Book: Стражи Армады. Умереть вчера



Стражи Армады. Умереть вчера

Владимир Андрейченко

Стражи Армады. Умереть вчера

Издательство признательно Борису Натановичу Стругацкому за предоставленное разрешение использовать название серии «Сталкер», а также идеи и образы, воплощенные в произведении «Пикник на обочине» и сценарии к кинофильму А. Тарковского «Сталкер».

Братья Стругацкие – уникальное явление в нашей культуре. Это целый мир, оказавший влияние не только на литературу и искусство в целом, но и на повседневную жизнь. Мы говорим словами героев произведений Стругацких, придуманные ими неологизмы и понятия живут уже своей отдельной жизнью подобно фольклору или бродячим сюжетам.

От автора

Памяти моего пасынка Егора…

Я долго шел к моменту, когда могу, наконец, уверенно поделиться приключениями и судьбой героев книги с читателями. Много за это время произошло нового и интересного. Однако забыть о прошлом было бы не честно по отношению к очень большому количеству людей. Не скрою, кое-кто даже, вероятно, сможет узнать в некоторых персонажах собственные черты, но лишь потому, что эти люди сыграли в моей жизни немалую (и только положительную!) роль. Они мне очень дороги.

Хочу выразить признательность пользователям литературных порталов «Берег Литературы и Критики» и «Stalker-book» за их поддержку и помощь в течение нескольких лет.

Отдельная благодарность друзьям и вдохновителям Сергею Короткову, Сергею Болдыреву и Шамилю Алтамирову за безвозмездное предоставление некоторых идей по сюжетной линии «новой» Зоны и развитие сталкерской тематики!

Огромное спасибо художнику Александру Черномазу, разработавшему для обложки книги замечательный рисунок!

Особые благодарность и признательность Андрею Левицкому за приглашение в межсталкерскую серию, неоценимую помощь в создании книги и так необходимые «отмычке» наставления!

Очень надеюсь, что читатель оценит сюжет по достоинству и потратит свое время не зря.

Еще раз спасибо всем! Приятного погружения в описанный мной мир.

С уважением,

Владимир Андрейченко


Стражи Армады. Умереть вчера

Часть первая

Одиночка

Глава 1

Старые звезды умирали в тишине необъятного Мироздания, гасли и возрождались вновь, чтобы светом озарять черноту пространства. Ибо в холодном мраке нет ничего прекраснее сияния, указывающего заблудшему путнику правильное направление однажды выбранного им пути…

* * *

Прицел автомата выхватил из-за груды хлама крадущуюся фигуру. Короткая очередь заставила бандита согнуться еще сильнее и откинула его к стене здания. Захрипев, тот выронил оружие, завалился набок и остался лежать в положении эмбриона. Перекатившись на другую сторону улицы за очередную преграду, сталкер лихорадочно принялся выискивать новую цель. Бандиты, улюлюкая и выкрикивая угрозы, подбирались все ближе, уверенные, что добыча не ускользнет из рук. Однако на этот раз они ошиблись.

Гончий и Француз, первыми попавшие в засаду, безжизненными куклами лежали по разным сторонам улицы. Жалко ребят, столько прошли вместе и испытали, из множества передряг выпутались. Надо же было так глупо вляпаться! Всю ходку держались настороже, а недалеко от бара, перестав прислушиваться к предчувствиям, успокоились и расслабились, нарвавшись на неприятность. Практически на ровном месте…

Француз погиб первым. Только что шел, смеялся, рассказывая о планах на будущее. Словно забыл, что загадывать наперед в Зоне – плохая примета. В любой момент могло случиться все, что угодно. Коварная хозяйка не прощает ошибок. Подловила. Случилось… Не сможет больше Француз осуществить своих планов. Лежит на куче кирпича, бывшего некогда стеной полуразрушенного дома.

Гончий прожил не намного дольше, успел только метнуться в спасительную тень, а занять позицию для стрельбы – уже нет. Из окна третьего этажа прямо по всей длине тела прошла автоматная очередь. Гончий считался ветераном, больше года успел побродить по Зоне. Прошел около сотни тяжелых рейдов, многих товарищей потерял и ни разу серьезно не пострадал. Спасали быстрые ноги, уносили хозяина от беды. Но в этот раз не выручили Гончего ни везенье, ни ноги.

«Сволочи!» Рекс разозлился не на шутку. По меркам старожилов он считался еще новичком. Не зеленым уже, но все же. Три месяца, проведенные в Зоне, и пара десятков не самых легких рейдов – это уже что-то. Ко всему прочему, на удивление ветеранов и неожиданно для себя самого он оказался на редкость прилежным учеником. Иные чуть не по полгода набираются опыта, и все без толку. А Рекс с первых дней разобрался во всем, словно нашел, наконец, место в жизни. Даже заметил, что имеет некий дар – предугадывать события. И ведь не раз это действительно оберегало от беды. Но только не сейчас… Подвела сталкера хваленая интуиция, не учуял засады, и напарники поплатились за это жизнями. Излишняя самоуверенность никогда еще не доводила до добра. И Зона снова напомнила Рексу о себе, бесцеремонно ткнув носом в грязь…

Смахнув прилипшие к лицу комья, сталкер осклабился: «Повоюем…»

В одном из окон дома напротив появился бандит, убивший Гончего. Сквозь туманную дымку он пытался разглядеть цель, но неожиданно сам оказался целью. Раздался дробный перестук «калаша», и голова отморозка разлетелась вдребезги.

Наконец до бандитов дошло, что добыча оказалась не из легких, и они сменили тактику. Оставили одного на месте, чтобы он, часто не прицельно постреливая, отвлекал внимание на себя. Остальные решили обойти с флангов, предварительно проведя «артподготовку». На месте старой позиции Рекса разорвалась граната, осколки и кирпичная крошка хлестнули поверх втиснувшегося между бетонными блоками сталкера. Тот злорадно усмехнулся – флаг вам в руки! Даже гопники должны знать простую истину: «Не говори гоп…». На подобные трюки его уже пытались брать. Ну, так за одного битого двух небитых дают.

Утренний туман постепенно рассеивался, видимость становилась лучше, и Рекс решил поторопиться, пока не потерял возможность для маневра. Сгруппировавшись, рванул вперед в тот момент, когда бандит расстрелял очередной магазин, отвлекся и начал перезаряжать автомат. Стремительно пробежав по лестнице полуразрушенного подъезда до второго этажа, разъяренный сталкер вихрем влетел в развороченное помещение, как из-под земли появившись перед растерявшимся стрелком. Тот насторожился и начал прислушиваться – молозиво тумана искажало любые звуки, гулким эхом отражающиеся от развалин. Его замерший темный силуэт на фоне белесой стены виднелся отчетливо – бандит очень удобно подставил вытянутую шею под остро отточенный нож. За доли секунды с отморозком было покончено.

Рекс вытер о куртку лежащего тела окровавленное лезвие и вернул его в ножны на правом бедре. Бросив не нужный уже АКМ, к которому совсем не осталось патронов, подхватил бандитский «АКС-74». Калибр поменьше, и убойная сила тоже, но другого выхода не находилось. Радовало только, что автомат бандита вместе с боеприпасами несколько легче. Теперь возвращаться к бару, как и нести хабар, до этого разделенный на троих, придется в одиночку. Так что вес играл сейчас важную роль. Сморщившись от отвращения, когда резко пахнуло испражнениями, Рекс обшарил разгрузку убитого, нашел три запасных магазина. С этим жить можно! Сел возле окна и навел автомат туда, где ранее находился сам. Как раз с разных сторон улицы появились четверо в длинных плащах. Успел подумать: «Матерые, черти. Плащи для понта больше, защиты почти никакой». Прицелился и выдал несколько коротких очередей. Все, или еще нет? Наученный горьким опытом, решил немного выждать. И не зря поосторожничал: слева по развалинам двигались еще двое. Эти так и не поняли, что случилось непредвиденное. Подумали, наверное, что «братан» забавляется, удерживая добычу на месте. Один даже помахал рукой, все, мол, нормально. Так со вскинутой конечностью и рухнул в дверной проем. Второй даже не успел среагировать – как шел, согнувшись, так и упал головой вперед. «Видишь, как бывает, – подумал Рекс. – Жизнь любого напоследок может поставить в неудобные позы».

Вот теперь точно все. Сталкер осторожно спустился на улицу. Первым делом, опасаясь очередных неожиданностей, обошел бандитов. Никто не остался в живых. Затем бросился к телам товарищей. То же самое. «Черт!» Собрал общий хабар в один сидор, уложил его у стены с остальными вещами. Потом, присмотрев подходящее место на развороченном газоне, начал копать могилу – последнее пристанище для друзей. Никак не мог привыкнуть к смертям тех, с кем ходил в рейды, ел из одной банки, иногда и одной ложкой, а также делился последней сигаретой или каплей воды из опустевшей не ко времени фляжки…

Похоронив мужиков, сложил из камней продолговатый холмик. Пристроил грубо сделанный из кусков арматуры крест, по обычаю повесив на него один из противогазов. Присел на корточки, закурил, не забывая время от времени озираться по сторонам. На сегодня неприятностей и так с избытком… Но сейчас уже не до скрытности, стрельбу было слышно на всей территории заброшенного завода, поэтому прятаться не имело смысла. Впрочем, как и задерживаться здесь. Наскоро обыскав трупы бандитов, Рекс отобрал самое ценное и скинул их тела в общую кучу. Жалости не осталось совсем. Звери сами уберут за зверями. Может, наедятся и подольше не будут бросаться на живых…

Сидор за спину, трофеи тоже, и легкой трусцой к уже недалекому бару.

* * *

– Ну что, опять напарников потерял?

Басовитый с хрипотцой голос бармена не раз заставлял сталкеров по-мальчишечьи вжимать головы в плечи – опасались получить очередного «леща» широкой кистью руки. Да и взгляд хозяина заведения из-под тяжелых, будто свинцовых, век выдерживал не каждый. Но Рекс, не привыкший увиливать от ответа, вынес это стоически. Большой же вздохнул, принял хабар и оглядел содержимое контейнеров.

– Где вас так накрыло?

– Да уже недалеко отсюда, на заводе, бандюки засаду устроили. И место такое, сволочи, выбрали – как раз не развернешься… Мужики сразу погибли, а мне повезло, что не рассвело до конца, да и туман прикрыл. В тот момент даже подковы, попадись они мне под руки, с легкостью завязал бы в любые морские узлы! Короче, отморозков я всех там положил. Даже объяснить, как мне это удалось, сейчас толком не могу… До сих пор все кипит. Твари, да и только…

Большой еще раз окинул Рекса взглядом, из пузатой бутыли налил до половины в граненый стакан и придвинул его к сталкеру. Тот автоматическим движением сжал в ладони емкость с янтарной жидкостью, повертел, разглядывая содержимое, а затем одним махом опрокинул в рот. Закашлялся, уткнулся в засаленный рукав комбинезона и сделал глубокий вдох. Повисла напряженная пауза.

– Что хабар донес – хорошо, а вот что будешь дальше делать? – Большой продолжал буравить Рекса взглядом. – С тобой ведь теперь мужики в рейды не пойдут. Сам знаешь. Третья ходка уже у тебя: напарники гибнут, а тебе хоть бы хны…

– Ну, извини, что я тоже там не полег! – Рекс стукнул стаканом по столу и гневно стрельнул глазами. – Думаешь, сам не понимаю, что происходит?! Или, быть может, тоже хочешь во всем обвинить меня?! Может, это я мужиков в засаду завел?! Или сам перестрелял?!

– Ладно, ладно. Не кипятись! Я же не наезжаю, просто факты констатирую. Народ, он, знаешь, суеверный. Если бы сам не сталкерил, не говорил бы. Что делать-то будешь?

– Не знаю пока… – Рекс поник, опустил взгляд и тяжело вздохнул. – Пару дней отлежусь, потом с мужиками пообщаюсь. Посмотрим.

– Давай лучше поступим так. Ты к мужикам с предложениями не лезь. А я тебе пару дел подкину, где, возможно, и один справишься. Не так далеко, да и места поспокойнее. Хорошо?

– Спасибо, Палыч, на добром слове. Вот отдохну малость, а там видно будет.

– Ну, вот и решили, – уверенный тон хозяина дал понять, что вопрос исчерпан. – Как будешь готов, приходи – поговорим.

Рекс вышел из подсобки и направился в конец коридора, к своей комнате. Правда, комнатой этот закуток называть язык не поворачивался – так, каморка папы Карло. Кровать, прогнувшаяся под бременем лет, небольшой столик на трех ножках, тумбочка, пара стульев и все. Одежду сталкер вешал прямо на вбитые в стену ржавые гвозди. Радовало, что туалет и душевая находились рядом. Правда, запах стоял далеко не духов, но это уже полбеды. Побродишь по Зоне, надышишься смрадом, натерпишься ужасов – все остальное уже не страшно.

Перед Большим за Рекса ходатайствовал Горыныч, дав неплохие рекомендации и намеренно упустив, что сталкер на Плавнях несколько раз попадал в подобные ситуации. Не везет ему с напарниками, хоть плачь. Все, находящиеся рядом, гибнут или калечатся, а он лишь царапинами да ссадинами отделывается. Откровенно сказать – побоялся Горыныч сообщить коллеге всю правду, уж очень не хотелось ему, чтобы помеченный злым роком Рекс вернулся на Плавни. Каждому своя рубашка ближе к телу, а в дальнейшем предсказуемые окончания ходок сталкера могли негативно сказаться и на репутации самого Горыныча. Вот и отправил он Рекса ближе к базе «Пепла» – от греха подальше, помня, что группировка непримиримо относится к любым проявлениям Зоны. Естественно, процент гибели ее бойцов достаточно высок, поскольку пепловцы никогда не бросали попыток борьбы с едва ли не самой Смертью. А на общем фоне отдельные потери выглядят уже не так страшно…

Много раз размышлял над этим вопросом и сам Рекс, но как выпутаться из затруднительного положения, не знал. Оставалось либо уходить из Зоны, либо продолжать работать в одиночку – очень не хотелось ему являться причиной чужой гибели! Но и тут было все не так просто. В первом случае он даже представить не мог, куда ему податься, поскольку прошлая жизнь оставалась плотно скрыта неизвестностью. К сожалению, не придумано еще действенных мер борьбы с амнезией… А во втором – рисовалась пугающая картина одиночества, когда в рейдах даже поспать спокойно нельзя, потому что охранять сон некому. Девяносто девять и девять десятых из ста, что проснешься в желудке какого-нибудь монстра…

Вспомнив об отдыхе, Рекс развалился на кровати прямо в ботинках и через некоторое время уже спал. Жаль, недолго. Зона научила даже на небольшие изменения реагировать мгновенно. Резко сократившейся пружиной сталкер перекатился в противоположную от опасности сторону, вскочил на ноги и, сфокусировав зрение, с замученным видом медленно присел обратно на кровать. Тело колотила крупная дрожь. И вот так после каждой ходки: требовалось несколько дней, чтобы привыкнуть к тишине и научиться отличать кошмарный сон от яви. Опять вернулась сильная головная боль, а в висках застучало. И вновь гулким эхом раскатился по черепу далекий голос: «ОТДАЙ МНЕ МОЕ, ЧЕРВЬ!». Рекс, прогоняя наваждение, тряхнул головой, обхватил ее руками и, раскачиваясь взад-вперед, провел в таком положении несколько минут, пока не почувствовал себя немного лучше. Только после этого повернулся к входу.

Посреди комнатенки с подносом в руках стояла растерянная Долька. И назвали ее так неспроста. Стоило только взглянуть на нее сзади, вопрос о кличке отпадал сам собой. Неравнодушным к виду столь упругих женских ягодиц мог, наверное, остаться лишь окончательно плюнувший на себя импотент. Но не это сейчас волновало борющегося с медленно проходящей головной болью Рекса. Ему страшно хотелось отоспаться, уйти хоть ненадолго от вновь подступивших проблем. «И нашел же Палыч время для еды…» – мелькнула досадная мысль. Сталкер протяжно вздохнул, опустив плечи. Однако заурчавший желудок заставил отложить ненадолго всякие обиды, поскольку хозяин его не ел уже как минимум сутки.

Вздохнув еще раз, Рекс взглянул на приветливо улыбающуюся Дольку, жеманно подгибающую поочередно то одну, то другую ногу. Основной обязанностью девахи в баре являлось обслуживание клиентов, решивших что-нибудь перекусить. Словом, работала она официанткой. Но Большой развязную бабенку не журил, если та хотела еще подзаработать. В конце концов, с порученным делом она справлялась неплохо. И, наверное, редкий посетитель бара не мог бы во всей красе описать ее умение – выжимать за ночь из мужика все соки… О вкусах, как говорится, не спорят. А вот Рекс, как особо крепкий орешек, оказался ей не по зубам. От мысли, что такого просто не может быть, Долька часто злилась. Ее женское самолюбие было задето, и это заставляло упорную девицу повторять попытки с завидным постоянством. Однако Рекс всякий раз оставался Рексом – непробиваемой скалой, отчего по бару распространялись слухи о полной его непригодности как самца. Пресечь возникшие толки помогло то, что Долька оказалась не единственной женщиной в баре. А за это оскорбленная бабенка готова была порвать соперниц на запчасти, словно Тузик грелку. Возможно, оно бы так и произошло, но в этот момент в дело вмешался уже сам Большой, то ли из-за мужской солидарности, то ли еще по каким-либо причинам, ответить на вопросы сейчас мог только он сам. Начавшийся было смертоубийственный конфликт быстро сошел на нет, а Долька поставлена перед фактом: будь добра решать свои проблемы мирным путем.



К глубокому сожалению, очередная попытка провалилась, даже не начавшись. Поблагодарив за ужин, Рекс попросил девицу покинуть помещение. Поставив поднос на стол, та фыркнула и с высоко задранным подбородком выбежала в коридор, хлопнув дверью. Но сталкер к этой выходке отнесся с безразличием. Во-первых, он очень сильно устал, а во-вторых, светловолосая преследовательница просто оказалась далеко не в его вкусе. С детства он не любил блондинок, особенно крашеных. Ему всегда нравились брюнетки. Кажется…

Сколько Рекс ни пытался, никак не мог вспомнить о себе ничего. Кто он, откуда, где его дом, и как он оказался в Зоне? Вопросы не отпускали, отбив тягу практически ко всем удовольствиям, в том числе и к еде. Сталкер ухмыльнулся. «Может, поэтому и блондинки не по вкусу?» Покачав головой, сокрушенно вздохнул и принялся за еду. Пища казалась похожей на пластилин. Он даже подумал бросить начатое и завалиться спать, но упрямый желудок настойчиво просил продолжения трапезы, и Рекс едва ли не силой заставил себя сосредоточиться на ужине.

Только успел допить уже остывший чай, как раздался негромкий стук в дверь. Вошел совсем молодой паренек. По всему видно – новичок. Замялся на пороге, смущенно закашлялся.

– Чего тебе? – недовольно проворчал сталкер, но тут же поправился: – Проходи, садись, в ногах правды нет. Говори быстрей, а то устал я очень, спать хочу.

– Вы извините, – начал, замешкавшись, парень, – я – Купер, брат Гончего…

– А-а-а. Соболезную… А почему Купер?

– Мне с детства книжки про индейцев нравились, чем-то их вольная жизнь здешнюю напоминала. Вот я и рассказал как-то мужикам про Фенимора Купера. Он об индейцах много книг написал… Так погоняло и пристало.

– Понятно. А от меня тебе чего надо? Если ты про хабар, – это к Большому. Я только свою долю взял, мне чужого не надо… А брата твоего мне правда очень жаль. Похоронил я его по-человечески вместе с Французом. И отомстил…

– Да нет, я не о том, – перебил паренек. – Спасибо, что брата похоронили, конечно. Но я по другому вопросу к вам… Он меня на Испытательную обещал сводить, там отец наш… Уж год как лежит. Хотели могилу его навестить. У нас вся семья здешним промыслом жила, а сейчас я один остался. Мама проводником была, разных экстремалов по Зоне водила… Военные как-то зачистку делали на Пятихатках… Словом, там она… У Машинного двора. Я теперь не знаю, как мне быть и куда податься. К кому не обращусь, все отмахиваются. На занятость и проблемы ссылаются. Мне ж даже и заплатить нечем, разве что долей от хабара брата… А тут как раз вы, знали его хорошо. Но… Я тут подумал: как можно заплатить вам тем, чего бы не было, если бы не вы?

– Вот ты о чем… Вопрос трудный. Понимаешь…

– Если вы о том, что вокруг вас все гибнут… – паренек вновь нетерпеливо перебил Рекса.

– Кто тебе это сказал?! – сталкер опешил. Другой бы ходил вокруг да около, а этот молод совсем, сразу резанул правдой-маткой «по бездорожью». А ведь за такое недолго и в лоб схлопотать. Будь на месте парня кто взрослый, действительно бы огреб, но, понимая, что перед ним неокрепший юнец, Рекс потушил вспыхнувший гнев. Купер же, в свою очередь, не замечая промелькнувшего в глазах собеседника недоброго выражения, продолжил:

– Да мужики в баре только про это и говорят. Но вы не подумайте чего, я не боюсь! Глядишь, и выгорит все. Родные меня все опекали, а тут больше не осталось никого. Надо самому как-то на ноги вставать… За Рубежом родни не осталось совсем, там я не нужен никому. Мне бы подучиться перед тем, как самостоятельно в Зону идти…

В глазах Купера появились слезы. Рекс задумался, глядя в пол. И куда, правда, парню податься? Он сейчас в таком возрасте, что сам как тот пластилин: с какой силой сожмешь, в такой форме и останется. Хуже будет, если попадет под влияние какой-нибудь группировки. Бандиты, беспредельщики, ренегаты, «Анархия», «Пепел», «Правопорядок», «Легион», «Око» в конце концов, и множество еще различных кланов. Если его вовремя в нужную колею не направить, вполне может получиться, что в скором времени от его рук начнут погибать вольные. Вот как Гончий сегодня пал от рук отморозков. После всего произошедшего за последнее время Рексу и самому ой как не хотелось явиться причиной гибели молодой жизни. Однако и в том, что никому паренек по-настоящему не нужен, сталкер был уверен на все сто. Уже собравшись дать окончательный отказ, он вдруг запнулся, некоторое время просидев с открытым ртом. Что-то кольнуло глубоко внутри, не позволяя принимать скоропалительного решения. Да-а-а… Задал младший брат бывшего напарника серьезную задачку…

Кто такой сталкер Рекс? Еще не до конца определившийся в дальнейшем выборе человек. Почти такой же новичок, как сидящий перед ним парень, просто схватывающий уроки на лету, отчего сумевший приобрести немалый опыт, но еще многого не знающий. Ко всему прочему, с громкой репутацией постоянно теряющего напарников неудачника. Если он все же останется в Зоне, то придется стать одиночкой. А чтобы этого избежать, надо доказать, что причина произошедших трагедий не в нем. И для этого с чего-то надо начать.

Мимолетный порыв поначалу ужаснул Рекса. Он едва не согласился с предложением паренька. Вовремя остановившись, задумался над проблемой вновь. Быть одиночкой – это одно, другое дело – идти старшим в группе, чего он еще ни разу не делал. Это ответственность, причем, очень большая! Будь рядом хоть кто-то, обладающий более и менее подходящим опытом, а тут – мальчишка. Не простой, конечно, из семьи сталкеров, но ведь ничего из себя не представляющий! Его не только учить надо, но и постоянно опекать, отвечая за его жизнь.

Лихорадочно размышляя, Рекс задал себе простой вопрос: а готов ли он к этому? И неожиданно прочувствовал, что ответ нарисован прямо в воздухе, пылающими буквами, и ясно читается даже уставшими глазами. Ему нужно сделать ВЫБОР! И вдруг пугающе для себя самого сталкер понял: он ВЫБРАЛ…

Уняв наступившую дрожь, но еще не зная, как сообщить о решении, ухмыльнулся и произнес:

– Значит, говоришь, все уже случившееся перетирают? Ну, ну… – Рекс посмотрел Куперу прямо в глаза, достал из тумбочки бутылку водки, кружку и банку тушенки. – Давай поступим так: я сегодня малость отдохну, высплюсь, а завтра сходим к Большому и перетрем обо всем с ним. А пока брата твоего помянем…

В глазах парня вспыхнула искорка надежды.

Под конец вечера они уже сидели обнявшись, как закадычные друзья. Затем Рекс проводил Купера до двери, вернулся к кровати, присел и, не раздеваясь, вырубился, медленно опуская голову к подушке.

* * *

– Что я могу сказать? Дело, конечно, ваше. Есть у меня одно порученьице, как раз касаемое Испытательной, – задумавшись, сказал Большой. – Мужики, выполняя мое задание, застряли там по неизвестным причинам, а мне заказчикам надо хабар в срок передать. Старший группы – Логопед, недавно вышел на связь и попросил прислать кого-нибудь. Словом, надо сходить и принести заказ мне. В принципе, работа не пыльная. Ну как, справитесь?

– Я понял, – Рекс остановил Купера, порывающегося сказать, что все будет хорошо. Бравада и спешка в Зоне до добра не доводят, поэтому с выводами сталкер не торопился. Любая прогулка может обернуться трагедией. Но деваться было некуда, собеседники ждали его решения, поэтому он добавил: – Поживем – увидим. Даст бог, все пройдет нормально.

– Ну и замечательно! Давайте, – готовьтесь, если чем надо из снаряжения пособить, обращайтесь, помогу, – радостный Купер вышел за дверь, а Рекса Большой остановил, придержав за плечо, и уже тише произнес: – Надеюсь, понимаешь, какую ответственность на себя берешь? Береги парня, иначе из Зоны по-быстрому придется ноги делать. Меня-то задавить авторитет и вес не позволят. Отмажусь. А вот ты…

Рекс посмотрел в глаза бармену, молча кивнул и вышел за Купером. А Большой стоял еще какое-то время, глядя на дверь, и тревожно качал головой.

К подготовке сталкер подошел особенно серьезно. Тщательно перебрал оружие и снаряжение, максимально облегчил вес рюкзака напарника, взяв основную тяжесть на себя. Выпросил у Большого бронежилет второго поколения и защитный шлем для парня. Долго уговаривать не пришлось, торговец и сам прекрасно понимал важность предстоящего похода.

* * *

Территорию «Пепла» покинули без помех, погода стояла как по заказу и позволяла двигаться в хорошем темпе. Небо опять затянуло тучами, но дождь не лил, поэтому видимость была отличная. К тому же недавняя жара наконец спала, подул небольшой ветерок, поэтому летающих насекомых почти не наблюдалось. Рекс вздохнул – всегда бы так. Опыт подсказал, что Могильник лучше всего проскочить по правой стороне. Аномалии и мутанты – не самое худшее, по сравнению с попадающимися на пути зверями в человеческом обличии. Из двух зол лучше всего выбирать меньшее.

Перед выходом он многократно инструктировал Купера, как вести себя в той или иной ситуации, и проверял реакцию парня в безопасных условиях. В целом тот оказался смышленым, все инструкции выполнял быстро и без ошибок. Единственное, что волновало Рекса, как бы мальчишка не перегнул палку в строго «книжном» следовании урокам. Сам он давно уяснил: жизнь – открытая книга, добавляющая страницы по ходу повествования. Поэтому сейчас вел себя в несколько раз бдительнее обычного. Дальнейшее его сталкерство зависело от сохранения здоровья и жизни парня. Вопреки предупреждению о важности заказа, он решил не торопиться. Во-первых, «тише едешь – дальше будешь», а во-вторых, «береженого – бог бережет». Как раз нашлось время для обучения очередным премудростям. И сталкер старался показать новичку, как действовать в не трудных, но достаточно распространенных ситуациях.

Взобравшись на небольшую возвышенность, Рекс осмотрелся и подозвал Купера к себе. Взял в левую руку болт, а в правую свою «вторичку» – пистолет с глушителем. Показав вперед, тихо спросил:

– Что видишь?

– Небольшое дрожание воздуха… – начал громко Купер, но сталкер цыкнул на него и уточнил:

– Ты заметил, что я заговорил с тобой вполголоса?

– Да… – напарник растерялся, щеки его залил румянец.

– Здесь может случиться что угодно, и готовым к этому надо быть всегда. Зона, брат, не шутит никогда. Поэтому будь внимателен даже во сне. Если я, старший, изменил свое поведение, даже ничего тебе об этом не говоря, ты обязательно должен скопировать его. Запомни – ОБЯЗАТЕЛЬНО! Не всегда хватает времени на объяснения, зачастую для изменения обстановки достаточно одного мига. Ферштейн? – получив в ответ утвердительный кивок, Рекс улыбнулся и примирительно подмигнул. – Не робей! Первым моим уроком от напарника в Зоне был выбитый коренной зуб вот такой рукояткой… – он потряс в воздухе пистолетом и вздохнул. – Тогда обстановка не способствовала объяснениям, мимо нас стая псов шла – голов пятьдесят. Если бы они навалились, то я с тобой сейчас бы точно не разговаривал… Ну, ладно, будем считать это еще одним уроком на внимательность. Продолжим. Итак, что там за дрожание воздуха такое?

Купер вновь посмотрел вперед, выдержал паузу и уже тише проговорил:

– Будто земля от солнца прогрелась и пышет жаром.

– Правильно. Вот это и есть «мясорубка». А что-нибудь еще видишь?

– Чуть левее – у скалы, кажется, небольшие разряды в траве мелькают…

– Да, это «энерго», причем, находится она вплотную к «мясорубке». Вот и давай рассуждать. Как бы ты поступил, продвигаясь дальше?

– По левой стороне пройти не удастся. Придется обогнуть их справа.

– Почти правильно, если не учитывать вот этого… – сталкер размахнулся стреляной гильзой и бросил ее между аномалиями.

«Мясорубка» смолчала, так как металлический предмет ее не зацепил, а вот «энерго» разразилась несколькими оглушительными вспышками, после чего угасла. Внезапно из находящейся справа от аномалий ямы с визгом выскочил свинорыл и сразу бросился на людей. Рекс, заметив озадаченный вид Купера, усмехнулся и несколькими выстрелами свалил набегающего мутанта.

– Так с какой стороны лучше было пройти?

– Теперь даже и не знаю… – парень растерялся.

– Не переживай, я объясню, и, надеюсь, доходчиво. «Мясорубка» небольшая, только еще сформированная. Поэтому, если мы пройдем по ее краю, даже учуяв нас, она не сможет втянуть в себя такую тяжелую добычу. «Энерго» тоже относительно слабая, а после разрядки аномалии требуется время, чтобы накопить силы. Наметанный глаз должен замечать все вокруг и видеть даже мельчайшие детали. Торчащая из ямы спина свинорыла заметно отличалась цветом от травы, поэтому обнаружить ее не составляло никакого труда. Из всего этого следует: обходить аномалии лучше не с правой, а с левой стороны. Пройти у «мясорубки», предварительно бросив любую железку, которых в округе пруд пруди, затем стремительно пробежать по левому краю разрядившейся «энерго». Обернуться, посмотреть – не ринулись ли за тобой звери. И то, все это лишь в крайнем случае, если другого пути выбрать нельзя. Но лучше всего в данный момент было просто по-тихому обойти это место, сделав лишний круг. Так было бы безопаснее, – Рекс вздохнул, – и для тебя, и для погибшего мутанта… Что ты на меня уставился? Да, мне его жалко! И если бы не необходимость твоей учебы, я бы его оставил в живых. Просто бы проскользнул мимо, и все… Кстати, справа в овраге пасется еще пара свинорылов. Если бы я выстрелил в бросившегося на нас из оружия без глушителя, тогда пришлось бы отбиваться и от дальней парочки.

Так, продвигаясь краем Могильника, сталкер понемногу учил Купера тому, что уже знал сам. Опасная и тяжелая практика всегда лучше самой безопасной и хорошей теории. Но доводить до очень опасной практики Рексу сейчас не хотелось, поэтому он старался находить для занятий наиболее спокойные места.

На выходе к Испытательной частенько устраивали засады мародеры. И сталкер для начала решил разведать тропу в одиночку, оставив Купера в схроне, который когда-то сделал здесь вместе с бывшими напарниками.

За несколько сотен метров от небольшой рощицы, слегка высунувшись из канавы, достал бинокль. Осмотрелся. Вроде нормально… Но в районе груди ощущалась слабая тревожная пульсация. Чутье подсказывало, что не все так гладко, как кажется на первый взгляд. И тогда Рекс решил осмотреться еще раз. Трофейный бинокль оказался неплохим, правда, старым и замызганным. Вспомнив, сталкер сплюнул – кровное берегли бы лучше. А так – добыт при грабеже, – не свое, да и ладно. Когда прибор попал к Рексу, электронный поисковик и определитель цели не работал, один окуляр был треснут, а корпус помят и зашарпан. Самым первым на апгрейд мастеру он отдал тогда именно бинокль. Теперь его было не узнать – механик умудрился даже покрасить корпус и нацепить защитные насадки. Включив поисковик, Рекс присвистнул: в кронах разросшихся деревьев просматривались едва заметные скрады. Бандиты, будто птицы, неизвестно что высиживали в огромных, скрываемых густой листвой гнездах.

«Грачи прилетели…» – сталкер усмехнулся, надел накидку «хамелеон» и пополз по дну канавы к роще. Когда все три гнезда почти без шума оказались «разорены», он в который раз с удовлетворением отметил, что правильно сделал, установив на пистолет глушитель. Тщательно осмотрелся еще раз – тихо… Пора возвращаться к Куперу. Но тревожный маячок в груди все равно не успокаивался. По мере приближения к окраине рощи частота пульсации только ускорялась. Необычное ощущение едва не заставило запаниковать. Такое происходило не впервые, и каждый раз сталкер не мог понять, – что это – свойство организма или дар свыше? Если, конечно, он понемногу не сходит с ума… Замерев, Рекс решил перевести дух, да и руки занемели от длительного ползания. Повернувшись набок, попытался восстановить дыхание, медленно втягивая воздух через нос. Нервы слегка успокоились, а вот предупреждающая пульсация так и не прошла.

Значит, все же что-то не так? И он вновь доверился напомнившему о себе чутью. Уже на опушке замер и прислушался, лихорадочно осматривая местность. Откуда-то из-под земли доносились глухие звуки разговора. «Из крайности в крайность – в небесах или под землей! То гнезда им подавай, то норы…Что только, черти, не придумают ради халявы!» – уперся сталкер взглядом в едва заметную крышку, запрятанную под дерн и листву. Поначалу хотел просто вернуться к Куперу и быстрее убраться с ним восвояси, пока бандиты не опомнились, но потом подумал, что часовых наверняка должны сменить. А это значит, бандиты сразу встревожатся, и проскочить мимо них уже будет действительно проблематично.

Быстро перезарядив пистолет, Рекс подполз к крышке. Слегка сдвинув ее, заглянул в схрон. Подземелье, по-видимому, состояло из двух помещений. В ближнем, при свете лампочки, подсоединенной к аккумуляторной батарее, сидели четверо и играли в карты на старом ящике. Из дальней комнаты раздавался басовитый храп. Сколько человек находилось там, сталкер затруднялся ответить, поскольку вход оказался завешан брезентовой тканью. Другого выхода найти не удалось. Похоже, бандиты сильно преувеличили свои силы и совершили роковую ошибку. Делая убежище для себя, Рекс, наученный ветеранами, всегда думал об отступлении. Как раз на случай подобного рода. Эти же слишком надеялись на бдительность часовых…



Сталкер вытащил из разгрузки две гранаты и одну за другой метнул их в разные углы подземелья. Откатился в сторону. Взрывы прогремели глухо и почти одновременно. Вздрогнула насыпь на бревенчатом накате землянки. Крышка входа подлетела вверх, как жестяная пробка с бутылки пива. Перекат обратно, автомат на изготовку. Пыль и дым в подземелье стояли столбом. Послышались стоны, а к выходу метнулись две тени. Рекс полоснул очередью. Выждав еще немного, решил проверить. Осторожно проскользнул вниз, предварительно нацепив защитную маску, включил налобный фонарь. Развалившийся ящик, разлетевшиеся по углам игральные карты, в дальней комнате рухнули двухъярусные нары, рассчитанные на шестерых. Баллон газового обогревателя у отверстия отдушины сдетонировал вслед за гранатами. Потолок наката провис, угрожая в любой момент обрушиться. В углу дырявая емкость для воды, литров на двести. Сталкер нащупал большой котел, пробитый осколками, несколько раз зачерпнул им из бочки, не успевшей потерять часть содержимого, и затушил разгорающийся пожар. Правда, от дыма это не избавило, поэтому Рекс ограничился беглым осмотром. Под рухнувшими нарами еще шевелился один из мародеров и стонал. Подобрав чудом уцелевший после взрыва автомат, сталкер очередью закончил мучения врага. Быстро проверил содержимое карманов, собрал самое ценное и спешно покинул подземелье. Найдя в пяти метрах крышку лаза, положил ее на место. На время затих у крайнего дерева и внимательно прислушался к происходящему, с удовлетворением заметив, что не утихающая до этого пульсация в районе груди исчезла без следа.

Вдали послышалось завывание пса, почти сразу за холмами раздался треск автоматной очереди, небо прорезали росчерки трассеров, где-то повизгивали кабаны. Округа жила обычной жизнью Зоны. Убедившись, что никаких сюрпризов не ожидается, Рекс уверенно двинулся к прятавшемуся в убежище Куперу.

Глаза парня при виде трофеев раскрылись еще шире, чем на взгорке.

– Вы что, нашли оружейный склад, да?

– Давай договоримся сразу. В Зоне принято называть друг друга по именам или кличкам и только на «ты». Как-то мы с тобой этот вопрос упустили из виду… По местным меркам я нахожусь здесь чуть дольше тебя. Поэтому мы вроде как оба еще молодые, – Рекс хохотнул, освобождаясь от груза. – Я постепенно учу тебя всему, что знаю, а ты говоришь со мной, как с равным, идет?

– Хорошо, – Купер кивнул, но неплохое воспитание, данное ему родителями, никак не позволяло парню перебороть смущение. Он еще неоднократно пытался заговорить с Рексом на «вы», потом осекался и начинал бормотать что-то невнятное, но со временем все пришло в норму.

– А это трофеи, доставшиеся нам от тех, кто попытался бы присвоить наши вещи, пойди мы на Испытательную без разведки. Давай по-быстрому разберемся, распределим между собой самое необходимое, а остальное оставим здесь до возвращения. И дай нам бог скорое и благополучное возвращение…

– Не хотел бы я оказаться по другую сторону «фронта»… – посмотрел Купер на Рекса с восхищением.

«Немногие из тех, с кем я находился по одну сторону “фронта”, могут теперь говорить подобное…» – подумал сталкер и мрачно усмехнулся.

– Я не всемогущ, пойми правильно. Просто люблю продуманные и четкие действия. В Зоне нельзя надеяться на одну только удачу, главное – это чутье. Мой тебе совет: если пробудешь здесь немного дольше, но не почувствуешь как бы особого дара, что ли, ну… словно Зона разговаривает с тобой, тогда лучше уйди. Иначе добра не видать. А зла здесь и так хватает. Не заставляй ее принимать на грешную голову еще одну упокоенную душу. Не пытайся испытывать ее терпение. Она не будет тебя жалеть. Она живет за наш счет…

В это время напарники вылезли из схрона, Рекс замаскировал вход и оценивающе оглядел его со стороны.

– Ну что, вперед!

* * *

Испытательная встретила их моросящим дождем. Воздух насквозь пропитался тягучей влагой, оседающей на всем подряд, отчего любой предмет, которого касались руки, оказывался неприятно скользким и противным. Ощущения усиливались, мягко говоря, мерзким запахом разложения. Вероятно, недавно где-то неподалеку произошла трагедия, иначе падальщики давно бы разобрались с телами погибших, оставив от них лишь кости. Да и те, скорее всего, растащили бы на порядочное расстояние в разные стороны. Но Рекс, привыкший к подобным сценам, лишь едва заметно повел носом и сморщился. Вот если бы к смрадным запахам добавились звериные рыки, тогда он действительно взволновался бы не на шутку. Распаленные кровавым пиршеством звери становятся агрессивнее и без сомнения бросаются на проходящего мимо человека.

Убедившись в безопасности, но не теряя бдительности, сталкер, внимательно озираясь по сторонам, подал знак Куперу – следовать за ним. Остатки асфальтированной когда-то дороги помогали не завязнуть по уши в непролазной грязи. Но Рекс предпочитал ходить не по ней, а по обочине из щебенки, скрытой травой. Останавливаясь ненадолго, он не забывал вполголоса пояснять напарнику резонность собственных действий:

– Во-первых, еще неизвестно, что может придумать затаившийся противник, которого в этих местах можно не заметить совсем. А во-вторых, разросшиеся за длительное время деревья дают неплохую защиту и скрытность. За очень редким исключением, все, что выдает себя движением, является врагом. Поэтому почти всегда разговор бывает коротким, – выстрел – и все. Зона ожесточает многих. Случается даже, что вольные сталкеры, которым, казалось бы, можно доверять, те, с которыми ты буквально вчера выпивал и сидел у костра, не получив желанного хабара, сегодня исподтишка валят тебя ради хоть какой-то добычи. Алчность – очень скверное качество, присущее лишь людям, животные на подобное коварство не способны. Старайся сам всегда быть человеком в поступках, по возможности, конечно. Но не забывай, что люди – больше звери, нежели наоборот.

– А вот как различить, кто есть кто? Одежда почти у всех одинаковая, разве только некоторые группировки имеют отличительные знаки.

– Это очень сложный вопрос… Я сам до сих пор окончательно в нем не разобрался. Здесь попробую вернуться к сказанному ранее. Лично меня часто выручает чутье. Но больше всего мне помогает скрытность. Знаешь, что в переводе на русский язык означает «сталкер»? Я сам не уверен в точности. Слышал только, что в одной из вариаций это звучит примерно так: «скрытно передвигающийся, незаметно бредущий». Вот в чем твоя сила! Чем незаметнее ты будешь, тем целее. В Зоне, как у Киплинга в джунглях, – каждый сам за себя, но при этом вы с ним одной крови. Сколько Зона не изгаляется над животным миром и бывшими людьми, ставшими подобно аасменам, телепатам, мимикримам или снобам – мутантами, кровь своего, заложенного природой цвета не поменяла. У всех она красная. Поэтому от протянутой руки помощи не отказывался еще никто. Старайся чаще помогать другим, тогда тебя обязательно начнут уважать. А долг, знаешь, он платежом красен. И именно здесь его принято отдавать всегда. Забывший долго не протянет. Один из канонов неписаного свода правил. Торговцы будут значительно снижать цены на товары, а цена скупки для тебя будет гораздо выше. Но самое главное – помни: без чутья все это просто бред сивой кобылы. Здесь нельзя обжечься раз и попробовать снова. Это не игра, перезагрузиться не получится однозначно. В реале жизнь дана единожды, и ее надо беречь. Поэтому я и говорю о скрытности.

– Так и у Фенимора Купера то же самое!

– Да, Купер, да. Чего бы стоили старания Натаниеля Бумпо, по прозвищу Зверобой, и его друга Чингачгука, если бы они кричали на всю прерию или пампасы, что это они, такие славные и непобедимые, идут, – все бойтесь! Та-та-та, та-та-та! Ну, или как там еще стрельбу луками и фитильными ружьями можно озвучить? – Рекс хохотнул. – Как сам думаешь, прожили бы они более одного дня, нарвавшись в подобном пафосе на вражеское племя гуронов? Скрытность – вот основной козырь их побед!

– Так вы… то есть ты… тоже знаешь о Фениморе?! – восхищению парня не было предела.

Сталкер подумал: «Как бы не попасть в один ряд со святыми…», – затих на время, сделав предупредительный знак, и в очередной раз настороженно прислушался к происходящему вокруг. Не заметив опасности, успокоился.

– У меня тоже когда-то было детство, и я тоже очень любил читать. Обидно только, что я помню детство и юность урывками и совершенно не помню лиц и имен даже собственных родителей. Я даже не знаю, как в Зону попал… Может быть, мне легко дается общение с ней потому, что я все время именно здесь и прожил? Словом, не знаю и все тут. Самое главное, когда я пытаюсь хоть чуть-чуть вспомнить прошлое, начинает очень сильно болеть голова, а где-то глубоко в сознании, словно я сумасшедший, звучит далекий-далекий, громоподобный и раскатистый голос…

– Может, это Зона? – неуверенно выдал предположение Купер.

– Пожалуй, что нет. Знаешь, я даже уверен, что нет. Если Зона требует или просит, ты это как бы душой ощущаешь. А тут повелительно так, как приказ: «Отдай МНЕ МОЕ!». А я и не знаю, о чем речь. Может, кто-то хочет мою жизнь забрать, а может, это просто глюк…

Рекс замолчал, ненадолго уйдя в себя, но при этом не ослабил внимание. Потом встрепенулся, отбрасывая ненужное прочь, и медленно двинулся вперед. Купер как привязанный последовал за ним.

Во время очередных вынужденных остановок изучали названия и свойства растений, а также изготовление некоторых лекарственных препаратов. Позже, подкравшись к заваленному подземному тоннелю, оставшемуся от железнодорожной ветки, идущей к производственному комплексу Испытательной, Рекс рассказал об особенностях некоторых аномалий, типа «трамплин», «воронка» и «магнитуда». В целях закрепления пройденного, удалось даже отыскать «филейку», «слезу» и «мыло». Достав контейнера, сталкер уложил артефакты в ячейки и объяснил, что эти предметы могут излучать радиацию. Поэтому кон– тейнеры отличны друг от друга и почти всегда оборудованы радиационной защитой.

Дальнейший путь напарников пролегал на северо-запад – как раз через производственный комплекс. И тут изрядно вспотевшему Рексу пришлось понервничать. Выяснив, отчего группа Логопеда не может вернуться к бару, он очень сильно усомнился в решении – взяться за это дело. Скорее даже, пожалел, что взялся…

Весь промышленный район занимали наемники. Серьезный и грозный противник. Костяк Синдиката составляли хорошо экипированные и вооруженные бойцы. Большая часть их в прошлом приобрела неплохую военную подготовку и поучаствовала не в одном боевом действии. Серьезнее наемников разве только военные, контролирующие Рубеж и изредка проводящие в Зоне массовые зачистки. Уже не раз слышал Рекс о бесчинствах и даже зверских расправах, устраиваемых военными при проведении облав. Возможно, и мать Купера погибла в подобной ситуации… Что уж говорить о синдикатовцах, скрывающих личины от посторонних глаз. Они-то точно никогда не оставляли свидетелей. И не известно, сколько придется выжидать, пока наемники уберутся прочь. Знать бы наверняка, какие цели преследуют они в этом районе, может, и стоило рискнуть. Отсидеться в заброшенном тоннеле, а потом потихоньку добраться до Логопеда. Но Рекс и так уже протянул время, не торопясь выполнить задание Большого.

Прикинув и так, и эдак, сталкер решил не испытывать судьбу и без сожаления отправился в обратный путь. Не за себя боялся в этот момент и даже не за то, как к его поступку отнесутся Большой и все остальные. В любом случае ему ничего хорошего не светило.

«Вот ведь вляпался так вляпался… По самое не хочу! А теперь что? Отказаться от задания – потерять лицо. А продолжить – значит, скорее всего, погубить зеленого юнца».

Тогда уж точно – укрепить всеобщую уверенность в злом роке, преследующем Рекса по пятам. Такого ему не простят. Да что там другие – он сам себе простить не сможет однозначно… Как ни вертись и не пытайся оправдываться, а в глубине души Рекс чувствовал за собой долг почившему Гончему, сложившему голову, может даже, прикрывая его самого. Поэтому просто взять и дать погибнуть младшему брату бывшего напарника позволить не мог. Он, конечно, достаточно смел и в чем-то сорвиголова, но не настолько, чтобы умышленно погубить другого. И если бы просто кого-нибудь постороннего, а тут… Да и вообще. Одно дело собой рисковать, совсем иное – чужой жизнью распоряжаться.

В тот момент, когда согласился взять парнишку с собой, уже понимал, какую ответственность на себя взваливает. Понимал, но только сейчас сумел прочувствовать это до конца. Изначально у сталкера не было права на ошибку. Не было, и нет! Парень на него молиться готов, во все глаза открыто им восхищаясь. Вот предложи ему сейчас прыгнуть в ту же «мясорубку», – и ведь прыгнет, не задумываясь, уверенный, что всемогущий Рекс не подведет…

«Блин, самому бы быть настолько уверенным в себе хоть наполовину. И куда делась всегдашняя бесшабашность и готовность своей головой рисковать?» – сталкер заскрипел зубами от досады и обернулся… В обратном направлении они прошли уже несколько сотен метров. Купер безропотно следовал за старшим. В глазах парня стояли слезы. «Неужели так расстроился, что провалили его первое задание?» – Рекс чертыхнулся и только тут вспомнил, КУДА мальчишка шел: до могилы оставалось около километра… По показаниям КПК находилась она на северо-западе района, по направлению на Маяк.

Сталкер всей душой понимал чувства Купера, но не мог позволить себе расслабиться.

«Не мог?! – внезапно он встал, как вкопанный, и задумался. – С чего вообще решил, что будет легко, а по пути выдадут горячее трехразовое питание? А может, просто струсил?! Испугался ответственности? Да, черт возьми, ты же обещал ему! Или взвалил на себя непосильную ношу, непродуманно решив прогуляться по лесопарковой зоне в пределах городских кварталов? Цветочки понюхать, насладиться щебетанием пичуг, да на порхание бабочек полюбоваться? Хм… По зоне… Да не по зоне, а по ЗОНЕ! Решился на ответственность? Так и обложил бы парня ватой, как новогоднюю елочную игрушку, и дышать на него боялся! Не дай бог, треснет и расколется, хрупкий такой… Может, еще сопли ему и зад подтирать для успокоения совести?! До той поры, пока сама Зона не решит пришибить его после очередного Выброса, образовав там, где он находился, какую-нибудь каверзную аномалию… Этого ли Гончий для своего брата хотел? Что толку, что родня его все это время оберегала? Из сталкерской семьи, а не умеет ни черта! Какое-то бабское воспитание, право… Как будто не понимали, в каком мире живут и под каким небом ходят… А ведь в Зоне и помоложе него есть – совсем дети, но порой наравне со взрослыми хабар добывают. Почему же и ему не научиться этому? Вот и ты не будь бабой! Раз взялся, так сделай из него настоящего сталкера – может, это попутно и твой шанс что-то в своей судьбе исправить! Помочь, научить! Чтобы смог выжить, да не просто выжить, а человеком стать! И если останется жить, может, действительно разбудит в себе какие-то тонкие струнки души? Приживется здесь, сольется в унисон с ритмом Зоны. Окажется полезным для других! А, значит, и на могилу отца попасть обязательно ДОЛЖЕН!»

Дальнейшее зависело только от Рекса. Пан или пропал? Грудь в крестах или голова в кустах? Больше сейчас сталкер склонялся к тому, чтобы дойти до места, где предок парня нашел свое последнее пристанище. Потянулись долгие минуты. Купер, чувствуя колебания ведущего, понурив голову, молчаливо и покорно ждал решения.

Из ступора Рекса вывело непонятное пока, но подозрительное движение позади напарника. «Черт! Совсем забыл по сторонам смотреть!»

– Ложись!

Купер молниеносно упал плашмя, а сталкер попытался выхватить пистолет, но не успел. Промахнувшись по внезапно оказавшейся на земле цели, псевдоволк всей массой налетел на грудь Рекса, сбив его с ног. Придерживая зверя за шею одной рукой, сталкер с трудом отвел от своего лица клацающие страшным оскалом челюсти с капающей грязно-желтой слюной и выхватил из ножен тесак. Помня правило – не находиться на одном месте, резким перекатом рванулся изо всех сил вправо. Помогло. Мутант, не ожидающий от добычи такой прыти, оказался снизу. Рекс завладел тремя точками опоры и всадил по самую рукоятку острое лезвие в брюшину твари, резанув ее до паха. Зверь задергался и истошно завизжал. Выдернув нож, сталкер локтем резко ударил врага в горло, пытаясь сломать трахею, а возможно, и шейные позвонки. Псевдоволк забился в конвульсиях, захрипел, лапы его замельтешили перед лицом Рекса. Теперь ножом по шее, перерезать и сразу отскочить. Кто же хочет замараться вырывающейся под напором еще работающего сердца кровью?

Все это время, не забывая осматриваться по сторонам (преподанные уроки не прошли даром), Купер смотрел во все глаза, как сталкер расправляется с голодным зверем. Он даже забыл, что буквально минуту назад готов был разрыдаться, обижаясь непонятно на кого. Ведь прекрасно знал, чем это может грозить им обоим, и по большей части именно ему – Рекс со своим опытом из переделки, может, и выпутался бы. Но в данный момент Купер больше волновался за сталкера, лежащего возле уже не шевелящегося окровавленного тела мутанта. Пауза затянулась.

Рекс резко сел в придорожной грязи, пытаясь смахнуть с лица налипшую кровь, но лишь размазал ее, превратившись в болотное чудовище со сверкающими из-под страшной маски глазами. Руки тряслись, в висках гулко отдавались толчки работающего на пределе сердца. Обычное состояние организма после контактного боя.

– Живой? – Рекс выдавил из себя измученную улыбку и вытер нож о пучок пожухлой травы. – Вот тебе еще один практический пример того, о чем я рассказывал. А ну, попробуй плавно повторить в примерной последовательности все мои действия. Только падаль эту не хватай, перемажешься весь кровью. Так, так, та-а-ак! И так! Вот и хорошо! А теперь слушай, что я тебе скажу…

И он в подробностях поведал, как за последние три рейда потерял всех напарников. И о том, что очень не желает его, Купера, гибели. Вспомнил и о разговоре с Большим, объяснив, чем это может обернуться для него самого. Потом подумал немного и горячо добавил:

– Но я плевать хотел на мнение большинства! Сидят там, в баре, водку жрут без продыха, а я постоянно в рейдах. И я уверен, что в гибели напарников нет моей вины! Даже если кто-то сумел наложить на меня проклятие. Выходит, виноват не я, а тот, кто это сделал! Я не помню о себе ничего, кроме имени. Не помню, откуда я и чем занимался раньше. Может, когда-нибудь я был страшнейшим грешником на этой земле. Но после того как впервые пришел в себя в пещере у Энергопоста, видят Зона и само Мироздание, я не сделал ничего омерзительного, кроме, разве что, убийства тех, которые уже убили или собирались убить ни в чем не повинных людей! Я принял решение и не отступлюсь от него. Плевать на всех – сейчас только я и ты. И я клянусь тебе, что сделаю все от меня зависящее, даже с риском для собственной жизни: пока я в этом рейде жив, ты будешь жить тоже!

Оцепеневший Купер смотрел на Рекса некоторое время, а потом в порыве чувств бросился ему на грудь и обнял. Сталкер выждал, когда парень приведет эмоции в порядок, по-отечески похлопывая его по спине перемазанными кровью псевдоволка руками, после чего с дрожью в голосе произнес:

– Ну во-от, был один в грязи и дерьме, а теперь двое… Об эту тварь не замарался, так об меня успел… И даже не думай! Лентяев терпеть не собираюсь, а «дедовщину» еще никто не отменял, – стирать все вещи придется тебе одному!

Как двигаться по Испытательной дальше, Рекс еще не придумал. На это требовалось некоторое время. Поэтому сталкер задумал немного отдохнуть в наполовину заваленном тоннеле. Почиститься, обсушиться и поесть. Через три часа, на сытый желудок, он решил провести ночную разведку. Не в одиночку, а с Купером. Брать с собой парня боязно, а оставлять одного – еще страшнее. Тут уж как карта ляжет, но вечно прятаться от проблем нельзя.

Перед выходом требовалось основательно отдохнуть, поэтому сразу после инструктажа Рекс положил Купера спать первым. Сам же в это время продумывал дальнейшие действия. Честно говоря, картина предстоящего похода рисовалась в отвратительно мрачных красках. Пульсация в районе груди вновь напомнила о себе тревожным набатом. В конце концов, сталкер довел себя до такого состояния, что уже не мог думать ни о чем. Мысли переплетались, перескакивали с одной на другую, и справиться с ними никак не удавалось. Окончательно запутавшись, он резко встал, повращал головой из стороны в сторону и тем самым хоть немного привел себя в порядок, отказавшись от дальнейших размышлений. Будь что будет! «Все – фигня, только ты и я… Да и ты – фигня, только я… Да и я – фигня…» Пробежавшись до ближайшей рощи за хворостом для костра, хорошенько взбодрился. Стало спокойнее.

«Все – фигня!»

В десять вечера Рекс разбудил Купера и заставил на всякий случай принять пару тонизирующих пилюль, чтобы окончательно побороть сонливость. Сам иногда так поступал, когда чувствовал, что не в силах бороться с усталостью. Только после этого успокоился и, наученный практикой, моментально заснул крепким сном.

Проход справа в любом случае исключался. В долине сильно фонило, треск датчика превращался в сплошной скрежет. Без специальной защиты о движении в этом месте просто не могло быть речи. А ближайшие возвышенности отчетливо просматривались с территории комплекса. Оснащенным современной аппаратурой наемникам ничего не стоило заметить двух сталкеров, передвигающихся даже ползком. Левая же сторона оставляла пусть и небольшую, но надежду на успех. Рекс был уверен: иди он в одиночку, ему бы удалось проскочить. Но с парнем… Поразмыслив, решил рискнуть. Шанс остается всегда, и его надо использовать.

Прокравшись между брошенной на перекрестке техникой, напарники на время затаились. Разместившись под сгоревшим БТРом, Рекс настроил бинокль. Поисковик сразу выделил стоящего на крыше здания часового. В этом месте пространство между комплексом и грядой холмов оказалось самым узким. Радовало обилие разросшихся вдоль дороги деревьев и кустарника. Самое главное, что мутантов не наблюдалось. С одной стороны, это неплохо, так как возня между ними и сталкерами привлекла бы внимание наемников. С другой стороны, наверняка синдикатовцы снабжены тепловизорами, а значит, при отсутствии зверья сразу поймут, что заметили людей…

Поначалу Рекс хотел надеть «хамелеон» на Купера, но потом решил остаться в нем сам, так как ему первым вступать в схватку. Накидка неплохо защищала даже от теплового обнаружения. А парень проинструктирован самым тщательным образом. В случае захвата должен плакать навзрыд с криками: «Дяденьки, отпустите, пожалуйста! По просьбе мамки иду проведать могилу бати!». Какими бы безжалостными не были синдикатовцы, это не означает, что все человеческое им чуждо. Скорее, поиздеваются, дадут пацану пару пинков да подзатыльников и отправят восвояси. А вот с Рексом даже разговаривать не будут. Крадущийся сталкер – это враг однозначно, тем более хорошо вооруженный и неплохо экипированный. Но сдаваться на милость Синдиката Рекс не собирался при любом раскладе.

Дождавшись, когда часовой отвернется и пройдет дальше, напарники стремительно проскочили до небольшой рощицы дубов и кленов. Рекс огляделся. Постов поблизости не заметил, хотя кто знает, какие сюрпризы наемники еще способны выставить на пути. Едва подумав об этом, встал как вкопанный, на сердце похолодело. Еще бы чуть-чуть, и могли угодить в ловушку, – чутье сработало и на этот раз. Несколько растяжек, причем не только взрывного, но и сигнального типа.

Поначалу посетила мысль – обезвредить их, но потом сталкер прикинул, что придется возвращаться назад тем же маршрутом, а наемники не идиоты, наверняка время от времени отправляют минера на проверку ловушек. Не найдут установленные – поднимут тревогу. Тогда обратный ход этой же дорогой будет заказан. Объяснив Куперу, что к чему, Рекс осторожно продолжил путь. Надо отдать парню должное, он старательно выполнял все команды и не ошибся ни разу. Или просто везет? Сталкер усмехнулся. В Зоне на одном везении далеко не уйдешь. Чутье, только чутье и… доверие к напарнику. А еще скрытность, и половина дела сделана. Только не в этот раз. Пока того, кто идет за ним, напарником называть язык не поворачивался. Озвучивать мысли Рекс не стал, по праву считая себя лишь проводником. Но парень далеко не дурак, и сам все это прекрасно понимал. А еще очень хорошо, что здраво смотрел на окружающее, вздрагивая при малейшем постороннем шорохе. Значит, боялся. А это всегда заставляло быть осторожным и осмотрительным – как раз этого требовал от него ведущий. Опасно только… Даже слишком. С другой стороны, сидя на территории бара, настоящим сталкером не стать никогда.

«С чего-то начинать надо. Сначала ученик с проводником, а потом, глядишь, и полноценный напарник…»

Заставив вздрогнуть, из раздумий Рекса вывел внезапно появившийся свинорыл. С визгом пробежав через рощу, он зацепил край «воронки». Аномалия только начала срабатывать, а мутант, семеня кривыми ножками, уже проскочил вперед и попал на сигнальную растяжку. В небо, как на Новый год, с оглушительным свистом друг за дружкой взвились ракеты. Местность осветилась. Растянувшийся на земле сталкер с тревогой проследил за стремительно удаляющимся мутантом, а потом посмотрел вперед. До взгорка, который мог скрыть их от наемников, оставалась пара десятков метров. Но в данный момент двигаться дальше было бы полным безумием. Внимание часовых приковано к месту, где тишину ночи нарушила сигнальная мина. Если увидят, не отбиться… Но и долго оставаться здесь тоже нельзя, могут послать патруль, тогда точно пиши – пропало. Дождавшись, когда сигналка отработает и погаснет, Рекс махнул Куперу и рванул за бугор.

Открывшийся вид ошеломил и озадачил. Сплошь, где только можно, одна на другую наскакивали аномалии. Датчик трещал как сумасшедший. Внизу распростерся остаток когда-то большого озера, превратившегося со временем в свалку из остовов машин, прицепов, вагончиков, контейнеров, труб и различного мусора. Грустную картину дополняло множество мутантов, бродящих среди разросшегося по краям впадины камыша. Бедлам, да и только.

Постояв в нерешительности, Рекс медленно двинулся вдоль гряды холмов, огибая аномалии и стараясь не привлекать внимание зверья. Купер, заметивший посреди аномального поля мерцающий артефакт, рванулся было за ним, но сталкер остановил его резко поднятой рукой и прислушался. В районе груди опять забили тревогу колокола…

Позади раздались голоса. Все-таки наемники прислали патруль! Бывалым бойцам ничего не стоило обнаружить следы прошедших людей. Оставалось одно – вниз, к озерцу, в скопище мутантов! Рекс, торопясь, выбрал направление, петляя между аномалиями. Купер сопел ему в спину. С безмозглыми тварями еще можно побороться, а вот с наемниками… Самые худшие опасения не заставили себя ждать…

Забравшись в гущу камыша, Рекс лихорадочно искал выход из положения. Мысли крутились в голове, заработавшей похлеще самого навороченного компа. Ноги увязали в пузырящейся грязи. Испещренное множеством следов зверья мелкое озерцо казалось почти непроходимым.

Вдруг в голове щелкнуло. Решение созрело, и на этот момент оно явилось единственно верным.

«Деваться некуда, придется повоевать…»

Четверо наемников, перевалив через бугор, шли по следам только что прошедших здесь сталкеров. Старший группы, бывший военный разведчик по кличке Чубатый, неоднократно смотревший смерти в глаза, прикинул, куда могли податься эти двое. Направо, вдоль холмов? Слева почти непроходимое аномальное поле. Внизу заболоченное озерцо, кишащее мутантами. Но у сталкеров есть два пути. Один – к холмам, другой – к озерцу. Решив проверить оба, Чубатый показал второй паре – следовать вниз, а сам решил пойти вдоль холмов. Добравшись почти до середины тропы между аномалиями, наемник понял, что противник схитрил и изменил направление. Следы повернули к озерцу. В этот момент наушник гарнитуры непонятно хрипнул, и все стихло. В груди екнуло. Непривычная ситуация, от которой сердце защемило, а к ступням пробежал тревожный холодок. Показав ведомому на цепочку следов, осторожно двинулся по ним.

Оказавшись на краю камышовой впадины, Чубатый тщательно обследовал отпечатки. На грязи их невозможно скрыть никак. Следы терялись в гуще камыша. Делать нечего, придется лезть в это месиво, как бы не брезговал организм. Подумалось даже: «А не бросить ли туда гранату?» Но взрыв привлечет зверье, а отбиваться еще и от него как-то не хотелось. Включив инфракрасный режим «ночника», наемник осмотрел округу. По разным сторонам в пределах досягаемости тепловизора желто-красными пятнами прорисовывались спокойно копошащиеся мутанты. Это и подозрительно. Сразу назрел вопрос: «А где вторая пара? На экране ее нет. Не могли же они так быстро дойти до противоположного края озера. И зверье, что странно, до сих пор не всполошилось, не учуяло добычу. Не призраки же здесь прошли…»

Щемящее чувство тревоги ухнуло вниз по телу наемника. Что-то не так. Однако нельзя же дать себя одурачить каким-то захудалым бродягам! Чубатый решил разобраться в происходящем до конца. Камыш внезапно оборвался. Наемник вышел на открытое пространство, осмотрелся. Поверх грязи появилась вода с расходящимися волнами. Далее дно понижалось, и воды становилось все больше. Но не на столько, чтобы скрыть под собой человека. Практически все озерцо можно преодолеть вброд. Следы уходили вглубь и там терялись. Слева – отпечатки ног второй пары. Но ее нигде нет. «Что за черт? Мистика какая-то…»

Чубатый еще раз огляделся: позади напарник прикрывал тылы. Больше никого. Решив, что преследуемые и преследователи каким-то непостижимым образом все же успели перебраться на противоположный берег, наемник медленно двинулся вглубь. Резко чавкнула грязь. Раздался всплеск. Что за неуклюжесть проявил тот, которого он сам всему учил?! Развернувшись, чтобы сделать ведомому замечание, Чубатый оторопел. Того на месте не оказалось, а рядом стояло перепачканное грязью чудовище, сильно напоминающее человека. Очень сильно. Настолько, что сознание померкло, мир перевернулся, а затылок бывалого вояки почувствовал выходящую из него пистолетную пулю…

– Ты как, нормально? Быстро ополоснись, – Рекс достал из грязи Купера, держащего во рту камышовую трубочку.

– А где… – начал было, выплюнув соломину, парень, но осекся, увидев, что напарник вытаскивает из грязи тело наемника. Сталкер тем временем, подтащив труп к камышовым зарослям, положил его поверх них, вернулся обратно и достал еще один. – Ты их уже…

– Да, – тихо ответил Рекс, сморщившись от боли, и оторвал от щеки успевшую присосаться пиявку. – Не задавай пока вопросов, времени нет. Давай, быстро обыщем их и смоемся отсюда. С этого момента на нас с тобой открывается охота. Разобраться с нами наемники почтут за честь. Но другого выхода не было и нет. Как получилось, так получилось…

Мелькнула мысль: «Тепловизоры – это просто замечательно, да и оружие с экипировкой – самое то. А вот переодеваться некогда…» Пришлось оставшееся запрятать вместе с телами поглубже в грязь. Человеческие маскирующие устройства вроде «хамелеона» – ничто в сравнении с придуманными природой. Никаким инфракрасным прибором не увидеть тепла живого организма сквозь экранирующую непролазную грязь.

АКС Рекс перекинул за спину, позаимствовав у наемников оружие специального назначения – «Винторез», оснащенный глушителем и оптикой. Правда, патронов к нему для длительного боя оказалось маловато. А в том, что стрельба неизбежна, зная синдикатовцев, сталкер был уверен. Но теперь на попятную не пойти.

Купера он заставил убрать АКСу и взять пистолет-пулемет «Бизон», с глушителем и шнековым магазином на шестьдесят четыре патрона. Хорошая и бесшумная вещь, но приспособленная лишь для ближнего боя. Впрочем, именно на это Рекс и рассчитывал. Он намеревался не подпускать наемников к Куперу, работая издалека. Но только в одиночку. А уж если противник действительно подберется вплотную, тут ничего не попишешь. Парню тоже придется вступать в бой, только ближний.

Прикинув, сколько времени понадобится наемникам, чтобы приступить к облаве, Рекс набросал план дальнейших действий. Конечно, можно попробовать для начала доставить Купера к Логопеду, а потом воевать с Синдикатом. Но где гарантия, что тем самым не раскроется инкогнито сталкеров? Гарантии нет. Спецы вынюхают. Следы до озерка найдут быстро, если не сумеют найти тела патрульных, все равно разберутся, куда ушли преследуемые. А там и до жилого корпуса, лабораторных зданий и конторы Испытательной, где находилась группа Логопеда, рукой подать.

«Сам-то уже встрял по самое не хочу, теперь отмахиваться придется до победного конца. Тут уж либо – либо…»

Но подставлять ничего не подозревающих сталкеров, наведя на них синдикатовцев, он не хотел точно. Вновь встал вопрос ребром: как быть? При постоянной влажности замести следы вряд ли удастся.

«Хоть прямо в землю зарывайся… – вдруг вспомнился Большой, скинувший на КПК схему подземных коммуникаций Испытательной. Хоженых-перехоженных, исследованных вдоль и поперек вездесущими сталкерами. Совершенно бесполезных для поиска эксклюзива, но годных для отступления. – А если?.. Пока разберутся, что к чему…»

Неожиданно Рекс понял, что находится на верном пути. Только где это подземелье? И сколько времени у них осталось в запасе? Патруль явно доложил об обнаруженных следах. Вывод: искать будут! Но в обратном направлении рванут позже. Если разберутся в отпечатках… «Спецы все же. Точно разберутся. Но пока да кабы, значит, время еще есть, причем, с запасом». Взглянув на известивший о загрузке КПК, сталкер чертыхнулся, смахнул с экрана налипшую грязь, проверил сделанную отметку и прикинул расстояние до лаза в недра подземелья. Получилось, что находятся они с Купером совсем недалеко от входа. Это не могло не радовать. Осталось только немного запутать следы.

– Стой здесь и жди. На всякий случай держи оборону с тыла. Стреляй на любое движение! Друзей оттуда ждать не придется…

Парень кивнул и, развернувшись, привел автомат в боевую готовность. Рекс, насколько это было возможно, быстро преодолел озерцо, старательно обозначился на противоположном берегу. Наследил изрядно. Потом, пятясь, вернулся обратно. Оставленные отпечатки даже спецов могли задержать. Ненадолго. Удовлетворенный, но изрядно запыхавшийся сталкер пару раз выстрелил по копошащимся на левом берегу мутантам. Кабаны и свинорылы с визгом ринулись к обидчику, семеня по месиву короткими ножками. А собаки в воду и грязь не лезли, поэтому побежали в обход озерца.

Оттягивая на себя зверей с мыслью: «Пусть ребята подурачатся, нарвавшись на монстриков», – Рекс вернулся к Куперу, поманил его за собой и припустил через аномальное поле – к роще, где их следы наемники обнаружили впервые. Очистив немного стекло шлема от грязи, включил тепловизор. Дорогу стало видно намного лучше. «До чего дошел прогресс!» – подумалось с восторгом. Но сталкер знал, что его веселый настрой сейчас граничит с паникой, настолько напряглись нервы. «Сколько их там? Человек двадцать-тридцать? Этого на нас двоих с лихвой, с учетом их профессиональной подготовки… Но раз уж таким поросячьим хвостом завернулась ситуевина, делать нечего…» Вспомнился вдруг бородатый анекдот про царевича, пришедшего биться с драконом: «Заглянул в пещеру Иван-царевич: – Эй, змей, выходи, драться будем! – А в ответ: – Драться, так драться! И нечего в зад орать!».

«Да уж… смейся или нет, а при малейшей ошибке наемники нам с парнем теперь этот зад на головы натянут и так дышать оставят всю оставшуюся жизнь… Буквально несколько последних секунд…» Криво ухмыльнувшись, Рекс тряхнул головой и сосредоточился. Если за существование не бороться, тогда и рождаться на свет не стоит вовсе. А отказываться от борьбы сталкер не собирался однозначно. «Еще посмотрим, отверстие чьей задницы шире…» – подумал он и, вздрогнув, истерично хохотнул при виде открывшейся картины.

Радушно распахнувшийся лаз с уходящей вниз бетонной шахтой и железными скобами на стенках спуска нашелся сразу. Из люка пахнуло едва переносимой вонью. Смех Рекса резко оборвался. Справившись с рвотными позывами, он включил дыхательную систему, герметично застегнул защитный шлем, посоветовав то же самое сделать Куперу, и первым полез внутрь. Дно оказалось в пятнадцати метрах от поверхности. «Глубоковато!» Сталкер осмотрелся. Горизонтальный коридор вел на запад. Двинулись с осторожностью, опасаясь встречи с подземными жителями. Аккуратно обходя множество кислотных аномалий, расположившихся на полу почти в шахматном порядке, Рекс торопился как мог. Несколько уходящих неизвестно куда ответвлений решил не проверять, рискуя оставить позади себя затаившегося врага. Но ничего не поделать, с каждым мгновением у них с Купером терялась фора. Мимолетный взгляд за угол – пусто, быстрее вперед! Следующий поворот – никого… Нервная тряска, едва не заставляющая вжимать до упора спусковой крючок. А там что? Спокойно… Очередной коридор, круто уходящий в черную пустоту – светящаяся зеленая лужа во всю ширину и прыснувшие от света фонаря в разные стороны крысы… Протяжный металлический скрежет из самых недр коммуникаций, резанувший по ушам шипящий разряд блуждающего «синего огня». «Еще с ним встретиться не хватало…» И вдруг пространство раздалось в стороны. Перед напарниками открылся обширный зал. Среди мусора и остатков мебели несколько непонятного вида устройств, большие цистерны, свисающие кабеля высокого напряжения и переплетение разномастных труб. Кому и зачем понадобилось такое? Фантастический вид, будто и не люди все это создали…

Заставив вздрогнуть, приглушенно вскрикнул Купер. Сталкер моментально обернулся и охнул, увидев в тепловизор силуэты двух мимикримов. Парень перепугался и поступил именно так, как едва не поступил Рекс несколькими минутами ранее, – вдавил спусковой крючок и стрелял до тех пор, пока не израсходовал магазин «Бизона» без остатка. Естественно, основная часть пуль ушла «в молоко», но одному монстру досталось изрядно. Он, схватившись за бок, стоял между цистернами, словно в раздумье, и покачивался. А второй оббежал товарища, все еще надеясь на легкую добычу, и рванулся к застывшему от ужаса Куперу. Вдруг фигура мимикрима смазалась, уходя в невидимость, а затем, проявившись вновь, рухнула в пыль на бетонном полу. Головы у существа больше не было, только ошметки жвал и щупалец после очереди из «Винтореза» разлетелись в разные стороны. Второго сталкер добил уже одиночным выстрелом.

– Купер! – вывел мальчишку из ступора дрожащий голос Рекса, продолжающего водить стволом. – Зачем бездумно тратить патроны? Это всего лишь мимикримы… Перезарядись!

– Я п-понял… Н-ничего с-себе, вс-сего лишь… – напарник вернулся в реальный мир, щелкнул магазинами, не глядя на «Бизон». Все же кто-то из родни успел научить его обращению с различными видами оружия…

Уняв нервно трясущиеся руки, Рекс понимающе взглянул на Купера. Уж если ему так, мягко говоря, некомфортно, то каково парню! Не хватало еще самому удариться в панику, тогда точно – дело швах… Пацан ведь держался сейчас лишь на уверенности старшего, полностью ему доверяя. Не забывая о погоне, сталкер отдышался, взял себя в руки и заговорил уже бодрее:

– Я же говорил, что в Зоне иногда и не таких ужастиков насмотришься. Чем быстрее ты привыкнешь к виду монстров, тем адекватнее будешь реагировать на опасности. Это еще один из принципов выживания. Мотай на ус!

– У меня усов пока нет…

– Отрастишь, какие твои годы! – Рекс улыбнулся. Парень начал отшучиваться, значит, пришел в себя. Вот на этом уровне и следует поддерживать его состояние. Ясный разум – правильные действия. – Так, пауза затянулась… Двинули дальше.

На развилке тоннеля, прикинув направление, сталкер понял, что левое ответвление уходит к группе Логопеда, а правое – к наемникам. Проканителившись немного (не его это – саперное дело…), в левом коридоре установил три растяжки. Потом вернулся к прикрывающему Куперу и заминировал правый коридор. Подумав немного, повел парня туда, где их могли ждать меньше всего. Добыча, казалось бы, сама идет к синдикатовцам в руки. Удивляясь собственным действиям, Рекс задумал фантастическую авантюру: партизанить на полную катушку. «Что, Малыши, пошалим?» Похоже, в экстремальных ситуациях какие-то воспоминания к нему постепенно возвращались.

Перед самым выходом на поверхность напарники услышали отдаленные взрывы, приглушенные множеством изгибов и переходов коридора. Рекс пожал плечами – вот и погоня. Только в какую сторону она пойдет – непонятно. Ясно только, что пуститься в дальнейшее преследование смогут уже не все. А это значит, что на несколько врагов у них с Купером стало меньше. И это не могло не радовать. Аккуратно отодвинув крышку люка, сталкер огляделся. Подвальное помещение центрального здания. На это указала и карта из КПК. Здесь не стоило опасаться зверья, так как наемники, обживая комплекс, совершенно точно извели всю мешающую живность.

Поэтому внимание Рекса вернулось к встрече с более опасным противником – человеком. Обследовав помещение, он установил еще несколько ловушек, в том числе и на люк канализации. На этом запас гранат и креплений для ловушек подошел к концу. Следовало прикинуть, где еще можно разжиться боеприпасами. Тем более, патронов к «Винторезу» – кот наплакал. Сталкер задумался. Если это центральное здание, значит, резерв боеприпасов наемники держат где-то здесь. Самым подходящим местом хранения подобного может являться именно подвал. Сухо, спокойно и относительно недалеко. Глубоко зарывать арсенал не будет никто, чтобы вовремя пополнять израсходованное.

Поиск сразу увенчался успехом. У выхода обнаружилась запертая дверная решетка. Заглянув через нее, Рекс ахнул. Чего там только не было! Даже РПГ и ПЗРК «Стрела». Проблема заключалась лишь в висящем на решетке замке. Попытаться отстрелить его? Если не хлопки «Винтореза», то звон разлетевшегося металла услышат точно… Как быть? И тут сталкер вспомнил об одной интересной вещи, которую ему еще не доводилось видеть в действии, о ней только рассказывали… Попытка не пытка, а времени с каждой минутой оставалось все меньше, поэтому Рекс решил рискнуть. Достал из контейнера не такой уж редкий артефакт «раствор», рождающийся у аномалии «кисель». Надел резиновую перчатку, достал желейный сгусток грязно-желтого цвета с бисерным вкраплением и активировал его, приложив к замку. Результат превзошел ожидания: в мгновение ока образовавшаяся от соприкосновения с металлом небольшая аномалия разъела как замок, так и большую часть решетчатой двери. На радость сталкера, послышалось только слабое шипение капающей на бетон жидкой желтовато-зеленой массы. Решетка оплавилась и стекла на пол, как огарок парафиновой свечи. Купер смотрел на все широко раскрытыми глазами, не менее широко раскрыв рот. Впрочем, Рекс не сильно отличался от напарника, – он сам впервые видел это завораживающее зрелище. Но тут же, опомнившись, встрепенулся.

– Давай вынесем как можно больше, иначе скоро аномалия разрастется, и ее уже будет невозможно перешагнуть, – прошипел сталкер, подражая пузырящейся массе. – Скорее! И ни звука…

Перепрыгивая через фосфоресцирующую лужицу, они начали спешно вытаскивать из арсенала боеприпасы и оружие для предстоящей партизанской войны.

Перепрятав основную часть добычи в дальний угол подвала, Рекс оставил охранять это богатство Купера с гранатометом в руках. Рядом разложил запасные «Мухи», чтобы парень при необходимости мог без загвоздок обстреливать подходы. Настроив гарнитуры связи в защитных шлемах, предупредил напарника, что по возвращении сначала выйдет в эфир. В противном случае любое движение тот должен воспринимать, как посягательство на жизнь. Сталкер был уверен, что искать парня в дальнем конце подвала станут вряд ли. Да и какой поиск врагов внизу, когда наверху начнет твориться черт знает что. А уж это он мог гарантировать.

На нижней площадке лестницы находился часовой. Быстро убрав не ожидающего нападения с тыла наемника, Рекс затащил его в подвал и бросил в образовавшуюся аномалию. О человечности в данный момент речи не шло. Сталкеру требовалось выжить самому, чтобы дать возможность выжить доверившемуся ему парню. С моральной точки зрения Рекс считал, что поступает правильно. Сосуществование различных группировок в Зоне привело к непониманию между ними, а часто и к откровенной вражде. Не желая воевать открыто, особо умные при устранении конкурентов пытались «загрести жар» чужими руками. Это недоступно животному миру, лишенному разума. Политика – загадочная вещь. Вот на чем, при наличии соответствующего спроса, всегда держался Синдикат наемных убийц, получающий за черную работу баснословные гонорары и процветающий на несчастье других. Именно поэтому Рекс не озаботился моральной стороной партизанской войны. И сейчас он изо всех сил работал над внезапностью, пытаясь переиграть «диких гусей».

Аномалия, растворяющая железо, не дала даже повода усомниться в способности «переварить» человеческую плоть. Рекс не успел моргнуть глазом, как на месте лежащего в кислотной луже вооруженного человека остался только оплывающий по краям автомат.

Следующим в плане «партизана» наметился главарь наемников. Бригадир, если говорить языком самих синдикатовцев. Нужно было дезорганизовать группировку, лишить ее мозга, координации действий. Пулей взлетев по лестнице на второй этаж, Рекс убрал четверых врагов, ковыряющихся в ящике с непонятным оборудованием. Огляделся, прислушался и понял, что находится на верном пути, когда висящая на плече одного из убитых радиостанция зашипела, и хриплый голос произнес: «Талый, поднимись ко мне!» Торопясь, Рекс рванул наверх. И вовремя. От стола со стоящим на нем устройством связи оттолкнулся немолодой уже наемник – явно не простая фигура. Увидев сталкера, он сразу слетел со стула и перекатился за перегородку. Не учел бригадир только одного – тонкая стена не является несущей, а значит, не сделана из прочного и толстого бетона. Скрученные изолентой магазины к «Винторезу» еще в подвале Рекс снарядил бронебойными патронами. Автоматическая винтовка предназначалась для спецподразделений, часто штурмующих здания. Тяжелые пули прошли сквозь стену и тело, как нож сквозь масло. Не успевший ничего предпринять наемник в одно мгновение перенесся в мир иной. Убедившись, что провел операцию почти бесшумно, Рекс злорадно усмехнулся, но задерживаться на этаже не стал. Развернувшись, он метнулся к столу, прострелил устройство связи и тут же отправился вниз.

В этот момент послышался характерный рокот турбины. «Выходит, и вертухай у них есть? Не ко времени…» – сталкер тревожно вздохнул. Снизу не доносилось ни звука. Значит, наемники еще не спохватились и ничего не знают. Они спокойны. Продолжают поиски. А из подземелья вряд ли могут сообщить, в какую сторону направились беглецы. Вспомнив о Купере, Рекс предупредил его о своем приближении. Увидев старшего, тот облегченно вздохнул, опустив держащие гранатомет дрожащие руки. Сталкер, улыбнувшись, подмигнул парню, быстро пополнил боезапас и закинул за спину «Стрелу» с парой «Мух». Подпрыгнул – тяжеловато, и уже на бегу крикнул:

– Все по старой схеме!

Пробежав до лестницы, ведущей на крышу, быстро взобрался по ней, присел за парапетом и разложил там тяжелое вооружение. Приближался рассвет, небо на востоке заметно посветлело, но землю еще покрывал непроглядный мрак. Оглядев горизонт, Рекс так и не увидел вертолета. Стрекотание винтов слышалось со стороны знакомого озерца. Обзору мешали верхушки разросшихся тополей. Облученные деревья успели так разрастись за долгие годы, что при одном взгляде на них возникал резонный вопрос: как они под своим весом, при довольно хрупкой древесине, не сломались еще от воздействия неоднократных Выбросов и Вспышек? Но сталкера сейчас волновало не это, он очень хотел жить. А еще… привык выполнять данные обещания. За ним должок. Он поклялся Куперу… Нет, поклялся самому себе! Это не парень выбрал, это он – Рекс, сделал ВЫБОР.

«Хотел уйти от всех? Оградиться от остального мира барьером? Сделаться одиночкой, вечно носящей “черную метку”? А вот выкусите все! Хотя… Зона сама по себе – мирок, огражденный от всего не одним рядом колючей проволоки. Нарыв, злокачественная опухоль на теле планеты… Или возможность для спасения? Кто знает… – сталкер ухмыльнулся вновь. – Ну, раз опухоль, а все, что связано с ней – зло, то приступим, пожалуй, к уничтожению первых зловредных микробов…»

Приложившись к прицелу, он принялся выискивать часовых на крышах окружающих зданий. Обнаружил два поста. После прицельной стрельбы «Винтореза» они перешли в категорию «были». В прошлом. Теперь – внимание на уровень лестничных пролетов и землю. Трое внизу, двое на площадках… тоже «были», не успев ничего толком сообразить и предпринять. Один, самый прыткий, услышав звуки скатывающегося по металлической лестнице автомата, сразу потянулся к гарнитуре, но не успел. Да и говорить стало нечем – без головы еще ни у кого этого не получалось.

Перебежав, Рекс решил осмотреть комплекс с другой стороны и на всякий пожарный перевел коммуникатор на переговорную частоту синдикатовцев. По периметру двора разгуливали двое, двое же находились на посту возле бывшей проходной. Стараясь шуметь как можно меньше, аккуратно убрал и этих. Итого уже более двадцати! Такой счет изрядно поднял настроение, давая шанс на благополучный исход. К тому же сталкер еще не учитывал подрывы в подземелье. Но заключительная часть «МарлеЗОНского балета» могла оказаться не столь простой.

«Хорошо бороться с противником, не ожидающим от тебя прыти в собственном тылу. И другое дело – прямое столкновение. Сложно, но… можно». По крайней мере, Рекс пытался в это верить. Волновало его только то, что в каком-нибудь здании могли оставаться отдыхающие синдикатовцы. Сменившиеся, к примеру, с постов. Хотя, если наемники преследуют здесь какие-то секретные цели, тогда они очень не хотят, чтобы об их миссии знали посторонние. И в этом случае наверняка подняли все силы для поимки скользких сталкеров, умудрившихся справиться с патрулем, как Тузик с грелкой.

Размышления прервал грохнувший в подвале взрыв. Судя по звуку, сработала одна из ловушек, а значит, до Купера наемники не добрались. Наверняка, хотя бы временно, врагов стало меньше. Но, опасаясь за парня, Рекс все же устремился вниз. На втором этаже нос к носу столкнулся с пятерыми синдикатовцами, в спешке полоснул по ним очередью и откатился за стену. В ответ раздались крики и запоздалые выстрелы. Пули с визгом рикошетили от пола и, впиваясь в стены, откалывали от них куски штукатурки. Повезло. Четверо наемников как раз возились с телом товарища. Рекс не сомневался, что зацепил двоих, но находящаяся позади пара осталась невредимой. Только тут заметил, что ногу окрасило пятно крови. Быстро среагировали спецы, но рана оказалась пустяшной, пуля прошла вскользь.

Стараясь не думать о боли, сталкер рванулся к наружной лестнице, скользнул по ней вниз, завернул за угол и огляделся – никого. Значит, наемники двинулись наверх. Здание ощутимо содрогнулось, по ушам резанула ударная волна. Из оконных и дверных проемов выбило клубы пыли. «Меня закидывают», – подумал возбужденный адреналином Рекс, улыбнулся и показал средний палец в сторону, где должны быть наемники. Заглянул в коридор первого этажа и тут же отпрянул назад. Двое сверзились вниз до промежуточного пролета и лежали, раскинув руки, а трое, крадучись, поднимались с оружием на изготовку. Сталкер неожиданно появился за их спинами и открыл огонь, не забывая съязвить:

– Ку-ку!

Хоть «ку-ку», хоть «кукареку», а через мгновение его уже не слышал никто.

И тут, не давая прийти в себя, ожила заставившая вздрогнуть наэлектризованный организм гарнитура:

– Голова, я Здоровый, прием! Ответь, Голова, я Здоровый! Прием! Что за…

Похоже, покойного ныне бригадира вызывали с «вертушки». «Нашли же себе позывной – “Здоровый”. Там здоровья-то поди на раз дыхнуть…» – Рекс в который раз криво усмехнулся, налепляя поверх разорванных пулей брюк кусок пластыря.

Стрекотание вертолета так и раздавалось со стороны озерца. Ошалевший от происходящего Рекс, не зная, что делать дальше, пометался туда-сюда как чумной и в очередной раз решил проверить Купера. Вдруг на спуске в подвал перед ним сверкнуло, во все стороны полетело бетонное крошево. Грохота взрыва он не услышал. Только почувствовал тупой удар воздушной волны, откинувший его на лестницу. От разрыва барабанные перепонки спас защитный шлем. «Черт! – мелькнуло в уходящем сознании. – Забыл парня предупредить…»

В чувство его привел трясущий за плечи, рыдающий Купер. Рекс резко сел, болью отозвалось все тело. Наскоро ощупав себя, понял, что зацепило левое плечо и уже раненую ногу. Подняв мутный взгляд на испуганного паренька, вскочил, вытер рукавом бегущую из носа кровь, подобрал «Винторез», хлопнул Купера по спине и, понимая, что времени на сентиментальности нет, снова рванул наверх. В ушах сплошной звон, боль притуплена шоковым состоянием. «Вот хапнул впечатлений… Все потом, потом, потом… Все – фигня, только ты и я…».

Уже взобравшись на крышу, едва успел выпрямиться и тут же вздрогнул. Над зданием, сотрясая воздух, на бреющем прошел вертолет. Звуков Рекс до сих пор не слышал, в глазах двоилось. Прекрасно сознавал, что ему еще повезло, после близкого разрыва гранаты сразу встать – редкая удача. Благо, треснувший шлем с отлетевшим забралом принял основной удар на себя. Быстро оглядел внутренний двор – по площади бежало несколько наемников, что-то кричащих и указывающих на него. Схватил «Муху», почти не целясь, выстрелил наугад. Взрыв раскидал тела в разные стороны, как пушинки.

И тут недалеко что-то лопнуло, Рекса едва не скинуло с крыши, часть которой на другой стороне провалилась. Силясь остаться в сознании, повисший на парапете сталкер собрал волю в кулак и пригляделся. «Вертушка» уже развернулась. Похоже, стреляли именно с нее. В правое ухо неожиданно вернулся слух, и гарнитура истошно задребезжала:

– Я Здоровый, всем, кто слышит, противник на крыше основного здания!

Мимо пролетело еще два НУРа, шумно разорвавшихся где-то в районе топливных резервуаров. Опять промах. «Да не такой уж ты и спец! – Рекс потянулся к “Стреле”. – А вот тебе подарок-сюрприз…» Но поднять устройство он не успел, правую сторону тела пронзила боль. Пулеметная турель приближающегося вертолета вращалась, изрыгая пламя. Сталкер, отброшенный от края крыши, как в замедленном кино видел летящие в его сторону смертоносные потоки. Но пилот опять промазал, попав в Рекса лишь скользем. А сейчас ему уже не хватало дистанции для точного прицеливания.

Почти теряя сознание, сталкер заставил себя «через не могу» ползком вернуться обратно и поднять ПЗРК. Вертолет с ревом проскочил над ним, Рекса обдало жаром выхлопа турбин и пороховой гарью. Он развернулся, держа машину в перекрестье, включил самонаводку ракеты, дождался, когда «вертушка» зависнет почти на месте, и выстрелил по цели. Уже падая, боковым зрением успел заметить, как изогнутый дымный след реактивного снаряда прервался, образовав на месте летательного аппарата огненный сполох, издалека похожий на праздничный салют. Сразу промелькнула ехидная мысль: «Я знал, здоровыми зовутся не потому, что сильные, а потому, что громко падают…» Еще он увидел, как по центральной площади к зданию бежало несколько оборачивающихся и стреляющих куда-то назад наемников. Упав, Рекс больше ничего сделать не мог. Лишь ощутил, как расколовшийся защитный шлем слетел с головы, а волосы так приятно растрепал порывистый ветер… На дворе уже вовсю разгорался день, а в сознании сталкера включилась полная беспросветная ночь.

После этого как во сне перед глазами несколько раз мелькали озабоченные лица каких-то людей. Даже сам сатана плясал на балу в его честь. И все это время – море, белый теплоход и сильная качка от набегающих волн. Гром близкой, очень сильной грозы, множество молний. И эхо, эхо, эхо…

Я слышал, будто есть места,

Где горы умудрены и белесы.

И эхо, возвращаясь к нам назад,

Правдиво отвечает на вопросы.

И я пришел и задал им вопрос:

Как сделать, чтоб пропал всем бедам след?

Я долго ждал, я словно в землю врос,

Но горы промолчали мне в ответ.

Я вновь спросил, уверенно, всерьез,

И эхо, лишь вопрос едва затих,

Сказало, что ответ довольно прост,

Что все зависит лишь от нас самих…

Я так хочу, чтоб мы, живя под солнцем,

Задумались над правдой этих слов.

Ведь мы, рождаясь, вечно остаемся

На той земле, где всем нам удается

В надежде верить в мир, добро, любовь.

Сознание возвращалось медленно и мучительно. В голове гудело, словно хор турецких мальчиков решил сегодня не петь, а сыграть на знаменитых русских деревянных ложках. Только ложки почему-то оказались металлическими литаврами. И по черепушке, по черепушке, по ней, родной! Не в силах больше выносить этот шум, Рекс открыл глаза. Что-то знакомое. В углу потолок частично разрушен. Где-то такую картину он наблюдал буквально недавно. Со стоном приподнял голову, развернулся и, опираясь на слабую, дрожащую руку, начал осматриваться. Так до боли знакомо! Боль-то точно оказалась знакомой, а помещение…

В поле зрения появилось улыбающееся до ушей лицо паренька. «Как его там? А! Купер!»

– Мы живы, что ли?.. – сталкер не узнал своего голоса.

– Да, Рекс, не говори пока много, – нельзя. Тебе зацепило голосовые связки. Я все расскажу сам. Наемники уничтожены. Последних добила подоспевшая группа Логопеда. Они сейчас проводят зачистку подземелий. Все не могут поверить, что с синдикатовцами ты разобрался в одиночку…

– А ты?

– Я что, я так… Из гранатомета только двоих зацепил. Мне бы тоже конец пришел, а тут как раз наши появились, – Купер показал перевязанную руку. Над бровью парня выделялся белизной лейкопластырь.

– А твой отец… – Рекс закашлялся, не договорив.

– Могила тут, недалеко! Но я туда один не пойду… Мужики тебе артефактов разных наложили для лечения, сказали, что к вечеру будешь как новенький. Может, потом сходим?

Рекс криво улыбнулся, кивнул, лег на спину и закрыл глаза. Теперь можно даже умереть. Неожиданно вскипел: «А вот – выкусите все!» – и резко вскочил с лежака. Тело с трудом слушалось команд, волочилась нога, и со скрипом поворачивалась шея. Но после произошедшего такие мелочи большой бедой уже не считались. Подмигнув радующемуся Куперу, осторожно присел, поерзал на лежанке, выбирая удобное положение.

– Все – фигня…

На лестнице раздались шаги, послышались возбужденные голоса. Первым в помещение вошел сурового вида сталкер и, сильно коверкая слова, поздоровался:

– О! Узэ зывой! Пдивет, гедой! Как деда?

По манере разговора улыбающийся Рекс понял, кто это, и за что ему дали кличку Логопед.

– Не дождетесь! – голос хрипел и срывался, но он старался говорить бодро.

– Ну, ты дад! Кому сказы – не поведят! Вот так дегенды и появдяются!

– Какая уж там легенда… Самому бы кто о таком рассказал, тоже, наверное, не поверил бы…

– Ну, ты давай, приходи до вечера в себя, – стоящий рядом с Логопедом пожилой сталкер говорил сквозь густую бороду. – Мы Большому уже сообщили о произошедшем. Завтра с утра выходим к бару. Он хабар ждет. Ладно, пойдем мы еще по округе прогуляемся, для успокоения. А то мало ли что, шуму-то теперь хватит надолго…

Удивленно качая головами, сталкеры спустились вниз. Рекс же, помня о едва вращающейся шее, всем корпусом развернулся к Куперу и сморщился от накатившей боли.

– А что, пошли прямо сейчас? – парень радостно кивнул, а старший, лукаво подмигнув, продолжил: – Только бутылку возьми, я где-то рюкзак посеял… Хотел на вертолет обменять… Помянем мужика.

* * *

Солнце заходило за горизонт, красный диск медленно опускался за гряду холмов. Два человеческих силуэта стояли перед железным, скрепленным ржавой проволокой крестом на небольшом земляном холмике. Светлый день прощался с миром ровно на одну ночь, округа постепенно замирала. Весна успела вступить в свои права. Среди множества смертей, случившихся на многострадальной земле, наконец, запахло жизнью. Природа проснулась, вздохнула полной грудью, и ее победное шествие уже ничем нельзя было остановить.

То, что не успел сделать отец, обязательно сделает сын. Так было, так есть, и так будет продолжаться до бесконечности. Сколько бы зло ни старалось, добро все равно возвращается на круги своя.

Все – фигня!

Глава 2

Все ли состоит из материи? Наверное, нет. Но все пронизано энергией, возникающей не на пустом месте, имеющей две полярности. Два противоречивых и далеких друг от друга заряда. Два полюса. Как свет и тьма, как тепло и стужа, как добро и зло, постоянно конфликтующие, но являющиеся, в конечном счете, единым целым. Тем, из чего состоит Мироздание.

* * *

– Тебе надо было кличку дать не Рекс, а Армагеддон. Тридцать восемь наемников, как щенков! Теперь понимаю, почему рядом с тобой парни гибли. Энергия вокруг тебя вьется, с-с… н-не очень хорошей полярностью, подобно магниту притягивая неприятности. Знаю, что твоей прямой вины в этом нет, но послушай, что скажу. Давай-ка, разберись сначала с собой, а потом уже и о напарниках будешь думать. Я Купера передал Харитону на Пятихатки, там спокойнее. Тот обещал отправлять парня по поручениям только до Рубежа и обратно, пока не окрепнет совсем, – Рекс согласно кивнул, глядя на Большого исподлобья. Торговец же, не отводя взгляда, продолжил: – А как с тобой быть? Ты – молодец, всем доказал, что за напарника готов разорвать на части кого хочешь и в любом количестве. Нашлись даже некоторые, сразу выразившие желание с тобой в рейды ходить. Но я им объяснил, что у тебя поручение особой важности, с которым можешь справиться только ты, единолично. Так что пока придется тебе работать одному. А за парня правда большое спасибо, и за то, что не подвел меня самого. Я только теперь понял, в какую авантюру втянул нас обоих. Знал бы сразу, что там наемники засели, ни в жизнь бы вас с Купером на Испытательную не отправил. Хм… Впервые вижу, чтобы с Синдикатом кто-то так просто в войнушку решил поиграть, да еще и с полной победой. Вот ведь чертяка! Но серьезность положения понимать должен…

– Я все понимаю, Палыч. Ты меня, дурака, за кого держишь?

Рекс хохотнул. После произошедшего на Испытательной он выяснил, что в силах бороться со своей «черной меткой», но все же рисковать напарниками откровенно опасался. Понимал, что в одиночку будет намного тяжелее, особенно если ходить далеко и надолго. Зона есть Зона. Погибать самому тоже как-то не «айс»… Поэтому внутренне был не настолько спокоен, каким казался с виду. Ко всему прочему, снова появилась едва заметная, постоянно пульсирующая, тревожная вибрация в районе груди. И в этот раз сталкер никак не мог понять, чего следует опасаться, но, привыкший доверять чутью, старался держаться настороже.

– Вот и хорошо, что понимаешь… – Большой выдержал паузу, задумался. Но Рекс уже научился замечать перемены в настроении бармена, поэтому сразу его раскусил. Торговец никогда не начинал пустых разговоров. Только сейчас, вопреки обычному поведению, маялся и чего-то не договаривал. Не знал с чего начать, вот и не решался сказать о проблеме в лоб.

– Палыч, давай не юли, а? Говори, как есть. Что-то ты на себя не похож… Или обидеть боишься? Выкладывай новое задание. Что мне еще остается? Как скажешь, так и будет. Отказываться я не собираюсь. Дальше жить при любом раскладе как-то надо, да и не могу я в дыре твоей постоянно торчать, тешась спиртными возлияниями. На простор тянет, мне там спокойнее.

– Ни фига себе, обидеть! Это надо у тридцати восьми загубленных наемников спросить, как ты умеешь обижаться! – Большой захохотал. Рекс вздохнул и пожал плечами. – После их арсенала не ты у меня в долгу, а я у тебя. Мне еще полгода сбагривать принесенные вами трофеи. Одна экипировка чего стоит! Люкс! Так что, если соберешься в дорогу шмотки поменять, иди сразу на склад, я Молчуна уже предупредил. Безо всяких кредитов и долгов можешь брать все, что хочешь. Ну… в разумных, конечно, пределах.

– Да мне и так все навороченное от наемников досталось. Только «Винторез» не по мне, хочу что-нибудь другое.

– Вот на складе и возьмешь.

– Да нет у тебя на складе «Абакана»! Я их только у военных видел, да у «Пепла» еще. Но у них выпрашивать – себе дороже. Цену такую загнут, мама не горюй. Да и не особо они нашего брата жалуют…

– Это точно. Дай им волю, давно бы всех сталкеров на своей территории положили. А тебе прямо и не угодишь. Нет сейчас возможности достать тебе «Абакан», да и тяжелее он «калашей».

– Что да, то да. Но, говорят, мастера могут проапгрейдить, заменив некоторые части легкими материалами. Наука-то на месте не стоит.

– Ну, нету, Макс, нету! А остальное – иди и выбирай.

– Ладно, возьму пока «Винторез», только патронов к пистолету побольше дай.

– Возьмешь. А теперь о деле! – решился Большой. – После Выбросов в Зоне частенько все меняется. Иногда открываются даже недоступные ранее районы. Так вот, говорят, недавно Кривая балка появилась. Рядом с Пятихатками. Тебе же вроде самому не терпится туда попасть? Глядишь, по пути заскочишь к Харитону – проведаешь крестничка своего. Узнаешь, как он там… Но сведения эти не проверенные, пока только слухи. Кто знает, что могло паре человек померещиться… Не успели к безопасному месту ночевки, остановились между валунами, едва ли не окопались там для войны. Чтоб, значит, если что, отстреляться от зверья на случай нападения. Ну, и выпили изрядно для храбрости. А спьяну мало ли что может в голову прийти, да еще в почти полной темноте. Словом, надо посмотреть – что там и как.

Во-первых, в только открывшихся местах артефактов бывает много. А во-вторых, м-м-м… есть тут одна закавыка. Якобы, видели в Кривой балке Белое – это поселок такой. Одна из особенностей Зонных выкрутасов. В реальной жизни он, возможно, и не существовал никогда. А в Зоне появляется время от времени, причем, всегда в разных местах. Я еще когда сталкерил, бывал в нем пару раз… Последний раз аккурат перед самим Выбросом. Мы с мужиками тогда неплохой хабар собрали, а вот вынести не успели. Ноги скорее уносить требовалось, не до хабара было. Такая свистопляска началась, что мама не горюй! Молнии наскакивали одна на другую, грохотало до смертной дрожи, радиационный фон повысился. А еще телепат, зараза, за нами увязался по пятам. В головах такая чехарда творилась… Я от ноши по-быстрому избавился, да ноги оттуда с мужиками сделал. А тебе и искать долго не придется, если только не поменялось ничего, но, думаю, вряд ли. Там – по центру поселка, мимо здания бывшего сельсовета пройти нельзя. Большое такое, белое… Было тогда… Лет пять с тех пор прошло. Поселок тогда пропал. Кто знает, что с нами за это время бы произошло, останься мы в нем. Ходили бы, поди, сейчас в свите того телепата первыми скрипками… Короче, из тех, кто со мной в ту пору хаживал, никого в живых уже не осталось. Так что хабар, если конечно цел еще, теперь только мой. Ну, а я тебя тоже не обижу, сам знаешь. В подвале сельсовета есть старая печь, вот в нее я тогда рюкзак и заныкал от чужих глаз. Удастся забрать – тащи, а нет – хоть развеешься на воле. Воздухом, хе-хе, свежим, радиоактивным подышишь. Сам ведь говоришь, что сидеть на месте не можешь…

– Когда выходить? – Рекс поднялся с кровати, размял затекшие ноги, сцепил руки в замок и, вывернув их ладонями вперед, звучно щелкнул суставами пальцев.

– А как готов будешь, так сразу и иди. До следующего Выброса как минимум неделя, времени – вагон и маленькая тележка. Думаю, что дня за три управишься. Только ты поосторожнее там, не лети, сломя голову, ее сложить всегда успеешь. Нравишься ты мне, настоящий мужик. Я и так на своем веку много нормальных парней потерял… Ну, с богом. Береги тебя Зона.

От внимания сталкера не ускользнула непривычная перемена в торговце. Обычно неторопливый и степенный, тот вдруг выдал информацию скороговоркой, постоянно сбиваясь и перескакивая с одного на другое. Что-то все же было не так… Решив обдумать это по дороге, Рекс не стал откладывать дела на потом. Время дообеденное, больше половины дня еще оставалось впереди. Быстро экипировался, проверил содержимое карманов и сидора, вздохнул и пошел на склад.

Вопреки предупреждению хозяина, Молчун, шкурная душа, выдал требуемое, как от себя оторвал. Скряга, одним словом. Но Рекс вынес процедуру стоически, зная, что против Большого кладовщик не пойдет. Взяв самое необходимое, повесил рюкзак за спину и попрыгал, – ничего не звенело и не брякало. Мастерство не пропьешь… Только откуда оно у него, это мастерство? Знать бы хоть немного. Кем он был в прошлом, что собой представлял и чем занимался? Вспомнить бы. С другой стороны, а оно того стоит? Вдруг его прошлое и действительно настолько черно, что и вспоминать о нем – только душу терзать? Вопрос двоякий… Рекс ухмыльнулся и двинулся в путь.

Пепловцы, находящиеся на крайнем посту, окликнули и поприветствовали поднятыми вверх руками, выразив таким образом уважение. Значит, тоже наслышаны о происшествии на Испытательной. Пожелали удачи. Рекс помахал в ответ и пошел к Могильнику. Где-то в районе груди вновь екнуло нехорошее предчувствие, и появилась слабая пульсация. Приложив руку, сталкер нащупал амулет. Пальцы обожгло слабым электрическим разрядом. Что-то не так, или просто запамятовал? Замешкался на минуту, потоптавшись на месте, но ничего не вспомнил, сплюнул – время покажет. Все течет, все меняется. Но плыть строго по течению Рекс не привык. Прошлое не изменить, а увидеть будущее, кто знает, возможно ли? Главное – вспомнить, что было хорошего или плохого в туманной дали неизвестного. Попытался поймать хоть какое-то воспоминание, в голове зашумело так, что на время потемнело в глазах. И вновь далекий, раскатистый и властный голос прогремел многократным эхом: «ОТДАЙ МНЕ МОЕ!» Что за наваждение? Бросив бесполезное занятие, сталкер посмотрел вперед. Какие там испытания ему готовятся в очередной раз? Какие бы ни были, все его…

* * *

Могильник всегда был довольно шумным местом. Перепутьем всех дорог, идущих по Зоне. Переходящие из одного района в другой различные группировки часто сталкивались здесь и не всегда мирно расходились в разные стороны. Поэтому требовалось постоянно держаться настороже, о чем Рекс и не забывал. Автомат, мирно висящий до этого на плече, привычно перешел в боевое положение. Чутье включилось на полную катушку.

После аварии на АЭС сюда свозили различный хлам, схвативший немалую дозу радиации, и в спешке хоронили, засыпая землей. Так и образовалось большинство холмов. При приближении к ним датчик усиленно щелкал, предупреждая хозяина об угрозе. Плохо, не придумал еще никто таких приборов, чтобы голосили при появлении врага. Да и кто враг, а кто друг, приходилось выяснять уже на ходу.

Рекс взял левее, через недостроенное здание конторы. Находящаяся посреди бывшей площади стела, на которой в советские времена вывешивались фотографии передовиков непонятно какого производства, знакомым очертанием в виде большой галочки словно подтверждала, что все осталось в прошлом, которое уже не суждено вернуть. Как делает учитель, проверивший домашнее задание. Правильно, так держать! Только оценку всему происходящему уже дало время. Оно же – хороший учитель, раскидавший повсюду множество граблей, на которые постоянно кто-то наступал. Получив очередную шишку, редкий человек позволит себе расслабиться и вернется к пройденному. Однако случалось и такое. Не желая повторения давних ошибок, Рекс помнил об осторожности, время от времени сверяясь с датчиком аномалий, но все же подстраховывался более привычными методами, бросая вперед гильзы с привязанными к ним кусками бинтов.

Огибая брошенную стройку, сталкер внезапно остановился и приник к земле. Что-то не так. Опять пульсация в районе груди достигла такой амплитуды, что казалось, будто в теле бьются два сердца. Рекс внимательно вслушался в происходящее, чувствуя неясную опасность. В чем дело? Почему в подсознании набатом трезвонят колокола? И тут, словно обухом по голове: вот оно что! За строением, – в заболоченной низине, всегда было достаточно шумно. Частенько там копошилось зверье – что его тянуло в это место, оставалось загадкой, но почему-то низина не пустовала. А в данный момент в районе болотца стояла гробовая тишина. Странно… Элементарная логика подсказывала, что только находящийся здесь человек, которому звери могли помешать, постарался от них избавиться. Отсутствие же каких-либо звуков наводило на мысль о возможной засаде.

Помня о мародерах, грабящих и часто убивающих попавшихся в их руки сталкеров, Рекс вскочил и перебежал под защиту строительных конструкций. Затем вытащил из бокового кармашка сидора незаменимый «хамелеон», накинул на себя, застегнул «липучки». Медленно, ползком взобрался на самый верх и начал осматриваться. Тихо. Может быть, слишком перемудрил со своим чутьем? Нет, определенно, что-то не так. Только что? Достав бинокль, включил поисковик и присмотрелся. Увиденная ранее картина не изменилась. Только ближе к болоту, в кустах, мельком блеснуло что-то, и вновь – тишь да благодать. Но тревога не покидала сдавленную неясными спазмами грудь. Ни шевеления ветвей, ни другого движения. На бандитов совершенно не похоже. Эти долго в тишине усидеть не смогут. А тут полный и потому очень подозрительный покой. Маскироваться подобным образом могли лишь хорошо обученные спецы.

Слабая догадка внезапно обрела четкие формы. Ледяным каскадом обожгло грудь. «Вот же простофиля! Так распереживался о собственной значимости, боясь окончательно упасть в глазах других, что совершено непродуманно ввязался в смертельную игру, в которой вроде как победил… Но только победил ли?.. Так-так-так… Вот с этого места поподробнее…» Покрывшись крупными каплями пота, Рекс ясно понял вдруг, в какое скверное положение успел недавно втянуть сам себя. Итак. Слава зачастую бежит впереди человека, особенно громкая… А языки, нашедшие свободные уши, еще никому не удавалось держать за зубами. Новостями делились все, у костров и в баре, да и просто при встрече в пути. В основном, для необходимой безопасности. Но некоторые при этом никогда не задумывались, что, поделившись информацией, могли нанести вред другим. Похоже, кто-то сболтнул лишнее не в те уши… Или другое. Чтобы быть в курсе новостей и секретов, группировки частенько пользовались услугами «засланцев». Не исключение из правил и Синдикат, неожиданно потерявший целую бригаду, да еще и вместе с вертолетом! А прощать произошедшее на Испытательной он явно не собирается. И, конечно, обязательно сделает все возможное для получения информации о случившемся! Это понятно, как дважды два. Почему же эта мысль не посетила его вроде трезвую голову с самого начала? Хотя что уж тут… О какой трезвости может идти речь, коли он опростоволосился, как обычный лох? Когда пошел «ва-банк», начав войну с наемниками… «Нет, лохи на такое не решатся… В смысле, не полезут на рожон. Но это что касается действий. А вот в плане анализа последствий, тут да. Тут – самый что ни на есть ЛОХ! Как же раньше-то об этом не подумал?! Гляньте все: я – КРУТИЗНА! Тьфу… Лошара… Или это лишь отголосок амнезии? Руки успевают вперед головы? Но как непростительно, а?! И как поступать теперь? Везде и всюду ползком, трясясь подобно зайцу? Выходит, что так… Хм… ну, не парадным же шагом ходить…»

Окончательно запутавшись, Рекс сплюнул. Экая незадача! Да, Синдикат – серьезная организация, и если спустит случившееся на тормозах – потеряет лицо. Это отпугнет клиентов, а значит, потеряются деньги – то, на чем он держится. Значит, обязательно постарается выяснить, кто явился истинным виновником… И, вероятно, спецы из Синдиката уже знают все. К тому же никто и не скрывал правды…

«Так вот почему Большой в разговоре был так учтив и никак не мог выйти из задумчивости! Вот почему отправил парня на Пятихатки – с глаз подальше! Вот почему остерегся выделять нового напарника… Ох, Палыч, сказал бы сразу и честно! С другой стороны, торговца тоже можно понять. Самое главное – это отвести удар от себя. Вдруг, разобравшись с Рексом, Синдикат успокоится? Хорошо, что хоть о Купере подумал, пожалел наивную молодость… Но все равно с его стороны это совершенно не по-людски. Получается, Большой умышленно меня подставил, отправив в рейд? Или всего лишь предусмотрел последствия, не желая подставлять более никого? В баре наемники, конечно, достанут ненавистного сталкера. Но не без серьезных потерь – точно. Пепловцы ревностно относятся к безопасности на своей территории. Они бы точно послужили неплохим прикрытием. Неужели Палыч даже подумать не мог, что я ни о чем не догадывался? Но предупредить по секрету был просто обязан! То-то вел себя так ласково, даже к складу допустил, бери, мол, чего хочешь. Хитер! Хотя почему же хитер? Просто лихорадочно искал выход, поэтому растерялся. Кто, Большой?! Тертый торгаш, не раз сталкивающийся со смертями? Умеющий сохранять ясность рассудка и трезвость ума? С обширными связями и знакомствами? Хотя еще не факт, что даже он не растеряется в подобной ситуации… Но намекнуть мог бы, дав тем самым небольшой шанс… А сам-то, сам разве пошевелить извилинами не мог?! Ведь далеко не дурак, должен был сразу подумать о последствиях, начав “партизанскую” войну с наемниками…»

В том, что на территории бара у Синдиката засел информатор, Рекс был уверен. Лишь несколько часов назад Большой предложил новое задание, а наемники уже узнали об этом и даже успели организовать засаду. Честь и хвала хватке профессионалов! С другой стороны, как они догадались, что он пойдет именно здесь? В его-то голову залезть уж точно никто не мог! Но что уж так себя хвалить? Чутье и логика спецов не хуже, чем у него. Вычислить примерный маршрут идущего к Пятихаткам одинокого сталкера – элементарно. Только назрел интересный вопрос: кто в баре являлся информатором? А в том, что «крот» очень близок к торговцу, сейчас Рекс не сомневался – слишком быстро сведения дошли до Синдиката. «Не Молчун же? Из этого даже под пытками лишнего слова не вытянешь. С другой стороны, кличка кладовщика может явиться хорошим прикрытием. Дела…»

Но плакать поздно, поворачивать обратно тоже. Коли полез в кузов, не называться груздем – идти вразрез с собственными принципами. Спрятаться за спинами других, вернувшись в бар? Подставить ни в чем не повинных людей? Что угодно, но только не это. Хотя, вполне возможно, на Испытательной он уже подставил группу Логопеда, сам того не желая. Но пока никто из участников происшествия не пострадал. Скорее всего, Большой выложит, – если, конечно, уже не сделал этого, – крупную откупную. И тогда Синдикат удовлетворится устранением лишь основной причины своего фиаско – скользкого Рекса, затеявшего всю эту катавасию… «Теперь придется постоянно отбиваться и все оставшееся время ходить по Зоне с оглядкой, пока или сам не сгину, или Синдикат, обжегшись в очередной раз, не отвалит, отказавшись от задуманного… – Рекс зло усмехнулся. – Тьфу, тьфу, тьфу». Враг силен, и где-нибудь за Рубежом, скорее всего, со сталкером уже давно было бы покончено. Но это Зона… Она часто уравнивает шансы. Здесь наемники ограничены в возможностях. Если одиночка сможет протиснуться между двумя аномалиями, группе это удастся едва ли. И теперь случившегося не вернешь, как ни крутись. Время не повернуть в обратную сторону, и на круг его замкнуть вряд ли получится. Значит, рассчитывать придется только на себя одного. Как ни прискорбно, но факт. «Сам наворотил, сам и выкручивайся – правда жизни. А уж коли шансы есть и голова на плечах, то побороться все же стоит. Пока есть чем, почему бы не побороться и не попартизанить? Все – фигня! – Рекс истерично хохотнул. – Ковпак хренов… Ватаво-етаво…»

Собраться, тщательнее осмотреть местность. Что-что, а маскироваться наемники умели хорошо. И выдержке их оставалось только позавидовать. Скорее всего, костяк засады находился именно в районе болота. В единственно возможном месте, где скрытность может быть гарантирована. Деревья и кустарник всегда давали хорошую защиту от посторонних взглядов. Сам так поступал, прикрываясь растительностью. А что там? Справа, возле рукотворного кургана, небольшая куча различного хлама. В поисках поживы кто-то откидывал мусор, вытаскивая его из глубины холма. Обилие металла легко скроет прикрытие. По крайней мере, Рекс на месте наемников так бы и поступил. Это означало, что справа подобраться к противнику незамеченным нельзя. Тихо приблизиться к кургану можно только со стороны болотца. Следовательно, уделить внимание этой огневой точке придется в последнюю очередь.

Спустившись на землю, Рекс принял еще левее, прокрался по низине, поросшей кустарником. Уже на спуске принюхался. Ветерок дохнул едва заметным дымком. Кто хоть раз сидел возле костра, навсегда запомнил неповторимый запах копчености. Если верить мифам, человек, добывший огонь и приспособившийся им управлять, никогда больше не разучится пользоваться этой стихией, и всегда будет тянуться к ней. К завораживающему зрелищу открытого пламени и манящему запаху, от которого непроизвольно начинает выделяться слюна. В любое другое время, но не сейчас… А сейчас дымок заставил сталкера напрячься. Костер жгли осторожно, не расходуя дрова – значит, не хотели привлекать внимания. Кто не скрывается от других, никогда не станет экономить дрова, разве только в ночное время, чтобы не отходить далеко от спасительного огня, не имея в запасе достаточного количества валежника. Но сейчас день, а на улице вторая половина весны. Следовательно, костер необходим кому-то, к примеру, для разогрева пищи.

Рекс с осторожностью приблизился к расположенной в ложбине небольшой полянке. Выглянув на мгновение из кустов, сразу спрятался обратно. Интуиция не подвела: точно синдикатовцы, и точно по его душу. «Группа поддержки. “Чирлидеры”, за конягу мать…» Четверо наемников. Один сидел у костра и ел, выковыривая ножом содержимое банки. Трое спали. Резерв, возможно, ночная смена. Длительное время на одном месте без движения не пролежишь. Хоть почесаться иногда требуется. Подумалось вдруг, что на теле человека множество различных паразитирующих организмов, разглядеть которые можно лишь под микроскопом. А раз паразиты, следовательно, хоть небольшой, но вред наносят. Поэтому не чесаться не мог никто. Рекс усмехнулся. Тело его на автомате зачесалось в разных местах. И по закону подлости, в самых труднодоступных. Подобное называют еще правилом езды на велосипеде: «В какую бы сторону вы не ехали – это в гору и против ветра».

Немного поерзав, сталкер избавился от неприятных ощущений, решив для начала разобраться с резервом. Ползком подобрался к часовому, чтобы не разбудить спящих. От троих на таком расстоянии не отобьешься… Зажав рот противника, резко воткнул сбоку лезвие ножа в грудную область на всю длину. Парень дернулся и обмяк, выронив из рук нож и консервную банку, предательски звякнувшую о кучу валежника. Насторожившийся Рекс с оглядкой на оставшихся медленно оттащил тело за кусты. Облегченно вздохнул, вытерев рукавом выступивший на лбу пот. Один – ноль. Подобравшись к ближнему из троицы, сначала зажал ему рот и резким толчком разбудил, только потом пустил нож в дело. Если резать спящего, он может истошно заорать. Такова физиология…

А тренированное тело автоматически продолжало начатое: подобраться, зажать рот, толкнуть и всадить по самую рукоятку острое лезвие; и снова: подобраться, толкнуть, зажать, всадить…

Вскоре от резерва остались лишь воспоминания. Проверив, не поддерживали ли они связь с засадой, Рекс немного успокоился. Слишком уверены в себе. А зря. Опыт Испытательной должен был заставить усилить бдительность. Оттащив тела на дальний край низины, за кустарник, прикрыл их дерном, ветками и землей. Сразу не найдут. Испорченное настроение согрели найденные в карманах препараты – антирад, тонизирующие, обезболивающие и даже ранозаживляющие. Полезные вещи. Отыскалась даже пара нужных артефактов. Оружие обычное, экипировка тоже. С собой не унесешь, поэтому задумываться не стоило. Из общей кучи снаряжения Рекс отобрал лишь несколько запасных элементов питания для «ночника» и бинокля.

Опустив забрало защитного шлема, сталкер обмазался грязью со дна овражка и двинулся к болотцу. Прикинув, где бы сам устраивал лежки, подкрался к предположительно ближайшей. Пригляделся, принюхался и ехидно усмехнулся: «Узнай ваши разводящие и бригадиры, как вы в засаде сидите, сами бы прибили вас за такое!» В ложбинке, слегка приподняв пласт дерна, лежал наемник, выдающий себя дымком ментоловой сигареты. Часто говорят: «Покурим и – в путь». Путь для курильщика оказался последним.

Следующий располагался правее. Единственный куст, широко разросшийся от постоянной влаги, идеально подходил для задуманного скрада. Рекс скосил взгляд: справа в канавке свалены в кучу тела кабанов и свинорылов. «Вот и звери, которые вам могли помешать. Разведчики, тоже мне… Если бы не отсутствие звуков, может, и выполнили бы задуманное. А так, д’Артаньяном сегодня буду я, а кто вы – догадайтесь с одного раза».

Уже в броске Рекс вздрогнул, услышав, как лежащий синдикатовец вполголоса разговаривает по коммуникатору. К сожалению, крыльев у человека нет, остановить воспарившее тело и развернуть его в воздухе сталкер не мог. Мелькнула мысль: «Один против двоих как минимум, в почти прямом контакте. Плохо…» Наемник оборвал речь на полуслове. Смерть не дала закончить фразу. Подхватив «FN-FAL» с глушителем, Рекс скатился в канаву – к трупам мутантов.

Поверху прошла очередь, взметнув дерн и прошлогоднюю листву.

Обижаясь, что обстоятельства поставили его в не совсем удобную позу, сталкер на карачках пробежал по низине – ближе к другому овражку, идущему от кургана. Удобная впадина для скрытного передвижения, значит, оставшиеся синдикатовцы попытаются взять его в клещи и обязательно воспользуются ей для обхода. Другого в сложившейся ситуации в голову не приходило. Рекс залег у торчащей из земли проржавелой кабины ЗИЛа и прицелился. Ждать долго не пришлось. Наемник кубарем слетел вниз с противоположного склона. Тенью попытался проскользнуть в сторону сталкера, но не успел. Осев после очереди, растянулся на самом дне, подергался и затих. Теперь противники остались один на один, в худшем случае – врагов еще двое. Неравное положение, нисколько, правда, не значащее, что синдикатовцы обладали преимуществом. Поймав изрядную дозу адреналина, Рекс рвался в схватку, но неожиданно образовалась пауза. Никого… Неужели справился со всеми? А вот ощутимая пульсация в районе амулета кричала об опасности, отчего спазмом сдавило горло. Если гора не идет к Магомету…

Перебежав в сторону лежащего тела, сталкер развернулся, чтобы посмотреть, что делается в тылу. Заметил размытый силуэт совсем рядом. Успел среагировать, перехватив почти у самой груди руку с ножом. Наемник оказался силен, к тому же – навалился сверху. Все, что осталось Рексу – не дать прижать себя к земле. Он рванулся, выворачивая конечность, угрожающую острой сталью, – не получилось. Но при этом нащупал твердую опору, встав на оба колена. Теперь срочно поменять положение, выигрывая время. Рванулся еще раз, устроив синдикатовцу карусель. Тот провернулся вокруг сталкера, потеряв равновесие на влажной земле, перемешанной со скользкой глиной. Завалился вправо. Рекс же умышленно удержал его ноги вместе. «Как в балете! Па. Сделаем ласточку…» – сталкер зловредно усмехнулся. Пытаясь исправить ошибку, в поисках опоры нападающий отвел правую руку, взмахнул ею и выронил нож. Что и требовалось Рексу в данный момент. Поймав налету увесистый тесак, приятно уместившийся в ладони, сталкер всадил его в горло врага и тут же отскочил в сторону. Захрипев, синдикатовец плюхнулся лицом в грязь. Ручка ножа встретилась с торчащим из земли камнем. Сопровождаясь чавкающим звуком, острое лезвие вышло у основания затылка.

«Так, готово… Есть еще кто? А вдруг?..»

Увиденное боковым зрением совсем не понравилось сталкеру. На краю оврага с автоматом на изготовку стоял еще один наемник, не успевший разобраться, кто есть кто: борющиеся оказались перемазаны грязью и одеты одинаково, так что отличить врага от напарника синдикатовец не мог. Что в данный момент растерявшему силы Рексу было очень даже на руку. Не давая наемнику опомниться, он успел выхватить из кобуры скользкий пистолет и дважды выстрелил. Стоящий резко сложился пополам и кубарем полетел вниз, продолжая сжимать изрыгнувший пламя автомат. Веер пуль, взбивая фонтанчики грязи, прошелся поперек оврага, едва не зацепив отпрянувшего назад сталкера. Запнувшийся о лежащее тело Рекс шлепнулся спиной в раскисшее месиво. Уже мертвый наемник сполз на дно впадины, так и не выпуская оружия из рук, дернулся пару раз и затих.

Рекс вскочил, выглянув из канавы, осмотрелся – никого. Протяжно с облегчением вздохнул, но дрожь не отпускала. Вытянув руки перед собой, сокрушенно покачал головой и обессиленно осел на резко подогнувшихся ногах, оказавшись прямо на трупе. Тупо уставился в землю, проведя в таком положении несколько минут.

Прояснившееся сознание побудило к действиям, заставив вскочить. Время сейчас работало на него. Скорее всего, разговаривающий по коммуникатору держал связь с Синдикатом. И вскоре погибших обязательно хватятся. Вернее, уже хватились, поскольку спецы на сбой связи должны среагировать мгновенно. Слишком необычная ситуация. Хотя… Зона настолько изменчива, что в любой момент может случиться всякое… Связь не устойчива, часто случаются сильные сбои или помехи. Но если на данный момент прервался контакт с одной лишь засадой, тут уж ничего не попишешь. И дурак сообразит, – что к чему… А значит, требуется как можно быстрее замести следы.

Торопясь, Рекс начал переносить тела на край болотца и топить в жиже. Обыскивать некогда. При первой возможности он еще доберется сюда. А сейчас пора уносить ноги. Поначалу пытался устранить свои следы, а потом плюнул. Бесполезно… Все равно опытных следопытов это не остановит. Бросив начатое, устремился к Пустырю, понимая, что поступает единственно верным образом. Синдикату хорошо известен конечный пункт маршрута ненавистного сталкера. Скорее всего, недалеко от Кривой балки тоже устроена засада, причем, после всего произошедшего, ее продумают тщательнее и усилят. Но это будет потом, а значит – неправда. Важнее то, что должно произойти в скором времени. А в ближайшем будущем по следам Рекса отправится погоня. Вот ее и следовало в первую очередь сбить с пути. А вдруг он решил изменить маршрут и пойти именно на Пустырь?..

Туда наемникам путь заказан. Обширную долину облюбовали анархисты. У этих с синдикатовцами разговор короткий. Взаимная неприязнь давно переросла в открытую вражду. Сколько раз наемники переходили дорогу ведомым только «Анархии» целям. Даже с пепловцами, особенно после перемирия у Энергопоста, у анархистов сложились не столь натянутые отношения. Бывали случаи, когда в боях против Синдиката эти группировки сходились вместе. Так что в данной ситуации Рекс выбрал единственно верное направление.

Однако в его намерения не входило покидать Могильник. Добравшись до озера, сталкер изрядно там наследил, а потом аккуратно пробрался через рощу «волос». Затем повернул к Пустырю еще раз и перешел аномальное поле, усеянное останками людей и животных. Датчик радиоактивности все это время трещал, как сумасшедший. Рекс бросил рядом с большой «мясорубкой» рваный, измазанный кровью и грязью бронежилет и ботинок, заранее снятые с убитого наемника. Раскидал вокруг патроны и пару гранат. Туда же отправился «FN-FAL» с опустевшим магазином. Пришлось пожертвовать даже запасами съестного, в частности, парой банок тушенки и обязательным НЗ – бутылкой водки.

После произошедшего на Испытательной в руках сталкера оказался хороший трофей. Фляга западного производства для хранения крепкого спиртного. Поэтому с бутылкой он расстался без сожаления. Заключительным жестом метнул в «мясорубку» пустой сидор одного из наемников. Аномалия приняла в себя прилетевший предмет, резко сжала его до размера монеты, затем сильно раскрутилась и разбросала мелкими лоскутами и обрывками ремешков по округе. Получилось очень похоже, что в этом месте кто-то погиб. Удовлетворенный Рекс оббежал аномалию вокруг и, уже удаляясь, отправил на прощание воздушный поцелуй, как любимой подруге. Проскочив по дальнему концу радиоактивного поля в обратную сторону, на ходу проглотил антирад. На экране забрала уже мелькала картинка в крапинку, крича о сильной дозе радиации. «Все фигня, только ты и я…» – сталкер тряхнул головой и ускорил бег.

Следующий этап маршрута – вершины курганов, где фонило не меньше. Остановившись перед возвышенностью, Рекс решил перестраховаться, достал ампулу антирада, набрал в распечатанный одноразовый шприц и вколол в руку. Уже на ходу вытягивая из банки содержимое «тоника», не сбивая более дыхания, поспешил вершинами окраинных холмов в сторону Пятихаток.

* * *

На территории бывшего КПП стихийно организовалась временная точка возвращающихся из ходок сталкеров. Подобных мест по всей Зоне – превеликое множество. Рексу нравились недолгие перекуры, мирная обстановка, веселые шутки, травля анекдотов у костра, просто отдых. Но сегодня это в его планы никак не входило. Более того, он был заинтересован проскочить мимо незаметно. Во-первых, не хотел оставлять свидетелей, что проследовал в сторону Пятихаток. Во-вторых, наемники, вышедшие на тропу войны, свидетелей в живых не оставляют. Надо отдать должное, подстегиваемый страхом за собственную безопасность, Рекс не забывал и о других. Это, конечно, не оградит от расправы сталкеров, попавших синдикатовцам в руки, но, ничего не видевший – выдать не сможет, а пострадавший не станет обвинять в своих несчастьях Рекса. Слева ограждение сплошь заросло густым кустарником, а в заборе с давних пор зияло несколько крупных отверстий, через одно из которых он и проскочил. Усилившийся дождь подарил надежду на быстро смываемые следы. И лишних глаз меньше. В такую погоду, если кто-то и находился здесь, то наверняка скрывался в здании.

На Пятихатках в основном обитала молодежь, не имеющая хорошего снаряжения. Ветераны и старожилы проскакивали территорию быстро, незаметно, так как военные частенько проводили в этих местах зачистки. Попавшихся новичков журили, грозя пальцами, с них и взять-то нечего. А вот бывалых трясли по полной программе, особенно нагруженных хабаром. Могли и жизни лишить, если группе зачистки не давалась откупная. И упаси боже, пытаться спорить, отстаивая права! О каких правах в данной ситуации вообще могла идти речь? Для того и организована охрана Рубежа, чтобы исключить попадание посторонних на закрытую территорию. Официально за границами Зоны следили ой как крепко. На самом же деле движения сталкеров порой напоминали толкотню на оживленной автостраде в часы пик. И военные время от времени устраивали зачистки, чтобы показать активность по охране вверенного участка. «Вероятно, во время одного из таких мероприятий и погибла мать Купера. Понадеялась, что к женщине отнесутся мягче, возможно, даже спорить начала…» – с этими мыслями Рекс, прикрываясь завесой дождя, ускорил бег, постепенно забирая правее. Пересек остаток шоссе и углубился в разросшиеся посадки.

Впереди темным, расплывчатым пятном прорисовались контуры бывшей фермы. Осталось совсем немного до входа в недавно открывшийся сектор. Слева за фермами дорога уходила к Машинному двору и самим Пятихаткам, где под присмотром Харитона находился Купер, а также к северному блокпосту военных. Северо-восток Пятихаток смотрел на топи, а вот восточное направление как раз вело к Кривой балке. Несколько полуразрушенных мостов, пара радиоактивных озер, множество аномальных полей. А там и до поселка-призрака Белое – рукой подать. Но для этого требовалось закончить задуманное.

Рекс остановился возле дерева, почти слившись с ним, и оглядел себя критически. Потоки дождя смыли всю его маскировку, грязью остались покрыты лишь усиленные броней ботинки. Обувь с чавканьем утопала в раскисших низинах почти по самый верх. В остальных местах травяной и лиственный покров оказался достаточно толст, и проваливаться не давал. Еще одно преимущество ненастья: струи дождя огибали попадающиеся аномалии, делая их хорошо видимыми. Бежишь, а впереди прорисовывается огромный шар, по краям которого стекает или испаряется вода. Красиво и немного зловеще. Перед глазами вдруг мелькнули смутные воспоминания о городском парке отдыха со множеством развлечений. Один из самых людных аттракционов – бег по поверхности водоема внутри прозрачного шара. Как много детского смеха вокруг… Возникшее вдруг лицо смеющейся женщины – брюнетки с короткой стрижкой заставило вздрогнуть. Такое знакомое и незнакомое в то же время. Такое близкое и далекое. Такое…

Рекс зажмурился, не в силах понять внезапно наплывших видений, сопровождающихся гулким эхом и головной болью, но сразу открыл глаза и встряхнулся. Все бы ничего, но эти видения начали появляться в самый неподходящий момент, пугая своей реалистичностью. Не ко времени расслабляться. Как раз времени оставалось все меньше. Сталкер не до конца осуществил задуманное перед входом в открывшийся сектор. А двигаться сейчас на север Пятихаток было бы настоящим безумием – в этом случае подвергались опасности все, кто находился в деревне. А значит, и Харитон с Купером. Конечно, торговец, засевший в своей крепости, имеющей не один уровень подземных этажей и усиленной защиты, мог бы продержаться какое-то время, но напавшие на молодежь наемники оказались бы военным только на руку. Те не станут мешать синдикатовцам, а позже геройства «диких гусей» отнесут на свой счет. И отчитаются перед начальством о проделанной работе. А факты? Так вот как раз столько трупов преступивших законы людей!

Повышения по службе, медали, премии и… грамоты, грамоты, грамоты. Чем-чем, а наградными листами еще при советской власти глаза народу «замыливать» научились очень даже хорошо. Значимость подобного поощрения всегда подтверждалась самой жизнью. Не зря до сих пор народ отшучивался, мол, весь туалет уже ими обклеен, осталось место всего для одной. Времена изменились, не изменился начальник, забывший, что пламенные лозунги он сам когда-то отодвинул интригами на задний план. Не мог Рекс допустить, чтобы из-за какой-то несчастной грамоты сложили головы те, кто и родился-то уже после злосчастных событий развала когда-то огромного государства.

В Кривую балку наемники войти не решатся, не в их это принципах. Себе дороже – идти в сектор, который в любую минуту может захлопнуться ловушкой. Поэтому организовать засаду они могли лишь на входе. Учитывая последние события, караулить врага-одиночку будут явно в несколько раз бдительнее, чем прежде. Выходит, проскочить мимо теперь вряд ли удастся, поэтому Рекс нуждался в помощи, совершенно неожиданной для Синдиката. Ответ нашелся быстро и сам собой. Не зная, какое удовольствие от всего происходящего получали военные начальники, в союзники себе Рекс выбрал именно тех, кто ради получения грамот готов сложить буйные головы в предстоящей мясорубке. Именно военных. И, если они справятся с Синдикатом убийц, значит, честь им и хвала. Начальству – звезды на погоны да ордена с медалями на грудь, а простым смертным – грамоты. Но двойные, как открытки. С золотистым тиснением, сделанным на дешевом принтере где-нибудь прямо в кабинете штаба. А оттянуть на себя военных Рексу, при его экипировке, совершенно нетрудно. Сталкер облачен в трофейное имущество, взятое у синдикатовцев на Испытательной. Но убивать кого-либо из военных Рекс не собирался, – упаси Зона! Там в большинстве такие же пацаны, как Купер. Бросать блокпост под полуразвалившимся мостом, находящимся за фермой, караульные конечно не будут. А вот о появившихся в районе наемниках сообщат однозначно. Естественно, начальство отреагирует на сигнал мгновенно и вышлет на подмогу усиленную группу, скорее всего, спецназа. А за этих профи Рекс сильно не переживал. Они-то свое дело знали на отлично.

Отдышавшись, сталкер решил действовать без промедления, главное – шальную пулю не схватить. «Остальное – фигня!» Даже какой-то телячий восторг почувствовал от предстоящего представления. «Повеселимся, мужички!»

Опустив забрало шлема, чтобы встроенный комп сквозь дождевые струи выдал на тепловизоре силуэты «противника», Рекс выбежал из-за крайних деревьев и дал из «Винтореза» очередь поверх голов стоящих на посту военных. Заметил даже, как срикошетившие пули брызнули искрами по металлической конструкции моста. Потом сделал вид, что оборачивается и пытается с кем-то поговорить. Сразу стрелять в ответ военные не стали, спрятавшись на время за преградами, поэтому Рекс не спешил исчезать из поля зрения. Да и пулеметчик в бронированной будке, у лежащего на боку под мостом товарного вагона, вряд ли сразу придет в себя. Поди, рассматривал какую-нибудь похабного вида картинку, прокручивая в уме возможные сцены с участием его самого и изображенной красотки. Сначала тоже присел, как и все, а теперь пытался высмотреть: кто же там такой наглый его немножко напугал?!

Дав себя разглядеть окончательно, но без возможности взять под прицел, Рекс юркнул в кусты и ойкнул от неожиданности. Чуть в запале не нарвался! Впритирку к зарослям разверзлась аномалия, еще бы правее – и точно бы в нее угодил… Пробежал, пригнувшись, по кустам несколько метров, услышав долгожданное стрекотание пулемета и свист шуршащих поверху пуль. Резко свернул влево и понесся к полуразвалившимся зданиям фермы, претендуя на мировой рекорд в беге по непролазной грязи. Дав по мосту очередь уже от строений, сталкер развернулся и побежал обратно. «Противник» перевел огонь в сторону зданий. Пулеметчик, чьи сексуальные фантазии прервались самым наглым образом, патронов не жалел. Мелькнула мысль: «Его там, в будке, по пояс еще гильзами не засыпало? А то обожжет себе горяченьким хозяйство, которое мысленно уже не раз измозолил… Не ровен час!» Рекс хохотнул, представив эту картину.

Только через простреливаемые кусты напрямую он не побежал, а прикрылся разросшимися в три обхвата стволами деревьев. Выглянул: очереди неслись к ферме. Решив шугануть паренька, чтобы тот в запале действительно не зацепил заводилу начавшейся заварухи, прицелился точнее. Мушка автоматической винтовки накрыла темный проем амбразуры и два тепловых пятна: красное – торчащий ствол пулемета, изрыгающий пламя, и желтое – левую руку стрелка. Парная очередь погасила острое желание солдата – засыпать себя гильзами полностью. «Похоже, руку зацепил. Лишь бы не сильно… Тьфу на тебя! Остальное – фигня…»

Пулемет, захлебнувшись, смолк, в бойнице мелькнул свет, значит, паренек открыл дверь и побежал докладывать начальству, что его «убили».

Все складывалось как нельзя лучше. Раз появились ранения, то подмога защитникам блокпоста явно не за горами. Из-за укрытий под мостом в сторону деревьев понеслись трассы автоматных очередей. Но стрелять в это место уже не стоило, потому что Рекс давно находился в совершенно другом. Теперь он расположился за строениями ферм, несколько раз пальнув по верху моста и оттуда. Но «защитники цитадели» этого не знали, а иначе, зачем же стоило затевать подобный кордебалет? Очереди с блокпоста беспрестанно косили растительность от ближних к дороге деревьев до конца строений бывшей совхозной фермы. Выскочившие из правого здания три толстых свинорыла и два здоровенных кабана резво понеслись навстречу обидчикам, потревожившим их драгоценный сон. Стрельба, визг мутантов – ужас, да и только. Такого представления Пятихатки не видели, наверное, даже во времена массовых зачисток. Вот это боевые действия!

Рекс мысленно пожелал военным удачи в их нелегком деле, ведь заготовка зелени впрок шла своим чередом: кусты и трава вместе с мутантами косились ровными рядами и колоннами. А сам приступил к следующей стадии плана. Бронированная «конница» армейцев уже на подходе. Скоро прискачут спецы, а с этими «воевать» сталкер желания не испытывал. Ему еще требовалось обозначить отход большой группы наемников в сторону Кривой балки. Маскировке помогла сама природа: дождь лил стеной, не переставая. Вот за его завесой, бегая туда-сюда, Рекс и оставил множество следов, ведущих к тоннелю, находящемуся недалеко от засады синдикатовцев. От него – вверх до полотна железной дороги. Дальше шли рельсы и шпалы со щебенкой в бурьяне, где явные отпечатки пропадали. Это означало лишь одно: противник отступил по старым путям. Правда, бегать в обратном направлении пришлось задом, но тут ничего не попишешь. «Хочешь жить – умей вертеться». А уж от тоннеля до засады наверняка осталось совсем немного. «Там вояки сами разберутся…» Единственное, что волновало Рекса, – как бы наемники заранее не развернулись в сторону моста. Они-то тепловизорами точно обеспечены и могут заметить бегающую по поляне фигуру. Поймут, что к чему. В том, что среагируют они мгновенно, сталкер не сомневался, но надеялся, что синдикатовцы еще не привыкли к неординарности скользкого врага-одиночки.

Военные к движениям по своей территории относятся еще ревностнее пепловцев. Особенно боятся мутантов. А визгу стояло как раз столько, будто вся ферма вдруг ожила и полным штатом доЗоновских времен добровольно подалась на бойню и резню. За военными стоял бюджет целого союза государств, пытающихся закрыть Зону от непрошеных гостей, поэтому в дозорах никогда не жалели патронов. Вот почему Рекс был уверен, что наемники переглядывались сейчас и смеялись про себя: «От вояки раздухарились! От же молодцы! Прямо ансамбль песни и пляски! Не удивительно, если они еще и свистеть в такт стрельбе начали! И прихлопывать в ладоши под водку и колбасную закусь! Вот жизнь, мля!» Но все равно чуйка в районе груди напоминала о себе тревожной пульсацией до той поры, пока Рекс вновь не оказался под защитой обветшалых строений фермы. Все, можно вздохнуть спокойно…

Оставалось последнее – с осторожностью перебраться по тоннелю с блуждающей аномалией «синий огонь» на другую сторону. Потом добраться до бывшей мельницы, вскарабкаться на крышу и, замаскировавшись под остаток шифера, с нетерпением закадычного театрала ждать начала великого представления. Только попкорна нет с собой… Главное – не сглупить и не попасться спецам, обеспеченным аппаратурой не хуже наемников. Но Рекс хорошо продумал «движуху». Во-первых, мельница находилась по другую сторону «железки», откуда никакой стрельбы не велось. А во-вторых, располагалась она на достаточном расстоянии от предстоящей операции. И лазили по ней, как правило, новички в поисках вчерашнего дня, все еще надеясь отыскать что-нибудь интересное, представляющее особую ценность, да проскакивали порой туда-сюда мутанты. Поэтому сталкер был уверен, что его вряд ли кто обнаружит.

Долгожданная механизированная кавалерия уже находилась на подходе. С юга раздавался рев нескольких движков. Эти точно себе цену знают. Не плац метут и траву косят, а учатся тому, для чего предназначены – убивать, защищая кого-нибудь от смерти. И это правильно. Жизнь других постулатов еще не придумала, а Рекс сейчас как раз очень нуждался в защите. Достав бинокль, он принялся рассматривать происходящее на блокпосту.

С шумом проскочив пролет моста, «коробочки» двинулись к ферме. Рекс усмехнулся. Там в данный момент пулеметчик, размахивая перевязанной рукой, наверное, в запале рассказывал прибывшему начальству, какой он «офигительный» фронтовик. И как он врагов косил табунами, батальонами, да что там мелочиться – полками, в конце концов! А когда закончились патроны, рванув на груди тельняшку, ринулся в самую гущу супостатов и резко уменьшил их количество, раздирая до изнеможения зубами! Начальство же кивало понятливо, наперед прокручивая в голове текст благодарственного письма на Родину геройского парня. Смех смехом, но, по крайней мере, солдат получит хоть какую-то страховую выплату от Министерства обороны. Лишь бы доставил ее по назначению – родителям, а не прокутил в барах с девками, при каждом рассказе о своих приключениях ровно на армию увеличивая количество поверженного «противника»…

Теперь Рекс весь обратился во внимание: только бы синдикатовцы не сразу «доперли», что к чему, а то отступят, и все старания – насмарку. В том, что прибыла действительно спецура, он не сомневаться. Слишком быстро разобрались в следах, и рычание БТРов раздавалось уже у тоннеля. Почти сразу в сторону засевших в засаде наемников потянулись трассы крупнокалиберных пулеметов боевых машин. В ответ тоже начали стрелять. Значит, синдикатовцы, наконец, поняли, что облава по их души. Дождь слегка утих, видимость улучшилась. Рексу даже показалось, что он видит мечущихся по железнодорожному полотну «диких гусей» в серой униформе. Впрочем, за дальностью цвет камуфляжа вполне можно было перепутать и с зеленым, а бинокль в данный момент мало чем помогал, поскольку туманное марево над остатками железнодорожного полотна не позволяло толком ничего разглядеть. Грохот пулеметов звучал теперь беспрестанно, спецы убедились, что наемников гораздо больше, чем ожидалось. Неожиданно гулко ухнул разрыв гранатомета. Война завязалась не на шутку.

Звуки стрельбы, удаляясь к Могильнику, постепенно затихли, но вдруг разразились с новой силой. Рекс сначала не понял и растерялся. В ход пошло даже «тяжелое» вооружение. Похоже, били из минометов. А когда на полном ходу под мост проскочило еще несколько бронемашин, сталкера озарила догадка: «Погоня! Вот кто вклинился в схватку!» Быстро разобрались синдикатовцы в следах сталкера. Очевидно, остаток засады, отходя и отстреливаясь, навел военных на спешащих за «кровником» следопытов. А тем ничего не оставалось, как вступить в бой, прикрывая соклановцев.

К поиску ставшего костью в горле Рекса наемники подошли тщательно, в рейд захватили даже ротные минометы. Вот как резко подскочила в цене голова сталкера-одиночки! Он попытался вглядеться в отражение на мокром шифере. А вдруг вокруг защитного шлема появился светящийся нимб? Нет? Странно, что тогда они так высоко оценили? А может… Рекс оглянулся. Вокруг задницы тоже ничего не сверкало. Очень странно. «Это ж какой такой зубной болью Синдиката я стал, что мне оказали столь великую честь? Поди, всех оставшихся в наличии собрали в кулак. Не слышал, чтобы в окрестности объявляли тотальную мобилизацию наемников…»

А война за насыпью разгорелась с новой силой. Не хватало только криков «Ура!». Рекс незаметно для себя тихо запел: «Давай за жизнь, держись, брат, до конца!.. Хорошая песня, правильные мужики ее написали. Не бабы же, бабы так выражаться не умеют. Значит, мужики. Как там еще? Давай за них, давай за нас! И за десант, и за спецназ! Точно мужики. Конкретные мужики, с душой мужика и телом мужика! И главное – прямо по заказу тех, кто мразь наемную за насыпью давит. Как клопов, как вшей бельевых!» – настроение сталкера резко повысилось. Канонада постепенно удалялась, а затем наступила долгожданная тишина. Рекса передернуло. «Бр-р-р! Вот ведь затеял какую фигню, кому скажи – не поверят». Потом подумал, что рассказывать – себе дороже. Не хватало, чтобы на него еще военные охоту устроили.

Судя по приближающемуся рокоту движков, техника выдвинулась обратно, значит, спецназовцы наемникам уйти не дали. Эти вцепятся – не отпустят, пока не додавят клоповник до конца. Ну, что ж, на ближайшие пару суток спокойствие себе Рекс обеспечил. По крайней мере, со стороны Синдиката – точно. Осталось по-быстрому сбегать в Кривую балку и вернуться обратно. Да, еще Купера навестить обязательно. За его мать сталкеру сегодня тоже удалось немного отомстить…

Удаляющиеся БТРы хорошо просматривались и без бинокля, но в колонне отсутствовало несколько штук. «Неужели у военных большие потери?..» Но спустя десяток минут еще три «коробочки» неспешно проскочили под мостом, успокоив совесть Рекса. Видимо, делали последнюю зачистку. «Отличились, отличились, ничего не скажешь!» Пришлось даже негромко похлопать. Теперь грамот точно будет множество! Нет, чтобы за практически ту же цену в виде подарка вручить человеку какую-нибудь ручку или часы. Грамота – это звучит гордо! В голове Рекса раздался дружный хор голосов: «Служим трудовому народу!». Последнее, что он успел заметить – на броне замыкающей машины среди нескольких военных один усиленно рассказывал что-то, жестикулируя перевязанной левой рукой. И показалось вдруг, что вслед удаляющемуся хвосту колонны бронетранспортеров раздались звуки бравурного победного марша.

«Да-а-а… Экипировочке срочно требуется апгрейд, удаляющий любые признаки Синдиката. Не модно стало, не модно…» Сталкер оглядел себя критически. Именно этим он и собирался заняться в первую очередь после возвращения из Кривой балки. А теперь – в дорогу. Спустившись с крыши на землю, подтянул пару ремешков, попрыгал на месте, прислушался – все в норме, и двинулся в нужную сторону.

* * *

Найти открывшийся проход оказалось не сложно: находился он прямо возле железнодорожного полотна. Стены появившегося сектора, как аномалии, под дождем просматривались отчетливо. Огромный фантастический пузырь высился перед сталкером, прорисовывая входные ворота нитями дождя, похожими на серебристые «висюльки» новогодней елки.

«Здравствуйте, дети!» Чувствуя себя Дедом Морозом, Рекс шагнул за эту завесу и обомлел. Перед ним распахнулось пространство, залитое ярким солнечным светом. Очень захотелось перекреститься: «Свят, свят, свят…». Так уж случилось, что воспитание того времени, когда Рекс становился как личность, прочно осело в его сознании. Полным атеистом он, конечно, не являлся, считая, что каждый вправе верить во что и кого хочет, но особого религиозного рвения не проявлял. Остановился на мгновение, осматривая окрестности, и решил не увлекаться думами о высоком, потому что времени на размышления не осталось, пришла пора приступать к активным действиям. Через сотню метров впереди стая крысаков облепила непонятного вида массу. Вероятно, опять, навалившись скопом, зверята загнали какого-нибудь свинорыла, а теперь устроили победное пиршество. И ведь маленькие твари, а челюсти и когти, как у динозавров. Да они и похожи на маленьких двуногих динозавриков. Рекс как-то заинтересовался, от каких животных крысаки произошли. Скорее всего, от крыс. А может, и от собак, кто знает… Впрочем, теперь это не столь важно. Сейчас они явно принадлежали к стайным хищникам и умели загонять добычу до изнеможения. Если наваливались стаей, жертве не часто удавалось отбиться. Поэтому сталкер решил идти не по равнине. Он вскарабкался на скальную возвышенность и, рискуя сорваться, прыжками двинулся в глубь сектора по осыпающимся каменистым склонам.

Больше всего Рекса поразил открывшийся поселок, находящийся в излучине двух рек. Сталкер насмотрелся в Зоне на остатки деревень, поселений, городишек и городов, большая часть которых стояла в полной разрухе. Здесь же вид домов говорил об обратном. Даже некоторые жестяные крыши выглядели так, будто их недавно обновили покраской. Недалеко от слияния рек высилась небольшая поселковая церквушка. Рекс не выдержал и за столь длительное время впервые поклонился золоченым куполам. Название населенного пункта оправдывало себя: большая часть зданий сверкала в нем ослепительной белизной. И все это при обилии солнечного света! Как у Зоны может такое получаться, Рекс не задумывался уже давно. Смещала ли она грани между измерениями, или просто создавала эффект некоего «пузыря», известно только ей. Однако с тем, что за пределами сектора почти сутки беспрестанно лил дождь, а внутри по-летнему ярко светило ласковое солнце – не поспоришь. Красота! Но недалекая грызня зверья за куски добычи быстро вывела сталкера из задумчивости.

Дом сельсовета возвышался над приземистыми жилыми зданиями. Взяв его за ориентир, Рекс осторожно пробирался к центру поселка узкими, кривыми улочками, рассматривая окружающее. Аккуратные рейки штакетника на дворовых заборах, резные ворота, фигурные наличники оконных ставней, а в палисадниках фруктовые деревья и ягодные кусты с висящими на них аппетитными плодами. Вид всего этого изобилия действительно мог сбить с толку любого. Казалось, обычная сельская жизнь никогда не покидала это место. С трудом верилось, что мирная деревенская картина могла оказаться лишь очередной обманкой и уловкой Зоны. Кто знает, чем закончится попытка сталкера попробовать какой-либо из висящих плодов. Вполне вероятно, зашедший в сад и вкусивший «райского блаженства» останется здесь навечно в виде зомби или подобного же фруктового дерева. Да и не время для плодов… Еще и лето не наступило. Поэтому Рекс встряхнулся и, не забывая об осторожности, принялся внимательно оглядываться по сторонам.

Тот, кто долго подстерегал зазевавшегося путника, не замедлил себя проявить. Внезапно в голове зашумело, а перед глазами поплыли круги – явное пси-воздействие почуявшего близкую добычу телепата. За встречу с монстром сталкер не сильно переживал, так как по неизвестным даже ему причинам мог почти в упор противостоять псионику. Однако, как показал опыт, головные боли после таких «сеансов» разрывали разум на части, поэтому, решив не испытывать судьбу, Рекс достал из кармана препарат для уменьшения давления на сознание и торопливо проглотил. Осталось найти и уничтожить монстра, который теперь ни за что не выпустит из лап неожиданный «деликатес». Но спешка могла лишь помешать, заставив совершить смертельную ошибку. Как бы хорошо Рекс ни переносил воздействие, а доводить дело до прямого контакта, когда телепат доберется до человека когтистыми конечностями, очень не хотелось. Тут уж никакая стойкость не поможет. Поэтому сталкер медленно двинулся по улице, держа «Винторез» наготове. Даже после принятого средства в голове продолжала звучать барабанная дробь, неприятно отдаваясь пульсацией в ушах. Зная, что псионики предпочитают возвышенности, откуда лучше видно окружающее, Рекс принялся осматривать наиболее открытые места. И на очередном перекрестке его старания увенчались успехом. В чердачном окне недалекого здания четко прорисовался сгорбленный силуэт. Пару очередей автоматической винтовки сопроводили негромкие хлопки. Телепат дернулся, заваливаясь вперед, и с глухим стуком выпал в скверик перед домом.

Обрадовавшись неожиданной удаче, Рекс вздохнул с облегчением, но тут же вздрогнул, удивляясь, что пси-давление не пропало. Редчайшая ситуация, в которой за его недолгую практику не оказывался еще ни один ходок. Где-то неподалеку находился еще один псионик! Как правило, подобные монстры предпочитали уединение, если не брать в расчет свиту, которую они держали под контролем для доставки пищи и ради охраны. Зная, что придется искать и этого врага, Рекс в спешке заметался по поселку. Главное – не находиться долго в непосредственной близости к монстру, в противном случае страшных головных болей уже точно избежать не удастся. Вдруг на ближайшем перекрестке появилось несколько пошатывающихся зомби. С подобной медлительной нежитью Рексу доводилось воевать, но тогда на него не давил голодный псионик. Сталкера передернуло – придется вести борьбу на два фронта… Он повесил «Винторез» на грудь и выхватил из кобуры пистолет. Приблизившись к медленно бредущим мертвецам, открыл одиночными методичный, прицельный огонь. Головы что-то мычащей нежити раскалывались, как грецкие орехи, а тела, дергая конечностями, валились в дорожную пыль.

Обрадованный было происходящим, Рекс внезапно понял, что праздновать победу рано. С каждой минутой количество зомби продолжало увеличиваться. Скорее всего, основную массу нападающих составили бывшие жители поселка, иначе откуда их могло столько появиться? Прикинув, сколько домов находится в населенном пункте, сталкер присвистнул. «Да тут патронов не хватит со всех арсеналов Зоны!» Сейчас следовало отказаться от борьбы с шатунами и переключиться на поиски телепата. Если убить его, зомби, лишенные кукловода, начнут разбредаться в разные стороны.

Рекс, не мешкая, приступил к делу, забегав по улицам поселка. В один прекрасный момент успел даже подумать: «А не бросить ли задуманное, убравшись восвояси?» Толпа зомби продолжала увеличиваться с каждой минутой, и все чаще сталкеру приходилось отстреливаться, пробивая бреши в рядах нежити. Так в течение часа, бегая от дома к дому, он истратил почти все патроны к пистолету и, к величайшей радости, наконец-то сумел натолкнуться на объект поисков. Телепат попался матерый, поэтому для обработки жертвы не использовал открытого пространства. Он просто сидел на скамейке в одном из многочисленных дворов и методично давил на разум человека, жмурясь от удовольствия. Последнее, что увидел монстр в своей долгой жизни – широко расплывшуюся злорадную усмешку Рекса и жерло вороненого ствола.

Шум в голове сразу пропал, а зомби, потерявшие руководство, нерешительно затоптались на месте. Словно прибыли на похороны хозяина и не понимали, что следует предпринять дальше: идти «догоняться» в другое место или поминать грешную душу прямо у тела. Рекс, пробормотав еле слышно: «Мерси…», – проворно проскользнул между нежитью и выбрался на улицу.

Дорога к зданию сельсовета по счастью никаких неприятных сюрпризов не принесла. Спустившись в подвал, сталкер безошибочно нашел печь, о которой говорил Большой, и с трудом выудил наружу объемный сидор. Выйдя на белый свет, облегченно вздохнул, с опаской присел на хорошо сохранившуюся скамейку, расстегнул рюкзак и осмотрел содержимое. Присвистнув от удивления, понял, почему торговец так огорчался из-за потери хабара – контейнеры оказались заполнены редкими и дорогими артефактами. Но медлить не стоило, и Рекс поспешно закинул сидор за спину поверх своего. Попрыгал – вес увеличился, но ненамного, поскольку боезапас к пистолету был почти полностью израсходован.

Часы дисплея, встроенного в шлем, показывали, что время близится к вечеру, и пора подумать о возвращении. Постояв немного посреди улицы, сталкер решил не заниматься поиском и сбором хабара. Зачем лишний раз испытывать и без того нелегкую судьбу? Вдруг Зона опомнится и превратит в смертельную ловушку столь красивое место? Ведь никто не мог дать гарантии, что закрывшийся сектор сможет когда-нибудь появиться вновь.

Рекс пожал плечами, сокрушенно вздохнул, окинув прощальным взглядом домики с резными ставнями, а также недалекие купола церквушки, и двинулся в путь.

* * *

По дороге к Пятихаткам во все еще гудящей после псиоников голове внезапно сложилась общая мозаика произошедших событий, и Рекса озарила догадка:

«Большой! А ведь это он навел наемников! Кто же еще? Как бы там ни было, ну, справился сталкер с почти четырьмя десятками неплохо подготовленных спецов, а поперек дороги Синдиката Палычу вставать очень не хотелось. Слишком влиятельной и могущественной является группировка профессиональных убийц. Слишком большие деньги вращаются вокруг да около. А значит, и большие связи. И вдруг отправленный на задание одиночка расправляется с целой бригадой Синдиката! Неожиданно? Кто бы сомневался! А вывод? Вывод… И теперь нависла угроза расправы не только над исполнителем и заказчиком, но и над всеми, причастными к данному происшествию… Хм… Хватка бывалого торговца подсказала, что пора в первую очередь отвести беду от себя. Он отдает Синдикату для “справедливого возмездия” никому не нужного сталкера, да возвращает принесенные с Испытательной трофеи, плюс – добавляет кое-что от себя… и дело сделано! И овцы целы, и волки сыты. Живи и радуйся! Ох, Палыч, ну шкура!»

Рекса разобрала злость. С другой стороны, он прекрасно понимал, что сам впутался в это дело, проявив ненужную сноровку. Подставил ни в чем не повинных людей… А почему, собственно, подставил? Группа Логопеда самостоятельно пришла на выручку. Этих парней никто о помощи не просил. Наоборот – Рекс, не желая расправы наемников над затаившимися сталкерами, попытался отвести синдикатовцев в сторону. Здесь его вины нет. А те, кто на территории бара? Они вообще каким боком должны отвечать за произошедшее? Да и вряд ли наемники стали бы в открытую воевать с едва ли не сильнейшей группировкой Зоны – «Пеплом», прочно осевшим на территории заброшенного завода, и наверняка имеющим не одного сильного покровителя за Рубежом, поскольку сбором артефактов пепловцы практически не занимаются, но при этом не бедствуют. Так в чем же виноват кто-то еще, кроме самого Рекса?

«Наверняка нервишки Большого “сыграли в слабинку”. Испугался за собственную шкуру, и не более того! А ведь тоже имеет столько полезных связей и вне Зоны, раз успешно занимается подобным промыслом уже столько времени. Вот и перестраховался, подставив собственного работника… И вроде умный, опытный человек, не раз рисковавший жизнью в ходках. Прекрасно знает здешнюю обстановку – постоянная война то с мутантами, то с людьми. И всякий раз интересы ходока с легкостью пересекаются с интересами других. Не будешь же вечно ходить с опаской и оглядкой, убегая от каждого препятствия! Риск в Зоне появился вместе с ее возникновением, и существует здесь на каждом шагу и каждую секунду. Хочешь выжить? Будь либо сильным, либо уйди и не мешайся на дороге тому, кто может за себя постоять!»

С перспективой – быть слабаком сталкер не соглашался никогда. «Все – фигня!»

Рекс сплюнул под ноги. Если Большой сдал его синдикатовцам, значит, уверен в их могуществе. Вот это и тяготило сейчас больше всего. Сколько еще ему осталось коптить серое небо Зоны? Когда везение закончится? Вопрос остался открытым. И возвращения сталкера торговец, конечно, не ждал. Ну… если только в виде какого-нибудь зомби… Но чтобы стать ходячим мертвецом, следует на плечах иметь голову и, как приложение, мозг. А после обработки наемниками от головы одиночки вряд ли что-то бы осталось… Что ж, в таком случае исполнитель может разорвать договор с заказчиком, умышленно пославшим его на верную смерть. Более того, Рекс имеет полное право разобраться с Большим, вплоть до смертной казни. Закон суров, но справедлив, и он позволяет это сделать беспрепятственно. Даже охраняющие территорию бара пепловцы в данной ситуации наверняка завершили бы спорный вопрос судом и расстрелом. Ошибки – это одно, а предательство – совершенно другое.

Но доставить хабар по назначению сталкер все же решил. Очень ему хотелось посмотреть Большому в глаза. Ведь опять победителем явился не Синдикат, а он – Рекс. Но сталкер хотел увидеть в бесцветных зрачках предателя не удивление, он хотел увидеть страх! Ведь бармен испугался синдикатовцев больше, чем сурового сталкерского суда. Надеялся, что курьер не вернется, заранее списав собственные грешки на Зону. Типа – ушел, как многие до него, и сгинул неизвестно где. «Зря… Ой, зря… Своим людям всегда надо доверять больше, чем кому бы то ни было».

Все – фигня…

Рекс в данный момент думал уже о другом. Он покинул Кривую балку и, услышав за спиной хлопок вернувшейся на прежнее место силовой мембраны сектора, направился в сторону Пятихаток. Сразу нахлынули приятные воспоминания об уютном помещении, где они с Харитоном несколько раз сидели в креслах, протянув ноги к настоящему камину, и попивали любимый напиток хозяина – мартини.

* * *

Пятихатки встретили Рекса обычным оживлением. В наиболее сохранившемся от разрушений центре, у нескольких костров, сидел разномастный народ. Отовсюду слышались шумные возгласы и громкий смех. Окраина Зоны. Более-менее спокойное место – крупная точка, куда со всех сторон стекаются ходоки. Одни только прибыли в Зону, не вкусив еще ее ужасов, другие собрались отдохнуть и развеяться после нелегких будней. А кто и ради лечения, благодаря судьбу-злодейку, что все еще продолжает жить. В любом случае, бывалые бродяги почти без труда выделялись из толпы, что и заметил Рекс, оценив опытным взглядом обстановку.

Судя по экипировке, вооружению и манере поведения, среди большого количества новичков присутствовало несколько ветеранов. Одного он даже знал лично. Окликнув Рекса, сидящий Никотин демонстративно сдвинулся в сторону, освобождая пространство на положенной поверх старых ящиков доске.

Присев рядом, сталкер с облегчением перевел дух.

– Здорово, бродяги, как дела? – начал он с обычного приветствия.

– Дружище, да тебя нынче и не узнать! – Никотин хлопнул приятеля по плечу. – Если бы ближе не подошел, я бы подумал, что это чудом спасшийся наемник… Слыхал? Сегодня армейцы провернули нехилую операцию к югу отсюда. Большая группа «гусей» вторглась со стороны Могильника, а вояки их прищучили. Бой был нешуточный. Наемники огрызались изо всех сил, умудрились даже один БТР подбить. Его потом на сцепке уволокли к северному блокпосту.

«Вот почему последние “коробочки” отстали от колонны», – догадался Рекс.

– Слыхал… Я сам чуть меж двух огней не встрял, чудом вырвался. Думаешь, где так прибарахлился? Вояки все оставили как есть и убрались. Решили, наверное, похоронную команду позже прислать. Навоевались всласть.

– Да… Значит, тебя новостью не удивишь… А экипировочка – дай каждому, обзавидуешься! Повезло! – Никотин, не выпуская изо рта сигареты, завистливо осматривал Рекса. – Только ты это… Все равно ведь к Харитону идешь?

– Ну.

– Смотрю, забит хабаром под завязку, – приятель уважительно кивнул на два сидора за спиной сталкера и уже тише произнес: – Мой тебе совет. Попроси Харитона по-бырому удалить все признаки Синдиката. Только что он одному молодому подобным апгрейдом помог. А то ходит по деревне, форсит и светится наемной экипировкой. Еще подпили они тут недавно с молодежью, так этот задохлик начал хвалиться, мол, с напарником на Испытательной до сорока наемников вальнули без стеснения. Зелень, что с него взять… Дай только напридумывать всякого. Я, конечно, слышал, что кто-то из наших там синдикатовцев мочканул. Но не молодежь же! А военные теперь на эту форму, как быки на красную тряпку, бросаться будут. Так что ты уж поаккуратнее…

– Погоди, Никотин, – перебил его встрепенувшийся Рекс, – а где тот паренек?

– Да вот только где-то здесь маячил… – сталкер прикусил язык. В его глазах мелькнуло удивление. Уже менее уверенно и слегка заикаясь, он продолжил мысль: – П-поди возле другого костра с-сидит…

Рекс резко поднялся и повернулся в сторону соседней компании. В этот момент с громким криком «Ре-е-екс!» ему на шею бросился радостный Купер. Бродяга, из глаз которого выступили слезы, в порыве чувств схватил парня в объятия. Сидящие вокруг с удивлением смотрели, как тертый сталкер обнимает, словно брата, молодого еще новичка. А быстро соображающий Никотин заключил:

– Теперь верю, что парень не врал! Только уму непостижимо, как это было возможно?..

– Давай позже, а? Всю правду расскажу, ей-ей! Я рад встрече с тобой, братишка! – подмигнул товарищу Рекс и на глазах удивленной толпы двинулся к убежищу Харитона со все еще висящим на шее Купером.

* * *

– Да, дела… – Харитон, нахохотавшись вдосталь, сидел, опираясь локтем о стол. Рекс, ничего не скрывая, разложил по полочкам все произошедшее за последнее время. Торговец вдруг спрятал улыбку и совершенно серьезно произнес: – А знаешь, я бы тоже сделал так, как хочешь ты… Что-что, а подставу прощать нельзя никому. Хм… Большой, надо сказать, в чем-то поступил правильно. Вон – Купера убрал подальше… Хотя тут как посмотреть… – торговец встрепенулся. – Скажи-ка мне, а сколько вы с Гончим хабара нашли? И какой счет у парня от брата остался?

– Счет? – Рекс понял, куда клонит хозяин. – Внушительный счет у Гончего остался.

– Так я и знал! – Харитон хлопнул в ладоши. – А я уж было оправдать коллегу собрался. Собрат по бизнесу все же… Да и сталкерили мы с ним пару раз… Подумал было, что не только о своей шкуре он позаботился. Да-а-а… Портятся люди со временем, особенно если при деньгах… Сильно портятся… – торговец прикрыл глаза и задумался. – Значит так, мой тебе совет: поступай с Большим, как подскажет сердце, в любом случае ты будешь прав. Только… береженого, как говорится… Хм… Никому о причинах произошедшего сегодня на Пятихатках сообщать не следует. Вояки узнают – не спустят. Они, конечно, проявили себя героями, но несколько человек все же потеряли… – последнее было обращено уже к сидящему с широко открытым ртом Куперу. Тот понятливо кивнул и перед плотно сжатыми губами провернул пальцами невидимый ключ. Харитон крякнул и продолжил: – Вот и закроем эту тему. А вообще, я очень рад видеть тебя живым и здоровым! Не похож ты уже на того дохода, который ко мне впервые тогда пришел. Заматерел… – он похлопал Рекса пухлой рукой по плечу. – А может, у меня останешься? Я тебе работы найду – выше крыши! Только разгребай!

– Спасибо, но, сам знаешь, – не для меня это. Простор люблю. Похожу еще малость, себя повспоминаю, а там – видно будет. Ну, а ты парня береги. Выйдет из него толк. У него теперь на всем белом свете только ты да я, ближе никого нет. Глядишь, и помощник хороший под рукой будет, и преемник на будущее… А я тебе половину хабара Большого за заботу о Купере оставлю. Сам посмотри, что там есть. Выбери лучшее. Я теперь на это имею полное право, – торговец кивнул, а Рекс, выдержав паузу, выразил опасение: – Беспокоит меня сильно только одно. Как теперь дальше жить? Вечно полагаться на чутье и везение не получится. Прокололся я с этой войной – как пить дать. Где-нибудь Синдикат меня все равно достанет…

– А никак! – Харитон стукнул кулаком по столу. – Это за Рубежом Синдикат вес и силу имеет, а перед Зоной все равны! Она позвала – она же и взяла к себе в услужение. Что ни день, то новые трагедии. Да и когда сталкеры синдикатовцам кланялись? Ты хоть раз слышал, чтобы вместе с ними кто-то из наших работал? – после отрицательного жеста Рекса торговец ухмыльнулся и понизил голос до шепота: – И вряд ли услышишь. А я даже больше скажу! Слухи нехорошие ходят про делишки наемников в Немане и Туманске. Якобы там у них лаборатории секретные имеются. И опыты они там проводили даже над людьми… А коли правда это, то и задумываться не стоит над правильностью своих поступков. К тому же, сильно ты их ослабил нынче. А точнее – благодаря твоим стараниям нет больше былого Синдиката! Военные сегодня, по моим сведениям, едва ли не всех положили. Похоже, они на тебя так разозлились, что все в погоню ломанулись. Говорят, главарю уйти удалось. А те, которые еще где-то остались по секторам, разрознены и уже не столь опасны. Точка. Навек ты у них охоту отбил за тобой бегать. Это я тебе как многоопытный старожил говорю. Так что ходи теперь спокойно и без оглядки. Не всегда, конечно. Зона… А в ней, сам знаешь, чего только не случается…

В дверном проеме показалась украшенная толстой оправой очков голова технаря.

– Ну вот, – Харитон довольно хмыкнул, – и вещички твои апгрейд приобрели нешуточный. Теперь точно никто не скажет, что ты на наемника похож. Иди, давай, забирай их. Тимоха свое дело знает тонко.

Хозяин налил остаток мартини в стакан, залпом его осушил, крякнул и протянул ноги в мягких тапочках к потрескивающим в камине дровам.

* * *

– Когда обратно собираешься? – Харитон с улыбкой взирал на изменившего вид Рекса. – Купер к приятелям убежал. А у меня еще дел невпроворот…

– Так, может, я чем помогу? – сталкер, успокоенный словами ветерана, готов был ради него свернуть горы.

– Да… не знаю даже, справишься ли…

– Так ты скажи, что делать, а там и посмотрим.

Торговец ухмыльнулся.

– Трудное дело. Тут опыт нужен однозначно. Вот, думаю… с кем бы мне еще бутылочку пропустить… – и тут же заразительно загоготал.

– Так в чем же дело? Наливай! А то подумаю, что ждешь – не дождешься, когда я свалю, не попивши чая… – Рекс хохотнул, демонстративно покрутив носком ботинка, и сел за стол.

Через некоторое время оба уже с трудом «вязали лыко», но все же пытались продолжать разговор:

– От ты с-скажи, а куда теперь пойдешь?

– С-сначала к Бл…Большому… Разберус-сь…

– Ага… А с-сейчас-с?

– Сейчас-с? Сейч-час я зап-планировал грабеж…

– К-какой граб-беж?!

– Винного п-погреба.

– Чье-его?..

– Т-твоего! П-поможешь?

– Д-да!

– Н-наливай!..

* * *

Следующий день сталкер помнил не полностью. По крайней мере, с уверенностью мог говорить лишь о второй его половине. Но, принимая «лекарственную дозу», держал себя в узде. Сидя за столом, напротив красного как рак Харитона, вежливо пропускал некоторые тосты, не поддаваясь молящему взгляду, едва пробивающемуся сквозь опухшие веки.

– Хочу с парнем на могилу его матери сходить, помянуть ушедшую душу… Да и в деревне есть с кем по душам потрещать. Никотин, похоже, подозревает что-то. Растолкую, что к чему, думаю – поймет…

– Да, этот всегда отличался сообразительностью. Мужик, в целом, нормальный, понятия расставит правильно. И держать язык за зубами он умеет. А ты ему подмажь чем из хабара, для, так сказать, закрепления материала. Не скупись. Я тоже его шугну на всякий случай. Он знает: мое слово – кремень…

– Спасибо, Харитон. Эх, уговорил! Уж больно твой мартини хорош.

– Значит, говоришь, Кривая балка с Белым открылась? И как вы там, в баре, умудряетесь вперед узнавать даже то, что у нас под боком творится? Надо бы послать за сбором кое-кого… Только молодежи не говори. Сейчас же ломанутся, ни с кем не посоветовавшись, да большинство головы неразумные там и сложит. Пойдешь к костру, возьми на складе пару бутылок, угости мужиков… Ну, за хабар!

* * *

Рекс с Купером облокотились на ограду из ржавой колючей проволоки, проходящую вблизи Машинного двора. Освеженный холмик земли аккуратно обложили кирпичами, а неподалеку дымилась кучка пепла, оставшаяся от сгоревшего бурьяна. Гремящая раскатами непогода ушла на восток, тучи развеялись, а небо, будто обрадованное чистотой, искрилось множеством созвездий.

Сталкер, уставший от промозглости последних дней и переживаний, выпавших на его долю, поднял взгляд.

– Купер, а ты знаешь, где находится Большая Медведица? – парень показал на яркий ковш с ручкой. – Правильно. А Малая Медведица?

– Н-нет…

– Объясняю. Видишь две правые вертикальные звезды в созвездии Большой? Берешь примерно еще четыре расстояния от нижней звезды до верхней, по этой же линии вверх проводишь прямую. Она упирается в Полярную звезду. А вот как раз она и находится на конце ручки Малой Медведицы. Нашел?

– Ага! – Купер завороженно смотрел в звездное небо. – А почему она такая тусклая? Нам в школе объясняли, что она самая яркая, и по ней моряки дорогу домой находят.

– Она, конечно, яркая, но не в наших широтах. Гораздо севернее она действительно видна лучше других. А находят ее именно так, как мы с тобой нашли сейчас. И пользуются ей, как ориентиром, не только моряки, но и все, кто так или иначе проводит время в дороге.

– И сталкеры тоже?

– Конечно. А как думаешь, есть еще где-нибудь среди звезд жизнь, кроме нашей?

– Не знаю. Есть, наверное. Ведь мир такой большой…

– Да. Мироздание настолько велико, что непостижимо нашим разумом. Что уж говорить про него, если даже на Земле люди не со всеми загадками природы разобрались. Одна Зона чего стоит! Загадка из загадок. Ну да ладно, пора обратно, совсем поздно уже, – Рекс опустил взгляд на холмик могилы. – Спи спокойно, Евгения Анатольевна, твой сын в надежных руках. Можешь за него не волноваться. И пусть земля будет тебе лебяжьим пухом…

* * *

– Привет, Рекс! Тебя Еремин к себе звал, – многозначительно выдал находящийся на блокпосту старший патруля пепловцев. И добавил: – С тобой Зона. С возвращением!

– Спасибо. Сейчас прямо и зайду.

Свернув налево, в штаб «Пепла», сталкер направился к зачем-то заждавшемуся его главе клана. Стоящие на входе часовые, как ни странно, даже не попытались остановить настойчиво идущего в святая святых Рекса. Наоборот, расступились и уважительно сопроводили взглядами. Проскользнув по полуразвалившейся лестнице вниз на два этажа, он очутился в длинном коридоре. Часовой возле арсенала указал направление и кивнул. Коридор закончился поворотом направо и привел в большое помещение, разделенное перегородкой на две почти равные части. В дальней половине находился кабинет Еремина. У двери толпилось несколько человек, расступившихся при появлении озадаченного сталкера.

– О, герой дня! Заходи, будь как дома! – прозвучал голос хозяина.

– Но не забывай, что в гостях… – буркнул Рекс, кивком поприветствовав всех присутствующих.

– Как раз нет. Можешь считать, что у нас ты теперь именно как дома. Тут в твое отсутствие кое-какие перемены произошли…

– Чем же я заслужил такое внимание к своей скромной персоне?

– А я скажу без предисловий и утайки! Ты в одиночку сделал то, чего длительное время не удавалось всей нашей группировке. Мы ж тут тоже не лаптем щи хлебаем. Наслышаны!

– Что за сведения? И откуда? Сами подумайте – один в поле не воин…

Рекс решил играть втемную до конца.

– Еще надо посмотреть, кто этот один. Раньше я тоже так думал, пока не разобрался в случившемся. Не поверил бы, если бы не узнал обо всем из первых, так сказать, уст. Но не сбивай меня с мысли. И так переполнен позитивом. Словом, после твоего убытия ночью на территорию бара ворвалось несколько наемников вместе с Вертинским. Мы пока в себя от неожиданности приходили, они успели проскочить к Большому, и в баре завязалась перестрелка. Когда мои парни ринулись туда, то обнаружили Большого и Вертинского почти отдавшими богу душу. А Молчун, судя по всему, пытался хозяина прикрыть, да только в дуршлаг превратился…

– От оно как… А Вертинский – это кто?

– Не знаешь? Это местный глава Синдиката. Вернее, бывший… Оставшихся наемников мы добили и начали разбираться. Умирающим, знаешь, врать – нет резона. Вот они в две хари нам все и разложили по полочкам. Оказалось, Большой договорился с синдикатовцами и отправил тебя на убой. Думал, что «дикие гуси» тебя уберут, и ты не вернешься. А от Вертинского узнали, что ты их засаду в Могильнике положил, разделав как щенков. Они рассвирепели и ломанулись за тобой в погоню. Ко всему, еще и на Пятихатках устроили засаду по твою душу. Словом, было бы твое дело – швах, если бы военные не решили произвести зачистку. Завязался бой, и армейцы наемников почти всех положили. А Вертинский с замом и парой телохранителей подумали, что военных на них навел Большой, и решили с ним разобраться. Ну, дальнейшее ты уже знаешь… И все это случилось лишь благодаря тебе. Здорово ты их разозлил еще на Испытательной. Только вот бар сейчас без хозяина. Но коли все произошедшее случилось по вине Большого, подставившего собственного исполнителя, то права на бар теперь имеешь только ты, раз сумел выжить в этой заварухе. Так что вступай во владения! Там ничего не пропало, мы устранили следы боя. Ребята сейчас помещения опечатали и охраняют. Такому хозяину мы будем только рады. А может, к нам на службу пойдешь? Станешь капитаном, я тебе взвод дам в подчинение. Потренируешь ребят, а то застоялись они…

– Спасибо за лестное предложение, – Рекс, обомлевший от услышанного, ненадолго задумался. – Не по мне возня с торговлей, но я знаю, кто легко с этим справится. Думаю, Харитон будет рад расширить владения. Кстати, я только от него. Всем передавал привет. С вашего разрешения так и поступлю.

– Чьим решишь бар сделать – нас спрашивать не надо. Он – твой, а со своим имуществом можешь поступать как угодно. Моим парням лишь бы было, где расслабиться! Конечно, Синдикат возродится вновь, слишком уж велик соблазн легкого заработка, но на это уйдет много времени. Да и на тот момент он уже не будет столь грозным, каким был до сегодняшнего дня. А захочешь к нам, – предложение для тебя всегда остается в силе.

Попрощавшись с пепловцами, Рекс проследовал в бар. Трое курящих у дверей работников заулыбались и уважительно расступились. Выбежавшая навстречу Долька с плачем бросилась на грудь сталкера. Успокоив расчувствовавшуюся официантку, Рекс пошел вниз и бросил на ходу:

– Общий сбор в зале через десять минут! – боковым зрением заметил, что сказанное восприняли как команду, и без промедления метнулись ее выполнять. Успел Большой суровыми замашками выдрессировать подчиненных. Это и правильно, тут зачастую не до телячьих любезностей.

Вскоре весь персонал уже находился в полуподвальном помещении зала. Вращая наполненный янтарной жидкостью стакан, Рекс поглядел сквозь него на тусклую люстру и медленно заговорил:

– Никогда не был оратором, поэтому буду краток. С этого момента больших изменений, кроме личности хозяина и кладовщика, не предвидится. Вашим хозяином, скорее всего, отныне является Харитон. Надеюсь, его личность известна всем? Лично я считаю, что лучшей кандидатуры на этот пост найти просто невозможно. Кладовщика он назначит сам, если решит, что я поступил неправильно. Я не против. А пока… – сталкер обвел взглядом присутствующих, – назначаю Тукана. Он же, – до появления Харитона, – временно исполняет роль хозяина, – по помещению прокатился одобрительный гул. – За стойку вместо него поставим Масленицу. Он долго проработал у Тукана помощником, думаю, теперь справится и один. А в помощники себе подберет паренька из молодежи. Почти все остальные работают по обычному графику, за исключением Дольки. Ввожу новую должность. Гостиничный коридор до сих пор оставался не в лучшем виде. Поэтому ты, взяв себе в помощницы пару девушек, будешь администратором жилого блока. Привести все в идеальный порядок! Следить за сменой постельного белья и уборкой помещений. Гостиница должна быть гостиницей, а не отхожим местом. На первых порах охранная бригада Скалолаза и подсобные Куцего помогают с ремонтом. Тукан! Не скупясь, но под строгим отчетом, выделишь нужный для ремонта материал. Я понимаю, где мы с вами находимся, но напоминаю, что везде и всегда мы должны оставаться людьми. Это все. Вопросы есть?

Вопросов не возникло. Наоборот, на взволнованных до этого лицах многих появились счастливые улыбки. Стакан Рекса взметнулся вверх.

– С этого момента объявляю о новом рабочем дне бара. Обещаю ходатайствовать перед Харитоном о повышении заработка всем. Ну, за наше счастливое детство!

* * *

Появившийся через неделю Харитон увидел, что переустройство жилых помещений в самом разгаре. Насупившись для виду, держа на объемном животе сцепленные в замок руки, довольный хозяин обошел новые владения. Как и ожидал Рекс, поначалу ничего в изменение обстановки торговец не внес. А через неделю на территорию бара въехали неизвестно откуда взявшиеся грузовики с большой партией товара и мебели. Но все это Рекса уже не волновало. Главное, что, перебравшись дальше, в глубь Зоны, Харитон официально оставил за себя на Пятихатках Купера. Но незаметно, в связи с малым возрастом парня, продолжал рулить и перевалочной базой новичков через своих людей, помогая мальчишке в решении сложных вопросов.

По предложению торговца часть прибыли от бизнеса накапливалась и на счете Рекса. Дружеские отношения между ними закрепились на долгое время. Настолько, насколько может позволить судьба и Зона. Кто знает, что будет здесь завтра? И будет ли вообще что-нибудь? Кто знает… Разве только сама Зона, да еще Мироздание.

Глава 3

Шелестов, будучи человеком прозорливым и расчетливым, не раз отстаивал в верхах свою точку зрения на существующие в Зоне порядки. Поэтому начальство его не любило, но ценило, так как именно он неоднократно прикрывал телами подчиненных просчеты и недоработки, допускаемые «большими звездами». И надо сказать, выполнять задания ему удавалось успешно, при небольших потерях в отряде, в то время как другие подразделения едва успевали пополнять ряды. Полковник никогда не сомневался в правильности своих действий, не пытался казаться «защитником всего человечества». Наоборот, предпочитал поддерживать связь с теми, кто возглавлял более-менее серьезные группировки в Зоне. Помощью со стороны Шелестов тоже не брезговал, поэтому всегда был в курсе происходящего.

Не обделенный логикой, командир войскового спецотряда «Риф» старался на вещи смотреть объективно. Сводя воедино разрозненные звенья событий, мог правильно трактовать их смысл. Естественно, и о том, как Рексу удалось навести военных на Синдикат, избавив на время Зону от очень сильного клана, полковник догадался быстро. С легкостью собрал информацию о сталкере, а позже без затруднений добрался и до него самого. Причем, «объект» интереса узнал об этом в самый неподходящий момент.

Рекс, которого ни разу за последнее время не подводила интуиция, по возвращении из душа сразу почувствовал, что события разворачиваются не так, как бы ему хотелось. Этим «не так» и был сидящий на его кровати Шелестов, показывающий сталкеру жерло пистолетного ствола с массивным глушителем. В другой руке полковника дымилась никарагуанская сигара, которую Рекс держал в потайном кармане «на крайний случай». Ароматный дым успел распространиться уже на всю комнату. Сталкер рванул было в коридор, но в спину ему уперся ствол «Бизона» в руках незнакомого капитана. Голым против оружия не попрешь, пришлось возвращаться в комнату. Успела промелькнуть мрачная мысль, что весь персонал бара давно канул в небытие. Перед глазами встала яркая картина расправы карателей и кровавые пятна на полу и стенах помещений. Подумалось даже: «Женщин бы хоть пожалели, ироды». Шелестов же, словно угадав, какие мысли одолевают Рекса, спокойно произнес:

– Без паники и резких движений. В баре все живы и здоровы, никто даже не ранен. Нам тоже лишние враги не нужны. Спокойно оденься и не дергайся, не заставляй делать тебе «бобо». Кхм… Мы пришли не воевать. Более того – у нас есть деловое предложение. Сразу и без предисловий: выбора у тебя нет. Я объясню. Во-первых, ты поступил, как плохой мальчик, когда решил нашими руками устранить на Пятихатках остро возникшие проблемы. Во-вторых, я сейчас пытаюсь замазать начальству глаза, говоря, что мы сами решили провести операцию по зачистке. Словом, ты понимаешь, о чем я говорю.

Медленно одевающийся Рекс знал, что при спецназе дергаться – лишь вредить себе. Ничем хорошим это не обернется. Поэтому согласно кивнул и сел на кровать, понимая, что влип.

– Все-таки сдал меня кто-то с потрохами…

– Ой, не считай только себя умнее других! Не один ты умеешь рассуждать, иначе бы мы сейчас с тобой не разговаривали. Скажу честно, прокрутив в голове примерный ход твоих мыслей и действий, я сильно удивился, поняв, насколько тонко и расчетливо ты избавил всех от поднадоевшего Синдиката. Молодца, снимаю шляпу, – Шелестов выпустил к потолку несколько колец дыма. – Мда… Приятный привкус. Умеют же люди делать… Оставить? – полковник подмигнул сталкеру. – Ладно, ладно! Это же не покурить в последний раз перед смертью. Мы не собираемся расправляться со столь умным сталкером. На данный момент нам важнее иметь тебя в союзниках. Не ерепенься! – Шелестов остановил движение пытающегося ответить отказом Рекса. – Ты ведь давно уже понял, что мы пришли сюда не дружбу предлагать. Так что советую не зазнаваться! Твою подноготную я изучил досконально, и с уверенностью могу сказать, что ты на это не пойдешь. Знаю, предпочитаешь действовать самостоятельно, в одиночку. Вольному – воля… Но не сейчас. Позже, может быть…

Командир спецназа опять выдержал небольшую паузу, глубоко затянулся сигарой, выдохнул к потолку целое облако дыма, проследил за ним взглядом и продолжил:

– Лично я не питаю к тебе добрых чувств, так… немного симпатии, поэтому готов отложить обиды в сторону. Но в благодарность за свободу тебе придется выполнить одно задание. Тебе же важна не только свобода, но и справедливость? Насколько я знаю, ты всегда пытался поступать по справедливости. Именно такую задачу я и хочу тебе поставить. Ну, будет! Теперь от пустых слов перейдем к делу, – к потолку вновь потянулись кольца сизого дыма. – Нам нужен человек, который еще не успел засветиться в Зоне, но при этом обладающий достаточным опытом, чтобы справиться со сложными ситуациями во время операции. Я думаю, таким человеком являешься именно ты. Это большая редкость – за несколько месяцев твое имя мелькает на устах многих. Особенно этому способствовали последние события, связанные с Синдикатом. Но в лицо тебя мало кто знает, что и является основной причиной сделанного мной выбора.

– У меня есть время на обдумывание предложения?

– Это не предложение. Это приказ. Можешь считать себя временно призванным. С одним отличием: тебе неплохо заплатят. Через трое суток в интересующий нас район выдвигается международная комиссия, расследующая дело о незаконных исследованиях, проводимых ранее в секретных лабораториях Синдиката. После уничтожения наемников вскрылось множество интересных подробностей, уходящих корнями далеко за пределы Зоны. Даже в верхах сейчас многие обеспокоены. Похоже, часть больших голов полетит с плеч за поддержку этих деяний. А комиссия настолько важна, что гибель ее грозит серьезными «разборками». Поднявшаяся волна как цунами смоет за собой и наши головы тоже. Скорее всего, часть ее прихватит большинство сталкерских групп, поскольку приведет к массовой зачистке, большим количеством войск. Начнут погибать и только призванные на службу пацаны. А уж твоего любимого Купера вместе с Пятихатками затопит точно!

– А про Купера-то вы откуда знаете?..

– Парень, я уже слишком стар для споров и длительных разъяснений… Ты забыл, в какой организации мы служим?

– Я понял, – Рекса передернуло. Полковнику действительно известно многое. И вариантов отказа нет.

– Не буду кривить душой, скажу прямо. Никого из моих ребят назначить на эту роль я не могу, – Шелестов окинул взглядом сидящего на стуле у двери капитана. – Сильно подозреваю, что вопреки самой строгой секретности, сведения о моем отряде вышли за рамки узкого круга, причем, во всех подробностях, включая личные данные. Где-то в штабе руководства сидит «крот». Его необходимо вычислить. О своих планах я не докладывал начальству, чтобы не допустить срыва операции. Но это прелюдия. А теперь – к делу. В одном из районов Немана появилась очень сильная группировка, очень похожая на пресловутый «Легион», но настолько уверенно ведущая свои дела, что даже легионеры стараются не входить с ней в непосредственный контакт. Откровенно побаиваются. Между ними уже произошло несколько стычек, после которых от боевых групп «Легиона» не осталось ничего. Наше руководство посылало туда две разведывательные группы. Обе пропали бесследно. Проанализировав ситуацию, я пришел к выводу, что в любом случае группировка как-то должна пополнять ряды за счет новобранцев. А в округе неоднократно исчезали группы сталкеров. Словом, от тебя требуется следующее: разобраться на месте в обстановке и, по возможности, попытаться внедриться в группировку. Выяснить, что к чему. Доложить. И, если будет шанс, на первых порах оказать помощь группе Завгороднего в уничтожении главарей. Земля, хоть и большая, но тоже слухами полнится. А тут Зона, которая сама по себе не столь велика, поэтому разговоры бродят разные. Говорят, что группировка называет себя «Вершители судеб». Подлет воздушным транспортом к месту предстоящей операции после последнего Выброса сильно осложнился, честно говоря, просто невозможен. Аномальная активность резко возросла даже высоко над землей. Возможно, это результат деятельности именно вершителей. Но пока просто домыслы. Есть опасение, что финансирование и поддержка окопавшихся сектантов производится именно оттуда, откуда мы хотели бы как раз видеть помощь. И правду мы узнаем лишь в случае, когда сможем подергать за ниточки, уходящие наверх…

Шелестов ткнул пальцем в потолок.

– Хм… Еще могу пообещать, что после операции все обвинения в твой адрес снимутся автоматом. Не скажу только, что оставлю в покое насовсем… Возможно, еще когда-нибудь нам понадобится твоя помощь, но уже на законных основаниях. С заключением официального контракта. Оплата будет соответствовать цели. Для подобных дел в Штабе руководства есть своя финансовая статья. А пока гонорар за нынешнюю кампанию будет собран из хабара моих ребят.

Видя вытянутое лицо Рекса, полковник пояснил:

– Тебя удивляет, что и мы, вопреки законам и приказам, собираем хабар? Если бы ты знал, какие смехотворные оклады за черную работу нам платит руководство, не удивлялся бы. Мужиков не бывает дома по нескольку месяцев. А семьи, находящиеся без нормальной мужской поддержки, нуждаются хотя бы в поддержке финансовой. Что поделать, приходится немного подрабатывать, но это не для лишних ушей. Вот и ты теперь знаешь нашу небольшую тайну. Может, хоть это поможет укрепить доверие… Все! – Шелестов протяжно вздохнул, встрепенулся, затушил сигару о подошву ботинка и печально взглянул на Рекса. – Нам тоже нелегко, и на зверей мы нисколько не похожи… С Завгородним договоритесь о связи и местах тайников. Он уполномочен решать многие вещи самостоятельно. До места доберетесь вместе. По пути познакомитесь основательно, хотя ему известно о тебе не меньше моего. Этому капитану я доверяю как себе любимому. На все про все у вас только трое суток. Время не терпит.

– Сколько дадите на подготовку?

– Через час ты должен отбыть к Плавням. На востоке сектора, возле северной оконечности моста, тебя будет ждать группа Завгороднего с проводником. Если волнуешься, что проводник может опознать тебя в лицо, забрало шлема держи закрытым. Мы заплатили ему намного больше обычного и предупредили о совершенной секретности. Поэтому лишних вопросов он задавать не будет, да и Завгородний за обстановкой проследит. Так что не переживай. Времени действительно мало, поэтому отсчет начинаю прямо с этой минуты. На место ты должен прибыть через пять часов. Это все. С нами Зона!

Шелестов встал и пошел на выход. Потом резко остановился, повернувшись кругом.

– Да. И вот еще. Скорее всего, и в это очень хочется верить, пропавшая позавчера разведгруппа находится в руках вершителей, и ей потребуется помощь. А уж они тебе помогут точно. Возьми. Это поддержит в трудную минуту.

Полковник передал небольшой сверток. Рекс развернул его и присвистнул. На ладони сверкающими бриллиантами лежали три «янтаря» – очень редкие и ценные артефакты, излечивающие за короткое время порой и от смертельных ран.

Проходящий мимо Завгородний коротко представился: «Сергей!» – крепко, как стальными тисками, сжал протянутую руку и, словно испарившись с места, уже оказался в коридоре, уходя вслед за командиром.

* * *

Пятеро бандитов, загнавшие жертву в тупик, как стая хищников, предвкушающих скорую поживу, ухмыляясь, вразвалочку подходили к ослабленному от ранений сталкеру. Оцепенев от ужаса, тот уже не мог кричать и двигаться, лишь часто дышал и понимал, что остается смириться с неизбежным. Два его товарища лежали неподалеку. Мародеры скосили их на тропе длинными автоматными очередями.

Вдруг выражение глаз жертвы изменилось, в зрачках появились удивление и радость. Собравшись с силами, сталкер резко сел, глядя куда-то за спины врагов. Главарь шайки опешил, не понимая, чем вызвана перемена в поведении раненого, и остановился. Позади него подельники затеяли возню, словно пытались решить между собой, кому какие куски добычи будут принадлежать. Порываясь остудить пыл не ко времени зарвавшихся «шестерок», тот обернулся. Суровый взгляд сменился удивлением: все члены банды лежали без движения, а рядом с окровавленным ножом в руке стоял сталкер в костюме специального назначения. Это последнее, что увидели вылезшие из орбит от накатившей боли глаза мародера.

Неожиданный мститель оглянулся, не заметил больше ничего подозрительного, подошел к сидящему и поднял затемненное забрало защитного шлема.

– Ты как, Филя, живой? Помощь нужна?

– Рекс, ты? Вот спасибо, дружище! А я думал, что уже хана. Автомат заклинило, не сдернуть никак. Я даже ногой по затвору бил, да все без толку… Плечо прострелили, гады. Навылет. И нога еще… Лекарств и артефактов хватает, так что раны быстро залечу, только в себя приду. Если бы не ты… Я теперь твой должник.

– Брось! Уверен – случись подобное со мной, ты бы тоже пришел на выручку.

– В отличие от тебя, я бы с пятерыми вряд ли совладал. Так что будут лучшие времена – должок хабаром верну.

– Сам справишься, или помочь? А то у меня времени в обрез. Я проверил, в округе больше никого нет, а до базы осталось немного.

– Думаю, за пару часов в порядок приду, напарников похороню, а там уже доберусь как-нибудь. Не переживай, и спасибо еще раз.

– Сурик живой, но тяжелый. Если хорошо попотеть, его еще можно вернуть. Я там пару артов приспособил, глядишь – выживет. Передашь от меня привет, славный парень! А вот Роликс… Ну, удачи, с нами Зона! – прокричал удаляющийся Рекс.

– Свидимся, арты в целости верну!

Но сталкер уже не слышал последних слов Фили, ускорив шаг по склону высохших Плавней.

* * *

Подбежав к месту встречи, Рекс уперся руками в колени и перевел дух. Завгородний показал на часы и неодобрительно покачал головой. Дисплей защитного шлема высветил опоздание в две минуты.

– Пришлось с дороги бандюков убрать. Я мужикам помог… – пояснил сталкер уже в спину уходящему капитану.

– За это тебя и уважают, но наша цель гораздо значительней. Иногда приходится для достижения основной не замечать побочных. «А ля гер ком а ля геро!» – говорят французы. Война – она спишет все… То, что опоздал ненамного – хорошо, но в будущем советую не опаздывать совсем. Бывает, что, опоздав на минуту, теряешь жизнь.

– Я понял, Серег. Н-ничего, что я так?

– Ничего, для сокращения сойдет, но лучше зови по позывному. У нас тоже шутников хватает. В этом деле, сам понимаешь, без юмора никуда. По фамилии и назвали – Мэр.

– Ха! – Рекс хохотнул. По лицу капитана скользнула улыбка. Фразы его звучали отрывисто и коротко, как выстрел. Было видно, что на лишние слова не привык тратить время. Человек дела.

– Так будет проще и короче. По радиосвязи тоже. Моих ребят трое. Первым за проводником старший лейтенант Смельцов, позывной Ара. Хм… Бреется по два раза в день. За ним – лейтенант Прилепин. Он же – Педро. Замыкает прапорщик Проскурин – Бой. Рукопашник, чемпион. Одним армрестлингом всех валит без зазрения. Можешь доверять каждому. Запоминай. Дело предстоит трудное. С каждым может произойти все, что угодно. В непредвиденном случае связь придется держать со всеми. Пока все. С остальным разберемся на месте.

* * *

Пригороды Немана кишели зверьем. Мутанты в поисках добычи чаще рыскали крупными стаями, иногда приходилось едва ли не прорываться сквозь орды горящих голодом глаз и щелкающих челюстей. Оставив позади просеку в рядах тварей, обработав раны, группа добралась до сохранившихся на окраине зданий.

Переполоха не произвели. Спецназовцы пользовались бесшумными «Бизонами» и «Винторезами», Рекс стрелял из пистолета, иногда применяя проверенный в деле нож. Бой же вообще удивил сталкера, расправляясь со зверьем едва ли не голыми руками. Один раз Рекс заметил, как он, ловко подхватив под головы двух псов, с силой встряхнул ими, словно хотел избавить от слежавшейся пыли. Шеи собак сломались, как спички. Отбросив в сторону уже мертвые тела, прапорщик успел перехватить аасмена, бросившегося на проводника. Локти на руках твари с хрустом разогнулись в обратную сторону. Резко сжав не успевшего опомниться мутанта, спецназовец отпустил одну конечность и повторил произошедшее с собаками. Тело отлетело в сторону, а вырванная с корнем рука некоторое время еще оставалась у Боя. Визжащий зверь пролетел по воздуху несколько метров, разбрызгивая кровь из зияющей раны. Но мучения его закончились быстро. Приземлившись на ноги, он резко оттолкнулся для прыжка и тут же попал в недалекую «воронку». Почуявшая долгожданную добычу аномалия втянула дергающуюся жертву в самую середину, раскрутила до такой степени, что зрение перестало замечать отдельные фрагменты тела, а потом фонтаном расплескала багровую морось вокруг. Тут же под ноги Рекса выкатилась вновь образованная «филейка». Неплохой артефакт, при правильном использовании усиливающий способность организма к восстановлению потерянной крови. «Век живи – век удивляйся», – успел подумать сталкер, добивая тесаком агонизирующего свинорыла, и не отказал себе в удовольствии – подхватить пластиковым контейнером твердый, еще теплый сгусток яркого морковного цвета.

Выбрав здание, сохранившееся в наиболее приглядном виде, капитан повел группу на третий этаж, откуда хорошо просматривалась округа. По ней и должен был пройти дальнейший маршрут. Без лишних напоминаний команда заняла круговую оборону. Профессионализму спецов оставалось лишь завидовать. Рекс про себя залюбовался точными и продуманными движениями напарников. Он нуждался в тщательной подготовке, но постоянно отвлекался на проблемы, а они не давали времени для занятий. В основном навыки нарабатывались в ходке, но без напарника редко удавалось в этом преуспеть. Сон урывками не восстанавливал силы, а лишь вызывал нервозность, и как следствие – досадные просчеты. Сталкер тяжело вздохнул. Размышления его прервал Мэр:

– Через несколько кварталов начинается нужный нам район. Здесь чаще всего пропадали сталкеры, и исчезли обе посланные разведгруппы. Думаю, пройти следует через широкий двор справа. Там как раз несколько гаражей-ракушек. В случае чего, прикроемся ими.

– Нет, – Рекс смотрел в жужжащий самонаводкой бинокль, – левые развалины лучше.

– Ммм… – проводник вскинул брови. – Откуда такая осведомленность? На мой взгляд, тоже – путь справа безопаснее…

– Безопаснее от кого или чего? – усмехнулся сталкер.

– От зверья, конечно!

– От зверья – да, а вот с аномалиями как быть? – Рекс серьезно посмотрел на военстала.

– А что, мы аномалии не проходили, что ли, ни разу?

– Проходили, – согласился Рекс, – но только там, где можно пройти. А здесь пройти невозможно. Ты инфракрасник включи, сразу поймешь.

Защелкали тумблеры шлемов. Мэр опустил лицевое забрало, настроил тепловизор и присвистнул:

– Ого! Так там еще и «синий огонь» играет… Весь двор захватил, помимо разросшихся по краю «стеклотоков»… Да уж, твоей чуйке остается позавидовать…

– Это не чуйка, – усмехнулся сталкер, – это осторожность. Я всегда с опаской отношусь к таким местам, где нет зверья и растительности. «Синий огонь» выдает температуру в тысячу градусов. Еще немного, и начнет плавиться сталь. А слева зверье копошится, причем активно. Значит, меньше вероятности встретить реального противника.

– Понятно, – капитан кивнул. – Звери нам не в диковинку. Значит, так и двинем. Итого. Проводник ждет группу здесь. Все разгружаются до минимума, оставляя большую часть запасов. Чем меньше нести, тем легче маневрировать. С собой берем усиленный боезапас и паек на сутки. Связь только жестами, гарнитурами пользоваться в самом крайнем случае. Полное радиомолчание, тем более здесь ощутимые, явно искусственные помехи. Близко к центру Зоны. Вопросы есть? – Мэр осмотрел подчиненных. Остальные молчали, значит, полностью согласились с командиром. – Десять минут на отдых и сборы. Время пошло.

В назначенный срок проводник занял наблюдательный пост у окна, остальные члены группы тщательно заминировали подходы к убежищу, после этого двинулись вперед. Ара, за ним командир, Рекс и Педро. Замыкающим – Бой. Этот здоровяк вызывал у Рекса восхищение. При всей громоздкости фигуры, он оказался настолько пластичен и ловок, что сразу отметались любые сомнения о его неповоротливости. За тылы сталкер все это время был спокоен, как никогда.

Недалеко от перекрестка со смятой в гармошку будкой табачного ларька Мэр дал команду на привал. Собрал группу вместе и сообщил:

– Рекс, перед «попаданием в плен» тебе надо сменить экипировку. Ты должен походить на обычного сталкера, в поисках удачи и хабара пытающегося пробраться в нехоженые, наименее доступные места. Делай испуганный вид и говори, что давно мечтаешь прибиться к кому-нибудь. Мол, погибли напарники, не знаешь, что делать дальше. А там – по обстановке. Если что, сразу выходи на связь и беги. Мы постараемся прикрыть. Вот тебе вместо твоего громоздкого коммуникатора, – капитан протянул сталкеру черную мушку с тончайшим волоском в пять сантиметров. – Это совсем новая технология, заметить на хозяине почти невозможно, а свою гарнитуру давай мне.

Рекс быстро сменил устройство связи, проверив его щелчками пальцев. Мэр кивнул – все в норме. В этот момент Бой снял со спины ранец и раскрыл. Сталкер заглянул и ахнул: полная экипировка бродяги, имеющая немалый вес. Если учесть, что возле проводника прапорщик оставил самую большую кучу вещей и припасов, каким же был вес всего, что нес на себе этот здоровяк изначально? И ведь ни разу даже не охнул и не отстал от команды. Комбинезон оказался далеко не новым. Сильно поношенным, неоднократно грубо залатанным при ремонте, местами в грязи и запекшейся крови.

– Не робей! – капитан дружески похлопал по плечу Рекса, с сожалением принявшегося избавляться от своей удобной амуниции. – Твои вещи мы сохраним. Обещаю. Как только завершим операцию, сразу вернем.

На переодевание ушло не более пяти минут. Оглядев себя критически, Рекс убедился, что действительно похож на большинство бродящих по Зоне неудачников. Такая роль подходила ему сейчас как нельзя кстати.

Внезапно, словно исподволь, начавшие вдруг двоиться окружающие предметы заставили насторожиться. Сталкер вздрогнул от вибрации резко потеплевшего амулета и взглянул на капитана; тот, прикрыв на мгновение глаза, кивнул. Значит, точно телепат…

– Началось! – Рекс ускорился, вжикнул молнией куртки и рассовал по карманам нужные вещи. – Либо это голодный монстр, либо таким макаром приглашают непрошенных, но долгожданных гостей. Поэтому предлагаю срочно разделиться! – видя недоуменные взгляды, пояснил: – Лично я могу даже в упор какое-то время выдержать псионика. Не знаю почему, но могу. А для вас это смертельно опасно. Короче, я выдвигаюсь на полсотни метров вперед, вы следуете за мной, подстраховывая. Заодно сыграем для них представление. Если пропавшие разведчики оказались в засаде, значит, вид военных для противника не в диковинку. А армейцы, проводящие зачистки, – это гроза для большинства сталкеров, следовательно – враги. Можно зарисовать подобную картину для вершителей. Я убегаю, спасаясь, а вы догоняете. Только не забудьте вовремя сдать назад и убраться в целости.

– Не зря полковник тебя выбрал. Опять не ошибся, – Мэр улыбнулся. – Молодец. Быстро соображаешь. Правильно, так и поступим.

Пожав капитану руку, Рекс хмыкнул в ответ, одернул на плечах лямки тощего сидора, кивнул, взвел спусковой механизм на зашарпанном АКС и двинулся в намеченную сторону. Пробежав зигзагами по заваленной хламом улице, уверенно забрался в здание бывшей многоэтажки. Нависающие над головой остатки верхних этажей угрожали обрушиться в любой момент, но мысли об этом сталкер выкинул из головы. Гораздо важнее было разобраться в сложившейся обстановке. Осмотрев окружающие внутренний двор развалины зданий, он понял, что телепатов несколько, и находятся они именно там. Сильной каши в голове не ощущалось, псионики обрабатывали жертву в щадящем режиме, желая лишь подчинить своей воле.

На всякий пожарный Рекс выпустил пару коротких очередей в сторону группы спецназа, стараясь стрелять поверх голов. Затем два раза ударил пальцем по волоску гарнитуры. В ответ раздался щелчок. Его действия поняли правильно. Пара трасс прошла по стенам второго этажа. Посыпалась бетонная крошка, поднялось облако пыли. «Погоня» началась. Опрометью пробежав через заросший кустами двор, Рекс аккуратно обогнул разверзшийся перед ним крупный «трамплин». Кувыркнулся через голову, будто запнувшись о незамеченную преграду, и заскочил в следующий дом.

Почти сразу перед ним возник сгорбленный силуэт телепата, в голове зашумело сильнее. Сталкер усмехнулся: «Ну, ну», – но, придав лицу потерянное выражение, пошел прямо на монстра. Позади, гулким эхом отразившись от окружающих развалин, раздалось несколько автоматных очередей. Явно стреляли по группе спецназа. «Только бы выбрались», – мелькнуло в голове Рекса, и он двинулся к пожарному выходу. Пси-давление слегка ослабло, давая понять, что выбрано нужное направление.

Теперь осталось – не переиграть в начавшемся спектакле. Враги точно не идиоты, если даже телепатов умудрились переманить на свою сторону. Правда, мелькнуло подозрение, что наоборот, псионики держат под своей опекой каких-нибудь идиотов, внушая им религиозное почтение. В Зоне чего только не случается… Монстры тоже являются частью природы, и, следовательно, постепенно совершенствуются. Возможно ли предугадать, к чему может привести дальнейший процесс эволюции? Вдруг именно здесь появится тот уникум и идеал, к которому стремится человечество в своем недолгом развитии на маленьком шарике, блуждающем по необъятным просторам Вселенной?

Рекс решил сейчас не думать об этом и продолжил движение. Для наглядности даже выронил из рук автомат и заметил, что один из следующих за ним телепатов поднял его с земли. Интуиция опять не подвела. Сталкера не собирались убивать, лишь пытались довести до определенного места. Пока пистолет находился под рукой, Рекс чувствовал себя увереннее. Для боя на ближней дистанции «вторичка» – серьезное оружие. «Прорвемся… Ну, где вы там, хозяева? Пора познакомиться, а то ведь изводите ожиданием», – сталкер снова едва заметно усмехнулся. Улыбка вышла кривой и вымученной. Губы подрагивали. Количество адреналина возросло. Нервишки шалили… Пришлось снова взять себя в руки, вдохнув полной грудью.

«Ого!»

По бокам пристроились два мимикрима, вышедшие из режима невидимости, следовательно, нужные сейчас хозяевам как страховка для сопровождения пленного. Держать такую армию монстров под рукой – значит, чем-то их кормить. Перспектива – стать пищей этого «отряда», Рекса совсем не радовала. Но, если все-таки делами заправляли люди, а им требовалось пополнение рядов, видимо, происходил какой-то отбор. Сильных и выносливых оставляли в живых, а слабых отправляли на корм. Хотя, могли предоставлять монстрам право самостоятельного поиска добычи по окрестным развалинам. В извечном поиске мифической Сокровищницы, подстегиваемые все чаще звучащей легендой об Армаде с Вратами в райскую жизнь, многие пытались пробраться в Неман, но дорога сюда трудна и опасна. Большинство искателей не вернулось обратно, сгинув неизвестно где. А поток сталкеров все равно не иссякал. И каждый не верил в свою уязвимость, считая себя исключительно удачливым и ловким. Поэтому, видимо, корма монстрам хватало с избытком. К тому же от поедания собратьев твари тоже не отказывались.

Ход мыслей, не перестававших вращаться в голове, как Рекс ни пытался избавиться от них, прервался внезапно открывшимся видом. Двор, где находилось бывшее студенческое общежитие, оказался очищен от мусора и строительного хлама. Если бы не Зона, легко можно было подумать, что находишься в городе на большой земле. Только не слышалось смеха и криков детворы, шума транспорта и всего, что сопровождает повседневную жизнь мегаполиса. Лишь время от времени с разных сторон раздавались визг, рычание и вой зверья. Да еще пустые глазницы окон, оставшихся без стекол. Мрачная картина, как ни крути. Мертвый город…

Путь, по которому сталкера сопровождали мутанты, вел к центральному подъезду с широко распахнутыми двухстворчатыми дверями. Перед входом стояли два охранника – явно представители человеческого рода. Внимательные взгляды, сопровождающие идущего пленника, надменно-презрительное выражение лиц. Лестница, ведущая наверх, тщательно выметена. Это поразило Рекса: какими бы ни были хозяева, а чистоплотности им не занимать. Для пущей убедительности не хватало лишь ковровых дорожек…

Поднявшись на четвертый этаж, сталкер понял, что недалек от истины. Ведущий направо коридор по всей ширине оказался выстлан ковролином. Чистота его ясно показала, что здесь о порядке задумываются всерьез. Коридор привел к просторному помещению, обставленному изысканной мебелью, принесенной сюда, видимо, из какого-нибудь музея или банкетного зала. Перед дверью – два охранника, с интересом разглядывающие прибывшего. Люди, как и те, что внизу. По стенам развешаны картины, а на замысловатых подставках – античные амфоры, вазы и статуэтки. Посреди этого великолепия за покрытым черным лаком столом восседал человек. С наростом на затылочной части головы, как у телепатов, и желтым оттенком глаз, но все-таки человек. В этом Рекс не усомнился ни на грамм. «И это обещанный идеал эволюции?» – подумалось ему.

Внезапно давление псиоников спало. Но сталкер не торопился «приходить в себя». Зная о последствиях пси-воздействия, с точностью повторил реакцию «обработанного»: резко опустившись на колени, схватился руками за голову, словно получил удар тяжелым предметом. Сидящий за столом оторвал взгляд от стопки бумажных листов и посмотрел на пленника. Затем повелительно махнул рукой. Позади с грохотом упал на пол автомат, и послышались шаркающие шаги удаляющихся монстров. Теперь картина прояснилась. Именно этот человек заправлял здесь всем. Главарь мельком взглянул на Рекса еще раз и снова погрузился в раздумья, уверенный, что еще какое-то время сталкер будет приходить в себя. Но расслабляться Рекс не торопился, подозревая, что сидящий тоже обладает пси-способностями. А значит, в любой момент может пробежаться по его сознанию. Внутренне напрягся.

Сначала ненавязчиво, исподтишка, а затем настойчивее в мозгу возникло чужое присутствие. Рекс моментально расслабился и переключился на невыносимое душевное мучение:

«Эх, напарников жаль… Погибли парни ни за что. Зона… А вояки – сволочи, не дают простым смертным добром разжиться. Прицепились, как репьи… Куда теперь податься? Как дальше быть? И где я? Что со мной? А жить-то как хочется, просто сил нет!»

Сталкер поднял рассеянный взгляд, словно только что очнулся. Чистоплотный хозяин усмехнулся и вышел из головы. Посмотрел пристально прямо в глаза, после чего начал разговор:

– Ты кто такой, человек?

– Я…я? Макс. Макс Тр-реск, – Рекс принялся слегка заикаться, умышленно изменив свою кличку. Называть настоящую в свете последних событий, связанных с Синдикатом, он опасался. Мало ли какими слухами земля полнится? Пришлось на ходу выдумывать наиболее созвучную. – А… гд-де я?.. Только же от вояк отб-бивался…

– Про вояк забудь. Ты там, куда так сильно стремился. К нам многие приходят за помощью. Так что успокойся. Мы таких, как ты, в обиду не даем. И зовемся «Вершители судеб». Отныне твоя судьба в надежных руках. Сегодня тебя больше никто не побеспокоит, а завтра поговорим о твоем будущем. За нами Зона, нас ждут большие дела по изменению этого несовершенного мира.

Главарь щелкнул пальцами. В дверях появился охранник.

– Да, Великий! – вершитель опустил голову в знак уважения.

– Отведите его к новичкам. Завтра утром соберете всех в центральном зале. Пора привести пополнение к пониманию нашей идеи.

– Слушаюсь, Великий! – боец поднял с пола автомат сталкера и поманил его за собой.

«Как Господь прям, Великий… – Рекс едва заметно хмыкнул. – Сколько ж вас, “великих”, по Зоне раскидано?»

Удивило, что остальное оружие у него никто забирать не торопился. Это могло означать только одно – хозяева уверены в своей безопасности, следовательно, действительно достаточно сильны. Не зря же их даже «Легион» опасается. Но сектанты при своей фанатично слепой вере все же не стремятся к переделыванию «сущего», а просто поклоняются некоему «Оку» и осуществляют охрану подконтрольной территории. А этот полумутант, возомнивший себя великим, решил переделать все на свой лад. Если верить словам Шелестова про нити, тянущиеся куда-то наверх, в почти поднебесную высь, и посмотреть на экипировку, оборудование и вооружение местных «сектантов», сразу напрашивается вывод об их тесной взаимосвязи. Вершителей явно кто-то спонсирует и поставляет требуемое. Причем все настолько новое, что не вызовет удивления, если год выпуска вещей будет соответствовать нынешнему. Этим не могли похвалиться даже спецназовцы… Значит, полковник оказался прав: послав в стан врага кого-нибудь из своих бойцов, мог их погубить. И поступил разумно, отправив Рекса.

«Только бы не проколоться на какой-нибудь мелочи, нарвавшись на того, с кем отлично знаком…»

Предчувствия вновь не подвели. На входе в подвальное помещение, больше похожее на тюремную камеру, у Рекса отобрали все имеющееся оружие. Правда, больше ничего не тронули. Внутри находилось около полусотни пленных, относящихся к различным группировкам. Комбинезоны «Пепла», «Анархии», военного образца и вольных сталкеров. Промелькнула пара защитных костюмов «Легиона». Похоже, хозяева не гнушались ни одной группировкой. Собственно, имея пси-способности, особой сложности в обращении людей к «вере» вершители вряд ли испытывали. Вероятно, подобным образом они и пополняли собственные ряды. Это уже становилось опасным. Рекс лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации, но пока в голову ничего путного не приходило. Для начала стоило осмотреться, не выделяясь из разношерстной толпы.

Опасаясь разоблачения, он прикрыл голову капюшоном, проскользнул к свободной крайней лежанке и, съежившись, лег. Привыкнув к полумраку, окутывающему комнату, исподтишка присмотрелся к находящимся людям. Некоторые были ранены. То тут, то там раздавались стоны и кашель. Невыносимо пахло немытыми телами, давно не стираной одеждой и гнилью.

На соседней лежанке сталкер в костюме «Анархии» оживился, заинтересовался новичком и уточнил:

– Слышь, чувак, сигареты нет? А то я здесь третьи сутки, без курева уши пухнут…

– А где мы? – спросил Рекс с озадаченным видом и протянул соседу сигарету.

– Вот спасибо! – радостный анархист, прикурив, заметно оживился. Выпустил к потолку длинную струю дыма, подождал эффекта от затяжки и продолжил: – У «Вершителей судеб», слыхал про таких?

– Да что-то слыхал… А что они делают? – Рекс решил выяснить как можно больше.

– Говорят о перевороте в жизни человечества и слепо в это верят. Все бредят каким-то суперчеловеком, – голос соседа понизился до едва слышных нот, а глаза прищурились.

– А-а-а… Я бы хотел быть таким, а то куда ни сунусь, всюду облом… – Рекс для убедительности состроил жалкую гримасу. Вдруг сосед выявляет саботажников и «засланцев»? – А ты сам как сюда попал?

– Да наши все: давай долбить «Пепел», да давай долбить «Пепел»… Тоже уже заколебали с призывами. Если честно, надоела возня с вечной враждой. У нас, кстати, многие недовольны этим. Тут такие дела творятся вокруг – мутанты власть захватывают, а мы – люди, друг друга все долбим… Видал их главного? Мутант явный!

– Как?! – Рекс округлил глаза. – Я ж с ним только что разговаривал. Нормальный вроде мужик…

– Это ты еще после телепатов не отошел. Не заметил, поди? Налицо явное сходство с монстрилой! На башке такой же нарост. Точно мутант, – жадно затянувшись еще пару раз, сосед продолжил: – Вот мы пепловцев и гнали до ближайших кварталов, думали, что попадут под перекрестный огонь «Легиона». А тут такое началось! В голове черт знает что. Некоторые даже по своим стрелять стали. Мне плечо зацепило, я от боли загнулся и упал. Наверное, выключился на время, не помню ничего. Очнулся уже в комнате этого Великого, – скривился анархист. – На меня в бессознанке гипноз телепатов не подействовал, вот я сразу в себя и пришел, как наверх приволокли. Успел заметить видок их старшего. Он меня начал спрашивать, хочу к ним или нет. А я ж не дурак, согласился. Сейчас главное – выжить, а потом можно и удрать. Пойду в вольные. Надоело под лозунгами жить. Все вокруг кричат о правоте. А я давно уяснил: правда одна – жизнь. Поднакоплю деньжат с хабара, да из Зоны – долой! Не могу больше видеть всего этого беспредела, и Зону, вместе с ее аномалиями и прочими страшилками, – сосед зло сплюнул.

– А остальные как здесь оказались?

– Да, считай, все одним путем. Когда мозги тебе уже не принадлежат, своими ножками притопаешь как миленький. Правда, иных на руках приносили, как меня. Вон недалеко военных трое. Этих связанными приволокли, но, судя по их состоянию, слишком перестраховались. Изранены они сильно, да измучены. Губами поначалу едва шевелили. Есть тут некоторые сердобольные, хоть и злы на вояк, а артов кое-каких им подкинули для восстановления здоровья. Люди ведь. Теперь один уже сносно передвигается, а двое еще лежат, но на умирающих уже не похожи, глядишь – выживут. Я сам им «филейку» отдал, но она не сильная уже. У тебя, кстати, нет ничего? Тут все друг другу помогают, даже те, кто воевал между собой. Беда-то всех сплачивает. Вот такие дела… – сосед затоптал окурок, помолчал, потом спросил умоляюще: – А еще есть покурить? А то только раздраконился с голодухи.

Рекс передал вторую сигарету, подумал немного и развернул на ладони смятую фольгу.

– Вот, у меня тут есть… Не знаю, как называется, только нашел. Даже обследовать еще не успел. Я ж в Зоне недавно совсем…

– Ни фига себе! – глаза соседа поползли на лоб, а Рекс про себя усмехнулся. Выхватив у него артефакт, анархист заорал на весь подвал: – Братва! Тут у новичка такое! Носит в сумке богатства несметные и не знает, что это «янтарь»! Офигеть! Да он тут всех за несколько часов с того света выдернет! А ну, кто самый больной?

Почти все подскочили с мест. Но внезапно, заставив Рекса вздрогнуть, из другого конца комнаты скомандовал знакомый голос:

– Всем сидеть! Я тут пока старший! Сам распределю, кому, в какой очередности и на какое время! Начнем с самых тяжелых!

Владелец голоса быстро приближался. Рекс, опустив голову ниже, старался выглядеть менее узнаваемым.

– А ну, покажи! – Никотин, а это был именно он – старый приятель Рекса, протянул руку к анархисту. – И точно «янтарь»! Где это ты его надыбал, а?

– Да недалече отсюда, случайно в развалинах нашел… – сталкер постарался исказить голос.

Но бывалого Никотина провести на мякине не удалось. Он подбежал к сидящему на лежаке военному, сунул тому артефакт и почти бегом вернулся обратно. Резко сел на лежак соседа и пристально всмотрелся.

– А ну-ка, брателло, сходи пока до моего топчана. Я тут с новеньким по душам потрещу…

Сосед, хмыкнув, подчинился. Похоже, ветеран действительно приобрел в разношерстной толпе сталкеров некоторый авторитет. Оставшись с приятелем наедине, Рекс медленно поднял голову.

– Привет, Никотиша.

– Здорово, Ре… – сталкер успел приставить палец поперек губ, заставив друга умолкнуть.

– Треск. Меня зовут Треск, понял?

Отличающийся смекалкой ветеран не стал охать, как кисейная барышня, а, не мешкая, перешел к делу:

– Угу… Похоже, наше освобождение не за горами? Не поверю, чтобы Ре… Треск сюда, как и мы – по дури попал. Тебя же телепатия толком не берет! И вдруг, погляди народ, приводят под белы рученьки к себе в хату, да такого покорного, пушистого и наивного… Ни в жисть не поверю! Значит, специально пришел… – Рекс кивнул. Никотин помолчал, смотря прищуренным взглядом на товарища. – Понятно. А то думаю, что за новичок такой удачливый? Только в Зону, а она ему – на тебе «янтарь»! Ясно, – в глазах сталкера промелькнули веселые огоньки, – повеселимся! За всю мазуту этим сволочам отомщу! Меня-то они спящим взяли. Пошел, блин, с двумя молодыми в ходку. Напросились, заразы, и устроили кучу приключений на свои, а в придачу и мою, задницы… Вон, дрыхнут теперь с той стороны – о красивой жизни мечтают, черти… Лучше бы на посту не мечтали, а бдели. Да я и сам виноват, понадеялся на них, а ведь слыхал о телепатах в этих местах. Ну, что уж теперь плакаться… Давай, набрасывай план!

– Значит, первое. Сейчас важно, чтобы у тебя в голове не было мыслей о спасении, эти мутанты большеголовые сразу разгадают, что к чему.

– Неужели думаешь, что не знаю, как надо мозги расслаблять? – Никотин скорчил обиженную мину, но Рекс, не замечая реплики приятеля, продолжил:

– Второе. Хорошо, что сначала решил вылечить военных, это главные наши союзники. Кстати, сколько они уже здесь?

– Два дня.

– Понятно. Значит, пропавшая позавчера разведгруппа…

И тут старый приятель не выдержал:

– Ага… Шустрого Рекса военные все-таки за задницу взяли… Как не грохнули только? Я сейчас бойню на Пятихатках вспомнил. Подожди… Дай, догадаюсь сам. Они тебя прищучили, но убирать не стали. Решили тобой сыграть, как пешкой… Нет, не так. Как джокером! Чтобы своих из плена вызволить, не рискуя больше никем. Правильно? И ты сейчас с военными заодно, так?

– Почти. Но все потом. Пока же скажу, что на данный момент только они могут оказать нам неоценимую помощь. От тебя требуется следующее: пошерстить толпу насчет надежности, найти тех, кто в нужную минуту, не задумываясь, поможет, а не станет вставлять палки в колеса.

– Я здесь дольше всех. Уверен, что в данный момент союзники – все, кто находится в комнате. Был здесь один… Ха! Так его легионер, вон – самый здоровый парень в центре, лично задушил. Если ты о «засланцах», таких здесь точно больше нет, или очень профессионально маскируются, что вряд ли. А тот ходил все, к бунту призывал. Но здоровяк его сразу на чистую воду вывел. Сначала согласился помочь, а потом заметил, как тот передает что-то в замаскированную гарнитуру. Ну, сорвался, постучал в двери и начал его душить. Когда охранники вбежали, у «крота» уже язык на плече болтался, а здоровяк – не дурак, как давай орать: «Эта падла хотела вас со света сжить!» Словом, раскусил шпиона. Они же, легионеры, не по своей воле воюют, управляют ими явно. Скорее всего, создатели Зоны через это свое «Око». А тут из-под гипноза вышли, очухались малость, глядим – нормальные мужики, как и все.

– Больше никого нет, кто меня знает? Чтобы случайно не выдали.

– Если кто из пепловцев только, а так – вроде нет. Но эти с Армейских баз пришли, в баре бывали редко. А тут еще, после событий у Энергопоста решили в вольные податься, да экипировку поменять не успели, вот на анархистов и нарвались. Так с ними вместе сюда и попали. Не все, правда. Иные там остались, полегли ни за что… А молодежь, что со мной пришла, тебя и не знала никогда. Эти недавно совсем в Зоне, уже после последних событий прибыли. Слышали только, но в лицо не знают. Ну, так с чего начнем?

– Я еще, если честно, сам пока не знаю, с чего начать. Присматриваюсь. Сначала с вояками надо потрещать. Думаю, назову им пару знакомых позывных, надеюсь, поверят, что я на выручку пришел. Эти ребята – спецы. Организуешь встречу со старшим? А потом я к тебе сам подойду.

Рекс поглядел в сторону военных. Благодаря действию «янтаря» на лежанке уже сидело двое. Сколько бы краснобаи не ругали опасности Зоны, однако она способна была творить чудеса. Факт почти мистического исцеления – налицо, и доказательств не требовал. Такого, насколько знал Рекс, еще не происходило нигде.

Никотин кивнул, хлопнул приятеля по плечу, подошел к военным и громко произнес:

– Кто у вас тут старший? Иди, давай, к молодому, поблагодари хоть за скорое лечение, а то, не ровен час, отправили бы хозяева вас, доходов, в расход!

Хмуро смотрящий до этого в пол крепкий военстал средних лет кивнул и, с трудом поднявшись, захромал в сторону Рекса. Тот пожал протянутую руку и почувствовал, как подошедший напрягся. Видимо, сил у него было еще мало.

– Меня зовут… Треск. В каком звании будешь? – спецназовца удивил бодрый и немного властный тон новичка. Чутье подсказало, что сталкер не настолько прост, каким кажется.

– Если ты новичок, тогда я – солист балета «Лебединое озеро», но все равно спасибо. «Янтарь» – сила. А без него мы бы точно загнулись и ушли на корм зверью, которого у местных хозяев хватает с избытком. Майор я…

– Внимательности разведчика стоит позавидовать.

– С чего решил, что я разведчик?

– В данный момент представляю ту же организацию, что и ты. Скажу пока только, что знаю со слов некоторых, хорошо знакомых тебе людей. Твоя разведгруппа в составе четырех человек убыла позавчера в данный район и пропала.

– Чем можешь доказать? – стойкости майора можно было позавидовать. Выражение его глаз не изменилось ни на йоту, только слегка заходили желваки на скулах.

– Хорошо, если не веришь, тогда перейдем к конкретным личностям. Меня сюда послал Шелестов, лично.

– Да ну! Такие, как он, простых сталкеров на задание не отправляют. Спецов достаточно…

– Спецов? – Рекс усмехнулся и решил идти ва-банк. – Сильно тебе здесь помогла специализация? И кто сказал, что я настолько прост? Хорошо, пусть мне потом будет хуже… Ты участвовал недавно в зачистке на Пятихатках? – получив утвердительный ответ, продолжил: – А хочешь разобраться с тем, кто вас на Синдикат навел? – в глазах офицера вспыхнул боевой блеск. – Будешь бить сразу или обождешь немного, хотя бы до освобождения?

– Так это за тобой наемники охотились по всей Зоне?! Ах, ты…

Рекс кивнул.

– Тс-с-с… Я же говорю, что все потом. А пока я для всех Треск, молодой и неуклюжий Треск. Новичок, которому улыбнулась удача – случайно найти нигде не валяющийся «янтарь», врученный, кстати, мне лично полковником. Уяснил? А теперь по порядку. Я даже знаю твой позывной и фамилию. Устинов, да? Алекс?

– Ни хрена себе…

– Наконец-то… – Рекс усмехнулся. – Так вот, твой командир предложил мне сотрудничество и послал сюда в составе группы Мэра. Надеюсь, теперь веришь? Не мог же я знать просто так позывные. Правильно?

– Правильно, но как ты сюда попал, и где группа? – в голосе майора наконец-то проскочили нотки волнения.

– Для закрепления материала доскажу, что знаю лично. Вот тебе еще один «янтарь», этот не отдавай никому. Чисто для тебя и твоих парней. У меня есть еще один. Все боялся, что на входе обнаружат и отберут вместе с оружием. Пронесло, слава Зоне. В состав группы вошел проводник, но его я не знаю, он откуда-то из «Правопорядка». Лейтенант Смельцов – Ара. Лейтенант Прилепин – Педро. Прапорщик Проскурин. Ну, этого бугая только Боем и можно было прозвать. Сейчас они ждут сообщения где-то там, очень надеюсь… Мы перед прощанием игру в «казаки-разбойники» устроили, чтобы мне сюда спокойно попасть. Потом по ним стреляли вершители. А вот дальнейшую судьбу группы пока не знаю. Но верю, что именно ты, майор, поможешь во всем разобраться. Единственное вещественное доказательство – вот эта, по словам Мэра, технологическая новинка, которой еще нигде толком нет.

Рекс передал Алексу мини-гарнитуру. Тот, увидев протянутый предмет, сразу оживился и часто закивал.

– Теперь точно верю. Ты просто не представляешь, что это за вещь. Это действительно чудо! При всей незаметности работает через спутник. Не связь, а сказка. Когда сеанс?

– Определенного времени не обговаривали. Мэр предупредил – на связь выходить лишь в крайнем случае. Есть подозрение, что вершители владеют неплохим оборудованием, могут запеленговать. Тогда всем стараниям – крах.

– Не боись, эту не запеленгуют. Она еще помехи другой аппаратуре даст. Уже испытано. На пеленгаторе видится большим расплывчатым пятном, закрывающим весь сектор на несколько ближайших кварталов. В Министерствах ученые умы тоже не дураками сидят, за новинками Зоны пристально наблюдают. Сделана гарнитура на основе каких-то артефактов. Так что, я думаю, стоит выйти на связь.

– Ты – спец, тебе и карты в руки.

Майор нажал на мушку и вставил ее в ухо.

– Мэр, я Алекс. Прием. – Ответ пришел незамедлительно. – Привет, братка! Живы. Одного потеряли. Парень? Рядом. Да. Понял. Будем думать. До связи, – спецназовец протянул гарнитуру Рексу. – Пусть у тебя будет, меньше подозрений, если что. Через два часа они на тебя выйдут. Группа в порядке. Теперь надо думать, как поступать дальше. Есть предложения?

– Когда я был в гостях у главного «проповедника», он сказал охранникам, что завтра нас должны собрать в каком-то главном зале. Думаю, там действовать уже будет поздно. Обработают нас псионики по полной программе. Даже вякнуть не успеем. Надо что-то предпринимать сегодня, лучше ночью. Как думаешь, к тому времени сумеем всех на ноги поставить?

– «Янтарями» – да. У тебя есть здесь знакомые? Те, которые помогут, если каша заварится?

– Ты на Никотина не обижайся. Он специально так заговорил, чтобы ты ко мне без подозрений со стороны подошел. Мужик что надо. Я его давно знаю. Он точно поможет. Рядом на лежанке анархист, я немного успел с ним пообщаться. Вроде жаждет отсюда выбраться. Вот пока и все. Давай, Алекс, поступим так: ты сейчас к ребятам иди, подлечи их хорошенько. А я с Никотином еще союзников поищу, потрещу с некоторыми. Глядишь, выберемся и выпьем потом за собственное здоровье.

– Не дурнее табуретки. Если командир тебе поверил, я только рад видеть тебя в союзниках, – майор снова протянул Рексу руку.

После его ухода сталкер выкурил сигарету, тихо поднялся и пошел к Никотину. Но по пути успел заметить еще одно знакомое лицо среди троих пепловцев. Натянул посильнее на голову капюшон, словно ежась от холода, дотронулся до плеча Голубя и поманил за собой. Тот недоуменно переглянулся с товарищами, но двинулся за молодым. Подстегнуло любопытство после случая с редчайшим «янтарем».

Со старым знакомым Рекс решил поговорить в стороне от посторонних глаз, поэтому вернулся на свое место. Он знал сержанта давно, почти с первых дней в Зоне и был о нем самого хорошего мнения. Честный, открытый и отзывчивый Голубь пробыл в «Пепле» уже несколько лет. До этого порядком прослужил в армии по контракту, почти пятнадцать лет. Будучи борцом за справедливость, не выдержал однажды скотского отношения к себе и подчиненным со стороны зарвавшегося командира. Подловил как-то вечером у подъезда. С последствиями… Офицер получил инвалидность, а Голубь, не желая из-за быдла оказаться за решеткой, подался на вольные хлеба – в Зону. И чуть позже примкнул к группировке. А что? Дисциплина та же, рейды, наряды – дело привычное.

С Рексом они встречались несколько раз. Однажды сошлись у Энергопоста. Причем очень тесно, около суток отбиваясь от мутантов спина к спине, а позже с большим трудом выбрались из запутанного аномального лабиринта, едва не сложив в нем головы. Словом, Рекс за Голубя мог поручиться точно. Это значило, что еще одним союзником на данный момент у сталкера стало больше.

– Привет, Сизарь, только не подпрыгивай и не кричи, – Рекс убрал капюшон, открыв приятелю лицо.

– Макс?! – радости сержанта не было предела. – Ты-то как здесь оказался? А я с парнями гадаю все, что за молодой такой фартовый – «янтарь» нашел? Теперь ясно. Как дела, дружище? Сколько лет, сколько зим!

Пожав товарищу руку, Рекс остановил его радостный порыв:

– Времени на бурную встречу нет, поэтому буду краток. Я здесь с заданием. По поводу уничтожения местной «братвы». Зови меня пока Треск. Срочно нужно узнать, кого брать в союзники. Выбор у всех нас невелик: либо погибнуть, либо жить дальше в виде подобия зомби, не имея никаких радостей жизни. Завтра они нас обработают по всем правилам псионики. Будем потом послушными куклами отстаивать неизвестно чьи интересы. Думаю, что тебя, Голубь, такая перспектива не прельщает.

– Нет, конечно. Мы с парнями уже и от «Пепла» устали, решили на вольные хлеба податься, бывали на Маяке, в Чащобе, у Энергопоста, даже в Лунинск забирались. А междоусобицы теперь пускай другие устраивают. Мы – пас. Любой начальник со временем начинает зарываться. Проверено. А тут, видишь, вместе с анархистами в переделку попали. Так что можешь нашими силами пользоваться в полной мере, мы только за! Я сейчас с мужиками побалакаю о деле. Если что, дашь сигнал. Мы даже первыми готовы заварушку устроить, надоело чужую волю исполнять. Хотим реальной свободы, чтобы действительно для себя и других, и от всего сердца!

– Добро. Рад видеть тебя живым! А праздновать будем позже, как выберемся отсюда. С нами Зона! – Рекс пожал руку улыбающемуся приятелю. – Я еще немного присмотрюсь. Есть, на мой взгляд, пара человек, кому доверять будет можно. У меня к тебе просьба: не смог бы ты позвать сюда, только ненавязчиво, вон того здоровяка-легионера? Хочу и с ним поговорить. Вроде парень надежный. Неплохо бы его на свою сторону переманить. Чем черт не шутит.

– Ага, я с ним уже общался. Он рассказывает, что совсем не помнит, как здесь оказался. Да и в «Легионе» тоже. Кстати, напарник его тоже из бывших военных. Говорит, стоял на блокпосту, потом – провал в памяти, а очнулся только здесь. Родители, поди, уже схоронить парня успели… Вот обрадуются, если все выгорит! Я сейчас.

Через пару минут он вернулся уже с легионером.

– Я ему вкратце обрисовал картину, так что поговорите пока, я к своим пойду, – Голубь сорвался с места, а парень присел рядом.

– Как звать-то? – Рекс протянул руку, охнув от крепкой хватки.

– Мыкола, – украинский акцент отчетливо слышался в басовитом голосе здоровяка, – Мыкола Пух. Если вы правда хотите отсюда выйти, я с вами. Да и товарищ мой тоже на волю рвется, только не знаем, как…

– Вот и замечательно! А я Треск. И у меня, Микола, к тебе просьба: вы с товарищем понемногу за обстановкой следите, чтобы никто раньше времени бучу не поднимал, иначе задумка сорвется, и тогда нам точно не видать свободы как своих ушей. Ну и ждите, когда будет пора, я подам сигнал. Думаю, что все у нас получится. Очень хочется в это верить. К тому же другого выхода просто нет. Лады?

Руку снова сжали стальные тиски. Силен! Этот может оказать неоценимую помощь в трудную минуту.

Пух ушел, и на свое место приземлился улыбающийся сосед. Рекс протянул ему сигарету. Закурили. После нескольких затяжек анархист представился:

– Я – Вовка Чирок. То-то, думаю, что на молодого ты не очень похож. Что шифруешься – правильно. Кто знает, чем обернется затея… Мне Никотин уже картину обрисовал, так что я в курсе. И только с вами!

– Замечательно! А пока ты со своими мужиками потихоньку перетри, узнай, что думают на эту тему, но не дави, пусть сами выговорятся. Послушай, о чем будут вести речь, чтобы всю предстоящую операцию не сорвать. Вот еще пара сигарет, парни, поди, тоже курить хотят. А я пока к Никотину схожу…

* * *

Ближе к полуночи на лежанке Рекса собрался рабочий совет. Команда Никотина, группа Алекса, шестеро пепловцев во главе с Голубем, четверо анархистов, Микола Пух с напарником и несколько вольных сталкеров – почти половина всех, находящихся в комнате. «Янтари» сделали свое доброе дело: все уже были в здравии и с искрами решительности в глазах. Перед этим Рекс связался с Мэром, условившись о времени начала операции, а сейчас оговаривались некоторые нюансы.

Первыми должны пойти Пух с напарником и Рекс со спецназом. Вторым эшелоном – все собравшиеся на совет. Остальных, находящихся в помещении, Никотин пообещал поднять самолично.

– Словом, парни, будем считать, что время «Ч» наступило, – подытожил Никотин.

Разбежались по местам, готовясь к бою. Рекс решительно направился к выходу. Рядом встал Пух и забарабанил в дверь. Когда она слегка приоткрылась, он уже держал Рекса за шею и кричал:

– Этот поганец собирается поднять здесь бунт!

Вбежавшие охранники попытались оттащить здоровяка, но оказались зажатыми группой Алекса. В считаные секунды у пленников на двух врагов стало меньше. Спецназовцы завладели оружием и ринулись вслед за Рексом и легионерами в коридор. А позади них тюремная комната огласилась командой Никотина:

– Строиться! – ветеран поднимал оставшихся на правое дело.

На развилке коридора внезапно наткнулись на вышедшего из комнаты телепата. Рекс опешил, а Пух, не давая монстру ни секунды, схватил его в охапку и изо всех сил ударил головой о бетонную стену. Псионик осел, а легионер продолжал сдавливать ему шею, пока напарник держал противника за ноги.

Рекс стремительно бежал дальше, за его спиной уже слышалось дыхание группы Алекса. Из следующей комнаты на шум в коридоре выглянул один из вершителей, но отпрянуть назад не успел. Сталкер рванул створку на себя, голову врага с хрустом зажало между дверью и косяком. Резко оттолкнув сектанта, Рекс перепрыгнул через корчащееся тело. На кроватях лежало пять человек. Четверо еще спали, а один зашевелился, но не успел ничего предпринять, сверху на него обрушился Рекс. С остальными одним махом разобрались спецы. Через мгновение в эту же комнату легионеры затащили мертвого телепата.

На все случившееся ушло два десятка секунд. Внезапность принесла плоды – хозяева не успели даже ничего заподозрить. Наспех вооружившись, сталкеры двинулись по остальным помещениям подвала. Тем же методом удалось избавиться еще от семнадцати вражеских бойцов и одного псионика. Подземелье зачистили полностью.

Спешащие позади группы тоже постепенно вооружались и экипировались. Тем временем Рекс с ударным отрядом уже мчался вперед. Главной задачей его команды являлся захват центра группировки и уничтожение главаря. Остальные на выходе прикрывали авангард. Замыкающей группой командовал Никотин, поэтому Рекс не беспокоился за тылы. Пулей взлетев на четвертый этаж, застланный ковровым покрытием, сталкер с облегчением вздохнул. Пси-давления не ощущалось, значит, враг еще не опомнился, а ковры легко заглушали шаги тяжелых ботинок.

Кивнув напарникам, он побежал к комнате хозяина со стоящими перед ней охранниками. Легионеры дышали в спину, а группа Алекса приступила к зачистке боковых комнат.

В этот момент с улицы донеслось несколько автоматных очередей. «Закрутилось!» – промелькнуло в голове несущегося стрелой Рекса.

У дверей находился всего один часовой, но он оказался не лыком шит, поэтому на движение среагировал мгновенно, начав стрелять. Рекс бросился на пол, перекатился в сторону и открыл ответный огонь. Позади него грузный Пух охнул и со стоном осел у стены. Оборачиваться было некогда, хозяин в любой момент мог задействовать свои способности, поэтому сталкер прицелился и выпустил вторую очередь. Охранника смело в центр прохода, и он безвольным кулем рухнул, окрашивая бежевый ковролин красными разводами. Из комнаты в коридор метнулся второй вершитель, но прошедшая справа очередь дала Рексу понять, что напарник Пуха уцелел. Торопясь, он вскочил и со всех ног помчался к апартаментам главаря. И вот тут появилось нарастающее пси-воздействие. За себя Рекс не переживал, еще и «янтарь», висящий возле амулета, активировался и неплохо помогал. А вот легионеры позади из-за телепата могли выстрелить в спину.

Влетев в комнату, сталкер взглядом оценил обстановку. Набычившийся «Великий» выскочил из-за стола с располагающимся на нем ноутбуком. Помня, что компьютер – ценная улика для «разбора полетов», стреляющий в хозяина Рекс старался не зацепить устройство. Но главарь удивил отменной реакцией и подвижностью, тут же оказавшись за опрокинутым диваном. Очередь сталкера прошла поверху, прорвав диванную обивку и выпотрошив ватный наполнитель. Стоящая на подставке возле дивана ваза разлетелась на осколки. Массивная тумба опрокинулась, с глухим стуком упав на врага. Тот крякнул, ослабив пси-воздействие.

Мгновения решали все, поэтому Рекс не стал тратить патроны, а метнулся через препятствие с ножом в руке. Приземлившись коленями на лежащее тело, заставил выпустить из легких воздух и окончательно потерять ориентацию. Ментальное давление мгновенно пропало. «Великий» охнул и тут же захрипел – ему в грудь вонзилось широкое стальное лезвие. Не дожидаясь развязки, Рекс с силой ударил по рукояти ножа подошвой бронированного ботинка, вбивая его еще глубже.

– Вот видишь, как все просто? И переделывать ничего не надо. Природа сама все изменяет, как считает необходимым. Без всяких свершений с нашей стороны, – сквозь зубы процедил сталкер, вскочил и устремился в коридор на помощь друзьям.

Все только начиналось. Какое количество противника находилось в непосредственной близости, никто не знал. Обстановка усложнялась присутствием монстров-псиоников, которые непременно попытаются повлиять на людей. Их-то и стоило отыскать в первую очередь. Темнота и плохая видимость из-за начавшегося дождя могли сыграть противнику на руку. Пробегая мимо стола, Рекс с сожалением покачал головой. Монитор в одном из углов оказался расколот. Он все-таки зацепил ноутбук выстрелом, и жидкокристаллический элемент растекся темным пятном на треть экрана. Но жесткий диск с имеющейся на нем информацией при этом не пострадал. Вздохнув, сталкер сгреб компьютер, закрыл и сунул внутрь дивана. Теперь оставалось надеяться на группу Никотина. Ее задача – поиск арсенала группировки. «Ночники» бунтовщикам сейчас могли оказаться очень кстати.

В коридоре спецназовцы вели бой, прорываясь в дальнюю комнату, а легионер сидел возле Пуха, держась за голову. Явное последствие пси-воздействия.

– Ты как? – уточнил Рекс, пробегая мимо.

– Я нормально, а Микола ранен, – парень говорил сквозь зубы.

– Не думай о боли! Встряхнись, у нас мало времени! Возьми. Накинь на Пуха. Только за лестницей поглядывай, чтобы со спины не подобрались, – Рекс протянул ему снятый с шеи «янтарь». Легионер мотнул головой, кивнул и метнулся с артефактом к товарищу.

Левая рука одного из спецов висела плетью. Удерживая автомат в правой, он продолжал вести огонь. Чудо-артефакт и здесь делал свое дело. В помещении засело несколько человек и телепат. Ментальное воздействие Рекс почувствовал сразу. Алекс стрелял одиночными через дверь, второй его подчиненный, скрючившись, лежал на полу и стонал. Вероятно, псионик давил именно на него.

После очередного выстрела майора дверь в комнату слегка приоткрылась, и Рекс тут же метнул внутрь гранату. Мгновенно среагировавший разведчик потянул на себя лежащего бойца и рывком отпрянул назад. Прогремевший взрыв с громким треском закрыл створку, а потом снова распахнул ее. Прорвавшийся внутрь сквозь дым и огонь Рекс полоснул очередью по валяющимся на полу трем вершителям. В дальнем конце еще шевелился висящий на подоконнике израненный монстр. Контрольный выстрел в голову закончил его мучения.

Пополнив боезапас с тел поверженных врагов, Рекс вместе со спецназовцами бросился выбивать противника с промежуточных этажей, так как остальным заговорщикам прорваться наверх уже не удалось. На втором и третьем этажах противник, сообразивший, наконец, что произошло, сгруппировался и засел крепко. Продвижение бунтовщиков застопорилось. Разгорелась яростная перестрелка, заглушаемая время от времени гулкими взрывами гранат.

Помощь сверху пришлась сталкерам кстати. Высунувшиеся на лестничный проем вершители резко отпрянули в глубь коридоров. И тут здание несколько раз ощутимо вздрогнуло, а по округе пронеслось эхо раскатистых взрывов. В ход пошли РПГ. Сотрясало второй этаж. Значит, Никотин все же добрался до арсенала и теперь выбивал противника трофейным оружием. После еще нескольких взрывов союзники пошли на штурм, но атака на полуразрушенной лестнице в очередной раз захлебнулась под плотным огнем. Требовалось срочно предпринять что-то, что могло облегчить задачу. Рекс вспомнил, что видел в комнате главаря мотки веревки, и поделился идеей с Алексом. Через несколько минут оба спеца обвязались веревками и разбежались по комнатам, находящимся с разных сторон лестницы. Рекс, метнувший гранату на площадку третьего этажа, тоже отправился за веревкой. Раненый спецназовец кивнул, пододвинул ближе запасные магазины и продолжил одиночную стрельбу.

Уже сидящий у стены Пух вместе с напарником проводил Рекса взглядом. Показав большой палец, сталкер пронесся мимо. Позади раздался хриплый голос легионера:

– Помоги им, Вит!

Хлопнув товарища по плечу, тот затопал тяжелыми ботинками по ковровому покрытию. Вскоре на лестнице застрекотал второй автомат. Схватив веревку, Рекс добежал до конца коридора, свернул в угловую комнату и, привязав один конец к батарее, выбросил другой на улицу. Повесил на шею автомат, проверил запасные магазины и, уцепившись за капроновый шнур покрепче, скользнул по нему вниз. Протиснулся в окно третьего этажа, спрыгнул на пол, огляделся – никого. В этот момент большинство вершителей находилось у лестницы. Промелькнула мысль, что спецназовцы поступили опрометчиво, спустившись в ближайшие к подъезду комнаты – на них мог сосредоточиться почти весь огонь врагов, находящихся на этаже.

Выглянув на мгновение наружу, Рекс отпрянул и прокрутил в голове увиденную картинку. Человек двадцать сгруппировалось у пролета, поглядывая вниз и наверх. Несколько трупов лежало на развороченном взрывами полу, у стен. Посреди коридора в кучу свалены обломки мебели. Вероятно, противник подготовил баррикаду для обороны, и она могла стать серьезной преградой. Решив воспользоваться оставшимися двумя гранатами, Рекс рисковал подставить под взрывы спецназовцев, но другого выхода в данный момент он не видел: позади врагов сгорбленным изваянием застыл телепат. С ним нужно было разобраться в первую очередь. Вершители не оборачивались, значит, майор с подчиненным либо еще не вступили в бой, либо спустились на этаж ниже. Поэтому Рекс решился и метнул обе гранаты – одну ближе к псионику, другую в самую гущу врагов. После этого широко раскрыл рот и залег за спасительной кучей мебели. Ухнуло знатно, осколки хлестнули по потолку и стенам. Большую часть вершителей разбросало по коридору, а телепата откинуло прямо к куче, за которой прятался сталкер. Противник еще не успел опомниться, а Рекс уже припечатал монстра к полу короткой очередью и сразу перевел огонь на копошащихся врагов.

Уцелевшие сектанты сообразили, где находится противник, и открыли беспорядочную стрельбу. Пули свинцовым ливнем барабанили по мебели, с противным визгом рикошетили от пола и стен, крошили штукатурку и в щепки дробили дерево. «Конец…» – промелькнуло в голове сталкера, но внезапно стрельба прекратилась. Остаток врагов скосили очереди пришедших на выручку спецназовцев.

Рекс вскочил и побежал осматривать ближние комнаты. В одной из них внезапно столкнулся лоб в лоб с еще одним телепатом. Не обращая внимания на раздавшийся в голове гул, уклонился от когтистых лап монстра и со всей мочи врезал прикладом автомата ему в лицо. Удар оказался настолько сильным, что откидная железная рамка, почти не встретив сопротивления, с хрустом вошла в череп твари на уровне переносицы. Брызнувший на Рекса фонтан темной крови веером прошелся по помещению, когда истошно орущий псионик от боли завращался на месте. Поймав стволом лоб твари, Рекс парной очередью довершил начатое. «Сколько еще телепатов у банды в наличии?» – мелькнула тревожная мысль.

Недалеко от лестницы он столкнулся с Алексом. Голова и плечи майора оказались залиты кровью. Рекс дернулся к аптечке, но тот лишь отмахнулся:

– Не моя! – спецназовец, пошатываясь, побрел в другую сторону коридора и тут же остановился, увидев подчиненного, выбегающего из дальнего помещения. Стало ясно, что на этом этаже живых врагов не осталось.

Внизу стрельба тоже затихла, на лестнице появились сталкеры, тащившие наверх несколько ящиков. Рекс грузно осел на пол, прямо между телами вершителей и лужами крови. Сил почти не осталось, сердце бешено колотилось в груди, не давая восстановить сбитое дыхание. Поднимающийся по лестнице с перевязанной рукой Никотин вопросительно кивнул и вскинул брови. Рекс кисло ухмыльнулся и едва выговорил:

– Наверху чисто. Несите на четвертый, где кабинет этого… «Великого». Там разберемся.

Подскочивший Голубь помог Рексу подняться. Мимо них спецназовец и анархист Чирок провели обессиленного Алекса.

* * *

В комнате собрались все уцелевшие в прошедшей бойне. Рекс обвел взглядом отряд. В живых осталось чуть больше половины – двадцать девять человек. Учитывая сложность ночного боя и превосходящие силы противника, это было очень даже ничего. Бегло просмотрев вместе с Алексом содержимое ноутбука, сталкер присвистнул, покачал головой, а затем начал речь:

– Мужики, с нами Зона. Мы совершили почти невозможное, но это еще не все. Судя по хранящимся здесь данным, общее количество группировки составляет почти четыре сотни человек и два десятка телепатов. Не говоря уже о зверье: мимикримах, снобах и прочей нечисти. Мы с вами уничтожили порядка полутора сотен человек и с десяток телепатов. Основные силы разбросаны по территории нескольких кварталов. Противник силен. Произойти может что угодно. Особенно внимательно посматривайте друг на друга – может так получиться, что, попав под воздействие псиоников, кто-нибудь из вас развернется против своих. В таком случае лучше свалить соседа и связать его. Берегите напарников. Лучше, конечно, чтобы все остались в живых. Вершители уже наверняка подтягивают силы. Бой точно будет не из легких. Разберите «ночники» из ящиков и по комплекту элементов питания к ним, а также гарнитуры связи. Частоту установит майор. Распределением огневых точек займется Никотин, разведыванием обстановки – группа спецназа. У меня все.

Алекс, бесцеремонно выбросивший тело бывшего главаря в окно, кивнул. Спецы, взявшие из ящика по «ночнику», пополнили боеприпасы и выскользнули за дверь.

– Голубь и Чирок со своими ребятами занимают огневые позиции с пулеметами и гранатометами на крыше здания, – перехватил инициативу Никотин. – Снайперы занимают позиции в окнах этого этажа. Пух, ты как, живой? – легионер кивнул, отдавая Рексу «янтарь». – Ты с напарником переносишь в фойе станинный АГС, а вы вдвоем, – Никотин указал на двух сталкеров, держащихся особняком, – поможете им с переносом боеприпасов из арсенала. Забирайте все, времени в дальнейшем может не быть. Затем останетесь там же прикрывать огневую точку.

Голос вышедшего в коридор ветерана постепенно удалялся. Рекс сел, перевел дух и вышел на связь:

– Мэр, я Рекс, прием.

– Рад слышать тебя! Значит, живой. У вас, я смотрю, настоящая война шла. Грохотали на весь город. Мы тут немного с тыла пошуровали, убрали чуток зверья и пару телепатов. Ждем дальнейших событий. Так под шумок и будем работать. Много потеряли?

– Чуть больше половины осталось. Ваши все, слава Зоне, живы. Занимаем оборону. По нашим данным, живой силы противника осталось около трех сотен, не считая зверья…

– Фью! Плохо. Что решили?

– Держаться до утра, а там будет видно. Выбор невелик. Они нам все равно сейчас не дадут вырваться, слишком много знаем. Алекс с ребятами ушел на разведку. Лишь бы опять не попали под влияние псиоников. С этими тварями – самая беда и есть…

– Держитесь. Мы позже подсобим опять. Думаю, что оглядываться им будет некогда. Самое святое в ваших руках, будут рвать и метать. Пощелкаем еще с тыла.

– Я понял. Хм… Хочу спросить только об одном… Не мог же предусмотрительный полковник просто так отправить нас на бойню. Должен еще быть запасной вариант. Колись, Серега, дай надежду на «хеппи энд».

– Да-а… Не зря он решил привлечь тебя. Теперь понимаю, что Синдикат был просто обречен, когда начал охотиться за скользким, изворотливым и смекалистым сталкером. Голова у тебя варит. Всему успеваешь уделить внимание… Конечно, есть вариант, но он рассчитан на позднее время и для противника должен стать полной неожиданностью. Расчет на уничтожение всей группировки. А ваша задача – оттянуть на себя их силы, собрать всех в кучу.

– Не многим порадовал, но и на этом спасибо. Скажу одно: вы заинтересованы в моей сохранности, ведь у меня так необходимая для вас информация, чтобы потянуть за ниточки, ведущие наверх. Так что, если есть возможность, свяжись с полковником и договорись о подмоге.

– Намек понял, Рекс, – Мэр хохотнул. – Командир точно с тобой не прогадал. Я попытаюсь, – обещаю.

– Тогда до связи, – сталкер отключил гарнитуру, закурил и, чертыхнувшись, сплюнул. То, что его послали в мясорубку, – факт.

В этот момент от тягостных мыслей Рекса отвлек вбежавший Алекс:

– Зомби стеной прут, уже за квартал отсюда. Позади монстров тьма, а за ними стрелки. Взяли практически в кольцо. Похоже, всех ведут телепаты…

– Я понял, все уже на позициях. Только что на связь выходил Мэр, привет передавал. Боюсь, что нам придется туго… Я его немного пошантажировал. Жить-то хочется… – Рекс невесело усмехнулся. Майор мрачно кивнул. – У них есть какой-то вариант, но сказали, что помогут позже. Ваш полковник далеко не дурак, понимает, что сохранение вот этого, – сталкер ткнул пальцем в ноутбук, – важнее всего. Думаю, всем умереть не дадут. Очень хочется верить…

Поднявшись с дивана, Рекс закрыл компьютер и снова убрал его подальше, чтобы ненароком не повредить. Подошел к ящику, взял защитный шлем, прихватил боеприпасы к автомату и пистолету. Патронами забил разгрузку и все свободные карманы, зная, что ближний бой со зверьем наверняка неизбежен.

– Ну что, пойдем, повеселимся?

– Охренеть, веселье! – Алекс нервно хохотнул. – Но мы знали, на что шли. Так что вперед!

Вид с крыши был великолепен, правда, наслаждаться им мешали неприятные звуки: ворчание множества глоток зомби и рев сотен мутантов, идущих в атаку. Противник рассчитал правильно: отбивая волну тварей и нежити, сталкеры обозначат свои позиции. Тогда идущим позади людям проще вести огонь по защитникам. Не зная, с чего начать, Рекс на первых порах растерялся. Он привык продумывать действия на несколько ходов вперед, но лишь свои, а вот с командованием другими людьми, как оказалось, возникли трудности. Однако он верил в желание обороняющихся людей – выжить любой ценой и в то, что рядом находятся те, кому под силу оказать действенную помощь в трудную минуту. За плечами Алекса богатый боевой опыт. Никотин – хороший организатор. Голубь – тоже бывший военный с немалым армейским стажем и неплохой подготовкой. Но главное – уверенность всей команды в победе. Только пугающее количество противников во весь голос кричало об обратном…

«Полтысячи голов, из которых сотня нежити, – это очень много даже для самых бывалых. Это больше мотострелкового батальона. Нам бы…» – и тут сталкера осенило. Вот что он видел на третьем этаже! Огнеметы! Едва успел озвучить свои мысли, как подчиненные майора сорвались с места. А Никотин послал в арсенал четверых из группы Голубя и Чирка за бочками с напалмом. Огнеметы выжгут большую часть нежити и монстров, горящий напалм осветит территорию, а поднимающийся вверх черный дым закроет от противника огневые точки защитников. Правда, огонь по врагу придется вести почти в упор. Но часть задачи при этом будет решена практически без потерь!

Алекс хлопнул Рекса по плечу.

– Молодец, правильно мыслишь. Быть тебе хорошим стратегом!

– Да ладно, сглазишь! Загоржусь – узнавать перестану.

Майор захохотал и побежал помогать своим ребятам.

– Думаю, установим их на третьем этаже, со всех четырех сторон, да как жахнем! И чтоб одни головешки! – Никотин опять смолил сигарету.

– Хотелось бы. Наверное, они и держали там огнеметы именно для этого. А ты бы пока, вопреки своему прозвищу, не курил, – Рекс оторвал взгляд от местности и строго посмотрел на товарища.

– Чё так вдруг? – приятель опешил.

– Огонек сигареты в ночном прицеле хорошо виден – старая военная наука…

Никотин чертыхнулся и быстро затоптал окурок.

– Блин, не подумал даже. Спасибо, что напомнил. Ладно, пойду – посты проверю.

– Погоди, у тебя же коммуникатор есть.

– Точно! Вот нелегко быть маршалом. Пока всех обзвонишь, от ушей только дырки в голове останутся! – приятель хохотнул и тут же, отойдя к краю крыши, начал опрос постов.

Вернувшийся Алекс доложил, что огнеметы установлены. За двумя он посадил своих парней, один на себя взял Чирок, за четвертым Голубь оставил одного из пепловцев. Рекс встрепенулся и повернулся к майору.

– Ты это… не обижайся, Алекс… за Пятихатки. Сам знаешь – война не жалеет никого. А жить хочется всем. У меня не оставалось выбора… Да и кто бы лучше вас с этим делом справился? Мне правда жаль…

– Перестань! Я уже перегорел, да и Мэр кое-что объяснил. Ведь могло случиться так, что полегло бы больше народу. Зачистку ведь действительно хотели провести. Вот нарвались бы! А благодаря тебе уже были готовы к бою. Так что – в расчете. Более того, мы тебе, наверное, еще должны остались…

И тут он осекся, поняв, что сказал лишнее. А Рекс тихо рассмеялся.

– Как ты там говоришь? Не дурнее табуретки! Сам уже все понял, так что спасибо за откровенность. Мне просто по-человечески неудобно и жаль, что так получилось.

– Все, проехали, если живы останемся, с меня магарыч. Откажешься – точно обижусь! Пойду своим помогать, сейчас уже попрут. Огнеметы – это хорошо, но заряжать долго, чем больше рук, тем быстрее. Мои точно не помешают. С нами Зона!

– Еще посмотрим, кто кого перепьет!

Рекс оглядел через тепловизор округу, откуда все ближе раздавался многоголосый шум. Затем, не мешкая, побежал вниз, проверить Пуха с напарниками. Те находились на самой близкой к противнику и из-за этого наиболее уязвимой позиции. Стоило поддержать парней.

Спустившись в фойе, сталкер не узнал его. За короткое время вид помещения разительно изменился. Вспомнилось, как он шел через него впервые. Везде царил порядок, чистотой сверкали даже стены и пол. А сейчас, когда оконные и дверные проемы были забаррикадированы первыми попавшимися под руки предметами, помещение напоминало мусорную свалку. Пол сплошь устилали ленты для АГСа, заряжаемые всей командой без устали. Кучи хлама по углам, стены, разнесенные после недавнего боя за этажи… Почти ничто не напоминало о царившем ранее порядке.

Рекс вклинился в работу, раскупоривая ящики с гранатами и отбрасывая в сторону ненужную упаковку. И тут вспомнил! Когда пробегал через чердак, тепловизор был включен. Боковое зрение в тот момент выхватило из темноты непонятное сооружение. Смутная догадка резко повысила боевой настрой. А ведь это могло оказаться прекрасным подспорьем к обороне! Решив не откладывать дела в долгий ящик, уже на бегу посоветовал защитникам фойе не задерживаться на этой позиции в случае опасности, а сразу отступать наверх. Сам же стремительно понесся проверить догадку. По пути связался с Алексом и поделился мыслями.

На чердаке они оказались одновременно. То, что с затаенной надеждой предполагал Рекс, оказалось правдой. Спаренные стволы зенитной пушки выглядывали из-под чехла.

– Мать моя, женщина! «ЗУ-23»! – майор смотрел на спарку во все глаза. – Рекс, ты определенно везунчик! Этим орудием мы размолотим в пыль даже кавалерийский полк! Крепко здесь засели эти твари, всерьез и надолго решили обосноваться, – он оглянулся и чуть не потерял дар речи. – А-а-а…

Но Рекс уже и сам с открытым ртом смотрел в ту же сторону. На другом конце чердака расположилась точно такая же спарка. Причем, бойницы для орудий были сделаны таким образом, чтобы каждое из них могло простреливать широкий сектор. Осмотрев помещение, Рекс понял, что боеприпасов для зениток предостаточно, и расположены они так, что перезарядка требуется лишь несколько раз.

– Ну что, эту позицию займем сами?

– Зачем же? – Алекс широко улыбался. – Мы сюда еще успеем, а вот с крыши, где мужики остаются на виду и незащищенными, предлагаю пока всех убрать и разместить именно здесь.

– Точно! А из орудий начнем стрелять в самый неожиданный для противника момент. Вот уж гонору-то им поубавим!

На том и порешили. Удивлению Голубя не было предела. В армии он служил в зенитных войсках и управляться с этими монстрами умел хорошо. С помощью Алекса сталкер наскоро объяснил напарникам принцип работы орудий и только успел расставить расчеты по местам, как их внезапно атаковали.

В ушах стоял такой шум от завываний, рычаний и бормотаний, что казалось, будто этот гомон издают сами остатки окружающих зданий. В двух десятках метров от общежития появилась первая волна противника. Зомби шли плотной стеной. Сразу за ними двигался весь разношерстный мир Зоны. От крысаков до псов, мимикримов, снобов, аасменов и даже злыдней. Между ногами и лапами тварей змеились едва заметные аскариды и какие-то вообще неизвестные исчадия. Рекс даже подумал, что в столь тесном строю этих червяков-переростков могут просто затоптать. Усмехнулся – еще не хватало о разных тварях заботу проявлять, когда люди гибнут пачками. Таков человек: несмотря на свою эгоистичную сущность, всегда находит место добру, проявляя заботу о «меньших братьях». Ведь совсем не вина бездумного зверья, что кто-то, являющийся родственником гомо сапиенс, ведет его силой пси-воли навстречу предстоящей бойне…

За десяток метров у одного из огнеметчиков не выдержали нервы. Струя напалма, слегка не долетев до первой шеренги нежити, яркой полосой расчертила двор и поначалу не принесла противнику никакого урона. Уже позже, когда зомби пошли через огонь, стало понятно, что он здорово задержит монстров. Вступившая в горящий напалм нежить факелами вспыхивала в ночи и, пройдя несколько метров, догорая, падала на землю. При этом защитникам гораздо лучше стало видно округу.

Остальные огнеметчики, выждав еще немного, пустили струи уже прицельно, захватив даже второй эшелон зверья. Вот тут действительно началась свистопляска. Визг горящих животных заполонил округу. Барабанные перепонки закладывало, как при перепаде давления, до потемнения в глазах. Однако защитники старались не обращать на это внимания, радуясь, что пока потери несла только одна противоборствующая сторона. Лежащий на краю крыши Рекс сплюнул в сторону – не сглазить бы. Чуть не попал в разместившегося рядом Никотина. Хотел извиниться перед приятелем и увидел, что глаза того горят недобрым блеском. А может, просто показалось, и так отражается в зрачках горящий напалм? Кто знает… Сгорающие заживо – картина не для слабонервных.

Огнеметчики произвели перезарядку и повторили фейерверк. Здание общежития полностью окружил огненный вал. А прорвавшихся монстров из АГСа добивал Пух с помощниками. Тварей, сумевших проскочить огонь, разрывало на куски метко ложащимися гранатами.

В гарнитуре Рекса раздалось шипение, и голос Алекса доложил:

– Смеси осталось на пару залпов.

– Я понял, вторая и третья волна отходят. От авангарда почти ничего не осталось, от второй шеренги – примерно треть. Людей не видно. Молодцы! Дали жару! Меняйте позиции, и пусть парни пока передохнут.

– Шашлычком пахнет… – раздался в наушнике голос Чирка.

Тут только Рекс понял, что защитники не ели уже больше суток, и решил озадачить оказавшегося не у дел пепловца:

– Голубок, слышь меня?

– Для тебя, Рекс, что угодно!

– Я кроме шуток. У меня идея. Самый свободный пока – ты с парнями. Сделай красиво для всех! Там в подвале…

– Ты про пожрать, что ли?

– Ну, да!

– Я понял, командир! Вот ведь эти анархисты со своим юмором… Поспать спокойно не дали, – послышался хохот. – Чирок, ты когда-нибудь видел того, кто, услышав о шашлыке, не стал бы пускать слюни, хотя бы тихо и в себя?

В этот раз засмеялись все. Посыпались реплики в тон начатому Голубем разговору:

– Вы хоть донесите немного, а то я в армии, когда посылку первую получил, – до казармы донес только пустой ящик!

– Да я такой голодный, что и ящиком бы закусил!

– Не донесет – мы ему быстро голубятню разворотим!

– Фрикаделек хочется! И чтобы с рисом…

– Ага! И водки чуть-чуть. Литров восемь, много не просим.

– И абсентику посмаковать…

– Вот, кто о чем, а вшивый о бане! Алкаши!

– Так ведь не корысти ради, а токмо для вывода, так сказать, радионуклидов!

– Да успокойтесь вы! Вот мы с парнями уже в подвале, сейчас разнесем эти коробушки по всем, хоть захавайтесь! Все равно – халява…

Внезапно голос Голубя и смех смолкли, а внизу раздались автоматные очереди. Тут Рекса осенило – подвал! Он совсем забыл про соединение подвалов между собой! Вот почему монстры начали отходить! Управляющие ими люди или телепаты явно продумали этот вариант. И теперь противник рвется снизу!.. Повернувшись к Никотину, Рекс не нашел того на прежнем месте. Сталкер, от природы не обиженный соображалкой, грохоча бронированными ботинками, уже несся со всех ног вниз по лестнице.

– Алекс! – решение Рекса созрело в один миг.

– Я уже двигаюсь туда, с огнеметом!

– Пух! Как там у тебя дела?

– Нормально. Мужики вышли, Голубь ранен, один из его ребят погиб… Мы прикрываем.

– Вот черт, совсем не подумали об этом!

– Не вини себя, кроме твоей головы тут еще двадцать семь… осталось, – голос принадлежал Голубю. – Еще хорошо, что догадался нас туда вовремя послать. Спасибо Чирку, напомнил. Мы тебе, анархия, теперь погоняло дадим – или Желудок, или Голод. Выбирай.

– Спасибо за предложение, мне и моей кликухи хватит.

– У меня при виде тебя теперь всегда слюни будут идти, – не унимался Голубь.

– Вот кто бы сказал, что вы, пепловцы, тоже чувство юмора имеете, ни в жизнь бы против вас воевать не пошел!

– Еще не поздно эту войну закончить. Я вот с ребятами, перед тем, как вас встретил, а потом сюда вместе с вами же попал, уже с месяц на вольных хлебах был. Мы просто еще комбезы поменять не успели. А вы, не разобравшись, сразу палить взялись…

– Забыто, Голубь. Я больше в «Анархии» с парнями не останусь. А против вас, мужики, – обращаюсь ко всем, кто слышит, – если целы останемся, ни в жизнь войной не пойду. Я за вас свою теперь готов положить без остатка, клянусь!

В гарнитуре раздался хор голосов: «Клянусь!», – но обстановка не располагала к лирике, потому что внизу разгорелся настоящий бой. Сначала коридор подвала забрасывал гранатами Пух, затем подоспели огнеметчики. Все осложнялось тем, что после обработки помещения горящим напалмом видимость от едкого дыма стала абсолютно нулевой. Тогда поступили по-другому: залили напалмом коридор, включая вход в канализацию, по которой к зданию подобрались твари, потом закрыли подвал наглухо и забаррикадировали дверь, закидав ее доверху самым тяжеленным хламом, который только смогли найти. Образовавшуюся кучу теперь можно было сдвинуть только танком, да и то вряд ли. Но Пуху и его команде все же посоветовали посматривать за тылами. А в усиление им оставили сталкера с огнеметом, в котором еще осталась половина заряда, и в придачу к огнемету – пулемет.

До рассвета оставалось два часа, но изменений пока не ощущалось. Небо плотно затянуло мрачными низкими тучами, из которых беспрестанно лил дождь. Еще хорошо, что напалм продолжал гореть даже в сырую погоду, иначе огненное кольцо вокруг дома давно бы потухло. Однако горючая смесь тоже не вечна: в круге пламени уже показалось немало прорех, на фоне земли выглядевших черными пятнами.

Противник, лишившийся преимущества внезапности, перегруппировался и вновь двинулся на штурм. Завывания зверья и нежити возобновились. В тепловизор четко просматривались контуры серых фигур зомби на фоне светлых пятен монстров. И снова повторилась картина горящих и падающих тел, прыгающих через завесу огня мутантов, десятками гибнущих от разрывов гранат АГСа. Остальные защитники ничем не выдавали себя. Так продолжалось около получаса. Еще полчаса прошло, пока прогорели остатки напалма… И тогда стало понятно, что относительное спокойствие закончилось.

Радовало, что от животного мира противника осталась малая толика. Территорию вокруг дома сплошь усеивали горелые и разорванные тела зомби и зверья. Теперь врагу ничего не оставалось, как пустить в дело людей. А это грозило печальными последствиями – три сотни против двух с половиной десятков. Большой перевес сил в предстоящем противостоянии. Но у защитников выбор был небогат: либо погибнуть, либо стать победителями. Во втором исходе боя Рекс все сильнее сомневался. Ставка – один к десяти его не устраивала. Внезапно заныло под ложечкой, ухнуло в районе груди сильным сердцебиением, и резко потеплел амулет. «Надежда всегда умирает последней. Дай Зона, чтобы не умерла окончательно! Да еще телепаты, давящие на мозги из-за спин… Это значит, что люди, лишенные инстинкта самосохранения, будут до последнего пытаться взять “цитадель” хоть голыми руками и умирать под огнем». Вывод напрашивался сам собой. Рекс переключился на гарнитуру спецназа:

– Мэр, я Рекс. У нас проблемы. Пришло ваше время. Вычисляйте телепатов и попытайтесь убрать их как можно больше. Они сейчас поведут на нас людей…

– Слышу тебя. Уже приступили, но, сам знаешь, насколько трудно искать их среди развалин. «Янтари», конечно, хороши, неплохо защищают от псиоников, но это когда имеешь дело с одним или двумя. А если сворой навалятся, толку от нашей помощи будет мало. Как вы там?

– Потеряли еще одного, есть пара раненых, а дальше будет хуже. С минуты на минуту ломанутся сами вершители, вы уж помогите, чем можете…

– Я понял, сделаем все, что в наших силах. До связи.

Рядом с Рексом на краю крыши примостился Алекс и коротко бросил:

– Идут.

Но сталкер и без напоминаний уже видел происходящее. В развалинах домов, находящихся напротив, и среди обильной растительности замелькали фигуры людей и зверья, отчетливо видимые в тепловизор. Плохо, что большинство защитников не были снабжены «ночниками». Это уменьшало шансы на победу.

После того, как отработавшие огнеметы стали не нужны, их расчеты пришлось перебросить к пулеметам и гранатометам. Снайперы в здании были вооружены бесшумными «Валами», поэтому Рекс не беспокоился об их обнаружении, но приказ о постоянной передислокации все же отдал. Спецназовцы тоже занялись привычной работой, успев проредить ряды противника на пару десятков человек. Вершители еще не опомнились, поэтому ответного огня не вели. Молчали и остальные сталкеры, до последнего момента не выдавая огневых точек.

Мелькающая перед глазами мешанина тепловых пятен могла привести в ужас любого неопытного человека. В голове Рекса промелькнула мысль: «Какие же цели преследовали вершители в своем “благородном деле”? Чего хотели добиться пропагандой “веры”? Чему так маниакально поклонялись?» Впрочем, ответы на большинство вопросов наверняка остались в ноутбуке главаря. С другой стороны, в Зоне находилось такое количество различных группировок… И сталкер не удивился бы, узнав, что большинство главенствующих «проповедников» поклонялись лишь жажде наживы. Ясно одно: сейчас их целью являлись жизни оставшихся двадцати восьми сталкеров. И это остро шло вразрез с желанием самих защитников. Они хотели жить, вопреки почти безвыходному положению. Поэтому готовились к тому, чтобы уйти в мир иной, захватив с собой как можно больше врагов.

Волна атакующих подбиралась все ближе. Первыми не выдержали те, кто оборонял правую сторону фасада. Застрекотал пулемет, из окон к рядам противника метнулось несколько осколочных гранат, но ответный выстрел из гранатомета убавил пыл сталкеров – заплатить за свои жизни как можно дороже. Анархист и вольный сталкер погибли мгновенно. Спецназовца, меняющего огневую позицию и по случайности оказавшегося рядом, тяжело ранило. Алекс, слабо верящий, что даже «янтарь» способен помочь его подчиненному, все равно повесил артефакт парню на шею. «Двадцать пять с четвертью», – мысленно прокомментировал Рекс и вздохнул. Отряд защитников постепенно уменьшался.

Цепь атакующих подобралась уже настолько близко, что стрелять начали отовсюду и из всего, что могло стрелять. Рекс с Никотином решили, что пора выдвинуть в споре за место под солнцем главный аргумент. Голубь, с нетерпением потирающий раненые руки, дал находящимся на чердаке команду – открыть огонь. Веер трасс скорострельных зенитных орудий буквально скосил ряды атакующих, размолотив их в прах. По чердаку начали стрелять из развалин дома, находящегося напротив. Голубь перевел огонь «ЗУ-23» на это здание. Остатки стен превратились в большую кучу обломков. Мощь зенитных орудий воодушевила сталкеров, с новой силой приступивших к обороне.

Очередная атака закончилась ничем. Противник, зализывая раны, откатился обратно. Никотин начал перекличку. Не отозвались еще трое. Одним из них оказался напарник Пуха. Так и не узнают родители пришедшего в себя парня, что после собственных поминок он еще какое-то время был жив… Все трое погибли в фойе, самом малозащищенном месте, поэтому Рекс принял решение – перенести АГС на второй этаж. Стрелять оттуда не так удобно, но гораздо безопаснее. «Двадцать два с…половиной», – удивленно глядя на тяжелораненого спеца, подсчитал сталкер. Парень заметно шел на поправку. Легендарные артефакты радовали как никогда: мало того, что способствовали быстрой регенерации поврежденных тканей, еще и позволяли обходиться в большинстве случаев без хирургического вмешательства, чудесным образом выталкивая пули и осколки из тел.

Свой «янтарь» Рекс отдал легкораненым пепловцам. Никотин, в руках которого находился третий артефакт, повесил его на шею Пуха. Здоровяк после переноса АГСа наверх упал возле станины гранатомета, потеряв сознание. Оказывается, тоже был ранен осколками в спину, но все это время молчал и терпел, стиснув зубы. Рекс плеснул легионеру в рот коньяка из «особой» фляжки. Тот открыл глаза, выхватил емкость и наполовину опорожнил ее тремя большими глотками, после чего произнес:

– Чё раньше не говорили о такой вкуснятине? Я бы только из-за нее…

Все, находящиеся рядом, захохотали. Жить будет! Едва поднявшись на ноги, Пух сразу приступил к обустройству новой огневой точки. Его басовитый голос подбадривал сталкеров, помогающих устанавливать гранатомет. Те, в свою очередь, быстро выполняли команды здоровяка.

Рекс с Никотином вновь оказались на крыше, прикидывая приблизительный урон, нанесенный атакующим. Цифры потерь впечатляли: около сотни человек потерял противник в прошлой атаке. Появилась надежда… И в этот момент из бокового здания прилетела граната РПГ. Гранатометчик вершителей долго целился и попал точно в бойницу одного из зенитных орудий. Этого не ожидал никто. Рекса и уже пытающегося встать Никотина подбросило на вздыбившейся крыше взрывной волной, усиленной сдетонировавшими зенитными снарядами. Какое-то время сталкеры приходили в себя, затем, со стонами, мотая головами, вскочили на ноги и побежали на чердак.

В это время Пух выпустил очередь из АГСа в сторону гранатометчика. Взрывами разметало остатки помещений на несколько десятков метров от остова дома. Остаток конструкции грузно осел, подняв в воздух тучу пыли. Но было поздно. Чердак представлял собой жалкое зрелище, внутри царил полный хаос. Орудие, в которое попала граната, стрелять больше не могло. Но это оказалось лишь частью беды – четверо сталкеров погибли мгновенно, среди них и Голубь. Расчет второго орудия изранило разлетевшимися осколками и окатышем. Дело приняло серьезный оборот. Тем более, боеприпасов к АГСу у Пуха осталось – кот наплакал.

Рекс решил срочно провести совет. На позициях остались только снайпера.

– Что будем делать, мужики? Нас все меньше, а вершители придумывают новые каверзы.

– Да раздолбать их к чертовой бабушке из всех стволов и не церемониться! – в запале закричал Чирок.

– Погодь, не кипиши, – вставил слово Пух, – тут есть одна идейка. Выстоять нам все равно до победного не удастся, это как пить дать… Они по подвалам к нам хотели пробраться, но не смогли. Так может, вы попробуете подвалами уйти?

– Почему это «вы»? – не понял Чирок.

– Да потому, чудик, что я останусь вас прикрывать!

– Тогда я тоже останусь!

В это время у Рекса зашуршала мини-гарнитура. Сталкер, вслушиваясь, поднял руку в предупредительном жесте. Все замолчали.

– Рекс, это Мэр. Мы поработали по телепатам, убрали несколько штук, чуть не потеряли половину группы. Отошли назад. Их там осталось около десятка. Мы больше не помощники. А вам надо продержаться еще с полчаса. Попытайтесь вытянуть их к зданию и сразу убирайтесь оттуда. Через час здесь будет работать штурмовая авиация. От этого квадрата не останется ничего. Так что я могу только пожелать вам удачи. До связи, успехов!

Рекс осмотрел всех присутствующих, затем заключил:

– Никто никого прикрывать не будет. Нас и так осталось мало. Поэтому предлагаю следующее: все занимают свои посты. Команда гранатометчиков выдвигается на разбор завала в подвал. Попытаемся прорваться через него, иначе все здесь и останемся. Они не станут ждать, пока мы отсюда уберемся. С авиацией шутки плохи. У нас час времени, а потом здесь все разбомбят… Через тридцать минут, если от меня не поступит команды, все уцелевшие собираются в фойе.

На том и порешили. Вытащив из дивана ноутбук, Рекс спрятал его в найденный бронированный кейс и уложил в рюкзак.

На улице заметно посветлело. А противник, собравшись с силами, двинулся в очередную психическую атаку. Фасад здания остался без прикрытия зенитного орудия, поэтому основные силы защитников перебросили именно сюда. Разбором завала Рекс решил командовать лично. Сначала открыли дверь и закидали коридор гранатами, только после этого спустились вниз. Напалм выгорел не весь, помешало отсутствие свежего воздуха. Дым в помещении стоял сплошной стеной. Добравшись до открытого колодца, через который прорывались звери, сталкеры обнаружили там лишь обугленные тела монстров, заполнившие почти весь коридор. Дышать было трудно даже через фильтры защитных масок, все закашлялись, до рвоты, но этот путь действительно оставался единственным шансом для прорыва.

На чердаке раздались очереди «зушки». Значит, противник опять подошел близко. Здание сотрясалось от грохота. Вокруг творилось невообразимое. АГС смолк, вероятно, закончились боеприпасы. Гранатометчики с «Мухами» разбежались по этажам. Вскоре послышалось несколько взрывов. На входе в фойе появился десяток человеческих фигур. Рекс открыл огонь и откатился за баррикаду. Сверху посыпалась бетонная крошка, отлетающая от стен и потолка. Очереди ложились плотной стеной. Выглянув из-за укрытия с другой стороны, сталкер увидел, что враг пытается ворваться в здание. Метнув гранату, он снова укрылся за препятствием. Требовалось задержать противника, иначе путь к отступлению мог оказаться перекрытым. Взрыв потряс фойе, окончательно выбив остаток дверного косяка. Тела вершителей раскидало в разные стороны. Рекс добил шевелящихся, поменял магазин автомата, но в проходе показалась новая волна атакующих, ведущих себя так, словно ничего опасного не происходило – псионики не зевали. С потерями враг не считался. Перед преградой разорвалось несколько гранат. Разлетевшиеся при взрывах мусор и куски мебели градом посыпались на голову, но раздумывать было некогда.

Отряхнувшись и сплюнув кровь, Рекс вновь высунулся из-за баррикады и полоснул очередью по входу, успев заметить, что у фойе уже сгруппировалось до двух десятков вершителей. И тут в поле зрения попал оставшийся без присмотра огнемет с остатками заряда. Схватив его, сталкер сел на колени и выпустил огненную струю, залив ей площадку перед зданием и сам вход. В круге пламени началась пляска пылающих и орущих тел. Атака временно захлебнулась.

Это была последняя попытка Рекса задержать штурмующих – в голове уже отчетливо, все усиливаясь с каждой секундой, ощущалось ментальное давление своры телепатов. Время вышло. Скоро враги полезут в окна, тогда их точно не удастся остановить.

– Все срочно вниз! – подал сталкер команду.

По лестнице загрохотали ботинки спешащих вниз защитников. Пробегавшие мимо него выпускали очереди сквозь бушующее на выходе пламя. Рядом приземлился Алекс. Насчитав около пятнадцати человек, Рекс вопросительно качнул головой. Майор развел руками, давая понять, что об остальных ему ничего не известно.

Атакующие действительно оказались подвержены сильному пси-воздействию, поскольку все это время пытались прорваться сквозь огненную завесу и десятками гибли в пламени горящего напалма. Ждать остальных больше не было резона. Либо погибли, либо попали под влияние телепатов. Рекс кивнул Алексу в сторону подвала, и оба нырнули в задымленные недра.

– Все, парни, всем вниз, иначе нам уже ничего не поможет. Первыми спецы и я с Пухом, за нами остальные, замыкают Никотин и группа Чирка!

Авангард скрылся в колодце. Рекс нырнул вслед за майором, позади него, едва не придавив своим весом, плюхнулся Пух. Оборачиваться некогда, продвигались настолько быстро, насколько позволяла ширина подземелья. Внезапно Рекс в запале налетел на спину стоящего впереди спецназовца. Из-за образовавшегося завала в этом месте проход оказался ничтожно узок, и пролезть по нему можно было только ползком. На преодоление возникшей на пути преграды ушло около десяти минут. Чирок, выползший из щели последним, спросил Никотина:

– А как же здесь зверье проходило, если даже мы плашмя едва протиснулись?

– Скорее всего, обрушилось из-за давки мутантов, поэтому они и отказались от попыток пробиваться через подвал. Погоди-ка, – Никотин подошел к нависающему земляному и кирпичному своду, оглядел, затем, отойдя на несколько метров, выпустил очередь из автомата. Рухнувшая вниз земля и кирпичи окончательно завалили узкое пространство. – Теперь точно задержатся с погоней.

И они устремились вслед за остальными.

Выход нашелся только один, все остальные ответвления канализации наглухо завалило обрушившимися сводами. Подвал соседнего здания кишел остатками животного войска вершителей. Вырвавшийся вперед с пулеметом в руках Пух принялся выкашивать ряды зверья и стрелял до того момента, пока лента в коробке не закончилась. После этого открыли огонь все остальные.

В данной ситуации не доверяющий автомату Рекс выхватил привычный пистолет и принялся стрелять по головам монстров. Пух уже перешел к рукопашной, выбивая зверье пулеметом, летающим в его руках богатырской булавой. Ошметки тел монстров и людей летели в разные стороны. Сталкерам пришлось прорубаться сквозь стену злобных тварей.

Все когда-нибудь заканчивается, – закончилась, наконец, и эта мясорубка. Вырвавшись на простор городских развалин, люди, преследуемые выжившим зверьем, бросились прочь от проклятого городского квартала. Двигались почти в бессознательном состоянии, поскольку в головах шумело от воздействия псиоников. Чирок упал, держась за голову, и начал кричать. Рекс вырвал из его рук автомат, а Пух, подхватив анархиста за пояс, перекинул брыкающееся тело через плечо и побежал дальше. Замыкающим все еще приходилось отстреливаться от наседавших тварей. Рекс, видя, как Никотин пытается отбить и вытащить из-под своры крысаков и псов оставшегося в одиночестве новичка, рванул к нему на помощь, но изменить ничего не смог, поскольку парень уже не подавал признаков жизни. Схватив за плечо рвущегося к зверью товарища, сталкер в самое лицо прокричал ему, что уже поздно. Сникший разом Никотин посокрушался, что очень хотел спасти из этой заварухи хотя бы одного новичка, но потом махнул безнадежно рукой и побежал вслед за всеми. Еще не подошло время – плакать и поминать погибших… В данный момент требовалось спасти собственные жизни.

Над головами раздался шум реактивных турбин. Из-за низкой облачности самолеты не были видны. Рекс даже успел задаться вопросом, как летчики смогут вслепую попасть по цели, но, решив не занимать голову ненужными мыслями, побежал дальше. Внезапно земля под ногами подпрыгнула, потерялась где-то далеко внизу, а потом стремительно ринулась навстречу. Кубарем прокатившись по обломкам и различному хламу, Чирок попытался снова вскочить, но Алекс рывком удержал его. Буквально через мгновение по лежащим на земле людям хлестнула ударная волна от взрыва авиабомб. Вокруг валились камни и горящий мусор. Рекс пытался высмотреть падающие куски, чтобы не погибнуть на последнем этапе ночной вакханалии от случайного тяжелого предмета. Закрыв посветлевшее небо, все заволокла взметнувшаяся в воздух серая пыль. В наступившей тишине люди, наконец, поднялись и, поддерживая друг друга, побрели в сторону появившейся из-за руин группы Мэра.

Рекс, чувствующий ответственность за жизни товарищей, оглянулся. Их осталось восемь. Только восемь из пятидесяти… Боль утраты и обида за произошедшее тяжестью навалились на плечи. Алекс, его подчиненный, Никотин, Чирок, Пух, пепловец, один вольный сталкер и сам Рекс. Вот и все. А так хотелось, чтобы их выжило гораздо больше…

Покачавшись, словно в раздумье, посреди улицы, сталкер рухнул ничком прямо в толстый слой пыли. Все дальнейшее он помнил лишь сквозь пелену непонятной дымки, да и то вряд ли. Только далекий и очень страшный голос гулким эхом настойчиво повторял: «Отдай, червяк! Отдай, слизень! ОТДАЙ МНЕ МОЕ!»

Осевшая пыль открыла, наконец, вид на город. Бывшего общежития и окружающих его домов на свете больше не существовало. История «Вершителей судеб» вместе с исчезновением целого квартала канула в небытие. Если бы Рекс находился в сознании, он обязательно бы подумал: «Всем вам, павшим здесь, земля пухом… И простите меня…»

* * *

Проходили миллиарды лет, гасли и рождались вновь звезды. Гибли старые и появлялись новые миры, а Мироздание покоилось на весах. Шатких весах управления Армадой, где верх – сторона, стремящаяся к свету, а низ – тропа вечного, беспросветного мрака. Какую дорогу выберет идущий? Сможет ли распознать истинную сущность древней тайны? И откроется ли она искателю?..

* * *

– Очнулся, герой? – знакомое, почти никогда не улыбающееся лицо возникло перед открывшимися глазами. Рекс, вышедший из странного видения, встряхнув головой, попытался вспомнить, кто это. Знакомое лицо… После появления в Зоне он никогда не жаловался на память и всегда с точностью мог определить того, с кем встречался хотя бы раз. А вот своего прошлого не помнил совершенно. И самое обидное – из памяти стерлись даже лица родственников и знакомых. Но этот человек… он видел его здесь… в Зоне… А что же он, Рекс, может рассказать о себе? Кто же он и откуда? Как узнать? Кто сможет ему помочь? Не этот ли полковник?..

Сталкер резко вздрогнул. «Точно! Это же полковник армейского спецназа Шелестов! Это он послал меня в самое пекло бойни! А может быть, все это мне только приснилось?..»

Рекс перевел взгляд на Устинова. Нет, не приснилось. Все это было. А значит, воспоминания всю оставшуюся жизнь будут давить на его совесть и не дадут покоя. Он не забудет боль от произошедших на его глазах смертей. И виноват в этом именно полковник!

Сталкер скрипнул зубами.

– Ну, ну, не стоит нервничать. Я постараюсь кое-что объяснить. Тебе удалось то, что не смогли сделать подготовленные специалисты в течение целого года. Мы изучили добытую тобой информацию и, скажу я тебе, были очень удивлены, насколько далеко протянула свои щупальца эта группировка. Тобой предотвращено около сотни терактов, замышляемых только в ближайшее время. И не в Зоне, где ежедневно гибнет множество людей, а за ее пределами, там, где люди работают, веселятся, любят друг друга, рожают детей. Множество жизней удалось спасти, благодаря действиям тех, кто находился рядом с тобой – во много-много раз больше, чем ты можешь себе представить. Так что цель оправдывала средства. Поэтому винить себя в гибели мужиков не смей! – Шелестов улыбнулся. – В баре тебя ждет вознаграждение. Парни выделили самое лучшее. В дальнейшем, не дай бог, конечно, нам может еще потребоваться твоя помощь, так что я не прощаюсь. А это тебе от меня лично, в знак уважения. И… спасибо тебе за всех, – полковник придавил рукой через одеяло грудь Рекса, оставив в подарок коробку новых никарагуанских сигар, и пошел на выход.

– Не нужно мне от вас ничего… – сталкер закашлялся. – И не хочу больше с вами иметь дела. Я – вольный сталкер! Мое дело – хабар…

Шелестов засмеялся.

– Хороший ты мужик, Рекс, и правильный! Время все расставит по местам. Но, поверь мне, я не прощаюсь. Мы, как и ты, иногда творим зло во имя добра. Только во имя ДОБРА! Помни это! И удачи. Ну, с нами Зона! – и он скрылся за дверью палаты.

Только тут сталкер понял, что находится в госпитальной палате. Рядом с ним на стул приземлился Алекс.

– Когда собираешься на выписку?

– А я что, хотел умереть, что ли?

– Ты оказался серьезно ранен. В трех местах. А в боку торчал здоровенный коготь мимикрима. Думали, совсем загнешься, еле до «вертушек» донесли. Но сейчас ты уже полностью в норме. Врачи тебя специально держали под действием снотворного, по моей просьбе, чтобы вылечился окончательно. А то ведь сразу бы от меня сбежал!

– Что это мне от тебя сбегать? Попрощался бы и все…

– А то, что с меня магарыч, забыл?

Рекс хлопнул себя по лбу.

– Точно! Где моя одежда?

– Пошли со мной, там для тебя мужики приготовили кое-что получше твоего старья. Полная экипировка спецов для работы в самых труднодоступных местах Зоны. Зная тебя, ее изменили, чтобы на военную не сильно смахивала. Так что считай это подарком от нас.

* * *

Бар у незримого Рубежа был забит людьми до отказа. Три стола стояли, сдвинутые вместе. За ними сидело восемь человек. От большинства их отличала новая экипировка. Может, кому-нибудь казалось, что это новички ждут своей первой дороги в глубь Зоны, но опытный взгляд заметил бы, что это не так. Время и Зона оставляют на людях метки, которые навсегда отличают их от окружающих. Посетители бара обратили внимание на отдельно сидящую компанию. Новички смотрели с интересом и небольшой завистью, а старожилы с пониманием и уважением, зная, что особой радости на лицах собравшихся нет. И собрались они здесь не ради праздника, а, скорее, для поминок.

Что же выделяло их из общей массы? Может, взгляд; может, жесты; а быть может, глубокие раны, оставленные прошлым на их душах и сердцах. Это те, кто связан с Зоной навечно. Отличные от окружающих настолько, что всегда сумеют безошибочно отделить хорошее от плохого, горячее от холодного, а добро от зла. Те, кто не зависимо от разных, выполняемых задач, называет себя гордым словом – сталкер.

Глава 4

Шедшие поминутно озирались, вздрагивая от каждого постороннего звука. Аномальное поле, через которое пробирались сталкеры, сплошь усеивали останки людей и животных. Идущий первым время от времени бросал вперед болты, выбирая дорогу. Уже несколько раз он, словно споткнувшись, внезапно изменял направление. Остальные, нервно матерясь, следовали по его следам.

Буквально два часа назад старший группы по кличке Сверло в пьяном угаре совершил бездумное и безжалостное убийство.

В Зоне есть множество мест, где всякая вражда и обиды на время отодвигались в сторону. Где, сидя у костра, можно поговорить по душам даже с самым заклятым врагом – поделиться новостями или рассказать смешную историю. Эти негласные правила всегда свято соблюдались бродящими по территории Анклава. Нарушившего закон временного перемирия непременно настигала суровая кара. Суеверия, сложившиеся годами, заставляли любого поверить, что Зона не оставляет без внимания пренебрежительного к ней отношения…

Уже два дня группа торопилась выйти к Рубежу. Настроение сталкеров при отсутствии хабара совсем упало. Случается и так, что просто не везет. А тут, как раз на свою беду, во время вечерней беседы у костра один из новичков другой группы похвастался, что нашел едва ли не знаменитую Сокровищницу. Набился, мол, добром под завязку. Изрядно нетрезвый Сверло принял слова молодого за издевательство. Схватился за оружие и перестрелял всю группу. Вскочившие напарники побоялись предъявить разъяренному товарищу за содеянное. А позже обыскали тела, собрали чужую добычу и тут же засобирались в дорогу, не смотря на подступившую ночь. Знали, что неминуемая кара не за горами, и теперь торопились, не зная передышки. Страх гнал преступников подальше от случившегося едва ли не бегом.

* * *

Рекс вышел на край болота, к чудом уцелевшему зданию, оставшемуся от склада артели по добыче торфа. Давно известное место для ночевки. Сталкер хотел успеть засветло, без риска – оказаться в желудке радующегося неожиданной удаче монстра, но пришлось изрядно попотеть, отбиваясь от стаи кабанов. Рекс давно уяснил, что бой – не главное. Часто проще убежать, и конфликт развеется сам собой. Изрядно пропетляв по лесу, он успел запыхаться. В конце концов, звери постепенно отстали, решив найти добычу полегче. Переведя дух, сталкер огляделся и облегченно вздохнул, – увидев знакомое строение.

Удивило непривычное отсутствие звуков. На мыске, вдающемся в почти непроходимое болото, постоянно кто-нибудь находился, а сейчас – странно тихо и неуютно… Амулет на груди снова тревожно запульсировал.

Привыкнув доверять чутью, Рекс включил «ночник» и крадучись двинулся вперед. Под навесом тлели остатки костра, слабый дымок тянулся вверх. Ни охраны, ни посиделок, – ничего. Это и показалось более чем странным, поскольку редкий сталкер сорвется с безопасного места ночью, когда основная часть зверей-мутантов выходит на охоту.

«Поди, заснули с усталости… А ведь знают, что Зона халатности не прощает, в любой момент может подбросить неожиданный сюрприз. Иные, умаявшись за день, засыпают прямо возле костра. Он-то точно зачастую является лучшей защитой, чем оружие. Большинство зверей боится огня и близко, учуяв дым, не подойдет. Но звуки? Звуки-то где? Недалекие твари обычно оповещают собратьев, что здесь отдыхает человек… Выходит, нет никого? Все же ушли? Тогда что заставило покинуть безопасное место на ночь глядя?..»

Рекс насторожился, замер и прислушался. Где-то далеко звучно ухало неизвестное порождение изобретательной Зоны. А может быть, просто булькало и пузырилось подобно живому существу болото, за короткое время превратившее некогда урожайные поля в непроходимые топи. Низко нависающие тяжелые, свинцовые тучи отражали сполохи грозовых разрядов или идущей где-то перестрелки, но поблизости звуков по-прежнему не было.

Вдруг цифровое изображение «ночника» на дисплее выхватило торчащие из-за угла старенькие «берцы».

«Вот растяпа, как стоял на посту, так и уснул! Видать, прислонился, а потом сполз потихоньку на землю…»

Подойдя вплотную, Рекс осторожно заглянул за выступ. Вдруг спросонок пальнет, не разобравшись? Опытный взгляд сразу ухватил самую суть: этот уже точно ни в кого не выстрелит, ну, разве только в виде восставшего зомби, что частенько случалось с неупокоенными, если их не предать земле. Бывало, правда, телепатам удавалось поднять нежить даже из могилы, но на подобное способны лишь сильные псионики, а таких в Зоне – единицы.

Что же здесь произошло?

Осмотрев тело, Рекс прикинул: перед ним лежал труп новичка. Парню явно не хватило средств на добротную экипировку, – все старое, заношенное едва ли не до дыр. Но оружия и других вещей при погибшем не оказалось. Значит, кто-то обобрал… Если бандиты, то странно, в этих местах они – редкость. Если свои, то почему не похоронили по-человечески? И где они, эти «свои»?..

Едва слышный, но в почти полном безмолвии резко прозвучавший вздох заставил подпрыгнуть от неожиданности и напрячься. Вспомнив о недавно брошенном костре, не успевшем окончательно потухнуть, Рекс быстро осмотрел местность, переключив «ночник» в инфракрасный режим. Вокруг все так же спокойно, лишь метров за сто, в камышовых зарослях, похрюкивали свинорылы.

Нет. Эти стрелять еще не научились, а потому на данный момент не страшны.

Звук повторился – слабый и молящий, похожий на стон. Осторожно заглянув в здание, сталкер увидел два лежащих тела. В тепловизоре одно отличалось от другого едва заметным желтоватым пятном. Стремление – выжить во что бы то ни стало заставляло тяжелораненого время от времени постанывать.

Рекс бегло осмотрел парня: три пули прошли через плечо, грудь и бок навылет. Одно легкое прострелено. Еще немного – и можно отпевать. Достав аптечку, сталкер ввел в рану небольшую трубочку, а выходное отверстие в спине запечатал пластырем. Лежащий сделал судорожный вдох. Рекс вколол ему два препарата, затем, осмотрев, обработал рану на боку. Уже лучше. Теперь надеть «янтарь» парню на шею. После этого заняться раной на плече.

«А лицо знакомое. Возможно, виделись мельком в баре…»

Выдернув трубочку после очередного глубокого вдоха, Рекс сразу залепил пластырем рану и с этой стороны. Под комбинезоном раненого разместил еще и крово-восстанавливающую «филейку». «Через часик станет ясно – пан или пропал».

Большего пока сталкер сделать не мог, только вколол успокоительное, чтобы, придя в себя, парень не сгинул от болевого шока.

Второй, лежащий рядом, точно мертв. Открытые глаза успели покрыться поволокой смерти, в уголках рта застыли рубиновые капли крови.

Что же здесь произошло? Оставалось надеяться на раненого: придет в себя, возможно, успеет рассказать, кто и за что так поступил с целой группой.

Рекс вынес тело погибшего на улицу, положил рядом с другим и, выбрав место попригляднее, начал копать. Когда уже стоял перед свежей могилой и наспех связанным над ней крестом, из строения послышался стон. Опомнившись, рванул внутрь. Парень пришел в себя и, скривившись, пытался шевелиться. Рекс, придержав, успокоил его. В который раз пришлось убедиться, что «янтарь» – сильная вещь. Подтянув сталкера ближе к стене, подсунул ему под голову пустой рюкзак. В это время тот приоткрыл глаза. До слуха донесся шепот:

– Отомсти…

– Молчи, молчи. Тебе еще нельзя говорить. Я арты приладил, глядишь, через часик будешь совсем как новенький. Ты лежи, а я, чтобы время не терять, буду вопросы задавать. Ты же просто кивай в ответ. Понял? – лежащий кивнул. – Я твоих друзей похоронил, а тебе повезло. Кто стрелял? Бандиты? – отрицательный ответ. – Военные? Тоже нет… Хм-м-м… Неужели сталкеры? – раненый опять кивнул. – Вот заразы… Кто ж осквернил святое место?.. – новичок открыл рот, но Рекс не дал ему заговорить: – Позже. Я сейчас все равно не в состоянии никуда идти. Надо отдохнуть и поесть, да и тебя бросать – не дело. Так что ты пока выздоравливай, а я займусь делами.

Сталкер болезненно вздохнул, кивнул и закрыл глаза.

Рекс настроил на КПК таймер, чтобы своевременно напоить водой потерявшего много крови сталкера. Главное – дать затянуться ранам, так как «филейка» высасывает из тела жир и влагу, а со временем может иссушить его, превратив в мумию. Достав из сидора тушенку и кашу – остатки былой роскоши, подкинул хворост в костер, раздул огонь и положил банки в тлеющие угли. Рекс недавно случайно раздобыл целый ящик армейского сухого пайка. Большая часть оказалась изъедена крысами, а вот банки остались в целости. Правда, некоторые успели вздуться.

Рекса передернуло.

Вспомнился некстати забавный случай. Однажды в полутьме, не заметив вздутия, он попробовал такую банку открыть ножом. Из отверстия в лицо и на одежду брызнула противно пахнущая струя. Собравшиеся вокруг рассмеялись, а Рекс, зажмурившись, задержал дыхание и попросил тряпку. Сосед, до которого еще не дошел тошнотворный запах, протянул полотенце. Уже почти ничего не соображая от недостатка кислорода в организме, Рекс вытерся и тут же метнулся к бочке с дождевой водой. В это время добросердечный приятель глубоко вздохнул, после чего под дружный хохот компании около получаса висел на заборе, старательно очищая желудок. А когда Рекс протянул изможденному хозяину уже выстиранную вещь, тот со злостью зашвырнул полотенце в траву, к бывшему содержимому желудка. Смех у костра разразился с новой силой.

Хмыкнув, достал из рюкзака остатки хлеба и огорченно вздохнул. Теперь придется этот колоб прожаривать на огне. От сырости, висящей в воздухе, не спасала даже герметичность заплечной тары. Казалось, что сам воздух состоит из водяных капель. Дополнял общую картину ползущий сплошной стеной со стороны болота туман. Однако привыкший к неудобствам организм требовал пищи. Вскрыв тушенку, сталкер сглотнул от разнесшегося мясного аромата. Не в силах ждать, навалился на горячее «первое блюдо», попутно обжаривая хлебный колоб, нанизанный на прут ивняка. А на второе – подгоревшая по краям каша.

К концу трапезы вода в стоящей среди углей кружке закипела. Рекс заварил чай, некоторое время удовлетворенно вдыхая аромат.

На болоте стояло относительное спокойствие. Недалеко чавкали по трясине свинорылы и кабаны, мирно перехрюкиваясь между собой. Все так же ухало в районе топи невиданное существо.

Последнее время в Зоне стало появляться все больше измененных тварей, неизвестных ранее никому. Как ни крути и не пытайся с ней договариваться, Зона не спрашивала советов ни у кого. А уж ее изобретательности стоило позавидовать. Кто знает, вполне возможно, разговоры о соприкосновении в Зоне параллельных миров совсем не безосновательны. Сколько не твори, а на это все же нужно время. Просто невозможно за месяц-два произвести на свет совершенно новое и невиданное ранее существо. Даже матушке-природе на подобное требовались миллионы лет…

* * *

Наконец-то удалось! После нескольких миллионов лет бесплодных поисков, наполненных пробами и ошибками, едва не заставившими усомниться в успехе…

Армада – верх эволюции создателей. Основа Мироздания и его надежда. Переплетение всех потоков энергии и времени. Связующее звено между прошлым и несколькими реальностями возможного будущего. Ключ к созиданию и, не ровен час, к концу всего сущего… Опасное и очень нужное творение. А потому тщательно замаскированное и дающееся в руки только избранным.

Поэтому и спрятали ее на краю Вселенной, подальше от посторонних глаз…

* * *

Вибрация КПК, засветившегося экраном, вывела из забытья. Сработал таймер, напомнив о деле. Рекс встряхнулся, отгоняя тянущую головную боль и небольшое головокружение. Перед глазами до сих пор стояла картинка бесконечного космоса с мириадами ярко сверкающих звезд. И… Пирамида. Колоссальное сооружение на зеркальной поверхности, создающей вместе с отражением вид громадного кварцевого монолита – октаэдра. Армада… Кажется, так оно называется?..

«Придет же в голову такое…»

Подняв взгляд, Рекс посмотрел на небо. Ночь вступила в свои права, оставив лишь где-то на западе, вдоль линии горизонта, светлую багровую полоску, едва проглядывающую через разрывы низко нависающих туч. Костер уже прогорел, пришлось подкинуть в него несколько сучьев. Вспыхнувший огонь озарил округу. На стене камыша отразились рисованные пляшущими языками пламени причудливые блики.

«Страшно и неуютно. И это у костра – на свету, а как же там – в окутанном тьмой здании?..»

Головная боль, наконец, отпустила. Наскоро покидав остатки ужина в сидор, Рекс метнулся к раненому. Цвет лица парня теперь отличался от того, на чем он лежал – серость сошла, сменившись небольшим румянцем. Правда, его сильно трясло в лихорадке, но самое опасное осталось позади. Рекс проверил, как затянулись раны. Багровые шрамы подтвердили, что сталкер идет на поправку. И это вселяло надежду.

Именно сейчас требовалось напоить парня водой. Посадив выздоравливающего у стены, сталкер поднес к его рту флягу. После этого еще пару раз сбегал к срезу воды, где предварительно выкопал ямку и разместил в ней специальную емкость в виде ведра, сделанного из фильтрационного полотна, сносно очищающего воду от вредных примесей и грязи.

Несмотря на кризисы, творящиеся в мире последние пару десятков лет, наука никогда не стояла на месте. Уже неоднократно Рекс мысленно благодарил ученых, изобретающих столь необходимые для выживания вещи. Оставалось только растворить в воде обеззараживающий раствор, и пить ее можно, не задумываясь о последствиях.

Вот теперь стоило спокойно побеседовать и узнать правду.

– Ну что, ожил, бедолага? Как самочувствие?

– Вроде неплохо…

Голос парня звучал слабо, но уже бодрее. Значит, жить будет, – в этом Рекс больше не сомневался.

– Давай, рассказывай подробно и по порядку.

Все произошло почти так, как и догадался уже сам Рекс. Нет хуже и бездумнее зверя, чем пьяный человек… Осталось лишь уточнить имена преступивших рамки дозволенного.

Единственная, запомнившаяся сталкеру кличка – Сверло – рассказала о многом. И этого вполне хватило, чтобы понять, кого парень имел в виду. Преступник был широко известен, причем далеко не с хорошей стороны. Рексу несколько раз приходилось сталкиваться с подонком, поэтому он знал точно, что Сверло отличался скверным характером и зачастую бывал не в меру вспыльчив. Случалось, что в горячих спорах он едва не доводил дело до поножовщины, особенно в пьяном виде. Находящиеся рядом в такие моменты сталкеры не относились к робкому десятку, поэтому, не столько методом уговоров, сколько прямыми физическими убеждениями сводили старания скандалиста к нулю. А в этот раз он действительно преступил границу дозволенного, напав на неопытную молодежь.

Такое зверство безнаказанным оставлять было нельзя. Хотя бы в назидание другим. Да и ради собственной безопасности, в конце концов…

После небольших раздумий Рекс выбрал не лучший вариант. Очень не хотелось опять действовать в одиночку, в очередной раз рискуя. «Правда, есть еще вернувшийся к жизни парень… Но он скорее послужит якорем, задерживая в пути, чем будет помощником». А бросать безоружного сталкера, только вытянутого едва ли не с того света, Рекс не собирался. Прошедшее время дало Сверлу изрядную фору. Скорее всего, теперь он попытается наикратчайшим маршрутом покинуть Зону. На это при хорошем темпе уйдет двое суток. Бывалый сталкер знал цену непростительной спешке, а потому был убежден, что одолеть путь без передышки у Сверла с подельниками получится вряд ли. Как ни бегай, а отдых необходим, иначе упадешь, и тогда зверье разделается с тобой без помех. Это значило, что набранная фора быстро сойдет на нет.

Впереди пролегало несколько аномальных полей, да еще совсем неизвестная пока, лишь недавно открывшаяся после последнего Выброса территория, наверняка кишащая мутантами. А бежать по ней сломя голову решится только полный идиот, не дорожащий собственной жизнью. Такого о Сверле Рекс сказать не мог. Еще группе беглецов придется обогнуть людное место: прямо на пути находится одна из сталкерских баз, куда время от времени стекаются на отдых или сдачу хабара возвращающиеся из ходок. А ну как кто-то успел сообщить по сети о произошедшем убийстве? После Выброса, конечно, прошло всего два дня, а в это время сеть, как правило, не «пашет», но кто знает… Страховка не помешает никогда. А поэтому Сверло на базу не пойдет, будет скрываться. Может быть, даже от самого себя. «Только от Зоны скрыться не удастся точно…» – зло ухмыльнулся Рекс. А еще убийцы сорвались с безопасного места среди ночи, не всякий решится на такое. Вывод однозначен – время для преследования есть. Требовалось только отдохнуть до рассвета самому.

Поделившись с парнем этими мыслями, Рекс завалился спать, а пришедший в себя сталкер, взяв автомат спасителя, остался на посту.

* * *

Проснувшись под утро, Рекс выделил вынужденному напарнику пару часов для отдыха и сел к костру. Предстоящее нелегкое дело заставило волноваться, отчего его заметно потряхивало. Хотя, возможно, сказывалась утренняя свежесть и оседающая мелкими каплями на всем вокруг туманная взвесь, тянущаяся едва заметным ветерком от болотных топей. Поежившись, Рекс подкинул в костер немного хвороста, протянул руки к огню и задумался:

«Вот ведь бывает какая петрушка – человек самостоятельно доводит себя до уровня бездумного зверя. И ради чего? Наверное, никто и никогда не сможет ответить на этот вопрос. Как в человеке могут совмещаться два совершенно противоположных свойства? Вчера ты, подобрав несмышленого обессиленного птенца, выпавшего из родительского гнезда, рискуя сломать себе шею, лезешь на самую верхотуру, чтобы вернуть его к жизни. Или, уже собираясь сделать очередной шаг, вдруг замираешь с зависшим в воздухе ботинком, потому что в этом месте проходит муравьиная тропа, и труженики-мураши, ничего не замечая, бегут по ней в известном им одним бешеном ритме. И ты осторожно переступаешь, чтобы ничего не испортить грубым вмешательством в размеренный ритм жизни насекомых.

А сегодня ты становишься настоящим чудовищем, без зазрения совести лишая жизни подобного себе. Тоже внимательно смотрящего под ноги, поднимающего взгляд к небосклону, с жалостью и болью невосполнимой утраты провожающего курлычущий клин журавлей, покидающих на зиму родные просторы. Как такое возможно?

Возмездие должно свершиться. Такого нельзя спускать никому и никогда…»

Рекс вздохнул, бросив взгляд на дисплей КПК, покачал головой, – времени все меньше, – и взялся за приготовление завтрака на двоих. Новый день принесет немало трудностей, и чтобы справиться с ними, им с вынужденным напарником требуется энергия.

«Энергия – это жизнь. Что будет дальше – посмотрим».

* * *

В бинокле уже четко просматривались четыре сгорбленные фигуры. Ровно сутки понадобились Рексу, чтобы догнать группу Сверла. Удивляла удачливость преступников, оставивших за спиной три больших аномальных поля, представляющих труднейшие лабиринты. Чтобы преодолеть их, Рексу пришлось изрядно потрудиться, не раз вспотев. А эти минули, все четверо, и ни разу не вляпались никуда! Обогнули крупную базу сталкеров и не столкнулись ни с кем. Правда, потеряли при этом полдня, что было на руку догоняющему.

Рексу же, к счастью, повезло встретить по пути старых знакомых – Никотина и Чирка. После совместных передряг оба прикипели друг к другу и взялись работать парой. Сталкер смотрел на приятелей с нескрываемой завистью, в который раз жалея, что приходится работать в одиночку. Тяжело вздохнув, он вспомнил частые беззлобные шутки – мол, прозвища – Рекс и Одиночка похожи как близнецы, – но менять сложившееся не решался, хотя понимал, что с легкостью может справиться со своим «злым роком».

По дороге Рекс пообщался со спасенным. Вынужденного попутчика прозвали Жориком Чили за его любовь к острому перцу. Как же могли не менее острые языки шутников пропустить мимо очередной прикол? Так и нарекли парня – Чили. Торопящийся Рекс с радостью вручил Жору Никотину с Чирком. Те, в свою очередь, узнав о произошедшем, пообещали доставить парня в целости и сохранности до базы. А затем, собрав кого только можно, выдвинуться Рексу на помощь. От немедленного преследования друзьям пришлось отказаться из-за срочности заказа и тяжести забитых хабаром рюкзаков. Поэтому преследование сталкер, ничуть не удивившись, продолжил в одиночку.

Удаляющиеся беглецы поочередно спустились в лощину, сплошь покрытую низкорослым кустарником, и временно пропали из виду. Но Рекс не сомневался, что вскоре увидит их вновь. Наметанный глаз, опыт и хорошее знание местности подсказали: выход из низины возможен только с одной стороны. Справа путь преграждали крутые стены оврага. Идти прямо – не резон, большая стая кабанов вперемешку со свинорылами активно рылась в дубовой роще. Измененные Зоной животные, несмотря на мясной по большей части рацион, не брезговали падающими желудями.

Земля в лесу оказалась взрыта зверями по всему видимому в бинокль пространству, что и удивило Рекса. Ведь идущим в нескольких сотнях метров впереди это тем более видно даже невооруженным глазом. Подумав немного, сталкер злорадно ухмыльнулся. Страх заставлял преступников совершать все больше ошибок – теперь без стычки с мутантами двигаться вперед группа Сверла не могла. А справиться с разъяренным стадом у уставших от постоянного напряжения людей получится вряд ли. Рекс огляделся. Спускаться в лощину не стоило, проще было обойти ее справа. Однако Сверло занервничал и решил укрыться от лишних глаз в густом кустарнике, либо действительно не проанализировал обстановку. А теперь будет тыкаться в разные стороны, пытаясь выпутаться из положения.

Рекс переместился ближе к левому краю оврага – под прикрытие пригорка, поросшего молодым осинником и березняком. К тому же, у подножия возвышенности в беспорядке разбросаны останки разбитой и разграбленной техники, дающие неплохую защиту. Общую картину дополнило несколько непонятно откуда взявшихся строительных блоков и пара проржавевших до дыр морских контейнеров. Очень удобная позиция для неожиданного стрелка.

Не теряя времени, Рекс примостился между блоком и кабиной «Урала» в ожидании развязки. Сталкеры быстро сообразили, что совершили оплошность, и решили вернуться тем же путем. Не желая лишнего кровопролития, после короткой очереди поверх показавшихся голов Рекс прокричал:

– Сверло! Про ваши проделки уже известно всем, лучше сдавайтесь! Все равно уйти вам не дадут.

Минутное затишье, и крик в ответ:

– Ого! Какие люди… Рекс! Уйди с дороги! Нам не нужна твоя жизнь! Обратного пути уже нет, что случилось, то случилось! Пропусти нас и двигайся, куда шел! Мы тебя не тронем! И я даже, может быть, забуду, что вообще встречал тебя сегодня… Ок?

Сверло разобрался, с кем разговаривает, но, похоже, испугался, услышав знакомый голос. Многие знали, что Рекс ходит в одиночку. Знали и причину, по которой ему пришлось сделать столь нелегкий выбор. Только ведь витающие слухи при этом заставляют иных вздрагивать от некоторых имен. И, надо сказать, Рекса не минули сплетни после войны с Синдикатом и событий, связанных с уничтожением «Вершителей». Отсюда и не совсем лестная слава, а порой и откровенная боязнь. Скорее всего, сейчас Сверло с дрожью кусал губы, лихорадочно выискивая выход из сложившейся ситуации. Уж кого-кого, а именно Рекса ему хотелось бы видеть меньше всего. Знал подонок, что вцепившийся ему в хвост сталкер вряд ли пойдет на уступки. А это означало войну и потерю драгоценного времени.

Поняв мысли преступника, Рекс зло ухмыльнулся.

Сверло точно не собирался сдаваться. Да туда ему и дорога! Только очень не хотелось гибели его подельников, двое из которых наверняка вызвались идти в ходку «отмычками», не имеющими никакого голоса. Это, конечно, не ограждало их от сурового суда и, скорее всего, не избавило бы от негативных последствий для их дальнейшей судьбы, но все же… А значит, стоило давить на чувство самосохранения. Это могло посеять в группе зерно сомнения и расширить образовавшуюся трещину. Не перебьют друг друга, так виновника повяжут, либо вообще устранят.

– Ты кодекс вольного братства знаешь не хуже меня! И меня тоже знаешь хорошо! Я до вас добрался, и остальные подтянутся вот-вот! Мне остается только чуточку вас придержать. Закон суров, но справедлив! Глядишь, и в живых кого оставят…

В низине все затихло. Только из рощи впереди слышалась возня зверей.

Через мгновение Рекс понял, что добился желаемого результата. Начавшаяся перебранка резко оборвалась автоматной очередью, трещащим эхом пробежавшей по роще и оврагу. Сталкер вздрогнул, хоть и ожидал чего-то подобного. Успокаивало одно: стреляли не в него. Значит, на одного члена группы у Сверла наверняка стало меньше.

«Знать бы – на кого…»

Рекс заерзал от нетерпения, надеясь, что неприятная ситуация с погоней быстро завершится, но внизу опять все стихло. Решив прояснить ситуацию, сталкер прокричал:

– Вы что там, по небесам стреляете? Хотите пошаманить, дождь вызвать? Его тут, в Зоне, и так хватает! Решайте быстрее! Сверло, ты меня знаешь, я не отступлюсь!

К великому сожалению в ответ опять раздался знакомый голос:

– Так и я не робкого десятка! Ты вроде тоже в курсе! Мне теперь терять нечего, так что не надо работать психологом, со мной подобное не пройдет! Пришлось своего сейчас положить… Трусом оказался, твоим уговорам поверил! И в его гибели ты виноват, слышь, врач-психопат? Я не я буду, если кому из нас выжить дадут! А кстати, откуда ты вообще взял, что мы что-то сотворили?

– Ты посмотри… И все-то тебе скажи да разжуй… Сам-то не доносчиком работал раньше, что так любишь подробности? Ну, ладно, только тебе и по секрету! Парень один рассказал! Чили звать! Я его почти с того света достал! Думал, зря стараюсь! Вот как с уговорами твоей компашки. Только это… Ты бы все же подумал хорошо. Молодежь же не виновата. Парням еще жить да жить… А я вам уйти точно не дам! Выход у вас один – сдаваться. Иначе смерть!

– Говорил же Толяну – проверь всех, так нет, не послушался мудрых советов… Ну, теперь поздно плакаться, его сейчас и положил! Так что лучше пропусти, задавим же! Неужто собственная жизнь не дороже? А мы тебе за здравие потом свечку поставим, да помолимся за живого! Лучше ведь молиться за живого, чем за упокой, а?.. Решай быстрее, у нас времени мало, сам знаешь.

Рекс понял, что Сверло заговаривает ему зубы, потому что справа едва заметно зашевелились заросли бурьяна. Один из сообщников с трудом вскарабкался по почти отвесным склонам оврага, пытаясь обойти преследователя. Сталкер горестно вздохнул: делать нечего, придется повоевать. Держа под прицелом открытую просеку, через которую противнику придется пробираться, он дождался сгорбленную фигуру и нажал на спуск. Очередь отбросила крадущегося в обратном направлении. Этот вряд ли в дальнейшем сможет сделать что-либо, если только не окажется бессмертным, в чем Рекс сильно сомневался. Если Сверло не соврал, противников теперь осталось двое. Уже неплохо.

Сталкер кисло усмехнулся. Видимо, зря надеялся на лучшее, – с уговорами ничего не вышло. Перевел прицел на выход их лощины и закричал:

– Сверло! Знаешь же, что меня на мякине не провести, зачем парней губишь? Сдавайтесь! У вас нет другого выхода!

– Дай пять минут на обдумывание! Сами понимаем…

– Нет! Я тебе больше не верю! Или сейчас выходите, подняв руки, или я уже ничего не гарантирую! Считаю до трех!

В кустах началось шевеление, но показываться подонки не собирались. Сталкер насторожился. Вдруг над головой прошла длинная очередь. Пули срикошетили от толстого железа автомобильной рамы. Рекс пригнулся, а со стороны дубравы дробно застучали автоматы. Сверло решился на прорыв через рощу, кишащую зверьем.

Но покидать укрытие сталкер не торопился, подозревая, что опытный противник рискнул пошуметь в стороне, вытащив его на открытое пространство. Поэтому еще внимательнее принялся наблюдать за местностью. Из лощины вновь раздались беспорядочные очереди, а вслед за ними заглушаемый визгом мутантов человеческий крик. Кабаны и свинорылы пробирались уже по самой низине, с громким треском ломая ветви деревьев и кустарника. Либо преступная группа полегла без остатка, либо кому-то невероятно повезло прорваться. Рекс встрепенулся: медлить больше нельзя, нужно срочно выяснить, что произошло, иначе звери уничтожат следы и тела погибших!

Рванув в сторону оврага, он пробежал по откосу, вглядываясь в заросшую густым кустарником низину. Мутанты носились по дну, ломая массивными тушами молодую поросль. В двух местах они столпились особенно плотно и рвали клыками лежащие тела. Но лишь в двух местах! А где находился третий сталкер, было не ясно. Возможно, именно ему удалось уйти. С целью – разобраться тщательнее, Рекс подобрался ближе, рискуя попасть в поле зрения зверья. Выхватил из сидора две гранаты со слезоточивым газом и метнул их в свиное стадо. Белесое облако заполнило всю низину. Мутанты, яростно визжа, бросились в разные стороны. Сталкер подтянул ремни шлема, опустил герметичное забрало и, дождавшись щелчка вставшего в паз стекла, запустил дыхательную систему.

В низине действительно лежало только два тела, уже изрядно истерзанных зверями, но ни одно из них не принадлежало Сверлу. Значит, именно ему удалось ускользнуть. С досады Рекс топнул ногой и выругался. «Что ж… Придется идти дальше…»

Достав из рюкзака последний запас – три газовых и две светошумовых гранаты – он решил проверить дубраву. Неподалеку лежала пара расстрелянных туш свинорылов, значит, Сверло все же прорвался. Придется продолжать погоню. Рекс вздохнул, разбросал гранаты в разные стороны и помчался вперед. Возвращаться, не отомстив негодяю за содеянное, он не мог. Дело принципа.

А впереди ожидала самая трудная часть пути: неисследованная местность недавно открывшегося сектора. Это значило, что опасности подстерегали буквально на каждом шагу. Сталкер положился на чутье, не без злорадства подумав, что самое трудное предстоит Сверлу. Гораздо труднее бежать, выбирая дорогу, и отвлекаться, оглядываясь назад. Чем больше напряжения, тем быстрее теряются силы. Это бодрило, заставляя верить, что преступник не уйдет от возмездия.

Через пару километров лес начал редеть, найденный след Сверла, едва заметный среди густой растительности, сильно петлял, иногда пропадая из вида. Рекс как хищник шел на запах добычи, но понимая, что преследуемый не уступает ему в хитрости, продвигался вперед с аккуратностью и опаской. Загнанный в угол затравленный зверь может устроить засаду преследующему его охотнику. Но, видимо, Сверло гнал вперед страх, и ни о чем другом, кроме бегства, он думать просто не мог.

До Рубежа оставалось совсем немного – лишь перебраться через открывшуюся территорию, а там уже речка. Затем, по ее берегу до брода, а дальше беглеца никто не сможет достать. Он-то уж знает много укромных местечек, где на первых порах можно затаиться, а потом и вовсе перебраться подальше от Зоны. На спину и плечи приятной тяжестью давил сидор, заполненный отборным хабаром. Сбагрив его, Сверло получит солидный гонорар. А уж с такими деньгами можно выбрать себе любое место, где сам черт не брат. Виллы, бары, яхты, теплые морские пляжи, горячие аборигенки – чем не жизнь? Раскаяния в содеянном – ни малой толики! Даже прикрывших его своими жизнями напарников совершенно не жаль. Затмила взгляд большущая куча денег, которая будто уже находилась в карманах. Замечтавшись, Сверло в запале похлопал себя по бокам, поверив в материальное существование собственного миража, и словно ощупывал фантомы тугих пачек, стянутых крест-накрест банковскими лентами. По телу, отгоняя на время усталость, прокатилась волна иллюзорного удовольствия…

Внезапно перед глазами возникло суровое лицо преследователя, укоризненно смотрящее исподлобья. «До чего же упрямый и самоуверенный! А ему это надо? Шел бы своей дорогой, нет же. Нашелся, тоже, борец за справедливость… – прогоняя, словно надоевшую муху, возникший образ, Сверло несколько раз помахал рукой. – Интересно, смог он найти мои следы? Зверье прошлось таким табуном, что вряд ли. Хотя кто знает, что у этого волка-одиночки на уме? Но чтобы последовать за мной, ему требовалось сильно постараться! А звери не на шутку разозлились, да и от добычи вряд ли отказались. Свежачка я им, однако, подкинул достаточно. Для затравки. А уж если кровью запахло, то пройти мимо них решится только идиот. Или профи… В любом случае, Рекса они наверняка задержали надолго». Сверло скорчил гримасу и осклабился, переходя с бега на быстрый шаг.

Неизведанный сектор открылся незаметно. Неожиданно глазам предстал совсем другой пейзаж. Только что был редкий лес и раскинувшееся перед ним обширное поле, испещренное мелкими овражками и зарослями кустарника, и вдруг пространство, как по мановению волшебной палочки, резко изменилось. Перед сталкером появился небольшой городишко, утопающий в зарослях тополей и кленов. Верхушки их сплошь облепили черные силуэты воронья, которого в Зоне превеликое множество. До города еще далеко, поэтому криков птиц не было слышно, и ветер дул в спину, относя звуки вперед.

Рекс поднял бинокль и присмотрелся: у крайних зданий под деревьями мелькнул человеческий силуэт. Висящий за спиной рюкзак с такого расстояния придавал фигуре вид сгорбленного старца. Сверло. Больше тут быть некому…

Сталкер улыбнулся. Значит, отстал от преследуемого всего на несколько сотен метров. Весь путь через лес он держал ускоренный темп. Сейчас же встал, прикрывшись деревьями, и позволил себе перевести дух. Срочно воспользоваться «тоником», восстановить силы и ускорить реакцию. В самый раз. Что там впереди, мог знать только Сверло, уже прошедший эти полкилометра. А уж если он прошел, то Рекс это сделает однозначно. Не раз удивлялись случайные попутчики необычному чутью сталкера, становясь ему за спину, когда он уверенно обходил даже самые каверзные аномалии. Редкий человек мог бы похвастаться подобным. Рекс только хмыкал, невинно пожимал плечами и разминал пальцами очередную сигарету. А что он мог сказать, если прошлое скрыто пеленой амнезии? Каким он был спецом и работником, чему учился и много ли знал? Или вырос среди аномалий?

С крайних деревьев в небо взвилась туча воронья. Рекс поцокал языком. Неосторожно ведет себя Сверло. Иногда страх притупляет чувство самосохранения. Так недолго и нежданную беду накликать. В принципе, Рексу это только на руку, глядишь, и не придется делать черную работу, но проследить за событиями до конца все равно было нужно.

Не желая терять преследуемого из вида, сталкер дождался действия напитка и снова устремился вперед. Цепочка следов отчетливо виднелась на пыльной нехоженой дороге. «Шаг широкий, смазанный. Значит, торопился, почти бежал… Не дает себе ни минуты передышки, тоже напиток принял для тонуса. А мужики уже, наверное, не успеют с подмогой. Далеко ушли…»

Рекс оказался на окраине городка и осмотрелся. Воронье, громко крича, вновь сидело на деревьях. Вид улиц напоминал картину вселенской катастрофы, словно кто-то, запустив пальцы под остатки асфальта и мостовой, резко провел гигантской рукой вдоль зданий и перевернул то, что оказалось на ладони. Так пашут трактора, выворачивая плугами верхние пласты, чтобы будущая родительница-земля могла дышать. О каком дыхании невиданного великана могла идти речь в данном случае, неясно. Увиденное поражало масштабом. Самое поразительное, что в отличие от улиц, дома в городке выглядели вполне сносно. Отсутствовали только, как в принципе и везде в Зоне, стекла в пустых глазницах окон.

Следы Сверла уходили к центру, он решил не отклоняться от прямого пути. Рекс укоризненно покачал головой. «Рискует, зараза. Лучше бы обогнуть городок по дуге или пройти по краю, а не забираться вглубь. Неизвестно, какие опасности подстерегают бездумно сунувшегося в неизведанный лабиринт. Впрочем, почему же неизвестно? Какими бы опасности не были, всегда каждый рискует самым ценным – жизнью».

Рекс был почти стопроцентно уверен, что ни на одной старой карте этого городка никогда не существовало. Откуда Зона брала такие места, оставалось загадкой. Однако названия улиц на едва держащихся табличках, а также перекошенные или сваленные на землю дорожные знаки – все это подтверждало: здесь действительно когда-то жили люди. Либо Зона очень точно смогла скопировать населенный пункт, находящийся где-то на поверхности Земли. Во всевозможную мистику, фантазии о параллельных мирах и прочую белиберду Рекс не очень верил. «Хотя как знать? Порой кажется, что вся Зона представляет собой сплошное мистическое явление…»

Но время поджимало, день перевалил за середину и неуклонно двигался к вечеру. Упускать подонка сталкер не собирался, поэтому осторожно двинулся по его следам в центр. Внезапно Рекс вздрогнул и прислушался. Издалека раздался странный шум. Воронье на деревьях взмыло в воздух и истошно закаркало, заглушив другие звуки. Высоко поднявшиеся птицы гораздо лучше видели, что творится вокруг. Рекс насторожился, но сквозь гомон пернатой стаи услышать ничего не удалось. Тогда он пересек улицу через вывернутые пласты земли, решив залезть на крышу здания и попытаться оттуда высмотреть хоть что-то.

Будучи уже на чердаке, выглянул из слухового окна. Стая, разделившись надвое, разлетелась в стороны. Порыв ветра на время прервал птичий крик, и до сталкера вновь долетел непонятный гул, причем явно искусственного происхождения. И сразу за этим обомлевший Рекс увидел источник звука.

Вынырнув из-за крыши соседнего дома, вдоль улицы пронесся мотодельтаплан. На уровне пояса сидящего в нем человека топорщилась турель с пулеметом. И это означало, что городок отнюдь не безлюден, а живущие здесь совсем неплохо обеспечены, имеют оружие, технику и, что важнее всего – горючее. Это становилось уже слишком опасным.

Чем дышит данная группа, какие преследует цели, какой ветви религии поклоняется? Множество вопросов возникло в голове Рекса, но размышления его прервал грохот пулемета. Либо стреляли по Сверлу, либо охотились на зверей. А может, просто развлекались ради собственного удовольствия. Но раздавшаяся в ответ автоматная очередь заставила забыть о зверях.

Ревущий двигатель чихнул несколько раз и смолк. Мотодельтаплан резко взмыл вверх, развернулся и свалился в пике. Человек безвольно свесил руки, голова его опустилась на грудь. Со всего маха аппарат врезался в стену противоположного здания и, развалившись на части, рухнул вниз. Неподвижно лежащий среди обломков пилот не шевелился. Вероятно, погиб еще в воздухе.

Рекс вышел из ступора, поняв, что вскоре на поиски упавшего дельтаплана бросятся аборигены. И он, вовремя не убравшийся подальше, рискует быть обнаруженным по оставленным следам. В тот же миг с разных сторон неподалеку раздалось еще несколько очередей. Эхо выстрелов пронеслось по пустынным улицам. Значит, Сверло вступил в бой с товарищами «человека-птицы». Это зрелище сталкер пропустить не хотел. Выбравшись из дома, он подбежал к обломкам дельтаплана. Несколько гранат в пристегнутой к сиденью сумке убедили, что пилот мог заниматься еще и бомбометанием. Продуманно. Однако не учел местный житель малую скорость аппарата, поэтому в него легко попали. А вот вид лежащего человека (человека ли?!) совсем обескуражил Рекса. Внешне тот сильно походил на аасмена, с одним ощутимым отличием: мутанты давно растеряли какой-либо разум, а дельтапланерист, имеющий дело с двигателем и оружием, явно мыслил! «Загадка природы…»

Забросив гранаты в рюкзак, сталкер побежал, уводя следы в противоположную сторону. Под огонь неизвестной группировки попадать совсем не хотелось. Его задача – преследование подонка и приведение приговора в исполнение. Сколько смогли прожить эти существа в долгое время закрытом секторе – неизвестно. По крайней мере, принести несчастье другим, будучи изолированными от всего мира, точно не могли. Поэтому Рексу не в чем было упрекнуть аборигенов. Он не хотел им зла. Варились в своем соку долгое время – флаг им в руки. Пусть и дальше живут, если сектор закроется вновь. Единственное, что удерживало сталкера – он еще не видел смерти Сверла. Задерживаться в секторе – лишний раз подвергаться опасности, поэтому нужно как можно быстрее решить проблемы, не наживая новых, и убраться подобру-поздорову.

Через двести метров Рекс вновь пересек улицу и побежал на звуки перестрелки. Пробравшись по двум кварталам, выглянул из-за угла и резко отпрянул, вздрогнув от неожиданности. Мимо в огромном прыжке обычного аасмена пронесся абориген с автоматом в руках. «Как Зоне удается такое?! Совместить прыгучесть и оскал зверя с разумом человека! Если бы он просто держал оружие, но он ведь еще при этом стрелял! Хорошо, что в сторону…»

Это подтвердило догадку, что дельтапланерист не погиб при падении, а был застрелен в воздухе. Аасмен, упав с большой высоты, вряд ли может разбиться насмерть. Разве только покалечится, и то – ненадолго. Невероятная живучесть и быстрая регенерация мутантов часто заставляли изумляться – тому, насколько Зона способна переворачивать все представления человека о законах природы. Пластичность мышц и фантастическая прыгучесть аасменов удивляли и пугали.

Как бы там ни было, о своей задаче Рекс не забывал, и уже собрался двинуться дальше, но в этот момент стрелок-прыгун опять появился в поле зрения. И сейчас уже целился в сталкера, едва успевшего уклониться от прошедшей над головой очереди. Ответный огонь готового к любым неожиданностям Рекса не пропал даром: взмывший в прыжке противник кувыркнулся и плашмя упал за буграми развороченной дороги. Послышался отчетливый звук ударившегося о землю тела. Обыкновенный человек точно бы при падении разбился насмерть или изрядно покалечился. А остался ли живым прыгучий враг, Рекс не знал, да и не очень хотел это проверять. Ситуация, заставившая вклиниться в схватку, не радовала, но раз уж пошла такая петрушка, ничего не оставалось, как принять бой, навязанный мобильным противником. Правда, Рекс еще слабо надеялся, что ему повезло.

В это время боковое зрение выхватило еще два мотодельтаплана, кружащих над домами городка. «Скверно…» Затеплившаяся надежда рухнула – его заметили точно…

Забежав в здание, сталкер накинул на себя «хамелеон». Теперь заметить его сложнее. Перебежав на другую сторону, выглянул из окна: дельтапланы сместились ближе к центру городка, а по улице приближалось около десятка стрелков-прыгунов. Лихорадочно думающий, как выпутаться, Рекс пожалел, что еще не наступила ночь. Возможно, в темноте он имел бы некоторое преимущество со встроенным в защитный шлем тепловизором, но до сумерек еще несколько часов. Так что придется воевать как есть. Пугали незнакомая обстановка и невероятная подвижность врага, попасть в которого стоило больших трудов. А это – излишний расход и без того скудного боезапаса. Рекс чертыхнулся, вспомнив о встрече с Никотином и Чирком. Что не подумал сразу о патронах… Да и забота о ставшем обузой Жоре Чили совсем выбила из колеи. А друзья бы с радостью поделились патронами уже совсем рядом с базой.

Но мучивший сталкера вопрос экономии быстро отошел на задний план, когда несколько аборигенов сгруппировалось возле дома напротив, что-то эмоционально обсуждая и энергично жестикулируя. Рекс пока не был ими замечен, поэтому решил не ждать развязки, а метнул в окно друг за дружкой две гранаты. Реакции врагов осталось позавидовать: из почти десятка пострадали от взрывов лишь трое, остальные отпрыгнули в стороны, пытаясь укрыться за домами. Сталкер зацепил очередями еще парочку. Те, кувыркнувшись, рухнули на землю. Уцелевшие принялись носиться по улице огромными скачками, пересекая траектории друг друга, отчего внимание Рекса, пытающегося взять в прицел хоть одного, постоянно отвлекалось, и он лихорадочно водил стволом из стороны в сторону. Бросив бесполезные попытки, решил поменять место, когда прыгуны принялись стрелять в ответ.

В подъезде неожиданно столкнулся лоб в лоб с одним из врагов, но в этот раз реакция человека оказалась быстрее. Прыгуна отбросило к стене, он попытался подняться, но Рекс припечатал его к полу контрольной очередью. Метнувшись к телу, быстро обыскал содержимое карманов на рваных остатках разгрузки. Три запасных магазина и несколько пачек патронов оказались как нельзя более кстати. Не медля, сталкер рванул на обратную сторону дома. И здесь по улице носилась пятерка врагов. Кажется. Их, мелькающих мимо туда и сюда, трудно было пересчитать, Рекс отбросил попытки пересчитать противников, от которых в глазах уже начинало рябить. Гораздо больше его интересовали физические способности местных «кузнечиков». Щедрый подарок природы.

«С таким даром можно пропрыгать всю Зону не более чем за один день. Интересно, каким “тоником” эти парни пользуются? Может, поделятся, когда мы с ними помиримся?..»

Рекс, ловя в прицел очередного врага, откровенно громко расхохотался. Как раз один прыгун приземлился у ржавых перекошенных детских качелей. Короткая очередь отбросила его к остаткам песочницы и косо торчащему полусгнившему грибку. Захрипев, абориген забился в конвульсиях и затих. Проверять его запасы сталкер не решился. С каждой секундой становилось все тревожнее. Если мутанты сумели расправиться со Сверлом, поскольку недалекая канонада неожиданно смолкла, то вскоре вся свора должна переключиться уже на Рекса.

Истратив почти половину патронов, сталкер перебежками от здания к зданию провоевал еще около двух часов. Испарина от постоянного напряжения приклеила одежду к телу, пот стекал по лицу и щипал заслезившиеся глаза, но, похоже, противники тоже начали выдыхаться. Мыслимо ли это – два часа беспрестанных прыжков, длиной около пятнадцати метров и высотой около десяти! Вот тут Рекс и понял, что его шансы начинают повышаться. «Тоник» будет действовать еще с полчаса, но при таких нагрузках последствия могут оказаться тяжелыми: от головокружений – до потери сознания. Поэтому сталкер держал под рукой еще одну банку. Длинной очередью свалил на землю неосторожного врага и осмотрелся. Противник исчез. Либо решил больше не испытывать судьбу, либо действительно устал и убрался – отдохнуть и пополнить запасы. К счастью для запыхавшегося Рекса.

Стремительными перебежками от одного тела к другому, он с лихвой запасся патронами. Нашлось даже несколько гранат, более серьезных. «Ф-1», конечно, убойнее «РГД-5», но при этом тяжелее. А лишний вес может сильно помешать, сковывая подвижность. Поэтому Рекс решил использовать «эфки» первыми.

Теперь пора заняться поисками Сверла. Автоматная стрельба давно затихла, тарахтящие дельтапланы исчезли, но внутренняя настороженность не позволяла расслабляться. В подтверждение этому слабо пульсировал амулет на груди. Неясная угроза давила на сознание. Кто знает, что еще может придумать неожиданный противник? Рекс с осторожностью устремился вперед.

Цепочка следов привела к зданиям бывшего спорткомплекса. Повсюду был разбросан инвентарь: валяющиеся в коридорах «козлы», запыленные гири, гантели и прямоугольниками возвышающиеся над полом маты. Остатки теннисного стола, сваленные в кучу из рухнувшей стойки лыжи с палками. Под ногой звякнуло – блеснув серебристым боком, из пыли выкатился кубок, над которым человеческая фигурка занесла ногу для удара по футбольному мячу. Рекс грустно ухмыльнулся.

«Сейчас в Зоне быстрее кто-то пнет оторванную голову, чем попытается играть в игру обычным способом. Говоря о победе, никто не имеет в виду спортивные достижения…»

Печальная картина навевала не самые романтические мысли.

Следы привели к хоккейному павильону. Искусственного льда, конечно, уже не было и в помине, а на развороченном полу ржавели остатки холодильных установок. Сталкер слабо разбирался в этой технике, поэтому не мог даже представить себе, как все работало. Гораздо большее внимание привлек лежащий в центре зала рюкзак Сверла, из-за которого в последнее время произошло столько смертей. Набитый до отказа сидор остался плотно закрытым и никого не заинтересовал. Вокруг следы борьбы, а среди стреляных гильз небольшие пятна крови. И – никого. Внимательно изучивший обстановку Рекс чертыхнулся. Ему нужен Сверло, а живым тот окажется или мертвым – не имело значения. Увязая все больше в преследовании, одиночка понял, что устал. Устал от грязи, гнили, вони и часто невыносимых условий. Устал от подлости, монстров и смертей. Устал от Зоны… Но он никогда не оставлял незавершенных дел! Такова уж его натура. И сейчас должен был убедиться, что возмездие свершилось.

Два неровных следа, окропленных кровью, вели к пролому в стене. Похоже, здесь проволокли по полу крупный предмет. И им мог оказаться Сверло. Припрятав рюкзак под сваленными в кучу рядами сидений, Рекс направился к выходу и огляделся. Напротив, через широкую улицу, расположились здания небольшой фабрики, скорее всего, бывшего хлебозавода. Кирпичная одноэтажная проходная с перекошенными воротами, распахнутыми настежь, пристройкой примкнула к высокому административному корпусу. За ними – два производственных цеха, выглядевшие менее внушительно. В большой тогда стране привыкли так раздувать административные штаты, что, вероятно, здесь бродило больше канцелярских клерков, чем работников, выпекающих хлеб. Вместо того чтобы, сократив до минимума управленческий аппарат, повысить заработную плату простых работяг…

Из глубин памяти выплыл туманный момент, когда Рекс посещал подобное предприятие, где пахло кислым раствором закваски, свежей выпечкой, ванилью, и летала в воздухе мельчайшая мучная взвесь. Работали на полную катушку вытяжки воздуховодов, а печи скрипели смазанными графитом шарнирами люлек, медленно двигая их через горнило, пышущее жаром.

Сейчас же от предприятия осталось мало того, что могло напомнить о его былой деятельности – всюду запустение и хаос. В нескольких окнах на третьем этаже здания администрации плясал отсвет пламени. Сталкеры нередко пользовались таким способом обогрева, прячась от частой непогоды Зоны. Получалось по-черному, но тепло, светло и сухо. Что еще надо бродяге для счастья? Разве только хороший хабар…

Найдя удобное место, Рекс как заправский альпинист быстро поднялся на крышу. Улегся недалеко от провала в кровле, прикрывшись торчащими кусками плит, достал бинокль и навел фокус. Увиденное его ошарашило. Посреди комнаты на кирпичах стояла двухсотлитровая бочка, из которой к потолку вырывались языки огня. У нее собралось с полсотни прыгунов, сидящих полукругом в несколько рядов. А на противоположной стене в подвешенном состоянии – обнаженное тело Сверла. Одна рука сталкера отсутствовала напрочь, кровь из рваной раны стекала на пол. Но самой жуткой оказалась картина вспоротого живота преступника со свисающим кишечником, над которым стоящий абориген производил магические манипуляции, как шаман в диком племени, наматывая его на изогнутую палку. Больше всего Рекса поразило то, что Сверло еще жив, но подвергался сильнейшим мукам.

Вдруг искаженное гримасой боли лицо распятого подонка вытянулось. Рекс вздрогнул, поймав встречный взгляд, молящий о помощи, и понял, что следует предпринять. Сохранять выдержку он не мог при любом раскладе. Да, сталкер шел по следу преступника, чтобы наказать за совершенное. Наказать смертью, но не столь изуверской, а по возможности быстрой и почти безболезненной. Достав из-за спины главный аргумент – ручной гранатомет «Муха», Рекс вытянул узкий конец трубы, поднял прицельную планку и тщательно совместил ее с висящим на стене телом. Сверло, насколько мог, радостно закивал и зажмурился. Граната влетела в окно и попала точно в него. Взрыв потряс комнату, разметав находящихся там прыгунов.

Смотреть на дальнейшее у сталкера не было никакого желания. Он все еще находился в состоянии эмоционального шока. Вот как бывает – идешь наказать преступника смертью, а в результате избавляешь его от мучений. Но видеть, как звери издеваются над человеком, Рекс не мог. В том, что это действительно звери, он уже ни капли не сомневался. Насколько можно потерять человеческое обличие, если без сострадания глазеть на подобное изуверство и тем более творить такое? Рекса передернуло, он отбросил в сторону ненужную уже пустую тубу от «Мухи» и спустился вниз.

Теперь все решала скорость. Забрать рюкзак Сверла и быстро убраться из этого богом забытого городка. Сейчас жизнь сталкера имела смысл – явиться вестником перемен, глашатаем того, что правда восторжествовала. Души погибших отмщены и могут спокойно уходить в места, где им будет гораздо лучше.

Выскочив из павильона, Рекс бросился в сторону ближайших кварталов. Какую-никакую защиту стены человеческого жилья все же дают. Прыгуны быстро сориентировались, в небе уже стрекотали оба мотодельтаплана. Влетев в ближайший дом, сталкер пробежал его насквозь и выскочил через окно первого этажа, но сразу пожалел, что оказался именно в этом месте.

Площадку заполняло незавершенное строительство. Упавший поперек двора башенный кран перекрыл и без того забитое до отказа строительным материалом пространство. Как ни чертыхался Рекс, а именно этот завал помог ему справиться с первым летающим прыгуном. Основа крана успела оторваться от металлической конструкции, а торчащие посреди двора плиты сыграли роль упора для огромного противовеса. Наверное, именно такими большими весами пользовалась богиня правосудия Фемида, пытаясь разрешить спорные вопросы глобального масштаба.

Рекс, оказавшийся решающей гирькой для перевеса, запрыгнул на центр шаткой конструкции, вскочил и побежал к дальнему краю. Взвившаяся в воздух противоположная сторона ржавых переплетений неожиданно со всего маха ударила по вылетевшему из-за дома дельтаплану. Треск захлебнувшегося мотора стих, а аппарат вместе с сидящим в нем прыгуном, собравшимся стрелять из пулемета, развалившись на части, упал вниз. Сталкер спрыгнул. Находящийся наверху конец башни крана резко обрушился, похоронив под собой встающего на ноги пилота. При этом сама конструкция вышла, наконец, из висячего положения и разломилась пополам, со страшным грохотом рухнув на землю.

Рекс рванул из захламленного дворика и вырвался на простор улицы. Здесь его уже поджидали несколько аборигенов, тут же открывших стрельбу. Пересекающиеся трассы прошли в непосредственной близости, кроша кирпичную стену дома и оставляя на ней выщербленные отметины. Рекс на бегу не прицельно огрызнулся. Над головой затарахтел воздушный винт. Пилот второго дельтаплана, сделав вираж между домами, метнул вниз гранату. Однако она не столько причинила сталкеру вред, сколько помогла, когда он, оттолкнувшись от пружинящего металлического листа, уже залетал рыбкой в окно дома на другой стороне улицы. Взрывная волна придала телу ускорение. Метательным снарядом пролетев по воздуху около четырех метров, Рекс вышиб защитным шлемом дух из рвущегося навстречу прыгуна. Опешивший противник выронил автомат, оказавшийся в руках тут же воспользовавшегося его оплошностью сталкера. Длинная очередь прочертила линию кровавых разрывов на теле врага. Откатившись за остатки развалившегося дивана, Рекс попытался встать, но не смог. Чувствуя, что необходимо время для восстановления сил, он метнул гранату в коридор, раскрыл рот и сжался в комок. По ушам резануло ударной волной вперемешку с истошными криками, ворвавшаяся в комнату туча пыли заволокла все помещение. Встряхнувшись, Рекс порадовался, что успел выключить усилитель звука, иначе точно лишился бы барабанных перепонок. Бегло осмотрел себя, заметив кровавое пятно на бедре, но рана показалась пустяковой, поэтому обращать внимания на такую мелочь не стал. Гораздо важнее сейчас испытавшая большую нагрузку спина с висящими на ней двумя рюкзаками.

«Хорошо, что мой почти пуст, иначе хребет могло переломать в два счета…» Прислушиваясь к ощущениям, Рекс встал и попытался наклониться. Слегка хрустнули позвонки, но ничего страшного не произошло, и это радовало. Выпустив в коридор оставшиеся патроны из трофейного автомата, сталкер откинул его в сторону и метнулся на другую сторону дома, выпрыгнув в окно. До окраины города оставалось еще несколько кварталов, а врагов вокруг столько, что он даже не пытался их считать.

Перебежав через очередной дворик, поднялся по лестнице на самый верх. Уже находясь на чердаке, огляделся: прямо на него летел оставшийся дельтаплан, но пилот не видел сталкера, высматривая его внизу, поэтому сам оказался легкой мишенью. Оставшимися в магазине патронами Рекс почти в упор расстрелял летуна. Двигатель взревел на полном ходу, летательный аппарат резко клюнул носом и со всего маху врезался в землю. Со всех сторон раздалось многоголосое рычание. Не понравился «кузнечикам» счет, до сих пор ведущийся в пользу сталкера: много – ноль. Но Рекс понимал, что его везение не может длиться вечно, слишком неравны силы в этом противостоянии. Он не знал, сколько времени выделит ему Зона для продолжения борьбы, но старался хоть немного еще пожить на этом свете. А вот как выпутываться из положения – совершенно не представлял, поэтому решил действовать «на авось». В конце концов, сегодня Рекс как никогда чувствовал за собой правоту. Не он начал эту бессмысленную войну.

Вопреки правилам одиночки, сталкер сейчас очень нуждался в поддержке, жалея, что работает без напарников. Действие «тоника» подошло к концу, движения становились вялыми и медленными. Чтобы не потерять силы окончательно и не упасть, он залпом опустошил еще одну банку. Через пару минут активность и острота ощущений вернулись. Выбежав на улицу, пересекся с тремя прыгунами, тотчас открывшими огонь, откатился в сторону и выстрелил в ответ. Не попал. Тут только сообразил – почему, и бросил взгляд на дисплей шлема, где давно мигало аномальное предупреждение. Между ним и врагами разверзлась громадных размеров «воронка». Стрелять через аномалию бесполезно: она мгновенно всасывает любой попавший в нее предмет, и пули в том числе. А прыгуны не замечали опасной близости кровожадной соседки, продолжая скакать. Закончилось тем, что один из них все же угодил прямо в центр «воронки», мгновенно воспользовавшейся смертельной оплошностью мутанта. Единственное, что увидел оставивший аномалию между собой и преследователями Рекс, как она, словно живая, пришла в движение, всосав барахтающееся и визжащее тело, стремительно раскрутилась, разрядилась и выбросила перед сталкером уже оставшийся без плоти череп. Остальные преследователи, все еще не понимая бесполезность действий, стреляли сквозь аномалию вслед удаляющемуся человеку.

Прикрываясь вывороченным асфальтом, Рекс на одном дыхании пробежал оставшуюся пару кварталов с мелькающими между домами прыгунами и остановился перевести дух у бывшей пожарной каланчи. Вдруг до его слуха донесся рев двигателя, и из-за взрытого дорожного покрытия навстречу в прыжке выскочила «Багги». Чего-чего, а этого сталкер точно не ожидал, а потому поначалу опешил. Гоночная машина тоже оказалась оборудована пулеметной турелью, за которой болтался стрелок, пристегнутый ремнями безопасности. Разрывная очередь крупнокалиберного «Утеса» вспорола взгорок перед Рексом и разбросала ошметками разросшийся куст акации. Еще бы чуть выше, и тело могло разорвать на части в один момент. Сталкер упал и откатился за кучу битого кирпича. «Багги», с ревом выпустив облако сизого дыма, скрылась за домом, начав разворачиваться во дворе.

Выждав несколько секунд, Рекс по очереди метнул в просвет между домами три «эфки», а сам бросился в полуразрушенный подъезд. Резко прогремевшие взрывы заглушили орущий на высоких нотах форсированный двигатель. «Багги», кувыркнувшись несколько раз, остановилась неподалеку вверх колесами. Прыгуны, оседлавшие ее, безвольно повисли на ремнях вниз головами. Ждать развязки Рекс не стал, ринувшись на другую сторону улицы, вновь пробежал здание насквозь и оказался на окраине городка, среди небольших домишек с приусадебными участками. Завывания раздавались со всех сторон. Бросив на звуки несколько последних гранат, сталкер присел на миг, дождался разрывов и поспешил дальше.

Аборигены бесновались все сильнее, все чаще пули ложились совсем рядом. Несколько раз сталкера сильно толкнуло в спину, едва не выбив из него дух. Попадания смягчили висящие за спиной рюкзаки, но что произошло с контейнерами, в которых находились артефакты, сейчас Рекса волновало мало. Главное – сам цел, и то – слава Зоне…

В конце концов, мелькающие перед глазами картинки закрутились настолько быстро, что понимать происходящее сталкер уже успевал с большим трудом, двигаясь по инерции. Все слилось в единую мешанину прошлого, настоящего и будущего. Время словно свернулось в кольцо, замкнув на себе один миг. Разве такое возможно – свернуть время в кольцо? Кто знает… Наверное это подвластно лишь Армаде…

* * *

В Зоне, как и везде, тоже наступала ночь. Приходила постепенно, робкими шагами, словно переживала, что не все успели завершить нелегкие дневные заботы. Ждала, когда все раздадут долги и завершат дела, но все равно неумолимо окутывала пространство. Начав снизу, исподволь, медленно поднималась все выше к небесам, заставляя гаснуть и их. Постепенно все затихало и уходило на положенный покой.

Ночь сильно удивилась, что кто-то там – внизу все никак не хочет угомониться, разрывая ее темное одеяние росчерками огненных трасс, постепенно перемещающихся за окраину притихшего городка. Это продолжалось долго – то затихая, то разгораясь с новой силой. Мелкие букашки Мироздания не хотели принимать неизбежное и продолжали никчемную возню среди пустующих коробочек былых людских жилищ.

И невдомек госпоже Ночи, что человек, чувствующий за собой правоту, отбивался от зверей, жаждущих его уничтожить. Он не привык сдаваться, хотя был один против целой своры, но он бился за правду, а она – сильнее смерти. Он – одиночка, но за его спиной незримой стеной стояли души, за которые ему сегодня удалось отомстить. И они благодарили его…

Городок давно остался позади, вконец обессиленный сталкер был серьезно ранен, заканчивались боеприпасы, а звери не отставали. Видно, всерьез вознамерились сжить его со света. Но он не сдавался даже тогда, когда оказался зажатым в плотное кольцо. И совсем невдомек зверям, что человеку помогала невидимая сила. Сила Добра. А иначе как еще назвать чувство, подвигающее людей на порой безрассудные поступки ради дружбы?

– Ре-э-э-э-кс!!!

У сталкера не было напарников, но друзья были всегда. И именно они пришли к нему на помощь в самую трудную минуту.

* * *

Копошение букашек закончилось. Ночь теперь могла спокойно приступить к своим обязанностям. Пустив развеваться по небосклону черную шаль, хозяйка мрака слегка тряхнула ей. По всей поверхности тьмы прошли искры разряда, но не погасли, а разбежавшись по определенным местам, собрались в созвездия, чтобы озарять усталому путнику его долгую дорогу.

И только Армада и Мироздание знали, насколько длинным окажется путь сталкера к дому, который он уже давно и безуспешно пытается найти…

Часть вторая

Напарники

Глава 1

Они развиваются, полные сил и энергии. Познают тайны Мироздания и крепчают духом день ото дня. Разумы их идут дорогой совершенства, и еще остается шанс выбрать во всех отношениях правильный жизненный путь… А Армада? Она будет очень кстати, чтобы не повторять ошибок прошлого. Она может использовать энергию света, направить ее в нужное русло, – навстречу желанному будущему.

Ты слышишь ее Зов? Ты видишь ее? Колоссальный октаэдр, переливающийся всеми цветами радуги. Наполненный энергетическими сгустками. Она ждет тебя! Она зовет! Иди вперед! Иди, но не забывай оглядываться на свои следы. Делай правильные шаги, и будущее встретит тебя как победителя!

* * *

Ночь выдалась как раз из тех, про которые говорят: «Хоть глаз выколи!». Стоит только вытянуть руку, и даже ладони сквозь пелену мрака никаким сверхчувствительным зрением не увидеть.

Рекс с трудом вырвался из объятий кошмарного сна, с настойчивостью пытавшегося превратить его разум в подобие бесформенной каши. После попадания в Зону он спал безо всяких сновидений. И вдруг накатило. В последнее время из раза в раз повторялось одно и то же видение: огромная пирамида на зеркальной глади, с отражением, уходящим глубоко под поверхность. Если только можно назвать поверхностью бесконечную пустоту под ногами, словно висящими над бездонной пропастью… Словно кто-то, как по заказу, крутит едва ли не первый из увиденных сталкером ужастиков в коммерческих видеозалах совка.

Вдалеке завыли псы, громко сработала, разрядившись, «энерго». В голове сразу прояснилось и заставило насторожиться. Амулет на груди ощутимо завибрировал и заметно потеплел. Автоматическим движением Рекс нащупал «Абакан», подтянул его ближе, изготовив к стрельбе.

– Ты чего? Опять кошмарики?.. Заманал уже, Макс! Тебя хоть вообще спать не клади. Так скорее ты меня психом сделаешь, а не Зона. Ну, чего опять? Вроде спокойно все. Покури малеха и ложись. Тебе еще отдыхать два часа, – с надеждой в голосе проворчал насторожившийся Плакса и всмотрелся в темнеющий проем выхода.

Таких схронов у напарников за годы их совместных скитаний по Зоне набрался не один десяток. Побродишь среди разных тварей, где каждая обязательно, если не откусить, то уж открутить тебе голову точно попытается, – вот и стараешься обезопаситься на время и так неспокойного сна.

– Извини, Ден… Замучился я… Хоть не ложись совсем. Но ведь неспроста это, сам знаешь… – Рекс бесшумно перебрался в затемненный угол грота.

Плаксой напарника прозвали острые языки, которых среди сталкеров хватало с избытком. А что еще делать после тяжелых ходок, как не чесать языками? Юмористов полно везде, другое дело, что шутки шуткам бывают рознь. А так как Денис носил фамилию Луковица, естественно, уже и не вспомнить, кому из шутников и балагуров однажды у костра пришло в голову рассказать байку про нарезку лука и «птичку жалко».

Вот и прикипело к нему прозвище – Плакса. Сам напарник отнесся к этому с полной невозмутимостью. В конце концов, «погоняла» в Зоне дают почти всем, так проще общаться. Да и повезло еще шутнику, что не назвал уж совсем зло и не по-детски, типа: Чипполино. Вот побегал бы потом между двумя друзьями, как между аномалиями «смерч», раскручивающими своих жертв по спирали.

Хотя, будучи напарником и самым близким другом Плаксы, в любой ситуации Рекс его называл Деном. Да и плакать им было недосуг. Оба оказались из той категории, которую неприятности часто находят сами. Две по-разному изломанные жизни, не нашедшие в прошлом уютного гнезда, куда бы хотелось вернуться. И, поди ж ты, – сошлись на зависть многим, готовые друг за друга отдать все, вплоть до жизни. Наверное, это и есть настоящая мужская дружба.

Плакса, которому поведение крепко спящего несколько мгновений назад напарника было не в диковинку, перебрался за выступ вблизи от входа и занял оборону. В тот же миг через отверстие для дыма в пещеру приземлился аасмен. Реакция Плаксы оказалась мгновенной. Пули пистолета-пулемета прочертили на теле мутанта полосу кровавых разрывов. Одна вошла точно в стеклянный глаз противогазной маски, выбив с обратной стороны осколки черепа вперемешку с его содержимым. Монстр, дернувшись, шлепнулся тряпичной куклой возле костра.

Рекс, доверяя товарищу, бросил на происходящее мимолетный взгляд, продолжая держать под прицелом вход. Предчувствия не подвели сталкера и в этот раз: следом за первым в расщелину ворвался второй мутант, но, как и его собрат, оказался срезан короткой очередью.

Вдруг перед глазами проявилась легкая зыбь, а предметы стали двоиться. Раздавшийся в ушах шум заставил вздрогнуть и напрячься. Друзья обменялись тревожными взглядами. Плакса рванул из кармана разгрузки упаковку с препаратом против пси-удара. Его с каждым мгновением все сильнее бил озноб, отчего ствол пистолета-пулемета в руке заметно подпрыгивал.

– Как д-думаешь, л-ловушка сраб-ботает? – напарник заговорил с заиканием.

– Не знаю… Дай бог. Если придется справляться вручную – опять потом неделю у докторевского отлеживаться будешь за пару артов.

– Сколько у нас времени?

– А вот через минутку и «будем посмотреть». Сработало бы только…

Плакса резко вскочил и тут же осел, схватившись за голову. «Узи» на длинном ремне, перекинутом через голову, выпал из рук и повис на боку. Рекс покосился на напарника, того сотрясала крупная дрожь.

– Не могу б-больше, б-больно д-до ужаса…

– Терпи, брат, терпи, – сквозь зубы процедил сталкер. Его тоже понемногу начинало знобить.

Оборону Рексу пришлось держать уже в одиночку. На этот раз длинная очередь смела трех крысаков, прорвавшихся на входе.

Внезапно воздействие псионика пропало, земля вздрогнула, а после раскатистого взрыва по расщелине пронесся грозный рык, переходящий в едва переносимый визг, словно неподалеку сработала автомобильная сигнализация. Кому хоть раз удавалось слышать жуткий рев химеры, тот никогда не сможет спутать его ни с чем. «Солидная свита у хозяина», – подумал передернувшийся Рекс, представив, что ожидало напарников, если бы оба монстра не угодили в ловушку.

Пока Плакса приходил в себя, Рекс, ободряюще похлопав друга по согнутой спине, поспешил на выход. Выглянул наружу, включив «ночник» защитного шлема. В тридцати метрах от входа в схрон из-под огромной глыбы, рухнувшей со скалы, торчало окровавленное тело телепата. Он погиб мгновенно. А вот химере не повезло, ей придавило только задние лапы. От нестерпимой боли она дергалась настолько сильно, что казалось, будто многотонная глыба сейчас опрокинется и отпустит жертву, но не тут-то было.

Рекс огляделся кругом, не заметив ничего подозрительного, прицелился зверю в голову и нажал на спуск. Зная почти мистическую живучесть твари, присел на одно колено и сделал контрольный выстрел. Рвущееся из-под громадной глыбы агонизирующее тело обмякло и перестало дергаться.

«Абакан» почти всегда стоял на отсечке в два патрона. Рекс считал, что лучше нажать на спуск несколько раз, чем быть расточительным стрелком. В таком положении автомат, при умелом использовании, практически всегда обе посланные пули укладывал в одно и то же место.

Из схрона, пошатываясь, появился Плакса и с дрожанием в голосе уточнил:

– Ну что, опять без меня управился?

– Да, Ден, – Рекс задумчиво водил стволом по окрестности, – только думается мне, что это еще далеко не все. Тут что-то не так…

– В смысле? – не понял напарник.

– А вот сам посуди – псионик явно сильный и матерый. Он принялся обрабатывать нас гораздо раньше, но лишь исподтишка прощупывал сознание. А впрямую воздействовать начал метров за сто. И если бы не мои предчувствия, еще неизвестно, чем бы для нас эта встреча обернулась. Возможно, и я бы не смог выдержать удара…

– То есть, ты хочешь сказать, что телепат поступал не как бездумный зверь, а действовал вполне осознанно? Намеренно подбираясь к нам ближе?! Но это же невозможно! Или это значит…

– Вот именно! Это значит, что ловушка твоя должна была сработать через несколько минут, после того, как мы ощутили удар. А сработала она секунд через тридцать. И я делаю из случившегося именно такой вывод: либо псионик обладал зачатками разума, либо его кто-то вел! С подобным я уже сталкивался, знаю, о чем говорю.

– Получается, что на нас он со своей, причем, заметь – неполной сворой, вышел не случайно.

– Вот-вот! И, кстати, это уже четвертое нападение за последнее время, в час, когда бдительность дозорного ослаблена. Ни ранее, ни позднее, а именно под утро! На такую продуманную атаку не способны не только обычные звери, движимые инстинктом, но и телепаты. Им без разницы, спишь ты или нет, – Рекс огляделся еще раз и глубоко вздохнул. – Ладно, давай-ка присядем вон под тем кустиком и притихнем ненадолго. Может, мы какие еще «добрые силы» пробудили ночной стрельбой? Сон все равно уже перебили, и скоро мое дежурство.

– Слу-ушай! А может быть, я больше не буду тебя стеречь по ночам? Все равно ты своими кошмариками раньше меня чуешь недоброе, – Плакса окончательно пришел в себя и начал шутить. – И нападают на нас, что странно, только когда ты отдыхаешь. А так – не будешь отдыхать, не будут нападать…

– Ишь шустрый какой! Значит, я буду дежурить, а он нет. А рожа не треснет?

– Ладно-ладно! – Плакса выставил ладони вперед и хитро прищурился. – Уговорил! Тебе тоже нечего дежурить! Ведь ты и во сне вроде как на дежурстве. И пускай нападают, чего уж там…

– Голова… – Рекс хохотнул. – Ну, во-первых, еще не факт, что это полная гарантия нашей безопасности, а во-вторых, кто скажет, как ты поведешь себя спросонок? Вдруг в меня начнешь палить, не разобравшись?

– Я? В тебя?! – напарник скорчил обиженную гримасу. – Да я даже во сне, между прочим, всегда с уверенностью могу сказать, с какой стороны ты находишься. Знаешь, честно – какое-то тепло ощущаю и небольшую вибрацию, вот как от мобилы в кармане. Ты не знаешь, отчего это?

– Постой, постой! Так ты тоже это чувствуешь? – Рекс правой рукой залез под комбинезон и нащупал амулет. Необычный продолговатый кварцевый октаэдр, словно пронизанный изнутри множеством мельчайших золотистых нитей и точек, как будто повторяющих переплетение галактик и светил. С небольшим отверстием в сужающемся наконечнике, в которое продет прочный капроновый шнурок.

Само собой на ум пришло название – Армада… Сразу всплыли эпизоды кошмарного сна: огромная пирамида на зеркальной поверхности и ее отражение, уходящее далеко в бездонную пропасть, над которой зависли ступни ног…

Вздрогнув, только сейчас он вспомнил, какое ощущение иногда испытывает перед возможной опасностью или каким-либо неприятным событием, которое может повлиять на его дальнейшую жизнь. Тепло в районе груди и небольшая вибрация!

И тут снова накатило…

* * *

Исчезли в далеком прошлом создатели нужного, но вместе с тем опасного творения. Никто и никогда уже не сможет сказать, куда ушли Древние. И были ли они вообще? Или их существование – не более чем просто миф, так необходимый человечеству? Для успокоения, для уверенности, что в далеких пределах Мироздания люди не одни. Что в самую трудную минуту Творцы вернутся, и Стражи Армады откроют для всех священные Врата в счастливую и беззаботную жизнь.

А пока… Пока Армада, под которой сгустился туман темной энергии, угрожающий уничтожить все живое, спрятана от лишних глаз. До лучших времен.

Торопясь спасти не только себя, но и будущее Мироздания в целом, Древние ушли. На выбор места времени уже не оставалось. Главное – не дать Мгле завладеть Армадой! Уйти, заглушить, перевести в режим энергетического ожидания. Вот вроде бы и все…

В любом случае, на пару миллиардов лет зарядки могло хватить, а там будет видно. Ну, или уже не будет…

* * *

– Макс! Макс! Очнись же ты! – голос Плаксы, как будто приближаясь издалека, наконец, обрел тот уровень громкости, при котором уже начинаешь понимать, о чем тебе говорят. – Ну вот, ожил! А то я уже думал, что ты совсем меня осиротить хочешь…

Рекс с натугой и болью в голове медленно и не без помощи напарника сел, опираясь плечом о скалу. Перед глазами медленно прокручивались кадры увиденного в беспамятстве, молочная пелена постепенно рассеивалась.

– Нашел, тоже мне, крестного отца… Когда это я тебя усыновлял? А может быть, тебя еще грудью покормить? – развернувшись, Рекс увидел радостную физиономию приятеля и вымученно улыбнулся. – Это, наверное, откат после псионика.

– Да нет, скорее, последствие твоих кошмариков. Ты меня так уже который раз пугаешь… Видел бы сам, какой синюшный цвет лица у тебя во время этого «отката»! Посмотришь – труп трупом, как уж тут не испугаться, что останешься без напарника?

– Так ты опять о себе любимом печешься…

– Ну, и о себе тоже, как же без этого? – улыбка не покидала лицо Плаксы.

– Что там вокруг творится? Не слышно ничего подозрительного?

– Когда тут было озираться? Ты ж меня чуть заупокойную читать не заставил… – напарник, конечно, скромничал, наверняка не забывал посматривать по сторонам. В конце концов, безопасность – первое дело. – Не боись, вроде тихо все, если не считать, что любой шум привлекает ночью внимание зверюг…

– Поэтому предлагаю сменить место дислокации, – Рекс вскочил и проверил «Абакан».

Друзья, цепляясь за сделанные ранее вырубки в каменистом склоне, перебрались по отвесной скале на самый верх. Уже давненько облюбовали они это место для безопасного наблюдения за окрестностью. Благо, как по заказу, наверху нашлись две ниши.

Отдышавшись после подъема, напарники принялись вглядываться в ночной мрак.

– А что? Неплохой вид! Если бы не звуки ночной Зоны, можно было бы подумать, что просто на пикничок выбрались, что было бы неплохо… – Рекс осекся, не отрывая взгляда от расщелины. – Вот я же говорил, что не все так просто! Чувствуешь, вроде кто-то сюда движется?

– У тебя «ночник», ты и приглядись. Мне ни черта не видать. В следующий раз точно запасные батареи первыми в рюкзак положу…

– Вот и положи, – наставительно заключил напарник. – Подожди-ка… Еще чуть-чуть. Сейчас из-за поворота появятся… Ну да, так и есть – зомбари прут, штук десять, не меньше. Раскачиваются, как чумные, и бормочут что-то. Сейчас поближе подойдут, я их поснимаю. Отсюда как в тире все отлично видно.

– Тебе-то отлично, а мне – хоть глаз выколи. Ни черта не вижу без «ночника».

– А еще знаешь, какое ощущение меня не покидает? – Рекс на мгновение оторвался от прицела. – Что за нами постоянно кто-то наблюдает, но держится на расстоянии.

– Хм… – Плакса откинул капюшон и постучал ладонью о затылок. – Как будто вот сюда кто-то все время смотрит, так?

– Вот именно! Только у меня это чувство слегка притупилось. Я его испытываю, насколько помню себя в Зоне. Ладно, оставим разговоры на потом, пора разобраться с непрошеными гостями из бара «живых мертвецов».

Прицелившись в ближайшего зомби, Рекс плавно нажал спуск. Обе пули привычно легли в одну точку. Фигура, как в цирке, перекувырнувшись через голову, плашмя рухнула на землю. Сталкер перевел прицел на следующего. Парная очередь раздробила идущему зомби голову, впечатав его в стену ущелья. Тот грузно осел и, завалившись набок, свесился через большой камень. В течение минуты количество нежити уменьшилось наполовину. Остальные, вяло разбредаясь в разные стороны, задрали головы вверх и открыли беспорядочную стрельбу. Пули и картечь застучали по камням, откалывая острые куски и со свистом рикошетя в стороны. По ущелью пронесся раскатистый звук выстрелов. Дождавшись, когда зомби начнут перезаряжать, пригнувшийся Рекс возобновил огонь. Вскоре с медлительными врагами было покончено, только эхо еще носилось по соседним скалам, будоража окрестность.

Прислушиваясь к возобновившемуся гвалту зверья, приятели перевели дух.

– Вот, черт, – Плакса оглядел себя, – ремешок броника срезало, как ножом.

– А зачем высовывался, раз не видишь ничего? Если бы в голову попали?

– Так ведь интересно…

– Ага, тебя любопытство гложет, а я потом мучайся – неси тебя к докторевскому, да? – Рекс посмотрел на напарника.

– Я же не думал, что они так быстро спохватятся! Сообразить ничего не успел, как пули засвистели, – Плакса улыбнулся и тихонько запел: – Темная ночь, только пулька попала в висок… – потом хохотнул и добавил: – Неестественно это все, чтобы зомби так быстро соображать начали. А?

– Вот я и говорю: создается впечатление, будто нас с тобой насквозь видят. Смотри, как точно зомбари без телепата на наше убежище вышли! Ведь в ущелье, за двести метров отсюда, ответвлений в разные стороны штук шесть. А эхо не позволяет определить, откуда стреляли.

– Да-а… Странности творятся. Не нравится мне все это. Ну что, посидим еще чуть-чуть да двинем заниматься мало-мальски «оперативным делом»?

– Это ты про обыск тел грешных? Давай рассвета подождем. И оглядеться бы не мешало, коли такая петрушка происходит…

Пока Плакса ремонтировал порванный на бронежилете ремешок, Рекс полез во внутренний карман комбинезона и сплюнул. Настала его очередь чертыхаться.

– Что там у тебя-то случилось? – спросил участливо напарник.

– Да, видно, пока в отключке был, все сигареты переломал. Теперь придется по дороге к базе чинариками баловаться. Тьфу ты! Хоть в газету, как деды делали, табак заворачивай…

– Давно тебе говорю, – не дело это – воздух коптить. Бросай куреху.

– Бросишь здесь, как же! Хоть сигаретами немного адреналин понижать от такой жизни.

– А ты, как я, карамельки посасывай, – напарник хохотнул.

– Привычка – вторая натура. Ладно, если все наладится, глядишь, и будет ради чего бросить…

Приятели ненадолго замолчали. До нюха Плаксы дотянулся сладковатый запах сигаретного дыма. Он вдохнул полной грудью прохладу предрассветного часа и, потянувшись, сладко зевнул.

– Слышь, Макс, а мне вот нравится запах курева на свежем воздухе. А еще помню, в детстве мы с пацанами частенько вставали возле выхлопной трубы какого-нибудь автомобиля и вдыхали. Вот ведь человек – вроде знает, что полезно, а что вредно, а все равно пытается сделать то, что ему нравится… И ведь нам нравилось!

– У тебя, Ден, еще и детство было, что ли? – Рекс хохотнул.

– Да… наверное, ничуть не хуже, чем у других. По крайней мере, есть о чем вспомнить, – с умилением ответил Плакса и, вздохнув, продолжил: – А я вот давно хотел тебя спросить… Мы вместе уже два года как. И все у нас общее, и спины друг другу прикрывать умеем, и притерлись до взгляда и жеста. А вот спрашивать о твоем прошлом я почему-то не решался… Как ты в Зоне оказался – знаю. И про амнезию тоже. Но вот что мне непонятно: ты почему-то ни разу не пытался о себе ничего разузнать. Ведь торгаши имеют хорошие связи на большой земле. Через них можно было бы пробить инфу. Или «трудное детство – деревянные игрушки»? Боишься, что выплывет наружу что-то очень скверное?

– Хм… – Рекс задумался. Затянулся, обжег пальцы, тряхнул рукой, выбросив окурок, притоптал его и исподлобья взглянул на друга. – Честно? Боюсь. Но не в этом дело. Дело в том, что на мой мозг словно поставлен предохранитель. Стоит задуматься о прошлом, пытаясь его выудить из глубин памяти, как начинает раскалываться голова. И это грозит постоянными обмороками.

– Так они у тебя и без этого случаются!

– Случаются, – кивнул сталкер, – но только эти случаются лишь в моменты расслабленности, когда, к примеру, ты рядом и можешь прикрыть. А те… Те могут произойти в любое время. И с тяжкими последствиями. Это как телепаты действуют на разум, только, наверное, во много раз сильнее. Страшно. И еще этот голос… «Верни мне МОЕ!» Кому я так задолжал – ума не приложу…

– Ясно, – Плакса щелкнул пассатижами, зажав концы скрученной проволоки, сцепившей разорванный ремешок, и виновато взглянул на друга. – Не сердись, Макс. Я ж из лучших побуждений.

– Нет, мне не за что на тебя сердиться. Просто надо было тебе сразу все рассказать. А искать через торговцев бесполезно, по одному имени не ищут. Еще и фамилия нужна…

– Это как? – не понял напарник.

– Ну, как? – кисло усмехнулся Рекс, чувствуя, что товарищ прорвал в его душе небольшую плотину. – Вот так бывает. Очнулся у Энергопоста в пещере, кругом тьма беспросветная, как сегодняшней ночью. Рукой пошарил – что-то холодное, а недалеко горят из темноты два глаза, и в голове полный сумбур, как будто кто-то черпаком все ее содержимое в бульон перемешал. Схватился я за первый попавшийся предмет, чувствую – пачка сигарет, а в нее еще зажигалка вставлена. Я другой рукой зажигалку выдернул и чиркнул – пещера слабо осветилась. Смотрю – рядом посиневший труп сталкера, семизарядный «Чейзер», а в дальнем углу уставилось на меня чудище с большим наростом позади головы и, растопырив руки, пытается меня загипнотизировать. В голове целая свора вурдалаков завывает, а перед глазами все двоится. Я автоматически схватился за дробовик и несколько раз выстрелил прямо в светящиеся глаза монстра. Ментальное давление спало, но круги перед глазами еще долго плавали. Я опять зажигалкой чиркнул – чудище лежит на спине, стонет и пытается подняться. Думаю – пора ноги делать, пока оно меня не съело. Тут я перепрыгнул через него и дал деру. Как до Плавней добрался, не помню. Наверное, на автомате. Мужикам о случившемся рассказываю, а они потешаются, не верят. Говорят, что от телепата просто так никому уйти не удавалось. Думали, что я сбрендил, и мне все это почудилось. А я даже понять не могу, о чем они говорят. В голове чисто, как в только начатой книге, одни белые листы. Ничего о себе не знаю. Наверное, пропал бы тогда с непривычки. Спасибо Горынычу, что помог. Я трясусь весь, в себя прийти не могу. «Надо же, – думаю, – как в жизни может быть, чего только не увидишь». А он увидел у меня в руках пачку и посоветовал затянуться, мол, спокойнее станет. Вот с тех сигарет я курить в Зоне и начал. А курил ли до нее – неизвестно.

– Да, Горыныч вообще мужик классный! Он до того, как бар открыл на базе, сам поначалу сталкерил. Но к мужикам нормального отношения не поменял, не зазнался, как некоторые. Помнит, что всем нужно помогать… – Плакса умолк. Прислушался к реву какого-то зверя в долине у подножия скал, и, хохотнув, заключил: – Судя по этому голодному вою, я бы не хотел помочь его хозяину в пропитании.

– Это потом уже я узнал, насколько страшен телепат, – продолжил Рекс, – но мужики тогда не поверили. Кричали, что я не смог бы от него целым и невредимым уйти. А на мне еще из одежды – только футболка, джинсы и кроссовки на босу ногу… Это их еще больше и озадачило. Я ж не мог в таком виде через половину Зоны пройти без последствий. В конце концов, не выдержали, собрались и решили докопаться до истины. Типа – облаву устроить. Оставлять у себя под боком псионика никто не хотел. Но оказалось, что воевать там было уже не с кем – труп телепата успел даже окоченеть. Подивились, конечно, но мне поверили. От Горыныча тогда мое прозвище и пошло. Он, поглядев на мертвого монстра, при всех мне сказал: «Ну, ты прям Ти-Рекс, мужик!»

– Погоди, а это не тогда в пещере нашли труп пропавшего Хитрого? Которого мужики послали с совместно собранным хабаром к Горынычу?

– Да. Думали, что он зажал общий сбор и скурвился, подался на дальняк. Но на поминках извинились и поклялись хранить вечную память. А я с неделю еще не мог вспомнить даже свое имя. Ха! А толчок к этому дала татушка у одной особы женского пола. Свела меня с ней нелегкая во время пьянки с мужиками… Просыпаюсь поутру – елы палы! – в объятиях этой красотки, а на животе у нее написано: «Сделай красиво, почувствуй себя пулеметом Максим!». «Ба-а-а, – думаю, – это ж я, наверное, своего имени не оправдал! Конфуз-то, поди, какой!» Я быстренько оделся и подался к Горынычу, начал проситься в срочном порядке на какое-нибудь задание. Так и попал тогда в первый рейд… О последствиях его ты и сам знаешь. Мы в такую мясорубку попали, что целым и невредимым остался я один. Правда, двоих до докторишки нашего я все же донес. Но Скунс еще день протянул, а Сенька-Половинка инвалидом остался на всю жизнь. С горя теперь спился совсем…

– Говорят, сейчас на Градирне возле механика обитает, тот его за пол-литру в виде засланца держит. Ну, знаешь – принеси, подай, пошел на фиг, не мешай!

– Жалко мужика, – Рекс вздохнул, – он хочет или до пресловутых Врат, или до самого Рая добраться. Мечтает все исправить, начав жизнь заново. Но разве ж это возможно – повернуть время вспять? Правда, после подкидываемых Зоной сюрпризов я уже ничему удивляться не буду. Может, и время обратимо? Кто знает…

Выдержав паузу после очередного завывания какой-то твари, Рекс почувствовал, что его, наконец, прорвало:

– А от красотки этой я долго еще скрывался. Все размышлял о конфузе. А он не в том заключался, о чем я думал. Искала она меня совсем по другому поводу. Оказывается, я ей в пьяном порыве обещал принести с дальнего луга, что за Газированным болотом, несколько семян игольчатой фиалки. Она, видишь ли, всю свою жизнь мечтала цветоводством заниматься… Курва! Вот тут-то и вышел конфуз, – Рекс скривился. – А я думал – что же проще? Сходи себе на прогулку и вернись. На тот момент мне удалось в еще нескольких рейдах побывать. И всем открылась странность: со мной практически ничего не происходило, а спутники мои вечно в какую-нибудь пакость встревали. Естественно, слушок пустили, что со мной ходить в рейды – к беде. И взяли за правило – не связываться с помеченным злым роком сталкером. А тут, как назло, узнав, что я собираюсь на луга, ко мне в напарники напросился Вершок.

– Это которому погоняло за рост метр с кепкой дали?

– Ну да, от горшка – два вершка, он и есть. Ему давно хотелось до аномалий у Газированного болота добраться, поискать там арты, которые здоровье восстанавливают быстро. Правда, фонят они изрядно… Но разве ж его было убедить, что они еще и вред приносят? Словом, увязался он со мной в дорогу. А она как раз пролегала мимо этого болота, будь оно неладно! Мы тогда с Вершком от псов сутки отбивались. А снаряга-то, сам знаешь, у новичков какая – порвали они нас нехило. Правда, артефакты мы все же нашли, а у меня еще с первого рейда «губка» осталась. Вот с помощью нее мы и смогли подлечиться без тяжелых последствий. Только у меня ноги так в шрамах и остались.

– «Губка» же неплохо радиацию впитывает!

– Да, кабы не она, мы бы тогда изрядную дозу хапнули. Да и кровь восстанавливает хорошо.

– Ну, а дальше что было?

Рекс хмыкнул:

– Это ты про конфуз?

– Да. Баба-то эта тут при чем?

– Так вот, слушай дальше. Через сутки, подлечившись, мы добрались до лугов, а как выглядит эта фиалка, никто – ни сном, ни духом. Ну, и давай мы рвать всего понемногу, считай – насобирали целый стог разномастного гербария. Посмотрели на этот скирд и задумались – как его обратно таким ворохом тащить? Решили разделить на равные части и на горбах переть до базы. Двое суток мучились, а смогли только Газированное болото обойти. Но твердо решили – не бросать и во что бы то ни стало донести. Ведь хоть что-то из набранной оранжереи должно быть этой чертовой фиалкой!

После хохота, вновь пробудившего всю округу, напарники примолкли, внимательно присматриваясь к окружающему. Небо уже светилось рассветным заревом. Утро выдалось на удивление теплым, в долине полыхнула вспышкой «энерго», и округа огласилась кабаньим визгом. Сразу за этим послышался лай целой своры псов.

– Поди, опять пытались «закабанить» этого зверюгу, а он от них через аномалию ломанулся. Ему-то что? Он – бронированный, живучий, а псам, наверное, здорово досталось. Теперь своих же сородичей и отведают в жареном виде, – выразительно прокомментировал Плакса, когда тарарам внизу стих. – Ну, и чем же ваш конфуз закончился?

– На окраине болота рос небольшой кустарник, с очень красивыми цветами – чуть ли не весь спектр радуги. Вершку приспичило по нужде, и он решил прикрыться кустиками. Стеснительный же – аж не могу… Заодно захотел посмотреть на цветы – с чем их едят, таких красивых… Только он пристроился у куста, как истошно заорал и дернул в мою сторону, держа штаны в руках. Я минут десять пытался прервать его крики и узнать, в чем же дело. А когда он, не переставая подпрыгивать, повернулся ко мне, так сказать, тыльной стороной, я обомлел! Всю задницу Вершка истыкали отвратительного вида иглы, раскрашенные желто-черными полосами. А с кончиков их капала какая-то смрадно пахнущая жидкость. Хорошо хоть я не умудрился сразу голыми руками за них ухватиться, а то, быть может, был бы сейчас как Половинка – с одними культями. Надел перчатки и начал понемногу иглы из Вершкового крупа удалять, но, видимо, операция было настолько болезненна, что терпеть ее он просто не мог ни при каких обстоятельствах. В течение целого часа мне не удавалось ничего с Вершком поделать. Он крутился как юла и материл на чем свет стоит гербарии и ботаников всего мира! Наконец, этот «крупный дикобраз» замер, лишь слегка постанывая. Откуда ж энергии для дальнейшего ора было взяться после такого концерта? В это время даже болотные лягушки с тритонами примолкли, удивляясь, что за маэстро в их краях появился, диковинка эдакая… Да и не только они. Монстры разбежались по камышам и долго еще боялись оттуда показываться.

– Ох, уморил! – Плакса не мог остановиться и уже начал икать от смеха. – Вот скажешь тоже! А дальше?

– Дальше? – Рекса самого пробрал хохот, и он прыскал в рукав. – Орать он перестал, но места себе все же найти не мог, и постоянно крутился возле меня, как заведенный. Не мог и я его поймать, сколько ни пытался. А ведь подозревал, что добром промедление не закончится. Промаявшись еще с полчаса, я принял, наверное, единственно правильное решение. Словом, двинул Вершку в челюсть помалу, но, видно, как раз эту самую малость переборщил. Выяснилось, правда, это чуть позже, когда в чувство его привел и попытался с ним заговорить. Оказалось, что как раз говорить, как, впрочем, и есть твердую пищу Вершок еще какое-то время не сможет. Ну, разве, лишь только сквозь плотно сжатые для срастания челюсти. У него только мычать тогда хорошо получалось! Причем, очень смахивало на целое стадо псевдокоров, объевшихся на этих лугах белены. Я даже испугался немного, подумав, что он может каких-нибудь псевдобыков привлечь брачным зовом. Ни о каком гербарии, конечно, и речи больше не шло. Пришлось весь собранный нами скирд бросить и легкой трусцой двигать напрямки до базы. После этого мы еще сутки, не спавши, добирались. Я тогда не знал, чем это грозит Вершку, поэтому даже пытался шутить в дороге: хорошо, мол, с тобой в рейде – спи на всех привалах сам, ведь напарник-то не только спать, а даже сидеть не может. Жаль, мол, только, что не люблю я с детства группу «Звуки Му». И как он, интересно, тогда удержался и не пристрелил меня?..

– Слушай, – Плакса катался в своей нише, держась за живот, – а ты доить его не пробовал?

– О чем ты говоришь? Какая дойка бешеной коровы может быть?! – Рекс попытался сделать серьезное лицо, но, посмотрев на напарника, не удержался и вновь прыснул. – Да-а-а… Тогда-то мне не до смеха было.

– Ну, ты даешь! – Плакса не мог уже смеяться и даже икать, а лишь судорожно хрюкал, откинувшись на каменном выступе, и топал ногами. – А дальше?

– А дальше – больше. После того, как докторила наш с Вершковой задницей поработал, в тысячный раз поиздевавшись над очередным клиентом, в которых у него никогда отбоя не было, стало ясно, что на мягком месте Вершку больше не сидеть. Так как оно у него, после некоторых удалений, произведенных нашим Пилюлькиным, превратилось в очень даже жесткое место.

Дождавшись, когда напарник успокоится, Рекс закончил:

– И ведь самое главное, в чем суть конфуза, – при удалении мягких тканей Пилюлькин достал из упомянутого тела обломок полосатой иглы. Рассмотрев его поближе, повернулся ко мне и спросил: кто, мол, нас, – идиотов, надоумил отдыхать в кустарнике игольчатой фиалки? А Горыныч, узнав, за чем мы ходили, обматерил, назвав нас придурками, и сказал, что ему еще стреляющего отравленными иглами растения в баре не хватало.

– Вот уж действительно – нарочно не придумаешь! А баба та что сказала по этому случаю?

– А что она могла еще сказать? – Рекс вдруг посерьезнел. – Извинялась долго. Якобы сама не знала ничего про опасность. Думала, что фиалка, – она и в Зоне – фиалка. Ох, и вкатил ей тогда Горыныч – по первое число! Кругом смертей куча, а ей цветочки-ягодки подавай. А я убедился в который раз, что простые вещи, привычные на большой земле, в Зоне зачастую оказываются очень даже смертельными. Вот с того момента и начались мои первые одиночные ходки. Несколько раз даже думал уйти отсюда навсегда, так и не разобравшись, кем же на самом деле являюсь. И куда мне идти, если даже не помню, где мой дом, и был ли он у меня вообще? А с тобой как-то спокойнее стало. Да ты и сам заметил, что я даже обрывки снов стал видеть. Может, и вернется, наконец, память о прошлой жизни? И еще – я тебе очень благодарен, что ты не поверил тогда слухам.

* * *

Встречу с Плаксой Рекс помнил очень хорошо. Он по заданию полковника Шелестова сопровождал двух ученых к Лунинску. Маршрут был оговорен в контракте с Международным Исследовательским Центром по изучению аномальных явлений. На тот момент группа прошла уже основную часть пути. Больше половины боеприпасов было израсходовано на полчища крыс и мутантов. К тому же пришлось отбиваться от бандитов, не желающих терять заманчивую добычу. Странным казалось, что, потеряв едва ли не треть убитыми и ранеными, мародеры упорно пытались взять ученых хоть голыми руками. В принципе, к тому уже и шло, так как один «научник» был тяжело ранен, а второй, потеряв от происходящего голову, чуть не забрался в водоворот «мясорубки». Рекс успел среагировать и с большим трудом, почти надорвавшись и вывихнув левую руку, вытянул ученого из завихрения.

По истечении двух суток погони, зажатые с трех сторон, они еле сдерживали натиск бандитов. Ко всему прочему, из соседнего подвала в сторону группы внезапно полетели тяжелые предметы. Мусора и обломков камней вокруг валялось с избытком. Рекс сразу понял, что это забавляются снобы – маленькие, но злобные карлики, обладающие телекинезом.

Сталкер упал духом. Воевать на два фронта у него не было возможности. Но, когда уже не осталось надежды, подоспела неожиданная помощь. Оценив обстановку, Рекс решил, что лучше оторваться от бандитов, пробравшись по подвалам зданий. Перед лестницей, уходящей вниз, ему в грудь внезапно врезался кусок шлакоблока. Сразу потемнело в глазах, и сбилось дыхание. Потеряв равновесие и хватая ртом воздух, сталкер рухнул на кучу щебня. Именно это и спасло его в тот момент. Мимо просвистел солидный обломок чугунной канализационной трубы, попавший тяжелораненому ученому в голову. На одного члена команды стало меньше. Пытаясь подняться, Рекс полоснул короткой очередью в чернеющий зев провала, но встать не удалось. В запале он оперся о землю плохо слушающейся рукой и вновь упал. Это его спасло вторично.

Неожиданно среди снобов разорвалась граната. Взрыв, поднявший в воздух тучу пыли, раскидал мутантов, как пушинки. На этот раз, вопреки, казалось бы, неминуемому, не повезло именно охотникам. «Разрывная, подумал Штирлиц, раскинув мозгами», – со злой усмешкой вспомнил Рекс бородатый анекдот. Пока облако пыли не успело осесть, скрывая от бандитов сталкера и оставшегося «научника», из подвала выглянуло изможденное, грязное лицо с лукаво сверкающими глазами.

– Сюда! – человек поманил за собой.

Рекс, отдышавшись, привел ученого в себя, встряхнув его за плечи, как тряпичную куклу, и пинком отправил в нужном направлении. Затем, подхватив рюкзак с оборудованием, ринулся со всех ног в темноту.

Длинные, казавшиеся бесконечными подвалы с неожиданно извилистыми коридорами мелькали в тусклом свете едва работающего из-за севших батарей фонарика. В глазах стояли разноцветные сполохи. Вовремя появившийся и спасший их сталкер, похоже, знал эти подвалы как свои пять пальцев. Хотя Рекс бы не удивился, обнаружив их на руке незнакомца в несколько раз меньше или, наоборот, больше. Как только не изгалялась Зона надо всем живущим в ее пределах. Уже вечером, после небольшого отдыха возле маленького, но очень необходимого костра, неожиданный спаситель представился: «Денис», – так и познакомились.

В Зону Плаксу, как и большинство бродяг, занесла нужда. Вернувшись из армии, помыкался в поисках работы и, не найдя ничего приличного, задумался: «Как быть?» А вокруг кипела разнообразием деловая, порой очень заманчивая жизнь. Вроде приткнулся к небольшой группе таких же, как он сам, завели небольшой капиталец. Начали разворачивать бизнес. Но только в фильмах все бывает гладко и красиво. Попали в поле зрения криминала. Часть друзей погибла, деньги уплыли, бизнес развалился. Еще и «на счетчик» поставили. Не в состоянии что-либо решить законно, Плакса взялся за маленькую войну. Вспомнил, чему учили в армии, приобрел на последние средства пару стволов…

Война оказалась нешуточной. Чуть не сгинул и сам. Уходя от преследования, решил скрыться и оказался в Зоне. Так что с бандитами у него были свои счеты.

В течение нескольких дней сталкеры по обоюдному согласию затеяли с мародерами партизанскую войну. Последнего Плакса уничтожил способом, о котором Рекс даже не хотел вспоминать. Избавившись от врагов, собрали все имущество банды. Оказалось, приобрели нешуточный капитал и обзавелись неплохим обмундированием и оружием. Спрятав большую часть добычи, завершили задание Рекса по контракту.

Оставшегося в живых ученого всю дорогу берегли, как зеницу ока. Плакса оказался сообразительным и ценным напарником. После множества научных экспериментов, смысла в которых сталкеры не видели, они доставили клиента в целости и сохранности до Рубежа, за что получили приличный гонорар и с тех пор решили работать в паре. Со временем притерлись и стали полностью доверять друг другу. Сдружились, заслужили неплохое уважение среди сталкеров, ученых и заказчиков. Жизнь потекла в привычном русле. А Рекс, наконец, успокоился, поняв, что сумел справиться со злым роком одиночества – словно вылечился, найдя напарника, готового ради друга залезть в любое адское пекло.

* * *

При первых лучах солнца задремавший Плакса встрепенулся, огляделся и предложил:

– Ну что, спускаемся? Прямо руки чешутся – проверить кармашки этих жмуров.

– Да, пора. До базы еще день пути, и боеприпасами разжиться не мешает, особенно после прошедшей ночки.

Когда оба оказались внизу, Плакса сразу бросился собирать трофеи, но Рекс, насторожившись, резким движением остановил его, показав на противоположный край ущелья, и резко присел. Напарник, научившийся понимать друга с полувзгляда, залег у небольшого валуна. Проследив за ним, Рекс изготовил «Абакан», поднял вверх раскрытую пятерню и, прицелившись, кивнул. Плакса, пригибаясь, рванулся к противоположному краю расщелины, а когда над головой просвистели пули, бросился на землю, закатившись за горку камней. Рекс нажал на спуск, автомат выдал парную очередь. Из-за небольшого валуна на развилке раздался приглушенный крик. Напарник тут же вскочил, устремившись к повороту со всех ног.

У камня, держась за голову, сидел человек в серой униформе наемника и стонал. Плакса быстро обшарил его. Откинув найденное в сторону, опасливо оглядел округу и повернулся к подошедшему другу. Присев, Рекс достал из походной аптечки кусок ваты, плеснул на нее из фляжки и протер окровавленное лицо раненого, после чего тихонько присвистнул.

– Какие люди в Голливуде!

– Ба, знакомые все лица! – в один голос с другом прокомментировал Плакса. – Ты уже, Галям, наемником заделался? Говорили тебе, что твои проделки на Плавнях к добру не приведут. Доигрался, братец кролик!

О Галяме слышали практически все. Будучи авторитетом или вором в законе на большой земле, в Зоне он долгое время возглавлял крупную бандитскую группировку, частенько совершающую набеги или подстерегающую сталкеров. Алчный, завистливый, отталкивающий тип с обрюзгшим телом и вечным прищуром монголоидных глаз. И не скажешь сразу – то ли улыбается он, то ли смотрит на собеседника будто через прицел…

Обитал обычно Галям на старой пристани, организовав небольшой трактир. Исподтишка выпытывал маршруты движения сталкерских групп и давал наводку подельникам. Уж сколько сталкеров по его милости кануло в безвестность, теперь не может сказать никто.

Одно время, играя на наивности новичков, пытался даже подмять под себя Горыныча. Спасибо прозорливости бывалого сталкера и торговца, вывел он зарвавшегося Галяма на чистую воду. А позже авторитет каким-то образом умудрился напакостить собственным подельникам. И если бы вовремя не сделал ноги, попал бы тогда в руки разгоряченных братков, заочно вынесших ему смертный приговор.

После всего случившегося он надолго исчез из поля зрения. Слухов ходило много. Все думали, что сгинул Галям где-то под Неманом. Но нет – вот же он, собственной персоной!

– Что будем делать с пациентом? Лечить, или пусть живет? – с ехидцей уточнил Рекс.

– Лучше пристрелите, все равно жизни больше не будет. Не вы, так другие достанут. Многим я успел дорогу перейти… – не сдержав стона, процедил сквозь зубы Галям, слегка раскачиваясь из стороны в сторону.

Рекс, вколов бандиту прямо через штаны обезболивающее, начал быстро бинтовать голову. Плакса тем временем стал допрашивать пленника:

– У нас, конечно, есть кое-какие артефакты, с помощью которых мы можем привести тебя к виду здорового человека… Только они не наши. У нас заказчики есть, так же, наверное, как и у тебя. Но лишь в обмен на имя мы готовы пожертвовать артефактами и даже собственной репутацией. Так что – решай, но только быстрее, а то наши терпение и благородство в отношении таких типов, как ты, не безграничны.

Голова Галяма к этому моменту уже превратилась в подобие огромного теннисного шарика, с одним отличием: в просвете между бинтами на напарников взирал мутный глаз хозяина. Немного «поплыв» от укола, тот прислонился спиной к валуну и на некоторое время замер. Затем медленно, с болью в голосе, выдавил:

– Имя моего заказчика, если бы я его и знал, вам все равно ничего не сказало. Так как действует он телепатически или через посредников. Да и нет у него имени…

– Ну, это у тебя только одни погоняла, а имена есть у всех. С рождения, знаешь ли, людей нарекают. Так что, не юли, а выкладывай все начистоту. А как тебя, кстати, к наемникам-то занесло?

– Это просто форма, Синдикат здесь ни при чем. Надо же как-то скрываться… Сами знаете, скольким доставило бы радость – расправиться со мной. Да я бы и не рисковал больше появляться в Зоне или у Рубежа. Мне б совсем ноги сделать. И давно бы сбежал куда глаза глядят, если бы не предложенная халтура. Большие бабки сейчас куда нужнее. Вот, за этого чудика, – Галям слабым движением руки показал на Рекса.

– А это что за коробушка с кнопочками, на сотик похожа, ага? – продолжил Плакса.

– Мне ее заказчик подогнал. Это новая разработка. Сделана где-то в секретной лаборатории. При помощи ее можно управлять мутантами, – Галям вымученно улыбнулся. – Даже, как видите, телепата зацепить удалось.

– О как! – Плакса удивленно вскинул брови и глянул на друга. – Ничего себе шуточки! Ну вот, Макс, и причина твоих подозрений… А может быть, нечаянно знаешь, для чего тебе Рекса заказали? Или это – уж слишком военная тайна?

– Вот этого точно не знаю, у-у-у-у! – завыл Галям, вновь схватившись за голову. Затем еле слышно продолжил: – Знаю только одно – штучка у него есть интересная. Очень, видать, ценная, иначе бы такие деньжищи за него не обещали. Сказали, что убивать нельзя, надо доставить к Лесхозу, а там переправить через какой-то телепорт. Куда он ведет – не знаю, а оплату обещали на месте.

– И сколько же тебе обещали отвалить за Макса?

– Много. Очень много. На Карибы ездить можно постоянно и без проблем, как на дачу.

– Хочешь сказать, что барышей хватит на много поездок до островов?

– Нет же, дурила… Можно просто взять и купить Карибы, вместе с морем.

Плакса опять присвистнул и, повернувшись к другу, выдал со смешком в голосе:

– Макс, хочешь на Карибы? А давай мы тебя немножечко продадим, а?!

Рекс хохотнул:

– Скажешь тоже… – заинтересовавшись услышанным, он нагнулся к бандиту, и вдруг перед глазами поплыли темные круги. В груди полыхнуло жаром, а амулет резко завибрировал. Земля под ногами пошла куда-то вбок, небо стремительно завращалось, превратившись в сплошную черную воронку. Падая, сталкер успел только произнести: – Ден, держи меня…

* * *

Кто же не ждет пятницу с нетерпением? Вернее, вторую ее половину – канун выходных дней. А завтра они с семьей едут на природу. Заслуженный отдых после не самой легкой рабочей недели.

Надоели вечные пробки, поэтому Максим Вершинин решил не ехать на автомобиле, а прогуляться пешком. Весна давно чувствовала себя полноправной хозяйкой, молодая листва яркой зеленью радовала глаз после затяжной и суровой зимы. Тепло, светло и мухи не кусают, ну, по крайней мере, пока. Макс решил купить какую-нибудь книжку – езды на метро около часа, надо же хоть чем-то себя занять.

Перед самым киоском он посмотрел под ноги: у бордюра приятно сверкнул, словно хитро подмигивая, небольшой предмет и заставил нагнуться. В самом углу, из-под пробивавшейся через трещину асфальта молодой поросли травы торчала кварцевая пирамидка. Взяв ее в руки, Максим почувствовал легкое покалывание в кончиках пальцев. Внимательнее пригляделся к находке: не одна, а две пирамидки, обращенные друг к другу основаниями, образующие правильный геометрический октаэдр. Кристально чистый монолит, слегка искажающий виденное сквозь него и преломляющий солнечный свет, разделяя его на известные цвета радуги. «Каждый Охотник Желает Знать, Где Сидит Фазан», – пришло на ум изумленному Максу, заметившему резкий контраст между цветами. Но больше всего его поразили микроскопические золотистые нити, пронизывающие всю фигурку, напоминающие сплетением рисунки миров и галактик. Словно древний дракон, изгибаясь, хватал себя за хвост, замыкая время и пространство в кольцо. Боролся и никогда не умирал… «И вечный бой, покой нам только снится, – пришла на ум цитата. – Вечная борьба, в которой победителей не будет никогда».

Автоматическим движением Максим положил вещичку в нагрудный карман. Не выбрасывать же! Лучше показать это чудо детям. Он вообще бережно относился к вещам и считал, что неуважение к создателю – кощунство. Он никак не мог понять: зачем рушить памятники и скульптуры, даже если они, по мнению большинства, принадлежат некоему тирану? Наверное, все произошедшее действительно было ужасным, но, тем не менее, являлось историей, от которой, как ни крути, никуда не деться. Сколько памятники не разрушай, а изменить прошлое не удастся все равно. Тем более в их создание кто-то вложил свой труд! Зачем же уничтожать это? Отбросив прочь посторонние мысли, Макс купил брошюру и двинулся к метро.

На этом перекрестке подземный переход отсутствовал не потому, что был не нужен – просто, когда строилась улица, ни о каком интенсивном движении автотранспорта еще и речи не велось.

Когда до пешеходной «зебры» оставался с десяток метров, на Максима внезапно накатило! Он впервые в жизни ощутил подобное, успев испугаться. Остановившись, зажмурился, потряс головой и прислушался к внутреннему голосу. Картинка проявилась четко, во всей красе. Тот же перекресток, но в фокусе приближения, и словно в замедленной съемке. Вот он выходит на «зебру», добирается до середины улицы, а в это время из-за стоящих слева авто на большой скорости выскакивает машина и налетает на него. Он даже увидел, как тело медленно, словно кукла, кувыркается в воздухе и попадает под колеса едущего в параллельном направлении автобуса. Визг женщин и детворы, сигналы автомобилей, перепуганные лица, прильнувшие к стеклам… Боже, как много в человеке жидкости! Правы анатомы, утверждающие, что организм более чем на восемьдесят процентов состоит из воды…

И тут видение пропало, словно что-то, удерживающее Максима на месте, внезапно отпустило. «Привидится же такое…» – он поежился, приходя в себя, тряхнул головой и двинулся на перекресток. Перед самым выходом на «зебру» что-то ощутимо толкнуло его в грудь, отчего пришлось замедлить шаг. Слева пронзительно завизжали тормоза, Максим вздрогнул и резко остановился.

Едва не задев его, в каких-то сантиметрах на перекресток вылетел тот самый автомобиль! Но больше всего поразило то, что автомобиль врезался в автобус из видения!

Далее все произошло по той же самой схеме, с одним лишь отличием: центром всеобщего внимания явился труп водителя машины, а не его – Макса!

Ждать развязки случившегося он не стал. Все еще ошеломленный произошедшим, взглянул на часы и поспешил к станции метро. Ничего себе начался денек!

В течение рабочего дня все как-то забылось, осталось в прошлом. И, вернувшись вечером домой, Максим уже не помнил о подпорченном настроении. Впереди выходной. Жена, сын и дочурка ждут его, как манны небесной, ведь целый день они будут все вместе. А что может быть прекраснее этого?

* * *

– Ну, наконец-то ты опять появился среди меня! Еще одним седым пучком волос на моей старческой голове стало больше, – в фокусе восстановившегося зрения появилась обеспокоенная, но все же довольная физиономия Плаксы. – Слушай, Макс, а ведь ты так загнешься точно, не дай бог… Нет, серьезно, видел бы ты свое лицо при этих обмороках! Зомбари порой выглядят менее устрашающе, а я, уж поверь мне, нагляделся на них – не дай бог никому.

– Не верю, как говорил Станиславский, – Рекс вымученно улыбнулся. – А насчет седой и старческой головы – это ты точно загнул. Ну, во-первых, ты вечно стрижешься у нашего Цирюльника налысо. Не понимаю, за что ты ему только деньги платишь? Давай лучше я тебя за эти же деньги стричь буду? Они тогда целее будут, все равно в нашу общую копилку пойдут. А во-вторых, дедовщина только в армии, так что нечего мне тут ее разводить! Поседел он! Нашелся, тоже мне, старикан…

– Твоими руками подстриженным быть не желаю даже бесплатно. Ты вон – одного из своего «Абакана» сегодня уже подстриг, – Плакса указал на безжизненное тело Галяма. – Пока я тут с тобой нянчился, про этого совсем забыл, а когда вспомнил, успел только услышать единственное слово из уст отдающего богу душу. А сказал он: «Зло». Ты не знаешь, к чему бы это?

– Послышаться тебе могло, или не дослушал ты его. Может, он просто имел в виду, что это нам, а не ему сегодня повеЗЛО. Кстати – Вершинин.

– Что? – Плаксе показалось, что напарник все еще не пришел в себя и бредит.

– Вершинин – это моя фамилия… наверное. Я еще не совсем уверен в видениях, но теперь знаю точно – у меня есть жена и двое детей. Сын – чуть младше дочки. И дом или хотя бы квартира где-то есть. Только я не знаю, где это все, и как их всех зовут.

– Ну, это не беда, лишь бы начало было, а конец найдется!

Рекс хохотнул над неудавшейся шуткой напарника.

– Ты хотел сказать, наверное: «Начало есть – конца не будет»?

– Во-во! У меня уже самого ум за разум заходит с этими вашими штучками, – Плакса покрутил над головой растопыренной пятерней. – Ну что, готов отправиться, наконец, отсюда в сторону родной базы? А то создается впечатление, что из этой ямы, как этим всем, – он показал на тела зомби и Галяма, – нам с тобой выбраться больше не суждено.

– Да ты, Ден, прямо философом становишься не по дням… Мы же хотели трофеи пособирать.

– С кем поведешься – от того наберешься, – парировал Плакса. – Трофеи я уже пособирал, пока ты в отключке был. К твоему «Абакану» патронов почти две сотни набралось. Для «Узи», к сожалению, не нашлось, но зато я, наконец, приобрел то, о чем так давно мечтал. Глянь-ка: вот она – моя прелесть! – Перед лицом Рекса возник предел желаний Плаксы – штурмовой «Винторез». – Вот на базу вернемся, я его доведу до ума, оптику присобачу, будет любо-дорого посмотреть! Да и с патронами к нему будет гораздо легче, чем к «Узи». Представляешь? – напарник закатил глаза от полученных впечатлений, как будто и впрямь уже не только до базы добрался, но и закончил со всеми запланированными им на будущее делами. – Я – «паф», ты – «пиф-паф», какой унисон!

Насмеявшись вдосталь, друзья засобирались в дорогу. Плакса все не мог нахвалиться найденным добром.

– Я тут даже несколько артов подобрал с бренных тел, покинувших этот суетный мир. Не сильных, правда, истощившихся от пребывания возле нежити, но ведь это тоже деньги, правда? Остальное, что нам с тобой пока не нужно, или не унести по причине твоей немощи, я припрятал на обычном месте у схрона, – тараторил он без умолку. – Кстати, Макс, это о какой такой офигительной сумме денег за твою голову говорил покойный ныне Галям? Наверное, не врал. Ведь своя-то жизнь для такого прохвоста, как он, гораздо дороже, чем бабло за какой-нибудь, пусть и самый дорогой артефакт!

– Да липа все это. Даже если действительно кто-то очень шишкастый ему такую сумму и пообещал, то при обмене товара на бабло его, наверное, просто кинули бы. Или, что еще вероятнее – убрали бы, как ненужного более исполнителя. Либо он что-то напутал, и пообещали ему деньги не за меня. Наверное… – тут Рекс осекся. – Постой-ка, Ден, а что он там про пульт управления монстрами говорил?

– Да уж знаю, что подобные штучки ты мимо ушей не пропустишь, даже будучи в полубессознательном состоянии. Не дрейфь, усе на мэсте, шеф! Загляни-ка в свой потайной карманчик для сигарет!

Рекс быстро нащупал небольшую коробочку.

– Она хоть выключена?

– Ты меня, дурака, за кого держишь? – шутливым вопросом ответил Плакса и добавил: – Я сначала проверил, выключена ли она, а уж потом в твои карманы начал складывать всякий хлам.

– Во-во! Себе лучшее повыбирал, а мне – так… всякий хлам! – Рекс расхохотался, глядя на сконфузившегося друга. – Да шучу я, шучу! А сигареты мои где?

– Не, ну я вам что или где? Я сталкер или как? Вместо пси-пилюль новую пачку «Петра» забросил. У Галяма были. Надо же – за уй…какой кучищей деньжищ ломанулся, а курил, как и ты – «Петра» великого…

– Не удивляйся, если бы сам курил, знал бы, что главное – табак одного сорта, иначе кашель замучит до смерти.

– А вот не курить совсем – еще проще!

– Постой…

Внезапная догадка пронзила голову Рекса, просунувшего руку под комбинезон и нащупавшего амулет. И понял вдруг сталкер, с какого момента начались его постоянные видения. Промелькнули кадры аварии на перекрестке, испуганные лица людей и… вспомнился в подтверждение недавний случай, когда они с Плаксой оказались предупреждены таким же способом!

Словно одобряя мысли хозяина, кварцевый оберег потеплел и слегка завибрировал.

* * *

В то утро Рекса разбудил дежуривший Плакса, не выдержавший крика спящего напарника.

– Ты убить меня вздумал своим ором?! Или хочешь сделать меня придурком навек?! – взбеленился он. – Очумел, что ли, так кричать?! Я думал, тебя кто-то укусил, чуть в задницу тебе заглядывать не начал в поисках причины!

– Живой! – увидев Плаксу, Рекс с радостью бросился его обнимать. – А я за тебя так испугался…

– В чем дело-то? Объясни ты толком, а то заподозрю тебя в неправильной ориентации! Черт, как напугал… Я чуть с ума не сошел!

– Сон сейчас видел, будто тебя мимикримы на части разорвали…

– Не каркай, а! Сон – это всего лишь сон. Скорее, от твоих криков инфаркт схватит, и загнусь! Мало ли, что может человеку присниться? Тут и в реальности на такие ужасы насмотришься, что порой спать не хочется. Уф-ф-ф! Все нормально – и то ладно.

Успокоившись, напарники позавтракали и собрались в дорогу. Путь их лежал в сторону бывшего завода. Оттуда – дальше: на Маяк, к бункеру ученых. Недалеко находилась заброшенная деревня у бывших Армейских баз. Всю округу заполонили аномалии, встречающиеся едва ли не на каждом шагу. А наиболее удобную для обхода сторону деревни перекрыл вышедший на тропу войны «Легион». С этими умалишенными связываться не хотел никто. Стреляли они сразу и без предупреждения, не пытаясь разговаривать ни с кем. Поэтому пройти мимо деревни, пользующейся дурной славой, напарники не могли.

Осторожно обходя аномалии, друзья миновали уже половину бывшего поселения. С покосившихся электрических столбов и с полуобвалившихся крыш домов кое-где свисали гроздья «стеклотоков», прилетевших из недалекого леска. Трещали «энерго», сыпали похожие на снежные хлопья «хляби» и мерно гудела массивная «воронка», захватившая целый двор. Внезапно перед сталкерами открылся вид на странное место – здесь словно кто-то проводил непонятные ритуальные действия. Почти замыкая полный круг, между несколькими деревьями в землю были вбиты кости людей и животных, на которых через определенные промежутки висели оскаленные черепа. А точно в центре чернели остатки костра.

Остановившиеся у входа напарники замерли перед страшным зрелищем. И тут Рекс, выйдя из оцепенения, почувствовал грудью жар и ощутимую вибрацию. Тревога набатом забилась в затылке. Следуя внезапному порыву, сталкер оттолкнул напарника к середине круга, развернулся и сделал выпад с зажатым в руке ножом. Стальное лезвие тотчас нашло предназначенную ему цель, войдя между глаз собравшегося наброситься на людей мимикрима. Монстр по инерции, падая, сбил Рекса с ног. Испачканный брызнувшей кровью твари сталкер на глазах изумленного друга никак не мог выбраться из-под массивной туши и, чертыхаясь, матерился во весь голос.

То, что произошло в дальнейшем, вспоминалось друзьями позже, как кошмарный сон. Впрочем, этот сон уже видел Рекс, но с трагической концовкой. Около десятка мимикримов металось вокруг места ритуала, не решаясь ворваться внутрь. Напарники, заняв оборону в положении – спина к спине, включили тепловизоры и медленно вращались, отстреливая рыкающих монстров одного за другим. Кошмарная ночь пролетела, как одно мгновение. С рассветом оставшаяся парочка живых тварей удалилась восвояси, а без сил осевший на землю Плакса повернулся к другу и устало, но восторженно произнес:

– Ну, ты, блин, даешь…

– Во-о-от! – Рекс многозначительно поднял палец вверх. – А ты удивлялся, чего это я так во сне ору…

* * *

За разговорами короталось и время в дороге. Ущелье давно осталось позади, затем скрылась за рощей долина. Напарники уверенно мерили Зону шагами, проверяя дорогу болтами и изредка поглядывая по сторонам. А вдруг им вслед увяжется еще кто-нибудь, относящий себя к миру того, о чем говорил в своем последнем слове ныне не здравствующий Галям?

Солнце перешло в зенит, земля, обагренная кровью многих ходящих по ней существ, успела прогреться. И спины удаляющихся друзей уже еле различались в дрожащем мареве испарений.

Война вечного продолжалась, ей не было конца. По крайней мере, пока живущие могли повторять круги времени, от поколения к поколению. Смогут ли они увидеть вечное благоденствие, либо их ждет вечный мрак? Время покажет, но сталкеры верили, что до этого момента еще очень далеко.

Глава 2

Глаза открылись, но так ничего и не увидели. Почти. Рекс никак не мог понять, где находится. Темень кромешная, лишь недалеко светился прямоугольный контур. Дверь. Вероятно, в лучший мир, поскольку сталкер чувствовал, что здесь ему очень плохо. А будет ли лучше за дверью – сказать трудно. «Замуровали, демоны…» – мелькнула трагичная мысль. В голове гудела тысяча тамтамов, а во рту ощущался мерзкий вкус. «Впечатление, что по мозгу пробежало стадо бизонов и остановилось на языке попастись и справить нужду», – вспомнились строки одного из бестселлеров, которые он когда-то любил читать. Еще описывалось, что главный герой книжонки резко встал со своего ложа и «пол принял его в свои объятия». Поэтому сразу подниматься Рекс не торопился.

Потянулся, с опаской проверяя степень полученных травм, и, наконец, вернулся в реальность, вспоминая недавние события. Вчера они с Плаксой, выполнив заказ щедро рассчитавшихся клиентов, торжественно обмыли счастливое возвращение на базу в местном баре. Еще вспомнилось, что Горыныч, – хозяин заведения, назвал его «Тритон». А кто-то из местных шутников (ведь не поленился же залезть наверх!) несколькими манипуляциями с кистью и краской начальную букву исправил на «П». Сам Горыныч на следующий день посмотрел на вывеску, нахмурился, потом ухмыльнулся, махнул рукой и оставил как есть. С тех пор никто старое название бара больше не упоминал. Ну, а что еще среди хаоса и бедлама, творящихся вокруг, можно написать на вывеске забегаловки, если не «Притон»? Как раз – в самую точку.

На вечеринке присутствовал практически весь местный контингент. Серьезные, суровые, временами грубые и даже жестокие люди, словно дети умеющие радоваться своей и чужой удаче. С гордостью называющие себя – сталкерами. Ежеминутно рискующие здоровьем, а частенько и жизнью. Свободные охотники за эксклюзивными вещами и адреналином.

Рекс вновь потянулся, в разминаемых суставах послышался хруст. Телу немного полегчало. А вот на душе-то как раз было не очень легко. Что-то тревожило и не давало сосредоточиться. И дело даже не в последствиях тяжелого похмелья. Не найдя причины, он решил не заморачиваться. Повернувшись на бок, пошарил по полу рукой, ибо «трубы горели» неимоверно. Нащупал «полторашку», судя по весу, далеко не пустую, поднес ко рту, и несколько раз торопливо, жадно глотнул. Вкусовые ощущения, постепенно возвращающиеся в почти безжизненное тело, дали о себе знать. «Какой идиот налил сюда молоко?!» – промелькнула в голове траурная мысль. Слабо соображающий мозг уже предвидел дальнейшее. Рекс вскочил и, не обращая внимания на головокружение, поспешно рванул в туалет. И только теперь до него дошло: «Ба! Да это же я сам на спор бахвалился, что похмеляться можно не только рассолом, но и молоком. Вот придурок! Лишь бы поспорить. Придется Варежке проставляться литрухой, пари явно проиграно…»

Избавившись от принятого ночью, он, по-лошадиному фыркая, опустил голову под кран. Стало немного легче, сказались годы изнурительных тренировок. Встряхнулся, почистил зубы, разделся и залез под душ. Слегка теплые струи, бьющие сверху, оживили ватное тело «конченного алконавта».

Из мутного зеркала, ехидно ухмыляясь, на сталкера смотрел неандерталец. А этого древнего примата, насколько он знал, горести и печали эволюции совершенно не волновали. «Да он и не знал такого слова – эволюция…» От этих мыслей действительно – стало легче.

Картина прошедшего катаклизма в развороченной комнате напомнила, что вечеринка из бара постепенно переместилась в его хибару. На столе стоял незаменимый на любом застолье, слегка обглоданный по краям «оливье». Рекс отвел глаза, так как при виде этого блюда его начало мутить снова. Но потом понял, что в желудке пусто, и вернулся к столу.

Вопреки ожиданиям, картина не изменилась: все тот же «оливье» и разбросанные кости от невесть откуда взявшейся селедки, не оставившие на столе ни единого свободного места. Судя по обилию рыбьих останков, внушительный косяк приплыл в комнату сам и здесь же за ночь вымер. Такого массового самоубийства Рекс не видел давно. Из неясного прошлого он знал, что ученые-экологи и ихтиологи изучали непонятное явление, когда киты в мировом океане подвергали себя подобной экзекуции, целыми стаями выбрасываясь на берег. Но то – в море, а чтобы так, на столе… Загадка природы.

Под столом картина оказалась не лучше. «Интересно, – промелькнуло в голове, – почему они все решили умереть в одну и ту же ночь и, главное, именно у меня?» Гора опустевших бутылок, причем, не только из-под водки, лежала мертвым грузом. И чего здесь только не было! На перечисление употребленного ушли бы годы…

Поставив валяющийся стул «с головы на ноги», освободив от пустой тары немного пространства под столом, после раздавшегося звона Рекс проворчал:

– Не всем вам удалось окончательно умереть прошлой ночью…

Теперь через «не хочу» надо поесть хоть чего-нибудь. Вопрос решился в пользу единственного варианта, им однозначно оказался пресловутый «оливье». Только вот, ни одной вилки или ложки рядом не нашлось. Пришлось использовать валяющийся пластиковый стаканчик. Неудобно, конечно, но ведь голод не тетка…

К концу трапезы сталкер пожелал французу, придумавшему салат, всю жизнь только им и питаться. И тоже стаканами! От сухомятки в горле стоял ком, и напала икота, поэтому мысли перескочили на более насущное.

Выпив из «трехлитровки» остатки вишневого компота, Рекс облегченно вздохнул, снова оглядев стол. «Ложек с вилками нет, но чем-то же доставали вишню из банки?! И куда делись косточки от ягод? Или какой-то гурман, приняв их за мутировавший виноград, ел вишни целиком?» После тщательного разбирательства и фокусировки зрения новоиспеченного Пуаро, искомое нашлось. Оказалось, что перед смертью селедку обильно кормили этими косточками. И, может быть, именно от переедания она, сердечная, и скончалась.

Сталкер напряг зрение и единственную оставшуюся после бурной ночи извилину в голове. Картина маслом! Иваси сама рвалась продегустировать ягоды. На дне банки, смотря на Рекса голодным взглядом, покоилась голова одной из рыбин. «Вот к чему приводит нетерпение! Умерла бы вместе со всеми, так нет, в ужасных мучениях утонула…» – прыснул сталкер и вернул селедочную могилу на стол. Во рту вместе с вишней ощущался привкус рыбьего разложения. Сплюнув, горе-едок, как Илья Муромец, из-под ладони обозрел поле битвы.

«Порядок будем наводить с Деном!» – припомнилось Рексу ночное рандеву, когда Плакса, поддерживающий друга, кричал: «Мужики! Все к Максу!»

Теперь – надо одеться и можно двигать на поиски напарничка. Не желая утруждать себя лишними движениями, сталкер облачился в один только комбинезон. «Зачем на базе броник? – подумал он и еще раз критически оглядел себя в зеркале. – Да… комбезик-то уже замызган, живого места нет». Рекс давно мечтал выкупить у местного торговца Скворца один приглянувшийся спецкостюм и планировал сделать это сегодня. Хозяин лавки цену на экипировку, конечно, загибал, но теперь, при хороших деньгах, не грех и наведаться за товаром. Рекс вздохнул, вновь почувствовав неясную тревогу. Что-то все же было не так…

На улице стоял полдень, парило вовсю. Все живое спряталось от палящих солнечных лучей. Вокруг царило непривычное безмолвие. Впечатление, что база вымерла под воздействием беспощадного жара, только где-то в вышине заливисто пел жаворонок. Вот ведь птаха, всем плохо, а ему – лучше и не надо!

Свернув за угол, Рекс попал в тень покосившегося ангара и почувствовал себя лучше. Первым делом решил заскочить в лавку к торговцу и резко изменил направление. Вдруг тишину разорвали крики: «Огонь-огонь! Мочи сволочей!» Сталкер насторожился, но, прислушавшись, хмыкнул. Из-за очередного поворота навстречу ему попалась неразлучная парочка – Верста и Варежка. Вид обоих говорил, что ребята, по всей вероятности, еще не ложились с вечера, и что им до сих пор очень даже неплохо. Парни, делая один шаг вперед, успевали сделать еще несколько в сторону.

Поравнявшись с Рексом, Верста встал как вкопанный. Попытался сфокусировать зрение, но сразу отказался от задуманного, поскольку справиться со столь сложной задачей никак не мог. Все еще поддерживая Варежку за шиворот, наконец, нечленораздельно произнес:

– Тпру-у-у! – затем, по-лошадиному закивал, словно подтверждая, что именно овса ему и не хватает, и продолжил: – Ре-ес-с! Ну-у, т-ты эт-то, а-ащ-ще!

На большее приятеля не хватило. Поэтому, отпустив воротник Варежки, он слабо махнул рукой. Реакция напарника не заставила себя ждать – он, словно куль с песком, рухнул вниз. Подскочивший Рекс помог сталкеру вернуть товарища в почти вертикальное положение. При этом пришлось еще и Версте не дать рухнуть на землю.

Дальнейшие попытки разговора Рекс пресек на корню:

– Извини, дружище, у меня сейчас дела. Вы сходите – выспитесь, а вечером встретимся в «Притоне». Я вчера этому чудику литру проиграл, с меня магарыч.

Приятель удивленно вскинул брови и выдал:

– О-о-о-о!

– Ладно, до вечера! – и сталкер двинулся дальше.

Верста с Варежкой дружили с детства, всю подноготную друг друга знали назубок. Их даже в армию призвали в одно и то же время, правда, служили они в разных местах.

Верста за какие-то дефекты оттарабанил свое в стройбате. Вернулся домой злой и дерзкий. Ну, а что говорить, если призывали туда частенько личностей, возрастом по двадцать пять лет, за плечами у которых, начиная с «малолетки», два раза по четыре года блатных жаргонов. А рядом – пареньки, только достигшие совершеннолетия, с записью в военных билетах – «не годен к строевой». Им бы кто объяснил, что из себя жизнь представляет, они ведь только от материнской юбки оторвались. А то, возможно, кто-то и оторваться не успел до конца, как часто бывает в этом возрасте… А их в такую атмосферу, как в омут, с головой. Еще и удивляются потом, откуда, мол, у нас молодежь такая грубая?..

Вот тут уж точно ни о какой дедовщине речи и быть не могло. Бился он там, говорят, не на жизнь, а на смерть. Насмотрелся даже на то, как «из мальчиков девочек делали». Отголоски тюремной жизни в бывшей большой стране в разных сферах обнаруживались. Даже то, что раньше в песнях «блатняком» звали, теперь – ШАНСОН…

Верста с детства бился за правду и постоянно искал на собственное заднее место приключения, вставая на защиту находящихся рядом. Чем и сыскал уважение не только тех, кого поддерживал, но и самих обидчиков. А прозвище получил за высокий рост, что-то около двух метров, и худую фигуру. Это, впрочем, не мешало ему быть в меру жилистым и достаточно выносливым.

Варежка же с детства был так называемым «середнячком». Сам не совался никуда, но никогда не причислялся к трусам. А в армии ему досталось не меньше Версты. Что уж говорить? Только на официальном языке «сильных мира сего» страна нигде не воевала. На самом деле все обстояло прямо противоположным образом. Словом, от звонка до звонка Варежка находился не где-нибудь, а в так называемой «горячей точке».

Из взвода, попавшего в передрягу, он единственный остался живым. Подробности рассказывать не любил, да и не в его это стиле. По большей части предпочитал отмалчиваться, слушая других с широко открытым ртом, за что, вероятно, и получил свое прозвище. А вот после изрядной дозы спиртного он даже в беспамятном состоянии изрыгал проклятия, стращая воображаемого противника, и все время пытался стрелять. Верста как-то сказал Рексу, что это последствия войны. Возможно. И, как не теряющий здравого рассудка в любом состоянии, во время застолья он постоянно отбирал у друга все, что, по его мнению, может сойти за оружие.

«Так вот куда ложки и вилки подевались ночью!» – подумал, усмехнувшись, Рекс.

В любом случае, парочка друзей заслужила уважение в среде вольных сталкеров. Рексу и Плаксе уже удалось убедиться в этом. Несколько раз им приходилось бывать в совместных рейдах и порой попадать в такие круговерти, когда, только выбравшись обратно, начинаешь понимать, что поход для участников мог обернуться трагедией.

За этими мыслями сталкеру, наконец, удалось добраться до лавки Скворца. Открыв тяжелую дубовую дверь (и где торговец только ее отыскал?), Рекс проскочил мимо стоящего в предбаннике чучела мимикрима. Уж сколько раз бывал здесь, а все не переставал вздрагивать при виде образины, застывшей во весь рост. За спиной сталкера из установленного над дверью устройства раздалось чириканье, которое хозяин, вопреки неоднократным спорам, называл «трелью скворца».

В заведении всегда царили уют и покой. Обстановка заставляла на время забыть о плохом – о том, что жизнь не всегда так хороша, какой может казаться. Успокаивающий полумрак рассеивался лишь у самого прилавка, к которому, едва не расставляя руки в стороны в поисках преград, подошел Рекс. Приглядевшись, увидел торговца и поприветствовал:

– Привет, крыса тыловая! Все посетителей «отовариваешь» и процветаешь? Мы там за тебя «на фронте гнили»…

– Да уж, заставишь тебя сгнить, фронтовик хренов! Рад видеть живым и здоровым. Что нового «на всех фронтах»? Колись, чего принес? Поди, опять в округе цены после твоего похода резко упадут? Или чем удивить решил?

– Тебя, Василий, на мякине не проведешь. Комбез-то для меня сберег? – Рекс решил заинтриговать продавца.

– Сам знаешь, не люблю пустые разговоры. Ждет, родной, хозяина, десять раз с него пыль сдувал.

– Откуда ж у тебя пыли-то взяться? За такой дверью, поди, и радиоактивная не страшна? Ну, доставай обнову, что ли, примерять будем.

– Э-э-э, нет! «Можно и стулья сначала, но деньги вперед!»

– Ты ж меня тоже как облупленного знаешь: просто так я бы к тебе не пришел, – скорчил сталкер обиженную мину и тут же лукаво подмигнул. – Что хоть нового в округе творится? Давай, – рассказывай, люблю новости из первых, так сказать, уст. А уж потом и о деле поговорим.

Скворец, пристально посмотрев на Рекса, задумался на мгновение.

– Информация ведь тоже чего-то стоит…

– Ох, и любишь ты из людей жилы вытягивать, Вася! Сказано же: «по Сеньке и шапка». Я же тоже не песни соловьиные с тобой петь собираюсь. Какова информация – такова и цена будет.

Уловив изменение в тоне сталкера, Скворец, наклонившись к прилавку, понизил голос:

– В общем, расклад такой. Ты Мохнатого знаешь, что у придорожной остановки вагончик держит? – после утвердительного кивка продолжил: – К нему намедни трое заглядывали, по всему видать – не из наших, а по виду – как есть бандиты. Жаргоном сыпали, только успевай расшифровывать, о чем речь идет. Так вот, по слухам они тобой интересовались, ну, сам знаешь: кто такой, когда вернется, где обитает, чем дышит. А у него пьяного язык, как помело… Словом, этот раздолбай в пьяном виде им все про тебя и разложил по полочкам. Они же только рады, подливают ему – успевай проглатывать…

– Так что же он про меня такого им рассказать мог сверхъ– естественного? Вроде бы живу как все, не сказать, что лучше.

– Не скажи, Макс, вся же база знает, что везучий ты. И здоровье у тебя на зависть, и удачи – в поиске ценных вещей не занимать.

– Так и другие порой не дешевые приносят…

– Но такие, как ты, находят редко! Вот скажи, кто еще из местных хоть один «барбарис» приносил? А всем известно – это настолько редкий артефакт, что найти его можно чуть ли не у самых Врат, куда добраться-то не каждому суждено. И есть ли они вообще, Врата, вместе с призрачным Раем?.. Многие пытались их найти – царствие им небесное. А ты с напарником в такие дебри забирался, и ничего! Без единой царапины. Да и Плакса отделался легким испугом.

– Ничего себе испуг! Его Пилюлькин наш чуть не с того света доставал месяц!

– Да с «барбарисом» ты и сам бы его вытянул за пару часов!

– Но я же не знал тогда, что это за арт! Знал бы – на месте Дениса к жизни вернул, а так неделю на себе его таранил до базы.

– Вот я и говорю без пафоса, что везунчик ты, Рекс. Видишь, насколько артефакт этот редок, что не все даже слышали про него, не то что свойства его знать! А тебе посчастливилось не только узреть, но и подобрать.

– Подобрать… – передразнил Рекс. – Видел бы ты, как я его подбирал! Через сотню аномалий продраться пришлось, а уж зверья не счесть было, не говоря о фанатиках из «Легиона»! Эти маньяки даже в меньшинстве прут, как будто вкололи себе дурман, помогающий забыть, что вокруг творится. И, если бы Ден меня не прикрыл, это ему пришлось бы меня на себе тащить. Хм-м-м… если было бы, что тащить… Знал бы тогда свойства «барбариса», не стал бы продавать, считай, все деньги на лечение Дениса и ушли. Но мне для друга все равно ничего не жаль!

– Ну ладно, не кипятись. Говорю как есть – везунчик ты, и это всеобщее мнение. Дальше-то слушать будешь?

– Валяй, давай! Вали все грехи мира на меня, чего уж там! – Рекс улыбнулся.

– Короче говоря, покрутились эти трое по базе да вроде пропали куда-то с глаз. Но не к добру это, чует мое сердце. Я же за тебя переживаю. Уважаю за верность делу. Сам знаешь, ценю в людях хорошие качества. В общем, давай-ка, Макс, поосторожнее, а? За тылами посматривай, нечистое дело затевается. – Скворец участливо потрепал Рекса по плечу. Потом хитро подмигнул, потирая руки. – Ну, так что, комбезик-то нести?

– Спасибо, Василий, за откровенность. Давай сюда мою «шкурку», да будем торговаться, – уверенно заявил сталкер и подумал: «Вот ведь, не зря с самого утра тревожно на душе. Что за чудилы были, зачем интересовались? Ладно, поживем – увидим. Все – фигня!»

У Скворца были свои профессиональные секреты. Не успел Рекс и глазом моргнуть, как «Специфик» появился на прилавке. Внутри все вздрогнуло, но сталкер, не подавая вида, спокойно протянул руку и погладил кевлар комбинезона.

А волноваться было от чего. В состав костюма, кроме обычной защиты от зоновских сюрпризов, вошла одна из новейших разработок российской оборонки. Подобные исследования активно проводились в большинстве стран мира. Вместо обычного металла или керамики для усиления брони, под его верхним слоем располагался гель активной защиты, с виду обычное желе, кисель киселем. Но при попадании пули или ударе ножом, а так же когтями или зубами всевозможных тварей, гель на короткое время превращался в непробиваемый слой. Чудо, да и только.

Помимо сохранения здоровья и жизни хозяина комбинезона, разработчики подумали об удобстве и грузоподъемности. Костюм стал намного легче, а подвижность его многократно увеличилась. Особенно понравилась Рексу – расположенная по вертикали миниатюрная копия сервоприводов экзоскелета, позволяющая переносить большой вес. И включаться это технологическое чудо могло в любой момент – по желанию хозяина.

Для полного удовольствия к комбинезону прикреплялся двухъярусный поясной отдел с контейнерами для артефактов. Какому же сталкеру, отправляющемуся в дальний рейд, не понравится такая вещичка? Да еще если он нагружается хабаром под завязку.

Вот поэтому Рекс страстно желал приобрести «Специфик». И денег на него не жалел.

– Только из уважения к тебе, Макс, делаю офигительную скидочку.

– Давай поступим так: я тебе свой старый комбез оставлю. Знаю, что у тебя ничего не пропадает. Подремонтируешь, да новичкам в носку сбагришь. Они только рады будут, уж для них-то мои обноски как манна небесная. Только цену шибко не загибай, им поначалу ой как нелегко! После первой ходки если половина в живых останется – и то хорошо. И еще мне нужно… Упаковку контейнеров, желательно пластиковых, парочку упаковок с радиозащитой. Еще давай-ка оптику к «Абакану», ну и, не скупись – патронов для пристрелки штук полсотни.

– Только тридцать могу.

– Вася! Я же сказал – пятьдесят. А я тебе деньгами сто штук валю, да и в добавочку… – Рекс специально выдержал небольшую паузу, заметив, как заблестели глаза торговца.

– Не томи! Сам на меня наезжаешь за промедление, – наконец, не выдержал лавочник.

– Вот три слегка подпорченных арта – Ден с зомбарей поснимал. Вот пара новеньких «филеек», четыре «мыла» и «слеза». Ну, а на десерт, только ш-ш-ш! – сталкер приложил палец к губам. – В обморок только не падай, ладно? Держи! Специально для тебя нес.

Глаза Скворца превратились в два радиоактивных озера недалеко от аварийного реактора. В прозрачном контейнере перед его носом переливался ранее упомянутый редкостный «барбарис»!

Как внезапно на прилавке появился «Специфик», таким же образом исчез и артефакт. Торговец моментально перешел на простуженный шепот, словно обокрал ларек с мороженым и проглотил все его содержимое в один присест:

– А твердишь, что невезучий… Ох, Рекс… Только не говори, что себе не оставил такой же!

– Правду говорю – оставил. Я их еще тогда приглядел, когда Дена на себе волок. Честно, если бы в тот раз такая петрушка не случилась, мы бы их сразу принесли. Но сам понимаешь – не до них было. Зато погляди на моего напарника – как он меня радует! Я тебе, Василий, его не за плату притащил, а из уважения. Ты и так нас в трудную минуту не раз выручал.

Рекс знал, на какие струнки души Скворца можно поднажать, чтобы размягчить и без того отходчивое сердце торговца. Лавочник смахнул рукой скупую мужскую слезу и без предупреждения скрылся в подсобке. Через пару минут, после чертыханья и бренчания разномастным товаром, он вновь появился у прилавка, на который выложил все, о чем просил сталкер. И не только.

– Я тут подумал… Вы ведь с Плаксой вместе рисковали? А я давно хотел и ему «Специфик» подогнать. Но только пусть старый комбез мне занесет! Да… и вот еще… Возьми к «Абакану» цинк, чтобы за мной из-за каждого патрона для пристрелки не бегать.

Рекс возликовал, но виду не подал. И на всякий случай уточнил:

– Сколько мы тебе еще должны, Васек?

– Да иди уж, казнокрад! Знаешь, чем старого пронять можно…

– Забыл совсем, – остановился после переодевания в пороге Рекс, уставившись прямо в разинутую пасть между жвалами и щупальцами чучела мимикрима. – А оптика для «Винтореза» у тебя есть?

– Никак Плакса исполнил давнишнюю мечту и приобрел бесшумку? Оставить пока, что ли, или сразу заберешь?

– Давай-ка, заберу сразу, и может, еще патронов к нему пару сотенок будет?

– Вот так на твоем горбу в Рай и заезжают безо всяких Врат, нахлебники…

Рекс засмеялся.

– Вась, мы же в долгу не останемся! – он знал, что торговца не проведешь. Даже при подарке «от щедрот», в накладе тот, конечно, не остался. Иначе не занимался бы своим ремеслом в столь суровых местах.

– На вот, должен будешь! – в голосе Скворца снова послышались жесткие нотки.

Забрав упакованные вещи, Рекс вышел на улицу и сразу же направился к Плаксе. Хотя кто знает, куда напарника могла занести нелегкая ночных приключений… Еще с десяток метров отдаляясь от лавки, сталкер слышал, как над дубовой дверью щебетал «будто бы скворец», затем все стихло. Сталкера вновь окружили звуки настоящей, хоть и давненько искалеченной в этих местах природы.

* * *

Зная друга, Рекс предполагал, что тот должен находиться дома, так как хотел заняться «Винторезом». По соседству с Плаксой проживал бывший сталкер Хромой. Хотя, наверное, бывшими сталкеры не бывают. Вот он-то и был силен по части наворотов во всем, что касалось металла. К Хромому со всей округи сносили вещи для апгрейда. Предки постарались и пришили мастеру золотые руки к положенному месту.

Хромой в свое время был довольно известным бродягой. Говорили, даже отбоя от заказчиков не знал. Забирался в такие дали, куда и нежить-то забредала редко. Но однажды удача отвернулась от ходока, и встрял мужик, как говорится, на всю катушку. Как раз после одного сильного Выброса, перевернувшего в Зоне все: перепутались аномальные поля, изменились тропы и проходы, озлобилось и без того далеко не ручное зверье. Словом, попал Хромой в огромных размеров «трамплин», перепутанный с «хлябью», но чудом – остался жив. Правда, лишился обеих ступней и трех пальцев левой руки.

Неделю после произошедшего он передвигался ползком, пока на калеку не наткнулась небольшая группа сталкеров. Мересьев, да и только. Когда его подобрали, от потери крови он уже был без сознания. Но так распорядилась судьба: донесли, отходили, выжил смерти назло. А каких мучений ему стоило снова встать на ноги! Выпросил у мужиков несколько разломанных, снятых с зомби экзоскелетов. Полгода потом, закрывшись у себя в каморке, мастерил что-то. И вот в один из дней в баре все попадали от изумления, когда туда ввалился, скрипя приводами и гремя подошвами, на своих двоих Хромой и с гордо задранным подбородком скомандовал Горынычу:

– Две по сто!

С тех пор кличка за ним так и закрепилась, но немногие знали, скольких усилий ему стоило тогда первое «парадное шествие». Сталкерить, конечно, он больше не смог, но не упал духом, нашел занятие по душе, и, надо сказать, достаточно прибыльное.

Уже недалеко от цели Рекс понял, что напарника нет на месте, так как из окна его комнаты не звучала музыка. Уж больно любил Плакса различную попсу. Дверь соседа оказалась распахнута, и оттуда доносился звук работающего токарного станка. А это значило, что усовершенствование какой-то вещи идет полным ходом.

К мастеру первым делом Рекс и заглянул на огонек. Тот действительно трудился над «Винторезом» Плаксы.

– Привет, марафонец!

– О! Рекс! Ну, что же, рад видеть тебя без топора в спине! Все чики-пуки? А Плакса где? Он же к тебе помчался со всех ног! – мастер оторвался от кропотливого занятия и взглянул на вошедшего поверх защитных очков. – Аж тапки в воздухе перекинуть успел!

– А что так? Неужто так сильно соскучиться успел? Не наобнимался еще за две недели рейда?

– Так ты его по дороге не встретил, что ли?! – брови Хромого взлетели вверх. – Он буквально минут пятнадцать назад к тебе ломанулся…

– Да я сюда не из дома пришел, к Скворцу еще забегал, – Рекс показал упаковку с обновками. – А в чем дело-то?

– Тут, видишь ли, брат, не все так просто… – замялся мастер и рассказал, что произошло полчаса назад.

* * *

Отойдя с похмелья, Плакса привел себя в порядок и зашел с «Винторезом» к соседу. Хромой сразу взялся за дело. А Денис, потоптавшись возле мастера, смущенно кашлянул. Почувствовавший недоговоренность хозяин уточнил:

– Что-то еще?

– Да… Тут такое дело… – Плакса замялся. – Глянь-ка, Саныч, на одну вещицу и скажи, что в ней такого необычного может быть?

В протянутой руке сталкера сверкал переливами амулет Рекса.

После случившегося в последнем рейде c Хромым произошли еще и необычные перемены. Открыл он вдруг в себе экстрасенсорные способности, позволяющие видеть недоступные обычному человеку вещи. Узнав про это, сталкеры заходили иногда к мастеру и просто за советом.

Приглядевшись к кристаллу, Хромой даже не стал брать его в руки, а сразу затрясся и отпрянул, упав с рабочего табурета. Плакса поспешно убрал амулет в карман и бросился поднимать старика. Некоторое время тот приходил в себя, а затем скороговоркой выпалил:

– А ну, быстро отнеси ее хозяину! Им друг без дружки нельзя! Не простая это вещичка, ох, не простая! Заключено в ней или спасение нашего мира, или проклятье на наши грешные головы… И, прошу, не шути так больше! Сейчас все решает время, чем быстрее вернешь ее на место, тем лучше для всех!

Плакса тут же сорвался с места и умчался к напарнику.

* * *

Рекс оторопел, не веря своим ушам, метнувшаяся рука нащупала под комбинезоном пустоту. Взглянув на него, Хромой закричал:

– Быстро догоняй друга! Чует мое сердце, не миновать беды…

Реакция сталкера была молниеносной. Бросив упаковку с обновами в угол мастерской, он опрометью помчался к себе. Так вот в чем крылось непонятное волнение, которое он ощущал с момента пробуждения! «Ну, Денис, дай бог, чтобы все закончилось хорошо!»

Улица все так же была безлюдна, возле дома тоже – тишь да гладь, но смутные опасения все же не давали Рексу покоя.

Неприятности начались сразу со входа. В вестибюле бывшей конторы, где Михей, тоже, кстати, бывший сталкер, организовал общежитие для бродяг, возле конторки в луже крови лежал труп хозяина. Убедившись, что старику кто-то перерезал горло, Рекс быстро огляделся – ни души. Поняв, что Михею уже ничем не помочь, сталкер метнулся к своему номеру и ворвался через выломанную дверь. Внутри царил полный хаос, но никого не оказалось. И тут позади едва слышно скрипнула половица, а сталкер затылком почувствовал легкое дуновение. Выждав пару секунд, резко присел и развернулся на одной ноге, пытаясь провести подсечку.

На пол с проклятиями рухнул неизвестный, сжимающий в руке окровавленный нож. Рядом загремел упавший «Абакан» Рекса. Прыгнув на лежащего, не давая ему опомниться, сталкер вышиб локтем воздух из его легких. Тут же ударом кулака в висок вверг противника в беспамятство. Вскочив, быстро обыскал, собрал содержимое его карманов в кучу и снял бронежилет. Связав, тряпичной куклой бросил в кресло, затем выбежал в коридор и прокричал:

– Денис! Мужики! Здесь есть кто-нибудь живой?

Тишина. Пробежавшись вдоль коридора, поочередно заглядывая в открытые двери, нашел только два пахнущих спиртными парами тела в комнате Варежки. «Ну, эти-то точно к вечеру очухаются», – Рекс ухмыльнулся и вернулся к себе.

Сидящий в кресле еще не пришел в сознание, поэтому взволнованный сталкер закурил, пытаясь унять дрожь в руках. Затем снарядился для рейда, подумал и снял с пленника штаны, а сам сел напротив. Звонкой пощечиной возвратив связанного к реальности, со злостью наблюдал, как тот, чертыхаясь, изумленно пытается понять – что произошло, где он, и как это так?

– Ну что, будем немного побеседовать? За что ты бедолагу Михея на тот свет отправил?! И почему моя дверь выглядит так некрасиво?

Парняга пришел в себя окончательно и принялся сыпать угрозами:

– Ты это, сы-ышишь, сявка, распеленывай меня быро! Или потом добрым словом твои потрошки некому вспомнить будет! В натуре, за мной сила, мля…

Рекс ухмыльнулся.

– Я как штаны с тебя снял, так и дивлюсь – в чем же здесь сила? Может, мне микроскоп взять, чтобы силушку твою разглядеть?

– Да я…

– Заткнись, урод, и слушай! Вопросы здесь задаю я, а ты отвечаешь! Причем, перевод блатняка делать будешь в своей голове, а со мной начнешь общаться на нормальном русском языке! В противном случае я даже говорить с тобой не буду, просто удалю и так немногое, что у тебя есть! Без наркоза и твоим же ножичком! После этого ты всю оставшуюся непутевую жизнь с тоненьким голоском будешь либо задницей на пропитание зарабатывать, либо просить, сидя возле бара, милостыню жалобными песнями: «Как там несладко, за колючкой». Все понял?! Предупреждаю только раз, больше «буду не предупреждать»! Расклад такой: я задаю один вопрос – ты даешь один подробный ответ. И ничего лишнего! Время работает на тебя. Чем меньше его останется, тем меньше останется от твоей силы!

– Ты это… дай прийти в себя…

Рекс с ножом в руке пододвинулся к парнишке вплотную. Увидел, как от страха расширились его глаза, а живот напрягся, провалившись частью куда-то вовнутрь хозяина.

– Подожди, сы-ышишь? Все скажу как на духу! Только нож убери, пожа-алуйста, страшно ведь…

По лицу парня потекли слезы. «А ведь молод совсем… Поди, с “малолетки” только, а уж как чужими жизнями распоряжаться научился… Ну, в своре все храбрые. Посмотрим, с чем тебя в одиночку едят на завтрак, пацан!» – подумал сталкер и продолжил:

– Так зачем ты Михея убил, подонок?

– Засветил он нас!

Рекс воткнул нож в кресло, у паха паренька. Тот резко вжался и поспешно поправился:

– Он заметил, как мы в комнату Рекса вломились, нам свидетели не нужны…

– А что это ты, щенок, обо мне в третьем лице говоришь?

– Как это, о тебе?..

– Рекс – это я!

– Во, блин, фуфло какое… Я еще балакал Битому, что наводка не в тему. Но вещь-то фартовая у того была!

– Ты опять?! – терпение Рекса начало иссякать.

– Все, молчу, молчу! Спрашивай! – связанный заревел навзрыд.

– Значит, вы приняли Плаксу за меня, так? Кстати, а кто это – «мы»?

– Я сам не знаю, в чем соль, но Дятел сказал, что нужно доставить его… то есть тебя, куда-то к Лесхозу. А там вроде за хороший барыш мы должны отправить тебя в какой-то портал. А вот куда – не знаю…

– Ясно. Не первый раз уже про этот портал слышу, надо бы глянуть, – что за диковинка. А то портал, портал… Что за чудо? Дальше идем. Где напарник мой?!

– Битый с Дятлом его на опушку Чащобы потащили, а мне сказали здесь все прибрать и следом двигать.

– Живой он хоть?!

– Да жив, жив! – скороговоркой затараторил паренек, не сводя глаз с вращающегося между пальцами ножа. – Просто по голове ему малость ударили…

– Кто бил?! – Рекс начал закипать и крутанул нож резче. Парень вжал голову в плечи и захныкал:

– Ты это… не пугай меня больше… я все скажу… А хочешь, друга твоего помогу вызволить? Только не убивай…

Сталкер взял себя в руки и глубоко вздохнул.

– Конкретное место, где тебя должны ждать подельники? Условные сигналы или что там еще у вас есть? Быстро!

– Да какие сигналы… Орешь во все горло: «Братва!», – и все…

– Значит так, идешь со мной! Штаны отдам, но броника не дождешься! Любое движение в сторону, или мне что-то покажется подозрительным, и ты труп. Так что твоя дальнейшая никчемная жизнь зависит от того, понравишься ты мне или нет! Усек?! Так что придется тебе очень постараться. Я ж, как говорят армейцы, где нормальный, а где и беспощаден! Врубился, чувырло?!

Слова сталкера дошли до ушей пленника и, видимо, проникли в его голову. Временно онемев, тот интенсивно закивал. На сборы ушло не более десяти минут, затем «неразлучная парочка» отправилась на выручку попавшему в беду Плаксе. Еще несколько минут ушло на небольшую экскурсию к Скворцу. Сообразительному торговцу не надо ничего объяснять. На вопрос Рекса: «Он?» – Скворец утвердительно кивнул. Уже на выходе сталкер обернулся и напомнил хозяину:

– Этот беспредельщик Михея – того… Как с ним поступить, решим вместе, позже. Мы пока прогульнемся до Чащобы, а ты, Василий, проследи, чтоб в конторе порядок навели, да Михею надо должные почести отдать.

– Не переживай, все будет в лучшем виде, я еще пару ребят вам в помощь отправлю – на всякий пожарный.

– Вряд ли кого найдешь после вчерашнего… А посты бросать не будут, – Рекс скосил глаза на бандита, – если бы я вовремя не успел, Варежки с Верстой тоже в живых уже бы не было. Они там, – у Варежки в комнате, спят.

Вытолкав впереди себя малолетнего убийцу, сталкер вышел на улицу.

Два часа ушло, чтобы добраться до вагончика Мохнатого. Сам отшельник приторговывал разной мелочовкой, в основном, – продуктами, а на перекрестке дорог продажа шла достаточно бойко, и товар дельца пользовался спросом. Живущий у вагончика в собачьей конуре псевдоволк лежал бездыханным. В зубах его находился кусок кевлара, вырванного из чьего-то комбинезона. Уж как попал зверь к Мохнатому – никому не известно. Некоторые утверждали, будто пьяница спас его щенком, вытащив из аномалии. Но всех удивляло, что совершенно дикий и злобный мутант служил человеку верой и правдой.

В любом случае, зверя было жалко. А представшая взору картина натолкнула на недобрые мысли и о судьбе хозяина. Дверь в вагончик болталась на одной петле, изнутри не доносилось ни звука. Рекс покосился на попутчика, заметив, как тот резко вжал голову в плечи. Кивнув на вход, сталкер спросил:

– Что с ним?

Паренек затравленно пожал плечами. Тогда Рекс, толкнув его вперед, направился внутрь. Самые худшие опасения оправдались – посреди помещения с застывшим ужасом в мертвых глазах лежал Мохнатый. Из-под тела в угол успела набежать кровавая лужа. Подсобка для товара оказалась вскрыта и выпотрошена, часть вещей раскидана по полу.

– Ах, ты… – захлебнулся в бессильной злости Рекс. Бандит обхватил голову руками и, осев у стены, захныкал.

– Это не я, клянусь… Когда мы уходили отсюда – все были живы. Может, они его убрали на обратном пути?

– Запомни, падаль, если с моим другом что-либо подобное случится, тебе точно не жить!

– Я понял, понял… Все сделаю, как скажешь…

– Смотри, я предупредил! Вставай, пошли дальше. И лучше тебе поторопиться!

* * *

К ночи на горизонте отчетливо проступили корявые древесные стволы с сильно заметными искривлениями воздуха над раскидистыми кронами. Лес, словно паутина шелкопряда, опутывали разросшиеся пряди «волос» и «стеклотоков». Кое-где искрили «энерго» и ядовито зеленели фосфорно-кислотные «кисели». Страшное место, что ни говори… Решившийся сократить дорогу через аномальные дебри сильно рисковал, поэтому большинство сталкеров предпочитало обходить Чащобу стороной. Проигрыш во времени, но явный шанс продлить жизнь. Безопасные тропы знал лишь хозяин здешних мест – Егерь. Но дозваться полумифического деда мог не каждый. Уж бандитам такое не светило точно, поэтому Рекс был уверен – в глубь леса подонки не сунутся ни за что. А значит, остановятся на ночевку у окраины.

В наступающих сумерках по стволам деревьев заплясали блики костра. С каждым шагом бандит все больше падал духом, словно его и без того невеликие силенки вконец покинули хозяйское тело. Рекс заглянул пленнику в глаза, поняв, что тот больше ему ничем не поможет. Требовалось срочно вывести убийцу-малолетку из ступора, иначе состояние бандита грозило истерикой, и спасательная операция могла сорваться. Тогда Рексу точно пришлось бы отправить парня на тот свет.

Не мешкая ни секунды, сталкер отработанным движением «вырубил» трясущегося «помощника», крепко связал, засунул в рот кляп и, уложив в небольшую ямку, присыпал травой и ветками, валяющимися вокруг. Затем надел на голову шлем, попытался включить «ночник», но, чертыхнувшись, вновь откинул за спину. «Забыл про батареи! – мелькнула обидная мысль. – Старею, что ли?»

Когда до цели осталось метров тридцать, Рекс сплюнул. «Погоняло забыл спросить… Ну, что ж, будем действовать по классической схеме разведчика. Нахрапом!» Сама по себе на губах появилась улыбка. Вспомнился некстати случай, когда один сталкер, из бывших разведчиков, сказал, что лучше всего действовать «по классической схеме», и ломанулся к аномалиям. Остальные смело последовали за другом. Правда, спьяну это было. Сколько потом смеха раздавалось по поводу удачной «классической схемы»! Хорошо еще, что отделались они тогда легким испугом. Попали в «трамплин», но небольшой, пролетели по воздуху метров по десять, поцарапались, одежонку поизодрали, оружия лишились. Но, слава Зоне, остались живы.

Рекс встрепенулся, поняв, что мыслями полез далеко в дебри. Сейчас от него требовалась собранность. «Абакан» на изготовку, весь внимание. «Земля дала, пусть временно “возьмет”. Слиться с ней, не быть заметным, я – трава, я – кусты. Я – просто дуновение ветерка. Во мне нет ничего живого, я – просто кочка на болоте».

Пока подбирался, совсем стемнело, на фоне пламени отчетливо виднелись два силуэта. «Вот они мы, нарисовались. Семья в сборе». Рекс прополз еще немного, добравшись до ближайшего дерева. Дальнейшие действия пришли в голову сами собой: взять под прицел обоих, выйти, обезоружить, заставить одного связать другого, затем разобраться с первым, а уж потом и Плаксу освободить.

Не переставая целиться, Рекс вышел из-за дерева и скомандовал:

– Стволы бросили перед собой, руки за голову, кругом, морды в землю! И без резких движений!

Бандиты опешили, уставившись на вышедшее из леса привидение. И тут Рекс понял, что одну ошибку все же совершил. Все трое оказались на одной линии, и из поля зрения сталкера выпал дальний, но было уже поздно. Ближний резко присел, а второй метнул нож. Вот где впервые сталкер порадовался, что вовремя приобрел «Специфик». Лезвие, слегка подпортив верхний кевлар, звякнуло и отскочило в темноту. С мыслью: «За нами – будущее», Рекс нажал на спуск. Обе пули легли точно в цель. Врагом меньше. Но другой решил не сдаваться, метнувшись к брошенным стволам. «Жаль, что чужие ошибки людей ничему не учат». Этот чуть дольше подельника задержался в мире живых.

Переведя дух, сталкер хотел оглядеться в поисках Плаксы, но в этот момент перед глазами все поплыло. Мир окутала чернота.

* * *

Сознание вернулось неожиданно резко. Выплыв из мрака, Рекс никак не мог понять, где он и что с ним произошло. Судя по запаху, в лицо прыснули коньяком. «Какой урод почти благородный напиток похабит?» – мелькнула в трещащей голове мысль. Повернув голову, сталкер смог, наконец, разглядеть «похабника», вздрогнул и выпалил:

– Не может быть! Ты – призрак…

– Что, не ожидал, да?

– Слушай, Галям, ты ведь не бессмертен, как и все… Или это двойник, а может быть, брат-близнец? Тогда как тебя там? Марат какой-нибудь?

– Узнал, узнал, вижу. Да нет у меня ни брата, ни двойника. Я же вам сказал тогда, что за мной стоит само ЗЛО, а вы не поверили…

– Но ты же умер!

– Это я для вас умер, а для НЕГО нет, так что оставим пустые разговоры.

– Где Денис?! Если ты его убил, тогда тебе и ОНО не поможет больше! Это я тебе обещаю…

– Ну-ну, не кипятись так сильно. Не забыл еще, что за мной должок? – бандит, слегка развернувшись, показал Рексу «удачно подстриженную» со слов Плаксы голову. Страшный шрам окаймлял височную часть, проходя через ухо почти до самого затылка.

– Вот теперь вижу, что это ты. Я спрашиваю – где Денис?

– Да не волнуйся! – Галям захихикал. – Я ему снотворненького прыснул с коньячком, спит как младенец. Правда, думаю, не нужен он мне больше, вот только отдаст тебе твою вещичку, и – в расход!

– С-с-сука…

– Я же сказал – не кипятись. Ты же Дятла с Битым не пожалел, да и Курка, думаю, тоже. А ведь он еще щенок совсем!

– Этот «щенок» Михея как кабана, не задумываясь, зарезал. Поди, сам учил парня этому?

– Сам понимаешь, в нашем деле лишние свидетели не нужны.

– Ты и Мохнатого как ненужного убрал! Не ошибусь, самолично? Этот в жизни никому даже грубого слова не сказал…

– Всегда ты, Рекс, как в лужу… смотришь. Ну, что поделать, как говорят французы – се ля ви! Тем более, он за зверюгу свою на меня бросился, когда она из моего комбеза кусок выдрала.

– Ты мне про судьбу и жизнь здесь не талдычь! Ты, сволочь, для нее ничего хорошего не сделал! Зря только небо коптил все эти годы и чужие жизни забирал…

– Ну, вот и поговорили. Скоро уже рассвет, так что пора в дорогу готовиться. Сейчас перекурим, напарничек твой вещичку вернет, быстренько избавимся от него и – в путь.

– Как же ты в одиночку собираешься меня до Лесхоза переть? Ведь не развяжешь же?

– А ты откуда про Лесхоз знаешь?

– Сам же в ущелье про него рассказывал.

– Это когда вдруг?

– Когда я тебя перевязал и вколол обезболик.

– Ну, вот видишь, чего в таком состоянии не сделаешь, все секреты выложишь любому встречному-поперечному. А ты еще спрашиваешь, как я тебя потащу, – Галям хитро подмигнул. – Сам пойдешь, как миленький!

– Я ж говорю, что ты – сука. Другого определения такой мрази просто найти не могу.

– Хватит злословить! Что куришь? А то я не успел все твои карманы проверить, Дятла с Битым земле придать надо было.

– Да, как и ты, «Петра».

– Ну вот, ты курил мои, теперь в последний раз твои покурим, так как потом все это будет мое, хех… даже ты! – бандит заржал. – Где хоть искать-то? Облегчи поиски, скажи уж как на духу.

– Нашелся, тоже мне, святой отец! – внезапно в голове Рекса родилась идея, и он решил рискнуть. – На подкладе комбеза, слева, в кармане погляди. Только и мне прикури…

Галям развернул пленного на правый бок и просунул руку в указанное место. Сталкер, нащупав кнопку на рукаве, нажал. Зажужжали сервоприводы костюма, многократно усилившие мышцы хозяина, и веревки, которыми бандит спеленал Рекса, как младенца, лопнули, словно гнилые нитки. Опешивший подонок не успел даже вякнуть, как был подмят сталкером и через мгновение резким ударом в хрустнувшее кадыком горло оказался выведен из игры.

Рекс скинул остатки веревки, встал, размял затекшие конечности и улыбнулся, вспомнив приятную покупку. «Специфик» пришелся как нельзя более кстати. Осталось только связать Галяма, найти Плаксу, привести в чувство, собрать раскиданные вещи и потом перекурить. «Стоп, еще надо отыскать этого щенка, который привел меня сюда! Хочется верить, что он там еще не задохнулся. Как, кстати, его зовут? Курок? Надеюсь не за те выдающиеся причиндалы, что находятся у него между ног?» Сталкер откровенно рассмеялся, быстро спеленал безжизненное тело бандита и двинулся на поиски Плаксы.

«Предмет вожделений» лежал в пяти метрах от места происшествия, под кустом. Если бы не залитая запекшейся кровью голова, можно было сказать, что напарник просто крепко спит. Освободив друга от пут, Рекс немного встряхнул его, результата – ноль. Опешив поначалу, вспомнил, что говорил Галям, и принюхался. От Плаксы за версту несло коньяком. Пьян? «А что там про снотворное?» Недолго думая, аккуратно вколол напарнику препарат-деактиватор, а затем занялся раной на его голове.

Когда Рекс приложил к бинтам «барбарис», Плакса медленно пришел в себя. Увидев улыбающееся лицо друга, поморщился от боли и выпалил:

– Макс, извини, я не со зла и не из корысти… Просто хотел узнать, чем так ценен твой амулет…

– Тише, тише, не извиняйся, – успокоил Рекс напарника. – Наоборот, если бы не ты, возможно, эти уроды уже сдали бы мое бренное тело в Лесхозе за, как они говорят, «офигительные» бабки. Амулет-то где?

– Они у меня забрали все, а вот его не тронули. Отчего это? Чего бы им просто не взять вещицу и не отнести заказчику? – Плакса протянул на шнурке серебрящийся в сумраке октаэдр. Выглядевший до этого лишь кусочком стекла, кристалл вдруг вспыхнул голубоватым сиянием, озарив ночную тьму, словно стремился навсегда избавиться от вечного мрака. Рекс замер, глядя на странный предмет. Пальцы ощутили привычное покалывание и легкую вибрацию, по ладони пробежали маленькие зигзаги молний.

– Думаю, что я нужен заказчику вместе с амулетом, поэтому они и не забрали его. Подожди, придет время, мы с тобой, дружище, еще разберемся во всем. А сейчас давай займемся насущным.

– А Галям где?! – встрепенулся Плакса.

– Спит пока, позже разбудим и поговорим по душам. Если сможет говорить, – Рекс ухмыльнулся, надел шнурок на шею, затем, вспомнив о лежащем недалеко Курке, вскочил.

И тут внезапно накатило. Изображение поляны перекосилось, перед глазами все поплыло…

* * *

Максим взял тарелку с приготовленным женой ужином. Чего-чего, а готовить Катерине очень нравилось. Как же можно, приготовить для любимого, да без любви? В их семье как в песне: «Главней всего – погода в доме, все остальное – суета». Это, кстати, обожаемая Катериной песня. Катей, Катюшей, Катенькой…

Ароматно пахнущее блюдо заставило рот наполниться слюной. Максим чмокнул хозяйку своего сердца в щечку и виновато спросил:

– А можно я в комнате поем? Там чемпионат сегодня…

– Ну, разве ж я тебе когда-нибудь запрещала, чудо мое? Иди, как же они там без тебя, вдруг проиграют?

Вспомнился анекдот на эту тему:

– Мама, а кто мой папа?

– Футболист, сынок.

– Кто, кто?..

– Есть такая, сын, профессия – Родину позорить!

Из детской послышались голоса. Сашок о чем-то горячо спорил с Дашей. Дети есть дети, у взрослых свои проблемы, а у детей – свои, правда, часто – надуманные.

В зале Макс поставил тарелку на журнальный столик и потянулся к пульту, чтобы включить телевизор. Но в этот момент обстановка резко изменилась. По комнате словно пробежал вихрь, всколыхнув занавески и накидки на стоящих по бокам креслах. Максим опешил, тряхнув головой, а телевизор внезапно включился сам собой…

В замешательстве Макс резко сел на диван, не отрывая взгляда от экрана. А там вдруг появилось изображение всей его семьи. Они шли по редкому лесу, находящемуся на горном склоне. Узкая тропа, ведущая к небольшой возвышенности. На плато – древний истукан. Настолько древний, что, наверное, сама природа уже не помнит, кто из них старше. Максим предложил детям пробежаться наперегонки, и те весело понеслись за папой, начавшим притормаживать, чтобы подождать Катюшу. Но она закричала, что поддаваться нечестно, а сама тем временем заинтересовалась цветами, растущими прямо у тропинки.

Вот он добежал до каменного исполина, почти догнав детишек, сделал вид, что сильно запыхался, услышал радостный смех детворы. Обнял сына с дочерью, покрутил их несколько раз, затем аккуратно поставил на землю. Возбужденные дети, крича во всеуслышание, вырвались и побежали назад, к маме. А Катюша, нарвавшая букетик, замахала им и неспешно пошла навстречу.

В то время, когда дети поравнялись с Катериной, взялись за ее руки с двух сторон и направились к Максиму, ожидающему их у истукана, произошло нечто… Обвал… Камнепад и сель в горах – страшная вещь… Макс пытался кричать, но его не слышали, а за деревьями всего происходящего не видно… Он побежал со всех ног, но это уже не изменило ситуации…

Думая, что начинает сходить с ума, Максим зажмурился и в таком положении просидел несколько минут. Из ступора его вывел голос Катюши:

– Ты тут не заснул? Уже все остыло…

Открыв глаза, он посмотрел вперед: телевизор, стоящий на тумбочке, выключен. «Начинаю ловить глюки…» Макс тряхнул головой и нажал кнопку на пульте. Экран вспыхнул. Самый разгар матча. Как обычно: один – ноль, ведем не мы…

Со временем все забылось, как страшный сон. А летом они всей семьей поехали на юг, надо же когда-то показать детям, как на самом деле выглядит море. И потом подвернулась экскурсия в горы.

Домой из отпуска Максим вернулся уже один…

* * *

– О, ожил! Вставай – светает уже. Опять пугаешь меня, грешного… – голос словно приближался издалека.

Рекс сел, огляделся, потом резко вскочил и заорал:

– Где Катерина?! Где дети?! Где они все?!

– Ты чего это, Макс? В первый раз тебя таким вижу…

Наконец, зрение вернулось окончательно, Рекс еще раз осмотрелся. Рядом испуганное лицо Плаксы. «Плакса, Плакса… Это ж мой напарник!» Сталкер вскочил на ноги. Оказывается, товарищ уже разжег костер, собрал в кучу раскиданные по поляне вещи, перенес его самого поближе к огню, сюда же приволок связанного Галяма. А чтобы тот молчал, Плакса засунул ему в рот такой кляп, что стало даже интересно: сможет ли когда-нибудь бандит вообще закрыть рот?

– Извини, Ден, это последствие моего видения… Теперь я, кажется, знаю, как звали моих жену и детей – Катерина, Сашок и Даша.

– Почему ты говоришь о них в прошлом времени?

– Потому что они погибли при обвале в горах, когда мы отдыхали на юге.

– Ты уверен?

– Да. И теперь точно знаю, какое свойство имеет мой амулет…

– В смысле?

– За несколько месяцев до гибели семьи я видел это в выключенном телевизоре! Амулет частенько предупреждает меня об опасности, только я все это время тупил… Слушай! – встрепенулся вдруг Рекс. – Там же я Курка этого оставил связанным!

– Не дергайся. Если бы даже он звался Затвор, его бы это не спасло. Нет больше его. Я целый час от крысаков и свинорылов отбивался, пока ты в отключке был. Слышал, как он мычал там, но сделать ничего не мог, не бросать же тебя монстрам на съедение. Пришлось выбирать. Похоронил я то, что от него осталось…

– Земля пухом. Жалко парня, молод еще совсем. Правда, он Михея к праотцам отправил. Постой, а крысаки тут откуда взялись? Ведь в Чащобе псевдоволков и мимикримов много, а крысаки их как огня боятся! Странно…

В это время в чаще леса послышалось завывание своры псов и рыки аасменов, а через несколько мгновений мимо ошеломленных друзей пронесся кабан с такой скоростью, будто проехал не делающий нигде остановок литерный железнодорожный экспресс. Друзья, схватившись за оружие, переглянулись и тут только обратили внимание, что связанный по рукам и ногам Галям извивается как червь, пытаясь что-то сказать. И вдруг до Рекса дошло.

– Где коробочка управления мутантами?! – на что Галям интенсивно закивал головой. – Вот ведь идиот! – воскликнул сталкер и подскочил к бандиту, выдернув из его рта кляп. – Ну, где?! Быстро!

Галям на время потерял возможность разговаривать. Рекс встряхнул его, но увидев выразительную жестикуляцию, снова бросил на землю и достал пульт из своего кармана. Одного взгляда хватило, чтобы понять – прибор включен.

– Ден, выключай! Я его еще не успел обследовать…

Плакса подскочил и, не обращая внимания на завывания подонка, щелкнул тумблером. Затем, перевернул пульт, подцепил заднюю крышку, вытряхнул батарейки и вернул прибор Рексу. Галям взвыл еще сильнее, но при этом частично вернул себе речь, поэтому кое-что разобрать удалось:

– Идио-оты-ы! Не-зя вы-у-лютять! На-о ы-о наст-оить! Се-тя-с тесь на-се-ся у-узас! А-А-А!

До друзей наконец-то дошло, что имел в виду бандит, так как гомонящих мутантов вокруг заметно прибавилось. Рекс тут же открыл огонь по зверью, а Плакса, рванувший было к Галяму, остановился под окриком отступающего напарника:

– Ден, назад! Я знаю, что это неправильно, но деваться некуда! Тут или его, или его вместе с нами! Он сам виноват, запустив прибор! А про человечность могу сказать одно: он давно перестал быть человеком! Даже безобидного Мохнатого и его зверя не пожалел. Собственноручно обоих отправил на тот свет! И то же самое собирался сделать с тобой! Давай, брат, ноги в руки и – айда!

Побежавший за Рексом Плакса все еще колебался, порываясь вернуться. А на слабо освещенной разгорающимся рассветом поляне разыгралась настоящая трагедия. Поначалу сталкерам еще были слышны крики Галяма, но потом до слуха долетали лишь рыки и визг зверья, грызущегося на месте пиршества.

Сбоку из темноты на Плаксу внезапно налетел аасмен, сбив сталкера с ног. Два борющихся тела покатились по земле. Автомат выпал из рук, Плакса выхватил нож и яростно отбивался от насевшей на него твари. Рекс рванул на помощь другу. Резко выстрелил в другого мутанта, оставив от его головы только кровавые ошметки, рывком перевесил автомат за спину и тоже выхватил нож. В этот момент позади раздалось рычание, и он, предчувствуя, что не успевает обернуться, плашмя бросился в траву, выставив остро заточенное лезвие. Пес, промазавший по цели, завизжал. Брюхо его оказалось распоротым, а Рекса оросил веер кровавых брызг.

Перекатившись, сталкер вскочил на ноги. Плакса продолжал бороться с аасменом и никак не мог скинуть его с себя. Хлесткими ударами когтистых лап тварь разорвала в нескольких местах комбинезон на его груди. Увидев, что происходит с напарником, Рекс ринулся через небольшую стаю крысаков, с силой пиная легкие тела бронированными ботинками. Подскочив к рычащему аасмену сзади, жестко вбил стальной клинок в зияющую глазницу противогазной маски. Зверь завизжал, забился в агонии, отцепился от жертвы и завращался на одном месте. Прицелившись, Рекс полоснул лезвием по шее твари. Новый веер кровавых брызг окатил обоих напарников. Монстр забулькал и, захлебнувшись, протяжно захрипел. Освободившийся от хватки Плакса вскочил на ноги, бросившись к лежащему автомату. Кувыркнувшись, тут же начал стрелять в увеличивающуюся стаю зверья.

– Вот уроды! Погулять спокойно не дадут! Воздухом подышать…

– Отходим! – Рекса трясло, как в лихорадке. Понимая, что терять время нельзя, и спастись можно только бегством, толкнул друга в спину. – Скорее! Или останемся здесь навсегда!

Повторять команду не пришлось. Кивнув, Плакса потрусил впереди напарника, стреляя в стороны и изредка прикладывая руку к израненной груди. Рекс, хрипя от сбитого дыхания, озабоченно уточнил:

– Что у тебя там? Сильно?!

– Нет! Пара царапин! Комбез жалко! Опять ремонтировать… – отозвался напарник.

– Слава всем богам! А я уж подумал, что не успею…

– А что там Галям говорил о приборе? Почему его выключать было нельзя?

– Вот, кто о чем, а вшивый – о бане! Нашел время разбираться… У Хромого проверим! Специалисту виднее… Вон – справа опять крысаки! Перезаряжаюсь…

Чем больше друзья отдалялись от места схватки, тем меньше становилось мутантов. И, когда боезапас обоих автоматов подошел к концу, вокруг спешащих напарников стало тихо. Пробежав еще с километр легкой трусцой, они с облегчением перешли на шаг.

– Стой, Макс… я… больше не могу… Давай немного передохнем… – Денис едва держался на ногах.

– А я вот совсем не устал! – Рекс удовлетворенно улыбался и смотрел на друга свысока. Тут только Плакса заметил, что надето на напарнике.

– Ёлы-палы! Купил-таки! Офигеть! Ничего, со следующего рейда вернемся, я себе тоже такой возьму.

– Не-а! Не возьмешь, на что спорим?

– Возьму, хоть разорви на части, а возьму!

– Насчет разорвать на части – это не ко мне. Это тебе надо было там – на поляне остаться! А вот на базу вернемся, у Хромого и «Специфик» твой, и оптика к «винторезу», и патронов к нему пару сотен!

– Макс, да я тебе теперь по гроб жизни должен!

– Нет, не должен. После того, как я узнал о смерти жены и детей, у меня на этом свете, кроме тебя, больше никого не осталось. А после родных, кто еще может быть ближе для человека? Только настоящий, проверенный во всех ситуациях друг. А настоящим друзьям долги прощают всегда! Помнишь? «Ты – пиф, я – пиф-паф, в унисон!».

Над равниной взметнулся смех. Глядя на двух, запрыгавших по полю, словно дети, сталкеров, никто не сказал бы, что буквально недавно они могли хладнокровно убивать.

Солнце еще только начинало подниматься из-за горизонта огромным, почти малиновым шаром, а жаворонок где-то в вышине уже пел свою песню. День разгорался. Интересно, какой по счету на этой горемычной планете, за которой пристальным взглядом в данный момент наблюдало НЕЧТО, удивляясь жизнелюбию, вере и наивности населяющих ее существ?

Наверное, не так важен порядковый номер. Главное, чтобы этот день не стал в жизни последним. А они действительно свято верили только в самое лучшее.

Глава 3

Энергия, копившаяся в Армаде миллионы лет, пульсировала, пытаясь найти выход. В конце концов, даже древний сакральный объект был уже не в состоянии удерживать зарождающуюся бурю. Медленно, но неуклонно, тонкими струйками просачивались энергетические сгустки через проломы в земной коре, ища выход наружу.

Никак не ожидали древние Творцы, что человечество сумеет сделать огромный скачок в развитии. Раскроет таинство создания: соберет и запустит адронный коллайдер; грубо, но успешно проникнет в микромир и расщепит атом.

Как раз то, чего не хватало темной энергии, собравшейся у нижней оконечности Армады. И последствия не заставили себя ждать…

На территории зоны отчуждения, образованной вокруг аварийной АЭС, разразился невиданной силы катаклизм, унеся многие тысячи ни в чем не повинных жизней. А вслед за этим появилась пресловутая ЗОНА.

Но даже этого Мгле было мало. Она нуждалась в человеческих просчетах и, пользуясь бессилием Стражей, неуклонно подбиралась к Вратам. К управлению Армадой, чтобы погубить все.

* * *

– Вас послушать, так поневоле поверишь в колдовство! Последний раз я нечто подобное от Щедрого слышал, когда он с напарниками на Маяке, в бункере ученых, побывал.

– Ты, Верста, не о Сокровищнице толкуешь? – уточнил Плакса.

– Ну, да. Это давно легендой стало. Когда про Щедрого рассказывали, никто поверить не мог, что он действительно ее нашел. Что там, прямо посреди болот, островок был, где он гору артефактов собрал, среди которых оказался один… Говорят, ученые его потом долго обследовали и в итоге изобрели несколько видов лекарств. А главной сенсацией века стало лекарство от рака. Я слышал как-то, что вся фармацевтика тогда прямо перевернулась.

– Про Сокровищницу мы все знаем. И про Врата, ведущие в беззаботный Рай, тоже не раз слыхали. И даже Щедрый, якобы разглядевший тогда на болотах эти самые Врата, позже подтвердить свои слова ничем не мог. Да и мало ли отчего могло скопиться столько артов в одном месте? Может, просто никто раньше туда не попадал. Обстоятельства сложились удачно, и не более того. Это ж не значит, что и Сокровищница, и Врата там находились. Сказки это все. А вот что вы, мужики, про какой-то таинственный телепорт возле Лесхоза можете сказать? Знать бы еще, куда он ведет… Но, по моему разумению, куда-то за пределы Зоны. Это сколько же сил можно сэкономить! Набрал хабара и через портал сиганул к магазину или на рынок, чтобы без посредников сбагрить товар. Кайф! Мы с Рексом обязательно его поищем.

– Не знаю уж… Только вы про него и рассказали. Никто эту диковинку раньше даже не поминал. Ну а ты, Рекс, чего все молчишь? – повернулся к задумчивому сталкеру Верста. Попытался сфокусировать на собеседнике мутный взгляд, но это у него опять не получилось.

Варежка, сидящий рядом, опустил голову, подложив под нее руку, и мирно посапывал.

– Не трогай ты его, – остановил приятеля Плакса. – Он понемногу прошлое вспоминать стал…

– И что же в прошлой жизни такого страшного могло произойти, что его цеплять нельзя? По-моему, страшнее Зоны на этом свете ничего не существует.

– Ты, Верста, не заговаривайся! – стукнув по столу кулаком, вскипел Плакса и уже тише добавил: – Семья у него была, жена и двое детишек, любил он их очень. Только в один миг потерял сразу всех. Безвозвратно. Погибли они.

– А-а-а… Прости, не знал.

– Так вот и он не знал, да вспомнил.

Бар заполнился под завязку, свободные места за столиками закончились. Сегодня на базу возвратилось сразу три группы: две из них веселились в сторонке, а вот у третьей из ходки вернулась лишь половина. Выйдя из задумчивости, Рекс, которому подобное было известно не понаслышке, посмотрел на угрюмо сидящих Дротика со Снайпером и резко встал.

– Ты куда?

Сталкер приостановился, рассеянно скользнув взглядом по напарнику.

– Я ненадолго, Ден. Извините, парни… – и направился к тоскующей компании.

– Здорово, мужики!

– Да уж, здоровее видали… Присаживайся, – освободил немного места на лавке Дротик. Снайпер, блеснув толстой оправой очков, поправил ее одним пальцем, посмотрел на Рекса исподлобья и мрачно кивнул.

– Я смотрю, у вас потери…

– И не говори… Рыбак с Волчком приказали долго жить. Мы в этот раз в Неман зашли, но до окраины только. Там на нас легионеры навалились. Рыбака первым потеряли, видать, из СВД по нему влупили. От головы почти ничего не осталось… А Волчок уже при отступлении заскочил в подвал бывшего магазина и оттуда заорал, как резаный. Я за ним ломанулся. Вижу – лежит он между двумя «киселями», одна рука в кислоте, вернее, руки уже нет, а вокруг него – крысаков свора, голов двадцать. Самые смелые прыгают и тут же в кислоте гибнут. Визгу стоит, аж уши режет. Словом, не поможешь уже парню, как ни крути… Да еще легионеры сзади наседают, заразы. Ну, мы со Снайпером бросили все и до ночи уходили от погони. А как стемнело, мутантов разных повылазило, мама дорогая! Долго еще от этой мрази отбивались, пока патроны не закончились… Думали, и нам хана. И вдруг смотрим: мимо мужик идет. И что больше всего поразило, зверь какой-нибудь к нему ломанется, а он руку только слегка поднимет – мутанта как ветром сдувает. При виде этого не только мы, даже зверье, по-моему, оторопело… А когда он вплотную подошел, мы за спасение поблагодарить хотели, но, разглядев его, ужаснулись! Представляешь? Вместо лица сплошная кровавая каша, без век, носа и губ, и страшно зыркает единственным глазом. От рук только кости и жилы остались с кусками плоти, из одежды – одна рванина, места нетронутого нет. А сам как будто окутан слегка светящимся черным облачком с серебристыми блестками. Как тут не вспомнить легенду о Черном сталкере? Мы и о благодарности сразу забыли, ломанулись оттуда, только ветер в ушах свистел! Остановились лишь тогда, когда уже без сил на землю попадали. Отлежались малость, осмотрелись вокруг: окраина Чащобы, а до базы – рукой подать. Вот тут Снайпер и нашел место чьей-то ночевки. Ну, все как полагается, чин-чинарем – костер на полянке, дровишки в кучу свалены, а рядом оружие раскидано, даже патроны. Там мы и поживились малость…

– Постой, постой, – встрепенулся Рекс. – А что еще заметили? Могил не было свежих?

– Слушай, не помню. Может, и были… Но мы на разглядывания в тот момент время не тратили. Сам понимаешь, еще от произошедшего не отошли… – Дротик замялся, сделал паузу. – Давайте выпьем, что ли, за упокой напарников наших – Рыбака и Волчка, царство им небесное… – и опрокинул содержимое стакана в рот.

Рекс задумчиво покрутил рюмку. В голове вертелись пока еще неясные тревожные догадки. Затем медленно, как воду, не замечая обжигающего горького вкуса, выпил. Занюхал рукавом, посидел, опустив голову, встрепенулся и встал.

– Ладно, мужики, не буду мешать. Жаль напарников ваших. Если что-нибудь понадобится – обращайтесь…

Сталкеры мрачно кивнули, а Дротик, подумав немного, неожиданно придержал Рекса рукой.

– Вот что… Есть просьба к вам с Плаксой. Мы же по заказу шли, и если бы его выполнили, может, уже не здесь сидели, а гуляли где-нибудь в ресторане на большой земле. А теперь заказчикам помимо аванса и неустойку заплатить нужно… Хабар-то у Волчка в сидоре остался. Только как его оттуда достать?.. Может, вы подсобите? Больше и просить некого. Вряд ли кто-то еще возьмется, кроме вас. Вы ж… везучие.

– Ладно тебе! Ну, повезло пару раз… Не сглазь! Везенье постоянным не бывает. А вообще, знаешь… – взгляд Рекса прояснился, и он заинтересованно посмотрел на угрюмых приятелей. – У нас тут дельце наклюнулось, так что ты мне на КПК скинь координаты, мы как раз в ту сторону пойдем. Но обещать, конечно, не буду, мало ли…

– Спасибо. Всегда знал, что на вас с напарником можно положиться. А мы пока из Зоны свалим на время, отдохнем. Да и к Рыбаку домой заскочим, родным поможем и вдову успокоим. Это Волчок детдомовский был, да за жизнь свою короткую семьей не успел обзавестись. Кроме нас – и вспоминать его некому…

– Мы завтра с Денисом выдвигаемся. Вернемся, при нормальном раскладе, примерно недели через две, так что встретимся здесь же.

– Храни вас Зона! А мы обязательно рассчитаемся, если все получится. Долг – он платежом красен… Ни пуха вам!

– К черту! Плевать не буду. Горыныч не любит, когда в заведении нечистоплотно себя ведут. Ну, бывайте.

Вернувшись на место, Рекс хлопнул Плаксу по плечу и кивнул на выход.

– Ладно, мужики, заседание – дело хорошее, но пора и честь знать. Нам на рассвете в рейд выдвигаться. Я Горынычу еще на пару пузырей и кой-какой закусон оставил, так что гуляйте, а мы с Денисом – по домам.

– И что принести тебе, младшенькая моя? – хохотнув, Плакса сделал реверанс Версте.

– Принеси мне, батенька, чудище заморское с рожей зубастою, во все три глотки! – тут же парировал встрепенувшийся сталкер. И уже вдогонку уходящим друзьям: – Или просто одно хозяйство чудищево. С аршин. Для баловства!

Заполненный зал грянул дружным хохотом.

* * *

Рассвет выдался прохладным, влажным, без малейшего ветерка. Всю округу заволокло молозиво тумана. Шаги гулко отдавались в тишине, отчего все время казалось, что по пятам кто-то идет. Постоянно оборачивающийся Рекс, подошедший к сторожевому посту, где его уже ждал напарник, вспомнил мультфильм из детства – «Ежик в тумане». Отчего-то герою хотелось посочувствовать. Жутко это – идти вперед и не знать, что тебе встретится буквально через мгновение…

– Ну, что, готов? – Рекс поежился.

– Готов, – Плакса хмурился и вжимал голову в плечи. – Зябко…

– Да уж… Доконала сырость. Ладно, может, распогодится еще. Пошли.

Стоящий на вышке сталкер окликнул путников. Узнав, поздоровался и пожелал удачи. Оба, как положено, чертыхнулись и сплюнули. Махнув часовому на прощание, напарники скрылись в туманной дымке.

Так они двигались еще несколько часов, время от времени осторожно огибая встречающиеся аномалии. Туман частично рассеялся, перестал накрапывать занудный дождик. Повеяло свежестью, а следом пахнуло гарью и перегноем. Плакса сверился с показаниями КПК и кивнул, подтверждая, что до места первого привала они добрались.

Впереди замаячили развалины небольшого хутора. Друзья, обходя остатки сгоревшего поселения, сбавили шаг.

– А ты уверен, что метка, обнаруженная в КПК Галяма, соответствует этому месту? – Плакса пристально всматривался в окружающее.

– Да. Странно, конечно, ведь не так далеко от базы, и здесь мужики давно излазили все вдоль и поперек. Но написано, что прибор, управляющий мутантами, был взят именно отсюда.

– И все же я склоняюсь к тому, что бандюган просто ошибся…

Плакса осекся, в его кармане неожиданно пискнул сканер движения. Он быстро достал его и замер. Рекс присел, настороженно осматривая развалины через оптику прицела.

– Что там?

– Мелькнула точка и сразу пропала, как сквозь землю провалилась.

– Сквозь землю? Ну, вот и частичный ответ на твой вопрос…

– Ну, что же, тогда работаем, – Плакса прикрепил сканер на руку и взялся за «Винторез».

Рекс медленно двинулся вперед, осматривая закоулки между развалинами. Напарник короткими перебежками подобрался ближе. Сильно мешал не рассеявшийся до конца туман. Казалось, что за каждым выступающим предметом скрываются неясные тени… Тяжелые капли, собирающиеся на выступах стен, шумно падали вниз. Шуршал бурьян. Похоже, крысы все еще искали на развалинах бывших человеческих жилищ что-то съестное. Рекс, пытающийся прислушиваться, плюнул и вопросительно взглянул на друга. Плакса бросил взгляд на сканер и указал направление.

Крадучись, прикрывая друг друга, они достигли центра хутора. Слабая пульсация в районе груди не давала Рексу покоя, держа в напряжении и сбивая дыхание. Он чертыхнулся, готовый в любой момент открыть стрельбу. Амулет ощутимо повело влево. За возвышающейся посреди развалин печью с закопченной трубой мелькнул чей-то силуэт. Рекс среагировал мгновенно – в несколько прыжков оказался в том месте, где заметил непонятное движение. Взору его предстала огромная дыра в земле. Рядом уже тихо сопел Плакса, осторожно заглядывая в темное отверстие, под углом уходящее вниз. Несколькими метрами ниже из земли торчали сдвинутые бетонные плиты, к которым вел отчетливый след того, кто только что проскользнул внутрь.

Вопросительно посмотрев на друга, Плакса включил фонарик и попытался пролезть в дыру. Но Рекс остановил его и огляделся еще раз.

– Ну, вот тебе и «сквозь землю». Погоди. Давай-ка переключимся на «ночники». Странно только, что нигде не видно выходов вентиляции…

– Выходов? – напарник хмыкнул. – А кто тебе сказал, что это было настоящее поселение? Вполне может быть, что вот эта печная труба и является вентиляционной шахтой. А разрушить и сжечь дома могли специально, чтобы меньше постороннее внимание привлекать.

Рекс кивнул, опустил забрало защитного шлема и включил «ночник».

– Лезем?

Вместо ответа Плакса, стараясь удерживать равновесие, уже скользнул вниз по мокрой глине. Рекс оглянулся еще раз и последовал за другом.

Несмотря на глиняную осыпь под ногами, напарники оказались на спуске в сооружение, явно сделанное человеком. Из бетонных стен с шелушащейся краской торчали стержни для крепления труб и кабелей, ржавеющих и гниющих от постоянной влажности. Часть их уже валялась на полу и покрылась странно светящейся плесенью, отчего коридор отчетливо просматривался даже невооруженным глазом. Ноги скользили, каждый шаг сопровождался чавкающим звуком. Мрачно и неуютно. Ко всему прочему, по стенам гулял отголосок далекого скрежета и стуков, наполняя атмосферу подземелья неясной тревогой.

Проход направо преграждал очередной завал. Природа постепенно отвоевывала захваченное человеком пространство. Оставалось только двигаться налево.

– Ничего себе погребок… – прошептал Плакса.

Через пару десятков метров появились дверные проемы, ведущие в небольшие комнаты. То тут, то там валялись остатки мебели, запчасти от электронных приборов (порой от совсем непонятных агрегатов), перевернутые стеллажи, мусорные корзины. В одном помещении, бывшем, скорее всего, некогда складским, все внутреннее пространство заполняли непонятно как попавшие сюда мохнатые пряди «стеклотоков». Затрещал датчик аномалий.

Остановившийся на развилке Плакса, с отвращением глядя на мохнатую плесень, поморщился, взглянул на дисплей сканера, указал направо, а сам шагнул в левый коридор и аккуратно установил в нем растяжку.

– Вот-вот! – прокомментировал Рекс. – Нечего за спиной врагов оставлять. А то нас словно кто-то заманивает в ловушку… Должен же этот коридорчик когда-то кончиться.

После развилки напарники успели пройти метров двадцать, попеременно заглядывая в попадающиеся помещения. Вдруг позади сверкнуло, в спины ощутимо толкнуло ударной волной. Ловушка Плаксы сработала. Почти сразу из дальнего конца коридора послышались бормотание и топот множества ног.

– Снобы! – крикнул Рекс и присел, открывая огонь.

Плакса, прикрывая тылы, развернулся в обратном направлении, но тут же удивленно посмотрел на опустевшие руки, из которых с легкостью вырвали отлетевший на несколько метров «Винторез».

– Ма-акс! – истошно заорал он. – Автомат!

Напарник чертыхнулся, прервав стрельбу, выхватил две гранаты и без промедления метнул их в сторону развилки.

– Ложись!

Грохнувшие взрывы разметали тела снобов и сверкнувшие в полете лохмотья плесени. Уши резануло грохотом, а стены и потолок посекло осколками. Воздух заполнился пороховым дымом и искрящимися спорами. Путь к отступлению был открыт. И вовремя.

За это время снобы, нападающие с фронта, подобрались достаточно близко. В беспорядке валяющиеся на полу предметы резко взвились в воздух и полетели в напарников. Удары смягчили оказавшиеся эффективными и в этой ситуации комбинезоны «Специфик». Но когда массивный стол, выплывший по воздуху из ближайшей комнаты, сбил подбирающего «Винторез» Плаксу с ног, ударился о стену и разлетелся на куски, Рекс не выдержал.

– Давай к развилке! – сквозь грохот прокричал он. – Иначе закидают хламом по самую макушку и души из нас вытряхнут!

Когда бомбардировка летающими предметами прекратилась, Плакса, кряхтя, поднялся, быстро установил еще одну растяжку и побежал за прикрывающим его напарником.

Не успели они занять оборону, как прогремел взрыв. Оба упали на пол, стараясь укрыться среди хлама. Тоннель огласился ревом нескольких карликов, а вскочившие сталкеры плотным огнем добили выживших мутантов. Сразу стало непривычно тихо. Слегка звенело в ушах, все еще скрежетало где-то вдали, и мерно жужжали работающие «ночники».

Переводя дух, Рекс выпрямился и оглядел тоннель.

– Ну что, двинем дальше или повернем обратно?

– Не знаю… Как-то отбили любознательность на корню… – Плакса нервно хохотнул и, скривившись, размял поясницу. – Вот же противные телекинетики, а! Маленькие, но вонючие до ужаса! Нам еще повезло, что они не вернули брошенные тобой гранаты… А то бы перехватили как мой автомат, и шарахнуло бы уже возле нас… Так что ты в следующий раз с ними поаккуратнее. Сейчас гляну сканер. Ага! Впереди все равно кто-то есть.

– А мне некогда думать было. На автомате бросил, не думал даже, что обратно прилететь может… – Рекс развел виновато руки в стороны. – Ну, раз ты такой нерешительный, тогда я подумаю за двоих. Нам все равно нужно распутать этот клубок с моим прошлым, потянув за нить. Иначе нам просто не дадут житья. А везенье вечным не бывает… Короче, идем вперед, но по-тихому, штук восемь снобов мы положили, в семействе, как правило, бывает с десяток, максимум – полтора. Так что осталась самая малость.

– Да, малость, штук двадцать осталось! – с ехидцей продекламировал Плакса. – Чего уж там, вперед, так вперед. Мне еще диваном по хребту сегодня не били, или сейфом каким-нибудь…

– Смейся, смейся… Но интуиция подсказывает мне, что нас сегодня ждет удача, – улыбнулся Рекс напарнику.

– А пошли! Еще адреналинчику хапнем.

На месте первой встречи со снобами друзья осмотрелись. Потолок тоннеля провис, угрожая обвалом. Стены посекло осколками, на полу валялось семь мертвых карликов в рваных хламидах, еще пару разорвало на куски. У стены, раскинув руки, лежал зомби, одетый в комбинезон радиозащиты. Явно из бывшего персонала лаборатории. Плакса сразу обыскал тело и извлек перемазанный слизью и сгустками крови КПК.

– Проверим позже, – он убрал прибор в карман.

– Считая тех, что позади, четырнадцать.

– Ни хрена повеселились!

– Посмотрим, что впереди…

Вскоре друзья поняли, что левый рукав тоннеля полукруглый, с обеих сторон замыкающийся на правом. Вероятно, когда-то здесь располагалась жилая зона, так как в каждой комнате находились кровати. Повсюду – следы жизнедеятельности семейки снобов и вездесущая плесень. Отвратительное зловоние. Ничего, что могло бы представлять интерес. Поэтому друзья переключились на основной коридор, который через пару десятков метров уперся в приоткрытые массивные двери. За ними оказалось почти идеально круглое помещение огромных размеров, являющееся сердцем комплекса. По всей его окружности располагались остатки лабораторных сооружений и штабеля приборов. Стены и потолок плотным ковром покрывала все та же загадочная плесень, освещающая все вокруг.

Ни о какой сохранившейся документации, которая могла бы пролить свет на прошлое комплекса, не было и речи. Поэтому, пройдя по кругу, напарники остановились возле единственной уходящей наверх бетонной лестницы. Вероятно, она вела к смотровой площадке или командному центру лаборатории. Заглянув в сканер, Плакса утвердительно кивнул. Рекс двинулся первым, держа оружие наготове, напарник взялся прикрывать тылы.

Внимание сосредоточилось на дверях, что и сыграло со сталкерами злую шутку. В это время в центре зала раздался рев неизвестно откуда взявшегося сноба. Мимо Плаксы пролетел кусок тяжелой лабораторной стойки. Пригнувшись, он, не целясь, выпустил в карлика половину магазина. Мутанта отбросило очередью «Винтореза» на рухнувший стеллаж, и он затих под завалом.

– Достал-таки, зараза, – сквозь зубы процедил сидящий Рекс, прижимая руки к защитному шлему. По разбитому лицевому забралу стекала тонкая струйка крови.

– Дай, гляну, что там у тебя? Фигня! Царапина на щеке, да фингалом под глазом стало больше. Сейчас мы это быстро! – Плакса достал аптечку и наскоро обработал ссадины. – Ну, вот и все. Эх, щиток только жалко…

– Все фигня, ты забыл сказать. – Рекс вымученно улыбнулся. – А щиток заменим. Не впервой.

В комнате большая часть мебели сохранилась в на удивление сносном виде. На топчане в дальнем углу лежал седовласый сморщенный старец, явно в последней стадии измождения. Осторожно приблизившись, Рекс слегка наклонился, прислушиваясь, насколько в этом человеке еще теплилась жизнь, и неожиданно услышал тихий, скрипучий, но уверенный голос:

– Добро пожаловать в мою скромную обитель. Я понимаю, как вам не просто было добраться сюда, прорываясь через очень некорректно ведущую себя охрану. Но, раз уж вы здесь, значит, охраны, скорее всего, больше нет. Присаживайтесь, пожалуйста. Разговор у нас будет весьма обстоятельный, и, надеюсь, – долгий. Мои песочные часы досыпают последние крупицы жизни, а перевернуть их, увы, уже не суждено…

Рекс присел на стул, а Плакса тщательно обследовал помещение. Старец же продолжил:

– Если вы еще не поняли, я давно и безвозвратно лишился зрения, но некоторые мои чувства куда острее обычных человеческих. Поэтому могу сказать, что вы достаточно молодые люди, полные сил. А вот в моем теле силы осталось совсем мало. Я уже давно чувствую сильное недомогание, поэтому не будем терять время. Вы задаете вопрос, а я на него постараюсь как можно обстоятельнее ответить. Уж простите, я давно не был в человеческом обществе, поэтому столь многоречив… – старик ненадолго замолчал, собираясь с мыслями, и почмокал высохшими губами. – У вас случайно не будет какого-нибудь напитка?

– «Тоник» подойдет? – уточнил Рекс, протягивая лежащему открытую банку. – Он бодрит и прибавляет сил.

Старик, кивнув, приложился к банке, медленно вытягивая из нее содержимое. Наконец, опустил руку на топчан и затих на некоторое время, приходя в себя. Затем, встрепенувшись, произнес:

– Хорошо. Вот так гораздо лучше, спасибо. Пожалуй, начнем. Спрашивайте.

– Что это за лаборатория? – задал Рекс первый вопрос.

– Это уже не лаборатория, мда… Здесь работали специалисты по изучению необъяснимых явлений. До сильного Выброса позапрошлого года, когда все оказалось поставлено с ног на голову. В тот момент большая часть персонала находилась на улице. Мы как раз ожидали вертолет с продуктами и новым оборудованием… Естественно, все погибли. На поверхности образовалось огромное количество аномалий, перекрывших выход. Оставшиеся в живых сотрудники пытались прорваться наружу, но либо погибли, либо превратились в зомби, либо просто сошли с ума. На тот момент ни о каком продолжении исследований речи уже не шло. А потом выход на поверхность появился сам собой: в лабораторию проникли те, кого я называл охраной. Да, по сути, они и были моей охраной. У нас сложилось своеобразное соглашение: я произвожу для них большую часть пропитания, а они доставляют еду и питье для меня. Правда, то, что приносили они, слабо походило на вышеупомянутое, но в моем возрасте этого вполне хватало, чтобы поддерживать мое существование…

– А чем же кормили их вы? – решил уточнить Плакса.

– Наросты плесени, что вы видели внизу, вырабатывают пси-энергию. Ей и питались, надо сказать, – с большим удовольствием, теперь уже бывшие охранники. Мне же оставалось только создавать среду для роста этой плесени.

– А для чего все это нужно было вам? – Рекс не понимал резона.

– Смысл моей жизни с момента катаклизма до нынешней минуты – передача ценной информации в надежные руки.

– Откуда же вы знаете, что в данный момент передаете ее в надежные руки?

– Скажу честно, ваш приход был предсказан.

– Вот как? – брови сталкера поползли вверх. – Странная уверенность. Вы же не видите нас!

– Я уже говорил, что отсутствие зрения обострило другие чувства. Да и не важно все это сейчас. Давайте не будем терять время на выяснение мелочей, а перейдем сразу к делу. Так вот, лаборатория занималась изучением энергии, прибывающей к нам из космоса, либо зарождающейся на планете. Опять же, под влиянием изменений, происходящих в окружающем космическом пространстве. Забегая вперед, скажу, что ощущаю сейчас мощную энергетику от одного из вас.

Рекс вздрогнул, когда завибрировал амулет, и взглянул на удивленного Плаксу.

– Вот видите, я давно знал о вашем приходе. Но продолжу. Перед тем, как Зону перевернул тот самый Выброс, наши приборы зарегистрировали громадный всплеск вырвавшейся энергии в районе нынешних болот. Но она коренным образом отличалась от той, которая исходит от вашей вещицы. В процессе исследований мы установили, что любую энергию можно разделить на два вида. Понятным языком – на светлую и темную. Нам не удалось выяснить, отчего это происходит, но суть вопроса, надеюсь, теперь понятна? А недавно лабораторию посетило очень страшное создание. Я даже не могу дать ему точного определения… Назову для простоты Мгла. Некий громадный, разумный сгусток темной энергии. Хм… Моя охрана сразу разбежалась по углам. А я был предупрежден – ни в коем случае не помогать вам… Но мне уже нечего терять, поэтому я передам вам документы о деятельности нашей лаборатории, которые с большим трудом удалось сохранить. Правда, большинство из них содержат научную информацию, они вам вряд ли чем-нибудь помогут. Зато в других документах есть описание случившихся в Зоне странных явлений. Вот ключ от сейфа, что стоит у меня в изголовье. Надеюсь, вы разберетесь, как правильно поступить с ними, ведь в них заключен труд и даже жизни тех, кто здесь работал. Эх, еще бы найти КПК доктора Ивлева… Там отмечены координаты еще одной лаборатории, а также место, где зарегистрировано еще одно странное явление…

– Мы нашли у зомби на входе какой-то КПК… – Рекс встрепенулся. – Скажите, а как с вами общалась эта самая Мгла?

– Обязательно обследуйте КПК! Он вам должен помочь в поисках истины, – старик вздохнул. – Общалась на телепатическом уровне. Властно так, как приказывая…

– Ясно, – вспомнив о головных болях и постоянно звучащем в голове громогласном приказе, Рекс почему-то понял, что речь идет об одном и том же. – А как различать эту энергетику нам?

– Все просто, ваша вещь не даст вам усомниться в правильном выборе, уж поверьте. Она источает энергетику тепла и надежды, в ней заключена словно сама жизнь… – старик ненадолго замер, сделав несколько судорожных вздохов, и гораздо тише продолжил: – Берегите друг друга, амулет поможет вам в борьбе с силами, которые питает само ЗЛО…

Раздалось звонкое треньканье пустой жестяной банки по бетонному полу. Взгляд друзей вернулся к лежащему старцу. Песочные часы его жизни освободили верхнюю емкость. Человек закончил свою миссию, исполнив долг до конца. Напарники пожалели, что так и не успели ничего узнать о нем самом. И предать его тело земле тоже не суждено… Теперь лабораторный комплекс послужит старому ученому мавзолеем.

Плакса по христианскому обычаю уложил бренные останки старика на топчане, после чего открыл сейф. Внутри оказались три увесистые папки с документами, несколько упаковок лекарственных препаратов и восемь артефактов в контейнерах. Одним из них Плакса особенно заинтересовался, присвистнул и подозвал друга, показывая редкостный, давно превратившийся в легенду «янтарь».

– Эту вещичку возьмешь себе. Мне достаточно моего набора артов, – предложил Рекс. Плакса кивнул. – Его свойства известны всем: он может отклонять от хозяина большую часть пуль. И позволяет почти беспрепятственно преодолевать аномалии средних размеров. Кроме того, регенерирует ткани организма. Очень полезная вещь!

– Судя по царапине и фингалу, тебе он не нужен, – хохотнул напарник.

– Не юродствуй, Ден, я имел в виду предметы, летящие с очень большой скоростью. Но от пуль, выпущенных в упор, он спасти не сможет.

Распределив между собой содержимое опустевшего сейфа, сталкерам осталось покинуть комплекс. Движение – это жизнь. А друзей ждала дальняя дорога, и они очень надеялись прожить как можно дольше.

* * *

На поверхности, куда они наконец-то выбрались, уже наступил вечер. Оба удивились, что даже не заметили, как прошло время. Пришлось задуматься: продолжать маршрут или спуститься на ночевку вниз. Под землю, в застоявшийся спертый воздух, лезть совсем не хотелось. До базы ходу около четырех часов, ночь все равно застанет в пути. До ближайшего же места ночевки оставалось около километра. Поэтому, потоптавшись в нерешительности, друзья все же пошли вперед.

По дороге Рекс заинтересовался найденным в подземелье КПК и, пока Плакса тщательно осматривал окружающую обстановку, активировал прибор. На территории Зоны действительно находилась еще одна лаборатория, но она располагалась далеко в стороне, вблизи Лунинска, куда напарники собирались отправиться следующей ходкой.

Указанные координаты больше всего заинтересовали Рекса. Он подозвал друга и поделился догадками:

– Смотри, очень интересная штучка наклевывается. Как сам думаешь, ничего не напоминает?

– Слу-ушай! – напарник остановился как вкопанный. – А это…

– Вот и я думаю, что это именно то, о чем мы с тобой неоднократно за последнее время слышали! Уж больно похоже на тот самый пресловутый телепорт! И главное – прямо впритык к территории Лесхоза!

– Давай-ка, я эти координаты на всякий пожарный себе в КПК скину. Мало ли бродит слухов, что возле аварийного реактора существует целая сеть порталов, соединенных между собой в прямой видимости. И передвигается по ним «Легион», пришедший на смену почившему «Бастиону». Все может быть. Но как это вообще можно – расщепить человека на части в одном, а потом собрать снова в другом месте? А если что-то сломается и пойдет не так? Тогда что может появиться вместо носа? И что тогда окажется на месте головы?

Рекс хохотнул.

– Не хотелось бы встречаться с получившимся в этом случае человеком. И, уж тем более, разговаривать с ним с глазу на глаз. Или что у него там вместо глаз? Слышал армейский анекдот? Солдат спросил прапорщика: «Почему автомат разобрать можно, а человека нет?» А тот ему: «Представь – ложишься ты спать. Разобрался весь, разложил свои запчасти по тумбочке. И вдруг тревога, все спешат, ты – тоже. Но второпях начинаешь себя собирать не так, как надо, и вместо головы прикручиваешь себе задницу. Что из этого получается? Штаны спадают, каска не надевается. Все кричат – УРА! А ты?»

Плакса захохотал и едва не встрял в разверзшуюся у тропы «зыбь», оставив в ней кусок каблука.

– Вот блин… Бетоняка хренова! – ударил он другой ногой по застывшему монолиту аномалии.

– Аккуратнее ты… – Рекс огляделся. – А если серьезно, эти мифические порталы возле реактора – дело мутное, возможно, обычные байки. А вот телепорт, о котором мы за последнее время слышали уже неоднократно, похоже, слухом не является. Неясно только, куда он может вести. И именно это я собираюсь вскоре узнать.

– Узнаем. Только, вместе!

– Так куда же я без тебя? – Рекс улыбнулся. – Ты только голову не потеряй, вот как этот каблук. И, наверное, изменим мы маршрут. Не станем ждать следующей ходки, как думаешь?

– Предлагаешь сделать крюк и обследовать вторую лабораторию тоже?

– Именно. Чего зря время терять и ждать, когда найдется новый Галям – любитель охренительной суммы?

– Вот на ночевке и подумаем тщательнее. Спешить надо, уже смеркаться начинает…

Дальнейшая дорога прошла относительно спокойно, если не считать сигналов о близости аномалий. Плакса иногда поглядывал на детектор, высматривая интересные вещи. Точнее, просто искал артефакты. И один раз ему повезло – недалеко от «энерго» подобрал «зарядку». Недорогая, часто встречающаяся, но иногда весьма полезная вещь. По соседской доброте Хромой перед выходом собрал для напарников зарядное устройство с множеством разъемов – на «все случаи жизни». И Плакса теперь радовался, что не зря до сих пор не перебрался жить поближе к Рексу, оставшись возле столь рукастого соседа. А напарники теперь могли в любое время и в любую погоду использовать устройство для подзарядки чего душе угодно. Вставив артефакт в прибор, напарник хлопнул крышкой и многозначительно покрутил его в руке.

Солнце скрылось за горизонтом, сумерки медленно сменились темнотой. Мирно жужжали «ночники» в шлемах сталкеров, да изредка потрескивал датчик радиации. Друзья шли навстречу неизвестности, к далекому «завтра». Человек быстро привыкает ко всему. Они с оптимизмом смотрели вперед. Парадокс: сама природа боялась предсказать, что будет завтра, и будет ли оно вообще, «завтра», а люди надеялись, что увидят его воочию. А иначе – зачем же жить на земле, если перестать верить в добро?

Глава 4

При подходе к убежищу напарники превратились в само внимание. Помимо попадающихся на каждом шагу аномалий, северо-восток Чащобы кишел зверьем. Когда-то давно горнорудные компании занимались здесь добычей полезных ископаемых. Землю испещряли подземные ходы, расширенные поселившимися ордами вечно голодных тварей, выходящих на охоту по ночам. Но хватало и дневных хищников, поэтому осторожные сталкеры предпочитали обходить опасный участок стороной.

Но звери – еще полбеды, предугадать их поведение трудно, но все же возможно. Гораздо страшнее тот, кого понять намного сложнее. Правильно сказал кто-то мудрый, что страшнее человека зверя нет… Не раз сюда наведывались мародеры, которых узкие тропы неплохо кормили. Даже близость блокпостов «Пепла» не помогала полностью избавиться от беспредела. Однако это не раз позволяло незаметно пробравшимся напарникам спокойно провести здесь ночь. Меньше посторонних глаз – беззаботнее сон.

Место для схрона друзья облюбовали на чердаке бывшей конторы рудника, оборудовав его для отдыха. Маленькие хитрости сталкерской жизни при умелом подходе всегда давали положительный результат: пара правильных сборок артефактов, и твари старались обходить здание стороной.

* * *

Однажды Рексу с Плаксой удалось почувствовать все прелести местных заброшенных штолен. Пришлось работать по заказу командования «Пепла», пытающегося бороться с Зоной и мечтающего избавиться от нее. Утопические взгляды группировки зачастую расходились с мнением сталкеров. Впрочем, кто же не имеет недостатков? Может быть, в чем-то «Пепел» и прав, но уж больно радикальными мерами группировка пыталась решать возникшие проблемы.

Как бы там ни было, жизнь разнообразна, поэтому уживаться вместе приходится зачастую в корне противоречащим друг другу взглядам. К «Пеплу» в Зоне тоже относились по-разному. Военные, к примеру, одобряли действия группировки. Даже, по слухам, поддерживали ее материально и идеологически. Порывы «Пепла» вполне соответствовали общему мнению населения планеты – так, по крайней мере, обрисовывали картину средства массовой информации. Государства хотели ограничить доступ на территорию Зоны и избавить общество от ее продуктов. Навсегда истребить мутантов, тем более – нежить, мистическим образом способную передвигаться и продолжать существовать даже после смерти.

При этом человечество, якобы ненавидящее Зону, исподтишка скупало артефакты, используя их для восстановления здоровья и долголетия. А для этого ему, естественно, приходилось обращаться к сталкерам, добывающим и выносящим нужное на большую землю. Словом, все понимали, что важны и те, кто борется с Зоной, и те, кто живет за счет торговли ее продуктами.

На тот момент «Пеплу» срочно требовалось исследовать северо-западную часть подземного лабиринта. Появились непроверенные данные о необъяснимых явлениях, происходящих в заброшенных штольнях. Не желая рисковать жизнями своих бойцов, пепловцы, уже потерявшие две группы, решили нанять исполнителей. Так на это дело подрядились Рекс и Плакса, и то – лишь по просьбе Горыныча, задолжавшего «Пеплу».

Планируя дальнейшие действия, сталкеры поняли только одно: в этой части подземелий ходы сообщений приблизились вплотную к поверхности и были частично затоплены обмелевшей рекой. Подготовку к рейду напарники провели тщательно. Заинтересованные в результате рейда пепловцы на требования сталкеров реагировали сразу, и запрошенное тут же появлялось перед друзьями. Карту подземных коридоров составили со всей возможной скрупулезностью, но от неожиданностей не был застрахован никто.

После зачистки ходов сообщения от зверья пепловцы отступили на поверхность, а напарники продолжили путь. Первые три уровня прошли почти без загвоздок: несколько аасменов, пара снобов и крысы с аскаридами серьезного сопротивления не оказали.

При переходе на четвертый уровень выяснилось, что он образовался уже без вмешательства человека. Узкоколейные рельсовые пути для вагонеток внезапно оборвались. В воздухе стоял отвратительный смрад. К просачивающимся через пласты гнилостным испарениям добавилась вонь обитающих в подземелье мутантов. Пришлось застегнуть защитные шлемы, снабженные замкнутой системой дыхания. Баллон, соединенный с комбинезоном гофрированными шлангами, поддерживал непрерывное дыхание в течение нескольких часов. Подозревая, что подобная атмосфера будет окружать друзей длительное время, с собой они прихватили еще несколько таких емкостей. Это усложняло задание, поскольку силы не безграничны, а лишний вес сократил количество взятых боеприпасов.

Четвертый, и, как выяснилось, самый нижний уровень напоминал нору какого-то большого хищного зверя. Стены его казались испещренными следами огромного размера зубов. Позже знатоки определили, что в дополнение некоторым известным блуждающим аномалиям Рекс и Плакса открыли еще одну, названную позже «огненной землеройкой». Чаще всего возникая вблизи уже существующих подземных ходов, она передвигалась под поверхностью земли, оставляя за собой тоннель с оплавленными краями диаметром около двух метров, из-за чего на стенках оставались своеобразные следы. Удивляло, что аномалия, словно натыкаясь на твердые пласты породы, могла резко изменять направление. Пробурив в земной тверди коридор длиной от километра до трех, она внезапно пропадала, образуя шаровидный грот, и оставляла в нем очень любопытный артефакт – «кротовик».

При совершенной безвредности для человека, он почти в сотню раз повышал сопротивляемость организма каким-либо воздействиям. Удары, нанесенные когтями и клыками тварей, а также попадания пуль не приносили владельцу редкостной вещи ощутимого урона. Кроме этого активированный артефакт пробивал в любом веществе, находящемся в поле его действия, сквозную дыру. Хозяин артефакта без усилий мог выбраться из любой ловушки или тюрьмы. При этом «кротовик» постепенно, по мере использования, уменьшался в размерах. Единственным минусом его являлась редкость, так как «огненных землероек» – в Зоне кот наплакал. Рекс с Плаксой должны были в скором времени первыми увидеть подобное чудо, а пока они медленно и осторожно двигались по тоннелю.

Подземный канал несколько раз пересекался сетью нор. Для людей, облаченных в комбинезоны повышенной защиты, диаметр их оказался мал. Плакса пожалел, что не захватил с собой несколько гранат, и сейчас не мог установить растяжки, из-за чего друзья рисковали оставить за спинами врага.

Пройдя по изломам коридора около километра, напарники заметили, что под ногами неприятно захлюпало. Появился уклон, и уровень воды начал постепенно повышаться. Сверившись с картой, Рекс предположил, что в данный момент они находятся у изгиба речного русла.

Когда-то в этом месте река была полноводна и судоходна, но после образования Зоны и серии сильных Выбросов вода словно испарилась. Часть судов, не успевших вовремя убраться, осталась ржаветь и догнивать на отмелях. Местами дно оголилось, открыв взглядам остатки былой деятельности человека. Остовы катеров, барж (даже старый колесный пароходик) и множество лодок. Глядя на окружающее запустение, не верилось, что здесь когда-то кипела жизнь.

Плакса прощупал стенки, беспокоясь об их крепости. Рекс тем временем набросал эскиз продолжения карты.

– Что дальше делать будем? Скоро вода заполнит больше половины хода, прозрачности в ней никакой, не увидим даже, куда двигаться… Может, откажемся от этой затеи и повернем? – напарник встревожился не на шутку.

– Нет, двинемся вперед. Оставлять все, как есть, мы не в праве. Это не значит, что я не считаюсь с твоим мнением, просто знаю – тебе и самому интересно, что же впереди.

– И все-то ты видишь, сама глазастость… – Плакса нервно хохотнул. – А я ощущаю какую-то угрозу, только не пойму – откуда.

– Меня тоже грызут смутные опасения, что-то скверное назревает. Пока все спокойно, однако будь начеку. Да не робей, дружище! Уж сколько вынесли…

Рекс не успел закончить фразу. Позади сталкеров послышался нарастающий шум. Создалось впечатление, будто по тоннелю приближается железнодорожный экспресс. Показалось даже, что сейчас они увидят яркий луч света. Заняв оборону, друзья принялись всматриваться в темноту. То, что они больше всего боялись встретить, выплыло на них из глубины хода. Занимающий почти всю окружность лаза, к людям приближался огромных размеров фантом. Искрящееся в разные стороны электрическими разрядами опаснейшее создание Зоны. Зная, что обычной стрельбой положение не исправить, Рекс выпалил:

– Уходим в воду! Я – замыкаю. Без резких движений, иначе обоим – хана!

Отступление больше походило на паническое бегство. Едва сдерживаясь, напарники с широко раскрытыми от ужаса глазами пятились назад. Остановившийся было при виде людей, фантом резко дернулся, но в этот момент позади него раздался рык, и показались два аасмена, вероятно, тоже учуявшие добычу. Реакция сверкающего монстра была мгновенной. Практически за несколько секунд он расправился с мутантами, пройдя сквозь мечущиеся фигуры, словно они состояли из воздуха. Только осыпался на пол серый пепел.

Друзья же в это время уже полностью скрылись под водой и с облегчением перевели дух. Нервы шалили: тряслись руки, подгибались ноги, затрудняя каждый шаг. Не зная, способны ли фантомы передвигаться в воде, сталкеры ожидали нападения и продолжали пятиться. Обоих била крупная дрожь. Впрочем, этому способствовала и мутная, почти ледяная вода. Слабо помогала даже универсальная подкладка комбинезонов.

Все сильнее повышался уровень воды, даже при включенных на полную мощность фонариках видимость была почти нулевой. Так продолжалось около получаса. Затем коридор сменил направление, резко вильнув в сторону, и пошел на подъем. Под потолком тоннеля зеркально отсвечивал воздушный пузырь, с каждым метром приближаясь к идущим сталкерам. Когда головы показались из воды, Рекс на свой страх и риск расстегнул лямки шлема и медленно вдохнул. Выдержал паузу, прислушиваясь к ощущениям, и облегченно заулыбался:

– Норма. Дышать можно. Ты как?

– Бывало гораздо лучше. Я тогда не мечтал о водолазном деле. Нырял в основном только в постель к женщинам, замечу – это гораздо приятнее, – Плакса подмигнул. – Но лучше оказаться в воде, как мы, чем, подобно бедным аасменам, попасть на ужин к фантому…

– И не говори. Ну, что? Делать нечего. Назад, как я понимаю, путь заказан. Не хотел бы я снова встречаться с тем экспрессом…

– Ничего не поделаешь, придется идти вперед, лишь бы больше не под водой. Тритоном я не рождался. А ну, посмотри-ка! Там, сзади, у меня хвост еще не вырос? – Плакса, как обычно в такие минуты, нервно шутил.

– Ой! – Рекс, надевая шлем, придал лицу озабоченное выражение, чем слегка напугал друга. – Хвоста нет, а вот жабры…

– Пошел на фиг, шутник! Я и правда испугался. Пошли дальше. Не жить же здесь оставаться…

– Тьфу, тьфу, тьфу!

– Не плюйся в воду! Мне по ней еще шлепать неизвестно куда и сколько.

– Привередливым, что ли, стал? Тебе же ее не пить. Ладно, пошли. – Рекс застегнул последний ремешок. – Хочется уже закончить эту прогулку по земным внутренностям. Что-то до чертиков надоело быть спелеологом…

– Если живыми доберемся до суши, я спляшу так нелюбимую мной летку-еньку. Вот клянусь! Прямо на глазах всей группировки «Пепел», чтоб ей пусто было…

Через сотню метров стало ясно, что коридор все же имеет окончание. Казалось, что в этом месте произошел мощный взрыв, и друзья находятся внутри гигантского каменного шара. Именно здесь нашел Рекс самый первый в Зоне «кротовик». Не зная, что это за артефакт, и не имея запасного контейнера для хранения и переноски, сталкер проверил его детектором на радиоактивность и, убедившись, что опасности нет, положил в ячейку на поясе.

Выход из шара, к немалому огорчению напарников, оказался полностью затоплен водой. Поежившись, оба с нежеланием пустились в новое водное приключение. Последнее, что услышал Рекс, не совсем разобрав сказанное из-за герметичности шлема: «М-м-м-сяч лье под водой!». Холод снова сковал тела, сбив дыхание. Плакса частенько шутил: «Если в Зоне проснулся с утра, и ничего не болит, – значит, – умер». По дрожащему голосу напарника Рекс понял: борется за жизнь, не иначе. И ухмыльнулся: «Все – фигня!»

Впереди ожидала неизвестность, тревожное чувство не отпускало ни на минуту. Внезапно коридор закончился неожиданным тупиком. Пошарив вокруг, сталкер растерялся, не зная, что предпринять. В это время Плакса подергал его за плечо. Рекс повернулся и сквозь почти непроглядную муть увидел кулак с оттопыренным большим пальцем. Рука подергалась снизу вверх. Только теперь он догадался, что выход из тупика может находиться над головой.

С трудом цепляясь за скользкие выступы, подтягиваясь и помогая друг другу, напарники, наконец, добрались до верхнего уровня подземелья. Место, где они вынырнули из воды, напоминало сводчатый грот. Снаружи уже стояла ночь, через дыры в каменном кармане пробивался лунный свет, и кое-где мерцали звезды. Рекс, попытавшийся снять шлем, вдохнул и сразу закашлялся, отрицательно мотая головой, что следовать его примеру не стоит. Поспешно затянув ремешки, прокашлялся, быстро отдышался и выдал:

– Вонь страшная! Дышать невозможно! Аж выворачивает…

– А почему? – Плакса начал озираться.

Источник нашелся быстро. Часть пещеры занимала широкая площадка, покрытая останками животных и людей. Здесь же валялись вещи: куски одежды, ржавое оружие, остатки оборудования и экипировки. Исследовав найденное, друзья установили, что оно принадлежало сталкерам разных группировок, а грот – место последнего пристанища тех, ради поиска которых и был организован рейд.

Увлекшись изучением, напарники на время забылись. Первым опомнился Рекс и вздрогнул. Только сейчас до него дошло, что сами по себе вещи здесь оказаться не могли, а амулет на его груди давно тревожно вибрировал. Оглянувшись, он увидел в глубине грота четыре пары светящихся глаз. Выключив фонарики, сталкеры перешли на инфракрасный режим встроенных в шлемы «ночников». В темноте притаились необычные земноводные мутанты, размером со взрослого человека. Строением тел хищники отдаленно напоминали приматов, но звериного в их облике было гораздо больше. Вытянутые по горизонтали морды с желтыми не мигающими глазами, клыкастые пасти, слегка сплющенные хвосты и перепонки между пальцами.

И тут в головах раздался зудящий шум. Мутанты, ко всему прочему, оказались еще и псиониками. Плакса сразу схватился за голову, уронив автомат, а Рекс вспомнил, что настоял на экипировке артефактами, способными увеличить сопротивление гипнозу. Метнувшись, он тут же активировал защиту у напарника на поясе и открыл огонь. Пещера огласилась грохотом выстрелов и пронзительным визгом зверья, воду в гроте вспенили бьющиеся в агонии монстры. Очнувшийся Плакса тут же пришел другу на помощь. Так, в течение десяти минут они по очереди стреляли в появляющихся на поверхности мутантов, рвущихся к жертвам. Распалившийся напарник азартно бегал по площадке, пытаясь высмотреть новых хищников, но вскоре был остановлен Рексом.

Некоторое время по гроту носилось эхо, постепенно затихая в его дальних уголках. Водная гладь успокаивалась, все меньше выплескиваясь на край каменного выступа. Рекс поднялся в полный рост, мельком взглянул на тяжело дышащего Плаксу, а затем озабоченно осмотрелся по сторонам, пытаясь отодвинуть друга к стене.

– Я уже слышал о таких… – сталкер почувствовал жар, обжигающий грудь. – Они обычно сидят в засаде у берега. Серьезные монстры, появившиеся совсем недавно. Вот почему группы пропадали бесследно! Но как-то все слишком просто – постреляли немного и зашибись… Не к добру это, ой, не к добру…

Не успел он сделать полного оборота, как водная гладь в центре резко вспучилась, а во все стороны пошла метровая волна. То, что выскочило из воды, мигом оказалось рядом с людьми на площадке грота.

– Матерь божья… – успел проговорить обомлевший Плакса, увидев чудовище из детских кошмаров.

Размер монстра раза в четыре превышал рост человека! Влетев на площадку, зверь оглушительно заревел. Друзьям показалось в этот момент, что одной лишь струей смердящего воздуха их прибьет к стенке грота. Не прошло и пары секунд, как огромный хвост снес сталкеров с площадки.

Именно вода спасла в этот момент жизнь Плаксе, погрузив на дно потерявшего сознание сталкера. Рекс же, как ни странно, совсем не почувствовал боли. Единственное, чему он удивился, – скорости, с которой оказался в воде. Сверху на него обрушилась массивная туша чудовища. Поразительно, но очередного удара сталкер вновь не почувствовал. «Я уже мертв, раз ничего не болит», – промелькнула в голове мысль. Когда монстр, поднявший новую волну цунами, развернулся, раскрыл саблезубую пасть и ринулся на Рекса, тот попытался увернуться. Но вода, спасшая Плаксе жизнь, замедлила движения. Сталкер успел лишь ужаснуться, когда большие желто-зеленые глаза с узкими вертикальными щелями зрачков стремительно увеличились в размерах. Огромные зубы сомкнулись на теле. Броня вместе с кевларом комбинезона, словно фольга или гнилая ткань, начали рваться под давлением мощных челюстей. Но больше всего Рекс поразился, когда кинжалы зубов, добравшись до тела, внезапно начали крошиться, словно монстр пытался закусить не человеком, а каменной глыбой.

Явно опешившее чудовище мгновенно выплюнуло жертву, благодаря чему сталкер вновь оказался на площадке грота. Кубарем прокатившись до стены, он в горячке вскочил на ноги и обернулся. Куда делся его автомат и где сейчас находится напарник, Рекс не знал. В этот момент в голове осталась лишь одна мысль: «Как быть?!» В спешке он принялся ощупывать себя, чтобы хоть чем-нибудь защититься. Ничего приличного под руку не попадалось. Только в поясном отделе разорванного комбинезона оказался тот самый артефакт, который он нашел в тоннеле…

Огромная туша, выскочив из воды, с акробатической легкостью взвилась в воздух и теперь снова летела прямо на сталкера.

Рекс схватился за предмет, сжал в руке и, упав плашмя, рефлекторно прикрылся им от монстра. То, что произошло дальше, он неоднократно рассказывал Плаксе позже. Артефакт в руке выдал ослепительную желто-красную струю, направленную вверх. Как в замедленной записи, на месте груди зависшей над сталкером рептилии образовалась широченная дыра, практически разрубившая монстра на две части. Лежащий Рекс оказался между упавшими половинами и ошарашенно взирал на произошедшее, не веря своему везению.

Некоторое время со слегка уменьшившимся в размерах артефактом в руке и вытаращенными глазами он приходил в себя. Потом вспомнил о друге, резко вскочил, засунул «кротовик» в поясной отсек рваного комбинезона и прыгнул в воду. Благо, шлем не сорвало с головы Плаксы, поэтому система регенерации воздуха не дала ему задохнуться. А несколько сломанных ребер и рука – ерунда по сравнению со спасенной жизнью.

С трудом вытащив почти безжизненное тело друга на площадку, Рекс привел его в чувство.

– Что это было? – спросил напарник, морщась от боли.

– Не поверишь, брат… полная задница! – сталкер и сам никак не мог поверить, что все случившееся уже закончилось.

– Сними шлем, не могу, дышать тяжело… – голос Плаксы глухо звучал из-под забрала. Из горла вырвался тяжкий хрип.

– А вот это я тебе не советую! – Рекс не забыл о невыносимом запахе разложения. – Потерпи немного. Я посмотрю, где здесь выход, и вернусь. Потом помогу тебе выбраться из этой «прямой кишки»… – и вдруг хохотнул: – А потом ты, если сможешь, конечно, сделаешь то, что обещал!

– Что я тебе опять такое наобещал?.. – Плакса недоуменно посмотрел на друга.

– Летку-еньку спляшешь… – Рекс прыснул в воротник и подбадривающе посмотрел на друга.

Тот не мог удержаться от смеха и беззвучно затрясся, держась за больную грудь и охая.

На поверхности друзья быстро сориентировались. Оказалось, что находятся они недалеко от подъемного моста, ведущего к Лунинску. Рекс вышел на связь и сообщил о произошедшем.

Отряд пепловцев нашел отдыхающих напарников через час. Тщательное обследование грота и дна реки позволило сделать вывод, что именно эти монстры явились причиной гибели пропавших групп. Стало понятно: находиться в Зоне без препаратов или амулетов, уменьшающих пси-воздействие, смертельно опасно.

Расставаться со спасительным «кротовиком» Рексу очень не хотелось, но ничего не попишешь. По закону – каждый впервые найденный артефакт сдавался ученым для тщательного исследования. В дальнейшем стало доподлинно известно, что на основе данного артефакта в комбинезон «Специфик» как раз и вошли некоторые разработки защитных свойств. А напарникам выпала неплохая часть гонорара за находку столь удивительной вещи.

Теперь мечта – найти еще хотя бы один «кротовик» теплилась где-то глубоко в душе каждого из них.

* * *

А сейчас сталкеры приближались к заброшенному руднику в полной темноте. Разбитое забрало шлема искажало картинку и рябило перед глазами Рекса паутиной трещин. До места ночевки оставалось около двухсот метров, как вдруг от бывшей конторы раздались одиночные выстрелы. Рекс кивнул Плаксе и поспешил вперед, безошибочно определив, что стреляли не прицельно, а, скорее, в панике. Совершенно ясно, что кто-то попал в беду.

Вылетев из-за угла разрушенного хранилища, друзья затаились за опрокинутой горнорудной вагонеткой. Взорам предстала трагическая сцена: прижавшись к зданию конторы спиной, человеческая фигура отбивалась от двух наседающих мимикримов. Третий монстр нагнулся над распростертым телом другого сталкера. Безысходность попыток обороняющегося не вызывала сомнений. Без посторонней помощи он явно был обречен.

– Ден, твой – правый, мой – левый. Ближний – на закуску. Лежащему, похоже, уже не помочь, – скороговоркой выдал Рекс и прицелился.

Нескольких очередей хватило напарникам, чтобы расправиться с двумя монстрами. Третьего удалось уничтожить не сразу. Услышав стрельбу, он мгновенно включил невидимость и метнулся в сторону. До чего же приспособленные твари! Умеют изменять окраску до такой степени, что создается впечатление, будто они действительно становятся прозрачными.

Но умудренные богатым опытом друзья ожидали от зверя подобное, переключив «ночники» в инфракрасный режим. Какой бы хитрой окраской не обладал враг, скрыть тепловое излучение не могло большинство живых существ.

Монстр метался по поляне, как ошпаренный, отчего автоматные очереди никак не могли его зацепить. Рекс, которого и без того раздражала расплывшаяся картинка на разбитом забрале, чертыхнулся – в магазине кончились патроны. Доставая новый, он отвлекся и услышал резкий окрик Плаксы. Но в этот момент уже кубарем летел по земле от мощного удара по шлему. Успел даже удивиться, зная, что мимикрим не мог добраться до него за столь короткое время. В глазах потемнело, стекло разлетелось окончательно, а амулет на груди забился птицей, готовой выпорхнуть из клетки на волю. Прокатившись пару метров, сталкер сгруппировался и попытался вскочить, но новый хлесткий удар в грудь отбросил его еще дальше. В этот момент он потерял ориентацию и, забыв про перезарядку автомата, начал размахивать им из стороны в сторону.

Совсем рядом послышалось тяжкое с присвистом дыхание. Мощный рывок выбил оружие из рук ничего не видящего Рекса. Сердце тревожно забилось, а по телу пробежал холодок. Промелькнула мысль: «Все, конец?» Недалеко раздались приглушенные хлопки «Винтореза», и на сталкера упало внушительных размеров дергающееся тело, выбив остаток воздуха из легких. Не в силах что-либо предпринять, он на мгновение замер в нерешительности. Но ничего не происходило. Тогда открыл глаза и, изо всех сил оттолкнув от себя навалившегося мимикрима, быстро крутнулся в сторону. Рядом уже пыхтел Плакса, меняющий опустевший магазин, а раненый монстр начал медленно вставать на колени. Не теряя ни секунды, Рекс выхватил нож, рванулся и всадил лезвие в теменную часть головы зверя. Мимикрим дернулся и плашмя рухнул ему под ноги. А клацнувший затвором напарник выпустил контрольную очередь твари в голову, тут же разлетевшуюся в разные стороны красно-коричневыми ошметками.

– Я все понимаю, но как он успел добежать?! – Рекс, забрызганный кровью монстра, тяжело дышал, удивленно глядя на агонизирующее тело.

– А это не тот, в которого мы стреляли… – Плакса настороженно озирался. – Этот сзади наскочил. Вероятно, поджидал или шел по нашему следу.

– Вот блин! Почаще теперь буду за спину смотреть… Чуть жизни не лишился. Пронесло. Спасибо, выручил. Я уж думал – мне хана…

– Сочтемся, – Плакса подобрал и подал напарнику его автомат. – Здорово он тебя саданул! И я его заметил только в последний момент. Как раз в твою сторону повернулся.

– А где тот, в которого мы попасть не могли?

– Ты его последней очередью крепко приложил. Он возле дерева остановился, а дальше… хм… присоски и щупальца в прицеле… – Плакса хохотнул. – Вон, дуб багровым цветом окрасил и прилег отдохнуть.

– Черт, шея болит. Чуть не свернул мне ее. И забралу хана. Придется теперь обычный «ночник» использовать, а он такой громоздкий… – Рекс встрепенулся. – А где тот бедолага, что у конторы был?

Развернувшись, он побежал к лежащему возле стены с раскинутыми руками сталкеру. Отлетевший пистолет с опустевшим магазином валялся неподалеку. Плакса же, бегло осмотрев второго, сокрушенно покачал головой и снова начал озираться по сторонам, опасаясь, что стрельба могла привлечь других ночных охотников. Но гомон зверья доносился лишь со стороны Чащобы, поэтому, не заметив ничего подозрительного, он подошел к копошащемуся в медицинской аптечке напарнику.

Наклонившийся над сталкером Рекс подумал про себя: «Совсем мальчишка, щупленький какой, не кормили его, что ли?» – и, прощупав пульс, осмотрел раны на левой стороне тела – бедро, руку и плечо. Плакса, убедившийся, что помощь не требуется, вернулся к погибшему, и унес его внутрь здания. Боковым зрением заметил, что приклад найденного автомата раскололся на две части. Видимо, хозяин отбиваться от монстров оружием, словно дубинкой.

Вколов потерявшему сознание сталкеру обезболивающее и противостолбнячное, Рекс расстегнул его комбинезон для обработки ран и громко ахнул:

– Мать моя Зона! Да это ж девка!

Плакса, уложив погибшего на полу коридора, резво выбежал на улицу и захохотал, иронично заключив:

– Везет тебе на эксклюзив! Я уж думал, ты с ней к интиму сразу решил приступить, не познакомившись… Словом, я разочарован!

– Перестань ты… Не до шуток… Обстановка не та, чтобы без подготовки переходить к активным действиям, – отшутился пришедший в себя Рекс.

– А поцеловать? – напарник, вошедший в раж, прыскал за спиной.

– Блин, не юродствуй, а лучше помоги. Давай занесем ее наверх. Места здесь, сам знаешь, неспокойные. При свете раны обрабатывать будет удобнее.

– Конечно! При свете все углубления и выпуклости разглядывать лучше! – не унимался Плакса.

– Слушай, Ден… Если меня когда-нибудь будут судить за убийство с изощренной жестокостью, то первой жертвой будешь ты! – Рекса самого разбирал смех. – Ладно, хватит! Берись давай, понесли.

– Ты настоящий друг! Сам подержался, пусть другой ручками поработает. Я всегда верил в тебя! – уже в полный голос захохотал напарник.

Так, подтрунивая друг над другом, друзья занесли потерявшую сознание девушку на чердак. Самой опасной оказалась рана на руке. Поместив раненую на лежаке, Рекс стянул нитью рваные края разрыва, перебинтовал и приложил «барбарис».

– Макс, – отсмеявшись, сказал Плакса, – я, по-моему, знаю погибшего. Он на нашей базе бывал не раз. Да ты тоже его должен знать. Это один из проводников, к помощи которых частенько прибегают любители экстрима. Ну, знаешь, те, кто просто тащится от разных опасностей. Хлебом не корми – дай порисковать безо всякого повода.

– Я понял, о ком ты говоришь. А зовут его… вернее, звали – Поводок.

– Точно!

– Как раз за то, что разных ротозеев по Зоне чуть не на поводке водил, ему и дали эту кличку.

– Да, он. Только к его услугам давно никто не прибегал, уже что-то около года… Это после того, как он парочку толстосумов, пожелавших острых ощущений, на аномальное поле завел. Тогда его самого докторилы чуть не по частям собирали, от клиентов же так ничего и не нашли. А у погибших крыша была. Наехали на него, словом. На бо-ольшущие бабки мужик раскрутился! Говорят, взялся ходить в одиночку, так как никто с ним связываться не хотел из-за долгов. И вроде не слышно про него давно было. Думали, что сгинул где-то. А он – вот где смерть свою встретил…

– Ты, Денис, давай-ка, ложись спать первым, а я покараулю, – Рекс прервал тираду товарища. – Нам отдохнуть надо хорошо. Завтра путь неблизкий. Как раз раны у нее заживут, «барбарис» свое дело знает. Да и у нас с тобой сегодня денек не из легких был…

– По-моему, пока мы не разберемся с твоим прошлым, легких дней нам не видать, как своих ушей. Да это, думаю, и неплохо совсем. Зато время быстрее летит, не успеваешь задумываться… – затихающим голосом бормотал Плакса в полусне. Затем послышалось его сопение, вскоре перешедшее в легкий храп.

«Умаялся он с моими проблемами…» – Рекс внимательно разглядывал лежащую перед ним девушку. «Барбарис» заметно изменил цвет лица незнакомки: до этого бледные щеки ее заметно порозовели. Проведя ладонью по коротким волосам, сталкер почувствовал внезапный прилив нежности. «А ведь ты, подруга, красавица! Тебе волосенки отрастить да подкраситься – не хуже модели будешь. Интересно, что такое страшное заставило тебя податься в эти дебри?»

Амулет на груди вдруг резко потеплел и вспыхнул ярким светом…

* * *

Один…

Как такое могло произойти? Как он, вроде здоровый, сильный мужик, глава, опора и надежда семьи, не смог уберечь, спасти от неизбежного?! Они в него так верили, любили, почти боготворили, а он оказался бессилен…

Вот если бы вернуться назад, может, тогда все произошло бы по-другому? Кто же мог предвидеть? Предупредить. И вот тогда бы…

Все произошло так, как произошло. И, скорее всего, по-другому быть не могло. Против природы не попрешь. Она все равно сильнее. Мы лишь песчинки перед Мирозданием. Нет, наверное, такой силы, которая смогла бы противостоять неизбежному – самому времени…

Дом, работа, мечты единым мигом превратились в ничто. Как теперь спокойно жить дальше? Не жить, существовать! Чем лечить душевные раны?! Нет этому оправдания…

Максим запил, оставил работу, совсем забросил дом. Он вообще не мог появляться там, где все напоминало о НИХ! Тапочки Катюши у входной двери, осиротевшие игрушки в детской комнате… Жизнь превратилась в мучение. Сплошная скорбь по тому, чего никак не вынуть из канувшего в бездну прошлого.

А потом пришло НЕЧТО. Хотя, возможно, просто начался бред ушедшего в долгий запой…

В голове гулким эхом раздавался страшный голос: «Ты должен отдать МНЕ то, что находится у тебя! Отдай по-хорошему, отдай, отдай, ОТДАЙ! Букашка, слизняк, не противься МНЕ! Я не тот, с кем можно шутить! Шутки со МНОЙ ни для кого не заканчиваются добром! При МНЕ вообще про добро не говорят! Отдай! Отдай! ОТДАЙ!»

Но он упрямый, он не любит, когда им распоряжаются, как безделушкой. Он – ЧЕЛОВЕК!

– Нет! Нет! НЕ-Е-ЕТ! Я никому и ничего не должен! Лишь у Мироздания я немного занял на дальнейшую жизнь. И то, потеряв ИХ, я расплатился сполна! Я стойкий, я вынесу, я смогу. Что у меня, то – мое!

И снова: «Я лишил тебя самого дорогого – семьи. Ты можешь лишиться и последнего – своей жизни, ничтожество! Отдай! Отдай! ОТДАЙ!»

И в миллионный раз: «Нет! Нет! НЕ-Е-Е-ЕТ!»

Так продолжалось несколько лет. Дом в запустении, ни работы, ни друзей, ни семьи. Только память о НИХ, только в этом и осталось тепло человечности. «Ах, если бы вернуть все назад…»

– Ну, что же, червь, ты сам напросился! Я караю тебя! Все равно будет по моему, ты отдашь МНЕ то, что принадлежит только МНЕ! Все равно ОТДАШЬ!

– НЕ-Е-ЕТ!

На территории Зоны разразился нешуточный катаклизм, погубивший многие сотни жизней. А в пещере у Энергопоста появился новый безымянный сталкер…

* * *

– Макс, Макс, Рекс! Ну, приди в себя! – увидел он испуганное лицо Плаксы.

– Чего разорался-то? – сталкер сел. В голове, как ни странно, совсем не ощущалось боли. – Не видишь, что ли, живой я. Что орать-то? Девушку разбудишь. Она и так натерпелась, бедняжка…

Слева раздался веселый женский смех. Ойкнув, Рекс повернул голову и смущенно произнес:

– Не сказал бы, что ей плохо… А ведь час назад прямо сама смерть была…

На этот раз в голос рассмеялся напарник.

– Макс, прошло уже двенадцать часов! Все давно выспались и, слава Зоне, живы и здоровы. Я уже и Поводка успел похоронить…

– Ни хрена себе! – Рекс вскочил. Голова сразу заболела очень сильно. Пришлось сесть назад, держась за ушиб руками. Это вызвало новые приступы смеха с обеих сторон. – Черт, совсем забыл, что у чердака низкие потолки… – проворчал он и тоже рассмеялся.

– Мы с Лизой уже поели, надоело тебя ждать. Заставил меня опять поволноваться… На тебя страшно было смотреть. Все лицо серое, губы синие… Я думал, что ты в себя больше не придешь, – Плакса широко улыбался. – Иди есть. Заодно и поговорим о дальнейшем.

– Я смотрю, вы уже и познакомиться успели.

– Делом надо заниматься! А ты только раненых лапать горазд!

Смех вокруг не утихал.

Сказанное напарником опять смутило Рекса. Не поднимая взгляда, он вздохнул и приступил к трапезе. Вспомнив видение, решил поделиться с другом:

– А я теперь знаю, что мы с тобой на правильном пути. Я вспомнил, как оказался в Зоне. Надеюсь, что к концу нашего рейда все основательно прояснится.

– Об этом поговорим позже, – Плакса перешел на серьезный тон. – А Лиза теперь пойдет с нами. Она ищет сестру, пропавшую в Зоне несколько лет назад. И маршруты наши совпадают. Ты не против, надеюсь?

Рекс заулыбался и, хитро прищурившись, выдал:

– Честно? Очень даже – за! Кто же откажется от приятной компании в столь неприятном месте, как Зона? Да и не бросим же мы девушку в одиночестве!

– Ну, значит, скоро выдвигаемся! – резюмировал Плакса.

После получаса втолковывания и уговоров удалось-таки убедить Лизу надеть комбинезон Поводка, который Плакса успел отчистить и подремонтировать. Экипировка, в которой девушка появилась в Зоне, оставляла желать лучшего. Рекс лично укомплектовал ее карманы необходимыми вещами и препаратами. Напарник, тем временем, взялся за ремонт автомата покойного проводника. Еще полчаса потеряли, пока Рекс обучал Лизу обращению с оружием. Затем выдал ей пару запасных магазинов с патронами. Друзья заставили ее пройтись и попрыгать, проверяя, не мешает ли что-то. Оказалось, что все в порядке, и можно выдвигаться в путь.

Тщательно прибравшись на чердаке, а затем и внизу, троица двинулась на поиски дальнейших приключений.

Это не ускользнуло от взгляда того, кто за ними очень внимательно наблюдал, готовясь к неизбежной встрече.

* * *

Третий час друзья отбивались от большой своры псов. Стаей, к несчастью, управлял псевдоволк. Помимо природной кровожадности, зверь обладал еще и телепатическими способностями, предугадывая действия жертв или охотников. Чтобы поймать его в прицел, требовалось проявить смекалку и терпение. Как назло, в этот раз вожак оказался на удивление осторожным и близко не подступал, а носился по полю стремительными скачками, словно сила инерции на него не действовала. Зверь настолько резко изменял направление движения, что глаза не успевали отслеживать, куда он устремится в следующий раз. Иногда от фигуры мутанта отделялись ее точные копии, разбегались в разные стороны, затем смазывались и бесследно пропадали. Наведенные псевдоволком мороки постоянно отвлекали внимание и вносили сумятицу, давая возможность остальным членам стаи подобраться ближе к жертвам.

Плакса, замыкающий движение, один раз уже пропустил бросок пса-альбиноса, отчего на костюме сталкера появилась рваная отметина. Рекс короткой очередью отогнал напавшую тварь, но одновременно следить за всеми зверями не успевал. А свора с пронзительным воем, щелкая челюстями и злобно рыча, мельтешила в нескольких метрах от людей. Ничего не оставалось, как играть по правилам, навязанным мутантами, и отступать в ту сторону, которую псы оставили открытой. Так, постепенно пятясь, троица незаметно оказалась зажатой между несколькими, вплотную примкнувшими друг к другу аномалиями.

Устав от бесконечного преследования, Рекс и Плакса подумали было, что неизбежное не за горами. В этот момент их очень сильно удивила Лиза: повернувшись к смертельным смерчам и электрическим сполохам, она пошла прямо через их скопление. Рекс закричал, пытаясь остановить девушку, уже рисуя в воображении самые ужасные кадры последствий, и ошарашенно замолк, когда она спокойно добралась до середины аномального поля, как ни в чем не бывало развернувшись к друзьям. Аномалии же, словно не замечая очередную жертву, продолжали спокойно гудеть и трещать. Позади девушки образовался широкий коридор, по которому изумленные напарники, вздрагивая и жмурясь от страха, промчались галопом.

Псы рванули было следом за людьми, но когда большая часть своры уже находилась на середине прохода, он внезапно захлопнулся. Раздался визг многочисленных собачьих глоток. Аномалии сработали, почувствовав, наконец, долгожданную добычу, и разбросали по округе кровавые брызги с мелкими остатками плоти. Беснующийся на другой стороне псевдоволк, оставшись в одиночестве, взвыл от досады, а Рекс, недоуменно глядя на Лизу, смог, в конце концов, выдавить из себя:

– Век живи, не удивляясь ничему, и век сходи с ума…

Плакса же смотрел на девушку широко открытыми глазами и молча перезаряжал «Винторез».

Нисколько не смутившись, Лиза постаралась успокоить напарников:

– Я потом вам все объясню, ничего сверхъестественного тут нет…

Эти слова еще больше запутали друзей.

* * *

Еще сутки понадобились троице, чтобы добраться до лаборатории, отмеченной на КПК покойного доктора Ивлева. После подробного инструктажа первым в подземелье с неохотой спустился Плакса, за ним – Лиза, последним двигался Рекс. Помещения в этом комплексе казались не настолько заброшенными, как в том, где друзья встретили старика. Вопреки ожиданиям, запустением даже не пахло. Здесь было сухо и чисто, на стенах горели плафоны освещения. Кабели с трубами находились на креплениях, вделанных в стены тоннеля. Непонятным осталось, почему входные двери в бункер оказались открыты, а сталкеры не встретили ни одной живой души.

Подозревая, что обе лаборатории строились по одному проекту, команда уверенно двигалась вперед. Тревожил усиливающийся с каждым шагом тошнотворный запах разложения.

– Только бы не снобы, – прошептал Плакса. – Терпеть их не могу. Да, в принципе, и остальные не лучше.

– Лиза, держись позади, если что – сразу падай на пол. Стреляй только после команды. А так, просто иди за мной, – в десятый раз проводил инструктаж Рекс. – Ден, как обычно, твоя левая сторона, моя – правая.

Достигли развилки. Тихо. Двери в помещения остались в сохранности. Напарники друг за дружкой распахивали их, держа оружие наготове, но комнаты пустовали. Выглядели помещения так, будто их покинули лишь на время. Мебель и оборудование находились на своих местах. Что заставило исследователей в спешке оставить территорию обжитого комплекса, оставалось непонятным. А смрадный запах все усиливался, заставляя держаться настороже.

Добравшись до второй развилки и никого не встретив, двинулись дальше.

Теплившаяся надежда рухнула, как только команда достигла главного зала лаборатории, где глазам предстало жуткое зрелище. Посреди помещения с еще кое-где работающим оборудованием лежала гора людских трупов, а вокруг рыскало порядка пяти десятков крысаков и аасменов. Не говоря уже об огромном количестве вездесущих крыс.

Зверье среагировало мгновенно. В едином порыве оно волной ринулось на появившихся сталкеров.

Открывший стрельбу Рекс отвлек тварей на себя, рванувшись по бетонной лестнице – к центру управления, и успел крикнуть: «Ден, назад! Закройтесь там!» Боковым зрением успел заметить, что остальные забежали в ближайшую комнату и хлопнули дверью. Основная масса зверья, мешая друг другу, бросилась наверх. На лестнице создалось столпотворение, и часть мутантов с визгом и рыками посыпалась вниз. Сталкер меткими выстрелами добавил сумятицы в звериную свалку и быстро заскочил внутрь.

Ворвавшись в помещение, закрыл за собой дверь и задвинул засов, по счастью, оказавшийся на месте. Несколько раз судорожно вздохнул, прокашлялся и, прислушавшись, отпрянул, когда створка начала сотрясаться под градом ударов. Перезаряжая автомат, развернулся, подумав: «Надеюсь, внизу все в порядке?», – и обомлел от увиденного.

Перед ним, в окружении трех зомби с помповыми ружьями в руках, изготовилась к прыжку виверна. «Встрял!» – промелькнуло в голове. Очень опасная тварь, обладающая зачатками псионики. Часто, как и телепаты, она собирала вокруг себя стаю зверья и обычно в пиршествах свиты участия не принимала. Подвластные ей твари всегда приносили хозяйке лучшие куски добычи. И только в случае большой опасности мощный хищник-мутант с огромной зубастой пастью вступал в схватку. А силы у него хоть отбавляй.

Одновременно с прыжком зверя Рекс начал стрелять, уводя тело вниз и в сторону. Выпустив парную очередь, автомат замолк. Нет, пули, конечно, легли в цель, но больше выстрелов не последовало. Сталкер поначалу растерялся, но времени рассуждать не осталось.

Виверна в полете промазала. Ее короткая лапа с острыми когтями рассекла воздух в миллиметрах от лица человека. Зубы твари схватили пустоту. Рекс же перекатился влево, а в это время свита зверя – зомби – только начала шевелиться. Когда ружья нежити начали стрелять, на том месте уже разворачивался для очередного броска раненый монстр. Заряды картечи остановили опасного хищника, вырвав из его тела огромные куски.

Рекс отбросил в сторону почему-то отказавший автомат и, выхватив нож, метнулся за спины топтунов, прикрываясь ими от зверя. Отработанными движениями вывел из игры двух противников, перерезав им глотки, и обхватил третьего сзади за шею. К удивлению сталкера, виверна больше не пыталась прыгать, а лишь целенаправленно ползла к человеку. Рекс избавился от оставшегося зомби, выхватил из его рук помповик и выпустил в морду зубастой твари оставшиеся в ружье заряды. Монстр прополз еще около полуметра, затем взгляд его потух, тело задергалось и затихло. Только теперь сталкер понял, что сумел в очередной раз ускользнуть из лап Смерти.

Руки тряслись, сердце едва не выпрыгивало из груди, подкашивались колени, все тело била крупная дрожь. Лишь тепло амулета, согревая, слегка успокаивало.

«Перекур», – Рекс сел на пол между лужами набежавшей крови. Сигарета подпрыгивала в сжатых губах, отчего пламя зажигалки никак не могло поймать ее кончик. Переборов дрожь, сталкер сделал полную затяжку, задержал на время дыхание и выпустил к потолку сизое облако дыма. Дверь продолжала сотрясаться от ударов, за ней творилось нечто невообразимое. Казалось, еще немного, и ее сорвет с петель, тогда вся орава зверья ворвется в комнату… Срочно требовалось что-то предпринять.

Обшарив помещение и лежащие тела нежити, Рекс подобрал помповые ружья и патроны к ним, а потом начал лихорадочно их заряжать. Валяющийся в луже крови «Абакан», едва не подставивший владельца, вызвал взрыв негодования. Схватив его, сталкер нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел. Рекс опешил, и тут только сообразил, почему последующих выстрелов в прошлый раз не произошло. Впервые за все время он успел пожалеть о своей привычке: ставить «Абакан» на отсечку в два патрона. «Пора мне в отпуск, нервишки – никуда…», – Рекс ухмыльнулся, затем поменял магазин и приставил автомат с помповиками к стене около дверного косяка. Разложив перед собой оставшиеся патроны к ружьям и запасные магазины к «Абакану», выстрелом из дробовика вынес в двери, чуть ниже ее середины, дыру размером с голову и приготовился отстреливать жаждущее добраться до него зверье.

А мутанты по ту сторону преграды не переставали бесноваться. Стая крысаков, крыс и аасменов, грызясь между собой, рвалась отомстить за смерть виверны. Визг и рычание тварей действовали на нервы. Казалось, барабанные перепонки лопнут, словно при резком перепаде давления.

Только в этот раз добыча оказалась для мутантов не из легких, а считаться с преградами, выставленными Рексом в виде дробовых зарядов, как оказалось, пришлось. Стараниями разозленного не на шутку человека количество монстров резко пошло на убыль. Израсходовав боеприпасы помповых ружей, он перевел предохранительную планку автомата на одиночную стрельбу и, тщательно целясь, принялся методично всаживать пули в морды агонизирующих зверей.

Вдруг сталкер представил, что находится в стрелковом тире, где-нибудь в вагончике, на территории парка культуры и отдыха, куда он иногда по выходным приходил вместе с семьей. Автомат привычно толкал отдачей в плечо. «Все пройдет – и печаль, и радость. Все пройдет – не оставит след…» – звучали в голове слова старой песни.

Приз! Еще приз! И еще один приз! Он даже хохотнул, вспомнив, каким удивленным взглядом на него смотрел хозяин вагончика, когда большая часть призов за точную стрельбу перекочевала на противоположную сторону прилавка. А как лучились глаза детей, с восхищением взиравших, с какой легкостью папа выигрывает для них игрушечных тигра, медведя, собаку или зайца!

Как же это было давно, и уже почти неправда…

Вернувшись в реальность, Рекс досадливо вздохнул, когда все цели внезапно кончились… Как, впрочем, и боезапас к имеющемуся оружию. Лишь повизгивали под лестницей и дергались в предсмертных конвульсиях недобитые мутанты.

Во внезапно наступившей тишине, открыв дверь пинком, сталкер вышел на смотровую площадку и сел, свесив ноги. Закрыв глаза, он прислонился к перилам и ненадолго впал в оцепенение. Из ступора его вывел крик Плаксы:

– Макс! Ты там живой?

– Да, вроде… Выходите, только оглядитесь на всякий случай, вдруг кто остался… – в этот момент он не узнал собственного голоса – охрип от перенапряжения.

Напарники с опаской выбрались из комнаты, где скрывались, и, с ужасом глядя на кровавое месиво из звериных тел, стали подниматься наверх. В центре управления Плакса сразу понял, в какую передрягу несколько минут назад попал его друг, и в сердцах пнул мертвую виверну. Девушка достала аптечку, пытаясь обработать раны на окровавленном лице Рекса. Но оказалось, что кровь, которой тот оказался залит с головы до ног, ему не принадлежит.

Пока напарник приходил в себя, Плакса обследовал помещение, но никаких документов так и не нашел. Только в ящике стола лежал одинокий разряженный КПК. Подключив прибор к зарядному устройству, сталкер стал просматривать находящуюся в нем информацию. Затем встрепенулся и прибавил громкость. Из маленького динамика раздался взволнованный голос:

– «Сегодня – восемнадцатое сентября две тысячи… года. Я – Александр Сушко, доктор наук, специалист по уфологии и необъяснимым явлениям на планете и в окружающем ее пространстве, сообщаю тем, кто, возможно, сможет найти эту запись и передать другим. Вчера оборудованием лаборатории были зафиксированы очень мощные энергетические всплески неизвестной природы. Идентичные показания приборов наблюдались перед возникновением самой Зоны и во время особо мощных Выбросов. Пропала связь с большой землей и с другими научно-исследовательскими комплексами. Предполагаю, что существует реальная угроза всем находящимся не только в Зоне, но и далеко за ее пределами. Боюсь давать прогнозы, но, очевидно, наша планета может подвергнуться очередному масштабному катаклизму…

Посовещавшись, мы приняли решение – для предупреждения людей отправить посланника. Когда наружная дверь бункера открылась, выяснилось, что нас поджидали. Все помещения комплекса моментально заполнились хищными тварями. В первые же минуты почти весь персонал лаборатории погиб. Только я, профессор Яковлев и ассистент Пеленко сумели закрыться в этой комнате. Мы продержались почти сутки, думали, что сможем переждать еще какое-то время, а потом выбраться отсюда. Но предположения профессора Яковлева оказались верны, – этими мутантами действительно кто-то управляет. И этот «кто-то» уже несколько раз прогуливался по центральному залу. Сначала мы решили, что это новый вид мутантов, но когда он приблизился, стало ясно, что это не так. Существо явно когда-то было человеком… Он словно прошел напрямик через аномальное поле, причем без всякой защиты. От лица мало что осталось, лишь кровавая маска с единственным оставшимся глазом. Туловище – сплошное решето, из одежды – одни лохмотья. Думаю, жизнь в нем теплится только за счет серебристо-черного облачного образования, окутывающего фигуру с ног до головы. Скорее всего, он излучает очень мощную пси-энергию, так как профессор Яковлев и ассистент Пеленко уже лежат на полу без признаков жизни. Скорее всего, эта участь ожидает и меня. Простите, не могу больше говорить, из-за болей в голове мысли начинают путаться… Передайте моей семье большой привет и наилучшие пожелания. Пожалуйста, скажите им, что я их всех очень-очень люблю…»

Рекс заметил, как запульсировал амулет, а Лиза вздрогнула.

Через час, обследовав центральный зал, команда с радостью покинула ставший братской могилой комплекс.

Как приятно после ужаса, творящегося внизу, вдохнуть полной грудью свежий воздух! Возле входа в бункер Рекс, шатающийся от усталости, предложил двигаться к месту следующей ночевки. День опять подходил к концу, а проводить ночь в чистом поле на окраине Лунинска не рискнула бы ни одна живая душа. Хотя сталкер, не до конца отошедший от потрясения, считал, что после произошедшего в лаборатории ночевать можно где угодно, но забота о друзьях не давала ему потерять голову, поэтому, с трудом передвигая ноги, он включил сервоприводы комбинезона.

* * *

На окраине Лунинска, возле полуразвалившегося здания автомобильного гаража, троица внезапно попала под огонь неизвестной группировки. Друзья поначалу хотели под покровом начавшейся темноты затеряться среди строений, но противник оказался экипирован не только «ночниками», – нападавшие использовали как минимум один сканер движения, поскольку постоянно наступали сталкерам на пятки в лабиринтах завалов и остатков домов. Пришлось вступить в схватку, иначе отвязаться от преследователей было невозможно.

Под несмолкающим огнем Рекс с Лизой перебежали к остаткам бывшего плавательного бассейна. Когда-то стены его оглашались восторженным детским визгом, плеском воды и веселым смехом. Только чудом оставшийся торчать столб вышки для прыжков в воду напоминал о счастливом прошлом. Вокруг укрывшихся в захламленной яме бассейна сталкеров разлеталась осколками кафельная плитка. Пули крошили остатки былого великолепия. Противник имел на вооружении как минимум один пулемет и, похоже, патронов не жалел.

Плакса тем временем занял позицию в развалинах подсобных помещений.

Группировка увлеклась погоней, наседая на Рекса и Лизу, и совершенно не обратила внимания на находящегося в стороне Плаксу, чем тот не преминул воспользоваться. Хорошо, что снабженный глушителем «Винторез» почти не выдавал вспышек. К этому времени враг уже не досчитывался трех бойцов.

Рекс, заметив мелькнувшие справа у гаражей тени, понял, что их пытаются обойти. Выхватив РГД, вырвал чеку, метнул гранату через разверзшуюся неподалеку «плазму» и тут же придавил Лизу к земле. Сработавшая аномалия в несколько раз усилила прогремевший взрыв, разворотив даже ржавые гаражные «ракушки». С натугой выдохнув через нос, сталкер тряхнул головой и посмотрел в округлившиеся глаза девушки. В воздух взвились кирпичная крошка и туча слежавшейся пыли. В ответ – ни стона, ни всхлипа. Вряд ли кому-то удалось уцелеть, если даже железо разорвало и скрутило в стружку.

Пулеметчик, рьяно поливающий свинцом спрятавшуюся парочку, прервал стрельбу. Либо менял ленту, либо завороженно уставился на вспухший за бассейном гриб взрыва, удивляясь – чем эдаким разрушительным вооружен противник. А может, Плаксе удалось-таки достать настойчивого врага. Ясно стало только одно: время для передислокации выиграно.

Тут же слева раздались беспорядочные автоматные очереди, и прогремело два взрыва. Похоже, бойцы группировки нарвались на устроившее засаду у входа в подвал зверье. Это тоже сыграло троице на руку. В гарнитуре послышался голос Плаксы:

– Уходим к вокзалу! Вы – первые, я – прикрываю.

– Понял! – тут же отозвался Рекс. – Пошли.

Все трое, петляя между завалами, побежали к зданию, возвышающемуся за широкой захламленной площадью, посредине которой высилась сильно поврежденная статуя. Рука ее, когда-то указывающая на восток, безвольно висела на скрюченных остатках арматуры. Казалось, памятник устал просить подаяния у спешащих мимо людей и безвольно опустил руки от свалившихся на него тягот.

Плакса, пробегая мимо, многозначительно заметил:

– Эка, братец, тебя время покалечило! Что уж говорить о временно живущих… – потом подмигнул колоссу и бодро произнес: – Не робей, парняга, где наша не пропадала! Заживем еще ого-го!

За кажущейся беззаботностью напарник явно скрывал сильное волнение. Обычная для него реакция.

Звуки выстрелов остались далеко позади – похоже, противник в борьбе с монстрами потерял следы отступивших сталкеров. Первым в здание вбежал Рекс, сразу оказавшийся сбитым с ног напавшим на него аасменом. Не решаясь открывать стрельбу, чтобы не привлекать внимания преследователей, выхватил нож и полоснул мутанту по рукам, которые сразу обвисли, как у статуи на площади. Тварь завизжала и попыталась отпрыгнуть в сторону. Но Рекс не дал ей этого сделать: схватив за хоботок противогазного шланга, сталкер резко дернул его через голову зверя. Воткнув клинок в обнажившееся горло, почувствовал скрежет металла по шейным позвонкам и резко отскочил в сторону от фонтанирующей бурой крови.

Позади раздались хлопки стреляющего «Винтореза», и на Рекса уже мертвым рухнул второй аасмен. Высвободившись из-под трупа, сталкер вскочил и чертыхнулся. Не заляпался кровью первого, зато кровью второго его заляпал Плакса. Однако времени обижаться или благодарить напарника не хватало: где-то недалеко находились преследователи.

– Здесь должны быть подземные камеры хранения и тоннель, ведущий к платформам. Предлагаю спуститься туда, больше ничего не остается. Иначе эти, – Рекс махнул рукой за спину, – могут нас все же отсканировать. А идти в открытую ночью по городу – себе дороже.

– Я тоже так считаю, – отозвался Плакса. – Под землей труднее определить сканером, кто есть кто. В подвалах обитает много зверья. Со следа надо сбить окончательно, иначе… видели, как парни экипированы? Замучимся отбиваться.

– Все, идем в тоннель. Хоть и зарекался я по подвалам больше не лазить… Но нужда заставляет.

Рекс решительно направился за центральную лестницу, ведущую на второй этаж.

– Ты куда? Или уже бывал здесь раньше? – Плакса озадаченно посмотрел на напарника.

– Не робей, иди за мной! Здесь я не был, но в поездах в свое время по стране поколесил. Принцип постройки большинства вокзалов в таких городах одинаков, и, скорее всего, лестница вниз находится под лестницей, ведущей наверх.

И он оказался прав. Перед троицей открылся зев уходящего в подземелье хода. Спуск загромождал завал из перевернутых ящиков, полусгнивших чемоданов, сумок и транспортных тележек. Изрядно вспотев, когда перебирались через преграды, друзья, наконец, достигли тоннеля. Разогнав по щелям большую стаю крыс, двинулись на поиски боковых ответвлений. К огорчению сталкеров, все ответвления оказались обвалены и выходов не имели, поэтому пришлось идти вперед.

Удивило, что в сравнительно небольшом вокзале, подземный коридор тянулся так далеко. Рекс даже заподозрил, что они зря спустились сюда. Как бы подземелье не оказалось очередной западней Зоны… Мелькнула тревожная мысль, что выхода может не быть вообще, и тогда придется возвращаться обратно – туда, где могла находиться засада преследователей.

На полу несколько раз попадались искрящиеся «энерго», пришлось осторожно огибать аномалии, разряд которых достигал напряжения в несколько тысяч вольт. Их даже мутанты старались обходить стороной – скорее всего, поэтому зверье в тоннеле и отсутствовало. Уставшей троице это было только на руку. Все внимание сосредоточилось на маневрировании между разбросанными аномалиями.

Но больше всего напарников поразила Лиза. В полном мраке, не имея «ночника», девушка уверенно двигалась по коридору. И когда Рекс, уже думающий, что придется повернуть обратно, остановился в нерешительности, она, вглядываясь в темноту, сказала:

– Впереди тоннель заканчивается завалом, но есть небольшой лаз, уходящий в другое помещение.

– Как ты это определила?! – Плакса присвистнул.

– Я это вижу…

– То есть, ты хочешь сказать, что отлично видишь в темноте?!

– Нет. Мне трудно объяснить, как это происходит, но я вижу не глазами. Это немного другое. Просто поверь, пожалуйста. Там есть выход…

Через два десятка метров впереди показалось нагромождение из рухнувших плит, земли и щебня, однако в нем осталось небольшое пространство, куда мог протиснуться человек. Рекс полез в дыру первым, затем задним ходом вернулся обратно.

– Там другой коридор. Ведет под уклон, куда-то в сто