Book: Другая смерть



Другая смерть

Хелен Даррант

Другая смерть

Helen Durrant

The Other Victim


© Helen Durrant, 2018

© Жукова М., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Эта книга – художественное произведение. Имена, фамилии, действующие лица, компании, организации, описываемые места и события являются плодом авторского воображения или простым совпадением. Любое сходство с реальными лицами, как ныне живущими, так и усопшими, событиями и местами действия является случайным.

Посвящается всем моим замечательным читателям – вы сами знаете, кто вы


Пролог

Они стояли на тихой улочке под названием Вестгейт. Тротуар был искусно выложен таким образом, что получался интересный рисунок из камней, а лужайки перед домами – аккуратно подстрижены. Высокие дубы росли по обеим сторонам широкой дороги, тишину нарушал единственный звук – шорох листьев, с которыми играл летний ветерок. Место казалось идеальным – здесь хотелось поселиться.

– Из заднего двора у тебя будет отличный вид на холмы, – сказала Мавис Хартл. – И до магазинов отсюда недалеко. Это всегда большой плюс. К тому же на соседней улице есть автобусная остановка, можно доехать прямо до центра Хаддерсфилда.

Такие мелочи совершенно не волновали ее сестру. Сейчас Дон Бенсон просто хотела закончить с переездом. Только увидев этот дом, она сразу же поняла: он – именно то, что она искала. Она всего лишь раз прошлась по комнатам и отправилась в агентство недвижимости «Поттерс», чтобы заявить о своем желании его приобрести. Конечно, тут потребуется немного потрудиться, но здесь имелось все для того, чтобы это место стало домом ее мечты. Она договорилась о сегодняшнем осмотре лишь с одной-единственной целью – показать дом Мавис.

– Фасад можно расширить – места достаточно, получится большая гостиная, – говорила Дон. – А с другой стороны я обустрою оранжерею, выходящую в сад.

– Это будет дорого стоить? Ты можешь себе это позволить, Дон? – спросила Мавис.

– Не волнуйся. Я уже отдала проект на рассмотрение. Другие люди на этой улице уже сделали подобную перепланировку. Поэтому проблем возникнуть не должно.

– Скорей бы агент подъехал. Он опаздывает. – Мавис Хартл взглянула на часы. – Мы договаривались посмотреть дом в два часа. А сейчас уже почти три.

– Может, что-то его задержало. В любом случае день сегодня прекрасный, а мы никуда не торопимся. Но ты права. Я сейчас позвоню в агентство. Надо узнать, что с ним случилось. – Дон Бенсон нетерпеливо постукивала ногой по тротуару, ожидая ответа. – Добрый день, – наконец сказала она. – Я на Вестгейт, жду мистера Поттера. Он уже выехал?

– Давно. Уже должен быть на месте. Сейчас позвоню ему на мобильный и перезвоню вам.

– Они попытаются его найти, – сообщила она Мавис.

Дон закрыла глаза и просто наслаждалась. Где-то неподалеку залаяла собака, но больше никакие звуки не нарушали тишину. Нигде не кричали дети, подростки не играли в футбол, а их мячи не попадали по автомобилям. После шума и гама ее нынешнего места жительства эта улочка казалась раем. Ее размышления прервал звонок мобильного телефона, прозвучавший где-то поблизости.

– Звонит в доме. – Мавис заглянула в окно на фасаде, пошла к главному входу и легко толкнула дверь. Дверь распахнулась. – Давай зайдем, Дон. Может, он на заднем дворе.

Сестры вошли в дом. В нем стояла тишина, которую не нарушали никакие звуки, мебель отсутствовала. Дом сдавался несколько лет, последний арендатор уже вывез свои вещи.

– Я проверю сад с другой стороны, – сказала Мавис.

Дон прошла из гостиной в кухню. Там было чисто, ремонт недавно закончили. Ее взгляд опустился на новую современную бытовую технику и блестящие мраморные столешницы. Она улыбнулась. Этот дом был просто создан для нее!

Ей показалось, что пол здесь липкий. Она опустила взгляд и на мгновение застыла на месте. Она не могла поверить своим глазам. В одночасье все ее надежды, связанные с этим домом и началом новой жизни, испарились. Дон почувствовала, как тошнота подкатывает к горлу. Зрелище было ужасным. Каменные плитки пола были залиты красной жидкостью. И там в луже собственной крови лежал агент по недвижимости, мистер Поттер.

Дон схватилась рукой за один из шкафчиков, чтобы не упасть, ее тошнило. Затем она наконец смогла выдавить из себя хоть какие-то звуки – и закричала, чтобы позвать сестру.

– Он мертв, – прошептала она, хватая Мавис за руку. – Его убили. У него из груди торчит нож.

Глава 1

День первый


Начальник отдела сыскной полиции Тэлбот Дайсон один разок взглянул на тело на каталке, вскинул руки вверх и попятился.

– Давай сам, Сид. Я ухожу. Меня сегодня утром подташнивает.

Все дело было в инструментах – холодных хирургических инструментах, выложенных в ряд и приготовленных к работе. Доктор Сидней Бибби уже облачился в хирургический костюм, надел шапочку и натянул перчатки. Тэлбот содрогнулся. Он сотни раз присутствовал на вскрытиях, и ему каждый раз становилось плохо. Он не мог к этому привыкнуть.

– Не говори ерунды. Ты – крепкий мужик и повышенной чувствительностью никогда не отличался, – ответил Бибби.

– Я сегодня плохо себя чувствую. Вчера вечером хорошо посидели. Голова раскалывается и живот крутит. Если я буду смотреть, как ты его вскрываешь, меня вырвет.

– В твоем возрасте пора бы уже угомониться. Да и сбросить пяток килограммов не помешает.

Тэлбот погладил свой живот и улыбнулся.

– Ну ты нахал! А ты знаешь, сколько времени и сколько бабок требуется, чтобы отъесть такой живот? – Затем он посмотрел на труп. – Знакомое лицо. Мы его знаем?

– Агент по недвижимости. Рональд Поттер из Марсдена.

– Интересно, кому он перешел дорогу? – Тэлбот быстро осмотрел рану. – Крови-то небось натекло. Похоже, что рана глубокая. Что думаешь, Сид?

– Убийца высокого роста, это я тебе точно скажу. Сто восемьдесят пять сантиметров. Я уже предварительно осмотрел тело. Судя по раневому каналу, его вот так прикончили. – Сид Бибби обхватил Тэлбота рукой за весьма внушительную талию и показал, как входил нож. – Воткнули его горизонтально. Если бы нападавший был меньше ростом, то раневой канал шел бы вверх, в направлении сердца.

– То есть такого же роста, как и жертва? В таком случае круг подозреваемых сужается, – сказал Тэлбот и усмехнулся. – А о ноже что-нибудь можешь сказать?

– Большое широкое лезвие, не пилообразное. Кухонный нож, такие продаются в любом магазине. Ничего особенного.

– Значит, убийца заранее подготовился.

– Ты кому поручишь это дело? – спросил Бибби.

– Старшим следователем будет Бриндл. Он снова с нами, на полную ставку, но я дам ему помощницу. У нас новенькая с этой недели. Женщина, сержант сыскной полиции из центрального округа Манчестера. Надеюсь, что сработаются.

– Значит, Бриндл решил здесь обосноваться? – спросил Бибби. – После всего случившегося?

– С ним все в порядке. Он бы уже подъехал, но у него пара дней выходных. С поместьем нужно разобраться. Его открыли для туристов пару месяцев назад, но Мэтт все еще недоволен. Придется мне туда поехать и его вытаскивать. Это не понравится нежной леди Эвелин.

– Так мне сейчас трупом заняться? Или заморозить его? – спросил Бибби.

Тэлбот пошел к двери и поманил пальцем сержанта Иэна Беквита, лицо которого уже приобрело зеленоватый оттенок.

– Давай сейчас, Сид. А ты, парень, смотри и учись, – сказал он Беквиту. – Когда закончишь, отправь отчет инспектору Бриндлу.

* * *

– «Блэкпул в гостях у Бриндла»? Как такое только пришло тебе в голову, Мэттью?!

Как и следовало ожидать, мать была против. Он знал, что она обязательно выскажется по поводу организованной им ярмарки в поместье Бриндлов.

– Так мы привлечем людей, – сказал он. – Нам нужно что-то такое, чтобы попасть на карту. Да, мы открылись, мама, но доходов-то нет! А нам нужны деньги. И эта моя инициатива как раз поможет решить финансовый вопрос.

– Инициатива? Мэттью, называй вещи своими именами. Ты хочешь превратить поместье в ярмарочную площадь. Здесь будут шум и гам! От одних аттракционов сколько шума! Дети не прекратят визжать до поздней ночи. Нам не будет покоя, да еще и диких зверей всех распугают, и это не говоря про животных у нас на ферме.

Всем своим видом выражая неодобрение, леди Эвелин развернулась и отправилась в огромный дом, построенный в георгианском стиле, а Мэтт остался стоять в дверном проеме, затем последовал за матерью.

– Как ты знаешь, все, что мы здесь сделали, обошлось в кругленькую сумму. Мы обустроили ферму, переделали пристройки. Это огромные деньги! Да и реклама обходится недешево.

– Это будут хаос и неразбериха. Я знаю, что говорю! – воскликнула мать. – Где разместятся аттракционы? Как мы справимся с таким количеством людей?

Мэтт Бриндл закатил глаза. Мать снова села на своего любимого конька. Они уже несколько месяцев назад решили, что им нужно открыть дом и территорию поместья для туристов – иначе они не смогут их содержать и сохранить. И именно это он и сделал. Но леди Эвелин не понравились его планы. В последнее время она делала все, чтобы воспрепятствовать их осуществлению. Она не хотела, чтобы посторонние люди гуляли по их дому и вокруг него.

– Подумай о том, что я сказал, мама, – предложил Мэтт. – Мы не можем вернуться в прошлое. Содержание поместья Бриндлов чуть нас не разорило. Мы никогда не смогли бы позволить себе его отремонтировать. А так через пару лет сможем. И западный фронтон уже сделали.

Эвелин критически осмотрела сына. Он был худым и жилистым.

– Не перегружай себя. Ты тратишь столько сил: работа, постоянное беспокойство. Ты сильно похудел после того, как стал заниматься поместьем. Не надо так! Иначе рухнешь.

– Я прекрасно себя чувствую. И работа идет мне на пользу. После ранения я занялся домом и все подготовил. А теперь спокойно могу ходить на службу. Не преувеличивай мою нагрузку!

– Может, стоит побольше времени проводить здесь? Сам возьмешься за управление поместьем? Сара, конечно, старается, но она – не ты. У нее нет твоего драйва. А ты разрываешься между поместьем и сыскной полицией… Я вижу, что ты пытаешься сделать с поместьем, сынок. Я знаю, что это единственный способ избежать банкротства. Только так мы можем сохранить поместье. Но оно требует твоего неустанного внимания. Это та же работа, которой нужно заниматься каждый день.

Можно подумать – утешила. Но, может, она права? Он усиленно трудился последние два месяца. Да, он постоянно был в напряжении, но он видел результаты своего труда! Сегодня основные залы были открыты для туристов. Контактный зоопарк с животными, которых можно потрогать и покормить, оказался очень популярным. Не зря они собрали там много разных зверей. Да и кафе, и магазин подарков давали неплохую прибыль. Все шло так, как он запланировал изначально. Мэтт не считал, что его служба в полиции мешает управлению поместьем. Но он всегда реально смотрел на вещи. Поместье Бриндлов требовало внимания, и дальше тоже будет отнимать и время, и силы. Сейчас он пытался увеличить количество посетителей. Конечно, к ним бы и так стало приезжать больше людей, но их финансовое положение требовало немедленных действий. Они не могли ждать.

– Праздник будет проходить на южном поле у озера, – твердо сказал Мэтт. – Пресс-релиз уже выпущен. Это может тебе нравиться или не нравиться, мама, но нам никуда не деться.

Она не слушала его. Она смотрела в окно – что-то там привлекло ее внимание.

– Кто-то едет по подъездной дороге. Похоже, что это машина Тэлбота. Разве он не знает, что у тебя отпуск?

Ее разозлило внезапное появление начальника отдела сыскной полиции. Сын видел это, но ничего не мог поделать. Он вернулся в сыскную полицию, и это был его собственный выбор. Он также знал, что ему нужно время, чтобы заняться поместьем, но, с другой стороны, поместье – это, скорее, не работа, а удовольствие, роскошь, которую он не всегда может себе позволить. Если бы только его мать опустилась с небес на грешную землю и реально смотрела на вещи… Он вздохнул и отправился встречать начальника.

– Вы уже соскучились без меня? – улыбнулся он Тэлботу.

– Я помню, парень, что ты в отпуске, но у нас труп. Я не хочу отдавать дело Карлайлу. У него своих достаточно.

– Что случилось?

– Ты знаком с Рональдом Поттером? Это агент по недвижимости из Марсдена. Кто-то всадил ему в тело здоровенный нож. И до смерти напугал потенциальных покупательниц.

Мэтт посмотрел на здание, в котором они открыли кафе. Там работала его сестра Сара. Ему нужно ее предупредить.

– Проходите в дом, выпейте чаю с мамой. Может, вам удастся ее немного развеселить, а то она опять вся в волнениях из-за дома. Мне нужно перекинуться парой слов с Сарой. Я присоединюсь к вам через минуту.



Глава 2

Девушка плакала и стучала в каменную стену голыми руками, пытаясь привлечь внимание. Она не представляла, сколько времени уже сидит взаперти. Сверху слышался шум: кто-то ходил по дому, а это значило, что ее похитительница вернулась. Она закричала, но ответа не последовало. Никто не придет. Она опустилась на пол. Какой смысл кричать и стучать? Отсюда не выбраться.

Девушка не помнила, что произошло – она проснулась в этом холодном, темном помещении. Ее накачали снотворным. Она знала это, потому что у нее сильно болела голова. И она получила травму. В этой темноте рану было не рассмотреть, но правая икра доставляла боль при каждом движении.

Ее заточили в маленькую темную комнату. Возможно, это был подвал или погреб. Она ощупала все стены и нашла только одну дверь, которая оказалась заперта. Тот, кто держал ее в плену, оставил бутылку воды. Время от времени ее кормили, в основном бутербродами, горячего не давали. Также в этом помещении стояла походная складная кровать и валялось вонючее старое лоскутное одеяло.

Девушка снова начала стучать в дверь. Она была прикована к стене длинной цепью. Она собрала в кулак несколько звеньев и использовала теперь их – так получалось громче.

Со ступеней, ведущих в подвал, послышался голос:

– Заткнись! Тебе же уже было сказано: никто не придет. И ты никуда отсюда не уйдешь. Тебе все объяснили! Устраивайся поудобнее, потому что тебе придется здесь какое-то время пожить.

Девушка снова разрыдалась.

– Вы не можете так со мной поступить! – закричала она. – Пожалуйста… пожалуйста, выпустите меня! Я ничего никому не скажу.

Она закрыла глаза и ждала. Ничего не происходило. Похитительница не собиралась ее отпускать.

Еще одно воспоминание всплыло из памяти. Теперь они всплывали чаще. Память возвращалась. Она шла по дорожке на встречу с кем-то. Девушка внезапно вспомнила, что она сама пришла в этот дом, добровольно. Должна была быть какая-то причина, но она не помнила, что ее сюда привело. Она встретилась с похитительницей. И они вдвоем о чем-то разговаривали. Они даже шутили. Она помнила, как смеялась в какой-то момент. Они сидели в комнате с видом на сад, интерьер был приятный. Она чувствовала себя там счастливой.

Девушка закрыла глаза, пытаясь вспомнить что-нибудь еще. На каминной доске над огромным камином со сложным орнаментом стояли фотографии. Каминная доска тоже была украшена орнаментом. Она взяла в руки старую фотографию в рамке. Ее похитительница со злостью бросилась на нее. Именно тогда и пострадала ее нога. Женщина схватила кочергу и со всей силы ей врезала. Да, это была женщина. Она тогда засмеялась и сказала, что девушка получила за дело. Девушка потерла ногу. Рана вначале кровоточила. Теперь она была забинтована, но болела. И она не могла нормально ступать на ногу.

Почему она здесь? Почему она вдруг стала такой важной? Насколько девушка помнила, она пришла сюда устраиваться на работу. Она могла быть уверена в одном – выхода отсюда нет. Чувствовала она себя отвратительно.

* * *

Мэтт Бриндл договорился с констеблем Лили Хейнс о встрече перед агентством недвижимости «Поттерс». Несмотря на середину рабочего дня, агенты не были завалены работой. За письменным столом в офисе сидела модно одетая женщина лет сорока – в темном, прекрасно подогнанном по фигуре костюме и туфлях на каблуках. Ее нельзя было назвать некрасивой, но она явно переборщила с макияжем. Она приветствовала Мэтта и констебля Хейнс дежурной улыбкой. Она явно не знала, что случилось.

– Мы из отдела сыскной полиции района Восточных Пеннин. – Мэтт продемонстрировал свой полицейский жетон. – Вы здесь работаете?

– Меня зовут Мэри Солтер. Да, тружусь здесь на подхвате. Но еще и, можно сказать, друг Рональда, а когда-то даже была подружкой. – Произнося последнюю часть фразы, женщина опустила глаза. Вероятно, ей было тяжело об этом говорить. Потом она снова подняла глаза. – Что случилось? Где Рональд?

Она с опаской перевела взгляд с одного детектива на другого. Им всегда было нелегко сообщать о смерти родных и близких.

– Мистер Поттер убит. Его нашли сегодня днем в доме, который он собирался показывать потенциальной покупательнице.

У нее изменилось выражение лица.

– На Вестгейт? Как жаль! Сделка была практически завершена. Предполагаю, что теперь ничего не получится. Несмотря на грандиозные планы, Дон Бенсон обязательно откажется покупать этот дом. Кто захочет жить в месте совершения убийства? Да и люди вокруг о нем не забудут. Думаю, что после этого его и сдать не получится. Как некстати! Компании нужны деньги.

– Вы сказали «грандиозные планы». Что вы имели в виду? – уточнил Мэтт.

– Большое расширение фасада, застекленная терраса с выходом в задний двор. Похоже, этой женщине деньги девать некуда. Она уже обращалась в отдел по согласованию перепланировок. Вроде бы там работает кто-то из ее родственников.

Солтер ни разу не упомянула Поттера и его убийство. Она вообще поняла, что случилось? Она способна на какие-то чувства?

– Мы не можем найти никого из родственников для проведения официального опознания, – сообщил Мэтт. – Мы надеялись, что вы нам поможете.

– У него никого нет. Я сама могу, – заявила женщина не моргнув глазом.

– Если вы уверены, что вам не станет дурно. Это неприятная процедура.

– Я работала с Рональдом десять лет. Никого больше нет, так что в любом случае остаюсь только я.

– Это может подождать до завтра, – заверил ее Мэтт. – Я пришлю кого-нибудь утром, чтобы отвезти вас в морг. А пока нам нужно узнать о жизни мистера Поттера, его друзьях. Были ли у него враги?

– Друзей было очень мало. Он был резким человеком. Я говорила ему об этом. «Рональд, – говорила я ему, – с людьми надо быть помягче. Сделай над собой усилие! Это плохо для бизнеса. Надо менять такое отношение».

– Вы утверждаете, что у него могли быть враги?

– Чтобы убить – нет. Убить его никто не хотел. Временами он бывал резок, и все. – Она приложила руку ко лбу. – Теперь до меня наконец дошло. Ужасная новость. Мне как-то не по себе… Я закрою сегодня офис пораньше.

– У него есть ежедневник? – спросила Лили. – Нам может помочь информация о том, с кем он в последнее время встречался.

Мэри Солтер взяла ежедневник со стола и протянула Лили.

– В последние несколько месяцев встреч было не так много. Дела шли не особо. Арендуют много, чего не скажешь о продажах. Я знаю, что это беспокоило Рональда. Мне его будет не хватать, его и его небольших странностей. Да и работы у меня вскоре не будет, как я предполагаю.

– Кому принадлежит дом на Вестгейт? – спросила Лили.

– Некоему Эндрю Кенту. Они были давно знакомы с Рональдом, вместе учились в школе. Кент живет в Испании, и этот дом он даже никогда не видел. Ему в этом районе принадлежит с полдюжины домов, тот, что на Вестгейт, не представляет собой ничего особенного. Просто еще одно вложение денег в недвижимость. Он владеет им лет двадцать. До недавнего времени все они сдавались. Примерно месяц назад Кент связался с Рональдом, сказал, что ему нужны деньги, и попросил продать один дом. Детали он оставил на усмотрение Рональда. Дом на Вестгейт подходил лучше всего. Рональд посчитал, что на него быстро найдется покупатель, да и арендатор сообщил, что скоро съезжает. Жаль, что теперь все застопорилось. Не могу осуждать миссис Бенсон.

– Мистер Поттер жил над этим офисом. У вас есть ключ? – спросил Мэтт. – Нам хотелось бы осмотреть его квартиру. Вначале нам с коллегой, а завтра подъедут сотрудники отдела криминалистики и должным образом все обыщут.

– Боюсь, что ключа у меня нет. Вероятно, он лежал у него в кармане. Но зачем он вам? Что вы ожидаете там найти? Рональд вел очень спокойную жизнь. Все было просто и незамысловато, даже слишком просто, если хотите знать мое мнение. Наверное, за годы работы он заработал много денег, но ничего с ними не делал.

* * *

Вернувшись в полицейский участок, Мэтт устроился за своим столом и принялся за изучение ежедневника Рональда Поттера. Это был очень скрупулезный и педантичный человек. Он записывал каждый запланированный осмотр дома и отмечал, успешно он прошел или нет. Хотя информация о личной жизни отсутствовала.

– Все это прекрасно, но нам нужно знать, что это был за человек, а не что он делал, зарабатывая на жизнь.

Лили Хейнс подняла голову. Она сидела в том же кабинете.

– Он жил один и мало с кем общался – судя по тому, что сказала эта женщина, с которой он работал. Но проживание над офисом меня удивляет. Он же занимался недвижимостью! Следовало ожидать, что он подберет себе что-нибудь получше. А что вы думаете об этой дамочке?

– О Солтер? Рыба бесчувственная! Похоже, ее больше беспокоили сорвавшаяся сделка и потеря работы, чем Поттер. Нужно будет поговорить с соседями. И эту Мэри Солтер еще раз расспросить о друзьях.

– Он пил в баре «У ткачей», – сообщила Лили, опять поднимая голову. – Я его там несколько раз видела, но всегда в одиночестве.

Мэтт снял трубку телефона и позвонил в морг. Доктор Бибби уже должен был закончить вскрытие, и Мэтт хотел знать, не нашел ли он что-нибудь интересное.

– Если не считать ножевой раны, ничего интересного, Мэтт. Он даже не пытался защищаться. Я считаю, что его застали врасплох. Копию отчета я отдал Беквиту. Ему приказано передать ее тебе.

– А как насчет ДНК?

– Проверим его одежду и открытые части тела на предмет инородной ДНК. Хорошая новость – это четкие отпечатки пальцев на ноже, которые не принадлежат Поттеру. Плохая новость – их нет в нашей базе данных.

– А ключ ты случайно не нашел в его карманах?

– Нашел. Он у криминалистов. Когда они закончат работу, я его тебе отправлю.

Глава 3

День второй


Подбитый глаз. Ну и синячина! И его не замазать никаким консилером. Будь проклят Зейн со своим взрывным характером! Кейт Бакстер надела солнечные очки. Да, сейчас август, но идет дождь. Она выглядит нелепо.

– Извиняй, сестренка! – У нее за спиной появился брат, Зейн, и уставился в зеркало. Он расчесал пятерней растрепанные волосы, зевнул, затем похромал в направлении кухни.

– Ты создаешь мне столько проблем, черт тебя подери! Я сегодня выхожу на новую работу. Что там обо мне подумают?

Он пожал плечами.

– Чужое мнение тебя никогда раньше не беспокоило. Переживешь. Ты у нас любому можешь дать отпор. Так отбреешь, что мало не покажется.

– Ты опять вчера пришел в стельку пьяный. Пора это прекращать, Зейн.

– Жизнью нужно наслаждаться, сестренка. И я живу на полную катушку. Я не трудоголик, как ты.

Кейт смотрела, как он садится на диван с тарелкой каши в руке. Брат у нее был худой, и она это прекрасно видела сейчас, когда он вышел в одних пижамных штанах и с голым торсом.

– Если бы ты не был моим братом…

– И младшим братом! Не забывай!

Он широко улыбался. Зейн точно знал, на какие рычаги нужно надавить. У Кейт была репутация жесткого и бескомпромиссного человека – со всеми, кроме двух самых близких ей людей, брата и матери. С ними она проявляла мягкость. С обоими было сложно справиться, и они ее всячески использовали. Зейн не испытывал уважения к закону и к работе сестры в правоохранительной системе. Мать страдала от ранней деменции и находилась в специализированном интернате. Кейт удавалось их никому не показывать из своего окружения – столько времени, сколько она себя помнила. Никто из полицейского участка, в котором она работала раньше, ни разу не видел ни ее мать, ни брата. Положение дел навевало грусть. Ей исполнилось уже тридцать два, а ближайшие родственники вызывали только чувство стыда.

– Что у тебя с ногой? – спросила она у брата.

– Ввязался в драку. Знаешь арочный мост у выезда из Хаддерсфилда? Какой-то подонок меня там ударил.

– Ты опять пытался раздобыть наркотики?

Зейн покачал головой.

– Тогда зачем ты туда ходил? Это опасно. Там собираются отбросы общества из этого города.

– Вот именно! – Он опять широко улыбнулся.

Кейт легко ударила его скатанным чайным полотенцем.

– Не будь таким идиотом! Однажды вечером ты столкнешься с человеком, который окажется тебе не по зубам.

– Я пишу статью. Надеюсь, что ее возьмут в местной газетенке. На прошлой неделе я познакомился с редактором в пабе. Ему нужно что-нибудь свеженькое и остренькое. Статья о городских бездомных и наркоманах подойдет прекрасно. Если он напечатает мое творение, то у меня появятся бабки!

– Ты бы лучше вернулся в университет, – вздохнула Кейт. – Ты там совсем недолго проучился.

– Для меня достаточно, сестренка. Это был ад.

Кейт не успела ответить: зазвонил ее мобильный. Она не знала этот номер.

– Доброе утро, – поздоровалась звонившая женщина. – Это констебль Хейнс из отдела сыскной полиции района Восточных Пеннин. У нас труп – убийство. Обнаружен вчера в пустом доме. Инспектор Бриндл спрашивает, можете ли вы встретиться с нами в квартире жертвы в Марсдене.

Кейт обратила внимание, что женщина говорит с йоркширским акцентом.

– Пришлите мне, пожалуйста, точный адрес по СМС. Я вскоре к вам присоединюсь.

Вот оно, началось. Ей нужно бежать. Она схватила куртку и сумку.

– Из дома не выходи. Я не позволю тебе еще и здесь мне все испортить. С последней работы я ушла из-за тебя!

– Сидеть дома не получится, сестренка. У меня кое с кем назначена встреча.

– Только после того, как мы серьезно поговорим!

Он только пожал плечами в ответ. Чертов идиот! Ему нужно возвращаться к нормальной жизни, избавиться от всех дурных привычек.

Жизнь и работа в Йоркшире стали полной сменой обстановки для Кейт Бакстер. Она родилась в маленьком домике из красного кирпича, одном из сплошного ряда домов, имеющих общие боковые стены, в округе Ардвик в пригороде Манчестера, и работала в местном полицейском участке. Если бы все сложилось по-другому, она никогда бы оттуда не уехала. Но семейные проблемы привели к таким сложностям, что она больше не могла оставаться на старой работе. Ее брат Зейн имел привычку связываться не с теми людьми, и на это стали обращать внимание ее коллеги. Его никогда официально не допрашивали и не предупреждали, но их фамилия стала часто появляться в отчетах и сводках. Это заметил ее начальник и несколько раз сказал ей об этом. Кейт хватило этого предупреждения. Она поняла, что выходки Зейна однажды могут очень серьезно испортить ей карьеру. Требовалось полностью сменить обстановку, начать с нуля там, где их никто не знал.

Зейн Бакстер был трудным ребенком, упрямым и непокорным. Их отец рано умер, мать была отправлена в специализированный интернат, а Зейн остался жить со старшей сестрой. Проблема была в том, что Кейт не могла взять на себя роль родителей. Она не могла уделять ему достаточно времени, чтобы исправить положение дел. Она работала в сыскной полиции, и работала много и напряженно. В следующие два года она хотела получить повышение – стать инспектором. Когда она занималась расследованием дела, все остальное отодвигалось на второй план. Но брат не позволял о себе забыть.

* * *

Мэтт Бриндл и Лили Хейнс обыскивали квартиру Рональда Поттера над агентством недвижимости на главной улице Марсдена.

Лили выглянула в окно на проносящиеся мимо дома автомобили. Там проходила прямая дорога на Хаддерсфилд, и магистраль оказалась очень оживленной.

– Даже мой дом расположен более удачно, чем этот.

– Вся мебель старая. Он годами не вкладывал денег в эту квартиру, – заметил Мэтт. – Проверь эти ящики. Мы ищем письма, документы, даже фотографии. Нам нужно понять, чем жил этот человек, если мы хотим найти его убийцу. Я думал, что к нам присоединится наш новый сержант.

– Я ей звонила и сообщила, где нас искать. – Лили снова выглянула в окно. – Я думаю, что это она. Какая-то женщина только что припарковалась с другой стороны дороги. Вы ее уже видели?

– Нет, но Тэлбот сказал, что нормальная тетка. Надеюсь, что справится. Первое дело, убийство, пока никаких зацепок…

Пока все казалось сложным, но так часто случалось в их работе. Когда он сам начинал, все было точно так же. Он сразу попал в гущу событий, и времени перевести дух просто не оставалось.

– А убийство могло быть случайным? – спросила Лили. – Может, в дом залез вор? Наудачу?

– Дом стоял пустой. Брать было нечего. И никакого беспорядка. Группа экспертов-криминалистов осмотрела замки – ни один не пытались вскрыть. Я думаю, что убить хотели именно Поттера, но по какой причине?

Лили отправилась в кухню и осмотрела посуду и столовые приборы. Все было в единственном экземпляре.

– Он не принимал гостей. Не на чем было еду подавать.

Мэтт стоял в центре гостиной и раздумывал.

– Мне кажется, что Поттер что-то скрывал. Это место наводит на такие мысли.

– Что вы имеете в виду?

– Мне кажется, что это ширма, камуфляж. Мы еще изучим его финансовое положение, но при его бизнесе деньги должны быть. Готов поспорить: они у него где-то спрятаны.

Лили повернулась к нему с пачкой писем.

– Это из ящиков.

– Клади в пакет. Изучим уже в участке.

– Еще есть счета и старые ежедневники, – сообщила она. – И все.



Мэтт обратил внимание на каминную полку. В центре стояла небольшая рамка с фотографией молодой женщины.

– Интересно, кто это?

– Можно спросить у Мэри Солтер. Она все еще трудится внизу.

– Отличная мысль. Думаю, что здесь мы закончили, – объявил Мэтт.

В этот момент в дверь постучали.

– Заходите! – крикнул Мэтт.

Появилась незнакомая женщина.

– Сержант Кейт Бакстер.

– Привет! – Лили протянула руку, которую Кейт проигнорировала. – Констебль Хейнс.

– А я – инспектор Мэтт Бриндл, старший следователь по этому делу. Присоединяйтесь в нашей команде.

– Что у нас есть?

Мэтт отметил про себя, что это очень деловая женщина, говорит кратко, без сантиментов. Никакого обмена любезностями.

– Есть труп – агент по недвижимости, владелец этого бизнеса. И больше почти ничего.

– Мотив?

Лили подняла голову от ящиков, которые обыскивала.

– Пока неизвестен. Кстати, меня зовут Лили. Мы сегодня уже говорили по телефону.

Она попыталась еще раз улыбнуться. Как и в первый раз, Кейт не ответила ей на улыбку. Никакой ответной реакции!

– Здесь жила жертва, – сообщил Мэтт. – Его убили, пока он ждал клиентку, чтобы показать расположенный неподалеку отсюда дом. Что вы думаете?

Он отступил в сторону, чтобы дать ей хорошо осмотреть квартиру.

– Предполагается, что продажа домов приносит неплохие деньги, но этот человек жил бедно. Мебель, даже подушки на диване, все здесь видело лучшие времена, – сказала Кейт, обводя помещение взглядом.

– И я так думаю, – согласился Мэтт. – Что-то здесь не так. И нам нужно быстро понять, что именно. Сейчас мы еще раз поговорим с его секретаршей. Она работает внизу. Взгляните на нее, потом выскажете свое мнение.

Кейт Бакстер была высокой и худой женщиной с длинными рыжими волосами, стянутыми сзади в хвост. Она ни разу не улыбнулась, говорила мало, но строго по делу. Одета она была в стиле casual – джинсы и короткую курточку. Лили одевалась похожим образом. Кейт показалась им не самой дружелюбной из коллег, но они ведь ее совсем не знали. Время покажет. Надо надеяться, что она растает.

Кейт первой пошла вниз. Мэри Солтер пила чай маленькими глотками, сидя за своим столом.

– Вы могли бы меня предупредить, – пожаловалась она. – Я никогда раньше не видела трупы. Он совсем не такой, каким был Рональд.

– Но это он? – уточнил Мэтт.

– О да. Никаких сомнений. Просто он, э-э-э, выглядел по-другому.

– С вами все в порядке? – спросила Лили. – Может, кого-нибудь позвать?

– Все нормально, дорогая. Я здесь еще немного поработаю, а затем пойду домой.

– Вы узнаете эту женщину? – Мэтт показал фотографию.

– Это Фрэнсин. Они были женаты с Рональдом.

Мэтт с Лили переглянулись.

– Мы вчера спрашивали про семью мистера Поттера, и вы ее не упомянули, – заметил Мэтт.

Тут инициативу взяла на себя Кейт.

– Почему? – спросила она обвинительным тоном. Мэтт отметил про себя, как четко она произносит каждое слово. – Это же очень важная информация. Что вы пытаетесь скрыть?

Мэри Солтер смотрела на Мэтта, не на Кейт.

– Ничего! Он только что сообщил мне, что Рональд мертв. Я была в шоке. Кроме того, о Фрэнсин легко забыть. Они совсем недолго были вместе. Она намного младше его.

– А сейчас она где? – спросила Кейт.

– Понятия не имею. До того как выйти замуж за Рональда, она жила в Холмфирте. Родители ее до сих пор там живут. Может, и она с ними. Ее девичья фамилия Эрншоу.

– А есть что-нибудь еще, что вы забыли рассказать нам о Рональде, мисс Солтер? – спросил Мэтт.

Женщина покачала головой.

– Мы несколько раз ходили с ним на свидания, но он не рассказывал о себе. Любил все держать в секрете. Вы, наверное, встречали таких людей. Я задавала ему вопросы, но он ни разу мне не ответил.

– А еще кто-нибудь здесь работает? – спросила Лили.

– Девушка приходит на неполный рабочий день. Джулия Пауэлл. Если у нас много работы, мы ее приглашаем на полдня.

– Вчера она здесь была? – уточнила Лили.

– Пару часов.

Мэтт протянул женщине свою визитку.

– Позвоните мне, если вам что-то еще придет в голову. Кстати, вы знаете, оставил ли он завещание?

– Он пользовался услугами «Харкуртс», это юридическая контора в Хаддерсфилде. Они должны знать.

Когда они уходили, Мэри Солтер перебирала бумаги у себя на столе.

– Куда теперь? – спросила Лили, когда они все оказались на улице.

– Это очевидно, – ответила Кейт таким тоном, будто разговаривала с ребенком. – К адвокату. Предлагаю вам с ним побеседовать, сэр. А я отправлюсь к бывшей жене.

– Нет, – твердо ответил Мэтт. – Кейт, вы со мной. Вместе поговорим с адвокатом. Если Поттер оставил завещание, то нам сразу скажут, кто за ним наследует. А после этого найдем Фрэнсин. Лили, возвращайся в участок и просмотри внимательно все, что мы здесь нашли.

Мэтт кивнул на пакет с документами, который держала в руках Лили.

– Будет быстрее, если каждый из нас возьмет себе по заданию, сэр, – заметила Кейт.

Мэтт посмотрел на нее. Несомненно, она обладала острым умом. Но нескольких минут, проведенных в ее обществе, оказалось для него достаточно, чтобы понять, к какому типу людей она относится. Кейт Бакстер была женщиной, которая поставила перед собой задачу. У нее, несомненно, есть план. Он обязательно включает быстрое продвижение по службе, и Бог в помощь тем ее коллегам, которые окажутся у нее на пути.

Глава 4

Памела Энсел, администратор ночлежки для бездомных женщин, смотрела на стоявшую перед ней женщину.

– Ты рассказала полиции про свою Каз, Кристина?

Кристина Флетчер отвернулась от Памелы, которая смотрела на нее обвиняющим взглядом. Кристина беспокоилась и устала. Она явно недосыпала из-за маленького ребенка, которого держала на руках.

– А смысл? – спросила Кристина. – Толку не будет. Они скажут, что Каз опять сбежала, а в конце концов вернется домой, как и обычно.

– И будут правы. Но я все равно думаю, что тебе стоит сходить в полицейский участок и написать заявление. Ты должна сообщить полиции, что она пропала. Я знаю, что твоя Каз – девица импульсивная. Еще та горячая голова! Но ей уже давно пора задуматься о том, как ее поступки влияют на окружающих. Она оставила тебя со своим ребенком. Так нельзя делать. У тебя своих забот хватает. Кстати, как Калеб? Он никуда не вляпался?

– Калеб научился не совать нос в чужие дела. Давно пора. Но Каз слишком много от меня хочет. Наш Киан – очаровательный малыш, но он все время плачет, и мне с ним не справиться. Да мне и с Каз было не справиться, поэтому она и оказалась в интернате. Но я не хочу той же судьбы для него. Он – ее ребенок. И именно она должна им заниматься. Если она не вернется, мне придется обратиться в социальную службу.

Памела Энсел покачала головой.

– Я уверена, что ты прекрасно справляешься и с Каз, и с Кианом. Мой тебе совет – потерпи немного. Оно того стоит. Все образуется в конце концов.

– Говорю тебе: я не справляюсь. Мне не хватает терпения. Калеб с ребенком совсем не помогает. Каз сама еще подросток со всеми подростковыми проблемами. И никому из них нет дела до меня. Мне не нужен этот напряг. И мужика никакого нет, чтобы взял на себя часть проблем. Я надеялась найти ее здесь.

– Мы ее уже несколько недель не видели, Кристина. С тех пор, как она стала жить у тебя. А в других ночлежках ты была?

– Каз больше никуда не пойдет. А у вас здесь только женщины. Она тебе доверяет.

Памела Энсел была давно знакома с Кристиной Флетчер и нисколько ее не жалела. Кристина всегда искала легкие пути. Маленький ребенок просто мешал ей жить, заставлял не спать по ночам. Она хотела вернуть Каз по одной простой причине: скинуть на нее ребенка.

– Мне хотелось бы тебе помочь, Кристина, но я не могу. Если Каз здесь появится, я скажу ей, чтобы связалась с тобой. У нее есть мобильный телефон?

– Конечно, есть! Ее от него не оторвать. Но ушла она без него. Он так и лежит в ее комнате.

– Сообщи в полицию, Кристина. С Каз могло что-то случиться.

Кристина Флетчер выругалась, положила ребенка в коляску и ушла.

Одна из женщин, временно проживающих в ночлежке, как раз проходила мимо и посмотрела на Памелу с любопытством.

– Она выглядела несчастной.

– Она и чувствует себя несчастной, Тина. У нее пропала дочь. Надеюсь, что с девочкой ничего не случилось. Она красавица. Но, знаешь ли, это не твое дело.

Памела Энсел не любила иметь дело с красивыми девушками и женщинами. С ними на улицах всегда случалось самое худшее. С ними и испорченными детками, которые считали, что родители выносят им мозг. Эти глупцы думают, что в жизни все дается легко, и они прекрасно справятся сами. Скандал из-за какой-то глупости или вообще на пустом месте – и они сбегают из дома, заявляя, что будут жить одни. Они не представляют, что значит выживать. Жизнь в этих районах совсем не была похожа на поездку на пикник. Красотки становились проститутками, подсаживались на наркотики, и в конце концов сутенеры продавали их за дозу. А избалованные детки вообще никогда не могли долго протянуть. Оглянуться не успеешь – и конец. Но те, кому на самом деле не повезло в этих районах, оказывались у Памелы.

* * *

Они нашли юридическую контору «Харкуртс» на верхнем этаже впечатляющего здания в викторианском стиле, напротив железнодорожного вокзала Хаддерсфилда. Мэтта и Кейт встретил Якоб Харкурт, проводил в свой кабинет и предложил присаживаться.

– Я много лет вел дела Рональда. Вы же знаете, чем он занимался. Он часто обращался к нам для составления документов о переходе права собственности на недвижимость. Мне очень жаль, что он умер, да и такая смерть особенно неприятна. Худший из возможных способов покинуть этот мир.

– Я пытаюсь составить представление об этом человеке, – сказал Мэтт. – Как он жил, с кем общался, были ли у него близкие друзья, в особенности меня интересует, не появился ли кто-то рядом с ним в последнее время.

Харкурт выглядел озадаченным.

– Боюсь, что не смогу вам помочь. Я не знаю. Мы много разговаривали по телефону, но в основном о деле. Иногда мы ходили в бар пропустить по стаканчику. И все.

– А в баре вы не говорили о личном? – поинтересовалась Кейт.

– Нет. Рональд был тяжелым человеком. С ним было сложно общаться.

– Он оставил завещание? – спросил Мэтт.

– Да. Очень простое. Все переходит его сыну Даниэлю.

Это удивило полицейских.

– Я не знал, что у него есть сын. Мэри Солтер, секретарша Рональда, его не упоминала.

Мэтт задумался, почему Солтер преднамеренно скрывала от них информацию.

– Рональд и Фрэнсин были женаты совсем недолго, но успели зачать Даниэля, – пояснил Харкурт. – Рональд им очень гордился и радовался его рождению. А Мэри Солтер ревнует. Она давно имела виды на Рональда. Но я уверен, что ее всегда не столько интересовал человек, сколько бизнес. Рональд мне сам это говорил. Он был уверен, что именно из-за бизнеса она попыталась завязать с ним отношения.

– Она призналась, что они встречались.

– Мэри не интересовала Рональда. Фрэнсин отказывалась принять его назад, но Рональд никогда не стал бы связываться с женщиной, отношения с которой могли бы лишить его сына наследства.

– Мальчик наследует бизнес?

– Да. Плюс дом и внушительную сумму денег. Рональд свое дело знал и хорошо зарабатывал. Мальчик с матерью живут в Мелтхэме. Рональд купил им новый дом, платил наличными и оплачивал все расходы. Все, что требовалось Фрэнсин для мальчика. Он даже не спорил, когда она о чем-то просила.

– Ее адрес у вас есть?

– Улица Марль Кресент, дом пятьдесят. Даниэль и Фрэнсин живут там с тех пор, как они расстались с Рональдом.

– А фирма на сколько потянет? – поинтересовалась Кейт.

– Без Рональда этой фирмы не будет. Без его знаний и навыков. Офис арендован. Не думаю, что Фрэнсин оставит себе агентство. Вообще в наше время рынок недвижимости захватывают крупные компании. У них больше возможностей, они торгуют и через Интернет.

Теперь у них был адрес Фрэнсин Поттер, так что следующий визит намечался к ней.

– Харкурт считает, что секретарша имела виды на Поттера. У вас сложилось такое же впечатление? – спросила Кейт, когда они вышли на улицу.

– Нет. Она признала, что у них были отношения, но недолго. Но вообще она спокойно восприняла известие о смерти Поттера.

– Значит, она – одна из подозреваемых?

– Пока нет. Пока у нас нет достаточного количества информации, чтобы подозревать кого-то конкретного.

* * *

Дом на Марль Кресент оказался большим отдельно стоящим зданием. Спортивный автомобиль красного цвета был припаркован на подъездной дорожке, и они услышали звуки музыки, доносившиеся сквозь открытое окно на фасаде. Похоже, им повезло, и они застали Фрэнсин Поттер дома. Соседний дом был выставлен на продажу. Мэтт обратил внимание, что продажей занимается другая компания, а не агентство Поттера.

Кейт нажала на кнопку звонка. Дверь открыла молодая симпатичная женщина. Фрэнсин Поттер выглядела не больше чем на двадцать пять лет. Мэтт совсем не ожидал увидеть высокую блондинку с волосами до плеч. Вероятно, она вышла замуж за Рональда из-за денег. Другой причины Мэтт предположить не мог.

Фрэнсин осмотрела их с Кейт с головы до пят пронзительным взглядом голубых глаз.

– Я знаю, зачем вы приехали. Это из-за Рональда. Наконец допрыгался. Я слышала новость по радио.

– Его убили, Фрэнсин, – резким тоном сказал Мэтт. – И убили жестоко. Мы хотим задать вам несколько вопросов. Когда вы видели его в последний раз?

– Я не убивала этого козлину, если вы так почему-то подумали. – Судя по тону, Фрэнсин была в раздражении. – Он каждую неделю встречается с нашим сыном. Сюда он не приезжает, а мы не ездим в эту дыру, которую он называет квартирой. Обычно мы встречаемся в одном из детских игровых залов. Последний раз встречались две недели назад. Малыш простудился, так что неделю мы пропустили.

Мэтт увидел, что мальчик прячется за ногами матери. Он оказался совсем маленьким – года три, по мнению Бриндла. Теперь ему стало ясно, почему Рональд жил так скромно – содержание дома, Фрэнсин и сына влетало в копеечку. Поттер старался отложить как можно больше денег, чтобы обеспечить будущее своего сына.

– Вы знаете, с кем Рональд проводил свободное время? Его друзей?

– Он не любил общаться с людьми. Мог выпить пол-литровую кружку пива в ближайшем баре – и домой. Он предпочитал одиночество. По сути, он был очень скучным человеком. С ним не повеселишься. Я устала повторять ему, что надо развлекаться, отдыхать. Чувство юмора у него отсутствовало напрочь. – Она уперла руки в боки и посмотрела на полицейских. – Я знаю, что вы оба думаете. Я вышла за него замуж из-за денег, из-за дома. Вы правы, так и было. Мы какое-то время встречались, и я забеременела. Я потребовала обручальное кольцо, официальный брак из-за ребенка. Я не любила Рональда и не скрывала этого. Но я не представляю, с кем общался Рональд. Лучше спросите об этом женщину, которая работает в его фирме. Она должна его знать лучше меня.

– Вы можете назвать хоть кого-то, кто мог желать ему зла? – спросила Кейт.

– Характер у него был дрянной. Он действовал людям на нервы своей трескотней, но убийство – это слишком. Он был самым обычным человеком, ничего особенного.

– А на вашей свадьбе присутствовал кто-то из членов его семьи?

– У него была старая тетка, которая жила в Барнсли. Рональд сказал, что она умерла. Больше ни про кого не знаю. Когда завещание вступит в силу?

– Не представляю, – ответил Мэтт. – С вами свяжется адвокат Рональда.

– Наверное, я сама ему позвоню. Нужно, чтобы он поторопился. Рональд давал нам деньги каждую неделю. Без них нам будет не на что жить.

Мэтт вручил ей свою визитку.

– Позвоните мне, если еще что-то вспомните.

После этого они покинули дом Фрэнсин Поттер.

– Она – нечто, – заметила Кейт. – Ее волнуют только деньги.

– А нас, Кейт, волнует только, она его убила или нет.

– Не думаю, – ответила Бакстер. – Поттер ее содержал. Это был ее единственный источник доходов. Зачем портить себе жизнь, которая ее явно устраивала?

Они сели в машину.

– Куда теперь?

– В участок. Узнаем, что нашла Лили. Может, ей удалось до чего-нибудь докопаться в наше отсутствие.

– Вы думаете? Она же совсем молоденькая, не старше этой Фрэнсин. Какой у нее может быть опыт?

Это замечание удивило Мэтта. Он не представлял, какую игру ведет сержант Бакстер, но он должен был поставить ее на место.

– Может, констебль Хейнс и совсем молоденькая девушка, но она хорошо выполняет свою работу. У нее большой опыт. Она работает со мной вместе несколько месяцев и ни разу меня не подвела. У нас сложились отличные рабочие отношения. – Он пока не завел мотор. Вместо этого он повернулся к новому сержанту и посмотрел ей прямо в глаза. – Я надеюсь, что с вами у нас будет точно так же. Теперь вы, я и Лили – одна команда. И самое важное слово в этом предложении, Кейт, – это «команда». Я понятно выражаюсь?

– Абсолютно. Простите, но я говорю то, что думаю. Я слышала, что вы в Йоркшире с пониманием относитесь к такой черте характера.

– Что у вас с глазом?

Ее попытки скрыть синяк с помощью консилера не дали хорошего результата. Кейт неубедительно усмехнулась.

– Неудачная встреча с дверцей шкафа. Ударилась об угол. Обычно я так не выгляжу. Просто не повезло, что это случилось вчера.

Мэтт догадался, что она врет, но не стал добиваться правды. Он мог только надеяться, что Кейт Бакстер примет к сведению то, что он ей сказал, и быстро войдет в команду.

Глава 5

– В письмах нет ничего интересного. По крайней мере я ничего не нашла, – сообщила Лили. – Почти все от тети. Прекратили приходить год назад. Счета – старые, за коммунальные услуги. Ежедневники напоминают последний. По сути, ничего.

– У него есть сын, – объявил Мэтт. – Сын с матерью, бывшей женой Рональда по имени Фрэнсин, живут в Мелтхэме. Мы только что с ней побеседовали. Практически без толку. Она признала, что любви между ними не было, по крайней мере с ее стороны.

– Наследует ребенок?

– Да, и, по словам адвоката, сумма внушительная.

Бриндл кивнул на пустующий письменный стол.

– Устраивайтесь, Кейт. Это наш оперативный штаб. Вон там чайник и чашки. Вскоре вы тут со всем освоитесь.

До них донесся разговор на повышенных тонах из соседнего кабинета. Начальник отдела спорил с инспектором Фрэнком Карлайлом. Через пару секунд Тэлбот просунул голову в их дверь.

– Из канала у Информационно-туристического центра вытаскивают машину. Двое мальчишек заметили ее в воде. Они считают, что там кто-то сидит на переднем месте пассажира. Мэтт, съезди взглянуть. Выясни, что там происходит.

– Мы по уши в убийстве Поттера, сэр, – ответил Мэтт.

Судя по голосам, которые только что до них доносились, он понял, что Карлайл доказывал начальнику, что он занят больше Мэтта, и ехать к каналу выпало Бриндлу.

– Это ненадолго. Максимум час твоего драгоценного времени. Возьми с собой сержанта Бакстер, потом мне доложишь. – Тэлбот повернулся к Кейт. Мэтт видел, как начальник осматривает ее стройную фигуру. – Тебе у нас понравится, девочка. Правильно сделала, что сюда переехала. С этой стороны гор жить гораздо лучше. Поймешь через несколько недель.

Тэлбот ушел, продолжая улыбаться. Мэтт покачал головой.

– Наш старикан все никак не успокоится. Дамский угодник! Не обращайте внимания. Он – хороший человек.

– Что, по вашему мнению, случилось с машиной? Просто свалилась в канал? – спросила Лили.

– Будем надеяться. Если бы было что-то серьезное, шеф бы отдал дело Карлайлу. На нас висит убийство Поттера. Выясни все, что можешь, об этом человеке, Лили. Поговори с владельцами магазинов на улице, где находится агентство. Он же там жил и работал. Не мог он ни с кем не дружить.

Мэтт с Кейт снова спустились на стоянку.

– Мы сколько-то продвинулись к выяснению мотива? – спросила у него Кейт. – Появились хоть какие-то предположения? Почему Поттера убили?

– Это не ограбление, да и богачом его не назовешь, так что дело не в деньгах. Все, кто его знал, говорят, что он был самым обычным человеком. Может, иногда слишком резким, по словам секретарши, но за это не убивают.

– В таком случае мы ищем какие-то тайны, – решительно заявила Кейт. – Поттер что-то знал. А киллер не хотел, чтобы это стало известно другим.

Все могло быть и так, но им требовалось узнать гораздо больше о жизни Поттера и о том, с кем он проводил свободное время.

– Я думаю о его жене, – снова заговорила Кейт. – У них большая разница в возрасте. Может, стоит получше к ней присмотреться?

– Обязательно это сделаем. Но давайте вначале покончим с нашим последним заданием. Надеюсь, что поездка не отнимет много времени.

– Вы знаете, где находится этот Информационно-туристический центр? – спросила Кейт.

– Да. Там канал снова выходит на поверхность. Он же протекает под Пеннинскими горами, от Диггла до Марсдена он течет под землей.

Кейт содрогнулась.

– Представляю, как страшно было людям ходить там на лодках в прошлые века…

К тому времени, как они подъехали к Информационно-туристическому центру, стоянка перед ним уже оказалась почти заполнена. Полицейский в форме пытался навести порядок. Но про утопленный автомобиль уже пронюхали представители прессы. Им всем хотелось получить ответы на свои вопросы, но им придется подождать. Автомобиль как раз в эти минуты вытаскивали из воды. Дверца у водительского места раскрылась, и из автомобиля выливалась вода. Окна были разбиты, передняя часть кузова смята. Через несколько минут автомобиль поставили на берег.

Мэтт с Кейт прошли вперед. Мэтт закричал, чтобы прибывший отряд полиции сдерживал толпу и не подпускал к машине. Мальчишки оказались правы. На переднем месте пассажира сидел мужчина, то есть сильно обгоревший труп мужчины, все еще пристегнутый ремнем безопасности.

– Это сюр, – заметила Кейт. – Машина вообще не обожжена, только он. Похоже, что его вначале сожгли, потом пристегнули ремнем, а потом сбросили машину здесь в воду.

– Мне интересно, возможно ли его вообще опознать? – нахмурился Мэтт, глядя на обожженный труп.

– Нам нужен патологоанатом, – крикнула Кейт одному из полицейских в форме. – И бригаду криминалистов вызывайте.

– Мы не стали заранее вызывать группу, – пояснил офицер. – Вы же понимаете: прибежали двое мальчишек… Могли просто пошутить.

– Но это оказалась не шутка, – мрачным тоном сказал Мэтт. – Несчастного жестоко убили.

– Как вы считаете, убийца хотел, чтобы его нашли? – спросила Кейт.

– Канал в этом месте мелкий. Так что – да, хотел.

* * *

Доктору Бибби и группе криминалистов потребовалось больше часа, чтобы прибыть на место.

– Судя по виду трупа, опознать его будет нелегко, Мэтт. Мне потребуется много времени. Дело ты будешь вести?

– Не знаю, Сид. Я сейчас по уши завяз в другом убийстве, Рональда Поттера.

Бибби кивнул.

– Я подготовлю предварительный отчет и пошлю Тэлботу.

– Я ему передам.

– Назад в участок? – спросила Кейт.

– Сейчас быстро введем шефа в курс дела. Если нам повезет, то он передаст это дело команде Карлайла.

– Я бы хотела посмотреть дом на Вестгейт. Это же место убийства Поттера. А я его еще не видела.

В ее словах был смысл.

– Хорошо. Вначале в участок, потом на Вестгейт.

Стоило им переступить порог, как Мэтта окликнул дежурный сержант.

– Инспектор Бриндл, тут без вас женщина приходила. Кристина Флетчер. Пропала ее дочь Карен Флетчер. Родные и друзья зовут ее Каз. Ее нет уже трое суток.

– Сколько ей лет? – спросил Мэтт.

– Шестнадцать. Мать считает, что с ней что-то случилось. У нее ребенку полтора месяца, и на нее это не похоже. От нее вообще никаких известий.

– Девушка сама ушла? – уточнил Мэтт.

– Мать говорит, что да. Она ее искала во всех местах, где дочка могла появиться. Но ее нет нигде.

– Ты приметы записал?

– Мать оставила фотографию.

– Передай копии всем постам. Пусть патрульные проверят свои участки.

– Сбежавшие детки – это большая морока, – сказала Кейт. – Не стоит тратить время и силы, поверьте мне. У меня есть младший брат, который сбегал неоднократно, но потом все равно возвращался домой.

– Он живет с вами? – поинтересовался Мэтт.

– Да, и ему тоже пришлось переехать. Это ему не нравится. Скучает по своим приятелям. Зейну всего девятнадцать. Ему трудно дался переезд.

Они нашли Тэлбота Дайсона в оперативном штабе расследования, где он стоял перед доской, на которую вывешивались материалы по делу Поттера.

– Что там?

– Убийство. Никаких сомнений, – сообщил ему Мэтт. – Сид вам все сам сообщит, как только будет что сообщать. Обещал предварительный отчет прислать поскорее. А у нас пока даже нет мотива. Все еще пытаемся разобраться с жизнью Поттера и выяснить, с кем он общался.

– Хорошо. Держите меня в курсе.

Мэтт бросил Кейт ключи от машины.

– Садитесь за руль. У меня опять нога разболелась. – Он потер правое бедро. – Я вчера отправился на пробежку. Думал, что смогу снова начать тренироваться. Это была не самая лучшая мысль.

– Возможно, я лезу не в свое дело, но заметила, что вы хромаете. Старая травма? – спросила Кейт.

– Да. Год назад меня чуть не взорвали. Нога сильно пострадала. Я стараюсь восстановиться, поэтому и бегаю. Хотя до полного восстановления еще далеко. Требуется приложить много усилий. – Он нахмурился. – Но хуже всего то, что я тогда был не один. Если честно, то воспоминания приносят гораздо больше боли, чем раны. В особенности, когда я думаю о своей напарнице Поле. Сержант Райт тогда погибла. Мне повезло. По крайней мере я выжил, чтобы рассказывать о случившемся.

Его всегда расстраивали разговоры о Поле Райт, сержанте, с которой он вместе работал. А еще хуже было то, что если бы он тогда хорошо подумал, то этого ужаса не случилось бы. Они получили сообщение о встрече наркоторговцев и вдвоем отправились в уединенное место в районе болот. Вдвоем, без прикрытия. Ему следовало проявить большую осторожность, с подозрением отнестись к тому сообщению. Оно поступило как раз, когда его ждали, но из непроверенного источника. Ему всегда становилось тошно, когда он вспоминал о своей глупости. Ведь за все заплатила Пола.

Они обыскивали старое заброшенное здание, когда в них бросили гранату. Она влетела в разбитое окно, у них просто не было времени, чтобы спрятаться. Пола погибла сразу же, а Мэтт был серьезно ранен. Потребовались долгие месяцы на восстановление. Он был уверен, что никогда ему больше не работать в сыскной полиции. Ему было трудно жить со своей совестью. Он был уверен, что если вернется в те кабинеты, где работал с Полой, то умрет. Но он ошибался. Он вернулся и, несмотря на все сомнения, снова вошел в работу.

Глава 6

Дом на Вестгейт больше не казался привлекательным – после того как прославился самым печальным образом. Мэтт и Кейт остановились перед ним и рассматривали здание.

– Самый обычный дом, – сказал Мэтт.

– Судя по тому, что я прочитала на доске в нашем оперативном штабе расследования, и судя по тому, что слышала, наш убитый тоже был самым обычным человеком, – заметила Кейт. – Пока у нас нет ничего, за что бы Поттера могли убить.

– Кого-то он очень сильно расстроил, и это произошло здесь, – ответил Мэтт. – Нам надо выяснить, кто знал о том, что он сюда приедет в тот день.

Кейт пожала плечами.

– Да кто угодно мог знать. Об этом говорили в агентстве, покупательница знала, и она могла рассказать кому угодно. Зачем держать это в секрете? Конечно, за ним могли следить.

– Клиентку зовут Дон Бенсон. – Мэтт сверился со своим блокнотом. – Сделка была уже на мази. Она заявила, что хотела показать дом сестре.

– В этом нет ничего необычного, – заметила Кейт. – Покупка дома – это важное событие. Уж я-то знаю, сама сейчас этим занимаюсь. Сейчас я снимаю дом. А ей хотелось услышать еще чье-то мнение, вот и все. Жаль, что пришлось отказаться. Но я ее не виню. Кому захочется жить в доме, где только что произошло убийство?

Мэтт вопросительно посмотрел на Кейт. Она неожиданно высказала еще одну версию!

– Что вы хотите всем этим сказать?

– Если дело не в Поттере, если он не перешел кому-то дорогу, не создал кому-то серьезных проблем, то в чем? Если его никто не собирался убивать, то нам нужно рассмотреть другую версию. Например, сам этот дом.

– Это самый обычный дом, имеющий одну общую стену с соседним, на самой обычной улице.

Мэтт достал из папки рекламный проспект агентства недвижимости и пролистал его.

Перед входом в дом стоял полицейский в форме, чтобы никто посторонний не заходил внутрь. Он узнал Мэтта и кивнул. В доме продолжали работать криминалисты, поэтому дверь была не заперта. Как только Мэтт с Кейт вошли, к Бриндлу сразу же подошел один из экспертов.

– На пару слов, сэр. Мы тут кое-что нашли. На улице.

Эксперт пошел вперед, Мэтт и Кейт последовали за ним. Эксперт остановился у фасада.

Мэтт огляделся. На первый взгляд все выглядело абсолютно нормально. Вроде ничего странного. А потом он заметил прямоугольную металлическую решетку на земле как раз под окном на фасаде. Окно смотрело на Вестгейт.

– Что это? – спросил Мэтт.

– Люк для спуска угля в подвал, – ответила Кейт. – Вы должны были видеть их раньше. Домам на этой улице лет по семьдесят, а то и больше. А в прошлом их топили углем. И когда его привозили, его сбрасывали в этот люк. Так он сразу попадал в подвал для хранения угля, и не нужно было тащить грязные мешки по дому.

– В этом доме нет подвала. По крайней мере на этом плане.

Мэтт протянул ей проспект из агентства недвижимости.

– Может, они просто забыли. Решетку запаяли много лет назад. Многие ставят на них горшки с цветами. Кто ее заметит в таком случае? Кто о них теперь помнит?

– Мы начинаем искать дверь в подвал, сэр, – объявил эксперт. – Должен быть спуск из дома. Иначе как они брали из него уголь?

Мужчина улыбнулся Кейт.

– Должна быть или в кухне, или в коридоре. Обычно их делали или там, или там.

Кейт первой пошла назад в дом. Там их ждал еще один эксперт из группы криминалистов.

– В кухне мы закончили. Сняли отпечатки пальцев со всех поверхностей, взяли смывы. Пришлем отчет, как только будут готовы результаты.

– Что-то привлекло ваше внимание? – уточнил Мэтт.

– Кроме крови? На дверце вон того шкафчика есть какие-то следы. – Криминалист кивнул на один из висевших на стене кухонных шкафчиков. – По нему чем-то мазнули. Мы вам сообщим, как только будут готовы результаты экспертизы.

– Даже если мы найдем здесь подвал, не факт, что это нам поможет, – заметил Мэтт.

– Может, там что-то хранится? Как-то связанное с преступлением? Может, деньги, полученные преступным путем? Еще что-то?

Прибывшие на место криминалисты тем временем двигали на кухне все, что было не прикреплено к стенам. В одном углу стоял огромный холодильник – от пола до потолка.

– Что вы думаете? – спросила Кейт.

Вместо ответа Мэтт вместе с одним из экспертов попытались сдвинуть с места холодильник. Вскоре образовавшийся между задней стенкой агрегата и стеной кухни проем позволил им увидеть то, что они искали. Нескольких сантиметров, на которые двое мужчин сдвинули холодильник, хватило. Другие бросились им на помощь, и вскоре холодильник уже стоял в центре кухни, и все собравшиеся могли видеть дверь в подвал. Закрыли ее надежно – поперек двери были прибиты доски. Мэтт подошел поближе. И доски, и гвозди выглядели новыми. Значит, сделано это было недавно. Криминалисты опять принялись за работу. И им пришлось потратить немало времени – тот, кто закрывал эту дверь, явно не хотел, чтобы непрошеные гости спускались вниз.

Наконец старший группы потянул дверь на себя, она заскрипела, затрещала, но открылась, царапая кухонный пол. Ведущая вниз лестница была грязной, пыль здесь копилась годами. Но в центре каждой ступеньки можно было различить следы, пусть и не очень четкие.

Кейт снова пролистала проспект агентства недвижимости.

– Готова поспорить: агенты даже не знали, что здесь имеется подвал.

Мэтт показал пальцем на следы.

– Кто-то недавно спускался по этим ступеням. Пошли посмотрим.

Один из криминалистов вручил ему фонарик, и Мэтт первым направился вниз.

Подвал представлял собой одно помещение, никакие перегородки ничего не отделяли. Света не было, большую часть пола, как и неровные, плохо отштукатуренные стены покрывала черная угольная пыль. Мэтт направил фонарик во все углы, Кейт внимательно осматривала освещаемые им куски пола и стен.

– Здесь ничего нет, – объявила она.

Мэтт прошел немного вперед. С этого места было видно, что внутрь попадает немного света – через металлическую решетку, которой закрыли старый люк для спуска угля. Мэтт прищурился и стал осматривать пол под решеткой. Кейт ошиблась: там что-то лежало. Он с трудом различал какие-то почерневшие предметы на полу. Мэтт осторожно поддел один носком ботинка. Предмет слегка сдвинулся. Мэтт опустился на корточки и направил луч фонарика на свою находку. Он с трудом поверил своим глазам. Это было гротескное зрелище!

– Ведите сюда кого-то из экспертов, – приказал он Кейт.

– Вы что-то нашли, сэр?

Мэтт повернулся к ней с мрачным выражением лица.

– Если не ошибаюсь, это кости. И мне кажется, что человеческие.

* * *

– Что ты думаешь, Мэтт? Поттера прикончили, чтобы скрыть старое убийство?

– Это одна из версий. Судя по тому, что мы нашли, нам нужно рассмотреть все возможные версии. Гораздо вероятнее, что Поттер случайно что-то обнаружил.

– А что это могло быть? Есть какие-нибудь идеи?

– Нет. Нам еще работать и работать. Но мы должны учесть, что кто-то очень не хотел никаких строительных работ в доме, потому что знал: в таком случае обязательно обнаружат эти останки. Если же в доме происходит убийство, потенциальная покупательница теряет желание его приобретать, и на дом вообще не найти покупателя. Слухи распространяются быстро, и об убийстве помнят долго. Могли пройти долгие годы перед тем, как владелец снова попробовал бы его продать. Но это все равно был риск. Нужно понимать, что раз в доме совершено убийство, криминалисты осмотрят каждый сантиметр.

На лице Тэлбота Дайсона было написано сомнение.

– Нам все равно нужен мотив, – сказал он. – И в случае если Поттера убили из-за этого дома, и если из-за того, что он где-то случайно увидел или узнал. И ведь могли убить и из-за каких-то других, неведомых нам дел.

– Вот в этом-то вся и сложность. Он был самым обычным человеком, нельзя сказать, что пользовался особой любовью окружающих, но нельзя сказать и что его не любили. Он просто жил своей жизнью и работал. Мы пока не нашли никаких врагов. Не было никакого ограбления. У него были деньги, но большая часть завещана сыну. Остальные вложены в дом, где живут жена и сын. Если вкратце, то у Поттера не было причин становиться жертвой убийства. С другой стороны, женщина, которая собралась этот дом купить, не скрывала свои планы перепланировки. Подвал бы точно обнаружили при расширении фасада – она же собиралась увеличивать площадь гостиной. Может, убийца был в отчаянии. Ему требовалось каким угодно способом не дать совершить сделку.

– Это мы только гадаем. Но ты считаешь, что тот, кто подбросил останки в подвал, теперь убил и Поттера? – уточнил Тэлбот.

– Пока мы этого не знаем. Нужно собрать улики, и придется немало потрудиться, пока докопаемся до правды.

– Да, улики обязательно. Не забывай об этом, – кивнул Тэлбот.

– Посмотрим, что нам выдаст доктор Бибби. Но я хочу, чтобы этот дом очень тщательно обыскали, сверху донизу. – Мэтт замолчал. Следующее его заявление Тэлботу точно не понравится. Работа будет дорогой, и потребуется задействовать дополнительных людей. – Нужно перекопать всю территорию. Весь сад, перед домом и задний двор. Судя по тому, что я видел, мы нашли не целый скелет.

Тэлбот поморщился.

– Черт побери! Давай вначале послушаем, что скажет Сид.

– Кого-то в этом доме убили до Поттера. Может, и нескольких человек, мы пока просто не знаем. Нужно искать, сэр.

– Ладно. Делай что нужно и держи меня в курсе. Я бы тебе помог, но работаю по другому делу вместе с Карлайлом.

Тэлбот Дайсон все еще хмурился после того, как Мэтт вышел из кабинета.

– Что теперь? – спросила Лили.

– Мне хотелось бы побольше узнать о покупательнице, Дон Бенсон. Нам также нужен список жильцов. Кто арендовал этот дом?

– Я могу этим заняться. За какой период нужен список?

– Не представляю. Зависит от того, что наш дорогой патологоанатом скажет про возраст найденных костей.

– Кстати, я не могу найти ничего порочащего о Поттере, Фрэнсин или Мэри Солтер. Они никогда не привлекались, никто из них даже ни разу не нарушил правила дорожного движения.

Глава 7

Яркий свет бил ей прямо в лицо, судя по звуку, который она слышала, ей казалось, что рядом моют столовые приборы. Она лежала на спине, закрытая простыней до самого подбородка. Голова опять болела. Ее опять накачали снотворным? Она повернула голову в сторону. Увиденное заставило ее истошно закричать. Рядом стоял маленький столик с миской, заполненной окровавленной водой, и лежали скальпель и щипцы.

– Что вы со мной сделали?

– Ничего особенного. Ты ничего не почувствовала. Я специально постаралась, чтобы ты ничего не почувствовала. А если будешь плохо себя вести, в следующий раз я уже не стану проявлять такую заботу.

– Что вы хотите?

– Расскажи мне о Каролине. Для начала – где она скрывается.

Девушка смутилась.

– Я не знаю никакой Каролины.

– Знаешь. Вы дружили. Вы вместе работали. Ты должна ее помнить. Красотка с темными длинными волосами. Всегда появлялась со своей любимой красной сумочкой.

– Где мы вместе работали? Я не понимаю, о чем вы говорите. Вы меня с кем-то перепутали. Я говорю вам правду! Я не знакома ни с какой Каролиной, так что не могу вам помочь.

Девушка почувствовала резкую боль в правой руке. Она закричала и тут же получила пощечину.

– Терпение у меня небезгранично. Мне нужна правда. Я потратила на тебя время, я приложила много усилий. Или ты мне все рассказываешь, или я от тебя избавляюсь. Ты понимаешь, что я имею в виду? Хватит врать. У меня есть фотографии, на которых вы смеетесь вместе с Каролиной. Так что вы знакомы. Давай рассказывай.

Рука девушки ужасно болела. Она все еще находилась в том же маленьком сыром помещении и все так же была цепью пристегнута к стене. Она не могла сесть и не могла поднять руку. Она не понимала, что с ней сделали.

Женщина в маске возвышалась над ней, облаченная в хирургический костюм.

– Или ты мне помогаешь, или страдаешь из-за своего упрямства. Видишь? – Ее похитительница подняла большие щипцы. Девушка увидела, что женщина держит щипцами окровавленный ноготь. – Пока тебе везло. Ты лишилась всего двух ногтей, на обоих мизинцах. Дальше все зависит от тебя. Скажешь мне, где Каролина, и все остальные ногти останутся у тебя на пальцах. Откажешься – пеняй на себя. Остальные я буду вырывать без анестезии.

Девушка пришла в ужас. После того как она увидела кошмарные доказательства того, что с ней сделала похитительница, ее пальцы внезапно стало дергать. Она закричала от шока и боли.

– И ногтями я не ограничусь. У меня целый набор медицинских инструментов. Не искушай меня – я ведь могу долго практиковаться в хирургическом мастерстве, которое только начала осваивать.

– Нет! – завизжала девушка. – Это безумие! Клянусь вам: я ничего не знаю ни про какую Каролину.

Женщина взяла ее левую руку в свою.

– Жаль. Какие у тебя изящные пальчики! Представь, если бы все было наоборот. Ты думаешь, что Каролина стала бы тебя защищать? Мне платит безжалостный человек. Скажи мне, где прячется Каролина, и у тебя останутся все ногти. Откажешься – я вначале вырву все ногти, в потом начну отрывать кончики пальцев. Один за другим. Обрубки будут кровоточить. Здесь грязно, скорее всего, попадет какая-нибудь инфекция. Ты заболеешь. Не лучшая смерть, правда? Но решать тебе. Расскажи мне то, что меня интересует, или умирай в одиночестве, холоде и агонии.

Девушка не могла говорить из-за шока. К тому же она мало что понимала. В голове был туман. Через несколько секунд она потеряла сознание.

* * *

– Я хочу, чтобы мы завтра опросили всех жильцов на Вестгейт. Кто-то мог что-то видеть или слышать, даже хотя они могли не понимать, что это важно. Если у кого-то из них установлены камеры видеонаблюдения, то нам нужны эти записи.

– Мне этим заняться? – спросила Лили.

– Ты закончила с владельцами магазинов на главной улице Марсдена?

– Не узнала ничего нового. Поттер жил сам по себе. Начинал работу вовремя, имел прибыль – и все в таком роде.

Мэтт посмотрел на часы.

– Прямо с утра отправляйся на Вестгейт. Возьми с собой пару оперативников. А пока нужно разобраться со списком арендаторов этого дома. С этим тебе поможет Кейт. Я сам поговорю с Джулией, которая работает в агентстве неполный день.

В кабинет зашел Тэлбот Дайсон.

– Пропавшую девушку, Карен Флетчер, так пока и не нашли. Ее мать приходила. А учитывая груду костей, про нее не нужно забывать. На придорожной площадке у Шеффилд-Роад в Нью-Милс нашли кроссовку. У Карен были похожие. Хорошо бы нам точно выяснить, ее это кости или нет. И проверьте ночлежку в Хаддерсфилде. Мать считает, что она могла там жить какое-то время.

Мэтт нахмурился.

– Кроссовка может быть важной уликой, а может и не быть. После того как я поговорю с доктором Бибби, мы будем знать больше. Но, скорее всего, сэр, она просто сбежала из дома. Насколько я понял, не в первый раз.

– У меня плохое предчувствие, – признался Тэлбот. – Моя интуиция еще никогда меня не подводила. К тому же мать, Кристина Флетчер, похоже, готова бежать к журналистам. И нас обвинят во всех смертных грехах по поводу и без повода. Так что если есть время, загляни к Флетчерам и поговори.

– А группа Карлайла может взять на себя часть работы?

– У него полно дел из-за этой машины, выловленной из канала.

Если бы Мэтт не погряз по уши в деле Поттера, то ему хотелось бы заняться этим автомобилем. Он же присутствовал лично, когда его доставали из воды, и видел, в каком состоянии нашли труп. Ему было любопытно, так что как только Тэлбот вышел из кабинета, он повернулся к Лили.

– Поговори с Беквитом, постарайся выяснить, что там с обгоревшим трупом.

– Похоже, что у них дело идет к опознанию, – сообщила Лили. – Беквит просматривал какие-то старые дела и что-то запрашивал из Лидса. Мы с ним сегодня увидимся в пабе. Мы собираемся туда с Грегом, моим парнем. Как только Беквит выпьет пару кружек, у него тут же развяжется язык.

– А я завтра прямо с утра загляну к судебным медикам. Хочу узнать, что там с костями из подвала.

– Скорее всего, они тоже связаны с каким-то старым делом. После того как эксперты неопровержимо подтвердят, что они человеческие, Дайсон прикажет нам смотреть старые дела о пропавших людях, – заметила Лили.

Глава 8

День третий


Эвелин Бриндл смотрела на лужайку, которая простиралась до самого озера. Окна были огромные, от пола до потолка, вид из них открывался великолепный.

– Эти с ярмарки сегодня начинают устанавливать свое оборудование. Половина седьмого утра – а уже грузовик катится по полю. Надеюсь, что они нам тут все не испортят.

– Это всего на три дня, мама.

– Даже если они ничего не испортят, везде останется мусор. И из дома их будет видно и слышно. Я очень надеюсь, что все-таки не будет очень шумно, Мэттью.

– У нас нет соседей, которым мог бы помешать шум, так что это не имеет значения.

Эвелин Бриндл всегда о чем-то беспокоилась. Она так и не смирилась с идеей Мэтта открыть Бриндл-холл для туристов. Ей становилось дурно от одной мысли, что незнакомые люди будут бродить по поместью. Да, им требовались деньги, но стоила ли игра свеч? Нужны ли эти перемены и все волнения из-за них? Нет ли какого-то более простого способа добыть деньги?

– Сару это тоже не радует, – продолжала Эвелин. – Она беспокоится, справятся ли слуги? А если что-то случится? В Галифаксе на подобном мероприятии молодые люди бегали по площадке с ножами.

– Это оказалась фейковая новость, – сказал Мэтт. – Какой-то ненормальный опубликовал пост в интернете, пытаясь завести народ. Люди поверили, но это оказалась ложь. Ни грамма правды! Мероприятие в Галифаксе прошло без сучка без задоринки.

Но слова сына не убедили Эвелин Бриндл.

– У нас будут толпы людей, Мэттью. А справляться с ними придется твоей сестре, ей придется все организовывать. Тебя здесь не будет.

– Мама, вся идея заключается в том, чтобы привлечь толпы людей. Нам нужны деньги, не забывай об этом. Люди приедут один раз, потом другой. Привезут детей на ферму, будут тратить деньги. О нас скоро узнают.

Эвелин понимала, что проиграла и сопротивление не имеет смысла. Ее сын был твердо уверен, что это единственный способ решения проблемы.

– Да, это письмо тебе пришло вчера. – Мать вручила ему большой конверт.

– Это информация о музыкальном фестивале. Я думаю организовать его следующей весной.

– Музыкальный фестиваль?! Мэттью, это еще хуже, чем катастрофа, которая начинается сегодня! Люди с палатками, грязь, ужасный шум до самого рассвета. Подумай еще раз, сынок. Это зашло уже слишком далеко.

– Успокойся, мама. Я поговорю с Сарой. Мы вначале посмотрим, как пройдет это мероприятие, а потом уже будем думать дальше.

* * *

– По состоянию костей видно, что огонь не смог все уничтожить. Вот кость из ноги – на ней все еще остается плоть, хотя и сухая, и легко отваливающаяся, и рассыпающаяся в руках. Но в некоторых частях не осталось ни кожи, ни мяса. – Сид Бибби дотронулся до кости рукой в перчатке, и от нее тут же отвалился фрагмент почерневшей кожи. – И это не целое тело. У нас есть левая бедренная кость, плечевые кости, часть ребер и таз. И это хорошо, потому что я прямо сейчас могу сказать, что это женские кости.

– Головы нет? – спросил Мэтт.

Сид поджал губы.

– Ребята ищут. Она бы помогла ее опознать. Кистей и стоп тоже нет.

– А ты можешь сказать, сколько ей было лет? И как долго останки лежали в подвале?

– Дай мне время, Мэтт. Мне нужно несколько дней, тогда я тебе смогу сообщить гораздо больше. Но одно я тебе могу сказать прямо сейчас. Вначале конечности отрезали, а потом сожгли. Посмотри сюда. – Сид показал на то, что осталось от бедра. – Видишь шейку бедренной кости? Вон тут след от пилы. И я сказал бы, что части тела сжигали по отдельности.

– В таком случае велика вероятность найти другие части тела в этом доме.

– Это уже твое дело. По тому, что у нас есть, ее будет почти невозможно опознать.

– Я где-то читал, что ДНК можно получить из костного мозга длинных костей, в особенности из бедренной кости, – сказал Мэтт.

– Она сильно обгорела. Я, конечно, возьму пробы, но думаю, что невозможно. Я дам тебе знать.

Расчленение и сжигание означали убийство. Получались уже две жертвы в доме на Вестгейт. Что это значило? Были ли они как-то связаны?

– А что там с телом из утопленной машины? – поинтересовался Мэтт. – Его же тоже сожгли.

– Этим делом занимается Карлайл, – напомнил ему Сид. – И с тем трупом полегче, несмотря на то что с ним сделали.

– Его опознали?

– Да, Карлайл уже знает, кто это. Поэтому могу тебе сказать. Похоже, из канала выловили труп Пола Эйнли.

Пол Эйнли был хорошо известен и в криминальных кругах, и в полиции, но ему удавалось уходить от справедливого наказания на протяжении всей его карьеры по другую сторону закона. Он был местным, его здесь знали. Но в последнее время Эйнли сидел тихо и не высовывался, по крайней мере Мэтт не помнил никаких связанных с ним дел.

– Интересно, с кем и что он не поделил?

– Умер он не самым приятным образом, – заметил Сид. – Вначале ему разбили голову каким-то тяжелым предметом. Он потерял сознание, и его подожгли. Убийца явно хотел, чтобы опознать труп было нельзя.

– Но тогда как у вас получилось? Каким образом его опознали? Судя по виду, ДНК с того трупа получить не легче, чем с этих костей.

– На нем остались часы. А на часах сзади – надпись. При жизни он ломал руку и ребра – пару лет назад, когда катался на лыжах. Следы переломов видны.

– Их достаточно? – удивился Мэтт.

– Карлайл говорил с родственниками. Он считает, что того, что есть, для опознания достаточно. Если он захочет экспертизу ДНК, это займет какое-то время. Да и это дорогое удовольствие. Спроси у Тэлбота. Он тебе все расскажет в подробностях.

* * *

Мэтт вернулся в машину и позвонил Лили. Она находилась на Вестгейт с одним из констеблей, они ходили по соседям. Но пока удача им не улыбнулась.

– Я еду в агентство недвижимости, – сообщил ей Мэтт. – Мне нужен адрес Джулии, которая у них работает неполный день. Быстро с ней переговорю и вернусь в участок. Там и встретимся и сравним то, что накопали.

Но судя по тому, как шли дела, большого количества информации у них не будет. У них не получалось с Рональдом Поттером – он не делал в своей жизни абсолютно ничего, что бы его выделяло среди других. Его знали в городе только благодаря его работе, продаже домов. Все остальное он держал при себе.

– Чем занимается Кейт? – поинтересовался Мэтт.

– Предыдущими жильцами того дома.

– Надо надеяться, что ей удастся найти что-то полезное.

Мэтт уже парковался, когда зазвонил его мобильный телефон. Это был Тэлбот.

– Поговори с Кристиной Флетчер, прошу тебя. Срочно. Она уже достала дежурного – постоянно звонит. Ее просто нужно успокоить. Скажи ей, что мы делаем все возможное. Мы нашли кроссовку. Она сказала, что эта кроссовка не ее дочери. У нас нет оснований считать, что с Карен случилась беда. Если девушка не вернется домой до конца недели, поместим обращение в СМИ. Это должно успокоить мать.

Мэтт застонал.

– Я работаю по делу, сэр. В том доме на Вестгейт совершено два убийства. Доктор Бибби подтвердил, что женщину, которой принадлежат найденные мной кости, тоже убили. И дело это обещает быть сложным. А лишних людей у меня нет.

– Я тебе дал еще одну помощницу. Сержант Бакстер – хороший детектив. У нее отличная репутация, рекомендации прекрасные. Разберись с Кристиной Флетчер, а я организую обыск дома. Теперь у меня нет выбора, правда?

По крайней мере хоть что-то. Мэтт решил вначале поговорить с Мэри Солтер о Джулии, а затем отправляться в Нью-Милс на встречу с Флетчер.

* * *

– Вам повезло, – заметила Мэри Солтер. – Джулия вернется через пару минут. Она побежала за кофе.

– Когда она обычно работает? – спросил Мэтт.

– По-разному. Если у нас завал, я ей звоню. Джулия – студентка. Учится на вечернем. Сегодня она мне помогает разобраться с документами. Их тут много накопилось. Если никто не купит наше агентство, то мы явно в скором времени закроемся.

В офисе появилась девушка лет девятнадцати на вид. Мэтт улыбнулся ей.

– Меня зовут инспектор Мэтт Бриндл. Я расследую убийство Рональда Поттера. Вы согласитесь ответить на несколько вопросов?

Девушка кивнула.

– Спрашивайте.

– Вы работали в тот день, когда убили мистера Поттера?

Мэтт увидел, как Джулия поворачивается к Мэри Солтер и вопросительно на нее смотрит, словно ожидая указаний.

– Да.

– Вы были в офисе, когда позвонила Дон Бенсон?

Джулия снова бросила взгляд на Мэри Солтер.

– Э-э-э… не уверена. Думаю, что я к тому времени уже ушла.

Она покраснела. Девушка врала.

– Подумайте, Джулия. Вы должны говорить правду полиции. Вы взяли трубку, когда позвонила Дон Бенсон?

– Нет, я точно ушла к тому времени, – ответила девушка. – Мне нужно было пройтись по магазинам. Мама велела кое-что купить.

– Что вы от нее хотите, инспектор? Что она должна вам сказать? – Судя по тону, Мэри Солтер была недовольна этим допросом.

– Я пытаюсь выяснить, кто был в офисе, а кто нет, – ответил Мэтт раздраженно.

Мэри Солтер встала со стула и посмотрела Бриндлу прямо в глаза.

– Вы считаете, что это я, да? Что это я зарезала Рональда?

– Я хочу докопаться до истины. Я обязан задать эти вопросы. Если вас не было в офисе, а Джулия тут сидела, то у вас была возможность.

– Возможность, ха! Я никогда бы не принесла зла Рональду. Я работала с этим человеком, ради всего святого! Мы были друзьями, а в один период даже больше чем друзьями. – Она отвернулась. – Неужели вы на самом деле думаете, что я могла так жестоко убить человека? Да вы с ума сошли!

Глава 9

Флетчеры жили в социальном доме примерно в полумиле от центра Нью-Милс. Когда-то этот район выглядел совсем по-другому. Дома строили в пятидесятые годы прошлого века, и тогда они были самыми современными. Но прошло более пятидесяти лет, большинство из них все еще сдавалось, и им требовался капитальный ремонт и модернизация.

Мэтту сообщили, что Кристина Флетчер живет с дочерью Карен, сыном по имени Калеб и младенцем. Калебу было восемнадцать лет, значит, он старше Карен.

Дверь ему открыла женщина, очевидно, сама Кристина.

– Вы ее нашли? – мгновенно спросила она.

Мэтт услышал, как в доме лает собака, а потом, взглянув через плечо женщины, увидел, как пес безуспешно пытается открыть прозрачную дверь, отделяющую кухню от остальных частей дома.

– Он не кусается, – сказала Кристина Флетчер.

Мэтт в этом сильно сомневался. Это был метис питбуля, которого, похоже, что-то сильно раздражало.

– Проходите в дом. Поговорим в гостиной.

В доме было не прибрано, везде валялись детские вещи. Коляска стояла у окна, сушилка для белья – перед газовой плитой. Мэтт увидел, что газ включен на полную мощность. На всех стульях и табуретах лежали памперсы и все остальное, что требуется для ухода за младенцем.

– Этот беспорядок из-за нашего Киана. Он требует столько внимания! И мне приходится одной им заниматься, пока его мать не соизволит вернуться, – объяснила Кристина Флетчер.

– Вы точно не знаете, куда могла отправиться Карен?

Кристина фыркнула.

– Вы думаете, что я сидела бы сейчас в этом бардаке, если бы знала? Киан – прекрасный малыш, но он не закрывает рот. Мне все это страшно надоело. Им Каз должна заниматься, а не я. Ему всего полтора месяца, и справляться с ним сложно.

– Обычно им занимается одна Карен? Вы ей не помогаете?

– Нет. Я сразу же ей сказала: это твой ребенок, и я не хочу им заниматься.

У Кристины задрожала нижняя губа.

– Наверное, я с ней обходилась очень сурово. Ей же всего шестнадцать. В этом возрасте еще рано воспитывать детей, правда?

Мэтт ничего на это не ответил.

– Как Карен вела себя перед тем, как сбежать?

– По-моему, ее что-то беспокоило. Я несколько раз спросила, что случилось, но она мне ничего не сказала. У меня возникло ощущение, что она в опасности, что ей что-то угрожает.

– Какого рода опасность? Подумайте. Это может иметь отношение к тому, что с ней случилось.

– Не представляю. Наша Каз не любит о себе рассказывать. Общается она со странными типами.

– Можете назвать какие-то имена, фамилии?

– Нет. Послушайте, вы должны ее найти. Эта глупая сука не должна была оставить ребенка. Она знает, что мне не справиться. От его криков мне становится плохо. Я не сплю, лежу ночами и думаю о Каз и о том, что с ней случилось.

– А раньше она убегала из дома?

Кристина кивнула.

– И возвращалась домой живая и здоровая?

Еще один кивок.

– В таком случае велика вероятность, что и в этот раз произошло то же самое. Она молодая. Вы сами сказали, что в шестнадцать лет очень тяжело оказаться привязанной к ребенку.

– Она об этом не думала, когда ноги раздвигала! Да я убить ее хотела! А теперь она еще меня оставила со всем этим. Я за нее беспокоюсь и им заниматься должна.

Кристина кивнула на коляску.

– А куда она обычно ходит? Вы уверены, что не знаете никого из ее друзей? – спросил Мэтт.

– В последний раз она сбежала год назад. Оказалась в ночлежке для женщин в Хаддерсфилде. Там всем заправляет Памела Энсел. Она мне тогда позвонила. И я особо не беспокоилась, потому что знала: Карен в безопасности. Вся ее компания живет здесь. И парни, и девки. Если бы она жила у кого-то из них, то кто-то мне бы уже сказал.

– А в ночлежке вы были?

Кристина кивнула.

– У них она не появлялась.

– Если Карен не вернется до выходных, мы дадим объявление в СМИ. Покажут по местному каналу и напечатают в газете. Кто-то его увидит. И до Карен это как-то дойдет.

Мэтта никто не провожал. Он сам закрыл за собой входную дверь, повернулся и увидел улыбающуюся ему молодую женщину.

– Мэтт! Что ты здесь делаешь?

Это была его бывшая подружка, Мелисса. Теперь она стала социальным работником и трудилась в Хаддерсфилде.

– Здесь дочь пропала, – пояснил он. – Я тебе могу задать тот же вопрос.

– Меня попросила приехать Кристина. Я давно знаю эту семью. Она не справляется с маленьким ребенком, поэтому попросила нас о помощи.

– Под помощью она имеет в виду передачу ребенка в интернат?

– Ты же знаешь, что я не имею права обсуждать дело Флетчеров, Мэтт. Но я надеюсь, что до интерната не дойдет. Я уверена, что Карен одумается и вскоре вернется домой.

До случившейся с ним трагедии Мэттью был влюблен в эту женщину. Он расстался с ней во время долгого периода восстановления. Он считал несправедливым грузить Мелиссу своими проблемами. Он был в очень тяжелом состоянии физически. К этому добавлялись депрессия и панические атаки. А у Мелиссы и так была морально тяжелая работа. Мэтт решил, что сажать его себе на шею ко всему в придачу ей совсем не требуется. Но дело в том, что Мелисса смотрела на положение вещей совсем по-другому.

– Может, как-нибудь пропустим вместе по стаканчику? – Слова вылетели непроизвольно, он не успел прикусить язык.

– Зачем? Думаешь, что наши отношения еще можно спасти? Или ты из чувства вины спрашиваешь?

Не говоря больше ни слова, она прошла мимо него и постучалась в дверь Флетчеров.

* * *

Может, Вестгейт и милая улочка, но на ней стояло по крайней мере пятьдесят домов. Пока они поговорили только с жильцами из четырех из них.

– Вернулась женщина из соседнего дома – следующего за тем, где произошло убийство, – сообщил Лили патрульный. – Идите к ней, пока она снова куда-нибудь не уехала.

Это была прекрасная мысль. Если кто-то что-то и слышал в день убийства, то только эта женщина. Лили постучалась во входную дверь. И она вскоре распахнулась.

– Констебль Хейнс из отдела сыскной полиции района Восточных Пеннин, – представилась Лили. – Можно задать вам несколько вопросов про соседний дом?

– Вы хотите сказать: про убийство? – Женщина заговорщически улыбнулась Лили. – Да, дорогая, проходите.

Слухи уже распространились. Лили было интересно, как далеко уже знают новость об убийстве. Патрульный в форме, констебль, как и она сама, остался стоять снаружи, а Лили последовала за женщиной в дом. Ее звали Эдна Голдинг, она жила одна. Пока они шли до гостиной, Лили успела узнать, что Эдна овдовела десять лет назад, любит играть в бинго и раз в неделю посещает местный клуб.

– Какой-то период у них было шумно. Я даже им в стену стучала вот этим. – Эдна подняла трость. – Здесь у нас обычно тихо, и мы не привыкли к шуму. Вообще улочка тихая, ничего здесь не происходит. То есть не происходило после того, как эти девицы съехали. Но после убийства улица прославилась. В плохом смысле, конечно. – Похоже, что саму Эдну Голдинг это не беспокоило. – Этот дом теперь будет не продать. Кто тут захочет жить? Мне сказали, что он лежал на полу в кухне в луже крови. Правда?

Лили проигнорировала вопрос и спросила:

– А вы слышали, как ругались или спорили? Когда?

– Сразу после обеда. Он приехал, в смысле этот агент по недвижимости, а через несколько минут она появилась. Они были еще хуже девиц. Она орала на него, ругалась, в общем, был настоящий скандал. Я не поняла, из-за чего они скандалят, но он, похоже, сделал что-то, что ее сильно расстроило.

– А вы знаете, кто эта женщина?

– Они вместе работают. Я знаю, потому что несколько недель назад ходила в их офис. Моя дочь ищет дом. Она еще та штучка.

– Вы про кого говорите? Вы имеете в виду Мэри Солтер?

– Да, дорогая.

– Вы видели, как она уходила?

– Они ругались минут десять, затем она умчалась на своей машине. Она у нее серебристого цвета. После этого в доме было тихо, как в могиле. Я больше не слышала ни звука. Никто даже не пискнул! Это она его прикончила?

– Мы пока не знаем. Идет расследование. Вы общались с девушками, которые здесь жили? Они были последними арендаторами?

– Да. Они где-то болтались почти до рассвета. Вначале их было две, а потом к ним еще одна подружка въехала. Ее я почти не видела. Она редко выходила. Но две другие куда-то уезжали каждый вечер, причем разодетые в пух и прах.

– Вы знаете их имена, фамилии?

– Нет, дорогая. Мы только здоровались, когда видели друг друга, да и даже нос к носу не сталкивались. Вот и все общение.

– Вы очень помогли, миссис Голдинг. Кто-то из моих коллег подъедет чуть позже, чтобы записать ваши показания.

Женщина явно пребывала в возбужденном состоянии.

– Боже! Я никогда не была свидетельницей. А в суд мне придется идти?

– Пока не могу сказать. Посмотрим. – Лили не могла сдержать улыбку.

Выйдя на улицу, Лили позвонила Мэтту.

– Соседка слышала, как Поттер с Солтер ругались. И ругались сильно, громко орали. Потом Солтер уехала. После этого соседка не слышала никаких звуков.

– Отлично! Продолжай опрос соседей. Попробуй найти записи камер видеонаблюдения. Идеальным был бы кадр с автомобилем Мэри Солтер, на котором указано время.

– Когда поедем ее допрашивать? – спросила Лили.

– Я сам за ней заеду и привезу в участок. Мэри Солтер только что стала нашим главным подозреваемым.

Глава 10

Мэтт позвонил в отдел криминалистики и поговорил с его начальником, доктором Грэмом Харвудом. Он хотел знать, удалось ли идентифицировать непонятный след на дверце кухонного шкафчика в доме на Вестгейт. У него появилась новая теория после разговора с Мэри Солтер.

– Это лак для волос, – сообщил Грэм Харвуд. – Мы также нашли волос – светлый – и пару отпечатков пальцев. Но как там оказался лак для волос? Хотя это хорошая новость: появится подозреваемый, и сможете проверить на соответствие. Я перешлю фотографии отпечатков тебе на почту. Сейчас мы просеиваем пепел и мусор из подвала. Может, еще что-то найдем.

Теперь они продвинулись вперед. Мэри Солтер активно пользовалась косметикой. Если лак для волос и отпечатки пальцев принадлежат ей, то это доказывает ее присутствие на месте преступления. А ее спор с Поттером показывает, что она там находилась как раз в нужное время.

– Я думаю, что она сидела на столешнице. Отклонилась назад и коснулась волосами дверцы, – высказал свое мнение Мэтт.

– Да, скорее всего.

– Более того, если она сидела на той столешнице, то она как раз могла нанести ту рану – так-то она гораздо ниже его ростом. – Мэтт положил трубку телефона на рычаг и повернулся к Кейт, которая что-то усиленно искала. – Как насчет небольшого перерыва? Я собираюсь в агентство недвижимости за Мэри Солтер.

Кейт улыбнулась и схватила пальто со спинки стула.

– В том доме за последние шесть лет сменились десять жильцов. Или пары, или одинокие люди, но все работающие. Никаких семей. Вам не кажется это странным? Вообще-то это дом, который больше подходит для семьи.

– Что-то о ком-то из них известно? – спросил Мэтт.

– Пока нет. Я все еще работаю над списком.

– Среди них есть молодые женщины?

– Не похоже.

* * *

Когда они приехали в агентство недвижимости, там сидела одна Мэри Солтер. Она была явно не рада их видеть, в особенности, когда Мэтт попросил ее проехать с ними в участок, чтобы ответить на дополнительные вопросы.

– А здесь нельзя? У меня полно бумажной работы. Агентство закрывается в конце недели. Если я сейчас брошу работу, я не успею все сделать.

– Простите, но мы не можем ждать.

Она посмотрела на него с ненавистью.

– Я вам рассказала все, что знаю. Что вам еще нужно?

– У нас появились новые доказательства, и оказывается, что вы находились на месте преступления примерно тогда, когда оно было совершено. Вы можете позвонить своему адвокату, если хотите, и пригласить его в участок, чтобы присутствовал при допросе, – предложил Мэтт.

У нее округлились глаза.

– Подойдет и ваш дежурный. Мне скрывать нечего.

Мэри Солтер сидела вместе с Кейт на заднем сиденье автомобиля Мэтта. Выглядела она угрюмой и не произнесла ни слова на всем пути до полицейского участка в Хаддерсфилде.

– Я сейчас позову дежурного адвоката.

Мэтт кивнул одному из полицейских в форме и попросил проводить Мэри Солтер в помещение для допросов.

– Все-таки она? – спросил Тэлбот Дайсон, который видел, как они заходили с Солтер.

– Она не сказала нам правды про тот день, когда убили Рональда Поттера. Это совершенно точно. У нас есть данные экспертизы, доказывающие, что она заходила в дом. Соседка слышала, как они с Поттером ругались, и также видела ее. Я хочу знать, что она там делала и почему изначально не сказала правду.

– А с костями что? – спросил Тэлбот.

– Это совсем другое дело. Доктор Бибби все еще с ними работает. Получается не так быстро, как с другим телом. Насколько мне известно, у Карлайла уже опознанный труп.

– Да, тут нам повезло. Рентген показал старые переломы руки и ребер. Сестра Эйнли подтвердила, что он их ломал. И часы она узнала. Это был подарок их родителей, когда ему исполнился двадцать один год.

– А что с ДНК? Для абсолютной точности? – спросил Мэтт.

– Никаких шансов. Нужны долгие недели всяких тестов, если вообще что-то получится. Его облили бензином и подожгли. Тот, кто это сделал, явно не хотел, чтобы его опознали.

– Но почему? И почему он тогда не снял часы? Как такое могло получиться?

– Скорее всего, что не заметил. К тому же Пол Эйнли не был законопослушным гражданином. Кто стал бы искать этого уголовника?

Мэтта все еще одолевали сомнения.

– А что-нибудь еще нашли, что помогло бы его опознать?

– В багажнике лежала красная женская сумочка. Пустая, но необгоревшая.

– Его жены? – спросил Мэтт.

– Она утверждает, что нет. Сейчас она у криминалистов. – Тэлбот сменил тему. – Если Поттера убила эта женщина, но к костям она не имеет никакого отношения, то твоя теория о доме летит ко всем чертям.

Он был прав. Судя по уже найденному Мэттом, оснований для убийства Поттера не было. Мотив должен быть связан с домом и находкой из подвала. Но какое отношение к этому имеет Мэри Солтер? Мэтт достал из кармана телефон и позвонил Лили.

– Ты можешь съездить к Дон Бенсон? Спроси ее о доме и о том, кому она рассказывала про планировавшиеся переделки. Также спроси про ее звонок в агентство недвижимости в тот день. Ответила молодая женщина или Мэри Солтер?

* * *

– Вы все неправильно поняли. Я никогда бы не принесла вреда Рональду. Я… Я…

– Что, мисс Солтер? Вы любили его?

Женщина фактически покраснела.

– Я этого не говорила, – заметила она. – Хотя он мне нравился. Характер у него был дрянной, он был уже в годах, но и я не становлюсь моложе. Когда-то у нас были отношения. Я пыталась убедить его попробовать еще раз. Я точно не хотела, чтобы он снова попал в лапы этой хищницы, которую интересуют только деньги.

– Кого вы имеете в виду? – спросил Мэтт.

– Фрэнсин, его бывшую жену.

– Почему вы считаете, что это могло случиться?

– Она его донимала. Звонила ему, просила о встрече. Рональд говорил мне, что она ему надоела. Она хотела, чтобы они снова жили одной семьей. Она считала, что так будет лучше для ребенка.

Мэтт покачал головой. Он не верил ни одному слову.

– Она не сказала ничего подобного.

– Разве она станет это говорить? Фрэнсин хитрая и хваткая, и у нее были свои причины, но они не имели никакого отношения к чувствам к Рональду.

– Вы поехали в дом на Вестгейт. Что там произошло?

– Я решила поговорить с Рональдом там, потому что в офисе есть лишние уши. В тот день работала Джулия, да и люди к нам постоянно заходят. Уединиться нельзя. Я приехала, и мы начали ругаться. Я сказала ему, что считаю его дураком, раз он верит болтовне Фрэнсин. Он ведь согласился поехать в ее дом, поужинать и провести вечер, играя с Даниэлем. Заполучив его туда, она бы сделала все так, как хотела. Рональд был хорошим человеком, но он не мог устоять перед симпатичной мордашкой. Фрэнсин вертела им как хотела.

– А вы знаете, почему Фрэнсин хотела его вернуть?

– Из-за денег. Из-за чего еще-то? Он не был симпатичным, Фрэнсин в два раза его моложе.

– Кто ведет бухгалтерию в компании?

– «Смитс». Они работают рядом с нами, на той же улице, над цветочным магазином.

– Подготовьте мне копию последнего бухгалтерского отчета. Не помешает на него взглянуть.

В дверь заглянул полицейский в форме и вручил Мэтту записку. В участок звонила Лили. Ей требовалось с ним срочно поговорить.

– Простите, мне нужно выйти на минутку. Я скоро вернусь, – сказал он Мэри и адвокату.

Он отправился в оперативный штаб и позвонил Лили.

– Я только что говорила с семейной парой через два дома от нашего. Они тоже помнят, как видели Мэри Солтер, но была еще одна посетительница. Через несколько минут после Солтер приехала молодая женщина на красной спортивной машине. Она зашла в дом, находилась там минут десять, потом уехала. Судя по описанию, это Фрэнсин Поттер.

Значит, обе женщины оказывались на месте преступления вместе с Поттером. В таком случае могла Мэри Солтер говорить правду? Может, Поттера убила Фрэнсин?

– И это еще не все. Соседка сказала мне, что последними в доме жили две девушки. Она думает, что потом к ним присоединилась еще и третья. К сожалению, никаких фамилий она не знает.

– Спасибо, Лили. Я поговорю о них с Солтер.

– Проблемы? – спросил Тэлбот.

Мэтт стоял в коридоре, пытаясь понять, что все это значит.

– На месте преступления были две женщины, бывшая жена и секретарша. Поттер ругался с одной из-за другой. Я пытаюсь решить, которая его убила, если вообще это был кто-то из них. – Мэтт почесал голову. – Это не согласуется с находкой из подвала. Я уверен, что смерть Поттера в меньшей степени связана с этими женщинами и в большей – с домом. Кроме того, поговорив с ними обеими, я не представляю, как бы они его убили. Мне кажется, что обе не способны на убийство.

– Ты сейчас допрашиваешь секретаршу?

Мэтт кивнул.

– Отправь ее домой под обязательство явиться к нам по первому требованию. Возможность у нее была. А что с мотивом?

– Мотива нет. Внезапная вспышка ревности к бывшей жене. Но я просто не могу представить Мэри Солтер хватающей нож и всаживающей его в тело Поттера. Да и если бы она это сделала, Фрэнсин в любом случае нашла бы труп на полу. Она бы не стала молчать, а подняла тревогу.

– Как я тебе уже сказал, отпускай под обязательство явиться в полицию в связи с продолжением расследования. Съезди к бывшей жене и поговори с ней. Как она объяснит свое появление там?

Мэтт вернулся в помещение для допросов.

– Вы можете идти домой, мисс Солтер. Но только пока. И перед тем как уйти, расскажите мне про последних арендаторов, молодых женщин. Вы знаете их фамилии?

– Каких молодых женщин? Вы ошиблись. Последним дом арендовал один мужчина, бизнесмен.

– Вы можете это проверить? У нас другая информация. В любом случае сообщите мне данные этого последнего арендатора.

Глава 11

Кейт шла прямо за Мэттом, направлявшимся в оперативный штаб.

– Я смотрела допрос. Вы не сказали ей про труп в подвале.

– Не сказал. Пока у нас не появилось дополнительной информации, ей об этих костях знать не нужно. А сейчас давай съездим к Фрэнсин, еще разок с ней побеседуем, послушаем, что скажет.

Мэтт опять пустил Кейт за руль.

– Вы отпустили Солтер. Почему? – спросила она. – Вы не думаете, что она его убила?

– Я не знаю, что думать. Она как-то замешана в этом деле, но у нас на сегодняшний день нет доказательств того, что убивала она.

Кейт выехала на главное шоссе.

– Я наконец начинаю ориентироваться в этой местности. Она очень сильно отличается от улиц Манчестера. Мне нравятся эти холмы и маленькие улочки. Здесь красиво.

– Очень жаль, что красота этих мест никак не отражается на статистике происшествий в нашем районе. Эта часть Хаддерсфилда, окрестности между городом и болотами – весьма благополучный район. Во всех других местах преступность высокая.

– А вы сами где живете? – спросила она.

– В паре миль отсюда, рядом с деревней Хепворт.

– Мой брат вчера упоминал это место. Там планируется какой-то праздник, ярмарка на территории большого загородного дома. Он собирается поехать. Большой ребенок!

Мэтт улыбнулся.

– Надеюсь, что он будет хорошо себя вести. Владелица поместья, леди Эвелин – весьма строгая дама. Только и смотрит, кто нарушает порядок. Ногу не туда поставишь – и она тут же на тебя набросится. И она обладает определенным влиянием в этих местах. Связи у нее хорошие. Наш начальник у нее в друзьях. Чуть что – сразу ему звонит. Он у нее даже на быстром наборе.

– Вы с ней знакомы лично? – Услышанное явно произвело на Кейт впечатление.

– Это моя мать.

Кейт открыла рот, но больше ничего сказать не успела. Они подъехали к дому Фрэнсин Поттер. Та стояла в дверях и хмурилась.

– Что еще?

Мэтт улыбнулся.

– У нас появились дополнительные вопросы.

– Давайте побыстрее. Мне ребенка кормить надо.

Они стояли на крыльце, не заходя в дом, не самое лучшее место для допроса.

– Мы можем войти? – спросила Кейт. – Уверена: вы не хотите, чтобы все соседи знали про ваши дела.

С большой неохотой Фрэнсин пригласила их в дом. Сама зашла первой.

– Вы ничего не говорили о том, что приезжали в дом на Вестгейт в тот день, когда был убит Рональд.

Фрэнсин уставилась на Мэтта.

– Кто вам это сказал?

– Вашу машину видела соседка. Она запоминающаяся.

Фрэнсин сложила руки на груди и отвернулась.

– Я хотела с ним поговорить. Что тут такого?

– И о чем вы говорили? – спросила Кейт.

– Это не ваше дело!

– Боюсь, что как раз наше, – заметил Мэтт. – Не забывайте: его убили.

– Я собиралась пригласить его сюда на чай, но эта женщина из его агентства была там вместе с ним, так что я не стала с ним разговаривать.

– Но вы его видели? – уточнила Кейт.

– Входная дверь была открыта. Я зашла и позвала Рональда, но мне никто не ответил. Они громко ругались, им было не до меня. Так что я уехала.

– Вы не заходили ни в одну из комнат? Не осматривались в доме? – спросила Кейт.

Фрэнсин пожала плечами.

– Нет. Зачем мне это?

– Вы видели машину Мэри Солтер?

– Без понятия. Я ее не искала.

– Вы в кухню заходили, Фрэнсин? – не отставала Кейт.

– Нет, только в прихожую. Когда я услышала спор на повышенных тонах, то сразу же ушла. Мне не хотелось встревать.

– Вы уверены, что Рональд спорил именно с Мэри Солтер?

– О да! Это был ее голос. Она всегда громко орет, старая вешалка, которая вечно лезет не в свое дело!

– Насколько я понимаю, вы ее не любите, – заметил Мэтт.

– Это она меня терпеть не может. Всегда нашептывала что-то Рональду в ухо. Бог знает, что она про меня наговорила.

Слова Фрэнсин звучали правдоподобно, но она избегала смотреть Мэтту в глаза. Врала? Если да, то что она пыталась скрыть?

– Почему-то я вам не верю, – сказал Мэтт. – Я думаю, что вы виделись с Рональдом и разговаривали с ним. Именно поэтому Мэри Солтер уехала? Ее видела соседка. И соседи также видели вас. Говорите правду, Фрэнсин. Будете врать, вам будет предъявлено обвинение в сокрытии улик.

Она нахмурилась, глядя на него.

– Я говорю правду. Я его не видела.

– Раз вы заходили в дом, нам потребуется взять у вас образец ДНК и снять отпечатки пальцев. Я вам сообщу, когда вам нужно будет приехать к нашим криминалистам, – сказал Мэтт.

– Но я не сделала ничего плохого!

– Нам нужно исключить ваши отпечатки пальцев и вашу ДНК. Вы заходили в дом. Мне вам снова нужно напомнить, что мы ищем убийцу?

Они с Кейт ушли. Фрэнсин осталась на крыльце, глядя им вслед.

– Вы ей верите? – спросила Кейт, когда они ехали назад в участок.

– Нет. Я не знаю, что там произошло. Соседка не слышала никаких голосов после отъезда Мэри Солтер. Если Поттер и разговаривал с Фрэнсин, то говорили они очень тихо.

* * *

Лили пока не вернулась: она все еще опрашивала людей, проживающих на Вестгейт. Мэтт обновил информацию на доске в оперативном штабе, затем повернулся к Кейт.

– Еще раз просмотри список жильцов этого дома. Лили сообщила, что последними были две девушки. Это отрицает Мэри Солтер. Она утверждает, что дом арендовал один мужчина. Это подозрительно. Выясни, кто они. Если потребуется, мы допросим всех, кто жил в этом доме в последние несколько лет. Также свяжись с банком Поттера. Нам нужно посмотреть, какие сделки проходили через него в последние несколько месяцев. Если нужно, получи ордер.

– Инспектор Бриндл! – послышался голос Тэлбота Дайсона из его кабинета. – На пару слов!

Судя по тону, начальство пребывало в дурном расположении духа. Мэтт отправился в кабинет Тэлбота узнать, что тому нужно.

– Нашли другие части тела у того дома, – сообщил Тэлбот. – Были закопаны в саду под фруктовым деревом. На этот раз в двух пластиковых пакетах с ручками. В одном – кисти и стопы, во втором голова. Кисти очень сильно обожжены, отпечатки пальцев снять невозможно.

– Ужасно. А голова в каком состоянии? Опознать можно?

– Маловероятно. Сид считает, что по ней вначале лупили, чтобы превратить в месиво, потом сожгли. Все отправлено в морг. Сид тебя просил заглянуть.

Мэтт не мог понять, что так раздражает начальника. В некотором смысле они получили хорошие новости. Теперь у доктора Бибби больше материала для работы. Несмотря на состояние головы, эта находка увеличивала шансы на опознание.

– Что не так, сэр?

– Это все черт знает сколько стоит. – Тэлбот невесело усмехнулся. – Но нам все равно придется продолжать. Выбора нет, правда? Этот дом оборачивается настоящей проблемой. У нас с ним теперь связаны два убийства. Но, несмотря на твою теорию, все равно нет доказательств, что они в свою очередь связаны между собой. Меня беспокоит, что тебе не хватает людей.

Мэтт улыбнулся. Обычно начальника это не волновало. Но Тэлбот был прав. Им придется напряженно работать, и на них будут давить.

– Вы можете выделить мне Беквита?

Тэлбот покачал головой.

– Он работает с Карлайлом. Они зашиваются.

– Из-за убийства Пола Эйнли?

– Наши информаторы не знают ничего! Местный криминал пребывает в полном неведении. Эйнли был уголовником, но строго соблюдал их законы, уважал иерархию. Судя по тому, что нам известно, у него не было ни с кем конфликтов, он никому не переходил дорогу. Так почему его убили?

– Тот же вопрос можно задать и про нашего покойника. Понял: вы не можете мне никого выделить в помощь, сэр. Так что моя маленькая группа неприкаянных продолжает работу в том же составе.

– Что ты хочешь этим сказать? – Тэлбот нахмурился.

– Мне просто пришло в голову, что вы не просто так объединили нас троих в одну группу. Нас ведь сложно куда-то приткнуть. У меня травмирована нога и масса других проблем. Лили – самая младшая в нашем подразделении сыскной полиции, и другие подразделения не хотят ее брать из-за молодости. А теперь вы еще дали мне сержанта Бакстер с ее весьма специфическим отношением к работе.

Начальник отдела сыскной полиции принялся мерить кабинет шагами, руки при этом засунул в карманы.

– Мне жаль, если ты видишь все это в таком свете, парень. Но ты ошибаешься! Лили нужно учиться. У нее есть задатки первоклассного детектива. А вторая… Боевая дамочка, правда? С ней было бы интересно провести вечерок-другой в пабе.

Мэтт Бриндл в отчаянии покачал головой. Ох уж эта старая гвардия!

– Дома как дела? Как мать? Смирилась с неизбежным?

– Ярмарка заработала только сегодня утром. Наверное, уже сжимает зубы и пристально наблюдает за происходящим.

– Я подумываю о том, чтобы заглянуть к вам в конце этой недели. Может, приглашу ее поужинать.

– Позвоните ей вначале, – посоветовал Мэтт.

– Да, обязательно.

Мэтт вышел из кабинета. Ему требовалось рассказать своей команде о развитии событий. Начиналось все просто, а потом дело начало быстро усложняться. Отсутствие явного мотива заставляло Мэтта думать, что Поттера убили с одной целью: чтобы никто не обнаружил другие останки, спрятанные на территории. И Мэтт очень серьезно рассматривал эту версию.

– В саду у дома нашли еще несколько частей тела, – объявил он остальным членам группы.

Лили тихо присвистнула, Кейт зацокала языком.

– Утром я вначале заеду в морг, – сообщил Мэтт. – Надеюсь, что доктору Бибби будет что нам сказать или нам придется хвататься за соломинки. Кейт, продолжай заниматься бывшими жильцами, в особенности этими девушками. Поговори еще раз с Мэри Солтер. Пусть проверит все учетные записи. Она должна знать, кто они такие. Если что-то покажется тебе странным, если в списке найдется человек, который сидел или просто привлекался, то мы вначале поедем к нему. Кто-то из прошлых жильцов не хотел, чтобы Дон Бенсон начала перестраивать дом. Ты с ней говорила, Лили?

– Я ей звонила. Она планировала и переделки фасада – хотела увеличить гостиную, и в задней части дома. Подвал нашли бы обязательно.

– Она сказала тебе, кто знал о ее планах?

– Она уже обращалась в отдел по согласованию перепланировок и разговаривала с соседями. Она не скрывала своих планов.

– Вот оно. Это и есть ответ на вопрос. Если дом связан с убийством, он теряет привлекательность. Убийца хотел себя обезопасить. Наверное, он ожидал, что сделка сорвется, а дом еще долго будет стоять пустым.

– Странно, что он или они не поняли, что отсутствие мотива как раз нас заинтересует, и мы будем копать дальше. Именно отсутствие мотива сыграло решающую роль! Теперь мы нашли второй труп, и убийца должен забеспокоиться, – заметила Лили.

– В доме постоянно дежурят полицейские. Если появится хоть кто-то, кто проявит излишний интерес к дому, нам тут же сообщат.

Мэтт увидел, как Кейт взглянула на часы. Это вызвало у него раздражение, но на самом деле было уже поздно.

– Давайте заканчивать на сегодня. Прощаюсь до утра.

Мэтт не успел больше вымолвить ни слова – Кейт схватила пальто и сумку и вылетела из кабинета. Лили фыркнула.

– Даже не попрощалась. Я до сих пор не поняла, что она за штучка.

Мэтт сурово посмотрел на нее. Он не собирался сплетничать о коллегах.

– Простите, сэр. Просто, э-э-э, вы должны были уже сами это заметить. Она – не самый дружелюбный человек, правда? Наверное, ей и глаз подбили из-за ее дурного характера.

– Мне она сказала, что ударилась об угол дверцы шкафа, – ответил Мэтт. – Подожди немного. Ей нужно время, чтобы влиться в коллектив. Я уверен, что все будет в порядке.

Глава 12

Чуть раньше, но уже во второй половине дня Кейт получила СМС из специализированного интерната, где жила ее мать. Глория Бакстер опять выкинула номер. Кейт ничего не сказала ни Бриндлу, ни Лили. Это ее дело, и их оно не касается.

Мать Кейт никуда не переезжала вместе с дочерью и сыном. Это стало бы для нее сильным стрессом. Пусть остается в привычной обстановке. Это было хорошо для Глории, но это означало, что если Кейт захочет ее видеть, то ей придется совершать утомительное путешествие в Манчестер.

В это время дня шоссе было загружено транспортом. Трасса М62 петляет по Пеннинским горам, идет то вверх, то вниз в зависимости от ландшафта. Здесь есть даже самый высотный перекресток в Великобритании – если брать все дороги в стране. При подъеме на этот перекресток все автомобили замедляют движение. Оказавшись в самой высокой точке, Кейт увидела внизу выстраивающиеся очереди из автомобилей при приближении к городкам в окружении Манчестера. Ей потребовалось два часа, чтобы добраться до интерната. Но наконец она смогла побеседовать с администратором.

– Что случилось? С ней все в порядке?

Администратор улыбнулась.

– С Глорией все в порядке, никаких ухудшений после приключения. Ее нашли в городе, в торговом центре «Арндейл». Она ходила там по галерее и привлекла внимание, потому что пальто у нее было надето на пижаму, и она просила у людей денег. Ее забрала полиция и привезла сюда. К счастью, в кармане пальто оказалась наша визитка.

Кейт разозлилась.

– Как такое вообще могло случиться? И о каком «к счастью» может идти речь? С ней мог произойти любой несчастный случай, на нее могли напасть. Больная женщина сама куда-то уходит и отсутствует долгое время. Она добралась до «Арндейла»! И никто не заметил ее отсутствия?

– Отсюда не так далеко до центра Манчестера. Всего пять минут на автобусе. И Глория не ушла незамеченной. – Судя по тону, администратор была расстроена. – Ее забрал ваш брат. Он пришел во время обеда и сказал, что выведет ее на прогулку.

– Зейн? Что еще он задумал, черт побери? Но я же говорила вам, что мою мать нельзя ни с кем отпускать, только со мной. Я должна присутствовать при всех встречах! Зейн – идиот. Он о себе не в состоянии позаботиться. – Кейт сделала глубокий вдох. Она понимала, что завелась, и ей необходимо успокоиться. В эту минуту она с радостью бы придушила брата. – Я могу ее увидеть?

– Глория сейчас спит, но если хотите, можете просунуть голову в дверь и убедиться, что с ней все в порядке. Глория чувствовала себя несчастной, когда ее привезли назад, спорила и никак не хотела успокаиваться. Мы дали ей успокоительное и позвонили вам.

– Что бы Зейн ни говорил, не отпускайте ее с ним. Никогда больше. Да, он – ее сын, но он едва ли может отвечать за свои поступки, не говоря про другого человека.

Кейт заглянула к матери, которая счастливо похрапывала, а затем поехала домой. Она поняла, что нужно что-то менять. Если она хочет остаться работать в отделе сыскной полиции района Восточных Пеннин, то ей придется найти какое-то заведение для матери поближе к ее новому дому. Она не сможет каждый раз срываться с места после звонка из интерната и тратить несколько часов на дорогу.

Путь назад занял меньше времени, автомобилей на шоссе уже было немного. Только переступив порог дома, Кейт заорала. Она сразу поняла, что Зейн дома: она услышала, как музыка грохочет в его комнате наверху.

Он вошел в гостиную с широкой улыбкой на лице. За его спиной маячил какой-то приятель. А их мать в эти минуты могла бы где-то лежать раненая или избитая! Похоже, что ему не было до этого никакого дела.

– Привет, сестренка! А пожрать у нас что-нибудь есть?

– Сам себе покупай и готовь! – Она снова была в ярости. В интернате она сдерживалась, а теперь выпустила весь свой гнев наружу. – Что ты сегодня наделал, черт тебя подери?! Зачем ты забрал ее из интерната? Почему ты ни к кому не обратился, когда ее потерял?

Зейн отступил назад, подняв руки.

– Ну что ты орешь? Я подумал, что маме хочется пробежаться по магазинам. Я собирался накормить ее обедом. Но у Калеба скрутило живот. Ему было так плохо, что я пошел вместе с ним. А пока мы были в туалете, мать сбежала.

Кейт увидела виноватую улыбку на лице второго парня.

– Это ты Калеб? Прости, дорогой, но развлечения закончились. Так что давай домой.

Она показала на дверь и пошла за Калебом, чтобы ее закрыть.

– Завтра продолжим, друг! – крикнул ему в спину Зейн.

– Ты вообще понимаешь, что творишь? Наша мать больна, Зейн. Она ничего не может делать сама. Она должна находиться под постоянным наблюдением. На нее могли напасть, она могла уйти неизвестно куда, упасть в канал. Что угодно могло случиться!

– Но не случилось же. С ней все в порядке. Когда мы вышли из туалета, ее уже держали полицейские. Я решил, что лучше не вмешиваться, и они сами справятся. И они же доставили ее назад в интернат? Все в порядке!

– Ты понимаешь, что так нельзя делать? Сколько раз ты уже влипал в неприятности?

– Я иду пить пиво.

– Ты никуда не пойдешь. Зейн, пора бы успокоиться, ты уже не мальчик. Или я умываю руки.

Он пожал плечами.

– Что ты так разволновалась? Все же закончилось хорошо.

Кейт сделала глубокий вдох. Он был прав: никто не пострадал. Ей нужно успокоиться.

– Пиво? – переспросила она. – А разве ты не собирался на ярмарку у Хепворта?

– Мы передумали. Слушок прошел, что там намечаются проблемы. Какая-то заварушка. Лучше вообще там не появляться.

Кейт отметила про себя, что об этом нужно сказать Мэтту.

– В обозримом будущем ты сидишь дома. Понял?

– Тебе мало, что ты меня опозорила перед моим новым другом? Это не только мне пора бы успокоиться, сестренка. Тебе тоже пора научиться сдерживаться. Характерец-то у тебя еще тот.

– А тебе еще предстоит многому научиться.

* * *

Мать Мэтта мерила шагами главный зал особняка. Она пребывала в возбужденном состоянии, все действовало ей на нервы. Да, ярмарка получилась шумной. Этого следовало ожидать. Дети и подростки орали от восторга и возбуждения. Музыка у аттракционов звучала слишком громко, и поле, где проходила ярмарка, было ярко освещено. Огни мелькали в ночном небе.

– Сходи туда, Мэтт. Проверь, как идут дела, и уточни, когда они закроются. Я не смогу заснуть, пока этот кошмар продолжается.

– Ярмарка проходит отлично, мама. Сара сказала, что торговля сегодня весь день идет великолепно. Люди под впечатлением. Сегодня сюда приехало много народа, и они приедут снова, чтобы посмотреть дом и ферму. Давай спустимся вниз? Ты сама сможешь посмотреть, что происходит.

Она бросила взгляд на часы на стене.

– В такое время? Ночь уже на дворе! Не смеши меня.

– Мы с тобой сможем повальсировать, если захочешь.

Он улыбнулся. Вероятность того, что его мать согласится танцевать на ярмарке, почти равнялась нулю.

– Не говори глупостей! Сам спустись и проверь, чтобы эти торговцы не оставались дольше, чем вы договаривались.

Мэтт натянул сапоги и взял фонарик. С Эвелин Бриндл было тяжело, даже когда жизнь шла привычным ходом. Но сегодня происходило то, что раньше и представить было невозможно на территории поместья. А если Эвелин выпадала из зоны комфорта, с ней вообще становилось невозможно разговаривать.

Все шло отлично. Как и договаривались, арендаторы уже начинали закрывать аттракционы и павильоны на ночь, посетители двинулись к выходу. Мэтт прогуливался между аттракционами и прилавками, когда зазвонил его телефон.

– Сэр, это сержант Бакстер. Надеюсь, что я вас ни от чего не отвлекаю.

– Нет. Что случилось?

– Мой брат Зейн планировал поехать на вашу ярмарку сегодня вечером, но не поехал. Ему сказали, что намечаются проблемы. Какая-то заварушка. Он отказывается мне сказать, от кого пришла эта информация.

– Ты ему веришь?

– Да. После того как мы сюда переехали, он уже наворотил дел. Он общается с сомнительными типами. Вполне мог слышать от одного из них. Ему всего девятнадцать лет. А ваша ярмарка – это как раз тот тип мероприятий, на которые он обычно ходит.

– Я сам сейчас на ярмарочном поле. Все идет нормально. Никаких эксцессов. Но поблагодари брата за информацию.

– Я рада, сэр. До завтра.

Мэтт не представлял, что думать. Он не сомневался: Кейт верила тому, что ей сказал брат, но Мэтт не был знаком лично с этим молодым человеком, поэтому решил не торопиться с выводами.

В этот момент он услышал, что к нему обращается какая-то женщина.

– Все отлично! Мы провели великолепный вечер. Народу полно, как ты и хотел.

Это оказалась Мелисса. Она улыбалась ему, но держала за руку другого мужчину.

– Это Род. Мы вместе работаем. Решила показать ему, где живет мой бывший, чтобы он знал, к чему стремиться.

Она улыбнулась и шутливо ткнула Рода кулаком в бок. Мэтт улыбнулся им, но без особого энтузиазма.

– Я рад, что вам понравилось.

– Ты еще планируешь что-то подобное? – поинтересовалась Мелисса.

– Может, музыкальный фестиваль следующей весной.

– Нужно будет пропылесосить нашу палатку, – сказала она Роду и чмокнула его в щеку. – Кстати, Каз Флетчер так пока и не вернулась домой. Вам удалось что-то о ней выяснить?

Мэтт покачал головой.

– Судя по всему, она вернется только тогда, когда сама захочет. Это как раз такой типаж.

– Именно это я и сказала ее матери. Ладно, мы пошли. Увидимся!

Мэтт медленно пошел назад к дому, плечи у него были опущены. Он расстроился, увидев Мелиссу с другим мужчиной. Да, он сам разорвал с ней отношения, но в глубине души надеялся, что она поймет, почему он это сделал. Он расстался с ней, потому что не хотел, чтобы у нее на шее сидел калека. А теперь было уже слишком поздно. Мелисса жила своей жизнью. Наверное, и ему пришла пора строить свою жизнь без нее.

Глава 13

День четвертый


– Голова слишком сильно обгорела, ее не опознать, – сказал Сид Бибби. – Другие части тела, найденные во втором пакете, тоже пытались сжечь, но одна из стоп не очень сильно пострадала. Там на костях осталось достаточно мяса для работы, если вы найдете ДНК для сравнения. Почти невозможно определить время смерти. Обычно оно определяется по степени разложения трупа, но в нашем случае труп сожгли. – Он повернулся к Мэтту, широко улыбнулся и поднял указательный палец вверх. – Но! Среди мусора мы нашли кусок газеты. Вероятно, ею застилали пол. Наверное, у них не было больше ничего подходящего. Или ее оставляли для туалета, туалетной бумаги мы не нашли. В общем, на одном из кусков газеты мы нашли дату. Ежедневная газета, вышедшая две недели назад.

– Значит, труп женский, и мертва она по крайней мере две недели?

– Судя по костям, ножки были маленькие, а на ногтях менее обгоревшей ступни сохранился лак. Так что – да, женщина. Но для достоверности нужны тесты ДНК.

– И женщина молодая?

– Похоже на то.

Мэтт кивнул. Теперь выяснить фамилии последних жильцов стало еще более важным.

– И вот что еще удалось найти. Эта штуковина въелась в мясо на лодыжке на менее обгоревшей ноге. – Сид Бибби показал Мэтту серебряный ножной браслет, который лежал в почкообразном лотке. – Его могли не заметить: в первые минуты после того, как тело подожгли, плоть должно было раздуть. Наши криминалисты его почистят и поищут следы ДНК. Похоже, что это серебро, но штука очень хрупкая, может развалиться. И к нему еще прикреплен то ли оберег, то ли талисман. – Сид показал на него: крошечную красную туфельку на высоком каблуке. – Криминалисты все это изучат.

Это было уже что-то. Мэтт сфотографировал ножной браслет на мобильный телефон. Он знал, что Тэлбот захочет его увидеть. Он попросит его показать вещицу Кристине Флетчер и спросить, не было ли такой у ее пропавшей дочери. Мэтт тяжело вздохнул. Он надеялся, что нет. Кристина Флетчер и так была на грани нервного срыва.

Мэтт позвонил в участок и поговорил с Лили.

– Сид Бибби кое-что нашел: ювелирное изделие. Я хочу его показать матери Карен Флетчер. Приеду через час.

На пути в Нью-Милс он пытался разобраться с тем, что у них уже есть. Мертвый агент по недвижимости, убитый по неизвестной причине, то есть причине, которую они не могут найти. Мертвая женщина. Какая между ними связь, если она вообще есть? Он мог предположить только дом. Кто-то не хотел, чтобы в нем жили. Эти люди знали, что там спрятан труп, и не хотели, чтобы его нашли. Работы становилось все больше и больше. Что-то все время добавлялось. Требовалось опознать жертву и сообщить родственникам. Подобное всегда висело на нем тяжелым грузом. Он надеялся, что браслет не принадлежал Карен Флетчер.

Кристина Флетчер выглядела усталой и изможденной. Она открыла дверь, держа ребенка на руках.

– Вы ее нашли?

– Я хочу, чтобы вы взглянули на одну вещицу, – мягко сказал Мэтт. – Не торопитесь. Мне нужно знать, носила ли Карен что-то похожее.

Он протянул ей мобильный телефон, на экран которого была выведена нужная фотография. Кристина резко вдохнула воздух.

– Да, она как-то пришла домой с такой штуковиной. Это была часть униформы, которую ей выдали. Она сказала, что ей дали этот браслет на работе – она устроилась в какой-то клуб. Как я поняла, официанткой. Мы ругались из-за этого. Проклятая униформа была слишком короткой и открытой. Я не хотела, чтобы она сверкала своими прелестями в каком-то подпольном заведении. – Кристина подняла глаза от экрана мобильного телефона. – Где вы это взяли?

Мэтт мысленно застонал. Что же ей сказать-то?

– Мы нашли эту вещицу в процессе расследования, – неопределенно ответил он. Скажешь ей сейчас правду, и она сломается. Нужно подождать, пока они не соберут побольше доказательств. Пока выводы делать было еще рано. – А где она работала, миссис Флетчер?

– Какое-то заведение в городе. Я не запомнила название. Я наорала на нее, когда она мне заявила, что ищет работу. Кто, по ее мнению, должен сидеть вот с ним? Я? Я ей заявила, что с работой придется подождать, пока Киана не возьмут в ясли.

– Но тем не менее она устроилась на работу?

– Если это браслет моей Карен, то, вероятно, да. Но точно я не знаю. Она надолго уходила, я не могла ее остановить. Она чем угодно могла заниматься.

– Вы уверены, что больше ничего не знаете?

Кристина Флетчер яростно покачала головой.

– Я хочу обыскать ее комнату. Вы не возражаете?

– Нет. Я там ни к чему не прикасалась после того, как она исчезла.

– Отлично. Я пришлю наших сотрудников сегодня во второй половине дня.

* * *

Было около десяти часов утра. Ярмарка в поместье Бриндлов снова работала, люди прибывали и прибывали. День стоял солнечный, поэтому с самого утра собралась большая толпа.

Эвелин внимательно следила за происходящим и уже почти смирилась с необходимостью пускать туристов на территорию поместья. Они уже неплохо заработали, так что, наверное, Мэтт был прав. Она решила быстро пройтись по периметру нижнего поля вместе с собакой, чтобы самой убедиться, как идут дела. Не происходит ли на территории поместья чего-то недозволенного? Затем она вернется домой и выпьет кофе.

Это было время школьных каникул, поэтому многие приехали семьями и радовались хорошей погоде. Похоже, что все были довольны. Да, так, наверное, и нужно действовать в дальнейшем. Она должна научиться доверять Мэтту, не критиковать любую его идею. Она улыбнулась. Он – молодец! Вернулся на работу, которую любит, а теперь еще и управляет поместьем. Все могло сложиться совсем по-другому. Какое-то время после трагедии Эвелин думала, что Мэтт больше никогда не станет таким, как раньше.

Она оказалась почти у самого входа в дом, когда услышала пронзительный крик. Вначале Эвелин подумала, что это кричат возбужденные дети на ярмарочной площади. Но второй крик прозвучал громче, и определенно кричали в доме. Похоже, что кричала Айви, которая работала у них экономкой неполный день. У Эвелин внутри все опустилось. Что-то явно пошло не так.

Она поспешила в дом, а там – в главный зал. Айви пятилась в угол. Двое молодых парней стояли посередине огромного помещения. Один из них сжимал в руках вазу производства компании «Муркрофт», которую, вероятно, достал из одного из сервантов. Собака Эвелин, маленький пудель, яростно залаяла.

– Поставьте вазу на место! – приказала Эвелин, стараясь удержать собаку. – Это очень редкая вещь и стоит целое состояние. Если вы ее уроните, восстановить ее будет невозможно.

Парни переглянулись и рассмеялись. Тот, который держал вазу, поднял ее повыше.

– Сколько вы готовы мне заплатить?

Этому неопрятному и нечесаному парню было не больше восемнадцати, выражение его лица ясно показывало, что он хочет – поспорить и поскандалить. Эвелин уже была готова его пристыдить, но тут заметила жуткого вида нож, который сжимал в руке его товарищ.

Второй парень прыгнул к пуделю.

– Заставь шавку замолчать, или я перережу ей горло.

Парень с вазой снова поднял ее повыше.

– Ну, леди, сколько готовы отстегнуть мне за этот горшок? Давайте решайте побыстрее, а то я разобью не только этот. Я вам тут все разобью.

– Вам это не сойдет с рук. У нас ведется видеонаблюдение. Вас поймают и осудят. – Эвелин посмотрела на муляж камеры видеонаблюдения в углу. Теперь она жалела, что не послушалась Мэтта, который хотел установить настоящую. – Вы серьезно хотите получить судимость?

Парень рассмеялся.

– Да она у нас уже давно есть. Деньги давай, или сейчас брошу эту вазу об пол. Наши друзья тусуются на ярмарке. После того как они тут поразвлекаются, никто больше никогда не приедет в эту вашу скучную старую дыру. Если мы тут народ ножичком порежем, это же не поможет торговле? Так что веди себя разумно. Заплати мне, чтобы я ушел, и я уйду.

Парень с ножом стоял за спиной Айви и держал ее за талию. Нож он прижимал к ее горлу. У Эвелин участился пульс, она тяжело дышала. Руки дрожали так сильно, что она с трудом удерживала собаку. Худший кошмарный сон становился реальностью.

– Мы пустим ножичек в дело, мадам. Так что поторопись.

– Денег здесь нет! – закричала Эвелин. – Отойдите от Айви. Поставьте вазу на место. Уходите из дома, с территории поместья. Я обещаю, что не стану никому звонить.

Парень с ножом размахивал им перед лицом Айви. Она закричала, Эвелин тоже закричала.

– А я не боюсь. Я ее порежу. Вас обеих порежу. Пойдет вам обеим на пользу.

Эвелин нисколько не сомневалась, что он это сделает. Парню хотелось над кем-нибудь поиздеваться.

Внезапно со стороны двери послышался низкий мужской голос.

– Сделай то, что тебе сказала леди Эвелин, парень. Поставь вазу на пол. Осторожно поставь! Если от нее хоть кусочек отколется, я тебе яйца оторву.

Эвелин резко повернулась и увидела незнакомого мужчину в дверном проеме. Кто бы он ни был, появился он как раз вовремя. Стоило парням взглянуть на него, как они сразу же утратили всю свою браваду. Казалось, что они даже стали меньше ростом – они сжались в испуге. Мужчина был примерно одного возраста с Эвелин, высоким, красивым, несмотря на огромное тело, в темных волосах виднелась седина, на правой щеке Эвелин заметила шрам под скулой.

Нечесаный парень смотрел на крупного мужчину пару секунд, затем, к большому удивлению Эвелин, осторожно поставил вазу на пол и стал пятиться. К нему присоединился его дружок. Мужчина зашел в зал, освобождая путь к двери. Двое парней стали осторожно к ней продвигаться.

– Заберите ваших приятелей с ярмарочной площади и убирайтесь с территории поместья. И чтоб никакого шума! Вернетесь – пеняйте на себя. Вы меня поняли?

Парни судорожно закивали.

– Простите. Мы не хотели.

– А перед тем как уйти, извинитесь перед дамами. – Мужчина улыбнулся двум испуганным женщинам. – Ну! Или я сейчас отберу нож и сам вас порежу!

Через несколько секунд парни вылетели из зала, а перед этим на самом деле извинились. Эвелин была готова разрыдаться и выдохнула с облегчением.

– Спасибо огромное! Я с ужасом думаю о том, что могло бы случиться, если бы не появились вы.

– Дверь была открыта, – сказал мужчина. – Я хотел посмотреть зал и увидел, что происходит. Больше они вас не побеспокоят.

– Нужно позвонить в полицию, – объявила Эвелин. – Может, стоило их задержать, чтобы их арестовали.

Мужчина покачал головой.

– Они уже сбежали. Они испугались. Такие парни не ожидают, что им кто-то даст отпор. Они не посмеют вернуться.

Вероятно, он был прав. В любом случае они ушли, и одно это вызывало облегчение. Эвелин протянула руку.

– Меня зовут Эвелин Бриндл.

Мужчина подмигнул, взял протянутую руку и поцеловал.

– А меня зовут Джек. Джек Флэнаган. Судя по вашему виду, вам нужно выпить. Рюмочку чего-то крепкого.

– В жилой части дома есть бренди. Пойдемте. И ты, Айви.

– Я тут не один, – сообщил Джек. – Я приехал с друзьями. Вы, дамы, выпейте бренди и не волнуйтесь. Мы с друзьями сейчас пройдемся по территории, проверим, все ли в порядке.

– Я хотела бы вас как-нибудь отблагодарить, – сказала Эвелин. – Вы заслужили награду. Вы нам жизнь спасли, и это не упоминая вазу от «Муркрофт».

– И ваза, как я вижу, одна из самых ранних их работ. – Он осторожно поднял вазу с пола и вручил Эвелин. – От награды не откажусь. Поужинаете со мной сегодня? Давайте я заеду за вами в восемь вечера? Устраивает? Я знаю один уютный ресторанчик в городе.

При обычных обстоятельствах Эвелин никогда бы не согласилась никуда пойти с мужчиной, которого совсем не знала, но этот только что спас ей жизнь. Она улыбнулась в ответ.

– Да. С удовольствием.

Глава 14

Мэтт показал Кейт фото ножного браслета.

– Это дешевка, – сказала она. – Я видела массу таких вещичек на лотках в городе.

– А как он мог оказаться частью униформы? На какой работе их могут носить?

Кейт пожала плечами.

– Не представляю.

– Нам это нужно выяснить. Это может быть важно. Сегодня утром обыщем комнату девушки. Посмотрим, может, удастся найти что-то интересное.

Лили закончила опрос жителей улицы Вестгейт, а теперь сидела за своим столом и смотрела записи с камер видеонаблюдения, которые удалось собрать. Их было мало, самыми полезными оказались сделанные в доме напротив того, в котором произошло убийство. Лили просматривала запись на своем компьютере и остановила в самом важном месте.

– Сэр! – крикнула она. – Взгляните сюда!

На записи было видно, как Мэри Солтер выходит из дома.

– Мы знаем, что она была в доме, она в этом призналась, – заметил Мэтт. – А Фрэнсин попала в радиус охвата камер? Она утверждает, что услышала, как Солтер ругалась с ее бывшим мужем, и сразу же ушла.

– Да, она говорила правду, – кивнула Лили. – Камера ее зафиксировала за пять минут до этого кадра. Она находилась в доме всего несколько секунд. Но самое интересное вы еще не видели. Вон Солтер уходит. Смотрите.

Лили показала пальцем на экран. За тонкой занавеской в окне гостиной смутно просматривался мужской силуэт. Похоже, он смотрел вслед уходящей Мэри Солтер.

– Рональд Поттер? – спросил Мэтт. – Если это он, то это доказывает, что ни Мэри, ни Фрэнсин его не убивали. Ты отлично поработала, Лили. Спроси у техников, могут ли они сделать запись более четкой. Хорошо было бы рассмотреть лицо мужчины.

Но это все равно не означало раскрытие убийства. Они могут исключить из списка подозреваемых Фрэнсин и Мэри Солтер, но больше-то у них никого нет! У них и мотив так и не появился, кроме желания скрыть спрятанные в доме останки.

Требовалось что-то, чтобы ускорить расследование.

Мэтт повернулся к Кейт.

– Ты нашла что-нибудь интересное о предыдущих жильцах?

– Большинство местные, и их всех можно исключить. Но все еще остается вопрос с девушками, которые там проживали. Я звонила Мэри Солтер, но она говорит как-то неопределенно. Я собираюсь опять заехать в агентство. У Поттера должны были остаться записи.

– Прижми Солтер. Нам нужно знать, кто там жил. Может, регистрировался один человек, а на самом деле проживало несколько или кто-то приезжал погостить. Владелец дома не жил никогда, хотя дом принадлежит ему последние двадцать лет. Он всегда сдавался. Должно быть что-то! Мы просто это еще не нашли. Лили, поехали со мной к Флетчерам.

Когда они шли к машине Мэтта, зазвонил его мобильный телефон. Звонила его сестра Сара.

– Сегодня утром в доме произошел неприятный инцидент. Два бандита с ножом угрожали маме и Айви. Хотели денег и грозились все разбить в главном зале, если их не получат.

Мэтт замер на месте, потом сделал глубокий вдох. Именно этого боялась его мать.

– Как они себя чувствуют? – Его сердце учащенно билось в груди, пока он ждал ответа сестры.

– Все в порядке с обеими, хотя Айви отправилась домой. Сказала, что ей нужно прилечь. Но мама меня удивила. Я ожидала обычную реакцию. Ты же ее знаешь: стоны, упреки, обвинения. Но она весело щебечет! Рядом оказался некий господин, который шуганул этих двоих парней. Мама считает, что он спас им с Айви жизнь. Несколько мелодраматично, но ты же знаешь маму. Она сегодня идет с ним ужинать.

– А позвонить в полицию никому не пришло в голову?

– Нет. Мама просто счастлива, что Джек их прогнал. И еще он сказал, что пройдется по территории со своими приятелями. Ей этого показалось достаточно.

– Что еще за Джек? Фамилия у него какая? Мне это все не нравится. Странная история. Большинство людей сразу же стало бы звонить в полицию.

– Мама ничего не хочет слышать и только поет дифирамбы этому мужчине. Очевидно, он харизматичный и симпатичный. Думаю, что маме он понравился. Сам его увидишь, когда он за ней приедет. Зовут его Джек Флэнаган. Он бизнесмен.

Мэтт вручил Лили ключи от машины.

– Минутку подожди, хорошо? Мне нужно быстро переговорить с Кейт перед тем, как куда-то ехать.

Он поспешил назад в участок и прошел прямо в оперативный штаб.

– Вчера ты мне сказала, что твой брат слышал о какой-то заварушке, которая намечается во время ярмарки у меня в поместье.

Кейт кивнула.

– Да, Зейн так и сказал.

– Откуда у него эта информация?

– Понятия не имею. Я вам говорила, что Зейн – молодой парень и почему-то любит связываться с уголовниками. – Она саркастически усмехнулась. – Наверное, криминальный мир возбуждает его интерес. Надеюсь, что он из этого вырастет.

– Поспрашивай его, пожалуйста. Моей матери угрожали сегодня утром. И это еще не все. Ее спас незнакомый мужчина, который оказался в нужном месте в нужное время. По-моему, странное совпадение.

– Обязательно спрошу, сэр. Чуть попозже с ним поговорю.

* * *

Кристина Флетчер отвела двух детективов в комнату дочери.

– Я тут ни к чему не прикасалась, хотя вы видите, какой здесь бардак. У нее общая комната с Кианом. И детские вещи раскиданы по всей комнате.

Кристина ушла и закрыла за собой дверь.

– Что мы ищем, сэр? – спросила Лили.

– Что угодно, что расскажет нам о планах Карен. Она хотела устроиться на работу. Она могла отправиться на интервью.

– Телефон лежит на столе рядом с кроватью. Странно, что она не взяла его с собой. – Лили опустила телефон в пакет. – У нее также есть и ноутбук. – Лили включила его. – Тут полно всего: письма, Facebook… Им нужно долго заниматься.

– Возьмем с собой.

Мэтт нашел черную блестящую визитку на туалетном столике. Его заинтересовал логотип – мультяшная девушка с подносом, на котором стоят стаканы. На визитке значилось: «Клуб “Красный каблук”».

Лили фыркнула.

– Это ночной клуб на одной из глухих улочек в самом худшем районе Хаддерсфилда. Казино, танцы у шеста. Репутация у этого заведения очень сомнительная.

– В таком случае что их визитка делает в комнате шестнадцатилетней девочки?

Лили подняла на него глаза, отрывая взгляд от ноутбука.

– Вы думаете, что она там собиралась работать?

Мэтт пожал плечами.

– Для начала она – несовершеннолетняя.

– Клуб проверяли год назад, половина девушек оказались несовершеннолетними. Клуб оштрафовали и вынесли предупреждение, но можно поспорить, что они и дальше работают как работали и плевать хотели на все предупреждения. Изучим историю посещения сайтов Карен. Поисковые запросы могут о многом рассказать. Если она планировала работать в этом клубе, то будут письма. И тогда она заходила на их сайт.

– И в клуб съездим, посмотрим, что там делается. – Мэтт опустил визитку в пакет для сбора улик. – Не вижу больше ничего интересного. А ты?

Лили рылась в ящиках прикроватной тумбочки, достала оттуда большой конверт, адресованный Карен, и вручила его Мэтту.

– Сэр, здесь деньги!

В конверте лежали банкноты по пятьдесят фунтов стерлингов, все новенькие и в пластиковой банковской упаковке. Мэтт быстро проверил деньги и увидел, что серийные номера купюр идут один за другим.

– Здесь две тысячи, – сообщил он Лили. – Где такая девушка, как Карен Флетчер, могла получить такие деньги?

Лили пожала плечами.

– Чаевые?

– Но не столько же! Давай спросим у ее матери.

Кристина Флетчер ждала их внизу. При виде детективов она прижала палец к губам. Ребенок спал в коляске.

– Что-то нашли? Что-то поможет ее отыскать?

Мэтт улыбнулся.

– Кое-что нашли, но нам нужно время на проверку информации. Как только мы будем знать что-то точно, я сразу же вам сообщу. Мы нашли большую сумму наличными в одном из ящиков в комнате у Карен. Вы знаете, откуда эти деньги у вашей дочери?

Кристина Флетчер выглядела удивленной.

– У Карен никогда не было денег. У нее ни гроша нет за душой. Я сама все покупаю для Киана. А это пришло по почте. – Она кивнула на пакет. – Я сама положила его в ящик до возвращения Карен.

– Мы временно забираем его как улику. Нам нужно выяснить, откуда пришли эти деньги.

Кристина Флетчер кивнула, но явно была недовольна.

– Нам бы очень не помешали неожиданно свалившиеся на голову деньги. Ребенку нужно много всего покупать.

– Если Карен получила их законным путем, то мы ей их обязательно вернем, – сказал Мэтт.

– Незадолго до вашего прихода звонила Памела Энсел из ночлежки. Спрашивала, не вернулась ли Карен. Она начинает серьезно беспокоиться. Каз даже не заглядывала в ночлежку, ни одного СМС ей не прислала. А они с Памелой в прекрасных отношениях. Всегда любили поболтать друг с другом.

Мэтт встретился взглядом с Лили.

– Мы все проверим, и я вам сообщу, если мы что-то найдем.

Они забрали деньги, телефон и ноутбук, а затем тихо вышли из дома. Ребенок продолжал спать.

– Мы должны поговорить с Памелой Энсел, – сказал Мэтт, когда они вышли на улицу. – Кристине она сказала, что не видела Карен. Но нам нужно официальное заявление, а не слова, переданные через кого-то. Также нужно проверить местные банки и выяснить, в котором выдали эти банкноты и кому выдали. Также нам нужна детализация звонков, сделанных с телефона Карен, и номера абонентов, которые звонили ей. Нам нужно знать, с кем она разговаривала.

– Я прямо сейчас этим займусь, – ответила Лили.

Мэтт услышал, как пискнул его телефон. Сообщение пришло от Грэма Харвуда из отдела криминалистики. Грэм хотел его срочно видеть.

– Поезжай в ночлежку в Хаддерсфилде. Кейт сходит в клуб. А мне нужно поговорить с криминалистами.

* * *

Ночлежка для женщин находилась на окраине Хаддерсфилда – в старом доме, имеющем одну общую стену с соседним. Построен он был в викторианском стиле, но много лет назад, и ему уже давно требовался ремонт. Похоже, что здесь обитало много народа. Несколько женщин столпились у входной двери.

– Мест нет, дорогая. И у нас очередь, – крикнула одна из них, обращаясь к Лили.

– Мне не нужно место. Я к Памеле Энсел, – ответила Лили.

Женщина кивнула на дверь.

– Вон туда иди. Но предупреждаю: она не в духе.

Лили вошла в здание. Интерьер был удручающим, стены покрашены темной краской, а маленькие окна пропускали мало света.

– Вам помочь? – обратилась к ней еще одна женщина. – Мы не принимаем людей прямо с улицы.

– Я не собираюсь у вас жить. Я ищу администратора.

– Это я. Меня зовут Памела Энсел. Что вы хотите?

Лили представилась.

– Я пытаюсь найти Карен Флетчер.

– Не только вы, а еще половина города. Дурная девчонка снова сбежала. Это вошло у нее в привычку.

– У вас есть какие-то мысли по поводу того, куда она могла отправиться?

– Никаких. По правде говоря, я плохо знаю Каз, хотя она какое-то время жила здесь. Вам следует поговорить с ее матерью и братом.

– У нее остались здесь подруги? И есть ли у нее какие-то друзья, к которым она могли пойти? Вам никто не приходит в голову?

Женщина покачала головой.

– Простите, но мы никогда не были так близки. Я – просто временная остановка на трудном жизненном пути этих девушек. Они не делятся со мной своими секретами.

Лили посчитала это странным. Ведь мать Карен сказала, что ее дочь и Памела часто общались по телефону и обменивались СМС. Может, Памела Энсел что-то скрывает? Лили требовалось срочно проверить телефон Карен.

– Мы думаем, что Карен искала работу. Она обсуждала с вами этот вопрос?

– Нет. Зачем ей? Я хочу, чтобы они поскорее вернулись домой. Эти девушки должны жить дома. Ее мать была счастлива, когда Карен вернулась к своей семье. Мать с радостью приняла ее назад. Значит, я выполнила свою работу и больше не несу ответственность за Карен.

– У меня создалось впечатление, что Карен не была счастлива дома. Вы не знаете почему?

Памела Энсел фыркнула.

– Вы с ее матерью встречались? Да она любого сведет с ума. Неудивительно, что девчонка сбежала.

– Вот моя визитка. Если увидите Карен или она свяжется с вами, дайте мне знать.

Глава 15

В середине дня клуб был закрыт, поэтому Кейт обошла здание и оказалась у служебного входа. Из открытой двери валил пар. Она слышала, как ругается какой-то мужчина.

– Проблемы? – спросила Кейт, стоя у входа. Она приготовила служебное удостоверение.

– Чертова плита опять сломалась. Что они от меня хотят? Как можно готовить на таком старье? Купили списанное дерьмо.

– Менеджер на месте?

Мужчина отвернулся от плиты, прищурился и оглядел Кейт с головы до ног.

– Он больше не нанимает персонал.

– Мне не нужна работа. Я хочу просто поговорить. – Кейт сунула ему под нос удостоверение. – Он здесь или мне попозже прийти, когда клуб откроется?

Она заметила, как сотрудник клуба бросил взгляд на полицейского в форме, который стоял у нее за спиной.

– Пусть он здесь останется. А то у клуба сразу же пострадает репутация.

Сотрудник клуба куда-то ушел, шаркая ногами, и вернулся через несколько минут.

– Мистер Ломакс вас примет. Вон туда. – Он показал направление.

Кейт пошла по темному коридору к барной стойке, которая располагалась в центре клуба. Заведение было в печальном состоянии, и это помогал скрыть тусклый свет, но все равно недостаточно. Едко пахло сигаретным дымом, въевшимся в мебель, и алкоголем. Большая часть столешниц и мягкой мебели были покрыты пятнами – на них неоднократно проливали разные напитки. Кейт содрогнулась. Она не могла понять, почему у кого-то возникает желание приходить в это заведение. Затем она вспомнила свою юность. Она тоже ходила не в лучшие клубы Манчестера. При ярком свете дня они тоже не блистали чистотой. Она улыбнулась, размышляя, что ее тянуло в такие дыры в молодости?

Ломакс сидел за столом, разбирая какие-то бумаги. Несмотря на ранний час, рядом стояла бутылка виски. Он оказался моложе, чем она думала, ненамного старше ее, одет дорого и модно, да и сам был симпатичным мужчиной.

– Я – менеджер, Мартин Ломакс. Ох уж эти мне бухгалтеры! Чтоб им пусто было! – Он отодвинул бумаги в сторону и улыбнулся Кейт. – Что случилось?

Она впервые слышала это имя. После возвращения в отдел нужно будет спросить у инспектора, не проходил ли Ломакс по каким-то делам.

– Вы видели эту девушку в последнее время? – Кейт показала фотографию Карен Флетчер.

Он покачал головой.

– Не представляю, кто это. Сюда приходит масса девушек. Приходят и уходят. Они хотят устроиться на работу. Некоторых я беру, большинство не беру. Никто из них долго здесь не задерживается. Если честно, после того как они надевают униформу, для меня они все выглядят одинаково.

– Взгляните еще раз. Это важно. Она пропала.

– Меня это не удивляет. Половина работающих здесь девушек откуда-то сбежали.

– Говоря об униформе, вы выдаете им такие браслеты?

Кейт показала фотографию ножного браслета, снятого с трупа.

– Да. И подвеска должна быть: черное сердечко с изображением красной туфельки в середине. Это логотип клуба. – Он улыбнулся. – Чем популярнее девушка, тем больше подвесок. Время от времени проводится голосование. Вас интересует наша униформа? Танцовщицам мы выдаем полный комплект – костюм из черного спандекса, красные туфли на шпильках. Мы хотим, чтобы все девушки выглядели одинаково. Если нанимаем не блондинок, то выдаем парик. Волосы тоже должны быть одного цвета. Подождите немного, скоро придет Лиза, и сами увидите. Она много репетирует.

– Мартин! – прозвучал женский голос со сцены. – Здесь становится все хуже и хуже. Теперь в этой забегаловке еще крысы завелись. Я только что видела одну тварь в гримерке! Пригласи кого-нибудь их потравить.

Кейт повернулась и увидела молодую девушку с длинными, распущенными светлыми волосами, ниспадающими на спину. Она была скорее раздета, чем одета. Таких длинных ног Кейт не видела никогда в жизни.

– Сейчас Лиза – наша лучшая танцовщица, – представил девушку Ломакс. – Клиенты толпами валят, чтобы увидеть, что она выделывает у шеста. У малышки большое будущее при условии, что она перестанет всех раздражать.

Кейт не могла понять, как можно выбрать своей карьерой танцы у шеста. Но она должна была признать, что девушка на самом деле хороша. Лиза включила музыку и репетировала номер у одного из шестов на сцене. Ее движения были настолько великолепны, что многие гимнастки опозорились бы на ее фоне.

– Завтра придет человек, – крикнул ей Ломакс. – Он решит проблему. А ты не заводись. Просто не нужно оставлять на столах еду и выпивку.

Кейт подошла поближе к девушке. У нее на ноге оказался такой же браслет, как найденный ими на трупе, но у Лизы на нем болталось с полдюжины подвесок.

– Можно с вами поговорить? – спросила Кейт. – Вы знаете эту девушку?

Кейт показала Лизе фотографию Карен.

– Да, это Каз, – мгновенно ответила Лиза. – Глупая корова хотела здесь работать. Я ей сказала, чтобы лучше держалась подальше от нашего заведения. Она совсем другого типа, да еще и несовершеннолетняя.

– А в последнее время вы ее видели?

– Нет. Она приходила сюда довольно давно и спрашивала Мартина насчет работы. Сказала, что слышала о том, что у нас требуются девушки. Мартин сразу ей отказал. Бедняжка не представляла собой ничего особенного. Наверное, ей это было трудно переварить, но это так.

– А откуда она узнала, что здесь можно найти работу?

– Понятия не имею, я не спрашивала. Лучшая линия поведения здесь – это не совать нос в чужие дела и не задавать лишних вопросов. Я это давно усвоила.

Кейт вернулась к Ломаксу.

– Карен Флетчер думала, что вы нанимаете персонал. Кто мог об этом знать?

– Да кто угодно, – пожал он плечами. – Может, кто-то из клиентов ей сказал или кто-то из девушек. По правде говоря, мы постоянно ищем девушек. Текучка здесь большая. – Он поморщился. – Мы же не лучший клуб в округе. Девушки приобретают опыт и переходят в другие заведения.

– Кроме девушек, у кого могут быть такие браслеты? – Кейт снова показала ему фотографию ножного браслета.

– Она могла его найти. Кто-то из уволившихся танцовщиц мог ей его подарить. Так что мой вам ответ: у кого угодно.

Мартин Ломакс разговаривал с ней вежливо, был любезен, но Кейт подозревала, что он что-то скрывает. Он явно занимался какими-то махинациями. Для начала он руководил этим ночным клубом. Кейт была умной женщиной, да еще и наблюдательной. Она заметила, что в боковом помещении, проход в которое закрывала штора, стоят игральные автоматы и стол для рулетки. Люди здесь играли в азартные игры.

Вероятно, Ломакс заметил, куда она смотрит.

– У нас есть лицензия, и она не просрочена. Все в полном порядке. Мы не так глупы.

– Нам придется опросить других ваших сотрудников, мистер Ломакс. Мы с вами свяжемся.

* * *

– Да, еще одна неприятность, Лиза. После случившегося последнее, что нам нужно, – это полиция со своими вопросами. – Мартин Ломакс добавил себе в стакан виски из стоявшей на столе бутылки и взял мобильный. – Поговори с другими девушками. И никому ни слова, кроме них. Усекла? Ни слова о том, что случилось. И Памелу не упоминай.

Лиза кивнула.

– Только что заходила женщина из полиции, – произнес Ломакс в трубку мобильного телефона. – Она спрашивала про девчонку, которую ты прислала, эту Каз. Давай обо всем договоримся. Она сюда не приходила. Ты ее к нам не отправляла. Поняла? Не знаем, не видели. Так в конечном счете всем будет проще. Зачем нам лишние сложности?

– Они и в ночлежку приходили, – сообщила Памела Энсел. – Их отправила ее мамаша, которая вечно на все жалуется. Я сказала, что давно не видела девчонку.

– Вскоре полиции все это надоест, и они прекратят поиски. Для нас она просто еще одна сбежавшая из дома девчонка.

Мартин Ломакс нажал на отбой и обвел взглядом помещение клуба. Если полиция вернется в часы работы клуба, клиенты будут недовольны. Маловероятно, что они что-то скажут полиции, но в тот вечер в клубе играли несколько постоянных клиентов и стали свидетелями случившегося.

– Ты слышала, какую версию мы представляем полиции, Лиза? Ты все поняла?

Лиза кивнула.

– Я поговорю с другими девочками, но после того вечера кое-кто уже от нас ушел.

– Их адреса есть?

– Ты о чем, Мартин? Мы иногда настоящие имена-то не знаем.

* * *

Доктор Грэм Харвуд был доволен собой.

– Мы обыскали каждый сантиметр этого подвала, – заверил он Мэтта. – Там было столько пыли и золы, что я не ожидал найти что-то полезное, но нам повезло. – Он показал на лоток, в котором лежала расплавленная пластиковая упаковка и обгоревшая бумага. – Это то, что осталось от пакета с бутербродами. Если быть абсолютно точными, то от сыра. Видишь эту бумагу? – Грэм вручил ему лупу и включил настольную лампу. – Вот что осталось от этикетки. Мы почистили ее как могли. Но теперь срок годности можно прочитать. С трудом, но можно.

– Всего десять дней назад, – сказал Мэтт. – Судя по состоянию костей, я думал, что несчастная девушка умерла гораздо раньше.

– Время смерти было сложно определить из-за того, что тело сожгли, – пояснил Грэм Харвуд. – Но теперь у нас есть эта этикетка, а еще раньше мы нашли тот кусок газеты, так что можно с уверенностью сказать, что она умерла от десяти до четырнадцати дней назад.

– Но сожгли ее не в том подвале? – уточнил Мэтт. – Тогда бы из него валил дым и шел запах. Люди бы обратили внимание.

– Я предполагаю, что сжигали ее где-то поблизости. Возможно, в одной из садовых мусоросжигательных установок, хотя мы ничего подобного не нашли. Тот, кто это сделал, разрубил тело на куски, а потом сжигал эти куски по отдельности. Некоторые обгорели сильнее других. А затем кости, пепел и мусор сбросили в подвал.

– Он хотел, чтобы ее ни в коем случае не опознали?

– Возможно. Но действовал он непоследовательно, – ответил Грэм.

– А где вы нашли эту упаковку? – спросил Мэтт.

– В одном из углов, рядом с металлической решеткой. К счастью для нас, она была покрыта сажей и пылью, поэтому убийца ее и не заметил.

– Есть надежда снять отпечатки пальцев? – поинтересовался Мэтт.

– Маловероятно, но мы, конечно, попытаемся.

– А что там с головой?

– Ее несколько раз ударили чем-то тяжелым. На черепе несколько трещин и дырок. Боюсь, что по голове опознание провести невозможно.

– Спасибо, Грэм. Хотя мы ее и не опознали, но работа твоей команды дает нам временные рамки. Я сейчас своих сотрудниц оповещу.

Глава 16

Мэтт решил, что проведет совещание утром. Сейчас ему требовалось уехать. Сегодня вечером его мать собиралась в ресторан с мужчиной, которого увидела впервые в жизни всего несколько часов назад, и ему хотелось лично посмотреть на этого героя дня.

– Она у себя в комнате. Прихорашивается, – сообщила Сара, когда он приехал домой. – Мой тебе совет: даже не пытайся ее отговорить. Она не желает слышать ни слова критики в его адрес. Да и сказать по правде, если бы его не оказалось на месте, исход мог бы быть совсем другим.

Мэтт покачал головой.

– Я думаю, что вы все просто попались на удочку. Попахивает подставой. Младший брат новой сотрудницы моего отдела получил информацию о том, что на ярмарке готовится какая-то заварушка. Поэтому я и беспокоюсь.

– Может, просто совпадение? – высказала предположение Сара. – Да и что с ней может случиться, если она один разок сходит с ним в ресторан? Она не дите малое. И мы не можем запереть маму в ее комнате.

От одной этой мысли Мэтт рассмеялся.

– Ты не ревнуешь? – спросила Сара, удивив его этим вопросом.

– Конечно, нет. Я просто беспокоюсь. Мы этого человека не знаем. Но мы вполне можем предположить, что он все это организовал.

На лице Сары было написано сомнение.

– Зачем ему это?

– Не представляю. Но собираюсь узнать.

Именно в эту минуту в комнату вошла Эвелин. Их мать выглядела великолепно. На ней было темно-синее шелковое коктейльное платье, подчеркивавшее ее хорошую фигуру.

– Отлично выглядишь, мама, – заметила Сара.

Эвелин посмотрела на Мэтта с суровым выражением лица.

– Твоя сестра тебе рассказала о случившемся?

– Да, и все о нашем герое.

– Я знаю, что означает такое выражение твоего лица, сынок. Но мы с Джеком идем ужинать. Он меня пригласил, и как я могла ему отказать после того, что он сделал? – Она улыбнулась. – Не придавай этому слишком большое значение. Он спас нам жизнь. Мы с Айви были дико напуганы. Джек разобрался с этими двумя негодяями. Он кажется мне приличным человеком.

– Они собирались украсть одну из ваз?

– У них ничего не получилось благодаря Джеку.

– Которую вазу? – продолжал задавать вопросы Мэтт.

– Высокую зеленую из серванта у боковой стены.

– Он к ней прикасался? Я Джека имею в виду.

– Да, думаю, да. К чему ты клонишь, сынок? Джек – очень приятный мужчина. И в конце концов я просто иду ужинать. Это обычное дело.

Сара в это время смотрела в окно.

– По подъездной дороге движется большой черный лимузин. Похоже, что с шофером. Наверное, он богатый. – Она посмотрела на Эвелин. – Ты нашла как раз нужного мужчину, мама.

Эвелин выглядела довольной.

– Не говори глупостей, Сара!

Мэтт отправился к входной двери, чтобы взглянуть на этого Джека Флэнагана, но испытал разочарование. Джек сам не приехал, а только прислал шофера за матерью Мэтта.

– Мистер Флэнаган приносит свои извинения. В последнюю минуту оказалось, что ему нужно на деловую встречу, которую никак нельзя отложить. Он будет ждать даму в ресторане.

– Моя мать здесь.

Водитель последовал за Мэттом в главный зал.

– Флэнаган ждет тебя в ресторане, мама, – сообщил Мэтт. – Что-то у него случилось, и лично приехать за тобой он не смог.

Похоже, что это никак не повлияло на решение Эвелин. Она взяла пальто и сумочку и отправилась вслед за водителем.

– Не ждите меня! Я большая девочка.

Мэтт проследовал за ними в прихожую.

– А каким бизнесом занимается мистер Флэнаган?

– У него есть доли в нескольких компаниях, – ответил водитель.

– В местных?

– Моя работа – возить мистера Флэнагана. Боюсь, что не могу рассказать вам о том, чем он занимается по жизни.

Мэтт запустил руку в свои короткие волосы. Было ясно, что от водителя он ничего не добьется. Да и мать уже хмурилась.

– Отдыхай, мама, – сказал Мэтт и кивнул водителю.

– Нельзя всех подозревать, – прошипела сестра. – Ты бы себя послушал! Пусть едет. Она давно не развлекалась.

Мэтт придерживался другого мнения. Что-то происходило, но он не мог понять, что именно. Флэнаган вызывал подозрения. Почему он не приехал за Эвелин лично? Что он пытается скрыть? Мэтт мучился и не знал, что думать. Как сказала его мать, она просто отправилась ужинать. Ради мира в семье ему придется с этим смириться.

– Я иду домой, – решила Сара. – И, несмотря на то что ты думаешь, готова поспорить: она встретится с ним еще раз.

– Надеюсь, что нет, – ответил Мэтт. – Мне этот тип кажется подозрительным.

– Ты его ни разу в жизни не видел!

Но Мэтт знал, что прав. Он не мог избавиться от чувства, что в его доме было специально разыграно представление. Появляются двое парней, потом Флэнаган и спасает женщин. Мэтт однозначно собирался выяснить побольше об этом человеке. Он возьмет вазу от «Муркрофт» на работу и попросит снять с нее отпечатки пальцев. Таким образом он узнает, что за негодяи забрались в его дом, и, возможно, удастся пролить свет и на таинственную личность мистера Флэнагана.

Мэтт собирался прогуляться по ярмарке, проверить все, как делал каждый вечер, но тут внезапно зазвонил его мобильный. Звонила Кейт Бакстер.

– Я ходила в клуб «Красный каблук», поговорила с менеджером и одной из девушек. Менеджера зовут Мартин Ломакс. Хотела уточнить, не слышали ли вы про него раньше? У меня сложилось впечатление, что он что-то скрывает. Фактически все это заведение показалось мне не внушающим доверия.

– Навскидку я вроде бы никогда не слышал про этого типа. Проверь его завтра по базам данных, когда приедешь в отдел. И повесь на доску все информацию о нем, какую соберешь.

– Все танцовщицы носят одинаковые ножные браслеты – как тот, что нашли на трупе. Ломакс не может сказать, кому из девушек принадлежал наш. Он говорит, что у них сильная текучка, девушки появляются и быстро исчезают. Моя интуиция подсказывает, что он мог сказать гораздо больше, но предпочел этого не делать.

– Если он привлекался раньше, то мы на него надавим. А девушкам было что добавить?

– Я разговаривала только с одной, и она не сболтнула ничего лишнего. Политика клуба!

– А с Карен она знакома?

– Да. Приходила устраиваться на работу.

– Девушка говорила правду?

– Она может знать гораздо больше, но ее босс находился в пределах слышимости. В такой ситуации она предпочла не говорить лишнего.

– С Ломаксом поговорим еще раз, когда выясним, что у нас на него есть.

Как только Кейт отключилась, позвонил Тэлбот.

– Мать дома? – спросил он.

«Что же ему сказать?»

– Я насчет нового спектакля. Хотел узнать, на какой день брать билеты.

Мэтт знал, что его мать нравится Тэлботу, и его начальник будет совсем не в восторге от того, что она куда-то отправилась с другим мужчиной.

– Э-э-э, она в ресторане, – сказал Мэтт.

– С кем? С Сарой?

– Нет. С одним новым знакомым.

– Значит, с мужчиной. – Тэлбот тяжело вздохнул. – Черт ее побери. Она же знает о моих чувствах. Надеюсь, что этот мужик сможет ее оценить. Передай ей, что я звонил. Если захочет, то может мне перезвонить.

В голосе начальника слышалось сильное разочарование. Наконец Тэлбот отключил связь. А Мэтту пора было выводить собаку и делать вечерний обход ярмарки. Завтра к этому времени все арендаторы должны будут уже покинуть территорию поместья. Судя по предварительным данным, для их семьи ярмарка оказалась очень прибыльной. Везде шла бойкая торговля. Единственным разочарованием стал пережитый его матерью страх из-за появления тех парней. Мэтт до сих пор был уверен, что никакого ограбления не планировалось, – это была инсценировка.

На территории ярмарки все было спокойно. Еще не стемнело, и между рядами гуляло много семей. У одного из лотков с мороженым Мэтт заметил знакомое лицо – Дэнни Кларка. Дэнни был информатором, к которому часто обращался Иэн Беквит. Что он здесь делает?

Мэтт направился к Кларку прогулочным шагом.

– Что-то ты далеко заехал, Дэнни. Ты же не любишь далеко уезжать от дома.

– Хотел посмотреть, как живут другие. Мне понравилось тут у вас. Большое поместье, да? Наверное, содержание влетает в копеечку.

Мэтт рассмеялся.

– Здесь ты не ошибся. И ярмарка организована именно поэтому – нужно собрать деньги на содержание дома.

– Значит, все в порядке? – Дэнни переступал с ноги на ногу, смотрел в землю и старался не встречаться с Мэттом глазами. – После случившегося? После кражи?

– Никакой кражи не было, Дэнни. Нам повезло. Проходивший мимо мужчина показал себя героем.

– Да, я слышал, – кивнул Дэнни. – Но ведь все может быть совсем не так, как кажется, не правда ли?

– Что ты хочешь этим сказать? Тебе что-то известно об этом деле?

Дэнни поднял глаза и посмотрел на Мэтта.

– За информацию придется заплатить. Вы живете в таком роскошном доме. – Дэнни кивнул на особняк Бриндлов. – Может, вам и требуются деньги на его содержание, но готов поспорить, что у вас найдется пара купюр для меня.

– Делом должна заняться полиция? – уточнил Мэтт.

– Может быть. Но это может быть и личное дело.

Мэтт был заинтригован.

– Что ты имеешь в виду?

– Дайте мне двадцать фунтов, и расскажу вам все, что знаю.

Похоже, Дэнни сегодня приехал на ярмарку именно за этим – хотел заработать, продав информацию. Мэтт опустил руку в карман и достал две купюры по десять фунтов.

– Давай рассказывай. Что все это значит?

– Если вы посчитали случившееся инсценировкой, то вы правы. Тот мужик, который якобы разобрался с парнями, заплатил им за то, чтобы влезли в том. То есть по плану он должен был появиться как раз в нужный момент и прогнать их.

Мэтт с самого начала так и подозревал.

– А где ты об этом услышал?

– Слушок прошел. Больше ничего не знаю.

Дэнни сделал пару шагов назад.

– Я думаю, что знаешь, Дэнни. Я думаю, что ты как минимум знаешь, кто этот спаситель. Он представился Джеком Флэнаганом, но ведь на самом деле его зовут по-другому, правда?

Дэнни Кларк покачал головой.

– Мне моя жизнь дорога. Если я вам это скажу, мне конец.

Значит, вот почему он отправил вместо себя водителя на лимузине. Наверняка боялся, что Мэтт может его узнать.

– Ты его знаешь?

– С такими людьми лучше не связываться. Предупредите свою мать. Скажите ей, чтобы была очень осторожна. Это безжалостный человек. Убийца.

Мэтт отвернулся на мгновение: на одном из аттракционов закричала девочка, крик испугал собаку, пес дернул поводок. Когда Мэтт снова повернул голову, Дэнни Кларк уже исчез.

Глава 17

День пятый


На следующее утро Мэтт приехал на работу очень рано и сразу же отправился в их оперативный штаб. Он не разговаривал с матерью о том, как прошел вечер. Когда он уезжал, она еще спала. Мэтт сел за один из компьютеров, вошел в базу данных полиции и стал искать Джека Флэнагана, не особо надеясь что-то найти.

И он оказался прав: данных на Флэнагана не нашлось. Это определенно был хитрый и изворотливый тип. Значит, он всю жизнь проявлял крайнюю осторожность или в базе данных чего-то не хватало. Что-то было не так! Мэтт задумался. Ему требовалось выяснить, кто этот человек на самом деле. Он так увлекся поисками, что даже не заметил, как вошла Лили. Ее голос просто казался ему белым шумом на заднем фоне. Он был сосредоточен на информации на экране, хотя пока не отыскал ничего полезного.

– Звонят, сэр. – Лили протянула ему трубку офисного телефона. – Она говорит, что ей нужна только сержант Бакстер, но Кейт еще не подъехала.

– Ты можешь разобраться с этим делом?

– Она не желает говорить ни с кем, кроме Кейт или начальника.

Мэтт с неохотой взял у Лили трубку телефона. Звонившая представилась Лизой и сказала, что работает в ночном клубе «Красный каблук».

– Мне нужно с кем-то поговорить насчет девочек. Это очень важно, и это не ждет.

Именно об этой девушке Кейт рассказывала Мэтту.

– Сержант Бакстер скоро подъедет и сразу же отправится к вам.

– Нет! Она не должна больше сюда приезжать. Тогда Ломакс догадается, что я с вами разговаривала. Это должно быть какое-то другое место. Кафе рядом с железнодорожной станцией Марсдена через полчаса.

Она повесила трубку.

– Я позвонила в банки, сэр, – сообщила Лили. – Они проверят номера купюр и свяжутся с нами.

Мэтт едва ли ее услышал. Он записал информацию, полученную от Лизы, осторожно поднял вазу от «Муркрофт» и вышел из оперативного штаба. По пути к выходу из участка он поймал одного из полицейских и вручил ему вазу.

– Отнеси в отдел криминалистики. Очень осторожно! Она вся покрыта отпечатками пальцев, я не хочу, чтобы их смазали. Я им сам позвоню и предупрежу.

Он хотел бы сам отнести вазу криминалистам, но ему требовалось ехать на встречу с Лизой. Мало того что она что-то знает про девушек, в особенности Карен Флетчер, но она еще может предоставить информацию и о Мартине Ломаксе.

Мэтт проходил мимо открытой двери в кабинет Тэлбота, когда возвращался в оперативный штаб. Начальник окликнул его. Мэтт застал его за письменным столом уплетающим бутерброд с беконом.

– В нашей столовой отлично готовят. Сходи и купи себе что-нибудь. Может, тогда на твоем вытянутом лице появится улыбка.

– Моя мать встречается с человеком по имени Джек Флэнаган, – ничего не выражающим тоном сообщил Мэтт. – Он явно не в ладах с законом, но я ничего не могу на него найти, так что Флэнаган – это явно не его настоящее имя.

Бутерброд был уже на полпути ко рту Тэлбота, но он мгновенно отложил его в сторону.

– Как такое могло случиться? Как Эвелин могла связаться с преступником?

– Он умен. Он представляется бизнесменом. Вчера он появился как раз вовремя, чтобы спасти мою мать и Айви от двух парней, которые собирались разгромить наш дом. И теперь мама думает, что он прекрасный человек. Вчера она с ним ужинала. Черт знает, что он хочет. Но за этим что-то стоит, я в этом не сомневаюсь.

– Ты сам его видел?

– Нет. Он прислал за ней шофера. И теперь я знаю, почему. Наверное, он догадался, что я его узнаю.

– Что ты от меня хочешь? Чтобы я с ней поговорил?

Мэтт покачал головой.

– Не уверен, что она вас послушает. Подозреваю, что он от нее не отстанет. Я хочу узнать, что ему нужно. Я знаю, что вам нравится моя мать и что вы беспокоитесь за нее.

Последовало неловкое молчание.

– Да, мне она нравится, парень, – кивнул Тэлбот. – Но если ей нравится он, что мы с тобой можем сделать?

– Вы можете мне для начала помочь выяснить, кто этот тип на самом деле. Он касался одной из ваз, которые те два парня хотели украсть. Я отправил вазу криминалистам. Может, его отпечатки пальцев есть в нашей базе данных. Если кто-то заинтересуется, почему я отправил вазу в отдел криминалистики, скажите, что она имеет отношение к нашему последнему делу. Хорошо?

– Отличная идея, парень. Скажи им, что отпечатки нужны срочно. Плевать на расходы.

– В таком случае я возвращаюсь к работе.

А Тэлбот вернулся к завтраку.

* * *

Мэтт отправился в оперативный штаб, где Лили сообщила ему о звонке сержанта Бакстер. Кейт заболела.

– Вчера с ней все было в порядке.

В эти минуты Мэтт не был склонен ей сочувствовать.

– Она считает, что съела что-то не то, – пояснила Лили. – Надо надеяться, что она завтра вернется к работе.

Мэтт бросил взгляд на записку, которую сам написал для Кейт. Но раз Кейт нет, то ему самому придется отправляться на встречу с этой Лизой.

– Я хочу, чтобы ты сегодня утром занялась клубом «Красный каблук» и его менеджером Мартином Ломаксом. Найди все, что только можно. – Брови Лили поползли вверх. Очевидно, он возбудил ее интерес. – Затем я хочу, чтобы ты снова заехала к Мэри Солтер и спросила ее про последних арендаторов, молодых женщин. Нам нужны их фамилии, адреса. Куда они просили переправлять корреспонденцию и счета? Может, они на кого-то ссылались, когда обратились в агентство.

– Вы уверены, сэр? Я не хочу переходить дорогу сержанту Бакстер.

– Но ее же здесь нет, не правда ли?

Мэтт снял куртку со спинки стула и вышел. Он вначале встретится с Лизой, а потом ему просто необходимо заехать домой и поговорить с матерью. Может, этот так называемый Флэнаган что-то сказал ей, что окажется полезным для идентификации.

* * *

Кейт Бакстер потянула на себя пуховое одеяло, которым закрылся брат.

– Зейн! Пора вставать. Мне нужно на работу, но вначале мы должны поговорить. Ты вчера опять пришел очень поздно. Ты же должен был сидеть дома. Забыл?

Парень не пошевелился. Он пришел под утро, сильно шатаясь. Вероятно, был пьян. На виске был глубокий порез, а из раны на ноге сочилась кровь. Кейт уже тогда хотела их обработать, но Зейн рухнул на кровать и отключился, и Кейт решила оставить его в покое. Подобное происходило не в первый раз и, вероятно, не в последний.

Но при холодном свете дня стало очевидно, что все гораздо серьезнее, чем она подумала ночью. Зейн был без сознания, очень бледен, и Кейт забеспокоилась.

– Зейн? С тобой все в порядке? Ты меня слышишь, брат?

Ответа не последовало. Кейт осторожно убрала одеяло и внимательно осмотрела ногу брата. Кровь впиталась в простыню и просочилась на матрас. Рана брата оказалась серьезнее, чем она подумала прошлой ночью. Судя по следам на лице и этому порезу, на него вчера напали. В ногу, похоже, воткнули нож – это была колотая рана.

Кейт схватила телефон и позвонила в «Скорую». Ожидая прибытия медиков, Кейт просмотрела содержимое карманов брата. В них она искала хоть какой-то намек на то, что могло случиться в предыдущий вечер. Она нашла несколько пакетиков с травкой, немного денег и визитку. Ночной клуб «Красный каблук». У нее опустилось сердце. Что заставило его туда пойти?

Они не только нанимают несовершеннолетних девочек, но и их охранники у дверей, похоже, с удовольствием избивают молодых парней. Ей придется еще раз нанести визит Мартину Ломаксу, и он не будет приятным для последнего.

Кейт услышала, что звонит мобильный Зейна, и ответила. Звонил его приятель Калеб.

– Как он там? Прошлой ночью он выглядел отвратительно.

– Без сознания. Его сильно избили. Зачем вы пошли в этот клуб? И что, черт побери, там случилось?

– Он задал лишний вопрос не тому человеку.

– Какой вопрос? И чего вы пытались добиться, отправляясь в этот клуб?

– Искали мою сестру Каз. Она там работала.

– Карен Флетчер – твоя сестра?!

Кейт удивилась и также отругала себя за то, что не обратила внимания на фамилию Калеба, когда услышала ее в первый раз. До нее не дошло, что они могут быть родственниками.

– Да, и она пропала. Уже давно. Ваши коллеги ничего не делают, так что мы сами решили заняться ее поисками. Во всем виноват этот ублюдок Ломакс. Наша Каз – не единственная пропавшая девушка из этого клуба. Еще пропала Каролина Перкс. Ее никто не видел уже несколько недель.

Это имя Кейт слышала впервые. Она сразу же подумала про найденные в подвале кости, части тела. Информация от Калеба Флетчера может оказаться важной.

– Я разберусь с Зейном, а потом мы с тобой поговорим. Ты расскажешь мне про Карен и Каролину. Насколько я понимаю, ты готов подписать официальное заявление?

– Я не хочу никуда влезать.

– Но ты же хочешь, чтобы мы нашли твою сестру? Нельзя и на елку влезть, и не уколоться, Калеб. Ты помогаешь нам, мы помогаем тебе.

* * *

– Я хотела поговорить с этой женщиной из сыскной полиции.

– Не получится. Могу предложить только себя. – Мэтт показал удостоверение. – Что вы можете сказать?

Она нахмурилась и покачала головой.

– Откуда мне знать, что я могу вам доверять?

– Придется рискнуть. Но должен вас предупредить. Расследуется дело об убийстве. У нас пропали девушки, мы нашли труп. Если вам что-то известно, вы должны мне это рассказать.

Мэтт понимал, что говорит с ней слишком резко, но ничего не мог с собой поделать. Его волновала собственная мать и этот тип Флэнаган. Зачем он влез в их жизнь? Ни о чем другом Мэтт думать не мог.

Молодая женщина смотрела на него подозрительно.

– Ломакс не должен узнать то, что я собираюсь вам сказать. Если узнает, я – труп.

Мэтт кивнул.

– Вы знаете, где находится Карен Флетчер?

– Нет. Но она работала в клубе. Ломакс заявил сержанту Бакстер, что мы не знаем никакой Каз, но это неправда. Она какое-то время у нас трудилась. Затем она внезапно исчезла.

– Вы знаете почему?

– Нет. Однажды вечером она просто не пришла.

– Сколько времени она работала в клубе?

– Полгода, может, больше.

Это сильно удивило Мэтта.

– Но ей сейчас всего шестнадцать лет!

– Чем моложе, тем лучше. Так считает Ломакс. Это привлекает клиентов. Но меня беспокоит то, что Каз исчезла после грандиозного скандала с Ломаксом. Я не знаю, что там случилось, но мне кажется, что он от нее откупился. А теперь он отрицает, что вообще ее знал. Затем исчезла еще одна девушка, Эми, но в отличие от Каз Эми было некуда бежать. У нее не было дома, где ждет мама. Ломакс сказал, что позаботится о ней, но мы ее с того дня не видели.

– Что с ней случилось, по вашему мнению?

– Думаю, что ничего хорошего. Я считаю, что от них каким-то образом избавились. Я думаю, что он угрожал Каз. Я знаю, что она была очень напугана. В свою последнюю ночь в клубе она устроила дикую сцену. Громко орала и обвиняла Ломакса во всех грехах. Я не знаю, из-за чего начался скандал, но другие девушки сказали, что из-за Каролины и ее приятеля. Я не представляю, почему это вообще волновало Каз или Ломакса. Какое им до них дело? А вы нашли тело молодой женщины, да?

Мэтт покачал головой.

– Мертвого агента по недвижимости. – Он пока не хотел говорить про находку в подвале. – Когда вы в последний раз видели Эми и Каролину?

– Эми видела примерно две недели назад. Она отработала свою смену, все было, как обычно. Потом она ушла, и с тех пор мы ее не видели. Она спрашивала у Каролины, не найдется ли у нее в доме лишней кровати. Но Каролина не горела желанием ей помочь. Не знаю, пригласила ли она Эми к себе в конце концов или нет. Я Каролину тоже не видела последнюю неделю или около того.

– Где живет Каролина? – спросил Мэтт.

– Думаю, что где-то здесь поблизости. Она снимала дом. Девушки из клуба там жили время от времени.

– Кому принадлежит дом?

– Без понятия. Вероятно, с домом что-то нечисто. Я спрашивала у Ломакса про Эми, он ответил, что она свалила. Я этому не верю. Ей некуда было идти. А Эми не выжила бы в одиночку на улице, она недостаточно сильная. Не тот характер.

– А она могла отправиться в ночлежку для женщин, которой руководит Памела Энсел? Каз там жила какое-то время.

– Энсел тоже впутана во все эти дела. Не верьте ни одному ее слову.

Мэтт отметил про себя, что должен в самое ближайшее время допросить эту женщину.

Глава 18

Количество работы все увеличивалось и увеличивалось. Мэтт понимал, что должен ехать в ночлежку к Памеле Энсел, а, может, лучше пригласить ее в участок, но вначале ему требовалось съездить домой и поговорить с собственной матерью. Ее нужно было предупредить, убедить разумно взглянуть на вещи. Мэтт слишком много думал о Флэнагане, поэтому не мог сконцентрироваться ни на чем другом и попробовать разобраться с хитросплетениями дела, которое расследовал.

Стоял солнечный день, школьные каникулы были в самом разгаре, и в поместье Бриндлов приехала масса народа. Планы Мэтта сработали. Если бы не беспокойство за мать, он бы очень радовался. Но при нынешнем положении вещей ему требовалось разобраться с неожиданно возникшей проблемой, пока она еще больше не усугубилась.

У дверей его встретила Айви.

– Если вы ищите леди Эвелин, то ее нет дома. Звонил Джек, потом заехал за ней. Они на весь день уехали в Йорк на скачки.

Это когда-нибудь закончится?

– Флэнаган сам сюда приезжал?

– Да, – кивнула Айви. – Познакомился с вашей сестрой. Включил харизму. Ей он понравился.

Мэтт покачал головой.

– Никто из вас его не знает.

Он вышел из дома и отправился в кафе, располагавшееся сразу за английским парком. Все места были заняты, и он с трудом добрался до прилавка. Сара принимала заказы, к ней стояла очередь.

– Почему мать опять уехала куда-то с Флэнаганом? – рявкнул он.

– Говори тише. Или хочешь отпугнуть покупателей? В особенности после всех усилий, которые мы приложили, чтобы их привлечь. – В словах сестры было разумное зерно. – Он ей нравится, Мэтт. Все просто и понятно. Она ведет себя как девочка-подросток. Я давно не видела ее такой счастливой. Джек Флэнаган стал для нее своеобразным тонизирующим средством. И это идет ей на пользу.

– Он преступник.

Сара так на него посмотрела, что Мэтт понял: она ему не верит.

– А доказательства у тебя есть? – спросила сестра.

Мэтт с неохотой покачал головой.

– Он просто бизнесмен. Он не принесет ей вреда. И давай поговорим об этом в другое время и в другом месте. Ты мешаешь работе.

– Ты еще многого не знаешь, – прошипел Мэтт.

– И не хочу знать. Я не понимаю, что на тебя нашло. Это абсолютно нормальный человек.

Мэтт понял, что просто теряет время. Флэнаган очаровал трех женщин – его мать, Сару и даже работающую у них Айви. Ему нужны веские доказательства, чтобы они серьезно отнеслись к его словам.

* * *

Когда Мэтт вернулся в участок, Кейт сидела за своим столом.

– Я думал, что ты заболела, – сказал он.

– У меня дома возникла проблема. Я не хотела все подробно объяснять, так что соврала. Простите.

Мэтту это не понравилось. Работы было полно, им и так не хватало людей.

– А сейчас готова об этом поговорить?

– Да, придется. Это связано с делом, которое мы расследуем.

Лили оторвала взгляд от экрана компьютера.

– Объясни, – предложил Мэтт.

– Мой брат дружит с Калебом Флетчером, братом Карен. Я только недавно поняла, что это брат Карен. Вчера вечером они вдвоем отправились в «Красный каблук». Я не знаю подробностей, но на Зейна напали. Он в больнице с сотрясением мозга и колотой раной бедра. Избили его сильно. Ему сделали несколько снимков и переливание крови. – Она немного помолчала. – Я не знала, что они собираются в этот ночной клуб. Зейн мне ничего не говорит о своих планах. Ни он, ни Калеб ничего не знают про наши расследования. Они отправились в клуб, потому что Карен там работала, и об этом знал Калеб Флетчер. Его нужно срочно допросить, я думаю, что он может нам помочь. Я все это выяснила только сегодня, но не могла сразу примчаться на работу и рассказать вам. Когда я увидела, сколько крови Зейн потерял за ночь, у меня был шок. Мне требовалось отправить его в больницу, выяснить, насколько все плохо. Я была в больнице с восьми утра.

Мэтту нечего было на это ответить. Как он мог ругать Кейт, если сам только что ездил домой? Он повернулся к Лили.

– Ты что-нибудь выяснила про клуб или Ломакса?

– Почти ничего. Он работает менеджером, но нам это и так известно. Клуб принадлежит некому Полу Эйнли.

Убитому в автомобиле типу. Это не могло быть простым совпадением. Мэтт не знал, в какой степени Эйнли участвовал в управлении клубом, но открывшиеся факты казались уж больно подозрительными. Смерть Эйнли могла быть даже результатом его конфликта с Ломаксом. А если к этому добавить случившееся с Зейном Бакстером и то, что ему рассказала Лиза, то Ломакса можно везти в участок и обыскивать клуб.

– Подождите минутку, – сказал он двум женщинам.

Мэтт отправился в кабинет Тэлбота и постучал в дверь. Тэлбот Дайсон сидел за письменным столом, разбирая кипу бумаг.

– Пол Эйнли, наш труп из машины, был владельцем клуба под названием «Красный каблук».

– Мы это знаем. Дыра в одном из худших районов города рядом с каналом, – ответил Тэлбот. – И что из того?

– Теперь у нас есть связующее звено между пропавшими девушками, в частности Карен Флетчер, и «Красным каблуком». Менеджером там Мартин Ломакс. Слышали про такого?

– В прошлом пару раз привлекался. Но Эйнли умел хорошо заметать следы. У него были доли во многих компаниях, – сообщил Тэлбот. – И большинство из них вполне легальные.

– Сомневаюсь, что «Красный каблук» занимается только легальным бизнесом. На основании того, что у нас уже есть, я хочу вызвать Ломакса на допрос и обыскать клуб. По крайней мере его следует допросить о смерти Эйнли.

Тэлбот скривился.

– Этим делом занимается Карлайл. Что именно у тебя есть? Надеюсь, что веские основания, потому что Ломакс в прошлом неоднократно жаловался на полицию. В последний раз он обвинял нас в применении силы, когда его задержали за наем на работу несовершеннолетних девушек в его забегаловке.

– Если временно забыть про Эйнли, есть еще один момент. Я сегодня разговаривал с одной из девушек. Она мне рассказала, что исчезли две танцовщицы. Одна из них – Карен Флетчер. У нас есть мертвый хозяин ночного клуба, мертвый агент по недвижимости, куча костей, должен вам напомнить, что женских. К этому добавляются исчезнувшие из клуба девушки. Если вызов Ломакса к нам расстроит кого-то могущественного или Карлайла, то пусть расстраивает.

– Уверен, что адвокат Ломакса будет спорить и утверждать, что его клиент не имел никакого отношения ко всему этому. Он просто нанимает девушек, но не отвечает за их дела и за то, с кем они вступают в связь. Что касается Эйнли, то половина преступного мира Хаддерсфилда имела к нему претензии.

– Вы хотите сказать, что у нас недостаточно улик?

– Я думаю, что следует действовать с предельной осмотрительностью и перестраховаться, – ответил Тэлбот.

– По крайней мере Ломакс может сказать, с кем Эйнли в последнее время что-то не поделил.

Тэлбот поджал губы.

– Я пытаюсь разобраться, что все это значит, если вообще что-то значит, – наконец выдал он.

– Эйнли и Ломакс. Подозрительный ночной клуб. В нем работают девушки, потом исчезают, у входной двери могут избить, есть несовершеннолетние танцовщицы. Вам этого мало?

– Но даже и так хороший адвокат тебя разнесет в пух и прах. Камня на камне не оставит! И в дело захочет включиться Карлайл, – заметил Тэлбот.

– Пока не надо. Девушки – часть моего расследования. И меня интересует Ломакс, а не Эйнли. Что касается адвоката, то я готов рискнуть.

– Хорошо, – кивнул Тэлбот. – Я пока не буду сообщать Карлайлу эту новую информацию. Но помни, что Ломакса ты будешь вызывать, несмотря на то что я против. Вопреки голосу разума!

– Кстати, Флэнаган продолжает встречаться с моей матерью. Что вы на это скажете?

– Хочет стать приличным человеком. Даже если у Флэнагана есть темное прошлое, как ты считаешь, он может думать о том, как стать добропорядочным гражданином, оставив все свои преступные дела в прошлом. Он ищет загородный дом и прилагающуюся к нему хозяйку. Это придаст ему благопристойности, которой он в настоящее время лишен. Статус он получит! Люди будут смотреть на него как на джентльмена, а не хитрого бизнесмена, не всегда дружного с законом. Боюсь, что Эвелин – пешка в долгой игре. Конечно, я могу ошибаться. Может, дело связано с семьей.

Что-то в тоне Тэлбота вызывало у Мэтта подозрения.

– Вы знаете, кто он такой? – спросил Бриндл.

– Нет. Просто размышляю вслух. – Тэлбот открыл ящик письменного стола и достал оттуда папку. – Держи меня в курсе. Сразу же сообщай, если что-то появится по Ломаксу.

Мэтт понял, что начальник таким образом показывает: разговор окончен. Но он не смог его убедить. Тэлбот явно что-то от него скрывал.

– Я приглашу Ломакса сегодня утром. Я хочу узнать, кто убил Поттера и что случилось с пропавшими девушками. После этого я смогу сосредоточиться на спасении собственной матери от больших неприятностей.

С этими словами он отправился назад в оперативный штаб.

* * *

– Едем за Ломаксом, – объявил Мэтт Кейт и Лили. – Лили, позови человек шесть патрульных. Нам нужно подкрепление.

– А я смогу присутствовать на допросе? – спросила Кейт.

– Нет. Твой брат приходил в клуб, и его там избили. Ты не должна участвовать. Со мной будет Лили. А ты снова позвони в банки, поторопи их, а затем отправляйся к нашим компьютерщикам. Что они смогли вытащить из ноутбука Карен? Кстати, ты проверила лицензию клуба на организацию азартных игр?

– Да, здесь все в полном порядке, – ответила Кейт.

– Патрульные встретятся с нами перед клубом, – сообщила Лили Мэтту.

– А вы везете Ломакса на допрос из-за случившегося с моим братом? – спросила Кейт.

– Не только. Ночной клуб принадлежал Полу Эйнли, труп которого достали из утопленной машины. Нам с Ломаксом и о нем нужно поговорить. Но судя по тому, что мне сегодня утром рассказала одна из танцовщиц, у нас и другие темы найдутся. И Ломакс все еще продолжает нанимать несовершеннолетних девочек. Проверим, кто у него официально оформлен и кто реально работает. Найдем несоответствия – накажем по всей строгости закона.

Мэтт с Лили вышли из участка и отправились на стоянку для автомобилей. Мэтт хмурился, настроения что-то обсуждать у него не было.

– Что-то случилось, сэр? – спросила Лили. – Вы выглядите несчастным, и у меня такое чувство, что дело не только в нашем расследовании.

Мэтту не хотелось сообщать подробности, но вопрос был задан. Да и никто не услышит.

– Дело в моей матери, и все запутано. Ее ждут большие проблемы, если не остановится, но она не желает меня слушать.

– Значит, дело в мужчине.

Мэтт посмотрел на Лили уголком глаза. Для такой молоденькой девушки она была очень наблюдательной и понимающей.

– Причем очень сомнительном. Этот тип совершенно не внушает доверия. Но моя мать им страстно увлечена.

– Это имеет отношение к нашему делу?

– Не думаю. Его зовут Джек Флэнаган. Он так представился. Но пока я ничего на него не нашел.

* * *

Клуб «Красный каблук» был погружен во тьму. Мэтт заглянул в почтовый ящик, висевший у входной двери, затем стал в нее стучать. На тротуаре перед входом валялось множество окурков и другого мусора. Кто-то опрокинул урну, и ветер разносил ее содержимое по всей улице.

– Это место, да и весь этот район – просто гадюшник, – сказала Лили. – Я не понимаю, почему люди рискуют жизнью и здоровьем, приходя в эту часть города после наступления темноты.

Но Мэтт ее не слушал. Он был заведен после недавних событий и начал колотить в окно кулаком.

Глава 19

– Мне нужна помощь! – кричала девушка. – Я же умру!

Она очень осторожно ощупывала окружающее ее пространство, пытаясь найти в темноте дверь. Она так и сидела взаперти. У нее болел живот, ее подташнивало. Она очень мало ела все последние дни, в бутылке осталось совсем немного воды, и вкус у этой воды был странный.

– Что тебе нужно? – крикнула женщина.

– Мне плохо. Я хочу есть, и у меня болят руки.

Она не могла видеть ран на пальцах в темноте, но болели они очень сильно. Она сделала все, что могла, забинтовав их носовым платком, но ей требовалась медицинская помощь.

Она снова закричала. Теперь она по-настоящему испугалась. Эти люди были способны на все. К счастью, через пару минут ключ повернулся в замке, и девушка вздохнула с облегчением.

– Пошли со мной, – приказала женщина. – Иди впереди меня, чтобы я тебя видела. И без глупостей!

Боль в ноге у девушки нисколько не уменьшилась, и подъем по крутой каменной лестнице стал для нее очередным мучением. Даже в полумраке она заметила темный синяк у себя на правой икре. Удар кочергой был очень сильным.

– Мне нужен врач. У меня началось заражение на руках после того, как вы вырвали мне ногти.

Девушка была в ярости. Сколько еще это будет продолжаться?

– Я тебя осмотрю, а потом решим.

Девушку отвели в комнату на первом этаже. Там стояла металлическая кровать и медицинское оборудование. Место было похоже на клинику.

– Садись. Я измерю тебе давление.

– Я не могу оставаться в этом подвале! Вы должны меня отпустить. Почему вы мне не верите? Я не знаю, где Каролина. На самом деле не знаю. Она исчезла. Он может знать. Мартин из клуба. Они были в прекрасных отношениях.

Женщина надела манжету прибора для измерения давления на руку девушке.

– Помолчи.

Девушка огляделась. Дверь была распахнута, а в другой стороне коридора она заметила приоткрытое окно. Это было окно старого типа, с самыми обычными рамами. Если ей удастся до него добраться, еще немного толкнуть, то у нее появляется шанс отсюда выбраться.

Ее тюремщица сверялась с какой-то таблицей на письменном столе.

– Давление выше, чем должно быть. – Женщина нахмурила лоб, а по ее тону девушка поняла, что она обеспокоена. – Сунь градусник в рот, измерим температуру.

Девушка взяла градусник и сидела неподвижно, закрыв глаза.

Прошло несколько минут.

– Ну? – спросила девушка после того, как женщина посмотрела показания градусника.

– Высокая. – Женщина сняла с пальцев девушки носовой платок, который был весь грязный. – Да, ты занесла инфекцию. Похоже на сепсис. Я предупреждала, что это может случиться.

– Отпустите меня. Я ничего не скажу.

– Ты сможешь уйти после того, как скажешь мне, где прячется Каролина.

Девушка покачала головой.

– Я не знаю. Неужели вы думаете, что мне хочется даже лишнюю минуту сидеть в этом подвале? Неужели вы думаете, что я не сказала бы вам, если бы знала?

Девушка наблюдала за лицом женщины. Она размышляла над ее словами.

– Посиди здесь. Без глупостей – или тебе будет гораздо хуже. Мне нужно позвонить.

Женщина вышла из комнаты. Девушка немного подождала, затем встала и очень осторожно направилась к двери. Она собиралась убежать через окно, но двигалась с трудом. У нее болела нога и кружилась голова. Но другого шанса не будет. Она должна сбежать сейчас.

* * *

– Я не могу уделить вам много времени. Я – занятой человек, инспектор. – Мартин Ломакс откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу. – Мне нужно управлять клубом.

Мэтт Бриндл был не в настроении и не желал слушать никакие оправдания. Он хотел получить ответы. Они с Лили сидели напротив Ломакса и его адвоката в помещении для допросов. Они привезли его в участок, несмотря на то что Тэлбот не советовал этого делать. Начальник отдела справедливо заметил, что у них нет фактических доказательств, которые можно было бы представить в суде. Драка, во время которой пострадал Зейн Бакстер, не имела никакого отношения к Ломаксу. Это можно было считать виной тех, кто дежурил у входа в ночной клуб. Что касается несовершеннолетних девушек, то Мэтт опять рисковал. Но переигрывать назад уже было поздно. Надо было думать раньше.

– Вы видели эту девушку? – Мэтт подтолкнул фотографию Карен Флетчер, чтобы она оказалась поближе к Ломаксу.

Ломакс склонился над столом и с минуту разглядывал снимок.

– Нет. Я уже говорил это вашему сержанту, когда она меня спрашивала про эту девушку.

– Вы врете. Теперь нам известно, что она до недавнего времена работала у вас. – Мэтт замолчал на несколько секунд. Он ожидал, что его слова произведут больший эффект, но казалось, что они совершенно не тронули Ломакса и не заставили его забеспокоиться. – Ее зовут Карен Флетчер. Она пропала, а мы обнаружили труп.

Это тоже не произвело впечатления.

– Конечно, это трагедия, – сказал Ломакс. – Но ко мне или к клубу все это не имеет никакого отношения. Эти девушки могут в свободное время заниматься чем хотят – это их личное дело. – Он снова посмотрел на фотографию на столе. – Проблема в том, что мне трудно вам ответить. Когда девушки наряжаются и красятся, то все выглядят одинаково. У нас же униформа. У вас может быть правильная информация. Она могла на нас работать, но точно я вам этого сказать не могу.

– Вы не ошибаетесь. Карен Флетчер на самом деле у вас работала. Нам предоставили информацию, которой можно верить. Что случилось, мистер Ломакс? Почему она ушла и куда она ушла?

– Понятия не имею. Я не слежу за их перемещениями. Меня только интересует, чтобы они вовремя приходили на работу.

– Но вы должны помнить о случаях, выбивающихся из обычного ритма. Вы ругались с Карен. Она устроила сцену, как мне рассказали. Это не понравилось клиентам вашего заведения. Я уверен, что нам удастся найти кого-то из них, и они это подтвердят.

Ломакс нагнулся к адвокату и что-то прошептал ему на ухо.

– Поговорите с клиентами, – предложил Ломакс. – Если вам удастся кого-то найти, помнящего про какой-то спор, то вам еще нужно убедить его сделать официальное заявление. А это маловероятно, учитывая то, что представляют собой наши клиенты. – Он улыбнулся. – У меня много дел. Я не должен здесь сидеть и выслушивать все это от вас.

– Прошлой ночью перед дверьми вашего клуба сильно избили одного молодого человека. Что случилось?

– И снова я не могу вам ответить. Я не знаю. Люди напиваются, заводятся. Одно лишнее слово – и искры летят во все стороны. Едва ли вы можете обвинять в этом меня или клуб.

– Травмы нанес ваш охранник, дежурящий у двери, – сказал Мэтт. – Молодой человек спрашивал как раз про Карен Флетчер. Вы не находите это странным?

– Сказал что-то не то не тому человеку. Я вам уже объяснял: люди напиваются, разгораются страсти.

– «Красный каблук» вам не принадлежит, вы только им управляете. Вы знаете, что владельца, Пола Эйнли, недавно нашли убитым?

Ломакс кивнул.

– Очень жаль. Я услышал новость по радио. На следующий день мне позвонила сестра Пола. Она и рассказала мне о случившемся.

– Что вы об этом думаете, мистер Ломакс? Как так получилось, что Пола Эйнли сожгли?

– И здесь я тоже не могу вам помочь. Я очень редко его видел. Я уверен, что вы уже выяснили, что Пол не всегда был дружен с законом. Он успел нажить врагов. Предлагаю вам поискать убийцу среди них.

Ломакс был очень скользким типом.

– А кто эти враги, о которых вы говорите? – спросил Мэтт.

– Не знаю. Определенно их поиск скорее в вашей компетенции, чем в моей.

Еще один умный ответ, еще одна улыбка.

– Еще кому-то доли в клубе принадлежат?

– Нет, Пол был единственным владельцем.

– В таком случае вы можете лишиться работы в зависимости от завещания Эйнли и того, кто клуб унаследует.

– Вероятно, все получит его сестра. Дело приносит хороший доход. Я уверен, что она захочет его продолжить.

– Вы как-то очень уверенно говорите, мистер Ломакс.

– Мы уже обсуждали это дело.

Мэтт покачал головой.

– Эйнли как-то участвовал в ежедневной работе заведения? В управлении?

– Как я уже говорил, мы его почти не видели. Он оставлял все на мое усмотрение, включая наем и увольнение персонала и любые действия для увеличения торговли.

Он врал. Мэтт уловил взгляд украдкой, который Ломакс бросил на адвоката. Ломакс определенно занервничал после упоминания Эйнли.

– Казино дает большую прибыль? – поинтересовался Мэтт.

– Нормальную. Но у людей мало денег для того, чтобы тратить их на игорных столах. В выходные у нас наплыв посетителей – люди приходят отдохнуть и расслабиться. Но большие ставки никто не делает. Никто не влезает в долги, а если такое все-таки случается, мы каким-то образом договариваемся.

У Ломакса находился ответ на любой вопрос. Пришло время нанести удар – спросить его про возраст персонала.

– Вы нанимаете девушек моложе восемнадцати лет. Вы прекрасно знаете, что это незаконно.

– Инспектор, неужели это все, что у вас есть на меня? Хорошо, сдаюсь. – Он показательно поднял руки. – Да, одна или две проскальзывают сквозь фильтр. Но что я могу сделать? Они выглядят старше своих лет. Мы просим представить документы, но у них часто ничего нет, иногда нам показывают фальшивые документы. По правде говоря, многие из них находятся в затруднительном положении. Они сбежали из дома. Им нужна работа, компания других девочек.

Мэтт фыркнул.

– О, вы, оказывается, социальные работники. Вы это хотите сказать?

– Я беру талантливых девочек. Не все проходят отбор. А если проходят, то дальше все зависит от них самих. Платим мы щедро плюс чаевые. И девочки, попавшие в трудные жизненные ситуации, вскоре встают на ноги.

Единственное, что у них было на этого человека, – это нарушение трудового законодательства. У них не имелось доказательств, подтверждающих, что с Карен Флетчер что-то случилось, пока она работала в клубе, или что на Зейна Бакстера напали преднамеренно. Мэтту хотелось провести обыск в клубе, получить распечатки звонков от оператора связи и допросить тех, с кем Ломакс регулярно общался, но доказательств не хватало. Ему не выдадут ордер на обыск, и он не сможет послать запрос оператору связи.

– Вам будет предъявлено обвинение в приеме на работу несовершеннолетних девушек. Это не первое подобное обвинение, так что в этот раз наказание, несомненно, будет более жестким. – Мэтт встал. – Можете идти. Но это не последняя наша встреча.

Мэтт был раздражен и не произнес ни слова на пути назад в оперативный штаб. Он хотел получить ответы, но Ломакс оказался скользким типом. Им нужно собрать больше информации, веские доказательства, и только тогда его можно будет вызвать снова. Мэтту очень не хотелось это признавать, но Тэлбот был прав. Мэтт вызвал Ломакса, потому что злился из-за Флэнагана и собственной матери. О чем он думал? Он позволил эмоциям помешать делу. Это было серьезной ошибкой.

Из оперативного штаба он позвонил Грэму Харвуду.

– Наше дело не продвинется вперед, пока мы ничего не получим от вашего отдела. У меня есть подозреваемый, который, вероятно, нанимал на работу убитую девушку, но у меня нет ничего, чтобы хоть как-то надавить на него.

– Мы продолжаем работать в доме на Вестгейт. И кое-что нашли. Помнишь след на дверце кухонного шкафчика? Мы нашли два волоса. Светлые и ненатуральные, то есть из парика.

Это соответствовало тому, что говорили Кейт: все девушки в клубе носят парики, если они не блондинки. Это часть униформы.

– Что-нибудь еще?

– Все еще копаемся в саду и выворачиваем каменный пол в подвале. Если что-нибудь найдем, я сразу же дам тебе знать.

Мэтт обвел взглядом кабинет.

– А где сержант Бакстер?

– Отправилась к компьютерщикам, сэр, – сообщил один из констеблей в форме. – Они звонили полчаса назад.

Ну, хоть что-нибудь.

Глава 20

Карен Флетчер стучала во входную дверь. Свой ключ она потеряла. Она замерзла, у нее стучали зубы, она обнимала себя тонкими руками, пытаясь хоть как-то согреться. Под глазами пролегли темные круги. Судя по виду, можно было подумать, что она не спала несколько дней.

Наконец ее мать открыла дверь.

– Где ты была, черт побери?! Я тут не знаю уже сколько стою! – заорала Карен.

– Каз! Ты вернулась! – воскликнула Кристина Флетчер. – Я так беспокоилась. Я уже не знала, что думать. Я даже думала, что тебя больше нет.

Карен увернулась от объятий матери и поспешила в дом.

– Помру, если ты мне не поможешь. – Карен похромала в кухню и включила чайник. – Есть что-нибудь поесть? Я умираю с голода. Я сто лет ни крошки во рту не держала.

– О чем ты думала, когда сбежала? – спросила мать. – Я подала заявление в полицию, и они тебя ищут.

– Только их не надо впутывать. Я серьезно, мама. – Взгляд Карен изменился. Она смотрела холодно и сурово. – Я не могу разговаривать с полицией.

– Я должна им сообщить, что ты вернулась, Каз.

– Нет! Пока не надо. Я тут спрячусь и не буду высовываться. Если кто-то будет обо мне спрашивать, говори, что я еще не вернулась. – Карен совсем не требовалось, чтобы мать раскрывала рот. – Никто не должен знать. Ты поняла?

Выражение ее лица стало жестким. Она имела в виду именно то, что говорила. Кристина Флетчер печально покачала головой.

– Ты даже не спросила про Киана.

Карен тяжело вздохнула.

– Ну, расскажи мне, как он.

– Плачет все время. Мне с ним не справиться. Я слишком стара для того, чтобы заниматься маленьким ребенком. Может, ты и прячешься, Каз, но теперь ты дома и можешь взять на себя часть забот. Он твой сын, а не мой, и я устала.

Карен не слушала. Она отрезала несколько кусков булки, намазала их маслом, а теперь добавляла на каждый толстый слой варенья.

– Сейчас поем, потом приму ванну и лягу спать. Справишься, пока я не проснусь? – Она с подозрением посмотрела на мать. – Что ты сказала полиции? Надеюсь, не сообщила им, что я работаю в ночном клубе?

– Я сказала, что не знаю. Но они нашли ножной браслет и показывали мне фотографию. Я очень испугалась. Я им сказала, что у тебя есть такой же.

– Идиотка! Ты соображаешь, что ты сделала? Если Ломакс узнает, что ты на него донесла, то мне конец!

– На меня насели полиция и эта женщина из социальной службы. Я не представляла, где ты, а они нашли труп. Что ты от меня хотела? Что я должна была сделать? – Кристина немного помолчала, потом заговорила вновь. – Я не могу долго притворяться, будто тебя нет. Ты должна сама поговорить с полицией.

– Нет! Я не могу. Знаешь, что делают со стукачами?

Мать обреченно вздохнула.

– Во что ты вляпалась, Каз?

– Тебе лучше не знать.

– Скажи хоть, где ты была в последние дни.

– Пряталась в доме у подруги. У меня возник конфликт с серьезными людьми. – Она покачала головой. – У меня не было выбора, кроме как никому не попадаться на глаза. Но сейчас вопрос решен.

– Какими серьезными людьми? Ты опять подсела на наркотики?

– Нет, ничего подобного. Я кое-что случайно услышала в клубе. Был скандал. Менеджер узнал, что я услышала лишнее, и захотел, чтобы я исчезла. Так что я сбежала, пока на меня не наехали крутые.

– Что ты услышала?

– Для тебя же лучше не знать.

– Я тебе говорила, чтобы ты туда не совалась. Для начала ты еще по возрасту не вышла.

– Мне нужно работать. Нам нужны деньги. Дети дорого обходятся. Клуб был единственным местом, где меня взяли. Но с клубом покончено. Я туда не вернусь.

– Полиция обыскала твою комнату. Они нашли деньги в конверте. Много денег, Каз.

Карен резко повернулась.

– Это мои деньги! Для меня и для Киана. Мы будем жить на них, когда все успокоится.

– Полиция их забрала. Я не знала, что деньги там лежат. Если бы ты меня предупредила, я бы их спрятала. Откуда эти деньги?

– Не твое дело! Что же мне теперь делать?! Это был мой шанс начать новую жизнь. Ты ничего не можешь нормально сделать. Ладно, я иду спать.

* * *

Тэлбот вызвал Мэтта к себе в кабинет.

– Все получилось так, как я и предполагал. По совету своего адвоката Мартин Ломакс грозит нам жалобой! Я тебе говорил, что мы не готовы. Тебе следовало оставить этого типа в покое. В конце концов мы соберем нужные доказательства для предъявления обвинения, но пока до этого еще далеко.

– А пока у него карт-бланш, да? Управляет клубом как хочет, а мы ничего не замечаем. Он нанимает несовершеннолетних девчонок! – Мэтт стукнул кулаком по столу Тэлбота. – Мы знаем, что по крайней мере одна из них исчезла, а возможно и больше, и у нас ни одной зацепки. Мы только знаем, что Карен Флетчер ввязалась в клубе в какой-то конфликт. Я встречался с одной из девушек. Она подтверждает, что был скандал, но боится сказать что-то лишнее. А что, если одна из найденных частей тела окажется принадлежащей Карен Флетчер? Что тогда?

Тэлбот покачал головой. Он не видел Мэтта Бриндла таким заведенным со дня убийства Полы Райт.

– Мэтт, нужно успокоиться. Тебе не дает покоя происходящее с твоей матерью. Поэтому ты не можешь трезво взглянуть на дело.

– Я хочу обыскать этот клуб. Я хочу узнать прошлое Ломакса. Он завяз в этом деле по самые уши, и я это знаю. Вы сами любите клясться своей интуицией, а моей не доверяете?

– Без доказательств – нет, парень. Интуиции без твердых фактов недостаточно. Мы не имеем права рисковать. А теперь отправляйся домой и успокойся. Это дело тебя доконало. Тебе нужно вечерок отдохнуть.

– Мое состояние не имеет к нашему делу никакого отношения, Тэлбот. Я заведен из-за Флэнагана. Если я застану его у нас дома ходящим кругами вокруг моей матери, то тогда я точно за себя не отвечаю.

– Тем не менее здесь ты не останешься. Уходи. Отправляйся в кабак, если хочешь – но вали отсюда.

* * *

Мэтт вышел из кабинета Тэлбота и громко хлопнул дверью. В оперативном штабе Лили собиралась домой.

– Как насчет пропустить по стаканчику? Вы выглядите так, что выпить вам явно не помешает.

– Я сегодня плохая компания, – ответил Мэтт. – Позвони своему парню. Он будет гораздо лучшим выбором. Ты не захочешь, чтобы я портил тебе настроение. А я в таком состоянии, что могу только испортить настроение всем окружающим.

– Грег работает допоздна. Так что независимо от настроения выбирать мне не из кого. Только вы. Если только я не захочу сидеть в баре в гордом одиночестве. А я не хочу.

Мэтт предпочел бы, чтобы его оставили в покое, и он бы в одиночестве прокручивал в голове все случившееся, и ему от этого становилось бы все хуже и хуже. Но он знал по опыту, что так делать не следует. Он уже достаточно настрадался после несчастья с Полой и собственного ранения.

– Хорошо, но только по одному стаканчику. Не хочу вернуться домой на бровях.

– Может как раз пойти вам на пользу. Как раз расслабитесь, а то тошно от того, что дело не продвигается вперед.

Она была права. Мэтт даже смог выдавить из себя улыбку. Лили была хорошей девочкой. Они немного говорили о ее прошлом, и Мэтт знал, что не все у нее складывалось легко. Отец бросил их с матерью, а мать не смогла справиться с одиночеством. Лили говорила, что мать сильно пила. Однако Лили повезло: за ней присматривали бабушка с дедушкой.

Они отправились в паб.

– Как вы считаете: мы нашли тело Карен Флетчер? – спросила Лили по пути туда.

– Трудно сказать. Может быть. Она сбежала из дома, а это опасно. Если бежать не к кому, то все может сложиться очень печально. Мы все знаем, как оно бывает, если молодая девчонка попадает в район типа того, где находится «Красный каблук». Могут живьем сожрать. Но по крайней мере стоит хорошая погода. В четыре утра уже светает, холода пока не наступили. Если она просто сбежала и не спуталась с плохой компанией, то надо надеяться, что здравый смысл у нее возобладает, и довольно скоро.

Совсем недавно пробило шесть, так что в баре «У ткачей» еще было много свободных мест. Наплыва посетителей следовало ожидать позднее. Лили заказала два пива, и они устроились у барной стойки.

– Вы хотите поговорить о том, что вас гложет? Я не виню вас за то, что вызвали Ломакса, но толку от него оказалось ноль.

– Нет, дело не в Ломаксе, – признался Мэтт. – Моя мать нашла себе нового приятеля. Он очень сомнительный тип, явно жулик. Но она не желает слушать голос разума.

– Вы можете только дать делу развиваться своим чередом. Если вы будете ей мешать и останавливать ее, она только заупрямится. Ваша мама может снести любую преграду на своем пути, если поставила себе какую-то цель. Мы же с ней встречались, помните?

Мэтт улыбнулся.

– Ты можешь быть права. Вероятно, она вскоре достанет его своими прихотями. Никто не может соответствовать ее ожиданиям, даже я.

Глава 21

День шестой


На следующее утро Мэтт очень рано оказался за своим столом в участке, но уже получил СМС от Кейт. Она опять опоздает. Брата выписывают из больницы, ей придется его забирать. Он хотел, чтобы она сегодня утром занялась предыдущими жильцами дома на Вестгейт, в особенности девушками, которых упоминала соседка. И дело это было срочное, его нельзя было откладывать.

– Лили, мы с тобой сегодня утром опять отправляемся к Мэри Солтер. У нас все еще нет информации о жильцах, про которых ты узнала от соседки.

– Думаете, они помогут нам найти убийцу Поттера? Я просмотрела все записи, перечитала все листы допросов, но так и не могу найти причину, почему его убили.

– В первый день Кейт сказала одну интересную вещь. У нее была теория, что Поттера убили из-за того, что он что-то знал. «Какие-то тайны», – сказала она.

– В таком случае нам нужно выяснить, с кем он общался, – заметила Лили. – И у кого из его знакомых была тайна, за которую стоило убить. Но если что-то такое и есть, то хорошо скрыто. Я искала и искала. В его узком кругу общения нет никого, кто бы нам подошел. Нет ничего очевидного! И тайна должна быть большая. А судя по тому, что мы уже знаем о Поттере, это маловероятно.

– Мэри Солтер знает о Поттере больше, чем кто-либо другой. Я уверен, что она что-то скрывает. Для начала она не сказала нам правду об этих жильцах. Из нее любую полезную информацию приходится клещами вытягивать.

– А какие у нее могут быть причины что-то скрывать? – спросила Лили.

– Может, покрывает Поттера. Пустующий дом, есть пара молодых женщин, готовых платить арендную плату, пусть и короткий период времени. Может, их пустили без заключения договора.

– Думаете, они клали деньги себе в карман? Поттер знал, чем это грозит. А если девушки обосновались в доме, то могли бы потребоваться долгие месяцы, чтобы их оттуда выгнать.

– Значит, этим занималась сама Мэри Солтер, – пришел к выводу Мэтт. – Немножко подрабатывала на стороне. И именно по этой причине она и молчит.

* * *

Агентство больше не принимало клиентов, но Мэри Солтер находилась в офисе, а бумаги оказались разложены по двум письменным столам.

– Пытаюсь тут со всем разобраться, пока мы не закрылись, – сообщила она. – Похоже, что Рональд был должен кое-кому деньги. Здесь есть счета, выставленные несколько месяцев назад и до сих пор не оплаченные.

– Соседка сказала нам, что тот дом на Вестгейт арендовали две молодые женщины. А вы нам про них ничего не рассказали, – заметил Мэтт.

Мэри Солтер выглядела обеспокоенной.

– Они были в отчаянии. Обе. Они не могли заплатить полную сумму, так что я позволила им там поселиться, снизив обычную арендную плату. Это было ненадолго, всего на несколько недель, пока они не получат деньги. Обе работали в каком-то ночном клубе в городе. Похоже, что одна из них, Каролина, во что-то вляпалась.

– Раньше вы об этом ничего не рассказывали. Почему?

– Я думала, что это только осложнит дело.

– Назовите их фамилии, – попросила Лили.

– Послушайте, я не сделала ничего плохого. Я ничего не сказала Рональду, потому что он был такой педантичный. Он всегда требовал заключения контракта.

– Фамилии! – повторила Лили.

– Эми Оливер и Каролина Перкс.

Мэтт встретился глазами с Лили. Калеб Флетчер говорил про какую-то Каролину, еще одну девушку, пропавшую из «Красного каблука».

– Вы знаете, что в городе есть ночной клуб под названием «Красный каблук»? – спросила Лили у Мэри Солтер.

Солтер фыркнула.

– Слышала про эту забегаловку, но, конечно, никогда там не была. Я по таким местам не хожу. А почему вы спрашиваете? Девочки там работали?

– Мы так думаем. Вы уверены, что они назвали местом своей работы ночной клуб?

– Да. А это так важно?

Мэтт сделал глубокий вдох. Он ничего не говорил Мэри Солтер про находку в подвале дома на Вестгейт, но, возможно, сейчас как раз пришло время про нее сообщить.

– Поттер – не единственный найденный в доме труп. Мы провели обыск и нашли в подвале кости. Они принадлежат молодой женщине. Кто-то попытался сделать ее опознание невозможным и сжег тело.

Мэри Солтер побледнела.

– Неужели вы думаете, что я имела к этому отношение? Или Рональд?

– Мы не уверены, мисс Солтер. Но теперь вы понимаете, почему нам важно услышать от вас все, что вы знаете об этих девушках.

– Я понятия не имею, куда они уехали. Я регулярно встречалась с Эми. Именно она приезжала в агентство и платила арендную плату, всегда наличными. Но я ни разу не видела вторую девушку, Каролину.

– Чего боялась Каролина? – спросила Лили.

– Своего мужа. И отвечаю до того, как вы задали вопрос: я понятия не имею, кто он. Она была очень сильно напугана, очень сильно его боялась. По крайней мере так говорила Эми. По ее словам, это ужасный тип. Они считали, что если он найдет Каролину, то ей конец. Эми мне говорила, что он просто животное. Он хотел ей отомстить, потому что она ему изменила.

– Фамилию назовите, пожалуйста, – попросил Мэтт.

– Я не знаю, – покачала головой Мэри Солтер.

– Я вам не верю.

– Я говорю вам правду! Эми сказала в свое время, что мне лучше не знать подробностей. Так будет безопаснее для меня. Но я знаю, где жила Каролина до того, как ушла от мужа. Предполагаю, что вы его там найдете. Видите ли, этой сделкой занимался Рональд. Но никакие фамилии частных лиц в договоре не фигурируют. Недвижимость покупалась на фирму «Хиллтоп Инвестментс». Дом в Слейтвейте, так и называется – «Хиллтоп-хаус», на улице Огден-Мур.

– Значит, у него есть деньги, – заметила Лили.

– Скорее всего, средства, полученные преступным путем, – высказала свое мнение Мэри Солтер. – Тип очень подозрительный. Сомневаюсь, что он хоть один день в жизни работал, как работают нормальные люди.

– А где сейчас Каролина?

– Может, все еще прячется. Может, живет у кого-то из девушек из того ночного клуба, но я понятия не имею с кем и где.

– А она не может быть со своим парнем? – спросила Лили. – Неужели до сих пор не сбежали? За это время они могли очень далеко отсюда уехать.

– Мужчина, с которым связалась Каролина, мертв. Именно его вы на днях вытащили из канала.

Эта информация шокировала. Мэтт знал, что Эйнли и Ломакс имеют общие дела, но считал, что их связывает только бизнес. Однако услышанное звучало правдоподобно. «Красный каблук» принадлежал Эйнли, Каролина там работала.

– Мужу Каролины принадлежала какая-то доля в «Красном каблуке»? Вы знаете человека по имена Мартин Ломакс?

– Не представляю. Ломакса не знаю.

Мэри Солтер открыла рот, потом снова закрыла. Она явно знала больше.

– Ну? – поторопил ее Мэтт.

– Это может не иметь отношения к делу.

– Позвольте мне самому об этом судить.

– Вы сказали «Красный каблук». Я думаю, что там какое-то время работала Фрэнсин.

* * *

Данные из ноутбука и мобильного телефона Карен Флетчер были проанализированы, и теперь Кейт сидела за своим письменным столом, просматривая распечатки. История посещения сайтов Карен была весьма интересной. Как они и подозревали, она несколько раз заходила на сайт «Красного каблука». Но она также искала информацию о нескольких людях, связанных с делом, расследованием которого они сейчас занимались, например, о Мартине Ломаксе и Памеле Энсел. Но встретился и человек, о котором Кейт никогда не слышала, – Джек Флэнаган. Карен также была зарегистрирована в нескольких социальных сетях. В основном она переписывалась с подружками, и в этой переписке не нашлось ничего интересного. Кейт просмотрела список ее друзей. Оказалось, что Карен Флетчер знакома с большинством девушек из ночного клуба, включая Каролину и Лизу.

И это было еще не все. За последние две недели Карен разговаривала с Памелой Энсел и, что интересно, с Мартином Ломаксом. Но оба утверждали, что о ней не слышали. «Интересно, почему?» – задумалась Кейт. Что Энсел и Ломакс хотели скрыть? Также Карен несколько раз звонила на неизвестно кому принадлежащий номер. Кейт отдельно записала его в блокнот.

Глава 22

Мэтт собрал совещание для обсуждения дела, которое они расследовали.

– Мэри Солтер призналась, что сдавала дом на Вестгейт двум молодым женщинам, Каролине Перкс и Эми Оливер. Эми – как раз та девушка из «Красного каблука», которой некуда было идти, так что аренда ею дома объяснима. Солтер утверждает, что понятия не имеет, где сейчас находятся они обе. У Каролины была любовная связь с Полом Эйнли, которого нашли мертвым в машине. Нравится нам это или нет, но нам придется поработать вместе с Карлайлом. У него уже вполне может иметься информация, которая окажется полезной для нас, в особенности насчет местонахождения Каролины Перкс. Солтер не знает, что случилось с Эми. – Мэтт повернулся к Лили. – Нам нужно побольше узнать об обеих девушках. Очень бы помогли адреса членов семьи. Фотографии и образцы ДНК близких родственников нужно сравнить с останками из подвала. Но не забывайте, что пропала и Карен Флетчер. Общее у них у всех – это работа в «Красном каблуке». Так что для начала идем туда. Солтер сказала, что Эми работала там вместе с Каролиной. Учитывая, что они обе жили в доме на Вестгейт, вполне возможно, что мы нашли в подвале останки одной из них.

– Я изучала данные из ноутбука Карен Флетчер, – сообщила Кейт. – Она знала обеих этих девушек, они недавно общались в Facebook. У меня также есть данные из телефона Карен. Она много звонила, несколько звонков сделаны на неизвестный номер мобильного телефона. – Кейт замолчала, чтобы свериться со своими записями. – Теперь мы можем доказать, что Ломакс врал, заявляя, что не знаком с Карен. Они несколько раз разговаривали по телефону за последние две недели.

Будет ли этого достаточно, чтобы снова вызвать его на допрос?

– Ты уверена, что это номер Ломакса? Она точно ему звонила?

– Я взяла на себя смелость и позвонила ему сама, – ответила Кейт. – Ответил Ломакс. Мы немного поговорили про нападение на моего брата. Карен также разговаривала с Памелой Энсел. Она – еще один связанный с нашим делом человек, который не был с нами полностью откровенен.

– Нам еще нужно допросить Энсел. Вначале послушаем, что она скажет, а затем представим ей доказательства.

– А что там с мужем Каролины, сэр? – спросила Лили. – Нам следует поговорить и с ним.

– Вначале с Карлайлом, потом подумаем. Этот муж, имени которого мы пока не знаем, вполне мог убить Эйнли. Мотив у него определенно был.

– Карен искала в интернете информацию еще об одном человеке, насколько нам известно, не связанном с делом. О некоем Джеке Флэнагане.

Мэтт резко повернулся к Кейт. В первое мгновение он подумал, что это какая-то дикая шутка, но быстро понял, что она говорит абсолютно серьезно.

– Это может быть муж Каролины. Хотите, чтобы я это проверила? – спросила Кейт.

– Нет!

Мэтт ответил так громко и таким тоном, что полицейский, сидевший в дальнем углу помещения, резко поднял голову.

– Я сам проверю. – Мэтт повернулся к Лили. – Ты продолжаешь искать информацию об Эми и Каролине. Попытайся найти их семьи. Кейт, поговори с Памелой Энсел. Поезжай к ней, если не захочет нам помогать добровольно, официально вызывай на допрос. А я пока поговорю с Карлайлом, затем поработаю с Ломаксом. – Он посмотрел на часы на стене. – Перед концом рабочего дня встречаемся здесь.

– Я также получу заявление от Калеба Флетчера, – сказала Кейт. – Он знал, что Карен работала в ночном клубе. Мне интересно, что ему еще известно. Может, стоит еще разок побеседовать с Фрэнсин, послушать, что она помнит со времен своей работы в «Красном каблуке».

* * *

Мэтт не знал, что и думать. Кейт уехала, так что он спокойно подошел к ее столу и взял распечатки, в которых была четко представлена информация, извлеченная компьютерщиками из ноутбука и мобильного телефона Карен Флетчер. Их очень тщательно проверили. Карен Флетчер собирала информацию о Джеке Флэнагане. Но зачем? Как он замешан в этом деле?

– У вас снова то самое выражение лица, – заметила Лили, стоявшая рядом.

– Джек Флэнаган и есть тот мужчина, с которым сейчас встречается моя мать, – сообщил Мэтт. – Когда я услышал эту фамилию, то испытал состояние шока. Он вполне может оказаться нашим убийцей.

– Хотите, чтобы я осторожно о нем поспрашивала, сэр?

– Нет, Лили. Я сам этим займусь.

Он решил сообщить Тэлботу новую информацию и нашел того в кабинете Карлайла. Тэлбот с Карлайлом обсуждали дело Эйнли. Мэтт решил, что, конечно, попытается не упоминать в разговоре ничего личного, но это может оказаться сложным делом.

– У Эйнли была любовь с женщиной по имени Каролина Перкс. Ты что-нибудь про нее знаешь?

Карлайл посмотрел на него подозрительно.

– А почему ты спрашиваешь? Хочешь забрать у нас наше дело?

– Не по собственному желанию, но, похоже, что наше дело связано с вашим. Каролина Перкс работала у Мартина Ломакса, менеджера ночного клуба «Красный каблук». – Мэтт посмотрел на Тэлбота. – И она недолго жила в доме на Вестгейт. Похоже, что останки в подвале или ее, или ее коллеги из того же клуба.

– Судя по тому, что ее сумочку нашли в машине, она тоже может быть мертва, – заметил Карлайл. – Мы знаем про эту подружку Эйнли. Проблема в том, что мы не можем ее найти. Если она находилась в той же машине, когда ее утопили с Эйнли, то ее вполне могло выбросить с сиденья, а тело унесло вниз по реке. Там глубоко.

– Или она может прятаться от мужа. Он ревнив. Мне говорили, что она его очень боялась. Он может быть одним из кандидатов на роль убийцы Эйнли.

– А фамилию ты знаешь? – спросил Карлайл.

– Я тебе собирался задать тот же вопрос.

Мэтт видел, что его коллега колеблется.

– Фамилия всплыла, и она тебе не понравится, – сказал Тэлбот. – Джек Флэнаган.

– Вы мне хоть на каком-то этапе собирались это сказать? – Мэтт испытывал раздражение от того, что ему приходилось чуть ли не клещами вытягивать из них информацию.

– Я не хотел, чтобы ты снова заводился, – признался Тэлбот. – Я сказал Фрэнку про твою проблему с Флэнаганом.

– Вы с ним разговаривали? – уточнил Мэтт.

– Мы понятия не имеем, где он. Ни следа не можем найти. У него есть доли во многих компаниях, так что он должен жить в доме, зарегистрированном на одну из них.

В эти минуты Мэтту не хотелось делиться с ними всем, что он знал, – ни с Тэлботом, ни с Карлайлом. Он хотел вначале сам поговорить с Флэнаганом. Но Карлайл оказался на шаг впереди, и в этом был виноват Тэлбот.

– Может, твоя мать нам поможет, – сказал Карлайл. – Тэлбот сообщил мне, что она встречается с этим Флэнаганом. Ты понимаешь, что мне придется ее допросить? Надеюсь, что ты не возражаешь.

Теперь, сделав свой ход, Карлайл сидел с самодовольной улыбкой, которую Мэтт терпеть не мог. Несомненно, они как раз обсуждали это с Тэлботом, когда он пришел, и им пришлось прерваться.

– Если вы говорили о моей матери, то вам следовало и меня позвать, – заметил Мэтт.

– Ничего личного мы не обсуждали, – ответил Карлайл. – Флэнаган решил приударить за твоей матерью, чтобы добраться до тебя. Он хочет знать, что мы выяснили про его жену и знаем ли мы, где она. Для тебя это чувствительный момент, но это твоя проблема.

Мэтт не хотел это слушать, поэтому вышел из кабинета, оставив Тэлбота с Карлайлом дальше обсуждать дело. Позднее он попросит Тэлбота поговорить со своей матерью. Если ее будут допрашивать, ее нужно об этом предупредить. Но был и положительный момент: наконец его мать поймет, что на самом деле представляет собой Флэнаган.

* * *

Констебль Лили Хейнс сидела за своим столом и просматривала социальные сети, пытаясь найти пропавших девушек. Большинство современных девушек зарегистрированы на Facebook, так что, если повезет, там окажутся и Эми с Каролиной. Судя по данным, извлеченным из ноутбука Карен, они были френдами онлайн и дружили в реале. Не прошло и пяти минут, как Лили обнаружила Эми.

Но информации оказалось мало. Последний раз Эми оставила запись две недели назад. Ничего особенного: работа скучная, и она ищет новое место. Лили проверила список френдов Эми и нашла нескольких людей с такой же фамилией. Несомненно, это были родственники, у которых она могла поселиться. Никаких следов Каролины Лили не нашла.

Следующие несколько часов прошли в напряженной работе. Лили просматривала все контакты Эми. Она позвонила им всем, а если не заставала, то оставляла сообщения. Но результат во всех случаях был один и тот же: никто ее не видел. Одна женщина, тетя из Бирмингема, сказала Лили, что Эми звонила ей примерно десять дней назад, и звонок показался ей странным. Судя по голосу, Эми была чем-то напугана и хотела напроситься в гости. По словам тетушки, это было очень непохоже на Эми.

– Мне пришлось ей отказать. Я работаю медсестрой и дежурю по ночам. Девчонка бы умерла со скуки. Кроме того, в моей маленькой квартирке просто нет места. Вам следует поговорить с Джоди, это ее сестра. Живет там у вас. Может, она что-то знает.

Джоди не значилась в списке френдов Эми, но тетя продиктовала ее телефонный номер. Даже если сестра и не видела Эми, они смогут получить у нее фотографию и взять образец ДНК, чтобы сравнить с останками из подвала.

* * *

Сержант Кейт Бакстер планировала вначале поговорить с Фрэнсин, а потом с Памелой Энсел. После этого она встретится с Калебом Флетчером. Но Фрэнсин не оказалось дома. Кейт поставила машину на подъездной дорожке и позвонила своему брату Зейну.

– Мне нужно поговорить с твоим приятелем. С этим Калебом. Ты знаешь, где он?

– Не со мной, если ты так подумала. Мы собирались в город сегодня во второй половине дня, но он меня кинул.

– Мне нужно от него заявление по поводу случившегося у дверей ночного клуба.

– Желаю удачи, сестренка. Он чего-то затихарился. Что-то случилось, но он не говорит что.

Кейт увидела, как на подъездную дорожку въехал знакомый красный автомобиль.

– Мне нужно идти. Увидимся вечером.

Она высунула голову из окна.

– Фрэнсин! Нам нужно поговорить.

Фрэнсин с сыном вышли из машины.

– У меня полно дел. Это может подождать?

Как и всегда, недовольна.

– Нет, боюсь, что нет. Насколько я понимаю, вы работали в «Красном каблуке»?

– И что из того?

– Несколько работавших там девушек пропали. Я хочу знать, были ли вы знакомы с кем-то из них.

– Я не помню всех. И я там недолго работала.

– Про Карен Флетчер когда-нибудь слышали?

– Нет.

– А как насчет Эми Оливер и Каролины Перкс?

– Нет. Послушайте, я там работала несколько лет назад, а девушки там постоянно меняются.

Кейт предполагала, что так оно и есть. Три интересующие ее девушки работали в клубе совсем недавно. А судя по возрасту сына, Фрэнсин уже давно вышла из игры.

Фрэнсин уставилась на нее.

– А кто вам сказал, что я работала в клубе? – Тут у нее изменилось выражение лица, и она закатила глаза. – Готова поспорить, что эта старая сплетница. Она не могла упустить возможности мне как-то нагадить.

– Кого вы имеете в виду?

– Эту корову Солтер. Я ей никогда не нравилась. И что она может знать? Это была временная работа, и все. Мне были нужны деньги. Почему моя работа в клубе так важна? Она не имеет никакого отношения к смерти Рональда и вообще к чему-либо.

– Мы сами решим, что важно, а что нет. В любом случае, Фрэнсин, вы связаны со всеми, кого мы допрашиваем по этому делу. Вы даже с жертвой одно время состояли в браке. – Кейт замолчала на мгновение. – Просто ваше имя постоянно всплывает.

– Подумаешь: работала в клубе. Что тут такого? – хмыкнула Фрэнсин. – Но я не знаю никого из тех, кто там работает сейчас.

Но Кейт все равно думала, что она что-то скрывает.

Глава 23

– Счастливчик! Ну и домина!

Инспектор Фрэнк Карлайл и начальник отдела сыскной полиции Тэлбот Дайсон приближались к Бриндл-холлу по подъездной дороге. Дом выглядел величественно на вершине холма, откуда открывались прекрасные виды на окружающую местность.

– Ты никогда не бывал здесь раньше, Фрэнк?

Инспектор покачал головой.

– Ты многое пропустил. Какой здесь пятичасовой чай! С булочками, топлеными сливками, вареньем. Сара все печет сама.

– Это все несколько странно. У матери Бриндла же есть титул. Они живут в таком месте. Можно было бы предположить, что дети всю жизнь будут сидеть, задрав ноги на стол, а тут одна работает в кафе, а второй зарабатывает на жизнь, раскрывая преступления.

– Нет денег. В конце концов так обычно и происходит. Отец кое-что им оставил, но недостаточно, чтобы содержать это поместье. Дом уже начал разваливаться, когда у нашего парня мелькнула блестящая мысль открыть поместье для туристов.

– А какая она из себя, эта леди Большая Шишка?

– Несмотря на всю свою манерность и кокетство, Эвелин – замечательная женщина. Я не могу представить, чтобы она преднамеренно сделала что-то противозаконное. А этот тип, Флэнаган, червем пролез в ее жизнь. Мэтт считает, что он сделал это преднамеренно, разыграв представление с попыткой обворовать дом. Флэнаган появляется как раз в нужный момент и пугает грабителей. Играет роль спасителя. Мэтт сразу посчитал это подозрительным. Учитывая то, что мы сейчас знаем, я вынужден с ним согласиться.

– Тэлбот! – Эвелин поприветствовала начальника сыскной полиции, нежно чмокнув в щеку. – Ты должен был предварительно позвонить. Мы чуть не разминулись. – Она перевела взгляд на Карлайла. – Твой коллега?

– Инспектор Фрэнк Карлайл.

Эвелин протянула руку.

– Мэттью говорил о вас. Но его нет.

– Мы с тобой хотим поговорить, – сказал Тэлбот. – О случившемся на днях. О том, что произошло, когда у тебя хотели украсть вазу.

– Я сказала Мэттью, что не хочу поднимать шум. Все закончилось хорошо. Никто не пострадал, воры ничего не взяли.

– Дело не в этом, леди Бриндл, – заговорил Карлайл. – Вам повезло. Все могло закончиться совсем по-другому.

– Вы приехали из-за Джека, да?

– Его фамилия всплыла в связи с другим расследованием. Я беспокоюсь о тебе, Эвелин, – сказал Тэлбот. – Флэнаган – совсем не тот человек, что ты думаешь. Чем больше мы копаем, тем больше я убеждаюсь в том, что случившееся с тобой и Айви было заранее спланированным. Он хотел быстро с тобой познакомиться и заставить тебя сразу же ему поверить.

– Чушь! Джек – очень приятный мужчина. Привлекательный, с хорошими манерами. Он не может это изображать! Он тот, кем представляется.

Тэлбот удивился. Обычно Эвелин не была такой наивной и доверчивой. Как правило, она первой с подозрением относилась ко всем незнакомцам. Но если дело касалось Флэнагана, она отказывалась слушать доводы разума. Она не замечала элементарных вещей!

– Эвелин, он мастер пускать пыль в глаза. Это жулик. А что еще хуже, он может быть и убийцей. – Тэлбот увидел, что она ему не верит. – Я говорю абсолютно серьезно. И я не хочу, чтобы ты повторяла мои слова Флэнагану, если вдруг решишь еще раз с ним встретиться. А если решишь, то подвергнешь себя риску.

– Но зачем ему прилагать столько усилий? Приезжать сюда, притворяться героем, как он это сделал?

Она определенно ему не верила.

– Как я уже сказал, он хотел поближе к тебе подобраться. Он собрал информацию заранее. Ты никогда бы с ним никуда не пошла, если бы его тебе не представили должным образом. – Тэлбот улыбнулся. – А так оказалось возможным обойтись без официальных представлений.

– Так что ему нужно? – спросила Эвелин.

– Он тебя спрашивал про Мэтта и про то, чем он занимается? Про дело, которое он сейчас расследует?

– Вообще-то да. Вчера мы ездили на скачки в Йорк, и он фактически ни о чем больше не говорил.

– Что именно он спрашивал? – встрял Карлайл.

– Он хотел знать, расследует ли Мэттью дело об убийстве, связанное с домом в Марсдене. И ищет ли он пропавших женщин. – Эвелин покачала головой. – Я ему ничего не сказала. Я в любом случае не могла этого сделать, потому что я никогда не знаю, чем занимается мой сын.

– А он просил вас узнать? – уточнил Карлайл.

– Нет, и я никому не стала бы передавать подобную информацию, даже если бы знала.

– А ты знаешь, где он живет? – спросил Тэлбот.

– Нет. Он или присылает машину с водителем, или сам сюда за мной приезжает.

– И он ни разу не столкнулся с Мэттом?

– Нет, но познакомился с Сарой. Она посчитала его вполне подходящим спутником для меня. Они немного побеседовали, и она сказала мне, что он ей понравился. – Эвелин покачала головой. – Тэлбот, что мы наделали? Я вела себя, как старая дура, да? Я на самом деле верила ему, считала, что он говорит правду.

Тэлбот был достаточно давно знаком с Эвелин Бриндл, чтобы понять: он не только ее смутил, но и испугал. Ее выражение лица это подтверждало.

– Он очень умелый мошенник. Да, ему удалось тебя обмануть, но операция была хорошо спланирована. Теперь ты знаешь правду. Если он еще раз с тобой свяжется, немедленно звони мне. Для нас очень важно найти этого типа. А на сегодняшний день только ты можешь привести нас к нему.

– Ты просишь меня для вас шпионить? – Она колебалась. – Не уверена, что смогу. После всего, что вы мне сейчас рассказали, я найду повод не встречаться с Джеком, если он мне еще раз позвонит.

– Может, так и лучше, – встрял Карлайл. – А он звонит вам на мобильный телефон?

Эвелин кивнула.

– В таком случае вы разрешите нам посмотреть входящие звонки? Это может нам помочь его найти.

Эвелин Бриндл тяжело вздохнула.

– Делайте, что нужно, инспектор.

* * *

Позднее в тот день Мартин Ломакс сидел у барной стойки, не выпуская из руки стакан с любимым виски. Звонили из полиции. Опять собираются прийти. Появление полиции в клубе было плохо для его бизнеса. Это не нравилось клиентам.

Из задумчивости его вывел низкий мужской голос.

– Плохо выглядишь, Мартин. Устал? Много работы?

Ломакс резко повернулся. Как Флэнаган из всех людей прошел мимо охраны при входе? Охранники получили четкие инструкции. Затем Ломакс все понял. За правым плечом Флэнагана маячил его любимый телохранитель и исполнитель грязной работы Коннор Брэнт. Никто не посмеет Коннору ни в чем отказать. Он был настоящим гигантом. Лицо его ничего не выражало, он никогда не улыбался, и его было невозможно представить ведущим светскую беседу.

– Ты знаешь, почему я здесь. – Флэнаган устроился на барном стуле рядом с Ломаксом. – Прошел слух, что она мертва, но доказательств нет. Я считаю, что Каролина прячется или кто-то пригрел ее у себя. Что ты думаешь, Мартин?

– Я не знаю, Джек. – Ломакс попытался улыбнуться, но в горле у него пересохло, сердце учащенно билось, и улыбка получилась неубедительной. – Наверняка она бы уже вернулась домой, если бы могла.

– Нет, я не думаю, что она вернулась бы. Каролина меня очень хорошо знает. Она знает, что ее ждет. По правде говоря, Мартин, она никто. Просто лживая потаскуха. Как только я ее найду, эта сука начнет проклинать тот день, когда посмела меня обмануть. Она мне изменила, и ответит за это!

– Эйнли мертв. Если она была с ним в той машине…

Флэнаган налил себе выпить.

– Ты ее у себя не прячешь?

– Нет, Джек! – Голос Ломакса дрожал. – Я не представлял, кто она, даже когда она здесь работала. Я бы тебе сразу же сообщил, если бы знал.

Флэнаган кивнул.

– Я и сам себе это говорю. Но я и тебя знаю, Мартин. Ты любишь малолеток. А они тебе доверяют, многое рассказывают. Ты очень ласков с ними. Не могу поверить, что Каролина никому не рассказала о своих отношениях с этой крысой Эйнли. – Флэнаган повернулся и подмигнул Брэнту. – Итак, я снова тебя спрашиваю: ты знаешь, где она?

– Нет… Нет. Клянусь!

У него по лицу струился пот. Ломакс понимал, что этот разговор может для него плохо закончиться.

– А как поживает твой сынок? – спросил Флэнаган. – Ему нравится в интернате? Он ведь учится в «Харперс» в Лидсе?

Откуда это может знать Флэнаган? Ломакс практически никогда не говорил о сыне. С их клиентурой было лучше вообще не упоминать родственников. Безопаснее.

Флэнаган улыбнулся. Но это нисколько не успокоило Ломакса.

– Они так быстро растут. Ему сейчас, должно быть, восемнадцать? Он ходит по кабакам? Вечера где проводит? Ему нужно быть осторожным. В Лидсе есть очень неспокойные районы. Что угодно может случиться с молодым парнем, который просто не знает, как действовать в опасных и сложных ситуациях, которые его могут подстерегать в городе.

Ломаксу этого было достаточно.

– Послушай, Джек, я не могу тебе помочь найти Каролину. Ты в полицию обращался? Они нашли Эйнли, они могут искать и человека, который находился с ним в машине.

– Полиция не выдает лишнюю информацию. Кроме того, одна девушка, которая здесь работала, считает, что Каролина жива. Она говорит, что ты ей помогаешь.

Ломакс выпил остатки виски одним глотком.

– Это ложь! Ты должен мне верить, Джек! Я никогда не пойду против тебя.

Флэнаган покачал головой.

– Прости, Мартин, но я тебе не верю. Я испытываю сильное искушение навсегда от тебя избавиться, но, с другой стороны, ты мне полезен. Ты хорошо работаешь с наличкой, и я тебе за это благодарен. Но ты не говоришь мне правду, а это я не могу оставить безнаказанным.

Ломакс медленно встал с барного стула и в ужасе попятился.

– Удвой сумму, которую ты мне даешь для отмывания, если хочешь. У нас здесь достаточно возможностей. Я могу подключить других людей. Я знаю нескольких владельцев клубов, которые хотели бы дополнительно заработать наличных.

– Не паникуй, Мартин, мы уходим. – Флэнаган кивнул Брэнту. – Сделай так, чтобы наш друг запомнил эту встречу.

Флэганан повернулся, чтобы уйти, но внезапно побледнел и его дыхание участилось. Он вывалил на барную стойку содержимое нагрудного кармана, стал его рассматривать в поисках чего-то и при этом потирал грудь и ругался себе под нос.

– Я подожду в машине, – произнес он, тяжело дыша. – Мне нужно принять лекарство, и я не выношу насилия.

Брэнт смотрел, как его босс уходил, а после того как тот закрыл за собой дверь, достал из кармана пистолет. Совсем забыв о Флэнагане и о том, как тот уходил, Ломакс наблюдал за Брэнтом, привинчивающим глушитель, и готовился к смерти. Он ничего не мог поделать.

Что-то изменилось в лице Брэнта. Он улыбался! Он поднял пистолет и на какое-то время прижал ко лбу Ломакса, между его глазами. Металл был холодным. Затем Брэнт стал опускать оружие вниз, ведя по телу Ломакса, и остановился у плечевого сустава правой руки. А потом он нажал на курок.

Глава 24

Кейт прошла по ночлежке для женщин в Хаддерсфилде, прямо в кабинет Памелы Энсел. Одна из женщин попыталась ее остановить, заявив, что Памела занята, но Кейт не обратила на ее слова никакого внимания. Она была уверена, что, после того как представит Энсел имеющиеся у них доказательства, та для разнообразия скажет правду. Кейт была намерена заставить ее говорить.

– Теперь мы знаем, что вы разговаривали с Карен Флетчер по телефону прямо перед ее исчезновением, и разговаривали несколько раз в разные дни. Нам вы сказали, что Карен с вами не связывалась. Почему?

Выражение лица Энсел ничего не выдавало.

– Она просто несла всякую чушь – о том, как ей тяжело. Говорила, что не справляется. Я просто давала ей выговориться. Вероятно, это пошло ей на пользу. Карен страдала от послеродовой депрессии.

– Я вам не верю. Я думаю, что она говорила вам об угрожающей ей опасности.

Энсел фыркнула.

– Какой опасности? Эта девчонка обожает мелодрамы. Она и сбегала из дома для того, чтобы привлечь к себе внимание. Если бы она узнала, что вы носитесь как ошпаренные кошки, пытаясь ее найти, она бы пришла в восторг.

– Она работала в «Красном каблуке». Вы это знали?

– Да, какое-то время она там трудилась.

– И это вас не беспокоило? Вы же знали, сколько ей лет.

– Я не ее мать. Каз не хватало денег, и я ей подсказала, где можно немного подзаработать. Я раньше туда посылала нескольких девушек. Они работают, они зарабатывают. И большинство таким образом решают свои проблемы и выкарабкиваются из трудного положения.

– Вы знаете Эми Оливер или Каролину Перкс? Вы их тоже отправили в этот ночной клуб?

– Никогда не слышала ни про одну, ни про вторую.

Кейт эти ответы не удовлетворили. Да, Энсел признала, что ей было известно о работе Карен в ночном клубе. Но Кейт не сомневалась, что Энсел знает больше.

– Карен, Эми и Каролина пропали, возможно, им угрожает опасность. Я не задаю эти вопросы из праздного любопытства, мисс Энсел. – Кейт не стала упоминать труп.

– Вы можете спрашивать что хотите, но я не могу гарантировать, что у меня найдутся ответы. Я не знаю двух других девушек, которых вы упомянули, только Карен. Когда Карен вернется (а она всегда возвращается), вы сможете задать все эти вопросы ей самой.

Кейт поняла, что здесь ничего не добьется. Может, Энсел и говорила правду, просто Кейт не могла быть в этом уверена. Она решила пока прекратить допрос.

– Мы еще поговорим с вами.

После ночлежки Кейт отправилась домой к Флетчерам. Для нее было очевидно, что Калеб перестал общаться с Зейном, потому что она служит в полиции. Парень не работает, так что должен быть дома.

Дверь открыла Кристина Флетчер. В этот раз она показалась Кейт более расслабленной, и она не держала ребенка на руках.

– Калеб дома? – спросила Кейт.

– Нет.

Кейт уловила какое-то движение на лестнице. Кто-то стоял на площадке. Она кивнула в том направлении.

– А там кто?

Кристина бросила взгляд в ту сторону.

– Он не хочет с вами разговаривать. Он очень напуган. С тех самых пор, когда ваш брат влез куда не нужно и был избит.

Но это случилось перед клубом. Они сами напросились. Кейт не видела причины прятаться. Почему Калеб боится с ней разговаривать?

– Позвольте мне войти, Кристина. Попросите Калеба спуститься вниз. Это будет гораздо проще, чем если его насильно доставят в участок.

Кристина смирилась, развернулась и позвала сына.

Калеб присоединился к ним, но создавалось впечатление, что он хочет спрятаться за спиной матери.

– Я ничего не могу вам сказать. Да, Зейна избили. Так бывает. Неприятно, конечно, но он должен научиться не раскрывать рот. Нельзя набрасываться на таких людей.

– Каких людей, Калеб? Охранников у входа в клуб?

– Они не хотели нас пускать. Мы спрашивали о Каз. Я хотел войти, чтобы поговорить с Ломаксом. Охранники сказали, что не пустят нас, и Зейн полез в драку. Ну и характер у него! Вам следует с ним поговорить.

Двое разозленных мальчишек. Кейт понимала, почему их не захотели пускать. Они совершенно неправильно подошли к делу.

– А вы что-нибудь выяснили о Каз? – спросила она.

– Нет. Но теперь это и не нужно.

Это была странная фраза. Кейт посмотрела на Калеба, потом на его мать. Кристина не выглядела такой уставшей, как раньше. Она явно выспалась, да и ребенка не было видно. Внезапно до Кейт дошло, что все это значит.

– Значит, она вернулась? И вы ее прячете.

* * *

Дверь в «Красный каблук» была заперта. Мэтт постучал кулаком, потом еще раз, сильнее, но никакой реакции не последовало.

– Они закрыты, – послышался у него из-за спины женский голос.

Он повернулся.

Дорогу переходила женщина средних лет, определенно не танцовщица. В руке несла ведро с чистящими средствами.

– Что вы хотели? – спросила она.

Мэтт показал свой жетон.

– Мне нужен Мартин Ломакс.

– Могу вас пустить внутрь. Я здесь убираюсь. У меня есть ключи от черного хода.

Она первой вошла в переулок, обогнула здание, и они оказались во дворе с задней его стороны.

– Мистер Ломакс может быть в своем кабинете.

Женщина показала в сторону бара и включила свет.

Мэтт проследовал к барной стойке. Он сразу же заметил Ломакса, который лежал в луже крови. Мэтт мгновенно бросился к нему и проверил пульс. Ломакс все еще был жив. Не теряя времени, Мэтт позвонил в «Скорую», а сам повнимательнее осмотрел Ломакса и увидел, что тому стреляли в плечо. Несомненно, у него была сломана кость, а разорванное над ней мясо представляло собой жуткое зрелище. Кровь все еще продолжала течь из раны и не успела застыть на полу. Значит, напали на Ломакса совсем недавно.

Мэтт позвонил в участок и сообщил о нападении. Ему требовалось, чтобы криминалисты как можно быстрее приехали на место.

– Ничего не трогайте здесь! – крикнул он уборщице. – Не трогайте и не двигайте! На Ломакса напали. Теперь это место преступления.

– Он жив? – спросила она.

– Да, но без сознания. «Скорая» сейчас приедет.

И в самом деле практически сразу же послышался вой сирены. Мэтт снова позвонил в участок и поговорил с дежурным сержантом.

– Я хочу, чтобы к Мартину Ломаксу приставили охрану. Его сейчас повезут в больницу. Если кто-то придет навестить, нужно будет записать фамилии. Как только он придет в сознание, сразу же связывайтесь со мной.

– Он выживет? – спросила уборщица.

– Да, думаю, да. Его не хотели убивать.

Мэтт догадался, что в Ломакса, вероятно, стреляли в виде предупреждения. Но вставал большой вопрос: кому он перешел дорогу? Кого он обидел так сильно, что человек пошел на это?

* * *

Кейт все еще находилась в гостиной у Флетчеров, когда позвонил Мэтт и сообщил ей, что случилось с Ломаксом.

– Каз напугана, – сказал ей Калеб. – Даже если она спустится вниз, с вами она разговаривать не станет.

– Для нее же лучше начать говорить, – ответила Кейт, нажимая на отбой. – Ситуация резко изменилась. Только что стреляли в менеджера «Красного каблука».

– Он мертв?

– Нет, Калеб, так что, вероятно, это предупреждение. Иди за сестрой и приводи ее сюда. Я должна убедиться, что с ней все в порядке.

Карен явно похудела, одежда висела на ней, да она и раньше, похоже, не отличалась полнотой. И еще она была очень бледной. Она выглядела так, будто долгое время находилась в полуголодном состоянии. Кейт обратила внимание на повязки и на то, что девушка хромает.

– Что у тебя с руками?

– Несчастный случай.

– Просвети меня. Опиши, что случилось.

– Послушайте, вы, я не стукачка, поэтому не ждите, что я сейчас вам тут все выложу. Я не стучу полиции! Да и в любом случае мне вам рассказывать нечего.

– Ты была знакома с Эми Оливер и Каролиной Перкс. Ты жила с ними в последнее время?

Карен посмотрела на свои руки.

– После случившегося в клубе Эми сказала, что я могу пожить у них.

– В доме на Вестгейт?

Карен кивнула.

– Больше я ничего не скажу.

– Послушай, Карен, на Ломакса напали. Он ранен и сейчас в больнице. В него стреляли. У тебя есть мысли насчет того, кто мог это сделать?

Девушка покачала головой, потряхивая темными волосами.

– Ты уверена? И он, и ты связались с опасными людьми. Неизвестно, кто будет следующей жертвой.

– Он в тяжелом состоянии? – спросила Карен.

– Достаточно тяжелом. Мы считаем, что это было предупреждение. Убить его было бы легко, но его не убили. Ты же не хочешь, чтобы что-то подобное случилось с тобой? Ты знакома с Ломаксом, ты работала в том клубе. Что он знал такого важного? Ведь стреляли в него не просто так.

Карен откашлялась. Кейт видела, что она нервничает, ее испуганные глаза бегали по комнате.

– Каролина говорила, что в клубе небезопасно. Она чего-то очень боялась.

– Может, кого-то? Собственного мужа? Она боялась, что он узнает о ее связи с Эйнли?

– Она говорила, что он ее убьет. Я ей ответила, чтобы не говорила глупостей, но она сказала, что я просто его не знаю, и ему доводилось раньше убивать людей.

– Ты знаешь, что случилось с Каролиной? Мы не можем ее найти.

– Понятия не имею.

– А как зовут ее мужа? Ты знаешь его фамилию?

– Не знаю. Каро ее не называла. Перкс – это ее девичья фамилия. Никто из нас никогда не видел ее мужа, мы знали только Эйнли. Он тоже жил с нами в том доме. Они всегда разговаривали шепотом. Он очень злился. Он не хотел, чтобы мы там находились. Наверное, считал, что из-за нас могут возникнуть сложности, что мы что-то где-то сболтнем. А потом меня поперли из клуба, и Эми исчезла, и нигде нет ни следа Каро.

– Она забрала свои вещи? Оставила вам записку? Хоть что-то?

– Все ее вещи все еще лежали в ее комнате, когда я там была. Но она забрала свою красную сумочку. Она без нее никуда не ходила.

– И что было дальше?

– Мне позвонили. Какая-то женщина хотела знать, где Каролина. Она мне обещала заплатить, если я ей помогу.

Значит, вот откуда деньги, обнаруженные в комнате Карен.

– Ты была знакома с этой женщиной раньше?

Карен покачала головой.

– У нее был молодой голос? Или она показалась тебе дамой средних лет?

Карен пожала плечами.

– Продолжай, Карен. Вы поговорили по телефону. Именно она держала тебя взаперти? Если так, то ты же ее видела. Кто она?

– Я не уверена. Я там плохо соображала и ни разу не смогла ее хорошо рассмотреть. Она пичкала меня снотворным, – пожаловалась Карен.

– Так, вернемся немного назад. Что ты сделала, когда она позвонила?

– Я ей сказала, что вначале хочу получить деньги. Она не хотела встречаться со мной лично, так что отправила деньги по почте на этот адрес. Я должна была на следующий день привести к ней Каро. Женщина сказала, что если я попытаюсь ее обмануть, меня ждут неприятности. – Карен посмотрела на свои руки. Сквозь повязки просачивалась кровь. – Мне следовало ее послушаться.

– Предполагаю, что эта женщина работает на мужа Каролины, – высказала предположение Кейт.

– Не знаю. Я должна была привести Каро в определенный дом, но у меня ничего не получилось. Каро исчезла в то утро еще до того, как я встала. Я не представляю, куда она делась. Я просто продолжала надеяться, что она вернется. Та женщина мне снова позвонила. Я не осмелилась ей сказать, что Каро нет, и пошла на встречу одна. Я думала, что она даст мне дополнительное время.

– Это было глупо. Почему ты нам не позвонила? – спросила Кейт.

– И что бы я сказала? Я же не знала, как все будет плохо.

– Где этот дом?

– Это просто дом на участке.

Кейт уже надоели эти расплывчатые ответы.

– Когда ты сказала ей, что Каролины нет, что она сделала?

– Вначале мы разговаривали. Она казалась вполне разумной. Я все объяснила насчет Каро. Я ей сказала, что могу попробовать ее поискать в нескольких местах, но на это у меня уйдет несколько часов.

– Она не согласилась?

– Нет, она накачала меня снотворным и заперла. Я много дней сидела в этом чертовом холодном подвале! Я почти ничего не ела. Мне нечего было ей сказать, и она сделала вот это! – Карен вытянула руки вперед. – Она вырвала ногти с нескольких пальцев. Жестокая сука!

Кейт поморщилась.

– Кто эта женщина? Ты же видела ее. Ты должна ее описать. И где находится дом? Мне нужны ответы, Карен. Откажешься сотрудничать – доставлю тебя в участок.

Девушка ее не слушала. У нее запищал телефон, и она внимательно смотрела на экран.

– Простите, но это все. Больше вы из меня ничего не вытяните. Я вам больше ничего не скажу.

– В чем дело, Карен? Тебе только что пришло СМС с угрозой?

– Не лезьте не в свое дело, – огрызнулась Карен.

Кейт резко выбросила руку вперед и выхватила у Карен мобильный телефон. От прочитанных слов у нее по спине пробежал холодок:

«Откроешь рот – и твой ребенок не доживет до конца недели».

Глава 25

Это был долгий изматывающий день, но до того, как отправиться домой, требовалось сделать еще немало дел. Мэтт собрал команду в оперативном штабе.

– К Мартину Ломаксу приставлена круглосуточная охрана, как и к Карен Флетчер и всей ее семье, – сообщил он. – Вы знаете, что в Ломакса стреляли сегодня во второй половине дня, и поступила угроза ребенку Карен.

– Карен знает, кто держал ее в плену, и место, где ее держали. Я уверена, что она бы мне все рассказала, если бы не это СМС. Получив его, она сразу же замкнулась, – рассказала Кейт.

– Они угрожали ее ребенку, – напомнила Лили. – Тут любой человек хорошо задумается перед тем, как что-то делать.

– Тем не менее, для того чтобы ей помочь, нам нужно знать, кого она боится, – сказал Мэтт. – Поговори с ней еще раз завтра. Убеди ее, что мы не дадим ее в обиду. Если нужно, то вся их семья попадет в программу защиты свидетелей.

– Я попытаюсь, сэр, но после всего, через что прошла эта девочка, она на самом деле боится. Я уверена, что она знает, кто держал ее в плену и изуродовал пальцы, но она отказывается говорить. Она очень сильно напугана.

– Кто-то в отчаянии и очень хочет найти Каролину Перкс. Мне кажется, что они ни перед чем не остановятся. У нее была любовная связь с Полом Эйнли. Он мертв, но ее следов мы не нашли. У нас также нет доказательств, что она жива, но похоже, что тот, кто ее ищет, считает, что жива. Каролина работала в «Красном каблуке». Она знала Ломакса, знала Карен. Какое-то время они с Карен жили под одной крышей.

– Я изучила доску информации по делу Эйнли, – сообщила Кейт. – Красную сумочку нашли в багажнике утопленной машины. У Каролины была красная сумочка, и она всюду ее с собой таскала. По крайней мере мне так говорили. Если Каролина находилась в той машине, то я невысоко оцениваю шансы на ее выживание.

– Каких-нибудь родственников Каролины удалось найти? – спросил Мэтт у Лили.

– Пока нет, сэр, но образец ДНК Джоди Оливер уже в лаборатории, – отчиталась Лили. – И теперь у нас есть фотография. Я ее повесила на доску информации.

– Если повезет, то мы уже завтра будем знать, нашли ли мы в подвале Эми или это кто-то другой.

– Кто бы ни была эта убитая женщина, у нас до сих пор нет мотива и нет подозреваемого, – напомнила Лили.

– Поттер был убит, потом Эйнли и еще одна молодая женщина. Их должно что-то связывать. У нас вообще кто-то есть в списке подозреваемых? – спросила Кейт.

– Первым номером стоит муж Каролины, – ответила Лили. – Мотив в случае убийства Эйнли – ревность. Если он узнал про дом на Вестгейт, то мог туда отправиться. Поттер ему помешал и тоже был убит.

– А фамилию этого мужа мы знаем? – спросила Кейт.

Мэтт не ответил. Ему еще предстояло посетить дом на Огден-Мур, который принадлежал одной из компаний Джека Флэнагана.

– Проверь записи актов гражданского состояния – заключенные браки, – велел он Лили. – Посмотри, может, удастся найти что-то на Каролину Перкс. И никому ни слова! – Он не стал указывать эти планы на доске. Ему хотелось добраться до Флэнагана раньше Карлайла. – И постарайся побыстрее. Займись этим завтра прямо с утра.

Время близилось к девяти вечера. Им всем было пора идти домой.

– Я задержусь и займусь этим прямо сейчас, – сказала Лили. – У меня нет никаких планов.

– Ты уверена?

Она кивнула.

– Если что-то найдешь, отправь мне СМС. Я поеду в больницу.

– Вы думаете, что Ломакс согласится с вами поговорить? – с сомнением спросила Кейт.

– От этого может зависеть его жизнь.

* * *

Мартина Ломакса прооперировали. Врачи попытались собрать ему плечо и предплечье, а также сделали переливание крови после кровопотери. Пуля разорвала мышцу, сухожилие и пробила кость. Повреждения оказались серьезные, но хирурги были довольны результатом операции, правда, не могли обещать полного восстановления всех функций.

Ломаксу вкололи приличную дозу морфия, и на какое-то время боль ушла. Он чувствовал себя неплохо, учитывая случившееся, но его мучили воспоминания о том, что произошло в клубе. Флэнаган славился своей безжалостностью. Его ничто не остановит – он сделает все, чтобы найти жену. Ломакс помнил боль и ужас, которые испытал, когда Коннор Брэнт достал пистолет. Эти мысли беспрестанно крутились у него в голове. Брэнт легко мог его убить. Но у Ломакса был большой жизненный опыт, и он понимал, что ему нужно найти какой-то выход. Работая в клубе, он постоянно сталкивался с людьми Флэнагана. Тот отмывал деньги через клуб, как и многие другие. Он этим занимался уже много лет. Ходили слухи, что последняя партия – это наличные, которые перевозили в Лидсе из одного банка в другой. Для Ломакса работа была легкой и выгодной. Он получал свой процент со всего, что пропускал через кассу.

Когда Ломакс пришел в сознание, то понял, что его мобильный телефон непрерывно пищит. СМС шли одно за другим, и суть их всех была одной и той же: расскажешь что-нибудь полиции, и будешь катать сына в инвалидном кресле до конца его жизни. Учитывая то, что сегодня произошло с ним самим, Ломакс нисколько не сомневался: Флэнаган сделает то, что обещает.

Он заметил Мэтта Бриндла, разговаривающего с медсестрой в коридоре. Да будь он проклят! Ломакс хотел только, чтобы его оставили в покое.

Инспектор вошел в палату, где лежал Ломакс.

– Вам повезло. Все могло закончиться гораздо хуже. Вы знаете, кто на вас напал?

Ломакс покачал головой.

– Не представляю. Он был в маске. Это был вооруженный налет, который не удался. Он бросился к кассе, но я встал на пути.

– А это не Флэнаган искал сбежавшую жену?

– Я не понимаю, о ком вы говорите.

Мэтт сел на стул рядом с кроватью.

– Я думаю, что понимаете. Вы знали Пола Эйнли, вы на него работали. Они сбежали вместе с женой Флэнагана, которая какое-то время трудилась в вашем клубе. Так что клуб – это как раз то место, куда должен был заглянуть Флэнаган. Это очевидно. Вам пора понять, в какой вы опасности. Флэнагана не удовлетворит ложь. И вы от него не отделаетесь. Вы знаете больше, чем рассказали мне, несомненно больше, чем рассказали ему. Если хотите выжить, Ломакс, то вам нужны мы.

– Как я вам уже сказал, это был вооруженный налет, но ничего украсть не получилось. Я не могу вам помочь. Я не знаю этого человека.

– У Флэнагана на вас что-то есть? Вам угрожали? Может, угрожали члену вашей семьи?

– У меня нет семьи, – соврал Ломакс.

– Мы можем вас защитить. Перед дверью вашей палаты двадцать четыре часа в сутки будет дежурить полицейский.

Ломакс рассмеялся. Он мог представить, что Брэнт сделает с любым человеком, оказавшимся у него на пути, не важно, откуда он – из полиции или нет.

– Уходите, инспектор. Мне не нужна ваша помощь. Вы ничего не можете сделать. И не случилось ничего, что требовало бы вашего участия.

– Я вам не верю. Вы должны нам доверять, Ломакс. Но пока отложим этот разговор. Вы соврали мне о Карен Флетчер. Вы с ней знакомы. У нас есть распечатка звонков от мобильного оператора, и мы знаем, что вы разговаривали с ней. Можете рассказать мне о чем?

Ломакс покачал головой. Плечо снова начинало болеть. Ему совсем не требовался допрос с пристрастием.

– Вы что, не знаете этих молодых девчонок? – хмыкнул он. – То им выходной нужен, то часы работы поменять. Ничего серьезного.

– Так почему вы просто не сказали нам, что знаете ее, когда мы про нее спрашивали?

– Послушайте, инспектор, я не знал, что бы она сама хотела – говорить мне о ней или нет, что говорить. Я им не смотритель, черт побери. Мой девиз: лучше ни во что не лезть.

– Боюсь, мистер Ломакс, что на этот раз вы как раз влезли. На всякий случай у вас есть моя визитка. Как только захотите мне рассказать, что произошло на самом деле, звоните.

Глава 26

День седьмой


Мэтт Бриндл проснулся поздно. Мать пыталась его разбудить, но он только повернулся на другой бок и снова заснул.

– Ты слишком напряженно работаешь, – сказала она, когда Мэтт наконец появился в кухне. – Айви приготовила тебе пару яиц пашот, и чай заварен.

– Мама, я хочу, чтобы ты больше не встречалась с Флэнаганом.

– Я знаю. – Она невесело усмехнулась. – Направил на меня тяжелую артиллерию, сынок? Сюда приезжали Тэлбот с приятелем. Они его тоже не любят.

– Он – подозреваемый в деле об убийстве, возможно, еще и в нанесении тяжких телесных повреждений.

– Деталей они мне не рассказывали, но четко дали понять, что хотят.

– Пожалуйста, сделай, как я прошу. Если он позвонит, найди повод отказаться от встречи.

Мэтту не хотелось есть. Он налил себе большую кружку чая и отправился в главный зал. Дом для туристов еще не открывали, но и этот день оказался солнечным, значит, на территорию поместья опять приедет много народа.

Зазвонил его мобильный телефон. Это была Лили.

– Я нашла мать Каролины, сэр, – сообщила она. – Она живет в Галифаксе. Я сейчас направляюсь туда. Я возьму образец ДНК и фотографию. Мне ей рассказывать о том, что происходит?

– Мы же сами не представляем, не правда ли? Пока не говори ей, что Каролина исчезла. Спроси, что она знает про зятя. Свадебная фотография была бы очень кстати. А что там с результатами анализа ДНК Джоди Оливер?

– В лаборатории сказали, что сегодня будут готовы, но попозже. Кстати, я нашла информацию, о которой вы говорили вчера вечером. Я не стала отправлять вам СМС, потому что не была уверена в ее достоверности. Я оставила записку у вас на столе. Каролина на самом деле вышла замуж, но тут есть одна странность…

В этот момент связь пропала. Вероятно, Лили находилась высоко в горах, где плохой сигнал. Но они поговорят позднее.

Мэтт решил, что сегодня утром он съездит на Огден-Мур и поговорит с Флэнаганом. Он уже собирался позвонить Кейт, предупредить, что приедет позже, но тут снова зазвонил его мобильный.

– Давай быстро сюда, – приказал Тэлбот, даже не поздоровавшись. – Никуда не заезжай. Нам нужно поговорить, и срочно.

* * *

Кейт собиралась на работу.

– Ты когда в последний раз разговаривал с Калебом Флетчером? – спросила она у Зейна.

– Он не хочет со мной больше знаться! И мне очень жаль, потому что мне казалось, что мы стали друзьями.

– Свяжись с ним. Сходи к нему сегодня. Выясни, что он знает о Карен. Где она была, кто держал ее в плену?

– Ты приставила к ним полицейскую охрану! Он теперь не хочет со мной разговаривать.

– Попытайся, Зейн. Каз знает гораздо больше, чем говорит, а информация может нам помочь поймать убийцу.

– Ты с ней собираешься встречаться?

– Возможно, но позже. Если что-нибудь узнаешь, позвони мне.

Кейт отправилась в участок. По пути на работу она пыталась соединить разрозненную информацию, которая у них уже была. Двое мертвых мужчин. Смерть Эйнли она могла понять. Он перешел дорогу мужу Каролины, а тот, судя по всему, был из крутых. Но что такого мог сделать Рональд Поттер, чтобы кого-то так сильно расстроить? Еще один разговор с Мэри Солтер может пролить какой-то свет на ситуацию. Теперь они знали о людях, о которых ее раньше не спрашивали.

Кейт заехала на стоянку на главной улице Марсдена и позвонила в участок. Она сообщила дежурному, где находится и что собирается делать, и попросила оставить записку на столе Мэтта.

Когда Кейт вошла в агентство недвижимости, то увидела, что за столом Мэри Солтер сидит Джулия.

– Еще не закрылись?

Джулия подняла на нее глаза.

– Слишком много бумажной работы. У нас еще не завершены сделки по продаже, и юристы требуют подготовить документы. Если повезет, закончим все к концу недели. Тогда и закроемся.

– Мисс Солтер работает?

– У нее перерыв. Скоро вернется. Я думаю, что она пошла по магазинам. Я могу вам как-нибудь помочь?

– Мистер Поттер когда-нибудь говорил о Поле Эйнли?

Девушка открыла базу данных и набрала имя и фамилию.

– Я этого человека не помню, но он у нас арендовал дом. Я вижу записи, сделанные Рональдом. Здесь указано, что Эйнли настаивал на том, чтобы сделка оставалась в секрете. Никому не сообщать, какой дом он арендовал. Ему нужно было пожить в тишине и покое. – Она подняла глаза на Кейт. – Несколько нетрадиционно, но Рональд, вероятно, не увидел в этом ничего необычного.

– А кто-то еще интересовался Эйнли?

– Вам нужно будет задать этот вопрос Мэри, но мне кажется, что нет.

Кейт задумалась на минуту.

– А этот домик был его основным местом жительства?

– У него еще есть собственность в Хаддерсфилде. И в списках избирателей значится адрес в Хаддерсфилде.

– Дайте мне, пожалуйста, адрес домика, который он арендовал. У вас есть запасные ключи?

– Он находится в Хейд-Эдж. Проедете всю деревню, потом первый поворот направо. Это маленький каменный домик сразу за фермой, окрашенной в зеленый цвет. Не пропустите. А шоссе Калдер-Бек проходит как раз с другой стороны – за садиком и спускается вниз с холма.

Джулия написала адрес на клочке бумаги и вручила Кейт вместе с ключами.

Кейт вернулась в машину и достала карту. Хейд-Эдж оказалась крошечной деревенькой всего с полудюжиной домиков, расположенной в горах рядом с Холмфиртом. Она ввела данные в навигатор и тронулась в путь.

Она проехала несколько красивых деревенек в Пеннинских горах. Во всех каменные дома стояли рядами вдоль дороги, проходившей сквозь них. В это время года стены домов украшали вьющиеся растения, клематисы и жимолость. Но Кейт была реалистом. Наступит зима, и эти места станут почти непроходимыми, отрезанными снегом и льдом. Жить в сельской местности, конечно, прекрасно, но ей было комфортнее в городе, и так, наверное, будет всегда.

Несколько раз она повернула не туда, но наконец нашла дорогу, о которой ей говорила Джулия. Она поехала по ней и примерно через полмили за фермой увидела отдельно стоящий домик. Да, это место прекрасно подходило для человека, желающего тишины и покоя.

Домик выглядел нежилым. На подъездной дорожке не стояло никаких транспортных средств, занавески были задернуты. Кейт вышла из машины и постучала в дверь. Никто не ответил. Она постаралась заглянуть в окно на фасаде, но ничего не смогла рассмотреть.

Затем она услышала шаги. Кто-то находился в доме. Входная дверь чуть-чуть приоткрылась, и из этой щели на нее уставились испуганные глаза. Это была женщина.

– Кто вы?

– Полиция. Сержант Кейт Бакстер. Отдел сыскной полиции района Восточных Пеннин. А вы?

– Каролина Перкс.

Кейт выдохнула с облегчением.

– Мы думали, что вы мертвы. Вашего приятеля убили, а вас никто не видел много дней. Почему вы никому не сказали, где находитесь?

– Войдите в дом.

Кейт ожидала по крайней мере объяснения. Но получила то, чего совсем не ожидала. Не успела она зайти в коридор, как ей на затылок обрушился удар. И она упала на пол без сознания.

Глава 27

– Почему вы меня вызвали, Тэлбот? Что за срочность? Почему это дело не может подождать?

Тэлбот Дайсон сидел за своим письменным столом и явно чувствовал себя неуютно.

– Тебе это не понравится.

– Что не понравится? Я что-то сделал не так? Моя мать что-то сделала?

– Нет. Дело в этом самом Джеке Флэнагане. Я хочу, чтобы ты им прекратил заниматься с этой минуты.

Мэтт был ошеломлен.

– Но он наш главный подозреваемый в деле об убийстве! Вы помните пропавших девушек? И еще добавилась вчерашняя стрельба в клубе. Затем Пол Эйнли. Ни у кого не было лучшего мотива для его убийства, чем у Флэнагана.

– Это дело ведет Карлайл, или ты забыл?

Мэтт видел, как Тэлбот ерзает на стуле. Что-то его беспокоило.

– Вы собираетесь мне объяснить, почему?

– Я уже ничего не могу поделать. Я думаю, что в скором времени дело Флэнагана будет передано совсем другой группе.

Теперь Мэтт был заинтригован. Вероятно, Тэлботу сказали что-то совершенно неожиданное и еще велели ни с кем не обсуждать полученную информацию. Об этом говорило выражение лица начальника. Ему не оставили выбора.

– Если бы решал я, я бы тебе все объяснил, но я получил приказ, – признался Тэлбот.

– О какой группе речь? – спросил Мэтт. – Это-то можете сказать?

– Региональное управление сыскной полиции.

– Что такого натворил Флэнаган, чтобы привлечь их внимание?

– Больше ничего сказать не могу. Приказ, парень.

– Значит, что-то серьезное. Флэнаган играет по-крупному, и его дела могут иметь далеко идущие последствия, в сравнении с которыми случившееся с Эйнли – мелочь. Хотя что может быть хуже убийства?

– Похоже, так и есть, – сказал Тэлбот. – Но больше ты от меня ничего не услышишь. Давай возвращайся к работе и оставь этого типа в покое.

Мэтт понял, что временно ему придется это принять независимо от того, нравится ему это или не нравится. Он отправился в оперативный штаб. Там не оказалось ни Кейт, ни Лили, но на его столе лежали две записки. В одной сообщалось, что Кейт отправилась снова поговорить с Мэри Солтер. Несомненно, хотела утрясти какие-то моменты. На самом деле эта линия расследования его не интересовала. Он мог думать только о Флэнагане. Мэтт злился и был расстроен из-за того, что не может заниматься этим типом.

Записка от Лили была короткой и, как всегда, написана не очень разборчиво. Такой уж у нее почерк. Лили сообщала, что нашла информацию о замужестве Каролины, которая им требовалась. Но эта информация из записки очень сильно его удивила.

Он не сомневался, что запись в базе данных актов гражданского состояния покажет, что Каролина вышла замуж за Джека Флэнагана. Но это было не так. Мэтт уселся за стол и еще раз перечитал записку. Человека, за которого Каролина Перкс вышла замуж, звали Джек Вэддел!

Джек Вэддел. Это было то единственное имя, которое приводило Мэтта в ужас и не давало спать по ночам.

Именно Вэддел был тем злодеем, который всегда хотя бы на один шаг шел впереди тех, кто был на стороне закона. Было известно, что именно он стоит за организованной преступностью в этом регионе и даже за его пределами. Несмотря на многочисленные расследования, полиция из Лидса так ни разу и не смогла собрать достаточно доказательств, чтобы отправить его за решетку. Свидетели исчезали, с другими происходили несчастные случаи, а еще чаще они отказывались говорить. У Вэддела были длинные руки, и даже когда он находился за пределами региона, то приводил в ужас всех, как-то связанных с ним.

Это имя преследовало Мэтта с того самого дня, как он впервые его услышал. Несколько месяцев назад один заключенный, которого он допрашивал в рамках другого уголовного дела, сообщил ему давно интересовавшую его информацию. Тот заключенный сказал ему, что именно Джек Вэддел стоял за случившимся с ним самим и сержантом Полой Райт в тот злополучный день. Заключенный настаивал, что именно из-за Вэддела погибла Пола, а Мэтт получил серьезные ранения.

В свое время Мэтт обсуждал эту информацию с Тэлботом, но, насколько ему было известно, дальше дело не пошло. Мэтт уставился на слова, с трудом веря в прочитанное. Как так могло получиться? Страх, паника, которые его периодически охватывали, вернулись вместе с желанием мстить. У него было ощущение, будто окружающие стены надвигаются на него. Он закрыл глаза и снова оказался в том каменном здании высоко в горах. Он увидел Полу, стоящую у разбитого окна и зовущую его. Мэтт чувствовал себя так, будто получил удар под дых. Его на мгновение парализовало. Он даже говорить не мог.

Он ненавидел такие моменты, злился на себя. Ему было тошно от того, что Вэддел имел над ним такую силу и мог перевернуть его мир вверх тормашками. Он только увидел имя это человека, и его мгновенно охватила паника. Мэтт понимал, что ему нужно встряхнуться, собраться с мыслями. Тем или иным способом он должен навсегда остановить Вэддела.

Мэтт вошел в базу данных полиции. Вероятно, Флэнаган – это еще одна фамилия, которой пользуется Джек Вэддел. Это узнал Тэлбот и именно поэтому не стал ничего рассказывать. Но независимо от того, станет Тэлбот что-то рассказывать или не станет, Мэтт должен выяснить все, что известно про тот день.

Данные были закрыты для свободного доступа.

Мэтта трясло. Этот человек встречался с его матерью! Единственной целью Вэддела явно был он сам. Он хотел до него добраться. Но что именно он хотел? Наверное, узнать, где Каролина.

Мэтт потряс головой. Ему нужно было выяснить, какой информацией располагает Тэлбот. Сейчас не время для секретов. Вэддел разгуливает по улицам на их территории и делает все, что пожелает. Люди погибли, в Ломакса стреляли, девчонка напугана до смерти. Не прошло и нескольких секунд, как он снова оказался в кабинете Тэлбота.

– Не врите мне, Тэлбот. Только не об этом. Флэнаган – это Вэддел, так? Что именно вам известно?

Начальник тяжело вздохнул.

– Отпечатки пальцев. Они совпали с теми, которые есть в нашей базе данных.

– Вы знаете, где на самом деле находится Флэнаган. Позвольте мне привезти его в участок. Допросить его про тот день и про то, что он сделал.

– Нет. Это было бы глупо. Это испортит всю операцию. Ты был целью, и теперь должен оставаться в стороне.

– Вы согласны, что именно Вэддел стоит за случившимся в тот день с Полой и со мной?

– Да. Мы очень серьезно подходим к убийству наших коллег. Именно поэтому ты не должен к нему приближаться. Дело передано группе из Лидса. Они получили информацию о том, что засада была организована по приказу Вэддела. То, что он сейчас находится здесь и представляется Флэнаганом, связано только с поиском им сбежавшей жены. Нам с этим повезло, потому что благодаря этому он наконец вышел из тени. Главную роль сыграли отпечатки пальцев на вазе от «Муркрофт». Да и мы все хорошо поработали.

– Вы знаете и кто те два молодых гопника?

– Да, и в эти минуты, когда мы тут с тобой разговариваем, их как раз арестовывают.

– А что с двумя нашими делами? У Карлайла Вэддел – подозреваемый в убийстве, а мне он нужен из-за пропавших девушек. Это не упоминая стрельбу в ночном клубе.

– После того как его арестуют, члену твоей команды будет разрешено его допросить. Но ты должен понять одну вещь: допрос не должен перерасти в скандал и разборки из-за случившегося с тобой или Полой. Только при этом условии!

– Когда его арестуют?

– Он засел в доме на Огден-Мур. Его отвезут в участок в Лидсе и там допросят.

* * *

Барбара Перкс жила на окраине Галифакса. Домик был довольно милым, с каменной террасой и стоял на чистенькой боковой улочке.

Лили заранее ей позвонила, и Барбара ее ждала.

– Я приехала из-за Каролины, – сообщила Лили. – Когда вы видели ее в последний раз?

Барбара Перкс выглядела обеспокоенной. Она пригласила Лили в дом, и они устроились в креслах, чтобы побеседовать.

– В последнее время я ее не видела, – призналась Барбара. – Если честно, я терпеть не могу этого типа, за которого она вышла замуж. Не могу понять, что ее привлекло. Она симпатичная девушка, а он в два раза ее старше. Наверное, деньги, которыми он бросается, вскружили ей голову. Ничто другое на ум не приходит.

– Она вас не навещает? Вы не встречаетесь в городе, не ходите вместе по магазинам?

– Я не видела ее с Рождества. Она приехала тогда во второй половине дня, выпила чаю, мы обменялись подарками – и все.

– И с тех пор не виделись?

– Она один раз звонила. Но это был странный звонок. Понимаете, ему не нравится, когда она куда-то ходит или ездит одна. Со дня их знакомства он ее контролирует. С ней что-то случилось?

«Что ей сказать?!»

– Я не уверена, миссис Перкс. Насколько нам известно, Каролина исчезла. Ее никто не видел какое-то время.

– Но вы считаете, что с ней все в порядке? Я имею в виду: с ней ничего не случилось? Да, мы с ней в последнее время несколько отдалились друг от друга, но я надеюсь, что в будущем все изменится. Она сможет здраво посмотреть на вещи. Я знаю свою Каролину. В конце концов она вернется домой.

– Мы надеемся.

Лили постаралась ободряюще улыбнуться.

– Не похоже, чтобы вы были в этом уверены. Вам что-то известно, да? Вы боитесь, что с ней что-то случилось, что он с ней что-то сделал?!

– Мы просто не знаем, миссис Перкс. Официально она пропала.

Выражение лица Барбары Перкс изменилось, было похоже, что она вот-вот заплачет.

– Вы должны ее найти! Вы должны привезти ее домой!

– Мы думаем, что Каролина может где-то прятаться, возможно, от мужа, – добавила Лили, пытаясь успокоить мать. – Мне нужна ее фотография, а у вас нужно взять образец ДНК. Таким образом, если мы найдем молодых женщин, которые не желают нам представляться и рассказывать о себе, мы сразу же сможем сделать необходимые анализы.

– Это он. Это он вынудил ее сбежать. Он ужасный человек. Я пыталась ей это объяснить, но в самом начале их отношений она была им очарована и не желала меня слушать.

– Вы сказали «в самом начале их отношений». Что изменилось? – спросила Лили.

– Я не уверена… Когда она приезжала сюда на Рождество, у меня было ощущение, будто она пытается мне что-то сказать. Она выглядела по-другому. Более счастливой. Я подумала, не нашла ли она кого-то другого. Именно с ним она и могла сбежать, с новым мужчиной.

Лили подозревала, что «новым мужчиной» как раз и был Пол Эйнли.

– Давайте я возьму анализ, миссис Перкс. Это быстро. Я сразу же дам вам знать, как только у нас появится какая-то информация.

Вернувшись в машину, Лили позвонила в участок, чтобы узнать, не случилось ли чего за время ее отсутствия. Дежурный за телефоном сообщил, что все на выезде, но у него имелось для нее сообщение. Звонили из банка. Банкноты, обнаруженные в спальне Карен Флетчер, были из партии, украденной два года назад. На автомобиль, который перевозил пачки денег из одного банка в другой, напали на сельской дороге рядом со Скиптоном, недалеко от Лидса. Вооруженный налет был так хорошо организован, что полиция подозревала наличие сообщника в банке, который поделился информацией. Украли десятки тысяч фунтов стерлингов, и эти деньги так и не были найдены. С пластиковых пакетов сняли отпечатки пальцев, но их нет в базе данных.

Лили несколько минут просто сидела в машине и думала обо всем этом. Откуда у Карен Флетчер деньги, украденные во время вооруженного налета на инкассаторскую машину? А что еще более важно, кто ей их заплатил? Она сказала, что это была плата за передачу Каролины. Лили схватила телефон и набрала сообщение Мэтту. Все это было слишком важно, чтобы ждать, пока она доберется до участка.

Глава 28

– Мы вскоре отсюда уедем, Брэнт, поэтому я не хочу оставлять никаких незаконченных дел.

Гигант издал непонятный звук, чем-то напоминающий хрюканье.

– Что будем делать с вашей женой?

– Раньше или позже Каролина вылезет из своего укрытия. В этом городе достаточно людей, которые мне об этом сообщат. После случившегося с Ломаксом никто не осмелится ее у себя приютить. Кроме того, мне нужно отдохнуть. Мы уже столько времени гоняемся по Йоркширу, пытаясь ее найти. Это совсем не пошло мне на пользу. Я вчера был у врача, он выписал мне новый рецепт. – Мужчина легко постучал себя по груди. – Старый мотор долго не протянет, если я буду перенапрягаться.

– Хотите, чтобы я кому-то морду начистил? И, может, лучше награду назначить? Она скорее сработает.

– Знаешь, Брэнт, иногда я ясно вижу, почему взял тебя на работу. Десять штук тому, кто доставит эту суку в «Красный каблук».

Гигант кивнул.

– Ломакс все еще в больнице. Навести его. Проверь, чтобы у него не осталось никаких иллюзий. Он должен четко понимать, что требуется. И я хочу, чтобы он знал: безопасность его сына зависит от его молчания. Начнет болтать про наши дела после того, как мы уедем, – и они оба об этом пожалеют. И скажи ему, что хватит уже валяться в больнице. Мне он нужен на рабочем месте, и срочно.

Брэнт ушел готовиться к выполнению заданий, а Вэддел, который теперь пользовался фамилией Флэнаган, достал телефон и набрал номер. Он периодически звонил на мобильный жены, хотя и не ждал ответа.

– Я ухожу, – сообщил Брэнт. – Вначале в больницу, потом куда?

– Поезди по клубам. Проверь, чтобы они четко понимали, что я от них хочу. К концу недели у нас будет еще одна партия наличных, которые нужно отмыть. Я хочу, чтобы все работало без перебоев.

– А что делать с «Красным каблуком»?

– Временно поставлю другого менеджера. С сестрой Эйнли вопрос решен. Она полагается на мое мнение. – Он улыбнулся. – Это будет человек, которому я доверяю и который знает этот бизнес. И тот, кто отдаст мне Каролину, если кто-то ее найдет. – Он холодно улыбнулся Брэнту. – Этой работой займется Томас из Белфаста. Ни один человек в здравом уме против него не пойдет. Он обеспечит нам отсутствие проблем.

Брэнт ушел, а у Вэддела зазвонил мобильный телефон. При виде номера звонившего абонента он нахмурился.

– Что еще?

– Я могу помочь. Я знаю, что вы хотите, и могу доставить вам.

– Я и так достаточно скоро получу то, что хочу. Потребность в твоих услугах отпала. Одного провала достаточно. Второй шанс я не даю.

– Как жаль. А я сейчас на нее смотрю. Что мне делать? Отпустить, чтобы шла в полицию? Знаете ли, я могу это сделать, но предоставляю вам право первого выбора.

– Хорошо. Сделка остается в силе. Ты знаешь место, так что не подведи и на этот раз.

* * *

Коннор Брэнт уже много лет работал на Вэддела. Как правило, он не лез в бизнес босса. Он просто делал то, что ему приказывали, и не задавал никаких вопросов. В результате в их отношениях не было никакой напряженности, они устраивали обоих, и Вэддел ему хорошо платил. Но в последние два года в жизни Брэнта возникло осложнение, о котором Вэддел не имел ни малейшего понятия. У Брэнта появилась женщина.

Поиски жены Вэддела на какое-то время прекратились. Планировалась другая работа в нескольких сотнях миль отсюда. Брэнт знал, что Вэддел захочет, чтобы он поехал туда присматривать за делами, но это означало отъезд из этого региона и расставание с дамой сердца. Два года они относительно свободно встречались. Вэддела нисколько не интересовала личная жизнь Брэнта. Гигант серьезно задумывался над сменой работы. Не пора ли расстаться с криминальным боссом? Раньше такое не приходило ему в голову.

Оставшись в одиночестве, Брэнт позвонил по мобильному. Ему нужно было ее увидеть.

– Ситуация меняется, малышка, – сказал он. – Мне нужно будет срочно уехать. Боюсь, что времени на долгие прощания у нас не будет.

– Нет, Кон! Ты не можешь меня бросить. Нужно еще разрулить дело. Полиция продолжает заниматься убийством Поттера и пропавшими девушками. А если допросы продолжатся? Мне нужно, чтобы ты был рядом.

– Расследование всегда длится долго. Полицейские – идиоты. Верь мне!

– Кон, я не хочу, чтобы ты уезжал. Мы же строили планы.

Он услышал боль в ее голосе. Они оба не хотели расставаться, но все решал Вэддел.

– Вопрос можно решить, но это значит уйти от шефа. Это рискованно. Я много знаю. Он посчитает, что меня нельзя оставлять в живых. Он назначит цену за мою голову. Если мы уедем, то это нужно сделать быстро, и никто не должен знать о наших планах.

– Просто скажи мне, когда и где тебя ждать. Больше мне ничего не нужно.

Ее голос дрожал от переполнявших ее эмоций. Она была готова ехать с ним куда угодно. Впервые в жизни Коннор Брэнт нашел женщину, которая его любила.

– Собери небольшую сумку. Я с тобой свяжусь.

* * *

Мэтт захотел еще раз побеседовать с Ломаксом. Во время недолгого пути от участка до больницы у него было время подумать. Выбора ему не оставили: придется сделать так, как хотел Тэлбот, но ведь начальник не запретил ему допрашивать остальных людей, которые каким-то образом связаны с Вэдделом. Кто его остановит? И Ломакс числился первым в списке. У Вэддела имелись претензии к Эйнли, владевшему «Красным каблуком». К этому времени Вэддел явно выяснил, что Каролина работала в клубе, и у него тоже должны были появиться вопросы к Ломаксу. Наверное, из-за этого и стреляли в Ломакса. Менеджер ночного клуба отрицал знакомство с Вэдделом, но связь должна быть. Мэтт не сомневался, что этот тип наведывался в клуб и имеет отношение к ранению Ломакса.

Как только он завернул на стоянку, пискнул его телефон. Пришло сообщение от Лили. Оказалось, что деньги, обнаруженные в комнате Карен, были из партии, украденной во время вооруженного налета на инкассаторскую машину. К сегодняшнему дню никакие другие деньги из той партии нигде не всплыли.

Кто-то из тех, кто ищет Каролину, имел доступ к тем деньгам. Означало ли это, что вооруженный налет организовал Вэддел? Мэтт поднимался в нужное отделение, раздумывая об этом.

Ломакс лежал в одиночестве в маленькой одноместной палате. Она находилась в закутке в самом конце отделения.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Мэтт.

– Мне не стало лучше при виде вас. Что вам теперь нужно?

– Расскажите мне про ваши взаимоотношения с Флэнаганом. Или мне лучше называть его Вэдделом?

Услышав эту фамилию, Ломакс побледнел.

– Я не знаю никакого Флэнагана и никакого Вэддела. Вы меня с кем-то перепутали.

Не обращая внимания на эти слова, Мэтт спросил:

– Он приезжал в клуб? Вы когда-нибудь видели его вместе с Эйнли?

– Вы что-то напутали. Я не могу вам помочь.

Мэтт стоял спиной к двери и не услышал шагов у себя за спиной. Брэнт негромко откашлялся.

– Этот человек вас беспокоит, мистер Ломакс?

Мэтт резко повернулся и уставился в холодные темные глаза. Он понятия не имел, кто этот человек, но, судя по виду, относился он к категории людей, с которыми лучше не ссориться. Это был настоящий гигант, причем в отличной физической форме. Он определенно регулярно тренировался, а уж если врежет, так мало не покажется.

– Кто вы такой? – спросил Мэтт.

– Не ваше дело.

– А вот здесь вы ошибаетесь. – Мэтт показал Брэнту служебное удостоверение. – Кто вы и что вам нужно от Ломакса?

– Перекинуться парой слов о делах в клубе. А вам пора уходить. Наш разговор не имеет к вам никакого отношения.

Мэтт взглянул на Ломакса и увидел, что того трясет от страха.

– Простите, но я никуда не уйду.

Брэнт прищурился, его губы вытянулись в тонкую линию. Он не привык, чтобы ему в чем-то отказывали и давали отпор. Внезапно Брэнт издал громкий рык, расправил плечи и от этого стал казаться еще больше. Он схватил Мэтта под мышки, легко поднял и вынес из палаты, потом бесцеремонно швырнул на пол в коридоре и с грохотом захлопнул дверь.

Времени думать об ущемленном самолюбии не было. Мэтт выхватил мобильный и позвонил в участок. Ему требовалось подкрепление, и немедленно.

Брэнт приставил стул к двери и зацепил дверную ручку за спинку. Теперь дверь из коридора было не открыть. Мэтт беспомощно наблюдал за происходящим сквозь окошко в двери. Брэнт схватил Ломакса за горло и орал на него. Мэтт никогда не видел его раньше, но догадался, что это один из людей Вэддела.

Подкрепление вскоре прибыло. Полицейские воспользовались прихваченным с собой инструментом, чтобы открыть дверь палаты. После небольшой потасовки на Брэнта надели наручники и увели. Но пока его вели по коридору, он то и дело оборачивался и орал на Ломакса.

– На твоем месте я бы позвонил твоему парню и попрощался! – в частности крикнул он.

Когда Мэтт вернулся в палату, теперь уже Ломакс заорал на него.

– Вы понимаете, что вы натворили? Что теперь делать Джейсону? Этот подонок пригрозил, что он до конца жизни не встанет из инвалидной коляски.

– Джейсон – ваш сын? – Мэтту и раньше приходило в голову, что Ломакс за кого-то боится. – Где он? Мы обеспечим ему защиту, как и вам.

– Вы идиот! Чертов дурак! Неужели вы думаете, что можете переиграть Вэддела?

– Значит, вы все-таки его знаете? – уточнил Мэтт.

– Я никогда не признаю это под протокол.

– И он стрелял в вас в клубе?

– Я не знаю этого человека, и он никогда не бывал в клубе, – заявил Ломакс.

– А кто сейчас был здесь?

– Подонок по имени Коннор Брэнт.

– Он работает на Вэддела? – спросил Мэтт.

– Если работает, то Вэддел вытащит его из вашего участка, еще пока даже не стемнеет.

– Я в этом очень сильно сомневаюсь. Он напал на вас, и я этому свидетель, – заметил Мэтт.

– Не тратьте время. Я не буду подавать заявление. Ничего не случилось, понимаете?

– Даже если вы будете молчать, нет гарантии, что ваш сын останется в безопасности. Мы вам нужны, Ломакс.

Ломакс отвернулся лицом к стене.

– Исчезните. Мне вам нечего сказать.

Мэтт посмотрел на него сверху вниз. Рана в плече снова кровоточила. Ломакса отсюда не скоро выпишут.

– Предложение остается в силе. Решите, что вам нужна помощь – звоните мне.

* * *

Когда Мэтт вернулся в участок, то увидел, что Лили уже там. Она улыбнулась ему.

– Я слышала, что день у вас прошел бурно.

– Это просто животное! Настоящий зверь! Что с ним сделали?

– Посадили в камеру. Он орет, не желает успокаиваться. Его зовут Коннор Брэнт. Сейчас за ним приедет кто-то из Лидса. – Она посмотрела на Мэтта. – Что-то еще случилось, о чем я не знаю?

Мэтт покачал головой.

– Я сам не знаю всех ответов. Предполагаю, что Брэнт работает на Вэддела.

– Того самого Вэддела, который муж Каролины?

– Вэддел сейчас живет под фамилией Флэнаган, – пояснил Мэтт. – Это один и тот же человек. А мне начальство запретило им заниматься. Вэддел – это тот человек, который убил Полу и ранил меня. То есть, скорее, его подчиненные. – Мэтт задумался ненадолго. – Насколько я понимаю, это вполне мог быть тот подонок, который сейчас сидит в камере.

– Я немного запуталась. Флэнаган – это на самом деле Вэддел, который должен ответить за то, что случилось с вами и вашим сержантом, и его ищут по тому делу. А мы его ищем в связи с убийством Эйнли и пропавшими девушками. Все правильно?

– Тэлбот обещал допустить одного из нас на допрос Вэддела. К этому времени коллеги из Лидса уже должны были его арестовать и посадить в камеру.

Лили фыркнула.

– Я не удивляюсь, что Каролина от него сбежала. Кстати, я отнесла образец слюны ее матери в лабораторию. Мы очень скоро узнаем, чьи останки лежали в подвале, Эми или Каролины.

– Но поможет ли это? – Мэтт посмотрел на доску информации по делу. – Если это Каролина, то это имеет какой-то смысл. Вэддел наконец до нее добрался и отомстил. Но тогда почему он ее так напряженно искал все последние дни? Если это Эми, то что она такого сделала, чтобы заслужить подобную смерть?

– И не забывайте о Поттере. Мы же из-за него ввязались в это дело. Что он сделал? Почему он привлек внимание Вэддела?

У Мэтта не было ответов на эти вопросы.

– Кстати, ты Кейт слышала?

– Нет. Я пыталась позвонить ей на мобильный как раз перед вашим возвращением, но он отключен. Предполагаю, что в том месте, куда она отправилась, просто нет сигнала.

Мэтт покачал головой.

– Она отправилась в Марсден поговорить с Мэри Солтер.

Глава 29

Кейт то приходила в сознание, то снова его теряла. В голове стоял туман, несмотря на все ее усилия. А она очень старалась, чтобы он рассеялся. Как только у нее получалось раскрыть глаза, она пыталась понять, где находится. Она лежала в сырой темной комнате, а единственный лучик света пробивался сквозь щель в ставнях, которыми было закрыто окно. Ей с трудом удалось различить рисунок на обоях. Этим обоям было несколько десятков лет. Кейт помнила, что у ее бабушки в спальне были похожие.

У нее болела голова. Она осторожно ее ощупала и обнаружила шишку на затылке, до которой было больно дотрагиваться, потом заметила темные разводы на пальцах – кровь. Кто-то ее ударил. Она постаралась вспомнить, кто.

Кейт обнаружила, что лежит на полу. Ей нужно по крайней мере попытаться принять сидячее положение. Память постепенно возвращалась. Она приехала сюда в поисках кого-то. Каролины, пропавшей девушки. И она ее нашла. Именно Каролина открыла дверь и впустила ее. Кейт помнила ее большие испуганные глаза. Но кто ее ударил?

Кейт нужно было выбираться отсюда и рассказать коллегам о Каролине. К этому времени они уже явно задаются вопросом: а куда же она подевалась? Кейт с трудом поднялась на ноги. Покачиваясь, женщина стала ощупывать стены, пока не добралась до двери. Та оказалась заперта. Кейт потянула ручку на себя и закричала, призывая на помощь. Тишина. Никто не шел на ее зов. Никакого движения. Те, кто был в доме, уехали, и она осталась одна. Кейт опустила руку в карман куртки – телефона там не оказалось. Вероятно, они его забрали. Она ничего не могла сделать. Если повезет, Лили или инспектор прочитают ее записку, потом узнают у Джулии о том, что она заезжала в агентство недвижимости, и Джулия отправит их сюда.

Кейт прислонилось спиной к двери и съехала на пол. У нее кружилась голова, подташнивало, вероятно, у нее сотрясение мозга. Она закрыла глаза. Все происходящее казалось нереальным, скорее, частью какого-то ужасного кошмарного сна. Ей нужно надеяться на спасение. Теперь она понимала, что чувствовала та несчастная девушка, останки которой они нашли.

* * *

– Если я тебе что-то скажу, то ты это передашь своей сестрице из полиции, – проворчала Карен.

– Кейт считает, что тебе угрожает опасность. Человек, которого она ищет, – псих. Что ты будешь делать, если он за тобой заявится?

Зейн и Калеб сидели напротив Карен, которая устроилась на диване с малышом на руках.

– А зачем ему? Я ничего не знаю. – Карен пожала плечами.

– Знаешь. Ты знаешь, кто держал тебя под замком. Ты же говорила Калебу, что она пыталась сделать тебе перевязку, значит, ты должна была ее видеть, – заметил Зейн.

Карен гневно посмотрела на него.

– Да уж, сделала. Я теперь таблетки должна пить. Она мне инфекцию занесла.

– Колись, Каз. Кто она?

Карен Флетчер задумалась.

– Мне нужно подумать. Эти люди – все психи. Их ничто не остановит. Они ребенка не пожалеют. Мы оба можем словить пулю.

– Полиция на твоей стороне, – сказал Зейн. – Они тебя защитят.

– Это ты так говоришь, а когда дойдет до дела, я останусь одна со своими проблемами. И так было всегда.

– Тебе в любом случае придется поговорить с полицией, – заметила Кристина Флетчер. – Откуда взялись деньги, которые они нашли у тебя в комнате?

– Я их заработала. У них не было права их забирать.

Карен вручила ребенка матери.

– Как ты их заработала, Каз? – спросил Калеб.

Она пожала плечами.

– Как я и сказала полиции. За то, что сообщила одной женщине, где Каролина. Но все пошло не так.

– Если Кейт покажет тебе несколько фотографий, ты попробуешь опознать среди них женщину, которая держала тебя взаперти? – спросил Зейн.

– Пока не знаю. Я подумаю.

– Сделай это, Каз, – встрял Калеб. – Мы не хотим, чтобы ты как-то пострадала. Полиция хочет тебе помочь. Ты можешь нам что-то еще рассказать?

Зейн смотрел, как Карен теребит повязки на руках. Он пытался представить, о чем она думает, но догадаться было невозможно.

– Ты не должна молчать. Вот его безопасность под угрозой. – Калеб кивнул на ее сына. – Скажи нам, Каз. Кто все это сотворил с тобой?

Она вздохнула.

– Энсел. Вот кто это был.

* * *

Джулия Пауэлл стояла перед дверями агентства, как раз собираясь запереть дверь, когда ее окликнул Мэтт.

– Сюда приезжала мой сержант. Куда вы ее отправили?

– Она спрашивала об одном клиенте, с которым работал мистер Поттер. Я дала ей адрес домика, который этот клиент арендовал.

– И она туда поехала? – спросил Мэтт.

– Наверное. Почему вы ей не позвоните и не спросите?

Мэтт не знал, что и думать. У Кейт были проблемы в семье. Она ездила проверить мать, а потом опаздывала из-за Зейна. Она опять пыталась использовать рабочее время для решения личных проблем?

– Клиента звали Пол Эйнли? – спросил Мэтт.

Джулия кивнула.

– Да. Тот самый, которого на днях вытащили из канала.

– Когда она уехала?

– Несколько часов назад, но там легко потеряться, даже если вам все четко описали.

– Хорошо, давайте мне адрес, и я поеду ее искать, – сказал Мэтт.

– В любом случае сейчас вы в том доме никого не застанете. Мэри собиралась связаться с семьей мистера Эйнли и попросить забрать вещи.

– Он жил там один, насколько вам известно? – спросила Лили.

– В этом-то как раз и было дело. Он хотел тишины и покоя, – ответила Джулия.

Мэтт и Лили вернулись к машине, и Лили посмотрела на адрес, который для них записала Джулия.

– Это очень далеко – там, где земля закругляется.

Лили вырулила на главную улицу Марсдена.

– Давай попробуем туда добраться как можно быстрее. Одиноко стоящий домик – это как раз то место, где лучше всего прятаться. Кто знает, на что там натолкнулась Кейт?

Глава 30

Джек Вэддел сидел в помещении для допросов вместе со своим адвокатом и обсуждал выдвинутые против него обвинения.

– Убийство, Чарльз? – переспросил Вэддел. – Ты шутишь. Что у них конкретно есть?

– В прошлом году была убита женщина-сержант из отдела сыскной полиции района Восточных Пеннин. Ее взорвали. Ее начальник, инспектор того же отдела, был тяжело ранен во время того же нападения.

– Нападения? – рассмеялся Вэддел. – Какого нападения?

– Они получили ложную наводку и отправились в пустующее заброшенное здание в горах. Кто-то бросил гранату в дыру в каменной стене. Небольшое помещение, ограниченное пространство… Мне нужно дальше объяснять?

– Как они все хорошо придумали! Ты говоришь, что кто-то из них выжил? Жаль. – Вэддел нехорошо улыбнулся. – Но это не мог быть я.

Я весь месяц лежал на пляже на Бали. Можно спросить Каролину, если она вообще когда-то объявится. А если и нет, то есть масса доказательств для подтверждения моего алиби. Авиабилеты. Гостиница. Оно железное!

– У них есть информация, которая позволила вас арестовать. Кто-то готов дать показания, Джек. Я могу только предполагать, что это кто-то из ваших людей. Вы должны серьезно к этому отнестись. Их отдел здесь, в Лидсе, нацелен на этот раз точно отправить вас за решетку.

– Глупости. Они ничего не смогут сделать. Меня даже в стране не было, так какое я могу иметь отношение к этому делу?

– Против нас выступает очень серьезное подразделение, занимающееся уголовными преступлениями, Джек. Это не простой полицейский из ближайшего к дому участка. Они тщательно проверили все факты перед вашим арестом.

– Они не найдут никого, кто выступит против меня в суде, Чарльз. Никто не осмелится давать против меня показания. Все знают, что происходит, если такой смельчак находится. – Он взял в руки пачку бумаг, которая лежала перед ними на столе. – Иди разгребай это дерьмо и вытащи меня отсюда.

– Боюсь, что это еще не все. После того как полиция здесь, в Лидсе, закончит вас допрашивать, приедут другие, из района Восточных Пеннин. Их интересует другое дело.

– Одного убийства им недостаточно? Боже мой! Каким еще дерьмом они собираются меня облить?

– Убийства Пола Эйнли и Эми Оливер.

Вэддел громко рассмеялся.

– Они думают, что это я убил Эйнли? – Он покачал головой. – Я был бы не против это сделать, но боюсь, что они хватаются за соломинку. А кто такая Эми Оливер, черт побери?

– Оставшееся от ее тела нашли в подвале одного дома в Марсдене. И, конечно, еще остается убийство агента по недвижимости Рональда Поттера.

Вэддел рассмеялся.

– Они совсем спятили? Девчонка, о которой я вообще никогда не слышал, и какой-то агент по недвижимости. Они насмехаются надо мной! Хотя это совсем не смешно. – Внезапно Вэддел застонал и стал тереть грудь. К тому же он побледнел. – Опять болит, черт побери. Дай мне воды, мне нужно принять таблетку. Чарльз, мне нужно выйти отсюда, пока меня не вынесли вперед ногами.

– Это серьезные обвинения, Джек, и относиться к ним нужно серьезно.

– Хорошо, я тебя понял. – Он сделал несколько глубоких вдохов. – Да, так лучше. А теперь я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал, Чарльз. – Он огляделся в поисках видеокамер, но не заметил ни одной. Кроме них двоих в помещении никого не было. – Никаких вопросов и никому ни слова.

– Вы меня знаете, Джек. Я сделаю все, чтобы вам помочь.

Вэддел фыркнул.

– Я знаю, сколько я тебе плачу. Позвони по номеру, который я тебе напишу. Когда ответят, тебе будет нужно произнести всего два слова. Всего два слова! Понял?

Джек Вэддел взял у адвоката блокнот и записал телефонный номер.

– Позвонишь сразу же, как выйдешь отсюда. И никому ни слова!

Чарльз Рэдфорд кивнул.

– Что я должен сказать?

– Каслшоу лейн. И все. Больше ничего говорить не надо.

– Это законно?

Вэддел улыбнулся.

– А что может быть незаконного в этих двух словах?

* * *

Мэтт с Лили ехали до деревни Хейд-Эдж в молчании. К этому времени они оба уже сильно беспокоились. Что-то явно пошло не так, иначе Кейт бы с ними связалась. Даже если бы она решила потратить пару часов на решение личных проблем, то она все равно бы позвонила. У Мэтта в этот день было и так много происшествий, дополнительная головная боль ему не требовалась. Но он никак не мог отделаться от нехорошего предчувствия.

– Следующий поворот направо. – Лили показала на проем в живой изгороди. – И там дальше по проселочной дороге. Нужный нам дом стоит сразу за фермой.

– Зачем Эйнли потребовался дом в таком месте? – спросил Мэтт.

– Он встречался с Каролиной Вэддел. Это было безопаснее здесь, вдали от любопытных глаз, – ответила Лили.

Это имело смысл. Но что теперь, после смерти Эйнли, случилось с Каролиной? Канал и реку, в которую он впадает, тщательно обыскали, но трупов больше не нашли. Может, она до сих пор прячется в домике Эйнли?

Мэтт заметил машину Кейт, когда они подъехали к нужному дому. Это было дурным знаком. Поблизости не было никого, место выглядело заброшенным. Занавески на первом этаже были плотно задернуты, окна второго этажа по большей части закрыты ставнями.

– Место выглядит заброшенным, – заметил Мэтт. – Машина Кейт все еще стоит здесь, но где она сама? Нам нужно ее найти.

Лили подошла к входной двери и подергала ручку.

– Заперто, сэр.

Она наклонилась и приподняла цветочные горшки, стоявшие у двери. Им не повезло: никакого запасного ключа под ними спрятано не было.

– Если хотим зайти, придется ломать дверной замок, – заметил Мэтт.

– И как мы это обоснуем?

Мэтт держал в руке телефон и снова попробовал позвонить Кейт. Никакого ответа.

– Кейт когда-нибудь отключала телефон?

Лили покачала головой.

– Никогда. Но она должна быть где-то здесь. Машина-то стоит.

Мэтт навалился плечом на дверь и пару раз сильно толкнул ее. Она практически сразу же отворилась.

– Кейт! – закричала Лили во тьму. – Ты здесь?

– Ищи здесь, а я пойду наверх. – Мэтт пошел вверх по ступеням лестницы, а добравшись до верхней площадки, крикнул: – Кейт! Ты меня слышишь?

Дом был погружен в тишину. Он подергал ручки нескольких дверей. В двух спальнях и ванной комнате никого не оказалось, но дверь в третью спальню была заперта. Он громко постучал, потом приложил ухо к двери и услышал слабый стон.

– Лили! Она здесь.

Он с силой ударил по двери ногой. Она была старой, петли ржавыми – и быстро распахнулась и ударила о стену. Он сразу же увидел лежавшую на полу Кейт, которая, похоже, не понимала, что происходит.

– Вызывай «Скорую»! – крикнул он Лили, а сам приподнял голову Кейт. Мэтт сразу же увидел кровь у нее на затылке и запачкал ею руку. – Ее ударили. Вероятно, сотрясение мозга.

* * *

– Она что-нибудь сказала? – спросил Тэлбот. – Кто на нее напал?

– Ничего не сказала, – ответил Мэтт. – В карете «Скорой помощи» она была без сознания. Сейчас сделают КТ, потом мы сможем ее увидеть. Я вскоре снова поеду в больницу. А раз поеду, еще разок проверю, как там Ломакс.

– Вэддела сегодня допросили. Задавали вопросы о случившемся с тобой и Полой.

Тэлбот не выглядел счастливым. Что-то явно пошло не так.

– Надеюсь, он не отвертится? – спросил Мэтт. – Они же собрали убедительные доказательства.

– Не совсем. – Тэлбот жестом предложил Мэтту сесть. – Делом занимается серьезное подразделение, но они полагались на одного свидетеля, одного из головорезов Вэддела, который разочаровался в своем боссе. Он собирался рассказать о том, что тогда произошло, и представить видеозапись своего разговора с Вэдделом. Старший следователь по делу лично видел эту запись и считает, что вопросов возникнуть не должно. И мы же знаем по опыту: заговорил один – и тут же появляются другие и начинают каяться.

Несмотря на хорошую новость, Тэлбот говорил ничего не выражающим голосом и не встречался взглядом с Мэттом.

Мэтт прищурился.

– И что пошло не так?

«Неужели опять сорвется?! С людьми типа Вэддела такое происходит постоянно».

– Свидетеля держали в надежном месте. Предполагалось, что никто не знает, где он. Но сегодня во второй половине дня ему позвонили на мобильный.

– Угрожали?

– Неочевидно. Звонивший не представился, а наш свидетель не узнал номер. Звонивший говорил очень мало. – Тэлбот так и не смотрел ему в глаза. – Я знаю, что ты не это хотел услышать, Мэтт. И мне самому не хочется тебе об этом рассказывать.

– Как ему угрожали, Тэлбот?

– Звонивший просто назвал ему адрес, по которому он сейчас живет с семьей.

Мэтт знал, что это означает. Вэддел каким-то образом выяснил или ему сказали, где держат свидетеля. Мэтт застонал. От этого человека как-то можно укрыться? Или никто и ничто не остаются в безопасности?

– Я предполагаю, что утечка будет расследована?

– Да, конечно. Но пока ребята в Лидсе не могут предъявить Вэдделу обвинения, если никто не готов давать против него показания.

– А свидетеля можно перевезти в другое место? Другой дом для него нашли?

– Да, конечно, – опять сказал Тэлбот. – Но нам он больше не верит. Ему обещали полную защиту, а затем происходит вот это. Теперь он отказывается от какого-либо участия в деле Вэддела.

– Нам все равно нужно допросить Вэддела по нашему делу.

– Допросим. Но какие у нас есть доказательства? Из того, что я вижу, их очень мало.

– Он убил Эйнли. Больше ни у кого не было мотива.

– Этого недостаточно, и ты это знаешь. Нам нужен кто-то, кто нам все расскажет, Мэтт, и побыстрее. Или придется отпускать Вэддела.

– Кто будет его допрашивать? Я не могу, Кейт в больнице. Остается только Лили.

– В таком случае придется мне, – заявил Тэлбот. – А юная констебль Хейнс может ко мне присоединиться. Но по крайней мере сегодня мы получили одну новость. Лаборатория подтвердила, что в подвале найдены останки Эми Оливер.

Глава 31

Кейт чувствовала себя лучше. Компьютерная томография подтвердила, что ничего страшного нет, а снять головную боль помогли болеутоляющие.

– Когда тебя отпустят домой? – спросил Зейн, правда, его больше интересовал его телефон, от экрана которого он не мог оторваться. – Только я планирую уйти сегодня вечером. Мы с Калебом встречаемся в городе.

– Вы снова разговариваете?

– Похоже, что да.

Кейт заметила улыбку в уголках губ брата. Он только что получил СМС, и оно явно его позабавило. Зейн поднял голову.

– Твой начальник идет по коридору. Я пошел. Он задает слишком много вопросов, и мне это не нравится.

– Это его работа, Зейн. Сегодня вечером не напивайся. Я не в том состоянии, чтобы отправляться на твои поиски. – Кейт подняла голову, когда Мэтт вошел в палату, и попыталась улыбнуться. – Помни о том, что я тебе сказала, – крикнула она в спину удаляющемуся брату. – Он опять собирается кутить в городе. Это меня не радует, но что я могу поделать?

– Как ты? – спросил Мэтт, усаживаясь на стул, с которого только что встал Зейн.

– Жить буду. Я пыталась свести воедино все случившееся. Я приехала к тому домику, дверь открыла молодая женщина. Я спросила, не Каролина ли она, и женщина кивнула. Но она выглядела очень испуганной. Я шагнула в дом, и кто-то ударил меня по голове сзади. Я думаю, что тот человек, который меня ударил, угрожал ей, отсюда и страх.

– Ты не знаешь, кто это был?

– Без понятия. Я ожидала застать одну Каролину.

– Это она? – Мэтт показал ей фотографию, которую Лили дала мать Каролины.

Кейт кивнула.

– По крайней мере мы знаем, что она жива. А тело с Вестгейт? Это Эми?

– К сожалению, да, – подтвердил Мэтт. – Но Каролина снова исчезла. Какие у нас шансы теперь ее найти?

– Мы должны ее найти. Мы должны выяснить, что случилось с Эйнли. У Каролины могут быть веские доказательства.

– Да, Кейт, они нам очень нужны. Вэддела арестовали и отправили в Лидс, но, похоже, он выйдет сухим из воды. У нас будет возможность его допросить, но у нас очень слабые доказательства.

– Кто будет вести допрос? – поинтересовалась она.

– Тэлбот и Лили. Я страшно хочу им чем-то помочь, но без данных экспертизы и без каких-либо свидетелей рассчитывать нам не на что.

– Я завтра вернусь на работу. Я им помогу, – пообещала Кейт. – Ведь еще многое не сделано: еще не пришли результаты экспертизы после осмотра ночного клуба, и отпечатки пальцев с пакетов, в которые были завернуты деньги, ни с чьими известными нам не совпали.

– Боюсь, что этих отпечатков пальцев у нас нет.

– Я спрошу еще раз, еще раз проверю. – Кейт скорчила гримасу. – Не может быть, чтобы у нас ничего не было! Нам нужно отправить Вэддела за решетку, а это значит, что мы должны дальше работать и не опускать руки, пока не получим веские доказательства для представления в суде.

– Для начала я хочу доказать, что Вэддел находился в «Красном каблуке», когда стреляли в Ломакса. Сам менеджер заявил мне, что Вэддел там никогда не бывал. Послушаем, что скажет Вэддел во время допроса. Я только молюсь, чтобы мы нашли какие-то отпечатки пальцев или ДНК, оставленные в клубе в тот день, когда стреляли в Ломакса.

– Вы можете сделать мне одолжение? – спросила Кейт.

– Смотря какое.

– Зейн сегодня вечером идет тусить с Калебом Флетчером. Не знаю, что они задумали, мне он ничего не говорит. – Она колебалась. – Я понимаю, что прошу слишком многого. Можете ли вы попросить патрульных за ним проследить? Может, лишний разок проедут мимо клуба, посмотрят, там он или нет?

Мэтт кивнул.

– Они в любом случае будут патрулировать этот район города. Не беспокойся. Я дам патрульным фотографию Зейна. Если что-то случится, уверен: они его вытащат, пока не нанесен уж слишком серьезный ущерб.

* * *

– Мы не будем никого трогать, кроме Энсел, – предупредил Калеб Зейна. – Она знает, кто за всем этим стоит. Если начнет говорить, прекрасно. Если не начнет, то ей потребуются носилки, чтобы покинуть этот дом.

Зейн был знаком с Калебом Флетчером неделю или две. Вначале он думал, что Калеб нормальный парень, но чем лучше он его узнавал, тем яснее понимал, насколько он безбашенный. Зейн сам был с характером, но он знал, когда нужно подвести черту. А Калеб заходил слишком далеко, и Зейна это беспокоило.

– Нам нужно рассказать обо всем полиции, брат. Пусть они со всем этим разбираются.

– Они не станут. Будут плести про доказательства и свидетельские показания, а Энсел сбежит. Каз дико напугана. Это опасные люди. С ними не играют. А Каз еще нужно думать о ребенке. Каз ничего не скажет. Разбираться предстоит нам. Вначале заставим эту суку говорить, потом позвоним в полицию.

Калеб взял старую машину своей матери. Он припарковался на боковой улочке, в нескольких метрах от ночлежки. Было уже поздно, на улице стояла кромешная тьма – фонари не горели. Отлично! Перед тем как выйти из машины, Калеб потянулся к заднему сиденью и взял с него бейсбольную биту.

– Она не сможет спорить с этой малышкой, – улыбнулся он.

Зейн пришел в ужас. Тяжкие телесные повреждения не входили в его программу вечерних развлечений.

– Ты этой штуковиной можешь нанести очень серьезные повреждения.

– Так и было задумано! А теперь пошли.

В коридоре стояла очередь из шести женщин, а еще одна раздавала чай с бутербродами с тележки. Когда парни проходили мимо, раздатчица закричала на них:

– Вам тут запрещено находиться! Это ночлежка только для женщин.

– Нас ждут, – бросил через плечо Калеб.

– А где ее кабинет? – спросил Зейн.

– В задней части здания. Вот сюда, а потом через кухню. Пошли.

Нижняя половина двери в кабинет была деревянной, а верхняя стеклянной. Калеб размахнулся и врезал битой по стеклу. Оно рассыпалось, осколки полетели во все стороны. Зейн выругался. Это было безумием!

– Так где она? – спросил Зейн.

В кабинете никого не оказалось. На столе навели порядок, на нем теперь стояла небольшая дорожная сумка из тех, с которыми отправляются в недолгие путешествия. Парни увидели паспорт, который лежал в ней на самом верху.

– Она собирается сбежать! – воскликнул Калеб.

– Что вы хотели? – спросил женский голос. Говорили спокойно, ничего не выражающим тоном. Оба парня резко развернулись и посмотрели на дверной проем.

– Энсел! – На лице Калеба появилось выражение, которое Зейн не видел никогда раньше. Глаза расширились, взгляд стал безумным. Калеб крепко сжимал в руке бейсбольную биту. – Сейчас я тебе устрою за то, что ты сделала с моей сестрой! Я тебя так отлуплю, что на всю жизнь запомнишь!

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. А теперь убирайтесь, пока я не вызвала полицию. Я тебя знаю, Калеб. Тебе это не сойдет с рук. А счет за дверь я отправлю твоей матери.

– Ты от чего бежишь, сука? – рявкнул Калеб.

Он шагнул к ней, поигрывая бейсбольной битой.

– Я бы на твоем месте не стала, – холодно произнесла Энсел. – Нападешь на меня – и отправишься за решетку на длительный срок.

Пришло время Зейну включиться, пока дело совсем не вышло из-под контроля.

– Она права, Калеб, отступи, пока еще не слишком поздно.

– Уже слишком поздно, ублюдок!

Парни замерли на местах. В дверном проеме рядом с Энсел появился огромный мужик.

– Вы кто? – спросил Зейн.

– Твой самый страшный кошмарный сон.

Гигант сжал кулаки и шагнул вперед. Он отобрал бейсбольную биту у Калеба с такой легкостью, как будто бы это был тонкий прутик. Калеб мог только неотрывно смотреть на него с широко раскрытым ртом. Мужчина замахнулся битой и со всей силы врезал ему по голени. Калеб рухнул как подкошенный.

Зейн в страхе бросился наутек. Этот крутой мужик мог быть огромным и сильным, но в скорости он не мог соревноваться с молодым парнем. Зейн выбежал на улицу и, не останавливаясь, понесся дальше. Ему требовалось позвать на помощь. Кто знает, что этот тип сделает с Калебом?

Добежав до центральной улицы, Зейн остановился, чтобы перевести дух. Он жадно хватал ртом воздух. Зейн рискнул оглянуться. Его никто не преследовал. Он прислонился к стене какого-то магазина, достал телефон из кармана и позвонил сестре.

– Отправь кого-нибудь в ночлежку. Калеба сильно избили, – сказал он, тяжело дыша. – Какой-то огромный мужик избил его бейсбольной битой. Может, бедняга уже мертв.

Он отключился и огляделся. Ему следовало бы пойти назад, попробовать помочь Калебу. Да, Калеб, конечно, псих, но он слишком поздно это узнал. Если бы тот гигант не появился, то неизвестно, что Калеб сделал бы с Энсел.

– С тобой все в порядке? – перезвонила Кейт. – Ты где?

– Все нормально. Сейчас иду домой.

– Я уже дома. Меня выписали из больницы час назад. Бери такси, Зейн, я заплачу, когда подъедете.

Глава 32

День восьмой


– Я понятия не имела, что они планируют делать, – объясняла сержант Кейт Бакстер. – Он сказал мне, что просто собирается в очередной раз погулять вечером с Калебом Флетчером.

Мэтт откашлялся и повернулся к Тэлботу Дайсону.

– Она была в больнице, а парню на самом деле уже исполнилось восемнадцать.

Сказанное не произвело впечатления на Тэлбота.

– Он достаточно взрослый, чтобы понимать, что он творит. Их парочка явно терроризировала несчастную женщину. Я не удивляюсь, что она исчезла. А почему они вообще к ней пошли?

– Зейн вчера ходил в дом Флетчеров, – пояснила Кейт. – Они спросили у Карен, кто держал ее в плену. Она ответила, что Памела Энсел.

– Почему не сказали нам? – спросил Тэлбот.

– Я думаю, Калеб решил, что нам не удастся предъявить ей обвинение, – высказал свое мнение Мэтт.

– Сэр, судя по описанию, которое дал Зейн, я считаю, что на помощь Памеле Энсел пришел Коннор Брэнт. Я велела Зейну зайти к нам сегодня утром, только попозднее, и посмотреть фотографии.

– А какие дела у Энсел с Брэнтом? – спросил Тэлбот.

– И почему Брэнт на свободе? – возмутился Мэтт. – Вчера он напал на Ломакса в больнице. Разве он не должен сидеть под арестом?

– Ломакс отказывается подавать заявление. Он настаивает, что ничего не случилось, а вы все зря ополчились на Брэнта. Поводов вроде бы не было. Нашим коллегам в Лидсе ничего не оставалось, кроме как его отпустить.

– Меня уже тошнит от этого, Тэлбот. Мы работаем день и ночь, и все равно никаких результатов. Ребята из Лидса собираются снова надавить на этого своего свидетеля? Нам нужны его свидетельские показания против Вэддела.

– Нет, парень. Они перевезли его в другой безопасный дом. Но без каких-либо обязательств. Он дико боится за свою семью.

Тэлбот повернулся к Кейт.

– Ты себя достаточно хорошо чувствуешь, чтобы ходить на работу? Если нужно, можешь денек отдохнуть.

– Со мной все в порядке, сэр. Я просто хочу вернуться к нормальной жизни, разобраться со всеми этими делами и призвать кого-то к ответу за смерть Поттера и Эми Оливер. Для начала мне хотелось бы узнать, что задумали Энсел и Брэнт. Зейн сказал, что у нее была собрана дорожная сумка, и в ней лежал паспорт. Похоже, что эти двое куда-то намылились.

– Сообщи в аэропорты. Если кто-то из них появится, нужно доставить их к нам в участок.

– А мы знаем, что с Калебом Флетчером? – спросил Мэтт.

– В больнице. Обе ноги сломаны. Утром будут делать операцию, – ответила Кейт.

– Я снова поговорю с Флетчерами, – объявил Мэтт. – Карен явно знает больше, чем рассказала нам. После случившегося с братом, возможно, ей захочется с нами поговорить.

* * *

Мэтт с Кейт отправились назад в оперативный штаб. Лили сидела за своим столом и широко улыбалась.

– У нас кое-что есть, сэр, – возбужденно объявила она им. – Криминалисты нашли несколько свежих отпечатков в «Красном каблуке». Это отпечатки Вэддела, и их сняли на барной стойке и рядом с ней.

По крайней мере появилось что-то, что они смогут использовать.

– Нам нужно подготовиться к допросу Вэддела, – объявил Мэтт.

В помещение ворвался Тэлбот.

– Мне только что позвонили. Констебль Хейнс, мы с вами сегодня отправляемся в Лидс во второй половине дня. А пока я посижу здесь, мне нужно прочитать все, что вы собрали.

– Вы с Лили будете его допрашивать, а я хочу за этим наблюдать, – сказал Мэтт. – Если я в какой-то момент решу, что вы что-то упустили, я отправлю кого-то из дежурных с запиской.

– Только много записок не шли, парень. Я вообще-то знаю свою работу.

Кейт фыркнула, но тут же прикрыла рукой рот.

Тэлбот упер руки в боки.

– Смешно, сержант? Я этой работой занимаюсь уже много лет. Должен был уже чему-то научиться к этому времени.

Кейт покачала головой.

– Вы меня неправильно поняли, сэр. Меня рассмешило то, как вы разговариваете друг с другом, вы и инспектор Бриндл.

– Я знаю Мэттью Бриндла с раннего детства, с тех пор, когда он босой бегал по усадьбе в коротких штанишках.

Кейт с Лили переглянулись, желая друг другу не расхохотаться. Мэтт с улыбкой наблюдал за ними. Пусть шутили о нем, но по крайней мере две женщины из его группы наконец смеялись вместе. Однако улыбка быстро сошла с его лица. В эти минуты он мог думать только про Вэддела.

– Криминалисты еще что-то нашли? – спросил он у Лили.

– Все еще работают с пластиковыми пакетами, в которых лежали деньги. У них есть четкие отпечатки, но эти отпечатки отсутствуют в нашей базе данных. И они еще проводят какие-то тесты.

– Что Энсел могла делать с Коннором Брэнтом? – задумчиво произнес Мэтт.

– Может, это одна команда, – ответила Кейт. – Подумайте об этом. Энсел работает на Вэддела, и Брэнт на него работает. Этим можно все объяснить.

– Как бы мне хотелось, чтобы все остальное можно было объяснить, – вздохнул Мэтт, глядя на доску информации. – Вэддел убивает Эйнли или приказывает убить, а Энсел убивает девушку в подвале? Исходим из этого? И все это только из-за того, что жена Вэддела завела любовника?

Лили кивнула.

– Похоже, что так. Вэддел хочет найти жену. Известно, что она часто проводит время с девочками из «Красного каблука». Энсел пытается на них надавить, и в случае Эми ситуация выходит из-под контроля.

– Энсел способна на убийство? – спросил Мэтт.

– Поговорите с Карен Флетчер. Я уверена, что она так думает, учитывая, что Энсел с ней делала.

– Поторопи криминалистов, ладно? Нам нужны еще доказательства. Пусть еще поработают в том подвале. Если мы хотим предъявить Энсел обвинение в убийстве Эми, то нам нужно связать ее с этим подвалом, доказать, что она там бывала. Затем, как только поймаем их с Брэнтом, то тут же предъявим обвинение. – Мэтт повернулся к Лили. – Мы с Кейт отправляемся в больницу, посмотрим, готов ли Калеб сделать официальное заявление. Тебе лучше остаться здесь. Поговори с криминалистами, а потом обсудите все с начальством. Я вернусь через пару часов.

Тэлбот посмотрел на часы.

– В Лидс выезжаем после обеда.

* * *

Когда они с Кейт добрались до больницы, Мэтт решил, что им лучше разделиться.

– Посмотри, как там Калеб. Что ему сделали? Если он в сознании, поговори с ним. А я хочу проверить, как там Ломакс, и рассказать ему о последнем развитии событий. Он может и не знать, что Вэддел задержан. А если узнает, то хотя бы немного расслабится и, возможно, что-то скажет.

Кейт отправилась в приемный покой, чтобы поговорить с медиками. Там ей сообщили, что Калеба отправили в ортопедическое отделение и ему уже лучше.

Парень не заслужил того, что с ним сделали, но они с Зейном вели себя глупо. Неразумно было считать, что они сами со всем справятся. После того как Карен сообщила, кто держал ее в плену, они должны были прийти к ней.

Как и Ломакс, Калеб Флетчер лежал в отдельной палате, расположенной в стороне от других. Перед дверью дежурил констебль в форме. В палате сидела сестра Калеба.

– Только не нужно читать мне лекций! – сказал он, только увидев Кейт. – Мы понятия не имели, что там окажется этот головорез.

Кейт покачала головой. Парень был как раз в нужном состоянии – нужном Кейт. Обе его ноги были в гипсе. Встать на них он сможет еще не скоро.

– Вам в первую очередь не нужно было ехать в ночлежку. Это вам ничего не дало. Ты получил серьезные травмы, а Энсел со своим приятелем сбежали. Теперь они могут находиться где угодно. Давай надеяться, что они не придут тебя искать и не пришлют кого-то это сделать.

– Это я во всем виновата, – встряла Карен. – Мне не нужно было открывать рот.

– Или прийти к нам до того, как все выкладывать брату.

– Я рассказала Калебу и Зейну про Энсел, но я не думала, что они такие дураки!

Кейт кивнула.

– Ты бы избавила брата от большого количества боли, если бы позвонила мне.

Кейт наблюдала за Карен. Что-то было не так. Девушка нервничала, ей было не по себе.

– Я хотела ее наказать, но не хотела, чтобы страдал Калеб. Я думала, что Калеб все расскажет Зейну, и таким образом информация дойдет до вас. Я надеялась, что вы доставите ее в участок и арестуете хоть на какое-то время.

– Арестуем, как только поймаем.

– Но не она держала меня в плену и сделала все это со мной, – наконец призналась Карен, поднимая испорченные руки.

Кейт с Калебом уставились на нее с открытыми ртами. Даже Калеб был шокирован.

– Но ты же сказала, что это она! – заорал Калеб. – Ты же знала, как я отреагирую! Я иногда не понимаю, что на тебя находит.

– Почему ты соврала, Карен?

Карен подняла глаза, по ее щекам текли слезы.

– Я хотела, чтобы она узнала, что это такое, когда тебя кто-то преследует. Я столько раз просила эту женщину о помощи, и она всегда надо мной смеялась. Именно из-за нее я связалась с этим проклятым клубом. А когда дела пошли на самом деле плохо, она отказалась предоставить мне кровать на одну ночь, просто выставила меня на улицу.

– Ты могла бы вернуться домой, – заметил Калеб.

– Могла бы, но тут мне позвонили. Какая-то незнакомая женщина была готова заплатить мне наличными за информацию о Каролине. Терять мне было нечего, поэтому я согласилась. И вместо того чтобы снова беспокоить Энсел, я попросила у Эми разрешения переночевать у нее пару раз.

– Эми с Каролиной жили в доме на Вестгейт?

Карен кивнула.

– И он тоже – этот тип Эйнли, владелец клуба.

– А ты знала, что женщина, которая с тобой связалась, работает на мужа Каролины? – спросила Кейт.

– Да, она мне сама сказала. И еще сказала, что мне заплатят дополнительно после того, как Каролина окажется дома.

– Ты знаешь, кто эта женщина?

– Нет.

Она говорила правду. Случившееся с Калебом потрясло ее. Карен смотрела на брата как испуганный ребенок. Она была шокирована и больше не могла врать.

– Твоего брата избил муж Каролины? – спросила Кейт.

– Нет, – ответил Калеб. – Это был какой-то гигант, который пришел к Энсел. Здоровенный лысый урод с маленькими глазками на жуткой роже.

– Коннор Брэнт, – сообщила Карен. – Он все время приходил в клуб. При виде его Ломакс страшно нервничал.

Кейт кивнула.

– Да, Калеб. Он работает на мужа Каролины. Сама Каролина какое-то время тоже работала в клубе. Разве Брэнт ее там никогда не видел?

– Нет. Один раз она его заметила и спряталась. После этого она ушла. У меня создалось впечатление, что они с Эйнли решили сбежать.

– А разве она не понимала, насколько для нее опасно работать в клубе? – спросила Кейт.

– Она понятия не имела, что ее муж с ним связан. Она хотела там быть из-за Эйнли. Клуб принадлежал ему. А Ломакс понятия не имел, кто она такая. С его точки зрения, Каролина была просто последней подружкой Эйнли.

– А зачем Брэнт приходил в клуб, Карен? Ты знаешь, о чем они говорили с Ломаксом? – спросила Кейт.

– О деньгах. – Это удивило Кейт. – Лиза говорила Эми, что Ломакс как-то пропускает через кассу деньги, которые ему приносит Брэнт. Клуб прилично зарабатывает на баре и в особенности казино. Я только знаю, что каждый раз, когда приходил Брэнт, они обменивались какими-то пакетами.

Отмывание денег. Они это подозревали, а теперь появилась свидетельница, которая видела, как деньги переходили в клубе из рук в руки. Вероятно, то же самое случилось и с деньгами, украденными во время вооруженного налета на инкассаторскую машину. Тогда украли большую сумму. Наверное, до сих пор отмывают.

– Нам нужно, чтобы ты это сказала под протокол, Карен. Этим людям нельзя позволить уйти от ответственности за то, что они сделали.

Карен посмотрела на брата.

– Я боюсь. Эти люди не просто мелкие жулики. Они меня убьют.

– Я знаю, что они убийцы, Карен. Именно поэтому их нужно отправить за решетку, – пояснила ей Кейт. – Пока этого не случилось, пока они остаются на свободе, и ты сама, и вся ваша семья остаетесь в опасности.

* * *

При виде Мэтта Мартин Ломакс застонал и откинулся на подушки.

– Я не могу сейчас разговаривать, у меня болит голова.

– Я ненадолго, – ответил Мэтт, который увидел на прикроватной тумбочке открытки с пожеланиями скорейшего выздоровления, а кто-то даже принес цветы. – Люди по вам скучают. От Вэддела известий не поступало?

– Не понимаю, о ком вы говорите.

– Он сидит в камере. Его арестовали серьезные ребята из Регионального управления сыскной полиции в Лидсе. Не думаю, что ему на этот раз удастся выкрутиться.

– У вас ничего на него нет. И свидетелей вы не найдете. Никто не захочет рисковать – знают, что такое иметь дело с головорезами Вэддела. Даже если вы его посадите, угроза никуда не уйдет. Он очень злопамятный.

– Он сядет, причем вместе со всеми, кто с ним связан. Вэддел убивал людей, и мы собираем доказательства. Мы это докажем, это только вопрос времени. Кто-то образумится и сделает официальное заявление. Кстати, здесь в больнице сейчас лежит еще одна его жертва. Сколько еще людей должно пострадать, чтобы кто-то внял голосу разума и остановил его?

– Этого никогда не случится, – покачал головой Ломакс.

– Мы можем доказать, что он находился в клубе, когда вас ранили.

– Там много людей было.

– Но вы говорили, что его там не было. И что вы не знаете Вэддела. Помните? – Мэтт улыбнулся. – Ваш сын с вами связывался?

– Как раз сейчас на пути домой. После того как я выйду из больницы, мы уедем. Куда-нибудь, где этот ублюдок нас не найдет.

– Мне жаль вас, Ломакс. Вы до конца своей жизни будете в бегах и будете постоянно оглядываться через плечо.

– Уходите и оставьте меня в покое. Я ничего не скажу. Это мой собственный выбор. Вы не можете заставить меня сделать официальное заявление, но Вэддел может оторвать мне голову.

Ломакс своего мнения не изменил. Мэтт решил временно это принять.

– Предложение остается в силе, – сказал он и вышел из палаты.

Мэтт сидел в машине и ждал возвращения Кейт, когда зазвонил его мобильный. Это оказался Грэм Харвуд из отдела криминалистики.

– Я думаю, что у нас кое-что есть. Завтра утром сможешь заскочить? Тогда я тебе все объясню.

– Ты меня заинтриговал.

– Мы должны были раньше это найти, так что приношу извинения.

Мэтту стало любопытно.

– Хорошо, Грэм. Я сейчас в больнице, буду у тебя через час.

К машине подошла Кейт.

– Карен Флетчер – это нечто. Но случившееся с Калебом на самом деле ее потрясло. Хотя получить от нее официальное заявление все равно не получилось.

– Как и от Ломакса.

– В корне всего лежит отмывание денег, – сообщила Кейт. – Для этого используется клуб «Красный каблук». И, несомненно, половина других клубов в Хаддерсфилде.

Мэтт кивнул.

– И много других в других городах. Вэддел – это не местный бандит, у него большая сфера влияния.

Глава 33

Грэм Харвуд провел Мэтта и Кейт в лабораторию.

– Простите меня. Такого не должно было случиться. Вы должны были получить информацию гораздо раньше.

– Какую информацию, Грэм? – спросил Мэтт. – Мы ищем неопровержимые доказательства вины Джека Вэддела. Ты о них говоришь?

Криминалист странно посмотрел на него.

– Нет, прости. Это совершенно не касается Вэддела.

– В таком случае винить тебе себя не за что, – ответил Мэтт.

– Мы получили от тебя банкноты в пластиковых пакетах. В целом их было четыре. Мы их тщательно проверили на предмет отпечатков пальцев. Как и следовало ожидать, мы кое-что нашли. Отпечатки пальцев Карен Флетчер и еще одного человека.

Это имело смысл.

– Неизвестной женщины, которая отправила ей деньги, а потом заперла ее, – сказала Кейт.

– Ну, она больше не неизвестная.

Это было хорошей новостью. Кто бы ни была эта женщина, она являлась связующим звеном с Вэдделом.

– Да, отпечатков пальцев в базе данных нет. Но вначале мы их не сравнили с другими отпечатками пальцев, которые собрали по этому делу. А когда сравнили – нашли.

– И кому они принадлежат, Грэм? – нетерпеливо спросил Мэтт. Кто бы ни была эта женщина, она держала взаперти и мучила Карен. И останки в подвале тоже могут быть ее рук делом.

– Фрэнсин Поттер.

Кейт моргнула.

– Повторите! Вы уверены?

– Абсолютно. Ее отпечатки пальцев были найдены в доме на Вестгейт, и они совпадают с обнаруженными на пластиковых упаковках из банка. Она определенно держала эти деньги в руках.

– А еще какие-то неидентифицированные отпечатки пальцев остались? – поинтересовался Мэтт.

– С места убийства Поттера. Там вообще было очень мало работы для криминалистов. Вы знаете про след с дверцы кухонного шкафчика. Но есть и неидентифицированные отпечатки пальцев. Они могут принадлежать вашему убийце. И их определенно нет в нашей базе данных.

Мэтт с Кейт возвращались к машине в молчании.

– Что теперь будем делать? – спросила Кейт.

– Надо допрашивать Фрэнсин Поттер. Но должен признаться, что я удивлен.

– А если подумать, то я нет, – призналась Кейт. – Она жадная. Она готова была обобрать Поттера до нитки, и она на самом деле какое-то время работала в «Красном каблуке». Нам это Солтер говорила. Фрэнсин совсем не дура. И, как и Карен, Фрэнсин должна была видеть, что там отмываются деньги.

– Но убить, а затем сжечь тело? Я этого не могу понять. Не укладывается в голове!

– Ей вполне могли помогать. Например, Ломакс. Кто знает? Надо надеяться, что она станет с нами разговаривать и скажет что-то, что мы сможем использовать.

Им потребовалось менее десяти минут, чтобы доехать до дома Фрэнсин. Ее красная спортивная машина стояла на подъездной дорожке. Фрэнсин была дома.

Она открыла дверь, и ее лицо исказила знакомая гримаса недовольства.

– Опять вы. Что на этот раз?

– Мы хотим, чтобы вы проехали вместе с нами в участок, Фрэнсин, и ответили на несколько вопросов, – сказал Мэтт.

– Не могу. – Она кивнула на ребенка, который стоял за ней. – Его совершенно не на кого оставить.

– Мы решим этот вопрос. – Мэтт повернулся к Кейт. – Позвони в социальную службу и объясни, что нам нужно.

– Вы не можете так со мной поступить! Что я, по вашему мнению, сделала, ради всего святого? Это неправильно! Я ничего не совершала!

* * *

К дому Фрэнсин приехали Мелисса с коллегой. Мэтту следовало бы догадаться. Мелисса же работает в группе оказания помощи в непредвиденных ситуациях, когда социальный работник требуется срочно. Они заберут мальчика и присмотрят за ним, пока не закончится допрос. Хотя, судя по имеющимся доказательствам, Мэтт сомневался, что Фрэнсин скоро отпустят. Он сказал об этом Мелиссе, правда очень тихо.

Фрэнсин Поттер сидела в помещении для допросов с дежурным адвокатом, которого ей предоставили, и постукивала по столешнице наманикюренными пальчиками. Может, нервничала?

В помещение зашли Мэтт и Кейт и устроились напротив.

– Вы знаете, почему вы здесь? – спросил Мэтт.

– Понятия не имею. Ни одной догадки. Но мне нужно побыстрее выбираться отсюда. Мой мальчик не любит незнакомых людей.

– Вы знакомы с Эми Оливер? – спросила Кейт.

– С кем?

– Не притворяйтесь, Фрэнсин. Рассказывайте. Мы знаем, что вы были знакомы с Эми. Вы работали в том же клубе, что и она. Там хорошо платили, да? Вы танцевали, подавали напитки или, может, вы работали в казино?

– У меня был танцевальный номер. И у меня это хорошо получалось. Мартин говорил, что у меня есть будущее.

– И что пошло не так?

Фрэнсин уставилась в пол.

– Я забеременела. Я же не могла продолжать танцевать после этого?

– Вы говорите о ребенке от Рональда Поттера? – уточнила Кейт.

– Да, конечно. Я познакомилась с ним в пабе в один из своих выходных, и у нас сразу же закрутился роман. Но я же тогда его плохо знала.

– Готова поспорить, что немало девушек из клуба оказывались в интересном положении. Неужели Ломакс не помогал решить эту проблему?

– Мартин Ломакс оплатил немало абортов. У него есть договоренность с одной частной клиникой. Но это не мой вариант.

– У вас есть сердце, – улыбнулась Кейт. – Жаль только, что оно молчало, когда вы мучили и убивали эту несчастную девушку, Эми.

– Это не я! – заорала Фрэнсин. – Как вы можете так ужасно думать обо мне? Я бы не смогла! Я о ней заботилась.

– В таком случае мне бы не хотелось, чтобы вы заботились о ком-то из моих родственников, – заметила Кейт.

– Вам за это заплатили, Фрэнсин? – спросил Мэтт.

– Должны были заплатить, когда я передам Эми. Муж Каролины хотел вернуть жену. Он был в отчаянии. Я понятия не имела, куда она сбежала, а Эми знала. Они с Каролиной были очень близки. Когда Эми осталась одна, она попросила меня пожить вместе с ней хоть немного. Я думаю, что она боялась. Рональд забрал нашего сына на выходные, так что я была свободна. Мы с Эми встретились в клубе, и я ее подвезла на Вестгейт. Тогда я еще не знала, что Каролина уже сбежала с Эйнли, а Карен исчезла.

– Как зовут мужа Каролины? – спросил Мэтт.

– Джек.

– Он когда-нибудь приезжал на Вестгейт?

– Да.

«Тогда почему криминалисты не нашли никаких доказательств появления там Вэддела? Обязательно должны были остаться».

– Что представляет собой муж Каролины? – спросила Кейт.

– Странный и неприятный тип. Здоровый детина. Страшный. Я не ожидала ничего подобного.

– Это он? – Кейт показала ей фотографию Коннора Брэнта.

– Да.

Значит, Фрэнсин по ошибке принимала Брэнта за Вэддела.

– Кто-нибудь приезжал вместе с ним?

– Какой-то тип ждал снаружи. Может, водитель. Он сидел в машине, курил и смотрел на дом.

– Но внутрь никогда не заходил?

Фрэнсин покачала головой.

– Он видел Эми?

– Нет. Я не знаю, что случилось в ту ночь. Она не вернулась домой и больше я ее никогда не видела.

– Вы знаете, что Эми убили? – спросил Мэтт. – Когда вы об этом узнали?

– Не сразу, но вскоре задумалась, жива ли она.

– Вы рассказывали обо всем этом Рональду? – задал следующий вопрос Мэтт.

– Нет. Не видела смысла. Дом был выставлен на продажу, так что я предположила, что все в порядке.

– И вы совсем не беспокоились об Эми? – удивилась Кейт. – Вам не пришло в голову связаться с нами? Сообщить о том, что она пропала?

Фрэнсин покачала головой.

– Я подумала, что она, вероятно, рассказала им о Каролине, и ей за это заплатили. Я думала, что она просто не хочет со мной встречаться. Ведь мне ни пенса не перепало.

Кейт посмотрела на Мэтта. Слова Фрэнсин не вязались с доказательствами. Ее отпечатки пальцев нашли на пакетах, в которых лежали деньги.

– Муж Каролины снова связался с вами. Расскажите нам об этом, – попросила Кейт.

– Откуда вы это взяли? – искренне удивилась Фрэнсин. – Я его с того самого дня не видела и не слышала о нем. Этот тип казался очень странным, и я не хочу иметь с ним никаких дел. Спасибо, не надо. Мне ребенка надо растить.

Глава 34

Мэтт с Кейт отправились назад в оперативный штаб.

– Что ты думаешь? – спросил Мэтт.

– Кое в чем она призналась, – сказала Кейт. – Что касается остального, я думаю, что она говорит правду. А если учесть все, что нам известно об отношениях Вэддела и Брэнта, то так, наверное, все и было. Брэнт выполняет всю грязную работу.

– Но сказанное ею никак не помогает нам в поисках убийцы Эми. Мы все равно не знаем, кто убил Поттера или кто держал в плену Карен и врезал тебе по голове. Мы так и не получили ответов, – вздохнул Мэтт.

– Я это понимаю. И у нас становится все меньше и меньше подозреваемых. И вообще скоро подозревать будет некого, – заметила Кейт.

– И еще остается проблема отпечатков пальцев на пластиковых пакетах, которые получила Карен. Нет никаких сомнений в том, что они принадлежат Фрэнсин.

– Давайте спросим ее о них, – предложила Кейт. – Пусть сейчас отдохнет, потом продолжим. Доберемся до сути по крайней мере этого дела, а дальше видно будет.

Она прошла к своему столу, села и нахмурилась. Мэтт улыбнулся ей.

– Ты отлично вела допрос. Впечатляет! Жаль, что не тебе выступать против Вэддела. Думаю, что ты бы заставила его попотеть.

В оперативном штабе никого не было, вероятно, Тэлбот с Лили отправились перекусить, перед тем как ехать в Лидс. Мэтт задумался, успеет ли он туда. И стоит ли вообще пытаться? Он решил посмотреть, как пойдет дело с Фрэнсин.

Кейт посмотрела на него.

– Меня ударили по голове где-то в обеденное время. Лили оставила мне записку. Она проверила: Фрэнсин в это время находилась в детском саду, куда ходит ее сын. У нее алиби.

Мэтт закрыл лицо ладонями. Значит, не Фрэнсин ударила Кейт.

– Ты уверена, что не слышала никакого голоса? Вообще ничего не заметила? Даже мельком?

– Я почувствовала огромное облегчение от того, что нашла Каролину, – призналась она. – Все произошло так быстро. В первое мгновение – облегчение, а уже в следующее – бац, и я в отключке. Просите, сэр. К сожалению, тут я ничем не могу помочь.

– Ладно. Пошли, Фрэнсин уже достаточно передохнула. Послушаем, что она нам еще скажет.

Детективы вернулись в помещение для допросов. На этот раз Кейт даже смогла улыбнуться молодой женщине.

– Вы допустили ошибку, доверяя мужу Каролины. Мы считаем, что вы никого не убивали, Фрэнсин, – сказала Кейт. – Но у нас имеются неопровержимые доказательства, которые связывают вас с другим делом, похищением другой девушки. И это очень серьезное дело: девушку пытали и ее травмы не зажили до сих пор.

Фрэнсин поморщилась.

– Я никогда никого даже не била, – сказала она. – Какие у вас могут быть доказательства?

– Некто передал девушке много денег новыми купюрами, предположительно в обмен на информацию. Эти деньги были украдены во время вооруженного налета какое-то время тому назад. Вы можете объяснить, как ваши отпечатки пальцев оказались на пластиковых пакетах, в которых были деньги? – спросила Кейт.

Фрэнсин покачала головой.

– Я вообще не понимаю, о чем вы говорите.

Кейт порылась в принесенных с собой на допрос документах и протянула Фрэнсин еще одну фотографию.

– Вот как они выглядят.

– Похожие пакеты лежали в сейфе в агентстве Рональда. Когда он последний раз давал мне деньги на нашего сына, это были совершенно новые купюры.

– И он их доставал из такого пакета?

Фрэнсин кивнула.

– Когда это было? – уточнил Мэтт.

– На прошлой неделе. У меня не осталось денег, и я поехала к нему в агентство. Мы поскандалили, но в конце концов он открыл сейф и дал мне денег. Солтер пришла в ярость. Орала, что раньше или позже я разорю агентство. Она сказала, что эти деньги – депозит, оставленный клиентом, и она должна чуть позже отвезти их в банк.

– А Рональд что ей ответил?

– Извинился и сказал, что возместит ту сумму, которую дал мне, в обеденное время.

– Значит, вы прикасались к этим пакетам? – уточнил Мэтт.

– Да, к паре из них точно прикасалась. Но их там лежало штук десять.

* * *

– Солтер! – воскликнул Мэтт. – Пусть Фрэнсин изложит все известные ей обстоятельства дела в письменном виде, а потом может идти. Скажи ей об этом.

– Едем за Солтер? – спросила Кейт.

– О да. Вначале в агентство недвижимости, потом к ней домой. Это как раз может оказаться тем прорывом, который мы ждали.

– Давайте надеяться, а то подозреваемых не осталось, – заметила Кейт. – Интересно, как там идут дела у нашего начальника и Лили? Удалось чего-то добиться от Вэддела?

Он мрачно улыбнулся.

– Нам нужно поторопиться. Получим признание Солтер, они смогут прижать Вэддела.

Глава 35

Мэри Солтер не оказалось за ее столом. Вместо нее они застали Джулию, работающую неполный день.

– Она сказала, что плохо себя чувствует. Наверное, из-за напряжения и стресса, в котором она была всю неделю.

– Откройте, пожалуйста, сейф, – попросил Мэтт.

– Зачем? Что вы ищете?

– Мы расследуем дело об убийстве, Джулия, – пояснила Кейт. – Пожалуйста, сделайте то, о чем просит инспектор Бриндл.

– Он не заперт. В нем лежат документы, которые мне потребуются сегодня, так что Мэри не стала его запирать.

Мэтт открыл дверцу и заглянул внутрь. Там лежало несколько папок с документами, а на нижней полке он увидел пластиковые пакеты с деньгами.

– Вы знаете, что это за деньги?

– Я думаю, что кто-то заплатил Мэри депозит за дом, который решил снять. Она все собирается отнести их в банк.

– Здесь много денег.

Навскидку Мэтт сказал бы, что в сейфе лежит около трех тысяч фунтов стерлингов. Если добавить к ним те две тысячи, которые они нашли в комнате Карен, то получается пять. Именно столько Вэддел заплатил за информацию о своей жене?

– Это улики, – объявил Мэтт. – Мы сейчас положим эти деньги в один пакет, потом я прошу вас запереть сейф и не открывать, пока не приедут другие полицейские. Они их заберут. Вы меня понимаете, Джулия?

Она кивнула.

– Где живет Мэри Солтер? – спросила Кейт.

– На Блэкстоун-Роад, дом тридцать. В очень красивом старинном доме. Мне кажется, что он очень большой для одинокой женщины, но она сама вроде бы так не считает.

Они вернулись в машину.

– Это далеко? – спросила Кейт.

– Весь Марсден нужно проехать, потом свернуть со Слейтвейт-Роад, как раз оттуда начинается нужная нам дорога. Примерно пять минут езды. Но вначале мне нужно позвонить в участок, а потом еще Грэму в отдел криминалистики.

Мэтт проинструктировал сотрудников, которые будут забирать деньги из агентства недвижимости. Им следовало доставить их прямо Грэму Харвуду. А его он попросил проверить отпечатки пальцев, в особенности его интересовало, нет ли на пакетах отпечатков пальцев Джека Вэддела или Мэри Солтер.

Машина Солтер была припаркована на подъездной дорожке. Джулия правильно им сказала. Это был большой, отдельно стоящий каменный дом, плющ закрывал весь его фасад.

– Должно быть, обошелся в кругленькую сумму, – заметила Кейт. – А она ведь просто наемная сотрудница в местном агентстве недвижимости. Интересно, откуда у нее такие деньги?

– Давай пока не будем делать выводы. Она могла унаследовать деньги.

Мэтт постучал в дверь. Им пришлось подождать несколько минут, пока Мэри Солтер не открыла. При виде их она нахмурилась.

– Что теперь? Я устала, мне нужно отдохнуть после всего, что произошло.

– Нам бы хотелось поговорить с вами, – сказал Мэтт.

– Только давайте быстро. Я уже лежала.

– Можем поговорить здесь или в участке. Выбирать вам.

С большой неохотой она пригласила их в дом.

– Я не понимаю, что могу для вас сделать. Я рассказала вам все, что знала.

– Для начала можете рассказать нам, где сейчас находится Каролина Вэддел, – предложила Кейт.

Солтер долго смотрела на них суровым взглядом.

– Я не знаю женщину с этим именем.

– Мы думаем, что знаете. Мы думаем, что ее муж нанял вас, чтобы вы ее нашли.

– Чушь! Я не представляю, кто она. Кто вам это сказал?

– Каролина – одна из тех девушек, которым вы позволили пожить в доме на Вестгейт. Вторую, Эми Оливер, убили в том доме. Появляется все больше и больше доказательств. Мы отправили деньги из вашего сейфа в отдел криминалистики для снятия отпечатков пальцев.

– Вы ничего не сможете доказать. Я просто сделала девушкам одолжение. И вот что я получаю за помощь людям! Теперь жалею, что вообще что-то делала.

– Как с вами связывается Вэддел?

– Я не понимаю, о ком вы говорите. Я не знаю этого человека.

Мэтт уже наслушался достаточно.

– Я хочу, чтобы вы поехали в участок. У нас есть еще вопросы, и вам потребуется адвокат.

* * *

– А она станет отвечать на вопросы? – спросила Кейт у Мэтта.

Он пожал плечами.

– Не уверен. Зависит от того, как сильно она боится Вэддела.

– Какие-то новости из лаборатории?

– Грэм обещал все сделать как можно скорее, – ответил Мэтт.

Кейт посмотрела на часы.

– Я ему сейчас позвоню.

Тем временем Мэтта окликнул дежурный.

– Сэр! Примерно двадцать минут назад звонила констебль Хейнс. У них ничего не получается с Вэдделом. Он не говорит ничего конкретного и ведет себя так, будто он там главный.

Им очень сильно требовались доказательства.

– Совпали! – победно крикнула Кейт, вешая трубку. – Грэм нашел отпечатки пальцев Солтер на этих пакетах, как и отпечатки пальцев Вэддела. Солтер определенно к ним прикасалась.

– Давай представим ей эти доказательства. Организуйте ордер на обыск, – сказал он дежурному. – Я хочу, чтобы весь ее дом тщательно осмотрели. Все закутки и потайные места!

Мэтт был готов идти допрашивать Солтер и взял в руку папку с материалами по делу.

– Как она на это отреагирует, по вашему мнению?

– Зная, что представляет собой Мэри Солтер, я думаю, что она попытается заключить с нами сделку. Она точно не захочет сесть в тюрьму ни на какой срок.

– Но если она убила Эми, то руки у нас связаны.

– Посмотрим. Это вполне мог сделать Брэнт или даже сам Вэддел.

Мэри Солтер явно нервничала, когда детективы вошли в помещение для допросов.

– Мы нашли ваши отпечатки пальцев и отпечатки пальцев Джека Вэддела на пакетах с деньгами. Он передал их вам в качестве платы за информацию и тогда и оставил на них свои отпечатки пальцев. Так, Мэри?

– Без комментариев.

Мэтт видел, что это просто бравада. Женщина нервничала. Руки у нее тряслись. Кейт это тоже заметила.

– Если вы все нам расскажете, это облегчит вашу участь и поможет в дальнейшем при рассмотрении дела, – пояснила ей Кейт.

Солтер прищурилась и внимательно посмотрела на сержанта.

– Если я объясню, что случилось, вы меня отпустите?

– Зависит от того, что вы нам расскажете, – ответила Кейт.

Солтер склонилась к адвокату и что-то ему прошептала.

– Хорошо. Что, если я вам скажу, где Каролина? – спросила она.

– Это только начало, – ответил Мэтт. – Нам нужно прояснить еще массу вопросов.

– Каролина все еще в том доме в Хейд-Эдж. Заперта в подвале. Я ее у себя держала, после того как вы ее нашли. – Она кивнула Кейт. – Но это было слишком рискованно, так что я отвезла ее назад.

Мэтт посмотрел на полицейского в форме, который сидел в углу помещения для допросов.

– Отправьте туда кого-нибудь. Привезите ее сюда.

– Вы должны понять ситуацию, – заговорила Солтер. – Каролина жила в одном из наших домов, в том, который на Вестгейт. Ее искал муж. Какая-то женщина, работающая на него, ходила по агентствам недвижимости, спрашивала, не обращалась ли к нам Каролина. Я узнала ее по фотографии.

– И что предлагала та женщина? – спросила Кейт и приготовила фотографию Памелы Энсел.

– Сразу же заплатить, а потом еще добавить, после того как Вэддел получит жену назад. Она меня заверяла, что это просто маленькая размолвка новобрачных, а муж уже забронировал дорогую поездку на отдых и не хочет, чтобы она пропала.

– Это она? – Кейт пододвинула фотографию к Солтер.

– Да.

– Значит, вы согласились помочь, – констатировала Кейт.

– Не сразу. Я немного поторговалась. Вначале он заплатил мне пять штук. Но все пошло не так, и Каролина сбежала с Эйнли. Я оказалась в очень трудном положении. Она мне угрожала. – Солтер постучала пальцем по фото Энсел. – Она говорила, что никто не смеет переходить дорогу Вэдделу, а если я не сделаю то, что обещала, мне не поздоровится. И тут дела совсем вышли из-под контроля. – Она смахнула слезу. – Именно тогда убили Рональда. Я до сих пор не знаю, за что. Я подумала, что это могло быть предупреждением мне.

– А вы знаете, кто его убил? – уточнила Кейт.

– Не уверена. У Вэддела есть этот головорез. Мог быть он.

– Расскажите нам, что случилось с Эми, – включился в допрос Мэтт.

– У меня не было выбора. Вы же понимаете, правда? Вэддел меня преследовал, а бежать мне некуда. Я спросила у Эми, где Каролина, но она продолжала настаивать, что не знает. Я знала, что она врет. Мне очень жаль, но я ее ударила. Я этим совсем не горжусь, и мне тяжело в этом признаваться. Она плакала, она боялась того, что я могу еще сделать. А я была в ярости. Мне позвонил Вэддел и сыпал угрозами. Эми – не единственная, кто в ту ночь был в ужасе. Я еще разок ей врезала. Несильно, но она упала спиной вперед и разбила голову о лестницу. Она не вставала. Я на самом деле думала, что ее убила.

– Но почему вы не позвали на помощь? – спросил Мэтт.

– Он приехал. Вэддел. Он увидел, что я наделала, и сказал, что со всем разберется. Я ничего не могла поделать.

– Обычно Вэддела всюду сопровождает один тип. Вы его упоминали, – сказала Кейт.

– Нет, в тот вечер его не было, Вэддел один приехал. Он потащил Эми в кухню, и я услышала, как она кричит. Я поняла, что все-таки не убила ее. Я пошла за ними, и от увиденного меня чуть не стошнило. Вэддел стоял спиной ко мне. Я сама остановилась у стены и слушала. Он ее бил и спрашивал, где Каролина. Я хотела помочь, но что я могла сделать? У него был нож.

– Вэддел убил ее? – спросил Мэтт.

– Да. Он зашел слишком далеко. Он превратил ее лицо в кровавое месиво, она потеряла сознание и вообще не могла говорить. Затем он воткнул в нее нож. Наверное, попал точно в сердце, потому что кровь была везде. Я была в шоке, но мне хватило ума и, наверное, смелости, сфотографировать эту сцену на телефон. Свет, падавший из коридора, был у меня за спиной, поэтому качество неплохое. Я подумала, что если ситуация полностью выйдет из-под контроля, я смогу использовать эту фотографию против него. Найдете телефон и снимок у меня в сумочке.

– И что Вэддел сделал после этого? Он вам угрожал? – продолжал допрос Мэтт.

– Я сбежала. Мне стыдно за то, что я делала той ночью, но я не хотела, чтобы на меня навесили всю вину. Я вылетела из того дома и припустила со всех ног.

– А Карен? Почему вы держали ее взаперти и пытали?

– Потому что Вэддел никак не мог успокоиться. У него был мой телефонный номер. Он продолжал мне угрожать снова и снова. То есть я должна была найти Каролину или погибнуть сама.

– Почему вы не воспользовались фотографией в телефоне как доказательством? – спросил Мэтт.

– Я опасалась, что она не сработает как доказательство. В наши дни существует масса программ, которые позволяют редактировать снимки. Ведь такую фотографию, наверное, можно сделать с помощью современного программного обеспечения. Я была в ужасе. С Вэдделом на самом деле лучше не связываться и уж точно не идти против него.

– А где вы держали Карен Флетчер?

– В пустующем старом доме в Марсдене. У нас много домов в базе данных, – добавила она с хитрой улыбкой. – Я держала ее в подвале, пока она не сбежала. Мне не хотелось причинять ей боль, но я была в отчаянии после всех угроз Вэддела. Таким людям не переходят дорогу. Он сказал, что если я не найду Каролину, то стану следующей, кто отправится на тот свет.

– Вам ни разу не пришло в голову проверить дом в Хейд-Эдж, тот, который арендовал Эйнли? – спросила Кейт.

– Я о нем вообще не знала до смерти Рональда. Узнала, когда начала разбирать бумаги. Я нашла записку у него в ящике письменного стола о том, что Эйнли собирается осматривать дом. Я отправилась туда и стала ждать. И однажды я там увидела Каролину. Именно тогда я потребовала от Вэддела больше денег. Я смогла ему сказать, что знаю, где находится Каролина и сколько я хочу.

Кейт легко улыбнулась.

– Он согласился?

– У него не было выбора. Он хотел вернуть жену.

Мэтт не сомневался, что она говорит правду. Эта женщина была жадной эгоисткой. Но им требовались твердые доказательства, что-то, доказывающее его появление в доме на Вестгейт. Криминалисты исследовали дом самым тщательным образом, но ничего не нашли. Кто-то его прекрасно вымыл и уничтожил все следы. Но ведь была еще одежда – то, во что Вэддел был одет в ту ночь. На ней или в его машине могли остаться следы крови Эми.

– Вы должны меня защитить, – тем временем говорила Мэри Солтер. – Вы же обеспечиваете защиту? Помогаете получить новую фамилию, дом, в котором безопасно жить?

– У нас есть ваше официальное заявление, Мэри, – сказала Кейт. – Мы проверим ваш телефон, а потом снова побеседуем. – Кейт посмотрела ей прямо в глаза. – Это вы меня ударили?

– Простите. Я узнала вас и поняла, что вы, вероятно, знаете правду. Я потом очень пожалела об этом.

* * *

Мэтту требовалось поговорить с Тэлботом. Начальник должен был знать, что они обнаружили. Времени самому отправляться на допрос не было, поэтому Мэтт ему позвонил.

– Ты очень удачно: я как раз объявил перерыв. Скажу тебе, парень: этого типа из седла не выбьешь. Абсолютно невозмутим. И ведет себя так, будто он здесь главный и всем заправляет. А учитывая то, что у нас ничего нет, у него это получается.

– Мне нужен ордер на обыск дома Вэддела и его автомобиля. У нас есть свидетельница, которая видела, как он зарезал Эми Оливер. Она даже сделала фотографию. И качество неплохое. Она говорит, что дом был весь залит кровью. Где-то должны были остаться следы. Найдем хоть один – и сможем его прижать. Он связывался с Солтер по телефону. У него должен быть где-то спрятан аппарат, где подключен тариф с предоплатой. Нам нужно его найти.

Тэлбот молчал и обдумывал услышанное.

– Хорошо, действуй, – наконец сказал он. – Мы продолжим допрос завтра. Молюсь Богу, чтобы ты оказался прав. Не хочу, чтобы этот ублюдок снова вышел на свободу с самодовольной улыбкой. Ребятам из Лидса не удалось предъявить ему обвинение, так что мы должны представить абсолютно неопровержимые доказательства.

– Грэм Харвуд говорит, что сразу же начнет работу, как только мы ему что-то пришлем.

– Вначале нужно найти что ему отправлять. Получай ордер и организуй обыск.

Тэлбот отключил связь.

– Полицейские, которые ездили в Хейд-Эдж, нашли Каролину в том доме. Она сейчас в больнице, – сообщила ему Кейт. – Надеюсь, что с ней все в порядке. Солтер не отличается мягкостью.

– Интересно, какую историю нам расскажет Каролина?


– Надеюсь, что не такую мрачную, – ответила Кейт. – Она вполне может знать, что случилось с Эйнли. А если так, станет ли она давать показания?

Глава 36

День девятый


На следующее утро Мэтт проснулся от пиканья мобильного телефона. Пришло текстовое сообщение от Кейт. Она всю ночь провела в доме Вэддела на улице Огден-Мур, и они кое-что нашли.

«Срочно позвоните мне».

Он так и сделал.

– Что удалось найти? – зевая, спросил Мэтт. Большую часть ночи он не мог заснуть, обдумывая все аспекты этого дела.

– Криминалисты обследовали всю его машину. Ее несколько раз чистили и мыли – наверное, он этим через день занимался. Но-о-о… – многозначительно протянула Кейт. – В багажнике удалось обнаружить чуть-чуть крови. Сейчас Грэм ее исследует. Если окажется, что она принадлежит Эми, то это будет значить, что мы раскрыли дело.

– Отличная работа! А что там с телефоном? – спросил Мэтт, уже полностью проснувшись.

– Все еще ищем. Сейчас занимаемся летним домиком. Кстати, Брэнта и Энсел поймали сегодня рано утром. Сняли с парома, они направлялись в Голландию. Но это не все. Солтер думает, что убийство Поттера было предупреждением ей. Обычно всю грязную работу для Вэддела выполнял Брэнт, но в тот день, когда зарезали Поттера, Брэнт был в Лондоне с Вэдделом. Значит, это не мог быть он.

Мэтт почесал голову. Если не Брэнт, то кто же?

– Я скоро приеду и присоединюсь к вам. Если что-то найдете, сразу же звони мне.

Новости были хорошими, фактически нерешенным оставался лишь вопрос с Поттером. Если в этом мире существует справедливость, то только одних обнаруженных следов крови будет достаточно, чтобы надолго засадить Вэддела – при условии, что это кровь Эми. Но негодяй был скользким как угорь и мог себе позволить самых лучших адвокатов. Так что, несмотря на все сделанное, им требовались дополнительные доказательства.

Мать просунула голову в дверь.

– Завтрак на кухонном столе. Ты слишком много работаешь, Мэттью. Тебе нужно отдохнуть. Я поговорю с Тэлботом, заставлю его понять, через что ты прошел.

– Я не ребенок, мама. Ты помнишь, что я работаю в полиции? И мы очень близко подошли к раскрытию дела.

– Того, в которое вовлечен Джек? – спросила она.

– Да. И если нам удастся собрать все доказательства, то ему будет предъявлено обвинение в убийстве.

– Только подумать, что я ходила с ним на свидания! Никогда не прощу себе, что я позволила так легко себя обмануть.

– Он – умелый игрок. Не кори себя слишком сильно, мама.

Мэтт мог только ждать результатов экспертизы. Пришло СМС от Тэлбота, в котором начальник сообщил, что Брэнта и Энсел отвезли в Лидс для допроса. Мэтт решил заехать в больницу, сообщить новости Мартину Ломаксу и выяснить, может ли говорить Каролина. Новость о неизбежном предъявлении обвинения Вэдделу может помочь – Ломакс решится сделать официальное заявление.

– Я уезжаю, мама! – крикнул Мэтт из коридора.

– Только постарайся сегодня вернуться пораньше. У нас гости.

Мэтт застонал. Только гостей ему не хватало. Мартин Ломакс все еще находился там, где Мэтт его оставил.

– Как вы?

Ломакс скривился.

– При виде вас мое настроение не улучшилось. И мне вам все равно нечего сказать.

– Я хотел вам первому сообщить новость. Ловушка, в которую попал ваш приятель Вэддел, захлопывается. Сегодня у нас будут неопровержимые доказательства, которые помогут посадить его за решетку и надолго.

– А почему меня это должно интересовать?

– Потому что вы от него избавитесь, – ответил Мэтт.

Ломакс расхохотался.

– Вы думаете, что это так просто? Вы в полиции не представляете, как организовано дело. Ну, засадите вы его в камеру, можете даже ключ выбросить, но вы его не остановите. Вэддел – злопамятный ублюдок, и никто не хочет переходить ему дорогу. Никогда!

– Мы защитим вас и вашего сына. Я уже говорил вам это.

– Недостаточно мне ваших заверений. А что с Брэнтом?

– Тоже в камере.

Мэтт наблюдал за изменениями выражения лица Ломакса. Он раздумывает о предложении?

– Мы знаем, что он убил Эми Оливер, одну из ваших танцовщиц. У нас есть свидетель и данные экспертизы.

– Тогда почему вы теряете время со мной? Чего у вас еще нет?

– Мобильного телефона, где подключен тариф с предоплатой. Он где-то спрятан, но у Вэддела очень большой дом на Огден-Мур.

– Он не там, – уверенно заявил Ломакс.

Мэтт посмотрел на него.

– Вы считаете, что он его уничтожил?

– Нет. – Ломакс запустил руку под подушку и извлек мобильный телефон в полиэтиленовом пакете. – Вот он. Это телефон Вэддела.

Мэтт уставился на него.

– Я не понимаю, как он к вам попал.

– В тот день, когда Брэнт пытался меня убить, Вэддел вышел из зала. Он сказал, что ему плохо, то ли несварение, то ли еще что-то, и он подождет в машине. Его на самом деле немного покачивало, и он потирал грудь. Он вынул содержимое нагрудного кармана и вывалил все на барную стойку. Там были зажигалка, портмоне и два мобильных телефона. Я видел, что он часто пользуется одним из них, а второй аппарат был старый. Я сразу понял, что это важный телефон. Когда Брэнт повернулся, провожая его взглядом, я сунул этот аппарат в карман брюк. Просто автоматически, под влиянием момента. Я не знал, что буду с ним делать. Но если с помощью этого телефона вы избавите меня от этого ублюдка, то забирайте его.

Мэтт так и сделал.

– Спасибо. Ваш сын здесь?

Ломакс кивнул.

– Я организую защиту для вас обоих. Вы готовы выступить с официальным заявлением? Выступить в суде и дать показания?

– Не торопитесь. Не надо на меня давить.

После этого Мэтт отправился поговорить с Каролиной. Она сидела в кресле в отдельной палате, ее охранял один полицейский. Когда Мэтт вошел, она всем телом вжалась в кресло. Бедная девушка боялась собственной тени.

– Я из полиции, – сказал Мэтт с обезоруживающей улыбкой. – Мне нужно задать вам несколько вопросов. Готовы ответить?

– Я очень устала, но постараюсь помочь.

– Вы знаете, что случилось с Полом Эйнли?

При упоминании Эйнли Каролина расплакалась.

– Он отправился в супермаркет купить продуктов и не вернулся. Наверняка они его схватили. Добровольно он никогда бы им не сказал, где я. Они его пытали. Я не хочу об этом думать. Я прочитала в газете о том, как его нашли.

– А что ваша сумочка делала в багажнике?

– Это дело рук Джека. Он намеревался и меня убить. Вы найдете сумочку – и подумаете, что меня убили вместе с Полом.

– Ваш муж хотел вас убить? – уточнил Мэтт.

– Да. От таких мужчин не сбегают. Если бы он меня нашел…

Она закрыла лицо ладонями.

– Вы жили в доме на Вестгейт вместе с подругами из клуба. Так?

– Да, но это было рискованно. Именно поэтому Пол нашел для нас домик в деревеньке Хейд-Эдж.

– Вы не будете возражать, если я пришлю человека, чтобы снять ваши отпечатки пальцев? Это нужно, чтобы их исключить. Мы нашли много разных отпечатков пальцев в доме на Вестгейт. Но одни еще так и не идентифицированы.

У нее округлились глаза.

– Нет! Я не хочу!

– Боюсь, что у вас нет выбора. Мы ищем убийцу. Мужчину зарезали в кухне в том доме, и у нас остаются неидентифицированные отпечатки пальцев.

Каролина уставилась в окно. Мэтт не был уверен, слушает ли она его вообще.

Наконец она заговорила. Судя по голосу, она была полностью сломлена.

– Это сделала я. Я была на пределе. Джек никогда не сдается. Я знала, что он будет меня преследовать, пока не найдет, и меня ждет печальный конец. Я отправилась в дом на Вестгейт за своими вещами. А там оказался незнакомый мужчина. Я спросила у него, что ему нужно, и это вызвало у него раздражение. Он заявил, что я нахожусь в чужом доме и нарушаю закон.

Поттер не знал ничего о договоренности Мэри Солтер с девушками.

– Я запаниковала. Я уже какое-то время всюду носила в сумочке нож для защиты от головорезов Джека. Я не знаю, что на меня нашло. Через несколько секунд этот мужчина лежал на полу, истекая кровью.

– И вы оставили его там? Никого не позвали на помощь? – спросил Мэтт.

– Нет. Я услышала голоса снаружи и выбежала через черный ход, а потом побежала по тому переулку, который проходит за рядом домов. Я никого не встретила. Машину я припарковала у магазинов на углу.

Мэтт посмотрел на дежурившего у входа в палату полицейского.

– Никого не впускать и не выпускать. И ее не выпускайте из виду.

Мэтт позвонил Кейт уже из машины и сообщил про мобильный телефон, который ему передал Ломакс.

– Я отдам его нашим криминалистам. А ты можешь сообщить хорошую новость Вэдделу.

Затем он рассказал ей про Каролину и Поттера.

– Вы хотите, чтобы я позвонила начальству? – уточнила Кейт.

– Да. Скажи ему, что я прекращаю обыск. Да, и отправь кого-нибудь в больницу снять отпечатки пальцев у Каролины. Нам все еще нужно подтвердить, что на ноже остались именно ее отпечатки пальцев.

* * *

– Я собирался тебе звонить, – улыбнулся Грэм Харвуд. – Кровь в машине Вэддела – это кровь Эми Оливер. Образцы совпадают. Мы также нашли в сарае садовую мусоросжигательную установку. Взяли ее для проведения тестов.

Это была хорошая новость. Вэддел убил Эми, отвез ее тело к себе домой и попытался его уничтожить. Но сжечь его полностью не получилось. Мэтт не понимал, зачем он повез останки назад в дом на Вестгейт. Возможно, планировал перевести стрелки на Каролину, если что-то пойдет не так – повесить на нее убийства и Поттера, и Эми. Мэтт вручил Грэму телефон, который ему отдал Ломакс.

– С этого аппарата Вэддел обычно звонил людям, на которых давил. Посмотри, что удастся из него вытянуть.

– Отличный результат! Ты и твоя команда прекрасно поработали и должны быть довольны собой.

– Мы посадим Вэддела за убийство Эми. Несомненно, он приказал убить и Эйнли. Каролина только что призналась в убийстве Поттера. Но мне не дает покоя другое – Вэддела никак не привлечь за то дело, которое для меня важнее всего. Больше всего мне хотелось бы, чтобы он за него ответил.

– Ты имеешь в виду случившееся с тобой и твоей коллегой? – уточнил Грэм.

– Он убил Полу. Или приказал кому-то это сделать. Я поставил бы на Коннора Брэнта. Я теперь знаю, как действует Вэддел.

– Нужно ждать, пока заговорит кто-то из его людей. Ты же сам знаешь, как обычно бывает в таких случаях. Заставили признаться одного – и будто плотину прорвало.

Мэтт покачал головой.

– Мы можем только надеяться на это.

Зазвонил его мобильный. Это оказалась Кейт.

– Кое-что произошло, сэр, – сообщила она ничего не выражающим голосом. Мэтт почувствовал, что ей совсем не хочется сообщать ему новость, потому что она знает: информация его не порадует.

– Что случилось? – спросил он.

– Вэддел.

– Его хитрозадый адвокат придумал какую-то сказочку и добился, чтобы клиента отпустили под залог?

Мэтт потер шею. Он чувствовал, как растет напряжение. В делах с Вэдделом всегда происходило одно и то же: шаг вперед и два шага назад.

– Нет, ничего подобного.

Кейт замолчала. У Мэтта в голове прокручивались самые разные варианты развития событий.

– Выкладывай, Кейт. Или мне нужно самому догадаться?

– Он мертв, сэр. Обширный инфаркт. Это случилось ночью. Надзиратель пошел его будить утром, а он лежит мертвый под одеялом. Уже остыл.

Мэтт закрыл глаза.

– Неужели они к нему не заглядывали ночью? Должны же были проверять!

– Проверяли. В журнале указано, что он спал.

– Но он не спал, да? Этот негодяй опять обвел нас вокруг пальца. Будто специально умер! А что сказал Тэлбот?

– Похоже, что воспринял в порядке вещей. Считает, что мы теперь сэкономим деньги налогоплательщиков, причем огромную сумму. Суда же не будет.

Мэтт не знал, что и думать. С одной стороны, он был рад, что Вэддел мертв – жаль только, что раньше не умер. Но с другой стороны, он хотел, чтобы этот негодяй предстал перед судом, поерзал на скамье подсудимых, и наконец свершилось правосудие.

– Вэддел мертв. Инфаркт, – сообщил он Грэму Харвуду.

– Тебя это устраивает? Что он так умер?

– А какой у меня выбор? Но кое-что радует. Теперь, когда он мертв, а Брэнт за решеткой, будет легче надавить на его людей.

Эпилог

Столовая в Бриндл-холле выглядела великолепно. Если Эвелин Бриндл собирала гостей, то обеды и ужины всегда проходили безупречно.

– Кого ждем? – спросил Мэтт.

– Всех, Мэттью. Тебе пора включаться в светскую жизнь. Я пригласила семью Кэссонов. Их дочь Аннабель все еще не замужем.

– Мама, пожалуйста, не бери на себя роль свахи! Я сам разберусь со своей личной жизнью.

– Ты ни разу никуда не приглашал ни одну девушку, после того как расстался с Мелиссой. Так нельзя! У тебя есть долг перед семьей. Нашему поместью нужен наследник.

– Это несколько старомодно, мама. У Сары есть дети, и ее Генри вполне способен управлять поместьем, по крайней мере не хуже, чем другие.

– Генри – не Бриндл.

– Это всего лишь фамилия, – улыбнулся Мэтт.

– Тэлбот приехал. Пойди встреть его.

– Ты еще кого-то пригласила из нашего участка? – спросил Мэтт.

– Да. Я знаю, как ты относишься к своим коллегам. Я пригласила Лили и эту новую женщину, Кейт Бакстер, а также Карлайла с помощником, с Беквитом.

Мэтт подумал, что Беквиту не понравилось бы, если бы он услышал, как его назвали помощником Карлайла.

Члены группы Мэтта приехали все вместе. Тэлбот предусмотрительно купил цветы и шоколадные конфеты для Эвелин. Он взял ее под руку и повел в зимний сад. Кейт улыбнулась.

– Какой хитрец! – заметила она.

– Но он безобидный. И он нравится моей матери, несмотря на то что она говорит.

– Я не представляла, что вы живете в такой роскоши. – Кейт огляделась. – Поразительное место. Дом, в котором творилась история.

Мэтт улыбнулась.

– Да, история тут сочится из всех щелей. Но у нас не было денег на содержание этого дома, пока мы не открыли территорию для туристов. Мы были на грани банкротства.

– У вашей мамы есть титул – леди Бриндл. Он когда-нибудь перейдет к вам?

– К счастью, нет. Титул получил мой отец за то, что сделал для промышленности страны.

– Ваша мама чуть не пострадала из-за Вэддела. Все могло бы закончиться печально. Наш начальник отдела – гораздо более приятный кандидат. А уж в сравнении с Вэдделом…

– Теперь, когда он мертв, а Брэнт сидит за решеткой, люди Вэддела ничего не скрывают, – перебила Лили. – Болтают без остановки, только успевай записывать. Отмывание денег прекратилось. «Красный каблук» закрыт. Один из членов шайки сам пришел и рассказал о том, что случилось с вами и сержантом Полой. Он задержан и готов подписать официальное заявление. В конце концов справедливость должна восторжествовать.

– Насчет справедливости не знаю. Но я буду рад, если просто удастся подвести черту под этим делом.

Лили ткнула его локтем в бок.

– Одна роскошная блондинка просто пожирает вас глазами, сэр.

Зал заполнился гостями, приглашенными матерью Мэтта. Лили имела в виду Аннабель Кэссон.

Мэтт почувствовал, как мобильный телефон вибрирует в кармане пиджака. Его мать запрещала оставлять включенными мобильные телефоны на таких вечеринках. Но Мэтт украдкой взглянул на экран. Звонил Грэм Харвуд. Мэтт отправился в кабинет и запер дверь.

– Что у тебя, Грэм?

– Отпечатки пальцев на ноже, которым убили Поттера. Они принадлежат Каролине Вэддел.

– Спасибо, что сообщил. Она во всем призналась и задержана. Я скажу Тэлботу.

Мэтт вернулся в зал.

– Где Тэлбот?

Лили кивнула на внутренний дворик перед зимним садом.

– Крепко обнимает вашу мать. Сейчас ни в коем случае нельзя им мешать.

Список действующих лиц

Инспектор Мэттью Бриндл:

Наследник поместья Бриндлов. Он всегда хотел работать в сыскной полиции и поступил на службу после окончания университета. Дослужился до звания инспектора в отделе сыскной полиции Западного Йоркшира. Его напарницей была сержант Пола Райт. Они отлично ладили и работали вместе.

Во время серьезного происшествия Мэтт был тяжело ранен, а Пола убита, и это положило конец его карьере в полиции. Или он так думал. На похоронах одного знакомого, которого убили, Мэтт оказывается втянутым в новое дело. Не сказав Мэтту ни слова, его начальник Тэлбот Дайсон, возглавляющий отдел сыскной полиции, не дал хода его заявлению об уходе. Тэлбот предлагает Мэтту вернуться, и Бриндл соглашается.

Это высокий, жилистый и выносливый мужчина, раньше он занимался бегом. Однако после полученных травм он хромает. Ему тридцать пять лет, он холост и даже не встречается ни с одной женщиной. У него была любимая девушка, с которой он довольно долго встречался до случившейся с ним трагедии, но он порвал с ней. Мэтт не хотел, чтобы она связывала жизнь с инвалидом, считая это несправедливым по отношению к ней.

В период реабилитации Мэтт разработал планы по спасению поместья Бриндлов. Поскольку ему больше не требовалось ходить на службу, ему нужно было чем-то заполнить образовавшееся свободное время.


Эвелин Бриндл:

Мать Мэтта, женщина пятидесяти с небольшим лет. Сноб, в основном благодаря своему титулу «леди Бриндл» по мужу, которого посвятили в рыцари за участие в благотворительной деятельности. Живет в Бриндл-холле вместе с Мэттом. Эвелин не понимает, почему что-то в жизни должно меняться. Она не согласна с планом Мэтта и не желает открывать поместье для туристов, но также не хочет, чтобы он работал в сыскной полиции.


Сара Бриндл:

Младшая сестра Мэтта. Она живет в деревне Хепворт недалеко от поместья. У нее двое детей и неудачный брак за плечами.


Констебль Лили Хейнс:

Лили недавно начала работать в отделе сыскной полиции. Хотя она работает в полиции всего ничего, ее уже несколько раз переводили из одного участка в другой. Это местная молодая женщина из неблагополучной семьи. Лили чувствует, что плохо вливается в коллектив в участке. Некоторыми проблемами она делится с Мэттом. И несмотря на разное происхождение и образ жизни, они отлично ладят друг с другом.


Начальник отдела сыскной полиции Тэлбот Дайсон:

Ему под шестьдесят, он имеет лишний вес и всегда все делает по-своему. Прямолинейный, честный полицейский. Знает и любит Мэтта. Когда-то он ухаживал за Эвелин, но она его бросила, поняв, что он уже не поднимется выше по карьерной лестнице.


Сержант Кейт Бакстер:

Новая сотрудница. Она переехала из Манчестера, чтобы сменить место работы, и начинает трудиться в полицейском участке в Хаддерсфилде. Кейт хотела начать новую жизнь. Ее младший брат Зейн постоянно влипает в неприятности, и ее коллеги по старому месту службы уже начали обращать на это внимание.


Сержант Иэн Беквит:

Его недавно перевели в полицейский участок в Хаддерсфилде из Галифакса. Он хотел бы продвигаться по службе, но был поставлен в напарники ленивому инспектору Фрэнку Карлайлу. Чем больше он наблюдает за Бриндлом и методами его работы, тем больше ему хочется перейти в его группу.


Инспектор Фрэнк Карлайл:

Был переведен в Хаддерсфилд вместе с сержантом Беквитом. Старается поменьше работать. Недолюбливает Мэтта.


Доктор Сидней Бибби:

Старший патологоанатом в отделе судебной медицины района Восточных Пеннин.


Джек Вэддел:

Крупный криминальный авторитет, которому всегда удавалось избегать тюрьмы.


Коннор Брэнт:

Телохранитель Вэддела.


Памела Энсел:

Администратор ночлежки для бездомных женщин в Хаддерсфилде.


Зейн Бакстер:

Девятнадцатилетний брат Кейт. Он бросил университет и несколько раз попадал в поле зрения полиции. Живет вместе с сестрой, в настоящее время не работает.


Карен Флетчер:

Незамужняя, несовершеннолетняя молодая мать, которая регулярно сбегает из дома, где живет с матерью и братом. Обычно отправляется в ночлежку для женщин в Хаддерсфилде. Ей шестнадцать лет. Несмотря на молодость, работает в ночном клубе в Хаддерсфилде.


Калеб Флетчер:

Брат Карен. Горячая голова, с ним часто случаются какие-то неприятности. Они с Зейном Бакстером становятся друзьями.


Мартин Ломакс:

Менеджер ночного клуба «Красный каблук» в Хаддерсфилде.


Каролина Перкс:

Какое-то время работала в «Красном каблуке». Она пропала.


Рональд Поттер:

Агент по недвижимости из Марсдена. Его убивают в доме, который он продает.


Фрэнсин Поттер:

Жена Рональда. Она значительно моложе его.


Мэри Солтер:

Работает с Поттером.


home | my bookshelf | | Другая смерть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу