Book: Принц Клана



Принц Клана

Евгений Алексеев

Принц Клана

Пролог

Да… именно так должен выглядеть рай! Сука и я его заслужил. Что сказать в прошлой жизни я был… Стоп, стоп… по порядку, каждый раз, когда думаю об этом, возникают мощные сомнения. Может шиза? Но слишком все логично, стройненько, в лесенку блин…

В общем, жил-был верный цепной пес Императора Всероссийского, Московского, … и прочая, прочая, ганфайтер, супермен, красавец хоть куда, в общем мощный превозмогатель, однако нарвался… вроде помер и бац очнулся…

А вот здесь самое приятное. Очнулся я, слава богам, мужиком, есть правда тут небольшое лукавство, буууудущим мужиком, но не бабой, что уже согласитесь немалый плюс. Лет чуть больше десяти, память, моя! при мне, предыдущего владельца тельца, тоже при мне, но самое главное семья. Нет, СЕМЬЯ. Я никак не меньше чем по милости господа, видно за кучу трупов, положенных во имя империи, оказался наследником клана Чинхва. Внуком главы одного из богатейших и древнейших кланов Кореи.

Чеболь, мать его, как много в этом слове для сердца моего слилось. Пароходы, самолеты, роскошные, не побоюсь этого слова, дворцы, многочисленная прислуга, и ббб…, лучшие преподаватели, нож им в печенку, фанаты дебильные, в общем, все мыслимые и немыслимые блага. Мне осталось лишь чуть-чуть подрасти, чтобы этими самыми благами воспользоваться так, сказать в полную меру, по-взрослому.

Тут и рассказывать то было бы особо нечего. Ну, жизнь «рядового» внучка олигарха, кстати, на десятилетие моему телу, походя, подарили сто миллионов фунтов, это чтоб вы понимали масштабы моего благоденствия. Имея такую родню к чему еще стремиться?

Было, правда, одно, но. В десять лет тут обычно инициация, потому и такая мощная плюшка, я опять про сто лимонов, греют они мою алчную душу. Да, да в Мире есть магия. И клан Чинхва богат не только из-за изрядного количества умников в семье, мы еще и одни из сильнейших магов в Империи Коре, да и в мире в целом. Но вот здесь лично у меня не заладилось, как блин без ложки дегтя в ста миллионах. Простите, я опять о своем, столько планов на эти деньги. И вот, вместо талантливого отпрыска, будущего вундеркинда клана Чинхва, тело маленького Чхоля занял я.

Тут или родственники перестарались с ритуалом, или моя «система» тщательно взращённая имперскими яйцеголовыми вмешалась, но факт остается фактом, я чуть ли не первый в роду, за две тысячи лет! — бездарь, магии ноль целых, и сто миллионов нолей после запятой. Тьфу ты господи, деньги определенно величайший соблазн…, после баб — но это мимо моего тельца, и водочки — и снова промах, но все еще впереди.

Меня-то магия — шмагия особо не парила, а вот родственники сильно суетились. Вроде были какие-то надежды что-то там пробудить. Ну, типа у парализованного шевелится палец на ноге, если его облить кипятком. Так что не все потеряно, шансы у внучка есть. Потом на носу была средняя школа, но наследнику в простую школу нельзя, только Чинхва. Одна из пяти лучших школ Империи, как нетрудно догадаться принадлежащая нашему чеболю.

Но фишка в том, что в Чинхва без магических способностей делать нечего, пришибут. Не со зла, но именно в период средней школы большинство одаренных берет свои способности под контроль, и находиться простым смертным рядом с ними в это время вредно для здоровья. Потому аристократы Кореи учатся в пяти отдельных заведениях, причем природная защита деток позволяет не наносить друг другу критических повреждений, а вот бездарям вроде меня там будет совсем грустно. Так что средняя школа была у меня на дому.

Клан терпеливо ждал, а вдруг, как говориться лучше поздно… Но облом — с. Тут ведь не только вопрос личной силы, я официальный наследник мега корпорации клана Чинхва, отец унаследовал группу к моему пятнадцатилетию, дед ушел в советники, но положение нового главы было шатким, наследник один, и с минимальными шансами принять наследство…, а еще побочные ветви, с амбициями, грозящими единству клана. Вот такая засада. Теоретически и по букве закона и бездарь вполне себе наследник, только вот совсем ненадолго, выпилят, и скорее всего, случайно, и скорее всего уже в школе, неудачный мать его урок случится, а что вы хотели, наследник клана должен иметь отменное здоровье и волю к жизни хе-хе…

К моим шестнадцати, будущий наследник должен быть официально представлен. Старшая школа, вассалы, принцы и принцессы других кланов и все такое. Но Чинхва молчали. Меня после неудачной инициации видело всего несколько личных слуг и ближайшие члены семьи. Для всех, Чинхва просто растоптали традиции корейских кланов, и отправили своего принца на учебу в Британию к дружественному клану. Подумать только наследник растет в чужой стране! Легенду отрабатывала СБ клана, и я не удивлюсь если моя копия с магическими способностями прилежно грызет гранит науки на дождливом острове. Я же с десяти лет числился типа дааальним племянником, принятым в дом, чтобы мама легче переносила тоску по единственному сыну. Поездка в Лондон меня с мамой, ее возвращение без сыночка, потом я-племянник с артефактом, меняющим внешность на первое время и прочие мероприятия скрыли шероховатости легенды. Даже гульнул слух, не без СБ клана, что новый я — бастард прижитый папхеном на стороне. А так как магия, так и не появилось, путь мой был в одну из простых школ Сеула.

Глава 1. Принц и нищие

Повторенье, мать ббб… ученья. Кто бы знал, как я не хотел в школу? Хотя кто-кто — все блин от кого это зависело. Экзамены за среднюю школу сдал на высший бал, да что уж там, это был вообще высший бал в истории Кореи. Отцу пришлось его править, в худшую сторону, что, я думаю, тоже было впервые в истории. Боялись тут сенсаций и ненужного внимания конкурентов. А с такими пирогами любая конспирация сдуется, ведь самая большая конспирация — это отсутствие внимания к моей тушке.

Местные всякие там географии, истории и прочие литературы освоил за пару лет, «система» мне в помощь. Естественные науки были со мной, корейский перепал с телом, русский родной, ну и как имперский каратель в совершенстве знал английский, испанский, японский и китайский, здесь уже довел до нужных кондиций французский и немецкий. Да, как офицер, Российской империи, неплохо музицировал, средненько пел, ну и ряд прикладных предметов вроде пострелять, по фехтовать… Вот такой я весь из себя офигительный, однако местные препода хоть и впечетлились от моей улетности, но за немалые деньги Чинхва, нашли чем заняться пять лет, отведенных на среднюю школу. Мать их, да мне теперь можно вуз экстерном кончать, зачем переться в школу?

То ли это чисто корейский заскок, то ли хитромудрая комбинация деда, но в школу меня загнали. Правда я стоял насмерть, и выбил за свое согласие бооольщую плюху. Отныне сто миллионов, действительно мои, я вправе их приумножить, просадить на гуленки, в общем, любые варианты. Хотя отец с дедом, видя патологическую любовь к деньгам, скорее всего, исключили последний вариант. А у меня ох как пригорало. Тут мир чуть поотстал в развитии от моего, прежнего, и многие триггеры уже появились, осталось только подсечь и ловить халяву.

Но за все надо платить. Три долбанных года в старшей школе. Детишки, еще и бедненькие. Нет, не я не сноб и не мажор, хотя кому я заливаю, конечно, мажор, но общаться сорокалетнему мужику с ровесниками тела — неинтересно, устанавливать связи, так это не Чинхва или императорский лицей, чем себя занять?

— Дед, что я там буду делать?

— Внук, ты опять?

— Может, сдам все за год экстерном? Будет не так приметно.

— Я сказал, ты принял. Это не деловой разговор. Кстати куда ты вкладываешь деньги в таких объемах?

— Я понял деда, уговор дороже денег. Я паинькой учусь, а вы не лезете в мои финансы.

— То-то. Все спорные решения по школе, будешь согласовывать со мной или отцом.

— ?

— Вдруг опять поразишь людей на экзаменах, будем говорить тебе в каких пределах получать оценки, где можно выпендриться, а где скромно постоять в сторонке. Это понятно?

— Да, блиннннн…

— Ну, все внучек, удачи, не подведи меня.

В школу отвезли на микроавтобусе хозслужбы клана. Типа конспирация. В Чонгоре учились детки крупных предпринимателей, редкие клановые вроде меня, отпрыски побочных ветвей, слуг и пр. Так что гербом на автомобиле особо никого не удивить, служащие часто закидывали детей в школу по пути на работу.

Ну что рассказывать. Обычная школа, обычные дети. Сел на последнюю парту.

— Ю Хва — протянул мне руку сосед слева.

— Джу Мин — такое имя мне залегендировали.

— Ты откуда к нам?

— Учился дома.

— ???

— Так получилось.

— Понятно, а я из средней школы Чинам, тоже пришлый, так сказать. Наконец-то стану полноправным аджосси для малолетних неудачников, ха-ха. Ты как смотришь на то, чтобы прогуляться по молу после уроков? Познакомлю тебя с парой ребят.

— А время-то будет? Меня стращали, что учиться будем допоздна.

— Забей, после пяти все занятия самостоятельные, я типа делаю их дома.

— А на следующий день?

— Так я умный, все, что надо знать на следующий день, знаю.

— Понятно, — в класс вошла молодая преподавательница.

— Дети, поздравляю вас с первым учебным днем в старшей школе Чонгор. Давайте познакомимся, как следует, ведь вам учится в этом классе три года. Я буду называть имя, а вы коротко расскажите о себе, где учились раньше, любимые занятия… Сон Е..

— Я из средней школы Чонгор, люблю…

Перекличку я откровенно проспал, получив недовольный взгляд от классной дамы, но на свое имя бодро пробубнил легенду, кстати, вызвавшую неоднозначный шепоток, домашнее образование здесь редкость, и для него нужны веские основания. Я блин прям, почувствовал, как местные сплетницы начали перемалывать мои благородные косточки.

Ну, выводы, больше половины класса — ученики средней школы Чонгор, есть костяк, пришлые вроде меня и соседа Ю Хва пока в сторонке. Говорят в обычных школах спокойней, чем в той же Чинхва, маги в пределах разумного, поощряют всяческие конфликты, стимулируя развитие. Хотя и в Чонгоре полно слабосилков из младших родов или простолюдинов, ожидать можно чего угодно.

На уроках медитировал, первое ядро «системы» сформировал два года назад, а сейчас в паре шагов от включения второго. И отвлекаться в это время на школу, ууууу.

— Эй, сосед, ты там не заснул?

— Нет, я так сосредотачиваюсь, чтобы лучше понять материал.

— Брат Джу, вообще-то, сонсе-ним ничего не объяснял по предмету, все же ты спал в первый день своего обучения, это как-то слишком круто, учитывая, что ты не учился в средней школе.

— Я просто привык много спать, домашнее обучение имеет свои плюсы, брат.

— Не знаю, я бы точно не смог учиться дома.

— Эй, вы малолетние бездельники, имейте уважение, вы оба наказаны, назначаю вам два, нет три часа отработок у мистера Хана.

Твою ж на лево, я же планировал вздремнуть перед торгами в Нью-Йорке, время на покупки все меньше, так, по крайней мере, орет чуйка. Но вложить сто миллионов в один день невозможно, тут работы на месяцы. Тем более не все здесь происходит как в моем мире, отличия-,то совсем не маленькие.

— Джу, ты уже все сделал!

— Да.

— Ты что, чертов гений?

— Да не, домашние репетиторы…

— А…, понятно. Как насчет прогулки?

— Поздновато уже, у меня еще есть пара дел, давай в следующий раз.

— Заметано.

— Интересно, сонсе-ним будет держать нас все три часа или отпустит после выполнения работы? Пойду я попробую сдать. Ты скоро?

— Я потяну время, что-то мне подсказывает, он тебя не отпустит. Нагрузит еще.

— Блин, все же рискну.

Пару коридоров и тройку лестниц спустя я с вежливо стучал в учительскую.

— Войдите.

— Сонсе-ним, я все выполнил, вот моя работа.

— Кхм… неплохо, неплохо, ты ведь тот парень, что учился на дому?

— Да, сонсе-ним.

— Видимо у тебя были неплохие учителя, как смотришь на то, чтобы позаниматься моим предметом углубленно?

— Я только за сонсе-ним, но должен согласовать с семьей.

— Я уверен, твои родители будут только рады.

— Я сирота сонсе-ним, а мои опекуны из клана Чинхва, строго предупредили, что я должен вначале получить их согласие…

— Хмм… не беспокойся, занятия бесплатные, делай, что должен и если получишь согласие родни, приходи после занятий, группа работает каждый день, но необходимо посещать минимум два занятия в неделю.

— Спасибо, сонсе-ним.

Удачно получилось, надо зайти к Ю попрощаться и бегом к компу.

— Ю Хва, меня отпустили, встретимся завтра, брат.

— Пока брат Джу, пойду тогда сдаваться, авось отпустит.

До дома добрался на удивление быстро, час пик уже прошел, а утром минут пятьдесят стояли в пробках. Надо решать с квартирой. Хотя в поместье ооочень удобно.

Неделю назад я отдал приказ на осторожную покупку биткоина, который по моим расчетам превратит сто миллионов в полтора — два миллиарда в течении года. Деньги оформлены на личный фонд и не связаны с кланом Чинхва, скажем так страховка. Случись что, хлеб и масло будут вне зависимости от успехов клана.

В моем старом мире не было магии. Нет не так, магии, такой как здесь с древних времен, обыденной и привычной. Для нас приход магии в мир был неожиданным. Технологический мир, пар, электричество, интернет… А потом вирусы, один, второй… сотый, пандемии, кризис, революции и хаос. Всего за пару лет часть стран откатилась в «каменный век», другие наоборот рванули вперед и они-то нашли способ усмирить постоянно мутировавший вирус.

Был создан вирус — клин клином вышибают — и несколько препаратов, объединенное действие которых вызывало мутацию уже у людей. Только вот часть из них стала обладать сверхспособностями, как я теперь понимаю, инициировались как маги. Правда не чета местным, однобокие, с куцым набором инструментов защиты и нападения. Но миру этого хватило. Способности появились едва ли у одной сотой процента населения, но мало кто из этих людей стал героем, их поголовно потянуло на халяву, власть развращает. Убийства, грабежи… казалось, лекарство от вируса окончательно добило человечество.

Но яйцеголовые вывернулись и тут. Создали нас. Если у суперов мутации были случайны, то для каждого государева человека организовали управляемый процесс. Магию стихий каратели получить не смогли, но появилась «система». Первое ядро давало возможность развивать силу, скорость, выносливость, память, аналитические способности… в определенных пределах, второе — расширяло пределы на порядок, и появлялись функции работы с мозгом…

Я к чему, разница старого и нового мира была лет двадцать. Основные вехи технического и политического развития сходились. Пар, бензин, электричество, космос, правда, с поправкой на магию. Вот это и стало моим коньком.

Открыв первое ядро, я помимо укрепления тела, занялся развитием памяти и скорости мышления. К первому году удалось выстроить два кластера, этаких вспомогательных искусственных интеллекта в моей голове. Оба были загружены анализом истории первого мира и текущего. Сопоставление фактов вылилось в модель. Знаковые события финансового мира прогнозировались моделью с вероятностью выше девяноста процентов, и были апробированы на событиях уже произошедших.

Так вот биткоин года два болтался в районе 1000 фунтов, и есть все предпосылки взрывного роста. Здесь с учетом наличия полунезависимых от правительств кланов, кучи неподконтрольных никому территорий, биткоин имеет гораздо больший потенциал. И я начал покупать.

Блин, просидел за мониторами до поздней ночи. Хорошо хоть уроки делать не надо. В школе не вздремнуть с учетом маниакальной страсти учителей к наказаниям в виде отработок. Надо бы поднять за завтраком эту тему.


— Мам, могу я все же сдать пару предметов экстерном? Пусть будет не такой высокий бал.

— Сынок, куда ты торопишься?

— Да тупо терять время, на то, что уже знаю, ну и поднимет мой авторитет.

— Сабом-ним, в словах молодого господина есть зерно истины, — привлек к себе внимание скромно сидящий в дальнем конце стола начальник службы безопасности клана, видно они с отцом и дедом работали всю ночь. Кстати, большая честь для эсбэшника разделять пищу с семьей господина.

— Ну-ка Дю Кюн, подробнее — дед нетерпелив, как всегда.

— Чхоль в образе Джу Мина вызывает все больше вопросов. Кланы копают, и внимание мы привлекли в любом случае. Однако если молодой господин совершит вещи не свойственные наследнику клана, любые сомнения отпадут.

— Как ты смеешь?.. — мать не на шутку разозлилась.

— Госпожа?

— Чхоль обязательно получит способности, как он потом будет объясняться, ведь злопыхатели станут говорить, что его победы получены не без помощи клана?

— Госпожа, моя вера в Чхоля также крепка, как и ваша, тем более я присутствую на его тренировках так часто, как позволяют мои обязанности. И если молодой господин будет прогрессировать теми же темпами, мы обойдемся без магии. — Еще бы, я ведь близок к открытию второго ядра, что ставит меня вровень с большинством одаренных моего возраста. Да не гений, но щелбанов однокашникам раздать смогу.



— Это спорный вопрос Дю Кюн, ты же сам знаешь, что сейчас разрыв в силе одаренного и тренированного бойца не так уж велик, но на уровне учителей, я не говорю уже мастеров или грандов, все будет печально.

— Господин, ну так Чхолю не выступать в поединках, а его феноменальных способностей вполне хватит дать шанс профессиональной охране обеспечить безопасность будущему главе клана.

— Давай сынок выберем день и посмотрим до чего дотренировался внучок, а там будем делать выводы, — дед явно ставил точку в разговоре, пора вмешаться.

— Деда, все же возвращаясь к моей просьбе, можно ведь мне выиграть несколько конкурсов по языкам, музыке или естественным наукам, что даст время службе Дю Кюна и снимет все подозрения о моем мнимом происхождении. При этом ну и что, что высокородные этим не занимаются? Я покажу ум, вкус и волю к победе, многие ведь считаю, что клановые участвуют только в боевых конкурсах из-за своей ограниченности и однобокого развитии, а мы типа покажем, что аристократия везде лучше.

— Кхммм… в этом есть смысл, но тогда твое выступление должно быть просто экстраординарным… — отец задумчиво постучал по столешнице, — в любом случае надо посмотреть на способности Чхоля, и если все как говорит Дю Кюн, решим где выступить сыну, ты согласен отец?

— Ах мелкий засранец, — дед кивнул улыбнувшись мне, родичам нравится умение убеждать и получать выгоду.

Вообще семья просто замечательная, если бы не искренние отношения, никто бы не мучился. Меня и мать исключили бы из политических раскладов, а отец взял бы еще одну-две жены, положение позволяло. Но род, не клан, именно род Чинхва славился крепкой семьей и одной спутницей жизни. Так было всегда. В этом была сила и слабость рода. Семьи потенциальных невест знали, что породниться с Чинхва, значит получить надежного родственника и партнера на всю жизнь. Но сам глава рода лишался маневра доступного остальным конкурентом, ведь несколько жен, это больше детей, больше связей… Однако Чинхва вот уже две тысячи лет доказывают, что больше не значит лучше.

Глава 2. Классика жанра: школьная драка

Семейные смотрины отложили на вечер. Ну, к ним я готов, с первым ядром «системы» чуда не покажу, в общем, повода разобрать меня на части не дам, а вот то, что с надеждой ждут отец и дед, исполню. Ну а пока пора в школу.

— О, Джу Мин, как поговорил с опекуном? — учитель Вэн вышел из кабинета неподалеку от шкафчиков нашего класса.

— Да, поговорил, сонсе-ним, но решение родичи примут сегодня вечером.

— Я смотрю сурово у вас там все. Заходи, заходи.

— Сонсе-ним, но у нас сейчас английский.

— Учитель Ли Чан заболела, я ее сегодня подменю, так что у вас будет две пары математики.

— Ууууууу — услышал я за спиной разочарованный вой переодевающихся соклассников.

— Джу Мин, ты приносишь несчастья — хлопнул меня по плечу подошедший Ю Хва.

— С чего это? — пробурчал я недоуменно.

— В первый день, ТРИ ЧАСА допов по математике, на второй — две пары подряд, если так пойдет дальше, учитель Вэн станет моим страшнейшим кошмаром, — нарочито сгримасничал приятель.

— А, вон ты о чем, тебе ли боятся матеши?

— Я не ее боюсь, такие, как сонсе-ним меня пугают, фанатик.

— Тсс… это да, смотри, услышит и три часа…

— Неееееет.

Учитель Вэн математиком был мощным. Замарав мелом свой костюм, стол, близстоящие парты и половину учеников, он покрыл доску не иначе как пентаграммой призыва высшего демона. И это на второй день занятий. Большая часть класса тихо офигевала, подбирая слюни и упавшие в пол челюсти. А от мысли, что это только самое начало, многие впали в отчаянье.

Не знаю, был ли это тонкий педагогический прием, призванный сходу ошарашить аудиторию или реальный учебный план Вэна, но даже мне, с «системой», кластерами распараллеленного сознания, слегка поплохело, когда я попытался проследить логику пиктограмм на доске. Сегодня понял, что в моем знании корейского есть пробелы, математику я все же учил на русском.

— Уффф, брат Джу если так пойдет дальше…

— Да сонсе-ним нереально крут.

— Какого он делает в старшей школе, по этому монстру плачет Сорбона.

— Да, да подальше его надо.

— Пойдем, пообедаем?

— Да, брат Ю, что-то у меня истощение сил.

— Говорят еда в старшей школе Чонгор совсем недурная.

— Эй, как ты можешь такое утверждать после вчерашнего.

— Брат Джу, ты меня не дослушал, надо перед выдачей положить Большому Шену тысячу вон, и тогда он подаст нам немного другую еду.

— Давай попробуем, интересно, а что если положить две тысячи?

— Ха-ха, купился, брат Джу, ты реально купился, ха-ха-ха.

— Брат Ю, нельзя так шутить над моим нежным желудком, стряпня Большого Шена хоть без сомнений полезна и питательна, но мой утонченный вкус просит проверенной корейской говядины с овощами или на худой конец тунца с рисом.

— Не трави душу, брат, нас ждут лапша с сосисками и суп.

— Почему так думаешь.

— По запаху.

— Реально?

— Опять купился, ха-ха-ха, скажу тебе по секрету, Большой Шен мой кузен, и своим меню он задолбал меня уже вчера.

— Так может он по-братски?

— И не думай, он у нас самый честный в семье.

— Ха, то есть ты???

— Ээээ… он самый честный после меня, я вообще безупречен.

Так дурачась мы вошли в столовую, где нерадостные прогнозы Ю сбылись на все сто процентов. После высокой кухни Чинхва, от которой я хоть и не был в полном восторге, несмотря на ее безупречность, ностальгируя по борщу и блинам, суровая еда корейских школьников, обильно сдобренная перцем, кимчи и соевым соусом нисколько меня не вдохновляла.

— Что у нас там дальше?

— Кажется физкультура.

— О классно!

— Но кому пришло в голову ставить физру сразу после обеда? Я спать хочу, лучше это был бы китайский, меня от него конкретно на сон пробивает.

— Брат Джу, ты неисправим, лучше подумай о наших соклассницах, в облегающих спортивках…

— О, неплохая идея, от этих мыслей даже, кажется, у лапши появился вкус.

— То-то, главное настрой.

Сонсе опаздывал, а в тренировочном зале подростки решили провести неформальное знакомство.

— Меня зовут Чек Пэ, многие из вас знают, что в средней школе Чонгор я был старшим всей школы, в течении двух лет.

— Вау, это ты в одиночку уделал четверых из старшей школы Чинам? — прокричала через весь зал девчонка, несколько минут трущаяся около нас с Ю Хва.

— Да, приятно конечно, что слава обо мне вышла за пределы школы Чонгор, но это событие не делает мне чести, тех слабаков, при должном усердии, победила бы и ты Ан Ми.

— Я лишь слабая девушка, а вот что скажешь ты Ю Хва, ты же кажется из Чинама? — о как, кажется моего друга грубо подставили.

— Ан Ми, я учился в средней школе Чинам, и про событие с учениками старшей школы не слышал. Тем более, вы все знаете, что школа Чинам находится довольно далеко от Чонгора, и ни о каких конфликтах я не знаю.

— Ты хочешь сказать, что я вру? — Чек Пэ с наигранным гневом приближался к нам.

— Я этого не говорил.

— Ан Ми, в какой школе ты училась?

— Я вообще не из Сеула.

— То есть, девчонка из провинции знает то, что произошло с учениками старшей школы Чинам, а их соученик не в курсе, что-то Ю Хва ты мутный какой-то.

— Э… полегче, — не сдержался я.

— А ты подожди, сейчас я разберусь с вруном из Чинама, а потом с тобой, мальчик, — Чек Пэ вложил массу презрения в последнее слово, так что толковать двояко эту тираду было нельзя, меня только что мощно унизили.

— Да ты совсем охренел, так разговаривать — тут же влез разозленный Ю Хва.

— Парни я не понял, вы вдвоем говорить собрались? Оглянитесь я ведь не один, все ребята из Чонгора поддержат меня, ведь так братья? — Чек Пэ картинно обвел руками свою шоблу, тесно обступившую нас.

— Слушай сюда урод, я Ю Хва, младший ученик сонсе-нима Чен Ду вызываю тебя на поединок, — опередил меня друг.

— О-го-го, какие мы грозные, я Чек Пэ, ученик сонсе-нима Хван Су, принимаю твой вызов, деремся здесь и сейчас. Парни активируйте малый зал.

Тут к бабке ходить не надо — это спланированная ловушка. Ан Ми вовремя подсуетилась, а Чек Пэ слишком уверенно провоцировал Ю Хва на драку, и наверное знал, что мой друг всего лишь младший ученик. К тому же и сонсе-ним подозрительно долго опаздывает. Только нет ли тут второго дна, может цель это я? Разведка кланов? Хотя провоцировали точно не меня, но кто знает этих хитроумных, может тут два три слоя интриг. Будем плясать от того что есть.

— Ю Хва, будь осторожен, все явно спланировано.

— Я понял, жаль, глупо попался.

— Не раскисай, ты его уделаешь, файтинг.

— И не думаю, брат, киснуть не мой конек, — вот только уверенности во взгляде Ю Хва было маловато. Чек Пэ массивнее и явно физически сильнее, не говоря уж о его магическом ранге, с которым было бы не стыдно появиться и в школе Чинхва. Так вот почему он рулил средней школой еще будучи в предпоследнем классе.

Посреди спортивного зала активировалось поле отторжения. Два бойца внутри него сошлись в настоящем бою. Пока шла дистанционная пристрелка тем немудреным арсеналом, который был у учеников.

— Ан Ми, ты бы сбегала за школьным врачом.

— С чего бы это…

— А потому, что ты спровоцировала драку, и от разгребания последствий тебе не отвертеться, и в твоих интересах их минимизировать. Я доступно объясняю? — резко осек я провокаторшу — Бегом!

Ан Ми как подстегнутая рванула на выход из зала, но ее придержала пара подручных Чек Пэ. Да что тут происходит? Дуэль между магами при любом раскладе может кончиться плохо.

— Ребята вы ничего не перепутали?

— Не нарывайся, молча жди своей очереди, мальчик.

Ну сученыши, нарвались. Ядро раскачалось за мгновение. В кровь хлынул коктейль стимуляторов, которые в экстренном темпе производил организм, подстегнутый командами разогнанного до предела мозга. Два кластера «системы» обеспечили точный математический расчет. Уход влево, короткий удар снизу вверх, и худощавый пацан, с парой сломанных ребер, валится вниз, коленом по тупой башке крепыша, ожидаемо удумал броситься в ноги. О, пытается встать, так в пах ему, блин жестко получилось, аж жалко стало парня, но не я же начал.

— Я сказал, за врачом! — Ан Ми с испуганными глазами рванула на выход.

— Че за беспредел? — подтянулись остальные гопники Чек Пэ, но как-то без особого энтузиазма. Я тогда не знал, что сломал ребра чемпиону Сеула по тхэквондо, и разбил голову, не считая последовавшего омлета, и вовсе бронзовому призеру страны по дзюдо. Что явно охладило пыл остальных шестерок.

За всеми этими, несомненно, интересными событиями, пропустил эпический, как потом покажет камера, вынос моего друга Ю Хва. Наша содержательная беседа с гопниками как раз началась в тот момент, когда защитный купол над рингом схлопнулся и пара девчонок из класса рванула помогать окровавленному чинамцу, и вроде бы одна из них полыхнула целительским даром. Может не все так непродуманно было у Чек Пэ? Зря я воду гнал и Ан Ми настропалил, щас набегут… Хотя не-не, это сопляки могут надеяться на скромные способности ученицы старшей школы, с нескромными она бы не здесь училась, а мне умудренному жизнью карателю надо сделать все для спасения Ю Хва.

— Так, так, так… а кто это у нас такой резвый? На ринг? — Чек Пэ по ходу даже не запыхался урабатывая Ю Хва. Блин, это Ю Хва такой слабый или…

— Ну, на ринг так на ринг, — а куда мне деваться.

Битва с Чек Пэ мощно поразила девственные умы моих одноклассников, вбежавших на последних аккордах школьного врача, завуча и просто неприлично опоздавшего физрука. Но это только часть и не самых больших неприятностей. Видео боя с комментариями малолетних мерзопакостных блогеров, разошлось, не преувеличивая, по всему Сеулу. В принципе и этот факт меня мало огорчил, а где-то даже порадовал, какая-никакая, а слава. Но вот то, что я сумел неприятно удивить отца, а потом деда (это порядок в котором эсбэшник демонстрировал ролик семье) ну и, наконец, маму…

Тело горит до сих пор. Блин. Шестнадцать лет, двадцать первый век, и такие устаревшие, непедагогичные методы воспитания. Особенно обидно мне, ганфайтеру, карателю, охотнику… его императорского величества, по пятой точке, уууууу… прутиком, стыдоба.

Чек Пэ был явно не учеником. Старший ученик, к бабке не ходи. Бой с Ю Хва его только разогрел. Паршивец видно решил поиздеваться. В меня полетели десятки жалящих техник, причем разных, блин, долбанный универсал. Пришлось демонстрировать рваную змейку, а что, от пуль помогает, помогло и тут. Змейку ожидаемо закончил вплотную к супостату. Ну и уххх, от души.

Пацан окутал тело в синеватую пленку защиты, а кулаки вспыхнули фиолетовым. От таких подарков надо держаться подальше, это я усвоил на семейном полигоне. Да и синеву хрен возьмешь с кондачка, вот на втором ядре… Ну если бы да кабы.

Отыграл домашнюю заготовку. Раз, удар по лицу, клиент ожидаемо уклоняется, хотя, что ему, в пелене, но он не знает, что я без магии. Два, пробить по опорной ноге, блин как каменная. Нанести урон через защиту не надеялся, но вот закон ньютона никто не отменял, ножка ушла в сторону. Теперь опрокидываем одаренного на пол.

Полдела сделано. Упал клиент качественно, как доктор прописал, животом на землю. А что это нам дает? Пелена со спины слабее, держать ее вокруг всего тела накладно для резерва ученика, хоть и старшего, а быстро перестраивать защиту может разве что мастер. Вот по хребту, затылку и извините за подробности по заднице я и зарядил. От всей свое широкой души. По последней из вредности, а не эффективности для. Пациент потом долго сидеть не мог.

Ботиночки, с тех пор как начал тренироваться с клановыми волкодавами, носил особые. С металлическими вставками на носке и подошве. Все для меня, все для победы. Синева погасла после трех-четырех пинков, ну а потом досталось бедолаге по полной. Я, кстати, совсем не стеснялся лупить лежачего, да еще и в спину. Мага надо валить любым способ, использовав любую возможность. Иначе худо пришлось бы мне.

И все же, я никак не думал, что столь короткая и совсем не яркая расправа вызовет такой интерес. Дело было не в моей скромной персоне или красочном шоу, видали тут бои и поинтереснее. Отпинай я того же Ю Хва… Но я попинал Чек Пэ. Как оказалось, легендарного в школьной тусовке бойца. Глава средней школы Чонгор, взобрался на вершину еще на четвертом году из пяти, а сейчас уверенно претендовал занять место главы старшей школы еще на первом году обучения.

За парнем стояли эпичные битвы со старшеклассниками Чинама — один против четверых, битвы между школами и… Короче длинный список подвигов дворового хулигана. Этот отморозок делал из своих драк ролики, имел успех и славу лютого бойца у тинэйджеров. А тут какой-то бездарь за неполную минуту запинал кумира тысяч. В таблоиды я, конечно, не попал, но вот просмотры на местном аналоге ютуба и сарафанное радио принсле мне ненужную известность.


В кабинете главы Чинхва.

— Дю Кюн, ты планировал нам это показать?

— Да, господин, ой нет. Я имею ввиду, эта драка не запланирована, мы хотели на тренировке с учеником клана продемонстрировать бойцовские навыки наследника.

— Н-да… как то неожиданно получилось. Может этот Пэк или Чек выдохся после первого поединка?

— Мы хотим продвинуть эту версию, да и потерпевший усиленно ее поддерживает.

— Хмм… а как обстоят дела на самом деле?

— Чек Пэ, ученик Хван Су из клана Любэй, и по нашим данным уже перевалил планку старшего ученика.

— Значит, сын без магии победил послушника?

— Да, господин.

— Так, засекретить все тренировки наследника, мне на стол подборку точек его роста. И видео двух-трех знаковых боев, мы должны знать, на что рассчитывать.

— Осмелюсь дать совет господин.

— Говори.

— Спросите наследника, аналитики считают, что он скрывает часть способностей, или вернее возможный их потенциал. Мы заметили, что рост его силы происходит рывками, скачкообразно, но не знаем как и из-за чего.

— Я понял, еще раз, сверни все работы по анализу развития наследника, теперь это внутрисемейное дело.

— Будет исполнено, господин.

— И даю добро на конкурсы, которые мы обсуждали вчера за завтраком, нужно снять подозрения кланов об истинной роли Джу Мина в Чинхва. Дю Кюн, головой отвечаешь за сына. Усильте меры безопасности. Такой поединок вообще не должен был состояться. Ты понимаешь, как близко по грани мы прошли?

— Я не могу внедрить много людей в Чонгор, это привлечет ненужное внимание.

— Работай, и если все так, как мы думаем, надо отыгрывать последний вариант.

— Я понял господин, расконсервируем агентов и начнем подготовку.

— Не спеши, работа должна быть качественно подготовлена, чтобы ни один…


Блин, заглянул в общешкольный форум.

— Вы слышали про бой Чек Пэ и Джу Мина?

— Только глухой не слышал.

— Поделитесь кто-нибудь видосом.

— Лови ссылку.

— Обалдеть…



— А он красавчик.

— Ага, тебе любой победитель нравится.

— А что тут такого, девушке должны нравиться сильные мужчины.

— Мне показалось или Джу Мин не применял магию?

— Я тоже так подумала.

— Этот парень настолько суров, что запинывает старших учеников, тупо запинывает. Это что-то с чем-то.

— Да ну не может быть… Старший ученик это почти послушник.

— Ходят слухи что Чек Пэ давно не старший ученик…

— Тогда тем более, без силы, просто пинками…

— Посмотрите, на Чек Пэ была синева, это нереально…

— Может артефакты?

— Тупой что ли, дело было на арене.

— Беру свои слова обратно.

— Говорят Ю Хва изрядно измотал Чек Пэ, а Джу Мин добил.

— Ну, все равно, на арену со старшим учеником.

Следующий день — суббота, учимся до обеда, но меня отпросили. Я так думаю, ждет разбор, моих кривых залетов. Но пока все заняты, свалил в больницу, проведать Ю Хва.

— Как ты брат? Я тут тебе апельсинчиков принес.

— Лучше бы протащил рамена, еда в больнице такая безвкусная. О, Мэй Ю, проходи сестренка, — друг увидел девушку входящую в палату — Знакомься, это мой одноклассник и друг — Джу Мин.

— Джу Мин оппа — сестренка Ю Хва изящно поклонилась, — спасибо вам за наказание Чек Пэ.

— Не-не, я тут не причем, это ваш брат измотал наглеца, мне осталось лишь довершить начатое.

— И все же спасибо, — блин глаза у нее выразительные, и голос приятный, и фигурка не подкачала.

— Когда тебя выпишут, брат? Скучновато одному обедать.

— Почему одному, Мэй Ю придет в наш класс на следующей неделе.

— ?

— Да, я заканчиваю работу, потому опоздала к началу занятий. А так родители изначально планировали что мы с Ю Хва будем учиться в старшей школе вместе.

— Классно, хоть одна хорошая новость, — улыбнулся я, глядя на хорошенькую Мэй Ю.

Глава 3. Медные трубы

Вечером, после ужина отец позвал в кабинет, слава богам, дед куда-то улетел, а мама не была допущена к разговору, типа деловой мужской разговор, кажется, пронесло.

— Сын, как ты это допустил?

— Пап от меня там ничего не зависело. Все было тщательно разыграно. Чек Пэ намеренно провоцировал Ю Хва.

— Это не домысел? Может, все усложняешь? Служба Дю Кюна не наблюдает активности кланов в Чонгоре или вокруг тебя.

— Я уверен, на все сто. В сценке участвовала девушка якобы не знакомая ни с нами, ни с Чек Пэ, однако она задела школу Чинам, в которой ранее учился Ю, при этом даже его равнодушие не спасло от последующих событий. К тому же те два парня, которых я вырубил вначале, явно перекрывали выход из зала, да и сонсе-ним опаздывал неоправданно долго.

— Может быть, может быть, однако я также уверен, что это не работа кого-то извне, может просто заготовка твоих одноклассников? Тогда ты слабо наказан, это не уровень наследника клана, покупаться на дешевые фокусы сопляков, не находишь?

— Каюсь, пап, но там большинство из средней школы Чонгор, они давно слаженная команда.

— В этом-то вся соль сын, тебе всегда придется действовать против организованного противника, и зачастую в одиночку, такова участь сильных. В общем, раз ты стал локально знаменит, наш вчерашний разговор решился сам с собой. Подбери несколько конкурсов или событий, но они должны быть как минимум всекорейского масштаба.

— Сделаю.

— И рассчитывай на поддержку медиа клана.

— А как же легенда?

— Это не проблема, тебя сведут с секретарем СIC, а тот из якобы корыстных побуждений, быть ближе к старшей семье, организует тебе недорогой промоушен, или акцию продвижения в рамках шоу, там все время что-то такое мелькает.

— Да, такая поддержка только укрепит легенду, наследники свысока смотрят на всякие промоушены, они ведь и так сами себе звезды.

— Правильно думаешь, это не коробит? Ведь и ты мог…

— Нисколько, пап, я только рад, если смогу пробиться сам или с минимальной помощью семьи, а отсутствие публичности как наследника клана, это такой бонус.

— Хорошо что понимаешь, ну что ж тогда начнем. И передай Дю Кюну данные по всем участникам конфликта, надо все еще раз тщательно перепроверить, он как раз тебе укажет человека из CIC.

Так в чем я силен? В первую очередь бой и пострелять, но тут, во-первых, сильно не выделиться, все внимание на конкурсах с участием одаренных, а на фоне лучших из школ первой пятерки я буду выглядеть блекло. Во-вторых, большая часть таких соревнований — командные, а команды пока нет, это перспектива дальняя. Но совсем забывать идею не стоит.

Опа, ближайшая тема — математика, тут и напрягаться не надо, мое распараллеленное сознание выдаст в ускоренном режиме десятикратную скорость мышления, плюс абсолютная память кластеров… К тому же учитель Вэн, у него явно высокий потенциал и амбиции. С ним могу стартануть как ракета, ну или рвануть как сверхновая, надорвав пупок. Первый задел есть, надо подбирать конкурс. Но сама по себе победа в математическом конкурсе ничего не даст, очередной ботаник, нужно что-то еще.

А что если?.. Блин, бред. Хотя… надо перетереть с промоушеном, им точно видней, смогут или нет. Так, вторая жиденькая идея есть. Да… больше в голову ничего не приходит, может языки? Там без грамматики никуда, а у меня только разговорный хорош, можно конечно подтянуть, только интерес у аудитории так себе. В основном, популярностью пользуется только английский, по остальным даже, кажется, нет всекорейского конкурса, да и зачем побеждать в немецком, если в стране всего пару тысяч говорящих. Не престижно.

Может что-то выжать из первой, почти отброшенной идеи, бои и стрелялки? Ладно, надо держать совет с профессионалами, может, что путного подскажут. Пока имеем один стопроцентный вариант, но блин сонсе-ним у меня тот еще отморозок. Все пора заняться биржей, у нас сегодня Лондон, а потом Нью-Йорк.

Блин опять не выспался. Еще и тренировка с утра. Вместо завтрака откровенно хотелось еще поваляться. Может я приболел?

— Пап, я тут обмозговал, пока более или менее пристойный вариант — математика, есть все шансы, да и учитель в Чонгоре просто зверь.

— Как зовут?

— Вэн Чи, кажется безклановый.

— Дю Кюн, собери информацию и по нему, заодно с теми детишками из класса Чхоля разберись. И я полностью согласен с математикой, тем более твои преподаватели дают лестные отзывы. Другие направления?

— Думаю, есть пара идей, но надо встретиться с представителем CIC.

— Дю Кюн, когда твой человек будет готов принять Чхоля?

— В любое удобное время, хоть сегодня.

— Тогда я после уроков заеду в CIC.

— Вот и договорились.

Блин опять до школы ехал почти час, хорошо хоть поспал. В холле традиционно встретил сонсе-нима Вэна.

— Сонсе-ним, а сегодня будут занятия в группе?

— О, Джу Мин, поговорил с опекуном?

— Да, сонсе-ним, я готов заниматься математикой.

— Что ж, ты как раз вовремя, проведу тебе сегодня небольшой тест.

— Да, сонсе-ним.

— Тогда до вечера.

— Сенсе-ним, а разве сейчас не математика?

— Учитель Ли Чан сегодня в школе, так что она проведет две пары английского.

— Ураааааааааааааааааааа, — за спиной раздался дружный ор греющих уши одноклассников.

— Привет Джу Мин оппа.

— О, рад тебя видеть, Мэй Ю, — я немного смутился, оппа в Корее, девушки чаще называют своих парней, но в то же время это могут быть и просто старшие парни или друзья братьев, но вот класс-то не знал, что Мэй Ю сестренка Ю Хва.

— Оппа, ты приносишь мне удачу, — улыбнулась девчушка, наклоняясь к шкафчику. Блин идеальные ножки и выше… Так контроль, контроль. Гормоны блин, молодого тела.

— Почему?

— Ну я слышала от Ю Хва, что учитель Вэн просто зверь, и настроилась на две пары ужаса, а вот английский я обожаю.

— Понятно, слышала бы ты что вчера говорил Ю Хва.

— ?????

— Он сказал, что я приношу несчастья, мы ведь вместе попали на отработку к учителю Вэну, а потом сдвоенные пары.

— Прикольно, так мы с братом оценили тебя ровно наоборот.

— Ага, — окружающие слегка спустили пар, я так думаю, классные сплетницы занесли Мэй Ю в мои девушки, а теперь с вестью о том, что Ю Хва ее брат, все стало неопределенным.

— Нам пора, это кажется сонсе-ним Ли Чан, — сказала Мэй проводив взглядом эффектную молодую девушку, прошедшую в класс.

После английского весь класс поспешил в столовую.

— Мэй, пообедаем вместе?

— Конечно, оппа, — с хитринкой улыбнулась девушка.

— Ю Хва рассказал про Большого Шена.

— Даааа, блин, мне с детства не нравилась его стряпня.

— Если он так плох, почему пошел в повара?

— Это у них семейное, да и если честно Шен готовит неплохо, просто не по моему вкусу.

— И не по моему точно, только не выдавай меня?

— ???

— Ну, там смотрел ролики, где обиженные повара…

— Хи-хи-хи, оппа, я точно расскажу все Шену.

— Блииин.

— Оппа, я говорила утром, что люблю английский. Но что это сегодня было?!?

— Ээээ???

— Оппа не делай вид, что не понял, сонсе-ним Ли Чан превосходно оценила мое эссе, но твое, она же решила отправить его в журнал!

— Ну, я детство провел в штатах, — пришлось так легендировать ранние годы Джу Мина, иначе нас бы быстро раскололи, школа там и все такое прочее.

— Это многое объясняет.

Да, кстати, может забабахать пару книг, когда «система» развернется, я смогу, чуть ли не дословно вспомнить все, что видел в прошлой жизни. Тоже вариант. Магические сказки тут конечно не пройдут, в жизни сказочки поинтереснее, но вот какая-нибудь lovestory может выстрелить.

После химии и истории, зашел к сонсе-ниму.

— Джу Мин, вот тест, даю тебе на него четыре часа.

— Сонсе-ним, у меня сегодня важная встреча, если я закончу раньше?

— Торопыга, отнесись к заданию со всей серьезностью.

— Сонсе-ним, раз так, можно я позвоню?

— Давай.

— Сабом-ним, — если дома Дю Кюн был слугой молодого господина, то для Джу Мина это, несомненно, уважаемый взрослый, оттого и сабом-ним, — до какого времени меня будут ждать?

— Столько, сколько нужно.

— Спасибо, я, возможно, задержусь в школе.

— Не переживай Джу Мин, этот бездельник живет на работе, но мои люди все равно предупредят, он будет ждать.

Так, а теперь тест. Ничего сложного, для «системы», конечно. Даже сорокалетний я после технического ВУЗа навряд ли смог одолеть этот тест ни за четыре, ни за сто часов. Явно олимпиадные задания. Но «система». Я почему с утра не выспался, несколько часов подряд грузил в кластеры задачи корейских, китайских, британских, штатовских и самое главное русских олимпиад. За лет двадцать подряд. Нового ничего не придумывают, меняются декорации, а схемы решений, формулы, подходы остаются теми же.

За исключением русских, те, блин, хоть и нечасто, но выстреливают новыми задачами, которые лет пять-шесть не по зубам, никому в мире. Одной абсолютной памяти маловато для решений таких заданий. Сознание загрузил на сопоставление и поиск алгоритмов. Поэтому когда увидел тест, то ключи к двум из пяти задач были уже готовы. Еще три просто разобрал под ускорением. Так надо потянуть пару часов, а то с сонсе-нима станется решить, что я этот тест решал раньше, и дать другой.

— Сонсе-ним, я все выполнил.

— Джу Мин, — устало откинулся учитель — перепроверь все, эти задачи не так просты. Если ты спешишь на встречу…

— Сонсе-ним, извините что перебил, я, правда, все решил.

— Так, так, — брови сонсе-нима удивленно взметнулись вверх, а по корейски узкие глаза приближались к европейским или японским из аниме. — Ты не встречал эти задачи раньше? Хотя, нет, не мог, это же еще нигде не публиковали?

— Нет сонсе-ним, я вижу эти задачи впервые.

— Так, так, — походу наш монстр реально прифигел, — а третью и пятую задачи?

— Это несколько способов решения сонсе-ним, я решил, что так ответ будет более полным.

— Ндааа… нам обязательно нужно попробовать еще пару вариантов, это же в корне все меняет!

— Сонсе-ним, мне действительно нужно ехать.

— Да, да, так даже лучше. Вот что, завтра я снимаю тебя с занятий, с утра подойди ко мне.

— Ээээ, хорошо, учитель Вэн. А сейчас я могу идти?

— Конечно, иди, и не забудь, завтра с утра сразу ко мне.

Офис CIC находился где-то на полпути между Чонгором и домом, добрались быстро. А ничего так, микроавтобус остановился около презентабельной высотки с аббревиатурой на крыше. Стекло и бетон. Я-то думал у клана есть небольшое агентство, а не целый конгломерат СМИ, Chinhva Internat… там чего-то, включал несколько газет, телевизионных каналов, рекламных агентств, продюсерских центров, как в Корее, так и за ее пределами. Неожиданно, наш клан силен не только в производстве.

— Аджосси, я прибыл по рекомендации сабом-нима… — я, запнулся раздумывая стоит ли упоминать Дю Кюна, но менеджер сам разрешил мои сомнения.

— А, ты тот парень, да мне звонили, сказали, что ты можешь рассчитывать на абсолютно любую помощь CIC.

— Мне пока нужен совет или консультация специалиста.

— Давай определимся, в какой области у тебя интерес, а потом решим, кого привлечь, меня зовут Чун Ма, а тебя?

— Джу Мин, аджосси.

— Джу, давай без формальностей, мы здесь, знаешь ли, работаем со всем миром, и в офисе принято называть друг друга просто по имени, на западный манер. Так что я для тебя Чун, а ты для меня Мин. Согласен?

— Спасибо, аджосси, — немного потролил я менеджера, — меня интересуют две вещи, сможем ли мы продвинуть несколько моих песен и бой, скажем, в ММА.

— Хммм… нетривиально, если навскидку, то у нас есть подразделение, занимающееся айдолами, но перспективы отдельных синглов надо оценить. Может вирусный ролик? А вот с ММА, я думаю, проблем не будет. CIC недавно выкупили агентство FN — если слышал, это один из лидеров Кореи на рынке боев без правил. Кстати, хороший ход. Бои одаренных, конечно, привлекают больше внимания, но там давно все устаканилось. А вот непрофессионалы без способностей набирают популярность. Кстати, это ведь ты запинал ученика старшей школы Чонгор?

— Да.

— Ну что же, инфоповод уже есть, теперь яркий вызов партнеру поименитее, поддержка в соцсетях, можно сделать дешево, но мощно. Хорошо я соберу команду промоутеров и мы начнем двигаться по этому направлению. Касательно песен давай, прежде всего, попробуем их записать, команда звукооператоров есть, ну а после этого дадим на оценку профессионалам или соберем фокус-группу, а лучше сделаем и то и то.

— Чун, и фокус-группа и профи нужны с возможностью оценки песен на английском и даже русском языках.

— Думаю, можно организовать и это. Как у тебя со временем? Давай состыкуем твой график, а я позже сообщу, когда тебе быть в студии. По бою, думаю, недели через две будет готов план вчерне.

— Спасибо. По времени…

В общем, с этого дня у меня его просто не осталось, тренировки дома, раскачка ядра, игра на бирже, ко всему этому добавились занятия по математике, запись в студии и многочисленные встречи с меберами FN, к слову последние сами хотели предложить мне контракт. Ролики в интернете подняли невиданный хайп, и у продюсеров FN чесались руки заработать на нем.

Недели полторы спустя в школу вернулся Ю Хва, еще к нашей компании присоединилась Лиен, новая подруга Мэй Ю, а вот отношения с остальным классом были натянуты. Чек Пэ и его ближайшие подручные еще отдыхали в больничке. Поэтому их верные сторонники никак не могли определиться, как себя вести. Но в школе нашу компашку теперь узнавали и старались не задираться.

На следующий день после моей первой встречи с Чун Ма, неугомонный сонсе-ним после еще одного тестирования завел меня в кабинет директора.

— Сабом-ним, это ученик первого года обучения Джу Мин. Он показал невероятные результаты на математическом тесте, я хочу включить его в команду школы на предстоящих соревнования по математике.

— Учитель Вэн, вы же знаете, что отборочные туры уже прошли и команда утверждена на всекорейский конкурс. Давайте попробуем в следующем году.

— Сабом-ним, я уверен, что Джу Мин войдет в тройку лучших, а вот остальные члены команды этого года в лучшем случае могут претендовать лишь на место в первой десятке.

— Да знаю я все расклады, но как ты собрался обойти лучшие школы Сеула? Да и команда из Пусана в этом году очень сильная. Пойми Вэн, если мы сейчас протащим Джу Мина в обход правил, права на поражения у нас не будет.

— Я ручаюсь за своего ученика, сабом-ним.

— До конкурса осталось всего ничего.

— Джу Мин обладает абсолютной памятью и нестандартным мышлением, нам лишь нужно познакомить его с материалами предыдущих лет, для этого хватит и половины оставшегося времени.

— Ну что же, давай попробуем.

Много позже я узнал, что директор и учитель Вэн были старыми друзьями, но последний никогда не злоупотреблял хорошими отношениями, и если о чем-то просил, то это всегда приносило пользу Чонгору. Поэтому, благодаря авторитету Вэна, я без подключения Чинхва попал на всекорейский конкурс по математике для учеников старшей школы.

В этом году соревнования проводили в здании Императорского университета. В числе приглашенных судей были мастистые математики из лучших вузов Кореи и представители международного комитета из Японии, Китая, России и Британии.

Учитель Вэн, как потом доложил отцу Дю Кюн, действительно оказался всемирно признанным математиком, сбежавшим от научной тусовки, тот еще гадюшник, в простую школу, хотя его приглашали в топ-пять школ, в том числе и в Чинхва. И школьника, за которого просил сам Великий Вэн не могли не допустить к участию.

Естественно для меня конкурс прошел скучно. В первый день сенсация: два часа из шести, максимальные сто баллов из ста, второй день судьи затруднились с оценкой, я привел по два-три правильных решения на каждую поставленную задачу и опять уложился в треть отведенного времени. Накачанные CIC блогеры, газетчики и телерепортеры подняли волну о корейском гении. Впереди международная олимпиада, которая в этом году будет проходить в Москве!

Глава 4. Как белка в колесе

Изначально я планировал получить какую-нибудь известность, сдать все экзамены и прекратить посещать школу. Нужно было время на торговлю биржевыми инструментами и тренировки. Но, видно, давая мне разрешение на участие в конкурсах отец преследовал другие цели, так как легче не стало. Да последние недели я все реже посещал школу, но время на личные дела пришлось урывать, сократив сон.

Я крутился как белка в колесе, разрываясь между FN, студией звукозаписи и занятиями учителя Вэна. За всеми этими делами не заметил, как сгустились тучи над нашей компанией в школе. Вернулись после больничного Чек Пэ, тхэквондист и борец. И они явно что-то готовили.


Где-то на окраине Сеула.

— Сынок, ты знаешь, что твой папа всегда позаботится о тебе, и все, что есть у меня — твое. Но как ты сможешь принять главенство над свободными янбанами Анхена?

— Я смогу отец.

— Слова, мы называем себя янбанами не по тому, что наши предки заседали в Кенбоккуне. Нет, ты знаешь что в моих жилах ни капли благородной крови, однако ты, сын, учишься в Чонгоре с детьми богачей и чиновников. И всего этого наша семья достигла лишь из-за силы.

— Да, отец.

— Сын, мне не нужно твое смирение, мне нужна ярость, направленная на врагов, если бы ты проиграл кому-нибудь из высшего клана, я бы гордился тобой, ибо это честь сразиться с сильнейшими. Но так опозориться с бездарным мальчишкой!

— Отец его привозит машина с гербом Чинхва.

— Глупец, машина — это не Чинхва, это их слуги, пыль под ногами. Оглянись вокруг, что ты видишь? Трущобы? Бедность? Это видят почти все, кто взбираются на эту гору. Но это место возвысило меня. Посмотри, твой отец достиг этого положения, не имея никакого таланта к магии, но ты, сынок, я нашел тебе мать из благородных и непростых, что дало тебе силу, которой не постеснялись бы и Чеболи, а что в итоге?

— Папа, я давно хотел спросить про маму?..

— Что захотел к мамочке по юбку?

— Нет, отец.

— Слушай сюда, я не появляюсь все эти годы в твоей жизни, чтобы никто не связал твое будущее с моим настоящим. Но чтобы эта жертва не была напрасной, помни, ты должен следовать плану. Чонгор лишь ступень к вершине, чтобы стать величиной ты должен быть сильнее всех этих папенькиных сынков на голову. Иначе ничего не достигнешь. Ты понял меня?

— Да, отец. Я все сделаю.

— И помни сын, у янбанов-бедняков совсем другой девиз: Неважно как, важно чего ты достигнешь в итоге. Действуй с умом сынок и не бойся быть плохим парнем, если в конце тебя ждет признание и уважение!


Старшая школа Чонгор.

— Мэй Ю, привет!

— И тебе не хворать, Джу Мин, где пропадаешь?

— Да, сонсе-ним Вэн взял меня в крепкий оборот.

— Да, мы заметили, вы что, уезжали куда-то с ним?

— Эээ, да.

— Ужас, бедный Джу Мин, он наверно разобрал твой мозг на части, перемешал, а потом снова собрал?

— Да примерно так и было, только после разбора еще и изрядно примял ложкой, ну как это, вареную картошку.

— Эээ… это что, блюдо такое, никогда не слышала? — недоумевала Мэй Ю.

— Упсс, — прокол, картофельное пюре в Корее не самый известный гарнир, — да типа того, из иностранной кухни.

— А, понятно. Ужасно, учитель Вэн так умен, что его уроки просто сносят крышу, я боюсь, что получу по предмету плохие оценки.

— А давай я с тобой позанимаюсь, — блин долбанные гормоны, куда я лезу, и так нет времени, — ну в свободное время.

— Ага, я заметила, у тебя его валом, — с явным сарказмом подколола проницательная подруга, заметив мои затруднения.

— А где брат Ю Хва и Ли Ен? — соскочил с неудобной темы.

— Они, кажется, собрались записаться на вокальный конкурс.

— Вау, Ю Хва поет?

— Ага, и Ли Ен тоже.

— Прикольно, а как решили учувствовать, по отдельности или дуэтом?

— Вместе. Я, кстати, хотела тебя спросить, как у тебя с вокалом.

— Эээ, средне.

— Может, поучаствуем тоже? Хотя забудь, ты, наверное, ужасно занят.

— Мэй Ю, буду только рад учавствовать вместе с тобой в конкурсе.

— Вау, классно, тогда нам нужно определиться с песней и начинать репетировать.

— Ты немного подожди, возможно, у меня будет предложение по песне.

— Заинтриговал, пойдем регистрироваться?

— Давай.

По пути к музыкальной аудитории встретили оживленно о чем-то беседующих Ю Хва и Ли Ен.

— О, Джу Мин, привет.

— Рад вас видеть друзья.

— А мы с Ли Ен только обсуждали, как классно бы было, если вы с Мэй Ю примете участие в конкурсе.

— Так мы идем записываться.

— Хорошие новости, брат, поспешите, а то опоздаем на урок. Давайте обсудим это за обедом?

— Конечно, брат.

Н-да… на обед мы попали немного позже, я, конечно, ждал этого, но не так скоро. После второй пары все учителя объявили общий сбор в актовом зале. Где господин директор поздравил учителя Вэна и меня с победой на всекорейском конкурсе математики. После которого, со мной стали здороваться вдвое чаще, чем после драки с Чек Пэ. Блин, вспомни гов…

— Эй поосторожнее, — Чек Пэ толкнул меня на входе в столовую, каюсь, потерял бдительность отвечая на поздравления.

— Мне нужно быть осторожнее? Уважаемый, я вот уверен, что это ты меня толкнул.

— Ты охамел, Чжу Мин, толкаешь людей и даже не соизволишь извиниться.

— Толсто, Чек Пэ, и поздно.

— Эээ, не понял.

— И не сомневался, объясняю для непонятливых, грубо работаешь, Чек Пэ, неумная провокация, а поздно потому, что «корову потерял, а коровник чинишь».

— Это была случайность.

— Случайности не случайны, — с дзеновским спокойствием процитировал черепашку из мультика, который сняли и в этом мире.

— Хочешь повторить?

— Да нет, это ты хочешь повторить, вот только не пойму это прогрессирующее слабоумие или склонность к мазохизму?

— Я Чек Пэ…

— Успокойся, вызовы ты бросать мне не можешь, чти кодекс.

— Да мне насрать на все эти кодексы…

— Я же, говорю, грубо. Не позорься, если ты потерял свою честь, то это не значит, что ее нет у меня. Пойми, наш разговор обязательно передадут твоему сонсе-ниму, и моему.

— Ты даже не одаренный!

— Дар и честь разные вещи, можно иметь дар, но совершать недостойное. А сейчас отойди в сторону, я с друзьями хочу отметить свою победу, — у бедолаги Чека было два выхода, здесь и сейчас бросится на меня, что повлекло бы исключение из школы, потерю ученичества в магии и многое другое, либо поступить по кодексу и не отсвечивать, скрипя зубами. Реванш он мог получить только после определенной процедуры, согласно кодекса.

— Еще увидимся, — Чек выбрал правильный вариант, а я с друзьями направился в столовую.

— Я смотрю, Чек Пэ не собирается успокаиваться…

— Друзья, не будем о плохом, давайте отведаем чудесные блюда Большого Шена…

— Хи-хи, оппа мы помним твое отношение к стряпне нашего родственника.

— Тссс… вдруг он услышит… ха-ха-ха.

— Мэй Ю, Джу Мин вы уже решили какую песню выберете на конкурс.

— Нет еще, оппа, что-то придумал, но пока не рассказал.

— О, Джу Мин, мы с Ли Ен интересуемся не просто так, конкурсанты часто выбирают одинаковые композиции, что согласитесь, неприятно.

— Уверяю вас, друзья, если я смогу все правильно решить, мы с Мэй Ю исполним песню, которая не повторится ни с кем.

— Звучит интригующе, вы выбрали что-то необычное, из рока? Смотрите, у жюри есть определенные ограничения.

— Нет, думаю, все будет в рамках, просто пока не все решено, это секрет.

— Ну оппа, — закапризничала Мэй Ю.

— Обещаю, дай мне два дня.

— Ловлю на слове, брат Джу, нам тоже интересно все узнать.

— Оу, сегодня Шен расстарался, не верю своим глазам, это стейки из тунца!

— Эй, Джу Мин, за тебя!!! — кричали ученики школы, поднимая бокалы с соком, оказывается, сегодняшний пир был в честь моей победы на математическом конкурсе, господин директор ждал в школе репортеров и хотел, чтобы все выглядело безупречно.

После занятий в школе, была изматывающая тренировка в FN, блин эти «любители» смогли удивить даже меня, ну вы поняли, ганфайтера, карателя… Я поначалу со скептицизмом относился к потугам FN прокачать мою ударку и борьбу, но реально получал профит от работы в стойке и многое почерпнул в греплинге. На тех скоростях, которые давало первое ядро, приходилось вспоминать забытые инструменты, да и новое тело часто тормозило мои наработки, а вот связки от мастеров FN легли прямо в кассу. А богатая практика сабмишинов этого мира привела меня в восторг, конечно на высоких уровнях ядра это теряло смысл, любой болевой заканчивался переломом, но в спорте или, скажем, для аккуратного захвата целей… Фантазия у местных бойцов о-го-го.

В целом, я становился монстром для одаренных первых рангов, и конечно почти для всех неодаренных. И дело было в подходе. В прошлом мире ганфайтеров натаскивали вначале по физике, раскачивая возможности организма. Скорость, крепкие связки, мышечная реакция… мозг не успевал за телом, только на более высоких уровнях развивая кластеры, получался симбиоз скорости тела и быстроты мышления.

В новом мире, с высоты полученного опыта, я в первую очередь распараллелил сознание, а уже потом принялся за мышцы. А сейчас пожинал богатые плоды. Бой я видел в замедленном действии, принимая по ходу решения: какую комбинацию ударов, бросков или болевых выгоднее применить. Причем все чаще получалось предсказать противников на несколько ходов вперед, этакие шахматы ММА.

Обычно успевал пообщаться с тренерами после душа, и наметить план на следующий раз, но сегодня опаздывал в студию звукозаписи, как обычно накладки. Но план на следующую тренировку можно уточнить и по телефону.

— Чун, мы могли бы внести корректировки в наш план?

— Ты об FN или синглах.

— Последнее, у нас в школе объявили вокальный конкурс, я бы хотел выступить дуэтом с девушкой, помнишь, мы обыгрывали этот вариант?

— В принципе не имею ничего против, но это выступление должно состояться уже на следующей неделе. Выложим его в сеть, как первый шаг, и немного попиарим. Какую песню запланировал?

— Английскую. А конкурс как раз в конце следующей недели.

— Что же неплохо, тем более к песне на корейском мы нашли шикарный вариант. Потом расскажу, если все срастется, но к тому времени ты уже должен сиять как звезда. А что по партнерше? Если она подкачает можем смазать первое впечатление.

— У нее музыкалка за спиной, и неплохой голос.

— Все же давай в темпе вас прогоним, если она подходит, думаю, без проблем сделаем студийный ролик уже в эту пятницу. Ну, типа вы вдвоем в наушниках, потом приложим видео с конкурса, и получится клип. О, еще нужно отснять пару романтических сцен, скажем в парке и на улицах Сеула. Как смотришь?

— Классно, давай я завтра уточню у Мэй Ю когда она свободна и скорее всего завтра же мы и приедем. FN с утра, вместо математики, так что могу быть пораньше, и Мэй не придется меня ждать.

— Отлично, завтра и запишем. А теперь давай пробежимся по сольникам. Романтическая песня на английском зашла просто на ура, и фокус-группа, и спецы утверждают, что это стопроцентный хит, нас держит только оформление авторских прав. Берем сразу по всем странам, так что придется подождать с выпуском. По корейской уже сказал. А вот с русской не все так однозначно, но мы еще не получили результаты из России.

— Я предупреждал, она, скорее всего, зайдет только там.

— Ну, в принципе, понятно, общемировых хитов на русском практически нет, здесь рулят англы. Думаем, как обыграть этот момент.

— Я еду на конкурс по математике в Москву.

— Да, кстати, есть наработки возможно там, и споешь, но увязать… попробуем связаться с российским промоушеном, если им песня понравиться и ты займешь призовое место по математике, получится бомба.

— А что по FN?

— План согласован, с завтрашнего дня начнется вброс роликов и раскрутка канала. Потом бой на площадке FN с титулованным бойцом, ну и следом твой вызов. С той стороной уже разговаривают, думаю, бой состоится, а вот результаты будут зависеть только от тебя. Сам понимаешь, в нашей ситуации договорняк не прокатит. Тем более FN подключает букмекеров.

— Все понимаю, к бою я готовлюсь.

— Вроде все обсудили, давай на запись.

— Но мы же все уже записали?

— Будешь делать это каждый день, вдруг получится немного лучше, этого немного может не хватить как раз для того, чтобы взобраться на вершину чартов.

— Блииннн.

— Джу Мин, ты сам это затеял.

— Да знаю, я знаю.


В поместье Чинхва.

— Дю Кюн, как успехи моего внука?

— Господин, Чхоль всколыхнул весь научный мир.

— ??? С каких пор, пусть и всекорейский, конкурс имеет такое значение?

— Да нет, дело не в победе на конкурсе. Наследник, решая одну из задач, воспользовался гипотезой, высказанной, сейчас сверю, математиком Мюрхедом еще в прошлом столетии, но так и не доказанной. Кстати, проверявшие работу эксперты, в том числе и международные, считаю, что Чхоль даже не знал о существовании этой гипотезы.

— И что это нам дает?

— Молодой господин сам сформулировал гипотезу и доказал ее в ходе решения задачи, которая давалась на конкурсе, как не имеющая решения. Что, по мнению всех специалистов, в случае подтверждения правильности доказательства, ставит Чхоля в один ряд с величайшими математиками современности.

— Что??? Почему???

— Эту гипотезу не могли доказать более ста лет, только в наше время над ее решением бьются сотни лучших умов по всему миру. Интерес связан с тем, что супер компьютеры в целом проработали более миллиарда вариаций и установили правильность гипотезы, но вот математическое доказательство до сих пор не было найдено.

— Какие шансы, что решение Чхоля верно.

— Весьма высокие, господин.

— Н-да, хоть наш мальчик и лишен магии, но он просто гений.

— А что у него с CIC?

— Там все намного лучше, чем мы ожидали, Чун Ма, это человек, которого я закрепил за молодым господином, уверяет, что большая часть песен, предложенная Чхолем, потенциальные хиты и CIC не только не потратится на продвижение, а скорее всего, заработает огромные деньги.

— Да… дела. Сынок, присмотрись-ка к биржевым операциям Чхоля, аналитики говорят, что он уже как минимум утроил свои капиталы, но чего-то ждет, может нам довериться внучку?

— Хорошо отец, блин, сам не ожидал.

— Хе-хе, просто у него хорошие гены. Кстати, я тут покопался в архивах, есть интересные зацепки по поводу дара Чхоля, но чтобы все прояснить, надо поговорить с Императором. Однако… пока не время, это может все осложнить.

— Даже так???

— Если все как я предполагаю, то это оооочень древняя история. Так что тебе сынок придется подключиться. К семейным архивам доступ только у нас двоих.

— Это настолько важно?

— Ты даже не представляешь…


Там же на следующее утро.

— Мам, пап, я позавтракаю в дороге, опаздываю в FN.

— А как же школа?

— Учитель Вэн освободил меня от математики, так что я вначале на тренировку.

— Хорошо сынок, сейчас попрошу тетушку Вэй собрать тебе еду. Ты что будешь, кимпаб или бутерброды?

— Мам, положи и того и другого, бутеры съем до тренировок, а остальное за обедом.

— Ах ты обжора, — взлохматила мне волосы чудесная женщина, которую я уже давно воспринимал не иначе как родную мать.

В FN сегодня была тренировка, пожалуй, у моего любимого сонсе-нима. Этнический кореец Валерий Ким, родился и вырос в Российской Империи, и вот уже несколько лет работал по контракту с FN. Что-что, а опытный боец сразу распознал родственную школу, в первом мире я был базовым самбистом, как и Валера.

С тренером мы часто перекидывались русскими фразами, шокируя окружающих, и могли спокойно обсудить плюсы борща и с чем вкуснее пельмени: со сметаной или соевым соусом. Что думал сенсей о моей любви к русской культуре не знаю, но вопросов не задавал, а мне было приятно пообщаться с земляком. Тем более удар Валера ставил на сто с плюсом.

— Смотри Джу, это не бокс, работать по этажам тебе никто не даст, сразу в ноги пройдут, поэтому бросил сверху колотуху и в клинч, а там или по корпусу или уходи на бросок, понял?

— Угу.

— Все, время. Беги в душ, ты же завтра с кикбоксерами?

— Да, тренер.

— Ну вот, там попробуй, они наверняка сразу съедут.

— А если нет?

— Тогда получишь фингал, хе-хе.

Глава 5. Неожиданное нападение

— Мэй, как раз тебя жду.

— О, Джу Мин оппа, тебя опять с утра нет в школе, я соскучилась, — блин не поймешь, это она пошутила или всерьез, вроде совсем юная, а такие скилы, может она, как я, вселенец?

— Извини Мэй, я теперь буду чаще сбегать с занятий.

— ???

— Ты же знаешь, я учился на дому, поэтому уже сейчас могу сдать часть предметов за первый год старшей школы, если получу допуск.

— Понятно, — поникла подруга.

— Тебя что-то расстроило?

— Нет, я рада, что ты так продвигаешься по учебе, но мы тогда реже будем видеться.

— Не думаю, кстати, я решил вчерашний вопрос.

— По музыкальному конкурсу?

— Да, есть замечательная песня, еще никем не исполненная, и мы сможем сегодня попробовать ее записать.

— Но я даже не знаю слов!

— Ничего страшного, записываться будем в CIC, там будут стойки с текстом, и сингл к тому же подадут на наушники. И вот возьми, это подарок, там записан трек со словами в моем исполнении, и текст здесь, там отмечена твоя часть.

— Оппа, я не могу принять такой дорогой подарок, это же последняя модель. Стой… стой, я не ослышалась, ты сказал CIC!?!

— Ага.

— Оппа, ты самый лучший, CIC, мы же будем как айдолы!

— Да и подарок оттуда, так что бери, он мне ничего не стоил. Если все получится, наш ролик могут и запустить в сеть.

— Вау, оппа бежим скорее в столовую, и спасибо за подарок, — Мэй быстро чмокнула меня в щеку и, схватив за руку, потянула в сторону школьного общепита.

— Куда ты спешишь?

— Я хочу все скорее рассказать Ли Ен.

— О женщины! А давай их тоже пригласим на запись.

— Уррааааа, тогда бежим еще быстрееее!!!

Ю Хва с подругой уже расставляли плошки за традиционно нашим столом, когда Мэй Ю и я на буксире вихрем ворвались зал.

— Ли Ен, мы сегодня с оппа поедем в CIC записывать песню, представляешь?

— Круто!

— И вы с Ю Хва тоже с нами.

— Мэй Ю, это не совсем удобно, брат Джу, мы с Ли Ен можем записаться и в школе.

— Ю Хва, вместе будет веселей, и студию друзья нам дают бесплатно, а потом можем вместе сходить поужинать.

— Ю Хва, соглашайся, — произнесли Мэй Ю и Ли Ен хором, — Ой!

— Конечно, если так, я только «за».

— Уррааа!!!

— О ребята, совсем забыл, — сказал я, вытаскивая коробочку с собранными мамой кимпаб, — давайте поедим домашней еды.

— Оппа, это кимпаб с черной икрой, а вместо нори белуга!?! — упс, прокол так прокол.

— Ээээ, да, это в студии какие-то айдолы праздновали успех, вот мне и перепало.

— Угу…

Помимо задач по сличению экономических триггеров, моя голова последнее время была загружена сравнением песен известных мне по прошлому миру и сочиненных здесь. Ну а потом подобрал несколько синглов для предстоящей пиар-акции, одной из которых была Lucky. Исполнял сингл парень с запоминающимся для русского человека именем Mraz вместе с какой-то девушкой, а в этом мире удачненько не было ни его, ни песни и я без ложной скромности и мук совести собирался этот пробел восполнить.

Песню записали на удивление быстро, моя часть по хорошему давно была отработана, нужно было лишь причесать ее к темпу Мэй Ю, но ее голос и манера исполнения подошли как нельзя лучше. Девушка по ходу все уроки после обеда терзала гаджет, прослушивая трек раз за разом, потому к моменту записи прекрасно чувствовала музыку и знала слова наизусть.

Ю Хва с Ли Ен по совету Чуна отправились в соседнюю аудиторию, чтобы мы не знали номера друг друга на предстоящем конкурсе. Мотивировка продюсера была железной: так интереснее! А так как с хозяевами не спорят, мы были вынуждены согласиться. Хотя девчонки еле сдерживались, чтобы не обменяться треками. После записи отправились в ближайший ресторан поесть самгепсаль.

В ресторане жутко аппетитно пахло жареным мясом и специями. И мы с удовольствием принялись сворачивать кулечки из листов салата с начинкой из мяса, риса, специй и кучи панчанов, которые приносили к заказу бесплатно. Вообще самгепсаль одно из немногих блюд, воспринимаемых мной органично, сознанием и телом. Корейский я спокойно воспринимал мясо в сахаре, в прямом смысле обвалянное в острых специях, но русская душа была против. И наоборот, мой вожделенный интерес к борщу со сметаной активно не нравился телу, спуская все в унитаз, вот такая засада. А самгепсаль, это, по сути, наш шашлык, приправлять можно по своему вкусу, а так сиди и жарь мясо на решетке.

За едой ни я, ни мои спутники не заметили тщательно скрываемый интерес от парня за соседним столом. Точнее я увидел, но не придал значения, может пацану просто понравились девчонки?

За беспечность пришлось в очередной раз платить. Интересовались не девчонками, а конкретно мной, не подумайте чего плохого, меня просто собирались убить, в туалете. Да-да, заднеприводных я остерегаюсь больше чем убийц. Подумаешь, прибить собрались, я и сам такой, а вот если бы это было покушение, на … ну вы сами поняли, то реально страшные дела.

После слабенького пива из узкой линейки, разрешенной к употреблению и продаже с шестнадцати лет, меня неудержимо потянуло уединиться. То ли от выпитого или из-за нестабильных реакций подросткового организма не распознал ловушку до того как она захлопнулась. Слава богу, не застали со спущенными штанами, и так-то стыдоба, ганфайтер, блин.

В туалете сидел дюжий мужик, тяжелее меня раза в полтора, выше и мощнее, а сзади уже подпирал давешний сосед по самгепсалю с хищно блеснувшим в руке ножом. Хреново, я то думал таких мальцов, как я, максимум бьют, а тут все по взрослому.

Политесов никто не разводил, здоровяк бросился вперед, а сосед попытался с ходу всадить нож в почку, но мое разогнанное тело уже вышло в боевой режим.

Раз, и я ухожу от атаки соседа, нож опаснее, засадят в печенку и никакая регенерация не поможет. Два, перекатом ныряю под руки амбала, попутно зарядив ему короткий тычек в колено. Опа, клиент аж споткнулся и чуть не налетел на нож соседа. Это удачно получилось, но надо развивать успех. Резкий разворот и ручкой, простой школьной ручкой, в шею долбанному кинг-конгу. Тот от неожиданности, и все еще совершая в это время, маневр ухода от ножа, валится на раковину, а чугунной башкой разбивает зеркало. Хотелось бы сказать минус один, но такого монстра так легко не слить.

Три, еще раз уклоняюсь от ножа соседа, тот тычет им в мою сторону как швейная машинка зингер, блин порубить меня в мелкую капусту, что ли собрался. Хрен вам, уроды, каратель я или погулять вышел. Хрясь, сломанная рука соседа плетью провисает вдоль туловища, нож на полу, а нефиг нежные косточки подставлять, мне сейчас не до сабмишинов, здоровяк вот-вот подключится.

Быстро подбираю нож, а дальше два молниеносных укола, сосед зажимает рану в брюхе, а вот амбалу пришлось резать шею, иначе мог бы меня задавить, такой и с огнестрелом долго продержится. А вот хлещущая из шеи кровь это аргумент к завершению танцев. Но я все же перестраховываюсь и отскакиваю к стене.

Так, я весь в крови, на полу корчится сосед, подбирая кишки. У раковины остывает здоровяк, и тоже в луже крови. При этом в туалет в любой момент может кто-нибудь зайти. В принципе я в своем праве, но Дю Кюну надо дать фору перед официальными властями, клан должен раньше всех знать, кто открыл охоту на наследника.

— Сабом-ним, я в кафе на пересечении седьмой и четвертой улиц, у меня два тяжелых в туалете, надо прибрать.

— Понял, запрись или забаррикадируй дверь, люди будут в течении пары минут.

Дальше работали профессионалы клана. Моих друзей люди Дю Кюна отправили по домам, а вот инцидент решили не замазывать, завтра могло выйти боком убийство здоровяка и тяжелое ранение соседа. Тем более с моей стороны была явная самооборона. Но до вызова полиции клановые дознаватели вытрясли из соседа все, что он знал о заказчике.

В полиции меня продержали несколько часов, но статус несовершеннолетнего, неопровержимые улики и признательные показания соседа, сняли с меня все подозрения.


В офисе клана Чинхва.

— Дю Кюн, шибаль, это что ббб… за дела?!? Второй раз, ты совсем разучился работать. Что делали твои гребаные суперпрофессионалы?

— Господин, мы в целях конспирации не ведем плотную охрану Чхоля.

— И что? Пусть его теперь разберут на части, нахрена мне тогда конспирация, шибаль, кто сука посмел? Собирай клановых бойцов, мы огнем прой…

— Сабом-ним, это неучтенный фактор, мелкие преступники решили свести счеты с молодым господином.

— Что? При чем тут Чхоль?

— Помните инцидент с дракой в школе?

— Ну и? Ты же докладывал, что все тщательно проверили и это была самостоятельная игра какого-то подростка с неуемными амбициями.

— Так и есть господин, но оказалось что этот Чек Пэ не так прост.

— Школьник в Чонгоре!?! Не беси меня!

— Господин, позвольте закончить, отец этого мальчика, как оказалось, лидер преступного мира Сеула, так называемый король свободных янбанов.

— И ты проворонил такой факт?!? В одном классе с наследником учится сын преступника, да еще чуть ли не в первый учебный день пытается его убить. Эта информация должна была быть у меня десять дней назад. Слышишь, Дю Кюн?

— Да, господин, вина моя безусловна, в оправдание могу сказать, что мы распутали это дело по горячим следам. Чек Пэ последние пять лет никак не связан с янбанами, его внедрили в Чонгор под видом приемного сына вполне респектабельной семьи, легенда проработана идеально. Как я думаю, преступники готовили нового лидера в легальном бизнесе. При этом обратите внимание на сильный дар Чек Пэ, тут очень запутанная история с…

— Ого, из этого вполне можно извлечь выгоды, засекреть все. Что с этими янбанами?

— Инициатора и всех исполнителей зачистили, предварительно задокументировали все события, связанные с новым делом. Мероприятие сработано, как происки конкурентов, у янбанов сейчас война за наследство. Господин, нам нужно разрешение на получение генетического материала.

— Нет, это слишком рискованно, история похожа на правду, пусть отлежится, работать будем, когда придет случай. Самое главное сейчас безопасность Чхоля. Ты уверен, что все угрозы сняты?

— Да, господин, но так как наследник прямо притягивает неприятности, я бы хотел получить разрешение усилить его охрану. Уверяю, это будут мастера скрытного сопровождения, излишнего внимания не привлечем.

— Согласен, и ускорь наши планы по нему, боюсь, в Чонгоре наследник слишком уязвим. И ты проконсультировал Чхоля по официальной версии?

— Да, наследник, уже прошел сито полиции.

— По СМИ?

— Что-то просочилось в сеть, учитывая недавнюю победу в математическом конкурсе избежать шумихи не удастся.

— Ну, тогда извлеките из ситуации максимальную прибыль, пусть этот из CIC набросает варианты, награда от полиции за поимку преступника, пару статей, может быть интервью на телеканале.

— Чун Ма уже работает над этим.

— Хорошо, доклад мне каждый день.


Старшая школа Чонгор.

— Оппа, это правда, до нас дошли страшные новости? Почему ты вчера не отвечал на звонки? Что за люди пришли вчера в кафе? Те, которые отвезли нас домой? Я всю ночь не спала.

— Мэй, не части, все в порядке, вчера два идиота пытались меня ограбить в туалете, при этом один из них запутался в собственных штанах и случайно пострадал.

— Оу, но почему ты не мог выйти к нам.

— Кхмм, Мэй, пострадавший умер, поэтому мне пришлось весь вечер просидеть в полиции, а когда все закончилось, звонить было поздно.

— Мой дядя лейтенант…

— Мэй все в порядке, это была трагическая случайность. Да и как могло быть иначе, мне всего шестнадцать, а нападавшие — взрослые мужчины.

— Оппа, какая же я дура, ты не пострадал?

— Обошлось, лучше скажи как тебе наша песня?

— О, я так счастлива, думаю, нас ждет успех.

— А Ю-Хва с Ли Ен как?

— У них все отлично, только волновались за тебя, они хотели нас сегодня пригласить в кино, но после вчерашнего все отменили.

— Да, наверное, так будет лучше, подождем, пока все успокоится.

— О, совсем вылетело из головы, тебя искал сонсе-ним, просил зайти, как только ты появишься.

— Хорошо, давай я к нему сбегаю, если вдруг он сломает все планы, встретимся за обедом. Нужно обсудить планы CIC, они хотят снять полноценный ролик, но для этого нам придется дня два работать со съемочной группой.

— Я только рада.

— Ну давай, я побежал, до встречи.

Учитель Вэн был в своем репертуаре, руки в мелу. Волосы взъерошены, очки на кончике носа.

— Сонсе-ним, мне сказали, что вы ищете меня.

— Да, Джу Мин, у меня хорошие новости. Ты помнишь решение неравенства, что было седьмым заданием во втором туре?

— Да сонсе-ним, интересная задача, она, пожалуй, самая сложная из всех.

— Ты даже не представляешь насколько, ученик, это одна из недоказанных теорем прошлого столетия. Понимаешь?

— Ээээ, не совсем, сонсе-ним, кто же дает такие задания на конкурс.

— Это была дань уважения к великому математику, и часть учеников, так и написала в ответе, что задача решается при помощи гипотезы Мюрхеда, ты же, к стыду или к счастью, не знал о существовании такой проблемы, и в ходе решения предложил доказательство, которое ищут более ста лет. Ты понимаешь, что ты сделал?

— Офигеть, сонсе-ним, может я сделал ошибку?

— В том-то и дело, что нет. Я сегодня получил пятый!.. Пятый предварительный отзыв от математика с мировым именем, он и все предыдущие утверждают, что не могут найти пробелов в твоем доказательстве. Сегодня математическое сообщество хочет выставить твое решение на всеобщее обозрение, чтобы привлечь всех, кого можно, к подтверждению твоего успеха. Для этого нужно твое, ну и мое, как учителя, согласие. Ты согласен?

— Конечно. Сонсе-ним, а что будет, если все подтвердится?

— Лучшие университеты мира будут бороться за право обучать тебя, а кафедры уже сейчас готовы предложить тебе читать лекции.

— Н-да… сонсе-ним, в свете этих событий может, я сдам еще пару предметов экстерном.

— Конечно, конечно, но давай вначале посмотри на эти примеры.

— Сонсе-ним, это то, что я думаю?

— Да, это основные проблемы теоретической математики, которые уже сформулированы, но еще не нашли своего доказательства.

— Хорошо сонсе-ним, я посмотрю, но ничего не обещаю.

— Нда, ничего не обещаю, где мои годы и моя дерзость, даже в лучшие времена я бы даже и не пытался взяться за столь трудные вещи, удачи тебе Джу Мин.

— Спасибо сонсе-ним, так, когда вы поговорите об экстерне с господином директором?

— Я заведу тебя к нему в конце недели, сам с ним и обсудишь, его сейчас нет в Чонгоре.

— Я тогда пойду?

— Конечно, Джу Мин, до встречи.


Форум FN

— Вы видели, че это было? Это же Юн До Хван, прошлогодний чемпион Сеула среди юниоров, мастер международного класса по тхэквондо, и его так быстро слили.

— Нашел чему удивляться, посмотри следующий ролик, этот громила — бронзовый чемпион Кореи по дзюдо.

— И что, два этих монстра на разогреве у Джу Мина?

— О чем это ты, и кто такой Джу Мин?

— Вы что, не поняли, это же тот парень, который уработал Чек Пэ.

— Не может быть?

— Разуй глаза, это тот же зал, мне знакомые рассказывали, что эти парни одноклассники и Джу Мин в начале положил спортсменов, а потом вышел на ринг с одаренным.

— Ничего себе, этот парень намного круче, чем кажется.

— Постойте, это же он, он, блин, выиграл всекорейский конкурс по математике.

— Ты че, очумел, где, блин, математика, а где этот малолетний убийца.

— Да точно вам говорю, это он, вот пруф, по ссылке фото его награждения.

— Реально он, чума, этот парень еще и умный, я влюбилась.

— Да ну, что-то я не верю, кто-то раскручивает парня.

— С чего ты так решил?

— Ну сам посуди, ролики со спортсменами, потом непобедимый Чек Пэ, а математика? Что-то уж слишком.

— Не-не, может про спортсменов и точно чья-то работа, но бой с Чек Пэ ушел в сеть от его одноклассников, я видел первоисточник.

— Кстати да, тот ролик некачественный и гуляет по сети намного раньше.

— Это еще что, смотрите ссылку, это появилось на сайте янбанкоре, а вот ссылка на официальное сообщение управления полиции.

— Офигеть, это точно тот самый паренек, у него по ходу совсем нескучная жизнь.

— Ага и стальные яйца. Вы посмотрите на мордоворота, которого он уделал, мама, мне и сейчас-то сыкотно.

— Я же говорю вам, Я ВЛЮБИЛАСЬ!

Глава 6. Турнир

— Хен-ним, надо что-то решать с этим выскочкой, давай погасим его толпой.

— Юн До, я сказал, отвали.

— Босс, Юн До дело говорит, в сеть сбросили ролики, и мы там выглядим жалко. Ты же сам говорил, что неважно как…

— Тан Су, сколько вам объяснять, дело не в Джу Мине, у меня большие неприятности. Братья, вспомните, мы вшестером два года бились за честь средней школы Чонгор, нас уважают во всех районах Сеула, и даже в старшей школе мало кто может бросить нам вызов. Я вел вас на врага, который был сильнее, но раз за разом мы доказывали, что нас не победить, так в чем вы теперь сомневаетесь?

— Чек Пэ, это всего лишь наш ровесник, и он один, не считая слабака Ю Хва, и то что мы так долго молчим, играет против нас.

— Да, хен, вначале все думали, что ты выдохся ко второй схватке, и после того как поправишься, все расставишь по местам, но пауза затянулась, сегодня мы потеряли уважение ровесников, а завтра с нас спросят старшие.

— Я сказал, ждите, если верите в меня как в своего янбана. Если нет, мне не нужны такие бойцы, я должен быть уверен в каждом из вас. Понятно?

— Да босс…


Арена FN, бой за участие в турнире на кубок, раздевалка.

— Ну что, Джу Мин, готов? Помни твой бой с Сон Гу это не договорняк. Мы определились, что вы не будете жестить в клетке, чтобы не получили травмы перед турниром, но поддавков не будет, докажешь что лучше — заменишь Сон Гука. Помни, главное контроль, нокаут нам не нужен, уверенно продержись, доминируя в каждом раунде.

— Все понял тренер, работать буду аккуратно. В итоге мы три по пять будем или три по три?

— Остановились на три по три, старики боятся остаться вообще без претендента, а то бошки друг другу поотрываете еще. Сон Гу, конечно, не фаворит, но задача FN на предстоящий турнир была выбить одного, много двух иностранцев.

— Там что, какой-то корейский заговор, турнир-то вроде международный?

— Ты что, совсем не в курсе?

— Так мы не договаривались ни на какой турнир, я должен был вынести бойца FN, а потом бросить вызов этому японскому монстрику. А он блин, на турнире встретимся, пижон.

— Зря ты так Джу, Накамура очень талантливый боец и нифига не звезда, он отказался из-за турнира.

— Да что все заладили про этот турнир?

— Там какие-то ваши корейские заморочки, участвует тридцать два бойца со всего мира, но, обычно, не меньше пяти из Кореи. Я так понимаю, статус императорского обязывает ваших бойцов выигрывать чемпионат, но сам знаешь, рейтинг ваших бойцов в мире невысок. За всю историю лучший результат — выход в полуфинал. Того кадра, кажется, чуть ли не возвели в национальные герои.

— Почему такое внимание юниорскому турниру?

— Только в возрастной категории от шестнадцати до девятнадцати можно проводить по-настоящему смешанные бои. Одаренные еще не вошли в силу, и больше времени уделяют магии, из-за этого такие бойцы, как Накамура, могут выносить даже послушников. Поэтому такие турниры одни из самых популярных в мире.

— Блин, я ведь рискую до Накамуры и не добраться.

— Кстати, корейцы с японцами на турнире бьются особенно безжалостно, у вас явно какие-то терки, ты проясни эту тему у своих, чтобы не опозориться.

— Угу.

— Боец на выход, — помощник рефери зашел в раздевалку.

Бой с Сон Гуком прошел предсказуемо, он сдал все три раунда, я был быстрее, физически сильнее, и работал с более богатым арсеналом. Показал и ударку, и работу в партере. Сон если в стойке был не плох, то в борьбе почти ничего не смог показать. В итоге победил единогласным решением судей.

— Чун, я тут разговаривал с тренером, он мне слегка пояснил по турниру, куда мы ввязались?

— Не бери в голову, на нас это никак не скажется, если не попадешь в пару к Накамуре, своей цели мы все рано достигнем, ведь даже участия в таком мероприятии достаточно для раскрутки, разве что надо не слиться в первом круге.

— А что там за терки японской и корейской команд?

— Национальные турниры проводим мы, Япония, Россия, Китай… в общем все ведущие страны мира. Но, как правило, в России побеждают русские, в Японии японцы и так далее, ну ты понял. На чужой чемпионат отправляют команду послабее, а дома выставляют монстров. Ну а потом чемпионы встречаются на WCC. А вот у нас не задалось, император Кореи или обидел или поспорил с коллегой из Японии, а тот теперь направляет на наш турнир сильную команду, и если не выигрывает чемпионат, то старается вынести корейских бойцов еще до финала.

— Так почему бы не прекратить турнир.

— Дело чести, поэтому ММА больной вопрос в Корее, хоть и набирает обороты. Но вот турнир… кому хочется ежегодно отчитываться перед Императором о поражении на своей земле.

— Нда… дела…


Старшая школа Чонгор.

— Ю Хва, привет.

— Джу Мин, брат.

— А где Мэй Ю с Ли Ен?

— Они вроде на арт пошли, сегодня же предмет на выбор.

— Блин, у меня-то точно выбора нет.

— Это да, учитель Вэн так просто не отстанет.

— Может со мной?

— Не-не, ни за какие кимпаб с черной икрой я на такое не подпишусь.

— Сдалась вам эта икра.

— Еще как сдалась, вкусно же было, одно, блин, из самых счастливых воспоминаний теперь.

— Приколист, у меня тут билеты на турнир по боям без правил, ты как, придешь?

— Конечно, брат, откуда такая роскошь? Там же кажется все места забили еще месяц назад?

— Да я типа участник, зову вас поболеть.

— Ничего себе новости, так ты поэтому с Сон Гу бился?

— Ага.

— А как со школьным конкурсом?

— Да у нас с Мэй все готово, там ведь днем начнется, мы споем пораньше, я уже договорился с господином директором. А к вечеру жду вас на турнире, по жеребьевке буду выступать одним из последних.

— Тогда хорошо, а то Мэй просто с ума сошла от этого конкурса и вашего номера.

— Девчонки…

Что сказать, спели мы с Мэй просто фантастически. В нашем распоряжении были имиджмейкеры CIC, костюмеры, гримеры, в общем, на конкурсе выглядели на все сто. По большому счету читерство это для школьного-то конкурса. Но Мэй приятно, и для старта моей карьеры как певца, самое оно то.

Ажиотаж подогрела мобильная съемочная группа, приехавшая только ради нас. В зале выключили свет, а наши друзья и просто знакомые из школы зажгли заранее подготовленные свечи и качались в такт музыке. Получилось круто. Ну и сама песня, как ни как стопроцентный хитяра из моего мира.

А вечером был первый бой турнира. Зашибись график.


Арена Чамсиль Чонхап, штаб FN.

Соревнования проводились на высшем уровне, каждый из бойцов имел свою комнату для штаба, с отдельной раздевалкой, душевой и столовой. В команду входили несколько тренеров, спарринг партнеры, врачи, повара, массажисты, технари, видео- и звукооператоры, IT-шнеги и еще куча народа. По стенам штаба располагались широкие мониторы, на которые транслировались бои.

— Так, Джу Мин, ты выходишь в последней очереди, сегодня будет мясорубка, четыре октогона сразу, тридцать два бойца. Нам Бо, озвучь статистику, — FN назначил Валеру главным тренером.

— В чемпионате принимают участие бойцы из двадцати четырех стран, Корею представляют пять клубов, один клуб — один боец. Япония привезла четверых, и в том числе Накамура, они явные фавориты соревнований. В этом году Китай также выставил четверых бойцов.

— Я думаю это связано с годом Китая в Корее, — предположил Чун Ма, сегодня он председатель штаба, так как проект в целом курировал СIC.

— Да, сабом-ним, — продолжил Нам Бо, — к тому же приехали два сильных бойца из России, по одному от Британии, Германии, Франции и Штатов.

— Есть кто-то серьезный, не из мировых лидеров?

— Бразилия прислала бойца из клана Грейси, ну и индусы выставили целого послушника, какой-то йога что ли.

— Ага, Грейси — это серьезно, от их бойцов можно ожидать чего угодно, давайте, в первую очередь разберем сегодняшнего противника, Сатоши Хиро…

— Сабом-ним, оргкомитет скинул срочное сообщение: у японцев замена, против Джу будет выступать другой боец.

— Какого они творят, разве это законно?

— Да, имеют право, путевку на чемпионат получали клубы, Сон Гу же мы заменили на тебя.

— Это да.

— Нам Бо, не томи, кого против нас поставили?

— Сатоми Ишихара.

— Щибаль… это что, дочь Теруто Ишихара? Она же ббб… одаренная дальше некуда, ей надо с аристо выступать, а не мотаться по турнирам ММА, твою мать — бушевал чем-то явно расстроенный Валера.

— Баба что ли, — тихонько произнес я по русски.

— Баба, какая тебе баба!!! Эта сука тебя на изнанку вывернет, ей девятнадцать, и она три года подряд рубит всех. Да я теперь сомневаюсь фаворит ли Накамура вообще.

— Ээээ, Джу Мин, забудь о том, что я говорил, что CIC хватит твоего участия, единственную женщину турнира ты должен победить, иначе опозоримся.

— Ну спасибо Чун Ма, ободрил.

— Так, Нам Бо, вытащи нам ее видео.

— Эээ… так сейчас, вот.

— Офигеть, это она? Она что без лифчика?!? Джу Мин, ты должен мне, это я мог покувыркаться с такой красавицей. На законных основаниях. Оооо, почему я отдал тебе свое место? — Сон Гу был в команде спаринг-партнером. После боя у нас с ним завязались дружеские отношения.

— Телок, — коротко отрезал Валера.

— Чего это, — ожидаемо отреагировал Сон Гу.

— Потому что смотришь на вымя, понял! — припечатал Валера.

— А я ниже посмотрел, — испортил нотацию Нам Бо, — она кажется и без трусиков, — все синхронно повернулись к экрану.

— Ты гребаный айтишник, я тебя, что просил показать?

— Ее видео, — виновато пробурчал Нам Бо.

— Видео ее боя, идиот, у нас тут штаб ММА, а не кастинг-шоу для взрослых — бушевал главный тренер.

— Она точно без нижнего белья, как можно с ней биться? — не мог успокоиться Сон Гу.

— Так, все заткнулись, смотрим бой Сатоми Ишихара.

Пару минут спустя.

— Обалдеть. Ээээ, Джу Мин, если вдруг так же попадешь, сдавайся сразу, — выдал новое ценное указание Чун Ма.

— Все поняли, малолетние извращенцы, она не баба, не красивая журнальная модель, она крутой донельзя боец. Ее папа чтобы вы знали легенда ММА. Летающий, мать его, сабмишен Теруто Ишихара, и дочка усвоила приемы этого богатого на фантазию бойца, да к тому же от матери у нее дар. Джу Мин, не выложишься по полной, она разберет тебя в первом раунде, какие у тебя мысли по геймплану?

— Э… я бы перевел ее в партер…

— Дебила кусок, ты хоть слышал меня, какой в жопу партер аааа!!! Она борец, мать ее, тебе с твоими двумя болевыми нефиг делать с ней в партере, ты там и кончишь!!!

— Ха-ха-ха, — штаб потряс громкий хохот всех участников.

— Вы чего ржете? — недоумевал главный тренер.

— Сабом-ним, ха-ха, Джу Мин кажется этого и хочет, уххааааа, — держась от смеха за живот сказал Сон Гу.

— Чего хочет?

— Кончить. В партере.

— Ой, не могу, держите меня, ухаааа…

— Вот блин же, дебилы озабоченные. Нам Бо, найди, блин, девушку этого самца, пусть она его отрезвит, кажется, ты ей билеты доставал.

— Да сабом-ним, сделаю.

— Не-не тренер, не надо я в порядке.

— Ага, поверил я вам, а тебе Сон Гу должно быть стыдно, как старшему.

— Тренер мне не стыдно, а горько.

— Вы опять за свое? Все я сказал, готовьтесь к бою.

Блин, сегодняшний поединок планировался как легкая разминка перед Накамурой, хоть мне и попался японец, но Сатоши не выглядел сильным бойцом, даже на фоне тех, кого привезли мировые лидеры, а они, соблюдая этикет, послали на наш национальный чемпионат середнячков. Так что к бою с Сатоми Ишихара я был не готов ни морально, ни физически.

Единственный план, смотреть ее бои. Грузить «систему» на просчет любимых заготовок и работать. Но часть боев в сети была из соревнований одаренных, а там совсем другие правила и стратегия, а вот ММАшные бои как под копирку заканчивались в первом раунде, и было их не так много.

Мой бой был предпоследним, все важные события дня уже произошли. Из сенсаций: Корея лишилась трех из пяти бойцов, в том числе слили и надежду нации, бойца клуба Пон, его уделал Грейси. От нас прошел середнячок, повезло биться с арабом, ну и я остался под вопросом. Японцы, кроме Сатоми прошли все, ну и представители мировых лидеров ожидаемо легко оказались в следующем туре. А да, всех удивил йога из Индии, кшатрий дрался как лев, еще один претендент на призовое место.

— Джу, пора, разогрелся?

— Да, сонсе-ним.

— Самое главное не дури, не покупайся на ее красоту, отработай, как ты умеешь, и победа твоя.

— Понял.

— Ну пошли.

Выходили мы под песню моего же исполнения, о чем диктор объяви на весь зал. Как говориться ничего личного, только бизнес. Записали «You raise me up», кажется, в тему и дух поднимает.

Октагон. Зал бушует, обидно, зрители поддерживают не соотечественника, а Сатоми, правда красивая девушка.

— Вы знаете правила, бейтесь честно, защищайте себя, — с этой фразы для меня начался ад.

Кто выпустил эту тварь на ринг. Стерва провела пять силовых тейкдаунов в первом раунде. Два раза я чудом уходил от болевых, а от удушающего спас гонг. Что это было, какая-то соплюха, меня, с почти вторым ядром… и самое обидное она даже еще не применяла магию.

— Ууууууу — осуждающий вой несся со всех трибун.

— Джу Мин прекращай дурачиться, соберись, хватит обжиматься с ней по всем углам.

— Хррр, хррр, Валера я ни капли не поддаюсь, она реально быстрая, да и приемчики…

— Дыши, дыши, ббб…, не пей много, оторвись от бутылки, я сказал, — как сука объяснить тренеру, что у меня другой метаболизм, я бы если сейчас бутер вточил, то вообще бы быстро восстановился, но раньше такие меры не требовались.

— Валера, дай попить, тебе говорю, а к следующему брейку принеси мне пожрать.

— С катушек съехал что ли?

— Поверь мне.

— На-на, э ты, что собрался с ней еще раунд обжиматься?

— Угу…

Со стороны смотрелось все хуже некуда. Первый раунд по очкам я проиграл вчистую, выглядел более уставшим и помятым. Моя соперница явно обладала какой-то техникой накачки мышц магией, оттого высокая скорость и сила. Ну и как боец была классом выше меня нынешнего. Но время работало против Сатоми. «Система» получала точные данные, и строила модель противостояния. Организм восстанавливался быстрее и успевал за короткий перерыв выйти почти к уровню до начала боя. Еще бы калорий закинуть, Валера обещал, надо дотерпеть.

Второй раунд свел в ничью. Позорно. Стыдно, не то, что ничья, а то как я ее достигал. Блин, пришлось изрядно побегать по рингу. Партера избегал как огня, проходы в ноги жестко пресекал, и старался работать на дальней дистанции. Что незамедлительно вызвало насмешки как со стороны зрителей, так и со стороны Сатоми.

— Эй, красавчик, ты чего разбегался. Дай я прижму тебя, или тебе не понравилось? В первом Раунде ты был смелее, — рука лицо, уверен комментаторы разобрали эти подколки на мемы и они уже гуляют по сети, вот позорище.

— Не-не, я пока побегаю, Сатоми, устал.

— Нда… слабая пошла молодежь, или ты предпочитаешь мужиков?

— Вот стерва.

— Ну держись, — сделал вид, что повелся и бросился в атаку.

Двойка по корпусу, мимо, еще двойка, влево, была попытка прохода, и ногой в живот ей. Во попал, теперь вперед вперед, Гонг!

— Молодец Джу.

— Где мой сникерс Валера?

— Я тут узнал, нельзя по правилам, но водичка с сахаром.

— И то хлеб, не забирай бутылку, всю выпью.

— Тебе виднее, результат, то есть, додави стерву, и давай, пора заканчивать. Чун Ма говорит, что вынести ты ее должен убедительно, а то пойдут слухи, вроде слабее бабы, да и вынес случайно, понял?

— Понял.

Третий раунд. Погонял я Сатоми знатно. И продолжал до того момента пока девушка поняла, что могу вынести ее в любой момент. Сломать вышедшую на разгон «систему» нереально. Хотя напоследок японка меня удивила, применив технику. Но я был начеку и ушел кувырком, правда это привело к партеру, но теперь и здесь находились контрмеры. В общем, показательно избив Ишихара, закончил бой четким нокаутом.

Глава 7. Турнир, часть вторая

Когда адреналин схлынул, а боевой коктейль «системы» перестал действовать, тело взорвалось болью. Я обессиленный лежал в раздевалке. Левая рука, левая нога, сука, кто же так болевой делает, нет бы нежнее, блин, тянуть. Сам конечно виноват, терпел, преодолевал, не сдавался, а эта бешеная баба, без тормозов, чуть не выдернула руку из сустава, а в ноге вообще кажется трещина. Я молчу про многочисленные ссадины, хорошо хоть «сечки» нет.

— Как ты?

— На букву х, Валера, не подумай, что хорошо.

— Да здорово она тебя потрепала, но ты молодец! Сейчас починим тебя немного, и будешь как новенький.

— А где остальные?

— Кофе дуют, я никого не пустил, ждем Чуна, надо бы обсудить.

— Секреты?

— Да нет, проще будет, о, Чун, ждем только тебя.

— Поздравляю Джу Мин, это было круто.

— Да не так уж и круто.

— Зря киснешь, CIC, накопали на твою Сатоми ошеломительный материал, есть версия, что ее отправили сюда по повелению Гэндзи.

— Иператора Японии?

— Прикинь Валера, готовили ее, чтобы еще больше нас унизить, типа и женщина может победить корейцев на корейском чемпионате. Есть материал по ее уровню, у нее были все шансы.

— А как же Накамура?

— Ну, он бы слился, чтобы исполнить волю своего Императора. А тут ты весь из себя такой красивый. Так что будем делать из тебя героя. Ну и спел ты неплохо, ваша с Мэй песня уже побила все рекорды по просмотрам, а агентство завалили вопросами о том, под какой сингл ты выходил и кто исполнитель. Сейчас очнешься, будешь давать интервью.

— Чун, есть плохие новости.

— Да, Валера?

— Надо снимать, Джу Мина с боев.

— Ты что, рехнулся?

— В общем, я, поэтому тебя и позвал, следующий противник — Грейси.

— Да что не так с этим турниром?!?

— Кто-нибудь объясните мне, что это значит? Ну вынесет Джу Грейси, или я ошибаюсь?

— У него растяжение, левая рука, так Джу Мин? И скорее всего нога. А Грейси, это бразильский гений болевых и удушающих. Ему нельзя с ним биться. Был бы в форме — вытянул бы на ударке, а так…

— Валера, я восстановлюсь до завтра.

— Уверен?

— На все сто.

— Уф, ну тогда работаем, Чун, сократи свою прессу по минимуму, Джу Мину нужно полноценно отдохнуть, он завтра в первой очереди.

— Сделаю.

— Эй, боссы можно уже поздравить победителя.

— Заходите, разве вас остановишь.

В раздевалку ворвались Сон Гу, Нам Бо и другие члены штаба, а за ними и мои друзья, правда девчонки тут же с ойканьем выскочили, я лежал в одних трусах, сил одеться совсем не было.

Прессу обычно не собирали после первого тура, но тут был большой интерес из-за Сатоми и моих песен, так, что в зале яблоку не было где упасть.

— NiponTV, господин Чун Ма, вы не находите, что ваш боец слабо смотрелся на фоне красавицы Ишихара?

— Он ее победил. И мы обладаем информацией об истинных боевых возможностях Сатоми Ишихара, дочери легендарного Теруто. А наш боец, дебютант в боях ММА с нулевым рекордом, победил.

— Korea NAI, Чжу Мин, это правда, что вы исполнили и написали сингл Lucky?

— Да, это так.

— А вы выходите под песню собственного исполнения? Извините, журнал Спорт РИ.

— Да и эту песню исполняю я.

* * *

— Господа, боец сегодня выложился по максимуму, а завтра предстоит трудная схватка, давайте отпустим его. Я сам отвечу на все ваши вопросы.

Слава богам, я дома. Мне совсем недавно отдали в распоряжение гостевой флигель: небольшой домик, с отдельным входом: гостиная, спальня, кабинет, кухня, сауна… все удобства. Из детской в родительском доме я в первую очередь забрал набор юного химика, подаренный Чхолю, ну такой Чебольский набор, там блин вся таблица Менделеева, кроме радиоактивных элементов. Зачем они мне? Организм требует, иначе быстро не восстановиться, многое уже сожрал, но пополнял по мере необходимости. На третьем ядре кажется, смогу обзавестись, а самое главное хватит мощности «системы» контролировать колонию нанитов. Уф, теперь спать.


Форум FN

— Ийааааа, посмотрите бой моего любимого!!!

— И что такого? Еле с бабой справился.

— Завистник, эта сволочь японская — боевая машина, и наш малыш наказал ее.

— Угу, я вначале даже заревновала, но он так отделал ее в последнем раунде, аж от сердца отлегло. Говорю вам он МОЙ.

— Не сходи с ума, лучше посмотри этот ролик (ссылка).

— Какая классная песня, где это он ее поет?

— Что за сучка с ним рядом, она что айдол?

— Да нет, вроде школьный конкурс.

— Офигеть, там пишут, что он ее и сочинил, прикиньте музыку и текст.

— Ага, и песня, под которую он выходит, послушайте голос, тоже он.

— У тебя от влюбленности слуховые галлюцинации, это же профи поет.

— Ага, профи, посмотрите интервью по ссылке, это он.

— Вот это монстр, кулаками машет, поет, а еще и вумный.

— Руки прочь, я первая его забила, кто-нибудь дайте его адрес.

— Говорят он из школы Чонгор, надо после турнира там его караулить.

— Может, завтра сходим на турнир?

— Давайте, надо сделать плакаты и выучить слова песни, где собираемся?


К утру был в форме, более того, после вчерашнего совершил микропрорыв. Еще немного и открою второе ядро. Мой бой первый, так что все приехали заранее.

— Джу Мин, ты в норме?

— Да Валера, чувствую себя отлично.

— Давай по плану: основное, не подпускай его к себе, работай в стойке. Если он сократил дистанцию, контри короткими по голове, Грейси часто опускает руки, ну и лоу никто не отменял. Да и воздержись от всяких там вертушек, если выловит ногу, оторвет с корнем.

— А зачем ему корень, он себя так невежливо с дамами ведет, хи-хи. Я бы на его месте проиграл бы Сатоми, и пристроил бы свой корешок на такуууую грядку.

— Так Сон Гу еще одна шутка во время подготовки, будешь смотреть бой из душевой.

— Э, тренер, там же нет монитора.

— Захочешь увидеть, пробьешь корешком дырку, ты же у нас каратист.

— Я все понял, сонсе-ним, больше не повторится.

Бой с Грейси прошел легче, чем ожидал. Весь первый раунд, по традиции бегал. А мастер джиу-джитсу откалывал невероятные номера: подкаты под опорную ногу, попытки в прыжке поймать руку на болевой, классические проходы в ноги. Честно, зауважал бразильца. Половину из его приемов прошлый я не решился бы начинать и с третьим ядром. Смело работает, с огоньком, фантазией. Картину смазали его неудачные попытки, он, кажется, в первом раунде нанес сам себе больше вреда, чем я ему со своей тактикой зайца.

Во втором раунде я попробовал пробить Грейси, когда он немного успокоился со своим аттракционом, и неожиданно попал. Бразилец чуть поплыл, ну такой шанс я не упустил и бросился добивать.

После поединка вернулся в штаб. Стали смотреть следующие бои и разбирать возможных оппонентов на четвертьфинал. Сегодня проводилось по два боя одновременно. Вместе со мной выступал последний соотечественник, слился, проиграв русскому бойцу. У Кореи остался последний шанс.

— Че это щас было, — Сон Гу вскочил с кресла.

Мы все наблюдали за боем Накамуры. А на соседней площадке дрался Агава, еще один боец из Японии, к слову их осталось всего два, не без моего скромного участия.

— Что там, Сон Гу?

— Да сами посмотрите, сейчас повтор будут крутить.

— Обалдеть… чем они там кормят своих монстров, то эта Сатоми, не говоря уже о Накамуре, а теперь еще и Агава.

— Как он это сделал? — «система» фиксировала два, нет три движения нарушающих законы физики, Агава, подпрыгнул начал переворачиваться в воздухе, при этом схватил руку индуса, и в конце полета практически ее оторвал. Следом оба упали на землю, только кшатрий уже без сознания.

— Нам Бо, прокрути в замедленном темпе.

— Нет, он точно в воздухе поменял направление полета, у него, что там крылышки на заднице.

— Ага, или использует реактивную тягу.

— Сон Гу не мели чепуху, какую еще тягу?

— Осмелюсь предположить, сонсе-ним, Сон Гу имеет ввиду, что уважаемый Агава испускает газы в полете.

— Уххаааааа, ты, что думаешь, что он пердаком поменял направление полета? Ха-ха-ха — не выдержал один из врачей.

— Сон Гу, я же предупреждал.

— Сонсе-ним, это было дельное замечание, вы же сами видели, что крылышек на заднице у него нет, но как-то же он это сделал?

В общем, на завтра вышли два японца, бойцы из РИ, Германии, Франции, Англии и Тайланда. Выпало биться с тайцем, не самый худший вариант.

Это был легкий бой, не иначе как жюри смухлевало, чтобы протащить единственного оставшегося корейца. Таец божественно лупил коленями и локтями, традиции у них, блин, такие, но в упор не видел проходов в ноги, а потому весь первый раунд лежал на татами, ну пока у меня не получился удушающий.

В полуфинал, вышел изрядно потрепанный немцем Накомура, кажется у него травма правой ноги, абсолютно целехонький Агава и Олег Строев, боец из РИ. Японцев друг с другом ставить не будут, значит, мне достанется кто-то из них. Я что-то уже даже не знаю, какой вариант лучше.

— Тебе дали Накомуру.

— Я даже где-то рад, этот Агава меня откровенно пугает.

— Угу, особенно если предположение Сон Гу рабочее — хитро подколол серьезного Валеру Чун Ма.

— Сабом-ним, вы о чем?

— Ну, о реактивном двигателе японца, ха-ха-ха.

— Тьфу, и вы туда же, оставьте вы в покое этот истребитель.

— Джу Мин, какие мысли на бой?

— Глухо все, он быстрее, сильнее и опытнее меня. Я вообще не вижу у него слабых мест. Мы когда ему вызов бросали, не знали, что он настолько прогрессировал, на всех записях его бое, он так даже близко не умел.

— Да, что-то японцы крутят, ходили слухи, что они пытаются улучшить бойцов.

— Что, типа магией?

— Нет, там все в комплексе, начиная с генетики, химия, магия, тренировочный процесс.

— А его травмы? — встрял Чун Ма.

— Да мы уже обсудили с тренером этот момент, он, скорее всего, притворялся сегодня и восстановится к завтрашнему бою, если строить геймплан из таких предпосылок, поймает и накажет.

— Будем думать.

— Джу Мин, в принципе ты уже в полуфинале. Это лучший результат нашей страны.

— Это да.


Арена Чамсиль Чонхап. Полуфинал.

Первыми дрались Олег Строев с Агава Кадзураи. Андердогом поединка, конечно, считался русский боец. Как-то не особо он себя проявил в ходе турнира, или соперники доставались легкие, или настолько профессионально он их срубал.

Агава же после последнего финта показал, на что способен. Индус был видимо, ох как не прост, раз японскому бойцу пришлось выложить козыри до финала.

Первый раунд бойцы прощупывали оборону друг друга. Обменивались обманчиво легкими ударами, работали на дистанции. Но стало очевидно, что Агава занервничал. Все его заготовки натыкались на глухую защиту русского. Который, используя преимущество в росте, весе и длине рук, просто разбивал комбинации японца.

Во втором раунде, Агава усилил прессинг, в ход пошли техники, но русский спокойно отражал все атаки. Вообще у одаренных участников турнира были весьма скромные магические инструменты, тот же Чек Пэ показал намного больше, но секрет был в том, что магия у ММАашников уходила в усиление физических атак и защиту.

А вот в третьем периоде Олег ответил, он гонял легкого японца по всему октагону. Ни полеты, ни хитрые прыжки, отталкивания от клетки, удары с неожиданных ракурсов японцу не помогли. Олег разделал того под орех, и в завершении красиво срубил в челюсть самым простым боксерским хуком.

Моя очередь.

— Поозвооольтеее предстаааавить, бойца из Империи Корея Джуууу Мина, это самый молодой участник соревнований, ему шестнадцать лет, рост метр семьдесят восемь, вес семьдесят пять килограммов, неодаренный. Ииии наш участник дебютант.

Вышел по классике, в халате, с закрытой капюшоном головой, и песней «You raise me up». Сурово и конкретно.

— А теперь Наааакамура Такано из Империи Ниппон, бойцу 19 лет, вес семьдесят пять килограммов, рост метр семьдесят два, профессиональный рекорд двенадцать побед и ни одного поражения, наш участник тоже неодаренный.

— Вы знаете правила, бейтесь честно, защищайте себя, — после этой фразы перед боем с Сатоми, я думал, что хуже уже не будет, нельзя блин быть таким наивным в мои годы.

Первый раунд. Я еле держусь. Сечка над правым глазом, кажется, треснуло ребро. Но и Накамуре досталось, не миндальничая, прошел по всем замеченным травмам. Гонг. Много пью, в бутылке крепкий бульон с сахаром, солью и витаминами.

Второй раунд. Глаз заплыл, берегу ребро, если сломает не смогу продолжать. В середине чуть не отдал шею, вырвался. Но силы на исходе. Накамуре вправляют сустав, но он сука дотянул до конца раунда. Гонг. Много пью.

Третий раунд. Чуть не остался слепым, Накамура выцеливает второй глаз. Хромаю на правую ногу, пропустил два лоу, пришлось менять стойку, из-за глаза стал чаще пропускать. Гонг. Много пью.

Четвертый раунд. Я плох. Но ему еще хуже. Пусть немного, но я восстанавливаюсь после каждого раунда, спасибо «системе» и бульончику, а он нет. Валера трижды хотел остановить бой. Но я не дал. Гонг. Много пью.

Пятый раунд. Да когда ты сука сдашься? Опять вывихнул ему руку, ту самую, что поймал во втором раунде. О, и у него глаз поплыл. Какая нога у него травмирована, правая или левая? Нннна тебе, по правой, и лови по левой. Блин увлекся, словил в голову, аж зазвенела. Отступаем, отступаем, он раскрылся, апперкот ему. Упал? Упааалл!!! Сука. Гонг.

— Бойййцыы на середину ринга.

Че он так орет? Блин шатает, не факт что дойду, о Накомура встал, значит дойду.

— Раздельным решением судей, победил Джуууу Мин.

Дальше не помню, упал, очнулся, гипс.

— Что, Валера, так плохо выгляжу?

— У нас в России говорят: краше в гроб кладут.

— Я встану до завтра.

— Не знаю, как ты это делаешь, но не в этот раз, мы с Чуном собираемся снять тебя с финального боя.

— Ты не понимаешь, Валера, я должен.

— Ты уже сделал, больше чем кто-либо другой. И никому, ничего не должен.

— Себе, Валера, себе. Если все будет плохо выкинешь белое полотенце, но после того, как я приму бой, понимаешь меня?

— Черт с тобой, псих.


Финал.

— Привет Джу Мин, — на английском поздоровался Олег.

— И тебе не хворать, — я ответил на чистом русском, брови земляка удивленно поднялись.

— Достойно бился.

— Спасибо. У тебя тоже неплохо получается.

— Ха-ха, это да. Я вот почему зашел к тебе. Мы снимаемся с боя.

— ???

— Это ваш национальный турнир, и Петр Иванович Романов считает, что победа в нем должна быть вашей. Эта традиция, и Гэндзи должен понять, что силой нельзя все решить, передай это своему сюзерену, — голос Олега изменился, казалось, говорил не он, фига себе мистика. — Ты все понял? — последняя фраза прозвучала нормально.

— Я все понял, Олег, спасибо, за мной долг.

— Это не твой долг и не дар тебе, Джу Мин, не бери на себя чужое. Бывай братишка, будешь в Москве забегай, устроим спарринг.

— Обязательно буду.

Так я стал чемпионом императорского турнира в Сеуле.

После всех поздравлений и вручения медалей, к нам в штаб зашли Накомура Такано под руку с Сатоми Ишихара.

— Мои поздравления чемпион.

— И вас с бронзовой медалью, Накамура-сан.

— Спасибо, но она должна принадлежать Агаве.

— Да и моя, скорее, Олега.

— Нет, ты ее заслужил. Немного чести получить то, что легко сорвать, добытое потом и кровью поистине ценно.

— Позволь и мне поздравить тебя Джу Мин, — Сатоми нежно обняла меня, чмокнув в щеку.

— Спасибо Сатоми-сан.

— Как не стыдно обнимать чужих парней, — вроде бы в шутку вскипела Мэй Ю.

— Ты, наверное, Мэй Ю, вы классно поете с Джу Мином, — не повела и бровью Сатоми, — и не обижайся Мэй, после боя нам с Джу Мином не стыдно обняться, ведь он это делал не раз на глазах у миллионов.

— Это было жестко, — влез Сон Гу, — Я кстати тоже боец, Сатоми, должен был биться вместо этого подкаблучника, может тебе лучше обнять меня.

— О нет, незнакомец, у нас с вами не было таких близких отношений, — вот зараза, и тут поддела и меня и Сон Гу.

— Ладно, боец, нам пора, будешь в Токио, всегда рады встретиться, — закончил беседу Накамура.

— Еще раз спасибо за поздравления, Накамура-сан, Сатоми-сан, — кивнул я своим недавним соперникам.

— Джу Мин, я буду в Сеуле еще неделю, — обернулась Сатоми в дверях, одарив ослепительной улыбкой обалдевшую от такой наглости Мэй Ю.

Глава 8. Праздник души и тела

Хранилище клана Чинхва.

— Что скажешь, сынок?

— Н-да… а император в курсе?

— Его отец поднимал эту тему со мной, очень осторожно.

— И ты рассказал?

— Нет, конечно. Я и сам на тот момент не был в курсе, и наши предки тут вечность не копали. Материал, как видишь, древний, эти блоки хранения сам делал. Однако к тому времени большую часть информации было уже не спасти.

— Самое главное, чтобы это не всплыло в архиве какого-нибудь третьего клана. Но ведь Чхоль не полностью подходит под описание.

— Так манускриптам бог знает сколько лет, по спектральному анализу они старше официальной истории Кореи. Я к чему, если и появится информация, то в урезанном виде, и к наследнику ее мигом прилепят. А это сам понимаешь…

— Так может и не нужен нам император.

— Если все как здесь написано, то без их рода никак.

— Ну, время еще есть, я поговорю с сыном, надо понять, как быстро это произойдет, если произойдет, конечно.

— Да сынок, и надо готовиться к войне.

— Это может насторожить кланы.

— Поэтому говорю тебе сейчас, запланируй на несколько лет. Давно хотели разместить в поместье роту тяжелых машин, сделай это.

— Да так и сделаю, а запчастями протащу батальон, доводку произведем сами, прямо в бункере, еще турелей надо понаставить.

— Именно. Потом артефакты, хранилище надо заполнить, пусть будут средненькие, но много, для бойцов охраны. И выкупи все здания вокруг поместья. Можно и офис Чинхва сделать в периметре, а жилье заселим друзьями дома.

— Просочится много посторонних людей, но в чужих зданиях и так немало шпионов. Сделаем третий внешний периметр, со статусом для двух существующих — чужой.

— Надо еще обмозговать, подключи аналитиков.

— А план по Чхолю?

— Думаю, не надо ничего менять, и если все сложится удачно, нам будет проще его защитить.

* * *

После чемпионата устроил отдых. Взял справку у врача из FN, договорился с Чун Ма, чтобы он перенес все дела с записями синглов, и валялся целых три дня. Ел, спал, гулял по саду, а ночами приводил в порядок дела на бирже. Биткоин выстрелил, не так как в моем мире, но достаточно высоко. Теперь надо аккуратно выходить, чтобы самому не послужить причиной лавинообразного падения. Итоговая прибыль должна была вывести меня в официальный список Форбс по Корее. Но на горизонте замаячил финансовый кризис, «система» прямо кричала о нем. Надо поторопиться.

На конец недели наметил отпраздновать победу в чемпионате с друзьями. Решили погулять по городу, а потом, настояли девчонки, в COEX. Позвал Мэй Ю, Ю Хва с Ли Ен, Валеру и Чун Ма с их девушками, Сон Гу, Нам Бо и еще пару ребят из штаба. Откликнулись все. Собрались в популярной лапшичной, побродили по улочкам. Перекусывали прямо на улице, и обильно запивали все соджу с пивом, в общем, в лучших традициях Кореи.

С трудом, а самое главное без приключений, не считая потасовки Сон Гу с какими-то недоганстерами, он их в три движения положил, никто даже отреагировать не успел, добрались до COEX. Там посмотрели кино, поели мороженного, а потом разделились. Девчонкам отдал заранее приготовленные карточки, привязанные к моему счету, и отправил шопиться, счастливый визг стоял до потолка. А мы с парнями завалились в бар.

— Мои желтожопые братья, — взял слово на правах старшего Чун Ма, — наполните свои бокалы, и давайте выпьем, за национального героя Кореи.

— Хен, уже столько выпито за мой скромный успех…

— Нет, нет Джу Мин, великие дела требуют великих возлияний, — прервал меня уже изрядно набравшийся Сон Гу.

— Хорош уже греть, — хоть и по корейски, но явно с русским смыслом высказался, Валера, тут было нормально пить теплый соджу в отличии от водки.

Все дружно опрокинули бокалы и стали активно поглощать многочисленные закуски. К вечеру вся компания опять проголодалась, а вроде целый день жуем.

— Не может быть парни, ущипните меня. Это она и тот с крылышками?

— Сон Гу, тише ты, блин, — Валера не слабо ткнул болтуна локтем.

Но было поздно, нас заметили вошедшие в бар Агава Кадзураи и Сатоми Ишихара. Или мир слишком тесен или я отдавил чью-то мозоль, как бы не его императорского величества Гэндзи, не верю я в такие случайные встречи.

— Оппа, я могу тебя так называть Джу Мин?

— Ээээ, конечно, Сатоми.

— Сегодня мне объяснили наши корейские друзья значение этого слова, а то я думала, что так называют друг друга только влюбленные.

— Да вы ближе к нему, чем любая девушка, — пьяно прокомментировал Сон Гу.

— Что вы имеете ввиду? — молниеносно отреагировала, Сатоми, вот что значит боец.

— То и имею, не у всякой пары в жизни бывает, что у вас, вы и пообжимались, и морды друг другу начистили.

— Оригинально.

— Сон Гу, лучше принеси те стулья, Сатоми-сан, Агава-сан, просим вас присоединиться, — включил дипломата Чун Ма.

— Будем только рады, — не раздумывая согласилась Сатоми, Агава молча кивнул, оказалось что он не говорит по корейски.

Девчонки только начали шопиться, а мы продолжали пить. Я хоть и активизировал способности «системы», чтобы снизить удар алкоголя, но хмелел почти также, как и остальные. Большая часть сидящих за столом — одаренные, и тоже умели нивелировать действие спиртного. Может из-за этого или потому что компания была хорошая, попойка принимала угрожающие масштабы.

Парни сделали реверанс японцам и заказали саке.

— А его разве не пьют согретым, я где-то читал? — спросил Нам Бо.

— Нет, оппа заказал лучший саке, это дайгиндзё, его пьют охлажденным, — Сатоми красиво опрокинула чашечку с напитком.

Потом мы с Валерой учили всех пить водку, не разбавляя всякими фантами и соками, закусывая вареной картошкой, кухня постаралась, и соленой семгой. Ресторан сегодня больше не подает суши.

Дальше в моей голове остался калейдоскоп. Вот мы танцуем с Сатоми. Потом всей компанией поднимает кружки пива. Следующая картинка — я с микрофоном в руках, в главном зале COEX, вокруг толпа людей и все что-то кричат. Чун Ма куда-то звонит, что-то получает на мобильный и дает послушать музыкантом, а потом, махнув рукой, подключает к динамикам музыку. Я пою Perfect:

I found a love for me

Darling just dive right in

And follow my lead

Well I found a girl beautiful and sweet

I never knew you were the someone waiting for me

* * *

Сатоми в ярко алом платье танцует вокруг меня, все аплодируют. Ой, осуждающий взгляд Мэй Ю в толпе. Опять темнота. О гостиничный номер… Сатоми???

Да гульнули вчера знатно, в лучших традициях имперских карателей. Голова-то бо-бо.

— Доброе утро, оппа.

— Доброе, Сатоми, какая ты красивая!

— Эй, ты опять! Мрррр…

Из постели мы выбрались к обеду, заказали еды в номер. Отец не звонил, значит, меня плотно пасут и глава в курсе событий. Наверное, можно еще немного отдохнуть. Сатоми, удивительная женщина, ни на что не претендовала, не задавала лишних вопросов, просто дарила удовольствие. И это почти меня купило, а был бы я ровесником своего тела, так вообще бы писался от восторга. Но циничный ганфайтер, прошедший огонь сотен битв, не давал расслабиться.

Сатоми ночью с кем-то говорила по телефону. Хозяйственно собрала вещи, когда я был в душе, но чуйка шептала профессионально обшарила. По идее я сейчас должен испытывать муки совести перед Мэй и радоваться, что такая красавица как Сатоми со мной. На этом вполне могли попытаться сыграть. Только вот, что нужно от меня? Шестнадцатилетнего сопляка из небогатой семьи. Мой выход на Чинхва? Не будем торопиться, наживку я уже взял, будем посмотреть на рыбака.

А с Мэй надо объясниться. В принципе ничего кроме флирта и дружбы между нами не было, будь это взрослые отношения, я бы даже не рефлексировал, но подруга вроде имела на меня виды и в таком возрасте, в общем, надо поговорить.

Часам к трем поехал домой, Сатоми провожая, страстно целовалась, договорились встретиться на следующий день, сегодня у нее дела в Кванжу, а в Сеуле она будет только завтра. А теперь срочно по протоколу, благо такой в Чинхва есть, если бы не было, гениальный я бы его слямзил из прошлого мира и внедрил бы, но все придумали и до меня.

Я поехал по заранее согласованному маршруту. Телефоном пользовался только для того, чтобы перекинуться паров фраз с Ю Хва. Друг все понимал, а вот Мэй Ю ожидаемо дулась, весь, блин, положительный эффект шопинга пропал. Позвонил Валере и согласовал график тренировок. Набрал Чун Ма, обсудили вчерашнее незапланированное выступление. Менеджер заверил, что все по плану, права на сингл уже у нас, а явно спонтанный выход только подогрел интерес публики. Все ждут официальную версию исполнения.

Все эти звонки я делал в определенных точках маршрута. Спецы клана снимали данные, делали выводы о слежке через смартфон или, чем чёрт не шутит, прямо по симке. Если последнее, то без корейских кланов не обошлось. Пасшие меня телохранители уже сделали выводы, и когда я направился пешком к очередной точке, меня подхватило неприметное такси.

Знакомый парень из службы Дю Кюна прижал палец к губам и споро прошелся сканерами вокруг меня. Потом завел ничего не значащий разговор между таксистом и незнакомым пассажиром. Расстались мы с ним у неприметного офиса, который был конечной точкой моего маршрута по протоколу.

— Молодой господин, вы чисты, электронику и гаджеты еще раз перепроверят, но мы ничего не обнаружили.

— Может режим включат несколько дней спустя?

— Возможно, ваш номер поставили на контроль, я правильно понял, замену исключаем?

— Да правильно, вызовет подозрения. За ней установили слежку?

— Да, но ее друг Агава к моменту тревоги был не в гостинице. Его будем ставить по возвращению в Интерконтиненталь. Все же, что вызвало вашу тревогу?

— Слишком все хорошо, для Джу Мина хорошо.

— Хмм… с этой стороны, да.

— Потом, ее поведение, я несколько раз делал вид, что спал. По мне: отчет, обыск, попытка легкой химической атаки.

— Генетический материал?

— Я помню инструкции, это может вызвать подозрения? — блин каждый раз уходил в ванную и выбрасывал все в унитаз.

— Не думаю, для многих семей это стандартная процедура.

— Не только для Чеболей?

— Нет, с некоторых пор эта привычка всех более или менее осторожных людей. Да и это скорее будет для них зацепкой раскручивать вас дальше.

— Есть рекомендации по режиму?

— Ничего не меняйте, единственно встречи с Сатоми постарайтесь проводить в том же месте. Наши люди сняли несколько номеров. Плотно контролировать весь комплекс не сможем из-за службы безопасности клана Кедар, но на этаже поддержим.

— Отец уже в курсе?

— Все наши действия согласованы с ним. И, молодой господин, он просил быть осторожнее. Куда вы сейчас?

— Домой. Высплюсь, подготовлюсь к школе, завтра на занятия.

— Вас докинет такси №…

— Спасибо, дядя Дю.


Кабинет в доме Чинхва.

— Папа, я поначалу не придал значения, да и вылетело из головы. Там Олег, это российский боец, говорил со мной чужим голосом, — дед с отцом многозначительно переглянулись.

— Продолжай, внук.

— Ммм… я процетирую, запомнил дословно: «Это ваш национальный турнир, и Петр Иванович Романов считает, что победа в нем должна быть вашей. Эта традиция, и Гэндзи должен понять, что силой нельзя все решить, передай это своему сюзерену».

— Интересное послание.

— А почему Олег так странно выглядел и говорил?

— По большому счету, с тобой говорил Российский Император, есть у них родовая способность, «Царский глас», только работает она через посланников, так что твой Олег не так прост.

— Что думаешь, сын? Встречи с императором не избежать.

— Чхоля в любом случае представят в Кенбоккуне, император уделяет много внимания турниру и такой подарок не пропустит. Весь вопрос, в каком качестве попадет туда наш наследник.

— ???

— Мы думаем объявить тебя официально, время пришло.

— А как же школа?

— Ты доказал, что часть проблем можешь решить сам, ну а с откровенными попытками справятся члены младших ветвей клана.

— Понятно.

— Но надо все еще раз взвесить и подготовить, времени мало, а император, возможно, удостоит тебя приемом уже на следующей неделе.

— Внучек, мы тут говорили с Дю Кюном, он не может определить природу твоих способностей, ты не мог бы нам прояснить пару моментов.

— Эээ, — этим двоим, я боялся признаться только в том, что не их сын и внук, все остальное они обратят только на пользу мне, Чхоль для них все, такая у нас семья, — скажем, у меня появились знания о моем теле, и энергия, которую я направляю на укрепление тела, причем есть какие-то барьеры, преодолевая которые я становлюсь сильнее.

— И сколько барьеров ты преодолел?

— Один, второй на подходе. Стоп, вы что что-то знаете?

— Меньше тебя, сынок, в архивах клана есть древнее придание…

— Очуметь.

— Не буду напоминать тебе, что это секрет только нашей семьи, даже мама ничего не знает. Но теперь стало легче моделировать события, давай договоримся так, преодолеешь второй барьер, протестируем твои способности, а там решим, когда представить свету принца клана. А, чуть не забыл, все, что тебе нужно для ускорения развития, покупай, бери, проси прямо у Дю Кюна. А то он голову сломал, куда ты спускаешь образцы из своего учебного набора химика, ха-ха-ха.

— Пап, а я могу использовать в конфликтах оружие?

— На кой он против одаренных? Вообще прямого запрета нет, я дам задание юристам провентилировать этот вопрос. А что, твои способности могут это использовать?

— Думаю да, но надо потренироваться, и желательно с магами.

— Я решу этот вопрос, но, похоже, для нас сейчас важнее конспирация. И тебе придется потихоньку свернуть всю деятельность с CIC, в будущем это будет лишним поводом пройтись по тебе, а сейчас ты задачу выполнил.

— Так уже кучу поводов создал.

— Это забудется через год-два, а вот если продолжишь, то…

— Понятно.

Пару часов спустя, когда я уже собирался вздремнуть перед ночным биржевым марафоном, позвонил Чун Ма.

— Джу Мин, у нас пять миллионов просмотров, и цифра растет!!! Сейчас подключаются Британия, потом штаты, Канада, и дальше по кругу, весь англоязычный мир в восторге, со мной уже связались все ведущие агентства Кореи, а на завтра встреча с Sony.

— Круто, чем я могу помочь?

— Завтра отпрошу тебя со всех занятий, нужно набросать еще пару версий клипа, и добить те две песни. Дуэт теперь сто процентов наш, они сами будут проситься. Иии… оденься как Чеболь, возьму тебя на встречу с Sony. И не парься, если не найдешь подходящих вещей, подберем из студийных запасов. Даже не так, сегодня же закажу лучшие бренды…

— Чун Ма, одежда найдется.

— Ты уверен? Все же я подстрахуюсь.


Форум FN

— Наш чемпион должен стать национальным героем!

— Вы видели, как его отделал Накамура?

— Но-но, это кто кого еще отделал.

— Да я не в том смысле, прост жалко нашего Джу Мина, бедненький.

— А как благородно поступил боец из России, он знал, что победит Джу Мина, но не стал пользоваться ситуацией, ведь будь наш чемпион в форме, не было бы никаких сомнений в его победе.

— Эй, лучше смотрите, как Джу Мин отметил победу (ссылка).

— Да… я боюсь, наш форум из поклонников ММА превратиться очередной фан-клуб.

— А что, я не против, у нас ведь такой классный кумир.

— А где эта, влюбленная?

— Обиделась она.

— Еще бы, вы видели эту бесстыдницу Сатоми?

— Красивая.

— Но после боя, так навязываться?

— Ну а что, она тоже боец, и танцует красиво.

— Как вы можете мужланы, Джу Мин гордость Кореи, и девушка у него должна быть кореянка, пусть хоть та, с которой он пел.

— О, влюбленная появилась, сейчас начнется…

— Очешуеть, а вы видели, сколько просмотров у ролика на канале CIC?

— Блин, многие наши айдолы не достигают такого и за год, а тут за один день. А это точно он поет?

— Шутишь что ли, после «Lucky» и «Youraisemeup» постеснялся бы спрашивать. Да и вообще я была в тот вечер в COEX.

— Следила что ли за ним?

— Придурок, мы там зависаем с друзьями.

— Ну и что Джу Мин?

— Что-что, прошел мимо.

Глава 9. Плохая примета

На встречу с представителями Sony Music подобрал классический костюм от Brioni и рубашку этого же бренда, обувь JohnJobb, часы Breguet. Скромно, со вкусом. Несмотря на то, что одевался я по легенде намного проще, родители каждый год обновляли гардероб и аксессуары. Перебирая шкафы, пришлось потрудиться, чтобы стоимость выбранных вещей не была слишком вызывающей.

— Джу Мин, ты никого не ограбил? — спросил Чун Ма с отвисшей челюстью.

— Нет, хен, это вещи Чинхва.

— А, наверное, госпожа дала что-то из гардероба наследника?

— Ага — уф, вроде нигде не соврал, но и правды не сказал, вещи-то действительно наследника.

— Они будут через минут пятнадцать, скорее всего, предложат контракт. Но у нас по факту совсем немного материала, так что я предлагаю принять, но с оговорками. Ты как смотришь?

— Да нормально, Чун, я вообще против любых долгосрочных вещей или гастролей, максимум можем продать права на реализацию дисков.

— Так дела не делаются, им обязательно потребуется поддержка продаж: концерты, передачи, интервью.

— Чун, я сейчас не готов терять столько времени.

— Потом может быть поздно, Джу Мин, у тебя сейчас на волне популярности реальные шансы стать айдолом.

— И все же я не готов. Давай пока остановимся на продаже песен.

— Что же, давай попробуем работать с тем, что есть.

В это время зазвонил мой телефон.

— Джу Мин, оба объекта едут в офис CIC, будь начеку.

— Понял.

Какого черта тут происходит. «Система» разгон, просчет вариантов. Твою мать. Очень плохо.

— Чун Ма, где у тебя рабочий телефон?

— Вон там, справа от тебя, а что случилось? — Если все как я думаю, то и этот телефон под контролем, все же рискну, набрал вызубренный номер и пальцем по динамику отбил стаккато.

— Да была идея, но потом передумал, не бери в голову, — по сигналу на этот телефон помимо сил задействованных сейчас, из квартала Чинхва должны выдвинуться подразделения с тяжелым вооружением.

— Джу Мин, они здесь, — в комнату для переговоров стали входить люди в темных костюмах, а с ними наши старые знакомцы Агава и Сатоми.

— Милый привет! — Сатоми двинулась ко мне, видимо собираясь обнять.

— Сатоми, ты уже вернулась из Кванчжу? — одновременно с этими словами я, к ее удивлению, переместился ко второму выходу из комнаты.

— Это он, фиксирую многочисленную охрану, — один из незнакомцев, не обращая внимания на нас, говорил в микрофон, видимо закрепленный на воротнике, точно спецы, и точно по мою душ. — Взять его! — и с места стартанула Сатоми, находящаяся ближе всего ко мне.

Нафиг нафиг, ныряю в проход, снося Чуна, сука предал, пытался задержать, и захлопываю за собой дверь. Так дальше коридор, еще одна дверь и кабинет Чуна. Тупик, однако, из кабинета выход в приемную, а потом в коридор, который, скорее всего, уже перекрыт японцами.

Но нам бы день продержаться, да ночь простоять. Баррикадирую дверь в переговорную и следом дверь в приемную. Опрокидываю рабочий стол Чуна, позиция номер один готова. Уже ломятся лоси, но двери у Чуна качественные, с наскока не взять, хоть на этом спасибо. Позиция номер два, комната отдыха, она же последний рубеж. Там еще есть туалет, но думаю, толчок совсем не тянет на последнюю линию обороны: тесно, вонюче и не престижно.

Так окошко не вариант, высоко, а летать я даже в первом мире не умел, ну или на худой конец падать с такой высоты без вреда для здоровья. Что ж придется дать бой, авось помощь подоспеет. В Brioni я сегодня не зря, под пиджаком две береты, у лодыжек нож, граната и магазины с боеприпасами, ганфайтер я или нет.

Однако за дверью возня усилилась.

— Убейте его, живым не вытащить, к кварталу подтягиваются силы Чинхва, — после этого в дверь ударил раскаленный шар огня.

Какой я предусмотрительный, не стал хоронится на позиции номер один, и даже не на позиции номер два. Просто встал за шкафчик, сбоку от двери. Это я к чему, неизвестный маг, спалил дверь, спалил опрокинутый стол, и блин я, конечно, повторяюсь, спалил и дверь в комнату отдыха, что-то дури много, к нам пожаловал целый учитель?

Теперь мой выход. В первом мире, каратели убивали зарвавшихся магов, много и часто, а я был не самым худшим. Скорость, точность, плюшки ядер и оружие, вот три слагающих успеха. Я сейчас только в начале пути, но почти второе ядро, физика и беретты мне в помощь. Работаем.

Один. Граната в проем.

Два. Влетаю следом за ней. Анализ. Три выстрела с левой руки, в щит одаренного, четвертый в него. С правой, по два выстрела еще в троих. Стреляю только в голову, на парнях явно бронники. Эти бойцы попроще, едва очухались после гранаты. Добил.

Три. Маг, на которого потратил четыре пули, встает, точно учитель. Блин правый бок обожгло огнем. Подкат, опрокидываю его на пол и нааа, нааа, лови еще, стреляю с двух рук, в упор. Все хана ему, оборачиваюсь. Вовремя, в проходе знакомое лицо. Агава Кадзураи.

Четыре. Стреляю с левой и правой, щелчок, щелчок, патронов нет. Эта сволочь уклонятся от пуль. Выпустил минимум десяток патронов, а гаду досталось всего два. Бросается на меня. Силен. Выпустил оба пистолета из рук. Встречаю справа прямым в голову, блин руку мне сломал, приседаю и слитным движением вынимаю нож и режу по ногам слева направо, и обратным ходом колю в печень. Отбегался Агава. Подобрал беретту, перезарядил, надо было больше патронов брать.

Пять. Что-то их мало, и со стороны переговорной уже не ломятся. О вот и ответ, снаружи шум выстрелов и крики, подтянулись люди Дю Кюна. Осторожно выглядываю из приемной. Блин, надо было пересидеть. По коридору в мою сторону бежит Сатоми, с коротким вакидзаси, где она его прятала? Я вроде все потаенные мета обследовал, такой ножик там точно негде разместить. За ее спиной давешние японцы держат оборону.

Шесть. Высунул руку и стреляю в Сатоми. Бааа… Не поверите, она побежала по стене, параллельно полу. Хорошо хоть не по потолку, паучиха. А ведь у нас с ней была любовь. Точно паучиха, у них вроде традиция мужиков съедать после секса, или это у богомолов?

Семь. Отступаем. В кабинет. О, боится, понимает, что жду. Бросилась в дверь, стреляю, кажется, зацепил, но она уже кабинете.

Восемь. Отхожу в комнату отдыха и опять стреляю. Смазал, смазал, попадание, смазал, попал попал. А вы как думали, я с ней опять обжиматься буду? Уфффф, проверить пистолет. Посижу, подожду кавалерию Дю Кюна.

Метроном остановился, за эти минуты сжег миллион калорий, ужасно хочется жрать. О, Чун Ма хоть и предатель, но спасибо за заначку. Нашел шоколадные батончики, ем и запиваю соком прямо из пакета. Сейчас бы еще кусок мяса, побольше. Как же больно.

Brioni конец, костюм сгорел, штаны порвал, рубашка в клочья. JohnJobb в мясо, это пока пинал и строил баррикады. И часам хана, Breguet не выдержал горячей встречи с любовницей. Вот и оделся как Чеболь. Плохая видно примета.


Резиденция Чинхва, кабинет главы клана.

— Дю Кюн, ты жив, потому что Чхоль цел, относительно цел.

— Мой господин, я готов понести наказание.

— Будет зависеть от твоего доклада.

— Сабом-ним, я уверен, что у нас не было утечки, но масштабы атаки говорят о том, что нападавшие охотились на Джу Мина, как наследника клана Чинхва.

— Откуда такие выводы?

— Был задействован Чун Ма — спящий агент, его семью завербовали более двадцати лет назад. Он занимал довольно высокое место в CIC, и его использование в силовой операции говорит о многом. Мы проверили, ранее ему только помогали расти, деньгами и проектами, но никак не использовали, чтобы не засветить перед нами.

— Теперь, понятно, почему его проморгали.

— В самой операции японцы использовали более пяти десятков высокоуровневых бойцов. Вычислив, наш интерес к Сатоми Ишихара и Агава Кадзураи, противники задействовали боевиков. При этом, чтобы мы не смогли оперативно отреагировать, превосходство в живой силе было четырехкратным.

— Я же разрешил усилить охрану Чхоля.

— Мы это сделали, господин, врагом было уничтожено четыре тройки бойцов силового прикрытия. Но они выиграли время для наследника.

— А что произошло в квартале?

— Японцы понимали, что после моего звонка и реакции Чхоля к зданию CIC будут стянуты силы клана Чинхва. Поэтому, чтобы задержать наших людей, враг выставил отряд свободных наемников.

— Откуда родом?

— Немцы, численностью до ста бойцов, в составе несколько магов, тяжелое вооружение, пулеметы.

— Они смертники что ли? Затевать такое в центре Сеула.

— Аналитики пришли к таким же выводам, у отряда стояла задача остановить или умереть, выживших не эвакуировали, их ждет правосудие клана. Это еще один довод в пользу того, что роль Джу Мина в клане Чинхва раскрыта. Но я не понимаю как?

— Есть одна мысль, — глава клана переглянулся со своим отцом.

— Ну и последнее, использование Сатоми и Агава, слишком дорогие и именитые бойцы, да и отследить их связи дело времени. Оставлять такой след, по-моему, оправдано только ради принца клана.

— Его хотели выкрасть или пленить?

— Результаты допросов еще не полностью готовы, но картина следующая. Изначально хотели похитить, используя связь Чхоля и Сатоми Ишихара. Какое-то время отводили на проверку, противник не был уверен, что Джу Мин и Чхоль одно и тоже лицо. Но наша мгновенная реакция и слежка за фигурантами убедили японцев в их подозрениях. Было принято решение ускорить операцию.

— Не проще выкрасть его после встречи с девушкой?

— Мы, видимо, сильно их прижали, плотная опека, прослушка, а тут удобный вариант с Чун Ма. Да и в "Интерконтинентале" наши силы поддержали бы служба безопасности клана Кедар, а это лишние кровники.

— Похоже на версию. Дю Кюн, то, что я скажу не должно выйти за пределы этой комнаты, ни аналитики, ни… ну ты понял. Мое мнение, информация о Чхоле получена от рода Кадзураи, поэтому и их боец в группе. Проверь остальных, скорее всего и они принадлежат к клану Асукабэ, это выходцы из нашей страны, тогда еще Пэкче.

— Отец?

— Да, я думаю то, чего ты боялся — случилось, информация всплыла у третьей стороны, и, судя по их действиям, они все это время следят за нашим кланом.

— Что же, выхода нет. Надо ускорять план.

— Я так надеялся, что у Чхоля будет больше времени, но у нас и правда нет других вариантов.

— Сабом-ним, я правильно понимаю, наследнику грозит большая опасность? Сатоми и Агава живы, как и несколько безранговых нападавших.

— Враг, взятый в бою, и кровью его друзей и вассалов… Ты предлагаешь ритуал?

— Да господин.

— Я обсужу это с сыном.


Резиденция Чинхва, медблок.

— Как ты сын?

— Все хорошо, пап, завтра буду как новый.

— У меня к тебе разговор, — брови отца взметнулись и менявшая мне повязку медсестра поспешно ретировалась. — мы с твоим дедом решили ускорить твое официальное представление, сам понимаешь, из-за последних событий.

— Это значит наш архив не единственный?

— Да, Кадзураи, младший род клана Асукабэ, а они в свою очередь бежали из Кореи более полутора тысяч лет назад. И видимо сохранили кое-какие документы.

— Какой их интерес к нам?

— Сильный Чинхва это угроза многим кланам. Но я пришел обсудить другое. Тебе скоро предстоит стать полноправным наследником Чинхва, а это дает как огромные преимущества, так и проблемы. Ты в курсе про это. И надежная защита однажды может спасти жизнь. Есть ритуал. Последние лет триста в Корее его никто не проводил, хотя это не секрет и многие рода знают и могут.

— Тогда почему нет?

— Велика вероятность неудачи, в случае которой можно потерять жизнь и душу.

— Душу? — я, наверное, один в мире понимаю, что душа не что-то эфемерное, перерождение тому доказательство.

— Да, это ритуал подчинения души. Раньше его проводили повсеместно, или времена были страшнее или люди рисковее. В общем, для подчинения души нужен одаренный враг, побежденный в бою, и несколько жертв, тех, кто пришел с ним. В итоге убив трех-пятерых пленников мы получим одного абсолютно верного телохранителя.

— И кого мы планируем в телохранители?

— Так ты согласен?

— Ну, если ты предлагаешь, значит, считаешь, что мне ничего не угрожает.

— Это так, успех зависит от силы твоей души, а по легенде ты можешь поглотить и больше телохранителей. Один из наших предков имел семерых. К тому же все условия соблюдены, бой прошел недавно, тех, кого я планирую, ты взял лично.

— Так кто это, пап?

— Агава или Сатоми.

— Ничего себе, они что, оба живы?

— Ты недооцениваешь одаренных.

— О-го-го блин, черепашки бессмертные.

— ???

— Да так, пап, не бери в голову. Кто предпочтительней?

— Хороший вопрос, а то я думал, сразу выберешь Сатоми, — улыбнулся отец.

— Ну как воин Агава явно сильнее, а что насчет ритуала? Мне ведь всего шестнадцать, вдруг душа еще не окрепла, — червячок сомнения грыз, я ведь не совсем Чинхва, как думает отец.

— И это тоже хороший вопрос, растешь сын. Сатоми подходит лучше. Агава чистый боевик, а Сатоми шпион, потом есть легенда, что если ты, в общем, имел близкие отношения с врагом, то первый ритуал пройдет легче и закрепится лучше. Однако мужчине удобнее быть с тобой в чисто мужских заведениях. Но я все же выбрал бы девушку, телохранителей-мужчин с твоей любовью к неприятностям найдем позже.

— Все же сила…

— Не зацикливайся на силе, перед мастером они равны.

— Тогда Сатоми. А клятву нельзя обойти? И не станет телохранитель безинициативным зомби?

— Можно, но маловероятно, за тысячелетия найдены и апробированы разные варианты клятв, есть золотая середина. Более того, несколько родов специализировались на правильном проведении ритуала. В нашем клане — это Хон Ду. Они сейчас штудируют семейные талмуды.

Ритуал надо было проводить сразу после битвы, в идеале предки проводили прямо во время сражения, поэтому маги рода Хон Ду прибыли в резиденцию незамедлительно.

На полу кровью Сатоми нарисовали незамысловатую пятиконечную фигуру, в вершины поместили пленных, в том числе и еле живого Агаву. Мы с Сатоми в центре. Каждый из магов-помощников заунывно запел текст-заклинание, он же, как я понял, клятва для девушки. Связанная Сатоми впала в транс. Я же увидел со стороны дымку вокруг своего тела, от которой к дымке вокруг Сатоми протянулась струна. По мере пения она крепла, становилась толще и как бы наливалась цветом.

И тут меня встряхнуло. Мое духовное тело не могло справиться с процессом, струна между нами выкручивалась, грозя оторвать куски моей души и души девушки. В поисках поддержки оглянулся вокруг. Оказалось, от жертв ко мне тянутся нити энергии, а с каждой строчкой пения по нитям идет всплеск энергии, но ее явно не хватает.

И тут от Агавы пришел всплеск, мощной волной успокоивший все колебания, канат между мной и Сатоми стабилизировался и оставался таким до конца ритуала. А мне послышалась фраза:

— А вот теперь это твой долг!

Этот голос был явно тот же, что поручил мне поговорить с императором Кореи от имени Российского коллеги. Похоже, Олег как-то пометил Агаву, а через него они вышли на наш ритуал. А может это просто галлюцинации?

— Чхоль, ты в порядке?

— Да, папа, но было сложно. Если бы не помощь.

— Уффф… патриарху Хон Ду пришлось заменить послушника, стоящего в ритуале над Агавой, тот истощен.

— Мне показалось, что была помощь извне.

— Ну, самое главное все закончилось, хорошо.

— Как теперь вести себя с Сатоми?

— Думаю, как с другом.

— Она очнулась?

— Еще нет, кстати, Дю Кюн выяснил, что девушка приняла в этом участие из-за отца. Теруто находится в плену у клана Асукабэ, он игрок. Гэмблинг — родовое проклятие Ишихара, и оно почти погубило его и последнюю в роду.


Где-то в Российской Империи.

— Ваше величество, стоило ли так рисковать?

— Этой игре многие тысячи лет, и не сделать свой ход было бы непростительной глупостью.

— Неужели роль мальчишки так велика?

— Это неизвестно, в истории случалось всякое, пешка может стать ферзем. Хотя чаще всего она гибнет, не дойдя до конца поля. Но может потомок Чина из другого теста? Кто знает?

— Вы мудры, ваше величество.

Глава 10. Большая политика

То, что решил глава клана Чинхва, в корне меняло мои планы. Все шесть лет в новом теле, несмотря, на перерождение, я любил новых родителей, может виной тому частичка души Чхоля, может благодарность пса войны, увидевшего, что такое настоящая семья. Не знаю, но так есть и так будет.

Первое время я понимал проблемы семьи в связи с отсутствием у меня дара, но воспринимал это без особых эмоций. Был план как заработать большие деньги, ну вы помните биткоин, потом еще какие-нибудь акции, песни, спорт… И я, по крайней мере, не зависел бы от капитала семьи, был бы безумно богат для девяноста девяти процентов населения земли, в общем, достиг бы всего, чего хотел.

Но наследование клану перечеркивало все эти потуги. Чтобы вы понимали, из биткоина я планировал выйти с двадцатикратным плюсом и получить около двух миллиардов фунтов, огромные деньги по меркам старого и этого миров. Но намечающийся мировой финансовый кризис слегка подкорректировал планы и я, скорее всего, по окончании этой авантюры получу чуть более полутора миллиардов, что тоже, согласитесь, немало.

Песни, книги, спорт, авторские права и дальнейшая игра на бирже должны были принести еще пятьсот-шестьсот миллионов в течение пяти лет. Это если я не придумаю что-то столь же доходное, как биткоин. То есть даже по пессимистичным прогнозам, к совершеннолетию я должен был войти в число богатейших людей Кореи без участия семьи. Достойная цель, и семье престижно. Мальчик без дара, но талантлив. Как-то так.

Но клан менял все. Представьте себе мои потуги заработать на воровстве песен или в боях без правил и Чинхва Group, включающую в себя Чинхва Electronics, Чинхва Finance, СIC и еще, мать его, сто шестьдесят восемь крупных компаний, мелочь даже не считаю. Общий ежегодный оборот группы в текущем году превысил триллион фунтов, численность наемных работников — не членов клана — полмиллиона человек. Официальная оценка капитализации в Top-500 компаний мира — триста шестьдесят миллиардов фунтов. Вот такие пироги.

И таких кланов в Корее сорок пять, я, конечно, сгущаю краски, столь сильных всего три, можно догадаться, почему в Корее четыре школы для магов, не считая Императорского лицея. Однако и остальные четыре десятка дышат в спину, да и не всегда деньги определяют силу клана.

Так вот, все эти кланы находятся в постоянном противостоянии друг с другом, например мы номер один в мире по электронике, но мало того что нас теснят японские дзайбацу и русские бояре, в Корее клан номер четыре — Бохай, также сидит на электронике. Мы же влезли в химию, на традиционный бизнес клана Чхве.

И вся эта долбанная матрица находится в постоянном движении, плетутся интриги, заключаются союзы, и даже дети вовлечены в эту тысячелетнюю игру, в которую я играть не умею и не хочу, но с сегодняшнего дня НАДО! Ради мамы, отца и деда, которых мне подарила новая жизнь. И как вы понимаете, ни песенки, ни ММА мне тут не помогут.

— Мама, мне что, в этом идти на прием к императору?

— Сынок, в Кенбоккун по-другому нельзя.

— Да понимаю я, но какого столь яркие расцветки.

— Это наша история, и в Кенбокуне полно ее ревнителей, посмотри на наряд отца, он еще ярче оделся.

— Ему можно — недовольно бурчал я, — он старый, а я молодой, у нас другая мода.

— Да что с тобой сегодня, родной? Капризничаешь, как маленький, — укорила мать и мне сразу стало стыдно.

Пришлось натягивать на себя попугайское одеяние. Блин, такой важный предстоит разговор. И по всей науке, нужно чувствовать себя комфортно. Как, например, в броннике с камуфляжем, или на худой конец в Brioni, а тут просто очуметь. Это что штаны? Свят, свят… чего не сделаешь ради родины.

Кортеж клана подъехал к главным воротам Кенбоккуна, щит императора — Кванхвамун. Тридцать высеченных в камне мастеров стихий несли здесь вечный караул, статуи мифических животных застыли вдоль стен, легенды гласят, что когда настанет время, они оживут и встанут на защиту императора. Это все лирика, но «система» фиксировала скрытые посты, автоматические турели… Император был надежно защищен.

Охрана клана осталась за периметром, а мы с отцом отправились на встречу с императором под бдительным присмотром чиновника канцелярии, который попутно знакомил меня с внутренним устройством дворца.

— Это тронный зал Кынджонджон, каждое утро имперские чиновники встают у этих тумб в соответствии со своими рангами, и император осеняет их своим благословением, — ага слышал я, какая-то массовая техника, всякие коррупционеры после нее так хотят признаться во всех грехах, аж в очередь встают.

— Это императорская гвардия? — обратил я внимание на десяток воинов в национальных костюмах, — Грозно смотрятся.

— Да, это лучшие воины империи, — как же лучшие, лучшие вон в том бункере сидят, и когда попугайчиков спалят, выбегут раздавать по щам, хотя кто их знает, одаренных.

— Слева, на острове, зал для приема иностранных делегаций, а вот там чуть в глубине «Зал Достойных», здесь я вынужден с вами расстаться, к императору вас проведет досточтимый Ван У.

С новым провожатым минули еще добрую сотню метров и десяток скрытых постов, судя по уплотнению охраны, номер один где-то рядом.

В «Зале Достойных» на ониксовом троне восседал император Кореи. Ни императрицы, ни вдовствующей матери в зале не было. Досуг императора скрашивала наложница-хугун и десяток кисэн музицировали в отдалении. Мы с отцом склонились на входе, и проделали это еще несколько раз, согласно протокола, до того, как приблизились к императору.

— Ча Сун, мой старый друг, редко же ты стал заходить ко мне.

— Пхеха, спасибо, что не забыли недостойного.

— Это — "Зал Достойных", и Чинхва по праву занимают свое место здесь. Кто это рядом с тобой Ча Сун? Мне обещали показать героя, который наконец-то избавил меня от колкостей Гэндзи.

— Это он и есть, пхеха, и… это мой сын, Чхоль Чинхва.

— Сын!?! — император привстал. — Разве Чхоль не на обучении в Британии?

— Пхеха, я был вынужден скрывать Чхоля под личиной Джу Мина, потому что мой сын не одарен.

— Вот как. И что же изменилось теперь?

— Мой сын победил в турнире, пхеха, и я считаю, что он гоитов принять бремя наследника.

— Достаточно ли он силен?

— Достаточно, пхеха.

— Что скажет молодой Чинхва?

— Пхеха, я не знаю достоин ли столь тяжелой ноши, это решают старшие. Но у меня есть к вам послание.

— От кого?

— От Императора России.

— Поясни.

— Я не победил всех соперников на турнире, русский боец отказался от участия в битве за чемпионский титул, но пред этим он говорил со мной «гласом» Романовых. Он сказал следующее: «Это ваш национальный турнир, и Петр Иванович Романов считает, что победа в нем должна быть вашей. Эта традиция, и Гэндзи должен понять, что силой нельзя все решить».

— Вот оно как, — император задумчиво постучал по подлокотнику, — Ча Сун, а как давно ты был в Москве?

— Эээ… лет десять назад.

— А Чхоль?

— Никогда, пхеха.

— Я думаю вам надо посетить этот славный город, и если случится, а я думаю случится, передать от меня слова благодарности Императору России.

— Я должен ехать на международный конкурс по математике, пхеха.

— Вот и повод. Даже будет лучше, если Чхоль поедет без тебя, Ча Сун.

— Я понял, пхеха.

— Вернемся к твоему наследнику, считай, что он официально представлен двору.

— Пхеха, — мы с отцом синхронно поклонились.

— Но Ча Сун, сегодня обещай остаться у меня, познакомлю тебя с новыми кисэн.

— Да, пхеха, спасибо за честь.

— О, еще одно, знакомься — это новый чангун мобильной пехоты, и он настаивает на удвоении покупок экзоскелетов Чинхва.

— Поставки будут сделаны по минимальным ценам, пхеха.

— Спасибо друг.

На этом прием для меня закончился и я покинул Кенбоккун, без отца.

Большая часть охраны осталась дожидаться отца, я же на машинах, закрепленных за мной, двинулся к дому. После случившегося меня сопровождали два внедорожника и микроавтобус. Сам я передвигался на таком же внедорожнике, как у охраны. По тактике, это должно запутать потенциальных нападающих. Охрана периодически меняла позиции автомобилей во время движения, а глухо тонированные стекла скрывали машину, в которой находится охраняемое лицо.

В двух джипах охраны было по четыре бойца, включая водителей, в микроавтобусе медик, связист и еще четверка бойцов. В моей машине водитель, на переднем сидении охранник, а сзади я и Сатоми. За окном проплывали запруженные улицы Сеула. Приятно ехать в таком комфорте.


— Гюнтер, объект движется вдоль набережной.

— Принял. Курт, подключайся.

— Выдвигаюсь.

— Отто, Готлиб начинайте!

Два матерых наемника на байках догнали кортеж, медленно плывущий в потоке машин, и начали поливать огнем из автоматического оружия. К веселью присоединился боевик с гранатометом, высунувшийся из окна минивэна, до того спокойно едущего впереди. Наша головная машина, перевернулась в воздухе, остановив колонну.

Море огня залило спокойные улицы города. До полной картины не хватало только одаренных. Сглазил. Подключились и маги. Броня пока держала, но долго так продолжаться не могло.

Микроавтобус, замыкавший колонну, резко развернулся, отсекая байкеров. Из дверей высыпали охранники и открыли плотный огонь. Но этого ждали в двух гражданских автомобилях позади. Из одной ударил пулемет, из второй пара автоматов. Но Чинхва дали достойный ответ, из задней двери выскочил тяжеловооруженный боец в экзоскелете, мгновенно подавив врага огнем из тяжелых турелей. Сатоми получила какие-то указания, у девушки за ухом была закреплена гарнитура связи.

— Господин, принято решение увести вас через торговый дом.

— Хорошо. Дайте мне оружие.

Бойцы головной машины высыпали наружу и открыли отвлекающий огонь. Сейчас действительно наступила благоприятная минута для отступления. Прикрываемый бойцами и Сатоми, я нырнул в двери мола, напротив которого нас остановили.

Торговый дом был почти пуст. Люди, заслышавшие стрельбу, в панике бежали. Сатоми, получавшая указания от технарей клана, вела нас к другому выходу. Я проверял выданный мне пистолет. Какая-то корейская экзотика, двенадцать патронов, негусто.

Но пистолет мне в этот раз не понадобился, мы вышли на соседней улице, захватили автомобиль и благополучно добрались до резиденции клана.

Как выяснилось позже, нападение совершили уцелевшие наемники Асукабэ, которые в прошлый раз ставили заслон силам Чинхва, рвавшимся в офис CIC. Обложенные людьми Дю Кюна они так и не смогли вырваться из Сеула, и приняли последний самоубийственный контракт. Который так и не смогли завершить.

Однако, нападение прошло не без пользы, хоть я и не участвовал в бою, но стрессовая ситуация подтолкнула к открытию второго ядра.

«СИСТЕМА» — комплекс модификации человека, изобретенный в Российской Империи, направленный на совершенствование Силы, Интеллекта, Скорости, Те… шесть ядер образовывались, как думали ученые моего мира, в теле человека, но теперь я знаю, что в его душе. Ибо перенос сохранил мою «систему», путь в латентном состоянии, но сохранил. Значит, она закреплялась в духовном теле.

По сути, это гениальное открытие, причем ученые даже не понимали, что они изобрели. Манипуляцией с геномом, вирусами и химией влиять на то, что во всех религиях было прерогативой богов и демонов, душу.

На первом ядре модификанты делали упор на развитие физических параметров, укреплялся скелет, менялась структура мышц, увеличивалась скорость реакции и ряд других параметров. Это был еще не супермен, но уже не совсем человек. На этом этапе останавливались девять из десяти карателей. Были разработаны новые виды боевых искусств, учитывающие возросшие физические характеристики и нового противника — магов.

Тогда-то многие из карателей обзавелись оружием. Холодным, огнестрельным, позже энергетическим. Ганфайтеры, охотники за магами, в группе или по одному мы находили и уничтожали зарвавшихся суперменов. Можно было завалить один на один принявшего звероформу берсерка, нарезав его на ломтики мечом, или отстрелить шаману все пальцы, пока он пытается призвать духа огня.

Или скопом устроить свинцовый душ какому-нибудь архимагу, подмастерье по местным меркам. Таких монстров как мастер или грандмастер в нашем мире, слава богам, не было.

Второе ядро. Развитие интеллекта. На первом можно было построить два кластера, получив три параллельно работающих мозга. На втором количество можно было довести до восьми. Причем это была необходимая мера. Увеличение физических возможностей и скоростей требовало мгновенного просчета и принятия решений. Мощности мозга требовались и для открытия третьего ядра.

Третье ядро. Строительство внутри тела фабрики нанитов, регенерация на уровне отрубили руку, приставь ее на место, ну или поешь, и отрасти новую. Но все это не для этих фокусов. Архимаг мог просто испепелить карателя и никакая регенерация не поможет. Но сила, интеллект и новый организм выводили нас на невероятную Скорость. И многие маги просто не успевали нам что-то противопоставить.

* * *

Когда я переродился, то был единственным в мире, кто теоретически приблизился к открытию шестого ядра, и последним из живущих карателей, сумевшим покорить пятое ядро.

— Папа, я преодолел второй барьер.

— Прекрасные новости, сын, когда мы сможем испытать твои способности?

— Они будут расти еще несколько лет, но что-то показать я смогу уже в конце недели.

— Хорошо, мы нашли подходящих людей, проведешь с ними спарринг.

— Что, неужели в школе Чинхва все так сурово?

— Даже в Чинхва я не смог бы уберечь тебя от дуэлей. Убить бы не убили, все же ученическая дуэль, но сломать могли бы. Я поэтому говорил о том, что тебя должны окружать одаренные клана, часть прессинга вассалы приняли бы на себя.

— Постой отец, почему «даже в Чинхва», я, что иду в какую-то другую школу?

— Да сын, император планирует собрать всех детей Чеболей в своем лицее.

— Ого, а как же клановые школы?

— Они остаются для младших ветвей. Слухи ходили давно. Идет перестройка государств в мире. Кланы постепенно теряют свою силу и независимость.

— Но ведь это может подтолкнуть к войне?

— Не исключено, но император видно решил рискнуть.

— Чем это грозит мне?

— Трудно прогнозировать, никто и никогда не собирал столько клановых детей в одном месте. В четырех школах все было более понятно, лидировали дети Великих Чеболей, к ним присоединялись союзники. Теперь же с вами будут принцы. Наследник уже в университете, но и двух Ванджа, один из которых твой ровесник, хватит для того чтобы поменять весь расклад.

— Н-да…

— Пока в старшей школе будет учиться наследник Бохай и наследница Пенхва, дети Тхэбон или малы или уже в университете. Но в следующем году присоединится и один из них.

— Союзники будут консолидироваться вокруг четырех кланов. Но как же Ванджа?

— Вот этого никто не может предсказать, до сих пор кланы выступали вместе, уравновешивая силу императора. Дети имперских родов, безусловно, будут опекать принцев. Но не исключено, что часть мелких кланов поощрят отделиться от коалиций и присоединиться к детям императора. К чему это приведет, трудно сказать.

— А если кто-то из четырех?..

— Именно на этот вариант мне намекнул Император. Как ты понял, плата за признание тебя не ограничилась скидкой на экзоскелеты. Сюзерен хочет, чтобы мы сделали первый шаг навстречу его возможной абсолютной власти. И я как никогда боюсь ошибки. Отказать — вызвать гнев повелителя, принять его условия — стать щитом между императором и кланами. Мы в любом случае потеряем больше, чем приобретем.

— Выбор пал на Чинхва из-за меня? И легенды?

— Не скажу, что только из-за тебя, Чинхва, как ты понял, всегда были близки к трону, а легенда лишь подтвердила его права и наши возможности. В любом случае, новая школа даст всем игрокам показать на чьей они стороне.

Глава 11. Семейный бизнес

Офис Чинхва.

— Надо вводить Чхоля в семейный бизнес, хочу передать ему CIC, как думаешь?

— Внук не по годам умен. Может опыта маловато, но идеи просто фантастические. Его игра с электронными деньгами просто за гранью моего понимания, даже если это только удача, то стоит на нее поставить. Поэтому основной упор я бы сделал на инвестиционном фонде.

— Думал об этом, но его денег и так достаточно для инвестиций, если он получит банковский рычаг, то будет оперировать суммами на уровне управляющего директора фонда Чинхва.

— Это да. Тогда CIC как нельзя лучше подходит. Там на компании совсем мало кредитов, а вот капитализация приличная, от Чинхва Development в свое время передали главный офис, и FN, кажется, тоже вносили через уставный капитал?

— Да, так и было, отец. А с деятельностью CIС Чхоль разберется, тем более он сам принял участие в нескольких перспективных направлениях.

— Это да, кто же знал, что у него такой талант к музыке, бойцом-то он был всегда.

— Тогда так и решим, введем его в совет директоров и делегируем права на управление долями, по обычной схеме.

— Кредитовать-то будешь сына?

— Если он провернет что-нибудь, как с биткоином, то скоро сами будем у него в долг просить.


Отец подключил меня к работе. Я не то что бы против, но школа. Блин, как жаль, что нельзя сдать экзамены экстерном. Надо разгребать накопившиеся дела. И в первую очередь личные.

— Сонсе-ним, простите, что так долго не появлялся.

— Джу Мин, я слышал о твоем участии в турнире, ходят слухи, что тебя удостоил приемом сам Император, так ли это?

— Да, сонсе-ним.

— Ты рассказал ему о своем открытии?

— Нет, сонсе-ним.

— Вот безголовый чурбан, к чему тебе это рукомашество и фривольные песенки, когда перед тобой открыта наука?

— Сонсе-ним, я не смогу больше заниматься математикой, меня переводят в императорский лицей.

— И как тебе это может помешать, ленивец?

— Ээээ… но я не смогу приезжать к вам заниматься.

— Меня тоже переводят в этот лицей, и что-то мне подсказывает, не в последнюю очередь из-за твоих успехов. Так что Джу Мин тебе не отвертеться от науки.

— Сонсе-ним, простите, что не рассказал раньше, меня теперь зовут не Джу Мин, мое настоящее имя Чхоль Чинхва.

— Хммм, это многое объясняет, но ничего не меняет, ты понял меня ленивец?

— Да, сонсе-ним.

— Ну что же, до встречи в новой школе.

Теперь к Ю Хва и Мэй Ю.

— Ребята, пообедаем вместе? — я дождался друзей около школьной столовой. Со мной была Сатоми, в ярко красном плаще, под которым она прятала свой вакидзаси, и школьники чуть дырку не проделали, наблюдая за ней.

— Джу Мин, брат, — обрадовался Ю Хва, — где ты пропадал?

— Давай за столом.

— Конечно, брат.

— Сатоми, ты не могла бы подождать меня в машине.

— Господин…

— Я прошу.

— Хорошо.

Мы как ни в чем не бывало набрали стряпни Большого Шена и чинно уселись обедать.

— Э, Джу Мин ты, что с тех пор вместе с ней? — начал разговор приятель.

— Ты про COEX?

— Ага.

— Она мой телохранитель.

— ???

— Я пришел сказать, что перевожусь в Императорский лицей. И на самом деле меня зовут не Джу Мин, а Чхоль Чинхва.

— Обалдеть.

— И еще я хотел предложить вам работу, конечно в свободное от учебы время, Мэй Ю тебе в качестве будущего айдола в CIC, Ю Хва и тебе, Ли Ен, предлагаю стажировку в инвестиционном фонде, у вас отлично с математикой, думаю это поможет в работе.

— Даже не знаю, это так неожиданно, брат, — ответил за всех мой друг.

— Я не тороплю с ответом, подумайте, посоветуйтесь с родителями, хорошо? Если надумаете мой телефон прежний.

Следующим пунктом назначения был офис FN.

— Валера, в курсе уже, наверное?

— Ну да, после твоего феерического выступления в офисе Чуна.

— Есть еще новость, меня назначили управляющим CIC.

— Мои поздравления, наследник.

— Хочу предложить тебе возглавить FN.

— Ты же знаешь, я тренер, а не бизнесмен.

— Ты хороший организатор и можешь грамотно руководить. Тренерский штаб под твоим руководством работал как часы. Касательно коммерческой составляющей не переживай, я хочу создать проектный офис в CIC, они будут продавать и давать направление, что делать.

— А моя задача, я так понимаю, выдавать готовый продукт?

— Именно.

— Разумно, такое я могу потянуть. Но у вас тут корейские заморочки, старички начнут палки в колеса ставить. Потом, без местных связей с нормальными бойцами не договориться.

— Поэтому и приглашаю тебя. Рынок слишком закрыт. Давай организуем чемпионат Россия — Корея?

— А что, внесет свежую струю, да и новые бойцы встряхнут болото.

— Дальше больше, через Сатоми выйдем на Японию, а там за просмотрами и рейтингами подтянутся и наши старички, куда им деваться.

— Я в деле.

— Тогда, как я переформатирую офис CIC, пришлю к тебе группу экономистов, посчитает, прикинете бюджет и вперед.

Вот только в CIC, меня встречать было некому, Чуна пристрелили, даже не знаю японцы или клановые бойцы, но это к лучшему. Был бы жив, пришлось бы самому это сделать, предателей не любят в любом из миров.

По прошлой жизни я не имел опыта управления компаниями, тем более такими, как СIC. Компания не маленькая, да и сфера деятельности совсем не по мне. Изначально хотел просить что-то связанное с вооружением или силовым прикрытием. Но там правили бал одаренные и наследника клана никто бы не пустил на передовую.

Но шансы раскрутить CIC у меня есть, во-первых, песни моего мира можно раскидать по группам айдолов, чем больше, тем лучше. Что-то да выстрелит, кстати, не обязательно хиты моего мира могут стать хитом здесь. Не тот исполнитель, не тот уровень раскрутки, много нюансов. А так я мог увеличить количество песен и статистика попаданий станет работать на меня.

Во-вторых, были наработки и по боям без правил. Здесь одаренные традиционно доминировали на рынке, и поэтому бои без магии были несколько однобоки. Можно было, внести свежую струю и найти своего клиента.

В-третьих, меня неплохо готовили преподаватели клана, а второе ядро давало возможность в будущем досконально изучить финансовые потоки CIC и оптимизировать процессы в компании.

Ну и мой фонд. Здесь я мог развернуться.

Времени было в обрез. Перевод в Императорский лицей должен был вот-вот состояться. Мы тянули, как могли: где-то месяц у меня был по состоянию здоровья. Нужные справки получил после покушения. Еще немного хотели отыграть поездкой в Москву, все-таки поручение Императора. Это давало возможность усилиться, раскрывая второе ядро, чтобы прийти в Лицей во всеоружии.

Собрание правления CIC назначил на десять утра. Офис еще приводили в порядок. Полномасштабные боевые действия внутри здания и на подступах к нему везде оставили свой след. Несколько локальных пожаров, взрывы внутри помещения, не говоря уже о пулевых отверстиях практически на каждом этаже.

Часть персонала до сих пор потрошили люди Дю Кюна, выискивая сообщников Чун Ма, еще часть просто сбежала, вначале испугавшись войны между кланами, а потом допросов со стороны службы безопасности, ну туда им и дорога.

К комнате совещаний я в сопровождении Сатоми и двух пар телохранителей подошел без пяти десять. Сегодня собрались директора всех подразделений группы компаний CIC.

— Господа, вас всех оповестили, я наследник клана Чхоль Чинхва приступаю с сегодняшнего к обязанностям председателя правления. На сегодня секретарем заседания назначаю Ли Мин Ю. Есть вопросы? Вопросов нет. Прошу присутствующих кратко представиться и рассказать, кто, чем занимается.

— Сабом-ним, я Ким Су Ча, наследник младшего род клана, первый заместитель председателя по финансам.

— Сабом-ним, я Ли Мун Хи — глава службы бухгалтерии компании член правления.

— …

— Сабом-ним, я Сон У Чинхва, младшая ветвь, начальник службы безопасности, член правления, — о человек Дю Кюна.

* * *

— Ким Су Ча, расскажите кратко о финансовом состоянии компании в целом и в разрезе подразделений.

— Господин председатель, в составе СIC пять самостоятельных компаний: Газета Чин Симун плюс несколько глянцевых журналов, Chin TV: канал, сеть кабельного телевидения, интернет, эти два подразделения прибыльны, за прошлый год они принесли тридцать и пятьдесят миллионов фунтов чистой прибыли соответственно.

— Рентабельность?

— Около семи процентов. Остальные три убыточны, это ChinEntertainment продвигает айдолов, знакомый вам FN, и Chinmobile. Общие убытки трех подразделений около ста миллионов фунтов.

— Последняя компания, мы что, продаем мобильную связь?

— Да господин, как вы знаете Чинхва Group лидер в производстве мобильных телефонов, приобретение Chinmobile была попытка вертикальной интеграции.

— И что пошло не так?

— Доля рынка компании изначально была ниже семи процентов, остальные игроки подняли тариф на связь между операторами, сделав нас еще менее популярными. Сейчас у нас не более пяти процентов рынка и держимся только за счет скрытой поддержки при продаже телефонов материнской компании.

— Размер поддержки?

— Около пятидесяти миллионов ежегодно и при всем этом шестьдесят миллионов убытков.

— Банкротство?

— Пока не рассматривалось.

— Почему убыточно агентство FN, это ведь недавнее приобретение?

— Мы изначально приобрели убыточный актив, у агентства хорошие перспективы и мощная база, ставка делалась на общий эффект по группе.

— Кросс-продажи?

— Да, сабом-ним.

— А айдолы?

— По последнему отчету: нет свежих лиц, а прежние коллективы или растеряли фанбазу или перекуплены конкурентами.

— Убытки двух компаний?

— Ориентировочно по двадцать миллионов каждая.

— Итого минус двадцать по CIC, я правильно вас понял?

— Да господин председатель.

— Подготовьте бюджеты компаний на текущий год. Служба протокола наметьте процедуру повторной защиты бюджетов для каждой из компаний. В первую очередь убыточных. ChinEntertainment прямо сейчас соберите свой актив, после правления разберем вашу деятельность.

— Да сабом-ним.

— Сон У, сколько у вас людей?

— Рядовых охранников около тысячи, есть бодигарды айдолов и директоров компании, силы быстрого реагирования, ну и моя служба, всего около двухсот человек.

— Техника, поддержка?

— Тяжелое вооружение только у материнской компании, но они тесно работают с нами, единственно четыре бойца осваивают экзоскелеты, но пока ограниченно готовы к боевым действиям. По авто: представительского класса и повышенной проходимости, бронированные, но без тяжелого вооружения.

— Хорошо, дайте подробный отчет. Штатное вооружение, количество боеприпасов и ваши рекомендации по усилению.

— Господин председатель, планировать исходя из задач мирного времени или…

— Или.

— Да, сабом-ним, предложения будут у вас сегодня вечером.

— Господа, не смею вас задерживать, позже секретариат разошлет протокол совещания, теперь мы будем собираться в это же время еженедельно.

— Пак Со, ваши люди уже здесь?

— Да, господин председатель.

— Сделайте пятнадцатиминутный перерыв и заходите. Кстати от CIC кто вас курировал помимо Чун Ма?

— Заместитель начальника департамента Мин Сик.

— Пригласите его тоже.

— Будет исполнено, господин председатель.


Пятнадцать минут спустя.

— Пак Со, расскажите подробнее о компании.

— Господин председатель, у нас три основных состава: boyband и два коллектива девочек.

— Сольные исполнители?

— Расторгли контракты, это направление без известных имен теряет коммерческую привлекательность.

— Инфраструктура?

— Офис с десятью студиями звукозаписи, помещения для съемки клипов, небольшой зал для выступлений, жилье для основных составов групп, школа для стажеров, женское и мужское отделение, на сто мест. Автомобили, микроавтобусы.

— Значит, только три группы генерируют около двух миллионов убытков ежемесячно?

— Сабом-ним, содержание групп урезано до минимума, стажеры вообще приплачивают нам, основные убытки — аренда.

— Все, что вы перечислили ранее, арендовано?

— Да, сабом-ним, у нас нет ни одного собственного помещения, а арендодатель, зная, что демонтаж оборудования дорог, дважды за последние пять лет поднимал аренду.

— Мы платим структурам Чинхва?

— Нет, господин председатель.

— Кому. Мы. Платим?

— Это частное лицо, сабом-ним, ходят слухи — за этим стоит родной брат предыдущего председателя.

— Понятно. Как мои песни?

— Осмелюсь сказать, это лучшее, что сейчас есть у агентства. Но без вас, как исполнителя, мы не можем монетизировать успех. Сабом-ним, вы продолжите…

— Нет, подберите исполнителя, передайте репертуар и продавайте. Я также предоставлю тексты новых песен и музыку для регистрации авторских прав, под них наберите исполнителей, либо из существующих, либо наймите молодых. Обкатайте, что-то да выстрелит.

— Если песни того же качества, то нас ждет успех.

— Не ниже, но есть проблема, почти все на английском языке, поэтому подумайте о продвижении на запад. Однако если Британия или США не воспримут концепцию азиат — английский сингл, либо ищите исполнителей европейцев, либо наладьте продажу синглов, авторские отчисления в США сравнимы с гонорарами их певцов. Подготовьте предложения в течение недели.

— Да, сабом-ним. А что делать с русскими текстами.

— Ищите выходы на Россию, но на то, что я дал, достаточно ограниченный коммерческий спрос.

— Да, рынок Российской Империи не совсем вкладывается в общепринятые рамки.

— Не рассчитывайте на многое, да и мою песню приберегите.

— Я понял сабом-ним.

— Мин Сик, от CIC Пак Со буду контролировать лично я. Всем понятно?

— Да… да… сабом-ним.

— Больше не задерживаю, Пак Со скажите секретарю пусть пригласит ко мне… а нет, не стоит, я сам наберу.

— Да, господин председатель.


Оставшись один, набрал Дю Кюна.

— Кто раньше проводил аудит CIC?

— Служба внутреннего аудита Чинхва Group.

— Значит не все чисто, проверяйте.

— Я понял, господин наследник.

— Мне нужно сформировать собственную службу аудита, подберите две-три кандидатуры, не связанные со службой аудита Чинхва, это возможно?

— Думаю да.

— Проверьте бизнес предыдущего председателя и его ближайших родственников.

— Это делается ежегодно молодой господин.

— Покопайте глубже, может есть договоренность между руководителями CIC и, например, Чинхва Электроник?

— Хмм… подумаем.

— Я вчера провел анализ транспортных расходов по CIC. Завышение — двадцать процентов.

— Как такое возможно, молодой господин, их постоянно проверяют?

— Кто-то заблокировал установку спутниковых навигаторов. А сметы завышены, но хитро, например, расстояние от Сеула до Кванжу на двадцать километров больше, чем в реальности, немного и обосновывают ездой в черте города, по факту экономия. Цена топлива чуть завышена, сроки замены шин чуть сокращены и т. д. Там огромный массив информации надо либо провести анализ, либо все срубить и отдать в аутсорсинг по рыночной цене.

— Мы все проверим, молодой господин.

— И что-то у меня сомнения по компетентности Сон У, с проверкой пока повремените, установите прослушку.

— Сделаем.

— Информацию о его контактах предоставляйте ежедневно, хочу знать, как он реагирует на события в компании.


Форум FN

— Он настоящий принц!

— Ты о ком болезная, опять о своем чемпионе?

— Да, о нем.

— Джу Мин, конечно, велик, но до принца ему далеко.

— Так вы что, новости не смотрите?

— Влюбленная, новостная лента пуста, никто не знает, когда он выйдет в клетку в следующий раз.

— Вот одноклеточные, я про новостной канал Чинхва.

— Что? Зачем нам сплетни Чеболей?

— А затем, что наш Джу Мин на самом деле наследник клана Чинхва, и зовут моего любимого Чхоль, смотрите тут (ссылка).

— Вот это да, как в сказке.

— Ага.

— Только вот тебе надо было с ним начинать встречаться до того, как он стал наследником.

— Вообще-то он наследник по праву рождения.

— Имел ввиду, до того как это официально признали и пока он учился в Чонгоре. Сейчас тебе к нему не подступиться, даже у той певички и Ишихара шансов нет.

— Ишихара стала его телохранителем, смотрите фото (ссылка).

— Круто, я тоже хочу такого телохранителя.

— Вот видишь, влюбленная, даже великая Сатоми лишь телохранитель, а ты кем к нему пойдешь, горничной?

— Вот идиоты, он не отдалился от меня, а наоборот лишь приблизился, пока всем.

— Что это было?

— О чем она?

Глава 12. Семейный бизнес, часть вторая

Новостная лента.

Крупнейшие производители нефти договорились о снижении добычи на 10 %. Предложение арабских кланов Салех, Ахмад и Аванг поддержали норвежские Инглинги и коалиция во главе с российскими Строгановыми. Против выступил клан Кантарель из Мексики и кланы США. Чеболь Тхэбон заявил о снижении объемов производства и сокращении рабочих…

Действия клана Орловых привело к росту мировых цен на никель на 7 %. Напомним, российский клан контролирует более 20 % добычи и производства металла. Чеболь Пенхва обратился к Императору России с нотой протеста…

Группа компаний PhoenixSemiconductorLtd выставлена на продажу консорциумом банков. Плачевное состояние в отрасли полупроводников и усиливающаяся конкуренция со стороны производителей Японии и США вызвали очередной дефолт. Чеболь Фо на грани банкротства. Что спасет самый молодой клан Кореи?

* * *

Каждое утро начинаю с новостей. Фондовый рынок как будто взбесился. Любая новость может обрушить или поднять котировки. Например, война чилийский кланов спровоцировала рост цен на медь, а следом парадоксально пошли вверх акции Чеболя Пенхва, хотя они потребители меди. Пришлось копнуть глубже, оказывается Пенхва выкупили медные рудники у казахского клана Аскарбековых на юге РИ.

Так стоп, что-то меня зацепила последняя новость. Чеболь Фо, что я о них знаю? Да ничего блин, может полупроводники?

— Ли Мин, соберите мне информацию по Чеболю Фо. И занесите вчерашний отчет Chinmobile.

— Вам финансовую часть?

— Да, ее, и пригласите технического специалиста. Я сделаю пометки в финансовом отчете, мне нужно разложить какие технические проблемы из этого возникнут.

— Да, господин председатель.

Сел смотреть отчетность. Так, что привлекло в меня отчете Chinmobile? Нет… Нет… Запрос на инвестиции? Похоже, но почему никакой окупаемости? Так, вот оно, средний рост трафика и передачи данных. То есть, чтобы соответствовать требованиям рынка CIC должен инвестировать ежегодно до ста миллионов в сети. Если абонентов было бы больше, мы размазали бы эти затраты на тариф. Но у нас маленькая доля рынка, а сеть покрытия практически такая же, как у гигантов.

— Господин председатель, директор Ли Джин Хо в приемной.

— Я же просил технического специалиста.

— Директор Джин Хо полгода назад занимал пост технического директора Chinmobile.

— Пусть заходит.

Вошел опрятно одетый мужчина сорока лет. Действительно, выглядит как технарь, серый практичный костюм, скорее корейского производителя. Ничего лишнего, обувь на сплошной подошве, удобно ходить по техническим помещениям, немаркая темная рубашка. Деловит, предельно собран.

— Проходите директор Джин Хо, садитесь поближе, у меня много вопросов.

— Чем могу помочь, господин председатель?

— Мне нужна техническая консультация, может все-таки стоило пригласить инженера?

— Господин председатель, я семь лет занимал пост технического директора, и руководителем компании стал совсем недавно.

— Понятно, как на новой должности и почему ушел предыдущий директор?

— Тяжело, сабом-ним, компания убыточная. Откровенно, мы самый слабый на рынке игрок. При этом чтобы технически не отставать от конкурентов, нужны ежегодные инвестиции. Так как собственных средств нет, то просим у материнской компании. Ждем деньги, опаздываем с нововведениями, теряем клиентов, получаем убытки и все по кругу. Собственно поэтому предыдущий директор и покинул пост. Не видел, как выйти из положения.

— Да, не весело. И как вы планируете выбраться из ситуации?

— Даже не знаю сабом-ним, уже вчера нужно было вложить сто-сто пятьдесят миллионов фунтов, чтобы поддержать качество связи. Но как вы знаете, мы принесли в прошлом году шестьдесят миллионнов убытков. Пользователи уходят, если бы не поддержка Чинхва нам бы давно настал конец.

— Для чего такие деньги?

— Люди стали активнее пользоваться связью, пересылать фото и видео, устраивать конференц-колы. Многие ведут блоги, молодежь все меньше работает с компьютерами, предпочитая смартфоны. Много сетевых игр, причем намеренно создан сегмент, когда нужно постоянно следить за игровым аккуантом, что также перегружает сети. Мы только освоили формат 3G, но конкуренты поговаривают о внедрении формата 4G. А это опять деньги.

— Стоп, стоп… 4G. Я правильно понимаю, что флагман этого движения Чинхва?

— Да, сабом-ним, наши передовые смартфоны и аналоги американских конкурентов первые вышли на такие возможности.

— Расскажите подробнее о конкурентах.

— По прошлому году на рынке три основных оператора из Кореи — PenTelecom Чеболя Пенхва, контролирует около пятидесяти пяти процентов, BT клана Бохай — за ними двадцать шесть процентов и еще двенадцать процентов у независимого рода Ли Чан, они отделились от клана Бохай. Сейчас основные игроки забрали наши два процента и за Chinmobile осталось не более пяти процентов.

— При какой доле вы перестанете приносить убытки?

— Как учитывать поддержку материнской компании?

— Считайте, ее нет.

— Думаю двенадцать-пятнадцать процентов.

— На сегодня достаточно. Предварительная картина ясна. Мне нужны ваши предложения по переходу на 4G, и сколько процентов мы получим, если сделаем это быстрее конкурентов. Потом, уточните текущую ситуацию на рынке, прошлогодняя меня не устраивает. Совместно с службой Сон У подготовьте информацию о независимом роде Ли Чан.

— Да, господин председатель, осмелюсь уточнить, сколько у меня времени?

— Каждый день Chinmobile приносит триста тысяч убытков, и цифра по вашим же словам растет, так что решение за вами.

— Сабом-ним, я буду с отчетом завтра.

— Хорошо.

— Ли Мин, я на обед, запишите мне директора Джон Хо на завтра, как будет готов.

— Да, господин председатель.

Теперь мой кортеж стал больше, охрана пополнилась мощным броневиком и несколькими мотоциклистами. Помимо этого появились группы скрытного сопровождения на гражданских автомобилях, которые периодически менялись. Боюсь предполагать, сколько это стоило клану. Обедал я обычно в ресторанчиках неподалеку от офиса, но сегодня надо было выловить отца или деда, а вероятнее всего это сделать дома.

— Пап, деда, как хорошо что вы дома! — оба родича решили пообедать в домашней обстановке, лучше не бывает.

— Привет Чхоль, как дела в компании?

— Разбираюсь потихоньку.

— Есть наметки?

— Особо нет, пока просто решил не трогать Чин Симун и Чин ТВ.

— Позиция ожидаемая, но больший оригинальностью не блещет, внучок, хе-хе. Мы то с Ча Суном ожидали большего.

— Отец, не гневи богов, Чхоль всего две недели в бизнесе.

— Шучу, шучу, — дед поднял руки в притворной защите, — я правильно понимаю, газета и телевидение приносят прибыль?

— Ага, а вот остальные убытки.

— Ну, ты же не ждал, что мы тебе дадим прибыльную компанию?

— Нет, конечно.

— Но если нужна помощь, обращайся.

— Вот, вот, я как раз по этому поводу.

— Ээээ… внучек, это тогда не так делается, ты с бизнес-планом, визой финансового директора…

— Да нет деда, мне не деньги нужны, а информация, что вы знаете о компании Phoenix?

— Впервые слышу, а ты Ча Сун?

— Что-то припоминаю, корейская компания?

— Да, принадлежит чеболю Фо.

— Даже так, — задумчиво потер подбородок дед, переглянувшись с отцом.

— Эээээ… я чего-то не знаю?

— А чем эти Фо тебя заинтересовали?

— Да дела мне нет до клана Фо, меня их Phoenix волнует, его выставили на продажу.

— Ну-ка сынок, помнишь полное название компании?

— PhoenixSemiconductorLtd.

— Точно, это же производители блоков памяти, — вспомнил отец.

— Да, были такие, но что-то давно их не слышно.

— Да мы же с тех пор закрыли свои потребности на сто процентов и при желании можем поднять объем производства раза в полтора. Только вот рынок этот совсем низкодоходный.

— То есть нам эти полупроводники не нужны?

— Да, сынок, мы сами можем не только покрывать свои потребности, но и производить для рынка столько же сколько Phoenix. Правда, продавать товар некому.

— Так много конкурентов?

— Да нет, просто потребителей совсем не много. В Корее мы и Бохай. Последние на нас дуются и покупают продукцию у японского клана Шибаура. Эти же японцы удовлетворяют потребности своего рынка, к слову уменьшающегося. Рынок США и Европы за компанией NMElectronics принадлежащей кланам Нойс и Мур из Нью-Йорка. Ну и клан Шибаура, NM и Чеболь Фо работают на рынке Китая.

— А в Китае они работают с кланом Чжэнфэй?

— Да, сынок, именно с ними.

— Вот это да, а я то думал что с песнями покончено.

— Мы же своей цели добились? — отец с дедом недоумевали, так как все мои выкрутасы с пением, математикой и боями преследовали одну цель — быстрее получить аудиенцию у Императора, причем в личине Джу Мина. Отводили мы на этот план год, но все случилось гораздо быстрее.

В моем понимании бои были самым слабеньким вариантом. Откровенно чемпионат я не затащил. Если бы не пара удачных противников и отказ Олега, не видать мне аудиенции у Императора как своих ушей. Мы вообще ставили на то, что проведу просто бой с Накамурой, который в прошлый раз выиграл турнир, ну и типа Император пригласит. Теперь понимаю, что этого мало. Императору был нужен победитель турнира, а не Накамуры.

Математика тоже не самый надежный вариант. Математиков в лучшем случае принимают в министерстве образования. Но был расчет на «случайную» встречу в стенах Императорского лицея или при награждении. Но тоже, как минимум, после олимпиады в Москве.

Пение, более-менее реальный вариант. Нет, конечно, я не надеялся своим талантом поразить двор, чтобы удостоится аудиенции у Императора, максимум дали бы спеть на приеме и не отсвечивать лишний раз. Нет, в этом году был год Китая в России, а принцесса клана Чжэнфэй, выступала на сцене, что было моветоном для Чеболей, но вполне нормальным у китайских кланов. Вот для дуэта с ней я и готовился. Набирал популярность в СМИ, и параллельно обкатывал песню, слямзенную в своем мире, на двух языках. Чжэнфэй должна была выступить на встрече двух императоров и, учитывая ее статус, я наделся, что нас пригласят поближе.

— Да, но теперь у меня появился повод встретиться с принцессой Чжэнфэй.

— Думаю, ты можешь сделать это и просто как принц Чинхва, несмотря на наши прохладные отношения.

— Ну, я хочу ее максимально расположить к себе.

— Ээээ, сынок, это могущественный клан.

— Пап, да я строго по делу.

— Ча Сун, твой сын в личине Джу Мина добился встречи с императором быстрее, чем это удается некоторым главам Чеболей, доверяй ребенку.

— Да доверяю я, но Чжэнфэй. Ты же знаешь, у нас с ними много камней преткновения.

— Как, кстати, последние иски?

— Все признаны, но Чжэнфэй заработали больше, чем компенсировали нам.

— С этим ничего не поделать, американцы страдают не меньше.

— Это да.

— Чжэнфэй производят смартфоны, используя наши технологии? — спросил я у отца.

— Да, что-то перенимают у нас, что-то у американцев.

— А почему мы не поставляем полупроводники Чжэнфэй?

— Создаем проблемы конкуренту, качество и стабильность полупроводников сказывается на конечном продукте, а Чжэнфэй вынуждены брать у трех производителей, поэтому их процессы не так точны.

— Но американцы-то поставляют.

— NM не производит смартфоны, они делают схемы для производителей компьютеров, смартфонов и прочего, если бы Нойсы или Муры занялись нашим бизнесом, то Чжэнфэй остались бы только с Шибаура и Фо, но оба они далеки от качества Чинхва.

— Да, а сейчас, старик Чжэнфэй делает треть элитных смартфонов с американскими комплектующими, и две трети дешевок с японской или корейской начинкой, — дополнил дед.

— Есть еще производители на Тайване, кажется?

— Ну эти совсем из мелких.

Так, пока обломись. Надо подробнее разобраться с рынком этих полупроводников. Идея начинает выкристаллизовываться. Нужно встретится с Чеболем Фо.

— А я могу встретиться с главой Чеболя Фо?

— Сынок, ты все же думаешь покупать у них это производство?

— Пока думаю, но надо все посмотреть, потом буду готов обосновать покупку.

— Что ж, есть один вариант, — отец с дедом вновь загадочно переглянулись, — но ты пока ознакомься с их предложением, встреться с менеджерами компании, или отправь своих людей.

— Хорошо, так и сделаю, но если приму решение, вы обещаете устроить встречу с Фо?

— Да, сынок.

— А почему мы просто так не можем назначить встречу, мы же Чинхва?

— Его не пустили на порог, когда он хотел стать поставщиком Чинхва.

— Жестко. Недальновидно.

— Ну, мы тогда уже имели свое производство, а он еще не стал чеболем.

— А точно, в новостях было, что это самый молодой чеболь в Корее.

— Да, мы старые чеболи все еще считаем Фо выскочками, и время показывает, что они не слишком-то и достойны своего звания.

После обеда вернулся в офис. Ли Мин уже подготовила отчет по Чеболю Фо. Совсем немного информации. Оно и понятно, клан молодой и небольшой.

Так глава клана Фо Лю Бай, из поколения моего деда. Учился в США, Массачусетский Технологический, неслабо. Стажировался у Нойсов. Семья богатая, производство электроники, инвестиции на Тайване, но на чеболь откровенно не тянет.

Так что дальше? Служба в армии. Вот откуда ноги растут, отдавал долг родине в одном подразделении с предыдущим императором, есть такая традиция в Корее. Участвовал в локальном конфликте с японскими диверсантами. Засекречено. Понятно. Спас императора, проявил личное мужество и смекалку, ну тоже понятно. Герой Кореи. Потом бизнес в гору. Стажировка у Нойсов дала о себе знать. Получил императорский кредит, организовал новое тогда производство полупроводников, и вот самый молодой Чеболь Кореи.

Что на личном фронте? Жена из простых, брак состоялся до того, как Фо стал Чеболем. Двое сыновей и дочь. Вот это да. Не позавидуешь мужику. Младший сын трагически погиб в армии. Немного спустя старшего ликвидировали при неизвестных обстоятельствах. Чеболь ни с кем не воевал.

В довершении семнадцать лет назад похищена дочь. До сих пор числится пропавшей без вести. В клане нет наследников, дети даже не успели оставить внуков Лю Баю. Теперь становится понятной позиция деда и финансовое состояние Phoenix.

По компании. Phoenix производит полупроводники двух типов: быстрая память и память для жестких дисков. Совокупный объем рынка двести миллиардов фунтов. Первое место держит Чинхва, но тут все грустно для остальных, сам производит — сам потребляет. У Нойсов с Мурами есть стабильная клиентская база в западных странах, так что фактически основной конкурент Чеболя Фо японская Шибаура.

Шибаура — монстр даже для Чинхва, единственно радует, бизнес полупроводников у них побочный. Они занимаются ядерными технологиями, энергетикой и еще черте чем.

Есть еще мелкие производители в Китае и Тайване, но они вторичны, в основном пользуются полуфабрикатами или отходами четырех гигантов и доводят до нужной кондиции.

В целом бизнес замечательный. Стоимость сырья — копейки. Надбавка может быть огромной. Из минусов сложный технологический процесс и узкий круг потребителей.

Так надо встретиться с представителями консорциума банков, продающих Phoenix. Обсудить условия. У меня на счете огромная сумма от продажи биткоинов, можно смело рассчитывать на серьезную скидку. Еще подобрать адекватную команду для дьюдилижинса, дел море, хорошо есть аппарат CIC, раскидаю вечером поручения.

— Господин председатель, к вам Директор Ким Вайлероя.

— Валера заходи, — по русски пригласил я тренера.

— Господин председатель…

— Валера, ты меня обидеть решил?

— Не, ну я по…

— Давай мы с тобой наедине, Валера и Чхоль, и по русски, задолбали меня родные корейские тараканы, хочу русской экзотики.

— Принято.

— С чем пришел?

— Здесь в папке кандидатуры бойцов, мои из России и несколько из Японии от твоей Сатоми.

— Ну не такая уж она и моя.

— Аааа, я думал?..

— Да я тоже, но после всего, сам понимаешь…

— Да, непросто все у тебя, шеф.

— Я не жалуюсь.

— Это да, какие твои годы.

— Когда сможем организовать турнир?

— Думаю, в ближайший месяц проведем. Нас держат только продюсеры, подбирают самую выгодную площадку, ну и часть рекламных контрактов хотим затащить до раскрутки.

— Согласен, снизит вложения FN на первом этапе.

Глава 13. Тренировка

Валера ушел, а мне взгрустнулось. Вроде на вид привычный кореец, а душа родная. И поговорили по-человечески, без всяких ритуалов. Дом вспомнил. Сейчас бы беленькой запотевшей, под селедочку с картошкой, с лучком и черняшкой, ээххх!!! Вроде и позволить себе могу, как никак глава компании, но организм, то ли по малолетству, то ли из корейской вредности, не принимает.

Вариант с семгой в COEX конечно зашел, но там ядро подключил, тут проконтролировал, еще Сатоми эта. А хочется на всю катушку, и с удовольствием… Но не поверите, тело тащится от осьминогов, а селедочку ставит в конце предпочтений, и запах не тот, и на вкус не та, молчу уже про черный хлебушек, воротит. Родимую заглатываю, отключив обоняние, а соджу могу смаковать.

Каюсь, ставил эксперименты, без фанатизма, но попробовал сала соленого, борща… вроде неплохо зашло, но без этакого, в общем никакого душевного подъема. А вот кефир со сметаной вызвали феерическую реакцию. Я грешным делом подумал, что третье ядро открыл, когда на толчок летел. Такие вот пироги, кстати, они тоже не заходят, не те, что коварные азиаты пирогами называют, а наши с рыбой или ягодой.

Что-то я раскис, надо заканчивать дела и на тренировку. Сегодня обещанные отцом одаренные должны присоединиться к команде моих личных тренеров. А как вы хотели, я Чеболь, и пользуюсь этим на всю катушку. Есть тренера по стрельбе, по тактике, по грэплингу, по бою с холодным оружием… все со своими наработками, даже приводили парня, обучающего работать с подручными предметами, тот еще затейник оказался.

Конечно «система» обесценивала многое из того, что давали эти люди, но чем выше моя начальная база и многообразней арсенал, тем выше, в конце концов, будет мой итоговый потенциал.

План тренировок разработал с отцом и дедом. Прежде всего, уточнили, могу ли я пользоваться на дуэлях оружием, ответ однозначный — да. Что автоматически выводило меня вровень с учеником, даже без ядер. В чем тут фишка? Возьмем высоко котирующегося, по сравнению с другими стихийниками, мага металла в ранге ученик.

Что он будет делать? Возьмет под контроль посильный кусок железа. Из одной части сделает щит, из другой настряпает патронов. Дальше понятная тактика. Тогда чем я буду от него отличаться в бронежилете и с двумя береттами? Есть тут конечно нюансы, и отдельные неуемные фантазии магов. Но в принципе мои шансы победить не намного ниже.

Что, если мыслить логически, ставит меня на одну ступень и с остальными одаренными в ранге ученик, магу металла ведь приходится как-то с ними ладить?

С кем мне теоретически придется иметь дело в школе? В принципе максимум учитель. Почему? Потому что в мире известен всего один кадр, достигший ранга «подмастерье» к девятнадцати годам и живет он в Америке. Индеец, тут европейцы не так гладко захватывали Новый свет, магия у краснокожих до сих пор о-го-го.

Значит учитель, но их в старшей школе тоже не так много. Но будем исходить из худшего варианта. Жизнь она такая, всегда норовит повернуться лицом от тебя. По остальным, с рангами тут просто. Все, что может присвоить учитель: младший ученик, ученик, старший ученик сильно варьируются в зависимости от силы учителя и прилежности адепта. Оно и понятно, можно оценить резерв, но разная скорость его восстановления, уровень кпд при исполнении техники, разнообразие техник, скорость исполнения, тут нюансов вагон.

Послушника присваивает одаренный не ниже подмастерья, учителя — мастер, вершина цепочки грандмастер, этот ранг подтверждает совет грандмастеров, либо бансин, но ныне живущих всего двое — Император России и Германский Кайзер. Да и ранг бансина во многом смахивает на миф. Хотя ходят слухи, что часть бансинов скрывает свои способности.

Значит задача минимум — подготовить тело к бою с учителем. Борьба с суперами моего мира послужила основой разработки многочисленных методик. Самая массовая — подготовка ганфайтеров, те или иные методики разработало каждое государство.

Азия сделала упор на холодное оружие, спорный выбор, но при скоростях и силе карателей, мощности «системы», экзотическое оружие показало неожиданную эффективность. Были умельцы, работающие полукруглым клинком на длинной цепочке, баловство против нормального бойца. Но представьте себе, если скорость цепочки и масса ножа возрастет в десять раз, простой прямой бросок сравним с ударом копья, а вращение смахивает по убойности на пропеллер самолета.

Холодное оружие самый простой путь развития, понятная система, наработанная веками, прямой контакт с предметом убийства, готовые схемы расчета реакции противника, и самое главное, интуитивно понятный механизм защиты, по схеме оружие — щит. Им не брезговал никто. Просто в западной системе это стало оружием ближнего боя, но много суперов работали на дистанции.

Вот с огнестрелом у ганфайтеров поначалу вышел затык. Представьте, у вас быстрая реакция вы теоретически может увернуться от пули, но как понять, что будут стрелять? Как тренировать умения, ведь тут не подставишь меч, ты или среагировал и увернулся, либо получил пулю. Не говоря уже об одаренных.

Единственный путь — получать атаки одну за другой, накапливая малейшие признаки и выстраивая систему. Первые ганфайтеры, в числе которых был я, учились на своих ошибках, поэтому так мало их осталось. Остальным было проще, появились методики подготовки, которые я теперь обкатывал на новом теле.

— Господа, здесь пистолеты, снаряженные резиновыми пулями, ваша задача рассредоточиться по полигону и подстрелить меня.

— Сабом-ним, мы раньше тренировались пейнтбольными пистолетами, зачем рисковать с пулями, при неудачном попадании мы можем нанести вам вред.

— Вред вы мне не причините, уязвимые места закрыты доспехом. Скорость снарядов газового оружия ниже огенстрельного, что может выработать ошибочные навыки. Плюс болевой шок от попадания покажет, как работать при ранении боевым патроном. Имитаторы гранат остаются прежними, с краской. Я ответил на все вопросы?

— Да, господин.

— И еще, вы сегодня прикрыты только шлемами, я буду стрелять по телу краской, чтобы оценить, как смогу защититься, выводя из строя противников. Больно будет не только мне, вы готовы?

— Да, господин.

На полигоне устроили несколько укрытий, имитацию зданий, канавы. По возможности декорации меняли каждый день. Но в целом территория знакома. Четыре тройки инструкторов мгновенно растеклись по позициям. Опытные спецназовцы, прошедшие не одну войну кланов.

Я на секунду замер на краю полигона. «Система» впитывала малейшие детали: рытвины, удобные выемки, торчащую арматуру…

Бой.

Один. Сегодня бойцы, последние две недели проигрывавшие всухую, решили сменить тактику. Тройка красных атаковала змейкой. Впереди щит, позади два стрелка. Что-то тут не так, учитывая мою меткость они должны знать, что разберу их за две секунды. Дах, дах, дах — ухожу с линии огня, выводя двоих красных из строя, третий уходит за бетонную плиту.

Два. Верно рассчитали, куда отойду. Синие метают гранаты. Знают по опыту, что одну-две, я вполне могу отправить обратно. Поэтому бросают густо, и не в меня, а изображают площадную технику. Бах… Бах… Бах… Покрыт взрывами приличный круг. Гранат валом, наверное, взяли у смертников красных.

Три. Синие ошиблись. Гранаты имеют стандартный замедлитель. Надежней было стрелять. Атакую синих в лоб. Пока их руки заняты гранатами, выношу всех троих.

Четыре. Дах, дах, дах… Твою мать попадание. Нога. С тыла атакуют зеленые. Попадание. Рука. Блин надо было пороху навесить раза в два меньше. Уползаю в здание.

Пять. Не стоять, закидают гранатами. Наверх. Так, вот где фиолетовые. Попадание. Та же рука, в конец отсушили, а то и сломали, вот и сымитировал ранение. Выношу фиолетовых.

Семь. По идее ранения у меня не критичные, ну если брать реальность, регенерация, боевой коктейль, так что вроде веду себя адекватно. Затаился. Зеленые целые полностью, и еще один красный.

Восемь. Он-то меня и вынес, снайпер хренов. Голова так бо-бо. Шлем, конечно, помог. И удар скомпенсировал, чтобы шея не сломалась, и энергию распределил по пластинам. Инновационная штука. Только вот все равно звенит, как будто стал под колокол, а в него долбанули.

По условиям тренировки, все пользовались пистолетами. Винтовки пока рановато, да и с винтовки и резиновой пулей можно так приголубить… Как же он меня вынес?

— Всем спасибо. Я, наверное, сегодня не смогу продолжать.

— Уррааа, наконец-то, — ребят можно понять, выношу их вторую неделю подряд, а это не последние спецы в клане.

— Чем вы меня приложили?

— Вот сабом-ним.

— Глазам своим не верю, да вы шутите? — кулибины показали мне пистолет с обвесом из приклада, удлиненным стволом и оптическим прицелом.

— Старались, сабом-ним.

— Спасибо за науку, сегодня двойная оплата.

— Урраааа.

Ну вот, поймали фантазеры. И за рамки правил не вышли. Пистолет ведь все-таки. Так, теперь тренировка с одаренными. Если кто подумал, что я и с ними схлестнусь, то тут нет. Не в том состоянии, и не с такой подготовкой.

Одаренные показывали свои техники, наносили удары по тому или иному укрытию. Показывали максимальную площадь покрытия и наносимый при этом урон. Или формировали точечную атаку, но вложив море сил. Работали на дальней и ближней дистанции. В движении и из укрытия, парами, тройками.

Я фиксировал, «система» нарабатывала приемы. Формировала комплекс упражнений для тела. Где-то вытащит реакция, где-то скорость. Осталось немного, чтобы попробовать все это на практике. Но точно не сегодня, вместо руки один сплошной синяк. Да и нога слегка онемела. Длинный сегодня день получился, надо закинуть калорий и спать.


— Как тренировки, сын? — завтрак в прошлой жизни всегда меня раздражал, есть не хочется, а вроде надо, а вот теперь в кругу семьи превращался в приятный ритуал.

— Все по плану, пап, скоро, думаю, перейду к тренировкам с магами.

— Будь аккуратней, сынок, мне служаки вчера сказали, что ты пришел весь в синяках.

— Сноха, не порть мужчину, не набив синяки, не станешь воином.

— Да, папа. Сынок положи себе еще угря с рисом, после тренировок надо хорошо есть, и возьми еще супа, он сегодня удался.

— Спасибо, мам.

— Какие на сегодня планы, внук?

— Встреча с представителями консорциума банков, продающих Phoenix, потом хотел разбираться с Chinmobile.

— Появилось что-то интересное?

— Да нет, хочу разобраться как Ли Чан смогли удержать долю на рынке, а Чинхва ее теряют.

— С нашими сетями все так плохо?

— Каждый день получаем триста тысяч фунтов убытков.

— Может просто избавишься, все-таки этот рынок изначально не наш.

— Мне кажется, что Бохай держатся против нас, потому что развивают два направления. Мы вырастили вертикально-интегрированную компанию, почти ничего не покупаем на стороне. Все комплектующие смартфонов производят дочки Чинхва. А вот Бохай почти все закупают на стороне, от чипов до пластиковых корпусов. Почему они еще на плаву?

— Ну не ты первый сынок об этом задумываешься. Часть успеха — зависимые роды, которых Бохай отжимают по цене. Практически та же интеграция, что в Чинхва, только у нас она замкнута внутри клана, а у Бохай раскидана по союзникам.

— Не знал.

— Да, Бохай паразитируют на союзниках, из-за этого у них такой развитый силовой блок. Сила и принуждение, вот их бизнес.

— Все же думаю, что какой-то профит они имеют от синергии между оператором мобильной связи BT и производством смартфонов.

— Возможно ты прав, сынок, наша продукция на голову выше, чем у Бохай, поэтому мы особо не зацикливались, что там происходит с сетями. Тесты показали, что смартфон Чинхва быстрее аппарата Бохай в сетях БохайТелеком. не говоря уже об остальных операторах. Однако может быть, что они еще худшего качества, и разрыв в сети скажем, у американцев будет более заметным. Ведь доля Бохай в Корее выше, чем в других странах.

— Думал примерно об этом, а ты, пап, мои мысли подтвердил. То есть Бохай производят дешевки, но в их сетях они выглядят лишь чуть хуже Чинхва, цена ниже, а прибыль значительно больше. На экспорт могут делать действительно хорошие смартфоны, в целом усредняя свою рентабельность.

— Хммм, интересная версия. Сынок не копай в этом направлении. Озадачим разведку. С результатами я тебя ознакомлю. И с представителями семьи Ли Чан пока не встречайся, уверен они все еще под плотным колпаком Чеболя Бохай.

— Хорошо, буду ждать.

Так планы на сегодня придется перестраивать, вопрос Chinmobile наиболее горящий для CIC, но разведка кланов это серьезно. Сунусь туда со своим Сон У, и все испорчу, либо получу куцую информацию или очень много недостоверной, которую профессионалы Бохай мне услужливо скормят.

Что имеем? Дела Phoenix в силе, а вместо работы над связкой Бохай — Ли Чан встречусь с Пак Со из ChinEntertainment, и если успею, посмотрю что накопал Джин Хо по рынку мобильной связи.

В офисе представителя консорциума банков нас провели в небольшую уютную комнату для переговоров. Симпатичная секретарша принесла чая, печенек, и извинилась за задержку своего босса. Честно сказать, это я прибыл минут на пятнадцать раньше оговоренного срока. Но чаек совсем ничего и печеньки не подкачали.

— Господа, знакомьтесь, это наследник Чхоль, чеболь Чинхва — навстречу я пришел в сопровождении главы юридической службы CIC, который был знаком с посредником, представляющим интересы консорциума банков, — со мной вы знакомы, я здесь в качестве главы юридической службы CIC.

— Это честь для нас, мистер Чхоль, принимать, наследника Чинхва в нашем скромном офисе. Меня зовут Клайв Стэфорд, я директор филиала в Сеуле, старший партнер британского агентства Эдмонд Шипвэй, а это мой заместитель Джек Стро.

— Рады знакомству.

— Господа, мы правильно поняли из превью, что Чинхва заинтересованы в покупке бизнеса чеболя Фо?

— Мистер Клайв, я бы сразу хотел прояснить детали, интерес исключительно мой, а не группы Чинхва, то есть в качестве покупателя выступит либо группа CIC, либо мой инвестиционный фонд без участия Чеболя.

— Понятно.

— Мы бы хотели ознакомиться с деталями предложения.

— В папках напротив вас лежат результаты дьюдилижнса, проведенного нашей компанией и верифицированного палатой британских аудиторов. Верхний лист не относится к нашему отчету, это запрос Чеболя Фо, адресованный всем возможным покупателям.

— Вы не могли бы вкратце озвучить основные идеи вашего отчета?

— Конечно. Компания Phoenix в течении ряда лет вложила порядка тридцати миллиардов в развитие производства полупроводников. Деньги выдавались Императорской казной под символический процент. Срок займа истек, молодой Император еще какое-то время поддерживал Phoenix, но мистер Фо рефинансировал заем у синдиката банков.

— Причины отказа от государственного финансирования?

— Личные мотивы, — походу или Фо гордец, или на тот момент что-то придумал, но не сработало.

— Условия синдицированного займа?

— Шесть процентов годовых, на двадцать лет.

— Доля кредитных средств?

— Более пятидесяти процентов, если быть точным, восемнадцать миллиардов. При этом, только в этом году компания принесла восемьсот девяносто миллионов убытков, общий накопленный убыток перевалил за три миллиарда.

— То есть с учетом амортизации, компания имеет отрицательный собственный капитал?

— Нет, господин Чхоль, Phoenix, к моменту рефинансирования займа у синдиката банков, вложил более десяти миллиардов в модернизацию производства. По сути, среди большой четверки производителей полупроводников у Phoenix самое современное оборудование.

— Тогда почему такое низкое качество конечного продукта?

— Мы видим проблемы Phoenix в перекредитованности, сильном давлении со стороны конкурентов и отсутствии собственной цепочки обогащения кремния.

— Последнее. Сколько стоит?

— Не более миллиарда. Но для Phoenix все упирается в первую причину, отсутствие собственных денег.

— То есть вы хотите сказать, что Phoenix не получает качественное сырье из-за недостатка денег, выпускает продукцию слабого качества и так по кругу?

— Наши выводы отражают именно эту точку зрения.

— Давайте поговорим, откровенно, насколько адекватна цена мистера Фо и как она коррелирует с вашими рекомендациями, — я удобнее откинулся в кресле и смотрел прямо в глаза банковским клеркам.

— Мистер Фо адекватно воспринимает рыночную ситуацию. Если подходить затратным методом, то стоимость его активов, за вычетом займа, колеблется в пределах семи-восьми миллиардов. Но конкуренция на рынке при снижающемся спросе, вкупе с дамокловым мечом процентов, обесценили сделанные инвестиции. Мы рекомендовали чеболю рассчитывать на два, максимум два с половиной миллиарда.

— Тогда почему цена три миллиарда?

— Это сделано в расчете на китайцев, они всегда хотят скидки, — последний намек явно на Чжэнфэй, но не прокатит, китайскому клану при прочих равных не дадут обосноваться в Сеуле, равно как и нам на материке.

Глава 14. Все дороги ведут к Чжэнфэй

Так, теперь в ChinEntertainment. Посмотрел со стороны, как работают состоявшиеся группы айдолов. Потом перешли к новичкам. Пак Со время даром не теряет, стажеры пробуются на мои песни, как исполненные, так и новые. Будем ударными темпами увеличивать поголовье айдолов в агентстве.

Кстати с исполнением беда. Мне, конечно, легко рассуждать, я то слышал и знаю, как должен звучать конечный продукт. А тут кто в лес, кто по дрова. С этим надо что-то делать.

— Пак Со, часть исполнителей показывают прекрасный вокал, но я вижу как должна звучать песня в итоге.

— Но наши продюсеры и пре…

— Вы меня не поняли, Пак Со, песни должны звучать именно так, как задумано, для этого вам передали мои наработки, и если вы смотрели, каждую песню я исполнил.

— Сабом-ним, я понял, но все же, могут быть нестыковки и в музыке, и в исполнителе.

— Присылайте записи мне. Первый этап, отобранные вами, второй этап с аранжировкой и всеми наворотами, ну и третий чистовой.

— Это же уйма времени.

— Пока запустим пять-шесть синглов. Вы работайте над всем массивом, а мне представьте помеченные. Их будем продвигать в первую очередь.

— Да, господин председатель.

— И, директор Пак, сформируйте мне пакет ссылок на три исполненные мной песни: «Lucky», «You raise me up» и «Perfect». Ролики должны быть размещены на ресурсе ChinEntertainment, в защищенном режиме. К пакету приложите логин и пароль. А вот последнюю песню, которую курировал Чун Ма, запишите на самый дорогой носитель и пришлите ко мне в офис. Все понятно?

— Использовать носитель класса люкс?

— Пак Со, самый дорогой носитель.

— Я понял, господин.

Так, теперь встреча с Джин Хо. Все больше склоняюсь к продаже компании. Однако цена будет экстремально низкой. Основным конкурентам сети Chinmobile не нужны, есть свои. Что-то конечно оставят, но основную массу вышек надо демонтировать, а это расходы. Добавьте к этому неустойки по договорам аренды мест под вышки, ликвидация офисов, выплаты сокращенным… Единственная ценность — клиенты, но базу у нас и так почти забрали.

— Чем обрадуете директор Джин Хо? — менеджер сегодня не выглядел таким бодрым, тяжелая видно ночка выдалась. Усердно готовил мне информацию или случилось чего?

— Новости не самые лучшие. С чего начать, господин председатель?

— Что удалось узнать о семье Ли Чан?

— Пока только общая информация, ничего сверх того, что есть в открытых источниках.

— Этого достаточно, остановитесь на анализе того, что есть. Службе безопасности я прошлый запрос отменил.

— Понятно, господин председатель. Ли Чан были младшим родом в клане Бохай, но совсем не долго, около десяти лет. Видимо это была какая-то сделка. В результате которой Бохай получили свою телекоммуникационную компанию, а Ли Чан смогли решить проблему с преследованием со стороны Пенхва. Тогда они делили еще молодой рынок мобильной связи, но все шло к тому, что Пенхва или присоединят род к клану или полностью уничтожат.

— Тогда как оказалось, что у Ли Чан осталась своя доля на рынке после выхода из Бохай?

— Они сохранили ряд ключевых патентов, видимо Бохай этого не учли. В общем, Ли Чан смогли отстроить часть бизнеса заново. Но с тех пор отношения с Бохай прохладные, однако какие-то договоренности все же хранят Ли Чан от гнева Пенхва.

— Запутанно. Но больше нам и не надо. Что по переходу на 4G?

— На рынке два основных поставщика оборудования: европейский клан Никсдорф и китайский Джэнфэй. Стоимость обоих вариантов в этих документах.

— Хорошо, хорошо… ознакомлюсь подробно позже, куда ни посмотри, а все дороги ведут к Джэнфэй.

— Смогли выяснить текущее распределение на рынке мобильной связи?

— Да, господин председатель, цифры пока сырые, но потери не только у нас. Ли Чан потеряли три процента, их доля снизилась до девяти, наша, как я говорил раньше, пять. Выросли Пенхва на три и Бохай на два процента.

— Что ж ожидаемо. Тогда, если следовать вашим выкладкам, Ли Чан несут убытки? Вы ведь исходили из расчета точки безубыточности в районе двенадцати процентов?

— Думаю да, господин.

— Я впечатлен сроками и объемом проделанной вами работы.

— Спасибо, господин председатель.

Дзинь… дзинь… Поставил самый неприятный звонок для таких случаев. Звонил Дю Кюн с номера, зарезервированного на экстренные случаи.

— Да, слушаю.

— Ты один?

— Нет у меня директор Джин Хо.

— Срочно заканчивай с ним, сам запрись в кабинете и никого не принимай.

— Мои люди?

— Наружка стягивается на этаж, Сатоми и дежурная смена блокируют приемную.

Вжих… сосулька льда пролетела в миллиметре от виска и воткнулось в мое шикарное кресло. Не прощу. В ответ бросил в Джин Хо мобильник. Смешно конечно, а вдруг поможет? Не помогло, засадил еще одну сосульку в кресло. Вот инженер гадский, чем кресло-то провинилось?

Дотягиваюсь до пистолета и всаживаю в него пару пуль. Под его удобным костюмом явно бронежилет, но ребра сломал. Ого, блин третья сосулька. А я ведь тебе пытаюсь жизнь сохранить. Стреляю в руку, еще пару раз в корпус. О, свалился, наконец.

Вбегает Сатоми, за ней пара телохранителей. Жестом ее останавливаю. Джин Хо кажется в отключке, но могли сгоряча прибить, охранники они такие, вначале стреляют, потом спрашивают, если осталось у кого.

— Свяжите его. Сатоми лови скотч. Он у нас вроде как маг, вколи ему снотворного. Потом опросим. Что с периметром?

— Двери заблокированы. После прошлого нападения здесь установили систему безопасности. На окнах стальные жалюзи, двери продублированы бронированными колпаками, сейчас по протоколу изолируем ваш кабинет. Госпожа Сатоми останется с вами, а мы с напарником в приемной. Этого бы надо добить.

— Обойдетесь, вы же его проморгали. Вколите две дозы, помрет ну и фиг с ним, а выживет, может чего интересного расскажет.

— Господин, здесь система автономной подачи кислорода.

— Ого, сурово у вас все, я смотрю.

— Сатоми, подай пожалуйста телефон, он валяется у твоей ноги.

— Вы его уронили?

— Да нет, пытался убить Джин Хо.

— ???

— Если мощно метнуть телефон в висок, а потом выстрелить вдогонку пять раз, то все может получится.

— Хи-хи-хи.

— Дю Кюн у меня все в порядке, тут Джин Хо решил в киллера поиграть.

— Понял, ты там цел?

— Ни царапины.

— Уффф…, прошу тебя, не высовывайся.

В итоге просидел взаперти с Сатоми два часа. После ритуала поговорить с ней как-то не удавалось, а тут сам бог велел.

— Как ты?

— Все хорошо, господин, — девушка отвечала ровно, без эмоций.

— Может, расскажешь, почему так произошло?

— Зачем, господин, вам и так уже обо всем известно.

— Хочу услышать твою версию.

— Да, господин, на чашу весов клан Асукабэ поставил вас и моего отца. Вы для меня были никем, а папа… единственный родной человек.

— Ты знаешь, что он жив?

— Нет, — наконец то хоть тень эмоций у железной Сатоми, а то включила робота, блин.

— Его отпустили, после того как информация о ритуале дошла до Асукабэ.

— Спасибо, господин.

— Не за что, Сатоми, это добрая воля Асукабэ или просто рациональное мышление. Клятву ты нарушить не сможешь, смерть старика бессмысленна.

— И все равно спасибо, за отца и за мою жизнь.

— Не назвал бы это жизнью.

— Вы не понимаете, раньше у меня не было цели, теперь есть.

— Понятно.

— Господин, я выполню любую вашу волю, — жесткий намек, пойми блин тролит она меня или действительно клятва ее так изменила. Красивая она и гормоны играют, а вот такого секса не хочется, брррр.

— Там на полке синяя папка. В ней все о Теруто Ишихара, контакты, слежка… Надумаешь — поговори с отцом, там есть пара каналов, которые не вычислят. Если он согласится переехать в Сеул, люди клана Чинхва обеспечат эвакуацию.

— Спасибо господин.

— Пока не за что, Сатоми. Я поработаю немного, Ты не против?

— Сделать вам кофе?

— А давай вместе попьем.

— Вы же хотели поработать.

— Успею, думаю времени у нас полно.

Закончилось все благополучно. Нападавших покрошили в мелкую капусту, они даже на этаж не смогли подняться, а я был незамедлительно вызван отцу.

— Чхоль, держи, — отец накатил мне по столу планшет.

— Что это?

— Клановая фишка, на экране счетчик денег, тебе положено десять процентов изъятого у коррупционеров имущества. Цифра будет меняться, служба безопасности все еще работает над возвращением денег в клан.

— Доля моя как наследника?

— Нет, как обнаружившего хищения.

— ???

— Твое предположение о бывшем руководителе CIC оказалось верным. Он договорился с рядом других топ-менеджеров, и они делали перекрестные продажи компаниям. Так обходили запрет на сделки между компанией и бизнесом руководителя.

— Так и знал!

— Твой предшественник допустил, чтобы директор нашей торговой флотилии сдавал помещения ChinEntertainment по завышенной цене. А сам имел деньги на подрядах строительства в ChinDevelopment, в общем, там запутанная схема и круговая порука.

— А служба безопасности и аудит?

— Аудиторы и твой безопасник просто не могли все объять, каждый варился в пределах своей компании, а там вроде все чисто. Брали преступники немного, незаметно, но долгие годы. Поддерживали друг друга, продвигали по служебной лестнице.

— А откуда такая сумма?

— Так мы все изымаем, такого уровня топ-менеджмент под плотным колпаком, поэтому сейчас лишаются не только преступно нажитого, но и честных заработков, а они у них, поверь, не маленькие.

— А новое покушение на меня с чем связано?

— Да там один безголовый, решил, что устранив тебя, сможет отвертеться от расследования. И имел кое-какие силы. Но нам это нападение на руку, вскрыли больше коррупционеров, и быстрее. Сам понимаешь, темп важен, иначе попрячут ценное и разбегутся.

— Классно, я там Джин Хо повязал.

— Слышал про твои подвиги, надо было не рисковать, а сразу пристрелить. Дю Кюн занимается им.

— Кстати, пап, я созрел по Phoenix, мне нужна обещанная встреча с Фо Лю Баем.

— Ты все же решил покупать?

— Да пап, предложение консорциума банков меня устроило.

— Сын, возможно, ты торопишься? Как я уже говорил, рынок очень узкий. Может если есть наметки по продаже, мы увеличим объемы производства на мощностях Чинхва?

— Нет пап, скоро настанет время и вы не сможете удовлетворить даже свои потребности.

— ???

— Я просмотрел отчеты Chinmobile, объем информации, передаваемый по сетям, вырос в три раза за последний год. И рост продолжается. Новые приложения с выкладкой фото и видео файлов, блоги, игры… Даже последний мессенджер постоянно забивает память любыми присланными сообщениями…

— Стоп, сынок, то есть больший объем информации, больше DRAM и NAND в наших смартфонах, так?

— Да, пап.

— И какой рост ты прогнозируешь?

— Удвоение, раз в год или в полтора года.

— Даааа… но тогда надо форсировать сделку.

— О том речь, боюсь, аналогичные выводы вполне могли сделать Бохай, с у них ведь тоже есть сотовая связь и производство смартфонов.

— Нет, насколько я знаю, они не проявляли интереса к покупке бизнеса Чеболя Фо. Хотя их переход к Шибаура, может, как раз был сделан с намерением снизить цену на компанию.

— В консорциуме их точно пока не было. Мне бы намекнули.

— Почему так думаешь?

— Они мне заявили, что Чжэнфэй заинтересованы в покупке Phoenix, на что я намекнул, о приоритете Чеболей над любыми иностранными кланами. Сделка ведь все равно должна быть согласована с императором?

— Это да.

— Ну вот, здесь было бы логично сказать о Бохай, но они промолчали.

— Согласен, похоже Бохай еще не пришли к твоим выводам. Если честно, они и для меня парадоксальны. Дам задание…

— Пап, не делай этого, один твой интерес привлечет внимание многих, а так пусть думают, что молодой дурачок транжирит деньги клана. И даже если у меня все получится, сложится мнение, что мне просто повезло.

— Что же, встречу с Лю Баем, я тебе устрою, точнее, расскажу как это сделать. Помнишь ту историю с дракой в школе и нападением на тебя в кафе?

— Еще бы.

— Так вот, мы тогда отца этого мальчика пытали вдумчиво. Вроде все тайны вытащили. Но один момент он старательно обходил. Откуда у мальца такой дар?

— Ты про Чек Пэ?

— Да, про него, послушник в старшей школе, это на уровне Чеболей.

— Это то, что я думаю? Дочь Лю Бая?

— Да, ее похитил самозваный король янбанов семнадцать лет назад. Обрюхатил, держал в плену, а когда сыну исполнилось три года, убил.

— Вот это да, и я могу этим воспользоваться?

— Да, вернешь Лю Баю наследника, решишь вопрос с Phoenix.

— Блин, не хотелось бы Чек Пэ делать такой царский подарок.

— Поверь, твой бывший одноклассник ни в чем не виноват, а в будущем может стать тебе другом.

— Сомневаюсь, но должником точно будет.

— Кто о чем, а мой сын о прибыли. В общем, пользуйся информацией, все доказательства и протокола допросов тебе передаст Дю Кюн.

Уже дома меня настигла посылка из ChinEntertainment.

— Молодой господин, это сегодня принесли из вашей компании.

— А, давай сюда, — какого черта, где он это нашел?

Носитель мне приволокли в виде миниатюрного грибочка с ножкой из золота и шляпкой усыпанной драгоценными камнями. С ума сойти, изготовлен ювелирным Домом Машер, Щвейцария. Такие вещи обычно не продают вне Дома. Как он успел?

Я когда просил самый дорогой носитель, точно не это имел ввиду. Ну там типа технически совершенный, ультрасовременный… Хотя так будет даже лучше. Чеболь я или нет.

Теперь написать письмо, не люблю я это дело. Уффф… Может с кем посоветоваться, как это сделать, давно я писем не писал. Это я так кокетничаю сам с собой, сейчас накатаю в пять секунд, и завтра из офиса отправлю.


Шанхай, резиденция клана Чжэнфэй.

— Мисс Анабель, вам бандероль.

— Что там, Кати?

— Сейчас открою, ваууу… тут очень красивая штучка, дорогая.

— От очередного претендента, как его?.. Если опять, отправь обратно.

— От Чхоля Чинхва из Кореи.

— Принц Чинхва? Мы же не представлены друг другу. Интересно. Дай посмотреть посылку.

— Вот, мисс.

— Оу, совсем неплохо. Это что, флешка из бриллиантов? Вот пижон!

— А мне кажется, милый подарок, мисс.

— А там есть письмо?

— Да, мисс Анабель.

— Прочти его.

— «Дорогая Анабель, мы с вами еще не знакомы, но я надеюсь вскоре устранить эту оплошность», там смайлик, — прервала чтение Катрин.

— Самонадеянный нахал, продолжай, — нетерпеливо топнула Анабель.

— «По ссылкам треки моих песен, а на флешке сингл, сочиненный для нас двоих, надеюсь, что мы споем вместе на закрытии года Китая в Корее, Чхоль Чинхва».

— Вот наглец, Кати включи его песни.

— Как тебе Катрин?

— Просто замечательно, мисс Анабель, а еще как-то по западному. Особенно первая, где уууууууу.

— Наверное, учился в Европе или в Штатах у хангуков, это в моде. А мне больше понравился Perfect. Хотя и та песня, под которую он выходит на бой, тоже вдохновляет.

— Да, мисс, как будто крылья за спиной.

— Найди мне его бой, фрагменты которого в ролике, хочу посмотреть.

— Мисс Анабель, старейшина не одобряет ваш интерес к боевым искусствам.

— Найди, я хочу знать, что представляет из себя Чхоль Чинхва.

— Господи, госпожа, как вы это смотрите, столько крови?

— Слабак, но расчетливый, уверенный в себе и сильный духом.

— Госпожа, вы имеете ввиду его слабость как мага?

— Да, Кати, я слышала он вообще без дара.

— Как жаль, ваш дед никогда не относился с уважением к слабым магам, не говоря уж о бездарях.

— Это так, но даже без дара в этом парне что-то есть. Накамура вполне может биться на равных и с магами кланов. Тут он, конечно, был измотан, но все же. Поставь теперь флешку. С ума сойти какая тонкая работа. Определенно буду носить в школу. Подруги обзавидуются.


Песня EndlessLove.

(Я, на путунхуа)

Jie kai wo zui shen mi de deng dai

Xing xing zhui luo feng zai chui dong

Zhong yu zai jiang ni yong ru huai zhong

Liang ke xin chan dou

(Ты, на хангуго)

Sorou saram hadam mago moteso neyou

Мы даже не можем сказать друг другу "люблю тебя".

(Я на путунхуа)

Ai shi xin zhong wei yi bu bian mei li de shen hua

Наша любовь — единственный миф, который никогда не изменится.

— Как романтично, мисс Анабель.

— Интересно, по его задумке он споет на китайском, а я на корейском, хороший ход. И песня неплохая, «мы даже не можем сказать друг другу люблю…».

Глава 15. Императорский лицей

Фо Лю Бай согласился встретиться со мной только после телефонного разговора, в котором пришлось намекнуть об информации о его дочери. Иначе обиженный глава клана и слышать не хотел ни о каких переговорах. Принимал он в скромном, по меркам Чинхва, но аккуратном доме. Меня провели в традиционный зал с теплыми полами, пришлось расположиться на полу за низким столиком, сервированным на двоих.

Рис, суп с водорослями, жареная с острым перцем свинина, кимчи, папоротник и стрелки чеснока в соевом соусе. Традиционный, корейский, домашний обед. Отвык я от этих намеков, а еще говорят клан Фо из новых. Такого давно не отмачивали и в моем доме.

С одной стороны старик Фо вроде как польстил мне, усадив на равных главу клана и молодого наследника, с другой, уровнял древнейший Чеболь Чинхва и самый молодой клан Фо. Домашняя еда, которую разделяет старший и младший — я отношусь к тебе как к сыну. Но скромный стол, считанные закуски, и почти крестьянская пища для фамилии, так близко стоящей к трону?

— Я вижу в твоих глазах вопрос, молодой Чхоль. Прости, если я невольно заставил считать попранием традиций, этот обед. Я далек от всяческих традиций. В моей семье, совсем не благородной, всегда было принято кормить гостей той едой, которая есть в доме. Тебя это не смущает?

— Нет, аджосси.

— Прекрасно, рад, что и представители старых родов принимают изменения времени.

— Что вы имеете ввиду, аджосси?

— Наука, экономика, техника меняют нашу реальность. Наши обычаи разговаривать цветами одежды, рассадкой за столом, набором блюд слишком сложны для нового времени. Молодые учат английский, осваивают блокчейн, есть ли у них время понимать и соблюдать традиции? Можем ли мы, старшие, заставлять их это делать?

— Я рад видеть в представителе старшего поколения столь прогрессивные взгляды, аджосии.

— Они не всегда были такими, я стараюсь жить за себя и за детей. Иногда думаю, что мой сын сказал бы мне? Часто он в гневе упрекал в том, что я медленно принимаю решения. Я злился в ответ. Но как мне не хватает этого теперь.

— Я сожалею вместе с вами о ваших утратах.

— Прости меня, нерадивого хозяина, поешь свинины с перцем, говорят Император Китая считает, что это блюдо делает мысли ясными, а нам это сегодня понадобится.

— С радостью, аджосси, — мы некоторое время усердно работали ложками и железными палочками, право еще одна корейская заморочка, деревянными есть в разы удобнее, я уж молчу про вилки.

— Какова цель твоего визита?

— Я хочу купить Phoenix.

— ??? Чинхва, насколько я знаю, не нуждаются в производстве блоков памяти.

— Это так, ваш бизнес привлек только мое внимание, а не Чеболя Чинхва.

— Хмм… я слышал у вас не очень хорошие отношения с Чжэньфэями?

— Я надеюсь это исправить.

— Ну что же, понятно.

— Перед тем, как я расскажу о вашей дочери, я хотел бы, чтобы это не повлияло на нашу возможную сделку, примите это как жест доброй воли.

— Я слушаю.

— Ваша дочь мертва, — ни единый мускул не дрогнул на лице Лю Бая, — ее убийца умер во время пыток в руках бойцов Чинхва. Ваш внук учится в школе Чонгор, его зовут Чек Пэ.

— Что??? — старик оперся двумя руками о стол и навис надо мной.

— Ему шестнадцать лет, он достиг ранга послушник, живет в приемной семье, но его отец убийца вашей дочери, в этой папке все подтверждающие материалы.

— Как это попало к Чинхва?

— Если вы знаете, я не маг, и вынужден был учиться в Чонгоре. Ваш внук, прирожденный лидер, и естественно мы подрались. Ничего не значащее событие, но после этого меня пытались убить. Профессионалы. Служба безопасности клана провела расследование и разгромила группировку, так называемого «Короля» янбанов.

— У меня нет причин не продавать Phoenix тебе. Кроме обиды на твоего деда, не пустившего меня на порог. Но сейчас с высоты прожитых лет, я отношусь к этому без эмоций. Твоя информация стоит очень дорого. Я сделаю все, для того чтобы это была лучшая инвестиция для тебя, слово Лю Бая. Но сейчас извини меня, я должен вернуть внука домой.

— Я понимаю, аджосси, это телефон группы наружного наблюдения, они охраняют Чек Пэ, свяжитесь с ними, это выиграет вам немного времени.

— Спасибо. Я наберу тебя, когда буду готов закончить наше дело.


Школа приближалась неотвратимо. Олимпиаду в Москве перенесли на месяц, так что отсрочку получить не удалось. А я не то чтобы закончил с делами, а наоборот добавил.

— Ли Мин, как я и говорил ранее, с завтрашнего дня перенесите все рабочие встречи на вечер. По крупным бизнеспроектам формируйте информацию и направляйте мне на почту, секретку в папки и на стол. Наймите второго секретаря, его график работы должен совпадать с моим.

— Господин председатель, есть штатная замена, в отделе экономики.

— Возьмите с испытательным сроком.

— Хорошо, господин председатель.

Так, завтра кончается срок, отведенный мне справкой на лечение, легитимного повода уклониться от школы больше нет. А учитывая, что император лично проявил инициативу, собирая чеболей в своем лицее, я рискую записаться в фрондеры. А это не самая лучшая идея. Как представлю себе геморрой старшей школы при наличии стольких детишек, родившихся с золотой ложкой во рту… Блин, Чонгор оказывается, был не плох.

— Пап, мам, доброе утро, а где дед?

— Доброе утро, сын, — кивнул отец, — дед твой ночью улетел в Пекин, у его старинного друга юбилей.

— Доброе утро, солнышко, ты будешь суп или лапшу?

— А какой сегодня суп?

— С тофу, яйцами и грибами.

— О, тогда суп, только кочуджан я сам добавлю.

— Конечно, сынок, тебе оставили без приправ, и обязательно возьми риса, сегодня у нас коричневый из Борнео, и с горохом, как ты любишь.

— Спасибо, мам.

— Готов к учебе, сынок?

— Ага, к учебе-то я готов, а вот к остальному…

— Ну, твои тренера говорят, что ты совсем не плох.

— Мне бы еще месяца три.

— Ну что поделать, — развел руками отец, — будет стимул работать больше, может на время передашь бизнес управляющему? А сам сосредоточишься на учебе и тренировках?

— Да нет, там сейчас как раз все надо держать под контролем. Вот завершу сделку и передам.

— Смотри сам, ты уже большой.

— Пап, я бы хотел поближе к школе переселиться, вроде у нас есть дом рядом?

— Пока нет, сынок, решим вопрос с Асукабэ, потом подумаем.

— Понятно. Сложно с ними?

— Они нам не соперники, но сам понимаешь, Гэндзи не даст устраивать полномасштабные бои на своей территории, а от точечных ударов они на удивление хорошо защитились.

— А может нам перейти на осадное положение, война кланов там и все такое.

— Засмеют, сынок, не та весовая категория. Эй, ты опять из-за школы?

— Угум, ну не хочу я за парту.

— Сынок, мы уже тысячу раз все взвесели, да учеба тебе не нужна, но связи, опыт общения в свете… ну и воля Императора, если ты забыл, — припечатал отец.

— Да, куда от этой воли деваться, э-хе-хе.

После трех неудачных покушений доставка моей тушки в любую точку Сеула выглядела как войсковая операция. В машину садился я в гараже, чтобы никто не знал какой из внедорожников взрывать, потому что стрелять в предоставленных мне Дю Кюном монстров, было бесполезно.

Численность охраны также возросла, как видимой части, так и скрытой. Сколько кого и чего там было, точно не скажу. Но только в кортеже появились машины с двумя тяжами в броне при поддержке восьми бойцов в экзоскелетах. Со слов начальника охраны, нам было по силам вынести батальон армейской пехоты, а тяжи по вооружению смело крыли самые современные корейские танки К2.

Но сегодня самые главные охранники были для меня два паренька и девчонка из младших ветвей Чинхва. Лучшие бойцы клана, с поправкой на возраст, переводились в императорский лицей вместе со мной. С задачей оберегать, принимать дуэли и прочее… Правда все были старше меня: один на последнем году обучения и двое в следующем после моего классе.

В целом подавали заявки порядка пятидесяти бойцов Чинхва, но часть отсеяли на вступительных экзаменах, часть оказались недостаточно родовитыми… Мы ждали еще семерых, спешно переводящихся из-за рубежа и вроде бы принятых в Императорский лицей, но они присоединятся месяца через два, по завершению четверти.

— Хен, мы можем рассчитывать на поддержку двух десятков бойцов союзных кланов.

— Брат Чен, неужели все так плохо в старшей школе, вы готовитесь как к войне?

— Хен, мы видели ваш поединок в один из первых дней в Чонгоре, а ведь это школа не для одаренных.

— Просто случайность, нарвался на слишком амбициозного парня.

— Чек, слышали про него, некоторые даже хотели навестить Чонгор.

— ???

— Да он в своих роликах хотел казаться круче, чем есть на самом деле, и многим в Чинхва это не нравилось.

— Понятно, и все же, чего мне ждать в Императорском лицее?

— В Чинхва вас бы не посмели задеть, наших там было большинство, и остальные Чеболи дружественны к нам. Но если посмотреть на то, как выживали другие в школе…

— Все так серьезно?

— Учителя не замечают драк, некоторые даже не одобряют уклонение от поединка. Более того, часто происходят свалки между группами. Есть единственное условие — не убивать. За это могут казнить всех нападавших без установления виновника.

— Жесть, блин.

— Еще какая. Но что будет в Императорском лицее, я боюсь даже предполагать. Столько высокородных и ни у кого нет явного преимущества.

— Что, что, бойня будет, — буркнула молчавшая до этого девушка.

— Это да, — поддержал ее третий боец.

— Невеселые вы мне перспективы нарисовали. А кланы не боятся нарушить мир, получить в будущем врага?

— Это забота старших ветвей, младшие отрываются, ведь в школе есть формальное правило: статус, титул и семья остаются за воротами школы. Понятно, что Чеболи и тут крутятся, чтобы не нажить лишних врагов, но по факту если вас изобьет, скажем, наследница Пенхва, наш клан ничего не сможет предъявить им.

— Ничего, что она девушка?

— Она хоть и послушник, но поговаривают, один самых крутых бойцов в своей школе.

— Весело.

— Хен, советую вам, не лезьте вперед, в классе кто-то попытается стать лидером, его обязательно начнут проверять на прочность. Пока будут грызться, вы будете в безопасности. Но если вас кто-то зацепит, надо ответить максимально жестко.

— Что же, последую вашим советам.

— И всегда рассчитывайте на нашу поддержку, кто-то из нас постарается быть рядом.

— У вас же уроки?

— Будем подбирать свободные пары ближе к вам, и вас просим согласовать свой график.

— Договорились, выберу свои свободные предметы, так чтобы облегчить вам работу.

— Спасибо за понимание, хен, мы отвечаем головой за вас перед главой клана.

За разговорами не заметил, как кортеж добрался до лицея. Вышли плотной группой. Я в центре, бойцы клана треугольником вокруг меня. Осмотрелся, по двору аккуратно передвигаются такие же группы учеников. Выделяется лишь огромная, на фоне других, толпа подростков, занявшая единственную скамейку в тени развесистой груши. По ходу группа поддержки принцев, кажется один из Ванджа будет учиться в моем классе, а второй уже заканчивает школу.

Наше появление вызвало легкое перешептывание. К ребятам стали подходить знакомые по Чинхва, кто-то лоялен к нам, другие, имевшие какие-то обиды в моей клановой школе, ожидаемо найдут здесь поддержку на стороне. Замысел императора не плох. Молодежь научится уживаться друг с другом до того, как стала ворочать серьезными делами, и может в будущем это снизит накал противостояния кланов.

— Привет, — свою аудиторию я видимо нашел позже остальных, потому в классе осталось лишь всего одно место рядом с симпатичной девчонкой, — здесь не занято?

— Нет.

— Ты не против если я…

— Конечно, садись. Чхоль?

— Да, а ты Виен Пенхва?

— Ну мое фото гораздо легче найти, я же не шифровалась, как некоторые, долгие годы.

— Такая уж у меня судьба.

— Ты, наверное, не помнишь, но мы знакомы.

— ???

— Правда, тебя с тех пор не узнать.

— Я правильно понимаю, это было давно?

— Даже не представляешь насколько, нас посадили на горшки в моей детской, хи-хи, был прием у моего отца.

— А как ты?..

— Сохранилось старое видео, и когда меня готовили к Императорскому лицею мне дали просмотреть и его.

— Прикольно, и как я не сильно опозорился перед тобой?

— Нет, ты вел себя достойно, мило попукивал и пытался завести беседу.

— Нееееттт. Покажи мне это видео.

— Не могу.

— ??? Почему.

— Я там без нижнего белья.

— Ха-ха-ха.

Принц не попал в наш класс, как и наследник Бохай. Мы с Виен оказались самыми высокородными. Была еще пара представителей крупных кланов, но среди них не было выходцев из старших семей. Возможно, из-за этого на первых порах установилось шаткое равновесие.

Остальные одноклассники, видя наши с Виен дружественные отношения, затаились. Все понимали, что наследники Великих Чеболей не пришли в лицей без поддержки. А объединившись, вполне могли превратить в ад жизнь почти любого ученика.

— Ты какие допы возьмешь в этом году, — мы болтали с Виен на перемене, устроившись на диванчиках в конце коридора.

— Еще не знаю, меня тут обязали подстроиться под членов клана.

— Та же история.

— Я слышал ты крутой боец?

— Для девушки я неплохо дерусь, но в лицее есть те еще монстры. Кстати, я просмотрела не только видео наших посиделок на горшках, но и все бои чемпионата, для не мага ты совсем не плох.

— Только для не мага.

— Это да.

— Откуда интерес к ММА?

— Люблю подраться.

— Вот ты сумасшедшая.

— Почему это?

— Ты же девчонка, всегда считал, что вас больше заботят наряды и вечеринки.

— Вот такая я, особенная, хотя одно другому не мешает. Ты теперь будешь посещать малый свет?

— Куда деваться, мать с отцом все уши уже прожужжали: это полезно, это обязательно…

— Связи, опыт… Наших предков как будто на одной фабрике делали.

— Не говори.

— Чхоль, ты не думай, там бывает и весело.

— Да меня в этом году нагрузили семейным бизнесом.

— Вау, круто, а мне обещали компанию только к концу года, сейчас стажируюсь. Тебе что передали?

— CIC.

— Ну да, очевидный выбор с твоими талантами.

— А ты чем будешь заниматься?

— Косметология, у нас есть пара фабрик и сеть магазинов, я же девчонка.

— Подруги, наверное, жутко завидуют.

— ???

— Можно прыгнуть в ванну с кремом или искупаться в туалетной воде.

— Ничего себе у тебя фантазии, хи-хи. Тогда, по твоей логике, ты должен проводить вечера в окружении айдолов и симпатичных ведущих с телевидения.

— Я так и делаю, — держу покерфэйс.

— ????? Ты серьезно.

— Купилась, шучу, ты же не ныряешь в ванну с кремом?

— Хммм…

— Что? Да ты издеваешься. Я хочу это видеть.

— Ха, сам купился. Нельзя в ванну с кремом нырять, можно утонуть.

— Ты что, серьезно рассматривала такую возможность?

— Было такое.

— Офигеть, ты точно самая безбашенная девушка, которую я знаю.

— Да, я такая. Пойдем, поедим, познакомлю тебя с Бохаем и представлю Ванджа, они обычно вместе тусуются, думаю и в школе нашли друг друга.

Называть это школьной столовой язык у меня не поворачивается. Не знаю, как общепит выглядит в Чинхва, но Императорский лицей мог дать фору лучшим столичным ресторанам. Я, кстати, потом узнал, что это повар в этом заведении был неоднократно удостоено звезд Мишлен. Вот тебе и школьная столовка.

Огромный зал, воздушные арки, отделанные панелями из кедровой доски стены, паркет. Между столиков мелькают официанты, разнося умопомрачительные шедевры. Эх, придется здесь обедать и полдничать каждый день, чего не сделаешь во имя Империи.

Я с Виен заняли один из столиков, мои сопровождающие и ее разместились вокруг. С Виен в лицей прошли четыре соклановца, трое на последнем курсе, один старший нас на год. Не только я оказался без ровесников.

Ванджа и Бохай еще не было в зале, и мы принялись за выбор блюд. Логично, отличие от ресторана все же были. Меню включало не только высокую кухню, но и простые блюда для непритязательных и вечно спешащих школяров.

Глава 16

— Господин, вы готовы сделать заказ?

— Мне стейк из тунца, рис и что-нибудь попить.

— А мне… салат, форель на пару и рис. Чхоль, а десерт?

— Да я как-то…

— Обязательно попробуй, здесь обалденные пирожные, принесите нам ассорти.

— Минипорции?

— Да, но йогуртого принесите две средние, они моя слабость.

— Да ты сладкоежка.

— А ты как думал, с моими тренировками без быстрых калорий никак. О, вот и Бохай, — Виен махнула рукой входящей в зал компании.

— Ваше высочество, — поклонились мы.

— Господа, без титулов, это лицей. Меня зовут Сонджо, это мой брат Туан из Бохай. А как зовут твоего нового друга, Виен?

— Это Чхоль Чинхва.

— И давно вы дружны? — ревниво спросил Бохай.

— Чхоль мой по настоящему старый друг, я познакомилась с ним раньше, чем с тобой, Туан.

— Даже так, — удивленно вздернул брови Ванджа, — мой отец говорил, что встречался с тобой.

— Это честь для меня.

— Император считает тебя многообещающим молодым человеком, ты добился много.

— Спасибо, Сонджо.

— Не будем вас отвлекать от еды, — компания раскланялась, а я с Виен продолжили обед.

— Как тебе свет?

— Да пока не понял и непривычно.

— Скоро освоишься, у меня в пятницу вечеринка, ты приглашен, будешь?

— Конечно, «одноклассники ведь должны поддерживать друг друга» — тонким голоском пародировал я классную даму.

— Умора, серьезно, жду тебя Чхоль.

— Буду.

После обеда меня забрал учитель Вэн.

— Ну как ты, ученик?

— Неплохо сонсе-ним, осваиваюсь.

— Готовишься к поездке в Москву?

— Да, сонсе-ним.

— Давай-ка проверим чего ты достиг за это время, здесь два варианта задач из международных олимпиад прошлых лет. У тебя три часа на все.

— Сонсе-ним, — возмутился я, — на соревнованиях дают шесть часов на один вариант.

— Так то на олимпиаде, а это тренировка, не отлынивай Чхоль, в следующий раз будешь усерднее готовится.

— Эхе-ех… — безнадега.


В принципе, первый день прошел на позитиве, никаких разборок, никаких проверок на прочность. Может виной тому знакомство с Виен Пенхва? Тьфу, тьфу, пока меня все устраивает. После занятий у учителя Вэна поехал в офис.

Надо срочно решать вопрос с Chinmobile, после раскрытия группы коррупционеров и попытки Джин Хо устранить меня, компания оказалась фактически без руководства. Пока назначил зама исполнять обязанности несостоявшегося киллера, но он явно не тянул.

Но нет худа без добра, на мою долю пришлось двести миллионов фунтов экспроприированных денег, это значит, топ-менеджеры нагрели Чинхва на два ярда? Ничего так аппетиты, хотя при объемах группы это они еще поскромничали. Ко всему экономический блок компании в процессе открытия кредитной линии для CIC, деньги планирую потратить на покупку Phoenix.

В приемной уже дожидался мой заместитель Ким Су Ча и начальник службы безопасности Сон У.

— Проходите.

— Да, господин председатель, — оба уважительно поклонились, видимо молниеносная кадровая чистка произвела на обоих впечатление, тем более Сон У еще и жестко получил от Дю Кюна, ибо нефиг спать на такой должности. Сейчас оба рвут и мечут, доказывая свою компетентность.

— Господин председатель, индикативные условия кредитной линии одобрены.

— На какую сумму они расщедрились?

— Нам удалось привлечь миллиард фунтов, только встречные условия синдиката банков…

— Смелее.

— Банки хотят полуторакратное покрытите по залогам, и не менее тридцати процентов нашего участия.

— Ожидаемо.

— Господин председатель, мы могли добиться лучших условий если бы действовали через Чинхва.

— Вы явно меня не слышите, господин Су Ча, вы не видите целой картины и пытаетесь экономить там, где это приведет к еще большим тратам. Только участие Чинхва в сделке поднимет ее стоимость на десять-пятнадцать процентов. Понимаете?

— Да, господин председатель.

— Поэтому лучше мы переплатим один процент банкам, чем увеличим стоимость сделки, что автоматически поднимет и выплаты по вознаграждению.

— Простите меня, господин председатель.

— Здесь нет вашей вины, у вас минимальная информация о сделке.

— Спасибо, сабом-ним.

— Условия займа меня устраивают, объем меньше, чем хотелось, но в пределах ожидаемого. Оформляйте пул залогов. Оговорите возможность замены на приобретаемое имущество. Еще, никаких санкций за досрочное погашение. Лучше оплатите комиссию за организацию займа в полном объеме при открытии линии.

— Я понял, господин председатель.

— Сон У, есть связь между работой Джин Хо и потерей нами доли рынка?

— Нет господин, Джин Хо хоть и получал деньги от схем предыдущего руководителя, но его дела сказывались лишь на себестоимости услуг, продажей клиентской базы или технической информации он не занимался. Даже наоборот, жестко пресекал.

— Угум, благородный бандит какой-то.

— Нет, господин председатель, просто хитрый и осторожный, они предпочитали воровать меньше, но без риска. Служба безопасности натаскана на поиск воров, торгующих за пределы фирмы.

— Ну что же, гора с плеч. Не хотелось бы, чтобы последние поручения и действия по Chinmobile попали к конкурентам. Сон У, головой отвечаете за секретность всех решений правления CIC по Chinmobile.

— Да, сабом-ним.

— Су Ча, сколько денег потребует раскрутка новых айдолов и чемпионат, запланированный FN?

— Господин председатель, Пак Со запросил двадцать миллионов фунтов, но с учетом того, что собственником наших арендованных зданий стал Чеболь Чинхва, мы изыщем эти средства внутри компании. Потом, песни, ранее отработанные вами, уже приносят доход и компания его реинвестирует.

— А FN?

— Чемпионат потребует около тридцати миллионов, это гонорары именитых бойцов, трансферт их команд, проживание. Заложен большой рекламный бюджет, раскрутка в соцсетях, реклама на ТВ и радио. Но часть этих затрат, как мы и планировали, ложится доходом на структуры CIC.

— Когда планируете выход компании на безубыточность?

— Я думаю, по итогам года мы получим даже небольшую прибыль, а если учитывать общий эффект по группе, то это событие должно поднять доходы ТВ и Чин Симун на два-три процента.

— Что же, совсем неплохо. Но это пока только планы. От вас зависит четкое соблюдение бюджета расходов и исполнение плана по доходам.

— Да, господин председатель.

— Сон У, что с приобретением тяжелого вооружения?

— Мы сняли ограничения министерства внутренних дел с CIC, как дочерней структуры клана Чинхва. Теперь на тысячу сотрудников можем декларировать один тяж и четыре экзоскелета. Наш штат сейчас чуть больше четырех тысяч человек, так что, я уже запросил у материнской компании четыре тяжа и двенадцать экзоскелетов к четырем имеющимся у нас.

— Ускорь набор и обучение бойцов. И не упускай из виду наращивание отрядов специального назначения. А с броней и вертолетам не получилось?

— Только компании от десяти тысяч сотрудников.

— Понятно. Тем не менее ищите решение. По последнему нападению только тяжи нам не помогут. По крайней мере в обороне мы должны быть сильнее. Стоп, а что насчет артиллерии?

— Ээээ… господин председатель, как-то не задумывался.

— Подумайте, если не пройдем по калибру, может быть зенитные установки? Их, кстати, можно сделать и мобильными.

— Мы подключим всех наших юристов.

— А по пехоте ограничений нет?

— Столько, сколько сможем содержать, господин.

— Хорошие новости. Ищите людей, две сотни мы наймем в ближайшей перспективе, а до конца года планируйте увеличение до тысячи бойцов. По расстановке сил исходите из того, что численность наших сотрудников достигнет пятнадцати тысяч. Формируйте штаты, базы, техперсонал и прочее.

— Господин председатель, содержание одного бойца обходится в пять-шесть тысяч фунтов в месяц, плюс около сорока тысяч на вооружение, то есть тысяча бойцов в год ободуться нам в сто миллионов, а считая средства усиления…

— Придет время и наличие денег не будет решающим фактором, Су Ча.

— Я понял, господин.

— Господин, я правильно понимаю, что мы сможем рассчитывать на три вертолета и четыре-пять танков и броневики?

— Будем приобретать максимум из того, что положено по закону. Поэтому жду от вас предложений с выкладками, что и по какой цене. Су Ча, ваша служба должна подключиться, здесь не только вопрос покупки необходимой техники, но и создание баз, схронов, тыловых служб, медицинского блока.

— Да господин, мы выделим людей для обсчета необходимых затрат.

— У меня все, господа, завтра в это же время.

— Да, господин председатель.

Так надо в общих чертах подбиться. Phoenix рассчитываю приобрести за два с половиной миллиарда. На инвестиции по текущим проектам CIC миллионов триста, это включая переход Chinmobile на 4G, вооружение еще от пятисот миллионов. То есть три триста, у меня есть полтора после продажи биткоинов, еще один займу под CIC, двести миллионов от щедрот Чинхва за коррупционеров. Итого дефицит шестьсот миллионов.

В принципе неплохо. Часть расходов можно перенести на конец года, особенно по тяжелому вооружению, там срастется только после сделки с Лю Баем. Еще поговорить с Фо по отсрочке платежа, старик не откажет, да и это в пределах нормы при столь крупных сделках. Однозначно надо форсировать с переходом Chinmobail на 4G. Деньги есть, дело за малым — договориться с Чжэнфэй.

Слишком много завязано на китайский клан. Phoenix взлетит, но может взлететь стремительно, если Чжэнфэй не решат менять поставщика после смены собственника. Есть такой пункт в текущем контракте Фо. А Шибаура или NM вполне могут воспользоваться ситуацией и отгрызть долю. Это не имеет решительного значения в долгосрочной перспективе, при условии правильности моих прогнозов, но в горизонте квартала-полугода может привести к техническому дефолту.

Ко всему, план по Chinmobile полностью зависит от Чжэнфэй, обращаться к европейцам займет больше времени и денег. Момент может быть потерян и не вызовет того эффекта, на который я рассчитываю. Хорошо хоть вопрос с императором решен, а то я прям не знаю, переехать что ли в Шанхай. И это на фоне прохладных отношений Чинхва и Чжэнфэй, как основных конкурентов на мировом рынке смартфонов. Только наличие американцев и японцев в свое время удержало кланы от войны.

Пора закругляться и на тренировку. Сегодня отменил работу с холодным оружием и огнестрелом. Время попробовать насколько я хорош в противостоянии с магами. А то после резиновых пуль и неуемной фантазии спецназовцев, меня больше ни на какие тренировки не хватает.

— Молодой господин у нас все готово, — да эпичное зрелище, три целителя, два реанимобиля, пожарка и еще черт знает сколько народу.

— Серьезно вы, я буду работать резиновыми пулями, но хотел спросить, какова вероятность убить мага в ранге ученик боевым оружием.

— Господин, если речь о дуэлях, то минимальная, одаренные живучие, тут главное вовремя оказанная помощь целителя. В боевых условиях почти также легко, как не одаренного в бронежилете и шлеме.

— Понятно, — то-то я стрелял-стрелял в Сатоми, а она как новенькая, да и этот монстрик, Агава Кадзураи, тоже выжил. Я это к чему, прибью ненароком кого в Лицее и привет.

Сегодня против меня, не миндальничая, выставили учителя. Ну типа послушника я на камеру сделал, так что зря время терять. Садисты. Условия боя имитировали дуэль. Площадка с антимагическим барьером, никаких укрытий, я со спарринг-партнером в двух разных концах. Я без шлема, с бронежилетом скрытого ношения и с двумя "Глоками". Условия максимально приближены к ситуации в лицее: меня вызвали на дуэль, иду с тем, что есть с собой.

Начали.

Один. «Система» кричит аларм! Стартую влево вверх. Вовремя. Парень не скромничал. Каменные пули. Рой из пары сотен штук, это он что зенитку изобразил? Даже сомнений не было, а вдруг прибьет наследника клана, с ходу атаковал на максимуме.

Два. Зацепил. Две в жилет, синячище будет. Одна чиркнула по ноге. Не страшно, но опять все в крови. Стреляю с двух рук, так чтобы сбить ему концентрацию.

Три. И снова аларм. Зарядил площадную технику. Силен. Там где я был секунду назад, вырос лес шипов. Страшно посмотреть, я бы на любом из них смотрелся коллекционной бабочкой. Зацепил вторую ногу. Блин ссадина от бедра, и судя по ощущениям, до пятки. Вот садист. Он что решил своего босса калекой сделать?

Пять. Стреляю от души. Стрелял, пока летел от шипов, пока грохался мешком на землю. И пока лежал, офигевая от боли, в ноге тоже стрелял. Реакции ноль. Разве что не колдует, пока я стреляю.

Шесть. Сближаюсь с клиентом. Осталось всего семь патронов. Три в правом, четыре в левом пистолете. Танцую вокруг учителя что-то типа каратистского ката, скупо постреливая и уклоняясь от его техник. Пару раз задел. Пора переходить к рукопашной.

Семь. Целитель водит надо мной руками, а рядом уже суетятся медики с носилками. Как он меня вырубил, я ведь уже собирался красиво завершать? Поделом мне, старому. У местных фокусов в запасе просто немеряно, «система» не успевает.

Пока мою тушку транспортируют в медблок, можно и проанализировать свое поражение. Против учителя я пока не тяну, это факт. Что можно придумать? Тут два варианта: бегать пока он не выдохнется или сразу сходиться в рукопашной.

Первый вариант хорош. «Система» находит оптимальное решение, вскрывает схему его атак и защиты, а потом я не спеша разбираю мага на части. Однако синяк в полбочины и две травмированные ноги ясно указывают, что столько я не набегаю. Или к тому моменту, как «система» созреет, придется придумывать способ победы без ног. К тому же патронов всего две обоймы, и перезарядиться при таких темпах нереально.

Думаем дальше. Вариант номер два. Ближний бой. Есть плюсы. Только вот, о синеву Чек Пэ я в прошлый раз чуть руки не обломал. А ждать когда подсеку учителя… он же гад что-то использует рядом с собой. Мечи? Где я их носить буду. Ножи? Может, конечно, и есть шансы, что зайдет, но я не особый любитель. Куда не кинь всюду амба.

Надо больше тренироваться, есть металлы и рваться к третьему ядру. Но чуйка кричит, что с учителем я вот-вот пересекусь. А жить-то хочется и желательно целым. Будем думать.


Резиденция Пенхва.

— Дочка, как прошел твой день в лицее?

— Хорошо, пап, встретила старого знакомого.

— И кто это?

— Чхоль Чинхва.

— О, сын Ча Суна учится с тобой?

— Да, в одном классе.

— И как он тебе?

— Приятный парень, не заносчивый и не зануда. Вроде уже работает в своей компании.

— Я слышал, ему передали медиа Чинхва и довеском умирающую Chinmobile.

— Так мы что, конкуренты?

— Вроде того, но там все грустно, кажется, у них осталось меньше пяти процентов рынка, и в этом году Чинхва и выходцы из Бохай должны окончательно все потерять.

— Это вы их так дожали?

— Ну да, рынок не любит конкуренцию.

— Лучше скажи, продавцы не любят конкуренцию.

— Да, дочка, так будет вернее.

— Я пригласила его к себе на вечеринку.

— Ты помнишь о его…

— Да пап, но это же не мешает ему быть нормальным человеком?

— Просто лишний раз напоминаю, ты молода, он молод, вдруг начнете строить планы.

— Пап, он не в моем вкусе, просто с кем мне еще общаться, увалень Бохай всегда рядом с Ванджа, а остальные роды лишь заискивают. Чхолю, по крайней мере, не интересны деньги и влияние нашей семьи.

— Что же, хорошо, если так. Я не против, если вы будете какое-то время дружны.

— Спасибо, пап.

— Как к нему отнеслись его высочества?

— Я его познакомила только с Сонджо, с Ченджо не пересеклись.

— Сонджо, кажется, ваш ровесник? И о чем вы поговорили?

— Принц упомянул, что император неплохо отзывался о Чхоле.

— Значит, встреча все-таки состоялась. Дочка, ты не могла бы аккуратно узнать, в каком зале Император принимал Чинхва.

— Ээээ… конечно, пап. А у кого лучше спросить Сончжо или Чхоля?

— Ванджа менее предпочтителен, его готовили с рождения, он сразу почувствует твой интерес. Важно чтобы ты сделала это как бы между делом. Так что лучше расспроси Чхоля.

Глава 17

— Ча Сун, мальчик опять в медблоке, может как-то снизите темп тренировок.

— Родная, ты же знаешь, лучше он получит травмы здесь под присмотром целителей клана, чем на дуэли.

— Понимаю, но сердце болит. Можно я сбегаю к нему?

— Мы же договорились, если он будет видеть твои страдания, то либо станет тренироваться не в полную силу, или будет делать это на стороне.

— Легко вам говорить…

— Любимая, я… мне тоже тяжело смотреть на него таким, ты же помнишь, меня трясло, когда он поцарапался упав с качели, а тут. Сколько ему было, два?

— Два. Спасибо тебе, вместе легче.

— Я верю, что наш сын заставит говорить о себе всю Корею, да что там, весь мир, надо лишь помочь ему освоить его дар.

— Ты все-таки думаешь?..

— Да… то, что показывает Чхоль не магия, но он и не бездарь, именно так и описывают…

— Мы сможем его защитить?

— Я сделаю все, что в моих силах.

— Можно я попрошу отца?

— Нет, я не знаю, на чьей он стороне.

— Он же его дед!

— Род превыше всего, и чем меньше людей знает, тем лучше.

— Но тогда зачем Лицей, работа, песни?

— Мы прячем секрет на виду у всех. В прошлом году кланы уже подобрались к двойнику Чхоля в Лондоне, и если бы мы продолжали скрывать, знающие лишь подтвердили бы свои сомнения. От нас ждут, что мы спрячем его. Мы же открыто добились его признания. Это даст нам немного времени.

— Его бои?

— До поры до времени мастерство в ММА закроет многим рты, тот же Накамура успешно дерется без магии. Но чем сильнее будут его противники…

— Сколько времени у нас есть?

— Думаю, до окончания школы, если не произойдет ничего экстраординарного.

— Я хочу восстановить свой отряд.

— Неплохая идея, от тебя этого многие ждут, с тех пор…

— И я спущу все приданое, время пришло.

— Да, род готовился к этому долго, время пришло.


Из медблока отпустили поздно вечером. Родные уже привыкли к моим бесчисленным травмам и быстрому восстановлению. Первое время мама охала и косо смотрела на отца, но сейчас как ни в чем не бывало, накормили супом, и уложили спать. Как ребенка. Хотя для них я и есть ребенок.


ПИУ… Пиу… только глаза закрыл.

— Алло…

— Привет, Чхоль, я не вовремя? Ты уже спишь?

— Уже нет, просто денек выдался трудный.

— Может мне перезвонить?

— Нет, я уже не усну, так что думаю лучше поговорить сейчас.

— А почему ты не спрашиваешь, кто говорит?

— А я пробил твой номер и записал, и голос твой я слышал в одном из твоих интервью.

— Да ты монстр. Я позвонила сказать спасибо. Очень красивая песня и флешка отпадная.

— Не за что, Анабель, рад, что тебе понравилось. Ты будешь со мной петь?

— Да. А как ты видишь нашу подготовку?

— Я могу прилететь в Шанхай на неделю, сделаем запись.

— Отличный вариант, но пока повремени, говорят часть наших учеников едет по обмену в ваш Императорский лицей, возможно, я попаду в их число.

— Ого, как бы мне не попасть в Китай.

— Ты подавал заявку?

— Нет, просто при поступлении указал, что знаю китайский.

— Если не подавал, насильно не отправят.

— Тогда ждем новостей от тебя. Кстати со знакомством.

— Ой, точно, будем знакомы. Спокойной ночи, Чхоль, я позвоню.

— И тебе, буду ждать.

Фу… проблема с китайским кланом сдвинулась с мертвой точки. Зная характер деда Анабель Чжэнфэй, можно понять, что он дал добро на нашу встречу, а это уже кое-что.


ПИУ… ПИУ… блин, уже Анабель представил… или это она, нет не она, вечер звонков блин.

— Алло, брат Джу… ой, Чхоль, я не вовремя?

— Все нормально, брат, рад тебя слышать в любое время.

— Я хотел сказать, что готов прийти на стажировку.

— Отличные новости. А Ли Ен?

— Ей родители не разрешили.

— Понятно, а твоя сестренка?

— Мэй Ю решила, что быть айдолом не для нее.

— Ю Хва, я надеюсь не обидел ее.

— Нет, брат, все в порядке. Она, как тебе сказать, что-то возможно представляла себе о вас двоих, но сейчас зная твое положение…

— Брат, возможно, я невольно…

— Нет, нет, я свидетель, ты вел себя как надо.

— В общем, Ю Хва, я хотел сказать, что и сам был готов к роли человека вне клана, но все изменилось слишком неожиданно. Передай Мэй Ю большой привет, я всегда буду считать ее другом.

— Спасибо, Чхоль.

— Ты завтра созвонись с человеком, тебе предварительно скинут его номер. Он покажет тебе рабочее место, оговорите график работы, удобный для тебя ну и все остальные мелочи.

— Спасибо, брат.

— Не за что, до связи.

— Пока.

Прямо не уснуть сегодня. Хотя хорошо, что Ю Хва позвонил. Люди, которым я был интересен как Джу Мин, почему-то кажутся вдвое надежнее. Даже то, что Ли Ен и Мэй Ю не стали пользоваться знакомством со мной плюсом ложится на Ю Хва. Будем продвигать друга! Непотизм, однако. Надеюсь, сегодня уже никто не позвонит.


ПИУ… Пиу… Рррррррр…

Блин, будильник, думал опять телефон, а это уже утро. Пора в школу.

— Сынок, доброе утро.

— Привет пап, дед еще не вернулся?

— Нет, звонил вчера, там у них куча стариковских мероприятий, вроде он собрался с друзьями в Циндао, а потом в Шанхай. Ты что-то хотел у него спросить?

— Да, наверное позвоню.

— Может я чем-то помогу?

— Пап, я вчера разговаривал с Анабель Чжэнфэй. Ей понравилась моя песня и мы планируем вместе выступить на концерте. Хотел спросить про ту историю с Чжэнфэями, чтобы не попасть впросак.

— Там нормально все, сынок. Чжэнфэи показали себя адекватными противниками. Мы с твоим дедом очень долго пробивали патентное право в Китае, как оказалось, этому препятствовал Жэнь Чжэнфэй. Его компания, как это водится у китайцев, крала наши идеи и пыталась запатентовать на материке.

— Ого, и как они это проворачивали?

— По большей части вежливо, подкупали наших служащих, подкупали своих чиновников, даже подкупали посыльных. Но однажды исполнители Жэня перешли границы, выкрали курьера Чинхва, положив охрану. Твой дед воспользовался ситуацией и молниеносно отреагировал. У него куча друзей в Китае, и нашлись те, кто предоставил базу нашим бойцам. Чжэнфэй не ожидал такой скорой реакции, да и не хотел заходить так далеко. Все окончилось его извинениями и взаимным примирением. Но прохладные отношения сохранились. Быть может мы могли бы дружить, но сам понимаешь, конкуренция.

— Анабель говорит, что возможно приедет на учебу в Сеул.

— Ого, это что-то новенькое. Император прямо серьезно занялся своим Лицеем.

— Она говорит, что и наши ученики поедут в Китай.

— Был такой проект, но его всегда тормозили кланы, однако Европа и Россия показали, что интеграция может дать больше, чем политика изоляции. Может что-то и получится. Ты, надеюсь, не собрался в Китай?

— Чур меня. Договорились с Анабель, что она приедет в Сеул.

— Ну, если внучка Чжэнфэя хочет в Сеул, проблем у нее не будет.

— А меня не отправят в Китай насильно?

— Нет, такие решения, прежде всего, должен принимать клан, а я не хотел бы сейчас отправлять тебя вообще куда бы то ни было. Если Император попытается что-то такое продавить, то твоя безопасность ляжет на его плечи. А он на это не пойдет.

— Понятно, значит все по плану.

— Кстати есть новости по Ли Чан.

— Быстро Дю Кюн сработал.

— Удачно получилось, даже думали про дезинформацию, но все подтвердилось из сторонних источников. В общем, твоя версия рабочая. Ли Чан запатентовали оборудование, при котором параметры сети увеличивают скорость работы смартфона. Патент до сих пор у Ли Чан, поэтому Бохай не могут резко покончить с ними и защищают от Пенхва.

— Ох, какие варианты вырисовываются. Я правильно понимаю Ли Чан не готовы работать с Пенхва?

— Да, там старые обиды. Ну что, сынок, до чего дошел?

— Мы можем или обрушить Бохай, обнародовав их связку смартфон — сеть, причем возможно на пару с Пенхва, выйдет недорого, но очень прибыльно, ну или можем выгодно решить вопрос с Chinmobile.

— Все верно сынок, возьми после завтрака вон тот файл, там расчет обоих вариантов. Учтены выгоды и риски для всей группы Чинхва, а не твоя локальная прибыль. Ознакомься, сделай свои выкладки и завтра обсудим.

— Хорошо, пап.

Дорога в школу перестала меня напрягать. Использовал это время для работы. Машину оснастили по последнему слову техники. Есть интернет, удобный компьютер, кофе с печеньками опять же. Про комфорт салона вообще молчу. Лучшее из того, что можно купить за деньги. Чего уж там, кресло имело несколько режимов массажа, я уже не говорю о том, что регулировать его можно было во всех диапазонах: по высоте, горизонтали, можно было даже повернуть к собеседнику.

Уровень безопасности зашкаливает. Чувствую, в лицее скоро начнут подкалывать. Та же Виен приезжает лишь в сопровождении четырех автомобилей. А мой кортеж на какое-то время блокирует всю парковку, создавая неудобство остальным учащимся. Наверное, после решения проблемы с Асукабэ надо попросить отца уменьшить охрану.

Бах! Бах! Та-та-та. Гдах! Блин, сглазил. Это становится плохой традицией, убивать меня на улицах Сеула, скоро мэрия города начнет предъявлять Чинхва претензии за порчу муниципального имущества. И где вообще полиция?

— Что там Сатоми?!?

— Нападение, господин, — перед Сатоми несколько мониторов, на которые выдают картинку камеры с части автомобилей и дроны, — улица блокирована, фиксирую одаренного высокого уровня, предположительно мастер. К тому же по колонне ведут огонь из огнестрельного оружия. Со всех сторон.

Разворачиваю такой же монитор перед собой. Что имеем? Голова кортежа объята пламенем. Минус один тяж. Он, кажется, сидел в горящем микроавтобусе. Зря я его так быстро списал. Двери бусика вылетели от удара металлической ноги, на асфальт выкатился тяж компании Чинхва, поливая мага огнем крупнокалиберных пулеметов. Он еще кажется, пару ракет по нему выпустил из наплечной установки.

Высыпали бойцы поддержки, два в экзоскелетах и десяток спецназовцев. Грамотно рассредоточиваются вдоль дороги. Весь огонь на мастера. Но тому кажется глубоко плевать. Бессмертный, наверное.

Бах! Бах! По нам опять саданули из гранатометов, где они? О, капитан поднял новые дроны. Вот они гады, на крыше магазина сидят. Из ближайших машин открыли огонь на подавление, а пятерка бойцов бросилась в здание, будут зачищать.

Атака с тыла. Но там проще, два тяжа полностью блокировали дорогу. Бойцы взяли под контроль не только все укрытия, но и блокировали близлежащие здания.

Время работает на нас, и долбанный мастер это понимает. Несмотря на плотный огонь, сжег еще две машины, и медленно продвигается к центру колонны. Капитан подключил последнего тяжа против мастера и перекинул еще одного с тыла.

Вот гадство, этого как будто ждали. С тыла ударили маги. Не мастера, но не ниже пары учителей, возможно подмастерье, при поддержке двух десятков боевиков.

— Сабом-ним, капитан предлагает эвакуацию.

— Соедини меня с ним.

— Чхоль, ресурс первого тяжа тридцать процентов, два оставшихся продержаться чуть больше пары минут. И с тыла напирают. Группа альфа нашла выход на соседнюю улицу.

— Сколько групп вы отправляли?

— Три, две ведут бой.

— Это ловушка, мы повторяемся, в прошлый раз ушли через торговый дом. Думаю это те же люди и этот вариант они учли.

— Тогда что делать? Помощь будет через десять минут, столько мы не продержимся.

— Что у нас по магам?

— Учитель в соседней с вами машине. Он держат щит, возможно, вас вытягивают на снайперов.

— Атака в лоб? Всеми силами.

— Рискованно.

ПИУ… ПИУ…

— Рррр… мне некогда.

— Мистер, Чхоль, мы вас поддержим, атакуйте.

— Какого…

— Нет времени, я свяжусь с вами после… только обещайте, Чинхва не должны нас искать. Мое слово я сделаю все, чтобы ты выжил.

Твою мать, что это еще за новости. Ловушка? Были бы у нападавших еще силы, они бы просто вместе с мастером смяли весь заслон. Надо рисковать.

— Капитан вы все слышали?

— Да, откуда у них выход на наш канал…

— Не время выяснять, атакуйте.

Три тяжа медленно двинулись вперед, поливая мастера огнем. Это казалось, не имело видимого эффекта, но на самом деле пока тяжи вели огонь, мастер не мог использовать площадные техники, а лишь точечно выносил наших бойцов.

Группы спецназа при поддержке телохранителей в экзосклетах зачищали здания вдоль улицы, выбивая снайперов и гранатометчиков. Одновременно тыловой заслон бросился в отчаянную атаку на учителей противника.

Наш монстр ТхэБон Tactical Vehicle, с отбойником впереди, взял разгон. На этом в принципе все могло и закончиться, мастер мог гарантировано сжечь машину прорыва, и вернуть все к противостоянию с тяжами, которое он неумолимо выигрывал. Но вмешались неизвестные помощники.

— Это что сейчас было? — моя челюсть чуть не пробило дно премиум авто.

— Я ничего не понимаю, как такое возможно, — по ходу капитан там тоже что-то пробил.

Сопровождение мастера было атаковано. Причем «система» на сто процентов фиксировала, что это не маги. Две пары неодаренных двигались с умопомрачительной скоростью, но главное убийственно эффективно. В прямом смысле этого слова.

Короткими мечами, они положили больше, чем мои спецназовцы автоматами. Но это полбеды, ребята стали чем-то метать в мастера, и на удивление, тот поплыл и ушел в глухую оборону. Однако наши союзники не были неуязвимы, вот один получил ранение, и его добили из автоматов, второй потерял скорость и тут же поплатился.

— Вперед, — скомандовал капитан, понимая, что момент может быть утерян.

Наш разрушитель баррикад протаранил дорогу, а сокращенный втрое кортеж на всех парах двинулся в освободившийся проход. Мы благополучно добрались до спешащих на встречу сил Чинхва и полиции Сеула.


Тайное укрытие Ордена очищающих.

— Магистр, мы потеряли двоих наказующих. И страшнее всего то, что информация о нас могла просочиться в мир.

— Оставь, Оган, впервые с Великой Битвы забрезжила тень надежды. Орден устал прятаться, мы как крысы храним меч и тайну, но не можем обратить его против врагов человечества.

— Это так магистр. Но потери. А что если мы ошибаемся?

— Ошибки нет. Потери — ничто, грядет время свершений. Собери совет… Я обращусь к ревнителям с манифестом. Мы откроем хранилища и вооружим всех, кто встанет под наше знамя. Я вижу грядущие битвы во имя рода людского. И твоя задача — сохранить его жизнь.

— Я сделаю все возможное, магистр.

— Оган, ты не понял, возможного мало, сотвори чудо. Не мерзопакостную магию, но чудо! И я помогу тебе. С сегодняшнего дня ты начнешь набор наказующих, твое крыло получит независимый статус. Мне нужно двадцать тысяч бойцов к концу следующего года.

— Но магистр, нас чуть больше двухсот во всем мире!

— Я прошу чуда, Оган, и оно свершиься, ты же знаешь, я вижу.

— Что же грядет тогда?

— Армагедон!

— Прости и защити нас, я выполню вашу волю, магистр.


В школу, по понятным причинам, я сегодня не попал. Видео с камер наблюдений города утекло в сеть и подняло волнения. В ходе нападения пострадали десятки мирных граждан. Мастер на улицах города привел к разрушениям, сравнимым с артиллерийским обстрелом, да и наши тяжи не стеснялись, добавьте к тому плотный огонь из десятков пулеметов и сотни-другой автоматов.

Разрушению подверглись магазины, точки общепита, десятки жилых квартир. Обрушены фасады домов. Все это, конечно, спешно восстанавливали, а ущерб возмещали страховые компании Чинхва. Но недовольство граждан можно было понять.

Сейчас было три основных вектора. Официальные власти и группа блогеров давила в целом на проблему одаренных. Разборки посреди города, жертвы мирного населения, все подводилось к урезанию прав Чеболей.

Часть СМИ, контролируемых Чеболями, переводила стрелки на нападавших террористов и неэффективность полиции. Наоборот, убеждая население в том, что без клановых сил город погрузился бы в хаос.

Ну и пара идиотов пыталась очернить Чинхва. Однако мы были жертвой, потери клана столь велики, что пара репортажей с трупами бойцов Чеболя резко закрыла рты недоброжелателям.

Глава 18

Форум FN.

— Йоу люди все видели тризеры новых боев?

— Что? Где?

— Ну ты тормоз. FN организует миксфайт, это просто бомба!

— Че то новое сочинили?

— Ага, да ты упадешь, когда посмотришь, там даже, кажется, бои на голых кулаках мелькнули.

— Да ты гонишь, как в Англии что ли?

— Но у нас же мало кулачников?

— Будут звезды из РИ и Японии.

— Еще вроде меняют правила в клетке, раунд ударка, раунд борьба, без магии, и третий все разрешено.

— Оу, это полностью меняет расклад фаворитов.

— А я о чем, прикинь, послушника отобьют как котлету в первом и втором, чем он пшыкать будет в последнем раунде.

— Жестко че.

— Накроется твой турнир медным тазом.

— Это почему еще?

— А ты новости посмотри, Чхоля Чинхва сегодня чуть не поджарили.

— Ага, там пол квартала в огне. А еще стены как дуршлаг. Говорят из крупняков поливали…

— Три десятка погибших.

— Эти маги совсем уже со своими разборками.

— Эй, Чинхва пострадали больше всех.

— ПОДНИМАЙТЕСЬ! ВЛАСТЬ МАГОВ ПАДЕТ! МЫ ОБЪЯВИМ…

— Модераторы удалите это!

— Забаньте тролля!

— Не обращай внимания.

— А как там наш принц, не пострадал?

— С любимым все в порядке, он сильный.

— О, влюбленная подтянулась, щам начнет нам трындеть

— Фу на вас, ничего вы не понимаете.

— Опять обиделась.

— Он хоть будет выступать?

— Совсем очумела, Чеболь и на ринг.

— Может хоть споет?


В школу я естественно не попал. И в офис тоже. Отец распсиховался, усилил оборону поместья и запер меня в семейном бункере. Был такой, я так понимаю, на случай ядерной войны. Метров сто вниз под землю, нагромождение железобетона, стальные двери, пулеметные турели, индивидуальное миниметро.

И царство роскоши. Случись что на самом деле, я не против тут пересидеть. Автономный источник воды, электроэнергии и тепла, продуманная система вентиляция с супернавороченными фильтрами. Кроме того, исключительно для выживания: бассейн, джакузи, сауна, кинозал, тренажерный и спортивный залы, небольшой сад с искусственным освещением, морозильные камеры, забитые деликатесами, и консервы вроде мяса крабов и черной икры.

— Пап, может это черезчур?

— Дю Кюн, это к тебе вопрос, как ты думаешь, может, я излишне переживаю? — обманчиво ласково спросил отец.

— Сабом-ним, это правильное решение.

— Конечно! Правильное! Ведь на моего сына, наследника Чинхва, в центре Сеула, охотится мастер!

— Виноват, господин.

— Это слабо сказано, у тебя что, предатель? Или твои топтуны проморгали слежку?

— Нет, сабом-ним, нападавшие…

— Молчать! Ты мне что говорил, охрана такая большая, что без подготовки ее не взять, так? А значит, чтобы подготовить засаду нужно иметь или предателя в твоей службе или твои люди проморгали хвост.

— Господин, это не так.

— ??? Ты смеешь?

— Сабом-ним, они вели слежки через мобильные сети Пенхва.

— Что?!?

— Это наша оплошность, сабом-ним, в новых смартфонах удобно иметь две сим-карты, сеть Чинхва не так обширна, поэтому часть охраны и технических специалистов имела номера от мобильных компаний Бохай и Пенхва.

— Да, инструкции пользоваться только нашими сетями не было. Пенхва стоят за покушением?

— Не знаю, но они сделали все, чтобы мы поверили в их невиновность. Мой коллега в их клане сам связался со мной и предоставил все логи атаки на их сервера. Так как взлому подверглись данные лишь определенных номеров, их программисты не были сильно обеспокоены.

— Все же они могли намеренно проглядеть?

— Не исключено, в целом могли и сами предоставить данные под видом взлома.

— Куда ведет след, указанный Пенхва?

— Япония.

— Асукабэ?

— Вероятнее всего, господин.

— Проверяйте причастность Пенхва, Бохай вне подозрения?

— У наших людей были считанные номера Бохай и они все проверены на взлом. Ответ отрицательный.

— Тем не менее, копайте в обоих направления, не верю, что Асукабэ могли протащить мастера и группу поддержки без помощи местных.

— Мы уже имеем данные, что помощь нападавшим была оказана с корейской стороны.

— Пленные заговорили?

— Да, господин, к сожалению, большая часть боевиков — наемники, как местные, так и из Японии. Клановых бойцов взять не удалось, по версии следствия если и были Асукабэ, то только мастер и два одаренных, атаковавших колонну в тыл. Наемники знают лишь цель, и как водиться не знают ничего о заказчике.

— Плохо.

— Я думаю, что и мастер — наемник.

— ???

— Эксперты и наш учитель обращают внимание на европейский стиль ведения боя.

— Логично, но найти мастера-наемника не так-то просто, это должно оставить след. Дю Кюн, все силы на поиск.

— Да, господин. Ээээ, что делать по тем людям?

— Пап, я обещал, что мы не будем их искать.

— Да, сынок, но это неучтенный фактор. Имеет место и версия, что нападение их же рук дело.

— Они понесли потери пап, я это видел.

— Точно.

— Минимум двое.

— Дю Кюн?

— Аналитики говорят о том же. Спасители потеряли двоих, чтобы обеспечить проход машины наследника. Как только он проскочил, появилась еще одна группа, которая прикрыла эвакуацию выживших и мертвых.

— Их не преследовали?

— Обеим сторонам было не до этого. Мастер сделал попытку преследовать кортеж, но на него насели тяжи. А пехоту уже выбивали спецназовцы.

— Как мастеру удалось уйти?

— Ему заранее подготовили пути отхода по канализации. В момент, когда мастер додавил первого тяжа, во второго одновременно попали из двух гранатометов, воспользовавшись этим, маг и часть наемников сбежали. Простые бойцы остались прикрывать отступление.

— А атаковавшие с тыла?

— Там был всего один тяж, но мы контролировали почти все здания в округе. Шансы захватить кого-то из одаренных были велики. Однако они отошли на позиции, которые за их спиной готовила группа эвакуации. Был совершен подрыв двух офисных зданий, к счастью пустых к тому времени. В хаосе наемники смогли ускользнуть в то же ответвление канализации.

— Что дало преследование? — отец не сомневался, что Чинхва бросились за противником под землю.

— Растяжки, плотное минирование по маршруту отхода, засады смертников. Но это наша земля и мы пользовались параллельными ветками, а часть групп была заброшена на встречные направления. Но нападавшие оказались не новичками в подземельях Сеула, или имели проводников и подробную карту. Единственным результатом можно считать возможное устранение одного из магов. Видеофиксация отряда Браво показывает четкое попадание. Но враг сумел унести раненого и скрыться.

— Это подтверждает помощь из Кореи. Так, вопрос по таинственным спасителям открытый?

— Пап, я думаю, они еще свяжутся.

— А что по их каналу связи?

— Без вариантов, сработали идеально чисто.

— Нда… ни нападавших не знаем, ни спасителей. Дю Кюн, Асукабэ ведь додавили бы охрану Чхоля, если бы не помощь. Какие у тебя предложения?

— До решения вопроса с Асукабэ господину стоит побыть дома.

— Это не вариант, слишком пострадает репутация Чеболя.

— Тогда нужно ввести в охрану мастера с полным сопровождением: один-два подмастерья, минимум два учителя и взвод поддержки.

— Да, это выход, не притащат же они гранда? Сколько мастеров не задействовано на объектах Чеболя?

— В настоящий момент все заняты. Мы отвлекли большую группу в Японию.

— Снимите одного с поместья в Пусане, нам не до купания. Усильте охрану курорта тяжами, там нет ничего особо ценного, а членов семьи переместите в Сеул или Кванжу.

— Да, господин.

— Это я что, теперь буду ездить в сопровождении пары десятков машин?

— Нет, господин, мастер заменит большую часть вашей текущей охраны, иначе подразделение не сможет работать эффективно. Думаю, общее количество машин даже снизится.

— Чхоль, до того как мастер Джун Хи и его помощники не приступят к обязанностям, будешь сидеть дома.

— Да, отец, сколько это займет времени?

— Господин, они будут в Сеуле завтра.

— А из бункера вылезти можно?

— Можно, — буркнул папа, — ты здесь не за этим, давно хотел тебе все показать. Дю Кюн оставь нас, мы с Чхолем прогуляемся.

Как оказалось, бункер был больше, чем мне представлялось раньше. Гораздо больше.

— Сын, этот подземный переход построен нашим предком — грандмастером стихии земли, — мы шли по довольно широкому коридору, освещенному электрическим светом. Здесь также было сухо, и свежо, видимо работала отличная вентиляция.

— Он рубил подземелье в монолитной породе?

— Нет, он сплавил породу над нами. Современные исследования показали, что такой свод выдержит прямое попадание ядерного заряда.

— Сильно, но зачем нам это, папа? Последний рубеж?

— Ты прав, сынок, если будут знать, что мы здесь, ничего не спасет. Цель у схрона другая. Тут спрятан наш архив, кое-какие ценности на черный день, оружие и еда. Но самое главное, за сокровищницей скрытый проход. О нем не знает никто, кроме деда, меня с матерью и теперь тебя. Бежать придется ногами. Тут нет света или техники. Выход рассчитывался на мага, который сможет уйти используя дар.

— Нет проблем, пап, надо здесь полочку смонтировать, и поставить НЗ: фонарь, батарейки, пища и оружие, и денег не забыть положить.

— Как-то даже не думал об этом.

— Ну у тебя-то фонарь и оружие с собой.

— Это так, сын.

— Как далеко тянется проход и что на выходе?

— Выхода три. Один в подвале жилого дома на окраине Сеула. Там долгие годы живет человек, которому я однажды спас жизнь. Он одинок, я уверен в его верности. С нами его ничего не связывает, поэтому вероятность обнаружения минимальна.

— А спутниковое сканирование не покажет?

— Проверяли, нет, слишком глубоко. Второй выход на парковку офиса Чинхва, там ждет полностью снаряженный, неприметный автомобиль. Паркинг с отдельным выездом. Третий путь заканчивается в нашем втором поместье, рядом с Кенбоккуном, на случай, если будет надежда на Императора. Там же есть и вертолет, но в воздухе ты будешь слишком уязвим.

— Пап, все так серьезно?

— Если предки ничего не приукрасили, то случиться может все что угодно. Я не верю, что Асукабэ действуют в одиночку, слишком смело для изгоев корейцев, на птичьих правах осевших в Японии.

— Понятно.

— Здесь список банков и счетов на предъявителя в десятке стран мира. Деньги вносились наличными, людьми не причастными к клану, отследить счета невозможно, тем более у тебя есть безымянный электронный ключ для удаленного перевода денег в любую точку мира. Если решишь забирать сам наличными, то нужно воспользоваться таблицей кодов.

— Если какие-то из счетов помечены?

— Тут придется рисковать. Возможно, несколько лет вообще ничего не трогать. Но суммы там небольшие для Чинхва, не должны вызвать интерес. Но на такой случай есть локации схронов, с наличными деньгами и документами, на первое время. Тоже запомни. Постарались выбрать места без камер слежения.

— А те, кто закладывал?

— Большую часть сделал я и твой дед, а списки сожжем.

— А как ты?

— Мы с мамой все заучили, не ты один в семье гений. Есть еще пара адресов должников, но это на крайний случай, надеяться надо только на себя.

— Что-то у меня, блин, плохие предчувствия появились.

— Чхоль, это лишь разумная предосторожность, твой дед точно также готовился для меня, а я для тебя. Это семейная традиция и не касается твоих особенностей. Просто после покушения я решил, что пора бы тебе знать о том, что у тебя есть страховка.

— Спасибо, пап.

— Пойдем обратно, сын, можешь потом все здесь досконально осмотреть и подготовить, что планировал. Сейчас надо подняться к матери, она волнуется.

— Конечно, пап.

После семейного ужина спустился в бункер. Из запасов собрал небольшой рюкзачок, с армейским суточным пайком, двумя бутылками воды, фонариком и разной мелочевкой. Отдельно завернул в целлофан десять тысяч фунтов мелкими купюрами.

По оружию: принес ящик гранат, пару пистолетов с боезапасом, автоматическую винтовку, бронежилет и каску с фонарем на ней. Разложил все в небольшой нише на принесенный стеллаж.

В коридоре была система ловушек, которая как минимум могла обвалить часть проходов, но рассчитано все было на одаренного. Позже надо продублировать все минами, датчиками движения и прочими примочками.

Вероятность того, что мне понадобиться этот путь с учетом моей беспокойной в последнее время жизни — велика. Но шансы, что я смогу воспользоваться, почти нулевые. Если дело дойдет до войны, меня, скорее всего, прихлопнут где-нибудь на улицах Сеула. По крайней мере, кто-то маниакально этот вариант отрабатывает.

Но монотонное занятие по обустройству пути отхода еще в прошлом мире давали мне уверенность. Ведь если ты продумал худший сценарий, значит ты к нему готов.

Поднявшись наверх, обнаружил кучу пропущенных звонков. Пришлось перезванивать друзьям и коллегам. Новости о покушении на меня до сих пор муссировались в СМИ. Поэтому друзья и коллеги звонили узнать, все ли у меня в порядке.

— Виен, привет, ты звонила?

— Чхоль, ты в порядке?

— Все хорошо.

— Тебя не ранили?

— Абсолютно цел, даже не успел испугаться.

— Ты серьезно? Там же, говорят, был целый мастер.

— Так я в машине сидел и ничего не видел.

— Ой, ты же не одаренный, даже не почувствовал его?

— Ага, вначале ехали, потом бах, бах. Остановились, постояли, послушали какофонию выстрелов, и опять поехали. Как-то так это выглядело для меня.

— На экране смотрится круче, ты как-то скучно все рассказал.

— Да я сам чуть челюсть не потерял, когда увидел все на записи. Знал бы, что там такое происходит, пришлось бы делать химчистку салона.

— Причем тут салон.

— Обделался бы со страху.

— Вот же придурок, ха-ха-ха, нашел время шутить. Ты когда в школу? Тут скучно без тебя, зануды-одноклассники боятся со мной разговаривать.

— Не знаю, жду когда все успокоится, СБ клана носом землю роет.

— Понятно, меня бы, наверное, навечно заперли в поместье.

— Надеюсь, со мной так не будут жестить.

— Ну, ты же наследник и мужчина, не должны.

— Твои слова, да отцу в уши.

— Могу попросить своего отца позвонить.

— Ты чего!

— Шучу, шучу, значит, в пятницу может и не придешь?

— Может и не приду.

— Ладно, не кисни, до встречи, Чхоль.

— До встречи, Виен.

Больше всего пропущенных было от Анабель. Звонок ее оставил напоследок. Эгоистично конечно, девушка, наверное, волнуется, но хотел поговорить с ней, когда все дела будут окончены.

— Привет. Ты звонила?

— Привет. Да, я беспокоилась, ты не ранен?

— Цел. Спасибо за беспокойство.

— А почему не брал трубку?

— Отец психанул, мобильник забрали, а меня посадили в бункер.

— Это да, родители они такие. А я уже думала, ты в палате валяешься под капельницей. В новостях больше говорят о погибших гражданах. О тебе ни слова.

— Я так понял, служба безопасности не комментирует мое состояние, это все же информации для нападавших.

— Значит, они ушли, — сложила два плюс два Анабель, умная девочка.

— Скорее я еле сбежал.

— Там, правда, был мастер?

— Правда.

— Тогда твои телохранители молодцы, раз выстояли против такого монстра.

— Это да, без них не видать мне ни тебя, ни нашей песни.

— Вот пройдоха, мне, кстати, подтвердили обмен. Я на следующей неделе буду в Сеуле.

— Я могу тебя встретить?

— Ээээ… надо уточнить у деда.

— Ой, извини, не подумал, это может тебя подставить. Даже не спрашивай деда. Встречать не буду. Пересечемся в школе, там, думаю, никто не посмеет устраивать такое.

— Не обижайся, я не боюсь с тобой встретится, но СБ клана…

— Я все понимаю Анабель. Что у тебя нового?

— Девчонки ищут такую же флешку. Где ты ее откопал? Дом Машер отвечает, что продал последний экземпляр год назад. А новые изготовят только под заказ, только через два месяца.

— Рад, что подарок доставляет тебе удовольствие.

— Послушаешь, как я пою?

— Вау, конечно.

— Скинула.

— Сейчас.

— Ну и как тебе?

— Классно, можно хоть сейчас на запись.

— Да мне тоже не терпится. Ой, мне пора. До связи, Чхоль.

— Пока.

Блин до перерождения я был абсолютным агностиком, с научным складом мышления и не верил ни в какую мистику. Но с этой девушкой нас определенно что-то связывает. И надо поскорее понять какую роль она должна сыграть в моей жизни, или я в ее.

Глава 19

Пиу… пиу…

— Да, слушаю.

— Чхоль, это Лю Бай.

— Аджосси, рад вас слышать.

— Как у тебя дела, сынок?

— Все хорошо, аджосси.

— Я хотел бы показать тебе свой бизнес.

— Ээээ… меня не выпускают из поместья из-за покушений.

— Насколько велика угроза?

— Отец считает, что мастер с полным сопровождением решит проблему со свободным перемещением по городу.

— Хммм…, давай сделаем так, я позвоню Ча Суну, и если он тебя отпустит, буду у вас в течении часа.

— Ээээ… аджосси, а вероятность, что отпустит, велика?

— Велика.

— Тогда я побегу собираться.

— Давай, до встречи.

Через полчаса в поместье приземлилась тройка боевых вертолетов с ярко-красной эмблемой клана Фо на хищных носах. Мы с отцом вышли встречать главу клана Фо.

— Ча Сун, Чхоль — кивнул Лю Бай.

— Фо Лю Бай, рады видеть вас в нашем доме, не желаете отобедать?

— В следующий раз обязательно, Ча Сун, а сейчас я бы хотел показать вашему сыну Phoenix.

— Я понимаю, спасибо, что приехали лично.

— Аджосси, а разве небезопасно лететь на вертолете?

— Не в нашем случае, Чхоль.

Машины взмыли ввысь. Ностальгирую по таким полетам. Гражданские вертолеты так не могут. Вроде и скорости почти те же, и маневрирование в условиях города, но я со времен боевых операций, чувствую сдерживаемую мощь движков, стремительные обводы машины, грозное оружие, которым, казалось, увешаны все плоскости.

Через полчаса, судя по навигатору, мы, оставив позади город Чхонджу, облетали огромный производственный комплекс.

— Чхоль, это самый современный завод в империи Phoenix. Его закончили строить год назад. Самое современное оборудование по производству блоков памяти NAND. Вторая самая большая «чистая комната», после вашей в Чинхва.

— «Чистая комната»?

— Специальное сооружение, выполненное из суперсовременных материалов, на которых не задерживаются и микрочастицы. Размер кристаллов памяти — минус девятая степень, поэтому пылинка в микрометр приводит к браку. Сейчас все сам увидишь.

Мы приземлились на территории предприятия. Офис стоял в окружении четырех громадных производственных корпусов. Высота зданий метров тридцать, длина в десять раз больше, ширина сто метров. Раньше для меня миллиарды Phoenix были абстрактны, но теперь я начал понимать, какую махину решил купить.

— Чхоль, это офис, там нет ничего особо интересного. А вот эти здания жемчужина моей империи. Производственные линии, такие есть только у клана Фо, даже Чинхва используют более старые модели. Полная автоматизация, минимум человеческого персонала. Это не экономия на людях. Качество кристаллов зависит от точности, чистоты и стабильности процесса. Наиболее эффективно эти параметры обеспечивают роботы. Они в этом комплексе самая большая ценность.

— Сколько всего человек работает на компанию?

— Больше двадцати двух тысяч.

— Это притом, что процесс максимально автоматизирован?

— Именно.

— Так на сколько Phoenix тогда производит?

— Двенадцать миллиардов в год. Мы вторые в мире после Чинхва.

— Я слышал про Нойс и Мур, японцы?

— Их доля рынка сегодня объективно больше, но не мощности, возможно это моя ошибка — я вкладывался в производство, а не маркетинг, и потому проиграл. Там, где нужно было инвестировать деньги в продажу, я маниакально покупал современное оборудования, строил здания… Это моя истинная страсть, создавать…

— Понятно, то есть конкуренты не имеют мощностей, но продают лучше?

— Да, если ты сможешь подобрать ключи к основным клиентам и поставщикам, то разберешься и с японцами, и с американцами. Компания сейчас как боец, накачавший мускулы, отработавший технику ударов, но с плохим промоутером, который не может устроить титульный бой.

— А «чистая комната»?

— Мы почти рядом. Смотри.

За огромным стеклом работали люди, не побоюсь этого слова, в скафандрах. Вход и выход из этого помещения устроен через шлюзы, в которых человек в скафандре останавливался, происходила обработка и только потом, можно было двигаться дальше. Как оказалось позже, такое сильное впечатление на меня произвела раздевалка «чистой комнаты», основное было за глухой стеной.

— Чхоль, чтобы добиться чистоты устанавливается куча фильтров, строится помещение в помещении, как русская матрешка. Поддерживается давление, режим минимальной доступности персонала. Даже насморк причина не впустить сотрудника. Легко соблюсти такой режим в стакане, но чем больше комната, тем больше производительность. Это плюс. Но тогда труднее и дороже поддерживать нужную чистоту. Здесь Phoenix нашел баланс между производительностью и ценой.

— Впечатляет, аджосси.

В течении двух часов мы обходили производственные помещения. Лю Бай подробно рассказывал обо всех нововведениях фирмы, знакомил с ключевыми инженерами, руководителями участков.

— Как впечатления?

— Это огромная работа, аджосси.

— Да, Чхоль, культура производства в Phoenix строилась годами. Мы выращиваем собственные научные кадры, даем образование производственникам…

— Что у нас по плану еще?

— Летим в Ичхон.

В Ичхоне располагался завод по производству памяти DRAM. Не менее впечатляющий, чем в Чхонджу. Оборудование было не таким современным, но здесь было больше производственных линий, работало в разы больше людей.

Я уже достаточно насмотревшийся технических примочек, невольно обращал внимание и на другие детали. Территория завода выглядела, как укрепленный военный лагерь.

Въезды перегораживали выдвижные стальные плиты, приземистые шестиугольники из бетона скрывали пулеметные расчеты. В выверенных точках располагались орудийные башни, кажется, демонтированные с кораблей. В ангарах была боевая техника, танков не видел, но несколько боевых машин пехоты точно было.

— Аджосси, почему так много бойцов?

— Это одна из причин, почему Phoenix не так коммерчески успешен. Нам навязали войну. Я ведь открывал подобный завод в Китае, в провинции Уси. Это предприятие было гарантом того, что Чжэнфэй предпочтет американцам и японцам меня. Но завод сожгли. Поэтому мне пришлось сосредоточить свои предприятия не далее чем в получасе-часе лета от Сеула. Основная группа фабрик около Сеула, мы посетим ее в конце. Там наш научно-исследовательский блок, лаборатории, топ-менеджмент. Летим?

— Конечно, аджосси, — надо подробнее расспросить, с кем воюет клан Фо. В принципе покупка избавит компанию Phoenix от войны, но вдруг неизвестный враг воюет не лично с Фо, а за бизнес?

До Сеула лететь от Ичхона, всего ничего минут десять-пятнадцать. Под брюхом военного борта проплывали зеленые чеки риса, деревни, вынырнувшие как будто из прошлого, дремучие рощи и на контрасте современные мосты, высокоскоростные шоссе.

Вууууууууухххх! Вууууууууухххх! Вууууууууухххх!

Три огненных болида перечеркнули небо. Я заворожено смотрел, как огромный раскаленный шар приближается прямо к иллюминатору. Вот и конец, как глупо. И…

И ничего.

Более того, два вертолета охраны также получили по прямому попаданию в борт. Но снаряды бессильно растеклись по невидимой защите и исчезли. Вертолеты же сделав синхронный разворот, начали снижаться.

Внизу на совершенно пустой проселочной дороге стоял небольшой пикап, а рядом с ним тройка, несомненно, магов, окутанных щитом. Почему они не бежали? Садиться в пикап и улепетывать от боевых вертолетов — не смешно. А три огненных болида мастерского уровня, развеянных, так как будто ничего не было, явно ввели нападавших в ступор.

Я ждал пулеметного огня на подавление ракетного залпа, но боевые машины Фо лишь зависли над пикапом, и от нас вниз ухнул невидимый воздушный пресс.

Первым сдался пикап. Машину сдавило жуткой силой, из сплющенного куска металла брызнули осколки стекла. Купол магов с каким-то ультразвуковым скрежетом прогнулся, заставив людей под ним замереть в неестественных позах. Они еще держались, пытались огрызаться огнем, но все техники просто тухли, едва оторвавшись от земли.

Пресс неумолимо давил. Щит вспух в разные стороны и лопнул как мыльный пузырь, а люди внизу упали изломанными фигурами.

— Чхоль, тебя вчера атаковал мастер огня?

— Да.

— А с ним была пара подмастерьев?

— Ээээ… двое одаренных атаковали тыл колонны.

— Кажется, я немного убил твоих недругов.

— Аджосси, нападавший на меня все-таки мастер.

— Угум, а я гранд.

— ????? — мои корейские глаза, в который раз в этом мире, приблизились российскому стандарту, тенденция, однако.

— А ты думал, почему Ча Сун так легко отпустил тебя со мной? Клан Фо не так богат, как Чинхва, чтобы содержать охрану гарантированно умеющую предотвратить покушение мастера огня, да еще сидя в вертолете. Сам понимаешь, эти машинки хоть и быстрые, но очень уязвимы для одаренных. А твой отец никогда не страдал легкомыслием. Если бы он не был уверен в том, что я смогу тебя защитить, ты бы в лучшем случае поехал на автомобиле, в худшем остался бы дома.

— Да, это так, не знал, что вы достигли таких высот в мастерстве, аджосси.

— Я ведь не просто так стал самым молодым Чеболем Кореи, незадолго до этого я стал самым молодым грандом в мире.

Стрелять-колотить, вот так живешь и не знаешь, что беседуешь с тиранозавром, который мастеров плющит, не сходя на землю. Грандов, в Корее в частности, и в мире в целом, было неприлично мало. Но грандов-воздушников вообще считанные единицы. Слишком стихия считалась не боевой, поэтому адепты чаще проигрывали дуэли, чаще гибли на войне, то есть попросту не успевали развиться до такого уровня. Видимо господину Лю Баю сильно припекло в свое время, ну и талант, только вот откуда он в семье без тысячелетней истории и поколений генетических браков? А я еще рассматривал вариант надавить на Фо, если покупка не заладится.

Вертолеты приземлились прямо на дорогу. Из машин спустились бойцы Лю Бая, оцепили место трагедии и принялись вызванивать помощь.

— Чхоль, я должен поговорить с твоим отцом.

— Да, аджосси.

— Ча Сун, — гранд набрал моего отца, — только что на нас напали. Да, прямо в воздухе. Есть подозрения, что это люди, вчера побеспокоившие твоего сына. Да мертвы, так получилось. Вышли своих, посмотрите, может, найдете какие-нибудь зацепки. Они явно не рассчитывали так закончить.

— Ну что, молодой человек, продолжим?

И мы, как ни в чем не бывало, полетели в Сеул, правда, на двух вертолетах, третий остался ждать людей Чинхва. Осмотр последней фабрики занял остаток дня. Я, конечно, был под впечатлением от нового нападения и информации о ранге Лю Бая, потому происходящее проплыло как бы мимо меня, слава богу «система» все прилежно фиксировала. Рассказ Лю Бая можно переварить позже.

— Ты как, Чхоль, устал?

— Немного, аджосси.

— Понимаю, слишком много нового для тебя в один день, да еще это нападение. Я могу говорить об этих предприятиях часами, каждую железку здесь буквально потрогал своими руками.

— Вы сделали огромное дело.

— Я ведь начинал с нуля, наверное поэтому это так. Поедем, поужинаем, познакомлю тебя заново с Пек Чэ, с Фо Пек Чэ.

— Конечно, аджосси.

Через десять минут мы были в знакомом поместье Чеболя Фо. Гранд был в своем репертуаре. Мы ужинали в той же комнате, только теперь втроем.

Нам подали традиционный суп с соевой пастой и морепродуктами, кимчи, жареную форель, тушеные с перцем баклажаны и рис. Из напитков — простой кукурузный чай.

— Попробуй баклажаны, Чхоль, это незаслуженно забытое многими блюдо.

— Аджосси, я люблю их, мама готовит также.

— В твоей семье знают толк в хорошей еде. Тебе понравилась компания?

— Несомненно, аджосси, я поражен.

— Не передумал?

— Наоборот, аджосси.

— Молодец, молодые часто боятся покупать производства, больше уходят в интернет.

— Это так, но мне ваш бизнес понравился.

— Что же, я скажу как есть. Я надеялся продать компанию за два с половиной миллиарда фунтов. Но, по моему мнению, купить такой бизнес могли либо американцы, либо японцы. С японцами я воюю, а с NM отношения испорчены безвозвратно. Эти люди ждали, когда банки начнут принудительную реализацию моего имущества. Что и случилось. При этом варианте, если потянуть еще, банки начнут снижать цену на сто миллионов каждый месяц. Поэтому понимая сегодняшние реалии, я отдам тебе Phoenix за два миллиарда фунтов. И это не потому, что ты вернул мне наследника. Мой долг перед тобой так и остается непогашенным.

— Аджосси, это слишком щедрое предложение. До сегодняшнего дня я был готов купить Phoenix за два с половиной миллиарда. Но я увидел огромную работу, которую проделали вы и ваш клан. Это стоит гораздо больших денег. У меня встречное предложение, вы даете мне время отработать новый бизнес-план и представить его вам, если вас что-то не устроит в новом варианте, я приобрету Phoenix за два с половиной миллиарда.

— Это более чем щедрое предложение, Чхоль. Конечно, мы подождем.

— Деда я могу?

— Конечно Чек Пэ.

— Чхоль, спасибо тебе. Я благодарен за то, что ты вернул меня в семью и не стал мстить, когда на тебя совершили покушение.

— Чек, ты не виноват, в том, что сделал другой человек. Я не держу на тебя зла.

— Спасибо, брат?

— Да, брат.

— Приятно смотреть на молодых людей, умеющих превратить конфликт в возможно будущую дружбу. Мы, кстати, так же подружились с Императором.

— Дед расскажи?

— Это долгая история внук, давайте соберемся в следующий раз и я обязательно все вам расскажу. Чхоля, наверное, уже ждут дома, все-таки на него сегодня опять покушались.

— Да, мне пора домой, было очень приятно провести с вами время. Аджосси, спасибо за интересный день и защиту.

Домой Лю Бай доставил меня на вертолете. Лично передал из рук в руки отцу, соблюдя все формальности. Этот человек, несмотря на широту взглядов, мог дать фору многим ревнителям традиций из старейших Чеболей.

Все тренировки сегодня пропустил. Оставалось немного времени перед сном, и я решил немного поиграть на гитаре для души, дома, там, это всегда расставляло мои мысли по местам.

В моем крыле не было полноценной студии, зато в кабинете — современная система Чинхва для он-лайн связи. Я пользовался ее динамиками, микрофонами, продвинутой системой звуко- и видео записи. К тому же кабинет был на сто процентов звукоизолирован, так что я не мешал окружающим, бренча на гитаре. Только я поудобнее устроился, вдруг возникло желание позвонить Анабель.

— Привет, я не поздно?

— Нет, сама хотела тебя набрать.

— Что-то произошло?

— Да, мой выезд в Корею задерживается.

— Надолго?

— Не знаю, какие-то клановые заморочки. Боюсь, не успеем подготовить песню.

— У меня есть идея, ты найдешь свободную комнату, квадратов на десять-двенадцать.

— Эээээ, она должна быть не больше двенадцати?

— Не меньше десяти.

— Тогда нет проблем, а то я не могу припомнить такую маленькую комнату в доме, — забываю, что у богатых свои проблемы.

— Завтра придут мастера от Чинхва и установят тебе систему он-лайн связи, что-то типа удаленного присутствия. Сможешь пробить у клана разрешение?

— Думаю да, но мне не терпится попробовать. Это похоже на то, что стоит в кабинет деда, правительственная связь?

— Вроде того.

— Там несколько экранов полукругом и много микрофонов и динамиков?

— Да, точно оно.

— Давай попробуем? Деда как раз выехал на день рождения.

— Тебе не попадет, может дождешься до завтра?

— Думаю, ничего страшного не случится, сейчас дам указания айтишникам подготовить связь, если там какие-то секреты, они все равно доложатся деду, и он запретит.

— Лови номер моего канала.

— Жди.

Пока ждал, решил спеть вспомнившуюся песню:

Tell me somethin', girl

Are you happy in this modern world?

— Чхоль, что это за песня? — я, кажется, на автомате принял входящий.

— Ты тут?

— Да классно, как будто мы в одной студии.

— Ага, и звук и изображение. О, классно выглядишь.

— Не смущай меня, спасибо. Все-таки, что ты пел?

— Давай повторю…

Tell me somethin', girl

Are you happy in this modern world?

Or do you need more?

Is there somethin' else you're searchin' for?

— Классно, это для дуэта?

— Ага.

— Хочу, хочу, хочу!

— Давай скину тебе текст и ноты. Моя партия под гитару, твою можно под фортепиано, ну и потом вместе.

— Так, комнату надо искать побольше.

— Почему?

— У меня концертный рояль, еще тащить его.

— Не заморачивайся, я закажу электрофортепиано к твоему узлу связи.

— Ты такой внимательный, это похоже на ухаживание?

— Это не похоже на ухаживание.

— ???

— Это оно и есть.

— Хи-хи-хи. Давай репетировать.

— Давай.

Глава 20

К утру в поместье прибыла группа бойцов во главе с мастером Джун Хи. Жизнь вернулась в привычный ритм: школа, работа, дом.

Виен Пенхва обещала смертельно обидеться, если не приеду на пятничное пати. Я бы не прочь вообще не посещать такие сборища, но положение наследника клана обязывает. Мероприятие статусное, хоть и собирается одна молодежь, но с визитом ждут принца Сонджо, наследника Бохай и других будущих правителей Кореи.

После школы я забежал на минутку в офис и в итоге остался там на несколько часов. Планировал съездить домой и переодеться, но времени осталось всего ничего. Корейцы жутко пунктуальные и являются ровно к назначенному часу. Плюс плохой тон приехать после Ванджа. Поэтому передо мной стал жесткий выбор. Ехать в чем есть, или переодеться в дежурный костюм на работе.

Первый вариант был плох: костюм помят, почти все участники вечеринки меня в нем сегодня видели, да и стиль школьный, не подходит для светского раута. Второй вариант висел в шкафчике и в принципе вполне себе подходил. Секретарша приобрела его по моей просьбе, на всякий случай.

Но я привыкший к тому, что слуги Чинхва знали что, какого размера и где покупать не уточнил свои пожелания. Бедная Ли Мин Ю сделала, по ее мнению, отличный выбор и приобрела чудесный костюм и несколько рубашек от Brioni.

Нет, бренд мне очень даже нравился, удобные, превосходно сидящие, костюмы из шикарных материалов. Но в последний раз, когда я его надевал, мне сильно подпортили шкуру. Знаете ли, после стольких покушений начинаешь верить в приметы. Опять же, придется взять две беретты, я без них как голый, бронежилет, куда без него. Помнится в прошлый раз, я собирался примерно также. Тьфу ты, надо бы не сглазить, вроде неделя совсем неплохо прошла, подумаешь, два раза пытались прибить, зато обошлось без телесных повреждений, и Анабель позвонила. Решено, к черту суеверия, душ, переодеваюсь и вперед.

В поместье Пенхва гостей встречали юноши и девушки младших ветвей клана. Вечеринка проводилась в отдельном доме, видимо это «суверенное» жилье Виен. Хотя великовато для нее одной, у меня вот флигелек квадратов на триста, а тут хоромы, один зал для приемов смело кроет мое скромное пристанище.

Гостей проводили через искусно устроенную аллею, из которой было трудно выловить детали всего поместья, но в то же время, можно было насладиться прекрасными видами сада, искусственного прудика и прочими гордостями хозяев дома. Далее комната, где можно было освежиться теплыми полотенцами, посмотреться в настенное зеркало и, наконец, предстать перед хозяйкой вечера — Виен Пенхва.

— Чхоль, рада, что смог вырваться.

— И я рад, у тебя уютно и судя по всему весело, — из зала донесся дружный смех.

— Все для гостей. Чхоль, знакомься это Ами, моя компаньонка, она мне сегодня помогает встречать гостей, и удостоена чести провести тебе экскурсию по этому бедламу.

— Ами, приятно познакомиться.

— Чхоль, Виен много рассказывает о вас последние дни. Разрешите, я познакомлю вас с гостями?

— Буду обязан, я здесь почти никого не знаю.

Пришел я вовремя. Принц Сонджо, его друг Бохай и свита самых высокородных прихлебателей еще не явились, так что Ами быстро провела меня по залу знакомя с гостями. Я чинно раскланялся с парой десятков подростков из самых богатых семей Кореи, и остановился у столиков с закусками.

Ами убежала помогать Виен в нелегком деле встречи приглашенных, поэтому никто не мог мне помешать мне заморить червячка. А что вы хотели, крайний раз ел в школьной столовой, а уже девять вечера. Потом «система» последнее время затеяла очередную трансформацию тела, а это требовало дикого количества калорий, ну и подросток я или нет.

На пару минут я выпал из реальности, рисовые пирожки с тунцом, мелкая рыбешка на шпажках, мини-бутерброды с копченной олениной, ммм… Я уже собирался переместиться чуть левее, дабы промочить горло перед дальнейшими подвигами, когда заметил, что не одинок в своем гастрономическом варварстве.

Честно сказать процедура знакомства с гостями, мастерски проведенная Ами, мало что оставила в моей голове, оно в принципе было бы простительно для простого смертного, но для меня с «системой»… Нет, я, конечно, запомнил имена всех гостей, более того кластеры сличили каждого с их досье, аккуратно разложенными в моей модернизированной башке. Но без души, механически. И эту конкретную персону, с аппетитом, мало уступающим моему, что-то я не припомню.

Анализ. Ларс Никсдорф, европейский клан, третий сын главы клана, ранг неизвестен, вероятность наследования низкая. Старший братец и наследник уже имеет троих детей, да и второй претендент — двоих. И шиш бы я про него знал, если бы не два обстоятельства.

Первое обстоятельство — моя патологическая и непроходимая лень. Я недавно принялся забивать систему доступной информацией по всем значимым кланам. Так вот, в Европе их оказалось так много, что рука просто уставала щелкать страницы досье. И вот в моей ответственной голове родился план — десять стран каждый день. Но все испортила безалаберная лень.

В первую очередь я выбрал страны с наименьшим количеством кланов. Финляндия могла похвастаться одним кланом — Никсдорфами. Вы спросите, какого черта то ли немецкая, то ли датская, то ли… фамилия Никсдорфы — единственный клан финнов? Я и сам не знаю, финны у меня тоже прочно ассоциируются с Мякинен, Факинен и прочими нен.

Но конкретно эти Никсдофы — единственный клан Независимого Финляндского Княжества. Там какая-то запутанная история слияний на рынке телекоммуникаций, и вот получился клан, хотя на кой он нужен в крохотном княжестве, где и наличие-то князя — многовато, мне невдомек. И тут мы плавно переходим ко второму обстоятельству.

Именно этот клан упоминался в анализе покойного директора Chinmobile Джин Хо, кстати, его отправили в края вечной охоты после промывания мозгов и выуживания всего полезного. А как вы хотели, кланы не прощают покушение на наследников. Так вот эти Никдорфы — прямые конкуренты Чжэнфэй на ниве строительства сетей 4G. Но у них пока все получается дороже, хуже и вообще на экспериментальном уровне.

Но то, что Никсдорф здесь — тревожный звонок. Значит, Пенхва вовсю окучивают идею перевода своих сетей на 4G, а мой план сработает только тогда, когда я буду первым на рынке.

Пока я размышлял, на пару с Ларсом уничтожая стратегические продовольственные запасы Пенхва, в зале наметилось движение. Виен встретила последних гостей, в том числе принца Кореи со свитой, и начала подготовку к главному развлечению вечера.

Развлекушка по корейски весьма неординарное занятие.

Первое, это еда, она здесь есть и ее много. Более того в зал вносят небольшие жаровни, столики с мясом и салатами, кастрюльки на подогреве с набором "приготовь себе сам", даже тележку с тянучками приволокли вместе с кондитером. Такое чувство прямо с улицы притащили, правда предварительно начистили до блеска и покрыли золотом. Нет, наверное, это все-таки персональная тележка Пенхва, слишком роскошная.

Второе. Выпивка. Надо заметить корейцы пьют не меньше русских, если не больше. Но пить не умеют. Правильные сорок градусов здесь заменяют двадцатиградусным соджу, утопленным в пиве. А это не есть хорошо. Но сегодняшнее пати проходит, так сказать, под родительским крылом. Детям чеболей, да еще и магам, позволено многое, в том числе и алкоголь, но уважение к старшим и дому священно. Так что мажоры пьют умеренно.

Ну и наконец, третье. Корейцы любят азартные игры. И зал сейчас по приказу Виен превращается во что-то типа казино. Я так понял, решили играть в хато, местная вариация карт с японскими корнями, но давно традиционная в Корее.

Игра одновременно простая и в тоже время нереально сложная даже для «системы». Родители играли со мной взамен занятий по математике, и знаете, в этом что-то есть.

Играют от двух до пяти человек. Карты в руки, карты на кон и стопка карт на середину. В колоде сорок восемь карт, разделенных на двенадцать мастей по четыре карты. Если у тебя на руках масть и на кону такая же, забираешь. Здесь можно думать. И контролировать, что забрать, что оставить противнику, или, что выкинуть на кон, если забрать нечего. Переворачиваешь из стопки, и вот элемент случайности. Перевернул удачно — твое. Нет, перевернутая карта остается на кону.

В сорока восьми картах — двадцать четыре пустых — кассу, десять тандзаку по пять очков, девять животных танэ по десять очков, и пять благородных кванов — двадцать очков каждый.

Взял больше очков — победа. Вроде бы просто, но мазохисты-корейцы усложнили игру. Комбинации мастей, разное сочетание карт, с ленточками и прочее дает дополнительные очки. Высший бал, собрать пять кванов, второй по значимости — семь тандзаку, но при наличии одной-определенной масти. Что в целом превращает игру в чертову лотерею.

Виен сегодня решила провести чемпионат по игре в хато. Играют все, и судя по одобрительным возгласам, такая программа, в целом, удовлетворила публику. Каждому гостю слуги принесли увесистые мешочки с серебряными и золотыми монетами, судя по всему отчеканенными специально для игры.

— Дамы и господа в каждом мешочке по пятьдесят серебряных вон, и десять золотых по пять вон каждый. Одно тандзаку — пять вон. Каждый столик играет, пока не останется один игрок с деньгами. Победители распределяются по столикам вновь. Выигравший получает все монеты и свидание со мной, если это будет мужчина и с любезно согласившимся принцем Сонджо, если это будет девушка. Мы с чемпионом втроем завтра летим в Макао подергать за хвост удачу китайского тигра.

— Вау, круто…

— Отлично придумано…

— А в самолете много мест, может, я присоединюсь?..

— Уважаемые гости, я полечу только в компании победителя или победительницы, на тех же условиях дал свое согласие Ванджа.

— А что, если победит кто-то из вас?

— Тогда мы улетим вдвоем. Начинаем играть?!?

— Даааааа…… — корейцы определенно сумасшедшие.

— А, совсем забыла, чтобы иметь шанс закончить побыстрее, если кто-то за столом собрал пять кванов или семь тандзаку, все деньги игроков за столиком его.

И мы начали играть. Распределение проходило жеребьевкой, имена гостей и номера столов выводились на мониторы, которые установили в зале. За игру усадили даже Никсдорфа. Тот ожидаемо почти все слил за несколько партий, но вдруг ко всеобщему удивлению, выровнялся, а потом и вовсе победил.

Первоначально было около двадцати столов. Не везде набралось пять игроков. За моим было всего три: я, Ами, компаньонка Виен, и незнакомый парень, кажется, его семья занимается нефтепереработкой.

Игра как я уже говорил, сильно зависела от удачи, «система», давала мне лишь процентов двадцать преимущества, при условии, что противник умеет считать карты. При большом количестве партий этого было достаточно для победы. Но на первом туре была вероятность слить все за два-три кона. Однако мое попадание за столик всего с двумя оппонентами сыграло свою роль. Парень буквально за четыре кона проиграл все, следом слилась Ами.

Легкая победа в первом туре, хорошо. Но во втором у меня будет триста вон, а у игроков со столов с пятью партнерами — пятьсот.

— Чхоль, как тебе затея?

— Неплохо, не ожидал, но игра увлекла меня. И часто вы так развлекаетесь?

— Всегда по разному. В прошлый раз Бохай снимал зал с однорукими бандитами, а на день рождения Ванджа ходили в караоке.

— Весело.

— Ты хорошо играешь, где так научился?

— Да я новичок, весь мой опыт игра в компании родителей и деда.

— Не недооценивай, это называют старой школой.

— Вау, ну тогда я крутой игрок, владеющий древней техникой Чинхва.

— Хи-хи-хи. Пойдем, поболеем за Виен.

Остальные игроки поступили схожим образом, подбадривая тех, кто еще не прошел во второй тур, при этом азартно делали ставки на игроков. В следующий этап прошло двадцать подростков. Четыре столика по пять.

Второй тур я ожидаемо прошел. Много денег, медленнее игра, и статистика вывела меня в победители. Время уже перевалило за час ночи, а мы только готовились к финальной битве.

Интересный расклад. За столом оказались Никсдорф, Бохай, Ванджа и я. В первом туре я болел за Виен, потому не видел игру своих оппонентов, во втором провозился дольше всех и опять ничего не посмотрел. В принципе условия у всех равные, у каждого примерно по две с половиной тысячи вон. Но что-то терзают меня сомнения. Но игра план покажет.

Гостей рассадили амфитеатром вокруг нашего столика. Подали закуски, напитки. Сонджо на пару с Туаном лениво грызли соленые орешки, запивая светлым пивом. Ларс нордическими челюстями перемалывал ломтики сушеного мяса. Пил он тоже пиво, правда, темное. Я не стал выделяться и взял пива, только закусывал полосками вяленой рыбы.

— Интересный расклад, — начал Ванджа, забрав с кона квана, — иностранец побеждает корейцев в их национальной игре. Я правильно понимаю Ларс, что вы начали играть чуть ли не сегодня?

— Ваше высочество…

— Просто, Сонджо или Ванджа.

— Благодарю. Сонджо, я действительно малознаком с этой игрой, правила мне объяснили вчера мисс Виен и мисс Ами, мы шуточно играли, но без всяких комбинаций, — финн забрал танэ и перевернул касэ.

— Удивительный талант Ларс. Похвальный. А вы Чхоль, где научились так играть?

— Дома, исключительно в кругу семьи, — мне, как и принцу достался кван.

— Оно и понятно, — буркнул Туан.

— Туан, ты что-то имеешь ввиду?

— Мне понятно, что ты Чхоль играл только дома, ведь в свет ты вышел первый раз, не так ли? — Бохай съел танэ и тандзаку.

— Верно, подмечено Туан, в такой компании я развлекаюсь впервые.

Партии шли с переменным успехом. От слова переменным я сам в шоке. А как же «система»? Удивительно. А «система» сделала неожиданные выводы. Ларс что-то использует, рискну предположить его очки — гаджет, слышал, что такие начали появляться в этом мире. Так что с ним эффективность «системы» где-то процентов на пятьдесят ниже.

А вот Ванджа и Бохай играют на пару. Я пока не могу вычислить, как они добиваются такой эффективности, но по факту Сонджо выводит Туана к победе вернее и быстрее моей системы. Может телепатия? Блин, вроде ее нет в этом мире. Какой-то хитрый аппарат? Так, оба без очков, уши пусты.

С другой стороны чего я закусился. Победа мне не нужна. Лететь в какой-то Макао с Виен я не хочу, вот с Анабель бы слетал, а так нет. Золото и серебро — не смешно. Да и вообще, не влез ли я грязными сапогами в чьи-то политические, а то и любовные интриги? Финн вон сильно напрягается — видно, что хочет победить. Бохай вообще на каждый не свой выигрыш волком смотрит.

В общем, я решил слиться. Потихоньку проигрывал, как правило, в пользу Ларса. Назло Бохаю, а то задрал он со своими провокациями. Чаще стал делать ошибки и заливать побольше пива, имитируя опьянение. Но с увеличением горки монет перед финном, Туан злился все сильнее и сильнее. Постоянно позволяя себе едкие замечания в мой или Ларса адрес. Принц даже пару раз цыкнул на друга, но тот уже не мог успокоиться.

— Господа, я не верю, что два новичка могут демонстрировать столь серьезный результат в этой игре, — в очередной раз поддел Бохай, забрав с кона пустышку.

— Туан, можете говорить прямо, — не заржавело за Ларсом.

— Да, Туан, разъясните свою мысль? — я забрал квана и перевернул еще одного, при этом первого я уже съел накануне.

— Я к тому господа, Ларс и Чхоль, как мне кажется, вы пользуетесь нашей с принцем наивностью, выигрывая кон за коном.

— Туан, — предостерегающе рявкнул Сонджо.

— Туан, если вы решили оскорбить, делайте это прямо как мужчина, если вы решили обвинить — предъявите доказательства, — при этих словах я взял еще одного квана, откровенно подкинутого мне Ларсом, что не ускользнуло от разъяренного Бохая.

— А что это, как не поддавки между вами?

— Слушай Туан, я сегодня встретился с Ларсом впервые. Если ты видишь у меня меньше всего вонов за этим столом, и поверь мне, я меньше всего хочу победить, — дал последний шанс Туану не обострять конфликт.

— И все же вы играете бесчестно.

— Туан, замолчи, — принц попытался остановить друга.

— Слово сказано, ваше высочество, — я перевернул и забрал последнего квана, — вы готовы ответить за свои слова Туан Бохай предо мной Чхолем Чинхва?

— И передо мной, Ларсом из клана Никсдорф?

— Я готов!

— Господа вас двое, — возразил Сонджо.

— Уважаемые гости, Чхоль Чинхва собрал пять кванов, победа его, — зачем-то добила Туана Виен. Вообще-то ее, как хозяйку, в первую очередь должна была бы беспокоить намечающаяся дуэль, а не чемпионат хато.

Глава 21

Как-то уж очень наигранно все произошло. Неужели единственной целью была дуэль? Одного квана мне подкинул Никсдорф, и взял я его на эмоциях, уж очень нагло вел себя Бохай, а вот последний, мог достаться мне с вероятностью один к восьми, а учитывая, что игроки обычно придерживают масти, где есть кван, то шансы уменьшались и вовсе до пяти процентов. Но судьба, или злой рок, сыграли на моей стороне.

Мотивация Никсдорфа на первый взгляд ясна. Им нужен Чеболь Пенхва. Солидный клиент, и если перевод на 4G состоится, то это повлечет мультипликативный эффект по всему миру. Сотовые компании с миллионами абонентов обратятся к Никсдофам, которые будут иметь проверенное Пенхва решение, а не экспериментальную версию.

Почему он подкинул квана мне? У меня меньше всего вон на столе, а значит, выигрыш в текущем кону никак не продвигает меня к победе в целом. А вот историю с пятью кванами Никдорф видимо недооценил, как и я. Правил он не нарушил, игра не запрещает сливать очки слабейшему противнику, чтобы самому остаться наверху.

Туаном двигают похожие мотивы. Пенхва и Бохай делят рынок связи Кореи. Два наследника, объединение и просто головокружительные перспективы. Например, выход на международные рынки. Судя по всему у кланов, связанных с коммуникациями, это проблема.

Чинхва уже сейчас зависят от Кореи только как от производственной площадки, да и то часть мощностей давно вынесена в Китай, РИ, США и Европу. А продажи идут по всему миру, и доля внутреннего рынка Кореи в общих продажах давно уже ниже десяти процентов. Поэтому отец может позволить себе не играть в придворные игры, и посещать Кенбоккун только по официальным приглашениям. Остальные вынуждены мониторить двор, так как сильно зависят от трона.

Но вернемся к нашим бара… Бохаям. Я очевидный конкурент на руку Виен Пенхва. И клан мощнее, и позиции на международном рынке есть. Да и объединение связи и смартфонов может дать больше плюшек, чем просто увеличение доли рынка связи внутри Кореи. Чинхва монстр на рынке электроники в мировом масштабе, Пенхва на рынке телекоммуникаций. А Бохаи и в связи не в первой десятке в мире, и в электронике вторые только в Корее, но где-то двадцатые в мире, вроде бы неплохо все вместе взятое, только вот что они могут предложить Пенхва?

Но грубовато работают, убийство наследника, пусть и на дуэли, это война, с кланом, который объективно в три раза мощнее, а учитывая собственное производство тяжей, мы и вовсе кратно превосходим Бохай по военным силам.

А какие мотивы у принца Сонджо? Он вроде тормозил Туана, но как-то невнятно. Ванджа достаточно было жестко заткнуть Бохая, тем более он, очевидно, был не прав. Но принц дал конфликту разгореться. Неужели Императору надоели независимые Чинхва? Ведь как ни крути я единственный наследник, и другие, учитывая наши семейные ценности, вряд ли появятся.

Я уже молчу про Виен, может это конечно паранойя, но оперативно она меня выманила за территорию школы, где дуэль со смертельным исходом карается смертью. А здесь в случае моей безвременной кончины, конечно, огребут все: Пенхва как хозяева, Бохай как главные инициаторы и Ванжда, поступивший вразрез с духом указов Императора. Но Чеболи отделаются устным порицанием, а Ванджа и вовсе третий в очереди престолонаследия. Картинка-то сложилась так себе.

И все бы ничего, вот только все это время я никак не могу вынести учителя. В тренировочных поединках попробовал учителей всех стихий и несколько универсалов. Результат ноль побед и о-го-го сколько поражений. И самыми неудобными для меня остаются огневики. Броня от жара не спасает, а площадные техники у них получаются легче и быстрее, чем у остальных стихийников.

Ну и, конечно, по закону вселенской подлости, Бохай у нас адепт огня и, само собой разумеется, уже учитель. То есть моей скорости противостоит самый быстрый одаренный, какой мне мог встретиться в стенах Лицея. А если имя ему дали неслучайно, то огонек у него еще тот. Будет от чего прикурить.

Вся толпа мажоров двинулась к полигону Пенхва. Ничем не примечательное сооружение, такое же, как в Лицее или у меня дома. Арена с небольшое футбольное поле, щиты по периметру. Есть удобные зрительские места, так что вечеринка продолжилась прямо здесь. Детишки стали делать ставки, набирались пивом и соджу. Я, блин, гвоздь сегодняшней вечерней программы.

Симпатии публики были на стороне Туана. Он как-никак в тусе с самого начала, а я новичок. К тому же Бохай — учитель, а я бездарь и типа должен знать свое место. Ну, и все хотели в Макао, а тут я с обломом из пяти кванов.

Как-то само собой моим секундантом стал Никсдорф, а у Туана естественно принц Сонджо. В принципе, правила не требовали этого, но этикет и желание подростков выглядеть значительнее сыграли свою роль. Ну, пусть проиграются в дуэли. А мне надо готовиться, битва предстоит смертельная.

Снял пиджак. Определенно Brioni приносит несчастье, как и беретты. Надо было глоки взять, вроде неплохо себя показали. Но я весь в поиске своего оружия, экспериментирую помаленьку, надо еще радоваться, что с какими-нибудь кольтами не пришлось выходить, были и такие варианты. Избавился от всего лишнего: запасных обойм, все равно не успею поменять, чехлов от беретт, пистолеты возьму в руки.

В сухом остатке, броня, нож, две специально изготовленные для скрытого ношения гранаты, не такие эффективные как армейские, но все же. Чем-то похожи на запасные обоймы, думаю, Бохай не разберется что это. А то станется ему пульнуть прямо в них, и тогда умру глупой смертью от своих боеприпасов. Ну и в руках два пистолета. Тридцать два шанса остановить бронепоезд.

Туан к полигону подошел на расслабоне. Даже клубный пиджачок не снял. Ну а чем я его могу удивить? Стрелял бы из засады, мог бы быть толк, ну или имел бы на руках автоматический гранатомет. А так подготовит щиты, выйдет в чисто поле и прихлопнет бездаря Чинхва. Настрой в принципе понятен.

— Чхоль, ты, что вообще без дара? — мой секундант, кажется, единственный кто этого не знал.

— Ага.

— Ну, ты и псих, давай я извинюсь перед этим мурлом, он не посмеет отказать, его засмеют, за желание драться с человеком без магии.

— Нет.

— Псих.

— Сам такой.

— ???

— Ты тоже нарывался.

— Так я маг!

— Ага, ученик.

— Откуда знаешь? Ладно, неважно. Проиграл бы, но точно не умру, в отличие от тебя.

— А я постараюсь выкарабкаться.

— Точно псих, Виен, скажи ему.

— Чхоль, ты не обязан драться, если я скажу Туану…

— Нет.

— Психованный идиот.

— Уже лучше.

— Что лучше?

— До этого я был просто психом, расту.

— Псих.

— И снова здрасьте.

— Прекрати кривляться, Чхоль, я все отменю.

— Виен, успокойся, что будет, то будет. Мне пора.

Арена привычно окуталась щитами. Туан на противоположенном конце поля. Его имя — Яркий, старые роды не дают имена просто так, значит талант. В тренировочных боях я всегда пытался свести поединок к рукопашной. По логике, на дистанции с мастерами техник ловить нечего. Кончились патроны, и нет возможности сбивать концентрацию мага, а значит приблизиться к нему. Пуля не берет щит, а вот он меня вполне сможет поджарить.

Но и на коротком расстоянии шансы не велики. Синева, усиленные кулаки и щит. Причем у учителя все гораздо серьезнее, чем у того же Чек Пэ. Пока пробью, получу что-нибудь не совместимое с жизнью. Взвесив все «за» и «против», решил рискнуть — побегать.

Туан картинно стоит, типа благородно дает мне начать. Ну а почему не проявить благородство за надежным щитом. Ну и я постою. Он тратит энергию на щит, меня ничего не беспокоит.

А вот публика заволновалось, зрелища то нет.

— Трус, начинай.

— Туан размажь его.

— Эй, вы чего застыли?

— Заканчивайте уже, мне пиво в горло не лезет.

О, нервишки не выдержали. Кинул шар огня. Небольшой раскаленный сгусток белой плазмы. Небольшой-то небольшой, а энергии вложил вагон, рисуется перед зрителем. Ну что, поддержим выступающего. Лениво уклоняюсь от шарика, тот с превозмоганиями тухнет на щитах арены. Силен, даже щиту не сладко пришлось, во мне бы точно дырку прожег.

Кидает еще горсть от щедрот, но уже не таких ярких, бережет силушку. Пришлось побегать. Ну как побегать, подергался в разные стороны, пропуская снаряды. Один раз красиво прогнулся назад, пришлось встать чуть ли не на мостик.

— О, прикольно исполнил.

— Туан, Чинхва ведет два ноль.

— Увалень, ты так будешь до завтра с ним разбираться.

— Вы что тут, балет устроили?

Бохай, похоже, очень сильно реагирует на возгласы публики. Готовит площадную технику. Так левая рука вниз, правая вперед ладонью, подшаг. С девяносто процентной вероятностью «огненный шторм», радиус поражения двадцать-тридцать метров. Успею? Нет. Бах…

«Система» выявило точку приложения. Стреляю точно в локтевой сгиб правой руки. Техника сформировавшись, ушла метров на десять влево, соответственно я успел, не без пижонства, выскочить из зоны поражения.

— Уууууу, мазила криворукая.

— Ты чего там стену огня против немага изображал?

— Бохай прекращай позировать, давай заканчивай!

— Чинхва, молодец!

— Братан, да у тебя есть яйца.

Чего это он удумал. Туан делает ряд пассов, влево, вправо, вверх… «блуждающий смерч», твою мать, он же учитель. Ухожу перекатом влево вперед. Бах… несусь вправо. Бах… Бах… Зацепил руку. Но в целом все мимо. Спасибо береттам, не подвели, сбил супостату прицел. Картинно встаю на прежнее место.

— Вау, это было круто братан.

— Ты чем яйца полируешь, Чинхва?

— Бохай, хорош уже танцы разводить, вали его.

— Давай месилово, аааааа!!!

Неплохо. У меня минус четыре патрона и обожженная левая рука, а у него просел резерв. И просел не хило. Будет сближаться? Было бы на руку. Блин сглазил, это же «дыхание дракона». Если сделает здесь и лягу. Бах… Бах… Бах… Бах… Фу пронесло, тут не до экономии патронов. При худшем раскладе на меня из под купола здания вылетел бы огненный болид, разделяющийся в воздухе и покрывший добрую треть поля. А так сдулся.

Разозленный Бохай бежит ко мне. На ходу кастуя технику за техникой, БахБахБахБахБах… Выстрелы беретт слились в непрерывную очередь. Ломаной змейкой несусь на встречу. Правый бок, щека, нога, блин и в спину прилетело, чем это? Но пока все в пределах нормы. Регенерация, коктейль стимулирующих от любимого организма, минут пять еще продержусь.

Сталкиваемся в середине арены. Стреляю ему прямо в лицо. Дергается влево, явно не стоял под пулями, это рефлекторное. Сбил каст. Подныриваю под размашистый удар, упираю ствол в его щит прямо напротив паха, стреляю. Явно труханул. Вреда нет, но испугался остаться кастратом. Сбил очередную технику.

Танцуем напротив друг друга, я прыгаю, уклоняюсь, стреляю. Дважды опрокинул его подсечкой на землю и стрелял прямо в лицо. Учится, потихоньку привыкает. А первый раз поднял щиты на максимум.

Так, подсек в очередной раз. Имбицил, ждет выстрела в лицо, даже улыбается с презрительным превосходством, позер. Две гранаты под него, и бегом. Залечь. БАБАХ… БАБАХ…

Бегом обратно пока не очухался, БахБахБахБах… последние патроны с двух рук. Есть, достал, тело дернулось, появилась кровь. Был бы опытнее, еще бы размазал меня, но у пацана шок, пока не сориентировался и не восстановил щит, заряжаю с ноги, прямо в голову.

Фуххх…

Щиты арены падают. Уши заполняет многоголосый зрительский вопль. Ко мне и Бохаю спешат бригады реанимобилей и целители. Вижу мастера Джун Хи, его-то кто пустил в поместье, Ларс, Виен…

Brioni прости, но ты теперь в аутсайдерах.

Очнулся по традиции в медблоке. Мама спит в соседнем кресле. Тело привычно ноет, но где-то уже и зудит под повязками, спасибо ускоренной регенерации.

— Сынок, — мама проснулась, — как ты нас напугал, не рискуй так больше, обещай.

— Мам, все было под контролем, — ложь во спасение.

— Э-хе-хе, ты как себя чувствуешь.

— Мам, ты же знаешь, бывало и хуже.

— Мне не привыкнуть к этому никогда сынок, — хлип, хлип.

— Мам, не плачь, все хорошо.

— Все, все, сынок прости за слабость, сейчас папа придет. Он всю ночь дежурил вместе со мной. Но утром пришел глава Бохай.

— ?????

— Ваша дуэль наделала шуму. Император провел разбор. У Пенхва была видеозапись всего турнира хато. Несмотря на поддержку принца Сонджо Бохай признан виновным в провоцировании конфликта. Они сегодня приносят официальные извинения.

— Сынок, — в дверях стремительно появился отец, осунувшийся, не спавший всю ночь, — как ты?

— В норме, пап, не забывайте, регенерация работает.

— Слава хранителям, сынок, целители вчера говорили, что ты плох.

— Блин, вроде он меня почти не достал?

— Ты потерял много крови, ранения каждые по отдельности не опасные, но вместе взятые уже не так безобидны. Хорошо, что тебе вовремя оказали помощь. Мастер Джун Хи буквально с боем провел наших специалистов, несмотря на защитников Пенхва.

— Пап, а что там Бохаи?

— Принесли извинения, их отпрыск извинится перед тобой, когда сможет это сделать, ты знатно его отделал.

— Еле вытянул, способный гад.

— Да неудобный для тебя противник. У меня сложилось впечатление, что Бохай провоцировал тебя с самого начала.

— Да, пап, тоже так думаю, более того паранойя кричит, что и Пенхва при делах.

— Мы получили все записи от Пенхва, Император вмешался. Но не исключено, что записи откорректировали. Посмотри на досуге, сделай замечания, если что-то заметишь. Как тебе Никсдорф?

— Не пойму его роль, он, кажется, пытался быть приятным для Виен, и попал под раздачу вместе со мной.

— Это мешает твоим планам?

— Союз Никсдорфов и Пенхва не сильно, если только не состоится в ближайшие три месяца.

— Ну это вряд ли. А Пенхва с Бохай?

— Тут сложнее, но Chinmobile лишь небольшая часть проекта, а эти союзы влияют только на нее. Мне важнее отношения с Чжэнфэй.

— Твоя дуэль вскрыла немало фактов, не думал, что у Чинхва с Бохай что-то может получиться, они раньше не ладили друг с другом. Как-никак конкуренты. Ну и с нами, традиционно.

— Я смотрю, у Чинхва и Пенхва больше общего.

— Это последние пятьдесят лет, исторически мы с Пенхва конкурируем даже больше, чем они с Бохай. Честно сказать, меня приглашение Виен сразу насторожило.

— Почему?

— Быстро слишком, такое чувство, что тебя прощупывают.

— Жестко они как-то.

— Это да, по краю прошли.

Родители уехали на работу, а я перебрался из медблока в свое крыло. На мобильном была тысяча пропущенных звонков.

— Анабель, привет, — я сразу связался из студии, — извини, что пропустил репетицию и не отвечал на звонки.

— Чхоль, я уже все знаю.

— Откуда?

— Ты не видел ролик в сети?

— Ээээ, нет.

— Ты набираешь популярность.

— Скинешь ссылку?

— Давай подключу демонстрацию экрана, я тут пока тебя не было разбиралась с инструкцией. Кстати спасибо за оборудование, действительно крутая вещь.

— Рад, что тебе понравилось.

— А электропианино вообще чума, давно такое хотела, но дед все мозги вынес со своими классическими роялями. О, видео подключила, смотри.

— Так стоп, ты же это уже видела? А почему не спрашиваешь как мое здоровье?

— А я поговорила с твоей мамой.

— С кем?

— С МАМОЙ!

— Ээээ… и как?

— У тебя замечательная мама.

— Спасибо.

— Все-таки спрошу, из первых рук, так сказать, как ты себя чувствуешь?

— Подожди, давай я лягу на каталку, присоединю капельницу, и ты по новой спросишь?

— Вот шут. Мы петь пока не будем, ты зачем в студию пришел?

— Честно?

— Честно.

— Хотел тебя увидеть.

— Спасибо. Чхоль, ты береги себя. И я хотела спросить… Люди говорят, дуэль была из-за Виен Пенхва?

— В какой-то мере да. Стой… стой… Ты только дослушай. Там за победу в карточном турнире победитель должен был лететь с Пенхва и принцем Сонджо в Макао. Я случайно вышел в финалисты. Тут Бохай и сорвался, обвиняя всех в жульничестве.

— Понятно, так тебе теперь придется ехать в Макао?

— Нет, после всего об этом не может быть и речи.

Глава 22

Форум FN

— Вы видели это (ссылка)?

— Да, мощно, но это совсем не ММА.

— Блин, это какой-то ганфайтинг. Почитайте, Туан Бохай имеет ранг учитель. История не знает поединка, в котором не одаренный смог бы победить учителя.

— Почему же, снайпер Ли Мун Сок на войне уничтожил двух учителей.

— Так то не поединок, подловить можно и гранда, я говорю о поединке один на один.

— Все же у Чинхва были пистолеты.

— А ты возьми пистолеты и выйди против учителя. Посмотри это видео (ссылка) там по учителю всаживают очередь из М16, в упор, а он стоит и улыбается.

— Как он двигается, это точно какая-то секретная техника. Это что получается, не маги могут драться на равных с магами?

— Тоже так хочу.

— И я.

— Что-то влюбленной нет, может она в курсе, где Чхоль так научился.

— Кто ее слышал?

— Да, давненько не было.

— Да понятно, что дома научился, наверное, какие-то секретные родовые техники.

— Смотрите, Институт боевых искусств опубликовал разбор поединка Чинхва — Бохай. Чинхва действовал с девяносто пяти процентной эффективностью. Да это робот какой-то.

— Там пишут, что выстрелы, углы атаки и уклонения были выполнены по идеальной траектории.

— А вы вспомните, Джу Мин — Чхоль ведь выиграл всекорейский конкурс математики, может в этом секрет?

— Ага, вот пойду запишусь на математику, только там обычно такие ботаны сидят, их же на ринг не пустят. Как он смог?

— Бой войдет в зал славы института, как поединок между максимально неравными бойцами с победой слабейшего за счет техники.

— Это опозорит Бохая.

— Да ему изначально не надо было выходить на такой поединок, победа опозорила бы его немногим меньше.

— Это да.

— МАГИ ПАДУТ! ИХ ВРЕМЯ ОКОНЧИЛОСЬ!..

— Опять эти сумасшедшие.

— Куда смотрит модер!

— Вроде бы Чхоля серьезно задели, кто знает как он?

— С любимым все в порядке!

— О, влюбленная, откуда ты все знаешь? Может скажешь, где он учился так драться?

— Он лучший!

— Опять понесло, скажи уже по делу.


В школу попал через неделю. Бохай по понятным причинам отсутствовал, пулевые ранения так скоро не заживают, ну и моя регенерация быстрее, даже с учетом того что Туана пользовали целители. Не пришел на занятия и принц Сонджо, вроде был в отъезде с посольством, скорее отправили в ссылку, пока Император не успокоится.

Пока добирался до класса, вокруг звучали одобрительные возгласы.

— Красавчик.

— Братан, это было круто.

— Чхоль, ты наш герой.

А в классе меня ждал сюрприз, на соседней парте сидел мой старый недруг, Фо Чек Пэ.

— Здорово брат.

— Привет, Чхоль.

— Как тебе новая школа?

— Неласково.

— Что так?

— Да в Чонгоре дураком был, сделал пару роликов, а здесь есть те, кто принял их близко к сердцу.

— Уже дрался?

— Один раз, видно прощупывают, ничего серьезного. Вынес старшего ученика, но рыбки крупнее вели наблюдение.

— Сколько с тобой людей?

— Один, трое будут к следующей четверти.

— Со мной трое. Союз?

— Союз, я принимаю твое старшинство, брат, — мы пожали друг другу руки под внимательными взглядами одноклассников.

— Чхоль, привет, — в класс в окружении пары прихлебателей вплыла Виен Пенхва, — как ты дорогой, поправился?

— Все отлично Виен, ты знакома с моим другом?

— И да и нет, учимся в одном классе, но это еще не повод познакомиться, хи-хи-хи.

— Виен, это мой старый товарищ Фо Чек Пэ, наследник Фо Лю Бая.

— Вот как? — удивилась Виен, — А я слышала род, после череды трагических событий, остался без наследников?

— Оказалось, нет.

— А что за союз вы тут заключали?

— У нас были раньше некоторые разногласия с Чек Пэ, но мы их переросли.

— Аааа… я видела запись вашего боя. Так вы теперь как водится у мальчишек — лучшие друзья?

— Вроде того.

— С Бохаем также будет?

— Это зависит от обстоятельств.

— И каких же? — вот язва.

— От того насколько высокие договаривающиеся стороны умеют находить компромисс.

— Да ты прям политик.

— Ну так, наследник клана же.

— Шут, и псих.

— Пообедаем сегодня вместе, ты, я, Чек Пэ?

— Извини я сегодня не смогу, после этой пары еду с родителями на мероприятие. Это далеко от Сеула, поэтому пришлось отпроситься пораньше.

— Ну тогда в следующий раз?

— Конечно ребята.

После пары мы с Чеком в окружении бойцов клана направились в столовую.

— Как она тебе?

— Красивая и скользкая. Я правильно понимаю, ты хотел воспользоваться ее бойцами.

— Да. Лишние бойцы нам не помешают, это не школа, а какой-то бойцовский клуб.

— Ага. Я когда положение в Чонгоре завоевывал и то меньше напрягался.

— Меня первую неделю не трогали, видно усыпляли бдительность перед закланием Бохаю. Я тут посмотрел статистику на школьном форуме, пока отдыхал в больничке, случилось двадцать девять дуэлей.

— Тут местные старожилы вообще говорят, бывают свалки стенка на стенку.

— Это жесть вообще.

— Ты как, не думаешь подмять школу под себя, вроде за тобой происхождение, и навалял ты учителю неплохо?

— Не-не Чек, учитывай, что учителя бывают разные, да и два Ванджа в школе.

— Это проблема.

— Не будем о грустном, давай отдадим должное этой прекрасной еде.

— Да, столовая тут отпад.

— Твой дед не одобрил бы.

— Не говори, в кухне он просто помешан на традициях.

— А мне нравится.

— Правда что ли?

— Мои родители питаются почти также, так что видимо дело привычки.

— Понятно, мои, приемные, чаще заказывали, я поэтому всеядный, и на общепит тянет.

— Ой, — какой-то чудила мелькавший ранее в свите Бохая, якобы случайно опрокинул на нас поднос с едой и напитками, — Простите меня эээ… за неловкость.

— Да ничего страшного, — опередил я Чек Пэ, кинувшегося в расставленную ловушку, — Все бывает, не так ли?

Я поставил на край стола стакан с недопитым соком.

— Конечно, я случайно, — заявил тип, нагло улыбаясь.

— Ой, вы кажется и на себя немного пролили, — сказал я вставая и неловко подскользнулся. Моя нога, СЛУЧАЙНО, подсекла бойца Бохаев, а рукой я якобы попытался за него схватиться, чтобы не растянуться на полу самому. При этом схватился так неловко, что голова неудачника влетела точнехонько в стакан.

Во все стороны брызнули осколки стекла и ярко оранжевого сока. А у оппонента на лице теперь будет красивый ровный круг и куча царапин. Но сейчас этого не видно, все залито соком и кровью.

— Это что за беспредел? — подтянулись сторонники Туана, что-то многовато их, видимо их поддержали союзные кланы или имперские роды.

— Парни, остыньте, ваш друг случайно вывалил на нас поднос с едой, а я чисто случайно, подскользнулсяи и неловко опрокинул его на стол. Здесь нет никакого злого умысла, — я широко и открыто улыбнулся хмурым парням.

— Я тому свидетель, — поднялся Чек Пэ, — да и все видели, Чхоль с вашим товарищем мирно беседовал. Мы вообще-то с ним не знакомы, и нам нечего делить.

За Чек Пэ синхронно поднялся его боец, мои люди давно подтянулись и окружили место событий. Противник не имея решительного численного перевеса, да и законного повода, решил все спустить на тормозах.

— Эй ребята, приведите Муна в сознание, и помогите ему дойти до лазарета.

— Без претензий? — взглядом надавил я на окружавших парней.

— Проехали, — нехотя сказал бугай, схвативший незадачливого товарища за плечи.

— Пойдем переоденемся? У меня вроде спортивка есть.

— У меня тоже есть.

— Хен, мы с вами, — к нам присоединились бойцы Чинхва во главе с Чеком и одиночка из клана Фо.

— Поели бы?

— Давайте потом вместе.

— Хорошо. Как обстановка?

— За неделю, пока вас не было, к нам изъявили желание присоединиться бойцы пятнадцати кланов, в основном те, кто ходил в школу Чинхва, но и несколько ребят из Бохай, Пенхва и Тхэбон. Ваш бой с Туаном, произвел на людей впечатление.

— Будь аккуратен, Чен, часть скорее всего разведчики. И не исключено, что именно из Чинхва.

— Дядюшка Дю Кюн обещал нам специалиста, говорят он сын контрразведчика клана, сейчас ускоряют его перевод из штатов.

— А кто сейчас выполняет роль разведки?

— Миа, она бредит этой работой, хотя по профилю чистый боевик.

— Сколько наследников Чеболей?

— Три, кстати, они хотят личной встречи с тобой.

— Организуй, Я с Фо, ты, Миа, и лидеры кланов, решивших присоединиться. Тех кто без наследников надо разбить на группы: Миа пусть отберет самых лояльных, которых можно пробить по школе Чинхва. Ты собери боевиков, как и Бао. Чек Пэ, если сумеешь обуздать клановых наследников, они твои.

— Все-таки будем подминать школу?

— Я же говорил, здесь не прокатит. Ванджа. Но погоду мы делать должны, а то сожрут.

— Хороший план, хен.

— Значит договорились. И Чен, старайтесь не жестить с имперскими родами и Пенхва.

— Я понял, хен.

— Чхоль как думаешь, на сегодня они закончили? — спросил Чек Пэ.

— Думаю нет, им надо наказать меня до прихода Бохая.

— Да ему после дуэли стремно поднимать волну, а так если тебя сделает кто-нибудь из его шестерок, то как бы ответят, а он потом будет вещать, что был не в форме, — высказал свои мысли Чен.

— Я думаю, даже реванш организуют. Сегодня я того задиру слишком быстро опрокинул, сломал им согласованный Бохаем план, вот они и не среагировали, видно звонят боссу, советуются.

— Ха-ха-ха. Точно, тот бугай так напряженно думал, что у него аж вены на лбу вздулись.

— Он хотел дуэли с тобой?

— Мог начать с тебя, Чек Пэ, а потом перейти ко мне, если я встряну, как тогда за Ю Хва.

— Похоже на правду, а не слишком ли? Мы вполне могли его на лоскутки порвать, задохлик такой.

— Это ученик последнего класса старшей школы, главный дуэлянт Бохаев. Я не ошибаюсь, Чен?

— Да, хен, мы его пробивали, тот еще монстр.

Мы с Чек Пэ переоделись в спортивки, и отправили одну из машин за новыми костюмами, преподы могли докопаться до неуставной формы. Надо бы пару комплектов принести в школу или держать в кортеже. Хотя, лучше в кортеже, станется с местных малолеток, диверсию по шкафчикам замутить.

— Тут же везде камеры, — возразил мне Чек Пэ. Я кажется последние мысли вслух сказал.

— А что им мешает маски одеть? — блин сглазил, десяток парней в масках и одинаковых школьных спортивках ждали нас в спортзале, раздевалкой которого мы с Чек Пэ только что воспользовались. Расклад не очень, десять против шести.

— Парни, мы пришли вам дать лешей за дерзость, а то вы что-то много о себе возомнили. Предлагаю биться без магии, чтобы имущество школы не испортить.

— Ага и саму школу не сломать.

— Вы че удумали, шибаль, вас тут в два раз больше. И че сыкотно открыть свои лица?

— Чен, я предложил достойный вариант, бой без магии, а так вдесятером мы вас тут по стене размазали бы. Даю вам шанс.

— Валим их, — Чек Пэ первым бросился в бой.

Противник явно нас недооценил. Чек Пэ уличный боец со стажем, а там не всегда можно было пользоваться магией. Учитывая что в команде у него ходили чемпионы по борьбе и тхэквондо, рукопашник из наследника Фо был знатный. Ну и скромный я с «системой».

Чек Пэ, сходу вынес одного из нападавших, и оттянул на себя двоих. Я сцепился с парой ребят, явно лучшие бойцы, нацеленные на мою тушку, один судя по всему базовый дзюдоист, второй, что удивительно для Кореи, боксер.

На остальных четверых наших бойцов пришлось пятеро противников, но там был Чен и безбашенная Миа, да и боец клана Фо не выглядел слабаком. К тому же боевые искусства в Чинхва преподавались на отлично.

Рубилово получилось знатное. Я солидно отхватил по всем частям тела и в не меньшей степени по лицу. Все же поймал темп противников и методично их забил в пол спортзала, к тому времени Чек Пэ остался с одним противником, но выдохся и там намечался паритет.

Наши клановые бойцы, держались без потерь и успели вырубить троих противников. Так что я бросился на помощь к Чек Пэ, и мы быстро вырубили Бохая. Дальше дело техники. Победа досталась нам вчистую. Все стояли на ногах, пусть слегка, а некоторые, имею ввиду себя, и не слегка помятые, но ногах и в сознании.

— Кхе, кхе, — блин ребра болят, — попортили спортивный костюм.

— Ага, и мой весь в крови.

— Кажется, на сегодня мы отзанимались. Надо отпроситься и по домам.

— Чен, ты как?

— Я в порядке, хен.

— Записи драки пробей, чтобы потом не было интерпретаций.

— Сделаю, хен.

— Эй парни, вы там живы?

— Шибаль, рано ты нас списываешь со счетов, я еще надеру тебе задницу, — один из Бохаев пытался подняться.

— Давай не будем все усложнять, вы нас поймали, огребли, все было по честному.

— Это так, Чинхва.

— То-то, парни давайте поможем им добраться до лазарета.

— Хен, вам самому надо…

— Я крепче чем кажусь, братья, и спасибо всем, к вам можно повернуться спиной в бане.

— Ха-ха-ха, а как же Миа?

— И к ней тоже.

— Хорош, парни, не могу смеяться, — Чек Пэ схватился за ребра, видимо тоже трещина.

— Ну че Бохаи, в лазарет?

— Перемирие, Чинхва, все было честно.

И мы с недавними врагами поковыляли к лазарету поддерживая друг друга. На сегодня для всех участников боя занятия закончились.

— Хен, мы останемся в лазарете?

— Нет, братья, надо держать марку, едем домой.

— Да, об этом завтра будет говорить вся школы, мы вшестером вырубили лучших кулачников школы, и на своих ногах ушли домой, — зарядила тираду ранее не словохотливая Миа.

— Ты прям легенды слагаешь, — восхитился Чен.

— Ага, я аж заслушался, — поддержал соратника Чек Пэ, — э… чубэ, смотри какие двушки в Чинхва, не упусти свой шанс.

— Да, молодой господин, — закивал боец клана Фо, увалень ничего не понял и кажется сильно засмущался.

— Что конечно, чубэ? Женишься на Миа?

— Эй, хорош обсуждать меня, или вас не смущает что я тут и могу преподать хороший урок каждому из вас, — надо отметить Миа вышла наиболее целой из передряги и вполне могла осуществить свою угрозу.

— Нет, Миа, нам на сегодня достаточно.

С шутками и со смехом, провожаемые восхищенными взглядами уже все откуда-то знавших школьников, мы добрались до выхода из школы. На крыльце нас опять подловили. Но к счастью с благими целями.

— Хен, я Чон Су из Чеболя Ыйбан, хочу признать ваше главенство в Императорском лицее.

— Я Кен из Джунбу, прошу принять меня и моих людей под свою руку.

— Я Тхэсун из клана Чхве, со мной четыре бойца, и мы готовы стоять за вашей спиной.

— Я принимаю вас, славные чеболи Кореи, и буду заботится о величии нашего союза, — ритуальная часть была закончена, и ряды моих союзников пополнила маленькая армия бойцов.

Расставшись на парковке с Чек Пэ, я с бойцами со стонами разлеглись в микроавтобусе. Обязательную программу мы исполнили, достойно пройдя под многочисленными взглядами длинный школьный коридор и не менее длинную дорогу до парковки. Теперь можно было расслабиться и пожаловаться друг другу на травмы и синяки.

Пиу… Пиу…

— Чхоль, ты гото… ой, что опять с тобой?

— Не сошлись во мнениях о роли трех царств в истории Кореи.

— Мммм… больно?

— Терпимо. Петь могу.

— Чхоль, если ты из-за меня, не стоит. Я могу и без репетиции побыть с тобой.

— Спасибо.

— Что все-таки произошло?

— Сторонники Бохай хотели взять реванш.

— У вас там, я смотрю, как в настоящей чинхуа.

— Что это?

— Это китайские школы в чужих странах, говорят там постоянно бои между своими, чтобы были сильнее, и с окружающими.

— А у вас в школе как?

— Не знаю, если смотреть на твое лицо, то явно лучше. Но ведь возможно это ты такой забияка.

— Анабель, разве я похож на драчуна.

— Еще как, думаю завтра твой бой опять выложат в сети.

— Где ты их смотришь?

— Ну набираю в поисковике Чхоль Чинхва, и сразу миллион ссылок.

— Не преувеличивай, зато я видел как ты танцуешь.

— Это где.

— Не знаю, там ролик, "Божественная".

— Уууууу, хотела сама тебе показать.

— Я с удовольствием посмотрю еще раз вместе.

— А как я пою видел?

— Миллион роликов, как тебе разрешили?

— ???

— Ну в Корее для Чеболя это не совсем престижно, что ли.

— Ну тебе это не помешало.

— Так я тогда в маске простолюдина ходил.

— Ты же сейчас не собираешься бросать пение.

— Только из-за тебя.

— Подлиза, хи-хи. Слушай я нашла для тебя подарок, только о нем нельзя никому говорить.

— ???

— Не скажу, это кое-что магическое. Подарю когда прилечу в Сеул.

— Жду с нетерпением, когда уже?

— Скоро, потерпи немного.

Глава 23

Телефонный разговор.

— Как твое здоровье, Туан?

— Я в норме.

— У твоих ослов ничего не вышло.

— Знаю я.

— Ты только подтолкнул чеболей к нему. А мы договаривались совсем не об этом.

— Я все решу. Дай мне прийти в норму.

— А что ты сможешь решить? Один на один ты уже проиграл. Подставить со своим бретером Муном не смог, темную устроить кодлой костоправов тоже не смог. Какие остались варианты?

— Я соберу людей, клановые бойцы уже переводятся в Лицей, тогда стенка на стенку…

— У него уже сейчас в два раза больше сторонников, и ты думаешь, его бойцы сидят на месте и не спешат на помощь к наследнику?

— Помоги мне.

— Куда я денусь, я не хочу учиться в школе Чинхва.

— Но тогда, какие проблемы?

— Проблем никогда и не было, Туан, другой вопрос, а зачем тогда нужен ты?

— Эй… я не пожалел себя и своих людей, мы пролили кровь…

— Ты взял на себя обязательства, и вместо того чтобы их выполнить испортил все. И ладно бы мог исправить. Ты серьезно не понимаешь, что мы могли решить проблему проще?

— Эээ…

— Ну ты тупой. И поверь мне Бохай, это не оскорбление, это констатация факта. Чинхва пришел в Лицей одинокий, презираемый наследниками, жалкий бездарь. А ты, несмотря, на всю помощь, которую попросил, и которую тебе оказали, все запорол. Ты создал нам монстра, с которым придется считаться. Понимаешь?

— Да.

— Ты должен мне Туан. Думай, пока валяешься, что ты можешь предложить. А иначе…


Неделя прошла неплохо. В Лицее Чинхва стали одной из самых больших группировок. Только Ванджа могли собрать больше людей, но они держали нейтралитет.

— Сынок, ты сегодня какой-то очень радостный, есть повод? — мама, как обычно, все подмечала.

— Анабель прилетела, ночью.

— Чжэнфэй? Приятная девочка. Она будет учиться в Лицее?

— Да, какое-то время, по программе обмена.

— Так, сынок, только обещай быть благоразумным, — вмешался отец.

— Эээ… дорогой наш сын умеет себя вести, и мне показалось они нравятся друг другу, что здесь такого?

— Это-то меня и пугает, сынок, отнесись к внучке Чжэнфэя предельно серьезно, это одна из самых могущественных семей в Китае, а значит и во всем мире.

— Ча Сун, мы древнее и богаче Чжэнфэй, — мама, защищая единственное чадо, включила родовую гордость.

— Это так, поэтому я не хочу, чтобы у нас возник хоть малейший повод разногласий с этой семьей. Тем более Чжэнфэй на протяжении всего конфликта между нашими компаниями ни разу не переступили дозволенного.

— Я понял, пап, а Анабель со свитой может пожить у нас?

— Ээээ… сынок…

— Пап, она со слугами сняла этаж в "Интерконтинентале", а это и накладно и небезопасно.

— Сын, с кланом Кедар никто не захочет портить отношения, так что там вполне безопасно, потом, ты же понимаешь, что это не совсем удобно с точки зрения старых семей, ну девушка живет у парня…

— Пап, брось ты это, у нас на территории три свободных коттеджа подходящего размера, а до некоторых из них идти от главного дома дальше, чем до соседей.

— Мне придется гарантировать Чжэнфэю безопасность его внучки.

— Но ведь только на территории поместья, Кедар же не отвечают за безопасность вне отеля? А поместье Чинхва защищено на порядок лучше "Интерконтиненталя".

— Это так сын, но Кедар защищает нейтралитет, у них нет в Корее врагов, а вот у нас, хватает.

— Пап, Дю Кюн контролировал этаж в отеле, а люди Асукабэ планировали меня там прихлопнуть.

— Так, допустим, ты меня убедил, что ТВОЕЙ Анабель будет лучше в поместье, но нам прибавится больше забот. В чем выгода Чеболя? И вообще, она знает о твоих планах?

— Я еще не спрашивал.

— Не спрашивал? А уже чуть не сожрал отца за завтраком. И все-таки, наследник, в чем польза для Чинхва? — папа включил главу клана, обучающего наследника.

— Я говорил о планах на Чжэнфэй в проектах Chinmobile и Phoenix, без них не обойтись.

— Эти планы ты реализуешь и с текущим уровнем отношений с Анабель, вы же планируете спеть вместе. Еще аргументы?

— Нам удобнее будет репетировать, она не будет мотаться в студию, и я буду больше находиться на безопасной территории.

— Маловато, мне проще в "Интерконтиненталь" поставить систему связи Чинхва.

— Ээээ… я этого хочу.

— А вот это аргумент, ха-ха-ха. Хорошо сын, вначале поговори с Анабель, если она согласится, я буду должен поговорить с Чжэнфэем. Или зашлем к нему деда. Он как раз в Шанхае.

— Что-то деда совсем загулял.

— Ага, места боевой славы, соратники-ветераны и «Маотай».

— Что это?

— Да спиртной напиток, вояки его любят. Там градусов пятьдесят-шестьдесят.

— Понятно.

* * *

На школьной парковке сегодня собрались все сторонники Чинхва. Бойцы Чеболей, наследники которых не подходили по возрасту, знакомились друг с другом и со своими новыми лидерами.

Пиу… Пиу…

— Чхоль, ты не мог бы меня встретить, у вас какие-то головорезы на парковке, а мои люди еще не подъехали.

— Анабель, ты на какой машине?

— Три Hong Qi, мы только заехали.

— И зачем я спрашивал, кто еще кроме китайской принцессы приедет на лимузинах Hong Qi? Анабель, это не головорезы, это я с друзьями. Сейчас встречу тебя.

— Хен, вы куда?

— Нужно встретить Анабель Чжэнфэй, она здесь будет учиться какое-то время.

— Мы с вами, хен?

— Возьми пару человек.

Я в сопровождении Чена и двух бойцов двинулись навстречу выруливающему кортежу. За спиной послышались возгласы союзников.

— Куда это направился босс?

— Кажется, он кого-то встречает.

— Наследник Чинхва не поднимется и ради Ванджа.

— Зуб даю, тут дело пахнет девушкой.

— Точно, я слышал у него дела с китайцами, и машины китайские.

— Эй, ведите себя приличнее, не опозорьте хена, как-никак международные амуры намечаются.

— Ага, любовь через океан.

— Ха-ха-ха.

* * *

Вот балаболы, только дай языками почесать. Машины Чжэнфэй синхронно остановились. Три огромных черных Hong Qi заняли всю площадку перед входом. Бронированные туши грамотно перекрыли обзор возможным охотникам на жизнь Анабэль Чжэнфэй.

Первыми появились бойцы из Китая. «Морские драконы», судя по эмблемам, одни из известнейших в мире наемников, специализирующихся на охране vip-персон. Интересно, это одно из направлений бизнеса клана Чжэнфэй или они пользуются услугами Драконов?

— Привет.

— Привет, Чхоль. Вот и увиделись.

— Выглядишь в миллион раз лучше, чем на экране.

— Эээ… я так плохо смотрюсь с монитора?

— Нет, конечно, просто в жизни ты еще лучше.

— Не смущай, девушку. Проводишь меня в секретариат?

— Пойдем. Тебя в какой класс распределили, еще не знаешь?

— В приглашении ничего об этом не было. Наверное, сейчас распределят. Скоро должны подъехать ребята из союзных кланов, они попали в пробку.

— Предупреди их, мои люди позаботятся о них.

— Так и сделаем.

Анабель чуть было не распределили к Ванджа и Бохаю, но нашу просьбу рассмотрели и она попала в мой класс. Мы немного опаздывали на урок, но первым математика, поэтому можно было рассчитывать на снисходительность учителя Вэна.

— Как долетела?

— Все хорошо, просто выбрали ночной рейс, и я не выспалась.

— А как разместились.

— В принципе нормально, дед первоначально зарезервировал весь последний этаж, но пара номеров уже занята каким-то русским князем. Но места хватает с избытком.

— Это беспокоит твою охрану?

— Да, «драконы» ворчат, что тылы не прикрыты.

— Анабель, я хотел тебе предложить пожить у меня.

— Чхоль, спасибо конечно, но ты не находишь…

— Ты не так поняла, — перебил я красавицу, — я предлагаю пожить в поместье Чинхва, у нас есть несколько отдельных свободных домов на территории клановых земель, с собственными гаражами, постами охраны и даже выездом. Потом, нам будет проще репетировать по вечерам.

— Хмм… это выход, а то дед, если честно, запретил мне репетировать с тобой из-за покушений, боится, что попаду под раздачу. А твои родители?

— Они только «за», отец готов поговорить с твоим дедом, как только ты дашь согласие, возможно и мой дед заедет к вам, он как раз в Шанхае.

— Классно, я в принципе не против. Но давай я вначале с ним созвонюсь и предупрежу.

— Конечно, так будет даже лучше. Я сегодня тебя приглашаю на семейный ужин, ты как?

— Чхоль, мы увиделись сегодня с тобой первый раз, тебе не кажется, что все как-то быстро происходит?

— Ну с мамой моей ты познакомилась сама.

— У меня были причины.

— Так и сейчас нечего стесняться, тем более ты будешь жить у нас.

— Эй… мы же еще не договорились с дедом.

— Все получиться, я верю.

— Ну хорошо. В класс?

— В класс.

Я легонько постучал в аудиторию, и мы вошли.

— Чхоль, я же дал тебе разрешение не посещать мои уроки.

— Сонсе-ним могу ли я посещать какое-то время эти занятия вместо дополнительных?

— Что-то опять затеваешь?

— Да сонсе-ним.

— Ну надо так надо, а кто эта прекрасная особа за твоей спиной?

— Сонсе-ним, это ученица по обмену, Анабель Чжэнфэй, она из Китая.

— О, это не твой дядя участвовал в решении теории Янга — Миллса?

— Да, сонсе-ним.

— Если ты пошла в дядю, то вам двоим можно не ходить на мои занятия.

— Я стараюсь, сонсе-ним, — скромно ответила Анабель.

На уроке мы сели вместе, но меня учитель Вэн загрузил олимпиадными задачами, а Анабель получила какой-то тест. Так что мы были заняты все оставшееся до конца пары время.

На перемене сонсе-ним немного задержал нас, проверяя результаты работы.

— Чхоль, отлично. Мисс Анабель, я поражен. Как глубоко вы продвинулись в школьной программе?

— Эээ… второй курс университета.

— Так, тренировать вас на олимпиаду мне нельзя, скажут не патриотично. Мисс Анабель, вы так же как Чхоль имеете право свободного посещения моих занятий.

— Спасибо, сонсе-ним.

За дверями класса нас уже ждал Чек Пэ в компании бойцов и Виен Пенхва в окружении своих людей.

— Знакомьтесь, это Анабель Чжэнфэй, как вы уже знаете, она приехала из Шанхая по обмену.

— Анабель, это Виен Пенхва, это мой друг Чек Пэ, наследник Чеболя Фо.

— Я знакома с досточтимым Фо Лю Баем, как он поживает?

— Все хорошо, он просил передать, что ждет наследницу Чжэнфэй в гости, в любое удобное для нее время. И если клан Фо может быть чем-то полезен, мы к вашим услугам.

— Ого, не знала что у вас такие близкие отношения, — удивленно распахнула глаза Виен.

— Phoenix давний партнер нашей компании, — прокомментировала Анабель.

— Пойдемте на обед?

Мы дружной компанией направились в школьную столовую. По пути к и так немаленькой компании присоединились опоздавшие утром ученики из Китая. Повинуясь безмолвной команде Чжэнфэй, они пристроились позади бойцов Чинхва. Не простая у меня подруга.

Чен и Бао потихоньку стали знакомится с ребятами Анабель, правильно сделав выводы, что на ближайшее время объекты их опеки будут неразлучны. Надо позже сориентировать ребят из Китая по раскладу внутри Лицея. Кстати, обяжу Миа, у нее уже должна быть приличная картотека с информацией о недружественных бойцах.

За столом расположились я с Анабель, Чек Пэ и Виен. Охрану корейских Чеболей пополнили люди Чжэнфэй. Мы, по сути, находились в тройном кольце охраны. Наконец, можно спокойно пообедать, без риска ненужной дуэли.

— Анабель, это твой первый визит в Сеул?

— Нет Виен, я была здесь несколько раз.

— Ммм… я хотела предложить прошвырнуться по бутикам, и прочим девчоночьим местам.

— Спасибо Виен, буду очень признательна, но я немного устала с дороги, мы прилетели только ночью и еще толком не устроились.

— А давно вы с нашим Чхолем знакомы?

— Всю жизнь, — за нас двоих ответил я.

— ?????

— Да, сколько себя помню, — неожиданно поддержала меня Анабэль. Пенхва, недоуменно умолкла.

И тут нашу беседу прервал монолог отморозка приближавшегося к нашему столу в окружении пары ребят. Наши телохранители гарантировали физическую защиту, но вот от громкого крика было никак не уберечься.

— Эй, Чек Пэ из старшей школы Чонгор, как ты посмел явиться в Императорский лицей. Ты, наверное не знал, что здесь учится брат избитого тобой Ли Сон Гу.

— Хен, это мои дела, — остановил меня и бойцов наследник Фо, — Эй, чудила, я избил столько народу, что даже не помню кто такой Сон Гу.

— Да как ты смеешь?

— Хорош орать, я тут поесть вообще-то собирался.

— Я учитель Ли Мин У, вызываю тебя на бой прямо сейчас.

— Так бы сразу и сказал, я послушник Фо Чек Пэ принимаю твой вызов, давай на полигон.

Я обернулся к Анабель.

— Я должен его поддержать.

— Я и мои люди с тобой.

— Ммм… хорошо.

Куча народу двинулась в сторону полигона. В какой-то момент, Чек Пэ готовясь к поединку, чуть опередил основную группу, а бойцы Пенхва неожиданно оголили наш фланг. Это дало шанс бретеру Бохай с памятным шрамом в виде круга на лице прорваться ко мне. Идиот схватил меня за руку, при этом грубо оттолкнув Анабель.

— Щибаль, да когда вы успокоитесь, — не дал я открыть рот наглецу, и с разворота пробил в кадык, но наученный горьким опытом Бохай уже был в синеве. Тем не менее, парень отшатнулся, а я, воспользовавшись этим, одной рукой схватил его руку, а вторую пропустил между ног и поднял довольно легкого паренька над собой. И, замерев на секунду, со всей дури шмякнул его на бетонное покрытие двора.

Мага в синеве, да еще уровня учитель, было трудно пристрелить даже из автоматической винтовки. Но вот падение с высоты, хоть и не смертельное, но весьма болезненное, на секунду лишило Муна сознания, а я уже привычно, от всей души, пробил с ноги.

С парнем я справился за пару секунд. Поэтому никто не успел отреагировать, обе стороны потрясенно смотрели на бессознательного Муна, в очередной раз даже не успевшего что-либо предпринять.

— Бохаи, это ваша последняя попытка, — обратился я к немногочисленным сторонникам Туана, и они дрогнули, потихоньку рассеиваясь по двору. А мы все вновь продолжили двигаться к арене.

— Быстро ты, — Анабель взяла меня под руку.

— Ты как? Он не причинил тебе вреда?

— Все в порядке, и Чхоль, я могу за себя постоять.

— Я знаю.

— Какие шансы у твоего друга?

— Чек Пэ опытный боец, но его противник на ранг выше, тяжелее и на два года старше.

— Да, первый день в новой школе, Корея меня не разочаровала.

— Ты сумасшедшая.

— Не забывай, меня растил дед, а он тот еще боец.

— Расскажешь?

— Обязательно.

Тем временем Чек Пэ вслед за противником взобрался на арену. Два мага замерли напротив друг друга. Первым начал Ли. Ледяные шипы, взорвали землю под ногами Фо. Но тот даже не шелохнулся, просто приподнявшись немного над землей, на крутящемся шаре воздуха. Видно дедушка Лю Бай не теряет время зря.

Неудача ничуть не обескуражила Мин У, опрометчиво посчитавшего, что маг воздуха не опасен, он рванул вперед, кастуя водоворот. Но Чек Пэ, как будто ждавший этого, зарядил оппоненту серию небольших шариков огня.

Скорее от неожиданности, чем из-за серьезной опасности, Ли прервал каст и поднял перед собой ледяной щит, расходуя слишком много сил. Чек Пэ явно поймал ритм. Он стал жалить Мин У сложными, но малозатратными плетениями, что постоянно держало противника в напряжении.

Танец продлился не долго. Ли Мин У ушел в глухую защиту и не контролировал бой. Чек Пэ сформировал воздушное копье, внутри которого вибрировала огненная стрела. Невероятно сложная техника для мага с рангом послушник. Как потом признался друг, это единственное комбинированное заклятие, которое он смог освоить при помощи мастера огня, нанятого дедом, и самого гранда.

Ли, привыкший к воздушным атакам, сформировал ледяной щит, об который рассыпалось копье, но стрела прошла как нож сквозь масло и впилась в незащищенное тело Мин У.

— Фууууу… отлегло.

— Твой друг неплохой боец, клан Фо нашел достойного наследника.

— Это так, Лю Бай, кажется, помолодел лет на десять с тех пор, как Чек Пэ появился в его жизни.

— Ты помог им?

— Да, но не скажу что бескорыстно. Наше знакомство с Чек Пэ было не совсем безоблачным.

— Та драка в туалете, видео которого просочилось в сеть, как-то связана с этим?

— Да. Как поняла?

— Это покушение на тебя слишком, как бы сказать, дилетантское и выбивалось из общей картины.

— Тебя готовят на аналитика?

— ???

— Математика, потом ты очень быстро делаешь нестандартные выводы при минимуме информации.

— Да, дед готовит из меня аналитика, — огорченно призналось Анабель.

— Тебе это не нравится?

— Пока не очень.

— О, пойдем поздравим Фо с победой, — друг наконец то выбрался из кольца ликующих сторонников Чинхва и искал нас глазами.

Глава 24

Телефонный разговор.

— Пап, надо поговорить с Жэнь Чжэнфэем.

— Чего ему от нас потребовалось?

— Не ему, а нам. Твой внук пригласил его внучку Анабель погостить у нас.

— О-ха-ха-ха… сынок, ты это серьезно, ха-ха-ха… Братья, мой внук хочет поселить в моем доме внучку Чжэнфэя. А мой сын засылает меня с этой просьбой к Дракону.

— У-ха-ха, — хо-хо, держите меня…

— Мне столько маотая не выпить…

— Пап, ты там не один?

— У нас тут знатная пьянка сынок.

— Пап, давай я тогда перезвоню позже…


Шанхай. Поместье Чжэнфэй.

— Рад видеть тебя, старый недруг.

— Как твое здоровье Жэнь?

— Его все еще хватит на такого слабака, как ты.

— Эй… полегче, хотя да, надо признать, ты тогда, правда, был сильнее.

— Что значит тогда? Я и сейчас сильнее.

— Да ты еле ходишь, посмотри на себя.

— Чон Гу Чинхва, я гранд Жэнь Чжэн….

— Эй, стой ты, дракон бешеный.

— Испугался?

— Хррррр… что б тебя. Я по делу. Давай вначале решим наш вопрос, а потом подеремся, или выпьем маотай.

— Я не буду пить то, что ты приволок с собой, это ослиная моча.

— А ты, я смотрю, не меняешься, тьфу опять с мысли сбил. Стой… Жэнь, мой внук Чхоль, эээ… собирается петь с твоей внучкой перед двумя Императорами.

— Я в курсе, Анабель говорила. Так ты что, старый, пришел со мной песню обсудить? Совсем из ума выжил?

— Я ведь сейчас приму твой вызов и не посмотрю на твои старые раны, отпинаю.

— Да ну?

— Ты опять меня разозл… сбил с мысли. Я не о песнях пришел говорить. От имени моего сына главы клана Чинхва Ча Суна прошу оказать нам честь и разрешить Анабель Чжэнфэй пожить на землях Чеболя Чинхва.

— Да ты рехнулся, Чон Гу?

— Ответь, как положено.

— Ээээ… черт с тобой. Я Жэнь Чжэнфэй полагаюсь на клан Чинхва и вверяю ему свою наследницу Анабель Чжэнфэй на время ее пребывания в Империи Корея. А теперь старый пень давай обсудим детали.

— Уффффф… думал пошлешь меня куда подальше.

— И послал бы, но девочка звонила, я никогда не видел ее такой после смерти родителей. Не смог отказать.

— Прими мои соболезнования, брат Жэнь.

— Спасибо Чон Гу. Давай, перед тем как мы напьемся, ты расскажешь мне, что вы там затеяли с Ча Суном?


По итогам визита моего деда к Чжэнфэю, Анабель со своими людьми заняла коттедж в поместье Чинхва. Правда, вредный старик предъявил столько условий, что даже неэмоциональный Дю Кюн, со слов отца, натурально бился головой о стол.

К разумным требованиям можно было отнести то, что мы с Анабель должны добираться в школу разными дорогами из-за нападений на меня, и люди Чинхва теряли доступ в коттедж на время пребывания там принцессы Чжэнфэй. Но все остальное попахивало откровенной паранойей. Однако это были мелочи, по сравнению с тем, что мы все же добились своего.

— Пап, мам, это Анабэль Чжэнфэй, я говорил о ней.

— Рад видеть наследницу Чжэнфэй в нашем доме, я Ча Сун Чеболь Чинхва, а это моя супруга Тиен Чинхва. Как вы разместились?

— Спасибо вам за гостеприимство, все прекрасно. Я и мои люди как будто на родовых землях. Го-мап-сым-ни-да.

— Анийо, Анабель, это мы должны благодарить тебя, я никогда не видел Чхоля столь воодушевленным. Прошу к столу.

— Анабель, я постаралась угостить тебя блюдами твоей родины. В Сеуле гостит Хонг Ме из Гонконга, он лично приготовил сегодняшний ужин.

— Спасибо госпожа Тиен, это большая честь. Искусство Хонг Ме известно во всем Китае, но мне еще не доводилось пробовать его шедевры.

— Ого, мам, где вы нашли этого мастера, реально вкусно, Анабель это традиционная кухня Шанхая?

— Да, Чхоль, это настоящая классика, которую сейчас не везде найдешь. Вон те крабы в остром соусе, любимое блюдо моего деда.

— Точно, звонил мой отец, и жаловался на твоего деда, ха-ха-ха, и крабов.

— Что-то случилось, господин Ча Сун?

— Нет, не бери в голову. Они встретились, вспомнили былые подвиги, и уснули рядом с блюдом живых крабов.

— Ужасссс!

— В стиле моего дедули.

— Дорогой, никто не пострадал?

— Ну, двум магам такого уровня мало что может угрожать, но ходят слухи, что деды на какое-то время остались без бород.

— Вау, пап, я хочу видеозвонок.

— За целый месяц ни разу не звонил деду, а тут припекло?

— Я бы тоже хотела позвонить своему, хи-хи, — не сдержалась Анабель.

— Не поверите, я уже позвонил, — хитро подмигнул отец.

— И как пап, запись сделал?

— Старого волка не подловишь, он сказал, что камера барахлит. И это на эксклюзивном смартфоне Чинхва. Но дед не в курсе, что протокол поломок с таких моделей приходит лично мне и Дю Кюну.

— Ха-ха-ха, значит, мой номер не пройдет. Анабель как твои шансы?

— Примерно такие же, э-хе-хе.

— Ой, дорогой ты не забыл?

— Кхмм… Анабель прими от нас с Тиен этот подарок, — отец выложил на стол шкатулку, от одного вида которой, пахнуло древностью.

— Дорогая, эти украшения попали в нашу семью во времена династии Чосон. Это артефакты водного щита, подлинная работа древних. Кажется, вода твоя стихия?

— Да госпожа. Но это очень ценный подарок, — Анабель восхищенно смотрела на сережки и ожерелье из неизвестного металла с шестиконечной звездой из изумрудов в центре ожерелья и такие же звезды, только поменьше, на сережках, — я правильно понимаю, что это утерянная реликвия династии Фэнь?

— Да Анабель, это легендарный щит царицы Юэй Фэнь, захваченный нашими предками во время манчжурского конфликта.

— Я не могу принять, это слишком большая ценность.

— В знак будущей дружбы, между Чинхва и Чжэнфэй.

— Но… но…

— Анабель, я все согласовал с твоим дедом. Он принимает наш дар. Иначе Чхоль не сможет принять твой подарок.

— Вы уже знаете? — округлила глаза Анабель.

— Угу, старики уже обо всем договорились.

— И ты молчал?

— Ага, сама сказала, потерпи, приеду, подарю.

— Фрррр.

— Кстати, а это от меня, — я подтолкнул коробочку к Анабель, выполненную явно в одной стилистике с подаренной родителями шкатулкой.

— Чхоль, откуда это у тебя? — заворожено смотрел на мой подарок отец.

— Ну, своего хранилища у меня нет, так что пришлось воспользоваться интернетом, банковским счетом и моей нереальной харизмой.

— Сынок, это нельзя купить за деньги.

— Предки, вы отстали от жизни, все можно купить за деньги. Если не продается просто за деньги, нужно применить большие деньги.

— Тебе повезло сынок, продавший, или сильно нуждался, или не знал что продает, сделка, как я понимаю, прошла вне аукционного дома?

— Да, пап, предыдущий владелец скорее знал, что продает, просто им эта вещь ни к чему, не тот профиль.

— Ладно, потом подробно расскажешь, мне и Дю Кюну.

— Дю Кюн в курсе, там все в порядке. Анабель, открывай.

— Оххх… — в коробочке лежало кольцо, тот же металл, те же изумруды, также собранные звездой: крупный в центре, и шесть мелких вокруг.

— Судя по летописям, набор полностью собран, — в тишине сказал отец.

— Чхоль, спасибо, ты не представляешь, что это.

— Ты не оденешь?

— Анабель, дочка, пойдем в соседнюю комнату, там есть зеркало.

— Пап, это хорошая защита?

— То, что подарили мы с матерью, для мага воды рангом не ниже учителя даст ей щит подмастерья, это испытано на полигоне Чинхва. Но легенды гласят, что полный набор поднимет защиту на два ранга, то есть до мастерского уровня. Но если в жилах Анабель течет кровь Юэй Фэнь, это может дать ей неуязвимость от одной, но любой даже божественной атаки, или десятка плетений грандмастерского уровня.

— Круто, тоже так хочу.

— Ты же знаешь.

— Да, да, все артефакты для немагов уничтожены тысячи лет назад.

— Открою секрет, не все сынок, но на них негласный запрет. Маги не любят, когда простые смертные становятся им равны. Поэтому большинство артефактов уничтожено. Но есть исключения. Ты может, не помнишь, но тот артефакт, который менял твою внешность по возвращению из Лондона, один из таких.

— Да, а я думал, это мама поддерживает его работоспособность.

— Нет, это один из артефактов для немагов. С учетом их запрета и многих тысяч лет уничтожения таких вещей, ценность их запредельна. Но Чинхва кое-что сохранили для тебя. Мы с мамой хотели подарить тебе эту вещь на свадьбу, но с учетом того, как часто ты попадаешь в передряги, решили сделать это сейчас. Держи.

В свертке лежал чуть ли не современный бронежилет. Нити, похожие на кевларовые, но явно из какого-то другого материала, вставки из жестких пластинок внутри: большие нагрудные, меньшие на живот и бока, четыре на спине. Легкий, почти невесомый, и учитывая, что ему куча лет, прочный и ноский.

— Пап, какие у него свойства?

— Развеивает плетения всех школ, учительские мгновенно, выше рангом ослабляет. Пытались изучать, но так ничего и не поняли. Есть мнение, что чем сильнее духовное тело немага, тем эффективнее работает артефакт. Для одаренных абсолютно бесполезен, даже вреден, перекрывает потоки.

— Круто.

— Ты носишь бронежилет, стилизуем артефакт под него, это поможет сохранить секрет наличия у тебя запрещенного доспеха.

— А есть что-нибудь на атаку?

— Не сохранилось даже письменных упоминаний о таком оружии. Если и было, то маги не оставили даже легенд.

— Понятно.

— Ча Сун, мы договаривались сделать этот подарок вместе, — вернувшаяся в столовую мама гневно смотрела на отца.

— Прости родная, я немного поторопился, но Чхоль подтвердит, я сказал, что подарок от нас двоих.

— Сынок, отец не имеет никакого терпения.

— Как всегда, мама, — улыбнулся я, вспоминая, как они точно так же, ругались когда наперегонки дарили маленькому Чхолю игрушки. — Пап, мам спасибо, вы лучшие.

— Ой, Чхоль, я совсем растерялась, и до сих пор не сделала подарок, — зашла вслед за мамой Анабель, и я просто обомлел, украшения как бы зажгли внутренний свет в девушки, четко обрамив лицо, грудь. Не знаю, какая-то магия.

— Все работает?

— Еще не поняла, но смотри, — девушка как-то вздрогнула, и вдруг окуталась еле уловимой дымкой изумрудного света.

— Красиво. Ты как будто вся сияешь.

— Ага, волшебно, ой, что опять со мной? Чхоль, это тебе, — Анабель взяла со своего стула коробку, с которой пришла к нам на ужин, я думал какие-то китайские печеньки к чаю принесла.

— Это то, что я думаю? — спросил я выложив содержимое упаковки на стол.

— Да сын, это браслеты и поножи твоего или очень похожего доспеха, говорят есть еще шлем, наплечники… Но из того, о чем точно упоминают родовые летописи, ты собрал все. Остальное — легенды.

Я примерил тонкие, но массивные, части доспеха, легли как влитые, надежно обжав икры ног и предплечья.

— Что-то чувствуешь сынок?

— Пока ничего. Надо бы провести испытания.

— Я уже внес корректировку в твой тренировочный план, а Дю Кюн подобрал соответствующих специалистов. Через неделю начнем. Анабель, вам тоже не мешает провести испытания. Весь набор украшений носила только царица Юэй Фэнь.

— Дед уже звонил, он с исследовательским крылом Чжэнфэй вылетает в Сеул вместе с вашим отцом. Грозится замучить меня, как подопытную мышь.

— Да, отец говорил, что они собираются посетить ваше выступление. Так что не подкачайте.

— Ой, нам пора репетировать.

— Пап мы пойдем?

— Конечно, бегите.

До моего флигеля мы дошли, держась за руки, хотелось поцеловать девушку, но за нами неотступно следовали телохранители Чжэнфэй и гувернантка Анабэль.

— Как тебе мои старики?

— Замечательные. Я впервые почувствовала, что такое полная семья.

— Прости.

— Ничего страшного, Чхоль, я почти не помню своих родителей.

— Расскажешь?

— Может в другой раз, не хочу портить такой чудесный вечер.

— Конечно, сегодня действительно случилась какая-то магия, надеюсь, когда твой дед испытает артефакты, то мы сможем гулять по городу вместе или хотя бы добираться до школы в одной машине.

— Да, думаю, такая защита успокоит даже его паранойю.

— Он у тебя знатный перестраховщик.

— Угу, но я его понимаю, после стольких войн и потерь.

— Это да.

— А ты был в курсе подарка своих родителей?

— Да, мы вместе спускались в хранилище. Знаешь, эти вещи, они как будто ждали тебя. Я не маг, но когда увидел набор, мне показалось что они твои, представляешь? Потом отец сверил о тебе данные, поднял историю твоего рода и все подтвердилось. Ты же знаешь, что в тебе течет кровь Юэй Фэнь?

— Да, дед говорил. А твой личный подарок, как ты его нашел? Ведь артефакты прочно заняли места в родовых хранилищах и редко выставляются на продажу.

— Ты помнишь ту флешку?

— Эту? — Анабель вытащила из кармана ключ, к колечку которого в качестве брелка был прикреплен мой подарок.

— Ага, мне ее приобрел директор агентства по раскрутке айдолов ChinEntertainment, я его в тот раз озадачил на поиск особенного цифрового носителя для тебя.

— Он прекрасно справился, мои школьные подруги до сих пор не могут найти что-то близкое по качеству.

— Тоже так считаю. Потому вышел через него на людей, которые достали эту флешку. А они расстарались.

— Много отдал?

— Оно стоит твоей улыбки.

По корейской традиции в доме мы ходили без обуви, поэтому, немного застряли в прихожей. Анабель в сутолоке слегка коснулась губами моей щеки.

— Спасибо, — тихо прошептала девушка.

— Тебе спасибо, родная, — но нам пришлось отпрянуть друг от друга под строгим взглядом гувернантки.

— Чхоль, знакомься, это Кати, моя компаньонка и преподаватель французского.

— Приятно познакомиться, Кати, располагайтесь как у себя дома.

— Чхоль, Кати должна быть с нами во время репетиций.

— Надзор значит, — я шуточно нахмурил брови.

— Молодые люди, вы можете заниматься музыкой свободно, мы же никому не скажем, что я, например, проводила время в гостиной за сетевой игрой?

— Кати, вы золото, игровая консоль Чинхва в вашем полном распоряжении, равно как и бар, закуски…

— Спасибо, мистер Чхоль, мисс Анабель я рядом.

Мы с моей подругой двинулись в студию. Нужно было поработать над нашим выступлением.

— Анабель, начнем с EndlessLove?

— Давай, ее мы точно споем на заключительном концерте.

— А что, есть варианты спеть еще одну песню?

— Нас предупреждали, что если один из императоров попросит, то нужно иметь запасной вариант.

— Хмм… у меня есть песня для тебя, я недавно перевел ее на китайский, но есть запись пробника только на испанском, послушаешь?

— Давай, — Анабель притихла, а я включил записанный ранее трек.

Si, sabes que ya llevo un rato mirandote

Tengo que bailar contigo hoy (DY)

Vi que tu mirada ya estaba llamandome

Muestrame el camino que yo voy (Oh)

Despacito

Quiero respirar tu cuello despacito

Deja que te diga cosas al oido

Para que te acuerdes si no estas conmigo

— А что такое Despacito?

— Это «медленно», на испанском.

— Звучит красиво, давай я попробую исполнить, только сразу на путунхуа.

— Давай, текст будет висеть на экране впереди тебя. На эти наушники подам минус. Запись в автомате. Готова?

— Да.

— На раз, два…

Уе тюшу ю тин тен конточу лю ни

Ен па квейса дата квенда

— Очуметь, я, конечно, знал, что ты хорошо поешь, но чтобы так!

— Наверное, на концерте ее не спеть, слова немного откровенны.

— Это да. Немного неподходящая песня. А давай ее в сеть скинем?

— Прямо так?

— Да ты спела лучше, чем кто бы то ни было, еще и с первого раза.

— Не льсти мне, Чхоль.

— Давай спорить, если без раскрутки наберешь миллион просмотров за неделю, то… эээ… поцелуешь меня.

— Эй… это нечестно.

— Миллион. За неделю.

— Не верю, давай спорить.

— Так, а что будем делать с запасной песней?

— Давай споем, ту, которую мы пробовали он-лайн.

— Shollow. Она же на английском?

— Думаю ничего страшного, зато такое точно всех удивит.

— Давай запишем, и покажем устроителям концерта, если они одобрят, исполним.

— Хорошо, мне нравится с тобой работать.

— И мне, знаешь, я ведь, правда, как будто знаю тебя тысячу лет.

— И я.

— Передохнем?

— Мне, наверное, пора.

— Ни за что не отпущу тебя, давай сходим в бассейн, сегодня так жарко?

— У меня купальник дома.

— Здесь полно всего, слуги сейчас принесут.

Мы устроили себе небольшой рай на двоих. Парились в европейской сауне, отмокали в японской бочке, валялись под паром в турецком хамаме. Горячие процедуры чередовали купанием в бассейне, обливанием холодной водой. Все было очень целомудренно. Анабель в закрытом купальнике, и мы не позволили себе ничего лишнего. Но получилось как-то по-семейному, провели вечер, как будто на самом деле знакомы сто лет.

Расставаться не хотелось, уже сонные под предлогом работы над песнями мы лежали в студии на диванчике и болтали ни о чем.

А у тебя есть еще песни?

— Есть, но она мужская, хотя давай, пробуем. Она изначально писалась на английском, но перевод я сделал.

Ин горин гу танто де са у

Там фо чейно майк шу самь та у

Глава 25

В итоге Анабель заночевала в моем доме. Ей и Кати досталось по гостевой комнате. Зато утром завтракали вдвоем, гувернантка оказалась поздней пташкой и отказалась так рано спускаться к столу.

— Чхоль, мы, что выложили вчера оба ролика?

— Да, последний я смонтировал поздно ночью, но оба уже в сети. Что-то не так?

— Ага, дед прислал мне ссылку на ролик и большой знак вопроса, на весь экран телефона.

— Дай гляну. Ты смотрела ссылку?

— Так мельком, а что там?

— Обалдеть… Три миллиона просмотров, ролик установил мировой рекорд.

— Дай мне… О-го-го себе.

— Чмоккккк — я схватил Анабэль и преодолев небольшое сопротивление страстно поцеловал.

— Эй, ты чего?

— Уговор дороже денег. Один миллион просмотров, помнишь?

— Ой, точно. Но как?

— Ты чертовски хорошо поешь, и выглядишь просто потрясающе.

— Вот поэтому дед и выслал свой огромный вопрос.

— Почему?

— А ты вспомни, первый ролик мы записали до спа.

— Да, точно, я спел свою часть на испанском, а ты на китайском, вроде все сделали до бассейна.

— Вот, а вторую песню писали после всех саун, и как мы там с тобой выглядели?

— Ээээ… посвежевшими?

— Вот не придуривайся, выглядели парнем и девушкой после совместного принятия ванны.

— Ну почти так и есть.

— Блин, ты еще и наш латиноамериканский танец в клип вставил.

— Ой йееее, и это посмотрел твой дед? И мой.

— Они, интересно, не поубивали друг друга?

— Отец бы позвонил. А как вторая песня зашла? Давай глянем.

— Уже посмотрела, почти также хорошо. Еще твои старые песни набирают популярность.

— Круто мы с тобой поработали. Я по Lemon Tree выложил дуэт, где мы миксовали английский и китайский тексты, и твое соло на китайском. Ты что посмотрела?

— Дуэт.

— А твое соло?

— Ищу. Ого, соло почти догнало Despacito.

— Я же говорил, это твой талант. Мои синглы такие рекорды не ставили.

— Спасибо, Чхоль, ты написал чудесные слова и музыку.

— Давай поедим. Что тебе подать?

— Знаешь, хочу попробовать корейский завтрак.

— Ээээ… открою тебе секрет, он никак не отличается от корейского обеда и ужина.

— Хи-хи-хи. Вы едите тоже самое — три раза подряд?

— Почти. Но Чеболи могут позволить себе перемену блюд. Раз ты решила придержаться корейских традиций, то начнем с супа, попробуй это твенчжан чиге — суп с соевой пастой, говядиной, и кучей овощей. Папа с дедом любят его после бурного вечера.

— Мммм… остро… вкусно.

— Продолжим? — дождавшись утвердительного кивка, я поставил перед девушкой следующую плошку. — Это муэнтхан, его мажорская версия, рыбный суп из десяти сортов морепродуктов и рыбы.

— А вы, корейцы, любите себя побаловать. А ты почему не ешь?

— Мне нравится смотреть на тебя.

— Чхоль, сейчас суп застрянет.

— Все, все, — я примирительно поднял руки, — теперь можно перейти к омлету с грибами, свинине на пару и к пельменям.

— О, мы тоже любим завтракать пельмешками, они с чем?

— Тут разные, с мясом, креветками, рыбой… Честно, я обычно по утрам играю в угадайку. Их так много, хоть надписи на тарелки вешай.

— У нас тоже самое, единственно дед признает пельмени только с морепродуктами, так что в его тарелке мясных не найдешь.

— Наши культуры такие похожие и в то же время такие разные.

— Это да. Спасибо Чхоль, все было очень вкусно. Я побегу одеваться, а то опоздаем.

— Пока, встретимся в школе. Я буду ждать тебя на парковке.

Я быстро надел школьный костюм, побросал учебники в рюкзак и выехал в Императорский Лицей.


Пиу… Пиу…

— Сабом-ним, это директор Пак Со, ваше вчерашнее выступление побило все мировые рекорды по просмотрам, в Корее такого еще никогда не было. Что нам предпринять?

— Запусти пиар-компанию, направленную на раскрутку Анабель Чжэнфэй и меня, как выступающих на заключительном концерте года Китая в Корее.

— Господин, понадобится еще материал.

— Я тебе вышлю мое соло песен на испанском и английском, соло Анабель на тех же языках. И мы, кажется, не выложили ее соло Despacito на китайском? Точно, его тоже вышлю. Сделай все как заранее продуманный рекламный ход.

— Вроде того, что это была не любительская съемка, а профессиональная, сделанная группой операторов, но под стиль домашнего видео?

— То что нужно, Пак Со. Это будет выглядеть достоверно?

— Несомненно господин, ваше оборудование как раз дает эффект профессиональной съемки. Качество звука и видео на уровне студийных, а наличие в оборудовании Чинхва камер кругового присутствия создает ощущение, что было несколько операторов.

— Вот и отлично. Я перекину все материалы. И пусть нас поддержат айдолы агентства. Выпустите пару роликов, сделайте ремейк моих прошлых песен. Возможно, обыграйте Despacito и LemonTree в других аранжировках…

— Я понял, сабом-ним, когда сможете утвердить план акции?

— Действуй самостоятельно.

— Спасибо за доверие, сабом-ним.

За разговором доехали до школы. Hong Qi кортежа Чжэнфэй еще не было на парковке. Зато меня встречала гудящая толпа сторонников.

— Босс, это было круто!

— После такой песни вам остается только жениться.

— Чинхва — Чжэнфэй!

— Парни давайте хором DE-SPA-CI-TO!!! — при этом несколько пар повторяли наши с Анабель па в латиноамериканском стиле. Неужели мы сделали это так откровенно?

— Despacito! Despacito! Despacito! — к возгласам моих людей присоединялись остальные ученики Императорского Лицея. Откровенно я не знал, куда себя деть. В это время появилась Анабель, что только добавило энтузиазма окружающим.

— Чинхва — Чжэнфэй! Чинхва — Чжэнфэй! Чинхва — Чжэнфэй!

— Despacito! Despacito! Despacito!

Анабель от смущения спрятала лицо в ладонях, а потом и вовсе уткнулась мне в грудь. Видя это, банда Чена и люди Чек Пэ окружили нас плотным кольцом и стали проталкивать к школе.

— Чхоль, кажется, мы перестарались.

— О чем я думал, выкладывая эти ролики — я притворно прикрыл глаза ладонью. — Слушай, зато я придумал, как отвести от нас гнев твоего деда.

— Надеюсь на тебя, что ты затеял?

— Директор ChinEntertainment звонил, тот который флешку добыл. Мы решили продвинуть серию наших роликов, как пиар перед выступлением на закрытии года Китая в Корее. Он подаст это как заранее спланированную съемку.

— Хорошая идея, но наш ролик кажется любительским.

— Они там запустят серию таких роликов. Вроде как задумано, что мы делаем видео под сетевых блогеров. Айдолы компании будут делать съемки у себя дома, и выкладывать в сеть, но уже с командой операторов и режиссера.

— Должно сработать, надо обязательно отправить деду ссылку на официальные тризеры.

— Думаю, к вечеру все будет готово. Правда, Пак Со все-таки просил нас поучаствовать в студии хотя бы по минимуму. Ты как?

— Конечно «за», это ведь план моего спасения.

— Угу и моего тоже, боюсь мне грозит больше чем тебе…


Разговор в Императорском лицее.

— Что там произошло на парковке?

— Толпа идиотов скандировала Чинхва и его бесстыдной китайкой сучке.

— Из-за их ролика? Стыдоба, выложить такое в сеть.

— А что там? Я еще ничего не видела.

— Да поют вдвоем песни. Первая куда ни шло. Но вторая…

— Плохо спели?

— Дело не в этом, я не разбираюсь, плохо или хорошо. Но они были после душа, оба, представляешь? И в студии никого. Она даже, кажется, его футболку одела. При этом они еще и танцевали.

— Вот бесстыдница, и это в сети?

— А где еще?

— Куда смотрит старый Дракон?

— Это Чжэнфэй что ли? А почему его все Драконом зовут?

— Дед говорит, он в войну возглавлял подразделение Морских драконов, это спецназ Китайского Императорского Флота, и там прославился как один из самых могущественных магов воды.

— Знаешь, мне не нравится эта пара.

— Подруга, да ты запала на Чхоля.

— Отстань, зачем мне этот бездарь. Просто Чеболь, Принц Клана, путается то с японками, то с китаянками. Империя Коре дала Чинхва много, должны же они проявлять свой патриотизм.

— Ну ты выдала, многие женятся на представителях иностранных семей, тем более Чинхва торгуют по всему мире, этот союз возможно укрепит положение Чеболя в Китае.

— Ага, или Чинхва свернут шею, не успев взобраться на вершину.

— Злая ты.

— Какая есть.


После обеда у нас в расписании пара английского и математика. К учителю Вэну можно не идти, а с английского я с Анабель отпросились, запланировали посетить Большой Концертный Зал, в котором будет проходить церемония закрытия.

Но пообедать пришлось в школе. Нам еще нельзя появляться или передвигаться по городу вместе. В школьной столовой нас встречали, как заезжих звезд. Ученики вскакивали с мест, хлопали и скандировали.

— Despacito! Чинхва — Чжэнфэй! Despacito!

Толпа еле успокоилась. За столом, по обычаю, присутствовала Виен и Чек Пэ. Первая больше молчала и как-то косо поглядывала на Анабель, зато дружище Чек Пэ вылил на нас море восхищения и одобрения.

— Брат Чхоль, мисс Анабель, вы отожгли просто нереально. Мне звонят ребята с Чонгора, не верят, что сижу с вами за одним столом.

— Давай сделаем селфи.

— О, как я не додумался. Прямо сейчас?

— Виен ты не против?

— Ребят, мне лень, сделайте без меня.

— Ок, классно получилось, ребята просто в шоке. Брат, те парни, которых ты опрокинул в спортзале, пишут, что причастились к звезде.

— Вот уморы…

— Чхоль, Бохай пришел, — фраза Виен заставила меня резко обернуться. К нашем столику приближались Ванджа и поправившийся Бохай в сопровождении свиты.

— Чхоль, Виен, Чек Пэ — кивнул принц.

— Принц Сонджо, Туан — ответил я на приветствие. — Позвольте представить вам Анабель Чжэнфэй, она приехала по обмену.

— Приятно познакомиться мисс Чжэнфэй, отец говорил о программе обмена и, кажется, упоминал что вы будете выступать на концерте?

— Это так ваше вы…

— Просто Сонджо, в стенах лицея мы забываем о титулах, таковы правила.

— Это так Сонджо, я буду петь вместе с Чхолем на этом концерте.

— Интересно будет услышать ваш дуэт, тем более мне настоятельно рекомендуют просмотреть некий ролик. Но к делу. Чхоль, мы побеспокоили вас во время обеда, чтобы уладить один вопрос.

— Я слушаю принц.

— Я надеюсь, что инцидент с Туаном полностью исчерпан?

— У меня никогда не было претензий к Туану Бохай до того, как он сел со мной за игровой стол, — я намеренно обострял ситуацию. Ответить, что все в порядке значит дать Бохаю возможность не приносить извинения.

— Это так. Вынужден признать, именно вы вели себя в той ситуации благоразумно в отличие от моего друга. Туан, время принести извинения.

— Чхоль Чинхва, — процедил незадачливый Чеболь, — я, Туан Бохай, приношу свои извинения и подтверждаю, что не имею намерений продолжать конфликт.

— Я, Чхоль Чинхва, принимаю извинения Туана Бохай, — закончил я ритуал примирения.

— Что же, не будем вас отвлекать от обеда, — раскланялся принц и увел Бохая к другому столу.

Мы с Анабель быстро утолили голод и, извинившись перед еще не закончившими обед Виен и Чек Пэ, направились в концертный зал. Там нас встретил строгий мужчина, однако мгновенно растаявший после того как узнал, что имеет дело с наследниками кланов. Маги в Корее не так часто балуют сцену.

— Добрый день молодые люди, я продюсер данного мероприятия Ю Джессок.

— Я Чхоль Чинхва, а это Анабель Чжэнфэй.

— Оу, Despacito?

— Вы уже слышали?

— Лучше спросить, кто не слышал, вы изрядно наделали шуму. Очень, очень круто все сделали.

— Это не только наша работа. Директор моей компании ChinEntertainment и его команда приняли активное участие в производстве ролика.

— Это Пак Со, если не ошибаюсь?

— Совершенно верно, он, кстати, тоже здесь, решает вопросы со звукорежиссером и спецэффектами.

— Надо мне с ним пообщаться, на высоком уровне проделанная работа.

— Я вас с ним обязательно познакомлю. А сейчас у нас есть пара вопросов по выступлению. И самый первый, мы можем выступить последними?

— Ээээ… господин Чхоль, вы знаете, ранжир очередности выступления зависит от многих факторов…

— Продюсер Джессок, я непосредственно управляю делами ChinEntertainment, и все прекрасно понимаю. Но это будет стопроцентный хит, как в Корее, так и в Китае.

— Что дает вам такую уверенность?

— Despacito.

— Песня, подготовленная для концерта, так же хороша?

— Despacito, на самом деле разогревает интерес к тому, что мы исполним в этом зале.

— Я хочу это услышать прямо сейчас.

— Мы здесь как раз для этого.


Новости на TV.

— Сегодня в студии музыкальный обозреватель и продюсер господин Ю Джессок, и я ваш неизменный ведущий Ким Джонкук. Начнем с главного музыкального события дня. Как уже многие знают, сетевой ролик Despacito вошел в историю, набрав больше всего просмотров в течение одного дня. Джессок, как вы думаете, в чем секрет такого успеха?

— Я бы сразу хотел уточнить. Само по себе достижение — рекордные просмотры за первый день, не могло вызвать такого пристального внимания. Больше всех — это очень абстрактно. Но три миллиона просмотров за день? Ролик, чей рекорд побили корейские исполнители, набрал за день всего сто тысяч просмотров, и это была сенсация.

— Откуда тогда три миллиона?

— Тут все сложнее, играет куча факторов. На мой взгляд, основной — это личности исполнителей: наследник богатейшего Чеболя Кореи Чхоль Чинхва и наследница клана Чжэнфэй Анабель. Само по себе это уже подогрело интерес публики.

— Чхоль, до этого закрытый от СМИ, еще недавно представил несколько ярких песен, может это сыграло свою роль?

— Безусловно, я скажу больше, агентство ChinEntertainment грамотно подогревает публику, и в доказательство этому посмотрите на новые ролики, выходящие в поддержку основному синглу.

— Вы имеете в виду соло Чхоля и соло Анабель?

— Не только, появились ремейки, аранжировки, эти же песни в исполнении раскрученных айдолов Чинхва.

— То есть, по вашему мнению, это не экспромт, а заранее спланированная акция?

— Скажу больше, здесь проведена тонкая работа, призванная заставить рядового зрителя поверить, что ролик снят двумя подростками у себя дома. Но послушайте качество треков, это, несомненно, студийный звук, да и в видеоряде любой специалист отметит работу нескольких профессиональных операторов. Что, согласитесь, совсем не похоже на экспромт.

— А как же довольно компрометирующий вид молодых людей?

— А это вообще на грани гениальности. Только представьте, сколько инфоповодов это дало? Вообразите заголовки статей: Чхоль Чинхва скомпрометировал… и так далее. Это просто взорвало интерес к ролику. Там ведь на самом деле ничего не было, два подростка, одеты, три-четыре оператора и звукорежиссер. А воображение рисует скандал.

— Да, теперь я понимаю, какая тонкая работа, сделать скандал там, где его нет. Привлечь внимание, но не совершить ничего предосудительного. Определенно продюсер Чинхва — гений.

— Я бы отметил еще и прекрасный тайм-менеджмент, которому, очень мало уделяют внимания. Ролик вышел поздно ночью. Но был подхвачен аудиторией Китая, что к моменту пика в испаноязычной Европы подняло его в поисковиках. Это дало эффект второй ступени ракеты, которая в свою очередь донесла его до Южной Америки и США. Ну а там просто Бум! Бам! Половину просмотров дал Новый свет. И поверьте мне, все еще только начинается…


Дома мы оказались довольно поздно. Но родители ждали нас к ужину.

— Чхоль, звонил твой дед, и обещал забыть о том, что ты у нас уже взрослый.

— Ээээ, пап, ты намекаешь на архаичные методы телесного рукоприкладства?

— Умно задвинул, но сути это не меняет, именно это я и имел в виду, просто не мог процитировать деда, здесь все-таки Анабель и мама.

— Дело пахнет жареным.

— Еще как, он и мне обещал то же, что и тебе.

— Хи-хи-хи, — не сдержалась Анабель.

— А вам молодая леди, аналогичные пожелания передал Жэнь Чжэнфэй. Кстати мне почему-то перепало и от него. Совсем не справедливо.

— Ну, ты же, как бы папа, должен был…

— Нет, сынок, я прекрасно осознаю меру своей ответственности и вины, но почему каждый из вас получит от своего деда, а я от двоих?

— Да, с этой стороны я на этот вопрос не смотрел.

— А почему ты такой спокойный? Дед же держит свое слово.

— А мы с Анабель не сделали ничего предосудительного.

— Это, как и с чьей стороны посмотреть.

— А ты, пап, новости включи, и деду ссылку не забудь отправить. Поймет и остынет. А можешь и с директором Пак Со переговорить.

— Что, реально выкрутитесь?

— Да, — дружно ответили я с Анабель.

— Ну, тогда освежитесь полотенцами и за стол, там подробнее расскажете. А то я уже честно настроился на двойной отлуп.

Глава 26

Хитро выдуманный поворот с агентством на время снял с нас угрозу двух дедов. Отец после разговора с патриархами облегченно выдохнул. И вроде бы все разрешилось. Но вечером мы с Анабель на свежую голову сели пересматривать совместное творчество.

— Мамочки, Чхоль, как нам пришло в голову так танцевать?

— А что? Красиво ведь получилось.

— Откуда это движение бедрами навстречу друг другу, ты точно ничего мне в напиток не подмешал?

— Ну тебя, это классический латиноамериканский стиль.

— Да… станцевали, и это теперь повторяют на всех улицах Сеула.

— Бери выше, мира.


Лента новостей.

Песня «Despacito» исполненная наследником Чеболя певцом Чхолем Чинхва в дуэте с наследницей клана Анабель Чжэнфэй возглавила хит-парад KMCIA (Korea Music Content Industry Association).

Сингл «Despacito» возглавил чарты 47 стран, в том числе, Австрии, Аргентины, Великобритании (UK Singles Chart), Венесуэлы, Германии, Италии, Колумбии, США, Франции, Чили, Швеции, Эквадора и многих других стран.

Песня дебютирована на позиции № 1 в Испании.

Неделю перед концертом мы с Анабель мотались между школой, студией и концертным залом. Я недооценил последствия популярности для айдолов в Корее. И первые пару дней мы просто продирались в толпе поклонников. Положение спасала многочисленная охрана, но при этом она вынуждена была защищать нас от фанатов в ущерб своих основных функций.

Неоценимую помощь оказали Пак Со и его команда. В агентстве были профессионалы, отрабатывающие маршруты, вбрасывающие информацию для поклонников. Люди агентства внедрились в фан-клубы и создали организованное движение, потихоньку продвигая мысль, что надо помогать певцам, снижая прессинг.

Пак Со и закрепленные менеджеры обеспечили подвоз питания, костюмеров, гримеров. Звукооператоры, свет, видео — на нас работала целая армия. Появился директор по вокалу, балетмейстер…

— Устала?

— Еще как, наверное, соглашусь на работу аналитика.

— Вот и скажем твоему деду, что есть очевидная польза от пения.

— Угу. Я от танцев устала, кому пришло в голову нанять нам балетмейстера?

— Ну, то, что мы изобразили той ночью, неплохо зашло, надо ставить все на профессиональный уровень.

— Твой учитель танцев зверь, у меня все болит.

— Вечером попаримся и вызовем массажистов.

— Да, только это и спасает. Чхоль, я ужасно голодна.

— Пять минут. Парни, где ужин?

— Сабом-ним, стол уже накрыт, проходите.

— Вау, класс.


Сеул. Тайная база клана Асукабэ.

— Вы втянули нас во все это. Где обещанная помощь?

— Мастер Хиро прекратите истерику. Сегодня прилетает ваш коллега из Германии. Вместе с ним уничтожите наследника Чинхва, и цепной пес Джун Хи вам не помешает.

— Вы в своем уме? Даже с таким перевесом нам быстро не совладать с мастером. Тем более у него свита, а мы с немцем одни. А тяжи Чинхва и пехота сведут все преимущество на нет. Я же говорил, нам нужны рядовые маги, спецназовцы, пулеметы, танки, в конце концов.

— Мы согласовали с главой Асуакбэ план, это последняя возможность, понимаете Хиро? Скоро эту базу обнаружат. А я этого не могу допустить ни при каких обстоятельствах.

— И что вы предпримете?

— Если дойдет до этого, мы сами сотрем здесь все с лица земли.

— Да вы…

— Успокойтесь, Хиро. Выдохните. Танки, вертолеты… мы просто не успеваем. Такая техника оставляет слишком заметный след. Люди Дю Кюна могут найти наши силы раньше, чем мы успеем подготовиться. И все пойдет насмарку. Только поэтому принято решение ускориться и работать с тем, что есть. Тем более мы нашли чем его зацепить. И если все пойдет по плану, у вас вообще не будет противников.

— А последствия?

— Сделайте все аккуратно, и не будет никаких последствий.

— Вам легко говорить.


Опять спали с Анабель в моем флигеле, и опять в разных комнатах. Одно утешение — почти семейный завтрак. Вчера после изматывающих тренировок, сауны и массажных процедур сил куда-то идти у девушки не было.

Кати разрешила ей заночевать в моем доме, несмотря на запрет и крутой разнос со стороны Жэнь Чжэнфэя. Однако гувернантка, наученная горьким опытом, запретила нам засиживаться допоздна в студии и тем более что-то выкладывать в сеть.

После завтрака Анабель умчалась одеваться. Я выбрал несколько костюмов и рубашек, чтобы их закинули в машину. День настолько растянулся, что приходилось переодеваться где придется, поэтому часть гардероба возили со мной. По традиции мы с Анабель выехали по очереди и разными дорогами.

— Привет, — несмотря на недавнее расставание, я набрал Анабель.

— Привет, родной.

— Как ты?

— Уже соскучилась.

— Я тоже. Вууууууууухххххх Ааа!!! Вжиихххххх Вууухххххх Ааа!!!

— Что происходит Анаааабееееель?!?

Пиу… Пиу…

— Джун Хи, что с картежом драконов? Где они?

— Господин мы уточняем.

— Джун, картинку! — потребовал я.

Так они под огнем, головная машина сожжена. Где это? Ага, угол двенадцатой…

— Куда мы едем, мастер? — я вперил взгляд в своего главного телохранителя, машины Чинхва сделали поворот и явно не в сторону разворачивающейся битвы.

— Сабом-ним, глава клана приказал увезти вас в поместье, мобильные силы Чинхва уже спешат на помощь к Драконам.

— Да пошел ты на х… — с этой фразой, произнесенной на русском, я выпрыгнул из мчащейся на полном ходу машины.

Анализ. Кувырок, влево от парковочного столбика. Сбиваю случайного прохожего, чтобы погасить скорость. Парень молодой, вроде упал без последствий. Рывок в магазин. Надо уйти от собственной охраны. Их задача сейчас упаковать мою тушку и доставить в безопасное место.

Магазин, пробегаю между рядов с товаром. Влетаю в служебное помещение. Крики посетителей, толкаю сотрудника выскочившего из склада, подныриваю под широко расставленные руки дюжего охранника. Пинком выношу дверь. Отлично. Соседняя улица.

Анализ. Парень садится на черный мотоцикл. Удар в голову, подхватить выпавший ключ. Газ. Улица превратилась в узкий тоннель, скорость запредельная. Система проводит анализ траекторий потока автомобилей, пешеходов… Еще ускоряюсь. Красный свет, уход по тротуару влево. На следующем светофоре на право. Газ…

Так это здесь. Несмотря на мучительное желание выскочить и отвести огонь на себя, остановился. Анализ. Две группы нападающих. Прикрывают одаренных, судя по всему мастеров. Один Хонг Квай сожжен, вокруг двух оставшихся заняли оборону Драконы. У Анабель в охране всего два подмастерья, почему еще не дожали оборону? Ждут? Ждут. Не буду их разочаровывать.


POV Анабель.

— Привет.

— Привет, родной, — любимый позвонил.

— Как ты?

— Уже соскучилась.

— Я тоже, — на этих словах трубка в моих руках испепелилась.

Вуууууухххх. Вжиххххххххх Бронированный Хонг Квай сотрясли удары гигантских глыб из бетона и асфальта, а струя пламени шириной в пол-улицы зажгла все вокруг и внутри машины.

Подмастерье Ву сгорел заживо, охранника и водителя сплющило глыбой, брошенной в машину спереди.

Аааааааааааааа! Аааааааааааа! — почему я еще жива? Артефакты Юэй Фэнь.

Тут меня вытащили сильные руки Морских Драконов.

— Госпожа вы целы?

— Да, это артефакт, но Ву сгорел и остальные…

— Мы знаем, госпожа. Но это, кажется ошибка.

— В смысле, что происходит?

— Нападавшие хотели сжечь головную машину, думая, что вы позади. По нам и замыкающему автомобилю ведут лишь отвлекающий огонь. Мы блокированы, но никто не переходит к решительным действиям. Учитывая, что щит подмастерья Ву продержался меньше трех секунд, там как минимум мастер, а скорее всего два.

— Они ждут Чхоля?

— Думаю да, госпожа.

— Дай мне телефон.

Пиу… Пиу…

— Не берет, надо его предупредить. У вас есть связь с Джун Хи?

— Он на связи. Госпожа, молодой Чинхва сбежал от охраны, и вероятнее всего движется сюда.

— Надо отсюда уходить.

— Боюсь, нам не дадут этого сделать.

— Ты не понимаешь, Чхоль придет сюда, один. Это верная смерть. На прорыв.


POV Хиро Асукабэ.

— Ханс Майер, мастер земли, а вы герр Хиро, фаер, если я правильно говорить?

— Да, мой добрый друг, я Хиро Асукабэ, мастер огня и командир этой операции. И меня в первую очередь интересует как хангуки смогли уговорить вас на это дело?

— Я есть профессионал, и готов к любой работа, за соответствующий деньги.

— Бросьте Майер, я должен знать, ради чего вы со мной. Иначе не смогу вам доверять.

— Что вас есть не устраивать в мой объяснение?

— После гибели, непонятной и почти мгновенной гибели прошлой команды, многие наемники считают эту работу опасной. Но я вам скажу как есть, это смертельно опасное задание. И если ваш мотив деньги, я не буду с вами работать.

— Туше коллега, — немец успокаивающе поднял руки, — я не мочь быть с вами как это… открыто, эээ… полностью откровенно, однако мой есть долг, обязательства, перед герр наниматель, который будут погашен после этого милого дельца.

— Хорошо. Зайдем с другой стороны. У вас нет проблем с кланом Чжэнфэй?

— Ээээ… наша цель ведь есть Чинхва?

— Да, но вы же в курсе, что мы будем приманивать его на сучку из Китая.

— А… коллега, вы боится, что я начать сводить личный счет, так бы сразу и сказал. Здесь в Сауль я абсолютли беспристрастен. Я не сталкиваться ранее ни с клан Чжэнфэй, ни с клан Чинхва. Я буду действовать абсолютли холоднокровно и точно в соответствии вашим ордунгом. Никакой проблем со мной.

— Хорошо.

— Майер, аккуратно заблокируй первую машину, а я ее подожгу.

— Яволь, герр Хиро.

Надо отдать должное немец выполнил поручение почти идеально. Вокруг головного Хонг Квая стали падать глыбы асфальта и бетона. Но какого черта он так щедро расходует силы. Мальчишка вполне может привести Джун Хи, а это тот еще монстр. Но и я хорош, машина несмотря на щит подмастерья ярко вспыхнула.

— Ханс, что это?

— Я так думай, герр Хиро, мы немножечко ошиблись, принцесса Чжэнфэй была в передней машине.

— Ублюдочные Драконы, они же последнее время не перестраивали кортеж, эти идиоты убили свою хозяйку.

— Герр Хиро не расстраивайтесь так…

— Придурок, это наследница Кровавого Дракона, он нас найдет и на мелкие куски покрошит.

— Герр Хиро, вы слишком эмоционально, знаете ли, я хотеть сказать, что Анабель Чжэнфэй жив, и вон те парни тащить ее под защиту больших черных аутовагон…

— Как она смогла?!?

— Думай родовой амулеты, на наш счастье? Эээ… удача?

— Фуххх… Спасибо Майер, вы вернули меня к жизни.

— Не за что, майн дас френд, главный теперь дожидаться мальчишка, наши бестолковый помощники вроде корошо перекрыть здесь все вокруг.

— Ксо яро, что удумала эта китанай ину. Гребаной одзесама не сидится в надежном месте.

— Мой друг, ээээ… я не совсем вас понять.

— Смотри туда Майер, Чжэнфэй удумала прорыв. Этак мы вообще не дождемся Чинхва.

— Яволь, герр Хиро, я решить этот вопрос.

— Хаааансссс! Нееееееет!!!!!!!!!!!!!


Что происходит? Анабель окутал водяной щит, и девушка не обращая внимания на огонь противника, рванула в сторону торгового центра.

— Неееееееет!!! — огромный кусок стены с грохотом подгреб под собой Анабель и драконов пытавшихся прикрыть ее прорыв.

Твою мать уроды. До прорыва любимой я потихоньку выносил посты нападавших, обрастая различным огнестрелом и гранатами. Но теперь нет причин осторожничать, только мстить.

Один. БАХ, БАХ, БАБАХ… станковой гранатомет накрыл позицию мастеров. Видимо готовили против тяжей Чинхва. Получайте сволочи. Срываюсь в сторону. Вовремя. Одаренный залил позицию огнем.

Два. Выношу расчет крупняка. Затрофеил. Блин даже для моего модифицированного тела тяжеловато. Всего-то второе ядро. Уходим, слишком нашумел, когда разбирался с пулеметчиками. Вовремя. В окно влетает булыжник размером с автомобиль.

Три. Затаился. Ищут, да сколько вас сволочей. До прорыва Анабель, хрррр… не раскисай, до ее прорыва я уничтожил восьмерых. Гранатомет гарантировано зацепил еще двух. Расчет крупняка. Автоматчик в коридоре. Итого двенадцать-пятнадцать бойцов. Предварительно я насчитал всего два десятка, но это те, кто активно давили драконов. Должны быть еще киллеры по мою душу. Опа, снайпер.

Четыре. Чуть не зевнул. Гаденыш слегка промахнулся. Вот тебе наш ответ. Полоснул позицию стрелка из пулемета. Прямо по окну и стене. Такой прошивает корейские строения как картон. Сваливаю. Вовремя. В этот раз оба долбанули. Стены бывшей позиции смяло внутрь, а сверху щедро приправили и огнем.

Пять. Лента кончается. О, вот это сюрприз. Заливаю комнату парой этажей выше свинцовым дождем. Бросил пулемет. Зачем он мне теперь? В чьем-то офисе оборудована позиция устаревшей, но смертоносной двадцати миллиметровой автоматической пушки. Это явно против Джун Хи припасли. Прямо хомяки какие-то, а не киллеры. Еще и снайперка лежит, под убойный слонопатрон. Сумку с патронами и винтовку в коридор. Буду убегать, унесу с собой. В хозяйстве пригодиться.

Шесть. Сажусь на место стрелка. Ускоряюсь, все замедлилось. Так эти двое. Мастера. Не прячутся, вышли на улицу и вертят головами. Кто-то их наводит. Ищут, где я еще появлюсь. У меня две-три секунды. Кого валить европейца или японца? Аааааа!!! Огонь!!! Бух-Бах-Бух-Бух-Бах… Смена позиции, нет времени даже посмотреть на результат. Вовремя.

Семь. Фаербол в окно. Значит, завалил или ранил мастера земли. Он сука обвалил здание на Анабель, теперь не уйдет, если жив, свидимся. Подхватываю винтовку. Надо менять здание. Враг уже затягивает петлю.

Восемь. Поиграл в прятки с тремя неудачнегами. Было пару минут, распотрошил одного. Это оказались мои старые друзья Асукабэ. Но немного вам осталось.

Девять. Удачно свалил в соседнее здание. Какой прекрасный вид из окна. Мастер огня, задрав голову, что-то кричит своим боевикам, снующим в офисе, который я уже покинул. Винтовку на подоконник. Замереть. Гдах. Гдах. Гдах. Уходим. Жив сука, только чуть-чуть шкуру попортил.

Десять. Это что за шум? А кавалерия примчалась, надо спешить, а то чего доброго Джун Хи моего кровника завалит. На улице стало тесно от тяжей, бойцов в экзоскелетах и мастера Чинхва с сопровождением. Оставшиеся в живых немногочисленные Морские Драконы также перешли к зачистке улицы.

Одиннадцать. Это я удачно зашел. Два боевика, оглядываясь на улицу, тащат третьего. Не туда смотрите касатики. Всем по паре пуль. Мне не жалко. Неужто! Мой клиент. Точно мой. Раненый пассажир, оказался мастером огня. Живым, но без сознания. Видно напряженный день выдался. А как вы хотели: гранатомет пережил, зенитку пережил, гарантированных три патрона из слоноубийцы пережил, но видно защищаясь от Джун Хи перенапрягся.

Двенадцать. Не люблю я это. Но оно того требует и пофиг на допросы. Все что надо знать я уже знаю. Нож в руки. Приступим к разделке. И я тебе сука покажу твои кишки, перед тем как запихать твои яйца в твой поганый рот.


POV Джун Хи.

Я тупой ублюдок, сын осла, трижды идиот. Зачем я показал молодому господину горящую машину Чжэнфэй. Каким придурком надо быть, чтобы не заблокировать двери. Объект охраны мог умереть, просто спрыгнув на ходу с лимузина. Какой позор.

А теперь мы слишком медленно двигаемся к ловушке, в которую несомненно попал господин.

Пиу… Пиу…

— Где Чхоль, Джун Хи?

— Сабом-ним, я не смог его удержать, он движется к кортежу Чжэнфэй.

— Телефон с ним?

— Нет, он у меня, молодой господин выронил его, выпрыгивая из машины.

— Я выслал спецназ на вертолетах, но ты там будешь раньше. Если с Чхолем что-то случилось, лучше тебе умереть рядом с ним.

— Я понял, сабом-ним.

Наконец-то. Пустынная улица. Завалы из стекла и бетона. Хонг Кваи изрешеченные пулями. Здания, как после артеллериского обстрела. Следы взрывов. Аргххххххх… Огненный шторм. Задавить. Убить. Растерзать. Кажется, это был мастер, только как-то слабо он ответил. Что тут происходит?

— Всем искать молодого господина. Возьмите одного языка. Остальных убить.

— Аджосси, мы нашли его.

— Где он? Он жив?

— Да аджосси, но…

— Не мямли!

— Мы боимся к нему подойти, аджосси, посмотрите сами.

Мы вошли в офисное здание. Широкий холл. Два трупа. Огнестрел. А в центре… Эту картину я никогда не забуду.

Пиу… Пиу…

Глава 27

— Джун Хи, это ведь мой телефон звонит?

— Сабом-ним, я не знаю… простите сабом-ним, я не знаю…

— ОЧНИСЬ, И ПОДАЙ МНЕ МОЙ ТЕЛЕФОН!

— Да… да… господин, возьмите.

— АНАБЕЛЬ!!!!!!!!!!!!! ГДЕ ТЫ?

— Это не важно, Чхоль!!! Не иди за мной, это ловушка! Они убьют тебя. Со мной все в порядке, я спряталась. Меня защищает твой подарок, амулет Юэй Фэнь…

— Любимая, все нападавшие мертвы. Где ты? Мы ищем тебя. Ты под завалом?

— Да, Чхоль. Это правда? С тобой все в порядке? — хлип, хлип.

— Родная, это правда, ты держись, мы тебя сейчас найдем. Джун Хи, оцепить завал. Разбирать будут только люди. Никакой техники. А сейчас заткнитесь все. Слушать. Искать.

Пиу… Пиу…

— Здесь, господин.

— Чхоль.

— Анабель, замри. Не бери телефон, мы ориентируемся на твой рингтон. Можешь время от времени кричать или дать как-то сигнал. Но ничего не трогай и старайся не шевелиться.

Бойцы в экзоскелетах аккуратно, плита за плитой разобрали завал. Торопиться нельзя, можно обвалить сложившуюся структуру, но на сколько хватит магии Юэй Фэнь?

Я давал односложные команды, не замечая, что временами перехожу на рык. И даже бывалые ветераны шарахались в разные стороны при моем приближении. Тихий шепот то и дело слышался за спиной, когда люди Чинхва или Драконы думали, что я их не слышу. Но я все слышал, чувства обострились до предела. Во мне проснулся зверь.

— Весь этаж завален трупами…

— Кровь, везде кровь…

— На третьем этаже бойня, их прирезали как баранов…

— Вы не были в соседнем здании, я даже не хочу вспоминать…

— У японца во рту брррр… Он был еще жив… клянусь вам, он был еще жив…

— Это зверь, зверь Чинхва, убийца…

— Не неси чушь идиот…

— Но это легенды…

— Меньше страшных сказок на ночь слушай молокосос…

Я метался по улице вокруг завала, контролируя ход работ.

— Господин, мы нашли одаренного.

— Европеец?

— Да, господин. Он без сознания, но целители…

— Он чувствует боль?

— Ээээ… не знаю, господин.

— Пусть целители немного подлечат его, чтобы он мог чувствовать свое тело.

— Да, сабом-ним.

— Потом подвесьте его тушу на тот крюк, так чтобы ноги едва касались земли.

— Да, сабом-ним. Я хотел спросить, его нужно пытать?

— Я все сделаю сам.


POV Джун Хи.

— Аджосси, там молодой господин.

— Что там?

— Он опять собирается делать это, аджосси…

— Щибаль, не веди себя как баба, объясни толком.

— Да, аджосси, мне кажется, наследник, собирается резать пленного.

— Кровь Чинхва проснулась, радуйся, чеболь вновь возвысится.

Я прошел вдоль улицы, хотел собственными глазами увидеть, что опять натворил наследник. Чхоль в раздумье стоял около огромного европейца, подвешенного на крюк, торчавший из стены. Вокруг собрались все не занятые в оцеплении и на разборе завала.

— Я есть подданный Германского Кайзер, я требовать справедливый суд.

— Закрой рот.

— Я много знать. Я говорить.

— Джун Хи, — обратился ко мне господин, но как он меня увидел? — найди мне меч.

— Да сабом-ним.

Я обежал глазами толпу людей.

— Ты из Драконов? — спросил я одного паренька, мелькавшего в кортеже Чжэнфэй.

— Нет, аджосси, я один из наемных водителей, местный.

— Я видел у одного из них меч, сможешь принести?

— Попробую.

Через пару минут, парень пришел вместе с телохранителем Анабель, который никогда не расставался с небольшим китайским мечем.

— Дракон, моему господину нужен меч.

Воин молча, протянул мне свое оружие. Я тут же отнес его Чхолю.

— Мой господин, вас устроит такой?

— Сойдет, не правда ли герр Майер? — молодой господин сноровисто взмахнул мечом, проверяя баланс. Откуда такое умение, ведь он вроде не занимался холодным оружием?

— Что… что… хотеть делать этот меч. Пытки запрещен в любой цивилизованный стран.

— Джух Хи, окажите мне услугу. Это мой телефон. Снимите небольшое послание для моих друзей Асукабэ.

— О майн готт, неееетттт!!!!!!

— Да, господин.


Джун Хи приволок древнекитайский цзянь, видимо одолжил у кого-то из драконов. Раритет однако. Бронза, чуть больше полуметра, не совсем то, что нужно, но не будем привередничать.

За шесть лет в теле мажора Чхоля, я откровенно размяк. Быть ребенком, любимым ребенком в счастливой семье, это по-настоящему затягивает. Может я торопился прожить то чего мне не доставало в прошлой жизни, может личность Чхоля врастала в меня. Не знаю. Но каратель остался под тонной сладостей, мириадами подарков, морем семейного тепла. А сегодня он проснулся.

Возможная потеря любимой всколыхнула во мне инстинкты, в наличии которых я давно боялся признаваться себе сам. Разбираясь с суперами в своем мире, мы, каратели, столкнулись с беспрецедентной жестокостью людей, у которых отказали все тормоза. И единственный выход был ответить еще большей жестокостью. В те времена придумали «росчерк» — казнь супера, которую мог исполнить только один из карателей. Запредельная скорость, точный расчет и нечеловеческое хладнокровие, да, определенно такое могли придумать только каратели.


Продолжение POV Джун Хи.

Я смотрел на то, что делает господин через экран его телефона. Наверное поэтому мне было легче, хотя многие ветераны Чинхва не стесняясь блевали прямо на асфальт.

Цзянь блеснул в лучах утреннего солнца и очертил замысловатую фигуру, едва касаясь тела немца. Никто ничего не понял, пока из горла подданного германского кайзера не раздался булькающий звук. На землю стали падать кровавые ошметки, куски органов и кишок.

Да как такое возможно? Я несколько секунд назад держал в руке это древнее бронзовое оружие. Разрубить кости, мышцы, внутренние органы, едва заметным движением, при этом поддеть ливер так, чтобы он стал падать из еще живого тела!

И клянусь, хозяин этого тела точно успел увидеть свои кишки, тянущиеся от живота до земли до того, как умер. Гримаса ужаса, застывшая на лице немца, будет сниться мне чуть-чуть реже, чем растерзанный японец. Но самым моим страшным кошмаром отныне станет Чхоль Чинхва. Молодой господин заговорил, спокойно, даже дружелюбно, но страшно, до холодного пота страшно.


— Джун Хи, вы еще не убрали тело японца?

— Нет господин.

— Сделай несколько фотографий на мой телефон, крупным планом, чтобы было видно лицо, ну и все остальное.

— Ддддааа, господин.

— Какие-то проблемы?

— Все в порядке, господин Чхоль.

— Ну и ладно.

Работы по разбору завала увенчались успехом. Анабель, целая и невредимая, лежала под тоннами груза. Телохранители-драконы не выжили, а вот принцессу спасли артефакты Юэй Фэнь.

Я осторожно поднял девушку на руки и не ни на кого не обращая внимания, понес к машине. Телохранители в полном молчании сформировали колонну и повезли нас домой. Кто-то докладывал отцу, успокаивали маму, но все шло фоном. Я держал в руках свое счастье и ни на секунду не хотел отпускать.

В прихожей стянул с себя и Анабель окровавленные тряпки. Потом мы долго отмокали в джакузи, нежно занимались любовью, опять шли в ванну. Анабель — маг воды и ее родная стихия уносила сегодняшнюю боль, страх, отчаянье. Любимая отдавалась впервые, но страстно, без оглядки дарила всю себя. Не было стыда, не было неловкости.

— Ты знаешь, Чхоль, я ведь влюбилась в тебя давно.

— ???

— Я… фанат боевых искусств, моим воспитанием занимался дед и его друзья из Морских драконов. И однажды мне показали твой бой. Я сразу безумно влюбилась. Я… я даже приезжала в Сеул с подругами, и случайно увидела тебя с твоей телохранительницей в COEX. Вы пели.

— Забудь. Она привязана ритуалом побежденного в бою.

— Я не ревную, любимый. Не знаю, мои чувства к тебе, они не логичные, иррациональные… В общем, я понимала, что Джу Мин и Чжэнфэй никогда не смогут быть вместе и гнала мысли о тебе. Списывала все на подростковые гормоны… У меня нет мамы и даже не с кем посоветоваться. А потом я узнала, что ты Чинхва. И так обрадовалась. Но даже так между нами была целая пропасть. Дед, он любит меня, но он ищет сильного бойца…

— Это проблема?

— Нет, теперь нам ничего не помешает.

— Ничто и никто.

— Тебе не кажутся странными мои чувства? Я имею ввиду на расстоянии и… меня постоянно преследует… мне серьезно кажется, что мы вместе уже давно.

— Нет, Анабель, я чувствую тоже самое с тех пор, как увидел тебя. И этому есть пусть не совсем логичное, но объяснение.

— ???

— Это тайна рода Чинхва и если хочешь ее услышать, тебе придется мне отдаться, еще раз.

— Вот ненасытный. Милый мне пока еще немного больно. Пойдем в джакузи я, кажется, могу себя немного лечить водой… И я тоже очень хочу тебя.

— Конечно пойдем, а про легенду я серьезно. Но это не только мой секрет, мы завтра спросим родителей, или очень быстро оформим брак и я все тебе расскажу.

— Хорошо, родной делай, как считаешь нужным, хотя так хочется узнать, что там за секреты…


Угомонились мы в объятьях друг друга глубокой ночью, при этом трижды сделав набег на холодильник. В последний раз решили просто натащить блюд в комнату запереться и больше не вставать с постели до утра.


Поместье Чинхва, утро следующего дня.

— Где моя внучка Ча Сун?

— Она с моим сыном. Анабель полностью здорова и невредима.

— Ты сейчас же приведешь ее ко мне. Я зря доверил вам свою наследницу.

— Подожди Жэнь, дай Ча Суну сказать.

— Чон Гу, я говорю с главой клана, которому доверил единственного мне родного человека.

— Мы не нарушили договор, поверь мне мой друг. Дети сейчас спят, и полчаса ничего не изменят. Дай Ча Суну все рассказать, а потом поступай как знаешь.

— Хорошо.

— Я Ча Сун, глава Чеболя Чинхва, предоставляю главе клана Чжэнфэй свидетельства исполнения долга семьи Чинхва в отношении наследницы Чжэнфэй. Здесь видео с камер наружного наблюдения, первоисточники и смонтированный специалистами хронологический порядок событий.

— Кто комментировал видео?

— Действия драконов — драконы. Действия Чинхва — мастер Чжун Хи. Часть действий нападавших — пленные.

— Что за история с казнью мастеров Асукабэ?

— Первого Чхоль казнил, думая, что Анабель мертва, второго казнил в назидание Асукабэ, за то, что они вместо прямого нападения не него использовали Анабэль.

— Видео казни?

— Сейчас включу.

— Эээ… парню шестнадцать лет?

— Да.

— Психиатр?

— Полностью здоров.

— Вас не задело, что спросил про мозгоправов?

— Нет, сами перепроверялись.

— Ндаааа… Это не снимает вопрос нахождения моей внучки в одном доме с твоим сыном.

— Мы готовы ответить и на этот вопрос, но тебе придется принести клятву неразглашения.

— Чон Гу, ты из ума выжил?

— Тогда у нас нет объяснений, — ответил за отца Ча Сун.

— Черт с вами, но вы точно были у психиатра?

— Могу справку принести.

— Уже поверил. Где проведем ритуал?

— У нас, в хранилище рода.

— Даже так. Секрет стоит того, чтобы показать святая святых Чинхва? Вы меня не втягиваете в какую-нибудь сомнительную историю?

— Скажем так, хочешь ты того или нет, но твоя внучка уже часть этой истории. Тебе решать останется она одна или Чжэнфэй поддержат ее.

— Не будем тянуть.

— Идиоты, сао.

— Что ты сказал?

— Я сказал по китайски, щибаль. Понятно тебе старый маразматик.

— Чего ты так завелся?

— Вам проще было убиться до рождения. Если бы я знал, сам бы тебя прибил, Чон Гу. Ты кажется тогда был бездетным?

— Нет, Ча Сун уже родился.

— Что же ты так поспешил? Надо было остаться и не вылазить в этот мир.

— Жэнь, он мой внук, и я люблю его не меньше, чем ты Анабель.

— Их убьют, понимаешь? Мне насрать на твоего драгоценного Чхоля, но моя девочка умрет вместе с ним или за него или после его смерти. Вы понимаете уроды, что у нее нет других вариантов, если ваша писулька не врет?

— Мы думаем, что в наших силах дать им шанс выжить.

— Вы могли ведь меня предупредить?

— Это ничего не изменило бы.

— Как не изменило, год-два…

— Жэнь, мы рассматривали все варианты, и этот, поверь, не самый плохой. Объединившись, мы дадим ему шанс. А значит и ей.

— Кто еще в курсе?

— Возможно Асукабэ и те, кто помогает им в Корее, и был один случай, Чхолю кто-то помог, они почти наваляли одаренному без магии.

— Ну черт с ними с последними, раз помогают. А вот первые. Изгнанники. Когда вы едете в Японию?

— После выступления Анабель и Чхоля.

— Сколько у них баз?

— Значимых три, есть еще места пребывания членов клана, но их сегодня зачистят все. Те кто смогут спастись, вернутся на три исходные точки.

— Я возьму на себя минимум одну.

— Жэнь, у нас достаточно сил, Ча Сун неплохо подготовился.

— Чон Гу, если Асукабэ знают тайну вашего Чеболя, то они будут вас встречать не одни, да и кто-то явно помогает им в Сеуле.

— Да, сюрпризы могут быть.

— Поэтому помощь вам определенно нужна.

— Тогда давай сделаем по-другому. Наши люди уже дрейфуют в нейтральных водах. Так что отдать одну базу мы тебе не можем. Но вот дополнить наши силы…

— Вы наняли плавучие базы Тхэбон?

— Да.

— Тот психиатр, про которого ты упоминал… я думаю вас надо перепроверить у моего личного врача.

— Это наше дело, а лишняя перестраховка не повредит.

— Да тут и без перепроверки все ясно.

— Хорош уже. Давай к делу. Мы сосредоточили пятнадцать тысяч бойцов, в том числе полторы тысячи в экзоскелетах, и сто пятьдесят тяжей.

— Вы что, планируете Цусиму присоединить к Корее?

— Я же сказал тебе, Ча Сун неплохо подготовился.

— Ага, не хватает только танков и авиации. Гэндзи наверное уже проводит мобилизацию.

— Союзные кланы Японии предоставят тридцать танков Матсумото под наши экипажи и десять вертолетов Кавасаки, свою технику мы переправить не смогли.

— Еще бы. Два психа.

— Эй, хватит уже.

— Своего флота у вас нет? Как собирались блокировать базу номер два?

— Наняли русского адмирала.

— Поморы?

— Да. И не начинай опять, это надежные ребята, проверенные не в одной операции.

— Н-да… поторопился я со своим предложением.

— ???

— Я про своего врача, диагноз я вам и сам могу поставить.

— Что опять не так?

— Только психи могли нанять отмороженных русских пиратов. И судя по вашим словам делают это на регулярной основе. Контракт отменить можно?

— Не желательно.

— Тогда договаривайтесь на поддержку. Драконы будут тут к месту. Ну и по остальным двум базам надо детально обсудить.


Япония. Поместье Асукабэ.

— Изаму-сама, это прислали с пометкой лично для вас.

— Включи.

«Асукабэ, я понимаю ваше настойчивое желание убить меня. Это нормально. Люди часто убивают друг друга. Мне самому иногда хочется кого-нибудь убить, вынуть кишки, отрезать яйца и как вы видите, я не отказываю себе в этом маленьком удовольствии. Но вы подняли руку на Анабель Чжэнфэй. Это ошибка! И я еду к вам, чтобы объяснить всю ее глубину. До встречи.»

— Господин там еще несколько фотографий.

— Это Хиро?

— Да, господин.

— И вы не смогли нейтрализовать этого малолетнего маньяка? Делать такое на улицах Сеула, средь бела дня. Я еще понимаю в пылу боя, но вот так.

— Господин…

— Я не разрешал тебе открывать рот. Два мастера, один из которых маг клана Асукабэ, сгинули в Сеуле. Это не считая отряда спецназа клана и бойцов поддержки. Я не говорю уже о прошлых неудачах. Годами мы возвращали себе влияние в Корее. Мой отец начал превращать тупых уголовников в янбанов тридцать лет назад. Асукабэ вложили миллионы фунтов для того, чтобы появился подконтрольный нам Король Янбанов. Что в итоге? Он убит, а клан Фо вот-вот поймет, кто стоит за его несчастьями.

— Но господин, я не занимался янбанами Сеула.

— Имей уважение, советник. Заслужи свое право на харакири хотя бы тем, что откроешь в следующий раз свой рот, когда я велю тебе это сделать. Или может отрезать тебе язык?

— Простите меня, Изаму-сама.

— Это был отличный план, уничтожив наследника Чинхва мы бы расплатились за помощь наших корейских партнеров, заодно решив все свои проблемы. А в итоге твои идиоты сделали нас врагами китайского Дракона. Как получилось, что принцессу Чжэнфэй дважды чуть не убили?

— Изаму-сама, это нелепая случайность. Первый раз Хиро атаковал головную машину, но почему-то там оказалось принцесса, а во второй раз Ханс Майер неудачно обрушил здание в попытке задержать бегство Анабель.

— Они-то сполна заплатили за свои ошибки. Но кто будет платить по счетам Чжэнфэй и Чинхва?

— Господин, мы мобилизовали все силы клана. Все свободные средства направлены на наем независимых отрядов.

— Наши союзники?

— Из Кореи на защиту главной базы прибудет трехтысячный отряд Кобуксон, их наем оплатили ваши друзья. Это станет большим сюрпризом для Чинхва.

— Возможно. Но этого недостаточно. Договаривайся со свободными родами, может они захотят нажиться на этой войне. Обещай двойную оплату и все трофеи.

— Это очень щедрое предложение, господин. Думаю мы сможем привлечь еще несколько тысяч бойцов.

— Действуй.

Глава 28

— Привет.

— Привет. Сколько сейчас времени?

— Пол одиннадцатого.

— Ой, а школа?!?

— Анабель…

— Что о нас подумают?!? Мне надо к себе!

— Анабель…

— Да Чхоль?

— Все нормально, от школы я нас отпросил. А о нас с тобой все уже подумали вчера.

— Ой, как стыдно.

— Какая ты красивая, когда стесняешься.

— Чхоль, Чхоль нет, милый пусти… аааа…


Пиу… Пиу…

— Да, пап.

— Вы проснулись?

— Почти.

— Мы ждем вас к обеду, Жэнь Чжэнфэй приехал.

— Эээ… может нам переждать бурю?

— Нет, лучше появитесь.

— Пап, я не отдам ему Анабель, даже если вы меня не поддержите.

— Он в курсе.

— Даже так. Мы будем.


— Что-то случилось?

— Все в порядке, приехал твой дед.

— ?!? Он же убьет нас.

— Папа сказал проблем быть не должно, как-то они его утихомирили. Давай искупаемся и будем готовиться, нас позвали на обед.

— Я не пойду с тобой купаться, ты опять…

— Обещаю не буду приставать, только если ты сама не захочешь.

— Хитрый какой. Чхоль, мне наверное нужно к себе, одеться.

— Не-не, твой дед возможно как раз там тебя и ждет, не пущу к нему одну. Давай скажем слугам, чтобы перенесли твои вещи ко мне. Так он убедится, что ты не жила у меня все это время, а перебралась только после покушения. И я бы хотел, чтобы мы жили вместе, ты как?

— Конечно за, если дед позволит.

— А куда он денется. О, надо еще завтрак заказать. Ты голодна?

— Еще как, съела бы слона, скажи, чтобы принесли всего и побольше.

— Ах ты маленькая обжора.

— Чхоль, нет…

К обеду мы еле-еле успели, и не только по моей вине. Не знаю, как в Анабель уместились одновременно целомудренность и страсть, но смесь получилась просто адская. Если так пойдет дальше, заброшу школу и бизнес.

— Деда, я так соскучилась.

— Что-то ты не торопилась меня увидеть, видно не так сильно и скучала. Иди ко мне, внучка.

— Я скучала деда, просто испугалась.

— И что же ты натворила?

— Эээ…

— Прошу всех к столу, Анабель, дочка, поможешь мне с угощением, мы сегодня отослали всех слуг, — мама прервала неудобный разговор.

После того как все отдали должное блюдам, часть из которых мама точно приготовила сама, отец начал разговор.

— Кхмм… Анабель мы с твоим дедом договорились, при условии твоего согласия, помолвить вас с Чхолем.

— Круто, пап, — отец у меня конечно очень прямой человек, но чтобы так сразу быка за рога, реально очень круто.

— Кхррр, Ча Сун, сынок, все же ты должен был сделать это как-то круглее, что ли.

— А мне нравиться, по-мужски. А то я уже подумал, придется породниться с бизнесменами. Чтобы ты знал, Чхоль, я приехал забирать Анабель. Но твой отец был очень убедителен.

— Дочка, что ты скажешь? — мама обратила общее внимание на Анабель.

— Я счастлива.

— Эй, родители, а меня спросить?

— Тебя сынок мы спрашивать не будем, догадайся почему?

— Всем видно, как я люблю Анабель?

— И это конечно тоже, но немного не попал. Тут такое дело, скажешь нет, придется тебе голову оторвать за Анабель, которая теперь наша дочка. Так что вариантов у тебя не много.

— Да я так спросил, чтобы разрядить обстановку.

— Угу, у тебя это прекрасно получилось. И сынок, Анабель расскажешь все сам.

— То самое?

— То самое. Теперь можно.

— Я думаю молодежь можно отпустить, — подвел точку мой дед, — а мы тут обсудим наши взрослые дела.

— Что-то мне подсказывает, не помолвку вы собрались обсуждать.

— Так, сынок, рано тебе еще лезть в такие разговоры.

— Рано так рано. Но Асукабэ я при любом раскладе должен навестить. С вами или без вас.

— Внук, мы тебя поняли.

— А мы теперь можем передвигаться по городу вместе?

— Думаю можете. Конечно лучше бы вам посидеть в поместье до решения проблемы с Асукабэ, но ваш объединенный кортеж теперь вряд ли кому по зубам в Сеуле.


После слегка напряженного обеда, мы с Анабель решили поваляться остаток дня.

— Ты ничего не ела за обедом, плохо себя чувствуешь?

— Да я от волнения не смогла проглотить и кусочка, вначале боялась за тебя, потом переживала за деда, стеснялась твоих…

— Все с тобой ясно, я сейчас что-нибудь притащу с кухни, ты не скучай я скоро.

Когда вернулся обратно, Анабель лениво переключала каналы.

— Анабель стой, оставь пожалуйста этот канал.

«Клан Шибаура заявил о завершении сделки с кланом Асукабэ. Что стало большим сюрпризом для всей отрасли электропромышленности. Как заявил официальный представитель клана, дочернее предприятие ShibauraSemicondactor было продано клану Асукабэ семнадцать лет назад. С условием, что сделка будет обнародована лишь после того, как Асукабэ погасят все свои обязательства перед продавцом. Эту договоренность связывают с Азиатским кризисом, вошедшим в пик как раз семнадцать лет назад. Видимо клан Шибаура разглашением информации о сделке боялся навредить репутации материнской компании…»

— Родная мне нужно срочно встретиться с Фо Лю Баем, ты со мной?

— Конечно, он ведь приглашал меня через твоего друга, как раз увидимся.

— Ты тогда начинай есть, а я позвоню Чек Пэ, согласую время встречи, и предупрежу Джун Хи.

— О, давай я своих драконов предупрежу, дед привез им пополнение, наверное долго будут собираться. Им еще с твоими согласовать все надо.

Выехали мы где-то через час. Охрана с учетом мер, предпринятых параноиком Чжэнфэем, выглядела более, чем внушительно. К традиционным Хонг Кваем добавилось четыре мощных Донгфенга, два четырехколесных и два шестиколесных. Первые были вооружены крупнокалиберными пулеметами, вторые автоматическими пушками и станковыми гранатометами. К тому же дед Анабель прикрепил к охране внучки мастера воды. С учетом Чинхва и мастера Джун Хи получилась маленькая армия.

— Чхоль, Анабель рад видеть вас, — Фо Лю Бай оказал нам честь, лично встретив у порога своего дома.

— Спасибо за то что так быстро нашли для нас время.

— В этом доме вам всегда рады. Пойдемте поужинаем, все уже готово, — при этих словах из-за спины Лю Бая показался спешащий Чек Пэ.

— Брат Чхоль, Анабель, когда вы появитесь в школе, все уже соскучились.

— Брат Чек Пэ, я тоже скучал, как там?

— Нормально, все слышали про вас, волнуются. Завтра расскажу, что видел вас живыми и здоровыми. О, и надо снять селфи за обеденным столом, ваши фанаты из Чонгора удавятся от зависти.

— Внук, проводи гостей в ванну, и надо их накормить, а не заболтать до смерти.

— Деда, понял, уже исполняю.

— Сорванец.

За столом у Лю Бая было без изменений. Простые корейские блюда. Без изысков, но вкусно и сытно. Сегодня нас угощали кровяной колбасой с печенью и салом, традиционным супом, жареной фасолью и несколькими овощными панчанами.

— Вау, дедушка Лю Бай, я как дома.

— Помню, помню, Жэнь Чжэнфэй в еде даже строже меня.

— Да как такое может быть? — Чек Пэ любитель гамбургеров и жареной курицы, не верил, что есть еще один сторонник кулинарных предпочтений его деда.

— Дед долгое время служил в армии, поэтому вкусы у него еще те.

— Понятно. Блин, я иначе представлял меню мажоров. Из нас троих вы двое всю жизнь прожили в роскоши и при этом цените простоту в пище, а я, выросший на улице, с тоской вспоминаю экзотические блюда.

— Да, прикольно получается, брат.

Некоторое время все усердно работали ложками и палочками. Особенно мы с Анабель.

— Чхоль, честно сказать, я думал ты приехал отказаться от сделки.

— ???

— Видел репортаж о покушении на тебя и Анабель. Зная характер Чжэнфэя, легко было предположить что он заберет внучку, а тебя не подпустит и на сто километров к Шанхаю.

— Вы ошибаетесь, дядюшка Фо, мой дед полностью доверяет Чхолю и не против того, чтобы мы и дальше учились вместе.

— Круто, дед я тоже хотел бы ээээ… привести в дом подружку.

— Не слушайте его, у внука ветер в голове. А у вас я так понял все очень серьезно?

— Да, — подтвердил я догадку Лю Бая.

— Тогда Pheonix твой.

— Не торопитесь, помните, я хотел предложить вам другие условия? Так вот я готов влить скажем полтора миллиарда в капитал компании в обмен на половину доли. Мы могли бы стать партнерами. Это решило бы ваши финансовые проблемы, а я избавлюсь от головной боли управления производством. Потом, если заглядывать в будущее, мы с Чек Пэ стали друзьями, нам будет комфортно работать вместе.

— Классно, дед, я если что, всеми руками «за».

— Чхоль, это слишком щедро. Я не могу принять такой подарок.

— Это не подарок. В этой папке данные, с учетом которых я прогнозирую удвоение объема спроса на полупроводники каждые два года. Причем первый скачок произойдет уже в этом году. По крайней мере я постараюсь сделать все, чтобы это случилось. Если бы не ваш дефолт, вы могли бы дождаться большого спроса на продукцию.

— Но мы-то не дождались. Чхоль, как бы то ни было, это подарок с твоей стороны. Я должен все обдумать.

— Хорошо. Но надо спешить. Есть еще один фактор. Вы уже знаете о сделке между кланами Шибаура и Асукабэ?

— Давно знаю.

— ??? О ней же объявили только сегодня.

— Это длинная история.

— Расскажите. Сейчас это жизненно важно для меня.

— Не хочешь пояснить?

— Эээ… вы же знаете о покушениях на меня?

— Да.

— За этим стоят Асукабэ.

— Постой, то с янбанами было из-за Чек Пэ, и я только на этой неделе нашел связь этих событий с кланом Асукабэ.

— А при чем тут Чек Пэ? Я про недавние покушения, в том числе и то, которое вы отразили с вертолета.

— Что, это тоже работа Асукабэ?

— Стоп. Так за янбанами стояли тоже Асукабэ?

— Абсолютно верно.

— Так… так… а ваш завод в Китае тоже они?

— Да.

— Это возвращает нас к вопросу о сделке между Асукабэ и Шибаура.

— Ты прав, надо все здесь прояснить. Эта история началась семнадцать лет назад. Я тогда был в зените славы. Самый молодой гранд, самый молодой Чеболь, друг императора Кореи. Любящая жена, дочь и два сына. В тот год в Сеул прибыл Гэндзи со свитой, в которую он взял много выходцев из Кореи, в том числе главу клана Ичиро Асукабэ.

— Изаму его сын?

— Да. Асукабэ, несмотря на положение изгнанников, стали сильным кланом. Не Великий Чеболь, но близки, скажем к Бохаем, очень близки. Ичиро вел себя заносчиво, сильный маг, удачливый бизнесмен. Я убил его на дуэли. С тех пор мою семью преследовали несчастья. Похитили дочь, нелепо погибли сыновья. Я искал врага, но не мог найти. Как найти тех, кто ничего не требует? След появился лишь после нападения на завод в Китае.

— Вы тогда гостили у нас?

— Да, Анабель, твой дед сильно помог мне. Я искал, кому было выгодно уничтожить завод. Первыми, на кого подумал, были Шибаура. Ни Нойсы, ни Муры на такое не решились бы так далеко от родины. Но в конце концов выяснилось, что Шибаура передали дело Асукабэ. Тогда я связал все печальные события, случившиеся в мое семье, и смерть Ичиро.

— Значит это месть?

— Да, говорят Изаму бредит идеей уничтожить убийцу отца. Вызвать меня на дуэль, сам понимаешь, не вариант. Поэтому они решили пойти другим путем. Разрушили мою семью, а теперь хотят отобрать мое дело.

— Тогда, возможно, покушаясь на меня и контролируя Чек Пэ Асукабэ в перспективе планировали захватить рынок полупроводников?

— В принципе, да. У Чинхва единственный наследник и с твоей гибелью бизнес Чеболя со временем мог уйти с молотка. Но тут, скорее, пересеклись интересы не только Асукабэ. Для убийства наследника такого клана нужны более веские мотивы. А вот после моей смерти они могли получить через Чек Пэ Phoenix и стать самым крупным производителем полупроводников в Азии, а может быть и в мире.

— Получается сломав игру с Чек Пэ, я еще раз наступил на мозоль Асукабэ.

— От того и новые покушения. Кстати, ты же видел переизбыток военных сил на моих предприятиях. Я последние три года воюю с кланом Асукабэ. И во многом из-за этого вынужден продать Phoenix.

— Вы пробовали вести войну на их территории?

— Да, но они слишком сильны для моего Чеболя. Здесь-то оборона держится лишь потому, что я могу быстро добраться до любой из фабрик. А грандов у Асукабэ нет.

— У вас есть шанс поквитаться с Асукабэ. Не хотите переговорить с моим отцом и дедом Анабель?

— Я вылечу в твое поместье прямо сейчас, вы со мной?

— Конечно.

— Тогда вылетаем через пятнадцать минут, надеюсь ваши родственники еще не успели отметить встречу.

Я отослал охрану домой, предупредив что мы вернемся в поместье вертолетом. Джун Хи немного посопротивлялся, но узнав что с нами летит Фо Лю Бай, снял все вопросы.

Как оказалось, Чинхва и Чжэнфэй как раз проводили расширенный военный совет. В кабинете отца собрались разведчики, силовики, логисты кланов. Главы Чинхва, Чжэнфэй и Фо предварительно коротко переговорив, включили в команду и специалистов Лю Бая. Тем более у последнего оказалось больше всего информации о противнике.

Дом гудел. Кланы готовились наказать японского агрессора. Нас с Анабель естественно никто не собирался посвящать в детали операции. Старшие выпроводили на полигон под предлогом испытания возможностей амулетов Анабель и моего нового защитного костюма. Но прежде мне нужно было сделать несколько звонков.


Пиу… Пиу…

— Ким Су Ча, это Чхоль.

— Да, господин председатель.

— Готовьтесь, мне нужны все свободные деньги. Отработайте механизм пирамиды. Мы будем приобретать акции, под них опять кредитоваться и опять покупать.

— Господин председатель, на какую сумму ориентироваться?

— Минимум три миллиарда фунтов.

— Это с учетом левереджа?

— Да. Но не ограничиваю вас, мне нужны все деньги, до которых вы сможете дотянуться.

— Материнская компания?

— Если у них есть резервы, подберите все. В целом приостановите все инвестиционные проекты, застопорите имиджевые и представительские траты. Если есть терпящая дебиторская задолженность, остановите выплату и по ней.

— Господин председатель, это парализует на время всю работу компании и аукнется в будущем.

— Ким Су Ча, вы пока не видите картину в целом, но поверьте мне, CIC возвысится.

— Да, господин председатель, я найду эти деньги.

— И еще, будет отдельный запрос на финансирование от Сон У по линии Службы Безопасности, его нужно удовлетворить в полном объеме.


Пиу… Пиу…

— Сон У, группа спецназа готова?

— Да, господин председатель, четыре подразделения по пятьдесят человек, костяк — бывалые ветераны. Сейчас проходят переподготовку на базах Чинхва.

— Сделайте весь акцент на захват и уничтожение промышленных объектов.

— Да, господин. Взрывчатка, напалм?

— Все, на что хватит фантазии, и возможности.

— Понял, господин.

— Что по средствам усиления?

— В каждом подразделении спецназа десять солдат в экзоскелетах. Вооружены крупнокалиберными пулеметами и гранатометами. Дополнительно мы приобрели батарею из четырех минометов и две ракетные установки.

— Неплохо.

— Еще мы реализовали ваше предложение по зениткам, четыре гражданских броневика оснащены автоматическими механизмами Чинхва с установленными на них автоматическими пушками.

— Не понял про механизмы?

— Мы можем управлять четырьмя пушками джойстиком. Боепитание тоже полностью автоматизировано.

— Круто, надо попробовать. Что-то еще?

— Юристы нашли лазейку в законодательстве. Мы, оказывается, можем в период одного года заявить об увеличении численности компании, а следовательно и лимитов по вооружению.

— То есть не набрав рабочих, вы можете покупать технику и оборудование?

— Да, господин председатель, но не более тридцати процентов от дополнительно заявленной численности. Это сделано в целях ограничения манипуляциями.

— Что по итогу?

— Как вы и планировали, мы заявили об увеличении штата CIC до пятнадцати тысяч человек. Нашу заявку одобрили и дали разрешение на формирование службы безопасности, исходя из текущих четырех тысяч плюс еще четыре виртуальных тысячи. Это дало нам восемь тяжей вместо четырех.

— До танков и воздуха мы не дотянули?

— Нет, но кое-что придумали.

— Это законно?

— Не то что бы, но есть лазейка. Техника, на которую мы рассчитываем, выставлена на торгах в рамках ликвидации базы США на спорных островах.

— Лианкур?

— Эээ… господин?

— Острова Лианкур? А по корейски Токто.

— Да господин, Токто.

— Что это нам дает юридически?

— Есть льгота на покупку этой техники, в том числе к торгам допущены малые компании, не имеющие права на тяжелое вооружение. Техника старая, американцы в первую очередь вывезли все пригодное. Поэтому особого спроса нет.

— И что вы наметили?

— Четыре БМП и два танка. Эти единицы в полном порядке, есть по нескольку комплектов ЗИПов и море боеприпасов, которые никто не хочет утилизировать.

— Тогда в чем минусы?

— Нет подготовленных экипажей, и курсов обучения уже тоже нет.

— Есть решение?

— Ээээ… мы нашли отряд наемников, и клан Чинхва даже иногда с ними работает.

— Тогда в чем проблема?

— Во-первых, это поморы, а во-вторых, именно эта часть наказана за дебош самими поморами. Отряд высадили в Пусане без копейки.

— Русские? Каким они боком к американской технике.

— Это бывшие спецназовцы ВМФ РИ, они воевали в южной Америке, в том числе и с трофейным оружием. Там все латиноамериканцы используют штатовское старье.

— Дайте мне их контакты, я сам с ними поговорю и приму решение. Танки и БМП покупайте в любом случае. Если у поморов есть специалист по старью, наймите его, может он посоветует приобрести что-то еще.

Глава 29

Пиу… Пиу…

— Александр Иванович, Чхоль Чинхва вас беспокоит.

— Я вас слушаю.

— Мой специалист по безопасности обсуждал с вами вопрос найма.

— Это так, но мы с Сон У пока детально ничего не решили.

— Он выразил свои опасения связанные с дисциплинарным наказанием вашего подразделения. Мне предстоит довольно опасное дело и я бы хотел быть уверен в возможности вашего отряда выполнять поставленные задачи.

— Наше наказание не связано с профессиональной деятельностью, более того, бойцы вообще ни в чем не виноваты. Я повздорил с кавторангом из-за девушки. Состоялась дуэль не смотря на запрет капитана на такие действия в походе. А мои люди меня поддержали, что было воспринято как некий акт бунтарства.

— Эээ… у меня тоже запрещены дуэли во время боевых действий.

— Я двадцать лет работаю в качестве офицера морской пехоты, последние пять возглавляю абордажную группу поморов. Это была моя первая дуэль во время найма за все это время. Тем более мы еще не приступали к заданию, а ждали указаний в порту.

— Что же, вы заинтересованы в долгосрочном договоре или хотели просто переждать?

— Я и большая часть моих людей готовы на долгосрочный контракт.

— Еще один личный вопрос, оно того стоило?

— Мы поженились на прошлой неделе.

— Вас значит можно поздравить. А как же медовый месяц?

— Моя супруга бывший член отряда.

— Понятно. Я одобрю Сон У соглашение с вашей командой, детали обговорите с ним.

— Спасибо.

— До свидания, Александр Иванович.


Пиу… Пиу…

— Сон У, нанимайте русских, контракт долгосрочный, но с испытательным сроком.

— Да, господин председатель.


Пиу… Пиу…

— Ю Хва, брат, как твоя стажировка?

— Все отлично брат, мне даже уже разрешили немного поработать на местной бирже.

— У меня для тебя секретное задание, брат.

— Да, Чхоль?

— Собери информацию об акциях предприятий, производящих блоки памяти DRAM и NAND. Запомнил?

— Да.

— В первую очередь меня интересуют небольшие компании, такие есть в Тайланде, Малайзии, Сингапуре и Европе. Монстров вроде Нойс и Мур не бери, сосредоточься на малоизвестных брендах.

— Я понял, Чхоль. Какие сроки?

— Как обычно, брат, уже вчера.


Так пора закругляться. Скоро тренировка с магами. К Анабель приехали специалисты из Китая, а со мной должны работать Чинхва, но теперь команды было решено объединить. После небольших дебатов, стали пробовать тренировать меня с Анабель, как слаженную двойку. Руководил всем Джун Хи, ему, как главе охраны, необходимо было знать все наши возможности.

— Молодой господин, мы имеем представление как вы работаете, есть что-нибудь, что мы должны знать?

— Я прогрессирую.

— Насколько, какие параметры.

— Основное скорость, сила, реакция. Прогресс небольшой, два-три процента в месяц, но при достижении определенных параметров бывает скачкообразный рост.

— Хммм… От чего это зависит?

— Нет четких критериев, возможно стресс, страх, мобилизация ресурсов. Но часто это никак не помогает.

— Господин, ваша тактика заключается в торможении каста огнестрельным оружием, доведение мага до истощения или значительного снижения резервов и добивание. Так?

— Абсолютно. Последнее слабое место. Насколько я понимаю, даже подмастерье достаточно долго держит синеву, а я не могу пробить ее быстрее, чем получу жесткий ответ.

— Вы можете использовать артефакты?

— Нет.

— По защите?

— Только доспех.

— Тогда остается пробовать. Госпожа, мы не смогли оценить потенциал вашей защиты. Что вы думаете сами?

— Минимум сдержит несколько полноценных атак мастера.

— Потребление резерва?

— На атаке мастера — два-три процента.

— Ого, это просто… просто невообразимо. А ваш ранг и спецификация?

— Послушница, стихия воды, в основном ближний бой, и несколько дистанционных атак.

— Н-да… двойку из вас сделать непросто. Вас обоих готовили как универсалов, у обоих уклон к защите и ближнему бою. Дистанционных атак практически нет. У господина пистолеты, что на уровне мастера не аргумент, у госпожи примерно тоже самое.

— Джун Хи, те ребята, они ведь очень эффективно работали против мастера, хоть и потеряли двоих.

— Мы сделали анализ их действий, господин, основное бремя атаки все же взяли на себя тяжи, плюс неизвестные пользовались какими-то артефактами замедляющими одаренного, но что это, установить не удалось.

— Вообще не осталось следов их снарядов?

— Если и осталось, то недостаточно для идентификации, все просто смешалось с городской грязью.

— Так… так… крутится что-то, не могу поймать. А как синева реагирует на газы?

— Это щит против физических атак, от газов есть несколько других малозатратных плетений.

— Они всегда на магах?

— Эээ… нет.

— А в бою?

— Есть вероятность, что не ставят, газ достаточно редко применяют, он капризен. Единственно такие вещи эффективны против магов воздуха. Но и они чаще используют силу, а не отравляющие вещества.

— Что лично вы ставите на защиту от газовой атаки?

— Самое распространенное — фильтр на нос. Необременительно и малозатратно, легко поддерживать в пассивном режиме. Более расширенная версия — магический аналог маски-респиратора. Здесь уже сложнее, такое не будешь кастовать постоянно.

— Ага. То есть если вас атакуют газом, то первую порцию задержит фильтр, а потом вы поставите маску?

— Примерно так.

— Если явной угрозы от газа не будет. Лишь дискомфорт и снижение скорости реакции?

— Это… это… может сработать, особенно в бою.

— Я предполагаю надо пойти дальше, соберите конфигурацию нескольких веществ, вызывающих реакцию на кожу, зуд например, нервнопаралитические газы, газы атакующие слизистую глаз и так далее. Все это должно быть заключено в оболочку, разваливающуюся при контакте с синевой.

— Но, господин, тогда этим не смогут пользоваться маги…

— Именно.

— О боги…

— Не буду напоминать про уровень секретности таких работ. Есть здесь люди Дю Кюна?

— Да, господин.

— Вы все поняли?

— Работы по этой теме осуществят в рамках нашей Службы.

— Тогда от теории к делу?

Размялись мы знатно. Так как особой стратегии не выработали, я двигался по старой схеме с резиновыми пулями. Прогресс на лицо. С учителями теперь не было игры в одни ворота. Средний счет по сегодняшнему дню один к пяти. Но даже одна победа уже кое-что.

Анабель оказалось жутким монстром для своего ранга. Она и без щита могла добиться сходных со мной результатов против учителей, но с амулетами Юэй Фэнь выносила их всухую. В конце тренировки любимая разделала подмастерье, хотя тактика в том поединке была на нет простая. Маг истратил все свои силы на щит, а потом от души получил. Боюсь я что-то Чжэнфэя, если он из моего нежного создания сделал такое…

— Как ты?

— Вымоталась, сегодня столько событий.

— Это да, хочешь деда навестить или сразу домой?

— Нет сил, да и думаю они еще не освободились. Пошли в бассейн?

— Конечно, сейчас позвоню, чтобы все приготовили.

— У нас на завтра с утра репетиция?

— Да последняя, а вечером концерт.

— Хорошо что твой Пак Со взял всю подготовку на себя, я бы никогда не смогла решить что надеть и какую прическу сделать.

— Это да, его команда сильно облегчила нам жизнь.

— Надо попеть сегодня.

— Если силы останутся давай так и сделаем, я еще с прошлого раза хочу попробовать…

— Попробовать что???

— Ты так соблазнительно тогда засыпала с микрофоном в кресле.

— Извращенец.

— Нет у меня просто хорошая фантазия.

— Пошли уж, фантазер…

Утром мы с Анабель по традиции не выспались, быстро позавтракали и на всех парах рванули на репетицию. Досыпали в машине, уютно прижавшись друг к другу.

— Чхоль, Анабель, рад вас видеть. Ваш выход через три песни. Вы подготовили запасной сингл?

— А его одобрили?

— Да.

— Классно, Ю Джессок, мои люди привезли еду и напитки, можно организовать раздачу?

— Артистов же кормят?

— Да нет, мы хотели угостить рабочих сцены, костюмеров, гримеров, ваших помощников, они на прошлой репетиции вообще не ели целый день…

— Вау, неожиданно, эй чубэ, подойди, организуй во второй переговорной столы, пусть все желающие группами получают там еду, господин Чхоль Чинхва и госпожа Анабель Чжэнфэй решили позаботиться обо всех здесь.

— Спасибо, господин, спасибо госпожа.

— У вас есть еще вопросы молодые люди?

— Нет Ю Джессок, больше вопросов нет.


POV Работника сцены.

— Эта еда лучше чем у многих артистов.

— Да, они привезли нам то же самое, что едят сами.

— Молодая госпожа раздавала рис.

— Ага, а молодой господин помогал ей.

— Ребята, давайте отлагодарим им.

— Что ты можешь для них сделать? У них даже рабочие сцены из клана Чинхва.

— Все равно, я думал это заносчивые чеболи, а они ведут себя с нами как с равными. Давайте улучшим освещение, когда они будут выходить?

— Ага, можно отрегулировать звук. Там кластер колонок справа барахлит. Я как раз успею полностью заменить его к их выступлению. Буду менять по одной в перерывах.

— Ты же собирался заняться этим после концерта, и сабом-ним говорил не рисковать.

— Ради этих ребят сделаю.

— А как они поют…

— Сегодня эта пара — лучшие артисты на сцене.

— Может…


Время концерта неумолимо приближалось. Изначально я решил поучаствовать в нем, чтобы решить коммерческие вопросы с кланом Чжэнфэй. Но теперь я получил гораздо больше.

В принципе можно было уже и не заморачиваться. Но Анабель так хотела выступать, что я не мог ее не поддержать. Более того, я дико волновался. Не перед публикой или двумя Императорами, я боялся подвести любимую. Петь предстояло вживую, а я трезво оценивал свои вокальные способности, особенно рядом с талантом Анабель Чжэнфэй.

Ю Джессок, помимо того, что был основным организатором концерта, сегодня с какой-то теледивой выполнял роль ведущего. Мы с Анабель заняли позиции в разных концах сцены.

Я надел традиционный китайский костюм, темно-синего цвета с вышивкой в виде золотого дракона. Строгий, с высоким воротником, он чем-то напоминал форму Морских Драконов. В общем, думаю, прогиб под Чжэнфэй засчитан.

Анабель была облачена в желто-красный корейский ханбок. Как вы догадались, прогиб под Чинхва. Если что, это цвета невесты, и все хангуки это сегодня увидят и учтут. Из украшений конечно гарнитур Юэй Фэнь, и мы смогли подобрать к ним в пару шпильки и заколки с похожими драгоценными камнями из сокровищнице клана. Еще традиционный бант под грудью был также усыпан изумрудами, его пришлось срочно заказывать у местных ювелиров.

— А теперь заключительное выступление нашего вечера дуэт принца Чеболя Чинхва и принцессы Клана Чжэнфэй, встречайте Чхоль и Анабель с композицией Endless Love.

Чхоль Чинхва

Jie kai wo zui shen mi de deng dai

Xing xing zhui luo feng zai chui dong

Zhong yu zai jiang ni yong ru huai zhong

Liang ke xin chan dou

Анабель Чжэнфэй

Sorou saram hadam mago moteso neyou

Мы даже не можем сказать друг другу "люблю тебя".

Чхоль Чинхва

Ai shi xin zhong wei yi bu bian mei li de shen hua

Наша любовь — единственный миф, который никогда не изменится.

Я не видел ни одного зрителя, в свете софитов осталось только лицо Анабель, кажется и моя невеста испытывала тоже самое. Мы двигались навстречу друг другу, а в конце застыли в объятиях.

У меня была твердая уверенность, что у нас получилось. Получилось спеть по настоящему, проникновенно. Может быть, потому что в каждое слово мы вложили настоящую любовь. И каждый в этом зале понял, что это не просто песня, а олицетворение чувств исполнителей.

Зал потрясенно молчал. Застыли и мы. И тут все взорвалось аплодисментами.

— Еще! Еще! Еще! — скандировала публика, до этого ведущая себя холодно и чопорно не в последнюю очередь из-за присутствия двух Императоров.

— Despacito! Despacito! Despacito! — неожиданно дружно был подхвачен чей-то возглас. Надо сказать песня била все мыслимые рекорды, и как говорят аналитики ChinEntertainment, пик еще не достигнут.

— Уважаемая публика — взял слово Ю Джессок — наши артисты подготовили еще одну песню и готовы испол…

— Если артисты согласны, — прервал ведущего Император Кореи — мы вместе с Императором Китая и зрителями хотели бы услышать, как это — Деспосьюто.

— Мой внук не простит меня — взял слово сюзерен Китая, — если я не поддержу просьбу своего коллеги. Просим!

— Просим! Просим!..

В этот день мы исполнили «Despacito» и «Shallow» и еле ушли со сцены. Нафиг-нафиг, надо уговорит Анабель больше не ставить такие эксперименты, роль певца не для меня. Работаешь как лошадь, а еще можно оказаться в убытках, моя компания тому пример.


Разговор двух императоров.

— Мой друг, у вас получился просто замечательный концерт. Корея благодарна народу Китайской Империи за вклад в нашу культуру, и просто за хороший отдых.

— Не скромничайте, брат, ваш вклад в сегодняшнее мероприятие был не меньше.

— Вы про Чхоля Чинхва?

— Про него, я слышал, он мало того, что исполнитель последних композиций, так еще и автор песен и музыки.

— Да это так. Парень не получил магический дар, но остальным природа его щедро наградила.

— Боюсь, слишком щедро.

— Что-то вас беспокоит?

— Вы слышали о военном союзе вашего Чинхва и моего Чжэнфэя?

— А это, я думаю, это временное сотрудничество, японский клан на самом деле успел покуситься на наследников обоих семей.

— Не игра?

— Не думаю, на Чинхва покушались несколько раз. При этом изрядно навредили Сеулу. Удивляюсь терпению Чеболя, их тяжи давно уже должны жечь поместья на островах Идзу. Мне даже пришлось слать ноту протеста Гэндзи.

— И что он?

— Пожал плечами, это ведь дела кланов.

— Давно пора прижать клановую вольницу. Народ это беспокоит. У меня появились какие-то фанатики призывающие убивать одаренных.

— Есть такие случаи и у нас. Пару раз эти экстремисты переходили от призывов к действию.

— Мир меняется. Сто лет назад господство магов никто не смел оспаривать, мы были основной военной силой и первыми вставали на защиту национальных интересов. А сегодня магу можно противопоставить танки и самолеты.

— Это так, брат, Корея тоже на распутье, с одной стороны Чеболи контролирую почти всю экономику страны, активно способствуя ее росту. Но часто дела кланов идут вразрез нуждам государства.

— Я слышал о вашем эксперименте с детьми Чеболей, есть результаты?

— Пока рано говорить, эксперимент только начался, но по крайней мере я пытаюсь развалить клановые союзы.

— Хорошая идея, я готов ее поддержать.

— Спасибо, брат.

— Возвращаясь к беспокоящему меня военному союзу, вы не находите что пара молодых людей выглядела искренне влюбленными?

— Им всего по шестнадцать лет, рано говорить о чем-то серьезном.

— Не скажите, меня впервые женили в тринадцать.

— Времена сейчас не те, и разве нужен вашему Чжэнфэю бездарь?

— Чжэнфэй ищет силу для своей внучки, а на мой взгляд, у молодого Чинхва она есть. Давайте начистоту, мой друг, у главы клана Чжэнфэй нет других наследников, и в случае женитьбы Чинхва на Анабель одна из крупнейших корпораций уйдет под юрисдикцию Кореи. Это потери для меня. А для вас это лишняя головная боль.

— Я уверен в Чинхва, они лояльны.

— Это сегодня, что будет через двести лет? Мир стал меняться быстрее. Учитывая, что Чинхва и Чжэнфэй крупнейшие производители смартфонов в Азии, их объединение породит монстра. Честно сказать, ваши Чинхва уже сегодня опасны, а с Драконом на пару…

— Я подумаю над этим вопросом.

— Не затягивайте мой друг. Анабель Чжэнфэй была сегодня в костюме корейской невесты, а китайские девушки не делают это просто так.


— Уха-ха-ха, ой держите меня, Чон Гу, вы точно семейка психов.

— Чжэнфэй, сейчас психа больше всего напоминаешь ты, поговорил по телефону и не можешь двух слов толково связать. Или соджу перепил?

— Э не, вашим соджу меня не взять. Давай все-таки перейдем на маотай?

— Не вопрос. Но ты вначале скажи, чего так смеялся?

— Звонил капитан Романов, с которым мне придется из-за вас работать, и выговаривал за то, что твой внук нанял его абордажную команду, еще и на долгосрочный контракт.

— Эээ… ты ничего не напутал? Как это возможно?

— Поморы списали своих десантников на берег за дисциплину. Романов думал охладит бузунов, а потом возьмет обратно, но тут их перехватил Чхоль. Это у вас семейное поморов нанимать?

— Да чего ты к этим русским привязался, нормальные моряки?

— Ты же сухопутная крыса. Знал бы, что творили эти отморозки в войну…

— Стоп. А зачем он их нанял?

— Тебе виднее, твой же внук. Но я так думаю к войне готовится.

— Какая война, ему без магии нельзя соваться в Японию.

— Угу, еще и Анабель за ним отправиться. Зуб даю, внучка с детства бредит всякими войнушками, а тут еще любовь.

— Надо их остановить.

— Точно. Пусть вначале наследников настругают, а потом воюют.

— Это повод.

— Маотай?

— Однозначно.

Эпилог

— Александр Иванович, вы уверены, что на этой лоханке мы доплывем до Японии?

— Не доплывем, а дойдем. По морю ходят. Я хоть и десантник, но все же немного разбираюсь в кораблях, на этом судне — хоть до Гавайских островов.

— Что же, положимся на ваш опыт.

— Сабом-ним, Александр Иванович, ваш сумасшедший зампотех грузит все сто двадцать четыре американских беспилотника. Я не говорю уже о просроченных ракетах и ящиках со взрывчаткой.

— Александр Иванович, зачем нам столько разведывательных беспилотников, я думал вы приобрели их с запасом на будущее? Вроде обсуждался вариант их модернизации?

— Эти аппараты устарели уже тогда, когда прибыли на Лианкур. Брал я их под задачу, обрисованную уважаемым Сон У. Есть у нашего техника пару идей, если выгорит поимеем неожиданный козырь против Асукабэ, а нет выбросим в море. Выкупили мы их по цене металлолома.

— А столько боеприпасов зачем? Я так понял, часть из них вам пришлось разместить в кубриках матросов?

— Зато не будут курить, там где не положено.

— Но мы же похожи на сумасшедшего сидящего на бочке пороха, с гроздью горящих фитилей в руках и между пальцев ног?

— Нет, господин Чхоль, мы похожи на моих предков поморов, они примерно так и ходили в морские походы, — при этом офицер гордо смотрел вдаль, а его мужественное лицо овевал утренний бриз.

Псих, блин, стопроцентный клиент лечебницы. То-то Чжэнфэй всю нашу семью записал на прием к своему врачу. Видно за Анабель переживает.

Канал с книгами для всех @books_fine

Здравствуйте, благодаря нам, вы можете читать эту книгу. На своем канале мы выкладываем книги в процессе их написания. Ждем вас!

https://t.me/books_fine или @books_fine

Спасибо, за поддержку!


home | my bookshelf | | Принц Клана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу