Book: Мастер решений (СИ)



Мастер решений (СИ)

Annotation

Когда ты делаешь шаг вперёд, обстановка вокруг меняется. И то, что казалось незыблемым и надёжным, становится хрупким и слабым. Но проблемы у тебя всё те же. Глупость, предательство, жажда власти и собственное нежелание с этим мириться.

Тема изображения на обложке выбрана до меня


Андрей Земляной


Андрей Земляной


Мастер решений


Глава 1


Почти все приведённые цитаты выдуманы автором и не относятся к историческим личностям которым приписаны.

Любой офицер идущий в бой без меча, вооружён неправильно. Джек Черчилль.

Самое яркое событие сезона — Звёздный бал, где будут блистать все сколь-нибудь заметные персоны Империи. Знаменитые артисты, учёные, поэты, военные и маги, все те, ко создаёт культурную военную и научную мощь Тессариан, все будут здесь, на острове Тайлас, в Третьей Имперской Резиденции, чтобы лично засвидетельствовать любовь к народу Тессариан, в лице её императора Тессара двести тридцать восьмого.

Нашей съёмочной группе удалось получить пропуск на это мероприятие, и сейчас мы, с помощью бригады техников, и двух десятков глаз, можем видеть все уголки огромного дворца Третьей Резиденции, чей шпиль вздымается над облаками Фиалкового Моря.

Для гостей, открыты Большой зал, малый зал приёмов, Зал Военной Славы, Обзорная Галерея, Большая Столовая, где все приглашённые могут вкусить от искусства лучших и самых именитых поваров Империи, Музыкальный салон, где вот уже третий час продолжается гала-концерт, и Концертный Зал, где вечером состоится выступление ведущих музыкальных оркестров империи.

И конечно же знаменитая Кольцевая Галерея, где собраны предметы искусства когда-либо подаренные императорам Тессариан. В обычное время, все эти помещения недоступны для посещения, но сейчас все зрители канала Мир, могут видеть и дворец, и залы, которые сейчас готовят к приёму гостей.


Материнская система империи Тессарин, планета Тессар. Тёплый Океан, остров Эхин.

— Шаг, шаг, малый веер. Держи локоть, оборот, удар…

Голос раздававшийся на площадке, был густым, сочным мужским баритоном, с небольшими нотками превосходства и лёгкой усталости словно ему до смерти надоело повторять такому туповатому ученику одно и тоже. Хотя, Аширах, в глубине себя, был доволен новым Хозяином. Тело прекрасно обученного бойца, проскочило первый круг слияния, так, что этого оба не заметили. Тогда, когда Ашираха выбило из рук Латиссы, он в первое мгновение хотел спалить её обидчика одним ударом, но не смог этого сделать. Аура шести миллионов смертей, просто вырубила его, словно от сильнейшего оргазма, выбивая все блоки, установки и всё то, что закладывалось на уровне стартового ритуала. А тому, кто его освободил от зависимости и сковывающих заклятий, Аширах простил бы и не такое.

Когда разумный меч очнулся, первый круг слияния был уже пройден, а его Хозяин так и не догадывался с кем имеет дело. Что было тоже в общем понятно, потому что силой Хозяин был на уровне домашнего зверька в родном мире Ашираха. Но шесть миллионов посмертных даров, перекрывали всё. И не один раз. Такая аура была только у создателя живых мечей, седаха Шуири, тарса десятого посвящения. Но Отец завещал им служить только самым сильным воинам. Вот и Аширах принял нового Хозяина всей душой, что заключалась в кристаллическом композите из которого была сделана форма меча.

С трудом пробившись через заслоны сознания сешасс смог объяснится с хозяином, и доказал ему что что-то смылит в искусстве боя, вызвав фантом самого Ашираха.

Битва была короткой, хотя Хозяину и удалось удивить старого мечника. Удивить, но не победить.

И они начали тренировки, когда Аширах оставаясь в руках Хозяина вызывал материальный фантом, для отработки рисунка боя.

Второй уровень слияния, тоже случился внезапно, когда в ответ на атаку магическим вихрем, Хозяин, не прерывая движения ответил «Облаком разрушения», и ударил по фантому с «Иглой Пепла». Плетения были примитивными словно мычание, но собраны и напитаны с высоким уровнем мастерства и скорости, что сильно повышало их класс. Ну и помогло раскрыться Ашираху на новой ступени. Теперь он мог быть вместе с хозяином всегда, собравшись в браслет на правой руке, и принимал любую необходимую форму, повинуясь воле Хозяина, хоть тот и предпочитал всем видам оружия, тяжёлую шпагу.


А для Алексея, всё это безумие, с беседой у Саргонаи, посещением зала телепорта, и короткого посещения одного из запретных миров слилось в яркий, но короткий фильм, одним комком воспоминаний. И лишь меч, который он отнял у вырвавшегося к ним бойца, стал напоминанием об этом случае.

Меч вроде попытались мягко, но настойчиво забрать, но Алексей, на великом и могучем рассказал всем отнимальщикам что с ними случится если кто-то из них подойдёт к его трофею. И он был совершенно прав, так как, не являясь магом Великого Круга, вообще не имел никакого отношения к внутренним раскладам магического сообщества. Но зато был полковником армии Тессарин, и формально, получил меч в ходе одиночной боевой операции по спасению граждан империи, причём которая случилась исключительно по его собственной инициативе. А в этом случае, все захваченные ценности становились его собственностью.

И как бы ни облизывались магические иерархи на артефакт прямо из запретных миров, но сделать ничего не могли. Тем более, что Саргонаи, как член Великого Круга, наложил вето на любые акции принуждения своего ученика, на что имел право.

А железка, отнятая в том бою, настолько понравилась Алексею, что он даже стал тренироваться с ней, временами жалея, что это всё-таки меч, а не шпага.

И только спустя пару дней, и убедившись, что это не морок, начал общаться со своим мечом, который и рассказал ему о себе, о сашассах, создаваемых великим мастером седах Шуири, который находил в Мировом Кристалле отражения душ великих воинов, и заключал их в оболочку мечей.

У такого оружия было много возможностей, но какие, не знал и сам меч, потому что новое слияние, как бы стирало память о прежнем могуществе, и меч вновь повторял путь к вершине вместе со своим Хозяином.

Так и начались тренировки Алексея с разумным и довольно склочным мечом-сашассом. Фантомы которые вызывал Аширах, каждый раз были разными. То, толстым и обманчиво неуклюжим мужчиной, то обнажённой красоткой, а то, страхолюдным существом с огромной пастью, и десятком торчащих отовсюду шипов. И всегда с разным оружием. Мечи простые и двуручные, алебарды, пики и странного вида ножи. Поэтому не могло существовать никакого единого рисунка боя. Каждый раз новый противник. Каждый раз, своя тактика которую ещё нужно было придумать, и каждый раз поражение на грани. Когда казалось, что вот-вот, и победа была бы за ним. И, да, несмотря на то, что их было не видно никому кроме Алексея, царапины, порезы, и раны, были вполне настоящими. Так что ему пришлось приобрести дорогущую капсулу — регенератор, и не только восстанавливаться там после тяжёлых тренировок, но и бывало, что восстанавливать утраченные конечности, или целые органы.

Но благодаря тому, что Алексей буквально рвал жилы на каждой тренировке, прогрессировал он очень быстро, и уже через две недели, фантомы начали применять в рисунке боя магию, что полностью меняло характер боя. И в какой-то момент, он атаковал сам, ударив сам и с такой силой, что фантом просто развеяло брызгами. И через мгновение, всё тело окутал серебристый туман, и всё кончилось. Но когда ему захотелось положить тяжёлый меч на стойку, тот просто съёжился в серебристый комок, и свернулся вокруг запястья красивым витым браслетом. И когда Алексей попытался вновь вызвать оружие, то на свет появился не меч, а вполне себе знакомая шпага.

Со шпагой, у Алексея дело пошло куда веселей, и теперь он выигрывал примерно половину схваток. Правда в оставшейся половине, травмы бывали такими серьёзными, что пришлось ко всему докупить парочку механоидов — санитаров.

Айрис которую достаточно сильно продрали за косяк при покушении на Спутника, вернулась из своей академии взъерошенная, словно все две недели её пытали электрическим током, и с глазами побитой собаки, так как чувствовала свою вину за то что случилось. Но постепенно успокоилась, и даже стала помогать Алексею в занятиях, таская восстанавливающие эликсиры и меняя расходники в капсуле. Но когда Алексей начинал занятия с фантомом, всегда брала меч, и старалась повторять его движения.

Приглашение на бал у Императора, пришло довольно неожиданно, хотя по статусу Герцога, Алексей вполне входил в элиту империи. Всего герцогов было четыреста двадцать, входивших в Высший государственный Совет — пышный, но совершенно декоративный орган, ни на что не влияющий и ни к чему не обязывающй.

Зато Большой Торговый Совет, который по сути был заповедником олигархов, уже решал многое, и все триста человек входивших в него, тоже были приглашены.

Кроме них, обязательно присутствовали маги в виде членов Великого Круга, военные в звании не ниже маршала, каковых на армию в триста миллионов было тоже довольно много.

Ну и последняя категория приглашённых — всякая разнокалиберная сволочь. Поэты, музыканты, и прочие бездельники. И если в составе верхних страт изменения были редки, то вот окружавшая обеденные столы стая, всё время меняла участников.

Но правила были едины для всех, и кошка заставила Алексея выучить основные правила этикета, десять основных способов поклона, и прочие премудрости, чтобы уж совсем не выглядеть валенком.

За это, Алексей на ней отыгрался, пригласив в последний день толпу массажистов-визажистов-костюмеров и ювелиров, которые превратили юную кошку в произведение искусства, украшенное авторскими украшениями, за совершенно неприличную сумму.

На приём, полетели в машине Алексея, тем более, что именно такие вот, чуть облагороженные военные машины стали входить в моду.

Айрис ла Тагор, которая и ранее отличалась редкой даже для тессар привлекательностью, после помощи толпы специалистов по женской красоте, стала выглядеть куда лучше многих медиазвёзд, а роскошные украшения, достойные самой императрицы, лишь усиливали ощущение.

Поскольку резиденция императора находилась довольно далеко, вылететь пришлось рано утром, а в том месте где располагался дворец, было только самое начало вечера.

Небо над и вокруг шпиля башни, полыхало всеми цветами радуги праздничным фейерверком, а к десятку посадочных площадок пристроились хвосты очередей тех, кто получил приглашение.

Машины в основном были лимузинами. Тяжёлыми, дорогими, и большими, способными противостоять большинству угроз. Меньшее количество составляли спортивные скоростные модели и совсем немного таких как у Алексея. Переделанными военными броневиками.

Очереди двигались быстро, и загнав свой мобиль в ячейку парковки, и проводив взглядом как она проваливается под землю, на стоянку, пошёл с Айрис, к входу в дворцовый комплекс.

На его Спутнице было лёгкое зелёное платье, которое очень выгодно подчёркивало стройную фигуру девушки, а на Алексее, тёмно-зелёный мундир со знаками различия полковника генерального штаба, все ордена, куда Алексей прикрепил и Золотую Звезду.

Заходили через северный портал, откуда сразу попадали на сто тридцатый этаж в Большой зал. Оставив перед тем всё оружие и опасные предметы типа боевых артефактов, но на невзрачный металлический браслет система дворца никак не среагировала, и Алексей прошёл в зал с Аширахом к которому уже привык словно к собственной руке.

А вот кошка, была вынуждена выложить из потайных карманов много разных штучек.

Самому Алексею было в общем наплевать и на приём, и на публику, так как не имел планов по продвижению себя в гражданской сфере, а в армии и у магов, всем в общем наплевать как ты танцуешь. Поэтому они, сразу спустились в Кольцевую Галерею, и почти час, ходили любовались произведениями искусства, подаренными правящему Дому, затем поднялись в Малую Столовую Залу, где можно было перекусить, и немного посидели на гала-концерте, где шло нескончаемое шоу.

Собственно, на этом, полковник хотел завершить, считая, что трёх часов пребывания достаточно для визита вежливости, но Айрис, которая выглядела и чувствовала себя словно королева, смотрела на Алексея такими глазами, что Алексею пришлось тащится с ней на Обзорную Галерею, которая была по сути просто огромным залом с прозрачными стенами.

По информации, которую выдавал имплант, император принимал именно там, и все желавшие проявить свою особую верность правящему Дому, поднимались на сто сороковой.

Приём был неформальный поэтому ардан, был во флотском мундире, и без императорских регалий.

Он свободно перемещался по залу, вступая в беседу с приглашёнными, оказывая всем хоть по капле своего внимания. Но некоторых выделил особо, создав локальную бурю в негласных рейтингах приближённости к трону. Так, например, с выдающимся учёным и исследователем портальных технологий говорил целых пять минут, что и было сразу же отмечено присутствующими, и стоило ардану отойти, как к несколько ошалевшему учёному буквально выстроилась очередь, из желавших проявить почтение новому императорскому любимчику.

Алексей уже немного устал от мелькания обнажённых или частично обнажённых женских прелестей, сверкания ювелирных изделий, самодовольного сияния лиц, и бесконечного кружения толпы, так что подход императора почти прозевал, и лишь толчок в бок от кошки вернул его в реальность.

— Ардан. — Алексей поклонился, прижав ладонь к сердцу.

— Я помню вас, полковник. — Император улыбнулся. — Как вам наша империя? Ешё не разочаровались?

— Для разочарования столь огромным государством не хватит и тысяч лет. — Ответил Алексей. В любой стране всяких людей хватает. Но в Тессарин мне пока встречались только хорошие люди.

— А те, кто хотел вас убить? — Император подхватил бокал со столика, и пошёл вперёд, так что Алексею пришлось пристроиться рядом.

— Ну разве столь непрофессиональных убийц можно назвать плохими людьми? — Алексей усмехнулся. Они немного развлекли нас, и для этого не пожалели даже своих жизней. Вот вас ардан, когда-нибудь веселили ценой жизни?

— Было пару раз. — Император с улыбкой кивнул. — Например, когда контрабандисты взяли в заложники несколько семей флотских офицеров. Тогда мы устроили на их родной планете такое веселье, то они предпочли сами застрелиться. А из руководителей картеля контрабандистов, вывесили «Улицу памяти». И знаете, словно отрезало. Больше о пиратах и контрабандистах на Нираласе, не слышали.

— А семьи?

— Это разведка занималась. — Император кивнул. Вытащили всех. Не всех невредимыми, но при нашей медицине, это в общем не так страшно. Понимаете, не ничего что можно было бы назвать неизменным, а в социуме, все процессы ещё более текучи. И государству, приходится время от времени доказывать, что оно в силах и может стереть в пыль сотни тысяч и миллионы, чтобы спасти десяток своих граждан. Но всё равно, и социум и империя в целом, живут циклами. Мы хорошо изучили их, мы научились их удлинять, и вызывать кризисы, когда нам удобно, но всё это не избавляет от негативных явлений, порождаемых колебаниями социума. И знаете, что нам помогает?

— Насколько я понимаю проблему, нужно сделать так чтобы колебательные процессы действовали асинхронно, и всячески мешать тем, кто объединяет кризисы различных групп в одну систему.

— Точно! — Император улыбнулся, и сделал глоток из бокала. — Вообще вокруг этого много разных игр, но основу вы уже поняли. Кстати, мы вчера совершили налёт неопознанных сил на главную штаб-квартиру Дома Тесис, выбивая из колоды банкиров, а промышлеников примкнувших к попытке переворота, нейтрализовали ещё полгода назад. Но архимагистр Ленсор, заигрался, и был вынужден поставить на кон всё. А стало быть где-то в течении получаса попробует меня достать. Даже интересно, что он сделает, так как артефакт на праздник не пронести, не говоря уж об оружии.

— И какое это покушение по счёту? — Поинтересовался Алексей, только сейчас замечая, что вокруг них начинают концентрироваться люди, которые несмотря на разницу в одежде, украшениях и вообще всём, были чем-то неуловимым схожи друг с другом, и к тому же явно имели с собой оружие.

— Трёхсотое. Юбилей, однако. — Император посмотрел на Спутницу Алексея, которая сняла с шеи тонкий почти прозрачный бледно-зелёный шарфик, и стала наматывать его на правую руку.

— Надеюсь что это всё-таки не понадобится. — С улыбкой произнёс он и пояснил для Алексея. Шис грасори броня скрытого ношения. Стоит дорого, но того стоит.



— Айри, ты ненормальная… — Алексей покачал головой, в ответ на что, девушка лишь фыркнула, вскинув голову и с вызовом посмотрев в глаза Алексею.

— О, я узнаю этот взгляд. — Император рассмеялся. Мне кажется полковник, что ваша спутница…

Император не договорил. Мозаичный пол зала вспучился и примерно в центре сквозь перекрытие начал вылезать зверь похожий на сильно раздувшегося краба длиной в десять метров, и высотой около пяти, только с десятком многосуставчатых ног, двумя парами клешней, с острыми пиками, и точками глаз, разбросанных по всему телу, в глубине костяных складок.

Зверь ещё не выбрался, когда по нему открыли огонь телохранители императора, которых оказалось довольно много. Палили в монстра без передышек, на расплав стволов, но видимого эффекта это не имело. Краб переросток лишь полыхал голубоватым защитным полем, высвобождая тело из капкана бетонных плит.

Пара боевых магов тоже отметились, метнув в противника синхронно собранное многослойное плетение, оторвавшее крабу одну из лап, чего тот похоже даже не заметил, потому что уже повернулся в сторону императора, и видимо узнав свою цель, выдернул застрявшее тело, и рывком придвинулся ближе.

К этому времени Алексей, оценив диспозицию, шагнул вперёд, а сешасс потёкший словно ртуть, принял форму длинного двуручного меча, с тонким штыкообразным острием.

Эту форму монстра Алексей знал, так как пару раз Аширах вызывал его, когда учил Алексея работать алебардой, и длинным мечом. Это был обычный монстр для того мира, откуда пришёл Аширах, но откуда он появился здесь, было загадкой, которой кому-то предстоит заняться.

Пару выпадов Алексей принял на меч, громко зазвеневший от того, что радовался битве, а дальше всё слилось в непрерывный боевой танец, где Алексей рубил, колол, последовательно состригая конечности, а после кромсая прочнейший панцирь, и последний удар, когда меч, резко удлинившийся до пяти метров, пронзил монстра насквозь.

«Хозяин, если вы не будете поглощать этого врага, можно я его выпью?» раздался в голове голос живого меча, в этом была такая мольба, что Алексей, лишь кивнул, подтвердив это движение внутренним согласием, и монстр ещё мгновение яростно таращивший все свои глаза, вдруг дёрнулся, словно его пронизал электрический разряд, и Алексей буквально всем телом ощутил, что враг умер.

Меч, снова свернулся браслетом вокруг запястья, но видимо эффект от поглощения такого монстра, имел и отрицательные стороны, так как металл посверкивал золотым свечением, и словно откуда-то издалека раздавалась песня на незнакомом языке. Глава 2


Не власть портит людей, а наоборот — самые испорченные люди больше всего тянуться к власти. Иосиф Сталин

Суть плана миров проще себе представить в виде многослойной сферы, где каждый слой, это своя вселенная, со своими законами, и своей логикой существования. И на периферии сферы находятся миры хаоса, настолько чуждые нам, что даже капля воды из тех миров будет смертельным ядом. От первозданного хаоса, постепенно к мирам порядка, сфера уплотняет своё ядро, переходя к вполне понятным нам демоническим мирам, где человек даже может существовать какое-то время, далее следуют слои человеческих миров, и миры с аномально высокой энергетикой, где наше с вами существование возможно, но с оговорками, и слой айяс. Это конечно не боги, но мощь их невероятна. Временами айяс заходят в наши миры, и каждый раз их присутствие трясёт наши устои, до трещин в фундаменте.

А в самом центре сферы находятся миры божественных сил, о которых мы знаем только то, что они есть.

Из вступительной лекции архимастера Тего Биралиса, по предмету Мирография.


Тессарин, планета Тессар, Фиалковое море, Третья Резиденция.

— О! время-то! — Император задумчиво оглядел поле боя, где уже суетились его люди, и спрятал под одежду что-то похожее на маленький пистолет но из стекла. Тело краба-переростка подцепили и куда-то тащили, парочка магов восстанавливала перекрытия, а десяток мехов, чинила мозаичное покрытие, и отмывали его от крови. — Герцог, я с этой вознёй совершенно забыл об обеде. Не составите компанию?

— С огромной радостью, ардан. — Алексей который за время боя довольно сильно заляпался кровью монстра, и имел весьма оборванный вид, учтиво поклонился.

— О костюме не беспокойтесь. — Император так же неторопливо пошёл вперёд. — Мои люди, сейчас всё сделают.

И правда. Стоило им подняться ещё на десяток этажей вверх, как Алексея аккуратно отвели в сторонку, пара девиц, быстро содрала с него остатки мундира в фиолетовых пятнах чужой крови, затолкав под душ, разделись сами и быстро вымыли его, от чего организм Алексея, и один конкретный орган так заинтересовался обстановкой, чем вызвал конфуз, и смущение, но девицы, словно не замечая, доделали дело. Обсушили его полотенцами, и воздуходувками, и стали надевать мундир светло-голубого цвета с генеральскими погонами.

— Дамы? — Алексей прокашлялся. — С погонами ничего не перепутали?

— Нет, господин генерал. — Подала голос одна из девиц, высокая, ростом почти с Алексея, атлетически сложённая, с короткой стрижкой огненно-рыжих волос. — Ошибки такого рода здесь исключены. — И на мгновение приблизилась так, что почти коснулась лицом Алексея, и выставив острые холмики грудей вперёд словно таран. — И если вам не хватает вашей Кошки, только скажите. Мы с подругами с радостью составим вам компанию.

— А генеральский мундир вам идёт. — Император уже приступивший к еде, кивнул. — Я понимаю, что таким образом привлекаю к вам повышенное и не всегда уместное внимание, но вы, простите, уже так проявились, что оно практически неизбежно.

— Да, ладно. — Алексей пожал плечами. — Я в принципе никуда не хожу, разве что выгулять Айрис. Та что мне хоть внимание хоть нет его. А будут доставать так уеду к ахара. Там-то уж точно не будет посторонних.

— А как же власть, слава, богатство… Ах, да. С богатством у вас всё в порядке. — Император рассмеялся приятным раскатистым смехом. — Так как насчёт власти?

— А зачем она мне? — Алексей который к этому времени наконец сделал выбор в пользу какого-то то жаренного блюда, поднял голову. — Власть представляется мне прежде всего инструментом для осуществления каких-то планов, действий или вообще чего-то осмысленного. А сама по себе она настолько же бессмысленна как инструменты в руках у человека без внятного плана, для чего их можно применить. А это вот… давайте захватим власть, а потом будем всех душить, настроим себе дворцов, загоним туда самых красивых девок, и будем пить и трахаться… скотство какое-то.

— Вы говорите так, словно у вас за плечами как минимум пятьсот лет жизни.

Алексей склонил голову в «малом поклоне благодарности».

— Нет, но у нас очень хорошая система передачи накопленных знаний от отца к сыну и так далее. Например, моя мама, наследник длинной, почти двухтысячелетней традиции «тихой смерти», а папа мастер боя на длинноклинковом оружии. Эту школу у нас на Земле называют Дестреза, и ей тоже под тысячу лет.

— Для вашей цивилизации более чем солидно. — Император кивнул. У нас конечно есть школы с куда более длинной историей, но почти все они стали просто декоративными искусствами, а не наукой боя. Вы же шагнули вперёд так, естественно и просто… — Император улыбнулся. — Кстати, ещё один аспект того что случилось — ваша слава. Камеры были везде, и шла запись, так что когда её покажут, вы станете настоящей телезвездой. — Да-да, я уже понял, как вы к этому относитесь. — Император рассмеялся. — Но вот то, что у вас прибавится врагов…

В это время к столу подошёл генерал в бледно-голубом мундире контрразведки, и почтительно наклонившись у уха императора начал что-то быстро шептать, как, видно не доверяя связи импланта.

Движением руки император отослал генерала и с каким-то пристальным интересом посмотрел на Алексея.

— А вы, генерал Роков, не хотите мне ничего сказать?

— Ардан? — Алексей прямо посмотрел в глаза императору. — Возможно по незнанию ваших правил и обычаев я сделал что-то не так…

— Зачем вы поглотили ядро архимагистра Ленсора? Да демоны с тем зачем вы это сделали. Но как?!!

— Я понял Ардан. — Алексей кивнул. — Но поглотил ядро не я, а мой меч. Этот артефакт попал ко мне в ходе короткого поединка в Зале Портала, Академии Магических Искусств, и перехода в запретные миры и обратно. Но когда меч просил у меня разрешения поглотить ядро, я полагал что речь идёт о вместилище монстра что на нас напал.

— Если б всё было так просто! — Император расхохотался, так, что у него выступили слёзы. — Этот идиот, собрал всю кровь что вы натрясли с воина в портальном зале, ну точнее собрал не он, а он только украл собранное. И из этого материала сделал круг вызова, вероятно надеясь, что призовёт того воина. Но этого мало, и он подготовил слияние себя и призываемого, для того, чтобы так сказать поучаствовать лично. Но на его беду, в круге возник не гуманоидный воин, а вот та страхолюдина, в которую он и вселился, так как магические механизмы были уже запущены. Ну и тут же сработал портал, который перенёс чудовище, правда парой этажей ниже на технический уровень. Но вижу ваше непонимание ситуации, поясню. Магов выше уровня архимагистр убить нельзя. Ну то есть не совсем, но очень, очень сложно. Ядро души имеет такую плотность, что он через какое-то время воплотится в другом человеке, причём у него будет выбор. Или это новорожденный, или человек тело которого потеряло душу. Но чаще всего, он просто концентрирует оболочку духа, собирая себе новое материальное тело. А отпечаток души, позволит ему вновь занять его собственное место в мире. Мы с этими беспокойными архимагистрами, так порой мучаемся. Убить его ну очень сложно, мозги у них часто так сворочены набок, что и конструктивного разговора никак не получается. И тут приходите вы, и сначала разделываете тварь из Запретных миров, как мясник тушу, а после в секунду поглощаете то, что по нашим понятиям поглотить никак нельзя. Да вы же оживший кошмар всех наших магов! — Император опять рассмеялся. — И самое главное, мне никак не доказать, что вы со мной были совершенно случайно, и что вообще всё что произошло, не моя заготовка. Так что радуйтесь. Мы с вами сейчас кинули огромную бомбу в затхлое болото под названием Великий Круг, и грязь будет лететь ещё долгие месяцы если не годы.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

Архонт Авир Сохар, был уже слишком стар, чтобы волноваться или как-то нарушать стабильность потоков внутри себя. Его личная башня, стоявшая на самом берегу острова, имела открытую всем ветрам верхнюю площадку, откуда было замечательно видна и россыпь островов на западе, и едва заметная полоска материка Играса, и, если обернуться весь Орилар, словно на ладони.

А он, не хотел этого вида. Он хотел сжимать в руках не перила опостылевшей башни, а само время, и не заштатную планетку этого ублюдочного царства, а звёздные системы и целые галактики. Иными словами, архонт хотел скорейшего превращения в архата, и далее по ступеням лестницы Творцов.

Но вот с этим были сложности. И если первые ступени до магистра, Сохар преодолел быстро, в течение пары сотен лет что было фантастически быстро. Обычно для получения звания магистр, люди тратили примерно пятьсот лет и даже более.

А ему потребовалось всего двести. Но затем начались сложности. Можно было бы конечно поступить как он в прошлый раз, поглотив искру своего учителя, но на уровне магистра, учителя уже были как минимум архимагом, а там такая мощь, что неизвестно кто-кого поглотит. Точнее, вполне себе известно и без вариантов.

Пришлось двигаться другим путём. Бесконечно длинным, но верным. Запретные знания. Он переработал такое количество тайных секретных и запрещённых материалов, что мог написать на эту тему научную работу академического уровня. Ему таскали эти материалы отовсюду, и распад империи полторы тысячи лет назад был очень кстати. Во многих отколовшихся гроздьях миров находились исследовательские центры, и хранилища, и всего-то нужно было сделать, что оказаться на месте первым. А в неразберихе присоединения давно потерянного узла, это было легко.

Так он и набрёл на ритуал поглощения сущностей, который давал прибавку к магической мощности. Да, прибавку грязную, то есть которую невозможно было использовать сразу, но после кармической очистки, эта сила вливалась в нового хозяина делая его куда сильнее. Так он за тысячу лет продвинулся до архонта, и вот здесь дело встало. Ядру архонта, чтобы стать архатом, было мало искр простых смертных. Ему нужны были и долгоживущие, и маги низших ступеней, и вообще качественный материал. А таковой материал, сам мог кого угодно сделать сырьём. И тогда родилась идея с привлечением внешних сил. Архимагистр Ленсор, имевший давний зуб на правящий Дом, легко согласился участвовать в покушении на императора, но лишь в случае, если он лично попадёт к нему на приём, и с оружием. А таковое, у Ленсора было, так как одной из специальностей старого мага была артефакторика, и разных боевых артефактов у него было огромное количество.

Но планы пришлось изменить. Сначала из-за того, что в распоряжении архонта Сохара, появилась кровь высшего существа. Да, айясы, совсем не были богами, но насыщенность их мира эфирной энергией была такой силы, что айясы небезуспешно надирали всё что хотели даже младшим богам, а собравшись толпой в пару десятков и старшим. Поэтому боги, страдавшие неадекватностью, предпочитали обходить миры айясов дальней дорогой, а всех прочих жители эфирной аномалии принимали с радушием и гостеприимством.

Но кровь одного из Высших, прямого потомка бога и айясской женщины, была бесценна. Да, глупо было надеяться на призыв самого бойца, но вот открыть портал в реальность айяс, и дёрнуть одного из сторожевых зверей, было вполне возможно.

Именно этот монстр должен был устроить массовый геноцид всем присутствовавшим около императора, а при некоторой доле удачи и остальных гостей праздника. И это точно могло бы перетащить Авира Сохара на уровень архата.

Но всё пошло вразвал. Как этому пацану — полковнику удалось убить сторожевого зверя айяс? Даже он, не смог бы справиться с этим порождением извращённой фантазии эфирников, а тут какой-то мальчишка. Да, поговаривают что у него уровень магистра, но это всё ерунда. С магистерской силой он не смог бы даже на мгновение задержать этого гиганта. А затем случается нечто совсем странное. Архимагистра Ленсора, который вселился в тело монстра, убивают. Сначала, этот выскочка обрубил все ноги, затем боевые конечности, и последним ударом не только погасил самого зверя, но и уничтожил ядро самого архимагистра. И вот это последнее было особенно обидным. Ведь ядро Ленсора, Сохар уже считал своим и собирался его поглотить вместе с добытыми им искрами.

Разрушенные планы — ерунда. И тупые архимагистры ещё будут, и сборища дешёвых шлюх, и напыщенных самцов, но вот событийный узел, связанный с этим мальчишкой, крайне неприятный. Собственно, ради того, чтобы решить, что делать он и забрался на вершину своей башни.

Архонт был очень осторожным, что в общем естественно. Быстрые и резкие, оставались на уровне магистров и дальше не шли. И с человеком, который был способен совершенно спокойно, нарезать ломтями сторожевого монстра айяс, следовало быть крайне внимательным. Особенно если учесть, что это именно тот человек, который гонял по портальному залу воина айяс.


Ни-та-на Ольве. Место Изначальных. Владения Рода Гален.

Последствия неожиданного прорыва, Гален разбирал лично. Конечно после того, как Латисса оставила пару стаканов своей крови в Нижнем Мире, следовало ожидать, что её кровь так или иначе будет использована. И когда начала проявляться сила вызова, переход заблокировал Гален лично, и он же лично вбросил в мир посмевший вызвать айяса, боевую особь тархата. Существо способное доставить неприятности даже высшему.

Вполне естественно, он ожидал что тархат нажрётся людских искр, и через какое-то время Гален его вытянет обратно. Но вместо этого, человеческий маг, пошёл на слияние с тархатом, породив на свет мощнейшее создание, и к тому же наделённое магией. Весь последующий бой он наблюдал через глаза тархата. Пусть и чуть в дымке, зато в объёме и с потрясающей цветопередачей в полтора миллиарда цветов.

А вот то что увидел герцог Гален, поразило его до глубины души. Тот самый мальчишка, который гонял его внучку, сначала пообрезал все ноги тархата, и лишив того подвижности насадил на меч, словно на вертел. Насадил на сашасс, прошедший второй круг слияния. Объективно там в Нижних Мирах могло пройти не более двух десятков дней, и слияние второго круга было немыслимо, невозможно, нарушало все законы мира и вообще было каким-то бредом. Даже увидев то, что случилось Гален не верил самому себе.



Шесис вошёл в кабинет хозяина как всегда бесшумно словно тень, и поклонился.

— Что там у тебя?

— Латисса просит встречи.

— Пусти. — Скомандовал Гален, и с удовольствием увидел как входит в кабинет, порывистая и стремительная словно пламя, его любимейшая внучка, так похожая на свою мать.

— Герцог. — Она низко присела, склонив голову. Родственные связи не отменяли этикет.

— Латти, милая? — с вопросом в голосе произнёс герцог.

— Я получила отклик от камня ташар.

— И что? — Герцог не видел никакой проблемы. Да, старый ритуал поиска подходящего партнёра, был проведён по всем правилам, да девочка полезла в портал, отхватив там как положено. Но прервать связь между ними, дело пары минут. Да и сложное это дело — тащится в нижние миры.

Все эти мысли проскочили в голове герцога словно молния, но он вслух ничего не сказал, лишь отвесив мысленного пинка самому себе. Тот самый малыш, о котором говорила его внучка, это тот, кто слился с сашассом на второй ступени, а значит заслуживал как минимум присмотра. А если прекратить себя обманывать, то мальчишка требовал пристального надзора. А если он сольётся с говорящей железкой на третьей ступени? Для Нижних миров это будет серьёзным испытанием.

В нижних мирах у айясов конечно были свои люди. Немного, но были. Агентура? Нет, скорее наблюдатели. Мощь айясов была несопоставима с мощью всех человеческих миров. Так что за человеками просто присматривали. Парочка магов высоких уровней, несколько военных, и один торговец. Вот собственно и всё. А больше и не нужно было.

Герцог сделал жест внучке чтобы она села, и продолжил моделировать ситуацию.

Ну, хорошо. Привязку к ритуалу он у внучки снимет. А когда ритуал ударит по мальчишке с двойной силой, тот не помчится по мирам разыскивать свою суженую? С сашассом в руках? И сразу всплывёт, интересный факт, откуда у нижнего, творение великого седах Шуири. Выплаты по стабилизации ситуации его конечно не разорят, но могут быть очень существенными. Хотя… Гален задумался. — Могут и разорить. Смотря как мальчишка развернётся. А это значит, привязку нужно снимать и с него. И не поручить такое дело никому. Слишком ситуация неоднозначная. — Герцог вздохнул и посмотрел на внучку.

— Ты понимаешь хоть что натворила? Этот нижний — потенциальная бомба, под все человеческие миры. И по закону равновесия мы не можем это просто проигнорировать. А это значит, ты пойдёшь туда, и первым делом снимешь свою привязку на ритуал ташар. Затем внимательно изучишь его. Там должен быть какой-то подвох. Откуда у него такое огромное облако посмертных даров? Как он вообще смог с голыми руками выбить у тебя меч? Я, когда оставлял меч в руках этого мальчишки, честно говоря, не рассчитывал на такой вот результат. Так что, если сможешь забрать меч — забери его, и привези сюда.

Но, пойдёшь с блокировкой силы. Иначе тебя вычислят ещё на переходе портала. Оставим полсотни сарс, что примерно соответствует их уровню магистра. Это чтобы ты не тратила время на прохождение начальных этапов. Ну и денег. Вот их дам сколько унесёшь. Деньги в этой операции вообще не важны.

— Деда. — внучка подняла глаза полные слёз. — А может?

— Малышка. — Гален тяжело вздохнул. — Он обычный низушник. Тебе с ним будет хорошо, пока интересно. Но пройдёт лет двадцать, и он наскучит тебе. С одной стороны, ничего страшного. Я вон, меняю уже триста восемнадцатую жену, и ничего. Но первый брак закрепляет социальный статус айяса. Это очень важно. И тебе уже не пятьдесят. Пора думать о будущем.


Тессарин, Тёплый Океан, владение герцога Рокова.

Проснулся Алексей, в обнимку с Кошкой, хотя та, непонятно на что дулась весь вечер. Алексей подхватил меч, и выбежав с ним на площадку для разминки, замер в ожидании нового фантома, но ничего не появлялось.

— Аширах? — Алексей даже встряхнул меч, но тот был словно мёртв. И только через несколько секунд, словно из глубины донёсся такой проникновенный стон, что герцог всполошился. — Тебе плохо? Что случилось?

— Люди же говорят, что если вчера было хорошо, то сегодня будет плохо. — Раздался голос меча. — А вчера у нас был большой праздник. Я сожрал целого ийнури, что в вашей модели равно архимагистру. А это всё равно если бы ты выпил разом десять литров спирта.

— Да я бы умер, наверное, уже на первом!

— Ты — возможно. Но я-то великий воин, и сожрал этого мага целиком… Но как же мне сейчас плохо! Так что сейчас хозяин положи меня куда-нибудь в тень, а лучше в воду и не трогай до середины дня.

— Ладно, несчастный. — Алексей рассмеялся. — Будет тебе и вода, и тень, и покой.

Островок, на котором располагалось имение Алексея был довольно крупный, не менее пятисот метров длиной, и метров триста в ширину. А в центре находилось крохотное озерцо, наполняемое в основном дождевой водой, а вытекавший из озера ручей, впадал в море.

Туда-то на камни ручья, и положил Алексей меч, чтобы проточная вода омывала его вдоль. И поскольку привычная уже тренировка с фантомом сорвалась, Алексей взял свою шпагу, и приступил к занятиям как раньше.

Около двух часов махал шпагой, пока не подтянулась Айрис, с которой тоже пришлось немного позаниматься. Какое-то фехтование у них преподавали, но в основном делали упор на нож, и при необходимости использования любого подручного предмета, и при всём уважении к цивилизации Тессар, назвать это фехтованием не поворачивался язык. Вот Алексей и показал свой Спутнице для начала классику шпажного боя, и она как весьма ответственный человек усердно тренировалась, в великом искусстве делания дырок в себе подобном. Конец тренировки Айри обычно работала с ножами, одев очки виртуальной реальности с фантомным партнёром, и вот здесь вполне могла дать гари очень многим бойцам Земли. Пара коротких клинков, всего по пятнадцать сантиметров, мелькали словно лопасти пропеллера, нарезая виртуала на такие же виртуальные ломти.

Глухой гул, и вибрацию, Алексей не услышал, а почувствовал ногами, и не успел коснуться плеча Айрис, как в двух сотнях метров от берега всплыла массивная туша подводной лодки, и с гулкими хлопками стала выстреливать что-то массивное и тяжелое, медленно летящее в сторону острова.

Но Кошку не нужно было предупреждать. Засунув ножи в ножны одним движением, Айрис не снимая очков, развернула перед собой экран охранной системы и судя по мельканию рук начала с ней работать в режиме прямых команд.

С хрустом и скрипом, сквозь песок и каменную кладку дорожек, из грунта вылезли пять толстых и высоких орудийных башен, сразу же открывших шквальный огонь по летящим в сторону острова десантным капсулам, и большую их часть, башни смогли сбить, превратив в полыхающие обломки. Но штук пять грохнлись на песок сравнительно неповрежденными, и Алексей как был, обнажённый по пояс и с древней шпагой в руках, подскочил к раскрывающейся капсуле, и окутав клинок серебристой дымкой магемы, Серлаа Трина, ударил прямо сквозь металл, и распахнув створки, ударил ещё раз, сквозь лицевую пластину. Затем метнулся ко второй капсуле, успел убить десантника ткнув того в бок, и уже следующий незваный гость встретил его дробной очередью, из плазмы оставлявшей на песке кляксы расплавленного и светящегося песка. Каким-то чудом увернувшись от шквального огня, Алексей подскочил ближе, и одним ударом шпаги пробил бронешлем насквозь, спрятавшись от стрелявшего в него противника за ещё стоявшего но уже мёртвого бойца, метнув подряд три магемы, и видя как они сгорают на защите воина с тяжёлой плазмой, ударил со всех сил «иглой праха», и не рассуждая кинулся следом, но всё было кончено. Напитанная огромной силой «игла», прошила бойца, и стоявшего за ним, насквозь сделав в телах дыру размером с голову.

Но скользя по воде, словно по льду к острову приближались ещё две фигуры в боевых магических доспехах.

Башни уже били по ним непрерывно, кипятя воду под магами в пар, но тем словно всё было нипочём. Они, судя по жестам, даже о чём-то переговаривались между собой.

— Уходи. — Айрис не отрываясь от боевого виртуала сделала жест рукой. — Я их задержу. А то погибнем вдвоём, за пару медях.

— Посмотрим ещё кто кого. — Алексей быстро подскочил к плазме убитого им бойца, и выдернул кристалл-накопитель. Затем из другого и через пять секунд у него в руках было четыре почти полностью заряженных кристалла, и засунув их в плотно прилегающие к телу штаны, он вышел вперед на берег, чтобы встретить незваных гостей.


Защитный скаф, отливал синеватым цветом, и двое высоких людей, ступили на песок пляжа, один из них поднял руку, и когда огонь стих, поднял забрало шлема.

— Не тратьте попусту энергию. Возможно она нам ещё понадобится.

— Если договоримся. — Это поднял лицевую пластину второй.

— Если договоримся. — Согласился с ним первый.

— У вас совершенно случайно оказалась вещь, которая у вас не по праву, да и не по чину. — Первый — молодой на вид мужчина, совсем сдвинул лицевой щиток на затылок полностью открывая скуластое лицо, с широкой улыбкой. — Говорил он мягко, стоял расслаблено, но переливы силового щита, вокруг скафандра не стихали.

— Мы просим вас, отдать нам этот артефакт. — Произнёс второй. — Речь идет о мече из Запретных миров. Вам он ни к чему, вы даже десятой части его возможностей не раскроете, а нам для исследований очень пригодится. Для всей имперской науки будет огромным шагом вперёд, исследование такого артефакта.

— Если пожелаете, — Первый поклонился. — Ваше имя будет стоять вместе с нашими, под исследованием. А это почти гарантированно — Премия Атассура.

— А если не отдам? — Алексей подтянул штаны, в карманах которых лежали четыре тяжеленных стержня и сделал шаг вперёд. — Не возражаете, если я подойду ближе? Как-то неприлично переговариваться через весь пляж.

— Он чист. — Произнёс первый, и опустил руку. — Подойдите, но для вас это ничего не значит. Если мы не договоримся, мы сначала убьём вашу спутницу, а после будем вынуждены перейти к болевой стимуляции вашего тела, чтобы вы сказали нам, где находится артефакт.

— И всё это ради науки. — Алексей покачал головой медленно подходя к магам. — А если я после этого объявлю на вас охоту?

— Вы нас не поняли. — Второй покачал головой. — Вы не переживёте этого дня в любом случае. И выбор у вас только один. Отдать нам меч добровольно, и согласится на то, чтобы остаться в памяти империи, не как один из тысяч генералов, а как великий исследователь.

— То есть вы серьёзно полагаете, что убийство генерала генштаба, сойдёт вам с рук?

— Пока будут разбираться, пока адвокаты тянуть дело, первый покачал головой. — Лет через сто, возможно будет суд, но к тому времени мы получим премию Атассура, и никто не посмеет нас тронуть.

— То есть вы планируете пережить этот день? — Алексей который подошёл совсем близко, достал из карманов пару кристаллов, щёлкнул по звёздочке защитного артефакта запуская тридцать секунд полной неуязвимости. — Извините если нарушил ваши планы. — И что было сил ударил кристаллом об кристалл, инициируя взрыв накопителей.

Вспышка, рвущий жилы удар, тишина. Глава 3


Обучать тех, кто может учится, дрессировать тех, кто не может учиться и топить в биореакторе тех, кто не поддаётся дрессировке. Константин Эдуардович Циолковский, заметки на полях «Плана покорения космоса».

Это Имперский Обозреватель, и я Дэкол Саго, его бессменный ведущий уже на протяжении двухсот лет. Порой меня спрашивают, не надоела ли мне моя работа и не хочу ли я сменить её на что-нибудь другое, на что я всё так же неизменно отвечаю, нет! Моя программа такая же живая как империя, и такая же изменчивая. Нет ничего постоянного и застывшего и изменчивость — основной принцип устойчивости любого образования. Как только общество начинает застывать, оно перестаёт двигаться и начинает умирать. Но нашей программе это не грозит! Наша программа в очередной раз докажет вам, что это самое интересное шоу в империи, и следующие полтора часа вы проведёте не дыша, и не отрываясь взглядом от ваших экранов.

Итак, сегодня в программе.

Сдача флоту нового ударного авианосца для флота Сэлис, под командованием Главного Маршала ши Сорано. Маршал Сорано, на радостях что они наконец получили корабль, который застрял на верфях на долгие пятьдесят лет, согласилась сказать для нас пару слов, хотя не даёт интервью. Предупреждаю, что наша программа идёт в режиме «только для взрослых» и скорее всего речь маршала будет состоять целиком из бранных слов, по поводу верфей Играви и немногих предлогов.

Далее в нашей программе, бунт заключённых в тюрьме планетарного комплекса «Рудный», и подавление его силами флотского спецназа. Я уже говорил про только для взрослых? Да. Повторяю, это вновь, потому что это вам не матюки от маршала, а всё куда живее. Кровь, кишки, и демонова пальба.

И ещё нас ждёт сюжет о закулисье конкурса Тассарская красотка. Полный эксклюзив. Девочки не знают, что их снимают и не стесняясь снимают всё, рассказывая тем временем кому и за какие оценки оказали любезность.

Ну и конечно же как всегда сводка о крупнейших преступлениях за декаду, с кадрами с полицейских камер, регистраторов шлемов, и частных точек съёмки от Главного Управления Общественной Безопасности, с комментариями маршала Общественной Безопасности ши Терури Алсора.

Но будет сегодня и нечто совершенно необыкновенное. Покушение на императора снятое в прямом эфире, нашими камерами. Само покушение состоялось три недели назад, но разрешение на трансляцию, было дано только сейчас, после окончания следствия по этому делу. И я вам точно говорю. Вы такого ещё не видели и вряд ли увидите. Молодой полковник, видимо телохранитель ардана, творит настоящие чудеса. Программа Имперский Обозреватель, ведущий Дэкол Саго


Тессарин, Тёплый Океан, владение герцога Рокова.

— Ну скажи, ну как можно быть таким беспробудно тупым придурком? — Сидевший у распахнутой медкапсулы ши Саргонаи, был слегка сердит, но в целом добродушен и склонен скорее к философским размышлениям, чем на карательные акции.

Лечебная капсула уже заканчивала свою работу, и по результатам архимагистр мог сказать, что всё выглядело гораздо хуже, чем было на самом деле. Капсула лишь восстановила разбитую в брызги селезёнку, срастила десяток костей, и убрала последствия удара по голове.

— Амулет полной неуязвимости. Моя личная разработка кстати. Поглощает до пяти миллионов терс энергии, а это всё равно что упасть с сотого этажа на бетон. Но нет, ты взрываешь стержень накопитель весом в полкилограмма, и не один, а целых четыре, что даёт нам суммарный эффект в восемь миллионов терс, что сначала полностью исчерпывает основную магему амулета, затем резерв на непредвиденный случай, собственную энергию импланта и начинает рвать твоё тело в клочья, но! К этому моменту два придурка пришедшие к тебе за мечом — мертвы. А придурки имеют ранг архимастера, и ты каким-то образом ухватив их искру, переплавил её в защиту.

Таким образом ты жив, что просто поразительно и невероятно, но возможно, а придурки мертвы окончательной смертью, что тоже поразительно, невероятно, и совершенно невозможно. В узких кругах широкой магической общественности, тебя уже называют палачом магов, а меня все спрашивают, о самочувствии и настроении, собираясь всячески задабривать и заглядывают в глаза пытаясь угадать кого из нашего змеиного клубка я собираюсь с твоей помощью, загрызть следующим.

— Что с Кошкой? — Алексей тяжело прокашлялся, но, когда отдышался вдруг понял, что чувствовал себя неплохо.

— Откинуло ударной волной, в бассейн, и там ей хватило ума отсидеться под водой. — Саргонаи взмахнул рукой. — Дом конечно развалился до фундамента, но его уже восстанавливают.

— Скажите ши Саргонаи, а эти двое действительно могли вот так, запросто меня прикончить, и им бы за это ничего не было?

Архимагистр вздохнул. Тема была неприятной, но объясниться стоило.

— Вообще-то нет. Убийство есть убийство и для любого человека это тюрьма и надолго. Но вот в конкретном случае, у одного из мальчишек папа бывший прокурор империи, а у другого один из судей Верховного Суда Магического Круга. Теперь, правда уже тоже бывший. Твоя Кошка вновь отличилась, выложив видео с их признаниями в сеть, и ши Туралу пришлось покинуть пост. Вообще эти двое давно нарывались, но всё как-то сходило с рук, вот у них в башке ураган и приключился. Но теперь, отчего-то военные вспомнили о старых делах прокурора Тис Салара, Торговая палата решила поднять старые решения суда по спорам с Высшим Кругом, и так далее. Мути со дна поднялось столько, что хватит утопить не одного председателя. Так что у нашей фракции появились интересные варианты.

— А десантная подлодка? Она-то здесь откуда?

— Угнали у одного любителя военной техники. — Архимагистр вздохнул. — Теперь тоже лишится большей части коллекции, и будет в этом винить тебя.

— Пусть лучше подумает о личной безопасности. — Проворчал Алексей. — А то захочу я вдруг начать коллекционировать авиабомбы…

— Ну, не всё так просто, но последовательность ты уловил правильно. — маг вздохнул. — И тебе нужно срочно определяться за какой фракцией ты встанешь политически, и каким образом это сделаешь. По факту, все тебя уже считают членом фракции императорской семьи, и я тебе советую далее придерживаться этой линии. Но вот защиту может тебе обещать лишь конкретное сообщество. Армия, промышленники, маги и так далее. Причём сразу хочу сказать, что армия не едина. Там есть фракция флота, десанта, генштаба с разведкой, и тыловики. Так же или почти так же дело обстоит и у промышленников, и вообще у всех включая магическое сообщество. Тут у нас какого архимагистра не возьми, так собственная фракция. Но это только тогда, когда касается наших внутренних конфликтов. Если же дело во внешних факторах, мы абсолютно едины.

— И какой смысл мне в этом? — Алексей улыбнулся. — последнее нападение — это как раз привет от магов.

— А смысл в том, что мы сможем полностью ликвидировать угрозу тебе от всяких герцогов, и прочей швали, а наши внутренние расклады, они работают по-другому. Если ты станешь членом Великого Круга, то к тебе уже не смогут вот так, запросто прийти и потребовать. Таких умников само сообщество сотрёт в пыль без разговоров. Так что будут просить, уговаривать, покупать, ну или на крайний случай вызовут на дуэль. Но поскольку у тебя нет ни одной подтверждённой ступени, твой порог вызова — постигающий. Те уровни, что я присваиваю своей властью нужно подтвердить сдачей экзамена, и только после этого ты — полноправный член сообщества магов. И только после сдачи экзамена на магистра, вызов может прийти от магистра.

— А если не сдам?

— Так многие и поступают. — Саргонаи кивнул. — по факту они уже добрались до мастера, а по документам — ученики. Но ты будешь первым учеником — магистром. Если конечно не сдашь на свою ступень.

— А есть резон?

— Доступ к разделам библиотеки своего уровня, выплаты за уровень, доступ к артефактам, и ингредиентам… много чего. Так что смысл есть, и только для тех, кто собирается дальше расти. Никто никого насильно не тащит. Но на ученика, нужно всё равно отучится хотя бы год. Это не потому что кто-то не уверен в твоих силах как мага, а для того, чтобы подтвердить свою психологическую вменяемость. Мы, как сообщество принимая тебя в наши ряды, несём полную ответственность за твои поступки, и минимальный фильтр на входе обязателен.

— Ну год — это немного. — Алексей, услышав гудение капсулы, дождался пока все иглы, и манипуляторы втянутся в стенки и ухватившись за края вылез, и сразу пошёл в душ, смыть с тела зелёный гель в котором тело плавало в капсуле.

Вышел к архимагистру через пять минут, чистый здоровый, одетый и вполне готовый к труду и обороне.

И только поднявшись из подвала, где была установлена капсула, Алексей оценил силу взрыва. Дома просто не было. Более или менее расчищенная площадка перед входом в подвал, вокруг просто куча мусора, и даже пара башен со станковыми пушками, была опрокинута, на бок, а остальные почти вывернуты из оснований. Но рядом с островом уже стояла строительная платформа, откуда выгружали технику и материалы, везде суетились рабочие, и механоиды, а командовала всем этим базаром Кошка, переодетая по такому случаю в комбинезон.

Дойдя до ручейка, которому тоже досталось, Алексей, пошарив в обломках, достал меч, и встряхнув его от воды, увидел, как тот, на мгновение превратившись в жидкость, свернулся вокруг запястья браслетом.

«Хозяин, я всё пропустил?» — Раздался в голове голос сашасса.

«На твой век ещё хватит» — Алексей стряхнул с руки капельки воды, оглянувшись нашёл взглядом Спутницу, и дав ей несколько указаний по восстановлению дома, сел с архимагистром в его машину, и через минуту уже растворился в синеве неба.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

— Все наши административные учреждения, всё руководство здесь на острове, но отдельные филиалы, конторы по найму персонала и десяток мелких контор, разбросаны по Тессарин. — Пояснил архимагистр заводя свой мобиль на посадку. — Но все поступающие на первый курс, учатся здесь. Здесь же живут и сдают экзамены. Я смотрю ты без вещей?

— А зачем? — Алексей пожал плечами. У вас же есть магазины? Куплю всё что нужно.

— Народ обычно предпочитает везти с собой, но, да. Так действительно проще. — Маг припарковал машину на стоянке перед небольшим, зданием в десяток этажей.

— Тебе на третий этаж. Там будет приёмная комиссия, где записывают на курс постигающих. В общем не заблудишься. И, да. Переведи имплант в режим «Тень».

Алексей, вылез из машины и проводив взглядом мгновенно поднявшийся мобиль, пошёл, не торопясь к входу.

С самого начала он решил вперёд не лезть и не отсвечивать, потому что целью всего обучения было получение им ранга ученик, и далее можно было заниматься всем чем душа пожелает.

Тем не менее он сразу привлёк всеобщее внимание своей одеждой. Его вид в полотняных штанах свободного кроя, пляжных тапочках, и лёгкой рубахи, совсем не был похож на затянутых в строгие полувоенные костюмы молодых людей, торопившихся сдать документы. Но Алексею, ещё полностью не отошедшему от лечебной химии, было абсолютно наплевать на взгляды, бросаемые со стороны поступающих и их родных.

Он поднялся по лестнице, шлёпая тапочками, получив талон, дождался своей очереди, и вошёл в кабинет, пахнущий деревом, и старой бумагой.

— Благоволения творцов, постигающий. — Мужчина в строгом мундире со звездой мастера на груди и медалью Искры третьего ранга, кивнул на стул, с интересом задержавшись взглядом на одежде Алексея. — Поскольку ваш имплант не отвечает, положите руку на кристалл. Все ответы будут сопоставлены с базами данных и проверены. Ложь, и умолчание фактов, сделает ваше поступление невозможным. Вы меня поняли?

— Вполне. — Алексей положил руку на тёмно-зелёную пластину кристалла.

— Гражданин империи?

— Гражданин.

— Образование начальное, среднее, высшее?

— Высшее.

— Отлично. — Мастер кивнул. — Эфирными техниками занимались?

— Занимался.

— К ответственности со стороны судебных или административных органов привлекались?

— Не привлекался.

— В боевых действиях участвовали?

— Участвовал.

— Отлично. — Мужчина кивнул, и протянул Алексею серебристый жетон. — Через три часа, в главном зале, проверка всех постигающих на уровень владения силой. По результатам проверки, вас зачислят на курс, и определят место жительства.

— Разрешите вопрос?

— Хмм. — Мастер улыбнулся. — Похоже действительно служил. — Спрашивайте постигающий.

— Жить обязательно при школе?

— Нет конечно. — Хоть небоскрёб себе купите. — Он весело рассмеялся, представив себе, как студент будет покупать себе небоскрёб на Ориларе. — Но на занятия лучше не опаздывать. Иначе будут начислять штрафные баллы, и их придётся отрабатывать за счёт личного времени.

— Ясно. — Алексей встал, и коротко поклонившись вышел.

А мастер, немного подумав, набрал на коммуникаторе номер старого приятеля.

— Техи? Привет. Я тут парня одного принял, только что. Не знаю, как у него с уровнем, но похоже военный. Из десантуры или ещё откуда. Выправка такая, знаешь, гвардейская. Видок у него конечно тот ещё. Словно с пляжа только что пришёл, но выучка армейская чувствуется. Думаю, сержант, или даже старший сержант. Нет ну какой офицер здесь, среди постигающих? Ты уж прибери свою мечталку. Хорошо. Будь.


Поскольку Алексей только что вылез из медкапсулы, он просто невероятно хотел есть. Найдя взглядом ближайшее кафе, занял столик в углу, и провёл оставшееся до проверки время, вдумчиво и неторопливо уминая огромное количество еды, а отвалился лишь тогда, когда понял, что ещё немного, и даже местная магомедицина уже не поможет.

Процедура проверки, которая проходила в огромном зале была простой. Неофит проходил сквозь круг артефакта, который просто замерял силу, и высвечивал цифру, которая потом заносилась в память импланта. Далее, всех постигающих распределяли по группам в соответствии с силой и уже полученными навыками, и начинали учить.

И если подача документов был в общем делом рутинным, то проверка, это уже обставлялось как торжественное мероприятие, а для многих семей собравшихся со всех концов империи, просто определяющее, в жизни. Потому что наличие магического дара, даже самой низкой ступени, позволяло войти в социальный лифт любой, даже самой бедной семье, а тем, кто уже имел положение в обществе, значительно поднимал его. И естественно мундиры, платья и аксессуары шились заранее, тщательно подбирались в ходе консультаций с Мастером Церемоний.

Скажем отцу семейства полагалась окантовка по кромке, и если он был из торгового сословия, то окантовка была жёлтой, а если в обеспечивающих магических структурах то голубого, и самая почётная — алая, положенная лишь учителям и офицерам. А вообще, по костюму можно было рассказать о человеке если не всё то многое.

Но так уж случилось, что Алексей, попав в империю, общался исключительно с элитой, в середе которой было модно некоторое фрондёрство которое выражалалось в ношении серых одежд, или снежно белых, положенных только высшим чиновникам или генералитету. Саргонаи мог прийти на заседание Высшего Круга в халате, и это было нормально. Но обычные граждане такого себе позволить не могли. Мундиры, гражданские и военные и даже форменные платья были обязательны для всех сотрудников имперских учреждений, для большинства корпораций и Великих Домов. И только дети до шести лет, были избавлены от униформы.

В такой ситуации поступок Алексея был очень шокирующим и немыслимым, но с другой стороны, никакого преступления он не совершил, и все пришедшие на проверку магических способностей, просто дико озирались пытаясь понять, что же такого они вообще видели, и не приведение-ли это вообще.

Алексей стоял ближе к выходу. Поэтому, когда подошла его очередь, он прошёл через весь зал, и подойдя к арке, похожей на маленький внутридомовой портал, вздохнул и шагнул сквозь кольцо, предполагая внутренне какую-то гадость, и артефакт не подвёл, вспыхнув словно электрическая дуга, и показав на табло две девятки, что было техническим максимумом прибора.

— Неплохо, неплохо. — Маг контролировавший процесс, спокойно зафиксировал в журнал номер Алексея, и вывел 9.9, что было близко к максимуму для обычного ученика.

И только через минуту Алексей осознал, что всё это время не дышал, думая, что спалился. Но никому в голову не пришло бы ставить на приёмные испытания что-то способное измерить силу превышающую десятку, тогда как по шкале Тиробиса собственный максимум магистра находился на уровне тысячи единиц.

Ждать окончания представления не стал, решив всё же сменить гардероб.

В центре Орилара всего было в достатке в том числе и магазинов одежды. Выбрав наиболее прилично выглядевший, Алексей прошёл через зал, шлёпая тапочками, а откуда-то из угла к нему уже спешила девушка…

— Простите, господин, боюсь у нас не будет одежды для вас…

— Ирилара! — С другой стороны зала навстречу девушке быстро шёл мужчина преклонных лет, одетый почти так же как Алексей, только с удобными мягкими туфлями на ногах. — Пошла вон.

— Но, господин…

— Пошла вон, быстро. — Повторил мужчина с улыбкой, и поклонился Алексею. — Могу ли я быть чем-то полезным молодому господину?

— Да, вот, решил сходить поучится в магической школе, но с одеждой как-то не задалось. Пришлось уходить в том, что было.

— Мундир повседневный, академический, мундир парадный, мантия академическая, костюм спортивный, обувь на все варианты, нательное бельё…

— Всё кроме парадного мундира. — Алексей кивнул. — Его закажу в армейском ателье.

— Мы можем пошить мундир любого достоинства. — Владелец магазина гордо выпрямился. — У нас самое совершенное оборудование и лучшие ткани. Какой у вас род войск? Десант, разведка?

Вместо ответа Алексей, активировал в импланте режим «ответ» и торговец, увидев звание Алексея усмехнулся и покачал головой.

— Ну, где-то так я и предполагал.

— А почему? — Не удержался Алексей от вопроса.

— Штаны из ширанского шёлка, где-то под пять тысяч, рубаха из последней коллекции Трибоса, примерно десятку тысяч… Тапочки вот, те, да. Самые простые за полторы монеты. Но кто так одевается? Отпускник, только что прошедший омоложение и приехавший с курорта, и кому всё это приобрела подруга. И хочу заметить, что поступление в магическую школу — довольно популярный способ продлить отпуск. Вы позволите угостить вас чашечкой тинга, пока будут собирать ваш заказ?

— С удовольствием. — Алексей кивнул, и его тут же усадили в глубокое кресло и сунули в руку чашку с местным аналогом кофе.

— И часто встречаются такие как я? Спросил Алексей, когда владелец магазина устроился, напротив.

— Нечасто, но бывают. — Он с улыбкой кивнул. — Редко, но бывает так, что дар просыпается в человеке довольно поздно. Он уже продвинулся по лестнице заслуг, и вдруг, ему нужно тереться среди вчерашних школяров… Даже если он выглядит как они, что для нашей медицины вовсе не сложно, ему просто не интересно всё то, что составляет смысл учёбы молодых людей. Ну, знаете, все эти вечеринки, танцы, игры и прочее. Поэтому они чаще получают так называемый «свободный график», и учатся, никак не пересекаясь с молодёжью. Ну если только в коридорах.

— А как быть с формой? Задал Алексей самый волнующий его вопрос. — Как-то не горю желанием появляться на академических праздниках в генеральской форме.

— Всё уже продумано. — Мужчина негромко рассмеялся. — Вам же положен белый мундир, как генералу. Ну так и носите белое. Да, большинством это будет сочтено как протест против существующих обычаев, но указ об ответственности за нарушение статуса мундира, был давно отменён, так что самое большее, на вас будут негодующе смотреть, и всячески выказывать презрение, но учтите, что в магическом сообществе, протест такого рода как раз норма. Маги вообще сторонники неформальных отношений, и единственный день, когда они строго следуют правилам, это на празднике Постижения. Вот там всё строго. Но вы можете просто не пойти. Заболеть, или найти себе тысячу дел в других местах… Но всех тех, кто решит подать на вас в Общественный суд, за нарушения в одежде, будет ждать неприятный сюрприз. — Мужчина рассмеялся, чуть не пролив тинг из чашки. — Так что ни о чём не думайте, а просто наслаждайтесь учёбой, и первокурсницами. Глава 4


Хороший сержант может и из слона сделать балерину. Теодор ван Хиппель из записки, адресованной Отто Скорцени.


Текстовый лог виртуального кафе Риндорса.

Кирнан — Вы уже видели драку этого полковника с монстром? Как он его нарубил на мясо!

Ледар — Да, сразу видно вояка опытный. Это наверняка из вновь присоединённых миров. Уж больно ловко с мечом управляется.

Ласковая — И красавчик. Похож немного на парня из восемнадцатой группы.

Кирнан — Это который всегда в белом ходит? Да, нет тот парень на видео, поздоровее будет.

Красотка55 — Да куда уже здоровее? Видела я этого, из восемнадцатой. Огромный, словно демон, хотя двигается мягко. Наверное, танцами занимается. Но я его в нашем танцевальном клубе и не видела никогда.

Ласковая. — Да на Ориларе, таких школ, десятки. А мальчик интересный.

Ледар — Мальчик? Да ему может быть и полторы и две тысячи лет.

Ласковая. — Не говори ерунды. Девчонки с сто тридцатой группы опробовали на нём магему Суири Аласс. Определение истинного возраста. Так вот если хочешь знать, ему ещё нет тридцати.

Попрыгунья. — А что, девочки, кто-нибудь пытался его зацепить?

Завиток — Этого из восемнадцатой? Пытались. Даже проследили до дома, где он или живёт, или к кому-то ходит. В общем обитает он в Стальной Башне, но ни этаж, ни номер квартиры не узнать. Там у них всё строго.

Ледар — Да может он, того… странный.

Ласковая. — Групости! Он несколько раз появлялся в компании с эффектной такой девицей, с лицом и фигурой телезвезды, в авторской ювелирке, и одетой словно принцесса. Такие со странными не водятся.

Красотка55 — А ещё вокруг него вьётся наша знаменитость — Арида Серро, с пятого курса. Вот умора, а он её даже не замечает.

Завиток — И ничего она не вьётся. Несколько раз мимо проходила просто.

Красотка55 — Как же, мимо. Сама видела, как Арида, несётся через весь городок, чтобы изобразить «проходила мимо», когда он выходил с занятий.


Ни та на Ольве. Место Изначальных.

Готовили Латиссу основательно и на совесть, так как нечасто прямые родственницы Герцога, ходили на полевые операции. Разумеется, подобное прямо входило в курс подготовки любого члена семьи, но всё же не длинные, на грани глубокого внедрения, операции в нижних мирах.

Вполне естественно, что внучку герцога не стали подвергать ритуалу ограничения силы, словно преступницу, а просто надели на запястье браслет, понижавший силу и уровень доступных эфирных техник. Деньги ей организовали через агентуру нижних миров, но так, чтобы не было никакого контакта между ней и теми, кто переводил средства.

Герцог Гален, лично вскрыл один из портальных каналов империи, и Латисса появилась в приёмном зале портала, как путешественник из периферийного мира Лаори, и сразу же озаботилась документами и имплантом имперского образца, рассчитавшись с безымянной карточки, которая её ждала в почтовом бюро.

А после, её ждала длинная дорога к столичной планете, чтобы окончательно отрубить все возможные хвосты и привязки личности к портальному сбою на Лаори.

А самой Латиссе, Нижний Мир неожиданно понравился. Тот мир откуда она пришла был подчинён настолько закостенелым обычаям и правилам, что каждый шаг приходилось поверять с традициями, законами и ещё тысячами тонкостей, разбираться в которых на базовом уровне должен был любой гражданин. И чем выше положение, тем сложнее правила. В этом смысле империя Тессарин, для Латиссы была просто заповедником распущенности и свободы. Да, какие-то правила были, но, во-первых, не обязательные для выполнения, а во-вторых, их, по сравнению с Местом Изначальных, законов можно сказать и не было.

Имея практически абсолютную память, Латисса быстро выучила все нормы и требования местного общества, и вполне соответствовала им, внутренне наслаждаясь свободой, которая для неё, лично, была на грани хаоса. Но как же ей не хватало этого хаоса в Мирах Изначальных.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

Алексей тем временем, наконец организовал свою учёбу желаемым для себя образом. За небольшую взятку договорился о свободном посещении, арендовал на год квартиру на сто тридцатом этаже с видом на океан, и всё-таки дожал ши Саргонаи, чтобы тот взялся за его реальное обучение.

И действительно, таких как он, людей с заметным социальным статусом, решивших пройти начальное магическое обучение, было достаточно. Они как-то мгновенно узнавали друг друга, и любезно здоровались, обменивались ритуальными фразами, но дальше этого сближение не шло. Каждый берёг своё личное пространство. Ему даже не пришлось бегать за первокурсницами, так как закончив восстановление дома, Спутница, поселилась у него в квартире, причём, как и подобало приличной кошке, совершенно не интересуясь мнением хозяина на этот счёт.

Но если сказать честно, времени на посторонних дам не было совершенно. Учебные задания, нужно было сдавать, а то запросто можно было остаться на второй год, а Саргонаи, тоже в общем не делал поблажек, собираясь за тот же год, привести умения и навыки Алексея к его возможностям.

От всех этих нагрузок, у Алексея оставалось лишь три — четыре часа в день, которые он проводил в спортивном зале тренируясь с сашессом. И Аширах тоже требовал своей доли внимания и сил, так что на всё что был способен Алексей, так это рухнуть в постель, забываясь крепким, но недолгим сном.


Но у многих людей были свои планы на время Алексея, и в один прекрасный вечер, когда он обедал в кафе на сто восемнадцатом этаже академической башни, возле его стоика остановился мужчина в таком же как у Широкова белом костюме. Широкоплечий, подтянутый как и большинство тессар, и только тонкие губы, и пристальный взгляд из под бровей, отчасти выдавал видовую принадлежность к хищникам.

— Герцог Роков? — Он учтиво поклонился, и Алексей отзеркалил поклон.

— Присаживайтесь сен…

— Хало Тагар. — Мужчина ещё раз поклонился и присел.

— Генерал Тагар? — Уточнил Алексей, нажимая кнопку вызова раздатчика, и через считанные секунды, к их столику подъехал низкий, похожий на тумбочку механоид.

— Что будете есть? — Алексей взмахом руки активировал меню, и в полупрозрачной голопроекции над механоидом замелькали картинки разных блюд.

— Тинг, пожалуй, да парочку каслами из ниросов.

— Отличный выбор. — Алексей кивнул, и нажал клавишу подтверждая заказ. Здесь у них превосходная морская кухня. — Он откинулся в кресле, и внимательно посмотрел на гостя. — И кому же я понадобился?

— О! Не пугайтесь. — Мужчина со смехом вскинул руки. — Дело в общем неважное, но не могли же мы к генералу, послать офицера ниже чином. Это было бы против всех правил. Тем более, что вопрос требующий решения, совсем не относится к вашим служебным полномочиям.

— Вы меня таки заинтриговали… — Алексей тоже рассмеялся. — Сейчас лопну от собственной значимости.

— Дело в том, что комиссия, закрыла дело о покушении на императора. — Пояснил генерал, и сняв с подъехавшего механоида, тарелку с крошечными рыбными пельменями, и чашку с горячим напитком, зацепил один из шариков ложкой с длинной ручкой, и погрузил в соус. — И теперь, осталась сущая формальность. Решить кому же принадлежат четыре тонны биоматериала из Запретных миров. А поскольку вы единственный кого можно уверенно считать победителем этого монстра, то и трофей полностью ваш. Но, мы полагаем, что такое количество биоматериала вам не нужно, и предлагаем его продать.

— Мы это кто? — Алексей, который уже почти всё доел, закинул в рот последний кусок, и запил большим глотком тинга.

— Мы, это управление обеспечения, имперской канцелярии. — Спокойно ответил мужчина, не поднимая голову от тарелки.

— Итак. — Алексей широко улыбнулся. — В имперской канцелярии, оказывается есть некое «управление обеспечения», о котором широкой публике мало что известно. И этому управлению срочно понадобилась туша монстра, который просто сочится магией, и вообще демон знает чем… — Широков покачал головой. — И купить хотите за…?

— Миллионов двадцать — двадцать пять запросто. — Уточнил Хагар.

Алексей не испытывал никаких негативных чувств к службам безопасности, считая их необходимым злом, но как много раз говорил ему папа, — «не торгуйся с дьяволом и политической полицией. Проиграешь в любом случае». И в общем не желал иметь дело с ними ни в какой форме.

— Вот. — Алексей усмехнулся. — За вполне приличные деньги. И при этом, могли ведь, просто забрать весь биоматериал, переведя эти, и любые другие деньги в виде компенсации, или вообще ничего не платить. И никто, естественно, даже не пикнул и не шевельнулся. Потому как ссорится с канцелярией императора — себе дороже. А значит, кому-то там, в голову пришла светлая мысль, прийти и посмотреть на героя лично. Составить собственное впечатление. А если для этого не жалко и двадцати пяти миллионов, значит интерес вполне практический, и финансистов вы уговорили. — Неторопливо делал раскладку Алексей. — И мы, делаем последовательный вывод, о сильном, на грани приличий и межведомственных трений желание канцелярии… а кстати. — Алексей заглянул в глаза собеседнику. — поскольку у нас только три рабочих варианта, можно даже с высокой степенью вероятности предположить для чего именно, вам понадобился какой-то там генерал, каковых в империи полно, и даже больше. Первый вариант — расходный материал в комбинации, второй вариант внедренец, и третий — сотрудник. Возможно комбинирование. Это когда вы уверяете меня, что я замечательный внедренец, а сами, готовите операцию, где меня израсходуют, как одноразовую повязку. Ну и так далее. — Алексей широко улыбнулся и покачав головой, чётко произнёс: — Иплант, запись, протокол. Я, генерал армии Тессарин, герцог Роков, передаю монстра убитого мной в ходе покушения на императора, в распоряжение имперской канцелярии, без компенсаций, выплат и каких-либо финансовых и правовых претензий.

Договорив Алексей встал, и любезно поклонился. — Оставляю вас наедине с этим прекрасным блюдом и чудесным видом. Надеюсь, что сэкономленные на этой сделке деньги, пойдут на благое дело.


Безопасник ещё какое-то время посидел, поднялся и спустившись к машине, закрыл дверь.

— Ну, что, он согласился? Находившися в машине, второй мужчина с интересом посмотрел на Тагара.

— Даже более, того. — Заместитель начальника Управления Обеспечения, покачал головой. — Он нам фактически подарил этот биоматериал. И сделал это так, что в следующий раз мы к нему обратиться не сможем. То есть с одной стороны оказал нам любезность. Не торговался, не выгадывал условий, и не требовал услуг, но фактически послал нас к демонам. — Тагар, с какой-то растерянностью посмотрел на собеседника, которым был глава Управления Обеспечения Туи Киро. — Предупредить его не могли. Мы сами об этой поездке узнали вот только что. С армейским руководством он не общается, в магических кругах, кроме школяров не трётся. Возможно у него какая-то личная неприязнь к безопасности…

— И что думаешь делать?

— Будем внимательно поглядывать в его сторону. — Ответил Тагар, нажимая кнопку старт. — Обязательно где-нибудь проколется, и тут-то мы ему и поможем. А раз поможем, значит будет должен.

Мобиль принадлежавший Канцелярии давно растаял в небе над океаном, а Алексей, который закончил на этот день занятия, уже выходил из подъезда, направляясь на огромный стадион, где были тренировочные площадки на любой вкус. Да, в доме где он снимал квартиру, тоже были площадки для занятий, и даже в его квартире, была комната с многофункциональным тренажёром, но намного приятнее было заниматься на берегу океана, где спортивный комплекс переходил в парк, и развлекательный центр.

После гибели всей его одежды в развалинах дома и вынужденной смены гардероба, Алексей стал носить белое, кроме ситуаций, когда одежда прямо регламентировалась. Ученическая мантия была чёрной, а некоторые одежды, например, куртка и брюки для сдачи экзаменов тёмно-синими, практически тоже чёрными. В остальное время можно было одеваться во что пожелаешь, и Алексей ходил в белом. В основном в полувоенном костюме, типа френча, без всяких регалий и знаков, только с мелкими серебряными пуговицами.

Вот и сейчас пошёл на тренировку в таком же белом костюме и белых спортивных туфлях.

В спортивном центре было огромное количество площадок на любой вкус, от огромных на сотню человек, до маленьких, строго на одного.

Когда Алексей пришёл, его любимое место для тренировок было занято, что было удивительно, потому, что круглую, пустую площадку, без тренажёров, да ещё находящуюся в тени высоких деревьев, никто кроме него не занимал. Но увидев группу из четырёх парней и пары девчонок, Алексей повернулся, и занял тренировочную зону рядом, которая была даже чуть больше. Но стоило Алексею снять куртку, как к нему зашли молодые люди занявшие его старую зону.

— Здесь занято. — Широкоплечий и мощный молодой человек, в тёмно-сером костюме, и дешёвой копии десантных сапог, деловито, словно хозяин ввалился через сетчатую калитку, и встал напротив Алексея, а три его товарища, словно в дешёвом боевике встали за ним.

— Уважаемые. — Алексей дружелюбно улыбнулся. — Может вам поискать место для гомосексуальной оргии, где-нибудь в парке? Там говорят полно укромных мест…

— Что?!!! — стоявший впереди клина, округлил глаза, и они стали быстро краснеть, словно у быка. — Да, я… тебя…

— Нет-нет. — Алексей поднял руки. — Я, не занимаюсь этим. Так что вам с друзьями, придётся довольствоваться друг другом. А я, пожалуй, займусь вон теми девочками. Думаю, за две сотни, поимею их вместе.

Самый сильный зарычав что-то непонятное взмахнул кулаком, и Алексей, легко уйдя от удара, придвинулся ко второму, и тот не стал медлить, тоже попытавшись достать Алексея простым тычком кулака в голову.

Через пару секунд, они все вчетвером задорно месили воздух, пытаясь попасть по Алексею, который легко уходил от всех движений, отрабатывая вечернюю тренировку.

И даже когда все четверо достали ножи, лишь удвоил осторожность продолжая двигаться между скачущими словно обезьяны мужчин.

Но вот когда старший отбросил нож и потащил из кармана что-то вроде пистолета, мгновенно перешёл в боевой режим, и ударил, словно выстрелил кулаком в солнечное сплетение, так что бугай замер на полушаге, а потом словно подкошенный рухнул на площадку. Второй получил удар в бок, и тоже потерял всякий интерес к событиям, как и два оставшихся следом, причём легли кучно, словно дрова в костёр.

— Да, никакая тренировка не заменит живой, полной эмоций и чувств, человеческой драки. — Алексей, удовлетворённо помахал руками, и отойдя в сторону, начал «малый круг», поскольку драка была лишь приятным бонусом, а самих занятий никто не отменял.

Полицейский мобиль, появился через пять минут, когда Алексей уже заканчивал комплекс, и фраза «Поднимите руки, чтобы мы их видели», прозвучала почти одновременно с окончанием движения.

— Что сделать? — Алексей прижал ладонь к уху, словно плохо слышал. — А вы кто?

— Полиция Орилара. Поднимите руки чтобы мы… — Офицер проговаривавший стандартные фразы перед арестом, удивлённо посмотрел на сканер, где окружённая красной окантовкой, мерцала зелёным светом фигура преступника.

Зелёный означал, что оружия, при нём не было, а вот красный… красный означал вызов военного патруля. Армейцев на острове было немного, но представитель юридической службы здесь был, и полковник Сугор, известный всем полицейским силам Орилара, никому спуску не давал, включая загулявших сержантов, ошалевших в мелькании полуобнажённых женских прелестей.

— Это полиция Орилара. Представитель армии вызван и направляется сюда. Пожалуйста дождитесь военного патруля, и следуйте его указаниям.

— Это другое дело. — Алексей кивнул, и подойдя к фонтанчику, снял футболку, и стал умываться, фыркая словно тюлень.

— Видал? — Пилот полицейского мобиля кивнул на Алексея, который изгибаясь словно кошка подставлял тело струям воды а мощные словно литые мышцы, перекатывались под кожей.

— А я говорил этому демонову отростку, что нарвётся. — Хмуро произнёс лейтенент. А теперь, всё. Его даже папочка не спасёт. Видел, там вон, ствол валяется. Если армия упрётся, то за такие номера можно и полтинник на астероидах отхватить.

— Группой, по предварительному сговору, да ещё и с применением оружия? — Пилот скептически скривил лицо. — Тут этому гнявому касвару, вся сотня рисуется в полный рост.

Полковник Сугор, очень не любил, когда его отвлекали от текущих занятий, но служба в таком месте как Орилар, полном девиц, всех возрастов, и социальных слоёв, туристов и мелькающих туда-сюда куч денег, предполагала, что при нужде, полковник, вот как сейчас, оставит свою очередную пассию, в ресторане одну, и прихватив по дороге армейского дознавателя, рванёт выручать очередного отпускника, навалявшего зарвавшимся болванам.

Да, боевые искусства в Ориларе были, и преподавались очень широко, но искусство настоящей схватки, давно уже ушло в боевые подразделения армии и флота, и любое столкновение армейца с цивилом, заканчивалось в общем стандартно. Так что программа на вечер была простой. Накрутить хвост распоясавшемуся вояке, не забыть унизить полицию, выпнуть армейца с острова ближайшим транспортом, и вернуться к Мирсане, если та, конечно уже не подцепила себе нового ухажёра.

Лететь было недалеко, и уже через десять минут, мобиль с эмблемой генерального штаба Тессариан, садился на площадку, над которой висела полицейская машина. И это правильно потому что даже подлетать ближе десяти метров они не имели права.

Полковник, чертыхнувшись активировал свой имплант, и полминуты смотрел на человека в белом спортивном костюме, рядом с которым значилось. «Генерал третьего ранга, Герцог Роков».

Генерал генералу конечно рознь, некоторые генералы, получившие своё звание исключительно с пенсионными документами, по влиянию не становились выше командира батальона. Но, то — карьерные шаркуны, и их, отличал прежде всего запредельный возраст выслуги. Пятьсот — восемьсот лет, и более. Но вот так… по данным сканера в машине полковника, а у него стояла самая мощная модель, генералу было всего чуть за двадцать лет, и такая внушительная коллекция орденов, что это был не просто генерал, а «ого-го генерал» а в соединении с высшим дворянским титулом, так и вовсе батарея главного калибра планетарной станции. Так что из машины, полковник выскочил словно пружинка, готовый и к труду, и к обороне, предварительно накрутив дознавателя.

— Полковник восьмого управления генерального штаба, начальник Ориларского отделения Трас Сугор!

— Добрый день полковник. — Алексей улыбнулся кивнул, и повёл руками показывая кучу лежавших парней. — Представляете, никакого прохода от хулиганов не стало. Да не тянитесь вы так. Не на плацу. Вас вон, сорвали, — Алексей демонстративно принюхался. — Саварская роза. — Да вы полковник, большой ценитель дам. Духи скорее юной девушки, чем дамы… с положением в обществе.

Полковник на это лишь облегчённо перевёл дух. Генерал был вполне свойским, что резко облегчало общение, и давало определённые надежды, на продолжение знакомства.

— А я признаюсь совсем забыл поставить вас в известность о том, что теперь живу и учусь в Ориларе.

— В этом нет необходимости, полковник почтительно поклонился. — Генералы на острове нечастые гости. В основном по приглашению иерархов Высшего Круга.

— Ого! — Подал голос дознаватель фиксировавший следы преступления.

— Что там, Риги? — Полковник повернулся к своему офицеру.

— А вот что. — Капитан рукой, одетой в перчатку, держал лёгкий армейский плазмомёт, обрезанный для ношения под одеждой.

— А вот это серьёзно. — Полковник покачал головой. — Это уже не полтинник на астероидных полях. Это уже полновесная сотка в ледяной пустыне Риборо. А учитывая, что медкапсул для заключённых там нет, как нет и помилования, то практически пожизненное. Скандал будет просто эпических размеров.

— Из-за ствола? — Алексей удивлённо приподнял бровь.

— Не совсем. — Полковник вздохнул. — В последнее время участились случаи ограбления и убийства девушек. И во всех случаях — высокотемпературные ожоги. Сначала грешили на адептов Огня, а вот сейчас, всё понятно. Но проблема в том, что у детишек этих, родители очень непростые, а одна из погибших — пра правнучка, архимагистра Шоррга. И это как вы сами понимаете, кроет любых торгашей, в три слоя, с запасом. Так что вони будет, до небес. Ну и вас потреплют. — Полковник покачал головой. Есть у вас кому прикрыть в Высшем Круге?

— Мой учитель, ши Саргонаи. — Просто ответил Алексей.

— Ну, этот кому хочешь башку отвернёт. — Полковник рассмеялся. — Впрочем, не смею задерживать. Мы здесь справимся без вас.


История имела продолжение, но совсем не то, какого мог ожидать Алексей. Пару дней всё было тихо, но на третий разразилась настоящая буря. Военные следователи, приглашённые полковником Сугором, раскрутили дело о нападении на генерала, быстро и без соплей, и малолетние подонки взахлёб рассказывали о своих «подвигах», топя друг друга, при этом придавая гласности такие подробности, что у всех причастных вставали волосы дыбом. Торговля наркотиками, убийства, вымогательство, и прочее, что вовсю светило никакой не тюрьмой, а позорной смертью в биореакторе — устройстве для перегноя всякой органики в горючий газ.

И поскольку многое упиралось в мутную личность ученика магической школы, то адвокаты молодых бандитов, затеяли общественный суд, на котором собирались предъявить Алексею, единственное что нашли — его белые одежды.

Максимум который грозил Алексею в данном случае — общественное порицание и минус тридцать очков социальной значимости. Для взрослого человека почти ничто, но для юноши, не достигшего тридцати, это могло быть очень серьёзным. И конечно адвокаты планировали сделать сам факт суда аргументом в судебном процессе над бандитами.

Весь студенческий городок, бурлил, делая ставки на то, придёт ли Алексей в своём белом наряде, или наденет скромную ученическую чёрную форму. Большинство ставило на чёрный цвет, хотя было немало тех, кто ставил свои деньги на «белое».

И когда Алексей, вышел из машины, одетый во все тот же белый китель, отовсюду раздались аплодисменты. Те, кто не смог попасть в достаточно небольшой зал заседаний общественного суда, приветствовали того, который, как им казалось, олицетворял их протест.

Алексей, помахав всем рукой, вошел в здание, и предъявив на входе ученический жетон, вошёл в зал заседаний.

Судья высшей категории Гемир Тассори, давно уже не занимался разбором дел, но иногда, вот как сейчас, брал дела из папки в приёмной общественного суда, и давал своеобразный мастер-класс молодым юристам. Собственно, дела как такового не было. Закон об обязательном ношении формы согласно чину, был давно отменён. Но тут существовала некая юридическая тонкость. Ношение одежды «не по чину», можно было трактовать как неуважение к обществу, и за это снять социальные баллы, и довольно серьёзно. В принципе, Гемир Тассори уже всё для себя решил, и что показательно лишит молодого болвана полусотни баллов, чтобы не выпендривался, и даже набросал судебное решение.

Но когда ответчик вошёл, судейский имплант, для которого не могло существовать никаких закрытых режимов, показал длинный перечень регалий, волосы на голове старого судьи натурально зашевелились. Ну кроме того, что снять сто, да и хоть двести баллов с человека у которого четырнадцать тысяч, было бессмысленно. Поэтому, пока адвокаты, нанятые родителями бандитов, разливались соловьями, рисуя тот невосполнимый ущерб, который Алексей нанёс обществу своими белыми костюмами, он набросал новое решение, и когда юристы закончили выступать, встал сам.

— Я иду на нарушение процедуры, и не прошу высказаться ответчика, поскольку суду всё ясно, несмотря на внешнюю сумбурность этого дела. Чины, одежда и знаки отличия действительно важны. Так мы узнаём, что рядом с нами живут настоящие герои, и можем отдать им знаки уважения, которых они достойны. Кроме того, в случае чрезвычайных ситуаций, это позволяет быстро формировать команды, и принципиально снижать потери населения. Но это разумеется не самоцель. Нет нужды загонять всех в одно стойло, что и было подтверждено императорским указом от двенадцатого пятого месяца года девятьсот тридцатого новейшей эры, отменившего обязательное ношением мундиров для гражданских лиц, и для офицеров вне службы.

Но я всё равно хотел бы высказать свое сожаление поступком ши Рокова, который надел китель без положенных ему регалий. Хотя и понимаю его решение, пройтись по краю между общественными правилами и скромностью присущей истинным героям. Оставляю за ним, решение носить ли знаки отличия, или с подлинно жреческим смирением, оставаться в тени своего благочестия. Решение суда — требования обвиняющей стороны признать ничтожными. Ши Рокову вынести общественную благодарность. Суд окончен, решение вынесено. Глава 5


Контроль ситуации, это когда именно вы определяете место, время и характер боя. Сун-Цзы. Искусство мира.


Новости империи, в программе «Любопытный взгляд».

Сегодня в новостях.

Как готовятся к Армейскому Летнему Балу, Чёрные скорпионы — самое знаменитое женское подразделение сил специального назначения армии Тессарин.

Суд над главой инженерного подразделения концерна Айгел, Шегри Тувалом, набирает обороты. Кому же всё-таки передавал промышленные и военные секреты военный подрядчик?

Туби Шеноа, победительница всеимперского конкурса Краса Мира прошедшего столетия, снова разводится. Напоминаем нашим зрителям, что это её тысяча восемнадцатый развод, и на этом красотка останавливаться не собирается. Многие делают ставки на личность её нового мужа, но достоверно ничего не известно.

Может быть им будет самый молодой генерал Армии Тессарин, герцог Роков? Неприлично богатый, весьма хорош собой, и уже проявивший себя в весьма опасных ситуациях с самой лучшей стороны.

Мы так и не смогли получить интервью от него, но зато собрали всю возможную информацию, добравшись даже до его родной планеты, и готовы предоставить вам полное жизнеописание героя.

Медиацентр Шинга. Ведущий Авой Лизар.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

Всё что случилось, не оказало никакого влияния ни на расписание занятий, ни на учёбу Алексея. Те, кто желал как-то познакомиться, что-то сказать и вообще сблизится, упирались в жёсткий социальный этикет империи. А мест, где действовали менее строгие правила, разные студенческие сборища, и прочие молодёжные гуляния, Алексей не посещал, бывая только в дорогих заведениях, где свято блюли неприкосновенность личного пространства. И даже его полная деанонимизация, когда всё-таки сопоставили кадры покушения и его лицо, ничего в этом смысле не изменила. Алексею просто было некогда скакать по развлекательным заведениям и тусовкам, поскольку он хотел за год закончить и получить звание ученика, в магической иерархии, и попутно сдать Саргонаи личный экзамен на архимага.

В плане социального статуса такое вот присвоение звания учителем ничего не давало, но для архимагистра было важно, так как давало ему самому право начать подготовку сдачи испытания для получения звания архонта.


Но волна, которую он вольно или невольно поднял, продолжала двигаться. Биоматериал из Запретных Миров, как в империи Тессарин называли слои реальности более близкие к Ядру, разошёлся совсем крохотными дозами, по исследовательским центрам, и лабораториям артефакторики. В лучшем положении оказались те, кто тесно сотрудничал с имперской канцелярией, но и там не было никакой возможности разгуляться, так как Канцелярия требовала конкретных изделий, и не желала терять даже доли грамма. Самая большая война разгорелась за кровь воина из запретных миров, которую тот пролил на пол портального зала, но и ту, сначала собрали до миллиграмма, безжалостно содрав напольное покрытие, а после бездарно потеряли, когда мятежный архимагистр решил использовать ценнейший биоматериал для магемы вызова.

Подавляющая часть магического сообщества, а это более девяноста девяти процентов, лишь завистливо смотрела как быстро поднимаются их коллеги, работавшие над ценнейшим веществом, и глухо ворчали, ругая всех, кто попадался под руку.

А всё потому, что уникальные объекты для исследований, это уникальные работы, что в свою очередь давало уникальные результаты, и в итоге, ускоренное продвижение по иерархической лестнице, что резко улучшало все жизненные условия, от более продвинутой лаборатории, до более удобного и роскошного жилья.

Но были и те, кто не тратил время на ерунду, решив одним махом именить существующее положение, и сделать так, чтобы у всех было достаточно материала. Один из таких — архимаг Телор Сего, сначала заперся у себя в лаборатории долго считая что-то, и просаживая мощность факультетского вычислителя, а потом, в один прекрасный день распахнул двери, и не разговаривая ни с кем, дошёл до полигонных площадок факультета магоэнергетики, и заняв самую большую площадку, стал чертить фигуру вызова, выдавливая в баночку, где мочил кисть, собственную кровь, которая почему-то отливала фиолетовым цветом.

Академия готовилась к празднику Цветения, и никому не было никакого дела до работающего мага, даже службе безопасности, бойцы которой уткнулись в экраны своих коммуникаторов, жадно пожирая взглядами стройных девиц, которые занимались на репетиционной площадке, разучивая танец Коласо.


Когда фигура была закончена, архимаг, не торопясь обошёл всю площадку, поправил чуть растёкшиеся линии, и почему-то оглянувшись, начал напитывать структуру энергией и когда та замерцала ровным синим сиянием, воткнул кисточку в центр магемы, давая команду на раскрытие.


Алексей в это время сдавал один из промежуточных зачётов, по истории магии, и получив свою оценку, поклонился экзаменатору, и вышел из аудитории, перед которой стояли два десятка ещё не сдавших студентов.

Обозначив поклон приветствия, Алексей уже почти прошёл мимо, когда вдруг грохнуло так, что качнулся пол, и через секунду раздался вой системы аварийного оповещения.

— Студентам и преподавателям, пройти в защищённые корпуса. Если вы не знаете где они находятся обратитесь к представителю службы охраны, двигайтесь согласно указателю импланта или по жёлтым стрелкам. Повторяю…

Вопреки всеобщему движению, Алексей не стал спускаться вниз, а поднялся на самый верх, где с обзорной площадки, был виден весь остров.

Гадать не пришлось. Столб чёрного дыма, и уходящие в небо портуберанцы алого пламени, обрамлявшие арку демонического портала, было трудно не заметить.

До места пробоя было всего полтора километра, и Алексей просто шагнул на ограждение разнеся защитный экран в клочья.

Летал он пока не очень уверенно, с массой сопутствующих эффектов в виде сияния за спиной, и посверкивания источника магической энергии в груди и вокруг головы.

Конечно было бы куда быстрее, просто телепортироваться, но тактически неверно, так как можно было запросто оказаться не в том месте и не в то время.

«Вот например». — Отметил Алексей горелое пятно на газоне, у которого суетился высокий, под три метра демон синего цвета.

— Эй, любезный. — Окликнул его Широков, заходя по пологой дуге сзади.

— А? — Демон обернулся, но недостаточно быстро.

— Хрен на! — Тонко срифмовал Алексей, снося сашессом голову твари, и раскраивая пополам сверху до низу. — Аширах?

— Хозяин.

— Если есть желание, можешь поглощать их.

— О! — В голосе сашесса явно зазвучали нотки фанатичной преданности.

Продолжая левитировать, Алексей двинулся по аллее, откуда в разные стороны отбегали дорожки к учебным полигонам. Арка портала была уже рядом, в паре сотен метров, но и тела людей стали попадаться чаще.

Правда, сразу было понятно, что студенты и преподаватели, брали с демонов высокую плату за свои жизни. Демоническая плоть, попадалась куда чаще чем человеческая, а над несколькими полигонами серебрились защитные купола. Видимо части учащихся хватило головы, забраться под стационарный щит, который и демону не по зубам.

С хрустом листвы, и разлетающимися ветками, на дорогу перед Алексеем вывалился четырёхрукий, высокий демон, тёмно-красного цвета бугрящийся мышцами словно культурист, и с маленькой зубастой пастью на плечах. Заметив Алексея, радостно ощерился длинными и острыми словно иглы зубами и побежал навстречу, но в какой-то момент, голова, отделённая от тела с удивлением, проводила убегающую спину взглядом, и упав на дорожку, покатилась куда-то в кусты.

Догонять четырёхрукое безумие, Алексей не стал, всё ближе и ближе придвигаясь к арке.

Монстров стало всё больше, и временами он вступал в бой одновременно с тремя — четырьмя порождениями хаоса, и если бы не разумный меч, давно бы уже погиб. Но Аширах, всегда ведущий свою партию, вовремя удлинялся, изгибался, и вообще вёл себя крайне непредсказуемо, практически протыкая врага с первого же удара.

— Интересная манера боя. — появившийся откуда-то сбоку, мужчина тоже не утруждал себя ходьбой, левитируя вместе с роскошным креслом, и столиком, на котором находился фужер с алой жидкостью, и заплесневелая бутылка. Он как раз делал глоток из бокала, когда со стороны портала вывалился демон похожий на гусеницу, но с огромным скорпионьим хвостом, и парой глаз на стебельках. — Короткое движение пальцами, и гусеницу словно вмяло в грунт, размазав в серо-зелёную кашу.

— Ну, да. Не эстетично. Но не у всех же есть меч айясов. — Ворчливо заметил он в ответ на гримасу Алексея.

— Нет, господин маг, я не в данном случае. Я вообще. До чего же они противные.

— Господин маг, это обращение простолюдина, к магу. — Мужчина вздохнул. — Вам надлежит обращаться ко мне «соратник», или просто по имени. — В этот момент со стороны портала проломился очередной демон — похожий на кузнечика переростка, и просто осыпался равномерно нарезанный кубиками.

— Так я и есть почти простолюдин. — С усмешкой произнёс Алексей, в несколько взмахов упокоивая стаю летающих тварей в пять особей. — Даже звания ученика не получил.

— А титул герцога и звание генерала третьего ранга не в счёт? — Маг рассмеялся. — Ох, чувствую я, нужна тут помощь жреца. Пусть Светлейший Асиор, расскажет вам чем гордость отличается от гордыни, и вообще, как нужно себя вести в приличном обществе.

— Приличном? — Алексей удивлённо поднял бровь, и маг громко расхохотался.

— Есть попадание! Позвольте представиться. Архонт Гиро Тавар.

— Постигающий Алекс Роков. — Представился Алексей, и двинулся вслед за магом, который торил перед собой широкую просеку, вминая деревья в землю, словно огромным катком.

— Кстати, многие из нас, желали бы познакомится с вами. — Архонт поставил пустой бокал на столик, и он снова наполнился вином. — Да, вот я невежа. Не желаете ли вина? Это у меня коллекционный Арубис, триста восьмидесятого года.

— Благодарю. Но если можно попозже. — Алексей ткнул мгновенно удлинившимся мечом, и тварь, засевшая в кустах, заверещала насаженная словно на вертел. А через пару минут, они вылетели на разрушенную площадку, над которой нависла арка демонического портала высотой в пять метров. Тут уже рубились два десятка магов разной силы, сметая всё демоническое воинство прущее, сквозь портал. Пять женщин, и полтора десятка мужчин, одетых как попало, а кое-кто даже совсем не одетых, как например женщина в лёгком шёлковом халате, на голое тело, быстро превращающемся в грязную тряпку.

До прямого контакта дело не доходило, но Алексей пару раз срубил наиболее шустрых тварей, успевших подобраться к магам на расстояние броска. С прибытием архонта стало куда веселей, так как он своей силой, просто вбивал тварей обратно в портал, причём превращая попутно в фарш. Несколько раз маги, улучив момент, отправляли в чужое пространство сложные магемы массовой смерти, и на какое-то время воцарялась тишина, но домен хаоса, был настолько велик, что твари, живущие в нём, могли заполнить всю планету сплошным ковром высотой в несколько метров. А после открытия портала, запах живой энергии, начал распространяться по всему домену, вызывая у тварей неутолимое желание.

Пока маги перемалывали демонское войско, десяток других магов, занялся наконец деструкцией портала. На спёкшемся от жара песке, рисовалась какая-то сложная фигура, сыпались ингредиенты, и вообще шла интенсивная деятельность, смысла которой Широков не понимал и не мог понять в силу нехватки образования. Тут его отвлекло то, что через портал, вылетели несколько переломанных тел демонов, и раздался пока ещё негромкий, но быстро нарастающий рёв.

— Ну, пошла жара. — Архонт Гиро Тавар, встал, развеяв и кресло, и столик, как-то разом оказавшись в чёрных словно антрацит доспехах, и с длинным двуручным мечом в руках.

— Все не имеющие боевой ипостаси, покинуть площадку. — Негромко произнёс он, и большинство магов отошло на самый край, а перед порталом выстроились четверо магов, и Алексей, который и не собирался никуда уходить.

— Малыш, а ты что тут забыл? — Одна из женщин, по виду, юная девушка лет двадцати, в таком же как у архонта полном доспехе, но не с мечом, а с копьём в руках, обернулась в сторону Алексея, а потом взгляд её упал на светящийся золотым свечением сашес.

— О…. Насчёт малыша, я кажется сильно поторопилась. Но, всё равно. — Она провела пальцами по длинным светлым волосам, и они мгновенно ужались в короткую причёску, а голова скрылась под металлом глухого шлема. — Не лезь в кучу.

— Правда не лезь. — Архонт кивнул, и тоже сделал жест, после которого на его голове возник шлем. — Архидемон, это тебе не шутки. У него в базисе сто сорок тысяч эрс. А у меня, например, всего пять тысяч.

— А у меня всего тысяча. — Со вздохом добавила женщина.

— А у тебя пятьдесят. — Глухо произнёс мечник в алом доспехе. — Меч у тебя конечно фантастически хорош. Но здесь это не играет.

— Посмотрим. — Алексей, встряхнул головой, и неожиданно рассмеялся.

«Посмотрим» рассмеялся Аширах поглотивший столько демонической сути, что давно уже перешёл на третий круг слияния, и тело Алексея, стало покрываться пластинами белоснежного доспеха, блестевшего словно матовое зеркало.

Копейщица только раскрыла рот, чтобы что-то сказать, причём едва-ли приличное, как арка портала дрогнула, и сначала появилась огромная нога, в чём-то вроде сапога и кожаных штанов, затем правая рука по плечо, опершаяся об землю, толстым больше полуметра толщиной и длинной больше пяти метров, бревном, и через секунду появилась голова в глухом шлеме, похожем на ведро, только покрытом ноздреватой чёрной субстанцией.

Ещё через десяток секунд, архидемон пролез через арку и встал, оказавшись вполне человекоподобным мужчиной, только ростом в восемь метров, и соответствующими пропорциями тела. Одет демон был в материал похожий на кожу. Штаны, куртку, наборный металлический пояс на котором висел совершенно монструозный нож, и в левой руке что-то вроде щита. Панцирь какого-то животного, с парой петель для руки. Всё это время, пока демон вылезал из портала, его обстреливали со всех сторон маги, но совершенно безрезультатно, потому что им не удалось даже повредить одежду.

Первой вступила в бой копейщица, довольно удачно ткнув острием в колено архидемона, и тот взревев, взмахнул своим бревном, которое мгновенно удлинилось, тоже превратившись в копьё, а точнее в алебарду, с длинным листовидным лезвием на конце, и женщина едва увернулась от удара глубоко вспоровшего землю.

Двигались маги слажено, словно конвейер, нанося пусть и неглубокие но множественные раны. Кровь у демона останавливалась довольно быстро, но всё равно её уже натекло столько, что каждый его шаг, разбрызгивал тёмно-фиолетовую жидкость, по сторонам.

Помня завет не лезть в свалку, Алексей сдвинулся вправо, обходя демона, и в какой-то момент, практически синхронно с Аширахом они выдохнули. «Да!» и Широков ударил мечом снизу вверх, подсекая левую руку демона в которой он держал щит, и пуская вдоль по клинку плетение Улиа Грасс. Тупая, но очень эффективная магема утилизации мусора.

Кончик сашесса глубоко вспорол демоническую плоть, и от места разреза пошёл густой дым, а демон взревел так громко, что люди вокруг даже присели от неожиданности, а Алексей, не прерывая движения, бросил тело вверх, левитацией, и отбив мечом удар алебарды скользнул лезвием вдоль древка и наваливаясь всем телом вогнал сашесс по самую рукоять в шею архидемона, встав ему на плечи. Тот с трудом повернул голову в сторону Алексея, и совершенно неверяще, сфокусировал взгляд, на его лице, и как-то вытянулся вверх, и осел, словно мешок, уставясь мёртвым взглядом в пространство.

— Дддай… дай, хозяин…

— Да господь с тобой. Жри на здоровье. Только…

Что «только» сашесс тогда не узнал, потому что в этот раз поглощение сути, ударило и по Алексею со всей силы. К счастью, инстинкт бойца не подвёл, и он не выронил меч, который защищая хозяина, все излишки силы, отзеркалил обратно в тело архидемона, напитывая Улиа Грасс, совершенно запредельным количеством силы. Но это был не просто хаосит, а глава домена, на которого смыкались нити жизней существ огромной области. И в доли секунды, их всех смело в небытие магическим узором уничтожения мусора, напитанным почти всей мощью архидемона. Удар некротического вихря был так силён, что так или иначе перекрутил соседние домены, и на долгие тысячелетия, некогда процветающую область хаоса, заполнил энергией смерти от края и до края.

Висящая в воздухе фигура Алексея, окуталась плотной золотистой дымкой, и вспыхнула так ярко, что на мгновение перекрасила небо и облака, в цвет золота.

Но самому Алексею, было не до красот. Его выворачивало и крутило словно в мясорубке, а в голове словно непрерывно взрывали фейерверк, потому что в глазах стояли вспышки света, а в ушах непрерывный рёв.

На этом фоне, облако посмертий, даже через мембрану между мирами, накатывалось словно цунами, и через мгновение обрушилось на Алексея, но спасительное забытие всё никак не приходило.

Полтора триллиона смертей демонического анклава, могли бы уничтожить его как личность, имей он хоть каплю крови, от созданий хаоса, или находился внутри домена. Но по нему ударило лишь то, что успело просочиться на Орилар, и здесь сдохнуть, когда умер их повелитель и владыка. Тоже немало, но учитывая мгновенную помощь архонта, и меча, Алексей даже не потерял сознание, оказавшись после отката в полном раздрае чувств, эмоций и физического состояния.

Ашир, всё еще не чувствуя безопасности для хозяина, не стал убирать доспехи, и Алексей, с трудом волочивший ноги, так и сел, привалившись к дереву, в белой, чуть опалённой броне, и с мечом, на который он опёр руки и голову, словно на посох.

К нему подходили какие-то люди, что-то говорили, но стоило им пересечь какую-то границу, как меч вспыхивал тревожным алым светом, и люди отступали.

И только когда прибыл Саргонаи, которого Ашир знал, Алексея напоили вином из подсунутой архонтом фляги, и создав портал прямо на полигоне, архимагистр переместил Широкова домой.

Но если для Алексея всё уже кончилось, то для руководства академии и магов Великого Круга всё только начиналось.

Всё что осталось от архимага Телора Сего, не поместилось бы даже в маленькую пробирку, поэтому его даже не стали судить заочно, а просто оформили на него документы как на дезертира с поля боя, и отправили в архив.

Его учеников разобрали по другим наставникам, а лабораторию, после описи, и очистки, перевели в категорию свободных помещений.

Но какого-то результата покойный архимаг всё же добился, поскольку демонической плоти на острове было столько, что хоть открывай консервный завод. Правда пока демоны расползлись по острову, они успели наделать дел, но в целом всё обошлось куда меньшей кровью чем можно было рассчитывать. Всего пять погибших, для такого мощного прорыва было ничто, да и ущерб для академии был совершенно ничтожный. Тем не менее, вся академия с жаром и энтузиазмом ринулась искать виноватых.

Они бы точно так же стали бы награждать непричастных, но ко всеобщему огорчению, из десятка камер установленных в этом месте, работали целых семь, что дало возможность смонтировать фильм «Демонический прорыв в Академию 1671 год», от начала до конца, в высоком разрешении, и местами с распаралеливанием камер, когда можно было посмотреть происходящее с нескольких точек.

И ни на одной из них, не было видно ни чиновников, ни дирекции академии, ни даже охранников, что просто невозможно огорчало всех вышеперечисленных.

Зато надувался от гордости Генеральный Штаб, и командование Армии, так как генерал Роков, в первых рядах лучших магов академии, смотрелся ну очень внушительно. И посему случаю всех четверых, наградили орденом, за помощь Армии, в бою, что было конечно очень сильной натяжкой, но маги, не возражали, приняв награду со скромностью настоящих героев и юмором присущим Глава 6


Армия исполнит вашу мечту. Особенно если вы мечтаете сдохнуть. Александр Македонский. Тайные путевые заметки.

Провалом окончилась очередная провокация западных спецслужб, на границе России и Польши. Десять тысяч беспилотников, преимущественно гражданского образца, поднялась от линии государственной границы, и пересекла её. Поднятые по тревоге силы ПВО Калининградской области, были готовы отразить массовый налёт, но первой отработала орбитальная платформа «Сварог», ударив вдоль границы дестукторными пушками, и мгновенно превратив все средства вторжения в хлопья пепла.

И только при просмотре кадров записи с орбиты, выяснилось, что под прикрытием облака беспилотных аппаратов, в Калининградскую область прорывались пять человек на аппаратах типа «летающее крыло».

Останки людей, и аппаратов найдены не были, так как деструктор одинаково превращает в пыль и живую и неживую материю.

Напоминаем нашим зрителям, что границы России прикрывают три орбитальных крепости. Сварог, Перун, Стрибог. Сварог и Перун на западной границе, а Стрибог на юге.

Крепости работают в автоматическом режиме, и уже были попытки повредить платформы ударом со стороны орбитальных аппаратов, но итог был всё тем же. Агрессор превращался в пыль, которая быстро рассеивалась в пространстве.

Редакция Вестей, получила достоверную информацию, что военные собираются поднять ещё одну платформу, названную Хорс, которая примет под защиту Дальний Восток, Монголию, и север Китайской Республики. Программа «Вести в субботу». Ведущая Александра Смолина.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

— Привет, вы кто? — Алексей, смотрел на стоявшую на пороге хорошенькую, светловолосую девицу в форме капитана, и пытался собрать мысли в кучу. Учебник «Строение многослойных магем» имел такой зубодробительный язык и адовы формулы, что продираться приходилось с огромным трудом.

И тут — звонок в дверь, которого если честно Алексей ещё никогда не слышал. Люди как-то ловили его вне дома, а гостей он не принимал. У него в квартире не было даже домашнего ассистента, который занимался бы готовкой еды, заказом продуктов и прочей текучкой. Часть из этого делала Кошка, часть он перепоручал дежурному по этажу, а большей частью вообще не занимался, так как в Ориларе можно было получить любую услугу, в любое время дня, стоило только связаться с службой быта, здесь в башне.

— Капитан Альда Тегросс, второй бат, первого полка дивизии Чёрные скорпионы. — Чётко отбарабанила девица, и Алексей, отошёл в сторону, делая приглашающий жест.

— Заходите, капитан. — И чуть повысив голос произнёс, — Айрис, у нас гости.

— Да, Сиятельный. — Айрис вылетела из боковой комнаты, словно ошпаренная. — Обед будет сервирован через двадцать минут. Сейчас я накрою в малой гостиной стол для тонга.

Алексей, вопросительно посмотрел на Спутницу, но в общем плохо владея этикетом тессар, решил оставить вопросы на потом. А вот капитан восприняла всё как должное, и после приглашения, с удобством устроившись в кресле, протянула герцогу узкий конверт.

— Первый Гвардейский штурмовой полк дивизии Чёрные Скорпионы, имеет честь, пригласить вас, генерал Роков, на Армейский Летний бал, который состоится на борту базы Звезда Арконы, в пятый день третьего месяца.

Внезапно оживился имплант Алексея, который в режиме дополненной реальности расцветил регалии капитана, которых оказалось довольно много. Только орденов «Боевая звезда», которая вручалась за конкретный подвиг, было целых пять штук, и даже Звезда Мечей, такого же как у Алексея, серебряного достоинства, и много других наград. Капитан была не просто заслуженным, а вполне героическим офицером.

Айрис быстро и тихо, словно механоид сервировала стол, и так же беззвучно испарилась.

— Благодарю за приглашение, капитан Тегросс. — Алексей, как радушный хозяин налил гостье тонг, и жестом предложил угоститься. — Поскольку я в империи недавно, и плохо знаю все обычаи и правила, прошу вас немного рассказать, что это за праздник, и почему вы приглашаете меня.

— Хорошо, сен генерал. — Женщина кивнула. — Чёрным скорпионам больше лет, чем империи. Во всяком случае, когда первый император ещё таковым не был, он пошёл на штурм дворца занятого наёмниками которых пригласила его сестра, именно со Скорпионами. Мы тогда отбили дворец, и зал управления портальной сетью, что позволило Первому императору быстро добить противников. Примерно двадцать тысяч лет назад, было сформировано первое чисто женское подразделение в составе Скорпионов, и в войне с республикой Убури, женский штурмовой батальон лёг до последнего человека, но в крепость куда собрали женщин и детей, враги не прорвались.

В целом у Скорпионов были и неудачи, и громкие победы, но победы гораздо чаще. Одиннадцать тысяч тридцать лет назад, Скорпионы получили гвардейский вымпел, и были приписаны к гвардейскому флоту Сатор. Тогда же было установлено, что командовать дивизией будут только боевые генералы. То есть выслужившие с первых званий, и принимавшие непосредственное участие в боях. Сейчас дивизией командует генерал второго ранга Телоара ши Саритаго.

Бал куда приглашаются все служащие подразделения, обычно устраивается на территории развлекательного городка Флота, находящегося на базе Звезда Арконы. Там можно разместить пять тысяч Скорпионов, и примерно пять тысяч приглашённых. Хотя сам городок может вместить и двадцать тысяч.

Ставим столы, организуем танцевальные площадки и прочие увеселительные точки. Сидим вспоминаем наших ветеранов, соревнуемся во всяких играх…

— И тут мы плавно подходим к тому, зачем вам какой-то мутный генерал, да ещё и из генштаба. Или у вас штабных привечают? — Алексей лукаво улыбнулся.

— Штабные они тоже разные. — Рассудительно произнесла капитан. Но что касается именно вас, то с чего это вы взяли что вы мутный? Наоборот. Предельно и на всю глубину прозрачный. Сначала периферийная академия на старом осколке империи, затем ещё одна академия, и получение старшего офицерского звания. После — восстановление форпоста, что, как я догадываюсь совсем не просто. Ну и первая ваша война — сбитый носитель Рубаи.

— Да, там и делать-то ничего не нужно было. — Алексей рассмеялся. — Просто нажать кнопку.

— Волновая пушка так не работает. — Капитан покачала головой. — Я это знаю, вы это знаете, и все это знают. Пушка только усиливает ваш импульс, а смерть несёт только ваша воля. И если вам этой воли нести смерть не хватит, то вас просто не станет. Мгновенно, чисто, окончательно. Вам же давали посмотреть фильм о зверствах рубаи?

— Да, был такой. — Алексей кивнул. Редкостные мрази эти деятели.

— Вот вы, и сели с таким настроением за пульт волновой пушки. А дальше, ваша ярость, скрученная в импульс, и усиленная во много раз, просто распылила их в клочья, и вы приняли пять миллионов посмертных даров. А после, война уже на планете, и там вы схватили ещё миллион посмертий. Да, и так, между делом, отправили на суд к творцам, тысяч сто. И последующая операция на Линсаре, тоже вполне на приличном уровне. Даров посмертных немного, всего три — четыре сотни, но в плюсе, спасение племени ахара, да то, что вытащили генерала Мири, рискуя собой. За неё у нас кстати многие скажут спасибо. Генерал она наш, до последней нитки в мундире, и её к тому времени уже списали. И даже хотели посмертный обряд заказывать в храме. А она вон, живая, да радостная вся такая.

Так что нет в вас ничего ни мутного, ни загадочного. Вся биография, словно линии на ладони. Ну а последняя заварушка здесь на острове, вообще шедевр. С одной стороны, конечно генералу не стоит лично размахивать железкой, но если учесть, что там с вами стоял целый архонт то всё по чину. В магической иерархии, архонт — это как главный маршал, так что вполне. В такой компании и просто постоять, почётно. А вы вон, целого архидемона завалили. Генштаб, к которому вы приписаны, чуть из штанов от радости не выпрыгнул. Список боевых заслуг у них невелик, зато теперь за архидемона, сразу двойную жёлтую звёздочку получат. И как за полководца вражеской армии и как за главу вражеского государства.

— А чего так скромно? — Алексей хмыкнул. — У нас, я имею в виду свою родную страну и свою армию, за генштабом довольно много всего. Демонов конечно не убивали, чего нет, того нет, но всяких прочих мразей, предателей, карателей, и вообще сволочей, без счёта.

— Так у вас, наверное, к генштабу отнесена либо разведка, либо контрразведка, либо спецоперации… а может вот это всё вместе.

Алексей только кивнул подтверждая.

— А у нас генштаб, не занимается ничем кроме стратегического планирования общего развития вооружённых сил, глобальной военной логистикой, складами, учебными заведениями генеральского уровня, да кадрами от полковника и выше. Вас же почему к генштабу приписали. Это такое кадровое болото. Колода на всякий случай. Вот понадобился где-то генерал, они там разложили свой пасьянс, и вытащили карту. И поехал этот генерал, куда-то в далёкие края, выслуживать очередной ранг. А не поедет, так окажется на пенсии быстрее чем успеет оглянуться. И это в армии социальные баллы быстро сыпятся. На гражданке, за каждый балл придётся горбатиться.

— А что они дают эти баллы? — Алексей тоже отпил тонга, и вопросительно посмотрел на гостью. — Спрашиваю потому что ещё не добрался до этого раздела правил общества тессарин.

— Многое. — Капитан, улыбнулась. — Вот у меня пятнадцать тысяч. Это значит, что, если понадобятся деньги, я смогу взять в долг до пятнадцати миллионов сарс, без процентов, в имперском банке, а пятнадцать тысяч, единоразово вообще без возврата как финпомощь. Могу купить жильё здесь, на Тесс, и могу позволить себе одно омоложение, которое стоит десять тысяч социальных баллов. Ну и по мелочи, там. Адвокат от государства, причём из верхней обоймы, а не какой бездельник, лечение, социальная и психологическая помощь, это у меня от армии, а если выйду в отставку, от ветеранских организаций и самое главное, что если я устроюсь на работу, то эта организация получает минус по налогам, да такой, что за ветеранами гоняются все крупные корпорации. Опять-таки, они таким образом повышают свою социальную ответственность, и всё такое. Так что социальные баллы, это такая дополнительная подушка, которая может быть конвертирована и в деньги, и в социальный статус и даже во вторую молодость. Ну и брак, да. Ваши дети получат десять процентов от вашего социального капитала, что для ребёнка будет означать… Сколько там у вас?

— Тридцать тысяч.

— Ого. — Капитан покачала головой. — Три тысячи баллов, это бесплатное поступление в любую академию империи, и вообще очень достойный старт в жизни, который не купить за деньги. Столько было у моей мамы, что отслужила почти двести лет в городской больнице.


В общем хорошо поговорили, и когда капитан ушла, Алексей, побродив по комнатам, нашёл Кошку, сидящую в кресле, и стеклянно смотревшую куда-то вдаль.

— Рассказывай. — Алексей сел, напротив. Чего это ты перед ней скакала словно ужаленный в попу кузнечик.

— Это же Скорпионы! — С придыханием произнесла Айрис. — Они, ну знаешь, как в твоём мире спецназ ГРУ. Выше них только звёзды, и то не все. Там только лучшие. Я про них всё-всё знаю. Я даже работу по истории писала по теме их Лавакурской операции.

— Это я уже понял. А ты-то чего так выстелилась? Ну, крутые, ну молодцы, чего уж там. Но насколько я понимаю, Кошки тоже давали прикурить, по своим делам.

— Мы конечно элита. — Айрис с грустным лицом кивнула. — Но выше личных секретарей, телохранителей, и жён высокопоставленных деятелей, не поднимаемся. А это — скорпионы. Они, понимаешь, сами по себе крутые. Не тем, кому они служат, а на тех, высших весах… Я, когда маленькая была, себе вышила шеврончик, такой, и носила…

— Ясно. — Алексей, встал, и ладонью, смешал идеальную причёску Спутницы и задумался, чем можно переключить её состояние. — Я тут с учителем поспорил, что ты сможешь потратить десять миллионов сарс, за час. Я считаю, что это реально. А вот он говорит невозможно.

— Десять миллионов? — В глазах Айрис загорелся интерес.

— Предлагаю натурный эксперимент. Поможешь мне выиграть спор?

— Да! — Глаза девушки сверкнули фанатичным блеском, и она мгновенно телепортировалась из комнаты. Переодеваться.


Для посещения праздника, Алексей, специально пошил парадный мундир, где за последнее время добавилось орденов. И «Спаситель» серебряного достоинства, и Боевая Звезда, а за ликвидацию прорыва, золотая Звезда Мечей.

На орбите Тессар, его, вместе с десятком других гостей принял катер командующего дивизией, и через полчаса, они уже оказались в окрестностях газового гиганта, где располагалась база подразделения.

Вместе с Алексеем, летел главный маршал Эскигар Руви, командовавший всеми войсками специального назначения империи, адмирал третьего ранга Сэрон, Тал, представлявший боевые части контрразведки, и другие заслуженные генералы, среди которых Широков был весьма молод, и по званию, и по возрасту, но командовавшие миллионами солдат, маршалы и адмиралы, отнеслись к Алексею более чем по дружески, приняв как своего.

— Вы конечно демонов везунчик. — Сэрон Тал рассмеявшись хлопнул Алексея по плечу. — Но тот бой с архидемоном, я посмотрел по кадрам. Знаменитый мастер боя, копейщица Лусара Тирос, смогла ткнуть это демонское отродье лишь пару раз. До того тот был быстр. И её саму пару раз чуть не размазали. Архимагистр Гирас, тоже был не на высоте, хотя один раз даже принял удар демона в свой артефактный щит. Красиво, но… глупо. Хотя в этот момент успел отстреляться ледяными шипами архонт Гиро Тавар. Ну и вы. Просто красавец. Спокойно обошли его. Встали сбоку. Дождались, когда демон провалится в контратаку, и ударили сами, причём из мёртвой зоны демона. Снизу-вверх. У этого отродья хаоса не было ни единого шанса отразить удар. Вы ему сразу перерубили сухожилия плеча, и когда рука пошла вниз, сами рванули вверх.

Мы кстати заспорили во время просмотра. Вы действительно провернули меч, в ране?

— Да, сен адмирал. — Алексей кивнул. — У хаосита была на редкость быстрая регенерация, так что я максимально постарался увеличить рану. Но честно говоря не рассчитывал, что он сдохнет.

— Да и мы все были в шоке. — Маршал улыбнулся. — Живучесть у демонов просто сумасшедшая. Но тут скорее всего сработала ваша магема. Улиа Грасс. Мы не ошибаемся? Применение магемы утилизации мусора в бою, это безусловно новое слово в искусстве уничтожения демонов. Как бы это не выглядело. Так что теперь, этот удар, дугой сверху вниз, с проворотом, и магемой вдоль клинка, называется «Гнев генерала Рокова».

— Неожиданно. — Алексей помотал головой.

— А уж для нас-то. — Офицеры рассмеялись. — Представьте себе. У нас тут тревога по всем частям постоянной готовности. Все в пене и дыму, поднимаем транспорты с людьми и техникой, летим на форсаже зачищать демонский прорыв, и кстати, потери при таком прорыве обычно не менее пяти процентов. Ну, то есть чтобы вы понимали, из поднятых по тревоге ста тысяч, пять тысяч солдат и офицеров вернулись бы в гробах. И вот когда мы уже входим в атмосферу, поступает информация о том, что маги сами задавили прорыв.

Маги конечно сильные ребята, но против хаоситов, так себе. Заклинания их практически не берут, и работают только механические воздействия. Разогнанный камень, локально увеличенная гравитация, и всё такое. И тут вот, раз и прорыва нет. Я специально уточнил в Ориларе, у нашего представителя, но тот клянётся Творцами, что всё задавлено, и более того, все твари, что расползлись по острову, тоже передохли. Тут у нас натурально начинают шевелиться волосы, потому что если у магов завелась такая мощь, то это нужно срочно включать в расклады. И словно контрольный выстрел, нам скидывают видео этого боя. Которое мы сразу включаем. И тут мой помощник, полковник Сигис, тыкает пальцем в экран. — «Это же говорит, наш». — Я ему, какой-такой наш, в ипостаси воина высшего круга? — «Генерал Роков, говорит. К генштабу приписан, говорит. Ну, мальчишка этот. Его ещё сам император награждал». И тут маршал, Грисис командующий полевой разведкой, задумчиво так, отвечает, — «Вы, говорит, полковник, ничего не перепутали, называя мальчишкой генерала, который был награждён императором, пожалован несколькими орденами, включая Звезду Мечей? Возраст у него конечно детский. Говорить не о чем. Но как этого демона сраного пришпилил?» Вот мы собственно и решили на вас посмотреть живьём.

— А я-то думал, Скорпионы… — Алексей рассмеялся.

— И Скорпионы, тоже. — Вступился за штурмовиков адмирал. — Мы-то вон, старые все, да нас оженить, целая история. А вы, молодой ещё. Может и зацепит кто из девчонок, к своему счастью.


Тессарин, орбита Аридис. База Звезда Арконы. Штаб-квартира сил специального назначения Флота.

Звезда Арконы, была заслуженным сооружением, построенным специально, как база дивизии пять тысяч лет назад, и за это время много раз достраивалась перестраивалась, и меняла начинку, так что старой её назвать было нельзя.

По случаю праздника никаких парадов не устраивали, а ограничились приветствием почётного караула, в который собрали всех отмеченных высшими наградами. Набралось таковых не мало, так что встречали генералов и адмиралов более пятисот человек, среди которых было довольно много мужчин.

Потом провели по музею подразделения, заставили расписаться в книге почётных гостей, сделали фото с командиром, и только после этого делегация как-то сама собой растворилась в празднике.

Алексей бродил по залам и переходам базы, не переставая удивляться огромности сооружения. Некоторые залы были высотой в двадцать и более метров, и площадью в пару футбольных полей. Везде были устроены площадки для соревнований. Состязались в рукопашном бою, стрельбе, пользованию какими-то датчиками, прохождении тренажёров на время и всякое такое. Мужчин среди Скорпионов было немало, но все они занимали либо технические вакансии, либо медицинские, либо руководили отдельными службами, оставив таким образом все боевые должности женщинам.

— Ну, что, ещё смелые есть? — Раздался откуда-то сбоку знакомый голос. — Условия прежние. Кто меня хоть кончиком коснётся, тому отпуск на двадцать пять суток. Гостиницу оплачу лично.

Повернувшись Алексей увидел раскрасневшуюся Мири ши Тес, стоявшую в центре ограждённой площадки, с чем-то очень похожим на шпагу, обнажённую по пояс и одетую лишь в легкий спортивный лифчик. А когда подошёл ближе, девушки окружившие площадку словно сами расступились в стороны, и Мири, заметив боковым взором движение, повернулась и встретилась глазами с Алексеем.

— Ага. — Она задорно улыбнулась. — Кого я вижу! Да это же сам грозный победитель демонов, генерал Роков. Девочки, я удивлена. Такой самец, и до сих пор, не поставлен в стойло? Похоже скорпионы теряют хватку.

— Мы же ещё не начинали. — Томно произнесла майор, глядя на Алексея в упор, чуть изогнув стройное тело смахнула берет с головы, и расплескав светлые волосы по плечам, шевельнула грудью так, что ордена звякнули а пуговицы мундира затрещали под напором плоти. — Сен, генерал, майор Ризби Тарос, готова сдать зачёт по физической подготовке.

Поскольку Широкову всё равно нужен был неформальный контакт с кем-то из Скорпионов, всё что происходило вполне укладывалось в его планы.

— Постельное многоборье? — Уточнил Алексей, и продолжая улыбаться, скинул майору личный контакт через имплант, что было аналогом согласия, имеющим юридическую силу. — Что-ж. Посмотрим так ли хороши скорпионы в деле. Найдётся у вас приличная площадка?

— Это уж вообще запросто. — майор так хищно улыбнулась, что стоявшие вокруг офицеры, рассмеялись, что-то начали обсуждать, но майор, уже прихватила Алексея за руку, и быстро повела куда-то по переходам, и остановилась только когда они оказались в роскошной каюте, с широкой кроватью, и резко обернувшись женщина впилась в губы Алексея долгим поцелуем.

Ризби была крепкой, тренированной, и выносливой, словно робот, но против магистра, владеющего техникой восстановления, и регенерации, это было совершенно бессмысленно. Через три часа, она просто выключилась словно перегревшийся процессор, и магему восстановления пришлось накладывать уже на неё.

— Я что, вырубилась? — Она заполошно дёрнулась, но Алексей, чуть прижал ладонью.

— Лежи, чудо тряпошное. — Он усмехнулся. — Три часа уже с тобой скачем.

— Ты зверь. — Ризби покачала головой. Откуда вас таких только достают.

— Откуда надо. — Широков усмехнулся, и напитав кончики пальцев энергией, ущипнул женщину за сосок.

— Ухммм. — Да что же ты творишь — то! Возмутилась она подсовываясь телом под Алексея. — Точно убить меня хочешь. — Она вздохнула. — Хотя я, наверное, не против. — Помолчала подумав. — Точно не против. — И потянулась губами к Широкову, прикрыв глаза.

— Подожди, неугомонная. — Генерал остановил её движением руки. Мне нужно поговорить с вашим командованием, но так. Приватно. Есть у меня дело, насквозь неофициальное.

— А чего надо-то? — Майор словно вынырнула наружу. — Ты только учти. Мы пока не на боевых, контрабанду возить не можем…

— Да не нужна мне контрабанда. — Алексей нахмурился. — Есть у меня человек один. Девчонка. Молодая совсем. Но похоже она на вашей части, совсем съехала. Скорпионы то, Скорпионы сё. Можете её принять на службу? У неё даже подготовка какая-никакая есть. Она закончила этот кошачий техникум.

— Так. — Ризби села на кровати. — Тебя канцелярия наградила, прикрепив кошку, а ты её хочешь передать нам?

— Не передать. Отпустить. — Алексей вздохнул. — Она действительно очень хорошая девочка. Умная, аккуратная, боевая… Но что она рядом со мной получит? Бабло? Так ей не этого нужно. Ей мечта нужна. А её мечта — скорпионы. У неё из детства воспоминаний, только руки мамы, да шеврончик со скорпионом который она вышила.

— Ты понимаешь, что наличие рядом с тобой Спутницы — кошки, повышает твой социальный статус. И если твоя спутница уйдёт никаких других кошек не будет?

— Да не нужен мне статус такой ценой! — Алексей с хрустом сжал свой огромный кулак. — Мне нужно чтобы у неё было всё нормально.

— Да будет у твоей кошки всё нормально. — Ризби улыбнулась. Я командир разведки второго полка. Нам грамотные девочки позарез нужны, так что будет она в полнейшем порядке, и даже более. А теперь… может мы ещё немного пошалим?

— У тебя там сплошной синяк, красавица. — Алексей ласково погладил женщину, по бугрящемуся от мышц животику. — Тебе бы в регенератор. Всё же как лекарь я довольно слабый.

— Синяк. — Ризби кивнула. — Но всё равно очень хочется. Глава 7


Нет никого и ничего что служило бы первозданному хаосу с такой истовой верностью чем армия и флот. Суворов, из письма к Екатерине Великой.


Справка по объекту 78 (Гортензия) Федеральный центр генной коррекции и восстановления, пос. Пирогово Московская область.

По данным спутниковой, авиационной разведки, и средств внешнего наземного наблюдения, близ посёлка Пирогово, инопланетными строительными подразделениями выстроен комплекс зданий и служебных сооружений. После строительства корпусов, которое продолжалось пять суток, начался монтаж оборудования, которое привозили в контейнерах по типу стандартных но с другими размерами.

Назначение оборудования и комплекса в целом стало понятно, когда начали прибывать дети, подавляющая часть из которых была инвалидами с внешними проявлениями.

За сутки, центр пропускал десять детей разных возрастов, которые покидали объект на своих ногах, хотя приезжали в него на колясках. Агентурным путём было выяснено, что спектр заболеваний излечиваемых в Центре чрезвычайно широк, и едва ли имеет ограничения.

Дети подданные иностранных государств не принимаются даже за деньги. Попытки давления на руководство клиники, жёстко пресекаются Федеральной Службой Охраны, зачастую с применением внесудебных методов. Старший группы 56. Разведка Объединённого Командования.


Тессарин, город Ширад. Башня Играви.

Великий герцог и, глава Дома Играви, жил вот уже две тысячи восемьсот лет, и за это время приобрёл непревзойдённый опыт интриг, и мести, которая иногда откладывалась на столетия. История с Райди Хором, чуть не стоила Дому Играви с трудом заработанных позиций в финансовой и производственной сфере, но они всё же смогли компенсировать потерю пяти триллионов сарс, что тогда составляло половину финансовой мощи Дома. И в немалой степени этому способствовали фотографии Райди с отрезанными руками и ногами, которые с улыбкой предъявляли соратникам и конкурентам.

Все сразу же понимали. Дом всё ещё крепок, и может засадить имперского преступника в такую дыру, где с ним сделают всё что пожелают.

И никто кроме крайне ограниченного круга лиц не знал, что денег, Дом Играви так и не вернул.

А вырвавшийся из тюрьмы жулик и вор Райди, сначала нанёс Дому Играви довольно чувствительный удар, обрушив акции на поликристаллические композиты, и под это дело, скупив блокпакет гигантской фабрики по производству композитов.

Выкупать акции пришлось за тройную цену, что было особенно неприятно, поскольку Райди Хоор никакой тайны из своей личности не делал. Официально он отсидел свой срок, и претензий к нему империя не имела.

А затем, жулик просто исчез, как видно полностью сменив внешность и метки генокода, что было конечно и незаконно, и очень дорого, но вполне реально.

Искать Райди теперь было совершенно бессмысленно, но перед тем как исчезнуть, растворившись в сотнях миллиардов жителей империи, Хоор, перевёл два триллиона офицеру, который вытащил его из тюрьмы.

Пара попыток, вытащить деньги провалилась с грохотом, поскольку у мальчишки неожиданно оказались очень неплохие связи и в Имперской Канцелярии, и в Разведке, и даже в Великом Круге магов.

Играви подождал бы, сколько нужно, и рано или поздно прикончил мальчишку, но тот с мистической скоростью набирал вес и влияние, и у многоопытного интригана, появились вполне обоснованные подозрения, что чем больше он тянет, тем сложнее будет достать Рокова.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

Только оставшись один, в огромной квартире занимавшей четверть этажа башни, Алексей понял, насколько же он привык к Айрис. Кошка была его тенью, и тенью деятельной, беря на себя массу проблем, о которых он и не узнавал никогда. Как-то вдруг выяснилось, что почту, приходящую на его имя нужно как-то разбирать, и тратить на это немало времени. После пришлось решать вопрос с чистой одеждой, но к счастью в башне действовала ИскРа которая подключила его к пакету услуг «Холостяк», и в шкафу вновь появилась чистая и идеально отглаженная одежда, в холодильнике еда на перекус, и прочие удобства. Но без Айрис всё равно было довольно тоскливо, несмотря на то, что дел и забот никак не уменьшилось.

Зато, как-то прознавшие об отъезде Кошки, дамы стали осаждать Алексея на улице, и в учебных классах, что порой было весьма утомительно, особенно когда они назойливо требовали внимания.

Но не было никакого желания заводить себе новую даму сердца. Место в душе откуда оторвали Айрис ещё болело.

У самой же Кошки всё было более-менее в порядке. Её правда затолкали на Курс Молодого Воина, но с её подготовкой, это было легче лёгкого. Зато после, по результатам баллов и прочего, могли сразу дать сержанта, что для гвардейской части было ну очень немало. Зато сердце Алексея согревали присылаемые ему фотографии Сияющей словно медная бляха Айрис, в берете. Пока правда без шеврона с Чёрным Скорпионом, но до этого оставалось совсем немного. Экзамен на право ношения эмблемы подразделения обычно подгоняли к окончанию курсов.


Своим чередом текла жизнь и в лабораториях где шло изучение информации, которую портальный луч выхватывал из точки фокусировки. Так осуществляли поиск уцелевших, но отключенных портальных врат, осколков империи, потерянных во времени и пространстве.

И таких осколков было немало. За тридцать тысяч лет существования, империя присоединяла, и теряла сотни планет, и многие десятки миллиардов населения. И разумеется планетные грозди, не были равноценными. Некоторые — аграрно-сырьевые придатки, искались по остаточному принципу. Найдутся — хорошо. Не найдутся, плакать некогда, да и некому.

Процедура поиска была отработана до деталей. Тонким лучом, тоньше иглы, установка осуществляла пробой, в интересующую область пространства, забрасывая микробота, который на мгновение проявлялся, делал несколько снимков, и улетал обратно, унося с собой информацию о том, что там происходит.

Затем микробот помещали в специальный прибор, на экране которого и смотрели, чего там он успел заснять. Как правило, это были чёрные пространства космоса, потому что даже зная точные координаты врат, ошибка в крошечные доли процента, уже могла привести к разбросу в миллионы километров.

Зато, когда врата наконец нащупывались, их начинали напитывать энергией, выстраивая внешний канал, и когда собрали достаточно для полноценного пробоя, вперёд шли полноценные механоиды — разведчики, а следом, специально обученные люди из отряда «Прорыв» не боявшиеся ни чёрта, ни бога, и имевшие в стандартном снаряжении артефакт абсолютной неуязвимости на пять минут. Считалось, что такого времени достаточно для принятия правильного решения, подачи сигнала об аварийной эвакуации и собственно самой эвакуации, метко прозванной «смыв».

Несмотря на отличную подготовку, боевой опыт, и снаряжение, бойцы отряда «Прорыв» и смывались, и порой гибли, и несмотря на отличную зарплату, и высокий социальный статус, долго в отряде не задерживались. Было что-то совершенно запредельное в том, чтобы шагнуть в неизвестность, да ещё и за миллионы световых лет.

Самым актуальным на данный момент, был поиск и обнаружение восемнадцатой грозди, которая отделилась от метрополии те же полторы тысячи лет назад, а точнее тысячу шестьсот семьдесят один год, при уничтожении флота рубаи.

Ценность этой ветви была в том, что она плетью уходила к самой границе Запретных миров, и эфирные потоки там были куда мощнее чем на любой другой планете империи. И следовательно, производство магических кристаллов там было на порядки дешевле.

Терять такой кусок империя не желала категорически, и поэтому вот уже полторы тысячи лет, шли непрерывные попытки пробить канал связи с узловой планетой грозди планетой Архал.

Всё бы решилось довольно быстро, но эфирные потоки сильно искажали портальные каналы, и маги пробивавшие дорогу на Архал, были похожи на стрелка вздумавшего поразить далёкую мишень сквозь ураган.

Каждая попытка, каждое изменение в выходных параметрах фиксировалось трижды, на независимые носители, и только после этого следовал короткий, в доли секунды заброс, и новый сдвиг параметров.

И так все полторы тысячи лет.

Работа была дурацкой, но в случае удачи, могла мгновенно сделать лаборантов рабочей смены богатыми и обеспеченными людьми, так что всегда находились желающие, хотя нащупать врата Архала можно было только чудом.

И в один прекрасный день такое чудо произошло. Вернувшийся микробот, показал стену леса, и край портальных врат, заросший зеленью, и далёкие горы, в блеске заходящего светила.

Через полчаса, в портальном зале, было всё руководство академии, и Великого круга а архимагистры не доверяя никому, высчитывали вектора, наклоны линий магем, и приводные якоря портала, показывая настоящий мастер-класс пространственной магиматики. Очень скоро, в переход ушёл полноценный разведывательный механоид, и он, отлетев от арки буквально на сто метров исчез во вспышке магического удара, успев лишь показать седого мужчину, делающего взмах рукой.

Маги долго совещались, спорили, чуть не передрались, и в следующий заброс ушёл майор из подразделения «Прорыв».

Опытный, воин, у которого на счету было уже два десятка таких вот переходов, успел лишь шагнуть от портала, когда по нему ударили так, что амулет абсолютной защиты, разрядился за считанные секунды. Но, этого майору хватило и на то, чтобы выбросить портальный маяк, и на то, чтобы «смыться», появившись в портальном зале, в дымящейся от перегрева броне.

Теперь даже оптимистам было ясно, что никто их в Архале не ждет, а если и ждёт, то лишь в качестве мишени.

Зафиксировав все параметры пробоя, Великий Круг, вначале долго совещался, пытаясь найти какие-то решения, но запутавшись во мнениях, просто скинули всё на императора, предоставив ему право самому разгрести, всё что удалось собрать.


Тессарин, планета Тессар, Фиалковое море, Третья Резиденция.

Обычно император принимал решения, на основании нескольких экспертных заключений, и рекомендаций профильных служб, но здесь ему скинули довольно много информации, в которой он как опытный управленец, сразу вычленил ключевую проблему.

На той стороне портала — враждебные маги. Это значит, нужно посылать мага-боевика. Но у таких магов, нет никаких навыков выживания, и упаси Творец, внедрения, а таковое наверняка понадобится, поскольку, придётся разбираться почему это выходящих из имперского портала атакуют сразу, и без разговоров. В команде Прорыва такие люди есть, но они не маги. Просто отличные бойцы, и агенты.

Да, в империи Тессарин, такие универсалы есть. Это, во-первых, герцог Ташал, мастер меча и архимаг и пара десятков женщин и мужчин классом пониже. Проблема в том, что благодаря политике империи, все те, кто обладал уникальными возможностями, и навыками, быстро получали хороший социальный статус, и им, незачем было рисковать головой. Тем более, что подавляющее большинство имперцев, не любило риск. А уж погибать, вообще никто не желал. Да, в случае угрозы существованию империи, всё было бы по-другому, но вот так, в мирное время…

Таким образом к первым двум параметрам, маг, и воин, добавлялся третий. Желание и возможность рискнуть головой. И вот при таком раскладе всё становилось печальным как никогда. Именно поэтому Великий Круг магов переругался вдрызг. Не смогли найти никого кто вот так, за здорово живёшь, кинулся к демону в пасть.

Молодой генерал Роков, был бы хорошим кандидатом, но и его уже нечем было купить. Два триллиона на счету, которые он даже не начинал тратить, вереница баб, которых он пока даже не начинал окучивать, и вообще всякие блага, которыми он почти не пользовался, создавали такую дистанцию, между тем, что у него уже было, и тем что ему требовалось, что проще было дать взятку мультитрилионеру, или напугать шефа имперской разведки.

Тем не менее, мысль императора всё время возвращалась к герцогу Рокову, и решив разрубить все сомнения, ардан, просто повелел вызвать его к себе на аудиенцию.


Когда Алексей Роков вошёл в кабинет императора, и совершил поклон, точно соответствующий всем строгим требованиям дворцового этикета, ардан удивлённо покачал головой.

— Вы не перестаете меня удивлять, генерал. Вот от кого другого, но от вас я никогда не мог бы ожидать знания дворцового протокола.

— Ардан. — Алексей ещё раз поклонился. — Это же совсем не сложно. А для того чтобы игнорировать правила, нужно куда более серьёзные причины чем лень, и глупость.

— Ваши бы мысли, да некоторым моим офицерам в головы.

— Чего проще, Ардан. — Алексей улыбнулся. — Пять — шесть лет пребывания в местах, отдалённых от цивилизации, и даже в самую пустую голову начнут приходить правильные мысли. А не начнут так тоже не беда. Зато мы будем знать, что человек не обучается и не дрессируется, а значит, может быть утилизован, любым доступным и желаемым способом. Например, службой в штурмовых подразделениях управления тюрем.

— Вы сторонник террора? — Император показал гостю на кресло, и сел сам.

— Ну что, вы. — Алексей мотнул головой. — Просто считаю, что для того, чтобы заслужить право, ехать в повозке, нужно хорошо поработать в упряжке. А те, кто этого не понимают, должны поработать наглядным пособием о вреде глупости.

— А вы молодец. — Император сделал знак, и две хорошеньких девицы, с эмблемой Кошек, стали быстро сервировать стол, тонга — сервизом. — Не лебезите, не тупите. Испытываю острое желание назначить вас в инспекционную службу.

— Пока империя защищает мой дом, я буду защищать империю. — Алексей склонил голову. Дом у меня конечно не маленький, но и я надеюсь быть полезным.

— Вы про свою страну? — Ардан усмехнулся. — Вы уже обеспечили ей статус неприкосновенности на ближайшие полторы тысячи лет. Если ваши соотечественники не воспользуются этим временем, чтобы закрепить ситуацию, то вы напрасно потратили силы и время.

— Мои соотечественники, ардан, разные люди. Каких только нет. Умные, глупые, работящие и бездельники. Но вот тех, кто готовы стать рабами, ничтожное количество. Их можно сказать нет. Так что мы давали огня, раньше, дадим если надо и сейчас.

— А вы знаете, что планета Земля — осколок империи? — Спросил Ардан, и жестом отпустив своих Кошек, поднял чашку. — Примерно двадцать пять тысяч лет назад, когда рухнула Первая империя.

— Да, ардан. Уже прочитал, информацию по данному периоду, и даже отправил материалы нашим историкам. Теперь во всяком случае понятно, почему несколько языков Земли, и имперский так похожи.

— У вас из-за этого, староимперский акцент, что очень пугает молодую аристократию. — Император рассмеялся. — Хотя, сейчас такой народ пошёл… пугливый. — Ардан помолчал, и мысленно махнув рукой на все политические реверансы, произнёс.

— Я вас позвал разумеется не просто так. — Снова замолчал, подбирая слова. — Вы наверняка знаете, что у нас главным ресурсом являются эфирные кристаллические накопители. Они собирают рассеянную энергию, и могут преобразовывать её во что угодно. От тепла до антигравитационного потока. Сами кристаллы производятся в местах эфирных аномалий, которых у нас немало, но активно эксплуатируя эти эфирные каналы, мы обедняем наше пространство, и в итоге это сказывается даже на надёжности портальных переходов. Поэтому количество накопителей, точнее их суммарная масса, растёт очень медленно, и уже сейчас мы вынуждены использовать другие, не столь экологичные источники энергии. Вот, недавно построили на Килоссе, термоядерный реактор тераваттного класса. И чёрт бы с ним с реактором, но вся сопутствующая инфраструктура… Линии электропередач, трансформаторы, распределительные сети, и всё вот это… В общем совсем не лучшее решение. Но сейчас вариантов нет. Но они были. Ещё не так давно, тысяч десять лет назад, была присоединена восемнадцатая гроздь, большая часть этих проблем просто не существовала. Эфирных аномалий там так много, что некоторое обеднение фона, даже полезно. Там производили до половины всех кристаллов империи, и когда большая часть планет отвалилась, этот источник перестал существовать.

Мы почти полторы тысячи лет нащупывали врата на Архале, но когда нашли, то нас оттуда фактически вышвырнули. И теперь, нужен человек, который был бы сильным магом, и при этом мог постоять за себя и просто в бою. Конечно, империя велика, и такого человека мы бы нашли. Но время, всё меняет. Нам нужно не когда-нибудь потом, через пятьдесят, сто и более лет. Нам нужно быстро. И тогда я вспомнил про вас. Конечно, посылать генерала, и фактически архимастера, на такую операцию вроде бы расточительно. Но мне действительно очень нужно. Взамен, я могу своим словом пообещать, что пока Дом Треан жив, никто на вашу родину не покусится, а если сделает это будет воевать со всем Домом Треан.

— Ардан. Я и так бы, пошёл. — Алексей улыбнулся. Мне нравится Тессарин, и я считаю империю своим домом.

— Я знаю. — Император кивнул. — Но уверен, что так вам будет спокойнее. Вы будете воевать за наш общий дом, а я присмотрю за вашим.


Тессарин, Лазурный Океан, остров Орилар.

По случаю заброса Алексея, Саргонаи растормошил весь Великий Круг, и Широкову выдали со складов подразделения Прорыв новенькую биопластовую броню, тяжёлый бластер, с сотней зарядов в каждом магазине, и массу другого полезного снаряжения, хотя Алексей планировал разжиться всем этим у Черных Скорпионов. Но то, что выдали ему, было лучше, и намного. Заодно вдали пару боевых магических артефактов, и пять килограммов золотых монет, на совсем уж крайний случай. Задача была проста.

Забрасывать его были должны немного в стоне от портала так как было понятно, что территория у врат под плотным контролем.

После перехода, провести разведку, и по возможности восстановить функционал врат, дожидаясь прибытия штурмовых подразделений армии. По какому поводу, маги порталисты обещали провесить портал прямо в казармы Скорпионов.

Всё было оговорено, всё было предусмотрено и даже на всякий случай, привлекли двух архонтов, которые должны были обеспечить плацдарм для Скорпионов.

Империя Тессарин собиралась вернуться на Архалу всерьёз и надолго. Глава 8


Планы на бумаге, гораздо лучше планов в голове. Тогда у тебя есть хотя бы возможность подтереться ими. Лев Троцкий, из письма к сыну.

Газета Ежедневный Листок продолжает следить за делом Тагури Скири, который для введения в заблуждение, одевал мундиры различных частей и соединений королевской армии и флота, а также награды, кои не выслужил. Суд заслушал пока десять эпизодов из двадцати представленных суду, и по мнению Гради Шиндо, отставного прокурора третьей ступени, Тагури Скири уже набрал себе статей на пятьдесят лет каторги.

Напомним благородной публике, читающей нашу газету, что последний суд посвящённый нечестной одежде, был против бакалейщицы Тури Каого, которая на праздник благочестия одела принадлежавший мужу крестик «За взятие Арбады». Тогда суд оправдал почтенную женщину, указав, что праздник благочестия и есть тот самый день, когда дети могут одеть ордена почивших родителей, а жёны — мужей. Что сделано во исполнение памяти о погибших героях. Весь шум возник из-за того, что никто не мог поверить, что маленький и нескладный бакалейщик Расид Каого, это тот самый сержант Каого, что первым взошёл на обледенелую стену крепости, и удерживал пятачок перед лестницей, пока не подоспели его товарищи. Ежедневный Листок, пятнадцатый день пятого месяца.

К этому наверно сложно привыкнуть. Шаг через сотни тысяч световых лет, для Алексея, был скорее похож на ночное десантирование. Что-то внутри сжимается как пружина, но не от страха, а, чтобы при необходимости, выстрелить движением боя.

Одетый в сверхсовременный биопластовый скаф в виде простой коричневой куртки, с уже активным мечом, и небольшим рюкзаком набитым полезным имуществом, генерал Роков, оглянулся в последний раз, и взмахнув рукой шагнул в туманное марево портала, который обеспечивали двенадцать архимагистров.


Архала. Герцогство Тамилан. Запретная зона.

Как и предупреждали порталисты, он появился в стороне от кольца, на пределе возможностей зоны фокусировки и выше уровня земли, чтобы в нестабильной области не соединится с материальным объектом.

Поэтому выглядело явление Алексея в новом мире как громкий хлопок, и в десяти метрах над землёй появляется фигура в мешковатой одежде, с сияющим мечом в руках.

Мгновенно словно кошка, собравшись, Алексей упал на землю спружинив всеми четырьмя конечностями, и только тогда оглянулся.

Рядом, в полусотне метров, среди посверкивающих фрагментов разрушенного портала, валялись останки летательного аппарата, что следовало из переломанных крыльев, и обгорелых обрывков парашюта. А между ним и Алексеем, какое-то монструозное животное, уже сильно израненное, гоняло окровавленного мужчину. Тот временами отмахивался длинным одноручным мечом, почти что рейтарской шпагой и плетениями, что жалили тело монстра.

Животное, что сбило летательный аппарат было похоже на дракона, или скорее на летающего динозавра, с крыльями на которые оно опиралось при ходьбе.


Голова монстра возвышалась над землёй на два метра, двигался он весьма быстро, и мужчине приходилось несладко. Но и это было бы полбеды. Настоящая беда, кружила наверху. В небе над местом падения нарезали круги ещё два ящера, и судя по тому, что круги их становились всё меньше и ниже, твари собирались идти на посадку.

Алексей вполне мог уйти. Мало того, он был просто обязан сделать это, так, как и предписывала одна из многочисленных инструкций, которые он прочитал перед забросом. Но жизнь всегда богаче любой инструкции, и глядя на смятые тела у разрушенного аппарата, подвигал головой разминая шею, и крутанул сашесс в руках, который в предвкушении схватки аж завибрировал от счастья.

— Вам помочь? — Громко крикнул Алексей, но эффект был совершенно другой. Ящер заметил его, и посчитав более опасным, под крик мужчины «Осторожно, он плюётся магией!» кинулся в атаку.

— Это мы проходили. — Роков ушёл от руконоги, отодвинулся от огромной зубастой пасти, и не прекращая поворот, ударил мечом по шее монстра уже готовый к тому, что голова просто отлетит.

Но вместо этого, меч просто оставил кровоточащую рану, и отпрыгнул словно шея была резиновой.

«Хозяин, на нём магическая защита». — Быстро проговорил Ашир. — «Бей в пасть, в голову, чтобы пробить мозг твари».

— Да понял уже. — Алексей крутился как мог, и в конце подловил-таки тварь, на движении, ударив ей прямо в верхнее нёбо.

И тут же глаза у ящера мгновенно остекленели, и он с хрустом костей повалился на песок.

В этот момент вторая птичка уже садилась, и не особенно рассчитывая на успех, Алексей рубанул по пролетающему над ним телу, изо всех сил, вложив магему Тас Киросс, и почти располовинил брюхо динозавра который уже приземлился с треском ломающихся костей словно упала вязанка хвороста.

Третий был по размеру вдвое больше первых двух, и зашёл в атаку словно штурмовик. Алексей еле успел отпрыгнуть в сторону, как громадный клюв твари щелкнул в воздухе и пропахал глубокую борозду в песке.

А дальше — только драка. Монстр оказавшийся куда крепче чем его предшественники, кусался, бил своими конечностями, плевался огненными шарами, и при этом очень быстро двигался, словно заведённый.

Алексей даже сумел выхватить бластер и отстрелять целый магазин, но видимого эффекта это не имело, и оружие пришлось отбросить. Даже сашесс, и тот бессильно скрипел по сверхпрочной шкуре монстра, а самые мощные магемы, лишь вспыхивали кляксами на его защите.

А вот Алексею пришлось куда хуже. Левую руку монстр оторвал вместе с рукавом обнулив артефакт защиты, и края биопластика едва справились с кровью хлынувшей фонтаном. Следом, в каком-то немыслимом изгибе, монстр ухитрился плюнуть кислотой так, что всю правую ногу, по середину бедра просто слизнуло, словно скальпелем, и аптечка, установленная на теле, почти захлебнулась выдавливая в кровь, препараты один за другим. Ну и в довершение ко всему, зубами острыми словно ножи, летающий крокодил, пропорол правое плечо так, что любое движение отзывалось болью. Сначала острой словно вспышка, а когда подействовали болеутоляющие, то глухой и тяжёлой.

И тут Алексей подумал, что похоже всё. Отбегался. Он ещё скакал, балансируя на одной ноге, но это ненадолго. А поскольку вот уже всё, то можно ещё и пошалить напоследок.

Он отскочил от ящера, и глядя ему в маленькие глаза, похожие на дырки в коже, стал напитывать меч Арси Тор. Примитивной, но мощной и ломовой магемой осушения, телепортирующей воду из объекта в стороны, применяемой для сушки одежды.

Но количество энергии, которое влил Алексей, было таким, что меч начал светится голубоватым светом, и это сильно не понравилось монстру, который вдруг пригнулся, и стал заходить сбоку.

— Да ладно. — Алексей в голос расхохотался. — Чего напрягся? Испугался? Не бойся, я тебя не сильно зарежу. Чик, и ты на небесах.

Трудно сказать, понимал ли динозавр Алексея, но в какой-то момент кинулся, буквально выстрелив телом, и тонко чувствовавший время Широков дёрнул себя левитацией вверх, и на проходе воткнул меч в затылок твари упав вместе с ним, но не выпустив рукоять.

Динозавр дёргался, бился в конвульсиях, и словно волны пробегали по его телу, изгибая и корёжа, но в магему было влито столько, что посопротивлявшись какое-то время, ящер вздрогнул, вытянулся словно растянутый верёвками, и с коротким хлопком превратился в высушенную до звона мумию.

— Вот и нету великана. Завалили хулигана. — Продекламировал Алексей с трудом встал, и опираясь на меч, словно на палку, поковылял в сторону летательного аппарата.

Там, на коленях стоял мужчина принявший бой с первым монстром, а на песке, перед смятым мобилем, лежали две маленькие девочки, мальчишка — подросток, и женщина. Видимо их мама.

Мужчина, сложив руки на животе, читал какую-то молитву, и по очереди касался лиц погибших. Наконец он закончил, и повернулся к Алексею.

— Вижу, тварь из преисподней и тебя потрепала. — Он покачал головой. — Но ты великий воин. Справится в одиночку с карахом, и его самками. Я такого даже не припомню. Что ты делаешь здесь? Неужели старая империя вспомнила про нас? — Мужчина говорил на привычном Алексею тесс, с лёгким «староимперским» акцентом.

— Вспомнила, и желает возвращения.

— Непросто тебе придётся. — Мужчина покачал головой. — У нас тут совсем немного тех, кто желает возвращения настоящей власти. Сколько лет прошло. Сколько поколений сменилось. Немногие из тех, что были первыми в деревне, захотят стать десятыми в городе. Но ты, правильный мальчик. Не убежал, хотя мог и в последний путь, дал нам трёх очень сильных проводников. С такими тенями как карах и его жёны, мы легко пробьём барьер посмертия. Вот только чем бы тебе помочь… — Мужчина покачал головой и поднял указательный палец. Знаю. — Он снял с пальца массивный перстень — печатку с большим синим камнем, и поднеся к лицу коснулся губами.

— Я владетель и суверен владения Толго, Рабид Толго, своей властью, и властью данной мне двадцатью поколениями предков, называю… — Он вопросительно посмотрел на Алексея, и тот сразу понял, что от него требовалось.

— Алексей Роков.

— Алексея Рокова своим наследником, в делах земных, и эфирных, доверяя ему тайны и секреты рода, а также обязанность по его продлению в веках. — Он снова поднял глаза.

— Подними правую руку, Алексей Роков — Толго.

И когда перстень глубоко лёг на палец, мужчина вздохнул, улыбнулся, коснулся щеки Алексея, в каком-то очень отеческом жесте, и повернувшись к мёртвым телам рухнул, широко раскинув руки, словно обнимая.

— Пиздец. — Алексей хмуро смотрел на тела, которые таяли у него на глазах оставляя после себя только смятую и порванную одежду. — Во что я опять ввязался.

«Хозяин». — Сашесс, лежавший на песке, снова растёкся серебристой лужей и взобравшись по телу, свернулся на руке браслетом, «Тело восстанавливать будем?»

— А ты умеешь? — Сердце у Широкова забилось словно птица.

— Стандартная функция доступная уже на втором круге. Но учти. Это будет больно.

— Да хрен с ним. Потерплю.

— Больно и с потерей массы. Руку еще может используем, а ноги-то нет совсем.

— Давай с потерей. — Произнёс Алексей, с через секунду, с выпученными глазами, и раскрытым в немом крике ртом, рухнул на песок.


Архала. Герцогство Тамилан. Запретная зона.

Очнулся он через полчаса.

Встал сначала на четвереньки, бессмысленно глядя на песок, потом стоя на коленях осмотрелся, и потихоньку память стала возвращаться, рисуя картинки одна ярче другой.

— Зашибись поездка началась. — Он покачал головой, и только сейчас обнаружил какую-то странную лёгкость.

Руки было две, но были они тонкими, лёгкими, и маленькими?

Куртка, которая сидела на нём точно по размеру, теперь была словно танковый чехол на легковушке, и верх одежды пришлось скинуть. Впрочем, как и низ, потому что ходить, заплетаясь в ткани было тем ещё удовольствием. Собрав своё имущество в кучу, Алексей подумал и свалил всё на куске ткани, где раньше лежали тела погибшей семьи Толго. Теперь там не было даже пыли, а лишь местами смятая и окровавленная одежда.

Штаны с сына Толго были чуть великоваты, но из-за мешковатого кроя, сели как надо, и даже пояс, с кинжалом, проделся точно на ту же дырку. Но перед тем как переодеться Алексей оценил собственное тело. Тонкие словно спички ноги, такой же худой, но жилистый торс, и руки, вполне пропорциональные.

– Бл@ть. Обратно в детство.

«Хозяин, массу нарастим в течении пары месяцев».

— А вот, пожалуй, не надо. — Алексей подсоединил к бластеру новый магазин, старый спрятал в кармашек на рюкзаке, и заглянул внутрь, ревизуя содержимое. Ему вдруг пришла в голову мысль о том, что если пошла такая карта, то нужно легализоваться. Портал разломанный на куски, ему всё равно не восстановить в разумные сроки, если вообще это возможно. А значит, нужно получать прописку надолго если не навсегда.

— И что из этого можно оставить? — Задумчиво произнёс он, и решительно затянул клапан. — Не буду рисковать.

Жаба душила неимоверно, но, Алексей задавил волевым импульсом вредное животное, и засунув всё что могло его скомпрометировать внутрь, выдернул кольцо самодеструктора, и с силой отбросил рюкзак в сторону. На землю он уже не упал, превратившись в воздухе в облако пыли.

— Ну, здравствуй дивный новый мир. — Алексей встал во весь рост, покачнулся, и побрёл к останкам флаера, чтобы посмотреть, что у него из легального имущества.

Такового было немного. В большом чемодане, который кстати совершенно не пострадал, обнаружились вещи мальчишки, а в кармашке сумки принадлежавшей графу Толго письмо адресованное какому-то сарху Тирого, и толстая пачка денег.

Вскрывать письмо Алексей не стал, просто положив его к вещам, которые ему могут быть полезными.

По результатам ревизии, стало понятно, что, летающая машина владетеля, была как минимум не моложе распада империи, и практически являлась артефактом, поскольку остальные вещи, ни по качеству производства ни по технологичности, даже рядом не лежали. Да, вещи были сделаны надёжно, крепко, часто украшены золотом и драгоценными камнями, но везде была либо ручная работа, либо совсем простая мануфактура, типа швейной машинки.

К сожалению автопилот машины был полностью разрушен, что не позволяло считать его память. Но в вещах девочек, а теперь получается, что его покойных сестёр, нашлись детские книжки, по которым можно было составить пусть и поверхностное, но всё же точное понимание мира, где Алексей оказался.

Примерно полсотни государств, и столько же окологосударственных образований, находящихся в постоянном поиске и осуществлении гадостей друг другу.

Государство где Алексей оказался называлось Трисар, и во главе его стоял король Аловар пятый.

Технологически это был конец девятнадцатого начало двадцатого века Земли. Электричество, телеграф, с недавних времён телефон, и для особо богатых видеотелефон, и всё это на магических кристаллах. На них ездили поезда, летали всякие транспортные средства, и плавали корабли. Всё было очень похоже на мир Ассарты, только с одним, важным дополнением. Порталы были под запретом. Не было даже линий доставки. Все перемещения осуществлялись физически. А всё потому, что именно через порталы лезли всякие твари, демонического и прочего происхождения.

Дело дошло до того, что порталы какое-то время назад стали просто бетонировать, но это помогало плохо, так как любая тварь возникшая внутри массы камня, порождала довольно мощный взрыв. Какое-то время бетон сопротивлялся, а после рассыпался мелким щебнем. Поэтому порталы стали разрушать, вбухивая в этот процесс массу сил и взрывчатки.

Конкретно вот этот портал был разрушен совсем недавно, в чём Алексею сильно повезло. Привод на координаты уже был, а там не очень существенно насколько работоспособен сам портал. При такой мощи пробоя, арка могла быть вообще мёртвой как кусок гранита. А тут не гранит. Тут вполне приличные куски портального камня и кристаллов.

Алексей оглянулся, и вдруг очень простая мысль пришла к нему в голову.

— Ашир, ты же как-то контачишь с моим имплантом?

«— Доступ есть». — подтвердил сашесс.

— Вытащи картинку с лицом мальчишки, и подгони моё лицо, под образец. А то, боюсь не признают нас родственнички. Чёрт знает, какая у них тут система идентификации. Может хватит перстня, а может и нет…

«— Это будет…»

— Больно? — Алексей кивнул. — Я уже понял, что доктор из тебя отличный, а вот анестезиолог, так себе. Так что валяй.


Когда он очнулся в воздухе появилась ещё одна точка, и чуть прищурившись Алексей с помощью импланта который перевёл глаза в режим дальновидения, рассмотрел неуклюжую лоханку, полыхавшую гравитронами на днище.

Летающая посудина была медлительной, но судя по размерам вмещала много народу, что и подтвердилось. Когда она села на край поляны, оттуда выскочили полтора десятка воинов в серой броне и со странными палками в руках, мужчина в длиннополом одеянии, и самым последним ещё один мужчина, в сюртуке расшитом медью и со шпагой на поясе.

И пока военные осматривали тела ящеров, мужчины подошли к Алексею.

— А… щенок всё-таки выжил. — Мужчина звонко клацнул шпагой, чуть вытащив её из ножен, и загнав обратно. — Ну, это ненадолго.

— Простите. — На лице у Алексея, была сама благость мира. — Я после боя, мало что помню, и в голове какой-то туман. Но вот вас никак не вспомню.

— А ты и не можешь меня знать. — Мужчина усмехнулся, растянув губы в оскале. — Брат мой сидел в своём замке безвылазно, и мне стоило больших трудов выманить его оттуда.

— Это значит, что вы принимаете на себя вину, за смерть моего отца? — Алексей положил руку на навершие кинжала.

— Ну, что, ты сучёныш. — Мужчина чуть нагнулся к лицу Алексея. — Это всё карах. Я здесь совершенно не причём.

— Да разве может такая мразь как ты, быть не причём? — Алексей удивлённо округлил глаза. — Да тут даже карах воняет твоим говном, ублюдок.

Лицо у мужчины совершенно побелело, но второй, сразу же оттащил его, и что-то стал выговаривать, тыкая пальцем то на солдат, то на небо.

Что он имел в виду, стало понятно, когда через пару минут, буквально состригая верхушки деревьев, на поляну приземлился ещё один аппарат, чуть более сглаженных очертаний, и с затейливым рисунком на боку.

Человек в глухом доспехе, не торопясь шагнул на песок, огляделся, задержал взгляд на разбившемся аппарате, потом на телах ящеров, и скользнув по брату покойного владетеля, упёрся в Алексея.

Так же не торопясь подошёл, и снял шлем. Под шлемом была коротко стриженая седая голова, с морщинистым лицом мужчины пятидесяти — шестидесяти лет, с выдающимся мясистым носом, полными губами, и глубоко посаженными синими глазами.

— Наказующий пятой ступени, Круга Спокойствия Терн Грасс. Всё что вы скажете, будет услышано наказующими. Вы меня понимаете?

— Да, наказующий Терн Грасс. — Я вас понимаю, но совершенно не помню, что такое Круг Спокойствия, и что означает пятая ступень.

— После применения магемы высшего исцеления такое бывает. — Мужчина кивнул. Видимо, ваш покойный отец, посчитал, что вас можно спасти, и вложил всю сущность в заклинание вашего исцеления. А магом он был выдающимся. Свалить трёх карахов! Я даже не слышал о таком.

— Скажите наказующий. Я могу сюда вызвать какой-нибудь транспорт. Время позднее, и я хотел бы привести себя в порядок и поужинать.

— Вы исключительно спокойны, учитывая то, что у вас на глазах умерли ваши родные.

— Время плакать от боли, прошло. Теперь время поминальных обрядов. — Процитировал Алексей поэта жившего более пяти тысяч лет назад. — И только после, настанет время доставать клинки из ножен.

— Я удивлён, что молодёжь помнит Растора Огненного. — Наказующий покачал головой. — Я отвезу вас в гостиницу в Лиссаре. Там, под присмотром моих людей вы дождётесь суда, что должен признать вас владетелем. Боюсь, что на этом моё покровительство закончится. Я не смогу защитить вас от Шурса Толго.

В ответ на это, Алексей улыбнулся, но почему-то от этой улыбки, у старой полицейской ищейки натурально зашевелились волосы на голове.


Архала. Столица Трисара. Сартал.

Традицию принимать первые доклады в постели, отменил ещё Асрун третий, прозванный твердолобым. Он заслушивал царедворцев сидя в седле, на традиционной утренней прогулке верхом. После него были и те, кто принимал доклады в ванной, и вообще не занимался ничем кроме женщин вина и охоты.

Аловар пятый был скучным правителем. Поднимался в семь утра, до девяти занимался собой, и ровно в девять садился за рабочий стол, чтобы услышать новости о своей стране и соседях.

Трисар располагался в очень хорошем месте планеты. Субтропический пояс обеспечивавший сельское хозяйство, горы дававшие много минерального сырья и река, приводившая в движение турбины мощнейшей на материке электростанции. А всё потому что когда портал между Архалой и империей погас, командир штурмодесантной группы корабля Алый Сполох, выбрал это место как самое перспективное, и просто поставив в известность соседей, навтыкал пограничных столбов.

Спустя три десятка попыток захвата, и трёхсот лет интриг, правящий дом Трисар, был признан всеми Домами Архалы.

И сейчас давний потомок шустрого полковника, слушал сводку вчерашних событий у себя в государстве и в мире, делая заметки, на память.


— Демонический прорыв первого уровня опасности, в зоне портала герцогства Тамилан. — Начал свой доклад глава Круга Спокойствия. — Прорыв караха с двумя самками ликвидирован владетелем Толго. Карах атаковал его летуна в воздухе, и при падении погибли жена и две дочери. Видимо сына выбросило из машины, и он практически не пострадал. Далее в бою, владетель убил всех трёх демонов, и скончался сам, успев однако, передать права на владение сыну Гаралу Толго.

— Да. — Государь помолчал, переваривая новость. Пожалуй, это важнее чем схватки с контрабандистами в Ласальских горах, или очередное шевеление тисарцев, лелеющих мечту о переделе Касарского залива.

Погиб один из сильнейших магов страны. Что следует из трёх мёртвых карахов. Получается, что те, кто ему советовал удалить владетеля Толго, от двора, намекая на его немощность, слегка ошибались. Ну, чуть-чуть. Сантиметров на тридцать, или сколько там у них от макушки до плеч.

Но владение за семьёй сохранил, передав ключ старшему сыну. Что открывает некоторый простор для комбинаций. Владение конечно захудалое. Горы, камни, и никаких полезных руд, кроме чистейшей и вкусной воды, что поставляется ко всем богатым ресторанам Трисара. Но какую-нибудь девицу, из числа бывших королевских любимиц, и такой брак может осчастливить. Если конечно Шурс Толго не успеет первым. Конфликт между братьями был старым, и известен всей планете. Старый владетель, при людях назвал свою вторую жену изменницей, а сына, рождённого ею, незаконнорождённым. К счастью для Шурса, он не успел оформить документы на лишение сына всех прав, но владение передал младшему сыну.

Старший это дело естественно не простил, и всю жизнь досаждал младшему подстраивая всякие козни. И видимо всё-таки добился своего, поскольку ну откуда демонам взяться в зоне разрушенного портала?

— А сколько там пацану лет?

— Пятнадцать, мой государь.

— И очередной суд владетелей через три дня. Так?

— Совершенно верно. — Главный полицейский поклонился.

— Да, пожалуй, так и сделаем. — Аловар пятый, кивнул. — Суд, признает мальчишку владетелем, а значит дееспособным, Шурс тут же вызовет его на дуэль, и убъёт. А мы в свою очередь, вытащим документы о признании Шурса Толго бастардом, и лишим владения забрав его в казну.

— Шурс Толго очень богат, и его связи…

— А будет выкаблучиваться, прикопаешь этого мерзавца у северной дороги. — Аловар хлопнул ладонью по столу. — Это ж надо, открывать порталы для демонов. Так он и у меня в спальне что-нибудь откроет. Да и разберись с теми умниками, что советовали удалить Владетеля Толго, от двора. Как они там говорили? Толго не тот? Трёх демонов завалил. Сына спас. Нам бы такая мощь ну очень пригодилась в конфликте с тисарцами. А то эти засранцы совсем берега потеряли. И что теперь?

— И Лаваллу Гури?

— Лальку-то? — Король задумался. — Да, и её тоже. Надоела со своими просьбами. Такое ощущение, что у неё в родственниках половина Тамилана.

Архала. Столица Трисара. Сартал. Гостиница Усталый Путник.

Ожидание суда владетелей, было бы само по себе скучнейшим делом, если бы в гостинице, куда поселили Алексея — теперь Гарала, не было бы шустрых и готовых на всё горничных. За совсем небольшие деньги, они рады были доставить молодому человеку любое удовольствие, включая таскание книг из книжной лавки, и библиотеки начальной школы.

Лучше всего узнавать о мире листая учебник истории, что Алексей — Гарал и сделал, перейдя потом к книжкам посерьёзнее, включая «Кодекс владетелей», и прочие важные и нужные источники знаний.

Сешесс, который теперь изображал шпагу, порой тоже растекался жидким металлом, и взобравшись на плечо хозяина, просматривал книги, которые он листал. А порой, приняв форму змеи, ползал по гостинице знакомясь с бытом новой для себя планеты. Именно он, притащил новость, о том, что в ночь перед судом, Алексея будут убивать, и охрана, которую выставил наказующий пятой ступени Терн Грасс, будет удалена.

— Ну нормально. — Алексей зевнул и потёр глаза. — Тогда сейчас нужно поесть и ложиться спать. А то ночная беготня, то-сё. Ещё не высплюсь. А нужно быть в форме.


Пришли его убивать какие-то неумёхи. Да и зачем было нанимать профессионалов, чтобы прикончить какого-то юнца. Алексей дождался пока убийца закроет дверь, и коротким ударом рукоятью кинжала под ухо вырубил человека.

Включил свет, и уже при свете, крепко связал ему руки, и перекинув верёвку за потолочную балку, вздёрнул поэта с большой дороги, словно на дыбе.

Хури Вязанка, ждал своего дружка внизу, где находились комнаты для купцов, и прочей не титулованной публики. Все уже спали, а кто не спал, благоразумно сидел по щелям, и не высовывался, потому что погоняло Вязанка, было дано Хури не просто так, а от того, что он умел ломать кости человеку душа в объятиях, и те хрустели словно вязанка хвороста.

Не дождавшись подельника, Хури сам поднялся по лестнице на второй этаж и заглянул в комнату, где жил малец, которого следовало убрать. Приоткрыл дверь, короткая вспышка, и он очнулся уже вися на верёвке, рядом с сотоварищем.

— Так. Слушайте меня урки. — Алексей ткнул уголовников шпагой, привлекая внимание. — Вести себя тихо. Если разбудите, разворочу печень вот этим клинком. А это смерть дурная и долгая. Так что тихонечко висим, молча ждём охранителей.

— Развязал бы ты нас, парень. — Подал голос Хурс. — Мы тебе денег дадим.

— Береги свои медяки, висельник. — Отрезал Алексей. — Они тебе на каторге пригодятся.


Когда наказующий пятой ступени, Круга Спокойствия Терн Грасс, вошёлш в номер, чтобы забрать мальчишку, был немало поражён картиной двух висящих на верёвке мужчин в которых с удивлением признал Бури — Удавку, и Хури — Вязанку.

К этому моменту, урки почти совершенно сомлели, и стоило Терну перехватить верёвки, как оба повалились без сил на пол.

— Я выходит о тебе мало что знаю, парень. — Офицер покачал головой. — Слепить двух матёрых уголовников, да ещё и так позорно их распять… Чего от тебя ещё ждать?

— Не скажу. — Алексей шкодливо улыбнулся. — А то вам не интересно будет. Глава 9


Мы печалим творца своими размышлениями, мы возмущаем его своими планами, и сердим отношением к другим людям. Если ли в нас что-то, что радует Творца? Будда Гаутама. Секретные скрижали.


Особая экспедиция исследовательского центра Таврон.

Докладываю, что после перехода на планету Тасис, и устройства временного исследовательского лагеря, были совершены пробные подходы к колонии ахара.

Запаховые ключи, активированные последним протоколом, контакта не дали. Мало того, ахара проявили повышенную враждебность, по отношению к сотрудникам корпорации. Так же были проверены ключи звуковые, и образные, которые транслировались через мемотранслятор ДКМ — 410.

Эти ключи так же не дали положительных результатов.

Специалисты по ахара, включая доктора — прима, Сорга Телая, несколько раз пытались войти в контакт через мемотранслятор, разговаривая с ахара как бы от лица Погонщиков, но успеха не имели.

На сегодня, приходится признать, что у ахара сформировался устойчивый примат веры в Небесного Погонщика, образ которого они отождествляют с генералом Роковым. Кроме того, приходится признать, что большинство блокировок если не все, уничтожены, и сотрудник корпорации, является такой же добычей, как и любой другой человек.

Но, хочется отметить, что после убийства человека, ахара уже не поедают тела, а сбрасывают в яму, что, учитывая их физиологию, наиболее близко к погребению.

Так же отмечаю, что значительно вырос общий интеллектуальный уровень ахара, их социальность, и семейственность. Старые члены прайдов не изгоняются, а наоборот окружаются покоем, обеспечиваются едой, и условиями для жизни. Старший сотрудник исследовательского отдела Лин Регор. Таварон.


Архала. Столица Трисара. Сартал. Дворец Собрания Владетелей.

Суд проходил в роскошном и большом здании Собрания Владетелей, в главном зале. Вначале разбирали тяжбы между владетелями, но дело шло быстро, потому что если требовалось решение, затрагивавшее финансы или раздел земли, то с этим все шли в суд. А Собрание рассматривало только вопросы чести.

Дело Гарала Толго, тоже не обещало никаких сложностей. Перстень владетеля, сам по себе артефакт, и чужого не признает, просто заплывёт металлом, откусив палец. Так что слушали — постановили, и через пять минут Гарал — Алексей, был уже вполне дееспособным дворянином, хоть и пятнадцати официальных лет от роду.

Но, тут встал неугомонный брат покойного, и начал всеми нехорошими словами поносить отца Гарала, напирая на подозрительные связи Рабида Толго. Вывалив всю грязь, которую смог собрать, Шурс, замолчал глядя с вызовом на племянника, и тот не подвёл.

— Хочу для начала обратиться к высокому собранию Владетелей. С каких это пор, мы здесь выслушиваем клевету и ложь, что вздумается нести простолюдину? Да, мы современное государство, и гордимся своим мягким отношением к сословным различиям. Но что бы сказали наши доблестные офицеры, если бы на суд чести, явился торговец или даже уважаемый владетель? Если у него нет действующего офицерского звания, и именного приглашения от суда, то и слушать его никто не будет, а скорее всего даже не пустят в зал. Или, например, суд торговый, никогда не слушает людей подневольных.

Это первое на что я хотел обратить внимание. Второе, не менее важное, что простолюдин не просто так пришёл сюда к нам, а поносить ложью и клеветой покойного владетеля. Поступок во много раз более гадкий, поскольку ответчик уже предстал перед Творцами.

Ну и третье. — Гарал поднял голову, и в полной тишине, шагнул вперёд. — Я, владетель Толго, обвиняю Шурса, в том, что он практикует тайные техники, и его действия стали причиной появления демонов убивших моего отца. Я, владетель Толго, называю Шурса лживой мразью, и подонком, не заслуживающим посмертия. Прошу высокое собрание разрешить мне дуэль с вышепоименованным гражданином королевства. Пусть победит честный.

— Спокойно, владетели! — Председатель собрания, громко хлопнул колотушкой по специальной дощечке, прерывая нарастающий шум. — По правилам, мы можем разрешить дуэль владетеля с гражданином. Но будет ли это честно? Пятнадцатилетний подросток, и довольно известный мастер фехтования.

— Не подросток. — Алексей подошёл к возвышению, на котором сидел председатель. — Владетель Толго. Имеющий все права и обязанности. Итак, в заклад дуэли, я ставлю своё владение, и родовую честь. Поскольку у Шурса нет ни того, ни другого, я жду соответствующий заклад.

На лице у дяди, было явственно заметно смятение. К такому его жизнь не готовила. И вроде бы чего, там. Мальчишка. Зарезать и забыть. Но для начала нужно поставить на кон, что-то ценное. А что есть ценного у торговца? Только деньги. И теперь он поставлен в неудобную позицию, потому что и правда пришёл в сословное собрание, и начал с оскорблений. А тут, полно желающих позвенеть шпагами, на таких условиях. Но и отступать никак нельзя. Это позор, который поставит крест на всех его делах. С ним просто никто не станет разговаривать, после такого.

— В заклад я ставлю свою торговую империю, и прошу двух владетелей зафиксировать свою волю, личными печатями. — Громко произнёс Шурс.

Когда на стол перед председателем легла расписка Шурса Толго, Алексей внимательно её прочитал, и кивнув вернул на стол.

— Я готов.

— Здесь? — Удивился председательствующий, глава совета владетелей, Нирс Илгор.

— Пол каменный. Легко отмоется. — Алексей пожал плечами. — А тянуть не стоит. Вдруг сбежит мерзавец. А за такие дела нужно наказывать.

«Пятнадцать лет? Однако». — Глава Совета, постучал в доску, и громко произнёс. — Дуэль здесь и сейчас. Оружие — личные шпаги. Дуэль до смерти одного из участников. Тихо! Воскликнул он, перекрикивая шум. — Владетель Толго, как оскорблённый имеет право получить удовлетворение здесь и сейчас, и поскольку является членом собрания, то не вижу препятствий для дуэли.

Он встал, и пройдя на середину залы, сделал приглашающий жест.

— Шпаги к осмотру.

Сашесс, притворившийся простой железкой, успешно пережил осмотр, и когда вновь оказался в руках у хозяина спросил.

«А можно я его съем?»

— И охота тебе жрать всякую дрянь. — Тихо произнёс Алексей. — Но, пожалуйста. Только потом, за таблетками от изжоги ко мне не бегай.

И под довольный хохот клинка, шагнул вперёд.

Мастером торговец был действительно неплохим, но всё кончилось не начавшись. Легко парировав выпад дяди, Алексей сдвинулся в сторону, и на проходе воткнул шпагу так, что она вышла у Шурса из спины, лаково блестя кровью.

Он ещё стоял, когда Алексей вытащил шпагу, аккуратно вытер лезвие об шитый медной нитью кафтан покойника, и только после, глаза мертвеца закатились и он громко рухнул на пол.


Утро началось с дикой ломоты в теле. Мышцы, а точнее то, что осталось от них после восстановления, мстили за адов разгон, и достигнутую сверхскорость, а в зале, куда Алексей спустился, уже ждали несколько человек, для решения дел.

Стоило владетелю занять столик, как с поклоном подошёл пожилой мужчина с длинными седыми волосами, убранными в косицу, как делали отставные кавалеристы в простом камзоле, почти без всякой вышивки, за исключением скромной золотой веточки на воротнике, означавшую что носитель данного знака, уволился из армии офицером. Ну и пошит сюртук был из очень дорогого сукна.

— Могу ли я отнять у владетеля Толго пять его драгоценных минут.

— Присаживайтесь, уважаемый…

— Лидос Таром, к вашим услугам.

— Присаживайтесь, Лидос Таром. Сожалею, что заставил вас ждать, но прошедший день был непростым, и я просто отключился как пришёл.

— Это был блестящий удар, поверьте старому солдату. — Мужчина склонил голову. — Думаю в этом движении вы сожгли немало своих жизненных сил. Скажите, кто учил вас искусству боя?

— Это всё мой отец. — Не соврав ни капли ответил Алексей. — Он, плюс приглашенные учителя, и постоянные тренировки с пяти лет.

— Да, живёшь себе, в столице, а потом из провинции приезжает такой вот мастер, и переворачивает с ног на голову. — Таром рассмеялся. — Скажите, а какие у вас планы на имущество покойного Шурса Толго?

— Продать. — Просто ответил Алексей. — Чего с ним ещё делать. Торговому делу я совершенно не обучен, так что это этот сюртук мне совершенно не по плечу.

— И сколько бы вы хотели?

— Я хотел бы получить полную стоимость активов, минус двадцать процентов. Думаю, это разумно.

— Это более чем разумно. — Отставник кивнул, и вытащил из-за пазухи чековую книжку. — Золотым чеком примете?


Пара посетителей, увидев, что владетель уже договорился, покинули зал, но ещё пара осталась.

— Распорядитель владения Толго, Гиус Шаром. — Мужчина поклонился, ожидая разрешения сесть.

— Присаживайтесь Гиус. — Алексей кивнул. Я к сожалению, совершенно вас не помню, как не помню и большей части своей жизни.

Когда тот сел, Алексей, который к этому времени уже закончил завтрак, внимательно посмотрел на собеседника.

— Значит так, Гиус. Вас я не помню, поэтому отношения с вами будем выстраивать с самого начала. Я не знаю насколько вам доверял отец. Я понятия не имею обо всех сложностях ведения дел такого большого хозяйства. Но что хочу сказать, и хочу, чтобы вы это запомнили. Воровать у меня нельзя. Я увеличу ваш оклад вдвое, но если узнаю, что вы у меня воруете, это будет ваш последний день свободным человеком. Вас, вашей семьи и всех домочадцев. Собаку держите?

— Да, ваша светлость. — Распорядитель удивлённо встрепенулся.

— Больно будет даже собаке. — Алексей допил тонг, и поставил чашку на стол. — Теперь о делах. Мне нужен дом. Большой солидный, но не слишком. Не дворец, если вы понимаете. На тихой улице, с хорошим участком, и крепким забором. Ещё мне нужен летун. Быстрый, с мощным двигателем, и объёмным грузовым отсеком. Поедем выбирать вместе. Ну и нужна расчётная книжка. А то я уже устал платить наличными.

— Вы сильно изменились, хозяин. — Гиус покачал седой коротко стриженой головой.

— Могу подсказать рецепт. — Холодно ответил Алексей. — Смотрите как на ваших глазах умирают сёстры и мама, затем с отцом принимаете бой с тремя карахами, и в конце, провожаете в последний путь и его.

— Жестокий способ. — Мужчина встал и с достоинством поклонился. — Вам нет нужды беспокоится, хозяин. Я и до этого ни копейки не брал из ваших денег, и теперь не буду. А за повышенное жалование, особый поклон. — Он вновь поклонился, чуть не до земли. — Жена на сносях, а дети — это сплошные расходы.

— Да, Гиус, примите вот это. Если нужно заплатить какие-то налоги или что-там ещё, озаботьтесь. — Алексей протянул золотой чек, и по мере пересчёта нолей лицо у старого мажордома вытягивалось всё больше.

Почти восемь миллиардов?

— Мало дали? — Тревожно спросил Алексей.

— Да вы что, хозяин. Всё наше владение давало восемь — десять миллионов в год. С учётом того, что большая часть уходила на поддержание замка, и дорог, оставались сущие крохи.

— Заработаем ещё. — Алексей махнул рукой. — Так. Я жду решения по дому, и мне нужна одежда. Не подростковые тряпки, а нормальная взрослая одежда, соответствующая рангу.

— Это хоть сейчас. — Гиус, энергично кивнул. — У меня старый приятель владеет лавкой при большом ателье. Там у него весь генералитет одевается, так что немного дорого, но очень качественно.

— Веди.


Сартал — столица королевства Трисар, был довольно большим городом на берегу огромного Касарского залива, а точнее бухты, потому что залив был действительно большим, но его края почти смыкались, образуя проход шириной в полкилометра. Весь залив контролировал Трисар, за исключением крошечного пятачка, принадлежавшего Килату. Там килатцы то затевали строить гиганский порт, то ещё чего-то устраивали, но никак не могли завершить ни одно начинание.

Трисар бы давно погнал этих клоунов из залива, но это был слишком наглядный пример того, как деградирует государство оставшись без крепкой власти. Поэтому пятачок не трогали и даже порой вытаскивали из воды храбрых воинов береговой охраны, выходивших в море на каких-то диких плавсредствах вроде переделанной рыболовецкой шхуны, которую наскоро залатали и водрузили на носу бронзовую пушку.

Кроме этого, столица рассекалась вдоль относительно узкой, но быстрой рекой, протекавшей через весь город, и разделявшейся в городе на десяток проток. Конечно не островной город, но красоты, мосты и переходы добавляли.

В столице по последним данным жило около трёх миллионов жителей, большинство которых работало на Воздушных Верфях, строивших воздушные корабли для всей Архалы, на десятке кораблестроительных предприятий, производивших суда и корабли всех размеров и назначений, а также других промышленных предприятий. Трисар в отличие от других стран многое сохранил из технологических богатств старой империи, потому что, когда десантники покидали космическую базу, с ними полетели все техники, врачи и пилоты огромного корабля. И уходили не с пустыми руками. Тысячи контейнеров с оборудованием, и материалами. Практически всё что можно было забрать, снять, открутить и оторвать, было откручено и оторвано, и перевезено на планету рядом с которой оказался Алый Сполох, в момент, когда порталы прекратили работать.

Такой корабль вообще не имеет возможности преодолевать дальние расстояния, занимаясь исключительно обороной планетной системы. И требует запредельное количество расходных, ремонтных и прочих материалов для поддержания жизни.

Поэтому полковник всю жизнь, разгребавший чужие проблемы сразу всё понял, и забив десантные боты, покинул борт носителя, не слушая истерических криков адмирала, командовавшего кораблём, а позже совершил ещё три рейса увозя всё что можно было и что нельзя. Благо, что сам адмирал с верхушкой командования тоже сбежал на планету выбрав для проживания королевство Уграсс, вывезя лишь корабельную казну и три десятка механоидов которые отказались работать ещё при жизни адмирала.

У команды Трисара, тоже было всё непросто. Медики и техники не смогли запустить регенераторные капсулы, магия тоже не сильно помогла, потому что при такой напряжённости эфирного поля, люди изнашивались быстрее чем в более спокойных местах. Требовались сложные магиматические исследования, но делать их было некому, и с мечтой о практически вечной жизни пришлось распрощаться. Но зато, поставленные как нужно и запитанные от стационарных источников, боевые противоабордажные турели, вот уже полторы тысячи лет, сдерживали завоевателей на перевалах, и первое время сметали всю нечисть что попёрла через порталы. Потом врата научились взрывать, но всё равно дело это было небыстрое потому как сложное и чрезвычайно дорогое.

Поэтому жили потомки Триссара Великого кто сколько сможет, но не более ста лет, и радовались вполне насыщенной и активной жизни среди войн, покушений и интриг.


Свободный особняк Гиус нашёл быстро, тем более что ему разрешили переплатить за срочность. Вот так и стал симпатичный трёхэтажный дом, на берегу одной из проток, с роскошным въездом, и парком, собственностью владетеля Толго.

В самом доме всё было почти в порядке, лишь пришлось чуть потратится на новую мебель в зале, кабинете, и приёмном холле. Алексей даже не стал тратить деньги на переделку женского будуара, просто закрыв дверь на замок.

С прислугой тоже разрешилось просто. Армия Триссара воевала постоянно, и увечных калечных солдат было полно. Тех кому некуда было податься собирали в особом доме на окраине города, откуда их забирали в слуги или работники другие граждане страны. Здесь Алексей и отобрал десяток крепких ещё мужчин, для работы в доме. Инвалиды делали своё дело не быстро, но надёжно и хорошо, а для беготни, на Людской Бирже были наняты ещё пара мальчишек, и пять женщин, для быстрых работ по дому и готовки еды.

А по поводу летуна пришлось побегать. На одной верфи предлагали летающие сараи, огромного размера и грузоподъемности, в другой лёгкие, корявые и тоже небыстрые двухместные аппараты, и всё в таком духе. В конце концов, Алексей, сначала ревизовал большой пристрой, и по его приказу мужчины сделали там мастерскую, поставив верстаки и прочее хозяйство, затем по рисункам Широкова были сделаны два корпуса, причём делались они на разных верфях, и соединили их в одно целое только на территории городского дома.

Потом пришёл черёд двигательной установки, и Алексей не смущаясь, поставил мощный тяговый гравитрон от грузового летуна, маневровые от него же, управление от гоночной машины, и накопители от летающего дома, которые обошлись дешевле всего. Магические кристаллы здесь стоили просто копейки.

В итоге, вытянутый словно капля, в стиле Дизель-электро шестидесятых годов Земли, корпус отлитый магами-металлистами и снабженный парой приводов от грузовика, легко развивал скорость до трёхсот километров в час, что было вполне на уровне королевских курьеров, и летунов-истребителей, охранявших воздушное пространство государства.


Сидевший в тонга-беседке на крыше дворца, и расслабляясь лицезрением прекрасного вида на столицу и океанский залив, король Триссара не торопясь обдумывал ситуацию, которая нравилась ему всё меньше и меньше.

Аловар пятый Триссар, сюрпризов не любил. Он вообще тяготел к монотонной и регулярной работе без штурмовщины и беготни. Но с приездом в столицу владетеля Толго, началась какая-то постоянная нервотрёпка.

Сначала юнец сам вызвал на дуэль своего дядю и поставив в залог родовое владение, выиграл совершенно неприличную сумму денег, разом обнулив крупнейшего на востоке торговца шёлком для летательных аппаратов, одежды и всего прочего. Затем купил, не торгуясь старинный особняк Гелады Асион, стоявший пустым вот уже десять лет, от того, что старуха хотела за него слишком большую сумму. Все торговцы недвижимостью тогда договорились, больше тридцати миллионов не давать, а пришёл один шустрый юнец, и без разговоров вывалил на стол все сорок пять, разом сломав планы десятку уважаемых торговцев. И ведь они, даже слова ему не могли сказать, потому как владетель просто не знал ни о каких договорённостях.

Зато мальчишка очень быстро договорился с правоохранителями, сделав у себя, на берегу канала который примыкал к его владению, большой причал с заправкой и комнатами отдыха для водной полиции. А потом сам! сделал себе летуна. У короля, целый особняк занят умниками, которые сделали проект Королевского Курьера. Сверхскоростного летуна, для особых задач, и истребителя. Машины подешевле, попроще, но вооружённой до зубов. Так вот истребители просто не смогли его догнать, когда тот поднялся в воздух и рванул на юг, а после просто сделал огромный круг и вернулся на площадку.

Контрразведка уже озаботилась, подставив ему Крошку Лариль, чрезвычайно хорошенькую, и весьма умелую девицу, совершенно подросткового вида, но молодой владетель, просто улыбался глядя на все её попытки сблизится, чем вызвал у девицы истерику, и последующий запой.

Затем отметилась политическая полиция, заслав белокурую Хонди. Высокую, атлетически сложенную даму, с красивым лицом и потрясающей фигурой. Грудь, бёдра, ноги, всё высшего качества, но тоже без успеха. Правда Хонди, в истерику не впала, а впала в ярость, разорвав на обратном пути голыми руками трёх каких-то придурков, вздумавших предложить ей «посмотреть на то, что она ещё не видела». Ну и совершенно эпический провал Внутренней Безопасности, решившей что они самые умные, и подсунули юноше, красавчика Руги. Руги без лишних слов, сразу взял быка за рога, в смысле потянул руки к молодому владетелю, и… Далее источники путаются, но в итоге, Руги, был увезён скорой помощью, и вот уже пятые сутки таращится на лампочку, призывно ей улыбается, и делает неприличные жесты.

Итак, резюмируя всё что случилось, приходится признать, что у него под боком образовался весьма любопытный узел. Для вражеских разведок, слишком глупо, да и малец, не может быть агентом. Да, парень не по годам развит, толков, и вообще молодец, но маги уже подтвердили. Пятнадцать лет. И перстень родовой его признал. Так что нет. Не агент. Но мальчик занятный. Вот только как его пристегнуть к своим делам…

Денег у него полно, половой вопрос он решает, просто закатившись в заведение Лури Арасси, «Золотая пчёлка». В пьянках золотой молодёжи не участвует, хотя подходы были.

Король налил себе ещё тонга, и пригубив напиток задумчиво посмотрел на Туварис заходящую за горизонт.

А с другой стороны, пока никакой необходимости нет. Дела и так решаются успешно, так что и без мальца всё путём. А к тому, когда он понадобится, какие-то болевые точки всё равно проявятся. Вот тогда и взнуздаем, и в стойло поставим и с рук есть приучим. Глава 10


В мире нет ни воздаяний, ни наказаний, а только последствия. Юрий Иванович Дроздов. Из неопубликованных мемуаров.

В 14.56 местного времени, патруль Отдельного охранного взвода планетарных сил Таврон, код 378-5420-10 обнаружил полевой лагерь гражданских лиц, в урочище Саларс, с координатами 22725.125 63523.170. Рядом с лагерем обнаружены тела и фрагменты тел гражданских лиц, в количестве сто тридцать восемь человек, сваленные в овраг, и помеченные кустом ралилы, как это делают ахара на своих захоронениях.

Все тела со следами клыков и зубов ахара. Некоторые с оружием в руках.

Также, оперативным осмотром обнаружен мемотранслятор ДКМ — 410 в нерабочем состоянии, запрещённый к использованию в гражданской сфере, и документы, свидетельствующие о принадлежности убитых к корпорации Таврон.

В полевой химической лаборатории обнаружены многочисленные реагенты и приборы неясного назначения.

Согласно инструкции 470–800 дежурный по Силам планетарной обороны, вызвал группу Главного управления государственной защиты, и специалистов генерального штаба.

По первичным результатам работы групп, открыты 28 уголовных дел.

Группой ГУГЗ, вызвана дополнительная помощь, в виде специалистов менталистов. Старший оперативный дежурный СПО, полковник Гертал.


Архала. Трисар. Владение Толго.

Имея такой транспорт, как его «Ласточка», Алексей мог летать в своё имение хоть каждый день, чем и пользовался, наводя в слегка запущенном хозяйстве жёсткий порядок, какого здесь ещё не знали. Кое-кто начал ворчать и протестовать, но ворота крепости были открыты, и все недовольные тем, что зарплату нужно отрабатывать, просто отправились в свободное плавание, как и два десятка разленившихся стражников, занятых лишь потреблением пива, и шашнями с замковыми женщинами. А вместо них, по совету знакомого наказующего владетель, нанял за хорошие деньги два десятка бывших егерей, повыдергав их из пенсионного забытья, и нищеты. Конечно бегать по горам они уже не могли, но службу несли как положено, и, если нужно, вполне были в состоянии срезать человека с пятисот метров из паровых пулемётов.

Стоило старым охранникам уйти, дела сразу стали выправляться. Распорядитель имения, на которого больше не давили солдаты гарнизона почувствовал настоящую власть, и действительно занялся накопившимися проблемами.

Правда бывшие охранники замка пытались как-то мстить, но после того, как Алексей поймал, судил и обезглавил бывшего капитана стражи, всё как отрезало.

Участок гор, принадлежавший владению Толго, был куском почти бесполезных скал, и пары долин, где выращивали какую-то хрень, и озера, воду из которого подавали во всех дорогих ресторанах материка.

На Алексея это чудо природы почти не произвело впечатления, а вот мощнейший источник эфирной энергии, бьющий прямо со дна озера, и уходивший куда-то в атмосферу, наоборот, привлёк самое пристальное внимание.

Алексей даже приказал организовать ему лодку, а когда выяснил, что из-за страха перед аномалей, никаких плавсредств на озере никогда и не было, велел к следующему его приезду, соорудить причал, поставить у него лодку с двигателем, и человека для охраны этого имущества.

Когда всё это было сделано, Алексей, на катере, двигаясь по пологой дуге, медленно вошёл в створ эфирного луча. В принципе это была третья аномалия, которую он встречал в жизни. Первая на Ассарте, но тогда он в луч не совался, вторая на Линсаре, где его словно драили с песком изводя тело и разум тысячами ложных сигналов нервной системы, и вот теперь — эта. Похожая на ласкового котёнка, так у него внутри будто урчало что-то и гладило. Алексей застопорил машину, и оторвавшись от штурвала, раскинул руки в стороны, и поднял голову вверх, впитывая магическую силу и почувствовал, как внутри словно заводится невидимый моторчик, который через несколько секунд уже был похож на вихрь, а ещё через минуту, вокруг Алексея крутился плотный матово-белый вихрь, из которого во все стороны били длинные ветвистые молнии.

— А я говорил, что он настоящий Толго. — Распорядитель владения, сидевший на берегу, вместе с десятком воинов и наблюдавший всё что происходило на озере, улыбнулся. — Бывало, что и батюшка его так же в центр забирался. Только он летать умел, а наш-то пока видно не может. Да и вихрь у старого владетеля был с синевой такой. А у молодого-то вон белый, словно молоко. Но вот так вот, забраться в самый центр, даже маг герцогства не сможет, поскольку разорвёт его в клочки. А владетель вон — улыбается.

— Ну и чего. Надолго это? — Подал голос командир отряда отставной старшина Коугер Трас.

— Да нет. Какое там надолго. — Гиус махнул рукой. — В таком месте, долго не усидеть. Полчаса, самое большее. Тока вы, господа егеря, уж поаккуратнее с хозяином. Не приведи демоны, если начнёт злится, то с такой силой что у него есть, и подошв не останется.


Из вихря Алексея выбросило, щелчком, причём вместе с лодкой, закрутив её словно волчок. От такой смены декораций, Широков упал на дно катера, и минут пять приходил в себя, а когда наконец очнулся, катер уже спокойно покачивался на воде в двух десятках метров от луча.

Котёл ещё не остыл, и чуть поплевавшись водой из выхлопного патрубка, катер бодро порысил в сторону причала.

— Ну, как господин владетель?

— Странное ощущение. — Алексей посмотрел на руку, по которой пробегали световые сполохи. — Это я так сейчас весь свечусь?

— Конечно. — С улыбкой подтвердил Гиус. — И батюшка ваш, хвала творцам, тоже сюда приходил, и после вот так же светился.


Егеря двинулись в обратную дорогу верхом, а Алексей, прихватив с собой в кабину мажордома, направил машину в замок, собираясь там переночевать, и отправиться в столицу только утром.

Делая круг вокруг стен, Алексей сразу заметил толпу народа во дворе, которой здесь никак не должно быть. И не размышляя резким манёвром приземлил летуна прямо на газон у входа в дом.

Оставшиеся на хозяйстве, егеря, лежали связанные по рукам и ногам кучкой, а по двору свободно слонялись какие-то неизвестные Алексею люди. Но мало этого. Во дворе, стояло его любимое кресло, где сейчас восседал какой-то мужчина с вытянутым лицом, длинными седыми волосами, и в сером форменном сюртуке офицера пограничной стражи и знаками различия налоговой службы.

Как бы не замечая Алексея, мужчина, покрикивал на подчинённых, но, когда владетель подошёл, нехотя стал поворачивать голову в его сторону. Мальчишка пятнадцати лет не казался ему противником. Собственно, именно поэтому банда Гури-колотушки решила напасть именно на этот замок. Воины охранявшие ворота без разговоров пустили людей в форме пограничников в замок, а дальше они просто взяли нахрапом, и наглостью, не давая защитникам ни минуты чтобы прийти в себя, повязали всех.

Алексей дождался, когда голова развернётся на нужный угол, и коротко, но мощно врезал в левую скулу, отправляя лошадника в нокаут.

Солдаты, увидев, как их командира вырубили, с криками побежали к Алексею, но два десятка туманных игл магемы Сирасс корос, вырвавшиеся из пальцев Алексея словно ракеты с самонаведением, выбили из них дух.

— И чего лежим, господа егеря? — Алексей подошёл к своим людям, и стал быстро резать верёвки. — Вяжите этих клоунов, будем интересоваться откуда такие напуганные взялись. И осмотрите весь замок. Мало ли куда забрались.


Для разговора по душам с налоговиком — пограничником, Алексей выбрал комнату на втором этаже подвала, с мощными каменными стенами, разнообразными механическими приспособлениями и дизайнерскими стальными кольцами на стенах.

Старшина Урги Гиросс, сначала решил предложить свою помощь, но отчего-то замялся, отошёл в сторону и так простоял всё время, пока владетель Толго, быстро, чётко и в высшей степени профессионально выпотрошил налётчика до самого донышка. И где шли, и куда, и как собирались распорядится добычей.

— Старшина?

Егерь, которому за двадцать лет службы бы сам чёрт не брат, встрепенулся, словно рядом стоял как минимум командир полка, и машинально вытянулся по стойке смирно.

— Можно как-то оформить его показания, чтобы было железным доказательством. Судейских там пригласить или ещё кого?

— Будет исполнено. — Коротко взмахнув ладонью, отдал честь, и повернувшись на пятках, рванул по коридорам исполнять приказание.

У новой охраны замка был свой летун. Не такой роскошный как у владетеля, но тоже отличная крепкая машина, вмещавшая десять человек и груз. Рабочая лошадка для всех тех, у кого есть потребность в надёжном транспорте, и деньги, чтобы эту потребность реализовать.

Взяв с собой мажордома, Урги взял курс на соседний городок, и несмотря на то, что присутственный час давно закончился, смог вырвать из семейного покоя, судью графства, прокурора и начальника полиции. Все вышеперечисленные услышав, что захвачена банда налётчиков, пришедшая с соседнего Шимора, готовы были бежать во владение Толго на своих двоих, и лишь порадовались что им предоставили транспорт.

История с Шимором, и приходящими оттуда бандами имела длинные корни. Перекрыть горы так, чтобы было невозможно пройти, нереально, и этим пользовались многочисленные бандиты, которые просачивались по мелким тропам, совершали налёт в пограничной зоне, и быстро уходили.

На все обращения короля Триссара, правитель Шимора отвечал, что это их национальная традиция, и он ничего поделать не может.

Обо всём этом и поведал прокурор герцогства, уважаемый Зиол Терас, отдавая должное позднему ужину.

— И требовали мы, и даже проводили карательные рейды, всё без толку. — Прокурор взмахнул рукой с зажатой в ней куриной ножкой, разбрызгивая мясной сок. — Бандиты-то разбегаются, а остаются простые люди, которым бежать некуда. А с ними что воевать?


Официальные лица давно разъехались, прихватив бандитов для организации экспозиции на городской площади, под названием «Зашедшие не туда». А Алексей слонялся по двору, думая, что со всем этим делать в контексте его общей цели.

Егеря, все двадцать человек, сидели вокруг сложенного во дворе очага, и судя по запаху варили что-то вроде глинтвейна.

— А что, господа. Не прогуляться ли нам до славного города Турола? Говорят, там очень неплохое пиво.

— А кроме пива? — Подал голос старшина. — Там, господин владетель, целый батальон кавалеристов стоит. Да пограничников полк, да полиции как минимум сотни три. Посчитаться с Шиморцами, это конечно да. Но вот только дороговато то пиво нам встанет.


Архала. Шиморская республика, провинция Турол.

Утро в Туроле, начиналось с прозрачного и возвышенного пения хрустальных колоколов Винарского собора, приглашавшего в этот ранний час, всех кто верует в творцов, начать день с молитвы и поклонения, чтобы удача способствовала во всех делах.

Утренняя служба всегда коротка. Дела не ждут и отстоявшие недолгую речь настоятеля собора, расходились, разъезжались и разлетались по делам.

Шепотком поговаривали, о команде Гури-колотушки, который отправился к Триссацам за «данью», и о Бадри-толстом, собиравшим большую команду, для долгого, почтьи на пять дней, марша по триссарским городам.

Добыча, или как шиморцы говорили «дань» с Триссара составляла важную часть дохода города. Контрабанда и производство разного рода фальшивок, добавляли в бюджет свою часть, составляя не менее восьмидесяти процентов от общего дохода. И именно поэтом у в небольшом вроде городе, всего на сто тысяч человек, нахордился роскошный собор, и резиденция главы графства генерал-полковника Тури Делоро.

Город процветал, и те, кого в Триссаре считали бандитами, здесь были уважаемыми людьми. Все мальчики хотели «ходить за данью» в Триссар, а девочки быть замужем за теми, кто ходит.

А ещё одной из добрых традиций городка, был невольничий рынок, где продавали захваченных с данью триссарцев. Трисарцы были крепкими, здоровыми, и на торги приезжали со всего западного побережья, существенно увеличивая доход Турола.

Утреннее посещения Первого Городского Банка, было такой же незыблемой традицией. Сам генерал-губернатор, настоятель собора, глава корпорации наёмников, и другие солидные и уважаемые господа, приходили в банк сразу после открытия, чтобы немножко пошелестеть бумагами, с такими длинными и приятными цифрами.

Но в этот раз привычный распорядок был сломан.

Сначала раздался страшный грохот на улице, затем перестук паровых пулемётов, и вот, в окружении солдат в тяжёлой броне, в зал входит молодой человек в серо-голубом мундире владетеля Триссар, и ручным автоматическим пулевиком в руках.

— Здравствуйте, господа. — Радушно улыбаясь, Алексей прошёл через сгрудившихся кучей лучших граждан Турола. — Вынужден ненадолго отвлечь вас, от дел, важным сообщением. — Он легко вспрыгнул на стойку банковского клерка, и огляделся с высоты. — Хочу сообщить, что сегодня, я восстанавливаю давнюю традицию Триссара, которая называется «Око за око». Смысл её в том, что после каждого налёта банды, с сопредельной территории, мы будем вывозить деньги и ценности того городка откуда пришли бандиты. Сегодня это ваш чудный городок Турол. И хотя за всё что вы натворили у нас в Триссаре, вам не расплатиться ни всеми вашими деньгами ни даже жизнями, сегодня я возьму только деньги Первого Городского Банка Турола. Все деньги.


Архала. Столица Трисара. Сартал. Королевский Дворец.

— Ну, что там дальше, Кирол?

— Дальше, государь, мальчишка спустился в хранилище, и через несколько минут, все содержимое сейфов, стало вылетать оттуда, вытягиваемое воздушным вихрем.

Для вывоза ценностей им понадобилось три больших летуна, потому что там оказалось неожиданно много золота. Ещё два летуна они забили рабами, которых освободили из загонов на рынке.

— А где-же была их хвалёная кавалерия? Где пограничники, и полиция?

— У кавалерии почему-то взбесились лошади, а пограничники и полицейские были оглушены сонным заклятием большой силы. Ответил глава внешнеполитического ведомства который вот уже два часа пытался разгрести последствия дерзкого рейда мальчишки. Теперь все они, начальник пограничной стражи, глава внутренней безопасности и другие представители силовых ведомств, стояли перед королём, докладывая о результатах происшествия по своим участкам.

— А что с деньгами? — Король посмотрел на главу финансового комитета.

— На счёт казначейства поступило три миллиарда девятьсот шестьдесят тысяч, что соответствует трети от двенадцати миллиардов.

— А почему треть? — Спросил начальник контрразведки. — По закону, вроде бы четверть?

— Владетель Толго поднял все законы королевства, и нашёл парочку таких которые не применяются хотя и не были отменены. Вот с ними со всеми и получается тридцать три процента. Ну и кроме того, мы зафиксировали открытие счетов на восемь фамилий и перечисление им по восемьсот четыре миллиона.

— Что? — Король с расширенными глазами повернулся к Сурсу Широ, руководившему финансами страны.

— Получается, что владетель, поделил деньги согласно строму кодексу егерей. Две доли командиру, по доле всем, кто был в деле.

— Умереть не встать. — Прокомментировал контрразведчик.

— Это ещё слабо сказано! — Король кивнул. Значит приходят это к пятнадцатилетнему мальчишке толпа висельников, естественно вяжут десяток егерей, расслабились понимаешь, а после, он в одиночку вяжет их всех. И затем, приходит к этим демоновым шиморцам, и со всей дури наносит удар по их самому нежному месту. По кошельку.

Как-то пролез в их сейф, и вытащил целую гору денег. Но и это не главное. Не жадничая первым делом заплатил все налоги. Ну вот просто. Взял и заплатило всё. И после, поделился с егерями по-братски, хотя имел полное право так не делать. Доля предводителя ватаги — четверть. А поскольку все ветераны теперь наёмные работники, то вообще мог ничего не платить, выдав для приличия какую-нибудь премию.

— Но мой король…

— А! — Алоар пятый, взмахом руки остановил начальника комитета иностранных дел. — Ваш сын, которому уже двадцать пять, не вылезает из публичных домов и ресторанов. А этот, как вы говорите мальчишка, для начала, отжал у давнего врага своей семьи четыре миллиарда, а затем вырвал из шиморцев ещё двенадцать, при этом поделившись со всеми. Пройти между столькими углами и нигде не налажать?!! Это уже не талант господа. Это на грани гениальности. И ведь и правда мальчишка.

— А что нам делать с Шимором. — Напомнил Кирол Тури, которого больше всего интересовало то, как погасить скандал. По его мнению, пусть лучше владетель Толго кутил бы в ресторанах, и ночевал в борделях, чем устраивать ему вот такую подставу.

— С Шимором? — Король широко улыбнулся. — Послу объясните, что око за око, действительно наш старинный обычай. Мы о нём как-то подзабыли, но очень хорошо, что молодой владетель напомнил всем нам, о том, как нужно поступать с лживыми и агрессивными мразями. — Король замолчал, и ласково посмотрел в глаза Киролу Тури. — Вы всё точно записали? Пишите, не стесняйтесь. Не нужно надеяться на память. Если узнаю, что изменили хоть слово, дослуживать до пенсии будете в должности уездного распорядителя городских конюшен.

— А владетеля Толго, наградить бы. — Подал голос командующий армией. — И за поимку банды… И вообще…

— Да мы с ним и за трёх карахов не рассчитались. — Король кивнул. — Но парень сам подкинул неплохую идею. Давайте, Сохар, оформляйте производство Гарала Толго лейтенантом от егерей. Где у нас все отморозки служат? В третьем отдельном? Вот пусть и будет, от Серебряных ястребов. И сразу представление на него. Звезда чести, за карахов, да медаль «За храбрость» за банду. И вот что. — Алоар пятый внимательно посмотрел на командующего. — Присмотрите там за ним. А то не нравится мне эти сюрпризы.


Несмотря на то, что Алексей тогда вызвал добровольцев, и поделился деньгами только с ними, егеря, внутри своего круга чиниться не стали, образовав «Вольную дружину Толго» и разделив деньги на всех. Но это было их право, и он не вмешивался. Но вот прибытие домой курьера важного словно директор провинциальной школы всполошило весь дом.


Архала. Столица Трисара. Сартал. Дом Толго.

Алексей вышел встречать его в своём уличном сюртуке и сразу же получил в руки пакет, который курьер потребовал вскрыть, и прочитать послание, а после расписаться за получение.

Полученное немало удивило его. Присвоение внеочередного звания лейтенант, что конечно для герцога Рокова было смешно, но для Гарала Толго, пусть даже и владетеля было очень круто, затем представление на Звезду чести, и медаль за храбрость, что для мирного времени было даже более чем прилично. Люди военные с гордостью носили медали вроде «10 лет на службе», и подобные, а гражданские вообще были счастливы напялить любой знак отличия, вроде «Почётный работник Комитета Просвещения», причём все подобные знаки делались в формате маленьких значков, размером с ноготь, и только военные награды имели размеры от трёх сантиметров в диаметре.

«Внести награды в общий реестр?» Вдруг оживился имплант.

«Вноси». — Разрешил Алексей, расписываясь на конверте.

Вопрос принимать или не принимать производство, не стоял совершено. Монархия, такой способ организации общества, что после команды «Прыгай», можно лишь поинтересоваться куда и как далеко. Поэтому после отказа принять такой знак внимания, естественным образом следует ускоренная эмиграция тайными тропами, без вещей, и имущества.

Тем более что само производство имело вполне декоративный характер, и никакой конкретной службы не требовало. Ну если только в военное время.


Удивительно, но ателье, где ему делали первый костюм, работало круглосуточно, и даже поздним вечером, свежепроизведённого лейтенанта обслужили по высшему разряду, собрав из заготовок егерский офицерский мундир из тонкого зелёного сукна и даже сбегали к ювелиру, который достал откуда-то из запасников эмблемы полка и мундирные пуговицы из чистого серебра.

Так что к утру следующего дня, когда было назначено награждение, он был готов на все сто.

Только вот проходило оно совсем по другому сценарию чем Алексей ожидал. В коробке парадного расчёта, стояла рота полка Ястребов, которые по ротации войск как раз обеспечивали безопасность резиденции короля.

Вспоминая добрым словом бесконечную шагистику в виртуальной академии, Алексей, прошёл чеканя шаг, до флагштока в центре плаца, и развернувшись у него, подошёл к столику у которого стоял командир егерей, генерал первого ранга Герон Туи.

— Представляюсь по случаю присвоения звания лейтенант, награждения орденом Звезда чести, и медалью за храбрость.

— Хм. — Генерал — мужчина лет шестидесяти, с морщинистым лицом тяжёлыми натруженными руками крестьянина, и острым взглядом голубых глаз из-под кустистых бровей. — Хорошо ходишь. Кто учил?

— Батюшка приглашал учителей. — отрывисто бросил Алексей, глядя в пространство.

— Правильный родитель. — Генерал внимательно осмотрел Алексея. — Не люблю я таких производств, но за тобой, насколько я знаю, уже достаточно дел, так что не посрами егерей сынок.

— Будет исполнено, сен генерал.

После того, как награды заняли своё место на кителе, Алексей встал в строй роты, и прошёл со всеми торжественным маршем мимо генерала.

Когда построение рассыпалось, Алексей, чуть повысив голос произнёс.

— По случаю производства, приглашаю всех присутствующих отпраздновать в ресторане Шига Гарно.

— Нас тут сто двадцать три человека. — Заметил командир роты майор Солор.

— Я снял весь ресторан, сен майор. — Спокойно ответил Алексей. Все три этажа и до пяти утра.

— А почему только до пяти? — Раздался чей-то голос.

— Потому что в шесть, насколько я знаю на Северный вокзал подадут эшелон, для вашей роты.

— А ваша рота, когда поедет служить? — Раздался тот же голос.

Алексей повернулся чтобы встретится взглядом с высоким тощим капитаном с вислыми седоватыми усами, чуть сизоватым носом, и злыми узкими глазами, под нависающим лбом, и медалью «10 лет беспорочной службы» на груди.

— Я, господин капитан за этим производством не бегал, и до сих пор, справлялся без него. А нужно будет отслужу не хуже всех. И, да. Медаль, свою почистите. Зеленью отдаёт.

После чего, Алексей, не прощаясь, покинул стихийное собрание, чтобы не влезть в дуэль с новыми сослуживцами. Вот это точно было бы некстати.

В ресторан он пришёл первым, чтобы проверить всё ли готово к вечеру и время, к которому уже должны были собраться приглашённые, подошло незаметно.

Время подошло, но никого в зале не было. На всех трёх этажах ресторана стояли столы, бегали официанты, устраняя последние недочёты. И ни одного гостя.

Вдруг с улицы раздалось громовое. «Взвод стой» «Право».

Когда Алексей вышел, на улице стояли нанятые им егеря, с частью из которых он сходил потрясти банк Шиморцев. Все в парадной форме, сверкая золотом наград, и шитьём мундиров разных полков.

— Взвод. — Взревел старшина, стоявший перед строем, и чётко повернулся к Алексею лицом.

— Сводный ветеранский взвод, прибыл на празднование производства лейтенанта Толго.

— Здравствуйте егеря.

— Здравств… — Грохнули отставники.

— Рад вас видеть, братцы. — Алексей кивнул. — Заходите. Сегодня всё для вас. И лучший ресторан, и лучший оркестр.

Довольные ветераны повалили в здание, а старшина притормозил рядом с Алексеем.

— Что, господа офицеры решили устроить бойкот? — Старшина усмехнулся и расправил пышные седые усы. — Если не побрезгуете, через час, здесь будет иголку не воткнуть.

— А кого, пригласим? — Заинтересованно спросил Алексей.

— Люди достойные. — Сержант усмехнулся. — Идите, сен лейтенант. Это ваш праздник, и мы не дадим его сорвать.

Старшина не обманул, и здание постепенно начало наполняться. То, что должно было стать пьянкой егерей, для начала стало праздником для трёх сотен отставников и ветеранов боевых частей армии и флота, по спискам Совета Ветеранов. Конечно, в столице их проживало намного больше, но приглашали тех, кто находился рядом, и мог быть оповещён быстро.

Здесь были солдаты, матросы, офицеры и даже два десятка адмиралов и генералов, которым поставили отдельные столы на крыше.

А поздно вечером, когда зажглись фонари, праздник охватил весь город. Горожане, видя, что в главном ресторане города чествуют ветеранов, тоже кинулись приглашать всех тех, кто имел отношение к службе, и к полуночи, огнями нежданного праздника сиял весь город. Глава 11


Скрытого в человеке зверя, не остановить хлыстом дрессировщика. Только правильная комбинация стали и свинца способна на это. Майор Людмила Павличенко

Этот день ещё долго будут помнить и горожане, и гости столицы. И будут помнить, как «День производства лейтенанта Толго» и никак не иначе. Десятки ресторанов принимали ветеранов, инвалидов, и служащих армии и флота, отдавая дань всеми тем, кто защищает покой и мирный сон наших граждан. Для них курились многочисленные кухни, и рестораторы спешили выставить угощение для всех тех, кому не хватило мест в зале. Для них, крупнейшие виноторговцы выставили огромные бочки с вином, и для них над городом сверкал салют, оплаченный и организованный крупным промышленником Арголом Шидо.

Даже девочки из заведений, в эту ночь обслуживали только тех, у кого на груди есть боевые медали и ордена, и исключительно бесплатно.

И очень символично, что праздник этот случился именно в седьмой день пятого месяца, когда Трисар Великий, встретил на перевале Ларос, бесчисленные орды Шиморцев, преградив им путь с горсткой солдат и офицеров штурмодесантной роты.

Тот день по праву вошёл славной датой во все календари, но до сих пор, отмечали праздник только военнослужащие.

И вот теперь, через тысячу шестьсот лет, справедливость восторжествовала, и граждане Трисара, отдают дань памяти и чести, славным воинам нашего королевства. Огни Сартала вечерний выпуск. Редакционная статья.

Оглушительная пощёчина, которую получил Шимор, обсуждала вся планета. Кто-то смеялся, кто-то предрекал ужасы и разорение, а более всего скандалили сами жители республики, которые уже давно разучились воевать, и умели лишь грабить, причём не вступая в бой с армией. Но удар, нанесённый трисарцами требовал ответа, и воспалённые жаждой мести мозги шиморцев родили дивную в своей новизне мысль нанять по всей планете вольные отряды, и бросить их на Трисар. Причём нанимать предполагалось в тайне, но развешивая объявления об этом на всех столбах.

Кроме того, предполагалось сколотить мощную антитрисарскую военную коалицию, из таких же, обиженных стран как Шимор, и так же отправить их на войну.

Если бы об этих планах узнал командующий егерских войск Сарос Тиго, он бы, наверное, рассмеялся, но уважаемому генералу было не до смеха. Сегодня утром, ему позвонил король.

В самом звонке не было ничего странного. Восьмидесятимиллионный Трисар, был не слишком велик, чтобы король не знал лично командующего войсками специального назначения и попутно руководившему внутренней безопасностью. Но вот тема для разговора была крайне неприятной. Короля интересовало, почему это на всенародном празднике по поводу победы на перевале Ларос, были моряки, авиаторы, разведчики, и даже сапёры, но не было никого из действующего состава егерских подразделений, а лишь какая-то непонятная «сводная рота ветеранов».

Именно поэтому генерал собирал командиров полков, отдельных батальонов, и начальников служб, чтобы понять, что это такое вообще было, и как это разгрести.

Но как оказалось, опытные офицеры уже провели экспресс-расследование, и выявили виновника и причину скандала.

Командир Серебряных Ястребов, встал, и сразу понёс по кочкам своего начальника штаба.

— Вместо того, чтобы назначить исполняющим обязанности командира роты, которая по ротации охраняла дворцовый комплекс, капитана Сариго, он вытащил из интендантской службы этого недоделанного Тарола Гернео. Тому как раз не хватало боевых днейдля нового производства, а охрана дворца идёт как боевые. Ну и чем-то не понравился ему мальчишка, вот и сначала попытался сорвать свою злость на нём, а когда тот отбрил, то запретил егерям выход в город.

— Чья рекомендация стоит на его рапорте о приёме на службу? — Ровным тоном поинтересовался генерал, но ни у кого не было ни малейшего сомнения, или иллюзий. Выводы будут очень жёсткие.

— Полковника Гиура. — Сразу же ответил начальник штаба, в ведении которого находилась строевая часть.

— Полковник? — Генерал повернулся к начальнику складов. — Вы авторитетный и компетентный специалист. Вопреки общему мнению, не воруете, и не пьянствуете, что в общем совершенно нехарактерно для всех интендантов. Но демоны меня раздери, зачем нужно было давать рекомендацию такому придурку и тем более тащить его в столицу?

— Почему это придурку? — Возмутился полковник, и уставился в свой блокнот для записей. — За помощь в производстве капитана Гернео, ему были обещаны акции одной из крупнейших верфей Трисара, и естественно он был кровно заинтересован в успехе.

— Полковник, не огорчайте меня своей тупостью. Я понимаю, что для складского воина, разум не самая нужная вещь, но всё же… — Генерал пристально посмотрел на полковника. — Во-первых, этот пятнадцатилетний мальчишка — владетель. Да, владение так себе, и серьёзного веса он не имеет, однако, уже не парень с улицы. Далее скажу, что вы конечно не видели его удара, на дуэли в Собрании. Это понятно. Вас там не было. Но я-то там был. И сидел в пяти метрах от места, где они стояли. И тоже удара не увидел. — Генерал обвёл присутствующих взглядом, проверяя прониклись ли. И офицеры, сидящие в зале, прониклись на всю глубину. Генерал был уже не молод, но в своё время имел заслуженную славу первого клинка среди егерей. Поэтому слово генерала было словом профессионала.

— А ещё я вам скажу, что мальчишка — маг, и большой силы. Причём никто не знает насколько большой. Во всяком случае две казармы полные солдат, погрузил в сон, и говорят не особенно напрягался.

Ну и последнее. — Генерал вновь вернулся взглядом к полковнику. — Полковник Гиура, — вот вы, или ваш протеже, чем занимались в пятнадцать лет? — Можете не отвечать. Девок тискали по тёмным углам, вино втихаря трескали, да в карты играли на щелбаны. А этот мальчишка, в свои пятнадцать, взял и нахлобучил шиморцев, на всю длину клинка, да ещё покрутил их там, словно баранов на вертеле. И король, это оценил. И производством в офицеры, и орденом, и медалью. Но вдруг какой-то капитан решает, что мнение короля, для него ничего не значит. Что можно вот так, сверху плюнуть на него, и растереть. Наверно. — Генерал потёр шею ладонью, словно ему давил воротник. — Но после, король звонит мне, и интересуется, мы все дураки, или он один такой? Конечно, капитан всего этого не знал. Но уж то, что производство прошло через короля, не знал только тупой и ленивый. Выходит, капитан наплевал и на погоны что вручил ему король, и на орден, и на медаль…

Полковнику вдруг стало так жарко, что он дёрнул ворот кителя, оторвав пуговицы, и с расширенными от ужаса глазами посмотрел на командира.

— А теперь давайте представим, что у нас вдруг война. Ну вот совершенно случайно, и внезапно, как это всегда бывает. И этот лейтенант, будет магичить через головы егерей, или находится в боевых порядках, во время совершения магических действий. Маг неизвестной силы, но точно сильнее чем наш корпусной маг. Тот как я помню одну заставу в сон погрузил и сам вырубился.

Теперь стало жарко всем присутствующим офицерам.

— В общем так. — Генерал вздохнул и посмотрел на проштрафившегося интенданта. — Вам полковник Гиура, выражаю моё неудовольствие и объявляю несоответствие по службе первой степени. Плюс, назначаю внеплановую ревизию всего хозяйства. А насчёт капитана, жду рапорт об увольнении со службы вчерашним днём по собственному желанию. Если такового рапорта не будет до полудня, то Тарол Гернео будет уволен без права ношения мундира. Теперь я хочу услышать мнение господ офицеров, что нам нужно сделать чтобы помириться с лейтенантом Толго.

— Да вручить ему берет с Серебряным Ястребом. — Бухнул командир полка Стальные когти.

— Своими когтями разбрасывайся. — Ворчливо ответил командир Ястребов. — У меня люди на берет порой с двадцатого раза сдают. — Он молча посидел, глядя в пространство. — А с другой стороны, и трёх карахов, ещё никто не завалил.

— Да и чтобы одного, тоже не припомню. — Добавил командир полка Горные барсы. У меня вон, как-то целый взвод лёг, убивая караха. Так всё одно, ушёл демон. Так что не знаю, насколько он там участвовал в убийстве демонов, но удачлив, мальчишка на все сто. И, если не решитесь вручить ему Серебряного Ястреба, мы ему Горного Барса от себя, дадим. Может добавит парням удачи?


А виновник волнений стольких уважаемых людей, ещё только-только открыл глаза, обнаружив себя в компании двух очаровательных девиц, Попытка вспомнить откуда они взялись вызвала такой шквал воспоминаний, что Алексей схватился за голову, и кое-как встав, добрёл до столика, где его уже ждало местное антипохмельное чудо под названием бугал. Смесь рассолов разных овощей, с небольшим количеством вина.

Придя в себя так сказать начерно, создал прямо в теле магему исцеления, и тут же заметался по комнате в поисках туалета, поскольку организм резко возжелал сбросить токсины.

К счастью, искомое обнаружилось за второй по счёту дверью, и через десять минут Алексей, почувствовал себя ещё лучше, и уже вполне осознанно, встал под душ, вышел во вполне боеготовом состоянии, оделся и оглядев себя в ростовом зеркале признал, что в лейтенантском мундире, чувствует себя более комфортабельно чем в генеральском.

Поскольку девицы всё ещё дрыхли, Алексей выгрузил из кармана кучу жетончиков которыми рассчитывались с девушками в заведении, и которых он наменял словно на месяц вперёд, выдернул из вазы розу, и положил сверху на жетоны, и сочтя композицию законченной, вышел через пустынный холл, на улицу, чтобы сразу оказаться в напряжённом движении утреннего города.

Точнее уже не утреннего, а предполуденного. Дамы уже выгуливали детей и собак, обмениваясь карточками визитов, и составляли планы на вечер, мужчины, спешили по своим делам, везде суетились курьеры и строгий полицейский на перекрёстке, увидев молодого егеря-лейтенанта, с новеньким орденом на груди, молодцевато отдал честь, не отрываясь от управления движением.

И тут взгляд Алексея упал на роскошную вывеску с изображением скрещённых револьверов, и двумя господами вооружёнными ружьями по бокам. Магазин назывался «Защитник» и судя по вывеске там продавалось оружие.

Как гражданскому лицу пятнадцати лет, Герону Толго оружие не полагалось. Ну за исключением церемониального меча владетеля, и лишь в торжественных случаях. А для постоянной носки ему был разрешён «сиротский» кинжал, свидетельствующий о том, что он старший мужчина в роду.

Но вот лейтенант егерей мог иметь вообще всё что душа пожелает. Только в городе всё это разнообразие ограничивалось короткостволом, а вне его, хоть пулемёт таскай.

Мелодичный колокольчик звякнул, при входе, пробуждая чуть задремавших приказчиков, и они сразу засуетились вокруг потенциального покупателя, сразу «считавших» и шпагу владетеля, и новенький орден на егерском мундире, и даже то, что пошит был мундир вовсе не в гарнизонном ателье.


С оружием на Архале, было неплохо. Параллельно существовали пороховые револьверы и пистолеты, паровые автоматы и пулемёты, и даже что-то вроде лазерного оружия, на тепловых кристаллах. Точность станков уже позволяла делать автоматическое оружие, и лишь цена патронов останавливала любителей пострелять.

Но Алексей никогда не экономил на патронах, и когда увидел чудо местного оружейного промысла — двенадцатизарядный полуавтоматический пистолет похожий на Парабеллум, просто залип взглядом. Пистолет был с таким же торчащим стволом, отогнутой назад рукоятью и эмблемой в виде прыгнувшей кошки.

— Триста сорок сарс. — Негромко предупредил продавец. — Можем конечно сделать скидочку…

— Так. — Алексей задумался. — Давайте два Карсала, к ним двенадцать магазинов, и патронов… Сколько в ящике? Четыреста? Тогда три ящика.

— Гхм… — Желавший что-то добавить приказчик, закашлялся, и стал быстро упаковывать оружие в ящик.

— Нет. Один оставьте, и сразу пару магазинов снаряжённых, давайте. Кобура найдётся? А то я без ствола, словно без трусов.

— Есть даже уставного егерского цвета. «Зелёная кора». — Заверил Алексея продавец, и задвигался ещё быстрее.

Начерно пристрелять оружие Алексей смог в подвале магазина в узком словно пенал коридоре, который превратили в стрельбище обшив стены толстым войлоком, и повесив у задней стены мишень и пулеуловитель. Несмотря на простую автоматику с коротким ходом ствола, и мощный патрон, оружие не лягалось, и не подскакивало верх, благодаря общей массе, и надульному компенсатору.

И заодно, чтобы два раза не вставать, он заказал шесть новых паромагических пулемётов на замену старым на стенах замка, и ещё пару местных мелкокалиберных пушек, со спаренными стволами, для противовоздушной обороны. Всё обещали доставить в замок без промедления, как только соберут заказ на складе.


Архала. Столица Трисара Сартал

Из магазина, в солнечный день, Алексей выходил умиротворённый словно дерево над могилой Будды. И запах тонга, с открытой веранды, очень кстати сообщал, что здесь его ждут.

До обеда было ещё два часа, и главными посетителями тонгаро, были дамы из общества, без детей, так как их время было часом раньше, и ученики из старшей школы в основном девочки, у которых был часовой перерыв между теорией и практическими занятиями. Мужчин было совсем немного, в основном торговцы, решившие сделать перерыв в делах.

Девочки и женщины не торопясь попивали тонг, кушали мороженное, и вели подобающие случаю разговоры, о погоде, о мужчинах или о мальчишках, и показывали друг другу свои альбомчики, служившие чем-то вроде дневников, куда записывали самые интересные события дня, вклеивали фотографии, и делились стишками, иногда не очень приличного содержания. Но, чтобы не писала или не вклеивала девушка в свой хигор, это было только её, личное, и даже в суде содержимое хигора не могло фигурировать.

На молодого егеря, дамы посмотрели с благосклонным любопытством и обострённым интересом, особенно учитывая, что вместо штатного кортика, на боку висела шпага владетеля. Потому, что лейтенантов, даже егерей довольно много, егерский корпус начитывал десять полков, по полторы тысячи человек боевого состава, а вот владетелей на весь Триссар, было менее трёх сотен, из которых молодых и неженатых было вообще ничтожно мало, поскольку даже старший сын владетеля, это ещё совсем не владетель, а только личинка оного, и превратится ли тот в полноценного хозяина людей и земли, знают лишь Творцы.

А тут можно сказать, мальчик сам идёт навстречу судьбе…

Алексей занял столик с прекрасным видом на бульвар, и подозвав официанта, заказал большую чашку тонга с мёдом, и большую тарелку с пирожными. Он ещё не завтракал, и это место было ничуть не хуже других, чтобы унять нагло бурчащий желудок.

Карточки и записки, начали сыпаться к нему на стол, сразу же после ухода официанта. Обычно этим занималась специальная официантка, разносившая визитки, и письма, или отдававшая их дежурившему у входа курьеру.

К счастью никакого ответа на такие знаки внимания не требовалось, посему Алексей меланхолично и со спокойной грацией бульдозера, жевал свои бутерброды, запивая тонгом, и разглядывая публику, проходившую чуть ниже террасы на которой находился тонгаро.

Паровой мобиль, на секунду привлёк его внимание тем что резко выпал из потока, подрулив к противоположной стороне проспекта, и из распахнувшихся дверей вышло целых шесть человек, что для небольшой машины было уже слишком.

И самое главное, что в руках господа держали довольно крупные кейсы, в каких обычно возят музыкальные инструменты, а в полдень, у ступеней крупного городского банка, могли быть только те самые музыканты, у которых вместо нот — пули.

— Официант. — Что-то было такое в голосе Алексея, что разносчик мгновенно оказался у его столика.

— Сто монет хватит?

— Да, господин. Конечно.

Алексей, выдернул из кармана чековую книжку, написал на странице пятьсот, поставил где надо точку, и прижал на секунду большой палец, активируя магическую защиту от подделки.

Чек полыхнул сначала синим, а после зелёным, и Алексей протянул бумагу официанту.

— Извинись там за меня перед дамами, и разнеси им хоть по чашечке тонга от меня.

Быстро выйдя на улицу, Алексей перебежал дорогу, под укоризненным взглядом регулировщика, и поднявшись по ступеням, подошёл к высоким, резным дверям на которых висела табличка «Закрыто».

Несколько ударов ногой, и в приоткрытую дверь, просовывается голова с небритой опухшей рожей, и дурацкой, не по размеру маленькой шляпой на затылке.

— Сказано же не работает банк, приходите…

Алексей резко ударил плечом в створку, лицо бандита хрустнуло, и слегка сплющилось по бокам. Широков перехватил небритого за лацканы пиджака, и удерживая на весу, приоткрыл дверь чуть больше и аккуратно вошёл, прикрываясь трупом.

Трое налётчиков стояли в зале, загнав всю публику в угол, а ещё двое лупцевали толстенького лысого мужчину, в тёмно-сером мундире финансовой службы.

Алексей прислонил тело к стене, и опустил на пол и мгновенно оценив обстановку тихо словно призрак двинулся по залу.

Стрелять было нельзя. Пуля могла пройти через тело и убить кого-то из посетителей банка, среди которых были и женщины. Также исключалось сонное и парализующее заклятие. Пальцы бандитов лежали на спусковых крючках, и одни Творцы ведают какое там усилие спуска.

Сашесс, вышел из ножен беззвучно, и только когда Алексей сделал движение плечом разгоняя клинок, позволил себе запеть негромкую песню.

Первый взмах, отсёк руку бандита с обрезом, который он держал, и не снижая скорости ударом слева, снёс ещё одну руку, с здоровенным револьвером, и видя, что уже не успевает переложить клинок для третьего удара, Алексей длинно, с выпадом ударил ногой, отбросив третьего бандита на стойку.

Визги женщин, крики бандитов, и грохот падающих тел, слились в короткую шумовую кашу, но Алексей уже сокращал дистанцию до оставшихся на ногах налётчиков, изволивших наконец обратить внимание на того, кто испортил такой отличный план ограбления.

Видя, что они потянулись к оружию, Алексей с двух рук метнул в них иглы паралича, и те замерли словно статуи.

— Господин…

— Лави Техол. — Отрекомендовался усатый вытирая кровь с лица платком. — А, они…

— Паралич. — Ответил Алексей. Полагаю, что до прибытия полиции у вас есть минут пять.

— Для чего? — Удивился банкир.

— Ну, чтобы как минимум разбить им рожи. — Алексей усмехнулся. — Оставляю их на ваше попечение, а сам пойду займусь теми, кого убрал первыми. Боюсь их сейчас растерзают.

Расчёт Алексея был правильным. Общество Триссара было довольно военизировано и бандитам никто не дал второго шанса. Визжали женщины не от того, что испугались крови, а требуя дать им возможность поквитаться с налётчиками за пережитый страх.

Нет, их никто толпой не бил, но пока грабители зажимали раненые конечности, чтобы не помереть от потери крови, их по разу чувствительно, и от души приложили, так что к приезду полиции, все трое были похожи на кусок хорошо отбитого мяса, а двое главарей, несмотря на полный комплект рук и ног, вообще чуть не вывезли вперёд ногами.

Несмотря на опасения Алексея, к нему подошёл полицейский следователь, задал лишь пару вопросов, и пожелав удачи, отвалил.

Посчитав приключение законченным, Алексей уже взялся за дверную ручку, когда его окликнул седой мужчина в сером мундире, вышитом жемчугом, с внушительным рядом наград на груди, и погонами генерала второго ранга.

Взгляд у генерала был пронзительным, и тяжёлым, словно там, где-то за тонкой перегородкой стояло крепостное орудие тридцатого калибра[1].

— Лейтенант…

— Сен генерал. — Алексей чётко повернулся, и поскольку в гражданских помещениях честь не отдавалась, лишь вытянулся по стойке смирно.

— Образцовая работа егерь. — Генерал кивнул и внимательно посмотрел в глаза Алексею. — А почему вы вообще решили вмешаться? Это же было очень опасно.

— Это, знаете, как кто-то при вас начнёт гадить на улице. Святое дело, дать мразине по шее, чтобы знал своё место. А тут ещё и дамы. А без заложников, они бы никуда не смогли уйти, и это значит показательные казни, кого-то из посетителей. Мне бы пришлось на всё это смотреть, не в силах кому-то помочь. А вот это для самочувствия куда опаснее.

Генерал только головой покачал.

— Интересный вы юноша. — Генерал снял с головы берет, вытер лоб большим носовым платком, и надел головной убор обратно. — Что-ж. Я вас знаю, хоть и заочно, а вот вы меня вряд ли, посему представлюсь. Командующий егерским корпусом и глава комитета внутренней безопасности, генерал Тиго. Сарос Тиго. У меня есть пара часов, и желание задать некоторые вопросы, так что я приглашаю вас в ресторан.

Стоило генералу выйти из банка, как к ступеням подрулил чёрный словно ночь тяжёлый и длинный лимузин с егерским флажком на капоте.

Понемногу Сарос Тиго разговорил Алексея. О семье спрашивал совсем мало, полагая видимо, что вопросы на эту тему будут Алексею неприятны. Но зато очень живо интересовался подготовкой Алексея, задавая неожиданные вопросы из артиллерии, сапёрного дела, и даже тактики применения летающих машин.

— Знаете, у вашего отца, было очень много врагов среди дворцовых прихлебал, и практически не случилось друзей. Характер у него был весьма неуживчивый. Но слушая вас, я как никогда в своей жизни жалею, что тогда послушал этих проходимцев, и стал одним из тех, кто не помешал отправке Рабида Толго в отставку. Может вашу горечь как-то утолит, то что все инициаторы того грязного навета, сами удалены в ссылку.

— Мне если честно всё равно. — Алексей покачал головой. — Что случилось, то случилось, и может быть именно благодаря отставке, у отца было так много времени заниматься нами.

— Глядя на вас, я понимаю, что мы, весь Трисар, потерял великого человека. Вам всего пятнадцать, а по уровню знаний, вы вполне соответствуете выпускнику военной академии. — Генерал помолчал, пережёвывая кусок мяса, запил его большим глотком минеральной воды, с озера Толго, и сфокусировав взгляд на этикетке, негромко фыркнул.

— Кстати, а знаете в чём главная проблема нашей армии?

— Главная проблема любой организации, это кадры. — Ответил Алексей.

— Вот! — Сарос Тиго, воздел вилку вверх. — А мне отвечают, финансирование, ресурсы, и прочую глупость. Да хоть залей всем этим, если нет людей, не будет и работы. — Генерал вздохнул и чуть наклонившись вперёд, посмотрел из-под нависших бровей на Алексея. — Первый раз я в такой дурацкой ситуации. Обычно мне есть что предложить человеку, которого я хочу втащить в свою структуру. Деньги, социальный статус, или признание общества. Но у вас всё это есть.

В этот момент в паре метров от стола где сидел Тиго и Алексей, остановился адъютант генерала, и коротко звякнул ножнами шпаги привлекая внимание.

— Что у тебя? — Командующий егерей, протянул руку, и адъютант вложил в неё тонкую папку. — Так. — Генерал быстро просмотрел глазами документ, замер, посмотрел куда-то в пространство, и сфокусировал взгляд на Алексее. — Ну вот как же так? Пойти в банк, чтобы остановить ограбление, чтобы лишить руки бандита, бегавшего от полиции восемь лет, и взять можно сказать почти целым агента Шимора. Представляете? Это же точно так же, как если бы водопроводчик, спустился в канализацию пробить затор, а из помоев и прочего, выловил огромный бриллиант. Вы очень везучий юноша. — Генерал погрозил Алексею пальцем и вернул папку адъютанту. — Чем же мне вас заинтересовать?

— Землёй? — Спросил Алексей.

— Землёй? — Переспросил генерал. — Так есть же у вас… а, да. — Он вспомнил, что владение Алексея — безжизненные скалы. — И что вы хотите?

— Долину Кашил.

— Ого. — Сарос Тиго, покачал головой оценивая аппетит владетеля. Конечно из-за того, что там раньше был портал, прорывы демонов на этой земле случались регулярно, но теперь, когда арку взорвали, нужны были особые магические усилия, чтобы открыть портал в миры Хаоса. Но земля в долине Кашил, была очень хороша. Магическая аномалия, плюс месторождение кварца, давало владельцу постоянный и немалый доход. А кроме того, через долину планировалось проложить дорогу между Сарталом, и другим крупнейшим городом Трисара — Бурисаром, что автоматически увеличивало цену земли в долине на порядок. А с другой стороны, отдать её егерю, так это вовсе и не продать землю, а так, дать попользоваться.

Генерал поккачал головой принимая решение, и поднял взгляд посмотрев в глаза Алексею.

— Хорошо. Земля твоя, но ты — мой. — И подняв руку, остановил Алексея, который что-то хотел сказать. — Как минимум на время подготовки к войне, и пока война не закончится. А после, можешь катиться на все четыре стороны. Если конечно ещё будешь жив. Глава 12


Границы есть у всего. Даже у вселенной. И только глупость человеческая не имеет границ. Георгий Гурджиев. Заметки на полях книги Елены Блаватской «Тайная Доктрина».

Сегодня, исполняется ровно год фантастическому подвигу армии Агелау и маршала Рокова, на перевале Тонсар, когда десять тысяч солдат и офицеров сдержали удар миллионной армии Эйшена.

Именно маршал Роков был инициатором и главным создателем крепости на перевале, и творцом чудовищного по своей силе заклинания, превратившего всю наступающую армию в грязную лужу.

Можно ли быть более верным сыном Агелау, чем был пришелец из другого мира Алекс Роков? Можно ли сделать большее для своей новой родины, чем сделал он? Истребитель созданный им принят на вооружение, как и автоматический пулевик, и многое другое, к чему касалась рука истинного созидателя.

И неудивительно что король Агелау Риц первый, повелел отмечать этот день, как день воинской славы, и ратной доблести воинов королевства.

В ознаменование этого великого дня, будет проведён военный парад, и дан торжественный обед в честь ветеранов армии Агелау. Аширский Рассвет. Вып. 58.


Архалла. Трисар, Хирдан. База Пятого УСП Егерского корпуса.

Документы по земле подписали в королевской канцелярии. Алексей, заплатил символическую цену в один сарс за квадратный километр, и за общую сумму в триста пятьдесят шесть сарс, стал обладателем той самой земли, на которой погибли его приёмные родители и сёстры и начался его путь по Архалле.

А молодому лейтенанту пришлось поступить на действительную службу и лететь в маленький прибрежный городок где находился его полк.

Служба в Пятом Учебно-строительном полку Егерского корпуса началась с изучения уставов и… дуэли.

После того, как Алексей пролистал все пять книжек, сразу же сдал зачёт на знание устава комиссии из командира полка, начальника штаба и двух его заместителей.

Дальше по плану предполагалась пробежка по полосе препятствий и учебный полевой выход в составе группы, но всё сломал очередной супермен, решивший, что лейтенант в пятнадцать лет — это слишком.

Стоя в каких-то пяти метрах от отдыхающего Алексея, лейтенант, не стесняясь в выражениях, долго распинался относительно сопляков, и прочих маменькиных сынков, пока ему в горло не упёрся кончик шпаги, проколовший кожу до крови.

— И вот последний пассаж, относительно моей матушки, повторите, пожалуйста погромче. — Алексей жизнерадостно улыбнулся. — Боюсь не все вас расслышали.

Худой и жилистый словно плеть офицер, едва заметно глазу дёрнулся, но клинок лишь вошёл чуть глубже.

— Вы такой остроумный, это просто невероятно. — Алексей чуть покрутил клинок, добавляя офицеру ощущений. — Вот это, «Шлюховатая мразь», просто шедевр юмора. Ваша матушка сейчас, наверное, вами бы гордилась, да?

— Что здесь происходит, демоны меня раздери! — Командир полка, поджарый коренастый мужчина лет пятидесяти, в чуть выгоревшей полевой егерской форме, подошёл ближе и ухватив шпагу Алексея за кончик, отвёл в сторону.

— Тут, сен полковник, незнакомый мне лейтенант, решил поделиться своими познаниями в моей генеалогии, и настолько увлёкся, что, перейдя границу дозволенного, скрылся из виду. Я как раз просил повторить особо понравившийся мне пассаж.

— Ну, что же вы молчите, лейтенант Курис. — Холодно спросил командир полка. — Я тоже желаю услышать подробности.

— Я назвал мать лейтенанта Толго, шлюховатой мразью, сен полковник.

— Остальное, как я понимаю, тоже в подобном стиле. — Полковник кивнул и посмотрел на Алексея. — У вас, лейтенант два пути. Можете подать рапорт, который я подпишу и засадить лейтенанта Куриса на три — пять лет каторги, за оскорбление чести владетеля, без угрозы действием. Или можете вызвать его на дуэль.

— Один вопрос, господин полковник. — Алексей внимательно посмотрел в глаза командиру. — Могу я зарезать лейтенанта, или это будет какая-нибудь глупость вроде поединка до первой крови, или что-то в этом духе?

— Дуэли у егерей всегда до смерти, лейтенант.

— А правила?

— И никаких правил. — Полковник усмехнулся. — Так что можете зарезать этого дурака со спокойной душой. Он тут уже очень многим надоел, а мне, так особенно.


Дуэли проводились в углу плаца, где был размечен квадрат для поединков чести. Полковник осмотрел шпаги, и отойдя в сторону дал команду на поединок.

Курис рванул вперёд словно ракета, но был не просто остановлен, а отброшен хлёстким ударом ногой по голове, от которого лицо брызнуло кровью, и выбитыми зубами, он неловко взмахнул шпагой, надеясь достать противника, но Алексей, уйдя от удара, пробил ногой ещё раз целясь в промежность.

Сила удара была такой, что лейтенанта подбросило в воздух, а приземлился он уже, рухнув на колени, и хватая воздух ртом. Оружие Курис не выронил, но боль была такая, что он уже не думая о поединке, зажимал руками низ живота и раскрыл рот в утробном вое.

Алексей спокойно подошёл ближе, и взяв шпагу словно бильярдный кий, воткнул её в рот, через шею, и всё тело так, что кончик её показался из задницы.

Шпага, глубоко ушедшая в бетон плаца, не дала телу упасть, и он так и остался наколотым на лезвие. Стоя на коленях с выпученными глазами, и руками на промежности.

И сразу же словно вихрь прошелестел по кронам деревьев, сгустился в полупрозрачную фигуру женщины в длинном платье, которая ласково коснулась Алексея, кончиками пальцев, прошелестела «спасибо» и исчезла.


После такого дебюта, у лейтенанта Толго возникли естественные трудности с выбором подразделения, и чтобы отодвинуть решение этого вопроса хоть ненадолго, командир полка назначил лейтенанта командиром девятой роты, куда собирали самых неуживчивых, скандальных, и неуправляемых солдат, и сержантов. Своеобразный отстойник, который в случае войны предполагалось израсходовать как гранату с истёкшим сроком годности. Кинуть подальше, и не заботится о результате.

Несмотря на такой способ комплектования, в роте был практически полный штат, но совершенно не было командного звена, так как проштрафившиеся офицеры, шли на любые ухищрения, чтобы не попасть в девятку.

Для знакомства, Алексей собрал своих подчинённых в огромной комнате отдыха, где могло пометиться и большее количество народа.

Вопреки ожиданию, егеря встретили его вполне приличным строем, и пусть не гвардейской выправкой, но и как пентюхи не выглядели.

— Добрый день, егеря. — Алексей встал перед строем, и спокойно оглядел солдат и сержантов. — Знаю, что вы уже навели обо мне справки, и у тех, кто у меня служит в охране замка, и у полицейских, и вообще где могли. Это нормально. Я тоже полистал ваши личные дела и надеюсь, что я в вас не ошибся. Потому, что я хочу, чтобы к следующей войне, мы стали самым эффективным и смертоносным подразделением среди егерей. Ну и попутно поднять немного денег, из шаморской казны.

Но для этого нам придётся сильно напрячься. Я знаю, что среди вас есть мастера боя на ножах, и вообще отличные специалисты, и мы будем учиться сами и учить друг друга, чтобы стать лучше. Я помогу вам, и выбью лучшее снаряжение, лучшее оружие, и вообще всё самое лучшее, но и вы меня не подводите.

Возможно у вас в жизни ещё будут шансы. Другие. Но вот конкретно этого не будет. Кто будет тупить, нарушать дисциплину, и плохо заниматься, вылетит на гражданку, быстрее собственного визга. Даже если будет пойман ночью, в выходной, уже через час, будет стоять за воротами, в гражданской одежде. Бланки об увольнении со службы, я заготовил в количестве ста шестидесяти двух штук. То есть на каждого сержанта и солдата роты, уже заполнил бланк, поставил печати и подписал у командира. И если я разгоню вас, к демоновой матери, меня только похвалят.

Но это не то, что я хочу.

А хочу я сделать так, чтобы вы нашли своё место в войсках. Место, которого вы достойны. Ведь каждый из вас, пришёл на службу добровольно. Писал заявление, потом отбивался от мозгоправа, который уговаривал вас отказаться от службы в Егерском Корпусе. А после как-то извернулись чтобы попасть в самое элитное подразделение всей армии Трисара.

И вот здесь что-то случилось. Где-то вы сломались. Я не мозгоправ. И не буду ковыряться в том почему и зачем так произошло, что вы оказались в девятке. Это означает что вы оказались в мусорном ведре, откуда один шаг до помойки.

Сейчас только от вас зависит ваша судьба. Предлагаю превратить наше общее ведро, в ящик со взрывчаткой.

Знаю, многих смущает мой возраст. — Алексей помолчал. — Не буду рассказывать о годах подготовки, о том, как меня учили с пяти лет, но прошу просто дать мне шанс. Начнём заниматься вместе, начнём притирать группы, там и увидим кто чего стоит. Не делайте поспешных выводов. Вы, уже должны знать, что многие вещи совсем не такие как кажутся.


Архалла. Трисар, Хирдан. База Пятого УСП Егерского корпуса.

Учебно-строительный полк, назывался так из соображений секретности, хотя все, кто хотел, знал, что за этим названием скрывается подразделение диверсионно-разведывательного назначения. В задачах части были разрушение транспортной и производственной инфраструктуры противника, ликвидация командного и административного состава, и вообще устройство всяких пакостей на вражеской территории.

Что собственно и составляло основную воинскую специальность Алексея. Он знал не менее десятка способов пустить поезд под откос, при этом не используя взрывчатку. А творчески переработанные знания о магии позволили добавить к этому списку практически бесконечный перечень.

Удивительно, что среди егерей девятой роты нашлось три десятка солдат и сержантов так или иначе владевших магией, и Алексей выделил их в отдельную группу, с которой занимался особым образом уча создавать простые, но эффективные магемы различных назначений.

Много пришлось повозиться с минно-взрывным оборудованием. Почему на вооружении егерей не оказалось специальных зарядов для разрушения металлоконструкций, было непонятно, но к счастью, Алексей быстро организовал мастерскую, где пара солдат, быстро делала всё необходимое, из старых зарядов, и сапёрно-инженерного снаряжения.

Даже для передвижения групп пришлось изобретать специальный транспорт, взяв в качестве основы бронированный колёсный грузовичок, используемый сапёрами, поставить на него пару крупнокалиберных пулемётов на турелях, гравитроны и тяговые турбины, превратив его в летающий бронетранспортёр.

Все эти новации выходили недёшево, но денег у Алексея было много, а вот времени наоборот не хватало, так что он частенько разменивал золото на минуты.

Снаряжение пришлось добывать обходными путями. Сначала его наотрез отказался выдавать начальник складов, мотивируя своё решение тем, что ему не хватает штатного снабжения для «нормальных подразделений», а нарушители дисциплины и хулиганы, собранные в девятую роту, вообще ничего от него не получат.

Тогда Алексей решил с командиром полка, что Девятая, заведёт себе собственные склады, артиллерийский и авто парки, и снабжаться будет из списочных лимитов. Что означало примерно следующее. Поступило в адрес полка девять полевых кухонь, и разошлись они каждая по своему подразделению, а не как раньше, когда восемь уходили по ротам, а девятая лежала в запасе, ожидая пока кто-то из хороших, не сломает свою печку. И тогда новая уходила к хорошим, а сломанная к плохим.

После разговора с Алексеем, полковник Дегор сидел красный словно помидор, а после, надел берет, и решительно пошёл в сторону складов, собираясь вставить даже не фитиль, а полноценный инженерный заряд в заднее отверстие начальника службы снабжения.

Бойцы девятой роты сразу оценили и новую форму, и то, что им полностью поменяли и снаряжение, и оружие, выдав новенькие, ещё в консервационной смазке автоматические карабины Хирдал.

С теми, кто не понял командирских намёков, парни разобрались по-свойски и пять непримиримых поборников свобод, отправились на гражданку, ещё двое в госпиталь, а один и вовсе попал случайно под траки инженерной машины, и был с почестями похоронен на полковом кладбище. Но не в мемориале павших в бою, а там, где хоронили всяких техников, и поваров.

При этом солдаты роты занимались и днём, и ночью, а стреляли вообще каждый день, изводя патроны десятками ящиков.

Но даже главный интендант не мог сказать ни слова, потому что патроны были куплены на личные деньги Алексея.

Так же он оплатил полный ремонт всей казармы, и строительство автопарка, и когда рота вернулась с полевого выхода, который длился почти месяц, они попали в новое помещение, где вместо огромных казарм, были комнаты на двух-трёх человек, свой спортивный зал, и столовая.

Солдаты очень хорошо понимали кому они обязаны, и старались на все сто.

И вполне естественно, что на осенних соревнованиях между ротами, девятая вырвалась из отстающих, особенно отличившись на полосе препятствий, стрельбах и учениях с поиском и уничтожением объекта. По общим результатам девятка вышла на третье место, уступив лишь первой и второй ротам, куда вообще были собраны лучшие из лучших.


Архалла. Королевство Трисар. Сартал.

Ежегодный Зимний Бал Егерей, всегда проходил в самом большом зале столицы — Торговом Собрании, где могло собраться одновременно до полутора тысяч гостей.

Алексей, получивший по результатам соревнований не только денежный приз, но и повышение в звании, прилетел на бал, в новенькой форме с погонами старшего лейтенанта.

Молодой владетель, по слухам сказочно богатый и к тому же успешный офицер, всего шестнадцати лет, отчаянно волновал многие девичьи сердца, но Алексей никак не реагировал ни на призывные взгляды, ни на грациозное фланирование мимо, ни на прямые подходы. Всё дело в том, что, бывая по делам в столице, он сначала познакомился, а затем близко сошёлся с парой уличных гимнасток — близняшек, и был буквально покорён их жизнелюбием и красотой.

Близняшки оказались весёлыми, крайне раскрепощёнными и умелыми во всех отношениях, так что Алексей смотрел на дам, с умеренным любопытством. Ведь его сегодня ждали две юных и очаровательных дамы, для того, чтобы вместе отпраздновать новоселье, в доме, который Алексей им подарил.

Но сбежать прямо сейчас было никак нельзя. Об этом его строго предупредил ещё командующий корпусом. Для многих женщин и девушек, Зимний Бал был главным событием года и к нему готовились за несколько месяцев, продумывая наряды, косметику, и вообще относились к этому делу чрезвычайно серьёзно. Впрочем, как и многие офицеры, из тех, кто старались продвинуться не за счёт профессионализма или героизма, а удачной женитьбой, на генеральской дочке.

Естественно в среде потенциальных невест такие кандидаты находились в самом конце списка, если вообще в него входили. А вот богатый юнец, вот тот казался вполне доступной мишенью, если, не для брака то для флирта и получения дорогих подарков. Поэтому и крутился вокруг Алексея шуршащий и сверкающий водоворот девиц на который он смотрел со спокойствием гранитного монолита.

Главный егерь королевства, который по службе знал и о близняшках — гимнастках и о походах старшего лейтенанта в заведение «Ночная роза», ухмылялся глядя на девичий хоровод, и с удовольствием участвовал в обсуждении шансов той или иной девицы на внимание Толго.

Наконец, самая смелая из них, Руги Арсо, дочь известного промышленника и инженера Тури Арсо, как бы случайно повернулась, встретившись взглядом с Алексеем.

— А вы, сен старший лейтенант, почему не танцуете?

Алексей с удовольствием окинул взглядом стройную фигурку девушки в свободно облегающем бело-голубом платье, вышитом серебряными птицами. Серебро и голубая ткань платья замечательно гармонировали со светлыми, почти белыми волосами девушки, которые были украшены вплетёнными в причёску мелкими бриллиантами.

— Признаюсь честно, сиятельная госпожа, я ужасно косолап, и просто не рискую танцевать, ибо наверняка отдавлю ноги партнёрше.

— Вы первый на моей памяти кто признаётся в этом, и первый, кто так явно врёт. — Тури, покачала головой и нахмурила пушистые бровки, но всё равно не выглядела сердитой.

— Почему вы не хотите с нами общаться? Мы, наверное, кажемся вам непроходимыми дурами?

— Вовсе нет. — Алексей покачал головой. — Просто у нас разные цели. Ваша цель как можно удачнее выйти замуж, нарожать детишек, завести огромный дом, и всем своим естеством доказывать, что вы успешны во всём. Бесконечный танец превосходства и успеха.

— А ваша цель?

— Моя… — Алексей задумался. — Ну если честно, то я вижу свою цель как путь. Восхождение длиной даже не в одну жизнь, а в срок существования моего естества. Очень хочу посмотреть на миры хаоса. Самому пощупать суть миров порядка. Узнать, что же находится в центре мироздания. А заниматься воспроизводством себе подобных — нет, не интересно. Возможно когда-нибудь в будущем… но пока — нет.

— Вы такой серьёзный и рассудительный… — Заметила стоявшая рядом дама в белом платье, расшитом мелким жемчугом, и высокой причёской светло-жёлтых волос. Голос у женщины был глубоким и насыщенным словно у оперной певицы, а взгляд острый, будто у следователя.

— Я стараюсь. — Алексей поклонился. — Но любая логика намерений, всё равно упирается в логику обстоятельств, и только от логики воли зависит результат противостояния. Вот, например, вы прекрасно понимаете, что от того, побегу ли я в общем забеге за образом успеха, ничего не зависит. Один человек тут ничего не решает. Но с другой стороны это бунт против общих правил, и возможно он для кого-то покажется привлекательным, а значит и ещё кто-то сойдёт с беговой дорожки на обочину. А следом ещё и ещё. Все конечно бегать не перестанут, но ситуация вам активно не нравится. А значит нужно активнее искать слабые места, и всё равно впрячь упрямца в стойло.

— И что бы вы мне посоветовали? — Женщина перетекла из одного положения в другое, плавно и грациозно словно змея.

— Оставить меня в покое. — Алексей усмехнулся. — И не пытаться навредить моим временным партнёршам.

— Вы такого плохого мнения о нас?

— Разве можно быть плохого мнения о людях, стоящих на вершине социальной пирамиды? — Алексей сделал удивлённое лицо. — Мне кажется, что элита любого общества концентрирует в себе как человеческие достоинства, так и недостатки. И чего больше не скажет никто.

— Откуда же такие глубокие познания? — Раздался слева мужской голос, и к Алексею подошёл мужчина в гражданском мундире с эмблемами Комитета Дорог, парой военных орденов на груди и бокалом красного вина в руке.

— У моего отца были возможности оценить всю глубину человеческих качеств людей света.

— Я знаю эту историю. — Мужчина кивнул и отпил вина. — Но все виновные сейчас понесли наказание.

— Что конечно же сразу воскресило моего отца, маму и двух сестёр. — Алексей улыбнулся. — Не всё можно исправить.

— Прошу прощения, за мою забывчивость, я не представился. — Мужчина коротко поклонился. — Глава Комитета Дорог, советник второго ранга Урги Хорс, а это моя супруга Сарилла Хорс.

— Старший лейтенант корпуса егерей, Гарал Толго. — Алексей в свою очередь поклонился.

— Но я вижу, как вы с нетерпением взглянули на часы. — Урги Хорс улыбнулся. — Вы видимо куда-то спешите?

— Да, господин советник. — Ночь только началась, и мне бы не хотелось потратить её на танцы.

Когда молодой владетель ушёл, жена советника повернулась к мужу.

— Что скажешь?

— А что тут говорить, дорогая? — Советник остановил пробегающего мимо официанта, и поставил ему на поднос пустой бокал. — Парень в своём праве. Свет действительно выкинул его отца словно сломанную игрушку, и это в конце концов стоило ему жизни. Шурс Толго никогда бы не посмел напасть на брата, будь он, как и раньше королевским магом. Но мальчик, несмотря на то, что вырос в глухой провинции, получил блестящее образование, и мои друзья военные утверждают, что и подготовлен отменно. Во всяком случае, парень уже сейчас один из лучших клинков Трисара. И, да, милая, парень довольно быстро тебя просчитал, и предупредил чтобы ты не смела вредить его любовницам. Если ты с ними что-нибудь сделаешь, мне будет просто ужасно тебя не хватать. Хотя твои похороны безусловно станут гвоздём светского сезона. Глава 13


У хорошего врача, все больные идут на поправку. Просто не все доходят. Сергей Боткин из письма к Ивану Сеченову.

Основою веры в Творцов следует признать постулат созидания нашего мира из благих намерений и цели развития каждого существа дорогою Созидания и Порядка, и обратной селекции неудачных матриц в миры Хаоса с последующим растворением в Великом Ничто. Как могут миры Порядка порождать создания Хаоса, так и хаотичские пространства способны к порождению существ Порядка и Света.

Вращение колёс перерождений, поступков, и намерений, как прелюдий к поступкам, всегда ложатся на весы Хаоса и Порядка, и всегда явно для носителя матрицы воплощения, потому как результат каждого движения предъявляется мирозданием для осознания последствий. И любой поступок будет значимее стократ любого намерения, ибо душа носителя матрицы воплощения, полна противоречий, и лишь внутренняя тяга к свету или хаосу, определяет поступки. Рубид Техор. Первый настоятель Храма Творцов. Зарон — а — таг. Запретные миры.


Архалла. Королевство Трисар. Город Сартал.

Осень плавно перетекла в зиму с её суровыми штормами на море, и засыпанными снегом перевалами на суше. Работали только воздушные перевозки и магистральные железные дороги возя людей вдоль длинной береговой линии материка и к столицам крупнейших государств. Шимора, Галаста и Уграса, который находился на другом берегу материка у Седого океана.

И в такую погоду естественно никто не воевал. Даже шиморцы ходившие «за данью», тихо сидели по домам, строя планы на богатую добычу по весне, когда откроются перевалы, и когда в Шимор начнут прибывать наёмные армии включая самую мощную военную группировку материка — армию короля Галаста Эрхилла. Полуторамиллионную военную машину, уже покорившую несколько сопредельных стран. Очередь Трисара должна была настать после Шимора, но раз уж шиморцы сами встали в позу пьющего оленя, Эрхилл не стал рядиться, передвинув Трисар вверх по списку.

Да и честно говоря, Шимор был совсем простой добычей, с которой король планировал разобраться просто по ходу войны с Трисаром.

Сначала Шимор должен был открыть свои границы, для пропуска армии через свою территорию, ну а дальше всё дело техники.

А техники в армии Галаста было много. Бронеходы новейших конструкций, на паромагических двигателях, дальнобойные пушки, огромные могучие дирижабли, способные поднять до тридцати тонн боевой нагрузки и вершина технической мысли Галаста огромные бронепоезда, с пушками крупного калибра посадочными площадками для летунов-разведчиков, и платформами для бронеходов. Стоил каждый такой бронепоезд почти два миллиарда, но был настоящим ферзём поля боя.

У Галаста не было только достойных боевых кораблей, но их Эрхилл планировал построить в захваченном Трисаре, который славился океанскими верфями.

А далее, просто и без затей, король Галаста собирался захватить весь мир, став таким образом первым императором Архаллы.

Разумеется, эти планы были известны и генеральному штабу Триссара. Их вообще никто не скрывал, и часто в газетах разных стран обсуждали то или иное военное приготовление Галаста, испытание нового оружия, или военные манёвры.

Поэтому вооружённые силы Триссара — готовились. Готовились моряки, авиаторы, и сапёры, и уж конечно егеря, которые должны были начать боевые действия с первой возможностью, невзирая на объявление войны. Таково было решение короля Трисара. Начать при первой возможности, и бить наотмашь.

Дипломаты конечно были против, но мальчики с большими пушками уже всё поняли, и фактически спустили с цепи волчьи стаи егерей.

Благодаря какому-то изгибу начальственной мысли, рота Алексея получила участок границы, где находилось владение Толго. Это, во-первых, позволило сразу переселиться ближе к театру боевых действий, а во-вторых, укрепить оборону, создав из замка опорную базу подразделения.

Попутно удалось ограбить интендантов, разместив на перевалах скорострельные пушки, средства наблюдения и вообще всё что нужно, чтобы держать под полным контролем участок границы.

Пограничники должны были занять свои посты только к весне, когда дороги освобождались от снега. Но в связи с будущей войной, они даже не планировали возвращаться, занимаясь местной обороной, и усилением полиции.

Авиапарк роты вырос до двух десятков транспортов, каждый из которых мог увезти десяток солдат в полной выкладке, и тонну груза. Таким образом, Алексей фактически превратил егерей в аэромобильную часть, что сразу позволило ему начать планировать активные операции. Правда пришлось активно побегать, утверждая план мероприятий, но в итоге всё утвердили, и девятая, приступила к работе.


Архалла. Республика Шимор.

Патриархальный мир еще не восстановивший все технологические цепочки, не имел радаров противовоздушной обороны, и два десятка летунов, двигавшихся совершенно бесшумно, никого не всполошили ни на границе Шимора, ни в столице, где в эту ночь праздновали юбилей короля Эрхилла которому исполнялось сорок лет.

Дорогого гостя привечали от всей шиморской души, предоставив всё самое лучшее, от напитков и угощений, до специально отобранных девушек, каждая из которых была готова согреть короля в этот холодный зимний вечер.

По всей столице грохотали фейерверки, люди в предвкушении грядущих барышей пили как не в себя, и даже охрана государственного банка была пьяна.

Поэтому, когда часть купола главного зала банка осыпалась невесомой пылью, образовав огромную дыру, некому было подать сигнал тревоги.

Летуны пошли в рейд неся на борту лишь пилота, и даже тяжёлое вооружение было снято, для того, чтобы максимально повысить грузоподъёмность.

Магия на Архалле была развита очень слабо, и эфирная защита на сейфах главного хранилища Шимора была скорее символической.

Алексей прошёл через все заслоны и защиты, словно горячий нож сквозь масло, и остановился только в главном зале хранилища, восхищённо покачав головой.

Длинные стеллажи с золотыми слитками, коробки с крупными бриллиантами россыпью, какие-то произведения искусства, документы, и пара механоидов в заводской упаковке.

— Твою жешь мать! — Алексей вздохнул озираясь, и оглянулся на совершенно ошарашенных егерей.

— Так! Собрались, сопли вытерли, и вспомнили что я говорил! Ну?!!

— Лучше быть живым миллионером, чем неопознанным трупом. — Хором проскандировали егеря, со слегка стеклянными глазами.

— Карманы лично проверю. У кого найду хоть крошку, будет до окончания войны в наряде по кухне. А теперь, Габи, проверь подъёмник. Он вроде на электричестве, руками не натаскаемся. Руми, организуй людей и тележки. Будем грузить, и сразу машины пусть уходят.

Кому-то из егерей пришла в голову бредовая мысль о втором рейсе, затем о третьем, и в итоге, из хранилища, к утру вывезли всё. Оставались лишь запасы мелких монет, но их решили не брать, хотя руки у бойцов чесались отчаянно.

Когда в замок Толго, прибыли представители командования и финслужбы, весь обеденный зал, прилегающие помещения и даже двор, был завален ящиками, коробками и просто золотыми слитками в штабелях, а между этого богатства ходили ошалевшие егеря, изредка попинывая то слиток золота, то коробку с бриллиантами.


Архалла, республика Шимор.

Король Галаста, был человеком широкой души, и для праздничной ночи выбрал сразу пятерых девушек, проведя с ними незабываемую ночь, и намного более незабываемое утро, потому, что его поднял в девять утра истошный вопль главного казначея.

Он ворвался в спальню, и с криком: — Ограбили! Стал кружить по комнате.

— Кого ограбили Халор? — Эрхилл — высокий, широкоплечий и атлетически сложенный мужчина ничуть не смущаясь наготы встал с кровати, и налил себе в кубок вина.

— Банк Шимора ограбили, ваше великолепие.

— Что значит ограбили? — Король удивлённо оглянулся, и откинув за спину длинные волосы, припал к кубку с вином.

— То есть совершенно. — Убитым голосом произнёс казначей.

— Подождите. — Король который уже считал золото Шимора своим нахмурился. — Там же было больше двух сотен тонн золота в слитках.

— Вывезли всё, мой король. Золото, драгоценные камни, предметы искусства, даже дипломатические и торговые документы.

На этот раз Эрхилл молчал долго, сминая в неопрятный ком, драгоценный золотой кубок.

— Я не спрашиваю кто. Это мне как раз понятно. Я хочу знать, как?


Архалла. Королевство Трисар.

Всего из госбанка Шимора вывезли ценностей на сумму более ста миллиардов, не считая возвращённых в музей художественных ценностей, награбленных Шиморцами за все предыдущие столетия.

Из этой суммы егерям полагалось не менее двадцати пяти процентов, как от имущества и ценностей захваченных в ходе боевых действий, и двадцать пять миллиардов сразу сделали всех бойцов роты фантастически богатыми людьми, резко увеличив число миллионеров Трисара.

Но к чести солдат и сержантов роты, ни один не подал рапорт об отставке. Кто-то перевёл денег родственникам, кто-то прикупил себе гостиницу или ресторан, но в основном, деньги остались на счету в Егерском Банке, на хранении.

А ещё вдруг оказалось, что огромное количество офицеров желает служить в Девятке, но Алексей не подписал ни одного рапорта, несмотря на то, что уговоры были довольно настойчивые.

Было ещё несколько дерзких налётов на инфраструктуру Шимора, но венцом стал подрыв моста через ущелье Тамор, в тот момент, когда по мосту проходил огромный бронепоезд «Слава Галаста».

Арочный мост был собран из чрезвычайно прочных металлоконструкций, и той взрывчаткой, которая была в распоряжении Алексея проблему было не решить. Невозможно разместить полторы тонны взрывчатки так, чтобы сапёры ничего не заметили.

Но у Алексея было решение намного проще. Магические кристаллы тоже взрывались. Правда никто на Архалле действительно больших кристаллов не делал, потому что не умел. А вот Алексей, у которого уже был опыт в этом деле, забравшись в аномалию посреди озера, за пару часов синтезировал красный магический кристалл весом более ста килограмм, что приблизительно равнялось заряду в три тонны тротила.

Потея и седея на глазах, егеря доставили алый шар диаметром в полметра, ночью к мосту, и уложили вместе с детонатором, в неприметную технологическую нишу.

Стокилограммовый эфирный кристалл красного типа, это очень серьёзно и не только потому, что в нём была сжата огромная мощь, а ещё и потому, что высвобождалась она практически мгновенно. Взрыв был такой силы, что испарило не только полотно моста, но и часть опоры, и весь перед бронепоезда, который после этого бодро ухнул на дно ущелья, образовав живописную могилу для восьмисот членов экипажа.

За бронепоезд, Алексей получил капитана, орден «Стальная Ярость» сразу второй степени, и всепланетную славу, так как его лицо, размноженное типографским способом, красовалось на всех столбах Галаста и покорённых стран, с оповещением что разыскивается, и что опасный, и что дадут за мёртвого пять миллионов а за живого целых десять.

Результатом было то, что любое появление Алексея на публике сопровождалось аплодисментами, и вниманием юных девиц, что подбегали и застенчиво краснея, вручали цветочек, что было почти прямым предложением, и слегка за гранью приличий, но общество к этом у относилось с пониманием. Еще никто не кусал Шиморцев так больно, и за самое нежное место. А война, и так неизбежна и никакие действия её уже не отдалят и не приблизят.

Ну а егеря, будучи людьми глубоко практичными, просто ставили каждый вечер свечку у фотографии своего командира, как они говорили «на удачу».


Перевалы вот-вот должны были открыться, когда разведка принесла информацию, о готовящемся налёте воздушных сил Галаста на столицу Трисара — Сартал. В налёте предполагалось использовать все сто десять штурмовых дирижаблей класса Арстол, грузоподъёмностью в тридцать тонн, и два десятка летающих крейсеров, с пушечным вооружением, для прикрытия от зенитного огня.

Командующий силами ПВО Трисара генерал первого класса Сумор Шин, сразу начал готовить зенитную ловушку, в долине рядом со столицей, почему-то полагая что такие работы как установка сотен орудий, пройдут мимо вражеской разведки.

Карту расположения средств ПВО Алексей увидел в генеральном штабе, и сразу же напросился на аудиенцию к командующему корпусом.

Это конечно было несколько вне правил, но у егерей, кроме субординации, очень хорошо понимали, что такое секретность, и капитана спокойно записали в очередь визитёров, выдав медный жетончик.

За два часа предшествующие визиту, Алексей, успел купить большую учебную карту Трисара, и обозначить на ней предполагаемый маршрут вражеской авиации.


Сарос Тиго, ничуть не удивился тому, что капитан пришёл на доклад с картой, однако был поражён тем, с какой точностью обозначены позиции ПВОшников Трисара.

— Ну, и что вы предлагаете?

Алексей вместо ответа ткнул карандашом в перевал Ларос.

— Высота гор, в гряде от трёх до шести тысяч. Самый низкий перевал, с высотой в две тысячи метров — Ларос. Здесь раньше стояла пара автоматических турелей, но все знают, что они уже двести лет как не работают, или точнее, работают пугалом. Обойти перевал можно, но очень рискованно. Ветры в горах такие, что могут и тяжёлый дирижабль швырнуть о скалу. Тем более весной. Так что через гребни скал не пойдут. Конечно мы там можем разместить средства противовоздушной обороны, но первыми наверняка пойдут воздушные крейсеры, которые просто сметут всё что мы сможем поднять.

— Это всё что вы хотите мне сказать?

— Вы так устали меня слушать сен генерал? — Капитан улыбнулся. — Уверен, что вы за день выслушиваете тонны глупостей. Послушайте и мою. — Палец Алексея ткнул в гору нависавшую над перевалом.

— Гора Карун. Высота восемь тысяч. Напомню, сен генерал, что выше трёх тысяч метров боевые дирижабли Галаста не поднимаются, и даже их воздушная разведка забирается максимум на четыре. Я предлагаю, разметить на летающих машинах зенитные пушки. При грузоподъёмности тяжёлого летуна в пять тонн, он сможет поднять зенитную пушку, и три с половиной тонны боеприпасов. Что согласитесь немало. Но пушки затем придётся закрепить на горе так, чтобы они с лафетов могли смотреть вниз. Для этого мы крепим станину непосредственно к скале, а рядом крепим грузовик с закрытым кузовом, чтобы у парней была возможность нормально отдохнуть, согреться и поесть. Всего в расчёте трое. Стрелок, подающий боеприпасы и заряжающий. А для крепежа пушек понадобятся два десятка магов — строителей, чтобы вбивать в скалу длинные костыли.

Крутивший в руках остро заточенный карандаш командир корпуса, даже чуть прикрыл глаза, от яркости картины. Туши баллонов дирижаблей внизу, и длинные очереди зенитных пушек, прошивающих тонкую оболочку. И никакого ответного огня. Дирижабль вверх под таким углом не стреляет. Даже пулемётная башенка наверху баллона, не сможет причинить хоть какой-то вред зенитчикам.

— Тебе что-то нужно?

— Кроме вашего разрешения оформленного как приказ, и двух десятков магов? — Спросил Алексей. — Нет, ничего. Машины мне даёт мануфактура Гурти. У них как раз отказался крупный покупатель и заказ на триста пятьдесят грузовиков — шеститонок, застрял на складе. Пушки мне дадут на мобилизационных складах, как для обороны владения, а зенитчиков я наберу из инвалидов и ветеранов. В конце концов попасть с пятисот метров в баллон дирижабля не такая сложная задача. Егеря девятой роты будут на подаче снарядов, и управлять машинами. Хорошо бы конечно ещё человек двести крепких парней, но боюсь за секретность.

— Так. — Командующий отложил в сторону карандаш. — Людей, знакомых с зенитными орудиями, я тебе дам. Три сотни хватит. Ещё выделю батальон Серебряные Крылья. Это мой личный спецназ, и там никаких проблем с секретностью. Но и ты не подведи.


Архалла. Королевство Трисар. Перевал Ларос.

Дирижабли Особой Авиагруппы Терол, появились у горной гряды вечером, с тем чтобы рано утром быть над Сарталом в предрассветные часы, и к полудню, уже успеть вернуться к перевалу.

Первыми шли пять воздушных крейсеров, словно усиками тревожно шевеливших стволами пулемётных и пушечных турелей. По каждой замеченной позиции, отстреливались не жалея снарядов, в щепу разбивая ложные цели, которые успели нагородить егеря.

А настоящие пушки, только подтягивали короба со снарядами, проверяли верёвки, которыми грузовики были притянуты к скале, и длинные полуметровые костыли, вбитые в скалу сквозь решётчатые станины зенитных пушек. Стрелки были пристёгнуты к сиденьям, так, что буквально висели животом вниз, но никто особо не переживал. У егерей так дрожали от нетерпения пальцы на гашетках, что всем было не до удобств.

Алексей стоял на импровизированном командном пункте, который устроили на террасе, нависающей над ущельем. Здесь были приборы связи с зенитчиками, которых разделили на пять дивизионов, аппаратура подавления вражеской связи, и прочее штабное имущество, включая подполковника из личной службы командующего, которого прикрепили к нему бессловесной скотиной. Подполковник не мог даже вмешаться в происходящее лишь фиксируя события для доклада.

Но Алексей, уже опытный в подковёрной борьбе, поставил на скалах, пушечных лафетах и вообще где мог, два десятка запоминателей, которые непрерывно снимали видео.

Радиосвязь, начали давить, когда дирижабли были ещё на подходе. Вообще радио, на планете с сотнями эфирных аномалий, работало плохо, и не было ничего удивительного в том, что она иногда пропадала.

Тяжёлые корабли, несущие в перегруз по тридцать пять тонн бомб, с трудом поднимались вдоль узкого серпантина дороги ведущей на перевал, рыча двигателями преодолевали высшую точку, и ныряли вниз, где был ещё один поворот, и длинный спуск в долину.

Тут-то и подлавливали длинные неуклюжие сигары две сотни зенитных установок.

Крупнокалиберные пулемёты, автоматические пушки, четырёхствольные спарки винтовочного калибра, и роторные пулемёты, неторопливо и размеренно, словно в производственном цеху, вспарывали баллон дирижабля от кормы до носа, и тут же замолкали, когда объятый пламенем воздушный гигант падал на камни, и подрывался на собственном боезапасе, который не давал ни малейшего шанса выжить экипажу.

Звук боя, и взрывов отражался скалами и уходил вверх, не тревожа следующих клиентов мясорубки, и новые и новые корабли втягивались в узкий проход.

Пушки время от времени перегревались, и тогда эстафету принимала следующая позиция, а у самого устья перевала, стоял особый резерв Алексея — шестиствольная установка крупнокалиберных пулемётов, с боезапасом в пять тысяч патронов.


Подполковник Карун, которого назначили наблюдателем этой операции, втайне полагал, что наступит момент, когда молодой (всего шестнадцать лет!) капитан облажается и он примет руководство на себя, но такого всё никак не происходило. Воздушные гиганты Галаста осторожно входили в узкий проход перевала, уходили вниз, поворачивали, и практически сразу превращались в гору дымящихся обломков.

Капитан продумал всё до мелочей. Перегрев стволов, задержка при перезарядке, то, что у некоторых расчётов снаряды и патроны закончатся раньше, подумал о горячем питании, и толстой зимней одежде.

Кончилось всё как-то внезапно. Стих перестук пулемётов, уханье зенитных пушек, и надсадный визг роторных установок.

— Гнездо-один. Цифру.

— Гнездо один, докладываю. В перевал вошло сто тридцать пять дирижаблей. Класс Летающий крейсер — пятнадцать, класс бомбардировщик — сто двадцать.

— Гнездо три?

— Гнездо три докладываю. Ни один дирижабль перевал не покинул.

— Отбой постам. Отбой огневым точкам. Гнездо — два смотреть небо. Снабжению, пополнить боезапас, начинать кормить людей.

— Снабжение — один принял.

— Снабжение — два принял.

— Ну, что сен подполковник. — Алексей посмотрел на часы. — Сорок три минуты, на весь воздушный флот Галаста. Полагаю, от такого они ещё не скоро оправятся.

— Они? — Офицер — наблюдатель покачал головой. — Мне бы самому от всего этого оправиться. Я полагаю, вы даже не представляете, какую бурю породили.


Архалла. Королевство Галаст. Королевский дворец.

Буря и правда была колоссальной. И если от потери новейшего бронепоезда, и разрушения единственного моста способного выдержать вес тяжёлого состава, король Галаста кричал всего час, то узнав, что у него больше нет воздушного флота, он начал орать рано утром, и ревел пока не срывал горло, после чего дворцовый маг, накладывал на него магему восстановления, и крик продолжался. Мат, угрозы всему что двигалось и попадало в поле зрения, битьё посуды, и лиц сановников, попавших под горячую руку, всё слилось в непрерывный кошмар, длиной в двое суток, пока Эрхилл просто не рухнул без сил, забывшись в какой-то комнатке, откуда его перенесли в королевские покои, и напоив успокаивающим зельем, оставили спать.


Архалла. Королевство Трисар. Сартал. Королевский дворец.

Скандал был и во дворце Алоара пятого. Менее шумный, но тоже очень напряжённый.

Командующий силами противовоздушной обороны Сумор Шин, таки прозевал проход пяти летающих крейсеров через Тигорский перевал, и те, обойдя позиции зенитчиков вдоволь бы нарезвились над столицей, если бы не самопожертвование лётчиков истребительного полка, сначала расстрелявших весь боезапас, а после таранивших баллоны дирижаблей. Таким образом потери удалось свети к минимуму.

— А представьте себе, что если бы на перевале не встали егеря Сароса Тиго? — Вкрадчиво спросил король. — И не пять, а сто сорок воздушных кораблей повисли бы над столицей. Сколько жизней мирных жителей повисло бы тогда на вашей совести?

Король помолчал, формулируя решение.

— За ненадлежащее несение службы, генерал первого ранга Сумор Шин увольняется со службы. С пенсией и правом на ношение орденов, но без права на форму. Идите, гражданин Шин. Идите и не показывайтесь мне более на глаза.

Когда уволенный генерал ушёл, король обвёл взглядом зал и наткнулся на Сароса Тиго.

— А вы, генерал идите-ка сюда. Скажите, как вам пришло в голову послушать и выполнить то, что придумал этот юный отморозок, капитан Толго?

— Мне его доводы показались вполне логичными, и…

— Ну, договаривайте, Сарос.

— Этот сукин сын ещё ни разу не ошибался.

— Я чего-то не знаю?

Генерал улыбнулся.

— Ко всему что мы о нём знаем, добавлю такую историю. На рынке, когда он гулял со своими дамами, поймал карманного воришку. Там на рынке банда очень тонко работала. Один отвлекал женщину, другой кавалера, третий в этот момент шумел, и вообще клиент очухивался только через пару минут, но уже без кошелька.

Толго собирался вроде что-то сделать парнишке, ну, я не знаю, сломать руку, но вдруг остановился, и оглянулся. Потом к нему подошёл другой член банды, потом, уже вечером, он встретился с Хурди Толстым, и вот… Через пять дней Хурди сначала заплатил огромный штраф в казну за старые грехи, а затем получил паспорт, как законопослушный гражданин, зарегистрировал вольную дружину «Маска», и принял контракт на охрану Сири и Руби Калтеро. И между прочим этот пройдоха передаёт нам уже третьего агента Галаста.

— А наши люди где? — Удивлённо спросил король.

— Ну я парочку парней туда отправил, но не могу же я официально принять под охрану двух бывших уличных гимнасток?

— Бывших?

— Бросили они это дело, мой король. Сири учится готовить в кулинарной школе, А Руби занимается на администратора гостиницы. Так что полагаю, Толго там всё уже распланировал.

— Ну и что теперь с ним делать? — Спросил король, глядя в пространство. — Назначить его командующим силами противовоздушной обороны?

— Нет смысла. — Ответил главнокомандующий армией генерал третьего ранга Киори Суми. — Авиации у Галаста уже можно сказать нет. Настроить какое-то количество дирижаблей он сможет, ну пять, ну десять, а где возьмёт подготовленные экипажи?

— То есть сама мысль о назначении шестнадцатилетнего паренька на генеральскую должность вас не смущает? — Сварливо произнёс Алоар. — Демоны знают, что вообще происходит. — Он устало провёл ладонью по лицу. — Что говорит разведка по планам Галаста?

— Генштаб считает, что Эрхилл будет пытаться пробить перевалы большими массами армии. У него примерно пятикратное преимущество в людях, и вооружении поля боя. Он может бросить на взятие перевалов бронеходы и начать пробиваться через Ларальскую пустошь, строя там железную дорогу.

— Ну, это надолго. — Алоар взмахнул рукой. — Хотя… Да. Не мешайте ему. Эта дорога нам пригодится ещё. В случае чего, пленными достроим. Надеюсь он сразу будет укладывать магистральный стандарт. Глава 14


Крысы плохие соседи, особенно когда они люди. Владимир Гиляровский «Петербург и петербуржцы».

Строительные работы на дамбе в устье Рисолары, ознаменовались ужасной драмой. Более пятисот рабочих, оказались погребены заживо прорвавшейся водой, и погибли. Причиной затопления строительной площадки называют ошибку в оповещении инженерных частей Галаста, ведущих работы, по созданию здесь крупнейшей гидроэлектростанции.

Все работы выполняются силами военно-строительных отрядов, набранных в новых провинциях Галаста, и руководство стройкой уже заявило, что новые бойцы отрядов, уже едут в Метрополию чтобы продолжить так необходимую стройку.

Также руководство стройкой заверило общественность, что впредь постарается не допускать массовых жертв, но горные работы в устье такой реки как Рисолара, очень опасны, и совсем без жертв обойтись не смогут. Вестник Галаста.


Архалла. Королевство Галаст. Королевский дворец.

После истерики, Эрхалл проспал почти сутки, и вышел из спальни помятым и потерянным словно человек утративший веру в жизнь. Но привычная рутина управления захватила его и через несколько часов он уже мог принимать вполне нормальные решения. А к вечеру совсем пришёл в себя, и даже улыбался на шутки царедворцев.

Но вот опустился вечер, за ним ночь, погасли светильники в комнатах дворца, и лишь ночная стража, зорко следила за покоем короля Галаста.

Но Эрхаллу было не до покоя. Усыпив свою очередную любовницу зельем, он, закутавшись в плащ, открыл потайную дверцу из кабинета, и держа в руке маленький светильник, стал осторожно спускаться по металлической лесенке.

Тайные переходы строились и для возможного бегства короля, и для того, чтобы он мог посетить любые уголки огромного дворцового комплекса не смущая подданных.

В эту ночь, король спустился в подвал, и ещё ниже, где раньше располагалась тюрьма для особо важных пленников.

Сейчас в тюрьме никого не было, кроме надзирателей и старого демонолога, который очень неосмотрительно попался в жернова королевского правосудия, ну а оттуда был лишь один выход. На кладбище. И вот теперь старик отрабатывал свою жизнь, занимаясь тем что умел лучше всего. Вызовом и заклятием демонов.

Все необходимые реагенты и вещества король принёс с собой, и поставив корзинку, перед вроде как спящим стариком, сел на каменную тумбу напротив его лежанки.

Вопреки всем сказкам о магах, одет был старик в обычную одежду среднего горожанина, штаны, рубаху и жилет, всё чистое и опрятное, и лишь длинная седая борода, выдавала его преклонный возраст.

— Принёс? — Старик приподнялся на лежанке, и сел. — Хорошо. — Он встал, подошёл к бывшему столу палача, где теперь лежали продукты, которые старику опускали через дырку в потолке, и напился из большого кувшина.

Все слова между демонологом и королём были сказаны ещё очень давно, и старику не было необходимости что-то уточнять, или согласовывать.

По старым линиям, прямо в камере, он начертал фигуру вызова, и начал её окроплять серебристым порошком дроблёного магического кристалла. Затем полил свежей кровью, из бутылочки, и аккуратно установив в центре фигуры светильник, насыпал горючей смолы, и капнув уже своей кровью, зажёг пламя.

— Ну, не смею мешать. — Старик коротко усмехнулся, и вышел в коридор, откуда он мог попасть лишь в другую камеру.

Сюда король не заходил, да и что тут было смотреть. Узкая словно коробка комната, без окон, узкой койкой, и дыркой в полу, где постоянно журчала тонкая струйка воды.

Но у старика, прожившего на свете, куда больше лет, чем могли себе представить все, кто его знал, были свои секреты.

Крошечные чешуйки камня, которые он отколол от стен, и осколком от тарелки начертил знаки Верховного Алфавита Запретных, со стороны выглядели всего лишь кучкой мусора, но в умелых руках, это был настоящий инструмент.

Демонолог взял в руки камешки, и под действием внутренней силы они начали крутиться в искристом вихре, и вдруг опали, чётко сложившись в одно короткое слово.

«скоро».

А у короля Эрхалла всё было куда драматичнее. Пропев формулу — активатор, он полоснул кинжалом по пальцу, и выдавил пару капель своей крови, для привязки заклинания, и сел в углу.

Демон, привлечённый запахом человеческих миров из портала, появился в пыточной, словно материализовавшись по частям. Сначала шипастый хвост, затем плечи, руки с огромной алебардой, тело, в пластинчатом доспехе, и только в конце голова, похожая на свиное рыло, с длинными клыками, из верхней челюсти.

— Звал? — Слова «верхнего» языка давались хаоситу нелегко, но люди вообще не могли произнести ни фразы на языке миров Хаоса, так много в них было свистящих, шипящих звуков, щелчков и просто смысловых пауз.

— Договор.

— Договор. — Демон качнул клыкастой башкой, и даже пристукнул алебардой.

— Моей армии нужно новое оружие. Моей армии нужна победа.

— Ты уже просил новое оружие. — Демон заухал, и замотал головой что означало у него крайнюю степень веселья. — Из трёх твоих огненных поездов, один лежит на дне ущелья, а из полутора сотен летающих кораблей, уцелело лишь десять. Может тебе нужно не оружие, а мягкая кровать? — Демон снова заухал.

— Договор. — Повторил Эрхалл.

— Договор — это хорошо. — Демон резко прекратил смеяться. — Есть у меня оружие. Хорошее. Отдашь пятьсот жизней.

— Пятьсот? — Король захлебнулся. — Прошлый раз всего двести было!

— Пятьсот жизней будет договор. Меньше жизней, договора не будет. Скажи спасибо, что жители твоего мира жирненькие. Много силы. В крайних мирах я и сто тысяч не возьму.


Архалла. Граница Триссара и Шиморской области Галатского королевства.

Тем временем, война шла своим чередом. К границам Трисара пододвигались войска, склады, и прокладывались дороги. И всё это под постоянным контролем с неба.

Лёгкие летуны-разведчики, безнаказанно снимали все приготовления сверху, и даже подвоз единичной машины с боеприпасами не был секретом от авиаразведки.

Поэтому прибытие колёсного поезда вызвало горячий интерес у Трисарского генштаба, и через какое-то время агенты военной разведки донесли, что в привезённом имуществе были не только запасные части к бронеходам, но и щиты, которые по уверениям агентов не пробивались обычной пушкой.

И вот это сразу стало большой проблемой, так как шагающий бронеход и так плохая мишень, из-за высокой подвижности, а если ему в руки дать ещё и щит, который выдержит хотя бы десяток попаданий, то бронеходы успеют подбежать к пушкам, и уничтожить их.


Пока в генштабе выясняли характеристики щитов и искали меры противодействия, Алексей, получивший под командование батальон, укреплялся на перевале Кудор. Перевал был очень неудачным в смысле обороны. Его можно было обойти буквально парой сотен километров левее, там, где горная гряда фактически заканчивалась, оставшись лишь в виде холмов, и сам перевал, был довольно невысоким, всего восемьсот метров, что означало что здесь могут быть применены все технические новинки Галаста.

Алексей знать не знал о щитах, но по тому как лихо Галаст накапливал бронеходы, мог предположить, что старые способы борьбы с ними, не сработают. Уж больно уверенно противники готовили свою технику к бою.

А это в свою очередь означало, что Галаст готовит какой-то сюрприз, и вряд ли он будет приятным.

Линия границы проходила чуть ниже перевала, и там же стоял опустевший сейчас пограничный пост. Из долины, мимо поста и через перевал, шла добротная трёхполосная трасса, построенная ещё до распада империи, и даже если бы Алексей захотел здесь вырыть окопы, то столкнулся бы с массой трудностей. Скальный грунт был дополнительно уплотнён, а полотно дороги настелено из гранитного монолита.

Но у Алексея теперь в подчинении было целых три мага ротного уровня, и один чуть посильнее, которые конечно не годились ни на что серьёзное, но вот дырки в скале делали просто на загляденье. Словно сверлом отработали.

Таких дыр Алексей велел наделать несколько сотен, и после, когда все ушли на безопасное расстояние, начал снаряжать импровизированные пушки. Сначала вышибной заряд, с электродетонатором, после — пыж, из старой тряпки, и алый магический кристалл размером с кулак.

Провода укладывались в глубокую узкую канаву, и шли к командному пункту, где стояла машинка для фейерверков.

Конечно никто и не думал, что батальон егерей сможет остановить стальную волну бронеходов. Но просто у егерей, изначально имевших более высокую подвижность, был шанс отойти после боестолкновения. Для этого, за егерями, уже на равнине, занял позицию артиллерийский полк орудий крупного калибра, способный отсечь огнём, любую толпу бронеходов, и в получасовой готовности дежурил штурмовой авиаполк.

Грузовой летун, с парой зенитных пушек на борту, и подвеской из полутонны бомб конечно был весьма слабым штурмовиком, но в отсутствии гербовой бумаги, можно подтереться и наждачной.

Накануне атаки на перевал, войска Галаста замерли, и на границе, возникла тишина, которой здесь давно не было.

Алексей прекрасно понявший, что за всем этим последует, поднялся на свой командный пункт, дал команду связистам проверить линии связи, а сам подняв бинокль к лицу стал внимательно рассматривать передовые позиции Галаста.

Те, тоже не стали копать окопы, поставив вместо них подвижные бронещиты, и перемещаемые огневые точки, на низких колёсных платформах, и тяжёлые бронеходы, смотревшие на перевал зрачками огромных пушек, в ствол которой могла войти голова мужчины.

Они и дали первый залп, перед этим правда надсадно взревев моторами, и тяжко ворочая хоботами стволов.

Снаряды в пушках были фугасные, и разорвались, не причинив ни малейшего ущерба, но грохоту наделали предостаточно.

Алексей уже ждал, когда вперёд двинутся тяжёлые штурмовые бронеходы, на гусеничном ходу, но внезапно, откуда-то сбоку выскочила толпа пехотинцев, и тряся ручным оружием побежала вперёд, и лишь Алексей заметил на людях, связки каких-то брикетов, и сорвал трубку полевого телефона.

— Пулемётным заслонам шквальный огонь. Ни один не должен до вас добежать! Это живые бомбы!

Крупнокалиберный зенитный пулемёт, или двуствольная пушечная спарка, имели достаточно энергии в выстреле, чтобы пуля, прошивала двух-трёх человек, но стоило пойти волне детонаций, как вся толпа во мгновение превратилась в море огня, и всё кончилось.

И вот теперь многоголосым хором, взревели моторы бронеходов.

Снова отстрелялись самоходки, и под прикрытием огненного вала, на перевал вышло несколько десятков шагающих машин, похожих на человека. Две тумбообразных ноги, широкий таз, и подвижный торс, на котором была голова и крепились руки. Весь бронеход был высотой метра в четыре, и в правом манипуляторе держал монструозного вида пулемёт, а в левой, ростовой круглый щит, от которого снаряды и патроны просто с визгом рикошетили.

Кто-то из егерей ухитрился таки влепить снаряд в щит из тяжёлой зенитки. Физику было не обмануть, и шагоход от страшного удара сразу завалился на спину, но его быстро прикрыли щитами другие бронеходы, помогли встать, и через минуту он уже шагал вместе со всеми, а на его щите была лишь здоровенная вмятина.

— Мелкому и среднему калибру, прекратить огонь. — Коротко отдал команду Алексей, и сбросил чехол с взрывной машинки.

Приспособленная для фейерверков, тем не менее она имела все признаки серьёзного устройства, включая двойную защиту от ложного срабатывания и подсветку готовых к взрыву цепей.

— Сработает? — Заместитель командира батальона майор Ригас, поднял к глазам бинокль.

— А сейчас и узнаем. — Алексей тоже поднял бинокль, и стоило бронеходу пересечь невидимую границу, как пальцы Широкова нажали несколько кнопок.

Резкий словно щелчок взрыв выбил пробку из скалы, и разогнанный до трёх скоростей звука кристалл вломился в бок бронехода. Взрыв прозвучал словно электрический щелчок, только во много раз громче, оставив от боевой машины только обрезки ног, вбитые в камень взрывом. Остальные танки так или иначе зацепило разлетающимися деталями, но они уже снова сбили строй, чтобы двигаться дальше.

Следующий взрыв, вновь разметал бронеход на запчасти, а после взрывы пошли один за другим, и через несколько минут в ущелье снова было тихо.

Атаки повторялись в разных комбинациях ещё два часа, пока галатцы не отошли в долину.

— А теперь, танцы. — Произнёс Алексей, поднимая трубку аппарата связи с авиаторами. — Здесь Карсом шесть. Прошу гром. Цель четыре, групповая.

— Айлур принял Карсом шесть. Цель четыре, группа. — Алексей обернулся на майора.

— Сейчас их причешут летуны, и им ещё очень долго будет не до войны.

Заместитель кивнул.

— А перевалы Рисом, и Талгор не удержали. Пришлось заваливать. Да и Ларос удержали только благодаря тем пушкам что вы наставили по стенам.

— Так я же способ минирования доложил по команде… — Удивился Алексей. — Хоть что-то бы оторвали у них.

— Я знаю. — Ригас кивнул. — только там же все из себя такие крутые. Ну чего им мальчишку слушать, даром что тот мальчишка уже майор. Но в войну, сен майор, всё просто. Умеешь воевать, давай вперёд. Не умеешь, вали отсюда. Так что командирам этих полков я не завидую. Кому-то за этот провал придётся ответить, и они самые удобные кандидатуры.


Пока егеря держали вражеские войска на пеервалах, инженерные части усмели отсечь равнинный кусок сплошными минными полями, и дотами, так что даже у бронеходов, появись они здесь, были бы огромные проблемы.

И вновь войска Галаста встали у перевалов не в состоянии перевалить через границу. А вся стратегия войны короля Эрхалла строилась на молниеносном взломе обороны, и таком продвижении войск, что противник не успевал нигде окопаться и принять бой. Стратегия успешно срабатывала до сих пор везде, и лишь Трисар, сломал так хорошо работавшую военную машину. Армия, заточенная на скоростные марши, охваты и кинжальные удары, буксовала у границы, не имея даже нормальных осадных средств.

Инженерные части, собранные по всему Галасту и покорённым странам ударными темпами разбирали завалы, ремонтировали мосты, и продолжали вести дорогу через каменистую пустыню, а егеря ушли на переформирование, используя перерыв в боевых действиях.

Отдельный егерский батальон прямого подчинения Чёрные Крылья, отвели в столицу, где предоставили казармы на самом краю мегаполиса, там, где располагались промышленные зоны.

Офицерский состав частично набрали со стороны, частично повысили сержантов и таким образом закрыли почти все вакансии.

Уже никто не смеялся над шестнадцатилетним майором, потому что грудь молодого офицера украшали совсем не детские ордена. Да и в обществе Трисара, с его глубоким чинопочитанием, на возраст мало кто смотрел. Смотрели на мундир, на котором отражались все заслуги его носителя. А на егерском мундире молодого комбата, было уже много чего, включая памятный знак, «Страж перевала», который не вручали уже полторы тысячи лет, но вспомнили о его существовании. Особую ценность награде придавало то, что это был как бы совсем не орден, и не медаль, но в числе награждённых числилось всего пятеро. Три офицера командовавших ротой тогда, полторы тысячи лет назад, и двое сейчас. Алексей, и старшина роты Калом Харос.

Впрочем, старшина уже бывший так как Харос получил своё первое офицерское звание, и не собирался на этом останавливаться.

В батальон пришло пополнение из егерской сержантской школы, и из полевого лагеря где готовили молодое пополнение и подтягивали запасников, до общеегерских нормативов.

К счастью для жителей Трисара, король Алоар вовсе не планировал отсидеться за перевалами. Налёты штурмовой авиации постоянно терзали сапёрные части, не давая работать на разборе завалов, а бомбардировочные дирижабли, время от времени приносили горячие приветы от Трисара гражданам Галаста, постепенно превращая центр столицы в живописные руины. Ходили слухи что король Эрхалл совершенно сорвал себе голос от крика, и даже придворный маг, был не в состоянии вылечить его.


Архалла. Королевство Галаст. Королевский дворец

На этот раз демонолог потребовал крови короля втрое от обычного, и чертил фигуру куда тщательнее. Домен Хаоса, в который обращался старик, был ему хорошо известен, как и сам демонолог был хорошо знаком всем старшим демонам. Порталы в домены Хаоса открывались довольно редко, а те что вели в миры Порядка близкие к закрытым мирам, и того реже. Так что старик умевший прогрызть кротовую нору из одного мира в другой, был своего рода знаменитостью. Его обсуждали в светских салонах, о нём говорили в дешёвых тавернах, и конечно же его учитывали в своих планах, хаоситы — управлявшие доменом.

Вопреки общему мнению, демоны не были ни страшными ни уродливыми. Они просто были текучими, и изменчивыми и их форма определялась скорее модой, обстоятельствами и настроением самого хаосита. Поэтому, когда старик вывесил очередной портал, и в структуре портала прошил приглашение для Старшего Демона, тот разумеется появился, хотя командованию армии домена было непонятно, зачем ради примитивного договора, нужен один из генералов области.

Но Эрхалл привыкший к тому, что вызываемый демон постоянно меняет обличья, просто не заметил подмены.

Затея с новым оружием не удалась, и король Галаста решил, что он может потребовать просто победы над неудобным противником. Население среднего домена составляло примерно триллион особей разных уровней, и Эрхалл считал, что для генералов Хаоса, не составляет никакой сложности предоставить армию в миллион демонов.

Но у Губура Тугури, старшего демона, командовавшего армией в десять миллионов особей, было совершенно другое видение ситуации. Он-то знал, что все их игры с этим миром, лишь до тех пор, пока из запретных не узнают. А как только узнают, то лучшее что останется воинам домена Игуара, это затворить наглухо все зоны перехода, и попробовать отсидеться. Всё же полномасштабной войны между Порядком и Хаосом, не хочет никто.

Но и куш был сладок. Не каких-то там пару сотен жизней, а тысячи, если повезёт сотни тысяч Искр, сразу изменят положение домена. И конечно его, Губура лично. И будет он уже не Старший Демон, а Повелитель Огня, или Владыка Пламени. А от Владыки пламени до Архидемона, всего пара ступенек… Замечтавшись, демон потерял нить разговора и очнулся лишь тогда, когда местный король начал что-то орать.

— Я не расслышал последние фразы. — Губур демонстративно опустил голову так, чтобы оказаться глаза в глаза с Эрхаллом и растянул пасть в улыбке.

— Я говорил, что отдам тысячу жизней, за миллионную армию. — Тихо почти шёпотом произнёс король, глядя расширенными от ужаса глазами на огромные словно блюдца змеиные глаза демона, и пасть полную тонких словно иглы зубов. Облик от знаменитого художника образов Гумгура Бувуви, который обошёлся старшему демону в две полноценных искры.

— Тысячу мало. — Губур зевнул, широко распахнув пасть. — И две тысячи мало. Ты хочешь миллион демонов, и платишь за миллион — тысячей? Это означает, что жизнь одного слизняка, стоит тысячу жизней воинов хаоса? Мне не нравится этот торг. Словно я на рынке а не в гостях у короля. Будущего императора Архаллы. Ты понимаешь, что мне придётся раздобыть портативный портал, как-то протащить сюда, а это не иголка, и не камень. Для Контролёров Порядка, это словно прожектор в ночи. У нас с тобой будет неделя максимум, чтобы пробить заслон армии Трисара, расчищая путь для твоих войск, и быстро убираться назад, надеясь, что никто из контролёров не пойдёт следом.

— А эти контролёры… — Спросил Эрхалл, но был оборван демоном.

— Лучше тебе о них не знать. Такая тварь может просто в шутку вырвать мне каждый зуб, каждую чешуйку, просто играясь, или выпить словно стакан воды, проходя мимо. Глава 15


Обмануть чёрта, это не преступление. Это чудо. Соломон Ротшильд

До последнего времени о мирах хаоса было известно немногое, и всё полностью умещалось в десятиминутный учебный фильм, «Хаос и хаоситы» снятый студией документальных фильмов Комитета Обороны. Все остальные монографии, коллективные работы и исследования так или иначе базировались на этом исследовании, сделанном группой учёных демонологов, из Разведывательного управления Генерального штаба.

Так продолжалось почти десять тысяч лет, пока известный исследователь и учёный, генерал четвёртого ранга Тиус Харлон, не совершил поистине героическое путешествие через пять доменов Хаоса, сняв более десяти тысяч часов видео через свой имплант.

И только из повествования генерала Харлона мы наконец узнали, что все миры Хаоса это и есть его домены. Островки хоть какой-то стабильности в океане первозданного хаоса. Островков этих не бесконечное количество хотя оно и весьма велико. Генерал утверждал, что хаоситы имеют транспортное сообщение с десятью миллиардами доменов, и ещё примерно такое же количество не имеет подключения к транспортной сети. Связано это прежде всего с тем, что мера хаоса в каждом домене своя, и измеряется в так называемой «доле хаоса». Большинство миров имеет этот показатель около пятидесяти процентов, но встречаются миры, где это число близко к семидесяти, или даже к восьмидесяти, что конечно делает эти миры невозможными для существования недемонических форм.

Но есть крайности и иного порядка. Так, например, домен Исайрас, имеет показатель хаоса в десять процентов, что совсем чуть-чуть выше такового в наших с вами мирах. Жители таких доменов изредка посещают миры Порядка, правда бывает, с фатальными последствиями, так как сам облик любого демона вызывает у жителя Порядка неконтролируемую агрессию. Кинол Таго. Введение в общую демонологию. Академия Высшего Круга, Тессарин.

Алексей вполне влился в столичное общество, бывая с визитами и на званых вечерах. Делал он это конечно в минимуме необходимом чтобы не прослыть букой, и отшельником, и относился к этому с юмором. В каждом обществе свои правила и не ему их ломать.

Тем временем война тоже не останавливалась.

Галаст ударными темпами восстанавливал воздушные силы, а в противовес огромным и весьма защищённым дирижаблям, Триссар, строил мощные четырёхмоторные истребители, с двигателями конструкции Толго, вооружённые сразу пятью среднекалиберными автоматическими пушками.

И даже на новейшие кинетические щиты бронеходов нашёлся свой ответ, в виде спаренной зенитной пушки довольно крупного калибра, выплёвывавшей двадцать оперённых, высокоскоростных снарядов в минуту.

Щит такой снаряд тоже не пробивал, но кинетику не обмануть, и человеку которого размазали внутри металлической скорлупы было уже всё равно.

Любое шевеление Галаста сразу становилось известно разведке, Триссара, в том числе и благодаря тому, что высотные разведчики «Сполох», конструкции Гарала Толго, встали на вооружение, и регулярно облетали весь материк смотря вниз, через мощные объективы маготехнических запоминателей.

Сверху фиксировалось всё. И перемещение воинских частей, и даже движение сырья и готовых изделий внутри Галаста.

Но тревожные вести принесла в клюве традиционная агентурная разведка, когда Военно-Эфирное управление армии Галаста начало скупать крупные магические кристаллы.

Сначала аналитики решили, что Галаст начинает строить огромные летающие крепости, затем предположили, что это будут пушки особо крупного калибра, для дальнобойной артиллерии, и лишь в самую последнюю очередь, кто-то совсем для галочки сказал, что вражеские эфирники возможно строят портал.

Тогда эта мысль никого не возбудила, но по мере того как становились известны всё большие подробности закупок вражеских магов, мысль о портале начала всплывать вверх по списку, пока не стала главной.

Но никому и в голову не приходило, что король Галаста может вот так, просто, договориться с демонами. Демоны прорывались в мир Архаллы довольно часто, принося огромное количество бед. Самые страшные сказки на Архалле были про демонов и с их участием.

Поэтому предположили такую стратегию использования. Портал сооружают таким образом, что демонам будет удобнее и легче кинуться на территорию Триссара, чем на Галаст. Демонические силы ослабляют войска Триссара, а в нужный момент, эфирники взрывают портал, чтобы лишить создания хаоса подпитки, и те, неминуемо погибнут, пусть даже и проживут от пятидесяти до ста дней. Всё дело в том, что вся пирамида жизни в мирах хаоса, внутри одного домена была связана вертикально и не могла существовать в отрыве от других слоёв пирамиды. Каждая особь получала энергию от нижестоящих, в свою очередь отдавала часть жизненной силы наверх, но и в случае чего, получала мощнейшую подпитку от вышестоящих демонов. Таким образом, глава домена Демон-архонт, был практически не убиваем, но если такое, всё-таки происходило, то весь домен ослаблялся настолько, что становился лёгкой добычей всех желающих.


Как ни копала Тассарская разведка, но основной диск портала, Галастцы свезли, и смонтировали внезапно и почти мгновенно, у перевала Ларос, откуда шла самая широкая дорога, к столице Триссара. На прикрытие монтажа арки, Галаст выделил всё что у него было, и даже больше. Три десятка дирижаблей класса Летающая крепость, которые даже не улетали для перезарядки на аэродромы, а просто опускались вниз, и принимали боеприпасы и энергокристаллы прямо на земле. А ещё было больше пяти тысяч зениток, всех калибров, дальнобойные пушки, бронеходы и до полумиллиона солдат.

Триссар просто не успевал подтащить что-то значительное чтобы взломать оборону стройки, и фактически дело ограничивалось воздушными налётами, стрельбой с закрытых позиций, и прочими комариными укусами.

Хотя галастцам конечно всё происходящее укусами не казалось.

Удачно попавший снаряд, и заправляющийся дирижабль превращается в огненный шар, вместе с экипажем и всей наземной бригадой. Одна пуля, перебившая тягу, и другой дирижабль врезается в скалу, снова отправив в вечный полёт свой экипаж. Или вот к примеру, ночной налёт маленького, но очень злючего штурмовика с парой пушек на борту, который в кромешном тумане, как-то нашёл склад с боеприпасами, и ушёл, провожаемый истеричными очередями зенитчиков, и заревом от горящих снарядов.

Для Алексея, этот вылет был просто проявлением жажды деятельности, от того, что он просто уже не мог сидеть в расположении батальона ожидая пока демоновы твари полезут через портал. Поэтому и устраивал время от времени вот такие экскурсии, один раз даже добравшись до портала, и выкрошив одну из секций огнем автоматических пушек.

Правда тогда он «привёз» больше сотни пробоин, и командующий Корпусом запретил Алексею полёты своим личным приказом. Что конечно совсем не мешало комбату вроде как случайно сбиться с курса, и дав гари в расположении войск Галаста, вернуться к себе на базу.

Дело дошло до того, что штурмовик с рисунком из пары чёрных крыльев, золотого меча и егерского берета, объявили, как Врага Галаста, и листовки с его изображением появились на столбах рядом с лицом майора Толго, которого тоже объявили врагом, но по совершенно иной причине.

Когда об этом узнал король Триссара, он долго смеялся, и отправил королю Галаста послание в котором предложил подать на офицера в городской суд Сартала, раз все вооружённые силы Галаста не могут справится с обидчиком.

Только вот войскам, которые стекались к перевалу, было не до смеха. Все прекрасно понимали, какая сила на них свалится и собирались продать жизнь подороже, а при небольшой доле удачи и совсем остановить вторжение демонов.

У Алексея, был к тому времени свой план.

Портал находился на территории бывшего суверенного государства Шамор, а ныне Шаморской области Галастского королевства, буквально в паре километров от границы. Разбить или как-нибудь уничтожить арку, армия Триссара уже не успевала, слишком много сил стянуто было к границе. И даже перехватить управление порталом было невозможно, так как сама структура перехода была сделана именно как путь в миры Хаоса, и для того, чтобы изменить его характер, нужно было менять там всё. Ну кроме питающей платформы.

Штаб фронта ждал прибытия трёх батарей особой мощности, которые в принципе могли взломать оборону портала вместе с самим порталом, но большинство офицеров, и Алексей в том числе, полагали, что они просто не успеют.

Звук включённого портала услышали все. Переливы голубоватых и алых молний окутали арку, энергодиск, питавший всё сооружение отозвался низким гудящим звуком, и внутри полукольца перехода заклубилась белёсая муть пространственного прокола.

И сразу же десятки стволов со всех, укрытых до поры огневых точек, ударили по арке, не давая тварям даже высунуться наружу.

Демоническая плоть брызгала фонтаном, обрывками плоти и кусками тел, а в ответ, летающие крейсера открыли огонь по скалам, подавляя огневые точки.

В этот момент Алексея на земле уже не было. Он, поднявшись вместе со штурмовиками, заходил по пологой дуге сверху, на дирижабли.


Авиастроители Гараста вполне учли ошибки предыдущей серии, и теперь пушки стояли внизу, вверху и вообще по всему корпусу крейсера, делая его не только хорошо защищённым но и смертельно опасным.

Только Алексею не было нужды прогрызать магическую защиту летающих крейсеров, потому что в его лентах, в каждом снаряде был вставлен пятиграммовый магический кристаллик, добавлявший жару. Короткая очередь, всего в десять снарядов, и в небе вспыхивает новый огненный шар.

К чести пилотов истребительно-штурмового полка, они быстро сообразили кто в небе задаёт музыку, и устроили вокруг Ласточки, настоящий хоровод, не подпуская близко вражеские истребители, и иногда принимая очередь своими телами, давая Алексею возможность ссадить с неба как можно больше врагов.

Он почти успел, но последний, двухкорпусной дирижабль, огрызался яростно, и когда у Алексея кончились снаряды и патроны, он ввёл машину в пике, и сорвав замок защитного фонаря, выпрыгнул наружу, провожая взглядом так верно послужившую ему машину.

Ласточка воткнулась в дирижабль точно посередине, взломав не только магическую защиту, снеся напрочь шпангоуты двух десятков переборок и добравшись до главной газовой магистрали.

Взрыв кристаллического двигателя летуна просто разорвал летающий крейсер пополам, а вспыхнувший огонь, добил корабль ещё в воздухе.

Засмотревшись на конец Ласточки, Алексей чуть не прозевал момент, когда нужно было тормозить, и наспех брошенное плетение левитации лишь замедлило падение, так что приземление вышло жёстким.

Арка сверкала огнями буквально в трёх сотнях метров, а вокруг неё плясали фонтаны разрывов.

К сожалению, всё реже и реже. Крейсеры сделали своё дело, сильно проредив огневые точки триссарцев, которых и так было немного.

Алексей знал, что прямо вот сейчас егеря и сапёры рвут жилы втаскивая новые пушки на скалы, но время…

— Время странный предмет. — Вроде бы есть, а вроде бы нет. — Произнёс он по-русски, шагая в сторону арки.

Первого демона он зарубил, даже не задумываясь, просто располовинив узкое веретенообразное тело с сотнями мелких ножек, вдоль, и пошёл дальше.

Вся земля под ногами была завалена телами хаоситов, нижних рангов, которые собственно и предназначались быть мясом в таких вот прорывах.

Здесь же были и уцелевшие пилоты истребительного полка Триссара, державшие круговую оборону с помощью своих пистолетов, и пары тесаков, каким-то чудом оказавшихся у лётчиков в кабинах.

— Господа. — Алексей, вежливо кивнул, пилотам, стоявшим спина к спине, бросил магему малого исцеления, словно из пулемёта по числу лётчиков, зарубил какую-то тварь, выпрыгнувшую из кучи тел, и посмотрел на небо. — Солнце сегодня будет жарким.

— Да и без солнца, совсем не холодно. — Подполковник Сугар, кивнул Алексею в ответ. — Это же вы так ловко срубали эти демоновы летающие мешки? Что там такое у вас за пушки?

— Пушки обычные. — Алексей прыгнул вверх, и резко удлинившимся клинком срубил голову летающей твари, которая рухнула на землю, подняв фонтан из крови и останков. — Спарка Радор — двадцатого калибра. Только там в каждом снаряде магический кристалл в пять граммов. Вот он то и сносил всю защиту. — Алексей оглянулся. — Кстати о защите. Сейчас огонь наших пушек начнёт стихать и твари повалят куда чаще. И я предлагаю вам воспользоваться тем, что пока тихо, и отойти к нашей границе.

— А вы, хотите остаться? — Несколько саркастически спросил подполковник.

— Как сказал в похожей ситуации, архонт Гиро Тавар, «Всем не имеющим боевой ипостаси, покинуть площадку». — Алексей отсалютовал пилотам светящимся мечом, и не торопясь двинулся в сторону портала, вокруг которого и правда всё реже вставали фонтаны разрывов. И с каждым шагом, на его теле появлялся элемент доспеха, серого цвета, с едва заметными зелёными прожилками.

Всё что хотел Алексей, — это чуть придержать рвущихся вперёд тварей, чтобы армия Тессара успела подвезти ещё пушек, и пополнить боезапас. Никаких иллюзий относительно результатов противостояния с армией демонов у него не было. Но и спокойно смотреть как твари хаоса будут рвать мирных жителей, он тоже не собирался.

Артиллеристы наконец заметили человека, идущего к порталу, и прекратили огонь занявшись тем чем нужно, а именно боеприпасами и новыми пушками. А Алексей, время от времени срубал тварь, которая выбиралась из совсем небольшого, всего два метра высотой, окна, и почуяв живого человека сразу же неслась восстанавливать справедливость в её понимании. То есть превращать живое в мёртвое, попутно поглощая всплеск жизненных сил, который был для созданий хаоса средством развития, сильнейшим наркотиком, и даже валютой.

К счастью Алексея, полностью иммунных к магии тварей из перехода не вылезало, и связка удар магией — удар мечом работала безотказно. До тех пор, пока очередная тварь, высокая антропоморфная фигура метров трёх в высоту, в каких-то кожаных штанах и куртке, отшатнулась назад и не подняла руки, демонстрируя длинные саблевидные когти и не произнесла длинную тираду из шипящих и щелкающих звуков, забавно шевеля длинным раздвоенным языком между острых клыков.

«Спрашивает почему ты не запросил дуэли официальным порядком, как повелитель домена». — Сразу же подсказал меч.

Алексей от неожиданности тоже сделал шаг назад.

— Какой я нахрен ему повелитель, и какая дуэль, не пояснишь? Если ты уж так разбираешься в их языке, то и правила должен знать. — Логично предположил Алексей.

«Я так понял, что когда ты прикончил того Демона — архонта, то как-то на тебе прописалось что ты теперь его хозяин. А насчёт дуэли — извини. Сам не в курсе».

— А как я с ним буду говорить?

«Говори на любом языке, я всё равно буду транслировать твою речь в башку этого уродца».

— Ладно, толмач. Переводи. — Алексей недовольно встряхнул клинком, так, что с кончика его брызнуло золотыми искрами, что было примерным аналогом клацнувших зубов у человека.

— Дуэль меня не интересует. Я хочу спросить у архонта, какого хаоса ему здесь нужно, и, если ему так хочется, решить вопрос его или моей смертью.

Судя по тому как быстро тварь исчезла в портале, информацию она приняла успешно.


Демоном — архонтом Хуби Тухур стал относительно недавно. Каких-то двадцать лет назад, но уже успел поднять значение домена до двадцать восьмой группы, что означало не только повышенный социальный статус, но и массу дополнительных опций по улучшению как самого домена, так и его, Хуби Тухура структуры. Он тоже хотел жить долго как архи-демоны высших уровней, а не превратится в слизь через сто-сто пятьдесят лет. Но для этого ему нужны искры. Много искр. И желательно не слабых, едва мерцающих, которых полно в любой лавке Хардара, а первосортных свежих и сверкающих эфирной силой, как например искры жителей этого мира. Именно поэтому он подтвердил договор, заключённый одним из его генералов, и даже позволил взять одно из крыльев легиона. Армию в миллион особей, для исполнения договора.

Но всё сразу пошло не так. Первая волна воинов хаоса, была уничтожена прямо возле портала, а совсем небольшая часть, которая смогла прорваться сквозь сплошную завесу взрывов, полегла чуть позже. Хуби уже хотел бросить в бой второе крыло легиона, когда младший демон, не принёс весть о повелителе стоявшего с той стороны портала.

Всё это было дико и странно. Повелитель домена как утверждал демон, был человеком, то есть неизменным. И как неизменный мог выжить в сердце хаоса, было вообще непонятно. Но куда более вероятный сценарий, что человек убил Демона-архонта, был совсем неприятным, и думать об этом не хотелось совершенно.

Хуби, одним движением мысли перенёс себя к порталу, и аккуратно, чтобы не помять дизайнерский костюм от Бури Шугуса, пролез в узкую для него дверь между мирами. Сегодня, он не предполагал никуда вмешиваться лично, поэтому был в форме молодого повесы. Двуногая фигура двух метров в высоту, худощавая, но мускулистая, в модном костюме, и портупее, из жидкого металла. Лицо его было настоящим произведением искусства, купленном на аукционе обликов, когда распродавали коллекцию Тбума Гурхо. Тонкое, одухотворённое, с фиолетовой кожей, и алыми прожилками, символизирующими огненную страсть, и огромными глазами, слепленными из полутора десятков глаз поменьше.

Демонёнок не соврал, и над головой человека он увидел полыхающий чёрными молниями знак повелителя домена Тушур. Того самого, который недавно был уничтожен до последнего демона, неизвестным оружием, и переходы в который были закрыты личными печатями Повелителей Хаоса.

А ещё у человечка были доспехи Силы, пусть и самого низкого, серого достоинства, но голубоватая кайма уже проступала на пластинах и пробегала словно сполохами по всему телу. Ну и чтобы архонту было совсем не скучно, у человечка была двойная аура. Мальчишки лет пятнадцати, и мужчины не полных тридцати лет, что по меркам хаоситов было вполне зрелым возрастом. Так вот аура мужчины, просто искрилась фантастическим, невероятным облаком уничтоженных, но непоглощённых искр. Демонических было больше всего, что понятно. Уничтожить население целого домена, это… непросто. Но и людских было тоже очень много. Миллионы…

Что в целом подводило демона к одной простой мысли. Этот мальчик-мужчина, совсем не тот, за кого себя выдаёт. И ему по рангу был бы скорее алый, доспех, если не синий. И что тот, кто выглядит как мальчишка, скорее всего какая-то подстава со стороны контролёров. Хотя и не важно с чьей стороны.

Вот парень, коснулся горловины шлема, и тот просто растаял, словно элитный шлем фабрики Ггурла Ширса.

— Извини, не догадался организовать стулья, но может такое сойдёт? — Мальчишка взмахнул руками, и демоническая плоть которая густым слоем покрывала основание портала захрустела сминаемая чудовищным давлением, и на глазах у Хуби Тухура, из плоти и крови демонов собралось широкое и крепкое с виду кресло. Это была поистине дьявольская усмешка. Сделать из воинов домена кресло для их повелителя, и Хуби это оценил.

— А ты? — Спросил демон, с запозданием поняв, что голос человека раздаётся у него в голове.

— А мне и так хорошо. — Такой странный парень улыбнулся и просто сел на воздух, соткав для себя что-то вроде чаши из эфирных потоков, а его меч полыхавший золотым светом просто свернулся в браслет на руке.

И вновь демон похвалил себя за взвешенное решение не устраивать драку с незнакомцем, потому что то, что было в его руках, не обычный полиморфный меч, из оружейной лавки мастера Хаоса, а полноценный сешесс, о которых так много говорили, но так мало в живых тех, кто его видел собственными глазами.

— Ну так что же понадобилось в маленьком мирке, Архонтодемону?

— Пробить дорогу для армии местного короля, через армию другого местного короля. — Но я не знал, что здесь замешаны твои интересы. — Хуби, развёл руками. — Но я не могу просто так разорвать соглашение. Штраф очень велик.

Тут в голову Алексея пришла интересная мысль, которую он обдумывал примерно с минуту, а не найдя отрицательных сторон, чуть наклонился к демону.

— Послушай, я тут случайно стал хозяином домена, но ни заниматься им, ни вообще как-то что-то делать там у меня нет ни желания, ни возможностей. Может передача права на владение как-то компенсирует штраф?

Хуби Тухура, хотел было сказать, что домен этот очень маленький, и вообще непонятно что с ним делать, и надо бы добавить живых искр за такую сделку, но посмотрев в глаза собеседнику лишь помолчал, и склонил голову.

— Это очень щедрое предложение.

— Я знаю, что тебе очень хочется свежих искр. — Алексей нагнулся к демону, и посмотрел на того с таким участием, что становилось понятно. Заботы и мечты демона, очень близки этому странному неизменному. — Но у меня на здешних людей совершенно другие планы.

— А что будем делать с королём Галаста? — Поинтересовался демон.

— О, у меня на него тоже есть планы. Ты кстати не умеешь делать живые чучела? — Алексей широко улыбнулся. — Представляешь, человек ходит, говорит, и может делать несложную работу, но внутри его шкуры — опилки! — Он жизнерадостно рассмеялся, А демон, который представил себя в роли чучела скривился в мучительном спазме.

— Ну, что, договор? — Алексей с улыбкой посмотрел на хаосита. Договоры в их культуре были окружены таким количеством запретов и правил, что нарушать его, было очень дорого, и крайне опасно для репутации.

— Договор. Демон кивнул, и достав из кармана пиджака планшет, стал прямо пальцем набрасывать пункты договора.


— Что они делают? Разговаривают? — Командующий войсками Горного фронта, отогнал наблюдателя от мощной стереотрубы, и сам приник к наглазникам. — И точно. Сидят вон, рядком, и беседуют. Чудны дела творцов. — Он оторвался от окуляров. — А что там с артиллеристами? Они наконец прибыли?

— Да, сен генерал. — Один из офицеров положил на стол доклад командующего объединённым артиллерийским полком. — Идёт разгрузка, а к вечеру все пушки будут стоять.

— Надеюсь, мальчишка даст нам это время. — Генерал вновь приник к стереотрубе, и двинул рычажок увеличения изображения до отказа вперёд, чтобы было видно лицо Гарала Толго. Шестнадцатилетнего майора егерского корпуса, который неведомым образом заткнул портал, и сейчас договаривается с кем-то из демонской верхушки.

— И что же он ему предложил? Глава 16


Закон и Порядок, это две пешки, которые вы двигаете к краю шахматной доски в надежде что они превратятся в ферзей Правосудия и Возмездия. Шерлок Холмс из записных книжек.

В Международном уголовном суде, продолжается процесс, который уже успели назвать Мир против России. Напомним нашим читателям, что в суде рассматривается иск крупнейших европейских и американских государств против России присвоившей себе технологию омоложения, и лечения всех, даже самых тяжёлых болезней.

Все отговорки что технология эта поставлена частным лицом не выдерживают критики, и безусловно являются попытками запутать суд, и отложить правосудие, которое в этом случае однозначно. Такие технологии, не могут принадлежать никому кроме как совету международных представителей, в который войдут все наиболее уважаемые граждане наиболее развитых стран. Нью-Йорк Таймс, из редакционной статьи.


Пространство Хаоса, Домен Игуар

Главным качеством любого хаосита, была хитрозадость. Во всём, что происходило он искал выгоду, пусть и небольшую. И частенько выходило так, что сиюминутная выгода, приносила впоследствии большие проблемы. То есть, обмануть, украсть, слепить доход на ровном месте, всё это было проявлением особой доблести и вызывало у других хаоситов уважение и рост по социальной лестнице. Вот и Хуби Тухур, получив в соответствии с договором второй значок главы домена, сразу кинулся готовить освоение новой собственности. Новоявленный Арх — Демон, построил огромный портал, через который даже штурмовые особи — гиганты высотой в восемь метров, могли пройти не нагибаясь, а обычные летающие пожиратели, пролететь сквозь арку, не складывая крыльев.

Хуби собирался сначала застолбить домен за собой, а после самым примитивным образом кинуть и парня в серых доспехах, и короля Галаста, и вообще всех, на этой маленькой, но такой сладкой планетке, и в ходе быстрого марша по континентам и странам собрать столько искр, сколько успеют унести его воины, а после — скрыться в домене, затворив переходы лет на пять. И пусть его сначала найдут среди миллиарда других доменов, а потом могут судиться с ним до растворения хаоса.

Портал высотой в десять метров, засиял приятным алым светом, и после разрешающего кивка, маги — порталисты, открыли проход между доменами.

И тут же словно чёрная волна, сжатая пружина некротического вала, выплеснулась из портала, накрывая облаком смерти всё до чего касалась.

Дольше всего продержался сам Хуби Тухур, лихорадочно соображавший, что нужно сделать, под щелчки и треск осыпающихся защитных амулетов. Но когда погас последний, тело его вздрогнуло, колыхнулось словно струйка дыма, и разом осыпалось на почву, чёрной тяжёлой пылью.


Архалла. Граница Триссара и Шиморской области Галастского королевства.

Стоило демону уйти, как арка погасла, и ни одного существа больше оттуда не вылезло. Но это не принесло мира на землю Архаллы.

Две армии сцепились за этот кусочек земли не на жизнь, а на смерть, считая, что владение порталом есть ключ к победе в войне.

Алексей думал иначе, но его никто не спрашивал. Только строго предупредили чтобы он не отлучался из расположения, потому как летит срочно вызванный дознаватель из контрразведки, и старший жрец храма Творцов.

По этому вопросу Алексей совершенно не переживал, так как считал, что сделал всё правильно, и занимался службой войск, и патрулированием своей полосы ответственности, изредка ловя дезертиров, и шпионов.

Откат гибели ещё триллиона существ настиг Алексея ночью, когда он находился в расположении батальона, и это было последней каплей для их с сашессом перехода на четвёртый уровень.

Разумный меч, вышибло в беспамятство, когда он находился в ножнах на поясе, а сам пояс висел на спинке раскладного стульчика рядом с кроватью Алексея.

Оба были в глубокой отключке, поэтому, когда в палатку вошли инквизиторы Храма Творцов, вооружённые словно на штурм, и в тяжёлых доспехах, он мирно пребывал в беспамятстве, переваривая новую бездну посмертных искр.

Алексея вместе со всеми личными вещами словно колоду забросили в большой пассажирский летун, и увезли в столицу.


Архалла. Столица Триссара Сартал, Полуденный Храм Творцов, внутренняя тюрьма.

Очнулся он уже в цепях, на стене, совершенно голый, а рядом суетилась парочка палачей в рясах Храма Творцов.

Магемы Свободные руки, да и вообще любые другие, просто втягивались металлом которым он был прикован, правда при этом чуть разогреваясь.

Ещё пара длинногривых святош мирно переговаривались, сидя в удобных креслах и попивая вино из высоких прозрачных бокалов, расписанных цветами. Один из них был широкоплечим здоровяком, с тонким аристократическим лицом, длинными седыми волосами, свободно лежащими на плечах, в белой рясе священника высшего ранга, и золотой звездой на массивной цепи. А второй, пониже ростом, но тоже широкоплечий, с могучими кулаками, и широким мясистым лицом с тяжёлым носом, полными губами и тоже в белой рясе.

— Я вижу наш юный друг уже вполне очнулся? — Спросил широкий, гладя на Алексея.

«Ашир, ты где?!!» Мысленно позвал Алексей не собираясь вступать в разговор с палачами.

«Ашир, твою разэдак, да меня щас разделывать начнут как на мясобойне!!!»

— Лурис, наш друг не хочет разговаривать. — С глумливой улыбкой произнёс высокий, не торопясь подошёл к Алексею, и коротко, пробил тому в живот. — Н-да. Крепкий живчик. — Он потёр отбитый кулак, и достал из кармана сверкающий белым металлом кастет, на котором была золотом выгравирована четырёхлучевая звезда. Символ храма Творцов. — А так? — Он с напругой и поворотом корпуса пробил в бок Алексею, и удовлетворённо услышал хрусть ребра, и короткий стон. — Вот видите, отец Лурис. Наш мальчик вовсе не немой.

— Оставьте это дело специалистам. — Лурис, махнул рукой. — Через пять минут, он нам не только расскажет всё что знает, но и споёт, на любой из известных мотивов. Или придумает свой. — Широкий тоже встал и подошёл к Алексею. — ведь правда же споёшь? Тут в соседней камере, ешё две шлюшки, которые просто мечтают оказать нам любезность.

— Оказать снова, если быть точным. — Со смехом вмешался в разговор Лурис. — Правда после отца Бакиса, там уже особо делать нечего, потому что он любит выбивать шлюхам зубы перед отсосом.

— Ты и правда это сделал? — Алексей посмотрел святоше в глаза, и увидев, как тот кивнул, улыбнулся. — У тебя ведь есть родные правда? Ничего, если я продам их на острова? Не обещаю, что ты это увидишь, но знай. Я обязательно расскажу им, за кого они так страдают. Такая мразь как ты, должна сгинуть, не оставив потомства.

— Тебе бы о своём потомстве подумать, демонов выродок. — Бакис выхватил кинжал, и приставил его к члену Алексея.


Архалла. Столица Триссара Сартал, Дом Сатора Ихира. Начальника генерального штаба.

Генерал третьего ранга Стагор Ихир, с удовольствием рассматривал шпагу, которую ему поднесли церковники. Шпага Гарала Толго, уже прославленного бойца, о которой столько легенд. И эта шпага теперь украсит его коллекцию. Ну, да. Мальчишка как-то отвадил демонов и спас страну, но в итоге проиграл партию, и уже не интересен. От церковников ещё никто не вырвался живым. — Генерал неторопливо взялся за рукоять, и потащил клинок который по мере появления на свет, начал сиять голубоватым светом.

Собственно, именно ради шпаги Стагор Ихир пошёл на подлог, и подписал приказ на арест мальчишки. Потом из него выбьют все нужные показания, и естественно казнят на площади, придавая законность всему делу, а меч — вот он.

Ашир которого так грубо разбудили, прочитал ситуацию из мыслей генерала, и во мгновение превратившись в жидкость, втёк сначала под обшлаг мундира, там проскочил до плеча, и обвив шею, ткнулся острием в солнечное сплетение.

— А, что…!??

«Тихо» — Прошипел Ашир. — «Ты меня хорошо слышишь?»

— Да, а кто… я…

Ашир чуть усилил нажим, и острый тонкий кончик начал входить в тело.

«Заткнись если хочешь жить. Заткнись и слушай. Ты сейчас пойдёшь туда где держат герцога Рокова, ну, демон жидкий, в смысле Гарала Толго».

— Я не зна…

«А тогда я тебя сейчас сожру, и поищу того, кто знает».

— Не на… хррр. — Генерал схватился за шею. — Я сейчас пойду.

Жил начальник генштаба на Рубиор сен, и влетев в служебный лимузин, с расширенными от ужаса глазами хлопнул водителя по плечу перчаткой, прокричал срываясь на фальцет.

— К Полуденному храму давай!

Водитель как всегда не задавая вопросов, воткнул передачу, и разогнал тяжёлый автомобиль, вливаясь в поток движения.


Архалла. Столица Триссара Сартал, Полуденный Храм Творцов, внутренняя тюрьма.

В это время палач уже принялся за своё дело, но стоило ему ткнуть раскалённой иглой, в ногу узника, как тот сразу потерял сознание, обвиснув в цепях.

— У, совсем слабак. — Лурис со смехом взмахнул рукой, чуть не расплескав вино. — Ну что там, Гили? — Спросил он у палача.

— Пульса почти нет, отозвался здоровенный словно шкаф мужчина, с огромными перекатывающимися мышцами, и маленькой плешивой головой. — Глубоко ушёл засранец. Вы, ваша святость, мальчишку зря недооцениваете. — Палач потрогал кольцо, которым была притянута к стене, рука Алексея. — Металл почти горячий, а это значит, у него как минимум пятьсот единиц. Так что расковывать не будем. Пусть висит.

— Тогда может съездим пообедать? — Бакис, подвигал широкими словно скамейка плечами, и вопросительно посмотрел на друга. — Можно было бы и к шлюшкам зайти, но после меня там и правда делать нечего.

— Но убирать пока не будем. — Лурис усмехнулся. — Хочу, чтобы мальчик полюбовался, как мы умеем.

— Ты и правда думаешь, что он открыл портал демонам?

— Не болтай ерунды. — Лурис покачал головой, накидывая на плечи уличный плащ. — Там такая тонкая работа, что всем столичным управлением храмов, за месяц не справимся. А тут мальчишка. Но как-то же он договорился с демоном? И я должен знать, как. Такое оружие не может находится в руках сопляка.

— Ваша святость, — В помещение зашёл один из служек, охранявших подземную тюрьму. — Генерал Стагор, рвётся. Говорит, что у него есть какие-то срочные сведения.

— Давай сюда. — Отрывисто скомандовал Бакис. — Не приведи Творец, король прознал раньше времени.


Генерал вошёл в пыточную, деревянными шагами и что-то хотел сказать, как серебристая молния словно выстрелила от него, впившись в тело висящего на цепях Толго, и растёкшись по нему серебристой плёнкой, мгновенно впиталась, словно вода в пересохшую землю.

— Какого демона… — Начал Лурис, поворачиваясь в сторону генерала, но тот уже валился на пол безвольной куклой.

Оба церковника уже стояли, выхватив кинжалы, но в камере было тихо.

— Может, того, уберём мальчишку? — Спросил Бакис нервно облизнув пересохшие губы.

— Дурак. — Ответил Лурис. — Если он публично не покается на площади, нам этого король не простит. А ты думаешь, Отец — настоятель, будет из-за нас ссориться с королём? Вот и я думаю, что вряд ли. Так что у нас теперь одна дорога. Запытать этого сопляка до полусмерти, и сломать так, чтобы он покаялся во всех грехах публично. — Он перевёл взгляд на палача. — Гили, давай разжигай жаровни, выкладывай инструмент. Будем будить гадёныша. Можешь настрогать ему ломтями руку или ногу на выбор, но я хочу, чтобы он связно говорил не позже чем через полчаса.


Архалла. Королевство Галаст. Королевский дворец

— Мой король. — Сарос Тиго, Командующий егерским корпусом, генерал второго ранга был в ярости до той степени, что лицо его было бледным словно бумага, а в руках он держал кочергу, совершенно изуродованную постоянными сгибаниями-разгибаниями.

Информацию о том, что святоши взяли спящего Гарала Толго, ему принесли почти сразу же, как только спало сонное заклятие, наложенное на расположение батальона, и офицеры осознали, что вообще произошло. К счастью караульные обнаружив себя лежащими в грязи, не стали кочевряжиться, а офицер, который вёл смену караулу, сразу побежал в палатку к дежурному по батальону.

Правда исчезновение командира заметили только через два часа, и начали расследование тогда же. Но к счастью сработали перекрёстные секреты, вынесенные далеко за территорию части, и было несколько наблюдателей заметивших странную активность, и решивших посмотреть в оптические приборы, что же там происходит.

Так собственно и узнали, что в расположении побывали церковники, и сразу подали рапорт по команде.

Но доклад снова задержал дежурный по штабу корпуса, и командир не увидел бы его, если бы не заместитель командира батальона, который прорвался к нему в приёмную, и наставив оружие на адъютанта, приказал впустить его к командующему.

Генерал Тиго, выслушал майора Ригаса, подхватил по пути кочергу вместо шпаги, вышел из кабинета и сев в машину бросил: — Во дворец.

И вот теперь он стоял перед Алоаром, рассказывая чуть глуховатым голосом историю похищения комбата егерей, церковниками, и мял в руках уже совершенно изуродованную кочергу.

— Я надеюсь у вас хватило ума, не поднимать по тревоге егерей? — = Спросил король, застёгивая китель, и надевая фуражку.

— А? — Судя по виду генерала он подумал об этой возможности впервые, но осознав в чём был вопрос, отрицательно качнул головой. — Нет.

— Ну и славно. — Король улыбнулся. — У меня для таких вот дел, есть совершенно особые люди. — Алоар прижал клавишу интеркома и пригнулся к микрофону, на подставке. — Гури?

— Да, мой король. — Ответил чуть искажённый голос.

— Поднимай своих. Штурмовая броня, тяжёлая техника, прикрытие и воздух.

— Есть.

— Ну а мы с вами пойдём, чего-нибудь съедим. Да оставьте свою кочергу, генерал. — Король с усилием вырвал из рук командующего корпусом, исковерканную железку, подержал в руках, и со вздохом взявшись за концы, растянул до звона и с выдохом покрутил перед глазами путь и не идеально, но всё же прямую железку. — Ну, хоть что-то.


Архалла. Столица Триссара Сартал, Полуденный Храм Творцов, внутренняя тюрьма.

— Не берёт. — Палач, демонстративно потыкал раскалённым стержнем в ногу Алексея, но с таким же успехом можно было пробовать добиться признания от стальной отливки. — И ножом вон ковырял, и даже скальпель затупил.

— А если пилой? — Предложил Лурис.

Вместо ответа Гили провёл пилой по животу Алексея.

— Скользит как по стеклу. — Он обернулся на своего начальника. — Может кувалдой попробовать?

Ответить инквизитор не успел. Кандалы из прочнейшей серебряной стали, ценой в полновесное золото, осыпались с легчайшим звонким шелестом, и в тоже мгновение Алексей спрыгнул со стены, а все присутствующие замерли словно статуи.

Он потрогал уже практически заживший шрамик на ноге, подержался за бок, вздохнул, прошелся по камере, и сев в кресло, просто замер на несколько минут.

Потом решительно вскочил, и распахнув дверь камеры, пробил без замаха стоявшему на пороге часовому, и придержал, тихо опуская на пол, и всё так же как и был, совершенно голый, прошёлся до следующей камеры в коридоре. Там было пусто. В остальных нашлось пара человек, истерзанных палачом, и уже не совсем похожих на человека, а его подруги нашлись только в шестой по счёту камере.

Тири и Лири лежали на пыточных ложах, в лужах крови и обрывков тел, в синяках, ожогах и рваных ранах.

Алексей, осторожно словно боясь разбудить коснулся щеки, Тири, но она была холодна словно лёд.

Лири была ещё жива, но Алексей, ясно видел, что дух её не выдержав пыток, давно покинул бренную оболочку.

Он остановил её сердце одним касанием, и поцеловал сначала Лири, в разорванные губы, а после Тири в выжженное пятно рта, где раньше находились её розовые лепестки губ.

— Простите малышки. Не уберёг я вас.

Он прикрыл лица девушек какими-то тряпками содрав их со стены, и вернулся в первую камеру, где всё ещё стояли палачи, застигнутые заклятием паралича.

Алексей походил по камере, позвенел пыточными инструментами, и наконец понял, что нужно сделать, и начал, впервые для себя плести трёхслойную магему проклятия высшего круга.


Архалла. Столица Триссара Сартал, Полуденный Храм Творцов.

Тяжелые бронетранспортёры чёрно-серого цвета, словно вырвавшиеся из кошмарной ночи, ходко двигались по улицам столицы, распугивая прохожих, которых было особенно много в этот послеполуденный час. Невиданные машины, словно призраки имперских времён, неслись по дорогам гудя рифлёными колёсами, и сверкая стёклами окон.

Перед воротами храма окруженного невысокой, но мощной оградой, машины перестроились, и вперёд выдвинулась самая массивная, пятьсот двадцать второй Смерч, взревел двигателем, и буквально снёс ворота, брызнув по сторонам кирпичами и обломками декоративной плитки.


До вечерней службы было ещё далеко, и в храме было пусто, не считая служек, которые натирали золотые украшения, чтобы они сверкали в свете заходящего солнца.

В эту тишь и покой, два десятка высоких широкоплечих солдат, ворвались словно волки в овчарню, раскидывая в стороны всех, кто мог им помешать.

Но отец-настоятель храма, и глава Церкви Творцов Триссара, Куили Сарс, не стал прятаться, и вышел на шум из своих покоев.

— Что происходит, кто вы? — Спросил он громким властным голосом, увидев бойцов в имперской штурмовой броне, про которую только ходили легенды, а людей что её видели, уже не было в живых.

Один из бойцов поднял забрало шлема, и Куили с удивлением увидел короля Алоара.

— Король? Что вы тут делаете? — Удивился священник. — Что за налёт, и вы здесь?

— Это я хочу спросить, что вы тут делаете. — Алоар, подошёл ближе, явственно чувствуя от полноватого священника запах вина и женских духов. Да и ряса скорее всего была накинута на голое тело, подумал он. — Ваши люди похитили одного из моих офицеров, и сейчас скорее всего, пытают в подземной тюрьме.

— О какой тюрьме ты говоришь? — Куили нахмурил седые брови, грозно глядя на короля, но тот лишь рассмеялся.

— О той самой, один из входов в которую за спинкой твоего кресла в рабочем кабинете. Ты ведёшь нас, или мы идём туда сами.

— Я проведу вас. — Отец-настоятель, кивнул. — Но почему вас заинтересовал этот юный демонопоклонник? Продавший душу демонам не может командовать людьми.

— Без вас разберусь. — Отрезал король и сделал жест своим людям, чтобы они приняли под охрану вход в подземелье.

Когда настоятель нажал на секретный переключатель открывая дверь в подземную тюрьму, он не отключил сигнализацию, и теперь по всему длинному коридору бежал десяток тюремщиков забегая в камеры и убивая находившихся там людей.

Алексей, который уже закончил свои дела, вышел на шум, и сразу же был атакован стражей, с короткими палашами в руках.

Но убивать и мучать обессиленных заключённых это совсем не то, что одного очень злого мужчину, и стражники очень быстро кончились, едва начав свою работу.

Когда король со своими бойцами и настоятелем добрался до камеры где находился Алексей, он любовался туманным шаром диаметром в полметра, в котором бегали маленькие, размером с палец, Лурис и Бакис, и два их помощника-палача. Все были голыми, и догнав друг друга, сразу же начинали спариваться в самых безумных комбинациях.

Вошедшие сразу остановились и глядя на мельтешение в шаре, даже забыли на какое-то время зачем пришли.

Первым очнулся Алоар, который приветственно кивнул Алексею, и улыбнулся.

— Сурово ты с ними обошёлся.

— Шестая камера направо.

Король сделал жест, и один из бойцов сорвался с места, и через тридцать секунд вернулся что-то коротко сказал на ухо королю, и тот вышел сам.

Как раз в этот момент очнулся отец-настоятель, начавший орать словно лось на гоне. И что Алексей продался демонам, и что Свет его покарает, как преступника, убившего четырёх священников, и всякое прочее, перемежая крики, угрозами, и вообще нехорошими словами.

Король вернулся задумчивый, и поднял руку останавливая поток красноречия отца-настоятеля.

— Скажите, святой отец, а две девочки — гимнастки, тоже были демонопоклонницами?

— Они все погрязли в скверне! — Воскликнул Куили с фанатичным огнём в глазах. — Нужно было вычистить это поганое гнездо…

— А торговец Будир, найденный в одной из камер? Тоже?

— Вероятно. — С куда меньшим апломбом ответил священник. — Я не занимаюсь делами инквизиции. А вашими стараниями, теперь и некому, потому что главный инквизитор, и его заместитель мертвы.

— Почему это мертвы? — Возмутился Алексей. — Вона как забавно дёргается чпокая своего заместителя. И тот тоже не отстаёт. Глядите, потянул уже в рот чего-то.

— А Шигари Терсо, пропавшая неделю назад, что делает в камере вашей тюрьмы. Девочка тоже поклоняется демонам? — Спросил король. — Тогда у вас интересные способы убеждения, потому что девочку неоднократно насиловали. — Король вздохнул. — Куили Сарс, вы арестованы по подозрению в похищении, и насилии над гражданами Триссара. — И повернувшись к своим бойцам скомандовал: — Взять его.

Выходили длинной процессией. Алексей всё такой же нагой с шаром в руках, король в окружении солдат, а навстречу, словно потоком двигались врачи, сотрудники внутреннего контроля, и даже полицейские следователи.

Но когда проходили мимо алтаря, настоятель вырвался, и кинувшись к прозрачной колонне стоявшей в луче негасимого света, и возопил, подняв руки к небу.

— Требую небесной справедливости!

Секунд десять все оторопело смотрели на толстого настоятеля, потрясающего каким-то амулетом, а потом, всё вокруг вспыхнуло, словно включились сотни прожекторов, и из колонны шагнул мужчина совершенно обычной наружности, если бы не рост в два с половиной метра, светящаяся кожа, и огромные глаза. Одет он был в белую рубашку, простую куртку, коричневого цвета, штаны, заправленные в короткие сапоги, а в руках держал какую-то ветошь, которой тщательно протирал пальцы, словно очищая их от чего-то.

— Агент службы контроля девятьсот десять восемьсот тридцать шесть ноль ноль семь. При этом он подмигнул Алексею. — Запрос на высший суд получен. Поднимись вопрошающий. — Мужчина повернулся в сторону настоятеля и того словно помимо воли подняло в воздух. — Посмотри мне в глаза. — Произнёс контролёр священнику, и на мгновение тот приподнялся так, чтобы повиснуть вровень с его глазами.

— Ты выслушан, и услышан. Приговор вынесен, и приведён в исполнение. — Божественный посланник взмахнул рукой, и Куили Сарс, сначала уменьшился до размера пальца, а после его телепортировало в шар Алексея, в котором после этого началось что-то совершенно невероятное, словно все пятеро решили осеменить друг друга наперегонки.

Агент ноль ноль семь перевёл взгляд на Алексея.

— А ты, почему не требуешь справедливости?

Алексей пожал плечами.

— Справедливость это мы. Наша честь, и верность, наша вера, и дружба. Как я могу требовать от мироздания другого поворота, если не знаю общего замысла творца? Да и во многом, несправедливость к нам, есть результат наших ошибок. Предлагали же мне спрятать девчонок, пока я буду на войне.

— Ты юн годами, но мудр разумом. Я хочу у тебя кое-то забрать. Ты не против?

— Бери. — Алексей пожал плечами. Всё кроме сашесса. Его не отдам.

— Я заберу этот шар. Очень уж особое возмездие ты придумал. Не для этого мира. И заберу у тебя демонические искры. Рано или поздно, этот посмертный дар, сожрал бы тебя, так что если не хочешь стать демоном…

— Вот уж зачем такое счастье. — Алексей взмахнул руками и только тогда понял, что у него нет в руках шара, и на сердце ничего не давит, отчего хотелось взлететь в буквальном смысле.

— Ты отдал две важных для себя вещи, не торгуясь, и не сомневаясь. За твою веру, позволь сделать тебе маленький сувенир. На память. — Контролёр зачерпнул что-то из воздуха, и когда в его ладони появился светящийся комочек, поднёс его ко рту и дунул, направив поток в сторону Алексея.

И словно пушечное ядро, божественная искра влетела в грудь Широкова, и через мгновение опала, растворившись в теле. Глава 17


Худший вид ландшафтного дизайна — солдатская могила. Инструктор 8 УБЦ капитан Николай Свиридов

Расформировать Гератское Главное Управление Храмов, как действующее во вред государству, с описью всего имущества и передачей в доход государства всего незаконного, включая инструменты, такие как фальшивые деньги, наркотические препараты, алхимические средства, и оборудование для их производства, и прочее.

Главой Гератской Церкви Творцов назначить младшего настоятеля Сирамской сельской церкви Хубила Гета, с передачей ему всех прав на распоряжение имуществом церкви, назначения других должностных лиц, и ключей от всех хранилищ центрального храмового комплекса.

Всем правоохранительным структурам, обеспечить безопасность новоназначенных священников от преступных посягательств, и все условия для осуществления профессиональной деятельности.

Казначейству и комитету по финансам, обеспечить бесперебойное финансирование работы Церкви Творцов, и всё необходимое снабжение, на весь переходный период.

Полицейскому управлению осуществлять охрану зданий и сооружений Церкви, до взятия их под контроль силами храмовой стражи.

Довести этот приказ до сведения лиц, в части их касающейся незамедлительно. Король Герата Алар пятый.


Королевство Уграсс. Автономная область Великого Храма Творцов, центральный комплекс.

Руби Халор, Солнцеликий Сын Порядка, сидел на мягком словно пух кресле, обитом алым шелком, и гладил ручную крысу, которая ела из небольшой золотой миски, наполненной сырым мясом.

В этот час Солнцеликий должен был предаваться размышлениям о величии Порядка, и победе над Хаосом, но его же приказ, сразу сообщить о ситуации в Герате, заставил отвлечься от величественных мыслей, и заняться земным и скучным. Но, скучными новости не были. Когда неожиданно, на полуслове оборвался сеанс связи с Гератским Полуденным храмом, он предполагал всякое. Даже нападение черни. Но то, что озвучил сейчас Правая рука, было немыслимым. Невозможным, и таким же пугающим.

— Король лично возглавил штурмовую группу, и они, взломав ворота Храма, проникли на его территорию, и сразу же, захватив Отца-настоятеля, спустились в помещения Судей. Там, по каким-то причинам, смог освободиться арестованный накануне Гарал Толго, который уничтожил дежурный персонал, помешав им зачистить камеры.

Наверх король вышел вместе с Толго, который нёс в руках шар размером в локоть с ладонью, где находились уменьшенные до размера пальца, старший дознаватель Лурис Хакон, дознаватель Бакис Широ, и двое дежурных монахов из Судебного управления. Все выглядели живыми и занимались непотребством, не замечая, что на них смотрят.

— Прямо там, в шаре? — Спросил Сын Порядка, гладя нежнейшую искристую шёрстку Куки.

— Да, Солнцеликий. — Правая рука поклонился. — Когда они проходили мимо алтаря, Отец-настоятель вырвался и потребовал божественного суда, использовав амулет Истины. На зов явился контролёр Порядка. Выслушав настоятеля, он тоже сжал его до маленького размера, и поместил в ту же сферу. Кроме того, контролёр о чём-то говорил с Гаралом Толго, но наш человек не смог услышать, о чём именно. Затем, в ходе обыска, который провели больше двух сотен сотрудников контрразведки и полицейских, было обнаружено хранилище золотых монет, ну тех самых, цех по расфасовке Снежной Пыльцы, и помещение, где держали девок для переправки на Острова. В целом наши финансовые потери подходят к цифре пять миллиардов, а если учесть, что были арестованы три судна, возившие товар с Островов, то и больше.

— Как это могло случиться? — Злой до состояния ледяного бешенства, Сын Порядка чуть наклонился вперёд, словно вонзая взгляд в стоявшего напротив церковника. — Трисар, был важнейшим транзитным узлом нашей сети. Герат был базой для тысяч наших людей. Или ты думаешь, что у короля Алара не найдётся специалистов расколоть храмовых служек? А те, кто вырвутся из Герата? С ними-то что делать? Кто из них был специально отпущен контрразведкой, для двойной игры, а кто действительно спасся сам?

И это я ещё не говорю о чудовищном ударе по репутации. Уверен, что уже вечерние газеты Сартала вышли с громкими заголовками. Храм Творцов торговал проститутками и наркотиками. — Солнцеликий провёл рукой по воздуху словно касался невидимых букв. — Как можно было из такого простого дела, как дознание о связях с демонами, слепить такой фантастический провал? — Глава церкви, уже практически орал, брызгая слюнной на стоявшего перед ним. — А кто будет оплачивать страховку за корабли и команды, Островному Братству? Кто компенсирует мне потерю товара ценой в пятьсот миллионов сарс?!! Что мы вообще будем делать с этим, ведь информация разбежится по всем правителям, и очень многие захотят посмотреть, что там, в подвалах наших храмов?

И что мы скажем Владыке Ишигару, который вложил в это дело огромные средства?

С последней фразой, самообладание окончательно покинуло Сына Порядка, и он вцепился острыми словно лезвия ногтями в Куки, который от такого нежданного поворота, лишь пискнул, и извернувшись ловко цапнул Руби Халора за руку, вырвав немаленький кусок мяса. Реакция Солнцеликого была мгновенной. Он, движением быстрым словно молния, свернул шею своему любимцу, и отбросив окровавленное тельце в сторону, встал пятная кровью пол.

— Со всеми рассчитаться сполна. Довести, что инцидент неприятный, но не более. Перевести храмы в режим обороны, быть готовыми сжечь всё дотла. Начинайте свозить золото сюда, и придержите пока торговлю порошком, живым товаром и производство фальшивого золота. — Он посмотрел на помощника, проникся ли, внимает ли с должным почтением? — И самое главное. Поднимай нашу агентуру, спящих, и всех прочих. Будем сколачивать военный союз. Нужно помочь Галасту в его крестовом походе, и желании очистить Гератскую область Храма Творцов, от подлых захватчиков. И подготовьте указ, от моего имени объявляющий короля Герата еретиком.

Отпустив Правую Руку, Солнцеликий, прошёл к небольшой дверце, за которой была лестница в подвал, в котором находился единственный полноценный портал на Архалл, теперь замкнутый на владыку домена Киус, Владыку стихий, демона Ишигара. Да, работать с таким непростым контрагентом было очень сложно, но так выгодно!


Архалл, королевство Герат, город Сартал. Королевский дворец.

— Так же отчуждено, как незаконно приобретённое, имущество на общую стоимость в пятьсот двадцать миллионов сарс. Таким образом в ходе конфискаций, получено в доход королевства четыре миллиарда сарс.

— Четыре миллиарда это неплохо. — Алар кивнул и посмотрел на Гарала Толго, который отошёл к установленным у входа двум штурмовым механоидам. Они как раз беседовали с командиром батальона о последствиях всего этого скандала, когда появился глава комиссии финансов, с докладом. Алар хотел продолжить беседу с Толго, и попросил того, заняться чем-нибудь, на то время, пока он будет выслушивать главного финансиста. И вот сейчас, этот неугомонный мальчишка, уже снимал нагрудную бронепластину с механоида, открывая внутренности совсем не простого боевого механизма. Король не боялся, что мальчишка что-нибудь сломает. В конце концов, мехи стояли у входа в качестве украшений уже восемьсот лет, а для того, чтобы их сдвинуть, нужно было притащить как минимум десяток солдат.

Он снова отвлёкся на доклад главы финансового комитета, расписывающего куда и как он собирается потратить средства, а у дверей всё нарастала возня. Побежали пара солдат разматывавшие кабель, появился главный электрик дворца с таким видом, словно Творец спустился с небесного трона. Но в ходе беседы с майором Толго, буквально на глазах, его апломб стал увядать, пока рыло не погасло совсем, и не стало напоминать сушеный кувах. Затем электрик покраснел, побледнел, вытянулся по стойке смирно, и втянув насколько можно отвисший живот, кивнул, и почти кавалерийской рысью умчался, громко стуча каблуками.

— … и получить доход не менее пятнадцати процентов. — Закончил фразу Сурс Широ. — Мой король, вы меня совсем не слушаете! — сказал он возмущённо.

— Вы сказали, что собираетесь получить доход не менее пятнадцати процентов. — Не моргнув глазом ответил монарх.

— Да. — И мы будем активнее работать с Главной Зерновой Биржей в вопросе регулирования цен…

В углу что-то загудело, с грохотом полыхнуло электрическим разрядом, осветившим всю залу, что-то упало и звонко покатилось по каменным плитам пола.

Тут проняло даже финансиста. Он, оборвав доклад на половине фразы обернулся, и увидел, как механоид сидевший на заднице словно огромная собака, медленно встал на все четыре конечности, повернул несколько раз голову, и снова сел и сразу же лёг, вздыбив холку, в которой был виден ещё один распахнутый люк, из которого торчал кабель.

— Прости меня Творец вседержитель, и небесные владыки, отврати меня от суетного и злого… начал он читать молитву, посиневшими губами, прижав к груди и смяв в один ком свои бумаги.

Да и короля проняло. Вот так, вот, запросто какой-то мальчишка запустил смертоносный механизм, стоявший без движения почти целое тысячелетие. Да демоны раздери всё сущее, чему же там успел научить пацана старый Толго?!!

Но внешне, король был невозмутим. Сохраняя на лице чуть ироничную улыбку, он встал с удобного кресла, что исполняло роль трона, и пройдя через залу, подошёл к Гаралу Толго.

— Вижу, ты нашёл себе достойное развлечение.

— Да, мой король. — Алексей улыбнулся. — Смотрю, стоят, железки мертвячие. А в глазах медленно сигналка помигивает. Это значит живы контрольные цепи. А раз живы, значит можно попробовать запустить самодиагностику и авторемонт. Кристалл я подзарядил, а вот защиту, едва не спалили. К счастью, провод оказался тонким и сгорел раньше. Но даже той крохи, что туда попала, было достаточно, чтобы автоматика разблокировала режим хранения, и сняла короткое замыкание с аккумулятора. И сейчас можно либо зарядить его, на что потребуется от часов до суток, либо просто оставить на пару недель, и он постепенно зарядит накопители сам, за счёт преобразования эфирной силы.

— Знаешь, сейчас я узнал о механоидах больше чем написано во всех наших книгах.

— Как такое могло случиться? — Опешил Алексей. — Там же на каждого вот такая, — он показал руками, — куча документации.

— Собрали в одно место, ну вроде как для сохранности, и не уберегли. — Король невесело усмехнулся. — Пожар стёр всё. Пытались ещё как-то поддерживать знания, но всё что смогли, так это наладить электроснабжение. И то, мы в этом плане передовая страна. Ни проводов, ни лампочек в мире больше никто не делает. — Алар перевёл взгляд на второго робота. — А с этим что?

— С этим даже проще. Они же из одной серии, и теперь я знаю в чём у него затык. Сейчас снимем нагрудную пластину, и откроем доступ к посадочным гнёздам. Кристалл, наверное, пусть дворцовый маг зарядит, а на электрическую зарядку можно будет поставить после первого. Ну или подтащить ещё один кабель. — Алексей посмотрел на лежащего у его ног, механоида, который даже в таком положении был высотой почти до пояса.

— Мех, доложить состояние систем.

— Двигательный комплекс износ тридцать восемь процентов, броня, износ десять процентов, комплекс обнаружения и селекции целей, износ три процента, оружейные системы износ двадцать два процента.

— Ну, вот. — Алексей задумчиво посмотрел на меха. — Машина много бегала, чуть постреляла, но и собственно всё. Броня и электроника как новые.

Король молчал долго. Смотрел то на застывших у дверей гвардейцев, то на сад за огромными, до потолка окнами зала, то на меха, забавно шевелящего антеннами.

— Значит так, полковник Толго. Дворец без моего личного разрешения не покидать. Всё необходимое, вам доставят прямо сюда. Хоть девок, хоть вина, хоть звезду с неба. — Он обернулся в сторону казначея. — Как, сар Широ, достанем мы юному полковнику звезду с неба?

— Сделаем мой король. — Уверенно ответил финансист. Он тоже прекрасно понимал, что именно сейчас сделал владетель Толго для королевства и уже собирался провернуть одну интересную аферу.

— Идём, полковник. Король хлопнул Алексея по плечу. — Нас ждут великие дела и обед. А этот, — он кивнул на второго меха. — восемьсот лет простоял, и ещё пару часов простоит.


Стараниями Алексея, у всех высших чинов Герата, теперь были разъездные машины, развивавшие скорость до шестисот километров в час, и поездка в Уграсс, не была утомительной, несмотря на то, что это государство располагалось на противоположном краю континента.

В Уграссе с давних пор правили потомки адмирала Солто, который командовал тяжёлым носителем Алый Сполох, и который вместе со штабом выбрал себе для проживания восточное побережье. С собой генералы, адмиралы и их челядь, прихватили самое нужное, по их мнению. Полсотни сервисных роботов, десяток медицинских капсул, и прочее высокотехнологичное барахло, которое отказалось работать уже при их жизни.

Но всем этим предметам нашлось место, в «Парке чудес» где их расставили в назидание потомкам, и для развлечения публики.

Сурс Широ, несмотря на заметное охлаждение отношений между странами, продолжал вести дела с Главным Казначеем Уграсса, генералом Тавором, и быстро договорился купить весь нерабочий высокотехнологичный мусор, для «переработки на металл». Что кстати тоже было непросто потому что металл на корпуса механоидов, шёл высококачественный. Прочный и тугоплавкий.

Но поскольку Уграсс уже давно, лет пятьсот пытался продать это барахло, то сделка состоялась быстро, и мехов закидали в пару грузовых дирижабля, и отправили рейсовой скоростью в Герат.

К моменту прибытия груза, Гератская контрразведка, уже взяла ситуацию под контроль, прекратив циркуляцию слухов о якобы починенных мехах, и списав всё на жару и желание некоторых сановников выслужиться, перетащили все работы в отдельный корпус на территории дворцового комплекса, который стали охранять офицерские патрули.

Сам Алексей отнёсся к этому с пониманием, и юмором.

Его действительно обеспечили всем необходимым. Еду можно было заказать в любом из городских ресторанов, либо на общей кухне, Команда строителей соорудила для него бассейн с тёплой водой, и тонга — беседку с видом на главную городскую протоку, чтобы он мог любоваться красивыми видами в минуты отдыха и медитаций, а для приборки помещений назначили целых пять горничных одна другой краше.


Когда Алексей первый раз увидел склад нерабочих мехов в подвалах дворца, то подумал, что здесь он и погибнет. На трёх этажах подземелья, наваленные словно дрова, сотни штурмовых, разведывательных монтажных и ремонтных механоидов, всех классов, и типов, словно кто-то всерьёз озаботился коллекцией антиквариата.

Но глаза боятся, а руки делают, и восстановив пятерых инженерных дронов, и сменив им прошивку, на самую последнюю, он получил бригаду способную отремонтировать вообще всё, и не только технику империи.

Затем наступило время ремонтников, и их Алексей поднял сразу всех, кого нашёл, включая разукомплектованные машины, заменяя конечности от боевых механоидов. Боевых мехов было больше четырёх сотен, а вот ремонтников всего два десятка. Поэтому пришлось перепрошить ещё два десятка простых уборщиков и складских дронов, чтобы те работали на подхвате.

С этим дело пошло куда веселей, и огромные трёхэтажные подвалы стали заполняться рядами отремонтированных механоидов.

Новости он практически не смотрел, да и некогда ему было, но специальный человек, в обед зачитывал основные события происшедшие на Архалл. И о том, что шестнадцать стран континента собирают армию для похода на Трисар, ему тоже было известно.

Армия Герата никогда не была большой. Восьмидесятимиллионная страна даже такая милитаризованная, не могла кормить большую армию. Численность войск в мирное время была около четырёхсот тысяч, а в военное до семисот, но не больше миллиона, хотя в теории можно было вооружить всех граждан. Склады на этот случай имелись в любом городе или деревне.

И конечно для простых людей, накат пятидесятимиллионной армии, был весьма нервирующим фактором, но к удивлению всех стратегов, король Герата не объявлял мобилизацию, и не готовил города к обороне, и даже не вывозил приграничные склады, вглубь территории, демонстрируя редкую безмятежность и этим очень сильно смущая всех противников. И только святоши Храма Творца, были непоколебимы, толкая весь мир в кровавую мясорубку.


Архалл, Герат, перевал Ларос.

С высоты полёта разведывательных летунов, поле перед поднятием на перевал Ларос выглядело сплошным голубовато — красным ковром, и лишь приглядевшись можно было понять, что это — сплошной завал из человеческих тел в мундирах армии Галаста, с вкраплениями бронеходов, самоходных орудий, выгоревших остовов дирижаблей и лишь в центре, буквально на пару метров над месивом из окровавленной плоти и железа, возвышался верх десятиметровой арки.

Алексей смотрел на весь этот ужас со сложным ощущением. С одной стороны, погибли люди. Жили же как-то. Страдали, любили, заводили детей… А с другой стороны, их сюда в Герат никто не звал, и уж тем более не заставлял защищать арку портала, который вёл в демонические миры. Арка была мертва, поскольку был мёртв домен, куда она служила проходом. Но ни уничтожить переход, ни перенастроить его не могла ни одна из сторон. Для уничтожения портала нужно было снести саму арку направленным взрывом, как минимум десяти тонн взрывчатки. А для перенастройки нужны были специальные кристаллы, и хотя бы полчаса времени.

Редкие попытки армии Галаста взять под контроль долину перед перевалом, оканчивались ураганным налётом Гератской артиллерии и штурмовой авиации, и новый слой трупов покрывал равнину.

Несмотря на то, что у сопровождающих полковника Толго были свои инструкции, для начала Алексей вместе с парой шустрых паукоподобных ремонтников забрался по отвесной скале к вмурованным в камень плазменным турелям, и провозившись почти сутки, восстановил работу четырёх из шести орудийных башен, использовав на запасные части, внутренности тех, что были повреждены давним камнепадом.

А потом, ночью вместе со всей своей охраной, выдвинулся к полю, заваленному телами, и выпустил магему Улиа Грасс учтя все предыдущие ошибки.

Но кроме всего прочего здесь не было живых, которые своими искрами могли дать магеме дополнительную силу, так что превратив тела в жидкую грязь, металл в порошок, а дерево в пыль, магема к утру распалась, явив чистое поле с торчащей посреди, аркой портала.

Такое вроде бы простое действие, как утилизация тел, и полная очистка долины от останков боевой техники, полностью парализовало генеральный штаб Галаста, и самого короля, из которого словно вынули некий стержень. Он, посеревший и осунувшийся, уже не разговаривая ни с кем, остекленело смотрел на голую равнину с торчащим порталом а перед его лицом непрерывной чередой маршировали батальоны и полки, уходя в серую муть, даже без приличной могилы.

А через полчаса, словно очнувшись король приказал армии отступать, скрывшись от взглядов, в кабине большого летуна, и убыл в столицу.

Но на подходе уже была, собранная по кусочкам, объединённая армия пятнадцати государств, которая втрое превосходила армию Галаста, по численности и чуть не вдвое по стволам и бронеходам.

На уже подготовленных артиллерийских позициях, ставили новые пушки, и даже старый наблюдательный пункт Галаста лишь расширили, для того, чтобы тот смог вместить всех генералов.


У тех, кто сменил армию Галаста у перевала Ларос, ещё не было потерь, и глухой чёрной тоски, которая поселяется в человеке, который видит каждый день смерть. Перебороть такую тоску может только тот, кого питает ярость защитника собственного дома, но генералы, толком не воевавшие ни дня в своей жизни, пришли сюда не за смертью. Они пришли за новыми звонкими орденами, погонами и юными, но умелыми женщинами, которых так много в покорённой стране. Во всяком случае им так рассказывали в ярких и красочных брошюрках, распространяемых Церковью Творцов.

Но Церковь, не ограничилась ролью идеологической опоры карательной экспедиции. Тысячи священников пришли непосредственно в подразделения, поднимая боевой дух солдат, и благословляя своей жреческой силой, увеличивали стойкость и силу людей. А ещё, больше двухсот тысяч отлично обученных боевых монахов, составляли внушительную силу в разведывательных и диверсионных подразделениях Объединённой Армии Света.


Генералы, собравшиеся в огромном шатре у командного пункта, были веселы, шумно разговаривали, и посматривали на большой, три на пять метров макет долины и перевала Ларос, который остался от короля Галаста.

Макет умело подновили, и сейчас, штабные офицеры расставляли на нём фигурки объединённой армии, которые казались бесконечными. Бронеходы, артиллерия, кавалерия, авиация штурмовая и бомбардировочная, части разведки и сапёры. Казалось этому не будет конца. Но в итоге, всё заняло свои места и вперёд вышел ректор военной академии Уграсса, которая в цивилизованном мире считалась самой передовой и дающей самое лучшее образование. За все полторы тысячи лет, существования, академия дала образование тысячам офицеров многих стран, снискавших заслуженную славу на полях учений, штабных игр, и конечно же балов.

— Господа. — Ректор академии маршал Шигор Сур, окинул чуть снисходительным взглядом собравшихся. Все они были выпускниками его академии, и многих он помнил лично, как не очень усердных курсантов. — Господа, нам предстоит разгрызть не чрезмерно крепкий орешек, под названием Лагор, и далее перейти к разделке всего Гератского королевства. Позволю себе озвучить план военной компании, разработанный лучшими стратегами Академии, и который вы, надеюсь все получили.

Маршалу Шигору подали длинную линейку, и он шагнул к макету.

— Мы не будем засыпать поле телами как это до нас пытался проделать король Галаста, не получивший должного военного образования. — В зале раздались вежливые смешки. Ну, да. Эрхилу как талантливому самоучке удалось захватить несколько стран, но когда он упёрся в настоящую армию, потребовались профессионалы. — Итак, мой план прост. — Продолжил маршал. — Сначала артиллерия, всей своей мощью подавит батареи Герата, для этого мы выдвинем пятьдесят разведывательных групп, с приборами связи и поднимем в воздух сверхвысотный разведчик, который будет корректировать огонь.

Как только будут уничтожены артиллерийские позиции, в бой пойдут тяжёлые бронеходы, цель которых закрепиться на перевале, и оттуда, с высоты, начать беспокоящий огонь по позициям армии Герата не давая перегруппировать войска. В это время, пехота займёт все укрепления перевала, и выставит временные заграждения для противодействия последующему штурму, а он непременно будет. Герат постарается отбить перевал, чего бы это ему не стоило.

Ну и конечно наши артиллеристы — зенитчики которых на скалы подбросят наши же авиаторы. Это будет залогом отсутствия в небе штурмовой авиации Герата.


Любой план, хорош до первого шага. Истина настолько же известная насколько верная. Разведгруппы объединённой армии ушли в ночь, по слабо изученным маршрутам, и по местам, где уже с месяц, резались егеря Герата и Галаста. Резались упорно, зло, и с выдумкой, так что растяжек, мин, и просто едва настороженных каменных осыпей, никто не считал. Поэтому разведчики разных стран, пришедшие на чужую землю, для начала собрали почти все ловушки, выставленные на тропах. Ну а те, кто сумел вырваться из смертельного каменного лабиринта, попал уже в огневые западни, где и остались почти все, кто прошёл первый этап.

На третий уровень — допрос в армейской разведке, прошли лишь истинные счастливчики, и они естественно не стали огорчать добрых дяденек — дознавателей, и честно во всём признались, и даже в том, чего не совершали.

Но утро у Объединённой армии, началось вроде бы по плану. Десять групп из пятидесяти, подали условный сигнал, и выдали первые координаты вражеских батарей.

Ложных батарей из торчащих в небо брёвен, было заготовлено даже с избытком, а кое-где они даже могли пыхать огнём, словно настоящие.

Пока артиллерия, не жалея снарядов, перепахивала дрова с землёй, тяжёлые бронеходы — угловатые стальные черепахи на гусеничном ходу, оснащённые парой пушек, пулемётами и даже огнемётом, рыча моторами и плеваясь гарью в небо, занимали позиции для броска к перевалу.


— Сен маршал. — генерал Горис, командовавший в Объединённой армии разведкой, вытянулся перед командующим. — Все разведгруппы потеряны. Пять минут назад замолчала последняя. И наш разведчик был сбит. Пилот погиб.

— Что-ж. — Маршал посуровел лицом. — Никто и не обещал, что мы будем жить вечно. Слава героям!

— Слава героям. — Донёсся нестройный хор штабных офицеров.


Атака бронесил, и поддерживающих их подразделений бронепехоты в тяжёлых доспехах, начиналась с красивых перестроений, и когда все триста двадцать машин заняли место в строю, головной бронеход дал красную ракету через открытый люк, и покатился вперёд, хищно поводя стволами.


Мастер решений (СИ)


— Хорошо идут. — Произнёс маршал, принимая картинную позу перед фотографом, находившимся при штабе, чтобы тот мог запечатлеть всё до тонкостей.

Бронеходы быстро миновали арку портала, и начали подъём к сужению скал, который вёл на перевал, когда с той стороны гор, донеслись громовые раскаты, и через несколько минут, уже на артиллерийских позициях объединённой армии встали фонтаны разрывов.

У Герата было сравнительно немного артиллерии, но зато имелись две батареи тяжёлых пушек, которые могли стрелять навесом через скалы высотой в четыре километра, и каждым попаданием оставлять воронку в полсотни метров.

Когда в артиллерийскую дуэль вдруг влезли авиаторы объединённой армии, получившие приказ подавить вражеские батареи, они нарвались над горами на штурмовики Герата которые тоже летели поразвлечься. Но тут сразу сказались новые техномагические двигатели Гератцев, которые позволяли, пусть и не вполне уверенно, но всё же хоть как-то вести воздушный бой, что в исполнении тяжёлых штурмовиков имело совершенно печальные последствия для бомбардировщиков и штурмовиков объединённой армии. Они зачастую даже не успевали упасть на землю, ещё в воздухе превращаясь в дымное облако, получив очередь из тридцатимиллиметровой пушки, которая как правило вызывала детонацию бомб, и взрыв кристаллических двигателей.

Схватка двух воздушных армий была краткой. Перегруженные бомбардировщики, даже сбросив весь груз, не могли маневрировать, уходя от кинжально точных очередей, и один за другим валились вниз.


Наблюдавшие за небом, были сильно удивлены слишком быстрым возвратом воздушной армады, и только через несколько минут пришло узнавание силуэтов Гератских машин, и над позициями объединённой армии заныла сирена воздушной тревоги, звук которой был незнаком практически всем солдатам и офицерам. Поэтому, когда в палаточных лагерях, и местах скопления живой силы упали первые бомбы, они стали полной неожиданностью.

В первый налёт, авиация Герата собрала настолько богатую жатву, что маршал чуть было не отдал команду бронеходам отступать, так как понимал. Сейчас будет невозможно поднять пехоту на атаку. Деморализованные воздушным налётом войска просто никуда не пойдут, даже под страхом немедленного расстрела.

Бронемашины скрылись из виду, а у арки уже суетились святоши, что-то лихорадочно делая.

Маршал поднял бинокль к глазам, и чуть подкрутил резкость.

— А чем там занимаются ваши люди ваша святость? — Спросил он у пребывающего при штабе представителя Солнцеликого Отца-наставника Гириса.

— Занимайтесь своим делом, маршал. — Отрывисто и зло ответил священник, тоже наблюдавший за тем что происходило, в мощную подзорную трубу.

— Это что ты там вякнул, мерзавец долгогривый? — Брови маршала поднялись вверх словно давая место глазам округлиться от удивления. — Быстро доложил, что там химичат твои деятели в тылу наступающих войск, и свалил нахрен с моего КаПэ.

— Сен маршал, — крикнул один из офицеров. — Они открыли портал.

— Святоши? — Шигор резко обернулся к окну, и вскинул бинокль. — А портал-то демонический. — Он вновь повернулся к отцу-наставнику и негромко спросил. — Получается, что вся эта бодяга с освобождением Герата, и прочее, чтобы просто захватить портал, и открыть демонам дорогу?

— Заткнись! — Заорал Гирис. — Что ты понимаешь маршал тряпочный! На кону судьба миров, а не твоей крошечной планетки.

Не торопясь, маршал расстегнул кобуру с именным позолоченным Таго-10, и взведя затвор, выстрелил два раза в живот церковнику. Когда на КП забежали офицеры охраны, он кивнул на священника, который корчился от боли и подвывал, свернувшись калачиком в луже собственной крови.

— Это кинуть в отхожую яму, и приставить караул, чтобы ни одна сука не посмела подойти и оказать помощь. Пусть сдохнет словно крыса. — И пряча пистолет в кобуру, обернулся к сидящим словно мышки офицерам связи.

Передайте всем частям и соединениям. У нас новый враг. Глава 18


Святость — это вовсе не чистота помыслов, и не уверенность в своей правоте. Святость — это соответствие поступков — замыслу творца, как извилист он бы ни был. Иешуа Га Ноцри, из набросков к заповедям

Что означает быть владыкой домена? Да в общем-то немного. Ну, да под владыкой ползает, ходит и даже летает примерно триллион тварей разного калибра, но всё это имеет мало значения там, во вполне гласном рейтинге силы Повелителей Хаоса. Даже доход владыки, зависит не от количества тварей, а от их силы. А вот тут начинаются очень существенные различия.

У владыки кроме собственно титула, должен быть ранг. Их немного всего около десятка, но разница между Повелителем огня, и Повелителем Стихий огромна. И Повелитель Стихий конечно бы захватил домен Повелителя Огня, если бы это хоть что-то добавило к его рангу. А так, это сплошное разорение на войну, и долгие тяжбы в судах с другими повелителями. Но в целом в повышении ранга есть свой смысл, так как это помогает расширять свой домен, и большие домены могут вмещать до пяти триллионов особей, кроме того, высокий ранг, позволяет более полно оперировать пространственными переходами, и создавать порталы внутри домена, что в свою очередь приводит к усилению торговли и производства внутри домена. Таким образом от ранга Повелитель, что является низшим в демонической иерархии, до Повелителя Хаоса, или если хотите Лорда Хаоса, всего десять ступеней, но каждая требует роста силы почти на порядок. Кинол Таго. Общая демонология. Академия Высшего Круга, Тессарин.


Пространство Хаоса домен Турук.

Демон Ишигар давно следил за развитием событий на Архалл. Планетка была лакомым кусочком во всех смыслах. Подавляющее большинство жителей, были природными эфирниками, пусть и самого низкого уровня, но только то, что они имели пусть и совсем небольшое сродство с энергией вселенной, делало искры душ ценнейшим товаром. Ну и благодаря расположению всей грозди миров, насыщение жителей планеты эфиром было таково, что в момент смерти они выдавали такой всплеск жизненной силы, что это вызывало эйфорию у демонов, а если проще, то являлось сильнейшим наркотиком.

Это Ишигар уже успел оценить, так как ему в оплату за весёлый порошок, и поддельное золото, доставляли висельников, бродяг, и вообще всех тех, кого не будут искать серьёзные люди. Но даже такой, бросовый человеческий материал, был настоящей жемчужиной демонического рынка, и иные человечки уходили за десять тысяч и более единиц. Владыка уже хорошо заработал на искрах из мира Архалл, и хотел больше. Пара владетелей, которые тоже как-то прознали о существовании такого сладкого мира, сами выбыли из гонки, и теперь Ишигар был единственным кто претендовал на все искры этого мира.

К сожалению, переход, который организовали ему святоши, был физически очень маленьким, и к тому же его приходилось напитывать силой со своей стороны, но всё это было не существенно. Передовые силы домена, штурмовые особи от двенадцатого до шестидесятого класса, небольшие по размеру, но очень мощные физически, и с отличной атакой, уже сбились в кучу у арки, и стоило ей включиться, вся орда, словно паста из тюбика стала выдавливаться на ту сторону.


Архалл. Граница Герата и Шиморской области Галастского королевства.

Что отличает хорошего командира, от плохого? Хороший командир, особенно в бою, сначала начнёт выполнять приказ, а только после этого, задастся всякими вопросами. Вот и командир бронедивизии генерал Сагес, когда поступил приказ о враге в тылу, сразу развернул коробочки бронемашин в обратную сторону, и начал уводить заправщики и ремлетучки в новый тыл, который уже приходился на границе с Гератом.

Между приказом о новом враге, и моментом открытия портала прошло всего пятнадцать минут, но это время генерал использовал на все сто десять процентов. Не прекращая перестраивать дивизию, он связался с маршалом, и выяснив для себя всё что нужно, уточнил диспозицию войск, выдвинув бронемашины не просто так, а дугой вокруг выходного окна портала, а всякую бронемелочь, загнав во фланги, и дав приказ частям снабжения начать организовывать полевой склад боепитания.


Когда бронированная орда начала взбираться на возвышенность, полковник Толго, сидевший в наблюдательном пункте, на высоте три тысячи метров, всё ждал пока танки не войдут в зону обстрела чрезвычайно мощных, но недальнобойных плазменных пушек. А вместе с ним молчали и другие точки, поскольку именно выстрелы плазмы, были сигналом к началу огневого налёта.

Машины бодро карабкались вверх по довольно крутой каменистой дороге, когда вдруг всё стальное воинство встало, постояло секунд тридцать, а после начало разворачиваться в обратную сторону, и бодро рыча моторами поспешили в обратный путь.

— Что за хрень. — Алексей даже опустил бинокль. С расстояния в два километра, было и так видно, что вся лавина машин, двинулась в обратный путь, перестраиваясь по дороге так, словно их враг находился в тылу.

— Врежем им взад? — Капитан артиллерист тоже оторвался от стереотрубы и посмотрел на Алексея.

— Я, тебе врежу. — Алексей вздохнул и поднял трубку полевого телефона. — Генерала Тореса. Сен генерал, говорит полковник Толго. Визуально наблюдаю отступление бронечастей объединенной армии. Фактически, сейчас на нашей земле, только хвост боевого построения. Заправщики и грузовики с боеприпасами… Есть продолжать наблюдение.

— Портал! — Крикнул наблюдатель, продолжавший смотреть в оптику. — Цвет тёмно-красный. Демонический.

— Вот суки. — Алексей через имплант дал команду пушкам перейти в дежурный режим, чтобы зря не жечь энергию, и снова поднял трубку телефона.


Когда из портала появилась ощеренная харя демонического существа, палец стрелка одной из бронемашин, давно уже дрожащий от нетерпения, вдавил кнопку спуска с такой силой, что палец побелел, а снаряд весом в полсотни килограммов, вмял эту рожу обратно в портал, взорвавшись с той стороны.

Да, демоны, созданные для штурма, имели превосходную броню, и даже некоторую магическую защиту, но не от снаряда калибром в сто пятьдесят миллиметров. Взрыв шести килограммов взрывчатки в плотной гуще демонов, просто разметал всё шипящее и орущее стадо брызгами, но создания хаоса, большинство из которых не чувствовало боли, увидело только открывшееся им окно портала, откуда сладко тянуло человеческой энергией. После этого даже то, бледное подобие порядка, у портала окончательно рухнуло, когда все твари полезли разом, мешая друг другу.

Сначала танковые пушки молотили на пределе скорострельности, но генерал быстро навёл порядок, и выстрелы зазвучали размеренно словно кто-то отстукивал быстрый ритм.

Снаряды влетали в окно портала, и наткнувшись на плотную гущу тел демонов взрывались, размётывая их в клочья, и новая куча демонов с визгом и воем придвигалась к порталу, и следовал новый взрыв.

Маленьким бронемашинам, зенитным танкам и вообще всему что имело калибр менее ста миллиметров тоже нашлась работа по отстрелу всей той мелочи, которая как-то прорывалась через огневой вал, и в прямой схватке могла наделать дел. Но даже самые шустрые особи, утыкались в стальные коробочки и погибали не в силах вскрыть металл.

К этому моменту, командующие двух армий уже успели связаться с более высоким начальством, и договорились если не обо всём, то о многом, и грузовой дирижабль, везущий снаряды и новые вкладыши для пушек, беспрепятственно прошелся над перевалом, и развернувшись над территорией Герата, приземлился у полевого лагеря снабжения.

Командовавший обороной генерал Торес, тоже не бездействовал, погнав через перевал два десятка самоходных гаубиц, калибра двести пятьдесят миллиметров. Конечно для таких пушек, способных закинуть снаряд весом в сто килограммов на двадцать километров, стрельба по всему что ближе километра это буквально «в упор», но когда полезут твари посерьёзнее, то этот калибр мог сказать веское слово.


Мастер решений (СИ)


Бронеходчики объединённой армии с оторопью и слега отвисшими челюстями, смотрели как группа в двадцать пять самоходок, занимает выделенную им позицию, и начинает окапывать пушки готовясь к бою. Огромные жерла стволов, не приподнимали, а даже чуть опустили чтобы снаряды, влетали в портал, или взрывались на его платформе, и для этого тяжёлые бронемашины сами сдвигали грунт мощными ковшами, словно зарываясь в землю. А генерал Сагес, наверное, в первый раз в жизни вознёс горячую молитву Творцу, за то, что ему не пришлось прорываться сквозь огонь этих монстров.

Как-то сразу работа нашлась всем, и даже Гератским медикам которые приняли часть раненых их же авиацией и артиллерией, и даже уцелевшим в бойне авиаторам объединённой армии, которые зависли над порталом, и сбрасывали бомбы, по команде с земли. И только батальон Алексея стоял в резерве, вместе с сотней больших штурмовых механоидов, которых предполагалось использовать в самом крайнем случае, при угрозе захвата перевала. Так что молодому полковнику только и оставалось что смотреть в стереотрубу за тем что происходило.


А сила, которую собрали священники, для уничтожения Герата, теперь работала против них. Маршал, не воевавший ни дня в своей жизни, прочёл довольно много трудов по военному искусству, и вполне прилично понимал, что, где и откуда растёт на войне, так что, через какое-то время, к танкам потянулись техники, вооруженцы, и прочие тыловики, чтобы танкистам было чем и из чего стрелять, и не бурчало в животе.

Затем подтянулись сапёры, и стали устанавливать опоры и фугасы, для взрыва, и подвозить взрывчатку, которую тут же освобождали от упаковки, и укладывали так, чтобы получить направленный поток взрывной волны. К этому моменту, твари, которые лезли из портала уже почти не пробивались танковой пушкой, и в дело вступили самоходные установки Герата, сразу восстановив ситуацию.

Под их прикрытием, начали отходить танки, которых зацепило бы взрывной волной, а прочая мелочь, и вовсе убралась, за двухкилометровый круг.

Сапёры наконец закончили возводить свою мегабомбу, и прикрывая друг друга, самоходки тоже стали откатываться на километровую дистанцию.

— Ну, давайте же! — Алексей который словно приплясывал от нетерпения, наконец заметил, что самоходки отошли на километровый рубеж, сапёры придвинули бомбу ещё ближе, и оседлав небольшие мотоциклы, стали удирать оттуда во все лопатки.

Взрыв сначала ярко полыхнул тёмно-красным, затем загрохотал раскатисто и с таким нарастанием что, тряхануло даже дирижабли на высоте в пару километров, и через долю секунды, вокруг полыхнуло алым, с такой силой что у всех, кто смотрел на взрыв заболели глаза, и резко запахло озоном.

И вдруг над полем боя повисла тишина, такая, что было слышно эхо взрыва в горах.

Портал был уничтожен полностью. Даже энергооснование — плита толщиной в метр, и диаметром в двадцать метров, была частично вывернута из земли, и расколота пополам.

А от самой арки вообще мало что осталось. Многочисленные взрывы, попадания снарядов и бомб, сильно подточили её прочность, и к моменту, когда прозвучал взрыв, было достаточно буквально пары десятков снарядов, чтобы расколоть всю конструкцию. Но, никто не желал рисковать и проход между мирами заминировали так, чтобы после не повторять.

Алексей оторвался от трубы, и расслаблено рухнул на раскладной стул.

— Ну, что, вроде всё? — Спросил он артиллерийского наводчика, который продолжал рассматривать что-то в свою оптику.

— Да похоже на то. — Ответил он. — Вона, наши целым эскортом поехали к границе, а оттуда тоже вон выехали. Видать сейчас переговоры будут, или ещё чего. Ну, а там, пьянка, гулянка, да прочие безобразия. — Артиллерист разгладил пальцами свои длинные, торчащие по сторонам усы. Победа.


И это действительно была победа. Да, какая-то кривая и странная, но для солдата самое главное, что ему не нужно ложится в землю и можно вернуться к семье, а для офицера повод позвенеть наградами на парадном кителе, ознакомится с содержимым винного подвала приличного кабака да пригласить интересную даму полюбоваться звёздами.

Ну а гражданским людям достаточно что над их головами не гудят моторы бомбардировщиков и на почту не приходят «похоронки». Поэтому в Герате как-то сам собой возник стихийный праздник, который продолжался уже четвёртый день.

Конечно, те, кто продолжал работать были, и их в общем немало в каждой стране. Руководство страны сводит расходы с доходами, интенданты поспешно списывают горы войскового имущества, «утерянного в ходе боевых действий» а контрразведка наконец-то переходит от тушения внезапных пожаров к планомерной работе.

По результатам всеобщих переговоров между главами стран участвовавших в войне, было решено, считать уничтожение портала — главной целью военного похода, а бомбардировку позиций и схватку двух воздушных армий — досадным инцидентом, вину за который списать на различие в культурных особенностях разных стран, и провокацию продажных священников из Храма Творца.

По результатам переговоров Галаст уходил из всех покорённых им стран, а Герату ещё и выплачивал компенсацию, за погибших.

Что там будет с Галастом дальше, короля Герата не интересовало совершенно. Внутреннее подведение итогов войны, дало очень странный результат. Благодаря ограблению банков двух крупнейших городов Шамора, казна была в огромном плюсе, а в стране ощущался явный избыток денег, на который уже потянулись авантюристы всех мастей из всех уголков Архалла. Но и здесь Внутренняя Безопасность нашла способ сделать свой ход, и большинство из гостей попадали в подвалы Службы, чтобы получить новую профессию, и нового хозяина.

Проблему денег решили несколько топорно и прямолинейно, начав десяток крупных инфраструктурных проектов, вроде дорог, мостов и огромного порта, под которые выпустили облигации с погашением через двадцать и тридцать лет, и назвали это дело «Вкладом в благосостояние детей и внуков». Люди, которым деньги полученные в качестве военной добычи, в общем-то некуда было девать, стали обладателями акций, доход по которым должны были получить их потомки. Заодно обломили всех жуликов, которые уже нацелились на граждан Герата.

По результатам всех раздач, Алексей получил Золотую Звезду Чести что было ну просто фантастически круто, и делало его живым национальным героем, но самому Рокову, это всё, было в общем не очень важно. Дело, ради которого он прибыл на эту планету не сдвинулось ни на миллиметр, хотя сами порталы мелькали довольно часто, словно издеваясь. Но последний рабочий портал, похоронили в главном храме Творцов, который штурмовали непрерывно в течении недели, оставив на его месте лишь кучу трупов и мусора, которую ещё предстояло разобрать в поисках ценностей и улик.

Судьба иерархов Церкви Творцов, Алексея никак не взволновала. Со своими обидчиками он рассчитался со всей ему доступной силой, и просто вычеркнул этих людей из своей жизни.

Постепенно из балов, праздничных вечеров и фейерверков, жизнь возвращалась на своё прежнее место, с ежедневной работой и заботами.

Батальону торжественно вручили гвардейские регалии, и с этого момента казармы в столице стали местом постоянной дислокации егерей. Алексей было заикнулся об уходе на вольные хлеба, но король посмотрел на него так жалостливо, и участливо поинтересовался какого конкретно хрена ему не хватает в жизни, и молодой комбат отступил, понимая, что своими делами он и так может заниматься в любое время, а гонять батальон, могут и без него.


Отец-настоятель крошечной церквушки в посёлке Тугрим, Годро Шинсар видывал за свою жизнь всякое. И хорошее, и плохое, и странное, и не сказать, что его уже ничем нельзя было удивить. Можно, но непросто.

Когда крестьяне и ремесленники Тугрима стали ездить к Святой Семье, он не придал тому значения. Мало ли суеверий в головах у простецов. Они даже группу валунов, стоявших кучей, могли обозвать Святой Семьёй, а проблеск слюды на земле, Негасимым Пламенем. Но когда наконец решил приехать сам, то полчаса не мог отойти от удивления, сидя на скамеечке своей разъездной брички.

Отлитый из бронзы талантливым скульптором монумент был просто красив. Женщина, ещё не старая в длинной харате, и держащая в опущенной руке руку своего мужчины — крепкого и широкоплечего мага, со звездой на шее, и тяжёлой шпагой на которую он опирал правую руку словно на посох. И их дети. Две девочки, похожие словно два прекрасных цветка, сидевшие со стороны мужчины, и мальчишка положивший голову на плечо матери. И свободное место на скамеечке, куда можно было присесть ещё одному человеку, сейчас занятое широкоплечим кряжистым мужчиной, в чуть мятом, но нарядном пиджаке, рубахе, штанах и начищенных до блеска сапогах.

А у их ног, среди бронзовых имитаций дров, на каменной плите, что служила основанием всему памятнику, плясал настоящий огонь, игравший бликами на лицах статуй, словно оживляя их. И столько было умиротворения в этой композиции, что Годро, привычно осенил себя кругом перерождения, и скрипя старыми костями слез с коляски, и подошёл ближе.

Небольшая группа ждала у края площадки, а перед гранитной плитой, на которой находились бронзовые фигуры, стоял медный котелок, почти доверху заполненный монетами.

— Ваша святость. — Откуда сбоку подбежал староста Тугрима и начал сбивчиво объяснять, что мол нашли работяги, это место, и что помогает им Святое семейство, в делах всяких и советы даёт… Священник уже хотел что-то сказать, язвительное и хлёсткое, как бронзовая статуя женщины, встала чуть наклонилась, и кончиками пальцев коснулась лба человека сидевшего напротив.

Так и остался Годро на этом месте, передоверив церквушку приходскому старосте.

Постепенно вокруг святилища возник целый комплекс. Часовня, навес и комнаты для тех, кого в дороге застала ночь, и навели какой-никакой порядок с посещением, выделив один день для уборки и благоустройства.


Когда прямо на площадке, что была старательно расчищена, и засеяна травой, присел летун хищных очертаний с торчащими вперёд пушками, и из него вылез совсем молодой парень в зелёном егерском мундире и полковничьих погонах, старый священник сразу признал Гарала Толго, про которого писали, как кажется, даже на столбах расписывая его геройства.

А офицер вышел из кабины штурмовика, прогулялся к яме, где раньше стоял портал, и послушав чего ему наговорил отец-настоятель, поиграл с пламенем, которое выскочило со своего места на плите, и пошёл к пустующему месту на святилище. Настоятель внутренне был готов, что Святое семейство прогонит нахала, и только когда все фигуры памятника ожили, вспомнил, что фамилия егеря Толго, как и тех, кто здесь находится. И что полковник пришёл к своей семье.


Когда Алексей на свои новые угодья, в долине Кашил, то был неприятно удивлён тем, что все остатки арки, оказались вывезены до последнего камушка, как и энергоплатформу, которую разобрали на мелкие части и тоже утащили.

Определённый интерес представляла только аномалия вихревого типа и эфирный источник, который собственно и был причиной аномалии, которая выглядела как прозрачный смерч, из тонких нитей, уходящий в облака.

А рядом стоял мемориал, сделанный по приказу Алексея в честь погибшей семьи Толго. Отец, мама, сын и две девочки, сидевшие на скамеечках у костра. Словно присевшие отдохнуть после долгого пути, и оставив место для ещё одного человека.

В качестве костра было биение живого пламени, от магемы Сурин, запитанной непосредственно от источника.

Когда памятник только поставили, и Алексей закончил возиться с огнем, здесь было заброшенное место, отмеченное только следами схватки, останками летуна, и огромными костями карахов. Но когда он прилетел во второй раз, с удивлением обнаружил часовенку, небольшой, но аккуратный павильон для отдыха паломников, и старого дедушку, наводившего порядок на мемориале.

Прежде чем удивляться и скандалить он решил расспросить какого демона здесь вообще происходит, и был встречен длинной отповедью, что по первым дням недели Святая семья не разговаривает, и не нужно здесь ходить, и вообще ходить не нужно, ибо Святая семья она для страждущих, а какой может быть страждущий из егерского полковника — убивца и охальника.

Старик ещё долго бы говорил, если б не пламя огня, вырвавшееся из обрамления в виде бронзовых поленьев, метнулось к Алексею, и не закрутилось по телу рукам, шее, и голове оставляя ощущения тёплого касания.

— Ну малыш, перестань. — Алексей, для поддержки магемы, влил в неё искру, которую выдернул из бесконечного хоровода что крутился рядом с ним, и совершенно случайно это оказался пёс, бывший и при жизни большим и добродушным зверем, а став комком пламени, не растратил любви к людям. — Хочешь, чтобы я с вами посидел? Ну ладно.

Алексей подошёл к бронзовым фигурам, и поклонившись, сказал на русском.

— Примете ли к огню люди добрые?

И мгновенно словно краски проступили на металлических телах Лица ожили, и раздался весёлый смех девочек, а густой и низкий голос Рабида Толго произнёс.

— Садись сынок. Хорошо, что не забываешь. Мы тут смотрим как ты воюешь, и это просто эпическое зрелище.

— Да, как ты его! — Мальчишка счастливо улыбнулся. — Я все твои схватки себе сохранил. Папа говорит, что ты сейчас лучший клинок Герата и вообще Линсара.

— Ну, это, наверное, слишком, но я стараюсь. — Алексей расстегнул верхние пуговки кителя.

— Мы так переживали за девочек, но даже не смогли до тебя достучаться. — Низким грудным голосом произнесла Мира Толго, коснулась прозрачной рукой волос Алексея, и он явственно ощутил цветочный аромат, запах женского тела и касание тёплой ласковой руки. — Я даже дежурила у врат посмертия, но меня перехвалили. — Она негромко рассмеялась. Всё хорошо с твоими девочками. Конечно им не по чести такое посмертие, но контролёры сказали, что им ушла вся сила, собранная палачами, и сделал это ты.

— Кто бы мог подумать. — Алексей улыбнулся. — Я тогда о таком не размышлял. Просто в груди был такой адов пожар, что если бы я не стёр этих уродов, то не знаю… Лопнул бы, наверное.

— Забудь. — Мира снова рассмеялась. — Говорят, что твой шар стоит у самого Координатора и тот всё силится понять, как так случилось что божественное проклятие было наложено человеком. Тут даже спор возник, сможешь ли ты построить портал.

— Да уж каких только вариантов не придумывал. — Алексей вздохнул. — Но после того, что учудили церковники, всё что относится к порталам, крупные кристаллы, мощные мановоды и вообще всё, внесено в список запрещенного к продаже, и за торговлю таким товаром ловят как за наркотики, а может и строже. Я даже считал открытие перехода через фигуру вызова, но боюсь демоны перехватят канал. В общем упёрся в проблему.

— Ты сейчас пошёл по пути усложнения решения. — Рабид Толго усмехнулся. — А попробуй пойти по пути упрощения. Просто перебери все варианты включая те, что сейчас кажутся самыми бредовыми и глупыми. Выложи перед собой весь спектр решений. Возможно там, где-то есть то, что тебе нужно.

— А можно нам ещё здесь цветочки посадить? — Подала голос Тарил — одна из сестёр.

— Сделаем, не вопрос. — Алексей кивнул. — Я что-то для вас могу ещё сделать?

— Ты и так много сделал. — Мира Толго улыбнулась. — Искра Шурса Толго, и лейтенанта-егеря которых ты принёс в жертву, очень усилила нас, да и вообще, раньше искры убитых тобой накапливались, а это нехорошо. Но сейчас они уходят понемногу и часть через нас, а это очень укрепляет эфирное тело. Так что едва-ли кто-то мог бы сделать для нас больше тебя. Да ещё эти люди, что устроили здесь молельню. Мы стараемся им помочь, но не для всех это возможно. Но и тем, мы пытаемся объяснить в чём они неправы. Глава 19


Честь, это то, что останется у вас, когда закончатся смелость и патроны. Майор Петр Гаврилов

В конце прошлой лекции мне задали вопрос, который я хотел бы осветить подробно и поэтому перенёс ответ на него в начало следующего занятия.

Итак, чем же отличаются искра, и душа. Если коротко, то и то и другое закладывается в матрицу разума при рождении, но искры, это компонент привнесённый в колесо перерождений Творцами. Именно осколок сути Великого Мастера и есть та самая искра, что находится в сосредоточии души каждого разумного существа во вселенной. Искра отвечает за наличие и размер таланта и если хотите божественных склонностей существа. Искра — это часть Творца, которой он метит разумное существо, для того, чтобы оно имело шанс из этого зёрнышка вырастить будущее божественное воплощение.

А вот то, что называется душой, есть проекция вселенской матрицы сознания на зародыш нервной системы, и по сути является будущим мыслительным аппаратом.

Проекция сильно зависит от сложности нервной системы, и ещё от многих других параметров, но происходит практически без влияния Творцов, так как осуществляется Мирозданием, которому очень многие приписывают черты не только разумности, но и склонности к обычным человеческим слабостям. Доброте, мстительности, и многим другим.

Племенам низким и неразвитым свойственно объединять смысловую суть Искры и Души в одно целое, упрощая таким образом для себя древо мироздания, но как мы знаем, далеко не всегда, упрощение идёт на пользу общей картине бытия. Лури им Сугор адари средней школы 52 империя Тессарин.


Королевство Уграсс. Автономная область Великого Храма Творцов, центральный комплекс.

За четверо суток, прошедших с момента, когда обвалились перекрытия Главного Храма Творцов, Руби Халор, Солнцеликий Сын Порядка, осунулся, лицо, потемнело, а в кожу рук намертво въелась вездесущая пыль, которая была в подземелье везде.

Большая часть храмовой стражи — отборных бойцов, с магически улучшенными костями и мышцами, уцелела, как и костяк руководства Храма — три десятка магов огромной силы. Пока там, наверху изо всех сил сражались смертники из числа неофитов, храмовая стража и высшие жрецы спустились на шестой уровень подземелья, куда не доносились даже звуки боя, и скрылись за массивными стальными гермозатворами способными выдержать даже прямое попадание в храм стратегического заряда.

Путь был длинным. Раньше, лет пятьсот назад, ещё ходил маленький поезд из пяти вагонов, но время беспощадно ко всему, и церковникам пришлось пешком преодолевать путь в десятки километров, до выхода, за которым их ждал огромный пассажирский лайнер, способный принять на борт до тысячи человек.

Пока строительные команды и сапёрные подразделения армии Уласса работали на завалах, пытаясь пробиться к главной сокровищнице Храма, Дирижабль принял людей и груз, тихо поднялся над ущельем, и не зажигая огней ушёл на запад.


Архалл. Столица Герата Сартал.

Пока в странах, входивших в союз Объединённой Армии, отмечали торжества, посвящённые победе над демоническим войском, в Герате праздновали срыв очередной попытки захвата страны. Праздники той или иной степени шумности отмечали в каждом городе и деревне, а самые пышные гремели конечно же в столице.

По всему Сарталу, давали званые обеды, балы, концерты и прочие увеселения, где главными героями были солдаты и офицеры, воевавшие на фронте. Хотя, и тем, кто воевал в тылу, тоже досталось от щедрот короля, правда довольно скромно, на закрытом приёме, где наградили офицеров разведки, контрразведки и егерей.

А публике было в общем всё равно. Если видели военного с новеньким орденом, то могли и упоить до бесчувствия.

В этой вакханалии празднования, Алексей, вся грудь которого уже была в наградах, получил свою часть славы, и даже более. История о гибели его возлюбленных от рук храмовых палачей, взволновала не одну сотню девичьих и женских сердец, тем более что напечатана была в столичном светском журнале, и разошлась среди столичных сплетниц с огромным количеством душещипательных подробностей.

Дамы вдруг массово решили, что молодому полковнику срочно найти утешение на груди новой подруги, и начались скачки всех тех, кто желал эту грудь предоставить. Приглашения на званые вечера, надушенные письма, в изящных конвертах, портреты, иногда весьма смелые, и написанные лучшими столичными художниками, и просто записки, скапливались в приёмной городского дома Толго сотнями и тысячами, а прислуга приспособилась растапливать ими печку, раз уж хозяин всё равно приказал сжигать.

Ну и ко всему прочему Алексею пришлось тщательно выбирать места для отдыха. Он страшно не любил всеобщего внимания, и как мог избегал его, прячась в своём особняке, или занимаясь своей новой игрушкой — тяжёлым истребителем Шайрол, что в переводе означало — шпага. Причём не просто шпага, а тяжёлая, для пробивания доспехов.

Шайрол получил три автоматических пушки, и два мощнейших двигателя, которые могли разгонять машину до восьмисот километров в час, что было чуть не вдвое быстрее, чем ближайший соперник — истребитель уласского производства Сулим, который тоже не успел на эту войну.

Сам принцип реактивно-магического двигателя Толго, никогда не был секретом. Но в камере нагрева, где бушевала высокотемпературная плазма, большинство металлов просто испарялось, не проработав и пару часов, и только у гератцев такой двигатель работал вполне пристойные двести — триста часов, до замены электродов, что делалось одним техником за полчаса.

А инженеры Уласса так и не смогли ни создать подходящий жаропрочный сплав для камеры нагрева двигателя, ни сделать магическую защиту от высокой температуры, поэтому им приходилось пользоваться винтовыми аппаратами, как для самолётов, так и для дирижаблей.

Все воюющие страны сделали свои выводы, и кто явно, кто тайно начали готовить перевооружение армий, и только Герат, спокойно восстанавливал порушенное войной хозяйство, доводя до воплощения, разработки, начатые до войны, и продолжая создавать только штучные опытные модели, не вкладываясь ни в массовое перевооружение, ни вообще в военную сферу. Это удивляло тем более, что высший командный состав армии, и генштаб тоже проявляли редкое спокойствие, наводя уставной порядок в тыловых частях и соединениях, разболтавшихся за время войны.


Большой Бал Эполет, на который традиционно приглашали генералитет и старших офицеров, в этом сезоне собрал высших офицеров всех армий материка, поэтому и проводить его решились не в Офицерском Собрании, а в новом, только что построенном столичном Зале Торжеств, прямо напротив Городского Совета, где ажурная стальная крыша накрывала трёхэтажный пассаж общей площадью больше двадцати тысяч квадратных метров.

Здесь и собралась военная элита материка, а если учесть, что на оставшихся двух кусках суши, ничего серьёзного в военном плане не было, то и всей планеты.

Полковников среди приглашённых было всего ничего, но все они были личностями выдающимися, потому что практически все принадлежали к древнему искусству плаща и кинжала. Алексею же было просто всё равно, кто и с какими эполетами ходит. Задача о портале, никак не хотела решаться, и голова начала от безнадёги отрабатывать совсем идиотские варианты, такие как организация института портальных исследований, и под это дело постройки собственных врат. От этого, его рассеянный взгляд скользил по погонам и орденам без должного восхищения на лице, что воспринималось многими как вызов. Но репутация у шестнадцатилетнего полковника была такая, что никто не желал связываться. Но вот потыкать на пробу, это совсем другое дело.

— А вот наш скромный герой. — Неизвестный Алексею генерал в мундире армии Уласса, который практически не отличался от мундиров армии Герата поскольку тоже был копией имперского, сделал приглашающий жест рукой. — А мы тут заспорили, какой норматив по преодолению водных преград, для егерей? — Он с улыбкой оглядел стоящих рядом генералов разных армий, словно приглашая их посмеяться над удачной шуткой.

Но имплант который ничего не забывал, уже подсветил всех, табличками с именами, званиями, и вывел в поле зрения текст с соответствующей страницей устава.

— Для вашей армии, генерал первого ранга Сурим, это река шириной в двадцать пять метров, течением до двух метров в секунду, и глубиной до двух метров, с каменистым дном. Других рек у вас в Улассе просто нет. Так вот за норматив была принята река Сурна, в её среднем течении, и для подготовленного егеря в составе отделения, норматив полчаса со стандартным снаряжением. Секретный Полевой устав Уласса, редакция тысяча четыреста восьмидесятого года, страница восемнадцать, второй абзац сверху.

— А если это егеря Даркана? — С улыбкой спросил другой генерал, которого система опознала как маршала армии небольшого государства в центре материка.

— Маршал Лумир, если не ошибаюсь. — Алексей коротко поклонился. — У Даркана нет егерей. У вас есть только части полевой разведки, деятельность которой регламентируется секретным приказом восемнадцать сто сорок который полностью списан с имперского Полевого Устава Сухопутных войск. Раздел шестой преодоление водных преград. Страницы двадцать один — двадцать восемь. Процитировать текст?

— Вы достаточно над ними поглумились полковник, раздался из-за спины голос Сароса Тиго, получившего по результатам войны третий ранг генеральского звания. — А теперь генералы, с вашего позволения, я отвлеку своего офицера от беседы с вами. — Командующий егерями, небрежно кивнул, и подхватив Алексея под руку, повёл среди столов и веселящихся компаний. — Что, не дают отдыхать, хищники плюшевые?

— Да, ерунда. — Алексей усмехнулся. — Если бы я напрягался по таким поводам, то уже давно лежал бы с нервным расстройством.

— Но демонстрация была превосходной. — Отметил Тиго. — Даже если бы я спланировал показать, как глубоко мы влезли к ним в карман, у меня не получилось бы убедительно. Понимаете, почему?

— Конечно. — Алексей кивнул. — Будь я из разведки, или генштаба, моё знание секретных документов объяснимо. В конце концов, это могло быть моей задачей — создание обзора нормативов егерских частей. А тут — какой-то комбат, да ещё и шестнадцати лет. Значит у нас их секреты на уровне ознакомительных документов, для командиров средних уровней.

— Именно так. Но если честно, я немало удивлён вашей памятью.

— Тяжёлое детство, стальные остро заточенные игрушки… — Алексей с улыбкой развёл руками. — А кому это я так срочно понадобился?

— Да, Алору, ты зачем-то нужен. Прибежал адъютант из территориальной контрразведки, передал что-то, ну и завертелось.

Алексей с командующим поднялись на лифте на третий этаж, где находились комнаты, выделенные для короля, который встретил их стоя у карты расстеленной на столе. Король был в мундире полковника — авиатора. Звание, которое он выслужил, будучи командиром истребительного полка, и наотрез отказавшись принимать новые звания.

— А… — Алор поднял голову, и кивнул, увидев Алексея и командующего корпусом. Рад видеть вас. Но причина, по которой я вас вызвал, совершенно безрадостная. — Король ткнул пальцем в карту, куда-то в холмистое урочище Талгур. — Где-то здесь, находится засекреченный бункер, для спасения высшего командного состава флотской группы, что защищала эту планету.

Об объекте известно, что он был готов на шестьдесят процентов. Что это значит, понимаете?

— Работы были завершены, основное оборудование завезено, но вооружение и расходные материалы в бункеры не погружены. — Отозвался генерал Тиго.

— Точно. — Алор кинул карандаш на карту. — Поступила точная информация, что уцелевшие святоши, вышли из зоны боя через подземный ход, пройдя более сорока километров сели на дирижабль, и три дня назад высадились здесь, у нас под носом, разгрузились, и спокойно втащили всё это в подземелье. Как вы сами понимаете информации о состоянии систем, как и о наличии запасов, у нас никакой. А учитывая, что святоши за столько-то лет, могли натаскать туда всё что нужно…

Но я знаю, что в распоряжении адмирала Солта, был десяток бомб большой мощности, рассчитанных на уничтожение крупных городов. И я очень опасаюсь, что святоши найдут возможность инициации этих зарядов. А как ты понимаешь, столица рядом. — Алор вопросительно посмотрел на командующего корпусом и командира батальона. — Что скажете господа егеря?

— Первый вариант подогнать толпу бомбардировщиков…

— Убежище класса Тахол. — Алексей покачал головой. — Нашими бомбами его не взять.

— А ты откуда знаешь? — Король чуть прищурился. — Я этого не говорил.

— У отца были записи по тем временам, и описание убежища. — Алексей развёл руками. — Там перекрытия из сталепласта. Их химической взрывчаткой не взять. Ну в разумные сроки, и с разумным расходом взрывчатки. Да и что помешает святошам инициировать подрыв всей кучи бомб? Тогда взрывная волна точно накроет Сартал. О всех городках и деревнях рядом и разговора нет. Сама воронка будет, наверное, с километр.

Так что только ножками, и ножиками. — Алексей твёрдо посмотрел в глаза короля. — И не толпой, а вообще в одиночку.

— Это почему? — Несколько сварливо отозвался генерал. — У меня специалисты покруче тебя будут.

— Не воспримут они одного человека серьёзно. — Пояснил Алексей. — Тем более если узнают, что это шестнадцатилетний мальчишка. А они ведь узнают? — Широков оглянулся на генерала, и тот сморщился словно от боли.

— Ну есть у меня канал слива. Но то, что ты предлагаешь — полный бред. Там только бойцов храмовой стражи человек сто, да монахов, которые тоже не дураки подраться ещё сотни полторы.

— Так я же не разом их буду вырезать. — Возразил Алексей. — Буду устраивать перерывы на обед и ужин.

— Ты реально отморозок. — Король покачал головой. — Могу дать имперскую броню, штурмовую плазму…

— Нет. — Алексей качнул головой. — Я по-старинке. Ножичком. Ну на совсем крайний случай возьму егерский автомат, да гранат десяток.

— Знаешь, если бы я не видел на записи, как ты покрываешься бронёй, конечно не отпустил бы никуда. Но насколько я знаю, ты единственный на Архалл кто имеет воинскую ипостась. Так что, да. Иди, и убей их всех. Это приказ.

— Слушаюсь мой король. — Алексей коротко кивнул и вышел из кабинета. Следовало отдать несколько распоряжений для прислуги особняка, и купить еды в дорогу, чтобы не жрать егерский сухой паёк.


За ночь пока Алексей готовился к одиночному рейду, егеря его батальона и других столичных частей обыскали урочище, и нашли как минимум три входа в убежище.

Система связи подземного бункера не отвечала на запросы, поэтому Алексей понял, что ИскРу святошам запустить не удалось. Что было и хорошо, и плохо. Плохо, потому что он лишался помощи в лице управляющего модуля базы, а хорошо, потому что и охранные системы, скорее всего не работали. А там по плану должны были стоять и плазменные турели, и много других неприятных сюрпризов для незваных гостей.


Архалл, Герат, герцогство Сартал, урочище Талгур.

К месту его доставили на летуне роты разведки его батальона. Два офицера и пятеро сержантов, молча проводили его взглядом, когда Алексей спрыгнул на землю, подтянул лямки рюкзака, поправил автомат, висящий на ременной петле, махнул рукой, и заглянув в люк, который уже взломали батальонные сапёры, стал спускаться вниз.

Труба одного из резервных выходов, шедшая под углом в сорок градусов, была в диаметре почти два метра, поскольку предназначалась для выхода бойцов в тяжёлой броне. От того и скобы на трубе были такими чтобы выдержать нагрузку в три тонны.

Алексей закрепил на верхней скобе тонкий, но прочный трос начал спускаться, держась головой вниз, и поэтому легко заметил растяжку, сделанную из мины уласского производства. В самой растяжке не было ничего сложного, но вот мина имела второй взрыватель на донце, и пришлось повозиться, снимая нежданный сюрприз.

Глубина залегания всего бункера была около трёхсот метров, но это от поверхности моря, и тот большей своей частью находился под высоким холмом, который добавлял сложностей тем, кто захотел бы вскрыть убежище.


Сешесс, уже растёкся тонким и пластичным слоем по всей одежде, и снаряжению, образуя не самую мощную, но очень удобную броню, и спокойно наблюдал как его Носитель легко проходит все заковыристые ловушки наставленные саперами. Он уже погрузил в память Алексея базы боевых искусств которые открылись ему с четвёртым уровнем слияния, и они с Носителем даже отработали новые уровни разгона, и многого из того, что стало доступным на четвёртом уровне.

Сешесс с каждой сменой носителя терял память, но чувствовал всем своим естеством, что на четвёртом уровне слияния ещё не был никогда. Здесь уже были доступны боевые перемещения на близкие расстояния, в пределах ста метров, и не психологическая невидимость, основанная на магии воздействия на смотрящего, а настоящая, когда Носителя можно зафиксировать разве что в специальные приборы.

К сожалению ничего из этого его молодой Носитель освоить не успел, но и без этого, он полагал Алексея сильнейшим воином на планете и собирался сделать всё чтобы его Носитель стал ещё сильнее.


Архалл, Герат, герцогство Сартал, урочище Талгур, Защищённый командный пункт Архалл — 1.

Светлоликий нервничал. Связь с людьми, находящимися в Герате вообще и в Сартале, удалось наладить довольно быстро. Радиопередатчики были довольно громоздкими, и ни в какое сравнение не шли с техникой Старой Империи, но они работали, и позволяли иметь самую свежую информацию.

Как например, ту, что принесли буквально полчаса назад, об одиночном проникновении егеря из гвардейского батальона. Информация была такой дикой, что Руби Халор несколько раз перечитал текст, и всё равно ничего не понял.

Человек, который пробирался сейчас в бункер, был полковником егерей, что заставляло волноваться, но с другой стороны он был шестнадцатилетним юнцом, а стало быть что-то сломалось в Гератской армии. Отправлять в одиночный рейд мальчишку, это даже не глупость — это какой-то тяжёлый бред. А самое главное, что мальчишка этот имел звание полковника. Что как-то вообще выбивалось из логики событий.

Но всё равно, так даже лучше. Сейчас храмовые специалисты ломают защиту тактических боеголовок, и им нужно время, для того чтобы подготовить к взрыву хоть одну из них. А больше может быть и не понадобится. Показательный взрыв где-нибудь на окраине Сартала, сразу сделает короля Алора готовым к плодотворным переговорам. А есть у священников ещё готовые к взрыву бомбы или нет, пусть другие ломают голову.

Светлоликий ещё раз посмотрел на лист с сообщением, смял его в комок и кинул в угол комнаты.

— Усилить охрану помещений где работают с бомбами, и сделать так, чтобы все знали друг друга. — Руби отвернулся. — И скажи, чтобы меня не беспокоили. Мне нужно вознести молитву Творцу.


Когда помощник ушёл, Солнцеликий лично проверил запоры на двери апартаментов командующего, которые он занял, прошёл по короткому коридору в комнату отдыха, и поставив на стол небольшую шкатулку, размером в ладонь, осторожно открыл её.

Лицо которое появилось на обратной стороне крышки, было вполне обычным человеческим лицом, если бы не его полная безжизненность. Демонам были несвойственны ужимки и мимика людей, и они восполняли её изменчивостью облика.

— Ты сделал то, о чём мы договорились.

— Да, повелитель. — Руби Халор оттянул пальцами край воротника словно ему не хватало воздуха.

— Хорошо. Есть что-то что я должен знать?

— Сюда идёт мальчишка, но… я знаю короля Алора. Он ничег просто так не делает. Если он послал сюда этого мальчишку, то значит что-то затевает. И… я боюсь…

— Соберись. Осталось совсем немного. Мы, договоры чтим, и я выполню всё что обещал. Но и ты должен постараться, чтобы не получилось как в прошлый раз.

— Но это было невероятно! Кто мог предполагать, что они вместе навалятся на портал! Гератцев же все ненавидят за их спесь, и дикие нравы. У них даже дети учатся стрелять!

— Мне это всё не интересно. — Демон чуть прикрыл глаза. — Но так как я заинтересован в этом деле больше чем ты, возьми вот это. — На стол возле шкатулки упало толстое ажурное кольцо с большим камнем. Считай это моим дополнительным вкладом в дело. Если почувствуешь, что проигрываешь, поверни кольцо в любую сторону. Тебе сразу помогут. Глава 20


Внести строгий порядок в хаос, что может быть разрушительнее? Игорь Курчатов.

То, что мы с вами называем эфирным потоком, или эфирной энергией, есть комплекс колебательных энергий пронизывающих всю вселенную, и исходящих из единого центра, каковым по нашим представлениям является центр мира, или Великое Сосредоточение. Кое-кто склонен представлять его как сонм Творцов этого мира, или как центр мироздания, но для нас существеннее явления которые мы можем отследить и как-то интерпретировать в силу своего понимания вопроса.

Энергия исходя из центра, устремляется к периферии, поглощаясь живыми существами и всеми теми, кто может преобразовывать эфирный поток в явления физического мира, каковым является магия во всех её гранях.

Таким образом от центра к периферии, поток эфира не только рассеивается, но и частично поглощается, доходя до миров хаоса лишь слабейшими проявлениями, что и определяет их неумолимую жажду, к поглощению всего того, что наполнено энергией центра мира.

Эфир не только несёт энергию, которая легко преобразуется во всё что угодно, но и определяет степень упорядоченности мира, так как поглощение эфира преобразует и кристаллизует структуру любого вещества. Таким образом можно считать эфир овеществлённой силой Порядка, который с расстоянием от центра слабеет, постепенно уступая изменчивости и подвижности миров Хаоса. Глава Порядок и Хаос. Учебник 3 уровня начальных классов. Империя Тессарин.


Архалл, Герат, герцогство Сартал, урочище Талгур, Защищённый командный пункт Архалл — 1.

Аварийный ход, длиной больше километра, уходил всё ниже. В какой-то момент верёвка закончилась, и пришлось лезть без страховки, но это лишь подстегнуло Алексея, уставшего от монотонности работы, по перебиранию скоб, и обезвреживанию ловушек. А через полсотни метров, перед поворотом, который уже шёл горизонтально, услышал сопение человека, ждущего за поворотом.

Неясно чего ждал человек в камуфляже армии Уласса, увидеть, но явление человека облитого серебристой плёнкой сверкающей синим отливом, ввело его в такой ступор, что Алексей ограничился только тем, что погрузил его в глубокий сон, и уложил на спину, вынув из окостеневших пальцев пистолет.

Магема Забвение была такой старой, что уже никто не помнил её автора, поэтому она и не называлась по имени, а просто по функционалу. Храмовый воин через несколько секунд свернулся клубочком на полу, и размеренно засопел, погружаясь в сон длиной в сутки, а Алексей аккуратно приоткрыл круглую дверь, которая вела в переходной шлюз убежища и скользнул внутрь.

— Гири, ты закончил? Поступила команда задраивать люки… — Вторые двери распахнулись, и в шлюзовую вошёл ещё один воин, и через секунду, с остекленелыми глазами оседал на пол. Алексей только подложил ему под голову мину из мешка, что валялся здесь же, и не найдя чем бы прикрыть, вышел, аккуратно закрыв за собой двери, на массивную задвижку.

Убежище, созданное для проживания полутора тысяч человек в течении долгого времени, для трёх сотен церковников было конечно велико, и они заняли лишь малую часть из помещений верхних этажей. Но Алексея интересовало лишь расположение бомб, для чего он хотел подловить офицера, или кого-то кто мог знать то, что нужно. Но техники в грязных комбинезонах, и солдаты, понятия не имели ни о бомбах, ни о месте где их хранили. Сешесс, на четвёртом уровне слияния, совершенно точно знал, врёт человек или нет, хотя пока не имел возможности просто поковыряться в мозгах. За Алексеем, было уже человек пятнадцать, пребывающих в сладкой нирване сна, когда он наконец встретил мужчину в новеньком камуфляже, с пистолетом на боку, и выдающимся брюшком, который шел по коридору громко бухая сапогами и недовольно хмуря брови.

С таким лицом могут ходить только начальники, решил Алексей, крепко приложив мужчину по темечку, и затащив бесчувственное тело к насосам, где и привёл в себя, для плодотворного разговора. Поскольку мужчина был привязан к кожуху насоса, нагретого до шестидесяти градусов, он быстро проскочил стадию угроз, и ругани, и уже минут через пять, ошалев от боли, каялся во всех грехах вспомнив даже обман школьного учителя. На этом фоне, информация о том где находятся бомбы, проскочила словно таракан по кухне. Незаметно и беззвучно.

План убежища, во всех подробностях хранился в памяти импланта, поэтому Алексей свободно ориентировался в переходах и технических коммуникациях, предпочитая двигаться не по коридорам, а по служебным каналам, где меньше было риска встретить кого-то из новых жильцов.

Оставив заместителя начальника отряда храмовой стражи отдыхать от пережитого волнения под насосом, Алексей, забрался в переплетение труб, там, где был незаметный лаз на третий этаж с технического уровня, и немного перекусил, даже сумев разогреть тонг на маленькой горелке. Именно на запах этого напитка, полез в вентиляционную шахту младший наставник Рухол, полагавший, что где-то на технических уровнях расслабляются механики, которые всё никак не могут наладить поступление горячей воды в убежище.

Шум и пыхтение священника было слышно за десять метров, и когда из отверстия воздуховода показалась голова, вымазанная в пыли, Алексей почти допил чашку. Но чтобы это «почти», превратилось в «совсем», в голову незадачливого церковника упёрся воронёный ствол Карсала, а чтобы тот максимально прочувствовал ситуацию, звонко щёлкнул взводимый курок, а ствол въехал в рот.

С расширенными от ужаса глазами Рухол смотрел как спокойно попивает тонг, молодой парень в чуть потёртом гератском камуфляже, и молил всех богов, чтобы не дрогнул его палец на спусковом крючке.

Тем временем Алексей допил ароматный напиток, и выплеснув гущу куда-то вниз, спрятал чашку в кармашек рюкзака, затем убрал горелку, и затянув одним движением горловину, закинул его себе на плечо.

— Ты, наверное, хочешь мне сказать, что давно уже ждёте меня, да?

Младший наставник смог только едва заметно кивнуть, не сводя глаз с пальца на спусковом крючке.

— Ну и славно. — Алексей чуть подёрнул ствол вверх, и церковник словно рыба на крючке постепенно вылез из люка. — Давай устраивайся здесь, а я пока навещу твоё начальство. — И погрузив незадачливого священника в глубокий сон, полез в люк.

Воздуховод был короткий, всего пять метров, и выходил в служебный коридор второго уровня, где находились технические помещения.

Алексей рассчитывал тихо просочиться и постепенно погружая всех в сон, продвинуться до склада с бомбами, но первый же выскочивший на него воин, вместо вполне логичного движения, схватиться за оружие заорал как резаный, что и определило его судьбу. Короткий вскрик был оборван кончиком клинка, проткнувшего гортань, и крик превратился в быстро стихшее бульканье. Но тревога, поднятая бойцом, всполошила весь этаж, и Алексею пришлось браться за дело серьёзно.

К счастью в бункере не работала связь, и на него не смогли навалиться всей толпой, но двигаться пришлось быстро. Из комнат в коридор начали выскакивать люди в камуфляже и оранжевых рясах священников храма Творцов. С ножами, пистолетами и саблями в руках, они без лишних слов кидались на Алексея, пытаясь даже ценой своей жизни достать его. Пара гранат, улетевших в толпу, гулко хлопнули разрывами, сжатые человеческой массой, быстро опустевший магазин автомата, и разумный клинок, разделившийся на два коротких палаша, длиной в локоть, словно мясорубка начал собирать свою кровавую дань.

Сешесс, легко рассекал живую плоть, сталь, металл нагрудной брони, и вообще всё что попадалось на пути. Хруст сокрушаемых костей, вой умирающих, запах крови и пороховой гари, слились в одно грязное облако из которого Алексей вынырнул, когда в его броню гулко застучали пули из парового пулемёта, вытащенного кем-то в коридор.

Ударами пуль тело несколько раз бросило из стороны в сторону, но Алексей дотянулся до кинжала, и егерский клинок хищно свистнул в воздухе, пробил лоб пулемётчика, и тот уткнулся рядом с сошками, внезапно приобретённым наростом на голове.

На несколько секунд воцарилась тишина. Слышно было даже как шелестит воздух по вентиляции, и где-то попискивает электронное устройство. Но с верхнего этажа уже бежало подкрепление храмовых стражей, и выбежав в коридор они остановились, увидев стоявшего в десяти метрах, невысокого бойца, с ног до головы заляпанного кровью, и сплошное месиво тел, за его спиной.

Сухо щёлкнул магазин в гнезде, клацнул автоматный затвор, и по толпе в упор ударила длинная очередь выкашивая самых быстрых и смелых.

— «Аширах? У тебя в родственниках ничего стреляющего нет?»

— «Странный вопрос. А тебе зачем?»

— «Хочу бесконечные патроны.

— «А бесконечные снаряды тебе не нужны?»

— «Временами очень бы не помешали».

Последний оставшийся в живых вскинул пистолет, но Алексей сдвинулся в сторону, и обрубил оружие прямо по затвору, магазину, и кисти, сжимавшей рукоять.

— А? — Храмовник неверяще посмотрел на отрубленную руку из которой толчками выливалась кровь, и начал набирать в лёгкие воздух, чтобы закричать, но Алексей уже ткнул кончиком палаша в горло священнику, и тот рухнул на пол.

Помещение где занимались бомбами, было совсем рядом, и Алексей плеснул на себя магемой очистки, сбрасывая кровь и грязь собранную по коридорам мелкой невесомой пылью, вогнал новый магазин в оружие и деловито постучался в дверь.

Дверь медленно приоткрылась, и в щель высунулась плешивая голова которая подслеповато щурилась оглядываясь на месте бойни которую учинил Алексей.

Он поймал плешивого мушкой автомата за подбородок, и заглянул в глаза.

— Привет. Я надеюсь вы ничего не успели сломать?

— Я… мы… — пролепетал плешивый, но Алексей уже вдавил того в зал, где стояли несколько столов, и полтора десятка техников в оранжевых, зелёных и синих тогах. Кто-то склонившись над приборами, крутил ручки настройки, кто-то видимо уже не в первый раз листал затёртый справочник, а кто-то отдыхал на диванах стоявших вдоль стен.

Сами бомбы, а точнее начинка боеголовок, представлявшие собой шары размером с футбольный мяч, лежали в ящиках сложенных у дальней стены а парочка, была на подставках в окружении приборов, ну или того, что смогли соорудить инженеры и учёные Храма Творцов на имеющихся технологиях. Стрелочные вольтметры, амперметры, и даже клавиатуры переделанные из пишущих машин.

Стоило Алексею попасть в круг действия передатчиков боеголовок, имплант сразу подсветил их список и состояние, и один из зарядов, высветился красным, как вставший на предбоевой взвод.

— Обезьяны. — Алексей покачал головой, давая команду всем боеголовкам перейти в режим транспортировки, отпустил плешивого который сразу дёрнулся назад, и улетел куда-то в угол, и склонился над шариком который уже начал отсчёт перед взрывом.

Взрывчатая оболочка была частью повреждена, что в общем не дало бы бомбе взорваться полноценно, но даже те, сегменты взрывчатки которые могли сработать, породили бы достаточно сильную взрывную волну, и поле деструкции, примерно в двести метров в диаметре.

Уже не обращая внимания на собравшихся, Алексей перевернул шарик, и открутив ещё один сегмент взрывчатки нашёл под ним аварийный выключатель, и кристалл питавший всю электронику бомбы. Выдернув кристалл из гнезда, дождался сообщения об отключении системы, и исподлобья посмотрел на притихших учёных.

— Вы совсем что-ли дураки? Ну кто же лезет в такую технику, не зная точно, как эта штука работает. Вы же уже через пять минут, были бы перегретой плазмой, как и все, кто здесь находится, в радиусе двухсот метров. И это если бы не детонировали остальные заряды.

— Да что вы можете об этом знать, мальчишка! — Вперёд шагнул высокий худощавый мужчина, с ярко сверкавшей лысиной на вытянутой голове, с длинным носом и мясистыми губами. Оранжевая тога была местами запачкана пылью, смазкой и ещё чем-то, но позу мужчина принял самую горделивую.

— Боеголовка ракеты тактического назначения Агер восемнадцать. Радиус поражения управляемый. Боеголовка мезонная имплозивного типа, с генерацией деструкторной волны изготовленная из прессованной взрывчатки Рубир — четырнадцать. Скорость детонационных процессов как можно догадаться четырнадцать километров в секунду. — Спокойно ответил Алексей. — А то, что в руках вон того юноши в синем балахоне, скорее всего полевая инструкция по обслуживанию ракет серии Агер. Только там не сказано, что при вскрытии имплозивной оболочки, можно поставить заряд на предбоевой взвод. И если его не отключить в течении пяти минут встанет на боевой, а поскольку блокирующие цепи вы уже все поотрезали, то сразу последует взрыв. И хрен бы с вами, дураками. Но рядом полно городков сёл и деревень, не считая столицы в паре сотен километров.

— Почему я должен вам верить? — Мужчина чуть сбавил напор, но посматривал с большим недоверием.

— А я вам не Творец, чтобы мне верить. — Алексей усмехнулся и посмотрел на вторую боеголовку, которую не успели вскрыть. — У каждой боеголовки есть свой микро гравитационный двигатель для точного наведения на цель. И поскольку вы зарядили кристалл, боеголовка может немного полетать. — Он дал команду через имплант, и шарик беззвучно взмыл вверх, повисел, сделал небольшой круг, и опустился на стол. — Ну а теперь, когда все сказки рассказаны, детям пора спать. — Алексей выстрелил в техников плотной волной магемы «забвение» и люди попадали, где стояли. И лишь пара человек, чуть задержались с падением, и опустились на пол выбрав место и чуть спружинив руками.

— А самым умным, с противомагическими амулетами, хочу ответственно заявить. Продолжите ломать боеголовки, отрежу руки и пришью на место ног. Если не знаете, что с руками делать, будете на них ходить.


Поскольку проблема с боеголовками если не решена, то отодвинута, как минимум на шесть часов пока не отключится транспортная блокировка, Алексей решил поискать ответственного за весь этот скандал, чтобы предъявить пару счетов к оплате.

Церковь Творцов во всех мирах, где бы ни был Алексей, была абсолютно мирной организацией, занимавшейся духовными практиками и внутренним ростом. Но здесь всё было поставлено с ног на голову. Боевики Храма, наводили свои порядки в наркоторговле, занимались алкоголем, рабами и оружием, а также подмяли под себя светскую власть в нескольких странах, тупо учинив переворот под флагом борьбы с демоническими проявлениями.

И вот теперь, самый главный святоша на Архалле, сидел где-то рядом, и уже готовился честно и откровенно покаяться во всех грехах, и возможно остаться в живых, чтобы попасть в руки правосудия.

Алексей никогда не смущался, отправляя очередного подонка на тот свет. И не потому что считал себя равным богу, или совсем уж безгрешным. Не был он и бесчувственной скотиной, для которой смерть человека ничего не значила, просто он считал, что человек несёт ровно ту ношу, которую считает возможной нести, и отвечает перед Владыкой за всё что сотворил при жизни. И у него было что сказать, по поводу каждого убитого им, несмотря на то, что общее число покойников на его личном кладбище уже давно перескочило за цифру в шесть миллионов, а если считать и демонов, то вообще трудно поддавалось исчислению.

И вот этого конкретного человечка — Светлоликого Сына Порядка, Алексей был готов сактировать не дрогнув ни единой жилкой. Потому что список преступлений Светлоликого можно было издать отдельной брошюркой.

На лестнице, ведущей к апартаментам командующего базой, было тихо, но как писали классики, беззвучных засад не бывает.

Вот и сейчас, старая имперская броня, не видевшая профилактики и ремонта вот уже полторы тысячи лет, натужно хрипела и скрипела сочленениями, свистела клапанами сброса давления, и хрустела сочленениями экзоскелета.

За что Алексей любил егерское снаряжение Герата, так за то, что оно было создано настоящими профессионалами. Вот и сейчас, граната, лишившаяся предохранительного кольца, совершенно беззвучно встала на боевой взвод, и начала отсчитывать секунды до взрыва. Нагнувшись вперёд, Широков метнул ребристый шарик вверх в просвет между лестницами и сразу же отпрянул назад, закрывшись кинетическим щитом.

И не зря, потому что в замкнутом пространстве двухпролётной лестницы взрыв оборонительной гранаты, ахнул так, что эфирная защита пошла рябью, и на мгновение почернела.

Сняв защиту, Алексей прислушался, и поднявшись на один пролёт вверх, метнул ещё одну гранату, которая тоже взорвалась прямо в воздухе, добив всех тех, кто уцелел.

Здесь, перед своими апартаментами, Светлоликий собрал лучших бойцов, надеясь, что их магически укреплённые тела и годы обучения, помогут задержать одного единственного человека. Но гранате всё равно, и даже те, кто был одет в имперскую броню, чудом сохранившуюся на складах в Улассе, был если не разорван, то просто размазан по стенам взрывной волной.

Дверь, ведущую в апартаменты от такого обращения, перекосило, но Алексей просто взрезал металл сашессом, и когда кусок стали упал на пол, несколько раз стукнул рукоятью.

— Есть кто-нибудь дома?

В ответ, по двери длинно, «до железки» ударила пулемётная очередь, пятная стену напротив дыры.

— А может гранату? — Предположил Алексей, и из дыры сразу же раздалось:

— Не нужно. Мы сдаёмся.


В холле прямо напротив входа стоял массивный крепостной пулемёт, а рядом были заботливо разложены боеприпасы, вода и пара пулемётчиков, с развороченными затылками.

А за ними, в роскошном кресле сидел полноватый и рыхлый мужчина лет пятидесяти, с широким отёчным лицом, коротким ёжиком седых волос, и одетый в тогу сшитую из золотой ткани.


Мужчина был расслаблен, спокоен и очень уверен в себе. Потому, что на анонимных счетах в разных банках было накоплено как минимум десять миллиардов, а если считать золото и драгоценные камни в тайниках по всему континенту, то получалась такая несусветная сумма, что можно было купить любого. Правда, был некий скользкий момент, во всей этой истории. Подростки и юноши часто не понимают какую силу имеют деньги, и оттого их сложно купить, но у них масса других болевых точек, на которых Халор как опытный интриган собирался сыграть.

Но такой стройный и хороший план сразу дал трещину. Юный полковник егерского корпуса сложил свои палаши так, что он вдруг превратился в одну шпагу, и коротко, без особого замаха пробил в солнечное сплетение Солнцеликому, от чего тот, сразу сбросил половину своей величавости, и закатив глаза стал ловить ртом маленькие кусочки воздуха, которые как казалось начали убегать от него.

— Мне пообещали, что придумают для тебя такой прижизненный ад, что я буду доволен, и это единственная причина, по которой ты ещё сидишь в этом кресле. — Произнёс Алексей. — Но у меня просто невозможное желание врезать тебе, от души, что я и осуществил. И я надеюсь, что ты будешь хорошим мальчиком, и не доставишь мне проблем, при транспортировке тебя наверх? А то, ты можешь прибыть туда живым, но уже вполне хорошо отбитым куском мяса. На что кстати, король Алор конкретно так забился, притащив в урочище пятерых лучших целителей материка. Представляешь, он не верит, что я смогу удержаться и не сделаю из тебя котлету.

— Хрр…

— Да, возможно. — Алексей кивнул. — А с другой стороны, пачкать об тебя руки тоже как-то не с руки. Как говорил мой папа, о каждую мразь на свете руками не намашешься. — Он посмотрел на жреца. — Ну, что, пошли?


Пока шли наверх, Руби Халор несколько раз начинал разговор о несметных богатствах называл номера счетов, адреса, и о том, как полковника Толго будут рады видеть на Островном Архипелаге, где ну буквально всё к услугам богатых и щедрых граждан. Но только когда массивные ворота, закрывавшие въезд в подземный бункер, распахнулись, бывший верховный жрец понял, что всё. — Перед воротами стояли две массивных бронированных машины, а вокруг суетились десятки солдат Герата.

К ним уже шли несколько старших офицеров, сверкая золотым шитьём мундиров и блеском орденов, а в спину упёрся автоматный ствол не давая сделать ни шагу назад.

И нестерпимее всего, что всю их крепкую команду, включая сотню ветеранов, сделал какой-то мальчишка, которого Руби не воспринял серьёзно, даже дав команду не стрелять в технических коридорах, боясь повредить коммуникации, которые и так едва дышали.

О кольце, которое ему дал демон Ишигар, он не забывал, но и не заблуждался относительно демонической помощи. Демоны всегда думали только о своей прибыли и о своей безопасности, поэтому и помощь хаосита была тем, что следовало использовать только в крайнем случае. С каким-то особым чувством Светлоликий вышел на площадку перед воротами, вдохнул воздух, напоенный ароматами весны, и криво усмехнувшись провернул камень на перстне, запуская сложный механизм под названием Возмездие Хаоса. Глава 21


То, что ты хочешь ближе чем ты думаешь. А то, что тебе действительно нужно, вообще рядом. Афанасий Никитин заметки к трактату «Последнее путешествие»

Теперь глядя на быстрый прогресс русских в космической технике, во второй половине двадцатого века, их фантастический рывок в радиолокационных средствах, и средствах обнаружения, в конце двадцатого века и начале двадцать первого, их невероятное продвижение в деле создания сверхжаропрочных материалов, что сразу повлекло создание гиперзвукового оружия, и многое другое объясняется прежде всего тем, что русские в полной тайне сотрудничали с иномирными цивилизациями получая от них передовые для нашего мира знания и разработки.

Иного варианта быть не может, так, как только запад, эта вершина передовой научной мысли мог самостоятельно разработать и внедрить самые высокотехнологичные изделия и продвигать прогресс во всех областях. Даже по тому сколько западных учёных получили нобелевскую премию, можно судить о вкладе Европы и государств Америки в дело продвижения всего человечества.

Но русские всегда находили лазейку в законах, и мировом устройстве, не желая подчиниться естественному порядку вещей, и следовать за путеводной звездой Запада.

Вот и сейчас, когда они наконец рассекретили наличие у себя портала в иную цивилизацию, допуск через портал осуществляется по каким-то смехотворным правилам. И не нужно лгать миру, что правила эти придуманы империей Тессарин, как защита от незаконной миграции, и нежелательных посетителей.

Невозможно даже представить себе, что прогрессивные и интеллектопозитивные трансгуманисты Запада могут быть где-то нежелательными. Мы уверены, вся галактика ещё будет рукоплескать нашим достижениям в сфере гуманизма, трансгуманизма, прав и свобод интеллектопозитивных граждан. Америка сегодня, 29 июня 2077 года.


Архалл, Герат, герцогство Сартал, урочище Талгур, Защищённый командный пункт Архалл — 1.

Руби Халор вдруг вытянулся вверх, словно хотел достать до потолка, и через секунду осел на пол бесформенной кучей. Под кожей у него начали ходить волны, выгибая тело то в одну сторону то в другую, и Алексей благоразумно отскочил в сторону и крикнул командиру бронеходчиков, который торчал по пояс из люка, чтобы тот заряжал, но капитан уже сам всё понял, и занырнув внутрь танка, захлопнул люк и начал поворачивать башню и опускать ствол.


Тури Хамир, была одной из дочерей довольно известного военачальника, Повелителя Стихий, Гурда Хамира.

Никаких перспектив получить собственный домен у хаоситки не было, так что пришлось долго и тщательно выбирать профессию, которая могла бы обеспечить высокий уровень жизни и что куда важнее, её продление, что в мирах Хаоса, стоило ну очень дорого. Поэтому все единицы улучшения, что полагались ей, и те, что были куплены отцом на её совершеннолетие, а также всё, что удалось собрать, она вложила в модификации тела, позволявшие двигаться очень быстро, и точно. Естественно, что при такой специализации выбор профессии наёмного убийцы стал делом насквозь естественным.

К тридцати годам она уже была вполне сложившимся специалистом с постоянными заказчиками, твёрдой репутаций, и личным кладбищем в две сотни голов. В пятьдесят она прошла полное омоложение, отдав за это почти все свои деньги, поэтому заказ на «Возмездие Хаоса» был как никогда кстати, хотя и неустойка за срыв была огромной.

На самом деле в Возмездии ничего мистического не было. Просто вещь-ловушка, активировав которую человек получал на свою голову неприятный сюрприз, уровень которого целиком и полностью зависел от вложенных в это дело денег. Так, участие Тайри, обошлось Ишигару в пять золотых искр, что было приблизительно равно пяти миллионам сарс в империи Тессарин, что в свою очередь хватило для года безбедной жизни в самом центре обитаемого Хаоса — группе доменов Азабур.

Кольцо отработало положенные секунды, выстраивая разовый портал-переход для Тури, которая уже пятые сутки ждала активации, в полном боевом снаряжении. Хотя, за пять искр, она бы согласилась подождать и куда больше.

Кольцо перехода разорвало тело жреца в мелкие ошмётки, и наемница появилась на площадке перед бункером в красочном салюте из плоти, крови и осколков костей, которые словно шрапнель хлестанули вокруг, раня и калеча самых любопытных и дурных.

Её цель, человечек невысокого роста, худощавый, и стройный, в каком-то боевом снаряжении, откинул сторону внешний слой брони, и во мгновение ока покрывшись магической защитой светло-голубого цвета, вытянул из ножен тонкий меч — харлон, и неожиданно улыбнулся.

— Станцуем?


Алексей, стоявший чуть сбоку, когда тело Светлоликого начало распирать изнутри, успел закрыться эфирным щитом, поэтому взрыв его совсем не задел. Окно портала, которое образовалось над кровавым пятном, было совсем небольшим. Меньше метра в диаметре, и когда из него, ловко выскользнула подвижная фигурка, затянутая во что-то чёрное и лаково блестящее, сразу же схлопнулось в точку и погасло.

Женщина лет двадцати — тридцати на вид, в плотно облегающем чёрном материале, с явно выпирающими грудями, тяжёлой шпагой в левой руке и маленьким щитом в правой переступила ногами оглядываясь, а увидев Алексея замерла и чуть пригнулась.

Лицо у женщины было правильным, с тонкими, жёсткими чертами скандинавского типа, смуглого цвета, окруженное короткой стрижкой волос цвета серебра.

Алексей потянул за замок разгрузки, и та упала на бетон площадки, давая ему дополнительную подвижность, дал команду сашессу активировать броню, улыбнулся женщине, и сделал приглашающий жест.

— Станцуем?


Атаковала она словно кобра. Мгновенно и смертоносно, но Алексей, уже давно был в разгоне, так что для него движения хаоситки были вполне контролируемыми. А вот техника у неё была отвратительной. Локоть дёргался, кисть держала оружие неправильно и вообще в передвижениях было столько огрехов, что даме следовало взять вместо шпаги что-нибудь более подходящее. Например, пулемёт.

Алексей на пробу обошёл её шпагу, и выгнув кисть, атаковал в плечо, и сашесс легко пробил броню, уйдя в тело на несколько сантиметров, и проник бы глубже, но Алексей вовремя одёрнул своё оружие.

Судя по тому, что кровь не полилась, регенерация у женщины была на высоте, но дырка в одежде осталась.

Ещё одна появилась, когда та неловко развернулась, проваливаясь в атаку, и Алексей ударил её «в темп», через спину, пронзив живот и зацепив позвоночник.

Таким ударом хаосита было не убить, но подвижность упала на порядок, сравнявшись с обычным тренированным человеком.

И тут женщина смогла удивить, выдернув с пояса кристалл фиолетового цвета, и раздавив его в руке, после чего ускорилась так, что уже Алексею пришлось бегать по всей площадке, уходя от прямолинейных, но очень быстрых взмахов шпаги.

Магемы которые Алексею удавалось метнуть в женщину, стекали с неё словно вода с куска масла, и он оставил это дело, сконцентрировавшись на технике, тщательно отслеживая малейшие изменения положения. И как выяснилось недаром, потому как из щита вдруг вылетел тяжёлый дротик, который Алексей отбил в сторону, не рискуя принять на защиту.

К счастью разгон был недолгим, и в какой-то момент, Алексей понял, что его противница проскакивает фиксацию фаз, что выглядело так, будто она «поплыла» размазывая движение.

Изобразив ложную атаку на нижнем уровне, он буквально выстрелил телом вперёд и вверх, уводя оружие женщины в сторону, и сокращая дистанцию, ударил рукоятью в бок, так что женщина отлетела к стене, и уже когда упала на пол, кончик сашесса замер у её переносицы.

Это был крах. Крах всего, что Тури успела собрать в своей жизни, потому что неустойка за провал акции составляла целых десять золотых искр, а такую фантастическую сумму ей не собрать и за пять лет.

— Позволь мне закончить свой путь без свидетелей. — Она оглянулась на ощетинившихся стволами солдат и посмотрела на своего будущего палача.

— Это какой-то обряд? — Уточнил Алексей опуская шпагу.

— Обряд? — Тури удивилась.

— Ну, почему ты считаешь, что должна умереть? — Терпеливо пояснил её противник.

— Ты хочешь меня сделать своей игрушкой? — Тури ужаснулась. — Такой исход был маловероятен, но она слышала что такое иногда случается — сильные маги человеческих миров превращают побеждённых демонов в своих слуг, и домашних зверушек. А тот кто её победил был действительно сильным магом. Её противомагические амулеты и кольца нагрелись так, что жгли кожу.

— Нет. — Алексей мотнул головой. — И убивать тебя не планировал, и ещё как-то издеваться. Вообще не стал доставать оружие если бы ты первой не полезла.

— Мне всё равно конец. — Тури продолжая сидеть на полу, опустила голову. — Десять золотых искр, я не соберу, а значит уйду в услужение Ишигару, а лучше сдохнуть от твоего меча, чем попасть в когти этого отродья.

С усмешкой, Алексей мазнул в облаке, что его окружало, поймав сколько-то свежих искр, из убитых им святош, и раскрыв ладонь протянул демонице.

— Забирай и уходи. В следующий раз, всё может быть совсем по-другому.

Тури, наверное, с минуту смотрела не верящим взглядом на облако танцующих искр на ладони воина, и как они по одной перебегали в её ауру, затем с трудом встав низко поклонилась, и встала на колени.

— Я Тури Хамир, повелительница бури, и самур легиона Тахатран, признаю перед тобой свой долг чести и крови. Да будет святой хаос мне свидетелем и покарает меня за нарушенное слово. — Она, не вставая с колен, поклонилась ещё раз, и выдернув из кармана на поясе кристалл синего цвета, с хрустом раздавила его в руке, окутавшись густым синим дымом, а когда он рассеялся, то перед Алексеем уже никого не было.


Король Алор наблюдал всю схватку демоницы и полковника Толго что называется из первых рядов, у борта танка, что стоял перед воротами в подземный бункер.

Стоял, смотрел и понимал, что игры, которые он наблюдает, уже совсем не про его королевство, и не про независимость. Они скорее про жизнь на Архалл. Про всю жизнь, потому, что демоны, если дорвутся, сначала выпьют жизни людей, а после, и вообще всего живого, не оставив на планете ничего крупнее микробов. И вмешаются ли контролёры Порядка ещё большой вопрос. И как правильно, что он не послушал дворцовых интриганов, и осыпал парня званиями, наградами и вообще всем тем, что могло дать ему королевство.

Один взмах меча демоницы, кстати отбитый полковником, срезал кончик танкового ствола, словно ветку, а удар Толго снизу, вспорол бетон, будто тряпку. И у короля не было никаких сомнений, что возможно бронеходчики и егеря справились бы с демоницей, но стоило бы это, как и штурм бункера, сотен, а возможно и тысяч жизней. А уж что делать с кучей старых боеголовок, знают лишь Творцы.

Ещё не отошедшие от шока солдаты вяло копошились, обходя полковника по длинной дуге, но офицеры уже начали покрикивать на подчинённых придавая им ускорение, но вокруг Алексея, сидящего прямо на полу бункера, словно образовался круг свободного пространства. А самому Алексею было на всё наплевать с такой высокой колокольни, что и купола не видать.

Последняя схватка что-то надломила в нём, и хотелось просто вот так, сидеть на приятном прохладном бетоне прикрыв глаза и слушая такую привычную и такую родную армейскую суету, плавно переходящую в обычный военный бардак.

— Сар полковник…

Алексей поднял глаза, и увидел стоявшего рядом сержанта егеря, с пятью нашивками за ранения, и стеклянной флягой в руке, где плескалось что-то коричневое.

— Вот, не побрезгуйте, у меня дед гонит, на румоловых шишках. На всё пограничье его настойка ценится. Говорят, от всего помогает. — Сержант протянул руку и как-то машинально, Алексей взял тяжёлую флягу, и убедившись, что крышка уже откручена, сделал несколько больших глотков.

— Что-ж ты делаешь, демонов выкидыш! — Откуда-то сбоку подскочил майор — = бронеходчик. — Ему-ж всего шестнадцать, а ты пихаешь в него своё горское пойло!

— Как старших демонов, на колени ставить, так уже взрослый, а как пить…

— Да я не про это. — Майор сконфузился, и вытащил из кармана металлическую флягу, с выбитым на ней танком. — Вот, уж лучше ульхан. У меня Гератский особый, десять лет выдержка. Всегда им лечусь после ранений.

Через несколько минут, вокруг уже кипел стихийный митинг, где взрослые мальчишки, не взирая на чины и звания спорили о целебных свойствах различных алкогольных напитков, а Алексей, которого действительно стало отпускать, блаженно щурился в пространство, и в этот момент плотная пелена облаков над урочищем разошлась так что плотный солнечный луч, пронзил серую хмарь, и высветил пятачок, где сидел Алексей.

И сразу же шум стал стихать, и волна молчания словно круги на воде стала расширяться, пока не стало совсем тихо. И в этой тишине вдруг громко, на грани крика прозвучало:

— А кто вспомогач без масла оставил, демонская отрыжка? Пробки масляные кто за тебя ставить обратно будет? Сар полковник? Так он занят. Нарезает очередного демона тонкими ломтиками, чтобы такие как ты, спокойно спали по казармам, а не по окопам шарились.

От всеобщего хохота казалось задрожали стальные ворота, и все стали расходиться, вдруг вспомнив, что у них ещё есть дела.


Егеря и армейская контрразведка методично и привычно, начали зачищать убежище, выводя и укладывая спящих, и отдельно складируя тела тем, кому повезло чуть меньше.

Уже более или менее пришедший в себя Алексей, отошёл в сторону, и чуть не столкнулся с Алором, всё так же стоявшим облокотившись на танковую надгусеничную полку.

— Государь. — Алексей с некоторым трудом поклонился, преодолевая болящие от внутренних разрывов мышцы.

— Отличная работа. — Король усмехнувшись кивнул, на кучу из тел, которую уже начали потихоньку разбирать контрразведчики проводившие опознание. — Я честно говоря надеялся, что вы дадите нам немного времени для развёртывания войск, но вот чтобы вот так, в одиночку зачистить бункер… Признаться мы с генералом Тиго поспорили, и он был полностью в вас уверен, и предрекал именно такой вот исход. Но то как вы разделались с демоницей, это вообще вне всяких раскладов. — Король помолчал. — Самое время вас чем-нибудь наградить, но я честно говоря в сомнениях. Что может быть адекватной наградой, за то, что не в силах простого смертного… Но может у вас есть какое-то своё желание, которое я могу исполнить?

— Домой хочу. — Алексей который под действием крепкого алкоголя приобрёл какое-то лихое, и бесшабашное настроение, широко улыбнулся. — Домой на свой остров. А оттуда может полечу к котам в гости, чувствую, что там не всё в порядке. Ну и просто побродить по Земле. Вот ни разу не был в Китае, а очень хочется. Ну и ещё в пару десятков мест. Может просто куплю яхту, и пройдусь кругосветкой.

— Земля, это ваша родина? — С улыбкой уточнил Алор.

— Да. — Алексей кивнул. — Я как-то случайно попал сначала на одну планету, потом на вторую, и только потом в Тессарин. А уж к вам, можно сказать со специальной миссией. Да вот видно не рассчитал сил. — Алексей тоже привалился к тёплому боку бронемашины, и с удовольствием вдохнул запах масла, металла, краски и пороха, которым пах этот стальной зверь. — Надоело всё до смерти.

— Ну, где-то так мы и предполагали. — Алор улыбнулся. — Спор вышел только относительно звания. Я был за майора, а вот Сарос Тиго, был уверен, что вы не младше подполковника.

— Так и было бы, если бы не то, что я пару раз оказался в нужном месте в нужное время. — Алексей сделал ещё глоток, и протянул королю. — Будете? Вкус просто волшебный. Словно аромат гор, и свежести.

Алор благодарно кивнул, взял флягу, и сделал глоток.

— Однако. — Он медленно втянул воздух через нос, и выпустил из рта тонкой струйкой. — И превосходное послевкусие. Откуда сей божественный эликсир?

— Сержант из егерей дал. — Алексей прикрыл глаза, вспоминая бойца. — Из полка Стальные когти. Я думаю там он один такой, с пятью нашивками за ранения.

Король кивнул, принимая информацию к сведению.

— Ну в общем дали мне генерала, хотя я себя всё равно не чувствую большим начальником. Я и подполковником-то стал тоже случайно, так что весь мой служебный рост, просто череда невероятных событий.

— И вы…

— Генерал первого ранга генерального штаба Тессарин, и имперский герцог.

— Нн-да. — Король вдруг закашлялся. — А лет-то вам сколько?

— Двадцать восемь. — Алексей улыбнулся. — А этот облик, он от покойного Гарала Толго. Так получилось, что я застал самый конец этой драмы, и не смог спасти семью Рабида Толго.

— Это мы тоже поняли. — Король устало провёл ладонью по лицу. — Вы же когда делали памятник семье Толго, приказали сделать всех. Девочек, родителей, и старшего сына. А живых обычно с мёртвыми не сажают.

— А когда меня вообще вскрыли?

— После двух подвешенных бандитов в гостинице, взяли под плотное наблюдение, а когда вы несколько раз отрывались от хвоста, заподозрили подмену. Рабид Толго был конечно выдающимся человеком, но вот так отрываться от наблюдения, вас научить бы не смог.

— Это почему? — Удивился Алексей. — Это же вообще одна из простейших магем. Называется «мыльный глаз». То есть человек-то меня видит, но при этом у него возникает постоянное желание моргнуть, и зуд в глазных нервах, так что потеря объекта наблюдения дело времени.

— Так не знают у нас этой магемы. — Усмехнулся король. — Я этот список доступных заклинаний знаю вдоль и поперёк. Восемнадцать штук. Всё что принесли на планету наши маги, приданные корпусу планетарной пехоты. Да там маги-то. Ускоренный выпуск сто пятидесятого года войны. И ладно хоть такие. У многих и того не было. Но в общем, вас вели очень плотно, хотя временами теряли из виду, но поскольку вы были так любезны, что после этого всегда появлялись в поле зрения наблюдателей позволяя им восстановить контакт, они в вас практически влюбились. Ну а когда я увидел вас, в броне ипостаси воина высшего посвящения, да то, как вы рубали демоновых тварей, всё вообще стало на свои места. В вас всё выдает имперца. Даже то как вы одеваетесь вне службы, или общаетесь с дамами. Кстати, многие из них на вас в обиде. Вы предпочли блестящих столичных красоток двум уличным гимнасткам…

— Сири и Руби умерли из-за меня под пытками, и судя по тому, что с ними сделали, не сказали про меня ничего. А паче всех добродетелей и внешних качеств я ценю верность.

— Да, вы конечно не разведчик. Это мы поняли. — Король кивнул. — Иначе бы вы завели любовниц именно в среде высшего света. Но всё же, кто вы по воинской специальности?

— Я? — Алексей чуть завис. — По первой просто офицер, с упором на выживание и спецоперации, потом закончил академию вооружённых сил, по специальности старший офицер сил планетарной обороны, со специализациями Защитные сооружения и оборудование, обеспечение и ремонт механоидов, и производственно-промышленные комплексы, и энергетика военных объектов.

— Ага. — Судя по лицу Алора, у него в голове сложилась ещё одна задачка. — А магия?

— Ну вот. Повезло. — Алексей вздохнул.

— Да… — Король покачал головой и оглянувшись нашёл взглядом командующего Южной армией генерала третьего ранга Шигара.

— Справитесь без нас?

— Да мой король. — Генерал сделал шаг вперёд и уверенно кивнул. — Только заберите с собой командующего егерями Сароса Тиго. Третьи сутки на ногах. А тут и без него кому покомандовать найдётся.

— Да, пожалуй. — Король кивнул, и сделал какой-то жест, после которого, в воздухе над ними завис мощный четырёхмоторный летун, и в облаке голубоватого сияния антигравов, стал опускаться.


Пока летели, беседовали о каких-то пустяках, а пара красоток, в штабной форме офицеров Корпуса Связи, накрыла лёгкий обед, хотя король, предупредил.

— Много не наедайся, сейчас после осмотра объекта полетим нормально обедать.

— А что за объект?

— Всё увидишь. — Король был немногословен, больше поглядывая вниз, на пролетающую под крыльями землю, а Алексей, чуть пригубив горячий тонг, и откинувшись в удобном кресле, любовался стройными фигурками стюардесс, которые несмотря на военную форму носили не штаны и сапоги, а коротенькие юбки и лаковые туфельки, явно не из армейского склада. Увидев, что король отвлёкся, и рассматривает землю через огромный иллюминатор, а генерал вообще тихо дремлет, завалившись на заднем диванчике, девица хитро посмотрела на Алексея, и очень особым движение шевельнула круглой попкой обтянутой узкой юбкой, и нетерпеливо переступила ножками.

Алексей на эту пантомиму, лишь приложил руку к груди как бы извиняясь, и отрицательно покачал головой.

В ответ дева крутанулась на носках туфель и пошла царственной походкой по проходу, пару раз глянув через плечо, проверяя эффект, но увидела лишь спокойную улыбку.


Королевский летун «Луч рассвета» был не только комфортабельным, но и быстрым. Чуть больше получаса потребовалось ему чтобы преодолеть триста километров от урочища Талгур, до столицы, и когда сопровождавшие «Борт номер один» истребители разошлись в стороны, пилот без прикидок и пролётов, лихо притёр тяжёлую машину на площадке перед огромным зданием из стекла и стали.

Когда Алексей вышел из летуна, он был поражён не сколько размерами здания, а его лёгкой ажурной красотой, над которой ещё трудились пара десятков кранов, и люди, буквально облепившие здание словно муравьи.

— Как? — Король горделиво посмотрел на Алексея.

— Впечатляет. — Алексей оглянулся и увидел, что и вокруг здания уже заливали площадки делали дороги и вообще возводили всю сопутствующую инфраструктуру, более подходящую вокзалу. Но в этом районе магистральной железнодорожной линии не было. Хотя, может «на вырост». — Алексей всё гадал, что за сооружением решил похвастаться король, когда высокие двери перед ними распахнулись, охрана взяла «На караул», и они вошли в огромный, зал потолок которого висел в полусотне метров над землёй, а в центре, на серебристом круге энергоплатформы, стояла десятиметровая арка портала. Эпилог


Как сказал король Алор, главными противниками порталов были не святоши, которые уничтожали их везде, где могли дотянуться, а человеческая глупость и трусость. Да, проще было снести портал, чем постоянно ждать оттуда нашествия демонов, но в итоге от демонов это не защитило, а проблемы создало.

Портал, который смонтировали в новом здании, когда-то давно предназначался именно для создания на Архалл узлового транспортного узла грозди, но когда отключилось всё портальное сообщение, о нём просто забыли, и арка пролежала в разобранном виде полторы тысячи лет, пока он ней не вспомнили.

А тут и местным святошам руки укоротили, так что можно было попробовать собрать портал, тем более, что контрразведка была уверена, что необходимые настройки портала есть у того, кто изображал из себя Гарала Толого.

Вот так и получилось, что Алексей вместо вполне заслуженного отдыха, занялся настройкой портального комплекса, правда вместе с двумя десятками инженерных механоидов, исправлявших огрехи, допущенные монтажниками и выверявших точное расположение кристаллов пространственного пробоя.

К моменту запуска портала, Алексей по согласованию с королём, вернул себе свой прежний облик, и даже пошил привычный белый китель без знаков различия. Вся столица уже знала о блестяще проведённой специальной операции по разоблачению верхушки Храма Творцов, которые продались демонам, и о роли Семьи Толго, и тайного агента Герата.

Сказка вышла несколько сумбурной, и с массой логических дыр, но для публики вполне сгодилась, и стоило Алексею появиться в столице в новом облике, как всё приходило в движение, особенно дамы, что напрягало Алексея неимоверно, поскольку даже выпить чашку тонга стало целой спецоперацией.

Первый запуск портала провели без публики, и для гарантии, подогнали к порталу три десятка бронемашин, с пушками соответствующего калибра. И хотя Алексей был уверен в настройках перехода, но всё равно волновался. И когда пространство внутри арки заполоскалось бирюзовым цветом, и в сполохах пространственного прокола, из перехода появилась передовая группа штурмовой пехоты, в доспехах высшей защиты, он перевёл дух, и пошёл вперёд.

— Доклад.

Военнослужащий, для которого силуэт Алексея был не только подсвечен зелёным ореолом, но и оранжевой меткой спасения в первую очередь, несмотря на окружавшую портал военную технику, поставил свой огромный ствол «к ноге», и чётко доложил.

— Сводная разведывательная группа комендатуры Орилара, сержант Горис Седар.

— Рад вашему прибытию сержант. — Алексей повернулся и дал знак, что всё в порядке, и точно так же как готовились к бою, деловито и спокойно, армейцы стали чехлить стволы, продувать двигатели и пространство под куполом наполнилось гулом и звуками человеческой возни.

— Мы уж ждать устали, сен генерал. — Сержант снял шлем и сдержано улыбнулся. — Когда прошёл сигнал о предварительной активации перехода, нас вообще дёрнули из комендатуры Орилара, обрядили вот в это старьё, и кинули в портал. Но там сказали, что за нами уже пойдут и гвардия и даже скорпионихи…

— Мой мальчик! — Ши Саргонаи, шагнувший через портал быстро сориентировался, и броня на нём на глазах исчезла, сменившись тёмно-синим балахоном со звездой Высшего Круга. — Ты заставил меня поволноваться.

— Рад видеть вас в добром здравии учитель. — Алексей, как того и требовал этикет, низко поклонился. — Хочу представить вас королю Алору, который собственно и организовал этот портал.

— А ты, как я понимаю, сидел, и безучастно смотрел на всё что происходит. — Саргонаи жизнерадостно рассмеялся в голос, и хлопнул Алексея по плечу. — Веди, будем знакомиться.

Если кто из правителей других государств континента и был против возвращения империи, то благоразумно засунул возражения куда подальше, потому как имперские штурмовики всяких глупостей типа «собственное мнение» и не приведи Творцы, «демократия» не понимали, а всё непонятное вызывало у них желание схватиться за оружие.

Простившись на Архалл со всеми, и пообещав при случае навестить, Алексей перешёл через портал, который уже работал круглосуточно, сначала в Главный транзитный узел Тессарин, на орбитальной платформе, а уже оттуда на Орилар, где его ждала целая комиссия, во главе с председателем Высшего Круга архатом Ледаром.

Хотя, ни длинных задушевных бесед, ни написания многостраничных отчётов не потребовали. Просто побеседовали и убедившись, что Алексей не съехал с катушек, сняли с импланта полную запись его приключений с эмограммой, и отпустили на все четыре стороны, напомнив, что за ним академическая задолженность.


Сборы были недолгими, и через час он уже был в приёмном зале планеты Тасис, что стала домом для колонии ахара.

Системы опознания сработали как нужно, и Алексею никто не стал задавать дурацких вопросов, на тему, что это он делает на запретной планете.

Канцелярия императора воспользовалась инцидентом с корпорантами на Тасис, и закрыла планету вообще от всех, кроме узкого круга допущенных к изучению народа ахара.

Созданные когда-то для войны с расой Рубаи, разумные кошки имели природную защиту на уровне тяжёлого скафандра, и чудовищную скорость атаки, что позволяло им с лёгкостью противостоять кибернетически улучшенным воинам Рубаи, когда они ценой своих жизней дали время магам Тессарин, чтобы подготовить окончательное решение вопроса.


Тессарин, владение герцога Рокова, планета Тасис.

Центральное поселение Ахара располагалось в густом тропическом лесу, где было много могучих деревьев, с широкими кронами, много дичи и одна — единственная тропинка к маленькой станции наблюдения, дальше которой учёные не забирались, если не желали бесследно исчезнуть в местных болотах с перерезанным горлом.

Алексей посадил свой мобиль на лужайку рядом с домиком, и не обращая внимания на выскочивших техников, пошёл вперёд, осторожно выбирая дорогу между переплетённых корней, глубоких луж, и плотного кустарника.

Почему-то он очень точно чувствовал направление на центр посёлка, и когда деревья расступились, перед ним предстало сплошное поле из чёрных лаково-лоснящихся тел, которые лежали на земле распластав передние лапы и приподняв зады, словно человеки павшие ниц. И где-то в центре, был почти шалаш из толстых брёвен, рядом с которым сидел улыбающийся Мугур.

— Рад видеть тебя, Мугур. — Алексей кивнул вожаку ахара.

— Племя ахара радуется возвращению Небесного Вожака. — Мугур тоже припал к земле. — Была ли твоя дорога лёгкой а охота обильной?

— Охота была… достойной. — Алексей рассмеялся и окинул взглядом сооружение из брёвен. — А это что за шалаш? Вы же вроде на деревьях сейчас живёте?

— Это храм который мы возвели в твою честь, Небесный Вожак. — Мугур опять поклонился.

— Так. — Алексей с трудом удержался чтобы не рассмеяться, и зашёл внутрь.

В центре пространства образованного стволами деревьев, стояла толстенная колода, с выгнившей сердцевиной, в которой что-то попискивало, и шуршало.

Он нагнулся чтобы посмотреть, и в нос ударил мускусный запах, а когда глаза привыкли к темноте, разглядел пару серых котят, что беспомощно тыкались в стенки колоды, и пытались выбраться наружу.

Алексей осторожно достал обоих, и сдув с искристой шёрстки грязь, и пыль, вышел с котятами наружу.

— Это что? — Тяжелый взгляд упёрся в Мугура, и вожак, две тонны мышц быстрых словно молния, сжался и опустил голову.

— Мы решили принести их в жертву в честь твоего прибытия…

— Значит так. — Алексей подошёл к вожаку, и ухватив огромного зверя за шерсть у подбородка, заставил опустить голову ещё ниже. — Запомни, а лучше запиши. Племя Ахара, не приносит в жертву котят. Никогда, ни по каким поводам. Даже смертельно раненых, и увечных. Если не справляетесь сами — будем лечить в империи. Не сможем вылечить, обеспечим лёгкую смерть. А сейчас покажи мне тёплый ручей, и прикажи убрать это безобразие. — Алексей кивнул на шалаш.

Ручеёк вытекавший из-под вывороченного из земли древесного комля, впадал в маленькую речку, с водой прозрачной словно слеза, но по дороге попадала в ямку с каменистым дном, где успевала нагреться, до комфортной температуры. Здесь Алексей и устроился, осторожно вымыв котят в воде, потом пройдясь по мокрой шёрстке носовым платком, и устроив их спать на солнышке, пошёл к машине.

— Я же говорил тебе что он их возьмёт. — Мугур обернулся к Умури — старшей самке его прайда. — Он не просто наш небесный покровитель. Он ещё и добр, чего не скажешь, глядя на его ауру.

— Прости меня Мугур, за то, что усомнилась в твоём слове. — Умури низко склонила голову, и ткнулась лбом в плечо мужа.


Переговоры с агентством Килли, которое занималось решением любых вопросов, от ведения небольшой войны, до политических провокаций и выгуливания собак, дало свои результаты довольно быстро. Спешно нанятые художник, и архитектор, ругаясь словно сапожники за сутки создали проект храма, и строительные машины начали его возводить в быстром темпе, превращая лесную поляну в место сбора всех ахара.

Поскольку Алексей денег не пожалел, агентство пригласило действительно первоклассных специалистов, и храм вышел красивый. Ажурный воздушный, словно стремящийся взлететь, и остающийся на земле только благодаря тонким колоннам что удерживали его на земле. А перед храмом стояли две статуи, изображавшие ахара. Одного со вздыбленной шерстью и раскрытыми когтями готового к бою, а другого — расслабленно лежащего словно греющегося на солнышке.

Кроме храма, где кошки могли молиться кому захотят, Алексей оставил Мугуру платёжный терминал, приспособленный под его лапы, и счёт, на который перевёл миллиард сарс. Колония росла, и им уже требовалось многое что можно было только купить.

Котята, которые оказались двумя девочками, плотно прописались у него в кровати, в одно прекрасное утро открыли глазки, и увидев Алексея, довольно заурчали, и ткнулись пушистыми головами ему в плечо.

«Мамамамамама»…

— Нет я папа. — Алексей осторожно лизнул сначала одного котёнка потом второго.

«Папапапапа?»

— Просто папа. — Он улыбнулся и погладил пушистый комок.


Земля, Россия, Саратовская губерния.

Маленький дом, прямо на берегу Волги, всего три комнаты, и мансарда, был полон тишины и покоя. Где-то там, в большом мире, бушевали страсти и политические демарши, гремела бронетехника, но здесь всё было тихо. Алексей Широков, только что пришёл с рыбалки, и потрошил вязанку крупных стерлядок, а у ног вились две крупных, килограммов по десять кошки дымчато-серого окраса.

— «Папа, дай. Папа… Папа, дай рыбу».

— «Лучше две рыбы, папа…»

— «Зачем ты её режешь папа. Давай мы её погрызём…»

— А мне уже ничего не полагается от этой рыбки? — Алексей нагнулся и строго посмотрел на пушистых проказниц.

— «А тебе привезут ещё…» — Подала голос Руби.

— «Ты же не любишь рыбу, папа». — Сири одним взмахом влетела на стол, поднялась на задних лапах, и заглянула Алексею в глаза. — «А давай мы тебе пару куриц принесём? Мы их уже больше не хотим, а тебе принесём».

Алексей вздохнул, и свалив весь улов в большой таз, поставил на край стола, где малыши обычно кормились.

— «Папа хороший». — Пискнула Руби, тоже взлетая на стол, и вгрызаясь в рыбную мякоть, не обращая внимания на чешую.

— «Ага. Мы принесём папе три курицы». — проурчала Руби, и вдруг оторвалась от рыбы и задумчиво посмотрела на Алексея. — «А давай мы принесём тебе весь курятник? Там много жирных курочек, тебе понравится».

— Не вздумайте. — Алексей рассмеялся. — Мне потом опять договариваться с поселковыми.

Честно говоря, поскольку он за каждую убитую курицу платил три цены, местные жители готовы были сами приносить птицу к его воротам, но Алексей считал, что две малолетние охотницы, должны хоть как-то разминаться от скуки.

А ему было совсем не скучно. Лето постепенно катилось к сентябрю, дом был прилично утеплён, а председатель поселкового совета уже пообещал привезти угля на зиму, и вообще следить за дорогой. От всего имперского богатства, Алексей оставил себе только летающий мобиль, на котором совершал вылазки в тропики, и коммуникатор военного образца, который сейчас стоял в углу, помигивая зелёной лампочкой.

Всё было просто прекрасно. Днём он ловил рыбу, прямо от дома, или гулял по окрестностям, вместе с Сири и Руби, которые носились вокруг него пушистыми торпедами, время от времени ловя мелкую дичь, и принося похвастаться.

Он жил здесь уже четвёртый месяц, и был вполне доволен, потому что мог делать что хотел, и когда хотел. Например, спать целый день и пойти бродить по лесу ночью.

Он оглянулся и увидев, что от четырёх стерлядей по килограмму каждая, не осталось даже хвостов, рассмеялся.

— Вы всё-таки проглоты. — Сири и Руби уже сидели у порога вылизываясь шершавыми языками, но Алексей погнал их отмываться нормально, и они устроили весёлую возню в бане, где стояла дровяная печка и электрический водонагреватель, а после он тщательно вытер их шёрстку большим полотенцем, и уже через минуту шерстяные хулиганки сыто сопели, развалившись на его кровати.

И только тогда, Алексей заметил, что огонёк на коммуникаторе горит красным цветом тревожно пульсируя, и подойдя приложил руку к сканеру.

— Генерал Роков. Кодовый сто семьдесят пять двенадцать, триста десять, колесо.

— Говорит дежурный по императорской канцелярии, майор Тессер. — Отозвался бодрый голос. — Генералу Рокову два, тринадцать, восемьдесят двадцать один. Код Пламя.


Казань 2020

Примечания


1


Калибр Тессарин — число кратное 1.38 миллиметра. Тридцатый калибр — 41.4 мм



home | my bookshelf | | Мастер решений (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу