Book: Наследник Арисара



Наследник Арисара

Глава 1

Корабль вышел из прыжка всего в каких-то паре сотен тысяч километров от планеты, что само по себе являлось огромным риском. Ошибись искин при вычислении координат выхода хотя бы на одну тысячную и произошла бы катастрофа. Столь рискованный курс Варнен задал не случайно. Гравитация гигантской планеты хорошо маскировала возмущения гравиполей звёздной системы при выходе из прыжка, да и наличие у планеты колец, со множеством крупных и мелких спутников, хорошо скрывало от оптических датчиков слежения. Система жёлтого карлика, находящаяся на задворках не самой густонаселённой галактики, привлекла внимание Варнена тем, что практически на всех навигационных атласах предтеч эта система была отмечена как особо охраняемая с ограниченным допуском к посещению. Он стал искать любую информацию о системе и пришёл к выводу, что в ней предтечи проводили генетические эксперименты. Варнен будучи достаточно высокопоставленным разумным имел доступ к коллекции артефактов предтеч, но использовать их, да, даже, понять назначение некоторых предметов он не мог. Дело в том, что все артефакты древних были завязаны на генетический код их создателей и категорически отказывались работать в случае несоответствия заданным параметрам генокода хотя бы на 90 процентов. У самого Варнена процент соответствия равнялся сорока двум. Надо заметить, что Варнен относился к расе рептилоидов, которая, к сожалению, довольно далеко отстояла от эталонного генокода древних, а светить коллекцию, наняв для исследования специалиста старшей расы было, по меньшей мере, глупо. Лишь только узнав о наличии у кого-то из младших рас артефактов древних, спецслужбы старших, тут же, всеми возможными способами старались прибрать их к рукам. Если владельцы не желали продавать своё имущество, то находилось множество способов их настоятельно уговорить. А обладать и не изучить диковины, что достались его расе с таким трудом и огромными финансовыми затратами было невыносимо, тем более, что Варнен в тайне от себя надеялся, что в их руки попало что-то особо ценное, что перевернёт весь научный мир его расы, ну или, хотя-бы, поспособствует значительному прорыву. И раса рептилоидов встанет вровень с могущественными расами аграфов и птори. Поэтому идея посетить закрытую систему и, по возможности, умыкнуть оттуда разумного с высоким показателем соответствия захватила Варнена целиком.

Нужная звёздная система с длинным номерным названием не зря называлась закрытой, её барражировали два научных судна птори и семь кораблей поддержки флота Содружества миров. Старшие занимались одним им известными исследованиями, младшие обеспечивали карантин системы, заворачивали обратно все суда, что иногда по незнанию, или из любопытства появлялись в её пределах. Так же в обязанности младших входила добыча и переработка минерального сырья в астероидных поясах системы, и производство топлива в атмосфере газового гиганта, пятой от звезды планеты. Всё это, а также примерные зоны расположения датчиков слежения, голографическая карта с динамикой движения всех естественных объектов звездной системы, Варнен выудил из отчёта разведки клана Оранжевой Зари, главой которой являлся его родитель, Великий Гарван. Малый разведывательный корабль с маскировочным оборудованием самой последней модификации был выпрошен у родителя в обмен на клятву не рисковать собой и в случае неудачи сдаться, и обещание продлить род в брачном союзе с Сараной, старшей внучкой главы клана Искателей Истины. Внутрисистемный глайдер Варнен оборудовал сам, сделав его самым незаметным в пространстве Объединённых кланов и тщательно разработав план действий, наконец, отправился в своё авантюрное путешествие.

Активировав маскировочное поле корабль Варнена завис без движения на стандартные сутки. И лишь убедившись, что никем не обнаружен, на самом малом ходу двинулся в сторону шестой планеты, где по истечении ещё двух суток спрятался в верхних слоях атмосферы. Поручив корабль на попечение искина Варнен заглушил работу всех систем корабля, кроме реактора и стартового накопителя, на случай экстренного бегства из системы. Погрузился в глайдер, и вынырнув в космос на значительном расстоянии от основного корабля отправился к третьей планете. К ней следовало подлететь так, чтобы глайдер был всё время скрыт планетой от её спутника. Дело в том, что на спутнике располагалась огромная исследовательская база птори, и лишний раз находиться в сканируемом пространстве датчиков базы старших было очень опасно. Наконец, дождавшись благоприятного расположения, когда спутник зашёл за планету на дневную сторону, Варнен несколькими короткими импульсами двигателей приблизился к планете, а затем погрузившись в её атмосферу стал выискивать оптимальное место посадки поблизости от сверкающих ночным освещением крупных поселений аборигенов. Под глайдером проплывал самый большой континент планеты. Выбрав конгломерат светящихся скоплений среднего размера, логически рассудив, что в особенно больших поселениях могут присутствовать наблюдатели или стоять датчики слежения исследовательской базы птори, Варнен приземлился на ровную площадку, поросшую растениями одинаковой высоты, в два локтя, и обнесённую по периметру узкой полосой более высоких растений. За полосой высоких растений с западной стороны располагалась слабоосвещённая дорога по которой сверкая красно-бело-оранжевыми цветами передвигались наземные механизмы. Облачившись в легкий десантный скафандр, Варнен вооружился парализатором и средним игольником. Водрузил на малую гравиплатформу кофр с оборудованием и, активировав маскировку глайдера, направился в сторону дороги. Немного понаблюдав за довольно плотным движением Варнен решил, что применив ЭМ-излучатель спровоцирует массовое столкновение механизмов, и, соответственно, повышенное внимание аборигенов к месту ЧП. А это ему совершенно ни к чему.

– Искин, покажи ближайшие дороги для наземных механизмов, но только с наименьшей интенсивностью движения, – обратился Варнен к искусственному интеллекту корабля.

В ответ перед его взором раскрылась объёмная карта местности, где зелёным подсвечивались нужные ему дороги, причём, чем насыщеннее цвет, тем объект наиболее соответствовал заданным параметрам. В восьми километрах севернее к оживлённой трассе примыкала одна из таких дорог. Чтобы не идти пешком на такое расстояние Варнен взобрался на выдвижное сидение гравиплатформы и, уже через три минуты оказался у нужного перекрёстка. Проследовав вдоль второстепенной дороги некоторое расстояние, он заметил приближающийся наземный механизм. Импульс ЭМ-излучателя заставил рычащий механизм замолчать и полностью остановиться. Яркие осветительные приборы, расположенные впереди механизма, погасли и уже в инфракрасном зрении Варнен увидел вылезающего из него аборигена. Он что-то громко и эмоционально выкрикнул, обошёл вокруг механизма и тут его настиг выстрел из парализатора. Варнен наклонился над аборигеном и приложил к его конечности ДНК-анализатор. Результат высветившийся на табло заставил рептилоида вскинуть руки в победном жесте – 91 процент соответствия!

– Хозяин, к вам приближается самодвижущийся механизм, – сообщил искин.

Варнен отложил анализатор и с ЭМ-излучателем в руке встретил следующий механизм. Проделав те же манипуляции, что и с первым аборигеном он был шокирован результатом -98 процентов соответствия! Это не может быть простым совпадением, раса аборигенов состоит в прямом родстве с древними, вот и причина, по которой местная звёздная система объявлена закрытой! Местные потомки древних технологически довольно отсталы, но если к ним в руки попадут образцы технологий предтеч, то они сразу встанут в один ряд со старшими расами, а этому старшие будут всячески препятствовать. А какой на планете кладезь генетического материала, сколько возможностей для выведения перспективных поколений межрасовых гибридов с высоким процентом соответствия! Судя по показаниям анализатора первый абориген женского пола, а второй мужского, следовательно, нужно забирать обоих на корабль и с удвоенной осторожностью, и как можно быстрее покинуть систему.

– Хозяин, к вам с обеих сторон приближаются самодвижущиеся механизмы в количестве семи экземпляров, – доложил искин.

Варнен быстро закрепил обездвиженных аборигенов на гравиплатформе и полетел к глайдеру.

Глава 2

Если бы не отсутствие на дороге движущегося транспорта по причине позднего времени, то Марина уже давно бы попала в аварию. В таком душевном состоянии не то что вести машину, идти пешком и то опасно.

– Столько усилий, столько потраченного времени! Всё насмарку, коту под хвост! Опять начинать сначала! – слезы катились из глаз и тонкими ручейками стекали по щекам. Обида подступала к горлу и душила её заставляя всхлипывать в голос.

– Подонок, козёл разукрашенный, скотина, ублюдок, тварь, – перечисление нелицеприятных эпитетов принесло злость и, как ни странно, немного успокоило Марину. Мечта всей её жизни стать певицей, выступать на сцене купаясь в овациях обожающей тебя публики, вести светскую жизнь вновь казалась недостижимой. После окончания училища культуры в провинциальном городке за Уралом Марина отправилась в Москву, где ей дали понять, что таких как она миллион и маленькая тележка, а уж с голосом её тембра на эстраде ловить нечего, разве что «подхрипывать» в какой-нибудь рок группе. Потусовавшись в московском рок-сообществе Марине удалось пристроиться в бэк-вокал одной из подающих надежды группы, но счастье длилось не долго. Пришла беда в виде облавы госнаркоконтроля в ночном клубе, где на постоянной основе базировалась группа. В результате группа распалась, а менеджер и бас-гитарист оказались под следствием. Марину долго допрашивали, а затем, по причине отсутствия московской прописки и личной просьбы папиного знакомого генерала, настоятельно рекомендовали покинуть пределы столицы. Возвращаться домой ей не хотелось категорически. После блеска столичной жизни прозябание в военном городке, где служил командиром части её отец, было невыносимо. Выбор пал на большой южный город на берегах Дона, тем более было где остановиться. В пригороде Ростова проживала бабушка, в гости к которой на летние каникулы Марина с мамой приезжала почти каждый год. Обосновавшись в южной столице Марина продолжила активный поиск возможности осуществить свою мечту. От предложений петь в фолклорных коллективах она отказалась сразу– слишком мала аудитория любителей этого музыкального направления. Создать свою группу не получалось, таких больших денег у Марины не было, а, чтобы найти спонсора требовалось иметь определённый авторитет в местной музыкальной среде. И тут удача, из популярной в городе группы «Хищники» ушла исполнительница женских партий Лера Величко и на вакантное место объявлен конкурс. Марина приняла участие в конкурсе и была отобрана в пятерку финалисток. Окончательно определиться с составом группа собралась на даче основного солиста и лидера группы Стаса Львова. Заключительное прослушивание плавно переросло в попойку, а когда Стас предложил перейти к совместной сексуальной оргии, то Марина категорически отказалась здраво рассудив, что после такого, её в группе не будут воспринимать в серьез, посчитав легкодоступной шлюшкой. На это Стас заявил, что ему в группе не нужна недотрога, возомнившая себя певицей, грубо схватил её за волосы и попытался приблизить её голову к своему паху и получил отпор. Марина не даром росла в военных городках и могла за себя постаять. В результате все находившиеся на даче ополчились против неё, даже её соперницы по конкурсу. Марину вытолкали за пределы дачи с обещаниями предпринять все возможные меры по недопущению удачного карьерного роста в областной музыкальной среде. Благо, что Марина приехала на рандеву на своём «Матисе», иначе пришлось бы идти пешком добрых двадцать километров. И вот теперь, зло ругаясь, заплаканная Марина приближалась к активировавшему ЭМ-излучатель Варнену.



Глава 3

Сергей Викторович сегодня допоздна задержался на работе. И причина этому была проста – подготовка областной легкоатлетической сборной к чемпионату России. После вечерней тренировки, на которой спортсмены работали с максимальным утяжелением, со штангой и на силовых тренажерах, Сергею Викторовичу, как главному массажисту сборной пришлось много и плодотворно потрудиться. Этап интенсивных нагрузок был завершен, а завтрашний день объявлен выходным. Очень хотелось провести его с пользой для души, посидеть с удочкой, придавшись созерцанию спокойного, размеренного течения реки, затем, поплавать, понырять обследуя прибрежное дно в поисках рачьих нор. А вечер провести сидя на веранде в обществе приятеля-соседа потягивая темное пиво, заедая раками, сваренными с укропом и под неспешную беседу о нехитрых новостях дачного поселка. Поэтому, позвонив жене и предупредив её, чтобы не ждала его до понедельника Сергей Викторович, не смотря на поздний час, отправился на дачу.

Некогда любитель быстрой езды в последнее время он стал замечать за собой тяготение к неспешному, максимально безопасному стилю вождения. Хоть реакция на опасность и осталась прежней, желание рискнуть– проскочить возникало все реже и реже. Да и драйв от успешно выполненного опасного маневра как-то поблек.

–Толи я, как водитель заматерел, толи это постепенно подкрадывается старость, – вздохнул Сергей Викторович. – Но и лихачество на ночной трассе до добра не доведет, – снизив скорость и перестраиваясь в правый ряд подумал он. – Что это меня стали посещать такие мысли? Никак кризис среднего возраста пожаловал, или пятьдесят это уже выше среднего? – грустно улыбнулся он.

А в общем на сложившуюся жизнь Сергею Викторовичу грех было жаловаться. Профессию он свою любил и без ложной скромности считался в ней одним из лучших специалистов. Ещё в молодости женился по любви и до сих пор испытывал к супруге нежные чувства. Дети выросли и живут своей жизнью. Правда больших капиталов не накопил, да в общем, он к этому и не стремился никогда. Можно с полной уверенностью признаться самому себе, что он, в принципе, счастлив и повода для хандры нет. К черту возраст, он полностью здоров, а благодаря профессии может руками подковы гнуть, так что не старость приходит, а зрелость! – ещё одна улыбка мелькнула на лице Сергея Викторовича в след оптимистичному умозаключению. Он включил радио на любимой волне транслирующей мелодии в стиле ретро и под чарующий голос Патрисии Каас свернул на дорогу, ведущую к дачному посёлку. Фары выхватили из темноты стоящий поперёк встречной полосы «Матис», а в следующее мгновение двигатель заглох, свет фар погас, и чтобы избежать столкновения с невидимыми препятствиями Сергей Викторович резко нажал на тормоз. Через пару мгновений, отойдя от шока, он достал из креплений на передней панели мобильный телефон и попытался включить фонарик, но не тут-то было. Гаджет был мёртв и не реагировал на нажатия кнопки. Сергей Викторович вышел из машины и внезапно почувствовал резкое покалывание во всем теле, ноги перестали слушаться, и он завалился на асфальт. Всё тело задеревенело, невозможно было пошевелить даже пальцем. Стало страшно от непонимания причины столь резкого паралича мышц. Сердце в бешенном темпе отбивало чечётку. Дыхание хоть и было затруднено, но угрозы задохнуться не стояло.

– Прекратить панику! – сам себе приказал Сергей Викторович. Вдруг он заметил, как окружающее пространство изменилось, как будто кто-то перевернул его на спину. Усилием воли превозмогая покалывание в глазах, удалось разглядеть силуэт склонившегося над ним человека, который прижал к его руке какой-то продолговатый предмет, замер на мгновение, а затем поднявшись стал изображать танцевальные движения, словно игрок, сорвавший джекпот в лотерею. Танец незнакомца длился недолго, он вновь замер на пару секунд, а возле его правой ноги появился какой-то продолговатый механизм, вроде больничной каталки. В следующее мгновение Сергей Викторович понял, что его подняли и переложили на каталку, которая оказалась раза в два шире обычной, а затем рядом с ним оказалось тело женщины. То, что они передвигаются, причём на довольно приличной скорости стало понятно по замелькавшим силуэтам деревьев, которые удалось рассмотреть после удачной попытки повернуть голову налево. Через непродолжительное время перед глазами промелькнула тень какого-то небольшого строения и, внезапно, загорелся свет. Глазам стало больно и Сергей Викторович часто заморгал, прогоняя рефлекторно выступившие слёзы. А когда открыл их, то испытал настоящий шок от внешности незнакомца, что, не обращая внимание на треск отрываемых пуговиц, срывал с него одежду. Морда, а лицом ЭТО назвать было нельзя, принадлежала ящерице-переростку. Она была покрыта мелкими чешуйками серого цвета с двумя дыхательными отверстиями вместо носа, глаза с вертикальными зрачками и отвратительной прозрачной плёнкой третьего века. От этого зрелища, а также, от собственной беспомощности, Сергей Викторович громко заорал. Незнакомец резко отпрыгнул от него и что-то прошипел-проговорил, продемонстрировав свои мелкие острые зубы, направил на него какой-то прибор и Сергей Викторович потерял сознание.

Глава 4

Шок вперемешку со страхом – вот, пожалуй, наиболее точное чувство, испытанное Варненом, когда парализованный абориген вдруг заорал. Любому другому разумному, включая даже старших, не имеющему специального импланта не удалось бы так быстро отойти от воздействия парализующего излучения. Поэтому, первой его реакцией стал выстрел непрерывным импульсом из парализатора, разрядившим почти полностью батарею сменного накопителя. Хорошо не стал стрелять из игольника, тогда лишился бы столь интересного экземпляра. Убедившись, что абориген без сознания, Варнен побыстрее засунул его в медицинскую капсулу, и уже с опаской занялся вторым пленником, точнее пленницей. На борту глайдера имелась лишь одна медкапсула, поэтому Варнену пришлось озаботить меддроида поддержкой тела пленницы в состоянии глубокого сна.

– Искин, курс на корабль-носитель, с соблюдением всех директив максимальной скрытности, – отдал приказ рептилоид, удобно устраиваясь в кресле пилота.

Предстоял перелёт длинною в стандартные сутки и, чтобы не скучать, он решил погрузиться в обучающий транс, продолжив изучать базу знаний «Управленец» третьего уровня. Баз знаний различных направлений существовало огромное множество от «Повара» и «Гражданина Содружества миров», что распространялись за сущие гроши, до «Проектирование, сборка, эксплуатация и ремонт межсистемных космических кораблей» которая стоила ну просто запредельную сумму– семьсот сорок миллионов кредитов. Сами базы делились на уровни в зависимости от объёма и сложности. Первый – начальный уровень давал представление об изучаемой науке, или предмете (хотя существует огромное множество небольших одноуровневых баз), второй– давал более углублённые знания, третий– обобщал и соотносил изученные знания с сопутствующими науками и умениями, четвертый– максимально детализировал изучаемый предмет, а изучивший пятый уровень получал академические знания не только о предмете изучения, но и о всех сопутствующих науках и умениях, и был способен виртуозно ими пользоваться. Надо ли говорить, что каждый последующий уровень был в разы объемнее предыдущего и, соответственно, время изучения последних уровней могло растянуться на годы. Общеизвестно, что знания без практики ничто, поэтому после изучения очередного уровня необходимо было сдать практический экзамен для получения сертификата специалиста, без которого невозможно получить должность в государственных учреждениях или фирмах, занимающихся легальным бизнесом.

Варнен изучал «Управленца» в надежде занять место своего родителя и стать главой клана Оранжевой зари. Клан в структуре государства рептилоидов, иначе Союза Объединенных кланов, выполнял функции министерства экономического развития и стратегического планирования. Великий Гарван давно прошел второе омоложение и вплотную приблизился к черте возрастного ценза в двести шестьдесят стандартных лет. Вот при пересечении этого рубежа он должен был назвать своего преемника, и вокруг предстоящей смены власти во главе клана в последнее время закипели нешуточные страсти. Варнен принимал в них самое активное участие, не без основания считая себя одним из главных претендентов. И сейчас наверстывал отставание от троих своих братьев и двух сестер, что уже успели получить сертификаты «Управленца» третьего уровня. Оставалось совсем немного, пару месяцев в фоновом режиме, или десяток дней в медкапсуле под медикаментозным разгоном и вожделенный сертификат у него в руках. И тогда …, да еще если правильно воспользоваться ценным грузом, что сейчас находился на борту его глайдера… От открывающихся перспектив приятно защемило в груди. И с этими мыслями Варнен полностью погрузился в изучение базы.

***

– До вхождения в верхние слои атмосферы осталось десять стандартных минут, – доложил искин.

Варнен как раз закончил ужинать, отправил в утилизатор упаковку походного офицерского пайка и подключился к внешним сенсорам глайдера, включив их на пару мгновений. Нужно было убедиться, что его медленный вояж к шестой планете остался незаметным для наблюдателей, и его не встречает на подлете к кораблю группа захвата. Но ближний к поверхности планеты космос был чист и Варнен с оптимизмом повел глайдер к зависшему в атмосфере межсистемному кораблю. Пройдя шлюзование и припарковав глайдер, он первым делом перенёс крепко спавшую пленницу в одну из двух медкапсул корабля, беспокоясь о том, чтобы длительный медикаментозный сон не нанёс значительного вреда здоровью девушки. Всё же меддроид пользовался алгоритмами, рассчитанными на жителей Содружества миров, пусть внешне и очень похожими на пленников, но некоторые биохимические процессы могут и отличаться. Запустив в капсуле систему диагностики, Варнен отправился обратно в глайдер, решив переместить во вторую капсулу и другого пленника. К сожалению, медкапсула глайдера была расчитана на оказание первой помощи в случае чрезвычайного происшествия и обладала урезанным функционалом. А так хотелось побыстрее узнать все параметры своей добычи. Настроив и вторую капсулу на диагностику, Варнен, тяжело вздохнув, стал готовить корабль к самому опасному пункту своего авантюрного путешествия– возвращению домой. Предстояло под маскировочным полем отвести корабль к границе системы и там, разогнавшись на форсаже, уйти в прыжок. Во время разгона его тут же засекут охранные системы и лишь одной Вселенной известно накроет ли его координаты поле глушителя гиперпространства, или ему удастся ускользнуть. Вот чтобы свести риск к минимуму Варнен и колдовал на пару с искином над маршрутом дрейфа корабля. Наконец оптимальная траектория была рассчитана и корабль использовав гравитацию планеты гиганта начал свой дрейф протяженностью в два с половиной стандартных дня. А Варнен отправился в медблок просмотреть диагностические заключения.

– Женщина, человеческой расы. Биологический возраст – 22 года. Фактический возраст – 22 года. Небольшие патологические изменения внутренних органов, легко устранимы. Интеллектуальный индекс – 156 единиц. Пси-индекс – 76 единиц. Как псион не инициирована. Нейросеть отсутствует. Импланты отсутствуют. Индекс соответствия расе предтеч – 90,988778, – выдала информацию первая капсула.

– Очень высокий уровень интеллекта – это, конечно, подарок. А вот потенциальный псион огромной силы – это не просто козырь, это джокер! Тем более, что среди расы рептилоидов псионов не бывает. Но это очень опасно! – восторженно подумал Варнен, поворачиваясь ко второй капсуле.

– Мужчина, человеческой расы. Биологический возраст – 44 года. Фактический возраст – 50 лет. Патологических изменений органов не выявлено, полностью здоров. Интеллектуальный индекс – 297 единиц. Внимание! Определить пси-индекс не представляется возможным по причине сопротивления диагностическому сканированию. Предположительно, обследуемый устойчив к пси-воздействию. Нейросеть отсутствует. Импланты отсутствуют. Индекс соответствия расе предтеч – 98,012135, – информация со второй капсулы привела Варнена в трепет. – Прямой потомок предтеч, да еще и парапсион! На такое он не мог рассчитывать даже в своих самых радужных мечтах. И как теперь правильно распорядиться этом богатством? Ведь изначально Варнен планировал поставить пленникам рабские нейросети, чтобы те активировав артефакты древних, были полностью им контролируемы и беспрекословно выполняли все команды. А тут потенциальный псион и парапсион! Нет, конечно внедрить женщине рабскую нейросеть можно, но это все равно, что золотой чашей, инкрустированной алмазами, черпать нечистоты в отхожем месте. А мужчина даже не заметит воздействия рабской нейросети. Тем более, что парапсионы такая редкость и про их возможности мало что известно, а виной тому настоящая охота устроенная аграфами и сполотами, считавшими парапсионов, чуть ли не угрозой для своего существования. Тут надо все тщательно взвесить, выработать манеру общения, ведь просто приказывать он теперь не сможет. Может продать их аграфам? Нет, как объяснить их происхождение, тут не дивиденды получишь, а грандиозные проблемы. Да и выгода, если их удастся расположить к себе, превысит все возможные затраты, – задумался Варнен.

– Искин, разработай для меня оптимальный стиль общения с захваченными аборигенами, возьми за основу личностную матрицу среднестатистического жителя Содружества миров, они должны быть наиболее психологически близки, все же одного биологического вида. Да, залей им базу всеобщего языка, с их интеллектом освоят быстро, – дал распоряжения Варнен и отправился в рубку управления продолжать изучение базы «Управленец».

Корабль окутавшись маскировочным полем приближался к границам запретной системы. Его хозяин пребывал в полной уверенности, что фортуна повернулась к нему лицом, его корабль не заметили ни следящие устройства, ни наблюдатели. На самом деле, как только пришла информация о странном исчезновении водителей двух автомобилей, дежурный базы контроля космического пространства системы старший лейтенант Дим приказал искину базы, во всех возможных диапазонах, отслеживать все объекты, движущиеся от планеты Земля к периферии звездной системы. Не прошло и десяти минут, как искин подсветил на голографической карте объект, движущийся под маскировочным полем. Генератор поля был не менее пятого поколения, но на базе стояла система мониторинга седьмого поколения, для которой «увидеть» объект труда не составило. И в этот момент Диму пришла идея немного заработать. Аграфы сейчас находились на своей научной станции, отмечали день «Первого ростка» веселились, предаваясь возлияниям. Птори вообще покинули систему и должны вернуться только через трое стандартных суток. Можно не сообщать об инциденте в своём отчёте, пометив для искина объект, как дружественный, проследить за ним. Рано или поздно он приведёт к основному кораблю. Навесить на него дроида-шпиона. Ну а дальше выяснить кто это и много ли у него за душой кредитов. Всё тщательно запротоколировать: проникновение в закрытую систему, кража с карантинной планеты двоих разумных, а может и ещё чего-то удастся наскрести. Угрожая передать эти данные старшей расе можно неплохо подзаработать. Да здравствует маленький шантаж! И вот теперь дроид-шпион размером с небольшого краба закрепился на внешней обшивке корабля и слившись с поверхностью перешёл в режим ожидания. Межсистемник запустил двигатели на полную мощность и стал быстро разгоняться до пороговой скорости. Дим специально отключил датчики в этом районе космоса и когда из соседних районов пришла информация о гравитационном возмущении совершённого гиперперехода, то система предотвращения гиперпрыжков, иначе глушилка, сработать не успела. Мысленно пожелав кораблю удачного полёта Дим занялся составлением отчёта об инциденте, по которому выходило, что на границе системы появился и тут же разогнавшись опять ушёл в прыжок транзитный корабль принадлежность которого установить не удалось.

Бегство из закрытой системы прошло уж очень легко. Варнен ожидал мощного противодействия со стороны стражей системы, а оказалось, что его даже и не заметили. Что же, тем лучше, можно выдохнуть! Опасная авантюра закончилась благополучно и пока корабль находится в гиперпространстве можно заняться налаживанием контакта с пленниками.

Глава 5

Какой-то шум прорывается сквозь сон монотонно бубня непонятные слова. Через какое-то время вспышки ярких картинок стали сопровождать их, и слова, вдруг стали названиями различных предметов и действий. Картинки, словно кинофильм, задвигались и все быстрее и быстрее понеслись в хороводе слов, слагаясь в словосочетания. Когда на смену словосочетаниям пришли предложения, кинофильм превратился в виртуальную реальность с эффектом полного погружения. Ну, а когда виртуальная реальность превратилась в водоворот чувств и эмоций стали понятны абстрактные понятия и сложные морфемы ранее незнакомого, но уже понятного и почему-то родного языка. Движение образов прекратилось, словно невидимый киномеханик отключил проектор. Перед глазами загорелся свет и заставил прищуриться. В ответ на это свет убавил интенсивность, а мутная пелена, что мешала рассмотреть окружающее пространство отъехала в сторону. Необыкновенная лёгкость во всём теле и небольшая эйфория вызвали улыбку не лице Сергея Викторовича.



– Я знаю, что ты меня слышишь и все понимаешь! – произнёс невидимый собеседник. – Я не причиню тебе вреда и прошу, в свою очередь, не проявлять по отношению ко мне агрессии. Мы различные биологические виды разумных, и мой внешний вид может вызвать у тебя отрицательные эмоции. Поэтому, ещё раз прошу, воздержаться от агрессивных действий.

Сергей Владимирович сразу вспомнил внешность незнакомца перед провалом в забытье, но на этот раз не испытал тех эмоций, что в прошлый раз, возможно сказалось действие какого-то успокоительного препарата, который он сейчас испытывал на себе.

– Да понял я, понял! Драться не буду, – ответил Сергей Викторович на, явно, не русском языке.

Что-то мягко подтолкнуло в спину и Сергей Викторович встал с необычного ложа. Помещение, в котором он находился было небольшим. С первого взгляда невозможно было различить где заканчиваются стены и начинается потолок, не было ни одного острого угла. Материал облицовки светло-жёлтого цвета слабо светился изнутри, создавая ощущение дополнительного объема. Около его левой ноги застыл робот со множеством манипуляторов, а позади него стоял точно такой же саркофаг, как и тот из которого только что встал Сергей Викторович, только с закрытой крышкой матового цвета. В потолке образовался небольшой проём из которого выдвинулся какой-то механизм, напоминающий небольшой пистолет и нацелился на Сергея Викторовича, а в стене напротив него появился проём, через который в помещение вошёл давешний незнакомец. Он был одет в комбинезон плотно облегающий тело и если бы не морда ящерицы вместо лица, то Сергей Викторович подумал бы, что перед ним атлет с очень гармонично развитой мускулатурой. Незнакомец остановился и оглядел его оценивающим взглядом с ног до головы. И только тут Сергей Викторович понял, то он совершенно голый. С усмешкой восприняв этот факт он обратился к незнакомцу: – А, где моя одежда? Знаете ли, не очень удобно вести беседу с представителем иного разума сверкая голым … ммм… задом.

Незнакомец протянул руку и, тот час, в метре от него в стене образовалась ниша, в которой Сергей Викторович увидел аккуратно сложенный комбинезон, такой же как у хозяина помещения. Быстро разобравшись как его надеть и даже не удивившись тому, что одежда сама подгоняется под нужный размер Сергей Викторович продолжил: – Ну вот, теперь можно и поговорить. Меня зовут Сергей, а как обращаться к тебе?

– Варнен, третий сын Великого Гарвана главы клана Оранжевой зари, – представился он. – Хочу выразить сожаление, что пришлось похитить тебя с родной планеты, но так уж сложились обстоятельства. Мне и моему клану необходимы помощники в одном деликатном деле, и этими помощниками могут стать только представители твоего вида. Тебе и той женщине, что лежит в соседней медкапсуле повезло оказаться с нужными мне параметрами и теперь вы на моём корабле направляетесь в родную мне звёздную систему, а вот в качестве кого я и хочу сейчас выяснить. Прежде, чем сообщить следующую информацию хочу, чтобы ты понял, я полностью контролирую ситуацию на корабле и любые твои агрессивные действия обречены на провал. С этими словами механизм на потолке пришёл в движение поводив стволом по сторонам и вновь нацелившись на Сергея Викторовича замер.

– Да он меня боится, – подумал он и ответил: – Я разве давал повод сомневаться в адекватности своих действий? Думаю, что смогу хладнокровно воспринять любую информацию и воздержаться от импульсивных поступков.

– Рад, что мы пришли к взаимопониманию. Так вот, вернуться обратно на вашу планету, вам, скорее всего, не удастся никогда, – сказав это Варнен настороженно замер, но видя, что собеседник внешне спокоен продолжил: – Ваша звездная система объявлена закрытой и все корабли, что выходят из прыжка в её окрестностях разворачиваются назад, а в случае неповиновения могут быть уничтожены. Мне с огромным трудом и большой долей везения удалось проникнуть на вашу планету, и повторить этот подвиг я вряд ли решусь. Вот от того как мы сможем наладить взаимоотношения и будет зависеть твоя дальнейшая судьба.

– Ну тогда ближе к делу! Что я должен сделать? – ответил Сергей Викторович.

– Не так быстро. Ты должно быть голоден? После длительного пребывания в медкапсуле страшно хочется есть, знаю по себе. Пойдем в кают-компанию там сможешь поесть и заодно послушать, как я вижу наше с тобой сотрудничество.

Вслед за Варненом и семенившим между ними роботом Сергей Викторович прошел по узкому коридору в соседнее помещение с круглым столом по середине. У стен цвета слоновой кости стояли два дивана черного цвета. На противоположной от входа стене располагалась голографическая панель на которой демонстрировался пейзаж тропического леса со снующими животными и стайками птиц. Подойдя к столу Варнен сел в выдвинувшееся кресло и предложил Сергею Викторовичу проделать то же. В центре стола возвышалась стойка с четырьмя сенсорными панелями с каждой стороны.

– Набери ЕЧ2138, – посоветовал Варнен в свою очередь набирая на панели какую-то комбинацию.

Когда Сергей Викторович набрал код, на панели высветилась надпись: «время приготовления три стандартных минуты». А Варнен, тем временем, из открывшейся ниши извлёк стакан цилиндрической формы с какой-то жидкостью и принялся потягивать его через изогнутую трубочку.

– Совсем как в земном кафе, – подумал Сергей Викторович. А когда из открывшейся ниши он извлек ёмкость с блюдом вкусно пахнущим жаренным мясом в приправах и воспользовавшись трезубой пластиковой вилкой стал есть, Варнен отставил в сторону напиток и начал свой монолог.

– Изведанный космос заселён множеством различных разумных рас, их принято делить на старшие и младшие. Старшие расы по уровню технологического развития на тысячелетия опережают младшие и, к сожалению, не спешат поделиться своими разработками с ними. Всё очень логично, имея преимущество можно без опасения управлять младшими, диктуя им правила игры и ставя различные запреты и ограничения. Их постоянно стравливают между собой, отчего среди младших рас постоянно вспыхивают небольшие вооруженные конфликты истощающие ресурсы и препятствующие стремительной экспансии более молодых и энергичных младших рас на неизведанной территории космоса. Умело манипулируя правящими элитами, старшие не допускают перерождения этих конфликтов в глобальную войну.

– Разделяй и властвуй! – вставил Сергей Викторович.

– Не понял, что ты сказал? – спросил Варнен.

– На моей планете в древности жил один прославленный правитель и полководец, который смог завоевать практически все известные в те времена земли, так вот, это был его девиз, – оторвавшись от еды пояснил Сергей Викторович.

– Да, этот девиз очень точно описывает политику старших рас по отношению к младшим. Тем более, что между собой они никогда не воюют, предпочитая решать свои разногласия исключительно дипломатическими методами. Так вот, моя раса, к сожалению, не относится к числу старших, но мы находимся на довольно высоком уровне технологического развития и занимаем хоть и небольшой, но стратегически очень выгодно расположенный объем космического пространства. А мой клан занимает в правительстве нашего государства довольно солидную нишу, и если ты согласишься сотрудничать со мной и моим кланом, то по прошествии некоторого времени станешь довольно обеспеченным человеком. Клан за свои деньги установит тебе продвинутую модель нейросети, это вживляемый биокомпьютер, без которого очень сложно прожить в технологически развитом обществе. Ты сможешь пройти омоложение и прожить в молодом здоровом теле ближайшие семьдесят лет, а там сам заработаешь на второй курс омоложения. Современные медицинские технологии доступные нашей расе и позволяющие излечивать практически все известные заболевания будут в твоём распоряжении. Думаю, что на родной планете тебе оставалось лет тридцать жизни в дряхлеющем от старости теле. К тому же, судя по отчету медкапсулы, в тебе дремлют уникальные способности, которые с нашей помощью можно развить. Но об этом после твоего согласия на полное и безоговорочное сотрудничество. Поручения, которые тебе придется выполнять не будут направлены против твоей расы. Правда возможен личный риск, который мы постараемся свести к минимуму.

– Я так понимаю, что у меня просто нет выбора кроме как согласиться, ведь альтернатива весьма туманна и малоприятна, – ответил Сергей Викторович отодвинув от себя пустую ёмкость. – А нельзя ли заказать у этого чудо-агрегата чего ни будь попить?

– Горячего или холодного?

– Желательно горячего и в меру тонизирующего, – определился Сергей Викторович.

– НТ2012, – сообщил код Варнен: – Думаю тебе подойдет, представители вашей расы очень любят этот напиток.

Взяв стакан, появившийся в нише, Сергей Викторович осторожно отхлебнул содержимое и был приятно удивлен. Напиток очень сильно напоминал кофе, только с цитрусовыми нотками в аромате.

– Хм, и как называется этот напиток? – спросил Сергей Викторович.

– По-разному. В Содружестве – кауфе, в Аварской империи – кейфо, в Синтайском союзе – каф, – ответил Варнен вновь приложившись к своему стакану.

– Очень интересно, на моей планете он называется кофе и по своей популярности конкурирует с другим горячим напитком – чаем… А, что все эти содружества и империи заселены представителями моей расы? – поинтересовался Сергей Викторович.

– В основном да, но хоть вы и можете давать потомство при скрещивании все же в различной степени отличаетесь на генетическом уровне, если ты согласишься сотрудничать я залью тебе для изучения базу «Ксенология обитаемого космоса» и ты станешь разбираться в многообразии известных рас, – слегка увильнул в сторону от заданного вопроса Варнен.

– Хорошо, но если существует множество миров, заселённых представителями моей расы, то зачем понадобилось с большим риском, выкрадывать меня с отсталой планеты. Не проще ли было договориться с кем ни будь, в том же Содружестве? – вопрос Сергея Викторовича заставил Варнена задуматься. Его взгляд затуманился, через какое-то мгновение зрачки забегали, словно он решал трудную задачу. Наконец, Варнен отмер и ответил: – Вы генетически уникальны, именно поэтому старшие закрыли вашу систему от контактов. Мало того, есть причины полагать, что они искусственно тормозят развитие цивилизации на вашей планете. Они опасаются, как это ни странно звучит, конкуренции с вашей стороны. Дело в том, что ваш генокод очень близок одной очень древней и могущественной расе – предтечам. Сами они давно ушли из нашей вселенной, но оставили после себя огромное количество различных артефактов, и предназначение некоторых из них до сих пор никто не может разгадать. Но об этом потом. Как я уже тебе говорил, только вам под силу выполнить одно деликатное дело, что я от имени моего клана хочу поручить тебе или той женщине, что всё ещё изучает всеобщий язык. И ещё, одна твоя индивидуальная особенность очень опасна. Эта особенность – способность сопротивляться пси-воздействиям, а также, управлять энергиями. За такими как ты охотятся аграфы и если попадёшь им в руки, то тут же будешь уничтожен. Так что выбор у тебя в общем то не велик: либо полное сотрудничество с моим кланом, либо скорая смерть от рук одной из старших рас. Что выбираешь ты?

– Ну, если вопрос стоит столь радикально, то я, пожалуй, соглашусь на ваши условия, – демонстрируя смирение ответил Сергей Викторович.

– Как вы называете свою планету? – спросил Варнен.

– Земля.

– В таком случае, под протокол. В связи с тем, что Сергеем с планеты Земля дано согласие на полное и безоговорочное сотрудничество с кланом Оранжевой зари, я, как представитель этого клана, беру под опеку названного человека и возлагаю на себя финансовую и юридическую ответственность за него, даю ограниченный допуск к использованию вычислительных возможностей искусственного интеллекта корабля и гостевой допуск к перемещениям по кораблю. В ответ он обязуется выполнять все мои распоряжения, не несущие угрозу его жизни.

– Сергей, рад приветствовать тебя на борту малого разведывательного корабля «Сумеречный охотник», – раздался голос от куда-то сверху.

– Кто это? – спросил Сергей Викторович.

– Искин корабля, со мной он общается через нейросеть, а так как у тебя её нет, то он использует динамики оповещения об опасности. Теперь ты сможешь с ним общаться и задавать интересующие вопросы. Но я хотел бы дать тебе первое поручение. Женщина с твоей планеты уже изучила язык и должна скоро проснуться. Я хочу, чтобы ты встретил её при пробуждении объяснил сложившуюся ситуацию и уговорил её к сотрудничеству со мной и моим кланом. Как один из стимулов к сотрудничеству можешь сообщить ей, что она, в противовес тебе, потенциально сильный псион и с нашей помощью сможет овладеть этим даром. Искин покажет твою каюту, разъяснит где что находиться, где тебе можно появляться, а куда допуск закрыт и как пользоваться различными системами и приспособлениями. А я оставлю вас ненадолго, когда выполнишь поручение сообщи, – с этими словами Варнен скрылся в дверном проёме.

Глава 6

– Слушай, мы с тобой общаемся уже больше часа, а я все ещё не знаю, как тебя называть? – спросила Марина у голоса.

– Хозяин обращается ко мне Искин.

– Просто Искин? Нет, так дело не пойдет. Давай тебе придумаем имя… Ну, хотя бы Барабашка. О! Точно, Барабашка. А, что похоже. Разговариваешь непонятно от куда, можешь открывать и закрывать двери, выдвигать всякие ящички, подсвечивать беленькими стрелочками дорогу, ставить красные крестики там, куда очень хочется заглянуть, бука м…, – проговорив это Марина показала язык роботу-уборщику.

– А кто такой Барабашка, – поинтересовался искин.

– А это бесплотный дух. Он живет в старых домах и отчаянно проказничает, обожая всякие розыгрыши и любит пугать непослушных детей, так мама говорила, – от воспоминания о маме и от того, что она её больше не увидит Марине стало грустно.

– Принято, можешь называть меня Барабашкой, – согласился искин. Но у Марины уже пропало веселое настроение почему-то охватившее её при ознакомительной прогулке по настоящему космическому кораблю.

После того как она очнулась в медкапсуле стали происходить удивительные вещи. К ней подкатил несущий на вытянутых манипуляторах одежду робот и голосом с потолка предложил одеться. Но это было не платье, а какой-то невзрачный серый комбинезон, который Марина согласилась бы одеть, разве что для работы в огороде бабушки. Но натянув его на себя поняла, что он плотно прилёг к телу и очень вызывающе обтягивает все её нескромные выпуклости.

– Ах, если бы этот «шмот» был выполнен из латекса, это какой улётный сценический костюм получился бы. Просто бомба! – подумала Марина и ей очень захотелось посмотреться в зеркало, о чём она не преминула тут же спросить в слух. В ответ в стене образовался проход из которого вышел седой высокий мужчина точно в таком же комбинезоне. Марина аж поперхнулась от нахлынувших эмоций.

– Какого черта! Что за униформа в этой продвинутой больнице и почему доктор не в белом халате? У них, что все так одеваются, словно в плохом немецком фильме? И, что это вообще за заведение такое? – похоже все эмоции были написаны у неё на лице, потому что вошедший мужчина тут же поднял руки в успокаивающем жесте. А затем Сергей Викторович, так представился мужчина, обрисовал и вовсе невероятную ситуацию, в которой они очутились, но не поверить его словам было невозможно. К тому же интерьер помещений своей необычностью не оставлял ни грамма сомнений. А уж завтрак в столь навороченной столовой, да ещё и надписи, на ранее неизвестном, Марине, а теперь понятном, словно родная кириллица алфавите, заставили её проникнуться серьёзностью сложившегося положения. Нет, она не испугалась, но в глубине души стали бороться противоречивые чувства от осознания своей избранности, ведь из миллионов землян выбрали именно её, до горечи утраты возможности видеться с родными оставшимися на Земле, от прикосновения к могущественным технологиям инопланетной жизни до неизвестности в будущем. И почему-то особенно бесила невозможность похвастаться произошедшим с ней перед друзьями и подписчиками в социальных сетях. И тут Сергей Викторович сообщил, что ей необходимо будет встретиться с умыкнувшим их с Земли инопланетянином для заключения какого-то соглашения о том, что она будет согласна беспрекословно выполнять все его поручения. Вот тут назрела буря с громом нелицеприятных выражений и молниями физической расправы, но Сергею Викторовичу, каким-то чудом, удалось её погасить в самом зародыше всего какой-то парой фраз. Невероятно, но остановить готовую взорваться Марину мог только её отец своим командирским авторитетом и угрозой наказания, а тут собеседник, какой-то своей внутренней убежденностью в правильности заключения соглашения, а главное уверенностью в относительной безопасности дальнейших событий охладил её воинственный пыл. Предупреждённая о необычном облике хозяина космического корабля Марина даже плечом не повела, когда в кают-компании появился Варнен и на вопрос о безоговорочном сотрудничестве дала положительный ответ. Инопланетянин, под какой-то протокол наговорив несколько фраз, разрешил ей попутешествовать по кораблю под присмотром искина, и до дальнейших распоряжений отдыхать в гостевой каюте. Вот и ходила Марина по кораблю заглядывая во всевозможные уголки и закутки сопровождаемая роботом-уборщиком и голосом искина, что объяснял назначения тех или иных помещений или систем корабля. Путешествие оказалось увлекательным и постепенно внутреннее состояние Марины пришло к игриво-приподнятому настрою.

– Ладно, Барабашка, проводи меня до каюты, – попросила Марина, обращаясь к роботу-уборщику, хоть и знала уже, что к искину он имеет лишь косвенное отношение и обладает весьма слабым процессором.

– Прошу следовать за указателем, – ответил голос, а на полу загорелась стрелочка белого цвета.

Войдя в каюту Марина решила принять душ, а затем последовать совету Варнена и прилечь отдохнуть на откидной кровати. Душ представлял из себя мельчайшую взвесь то ли воды, то ли тумана, а затем обдув теплым сухим воздухом. Посетив его Марина не испытала того чувства чистоты, что получала от обычного земного душа и потому вышла из него слегка разочарованной. Посетовав на отсутствие расчески и зеркала, она обратилась к искину с просьбой как-то решить эту проблему. В ответ Барабашка обещал напечатать расческу на 3D принтере и через пару минут доставить роботом-посыльным, а вместо зеркала воспользоваться видеосистемой голопанели, что располагается напротив кресла релаксации. Включив голопанель и увидев свое объемное отображение Марина вновь расстроилась от вида темных разводов под глазами.

– Блин, тушь до конца не смылась! Ну, правильно, молочка же нет. Придется опять идти в душ, ведь умывальника здесь тоже нет, – в сердцах воскликнула она и вновь отправилась в душевую кабинку. Наконец, приведя себя в порядок, Марина прилегла на кровать, которая изогнувшись приняла удобную для тела форму, и незаметно провалилась в сон…

***

– Смотрю ты активно занимаешься изучением файлов по астрографии, экономике и политическом устройстве изведанного космоса. И как, что ни будь удалось понять? – спросил Варнен у вошедшего в кают-компанию Сергея Викторовича.

– Всё очень запутанно и сложно для впервые столкнувшегося с подобной информацией человека, но, к счастью, прослеживается множество параллелей с историей моей планеты. К тому же, чем больше информации изучаю, тем понятнее становится общая картина взаимоотношений рас и государств.

– Что ж, твоя активность весьма похвальна, тем более знания из этой области могут пригодиться при нашем дальнейшем сотрудничестве, – заметил Варнен и повернувшись к вошедшей Марине продолжил: – Я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить о том, что мы благополучно достигли конечной точки нашего маршрута. Уже меньше, чем через стандартный час мы пристыкуемся к орбитальной базе моего клана и после небольших формальностей я отвезу вас в свою резиденцию на планете. Сейчас искин выведет на голопанель подготовленную для вас информацию с правилами поведения на планете, и некоторыми нюансами при общении с представителями таможенной службы. От себя хочу обратить внимание вот на что. Старайтесь от меня далеко не отходить и по возможности как можно меньше разговаривать с моими сородичами, они, к сожалению, не очень любят представителей вашей расы, впрочем, это взаимно. Так вот, если вы услышите в свой адрес обидные реплики или жесты относитесь к ним с безразличием, иначе нам не избежать ритуального поединка. Ознакомьтесь! – после этой реплики на голопанели появилось изображение, а Варнен покинул кают-компанию.

***

Вскоре после того, как офицер межклановой таможенной службы покинул борт «Сумеречного охотника», с корабля вышел и сам хозяин в сопровождении двоих людей и охранного робота. А когда все системы корабля перешли в спящий режим на внешней обшивке произошло никем не замеченное событие. Выйдя из стелс-режима, дроид-шпион в сторону ближайшего ретранслятора гиперсвязи отправил узконаправленный информационный импульс, отследить который было чрезвычайно сложно. Так как в самом импульсе содержалась информация о предварительной оплате дальнейшей пересылки информационного пакета по системе гиперсвязи, то злополучный пакет и был благополучно отправлен по заданным координатам ничем не заинтересовав систему информационной безопасности Союза объединенных кланов. А дроид-шпион вновь перешел в режим ожидания став незаметным.

Глава 7

Марина была сильно взволнованна и подсознательно ища защиты и поддержки ухватилась за руку Сергея Викторовича. Так они и шли, взявшись за руки, позади чинно шагающего в обществе охранного робота Варнена. Идти до посадочной платформы орбитального лифта по широким, заполненным снующими рептилоидами, коридорам станции было не долго, всего минут десять, но дались они землянам с трудом. Сразу после выхода на центральную, особенно оживлённую, аллею станции пришлось остановиться, дорогу преградила сыплющая проклятиями группа возбужденных рептилоидов. В ответ, прикрываясь охранным роботом, Варнен громко сообщил несдержанным согражданам, что сопровождающие его люди не являются гражданами Содружества миров и не имеют отношения к трагическим событиям полугодовой давности, в результате которых собравшиеся достойные рептилоиды стали беженцами, а наоборот в полной мере сочувствуют их горю. К тому же, они находятся под защитой клана Оранжевой зари и любые агрессивные действия в их адрес будут расценены как вызов клану. После этих слов агрессивно настроенные личности предпочли ретироваться с места инцидента. А вскоре к нашей тройке присоединились два офицера охраны клана со своими боевыми дроидами и взяв в кольцо землян сопроводили их до орбитального лифта. У которого, бесцеремонно растолкав толпу желающих спуститься на планету, завели землян во вновь прибывшую кабину, и не пустив в неё никого постороннего дождались её отправления. Присев на диванчик рядом с Сергеем Викторовичем и прижавшись к нему, Марина, круглыми от только что перенесённого стресса глазами, смотрела на взбешённого Варнена лихорадочно вышагивавшего по кабине лифта и сыплющего проклятия в адрес какого-то Курана и его подчиненных. И даже открывшаяся за прозрачным куполом панорама стремительно приближающейся поверхности планеты не заинтересовала дрожащую мелкой дрожью Марину. Видя в каком она состоянии Сергей Викторович приобнял её и зашептал слова успокоения, как всегда излучая спокойствие и уверенность. Не прошло и получаса с момента начала спуска, как кабина остановилась, достигнув наземной платформы. На выходе их уже ожидали офицеры охраны и без малейшей заминки проводили к стоянке флаеров. Во время короткого перелёта до резиденции Варнена Марина находилась в прострации, да и Сергей Викторович с каким-то безразличием наблюдал в иллюминатор урбанистический пейзаж проплывающий под ними. Флаер приземлился на площадке, расположенной на крыше высокого, построенного в виде шестигранника здания.

– Проводите людей в гостевые апартаменты, подберите им приемлемую одежду. Через три стандартных часа хочу видеть их в своей приёмной готовых к деловому разговору, – дал распоряжения Варнен слугам, высыпавшим встречать прибывшего хозяина, а сам запрыгнул обратно во флаер и улетел.

Как только он скрылся из вида, людей окружила толпа слуг и один из них, до этого стоявший ближе всех к Варнену, заговорил: – Меня зовут Крод. Я – управляющий резиденции господина Варнена. Все мои распоряжения следует выполнять в точности и без задержек. Если себя проявите расторопными слугами, то, возможно, я не буду применять к вам меры физического наказания.

На эти слова Марина вспыхнула готовая выплеснуть на голову этой напыщенной ящерицы всю скопившуюся за последнее время обиду и злость, но Сергей Викторович взял её за руку и сильно сдавив прошептал: – Не надо, я сам разберусь.

Между тем Крод продолжал: – Сейчас мой заместитель Руд покажет вам вашу комнату, а Кара, наша гардеробщица принесет тряпьё, что носит ваша раса, кстати, их распоряжения тоже следует моментально выполнять. Крод хотел продолжить свой монолог, но Сергей Викторович перебил его.

– А теперь послушай сюда, Урод! – делая ударение на первую букву имени, начал он. – Не знаю, что ты там себе понапридумывал, но видно с логикой ты совершенно не дружишь. Включи мозги и подумай, стал бы твой хозяин лететь через весь изведанный космос и рискуя собственной жизнью выкрадывать с закрытой планеты пару простых слуг, да ещё и предлагать им согласиться на сотрудничество. К тому же, ты ещё и глухой, раз не расслышал указание разместить нас в гостевых апартаментах, а не в комнате для прислуги. Да и с каких это пор приемлемая одежда стала называться тряпьем?

После этих слов цвет чешуек на морде Крода приобрёл бледно-зелёный цвет и, что бы довершить разгром оппонента Сергей Викторович добавил: – Изучая базы данных, любезно предоставленных Варненом, я наткнулся на очень интересную традицию вашей расы – ритуальный поединок, так вот, вызываю тебя, Крод, на этот поединок чести!

Вот теперь чешуйки Крода приобрели болотный оттенок и сделав глотательное движение он ответил: – Принимаю твой вызов. О времени поединка договоримся после прибытия хозяина. И уже обращаясь к своим подчинённым распорядился: – Кара, проводи их в гардеробную и одень как гостей господина, а ты Руд приготовь две комнаты на третьем уровне.

По лестничному пролету Марина шла рядом с Сергеем Викторовичем и все время пыталась своими большими глазами что-то разглядеть в его лице, словно разгадывая трудный ребус. Только что ему в очередной раз удалось погасить вспышку её гнева. А ведь и правда, все могло закончиться очень неприятно, тем более с их то непонятным статусом и всё это на планете, где с такой злобой относятся к людям… И как легко, и с каким спокойствием он осадил управляющего, но вызов на поединок…

Наконец, не выдержав, она на русском языке спросила: – Вы серьёзно собираетесь с ним биться? А как же ритуальное оружие? Я не переживу, если он вас убьёт, и я останусь здесь одна, на растерзание этим крокодилам! Может не стоит?

В ответ Сергей Викторович улыбнулся и тоже на русском ответил: – Марина, а ты помнишь какие чудесные медицинские капсулы распространены в этом мире? Так, что умереть от ран мне не дадут. Да и не собираюсь я получать эти самые раны. На корабле мне удалось просмотреть пару роликов с ритуальными поединками, оказалось, что у Варнена собрана неплохая коллекция этого добра. На Земле, из-за специфики работы, мне часто приходилось посещать фехтовальные залы и далеко не всегда в качестве массажиста. Ещё в молодости, насмотревшись фильмов про Зорро, увлекался фехтованием. Вот заодно и сравню уровень отечественной школы с местной.

В это время перед идущей впереди Карой открылась дверь и сделав приглашающий жест она вошла в гардеробную.

– Что ж посмотрим, что предпочитают носить в качестве одежды местные представители нашей расы, – сказал Сергей Викторович и пропустив Марину вперёд вошел в царство одежды.

– Искин сообщил мне, что у вас не определяется нейросеть, вы, что, правда с дикой планеты? – спросила Кара у вошедших вслед за ней землян.

– Правда. А что в этом такого? – задал встречный вопрос Сергей Викторович.

– Вообще-то я никогда не видела разумных с диких планет, но говорят они с невысоким интеллектом и чрезмерно агрессивны, а вы не очень-то подходите под это описание.

– Ну, не такие мы и дикие, раз сумели выйти в космос, правда летаем только в пределах своей звездной системы, но прогрессируем мы быстро, – парировал Сергей Викторович.

– А какую, собственно, одежду вы хотите взять?

– Ну по мне, так сгодилась бы и та, что сейчас на мне, – ответил Сергей Викторович.

– А я бы предпочла джинсы и кофту, но не знаю, есть ли у вас такая одежда? – выразила своё пожелание Марина.

– Ну, то, что надето на вас одеждой и не является. Это легкий скафандр, его носят во время нахождения на космических объектах. Он обеспечивает безопасность в случае разгерметизации, а на планете носить скафы не принято. Во всех развитых мирах младших рас по носимой одежде определяют социальный статус разумного. Большинство населения носит одежду из дешевой синтетики без встроенных функциональных особенностей. Те, кто немного побогаче, могут себе позволить одежду со встроенными функциями, ну, например, изменяющаяся цветовая гамма или флуоресцирование в темное время суток. Далее идет более дорогая одежда с изменяющейся структурой ткани и возможностью моделирования различных фасонов. А уже разумные высоких социальных рангов предпочитают одежду из натуральных материалов с функциональными особенностями, в основном, заточенными под обеспечение безопасности хозяина. А к какому статусу вы бы причислили себя? Только я посоветовала бы не спешить и не завышать свой статус. Раз у вас не установлены нейросети, значит нет и счета в банке. И выбрав дорогую одежду вам придется в последствии с процентами возвращать её стоимость хозяину, – дала совет Кара.

На её слова Марина и Сергей Викторович переглянулись. И остановив жестом готовую было ответить Марину, Сергей Викторович сказал: – Светящаяся одежда хороша для карнавала, а мне, что-то подсказывает, что наша дальнейшая жизнь будет мало похожа на карнавал. Выбирать натуральную, по меньшей мере, глупо. Думаю, наш выбор падет на одежду с возможностью моделирования, пусть дорого, зато у нас богатое воображение.

От этих слов Марина расплылась в улыбке: – Вы угадали мой выбор.

– Радует, что наше видение ситуации совпадает, – улыбнулся в ответ Сергей Викторович и вновь обращаясь к Каре спросил: – Что из названного вы можете нам предложить?

– Ну выбор одежды, подходящей для людей у меня не велик. В нашу резиденцию не часто заглядывают гости вашей расы, а с начала приграничного конфликта с Содружеством так и вовсе не было. Из моделируемой одежды у меня есть только мужской костюм. Я его приобретала для делового партнёра хозяина из Аварской империи, но заключить договор они не смогли и костюм, предназначавшийся в дар, так и остался невостребованным, – и с этими словами в открывшейся позади Кары нише появился сверток. Вскрыв его, она выложила на стол перед Сергеем Викторовичем костюм фиолетового цвета и такого же цвета обувь.

–Хм, – фыркнула Марина. – Весёленький цвет.

– В этой модели встроена функция изменения цвета, правда она рассчитана на управление через нейросеть, но я смогу её настроить на себя и по твоему желанию изменить фасон и цветовое решение. А когда ты установишь себе нейросеть, то перенастроишь управление под себя и уже тогда сможешь по достоинству оценить все встроенные в него функции, – предложила Кара.

А, что помимо настройки фасона и цвета есть ещё какие-то функции? – поинтересовался Сергей Викторович.

– Да, это же дорогая модель. Обогрев в холодную погоду и охлаждение в жаркую, самоочистка, приобретение водоотталкивающих свойств, а главное – встроенная система безопасности. Материал по вашему сигналу изменяет структуру приобретая свойства композитной брони защищая от попадания из игольника, не говоря уже о холодном оружии. Есть функция защиты от лучевого оружия – материал костюма становиться зеркальным, правда способен отразить лишь пару импульсов из малого ручного бластера. И, как бонус, функция самовосстановления повреждений. Питание осуществляется от портативного реактора ГР-216 производства сполотов.

– А кто это, сполоты? – спросила Марина.

– Одна из старших рас, наиболее близка к семейству кошачьих, – на автомате ответил Сергей Викторович.

– Стоимость костюма двадцать восемь тысяч кредитов, – озвучила цену Кара. – Подумай, может стоит заказать в сети более дешевую модель с меньшим количеством функций, все равно придется заказывать для твоей спутницы.

Только сейчас Сергей Викторович понял, что в пылу перебранки на крыше не назвал своего имени: – Меня зовут Сергей, а моя спутницу Марина, – исправил он этот пробел. – Экономить на безопасности не стоит, поэтому я возьму этот костюм.

– Хорошо, я всё оформлю, можешь переодеться в примерочной. Скаф оставь там на столике, его сдачу я тоже оформлю. Потом подойдешь поработаем с настройками, – отправив Сергея Викторовича переодеваться Кара обратилась к Марине: – Ну, теперь подберём что ни будь для тебя. Выбор женской одежды на порядок выше. Я на голопанели буду демонстрировать тебе различные модели и рассказывать об их функциональных возможностях. Вот смотри: обтягивающий комбинезон…

Когда Сергей Викторович переодевшись вновь появился в гардеробной, девушки его долго не замечали, увлеченно обсуждая возможности моделирования глубины декольте, что напрочь отсутствовало в моделях, предназначенных для рептилоидов, а затем переключились на распылитель ароматических веществ и дороговизну сменных картриджей для этого функционала. Наконец потеряв надежду быть замеченным Сергей Викторович сказал: – Глядя на вас, милые девушки, поневоле приходишь к мысли об одинаковости женской страсти к нарядам у всех разумных рас. Ну, что, Марина, удалось что-то подобрать, или вы только начали просмотр?

– А, что можно подобрать за пять минут? – вопросом на вопрос ответила Марина.

– Ты пока посмотри эти модели, а я быстро настрою костюм Сергею и провожу его до гостевых комнат, – после этих слов Кара на пару секунд зависла с отсутствующим взглядом, а вынырнув в реальность поинтересовалась: – Какой цвет настраивать?

– Темно-синий, всегда предпочитал пиджаки такого цвета.

Глава 8

Через несколько минут Сергей Викторович уже располагался в выделенных для него апартаментах. За свою жизнь ему довелось много путешествовать, поэтому первое определение которое пришло в голову – номер люкс очень дорогого отеля. Зал для приёмов, спальня с огромной кроватью по середине, комната с медкапсулой и меддроидом, санузел раза в три больше, чем на корабле, небольшой бассейн, и всё это напичкано огромным количеством различного оборудования.

– Видимо придётся долго и много работать с немалым риском для жизни, и на время забыть о свободе, – осмотрев номер подумал Сергей Викторович: – Ведь это «золотая клетка» с бесплатным входом и запредельной стоимостью выхода. Ну, что же, выбора все равно нет, не в прислуги же было рядиться. Хм, а этот управляющий, Крод, всё же плохой актёр. Так бесталанно сыграл роль непонятливого дурачка с претензиями на доминирование. Что это ситуационный тест для проверки моей реакции было понятно с самого начала, просто не мог разумный занимающий такую должность не выполнить буквально распоряжение хозяина. И костюм, якобы купленный для делового партнёра и не подаренный ему – плохая легенда. Сначала дарят подарки, а затем начинают переговоры. Стало быть, костюм куплен недавно, и специально для меня, а встроенные в него функции обеспечения безопасности наводят на определённые мысли. Всё равно найду возможность выбраться из этой клетки!

Подойдя к голопанели демонстрирующей очередной природный пейзаж, Сергей Викторович громко сказал: – Голопанель, режим голосового управления.

Пейзаж сменился серым фоном и надписью: «Принято». Улыбнувшись, Сергей Викторович сел в стоящее рядом кресло и произнёс: – Информация по приграничному конфликту между Содружеством миров и Объединенными кланами рептолоидов, – и углубился в её изучение.

Суть конфликта оказалась в следующем. На самой границе Объединённых кланов с территорией Содружества миров располагались две звёздные системы. Населяла их малая человеческая раса алонов, небольшая, но воинственная. Она долго противостояла территориальным притязаниям стремящихся расширить свои владения рептилоидам. Но полтора столетия назад воспользовавшись, внутренней неразберихой, царившей в то время у грозных союзников алонов, людей из Содружества миров, рептилоиды организовали маленькую победоносную войну. В результате, захватив обе системы и быстро переселив в них часть своего населения, рептилоиды объявили оккупированные системы территорией со смешанным населением и установили правительство, состоявшее преимущественно из представителей их расы. Старшие расы промолчали, ослабление влияния Содружества в регионе было им только на руку. Шли годы, новые хозяева систем варварски выкачивали из них всё, что могло принести прибыль. Малочисленное население рептилоидов богатело, а коренные жители превратились в полурабов и влачили жалкое существование. Рано или поздно, но терпение может закончиться. Так и произошло. Чуть более полугода назад в системах вспыхнуло восстание, которое армия Объединённых кланов с легкостью подавила бы, но тут вмешалось Содружество миров. Восставшие успели объявить о создании своего правительства и попросить военной помощи Содружества. Как такое проморгали спецслужбы рептилоидов непонятно, но в результате пятидневной войны вторая космическая эскадра Объединённых кланов была наголову разбита, а мятежные системы объявили о независимости и начали массовую депортацию рептилоидов, не забыв национализировать всё их имущество. Принимать такое количество депортированных нищих и заниматься их обустройством в условиях грянувшей после проигранного конфликта экономической рецессии не желала ни одна планетарная администрация. Да и кому нужны не умеющие ничего делать, кроме как командовать работники. Ведь в покинутых ими системах, следуя политике Совета Объединённых кланов, они занимали исключительно руководящие должности во всех предприятиях и организациях. Вот их и мурыжили на орбитальных станциях или в пунктах временного размещения. Привыкшие к достатку и роскоши, мигранты устраивали частые беспорядки озлобляя против себя офицеров правопорядка, да и местное население было не в восторге. По последнему решению Совета кланов, все кланы, входящие в Союз, должны были принять у себя и обеспечить всем необходимым не только депортированных соклановцев, коих оказалось немного, но и лиц, не принадлежащих к каким-либо кланам, и составляющим подавляющее большинство из общего числа депортированных. Вот, вокруг того количества, которое могут принять кланы и разгорелся нешуточный спор. Почти все депортированные хотели обосноваться на Колыбели, столичной планете, там, где располагались главные офисы и центральное руководство, да и уровень жизни был на порядок выше, чем на периферийных планетах. В результате долгих дебатов удалось разработать систему распределения депортированных по всему, принадлежащему Объединённым кланам, объёму космического пространства, не только на планетах, но и на космических базах и станциях. Сами депортированные, естественно, всячески противились переезду в глушь, всеми правдами и неправдами стремясь попасть в число счастливчиков, остающихся на Колыбели.

– Да, ситуация не из приятных, теперь понятна и неприязнь к нам с Мариной на космической базе и недовольство Варнена, его, скорее всего, не предупредили об отправке очередной партии депортированных на периферию, – подумал Сергей Викторович. – Ладно, теперь о насущном.

– Информация по оружию для ритуальных поединков, – сказал он в слух и принялся изучать клинки, используемые рептилоидами, с незамысловатым названием «коготь».

***

– Приветствую тебя, Великий Гарван! – заговорил вошедший в кабинет Варнен. – Позволь доложить о результатах моей инициативы по изучению артефактов древних.

– С удовольствием послушаю! Как только пришла информация о появлении твоего корабля в столичной системе, я, тут же, отправил сообщение с приглашением на аудиенцию. Заставил ты меня поволноваться. Честно признаться не ожидал, что тебе всё удастся. Ну, рассказывай, – одобрил просьбу своего сына глава клана.

– Моя теория о возможном родстве аборигенов закрытой системы с предтечами оказалась полностью верна, и даже более того. Я скинул тебе на нейросеть файл с результатами тестирования привезенных мною аборигенов. Впечатляет, правда! Особенно мужчина. Вот из-за столь высокого потенциала мне пришлось отказаться от первоначального плана использовать их в качестве рабов. Я дал задание искину корабля разработать поведенческую модель и на её основе стал проводить ситуационное тестирование. В результате все эмоциональные и рефлексивные реакции мужчины соответствуют требованиям кандидата для вербовки в агенты внешней разведки. Если совет клана посчитает целесообразным, то помимо активации и изучения артефактов древних его можно использовать и как секретного агента на людских территориях. С женщиной дело обстоит несколько иначе. В следствии молодого возраста и повышенного психоэмоционального фона, она склонна к импульсивности, но возможна коррекция поведенческих реакций. Я бы засекретил её пси-способности и использовал их на благо клана – это открывает такие перспективы!.. Только, как осуществить её инициацию и обучение в тайне от Совета клана? В случае утечки информации её у нас заберёт руководство военного флота… И ещё, благодаря своим способностям, мужчина легко подавляет её психоэмоциональные взрывы, это могло бы существенно упростить процесс инициации и первые этапы обучения. Следовательно, нецелесообразно разлучать их какое-то время, – Варнен замолчал, чтобы перевести дух.

– Очень ценные приобретения. Поздравляю! А, можно ли провернуть ещё парочку – другую подобных экспедиций в эту систему? – с хитрым видом поинтересовался Гарван.

– Я бы не стал ещё раз рисковать. Мне, просто, невероятно повезло, что в момент включения разгонных двигателей на полную мощность, по какой-то причине не сработали, датчики слежения и система контроля не активировала глушилку гиперпространства. Момент эвакуации из системы был самым слабым звеном моего плана и, боюсь, в следующий раз мы потеряем и корабль, и экипаж. В общем, это была одна из причин, по которой я отправился в эту авантюру в одиночку, – развел руки в жесте сожаления Варнен.

– Очень жаль, – вздохнул Гарван. – Я так понимаю, тебе необходима техническая и финансовая поддержка?

– Да. Нейросети, импланты, базы знаний, псикристалл, желательно голубой, – затараторил Варнен.

– Обеспечу из своего фонда. Действуй по своему усмотрению. Завтра пришлёшь посыльного с запросом. Как дела с «Управленцем»?

– Изучаю четвёртый уровень, – гордо ответил Варнен.

– Если осуществишь всё задуманное, объявлю тебя своим преемником, – воодушевил его Гарван. – А, сейчас можешь идти.

– Спасибо родитель! – Варнен развернулся и довольный собой покинул кабинет.

Глава 9

Голопанель мужским голосом сообщила Сергею Викторовичу, о том, что господин Варнен желает его видеть у себя в кабинете, а через мгновение в номер вкатился дроид, чтобы показать дорогу. Выйдя в коридор, они остановились у дверей противоположного номера, из которого вышла Марина.

– Как вам мой новый прикид? – поинтересовалась она, развернувшись вокруг себя, чтобы продемонстрировать его. Длинные обтягивающие рукава, в районе плеч, переходили в полукофту – полунакидку, которая заканчивалась у талии. Ниже обтягивая бедра и подчеркивая стройность ног шла миниюбка. Плотно прилегали к ногам эластичные брюки, а обута Марина была в обувь на небольшом каблуке, напоминающую спортивную. Весь наряд был выполнен в чёрном и темно-бардовом цветах, и смотрелся очень эффектно.

– Ты и так, очень симпатичная девушка, а в этом наряде можно хоть сейчас в Голливуд на съёмки очередного марвеловского фильма про супергероев, – улыбнулся Сергей Викторович.

– Что, так пошло? – нахмурилась Марина.

– Ну, что ты, нет. Очень красиво и сексуально, будь я на пару десятков лет моложе, уже лежал бы у твоих ног, – сделал он комплимент и добавил: – Пойдём, нехорошо оказывать неуважение Варнену заставляя нас ждать, всё же он наш будущий работодатель. Вновь улыбнувшись Сергей Викторович взял Марину за руку и направился вслед за дроном.

Обстановка кабинета Варнена не сильно отличалась от привычных Сергею Викторовичу на Земле. У противоположной от входа стены стояло огромное кресло, в котором развалившись восседал его хозяин и медленно потягивал через трубочку какой-то напиток. По центру кабинета стоял круглый стол с медленно вращающимся голографическим изображением здания резиденции Варнена. Вокруг стола располагались ещё пять кресел, причём, одно из них, то, что напротив Варнена, было таким же большим, как и у хозяина, а другие были поменьше и, следовательно, менее комфортными. На стенах, по обе руки от Варнена, демонстрировали одинаковый природный пейзаж голопанели. Пол был устлан материалом с причудливым узором, напоминающим структуру распиленного камня, но эластичным, слегка прогибающимся под ногами вошедших. В расположенных по бокам от Варнена больших окнах, по причине тёмного времени суток отражались огни противоположных зданий. С потолка лилось теплое светло-желтое освещение.

– Присаживайтесь, нам предстоит долгий разговор, – указав на кресла предложил Варнен.

Разместившись в двух из них, по правую руку от хозяина кабинета, земляне приготовились слушать.

– Судя по выбранной вами одежде, вы позиционируете свой будущий социальный статус как довольно высокий и, следовательно, осознаёте важность той деятельности, которой я попрошу вас заниматься, – начал Варнен. – Завтра вам установят нейросети, и не простые, серийные, а очень дорогие – индивидуальные. Стоимость такой нейросети вместе с установкой колеблется в районе трех миллионов кредитов. Базы знаний, что вам придётся изучить, обойдутся казне клана ещё в пару миллионов кредитов на каждого. Так вот, после активации нейросетей мы с вами заключим договор, по которому вы будете выполнять возложенные на вас задания, за выполнение которых на зарегистрированный на каждого из вас счёт в банке будет поступать оплата. Семьдесят процентов от каждого денежного поступления будет изыматься в счет погашения долга, а тридцатью процентами вы сможете распоряжаться по своему усмотрению. Юридические тонкости обговорим позже, в момент подписания договора. Теперь по поводу деятельности, которой вам в ближайшее время предстоит заниматься. В распоряжение нашего клана попало небольшое количество различных артефактов древней расы – предтечь. Вам предстоит активировать их, разобраться в их функциях и, по возможности, перенастроить на работу с нашей расой.

– Тебе, Марина, – обратился Варнен к девушке: – В виду того, что ты являешься, потенциально, очень сильным псионом, предстоит много учиться, и нарабатывать псионические техники, но в последствии ты станешь очень ценным специалистом, и, если будешь активно с нами сотрудничать, довольно быстро сможешь погасить долг.

– Псионом. А это как? – ошарашено спросила она.

– Псионы – это разумные с очень редким даром. Они способны усилием воли воздействовать как на сознание других разумных, так и на физические явления и предметы, – пояснил Варнен.

– Как экстрасенсы, что ли? – поинтересовалась Марина.

– Не знаю такого термина, но, думаю, он схож с принятым во всем изведанном космосе, – ответил Варнен. – Что касается твоих, Сергей, способностей, то достоверной информации по ним, а, тем более методик обучения нет. Придётся тебе самому разбираться со своим даром парапсиона. Первое время в обществе Марины, а затем сферы вашей деятельности, скорее всего, разойдутся. И, ещё, для вашей же безопасности, нужно держать в секрете свои способности, иначе за вами начнётся настоящая охота. Хм…, ну, что, вы даёте своё согласие на установку нейросетей на этих условиях?

– Да, но при условии, что нас не будут ограничивать в возможности общения между собой, – дал согласие Сергей Викторович.

– Согласна.

– Хорошо. Сергей, с тобой я ещё хочу обсудить вопрос твоего вызова на ритуальный поединок моего управляющего, а ты, Марина, можешь идти. Кара проводит тебя в медицинский центр нашего клана. Там тебе предстоит пройти полное обследование перед установкой найросети.

– Ой. А можно я поприсутствую? Мне очень страшно за Сергея Викторовича, – попросила Марина.

– Ритуальный поединок чисто мужское дело. Не следует самке встревать, когда самцы выясняют кто из них достойнее её, – Варнен издал нечто вроде смешка. – В древности на поединках боролись за право обладать самкой, в дальнейшем в них стали защищать свою оскорбленную честь, или честь клана, но по сложившейся традиции на переговоры о поединке женщины никогда не допускались. Не будем нарушать традиции и сейчас.

Марина вспыхнула, готовая разразиться гневной тирадой, но Сергей Викторович положил свою ладонь на её руку и сказал: – Не стоит нервничать, это всего лишь обговаривание условий поединка. Зато, на самом поединке ты обязательно будешь присутствовать.

Не проговорив ни слова Марина встала и вышла из кабинета.

– Прежде, чем позвать Крода хочу спросить, каким оружием ты будешь сражаться, обычным «когтем», или предпочтёшь что-то индивидуальное.

– Индивидуальное. Позволь воспользоваться голопанелью и продемонстрировать клинки, которые хотелось бы, чтобы изготовили для меня, – попросил Сергей и получив в ответ от Варнена кивок, принялся указательным пальцем выводить очертания казачьей сабли. Уделив особое внимание эфесу и обговорив все её нюансы: балансировку, кривизну и степень заточки, он перешёл к эскизу турецкого ятагана. Вот тут Варнен проявил повышенный интерес. Внешне очень похожий на ритуальный коготь, клинок имел ещё один обратный изгиб, что смотрелось очень причудливо, а когда на эфесе Сергей стал выводить «ушки», то задал вопрос об их назначении.

– Для удобства, – уклончиво ответил тот.

– Что ж, будет интересно посмотреть на этот поединок и на работу со столь причудливым клинком. Из какого материала выполнить оружие?

– Клинки из высоколегированной стали, желательно с высокой стойкостью к излому и умеренной упругостью, а эфесы должны быть покрыты материалом, предотвращающим скольжение в ладони.

– Искин, на основе эскизов и пожеланий Сергея составь технологическую карту для 3D принтера и отправь на распечатку, – распорядился Варнен.

Вошедший в кабинет Крод присел в кресло слева от Варнена и они приступили к согласованию времени и места проведения поединка. Решили драться в холле резиденции, на втором этаже, он достаточно широк, чтобы уместить всех желающих посмотреть на бой и не ограничить пространство для поединщиков. Варнен распорядился установить в нём две медкапсулы, чтобы свести на нет риск потерять кого-то из своих подчинённых. Временем поединка выбрали полдень.

Выйдя из кабинета Варнена, Сергей Викторович в сопровождении Руда отправился в медицинский центр клана, который располагался в здании, напротив. Там его встретил врач, одетый в белый костюм, Сергей Викторович ещё усмехнулся мысли, о том, что все его коллеги, во всём изведанном космосе, любят носить униформу белого цвета. Врач представившийся Нодаром проводил его в бокс с медкапсулой большого размера. Там, раздевшись и сложив свой костюм в специальный ящик, Сергей Викторович залез в капсулу, и даже не заметив, как закрылась крышка, погрузился в сон без сновидений.

Глава 10

Когда Марина вышла из медицинского бокса её уже поджидала Кара. Она пожелала ей доброго утра и предложила проводить в номер. И если Марина не возражает, то и позавтракать вместе. Конечно Марина не возражала, да и Кара была неплохой собеседницей. Идя следом за ней, Марина поймала себя на том, что ночь, проведённая в медкапсуле очень благотворно сказалась на её самочувствии привнеся лёгкость во всём теле и переизбыток энергии. Так, со счастливой улыбкой она и вошла в свой номер.

Подойдя к столу, Кара застыла на мгновение около пищевого синтезатора, а отмерев сказала: – Я заказала завтрак из хлопьев злаков в фруктовом пюре, тосты из водорослей и сладкий горячий напиток из листьев таи. Ты не против?

– Нет, я ведь ещё не разбираюсь в ваших блюдах. Так, что полностью доверяю твоему выбору, – Марина присела за стол ощутив острое желание поесть. Ели молча, Кара жевала не спеша, часто поглядывая на сотрапезницу. Марина же полностью отдалась процессу поглощения пищи, и, лишь, расправившись с содержимым тарелки, заметила устремлённый Карой на неё взгляд.

– Что-то не так? – спросила Марина.

– Всё хорошо. Просто, сегодня утром, господин Варнен дал мне поручение сопровождать тебя всюду, охранять и выполнять все твои распоряжения. Ты хоть и не занимаешь высокого уровня в клановой иерархии, но мне приказано выполнять функции твоей служанки! – сказав это Кара встала из-за стола и сделала нечто вроде реверанса-полупоклона.

– Служанка? Ты серьёзно?

– Да, госпожа Марина.

– Странно, но приятно. У меня на родине уже давно нет личных слуг. Хотя…, – тут Марина вспомнила как ведут себя некоторые подчиненные в присутствии начальства и засомневалась в этом. Всплыли воспоминания и о последнем водителе отца, готового на всё, чтобы не лишиться своей должности и не вернуться обратно из теплой, спокойной «дежурки» в штабе, в солдатскую казарму.

– А ты, случайно, не знаешь, Сергей уже вернулся из медцентра, или нет? – обратилась к складывавшей в утилизатор посуду Каре Марина.

– За десять стандартных минут до твоего выхода из бокса он покинул здание медцентра.

– Я хочу с ним поговорить. Он у себя?

– Нет, он в тренировочном зале. Могу тебя туда проводить, – предложила Кара.

Когда они вошли в тренировочный зал, Сергей Викторович проверял балансировку клинков. Положил ятаган плашмя на вытянутый указательный палец и с удовлетворением отметил, что центр тяжести клинка, как он и просил, располагался поблизости от рукояти. Взяв ятаган за рукоять левой рукой Сергей Викторович сделал им несколько вертикальных взмахов, затем совершив несколько круговых, подбросил клинок в воздух, ловко поймал правой рукой и продолжил вращение. Виртуозное вращение и перебрасывание клинка из руки в руку настолько заворожили Марину, что она от восторга захлопала в ладоши. Заслышав аплодисменты, Сергей Викторович прекратил вращение и аккуратно положил ятаган на стоящий неподалёку столик, рядом с лежащим на нём вторым клинком.

– Доброе утро, Марина! Вижу тебе понравилось моё жонглирование? – улыбнувшись поздоровался он.

– Здравствуйте! Я искала вас, потому, что хотела узнать, как прошли переговоры о предстоящем поединке и очень волновалась за его исход, пока не увидела, как вы чудесно владеете этой шашкой. Где вы так научились? – на русском протараторила Марина.

– Это не шашка, а турецкий ятаган, – поправил её Сергей Викторович – Хотя шашка тоже есть, – и он указал на лежащее на столике оружие. – А по поводу, где научился, так я тебе вроде говорил, что с детства увлекался фехтованием, но это академический спорт– атаковал, уколол, отошел на исходную позицию. Когда в России стало возрождаться казачество, я, как потомок казачьего рода решил принять в этом непосредственное участие, а однажды взяв в руку казачью шашку уже не смог её выпустить, влюбившись в неё навсегда. Фехтование настоящим боевым оружием намного сложнее и интереснее спортивного фехтования, оно не привязано к одной стойке и позволяет проводить целые каскады технических приёмов. Впрочем, не будем об этом, а то я могу долго рассказывать о любимом увлечении. Ну, а с ятаганом мне довелось познакомиться на одной из исторических реконструкций в которых я частенько принимаю участие…, точнее принимал. Дело в том, что персонаж, которого мне предстояло изображать, по преданию, владел искусством боя с двумя клинками, причём вторым, второстепенным оружием левой руки и был турецкий ятаган. Очень сложное для овладения, но невероятно опасное для противников в бою оружие. Вот сегодня в полдень и попробую на деле, чего мне удалось достичь за последние годы в боевом фехтовании.

– В полдень? Обязательно приду, но всё равно буду за вас волноваться. Ну, ладно, не буду мешать, – с этими словами Марина вышла из тренировочного зала.

***

Раздевшись по пояс, согласно кодекса ритуальных поединков, Сергей Викторович спустился в холл второго этажа за десять минут до полудня. Примерный план ведения поединка бы давно составлен, и, даже, не один. Крод может начать бой с осторожной, неспешной разведки и попытаться выяснить все сильные и слабые стороны противника. Именно так бы и поступил Сергей Викторович на его месте. Однако, Крод не Сергей Викторович и может броситься в стремительную атаку, рассчитывая на то, что противник плохо знаком со стилем ведения боя «когтями». Но это не так. После просмотра роликов с поединками, Сергей Викторович утвердился во мнении, что далеко опережающая человечество в технологическом развитии раса рептилоидов, безнадёжно отстала в древнем искусстве фехтования. Армия и, тем более, полиция, оснащённые станнерами, игольным и лучевым оружием не воспринимали холодное оружие всерьёз, тем более, что такое оружие практически бесполезно против разумного, облачённого в костюм с изменяющейся структурой ткани и активированной функцией защиты. В результате стиль боя с использованием «когтей», применяемый лишь в ритуальных боях, не отличался изобилием и сложностью технических приёмов, и сводился к простому чередованию ударов в вертикальной и горизонтальной плоскостях, да редкими ударами по диагонали.

Крод был уже в холе. Окруженный своими подчинёнными он активно разминался, картинно поигрывая мышцами. Впрочем, в обществе с развитой медициной практически все могли похвастаться гармонично сложенной мускулатурой и это поигрывание было направлено на запугивание Сергея Викторовича. Улыбнувшись столь незамысловатым действиям противника, он тоже принялся разминаться. Вскоре и возле него образовалось несколько болельщиков во главе с Мариной и Карой.

– А вы в хорошей физической форме, – сделала комплимент Марина, когда Сергей Викторович остановился.

– Спасибо. Значит не напрасно пользовался служебным положением на Земле.

В это время в холле появился Варнен и громко объявил о начале поединка, пригласив противников подойти к нему для выбора оружия. На столике возле Варнена лежало несколько «когтей» и изготовленные для Сергея Викторовича клинки. Крод выбрал два самых длинных «когтя» и сделав ими пару взмахов направился к центру холла. Так же проделав пару разминочных движений своим оружием, Сергей Викторович занял исходную позицию. Крик Варнена возвестил о начале боя. Крод ринулся в атаку и сходу обрушил на Сергея Викторовича град ударов. Держа оба клинка прямым хватом Сергей Викторович легко отразил стремительную, но бесхитростную атаку отбив все удары, а затем вращая оружие так, что клинки превратились в сверкающие круги и восьмёрки вынудил противника отступить. Подбросив ятаган в воздух и перехватив его обратным хватом, он перешёл в атаку, ошеломив Крода каскадом технических приёмов и нанеся ему несколько глубоких порезов. Чтобы закрепить успех, Сергей Викторович провёл обманный манёвр отведя шашкой «когти» противника в сторону и воспользовавшись моментом, нанёс страшный рассекающий удар ятаганом по незащищённому правому боку, рассекая плоть и вспарывая живот. Бой закончился, не успев начаться, продлившись чуть более минуты. А наступившую тишину нарушил лишь испуганный вскрик Марины, да деловое жужжание сервоприводов меддроидов, поспешно волокущих поверженного Крода в медкапсулу. Сергей Викторович победил в схватке, не получив ни единой царапины. О чём, в следующее мгновение и возвестил всем собравшимся Варнен, добавив, что отныне Крод, как проигравшая сторона, становиться личным вассалом Сергея. Собравшиеся в холле зашумели, обсуждая возможные изменения в руководстве резиденции. Но все домыслы слуг пресёк Варнен, объявив, что Крод продолжит выполнять возложенные на него обязанности управляющего, а он, как владелец резиденции, доволен его работой. Так как Крод сохраняет за собой место управляющего и не может в полной мере выполнять функции слуги господина Сергея, то должен, взамен себя, предоставить на выбор кого-то из своих личных вассалов. На этом ритуальный поединок, а также спор его вызвавший, Варнен объявил завершёнными и приказал всем разойтись по своим рабочим местам.

– Поздравляю тебя с победой! – обратился он к Сергею Викторовичу. – Но, пока Крод будет находиться в медкапсуле не получиться воспользоваться её плодами и выбрать себе слугу. Да и вам с Мариной предстоит сегодня вечером вновь наведаться в наш медицинский центр. Мне только, что сообщили, что индивидуальные нейросети подходящие по вашим параметрам уже доставлены. Что ж, теперь можешь смыть с себя кровь и отдохнуть после поединка.

Глава 11

Открыв глаза Сергей Викторович увидел склонившегося над ним Нодара.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался врач.

Прислушавшись к своим ощущениям, вставая из медкапсулы, Серей Викторович отметил, что в отличие от предыдущих пробуждений, в этот раз отсутствует лёгкая эйфория, а небольшая слабость и заторможенность движений привносят дискомфорт в общее самочувствие. Поэтому он ответил: – Бывало и лучше.

– Установка нейросети прошла штатно, а небольшое недомогание скоро пройдёт, – сообщил Нодар. – В течении ближайших суток нейросеть активируется. Тебе предстоит освоится с ней и настроить под себя её работу и интерфейс. Чтобы избежать небольших недоразумений, во время активации может возникнуть дезориентация в пространстве, рекомендую всё это время находиться в своих апартаментах. Как только почувствуешь головокружение прими горизонтальное положение и действуй согласно указаниям системы настройки. Если в чём-то сомневаешься, можешь до завершения активации оставаться в нашем медцентре, под моим наблюдением. С этой целью в смежном с хирургическим блоком крыле специально оборудованы помещения, можешь воспользоваться одним из них.

– Думаю, в этом нет необходимости, тем более, что я буду находиться всего лишь через дорогу от вашего центра, – определился Сергей Викторович и стал одеваться.

Головокружение настигло его вскоре после того, как он вошёл в свой номер. Предупреждённый Нодаром он сразу прилёг на кровать, и тут весь окружающий мир подёрнулся рябью, неестественно растянулись границы комнаты, а затем, покачнувшись, вернулись к привычному виду. В голове раздался громкий голос: – Индивидуальная нейросеть пятого поколения, адаптированная под человеческую расу завершила слияние с носителем и готова к работе. Визуализировать рабочий стол? Да. Нет.

– Да, – почему-то в вслух, ответил Сергей Викторович.

Отодвинув на второй план окружающую обстановку, сделав её фоном, перед взором появился стандартный вид рабочего стола, уже хорошо известный Сергею Викторовичу по работе с голопанелями.

– Чтобы свернуть рабочий стол сделай смахивающее движение взглядом с правого нижнего угла к левому верхнему.

После выполнения предложенного действия рабочий стол свернулся, превратившись в еле заметную иконку на самом краю периферического зрения, в левом верхнем углу.

– Чтобы вновь развернуть рабочий стол необходимо дважды сфокусировать взгляд на иконке.

Рабочий стол послушно развернулся перед глазами. Дальше следуя инструкциям, Сергей Викторович быстро освоил управление нейросетью, попутно покопавшись в настройках. Но так как у него не был открыт счет в банке, то выход в галанет был обрезан, а значит и проводить какие либо, серьёзные изменения в настройках не представлялось возможным, да и не было в этом необходимости. Затем Сергей Викторович поочерёдно стал подключаться к оборудованию номера: поэкспериментировал с климатической системой, настроил наиболее комфортную влажность и температуру, трансформировал кровать в удобный диван. Синхронизировавшись с голопанелью полистал заставки и установил изображение горного массива с приятным музыкальным сопровождением. Поднявшись с дивана, благо дезориентации уже не ощущалось, направился в бассейн и сделав воду немного прохладнее, с удовольствием поплавал. После купания Сергей Викторович обсохнув под тёплыми струями воздуха и ощутив чувство голода, направился к пищевому синтезатору и вызвав меню через нейросеть, заказал себе обед. Пока синтезатор изготавливал заказ он облачился в костюм и подключившись к нему установил себя в качестве хозяина, заблокировав возможность управления им посторонними. Пообедав, Сергей Викторович погрузился в изучение всех возможностей своей нейросети. Оказалось, что индивидуальные нейросети не могут снова сворачиваться, как обычные стандартные и поэтому они неизвлекаемы, то есть их нельзя заменить на более продвинутую модель в будущем. Зато заложенная в них возможность модернизации позволяла во много раз увеличивать базовую производительность нейросети, а также, значительно её расширять. Причём индивидуальные показатели носителя, такие как интеллект или скорость реакции, можно было увеличивать в разы устанавливая импланты в специально предусмотренные слоты. Индивидуальные модели пятого поколения позволяли подключать до двенадцати различных имплантов. Тут Сергей Викторович с содроганием подумал, что если бы Крод имел подобную нейросеть с парочкой установленных имплантов «скорость реакции +100», то сделал бы из него мясной фарш, даже не умея фехтовать. И был бы он сейчас его личным вассалом, а не наоборот. Хотя… Интуиция, которая всегда помогала Сергею Викторовичу избегать крупных неприятностей непременно предостерегла бы его от столь опасного шага. Как только он вспомнил о ней, нейросеть услужливо поведала о возможности установки имплантов «интуиция + 50», или более сложной модели «интуиция +75».

– А сколько одинаковых имплантов можно устанавливать? – задался вопросом Сергей Викторович и, тут же, получил ответ, что слоты для подключения имплантов распакованы равномерно во всех зонах головного мозга и, в зависимости от направленности импланта стимулируется работа той зоны, которая отвечает за нужную функцию, обычно не более двух – трёх. Но начиная с пятого поколения в индивидуальных нейросетях предусмотрена функция перераспределения слотов, что позволяет подключать до пяти имплантов одного направления.

– А какие направления вообще существуют?

– На увеличение интеллекта и памяти, скорости реакции, интуиции, объёма и скорости обмена информацией. На усиление и модернизацию костно-мышечной системы. При наличии у носителя врождённых пси-способностей разработана линейка имплантов на усиление пси-воздействий и накопление пси-энергии. При отсутствии таковых, на блокировку пси-воздействий, направленных на сознание носителя. На нивелирование ЭМ-излучения. При попытке несанкционированного сканирования памяти носителя, на блокировку или удаление объёмов памяти. При частичной киборгизации носителя, на полное взаимодействие с искусственными органами и тканями. При получении носителем травм малой и средней степени тяжести, на регенерацию и самовосстановление. И последняя разработка, импланты позволяющие разделять сознание носителя на потоки.

– Да, впечатляет! Теперь понятно, почему индивидуальные нейросети столь дороги. Они дают возможность развиваться в любой профессиональной области, а при необходимости, легко перепрофилироваться в другую сферу деятельности. Универсальность, в совокупности с максимальной эффективностью! Такие материальные вложения просто так не делаются. Стало быть, я теперь золотая рыбка в золотой клетке. Если учитывать Марину, то две золотые рыбки в золотой клетке. Кстати, как она? Можно ли с ней связаться через нейросеть? – на заданный самому себе вопрос Сергей Викторович получил ответ: – В виду отсутствия регистрации во всемирной сети осуществить связь с разумным «Марина» на прямую не представляется возможным, но можно установить связь воспользовавшись мощностями управляющего искина резиденции.

Повернувшись к голопанели Сергей Викторович быстро отыскал в её меню функцию внутренней связи и вызвал номер Марины. Но номер оказался пуст. Тогда Сергей Викторович обратился непосредственно к искину резиденции поинтересовавшись местом пребывания хозяйки номера.

– Марина покинула номер семьдесят четыре стандартных часа назад отправившись в медицинский центр клана Оранжевой Зари. На данный момент установить с ней связь невозможно, для уточнения ситуации рекомендую связаться с её служанкой Карой.

– Марина успела обзавестись служанкой в лице Кары? Молодец девчонка, – подумал Сергей Викторович. – Соедини меня с Карой.

– Слушаю, – тут же раздался её голос. – Кто это?

– Это Сергей, хотел связаться с Мариной, но её нет в номере. У неё всё в порядке?

– Да, в порядке. Установка нейросети прошла успешно и теперь она ожидает её активации здесь, в медцентре, под присмотром Нодара. Постой, ты связался со мной через нейросеть?

– Да, а что?

– Просто ты покинул медбокс на полтора стандартных часа позже Марины. Я это знаю, потому, что Нодар находился с нами, когда пришло сообщение о твоём пробуждении. И у тебя уже успела активироваться нейросеть?

– Да, пару часов назад. А у Марины разве нет?

– Феноменально! – в возгласе Кары звучал восторг. – Обычно с момента пробуждения до активации проходит не менее десяти часов, а у тебя не прошло и получаса. Ты уникален.

– Спасибо, я всегда это знал. Но всё же, как дела у Марины?

– Сидит напротив меня, смотрит на голопанели музыкальное шоу и ждёт активации, – тут Кара стала транслировать изображение с сетчатки глаз и Сергей Викторович увидел увлечённо пялившуюся в экран и раскачивающуюся в такт музыке Марину. – Что-нибудь ей передать?

– Пожалуй не стоит, пусть спокойно слушает музыку, – сказав это Сергей Викторович прервал связь.

***

Получив доклад искина Варнен сразу же связался с Карой: – Сейчас у тебя состоялся разговор с Сергеем, в котором ты слишком эмоционально отозвалась об одной его феноменальной особенности. Хочу напомнить тебе о режиме полной секретности, надеюсь, что эта информация нигде не всплывёт. И очень настоятельно рекомендую, впредь держать свои эмоции под контролем. Всё. Работай.

Отчитав служанку, Варнен стал вызывать Великого Гарвана. Тот ответил лишь спустя несколько стандартных минут: – Докладывай, но только коротко, скоро начнётся заседание Совета кланов.

– Я скинул тебе всю накопившуюся информацию, там есть очень интересные факты. Завтра планирую открыть на подопечных счета во Всемирном банке и зарегистрировать их как беженцев с Циналы, одной из мятежных планет алонов. А, затем поручу им работу с артефактами.

– Мм. Какая быстрая активация нейросети! – восхитился глава клана быстро просмотрев пакет информации. – Привяжи их к нам покрепче, сынок, и не только финансово, найди ещё что-то, что сделает их преданными нашему клану. Даю добро на использование исследовательской базы в пустыне Нарудо. Всё, мне пора. Действуй.

Глава 12

Весь путь до центрального офиса Всемирного банка Марина без умолку щебетала, восхищаясь открывшимися возможностями после установки нейросети и сетуя на то, что не может продемонстрировать их своим друзьям, оставшимся на Земле. Было видно, что новая игрушка полностью покорила Марину. Сергей Викторович молча слушал, изредка кивая, в знак согласия с её восторженными восклицаниями. А на вопрос, почему не видно радости на его лице, ответил, что давно разучился бурно реагировать на какие-либо технические новинки, да и на Земле практически не пользовался социальными сетями, предпочитая живое общение.

В фойе офиса их уже поджидал банковский служащий, который с интересом окинув взглядом людей, вежливо поздоровался с Варненом. Проводив их в отдельный кабинет, он сообщил, что они находятся в помещении, предназначенном для конфиденциальных переговоров и оборудованном системой, предотвращения прослушки. Кивнув на это Варнен сказал: – Я хочу открыть счета на моих новых работников и зарегистрировать их в единой гражданской базе данных, но сделать это нужно задним числом. Они должны быть уроженцами Циналы из семьи торговцев, некогда открывших бизнес на товарах, ввозимых из Объединённых кланов, думаю будет нетрудно найти погибших подходящего возраста. И ещё, при замене ДНК-идентификаторов необходимо использовать не полный код ДНК, а урезанные версии, вот эти – и передал банковскому служащему два информационных кристалла. Забрав кристаллы и попросив немного подождать, служитель банка удалился выполнять пожелания Варнена.

Через небольшой промежуток времени, который посетители провели за ничего не значащей беседой, служитель вернулся. Отдав обратно кристаллы Варнену, он положил на стол перед каждым из землян по небольшому устройству.

– Это идентификационные чипы, – стал объяснять он. – На них будет храниться вся информация о вас, ваших счетах и гражданском статусе. Как вы понимаете, это не чистые чипы. Они принадлежали погибшим во время беспорядков, устроенных алонами ещё в начале приграничного конфликта. Это отец и дочь из семьи Ризоли. Близких родственников у них не осталось, вместе с ними погибли жена главы семьи и двое его сыновей. Запросов от дальних родственников об их судьбе за прошедшее с момента их гибели время не поступало. Непогашенных кредитов за семьёй не числилось, а средства, находившиеся на личных счетах, были незначительны. Следовательно, никто не станет их разыскивать и, тем более, отслеживать транзакции перевода денег с их счетов на общий счёт клана Оранжевой зари. Звали их Марко и Тиана, но вы можете после перезагрузки данных в чипах, изменить имена, дополнив своими. Сейчас многие беженцы меняют имена и даже клановую принадлежность в надежде избежать отправки на поселение в малозначительные и удалённые от столичной планеты поселения. Так, что небольшие изменения личных данных не у кого не вызовет подозрения. Более подробную информацию о своих новых биографиях вы узнаете из данных содержащихся в чипах. В них уже заменена ДНК-кодировка на вашу, но для перезагрузки вам придётся приложить палец в специальное углубление для взятия эталонного образца крови, после чего через нейросеть подключиться к ним. Произойдёт привязка чипов к уникальным идентификаторам ваших нейросетей и вы станете полноценными гражданами Союза Объединённых кланов, и счастливыми обладателями личных счетов во Всемирном банке, а господин Варнен переведёт на них по пять тысяч кредитов неснимаемого минимума. Вас устраивает предложенный мною вариант, или есть какие-то возражения, либо пожелания?

– Я всегда знал, Лидор, что ты лучший управляющий банком на Колыбели, а предложенный тобой вариант будет полностью соответствует моим пожеланиям, – ответил Варнен.

– Благодарю! – Лидор слегка поклонился. – В таком случае можете приступать.

Проведя привязку чипов и скачав с них всю информацию по своим новым личностям, земляне вернули их банковскому служащему и попрощавшись покинули банк. Выйдя из банка, они сели в поджидающий их глайдер и отправились обратно в резиденцию Варнена.

– Почему я не могу подключиться к галанету? – через некоторое время после взлёта спросила Марина. – Система требует провести оплату, всего девяносто кредитов, но снять их со счёта я не могу.

– Это для вашей безопасности. Я специально положил вам на счета только неснимаемую сумму. Иначе, подключившись к галанету, ты бы развела бурную деятельность общаясь на различных форумах, а любая утечка информации, касающейся вас с Сергеем, может нанести вред нашему дальнейшему сотрудничеству, – ответил Варнен пристально посмотрев на Марину.

– Ты считаешь меня болтуньей, не способной хранить секреты? – вспылила Марина.

– Нет, но существует множество методик выведывания нужной информации, и самая простая из них – это цепочка, с первого взгляда, ничего не значащих вопросов, но отвечая на них, ты выложишь всю информацию, частично или косвенно касающуюся интересующей темы. А затем, эту информацию обработает мощный искин, сопоставит, проанализирует её и выдаст заключение процентов на девяносто соответствующее истинному положению вещей. Так, что вероятность утечки информации после твоей регистрации на форумах в галанете весьма высока, тем более с началом приграничного конфликта к разумным человеческой расы зарегистрированным на территории Объединённых кланов очень пристальное внимание всех наших спецслужб, да и не только наших.

– Варнен прав, Марина! Нам следует, пока, воздержаться от общения с посторонними, – поддержал его Сергей Викторович. – К тому же, у нас скоро на это просто не будет времени. Что-то мне подсказывает, что нас ожидает много работы и ещё больше учёбы.

Варнен перевёл взгляд на Сергея Викторовича и сказал: – Верно. В ближайшие часы мы закончим все неотложные дела в резиденции и сегодня ночью вылетим на нашу исследовательскую базу в пустыне. Там, вдали от посторонних глаз, вы и проведёте некоторое время с пользой для клана, а, заодно, пройдёте первые этапы обучения. Так, мы уже подлетели к резиденции. Сергей, через стандартный час жду тебя в своём кабинете, нужно решить вопрос с твоим личным вассалом. А пока что займитесь изучением небольшой базы «Юрист» первого уровня, с вашим индексом интеллекта вы её изучите за половину стандартного часа. Информационные кристаллы дожидаются вас в ваших апартаментах. Нам предстоит подписать договора о сотрудничестве.

***

Когда Сергей Викторович вошёл в кабинет Варнена, там его уже поджидал недавний противник.

– Присаживайся, – предложил Варнен. – Сейчас Крод скинет тебе данные своих вассалов, ты их внимательно просмотри. Но прежде, чем сделаешь выбор, хочу тебе вот о чём сказать. Девять из двенадцати слуг Крода – это рептилоиды женского пола, присмотрись к ним повнимательнее. Это прислуга и горничные, у них установлены соответствующие нейросети и изучены базы согласно выполняемым обязанностям. Выбрав одну из них, ты значительно облегчишь себе жизнь в дальнейшем, возложив на её плечи все хозяйственно-бытовые проблемы. Ну, а трое вассалов мужчин – это повар, сомелье и уже знакомый тебе Руд, заместитель Крода. И мне бы не очень хотелось лишаться таких ценных для резиденции работников. Видишь ли, мои гости предпочитают есть пищу, приготовленную из натуральных продуктов руками профессионального повара и запивать её напитками высочайшего качества. Ну ты меня понимаешь. Что касается Руда. Он правая рука Крода и лишившись её мой управляющий не сможет столь же эффективно выполнять возложенные на него обязанности. А теперь можешь выбирать.

Из слов Варнена вытекало, что выбор у Сергея Викторовича в общем-то и не большой. Поэтому он даже не стал просматривать информацию вассалов мужского пола. Правда сохранил её, чтобы потом просмотреть, мало ли, пригодиться. Файлы содержащие данные служанок не отличались разнообразием. У семи стояли стандартные нейросети «Сфера обслуживания – 4М», у двоих модель пятого поколения, и всего у одной служанки по имени Нора «Сфера обслуживания – 5М». Перечислялись изученные базы знаний от «эксплуатация дроидов-уборщиков» до «этикета» и «сервировка стола на приёме в честь коронованных особ». Не сильно необходимые в повседневной жизни базы. Порадовала Нора, изучившая второй уровень базы «Массаж». Рассмеявшись про себя, вспомнив свою работу на Земле, Сергей Викторович определился с выбором.

– Под протокол. Взамен Крода, своим личным вассалом я соглашаюсь взять Нору. С этого момента она должна беспрекословно выполнять все мои поручения, не наносящие вреда её клану и ей лично, в свою очередь, возлагаю на себя заботы о её материальном и моральном благополучии! – произнеся эту фразу под протокол, Сергей Викторович автоматически записал её в памяти нейросети, придав ей юридический статус.

– Под протокол. Освобождаю Нору, вторую дочь Залеса, от всех обязательств передо мной, уступая все права на неё Сергею Марко Ризоли, – ответил ему Крод.

– Как ваш аниократер, объявляю, что конфликт приведший к ритуальному поединку полностью завершён и его результат только-что под протокол был озвучен. Крод, объяви Норе о её новом статусе. Можешь идти, – распорядился Варнен.

Поспешивший к выходу Крод, чуть не столкнулся в дверях с входящей в кабинет Мариной.

– Ты уже здесь? Хорошо. Присаживайся, – встретил её Варнен. – Я сейчас сброшу вам на нейросети договор о сотрудничестве. Вы его внимательно изучите и если нет замечаний, то завизируйте и отправьте мне обратно. Надеюсь, вы освоили базу «Юрист»?

– Да, – одновременно ответили земляне.

Любой юридический договор можно составить таким образом, что подписавший его разумный даже не заметит заложенные в него «подводные камни», или, хуже того, бомбы замедленного действия. И, лишь когда один из таких сюрпризов взорвётся, нанеся серьёзные финансовые или иные потери, невнимательный разумный станет сожалеть о том, что был небрежен, или недостаточно юридически подкован в момент подписания этого злосчастного договора. Поэтому Сергей Викторович с максимальным вниманием к мелочам, вплоть до запятой, стал изучать предложенный Варненом документ и сразу обнаружил в тексте несколько нюансов которые можно было двояко интерпретировать. Отправив Марине на нейросеть сообщение, что бы она не спешила подписывать, он стал вносить в текст свои корректировки исправляя недомолвки и шероховатости. Когда интуиция подсказала, что документ стал достаточно безопасен для подписания, Сергей Викторович отправил его Варнену для согласования.

– О! Я вижу ты подправил текст. Что ж, весьма грамотно. А это что? Ты добавил два новых пункта, о возможности досрочного погашения материальной и финансовой задолженности и об одностороннем выходе из договора в случае грубого нарушения одной из сторон пунктов 1.3, 1.4, 3.2 и 4.8. Ты ставишь под сомнение порядочность клана и ещё не начав работать планируешь, как можно быстрее, освободиться от обязательств перед ним? – угрожающе прошипел Варнен.

– Я ни в коем случае не хотел как-либо опорочить честь клана Оранжевой зори к коему имею честь отныне принадлежать. Мною лишь двигала надежда на то, что в очень отдалённой перспективе у нас с Мариной появиться возможность самостоятельно распоряжаться своей жизнью, – спокойно ответил Сергей Викторович. – Ну а грубое нарушение вышеупомянутых пунктов может весьма ощутимо пошатнуть нашу безграничную преданность клану, именно поэтому я и внес их отдельным пунктом.

Варнен на некоторое время завис, с кем-то обсуждая внесённые поправки. А Сергею Викторовичу в это время пришло сообщение от Марины, в котором она аплодировала стоя на армейской табуретке и посылала воздушные поцелуи – эдакая высокотехнологичная гифка изготовленная нейросетью.

Вернувшись в реальность Варнен согласился подписать предложенный Сергеем Викторовичем вариант договора, но только если к нему будет добавлен ещё один дополнительный пункт о сохранении лояльности клану и нераспространении информации о нём третьим лицам после выхода из договора. Наконец, документ был завизирован и Варнен распорядился через полтора стандартных часа прибыть в сопровождении своих слуг на взлётно-посадочную площадку резиденции.

Когда Сергей Викторович вернулся в свой номер, там его уже ждала Нора. Девушка-рептилоид ростом чуть ниже Сергея Викторовича была одета в униформу горничной. Поклонившись, неожиданно тонким голосом она сказала: – Меня зовут Нора. Крод сообщил мне, что переуступил тебе все права на меня и теперь я твой личный вассал. Можешь поставить метку в моей нейросети, вот доступ.

Воспользовавшись предоставленным доступом, Сергей Викторович сделал отметку в уникальном идентификаторе нейросети Норы.

– Как прикажешь к тебе обращаться, господин Ризоли, или господин Сергей? – спросила Нора.

– Когда мы с тобой вдвоём просто Сергей, если при обращении присутствует кто-то посторонний не отмеченный мною как близкий друг – господин Сергей, – немного задумавшись ответил Сергей Викторович. – На данный момент близкий друг только один – Марина. У меня никогда не было слуг, там откуда я родом уже более ста лет нет градации на сословия, но мне прекрасно известен круг обязанностей, возлагаемых на них. Тебе предстоит решать все хозяйственные и бытовые вопросы, которые неизбежно будут у нас возникать. Для их решения тебе понадобятся финансы. Поэтому я открою на твоё имя счет в банке, куда буду переводить некоторые суммы. Ну это в ближайшей перспективе, после получения первого гонорара. А пока, что нам предстоит небольшое путешествие в пустыню на исследовательскую базу, где мы проведём некоторое время. Так, что смени эту милую униформу на что-то подобающее, собери все свои вещи и через стандартный час жди меня на взлётно-посадочной площадке.

Глава 13

Ночное путешествие на глайдере не принесло ни каких впечатлений кроме скуки. Пассажирский салон не был оборудован голопанелью, и чтобы себя чем-то занять, Марина стала просматривать музыкальные клипы, что по её просьбе в галанете скачала Кара и сбросила на нейросеть. Сергей Викторович о чём-то оживлённо беседовал со своей новой служанкой, а Кара, сообщив, что продолжит изучать базу знаний, с позволения Марины отключилась от действительности. Вот ей и не оставалось ничего, как только предаться своему любимому увлечению – музыкой. Тем более, что известные музыкальные коллективы в изведанной территории космоса порадовали новым и непривычным звучанием. Правда тексты инопланетных песен в большинстве своём не несли особой смысловой нагрузки и очень сильно напоминали столь не любимую ей на Земле отечественную попсу.

На исследовательскую базу прибыли на рассвете. Она представляла из себя несколько приземистых зданий расположенных в небольшом оазисе со всех сторон окружённом песками.

– Очень экзотично, но немного сиротливо, – подумала Марина, осматривая своё новое место жительства.

Вновь прибывших встретил начальник охраны в сопровождении двоих бойцов и шести боевых дроидов. Поприветствовав их, он предложил пройти сквозь сканирующую рамку, расположенную на краю взлётно-посадочной площадки и только после этого проследовать за ним в административное здание базы.

Едва они вошли в кабинет начальника базы Варнен замер на мгновение, а затем произнёс: – Рад приветствовать тебя Сарган, я только что передал тебе приказ Великого Гарвана. Распорядись, пожалуйста, разместить твоих новых сотрудников по категории А. Мы же с тобой пока обсудим наши планы дальнейшего исследования артефактов.

– Сергей Марко и Марина Тиана Ризоли со слугами? – пристально осмотрев землян и лишь мельком глянув на рептилоидок спросил Сарган.

– Так точно! – почему-то по-армейски ответил Сергей Викторович.

– Меня зовут Сарган, я начальник этой базы и все мои приказы и распоряжения имеют наивысший приоритет. Это понятно?

– Так точно! – в два голоса ответили земляне.

– Я не люблю, когда меня отвлекают от дел по всяким пустякам. Поэтому обращаться ко мне нужно только в случае крайней необходимости.

– Так точно! – вновь рявкнули земляне, окончательно включив армейского дурака.

– Я не потерплю если ваши служанки будут праздно шататься по территории базы и отвлекать от работы персонал. Если такое замечу наложу взыскание на вас. Ясно.

– Так точно! – земляне уже откровенно потешались.

Сарган видимо стал что-то подозревать, потому, как цвет его чешуи стал принимать бледно-зелёный оттенок, но ситуацию спас вошедший в кабинет дежурный офицер охраны, который испросив разрешение предложил землянам следовать за ним. Пройдя в соседнее здание, они поднялись на второй этаж, где офицер показал землянам две смежные комнаты оказавшиеся незанятыми. Едва успели расположиться и осмотреться, как им обоим на нейросети пришёл вызов явиться в зал совещаний для знакомства со своими инструкторами. Сверяясь с планом базы скинутым вместе с вызовом, земляне без труда нашли нужное помещение. За неизменным круглым столом, расположенном в центре зала, восседал Варнен в обществе ещё троих рептилоидов.

– Это наши Сергей и Марина, их полные диагностические индексы вы только что получили, – представил вошедших Варнен, и уже обращаясь к землянам продолжил: – Инструктора Крин, Манор и Зер будут заниматься вашей инициацией и проследят за активацией и перенастройкой артефактов, что в силу разных обстоятельств попали к нам в руки.

Из бокового кармана своего костюма Варнен достал небольшую коробочку и протянул её рептилоиду одетому в невзрачный светло-бежевый комбинезон.

– Это голубой псикристалл. Отправляйтесь с Мариной в экранированный бокс, там лучше всего провести инициацию, а мы отправимся в хранилище и попробуем что-нибудь активировать.

Марина растерянно посмотрела на Сергея Викторовича, как бы ища поддержку и спросила: – А нельзя ли и мне с вами?

– Ещё успеется. Думаю, то чем ты сейчас займёшься тебя не только обескуражит, но и доставит массу незабываемых ощущений. Не так ли Манор?

– Момент инициации останется в памяти на всю оставшуюся жизнь, – ответил инструктор.

– Я даже тебе немного завидую! – на мгновение глаза Варнена заблестели.

***

Экранированный бокс находился в отдалении от основных построек базы, и, чтобы до него добраться Манор воспользовался гравиплатформой. Взгромоздившись на водительское место, он усадил Марину на соседнее сидение и отправил платформу в неспешный полёт. Во время движения Марина попыталась через нейросеть подключиться к управлению гравиплатформой, но «вредное» транспортное средство не согласилось ей подчиняться, затребовав код доступа. Впрочем, это обстоятельство ни сколько её не огорчило. Бокс оказался абсолютно пустым помещением округлой формы без окон. Стены были покрыты каким-то пористым материалом, внешне напоминающим поролоновую губку и таким же податливым при надавливании. Марина не удержалась и попробовала на ощупь. Когда же они подошли к центру бокса, Манор открыл коробочку, переданную Варненом, и протянул Марине, лежавший в ней кристалл. В полумраке помещения он слабо светился голубоватым светом.

– Этот кристалл способен накапливать в себе большое количество пси-энергии, но сейчас в нём её совсем немного и к тому же она голубого цвета, – начал объяснять Манор. – Голубая энергия – это энергия рассудка, спокойного созерцания сущности бытия и к тому же она родственна стихиям воздуха и воды. Если после инициации тебе в порыве восторга захочется перемещать большие объёмы воздушных масс, то ограниченное пространство бокса не позволит тебе устроить торнадо и навредить себе и окружающим разумным. Ну а то, что мы находимся в пустыне, почти полностью исключает риск цунами и наводнения. И последняя предосторожность, экранирующий материал бокса полностью изолирует тебя от общего пси-поля планеты и убережёт окружающих от твоего ментального воздействия, ну и не выдаст тебя, как псиона, вездесущим наблюдателям старших рас.

– Ты сейчас столько наговорил, что прямо оторопь берёт, – сказала Марина, забирая кристалл. – Я конечно всегда знала, что могу горы свернуть если захочу, но не думала, что до такой степени всемогущая.

– Напрасно! У тебя очень большой потенциал, поэтому пока не научишься себя контролировать лучше поберечь и себя, и окружающих. Я сейчас покину бокс и загерметизирую двери. Оставшись одна, постарайся отключить все свои мысли и полностью сконцентрироваться на кристалле. Ощути энергию, заключённую в нём. Попробуй потянуть её на себя, а затем сама поделись с кристаллом своею энергией. Погоняй её туда – сюда, пока полностью не сроднишься с ней, ну а дальше экспериментируй сама, только сильно не увлекайся. И помни главное – ты управляешь энергией, а не она тобой! Когда полностью подчинишь её и сможешь сдерживать энергию в себе не позволяя вырываться наружу, то отправь с нейросети вот этот кодированный сигнал и двери разблокируются, позволив тебе выйти наружу. Там я буду тебя ждать. Удачи! – с этими словами Манор покинул бокс, заблокировав за собой двери.

Из-за того, что в боксе не было никакой мебели Марине пришлось присесть прямо на пол, подогнув ноги на манер йоговской позы полулотоса. Наконец устроившись поудобнее, найдя оптимальное положение спины, Марина стала пристально всматриваться в кристалл.

– Ну кристалл, как кристалл, только светится красиво. Большой, больше земного спичечного коробка. При поворачивании грани завораживающе переливаются. В изящной золотой оправе получилась бы просто сногсшибательная брошь. А как бы она смотрелась на моём синем вечернем платье, что я купила в Москве в конце зимы на распродаже. Вспомнилась клубная тусовка и отчего-то тоскливо защипало в груди. Стоп! Что-то не так, Манор советовал отключить мысли, а я, наоборот, стала предаваться воспоминаниям. Попробую нащупать эту самую энергию. Сконцентрировавшись на свечении, исходящем от кристалла Марина представила, как оно перетекает в руку, а затем дальше течёт по телу постепенно заполняя его собой. И каково же было её удивление, когда энергия кристалла действительно потекла по руке, а заполнив всё тело стала концентрироваться в районе солнечного сплетения. Правда энергия, переливаясь в тело сразу теряла голубоватый оттенок, становясь почти прозрачной. Когда свечение кристалла стало еле заметным Марина поймала себя на том, что испытывает небольшое головокружение и легкую эйфорию. Тогда она, наоборот, стала обратно закачивать энергию в кристалл, пока тот не засветился в два раза ярче чем первоначально. Сообразив, что почти полностью себя опустошила, она вновь потянула энергию в себя испытывая при этом наслаждение, словно истомившийся от жажды путешественник по пустыне, прильнувший к источнику с чистой, холодной водой. Сколько раз так перегоняла Марина энергию из кристалла и обратно она не считала, полностью отдавшись сменявшей друг друга череде наслаждений и опустошений. Но в один прекрасный миг она заметила, что полностью выпила всю энергию кристалла, а эйфория почти сошла на нет. Поднявшись с пола Марина спрятала поблекший кристалл в карман и принялась разминать затёкшие ноги и одеревеневшую спину. И тут её ждал первый сюрприз. Прогибаясь назад что бы снять напряжение в мышах спины, Марина заметила, что сконцентрированная в районе груди энергия вдруг вырвалась наружу, вызвав небольшие завихрения воздуха над ней. Это стало заметно по закружившимся песчинкам, принесённым в бокс из пустыни. Потянув выплеснувшуюся энергию обратно к себе, Марина почувствовала, что может управлять этими воздушными завихрениями. Следующие полчаса небольшие рукотворные смерчи устраивали хороводы вокруг своей повелительницы, гонялись друг за другом играя в догонялки и скакали, устроив чехарду. Когда же Марина попыталась объединить их в один большой смерч, то почувствовала необычайную лёгкость в теле и одновременно чувство нехватки воздуха, с такой скоростью вокруг неё вращался воздух. Поддавшись внезапному порыву, она подпрыгнула и на некоторое время зависла в воздухе, медленно опускаясь на пол ангара. Прекратив подпитывать смерч, Марина вновь ощутила привычную силу тяжести и смогла, наконец, вдохнуть в полную силу.

– Хм, раскручивая смерч, я каким-то образом влияла на гравитацию, создавая локальную зону пониженного притяжения. Если что-то притягивать к себе силой, а вокруг создать поле с пониженной гравитацией то можно перемещать к себе предметы и даже левитировать самой, если наоборот, силой отталкивать себя от земли. Здорово! Эх, бокс совершенно пуст, а то было бы интересно притянуть к себе какой ни будь предмет. В следующий миг, Марина вновь вынула из кармана кристалл и слегка оттолкнула его от себя силой, тот отлетел метров на пять и шлепнулся на пол. Испугавшись, что разбила дорогую вещь, она мысленно потянулась к кристаллу и он подлетев несильно стукнулся в протянутую ладонь.

– Фух, целёхонек! Пусть всё же полежит в кармане.

Немного поэкспериментировав с выбросами энергии, Марина вскоре научилась ими управлять так, что стала взмывать в воздух влияя только на гравитацию и создавать при этом лишь слабый ветерок. В идеале можно было бы добиться полного отсутствия движения воздуха в районе пониженной гравитации, но Марине стало надоедать изображать из себя «летающую фею», любимую игрушку племянницы. Остановившись, она какое-то время постояла, внимательно прислушиваясь к себе и успокаивая разбушевавшуюся пси-энергию. Наконец добившись её относительного покоя и проделав несколько разминочных упражнений, чтобы убедиться в своём полном контроле над ней, Марина направилась к выходу из бокса, посчитав, что полностью контролирует свои новые возможности и может выйти наружу. Подойдя к дверям и уже собравшись переслать кодированный сигнал для их открытия, Марина вдруг услышала невнятное бормотание.

– Что это? Новый сюрприз? В боксе никого нет, кроме меня. Я, что, ещё могу слышать через препятствия?

Марина сконцентрировалась на бормотании и поняла, что это какой-то сложный монолог с обилием обрывков фраз и ярких зрительных образов. В образах в основном мелькали рептилоиды, но иногда возникали и аграфы со сполотами и всё это вращалось вокруг каких-то исследовательских проектов с участием псионов. Все эти образы объединяло то, что в них во всех центральное место занимал некий невидимый, но тем не менее главный объект. Он присутствовал то как пассивный наблюдатель и слушатель, то как непосредственный участник происходящего действия, а в некоторых образах сам являлся объектом проводимых экспериментов. И вот, наконец, в одном из образов Марине удалось рассмотреть внешность этого объекта, смотрящегося на своё отражение. Увиденное повергло её в шок. Центральным и непосредственным участником всех образов оказался Манор.

– Это его мысли. Я залезла к нему в голову и вижу его мысли. Просто невероятно! А, что если позвать его? Манор. Ты меня слышишь? – мысленно обратилась к нему Марина.

– Да, кто это? (Заинтересованность и поиск информации в закрытой тёмной области сознания.)

– Ищет в нейросети, – поняла Марина.

– Это Марина. Я случайно услышала твои мысли и решила с тобой немного поболтать.

– Марина? Ты смогла пробиться сквозь пси-защиту бокса? (Удивление. Страх. Непонимание. Восхищение её силой.) И как-то преодолела защиту моего импланта защищающего от ментальных пси-воздействий? (Страх, перерастающий в ужас. Паника.) Прошу тебя, очень прошу, не губи меня! Не разрушай, пожалуйста, мою психику. Нет ничего хуже, чем разрушенное сознание и существование в виде овоща, испражняющегося под себя. Прошу тебя!

– Да у меня и в мыслях не было, как-то тебе навредить, – обиделась Марина. – Да ну тебя, ещё называется инструктором, а сам чуть в штаны не наложил. Оттолкнув от себя сознание Манора, Марине захотелось попробовать отыскать Сергея Викторовича, но все её старания ни к чему не привели. Она охватила мысленным взглядом всю территорию базы нащупав не менее трех сотен разумных сознаний, были и сознания, явно принадлежавшие животным, но так и не смогла отыскать среди них землянина. Тогда ей пришла мысль отыскать сознание Варнена, ведь он отправился вместе с Сергеем Викторовичем в какое-то хранилище. И поиск его сознания оказался недолгим. В момент, когда Марина проникла в его мысли, Варнен вел через нейросеть диалог с Манором. Прислушавшись к нему, Марина поняла, что речь идёт о ней, поэтому не стала выдавать своего присутствия в голове Варнена, а тихо притаившись стала внимательно слушать. Варнен требовал от Манора прекратить панику и взять себя в руки, что у него деловые и доверительные отношения с людьми и подписан договор о сотрудничестве, а кластер искинов анализировавший их психологический образ на девяносто три процента исключил возможность агрессии, во всяком случае на данном этапе сотрудничества. Манор же возразил, что не знает где Варнен откопал этих странных людишек, но такой огромной силой обладают разве, что император аграфов, да пара – тройка его доверенных приближённых, и он не уверен, сможет ли клан совладать, а тем более управлять столь могущественными псионами. Варнен резко оборвал панические доводы Манора заявив, что доложит о его малодушии Великому Гарвану и если он сейчас же не успокоиться, и не приступит к своим обязанностям инструктора и эксперта по псионам, то лично даст распоряжение полностью стереть его память и отправить в приют для подвергшихся наказанию государственных преступников. Угроза возымела действие и Манор извинившись отключился. Завершив разговор, Варнен принялся что-то пристально рассматривать. Марине стало интересно, что же с такой заинтересованностью рассматривает Варнен, и даже не заметила, как подключилась к его зрению. Варнен наблюдал за действиями Сергея Викторовича, склонившегося над каким-то продолговатым предметом светло-жёлтого цвета. Осторожно оставив сознание Варнена, Мрина попыталась проникнуть в мысли стоящего рядом Сергея Викторовича, но тут её вновь ждало фиаско. Она просто не чувствовала его присутствия, а на том месте где он находился ощущалась пустота, звенящая пустота.

– Оказывается Сергей Викторович защищён от чужого проникновения в сознание намного лучше наших горе-хозяев, – пришла к заключению Марина. – А может он такой же по силе как я, или даже сильнее? Следует переговорить с ним на эту тему. И надо, наконец, выбираться из этого надоевшего бокса.

Герметичные двери отъехали в сторону, и Марина вышла к ждущему её в смятении Манору.

– Не надо меня бояться! Я ведь благодарна тебе за то, что дал такие точные инструкции перед моей инициацией. Только не могу понять, как ты стал экспертом по псионам, если наши возможности вызывают у тебя такой панический страх?

– Потому и страшно, что я эксперт. Много стандартных лет назад, когда я был молод, меня отобрали в группу, которая занималась проблемой отсутствия врождённых способностей псионов у нашей расы. Так как мой организм был признан наиболее устойчивым к пси-воздействиям, мне повезло не попасть в первую волну подопытных. Нанятые Советом кланов псионы пытались развить в нас способности воздействуя на энергетическую целостность организма и это очень плачевно закончилось почти для всех испытуемых. В тот момент у меня уже стояла нейросеть «Учёный-3М» и изучены несколько баз по биологии и медицине, поэтому я был зачислен в штат медицинского сопровождения, где мне пришлось первое время присматривать за бедолагами с разрушенным сознанием. Очень тягостное зрелище. В дальнейшем, после серии неудачных экспериментов, им удалили нейросети и полностью очистили память. Беднягам пришлось заново учиться ходить, говорить, ухаживать за собой. И даже по прошествии многих лет никто из них не смог восстановить свои прежние интеллектуальные и психомоторные показатели. Псионы проводившие воздействия всё же сумели разработать методику практически исключавшую фатальные повреждения сознания, но и добиться удовлетворительных результатов не смогли. Я тоже подвергался энергетической разбалансировке, и даже приобрел минимальные пси-способности. Когда исследовательский проект закрыли, меня как один из удачных «образцов», псионы забрали с собой, в свой центр инициации и обучения, для дальнейшего изучения. В этом центре я провёл пять стандартных лет и видел практически все этапы обучения псионов. Был также, свидетелем множества курьёзов и несчастных случаев, происходивших во время инициации. В том числе и разрушения сознания инструктора разбушевавшимся неофитом, оказавшимся ментально намного сильнее. Скажу честно, когда мне поручили стать твоим инструктором, я постарался максимально обезопасить себя, ведь мой пси-индекс всего шесть единиц, а у тебя заоблачные семьдесят шесть. Ты смогла бы меня прихлопнуть как муху и даже не заметила бы.

– А семьдесят шесть это много или мало? – перебила Марина.

– Максимальный индекс – сто единиц, но он считается недостижимым. Вообще-то псионов очень мало, даже среди старших рас, и подавляющее их большинство обладает индексом до двадцати единиц. Псионы средней силы – от двадцати, до сорока, а все, кто выше сорока единиц… Во всём изведанном космосе их наберётся едва ли сотня разумных. Говорят, сам император аграфов имеет пси-индекс в восемьдесят единиц. Поэтому, когда ты с лёгкостью преодолела пси-защиту бокса, и даже не заметив установленного у меня защитного импланта проникла в моё сознание я испытал настоящий ужас от осознания того, что ты сможешь меня уничтожить как личность просто по незнанию, или же из чувства неприязни. Ведь не секрет, что человеческая раса, мягко говоря, недолюбливает представителей рептилоидов.

– Да ладно. Не такие уж вы и страшные. И очень забавно меняете цвет, когда испытываете сильные эмоции. Прикольно! – улыбнулась Марина. – Поехали домой, я устала и хочу есть. О, слушай, а давай я поведу эту бандуру.

–Не понял, какую бандуру? – в растерянности заозирался Манор.

– Ну платформу, какая разница.

– Пожалуйста. Код…

– Да знаю я. Уже подсмотрела, – захихикала Марина, усаживаясь на водительское сидение.

Глава 14

Спускаться в хранилище, расположенное под административным зданием пришлось на лифте, у которого стоял пост охраны. Такой же пост охранял и сам вход в хранилище, только на этот раз система безопасности была на несколько порядков серьёзнее. Выдвижные турели водили стволами с потолка и стен, а боевые дроиды ощетинились всем своим встроенным оружием. Пройдя проверку возглавляемая Варненом группа, наконец, проникла в искомое хранилище, состоящее из двух помещений. В первом располагался неизменный круглый стол с подстраивающимися под фигуру креслами, а в стенах были оборудованы стеллажи из прозрачного материала с выдвижными ящиками. На одной из стен висела большая голопанель демонстрирующая соседнее помещение, видимо для двоих охранников, что вскочили из кресел при появлении вошедших. Во второе помещение, где собственно и хранились самые ценные артефакты можно было входить только одному посетителю в сопровождении охранника, о чём Варнен не преминул сообщить Сергею Викторовичу.

– Смотритель проводит тебя к стеллажам, где хранятся артефакты, которые мы не смогли идентифицировать. Присмотрись к ним, если какой-то из них тебя заинтересует, или тем более, даст отклик на транслируемый тобой запрос, возьми его и принеси сюда. Но только один, к сожалению, нельзя выносить из хранилища более одного предмета, – поставил перед Сергеем Викторовичем задачу Варнен, и обратившись к смотрителю распорядился: – Проводи его в сектор «СХ».

Искомый сектор располагался в самом дальнем углу хранилища.

– Где же ещё хранить предметы непонятного предназначения? – задал себе риторический вопрос Сергей Викторович и улыбнулся.

Наконец, смотритель остановился и указав на очередной прозрачный стеллаж отошел в сторону. Медленно двигаясь вдоль стеллажа Сергей Викторович стал внимательно присматриваться к собранным предметам. Сперва ему показалось, что предметы разложены в хаотичном порядке, потом догадался, что их складировали по мере поступления.

– А с какого края начали заполнять этот сектор, с дальнего конца, или же с точки откуда я начал просмотр? – решил уточнить свою догадку у смотрителя Сергей Викторович.

– Отсюда, – односложно ответил смотритель, указав рукой за спину Сергея Викторовича.

– Выходит, я двигаюсь согласно хронологии появления здесь артефактов, – про себя констатировал Сергей Викторович.

Собранные предметы в самом начале коллекции не произвели никакого впечатления, создавалось ощущение, что это откровенный хлам, найденный на древней помойке. Для проформы послав сигнал-запрос на идентификацию Сергей Викторович, как и ожидал, не получил никакого отклика. Двигаясь дальше он отметил появление небольшого количества предметов светло-жёлтого цвета. Решив, что они выполнены из золота, Сергей Викторович извлек из ячейки один из предметов, но осмотрев его более тщательно, пришёл к выводу, что диск с двумя ручками в его руке выполнен из какого-то отличного от золота сплава. Будь диск изготовленным из золота не был бы таким легким и тёплым на ощупь. Вернув его на место, Сергей Викторович хотел было двигаться дальше, но тут взгляд зацепился за предмет, по форме очень напоминавший кинжал. Пройти мимо холодного оружия он просто не смог, а изучив поближе понял, что не хочет его больше выпускать из рук. Сергею Викторовичу показалось, что у него в руках не предмет, сделанный из мёртвого металла, а живое существо, истосковавшееся в одиночестве и, наконец нашедшее родственную душу. Это был не кинжал, да и вовсе не холодное оружие. Не смотря на схожесть формы, «лезвие» артефакта не имело ни одной режущей кромки, а представляло из себя сплющенную по краям полую трубку. Игра света на его поверхности создавала иллюзию наличия желоба – дола по центру клинка. Гарда представляла собой объёмную, изящную вязь из тонкой проволоки, а рукоять – закрученные в спираль тела аспидов с тремя небольшими головками у её основания. Не посылая никаких сигналов– запросов, словно заранее зная бесполезность этого, Сергей Викторович мысленно обратился к кинжалу транслируя своё восхищение изяществом формы древнего артефакта и своё желание стать его хозяином. В ответ пришло ощущение восторга и согласие подчиняться.

– Я возьму этот предмет с собой, – сообщил он смотрителю и развернувшись направился обратно к ждущим его в соседнем помещении Варнену и инструкторам.

– Ты разобрался что это? – спросил Варнен глянув на осторожно помещённый Сергеем Викторовичем предмет в центр стола.

– Нет, но я наладил с ним контакт и думаю, что смогу выяснить его назначение. Нельзя ли мне его забрать с собой наверх, для изучения?

Варнен вопросительно посмотрел на Крина и Зера. Все трое замерли на какое-то время, стали совещаться, используя нейросети. Наконец Крин ответил: – Хорошо, мы дадим разрешение вынести из хранилища артефакт, если ты нам сможешь сообщить хотя бы примерную область его применения и дать гарантии безопасности его использования вне хранилища.

– Ладно, попробую это выяснить, – Сергей Викторович придвинул к себе артефакт и склонившись над ним застыл.

Вновь обратившись к артефакту на ментальном уровне, Сергей Викторович транслировал своё желание полного слияния с ним. В ответ пришло ощущение готовности и предложение поднести руку к рукояти. Как только он поднёс свою руку, рукоятка пришла в движение. Спираль из тел аспидов раскрутилась, из трёх маленьких головок высунулись тоненькие язычки и прикоснувшись к коже внутренней части предплечья, проникли в него. Тела аспидов вновь закрутившись превратились в рукоять, которую Сергей Викторович инстинктивно зажал в руке. Ощущая в ней лёгкое покалывание, он уже хотел обратиться к артефакту за объяснениями произошедшего, как в голове раздался мягкий, приятный мужской голос: – Начальная стадия слияния прошла успешно, наносимбионтами подтверждено преимущественное родовое право владения жезлом Арисара, запущено полное сканирование тела нового повелителя, до его завершения просьба не выпускать жезл из руки. Благодарю за терпение, повелитель!.. При сканировании выявлено наличие в нервной системе повелителя развёрнутой сети наносимбионтов устаревшей конструкции, рекомендуется замена на симбионты последнего поколения арийской разработки. Физическое тело повелителя признано здоровым, рекомендована модификация сердечно-сосудистой и костно-мышечной систем для повышения выживаемости в случае попадания в угрожающие жизни повелителя ситуации. Ментальные и ментафизические способности повелителя не активированы и находятся в спящем режиме, рекомендована активация и поэтапное развитие этих способностей. Сканирование завершено.

Сергей Викторович заметил, что язычки аспидов отсоединились от его руки и вновь исчезли в их маленьких головках.

– Теперь я могу опустить жезл на стол? – мысленно спросил Сергей Викторович сам у себя.

– Да, повелитель, мои наносимбионты теперь всегда будут находиться в вашем теле, защищать и лечить его, а по вашему желанию модернизировать или видоизменять его, ну и конечно постоянно поддерживать со мною связь на расстоянии, ограниченном лишь вашей ментальной силой.

– И каково это расстояние сейчас? – спросил Сергей Викторович аккуратно положив жезл на стол.

– Пока не активированы ваши ментальные способности, на расстоянии нескольких шагов.

– Хорошо, не буду пока далеко от тебя отходить. Расскажи мне о себе. Кто ты, или что? И почему выбрал именно меня своим новым хозяином?

– Я жезл Арисара, основателя империи Ари. Он создал меня из особого металла, внутри кристаллической решётки которого разместил триллионы ментаактивных наносимбионтов, благодаря им и появился я – душа жезла. С виду я кажусь предметом, но способен менять свою форму. Обладаю практически бесконечной памятью и способен анализировать происходящие события, и даже могу предвидеть некоторые из них. Так что я позиционирую себя, как представителя искусственно созданной разумной псевдожизни. Будучи благодарным моему создателю, я никогда не нарушу заложенные в меня программы подчинения любым приказам повелителя, а в случае его утраты выбора нового повелителя только из числа прямых потомков рода Арисара. Так как вы единственный прямой потомок Арисара появившийся за последние двадцать девять тысяч семьсот восемнадцать лет в пределах моего ментального поля, то я и выбрал вас.

– А кроме Арисара у тебя уже были другие повелители? – поинтересовался Сергей Викторович.

– После утраты создателя мною распоряжались ещё одиннадцать повелителей.

– Ого. Богатый послужной список. А по каким критериям ты выяснил, что я потомок Арисара?

– Генетический код У– хромосомы на 99,9 процента соответствует эталону, и к тому же светило, под которым вы родились и долгое время проживали по спектру свечения абсолютно идентично звезде под названием Ра, освещавшей родную планету создателя.

– Арисар родился на Земле? – немного опешил от услышанного Сергей Викторович.

– Мне не ведомо такое название, родная планета создателя называлась Арьяна.

– Ну правильно, земля ариев! Вот это новость, оказывается наши предки умели путешествовать меж звёзд, а мы сейчас гордимся тем, что смогли построить станцию за пределами атмосферы, – вздохнул Сергей Викторович. – Ладно, об этом потом. Скажи лучше, какими возможностями ты обладаешь и как я смогу тебя использовать, кроме как для самоусовершенствования?

– Я создавался не только как атрибут власти, но и как объект способный её усилить. Как я уже сообщил, мои неограниченные объёмы памяти и вычислительные мощности позволяют вести постоянный мониторинг за всеми живыми и неживыми объектами в которых присутствует хотя бы один мой наносимбионт. Это существенно облегчает управление большим государственным образованием, тем более, что чем сильнее ментафизически повелитель, тем более активней увеличивается численность моих наносимбионтов.

– Ты можешь читать чужие мысли и внушать нужные идеи? – изумился Сергей Викторович.

– Нет, только отслеживать перемещения и улавливать психоэмоциональный настрой объекта наблюдения. А к чтению мыслей и тем более внушению, арии имеют врожденный иммунитет.

– Фух, аж от сердца отлегло. А то я уже нарисовал себе общество, состоящее из марионеток, послушно выполняющих все распоряжения своего повелителя. Не хотел бы я такого будущего для своего народа. Да и нежизнеспособно будет такое государство. Какие ещё функции ты выполняешь?

– Могу многократно усиливать ментальные воздействия моего повелителя. Выполняю защитные функции. Например, преобразовавшись в импульсное оружие, поражаю цели в пределах видимости повелителя. Могу, так же, преобразоваться в оружие ближнего боя и благодаря используемой моими наносимбионтами субатомной энергии, позволяющей разрывать межмолекулярные связи любой материи, созданный мною клинок проникает сквозь любые препятствия.

– То есть, против тебя в ближнем бою нет никакой защиты? – переспросил Сергей Викторович.

– Всё верно, абсолютно никакой, мало того, некоторые мои бывшие повелители использовали это свойство для проникновения в особо защищённые помещения, разрушая толстые бронированные стены.

– Что ни будь ещё? – Спросил Сергей Викторович желая услышать дальнейшее перечисление выполняемых жезлом функций.

– Повелитель может поставить передо мной любую задачу, а я, используя свои вычислительные мощности попробую предложить ему варианты её решения.

– Повелитель, повелитель. Непривычно мне это, слишком пафосно. Ты не мог бы называть меня как-то иначе?

– Как пожелаете, что бы я к вам обращался?

– Меня зовут Сергей, вот по имени и обращайся.

– Хорошо, Сергей!

– Слушай, а у тебя имя есть? – поинтересовался Сергей Викторович.

– Каждый повелитель обращался ко мне по-своему. Создатель называл просто жезл, а последний повелитель – Акшадатом.

– Трудно выговаривать. Пожалуй, буду называть тебя Аридар, подарком ариев.

– Мне нравится моё новое имя!

– Возле меня сейчас стоят пятеро рептилоидов и, по крайней мере, трое из них с нетерпением ждут от меня ответа на вопрос о твоём предназначении и гарантий своей безопасности, если дадут разрешение вынести тебя из этого хранилища. Как посоветуешь мне ответить, учитывая, что я ограничен рамками подписанного соглашения о сотрудничестве с ними? – спросил Сергей Викторович.

– Так уж случилось, что, проводя сканирование я получил доступ к части вашей памяти и в курсе событий, произошедших с вами в последнее время. Считаю нецелесообразным сообщать им обо всех доступных мне функциях, а поведать лишь часть правды. Назвав, скажем, искином некогда принадлежавшем чиновнику, совершавшему инспекционную поездку в отдалённую колонию, ну а мою форму объяснить тем, что она служит символом государственной власти. Информация же, содержащаяся во мне может стать ценным источником знаний. На колонию, что он инспектировал, было совершено нападение, чиновник погиб, а искин остался лежать среди обломков его уничтоженной космической яхты. Кстати, всё так и произошло на самом деле, и большое количество деталей яхты сейчас находится в этом хранилище. Считаю, что после получения такой информации обо мне, вопрос о безопасности подниматься не будет.

– Спасибо, так им и сообщу, – Сергей Викторович резко разогнулся и обратившись к Варнену пересказал ему все только что услышанное.

– Этот искин не нанёс тебе повреждений на руке? – поинтересовался Зер. – Я отчётливо видел, как эти маленькие головки пытались тебя укусить.

– Нет, рука не пострадала, – Сергей Викторович продемонстрировал внутреннюю часть предплечья. – Что бы предоставить мне частичный допуск к информации искин затребовал мой генетический код и таким образом получил его.

– Я бы всё равно посоветовал тебе пройти обследование в медицинской капсуле, – не унимался Зер.

– Думаю это лишнее. Если бы код чем-то не понравился искину, он просто не предоставил бы допуска к информации, а не стал бы меня травить, – нашёлся Сергей Викторович. На периферии зрения появилась иконка входящего сообщения от Варнена.

– Я скинул тебе форму прошения о предоставлении в твоё распоряжение артефакта. Заполни его, подпиши и отправь мне обратно… Хорошо. Теперь он в твоём распоряжении, но через стандартные сутки мы ждём твоего первого отчёта. Выясни, что за информация хранится на этом искине и как её можно практически использовать. Поищи информацию по яхте, раз искин знает, что хранился среди её обломков, может поделится информацией, как их использовать? Всё, пойдём наверх, – Варнен встал с кресла и направился к выходу из хранилища.

Глава 15

– Как хорошо, что я вас встретила! – воскликнула Марина в спину входящего в жилое здание базы Сергея Викторовича. – Мне так много хочется вам рассказать.

– Что, произошло что-то экстраординарное и не терпится со мною поделиться? Признаться, я тоже слегка обескуражен своей находкой, но с удовольствием выслушаю тебя. Тем более выглядишь такой загадочной и довольной.

– Что, так заметно? – с хитринкой спросила Марина.

– Пойдём ко мне попьём местный кофе, а если Нора оказалась такой же расторопной, как рекламировал её Варнен, то и перекусим чего-нибудь. Заодно поделимся впечатлениями.

– Ой, а я забыла сказать Каре, что бы побеспокоилась о еде, – Марина задумалась на мгновение. – Она уже не голодная, раздобыла где-то пищевой синтезатор. А раз так, то я приму ваше приглашение на кофе.

Дверь в комнату Сергея Викторовича при их появлении отъехала в сторону, приглашая войти. Нора во всю суетилась у стола сервируя ужин.

– Ого! И откуда всё это богатство? – обведя взглядом стол поинтересовался Сергей Викторович. – И к тому же из натуральных продуктов.

– Познакомилась с местным интендантом, он оказался уроженцем Ларии, моей родной планеты, да к тому же из небольшого городка, рядом с которым располагалась агроферма отца. Вот и воспользовалась его ностальгическим настроением и уболтала выдать нам пищевой синтезатор с функцией приготовления пищи из натуральных продуктов. Правда за сами продукты пришлось приплатить, но мне показалось, что ты не станешь питаться синтетикой, когда есть возможность приготовить что-то из натурального сырья, – ответила Нора.

– Умница, всё правильно сделала, а о расходах не беспокойся, всё компенсирую и, что-то мне подсказывает, очень скоро.

Сергей Викторович отодвинул кресло и жестом предложил Марине присесть в него, сам же, обойдя стол, занял место – напротив.

– Нора, ты тоже присаживайся с нами. Все вместе оценим твои кулинарные старания.

Ужин оказался ожидаемо вкусным, а проснувшийся аппетит не позволил начать общение, не разделавшись с содержимым тарелок. Когда насытившийся Сергей Викторович удовлетворённо откинулся в кресле, то услышал голос Аридара: – Зафиксирована попытка ментального воздействия со стороны Марины. Рекомендую для активации ваших врождённых ментаспособностей поглотить часть энергии воздействия. Предупреждаю, поглощение всей энергии может привести к полному осушению внутреннего источника пси-энергии Марины и к потере на длительный период её ментальных способностей. Это может стать причиной тяжёлой психологической травмы!

–Да, Боже упаси! Я меньше всего хочу причинить ей какой-либо вред! – мысленно ответил артефакту Сергей Викторович. – Сначала я её предупрежу и получу согласие, и только потом позволю себе воспользоваться её энергией.

– Очень благородно с вашей стороны, – вновь подал голос Аридар.

Марина смотрела на Сергея Викторовича с удивлением, новая попытка заглянуть в его сознание закончилась ничем. Вот он сидит перед ней, откинувшись в кресле, а в ментальном плане ничего – пустота. Чтобы проверить свои способности Марина легко проникла в сознание Норы и словно в открытой книге прочла её желание понравиться своему новому хозяину, удовлетворение от его похвалы и надежду выполнить своё главное задание – стать для него кем-то большим, чем служанка.

– Похоже, Нора не случайно стала его вассалом! – пришла к заключению Марина и отчего-то ощутила укол ревности. – Хм, да она же ящерка, рептилоид. На что она надеется? И едва удержавшись, чтобы не пожать плечами, Марина аккуратно оставила сознание Норы.

– А я, оказывается, очень могущественный псион! – выпалила она, нарушив возникшую тишину.

– Поздравляю тебя. И как прошла инициация? – улыбнулся Сергей Викторович.

– Так вы всё знали? – сделала вид, что обиделась, Марина.

– Догадывался. Варнен много раз намекал на наши с тобой редкие способности, а сопоставить сказанное с информацией из галанета не составило труда.

– У вас был подключён доступ к галанету?

– Нет, я воспользовался гостевым допуском, предоставленным искином резиденции Варнена.

– Понятно, и теперь стало ясно, почему я не могу проникнуть в ваше сознание. Вы, наверное, сильнее чем я, ведь у меня не получается вас даже увидеть на ментальном уровне, – почему-то расстроилась Марина.

– Не совсем так, Марина. Мои способности немного другие. Оказывается, во мне течёт кровь древних ариев, а их отличительной особенностью была врождённая сопротивляемость ментальному воздействию. Я ведь даже не прошёл инициацию, так что мне трудно судить о своей ментальной мощи. Даже более того, я хочу попросить тебя оказать мне услугу – провести мою инициацию. Только должен сразу предупредить, направленную на меня энергию я впитаю в себя, а вот моею энергией ты не сможешь воспользоваться. Так что лучше запаси немного энергии в том кристалле, что у тебя спрятан в правом боковом кармане, на случай если я не успею вовремя остановиться и почти лишу тебя энергии.

– А откуда вы знаете про кристалл? – удивилась Марина.

– Так, внутренний голос нашептал, – уклонился от ответа Сергей Викторович. – Я могу на тебя рассчитывать, скажем завтра утром?

– Конечно я помогу, вот только утром ко мне придёт Манор, эксперт по псионам. Если надо, могу от него избавиться. Скажу по секрету – я его страшно напугала, теперь он боится, что я по неопытности способна разрушить его психику, – похвасталась Марина.

– Как посчитаешь нужным, хотя… мой внутренний голос подсказывает, что он совершенно безвреден для нас с тобой, а вот посоветовать что-то дельное, наверное, способен. Так что я буду не против его присутствия, – решил Сергей Викторович и обратившись к рептилоидке попросил: – Нора организуй, пожалуйста, кауфе, хотелось бы достойно завершить этот замечательный ужин.

Глава 16

Проводив Марину, Сергей Викторович извлёк артефакт из чёрного футляра, в который его при выходе из хранилища поместил один из хранителей, и положив на стол перед собой, надолго погрузился в общение с ним. Предстояло решить пару вопросов. Во-первых, всюду таскать за собой футляр было неудобно, поэтому остро стоял вопрос – как прикрепить жезл к костюму. Аридар посоветовал трансформировать боковой карман костюма в удобный чехол для скрытого ношения и переместить его в район бедра. Располагаясь таким образом артефакт, не ограничивая движений, всегда будет находиться под рукой, и словно кольт из голливудского вестерна, его можно будет молниеносно выхватить в момент опасности. Во-вторых, нужно было определиться, какие артефакты можно будет активировать и подготовить для передачи рептилоидам. Заключённый договор надо выполнять, да и финансовые поступления не помешают. Обсуждение этого вопроса затянулось надолго. Аридар не советовал отдавать в руки младшей расы технологии доступные не всем современным старшим расам, это могло привести к печальным последствиям. Поэтому было решено, для начала, активировать относительно безвредные, или не поддающиеся исследованию артефакты, такие как «сфера молчания» и портативный прибор создающий защитное поле от воздействия ионизированного излучения. В дальнейшем, для создания доверительного отношения к себе, используя хранящиеся на базе остатки некогда подвергнувшегося бомбардировке мини-завода по производству скафов, восстановить и наладить их производство. Затем, используя различные предлоги, получить доступ к хранящимся деталям яхты погибшего лидера ариев. Аридар уверял, что их можно установить на любой корабль малого или среднего класса, существенно повысив его характеристики. По сути превратив в практически незаметный сверхскоростной корабль, способный к перемещению не только в межмировом пространстве, называемом современными расами гиперпространством, но и к проникновению в пространство параллельных вселенных. Эта технология была доступна лишь немногим древним расам, в последствии растворившихся в бесконечном множестве вселенных и канувших в небытие. Неизвестно, доступна ли она кому-либо в современном мире, скорее всего нет. Так вот, если использовать наносимбионты Аридара, можно легко перехватить управление этим кораблём, переподчинив его себе. А у владельца такого корабля нет недоступных мест, по крайней мере в нашей вселенной. Определившись с последовательностью своих дальнейших действий на ниве сотрудничества с кланом Оранжевой зари и дав добро симбионтам жезла модернизировать костюм, Сергей Викторович очнулся от диалога с Аридаром. Откинув руки в стороны и подавляя зевоту, он сладко потянулся. За окном уже стояла ночь.

Заметив, действия своего господина, Нора подошла к нему вплотную и тихим голосом предложила: – Если пожелаешь, могу сделать расслабляющий массаж.

– Гм. Давненько мне никто не предлагал массаж. Всё больше, по долгу службы, приходилось восстанавливать других. Почему бы и нет. Давай.

Умелые и неожиданно сильные руки Норы порхали вдоль спины и шеи Сергея Викторовича разминая каждую мышцу. А небольшая боль сменялась приятной истомой. Закончив со спиной и плечами, Нора принялась массировать бёдра и ягодицы, а приятная истома стала плавно переходить в возбуждение. Не останавливаясь она плавно помогла Сергею Викторовичу перевернуться на спину и принялась разминать мышцы груди. Возбуждение немного спало, чтобы с новой силой вспыхнуть, когда Нора поглаживающими движениями стала массировать внутреннюю поверхность бёдер и будто невзначай, низко наклонилась, обдав горячим дыханием возбуждённую плоть. Сергей Викторович застонал и привстав произнёс: – Нора твой массаж великолепен, но зачем же меня так возбуждать?

– А что в этом плохого? – удивилась служанка.

– А то, что я не железный и захочу большего.

– Я с радостью исполню все твои пожелания, – спокойно ответила Нора.

– Да, но я так не могу. Во-первых, ты хоть и принадлежишь мне юридически, но не обязана предоставлять мне интимные услуги. А во-вторых, не обижайся, но мы принадлежим разным расам, а мне трудно преодолеть свои устоявшиеся принципы в интимной сфере. Спасибо за массаж. Пойду приму холодный душ.

Уже в душе Сергей Викторович вспомнил, что мог бы снять возбуждение воспользовавшись одной из возможностей нейросети – понизив содержание в крови половых гормонов.

После холодного душа, лежа в постели, Сергей Викторович с тоской стал вспоминать о оставшихся на Земле жене и детях. Теплое нежное чувство захлестнуло его, сменившись горечью от невозможности, когда-нибудь вновь, увидеться с ними. Однако, жизнь продолжается. Если Марина сможет, хоть немного, заполнить частичку его сердца, всегда принадлежавшего детям, то место жены трудно будет кому-то заменить. Так, уйдя в воспоминания, Сергей Викторович не заметил, как уснул.

***

Варнену не спалось. Проклятое письмо от некоего Дима с требованием выплаты десяти миллионов кредитов за молчание, сначала привело его в бешенство. Но просмотр прикрепленного к тексту файла с изображениями Сергея и Марины, идентификационным номером «Сумеречного охотника», а также данных объективного мониторинга всех перемещений корабля и глайдера в закрытой системе, заставил его призадуматься. И чем больше он размышлял, тем отчётливее понимал, что если шантажист, не получив требуемую сумму, решиться обнародовать информацию об осуществлённой им операции в закрытой системе, то инициирует расследование старших рас, тем самым подставит под удар и себя. Ведь получить доступ к этой информации мог только кто-то из офицеров службы контроля за соблюдением режима изоляции закрытой системы. А стало быть, не сообщив о нём представителям старших рас и позволив беспрепятственно покинуть систему сам нарушил множество приказов и должностных инструкций. Сначала Варнен хотел ткнуть шантажиста в это носом и не заплатить ни кредита, но потом подумал, что только благодаря алчности Дима, смог благополучно покинуть хорошо охраняемую систему, а не стал добычей патрульных с весьма туманными перспективами. Такая помощь требовала поощрения, да и существовала вероятность использовать этого Дима для приобретения ещё нескольких ценных представителей планеты Земля. В итоге Варнен составил ответное послание, в котором изложил своё видение ситуации, поблагодарил за содействие в благополучном исходе задуманной им операции по приобретению новых рабов. Пожаловался на то, что обманулся в своих ожиданиях относительно качества изъятого им человеческого материала. Выразил готовность купить у Дима несколько более «породистых» экземпляров по ценам невольничьего рынка Аварской империи. А в качестве доброй воли и в благодарность за помощь перечисляет на предоставленный счёт двести тысяч кредитов.

Глава 17

Проснувшись утром, Сергей Викторович решил сделать разминку и захватив с собой подаренные Варненом клинки отправился на спортивную площадку возле жилого здания. На ней несколько рептилоидов, облюбовав тренажёры, с усердием выполняли силовые упражнения. Не обращая на них внимания, Сергей Викторович пробежал несколько кругов вокруг площадки и сделав растяжку, с огромным удовольствием приступил к разминке с клинками. Завершив разминку, он провёл серию каскадов и перешёл к бою с тенью. И уже заканчивая бой, Сергей Викторович заметил, что рептилоиды побросав свои тренажёры с интересом наблюдают за его тренировкой. А один из них подошёл и представившись сержантом Бадером поинтересовался происхождением столь интересного стиля владения ритуальным оружием. Услышав название – Земля, он пожал плечами и сообщил, что никогда не слышал о такой планете, но очень бы хотел научиться этому стилю боя.

– Что ж, каждое утро, пока нахожусь на базе, я буду появляться на площадке, и не вижу препятствий, чтобы тебе не присоединиться ко моим тренировкам, – ответил Сергей Викторович.

– А у тебя есть кристалл с базой для изучения теоретической части этого стиля, и сколько будет стоить обучение? – поинтересовался Бадер.

– Кристаллов с базой данных нет, да и не может быть, так как планета Земля, где я изучал данный стиль относится к числу диких планет, а по поводу оплаты… Думаю, будет достаточно твоей личной преданности, не вступающей в конфликт с интересами клана.

– Завтра утром присоединюсь к твоей тренировке! – воскликнул Бадер и с довольным видом отправился к своим соплеменникам.

Сергей Викторович успел принять душ и позавтракать, когда появилась Марина в сопровождении инструктора Манора, поэтому без всяких проволочек решено было отправиться в экранированный бокс. На этом настоял Манор, да и Аридар согласился с тем, что так будет безопаснее. И вот Марина по-хозяйски вошла в бокс, пригласив Сергея Викторовича следовать за ней, а Манор поспешил заблокировать закрывшиеся за их спинами двери. Едва они дошли до середины пустого пространства бокса, как Марина остановилась и вынув из кармана ярко светящийся пси-кристалл, продемонстрировала его Сергею Викторовичу.

– Я заполнила энергией кристалл по вашему совету. Как с ним быть?

– Пусть и дальше полежит в кармане, – ответил Сергей Викторович. – Это твоя страховка. Ну что же, попробуй воздействовать на меня ментально.

Положив кристалл обратно в карман, Марина попыталась проникнуть в сознание Сергея Викторовича и внезапно почувствовала, что её энергия со всё возрастающей скоростью устремилась в его сторону, а все попытки остановить этот поток ни к чему не приводили. Сергей Викторович словно пылесос вытягивал и поглощал её. И вот когда Марина в отчаянье подумала, что сейчас лишиться всей своей пси-энергии, опустошающий поток внезапно прекратился. Марина почти без чувств рухнула на эластичный пол и уже на грани потери сознания заметила склонившегося над ней сильно взволнованного Сергея Викторовича. Положив ладонь ей на лоб, он прошептал что-то успокаивающее, а в другой его руке откуда-то появился какой-то светло-жёлтый продолговатый предмет, который он приложил к её виску и мир вновь заиграл красками. Возникло ощущение сильной энергетической жажды. Марина, инстинктивно нащупав в кармане пси-кристалл, потянула из него запасённую энергию и испытала почти физическое удовольствие опустошив его полностью. Сергей Викторович с извиняющимся видом помог ей подняться на ноги, а заметив на лице блаженную улыбку окончательно успокоился.

– Прости, Марина, что подверг тебя опасности, но к сожалению, иначе невозможно было пробудить мои спящие способности. Я пока не разобрался в своей энергетической структуре, но точно знаю, что без твоего воздействия не смог бы осуществить инициацию с помощью пси-кристалла. Нужен был толчок, и ты прекрасно с этим справилась. Спасибо!

– Так вы теперь тоже псион? – спросила Марина.

– В некотором роде, да. Только мои способности несколько отличаются от твоих. Ты как кристалл способна накапливать в себе пси-энергию. Я этого делать не могу, зато в моих силах создавать энергетические каналы связывающие материальный мир с мировым эфиром. Объёмы пси-энергии, которыми ты можешь оперировать ограничены твоим внутренним резервом и количеством запасённых пси-кристаллов. В моём же случае ограничений нет, так как мне доступны неисчерпаемые ресурсы мирового эфира. И только что, благодаря тебе, мне удалось создать устойчивый энергетический канал. Есть ещё пару отличий. Ты, как псион, способна проникать в сознание не только обычных разумных, но и других псионов, тех что послабей тебя. Мне же это недоступно, но зато никто не сможет залезть в мою голову и навязать мне «нужные» мысли, или заставить что-либо совершить против воли. К тому же, я способен блокировать ментальное воздействие псионов на других разумных, да и не только ментальное. Нам предстоит многому научиться друг у друга. Нужно будет выкраивать хотя бы по пару часов в день на отработку различных псионических техник и приёмов.

– Я буду только рада научиться различным штучкам. Но откуда вы всё это знаете? – удивилась Марина.

– Вчера мне посчастливилось активировать один очень интересный артефакт, и он любезно согласился делиться информацией, став моим внутренним голосом, – с загадочным видом ответил Сергей Викторович.

– Это тот продолговатый предмет, что вы прикладывали к моему виску, – догадалась Марина.

– Да, но только о нём и обо всём, что с ним связанно лучше не распространяться в присутствии посторонних, включая даже Кару с Норой. Это будет наш с тобою секрет.

– Хорошо, я поняла.

– Вот и отлично. Сегодня тебе лучше будет отдохнуть, а с завтрашнего дня начнём совместные тренировки. Пойдём на выход. Да, и ещё. Давай перейдём на «ты». Здесь не принято обращение на «вы», так мы не будем обращать на себя лишнего внимания. И называй меня просто по имени.

– Хорошо, Серёжа.

– Сергей, просто Сергей. Я тоже отношусь к тебе с теплотой, словно к родной дочери. Но всё же не слышал, чтобы здесь кто-то использовал уменьшительно-ласкательные имена.

***

Потянулись дни мало отличимые друг от друга. Сергей и Марина ежедневно совершенствовали свои вновь приобретённые способности подвергая нешуточному испытанию прочность экранированного бокса. Наконец освоив все техники доступные для изучения в изолированном пространстве, они стали в обществе Манора и Крина удаляться в пустыню, где могли не сильно сдерживать свои всё возрастающие силы. Работа с артефактами вскоре переместилась из хранилища в большой технический ангар, который специально для этого освободили, перенеся все другие проекты в малые ангары. Воспользовавшись хранимыми в памяти Аридара чертежами с полной технологической документацией, Сергей восстановил мини-завод и выпустил экспериментальную партию скафов. Восстанавливать пришлось по крупицам, используя хранившиеся на базе фрагменты деталей и узлов, распечатывая на 3D принтере недостающее и сильно повреждённое. Иногда приходилось использовать различные сплавы редких металлов, или восстанавливать сложную структуру композитов, что вызывало у Варнена приступы раздражения из-за увеличивающихся финансовых расходов. В качестве экспериментальной модели Сергей выбрал очень технологичный, но не требующий больших дополнительных финансовых затрат для производства, лёгкий инженерный скафандр. Правда пришлось урезать некоторые функции, рассчитанные на использование обладателем скафа пси-энергии. После выпуска первой партии из двенадцати скафов, Варнен, чуть ли не прыгал от радости, и забрав её улетел в резиденцию главы клана. Вернулся он через неделю, очень довольный, и объявил Сергею, что получил несколько заказов на производство новых скафов в совокупной численности – семнадцать тысяч штук. На это Сергей заметил, что неплохо было бы получить более достойное финансовое вознаграждение за проделанную работу, чем те крохи, что до этого поступали на их с Мариной счета во Всемирном банке. После продолжительного спора Варнен был вынужден согласиться, что вновь открытое производство принесёт неплохой доход, тем более производимые скафы на несколько порядков превосходили все представленные на рынке модели. А если расширить производство, построив несколько копий мини-завода и разнообразить ассортимент, наладив выпуск пилотских, штурмовых и шахтёрских моделей, то можно будет выйти на глобальный рынок. А это уже попахивает повышением рейтинга клана со всеми вытекающими… В результате спора на счетах Сергея и Марины появилось по семьсот тысяч кредитов, а пять процентов от прибыли должны будут поступать на отдельный счет, тут же открытый на имя Сергея. Воспользовавшись сговорчивостью Варнена, Сергей намекнул на возможность модернизации «Сумеречного охотника», или любого другого корабля малого или среднего класса, используя некоторые сохранившиеся детали яхты погибшего чиновника древней расы. Варнен принял это к сведению, но пока покидать пределы базы считал преждевременным. Необходимо было разобраться с оставшимися артефактами и по максимуму использовать всё, что удастся настроить в условиях наземной базы, а уже потом перебираться на космическую станцию.

Марина, в отличие от Сергея, после ежедневных занятий с силой, к своему удивлению, стала получать удовольствие от изучения различных баз знаний, от социологии и юриспруденции (чтобы лучше разбираться в строении местного общества), до «устройство и управление различных видов наземного и атмосферного транспорта» (чтобы самой, без посторонней помощи управлять транспортом). Базы «проглатывались» с завидной скоростью, пока в один прекрасный день Манор не предложил ей для изучения очень дорогую и редкую базу «Эспер». Увязнув в долгах после её покупки, Марина надолго погрузилась в изучение объёмной и сложной базы, пытаясь разобраться во всех тонкостях работы с пси-энергией.

Сергей тоже покупал для изучения базы знаний, но без фанатизма. Дело в том, что огромные массивы информации, хранящиеся в памяти Аридара и в любой момент доступные ему, содержали практически полную информацию из области любой науки. И базы, приобретаемые у Варнена были интересны лишь как источник знаний о тех или иных технических решениях в распространенных в настоящее время устройствах, или каких-то новых наработках в социальных или гуманитарных науках. Поскольку работы по восстановлению мини-завода занимали очень много времени, то на изучение баз оставалось только время сна. Высокий показатель интеллекта позволял освоить большие объёмы знаний и за короткое время отдыха, но хотелось большего. Поэтому Сергей приобрёл у Варнена имплант позволяющий распараллелить потоки сознания и установив его в медкапсуле местного эскулапа, выделил один из потоков для постоянного фонового изучения загруженных на нейросеть из информационных кристаллов или из памяти Аридара баз знаний. Затеянная духом жезла постепенная замена всех элементов установленной у него нейросети на более совершенные наносимбионты успешно завершилась без каких-либо сбоев в её работе. Модернизировать нейросеть Марины, так же, как и свою Сергей пока не решился, рассудив, что ещё успеет с ней поработать в будущем.

Глава 18

Появление в районе взлётно-посадочной площадки военного глайдера производства сполотов стало полной неожиданностью для службы охраны исследовательской базы. Дежурному офицеру ничего не оставалось, как разрешить посадку, в ответ на требование о ней. В конце концов, не вступать же в вооружённое противостояние с представителем старшей расы. Доложив о «неприятном» визите начальнику базы, он в сопровождении неизменных боевых дроидов и пары бойцов охраны отправился встречать нежданного гостя. Едва встречающие успели достичь края посадочного поля, как из приземлившегося глайдера высыпала боевая пятёрка наёмников-телохранителей, выстроившихся клином с оружием на изготовку, а уже затем из недр внутрисистемника вышел сполот облачённый в боевой скаф. То, что это сполот стало понятно по тому, как шлем скафандра не был активирован и можно было легко определить черты лица старшего. Так выстроенная клином делегация и прошествовала на встречу замершей в районе сканирующей рамки охраны. Попытавшийся было остановить прибывших для формальной проверки офицер был бесцеремонно оттеснён в сторону, а взглянувший на него сполот, ментально приказал немедленно проводить его к начальнику базы. Не в силах сопротивляться офицер чуть ли не бегом поспешил указать дорогу к кабинету Саргана.

Когда в двери кабинета, вслед за дежурным офицером вошли двое наёмников в полном боевом облачении, Сарган не обративший должного внимания на недавнее донесение дежурного вскочил с кресла, став болотно-зелёного цвета от охватившего его возмущения и негодования на столь бесцеремонное вторжение. Но когда в кабинете появился сполот, из него словно выпустили воздух, Сарган вновь упал в кресло, от испуга изменив цвет на бледно-серый.

– Наша система мониторинга последнее время периодически фиксирует возмущения пси-поля, а их источник локализуется в различных районах пустыни, расположенных поблизости от твоей базы. И ты мне сейчас ответишь, кто этот псион и что за эксперименты вы здесь ставите, или я смешаю тут всё с песком! Ну, я слушаю! – с угрозой объяснил цель своего визита сполот.

– Я. Я. Я не знаю! – заикаясь ответил Сарган.

Пристально посмотрев на него, сполот презрительно прошипел: – Ты думаешь установленный тобой имплант блокирующий ментальные воздействия помешает мне добиться от тебя информации? Даже не представляешь, на сколько ты ошибаешься. И после этих слов незримая сила выдернула начальника базы из кресла и с глухим звуком припечатала к потолку, чтобы затем по замысловатой траектории пустить в полёт по кабинету, на встречу со стенами и предметами мебели.

Сползающий в лужу, образовавшуюся на полу после ослабления хватки сполота, Сарган, словно рыба, хватал ртом воздух в приступе удушья. Дав ему немного отдышаться, сполот поинтересовался: – Ну, что будешь говорить, или мне продолжить выбивать твою никчемную упёртость?

– Не надо, прошу! Я расскажу всё что знаю, – тихим, дрожащим голосом прошептал Сарган. – Я хоть и начальник базы, но всем здесь заправляет сын Великого Гарвана Варнен. Мне доверены лишь представительские функции и никакой значимой информации мне не доверяют. Вам нужен Варнен и его заместитель Крин.

Влепив Саргану ментальную оплеуху, от которой тот потерял сознание, сполот приказал находящемуся в прострации дежурному офицеру провести его к Варнену.

***

О том, что на базе происходит что-то непонятное Варнен понял, когда на его запрос о готовности транспортника к отправке очередной партии скафов не пришел ответ, а нейросеть сообщила о блокировке всех доступных способов связи. В этот момент демонстрировавший на голопанели очередную модификацию скафа, Сергей вдруг замолчал на полуслове и, через мгновение, сообщил: – На базе находиться очень сильный псион, и сейчас он направляется к нам!

После его сообщения все сотрудники базы, находившиеся на совещании повскакивали со своих мест и устремились на выход. Варнен в сопровождении Сергея покинул зал совещаний в числе последних, поспешив к выходу из большого ангара.

***

Марина почувствовала сильное возмущение ментального поля в районе административного здания, а затем «услышала» отголоски страха и боли, доносившиеся оттуда.

– Ну, вот нас и вычислили! – подумала она, и без страха отправилась на встречу с неизвестным псионом.

По причине обеденного времени, Марина находилась в своей комнате жилого корпуса, поэтому выйдя на улицу она почти сразу столкнулась с движущимися клином, одетых в боевые скафы незнакомой конструкции, солдатами. Впереди клина целенаправленно, не источая никаких эмоций, шел офицер службы охраны. Движение клина резко остановилось, а из его центра Марина ощутила ментальное воздействие, которое с лёгкостью отбросила, словно отогнала назойливого комара. В ту же секунду солдаты, охранявшие псиона, резко перестроились, теперь остриё клина было направлено в её сторону, и в пару прыжков оказались подле неё. В их недружественных намерениях Марина ни секунды не сомневалась, а потому не дав им себя окружить, создала смерч, попытавшись отбросить врагов воздушным потоком. Но задуманный трюк лишь частично увенчался успехом. Отлетев метров на пять, солдаты активировали гравитационную защиту скафов и вновь почти вплотную приблизились к ней. Тогда Марина нанесла по ним высокочастотный вибрационный удар. Солдаты, словно кегли повалились на землю потеряв на какое-то время сознание.

– Браво, браво! Не ожидал найти столь сильного псиона на этой помойке рептилоидов, да еще и человеческой расы, и к тому же женского рода! Просто море сюрпризов! – с сарказмом воскликнул, похлопывая в ладоши, оставшийся на ногах противник. – Эффектно, но неэффективно. Через пару минут подействуют впрыснутые аптечками препараты и мои бойцы вновь возьмутся за тебя, и как итог, ты всё равно станешь моей пленницей.

– Не слишком ли ты много на себя берёшь, кошак облезлый? – зло поинтересовалась Марина.

– Как ты меня назвала? Фу, какое непочтение к старшей расе. За это я тебя накажу! – сполот резко атаковал Марину мощным ментальным ударом. Но, ожидавшая нападения Марина смогла выдержать удар и нанести ответный. Сполот, в свою очередь, перешел к постоянному ментальному давлению. Защищаясь, Марина ответила тем же. Сложилась патовая ситуация, что бы использовать какую-то другую ментальную технику требовалось на миг ослабить хватку, а это непременно привело бы к разрушению защиты и поражению в противостоянии. Возможно противоборство продлилось бы долго, но пришедшие в себя солдаты сполота сшибли Марину с ног и обрызгав мгновенно затвердевающим гелем обездвижили её. И даже спелёнатая, словно бабочка в коконе, она не сдавалась, продолжая ментальное противоборство со сполотом. Внутренние резервы силы истощились, Марина подключилась к пси-кристаллу и поняла, что проиграет это противостояние, когда иссякнет кристалл. Но, внезапно, ментальное давление исчезло, и она, вобрав в себя остатки энергии приготовилась отразить последний удар.

***

Когда Аридар сообщил, о том, что Марина вступила в бой с неизвестным псионом, Сергей находился на парковке гравиплатформ. Запрыгнув на ближайшую из них и перехватив управление у сидевшего на платформе техника, Сергей, не обращая внимания на крики Варнена, на максимальной скорости понесся на помощь девушке. Когда платформа подлетела к месту боя от представившейся картины Сергей заскрежетал зубами. Обездвиженная Марина лежала в окружении троих бойцов противника. Двое других находившихся рядом с сосредоточенным сполотом, направили в сторону появившейся платформы оружие.

– Сполот явно пытается лишить Марину ментальной энергии, чтобы не возникло проблем при её транспортировке, так всегда поступают, когда хотят пленить псиона. Она ещё держится, но уже из последних сил, – сообщил Аридар.

– Преобразуйся в импульсник! – приказал Сергей и спрыгивая с платформы произвел пять выстрелов по охране сполота, а в самого псиона запустил молнии устроив сухую грозу.

Пропустив пару разрядов через себя, сполот прекратил ментальное давление на Марину переключившись на новый источник опасности. А Сергею этих мгновений хватило, чтобы, используя левитацию, очутиться возле сполота и обрушить в опрометчиво незащищённую шлемом морду удар кулаком, вложив в него всю накопившуюся ярость. Не ожидавший столь неординарных действий, псион погрузился в глубокий нокаут. Отключив на время главного соперника, Сергей занялся обезвреживанием его охранников. Импульсы, выданные Аридаром отбросили их на несколько метров и временно дезориентировали, не причинив серьёзного физического урона. Броня боевых скафов оказалась на высоте. Преобразовав жезл в клинок ближнего боя, Сергей успел оббежать четверых бойцов уничтожая их ручное оружие и одновременно запуская в скафы наносимбионтов Аридара, чтобы блокировать их функции. Но пятый боец успел прийти в себя и даже произвести выстрел из игольника. Только, предупрежденный интуицией, Сергей успел уйти с линии огня и нанести противнику, рубящий удар клинком, словно масло, перерубая руку с зажатым в ней игольником.

Нейтрализовав охранников, Сергей вновь вернулся к главному противнику, следовало вывести из строя скаф сполота и проконтролировать его дальнейшие действия после того, как тот очнётся. Склонившись над противником Сергей успел взять под контроль его скаф и определив наличие у сполота четырёх пси-кристаллов попытался извлечь их, когда почувствовал чьё-то приближение. Это оказался техник, что поневоле совершил с ним перелёт на гравиплатформе от большого ангара к месту боя. Не отводя взгляда от сполота, Сергей жестом остановил его и приказал немедленно освободить и осмотреть Марину.

***

Ожидавшая нового мощного ментального удара Марина вдруг поняла, что не чувствует сознания сполота. Вот он только что был в нескольких шагах от неё излучающий уверенность и самодовольство, затем вспыхнула искра, словно кто-то щелкнул выключателем разъединяя контакты, и пустота.

– Это, наверное, Сергей выручил меня! – с теплотой подумала она. – Больше некому.

Кто-то излучающий ужас и благоговение подошёл к ней, перевернул на спину.

– Какой-то рептилоид техник, значит все хорошо, – констатировала Марина.

Оценив прочность пут и поинтересовавшись всё ли с ней хорошо и получив в ответ, что бывало и получше, техник на некоторое время вновь удалился. Вернувшись он распылил на затвердевший гель, составляющий путы, какую-то жидкость, от чего тот стал испаряться, источая, при этом, резкий неприятный запах.

– Фу какая вонючка, от меня теперь будет нести этой гадостью за километр! – поднимаясь с земли и отряхиваясь возмутилась Марина. – Но, всё равно, спасибо!

Окинув взглядом поле боя, Марина с удовлетворением отметила лежавших без движения поверженных солдат сполота. В паре метров от них сидел, прислонившись спиной к тренажеру, в прострации глядя перед собой сам старший. На против него, как Марина и ожидала, стоял в задумчивости Сергей. Подойдя к ним она, словно ничего не произошло экстраординарного, спокойно спросила: – И чем это ты его так?

– Да обычным кулаком, – ответил Сергей, инстинктивно демонстрируя его. – Видимо не рассчитал силу удара, но я сильно испугался за тебя, и поэтому был очень зол.

– Спасибо тебе! – поблагодарила она и, повинуясь внезапному порыву, чмокнула его в щёку. – Ты настоящий мужчина и очень надёжный! А этому облезлому кошаку-переростку так и надо!

– Так-то оно так, но интуиция подсказывает мне, что мы вляпались в очень неприятную историю, а главное смертельно опасную, – вздохнул Сергей.

К месту событий подлетело несколько гравиплатформ. Спрыгнувший с одной из них Варнен, направился к землянам. Лишь мельком глянув на поверженных солдат– наёмников, он остановился возле сполота.

– Слава Великому Гарвану, он жив! Если бы вы его убили, то подписали бы всей нашей базе, да что там базе, всему нашему клану смертный приговор. Сполоты всегда мстят за смерть своих соплеменников, и чем выше стоял убитый в их иерархии, тем более жестоким будет ответ! – с облегчением воскликнул Варнен. – Но, что это с ним? Он нас не прибьёт, если мы транспортируем его в медбокс?

– Если очнётся, прибьёт непременно, – ответил Сергей. – Он сейчас находится в состоянии угнетённого сознания. В момент, когда я нанёс удар кулаком, он был сосредоточен на кокой-то ментальной технике, хотел применить её на мне. Удар что-то нарушил в энергетическом построении, в результате ментальное воздействие обрушилось на него самого. Можно сказать, он стал жертвой своей собственной ментальной атаки.

– Так он может в любой момент очнуться? – испугался Варнен.

– Я немного поработал с его скафом, в частности с аптечкой, и теперь он не скоро очнётся, во всяком случае, пока мы сами этого не захотим, – ответил Сергей.

– Ты смог взломать защиту скафа производства сполотов? – удивился Варнен.

– Чего не сделаешь в состоянии аффекта! Да и не забывай, что с некоторых пор я лучший специалист по скафам старших рас, по крайней мере на этой исследовательской базе, – с улыбкой, разведя руки в стороны, ответил Сергей. – Ну, а теперь о грустном. Скаф старшего, впрочем, как и его охраны, периодически посылает короткие сообщения на глайдер, в котором они сюда прилетели. Своебразный мониторинг местонахождения каждого из членов экипажа. Глайдер оборудован глушилкой связи и, как я понимаю, не самой худшей, ведь вырубилась не только связь, зависли даже искины. Следовательно, оставшаяся часть экипажа на глайдере получает информацию об основной группе только из этих коротких информационных импульсов и если они длительное время будут без движения, то на глайдере могут поднять тревогу и отключив глушилку попытаются связаться с ними…

– Я тебя понял, – перебил Сергея Варнен и обернувшись заорал: – Сержант Бадер! Всех наёмников погрузить на разные гравиплатформы и образовать из них вокруг нас круг. Выполнять!

– Теперь по поводу нашего сполота. Марина, ты как, не до конца выдохлась в противостоянии с этим? – кивнул Сергей на старшего.

– Почти, если бы не ты…

– Понятно. Я сейчас извлеку из его скафа кое-что ценное. Посмотрим, что у него там припасено? – присев на корточки рядом со солотом, Сергей ловко открыл четыре скрытых в нагрудных бронепластинах ячейки и извлек из них два голубых, желтый и красный пси-кристаллы. Поднявшись на ноги, Сергей протянул их изумлённой Марине со словами: – Держи, ему они уже не понадобятся, а тебе нужно срочно восстановить силы. Ты ведь сможешь проникнуть в его сознание?

– С этим точно смогу! – ответила Марина, пожирая глазами кристаллы.

– Тогда не отвлекайся, и как можно быстрее восполни свои внутренние энергорезервы.

Убедившись, то Марина приступила к прокачке энергии, настроившись сразу на все кристаллы, Сергей обратился к Варнену: – Кажется я знаю, как нам выйти из создавшегося положения.

– Излагай.

– Марина проникает в сознание пленников и проводит им ментальную установку на полное мне подчинение. Если понадобится кого-то ментально сломать, пусть ломает, лишь бы внешне они не вызывали подозрений. Прибыли они сюда явно с целью захватить неизвестного псиона, по какой-то причине обосновавшегося на базе, а заодно и выяснить эту самую причину. И они его получат в моём лице.

– Но, – хотел было возразить Варнен.

– Дослушай сперва! – отрезал Сергей. – Я, прикинувшись энергетически обескровленным псионом, попадаю на борт сполотов и скармливаю им версию моего участия в ваших разработках защиты от пси-воздействий. Для правдоподобности придётся устроить несколько взрывов на территории базы. Как только корабль покинет пределы планеты, я попытаюсь перехватить управление глайдером и пока он не соединился с межсистемником, устрою на нём аварию, в идеале пожар, или взрыв. Сам перед этим постараюсь эвакуироваться в спасательной капсуле. Направлю её в противоположную сторону от вектора движения глайдера. Это, чтобы сузить вам район моего поиска. Надеюсь вы найдёте меня раньше спасательного отряда сполотов?

– Стартую на самом быстроходном глайдере базы сразу же вслед за внутрисистемником старших, – заверил Варнен.

– Самому не надо, достаточно Зера и Норы. Ты нужен здесь, предстоит в самые короткие сроки эвакуировать всё самое ценное с базы. Удели особое внимание сектору «СХ» хранилища, там еще очень много интересных артефактов. Сполоты потом тут всё носом перероют, не хотелось бы, чтобы они вновь вышли на нас. Ладно, начинаем действовать! Время не ждёт!

– Ты уверен, что справишься? – почему-то спросил Варнен.

– Дерзким везёт! – странным девизом ответил Сергей. – Да, и еще. Мне понадобится активированный недавно мною артефакт – миниатюрный ментаскоп. Ты не мог бы кого-то отправить за ним? В отличие от Марины, я не умею влезать в чужие головы, а это мне может скоро пригодиться.

Пока Варнен давал распоряжения, Сергей повернулся к Марине.

– Марина, ты как? – увидев в ответ поднятый вверх большой палец правой руки он продолжил: – Послушай, что нам с тобой следует проделать…

Глава 19

На организацию задуманной Сергеем аферы потребовалось чуть больше двух стандартных часов. И добрая половина из них пришлась на взлом ментальной защиты сполота и копирование с помощью возможностей Аридара его памяти. В результате сознание бедолаги превратилось в чистый лист и наносимбионтам артефакта пришлось брать на себя все функции его организма. Переподчинение же себе воинов-наёмников Мурарра, так звали сполота, не составило большого труда, в виду их низкой сопротивляемости ментальным воздействиям. Вот куда большей проблемой оказалось отговорить Марину «сдаться» в плен вместе с ним. Последним доводом послужило лишь то, что если кто-то из землян не будет контролировать поиск спасательной капсулы, то её, возможно, и вовсе не станут искать.

После серии последовательных взрывов на территории базы, на взлётно-посадочной площадке, наконец, появился отряд Мурарра. Четверо наёмников-телохранителей двигались, образовав ромб, в центре которого, несмотря на обширную гематому в левой части лица, изображая самодовольную улыбку, шёл сполот. Чуть позади него, тщательно опутанный быстро затвердевающим гелем, волочил ноги пленный псион человеческой расы. А сопровождающий его пятый наёмник периодическими пинками корректировал скорость передвижения пленного в сторону ускорения. Когда отряд приблизился к глайдеру на расстояние сотни шагов, внезапно заработала связь, а на нейросеть Мурарра пришёл запрос кода доступа на борт внутрисистемника. Аридар с лёгкостью выудил из скопированной памяти нужный буквенно-цифровой ряд и прикрепив к нему ментальный слепок отправил в качестве ответа. Створки внешнего люка, словно в диафрагме фотокамеры, разошлись в стороны приглашая войти внутрь. Наёмники-телохранители образовали полукруг у выдвинувшегося из внешнего люка трапа, предоставляя возможность сполоту первым подняться на борт глайдера. Следом за ним, понукаемый охранником поднялся пленный, а уж за тем и все остальные члены отряда.

***

Наблюдавший из окна поста охраны за всем этим действом Варнен испустил вздох облегчения. Осталось дождаться старта глайдера и можно следом отправлять поисковую команду.

– Но всё же, как ему это удалось? Я, без пяти стандартных минут, глава клана выполняю распоряжения вчерашнего дикаря. Полностью соглашаюсь с его планом спасения проекта и как обычный рядовой член клана беспрекословно выполняю все его пункты, даже не попытавшись проанализировать и как-то его дополнить. Наглец и авантюрист похлеще меня! Хорошее приобретение! Теперь главное, чтобы он выжил, выполняя задуманный план. А, ведь действительно, оставлять в живых сполота нельзя, утаить информацию о проекте с артефактами не удастся. Уничтожить его на базе, всё равно, что подвергнуть геноциду весь клан, а если произойдёт где-то в космосе несчастный случай, то мы, вроде как, и не причём. Псион, принимавший участие в не совсем легальных исследованиях пленён и вывезен с территории клана, а что там произошло дальше – это ваши проблемы! Хитро и до гениальности просто, вот только провернуть такое по силам лишь необычайно могущественному псиону! – от этой мысли Варнену стало страшно. Но тут глайдер взмыл в небо и на размышления у рептилоида времени не осталось, необходимо было действовать в режиме цейтнота.

***

Действуя по шаблону, наёмники-телохранители затолкнули Сергея в изолированную каюту-камеру и заблокировали её с наружи. Камера оказалась облицованной каким-то материалом, надёжно подавляющим любые попытки применения псионических техник. Привыкшему, в последнее время, к присутствию вокруг себя постоянно бурлящих энергий, полная тишина, внезапно окружившая его, вызвала у Сергея крайне неприятные ощущения. В голове кто-то заворочался, а за тем, как будто от куда-то из далека, Аридар произнёс: – Катапсионит! Очень редкий минерал, а главное, единственный полностью блокирующий мои способности оперировать пси-полями. Если бы не непосредственный контакт с кожей я бы потерял возможность коммуникации с тобой. А так, благодаря внутренним резервам твоего организма мы сможем выпутаться из создавшегося положения.

– Что, всё так плохо?

– Пока ничего критичного. Плохо лишь то, что я потерял связь с модулем наносимбионтов моделирующим адекватные психосоматические реакции нашего подопечного сполота. Необходимо срочно восстановить связь, – ответил Аридар.

– Так в чём же дело? Принимай форму клинка, проделаем небольшую дырочку в стене нашего узилища.

– Для этого потребуется твоё разрешение на использование внутренних резервов организма.

– Используй, – не задумываясь ответил Сергей.

Жезл Арисара покинув потайной карман скафа оказался в правой руке. Как только Сергей поднёс его к экранированной стене каюты-каталажки из закруглённого конца жезла выдвинулась тонкое жало, не толще швейной иглы, и с лёгкостью проникло сквозь препятствие, появившись за пределами изолированной каюты в виде небольшой металлической капли. Впрочем, капля тут-же растеклась тонким слоем по поверхности стеновой панели и приобретя цвет слоновой кости полностью слилась с ней.

А, вот, для Сергея проделанные Аридаром манипуляции не прошли бесследно. Сперва почувствовав лишь небольшой дискомфорт, он, вдруг, ощутил, как его энергетическая оболочка стала стремительно уменьшается в объёме быстро достигнув границ физического тела, не остановившись на этом продолжила сокращаться, застопорившись лишь тогда, когда её границы достигли размеров гандбольного мяча. От такого издевательства над энергетической оболочкой в глазах потемнело, и Сергей стал медленно сползать на пол, в итоге потеряв сознание. Когда Сергей открыл глаза, ему показалось, что настигший его позорный обморок длился не более минуты, но голос Аридара с виноватыми нотками сообщил ему, что отключка длилась более часа, и за это время произошло очень много неприятных событий. Сразу после утраты ментального контроля над Мурарром, сполот, не дойдя пары шагов до рубки управления глайдером, прямо на полу свернулся калачиком и погрузился в прострацию. Находившийся всё это время на борту его напарник, после неудачной попытки привести Мурарра в чувство, поместил последнего в медкапсулу и запустив меддиагноста самостоятельно вывел глайдер в космос, взяв курс на секретную базу, оборудованную на одной из лун седьмой планеты столичной системы рептилоидов. Глайдер не успел преодолеть и четверти пути, как на нейросеть напарника Мурарра пришёл отчёт от меддиагноста, в котором сообщалось о том, что обследуемый физически полностью здоров, но вот при обследовании его нейросоматического состояния выявлено разрушение ранее установленных блоков предотвращения ментасканирования и стерильность зон памяти. Искин меддиагноста утверждал, что с вероятностью 98 процентов обследуемый подвергся успешному ментасканированию, мотивируя это тем, что при неудачной попытке сканирования произошло бы полное биологическое разрушение зон памяти головного мозга. Едва осознав полученную информацию сполот приказал удвоить охрану пленного псиона поручив это смешанной команде наёмников и боевых дроидов, под постоянным контролем, объединённых в кластер, искинов глайдера. Прежний курс был отменён, а новый был проложен с учётом использования установленного на глайдере генератора гиперперехода и лежал он в транзитную систему не имеющую пригодной для жизни кислородной планеты и поэтому никому особо не интересной.

Подводя итог произошедших событий, Аридар сообщил, что в данный момент глайдер находиться в гиперпространстве, а Сергей сидит на полу тюремной каюты, которая расположена так, что с пяти сторон её охраняют вооружённые до зубов наёмники, а с шестой, в районе потолка, темно-серое марево гиперпространства. Но есть возможность выхода из создавшегося положения, правда весьма рискованная…

Глава 20

Гиперпространство – это область мироздания, в котором нет ничего, ни координат, ни времени, здесь не действуют законы физики, собственно вообще ни какие законы не действуют, это своеобразная ось – ось миров. Бесконечное множество миров в различной степени отличающихся друг от друга сходятся в этом пространстве, взаимодействуя между собой лишь на энергетическом уровне. Это царство энергии, бескрайней, неисчерпаемой энергии мироздания, что с лёгкостью удерживает всё сущее в незыблемой стабильности. Иными словами, гиперпространство – это рай для парапсиона, способного пропускать сквозь себя огромные объёмы пси-энергии. Но как добраться до этого бесконечного источника находясь внутри кокона из катапсионита? Есть только возможность пробиться сквозь защитный слой и броню на внешнюю обшивку глайдера. Вариант с проникновением во внутренние помещения корабля можно было даже не рассматривать, по причине невозможности ментального воздействия на охрану. И наконец решившись, Сергей осторожно потянул в себя пси-энергию из внутреннего пространства глайдера используя в качестве проводника тонкую нить жезла, а когда почувствовал, что её достаточно для задуманного, аккуратно вынул клинок из стены запаяв прореху. Полностью освободившись от сковывавших движения пут и активировав у скафа функцию работы в открытом космосе, он, используя жезл Арисара как всепроникающий клинок, проделал отверстие в потолке своей каюты-темницы вскрыв и наружную броню. Воспарив к потолку используя рвущийся наружу воздух, а также, тонкую струйку проникшей в кокон пси-энергии, Сергей, работая с ожесточением в несколько взмахов проделал проход на внешнюю обшивку глайдера. Стоило ему оказаться в открытом межмировом пространстве, как система безопасности скафа тут же отреагировала, сориентировав положение тела землянина так, что он оказался стоящим на внешней обшивке глайдера, лицом к проделанной им прорехе. После полной изоляции внутри всё ликовало от ощущения, бушующего вокруг, безграничного океана энергии, но насладиться моментом первого общения с природой гиперпространства Сергею увы не удалось. Интуитивно почувствовав опасность, он мгновенно прижался всем телом к поверхности корабля как в следующий миг над ним пронеслись росчерки лазерных импульсов. Это кластер искинов следящий за пленником, после получения сигнала о разгерметизации задействовал внешние датчики, обычно отключенные в гиперпространстве в виду отсутствия потенциальной опасности, и обнаружив арестанта стоящим во весь рост на внешней обшивке, открыл огонь из боевых лазерных установок противоабордажной защиты. Защищая себя от внезапной атаки, Сергей, всё ещё сжимавший в руке артефакт использовал его в качестве импульсника и щедро зачерпнув в пространстве энергии оставил оплавленные каверны в местах расположения установок. Разобравшись с возникшим препятствием, землянин направился в сторону носовой части глайдера, где согласно информации, полученной из памяти сполота, на противоположных бортах располагались две спасательные капсулы. Но не успел он сделать и пары шагов, как с правого борта стартовала одна из капсул. Отпускать живым свидетеля, произошедшего на борту, Сергей не собирался, и поэтому послал вдогонку мощный энергоимпульс, ментально придав ему дополнительное ускорение, отчего спасательная капсула, едва преодолев границу защитной сферы корабля, исчезла в яркой вспышке беззвучного взрыва. Дабы не потерять единственную оставшуюся возможность спасения и пренебрегая опасностью быть вновь атакованным, Сергей воспользовался встроенными в скаф реактивными микродвигателями для быстрого перемещения к намеченной цели. Благополучно примагнитившись возле люка спасательной капсулы он первым делом уничтожил расположенные поблизости лазерные турели и вновь превратив жезл во всепроникающий клинок ворвался в эвакуационный отсек глайдера. Разгерметизация на некоторое время остудила пыл сражающихся в отсеке за право попасть в спасательную капсулу наёмников, а вмешательство в этот спор Сергея помножило их шансы на ноль. Прежде чем эвакуироваться Сергею предстояло решить вопрос о дальнейшей судьбе глайдера. Аридар предлагал сбросить настройки системы безопасности главного реактора и разогнать его до критического уровня, правда для этого пришлось бы отключить все имеющиеся на борту искины. Ведь после того, как Сергей покинет глайдер и переместится в реальный космос, Аридар не сможет воздействовать на искины, а заложенные в них программы самосохранения подтолкнут сделать всё возможное для остановки дальнейшего разгона реактора. Но Сергей нашёл решение сам, воспользовавшись знаниями принципа действия генератора гиперперехода, которые получил, изучая базу «навигация и пилотирование кораблей малого и среднего класса». Генератор перед перемещением в гиперпространство создавал вокруг корабля силовое поле или, как выражались некоторые базы, «кокон», внутри которого удерживалась частичка метрики реального для корабля и его экипажа пространства. Корабли же, лишившиеся «кокона», навсегда исчезали в неизвестности. Учёными предпринималось немало попыток с помощью научного оборудования выяснить судьбу несчастных, но тщетно, ни одного сигнала, ни одного сообщения с задействованного в экспериментах оборудования так получено и не было. Это Сергею, имеющему допуск к обширным знаниям древних, было известно, что корабли перемещались в другие миры, с отличной от нашей метрикой пространства. И даже если предположить, что экипажам удавалось исправить поломку, производимого лишь старшими расами генератора, то после нового перемещения в гиперпространство генератор создавал «кокон» из частички метрики пространства в котором последний раз стартовал корабль и, как результат, экипажи вновь возвращались в неродной для себя мир. Решить проблему мог лишь артефакт, оставшийся на исследовательской базе в пустыне Нарудо, который мог «консервировать» и хранить частицы метрик множества миров, позволяя свободно перемещаться между ними.

План Сергея был в следующем. Почти все спасательные капсулы кораблей, оборудованных генератором гиперперехода, оснащались миниатюрным аналогом, способным вырвать из «кокона» набольшую часть и непродолжительное время, до перемещения в реальное пространство, удерживать её вокруг капсулы. Вот в момент вырывания Сергей хотел, воспользовавшись своим даром, сорвать полностью весь «кокон» с глайдера, тем самым отправив его в путешествие в один из сопредельных миров. Аридар одобрил предложенный план, несмотря на то, что в его архивах памяти не было примеров ничего подобного. Решено, сделано. Забравшись в капсулу, Сергей проверил её комплектность. Рассчитанная на эвакуацию троих членов экипажа, она оказалась полностью оборудованной всем необходимым для экстренной эвакуации и длительного ожидания спасательной миссии. Здесь находилась даже стазис-капсула, в которую можно было поместить тяжелораненого. Мысленно похвалив сполотов за добросовестное отношение к безопасности, землянин через нейросеть подал сигнал на старт в условиях гиперперехода, продублировав его нажатием на кнопку, расположенную на небольшой панели ручного управления, что выдвинулась из правого подлокотника пилотского ложемента. Как только капсула отделилась от глайдера, Сергей уловил момент срабатывания минигенератора и пропустив сквозь себя огромный объем энергии полностью сдернул с корабля «кокон», окружив им спасательную капсулу, а оставшийся без защиты глайдер мгновенно исчез.

Не прошло и пары минут, как капсула совершила переход в обычное пространство, но перед этим Сергей заметил, как возле неё материализовался какой-то странный объект, имевший форму конуса, но со множеством граней различной длины, переливающихся всеми оттенками радуги. Завораживающее зрелище возникло в обзорном экране и тут же истаяло, словно мираж.

Глава 21

Едва капсула оказалась в обычном пространстве, система астроориентации, негромко пискнув, оповестила о завершении вычисления координат. Капсулу выбросило в межзвёздное пространство в дали от гравитационных полей, расположенных в этой зоне трёх звёздных систем. Лишь одна из них имела пригодную для жизни планету с кислородной атмосферой и это была Цинала, та самая Цинала, уроженцем которой с недавних пор стал Сергей Викторович, превратившись в Сергея Марко Ризоли.

– Вот так сюрприз, не думал, что так скоро увижу свою «родную» планету! – мысленно воскликнул Сергей.

– Можешь сильно не радоваться, ты её увидишь очень нескоро, – возразил Аридар. – Нас выбросило в таком месте, что на обычных внутрисистемных двигателях корабль спасателей будет добираться месяца два, следовательно, направят судно, оснащенное генератором подскока, способное совершать небольшие перемещения через гиперпространство в слепую без привязки к маякам. А такими генераторами в основном оснащены военные корабли, и лишь ограниченное количество гражданских. Так что в гости, скорее всего, следует ждать бравых военных флота Содружества миров. Именно они сейчас патрулируют зону конфликта, и после нашего спасения станут задавать множество неудобных вопросов, тем более, что спасательная капсула произведена на верфях сполотов. И прежде, чем отправить сигнал бедствия осмелюсь предложить вариант решения возникшей проблемы.

– Давай, выкладывай, что ты там нарыл в своих кладовых памяти!

– Дело в том, что звездная система, расположенная в 14,3122 /24,1863 градусах относительно курса капсулы, является пограничной с пространством Союза Объединенных кланов, именно её использовала вторая космическая эскадра как точку сбора перед своим бесславным походом в Анклав Алонов. Известно, что бой проходил в районе внешнего астероидного поля системы Циналы. Так вот, если проложить курс используя координаты положения Циналы на момент боестолкновения, учесть прошедшее с того момента время и скорость движения по орбите астероидного поля, то мы находимся практически рядом с местом разгрома эскадры. Используя маневровые двигатели капсулы, мы сможем достичь его всего через две недели, а там, несомненно, работают мусорщики, разбирающие на запчасти всё, что осталось после трофейной команды флота Содружества. Ну, а дальше, всё зависит от тебя.

– Знаешь, в последнее время я ловлю себя на том, что ты стал рассуждать в свойственной для меня манере, – усмехнулся Сергей.

– А кого мне ещё копировать, как не своего повелителя? – с притворным заискиванием поинтересовался Аридар.

– Подхалим. Но предложение дельное. А две недели вынужденного безделья проведу за изучением баз знаний по ремонту и эксплуатации используемой рептилоидами военно-космической техники. И, пожалуй, начну изучать «пилотирование кораблей крупного и сверхкрупного класса». С тебя отметки в нейросети после моего тестирования на техника, инженера и пилота.

– Само собой! Но, только я буду строгим экзаменатором.

– А мне другой без надобности. Что, уел? Ладно, давай менять курс согласно твоим расчётам, – Сергей подключился к маломощному, не наделённого личностной матрицей, искину капсулы и задал координаты конечной точки полёта…

Сообщение искина капсулы о завершении заданного маршрута вывело Сергея из глубокого учебного транса. В обзорном экране, на краю видимости, угадывалось скопление множества разновеликих объектов. Капсула по инерции продолжала полёт и объекты на экране медленно увеличивались. Сергей запустил тормозные двигатели постепенно гася скорость. Вскоре перед ним предстала картина огромного пространства, усеянного фрагментами поверженных боевых судов вперемешку с астероидами различных размеров и форм.

– Зафиксировано сканирующее облучение, – доложил искин.

– Обозначь сканирующий объект, – дал команду Сергей.

На экране шесть объектов окрасились красным.

– Хм, даже так? – воскликнул Сергей и стал ментально осматривать выделенные объекты, но не смог уловить на них ни единого отголоска присутствия живых разумных. Зато определил несколько скоплений разумных в глубине корабельного кладбища. Направив капсулу к ближайшему из них, Сергей с облегчением вздохнул: – Наконец закончилось вынужденное одиночество!

–А как же я? – тут же отозвался Аридар.

– Ты стал для меня неотъемлемой частью. Лучшим собеседником и советчиком, помощником и телохранителем, но так уж устроен человек, что ему иногда необходимо живое общение с себе подобными. Думаю, тебе об этом было известно задолго до встречи со мной.

– Конечно я об этом знаю, но как чертовски приятно услышать лестные отзывы о себе, – с нотками веселья ответил Аридар.

Объект, к которому Сергей направил капсулу оказался видавшим виды грузовым судном с дополнительными надстройками, позволяющими крепить к нему добавочный разногабаритный груз. После осторожного сканирования от грузовика отделился небольшой катер и направился к капсуле. Вскоре ожила связь и человек внешне напоминающий жителя земной латиноамериканской страны поинтересовался принадлежностью спасательной капсулы и количеством выживших. Заранее подготовивший легенду Сергей ответил: – Выжил только я один, а капсула приписана к потерпевшему крушение в гиперпространстве кораблю сполотов с бортовым номером, сейчас, 68293/418к. Всего шесть стандартных дней назад меня наняли для работ на одной из космических станций старших. Причины катастрофы я не знаю. Мне повезло, моя каюта находилась рядом с эвакуационным отсеком.

– Почему не подал сигнал бедствия? – спросил «латинос».

– Не успел, капсулу выбросило в реальный космос в районе корабельного кладбища, искин сообщил, что меня сканируют, вот я и стал ожидать помощи, – ответил Сергей.

– Хорошо, мы на подлёте. Приготовься к стыковке.

Стыковочный люк открылся, пропуская в капсулу человека, облаченного в средний штурмовой скаф. Едва проникнув внутрь, он откинул шлем и оглядев всё вокруг оценивающим взглядом сказал: – Неплохая игрушка! Отдашь её мне за доставку на орбитальную базу?

– Поговорим об этом позже. Меня зовут Сергей Марко Ризоли, а как обращаться к тебе?

– Сеймор Гот, заместитель главы артели мусорщиков этого кладбища. Ну, что, пойдем со мной на катер?

– А зачем? Ресурс двигателей капсулы не израсходован. Просто покажи мне к какому стыковочному узлу твоего грузовика пристыковаться, так будет проще, – предложил Сергей.

– Так ты что, пилот?

– Всего понемногу, и пилот тоже.

– То-то я смотрю у тебя скаф какой-то странный, никогда не встречал такой модели. Чьего он производства, сполотов?

– Наверное. Во всяком случае мне его выдали на корабле, – ответил Сергей.

–Ладно, раз ты пилот… – прошептал Сеймор и на мгновение завис, общаясь через нейросеть. – Все, Лоран отстыковался, подлетай к грузовику с правого борта, там два стыковочных узла. Выбирай любой.

Сергей запустил двигатели, рассчитав импульс так, чтобы на торможение пришлось затратить минимум энергии. Сеймор в это время внимательно рассматривал землянина. Наконец, сделав про себя какое-то заключение он спросил: – А ты случайно, не военный, уж очень спокойно ты себя ведёшь после пережитой катастрофы?

– Нет, не военный, хотя когда-то давно отслужил два года в армии одного государства, которого сейчас уже и не существует, а спокойный я от того, что в катастрофе не потерял ни одного дорогого мне разумного. Экипаж и пассажиры были мне едва знакомы, самому удалось спастись, и это радует, а переживать о том, что уже произошло по меньшей мере глупо, – ответил Сергей.

– Слушай, а в качестве кого тебя нанимали сполоты?

– Для выполнения различных поручений, а каких в контракте не оговаривалось.

– У тебя, наверное, высокий интеллектуальный индекс и навороченная нейросеть? – не унимался Сеймор.

– Ну раз старшие наняли, то, видимо, их устроили мой индекс и сеть.

Видя, что собеседник не желает раскрывать информацию о себе, Сеймор нахмурился, но продолжать бесполезный диалог не стал. Вскоре Сергей благополучно состыковался с грузовиком. Сеймор первым покинул капсулу оставив землянина перевести системы жизнеобеспечения в режим ожидания. Оказавшись на борту грузовика, Сергей, подчиняясь настойчивой просьбе Сеймора, проследовал на беседу с капитаном. Причём маршрут, по которому его повёл «латинос» вызвал неприятные предчувствия. Идти пришлось по техническим коридорам, встречая на пути лишь ремонтных дроидов.

– Закоулками на приятную беседу не водят! – подумал он, в очередной раз пригибаясь, чтобы уберечь голову от контакта с незакреплённым силовым кабелем. Наконец остановившись возле небольшой двери, Сеймор посторонился, приглашая Сергея первым войти внутрь. Помещение, в котором он оказался, больше напоминало штаб небольшого воинского формирования, чем каюту капитана. Повсюду стояли контейнеры с разнообразным оружием, на стенах висели голопанели с картами различных участков свалки, помеченных разными цветами, и, наконец, все находившиеся в помещении разумные были облачены в скафы военного образца. Возле Сергея сразу же выросли два вооруженных игольниками бойца и просканировав его портативным сканером определения оружия, подвели к сидящему за столом в антиперегрузочном кресле человеку.

– Значит, это и есть тот счастливчик? – задал он вопрос материализовавшемуся за спиной Сергея Сеймору.

– Да, капитан!

– Хорошо, а кто ты по специальности? – спросил уже Сергея капитан.

– Всего понемногу, – ответил он.

– Не хочешь говорить значит, ладно. Сейчас тебя проводят в медицинский сектор, снимут стресс и заодно подправят здоровье.

– Спасибо за заботу, но я себя прекрасно чувствую и не нуждаюсь в медицинской помощи. Будет достаточно, если вы организуете для меня транспорт на одну из орбитальных баз Циналы, – ответил Сергей.

– Хм, ты видимо не понял. Медицинский сектор тебе придётся посетить в любом случае, хочешь ты того, или нет. Я здесь хозяин, а ты моя добыча! Уведите! – приказал подчинённым капитан. Но выполнить приказ им было не суждено. Гравитационным ударом Сергей отбросил от себя наседающих бойцов, а затем выхватив жезл Арисара, превратившийся в клинок, обезоружил их и блокировал управление скафами. Отводя клинок от поверженного последним Сеймора, Сергей почувствовал опасность исходящую со стороны капитана. Антиперегрузочное кресло сильно ослабило эффект гравитационного удара, и капитан сумел выхватить миниатюрную модель бластера и произвести несколько импульсов в то место, где только что находился землянин. Но Сергей уже был позади капитана, одной рукой удерживая его руку с бластером, а другой прижимая клинок к незащищённому горлу.

– Иногда добыча не столь беспомощна, как кажется на первый взгляд! – прошептал в ухо ошеломлённому капитану Сергей.

– Чего ты хочешь? – с трудом произнёс капитан.

– К твоему несчастью у меня уже всё есть, – ответил Сергей, с помощью миниатюрного ментаскопа запуская процесс сканирования его памяти. Быстро просмотрев события, происходившие с капитаном последние пару десятков лет и убедившись, что перед ним самый последний негодяй не достойный снисхождения, Сергей обнулил его память, оставив лишь детские воспоминания. Во время приграничного конфликта рэкет, разбой, работорговля, убийства и мародёрство. После наведения порядка на Цинале, бурная деятельность в космосе, в результате которой несколько артелей мусорщиков были вынуждены платить дань его банде. Не очень лестный послужной список. Наконец, отпустив обмякшего в кресле капитана, Сергей обвёл взглядом лежащих без движения членов его банды.

– Что же мне с вами делать? – задал он сам себе вопрос. – Пожалуй, пусть это решит собрание подмятых вами мусорщиков. Думаю, это будет справедливо.

В ответ он увидел полные ненависти взгляды и выкрики содержавшие ненормативную лексику, и сулившие разнообразную и жестокую месть.

– Вижу мы пришли к взаимопониманию, – констатировал Сергей и ментальным ударом погрузил их в бессознательное состояние.

Глава 22

Сергей взял образец крови бывшего капитана, что с недоумением и любопытством озирался по сторонам. Это было необходимо для подтверждения введённых кодов допуска к центральному искину, обладателем которых он стал после ментасканирования. Пора становиться хозяином этого космического корыта, а для этого необходимо добраться до рубки управления. Вытряхнув из кресла её бывшего владельца, Сергей воспользовался вмонтированной в стол дополнительной консолью управления и ввёл себя, для системы безопасности, как дружественный объект с правом доступа в рубку управления кораблём. Зачем пробиваться с боем и портить имущество, которое в скором времени должно стать твоим, если можно спокойно и без суеты стать хозяином положения. Проводя к себе Сергея техническими коридорами, капитан преследовал свои цели. Разумного нанятого старшими с очень большой вероятностью можно продать в рабство за довольно приличную сумму, а делиться ею со всеми не входило в его планы. Поэтому о существовании потенциального раба на грузовике знал лишь ограниченный круг приближенных капитана. Этим и решил воспользоваться Сергей, выйдя в центральный коридор корабля и не спеша пошел по нему в сторону рубки управления, отвечая улыбкой на недоуменные взгляды встреченных членов команды. Так, абсолютно ни кем, не остановленный он оказался возле входа в рубку. Здесь по обе стороны двери стояли два боевых противоабордажных робота, которые получив отклик «свой-чужой» не стали препятствовать ему проникнуть внутрь.

Несущий вахту дежурный пилот, обернувшись, с удивлением спросил: – Ты кто?

– Новый хозяин этого «ведра», – спокойно ответил Сергей и дотронувшись жезлом до пилотского скафа отключил его. – Если хочешь жить, сиди тихо и не дёргайся, – пригрозил он и подойдя к консоли главного искина переустановил коды доступа, став полноправным обладателем космического грузовика.

– Рада приветствовать нового хозяина на борту грузовика «Мерин». Меня зовут Лид, как мне обращаться к тебе? – проговорил искин женским голосом с сексуальными нотками.

– Ты свою личность позиционируешь как женскую? – поинтересовался Сергей.

– Да, – ответил искин.

– Хорошо, оставайся женщиной, но убери из голоса сексуальность, ни к чему это. Ко мне обращайся – Сергей.

– Принято, – голос Лид изменился. – Какие ещё будут вводные?

– Для начала, полное переподчинение всех систем корабля приказам, исходящим только от меня лично, системы безопасности привести в полную боевую готовность, блокировать все отсеки корабля по противоабордажному расписанию. Дай мне сделать объявление, а потом полностью блокируй внутреннюю связь. Приступай.

Посмотрев на замершего в ужасе вахтенного пилота, Сергей весело подмигнул ему и обратился по громкой связи: – Внимание всех находящихся на борту! Говорит новый владелец грузового судна «Мерин» Сергей Марко Ризоли. Для предотвращения возможных недоразумений приказываю всем оставаться на своих местах и не пытаться перемещаться по кораблю. Имеющим доступ к любым видам оружия воздержаться от его применения, к нарушившим приказ будут применены жесткие меры, вплоть до физического уничтожения. В течении ближайших стандартных суток до каждого находящегося на борту будет доведена информация о его дальнейшем статусе на корабле.

– Лид, предоставь мне данные на каждого находящегося на борту разумного, их местонахождение в данный момент времени, статус в иерархии на корабле, особо отметь в каких отношениях они находились с бывшим владельцем. Сбрось общим пакетом мне на нейросеть.

– Зафиксирована попытка проникновения в сектор эвакуации семи разумных, вот их данные, – на нейросеть Сергея пришло сообщение.

– Аридар, возьми под свой контроль ситуацию, – мысленно попросил Сергей сущность артефакта.

– Уже всё под контролем. Особо ретивым не пришлось по вкусу излишнее к ним внимание со стороны боевых роботов. Кстати, их здесь такое количество, словно мы не на гражданском грузовике, а на военном судне, правда они все устаревших моделей, но ведь и старое ружьё способно нанести смертельную рану.

– Да ты философ! Ладно, надо изолировать где-то бывшего капитана и его бойцов, а то лежат практически в складе оружия, ещё очнутся, не дай Бог.

– На судне имеется хорошо оборудованный тюремный отсек, правда в нём содержатся двенадцать арестантов. Лид переслала на них информацию, я считаю всех можно освободить, это живой товар, приготовленный к продаже в рабство, – сообщил Аридар.

– Ну так освободи и размести в каком ни будь пустом помещении, а на их место…

– Прошу прощения, но они приготовлены к продаже, а значит, у них извлечены нейросети. Трудно будет боевыми роботами не оборудованными речевыми модуляторами сопроводить их через весь корабль, не напугав при этом до полусмерти, а вещать по громкой связи небезопасно, не все члены экипажа проявляют к нам доброжелательность, – перебил Аридар.

– Я тебя понял. Сам пойду, – решил Сергей и обернувшись к зашевелившемуся вахтенному спросил: – Ты кто?

– Карим Данели, пилот, заступил на вахту час назад.

– Карим Данели, уроженец Циналы, нейросеть «Пилот-3м», довольно слабенькая, – стал тут же комментировать Аридар. – Вошёл в состав экипажа «Мула» четыре месяца назад, задолжал тридцать тысяч кредитов полукриминальной финансовой структуре, был поставлен на счётчик, а когда сумма стала неподъёмной капитан перекупил его за копейки и обязал отрабатывать долг в течении десяти стандартных лет. Безопасен.

– Слушай, Карим. Хочешь расплатиться со всеми долгами и даже неплохо зарабатывать? – спросил Сергей.

– Кто же этого не хочет? – в глазах пилота сверкнула надежда.

– Тогда отныне ты член экипажа «Мула» со стандартной оплатой и причитающимися премиями. Лови и подписывай контракт.

Карим на минуту застыл, а затем переслал уже подписанный контракт.

– Молодец. Продолжай нести вахту, а я постараюсь скоро прислать тебе смену. На все вызовы отвечай, что капитан недоступен, а на судне ведутся профилактические работы и стыковка запрещена, – распорядился Сергей. – Лид, разрешить допуск пилота Карима к выполнению обязанностей вахтенного, – и уже мысленно: – Аридар, разблокируй его скаф.

Чтобы добраться до тюремного сектора пришлось преодолеть четыре заблокированных сектора и по пути решать вопросы статуса находившихся в них обитателей. В результате пришлось временно обездвижить и дать распоряжение дроидам на транспортировку в каземат семерых особо ретивых сторонников прежнего капитана, но, зато, с девятерыми мусорщиками, оказавшимися на борту и тремя пилотами, удалось заключить контракт о сотрудничестве. Наконец, оказавшись в секторе, оборудованном тесными одиночными камерами, Сергей освободил заточённых в них обитателей, поместив на освободившиеся места банду бывшего капитана. Предстояло ещё «зачистить» три четверти судна, но согласно сообщению Лид, это, в основном, полупустые грузовые ангары в которых на данный момент находилось всего шестеро разумных. Причём, согласно заключению Аридара, пятеро из них попавшие в оборот банды мусорщики, и лишь один занимавший невысокое положение в банде головорез.

– Ну вот, революция о которой мы так долго говорили – свершилась! – мысленно воскликнул Сергей.

– Не уловил смысла восклицания, – отозвался Аридар.

– Не обращай внимания, просто вспомнилась фраза из старого чёрно-белого фильма о вожде мирового пролетариата, сумевшего захватить власть над одной шестой частью моей планеты. О, а это кто?

От сбившихся в кучку бывших заключенных отошла, и, не обращая внимания на боевых дроидов, смело направилась в сторону Сергея стройная, высокая женщина. Простенький комбинезон, в который она была облачена, плотно прилегал к телу, подчеркивая гармоничное сложение, а уверенная походка, гордо вскинутая головка с большими выразительными глазами, заставили Сергея невольно залюбоваться ею.

– Талиа Ванели, – подсказал Аридар.

– Здравствуй, Талиа! – поздоровался Сергей продолжая любоваться подошедшей к нему женщиной. – Ты хотела о чём-то спросить?

– Мы знакомы? Хотя о чём это я, наверняка искин подсказал моё имя. Всё никак не привыкну к отсутствию нейросети. Нам хотелось бы знать, что происходит? Из камер выпустили и ничего не объяснив оставили в коридоре, продолжая суету вокруг наших клеток и их новых обитателей, – стала излагать она. – Боевые дроиды не проявляли к нам интереса, вот я и решилась подойти к тебе и выяснить хоть что-то.

– Я сейчас немного занят, но если вкратце, то вы свободны, при желании, через несколько часов сможете покинуть корабль. А если кого-то из вас интересует работа, то я готов заключить с каждым стандартный контракт, с учетом его индивидуальных профессиональных навыков и изученных баз знаний. Все подробности потом, а сейчас собери всех бывших заключенных и следуя за этим дроидом проводи их в кают-компанию. Подождите меня там, заодно и пообедайте, не думаю, что вас тут баловали разносолами.

Талиа, с блеском в глазах, поблагодарила его и пошла выполнять поручение, а Сергей поймал себя на том, что вновь с восхищением любуется её сложением, только на этот раз видом сзади.

– Да, хороша! – сам про себя проговорил Сергей. – Но вернёмся к нашим баранам.

– Каким баранам? – поинтересовался Аридар.

– А тем, что отвлекают нас от созерцания прекрасной половины человечества и требуют немедленных действий. Что там у нас, не хватает камер для «друзей» бывшего капитана? И какой выход предлагаете вы с Лид?..

Глава 23

Не рассчитанная на такое количество разумных кают-компания со скрипом, но все же уместила всех свободных от вахты обитателей космического грузовика. Многим пришлось стоять, но никто не обращал на это внимания. Всем было интересно, что же скажет новый капитан судна, который внезапно появился из ниоткуда и с легкостью сумел нейтрализовать банду, хозяйничавшую на корабле и державшую в страхе добрую половину мусорщиков, обосновавшихся на свалке. Даже члены экипажа уже заключившие с ним контракты и находящиеся сейчас на вахте, попросили искин корабля в фоновом режиме информировать их обо всём, что будет происходить на собрании.

Когда Лид сообщила, что все в сборе, Сергей вошел в помещение, обвёл взглядом собравшихся и заметив устремленный на него взгляд Талии, вдруг вспомнил, что не представился ей.

– Хочу еще раз представиться, меня зовут Сергей Марко Ризоли, можно просто Сергей. Так уж случилось, что корабль, на котором я совершал перелёт в качестве пассажира по неизвестной причине стал разрушаться в гиперпространстве и мне удалось спастись. Спасательную капсулу выбросило в обычное пространство в районе этой свалки, где меня «любезно» подобрали бывшие хозяева данного грузовика. Но вместо того, чтобы предложить помощь в подвозе к ближайшей станции, они попытались лишить меня свободы превратив в живой товар.

После этих слов многие собравшиеся понимающе зашептались.

– Но они сильно просчитались! Благодаря некоторым своим скромным навыкам и большой доли везения мне удалось не только нейтрализовать капитана, но и заполучить коды доступа к главному искину. Глупо было не воспользоваться представившимся случаем. В результате «Мерин» фактически, да и юридически теперь принадлежит мне, осталось лишь на ближайшей станции внести свои данные как хозяина в реестр судов.

Тут собравшиеся вновь зашептались.

– А теперь давайте перейдём к тому, для чего мы здесь и собрались. Во-первых, раз я стал владельцем этого судна, то мне необходима команда для его обслуживания и продолжения работ по разборке свалки. Всем, кого заинтересовала дальнейшая работа на этом поприще готов для начала предложить стандартные договора. Разумным, чьи нейросети были удалены могу установить аналогичные за свой счет, но уже взамен долгосрочного контракта. Для желающих покинуть борт завтра будет организован рейс грузопассажирского бота к работающим по соседству кораблям мусорщиков. А тем, кто решил остаться и ещё не подписал со мной контракт прошу через главный искин корабля записаться для личной беседы.

Некоторые разумные находившиеся в кают-компании на некоторое время замерли, а Талия поднялась с занимаемого кресла и спросила: – А как же быть нам?

– С вами я поговорю в первую очередь, сразу же после собрания, – ответил Сергей и продолжил: – А теперь второй вопрос, который я хочу с вами обсудить. Что нам делать с бандой бывших владельцев судна?

Вот тут начался переполох. Кто-то предлагал отправить их на прогулку в космос без скафандра, кто-то продать в рабство, чтобы сами испытали на себе всю прелесть рабской нейросети, кто-то требовал отдать их на растерзание конкурирующей банде и только Талиа предложила отдать их властям Циналы, где их разыскивают за совершенные преступления. Сергей поддержал её предложение, но посетовал на то, что содержать их в тюремном секторе длительное время (пока трюмы грузовика не заполняться полностью, ведь глупо лететь на станцию с пустыми руками) будет весьма хлопотно. В ответ Талиа нашла выход, предложив демонтировать стазис-капсулы со спасательных ботов во множестве оставшихся на разрушенных боевых кораблях свалки, и, предварительно удалив нейросети, поместить в них бандитов. В этом случае отпадает необходимость в их постоянной бдительной охране и сводится на нет риск возможного побега со всеми вытекающими из этого последствиями, а отсутствие нейросетей предотвратит возможность подачи команды на досрочную разморозку. На том и сошлись.

– Ну и, наконец, третий животрепещущий вопрос, – продолжил Сергей. – Безопасность нашего судна! Лид доложила мне о четырёх запросах от малых судов на стыковку и шести вызовов на связь со стороны двух ближайших космических грузовиков. Вахтенный пока отвечает, что на корабле ведутся профилактические работы, стыковка запрещена, а капитан занят, но долго эта уловка работать не будет и особо ретивые конкуренты захотят попробовать нас на зуб. «Мерин» довольно неплохо вооружен, но все специалисты в области его применения сейчас находятся в тюремном отсеке. Поэтому хочу спросить, может кто ни будь из вас имеет изученными, хотя бы в минимуме, базы знаний «эксплуатация и обслуживание пусковых ракетных установок» и аналогичную базу по наружным лазерным турелям противомаскитной обороны?

В наступившей тишине подал голос один из мусорщиков, ещё не заключивших контракт: – Во время разбора боевых кораблей мне довольно часто приходилось сталкиваться с заклинившими пусковыми установками, внутри которых находились ракеты различного класса. Извлекать такие «подарки» довольно опасно, поэтому трофейные команды военных предпочитают с ними не связываться, а для меня это неплохой заработок, вот и пришлось изучить эту базу во втором уровне.

– А нам с братом нравиться демонтировать повреждённые турели и из запчастей собирать рабочие изделия. Это свалка, здесь каждый, кто хочет заработать имеет побочный бизнес, связанный с оружием, – признался второй мусорщик.

– В таком случае готов предложить вам должности офицеров оружейных систем корабля с соответствующей долей от вероятных трофеев, – констатировал Сергей.

– Заманчивое предложение, но не хотелось бы бросать и свой основной заработок – засомневался первый мусорщик.

– А этого и не требуется. Подбери себе напарника, базу знаний для него я найду, и можете по очереди летать на разборку свалки, – нашёлся Сергей.

– При таком раскладе я согласен.

– Вот и отлично, ловите контракты.

– Коста Варели и братья Арон и Дер Сали, – подсказал Аридар.

Вернулись подписанные контракты. Сергей дал распоряжение Лид на допуск новоиспечённых офицеров к оружейным системам и сообщив им, что через три часа объявит в эфире о смене собственника «Мерина», закончил собрание, пригласив к себе в капитанскую каюту бывших кандидатов в рабы.

Глава 24

В личную каюту капитана на «Мерине» Сергей попал впервые, и готовый ко всему, не был удивлён обстановкой, изобилующей предметами роскоши, развешенными и расставленными в ней, без какой-либо системы. Разделённая на кабинет, спальню и санблок, каюта напоминала небольшую двухкомнатную квартирку в домах хрущевской постройки. Тесно, но жить можно. Но, если убрать всю эту аляповатую мешанину ненужных антикварных предметов, то каюту можно будет превратить во вполне комфортное жильё. Это всё потом, а сейчас надо разобраться с текущими вопросами. Сергей сел за деревянный стол с причудливо изогнутыми ножками, в обтянутое черной блестящей кожей кресло и приказал Лид запускать первого посетителя. В кабинет вошла Талиа. Сам не зная почему, Сергей встал из-за стола и обойдя его отодвинул одно из кресел, предназначенных для посетителей, и галантно предложил ей присесть.

– Как необычно, но приятно! – отреагировала на его действия Талиа.

– На одной малоизвестной в Содружестве планете с самоназванием Земля, каждый уважающий себя мужчина должен вести себя так в обществе прекрасной дамы, тем самым выказывая ей своё восхищение, – нашелся Сергей.

Талиа улыбнулась, а в глазах вспыхнул огонёк.

– Хотелось бы узнать, к какому решению ты пришла относительно моего предложения о сотрудничестве и услышать краткий рассказ о себе, к сожалению, искин смог предоставить весьма скудную информацию о бывших узниках тюремного отсека, – вновь присаживаясь поинтересовался Сергей.

– Сначала хочу поблагодарить тебя за наше спасение. Честно признаться я уже находилась на грани отчаяния, а твоё появление вновь вселило в меня надежду на благополучный исход после длительной череды злоключений. Всякий раз, когда сегодня смотрела на тебя… Я видела сильного, целеустремленного, уверенного в себе человека. Но в то же время обратила внимание на твоё негативное отношение к жестокости и насилию, а решение относительно дальнейшей судьбы членов банды укрепило меня в уверенности в твоём благородном происхождении. Поэтому я решила довериться тебе, но хочу сразу предупредить, что разумные передавшие меня для продажи бандитам предпримут максимум усилий, чтобы всё же отдать меня в рабство, или попросту уничтожить. Подумай, нужна ли тебе такая обуза? –вздохнула Талиа.

– Боже мой, Талиа! Парой врагов больше, или парой врагов меньше, в моей нынешней ситуации особой роли не играет. И неужели ты думаешь, что я откажу в помощи столь умной и очаровательной женщине!

Внутренне собравшись и, как будто, кивнув сама себе Талиа произнесла: – Моё полное имя Талиа Альеро Монди Молл, я дочь барона Альеро Молл от второго брака и единственная, оставшаяся в живых после переворота прямая наследница баронства. А Ванели – это фамилия моей преданной служанки, что помогла мне какое-то время скрываться, после гибели моего супруга, на своей родной планете Владиале. Но разведка Паргуса, организовавшего переворот, сумела вычислить моё местонахождение и перебив всех преданных мне людей передала меня бандитам, для перепродажи в рабство. Они преследовали сразу две цели: избавиться от прямого наследника и опозорить род барона Молл, низвергнув наследницу до статуса рабыни. Ведь по закону Свободных баронств род, член которого когда-либо находился в рабстве не имеет права садиться за один стол с благородными баронами, а стало быть и владеть баронством.

– Что же, спасибо за откровенное признание. Я бы в любом случае оказал тебе помощь, ну а теперь, для меня будет огромной честью принять участие в твоей дальнейшей судьбе! – сказал Сергей и поинтересовался: – А какая нейросеть у тебя стояла?

– «Управленец 5М» и изучена одноименная база до четвёртого уровня.

– Ого, солидно! А как ты посмотришь, если я предложу тебе должность моего заместителя по организационно– хозяйственным и финансовым вопросам?

– Буду рада оказаться полезной, но отсутствие нейросети очень резко ограничит мои возможности, – вновь вздохнула Талиа.

– Этот вопрос я решу в самые ближайшие часы, а пока, как мой заместитель, можешь занять соседнюю каюту первого помощника капитана. Лид, ты слышала мои слова.

– Да капитан, – отозвался искин.

Когда Талиа вышла, Сергей услышал заключение Аридара: – Судя по твоему эмоционально– гормональному отклику на общение с ней, тебе грозит недомогание, называемое влюблённостью. Поздравляю, но прошу не терять бдительность и постоянно контролировать окружающую ситуацию, всё же мы на враждебной территории.

– Подкалываешь, да. А я вот возьму и разыщу какой ни будь продвинутый искин с очень эффектной женской личностью и посмотрю на твое поведение, – парировал Сергей.

– Тогда нас с тобой можно будет брать голыми руками, – хихикнул Аридар.

В дверь вошел следующий посетитель и Сергей погрузился в проблемы остальных обитателей «Мерина». К сожалению, из числа бывших кандидатов в рабы лишь только один изъявил желание остаться на «Мерине» в качестве «мусорщика», остальные просили доставить их на ближайшую космическую станцию, откуда они планировали вернуться домой. А из пяти оставшихся мусорщиков лишь двое заключили контракт на работы. Трое остальных решили попытать счастья у конкурентов.

– Посетителей больше нет, – доложила Лид.

– Прекрасно! А скажи мне Лид, у нас есть возможность связаться с ближайшей станцией гиперсвязи? – поинтересовался Сергей.

– Да, пару месяцев назад артель с «Хапуги», промышляющая ближе к центру свалки, сумела демонтировать и настроить работу мобильной станции гиперсвязи с флагмана рептилоидов, но правда они предоставляют связь по сильно завышенным тарифам. Пакет информации тысяча кредитов, минута связи – полторы.

– Да, дороговато, но не смертельно. Устрой-ка мне сеанс связи с обладателем вот этого идентификационного номера нейросети, – попросил Сергей, передавая номер Марины.

– Серёжа! Наконец-то!..

Глава 25

Едва глайдер сполотов покинул взлётно-посадочную площадку, Марина бросилась к Варнену с требованием предоставить ей самый быстроходный глайдер для преследования и последующего поиска спасательной капсулы Сергея. Напрасно Варнен пытался ей что-либо возразить, аргументируя тем, что Зер и Нора уже занимают кресла в самом быстроходном глайдере базы, а остальные внутрисистемные катера не столь быстроходны. Морально надавить, или как-то пригрозить Варнен справедливо опасался, зная на что способна Марина, как псион. В результате, уступив её требованиям он, с сожалением, что лишается катера, когда они все наперечет и нужны для эвакуации базы, выделив пилота, предоставил ей требуемое. Но, едва катер вышел в околопланетное космическое пространство, как поступило сообщение, что преследуемый глайдер, разогнавшись, ушёл в гиперпрыжок. Новость поразила Марину вызвав чувство огромной утраты, однако унынию она предавалась недолго, вспомнив о своих новых способностях. Вызвав в уме образ Сергея и сконцентрировавшись на нем, Марина, вдруг, ясно осознала, что ему сейчас плохо, но он жив и, непременно выпутается из создавшегося положения. Начавшая было подниматься, взамен отчаяния от утраты, ярость, столкнувшись с образом Сергея, скукожилась и вновь нырнула куда-то в глубину души, оставив после себя опустошение. Ничего не оставалось делать, кроме как ждать, когда Сергей найдёт возможность связаться с ней. В том, что это рано, или поздно произойдёт, она уже не сомневалась. А значит надо, скрепя сердце, успокоиться и продолжать жить, работая на эту чешуйчатую пародию на человека по имени Варнен.

Катер назад, на базу не вернулся, а приземлился на какой-то транспортной площадке, где Марину поджидал Манор. Спешно пересадив её в небольшой флаер, с наглухо затонированными стеклами, он доставил Марину в одну из загородных резиденций клана. Незадолго до того прилетевшая сюда Кара встретила её у входа в резиденцию и ничего не говоря, а лишь изменив цвет чешуек на светло-коричневый, проводила в предоставленные им комнаты. И потянулись однообразные, мало отличающиеся друг от друга дни. Манор на словах передал просьбу Варнена воздержаться от применения своих способностей на неопределённое время. Марина и сама понимала, что если «старшие» узнают о её существовании, то стычка с Мурарром покажется ей лёгкой перепалкой с ребёнком в песочнице. Вот и сидела она в своих покоях слушая музыку, просматривая голофильмы и изучая в фоновом режиме недоученные базы, пока однажды на пороге не появился Варнен.

– У меня к тебе дело, – вместо приветствия начал он. – Но для начала необходимо обрисовать тебе создавшуюся ситуацию. Не знаю, что произошло на глайдере, но Сергею удалось сделать даже больше, чем он планировал. Уйдя в гиперпрыжок, глайдер так и не появился в обычном пространстве. Целую неделю спецслужбы старших пытались отследить курс и точку выхода корабля, но так ничего и не выяснив высадили десант на нашей базе. К тому времени она уже выглядела заброшенной, с полузасыпанными песком, развалинами. Убив на поиск хоть какой-то информации еще три дня, их следственной группе удалось определить местонахождение бывшего начальника базы – Саргана. Бедняга после всего испытанного находился на лечении на планете Калан, в клинике для разумных с расстройствами психики. Врачи клиники категорически отказали прибывшим следователям в проведении ментасканирования пациента, ссылаясь на непоправимый вред, что может нанести данная процедура. Пришлось послу аграфов предпринять ряд действий, но разрешение было получено. В результате следователи получили информацию обо мне как кураторе всех исследований, проводимых на базе, и некоей женщине человеческой расы, сопровождавшей пленённого псиона. В резиденцию Великого Гарвана уже поступило требование выдать следственной группе меня для допроса и предоставить данные о твоём местонахождении. Однако, глава нашего клана не зря именуется Великим, он затянул с ответом посольству сполотов и объявил, что сегодня в полдень, на внеочередном совете кланов назовёт своего преемника. Как ты знаешь, я один из кандидатов и родитель собирается назвать моё имя, тем самым оградив от излишнего настойчивого внимания со стороны следователей. Чиновники столь высокого ранга согласно межрасовым правовым нормам не могут быть подвергнуты следственным действиям со стороны других рас или государственных образований в мирное время. А развязывать войну ради непонятно чего происходившего на базе не будет никто.

– Поздравляю тебя, но пока не улавливаю свою роль? – вмешалась в монолог Марина.

– Сейчас объясню. Всё дело в процедуре объявления преемника. После того, как глава клана назвал его имя, остальные члены совета должны одобрить кандидатуру, что логично, ведь им предстоит в дальнейшем работать с ним. Но, до меня дошли слухи, что из резиденции посла аграфов поступили угрозы в адрес членов совета, грозятся применить различные недружественные меры в случае одобрения моей кандидатуры. Хочу попросить тебя ментально воздействовать на членов совета, подтолкнув их к нужному решению. Из докладов Манора мне доподлинно известно, что импланты защиты от пси-воздействий и экранирующая защита зала совета для тебя не являются препятствием. Заседание начнётся через два часа. У меня есть возможность незаметно провести тебя на территорию правительственного комплекса. Ты будешь находиться в одной из тайных комнат, всего в трехстах шагов от зала совета. Такое расстояние не будет для тебя препятствием? – поинтересовался Варнен.

– Хм, нет конечно, – уверенно ответила Марина.

– Отлично! Да, сразу после заседания сержант Бадер доставит тебя на «Сумеречный охотник», корабль оборудован очень хорошей системой маскировки. Вы сразу же стартуете и перейдя в стелс-режим направитесь на один ничем не примечательный планетоид, нашу новую базу. И пока не улягутся страсти, там ты будешь в полной безопасности. Если у тебя нет возражений, собирайся. У нас мало времени! – поторопил Варнен.

– Возражений нет, но есть одно условие, – после этой реплики Марины цвет чешуек Варнена приобрёл коричневый оттенок.

– Какое ещё условие?

– Как только Сергей выйдет с нами на связь, ты предоставишь мне возможность воспользоваться «Сумеречным охотником» и самой отправиться в спасательную экспедицию, – озвучила свои требования Марина.

Чешуйки на лице Варнена вновь приобрели зеленоватый оттенок и изобразив нечто похожее на снисходительную улыбку он ответил: – Под протокол. Даю своё согласие в случае выхода Сергея Марко Ризоли на связь, предоставить Марине Тиане Ризоли малый разведывательный корабль «Сумеречный охотник», для организации спасательной экспедиции. А спустя мгновение тихо добавил: – В чём я сильно сомневаюсь.

***

Тайная комната оказалась тесной коморкой, в которую втиснули небольшой стол и стул, больше в ней ничего бы и не поместилось. Устроившись поудобнее, Марина привычно настроилась на поиск нужных ей высокопоставленных рептилоидов и почти сразу же определила место, где будет заседать Совет кланов. В ментальном плане помещение выглядело немного бледнее остального пространства здания. Внутри находилось трое рептилоидов, один раздавал распоряжения, а двое остальных суетились, правильно расставляя кресла и настраивая глубину цветов голопанелей. Обслуга – определила Марина. Зато в одном из соседних помещений она натолкнулась сразу на шесть сознаний, среди которых с лёгкостью узнала Варнена. Слегка коснувшись его сознания, Марина почувствовала волнение и небольшое сомнение в успехе, сменившееся страхом за своё будущее. Остальные собравшиеся тоже излучали сомнение и тайную надежду, и лишь один из претендентов почему-то был полностью уверен в своей победе. Марине захотелось рассмотреть его поближе, и коснувшись его она поняла, что это Куран, первый сын Великого Гарвана, а уверен он в своей победе потому, что знает о намерении членов совета не поддержать предложенного кандидата, и по праву старшинства рассчитывает занять вожделенный пост. Усмехнувшись его напыщенной уверенности Марина вновь обратила внимание на зал Совета. В нём уже стали собираться члены Совета кланов. Вскоре все двенадцать глав кланов сидели на своих местах. Председательствующий на Совете глава клана Искателей Истины открыл заседание и произнеся небольшую вступительную речь, где перечислил все подлежащие обсуждению вопросы, призвал перейти к главной причине созыва Совета. Встав с места Великий Гарван неспешно проследовал к центру зала и громко возвестил: – Через неполный месяц мне предстоит перешагнуть черту возрастного ценза в двести шестьдесят стандартных лет и, в соответствии с законом, я объявляю своего преемника на посту главы клана Оранжевой Зари. Им должен стать мой третий сын Варнен! Прошу Великих членов Совета одобрить его кандидатуру.

Сообразив, что наступил критический момент, Марина потянула на себя энергию из зажатого в ладони голубого пси-кристалла и послала всем членам совета мощный ментальный посыл состоящий всего из одного слова «ОДОБРЯЮ». Не в силах противиться посылу все находящиеся в зале Совета в унисон воскликнули: – Одобряю! После чего почти все с удивлением заозирались друг на друга. Чтобы избежать ненужного подозрения, Марина послала всем эмоцию удовлетворения от правильности сделанного выбора в пику обнаглевшим «старшим». Начавшая было накаляться атмосфера развеялась и судя по мыслям глав кланов, каждый был уверен, что сам принял такое решение, наперекор угрозам со стороны аграфского посла. Чтобы закрепить уверенность в этом, Марина ещё раз отправила соответствующий ментальный посыл. Что дело сделано она поняла по тому, что поднявшийся с места председатель пригласил в зал Совета Варнена и провозгласил его преемником и по истечении срока передачи полномочий главой клана Оранжевой Зари. Счастливый Варнен занял кресло по правую руку от Великого Гарвана и излучал эмоции огромного облегчения вперемешку с удовлетворением, граничащим с экстазом. Совет продолжил свою работу, а Марина наблюдала за эмоцией бешенной ярости, что излучал, недавно столь уверенный в своей победе, Куран.

– Похоже Варнен только, что нажил себе смертельного врага, – подумала Марина, но не стала корректировать эмоции недоброжелателю своего работодателя.

Вскоре в каморку заглянул Бадер и Марина покинула правительственный комплекс.

Глава 26

На борту «Сумеречного охотника» помимо сержанта Бадера и троих его подчинённых находились Кара с Манором, а капитаном корабля отныне числился Зер. Он и сообщил о немедленном старте корабля и посоветовал, как можно быстрее занять свои места, расположение которых можно уточнить у искина судна.

Заметив замигавший зелёным значок входящего вызова от искина, Марина приветствовала его: – Привет, Барабашка! Давно не виделись! Надеюсь ты мне подготовил мою старую каюту?

– Рад приветствовать на борту разумного давшего мне имя! – поздоровался искин. – Каюта, ранее занимаемая тобой не занята, и я с радостью готов её предоставить в твоё распоряжение, только, согласно приказа капитана, для тебя и твоей служанки выделена двухместная каюта. Какую желаешь занять?

– Ладно, не буду идти наперекор приказам, показывай дорогу к двухместной каюте, – определилась Марина.

На полу коридора зажглась белая стрелочка, а Барабашка сообщил, что скафы новой конструкции уже ожидают их в каюте. Как только Марина в сопровождении Кары оказалась в каюте, Зер по громкой связи объявил о начале маневрирования. Переодеваясь в скаф, Марина поинтересовалась у искина о маршруте полета. Оказалось, что путь корабля будет представлять довольно замысловатую кривую, с посещением трех планетарных и пяти пространственных баз, а также, двух торговых площадок, расположенных в астероидных поясах.

– Заметают следы, – подумала Марина. – А планетоид с базой, скорее всего, в одном из этих астероидных полей, и не факт, что во втором. Стало быть, путешествие обещает затянуться по времени. Манор опять будет мне с опаской советовать не применять свои способности, особенно во время стоянок, а Зер запретит покидать корабль. Опять скука.

И тут Марине пришла идея: – Слушай, Барабашка! Помнится, ты как-то хвастался, что у тебя на борту имеется капсула для ускоренного изучения баз знаний под разгоном, не мог бы мне её предоставить?

– Почти все члены экипажа забронировали за собой время нахождения в капсуле. Ближайшее свободное время, это послезавтра с семи до двадцати трёх по корабельному времени, но сразу хочу поставить тебя в известность, что стоянка на планетарной станции «Орбитальный страж» запланирована как раз на это время. Следующее окно…

– Не парься! – перебила искин Марина. – Мне всё равно нельзя будет светиться на станции, так что вполне подойдёт предложенное тобой время, бронируй. Хотя, постой! Мне кажется что-то важное должно произойти ближе к концу стоянки. Бронируй с семи до двадцати, так будет правильней.

***

После обучающей капсулы, Марина успела принять душ и плотно поужинать, когда на нейросеть поступил входящий вызов. Взгляд еще не полностью сфокусировался на иконке вызова, а сердце уже радостно пустилось вскачь.

– Серёжа! Наконец-то! Где ты? – воскликнула Марина.

– Я жив, здоров, а от того, что удалось связаться с тобой, нахожусь в отличном настроении. А где я сейчас, не догадаешься ни за что, на свалке, оставшейся после разгрома второй космической эскадры Объединенных Кланов в окрестностях Циналы, – ответил Сергей.

– Я добилась от Варнена обещания под протокол отдать мне «Сумеречный охотник» для организации твоей спасательной экспедиции, так что через пару часов заставлю Зера изменить маршрут и направить корабль к Цинале! – сообщила Марина и добавила: – Если бы ты знал, как мне тебя не хватало!

– Я тоже тебя очень люблю, но спешить с моей эвакуацией не стоит, и на это есть две причины. Первая это крайне опасно. Ваше появление может вызвать нездоровый интерес со стороны патруля Содружества миров, а как тебе известно, рептилоиды находятся с местным населением в не очень дружеских отношениях. Вторая же причина заключается в том, что мне по счастливому стечению обстоятельств удалось обзавестись собственным кораблем. Это космический грузовик, конечно, немного староват, но вполне работоспособен и прослужит ещё долго, к тому же я теперь ответственен за его экипаж. Так, что с моей эвакуацией давай пока подождём. Скажи мне лучше, что Варнен, всё ещё разыскивает меня? – поинтересовался Сергей.

– Нет, он уверен, что ты погиб. Да ему теперь и не до поисков. Гарван объявил его своим преемником, не без моей помощи, конечно – не удержалась, чтобы не похвастаться Марина.

– Вот и хорошо, пусть и дальше пребывает в такой уверенности. Когда я здесь закреплюсь, то свяжусь с тобой и перетащу к себе. Но окончательно рвать с Варненом пока не будем, есть у меня кое какие задумки на него и его коллекцию артефактов. Её хоть эвакуировали?

– Да на какой-то планетоид, и мы сейчас летим туда, на новую базу, – ответила Марина.

– Думаю Варнен захочет использовать тебя для активации и перенастройки оставшихся артефактов. Активируй для него только те предметы, что нельзя использовать как оружие, что-то вспомогательное или бытовое. А этот артефакт, вот его голоснимок, – Сергей отправил пакет с изображением: – Любым способом попытайся прибрать к рукам, он нам с тобой очень пригодиться в дальнейшем. Ну всё, тут связь дорогая. Смотри, случайно, не проговорись о том, что я жив. Пока, до связи.

– Пока! – попрощалась Марина и поняла, что Сергей уже прервал связь.

Глава 27

Своих новоиспеченных офицеров оружейных систем Сергей нашел в центральной боевой рубке. Те проводили юстировку и тестирование вверенного им оружия.

– В ближайшее время мы подвергнемся нападению. Я могу рассчитывать на бесперебойную работу оружейного комплекса «Мерина»? – задал он вопрос Косте и братьям Сали. – Или есть какие-то проблемы, требующие немедленного решения?

– Карибис, бывший капитан судна не был новичком в нашем деле, и к тому же, имел врагов. До меня доходили слухи, что в его ближайшие планы входило занятие пиратством. Поэтому, не удивительно, что ракетный комплекс в хорошем состоянии, а ракетами различных модификаций, буквально под завязку, забит оружейный склад, – ответил Коста.

– Турели все в рабочем состоянии, правда барахлит парочка с левого борта, но мы уже отправили технических дроидов для ремонта. Ресурс трёх накопителей ниже тридцати процентов, но это не фатально, пару стычек выдержат, а потом придётся менять, – отчитался Арон.

– Что же, рад это слышать. Я на вас надеюсь! – говоря это Сергей похлопал каждого по плечу одновременно подсаживая наносимбионтов. Нельзя оставить без контроля и полностью доверить малознакомым разумным столь жизненно важное сейчас поле деятельности. Теперь Аридар будет контролировать их эмоциональный фон и обеспечит необходимую слаженность действий во время боестолкновения.

В полной уверенности в благополучном исходе предстоящей заварушки Сергей направился в рубку управления «Мерина» и расположившись в кресле капитана приказал Лид на частоте, принятой у мусорщиков начать трансляцию на всю свалку. Он был не многословен, просто объявил, что теперь является капитаном и владельцем судна. Часть территории свалки, ранее принадлежавшей Карибису считает своей и будет активно заниматься её освоением. Все ранее заключённые сделки аннулируются, а для заключения новых он готов к переговорам. Всё, маховик запущен. Информацию приняли к сведению и после недолгого обдумывания самый сильный и уверенный в себе конкурент предпримет активные действия.

Долго ждать не пришлось, почти сразу же после объявления поступило несколько вызовов и два запроса на стыковку. В ответ на вызовы Сергей отправил сообщения, что свяжется с каждым чуть позже, отдавая приоритет ботам, запрашивающим стыковку. Это оказались мусорщики в момент смены власти на «Мерине» находившиеся «в поле» и вернувшиеся к грузовику с полными трюмами демонтированных деталей и запчастей. Сергей дал добро на стыковку, одновременно давая указание Аридару взять под контроль перемещения вновь прибывших, и попросил их для беседы явиться в рубку управления. Сам же вышел на связь с капитаном «Хапуги», первым отправившим вызов. Он оказался в меру жестким, но адекватным разумным. Спокойно воспринял информацию о смене корабельщика в одной из наиболее авторитетных артелей и сообщив о своём статусе нейтрального третейского судьи посоветовал при возникновении спорных ситуаций обращаться к нему. А в качестве первого шага к началу сотрудничества предложил заключить договор об оказании артели «Мерина» услуг гиперсвязи. Немного поторговавшись для проформы и выбив скидку в пять процентов от первоначально предложенной цены, Сергей завизировал договор.

На второй вызов Сергей ответить не успел, так как у входа в рубку уже стояли вновь прибывшие мусорщики. Аридар сообщил, что один из них активно интересовался у встречавшего их возле стыковочных узлов дежурного техника местонахождением членов банды Карибиса.

– С «любопытным» поговорю отдельно, а сейчас запусти второго, – решил Сергей.

– Не второго, а вторых. Это супружеская пара, работают вместе.

– Хорошо, тогда запускай вторых, – поправился он.

Поначалу державшиеся настороженно, супруги видя, что новый капитан общается с ними доброжелательно и предлагает им стандартный контракт без каких либо, кабальных условий расслабились и переслав обратно его подписанным, выразили облегчение от того, что нежданно избавились от всё возрастающего долга перед старым владельцем судна.

Как только за супругами закрылась дверь, Сергей бросил взгляд на несущего вахту пилота занятого корректировкой пространственного положения судна, и дал команду впустить уличенного в излишней любознательности мусорщика. Лишь только переступив порог, тот выхватил из кармана, скрытого в нагрудной части скафа, точно такой же миниатюрный бластер, какой был у Карибиса, и попытался направить его на Сергея. Но готовый к чему-то подобному он мгновенно среагировал, обездвижив противника парализующим пси-ударом. Наученный горьким опытом противостояния с бывшим капитаном, Сергей не стал использовать простой ментальный удар справедливо рассудив, что воздействие на периферическую нервную систему вызывающее мгновенный паралич скелетной мускулатуры в данной ситуации станет наиболее эффективным, и к тому же не зацепит ни в чем не повинного вахтенного пилота. А то, что этот удар сопровождается жуткими мышечными болями, Сергей вспомнил, когда, нагнувшись к завалившемуся на пол визави, чтобы забрать оружие, заглянул в его глаза полные слез от невыносимой боли.

– А вот нефиг было хвататься за оружие, – подумал он, но, сжалившись, блокировал болевую чувствительность небольшим пси-воздействием.

– Ну что, болезный, сам скажешь, кто тебя надоумил бросаться на меня с оружием, или тебе помочь? Боль то может и вернуться! – с угрозой в голосе спросил Сергей.

– Нет, не надо! Имплант почему-то не срабатывает. Я всё скажу, тем более скоро скрывать будет нечего, – заговорил мусорщик.

– Начало многообещающее, я весь во внимании.

– Я работаю на Баграма, главы артели на «Добытчике». Пару месяцев назад мне удалось устроиться свободным мусорщиком в артель к Карибису. Я должен был затесаться к нему в доверие, чтобы в нужный момент помочь захватить «Мерин», а пока просто потихоньку сливал Баграму нужную информацию, – признался мусорщик.

– Засланный казачок, значит! – заключил Сергей. – И что же твой Баграм, решил сделать из тебя убийцу, а затем без боя захватить мой грузовик?

– Нет, это моя инициатива. Когда ты предоставил мне допуск в центральную рубку, я подумал, что это шанс решить всё одним выстрелом, выполнить задание и поднять свой статус на свалке. Жаль, просчитался. Ты теперь меня убьешь? – спросил шпион.

– Я ещё размышляю над этим, – ответил Сергей. – Ты забыл сказать, какое же задание тебе дал Баграм?

– Во время атаки попытаться повредить искины отвечающие за оборону корабля и по возможности помочь абордажной команде.

– Всё ясно. И последний вопрос. Когда ожидать нападения?

– «Добытчик» подойдет в стелс– режиме через полтора стандартных часа, после моей стыковки с «Мерином».

– Аридар, в тюремный отсек его! – мысленно приказал Сергей, и обернувшись к пилоту с удивлением слушавшему допрос сказал: – Объявишь боевую тревогу через двадцать минут. Лид, перешли всем на нейросети предписания о месте и порядке действий во время боевой тревоги.

Глава 28

Сергей обосновался в ложементе капитана корабля и подключившись к наружным сенсорам внимательно осмотрел окружающее пространство. «Мерин» располагался в относительно чистой зоне, не захламленной обломками астероидов и деталями обшивки некогда грозных военных судов. Лишь одинокий остов корвета уже давно разобранного на запчасти маячил в подбрюшье грузовика. Вызвав на центральную голопанель рубки объемную карту пространства свалки и приказав Лид вывести в отдельное окно изображение близлежащего к «Мерину» пространства, Сергей попытался поставить себя на место Баграма. Уверенный в неосведомленности противника о предстоящем нападении и неготовности к его отражению, Баграм не станет выдумывать сложных схем незаметного приближения к «Мерину» и нестандартных тактических действий во время штурма. Вероятнее всего он выберет наиболее простой путь незаметного сближения и максимально быстрого штурма. А зависший в непосредственной близости от грузовика корвет может стать идеальным гравитационным прикрытием для подкрадывающегося агрессора.

– Аридар, много ли на борту ракет с термитными боеголовками? – мысленно спросил Сергей. План предстоящего противостояния с «Добытчиком» стал постепенно прорисовываться…

Прозвучавшее по кораблю оповещение о боевой тревоге не стало неожиданностью ни для кого. Заранее разосланные памятки с подробными инструкциями о порядке действий каждого из находившихся на борту были уже изучены, а члены артели, привыкшие к жизни в экстремальных условиях свалки, не впали в истерику, а старались четко выполнять предписанные им действия и манипуляции. Когда датчики «Мерина» зафиксировали небольшие гравитационные флуктуации в районе остова корвета, Сергей отдал приказ на пуск десяти ракет с термитными боеголовками. Эти ракеты разрабатывались как оружие двойственного применения – для проникающего куммулятивного удара по кораблям противника, а также, для борьбы с москитным флотом. Во втором случае термитная смесь распылялась в пространстве и после воспламенения поражала слабозащищенные от воздействия сверхвысоких температур малые боевые корабли противника. Вот Коста заранее их и подготовил, запрограммировав на подрыв максимально возможного объёма космического пространства в предоставленных Сергеем координатах. Обычно, во время боестолкновений командующие флотами применяют ракеты подобного класса как оружие последней надежды, чтобы избежать абордажа, когда лазерные турели противомоскитной обороны выведены из строя и остаётся только бить по площадям, рискуя дружественным огнем нанести ущерб своим малым кораблям. Поэтому применение данных ракет в начале боя стало полной неожиданностью для команды «Добытчика». Оборудованный броней, способной противостоять жару термитного взрыва, грузовик нападавших не получил каких-либо значимых повреждений, пострадали в основном боты и катера пристыкованные к внешним узлам, а система обеспечивающая незаметность для сенсоров «Мерина» была полностью выведена из строя. Именно в этом и состоял план Сергея. Как только на центральном голоэкране появилось изображение подкравшегося «Добытчика», он тут же отдал приказ на запуск второй волны, на этот раз, состоящей из сверхскоростных ракет с боеголовками, несущими антиматерию. Ощетинившийся заградительным огнем «Добытчик» не смог нейтрализовать всех рвущихся к нему ракет и в результате его энергетический щит просел на семьдесят процентов. До Баграма, наконец, дошло, что из хищника он превратился в добычу, а третья волна ракет лишит его корабля и поставит жирный крест на авторитете в среде мусорщиков. Поэтому он и завопил в эфире: – Эй, Ризоли! Ты что творишь? Зачем нанес по мне ракетный удар? Я просто летел на разведку в квадрат 16/28. У меня был договор с Карибисом, он подтвердит. Обстреляв меня, ты нарушил соглашение о свободном перемещении членов артелей по территории свалки. Это тебе так, с рук не сойдет!..

– Ты чего визжишь на всю галактику? Обидели несчастного! – перебил его Сергей. – По загребущим рукам надавали. Не дали под покровом невидимости грузовичок отобрать у зазевавшегося соседа. Ай, ай, жаловаться буду! Вали от сюда, пока твоё корыто в дуршлаг не превратил, и держись подальше от меня и моей территории. В следующий раз таким добрым не буду. Убирайся!

«Добытчик» совершил разворот и резко ускорившись покинул закрепленную за «Мерином» территорию.

– Капитан, а почему ты его отпустил? Ведь можно было захватить «Добытчик» и неплохо на этом заработать. Не говорю уже о том, что мы теперь для Баграма враг номер один! – поинтересовался один из пилотов, находившихся в центральной рубке.

– Не знаю, как насчет заработать, а вот понести боевые потери при захвате корабля мы бы точно сумели, – стал объяснять Сергей. – Для его осуществления необходима абордажная команда, с хорошо слаженным взаимодействием, а таковой у нас пока нет. Даже если предположить, что нам удалось бы захватить «Добытчик», где мы возьмем экипаж для его обслуживания? Из старой команды? Не уверен, что мы получим лояльный к нам экипаж. А куда девать пленных? У нас тюремный отсек и так переполнен. Оставить на «Добытчике»? При столь сомнительном экипаже это прямой путь к бунту. У меня на родине говорят: – «Можно подавиться, если откусить больше, чем сможешь прожевать». Так что, как не крути, отпустить их было лучшим решением. А по поводу Баграма, как врага, скажу так: – «С противником, которого хорошо знаешь намного легче воевать, чем с неизвестным, затаившимся врагом». Мы выстояли в этом раунде и выиграли для себя время, необходимое для подготовки к отражению любой атаки со стороны противостоящих нам конкурентов. И воспользовавшись предоставленным затишьем нам необходимо осуществить все согласованные на недавнем собрании действия. Сейчас свободные от вахты члены артели отправятся на поиск и транспортировку столь нужных нам сейчас стазис-капсул, а я постараюсь закрепить успех проведя переговоры с главами всех артелей свалки.

Прежде, чем начинать переговоры с корабельщиками, Сергей вновь связался с капитаном «Хапуги».

– Дабы избежать голословных обвинений в свой адрес со стороны Баграма, хочу переслать тебе один весьма любопытный файл, – после приветствия произнес Сергей и отправил ему фрагмент признания шпиона. Дождавшись, когда имеющий статус нейтрального судьи капитан, просмотрел запись с нейросети, Сергей спросил: – Ну как?

– Имея такой козырь на руках ты бы мог вообще уничтожить «Добытчик» и не переживать о последствиях, но отпустил Баграма, лишь слегка оцарапав шкурку. Это великодушие может тебе в дальнейшем аукнуться, но ты в своём праве. Никто не обвинит тебя в нарушении соглашения – заключил капитан.

– Вот и отлично! Значит, я могу, не ожидая подвоха, перезаключить соглашения со всеми корабельщиками свалки и спокойно продолжить работу? – констатировал Сергей.

– Да, – односложно подтвердил капитан и отключился.

Глава 29

– Все трюмы «Мерина» набиты под завязку, дополнительные внешние грузовые контейнеры заполнены на 95%. Больше откладывать рейс к торговой базе на орбите Циналы нецелесообразно, – размышляла Талиа. – Но Вселенский Разум свидетель, как же не хочется вновь оказаться на ней. Еще слишком свежи воспоминания о страшной смерти преданных мне людей, о боли и отчаянии плена, и унизительных издевательствах тюремщиков бывшего хозяина грузовика. Однако, Сергей, столь неожиданно появившийся в моей жизни, уже не единожды заверял меня в том, что никому не даст в обиду и не допустит нового пленения. И отчего-то я ему верю. Что-то есть в нем такое, что заставляет ощущать рядом с ним спокойствие и безопасность. После освобождения Сергей успел многое для меня сделать, не требуя чего-то взамен. А как он на меня смотрит– словно любуется. Так приятно ощущать себя красивой и желанной женщиной! Здорово повышает самооценку, когда к тебе проявляют внимание не от того, что ты в местной иерархии занимаешь нишу на вершине пирамиды, а просто потому, что ты привлекательна. Да и сам Сергей не дурен собою, пожалуй, выглядит даже лучше моего покойного мужа. Стоп! Это что же, я сама себе призналась, что с нетерпением жду, когда Сергей проявит больше инициативы? А, впрочем, ничего удивительного, уже почти полгода, как я стала вдовой, рухнула прежняя спокойная жизнь, а после всех пережитых злоключений так хочется испытать немного душевного тепла и любви.

Загорелся сигнал сообщивший, что кто-то просит разрешения войти в каюту. Взглянув на экран голопанели, Талия улыбнулась: – Сергей! Словно прочел мои мысли.

– Прошу прощения, что зашел в столь неурочный час. Завтра, после возвращения братьев Сали собираюсь дать команду на старт к окрестностям Циналы. Что скажешь, все ли готово? – войдя проговорил Сергей.

– Я только что размышляла об этом и должна признать, что «Мерин» готов к рейсу, а содержимое трюмов должно принести прибыль в районе шести – семи миллионов кредитов. К сожалению, спрос на б/у-оборудование и комплектующие, используемые в кораблях рептилоидов, сильно упал в нашем секторе космоса, поэтому ожидаемая прибыль столь мала. Может имело бы смысл поискать другие торговые площадки для более выгодного сбыта, демонтированного нами оборудования? – с надеждой поинтересовалась Талиа.

– У меня есть на этот счет кое какие мысли, но к сожалению, первый рейс придется все же провести к Цинале. Нам ведь необходимо будет сдать местной службе безопасности банду Карибиса и юридически закрепить за собой права на «Мерина», – ответил Сергей. – Да и вообще, не помешало бы лично познакомиться с некоторыми обременёнными властью и должностями разумными для успешного претворения в жизнь задуманного мною коммерческого плана.

– И что же это за план?

– Все просто. Я хочу организовать канал поставок оборудования со свалки напрямую в пространство Объединенных Кланов. До сих пор этому мешали поствоенная ксенофобия рептилоидов и административные барьеры со стороны недавно отвоевавших независимость алонов. Вот вторую проблему мне и необходимо решить на Цинале, – признался Сергей.

– Хороший план, и если его удастся осуществить, то прибыль возрастет в два, если не в три раза, – одобрила Талиа. – Можно даже будет не только заниматься демонтажем, но и скупать снятое оборудование у других артелей, а со временем сконцентрироваться лишь на вопросе сбыта.

Талиа вызвала в интерфейсе нейросети нужную программу и погрузилась в расчеты, желая рассчитать на сколько стандартных лет свалка сможет обеспечить им стабильную прибыль, если использовать только имеющиеся на данный момент ресурсы артелей мусорщиков. И когда она уже завершила подсчет имея на выходе три года и четыре месяца, то услышала слова Сергея: – Я все хочу у тебя спросить. Как функционирует твоя нейросеть? Нет ли каких замечаний? Хоть «Управленец 5М» и была изначально снята у тебя, по факту мы её инсталлировали как вторичную, что обычно накладывает некоторые ограничения при функционировании. Мне, правда, удалось внести кое какие корректировки на этапе прорастания, это должно было модернизировать её. Так как ты оценишь её работоспособность?

– Ты знаешь, мне казалось, что ощущение будто бы нейросеть работает несколько прогрессивней, чем ранее, вызвано длительным пребыванием без неё. А теперь после твоего вопроса всё стало на свои места. Отвечу так. Ты, наверное, волшебник, раз смог вторичную нейросеть заставить работать лучше первично инсталлированной. Не знала, что такое возможно! – с искренним удивлением призналась Талиа.

– И ещё хочу тебе признаться, – продолжил Сергей. – Я знаю почему ты грустная последние пару дней. Предстоящее путешествие навевает болезненные воспоминания, и поэтому я и пришёл к тебе сейчас, чтобы еще раз сказать, что ни за что не позволю обидеть тебя, ни на Цинале, ни где бы то ни было. Я давно не испытывал подобного чувства, поэтому мне трудно высказать то, что я ощущаю по отношению к тебе. У меня на планете для его описания есть небольшое, но ёмкое слово – любовь.

Повинуясь внезапному порыву Талия нежно провела ладонью по его лицу и заглянув в заблестевшие голубые глаза стала губами искать поцелуя. Налетевший вихрь чувств закружил их по каюте, оставляя позади неприятные воспоминания и сомнения, привнося остроту и жар во вновь вспыхнувший огонь страсти. Ну а мы, дорогой читатель, не будем подглядывать и оставим влюбленную пару наедине.

Глава 30

Запрос из диспетчерской службы космической базы Циналы о подтверждении идентификационного номера судна и цели появления в подконтрольной ей области пространства пришел на «Мерин» только спустя шестнадцать стандартных минут после появления последнего в окрестностях базы. Аридар с иронией шепнул развалившемуся в капитанском кресле Сергею, что привыкшая к постоянной опеке со стороны пограничного флота Содружества миров служба безопасности станции совершенно потеряла бдительность и в таком сонном состоянии смогла бы благополучно прозевать даже флот вторжения, не говоря уже о банальном корабле «камикадзе», идущем на самоподрыв без экипажа. Между тем диспетчер ожидал ответа и Сергей, мысленно согласившись с Аридаром, продиктовал идентификационный номер и представившись заявил о смене владельца судна и желании зарегистрировать этот факт юридически. В ответ диспетчер выслал пакет информации с образцами бланков для регистрации в реестре единой базы данных гражданских космических судов.

– Также хочу сообщить что на борту находятся члены организованной преступной группировки, совершившие в пространстве Анклава алонов множество преступлений. У меня имеется ряд неопровержимых доказательств их вины. Заявляю, под протокол, что, в знак своей лояльности, хочу передать преступников местной службе безопасности для дальнейшей переправки их органам правопорядка Циналы, где они совершили основную часть своих противоправных деяний, – заявил Сергей.

– Хорошо, я вышлю к вам группу спецназа СБ станции, – отреагировал на заявление диспетчер. – Что ещё?

– Наши трюмы заполнены демонтированным оборудованием и запчастями с кораблей некогда принадлежавшим второму флоту рептилоидов. Хотелось бы получить разрешение на стыковку со станцией и допуск к торговой площадке.

– Пока оставайтесь на месте. Предоставьте таможенной группе совместно со спецназом допуск на борт, а после завершения осмотра судна можете занимать причал номер девять, стыковочный узел четыре. Добро пожаловать на орбитальную торгово-логистическую станцию Циналы! – сообщил диспетчер и отключился.

***

Когда бывшие хозяева «Мерина» в сопровождении спецназа СБ покинули корабль, старший офицер таможенников сочувственно сообщил Сергею: – Теперь тебе предстоит в течении четырёх стандартных часов явиться в штаб-квартиру СБ для дачи показаний. Сочувствую! Это может затянуться надолго.

– Я к этому готов. Что поделаешь, часто чтобы добиться поставленной цели приходиться чем-то жертвовать: личным временем, комфортом или финансовым благополучием, а иногда рисковать здоровьем или даже жизнью. Как новый капитан корабля и глава артели, я имел неосторожность пообещать своей команде, что добьюсь справедливого наказания для банды бывшего капитана, и тем самым предотвратил самосуд. А теперь, чтобы не потерять их доверия непременно добьюсь обещанного, – пояснил Сергей.

С уважением посмотрев на него, офицер, для проформы, поинтересовался наличием на борту запрещённых психотропных веществ и получив, ожидаемо, отрицательный ответ дал разрешение на стыковку.

Немного поманеврировав, чтобы избежать столкновения со снующими возле станции глайдерами и ботами «Мерин», наконец, причалил к станции. Сергей дал разрешение бывшим узникам Карибиса не присоединившихся к артели и пожелавшим вернуться на Циналу покинуть корабль. Он взял с них обещание первым делом явиться в штаб-квартиру СБ для подачи заявлений о похищении с целью продажи в рабство. В том, что они выполнят обещание, Сергей не сомневался. Ещё при установке обратно, ранее извлеченных у кандидатов в рабы нейросетей, он для улучшения их работоспособности, использовал наносимбионтов Аридара, которые, при необходимости, сгенерируют небольшой мотивационный посыл, усилив естественно возникшее желание побыстрее наказать обидчиков. Следующими борт покинули свободные от вахты члены артели. На корабле остались лишь дежурный пилот, офицеры оружейных систем, логист и Талиа. Талии предстояли дни напряженной работы, необходимо было, уплатив пошлину, зарегистрироваться на виртуальной торговой площадке станции, а затем окунуться в круговорот сделок купли-продажи. Сейчас, приобретенные ей знания и опыт ещё в баронстве, могли серьёзно помочь команде «Мерина» и принести максимально возможную прибыль от распродажи на не самой выгодной для данной категории товара площадке. Ну, а присутствие логиста было продиктовано желанием Сергея оградить Талию от реального, физического общения с покупателями. Чтобы обезопасить её от риска быть узнанной, он разрешил Талии вести торговлю только в виртуале, где для подстраховки, с помощью программы предложенной Аридаром, подправил её облик и тембр голоса. На возражения о том, что непосредственный контакт с покупателем часто играет решающую роль при заключении сделки, Сергей ответил: – «Твоя безопасность имеет первостепенное значение, а возможная выгода отходит на второй план. В конце концов, Ролан до попадания в руки Карибиса долго работал логистом в торговой компании и имел большой опыт общения с покупателями, как и организации доставки грузов». Оставляя же на борту Косту и братьев Сали, Сергей хотел усилить безопасность корабля и груза на время своего отсутствия, эта троица хорошо показала себя в реальном бою, и Сергей инстинктивно доверял им. Ну вот, настало время и капитану покинуть борт «Мерина», теперь уже полноправному капитану. Пришел ответ из реестра гражданских космических судов о завершении юридической перерегистрации.

В СБ станции Сергея уже ждали и, едва он прошел сквозь рамку детектора оружия, без излишней проволочки проводили в комнату для допросов. В небольшом помещении располагался лишь стол и два стула, стены облицованы панелями невзрачного серого цвета. Зато освещение было настолько ярким, что, едва войдя в комнату, Сергей был вынужден прищурить глаза. Двери за его спиной закрылись, и он остался один в помещении. О том, что на него будет оказываться психологическое давление Сергей знал, и поэтому спокойно присел на один из стульев. Умостившись поудобнее и закинув ногу на ногу, он принялся, используя нейросеть, просматривать новостные сайты Анклава алонов. Но наблюдавшие за его реакцией агенты СБ не стали этого долго терпеть и связь с галанетом вскоре пропала. Однако, Сергей предвидел такой шаг, поэтому спокойно переключился на более глубокое изучение ранее прорабатываемой в фоновом режиме, в одном из потоков сознания, базу знаний «Программирование» пятого уровня. Наконец до агентов СБ дошло, что пытаться вывести данного субъекта из себя столь примитивными методами бесполезно, а применять более жесткие меры воздействия пока не было юридических оснований. Поэтому немного погодя в комнату для допросов вошел агент. Невысокий рост и внешняя схожесть с земными представителями латинской Америки выдавали в нем представителя коренного населения Анклава – алона. Сергей ожидал увидеть кого-то с внешностью из основных систем Содружества, но поразмыслив пришел к выводу, что раз Карибис и его банда были алонами, то и расследовать их преступную деятельность назначили алона, чтобы избежать обвинений в предвзятом проведении следственных действий, а может и наоборот, спустить дело на тормозах.

– Вот сейчас мы это и выясним! – подумал Сергей.

Присев на свободный стул, следователь представился старшим агентом Ларисом и сообщил, что у следствия возник ряд вопросов, которые необходимо бы прояснить.

– Во-первых, психика главного подозреваемого, Карибиса, находиться в плачевном состоянии, наши медики пришли к выводу, что к нему было применено насильственное ментасканирование. Как ты это объяснишь?

– Согласно пункта 6/3 межрасового правового кодекса, действующего во всем изведанном объёме космического пространства «Разумный подвергшийся угрозе физического уничтожения в соотношении большем чем десять к одному, имеет право на любые ответные действия». А согласно пункта 17/2 того же кодекса «Для предотвращения противоправных действий в отношении двух и более разумных насильственно удерживаемых злоумышленниками и когда имеются неопровержимые доказательства причастности последних к факту незаконного лишения свободы, допустимы любые методы ведения допроса (вплоть до насильственного ментасканирования), – включил режим юриста Сергей и добавил: – Так, что я ещё мягко с ним обошелся!

– Что же, примем это к сведению. Второй вопрос. Как ты, вообще, оказался на территории свалки?

– К сожалению корабль, на котором я совершал перелет, стал разваливаться, не знаю причины произошедшего, но мне повезло оказаться рядом со спасательной капсулой, как и в том, что капсула была оборудована генератором гиперперехода, а не оказалась дешёвым спассредством для внутрисистемных судов. Вот меня и выбросило в реальный космос в окрестностях свалки. Однако это к делу не относится, – ответил Сергей.

– Я сам решу, что относится к делу, а что нет! – проявил жесткость агент Ларис. – Тебе придется сообщить название судна, его владельца и идентификационный номер.

Сергей мысленно усмехнулся. Этот вопрос они с Аридаром тщательно проработали. Раскрывать истинное название глайдера, а тем более его принадлежность старшей расе было, по меньшей мере, недальновидно. Связать Сергея и вывезенного с исследовательской базы псиона не составило бы труда. Наверняка старшие рыщут по всей галактике в поисках исчезнувшего судна. Просматривая сообщения о пропавших и потерпевших крушение судах за последний месяц, Аридар сразу выделил обнаруженные в двух системах от Анклава обломки пассажирского судна «Экспресс-236» не прибывшего в пункт назначения как раз в то время, когда Сергей совершал свой неспешный дрейф в сторону свалки. Судно идеально подходило под легенду, а главное отследить имена всех находившихся на борту не представлялось возможным из-за большого количества промежуточных остановок и частой смены пассажиров, часть из которых путешествовала без официальной регистрации.

– Ну хорошо, мне скрывать нечего. Судно называлось «Экспресс-236», принадлежало одноименной транспортной компании, а его идентификационный номер запоминать мне даже в голову не пришло. Ни к чему это. Подавать в суд на компанию бесперспективно, тем более, что я сел на судно во время его стоянки на торговой базе рептилоидов «Сияние», а официально регистрироваться не стал. Сэкономил на этом полторы тысячи кредитов. Эх, знал бы, как всё обернётся, непременно бы прошел регистрацию – с сожалением вздохнул Сергей.

– И чем ты занимался на «Сиянии»? – хитро прищурившись поинтересовался агент Ларис.

– А вот это коммерческая тайна. Или вы меня в чём-то подозреваете? Если так, то предъявите обвинение и обоснуйте правомерность задаваемых вопросов касающихся коммерческой тайны! – резко отшил следователя Сергей.

– Предоставленные тобой документы, а также заявления потерпевших не оставляют сомнений в виновности Карибиса и его подручных и нам ничего не остаётся, как передать дело для дальнейшего рассмотрения планетарным органам правопорядка. Но у нашей службы возникло подозрение в твоей причастности к спецслужбам, уж очень легко тебе удалось захватить корабль. На кого ты работаешь?! – возвысив голос спросил агент Ларис.

К спецслужбам я никакого отношения не имею, предпочитаю работать на себя, – ответил Сергей. – А с «Мерином» мне просто повезло.

– Как же, так я тебе и поверил! – стал закипать Ларис.

– Вы уже, наверное, заметили мои обширные познания в области юриспруденции, поэтому не рекомендую применять ко мне физические методы воздействия. Я не собираюсь причинять какой бы то ни было вред станции и её обитателям. Лояльно отношусь к правительству Анклава и с симпатией к расе алонов, тем более, что родился и долгое время прожил на Цинале занимаясь торговлей, – спокойно проговорил Сергей.

– Нам известна твоя биография, но проследить её подлинность не представляется возможным. Во время вооруженного восстания на Цинале, Всемирный банк принял решение о временной эвакуации своего головного офиса в столицу тогда единого с нами государства рептилоидов – Колыбель. Естественно были вывезены и все идентификационные чипы проживавших на территории Анклава разумных. Переговоры о возвращении офиса на Циналу ведутся, а мы вынуждены относиться с большой долей недоверия к информации приходящей с территории врага. Для снятия всех подозрений есть только один выход – добровольное ментасканирование, – предложил агент Ларис.

– На ваши подозрения я плевать хотел. Согласия копаться у меня в мозгах я никогда не дам, и начинаю сомневаться в твоей, агент, компетенции. Поэтому дальше разговаривать буду только с начальником СБ станции! – отрезал Сергей.

Агент Ларис еще какое-то время пытался задавать вопросы, но Сергей его игнорировал.

Наконец в комнату зашел мужчина скандинавской внешности и представившись начальником СБ станции Эриссом спросил: – И о чем ты хотел со мной поговорить?

– У меня есть небольшое и очень выгодное предложение, – произнес Сергей, оценив вошедшего как договороспособного. – Но оно не предназначено для посторонних ушей.

Эрисс посмотрел на агента и тот неохотно покинул комнату допросов.

Как будто невзначай, Сергей коснулся руки Эрисса, которой тот опирался на стол, и подсадил наносимбионтов Аридара.

– У меня есть выход на главу клана Оранжевой зари, – проговорил он.

– Секунду, я отключу микрофоны, – отреагировал на заявление Сергея начальник СБ.

– Можно построить бизнес, который принесет неплохие дивиденды, если организовать канал поставок оборудования и комплектующих со свалки в поясе астероидов на территорию подконтрольную рептилоидам. Сейчас этот сегмент рынка в пространстве Анклава перенасыщен предложениями и не приносит должной выгоды, поэтому свалка превратилась в приют для всевозможных криминальных отбросов общества, несущим, в том числе, угрозу безопасности станции. После объявления независимости вся торгово-экономическая деятельность между Анклавом и Объединенными кланами была резко прекращена и навряд ли будет в ближайшее время восстановлена. Но если ваша служба выдаст членам моей артели право беспрепятственного пересечения границы, то наша благодарность будет эквивалентна, скажем, пятнадцати процентам от выручки. Поставки этого БУ оборудования не принесет какого-либо стратегического усиления флота рептилоидов, зато даст нам возможность немного заработать. К тому же я мог бы в обратном направлении поставлять что-то дефицитное в Анклаве, то что можно раздобыть только на территории рептилоидов.

– Хочешь заняться контрабандой и вовлечь в это СБ станции? – с сомнением спросил Эрисс. – А вдруг, ты сотрудник службы внутренней безопасности Анклава?

–Это не контрабанда, а небольшой бизнес, позволяющий навести мосты взаимопонимания между двумя враждующими расами. А вот чтобы доказать свою непричастность к названной спецслужбе могу организовать доставку любого (в пределах разумного, разумеется) товара с территории Объединенных кланов к пограничной зоне, – ответил Сергей.

– Хорошо, я посоветуюсь со своим начальством, и сообщу тебе о нашем решении. Но мне, всё же, хотелось бы узнать, если ты не спецагент, то как тебе удалось в одиночку и без шума захватить корабль?

– Да всё очень просто, Карибиса сгубила его жадность…

Глава 31

– Приветствую своего аниократера! – поздоровался Сергей, когда Варнен ответил на входящий вызов. – Рад сообщить, что возложенную на меня миссию по устранению угрозы со стороны недружелюбно настроенных старших удалось благополучно завершить.

– Ты жив! – в голосе Варнена прозвучали нотки удивления и облегчения. – Где ты находишься?

– Попробую вкратце обрисовать ситуацию. После удачного осуществления маленькой диверсии, отправившей глайдер моих «пленителей» в безвозвратное путешествие, судьба забросила мою спасательную капсулу в межсистемное пространство. Так как ближайшей обитаемой системой оказалась система Циналы, я не решился вызывать помощь, чтобы избежать объяснений с дознавателями патрульного флота Содружества миров. Вот и пришлось дрейфовать в сторону астероидного пояса Циналы. Капсулу заметили местные мусорщики и решили прибрать её к рукам, а заодно и меня. Но с последним у них получилась осечка. Беседуя по душам, мы пришли к взаимному консенсусу, в результате которого, мне достался в собственность их подержанный космический грузовик, а его бывшие владельцы согласились на общество единомышленников в тесных помещениях СБ торговой станции Циналы.

– Ну ты и проныра! – воскликнул Варнен. – В прочем, чего-то подобного от тебя и стоило ожидать.

– Спасибо за лестную оценку. Так вот, свалка на которой работает набранная мною артель мусорщиков – это место гибели второй космической эскадры Объединенных кланов. На сколько мне известно, Совет кланов решил заново строить корабли, столь необходимые для воссоздания второй космической эскадры, ведь с её утерей стратегический баланс сил в регионе изменился не в лучшую сторону. Все производственные мощности заводов производящих оборудование и комплектующие для кораблей флота сейчас под завязку загружены заказами военных, в результате образовался дефицит данного товара на торговых площадках Объединенных кланов. Вот, мне и пришла мысль, почему бы не организовать канал поставок дефицитного оборудования со свалки на какую-нибудь торговую площадку, контролируемую кланом Оранжевой зари, и на этом немного заработать. Как ты смотришь на такую перспективу? – спросил Сергей.

– Так как с недавних пор я являюсь главой клана, то в мои обязанности входит забота о приумножении материального благополучия клана, и поиск дополнительных источников дохода один из путей его достижения, – витиевато ответил Варнен.

– Значит Великий Гарван назвал тебя своим преемником! Поздравляю! – сделав вид, что не знал об этом, поздравил Сергей.

– Да, отныне к моему имени добавляется титул Великий! – гордо сообщил Варнен.

– Искренне рад за тебя, Великий! Но осмелюсь продолжить. Чтобы разведать ситуацию на месте и навести мосты я совершил свой первый коммерческий рейс на торговую базу Циналы, где мне повезло завязать нужное знакомство с главой СБ станции и заинтересовать его, а также вышестоящее начальство в своем скромном начинании и добиться от них обещания беспрепятственного пересечения пограничной зоны. Однако, в доказательство моей компетентности, высокие чины из СБ Анклава потребовали доставки с территории Объединенных кланов партии Карашанского вина и готовы заплатить за него по три с половиной тысячи кредитов за бутылку, но выдвинули одно дополнительное условие – партия должна быть не менее тысячи бутылок, – перешел к делу Сергей.

– Цена вполне приемлема, да и партия в тысячу бутылок не столь большая. Вполне осуществимо. Где и когда ты хочешь забрать товар? – спросил Варнен.

– Сейчас я всё ещё нахожусь на орбите Циналы, через три стандартных дня мой грузовик уже будет в поясе астероидов, там я пересяду на грузовой бот, оборудованный системой подскока и смогу в течении суток оказаться в необитаемой приграничной системе. Вот координаты места встречи, – Сергей отправил буквенно-цифровой файл.

– Хорошо, как только товар будет готов я сообщу. Торговля – это хорошо, но мне бы хотелось продолжить наше сотрудничество, столь неожиданно прерванное в пустыне на Колыбели. Марина, конечно, хороший сотрудник, но все активированные ею артефакты оказываются малополезными бытовыми приборами древних. Ничего существенного, сравнимого по значимости с заводом по производству скафов она отыскать не смогла. Вся надежда на твоё возвращение, – закинул удочку Варнен.

– Я сам заинтересован в дальнейшем изучении вашей коллекции и непременно продолжу работу, но не хотелось бы бросать внезапно свалившееся в руки выгодное дело. Хочу просить твоего разрешения сначала настроить работу задуманного мною предприятия, а уж затем вернуться к изучению артефактов, тем более, что это не займёт много времени. По моим скромным подсчетам максимум через шесть стандартных месяцев всё будет работать как часики, а я прибуду к новому месту нахождения исследовательской базы, – ответил Сергей.

– Даю тебе четыре месяца и ни днём больше! – в приказном тоне согласился Варнен.

– Хорошо, четыре так четыре, – делая вид что смирился произнес Сергей. – И ещё, после нашего разговора я планирую связаться с Мариной и сообщить ей что жив и здоров. Думаю, она тут же потребует предоставить ей возможность встретиться со мной. Чтобы избежать ненужных жертв, вы же знаете её, прошу разрешить ей сопровождение груза. Обещаю, что уговорю её вернуться на базу.

– Хм, ладно. Тем более, что я давал слово под протокол и должен предоставить ей «Сумеречного охотника», если ты окажешься жив. Но только и ты пообещай, под протокол, что гарантируешь её возвращение на базу.

– Весь наш разговор я и так веду под протокол и готов к ответственности за каждое свое слово! – заверил Сергей.

– Да, кстати. Помнится, ты брал из хранилища, во временное пользование, артефакт в виде жезла и активировав его смог получить информацию, позволившую восстановить технологическую цепочку производства скафов, я надеюсь он всё ещё при тебе? – поинтересовался Варнен.

– Да, Великий, в целости и сохранности! – заверил Сергей. – А когда обстоятельства позволят мне вновь приступить к работе с коллекцией, то я надеюсь с его помощью отыскать в ней что-то не менее ценное.

– Вот и договорились, – произнёс Варнен и отключился.

– А ты не только проныра, но и жулик! – раздался в голове Сергея голос Аридара. – За вино Варнену отдашь три с половиной тысячи за бутылку, а с Эрисса сдерёшь четыре, да ещё получишь вознаграждение – пять процентов от стоимости товара.

– Не надо читать мне мораль, я выжил в России в девяностые, а это что-то да значит! – весело огрызнулся Сергей. – Лучше соедини меня с Мариной.

– Марина, привет! Ну как твои дела?..

Глава 32

Великий Гарван пребывал в благостном расположении духа, наконец удалось договориться о дате брачной церемонии Варнена со старшей внучкой Великого Наурона – Сараной. Этот брак должен положить конец длительному противостоянию кланов Оранжевой Зари и Искателей Истины и усилить позиции подопечного клана в Совете. Хоть Варнен и кривится при упоминании о его будущей супруге, но от предстоящего брака не отказывается.

– Да, Сарана, конечно, не предел мечтаний доминирующего самца, – думал Гарван. – Немного крупновата, зато даст прекрасное потомство, а для эстетических наслаждений можно завести парочку стройненьких служанок. Главное, он понял, что отныне не принадлежит себе и всю оставшуюся жизнь должен будет согласовывать свои желания и поступки с возможными последствиями для клана, а это уже многое. Но всё равно, первые годы мне придется плотно опекать его и ограждать от неверных решений и шагов. Он справится, я уверен. Ещё предстоит погасить назревающий конфликт Варнена с тяжело воспринявшим своё поражение в борьбе за пост главы клана Кураном. Старший наследник всегда был чересчур амбициозен и весьма несдержан в проявлении своих эмоций. Привести к расколу в клане он, конечно же не сможет, но вполне способен собрать вокруг себя пару десятков сочувствующих соклановцев, недовольных своим положением в клановой иерархии, и мутить воду, мешая осуществлению поставленных Варненом целей. Внутренняя фронда в клане сейчас, как никогда некстати…

***

Нора паковала вещи, собираясь в дорогу. Великий Варнен сообщил, что её сюзерен Сергей жив и находится где-то за границами пространства Объединенных кланов, а ей предстоит сопроводить заказанный им груз Карашанского вина к месту назначения. После передачи груза Нора должна уговорить Сергея оставить её возле себя. Так как человек щепетильно относится к выполнению взятых на себя обязательств, то осуществление этого приказа Великого не должно стать для неё невыполнимым. Вновь заняв место служанки Сергея, Нора станет глазами и ушами Великого Варнена. Конечно, шпионить за своим хозяином неэтично, однако, каким бы не был благородным и справедливым человек, служение своей расе и своему клану превыше всего! Нора сжала кулаки в порыве чувства патриотизма, внезапно охватившего её. И только один Варнен знал, что это чувство вызвано хитрой гипнопрограммой, вмонтированной в файл, присланный Великим.

***

Старший лейтенант Дим дождался подтверждения из Всемирного банка денежного перевода на сумму в один миллион кредитов и только после этого отправил файл с данными на адрес аграфского посла в пространстве Объединённых кланов. Завершив сделку, он с довольной улыбкой откинулся в кресле и с блаженством потянулся.

– Как всё же удачно я сумел распорядиться дроидом-шпионом, по случаю выигранным у техника Кроу во время игры в «Барету»! – подумал Дим. – Этот простофиля, рептилоид, даже не удосужился поинтересоваться, откуда у меня информация о нём и его грязных делишках в закрытой системе. Ограничился переводом мне каких-то жалких двухсот тысяч кредитов и на этом успокоился, а мой дроид-шпион продолжил путешествовать на его корабле. И вот до меня дошла информация, что посол аграфов объявил награду за любые сведения способные пролить свет на загадочное исчезновение глайдера сполотов, стартовавшего в пустыне Колыбели. Сопоставить точку старта с координатами, часто посещаемыми «Сумеречным охотником» было не трудно. А информация о спешном старте корабля в след за глайдером и его последующие рейсы, наводящие на мысль о эвакуации какого-то ценного оборудования, заинтересовали посла аграфов так, что он согласился за неё выложить миллион. Теперь можно отправиться в бар и потратить немного, столь легко пришедших кредитов, на алкогольные коктейли. Вчера на базу прибыло пополнение и было бы неплохо очаровать какую-нибудь прелестницу, из их числа, а то все местные красавицы уже порядком приелись…

***

Все дела, требующие присутствия Сергея на орбитальной станции Циналы, были завершены и перед предстоящим рейсом он решил заглянуть в полюбившееся кафе. Оно находилось недалеко от стыковочного узла, занимаемого «Мерином», а его хозяин и по совместительству профессиональный повар прекрасно готовил блюда, используя только натуральные продукты. Вообще-то в этом не было ничего удивительного, все разумные работающие в космосе, добравшись до станции, предпочитали еду из натуральных продуктов. Просидев на синтезированной пище длительное время поневоле захочешь побаловать себя чем-то естественным, тем более, вновь прибывшие работяги космоса, как правило, были при деньгах. Вот кафе и процветало, принося его владельцу хоть и небольшой, но стабильный доход. Присев за свободный столик Сергей скинул на нейросеть хозяина заказ и в его ожидании принялся разглядывать посетителей кафе. Двое разумных человеческой расы, судя по внешности не относящихся к алонам, сразу привлекли его внимание. Они явно кого-то поджидали. На столике возле них стояли лишь небольшие чашки с давно остывшим кауфе. Температуру напитка, используя свои возможности подсказал Аридар. Караулившие между собой не разговаривали, а заметив устремленный на них взгляд Сергея переглянулись и синхронно поднявшись со своих мест направились к нему. Не спросив разрешения, они присели за стол на два свободных стула по правую и левую руки от Сергея.

– Я смотрю, вы меня здесь уже давно поджидаете, – констатировал Сергей. – И о чём пойдет разговор?

– Нашего босса интересуют сведения о пленниках Карибиса! – напуская на себя жути сквозь зубы прошипел мордоворот справа.

– Правда, а меня интересуют мотыльки лугового лирохвоста, – спокойно ответил Сергей. – У каждого, свои интересы.

– Нас предупредили, что ты не из робких, – подал голос мордоворот слева. – Поэтому спрошу напрямик. Нас интересует женщина по имени Талиа, Талиа Ванели. Где она?..

Конец первой книги.

Октябрь 2018 года.


home | my bookshelf | | Наследник Арисара |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 12
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу