как вы грабите её магазин!

– Какой умный котёночек! – проворковала Бонхильда.

Она отошла к дистилляционному оборудованию и изучила записи на планшете.

– Зачем?

– Тебе это знать необязательно! – внезапно рявкнула Бонхильда.

– Её голова всё равно скоро опустеет, – фыркнула Элиза. – Что это изменит, если мы расскажем? Я притворилась Марли, чтобы он перестал мешать нашим планам. Он слишком много болтал, но, что хуже всего, он украл последний кусок нашего загадочного шёлка. Этим двоим было всё равно, но затем ты приехала сюда, и мы решили, что должны его вернуть, ну или, по крайней мере, сделать так, чтобы он оказался у тебя. Тогда мы бы смогли за тобой присматривать… пока не наступит подходящий момент. Загадочный шёлк – самый умный из всех, что я когда-либо ткала, я взяла его цвет из зелёных перьев с шеи почтового голубя, отсюда и его выслеживающие качества.

Элиза достала из кармана квадрат потрёпанного зелёного шёлка. В последний раз Поппи видела его, когда Митси выкопала книжку из известняка на острове, сразу перед тем, как девочку утащили. Должно быть, Элиза содрала шёлк с обложки. Она поднесла рваный кусок ткани к носу и глубоко вдохнула.

– Он вернулся ко мне, – с жаром прошептала Элиза. – Последний кусочек моего загадочного шёлка. Больше мы никогда не расстанемся. Мне было так тяжело с тобой расстаться. – Она продолжила прежним тоном: – Марли самое место за решёткой. Убивать его жалко. Нам давно уже не поступали заказы на грубую старую ткань, но когда поступят, его цвета подойдут идеально.

– Это отвратительно, – заявила Поппи.

– Ты никогда не задумывалась, – спросила Бонхильда, убирая кусок шёлка с лицом Митси в рамку, – с чего бы Далия Тёрс, ленивейшая женщина в этом полушарии, вдруг затеяла генеральную уборку?

– Это были вы, – выдохнула Поппи. – Вы притворились Далией и протёрли подоконники в моей комнате!

Бонхильда подняла кусок шёлка с лицом Далии и выглянула из-за него.

– Виновна! – улыбнулась она. – О, и не переживай. Ей это совсем не повредило. Взрослому ничего не будет от кражи капельки цвета. Мы просто усыпляем их на пару часов с помощью синильного порошка. Но с детьми – совсем другое дело. Настоящая Далия знала, что твоя бабушка никогда не протирает подоконники от паутины, поэтому нам пришлось вмешаться.

– Паутина – это капкан для снов, – пояснила Элиза. – Они запутываются в ней, точно мушки. Твоя бабушка – мудрая женщина, раз держит пауков на своих подоконниках. Узнать ребёнка по просочившемуся в окно сну – ничего не стоит. Для тренированного уха они как отпечатки пальцев.

– Но если эти лица – не ваши настоящие лица, – спросила Поппи, хотя она не была уверена, что ей хочется получить ответ, – то кому они принадлежали?

– Всё вышло очень кстати, не так ли, Обмёточка? – спросила Бонхильда Элизу.

– Они сами приплыли к нам в руки, Лён, милая! – согласилась Элиза и повернулась к Поппи.

– Три немки… – сообразила та. – Погибшие на реке. Ада, Хульда и Герда. Я читала их некролог.

«Вот зачем Эразмус сделал его ксерокопию, – подумала она. – Он подозревал, что здесь есть связь».

Элиза улыбнулась.

– Их яхта поднялась слишком высоко по реке. Когда началась буря, она перевернулась, и они пришли на фабрику за помощью.

– Каждая из нас выбрала себе по одной, – продолжила Бонхильда. – Мы оглушили их, соткали из их кожи шёлковые маски, и так на свет появились Бонхильда, Элиза и Хэтти.

– Тогда же нас посетила гениальная идея закрыть фабрику, выпроводить рабочих и самим отправиться в город, – подхватила Элиза. – Мы открыли заведения, отвечающие нашим интересам: кондитерскую, книжный и магазин тканей.

– Книжный? – переспросила Поппи.

– О! – извиняющимся тоном воскликнула Бонхильда. – Как глупо с нашей стороны!

– Нужно было вас представить, – добавила Элиза.

– Поппи Слаб. – Бонхильда указала себе за спину, в угол, где уснул Черчилль. – Представляем тебе нашу третью сестру, мисс Щёлочь Щепп.

Они улыбнулись.

– Там никого нет, – сказала Поппи.

Бонхильда разразилась визгливым хохотом. Навалившись своим грузным телом на стол, она потянулась к Черчиллю и захватила немного кожи… стянув её, как хорошо разжёванную жвачку. Показавшийся из-под неё человеческий силуэт вскочил на ноги и сделал реверанс.

Бонхильда и Элиза заулюлюкали и захлопали.

– Миссис Хэтти Гвинн? – прохрипела Поппи, её глаза стали размером с куриные яйца. – Но вы же председатель Музыкального общества? Вы хозяйка книжного магазина! В-вы были на репетиции хора…

– Отбирала лучшие умы для написания моей следующей книги, – сказала Хэтти. – Именно тогда я положила глаз на твоего друга.

– Эразмуса?

– О да. – Хэтти достала из кармана слуховую трубку. Сунув два пальца в раструб, она несколько раз провернула кисть в запястье, будто выкручивала лампочку. Раздался щелчок, и она вытащила из трубки витую раковину.

– Это её вам дал скандинавский волшебник, – догадалась Поппи.

– И с её помощью, – сказала Хэтти, – я могу слышать чужие мечты. Все думают, что твой друг Эразмус бесчувственен и похож на робота. Но если бы вы только могли слышать то, что я услышала в тот день в школе, вы бы просто не смогли оторваться. По сравнению с ним все дети в том зале звучали как какофония газонокосилок и тонущих коров. А его голова исполняла гимны планет и звёзд. На этом фоне песни остальных детей были не ценнее опилок и мокрой пряжи. В тот день я поняла, что с ним я смогу свить такую потрясающую историю, что никто не сможет отложить её, не прочитав до конца.

– Так вот что вы сделали, когда высосали из головы принца все его мечты и мысли? – спросила Поппи. – Вы написали книгу?

– Именно. – Хэтти вздохнула. – Давно мне уже не попадался ум столь восхитительный, как у твоего друга. Я не ожидала наткнуться на такое сокровище, ведь моей изначальной целью была ты.

Нижняя губа Поппи задрожала.

– Слышала об Эндрю Букере? – спросила Хэтти.

– Он был пианистом, – вспомнила Поппи. – Мальчик, любивший бегать и бесследно исчезнувший из своей комнаты.

– А тебе не приходилось читать книгу Убрека Дюэрна «Бесследно»? Я продавала её у себя в магазине.

Поппи видела эту книгу в витрине, и Эразмус пересказал ей сюжет о мальчике, который мог бегать со скоростью молнии.

– Не совсем моё, – намного смелее, чем она на самом деле себя чувствовала, ответила Поппи. – Я предпочитаю романы Агаты Кристи.

– Жаль, – вздохнула Хэтти. – Достойное вышло произведение. А как насчёт «Глаз букашек» Дэви Спонк?

Возможно, на Поппи повлияли нескончаемые заумности Эразмуса или она просто внезапно стала сообразительнее.

– Имена авторов – это анаграммы, – выпалила она, мысленно переставляя буквы. – Убрек Дюэрн – это Эндрю Букер.

Три Щеппы завизжали от восторга.

– Т-то же самое с Дэви Спонк – это Вэнди Покс, – ошарашенно произнесла Поппи.

– Пять баллов! – поздравила её Бонхильда.

– Наша маленькая шутка, – призналась Элиза.

– Я же должна была подписать свои творения! – заметила Хэтти.

– Эта маленькая умная букашечка Вэнди Покс умудрилась подружиться с нашими мотыльками, и они помогли ей сбежать, – прорычала Элиза и щёлкнула пальцами по пролетавшему мимо мотыльку.

– Но вынуждена признать, – с грустью в голосе сказала Бонхильда, – что в плане вкуса они оба – и Вэнди Покс, и Эндрю Букер – меня разочаровали.

– И не говори, – согласилась Элиза.

– Во вкусе Эндрю присутствовали мятные нотки, но слишком размытие, то ли фруктовые, то ли ментоловые, и недостаточно слабые, чтобы служить приятным оттенком, и недостаточно сильные, чтобы стать основой.

– Но из него вышел элегантный чернильно-чёрный шёлк, – добавила Элиза. – Ничего особенного, но очень по-весеннему.

– Это всё потому, что он много бегал, – объяснила Хэтти, и две другие сестры кивнули.

– Через пару дней после того, как мы его забрали, – со смехом продолжила Элиза, – ко мне в магазин пришла его мама, Элис Букер. Она искала чёрный шёлк, чтобы накрыть во время службы по Эндрю пустой гроб, и я продала ей два ярда того самого чёрного шёлка! Меня до сих пор смех разбирает, как подумаю, что они днями и ночами искали мальчика, но прошло всего ничего с того момента, как я вычесала из него последние капли красок и окрасила ими сотню ярдов шёлка, а они украсили им его гроб!

– Сахар, – вырвалось вдруг у Поппи.

– Что-что, дорогуша? – спросила Элиза.

– Сахарные кубики, – сказала Поппи, и все три сестры отшатнулись.

– Зачем ты это сказала? – стиснула кулак Бонхильда.

– Почему жители Пены прячут сахар?

Бонхильда открыла рот, чтобы что-то ответить, но Хэтти наклонилась через стол и шлёпнула её по подбородку.

– Ни слова, – сурово отрезала она, ткнув пальцем сначала в Бонхильду, затем в Элизу. – Ни звука.

Те угрюмо повесили головы. Поппи не понравилось это секундное молчание. Её взгляд продолжал метаться по комнате в надежде наткнуться на Эразмуса, Митси или Черчилля. Что с ними стало? Что, если Элиза уже успела всё из них вычесать?

– Где мои друзья? – спросила Поппи.

– Спят, – ответила Хэтти.

– А Черчилль?

– Который свинья? – спросила Бонхильда.

Поппи кивнула.

– Спит, – сказала Хэтти.

Поппи поправила рюкзак и нащупала в кармане ножницы. У неё не было плана. С этого момента и до самого конца ей придётся импровизировать.

«Сахар, – крутилось у неё в голове. – Зачем им сахарный кубик Кларии?»

Её сердце колотилось как бешеное. Она раскрыла ножницы в кармане и провела пальцами по стальным лезвиям.

Затем она резко выдернула их, прорезав заодно ткань кармана.

– Отведите меня к ним! – приказала Поппи, переводя ножницы с одной сестры на другую. – Отведите меня к моим друзьям!

Элиза всплеснула руками, её напёрсток блеснул в тусклом свете.

– Тебе всего-то нужно было попросить, – укорила она Поппи. – Совсем не обязательно размахивать этой штукой. Идём.

Щеппы по очереди вышли из комнаты. Поппи подозревала ловушку. Нет – она знала, что это ловушка. Но она должна была найти Эразмуса и Митси, поэтому нечего было и думать о том, чтобы сбежать тем же путём, которым она пришла сюда.

Держа руку с ножницами вытянутой перед собой, она прокралась к двери, за которой скрылись сёстры.

Просторный зал с купольным потолком заливал мягкий зелёноватый свет. Вдоль круглых стен висели лампы, прикрытые кусками бирюзового шёлка. В центре комнаты стоял большой круглый каменный стол, напоминающий порезанный пирог из-за тянущихся от его центра и до краёв неглубоких выемок. Три из них занимали прикрытые белыми простынями тела. По ним лениво, будто муравьи по забытому бутерброду, ползали толстые мотыльки.

По краю стола стояли вазы, полные поблёскивающего синего порошка. Им же были посыпаны торчащие из-под простыней голые ноги. Позади стола, удерживаемая на месте огромными железными грузилами, стояла та самая корзина Щеппов. Простыня-парус неаккуратными складками спадала с неё, готовая в любой момент наполниться воздухом и вознести корзину к небу.

Элиза подбежала к столу и по очереди откинула простыни. Первым Поппи увидела Черчилля. Он лежал на спине, копытцами вверх, и одно его ухо стало белым в том месте, где Щеппы вычесали из него краски. Белое пятно на голове Поппи дико закололо.

Следующей оказалась Митси. Прядь её волос поседела, а вокруг рта появились коричневые пятна. И оба, Черчилль и Митси, похоже, не дышали. Их глаза были закрыты и посыпаны синильным порошком.

Под последней простыней обнаружился Эразмус. Его тело было совершенно неподвижным, волосы белыми, впрочем, как и всегда. В отличие от Митси и Черчилля, его глаза были открыты и казались такими же большими, зелёными и ясными.

К большим пальцам на ногах Митси и Эразмуса и к заднему копытцу Черчилля были привязаны бумажные ярлычки.

– Мы не сможем воспользоваться его вкусом или мыслями, – кивнула Хэтти в сторону Черчилля. – Только детский разум достаточно ценен и подвижен, чтобы его можно было вытянуть и облечь в слова.

– Все старше тринадцати на вкус как яйца мотыльков и грязь, – добавила Бонхильда.

– Черчиллю всего пять, – сказала Поппи.

– По поросячьим меркам, – объяснила Бонхильда.

Подняв ярлычок Митси, она зачитала:

– Тягучие танины. Нотки заварного крема и лимон, замечательно держит цвет. Мягкий, маслянистый и нежный мазок текстур, подчёркнутый смелым (творческим) ромовым пуншем.

Элиза взяла ярлычок Черчилля. Пока она читала, Хэтти Гвинн насыпала в свою слуховую трубку немного синильного порошка.

– Мыслительные конструкции слишком необычны для практического использования, грубые нотки создают вымученный, вялый вкус, указывающий на приручённость и чрезмерную заботу.

Хэтти расплылась в улыбке при виде ярлычка Эразмуса:

– Стойкая форма; буйство вкуса в первые секунды, пенится сладостью, характерной лишь для пчёл, приправлен огнём звёзд, спрессован мудростью древней библиотеки, скручен хитростью змей и одиночеством изувеченной ласточки.

Хэтти со зловещёй улыбкой посмотрела на Поппи.

– Я так долго ждала шанса написать твою историю, мисс Слаб.

Она резко дунула в свою слуховую трубку, и последнее, что Поппи запомнила перед тем, как закрыть глаза, было летящее на неё облако синих блёсток.


Очень странные Щеппы

Двадцать один

Очень странные Щеппы
Синильник
Очень странные Щеппы

Элиза и Бонхильда обернули тело Поппи в белую простыню и положили рядом с Эразмусом. Белая простыня была идеей Элизы: она всегда говорила, что для неё это вроде пустого холста, и так её ничто не отвлекает от красок жертвы.

Миссис Хэтти Гвинн ушла в соседнюю комнату готовить жёлтую ленту для своей громоздкой печатной машинки.

Бонхильда и Элиза высыпали содержимое рюкзака Поппи в одну из пустых выемок на круглом столе и с восторгом принялись перебирать вещицы Поппи.

– Слишком много батончиков мюсли, чтобы это было на пользу, – заметила Бонхильда.

– И яблоко, – добавила Элиза, взяв в руку фрукт.

Бонхильда покачала головой.

– Никакой нормальный ребёнок не положит себе в рюкзак яблоко. Мне это совсем не нравится.

– И камень, – заметила Элиза, указав на шишковатый булыжник, что они нашли среди вещей Поппи.

– Я в детстве собирала камни, – с ностальгией произнесла Бонхильда. – Помнишь? Мы взбирались по гальке, с одной стороны от нас были меловые скалы, с другой – Канал…

– Сестра! – ахнула Элиза, наведя дрожащий палец на тело Эразмуса.

Его рука вибрировала – явный признак, что он приходил в себя после глубокого сна без сновидений, навеянного синильным порошком.

– Ой, да не дергайся ты так! – хмыкнула Бонхильда и взяла вазу с порошком.

Она прошла вдоль стола и посыпала порошком на лица всех лежащих на столе детей, будто пекарь, разбрасывающий муку на рабочем столе.

Элиза облегчённо выдохнула и вернулась к изучению вещей Поппи.

– Контактные линзы, сестра! – воскликнула она, держа в руке упаковку, чтобы Бонхильде было лучше видно.

– А что с ними?

– Разве не ты мне недавно жаловалась, что твои контактные линзы страшно дорогие?

– Да, но их же мне делают на заказ, – отмахнулась Бонхильда. – У меня редкая форма глаз, для них нужны особые линзы. С другой стороны – не пропадать же добру.

Она убрала упаковку в карман и продолжила приготовления.

– Элиза, жаль, что ты не нашла ничего полезного для себя, – фыркнула она. – Например, пластиковый палец на свой обрубок.

Элиза бросила на Поппи беспокойный взгляд, рассеянно теребя напёрсток.

– Это её мать лишила меня пальца, – мрачно сказала она. – Помнишь?

– Разве можно забыть? Она всё вынюхивала вокруг, хотела вывести нас на чистую воду. Тогда мы почти её поймали. И она его откусила, да?

– Маленькая змея! – прошипела Элиза. – В тот день она лишила меня значительной доли моей магии! Вдобавок эта гадюка прикарманила мой гребень! Прятала его все эти годы! Я благодарю звёзды, что к тому моменту уже научилась вычёсывать краски пальцами. Но мои пальцы всегда уступали гребню, тем более после того, как эта маленькая свинка украла один из них! Я поклялась ей отомстить, и у нас получилось! Грузовик, полный мешков с бельём, несколько лет спустя – и от неё осталось только мокрое место. Обидно, что нам не удалось избавиться и от её муженька, а то вышло бы куда аккуратнее. Ненавижу незавершённые дела. Он ведь тоже был в том автомобиле, ты в курсе? Но на нём не осталось ни царапины.

Бонхильда с интересом вскинула брови.

– Что мне только не рассказывают мои покупатели, Бонни!

– А что с ней было после того, как она уехала из Пены? – спросила Бонхильда. – Я имею в виду перед тем, как мы нашли её и прикончили.

– Полагаю, ей пришлось очень быстро повзрослеть, – ответила Элиза. – Должно быть, думала, что чем скорее она станет взрослой, тем меньше будет шансов, что мы её найдём. Но мы всё равно нашли. А всё благодаря болтливому языку её мамаши.

– Она пришла к тебе в магазин, да? – вспомнила Бонхильда. – Сказала, что хочет сшить платье для дочери.

– О да, – улыбнулась Элиза. – Я продала ей рулон первоклассного зелёного загадочного шёлка. Как только её дочь надела сшитое из него платье, её судьба была предрешена. Этот загадочный шёлк – лучшая идея, что когда-либо приходила мне в голову. Он ни разу нас не подвёл. Всегда зовёт нас к себе, где бы он ни был.

– Мы готовы? – спросила Хэтти Гвинн, толкая перед собой небольшую тележку с печатной машинкой.

– Кажется, да, – взволнованно задышала Элиза.

– Гребень? – спросила Хэтти.

– Есть! – ответила Элиза, подняв в воздух костяной гребень, и поцеловала его.

– Ложка?

– На месте! – отозвалась Бонхильда, пытаясь повесить ложку на кончик своего носа.

– И раковина! – с гордостью улыбнулась Хэтти, похлопав по лежащей на тележке раковине. – Мы хорошо повеселились, теперь пора собрать остатки урожая из красок, вкуса и мыслей этой банды. Начнём. Элиза, музыку.

Элиза включила стоящее на полке радио и покрутила тумблер, пока не нашла любимую волну. Из динамика полился прерываемый помехами потусторонний голос, и Бонхильда, вскинув над головой руки, закружилась в танце.

– Обожаю эту песню! – восторженно прошипела Хэтти.

– Голос как у сирены, – согласилась Бонхильда.

Элиза схватила распылитель и покрыла волосы Митси едким раствором хлора, превратив их в тёмную безжизненную массу. Элиза поставила рядом с головой девочки ванночку с ацетоном и принесла из подвала рулон блестящего белого шёлка. Она использовала много странных способов окрашивания ткани и придания ей текстуры, но этот был её любимым.

Рулон шёлка был загружен в каток с вращающейся ручкой, чтобы ткань погружалась в ванночку и окрашивалась равномерно. Взяв гребень, Элиза провела его зубцами по волосам девочки и окунула их в ацетон. По поверхности жидкости поплыла лента яркого каштанового цвета, совсем как цвет волос Митси. Краска покружила в глубине ванночки, после чего всплыла на поверхность и замерла.

Элиза решила, что ей нравится оттенок, и она прокатала семь или восемь метров шёлка через ванночку.

Хэтти была занята Эразмусом. У её раковины был один серьёзный недостаток: она могла вытягивать мечты из детских голов, но после этого от них не было никакого толка. Поэтому она сконструировала свою печатную машинку.

Взяв один конец печатной ленты, она сунула его в правое ухо Эразмуса, затем обошла мальчика, и приставила завиток раковины к его левому уху. Хэтти сделала глубокий вдох, и её палец засветился.

В раковину хлынул пёстрый поток мыслей, будто косяк сердитых тропических рыбок. В прошлом чужие мечты уже кусали её за палец. Вот почему глаза людей в глубоком сне двигаются: всё из-за эдаких сердитых рыбок.

Люди представляют себе мечты симпатичными облачками – мягкими, тёплыми и уютными. Нет, нет, нет. Мечты жестоки. Они любят прятаться в самых тёмных уголках разума и ненавидят, когда их вытаскивают на свет, и тут приходит на помощь печатная лента. Медленно, будто сонный ленточный червь, она высунулась из другого уха Эразмуса. Хэтти зажала её между большим и указательным пальцами, растянула и вставила в печатную машинку. Дальше она сама всё сделает, главное, чтобы не кончалась бумага.

Печатная машинка щёлкнула и зажужжала. Вытянутые из головы Эразмуса истории заполняли страницу за страницей, а его зелёные глаза тем временем неуклонно бледнели, пока не стали серебряными.

Бонхильда была не столь продуктивна, как её сёстры. Она не знала, с чего начать. За последнее время лишь пара её кондитерских экспериментов закончилась удачно. Тонкий жасминовый вкус, что она вобрала из Вэнди Покс, сделал её одуванчиковые блинчики настоящим хитом. Их продавали даже в дорогущем гастрономе «У Робеспьеров». И нельзя забывать об Эндрю Букере, из сладости которого она приготовила солоноватые лакричные конфеты с таким сочным, богатым вкусом, что зубам точно не поздоровится. Их сметали с полок в Скандинавии. Но в этот раз ей хотелось превзойти саму себя, создать нечто настолько нежное и сладкое, что покупатели будут драться за возможность это попробовать.

Она посмотрела на неподвижное тело Поппи. Забрать сладость детского сердца куда сложнее, чем может показаться. Ложка, как выяснилось, была не самым удобным прибором. Это как отделять жёлток от белка с помощью половинок скорлупы. Первая часть процесса была лёгкой: одним точным уверенным движением Бонхильда погружала ложку в то место, где, предположительно, находилось сердце ребёнка, и ложка медленно наполнялась сладко пахнущим сиропом. Затем наступала неприятная часть: сироп нужно было вылить в сушильный аппарат, большую квадратную тумбу с латунными щеколдами и двумя отверстиями по бокам для прикручивания труб, через которые пропускался горячий воздух. Пока сироп высушивался до состояния гранул (а их куда проще использовать в рецептах), сушилка жутко ревела, гремела и дрожала.

Бонхильда знала, что Поппи была храброй. Да, в её глазах читался страх, но нельзя быть по-настоящему храбрым, ничего не боясь. Бонхильда ожидала, что сердце Поппи на вкус окажется дерзким и энергичным, с кисловатым послевкусием. Определённо будет с чем работать.

– Да что – прости Щеппы! – не так с этим проклятым агрегатом?! – внезапно вскричала Хэтти и стукнула кулаком по пишущей машинке.

– Что такое, сестра? – уронила ложку Бонхильда.

– Он не работает! Печатает одно и то же слово! – завизжала Хэтти. – Смотрите сами!

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ,

ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ, ПОППИ

Элиза и Бонхильда выглянули у неё из-за спины.

– Он сопротивляется! – не унималась Хэтти. – Он сопротивляется моей магии!

– Подожди немного, Хэтти, – попыталась успокоить её Бонхильда. – Он не может сопротивляться вечно. Отдохни пока, попей чего-нибудь.

– Дурацкая раковина! – прорычала Хэтти и плюхнулась в стоящее рядом с корзиной кресло. – Я уже не могу вытягивать мечты, как раньше. С каждой минутой они становятся всё нахальнее.

Бонхильда закатила глаза и поднесла ложку к груди Поппи, думая о том, что уже так давно не готовила «электрический шербет». Из Поппи может выйти неплохая партия.

Ее рука напряглась, готовая надавить на ложку, но внезапно Бонхильда замерла.

Что-то изменилось.

Что-то было не так.

Её пухлая нога задела что-то на полу. Подняв это, Бонхильда недоуменно воззрилась на круглый кусок шёлка, один из старых образцов, насколько она могла судить. Но что он здесь делает? Его окрас напоминал камень, причем, стоило признать, выполнен был весьма правдоподобно. Но она не собиралась рассказывать о нём сёстрам. Ещё чего.

Хэтти наверняка начнёт восхвалять Элизу до небес. Бонхильда устала от Хэтти. Почему первой их серьёзной покупкой стала эта фабрика, а не очаровательный кондитерский заводик в Копенгагене? Хэтти. Если Хэтти что-то сказала, то так оно и будет. Элиза и Хэтти обожали обсуждать в мельчайших деталях свои творения. Элиза была младшей, не считая Кларии, и Хэтти, будучи старшей, всегда её баловала. Бонхильда же всю жизнь была сбоку припёка.

Бонхильда закатила рукава и прижала ложку к груди Поппи. Она им ещё покажет – она приготовит такой мощный «электрический шербет», что электрические лампочки будут работать на его энергии целый год. Она взялась покрепче за ручку. Ложка дёрнулась. Бонхильда нахмурилась. Ложка подпрыгивала, будто скачущая по кувшинкам лягушка, всё быстрее и быстрее.

В следующую секунду Бонхильду ослепила вспышка, и её тело пронзило обжигающей болью, как от удара током. Она едва успела ахнуть, когда её отбросило через всю комнату, и она врезалась в напольный торшер.

Поппи вскочила. Она прицепила мамину прищепку к пальцу на одной руке, а в другой сжимала портновский мелок. Всё это время они были спрятаны под куском шёлка, который сёстры приняли за обычный камень.

Хэтти и Элиза обернулись и смотрели на девочку круглыми как блюдца глазами.

Поппи схватила оставленный Элизой гребень и убрала его в карман вместе с мелком.

– Как ты избежала воздействия синильного порошка? – спокойно спросила Хэтти.

– Контактные линзы, – ответила Поппи. – Взяла у Далии. Они с небольшими диоптриями.

– Умно, умно, умно! – заулыбалась Хэтти.

В этот момент Элиза наконец осознала случившееся. Она перевела взгляд со своей руки на прищепку на пальце Поппи.

– Это мой палец! – завизжала она. – У этой маленькой негодницы мой палец!

– Я не сразу это поняла. – Поппи навела палец, будто это было дуло пистолета, на разбросанные по всей комнате бельевые прищепки. – Я даже умудрилась один раз взорвать им крысу.

– Кто объяснил тебе, что это такое? – с искренним интересом в голосе спросила Хэтти.

– Клария, – гордо ответила Поппи.

– Она врёт! – закричала Элиза, но Хэтти её остановила.

– Ты совершаешь ту же самую ошибку, что твоя мать, – улыбнулась она. – Она думала, что может нас остановить, но как же сильно она ошибалась. Мы нашли её, и это мы положили конец её истории. Мы раздавили её как букашку. Но ты до сих пор слышишь её сердце, не так ли, малышка? Ты слышишь его, когда спишь, слышишь его, когда мечтаешь, слышишь его, когда бодрствуешь…

Поппи приказала себе не слушать ядовитые слова этого древнего существа. Она задержала дыхание, говоря себе, что не станет прислушиваться к настойчивому стуку своего сердца. Или маминого сердца.

Из угла донёсся стон. Слегка подкопчённая Бонхильда с трудом поднялась на ноги. Вдоль её лица тянулась опалённая прореха – именно туда попал заряд из пальца Поппи, – и сквозь щель проглядывал злой глаз, такой же синий, как синильный порошок. Бонхильда захихикала и, сунув палец в дырку, содрала шёлковую маску.

Нежная ткань порхнула на пол, открыв истинную сущность Бонхильды. Её голова была вся в бородавках и почти полностью лысой, не считая нескольких кудрявых прядей. Из сморщенного рта торчали длинные, потрескавшиеся зубы. При виде её рук, иссушенных до состояния древесины, Поппи замутило. Все пальцы на кончиках расщепились, напоминая бельевые прищепки, из-за чего казалось, что у Бонхильды не десять пальцев, а целых двадцать.

Она глухо хохотнула и направилась к Поппи. И голос её изменился. Он стал древним и хриплым, будто её ударили в живот и одновременно с этим она рыгнула.

– Я съем твоё сердце, – ухмыльнулась Бонхильда.

– Я убью тебя раньше, – прошептала Поппи и закусила губу.

Страха не было. Одна лишь злость. Она заполонила каждую клеточку тела Поппи, вытеснив всё, кроме глубокой удушающей ненависти, что с диким рёвом неслась по венам.

– О! – недовольно фыркнула Бонхильда. – А ты маленький колючий ёжик, как я погляжу!

– Веди себя прилично, сестра, – укорила её Хэтти, после чего повернулась к Поппи. – И как же мисс Поппи Слаб собирается нас убить? У неё магии всего на один палец, а у нас её по самые макушки наших лысых голов.

Поппи не думала об этом. Её мысли затмила красная ярость.

– Останови пишущую машинку, – твёрдо сказала она, кивнув Элизе, – и я отдам твой палец.

Элиза с готовностью подскочила к машинке.

– Нет! – взревела Хэтти, заставив её отпрыгнуть назад.

Хэтти завела руки себе за голову и начала рвать прячущийся на затылке шов. Элиза последовала её примеру. Их шёлковые личины упали на пол, явив расщепленные пальцы и пронзительные глаза.

Поппи была окружена.

Она быстро сунула руку в карман, выхватила портновский мелок и очертила вокруг себя круг.

– Очень умно, – признала Хэтти. – Но ты не сможешь оставаться там вечно.

Она подошла к пишущей машинке и подкрутила ручку сбоку. Что-то звякнуло, и машинка запечатала быстрее, и её резиновый вал натужно заскрипел.

Поппи направила палец-прищепку на машинку и представила, будто посылает в него энергию из своего сердца, как в прошлый раз. Палец на секунду засветился, словно уголёк, но тут же погас.

– Тебе придётся посильнее ухнуть, если хочешь творить магию, – захихикала Хэтти. – Можешь смотреть из своей ловушки, как мы опустошим твоих друзей подчистую.

Поппи опять нащупала мелок. Должно быть, в какой-то момент она сжала пальцы слишком сильно, потому что он раскрошился.

– Элиза, – приказала Хэтти, – открой заслонку, у нас по плану пролёт над Северной Загадочной. Образцы с той улицы будут отлично сочетаться с этими.

Элиза послушно побежала к рычагу и с трудом его опустила.

Сверху донёсся металлический перестук, и часть потолка-купола над корзиной отодвинулась вбок, как в обсерватории.

– Ах! – довольно вздохнула Хэтти. – Ночное небо всегда подстёгивает магию!

Она указала на пишущую машинку, которая начала печатать другие слова. Разум Эразмуса слабел. Мысли покидали его.

Сердце Поппи ухнуло в пятки. Обуревающая её злость отступила. От тревоги лоб сморщился, а пальцы задрожали. Поппи была в ловушке, и что хуже всего – она сама себя в неё вогнала. Зачем она только очертила вокруг себя этот глупый круг! Хорошо хоть, что Эразмус спал и ничего не видел. Он бы загрузил её как минимум десятью геометрическими причинами, почему круг – это наихудший выбор, какой только можно было сделать.

Хэтти сняла с полки очки и, подвинув к пишущей машинке стул, зачитала:

– «Если бы в эту тяжёлую минуту я смог дать моему дорогому мистеру Заднице совет, я бы сказал следующее. Помни, что хотя у лис прекрасный слух, так что и трубки не нужны, и у них припасено много трюков, а у маленького ёжика трюк всего один, но зато он владеет им как никто другой».

Хэтти нахмурилась.

– Что это значит? – спросила Элиза, поглаживая волосы Митси.

Растопырив пальцы, из-за чего она стала похожа на гигантского паука, Хэтти закрутилась на месте.

Её слуховая трубка была в руках Поппи.

Поппи насыпала в неё раскрошившийся мел, зарядив трубку как мушкет, и глубоко вдохнула, отсчитывая каждое биение сердца:

«Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять».

– Это значит, что вы связались не с тем ёжиком, – прошептала Поппи.

И изо всех сил дунула в трубку, породив небольшой меловой вихрь.

Подобно опускающемуся на долину туману, крошки мела покрыли все бородавки и выемки на телах Щеппов. Они облепили их расщепленные пальцы и редкие пряди волос. Лица существ скривились в агонии. Раздалось громкое шипение, как от льющейся в горячий ковшик холодной воды, и Щеппы разлетелись в разные стороны, будто их ударило электрическим током.

Поппи не знала, сколько у неё было времени, пока Щеппы не придут в себя, поэтому она не стала медлить. Сдвинуть Митси, как она и ожидала, оказалось куда легче, чем Эразмуса. Она запыхалась, пока стягивала их неподвижные тела со стола и оттаскивала к дверям, но нужно было торопиться.

Взяв с края стола вазу с синильным порошком, она тщательно обсыпала им глаза сестёр. Затем вынула из нагрудного кармана пластиковый контейнер, осторожно открыла его и вынула всё ещё светящийся сахарный кубик.

В книге было сказано, что достаточно всего лишь крупицы, поэтому Поппи царапнула по поверхности кубика ногтем и, поморщившись, сунула свой палец Эразмусу под язык. После чего, не тратя времени зря, проделала то же самое с Митси и Черчиллем.

И приготовилась ждать.

Глаза Эразмуса так и оставались открыты. Поппи уставилась на его холодную сероватую кожу.

– Ну же, очнись, глупый ёжик, – шептала она себе под нос.

– Мистер Задница, – услышала она тихий вздох.

По радужкам Эразмуса будто пробежала волна, возвращая им цвет. Сердце Поппи громко забилось. Но не из-за дурманящего страха, и то был смелый, торжествующий барабанный грохот. Эразмус сел.

Митси тоже пошевелилась, затем закашляла. Вскоре они оба зашлись в кашле, и в воздухе вокруг них расплылось облако синей пыли. Черчилль проснулся последним, но быстро встал на копытца и, слегка покачиваясь, побежал обнюхивать углы комнаты.

Поппи прыгнула на друзей и стиснула их в объятьях.

– Что будем с ними делать? – спросил Эразмус, кивнув на лежащих без сознания Щеппов.

Поппи проигнорировала этот вопрос и повернулась к маленькой девочке.

– Я должна перед тобой извиниться, Митси. Мы оба.

Эразмус нахмурился, Митси тоже.

– В твоей книге сказок нашлись все ответы, что мы искали, – с улыбкой объяснила Поппи.


Очень странные Щеппы

К берегу реки была причалена прогнившая на вид лодка, на дне которой собралась лужа дождевой воды. Митси с трудом дотащила последнюю вазу с синим порошком к краю воды. Эразмус указал подругам на ряд скользких каменных ступенек, ведущих из фабрики в маленькую тёмную пещеру у реки. Они с Поппи завернули древних спящих существ в длинные отрезы их же собственного шёлка, по очереди скатили по ступенькам, погрузили в лодку и засыпали порошком. Эразмус надел фиолетовые очки для плавания, чтобы защитить глаза. Митси стояла на безопасном расстоянии и прижимала к себе переставшую-быть-шёлковой книжку (девочка нашла её в мусорной корзине в цеху).

Ребята опустошили последнюю вазу. Поппи выровняла получившуюся мерцающую гору одним из последних маминых мелков. Никаких торжественных прощаний. Поппи просто сняла с причального столба верёвку и толкнула ногой лодку.

Тяжело переставляя измазанные в грязи ноги, она поднялась на ступеньки фабрики к Эразмусу и Митси, и втроём они смотрели, как течение подхватывает их подношение. Поппи опустила взгляд на Черчилля, с удовольствием барахтающегося в грязи. Когда она снова подняла глаза, лодка уже набрала скорость и качалась на вздымающихся волнах. Её закрутило в последний раз, приподняло, так что она едва не опрокинулась, а затем она скрылась в облачке мерцающей синевы за поворотом, устремившись к морю.

Утренний ветерок колыхал ржавые волосы Поппи. Несмотря на всё случившееся, несмотря на всё увиденное, она думала о маме. Мама присматривала за ней даже по прошествии столького времени, даже покинув этот мир. В воздухе разлилось нечто новое и многообещающее, на что Поппи никогда не надеялась. Она провела руками по запачканному платью и нащупала в кармане мамину деревянную прищепку. Чтобы убедиться, что прищепка всё ещё там.

Поёжившись, Поппи сняла с плеч рюкзак и раскрыла его. Эразмус убрал внутрь гребень, ложку и раковину. Митси опустилась на колени рядом с ними, и вместе они засыпали содержимое рюкзака мелкими камешками. Поппи затянула верх рюкзака, чтобы изнутри наверняка ничего не выпало.

Они с Эразмусом отпихнули ногами железные грузила летающей корзины Щеппов, и Митси с Черчиллем запрыгнули в корзину. Через проём потолка мигали звёзды. Ребята немного потоптались в корзине, располагаясь так, чтобы их вес был сбалансирован.

– Как управлять этой штукой? – вслух подумала Поппи, но она зря волновалась.


Очень странные Щеппы

Эразмус признался, что наблюдал за Щеппами после того, как они похитили его из лодки, когда он плыл к фабрике, и всё прекрасно запомнил.

Корзина проскользнула через проём в потолке, Эразмус направил её к реке и развязал парус. Затем отдал в руки Митси, покрытые грязью, тяжёлый рюкзак с раковиной, ложкой и гребнем.

– Ты заслужила честь сделать это, Митси, – сказал он.

Митси обхватила ношу тонкими руками и перевесилась с ней через край корзины. Внезапно она сощурилась, и с силой, какой ни Эразмус, ни Поппи от неё не ожидали, маленькая девочка швырнула рюкзак в воду. Описав небольшую дугу, он с громким плеском упал в волны и скрылся в тёмных речных глубинах.


Очень странные Щеппы

Эразмус расправил парус. Корзина быстро взмыла над руинами фабрики, и четыре её пассажира смотрели, как холодное солнце сонно приоткрывает огромное веко над рекой Пеной. Митси положила голову на плечо Эразмусу и закрыла глаза.

Двадцать два

Очень странные Щеппы
Подводя к концу
Очень странные Щеппы

С начала они услышали скрежет, затем тихое постукивание сучьев по дну корзины. Эразмус сложил парус и очень сосредоточенно приступил к рискованному приземлению, попутно едва не врезавшись в дымоход бабушкиного дома.

Корзина зацепила бельевую верёвку, Митси, Поппи, Эразмус и Черчилль вывалились прямо в утреннюю росу.

Выпутавшись из-под тяжёлого паруса, они быстренько свернули его, сложили в корзину и оттащили её в угол сада. Поппи поправила бельевую верёвку.

Настоящей Далии нигде не было видно. Она, должно быть, ещё спала с размазанной по всему лицу маской для кожи вокруг глаз.

Взбежав к себе в комнату, Поппи уронила книжку Марли на постель, достала кошелёк и пальто и вытряхнула всё содержимое в ящик тумбочки. Спустившись на первый этаж, она взяла из-под раковины пустую банку и отправилась с ней в прачечную. Здесь она смочила под краном несколько салфеток, слепила из них шарик и бросила в банку. Затем проткнула крышку ножницами, поставила банку в середину паутинных зарослей на подоконнике и заманила одного из их обитателей внутрь.

Поппи закрывала входную дверь, когда заметила стоящую на подъездной дороге взятую напрокат машину цвета соплей. Папа был здесь. Папа был здесь. Ей даже думать не хотелось, что это означало. Она знала одно: ей нужно спешить к бабушке.


Очень странные Щеппы

У дома Митси был припаркован маленький полицейский фургон. Стоило Поппи, Эразмусу и Митси ступить на подъездную дорогу, как из дома послышалось тявканье и лай. В окне появилась морда Марли-пса, и он начал возбуждённо царапать стекло. Похоже, ему не составило труда найти дорогу домой из пещеры Кларии.

Митси направилась к входной двери, но Эразмус схватил её за запястье и дернул, разворачивая лицом к себе. Её большие фиалковые глаза посмотрели в его яркие зелёные.

– Ты не дура, – сказал ей Эразмус. – И твоя книга не дурацкая.

Маленькая девочка просияла и, страшно довольная, качнулась с носка на пятку. Затем она повернулась к Поппи, словно ожидала ещё похвалы.

Шторы на окне внезапно раздвинулись, за ними показалось бледное встревоженное лицо миссис Фелт. Входная дверь распахнулась с такой силой, что вспугнула синицу из птичьей купальни рядом с домом. Руки миссис Фелт обвили шею Митси, будто шарф. Констебль Банти вышел из дома и с улыбкой надел на голову фуражку. Увидев на тротуаре Поппи, Черчилля и считающегося пропавшим Эразмуса, он нахмурился, но спросить ничего не успел: подхватив мини-пига, Эразмус и Поппи помчались со всех ног прочь.

– Она наверняка ещё в пабе, – сказал Эразмус, имея в виду свою маму. – Она всегда остаётся там в ночь с понедельника на вторник и занимается уборкой до самого утра.

– Я тебя провожу, – прохрипела Поппи. – Это по пути к автобусной остановке до больницы.


Очень странные Щеппы

Они молча подошли к гостинице «Ушко нитковдевателя». Её окна были холодными и пустыми. Поппи уловила запахи отбеливателя и горячей воды, из открытой двери доносилось шлёпанье мокрой тряпки по половым доскам.

Поппи остановилась под деревьями, а Эразмус пошёл дальше.

– Мы ещё поговорим, – сказала Поппи, и Эразмус развернулся.

– Но мы уже говорим, – нахмурился он.

Шлёпанье прекратилось, и в проёме показалась мисс Толл. Она прислонила швабру к стене и помассировала ладонями ноющую поясницу. Сунув руку в карман фартука, она вытащила пачку сигарет, выудила сигарету и прикурила. Её взгляд скользнул по скрытому в тумане палисаднику.

Сигарета упала на ступеньки.

Послышался громкий судорожный вздох. Затем шлёпанье ног по вымытым деревянным ступенькам.

Она остановилась в паре футов от Эразмуса.

Поппи попятилась и спряталась за стволами деревьев.

Мисс Толл провела пальцами по волосам мальчика.

Первыми дернулись её плечи. Затем задрожал подбородок, и она упала на колени. Притянув к себе сына, она зарыдала, как ребёнок.

Поппи впервые видела мисс Толл без солнцезащитных очков.

Её глаза были зелёными. Зелёными, как у сына.


Очень странные Щеппы

Поппи и Черчилль выбрались из первого утреннего автобуса и пересекли почти пустую парковку рядом с больницей. Поппи узнала стоящую рядом со входом золотистую легковушку Далии.

Пока Поппи шла через небольшой сад около отделения «Скорой помощи», её сердце ускорило бег. Краем глаза она заметила знакомую фигуру на скамейке: одна рука держит пластиковый стаканчик с кофе, другая подпирает голову.

Поппи медленно подошла и села рядом. Папа поднял на неё воспалённые глаза. Его тонкие волосы топорщились в разные стороны.

– Твоего друга Марли выпустили из тюрьмы, – хриплым голосом сообщил он.

Поппи открыла рот, но ничего не сказала.

– У них оказалось недостаточно улик против него. И они что-то потеряли, по крайней мере, по словам Далии. Я рад, что ты вернулась. – Он кивнул и сглотнул. – Врачи сказали, осталось недолго.

В горле Поппи встал ком. Черчилль улёгся рядом с папиной ногой.

– Перед тем как мы туда пойдём… – начал папа, ставя стаканчик с кофе на землю. – Боже, Поппи, я столько раз хотел тебе об этом рассказать, но…

Поппи смотрела на него.

– Твоя мама была не одна, когда она умерла, Поппи.

Поппи почувствовала, как её губы дрогнули.

– Она даже не была за рулем во время аварии, – продолжил папа. – Это я вёл машину. И я… я сделал всё возможное, чтобы ты никогда об этом не узнала.

Глаза Поппи заволокло слезами, и по её онемевшим щекам покатились горячие капли.

– И я понимаю, что ты никогда не сможешь меня простить, – дрогнувшим голосом добавил папа. – И что мне никогда её не заменить. Но я хочу, чтобы ты знала, я бы всё отдал, чтобы всё стало… как раньше…

Его глаза заблестели. Уронив голову на руки, он тихо заплакал.

– Ты не виноват. – Поппи дрожала. – Я клянусь тебе, ты не виноват.

Он схватил её за руку и притянул к себе.

– Прости меня, Поппи, – попросил он сквозь слёзы. – Прости за всё. Я так скучаю по твоей маме.

Поппи шмыгнула носом.

– Я тоже.

– Я помню, когда она была беременна тобой, – сказал папа, вытирая краешек глаза, – мы пошли с ней на УЗИ. Тогда мы впервые услышали биение твоего сердца, такое тихое, но такое неистовое. И она сказала: «Отныне моё сердце будет биться ради этой малышки».


Очень странные Щеппы

– Она всё ещё здесь, – прошептала Далия, когда Поппи с папой зашли в тихое больничное крыло.

В этот раз в бабушкиной палате, кроме неё, больше никого не было. Поппи опустила Черчилля ей в ноги, и он инстинктивно свернулся в клубок.

Поппи наклонилась и достала из кармана пальто банку.

– Я принесла тебе паука, бабушка. – Шмыгнув носом, она открутила крышку и осторожно вытряхнула паука на каркас койки. – Чтобы он обжил здешний подоконник и тебе было немного уютнее, пока ты не вернёшься домой.

Бабушка сглотнула.

– Браво, кнопка.

Бабушка указала на пластиковый стаканчик на тумбочке.

Это был её шанс. Поппи быстро вынула из кармана контейнер и отскребла пару крупиц с блестящего сахарного кубика.

Убрав контейнер назад в карман, она поднесла к бабушкиному рту соломинку. Но вода, похоже, просто стекла по её потрескавшимся губам.

– Сахар спрятан? – спросила она, закрыв глаза.

– Угу, – кивнула Поппи.

– Умничка, – сказала бабушка. Её дыхание ускорилось и отяжелело. – Мне нужно ещё кое-что тебе сказать, Попс.

Поппи прижала запястье старушки к своей щеке и приготовилась слушать.

– После того, как твоя мама переехала к твоему папе, я много лет грустила. Наверное, поэтому я с самого начала его недолюбливала, – начала бабушка, и папа неловко поёжился. – Но я помню день, когда счастье ко мне вернулось. В тот день твоя мама сказала мне, что ждёт ребёнка. И спустя пару месяцев на свет появилась ты: розовый комочек, сделавший всех нас невообразимо счастливыми.

Бабушка шумно вздохнула.

– Уйдите все, – прошептала она. – Я хочу недолго побыть одна.

Далия и папа пообещали зайти позже, Поппи мягко поцеловала её в лоб в последний раз и отпустила узловатое запястье старушки. Черчилль успел уснуть, поэтому Поппи оставила его в ногах бабушки.

Двери за ними всеми закрылись, махнув вперёд-назад, будто прощаясь.


Очень странные Щеппы

Последние осенние листья торопились покинуть растущие вокруг двора деревья, что стонали под ветром так, будто страдали ревматизмом.

Эразмус нашёл в сарае жидкость для розжига. Поппи, надев бабушкины старые хозяйственные перчатки, взяла когда-то-шёлковую книжку и бросила её в тачку, полную сухих листьев. Может, на книжке больше и не было обложки, но они всё же решили избавиться от нее на всякий случай. Полив её хорошенько жидкостью для розжига, Поппи зажгла спичку и церемонно её опустила. Пламя с громким ввух охватило кучу листьев.

– Тебе придётся наведаться с этим твоим сахарным кубиком в гости ко всему городу, – сказал Эразмус, зачарованно глядя на огонь.

– Думаешь, Реджина подружится с нами после того, как Вэнди станет прежней? – спросила Поппи.

– А это имеет значение?

– Да не особо, – пробормотала Поппи. – Просто было бы неплохо, если бы она сняла с себя маску главной вредины… хотя бы ненадолго.

Эразмус улыбнулся и моргнул.

– Тогда, на фабрике, когда Щёлочь приставила к моему уху ту штуку и пыталась вытянуть из меня истории, моя голова казалась такой тяжёлой, будто в неё кто-то залез и роется в моих мыслях. На секунду я подумал, что та штука высосет из меня всё без остатка. И мне стало страшно. А затем я услышал имя, всего лишь одно имя, но оно прогнало страх. И я поверил, что всё будет хорошо. Потому что это было имя моего друга.

С деревьев сорвался вихрь сухих листьев. Поппи наклонилась к Эразмусу и поцеловала его в гладкую щёку.

– Она здесь, ребята! – закричала Митси из заднего окна. – Поппи, она здесь!

Поппи и Эразмус поспешили внутрь и встали рядом с папой Поппи у кухонного стола. Ранее этим утром Поппи напекла хлеба, разрешив Эразмусу месить тесто. Его ломти лежали в духовке, и кусочки масла медленно растекались по ним маленькими лужицами, как любила бабушка.

Входная дверь отворилась, и в проход, пригнувшись, вошёл гигант.

– Ошторожно на пороге, мишшис Херишшон! – галантно прошепелявил Марли.

Бабушка держалась за его руку.

– Я переступала этот порог тысячу и один раз, мистер Марли, уже как-то поздно об него спотыкаться, – сказала она и, поймав взгляд Поппи, закатила глаза.

– Ну, должен жаметить, что вы чудешно выглядите, мишшиш Херишшон.

Марли поклонился.

– Я выгляжу как автобусный зад, и вам это известно, мистер Марли.

Шестеро из собравшихся сели за стол, пока бабушка наливала горячую воду в заварник с ароматным чаем, как она делала это всегда.

– Когда ты улетаешь? – спросила бабушка папу.

– Вечером, – невнятно ответил он, и несколько крошек высыпалось у него изо рта. Черчилль не дал им пропасть зря. – Так что день я проведу с Поппи. Следующую пару месяцев мы не увидимся. Но я вернусь, – добавил он и улыбнулся Поппи.

Поппи широко улыбнулась в ответ. Её пальцы почти сами по себе нырнули в карман, где лежала деревянная прищепка. Так девочке казалось, что мама каким-то образом за ней приглядывает. Краем глаза она заметила всполохи на заднем дворе. Пламя с жадным рёвом поедало сухие листья в тачке, а переплёт лежащей сверху книжки неестественно искривился под воздействием жара.


Очень странные Щеппы

Тем вечером бабушка разожгла в камине сильный огонь, и разрумяненная и сонная Поппи чувствовала себя счастливой. Когда она поднялась к себе, в комнате было немного душно, поэтому она распахнула окно. Порыв ледяного ветра скользнул по подоконнику, энергично встряхнув завитки паутины. Бабушка продолжала настаивать на соблюдении своих четырёх правил, но Поппи позволила себе нарушить одно из них. Пока всё шло так, как должно. И Пена стала всего лишь ещё одним увядающим городком, где почту доставляют ни на секунду не быстрее, а местные ни на каплю не добрее или злее, чем в двух станциях отсюда.


Очень странные Щеппы

И всё же, засыпая той ночью, Поппи Слаб сунула руку под подушку, где лежала деревянная прищепка. Просто чтобы убедиться, что она там. Просто потому что. Просто на всякий случай.

Примечания

1

В Великобритании дети идут в школу в 5 лет. – Примеч. пер.

2

Сом от англ. «catfi sh» – «рыба-кошка».


home | my bookshelf | | Очень странные Щеппы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу