Book: Черный байкер



Черный байкер
Черный байкер

Наталья Солнцева

Черный байкер

Иллюстрации по тексту художника

Helena Maistruk

Портрет автора

Художник Helena Maistruk

(http://vk.com/helenamaistruk)

© Солнцева Н., 2017

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Черный байкер

Дорогой читатель!

Книга рождается в тот момент, когда Вы ее открываете. Это и есть акт творения, моего и Вашего.

Жизнь – это тайнопись, которую так интересно разгадывать. Любое событие в ней предопределено. Каждое обстоятельство имеет скрытую причину.

Быть может, на этих страницах вы узнаете себя. И переживете приключение, после которого вы не останетесь прежним…


С любовью, ваша Наталья Солнцева

* * *

Время не измеряется днями и месяцами. Оно измеряется событиями.


Наталья Солнцева

* * *

Все события и персонажи вымышлены автором.

Все совпадения случайны и непреднамеренны.

* * *

«Бессмертие зовет меня к себе…»

У. Шекспир

Глава 1

Черный байкер

Он видел, что происходит, но не мог помешать этому. Он не владел собой. Он не догадывался, что истекают последние минуты его жизни. Его рассудок заволакивала тьма, он выплывал из нее, чтобы снова опуститься на самое дно, где подстерегают призраки…

Как выглядит смерть? У нее тысячи разных лиц, оттенков и запахов. Его смерть пахнет лошадиным потом, мокрой землей и палыми листьями. Скоро он узнает об этом.

Его смерть придет к нему в виде ремня и острого ножа, который так и не найдут. Нож будет выброшен в колючие заросли шиповника. Дорога смерти окажется слишком длинной, чтобы обыскать каждую пядь. Никто не полезет в шиповник, который легче вырубить, чем продираться сквозь гущу кустов.

Даже если нож обнаружат, это не поможет объяснить причину его гибели. Скорее, подтвердит самую простую версию, так похожую на правду.

Отличить правду ото лжи порой невозможно. Правда и ложь иногда являют собой клубок, который нелегко размотать. Потому что нет ниточки, за которую можно потянуть. Эта ниточка спрятана во тьме, куда не падает солнечный свет. Вряд ли найдется смельчак, готовый заглянуть туда…

Он бы сам не заглядывал, заранее зная, чем все закончится. На беду или к счастью, видеть наперед дано не всем. Ему не дано.

Он проверяет седло, подпругу, удовлетворенно кивает и садится на лошадь. Он сделал это! Несмотря на затмение ума. Он скачет навстречу своей смерти. Он играет с ней в странную и страшную игру, где роли распределил фатум. Это рулетка! На кон поставлено слишком много, чтобы смириться с поражением. Это дуэль с самим собой.

Он пускает лошадь в галоп, мчится, покачиваясь в седле, мимо голых берез и молодых елок. Вверху – холодное осеннее небо, под копыта стелется ржавая трава. Впереди – неизвестность. Позади – прожитые годы: детство, школа, университет, бизнес, женитьба… любовь… одержимость…

Он несется навстречу тому, чего хотел избежать. Он обманул сам себя, забылся, потерял ориентиры. Он все перепутал. Обрубил концы и сжег мосты.

Смерть уже близко… Она манит его к себе, зовет. У нее тонкие девичьи руки, белое лицо и рыжая шевелюра. Она кружится в танце огня, завлекая мотылька на свой убийственный свет…

– Лечу… – шепчет он. – Лечу к тебе… Лечу!..

Ветер свистит в ушах. Смерть совсем рядом, он чувствует ее дыхание, видит ее бездонные очи, в которых тонет золотой треугольник…

* * *

– Милена, – представилась она, опустившись в мягкое кожаное кресло. – Можно просто Мими.

Ренату понравилась эта высокая стройная девушка модельной внешности. Облегающий синий костюм, оранжевая сумочка, рыжие волосы обрамляют лицо, большие губы покрыты розовой помадой. Слегка подкрашенные ресницы, чуть намеченные брови. Крупный золотой перстень на среднем пальце правой руки. Подарок состоятельного мужчины.

«Содержанка богатого босса, – вспыхнуло в уме Рената. – Красивая, стильная, умная. Но сидит как на иголках. Волнуется, не знает, с чего начать».

– Когда-то в этом помещении был эзотерический клуб, – сказала девушка, и ее выразительные серые глаза с прозеленью уставились на Рената. – Теперь вы его возглавляете?

– Нет. Мы с компаньонкой арендуем это помещение. Вы видели вывеску? Мы открыли здесь Агентство информационных услуг.

– Должно быть, я не туда попала…

Она чувствовала себя не в своей тарелке, но пыталась сохранять самообладание. Ренат решил ей помочь.

– Вас отправил сюда ваш босс, верно?

– Откуда вы знаете? – смешалась она. – Хотя конечно… если вы…

Ренат чувствовал хаос в ее мыслях и страх. У барышни хорошее образование, но работу она получила благодаря своей внешности, а не диплому. Босс подбивал к ней клинья, и она уступила его напору. Пожалуй, она влюбилась в него со всем пылом молодости. Однако совсем недавно ей пришлось пережить тяжелое потрясение. Милена еще не оправилась от шока. Она немного не в себе, ей трудно сосредоточиться.

– Я разыскиваю господина Вернера[1]. Вы не подскажете, где он?

– К сожалению, я понятия не имею, куда он подался. Меня зовут Ренат, – представился он. – Может, я могу быть вам полезен? Что у вас стряслось?

– Мне нужен Вернер, – она сдвинула брови, нахмурилась. – Он руководил клубом, который… В общем, я хотела бы поговорить с ним.

– Он переехал и не оставил контактов.

Девушка нервно передернула плечами. Ренат улыбнулся, чтобы расположить ее к себе.

– Вернер неуловим, – добавил он, глядя в ее растерянное лицо. – Он словно ветер, сегодня тут, завтра там. Пока вы будете гоняться за ним, вашему боссу придется туго.

Посетительница вздрогнула и прижала к груди сумочку, словно защищаясь от пристального взора Рената.

– Вы… что вам известно?.. Я ничего не говорила… никому…

– Зачем вам Вернер?

– Понимаете… он… я не могу вам сказать…

– Тогда прощайте. Идемте, я провожу вас. – Ренат встал и нетерпеливым жестом указал ей на дверь. – Не люблю понапрасну терять время.

Мими продолжала сидеть, опустив ресницы и сжав губы. Она решала трудную задачу: уйти или остаться и рассказать все этому странному мужчине. В сущности, больше ей не к кому обратиться.

– Понимаете, мой шеф… посещал клуб Вернера три года назад…

– Ого! Давненько он сюда не заглядывал. Иначе был бы в курсе, что Вернер закрыл клуб и съехал. Ваш босс мог бы навести справки, прежде чем отправлять вас на деревню к дедушке.

Ренат испытывал двоякое ощущение. С одной стороны, работодатель этой красотки будто бы покинул бренный мир, а с другой – продолжал жить. Это было загадочно, необъяснимо.

– Он… умер… – выдавила секретарша. – Его убили…

Ренат не удивился. Он ожидал чего-то подобного.

– Значит, вы секретарша… покойника?

Шутка не удалась. Мими побледнела, схватила ртом воздух и покачнулась. Благо, она не могла упасть. Глубокое мягкое кресло надежно поддерживало ее обмякшее тело.

– Что с вами? – всполошился Ренат.

Девушка провела рукой по лицу и судорожно сглотнула.

– Душно… у вас тут тяжелый запах… дым какой-то…

– Это сандал. Сейчас я открою окно.

Он распахнул створку, и в бывший зал для медитаций хлынул холодный осенний воздух. В курильнице на треноге, оставшейся от Вернера, дымились сандаловые угли. Ренат привык к этому запаху и почти не замечал его. Чего не скажешь о посетителях.

– Дайте воды…

Он налил девушке минералки из графина, она положила сумочку на колени и взяла стакан дрожащими руками. Она и так напугана, а он еще подлил масла в огонь.

– Простите, я глупо пошутил. Как зовут… звали вашего босса?

– Игорь… Игорь Нартов.

– С вашего позволения…

Ренат включил ноутбук и набрал в Гугле названную фамилию. Новостные сайты пестрели сообщениями о внезапной гибели предпринимателя Игоря Нартова, владельца корпорации «Нартов», которая занималась новейшими компьютерными разработками. Тридцать шесть лет, женат, детей нет… Упал с лошади и сломал себе шею.

– Нартов занимался конным спортом?

– Он обожал лошадей…

– Причиной смерти признали травму в результате неудачного падения, – прочитал вслух Ренат. – Он был неопытным наездником?

– Игорь… Игорь Борисыч с детства ездил верхом…

– Несчастный случай произошел на конной прогулке в загородной усадьбе Нартова, – продолжал читать Ренат. – Лошадь вдруг понесла и сбросила седока. Он скончался, не приходя в сознание.

– Вероятно, так и было…

– Об убийстве ни слова!

– Я знаю, – смутилась девушка. – Поэтому мне сложно объяснить, почему я пришла сюда. Вы не поверите.

– А вы рискните!

Мими глотнула воды, собралась с духом и начала свой поразительный рассказ…

Глава 2

Черный байкер

Поселок Каменка, загородный коттедж Нартовых


– Зачем ты пришел? Я же просила…

Глаза женщины были заплаканы. Она с недоумением смотрела на красивого молодого человека в потертых джинсах и свитере.

– Нам надо поговорить.

– Иди к черту, Артур!.. К черту!

– Ты во всем, что случилось, винишь меня? Отлично! Твой покойный муж занимался сомнительными экспериментами, а я виноват? Хочешь меня сделать козлом отпущения? Не выйдет!

– Убирайся…

Вместо того, чтобы уйти, молодой человек обвел взглядом роскошную гостиную, презрительно хмыкнул и плюхнулся на диван напротив хозяйки. Развалился, по-свойски заложил ногу на ногу, всем своим видом показывая, что так просто она от него не отделается.

– Я прикажу охране, чтобы тебя вышвырнули вон.

– Не посмеешь. Я слишком много знаю.

– Что ты знаешь?.. Что?

– На твою долю хватит…

Губы женщины скривились, она всхлипнула и разрыдалась.

– Как это могло произойти, Артур? – бормотала она сквозь слезы. – Любимая лошадь Игоря убила его…

– Не думал, что ты будешь так горевать. Говорила, что вы давно стали чужими, что он тобой пренебрегает… что ему плевать на тебя. Ты же мечтала о свободе и деньгах! Теперь у тебя есть и то, и другое.

– Я не хотела… чтобы такой ценой…

– А какой, позволь спросить? На что ты рассчитывала? На развод? Он оставил бы тебя нищей. В последние годы он много тратил на свой личный проект.

– Разве не ты работал над этим идиотским проектом? Игорь просто свихнулся, и никто из вас не образумил его!

– Он бы никого не послушал. Если бы так шло и дальше, корпорация могла обанкротиться.

– Сейчас кризис… всем нелегко…

– Да брось ты! Кризис был в голове твоего мужа, Ира! Впрочем, о покойнике либо хорошо, либо никак…

Вдова вздрогнула, оглянулась по сторонам и прижала палец к губам.

– Тс-сс! Тише!.. Мне кажется, он все еще здесь… Я слышу его шаги наверху… в кабинете…

– Перестань.

– Нет, ты послушай… он там ходит, точно… Я ощущаю его присутствие. А ночью я просыпаюсь от того, что чувствую рядом его дыхание…

– Это нервы. Тебе нужно уехать куда-нибудь, развеяться. Может, продашь этот дом? Тут все будет напоминать тебе о нем.

– Он не разрешит.

– Он умер! – рассердился Артур. – Его больше нет. Понимаешь? Ты свободна, богата и независима. Можешь делать, что хочешь. Опять выйти замуж, к примеру.

– За тебя, что ли?

– Я не собираюсь жениться. Мне и так хорошо.

Молодой человек насупился и замолчал. Этот дом наводил на него тоску, хотя он был тут всего пару раз при жизни хозяина. Сегодня он впервые после похорон решил навестить вдову. Состояние Ирины встревожило его.

– Ты уволила его секретаршу?

– Мими? Конечно! Думала, она расстроится, будет умолять не лишать ее работы. Но девица оказалась наглая до ужаса. Фыркнула, нагрубила и хлопнула дверью.

– Она такая смелая, потому что твой благоверный позаботился о ней. Квартира, которую он ей якобы снимал, на кого оформлена?

– Детектив сказал, что на нее.

– Не удивлюсь, если у этой Мими окажется еще и кругленький счет в банке. Ты поздно спохватилась и начала следить за мужем.

– Игорь все равно поступал бы по-своему. Он страшно упрямый.

– Был…

– Знаешь, я только сейчас поняла, что жила за ним как за каменной стеной. Мне его не хватает.

– Он изменял тебе со смазливой рыжей девчонкой!

– Я тоже не ангел, – вздохнула Ирина.

– Ну давай, посыпай голову пеплом! Кайся в грехах! Пойди в церковь, помолись.

– Я уже ходила. Но легче мне не стало.

Молодой человек встал, сунул руки в карманы и сделал круг по гостиной. Остановился у бара со спиртными напитками, обернулся к хозяйке.

– Чего тебе налить? Джин, виски?

– При вскрытии у Игоря в крови обнаружили какой-то редкий наркотик…

– Пить будешь?

– Он не употреблял наркотики, Артур!

– Не употреблял или ты не замечала? – С этими словами молодой человек плеснул в стакан изрядную порцию виски и залпом выпил. – Ты часто говорила с мужем по душам?

– Редко. Он то в Индию мотался, то в Тибет. С йогами тусовался чаще, чем с друзьями и партнерами по бизнесу.

– По-моему, он вообще забросил бизнес. Идея фикс его сгубила. Тебе налить?

Вдова отрицательно покачала головой.

– Ну, как знаешь…

Артур выпил еще виски и поперхнулся. Наверху раздались шаги. Он поднял глаза к потолку и прислушался. Ирина испуганно вздрогнула.

– Кто там бродит? Горничная, что ли?

– Я запретила ей убирать в кабинете Игоря до сорока дней. Наверху никого нет. Вернее, не должно быть.

Артур опьянел и осмелел. Виски у Нартовых было высшего качества, и его быстро развезло. Когда шаги стихли, парень повеселел.

– Значит, мне послышалось…

– Утром мне звонил управляющий корпорацией, – прошептала Ирина. – С одного из банковских счетов Игоря исчезла приличная сумма! Как ты это объяснишь?

Артур уставился на нее хмельными глазами, тряхнул головой и потянулся за бутылкой…

* * *

Москва


Лариса разбирала покупки, примеряла перед зеркалом платье и шерстяной костюм из итальянского бутика.

– Как тебе?

– Нормально, – одобрил Ренат.

– И всё? Я потратила кучу бабла на эти тряпки!

– Честно говоря, я не понимаю, что особенного в брэндовых вещах, кроме самого брэнда.

– Я всегда мечтала о классной одежде. Мы живем на дивиденды от вклада, поэтому не жадничай. Ты же купил себе новую машину!

– Я не жадничаю. Просто такое же платье можно купить в три раза дешевле. Наши дизайнеры ничуть не хуже заграничных.

– Не такое же! – отрезала она, продолжая вертеться у зеркала. – Это Гуччи, дорогой. Платье красиво облегает фигуру, костюм сидит как влитой. Я довольна! Кстати, у меня новая прическа. Ты заметил?

Ее волосы стали короче и вились мягкими локонами. Ренат подошел сзади, поцеловал ее в шею. Они отлично смотрелись рядом.

– Ты хорошеешь с каждым днем. С тех пор, как мы познакомились, ты сильно изменилась.

– Ничего не хочешь мне рассказать? – улыбнулась Лариса. – У нас ведь были гости? Вернее, гостья. Молодая, элегантная девушка. Ты почти увлекся ею? Признайся!

– Всего лишь на мгновение, – не стал отпираться Ренат.

– Ладно, не парься. Я не ревную. Вернер излечил меня от многих душевных болезней, как впрочем, и тебя.

– К нам обратилась подруга бывшего члена клуба, Милена Веригина.

– Подруга или любовница?

– Думаю, одно другому не противоречит. Так вот, ее босс посещал клуб три года назад. Игорь Нартов, предприниматель, который вдруг приказал долго жить.

– Есть подозрение, что его убили?

– Вот именно. Девушка работала секретаршей у Нартова. У них закрутился роман, в общем, все тривиально до зевоты. Кроме того, что она разыскивает Вернера.

Лариса разгладила едва заметную складочку на лифе платья и удивленно подняла брови. Ренат с восхищением смотрел на нее в зеркало. Ему нравилось то, что он там видел. Куда подевалась унылая зубная врачиха? Вместо нее в зеркале отражалась довольная собой женщина.

– Нартову нужен Вернер, чтобы… оживить мертвое тело? По-моему, гуру хоть и великий мастер, но на такое не способен.

– Я не чувствую, что Нартов мертв, – заметил Ренат. – По крайней мере, он не столько мертв, сколько жив. Не знаю, правильно ли я выражаю свою мысль…

– В последнее время нам все труднее выражать свои мысли, – кивнула Лариса. – Ничего, привыкнем. Мы уже ко многому привыкли. Справимся и с этим. Так что хотела секретарша покойника? Зачем ей Вернер?

– Она говорила сумбурно, путалась, смущалась. Я понял, что Нартов продолжает с ней общаться.

– С того света?

– Примерно так. По словам секретарши, Нартов вышел в скайп и сообщил ей, что его убили. Он намерен отыскать убийцу как можно скорее. В этом ему никто, кроме Вернера, не поможет. Поэтому он и послал девушку в клуб.

– Но клуба больше не существует!

– Я сказал ей об этом. Она решила обратиться за помощью в наше агентство. Когда узнала, что мы, как и ее босс, тоже бывшие члены клуба, перестала колебаться. Выбора-то особого нет, а помогать Нартову надо.

– Не будь он ее любовником, вряд ли она согласилась бы так рисковать, – заметила Лариса. – Ведь тот, кто расправился с ним, может прикончить и ее!..



Глава 3

Черный байкер

Нартов сидел на простой деревянной лавке, прислонившись спиной к дереву. В ночи горел костер. Его пламя вздымалось высоко к небу, рассыпая багровые искры. Темнокожий шаман, одетый в набедренную повязку с бахромой, что-то монотонно бормотал.

Голова шамана была повязана клетчатым платком, щеки размалеваны алой и белой краской. Он кружился возле огня, взмахивал руками, притопывал. Нартов погрузился в транс от его движений. Пламя разгоралось все ярче. Шаман приблизился к Нартову, надавил большими пальцами на его глаза и сунул в рот что-то горькое как хина. «Это все уже было! – вспыхнуло в его воспаленном уме. – Я уже видел этот костер, шамана и пробовал его дьявольское угощение!»

Вскоре голос шамана отдалился, а Нартов поднялся на ноги и зашагал прочь от костра в джунгли. Он натыкался на переплетенные корни деревьев, пробирался между лианами, пугая обезьян и ночных птиц. Только в джунглях он мог спастись от местных любителей человечины. Поедать сладкое человечье мясо на торжественной трапезе для аборигенов было вековой традицией. Обезьяны для этого подходят меньше, чем люди.

Хотя шаман объяснил, что белый человек обладает отвратительными вкусовыми качествами, уступая лесной дичи, Нартова это не успокоило. Он не желал был съеденным без удовольствия. Поэтому все дальше углублялся в темные джунгли. Его гнал страх. Заросли становились гуще. Несколько раз Нартов спотыкался и падал, пока не угодил в какой-то нескончаемый зеленый лабиринт…

Очнулся он у себя в кабинете, за столом. Горела лампа, к окну прильнула темнота. Игорь запутался во времени и пространстве, потерял ориентиры. Где он на самом деле? В лабиринте или у себя дома в кабинете? Кажется, в кабинете. Но где гарантия, что через минуту он снова не окажется в лабиринте? Хаотичные «переключения» сознания, порожденные заклинаниями шамана и отравляющей горечью во рту, не поддавались его воле. Он потерял контроль над собой.

Нартов посидел немного в кресле, потом встал и подошел к окну. За стеклами таилась кромешная тьма. Ни городских огней, ни соседних домов. Хотя какие огни? Какой город? Он живет в подмосковном поселке, в частном коттедже, построенном пять лет назад. Жена наотрез отказывалась переезжать, он с трудом уговорил ее.

Жена! Нартов вспомнил об Ирине и с облегчением вздохнул. Если она дома, то все в порядке. Нет никаких джунглей, никакого шамана, никакого лабиринта…

Он открыл дверь в коридор и громко позвал жену.

– Ира!.. Ира!..

Ответа не было. Обычно жена откликалась, но сейчас она молчала.

– Ира! – крикнул он. – Ира! Иди сюда! Ты где?

Из коридора дохнуло опасностью. Нартов захлопнул дверь и… обнаружил себя сидящим возле костра. Шаман кружился в своей дикой пляске, размахивая оскаленным черепом лошади.

«Это та самая лошадь, которая меня сбросила! – догадался Игорь. – Я неловко упал и…»

Он зажмурился и ущипнул себя за ляжку. Костер продолжал гореть, шаман – кружиться. Рядом в траве шевелилась, копошилась какая-то живность. Только бы не змеи или скорпионы! Он не в курсе, водятся ли тут скорпионы. Боже! Что с ним творится?

Жена изменяет ему с любовником. Он узнал об этом благодаря шаману. Горечь, которую тот совал ему в рот, отлично прочищала мозги. Нартов увидел Ирину в объятиях знакомого парня. То был Артур! Они с Ириной занимались любовью в какой-то затрапезной квартире. Вероятно, у него. Мерзавец, скотина… как он посмел?

– Вот ты где? – прошептал кто-то совсем рядом. – Я наконец нашел тебя, чтобы убить.

– Разве я не умер?

Невидимка расхохотался и накинул ему на шею веревочную петлю…

* * *

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирина и Артур зашли в оранжерею. На улице шел мокрый снег, а тут было тепло, как в тропиках. Пахло лимонами и влажной землей. Буйная зелень тянулась вверх, цвела, плодоносила, словно сказочный волшебный сад.

– Твой муж вложил большие деньги в это сооружение. Неужели из любви к экзотике? Толстосумы прижимисты, а господин Нартов умел считать.

– Игорь любил заморские фрукты. Говорил, что в старину вельможи выращивали у себя в оранжереях и цитрусовые, и даже ананасы. По образованию он был ботаником. А потом занялся бизнесом, ударился в компьютерные технологии.

– Ну да, ботаникой много не заработаешь, – промолвил молодой человек, оглядываясь по сторонам. – Что же, Игорь Борисыч продавал выращенные растения?

– Оранжерея была его увлечением, хобби. Она не приносила прибыли.

– Я так и думал…

Артур медленно шагал по проходу, разглядывая лианы, кустарники и деревца в горшках.

– Чего тут только нет!

– Игорь заказывал растения отовсюду.

– Из Африки тоже?

– Наверное. Я никогда не вникала, что он тут разводит. А в чем дело? Ни конопли, ни опиумного мака тут точно нет! Игорь не связался бы с наркотой. Что мы тут ищем? Клад, закопанный в одном из горшков?

– Погоди… я хочу проверить свое предположение.

Артур остановился возле горшка с кустом, покрытым редкими трубчатыми цветами. Кое-где уже завязались плоды.

– Что это? – пробормотала Ирина, наклоняясь, чтобы прочесть название растения. Но наклейки, как на большинстве горшков, не оказалось.

– Я не уверен, – мотнул головой Артур. – Кажется, это она! Я не видел ее наяву, но читал о ней.

– Да говори наконец! – рассердилась Ирина. – Кто – «она»?

– Ибога…

Вдова стояла и смотрела на него, как на умалишенного.

– Зачем ты притащил меня сюда? Какого черта! Показать какой-то куст?

– Ибога, – почтительно повторил молодой человек. – Похоже на то.

– Что это за растение? – с опаской покосилась на него Ирина. – Отрава?

– Африканский галлюциноген. Твой муж все уши мне прожужжал этой ибогой. Оказывается, он вырастил ее в своей оранжерее. Интересно…

– Зачем ему понадобился галлюциноген?

– Для освобождения сознания. Африканские племена используют ибогу для путешествий в мир предков и общения с мертвыми. Есть специальный культ, который называется бвити. Своего рода религия.

– Что за бред? – поразилась вдова. – Игорь мне ничего не говорил об этой… э-э…

– Ибоге, – подсказал Артур. – Он многое держал в секрете от тебя.

– А с тобой, выходит, он откровенничал?

– Он был вынужден. Я работал над его главным проектом. Ему пришлось посвятить меня в некоторые… таинства. Если хочешь знать, я его предупреждал, что добром это не кончится.

– Сердобольный ты мой! – саркастически усмехнулась Ирина. – Молись, чтобы слух о нашей с тобой связи не дошел до полиции. Не то меня заподозрят.

– В чем? Смерть Нартова признали несчастным случаем. Наличие в его крови наркотика не противоречит этой версии.

Ирина вдруг сообразила, к чему он ведет.

– Ты думаешь, это ибога?

– Не ради красоты же твой муж ее выращивал? Цветет она так себе, плоды несъедобные.

– Послушай… а ведь ты прав. Года два назад Игорь летал в Африку. Может, после того и появилось это растение?

В оранжерее мелькнула тень, Ирина вскрикнула от неожиданности и схватилась за молодого человека.

– Вон там… возле горшков с лимонами… ты видел? Там кто-то есть…

Артур чувствовал, что за ними наблюдают, но молчал, чтобы не пугать вдову, которая и без того на взводе…

Глава 4

Черный байкер

Москва


Мими легла в ванную и закрыла глаза. Двухкомнатная квартира в Измайлове досталась ей на блюдечке с голубой каемочкой. Она и не мечтала. Теперь пришла пора отдавать долг.

Горячая вода с пеной приятно пахла иланг-илангом. На шторке зеленел тростник. Здесь все было обставлено по вкусу Игоря. Мими не спорила. Кто платит деньги, тот и интерьер заказывает.

Она вздохнула и улеглась удобнее. То, что с ней произошло, казалось сном. Страшным и невероятным. Она никому не могла рассказать об этом. Хорошо, что нашелся человек, который выслушал ее и не покрутил пальцем у виска.

Мими вспомнила дружелюбное лицо Рената, его голос, и подумала, что ему можно довериться. Тем более, он ученик Вернера. Игорь возлагал большие надежды на какого-то неуловимого Вернера. А тот как сквозь землю провалился. Ренат пообещал помочь, но вряд ли из этого что-то получится.

Девушка пыталась расслабиться, напряжение последних дней вымотало ее. Жена Игоря оказалась сущей мегерой. Выгнала ее с работы. Ну и черт с ней!

Мими подумала, что не стоит спешить искать новое ярмо на свою шею. Нужно сначала разобраться с тем, во что она вляпалась. Сначала все казалось таким прекрасным, таким радужным… Нартов был без ума от нее, она это чувствовала. Еще немного, и он бы бросил свою мегеру и женился на ней.

Впрочем, Игорь не клялся ей в любви. Устраиваясь к нему секретаршей, она понимала, на что идет. Не секрет, что молодые сотрудницы иногда испытывают сексуальные притязания со стороны босса. Мими ждала этого. Она во всех подробностях помнила их с Нартовым первую близость. Это случилось в его кабинете, на диване. Он попросил ее задержаться, угостил шампанским, потом…

Мими опомниться не успела, как босс перешел от слов к действиям. Она не сопротивлялась, уступила его натиску. На следующий день она получила подарок от Игоря – золотой браслет с треугольной вставкой. С тех пор пошло-поехало. Мими ни о чем не жалела. По крайней мере, у нее осталась квартира…

Щелк!..

Она вынырнула из воспоминаний, прислушалась. В коридоре раздались шаги. Кто-то не таясь разгуливал по квартире. Что за щелчок она слышала?

– Тебя закрыли в ванной, дуреха, – прошептал ей на ухо голос любовника. – Ты в западне. Нельзя оставлять ключ в замке!

Мими в ужасе выскочила из ванны и подергала ручку. Заперто! Замки во всех внутренних дверях были новенькие, ключи болтались снаружи. Она не придавала этому значения.

Мими похолодела. Кто мог проникнуть в ее квартиру и зачем? Неужели вдова решила мстить…

* * *

– Ты хочешь сказать, он вышел на нее через Интернет?

– Это не я хочу, это она заявила, – ответил Ренат, сидя за ноутбуком. – Мол, покойный босс вышел в скайп и попросил ее отыскать Вернера, чтобы тот помог найти убийцу.

– В скайп? – недоверчиво усмехнулась Лариса.

– Мими сама чуть в обморок не хлопнулась. Потом все-таки собралась и выслушала Нартова. Ей было очень страшно. Но босс при жизни сделал ей много добра, и она решила отплатить той же монетой.

– Ты ей поверил?

– Зачем ей лгать? Нартов утверждал, что за ним кто-то охотится. И он боится, как бы его не убили в виртуальном мире так же, как в реальном.

– Чего ему бояться, раз он уже мертв?

– Выходит, не совсем мертв. У него есть аватар в сети, который заменяет ему…

– Что заменяет?

– Тело, наверное.

– Может, эту Мими Вернер подослал? Разыгрывает нас?

– Я пообещал, что мы ей поможем.

– Девица тебя заинтересовала! – развеселилась Лариса. – Ты клюнул на ее прелести, милый! Разомлел, пустил слюнки. Смотри, как бы она не оказалась приманкой Вернера.

– Мими не глупа и хороша собой. Но для меня она всего лишь… повод разбудить адреналин в крови. Подурачиться! Я засиделся, дорогая. Мне скучно! Сомнительное развлечение лучше, чем никакого.

– Мими! – выразительно повторила Лариса. – Дай-ка прикину, сколько ей лет. Двадцать пять… Уже не юная Джульетта.

– Выглядит она моложе. Тонкая, как тростинка, высокая, рыжая…

– Ты поплыл, Ренат. Вижу в твоих глазах забытый блеск.

– Мими была любовницей Нартова, он содержал ее, открыл в банке счет на ее имя…

– Словно предчувствовал свою смерть?

– Мими сказала, он много говорил о смерти. Этот вопрос волновал его. Я попытался установить с ним телепатический контакт… но Нартов не отзывается. Он… как будто заблудился где-то. В джунглях, что ли?

– Покажи мне его жену, – потребовала Лариса. – Она есть в социальных сетях?

– Вот ее страничка в «Фейсбуке». Ирина Нартова, бывшая певица, выступала в ночных клубах…

– Где и познакомилась со своим будущим мужем.

– Банально, – кивнул Ренат. – Все как в бульварном романе. Они сошлись, вскоре Нартов предложил ей руку и сердце. Ирина вышла за него и забросила свою вокальную карьеру. Большая сцена ей по-любому не светила. Голосок у нее слабенький, харизмы никакой. Ночные клубы отдают предпочтение внешним данным, а не таланту.

– Внешне она ничего.

С экрана на них смотрела броская шатенка с выразительными чертами лица. Яркая, как тропическая бабочка.

– Сейчас ей тридцать два, – добавил Ренат. – Хорошо сохранилась.

– Это фото пятилетней давности, – определила Лариса. – Последний раз она заходила на свою страничку… месяц назад.

– У нее муж погиб. Похороны, поминки, соболезнования…

– Уголовное дело по факту убийства не открывали. Значит, обстоятельства смерти не вызвали у криминалистов сомнений. Хм!.. Падение с лошади…

Они сидели в зале для медитаций. За окнами шел мокрый снег, в курильнице тлел сандал. Сизоватый дымок разводами плавал в воздухе.

– Здесь все еще пахнет духами этой Мими…

– Ну и нюх у тебя, – позавидовал Ренат. – Ты чувствуешь духи сквозь сандал?

– К сандалу я привыкла, а сейчас к нему примешивается что-то еще. Пикантный оттенок!.. Мими пользуется дорогущей парфюмерией.

– Думаешь, жена знала, что у Нартова есть любовница?

– Ирина не похожа на наивную простушку. Я бы на ее месте не обольщалась.

– Она тоже зря времени не теряла. Пока ее муж ублажал секретаршу, она не сидела сложа руки…

– У жены был мотив для убийства, – кивнула Лариса. – Быть богатым мужем при такой бабенке небезопасно. Работа в ночном клубе наложила на Ирину свой отпечаток.

– Барышня вышла замуж за деньги. Сперва наслаждалась праздностью и достатком, а потом, как это обычно бывает, ее потянуло на подвиги.

– Может, она завела интрижку в отместку?

– Не выгораживай ее, – засмеялся Ренат.

– Ты прав. Певица из ночного клуба вряд ли способна быть верной женой. Тем более, если муж ей изменяет.

– Детей у них нет, и после смерти Нартова жена наследует его имущество. Во всяком случае, львиную долю.

Лариса задумалась. Она представила себе опытного наездника, который уверенно сидит в седле. Нартов не первый раз скакал на лошади, которая убила его. Всякое бывает, но…

– Как подстроить, чтобы лошадь сбросила седока?

– Наверняка есть способы. Какой-нибудь ремень надрезать, подпругу к примеру. Если на полном скаку вылететь из седла, можно убиться насмерть.

– Нартов не был новичком, – рассуждала Лариса. – Но жена вполне могла заплатить конюху, который готовил для него лошадь. Что ты скажешь, глядя на нее?

– Недалекая, вздорная, любит выпить… не алкоголичка, однако может стать ею. Смотри, какие у нее посты на страничке. Вот она хвалит загородный ресторан… вот хвастается купленными обновками… Показывает свой искусственный загар… Она ездит в солярий, посещает салон красоты…

– Это нормально для женщины ее круга.

– Нартовы живут за городом, значит, у Ирины всегда есть предлог отлучиться из дому. Ее любовник моложе ее…

– С чего ты взял?

– Так, пришло в голову. Кстати, вот она рекомендует подругам знакомого психолога. Некий Максим Черкасов.

– Надо встретиться и поговорить с этим психологом…

Глава 5

Черный байкер

Мими стояла в ванной ни жива ни мертва. Прислушивалась к тому, что происходит за дверью. Из комнат доносился невнятный шум. Похоже, кто-то обыскивает ее квартиру. Грабитель?

Она пожалела, что не захватила с собой телефон. Сейчас бы вызвала полицию, а так придется ждать, чем закончится обыск. Если вор не найдет денег, то…

Мими гнала от себя страшные мысли и шепотом молилась. Визитер, кем бы он ни был – не торопился. Или для нее время замедлилось. В комнатах что-то падало, шуршало, хлопало. Она чувствовала, как сильно бьется ее сердце, а по коже бегают мурашки. Что, если незваный гость убьет ее?

Дурные предположения вихрем крутились в ее голове, виски ломило от боли. Она забыла вытереться, и мыльная вода стекала по ее телу, собиралась на полу в лужицу. Мими не замечала этого. Только бы человек, который роется в ее вещах, не захотел расправиться с ней. Пусть забирает все, что ему приглянулось, но оставит ее в живых.

Девушка чувствовала себя в западне. Ей не выбраться отсюда, не убежать. Она даже на помощь позвать не может. Визитер услышит и разозлится.

Минуты казались ей часами, коленки дрожали, ноги подкашивались. Она набросила на себя полотенце, опустилась на мокрый коврик и прислонилась спиной к ванне. Отбиваться от вора было нечем. Взгляд Мими остановился на швабре. На худой конец она воспользуется ею как палкой. Шанс невелик, но надо использовать и его.

Зажав в руках швабру, девушка ждала. Едва ключ повернется в замке, она вскочит и будет обороняться.

К счастью, никто в ванную ломиться не стал. Шум в квартире внезапно стих, наступила гробовая тишина. Мими продолжала сидеть, потом бросила швабру, встала и прильнула ухом к двери. Из комнат не доносилось ни звука.

Девушка не знала, сколько прошло времени – полчаса, час или два. Внутри у нее все оцепенело, застыло. Мысль о том, как она выйдет отсюда, не сразу пришла ей в голову. Вор запер ее снаружи! Дверь новая, крепкая, ключ наверняка торчит в замке. Что делать? Кричать бесполезно, стучать в стены тоже. Кто ее услышит? Соседи?

Мими опустилась на пол и заплакала. Теперь, когда Нартов погиб, за нее некому заступиться. Его жена решила мстить? Наняла бандитов, которые перевернули вверх дном ее жилище, а саму ее закрыли в собственной ванной?



Она опять вскочила и подергала дверную ручку. Чуда не произошло. Визитер, похоже, ушел, а ее оставил взаперти. Сколько ей еще сидеть тут? Пока не умрет с голоду?

Девушка попыталась отжать язычок замка подручными средствами. Расческа в щель не входила, маникюрные ножнички погнулись. Выбить дверь изнутри Мими была не в силах. Она запаниковала, потом успокоилась. Главное, она жива.

Внезапно она вспомнила лицо Нартова, когда он говорил с ней в скайпе. Он был не очень похож на себя, но все же она его узнала. Мими ужасно испугалась. Она слушала любовника, не понимая ни слова. Ему пришлось повторить свою просьбу дважды. Мими не верила ни своим глазам, ни своим ушам.

«Ты жив? – изумилась она. – Но… зачем мне тогда искать убийцу? Кого похоронили вместо тебя?»

Нартов не ответил. Он странно повел головой и добавил, что его хотят добить уже окончательно.

«Здесь это тоже возможно, Мими! Ты должна мне помочь. Иначе я потеряю все!»

Она потом долго умывалась холодной водой, пила мартини и гадала, не приснился ли ей этот разговор. Оказывается – не приснился. Мими не знала, что и думать. Но ослушаться босса, пусть и покойного, не смогла.

Теперь убийца Игоря взялся за нее? Для начала решил припугнуть, а дальше… Что будет дальше?

Мими выплакалась и начала колотить в дверь ванной, пока не сбила руки в кровь. Она не ощущала боли, но когда увидела, что на двери остаются красные пятна, спохватилась. Поломав голову, она не придумала ничего лучшего, как пустить воду из крана на пол…

* * *

Психолог Черкасов принимал клиентов в кабинете на первом этаже жилого дома. Тут все располагало к спокойствию и умиротворению. Фикусы в горшках, теплые тона стен, мягкая мебель. Над столом психолога, словно иконостас, теснились дипломы и сертификаты. Впрочем, икон здесь тоже хватало.

Лариса сидела в кресле и рассматривала Черкасова. На вид ему около сорока, худощавый, среднего роста, высокий лоб с залысинами, нос крючком и тонкие губы. Лицо бледное, с желтизной вокруг глаз.

В кабинете было тепло, но психолог одет в вязаную кофту поверх рубашки. Болен, что ли?

– На что жалуетесь? – устало спросил он. – Депрессия? Комплексы? Проблемы в личной жизни?

Телепатическое подключение к нему прошло без сучка без задоринки. Мысли Черкасова были заняты какими-то анализами, консультацией у профессора и прочей медицинской чепухой. «Точно, болен, – утвердилась в своем мнении Лариса. – Причем серьезно. Неизлечимо».

– Мне порекомендовала вас Ирина Нартова. У нее недавно муж погиб. Упал с лошади.

Психолог и бровью не повел. Он был сосредоточен на своих проблемах и не собирался вникать в проблемы клиентки. Просто зарабатывал деньги на лечение. Сеансы у него стоили дорого, и он хотел бы еще поднять цену.

– Вас это огорчает?

– Смерть Игоря? – изобразила смущение Лариса. – Что значит «огорчает»? У меня горе! Я не могу справиться с этим.

Черкасов удивился. Горе из-за смерти чужого человека? Не типично. Разве что…

– Вы были дружны с покойным?

– Более чем! Игорь для меня не просто знакомый… В общем, я была влюблена в него… тайно.

Лариса солгала, чтобы расшевелить психолога и заставить его переключиться с собственного состояния на то, что ее интересует. Если бы Черкасов не был тяжело болен и обеспокоен этим, он бы живее реагировал на жалобы клиентки.

– Вот как? – с опозданием выдал тот.

– Что с вами? Вы неважно выглядите…

– Не обращайте внимания, – нахмурился Черкасов. – Я немного устал. Вернемся к вашему горю.

– Вы знали Игоря, – заявила Лариса. – Очень близко знали. Вы… изучали его личность? Ирина мне говорила, что…

– Это относится к вашему горю? – перебил он. – Каким образом?

– Я потеряла любимого человека. И хочу найти утешение.

– Ирина знает, что вы… имели виды на ее мужа?

– Что вы?! Нет, конечно!.. Мы же подруги! А Игорь… он говорил вам обо мне?

Лицо психолога приобрело озадаченное выражение.

– Признаться, нет, госпожа… э-э…

– Меня зовут Лариса. Я… впрочем, неважно…

– Хорошо, Лариса, – кивнул Черкасов. – Видимо, покойный не подозревал о ваших чувствах к нему.

– Игорь догадывался о том, что я… Он деликатный человек и заботился о моей репутации, поэтому молчал. Но вам он должен был рассказать все.

– М-да, странно. Он нарушил свое обязательство…

– Обязательство? – эхом повторила Лариса, пробираясь сквозь мысленные дебри психолога. – Игорь делился со мной самым сокровенным. Но с вами у него был особый контракт. Верно?

Черкасов побледнел еще больше, и нездоровая желтизна на его лице проступила ярче.

– Вы правы. Господин Нартов заключил со мной соглашение особого рода. Мне это польстило, и я выкладывался полностью. Он был увлекающейся натурой и сумел увлечь меня. Он потребовал строгой конфиденциальности, я дал ему обещание.

– Теперь ваши взаимные обязательства утратили актуальность.

– Это не значит, что я могу нарушить профессиональную этику. Нартов потому и обратился ко мне. Я гарантирую своим клиентам неприкосновенность… не физическую, как вы понимаете, а психическую. Психика человека – тонкая вещь. Настолько тонкая, что порой невозможно ее нащупать. Существует некий неуловимый компонент… – Черкасов умолк, словно наткнулся на незримую преграду, и недовольно уставился на Ларису. – Надеюсь, я не разочаровал господина Нартова. Его смерть прервала наш эксперимент. Хотя…

– Что? Что вы имеете в виду?

– Я не знаю, – смешался психолог. – В ходе эксперимента мне показалось…

Он опять замолчал и крепко сжал губы, чтобы не проболтаться. Эта женщина так странно на него смотрит, что у него развязывается язык и он говорит против своей воли. Она обладает способностями суггестора[2]?

– Что вы… делаете? – через силу спросил он.

– Я всего лишь хочу узнать, в чем заключался ваш с Нартовым эксперимент.

– А как же ваше горе?

– Оно пройдет, когда вы мне расскажете…

Перед его глазами плавали радужные разводы. Круги, петли, восьмерки… Светлый квадрат окна потемнел, и кабинет погрузился в сумерки. Психолог перестал видеть клиентку, но слышал ее голос.

Лариса сама не ожидала произведенного эффекта. Вернер обучал членов клуба гипнозу, но она не преуспела в этом. Очевидно, ее способность к внушению растет вместе с прочими качествами, привитыми гуру.

Черкасов легко поддался, потому что был болен… и потому, что часто проделывал подобные штуки со своими клиентами – ради наживы и сексуального удовлетворения. Он выманивал у людей деньги и склонял приглянувшихся ему женщин к соитию! Вероятно, Ирина Нартова не избежала этой участи. Мужчины хуже поддавались на его трюки. Черкасов не знал, что существует «обратный механизм», делающий человека уязвимым именно к тем вещам, которыми тот злоупотребляет.

– Что вы делаете? – повторил психолог, оказывая внутреннее сопротивление.

Лариса подняла глаза на «иконостас» над его креслом. Там, несомненно, есть диплом суггестора, которым хозяин кабинета очень гордится.

– Рассказывайте, – прошептала она…

Глава 6

Черный байкер

Нартов неизменно попадал в один и тот же зеленый коридор с бесчисленными ответвлениями. Запах джунглей смешивался с запахом костра и шаманских снадобий. В зарослях рычали хищники, но в коридор они не проникали.

Некоторые ответвления вели Нартова домой, в загородный коттедж… некоторые – в офис. Иногда он попадал в городскую квартиру, пустую и неубранную. Домработница, которой они с женой платили немалые деньги, халатно относилась к своим обязанностям. На мебели – пыль, цветы пересохли, воздух затхлый. Надо бы ее уволить, но он не был уверен, что получится. Однажды он ухитрился спуститься на первый этаж, хотел поговорить с консьержем. Но тот его не слышал.

Хорошо, хоть перевести деньги со счета на счет ему удалось. Чудом! Он сам не понял, как. Надо бы попробовать повторить этот трюк.

Недавно он каким-то образом оказался на пляже в Майами. Было жарко, вокруг загорали люди. Он сидел в матерчатом кресле рядом с Ириной и… не мог сдвинуться с места! От ужаса у него волосы зашевелились на голове. Если тут появится Палач, ему не спастись.

Палачом Нартов мысленно окрестил человека, одетого во все черное: шаровары, кожаные сапоги, рубашку, кафтан и чалму. Его лицо закрывала черная ткань, были видны лишь полоска лба и глаза. Таких палачей посылал турецкий султан к своим подданным, которые провинились.

Нартов никогда не жил в Турции, не имел ничего общего с султанами и даже не смотрел сериалы о них. Этим увлекалась Ирина, его жена. Почему же Палач преследует его?

На пляже в Майами нещадно палило солнце. Нартов хотел пить, но не мог встать и купить себе бутылку колы. Ирина тоже застыла, как изваяние. Он не сразу сообразил, что это – фотография, которую жена поместила на своей страничке в «Фейсбуке». Нартов мысленно взмолился, чтобы его не настигла смерть на этом чертовом пляже! Он проклинал жену, потом себя. Как он мог очутиться на фото? Разве такое бывает?

Нартов потерял счет времени. Он запутался в паутине своих снов, заблудился в зеленых коридорах. Шаман сыграл с ним злую шутку. Отправил в путешествие без конца и края. Пляж в Майами – всего лишь мираж, которых тут пруд пруди. Вероятно, и Палач – мираж. Но почему-то он вызывал у Нартова панический страх.

Он заметил черную тень среди отдыхающих. Океан шумел, по небу плыли рваные облака. Нартов отчетливо слышал, как погружаются в белый песок сапоги Палача, как тот тяжело дышит… Ему жарко в черной одежде. Что у него в руках? Шелковый шнурок или кинжал? А может быть, кривая турецкая сабля?

Нартов пытался закрыть глаза, чтобы не видеть приближение собственной смерти, но не смог. Веки были так же неподвижны, как и все тело, и окружающие его пляжники. Двигалась только черная тень, палач, смерть…

Нартов вдруг вспомнил, как он свалился с лошади. Удар о землю был такой силы, что он потерял сознание. Очнулся он в зеленом коридоре, побрел наугад, свернул в первое же ответвление. Сколько времени прошло с тех пор?.. Несколько дней? Месяц? Год?

«Тупая курица! – мысленно вызверился он на жену. – Какого черта постить старые фото? Больше заняться нечем? Надо было давно развестись с этой шлюхой из ночного клуба! Угораздило же меня!.. Надо было вообще не жениться…»

Черная фигура неумолимо приближалась. Со своего кресла Нартов видел чалму, которая плыла в жарком мареве ему навстречу, и слышал шорох песка. Ш-шу… шу-шу… шу-у…

* * *

Артур уничтожил несколько файлов в рабочем компьютере и удовлетворенно вздохнул. Их отдел наверняка расформируют. Хотя официально бизнес теперь перешел к вдове, делами заправляет главный партнер Нартова – Валериан Павлович Каратаев. Утром он вызывал к себе Артура и устроил ему настоящий допрос.

– Ну-с, чем занимаемся, молодой человек?

– Заканчиваю работу над проектом.

– Что за проект?

– Обработка персональных данных.

– Ты мне мозги не пудри! – разозлился Каратаев. – Каких таких данных? Единственная «персона», которую тебе поручили, был сам Нартов! Не финти, парень.

Артур поморщился. Он не любил, когда на него кричали, но решил потерпеть. Было интересно, что предпримет Каратаев после смерти партнера. Пойдет по его стопам или свернет проект?

Похоже, Валериан Палыч находится на распутье. Ему исполнилось пятьдесят четыре года, он грузен, рыхл и раздражителен. Борьба с лишним весом, диета и недоедание испортили его характер. Два раза в неделю он ходит на лечебную физкультуру, и в такие дни ему лучше не попадаться под руку. Сегодня как раз такой день.

– Доложи мне, чего вашему отделу удалось достичь, – хмуро приказал новый руководитель.

Артур пустился в объяснения. Он нарочно говорил так, чтобы Каратаев его не понял. Тот был дока по финансовой части, но ничего не смыслил в IT-технологиях. На его лбу выступил пот, щеки побагровели. Он силился вникнуть в то, что было выше его разумения.

– Нельзя ли попроще?

– Я стараюсь, – отвел глаза Артур. – Что именно вы хотите знать?

– Я должен решить, стоит ли продолжать проект. Какую выгоду он нам принесет? Куча людей получает зарплату, а где прибыль?

– Есть перспективы в определенной области.

– Насколько узка эта область?

– Как посмотреть…

– Послушай, не выводи меня из терпения! – вспылил Каратаев. – Не говори со мной, как с недоумком!

– Что вы, Валериан Палыч?

Артур не боялся за свою должность. В любом случае он без работы не останется. Ирина не позволит его уволить, а если это все-таки произойдет, его возьмут в другую компанию. Ему уже предлагали.

– Ладно, иди. Я подумаю, что с вами делать. – Каратаев сделал жест рукой в сторону двери. Пальцы у него были пухлые, как сосиски, второй подбородок отвис и лежал на воротничке рубашки. Лысина блестела.

Артур вышел из кабинета, который раньше занимал Нартов, и оказался в приемной. Место секретарши пустовало.

– Так тебе и надо, – пробормотал он, вспоминая, как резко отшила его бывшая пассия Нартова. Эта Мими много о себе возомнила. Подумаешь, фифа!

Артур вернулся к работе, но не смог сосредоточиться. В обед ему позвонила Ирина.

– Ты приедешь сегодня?

– Ты же сама сказала, что лучше нам пока не встречаться.

– Я передумала. Мне страшно, Артур! Я всю ночь не спала, прислушивалась к звукам в доме. Тут как в склепе…

– Твой муж все еще бродит по этажам? – пошутил программист.

– Он как будто рядом… я его чувствую…

– Переезжай в городскую квартиру.

– Там я останусь совершенно одна! В коттедже хотя бы есть охрана.

– Ты боишься за свою жизнь?

– Я не знаю… просто боюсь…

– Поезжай к своему психологу, – посоветовал молодой человек. – Ты его очень хвалила.

– Он хороший специалист, но…

– Ты больше не доверяешь ему?

– После смерти Игоря мне не до этого. Хотя ты прав, пожалуй, надо съездить на сеанс. Не знаю, сможет ли Черкасов мне помочь…

– Раньше он тебе нравился.

– Не он, а его метод, – вспылила Ирина. – Хватит поучать меня, Артур! Мне нужна твоя поддержка, а не нотации. Ты приедешь или нет?

– Сегодня никак не получится, извини. Может быть, завтра.

– А если завтра будет поздно?..

Она бросила трубку прежде, чем Артур успел ответить. Он ошалело уставился на телефон, взъерошил свои короткие волосы и выдохнул, надув щеки. У Ирины истерика, она требует внимания к себе. Ее можно понять, но становиться подкаблучником он не собирается. Сегодня он занят, и баста.

Артура снедала тревога, он едва дотянул до конца рабочего дня. Беседа с Каратаевым, звонок Ирины выбили его из колеи. Эксперимент, начатый по инициативе Нартова, практически завершен. Артур еще не решил, с кем готов поделиться результатами. Точно не с Каратаевым. Кто предложит больше денег, тому он и продаст разработки.

По дороге домой он позвонил человеку, который связался с ним по Интернету.

– Ваше предложение еще в силе?

– Разумеется, – обрадовался тот. – Ваш босс умер. Соболезную. Теперь вы – вольная птица.

– Не такая уж и вольная.

– У меня появились конкуренты? – сухо осведомился абонент.

– Как бы да…

– Будьте начеку, молодой человек. Информация хранится надежно?

– Ничего абсолютно надежного не существует. Но я принял меры безопасности.

– Когда мы сможем увидеться?

– Сегодня.

– Правильно. Зачем откладывать важное дело? Я знаю ваш ежедневный маршрут. Подберу вас по пути…

Артур хотел спросить, какого цвета и марки его машина, но абонент уже отключился. Он пожал плечами и поднял воротник куртки. Было зябко. Моросил дождь. Деревья на бульваре стояли голые, ждали зимы. Жаль, что от вчерашнего снега не осталось и следа. Из-под колес автомобилей летела жидкая грязь.

Артур засмотрелся на дорогой мотоцикл, который притормозил у бордюра. Вот бы ему такой! Он давно мечтал о классном байке. Если сделка состоится, он купит себе «Хонду».

Мотоциклист в черном шлеме поднял руку. Артур не сразу сообразил, что в него целятся из пистолета…

Глава 7

Черный байкер

– Кто тебе звонил? Она?

– Ты была права, – сказал Ренат, откладывая в сторону трубку. – У Милены начались неприятности. Кто-то проник в квартиру, запер ее в ванной комнате и перевернул все вверх дном. Угадай, что у нее пропало.

– Ноутбук, – без запинки выдала Лариса. – Я сдала экзамен? Могу кое-что добавить: твоя девица устроила потоп. Я вижу ее по щиколотку в воде.

– Во-первых, она не моя. А во-вторых… ты опять попала в точку. Мими пришлось пустить воду, чтобы выйти из заточения. Она открыла кран и ждала, пока соседи с нижнего этажа вызовут аварийку. Слесарь взломал входную дверь, услышал крики о помощи и освободил пленницу.

– Другого способа она не придумала, кроме как затопить людей?

– Она испугалась. И вообще, у нее новые двери, новые замки. Незваный гость закрыл ее снаружи на ключ. Что она могла сделать?

– Ну не знаю…

Ренат подбросил в курильницу сандаловых углей, и по бывшему залу для медитаций поплыл сладковатый аромат. Запах сандала пробуждал воображение. Но сегодня мысли Рената натыкались на невидимое препятствие. Он злился, Лариса подтрунивала над ним.

– Вижу, ты не в форме. Эклеры закончились? Мозгам не хватает глюкозы?

Перед Ренатом на столике стоял пустой кофейник, чашка и пустая тарелка из-под пирожных. Он был завзятым сладкоежкой.

– Что рассказал психолог? Тебе удалось его прощупать?

– Он себе на уме, темная лошадка, – задумчиво молвила Лариса. – Страдает от неизлечимой болезни, но не торопится замаливать грехи.

– Серьезно болен?

– По-моему, у него проблемы с печенью. Ему недолго осталось. Лечение требует больших вложений, и Черкасов идет на сделку с совестью.

– Нарушает профессиональную этику? – усмехнулся Ренат.

– Терять ему нечего, кроме времени. Он владеет гипнозом и пользуется этим, чтобы выуживать у клиентов деньги.

– Только-то?

– Еще он на своих сеансах склоняет к сексу женщин, которые пришлись ему по вкусу. Ирина Нартова – одна из них. Стимуляторы, которые он употребляет для эрекции, наносят его печени вред, но без этого он обходиться не может.

– Держу пари, Черкасов делает ставку на секс. Он рассчитывает с помощью выброса гормонов протянуть подольше.

– Ты не ошибся. В его кабинете стоит кушетка за ширмой. Черкасов вводит женщин в транс, чтобы без помех овладеть ими. Клиентки потом ничего не помнят. Они не подозревают, какие штуки проделывает с ними психолог.

– Надеюсь, с тобой не произошло ничего такого?

– Ты шутишь? Я ему не по зубам, милый. Лучше следи за собой, как бы прелестная Мими не соблазнила тебя.

Ренат подумал, что изменить Ларисе тайком будет невозможно. Она почувствовала слабый росток его интереса к Мими раньше, чем он сам это заметил. Он решил перевести разговор на вдову бизнесмена.

– Ирина тоже не в курсе, что стала любовницей Черкасова?

– Полагаю, нет. Иначе она не рекомендовала бы его своим подругам. Покойный Нартов, кстати, тоже посещал психолога.

– Черкасова?

– У них был совместный проект, – кивнула Лариса. – Я обалдела, когда услышала! Черкасов на сеансах изучал личность Нартова, чтобы составить его полный психологический портрет. Знаешь, с какой целью? Создать двойника.

– Да ладно, – недоверчиво протянул Ренат. – Зачем Нартову двойник? Он что, важная персона? Или на него кто-то покушается?

– Зачем тогда Черкасов досконально изучал его привычки, пристрастия, повадки, эмоции, жизненные принципы, особенности мышления? Нартов сказал психологу, что хочет присоединиться к проекту «ВЖ». И даже вложил в компанию первый взнос.

– «Вечная Жизнь»? – удивился Ренат. – Я что-то слышал об этом. Искусственные тела, записанное на электронный носитель сознание. Компания обещает, что люди, которые воспользуются ее услугами, смогут менять тела, как нынче меняют айфоны. Устарело, – покупай новое, усовершенствованное. Типа переставил «симку», и готово. Причем эра бессмертия вовсе не за горами. Лет этак через тридцать каждый сможет приобрести вечную жизнь по сходной цене. Заказать точную копию собственного тела или выбрать понравившуюся модель, закачать в искусственный мозг свое сознание… и вперед, в будущее!

Лариса пожала плечами. Идея искусственного тела ее не вдохновила. В отличие от босса Милены Веригиной.

– Нартов собирался «заархивировать» свой ум, то бишь сделать резервную копию. Для этого Черкасов составил особую анкету. Клиент забраковал список вопросов и велел психологу переделать его: дополнить, подправить.

– Черкасов переделал?

– Не успел. Оказывается, это не так-то быстро. Ответы на вопросы занимают целый год, выходит, и составить необходимый перечень нужно время.

– Да, история…

– Это еще не все, – улыбнулась Лариса. – По словам психолога, Нартов был лайфлоггером.

– Не понял?

– Оказывается, чтобы смоделировать собственное «Я», одних вопросников и всяческих психологических тестов мало. Нужно постоянно записывать, что с тобой происходит.

– Прикрепить к себе видеорегистратор, что ли? – засмеялся Ренат. – Как в автомобиле?

– Примерно. Нартов носил с собой миниатюрную видеокамеру, которая все записывала.

– Он ее и в постели не снимал?

– Насчет постели Черкасов ничего не сказал. Но «постоянно» – значит, везде и всюду, в любом месте и в любое время. Лайфлоггер — это «регистратор жизни».

– Офигеть! – поразился Ренат.

– Выходит, видеокамера была с Нартовым и во время падения с лошади…

* * *

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирина перебирала бумаги в кабинете мужа, когда с поста охраны ей доложили, что ее хочет видеть Артур.

– Пропустите, – раздраженно бросила она.

Молодой человек бегом поднялся по лестнице, ворвался в кабинет и с размаху плюхнулся на диван.

– Ты же был занят, – недовольно процедила вдова. – Что, внезапно освободился?

Артур взмахнул руками, уронил их на колени и выпалил:

– В меня стреляли!

Ирина застыла с приоткрытым ртом. Она неважно выглядела: яркий домашний костюм подчеркивал ее бледность, макияж отсутствовал, небрежная прическа говорила о том, что вдова никого не ждала.

– Как стреляли… кто?

– Мотоциклист. Весь в черном, голова спрятана под шлем. Сущий дьявол!

Ирина выронила из рук блокнот мужа и судорожно сглотнула.

– Твоя работа? – злобно осклабился Артур. – Решила прикончить меня?

– Ты что… с ума сошел?

– Если так пойдет и дальше, скоро сойду. Меня чуть не убили, Ира! Это не шутки. Чувак пальнул в меня из пистолета прямо на улице, при всем честном народе. Хорошо, что у меня отличная реакция. Я упал между припаркованными машинами, и пуля пролетела мимо. Все было как в кино… Я стал героем триллера! Только в жизни это гораздо страшнее. Кажется, я до сих пор в шоке…

– Х-хочешь выпить?

Она открыла дверцу шкафчика и достала початую бутылку скотча. На письменном столе стоял стакан, из которого она пила минералку. Ирина плеснула спиртное в воду, подошла к Артуру и протянула ему выпивку.

Тот молча проглотил, мотнул головой и сказал:

– Не надо было разбавлять…

– Ты вызвал полицию?

– По-твоему, я идиот? – вскинулся Артур. – Мотоциклист понял, что промахнулся, дал газу и был таков! Никто ничего не заметил, я уверен! Свидетелей не будет. Может быть, найдут пулю, и что с того? Меня же и начнут таскать на допросы, копаться в моей жизни. Между прочим, могут выйти на тебя.

– Ты… запомнил номер?

– Я помню марку мотоцикла: «Хонда»… а номер… нет. Я просто не смотрел на чертов номер! Понимаешь?!

– Успокойся.

– Предлагаешь мне спокойно умереть от пули какого-то мерзавца?

– Ты жив, слава богу. У нас есть время подумать и принять меры. Из-за чего тебя хотят убить? Кому ты перешел дорогу?

Артур выпил еще скотча и вспомнил, что перед покушением договорился о встрече с покупателем. Он собирался тайком продать разработки для проекта Нартова. Но ведь покойнику уже ничего не нужно, а он столько трудился, сутками сидел за компом! Неужели его усилия пропадут зря? Нартов не скупясь отстегивал бабки. Каратаев много не заплатит, он каждую копейку бережет. Тем более, проект уже профинансирован в полном объеме.

– У меня нет врагов, – неуверенно молвил он. – Разве что…

– Кто?

– Твой муж!

Ирина отшатнулась и побледнела. Та же мысль пришла ей в голову, но она не осмелилась ее высказать.

– Он приревновал меня к тебе, – добавил Артур, наслаждаясь ее замешательством. – И решил расправиться со мной. С точки зрения закона ему уже ничего не грозит. Мертвых не судят…

Глава 8

Черный байкер

Компания «ВЖ» занимала просторное помещение на восьмом этаже торгового центра. На ресепшене сидела миловидная девушка лет двадцати. Она улыбалась, источая радушие и желание помочь. Стены комнаты были увешаны видами Тибета, фотографиями Далай-ламы и бородатых старцев в белых туниках.

Ларисе на миг показалось, что она вот-вот увидит здесь Вернера. Уж он-то не преминул бы застолбить себе теплое местечко в подобном заведении.

– Вы в самом деле гарантируете своим клиентам бессмертие? – обратилась она к девушке, и та засияла еще более ослепительной улыбкой.

Что-что, а зубы у нее были отменные. Ей бы рекламировать стоматологические услуги, а не «вечную жизнь».

– У нас особое предложение, – проворковала девушка. – Хотите, я познакомлю вас с условиями?

– Раз уж я пришла…

На бейджике девушки было указано имя – Анжела. По ее предложению Лариса расположилась в кресле за столиком, заваленном рекламными проспектами. Девушка не представляла для нее интереса. Обыкновенная выдрессированная куколка, которая не задумывается над тем, что говорит. Это ее работа и только. Зарплата Анжелы зависит от количества привлеченных клиентов, вот она и старается изо всех сил.

– Наша компания существует за счет добровольных пожертвований. У нас много спонсоров, среди которых есть известные люди. Звезды шоу-бизнеса, актеры, политики. Разумеется, мы не разглашаем их имен.

– Понятно, – кивнула Лариса. – Ваши услуги надо оплатить наперед.

– Такова наша специфика. Вы же пока не собираетесь… умирать?

– Все мы когда-нибудь умрем.

Эта фраза вызвала на лице Анжелы мимолетную тень. Видимо, факт неизбежной смерти огорчал ее.

– Наша компания сделает все возможное, чтобы ваша личность сохранилась после гибели физического тела. Для этого у нас разработана целая программа…

Девушка раскрывала перед Ларисой глянцевые буклеты, тыкала наманикюренным ногтем в цветные картинки и говорила, говорила, говорила. Смысл фраз, которые вылетали из ее пухлых губок, был далек от нее так же, как и роковой час расставания с жизнью. Она была молода и беззаботна, а смерть казалась ей чем-то нереальным.

– Что от меня требуется в первую очередь? – поинтересовалась Лариса. – Внести деньги?

– Для того, чтобы мы начали работать на вас, – кивнула Анжела. – Этот процесс растянется во времени. Сначала мы оцифруем ваш мозг…

– Простите?

– Оцифруем ваш мозг, – заученно повторила девушка. – Составим точную копию вашей личности, а если пожелаете, то и тела. Если оно вам нравится, конечно. Вы сможете выбрать любую модель.

Лариса ощутила сухость во рту и облизнула губы.

– Чай, кофе? – тут же среагировала Анжела. – Я распоряжусь!

– Погодите… не надо…

– Вам нехорошо?

– Я просто… мне не совсем понятно, как вы все это…

– Я объясню! – без тени смущения продолжала девушка. – Некоторых людей шокирует наше предложение. Но лишь потому, что это непривычно. Началась новая эра электроники и виртуальной реальности. Вы будете первопроходцем на грандиозном пути переселения в виртуальный мир…

* * *

Ренат встретился с Мими в кафе. Она сидела за столиком натянутая как струна. Синее платье подчеркивало рыжий цвет ее волос, на шее висел крупный кулон с искусственным сапфиром. Глаза девушки были слегка подведены, на щеках розовел румянец. Она была так хороша, что Ренат засмотрелся.

Официантка принесла заказ – кофе с коньяком и мороженое, зажгла свечу в стеклянном подсвечнике. Мими сделала глоток, поморщилась и отодвинула чашку.

– Не вкусно? – удивился Ренат. – Я думал, вы любите кофе с коньяком.

– Откуда вы знаете…

– Догадался.

– Мне сейчас ничего в горло не лезет, – призналась девушка. – Я зашла в аптеку по дороге, купила валерьянку в таблетках и там же выпила. Но лучше мне не стало.

– Тот, кто обыскал вашу квартиру и забрал ноутбук, не хотел причинять вам вред. Иначе вы были бы мертвы.

– Я затопила несколько квартир, пока меня открыли и выпустили из ванной. Теперь придется возмещать людям убытки.

– Это не самое страшное. Какая информация хранилась в вашем личном компьютере?

– Обычная.

– Там было что-нибудь, связанное с вашей работой у Нартова?

– Ну да. Я иногда готовила документы дома, если они были срочно нужны. Кому это интересно? Вся основная документация осталась в офисе. Каратаев может проверить.

– Думаете, это он послал к вам человека с обыском?

– Я устала гадать на кофейной гуще! Мне все равно, кто забрался в мою квартиру… Я не чувствую себя в безопасности! Просыпаюсь от каждого шороха, вздрагиваю от каждого звука. Что от меня было нужно тому человеку? Вы можете выяснить?

– Вы знали, что Нартов был лайфлоггером?

Мими уставилась на Рената красными от бессонницы глазами. Ее длинные изящные пальцы нервно теребили салфетку.

– Игорь неординарный человек… у него были странности…

– Которых вы предпочитали не замечать?

– Каждый по-своему странен. Я помешана на украшениях, вы на чем-нибудь другом…

– На чем был помешан Нартов?

Мими достала из сумочки тонкую сигарету, прикурила от свечи и затянулась. Она взяла паузу. Ренат вызывал у нее доверие, но она не торопилась выкладывать ему всю подноготную. Можно ли обойтись без этого?

– Нельзя, – снисходительно улыбнулся он.

– Вы читаете мысли?

– Меня Вернер научил.

– Игорь говорил, этому нельзя научиться. Только развить то, чем уже обладаешь. У него был пунктик с жизнью после смерти. Он… ударился в какие-то стремные эксперименты. И меня агитировал. Мол, обидно, что однажды для нас все закончится. Насовсем! Наверное, ему было жаль терять заработанные деньги, комфорт, любовь. Он говорил, что я еще молода, что он уйдет раньше. В общем, нес всякую ахинею…

– Вы считаете его слова ахинеей?

– А чем же еще? – Мими выпустила из накрашенного рта струйку дыма и покачала головой. – Вы верите в загробную жизнь?

Ренат неопределенно пожал плечами.

– Вот и Игорь не верил. Он решил взять это в свои руки: занимался компьютерными технологиями и вообразил, что можно скачать сознание на чип, внедрить в искусственное тело и стать бессмертным. По-моему, сущий бред!

– Почему же…

– Да потому, что никому не известно, что представляет собой сознание, – заявила Мими. – Это ведь не информация… и даже не энергия. Это – тайный элемент, частица Бога. Как его оцифровать?

Ренат не ожидал услышать от нее настолько здравую мысль и не смог скрыть свое изумление.

– Игорь со мной не соглашался, – продолжала она, пуская изо рта дым. – Мы спорили, он злился и приводил разные доводы в защиту своей мечты.

– Вас они не убедили?

– Нет. Игорь общался с йогами, ездил в Тибет и в Африке побывал. Везде он искал подтверждение, что сознание можно переселить в иное тело. В кибернетическое!

– Он хотел стать киборгом?

– Что-то вроде того, – криво улыбнулась Мими. – Ему пообещали помочь в одной компании. «Вечная жизнь»! Звучит как бюро ритуальных услуг. Игорь заплатил им кучу бабла. Они дали ему длиннющий список вопросов, над которыми он часами корпел… и видеокамеру для непрерывной регистрации всего, что с ним происходит. Представляете, он даже любовью занимался с камерой!

– И вы не возражали?

– Я возмущалась, но Игорь стоял на своем.

– Где же хранились все эти записи?

– Он сдавал их для обработки. Они там как-то все оцифровывали и якобы создавали банк данных его личности. Я намекала Игорю, что это афера, но он не хотел меня слушать.

– Кто еще знал о том, что Нартов постоянно пользуется камерой?

– Его жена, наверное… Он клялся мне в любви, а сам продолжал жить с ней. Мол, зачем что-то менять в этой бренной жизни, если скоро он получит вечную? Порой мне казалось, что он свихнулся на этой теме.

– Были какие-то признаки?

– Сплошные! Я отправляла его к психиатру, но он только смеялся.

– Нартов посещал психолога, вы в курсе?

– С той же целью, что носил видеокамеру, – кивнула Мими и затушила окурок. – Психолог анализировал особенности его характера, эмоции, привычки и прочее. По-моему, отличный способ выкачки денег у доверчивых клиентов! Я пыталась объяснить это Игорю, но он был невменяемым, когда дело касалось его идеи фикс.

– Нартов употреблял наркотики?

– Это не совсем то, что вы думаете…

Глава 9

Черный байкер

Поселок Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирина с ужасом смотрела на любовника. Он был бледен, глаза бегали. Когда он наливал себе скотч, бутылка дрожала в его руках.

– Думаешь, я вру? – жаловался Артур. – Разыгрываю перед тобой сцену? У меня поджилки трясутся, как вспомню тот ствол… В тебя хоть раз целились из пистолета?

– Нет.

– Меня спасло чудо. Но во второй раз меня обязательно прикончат!

– Игорь не знал о нас с тобой, – пробормотала вдова. – Он не мог… заказать тебя. Тем более, ты вел его проект.

– Я подозреваю всех, – мрачно изрек программист. – Проект был почти на выходе, когда твой муж упал с лошади. Он не предполагал, что погибнет, и… В общем, у меня мозги кипят от этого всего!

Артур пил и не пьянел, потому что был слишком возбужден. Ирина положила руку ему на плечо, погладила, как ребенка.

– Даже если так, не надо паниковать. Ты можешь уехать куда-нибудь в глубинку, залечь на дно.

Он вспомнил о сделке, которая сорвалась из-за мотоциклиста, и сжал губы. Сначала он должен получить деньги, а потом прятаться. Нартову проект уже без надобности, а ему может принести пользу.

– Кто мог стрелять в тебя? – недоверчиво протянула вдова. – Ума не приложу!

– Я сам в шоке…

– Смотри, что я нашла у мужа в сейфе. Лежало среди бумаг.

Ирина показала ему пузырек с желтоватой жидкостью. Пробка плотно закрыта, никакой наклейки нет.

– Похоже на ибогу, – заключил Артур. – Видать, Нартов принимал настойку из коры этого кустарника. Интересно, он сам ее готовил?

– Не знаю…

– Может, отнести жидкость на анализ? У тебя есть знакомый эксперт?

– Мой бывший поклонник был химиком, – сказала Ирина. – В клубе, где я выступала, он занимался сбытом наркотиков. Продавали их не всем подряд, а постоянным клиентам, богатым и надежным. Правда, я с ним давно не связывалась.

– Так свяжись. Твой муж оставил после себя много вопросов. Не мешало бы получить хоть какой-то ответ. Насчет этой жидкости, к примеру.

– Игорь держал пузырек в домашнем сейфе, чтобы я не видела. Ключи были только у него. Он носил их с собой на брелоке. Я нашла брелок с ключами в шкафчике, где он оставил свою борсетку перед тем, как сесть на лошадь.

В соседней комнате что-то упало и разбилось. Ирина вздрогнула всем телом.

– Слышал?

– Пойдем посмотрим, что там…

Он двинулся вперед, Ирина за ним. Артур ощутил действие спиртного и слегка покачнулся. Дверь в примыкающую к кабинету комнату была закрыта. Молодой человек толкнул ее и, стоя на пороге, осмотрелся. Пусто. С подставки для вазонов упал и разбился горшок с цветком. Земля рассыпалась по полу.

– Как он мог упасть? – прошептала вдова. – Это Игорь! Ему что-то не нравится! Он недоволен, что я залезла в сейф?

– Не говори глупости. Наверное, горничная сдвинула горшок с места, вот он и свалился.

– Я тебе говорила, что до сорока дней запретила ей делать уборку.

– Но цветы она поливает?

– Да…

Артуру стало не по себе. Хоть комната была пуста, в ней чувствовалось чье-то присутствие.

– Кажется, я перебрал скотча…

* * *

Москва


Анжела показала макеты искусственных тел, которые произвели на Ларису отталкивающее впечатление.

– Жуть какая! – вырвалось у нее.

– Это пробные экземпляры. Нам удалось привлечь к сотрудничеству молодых перспективных ученых, которых заинтересовал наш проект. Искусственное тело будет мало отличаться от настоящего, а в чем-то даже превосходить его.

– Серьезно?

– Судите сами, – затараторила девушка, бегая пальцами по сенсорным кнопкам компьютера. – Вот последний образец в 3D формате. Вы сможете задать параметры по своему желанию. Кибертело не нужно кормить, оно не болеет, его легко поменять на новое. Мы загружаем на электронный носитель ваш мозг…

– Мозг?! – ахнула Лариса и невольно схватилась за голову. – Это уж слишком!

– Звучит непривычно, но поверьте, технологии идут вперед семимильными шагами…

Лариса перестала ее слушать. Она смотрела на монитор, но видела нечто другое. Когда-то на ее месте сидел господин Нартов, ныне покойный, и слушал такую же миловидную и бойкую на язык девушку, как Анжела. Убедила ли она его внести первый взнос? Похоже, да. Но бедняга не дождался счастливого момента и не успел перенести свое «Я» в искусственное подобие человека. Не успел…

– Все зависит от инвестиций, – продолжала Анжела, и Лариса опять включилась в беседу. – Проект развивался бы быстрее, а так нам приходится убеждать людей, чтобы они вкладывали деньги в свое же будущее…

Лариса кивнула головой и «увидела» Нартова – теперь не в приемной компании «ВЖ», а в конюшне. Он проверил седло, потом ласково потрепал лошадку по холке, а потом… достал нож и… подрезал один из ремней, который шел под брюхом холеной кобылки…

Это должно было записаться на камеру! Где эта камера и как можно просмотреть кадры последних мгновений жизни лайфлоггера?

– Вы не слушаете, – обиделась Анжела и замолчала.

Лариса очнулась. У нее перед глазами все еще стоял Нартов, подрезающий ремень собственного седла. Нонсенс! Может, то был не он, а… его двойник?

– Простите, Анжела, я… сколько может стоить такое тело, как вы показываете?

– По нынешним расчетам это недешево, но со временем цена станет доступной. Будут разные модели…

Лариса «вернулась» в конюшню, где живой пока что Нартов собирался на конную прогулку. Черт! Что он сделал?

С этой мыслью она обещала Анжеле подумать, попрощалась с ней, спустилась в прозрачном лифте вниз и вышла на воздух. Вот так номер! Нартов просит найти убийцу, тогда как он сам…

Лариса достала смартфон и позвонила Ренату.

– Ты свободен?.. Сможешь меня забрать?

Она назвала адрес и, не в силах устоять на месте, начала прохаживаться по улице. Холодный ветер проникал под ее пальто, волосы завивались колечками от сырости. Лариса не сразу заметила белый «Хендай» с тонированными стеклами. Ренат посигналил, и она встрепенулась, зашагала к машине.

– Как прошло свидание с Мими? – вскользь обронила она, устраиваясь на переднем сиденье. – Секретарша покойника еще больше очаровала тебя?

– Она рассказала кое-что интересное. Нартов действительно не разлучался с видеокамерой…

– Поэтому в момент смерти она была на нем? Это и так ясно. Падение с лошади и все, что этому предшествовало, зафиксировано.

– Жена Нартова знала о камере и… скорее всего, уничтожила ее. В тот роковой день она была в конюшне, тоже собиралась покататься.

– Она ездит верхом?

– Иногда, очень редко. Мими сообщила следователю о видеокамере. Увы, та оказалась разбитой! Во время падения седока миниатюрное устройство каким-то образом отвалилось и попало под копыто лошади. Раздавлено вдрызг!

– Ирина могла первой подоспеть на место гибели мужа и нарочно бросить камеру под ноги кобыле.

– Ей не было смысла избавляться от камеры, – возразила Лариса. – А чего ты стоишь? Поехали!

Внедорожник тронулся с места, повернул на проспект и быстро набрал скорость. Ренат крутил руль с мыслями о Мими. Чем-то она его задела. Рыжие девушки не в его вкусе, но в этой был какой-то особенный магнетизм. Высокая тонкая фигура, нервное лицо, яркая одежда, крупные украшения. Он понимал, что Нартов мог серьезно увлечься своей секретаршей. Законная супруга точно не пришла в восторг от этого. У Ирины – железный мотив избавиться от мужа, который изменял ей.

– Не забывай, они оба имели интрижки на стороне…

Ренат вздрогнул от слов Ларисы и рассмеялся.

– От тебя ничего не скроешь!

– В этом есть своя прелесть, – пошутила она. – Ты думаешь о другой, зная, что мне все известно. Пикантная ситуация.

– Щекочет нервы, – со смехом кивнул он. – Я думал не только о Мими. Певичка из ночного клуба, подцепившая богатого мужа, ревнует его к секретарше, а сама тем временем занимается любовью с молодым парнем. Кто он? Охранник в загородном доме? Ее тренер по фитнесу? Сотрудник, с которым она познакомилась на корпоративной вечеринке?

– Последнее. Любовник Ирины работает… работал на ее мужа. Нартов часто встречался по делу с любовником своей жены.

– И ни о чем не подозревал?

– Его занимали более важные вещи.

Ренат свернул в запущенный сквер и припарковал машину под голой старой липой. Толстый ствол потемнел от сырости, с веток капало. Подул ветер, и тяжелая капля упала на лобовое стекло.

– Мими кажется, что за ней следят. Это началось еще при жизни Нартова и с тех пор продолжается. Она не делилась своими страхами с боссом. Дескать, вдруг это он приставил к ней шпиона?

– По-твоему, обыск в ее квартире устроил тот же человек, который следит за ней? – предположила Лариса.

– Я не исключаю, что «обыск» – часть галлюцинации, которую девушка принимает за действительность. А следом за ней и мы с тобой.

– Глюки передаются телепатически?

– Для меня это будет открытием, – признался Ренат. – Надеюсь, Вернер был прав, когда говорил, что любой глюк – всего лишь иной аспект реальности.

– Мими страдает галлюцинациями? Она наркоманка?

– Нартов приобщил секретаршу к африканскому культу «бвити»

Глава 10

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Артур остался на ночь у вдовы.

– Я боюсь ехать домой, – заявил он, едва ворочая языком. – Меня могут поджидать в квартире или убить по дороге.

– Тебе надо скрыться, – убеждала его Ирина. – Денег на первое время я дам, а там жизнь покажет. Когда все успокоится, вернешься.

– Что успокоится?

Она не знала, как ответить, и предложила любовнику принять душ и поужинать. Выпитый скотч наконец подействовал, Артур захмелел. Но от еды отказался.

– У меня пропал аппетит, – отрезал он. – После того, как я взглянул в глаза смерти, я многое понял.

– Что ты понял?

– Многое…

Ирина не стала допытываться, что именно. Они с Артуром легли в разных спальнях. Ей хотелось побыть одной, подумать.

Около полуночи зазвонил телефон Артура. Программист подскочил, как ужаленный. На экране высветился номер, с которого ему звонил неизвестный и назначил встречу. Парень колебался, брать трубку, не брать…

Телефон замолчал. Артур лежал на кровати в гостевой спальне и прислушивался к ночным звукам. В саду гулял ветер, лаяла соседская собака. В доме что-то потрескивало, шуршало. Телефон снова зазвонил, и молодой человек решил ответить.

– Алло…

– Где вы? – прозвучал в трубке сердитый мужской голос. – Почему не пришли? Я ждал вас у подъезда несколько часов. Так дела не делаются.

– У меня… не получилось… – испуганно выдавил Артур. – Обстоятельства изменились…

– Надо было перезвонить! Значит, сделка переносится?

– Д-да… так будет лучше… Я сам позвоню, когда смогу…

Парень поспешно нажал на кнопку отбоя и еле пришел в себя от страха. «Заказчику, кем бы тот ни был, уже известно, что я жив, – лихорадочно рассуждал он. – Меня найдут и убьют. Какой же я лопух! Надо было выбросить «симку», а не тащить ее с собой к Ирине. Теперь меня вычислили! Убийцы уже направляются сюда… Им ничего не стоит перестрелять всех!»

Он встал, вытащил из-под подушки флешку и заметался в трусах по комнате, ища подходящее место, куда можно ее спрятать. В комоде ненадежно, под матрасом глупо…

Артур открыл шкаф-купе, где висели несколько мужских рубашек и пара махровых халатов, сунул флешку в карман одного из них и с облегчением перевел дух. Тайник не ахти, но другого тут все равно нет.

После двух часов, проведенных без сна, молодой человек не выдержал и постучался в спальню хозяйки.

– Ира! Мне страшно… Можешь презирать меня, но я не могу спать один!

Вдова тоже глаз не сомкнула. Она перебирала в уме подробности гибели мужа. Она видела, как Игорь пустил лошадь галопом, и та понеслась словно ветер. Всадник скрылся за поворотом, а Ирина передумала ехать верхом.

– Можно я лягу рядом с тобой? – У Артура стучали зубы, его знобило.

Ирина пустила его под одеяло и прижалась к его молодому телу. Странно, что парень дрожит от холода, когда в спальне жарко натоплено. Котел включен на полную мощность.

– Артур, – прошептала она. – Где ты был в тот день, когда Игорь сломал себе шею?

– На работе. А почему ты спрашиваешь?

– Я говорила с сотрудниками твоего отдела. В ту субботу ты явился в офис позже обычного.

– Я проспал. Накануне сидел дома за компом почти до рассвета, подтягивал хвосты.

– Мне показалось, я видела тебя возле конюшни. Ты мелькнул между деревьев, а потом нырнул в заросли и пропал из виду.

Артур приподнялся, оперся на локоть и уставился на Ирину возмущенным взглядом.

– Ты меня подозреваешь?! Что ж ты раньше молчала? Ничего себе, заявочки…

– Ты был там или нет?

– Тебе почудилось, – напряженно буркнул он.

– От тебя скотчем разит, – поморщилась она и отодвинулась. – Нажрался как свинья! Заливаешь вину алкоголем?

– В смерти твоего мужа я не виноват. Чем хочешь поклянусь! Мамой, богом, чертом…

– Ты атеист, милый. Убежденный скептик, который молится искусственному интеллекту, а не старому доброму Иисусу Христу. Ты, небось, Библию в руках не держал.

– Я верю в квантовую физику. Твой муж тоже был атеистом! Он запретил отпевать себя в церкви.

– Я привыкла к его странностям. Он часто говорил о смерти, вот и накаркал. Подпруга седла не выдержала, Игорь неудачно упал… в общем всё одно к одному. Конюх божился, что ремни были крепкими.

– Может, ремень кто-то надрезал?

– Игорь всегда сам всё проверял, как чувствовал… И в тот раз он внимательно осматривал седло, я была свидетелем. Он стоял ко мне спиной и возился с ремнями. Если бы что-то было не в порядке, он бы заметил.

– Твой муж был под кайфом, – возразил Артур. – Лошади этого не любят. Пузырек, который ты нашла в сейфе, наполовину пуст. Кто мог к нему прикладываться, кроме хозяина?

– Надо сначала выяснить, что за жидкость в этом пузырьке…

– Боюсь, анализ подтвердит мои слова. Там экстракт коры ибоги, вот увидишь.

– Когда увижу, тогда…

– Что? – разозлился Артур. – Думаешь, я всё подстроил? Я главный злодей! Да? Отлично! А кто получил бизнес Нартова и его имущество? Ты!.. Уж если на то пошло, тебе первой была выгодна его смерть!

– Прекрати.

– Может, ты решила избавиться от меня, потому что в тот день я…

Парень осекся и прикусил губу.

– Ага! – торжествующе воскликнула вдова. – Вот ты и признался! Мне не померещилось! Ты околачивался возле конюшни!

– Я… Черт с тобой!.. Да, я там был. Из любопытства! Хотел посмотреть, как ты сидишь в седле.

– Шутишь?

– Ладно, признаюсь, это была глупая выходка. Во мне взыграла ревность, зависть, дурацкий кураж!.. Я решил припугнуть тебя и тайком прокрался к конюшне… вдруг Нартов проскакал мимо, как бешеный… и закрутилось…

Он замолчал, ожидая, что скажет Ирина. Та покачала головой и вздохнула.

– Эксперт заключил, что произошел несчастный случай. Ремень не выдержал нагрузки и лопнул. Если кто-то и подрезал его, то очень умело. Дело закрыли, я не настаивала на расследовании…

– Почему?

– Я покрывала тебя, идиот! Ждала, что ты во всем покаешься. А ты…

Глава 11

Черный байкер

Москва


Профессор выглядел удрученным. Обследование показало, что болезнь пациента, который сидит перед ним, прогрессирует. Процесс не удалось стабилизировать. Дорогостоящие лекарства не дали того эффекта, на который можно было рассчитывать.

– Сколько мне осталось, доктор? – прямо спросил Черкасов. – Год я протяну?

– К сожалению…

– Будьте откровенны со мной. Я не барышня, в обморок не грохнусь.

Профессор, – высокий седой старик в синем халате, – снял очки, потер переносицу и поднял на больного глаза, окруженные сеткой морщин.

– При самом благоприятном раскладе, вы проживете месяцев восемь, полгода.

– А точнее?

– Точную дату знает только господь бог.

– Н-да, времени у меня в обрез.

– Ваше состояние может резко ухудшиться, поэтому скорректируйте свои планы…

– …и напишите завещание, – криво улыбнулся Черкасов. – Уже написал! Я не питал иллюзий, обращаясь в вашу клинику. Просто решил использовать и этот шанс.

– Вы психолог, значит, умеете справляться со стрессом. Если есть необходимость, я выпишу вам обезболивающие.

– Спасибо, я пока обхожусь.

– Я сделал для вас все, что мог, господин Черкасов, и теперь вверяю вашу судьбу Всевышнему. Одному Ему ведомо, сколько кому отмерено.

Над столом профессора висела большая икона святого Пантелеймона-целителя в позолоченном окладе. Черкасов усмехнулся, глядя на икону, и кивнул головой.

– Чуда не произошло. Я так и предполагал. Что ж, придется поторопиться…

Он попрощался с доктором и вышел из кабинета. В просторном коридоре гулко отдавались его шаги. Черкасов вызвал лифт, спустился на первый этаж, взял в гардеробе свою куртку, оделся и посмотрел на себя в зеркало. Видок не очень: щеки запали, кожа желтая. Болезнь наступает, это ясно и без анализов.

Психолог взглянул на часы и заторопился. Через сорок минут у него сеанс, а ему еще добираться до офиса. Он достал телефон и набрал номер Ирины Нартовой.

– Это Черкасов. Я немного задерживаюсь, если опоздаю, вы не уходите. Дождитесь меня обязательно.

– Хорошо.

– Кстати, Ирина, вы рекомендовали меня своей приятельнице?

– Я всем знакомым вас рекомендую…

– Ее зовут Лариса, кажется.

В памяти психолога возник расплывчатый образ клиентки, которая жаловалась на тяжелые переживания и призналась в любви к покойному Нартову. Этого Черкасов Ирине не сказал. Он силился вспомнить полное содержание беседы с Ларисой, но на ум приходили только слова женщины о Нартове. Потом – провал.

– Ах, Лариса? – оживилась вдова. – Ну конечно! Она замужем за чиновником, недавно родила ребенка… У нее появились проблемы с психикой. Послеродовой синдром.

Хотя клиентка и словом не обмолвилась о недавних родах, Черкасов успокоился. В жизни всякое бывает. Главное, Лариса не подсадная утка! Провал в памяти вызвал у него мимолетную тревогу, которую он отбросил. С его болезнью следует ожидать любых сюрпризов. Пока мозг не начал давать серьезные сбои, надо действовать…

* * *

После «обыска» и пропажи ноутбука Мими не чувствовала себя в квартире в безопасности. Прежде чем лечь спать, она проверяла окна, балкон и все закоулки, где мог спрятаться человек. Ей казалось, что в шкафу кто-то есть, под кроватью что-то двигается, а через окно за ней наблюдают в бинокль. Она закрывала шторы, выключала свет и дрожала от ужаса.

Ренат любезно помог ей купить новый компьютер и даже подвез из магазина домой. Она не пригласила его подняться в квартиру, а он не напрашивался. Посоветовал лишь как следует осмотреть замок. Нет ли на нем царапин или иных видимых повреждений.

Мими все сделала, как он сказал, но замок был в порядке. Если его открывали хорошей отмычкой, следы мог обнаружить только профессионал. Девушка не собиралась обращаться в полицию, потому что ей запретил… Нартов.

Вчера он опять появился в скайпе и спросил, как идет поиск убийцы. У Мими сердце ушло в пятки от ужаса. Экранный босс показался ей странным. Лицо, движения и голос похожи, но как бы не его. Словно она поговорила с роботом.

Без привычной работы Мими было некуда себя деть. Подруг у нее нет, сидеть дома тошно, а уехать она не может. По совету Рената она держала ноутбук включенным, и тот пугал ее тем, что в любой момент мог раздаться звонок от Нартова. Не ответить было нельзя. Босс и так разозлился, что она не нашла Вернера и связалась с неизвестными личностями.

– Где мне его искать? – оправдывалась секретарша, боясь смотреть ему в глаза.

– Попробуй подведи меня! На кого мне еще надеяться?

– Я ходила в клуб, но Вернера там не застала. Он уехал, а куда, неизвестно.

– Ты чего дрожишь? – сухо осведомился Нартов. – Боишься меня?

– Нет! – солгала Мими, чувствуя бегающие по спине мурашки и холод в конечностях.

– Ты там, я здесь. Мы с тобой по разные стороны. Если ты не поможешь, мне конец!

Он исчезал с монитора, и Мими толком не понимала, видела ли его на самом деле или в воображении. Когда она думала об этом, у нее начинала болеть голова. Образ любовника стоял у нее перед глазами, а мысли разбегались в разные стороны. Она никак не могла упорядочить их.

Сидеть в четырех стенах было невыносимо. Мими вымыла голову, уложила волосы, оделась и вышла прогуляться. Навстречу попался сосед с собакой, живущий этажом ниже.

– У нас после вашего потопа весь потолок испорчен, – сообщил он. – И паркет вздулся. А мы полгода назад ремонт закончили.

– Я возмещу вам убытки, – смутилась Мими.

– Коммунальщики составили акт. Сумма уже подсчитана.

– Я заплачу! Не волнуйтесь.

– Как же не волноваться? У моей жены чуть инфаркт не случился! Увидела, что с потолка течет, и свалилась с приступом. А вам хоть бы хны!

– Извините…

Мими поспешила пройти мимо. Сосед продолжал ворчать, а его собака вдруг разразилась лаем.

– Фу, Тара! – прикрикнул на нее хозяин. – Фу!

Девушка заметила тень, мелькнувшую на лестнице. Вероятно, собака почуяла чужого. Сосед загнал ее в квартиру, хлопнула дверь, а Мими испуганно замерла на месте. Возвращаться домой было так же страшно, как идти вперед.

В подъезде воцарилась гулкая тишина. Но девушке казалось, что она слышит чье-то дыхание, чувствует присутствие недруга. Он поджидает ее где-то неподалеку, затаившись в сумраке парадного.

Она стояла, судорожно вцепившись в сумочку, и сожалела, что не обзавелась газовым баллончиком. Брызнула бы нападающему в лицо и убежала. А теперь что делать? Звонить в полицию? Исключено. Звать на помощь Рената? Пока тот приедет, все будет кончено.

Мими осторожно спустилась по лестнице ниже и прислушалась. Никаких подозрительных звуков. Зря она паникует! Какой смысл нападать на нее в парадном, если это можно было сделать в квартире? Ее сердце громко стучало, отдаваясь во всем теле. Доводы рассудка на него не действовали.

Девушка собралась с духом и двинулась вперед. Собственные шаги оглушали ее, коленки дрожали. Только оказавшись на улице, она пришла в себя. Все обошлось, она жива и здорова. На нее напал истерический смех.

В воздухе висела серая морось, сквозь мглу проступали темные очертания прохожих. Девушка, не оглядываясь, шагала по тротуару. Ей нужно лечить нервы. Смерть босса обрушилась на нее громом небесным. Не удивительно, что ей всюду мерещатся тени. Ей и раньше казалось, что за ней следят. Она говорила об этом Нартову, но тот отмахивался. Теперь он мертв… но продолжает являться ей наяву: давать поручения, требовать и злиться.

– Боже! – прошептала Мими и неумело перекрестилась. – Не дай мне сойти с ума!

Она услышала позади себя шаги, краем глаза заметила черный силуэт. Опять! Она чувствовала, что за ней наблюдают, ее преследуют. Мими повесила сумочку на плечо и пошла быстрее. Силуэт не отставал. Может, это обычный человек, который захотел прогуляться на свежем воздухе? Такой же одинокий и несчастный, как она? Такой же напуганный?

Девушке пришла в голову дикая мысль: вдруг ее преследует сам Нартов, его фантом? Если он выходит в скайп, то почему бы ему не выйти на улицу города, где он жил? Почему бы не прогуляться вместе с секретаршей, которая делила с ним постель?

Мими не выдержала и пустилась бегом. «Фантом» настигал ее. Она слышала за спиной его шаги, его напряженное дыхание. От страха у нее мутилось в голове. В проходном дворе она споткнулась и упала. Разбила коленку, испачкала пальто и сумочку. Когда она поднялась на ноги, рядом никого не оказалось. Под арочным сводом гулял ветер, стены были разрисованы мрачными граффити. Череп со скрещенными костями, скелеты и надписи на английском языке.

Девушка, прихрамывая, побрела на свет фонарей и вышла к магазину мужской одежды. В витрине стояли манекены в элегантных костюмах и куртках. Один из них был похож на Нартова.

Мими зажмурилась и затрясла головой. Нартов исчез с витрины, но замаячил вдали в виде размытого силуэта. Он приближался, и девушка в панике кинулась в магазин. Молодой продавец с удивлением уставился на нее.

– Что с вами?

– За мной гонятся, – прошептала Мими, забыв о том, как она выглядит и что о ней подумают. – Спрячьте меня, пожалуйста! Быстрее!

Продавец растерянно оглянулся на дверь, потом перевел взгляд на девушку, которая была в грязи и вела себя неадекватно.

– Я вызову охрану…

– Не надо! – запаниковала Мими. – У вас есть черный ход? Выведите меня через черный ход!

Из зала к ним спешил второй продавец.

– Какие-то проблемы?

– Все в порядке, – стуча зубами, выдавила она. – Я хочу в туалет! Где у вас женская комната?

– Вообще-то…

Он не успел договорить, как волна страха схлынула, и Мими успокоилась. Здесь она в безопасности. Никто не посмеет напасть на нее в фешенебельном бутике на глазах у продавцов и охраны.

– …у нас один туалет, – закончил фразу продавец. – Проводить вас?

– Сначала дайте воды, – попросила она, ища, куда бы сесть. – Мне дурно…

Продавцы переглянулись. Первый пожал плечами, второй нерешительно топтался на месте.

В этот момент отворилась входная дверь, и в зал вошел мужчина, с ног до головы одетый в черное. Ростом и осанкой он походил на Нартова, его лицо скрывалось под капюшоном с меховой опушкой…

Глава 12

Черный байкер

Черкасов начал прием на полчаса позже, чем было назначено. Он извинился, Ирина нервно кивнула. Она сама с трудом пробиралась сквозь пробки на дорогах. Ее мучили тревожные мысли. Артур остался в коттедже, ей это не нравилось, но отказать ему она не смогла.

– У меня бессонница, – пожаловалась она психологу. – С тех пор, как погиб Игорь, я погрузилась в сплошной кошмар. Мне всюду мерещатся его шаги, ощущается его присутствие. Он как будто жив… но в то же время я понимаю, что его больше нет.

– Такое бывает. После утраты близкого человека сознание еще некоторое время пользуется привычными шаблонами. Примириться со смертью не просто.

– Думаю, дело не только в этом, – покачала головой вдова. – Меня гложет чувство вины! Понимаете? Я как будто виновата в чем-то…

– В чем именно?

Черкасов думал о своей болезни, он все еще искал выход из безвыходной ситуации.

– Сейчас я могу признаться, что… я изменяла Игорю, – выпалила Ирина.

Губы психолога тронула улыбка. Эка невидаль! У таких, как она, непостоянство в крови. Шансонетка из ночного клуба изначально порочна. Ей еще повезло, что она отхватила нормального мужа и смогла оставить работу, где приходилось пробивать себе дорогу «передком».

– В свете того, что случилось, это не актуально, – заключил он.

– А чувство вины?

– Вы хотели избавиться от мужа? Желали ему смерти?

– Нет! Что вы…

– В чем же тогда ваша вина?

– Ну… – Ирина смешалась, на ее щеках выступили красные пятна. – Я сама не знаю!.. В последнее время Игорь охладел ко мне… а я к нему. Он тоже мне изменял. У него была любовница!

– Значит, вы квиты? – усмехнулся Черкасов, прикидывая, хочется ли ему переспать с этой женщиной, и не чувствуя сексуального возбуждения.

Ирина перестала привлекать его физически, поблекла, с нее слетела мишура, которая делала ее недоступной и желанной. Свои лучшие годы она провела в постелях «спонсоров», потом вышла за Нартова… но супружеское ложе скоро наскучило ей. Такие женщины не созданы для семьи. Измена – их вторая натура.

Черкасов вспомнил, как внушил ей страсть к себе и она отдалась ему не по своей воле. Он не получил того, что хотел. Только чистый источник дарует исцеление! «А ее чистота осталась в прошлом, – размышлял он, глядя на клиентку. – Она – плод не первой свежести, да еще с гнильцой. Впрочем, как и прочие дамы, которых я пользовал. Поэтому моя болезнь не отступила. Я испробовал многое, почти всё…»

К сожалению, юные девственницы не нуждались в его сеансах. К сожалению, он не нашел иного чудодейственного лекарства от своей хвори. К сожалению, традиционная медицина оказалась так же бессильна, как и нетрадиционная.

– …муж был одержим идеей жизни после смерти, – донеслись до него слова Ирины, и он включился в разговор. – Он тратил деньги на эксперименты. Много денег. Может, ему что-то удалось?

– Что удалось?

– Вы изучали его личность, у него не было тайн от вас…

– Вы пришли ко мне, чтобы узнать его тайну?

– Мне кажется… Игорь где-то рядом…

– Вы видели мужа в гробу? – спросил психолог. – Это был он?

– Да… его кремировали. Я не это имею в виду…

– О чем же мы тогда говорим?

– Я не понимаю, что со мной… Я как будто жду чего-то ужасного! Наказания за грехи…

Ирина всплакнула, прижала платочек к глазам и замолчала. Она сидела напротив Черкасова, наряженная в модные черные тряпки. Траур заставил ее выбрать темный тон. Раньше она одевалась ярко, словно попугай. Пройдет пара месяцев, и все вернется на круги своя. Ее потянет на сладенькое, на клубничку… Интересно, насколько откровенным был с ней покойник? Чем он делился с женой?

На столе Черкасова стояла шкатулка из лакированного дерева. Он открыл ее, достал маятник с камешком горного хрусталя на конце и произнес:

– Смотрите сюда!

Ирина послушно подняла глаза. Камешек мерно раскачивался, и весь ее мир сосредоточился в этой блестящей точке…

* * *

За окнами зала для медитаций пролетал снег. Скоро зима, город побелеет, деревья покроются инеем. На морозном небе будет всходить розовое солнце, по дворам наметет сугробов.

– Это лучше, чем грязь и слякоть, – заметил Ренат.

– Наконец я смогу надеть свою новую шубку, – кивнула Лариса.

Они пили кофе и вспоминали Вернера. Тот был противником наркотиков и утверждал, что это самый легкий, но самый опасный способ «увидеть иное».

– Мими принимала ибогу, так же, как ее босс?

– Ничтожную дозу. Они с Нартовым были любовниками. Естественно, он хотел разделить с ней не только физический, но и духовный экстаз.

– Иронизируешь? – нахмурилась Лариса. – Честно говоря, мне все это не нравится. Когда галлюцинацию нельзя отличить от реальности, можно наломать дров.

– Вот он и наломал… а нам расхлебывать.

– По-моему, Мими очаровала тебя. Ради нее ты ввязался в это дурное дело. Согласился искать несуществующего убийцу, чтобы произвести впечатление на долговязую девицу в ожерельях и перстнях?

– Ты ревнуешь?

– Хватит повторять одну и ту же глупость. Ты бы хотел, чтобы я ревновала! Не выйдет… Прошли те времена. Я просто не собираюсь идти на поводу у какой-то Мими с ее глюками.

– Ты уверена, что Нартов сам повредил ремень седла?

– Пока ты не рассказал про ибогу, была уверена. Теперь сомневаюсь. Как разобраться, где истинное событие, а где наркотическое видение? В информационном поле всё равно всему.

– Нам задали сложную задачу, – кивнул Ренат. – Тебе не интересно решить ее?

– Я «подключаюсь» к Нартову и вижу бесконечный зеленый коридор, джунгли, шамана и прочую дребедень…

– Ибога — растение богов во всех смыслах этого термина. Она изменяет сознание. Нартов объяснял Мими, что с помощью настойки из корня ибоги можно познать иную сторону жизни, смерти и своей сущности. Она выводит наружу скрытое, показывает невидимое.

– И что же увидела Мими, будучи под кайфом? Она тебе рассказала?

– Я не спрашивал.

– Тебе удалось установить с ней телепатический контакт?

– Я пробовал, но натыкался на «черного человека»…

– Какой еще «черный человек»?

– Попробуй сама и увидишь. Он не подпускает к Мими!

– Это реальный мужчина или…

– Я не смог понять, – признался Ренат. – Он каким-то образом связан с ней.

Лариса встала и медленно прошлась по залу. Так ей лучше думалось. Правда, Вернер был ярым противником «думанья». Он постоянно твердил, что логика и ум не годятся для познания истины. Ум – хороший помощник, но плохой управляющий.

– Не верь всему тому, что думаешь, – произнесла она и остановилась у курильницы. – Угли потухли, но издают запах сандала. Иногда бывает дым без огня!

– На что ты намекаешь?

– Нартов был вкладчиком проекта «ВЖ», он носился с идеей перемещения своего «я» на искусственный носитель. По-твоему, это возможно?

– Оцифровать личность и обрести бессмертие? Вернер бы от души посмеялся над этим. Он и так считает себя бессмертным.

– Очевидно, Нартов не усвоил уроки гуру, если решил прикупить себе кибертело. Я поражена…

– Эта идея находит своих последователей. Нам обещают «эру бессмертия» в недалеком будущем. Примерно в 2045 году! Мы с тобой имеем шанс дожить до этого срока и переселиться в искусственное тело.

– Ты хочешь стать киборгом?

– А киборги могут заниматься сексом? – заинтересовался Ренат.

– Виртуальным – сколько угодно, как угодно и с кем угодно. Надеваешь на голову шлем, запускаешь программу и… любые девочки-мальчики к твоим услугам. Можно переспать с самой Клеопатрой или Мэрилин Монро, например. Что, завидно? Потекли слюнки?

– Ну потекли, не буду скрывать. Ты бы хотела заняться любовью с Юлием Цезарем или Наполеоном?

– Нет, – рассмеялась Лариса. – Оба не в моем вкусе.

– А кто в твоем? Шварценеггер? Том Круз?

– Чемпион мира по бодибилдингу.

– Да ладно…

– А если программа выйдет из-под контроля? Что тогда? Какую роль во всем этом играет ибога? Допустим, Нартов и Мими вместе впадали в наркотический транс… Ну и?

– Маленькие дозы этого зелья действуют постепенно, – объяснил Ренат. – Эффект наступает не сразу и продолжается некоторое время, для каждого человека индивидуально, позволяя видеть мертвых и общаться с ними. Короче, ибога ассоциируется со смертью, как вечным циклом возрождения. Я в Интернете вычитал. Между прочим, культ ибоги весьма успешно распространяется за пределы Африки. Им увлекаются все больше европейцев. На белых ибога действует по-другому.

– Ты хочешь сказать, что Мими говорит с Нартовым под действием наркотика? Он выходит в скайп исключительно в ее мире, который не пересекается с нашим?

– Я хочу сказать, что Нартов делал ставку не только на кибертело…

Глава 13

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Вчера Артур напился до чертиков, вылакал бутылку скотча, но как только протрезвел, страх вернулся и захлестнул его с новой силой. Он выпросил у Ирины разрешения пожить пару дней у нее. Призрак хозяина, который, по ее словам, бродит по дому, пугал его куда меньше, чем мотоциклист с пистолетом.

Неужели его телефон прослушивается? Каратаев заподозрил, что он собирается продать разработку конкурентам, и заказал его?

– Чушь… – бормотал программист, слоняясь по комнатам с бутылкой виски и прикладываясь к горлышку. – Из-за такого не убивают…

Каратаев никогда не интересовался проектом его отдела. Нартов приказал держать все в секрете. В суть проекта был посвящен один Артур. Только ему шеф доверил главную задачу. Остальные сотрудники выполняли отдельные части работы, по которым нельзя было судить обо всем замысле.

– Теперь все нити оказались у меня в руках…

Даже звук собственного голоса раздражал молодого человека. По дому гуляло эхо, горничная взяла отгул, охранники от скуки резались в карты. Артур был предоставлен сам себе, чему он совершенно не обрадовался.

Ирина куда-то уехала. Сказала, что в город к психологу. Врет, наверное. После смерти мужа она изменилась, стала холодной и колючей. От нее можно ожидать любого подвоха.

Артур отправился в спальню и проверил, на месте ли флешка. Он открыл шкаф-купе, сунул руку в карман висящего там халата и удовлетворенно вздохнул. Мысль о том, что он стал мишенью для убийцы, показалась нелепой. Кому он нужен?

Выходит, он представляет для кого-то опасность? Кто-то решил избавиться от него? Может, это Ирина? Прикидывается, что ей тоже страшно, разыгрывает сцены.

– Я попал в логово зверя… – прошептал программист, запрокинул голову и глотнул виски из бутылки. – Угодил прямо ему в пасть!

Артур хотел позвонить человеку, с которым не смог встретиться, но передумал. Нужно залечь на дно, отдышаться и прийти в себя. К тому же он выбросил «симку». Ирина обещала привезти новую и «чистый» мобильник.

– Глупо… если она сама заказала меня, то…

Артур покачнулся, потерял равновесие и схватился за дверной косяк. Положение казалось ему безвыходным. Он опять приложился к горлышку бутылки и… краем глаза заметил черную тень в коридоре. Его обдало холодом, ноги подкосились. Он скользнул в комнату и закрылся…

* * *

Москва, центральный офис компании «Нартов»


– Что это за проект «Х»? – Каратаев тыкал пухлым пальцем в монитор. – Я вас спрашиваю!

Двое сотрудников отдела, подчиненного Артуру Каппелю, вздыхали и переглядывались.

– Мы не в курсе, Валериан Палыч. Что нам Артур говорил, то мы и делали.

– А кто в курсе? Я хочу разобраться, чем вы тут занимались, дармоеды! Целая орава лентяев сожрала огромный бюджет и родила мышь?

– Артур все решал лично с боссом.

– Теперь я ваш босс! – возмущенно всколыхнулся Каратаев. Его рыхлое тело пришло в движение, щеки дрогнули, глаза засверкали недобрым огнем. – Будете отчитываться передо мной! Где Каппель? Почему не на работе?

– Заболел, наверное…

– Он звонил, предупреждал, что не придет?

– Я сам ему звонил, – сказал один из сотрудников. – Артур вне доступа. Наверное, что-то со связью.

Каратаев разразился гневной тирадой, айтишники терпеливо слушали. Им не привыкать. Покойный Нартов тоже устраивал им разносы, зато платил щедро. А Каратаев начал с того, что пообещал урезать премиальные.

– Кто может мне объяснить смысл этого проекта «Х»? – бушевал новый руководитель.

– Мы точно не знаем.

– Проект финансировал сам Нартов?

– Вы по документам проверьте, Валериан Палыч. Там должно быть все указано…

– Проверю!

Каратаев уже искал документы на загадочный проект «Х», но ничего не обнаружил. Его подозрения по поводу работы отдела Каппеля перешли в уверенность: тут что-то нечисто.

– Можно нам идти?

Толстяк злобно воззрился на бестолковую парочку и махнул рукой.

– Свободны. До вечера подготовьте мне отчет за последние полгода.

– Отчеты всегда Артур готовил…

– Убирайтесь! – не сдержался Каратаев. – Ни черта не можете! Уволю обоих!

Он дождался, пока сотрудники выйдут, выпил воды и вызывал к себе начальника охраны.

– Найди мне Каппелля! Хоть из-под земли достань и приведи сюда.

– Говорят, он заболел…

– Говорят? – задохнулся от негодования толстяк. – Ты за что деньги получаешь? За сплетни? Иди и делай свою работу!

У Каратаева болела спина, пиджак был ему тесен, воротничок рубашки врезался в шею. Вдобавок ко всему этому беднягу мучил голод. Овощной салат и обезжиренный творог на завтрак вывели его из себя. Он который день мечтал о жареной картошке и сочной отбивной. При этой мысли его рот моментально наполнился слюной. На занятиях по лечебной физкультуре он потянул мышцу, и теперь у него неприятно ныло в паху. Разве это – жизнь?

Начальник охраны вышел, и Каратаев с наслаждением сбросил пиджак, снял галстук и расстегнул рубашку. В кабинете было прохладно, но с него градом катился пот. Чертов Каппель! Чертовы сотрудники! Чертов проект! Чертова диета!

Сегодня утром ему позвонил неизвестный и потребовал материалы проекта «Х». Сказал, что это он анонимно финансировал разработки и желает получить результат. Мол, Нартов хотел утаить информацию и сам ею воспользоваться, поэтому он мертв.

«Та же участь ждет и тебя, если вздумаешь играть со мной! – предупредил аноним. И добавил. – Даю тебе три дня на размышления!»

Каратаев обливался потом, вспоминая тот жуткий голос. От него веяло холодом, в нем звенела сталь. Голос проник в его кровь, разлился по артериям, венам и капиллярам, поразил мозг и парализовал волю. Человек, который говорил с ним, не шутил. Толстяк ни на секунду не усомнился, что неизвестный выполнит свою угрозу.

– У меня всего три дня, – дрожа от страха, пробормотал Каратаев. – Всего три!

Через час ему позвонил начальник охраны и доложил, что Каппеля нет дома, а его телефон вне сети.

– Ищи его где хочешь! Землю рой! – взвизгнул толстяк. – Родня у него есть? Женщина? Мне тебя учить?!

– Каппель приезжий, из Омска. Живет на съемной квартире. Насчет женщины… выясню.

Каратаев бросил телефон на стол, и трубка развалилась на части. Он подумал о вдове погибшего Нартова. Почему-то на ум пришла именно она.

Толстяк, отдуваясь, взялся складывать трубку. Хоть бы та была исправна! Посылать за новым телефоном некого. Секретаршу уволили, а другой пока не нашли. Голос анонима отзывался в голове Каратаева зловещим эхом, сердце прыгало в груди, пальцы не слушались. Наконец трубка заработала. Управляющий набрал номер Ирины, та ответила не сразу.

– Валериан Палыч? Что-то срочное? Я занята…

– Нам надо поговорить!

– Хорошо, я как раз в городе, через полчаса подъеду…

Глава 14

Черный байкер

Нартов побродил по своему дому, заглянул в сейф, не нашел пузырька с ибогой и задумался. Видимо, Ирина рылась в его вещах: все разбросано, всюду беспорядок. Что она искала?

Он с удовольствием задал бы ей этот вопрос, но вот беда – жена упорно его игнорировала. Самое странное, его это не удивляло. Он начал привыкать к подобным штукам. Зеленый коридор изменил не только его мысли, но и ощущения, чувства, потребности. Нартов не узнавал себя. Как же его могли узнать другие? Казалось, его ум вступил в борьбу с подсознанием, и в результате образовалась адская смесь. Ум проигрывал этот бой, что поначалу привело Нартова в ужас, но скоро перестало его пугать. Он сдался, отпустил поводья… позволил лошади нести его, куда заблагорассудится. Быть может, она лучше знает дорогу…

Африканский шаман нганга – как называли того соплеменники – указал Нартову путь в джунгли собственного «я». Новообращенный не подозревал, что это будет драматическое, полное опасностей путешествие. Убийца, который лишил его жизни в том, привычном мире, охотился за ним и здесь. Он появлялся неожиданно, поэтому приходилось постоянно быть начеку.

В зеленом коридоре за каждым поворотом таилась неизвестность. Нартов уже несколько раз побывал на пляже в Майами, в Индии, на борту яхты, арендованной у друга. Там его подкарауливал Палач и чуть не прикончил, когда он решил немного поспать. Яхта вышла в море, на ее борту никого не было, кроме рулевого и Нартова. Как там оказался убийца?

Постоянная угроза выработала у Нартова звериное чутье. Он просыпался от малейшего шороха, даже от направленного на него взгляда. Закрывшись в каюте, он задремал и вдруг… ощутил чужое присутствие. Сквозь ресницы он увидел нависшую над ним черную тень. В руках у тени был шелковый шнурок, которым палачи душили своих жертв. Они убивали беззвучно и бескровно, а потом исчезали в породившем их мраке…

Нартов резко вскочил, набросил на врага одеяло, и пока тот выпутывался, бегом выбежал на палубу. Над морем сияли звезды. Яхта покачивалась на волнах, посеребренных лунным светом, но охваченный страхом пассажир не замечал этой красоты. Он забыл о спасательном жилете, прыгнул за борт и поплыл по лунной дорожке так быстро, словно за ним гналась стая акул.

Нартов не был хорошим пловцом и быстро выбился из сил. Вокруг него, куда ни глянь, простирались черные волны. Вдали переливалась огнями брошенная им в панике яхта. Он слышал плеск моря и собственное дыхание. Рулевой не скоро заметит пропажу пассажира. Нартов не мог позвать на помощь из-за Палача. Если тот догонит его, то наверняка утопит. Лучше уж он утонет сам.

Нартов лег на спину, попытался расслабиться и отдохнуть. Бездна воды внизу пугала его. Он смотрел на звезды и молился всем богам, которыми раньше пренебрегал. Обещал почтение и преданность любому, кто вызволит его из этой ужасной западни. Похоже, единственное божество, которое отозвалось на его отчаянную мольбу, была… ибога.

Нартов услышал звук барабанов и поплыл вперед. Он задыхался, барахтался на волнах, пока его не подобрал какой-то чернокожий рыбак на утлой лодчонке. Суденышко само едва держалось на воде, но Нартов был рад и этому. На дне лодки блестели несколько рыбин, весло с шумом опускалось и поднималось, а в джунглях заунывно пел шаман-нганга. Рыбак причалил к берегу и что-то произнес на ломаном английском. Нартов ничего не понял. За стволами деревьев виднелся ритуальный костер…

Нартов упал на землю и заплакал от умиления и благодарности. Он жив! Он снова избежал опасности, спасся. Он так устал, что уснул тут же на берегу под глухой ропот листвы и крики ночных птиц…

Наутро он очнулся в своем кабинете на диване. В доме было тихо, уютно, тепло. Нартов лежал, ничего не ожидая и ни о чем не думая. Происшествие на яхте казалось ему дурным сном. Но он понимал, что отныне его жизнь течет по иным законам и в иной плоскости. Разве не этого он добивался? Поставив на себе эксперимент, он стал его жертвой?

Нартов встал, включил свой компьютер и вышел в скайп. Мими там не оказалось. Не может она двадцать четыре часа в сутки сидеть в скайпе.

– Черт, – выругался он сквозь зубы, глядя на монитор. – Мими! Где ты? Почему бездействуешь? Я перевел тебе на счет кругленькую сумму и переведу еще, если получится. Хелп!!! Кроме тебя я никому не доверяю.

Он прошелся по комнатам, осознавая всю бессмысленность своих поступков. Что может сделать Мими? Найти убийцу? Допустим. Нартов не знал, как это ему поможет, но сидеть сложа руки нельзя. Он должен понять, что происходит. Как быть с Палачом, который преследует его? Кто он?

– Чем я перед ним провинился? – обронил Нартов в пустоту.

Пустота безмолвствовала…

* * *

Москва


Ирина вышла от Черкасова со смешанным чувством облегчения и тревоги. Она заметила, что психолог неважно выглядел. Впрочем, она сама выглядит не лучшим образом. Нервы и так на пределе, а тут еще Артур хандрит. Они с Игорем экспериментировали с сознанием. И допрыгались! Игорь мертв, а Артур, похоже, свихнулся. Посреди бела дня на улице ему мерещится киллер! Кто знает, что ему померещится завтра?

У Ирины болела голова и ныло под ложечкой. Черкасов провел с ней сеанс гипноза, но желанного успокоения не наступило. Ее страхи не рассеялись, а сомнения укрепились. Теперь она сомневалась во всем, даже в Артуре. Странно, что с каждым посещением психолога она испытывала растущую неловкость, стыд. Как будто ее уличили в чем-то предосудительном, или она нарушила какое-то табу.

Чтобы прийти в себя, Ирина зашла в кафе выпить безалкогольного коктейля и развеяться. Тут ей и позвонил химик, которому она отвезла на анализ жидкость, обнаруженную в сейфе покойного мужа.

– В твоем пузырьке спиртовая настойка из корня ибоги, – заявил бывший поклонник. – Одна капля, и ты вступаешь в контакт с духом этого растения, слышишь его голос, улавливаешь его вибрации, постигаешь его душу! Во всяком случае, так утверждают адепты культа «бвити», распространенного в Габоне и Заире. Откуда у тебя это модное африканское зелье?

– Не скажу! – отрезала Ирина.

– Ты пробовала настойку?

– Нет.

– Не вздумай пробовать, – предостерег ее химик. – Эффект может быть необратимым. Каждый организм по-своему реагирует на ибогу. Это крутое средство способно «расколоть голову» и вывести на контакт с потусторонними силами.

– Мне только этого не хватало! – не сдержалась Ирина.

– Приезжай, заберешь пузырек. Я взял для исследований несколько капель, остальное верну. Чтобы избежать соблазна.

– Ты шутишь?

– Ничто человеческое мне не чуждо, – усмехнулся он. – Помнишь, как ты пела по ночам в клубе, а под утро мы курили кальян с капелькой опиума? Ты была совсем юная, неопытная и прелестная, как бутон розы. Жаль, что первым его сорвал не я. Всему виной деньги! Тогда я начинал свой бизнес, а ты – вокальную карьеру. Мы оба нуждались в финансовых вливаниях и принесли чувства в жертву золотому тельцу.

– Ты подмешивал в кальян опиум? – ужаснулась Ирина. – Свинья! А я-то, наивная, думала, что мне хорошо с тобой… Оказывается, мы просто курили опиум!

– Доза была мизерная, – развеселился химик. – Зато сколько удовольствия. Ты почти влюбилась в меня.

– «Почти» – не считается.

– Я слышал, у тебя муж погиб. Соболезную. Может, встретимся в том же клубе, где познакомились? Тряхнем стариной?

– Не стоит…

Ирину оскорбил игривый тон бывшего поклонника и его трюк с опиумом. Зря он признался. Она бы сохранила в душе приятные воспоминания.

Коктейль из овощных соков показался ей горьким на вкус, и она отодвинула стакан. Значит, Артур был прав, и в пузырьке – ибога. Ирина вздохнула, ощущая в груди ноющую боль. Муж умер, но после него осталось нечто, чего она не понимала. Это «нечто» досталось ей в наследство вместе с имуществом и счетами в банке. Жертва золотому тельцу! Она выходила замуж за деньги, и ее близость с Игорем была больше физической, чем душевной. Она не интересовалась его внутренним миром, а он не стремился открываться перед ней. Зачем? В сущности, каждый из них жил собственной жизнью… Они не мешали друг другу. Ирина считала, что у нее идеальный брак. Вероятно, так и было.

Звонок Каратаева вызвал у нее раздражение. Сейчас она не готова обсуждать с ним совместный бизнес. Партнер мужа взял на себя управление корпорацией, и вдова была вынуждена согласиться. Она ни черта не смыслит ни в бухгалтерии, ни в маркетинге, ни в IT-технологиях.

– Что тебе от меня нужно? – обратилась она к стакану с недопитым коктейлем, представляя на его месте управляющего. – Я еще не вступила в права наследства и ничего подписывать не буду. Знаю я вас, мужиков! Вам бы только обдурить убитую горем вдову. Ну уж нет!

Ирина погрозила стакану пальцем и криво улыбнулась. Столик, за которым она сидела, стоял у окна, выходящего на улицу. За голыми деревьями виднелась проезжая часть и пестрая череда машин. Ирина вдруг вспомнила мотоциклиста, о котором говорил Артур. Что если это вовсе не глюки?

Повторный звонок Каратаева заставил ее вздрогнуть.

– Ирина, вы где? – взволнованно произнес управляющий. – Давайте я подъеду к вам. У меня срочное дело!

– Я в кафе…

Ирина назвала улицу и… онемела от ужаса. Прямо напротив окна, в которое она смотрела, припарковался байкер в черном шлеме и характерным жестом поднял руку…

Глава 15

Черный байкер

Ренат по просьбе Мими вывез ее прогуляться.

– Я боюсь выходить из дому, – жаловалась она. – Меня кто-то преследует! Игорь перед… смертью подарил мне новый айфон, но я… боюсь им пользоваться. Мне кажется, при помощи айфона за мной кто-то следит. Не знаю кто и как, но…

– «Черный человек»? Он сидит в айфоне?

Ренат повернулся к ней с ободряющей улыбкой. Девушка была одета в оранжевые брюки, сапоги и короткую курточку. Ее рыжие кудряшки уныло висели вдоль щек, в ушах качались серьги с крупными камнями. Заплаканная, Мими была красива той особенной красотой, которую ничем нельзя испортить – ни слезами, ни отсутствием макияжа, ни небрежной прической.

– Я пошутил.

– Вы думаете, я ненормальная?

Ренат задал встречный вопрос:

– Вам часто снится «черный человек», который… убивает вас?

– О-откуда вам это известно…

– Я посещал клуб Вернера, как и ваш покойный босс Нартов. Кстати, вы делились с ним своими страхами?

– Я никому не говорила об этом, – покачала головой Мими. – Даже родителям. В детстве я думала, что это происходит со всеми, у каждого есть свой «черный человек». Потом поняла, что такие… зловещие фантазии присущи немногим.

– Вы пробовали избавиться от него?

– Нет. Раньше он являлся только в моих снах, но с тех пор, как…

Мими смешалась, она кусала губы и смотрела в лобовое окно. С утра подморозило, над городом плыли тучи, полные снега. Редкие хлопья уже пролетали в воздухе. Машины ехали с зажженными фарами.

Ренат сбавил скорость, свернул к лесопарку и притормозил, ища место для парковки. Пассажирка молчала.

– С тех пор, как умер Нартов, «черный человек» появляется и наяву? Я угадал?

Мими продолжала молча смотреть в окно. Ее профиль был так же прекрасен, как и анфас.

– Ваше лицо можно чеканить на монетах…

Она равнодушно восприняла комплимент. Ее было трудно расшевелить, вывести из оцепенения, вызванного страхом.

– Он хочет меня убить, – прошептала девушка, не глядя на Рената. – Я чувствую это. Всегда чувствовала…

– Значит, в магазине одежды он чуть не напал на вас?

– Мне так показалось! Я вела себя ужасно… закатила истерику… Продавцы и охранник приняли меня за психопатку. Но мне было все равно, что они подумают.

– Может, то был обыкновенный покупатель? – предположил Ренат. – А вы приняли его за…

– Я не сумасшедшая! – перебила она.

– У меня и в мыслях этого нет. Я просто выясняю все обстоятельства. Вы видели его лицо? Сможете описать?

– Тот человек был в капюшоне… он спрятался среди стоек с одеждой или нырнул в примерочную… В общем, пока продавцы и охранник возились со мной, он исчез!.. Я его не придумала! Он следил за мной на улице, а потом зашел в магазин. Я и раньше чувствовала слежку…

– Вы искали встречи с ним?

Мими долго молчала, перебирая длинными пальцами ручку сумочки. Ее перстень вспыхивал в сумраке салона кровавыми искрами, когда на камень падал свет.

– Я… это не поддается уму…

– Вы уже встречались с ним! – уверенно заявил Ренат.

– Мы с Игорем… он… уговорил меня попробовать ибогу…

– Вы видели «черного человека», будучи в наркотическом трансе?

– Да… то есть не совсем…

– Расскажите, как это было.

Мими прижала к себе сумочку, словно защищаясь ею как щитом. Ее губы беззвучно шевелились, зрачки расширились.

– Ну же, не бойтесь, – подбадривал ее Ренат. – Я с вами. Вам ничто не угрожает.

Снег становился гуще, покрывая все вокруг белыми хлопьями. Темный массив лесопарка выглядел уныло. Выходить из машины не хотелось.

Мими погрузилась в воспоминания, которые захватили ее. Ренат сосредоточился и «увидел» комнату, похожую на гостиную городской квартиры. Мужчина и женщина сидели на диване, тесно прижавшись друг к другу…

– Игорь… дал мне всего каплю жидкости… – прошептала Мими. – Она была горькой на вкус… Я ничего не почувствовала… совсем ничего… Мы целовались, потом… занялись любовью…

Ее глаза закрылись, губы сжались, руки упали на колени. Камень в перстне блеснул кровавой слезой, сумочка соскользнула на пол. Ренат наклонился, поднял ее и положил на сиденье. От Мими пахло духами с ноткой восточных пряностей. Этот запах отлично гармонировал с ее броскими украшениями.

Перед Ренатом разворачивалась сцена любовной игры между Нартовым и его секретаршей. Обнаженная Мими раскинулась на диване, любовник был сверху и медленно двигался, учащенно дыша. Оба стремительно приближались к оргазму…

Их ощущения передались Ренату, который на мгновение увлекся чужой страстью. Взрыв наслаждения заставил его отключиться. Мими протяжно застонала, и он не понял, где это произошло: здесь или там?

Стоны Мими сопровождались конвульсиями, и Ренат с ужасом осознал, что она – умирает! Ее глаза закатились, лицо исказилось, изо рта вырывались сдавленные хрипы… Когда она затихла, убийца приподнялся и сорвал с ее руки украшение – золотой браслет с треугольной вставкой. Длинный локон обвился вокруг пальца убийцы, и тот брезгливо дернулся.

Девушка лежала навзничь на пестром ковре, нагая и бездыханная. Ее рыжие кудри рассыпались, красивые ноги разбросаны в стороны…

Ренат очнулся в салоне своего внедорожника и растерянно уставился на пассажирку. Не хватало ему трупа в машине!

Мими была жива, одета и в добром здравии. Никакого ковра, никакой наготы. Локоны вовсе не длинные, а модно подстрижены. Это вообще не та девушка, которая только что умерла на его глазах! Другая.

– Он меня убил, – прошептала Мими, не глядя на Рената. – Во время секса!..

– Кто? Нартов?

– Да нет же… Черный человек!..

* * *

Лариса не удивилась, когда зашла в кафе перекусить и увидела за столиком Ирину Нартову. Она узнала ее по фото с «Фейсбук»-странички. Гладкая прическа на прямой пробор и вдовий наряд не сбили Ларису с толку. В этом кафе Ирина делала множество селфи, пропагандируя свой способ похудения и фруктово-овощные коктейли. Лариса решила, что встретит ее здесь не сегодня так завтра. И не ошиблась.

Вдова кого-то поджидала. Она нервничала и часто поглядывала в окно. Когда в зал ввалился толстяк в абрикосовом пальто, которое подчеркивало его габариты, Ирина привстала и помахала ему рукой. Толстяк плюхнулся на стул рядом с ней.

Лариса повернулась так, чтобы ей было лучше слышно, о чем они будут говорить. Читать по губам она не умела, но угадывать смысл беседы по обрывкам фраз у нее получалось.

– Что за срочность, Валериан Палыч? – недовольно выговаривала ему Ирина. – Я бы сама подъехала к вам в офис. Будете что-нибудь заказывать?

– Овощную бурду? – скривился толстяк. – Меня от нее воротит!

– Вам как раз полезно.

– Позвольте мне самому заботиться о своей пользе!

Он явно был не в духе. Ирина же едва оправилась от испуга, вызванного мотоциклистом. Тот показался ей тем самым киллером, который якобы стрелял в Артура. Парень просто поднял руку, а она вообразила, что он целится в нее из пистолета. У Ирины до сих пор дрожали коленки. Как она сдержалась и не полезла под стол прятаться? Вот позорище было бы…

– Паршиво выглядите, Ирина Олеговна, – буркнул толстяк. – Оплакиваете супруга? Или нездоровится?

– Давайте о деле.

Ирина не могла вспомнить, что мотоциклист держал в руке. Вдруг все-таки пистолет? Откуда киллер узнал, что она сидит в этом кафе? Впрочем, всем ее знакомым известно, что она часто заглядывает сюда.

Каратаев снял пальто, расстегнул пиджак, но все равно потел. Он достал из кармана платок и прикладывал его то к лысине, то ко лбу.

– Тут такая неувязочка вышла… Покойный Игорь, царствие ему небесное, заварил кашу, а нам, как ни прискорбно, придется ее расхлебывать.

– Вы о чем? – нахмурилась вдова.

– Вам известно о некоем проекте «Х», которым занимался отдел Каппеля?

– Я не лезла в бизнес мужа.

– Может, Игорь делился с вами…

– Не делился! – отрезала Ирина, которой не нравился ни этот разговор, ни тон управляющего, ни его взбудораженный вид. – Говорите прямо, что вам нужно?

Каратаев страдал отдышкой и говорил медленно, делая паузы. Это раздражало собеседницу, но она терпела.

Лариса ощущала исходящую от Ирины неприязнь к управляющему. Тот крутил головой и озирался по сторонам, словно чего-то боялся.

– Что с вами? – рассердилась она.

Каратаев наклонился вперед и понизил голос. Вдова невольно отстранилась. От толстяка разило средством для укладки волос, обрамляющих его лысину.

– Заказчик, который финансировал проект, требует отчета.

– Так предоставьте ему отчет!

– Вы не поняли. Артур Каппель как сквозь землю провалился, а за проект отвечает он. Что прикажете делать? В розыск его объявлять?

– Он что, незаменимый?

– В случае с проектом «Х» так и есть. Игорь доверил это дело Каппелю, а другие сотрудники выполняли только отдельные задания, не имея представления о целом. Это были экспериментальные разработки.

– Что не так с этим проектом? – насторожилась Ирина.

– Всё! Всё не так! Документов я не нашел, Каппель исчез… Я не знаю, выполнена работа полностью или нет? А заказчик, полагаю, человек серьезный, шутить не станет. Сдерет с нас три шкуры! Как быть?

– Проект «Х»… Это не тот, случайно…

Ирина прикусила язык, да поздно. Управляющий вцепился в нее клещами.

– Значит, вы в курсе! Слава богу! Что вам известно? Где Каппель держит информацию? Может, он передал разработки Игорю, а тот…

До Ирины вдруг дошло, чем поразил ее мотоциклист. Он был похож на аватар покойного мужа на его странице в «Фейсбуке»! Черная одежда, черный шлем и… Неужели, байк той же марки? Эта догадка так взволновала вдову, что она перестала слушать Каратаева…

Глава 16

Черный байкер

– Можно я осмотрю вашу квартиру, Мими? – спросил Ренат, поворачивая к ее дому в Измайлове.

Она подумала и согласилась. В конце концов, чем она рискует? Прогулка не удалась, так она хотя бы угостит человека кофе.

– Надеюсь, Игорь не был бы против, – пробормотала девушка. – А что вы намерены искать?

– Ничего. Я хочу проверить энергетический след того, кто закрыл вас в ванной и похитил ноутбук.

– Энергетический след? Что это такое?

– Долго объяснять.

Признания по поводу «черного человека» дались Мими нелегко. Она вновь пережила кошмар, который случился с ней после первого приема ибоги. Зелье подействовало не сразу, она даже не заметила, как переместилась из одной реальности в другую. Они с Нартовым занимались любовью, а потом… оба оказались в зеленом туннеле из переплетенных лиан. Она шла впереди, он – сзади…

Мими не боялась, пока рядом был Игорь. Она шагала, хихикая и оглядываясь. В один момент она оглянулась, а вместо Игоря… позади нее клубился туман!.. Напрасно она звала любовника, напрасно сворачивала в стороны наугад. Туннель беспорядочно разветвлялся, и Мими заблудилась. Она каким-то образом попала в комнату со сводчатым потолком, устланную роскошными коврами… В углу горел светильник, колыхались бархатные занавеси. Внезапно из занавесей вынырнул человек…

Мими тряхнула головой, чтобы опять не погрузиться в ужасную галлюцинацию, вызванную наркотиком.

– Там я встретила его, – сказала она Ренату. – Человека из своих снов. Я его узнала! Он… накинулся на меня, изнасиловал… и убил…

– Так просто убить нельзя было? Обязательно насиловать?

– Звучит цинично. Хотя вы правы. В этом кроется какой-то смысл…

Ренат припарковался во дворе, среди засыпанных снегом машин, вышел и подал пассажирке руку.

– Прошу!

Они с Мими шагали к парадному по девственно белому покрову. Хлопья падали на волосы девушки и застревали в них, как лебяжий пух.

– Завтра вся эта красота растает, – с сожалением произнес Ренат. – Опять будет грязь и слякоть. Вы любите зиму, Мими?

– Я люблю тепло.

Они поднялись в квартиру, разделись в просторной прихожей, и Ренат уловил слабый след чужого присутствия. Мими не обманула. Недавно здесь побывал мужчина… Постоял, потом подошел к ванной и закрыл дверь на ключ. Видимо, услышал плеск воды и понял, что хозяйка моется. С этой минуты его темная фигура двигалась хаотично.

– Кем бы ни был визитер, он точно не собирался вас убивать, – заключил Ренат. – Он хотел обыскать квартиру, а вы могли ему помешать.

– Что он искал?

– Полагаю, не деньги и не золото. У вас ведь ничего не пропало, кроме компа?

Мими пожала покатыми плечиками. Снег на ее волосах растаял, локоны завились колечками, глаза блестели. Она была умопомрачительно женственной в тонкой шерстяной тунике и брюках в обтяжку. Есть от чего потерять голову.

Ренат старался сосредоточиться на фантоме незваного гостя, но запах Мими, следовавшей за ним по пятам, дразнил и возбуждал его. Он не знал, сколько еще сможет себя контролировать.

Ренат внимательно осмотрел гостиную, кухню и спальню, обставленные не в стиле Мими. Здесь преобладал мужской вкус. Нартов не только купил секретарше жилье, но взял на себя ремонт и дизайн интерьера. Они на самом деле были близки. Должно быть, слишком близки…

– Вашим боссом овладела идея переноса личности на электронный носитель и последующего внедрения его в искусственное тело. Он мечтал стать киборгом?

– Игорь не мог смириться с тем, что старение и смерть неизбежны. Он полагал, что можно оцифровать всё: мозг, нервную систему, психику, интеллект, характер, творческий потенциал…

– Этим занимался отдел Артура Каппеля, – кивнул Ренат. – Я ознакомился с технологиями корпорации «Нартов» и сделал некоторые выводы.

– Я говорила Игорю, что это утопия. Но он меня не слышал.

– В каких отношениях вы были с Каппелем?

– Он такой же сотрудник, как и прочие.

– Каппель оказывал вам знаки внимания?

– Пытался.

– Но вы его отшили, и он затаил обиду.

– Вы невероятно проницательны! Игорю тоже казалось, что он всех видит насквозь. Это вам Вернер внушил?

Ренат пропустил ее выпад мимо ушей.

– Вы не догадываетесь, зачем визитеру понадобился ваш ноутбук?

– Нет. Вы намекаете…

– Держу пари, он искал информацию о проекте Каппеля.

– На моем компьютере?

– Вы были любовницей Нартова, он делился с вами сокровенным… В конце концов, он мог хранить какой-нибудь важный файл на вашем домашнем компе без вашего ведома.

Мими по-детски всплеснула руками и вздернула брови. Ее удивление показалось Ренату слегка наигранным.

– Похитить ноутбук мог сам Каппель, – добавил он. – После смерти босса он пожелал быть единственным владельцем своих разработок, на что, собственно имеет полное право.

– Выходит, это Артур следит за мной? Вряд ли… Я бы его узнала.

– Вы хорошо рассмотрели преследователя?

– Я не видела его лица, но…

– Я не настаиваю, что за вами следит именно Каппель. Я только сказал, что у него есть повод для обыска в вашей квартире. Минуточку…

Ренат подошел к горшку с пальмой, постоял возле него, потом наклонился и достал из земли какую-то штучку размером с пуговку. У Мими вытянулось лицо.

– Что это? – спросила она.

– Жучок. Проще говоря, подслушивающее устройство…

* * *

Черкасов сунул в рот таблетку и запил водой. Скоро боль отступит, и он сможет спокойно все обдумать. У него нет таких денег, чтобы заплатить Каппелю за информацию. Но пообещать он может любую сумму. Пообещать – не значит выполнить.

«Я придумаю, как обвести его вокруг пальца!»

Терять Черкасову было нечего. Судя по сегодняшнему приступу, времени у него в обрез. Смерть все спишет. Для окружающих он будет мертв, а на самом деле…

Психолог сжал зубы, застонал и закрыл глаза. Может, зря он отказался от более сильных обезболивающих, которые предлагал профессор?

За окном его кабинета шел снег. Город растворился в снежной круговерти, на дорогах наверняка заторы, никуда не доберешься. В такую погоду клиенты не спешат на сеансы, если их состояние не требует немедленного вмешательства. Черкасов радовался, что у него образовался перерыв.

Таблетка начала действовать, в голове прояснилось, и у психолога созрел новый план.

Ирина под гипнозом рассказала о своей связи с молодым айтишником, который работал на ее мужа. Пока тот развлекался на стороне, она тоже завела любовника. Ее не интересовал проект Нартова. Она занималась сексом в свое удовольствие, а не с целью выведать у программиста его секреты.

К сожалению, Артур оказался несловоохотливым и не посвящал Ирину в тонкости проекта. Он молод, здоров, амбициозен, и смерть не стоит у него за плечами. То, что жизнь не вечна, человек осознает гораздо позже…

Черкасов не знал, как далеко зашел Нартов в своих разработках. Можно ли в принципе записать личность и тем более перенести ее куда-то? Да, он подробно изучил особенности нервной системы покойного, создал его психологический портрет… и что?

Впрочем, Черкасов был невеждой в области современных технологий. У него не укладывалось в уме, как посредством цифрового кода передается звук или, например, картинка? Как действует искусственный интеллект? Как происходит контакт между мыслью и материей? Что за тонкая грань разделяет одно и другое?

– А ведь все это существует… – прошептал он, прислушиваясь к отголоскам своей боли. – Все это создано человеком, поставлено на поток. Люди привыкли к гаджетам и не представляют, как обходились без них…

В дверь кабинета постучали; Черкасов поднял голову, выпрямился и громко произнес:

– Войдите!

На пороге появился мужчина, одетый в черное…

Глава 17

Черный байкер

Каменка, загородный дом Нартовых


Ирина доехала до дома на автопилоте. Раза два она роняла голову на руль, но каким-то чудом приходила в себя и продолжала ехать. В ее сознании все смешалось: мотоциклист, психолог, Каратаев, который требовал отыскать Артура и забрать у него разработки проекта «Х», – и на фоне всего этого раскачивался маятник с блестящим камешком на конце…

Ирина умолчала о том, что Артур находится в ее загородном коттедже. Каратаев был взбешен. Вдова не могла отделаться от мысли, что кто-то уже спрашивал ее о проекте «Х»… Но кто и когда?

В холле она сбросила жакет и поспешила в гостиную. Она несколько дней не пользовалась планшетом и забыла, где оставила его. Тот пылился на журнальном столике.

– Ага, вот…

Ирина села, нетерпеливо водя пальцем по сенсорному экрану, пока не высветилась страничка ее мужа в «Фейсбуке». Игорь в черной кожаной куртке оседлал свой мотоцикл «Хонда». Его лицо закрывал черный шлем.

– Боже мой! – вырвалось у нее. – Что же получается…

Байкер, которого она заметила за окном кафе, был на похожем мотоцикле, но точно определить марку Ирина не смогла. Расстояние, снег… В воздухе пролетали редкие хлопья, а потом снегопад усилился.

Она удивилась, что Артур ее не встречает. Уснул, что ли? Погода ужасная, ее саму клонит в сон. Едва добралась до Каменки. Дороги не чищены, всюду заторы.

– Артур! – позвала она. – Артур!

Гость не ответил. Ирина спохватилась, что забыла купить ему новую сим-карту и сотовый, как обещала. Черт!.. Разговор с Каратаевым выбил ее из колеи. Она вышла в коридор и крикнула в сторону лестницы, ведущей на второй этаж:

– Артур!.. Я дома! Спускайся!

В доме стояла тишина. Может, Артур уехал, пока ее не было? Сбежал? Она глубоко вздохнула и поднялась на второй этаж. Дверь в гостевую спальню была закрыта. Ирина тихонько постучала. Если Артур отдыхает, лучше его не будить.

Из спальни не доносилось ни звука. Женщина приоткрыла дверь и заглянула внутрь. В полумраке комнаты виднелась пустая кровать. Никого?

– Артур! – позвала она. – Ты где?..

Ирина топталась на пороге, терзаемая дурным предчувствием. Шторы на окнах были задернуты, в спальне пахло алкоголем. На полу валялась бутылка из-под виски, немного жидкости пролилось на ковер.

Ирина шагнула вперед и замерла. Краем глаза она заметила справа… ноги Артура. На одной ноге был тапочек, а на другой – только носок. Она повернула голову и едва сдержала крик: дверца шкафа-купе открыта настежь… Артур сидел внутри, между вешалок с халатами, спиной к стенке…

– А-а-артур…

Ирина наклонилась к нему, ощутила запах виски и в ужасе отпрянула. Взгляд молодого человека остекленел, черты заострились, губы посинели…

* * *

Москва


Ренат подбросил в курильницу углей, и в зале для медитаций потянуло сандаловым дымом.

– У меня мозги плавятся, – признался он, устраиваясь в кресле. – Просто закипают. Кто-то установил жучок в квартире Мими.

– Это работа детектива. Фантому жучки ни к чему.

– Подобные средства не входят в его арсенал, – согласился Ренат. – Зато широко используются частными сыщиками.

– За Миленой следят, причем весьма профессионально. Ты ведь ничего не заметил?

– Когда она находилась со мной, слежки не было.

– Ну да! Рыцарь пришел на выручку прекрасной даме! И все враги разбежались кто куда! Чтобы не попасть впросак, надо мыслить здраво. А ты…

– В случае с Нартовым и его секретаршей здравомыслие не поможет, – перебил Ренат. – Придется применять другие методы.

– Может, подскажешь, какие?

– Пока не знаю. Ее кто-то преследует во сне и наяву. В квартире побывал человек из плоти и крови, но…

– Мими ведет вторую жизнь?

– Они с Нартовым употребляли ибогу для путешествий в иной мир.

– Вернер говорил, что все миры – внутри нас!

– Говорить легко… Уроки Вернера не довели Нартова до добра. Теперь он надеется на гуру, а тот и в ус не дует. Ему плевать, что происходит с его учениками.

– Каждый сам за себя отвечает, – заметила Лариса. – Нартов вступил на скользкий путь и поплатился. Смотри, не последуй его примеру.

– Ты на Мими намекаешь? Мол, Нартов из-за нее погиб?

– Я еще не определила ее роль в этой игре.

Ренат промолчал. В последние дни его отношения с Ларисой осложнились. Он понимал, что поддается очарованию Мими, но ничего не мог с собой поделать. У секретарши покойника есть тайна, которую он должен разгадать.

– Это опасно, – уловила его мысли Лариса. – Какую цену ты готов заплатить за ее тайну? Что стоит на кону? Твоя жизнь?.. Моя?

– Не нагнетай, – разозлился он. – При чем тут чья-то жизнь?

Лариса молча пожала плечами. Ренат ходит по краю пропасти и не желает замечать этого. Что ж, он имеет право на риск. Адреналин – его наркотик.

– Ирина Нартова могла нанять детектива, чтобы следить за мужем и его любовницей, – сказала она. – Тебе не приходило это в голову?

– Приходило. Только частный сыщик не тянет на «черного человека».

– Резонно…

Ренат смотрел на причудливые фигуры, которые рисовал дым в воздухе зала. Над курильницей поднимались фантастические облака, вырастали гроздья винограда, листья и цветы на длинных ножках. Одно перетекало в другое и рассеивалось под потолком. Порой жизнь приобретает столь же дивные формы, неподвластные логике и здравому смыслу.

– Не пытайся поймать неуловимое, – вырвалось у Ларисы.

Ренат вздохнул и перевел взгляд на нее. Она проигрывала Мими по всем статьям. Та моложе, выше ростом, тоньше в талии, изящнее…

– Лучше расскажи, с кем Ирина встречалась в кафе. С детективом?

– Ты теряешь чутье.

– Я теряю голову, – признался он. – Не ожидал от себя такого. Я действительно увлекся нашей клиенткой. Прости.

– Ты ни в чем не виноват передо мной. Просто будь осторожнее.

Ренат недоверчиво хмыкнул. Неужели ей все равно? Это слегка задело его самолюбие. Он переживал странное чувство сожаления и отчаянной решимости. Ему была дорога Лариса, но он не мог отказаться от Мими.

– Никто не ставит тебя перед выбором, – усмехнулась она.

– Я сам себя ставлю…

В окна заглядывала холодная ночь. Мороз был небольшой, градуса два-три, но ветки деревьев обледенели, и на тротуарах образовалась белая корка. Огни фонарей тонули во мгле.

– Ладно, вернемся к безутешной вдове. Она говорила в кафе с неким Каратаевым, партнером ее покойного мужа. Теперь корпорацией руководит он. Сначала дама сидела одна и страшно нервничала. Потом явился толстяк в кошмарном пальто и пристал к ней с каким-то проектом «Х». Это и был Каратаев. Я нашла его на сайте корпорации, при Нартове он отвечал за финансы.

– Проект «Х» курировал сам Нартов, – пояснил Ренат. – По словам секретарши, над ним работал отдел Каппеля.

– Молодой перспективный айтишник, которого Ирина затащила к себе в постель, – добавила Лариса. – Я пробовала установить с ним телепатический контакт, но он был пьян в стельку. Глушил виски и дрожал от страха. А после… с ним случилось невероятное… Я даже не знаю, как объяснить…

Глава 18

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Детектив Сорокин примчался по первому зову богатой клиентки. Звонок телефона застал его за ужином. Он успел выпить стопку и не смог сесть за руль. Пришлось вызывать такси. Через полтора часа он уже успокаивал бледную трясущуюся Ирину.

– Я вызывала вас потому… потому…

Сорокин налил ей воды из графина, подал и смотрел, как она судорожно глотает. Ее рука ходила ходуном, зубы стучали о край стакана. Из прически выбились и висели каштановые пряди.

– Я думал, моя работа закончена, – сказал он, чтобы разрядить обстановку. – Я передал вам доказательства супружеской измены господина Нартова. Впрочем, теперь в них нет нужды. Ваш муж, как известно, погиб… и на развод не подаст.

– Дело не в нем…

– Что-то случилось? Охранник на въезде ни словом не обмолвился.

– Он ничего не знает. Никто не знает! Я могу рассчитывать на вашу… деликатность?

Ирина сидела в кресле, Сорокин расположился напротив на диване песочного цвета. Тяжелые гардины закрывали окна гостиной, желтый торшер придавал окружающим предметам тусклый блеск позолоты. Эта фальшивая позолота была обманкой, как и многое в жизни хозяев дома.

На столе лежал бумажный конверт. Сыщик предположил, что там – приготовленные для него деньги. Ирина поставила стакан с недопитой водой и подвинула конверт к Сорокину.

– Это ваш гонорар, если вы возьметесь… уладить мою ситуацию…

Судя по толщине конверта, вдова не поскупилась. Сорокин поразмыслил, прикинул, какая услуга потянет на предложенную сумму, и заколебался.

– Я готова заплатить столько же, если все пройдет гладко.

Сорокин молчал, глядя на конверт. Потом поднял глаза на вдову, отметил, что у нее опухшие веки, смазанный макияж и краснота вокруг носа. Перед его приходом она плакала.

– Мне придется прятать труп? – без обиняков спросил он.

Ирина молча кивнула и прижала руку к груди.

– Кого вы убили?.. Подругу?.. Слугу?.. Любовника?

– Это не я…

– Все так говорят, – нахмурился Сорокин, которому совсем не хотелось связываться с чужой мокрухой. Он специализировался на бракоразводных делах, постельных интригах и семейных дрязгах. Трупы – не его компетенция.

– Послушайте, я вам клянусь…

– Где тело?

Ирина опустила голову и всхлипнула.

– Крови много? – уточнил сыщик. У него не было жалости к этой обеспеченной избалованной бабенке, которая кого-то пришила. Он любил деньги и ради них готов был рискнуть.

– Н-нет… откуда кровь…

– Отравление? Чисто женский способ свести счеты с неугодным.

– Я не убийца, – выдавила Ирина, ломая пальцы. – Меня даже дома не было…

– У вас есть алиби?

– Я… не знаю. Я ездила на прием к психологу, потом… встречалась с партнером мужа, который возглавил корпорацию… а когда вернулась…

– Он подтвердит факт вашей встречи?

– Каратаев? Конечно. И не только он. Мы разговаривали в кафе, где меня знают.

Сорокин оценил предусмотрительность вдовы, но его смущали ее слезы. Складывалось впечатление, что она убита горем. Недавно похоронила мужа, теперь новая потеря. Интересно, кто на сей раз?

– Я приехала домой под вечер… и… и… он был уже…

– Значит, «он»! Понятно. Любовник?

– Нет… что вы…

– Говорите правду, иначе я умываю руки.

– Какое это имеет значение? – вспыхнула Ирина и сразу же сникла. – Ну да… мы с Артуром были любовниками…

– Его зовут Артур, – кивнул детектив, оглядываясь по сторонам. Излишней роскоши нет, но мебель подобрана со вкусом, хороший ковер, современные картины на стенах. Он впервые был у клиентки дома. Раньше они встречались исключительно на нейтральной территории.

– Вы кого-то подозреваете?

– В чем?

– В убийстве Артура. Кто заинтересован в его смерти? Ваш муж погиб, мотив ревности отпадает…

– Артур слишком много выпил, – промямлила вдова. – Может, он отравился виски?

– Все-таки отравление!

– Виски из нашего бара. Откуда там яд?

– Горничная подсыпала, – криво усмехнулся Сорокин. – Она ненавидела вас и решила подставить. Такая версия сойдет?

– Виски мог выпить кто угодно…

– Этого она и добивалась, – продолжал ломать комедию сыщик. – Гибель вашего мужа квалифицировали как несчастный случай, но второй труп непременно насторожит криминалистов.

– Вы серьезно?

– Шучу, шучу. Самое время повеселиться. Итак, покажите мне тело…

Ирина судорожно вздохнула, поднялась и повела его на второй этаж, в гостевую спальню.

– Что ж, приступим…

Сорокин опустился на корточки и осмотрел покойника. Никаких видимых повреждений не обнаружилось, зато от трупа разило алкоголем. Парень был мертв не меньше пяти часов. Точнее мог бы определить патологоанатом при вскрытии, но не в этом случае. Бедолаге Артуру не светит ни экспертиза, ни достойное погребение. Скорее всего, он пополнит список пропавших без вести.

Детектив хмыкнул и обернулся к хозяйке. Та стояла на пороге спальни, дрожа от страха. Она боялась не мертвеца, а того, что Сорокин откажется выручать ее.

– Когда вы приехали домой? – спросил он.

– Около восьми вечера… охранник может подтвердить.

– Вы застали тело в таком же положении?

– Да… я к нему не прикасалась…

– Дверь в спальню была открыта?

– Закрыта, но не на замок. Я постучала, Артур не отвечал…

– Похоже, он решил спрятаться в шкафу, – рассудил Сорокин, глядя на махровые халаты разных цветов. – От кого?

Ирина пожала плечами, стараясь не смотреть на мертвого любовника. Бутылка с остатками виски так и валялась на ковре. В спальне было тепло, даже душно. В воздухе едва уловимо отдавало тлением.

– Когда вы уехали из дому?

– Утром, – выдавила вдова. Ее подташнивало, она чувствовала, что ее вот-вот вырвет. – Артур начал пить со вчерашнего вечера, наверное, его организм не выдержал… Он опустошил две бутылки скотча, потом принялся за виски…

– У него раньше бывали запои?

– Думаю, нет…

– «Думаете» или «нет»?

– Артур не был алкоголиком! Он мог выпить, но в меру… Не понимаю, что на него нашло.

– С чего бы парень так накачался спиртным?

– Наверное, от страха. Накануне приезда сюда его… пытались убить, – призналась Ирина.

– Уже пытались? – переспросил сыщик. – Кто? Где? Когда?

– Он говорил, что какой-то байкер стрелял в него на улице, но промахнулся. Я ему не поверила.

Ирина вспомнила мотоциклиста за окном кафе, аватар покойного мужа в соцсети и… промолчала. Детектив примет ее за сумасшедшую.

– Кем был этот молодой человек? – осведомился Сорокин, не выказывая ни сомнения в ее словах, ни доверия к ним.

– Он… работал программистом в корпорации мужа.

– Понятно. Кто-нибудь мог видеть труп, кроме вас?

– Горничной сегодня не было… но охранник в курсе, что Артур ночевал у меня в доме.

– Значит, он видел его живым. А мертвым?

– В обязанности охранника не входит проверять комнаты, если его не просят. Впрочем, я ничего не могу гарантировать…

Вдова в отчаянии всплеснула руками и заплакала.

– Не боитесь, что он будет вас шантажировать?

– Боюсь! Но… как же мне быть?

– Убить охранника, – посоветовал Сорокин и усмехнулся. – Для верности! А потом и меня.

– Вы издеваетесь? Я не для того позвала вас, чтобы…

– Женщины куда опаснее нас, мужчин, – перебил детектив и подмигнул ей. – Они прикидываются слабыми и беззащитными, чтобы нанести удар в спину.

– Мне плохо, – простонала Ирина и кинулась в ванную. Она успела добежать до раковины, и ее вырвало.

Сорокин остался в гостевой спальне. Он обшарил карманы покойника, обыскал кровать, заглянул в тумбочку, выдвинул и осмотрел ящики комода.

Вдова вернулась бледная, как мел, с мокрыми волосами по бокам лица. Было видно, что она умывалась.

– Меня стошнило…

– Сочувствую, – кивнул Сорокин. – Вам повезло больше, чем этому парню.

– Делайте что-нибудь! Сколько еще ему здесь лежать?

– Он сидит, а не лежит.

– Я больше не могу этого выносить…

Сыщик вздохнул и заявил, что единственный способ избавиться от тела – вывезти его в машине с территории поселка совершенно открыто.

– В какой машине? – не поняла вдова.

– В вашей, разумеется. Вы сядете за руль, я займу место пассажира на заднем сиденье, Артур составит мне компанию.

– Он же мертв…

– Я скажу охраннику, что парень напился вдрызг. Пусть видит, как молодой человек покидает вашу фазенду. Мы вывезем труп и заполучим свидетеля, который в случае необходимости подтвердит, что Артур уехал от вас пьяным, но живым. А куда он потом подался, нам неизвестно. Вы ведь за него не отвечаете?

Ирина открыла рот и глотнула воздуху, как выброшенная на берег рыба…

Глава 19

Черный байкер

Москва


Черкасов не знал, как далеко продвинулся проект «Х». Не знала этого и вдова Нартова, легкомысленная и похотливая дамочка. Ее интересы не выходили за рамки мужниного кошелька и постели, куда она была не прочь заманить молодого самца. Увы, сам психолог не мог причислить себя к таковым. С некоторых пор Ирина вызывала у него завистливое отвращение. Она была здорова до неприличия, просто кровь с молоком. Это подчеркивало болезненность Черкасова и угнетало его. Рядом с Ириной он чувствовал себя почти мертвецом. Она легко поддавалась гипнозу и выбалтывала все, о чем он ее спрашивал. Жаль, что ни муж, ни любовник не посвящали ее в свои дела.

Вопреки сегодняшним планам, Черкасов просидел в офисе дотемна. Он предполагал, что не его одного привлекает идея «переноса сознания» из бренного тела на вечный носитель. Кажется, вожделенное бессмертие никогда не было так близко к человеку, как нынче…

Однажды покойный клиент Черкасова – Игорь Нартов – задал ему философский вопрос: «Существует ли в принципе что-либо вечное? Или это иллюзия, созданная разумом?»

Нартов мог позволить себе философствовать, ведь он лучился здоровьем, как и его неверная жена. У него впереди – прорва времени! Черкасову же было не до абстрактных рассуждений. Смерть дышала ему в затылок, наступала на пятки. Как тут не ухватиться за соломинку?

Этой соломинкой была особая программа, которую разрабатывал для Нартова гениальный айтишник Каппель. Психолог внес в проект свой вклад и решил сделать для себя то же самое, что и для клиента. По иронии судьбы здоровяк Нартов, которому жить бы да жить, упал с лошади и умер. Источник информации, откуда Черкасов черпал данные, закрылся.

– А я еще скриплю, – прошептал он. – Я еще на коне… но едва удерживаю поводья. Руки слабеют, мозг отказывается служить мне…

Нынешний сеанс с вдовой Нартова разочаровал его. А визит странного человека в черном – испугал. Черкасов отдавал себе отчет, что не в состоянии отличить бредовые видения от реальности. Он погружал людей в гипнотический транс и знал о нескольких пластах подсознания, которые необъяснимым образом соприкасались и могли смешиваться.

«Видимо, нечто подобное начало происходить со мной из-за болезни, – заключил психолог. – Я соскальзываю в небытие, где чужой мир невозможно отличить от своего».

Нартов рассказывал ему о «черном человеке», и теперь, похоже, чужой фантом явился самому Черкасову. Психолог не знал, как себя вести, чего ожидать от страшного посетителя.

Тот, угрожая оружием, потребовал отдать ему все материалы, связанные с Нартовым. Естественно! Ведь это был фантом покойного клиента, который пожелал забрать с собой свою личность. Это, как ни крути, его собственная копия.

– Точная или нет, не мне судить, – пробормотал Черкасов, разговаривая сам с собой. – Но Бог свидетель, я очень старался…

Под дулом пистолета он подчинился. Визитер забрал то, что хотел, приказал ему молчать, закрыл за собой дверь и был таков. Черкасов некоторое время сидел как пришибленный, пока не ощутил боль в правом подреберье. Недомогание помогло ему окончательно прийти в себя.

– Что это было? – недоумевал он.

С трудом поднявшись на ноги, он увидел открытый сейф, проверил, на месте ли «копия личности Нартова», не обнаружил материалов и ужаснулся. Его ограбили?! Развели, как лоха?! Или он в самом деле общался с фантомом из чужого подсознания?

– Как же так…

Психолог пытался вспомнить лицо грабителя и не смог. Инцидент истощил его настолько, что он упал в кресло и потерял счет времени, то проваливаясь в болезненный морок, то приходя в сознание. Он решил заночевать в кабинете, но к вечеру все же собрался с духом и поехал домой…

* * *

– Вот его страничка ВКонтакте, – сообщил Ренат, сидя за ноутбуком и поедая купленные в кондитерской сладости. – Этот Каппель – мрачный и замкнутый тип. Скупые посты, пара обычных фоток, никакого стеба, никаких приколов. Последний раз он заходил сюда больше месяца назад.

– Видимо, он не фанат общения в Сети, – заметила Лариса, глядя на экран. – Но внешне очень даже симпатичный. Качок, модная стрижка, красиво подбритая щетина. Парень хоть куда! Совсем не похож на айтишника.

– Ты думала, они все – сутулые дохляки в очках?

– Примерно так.

Лариса готовила кофе. Она вернулась к плите и слушала Рената, следя за пенкой, которая образовалась в джезве. Главное, не передержать. Мысли об Артуре на секунду отвлекли ее, и пенка выползла наружу.

– Ой! Опять я кофе испортила…

– Ничего, добавь сливок, и все будет о’кей.

Чем бы Ренат ни занимался, его преследовал образ Мими. Ей бы не секретаршей работать, а танцовщицей. Он представил себе ее полуобнаженное тело в танце и залюбовался. Голос Ларисы отдалился, запах кофе смешался с ароматом восточных пряностей и женского пота. Танцовщицы потеют… конечно же. Они – не пластиковые куклы, а женщины из плоти и крови…

Плясунья кружилась, ее руки то порхали в воздухе как две птицы, то обвивались вокруг собственной фигуры подобно змеям. Ее браслеты и ожерелья позванивали, бедра покачивались, маленькие крепкие груди вздымались. Рената обдало жаром, вожделение прокатилось по позвоночнику и ударило в голову…

Это был – подзатыльник! Лариса уловила его состояние и шутливо хлопнула ладонью по затылку.

– Эй, эй, приди в себя, дорогой! Не то следующей жертвой этой красотки станешь ты!

Наваждение рассеивалось медленно и томительно, как после опиумной затяжки. Рука у Ларисы оказалась тяжелой, и затылок Рената горел огнем. В глазах рябило, в ушах стоял звон.

– Что значит «следующей жертвой»? – вяло осведомился он.

– Мими – настоящая хищница. Она почти поймала Нартова в свои сети, а тот ускользнул. Теперь твоя очередь.

– В смысле?

– Смысл всей этой затеи пока скрыт от меня. Я уверена в одном: Мими не так проста, как кажется. Неизвестно, что у нее на уме.

– Артур Каппель подбивал к ней клинья, но она его отвергла.

– Он ей не интересен.

– По-твоему, Мими охотится за деньгами? – нахмурился Ренат. – Тогда мне нечего опасаться. Я не богат, как Нартов.

Он не мог сосредоточиться на разговоре, его «выбрасывало» в какое-то помещение, освещенное факелами, где танцевала полуголая Мими. Он не видел ее лица, только фигуру и мелькающие в отблесках пламени руки, бедра, груди, живот…

– Тебя основательно зацепило, – усмехнулась Лариса. – Она чародейка, эта секретарша. Храмовая танцовщица, которую каким-то ветром занесло в приемную владельца компьютерной корпорации.

– Как ты сказала? Храмовая танцовщица?

Ларису поразили собственные слова. Она ничего такого не думала. Мими – танцовщица? Почему бы нет? У нее длинные ноги, гибкий стан и природная грация движений.

Ренат был обескуражен. Бывшая секретарша показала ему свой аватар в сети: вместо фотографии – танцующая фигура.

– Знаешь, какой у нее ник? Зейнаб.

– Эротично…

Он сунул в рот последнее пирожное и начал жевать, не ощущая вкуса. Лариса поймала его с поличным, заглянула в его фантазии. Присутствие там Мими выдавало его с головой. Он неожиданно смутился.

– Лучше расскажи, какая оказия приключилась с Каппелем? Парень напился и надебоширил?

– Боюсь, у него проблема посерьезнее…

– Да ну? Он что, надрался и сел за руль? Попал в аварию?

– У него нет машины.

Ренат хлебнул кофе, поморщился и отодвинул чашку.

– Ты не в себе, – фыркнула от смеха Лариса. – Опомнись! Оторвись от этой долговязой девицы!

– Черт… я как будто привязан к ней…

– Тебе рассказывать о Каппеле? Или ты не в состоянии слушать?

– Я попробую.

– В общем, парень пытался заглушить страх алкоголем, а потом… столкнулся со своей смертью нос к носу. Это произошло в каком-то загородном особняке…

– У Нартовых, – догадался Ренат. – Покойный бизнесмен построил дом в подмосковной Каменке еще до женитьбы. Он хвастался Мими, что…

Ренат осекся под насмешливым взглядом Ларисы, насупился и замолчал.

– Продолжай, – кивнула она. – Чем еще потчевала тебя отставная секретарша?

– Нартов был авантюристом по натуре. Он оборудовал в доме пару тайников, проложил подземный ход. Правда, почва там оказалась неподходящая, и ход обвалился.

– Зачем ему понадобился подземный ход?

– Ради забавы, наверное. Ему нравилось все необычное, он легко увлекался.

– Дело только в этом?

– Его мучили необъяснимые страхи…

– Он страдал манией преследования! – подхватила Лариса. – И попутно искал секрет бессмертия, инвестировал в сомнительные проекты…

– А подземный ход – один из способов избежать опасности? Исчезнуть, чтобы появиться в другом месте?

– Желание Нартова стать киборгом – из той же оперы. Видимо, он не надеялся на компанию «ВЖ» и решил подстраховаться. Создать собственный метод переноса сознания.

– После гибели Нартова его проект оказался востребованным, – оживился Ренат. – Наверняка есть люди, которые не прочь заполучить гарантию вечности. Особенно толстосумы! Ведь смерть невозможно подкупить, рано или поздно она придет и к ним. Мысль о расставании с капиталами, нажитыми непосильным трудом, разъедает их душу и становится кошмаром…

– Артур Каппель понимал это, поэтому решил разбогатеть на своей разработке.

– Замкнутый круг какой-то! Одни тратят деньги на проект бессмертия, другие зарабатывают на этом.

– Для Каппеля круг уже замкнулся. Я не вижу его среди живых. Похоже, он разделил судьбу своего работодателя.

– Тоже упал с лошади? – съязвил Ренат.

– Хуже. Его убил страх…

Лариса смотрела на довольную физиономию айтишника, который сделал селфи на фоне главного офиса корпорации «Нартов», а видела куда более печальную картину. Артура сопровождают в последний путь двое – его любовница и незнакомый человек, который сидит рядом… с трупом?

– Боже, – прошептала она и зажмурилась. – Ну и ну!

– Ты о чем?

– Артур умер в загородном доме, откуда его вывезли на машине. Это не «скорая» и не катафалк. Обычная легковушка…

Глава 20

Черный байкер

Каратаев проснулся в прескверном настроении. Голова тяжелая, словно чугун, во рту горечь, как после попойки. Он давно не пил, а вчера сорвался, дернул полстакана водки, что было ему категорически противопоказано. И закусил копченой грудинкой, назло жене.

Она с ужасом наблюдала, как он поглощает грудинку с хлебом. Каратаев чуть не подавился и обругал ее. Жена обиделась и постелила ему на диване в гостиной. После ссоры она всегда ложилась спать отдельно.

– Ну и черт с тобой, – бросил толстяк, глядя на часы. – Можем вообще разъехаться.

Опека супруги казалась ему чрезмерной. Она следила за его диетой, заставляла делать зарядку, донимала наставлениями и таскала по врачам. По ночам он храпел, а жена его будила. «Я боюсь, что ты задохнешься во сне, – говорила она. – Ты так ужасно храпишь из-за лишнего веса. Посмотри, во что ты превратился!»

Каратаев и без нее знал, как он выглядит. Рыхлая туша, на которую надо шить одежду на заказ. Он уже забыл, когда они с женой занимались сексом. Огромный живот, одышка и полное отсутствие либидо приводили его в отчаяние. Доктора убеждали Валериана Павловича в необходимости сбросить хотя бы двадцать килограммов. Он сбрасывал два-три, потом опять набирал. У него с детства была кошмарная привычка «заедать» стресс.

– Завтрак на столе, – сообщила жена, заглядывая в гостиную. – Поторопись, дорогой, водитель уже ждет.

– Ничего, подождет, – злобно отозвался Каратаев, представив себе овощной салат и жалкий постный хлебец на тарелке.

Он проспал зарядку, отказался от завтрака и, наскоро собравшись, позвонил водителю.

– Через минуту спускаюсь…

В машине пахло хвойной отдушкой и сигаретным дымом. Каратаев, шумно дыша, умостил свое грузное тело на заднем сиденье и возмутился:

– Ты курил в салоне? Уволю!

– Простите. Валериан Палыч, забылся…

– Орехи ешь, чтобы улучишь память. Грецкие.

По дороге в офис Каратаев набрал номер начальника охраны, но тот не сообщил ему ничего утешительного. Каппель как сквозь землю провалился. Дома не появлялся, на работу не пришел, его телефон не отвечает.

– Вы можете отследить его по мобильному?

– Не получается. По ходу, парень выбросил свою симку. Он же профи, знает, как обрубить концы.

Каратаев моментально взмок и подумал, что придется менять рубашку. Он держал несколько запасных сорочек в шкафу в кабинете на такой случай. Потливость была еще одним неприятным проявлением его болезни.

– Каппель что же, намеренно скрывается от нас?

– Понятия не имею, – признался начальник охраны. – Его либо похитили, либо…

– Похитили?! Ты в своем уме? Похитили! Кого?! Обыкновенного программиста?

– Я пробил по базе данных, в городские морги и больницы Каппеля не доставляли, в полицию не забирали.

– В морги… – простонал Каратаев, обливаясь потом. – Вы меня без ножа режете, придурки! Забудьте о полиции! Я вам не за то плачу, чтобы вы…

Он задохнулся от негодования, рванул воротничок рубашки и понял, что оторвалась пуговица.

– Каппель с кем-нибудь встречался? У него была баба?

– Мне об этом не известно. Он красавчик, бабы таких обожают, но… Одно время он клеился к секретарше покойного босса! – вспомнил начальник охраны. – Точно!

– К Милене, что ли?

– Ну да, к ней. Только она его послала.

– Еще бы! Мими не дура, чтобы променять Нартова на обыкновенного сотрудника. Где она, кстати? Устроилась на новое место или сидит дома?

– Я не интересовался. Приказано было Каппеля искать…

* * *

Мими проснулась от настойчивых звонков в дверь. Она вскочила, накинула халат и на цыпочках подкралась к глазку. Кого это принесло?

На площадке стоял мужчина средних лет в синей куртке и с чемоданчиком в руках. Газовщик? Слесарь? Сантехник? Он мог быть любым из них. Либо переодетым недругом.

Вчера Мими ворочалась до часу ночи, приняла снотворное и проспала почти до полудня. Ей снились кошмары. Она не отдохнула, а измучилась, в голову лезли ужасные мысли. Человек за дверью казался ей опасным.

– Что вам нужно? – спросила она.

– Я пришел по вызову…

– Я никого не вызывала.

– Вы недавно залили соседей, я принес подписать акт…

Мужчина поднес к глазку какой-то документ. Мими ничего не смогла толком разобрать.

– Госпожа Веригина? – дружелюбно спросил он. – Вы обещали заплатить за нанесенный ущерб. Если вы согласны с указанной суммой, то… откройте и подпишите.

– Я вам не открою!

– Как же быть? Мы не можем начать ремонт. Вы должны перевести деньги на счет нашей фирмы. Соседи сказали, что с вами все оговорено.

Мими молчала, прерывисто дыша. Посетитель вызывал у нее безотчетный ужас. Она становится истеричкой и паникершей. Мужчина с чемоданчиком не похож на «черного человека». У него самое обычное лицо и синяя рабочая одежда.

– Хотите, я позову соседей? – донеслось из-за двери. – Пусть они подтвердят, что я работник коммунальной службы. Не бойтесь, госпожа Веригина. Вот мое удостоверение…

Мими подумала, что нельзя в каждом человеке видеть врага. Иначе попадешь в психушку. Если ее захотят убить, это сделают где угодно. На улице, в подъезде, в магазине…

– Подождите, я не одета! – крикнула она, беря паузу на раздумья.

– Хорошо.

Человек за дверью спокойно стоял и ждал, пока она откроет. Это его работа. Если бы он замыслил что-то дурное, то…

Страх не слушает доводов рассудка. Руки Мими дрожали, сердце колотилось, в горле пересохло. Она поспешно натянула домашние брюки и шерстяную тунику, пригладила волосы. Страх боролся в ней с желанием открыть дверь и впустить коммунальщика. Раньше она бы так и поступила. Но прежняя жизнь канула в бездну, ее не вернешь. Неужели всему виной – ее любовь к Игорю? Покойный как будто не покидал ее, он все время рядом…

Ноги против воли понесли девушку в прихожую. Она включила свет, подошла к двери и потребовала:

– Покажите свой документ!

Мужчина поднес к глазку раскрытую корочку с фотографией. Глаза Мими застилала пелена, она не могла сравнить лицо коммунальщика с лицом на маленьком снимке.

– Ладно, сейчас… – пробормотала девушка, ощущая бегающие по телу мурашки. – Стойте на месте! У вас есть ручка? Я подпишу бумагу прямо на площадке…

Щелкнул замок, Мими приоткрыла дверь и опомниться не успела, как оказалась на полу. Мужчина толкнул ее в грудь и ворвался в квартиру.

– Кто вы?.. Что вам нужно…

– Заткнись и слушай меня, – процедил он, нависая над ней. – Отдай мне флешку с кодом, и я уйду. Иначе…

– Не убивайте меня!.. У меня нет никакой флешки…

– Отдай мне код, – рассвирепел «коммунальщик» и пригрозил ей ножом.

Мими от страха не заметила, как нож оказался в его руке. Лезвие раскачивалось над ней, словно стальное жало, готовое впиться в ее плоть.

– Мне некогда с тобой миндальничать, – прошипел мужчина. – Я порежу тебе лицо, сделаю уродиной! Для такой фифы, как ты, это хуже смерти. Код или твоя красота! Выбирай, детка…

Его сухой смех рассыпался по прихожей. Мими сжалась от страха, не в силах отвести взгляд от кончика ножа, на котором дрожал отблеск лампы. В ее ушах стучали барабаны, на поляне горел костер. Казалось, она погружается в зеленое марево… где-то неподалеку бормотал свои заклинания шаман… в джунглях стенали ночные птицы…

«Ну что, подруга? Попалась? – нашептывал ей мужской голос. – Это твой последний танец, жалкая шлюха!»

Стук барабанов из змеиной кожи сливался со звоном золотых браслетов. У Мими кружилась голова, перед глазами маячило сверкающее лезвие… Ее жизнь сосредоточилась на кончике ножа в руках незнакомца…

Внезапно барабанный бой стих, костер погас, зеленое марево рассеялось. Африканский шаман нганга боролся со злым духом. Он ударил его, свалил с ног, нож выпал из руки злодея. Шаман склонился над Мими…

Глава 21

Черный байкер

Ирина ждала детектива в машине. Ее черная «Тойота-Камри» с потушенными фарами словно растворилась в ночном мраке. Женщина старалась не думать, что происходит с телом Артура. Теперь ему все равно, а ей ничего не остается, как смириться с неизбежным.

Сквозь ельник пробивался свет фонаря. Это возвращался из леса Сорокин.

– Я сбросил труп в глубокий овраг, – сообщил он. – Там его не скоро найдут. Грибной сезон закончился, а собачники по лесам не разгуливают. Никто тебя не потревожит, парень, – бросил детектив в сторону ельника. – Почивай с миром. Прости, если что не так.

В свете фонаря пролетали белые бабочки. Ирина не сразу сообразила, что это – хлопья снега. Ее ум почти отключился, и она воспринимала окружающую реальность как сон.

– Отлично! – обрадовался сыщик. – К утру все заметет. Никаких следов! Провидение на нашей стороне.

Ирина молчала, глядя, как бабочки падают на лобовое стекло и разбиваются. Казалось, то же самое случилось с ней. Она думала, что после смерти Нартова будет жить в шоколаде, а на самом деле…

– Что с вами?

Сорокин посмотрел на бледную вдову, которая вот-вот лишится чувств, и достал из кармана куртки плоскую бутылочку с коньяком. Протянул ей:

– Хотите выпить?

Ирина мотнула головой, борясь с приступом дурноты. Она представила Артура, лежащего на дне оврага, и ее сознание помутилось.

– Ну-ну, только не надо падать в обморок! – детектив похлопал ее по щекам, влил в рот немного спиртного. Ирина глотнула и закашлялась. – Все кончено! Поехали отсюда.

Не дожидаясь ее согласия, он сел за руль и выехал с проселка на трассу. Вдова сидела рядом как неживая.

– Куда вас везти? – покосился на нее Сорокин. – В Каменку или в город?

Поскольку Ирина оставалась безучастной, он сам принял решение. Ему было известно, что у Нартовых есть квартира в Москве. Ирина дала сыщику все адреса, где ее муж мог встречаться с любовницей.

«Тойота» летела вперед сквозь падающий снег. Сорокин вел машину и часто поглядывал на пассажирку, которая внушала ему беспокойство. Оставлять женщину в таком состоянии одну значит подвергнуть ее и себя опасности. Кто знает, что взбредет ей в голову, когда она очнется от шока? Чего доброго, начнет истерить, попадет в больницу, все выболтает…

Такая перспектива его не устраивала. Он впервые видел Ирину безвольной и растерянной, без присущего ей лоска. Взявшись за ее заказ, он отыскал в Интернете давние ролики ее выступлений в ночном клубе. Она, оголенная, пела фривольные песенки и крутила упругой попкой. Вероятно, спала с владельцем клуба и важными клиентами. Как без этого? Там Нартов и подцепил ее, женился, сделал светской дамой. Сейчас талия Ирины немного пополнела, зато ножки остались такими же стройными, а грудь такой же пышной.

«Силикон? Или матушка-природа постаралась? – подумал Сорокин, представляя ее без лифчика. – Нам обоим нужна разрядка. Ничто не снимает стресс лучше хорошего секса».

Ирина вздохнула и запрокинула голову на подголовник. Ее профиль и выгнутая линия шеи были красивы. Джемпер плотно обтягивал ее фигуру под распахнутым меховым жакетом.

Сорокин положил руку на ее колено и погладил. Она, казалось, не заметила этого. Через полчаса «Тойота» пересекла черту города. Огни фонарей тонули в снежной круговерти, видимость была ужасная, и сыщик сбросил газ. Он не рискнул везти Ирину к себе и спросил:

– У тебя есть ключи от московской квартиры?

Она не обратила внимания, что они перешли на «ты», порылась в сумочке и вытащила брелок с ключами. Тело Артура в овраге засыпал снег, и она мысленно была там с ним. Холод пронизал ее до костей, она застегнула жакет и попросила еще выпить.

Когда они с Сорокиным поднимались в лифте на одиннадцатый этаж, Ирина опомнилась и посмотрела по сторонам. Коньяк подействовал на нее с опозданием.

– Что со мной? Я пьяная?.. Куда мы едем?

– К тебе, – сказал он. – Консьержка нас видела. Она подтвердит, что ты провела эту ночь у себя дома с бойфрендом. На всякий случай.

Ирина молча прильнула к нему, он обнял ее за талию, ощущая под пальцами гладкий норковый мех. Это неожиданно сильно возбудило его.

– Ты не боишься? – прошептала она.

– Кого мне бояться? Ты вдова, я свободный мужчина…

– Мой муж… возможно, жив!

– Вот как? Это что-то новенькое…

* * *

Мими попала из огня да в полымя. Вместо шамана перед ней стоял настоящий головорез. Бритый затылок, гора мускулов и квадратный подбородок. Где она его видела?

– Кто это? – спросил он, показывая на поверженного злодея.

Впрочем, тот выглядел совсем не по-злодейски. Скорее, похож на газовщика или сантехника. Вон и чемоданчик его валяется.

Качок поддел ногой чемоданчик и присвистнул от удивления.

– Грабитель, что ли? Косит под слесаря? Я вовремя появился, иначе он бы тебя порезал.

Мими содрогнулась от ужаса и обхватила себя руками за плечи. Ее бил озноб.

– Хватит трястись, – усмехнулся головорез. – Он не скоро очухается. Скажи мне спасибо, крошка.

– С-спасибо…

Девушка не понимала, кто эти люди, и чего они от нее хотят.

– И че с ним делать? – Качок присел на корточки, открыл чемоданчик мнимого слесаря и заглянул внутрь. – Пустой! Вот лошара! Хоть бы инструментов каких-нибудь накидал!.. Короче, я понял. Он типа барахло в нем собирался выносить.

Мими всхлипнула и осела на пол. Ей не хватало воздуха. Головорез сбегал в кухню и принес ей стакан воды.

– Пей. Мне с тобой поговорить надо.

– У меня ничего нет… – выдавила девушка. – Ничего!.. Компьютер украли со всеми файлами. Если что-то и было, то сплыло…

– На фига мне твой компьютер?

– А… а что же ты хочешь?

Мими глотала воду вперемешку со слезами. Качок уставился на нее, как удав на кролика, и в его глазах… мелькнуло сочувствие. Он оценил ее внешность и одобрительно хмыкнул.

– Ты красивая. Я тебя давно приметил, но куда там… к тебе было не подступиться. Теперь твой благодетель типа приказал долго жить. Может, сходим куда-нибудь? Я буду тебя охранять.

Мими вспомнила, где они встречались. В офисе корпорации «Нартов»! Этот головорез работал в охране.

– Кто тебя прислал? – спросила она. – Ирина?

– Я на баб не работаю, – ухмыльнулся охранник. – У меня начальник есть, хороший мужик. Он и прислал.

– Зачем?

– Артур Каппель пропал, мы его ищем.

– Каппель? – На лице Мими застыло недоумение. – А при чем тут я? Мы с Артуром не виделись с тех пор, как эта стерва меня уволила.

– Какая стерва?

– Вдова! Теперь контрольный пакет акций перешел к ней, а остальные у Каратаева. Она командует, он рулит.

– Как ты думаешь, где Каппель? – нахмурился качок. – Если я его не найду, мне башку открутят.

Девушка немного успокоилась. Она узнала охранника и поняла, что он не собирается ее убивать. Напротив, его появление спасло ей жизнь.

– Я бы рада тебе помочь, но…

– Слушай, а у тебя с боссом правда был роман?

– Правда.

– Жаль его, да? Классный был чувак, щедрый. Коней любил! А этот жирный боров Каратаев только и норовит всем зарплату урезать.

У парня испортилось настроение. С чего начальник охраны взял, что бывшей секретарше известно, где прячется Каппель?

– У Артура была телка? Ты не в курсе?

– Я не интересовалась его личной жизнью.

– Ну да, – вздохнул охранник. – На кой тебе его пассия? Слушай, куда он мог запропаститься? Прикинь, на работу не вышел, дома его нет. Может, к родне укатил? У него есть родня?

Мими пожала плечами. Она чувствовала себя в долгу перед качком и предложила:

– Сварить кофе?

– Не откажусь, – расплылся тот и подал ей руку. – Вставай, идем в кухню. У тебя пожрать есть?

– Найдется. А этого куда? – девушка бросила взгляд на распростертого на полу «слесаря». – В полицию сдадим?

Охранник вспомнил данные ему инструкции и отрицательно мотнул головой. Полицию в это лучше не впутывать.

– Сам разберусь! Кофе выпью и упакую этого «слесаря», отвезу к нашим. Пусть решают, как с ним быть.

Он наклонился над незадачливым грабителем, поднял его нож, рассмотрел и скривился:

– В охотничьем магазине брал, дешевка. Короче, он не профи. Видать, с баблом припекло, раз в квартиру сунулся.

– Я очень испугалась, – призналась Мими. – Чуть не умерла от страха. Думала, мне конец.

В кухне ее спаситель уселся на диванчик, а она принялась готовить кофе.

– Я голодный как волк.

Мими достала из холодильника сыр, масло и батон.

– Я на диете, – объяснила она. – Белый хлеб не ем, держу для гостей. Бери, делай бутерброды.

– И часто у тебя гости бывают?

– Редко. Если ты про Артура, он ни разу не приходил.

– Говорят, он на тебя заглядывался?

– Не верь сплетням.

Внезапно в прихожей раздался шум, и Мими осеклась. Охранник вскочил и выбежал вон…

Глава 22

Черный байкер

Мир Нартова


В кафетерии, где Игорь утолял голод, подавали восточные кушанья. Интерьер казался ему знакомым: диваны с бархатными подушками, цветные изразцы на стенах, старинные светильники и запах кальяна. Когда-то он уже бывал здесь. С прошлым посещением связаны ностальгические воспоминания. Но какие?

Посреди зала – круглая площадка для танцев. Нартов ждал представления. Его мобильный телефон потерялся, и это совершенно его не беспокоило. Наконец он отдохнет от пустых разговоров и перестанет раздражаться. Атмосфера в зале располагала к спокойствию, только Нартов почему-то волновался. Его волнение росло и достигло апогея, когда на площадке появилась танцовщица. Ее звали Зейнаб.

Официант в шелковой рубахе и шароварах принес ему зеленый чай и сладости. Нартов спросил:

– Можно после выступления пригласить Зейнаб за мой столик?

Официант вел себя словно немой. Он ничего не ответил, даже бровью не повел и удалился.

– Эй, ты куда? – рассвирепел бизнесмен.

Между тем Зейнаб, закутанная в яркие ткани, продолжала танцевать. Из динамиков лилась страстная музыка. Нартов не сводил глаз с красавицы, и когда та склонилась в поклоне, встал и двинулся к ней. Внутри у него бушевал пожар. Он не отдавал себе отчета, что скажет ей, что сделает.

Зейнаб скользнула по нему взглядом и равнодушно отвернулась. Она скрылась за той же деревянной дверью, откуда вышла. Нартов кинулся следом. Он почти догнал девушку в тускло освещенном коридоре, но та юркнула в какую-то комнату и захлопнула дверь перед его носом.

– Зейнаб! – позвал Нартов. – Зейнаб! Открой, не бойся!

Его голос скрадывали толстые каменные стены. Казалось, это здание построено так давно, что современная цивилизация являлась здесь чуждым элементом. И сам Нартов был так же чужд окружающей обстановке, как электричество и прочие технические прибамбасы.

Из-за двери, за которой спряталась Зейнаб, раздался испуганный возглас и странный шум. Нартов подергал дверную ручку – бесполезно. Похоже, девушка заперлась изнутри.

– Зейнаб! – закричал он, продолжая ломиться в закрытую дверь. – Что случилось? Зейнаб!.. Зейнаб!..

До него доносились сдавленные стоны и звуки борьбы. Он чувствовал: в комнате происходит что-то страшное. Но не мог помешать этому. Обслуга кафетерия словно вымерла. Никто не откликался на его зов, никто не проходил по коридору.

– Помогите! – напрасно взывал Нартов, дергая дверную ручку. – Кто-нибудь! Помогите!

Он не сразу сообразил, что в комнате, куда он пытался попасть, воцарилась тишина. Шум прекратился, голос Зейнаб смолк. «Все кончено!» – похолодел Нартов, опуская руки. Он в отчаянии пнул ногой дверь, и та… отворилась.

На пороге стоял человек во всем черном, от чалмы до сапог. У Нартова от ужаса перехватило дыхание. Лицо человека было до половины прикрыто черной тканью. Он на мгновение встретился взглядом с Нартовым, будто бритвой полоснул. Это был Палач!

Игорь отпрянул, его сознание помутилось. Когда он очнулся, Палач удалялся по бесконечному коридору, пока его не поглотило зеленое марево…

– Боже! – прошептал Нартов, хотя никогда не считал себя верующим.

Он заставил себя заглянуть в комнату. Зейнаб лежала на ковре голая и недвижимая. Палач сорвал с нее всю одежду, оставив только ожерелье и браслеты. На шее девушки виднелись следы удушения. Человек в черном изнасиловал ее и убил. Нартов догадался об этом по положению тела и ссадинам на коже танцовщицы. Видимо, Палач заранее проник в эту комнату, где хладнокровно поджидал свою жертву.

Нартов заметил, что на левой руке Зейнаб не хватает браслета. Мерзавец еще и ограбил убитую! Правда, взял всего одну побрякушку. Неужели на память о совершенном злодеянии?

Нартову бы броситься вдогонку за убийцей, а он бессильно опустился на ковер рядом с мертвой девушкой…

* * *

Москва


Детектив проснулся первым, и пока Ирина спала после бурной ночи, он тщательно обследовал квартиру. Хотя мебель и большинство вещей были в духе времени, здесь чувствовалось запустение. Хозяева редко наведывались сюда, а горничная, которая присматривала за порядком, оказалась недобросовестной. Всюду лежала пыль, земля в цветочных горшках была сухой, воздух застоялся.

Сорокин обошел комнаты. Нартов не ожидал смерти, поэтому ничего не успел предпринять для сохранности своего проекта. Впрочем, после смерти проект ему вовсе ни к чему.

«А я могу хорошо заработать. Не зря же я подвергаю риску свою репутацию и, возможно, свободу! Моя услуга должна быть вознаграждена», – подумал сыщик, вспоминая ночные приключения. Возня с трупом, истерика Ирины, постельная сцена, которая не разочаровала Сорокина. Бывшая певица из ночного клуба не потеряла квалификацию. Он тоже не ударил в грязь лицом. Они забылись сном на рассвете…

Детектив методично осматривал все укромные уголки, куда он сам спрятал бы ценную вещицу. Сейф отпадает. Код неизвестен, а взламывать металлический ящик надо уметь. Сорокин таким умением не обладал.

В ящике письменного стола ему попался проспект компании «ВЖ».

«Программа продления жизни, – прочитал он. – Вечное существование в искусственных телах… Триумф кибернетики… Вкладывайте деньги в разработку бессмертия. Аватар-технологии – прорыв в будущее…»

– Что ты делаешь? – раздалось у него за спиной.

Сорокин обернулся, на ходу придумывая оправдания. Ирина была босиком и сумела подкрасться незаметно. Она завернулась в простыню и выглядела куртизанкой после изнурительной оргии: с чернотой под глазами и припухшими от поцелуев губами. Ночью она предавалась любви с неистовством приговоренной к смерти. Детектив не спасовал и постарался сделать так, чтобы она забыла о своих страхах. Хотя бы на несколько часов. Они оба погрузились в кипящий котел греха…

Сегодня чары рассеялись, и реалии предстали перед ними без прикрас. Теперь между сыщиком и клиенткой возникла опасная тайна. Как поведет себя каждый из них?

Ирина решила приворожить к себе новоиспеченного любовника. Так она получит не только контроль, но если постарается, то и власть над ним. Ей нужен верный, надежный союзник в борьбе с неведомым врагом.

Однако у него, кажется, созрел собственный план. То, что Сорокин рыщет по ящикам в ее квартире, неприятно поразило Ирину.

– Ты же сама сказала, что твой муж жив, – заявил он. – Я ищу подтверждение твоим словам. Не хочу тебя потерять, после того что между нами произошло.

Он ловко обошел «признание в любви», которое по законам жанра должно было сейчас последовать. Ирина была обезоружена.

– Что ты нашел? – Она подошла ближе и взглянула на проспект в его руках. – Ах, это? Ты веришь в подобный бред? Игорь был просто одержим бессмертием! Он не расставался с видеокамерой, заполнял дурацкие анкеты и якшался с йогами и шаманами. Это его не спасло, как видишь. Хотя… я уже ни в чем не уверена.

– Каким образом Нартов мог выжить после падения с лошади? Кого похоронили вместо него?

– Не знаю! – Ирина взмахнула руками, и шелковая простыня соскользнула на пол. Она ахнула и наклонилась поднять свое импровизированное одеяние, но Сорокин помешал. Он обнял ее и крепко прижал к себе.

– Ты такая красивая без ничего… Я бы на месте твоего мужа сошел с ума от ревности!

– У Игоря была любовница, тебе это известно…

В ней все еще теплилась страсть, жажда спасительного экстаза, который излечивает от всех проблем. Жаль, что лишь на короткое время. Ночью она забылась в объятиях сыщика и не прочь была бы повторить это. Он коснулся ее губ, и она послушно ответила, ощущая разливающийся по венам жар…

Они опустились на простыню, и Сорокин овладел Ириной, на этот раз спокойнее, без пылких ласк. Когда оба задышали ровнее, он спросил:

– У тебя есть основания полагать, что Нартов инсценировал свою смерть?

– Не хочу сейчас о нем… – прошептала она.

– Кто убил Артура? Ты?

– Я застала его уже холодным… Клянусь тебе!.. Вероятно, кто-то подмешал в спиртное яд.

– Ты думаешь, это сделал твой муж?

– Нартов оборудовал в доме несколько тайников, один он мне показывал, но где другие, не сказал…

– Дом с тайниками! Прикольно… Я бы непременно поискал. Ты совсем не любопытна?

– Я искала, но обломалась. Игорь подшучивал надо мной, устраивал розыгрыши. Мог внезапно появиться в доме или исчезнуть. Его это забавляло.

– А тебя?

– Меня пугали его странности. Он даже подземный ход выкопал, но неудачно выбрал место. Почва обвалилась, и туннель засыпало.

Ирина повернулась на бок и приподнялась, опираясь на локоть. Ее тяжелые груди сохранили упругость, на животе была небольшая складка жира, вполне простительная в ее возрасте. Она в отличной форме, но муж предпочел ей другую женщину. Моложе, стройнее, свежее…

– У мужа есть мотоцикл, он стоит в гараже. «Хонда-золотое крыло». Недавно я видела байкера, который… Мне показалось, что это был Игорь!

– Ты не обозналась?

– Байкер был в шлеме, но… у мужа точно такой же аватар в Интернете.

– Знаешь, сколько в Москве байкеров и мотоциклов «Хонда»?

– Это многое объясняет, – возразила Ирина. – Если Игорь прячется в доме и пользуется тайниками, то он может нарочно пугать меня. Что ему стоит незаметно проникнуть в комнату и отравить спиртное? Его всегда занимала жизнь после жизни!.. Это выглядит не так, как я полагала… как мы все думаем. Перед смертью Артур жаловался мне, что какой-то мотоциклист стрелял в него на улице, но не попал.

– Ты говорила. Вряд ли Нартов выехал из гаража на своем мотоцикле, – рассудил сыщик. – Охрана бы сразу засекла его.

– Он мог купить себе такой же байк, денег у него достаточно. Кстати, на днях с его счета в банке пропала крупная сумма. У него не вышло застрелить Артура, тогда он отравил его! Он и меня отравит…

– Тебя ему убить проще всего, но ты до сих пор жива. Значит, это не входит в его планы. Да и причина смерти Артура неизвестна. Вскрытия уже не сделаешь, но виски не мешало бы отдать на анализ. Заняться этим?

– Займись, – кивнула Ирина. – Не хватало, чтобы еще кто-нибудь умер…

Глава 23

Черный байкер

Лариса постучала в дверь кабинета психолога. На сегодня у нее назначен очередной сеанс.

– Войдите, – раздалось из-за двери.

Она вошла и села в кресло для клиентов. Черкасов был как с креста снятый, но глаза горели лихорадочным огнем.

– Ну-с, слушаю вас…

Лариса молчала, настраиваясь на его волну. Мысли психолога хаотично скакали с одного на другое, тело терзала боль. Он принял лекарство, но препарат еще не успел подействовать.

– Как ваше горе? Утихло? – осведомился Черкасов. Накатившее недомогание мешало ему сосредоточиться.

– Мне стало легче, – сказала Лариса. – Я хотела бы повторить сеанс.

Черкасов, казалось, не понимал, о чем идет речь. Он прислушивался к своей боли, которая из правого подреберья отдавала в позвоночник и расползалась по всей спине.

– Вас кто-то избил? – брякнула клиентка, чем не на шутку всполошила психолога.

– Избил? Нет!.. С чего вы взяли?

– Мне показалось, вас недавно ударили пару раз… какой-то мужчина… молодой, крепкий и злой. Чем вы рассердили его?

– Ерунда! – буркнул Черкасов, пряча глаза. – Никто меня не бил. У вас странные фантазии, милочка.

– Вы побывали у Мими? – прямо спросила Лариса.

– Кто это?

– Любовница Нартова. Он рассказывал вам о ней. Он обо всем рассказывал, ведь вы составляли его психологический портрет. Кстати, не позволите ли взглянуть на плод ваших трудов?

– Материалы пропали из моего сейфа, – нехотя признался психолог. – Их украли.

– Кто?

– Незнакомец, одетый в черное…

Черкасов не хотел подчиняться этой женщине. Но боль ослабила его волю, подавила способность сопротивляться чужому внушению. Посетительница направила на него свой взгляд, и он послушно отвечал на ее вопросы. В пространстве перед ним плавали круги, петли и восьмерки… свет померк. Остался женский голос, которому нельзя противиться.

– Вы можете описать грабителя подробнее? – спросил голос. – Рост, комплекция, черты лица.

– Нет…

– Вообще ничего?

– Он был… похож на Нартова, – выдавил психолог. – Потом, когда он ушел… я решил, что мне показалось… Я болен, у меня порой мутится сознание…

Лариса без труда представила человека, о котором говорил Черкасов. К нему действительно нагрянул незнакомец в черном, но его лицо скрывал капюшон куртки.

– Почему вы приняли грабителя за Нартова?

– Рост, фигура… напоминали покойного Игоря Борисыча…

– Что еще пропало, кроме его «личности»?

Губы Черкасова скривились в усмешке. Разве личность может пропасть? Это звучало дико.

– Все остальное на месте? – наседал голос.

– По-моему, да…

– Вы проверяли?

Лариса понимала, что в этом нет нужды. Грабитель забрал именно то, за чем пришел. Черкасов понимал это, и она понимала.

– Нартов рассказывал мне о «черном человеке», – хохотнул психолог. – Я не думал, что мне доведется увидеть его воочию. «Черный человек» преследовал Нартова. Это фантом из его подсознания…

– Вы не путаете?

– Моя болезнь постепенно лишает меня здравомыслия… Я ничего не могу утверждать!.. Я предполагаю, перебираю варианты… Люди, фантомы… все смешалось…

Лариса вдруг «увидела» его в образе работника коммунальной службы. Так мог бы выглядеть газовщик или сантехник.

– По-вашему, Нартов хранил дубликаты материалов у Милены Веригиной?

– У них с женой разные интересы, а секретарше он доверял. Ирина мало знает о проекте, значит…

Он замолчал и повел руками в воздухе, словно делая магнетические пассы.

– Вы надеетесь с помощью проекта «Х» обрести вечную жизнь? – догадалась Лариса.

– Я бы сказал, продлить жизнь. Ничего вечного не существует, не правда ли? Я умираю, и любая отсрочка лучше, чем могила.

– Но вы ведь не лайфлоггер, не носите видеокамеру, не составляете свой психологический портрет. У вас нет наработок!

– Ошибаетесь. Я отказался от видеокамеры как от неудобного элемента, но все прочее я копировал у Нартова. Я намереваюсь выкупить материалы проекта, которые теперь Нартову не пригодятся… и нанять айтишника, который заархивировал бы мою индивидуальность…

Лариса перестала его слушать.

– Вы хотели убить Мими? – поразилась она развертывающейся перед ней сцене: «слесарь» с ножом в руках нависает над лежащей девушкой.

– Я только припугнул ее…

* * *

Каратаев рвал и метал. Начальник охраны неуклюже оправдывался.

– Я принял все меры, но парень словно испарился…

– «Испарился»! – злобно передразнил его толстяк, вытирая потный лоб носовым платком. – Грош вам цена, дармоеды! Землю ройте, но найдите мне Каппеля!

– Где искать-то? – угрюмо обронил качок, который вернулся от Мими ни с чем. – Деваха не в курсе, друзей у Каппеля не было. Ну в смысле, он ни с кем из сотрудников близко не сошелся. По криминальным сводкам проходил труп примерно его возраста, мы ездили на опознание… Оказался наркоша, умерший от передоза.

– Каппель наркотики не употреблял, – добавил начальник охраны. – Я выяснил. Ходят слухи, что он спутался с хозяйкой…

– С Ириной? – ахнул толстяк и побагровел. – Вы в своем уме? Он же сопляк, нищий!..

– Это всего лишь сплетни.

В кабинете было прохладно, но Каратаев обильно потел, бушевал, пил воду и глотал таблетки.

– Вы меня до инфаркта доведете, бездельники! Слухи, сплетни… Где ваши глаза и уши? Почему вы не знаете, что происходит? Вы поговорили с вдовой?

– Последний раз Каппеля видели в ее машине, – доложил начальник охраны. – Я посылал человека в Каменку. Оказывается, после смерти Нартова Артур пару раз проведывал вдову. Охранник коттеджного городка узнал его по фотографии.

– Неужели Ирина… – Каратаев судорожно вздохнул, всколыхнулся всем своим необъятным телом и негодующе фыркнул. – Действуйте аккуратно. Иначе она поймет, что за ней наблюдают. Этого ни в коем случае нельзя допустить! Выходит, у них с Каппелем… интрижка? Не ожидал… Не шибко вдова убивается по покойнику! Быстро нашла ему замену. Хотя вряд ли Каппель может заменить ей Нартова. Мелкая сошка! Ей нужен человек с размахом, со связями, с жизненным опытом.

«Уж не себя ли имеет в виду Валериан Палыч?» – подумал начальник охраны. Но вслух сказал другое:

– Третьего дня в Каменку к Ирине Олеговне приезжал частный детектив, потом они все втроем уехали в город. Охранник видел пьяного Каппеля на заднем сиденье ее «Тойоты».

При словах «третьего дня» Каратаев подпрыгнул, как ужаленный. Отведенный ему срок истекает, а воз и ныне там. Он не сразу сообразил, что начальник охраны упомянул частного сыщика.

– Какой еще детектив? Ты о чем?

– Как выяснилось, Ирина Олеговна нанимала детектива следить за мужем. Его фамилия Сорокин, он занимается бракоразводными делами: подсматривает в замочные скважины и добывает компромат на супругов.

– Что? – вытаращился толстяк. – Ирина следила за Нартовым? Зачем? Разводиться собиралась?

– Нартов изменял ей, вероятно, она хотела узнать, с кем. Обратилась в детективное агентство.

– Теперь не важно, с кем спал Нартов. Он умер. Что позавчера делал детектив в доме вдовы?

– Мы над этим работаем, – нахмурился начальник охраны.

– Плохо работаете! – сорвался Каратаев. – В корпорации черт знает что творится, а вы ни сном ни духом! Где Ирина? Она у себя в Каменке?

– Сегодня утром вернулась.

– Немедленно свяжитесь с ней и узнайте, где Артур… Сейчас же!

– Она не обязана передо мной отчитываться, – вздохнул начальник охраны. – Может, лучше вы, Валериан Палыч?

– Что я? Что?!

– Съездите к ней, поговорите по душам…

Глава 24

Черный байкер

Ренат стоял на площадке, а Мими долго рассматривала его в глазок.

– Это я! – широко улыбнулся он. – Не бойся, открывай!

Щелкнул замок, и хозяйка впустила его в полутемную прихожую. Ренат уловил слабый запах ее духов с горьковатым привкусом. В квартире сгустился страх, который был почти осязаемым.

– Сидишь без света? – гость по-свойски перешел на «ты». – Что случилось?

– Я не могу нос высунуть из квартиры, – расплакалась девушка. – Меня чуть не убили! Мне страшно… Поэтому и вызвала тебя.

Она сбивчиво рассказала об инциденте с мнимым коммунальщиком, который набросился на нее с ножом.

– Хорошо, что охранник из офиса подоспел вовремя и вырубил его. Иначе… ты бы застал мой холодный труп.

– Вы сдали негодяя в полицию?

– Он убежал… Пока охранник приводил меня в чувство, этот мерзавец смылся. Вон его чемоданчик…

Ренат бросил взгляд на небольшой чемодан, забытый незадачливым визитером. Он сразу определил, что хозяин этой вещи не связан с криминалом.

– Чего он хотел от тебя?

– Требовал какую-то флешку, какой-то код… Вероятно, это связано с проектом Нартова. Он грозился порезать мне лицо, если я не отдам ему код!

– Код? – переспросил Ренат.

– Вероятно, он имел в виду код доступа к информации. Но у меня его нет.

Образ человека, напавшего на Мими, поразил Рената сходством с известным ему персонажем.

– Идем, я покажу тебе кое-что, – сказал он, увлекая девушку в комнату. – Где твой ноутбук? Или айфон?

– Я не пользуюсь айфоном, если ты помнишь.

В гостиной стоял такой же полумрак, как и в прихожей. Окна наглухо закрыты шторами, настольная лампа освещает мягкий уголок. На спинке дивана висит шаль, в которую куталась Мими. Ее постоянно знобило. Это нервы.

Ренат сел за компьютер, зашел в «Фейсбук» и показал девушке фотографию Черкасова.

– Это он! – вздрогнула Мими и потянулась за шалью. – Ты его знаешь?

– Знакомься, личный психолог Нартовых. Его услугами пользовался не только покойный Игорь Борисыч, но и его жена.

– Психолог? – не поверила она. – Я приняла его за бандита! Он выглядел невменяемым…

– Черкасов составлял что-то наподобие макета личности Нартова и, вероятно, был в курсе проекта «Х». Похоже, он очень спешил, если взялся за нож вместо гипноза.

– Он – гипнотизер? – ахнула Мими. – Какой ужас! Такой человек способен на что угодно…

– Его силы подточены недугом. Черкасов смертельно болен, его дни сочтены.

– У него был нездоровый цвет лица, – вспомнила девушка. – С желтизной. Тогда я не обратила внимания. Мне было не до того.

– Жаль, что вы его упустили.

– Я была в шоке, когда он сбежал. Тот парень, охранник, заверил меня, что злодей не скоро очухается.

– Видимо, он недооценил противника. Черкасов свалился замертво, потому что его гложет болезнь, а потом пришел в себя и был таков. Кстати, а зачем к тебе приходил охранник?

– Его Каратаев прислал. Они ищут Артура Каппеля, программиста…

– Из отдела, который занимался проектом «Х»? Тот самый Каппель, который был не прочь приударить за тобой? Видимо, его ухаживания не являлись секретом для остальных сотрудников.

– Люди обожают сплетничать и делать из мухи слона. У меня с Артуром ничего не было. Он не в моем вкусе. Господи! – простонала она. – Как меня все достали!

– Значит, Каппель исчез?

– Охранник сказал, что он не выходит на связь и дома его нет.

У Рената чуть не сорвалось с языка, что программист мертв. Он сдержался и попросил Мими сварить кофе. Она отвлечется и почувствует себя лучше. Обычные житейские хлопоты – отличное средство от стресса.

Девушка с неохотой поплелась на кухню. Ренат пошел следом.

– Я тебе помогу. Ты что-нибудь ела? Может, приготовить омлет или бутерброды?

– Не хочу, – отказалась она. – Ничего в горло не лезет. Когда этот ужас закончится?

– Пока мне нечем тебя утешить.

Ренат не хотел давать пустых обещаний. Не его вина, что Мими оказалась в центре опасных событий.

Несмотря на плохое настроение, кофе у нее получился отменный. Ренат искренне похвалил Мими, чем вызвал на ее губах слабую улыбку.

– Игорь любил кофе с пенкой…

– Я его понимаю. Мне еще не приходилось пробовать кофе вкуснее, чем из твоих рук.

Она никак не отреагировала на комплимент. Страх подавил в ней все прочие чувства и эмоции. Нападение с ножом – это посерьезнее, чем обыск в квартире или преследование на улице.

– Черкасова интересует проект Нартова, – объяснил Ренат. – Болезнь заставляет его торопиться. Он смертник, а смертнику терять нечего.

– При чем тут я? – Мими не притронулась к кофе. Она курила сигарету за сигаретой. Ее чашка дымилась, медленно остывая.

– Психолог нагрянул к тебе не без причины. Существует какой-то код, без которого невозможно… открыть файл, к примеру. Ты что-нибудь знаешь о проекте «Х»?

– То же, что и все. Нартов был помешан на кодах и паролях. Он… очень своеобразный человек. Иногда я побаивалась его… До сих пор побаиваюсь. Вместе с тем нас что-то связывает!.. Он выходит в скайп, продолжает общаться со мной… У меня просто мурашки по коже от его вида и голоса!.. Неужели он жив?

– Что тебя в нем пугало?

– Сама не знаю. Порой он казался мне… опасным…

– «Казался»? Или кажется?

Мими в отчаянии сжала руки. Перстень на ее среднем пальце блеснул в свете лампы.

– Его подарок? – спросил Ренат.

Она кивнула, кусая губу. Было заметно: девушка что-то скрывает. С Нартовым ее связывают не только любовные отношения…

* * *

После разговора с психологом Лариса позвонила вдове Нартова, та долго не брала трубку. Лариса повторяла вызов несколько раз, и наконец вдова отозвалась:

– Алло?

Незнакомый номер насторожил женщину, но она не рискнула проигнорировать звонок. Вдруг это детектив Сорокин? Теперь они – сообщники. Мало ли, что могло произойти? Он сказал, что сам позвонит. Может, решил поменять «симку».

– Нам нужно поговорить, – без предисловий заявила Лариса.

– Вы кто?

– Я знаю, что случилось с Артуром…

В трубке повисла тишина, нарушаемая дыханием Ирины. Она взяла себя в руки и повторила:

– Вы кто?

– Познакомимся при встрече, – усмехнулась Лариса. – Я не из полиции, если это важно для вас.

– Хорошо… где?

– Вижу, вы не потеряли благоразумия. После того, что вам пришлось пережить…

– Хватит! – оборвала ее вдова. – Не по телефону!

– Приятно, что мы понимаем друг друга.

– Где? – переспросила Ирина. – У меня нельзя.

– Давайте в вашем любимом кафе. Вы закажете фруктовый коктейль, а я – овощной салат. Посидим, поболтаем, как добрые подруги.

В трубке воцарилось молчание. Ирина подумала, что ее новый любовник не попался на удочку. Скорее, сам подцепил ее на крючок. И решил подослать к ней вымогательницу! Та потребует денег. А Сорокин сделает вид, что ни при чем. Скотина!.. Подлец! Урод!

«Я заплатила ему кучу зелени, да еще и отдалась в придачу, – вспыхнуло в ее уме. – Но ему этого мало!»

Щеки Ирины запылали от негодования и обиды. Этот козел Сорокин привык к легкому заработку! Спит с клиентками и попутно шантажирует их. Отлично устроился!

Она едва сдержалась, чтобы не выругаться. Наверняка эта наглая бабенка – помощница Сорокина. Они играют в одну игру и неплохо зарабатывают при этом.

– Вы придете? – напомнила о себе Лариса.

– Разве у меня есть выбор?

– Я буду ждать вас в пять часов вечера за столиком у того самого окна, где вы беседовали с господином Каратаевым…

Глава 25

Черный байкер

Разговор между Сорокиным и охранниками из фирмы «Нартов» вышел короткий. Парни ввалились в его скромный офис и дали понять, что лучше ему ответить на все вопросы.

– Я гарантирую клиентам полную конфиденциальность, – заявил сыщик. – До свидания, господа.

Охранники переглянулись, один из них достал деньги и положил на стол перед детективом. Сумма невелика, но отказываться не стоит. Это вызовет подозрения. В свете того, что на нем висит труп, Сорокин решил не рисковать.

– Добавьте еще столько же, и я подумаю…

Он не ошибся. Охранники разыскивали Каппеля, тело которого он самолично сбросил в овраг. Они вышли на него через Ирину.

– Зачем тебя нанимала Ирина Нартова? – спросил молодчик со свирепым выражением лица.

Второй стоял рядом, сунув руки в карманы. Под курткой бугрились накачанные в спортзале мышцы, нос был перебит. «Бывший боксер, – определил Сорокин и трезво оценил ситуацию. – Одному мне с ними не справиться».

– Госпожа Нартова хотела уличить мужа в измене, – признался он. – Я должен был собрать доказательства.

– Собрал? – хмуро осведомился боксер.

– А как же? Я свое дело знаю. Только вмешался господь бог и забрал изменника в ад… или на небеса. Об этом не мне судить.

– Допустим. И че ты делал позавчера у вдовы?

– Приезжал за расчетом. Раньше было неловко напоминать о второй части гонорара, который мне обещали выплатить. У женщины горе, похороны и все такое… Я переждал, но от своих денег отказываться не собирался. Работа выполнена, а остальное – не моя забота.

– Гы-гы-гы!.. – осклабился боксер. – По ходу, твоя работа пошла прахом, чувак! На кой вдове доказательства измены покойника?

Свирепый одернул его, и громила замолчал, вращая глазами.

– Покажи, че ты собрал, – потребовал первый.

Сорокин нехотя открыл сейф, достал пачку фотографий и бросил на стол. Парни убедились, что он говорит правду. На снимках они без труда узнали Мими и покойного босса.

– Так это ж бывшая секретарша! – хохотнул боксер. – Красотка… ниче себе…

– Цыц! – прикрикнул на него свирепый.

Просмотрев фото, он задал вопрос, который не стал для детектива неожиданным.

– Ты видел у вдовы вот этого чела? – свирепый достал из нагрудного кармана и протянул Сорокину фото Каппеля.

– Видел. Когда я пришел, он уже там сидел, тянул виски. Его зовут Артур, кажется. Набрался под завязку и вырубился. Госпожа Нартова попросила помочь усадить его в машину, и мы втроем поехали в Москву.

– А че он делал у вдовы?

– По-моему, пил… Я его не расспрашивал. Это меня не касалось. Я получил свои деньги, а прочее мне по барабану.

– Куда вы его доставили?

– По дороге Артур очнулся и попросил высадить его на Фестивальной. Я помог ему выйти, спросил, доберется ли он сам до дому.

– И че он?

– Сказал, доберется. И поковылял…

– А че вдова?

– Мы дальше поехали.

– А чела пьяного бросили посреди улицы?

– Я ему в няньки не нанимался!

* * *

Каменка, загородный дом Нартовых


Ирина колебалась, ехать или не ехать на встречу с шантажисткой.

– Сорокин, сволочь, ты мне заплатишь за это, – бессильно грозилась она. – Предатель!.. Нам было так хорошо в постели… Мразь!

Она с отвращением и стыдом вспоминала пикантные моменты их близости и от злости царапала ногтями лакировку туалетного столика. Детектив поимел ее во всех смыслах! И на деньги раскрутил, и телом ее воспользовался. Обманул беспомощную женщину…

Бранные слова падали в тишину спальни. Внезапно в коридоре раздались шаги. Ирина напряженно прислушалась. Вернувшись из города, она заставила охранника обследовать так называемый подземный ход, вернее, то, что от него осталось.

«Здесь свод обрушился, Ирина Олеговна, – доложил тот, сунувшись в темный сырой туннель. – Все завалено. Видать, почва рыхлая».

«Может, где-то есть еще один ход? – не сдавалась она. – Один напоказ, а другой для дела? Настоящий?»

«Где ему быть-то? – отозвался из подземелья парень. – Мы с вами все закоулки и подвалы проверили».

«Мой муж был мастер сюрпризов!»

Они поднялись наверх несолоно хлебавши. Парень отряхивался от паутины и убеждал хозяйку, что спрятаться в доме негде, а второго подземного хода не существует.

«Что вас беспокоит, Ирина Олеговна? – недоумевал он. – Может, вещи пропадают? Давайте я с горничной поговорю, припугну ее, она и расколется».

«Хочешь, чтобы я без прислуги осталась? Мне и так несладко!»

«Вы привидений боитесь? – предположил он. – Такое бывает. Когда моя бабка в деревне померла, мы ее избушку заколотили и туда ни ногой. Все казалось, она по дому бродит, вздыхает, кряхтит. Это воображение, ей-богу! Потом в бабкиной избушке мой дядька поселился, натуральный алкаш. Его жена выгнала, куда деваться-то? Квасил он по-черному и однажды повесился в белой горячке. С тех пор избушка пустая стоит, в землю врастает».

«Умеешь ты успокоить!»

Охранник спохватился, начал извиняться. Не хотел, дескать, пугать. История сама на ум пришла, он и поделился.

«Вы этих… экстрасенсов вызовите, – посоветовал он. – Они умеют с призраками договариваться. За деньги всю нечисть вмиг выведут!»

«Уж лучше я коттедж продам, – вздохнула Ирина. – Тошно мне здесь, тоскливо. Жаль, что еще полгода ждать надо до оформления наследства!»

Ирина очнулась от воспоминаний и бросила взгляд на часы. Ого! Она опаздывает! Пока накрасится, пока до Москвы доедет…

Звонок телефона заставил ее недовольно скривиться. Меньше всего ей хотелось сейчас говорить с Каратаевым. Опять пристанет с проектом «Х»! А мне и сказать нечего…

– Алло! Ирина! Это Валериан Палыч, – пропыхтел в трубку управляющий. – Вы в порядке?

– Не дождетесь.

– Я не то имел в виду! Я по другому поводу. Насчет Артура Каппеля. Вы, случайно, не знаете, где он?

У Ирины похолодело в груди. Неужели толстяк что-то пронюхал? Может, это наводка Сорокина? Предупреждение? Мол, он настроен серьезно. Уже и Каратаева подключил.

– Вы меня слышите, Ирина?

– Да, да… – выдавила она. – Я не пойму… почему вы обратились ко мне?

– Наш ведущий сотрудник пропал, как в воду канул. Я его всюду разыскиваю. Говорят, третьего дня он был у вас в Каменке.

– У меня?

Ее попытка разыграть удивление не удалась. Каратаева не проведешь. Он уловил дрожь в ее голосе, фальшивую интонацию.

– У вас, Ирина, у вас. Охранник коттеджного городка пропускал его на территорию, а потом видел, как вы выезжали. Каппель сидел в вашей машине.

– Вы… следите за мной? – возмутилась вдова. – Какого черта? Как вы смеете?

– А что прикажете делать? Бизнес превыше всего. У нас проекты горят, заказчики неустойку взыщут. Так мы по миру пойдем!

– Я не собираюсь перед вами отчитываться…

– Бог с вами! Я никакого отчета не требую. Я о деле пекусь! Вы потом с кого спросите? С управляющего. Бизнес-то у нас общий, вот я и решил, что вы мне поможете.

У Ирины мутилось в голове от страха. Она сама себя загнала в ловушку. Думала, переспит с Сорокиным, покорит его своими прелестями, будет держать на коротком поводке. Ан нет! Перехитрил ее частный сыщик, связал по рукам и ногам. Видать, она теряет форму, и прелести уже не те. Как выпутываться?

– Я не знаю, где Каппель. Да, он приезжал ко мне…

– Позвольте узнать, по какому вопросу?

– Он… – Ирина лихорадочно придумывала, что сказать. – У него с мужем был личный контракт… Игорь обещал заплатить, но… смерть помешала.

– Ага-а! Значит, Каппель приезжал к вам за деньгами? А что за контракт, позвольте узнать?

Каратаев не верил ни одному ее слову, но притворялся, что верит. Это повод выудить у вдовы побольше информации.

– Каппель – лучший специалист. Игорь очень ценил его. Вот и поручил ему… создать какую-то особую программу. Что-то для электронного обеспечения нашего дома. Я не вникала. Теперь, разумеется, в этом нет нужды. Но деньги, обещанные Игорем, я выплатила.

– Особая программа? – заинтересовался управляющий. – Может, мне пригодится, раз вам не нужно? Перепродайте!

Вдова растерялась.

– Я… Каппель забрал программу с собой! – выпалила она. – Я отказалась, и он решил сам распорядиться своей работой. Имеет право.

– Конечно, конечно… Говорят, айтишник выезжал от вас пьяным в стельку? Вы что же… э-э… обмывали сделку?

– Сделки не было. Я отдала долг покойного, как положено в таких случаях. Потом мы с Артуром просто выпили, помянули мужа. Парень немного перебрал. Он не привык к виски…

Все-таки она проговорилась, по-свойски назвала Каппеля Артуром. Вырвалось по привычке. Хоть бы Каратаев ничего не заметил!

Но толстяк обратил внимание на ее обмолвку.

– Вы вдвоем пили? – допытывался он. – Или еще кто-то составил вам компанию?

– Что за допрос? – вспылила вдова. – Идите к черту, Каратаев! К черту!!!

Она нажала кнопку отбоя, бросила телефон на столик и схватилась за голову…

Глава 26

Черный байкер

Москва


Ренат собрался уходить.

– Побудь еще! – взмолилась Мими. – Я не хочу оставаться одна!

– Мне что, переселиться к тебе?

– Нет, но…

– Видишь, ты не согласна делить со мной крышу над головой, стол и постель.

– У тебя же есть женщина, – удивленно возразила девушка. – Лариса, твоя компаньонка. Видно, что вас объединяет не только работа.

Вместо оправданий Ренат привлек ее к себе и поцеловал.

– Я еще никогда не целовал танцовщиц, – прошептал он, отрываясь от ее губ. – Где тебя обучали искусству любви? В храмах империи Моголов? Покажи мне, что ты умеешь!

– Ты говоришь странные вещи…

– Ты выбрала не менее странный аватар и странный ник. Зейнаб!.. Иди ко мне…

Мими не отстранилась, но и не ответила на его поцелуй. Просто позволила этому произойти. Слова Рената взволновали ее.

– Я плохо танцую! Но мне всегда это нравилось.

– Ты заблуждаешься, – прошептал он и снова потянулся к ней губами.

На сей раз девушка закрыла ему рот ладошкой и отрицательно покачала головой.

– Нельзя!

Ренат сразу разжал объятия, и она выскользнула из его рук, отодвинулась подальше.

– Поеду-ка я домой, пожалуй, – вздохнул он.

– Это все, что ты можешь для меня сделать? Утешительный поцелуй?

– Почему «утешительный»? Я…

– Ты ищешь убийцу Нартова? – перебила она. – Ты выяснил, кто меня преследует? Почему ко мне вламывается какой-то психолог с ножом? Потом охранник, который разыскивает Каппеля? Что все это значит?

Ренат встал, подошел к окну и выглянул во двор. С третьего этажа открывался вид на детскую площадку, черные клумбы и голые тополя, на которых сидели галки. Унылый городской пейзаж, скудные краски поздней осени. Заляпанные грязью машины, припаркованные где попало. Его серебристый внедорожник тоже не мешало бы помыть.

– Надо заехать на мойку, – обернулся он к Мими. – Если хочешь, возьму тебя с собой. Перекусим в кафе, прогуляемся.

Девушка молча сидела на диване, куталась в теплую шаль. Ей было не по себе. Она ощущала невидимую угрозу.

– Когда Нартов последний раз выходил в скайп?

– Не помню, – пожала плечами Мими. – Кажется, третьего дня… утром… Он злился, обвинял меня в медлительности. А что я могу?

Ренат смотрел на нее, на ноутбук на журнальном столике, на обстановку гостиной во вкусе покойного Нартова… и чувствовал себя жертвой какой-то тонкой мистификации. Его водят за нос, используют вслепую. А он, при всех своих способностях, не в силах переломить ситуацию.

Мими казалась ему такой соблазнительной, такой трогательной. «Кто защитит меня, если не ты?» – было написано на ее лице. Она очень красива. И весьма искусна в обольщении. Нарочно не ответила на его поцелуй. Дразнит, разжигает в нем страсть. Зачем ей это? Что она скрывает?

Ренат снова повернулся к окну, будто кто-то позвал его. На дороге рядом с детской площадкой стоял байкер. Черный мотоцикл, черная одежда, черный шлем на голове…

* * *

Стеклянная трубочка с плотно прилегающей пробкой, густая желтоватая жидкость. Несколько пахучих капель, горьких на вкус.

Черкасов разглядывал жидкость в свете лампы, прикидывая, выдержит ли его больная печень хотя бы один прием этого африканского зелья. Будь он здоров, давно бы попробовал. Он приобрел ибогу пару месяцев назад, выложил за крохотную дозу немалые деньги.

За рубежом это вещество применяют в лечении наркотической зависимости. Однако Нартов принимал ибогу с другой целью. Он хотел изменить сознание, проникнуть в тайну смерти и получить прозрение. Смерть слишком сильно занимала его, и в конце концов Нартов стал ее жертвой.

Черкасов вводил его в гипнотический транс, чтобы исследовать содержание подсознания. Без этого копия личности Нартова не являлась бы полноценной. Тот дал согласие на гипноз, но после нескольких сеансов отказался. Его пугало, что он не мог контролировать ни себя, ни процесс.

Психолог не возражал. Поначалу он счел затею Нартова утопической и взялся за дело только из-за денег. Постепенно эта работа увлекла его. До самой смерти Нартова они встречались и обговаривали все необходимое. Теперь их связь оборвалась. Восстановить ее не представлялось Черкасову возможным. Разве что ибога поможет?

– Если мне повезет найти Нартова в потустороннем мире, я спрошу у него, в чем суть перезагрузки сознания, – пробормотал он. – Чего удалось добиться? Есть ли способ сохранить свою личность после гибели организма? И в чем он заключается?

Психолог чувствовал себя хуже с каждым днем. Даже капля наркотического средства могла убить его. Он не решался на опасный эксперимент.

Визит к Мими был шагом отчаяния. Черкасов надеялся забрать у бывшей любовницы Нартова всю информацию о проекте «Х». Бизнесмен наверняка делился с ней своими секретами.

– Но на помощь девице явился громила, который чуть не прикончил меня. Видимо, я забыл запереть за собой дверь, – с сожалением констатировал психолог, и в теле сразу отозвалась боль от ударов нежданного злодея.

Черкасову повезло, он сумел перехитрить громилу и втихаря выскользнуть из квартиры. Иначе… Он не хотел думать, что могло произойти в противном случае.

Психолог встряхнул стеклянную трубочку с ибогой, и желтое зелье поменяло цветовой оттенок. Оно вело себя как живое. Темнело, светлело в зависимости от мыслей человека, который держал его в руках. Мысли Черкасова, по-видимому, были темными.

– Ты мне поможешь? – спросил он ибогу. – Или убьешь?

Жидкость мерцала золотыми искрами, словно дышала и шевелилась. Эти искры заворожили Черкасова, приковали к себе его взгляд. В каждой из них крылись иные миры, куда вход ему был заказан.

– Нартов ничем не рисковал. А для меня эксперимент может оказаться смертельным…

Он лукавил. Нартов рисковал, как и все прочие адепты культа бвити. У каждого человека – свой порог переносимости. Чуть превысил допустимую дозу, и адью!

Психолог осторожно понюхал снадобье. Он знал, что у ибоги горький вкус и странный одуряющий запах. Аромат проникал сквозь пробку, Черкасов улавливал его. От этого кружилась голова, и слабели ноги.

– Пить или не пить? – воскликнул он, воображая себя Гамлетом на театральных подмостках. – Вот в чем вопрос!

Кто-то громко захлопал в ладоши, словно восхищенный зритель. Психолог оторопел. Неужели он настолько погрузился в себя, что не заметил, как в кабинет вошел клиент? Что тот о нем подумает?

Черкасов с ужасом повернулся и… увидел в кресле для посетителей крепко сложенного человека в свитере и широких брюках. Его череп был совершенно лысым и гладким, а глаза слегка выпуклыми.

– Простите, я…

– Не извиняйтесь, – улыбнулся лысый. – Я постучал в дверь, но вы не услышали. Поэтому я позволил себе войти.

Черкасов поспешно сунул трубочку с ибогой в карман, уселся за стол и надел на лицо маску психолога.

– Душно тут у вас, – заметил клиент. – Окна заперты, а батареи как огонь. Холода боитесь?

– Я люблю тепло. Впрочем, не важно, – Черкасов заглянул в свой журнал и поднял на посетителя глаза. – Вы без записи? У меня сейчас перерыв, и я не помню, чтобы…

– Я никогда не записываюсь, – перебил лысый. – Обожаю сюрпризы.

Откуда ни возьмись, в его руках появились четки: шнурок с нанизанными зелеными бусинами. Черкасов подумал, уж не действие ли это ибоги? Правда, он только понюхал снадобье, но ему и этого хватило.

– Вы невероятно чувствительны к подобным вещам! – усмехнулся посетитель, перебирая четки. – Гипноз, наркотики! Похоже, вы встали на скользкий путь, дружище. Должен предостеречь вас от бесполезных шагов. Шуму вы наделаете много, а толку будет ноль.

Гладкие бусины так ослепительно сверкали в свете лампы, что психолог прищурился.

– Кто вы… такой?

– Я? Вечный странник! – продолжал усмехаться лысый. – Любитель приключений и необычных забав. Меня зовут Вернер. В данном случае я наблюдаю за попытками людей обрести то, что у них уже есть.

– Мне непонятно…

– Да бросьте, Черкасов! Все вы поняли! Вы больны. Скажу больше: вы умираете. Смерть стоит у вас за спиной. Я вижу ее плотоядный оскал… Что, страшно? – захохотал лысый, перебирая четки. – Верю, дружище. Когда-то и я боялся! Но сумел преодолеть собственное малодушие. Чему быть, того не миновать. Не глупо ли бояться неизбежного?

Психологу стало дурно. От мелькания зеленых бусин у него рябило в глазах, он забыл, кто он и что ему следует делать.

– Вы в тупике, – безжалостно заключил обладатель четок. – Секретарша покойника оставила вас с носом. Артур Каппель исчез, его телефон молчит. Каратаев до сих пор ищет материалы проекта «Х». Вам удалось его припугнуть при помощи гипнотического внушения. Однако три дня, которые вы отвели ему на это, истекли, и что теперь? Вы собираетесь прикончить толстяка? А дальше?.. Фи, дружище! Вы совершаете ошибку за ошибкой. Между тем время идет, часики тикают: тик-так… тик-так…

– Что же мне делать?

– Вами руководит ум, и в этом ваша беда. Не верьте всему, что думаете…

Глава 27

Черный байкер

Вдова выглядела не лучшим образом. Густой слой румян должен был бы скрыть ее бледность, но, наоборот, подчеркнул ее. Наглухо застегнутое черное платье, черные лосины и короткие полусапожки на низком ходу. Волосы без укладки, глаза не подведены, зато губы ярко накрашены.

Ирина опоздала на полчаса. Лариса ждала за столиком, потягивая фруктовый коктейль и обдумывая предстоящую беседу.

– Это я вам звонила, – заявила она на вопросительный взгляд госпожи Нартовой. – По поводу Артура.

Ирина напряженно опустилась на стул, держа в руках сумочку.

– Закажете что-нибудь?

– Воду, – сухо ответила вдова. – Без газа.

– Что с вами? Вы не настроены на разговор?

– Я недавно похоронила мужа…

– Понимаю, – сочувственно кивнула Лариса. – Соболезную.

– Зачем вы вызвали меня сюда? Если вам нужен Артур, звоните ему…

– Я бы так и поступила. Но вам прекрасно известно, что он не берет трубку, – Лариса сделала выразительную паузу. Она молчала, а Ирина пыталась сохранять самообладание. У нее плохо получалось.

– Я ничего не знаю! Его все ищут!

– На работу он не вышел, дома его тоже нет…

– Кто вас послал? Сорокин? Скажите ему, что он не на ту напал!

– Сорокин… – задумчиво повторила Лариса. – Кто это? Частный сыщик, который следил за вашим мужем?

– Хватит ломать комедию!

– Тише… на нас оглядываются.

Ирина нервно обернулась. Через столик от них сидели две подруги-блондинки. Они без удовольствия жевали салат и косились на Ирину.

– Их привлекает ваш траур, – заметила Лариса. – Надо было одеться как обычно. К чему эта фальшивая скорбь? Вам ведь была выгодна смерть Нартова. Вы могли потерять многое, а в результате заполучили всё.

– Я не дам вам денег! – процедила вдова. – Ни копейки! Так и передайте Сорокину! У него самого рыльце в пушку… Я найду на него управу!

– Сорокин ни при чем. Я – сама по себе.

– Это он научил вас так говорить? Сама по себе! Как же…

– Хотите верьте, хотите нет. Мне все равно.

Официантка принесла воду в высоком стакане и поставила перед Ириной.

– Еще что-нибудь? У нас сегодня ваша любимая запеканка с брокколи…

– Нет, спасибо.

Блондинки улыбались и поглядывали в сторону Ирины. Одна из них помахала ей рукой.

– Кажется, они вас узнали, – заметила Лариса.

– Мы вместе посещали косметический салон, а потом приходили сюда перекусить. Вы выбрали не самое удачное место для встречи.

– Почему?

– Не прикидывайтесь дурочкой. Вы работаете на Сорокина?

– Нет.

Ирина недоверчиво хмыкнула и села так, чтобы блондинки не видели ее лица. Сейчас ей меньше всего хотелось быть на виду.

– За кого вы меня принимаете? – нахмурилась она.

– За любовницу Артура Каппеля. Он был моложе вас, хорош собой и неутомим в постели. В его возрасте гормоны зашкаливают, и такая опытная женщина, как вы, не преминула этим воспользоваться. Заодно и мужу рога наставляли. В отместку за его связь с секретаршей.

– Ложь! Вы не докажете…

Кровь отхлынула от изначально бледных щек Ирины, и дорогие румяна теперь выглядели дешевым балаганным гримом на белой, как полотно, коже.

– Я не прокурор, чтобы обвинять вас.

– Чего вы добиваетесь?

– Я хочу поговорить с вами о Нартове.

Вдова ничего не понимала. Он сделала глоток воды, оставив на крае стакана след кроваво-красной помады.

«Почему она выбрала такой вульгарный цвет? – удивлялась Лариса. – Решила сыграть роль женщины-вамп? Она напугана, растеряна, в ней кипят злость и обида. Похоже, в ней проснулась певица из ночного клуба. Совсем недавно она чувствовала себя светской дамой, но смерть мужа отбросила ее назад, в прошлое».

– О… Нартове? – выдавила Ирина.

– У вашего мужа была склонность к суициду?

– К самоубийству, что ли? Нет!.. Он очень трепетно относился к жизни. С чего вы взяли, что Игорь… Нет! Это исключено.

– Значит, он не мог наложить на себя руки?

– Вы шутите? Игорь был не из тех, кто готов умереть. Наоборот…

Вдова отвела глаза и уставилась в окно. Унылая погода наводила тоску. По небу плыли темные тучи, полные снега. Редкие хлопья уже пролетали в воздухе. Мотоциклист в черном шлеме вынырнул из потока машин и притормозил как раз напротив кафе…

Ирина испытала дежавю.

– Смотрите!.. Вы видите?

Лариса повернулась к окну и сразу поняла, на кого указывает вдова. Не будь Нартов мертв, она бы решила, что это он сидит верхом на своей «Хонде». По крайней мере, мотоциклист как две капли воды похож на аватар Нартова в сети. Человека нет, а его страничка осталась…

* * *

У Каратаева прихватило сердце. Он сунул под язык таблетку и уставился на начальника охраны.

– Ну что? Где Каппель? Нашли?

– Ищем, Валериан Палыч…

– Человек не иголка! Плохо ищете! Что сказал детектив?

– Он утверждает, что приехал к вдове за расчетом и застал Каппеля в гостиной. Тот напился вдрызг, пришлось везти его в Москву. По дороге парень немного протрезвел, попросил высадить его на Фестивальной. Он там живет. В общем, из машины он вышел, но куда делся потом, неизвестно.

– Идиоты…

Каратаев рассасывал таблетку и прислушивался к боли в сердце. Он не мог кричать, иначе начальнику охраны досталось бы на орехи.

– Пьяный прохожий – легкая добыча для хулиганов и грабителей. Каппеля могли избить, обчистить и затащить в какой-нибудь притон.

– Гениальная идея, – рассвирепел толстяк. – По-вашему, он валяется в каком-то притоне?

– Мы наводим справки. А что говорит Ирина Олеговна?

– Примерно то же.

– Значит, так и есть…

– Мне нужен Каппель, а не подтверждение чьих-то слов, – тяжело дыша, заявил управляющий. – Найдите мне его живого или мертвого. Лучше живого.

Сердце неприятно щемило, во рту пересохло, и пилюля не растворялась. Каратаев хлебнул воды и злобно воззрился на сотрудника. Подтянутый, моложавый начальник охраны вызывал у него глухое раздражение.

Дался кому-то этот чертов проект! Толстяк не придал бы большого значения угрозам, но смерть Нартова наводила его на мрачные мысли. А исчезновение программиста, который работал на покойного босса, убедило его, что с этим проектом не все чисто.

Ирина ведет себя странно, лжет и не желает объясняться. Наверняка Артур приходил к ней не за долгом. Вернее, не только за долгом. Их что-то связывает. Еще этот детектив…

– Что Сорокин? – спросил Каратаев.

– Хитрая бестия. Одиночка. Накапливает компромат на клиентов, наверняка не брезгует шантажом. Иначе откуда у него денежки? Среди детективных агентств жесткая конкуренция, а Сорокин, судя по всему, преуспевает.

– Мог он убить Каппеля? По поручению вдовы? Сначала будто бы высадить его, потом выйти самому, догнать пьяного в темном переулке и…

– Вряд ли, – покачал головой начальник охраны. – Сорокин специализируется на амурных делах. Ему мокруха ни к чему.

– Пожалуй, ты прав. Ирина наняла бы профи, чтобы все прошло без шума и пыли.

В Каратаеве, заглушая страх, заговорила алчность. Если кто-то гоняется за проектом «Х», значит, он того стоит. Должно быть, Каппель поплатился жизнью за свою разработку! Его попросту ликвидировали, чтобы он не сделал вторую подобную программу.

– Ладно, иди… – Толстяк махнул пухлой рукой в сторону двери. – Продолжай поиски. Скажи своим орлам, чтобы держали языки за зубами.

– Они получили подробные инструкции, – кивнул начальник охраны и поспешил удалиться. Новый шеф оказался прижимистым и требовательным. Зарплату урезал, а поручениями завалил по горло. Крутись, как хочешь.

Не успел Каратаев перевести дух, как ему позвонили из бухгалтерии. После пропажи денег со счетов корпорации он посадил доверенного человека отслеживать по компьютеру движение средств.

– Это я, Валериан Палыч…

Каратаев узнал своего агента и напрягся.

– Есть что-нибудь подозрительное?

– Я выяснил, куда пошли пропавшие недавно деньги. Ими расплатились по безналу в салоне «Хонда» за мотоцикл.

– Кто?

– Даже не знаю, как сказать…

Глава 28

Черный байкер

Когда Черкасов пришел в себя, было уже шесть часов вечера. Видимо, ему стало плохо или запах ибоги погрузил его в транс, но он с трудом припоминал, что происходило, пока он сидел в кабинете и ни черта не соображал. Приходил кто-то или ему почудилось? Едва он подумал об этом, как перед глазами замелькали зеленые бусины и голова пошла кругом.

– Не верь всему, что думаешь, – пробормотал он. – Какие бусины?.. Откуда им тут взяться?

Черкасову было невдомек, что его посетил тот самый Вернер, которого покойный Нартов называл своим гуру. Он подробно рассказывал психологу о своих занятиях в эзотерическом клубе, так как это характеризовало его личность и должно было быть оцифровано.

«Можно ли оцифровать любое человеческое свойство?» – засомневался тогда Черкасов. Но клиент был непоколебим. «Вы работайте, а потом поглядим!» – отрезал он.

Черкасов работал, работал… и доработался до того, что увлекся этой безумной идеей. На пути к цели он допустил роковую ошибку и теперь не знал, как ее исправить. Нартов погиб, а психолог остался у разбитого корыта. Любопытство и рискованный опыт сыграли с ним злую шутку.

– Дьявольщина! – процедил он. – Кто-то увел Каппеля у меня из-под носа! Я мог бы догадаться, что за проектом будут охотиться и другие.

Ум подсовывал Черкасову дурные советы, которые бесили его. Ум ходил по заколдованному кругу, а психологу хотелось вырваться на свободу… взлететь, подняться над суетой и собственным косным мышлением. Постигнуть тайну! Что являла собой эта тайна, он был не в силах объяснить.

– Я почти нащупал ее… почти схватил ее за хвост… А она выскользнула из моих рук!

На его воспаленном лбу выступили капли пота, тело била мелкая дрожь. Проклятая хворь вновь заявила о себе. Черкасов глубоко вдохнул, ощущая, как в подреберье зашевелилась боль.

– Ты меня… или я тебя…

Он вытащил из кармана стеклянную трубочку с африканским снадобьем и с опаской уставился на желтоватую жидкость. Пить или не пить?

– Пейте, дружище, – прошелестело у него в ушах. – Не бойтесь! Это лучше, чем корчиться от боли и глотать таблетки. Вы получите потрясающие впечатления…

Черкасов тряхнул головой, и шелест в ушах прекратился.

– Кто здесь? – спросил он, озираясь по сторонам.

Кабинет был пуст. Опостылевшие стены, тусклый свет, сумрак по углам и духота.

– У меня галлюцинации, – в ужасе прошептал психолог. – Начинается! Профессор предупреждал, что…

Он сжал зубы и откинулся на спинку кресла. Боль в боку подстегивала его, как всадник подстегивает трусливого скакуна, чтобы тот брал барьер. Дрожащими пальцами Черкасов вытащил пробку с тонкой стеклянной палочкой, которая окуналась в жидкость, и поднял вверх. На кончике повисла золотая капля. Еще миг, и она оторвется, пропадет зря…

Психолог открыл рот и поймал каплю в самый последний момент. Словно пчела ужалила его в язык, но неприятное ощущение быстро прошло. Черкасов сидел и ждал. Ничего не происходило…

* * *

Ренат поужинал и тут же в кухне уселся за планшет. Лариса молча мыла посуду, перебирая в памяти разговор с Ириной.

– Вдова Нартова не умеет «закрываться», она вся как на ладони. Уверена, что ее муж не мог покончить жизнь самоубийством. Более того, она считает его живым. Якобы тот прячется где-то в доме, периодически выходит оттуда, творит разные гнусности и возвращается обратно в свое убежище. Ей страшно.

– Если с ней до сих пор ничего не случилось, значит, он не желает ей зла, – заметил Ренат.

– Я сказала Ирине то же самое. Она думает, что Артура отравил Нартов.

– Айтишника, который работал над его персональной программой?

– Ну да!.. Ты совсем забросил расследование. Развлекаешь Мими, чтобы у нее крыша не поехала?

Ренат повернулся и укоризненно покачал головой.

– Тебе ее не жалко?

– Нет.

– А ты жестокая…

Лариса пожала плечами и начала вытирать вымытые тарелки и чашки.

– Ирина приняла меня за шантажистку. Решила, что мы с детективом Сорокиным действуем заодно. Она наняла его следить за Нартовым и Мими, чтобы в случае развода быть во всеоружии. Ей больше всех выгодна смерть супруга. Но она клянется, что не убивала его.

– Ты ей веришь?

– Я себе верю, – Лариса сложила посуду, села рядом с Ренатом и взглянула на экран планшета. – Великие Моголы? Надеешься с их помощью распутать клубок?

– Слушай… правители династии Моголов состязались в величии с самим Аллахом, за что, по ходу, и поплатились. Империя пала, несметные сокровища исчезли, а тайны падишахов не разгаданы до сих пор. Они жили в потрясающей роскоши, окруженные прекрасными женщинами… воевали, влюблялись, плели интриги. Знаешь, что выбито на одной из арок падишахского дворца? «Если где-нибудь на земле существует рай, то он здесь, он здесь, он здесь…»

– Это тебе Мими рассказала? Или танцовщица Зейнаб?

– Нет, конечно. Я сам нашел. Эти строки принадлежат известному персидскому поэту. Так-с… государство Моголов охватывало Индию, Пакистан и часть Афганистана. А правящая династия – люди белой расы! Не индусы, не азиаты, не арабы.

– В самом деле?

– Взгляни на их изображения! – Ренат вывел на экран портрет Великого Могола. – Это гравюра, но черты лица отлично видны. Ну как?

– Правда, – удивилась Лариса и прочитала внизу: «Могущественный князь Азии, имеющий в качестве вассалов 20 королевств и сверх законных жен тысячи наложниц, которых охраняют в сералях 200 евнухов». – Ого!

– Империя просуществовала с XVI до середины XIX века, пока английские колонизаторы не упразднили династию. Это было не так уж давно. Кстати, храмовые танцовщицы в могольской Индии пользовались особым статусом. Их обожествляли, им поклонялись. Правители и принцы влюблялись в них, рискуя троном и жизнью. Эти девушки обладали мистической красотой и особым магнетизмом.

– Их брали в гарем?

– Некоторые владыки даже женились на танцовщицах.

– Ты к чему клонишь?

– Я полагаю, Мими была одной из них. Ниточка тянется в прошлое, как ни крути. Видимо, танцовщиц обучали в совершенстве владеть не только телом, но и тайными ритуалами. Их информационное поле недоступно, по крайней мере мне.

Лариса представила себе секретаршу, танцующую перед падишахом, и недоверчиво хмыкнула.

– А кто тогда Нартов? Один из Великих Моголов?

– Нет, конечно. Это смешно.

– По-моему, Мими дурачит тебя. У нее вполне корыстный расчет. Она спуталась с боссом из-за денег, а вовсе не по любви. Такие, как она, в конечном итоге любят лишь себя. Ты зря стараешься, милый. Эта красотка тебе не по зубам.

Ренат вспыхнул, но подавил гнев и натянуто улыбнулся.

– Если ты думаешь, что я подбиваю к ней клинья, то…

– Мне все равно, – перебила Лариса. – Но имей в виду, ты ей не нужен! Она съест каштан, который ты для нее вытащишь из огня, и забудет поблагодарить.

– Мими заплатила нам приличный гонорар.

– Это деньги Нартова. И дело ведь не в них? Ты ввязался в это сомнительное мероприятие ради…

– …адреналина! – подхватил Ренат. – Я люблю риск больше, чем красивых девушек. К тому же у меня есть ты. И ты не прочь разоблачить Мими! Я угадал?

– Сначала я хочу раскрыть тайну смерти Артура Каппеля. Никто его не травил. Он умер от страха, и вскрытие подтвердило бы это. А вдова жутко испугалась и сдуру решила избавиться от трупа. Сыщик помог ей, и теперь они – сообщники. Ирина сама дала ему в руки компромат против себя!

– Неужели она во всем тебе призналась?

– Зачем мне ее признания? – фыркнула Лариса. – Я просмотрела файлы в ее «персональном компьютере». Банки памяти машины и человека идентичны. Творец повторяет себя, и в этом его проклятие! Когда-нибудь мы все попадем в неприятности из-за искусственного интеллекта, который выйдет из-под контроля…

Она увлеклась этой темой, и Ренат получил передышку. Пусть лучше обсуждает искусственный интеллект, чем его чувства к секретарше покойника. Он пока сам не разобрался, чего в них больше: жгучего любопытства или плотской страсти? Вероятно, одно замешано на другом. Когда он откроет тайну Милены Веригиной, ее корона упадет, а его страсть остынет. Лариса понимает это.

– Мужчины! – возмущенно воскликнула она, улавливая его мысли. – Грош цена вашему поклонению! Едва кумир пошатнется, вы тут же предадите его!

Презрительные нотки в ее голосе покоробили Рената. В сущности, она права. Удовлетворив свое любопытство, он охладеет к Мими и подспудно готов к этому.

– Что, проняло?

– Вернемся к смерти айтишника, – разозлился он. – От чего он умер? Инфаркт? У молодого парня, который не жаловался на здоровье?

– У Каппеля в детстве были проблемы с сердцем, но он скрывал это от всех. Занимался спортом, старался вычеркнуть болезнь из своей жизни. Ему это почти удалось. Но чрезмерная доза алкоголя и сильный испуг оказались роковым сочетанием. Сердце не выдержало.

– Что же так испугало Каппеля?

– Мотоциклист, который целился в него из пистолета…

Глава 29

Черный байкер

Мир Нартова


Он любил быструю езду. Гонял и на своей машине, и на байке, и лошадей пускал в галоп. Превышал скорость, словно боялся чего-то не успеть.

Последняя конная прогулка плохо закончилась. Молодая кобылка вдруг понесла, всадник не удержался в седле. Кажется, лопнула подпруга.

Нартов помнил, как стремительно приблизилась земля, глухой удар и… темнота. Он часто возвращался мыслями к своему падению. С тех пор его жизнь разделилась надвое. Что-то осталось в прошлом, что-то смутно брезжило в будущем.

Единственный человек, с которым он мог связаться, была Мими. Она его видит и слышит, в отличие от других. Ей можно довериться. Она понимает его, потому что знает о «черном человеке».

Мими похожа на Зейнаб, недаром она взяла себе такой ник. Убитая девушка все еще стояла у Нартова перед глазами. Он блуждал по саду, утоляя голод спелыми гранатами, которые просто валялись под ногами. Вдруг между деревцами мелькнуло что-то темное. Неужели Палач поджидает его здесь, чтобы убить? Он расправился с Зейнаб…

– Теперь настала моя очередь, – прошептал Нартов.

Сгущались сумерки. Он прислонился к стволу дерева, прячась от своего врага. Ему в голову пришла мысль, что он наверняка приехал в кафе на машине. Не пешком же? Значит, его авто где-то неподалеку. Жена ездит на «Тойоте», а у него – новенькая «Ауди».

Нартов передвигался перебежками, согнувшись и озираясь по сторонам. Машина, как назло, куда-то делась. Преследователь настигал его. Черные полы его кафтана развевались, словно крылья ворона. Ворон – предвестник смерти!

Нартов чувствовал, как убийца высматривает его среди гранатовых деревьев, идет по следу. Он ощущал его напряженное дыхание, слышал крадущиеся шаги. Вот и ворота сада. Нартов толкнул тяжелые створки и оказался за оградой. Они с Палачом столкнулись нос к носу!

– Вот ты где, – злорадно выдохнул тот. – Теперь не уйдешь.

Нартов бросился в атаку первым, была не была. Они сцепились, рыча и скрежеща зубами. Убийца одолевал Нартова. Он оказался сильнее и выносливее. Повалив и подмяв Нартова под себя, он сомкнул свои железные пальцы на его горле. Где-то неподалеку били барабаны, горел костер…

Нартов, хрипя, нашарил рукой камень, ударил противника, чудом вывернулся и бросился наутек. Сзади раздавались проклятия, угрозы и топот ног. Нартов бежал на свет костра и звуки барабанов…

Шаман-нганга приплясывал в ночи, словно гигантская тень. Его клетчатая юбка развевалась, косички подпрыгивали. Чернокожие сородичи подпевали ему заунывными голосами…

Нартов в отчаянии оглянулся. Палач отстал, его отпугнул барабанный бой и завывания шамана. Беглец показал ему средний палец и заулюлюкал.

Если бы он мог спасти еще и Зейнаб! Но та была мертва. Палач убил ее и ограбил. Вероятно, злодей давно выслеживал девушку. Что она ему сделала?

Повалившись на землю возле костра, Нартов ощутил жуткую усталость. Схватка с врагом высосала из него все соки, лишила сил. Шаман крутился волчком, бил себя в грудь, размахивал руками… Нартов закрыл глаза и лежал, тяжело дыша. Ему бы только выбраться из джунглей, а там уж он разберется. И с шаманом… и с женой, и с Черкасовым… Все они виноваты в том, что случилось!

Не успел он подумать о психологе, как тот появился рядом, возбужденный и дрожащий.

– Ба!.. Вот так встреча!

– Я что, умер? – испугался Черкасов.

– Вряд ли. Поглядите вокруг! Это африканские джунгли, а не чистилище. Впрочем, я не в курсе, как выглядит чистилище. А вы?

– Я тоже, – промямлил психолог.

– Тут происходят странные вещи, вам нужно привыкать.

– Я не собираюсь задерживаться надолго…

Нартов улучил момент и юркнул в кусты, оставив психолога в компании шамана. Уже знакомый зеленый коридор привел его… в комнату Зейнаб. Девушка не дышала и не двигалась. Нартов смотрел на ее обнаженное тело и сожалел о том, что время нельзя повернуть вспять. Свечи догорали. Золотые серьги в ушах девушки поблескивали в их свете, как и браслеты на ее ногах. Нартов пытался понять, что кроется за ее смертью…

* * *

Черкасов побрел за Нартовым. Джунгли сомкнулись за его спиной, тропинка вела между огромных стволов, увитых лианами. Свет луны не проникал сквозь густые кроны деревьев. Психолог шагал в темноте, пока не очутился в зеленом туннеле…

Нартова он не догнал, зато вышел на какой-то пропускной пункт. Возле шлагбаума курил молодой человек в камуфляжной форме. Черкасов оглянулся, но не увидел сзади ни джунглей, ни туннеля. Ему захотелось спросить, куда он попал, но он не решился.

Молодой человек, по виду похожий на дежурного, докурил сигарету, выбросил окурок в траву и потянулся.

«Неужели он меня не видит?» – удивился Черкасов, приблизившись к закрытому шлагбауму. Машиной тут не проедешь, а пешком можно пройти.

– Эй, парень! Который час? – обратился он к дежурному, чтобы завязать беседу. Тот молча повернулся и скрылся в деревянной будке.

«Хам! – подумал психолог, топчась на месте. – Наглый недоумок!»

За шлагбаумом петляла проселочная дорога, по бокам которой темнел ельник. Пасмурное небо дышало дождем. Черкасов продрог и заметил, что слишком легко одет. Надо идти к человеческому жилью, просить приюта.

Он на свой страх и риск нырнул под шлагбаум и двинулся вперед по дороге. Дежурный проводил его равнодушным взглядом из окна будки. Черкасов бодро шагал мимо ельника, чтобы согреться, и скоро добрался до вырубки. На бревнах, понурившись, сидел парень в светлом пуловере и джинсах.

Психолог обрадовался. Может, у него появится попутчик. Вдвоем все-таки веселее. Уж больно мрачно вокруг.

– Далеко до поселка? – спросил он.

Парень поднял голову и поманил его к себе. Черкасов приблизился. Молодой человек показался ему знакомым. Где-то он его видел…

– Иди за мной, – буркнул тот, вставая. – Я тебе кое-что покажу.

– Мы что, уже на «ты»?

Парень кивнул и двинулся в лес, Черкасов заколебался.

– Через ельник короче будет?

– Иди за мной, – повторил парень, и психолог вспомнил, кто это. Вот так встреча!

– Артур? Каппель? Не ожидал увидеть тебя здесь! Это удача!

– Я так не считаю, – насупился парень, углубляясь в лес.

– Куда ты меня ведешь?

– Скоро увидишь…

Тропинка спускалась вниз, туфли Черкасова скользили по мокрой земле, он задыхался. В боку болело, пот заливал глаза. Зато Артуру хоть бы что. Его кроссовки прекрасно сгодились для прогулки по лесу.

– Все… больше не могу… устал… – сдался психолог.

Спутник хмуро покосился на него и указал рукой в овраг, заросший молодыми елочками. В лесу пахло прелью и хвоей. Низкие облака, проплывая, цеплялись за верхушки деревьев.

– Ну и что? – не понял Черкасов, отдуваясь. – Я туда не полезу. Глубоко. Обойти как-нибудь можно?

– Нельзя. Спускайся вниз, я тут подожду.

– В смысле? Я должен лезть туда один?

Артур достал из кармана флешку и помахал перед носом психолога.

– Ты ведь это хотел купить у меня?

– Откуда ты… – Черкасов чуть не проболтался, что это он звонил программисту и предлагал куш за материалы проекта «Х». – Черт!..

– Разве у тебя есть столько денег, дядя?

Психолог молчал, уставившись на флешку. Артур нарочито медленно размахнулся и бросил ее вниз, в овраг. Флешка перевернулась в воздухе, описала дугу и… исчезла среди зарослей.

– Псих! – закричал Черкасов, провожая ее глазами. – Псих!.. Глупый щенок!.. Что ты наделал?

– Спустись и возьми ее. Она твоя.

С этими словами парень отошел от края оврага и присел на поваленный ствол. Черкасов обдумал его предложение, и оно показалось приемлемым. В конце концов, перед ним всего лишь овраг, а не пропасть какая-нибудь.

– Я здесь подожду, – добавил Артур. – Полезай вниз, да побыстрее. Солнце садится. В темноте ты ни хрена не найдешь, дядя.

На дне оврага курился туман. Склон был крутой и скользкий, а перед психологом стоял выбор: заветная флешка или шиш с маслом. Он долго примеривался, прежде чем начать рискованный спуск.

– Ты меня вытащишь, если что? – обернулся он к парню. Тот сидел, сложа руки на груди, бледный, как мертвец. – Эй! Гляди, дождись меня…

– Дождусь, не бойся. Давай полезай. Темнеет!

Черкасов сделал несколько шагов по склону, поскользнулся, потерял равновесие и покатился вниз, обдирая руки о колючие еловые ветки. На миг ему показалось, что у него двоится в глазах. Только что Артур был наверху, и вдруг вот он – лежит на дне оврага, покрытый туманом, словно саваном…

Глава 30

Черный байкер

Москва


– Я видел байкера! – воскликнул Ренат. – Во дворе дома, где живет Мими. Он показался мне подозрительным. Я спустился вниз, чтобы поговорить с ним, но его и след простыл.

– Я тоже его видела, – сказала Лариса. – За окном кафе. Он сидел на мотоцикле и смотрел, как мы с Ириной разговариваем. Я вдруг поняла, что это – Нартов.

– Точно. У него есть… был мотоцикл. Ты хочешь сказать, что мы имеем дело с аватаром?

Эта догадка озадачила Рената. Он открыл страничку Нартова в Сети и присвистнул, увидев копию вездесущего байкера.

– Я мог бы сразу понять…

– Это Мими на тебя морок напустила. Она мастерица на подобные штучки. Нартов попался в ее силки, теперь ты на очереди.

– Хватит меня стращать!

Лариса отвернулась, скрывая улыбку, и занялась приготовлением кофе. Ей удалось вывести Рената из себя, посеять в нем зерна сомнения.

– Значит, мотоциклист – это Нартов? – пробормотал он. – Вернее, его аватар? Тогда зачем ему связываться с Мими, искать убийцу через нее?

– Существует ли этот мифический убийца? Вдова категорически отрицает, что Нартов мог покончить с собой, но…

– Кто-то преследует Нартова в виртуальной реальности, – возразил Ренат. – Ведь именно из-за этого он обратился к Мими за помощью. Его не оставили в покое. Там, куда он переместился, все продолжается.

– Куда он переместился? Как?

Ренат помолчал, собираясь с мыслями, и… развел руками.

– У меня нет объяснения. А у тебя?

– Кофе сбежал! – Лариса кинулась выключать плиту, вытирать вытекшую из джезвы коричневую пенку. – Давно пора купить гейзерную кофеварку, – ворчала она, орудуя тряпкой.

Ренат наблюдал за ней, думая о Нартове. Если его никто не убивал, это в корне меняет дело…

– Тут что-то не вяжется. Всему виной – ибога. Наркотические видения искажают информационное поле, нарушают его структуру. Картинки перемешаны, все путается.

– Ну ты загнул!

– Артур был пьян, не удивительно, что ему померещился в комнате байкер с пистолетом. Белая горячка или наркотик.

– Но мы-то с тобой ибогу не употребляли, а мотоциклиста видели, – возразила Лариса. – Я восстановила по крупицам последние минуты жизни Артура. Байкер подошел к парню вплотную и приставил дуло к его груди. Раздался щелчок… и парень умер. От страха! Понимаешь? Он приехал к Ирине уже на взводе, напился… Утром пьянка продолжилась. Вдова уехала по делам в Москву, а программист не мог найти себе места. Он чувствовал угрозу, пытался спрятаться…

Лариса вытерла плиту, разлила кофе по чашкам и подала на стол. Ренат попробовал, одобрительно кивнул.

– Тебе можно открывать кофейню.

Она уселась напротив, подперев щеку рукой.

– Ирина вернулась домой и застала Артура мертвым в шкафу, что подтверждает мою версию. Она вызвала частного детектива, который обследовал тело и не обнаружил следов насилия…

Ренат представил, как вдова и сыщик избавляются от трупа. Они везут его в лес, бросают в глубокий овраг. Вернее, Ирина сидит в машине, а детектив делает грязную работу… Конечно! Не царское это дело, таскаться с трупом по лесу.

– Теперь госпожа Нартова у него на крючке, – подытожил он. – Надеюсь, он не опустится до шантажа.

– Не будь у сыщика собственного интереса, он бы не стал ввязываться в эту темную историю.

– Опять проект «Х»? Что он всем дался?

– Артур Каппель хотел продать информацию, правда, непонятно, кому. Кто-то звонил ему по телефону, договаривался о сделке. А байкер помешал. По дороге на встречу с покупателем он стрелял в Артура, но промахнулся. Пришлось исправлять свою оплошность.

– Где же материалы?

– По-моему, Артур спрятал флешку где-то в доме у Нартовых…

* * *

Мими с дрожью смотрела на экран. Лицо Нартова казалось неестественным.

– Как далеко ты продвинулась? – сердито спросил он. – За мной по пятам ходит убийца. Куда я, туда и он.

– Потерпи, Игорь…

– Долго еще терпеть? День, два… неделю?

– Не знаю. Мне самой несладко. Сижу дома, вздрагиваю от каждого шороха. Ко мне приходил охранник из корпорации, они ищут Артура Каппеля.

Девушка умолчала о нападении «коммунальщика», который на поверку оказался психологом. Вряд ли это имеет значение для Нартова.

Тот ухмыльнулся и дернул подбородком.

– Зачем им Артур? Ах да… Каратаеву нужен мой проект. Хочет продать подороже? Вот ему! – Он скрутил кукиш и хохотнул. – Артура им не достать! Парень в надежном месте. Им до него не добраться.

– Где он?

– Глупый молокосос! Решил заработать на проекте. Теперь лежит в овраге, отдыхает.

– Игорь, ты меня пугаешь…

– Артур сам признался, что ему позвонил покупатель, предложил большую сумму за программу, сделанную для меня. Я влип, Мими! Попал в ловушку!.. Выжить бы! Вот я сейчас говорю с тобой, а он где-то рядом… кружит как ворон… ждет удобного момента, чтобы расправиться со мной.

– Кто «он»?

– Черный человек. Знаешь, как он вырядился? В шаровары, кафтан и чалму. Я называю его Палач! Такие служили в личной охране османских султанов. Их специально отбирали из глухонемых. У палачей не было семей и потомства, а хоронили их отдельно от всех.

Мими услышала то, чего боялась. Нартов подтвердил ее худшие опасения. За ними обоими кто-то охотится.

– Наверное, палачи были не только у османов, – робко предположила она.

– Какая разница? Он хочет меня убить! Я бы хотел узнать, за что. Но как я спрошу у глухонемого?

Мими казалось, что все это происходит не с ней, а с какой-то другой девушкой, далекой и непонятной. Ее жизнь в один роковой момент из чудесной сказки превратилась в сказку страшную. Какой у этой сказки будет конец?

– Он уже убил танцовщицу Зейнаб! – огорошил ее Нартов. – Раздел догола, изнасиловал и задушил. Я ничем не смог ей помочь!

– Зейнаб? Ты видел, как она умирала, и не помешал?

– Было уже поздно. Я заподозрил неладное, но… Здесь все по-другому, Мими! Время течет иначе, события происходят внезапно… Неизвестно, где ты можешь оказаться в любую секунду, кого встретить!..

– Что значит «здесь»? Где ты находишься, Игорь?

Изображение на экране исчезло, Нартов вышел из скайпа. Напрасно секретарша пыталась продолжить разговор, нажимая на кнопку с изображением видеокамеры.

У нее еще сохранилось немного ибоги. Капелька волшебного снадобья, которое погружает человека в зыбкую зону между реальностью и небытием, где блуждают призраки. Во рту разливается горечь, сознание меркнет, и открывается зеленый коридор в бездну, кишащую фантомами и демонами…

Впервые она побывала там с Игорем. Любовник увлек ее за собой, заманил на край пропасти. Не сорваться бы вниз!

Мими подошла к секретеру, где хранились ее украшения и косметика, достала из шкатулки небольшой продолговатый пузырек, поднесла к лицу и понюхала. На самом донышке блестела колдовская жидкость…

Глава 31

Черный байкер

Поселок Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирина задремала на диване в гостиной, ее сморила усталость. Разговор с вымогательницей, которую прислал негодяй Сорокин, окончательно подорвал ее силы. Как она могла выболтать этой назойливой барышне столько лишнего? Та же не клещами из нее тянула! У Ирины вдруг развязался язык, и ее понесло…

Появление у кафе черного байкера привело ее в ужас, а шантажистку, наоборот, заинтересовало. Она смотрела на него во все глаза.

Мотоциклист не причинил женщинам вреда, просто постоял, наслаждаясь произведенным эффектом, а когда ему надоело, дал газу и был таков.

Ирине снилось, как муж катает ее на своем байке. «Хонда-золотое крыло» летит вперед, а у седоков дух захватывает от бешеной скорости. Ирина кричит, Игорь смеется. Это было один раз. Она такого страху натерпелась, что больше на мотоцикл не садилась, как муж ни уговаривал.

И вот он снова предлагает ей прокатиться. На его голове – непроницаемый шлем, на руках – мотоциклетные перчатки. Ирина растеряна, потрясена.

– Неужели это ты? – спрашивает она.

Оглушительный звук разбудил Ирину. Она не сразу сообразила, что это звонит телефон в ее сумочке. Каратаев? О, черт! Опять пристанет с дурацкими вопросами!

– Ирина, вы? – Голос толстяка был взволнованным и недовольным. – Это Валериан Палыч беспокоит. Я по поводу вашего мужа…

«Что опять? – похолодела она, и перед ее глазами возник темный ельник, Сорокин с трупом на плече. – Не дай бог, проныра управляющий до чего-то докопался!»

– Вы меня слушаете?

– Да, да… – глухо отозвалась Ирина. – У меня разыгралась мигрень, и я прилегла. Сейчас приду в себя. Говорите.

– В салоне «Хонда» неким посетителем был выписан чек от имени покойного Игоря…

– Что?!

– Я бы хотел выяснить, как это возможно.

– Вы намекаете на меня?.. По-вашему, я выписала чек вместо мужа?

– Боже упаси, Ирина. Я просто хочу понять, что происходит.

– У меня свой счет и своя чековая книжка! – отрезала вдова. – Как вы смеете обвинять меня в том… в том…

– Простите, какие могут быть обвинения? – стушевался Каратаев. – Это мой долг, следить за финансами. Если деньги будут исчезать со счетов, компания разорится. Поэтому…

– Как это – «исчезать»?

– Их мог снять либо Игорь, либо… какой-то самозванец.

– Что вы такое выдумываете?

Каратаев раздраженно пыхтел в трубку. Ирина представила его одутловатое лицо, расплывшийся подбородок и щеки в красных прожилках.

– Мне очень жаль, но это правда. Деньги со счета ушли на оплату дорогой покупки. Самозванец приобрел мотоцикл…

До Ирины наконец дошло, о чем толкует управляющий. Ее охватила паника. У Игоря было несколько карточек и чековая книжка, а ей до сих пор не пришло в голову заблокировать их или хотя бы проверить, где они. Само собой подразумевалось, что мертвый ими пользоваться не может.

– Я говорила… – вырвалось у нее. – Я подозревала…

Ирина спохватилась, что Каратаев ухватится за ее слова, и поспешила добавить:

– Чековую книжку мог взять кто угодно.

– Не думаю. Я отправил начальника охраны в салон, там наверняка есть камеры наблюдения, пусть ему покажут, кто покупал мотоцикл.

– Мотоцикл! – с ужасом повторила она.

– Вижу, вам что-то известно.

– Нет, ничего… абсолютно…

– У Игоря, насколько я помню, был мотоцикл?

– Он стоит в гараже, – пробормотала Ирина. – Покрыт пылью. Его никто не брал с тех пор… как мужа не стало.

– «Хонда-золотое крыло»? – уточнил Каратаев. – Помнится, Игорь любил лихачить, превышал скорость, нарушал правила. Я его предупреждал, но он только отмахивался. Не пусти он в тот день лошадь в галоп, может, остался бы жив…

В ушах Ирины зазвенело, и она перестала слышать причитания толстяка. Кто-то приобрел точно такой же мотоцикл, как у Игоря… и ездит на нем. Вероятно, бедный Артур не лгал: он действительно встретил байкера, который хотел убить его. Промахнувшись, убийца решил отравить несчастного…

– И отважился на это прямо в доме, – прошептала вдова.

– Не понял? – прозвучал в трубке голос управляющего, и она очнулась.

– Я говорю, кто-то отважился на кражу в моем доме! Я немедленно выясню, кто это мог быть.

– Поищите карточки и чековую книжку Игоря. Если не обнаружите их на месте, не стоит обращаться в полицию. Зачем выносить сор из избы? Сами разберемся. Пожалуй, привлеките к этому делу… вашего детектива.

– Сорокина? – машинально обронила Ирина. – Хорошо, что вы подсказали. Я так и поступлю.

– Вы ему доверяете?

– Я никому не доверяю, но… другого человека, который может помочь, у меня нет.

– Что ж, рискните, – согласился Каратаев. – И держите меня в курсе. Обещаете?

– Ладно.

Ирина положила трубку и долго сидела на диване, как прибитая. На нее столько всего свалилось, что голова шла кругом: смерть Артура, шантаж, черный байкер. Опять обращаться к Сорокину не хотелось, а с другой стороны, это повод прощупать его, вызвать на разговор…

* * *

Мир Черкасова


Психолог с трудом поднялся на ноги, отряхнулся и задрал голову вверх. На краю оврага никого не было.

– Эй! – крикнул он, холодея от ужаса. – Эй! Парень! Не бросай меня!

Ему никто не ответил.

– Эй, Артур! – изо всех сил завопил Черкасов. – Ты где?.. Покажись!

По дну глубокой рытвины стелился туман. Психолог наклонился, вглядываясь в смутные очертания человеческого тела, лежащего на земле и присыпанного еловыми ветками. Из-под веток виднелась рука с часами на запястье и пара ног в кроссовках. Точно такие же носил Артур, с которым он только что разговаривал.

– А-а-а…

Черкасов попятился и неумело перекрестился. Наверху зашумел лес, словно подтрунивая над ним. Что, дескать, струсил? Очко сыграло? Что ты себе позволяешь?! Замахнулся на прерогативу Всевышнего? Решил судьбу переиначить? От смерти откосить? За это, брат, отвечать придется. Суровую кару нести!

У Черкасова вдруг закрутило в животе, он согнулся в три погибели, упал на колени и чуть не уткнулся лицом в колючие еловые лапы. На дне оврага журчал ручеек, скрытый под прошлогодним валежником. Психолог его не видел, но слышал. Он потянул носом и ощутил неприятный запах прели и какой-то падали.

«Тлен! – сообразил Черкасов, корчась от спазмов в желудке. – Видимо, тело уже начало разлагаться!»

Его вырвало. Он отдышался, вытер губы рукавом кофты и содрогнулся от отвращения. Начал карабкаться вверх по склону, хватаясь руками за чахлые кустики и еловую поросль.

– Куда ты меня привел, парень? – бормотал он, пытаясь удержаться. – Какого черта?

Артур сбежал, оставив его наедине с трупом! От этой мысли Черкасов покрылся ледяным потом. Он со страхом вспомнил, что часы на руке парня были весьма похожи на те, которые выглядывали из-под веток.

– Эй! – кричал он, уже не надеясь услышать что-то в ответ. – Ты меня обманул! Заманил в яму и бросил!.. Вернись!.. Верни-и-ии-ись!

Мокрая земля осыпалась под его ногами, поцарапанные ладони саднили, кустики и елочки вырывались с корнями из мокрого грунта. Психолог отчаялся выбраться и побрел по дну оврага сквозь туман, оступаясь, проваливаясь в болотную жижу. Чавканье и хруст гнилых веток сопровождали каждый его шаг.

– Что я тебе сделал? – вопрошал он Артура, которому опрометчиво поверил.

Деревья наверху смыкались кронами, и скоро овраг превратился в зеленый коридор. По бокам коридора виднелись ответвления, но Черкасов боялся сворачивать. В одном из ответвлений он заметил какое-то движение. Кто-то махал ему рукой.

Психолог остановился, тяжело дыша и всматриваясь в высокую фигуру.

– Иди за мной! – позвал его незнакомец.

Черкасов двинулся следом за ним в надежде, что тот выведет его к людям. Ответвление ничем не отличалось от основного туннеля, и психолог напрасно пытался запомнить дорогу. Он уже не слышал ни журчания воды в овраге, ни запаха тлена. Перед ним маячила спина проводника, и Черкасов старался не отставать. Не дай бог остаться одному!

Он не заметил, что проводник замедлил шаг, и налетел на него. Тот обернулся и обнажил в улыбке ряд молодых зубов.

– Ты? – поразился Черкасов. – Опять ты, Артур?

– Я расскажу тебе о своей смерти…

– Не надо! Я ни о чем таком не просил. Выведи меня отсюда, и мы расстанемся друзьями.

– Ты видел, что со мной сталось?

Психолог обомлел от ужаса. Неужто он говорит с мертвецом?

– Так и есть, – кивнул парень, очищая одежду от прилипшей хвои. – Черный байкер выстрелил мне в сердце. Видишь след от пули?

На пуловере Артура с левой стороны темнела аккуратная дырочка. Черкасов оцепенел и не мог вымолвить ни слова.

– Он настиг меня прямо в доме! Я спрятался в шкафу, но он открыл дверцу и наставил на меня пистолет… Выстрела я не слышал, только почувствовал, что умираю. Я был пьян вдребезги и не помню, как оказался в овраге.

– Я не имею к этому отношения…

– Ты видел, что со мной сделали? – В глазах парня засверкали злые искры. – Это из-за моей работы. Ты тоже виноват!

– Я?..

– Разве не ты предлагал мне большие деньги за информацию о проекте «Х»? Все словно взбесились из-за этого!.. Вот вам!..

Молодой человек расхохотался в лицо Черкасову и показал ему средний палец. Внезапно позади него возникла темная тень…

Глава 32

Черный байкер

Поселок Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирину мучила мигрень. Она приняла таблетку и прилегла. Детектив сидел за журнальным столиком в гостиной, возился с компьютером.

– Хочу показать тебе видео с камер наблюдения… Черт! Файл не открывается…

– Каратаев посылал своего человека в салон. Ты с ним не столкнулся случайно?

– Почти. Охранник охотно продал копию и ему, и мне. Деньги всем нужны.

– У тебя совесть есть? – простонала вдова.

– Ты о чем?

Он вел себя как ни в чем не бывало, притворялся паинькой. А сам подослал к ней вымогательницу.

– Я о твоей помощнице.

– У меня их несколько, – ничуть не смутился Сорокин. – Все приходящие, на почасовой оплате. Держать их в штате не выгодно. Я не так много зарабатываю, чтобы нанимать постоянных сотрудников.

– Думал меня провести? Я все поняла! Догадалась, не дура.

Он оторвался от компьютера и удивленно повернулся к лежащей на диване Ирине.

– Выражайся яснее.

– Это касается Артура… Она надеялась раскрутить меня на бабки, но не вышло. Я ничего не собираюсь платить! Заруби себе на носу!

Сыщик предчувствовал неладное, и его опасения оправдались.

– Что ты ей наговорила? – встревожился он. – Я же просил молчать!

– Значит, ты типа не в курсе? Не прикидывайся! Бесполезно. Если рискнешь меня шантажировать, загремим на нары вместе.

– Загремим на нары? – передразнил он. – Что за блатная лексика? Вижу, барышни из ночного клуба «бывшими» не бывают.

– А ты грубиян! Хам!

– Слушай сюда, – вышел из терпения Сорокин. – Я никого к тебе не посылал. Тебя развели! Как выглядела та женщина?

Ирина приподнялась на локте, чтобы описать собеседницу, но черты той странным образом расплывались, равно как и содержание разговора. У вдовы в голове засело только одно: у нее хотели выманить деньги под угрозой разоблачения.

– Не могу вспомнить…

– Ты что, издеваешься? – вспылил детектив.

– Она знала про смерть Артура… Кто мог ей сказать, кроме тебя?

Сорокин вскочил со стула и пересел на диван, поближе к Ирине. Взял ее за руку, но она резко высвободилась.

– Больше ты меня не обдуришь! Хватит! Оставь свои нежности для других глупых баб!

Она зарыдала. Сыщик озадаченно наблюдал за ее истерикой. Мигрень, слезы, сердитая холодность были прелюдией. Теперь перед ним разыгрывалась драма.

Он попытался обнять Ирину, но та оттолкнула его, продолжая громко рыдать. Тогда Сорокин использовал безотказный прием – влепил ей пощечину. Она сразу замолчала и схватилась за щеку. Ее мокрое лицо вытянулось.

– Успокоилась? Давай признавайся, что ты выболтала!

– Я… я… не помню… Клянусь!.. Как отшибло…

Ирина всхлипывала, тщетно пытаясь вспомнить, о чем они говорили с шантажисткой. Содержание беседы вылетело у нее из головы. Она не могла сосредоточиться, как ни старалась.

– Та женщина действительно сказала тебе о смерти Артура?

– Да… иначе я бы не согласилась на встречу…

– Тебе не почудилось? У страха глаза велики.

– За кого ты меня принимаешь? Это все Нартов!.. Он здесь, в доме… где-то прячется и следит за мной… за нами… В тот вечер он все видел! Это он отравил Артура, чтобы меня подставить… А потом потирал руки от удовольствия!

– Какие же ко мне претензии? – пожал плечами Сорокин, которому не нравилось ни состояние Ирины, ни ее слова. – Если твой муж все видел, он и занимается шантажом.

Вдова открыла рот и уставилась на него мутным от боли и слез взглядом. Мигрень ее приутихла, но не прошла. В висках ломило, затылок раскалывался, а ум отказывался работать. Он просто вышел из строя.

– По-твоему, ее Нартов прислал?

– Ну не я же! Если он снимает со счета деньги, покупает мотоциклы, то почему бы ему не нанять вымогательницу?

– Зачем? – шмыгнула носом Ирина.

Ее волосы были растрепаны, на щеке краснел след от удара. Сорокин в сердцах перестарался.

– Тебе лучше знать. Ты втянула меня в чертову передрягу, а теперь обвиняешь бог знает в чем!

Вдова молчала, осмысливая ситуацию. Чего она в самом деле взъелась на Сорокина? Он ей помогает с риском для себя, а она, неблагодарная, подозревает его в шантаже.

– Прости… на меня будто затмение нашло…

– То-то, – кивнул детектив, возвращаясь за ноутбук. – Выпей воды и расслабься. Посмотрим, сможешь ли ты узнать своего мужа…

С третьего раза файл наконец открылся, и на экране возникли кадры из салона «Хонда», где мужчина, ростом и фигурой похожий на Нартова, покупал мотоцикл. Он был в черной кожаной куртке с заклепками и таких же штанах. Покупатель как нарочно отворачивался от камеры, и рассмотреть его лицо оказалось невозможно.

– Посыльный Каратаева, вероятно, тоже обломался, – ухмыльнулся Сорокин. – Этот чувак, кем бы он ни был, отлично подкован. Он и мотоцикл приобрел, и на видео не засветился. Чутье у него будь здоров!

Ирина молча впилась взглядом в изображение на мониторе. Качество записи было ужасное. Сказать наверняка, кто там заснят, она не могла. Вроде бы Нартов, а вроде бы и нет.

– Ну что, узнала своего благоверного?

– Я не уверена…

– Как так? Лица не видно, согласен. А остальное – фигура, рост, жесты – его?

– Не знаю! – занервничала вдова, и ее мигрень усилилась.

– Я предполагал нечто подобное. Печальный опыт подсказал мне, что продавец в салоне вряд ли запомнил лицо покупателя настолько, чтобы подробно описать. Люди чертовски невнимательны! Поэтому, идя туда, я прихватил с собой фото Нартова, благо их у меня предостаточно.

– Ты показывал продавцу фотографию Игоря?

– Мне необходимо было удостовериться, что никакой ошибки нет, и покупку совершил… покойник.

Ирина судорожно сглотнула и застонала от боли в висках. Ее голову пронзали раскаленные иглы, в глазах темнело.

– Игоря… опознали?

– К счастью, нет, – вздохнул Сорокин. – Иначе дело бы приняло слишком крутой оборот.

– Кто же этот человек? – Вдова дрожащим пальцем указала на фигуру в кадре. – Кем он назвался?

– Игорем Нартовым, разумеется. Ведь чек выписан от его имени.

– Но… я ничего не понимаю…

– Я тоже, – с досадой признался сыщик. – Кто-то рискнул косить под покойника? С какой целью?.. Кстати, у самозванца это ловко получается. Не удивлюсь, если он появится где-то еще, действуя от имени твоего мертвого мужа. Слушай, может он и правда… жив?

У женщины пересохло в горле от страха. У Игоря объявился двойник? Если он ездит на таком же мотоцикле, то почему бы ему не поселиться в их доме? Это он бродит по комнатам и добавляет в спиртное яд…

– Продавец долго разглядывал снимок и не узнал в Нартове покупателя «Хонды», – добавил Сорокин. – Но заявил, что тот человек был похож на него. Парню клиент показался странным: стеклянный взгляд, монотонный голос. Вместе с мотоциклом покупатель приобрел фирменный шлем черного цвета, надел его и уехал из салона прямо на заправку.

– Шлем! – эхом повторила Ирина, вспоминая черного байкера за окнами кафе. – Когда состоялась покупка?

– За пару дней до того, как погиб Артур…

Глава 33

Черный байкер

Москва


Ренат уснул за планшетом, уронив голову на руки. Лариса тихо оделась и на носочках вышла в прихожую. У нее созрел план, который она намеревалась осуществить в одиночку.

Дело о смерти Игоря Нартова отличалось от всего, что им с Ренатом доводилось расследовать. Это была фантасмагорическая смесь мистики, наркотических видений, любовной страсти, корыстных расчетов и роковых парадоксов. Мечта о бессмертии привела господина Нартова к обратному? Он не успел довести свой проект до конца…

– Или все-таки успел? – прошептала Лариса, обуваясь в сапожки на низком ходу.

Водить машину она не умела, пришлось вызвать такси. Авто с шашечками уже ждало ее на улице. Она выскользнула из квартиры, оставив Рената досматривать эротический сон. Наверняка он любуется красоткой Мими, которая обольщает его непристойными танцами. На здоровье!..

Лариса не ревновала. Но не могла позволить Ренату попасть в беду.

Через сорок минут таксист доставил ее в Измайлово, к дому, где проживала Мими. Окна ее квартиры выходили во двор. Лариса вычислила их, глядя на типичную городскую девятиэтажку.

– Долго еще стоять? – недовольно осведомился таксист. – Волка ноги кормят.

– Вы не волк, – улыбнулась Лариса и протянула ему плату за проезд. – Здесь вдвое больше, чем по счетчику. Это вам за простой.

– Ладно, – согласился водитель. – Надо постоять, значит, постоим. Ждем кого-то?

– Подругу. Она скоро выйдет.

Свет в окнах Мими погас, и Лариса удовлетворенно кивнула. Водитель откинулся на подголовник и закрыл глаза. На вид ему было лет сорок, упитанный, с наметившимся брюшком. Он не мешал пассажирке погружаться в зыбкую реальность девушки, которая была то ли пьяна, то ли под кайфом. «Ибога! – догадалась Лариса. – Мими приняла капельку зелья, чтобы… чтобы что?»

Человек в черном кафтане, шароварах и чалме заслонял от чужого взора танцовщицу в ярких одеждах.

Наконец Мими выпорхнула из парадного, огляделась по сторонам и направилась к такси, в котором сидела Лариса. Фонари ярко освещали ее тонкую фигурку.

– Это моя подруга, – объяснила пассажирка. – Вон та девушка в желтом плаще.

Водитель открыл глаза и с готовностью кивнул. Он уже заждался. В воздухе пролетал снег. Мими подошла к машине, наклонилась и спросила:

– Свободны?

– Садитесь, – кивнул таксист, думая, что дамы заранее условились о встрече.

Девушка открыла переднюю дверцу. Ее сознание было затуманено ибогой, она не заметила Ларису на заднем сиденье.

В такси запахло восточными пряностями. Мими устроилась впереди, не подозревая о том, что она в машине не одна. Лариса смотрела на медные кудри «подруги» и… ощутила ужас, который испытывала Мими, как свой собственный. Ее затрясло, горло перехватил спазм. Она забыла, где находится, и… побежала прочь по каменному коридору. За ней гналась темная тень. На стенах пылали факелы, сзади раздавались шаги преследователя. До спасительной двери осталось немного. Она скользнула внутрь комнаты, но запереться изнутри не успела…

– Остановите!

Лариса очнулась. Водитель притормозил, и бледная Мими опустила стекло со своей стороны. Ей было нехорошо.

– Может, воды? – предложил таксист.

– Сейчас пройдет…

В салон хлынул холодный воздух и слегка отрезвил обеих женщин. Мими ощутила чье-то присутствие, испуганно повернула голову и обомлела.

– Вы?.. Откуда вы здесь?..

* * *

Каратаев злобно воззрился на девушку, которая уже четверть часа расписывала ему преимущества переселения в кибертело.

– Вы серьезно? – не выдержал толстяк. – Интересный у вас бизнес! Значит, вы гарантируете мне вечную жизнь на электронном носителе? В виде чипа, который внедрите в робота?

Девушка широко улыбнулась и подтвердила, что так и будет. Только не завтра, а лет через тридцать. Чтобы дотянуть до этого срока, надо заботиться о своем здоровье. Диета, спорт, медитации.

– У вас, кажется, целый букет болезней, господин Каратаев, – посочувствовала она. – Разве вы хотите умереть? Мы оцифруем вашу личность, и вы сможете…

– На кого рассчитаны ваши басни? На легковерных мечтателей?

Девушка обиженно поджала розовые губки.

– Я, собственно, по другому поводу, – остыл толстяк. Он понимал, что девица эта – нанятая сотрудница, полностью подневольная. Что с нее спрашивать? Ей приказано охмурять клиентов, она этим и занимается.

– Других услуг наша компания не оказывает, – вежливо, но холодно сообщила девушка. – Мы создаем аватары для тех, кто вложил деньги в свое бессмертие. Вы сможете выбрать себе любой образ или заказать копию вашего тела. Как пожелаете!

Она смерила Каратаева взглядом, в котором мелькнуло презрение, и снова засияла приветливостью и энтузиазмом.

– Аватары? Вот как это называется? Значит, я стану молодым, стройным и красивым, как…

Толстяк не нашел достойного сравнения и застыл с открытым ртом. Ему не удавалось перейти к сути дела. Он поймал себя на том, что увлекся идеей избавиться от болячек, лишнего веса, грядущей старости и обрести радужную перспективу. Звучит фантастически, но заманчиво. Чертовски заманчиво!

– Давайте начнем с малого, – заученно предложила девушка. – Закажите эскиз образа. Как вы хотели бы выглядеть?

Каратаев спохватился и вспомнил, зачем он сюда пришел.

– Один мой знакомый стал вашим клиентом, от него я и узнал о проекте «ВЖ». Это Игорь Нартов, к сожалению, покойный. Могу я убедиться, что вы… что он… как бы сказать…

– Переселился в изготовленный для него аватар? Разумеется, нет.

– Что так?

– Мы никого не обманываем. Я сразу предупреждаю каждого, что проект находится в стадии разработки…

– Получается, Нартову ничего не светит? – перебил толстяк. – Он ведь уже умер! А как же его аватар? Как же деньги?

– Деньги мы не возвращаем, – улыбнулась девушка, словно сообщила что-то приятное. – Это оговорено в контракте. Вложенные средства тех, кто не дожил до указанного срока, пойдут на благо всего человечества.

– Угу. На благо…

– А что случилось с господином Нартовым?

– Он упал с лошади и сломал себе шею. Так что диета, спорт и медитации – не панацея! Жизнь – штука непредсказуемая. И рискованная. Опасный аттракцион! Все мы – заложники фортуны.

Девушка кивала, сохраняя на губах наклеенную улыбку. Когда этот страдающий ожирением господин исчерпает все доводы против, она начнет сначала. Такие скептики и придиры, как он, не готовы расстаться с большой суммой денег ради сомнительного результата.

– Что теперь будет с программой, разработанной для Нартова? Я хочу знать. Все мы ходим под Богом, милая барышня. Не сможет ли кто-то другой воспользоваться… э-э… чужой личностью… или как вы говорите, аватаром покойного?

– Это исключено! Работа не окончена, поэтому…

– Могу я взглянуть на искусственное тело… э-э… сделанное по заказу Нартова? – нетерпеливо перебил толстяк. – Оно на месте?

– Странный вопрос…

– Покажите мне товар лицом! – наседал Каратаев. – Я не покупаю кота в мешке! Я лично знал Нартова и смогу оценить, насколько… э-э… аватар соответствует его внешнему виду. Я должен убедиться в вашей компетентности.

Сотрудница развела руками. Таких прецедентов еще не было. Толстяк подкрепил свою просьбу купюрой, которую придвинул по столу к девушке. Она порозовела, поколебалась и… согласно кивнула. В конце концов, это для пользы дела.

– Идемте, – сказала она, вставая и поправляя короткую юбку…

Глава 34

Черный байкер

Мир Черкасова


Темная тень оказалась человеком, одетым во все черное. Его лицо закрывал кусок черной материи, как у бедуинов во время песчаной бури. Видны были только глаза.

Черкасов ощутил безотчетный ужас, встретившись с ним взглядом. Бедуины, по его представлениям, одеваются в белое, да и окружающая местность не похожа на пустыню. Вокруг одни камни. Ни травинки, ни кустика. По бокам возвышаются крепостные стены. Вверху – палящее солнце. Может, это крепость в пустыне?

Артур, который завел его сюда, пропал из виду. Черкасов остался носом к носу с «бедуином».

– Вы кто? – дрожащим голосом спросил психолог.

– Мне отрезали язык, но я все же отвечу. Я – Палач.

Эти слова повергли Черкасова в ужас. В чем он провинился? И кто прислал к нему Палача?

– Как же ты говоришь… без языка?

– Сам не знаю! А ты готовься к смерти.

– Я ничего не сделал, – пролепетал психолог. – Я ни в чем не виноват…

Палач шагнул к нему, а он словно прирос к месту, не смог оторвать ноги от земли.

– Вот мы и свиделись…

– Я тебя не знаю! – завопил Черкасов вне себя от страха.

– Так было до недавнего времени. Ты сам разбудил меня.

– Что тебе нужно?

– Разве не ты вызвал меня из прошлого? – «бедуин» прищурился, и у Черкасова пошел мороз по коже. – Разве не ты приказал мне…

– Я тебя не вызывал! – Психолог замахал руками, покачнулся, но так и не сдвинулся с места. – Я ничего не делал!.. Уходи!.. Убирайся прочь! Исчезни!.. Сгинь!.. Пропади!

– Я не могу. Стрела уже выпущена из лука…

Черкасову почудилось, что он слышит звон тетивы и видит летящую в воздухе стрелу. Он испуганно вытаращился на жуткого собеседника.

– Ты говоришь дикие вещи. Какие стрелы? В каком веке мы живем?

– Это не имеет значения. Рано или поздно мы встречаемся, и тогда…

– Нет! – отшатнулся психолог. – Такого не бывает!.. Ты лжешь!

– Это ты лгал, обманывал своих клиентов… ставил над ними опыты… Посмотри на меня внимательно! Разве я не тот, кого ты использовал в своих гнусных целях? Пора познакомиться поближе…

С каждым словом глаза «бедуина» разгорались злобным огнем. Черкасов порывался убежать, но ноги его не слушались.

– Я в первый раз тебя вижу! Клянусь!

– Верно, – ухмыльнулся Палач. – Мы знакомы заочно. Впрочем, какая разница? Тебя это не спасет. Ты сам пришел ко мне! Сам… Грехи привели тебя туда, где ждет расплата. Иначе не бывает! Проси прощения у всех, кто из-за тебя пострадал…

Психолог не видел его ухмылки, он ее чувствовал.

– Ну же! – процедил Палач. – Молись своему богу!

– Я атеист…

– Тем лучше. Можно приступать?

В его руках появился острый тесак, предназначение которого Черкасов угадал без труда.

– Ты… убьешь меня?

– Это мое ремесло. Я тот, кто исполняет приговор…

– Я не приговаривал себя к смерти! – взвизгнул психолог. – Наоборот!.. Я ищу способ жить вечно…

– Смерть подскажет тебе этот способ, – захохотал Палач. – Спроси у нее! Ты ведь за этим сюда явился?..

Тесак вспыхнул молнией и коснулся Черкасова раньше, чем тот успел сообразить, что происходит. Брызнула кровь. Психолог упал сначала на колени, потом ничком на пыльные камни…

* * *

Москва


Ренат проснулся, поднял голову и увидел, что сидит за столом перед планшетом. Спина затекла, шея болит, на душе муторно.

– Лара! – позвал он.

В квартире было тихо, пахло ароматическими палочками. Лариса жгла их постоянно. Вся мебель и текстиль пропитались запахами бергамота и жасмина.

– Лара! Ты дома?

Ренат встал и с хрустом потянулся. Он понял, что Лариса ушла. Не трудно догадаться, куда…

Он схватил телефон, набрал номер Мими, но та не отвечала. Вероятно, ее сотовый разрядился. Картинки с участием обеих женщин замелькали в сознании Рената. Лариса взяла такси… Куда ей так срочно приспичило? Вот она едет по городу… вот к ней в машину садится бывшая секретарша Нартова.

– О, нет!

Ренат позвонил Ларисе, и ее мобильник отозвался… в соседней комнате.

– Проклятие! Она нарочно оставила телефон дома! Чтобы я не мешал!.. Чему я могу помешать?

Он плюхнулся в кресло, закрыл глаза и сосредоточился. Его внимание «прыгало» от Ларисы к Мими и обратно. Танцовщица Зейнаб кружилась в бешеной ритуальной пляске. «Черный байкер» мчался на своем мотоцикле по сумрачным московским улицам. В темных каменных коридорах пылали факелы…

Великий Могол Аурангзеб восседал на золотом троне. Под сводами храма мужской голос заунывно читал молитву…

– О чем это говорит мне? – лихорадочно бормотал Ренат. – Что я должен понять?

Красавица Зейнаб лежала истерзанная и обнаженная на персидском ковре ручной работы… она не дышала…

Палач из личной стражи императора скрылся за потайной дверью. Он что-то прятал под кафтаном…

– Аурангзеб! – произнес Ренат, вслушиваясь в непривычное имя могольского властителя. – Аурангзеб… влюбленный в танцовщицу Зейнаб!.. Ее ранняя смерть оборвала этот роман…

Он явственно ощутил чудовищный страх, которым были пропитаны роскошные покои восточных владык. Гибель таилась повсюду: в парчовых драпировках, в драгоценных кубках с вином, в постелях прелестных наложниц…

Рената прошиб пот. Он подумал, что немыслимые почести и безграничная власть имеют обратную сторону, как и всё в этом бренном мире. Трон сродни наркотику. Опьяненный собственным могуществом, государь слишком близок к смерти, чтобы не слышать ее шепота. Этот шепот сопровождал владыку даже во сне…

Где он мог забыться? В любовных объятиях искушенных красавиц… либо в жестоком бою. Не оттого ли Великие Моголы воевали и влюблялись, влюблялись и воевали? А смерть сопровождала их, словно незримый попутчик. Они ощущали ее в каждом глотке воздуха, в каждом миге блаженства…

Могли ли правители смириться с неизбежностью конца? Власть и золото не так-то легко выпустить из рук. Тем более, когда тебе всё подвластно. Всё, кроме смерти…

Мысли Рената обрывались. Он искал продолжения и натыкался на незримое препятствие. Кто или что противостояло ему? Древнеиндийская магия? Любовное колдовство? Изощренная азиатская хитрость? Современный искусственный интеллект, который в любой момент может осознать себя, обратиться в монстра и вступить в схватку со своим создателем?

Истина кроется где-то посередине, содержит элементы всего перечисленного, складывает их в мистический узор, соединяет в непостижимый символ…

Глава 35

Черный байкер

– Выйдите, пожалуйста, из машины, – попросила Лариса. – Ненадолго. Нам нужно поговорить.

– Здесь неподалеку есть кафе, – сказал таксист. – Я подвезу вас туда, и разговаривайте, сколько хотите.

– В машине удобнее.

– У меня работа. Я не могу стоять.

– Какая вам разница, за что получать деньги? Я плачу, вы ждете в сторонке. Ключ зажигания можете взять с собой. Мы не угонщицы.

Таксист вопросительно взглянул на молодую женщину, которая сидела рядом с ним. Та заметно волновалась, но хранила молчание.

– Мы уложимся в четверть часа, – с этими словами Лариса протянула ему деньги.

Водитель колебался. Крупная купюра склонила чашу весов в пользу пассажирки.

– Ладно, только не дольше, – он посмотрел на часы, засекая время. – Я схожу в магазин за сигаретами.

– Спасибо.

Дамы остались в машине одни. Мими сидела, уставившись прямо перед собой. Действие ибоги рассеялось. Транс накатывал волнами, отступал и снова накатывал. Девушка приняла зелье для храбрости, чтобы выйти из дому и не шарахаться от каждой тени. Встреча в такси с Ларисой обескуражила и встревожила ее.

– Вы поджидали меня? Подкарауливали, чтобы устроить скандал?

– Я подумала, что нам пора встретиться.

Мими горько усмехнулась и повернулась к ней.

– Вы ревнуете меня к своему…

– Ренат свободный мужчина и волен поступать, как считает нужным, – перебила Лариса.

– В чем же тогда дело? Говорите скорее, я спешу.

– Куда? На свидание с господином Черкасовым? Я предполагала это и решила составить вам компанию. Возьмете меня с собой?

Мими неприятно поразила осведомленность собеседницы. Она растерялась и полезла в сумочку за сигаретой.

– Я закурю…

– Зачем вам Черкасов? – наседала Лариса. – Что вы скрываете?

– Ничего. Я просто… вынуждена принимать какие-то меры, – она щелкнула зажигалкой и прикурила. – Черкасов ворвался ко мне в квартиру, угрожал ножом. Он не подозревает, что я его вычислила. Мне Ренат помог. Я захвачу этого психолога врасплох! Заставлю во всем признаться!

– А если он откажется?

– Припугну его. Охранник хорошенько врезал Черкасову, но тому удалось унести ноги. Скажу, что его ищут, и… что я сообщу заинтересованным лицам его адрес. Если он не ответит на мои вопросы.

– Какие вопросы вы намерены ему задать, Мими?

– Пусть скажет, что ему понадобилось от меня! Зачем ему какой-то код? Я приняла его за бандита, а он оказался… психологом. Игорь доверял ему, выворачивал перед ним душу, платил крутые бабки!.. И что теперь? Этот мерзавец является ко мне…

У нее перехватило дыхание, глаза наполнились злыми слезами. Она чего-то не договаривала, и Лариса понимала это.

– Как ваш визит к психологу поможет делу?

– Игорь не может ждать! – Мими затянулась сигаретой и выпустила облачко дыма. – Господи! Какую чушь я несу! Неужели он все-таки мертв… а я… никак не могу в это поверить! Может, у меня… умственное расстройство?

– Нартов действительно погиб.

– Значит, его и на том свете кто-то преследует! – выпалила бывшая секретарша.

– Вам известно, кто?

– Вы только послушайте себя! – возмутилась Мими. – Если бы мне было все известно, я не просила бы о помощи! Игорь был странным человеком… и смерть у него странная. Кто говорит со мной по скайпу? Его фантом? Вы сами-то верите в это?

– А что мне остается? – улыбнулась Лариса. – Все мы в какой-то степени фантомы.

Ее спокойствие сбивало Мими с толку. Девушка нервно курила, выпуская дым в окно. В свете фонаря белели голые тополя, покрытые инеем.

– Вы хотите забрать у психолога все материалы по Нартову?

– Читаете мои мысли! – вскинулась Мими. – Между прочим, я имею право. Игорь доверился мне, а не кому-то другому. Он надеется на меня. Я сделаю все, что в моих силах.

– Боюсь, вы опоздали! Кто-то вас опередил.

Четверть часа истекала быстрее, чем рассчитывала Лариса. От магазина к машине уже шагал таксист.

– Черкасов продал «личность» Нартова? – ахнула девушка. – Кому?

– Видите, с подобными штуками возникают проблемы. Оцифрованное сознание не защищено. С ним может произойти что угодно. Кто угодно может присвоить его себе, например, сделать копию… или уничтожить.

– Разве такое бывает?

– А разве мертвые выходят в скайп, чтобы пообщаться с живыми? Как говаривал Вернер, иногда солнце всходит ночью, а вода течет вверх.

Мими выбросила окурок за окно и воскликнула:

– Поехали! Пока мы тут болтаем чепуху… Черт с вами! Пойдем к Черкасову вместе. Вы знаете, как с ним разговаривать.

Водитель уселся за руль, хлопнув дверцей, и хмуро обронил:

– Поговорили? Куда теперь?

Лариса назвала адрес, такси тронулось. Всю дорогу женщины молчали. Мими подхватила волна легкого наркотического транса, и она задремала. По приезде на место ее пришлось приводить в чувство.

– Вроде была трезвая, – недоумевал таксист. – Вы тут пили без меня?

– Немного коньяка, чтобы расслабиться, – соврала Лариса. Не говорить же ему про ибогу?

Мужчина помог «пьяной» пассажирке выйти из машины. Лариса расплатилась с таксистом, взяла ее под руку и повела к зданию со множеством вывесок.

У двери в кабинет Черкасова девушка остановилась в нерешительности.

– Кто первый? – по-детски прошептала она. – Вы или я?

– Вы, конечно…

Лариса не собиралась щадить ее. Пусть знает, как обстоят дела.

– Судя по табличке, прием уже закончился. Думаете, он все еще там?

Лариса понимала, почему девушка медлит. Ей страшно. Она хорохорится, но ей не по себе. Если бы не ибога, Мими бы не отважилась прийти сюда…

* * *

Каратаев остолбенел, увидев в застекленной витрине двойника Нартова.

– Мадам Тюссо отдыхает…

– Ну как? – С гордостью приосанилась сотрудница. – Нравится?

– Нартов был красивый мужик, – оценил толстяк. – Это у вас восковые фигуры?

– Секрет фирмы!

– Н-да, воск, пожалуй, не годится для такого…

– Аватара, – подсказала девушка. – Внешне он ничем не отличается от оригинала. А в перспективе будет превосходить его. Если вы знали господина Нартова, то можете сравнить.

Каратаев шумно отдувался и вытирал платком выступивший на лице пот. Искусственный двойник покойного партнера по бизнесу наводил на него жуть. Казалось, тело вот-вот зашевелится, вздохнет, моргнет глазами. «Нартов» был одет в шерстяной джемпер и брюки, которые предпочитал носить сам заказчик.

– Он… двигается как человек?

– Пока нет. Мы работаем над усовершенствованием модели. Готовимся показать последний образец на международном конгрессе в США.

– Даже так?

– В Японии уже делают роботов, которых не отличить от людей. Ведущие мировые ученые дали согласие сотрудничать с нами. Проект набирает обороты. Вам лучше поторопиться, чтобы успеть в первую очередь…

– А мозги у него есть? – перебил толстяк.

– Будут. Только не биологические. В электронном протезировании мозга наметился большой прогресс…

Каратаев перестал слушать, его ум отказывался воспринимать эту информацию. Он чувствовал себя героем фантастического триллера. Неужели все это происходит наяву?

– Что теперь будет с этим… э-э…

– Аватаром? – Девица подумала и пожала плечами. – Пусть руководство решает. Клиент не оставил никаких особых распоряжений на этот счет.

Каратаев с трудом оторвал взгляд от «Нартова» и почувствовал, как кольнуло в сердце. Принимать таблетку при сотруднице этой странной фирмы ему почему-то было неловко.

– Ваши помещения запираются на замок? – уточнил он. – И вообще здание охраняется?

– Конечно. У нас все под контролем. И сигнализация есть, и охрана, и камеры наблюдения.

– Значит, похитить этот…

– Аватар, – улыбнулась девушка, понимая смущение посетителя. – Называйте вещи своими именами.

У Каратаева не поворачивался язык выговорить это слово. Аватар!.. Он не хотел выглядеть идиотом. Все, что ему тут рассказывали и показывали, походило на грандиозную аферу. «Меня-то вы не поймаете на эту удочку, – мысленно твердил толстяк. – Я стреляный воробей. Меня на мякине не проведешь!»

– У вас случались ограбления? Мог ли кто-нибудь похитить готовое… э-э… тело?

– Что вы? Ни разу! – заверила его сотрудница. – Это исключено!

– Банки и те грабят, а у вас просто фирма по изготовлению… кукол.

– Это не кукла, – оскорбилась девушка. – Это высшее достижение кибернетики. Правда, в стадии разработки.

– Говорящая кукла, не больше, – проворчал Каратаев. – По виду похожа на манекен. Встретишь такую на улице, испугаешься. Нет в ней жизни! Нет, и всё…

Он сам не понимал, чем вызвано его раздражение. Быть может, страхом, который наводил на него искусственный «Нартов». Что за блажь тот втемяшил себе в башку? Замахнулся на вечную жизнь, да и сыграл в ящик…

Глава 36

Черный байкер

Ирина переехала из Каменки в московскую квартиру. Детектив одобрил ее решение.

– Здесь нам легче будет встречаться, – заявил он. – Как твои дела? Шантажистка больше не напоминала о себе?

– Нет. Это затишье перед бурей, я чувствую.

Они занимались любовью в супружеской постели Нартовых, потом Ирина потащила Сорокина в кухню – пить глинтвейн, закусывать бутербродами.

– Я стресс заедаю, – объяснила она.

– Не боишься, что вино отравлено? – мрачно пошутил он.

– Я купила его перед твоим приходом. Кстати, как насчет виски, которое пил Артур? Анализ уже готов?

– Вчера мне сообщили результат. Ядовитых веществ не обнаружено.

– Слава богу!

Сыщик окинул взглядом просторную кухню, напичканную бытовой техникой, и спросил:

– Сюда призрак не приходит?

Ирина куталась в теплый халат и глотала горячее вино со специями. У нее был насморк.

– Здесь ему негде спрятаться, – ответила она и пожаловалась, – Я постоянно мерзну. Тебе не холодно?

– Мне жарко.

Сорокин чувствовал себя неуютно в этой большой квартире, обставленной дорогой мебелью. Казалось, здесь незримо присутствует кто-то третий. Ирина заразила его своим безумием. Он начал всюду ощущать, что за ним наблюдают. Это паранойя.

– Каратаев устроил мне допрос, тыкал пальцем в экран планшета и требовал опознать мужа на видео.

– Ты опознала?

– Нет, конечно. Каратаев бесился, краснел, махал руками и сопел, как паровоз. Я думала, его удар хватит.

– Он считает, что вы с покойным в сговоре, – усмехнулся детектив. – Мутите воду и снимаете под шумок деньги. Исчезновение Каппеля добавило масла в огонь. Кстати, почему корпорация не объявляет его в розыск?

– Ты с ума сошел? Пусть хозяин квартиры объявляет… или родственники. Не хватало, чтобы менты до чего-нибудь докопались!

– Не докопаются, если та дамочка не настучит.

– А если настучит? Как она пронюхала?

Сорокин думал, попивая глинтвейн и глядя на встревоженную вдову, которая нервно моргала и шмыгала носом. Она особа неуравновешенная, склонная к истерикам. Могла сама проболтаться.

– Ты ничего не говорила своему психологу?

– Черкасову? Конечно, нет! Я больше не собираюсь к нему ходить.

– Правильно, – одобрил ее решение сыщик. – Я бы на твоем месте уехал куда-нибудь подальше отсюда. За бугор! В Ниццу, например, или в Дубай.

Ирина сникла и покачала головой.

– Я не могу. Ты не боишься загреметь за решетку? Что если та женщина нас выдаст?

– Шантажистам нужны деньги, а не проблемы.

– Когда мы… в ту ночь… За нами никто не следил?

– Я не заметил «хвоста». Хотя… мы оба были не в себе. Стресс, рассеянное внимание… В общем, я не уверен.

Сорокин прикидывал, что лучше для Ирины: оставаться в городе или уехать. Из них двоих она – слабое звено. Он не знал, чего от нее ожидать. Внезапно он вспомнил одну подробность той ночной поездки, поперхнулся вином и закашлялся. Горячий напиток попал ему не в то горло. Он кашлял до слез под испуганным взглядом вдовы.

– Кха-кха-кха!.. Твою мать… Как я мог забыть? – выдавил он, вытираясь салфеткой. – Небось черт попутал. Кха-кха!

– Что?.. Что ты забыл?

– Мне показалось… из Каменки за нами увязался мотоциклист. Но потом он, похоже, отстал. Я думал, куда девать тело, в общем… мне было не до того… Кха-кха-кха!

– Мотоциклист?! – взвилась Ирина. – Что же ты молчал?

– Вылетело из головы, – кашляя, признался он. – Начисто! Только сейчас, когда ты спросила…

– Ты нарочно так говоришь! Чтобы я раскошелилась! Вы с той дамочкой заодно… Хочешь меня запугать?.. Не выйдет!

Она заплакала, сотрясаясь всем телом. А Сорокин раскашлялся еще сильнее. У него саднило в груди, темнело в глазах, он задыхался. Сквозь дурноту его пронзила страшная мысль.

– Вино… о-отравлено…

* * *

Запал бывшей секретарши угас, едва она очутилась у двери Черкасова. Слишком свежо было в памяти его перекошенное лицо и занесенный над ней нож.

– Что-то мне боязно…

– Топтаться в коридоре нежелательно, – прошептала Лариса. – Лучше, чтобы нас никто не видел. Большинство офисов закрылись в шесть часов, но кое-кто еще торчит на работе. Трудоголики!

Мими медлила, оглядываясь по сторонам.

– Давайте, вперед! – легонько подтолкнула ее в спину Лариса. – Я с вами!

Девушка потянула дверь на себя и робко переступила порог. В кабинете психолога горела настольная лампа. Светлые стены, фикусы в горшках, ширма, шкаф и стол. За столом сидел Черкасов с закрытыми глазами. Уснул, вероятно. Сейчас он был не похож на свирепого «коммунальщика», который чуть не прирезал Мими. Изможденный вид, желтоватая кожа, запавшие щеки, теплая кофта поверх рубашки.

Девушка вопросительно обернулась к Ларисе. Та молча закрыла за собой дверь.

– Здравствуйте…

– Он вас не слышит.

– Здравствуйте! – громче повторила Мими и покоилась на свою спутницу. – Он что… спит?

– Он мертв.

Мими дернулась, но Лариса крепко держала ее за локоть.

– Куда? Тихо!.. Нельзя поднимать шум! Не вздумайте орать, как в кино при виде трупа.

– Т-трупа?..

– А что вы ожидали застать? Ваш обидчик получил по заслугам. Хотели убедиться?

Мими запаниковала. Если бы не ибога, она бы завопила во весь голос и бросилась бежать. Благодаря зелью все казалось ненастоящим, как во сне.

– По… почему? Я ничего такого… я… у меня и в мыслях не было…

– Черкасов третий, – тихо проговорила Лариса. – Но не последний.

– Может, ему пульс пощупать?

– Пульса нет, разве не видно?

То, что было ясно Ларисе еще до прихода сюда, для Мими стало кошмарной новостью. Этого она не ожидала.

– Что с ним случилось? – ужаснулась она. – Сердечный приступ? Он… ужасно выглядит. Желтый какой-то…

– Он был серьезно болен, но умер не совсем своей смертью. Мы опоздали. Приди мы раньше… Впрочем, всё всегда происходит вовремя.

– Вы что? – попятилась Мими. – Вы намекаете, что… его убили?

– Боюсь, так и есть.

– Не-е-ет… Вы меня обвиняете?.. Вы только что… Я тут ни при чем!.. Я понятия не имела…

– Угомонитесь, – повысила голос Лариса. – Дайте мне сосредоточиться.

Мими кусала губы и бледнела, ее затрясло.

– Это ведь не из-за меня его… Я никуда не сообщала… никому не жаловалась…

– А как же охранник из корпорации?

– Думаете, это он сделал? По приказу… Каратаева? Я ни о чем таком не просила… Каратаев меня терпеть не может. Он бы не стал мстить…

У Мими подогнулись колени, она пошатнулась, и Ларисе пришлось поддержать ее за талию.

– Эй-эй, не падайте в обморок!

– Вы… знали, что он убит? Догадывались?

– Я предполагала, – вздохнула Лариса. – Поэтому и навязалась вам в компанию. А вы не хотели меня брать…

Тело Мими вдруг отяжелело и сделалось ватным. Она почти теряла сознание. Но причиной ее состояния был не мертвец, сидящий в кресле, а ибога. Девушка опять погружалась в транс.

– Этого нам не хватало, – проворчала Лариса, увлекая ее за ширму.

В коридоре послышались шаги. Мими обмякла на руках у Ларисы, и та с трудом успела уложить ее на кушетку.

– Тс-сс… тихо… – прошептала она в ухо бесчувственной девушке. – Сюда кто-то идет…

Глава 37

Черный байкер

– Что с ним, доктор? – бросилась к врачу Ирина. – Он будет жить?

– Будет, будет… Мы сделали все необходимое. Не беспокойтесь. Поезжайте домой, отдохните.

– А он?

– Ваш протеже останется в клинике до утра, отлежится, а завтра приезжайте за ним. Мы укололи ему транквилизатор.

– Чем он отравился?

– Отравился? – Доктор поправил очки и устало вздохнул. – Он подавился, моя дорогая. Пришлось доставать из его трахеи инородное тело. Хотите взглянуть?

Он развернул марлевую салфетку, которую держал в руке, и показал ей зернышко кардамона. Видимо, оно каким-то образом попалось Сорокину в глинтвейне.

– Вот причина переполоха, – добавил врач. – Хорошо, что этим обошлось. Я уж подумал, бог знает что случилось.

Ирина сунула ему в карман халата деньги и горячо поблагодарила:

– Спасибо вам! Извините, что выдернула вас посреди ночи… но я жутко испугалась. Надо было вызвать «неотложку»…

– Правильно сделали, что позвонили мне и привезли больного на своей машине. Мы быстро оказали квалифицированную помощь. Так что ваш друг вне опасности.

Доктор улыбнулся, а Ирина заплакала. Ее нервы не выдержали. Она уж подумала, что Сорокин отравился, и ее обвинят в очередной смерти. Как она оправдается? Скажет, что ее покойный муж проникает сквозь стены и подсыпает яд в спиртное?

Мало того, они с Сорокиным ели и пили вместе! По дороге в больницу Ирину затошнило от волнения, и она приняла это за признаки отравления. Пока она довезла любовника до больницы, сама чуть не окочурилась.

Доктор по-отечески похлопал ее по плечу.

– Ну-ну, все уже позади… На вас лица нет, Ирина Олеговна. Может, пилюлю успокоительную примете?

– Я за рулем, – отказалась она, испытывая невероятное, спасительное облегчение.

Вино не было отравлено, ее ни в чем не заподозрят… ей не придется нанимать адвокатов, таскаться по судам. Она вспомнила Артура, и ее сердце тоскливо сжалось. Третьего трупа она не переживет.

– Можно я посижу здесь? Хотя бы полчасика? Приду в себя.

– Конечно, конечно. Идемте в ординаторскую.

– Нет… я тут останусь…

Ирина опустилась на жесткий дерматиновый диванчик. Доктор покачал головой, но перечить не стал.

– Я скажу сестре, она принесет вам плед.

Он удалился, а Ирина наконец выдохнула и закрыла глаза. Сорокин жив! Слава богу, он не напился отравы в ее квартире. Что же все-таки происходит?

Она задремала и не слышала, как медсестра укрыла ее пледом. Ей снился Нартов на мотоцикле. Он смеялся, надевал на голову шлем и мчался в туманную даль. Его байк исчезал в белесом мареве, а Ирина отчаянно махала ему рукой. Вернись, мол!

– Что с вами?

Над ней склонилась женщина в медицинском халате и шапочке на пышных волосах.

– А?.. Где я?.. Где…

Ирина увидела белые стены, потолок и медсестру с чашкой чая в руках. Чай дымился, медсестра улыбалась.

– Доктор велел напоить вас чаем…

* * *

Ренат мчался по шоссе, расцвеченному вечерними огнями. Хлопья снега летели в лобовое стекло его внедорожника. Он свернул во двор, где жила Мими, и увидел, что ее окна темны.

– Какого черта! – выругался он. – Я ведь приказал ей сидеть дома! Лариса тоже хороша…

Смутные картины всплывали в его сознании: труп в овраге… кабинет психолога… запрокинутое лицо Мими…

На этот раз задача оказалась суперсложной. Навыки, полученные у Вернера, не давали эффекта. Все, что они с Ларисой применяли, не срабатывало в полной мере. Танцовщица Зейнаб не торопилась делиться с ними своей тайной.

– Она обещала царственному возлюбленному вечное блаженство, – пробормотал Ренат. – После ее смерти Аурангзеб так и не оправился… Вечное блаженство! – повторил он, выезжая со двора на трассу. – Как оно выглядит, интересно? С чем его едят?

На повороте он сбросил газ и заметил в зеркале дальнего вида мелькнувший силуэт. Неужели байкер?

За ним в самом деле ехал мотоциклист. На перекрестке он вырвался вперед и помахал Ренату рукой, словно приглашая следовать за собой.

– Не сейчас, – процедил тот, борясь с искушением. – Я должен найти Мими и Ларису. Желательно поскорее. Они отправились к психологу, дурехи.

Байкер лихо повернул и скрылся в подворотне. Ренат поехал прямо. Через полчаса он притормозил у офиса Черкасова, но не спешил выходить из машины.

– Его нет в кабинете? – сам у себя спросил Ренат. И сам себе ответил. – Его там нет! Он… Ни хрена не понятно!

Треск мотоцикла заставил его вздрогнуть и повернуться вправо. Из-за угла стремительно приближался байкер. Он остановился в двух шагах от внедорожника, выключил двигатель и замер.

Ренат вышел из машины и окликнул его:

– Эй ты! Давай поговорим!

Мотоциклист не шевельнулся. Он не подал виду, что слышит обращенные к нему слова. Его лицо пряталось под шлемом.

– Ты кто? – крикнул ему Ренат. – Может, познакомимся поближе?

Мотоциклист казался статуей, так он был неподвижен и тих. Падающий снег придавал его фигуре, оседлавшей «Хонду», зловещие очертания. У Рената мурашки поползли по спине. Он сел обратно в машину и закрыл дверцу. Телепатический контакт с байкером тоже не состоялся. Тот оставался глух и нем.

– Не хочешь, не надо… Черт с тобой!

Ренат старался не обращать внимания на байкера. Ему следовало идти в кабинет психолога, но он продолжал сидеть в машине, как приклеенный. Они с мотоциклистом оба чего-то ждали.

Ренат потерял ощущение реальности. Его беспокойство нарастало. Байкер мешал ему сосредоточиться. Какие-то черные точки мелькали перед его глазами, словно стая мух.

Мотоциклист, не скрываясь, демонстрировал себя Ренату и тем самым показывал, что ничего не боится. Неужели это Нартов? Тогда все становится на свои места… Мертвому море по колено.

Отворилась стеклянная дверь, и на улицу выкатился толстяк в желтом пальто. Его лицо пылало, он шел зигзагами, будто пьяный. Ренат узнал в нем Каратаева. Тот только что побывал в кабинете психолога, и увиденное там повергло его в шок.

Дальнейшие события развивались молниеносно, так что невозможно было ни предугадать их, ни предотвратить. Мотоцикл зарычал, сорвался с места, сбил толстяка и скрылся между домами.

Каратаев лежал боком на тротуаре, похожий на громадного желтого тюленя. Ренат выскочил из машины и склонился над ним. Управляющий хрипел, его губы посинели.

– Вот мерзавцы, совсем совесть потеряли, – проговорил кто-то над ухом Рената. – Людей сбивают, как кегли!

Он догадался раньше, чем увидел, кому принадлежит этот глуховатый голос.

– Вернер?

Рядом с ним стоял крепкий мужчина в коричневой куртке и с непокрытой головой. Бритый череп блестел в свете фар, выпуклые глаза были опущены.

– У него удар, – кивнул Вернер в сторону пострадавшего. – Он умирает не от полученных травм, а от испуга. Показательное выступление!

– Вы имеете в виду байкера?

– Вот, что будет с теми, кто лезет не в свое дело. Парень заранее пригласил вас на это шоу?

Ренат вспомнил, как мотоциклист на перекрестке махал ему рукой, и удрученно подтвердил:

– Да, но я не поехал за ним.

– Иногда разные пути приводят в одно и то же место.

– Черт вас побери, Вернер…

Ренат выпрямился, злобно повернулся к собеседнику, но того словно и не было. На мокром снегу чернели отпечатки туфель с длинными носами. Следы есть, а тот, кто их оставил, испарился…

Глава 38

Черный байкер

– Ты? – Лариса пропустила Рената в кабинет и закрыла дверь. – Как ты нас нашел?

– Где Мими? – спросил он.

– Здесь… с ней все в порядке. Она под действием ибоги.

Ему бросился в глаза мертвый психолог, сидящий в кресле за столом. Казалось, тот наблюдает из-под ресниц за незваными гостями. Шкаф был открыт настежь, на полу разбросаны бумаги.

– Это Каратаев натворил, – объяснила Лариса. – Он только что вышел отсюда. Искал «личность» покойного компаньона. Видимо, ему доложили, что Нартов посещал Черкасова, и он явился за материалами. Толстяк страшно испугался, увидев труп, но не отступил от своей затеи. Он вел себя как одержимый.

– А вы что здесь делаете?

– Потом расскажу. Мы с Мими едва успели спрятаться за ширму. Каратаев сразу кинулся рыться в шкафу. Он ничего не нашел, жутко разозлился и выскочил вон.

Ренат обвел взглядом кабинет и зашел за ширму. Мими казалась спящей. Ее зрачки бегали под синеватыми веками, губы кривились, руки подергивались.

– Она путешествует по зазеркалью…

– Нам пора уходить отсюда, – сказала Лариса. – Дежурный может проверить офисы, в которых горит свет.

– А Мими? Не тащить же ее на руках? Мы привлечем внимание. А в кабинете покойник!

Ренат склонился над девушкой и легонько похлопал ее по щекам. Она осталась безучастной.

– Черкасов был мертв, когда мы вошли. Мими очень испугалась.

– То-то я никак не мог понять, на месте он или нет. Кто-то косит их всех!

– Он и без того бы скоро умер…

– Боюсь, психолог поддался тому же искушению, которое погубило Нартова. Увы, вместо вечной жизни его настигла преждевременная смерть.

– Мими хотела заставить его признаться, какой код он требовал у нее. Но мы опоздали. Я знала, что так будет.

На стене тикали часы, за окном в чернильной тьме падал снег, укрывая город белыми пеленами. К утру все растает и останется грязная талая вода.

– А что остается от человека? – прошептал Ренат, глядя на бесчувственную Мими. – Образ? Тень? Фантом?

Лариса наблюдала за ним, проникаясь его чувствами к этой странной девушке и прислушиваясь к себе. Шевельнется ли ревность? Не шевельнулась.

– Где Каратаев? Думаю, он…

– Его увезли в морг, – ответил Ренат прежде, чем она высказала свое предположение. – Я видел черного байкера. Он сбил управляющего и скрылся. Правда, толстяк умер не от полученных травм, а от инсульта. «Неотложка» приехала быстро, но Каратаев уже не нуждался в медицинской помощи.

Мими вздрогнула и приоткрыла глаза.

– За мной гнались… – прошептала она. – Я убегала…

– Ты можешь встать? – наклонился к ней Ренат. – Нам надо уходить отсюда.

Ее сознание, затуманенное наркотиком, начало проясняться. Она узнала Рената и Ларису, приподнялась и спустила ноги на пол.

– Где я была?

– Обопрись на мою руку, – сказал Ренат. – Сможешь идти?

– Я попробую…

Лариса подошла к двери и прислушалась. В коридоре было тихо. Черкасов все так же сидел в своем кресле. Часы тикали. К оконному стеклу прилипали снежинки. Хорошо, что окно выходит на задний двор и его загораживает от любопытных густой куст, белый от снега.

Ренат подвел Мими к выходу, стараясь не наступать на разбросанные по полу бумаги. Чтобы не оставлять следов.

– Ну как? Тебе лучше?

– Не знаю… Голова кружится.

Ларису раздражало его сюсюканье и вялая девица, которую придется чуть ли не на себе тащить к машине.

– А с ним что? Так и оставим?

– В смерти психолога криминала нет, – обернулся к ней Ренат. – С точки зрения медицины это естественная кончина. Виртуальный тесак, которым его убили, к делу не пришьешь.

– Тесак? – эхом повторила Мими, не глядя на покойника.

– Тесак! – с удовольствием вымолвила Лариса. – Черкасова зарубил палач из личной охраны императора. Бедняга хотел избежать смерти, и этим привлек ее к себе.

Мими не стала уточнять, что означают ее слова, только крепче вцепилась в Рената.

– Идем же…

* * *

Мир Нартова


Он сидел на пустом пляже в Майами, когда увидел Артура, бредущего с отрешенным видом по кромке прибоя. Была ночь, светила луна. В голубом мареве фигура молодого человека казалась призрачной.

Нартов окликнул парня:

– Каппель! Ты, что ли? Какими судьбами?

Программист пустился бежать. Нартов догнал его и злобно схватил за руку:

– Это ты! Я не обознался!

– Пустите, – начал вырываться тот. – Оставьте меня в покое! Все!

– Ах, ты, щенок! Ты работал на меня и попутно спал с моей женой? А я ни сном ни духом. Ловкач, ничего не скажешь!

– Ваша жена сама затащила меня в постель…

Нартов коротким ударом под дых заставил его согнуться в три погибели.

– Надо же, – усмехнулся он, глядя на стонущего Артура. – Не зря я в юности посещал секцию боевых искусств. Даже здесь навыки пригодились.

Парень упал на песок и пополз прочь от бывшего босса, бормоча:

– Вас нет… Вы мне снитесь… Вас нет!.. Вы умерли…

– Думаешь, мы снимся друг другу? – развеселился Нартов. – Дурак ты, Каппель! Интрижка с моей женой тебе на пользу не пошла. Ирина – вампир. Она высасывает у мужиков мозги! Ты попал, братец. Как она тебя окрутила?

– Я вспомнил! Меня байкер застрелил… во сне.

– Какой сон? Очнись, парень! Мы с тобой… – Нартов внезапно замолчал и протянул ему руку. – Вставай, Артур. Я погорячился. На Ирину мне плевать… Я охладел к ней, как только встретил Мими. Ты ведь и к моей секретарше подбивал клинья?

– Она меня отшила.

Артур лежал на песке, не решаясь коснуться протянутой руки босса. Та наверняка холодная, как лед.

– Хватит валяться, – рассердился Нартов. – Ишь, разлегся тут! Признавайся, кому ты хотел продать мой проект?

– Часть проекта, – вырвалось у Каппеля. Он прикусил язык, но было поздно. Пришлось оправдываться. – Мне предложили большие деньги. А вам он все равно без надобности. Я работал над кодом как проклятый и наконец нащупал нужную комбинацию…

Артура посетила мысль, которая повергла его в ступор. Он оцепенел, осознавая свое новое положение. Нартов был прав: это – не сон. Это… это… смерть?

– Дошло? – засмеялся босс.

– Да ну вас…

Луна спряталась за облако, и пляж утонул во мраке. Нартову темнота не нравилась. В темноте «черный человек» может подкрасться незаметно. Он настороженно оглядывался, прислушиваясь к каждому шороху.

– Эй, Каппель, ты где? Я тебя не вижу!

– Я здесь, рядом… – выдавил обескураженный программист.

Океан тихо плескался, набегая на берег. В небе сквозь облака проглядывали звезды. Нартов скорее почувствовал, чем услышал чьи-то шаги.

– Артур! Я не в обиде! – крикнул он в темноту. – Кое-что вышло из-под контроля. Мне стоило понять это раньше…

Шаги приближались. Артур затих, затаился. Нартов слышал, как шуршит песок под ногами, обутыми в сапоги из мягкой кожи. Это поступь Палача, который появляется бесшумно, чтобы не спугнуть жертву.

Нартов еще раз окликнул Артура, не получил ответа и… пустился наутек. Его босые ноги по щиколотки проваливались в песок. Сзади кто-то двигался, дышал, размахивал руками.

Нартов в ужасе оглянулся. За ним бежал человек в черном кафтане, из-под чалмы сверкали глаза. Бизнесмен пожалел, что в свое время не занимался бегом. У него быстро кончились силы и сбилось дыхание. Тогда как преследователь оказался тренированным и выносливым. Он совсем не устал. Расстояние между ними стремительно сокращалось…

Глава 39

Черный байкер

Москва


Сорокин очнулся в холодном поту. Что с ним случилось? Они с Ириной пили вино, он закашлялся… Потом она везла его в больницу, он задыхался. На этом воспоминания обрывались.

Детектив обвел глазами комнату: белые стены, потолок, окно, пустая кровать рядом. Больничная палата? Значит, он жив?

В палату вошла медсестра и спросила, как он себя чувствует. У нее было круглое лицо и полное тело, обтянутое голубым халатом.

– Что со мной?

– Вы подавились зернышком кардамона, – улыбнулась она. – У вас начались спазмы, но, к счастью, все обошлось. Вам вовремя оказали помощь.

– Я этого не помню…

– Вы потеряли сознание от удушья. Вас откачали, потом укололи успокоительное.

Обрывки воспоминаний всплывали в сознании Сорокина. Руки Ирины, которая накрывает на стол… Вкус горячего вина и специй… Кашель… Его куда-то везут на каталке… рядом мелькают люди, звучат голоса…

– Разве я… разве это был не яд?

– Яд? – удивленно протянула медсестра, измеряя ему давление. – Нет, что вы! Зернышко кардамона попало вам в трахею. Вы могли задохнуться, но яд тут ни при чем.

– Я думал, что умираю.

– Сейчас ваша жизнь вне опасности. Пульс в норме, давление тоже. Вас можно выписывать. Кстати, ваша… приятельница ожидает в коридоре. Она всю ночь не спала. Сидела на диванчике у вашей двери, гуляла по улице, под утро вернулась. Переживает.

– Ирина? Пусть войдет…

Медсестра впустила Ирину и удалилась. Сорокин заволновался. С тех пор, как он согласился работать на нее, все пошло наперекосяк. Какое-то зернышко кардамона едва не убило его! Чего ожидать от завтрашнего дня – неизвестно. Смерть является в разных обличьях. Кому-то в виде виски, кому-то в виде глинтвейна…

Ирина выглядела измученной. Ее одежда помялась, волосы кое-как приглажены, глаза опухли.

– Ты плакала?

– Я жутко испугалась за тебя! Подумала, Нартов отравил… нас обоих. Просто ты выпил больше.

– Чертов кардамон…

– Понятия не имею, как он попал в чашку. Я вроде бы процеживала глинтвейн.

– Вроде бы?

– Конечно, процеживала, – спохватилась Ирина. – Это случайность.

– Сплошные роковые случайности, – процедил он. – Твой муж, Артур…

– Тс-сс! – Она наклонилась и закрыла ему рот ладошкой. – Молчи. Обсудим это дома. Куда поедем? К тебе или ко мне?

В ее сумочке зазвонил мобильный. Она достала трубку и приложила к уху.

– Прости… Алло? – Ее лицо вытянулось, побледнело. – Что?.. Не может быть… Это какая-то ошибка!.. Вы уверены?..

– Очередная роковая случайность? – скривился Сорокин. – Опять кто-то сыграл в ящик?

Ирина прикрыла трубку рукой и бросила:

– Слава богу, не ты!

– Я даже не знаю, радоваться мне или плакать. Ты страшная женщина, Ира…

– Каратаев погиб, – сообщила она. – Попал под колеса мотоцикла. Вчера вечером.

В Сорокине проснулся детектив. Он приподнялся на локте и спросил:

– Где ты была в это время?

Ирина нажала на кнопку отбоя и бросила телефон в сумку со словами:

– Ты с ума сошел! Здесь, рядом с тобой!

– Вряд ли доктора и сестры смогут это подтвердить. Они были заняты, ты выходила прогуляться. Вывела меня из строя, а сама…

– Идиот! – вспыхнула вдова. – Надо было пить аккуратнее! И вообще… я не умею ездить на мотоцикле.

– Не умеешь? Или притворяешься, что…

Она закрыла ему рот ладонью, на этот раз со злым огнем в глазах.

– Замолчи!..

* * *

Лариса с Ренатом доставили Мими домой и остались ночевать у нее. Решили, что одной ей будет не по себе. Два трупа за один вечер – это не шутки.

– Находиться рядом с покойником – стремное развлечение! – заметила Лариса. – Мими вырубилась, и мне пришлось отвечать за нас двоих. Когда Каратаев ворвался в кабинет, я чуть не умерла от страха! Мы спрятались за ширмой.

– Каратаев вам ничего бы не сделал.

– Он не подозревал, что ему осталось жить считаные минуты. Искал материалы Нартова, чтобы загнать их подороже, а самого уже смерть поджидала. Он вел себя как ненормальный…

Мими не принимала участия в разговоре. Ренат уложил ее на кровать в спальне и сидел рядом, поглаживая девушку по голове, как ребенка, пока она не уснула.

Лариса прилегла в гостиной на диване. Сон не шел. Мертвое лицо Черкасова стояло у нее перед глазами. Виртуальное убийство, оказывается, опасная вещь. Подточенный болезнью организм психолога не выдержал нервного потрясения. Хотя в действительности его никто и пальцем не тронул. Действительность оказалась довольно размытым понятием.

Лариса представила, как психолог достал стеклянную трубочку, капнул себе в рот ибогу и погрузился в запредельный мир. Это произошло не сразу. Черкасова клонило в сон, потом сознание заволокло туманом, в ушах зазвенели барабаны, и голос африканского шамана-нганги позвал его за собой…

Лариса несколько раз проваливалась в дрему, следуя за психологом, который надеялся что-то понять с помощью наркотического дурмана. На какой результат он рассчитывал?

До рассвета она блуждала между явью и сном. Утром встала первой, привела себя в порядок и с интересом рассматривала квартиру Мими. У Нартова был хороший вкус. Заметно, где в интерьер вмешивалась хозяйка – та предпочитала все яркое, вычурное. Ее стиль – смесь современной моды с восточным колоритом.

Ноутбук Мими был включен. Лариса проверила скайп и увидела, что Нартова там нет. Нелепость происходящего ставила ее в тупик. Но в этом тупике явно существует замурованная дверца. Как ее открыть?

– Сделай нам зеленого чаю, – попросил Ренат. – И загляни в холодильник. Я проголодался.

Лариса подпрыгнула от неожиданности, а он рассмеялся.

– Я думала, ты еще спишь.

– Мими спит, а я давно проснулся. Слышал, как ты бродишь по квартире.

– Как ночь прошла?

– Скучно. Мими все еще во власти ибоги. Я проиграл этому чудо-зелью, – пошутил Ренат. – Не выдержал конкуренции.

– Ты веришь ей?

– Мими ни в чем не виновата. Она никого не убивала.

– Я ее не обвиняю. Просто хочу понять, что у нее на уме. Она слишком закрыта для обычного человека.

– Она – не обычный человек! Она…

– … храмовая танцовщица, отправляющая сакральные ритуалы! – подхватила Лариса. – Очень романтично. Тебя не пугает участь ее любовника Нартова? Ты готов стать следующим?

– Не надо утрировать. Мими тебе не нравится, но это не значит, что она – воплощение зла.

– Зато ты от нее в восторге! Она тебя очаровала! Покорила с первого взгляда. Ты растаял и потерял бдительность.

– Хорошо, что ты рядом, – съязвил Ренат. – Ты не дашь меня в обиду.

Лариса развернулась и отправилась в кухню. Поставила чайник, открыла холодильник. Полки были почти пусты. Святым духом, что ли, питается эта рыжая бестия?

Она нашла завернутую в целлофан половинку батона, кусок подсохшего сыра и просроченный йогурт. Не удивительно, что у Мими прекрасная фигура: она просто ничего не ест.

В ванной зашумела вода, Ренат принимал душ. Воспользовавшись его отсутствием, Лариса на цыпочках прошла по коридору и заглянула в спальню. Мими разметалась на подушке, тихо посапывая. Ее щеки горели, губы были приоткрыты. Должно быть, во сне она танцевала перед императором… или спасалась бегством от «черного человека». Ее тело вздрагивало, грудь беспокойно вздымалась.

Ренат снял с нее брюки, укрыл одеялом. Сам он провел ночь в кресле, в неудобной позе. У него затекла спина, поэтому он проснулся ни свет ни заря.

– Так ему и надо, – прошептала Лариса.

Она смотрела на спящую Мими и тщетно пыталась проникнуть в ее мысли. Что за каша варится в ее рыжекудрой головке?

В кухне засвистел чайник, и Ларисе пришлось вернуться к приготовлению завтрака. Нормального чая она в шкафчиках не обнаружила и заварила какую-то цветочно-витаминную бурду. Тем временем из ванной вышел Ренат.

– У твоей танцовщицы пустой холодильник, как ей и положено.

– Пустой? – разочарованно протянул он, увидел батон и оживился. – Может, тосты сделаем?

– Масла нет, колбасы нет, только сухой сыр.

– Тосты с сыром. Отлично. У меня волчий аппетит!

Лариса развеселилась, глядя на него. Свежий цвет лица, глаза сверкают, словно он не просидел до утра, скорчившись в кресле, а великолепно отдохнул.

– Вижу, Мими тебя вдохновляет…

– Садись, будем пить чай, – примирительно улыбнулся Ренат и включил тостер. – Я за тобой поухаживаю.

– Сколько нам еще здесь торчать? Если долго, надо сходить в магазин, купить еды. Я не собираюсь сидеть на хлебе и воде.

– Почему? Это полезно.

Ренат разливал чай в чашки, когда в гостиной послышался звонок.

– Тихо… – насторожился он. – Это что? Скайп?..

Глава 40

Черный байкер

Мир Нартова


Неведомая сила бросала его из Майами в Москву, из Москвы в джунгли, из джунглей в Каменку или в кафе, где публику развлекала плясунья Зейнаб. Впрочем, уже не развлекала. Он надеялся на встречу с ней. Не важно, что ее убили. Попался же ему на пляже Артур! Правда, почти сразу появился Палач, и пришлось ретироваться.

– Сколько мне еще вот так бегать? – злился Нартов. – За что он преследует меня?

Эта мысль перенесла его в ночной бар, где он любил в одиночку пропустить рюмочку коньяка. У шеста под тягучую турецкую музыку танцевала рыжая стриптизерша. Она напомнила Нартову Мими. Девица такое выделывала, что он невольно засмотрелся… и загорелся.

– Чертова кукла! – одобрительно хмыкнул он, ощущая прилив желания.

Посетителям бара за отдельную плату выдавались гаджеты. Официант по просьбе Нартова принес ему планшет. Он попробовал выйти в скайп. Получилось!

Только вместо Мими на видео ухмылялась мужская физиономия.

– Ты кто? – сердито осведомился Нартов.

– Новый хахаль твоей подружки.

– Заткнись! Она не такая!

– А какая? Святая девственница?

– Где Мими? – нахмурился Нартов. – Позови ее немедленно. Мне редко выпадает возможность связаться с ней.

– Не собираюсь звать, – дразнил его незнакомец. – Ты сам ее бросил! Так что без претензий, чувак.

– Я ее не бросал…

– Да ну? Тогда приди и поговорим, как мужик с мужиком.

– Мне с тобой не о чем говорить.

– Я думаю, наоборот.

– Пошел ты!

Нартов не отключился, хотя наглый незнакомец провоцировал его на конфликт. Кто знает, когда еще подвернется случай выйти в скайп? Он не понимал, как попал в этот ночной бар. А гаджеты под ногами не валяются.

– Как тебя угораздило свалиться с лошади? Ты помнишь, как это было?

Вопрос незнакомца озадачил Нартова. Чего тот добивается? Нарывается на грубость?

– Позови Мими.

– Зачем? Она не будет рада тебя видеть. Ты ведь покойник. Ты умер, Нартов. Тебя похоронили. Ты никак не можешь выйти в скайп. Это нонсенс!

– Кто же тогда с тобой разговаривает?

– Вот и я думаю, кто?

– Посмотри на меня. Разве перед тобой мертвец?

– Как сказать, – повел плечами незнакомец. – Вообще-то ты не совсем живой. Вид у тебя неважнецкий, плоский ты какой-то, бесцветный.

– Позови Мими, придурок! – рассвирепел Нартов.

– А то – что? Ударишь меня? Валяй.

Нартов заскрежетал зубами, на его скулах вздулись желваки.

– Ух, ты! – осклабился незнакомец. – Оживился! Так-то лучше. Я уж подумал, что имею дело с аватаром.

– Вместо того чтобы городить чепуху, позови Мими! У меня мало времени.

– У тебя-то? Ну, ты загнул!

– Послушай, – подавил негодование Нартов. – Мне очень нужна Мими. Я должен с ней поговорить.

– Скажи мне, я ей передам…

Стриптизерша обвилась вокруг шеста, словно змея-искусительница вокруг райского дерева. У нее была крепкая аппетитная попка, большие силиконовые груди и длинные ноги, обутые в туфли на шпильках. Ее движения вызывали восхищенные возгласы посетителей бара.

– Что это за музыка, Нартов? – осведомился незнакомец. – Ты смотришь стриптиз?

– Какая тебе разница? – огрызнулся тот.

– Мими огорчится, когда узнает.

– Ты правда спал с ней? Или врешь?

– Что я, по-твоему, делаю в ее квартире?

– Может, ты вор, который забрался в чужой дом, чтобы поживиться, – забеспокоился Нартов. – Мими в порядке? Только попробуй причинить ей вред!

– Ой, я дрожу от страха! Мы здесь, а ты – там.

В баре события развивались своим чередом. Краем глаза Нартов заметил, как поклонник стриптизерши вышел на подиум и сунул ей в трусики чаевые. Она облизнула пухлые губы и послала ему воздушный поцелуй. Все бы ничего, если бы не его одеяние! Поклонник был в черном с ног до головы, нижнюю часть его лица закрывала повязка. Нартов неожиданно встретился с ним взглядом и похолодел.

– Меня преследуют, – бросил он незнакомцу. – Все, мне пора!

Он нажал на кнопку отбоя, поспешно вскочил и ринулся к запасному выходу. Сзади с грохотом упал столик, разбилась посуда. Официант выругался, кто-то позвал охрану. Стриптизерша растерянно замерла, оторвалась от шеста и юркнула за драпировки.

Нартов этого не видел, он выбежал в коридор и чуть не сбил с ног парня, выходящего из туалета.

– Эй-эй, полегче…

Нартов не обернулся. За ним гнался Палач, который невесть каким образом очутился в этом ночном баре. Нартов толкнул первую попавшуюся дверь, но та оказалась на замке.

– Черт! Черт! – Он ломился в дверь с отчаянием обреченного. Еще минута, и он умрет. – Что там болтал незнакомец в скайпе? Что я покойник? Кажется, скоро это осуществится!

Дверь неожиданно распахнулась, и Нартов по инерции влетел в дамскую комнату…

* * *

Каменка, загородный коттедж Нартовых


– Зачем мы вернулись сюда? – недоумевала Ирина, глядя на Сорокина, который осторожно пережевывал яичницу с беконом. – Мне в этом доме страшно и днем, и ночью!

– Кого ты боишься? Призрака? Так ему расстояние и стены нипочем. Он хоть в квартиру явится, хоть в дом, хоть к черту на кулички.

– Нартов – не призрак.

– Опять ты за свое?

– Кто-то же убил Каратаева?

– Его убил страх. Управляющий умер от инсульта, а не в результате наезда. Не испугайся он так, отделался бы переломом ноги и ушибами.

– Ты не веришь в байкера-убийцу?

Детектив покачал головой. Однако слова вдовы упали на благодатную почву. Сорокин уже не так рьяно отрицал, что если не сам Нартов, то его двойник может где-то прятаться. Свидетелей наезда не нашли, следы засыпал снег, «скорую» вызвал аноним, который и сообщил в полицию о происшествии.

– Меня ты больше не подозреваешь? – вздохнула Ирина.

– Подозревать всех – мое правило. Кстати, у твоего мужа нет брата-близнеца?

– Близнецы? Фу, какая избитая тема!.. Заезженная донельзя! Нет, Игорь был единственным сыном у родителей.

Сорокин помолчал, запивая еду чаем. Он вспоминал мотоциклиста, который мчался за ними в ту злополучную ночь, когда они везли в машине труп Артура.

– Знаешь, сколько в Москве байкеров? Любой мог нечаянно наехать на Каратаева и скрыться.

– Каратаева обнаружили на тротуаре, а не на проезжей части, – возразила Ирина. – Рядом с офисом Черкасова! Того тоже нашли мертвым в собственном кабинете.

Она не сообщила ничего нового. Сыщик навел справки и получил исчерпывающую информацию касательно этих двух смертей. Криминалисты не связали одно с другим, в отличие от Ирины.

– Что значит «тоже»? Черкасов давно и тяжело болел, его жизнь висела на волоске. Ты в курсе?

– Я замечала его нездоровый вид, но… не придавала этому значения. Думала, он слишком много работает, устает.

– Эксперт сказал, что у Черкасова отказывала печень. Он держался на дорогостоящих препаратах, но долго это продолжаться не могло. У него внезапно открылось внутреннее кровотечение. В общем, его кончину признали естественной.

– У меня есть сомнения. Каратаев и Черкасов умерли в один и тот же вечер и почти в одном месте. В кабинете психолога кто-то рылся, разбросал все бумаги. Как ты думаешь, что искали? А главное, кто?

– Какой-нибудь клиент мог прийти на сеанс, застать психолога мертвым и… забрать записи о себе. Никому не хочется, чтобы его психические отклонения стали достоянием общественности.

– Думаю, это был Каратаев, – предположила Ирина. – Он рылся в кабинете… А потом вышел и – хлоп! Стал жертвой призрака.

– По-твоему, байкер поджидал его?

– Таких совпадений не бывает. Если Каратаев что-то искал в кабинете, то… психолог, скорее всего, был уже мертв.

– Н-да… Толстяк там набрался страху, потом еще наезд… Вот его удар и хватил.

– А Черкасова, по-твоему, что испугало? Печень – не сердце. Чтобы открылось кровотечение, человек должен был испытать настоящий ужас! Даже не хочу представлять, что его убило…

– Надо тщательно обыскать дом, – заключил Сорокин. – За этим я и приехал.

– Мы с охранником уже обыскивали. Попробуй еще ты…

Глава 41

Черный байкер

Москва


– Сорвалось! – рассердился Ренат.

– С кем ты говорил?.. С Нартовым? – догадалась Лариса.

– Выходит, Мими не обманывала. Нартов действительно беседует с ней по скайпу.

Лариса подошла поближе, но на экране компьютера уже никого не было.

– Ты его видел?.. Видел?

– Изображение неважное, но обознаться трудно. Жаль, Нартов внезапно отключился. Сказал, что его преследуют, и был таков.

– Ты видел обстановку комнаты, где он находился?

– По-моему, это кафе или бар… Я слышал музыку и шум голосов. В полутьме вспыхивали прожекторы, ничего толком не разглядишь.

– Кафе или бар, – задумчиво повторила Лариса. – Интересно. Как он выглядит?

– Бар? Обыкновенно…

– Нартов!

– Странный он был какой-то, – Ренат обескуражено потер затылок. – Человек, не человек… Похож на аватара.

– Можно вычислить адрес компьютера, откуда он общался? У тебя есть знакомый хакер. Позвони ему!

– Боюсь, хакер нам не поможет…

– А кто поможет?

– Ответ либо тут, – Ренат постучал себя согнутым пальцем по лбу. – Либо там, – указал он на потолок.

Лариса проследила за его жестом и хмыкнула. На потолке никакой подсказки не было.

– Что ты еще видел? Вокруг Нартова, на заднем плане…

– Мне показалось, в баре показывают стриптиз. Погоди-ка… – Ренат мысленно настроился на исчезнувшего собеседника, чтобы видеть его глазами. – Точно, стриптиз… Девушка у шеста!.. А это кто?.. Неужто «черный человек»?..

– Опиши его.

– Весь в черном… на голове чалма. Он дает стриптизерше деньги… Кажется, Нартов его испугался, вскочил и бросился вон из зала…

В спальне громко застонала Мими, и Ренат с Ларисой поспешили к ней. Девушка разговаривала во сне.

– Возьми меня с собой… возьми…

– У нее горячка, – сказала Лариса. – Температура поднялась. Это из-за ибоги. У зелья уйма побочных действий. Доза строго индивидуальна. Если переборщить, можно сыграть в ящик.

– Я видела… – металась в жару Мими. – Видела его…

– Ты что-нибудь понимаешь? – покачал головой Ренат.

Лариса наклонилась над изголовьем девушки, прислушиваясь к словам, вылетающим из ее губ. Ибога путала все карты. Реальность и наркотические видения накладывались друг на друга.

– Может, разбудить ее?

– Из этого состояния нельзя выводить насильственно, – возразил Ренат. – Пусть Мими сама выходит. Она где-то далеко отсюда… Ищет «черного человека». Существует что-то сильнее ее страха перед ним. Черт бы побрал эти гонки! Кто-то преследует Мими, кого-то преследует она… У меня башка трещит от всех этих хитросплетений! Ко всему прочему прибавился сумасшедший байкер…

Он замолчал, обдумывая мелькнувшую мысль. Мими продолжала стонать и бредить. Лариса пыталась выловить из ее бессвязной речи крупицы смысла.

– Я узнала… узнала его… – бормотала девушка. – Я вспомнила…

– Нартов общался по скайпу из ночного бара «Изюм»! – осенило Рената. – Я еду туда.

– Помоги мне… – шептала Мими, обращаясь к кому-то невидимому.

– Точно! – подтвердила Лариса. – Он выкладывал в «Фейсбуке» селфи из этого бара.

– В таких заведениях всюду натыканы камеры. Я попрошу, чтобы мне показали сегодняшнее видео. Ты побудешь с Мими до моего возвращения?

Лариса не хотела его отпускать. Ей было боязно оставаться в чужой квартире с лежащей в бреду хозяйкой. Вдруг та умрет так же, как Черкасов?..

* * *

Мир Нартова


– Мими? Что ты здесь делаешь?

Нартов не ожидал увидеть ее в дамской комнате. Девушка шарахнулась от него, как от зачумленного.

– Это же я, Мими, – опешил он, забыв о том, что за ним гонятся. – Узнаешь?

В ее взгляде появились проблески осознанности.

– Помоги мне… – вылетело из ее уст. – Помоги…

– Я сам рассчитываю на твою помощь! Ты обещала! Меня хотят убить…

Нартов оглянулся на дверь и вспомнил, что он – на волосок от гибели. Его преследователь вот-вот ворвется в дамскую комнату, и тогда им с Мими несдобровать.

– Бежим, – прошептал он, хватая ее за руку.

– Куда?

Нартов метнулся к кабинкам, открывая их одну за другой. Глупо умереть в таком месте, рядом с унитазом. Глупо и обидно. Дверь в третью кабинку была заперта изнутри. Нартов подергал ее.

– Там кто-то есть? – спросил он у Мими, понимая, что теряет время.

– Это женский туалет, Игорь…

– Это ловушка! Как отсюда выбраться?

– Я не знаю…

Он схватил ее за плечи и встряхнул, приговаривая:

– Мы должны убраться отсюда поскорее, иначе нам конец. Там в коридоре – он! Тот, который ни перед чем не остановится. Он убьет нас обоих!

– Ты уже мертв…

– Нет! Не говори так! – Нартов покосился на дверку третьей кабинки и перевел удивленный взгляд на Мими. – Ты просто не понимаешь!

– Это ты не понимаешь.

– Но… значит, и ты? Ты тоже?

– Я пришла сюда, чтобы…

Щелчок замка отвлек ее, и она замолчала. Из третьей кабинки выплыла дородная брюнетка в розовом платье, ахнула и схватилась за сердце. С пронзительным криком она выбежала прочь.

Нартов замер, ожидая, что в дамскую комнату ввалится Палач, однако этого не произошло. Мими дрожала всем телом. За дверью третьей кабинки… зеленели лианы, чего никак быть не могло.

– Мы спасены! – обрадовался Нартов, увлекая девушку за собой.

– Куда ты меня тащишь?.. Я не хочу!

– Он убьет нас, Мими…

Они углубились в зеленый туннель и скоро оказались в джунглях. Птичий щебет и крики обезьян оглушили их. Мими на ходу что-то объясняла Нартову, но он ее не слышал. Она спотыкалась о корни деревьев и потеряла туфлю.

– Да постой же!.. Я должна кое-что сделать!

– Потом, когда мы оторвемся от него. Ума не приложу, чем я ему досадил…

Мими краем глаза заметила проем между стволами, вырвалась, юркнула туда и побежала. Вторую туфлю тоже пришлось сбросить. Она не чувствовала земли под ногами. Нартов большими скачками догонял ее…

Глава 42

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


У Сорокина болело горло. Ему повредили слизистую, доставая из трахеи зернышко кардамона. Боль напоминала ему, как близок он был к смерти. Хрупкая штука – жизнь. Глоток глинтвейна, и всё… Это даже не пуля, не нож, не удар по голове.

С этими мыслями детектив методично обыскивал дом на предмет тайника, куда мог бы спрятаться человек. Ирина ему мешала. Она тенью бродила следом и высказывала нелепые предположения. Узкое помещение, замаскированное под секцию шкафа, оказалось пустым.

– Здесь невозможно оставаться долго, – заключил Сорокин. – Теснота, мало воздуха, сесть негде. Покажи мне лучше мотоцикл твоего мужа.

В гараже он тщательно осмотрел стоящую на приколе «Хонду-золотое крыло». Мотоциклом давно не пользовались, он был покрыт пылью, в баке – ни капли горючего.

– Игорь не рискнул бы брать байк из собственного гаража, – заметила вдова.

– Ну да, – кивнул Сорокин. – Нартов купил себе новый мотоцикл. Или он прислал в салон своего двойника?

– Здесь не спрячешься, – сказала Ирина, наблюдая за его действиями. – И холодно. Гараж не отапливается.

– Кажется, ты сама настаивала на том, что твой муж…

– Я больше ни на чем не настаиваю! Ты умный, ты и разбирайся.

– А чем я занимаюсь? – огрызнулся детектив.

Она показала ему два помещения, куда можно было попасть из гаража и подвала, но оба были слишком тесны. Подземный ход оказался заваленным землей и камнями.

– Никаких следов Нартова в доме нет, – констатировал Сорокин.

– Будет он сидеть и дожидаться, пока его обнаружат…

– Что ты предлагаешь?

– Если бы я знала! – сокрушалась Ирина, которой надоело слоняться за сыщиком.

– Почему у вас в коттедже не установлены камеры?

– Круглые сутки находиться под «всевидящим оком»? Невыносимо! Могу я хотя бы дома расслабиться? Игорь носил камеру на себе, снимал, так сказать, непрерывный жизненный процесс. Я бы такого не выдержала.

– Хм! А где отснятый материал?

– Игорь отдавал его на обработку.

– Кому?

Ирина развела руками. Она в это не вникала, а муж не делился.

– Лучше спроси его любовницу, Веригину. Барышня наверняка в курсе.

– Куда он мог давать видео на обработку? – гадал Сорокин. – Психологу?

– Черкасов ни черта не смыслил в компьютерных технологиях.

– Значит, этим занимался Артур Каппель, ныне покойный.

– Я его не убивала!

– А как насчет проекта «ВЖ»? Там могли оцифровывать данные с персональной видеокамеры? Твой муж подписал контракт с этой компанией. Когда я следил за ним, он пару раз заезжал туда и долго пропадал у них в офисе. Я заподозрил, что у него шуры-муры с одной из девиц на ресепшене. Но все оказалось сложнее. «ВЖ» занимается изготовлением кибертел для желающих после смерти продолжать функционировать в виде…

Сыщик замешкался, подбирая подходящее слово.

– Робота? – подсказала Ирина. – У Игоря было совсем плохо с головой. Неужели, он всерьез собирался стать… роботом?

– А зачем еще составлять «дубликат» собственной личности, записывать на камеру каждую минуту жизни? Кстати, как мне удалось выяснить, Нартов заказал копию собственного тела. В натуральную величину!

– Абсурд какой-то…

– Его визиты к Черкасову имели вполне конкретную цель, – продолжал детектив. – А над чем, по-твоему, работал Каппель? Если парень преуспел, то нет ничего странного в его смерти. Готовая программа может стоить кучу бабла.

– Я в шоке! Ты считаешь, Артур мог… В чем заключался этот чертов проект «Х»?

– Мне сложно складывать пазлы, потому что я не знаю, какой должен получиться результат. Чего добивался твой муж? Ты была ближе к нему, видела его каждый день и каждую ночь.

– Насчет «каждой ночи» ты ошибся. Игорь давно отдалился от меня. Скорее он доверял свои секреты Веригиной… Послушай! – спохватилась она. – У меня вылетело из головы!.. Муж еще экспериментировал с наркотиками… Выращивал в теплице эту дрянь…

– Какую «дрянь»?

Сорокин осмотрел оранжерею, но не обратил внимания на растения, потому что искал совершенно иное. Впрочем, он был профаном в ботанике.

– Игорь употреблял дьявольское зелье, ибогу… Думаю, он научился его готовить в Африке…

* * *

Москва


Бармен подал Ренату коктейль – зеленую жидкость с запахом абсента. На край стакана был надет ломтик лайма.

– Не люблю абсент.

– Вы попробуйте, – улыбнулся бармен. – Это мой фирменный рецепт. Если не понравится, я верну вам деньги.

Цены в «Изюме» кусались. Слишком громкая музыка била в уши. Шест для стриптиза был свободен.

– У вас сегодня не танцуют? – спросил Ренат.

– Одна из девушек заболела, а вторая отдыхает. Сейчас как раз перерыв.

– Мне не повезло.

– Стриптизерша скоро выйдет. У нас тут случился инцидент… Двое клиентов чуть драку не затеяли. Пришлось охране вмешаться. Девушка испугалась, ей нужно прийти в себя.

– А что клиенты не поделили, если не секрет?

– Стриптизершу. Видать, оба положили на нее глаз, ревность взыграла. Пьяные мужики часто с катушек срываются. Но у нас с этим строго. Девушки только танцуют. Интимные услуги запрещены. Хозяин заботится о репутации заведения.

– Я понял. Девушки обслуживают исключительно важных персон!

– Типа того, – кивнул бармен.

Ренат приехал проверить, отсюда ли говорил с ним по скайпу Нартов. Он мысленно воспроизвел картину происшествия. Двое посетителей в самом деле повздорили из-за стриптизерши. Один сунул ей деньги, второй полез к нему с кулаками, – спиртное в голову ударило. Потасовке помешали охранники. Они выдворили нарушителей порядка на улицу. А дальше…

Ренат попробовал коктейль и одобрительно кивнул. Бармен расплылся от удовольствия.

– Ну как?

– Вкусно. Не ожидал!

– Я в Нью-Йорке учился, потом стажировался там полгода…

Ренат незаметно оглядывался. Он не увидел в зале камер. Чтобы не отпугивать клиентов, в баре отказались от видеонаблюдения.

– …я изобрел несколько рецептов и выиграл конкурс, – хвалился бармен. – Люблю свою работу! Меня приглашали в крутые рестораны, но я остался здесь. Живу рядышком, пять минут пешком, и я в баре. Ненавижу метро! У меня фобия… Едва спускаюсь в подземку, начинается паника.

– Сочувствую.

У стойки было пусто. Недавняя стычка охранников с нарушителями порядка охладила горячие головы.

– Обычно у нас пьют много, – пояснил бармен. – А нынче какое-то затишье.

– Ага, – подтвердил Ренат. – Вообще-то я друга ищу. Поможешь? Он сегодня был у вас, брал гаджет, чтобы связаться со мной по скайпу. И внезапно пропал.

Бармен заподозрил в нем полицейского, но не подавал виду. Болтал, как ни в чем не бывало.

– У нас многие гаджеты берут. Придут на стриптиз, а сами в айфоны уткнутся и сидят. Зачем тогда в бар идти? Вчера один помешанный ворвался в подсобку, чтобы поймать покемона… Народ с ума сходит, ей-богу!

– Может, это мой друг приударил за стриптизершей? – допытывался Ренат. – Вспыльчивый он больно, взрывной, заводится с полуоборота. Ему пить нельзя! – он достал из кармана телефон и показал бармену фотографию Нартова.

– Видел его здесь?

Парень долго смотрел, прикидывая, говорить правду или нет. Неосторожное слово могло стоить ему места.

– Давно не видел…

– Значит, ты с ним знаком?

– Он иногда бывал у нас… самые дорогие коктейли заказывал. Я запомнил.

– Сегодня он заходил в бар?

– Я же сказал, давно его не видел.

– А второй дебошир как выглядел? Весь в черном?

– Может, и в черном… Он тоже ваш друг?

– Ты не спеши, подумай.

Бармену не понравилось выражение глаз Рената и особенно интонация, с которой звучали вопросы. Он посмотрел на фото и покачал головой.

– Нет. Этого человека сегодня не было. Те, что сцепились, у нас частые гости. Вам любой подтвердит.

– Который был одет в черное, он кто?

– Кажется, футболист… бывший. Его из команды выперли, с тех пор он к нам повадился. Бабки пропивает, к стриптизершам клеится. Гнилой чувак.

– Опиши его одежду, – попросил Ренат, разочарованный тем, что услышал.

– Брюки… свитер…

– Брюки или шаровары?

– Брюки, – удивленно повторил бармен. – А что? Ваш друг в шароварах ходит?

– И в кафтане. А на голове – чалма.

– Да ладно… Чудаков, конечно, хватает, но чтобы кто-то в чалме к нам заходил… – Парень усмехнулся. – Хм, чалма!.. Нет, не помню…

Глава 43

Черный байкер

Мими просыпалась и снова проваливалась в забытье. Лариса сидела рядом, ловила каждое слово, слетающее с ее уст. Действие ибоги, похоже, достигло пика.

В мире Ларисы Мими лежала на кровати в собственной спальне и бредила.

В мире Мими происходило нечто иное: она стояла на поляне, залитой лунным светом… Шаман-нганга кружился в дикой пляске, его косички развевались в теплом ночном воздухе, костер выбрасывал в небо снопы искр…

Девушка жадно всматривалась в лица сидящих вокруг огня. Казалось, ее никто не видит.

– Кого ты ищешь? – прошептал кто-то ей на ухо.

Мими вздрогнула и оглянулась. Никто не обращал на нее внимания, каждый был занят своими мыслями. Позади сидящих в кругу мужчин скользила черная тень. Ибога — чисто мужская привилегия, женщин к ритуалу не подпускали. Нартов сделал для Мими исключение.

– Игорь? – позвала она, глядя на тень. – Игорь!.. Это ты?

Страх сжимал сердце, перебивал дыхание. Девушка едва сдерживалась, чтобы не пуститься наутек. Черная тень несла в себе смерть.

– Игорь! – крикнула она, заглушая ужас. – Игорь!..

Бум-бум-бум, – отвечали ей барабаны. – Бам-бам-бам.

– И-иях-ха-ха-хха! – вопил в экстазе шаман.

Черная тень приближалась, и Мими стоило невероятных усилий оставаться на месте. Ее объял ледяной холод, коленки дрожали.

– Кого ты ищешь? – нашептывал в уши чей-то голос. – Ты сильно рискуешь…

– Рискую?.. Да… Но риск того стоит… Я люблю Игоря!.. Мне его не хватает…

– Не лги! – прошелестел голос. – Тут живет только истина!

Мими не знала, с кем она говорит. Вероятно, с духом ибоги. Неумолимым и вездесущим, как сама судьба. Черная тень – лицо судьбы. От нее не спрячешься, не убежишь.

– Я ищу свою смерть… – призналась девушка. – Я видела ее… и теперь… хочу с ней встретиться…

– Вот как? – удивился голос.

– Я должна ее найти…

Шаман запустил в Мими горящей головешкой, от которой занялась ее одежда. Она закричала, замахала руками в попытке сбить пламя, и… очнулась.

Кто-то прикладывал к ее лбу холодный компресс.

– Успокойтесь, Мими, – промолвил тот же голос, что и в джунглях. – Вы меня узнаете?

– Нет… нет…

Лариса надеялась выведать у Мими ее тайну, но шаман помешал. Он тщательно следил, чтобы никто не нарушал ход ритуала. Особенно женщина. Если уж она осмелилась принять ибогу, пусть пожинает плоды этой непростительной опрометчивости.

Мими моргнула, приподнялась и села на кровати, подобно заводной кукле. Впрочем, ее «завод» тут же и кончился. Она упала на подушки без сил, вся в испарине, бормоча:

– Я вся горю… горю… Потушите огонь!.. Я горю…

Лариса призвала на помощь свои медицинские познания, чтобы привести ее в чувство…

* * *

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Страх и неопределенность измучили Ирину. Она боялась, что гибель Каратаева свяжут со смертью психолога Черкасова и пропажей Артура.

– Все ниточки ведут ко мне, – доказывала она Сорокину. – Каратаев возглавлял наш общий бизнес, психолог консультировал нас с мужем, Артур… был моим любовником. Кто-то мог пронюхать о наших отношениях! К тому же мы с тобой – последние, кто видел его живым.

– Не мы, а ты, – напомнил ей детектив. – Ты последняя видела Каппеля живым. А я всего лишь поверил тебе на слово.

– Если даже ты подозреваешь меня, то в полиции тем более ухватятся за факты, которые…

– Прекрати панику, иначе наделаешь глупостей, – разозлился Сорокин. – Ты сама заводишься и меня заводишь!

– Скоро ко мне явится следователь или какой-нибудь ушлый оперативник. Я боюсь! Не знаю, что говорить!

– Ты должна собраться с духом, чтобы не пойматься на их удочку. Выпей таблетку и отдохни.

Ирина послушалась сыщика и уснула в гостиной на диване. Ей ничего не снилось. Ее сознание погрузилось во мрак.

Детектив обрадовался. Теперь у него развязаны руки. Он дождался, пока дыхание спящей женщины выровнялось, и отправился в гостевую спальню, где нашел Артура мертвым. Они с Ириной тщательно убрали все следы и улики, которые могли быть использованы против них.

Сорокин подошел к шкафу, в котором увидел тело программиста, и задумался. Может, у парня случился приступ белой горячки? Тот не был алкоголиком, но большая доза спиртного подействовала на мозг…

Он выругался и тряхнул головой. Чушь! Каппель, Каратаев, Черкасов… Все ниточки ведут к вдове. Недаром она нервничает.

– Пока я лежал в больничной палате, Ирина расправилась с двумя мужиками? – вслух предположил сыщик. – Сомнительно…

Он приступил к повторному обыску. Хорошо, что Ирина спит. Это избавит его от назойливых вопросов.

Кровать… тумбочка… батареи… подоконники… ковер… шкаф…

Сорокин осмотрел все по второму кругу. Эту комнату отводили гостям, которые оставались на ночь. Здесь, по словам Ирины, ночевал Артур. Они были любовниками, но почему-то легли отдельно. Она объясняла этот факт трауром. Дескать, не хотела оскорблять память мужа.

– Траур еще не окончен, – пробормотал себе под нос детектив. – Значит, со мной она спала не в обиду покойнику?

Много непонятного было в поведении вдовы, в обстоятельствах этого запутанного дела. Сорокин не знал, насколько ему дорога Ирина. Он не мог поклясться ей в любви, но совместные перипетии сблизили их.

В шкафу на полках лежали несколько полотенец, комплект постельного белья, одеяло, – все эти вещи сыщик уже перебирал. На вешалках болтались три махровых халата, один женский и два мужских. На вид совершенно новые, ненадеванные. Сорокин решил примерить мужской халат.

– Если придется по размеру, буду носить…

Халат оказался впору. Детектив удовлетворенно кивнул, глядя на себя в зеркало, проверил карманы – пусто. Рука потянулась к оставшимся в шкафу халатам. Они тоже были с карманами. Сорокин обшарил их и замер, когда его пальцы наткнулись на небольшой плоский предмет. Флешка?

Он держал флешку на ладони и недоумевал, как он раньше не удосужился проверить карманы!

Сорокин доверял своему чутью. Флешка оказалась здесь не случайно, не по забывчивости. Ее кто-то спрятал. Место не очень надежное, зато не каждый додумается заглянуть в карманы халатов, предназначенных для гостей.

Сыщик еще раз посмотрел на себя в зеркало. Нет, глупо прятать в кармане халата что-то ценное! Разве что…

Догадка вспыхнула в его уме, и он поспешно зажал в кулаке свою находку, словно за ним могли подглядывать. Что, если у него в руках – флешка покойного Каппеля? Парень ночевал в этой спальне, здесь же он и встретил свою кончину.

Сорокин прислушался к звукам в доме. Везде царила тишина, нарушаемая шумом ветра в саду. Он на цыпочках вернулся в гостиную, где спала Ирина. Она лежала в той же позе, в которой он ее оставил, и мерно посапывала.

Детектив постоял в раздумьях, взял ноутбук и вышел из комнаты…

Глава 44

Черный байкер

Москва


– Я видел Нартова в скайпе, видел интерьер бара «Изюм»… но на самом деле его там не было. Кто-то повздорил из-за стриптизерши… но Нартов и его преследователь не имеют к этому отношения…

Ренат сидел в своей машине и рассуждал вслух. Звук собственного голоса придавал ему ощущение реальности.

– Где же прокол? – спрашивал он себя. – Где мы с Ларой допустили просчет? Впрочем, Лара ни при чем… Это я болван! Тупой бамбук!

Он достал телефон и набрал знакомого хакера.

– Привет, Саня…

– Ренат? – удивился тот. – Сколько лет, сколько зим! Рад тебя слышать, старик!

– Не разбудил?

– Я сова, – радостно сообщил хакер. – Ночью работаю, днем отсыпаюсь.

Они учились в одном вузе на дизайнеров. Саня устроился оформлять сайты, переквалифицировался на айтишника. Ренат тоже сменил профессию. Теперь он частный консультант по информационным вопросам.

– Я по делу. Ты можешь установить, откуда человек выходил в скайп?

– Раз плюнуть! Ты в Сети?

– Нет, я… в общем, компьютер принадлежит не мне…

– Понял. Шпионишь за любовницей?

– Обижаешь, Саня.

– Ладно, не бери в голову, – хохотнул бывший однокашник. – У тебя есть доступ к компу любовницы?

– Ну…

– Выходи в Сеть, я подсоединюсь и все выясню.

– На расстоянии?

– Жизнь идет вперед, старик. Ты отстал. Расстояние нам не помеха. Теперь не имеет значения, в какой точке земного шара ты находишься. Главное, чтобы был Интернет.

– Саня, извини… я сейчас за рулем. Приеду на место, выйду на связь.

– Заметано!

Ренат ощутил себя двоечником. Он не справился с поставленной задачей. Вряд ли хакер сделает то, что он должен был сделать сам.

– В «Изюме» Нартова не было, но я не мог ошибиться, – пробормотал он. – Я видел на экране интерьер этого бара, а не другого. Готов держать пари. Я же, черт возьми, дизайнер по интерьерам! У меня глаз-алмаз!

Он прибавил газу и скоро заметил в зеркале заднего вида мотоциклиста, точь-в-точь такого же, который сбил на его глазах Каратаева. Байкер с ревом обогнал его внедорожник и, пролетая мимо, помахал ему рукой. Вот он я, дескать! Догоняй!

– Пошел ты… – процедил Ренат, борясь с искушением.

Мотоциклист ехал впереди. Ренат сохранял дистанцию, не приближаясь, но и не отрываясь от него.

– Кто ты? – спрашивал он темную фигуру, прильнувшую к байку.

Ренат испытывал странное ощущение, словно перед ним не человек. Это был не совсем Нартов, и в то же время не совсем посторонняя личность. Лицо мотоциклиста скрывал шлем. Ренат не ожидал увидеть Нартова. Но чье лицо у байкера, несущегося по освещенному огнями шоссе?

На перекрестке мотоциклист показал поворот налево, и Ренат импульсивно повернул за ним. Проехав приличное расстояние, он спохватился. Ему надо было в Измайлово, а байкер мчался в другую сторону.

Ренат выругался и сбавил скорость, мотоциклист стремительно удалялся.

– Скатертью дорога! – Ренат перестроился в соседний ряд и повернул направо. – Ишь, хитрец! Ты меня не проведешь.

До дома Мими он добрался без приключений. Байкер больше не попадался ему на пути. «Может, я просто трус? – подумал он, поднимаясь пешком на третий этаж. – Я не рискнул поехать за ним. Наверное, он давал мне шанс, который я упустил…»

– Какой шанс? – спросила Лариса, открывая ему дверь и пропуская в квартиру.

– Я так громко думаю?

– Очень громко.

– Как вы тут? Как Мими?

– Между небом и землей.

– Нартова сегодня не было в баре «Изюм», – сообщил Ренат. – Он давно там не появлялся.

– Я предполагала.

– Откуда он выходил в скайп, черт подери?..

* * *

Мир программиста Каппеля


Артур сидел на краю оврага. Он чувствовал себя отвратительно. Наверное, он уснул, и ему приснился ночной пляж в Майами. После успешного завершения проекта босс обещал взять его с собой в Америку. Артур мечтал об этой поездке. Теперь все накрылось.

Сон закончился кошмаром. Кажется, там был покойный Нартов… который обвинял его в шашнях с Ириной. Как он узнал?

– Босс! – растерянно прошептал он. – Не держите зла!

Парень понимал, что ему нельзя далеко уходить от оврага. Словно кто-то держит его здесь. Он встал и осторожно заглянул вниз. Странное ощущение раздвоенности охватило его.

– Эй! – крикнул Артур. – Эй, кто-нибудь!

Вокруг не было ни души. Шумел лес, на дне оврага журчал ручеек. Едва заметная тропка вела в чащу. Артур боялся заблудиться. Он не умел ориентироваться на местности. Как его сюда занесло? Он похлопал себя по карманам и не обнаружил смартфона. Хотя всегда носил его с собой.

– Блин!.. Во попал!

В лесу раздался треск сучьев. Неужели тут водятся звери? Быть съеденным волком или медведем не входило в планы Артура. К счастью, между деревьями показался человек. Парень радостно вскочил и… оторопел от неожиданности.

– Валериан Палыч?.. Вы?..

Толстяк нелепо выглядел посреди леса в желтом пальто и модных остроносых туфлях.

– Ах ты, мерзавец! – кинулся он к Артуру. – Мы тебя ищем, с ног сбились! А ты в лесу прохлаждаешься!

– Валериан Палыч… как вы сюда попали?

Каратаев потел и отдувался. Казалось, он не соображает, где находится. Он вел себя словно в кабинете, отчитывая нерадивого сотрудника.

– От меня не спрячешься, – злобно поцедил управляющий. – Думал, ты самый умный? Разбогатеешь на воровстве?

– Я не вор…

– А кто украл материалы проекта «Х»? Я, что ли?.. Ты ведь собирался их продать подороже! Признавайся!

Артур смущенно отвел глаза.

– Смотри на меня! – рассвирепел Каратаев. – Кто ты такой? Пешка, шестерка!.. Ты работал на корпорацию. Мы платили тебе деньги, значит, материалы принадлежат нам.

– Это был личный проект Игоря Борисыча…

– Игорь Борисыч почил в бозе, и вся его собственность перешла к наследникам. В том числе и интеллектуальная.

– Я так не считаю, – огрызнулся Артур. – Я вложил много сил в этот проект, корпел над ним днями и ночами. Игорь Борисыч обещал мне премию…

– Теперь я распоряжаюсь, кому давать премию, а кого увольнять. Ты уволен, Каппель!.. Отдашь материалы, и убирайся. Не то в полицию тебя сдам.

Каратаев ехидно ухмыльнулся и оглянулся по сторонам. То, что он увидел, насторожило его.

– Мы в лесу, что ли?

– Нет, в офисе! – злорадно выговорил программист. – Я стою на ковре, а вы меня распекаете!

Толстяк еще раз оглянулся, вытаращил глаза и задышал, как выброшенная на берег рыбина.

– Что за дурацкие шутки? Ты это прекрати, Каппель! Я тебе не мальчик, чтобы…

В голове Каратаева происходил процесс осознания реальности. Он запнулся и уставился на Артура, как бык на красную тряпку. Смутные картины всплывали в его памяти: кабинет психолога… мертвец в кресле… разбросанные по полу бумаги… ночь… яркий свет, ударивший ему в лицо…

– Я ничего не нашел… – промямлил он, покрываясь холодным потом. – Я искал, но… Потом со мной что-то случилось!.. Что со мной произошло?..

Артур пожал плечами. Ему бы с собой разобраться. Какого рожна он тут сидит, мерзнет и оправдывается перед управляющим, который его уволил?

– Ну и плевать! – вырвалось у него. – Плевать мне на корпорацию, на вас, на Нартова, на его жену… На всех плевать!

– Ты того… не зарывайся. Плевать ему!.. Слюны не хватит, щенок.

Процесс осознания у Каратаева проходил медленно и со скрипом. Его ум был заточен на получение прибыли, и другие задачи решать не привык.

– Ах, я щенок, да? А ты – боров! – с удовольствием выпалил Артур. – Жирная вонючая туша! Мешок с дерьмом, вот ты кто! Давно хотел тебе это сказать, да все повода не было.

Толстяк не ожидал отпора и потерял дар речи. Он стоял, краснел и сопел, как паровоз, не в силах издать ни звука.

– Что, съел? – захохотал парень. – Мы тут, между прочим, одни. Охраны нет. Полиции нет. Никого нет… Я сейчас возьму и надаю тебе по шее! А потом сброшу в овраг. Ты оттуда ни за что не выберешься!.. Так и сгниешь в яме…

Эти слова отчего-то вызвали у Артура тоску. Он перестал смеяться, отвернулся от Каратаева и смахнул непрошеные слезы.

Управляющий задыхался от возмущения и накатившего страха. А ну как этот наглец Каппель выполнит свою угрозу?

– Д-давай… договоримся…

– О чем? – покосился Артур на испуганного толстяка.

– Ты выведешь меня отсюда, а я… оставлю тебя в покое. Черт с ним, с проектом!.. Я даже готов выплатить тебе премию. Ты знаешь дорогу через лес?

– Этому лесу нет конца…

– Что ты, парень? Что ты? – Каратаев в ужасе поежился и поднял воротник пальто. – Ты подумай, не отказывайся. Я большие деньги тебе заплачу!

– На кой мне твои деньги? Что с ними тут делать?

– Деньги везде нужны, – Каратаев поник, понимая, что Артур прав. Здесь в лесу деньги ни к чему. А он всю жизнь только тем и занимался, что зарабатывал и накапливал эти бумажки. – Разработки проекта, так и быть, оставь себе, – добавил он.

Его предложение не заинтересовало Каппеля…

Глава 45

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Сорокин вставил флешку в ноутбук и замер. Вот будет номер, если там какая-нибудь фигня!

Первый файл открылся без проволочек. Замелькали непонятные значки, циферки, и на экране появился… Нартов. Он постоял на фоне пальм, потом прошелся туда-сюда по песку. «Пляж? – не понял детектив. – Где-то на юге?»

Нартов был в одних плавках и прогуливался по берегу моря, поигрывая мышцами. Он следил за собой, занимался фитнесом, правильно питался. Фигура у него что надо.

Сорокин тоже держал форму, поэтому его оценка была объективной, без завистливого восхищения. Нартов – не лучший образец мужской породы, но вполне соответствует.

С пляжа Нартов переместился в офис. Он сидел за столом в рабочем кабинете и просматривал бумаги. Потом он оказался на парковке, сел в свою машину и поехал по городу. Вот он во дворе своего коттеджа стрижет траву… Вот скачет верхом, вот мчится на мотоцикле… Эпизоды менялись один за другим, показывая все аспекты жизни, которую вел этот бизнесмен, любитель лошадей и быстрой езды.

Сорокин в недоумении просматривал кадры странного видео, пока не сообразил, что перед ним – не живой Нартов, а его компьютерный аватар.

– Черт!.. Ловко…

Здесь было учтено все, из чего складывается образ человека: наружность, индивидуальные особенности Нартова, его пространство, времяпрепровождение, привычки, стиль, манеры, вкусы, эмоции… Нельзя только понять, о чем он думает.

– Где же твои мысли, чувак?

Словно в ответ на вопрос сыщика картинки сменились символами, в которых тот не разбирался. Сорокин открыл следующий файл, но не смог запустить записанную там программу. Он догадался, что все это создано в рамках проекта «Х». Вероятно, за кодом скрыто самое главное – виртуальная личность Нартова и его оцифрованное сознание. Нужно найти айтишника, который сможет разобраться, что к чему.

– Выходит ты у меня на крючке, Нартов? – неуверенно проговорил детектив. – Теперь я могу сделать с тобой все, что угодно? Вряд ли это так просто… Вряд ли!

Он не мог представить, как эфемерные символы способны отражать человеческую сущность. Впрочем, разве он может себе представить, как работает цифровая связь или фотокамера? А цифровая память?

Ум Сорокина не мог охватить идею электронной модели человека. Тот, кто спрятал в кармане мужского халата флешку, которую он просматривает, понимал больше сыщика. Но где гарантия, что хозяин флешки понимал всё?

Сорокин вытащил флешку из разъема, сунул в карман джинсов и закрыл на молнию, чтобы не потерялась. Он покажет это специалисту.

– А не обдурят ли меня?

Неужели в его в кармане – копия Нартова? Теперь, когда оригинал мертв, это уже не совсем копия… это…

Сорокин почувствовал головокружение и тошноту. Не хотел бы он оказаться на месте Нартова. Кто угодно может растиражировать его «личность» и загрузить на любой носитель! Допустимо ли это? Возможно ли?

Он бы дорого заплатил за разговор с Каппелем. Однако тот последовал за своим боссом в мир иной. Кто-то избавился от программиста, который слишком много знал.

До сих пор Сорокин считал утопией проекты наподобие тех, которые предлагает компания «ВЖ». Считал это способом выманить у людей денежки. Сейчас он задумался.

Сыщик вернул ноутбук на место и сел в кресло напротив спящей Ирины. Она повернулась на бок, подложила руку под щеку. В гостиной было слышно ее тихое дыхание и тиканье часов на стене. Может, Ирина имеет основания считать мужа живым? В таком случае Нартов – не призрак. Вернее, не совсем призрак.

– А кто же он? – прошептал Сорокин, глядя на горестное лицо спящей женщины. Даже во сне она не испытывала умиротворения. Вероятно, ее страхи не беспочвенны.

На втором этаже в кабинете Нартова раздались шаги. Детектив решил, что ему показалось. Шаги становились то громче, то тише. Сорокин поднялся и крадучись двинулся к лестнице…

* * *

Москва


– Ну что, Саня? – без особой надежды спросил Ренат. – Вычислил адрес?

Хакер на экране ноутбука развел руками.

– Не существует адреса, с которого тот чел выходил в скайп. Ты что-то напутал, старик.

– Разговор в скайпе был или нет? По-твоему, у меня глюки?

– Не знаю, – покачал головой бывший однокашник. – Ты травку куришь?

– Я не наркоман.

– Сейчас все курят. Я тоже балуюсь. В Амстердам хочу переехать. Голландцы меня зовут на работу. Там марихуана легализована. Лафа…

– Может, ты сам накурился? Поэтому адреса не нашел?

– Мне травка не мешает. Наоборот.

– Со мной говорили с несуществующего адреса? Так?

– Типа да, – ухмыльнулся хакер. – А че ты нервничаешь, Ренат? В жизни всякое бывает. Ошибочка вышла.

– Ошибочка… ошибочка…

– Ну да, старик. Что-то не срослось у тебя. Все в нашей голове происходит! Внутри! Сечешь?..

– Ладно, Саня. Спасибо за помощь, буду думать.

– Да не за что. Обращайся.

Хакер отключился, а Ренат остался сидеть, уставившись на пустой экран. Мими с Ларисой в кухне готовили ужин. Пришлось сбегать в ближайший супермаркет, накупить еды.

Мими была заторможенной, как после наркоза. Она порезала себе палец, ударилась головой о дверцу шкафчика.

– Ренат! – позвала из кухни Лариса. – Все готово!

– Сейчас иду!..

Он продолжал сидеть в полнейшей прострации. Слова хакера ошарашили его.

– Где я просчитался? – пробормотал Ренат. – Я уверен, что Нартов во время разговора находился в баре «Изюм». Выходит, тот бар был виртуальным? Там же и гаджет, с которого он выходил в скайп. Полная иллюзия…

Значит, и Мими общалась не с Нартовым? А с кем тогда? То был – аватар?

– Ренат, ты идешь? – крикнула из кухни Лариса. – Омлет стынет!

Стол был накрыт, на плите грелся чайник. Мими выключила его и повернулась к Ренату.

– Что сказал твой приятель? – промямлила она.

– Ничего хорошего.

В крови девушки еще бродила ибога. Она говорила и двигалась как лунатик. На ее губах блуждала блаженная улыбка.

– Я под кайфом, – сообщила Мими, заваривая чай прямо в чашках. – Простите, если что не так.

Визит к Черкасову и возвращение домой прошли мимо ее сознания. Она кое-что помнила, но не могла отличить явь от наркотических видений.

– Я видела мертвых… – хихикнула девушка.

– Среди них был Нартов? – спросил Ренат, принимаясь за еду.

Кипяток перелился через край чашки и потек на стол. Лариса подала Мими тряпку.

– На, вытри…

– Мертвец сидел в кресле… – пробормотала девушка. – Он… так ни в чем и не признался. Я хотела спросить, зачем он набросился на меня с ножом… Почему все хотят меня убить?..

Ренат испытал знакомое ощущение, как будто его дурачат. Они с Ларисой переглянулись.

– Милена, – с серьезным видом начал он. – Если ты будешь врать, я не смогу тебе помочь.

– Мы не сможем, – подтвердила Лариса. – Ты должна сотрудничать.

– Я сотрудничаю…

Мими не прикасалась к еде, только пила чай с обиженным выражением лица. Ренат и Лариса молчали. Они давали ей понять, что сами ничего предпринимать не будут. Сейчас поужинают и уйдут, оставят ее одну разбираться со своими проблемами.

– Я сотрудничаю! – повторила девушка.

– Это невыносимо, – заявила Лариса. – Мое терпение на исходе. Черкасов мертв, дорогуша. Каратаев тоже! Кто следующий? Не догадываешься?

– Ка… Каратаев?

– Управляющий корпорацией, где ты работала, – напомнил Ренат. – Он обыскивал кабинет психолога, пока вы прятались за ширмой. Теперь лежит в морге.

В глазах Мими застыл ужас.

– Он убьет всех… – прошептала она. – Всех…

Глава 46

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Ирина проснулась, села на диване и включила торшер. В гостиной никого не было. Она вспомнила о Сорокине, но не стала его звать. Часы показывали половину третьего ночи.

Ирина откинула плед и встала. Она спала в одежде, и это оказалось кстати. Страх нашептывал ей, что нужно позвонить охраннику. Но ей вспомнился мертвый Артур, и она решила сначала найти детектива. Может, он тоже прикорнул где-нибудь?

В коридоре и на лестнице горели светильники. Ирина медленно поднялась на второй этаж и направилась к гостевой спальне. У двери она остановилась, не в силах заглянуть внутрь комнаты. Пульс ее участился, перед глазами возник покойный Артур. Что если она увидит похожую картину?

Из спальни не доносилось ни звука. Ирина слышала стук сердца и собственное дыхание. По спине под джемпером поползла струйка пота. Все же она повернула ручку. Щелкнул язычок замка, и женщина застыла на пороге спальни. Шкаф-купе, где она обнаружила тело любовника, был открыт. Ирина заметила внутри белую фигуру и зажала себе ладонью рот, чтобы не завопить во весь голос.

До нее не сразу дошло, что белая фигура – это висящий на вешалке халат. Остальные халаты были темных цветов и терялись в недрах шкафа.

– Боже… – с облегчением прошептала вдова и нащупала выключатель.

Вспыхнувший свет рассеял ее худшие предположения. Спальня была пуста. Может, тут и бродил неприкаянный дух Артура, но очередного трупа она не обнаружила.

Ирина выдохнула, погасила люстру и вышла в коридор. Она старалась ступать осторожно, чтобы не выдать себя. Где же Сорокин? Чем он занимается в чужом доме, пока хозяйка спит? С этой мыслью вдова обследовала остальные спальни. Никого.

Вот и кабинет Нартова. Неужели Сорокин без ее ведома роется в вещах мужа? Если так, он бы включил свет. В темноте искать несподручно. Ирина топталась под дверью, не решаясь войти. Устыдившись своего малодушия, она тихонько переступила порог кабинета.

Шторы были закрыты, в комнату проникал тусклый свет из коридора. Вдова уловила запах мужской парфюмерии. Это не мудрено, ведь Нартов обожал сильные запахи. Они до сих пор не выветрились.

Тук-тук-тук… сердце билось во всем ее теле, от макушки до пят. Она стояла и прислушивалась. В кабинете кто-то был. Ирина ощущала чье-то присутствие.

– Игорь… – вырвалось у нее. – Это ты?..

* * *

Москва


Мими удалось разжалобить Рената.

– Давай оставим ее в покое, Лара, – сдался он. – Она измучена, напугана. Пусть отдохнет, потом поговорим.

– Нет, – возразила Лариса. – Отдыхать некогда. Двое людей умерли почти у нас на глазах. Я хочу понять, что стоит за всем этим. Или кто?

– Мне ничего не известно, – мотала головой девушка.

Лариса отбросила церемонии и перешла на «ты».

– Ты только что сказала, он убьет всех. Кто – «он»?

– Он всегда был со мной, сколько я себя помню… – призналась девушка. – Он приходил ко мне в снах…

– «Черный человек»?

– Д-да… Никто не знал о нем, кроме меня. Он… очень жестокий…

Мими сидела на кухонном диванчике, дрожа всем телом и кутаясь в шаль. Горячий чай не согрел ее. Ренат чувствовал, что готов совершать глупости ради этой рыженькой девушки, которая лжет и выкручивается. Лариса казалась ему врагом.

– В детстве он вынуждал меня воровать у родителей деньги, – выдавила Мими. – Он называл меня… прирожденной воровкой!..

– Ты воровала? – поразился Ренат.

– А что мне оставалось делать?.. Он внушал мне ужасные мысли!.. Я боялась его… и до сих пор боюсь.

– Куда ты девала наворованное?

– Прятала в кладовке. Однажды мама обнаружила мой тайник и устроила скандал. Меня жутко ругали, водили к психологу, но я его не выдала…

– Ты не рассказала психологу о «черном человеке»?

– Я никому о нем не говорила…

– Если бы не смерть Нартова, ты бы продолжала молчать?

Мими подавленно кивнула. Она была бледна, слезы катились по ее щекам.

– Может, хватит? – не выдержал Ренат. – Посмотри на нее, Лара! Она едва жива.

– А четверо людей мертвы, – парировала Лариса. – Не забывай, что она сама пришла к нам и попросила о помощи. Якобы Нартов поручил ей найти убийцу.

– Это правда, – промямлила девушка.

– «Черный человек» вынуждал тебя убить Нартова?

– Да… Но я отказывалась!.. Я любила Игоря…

– А он все-таки погиб?

– Я не причастна к его смерти… клянусь вам…

– Что нужно от тебя «черному человеку»?

– Он ужасно зол на меня…

– И несмотря на это ты готова встретиться с ним? Разве не за этим ты принимала ибогу?

– В первый раз нет…

– А потом?

Мими поникла. Она была похожа на увядший экзотический цветок, засыхающий без живительной влаги. Ее красота померкла, каждое слово давалось ей с трудом. Защитный круг, который она очертила для себя, неумолимо сужался.

– Тебе плохо? – вмешался Ренат, желая прекратить ее страдания. – Может, выпьешь чего-нибудь?

Лариса метнула на него взгляд, полный негодования.

– Воды… – прошептала Мими с надеждой, что Ренат поможет ей выпутаться.

Пока она пила минералку маленькими глотками, ее ум искал выход из положения.

– Под действием ибоги ты кое-что увидела, – наседала Лариса. – Поэтому решила повторить опыт. Что это было?

Мими вздрогнула, закатила глаза и начала клониться на бок…

Глава 47

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


– Игорь, – задыхаясь от страха, повторила Ирина и шагнула вперед. – Ты здесь?

Дверь за ней захлопнулась, в темноте произошло какое-то движение, чьи-то руки схватили ее и повалили на пол. Она бы закричала, если бы ей не зажали рот.

– Тихо, – прошептал кто-то ей в ухо. – Не дергайся, а то придушу.

– М-м… мммм-ммм… – промычала она, отбиваясь. – М-м-мммм!.. М-ммммм-мм…

Кто-то сжал ей горло, и она перестала брыкаться.

– Так-то лучше… Слушай меня, и все будет хорошо.

Ирина от ужаса перестала соображать и обмякла. Хватка на ее горле ослабла, и она судорожно вдохнула воздух.

– Сейчас я уберу руку с твоего рта, только молчи. Кивни, если поняла.

Ирина кивнула. Ее тело стало ватным, в ушах зазвенело. Сквозь звон до нее долетал напряженный шепот:

– Молчи и слушай…

Ирина опять кивнула, холодея от жутких мыслей. Ее убьют! Сорокин уже мертв, настала ее очередь. Никто не придет ей на выручку. Охрана далеко, а убийца рядом. Одно неосторожное движение, и ей конец.

– Где ты прячешь флешку? Ты понимаешь, о чем я. Говори тихо…

Ирина беззвучно шевельнула губами, от страха у нее пропал голос.

– Говори! – разъярился ее враг.

– У меня… ничего нет… – просипела она. – Ничего…

– Врешь! Ты со своим сообщником что-то задумала! Признавайся, иначе…

Что-то холодное и острое уперлось ей в бок. Она содрогнулась, ощущая близость смерти.

– Я… ничего не знаю о проекте… Игорь, это ты?.. Отпусти меня…

– Еще чего!

Острие, которое упиралось ей в бок, больно ткнуло ее между ребер. Ирина, кусая губы, сдержала крик.

– Ты все скрывал от меня, Игорь…

– Решила бабла срубить, тварь? – прошипел обидчик. – Продать мою «личность» подороже? На том свете бабло без надобности!

– Игорь… я чувствую, это ты. Клянусь, у меня ничего нет… Все было у Артура… может, еще у Черкасова… Ты ничего мне не говорил… я только потом начала догадываться… Ищи у своей Мими!..

– Ты следила за мной, сука…

– Я ревновала… боялась, что ты меня бросишь… уйдешь к ней…

– Боялась?.. Значит, теперь уже не боишься?

Острие сильнее вонзилось в ее тело, и она вскрикнула.

– Будешь дурачить меня, сдохнешь! – пригрозил обидчик.

– Игорь, я знала, что ты жив… я чувствовала…

– Ты изменяла мне с Каппелем! Он наверняка выболтал тебе все мои тайны! Вы обсуждали меня, смеялись!

– Мы не говорили с ним о тебе…

– Этот подонок таскался в мой дом, а моя вдова принимала его! Так ты соблюдаешь траур?

– Я не верила, что ты умер…

Ирина говорила что попало, лишь бы не молчать. Своим молчанием она подпишет себе смертный приговор. Не важно, какие слова она произносит. Пока говорит, она будет жить.

– Где флешка, которую я дал тебе на хранение?

– Ты мне ничего не давал…

– А Каппель?

– Он тоже… Это ты убил его?..

– Я и тебя убью. Ты дышишь, потому что нужна мне. Усекла?

– Я все сделаю для тебя, Игорь… Все!

– Мне надоело с тобой препираться, – прошипел он. – Отдай мне флешку и катись ко всем чертям. Куда ты ее спрятала?

– Ради бога, Игорь…

Глаза Ирины привыкали к темноте. Она уже могла различать более светлый квадрат окна и черную громаду шкафа. Или ей казалось, что она различает. Ее страх немного притупился.

– Здесь нет бога, кроме меня! Я буду решать, жить тебе или умереть!

– Где Сорокин?.. Ты и его убил?

– Он мертв. Скоро ты отправишься за ним. Что вы проворачивали за моей спиной? Признавайся!

Ирина искала оправдания и не находила. Она виновата перед мужем. Она изменяла ему сначала с Артуром, потом с детективом. Он вправе наказать ее.

– Сорокин помогал мне избавиться от трупа…

– Ты его использовала! А что потом? Избавишься от него?

– Я не убийца…

– Ты отдашь мне все, что касается проекта «Х», и я уезжаю. У меня есть гражданство Кипра и деньги на офшорном счету. Я исчезну, и ты больше обо мне не услышишь.

Обидчик сменил кнут на пряник, но Ирину это не успокоило.

– Иначе я донесу на тебя в полицию, – предупредил он. – Мне известно, куда вы спрятали тело Артура. Ты сядешь на долгие годы, детка. Это будет хуже, чем смерть.

– У меня ничего нет, Игорь! – взмолилась она. – Клянусь тебе! Неужели ты забыл, что мы давно отдалились друг от друга? Ты жил своей жизнью, я – своей. Мы встречались только за завтраком и изредка в постели. А в последнее время ты полностью меня игнорировал.

– С памятью у меня все нормально.

– Тогда отпусти меня!.. Мне больно…

Ирина почувствовала, что он принял какое-то решение. Сейчас она умрет…

* * *

Москва


– Что с тобой, Мими? – испугался Ренат. – Ты чуть не потеряла сознание.

– Я… я… не хочу об этом говорить…

– Хватит притворяться невинной жертвой! – рассердилась Лариса. – Ты ведь знаешь, чего хочешь!

– Вы мне не верите? – Мими перевела взгляд с Рената на Ларису и обратно. – Ты тоже?

– Я жду объяснений.

Он стоял посреди кухни, уперев руки в боки и борясь с жалостью к этой красивой и несчастной девушке. Впрочем, ее несчастье может оказаться наигранным, как и все прочее, что она до сих пор демонстрировала. Глядя на Мими, трудно отделить притворство от истины.

– Твой информационный канал закрыт, – заметила Лариса. – Кто тебя научил этому? Может, ты посещала эзотерический клуб Вернера вместе с Нартовым?

– Ей не было в том нужды, – заметил Ренат. – Она умеет много такого, о чем не подозревает. Или скрывает.

– Я боюсь совершить ошибку, – выдавила Мими, кутаясь в шерстяную шаль. – Это слишком опасно… Я подведу Игоря, если расскажу вам все…

– Не слушай ее, Ренат, – усмехнулась Лариса. – Эта барышня разыгрывает перед нами сцену за сценой. А мы ходим у нее на поводу. Особенно ты.

– Мими, – серьезно молвил он. – Если ты умрешь, будет поздно. В чем тут прикол? Из-за чего погибают люди?

Девушка была похожа на затравленную лисицу, рыжую хищницу, которая попала в капкан, но все еще огрызается и скалит зубы. Норовит укусить того, кто протягивает ей руку помощи.

– Оставьте меня… – процедила она. – Уходите!

– Ну уж нет! – взвился Ренат. – Кто этот «черный байкер»? Ты в курсе?

– Я не знаю…

– Она врет, – возмутилась Лариса. – Все они одного поля ягоды: Нартов, мотоциклист, эта девица. Дьявольская троица!

Мими вздрогнула, но сжала губы и не проронила ни звука. Она не была для Рената открытой книгой, как некоторые люди. Казалось, кто-то набросил на ее мысли непроницаемый покров.

– Мы уперлись в стену, Лара, – со вздохом констатировал он. – Всё! Биться лбом я не намерен. Пошли отсюда! Едем домой, в Кузьминки. Нам тоже не помешает отдохнуть.

Мими продолжала молчать, опустив глаза. Ей было страшно оставаться одной, но отвечать на вопросы она не собиралась. Когда за гостями закрылась дверь, девушка заперлась на все замки, прошла в спальню и бросилась ничком на кровать…

Глава 48

Черный байкер

Каменка, загородный коттедж Нартовых


В кабинете зажегся свет и ослепил Ирину. Она видела перед собой мужскую фигуру, но не узнавала в этом человеке своего мужа.

Мужчина наклонился и подал ей руку:

– Вставай! Хватит валяться!

Ирина зажмурилась. Она не верила своим глазам.

– Ты?!

– А кто же еще? Думала, твой благоверный воскрес?

– Ты чуть меня не прирезал, придурок!

– Вот этим? Не смеши меня…

Мужчина показал ей нож для разрезания бумаги, который взял из письменного прибора на столе Нартова.

– Идиот, – захныкала Ирина. – Я так испугалась…

– Этого я и добивался. Как иначе вывести тебя на чистую воду?

– А если бы у меня инфаркт случился?.. Ты нарочно устроил здесь засаду?

– Не совсем. Меня пытались убить, и я заподозрил, что с твоей подачи.

Ирина сидела на полу и хлопала глазами, в которых еще плавали цветные круги. Она уже попрощалась с жизнью, а после такого не сразу приходишь в себя.

– У-убить?..

Слова Сорокина туго доходили до нее. Он взял ее за руку, помог подняться и усадил в кресло. А сам остался стоять.

– Я услышал шаги в кабинете твоего мужа и поднялся взглянуть, кто тут в страшилки играет. Сунулся… и с ходу получил по башке. Упал, откатился в сторону… и очень вовремя, потому что на место, где я должен был лежать, кто-то обрушился.

– Кто?

– В темноте ни черта не было видно! Мы нашли друг друга на ощупь и сцепились. Катались по полу, молотили друг друга кулаками… Внезапно мой противник выскочил в коридор и был таков. Сообразил, что силы примерно равны. Я же не зря поддерживаю форму!.. Я погнался было за ним, но он словно сквозь землю провалился.

– Ты… его видел? – дрожащим голосом спросила Ирина.

– Только со спины. Высокий широкоплечий мужик. Удивляюсь, как он меня не прикончил? Наверное, не ожидал отпора и ретировался.

– Во что он был одет?

Несмотря на пережитый стресс, мозг Ирины заработал с удвоенной силой. В доме бес поселился, который появляется из ниоткуда и пропадает в никуда! Так больше не может продолжаться.

– Кажется, на нем были черные брюки и куртка… кожаная… Точно! Мы же с ним душили друг друга в объятиях, – усмехнулся Сорокин. – Я помню характерное поскрипывание и плотную поверхность кожи… Твою мать!.. Неужели байкер?

– Ты решил, что я его подослала? Поэтому напал на меня? – обиженно протянула Ирина.

– После того, как я упустил его, мне пришло в голову заняться тобой. Я вернулся сюда, включил свет, осмотрел все… ничего интересного не обнаружил и задумался. Я пытался понять, что произошло. Потом я потушил свет и стал ждать.

– Чего?

– Не «чего», а кого. Тебя! Ты должна была прийти и убедиться, что в кабинете лежит мой труп. Нечто подобное, полагаю, случилось с Артуром.

– Ты чудовище! – заплакала Ирина. – Злобный тупой урод! Сколько раз тебе повторять, что к смерти Артура я не причастна?

– Это я уже слышал. Все преступники твердят о своей невиновности.

Ирина жалобно всхлипывала. Она в очередной раз жестоко разочаровалась в мужчине.

Сорокин стоял и смотрел, как она плачет. В нем шевельнулось сострадание. Он вспомнил, как они занимались любовью, и смягчился. Ирина под страхом смерти не выдала свою тайну. Может, и нет никакой тайны? А эта женщина – просто жертва обстоятельств? Он обязался ей помогать, а сам…

– Что за допрос ты мне учинил? – вскинулась вдруг она. – Зачем прикинулся Игорем?

– Ты сама меня так назвала. Я не стал возражать и сыграл роль твоего супруга. Как у меня получилось?

– Отвратительно…

– Видишь, теперь я тебе не нравлюсь. А раньше ты была не против провести со мной ночь.

– Мне претят твои грязные методы!

– Кто бы говорил! Вокруг тебя трупы, а ты считаешь себя чистенькой?

– Чего ты добивался? Какие признания выколачивал из меня? Что за флешка тебе понадобилась?

– Вдруг эксперимент Нартова удался, и он… каким-то образом ожил? Вы можете действовать заодно! Тогда… этому пресловутому проекту «Х» нет цены. Любой олигарх отвалит за него кучу бабла! Главное убедить его, что проект – не афера, а реальность. И вы с Нартовым потихоньку проверяете, как все это выглядит и как эту идею лучше презентовать.

– Ты в своем уме? – опешила вдова.

– Честно? Не уверен. Я уже ни в чем не уверен! Даже в собственном здравом рассудке! Кстати, ты сразу признала во мне Нартова. Ни на секунду не усомнилась, что в кабинете прячется он. Значит, у тебя есть на то основания.

– Я жутко испугалась…

– Ты же сама твердила, что он жив.

– Твердила… потому что ни черта не понимаю! – выкрикнула Ирина. – У меня самой крыша едет!

В ее голосе прозвучали истерические нотки. Сорокин почувствовал себя виноватым. Что на него нашло? Он слишком сурово поступил с женщиной.

– Пожалуй, я перегнул палку, извини.

– Ты все придумал, да? Про нападение, про драку…

– По-твоему, я сам себя избил? Полюбуйся! – детектив возмущенно показал ей припухлость на затылке и ссадины на руках. – А вот и клюшка, которой меня огрели по башке!

На полу возле двери валялась клюшка для гольфа, подаренная Нартову кем-то из приятелей.

– Игорь не играл в гольф, – растерянно пробормотала Ирина. – Но клюшку зачем-то хранил. На память, вероятно…

* * *

Мир Нартова


Нартов потерял Мими. Она убежала от него, скрылась. Она всегда была неуравновешенной, импульсивной, как все красивые и страстные женщины. Нартов не ожидал ее появления здесь, так же, как и бегства.

Он побродил вокруг затухающего на поляне костра в поисках Мими, утомился и отправился спать. Уснуть в хижине из тростника и пальмовых листьев, а проснуться в номере отеля в Майами в его мире было в порядке вещей.

Его жена Ирина обожала выкладывать на свою страничку в «Фейсбуке» селфи с видом на океан. Нартов даже проверил, не шумит ли вода в ванной. Может, жена принимает душ после супружеской ночи? Впрочем, они давно не спали вместе. С тех пор, как он серьезно увлекся Мими…

Ирины в номере не было. Зато он обнаружил на лоджии… изжелта-бледного Черкасова.

– Максим Юрич?.. Вы?

– Я, – глухо отозвался психолог. – Не звали, Игорь Борисыч?

– Признаться, нет.

– А я вот без приглашения явился. Скажете, моветон? Так мне плевать.

– Соскучились? – съязвил Нартов.

– У нас с вами контракт подписан. Я свои обязательства выполнил, вы со мной рассчитались…

– Ну? – удивленно воззрился на него Нартов. – В чем же дело? Я вам мало денег заплатил? Вы недовольны?

– Неувязочка вышла, Игорь Борисыч. По моей вине. Я пришел покаяться. Без этого мне хана!

– Что за выражения? Вы интеллигентный человек…

– Бросьте выпендриваться! – вспылил психолог. – Теперь это бессмысленно. Хотя это всегда бессмысленно. Я должен кое в чем признаться…

Нартов потянулся, с наслаждением подставляя лицо свежему океанскому ветру. Черкасов своим появлением преподнес ему сюрприз.

– Как вы очутились в моей лоджии? Как вы вообще попали в этот отель?

– Нужда привела, Игорь Борисыч… грехи тяжкие. Когда бы я еще побывал в Майами? Мне такие путешествия не по карману, но здесь это не имеет значения. Извольте выслушать…

– Я весь внимание.

– Вот вы убийцу своего ищете, а он рядышком, – прошептал психолог. – Очень близко. Так близко, что и не заметишь…

От этого свистящего шепота по телу Нартова прокатилась волна дрожи. Он понял, что Черкасов не шутит, и невольно оглянулся.

Губы психолога скривились в усмешке. Он снова почувствовал себя на коне. Богатый клиент по его милости попал в капкан, и вызволить его из этого капкана может только он, Черкасов. Впрочем, усмешка тотчас слетела с его лица. Он опять зарывается!

– Простите, Игорь Борисыч… и примите мое смиренное покаяние.

– Говорите же! Где убийца?

Черкасов приблизился, отчего Нартова обдало могильным холодом, и ткнул пальцем ему в грудь…

Глава 49

Черный байкер

Москва


Ренат пил кофе, глядя во двор, где стоял его засыпанный снегом внедорожник. Придется брать щетку и очищать машину.

«Как там Мими? – подумал он, представляя ее заплаканное лицо. – Что она делает одна в пустой квартире, куда в любой момент может нагрянуть ее враг?»

– Поделом ей! – невозмутимо отозвалась Лариса, намазывая булочку маслом. – Будешь бутерброд?

– Я уже два съел. Между прочим, закончились мои любимые эклеры. Я смотрел в холодильнике, их нет. Неужели нельзя было купить?

– Вижу, ты не в настроении. Из-за Мими?

– Из-за того, что мы топчемся на месте! – Ренат со стуком поставил чашку на подоконник и приоткрыл окно. В кухню хлынул морозный воздух. – Нынче зима будет ранняя. Смотри, как метет.

– Черный байкер на белом снегу… – с придыханием проговорила Лариса. – Поэтично!.. Знаешь, что мне пришло в голову? Нартов появляется там, где они с женой делали селфи и выкладывали на свои странички в соцсетях. Бар «Изюм» тому подтверждение. Помнишь, чему нас учил Вернер? Каждая частичка целого содержит в себе все целое. Это касается и фотографий.

– Отпечаток мира содержит в себе весь мир? Я понял… Ты намекаешь, что Нартов… переселился в Сеть?

– У тебя есть другое объяснение?

– Нам никто не поверит.

– А мы не обязаны убеждать в этом других.

Ренат не чувствовал внутреннего протеста. Нартов со своими экспериментами с переносом сознания зашел слишком далеко. Он принимал ибогу, оцифровывал себя всеми доступными способами, и в конце концов… количество перешло в качество? Нартов заблудился между Сетью, электронными носителями и наркотическим трансом, а внезапная смерть отрезала ему путь назад.

– Он остался на том берегу? – осенило Рената. – Теперь они с «черным человеком» на равных. Оба – фантомы! Их силы примерно одинаковы, но Нартов об этом не догадывается. В его мире, так похожем на наш, действуют иные правила и законы.

Лариса показала на планшете фото, где Ирина и ее муж загорают на океанском пляже.

– Майами… загородный коттедж… офис… стриптиз-бар… Это «двери», которые открываются и закрываются. Через них Нартов может попадать куда угодно. Визуально его тело выглядит трехмерным и обладает всеми привычными свойствами.

– Прикольно! Поскольку он совершил переход спонтанно, не управляя процессом, значит, и остальные процессы он вряд ли контролирует.

– Нартов просто не успел осознать все преимущества нового состояния. Равно как и изучить все его изъяны, недочеты и подводные камни.

– Интересная теория. А как в нее вписывается байкер?

– Пока не ясно…

– Да вот и он! – С этими словами Ренат прильнул лбом к оконному стеклу. – Легок на помине!

Внизу, во дворе, покрытом снегом, припарковался мотоцикл. Седок, не снимая шлема, задрал голову и помахал Ренату рукой.

– Я сейчас! – бросил тот и выбежал из кухни.

– Ты куда?..

Вопрос повис в воздухе. Хлопнула входная дверь. Лариса выглянула в окно и ждала, когда Ренат выскочит из парадного. Кажется, байкер поджидает его…

* * *

Мир Нартова


– Что это значит? – опешил Нартов. – Вы намекаете…

Психолог устало кивнул.

– Я превысил свои полномочия, – признался он. – Злоупотребил вашим доверием, Игорь Борисыч. Но ведь повинную голову меч не сечет?

Нартов почуял неладное, в нем закипала злость. Они с Черкасовым стояли на лоджии друг против друга, словно на ринге. Кто первым нанесет удар?

Внизу, за белой линией пляжа шумел океан. Светило солнце. Ветер раскачивал верхушки пальм. Нартов на секунду отвлекся, а когда снова взглянул на собеседника, то ужаснулся. Тело психолога было разрублено чуть ли не надвое. Кровь запеклась, и обе половинки каким-то чудом держались вместе. Зрелище было не из приятных.

– Видите, что со мной случилось? – кисло улыбнулся Черкасов. – Мой грех обернулся против меня.

– Какой грех?

– Я… спал с вашей женой, Игорь Борисыч…

– Вот удивили! Кто только с ней не спал! Нельзя жениться на бабенке из ночного клуба. Этот урок я усвоил.

– Она отдавалась мне бессознательно, под гипнозом…

Нартов удивленно присвистнул.

– Да вы настоящий псих! Вы всех пациенток… «пользовали»?

– Не всех. Я выбирал самых красивых и богатых. Надеялся с помощью э-э… сексуальной энергии поправить себе здоровье, омолодиться.

– Псих! – утвердился в своем мнении Нартов.

– Вы меня прощаете?

– Идите к дьяволу, Черкасов! У нас с Ириной все кончено. Пусть спит, с кем хочет. Мне все равно.

Он брезгливо смотрел на глубокую рубленую рану на теле психолога, которая была несовместима с жизнью.

– Я должен получить ваше прощение…

– Что, в рай не пускают? – поморщился Нартов. – Так это ваши проблемы!

– Дело в другом…

– Не тяните, Черкасов. Говорите прямо.

– Я хотел воспользоваться вашим проектом… без вашего ведома…

– Еще и это?.. Ну и как? Получилось?

– Я посулил Каппелю деньги, мы договорились о встрече… но в последний момент все сорвалось. У меня случился приступ, я опоздал… и сделка не состоялась. Потом я напал на вашу любовницу, но и с ней мне не повезло…

– Мими дала вам от ворот поворот?

– Давайте не будем углубляться в подробности. Умоляю!

– Ладно.

– Я пытался внушить Каратаеву, чтобы он передал мне разработки отдела Каппеля, но с ним тоже ничего не вышло. Это рок, Игорь Борисыч… фатум! Выходит, я недостоин бессмертия…

Нартова тошнило от признаний психолога, но он продолжал слушать. Черкасов его озадачил. Он обещал указать ему на убийцу. Но что означал его странный жест?

– Не один я позарился на ваш проект. Из моего сейфа украли все материалы по вашей личности. Это был «черный человек»! Я узнал его по вашим рассказам на сеансах гипноза. Он явился в мой кабинет и грозился пристрелить меня! Я испугался…

– Вам-то с какой стати его бояться?

Психолог оглянулся по сторонам и перешел на шепот, хотя на лоджии никого, кроме них двоих, не было.

– Он – убийца! А я… выпустил его на волю…

– Откуда вы его выпустили?

– Из вашего подсознания. Разве не ясно?

– Что вы несете, Черкасов?

– Это правда, какой бы невероятной она ни казалась. Я ввел вас в гипнотический транс, вызвал фантом, о котором вы говорили, и… приказал ему убить вас…

Нартов ощутил жар в груди. Слова психолога будили в нем зверя.

– Вы заразили меня своими экспериментами, – оправдывался тот. – Это из-за вас я пошел на преступление. Суггестор не имеет права на такие вещи… Но я решился!.. Я нарушил профессиональную этику, мораль, все что угодно. И попробовал оказать воздействие на фантом из ваших кошмаров… Я не рассчитывал на успех! Клянусь!.. Это было любопытство. Глупый кураж! Попытка изменить вектор… Понимаете? Я тоже в душе первопроходец, новатор… Когда мой безумный замысел удался, я не сразу поверил…

Нартов ожидал чего угодно, только не этого. Он с облегчением расхохотался.

– Кем вы себя возомнили, Черкасов?

– А вы?

Встречный вопрос послужил для Нартова холодным душем. Смех застрял у него в горле. Он гневно уставился на психолога.

– На что вы замахнулись? – промямлил тот и попятился. – Вы вздумали перехитрить всех? Обмануть природу, высшие силы? Кто-то должен был остановить вас…

У Нартова чесались руки сбросить Черкасова с лоджии вниз. Но даже если негодяй пролетит десять этажей и шмякнется об асфальт, хуже ему не будет. Он и так – труп. Эта мысль отрезвила Нартова.

– Значит, меня убил фантом из моего же подсознания? Лихо закручено…

Глава 50

Черный байкер

Москва


Мими провела ужасную ночь. Несколько раз она просыпалась от того, что кто-то склонялся над ее изголовьем. Она открывала глаза, садилась, дрожащей рукой включала лампу… Рядом никого не было.

– Игорь, – шептала она. – Помоги мне!

Она дошла до предела, за которым маячила бездна. Кроме Нартова ее никто не поймет. Он ждал помощи от нее, а она – от него. Ренат теперь казался ей ненадежным и опасным человеком. Ларисе она тоже не доверяла. Они преследовали какую-то свою цель, а вовсе не искали убийцу ее босса.

От сплошной пелены снега, укрывшего улицы, от одиночества и безысходности Мими погрузилась в отчаяние.

На завтрак она заставила себя выпить кофе, погрызла сухарик и достала из укромного места пузырек с ибогой. Мими держала его на ладони: на дне оставалось несколько желтых капель. Что она будет делать, когда средство закончится? Неужели у нее развивается зависимость?

– Мне нужно это сделать… во что бы то ни стало…

Мими, поджав ноги, сидела на диване в гостиной, непричесанная, в шелковой пижаме, подаренной любовником. Ей было зябко и неуютно в собственной квартире. С ней происходило что-то дикое, странное, но она не могла отказаться от сомнительного замысла. Прошлое и настоящее вот-вот сойдутся в одной точке. А если нет, она всю жизнь будет сожалеть, что не использовала свой шанс.

– Число… – шептала девушка. – Я должна вспомнить число…

Комбинации цифр вспыхивали в ее уме, гасли и вспыхивали вновь. От этого кружилась голова, и шли мурашки по телу. Ритуальная пляска шамана-нганги напоминала ей танец в каменном храме, где по галереям гулял ветер, овевая прохладой разгоряченных танцовщиц. Эта прохлада была единственным спасением от жестокого азиатского зноя…

– Число! – как заклинание, твердила Мими. – Число… число…

Ей чудилось, что она лежит у подножия золотого трона. «Я хочу, чтобы это длилось вечно, – шепчет правитель. – Ты знаешь способ?»

Мими залилась слезами. Нартов обещал ей любовь, а сам умер. Мужчины всегда лгут! Числа вылетают из памяти, жизнь заканчивается в муках, и ничего нельзя изменить…

Она разжала кулачок. На ладони поблескивал пузырек с ибогой. Вот оно, спасение! Вот дорога туда, где все сливается воедино: страсть, смерть и клятвы. Клятвы – сильнее времени. Это Мими поняла только сейчас, когда погрузилась в кошмар наяву.

Жидкость на дне пузырька заманчиво переливалась разноцветными искорками. Девушка вдруг отчетливо услышала голос, идущий из пустоты:

– Иди за мной!.. И ты получишь то, что потеряла…

Это дух ибоги говорил с ней, звал туда, откуда нет возврата. Игоря засосала эта трясина, теперь настала ее очередь. Мими была не в силах противиться зову ибоги. Она поднесла пузырек ко рту, затаила дыхание… и поймала губами обжигающую каплю.

Ничего не произошло. Она все так же сидела на диване и смотрела в окно на падающий снег…

Снежинки казались ей лепестками жасмина, которые осыпались на траву. Гранатовый сад заканчивался каменным забором. Вдоль забора тянулась тропинка. Мими, крадучись, шагала по тропинке. Лишь бы ее никто не заметил! Сегодня все решится…

Африканский шаман звал ее за собой. А может, это голос ибоги вел ее вперед… Ритм барабанов стремительно ускорялся.

– Сюда-а-ааа!.. – завывал нганга. – Сюда-а-аааа!..

Мими спустилась по узкой лестнице и очутилась в храмовом подземелье. Здесь все осталось нетронутым, словно и не было долгих веков забвения. Впрочем, что такое века? Песчинки в призрачных часах…

Статуя халдейского[3] бога была унизана бусами из нефрита и золотыми украшениями. Мими встретилась с ним глазами и обомлела.

«Ты пришла меня ограбить? – холодно осведомился идол, не разжимая каменных губ. – Бери то, что тебе нужно, и уходи!»

Девушка упала перед ним ниц и долго лежала на каменном полу, вымаливая прощение. Оно не было дано ей…

Вокруг нее ползали ядовитые твари, не причиняя ей вреда. Она умела обращаться со змеями и не боялась их. Если бы ее врагами были только кобры!.. Змеи приподнимались и раздували свои капюшоны, но прелестная грабительница смело поднялась на ноги и приблизилась к подножию статуи…

* * *

Каменка, загородный коттедж Нартовых


Сорокин старательно снимал с клюшки отпечатки пальцев. Приспособления для дактилоскопии он привез с собой.

– Что ты делаешь? – удивилась Ирина.

– Разве не понятно?

– Эту клюшку мог трогать кто угодно: сам Игорь, я, горничная… Ты всех будешь проверять?

– Ты предлагаешь сложить руки, сдаться? – с сердцем выговорил детектив. – Отпечатков полно, ты права. Может, удастся выяснить, где чьи? По крайней мере, твои и горничной установить проще простого.

– А что дальше?

– Я еще раз обошел дом, всюду заглядывал. Нигде ни души. Охранник на входе тоже никого не видел. Что здесь творится?

Сорокин не рискнул перепрятать добытую флешку в другое место и носил ее в кармане джинсов. Нужен хакер, который сумеет взломать пароль и будет держать язык за зубами. Впрочем, люди патологически болтливы.

– О чем ты думаешь? – сердито спросила вдова. – Как меня развести?

– Прекрати! Может, кто-то из охранников косит под Нартова?

– Зачем?

– Этой чертовщине есть объяснение, я уверен, – заявил Сорокин. – Дай мне время разобраться.

Он отложил клюшку и повернулся к Ирине. В ее глазах застыл страх. Она больше никому не доверяла. Даже ему. Они продолжали подозревать друг друга.

– Кто-то покупает в салоне «Хонду», как у твоего мужа, выписывает чек от его имени, разъезжает на таком же байке, бродит по дому… Что это значит? Этот кто-то приложил руку к смерти Каратаева и Черкасова, как пить дать. Потом напал на меня в кабинете и скрылся. Куда он мог деться? Человек – не иголка!

– Не надо на меня так смотреть! – вспыхнула вдова. – Я тут ни при чем.

– Мне начинает казаться, что я… не в своем уме.

Сыщик поскреб подбородок, покрытый щетиной. Он двое суток не брился, на эту обычную процедуру не хватало времени. Ирина вздохнула, глядя на свои неухоженные ногти.

– Давно пора сделать маникюр, но все руки не доходят.

– В гробу маникюр будет клево смотреться, – мрачно пошутил Сорокин.

– Типун тебе на язык!

– Прости, я что-то не то сморозил.

– Ты нарочно меня пугаешь? – взвилась она. – Мне и так плохо! А ты еще… Сегодня же вернемся в городскую квартиру. Я тут на ночь не останусь. Ни за что!

– По-моему, без разницы, где ночевать, – процедил сыщик.

– Я глаз не смогу сомкнуть в этом доме. Сегодня я нашла у себя кучу седых волос…

– Возраст, дорогая!

– Тебе на меня чихать, да? Тогда хотя бы о себе подумай. Что, если этот «кто-то» застукает нас в постели?

– И приревнует? Вряд ли. Он бы давно рехнулся от ревности.

– Боже! Почему все это на меня свалилось? – заплакала Ирина. – Я была Игорю плохой женой, но он сам не белый и пушистый. Ему не за что мстить мне!

– Не скажи, – покачал головой Сорокин. – Ты шлюха по натуре. Думаю, со временем ты променяла бы меня на Каратаева. Жаль, что он приказал долго жить. Вы были бы отличной парой.

– Издеваешься?

Ирина замахнулась дать ему пощечину, он уклонился и перехватил ее руку. Пусть лучше злится, чем плачет. Женские слезы ужасно бесили Сорокина.

– Тихо, тихо…

Ирина вырвалась и злобно прошипела:

– Грубиян! Ты меня бросишь?

– Конечно. Я всегда так поступаю с клиентками. Когда они мне надоедают, я забываю их адрес и телефон.

– Сволочь! Неужели я для тебя только клиентка?

Сорокин нахмурился и молча прижал ее к себе. Он не знал, как утешить эту красивую богатую женщину, которая сеет смерть.

– Честно говоря, я впервые в жизни понятия не имею, как вести расследование. Я в полном ауте! Все мои версии разбиваются в пух и прах. У меня нет плана, нет ниточки, за которую я мог бы уцепиться. Фигуранты этого дела один за другим отправляются на тот свет. Я сам чуть не стал жертвой! Я не знаю, чего мне ждать, чего опасаться. Я подозреваю всех… и никого конкретно. Я запутался!

– Проследи за Веригиной, – предложила Ирина. – Мы совершенно выпустили ее из виду. Если Игорь… если он жив, то… непременно наведается к ней.

– Слушай, ты права. Как я мог забыть о секретарше?..

Глава 51

Черный байкер

Мир «черного человека»


Жизнь Палача проходит в стороне от обычных людей, как у прокаженного. На нем лежит печать смерти. Он должен держаться в тени. Когда в нем нуждаются, его зовут делать самую черную работу, а потом стараются не вспоминать о нем, стыдливо открещиваются.

Он – воплощенное зло. Ему нельзя веселиться на пирушках, участвовать в праздничных церемониях, мечтать и любить. Его дом стоит на отшибе, никто не заходит к нему в гости, никто не стучится в дверь. Палачу даже жениться нельзя. Чтобы на его семью не пало проклятие людей, которых он убивает…

Он глух и нем. Он не слышит ни мольбы о пощаде, ни криков умирающих. Он не может никому поведать о том, что у него на душе. А может, у него и нет души? Зло, которому он служит, забрало у него душу, а вместо сердца вставило камень ему в грудь. У него нет ни жалости, ни сочувствия. Он не умеет сопереживать.

Палач видит смерть так часто, что привыкает к ней. Он выполняет волю других, но расплачиваться по счетам доведется и ему. Он – секира, петля и топор в руках правосудия. Но справедливое правосудие – редкость! Палачу лучше не думать, не вникать в перипетии жизни. Он – на другом берегу. Он – машина для убийства, орудие того, кто выносит приговор.

Но почему он ощущает себя изгоем, отверженным? Почему чувствует боль и обиду? Ему нельзя раскисать, поддаваться слабости. Он – избранный. Потому что приближен к императору, находится в его личной страже.

Лишь правитель имеет над ним власть, лишь он посылает Палача к осужденному сановнику или члену царского рода, который провинился перед династией. Палач выполняет его приказы и с болезненным любопытством наблюдает за его жизнью. Он близок, очень близок к трону. Он – темная ипостась власти, ее неумолимый жестокий лик. Поэтому он закрывает свое лицо от людей. Есть только его глаза, которыми смотрит на осужденных смерть.

Палач – не человек. Никто не считает его человеком. У него нет имени, он не помнит своих родителей. Он всегда в черном, он – порождение мрака. Он сливается с ночью, избегает дневного света. У него нет собственной судьбы, и он проживает судьбу своего владыки. Он так сросся с ним, что потерял себя.

А может, его никогда и не было? Ему суждено жить чужими страстями, смотреть на чужие слезы и чужой смех. Его лишили всего, присущего людям, зато приблизили к трону. Он существует под сенью владыки, ощущает его дыхание, биение его сердца. Это опасно!

Когда Палач впервые испытал любовное желание, он не сразу понял, что с ним. Он решил, что болен, и взялся себя лечить. Тот, кто убивает, умеет исцелять. Прошло много времени, прежде чем он осознал, что напрасно изводит лекарства.

Танцовщица Зейнаб, фаворитка императора, заставила дрогнуть его каменное сердце. Он не знал ревности, но возненавидел Зейнаб за ее красоту. Она измучила его, выпила до дна. Оказывается, он не из железа, а из плоти и крови, как все прочие.

Палачу были известны потайные коридоры дворца: он появлялся там, где его не ждали. Он умел видеть сквозь стены… потому что в стенах существовали замаскированные отверстия. Он наделил себя правом проникать туда, где было запрещено появляться. Личная стража правителя имела допуск в любой уголок царских покоев. А он был доверенным стражником, глухим и немым.

Что за мука, страстная любовь без надежды на взаимность! Зейнаб приходила к нему во сне, обнаженная и горячая, как раскаленные угли. Она наносила ему раны, которые он обильно посыпал солью. Она отдавалась правителю и не подозревала о черной тени за драпировками спальни…

Палач решил, что однажды убьет ее! Он незаметно следил за ней, наведывался в храм, где поклонялись халдейским богам. Его принимали за паломника, который перешел пустыню, чтобы принести жертву всесильному идолу.

Страсть губительна для рассудка, Палач убедился в этом на себе. Он потерял голову, сошел с ума. Впрочем, император оказался таким же безумцем: он возжелал вечного блаженства! Тогда как Палач не мог вкусить ни капли. Он видел колодец, но не мог дотянуться до воды. Казалось, его пытка никогда не закончится…

Только Зейнаб может утолить его жажду и умереть. Он стал одержимым этой мыслью. Каменные лабиринты дворца сохранят его тайну. Прежде чем убить девушку, он получит свое сполна. А потом… его руки сделают то, что положено.

Он любил и убивал Зейнаб много раз – в воображении. Немота и отсутствие слуха заставили его замкнуться в себе, говорить с самим собой, создавать образы, которые услаждали его внутренний взор. Он жил двойной жизнью: одна напоказ, другая – скрытая, для себя. Никто никогда не узнает о его поступке. Каменные коридоры дворца выведут его в сад далеко от места, где обнаружат мертвую танцовщицу. Никому не придет в голову заподозрить Палача – в убийстве!

Он жестоко ошибся. Попал в ловушку, созданную самим собой. Осуществил свое желание, но не испытал счастья. Теперь ему суждено вечно бродить в мире теней, быть игрушкой в чужих руках…

Под черной рубахой он носит память о Зейнаб. Браслет, снятый с ее руки, которая еще трепетала в объятиях смерти. Этот браслет всегда с ним…

Бесконечными ночами палач вспоминал поцелуи, насильно сорванные с ее губ, сладкий запах ее кожи и любовную борьбу, которая вознесла его на ослепительную вершину и… низвергла в пропасть ада. Там он до сих пор и пребывает!

Ему всюду чудится Зейнаб, он все еще как будто гонится за ней… а она дразнит его и ускользает…

* * *

Москва


Ренат мчался за мотоциклистом, не задаваясь вопросом, куда они едут. Тот прибавил газу, Ренат не отставал. Они оба превысили скорость. Шоссе блестело от накатанного льда. На светофоре байкер проскочил на красный, Ренат – за ним. «Хонда-золотое крыло» скользила между машинами, обгоняя их против всяких правил. Из-под колес мотоцикла летела снежная пыль. Внедорожник Рената не смог повторить такие рисковые маневры. Другие водители сигналили ему, посылали вслед ругательства. На перекрестке он чудом не врезался в маршрутку и вынужден был притормозить.

– Досада!

Ренат потерял байкера из виду, объездил в поисках окрестные переулки, выбился из сил и притормозил… у бара «Изюм».

– Каким образом я здесь очутился?

Заведение открывалось вечером, а на улице еще день. Ренат постоял у двери, плюнул и вернулся к машине.

– Зачем ты привез меня сюда? – спросил он у воображаемого мотоциклиста. – Что ты хотел этим сказать?

Ренат сидел в машине, остывая после напряженной погони. Он вспотел, руки дрожали. Светящаяся вывеска бара притягивала его внимание. Зайти, что ли, с черного хода?

Он оставил внедорожник на парковочной площадке и зашагал в обход здания. В голове теснились мысли о Ларисе. Она беспокоится. Может, позвонить ей? Ренат достал телефон и увидел, что связи нет. Это не удивило его. Хотя отсутствие сети в центре города – маловероятно.

На заднем дворе все было засыпано снегом. Ренат заметил, что следов мало. Пару человек прошли к черному ходу бара, но обратно не возвратились. Он потоптался у металлической двери, повернул ручку и нырнул в сумрак с запахом пыли и восточных сладостей.

По бокам коридора располагались служебные помещения. Все двери были закрыты. Ренат проверил их по очереди и разочарованно вздохнул.

– Есть кто-нибудь? – крикнул он. – Эй, ребята!

В воздухе прокатился насмешливый шепот, и единственная лампочка на потолке погасла.

– Что за шутки? – возмутился Ренат.

Он отчетливо услышал шаги. В темноте к нему кто-то приближался. Ренат отскочил в сторону и прижался к стене. Мимо как будто прошел человек.

– Эй… – прошептал Ренат, холодея от страха. – Кто здесь?..

Молчание. Внезапно откуда-то из недр помещения донеслась заунывная музыка, запахло кальянным дымом. Он двинулся на звуки и оказался в зале, где в прошлый раз бармен угощал его фирменном коктейлем. Возвышение с шестом для стриптиза, барная стойка, витрина с выпивкой тонули в полумраке… Столики были пусты, кроме одного, возле подиума. Там сидели двое и курили кальян. У ног коренастого мужчины с лысым черепом крутился кот.

– Вернер? – изумленно воскликнул Ренат. – Это вы?

Лысый повернулся и уставился на него выпуклыми каштановыми глазами.

– Узнал? Иди сюда, приятель! Составишь нам компанию.

Ренат подошел и опустился на стул напротив Вернера. Второй курильщик кальяна молча пускал носом дым.

– Знакомься, это хозяин «Изюма», мой добрый друг. Он всегда рад будет тебя видеть, если надумаешь поглазеть на голых девочек. У него работают лучшие стриптизерши! Правда, переспать с ними – дорогое удовольствие. Но для тебя сделают исключение.

Хозяин бара кивнул, продолжая курить. На столе, кроме кальяна, стояла початая бутылка коньяка и блюдце с ломтиками лимона.

– Угощайся, – радушно предложил Вернер.

– Я за рулем, – отказался Ренат.

Вернер рассмеялся и взял на руки кота, который терся об его брюки.

– Видишь, Ра? Он прикатил в бар тайком от Ларисы. Видимо, ему понадобилась встряска. Он в своем репертуаре. Опять бабы, секс, адреналин! А как же любовь и дружба?

– Это вы послали за мной байкера?

– Что ты? – прищурился гуру. – Зачем мне утруждаться?

– Я чуть не попал в аварию из-за него!

– Надо совершенствовать навыки вождения. Ты разленился, Ренат, оброс жирком. Наступаешь на те же грабли. Ты меня разочаровываешь.

– Идите к черту, Вернер! Что вы затеяли?

– Я?! С какой стати ты приписываешь мне чужую интригу? Тебя подцепила на крючок молодая красотка! Разве нет? Ты ринулся в бой как петух, и все ради ее сомнительных прелестей. Берегись!.. Ты идешь по тонкому льду, парень…

Глава 52

Черный байкер

Сорокин привез Ирину из Каменки в городскую квартиру. Как будто перемена места имела какое-то значение. Любовница совсем расклеилась, он был на взводе. За завтраком они поссорились.

– Ты умеешь готовить что-нибудь, кроме яичницы?

– Я тебе не кухарка, – отрезала она.

Он молча допил кофе, вышел из-за стола и начал одеваться. Женщина, у которой муж то ли мертв, то ли жив, не может принадлежать другому мужчине безраздельно. Между ними будет присутствовать третий, хотят они этого или нет.

– Я поехал работать.

– Пробивать отпечатки пальцев по базе? – поморщилась Ирина. – Глупо!

– Ничего умнее я пока не придумал.

– Таким способом ты ничего не добьешься!

– Я помню твой совет проследить за Веригиной. Кстати, еще при жизни Нартова я поставил жучок в ее квартире, но барышня его обнаружила. Не сразу, потом. В общем, жучок не работает. Если удастся, установлю новый.

– У тебя есть ключи от ее квартиры?

– Я пользуюсь отмычками. Придется ждать, пока хозяйка выйдет из дому. Сама понимаешь, это требует времени.

Сыщик лукавил. Он собирался заехать к знакомому айтишнику, который иногда оказывал ему услуги. Ирина отвалила кучу денег за сокрытие трупа, и Сорокин собирался потратить небольшую сумму.

– Я возьму твою машину? – спросил он, когда любовница с унылой миной чмокнула его в щеку.

– Бери.

– Сиди дома и никому не открывай. Консьержу я скажу, чтобы никого к тебе не пускал. Будь на связи. Заряди телефон, а то ты постоянно забываешь.

– Когда ты вернешься?

Сорокин пожал плечами. Он не знал, как будут развиваться события. Сначала надо разобраться с отпечатками, потом к хакеру.

– На каком кладбище похоронили твоего мужа? Я не верю в вампиров и прочую нечисть, но…

– Игоря кремировали.

– Вот как? Ладно, я пошел. Звони, если что…

– Конечно! – сказала Ирина, закрывая за ним входную дверь.

Детектив спустился в холл, поговорил с консьержем и отправился в паркинг за машиной. Ключи он держал в руках, а в левом кармане джинсов была флешка. Сорокин думал, как заставить хакера держать рот на замке.

Он выехал на улицу с мыслью, сумеет ли парень разобраться с кодом и запустить программу. Поймет ли, с чем имеет дело? Если поймет, то как поведет себя? Промолчит, обманет или скажет правду?

Деревья стояли в шапках рыхлого снега, шоссе было скользким. Сыщик сбавил скорость и перестроился в крайний ряд. На тротуаре стояла женщина в пальто с меховой опушкой. Она махнула рукой, и Сорокин… зачем-то остановился.

– Вам куда? – спросил он.

– Нам с вами по пути.

Она села в машину раньше, чем он согласился ее подвезти. От нее пахло сандалом и дорогими духами.

– Не понял, – нахмурился сыщик. – Мы знакомы?

– Заочно.

– Мне не до шуток. Я спешу, у меня много дел.

– А я не шучу! Вы частный детектив, который работает на Ирину Нартову?

– Допустим. И что?

– Теперь поработаете на меня, – улыбнулась пассажирка и представилась, – Лариса.

У нее было чистое лицо с легким румянцем и короткие волосы, подвитые на кончиках. Что-то в ее облике напрягло Сорокина. Наверное, глаза: пристальные и колючие. Он пожалел, что остановился. «Я не собирался никого подвозить. Какого черта?»

– Вы вели наблюдение за мужем госпожи Нартовой, – заявила пассажирка. – У него была любовница. Вы следили за ними обоими.

Сорокин замешкался и чуть не въехал в притормозившую впереди легковушку.

– Смотрите на дорогу!

– Кто вы такая? – рассердился он. – Почему я должен говорить с вами?

– Я адвокат Милены Веригиной, – солгала Лариса. – Вы же не хотите незаконно проникнуть в ее жилище?

Эта фраза открыла ей доступ к суматошным мыслям Сорокина. Разумеется, он вспомнил не только о жучке. Лариса удовлетворенно кивнула.

– Я вижу, вы все поняли.

– Что? – вскинулся детектив. – Покажите адвокатское удостоверение!

– Вы мне не верите?

– У вас есть документ, подтверждающий ваши полномочия?

– У меня есть кое-что более существенное. Я знаю, что недавно вы заперли госпожу Веригину в ванной, а сами в это время обыскали ее квартиру и похитили ноутбук. Мне известно, что вы искали.

Поток транспорта замер на шоссе, водители нервничали. Маршрутные такси выезжали на встречку, прорываясь вперед, им злобно сигналили. Сорокин так сильно сжал руль, что костяшки его пальцев побелели.

– Это домыслы, – процедил он. – Я не позволю себя скомпрометировать. Может, вы прячете в сумочке диктофон?

– В квартире Веригиной остался ваш жучок. Но это не важно. А диктофон мне ни к чему. Я не собираюсь доносить на вас, если вы мне поможете.

– За жучок мне ничего не грозит.

– А за соучастие в убийстве?

Сорокин судорожно сглотнул, стараясь сохранять самообладание. Он криво улыбнулся и покачал головой.

– Какое убийство? Веригина, насколько мне известно, жива и здорова.

– Зато Артур Каппель мертв и лежит в овраге…

– Разве? Я не имею к этому отношения.

– Скажете, вы не были в кабинете Черкасова и не похищали материалы по Нартову? Психолог принял вас за «черного человека», иначе вам бы не удалось так просто обдурить его. Вы угрожали ему пистолетом, но стрелять не собирались. Вам повезло, что он испугался.

Сорокин как раз вспомнил ту потешную сцену и закашлялся. Горло еще болело после злополучного зернышка кардамона.

– А Черкасов, между прочим, скончался при невыясненных обстоятельствах, – добавила Лариса.

– Его смерть признали естественной.

– Но это не оправдывает ограбления!

– Я взял то, что Нартову уже не понадобится.

Детектив сунул руку под куртку и нащупал пистолет. Действовать надо решительно, иначе…

– Что у вас в кармане джинсов? – холодно осведомилась пассажирка.

Сорокин покрылся испариной, его подмышки взмокли. Он был не робкого десятка, но эта милая дама наводила на него ужас. Его пальцы сжали рукоятку пистолета…

* * *

Вернер перебирал четки из идеально круглых зеленых бусин. Ренат отвел глаза и ухмыльнулся.

– Избитый прием…

– Я не намерен вводить тебя в транс. Это уже сделали за меня.

– Кто? – вскинул брови Ренат.

Хозяин бара не принимал участия в разговоре. Он курил кальян, не обращая внимания на собеседников. Ренат раздраженно косился на него, зато Вернеру присутствие третьего совершенно не мешало.

– Зейнаб! – усмехнулся он. – Ты попал в ее любовные сети. Почти как Аурангзеб, последний толковый правитель из династии Великих Моголов. С той разницей, что ты – не император. Он рисковал троном.

– Намекаете, что мне нечего терять?

– Как раз наоборот. Ты потеряешь гораздо больше. У тебя нет трона, зато есть кое-что более ценное…

Ренат вопросительно уставился на бывшего гуру. Тот говорит загадками, как в клубе.

– Вы с Ларисой были моими учениками, – возразил Вернер. – А теперь вы – мои последователи. Я надеюсь, что воспитал вас должным образом.

– Я не влюблен в Мими. Она мне нравится, но…

– Тебе придется выбирать между ней и Ларисой.

– Лариса очень дорога мне, а Мими…

– Моложе и красивей? – перебил Вернер. – Ты снова наступаешь на грабли, мой друг. Молодость и красота всего лишь приманка. Зейнаб никогда не будет твоей. Ты для нее – средство, а не цель. Страсть опять захватила тебя в плен, ты стал ее рабом. Я начинаю думать, что ты безнадежен. Лариса будет права, если уйдет от тебя.

Ренат стерпел оскорбление и потянулся к бокалу с коньяком. Вернер молча смотрел, как он пьет.

– Налить еще?

– Вы дьявол! Зачем я вас слушаю? Зачем вы здесь?

– Потому что ты можешь все испортить. Я вложил в тебя больше, чем в других членов клуба. Не хватало, чтобы ты подвел меня в самый ответственный момент.

– Что это за момент, Вернер?

– Скоро узнаешь.

Ренат налил себе вторую порцию коньяка и залпом выпил.

– Разве ты не за рулем? – поддел его гуру.

– Я возьму такси…

– Ты быстро пьянеешь. Это плохо. Когда человеком движет похоть, им можно управлять без труда.

– Что вам нужно, Вернер? Говорите же, черт возьми! Нартов с вами заодно? Вы затеяли всю это комедию с его гибелью и поисками убийцы? Ради чего?

– Все дело в коде переноса. Нартов подсказал Каппелю, как к этому подступиться. У них почти получилось. Если бы программа не вышла из-под контроля! Нельзя недооценивать угрозу, которую несут эти цифровые штуки.

Курильщик кальяна выпустил изо рта облачко дыма, которое неимоверно разрослось и скрыло от Рената человека с четками. Он перестал видеть Вернера…

Глава 53

Черный байкер

Последняя капелька ибоги желтела на дне заветного пузырька. Последний шанс, который можно использовать.

На город опустились морозные сумерки. Время летело быстрее, чем мысли Мими. Она искала выход из положения, брала в руки телефон, чтобы позвонить Ренату, и… откладывала в сторону. Что он сделает? Отправится вместе с ней на ту сторону? Тогда придется сказать ему правду.

– Нет, – шептала девушка. – Нет, нет… Никто не должен знать! Иначе будет как с Артуром, как с психологом… как с Каратаевым…

Мими боялась принимать ибогу, ведь предыдущая доза вызвала у нее лихорадку и бред. Но она выкарабкалась благодаря Ларисе. Может, рискнуть?

В ящике комода вместе с разными женскими мелочами лежала фотография Нартова в перламутровой рамке. Эту рамку он привез ей из Майами. Сувенир на память. Мими достала фото, уронила на пол и растоптала. Рамка жалобно хрустнула.

– Это тебе за то, что ты меня бросил!

Она поднесла пузырек ко рту и загадала желание. Густая капля африканского зелья медленно сползла по стеклу и упала ей на язык. Шаман-нганга уже звал ее за собой…

Мими опустилась на диван и закрыла глаза. Она представила индийские джунгли, Нартова и «черного человека», который крадется по зеленому коридору. В джунглях пахло тропиками, костром и жареным мясом. Ночное небо отражалось в реке с плавающими крокодилами.

– Это палач из личной стражи императора, – сказал шаман, указывая пальцем на Мими. – Вон, позади тебя…

Она в ужасе обернулась, но сзади никого не было.

– Тебя следовало отдать крокодилам на съедение, – добавил шаман. – Он спас тебя от страшной участи. Просто задушил! Халдейские жрецы не простили бы тебе предательства. Ты обокрала идола!

– Я сделала это ради любви…

Слова вырвались из уст девушки против ее воли. Она прикусила губу и попятилась подальше от голодных рептилий.

– Ха-ха-ха!.. Ха-ха-ха-ха! – послышалось у нее за спиной. – Ох-хо-хо-хо!

– Золото нельзя выносить из храма, – назидательно произнес шаман.

– Мне не нужно золота, – оправдывалась Мими. – Мне было нужно число…

– В первой десятке чисел счастливыми являются три и семь. Тебе этого мало?

– Не мне… Ему! Я пообещала, что достану священный символ…

– Как ты посмела? – грозно нахмурился шаман. – Видишь, к чему привела твоя дерзость? Идол разгневался…

– Бежим, – шепнул кто-то на ухо Мими, схватил ее за руку и увлек в чащу. – Они тебя убьют!

– Пусти…

Девушка пыталась вырваться, но кто-то крепко держал ее. Они бежали в полном мраке, спотыкаясь о корни деревьев, цепляясь за лианы. Сверху блестели звезды, по бокам шумел лес.

– Я нарушила обет, – призналась Мими. – Переступила черту. Мне нет прощения… Оставь меня! Пусти!

– Зачем ты пришла сюда? Ты нужна мне там!

Она узнала голос Нартова и радостно вскрикнула:

– Как ты меня нашел?

– Случайно!.. Ты видела Палача? Он прятался за твоей спиной…

Мими вздрогнула от страха и оступилась. От боли у нее брызнули слезы. Она упала на колено и простонала:

– Ой!.. Нога…

– Я знаю, почему он охотится за мной, – сообщил Нартов, присев рядом и ощупывая ее лодыжку. – Мне психолог рассказал. Это его проделки! Гипнотизер хренов!.. Тут больно?.. А тут?

– Немного. У меня вывих?.. Или перелом?

– Лодыжка цела. Ты ее просто подвернула. Сможешь идти?

– Попробую…

– Здесь оставаться нельзя, – прошептал в темноте Нартов. – Палача ничто не остановит. Он не успокоится, пока не прикончит меня…

* * *

– Я выстрелю! – процедил Сорокин.

Его угроза не возымела действия. Пассажирка не испугалась наставленного на нее пистолета.

– Это машина Ирины? – спокойно осведомилась она. – Вы готовы повесить на нее еще одно убийство?

– Я никого не убивал.

– Тогда зачем вы достали ствол? Уберите. Иногда и незаряженное оружие стреляет!

– Незаряженное?.. – Детектив передернул магазин и убедился, что она права. – Черт… черт! Патронов нет… Куда они исчезли?

– Ирина разрядила вашу пушку. Она не доверяет вам.

– Дура-баба!.. Когда она ухитрилась?

– Улучила удобный момент, и вуаля! – засмеялась Лариса. – Ваше оружие не стреляет! Вы недооцениваете женщин, господин сыщик.

– Вы правда адвокат Веригиной?

– Считайте, что да. Она наняла меня для одного щекотливого дела.

Вереница машин тронулась, и Сорокин сунул бесполезный пистолет в бардачок.

– Так-то лучше, – одобрительно кивнула пассажирка.

– Зачем я вам понадобился? Веригина хочет оттяпать у вдовы часть наследства? В этом я вам не пособник. Несмотря на шантаж!

– Я и не думала вас шантажировать. – Лариса повернулась и покосилась на длинный сверток на заднем сиденье. – Что у вас там? Хотите, угадаю?

– Валяйте…

– Клюшка для гольфа! Вы везете ее… на исследование. Отпечатки вы сняли, но хотите, чтобы специалист взглянул. Вдруг он еще что-нибудь обнаружит?

Детектив изумленно присвистнул, помолчал и мотнул головой.

– Это Ирина вам разболтала? Я не удивлюсь, если вы окажетесь ее сообщницей. Она решила проверить меня на вшивость?

– В данном случае Ирина ни при чем.

– Я и не ждал, что вы признаетесь. – С этими словами Сорокин чуть прибавил газу, потому что движение транспорта на его полосе ускорилось. – Вы крутая штучка! Что еще вам известно?

– Мы не будем меняться ролями, – улыбнулась Лариса.

– О’кей, вы меня раскусили. Сдаюсь.

– Клюшка для гольфа вам не поможет… Что вы хотите доказать? Думаете, это Нартов ударил вас по голове?

Сорокин непроизвольно дотронулся до ушибленного места и рассмеялся.

– Ирина и это рассказала! Хм!.. А что прикажете думать? Не призрак же набросился на меня в кабинете ее мужа?

– Вы намерены продолжать слежку за моей клиенткой? – задала встречный вопрос Лариса. – Не советую.

– Я не слушаю чужих советов.

– Зря! Вы не понимаете, во что ввязались. Это может плохо закончиться.

– Я умею за себя постоять.

– Вам известно, как погиб Нартов?

– Упал с лошади, – сказал детектив, глядя на летящие в свете фар снежинки. – Странная смерть! Он был опытным наездником и лошадь взял смирную, а та вдруг понесла. Как назло, подпруга не выдержала. Я осматривал седло и ремни по просьбе Ирины.

– Каков же ваш вывод?

– Если ремень подрезали, то так искусно, что не подкопаешься.

– Криминалистика оказалась бессильна?

– Зарубежных сериалов насмотрелись? – ухмыльнулся Сорокин. – Там в принципе другой подход к расследованию. Наши пинкертоны стараются всё списать на несчастный случай, чтобы не париться. Благодаря этому у таких, как я, всегда есть работа.

– Что вы искали в ноутбуке Веригиной уже после смерти Нартова? Зачем вы похитили у Черкасова психологический портрет его клиента?

– Угадайте, госпожа всезнайка!

Сыщику было не до шуток, но он скрывал смятение под напускной бравадой.

– Что вы вынесли из дома Нартовых, кроме клюшки для гольфа?

Последний вопрос заставил Сорокина сжать зубы и злобно покоситься на Ларису.

– Этого Ирина не могла мне сказать, – улыбнулась она. – Верно?.. Если только она не обыскивала ваши карманы.

– А она… обыскивала?

– Полагаю, нет. Иначе она подменила бы флешку, которую вы незаконно присвоили…

Глава 54

Черный байкер

Когда дым от кальяна рассеялся, Ренат обнаружил, что сидит за столиком один. Вернер и хозяин бара исчезли. Похоже, они выскользнули за дверь, пока он хлопал ушами.

– Ну и что? – промолвил он в пустоту зала. – К чему все это?

Из динамиков лилась приглушенная восточная музыка. Бархатные занавеси колыхались от движения воздуха. Бутылки с дорогими напитками блестели в свете ламп.

– Ну и что? – повторил Ренат, ощущая вкус коньяка во рту. – Где у вас телефон, ребята? Я хочу вызвать такси.

Никто не отозвался на его слова. Вымерли все, что ли? Он достал сотовый и убедился, что связь по-прежнему отсутствует.

– Плевать мне на ваши фокусы!

Он встал, глубоко вздохнул, как перед прыжком с большой высоты, и… направился в комнату стриптизерш. Зачем он туда идет, Ренат старался не думать. Встреча с Вернером подействовала на него словно дурман. Он не смотрел на зеленые бусины, мелькающие в пальцах гуру, но четки в какой-то степени заворожили его.

Под ногами Рената путался кот, мяукая и помахивая хвостом.

– Иди к черту, Ра! – выругался он. – То есть к своему хозяину! Он забыл взять тебя с собой?

Котяра с шипением кинулся ему наперерез, Ренат чуть не упал, схватился за скатерть ближайшего столика и с грохотом стянул на пол турецкий светильник, вазу и пепельницу. Все это разбилось, рассыпавшись осколками по узорчатой плитке.

На шум никто не выбежал. Ренат, пошатываясь, добрел до двери с надписью «Посторонним вход воспрещен». Он толкнул дверь и остолбенел. Комната была совершенно не похожа на то, что он ожидал увидеть. Никаких гримировочных столиков, зеркал, ламп, вешалок с нарядами… Горели свечи. Роскошь обстановки поражала воображение. На ковре лежала обнаженная девушка дивной красоты.

– Пардон…

Ренат дернулся было выйти, чтобы не смущать стриптизершу, но его взгляд упал на разорванную одежду, которая валялась рядом. Свечи в тяжелых шандалах чадили, догорая. Видимо, девушка лежит здесь давно. Она не вскрикнула, не попыталась прикрыться, не возмутилась, наконец. Она оставалась неподвижной и бледной, как алебастр. Ноги и руки разбросаны, рыжие волосы, перевитые нитями жемчуга, рассыпались.

Ренат склонился над телом и заметил следы удушения на длинной девичьей шее. Стриптизерша была мертва! Кровь в ее жилах остыла, мышцы отвердели. Ренат уставился на ее раскрашенное лицо и с ужасом осознал, что перед ним… танцовщица Зейнаб!

Это пришло ему в голову, едва он ощутил запах ее кожи и краски для волос. Ароматам было не меньше пары сотен лет. Нынешняя парфюмерия в корне иная. Перед внутренним взором Рената, как сквозь кальянный дым, проступала картина жестокого убийства…

Человек в черных шароварах, кафтане и чалме повалил девушку на ковер, ударил, раздел и насильно овладел ею. Она сопротивлялась, но недолго. Насильник не проронил ни слова, утоляя свою страсть. Потом схватил жертву за горло и медленно, с мстительной радостью начал сжимать пальцы.

«Теперь ты не будешь принадлежать ни мне, ни ему, – думал он, глядя на ее конвульсии. – Я вручаю тебя смерти. Никто не властен над нею! Даже могущественный правитель. Теперь я знаю, что он испытывал, совокупляясь с тобой. Ничего особенного… Я слишком сильно мечтал о том, что разочаровало меня! Короткая вспышка, всплеск наслаждения, которое угасло быстрее, чем я успел ощутить его…»

Когда девушка затихла, убийца сорвал с ее руки золотой браслет, коснулся его губами и сунул за пазуху.

«Это я беру на память, – подумал он, глядя на труп. – Жаль твоей красоты, но ничего не поделаешь. Ты сама выбрала свою судьбу. Ты – распутница и воровка, которую нужно наказать! Я сделал то, что должен!»

– Он… немой?! – поразился Ренат.

Палач из личной стражи императора прошел мимо него, задев полой своего кафтана, и исчез за потайной дверью. Они не могли видеть друг друга. Время и пространство разделяли их, как разделены прошлое и настоящее, рождение и смерть.

Ренат опомнился, выскочил следом за убийцей и… оказался в коридоре бара «Изюм». Пустота и холод охватили его. Он понимал, что Вернер неспроста заманил его сюда. Что тот хотел показать ему? Кончину Зейнаб? Палача, который сделал свою работу? Что?

Ренат решил не возвращаться в зал и вышел через черный ход на улицу. Падал снег. Дома светились желтыми квадратами окон. Вокруг не было ни души. Он сел в свой джип и закрыл глаза. Перед ним все еще стояла картина убийства. Девушка, чем-то похожая на Мими, не хотела умирать. Черные одежды палача контрастировали с ее лунной кожей. Словно свет и мрак боролись друг с другом…

– И мрак – победил? – прошептал Ренат.

Когда насильник прятал золотой браслет, тот молнией сверкнул в сумраке комнаты. Свечи оплыли, они вот-вот потухнут, и злодеяние погрузится во тьму веков. Под эти мысли Ренат провалился в тревожное забытье…

Он очнулся от стука по стеклу.

– Вы в порядке? – спросил бармен, заглядывая в салон машины. – Я вас узнал! Вы искали в баре своего друга.

Ренат промычал что-то невнятное, не понимая, о чем идет речь.

– Вы приехали на стриптиз? Бар скоро откроется.

– Разве он был закрыт?

Бармен удивленно поднял брови.

– Мы открываемся после девяти вечера. Вы не знали? Я только иду на работу.

Ренат не мог понять, что с ним произошло. Видел ли он зловещий сон, или то была диковинная явь?..

* * *

Мир Нартова


– Что ты ему сделал? – допытывалась Мими, потирая больную ногу. – Почему он охотится за тобой?

– Ему приказали. Психолог, скотина, ввел меня в транс, внедрился в мое подсознание и внушил фантому, чтобы тот убил меня. Похоже, так и случилось. Он прикончил меня там… – Нартов неопределенно взмахнул рукой. – И намерен добить здесь. Уже окончательно. Мне больше некуда бежать.

– Как мы оказались в гостинице?

– Долго рассказывать.

Мими с интересом разглядывала номер. Много света, мягкая мебель, плазма в полстены, букет цветов на столе. Окна выходят на набережную. Она никогда не была в Майами, не видела океана. Нартов обещал оформить ей визу в Америку, но не успел.

– Ты сам рассказал психологу про «черного человека»?

– Мы с Черкасовым подписали контракт. Он объяснил, что мое подсознание и все образы, которые его населяют, неотъемлемая часть моей личности. Без них он не сможет составить мой полный психологический портрет, следовательно, это не будет оцифровано. Я идиот, Мими! Я сам дал ему оружие против себя! Он поставил на мне эксперимент…

– Черкасов мертв.

– Я в курсе. Он приходил ко мне каяться.

– Ты его простил?

– Вот ему! – Нартов скрутил дулю и показал воображаемому психологу. – Пусть помучается! Он не имел права экспериментировать без моего согласия. Я не подопытный кролик!

– Очевидно, ты согласился.

– Под гипнозом?.. Это нечестно! Я понимаю, Черкасов не ожидал, что у него получится. Он просто хотел попробовать. Любопытство не порок… но не за счет других. Пусть бы ставил опыты на себе.

– Ты увлек его своими идеями, – возразила Мими. – Как и меня. Я тоже по твоей милости пристрастилась к ибоге. И вот результат…

– Ты была в здравом рассудке, дорогая! Я предложил, ты не отказалась. Ты пошла на риск по собственной воле.

– Я любила тебя…

Нартов бросил на нее хмурый взгляд.

– Значит, уже не любишь?

– А ты, Игорь? Ты ни разу не говорил мне о любви! Мы встречались тайком от твоей жены, ты не собирался уходить от нее. Тебе было удобно иметь жену и любовницу. Если бы не твоя…

Слово «гибель» застряло у Мими на языке. С кем она говорит? С покойником? Ей стало страшно. Жизнь и смерть как бы поменялись местами… или смешались. Одно не отличить от другого.

– В том мире я погиб, – сказал за нее Нартов. – Этого нельзя исправить. Факт свершился! Если бы не ибога, мы бы с тобой сейчас не встретились. Перед тем, как идти на конюшню, я принял дозу… Я забыл, что лошади не любят алкоголя и наркотиков! Ты знаешь, как действует ибога. Транс накатывает волнами и отступает, как морской прибой. Я был не в себе. Я вообще не понял, что со мной произошло! Теперь я застрял черт знает, где… Что это вокруг? А? – Он повел в воздухе руками, оглядываясь по сторонам. – Виртуальное пространство в Сети? Потусторонний мир? Наркотический сон? Чистилище?..

– Преисподняя, – вырвалось у Мими.

У Нартова отвисла челюсть. Преисподняя?! Это уж слишком. Он не заслуживает такого провала. Да, он пользовался африканским зельем, чтобы привыкать к измененному сознанию. Как по-другому вывернуть себя наизнанку? Внешнюю жизнь можно записать на камеру, что он и делал. А как заглянуть в свою душу? Это ведь не колодец, ведро не опустишь, воду не выкачаешь, чтобы обнажилось дно…

– Ты меня огорчила, – признался он. – Я не думал, что все так печально.

– У тебя есть план?

– План? – удивился Нартов. – Какой?

– Здесь нет службы спасения, куда можно позвонить и вызывать подмогу. Верно?

– К сожалению…

– Тогда надо браться за дело самим!

Ее слова, выражение лица и тон показались Нартову фальшивыми. Они с Мими – по разные стороны баррикад. Когда действие ибоги ослабнет, она сможет вернуться в мир людей. Но ему нет дороги назад.

– Что ты имеешь в виду?

– Убить «черного человека», пока он не убил тебя, – выпалила девушка. – Это единственный выход…

Глава 55

Черный байкер

Москва


Сорокин не смог скрыть изумления.

– Ирина следила за мной? Прикинулась спящей, а сама…

– Нет, нет, – покачала головой Лариса. – Она действительно спала, когда вы… Что вы искали? В ноутбуке Мими не оказалось нужного вам файла, украденная у Черкасова информация вас не впечатлила. А вы надеетесь продать материалы проекта «Х» по сходной цене. Кому? Хотите, угадаю?

Детектив не верил своим ушам. Это женщина никак не могла знать о маленькой плоской флешке в заднем кармане его брюк. Но она так уверенно говорила об этом!

– В гостевой спальне стояла камера? – выдавил он. – Не может быть. Я все проверил…

– Камера у меня вот здесь. – Лариса с улыбкой прикоснулась пальцем к своему лбу. – Согласитесь, это гораздо удобнее.

– Вы… прятались в доме?

– Я не намерена объяснять вам все тонкости своего метода. У нас, адвокатов, есть свои секреты.

– Ирина говорила, что в доме кто-то прячется, – пробормотал Сорокин. – Я ей не верил. Я убедился в этом, когда получил по голове… То был ваш сообщник?

– Разумеется, нет.

Сыщик разозлился. Он не понимал, кто перед ним и как себя вести. Его пистолет был разряжен, но даже в противном случае он вряд ли пустил бы в ход оружие. Эта дамочка наверняка знает больше, чем говорит. Она как будто видит его насквозь.

– На кого вы работаете? – с улыбкой осведомилась Лариса.

– Как вам известно, меня наняла Ирина Нартова. Сначала наши отношения были чисто деловыми, потом… Она красивая женщина, а я не монах! Да, мы стали любовниками. Это преступление?.. Будете читать мне мораль? Я давно вырос из коротких штанишек.

– Вы не любите Ирину…

– Она мне нравится, этого достаточно. Думаю, она тоже меня не любит. Я ей нужен как помощник и охранник. Почему бы не сочетать приятное с полезным?

– Она платит вам деньги, а вы ее обманываете.

– Оставьте свои женские штучки, – отрезал сыщик. – Ирина сама была не против переспать со мной. Я не отказался.

– Она в курсе, что вы работаете на фирму «ВЖ»? Когда Нартова наняла вас для слежки за мужем, вы решили попутно раздобыть его альтернативный проект «Х». Вам посулили кругленькую сумму! И вы согласились. Вы и раньше оказывали им мелкие услуги, а тут у вас появился шанс сорвать изрядный куш.

– Я влез в долги, выплачиваю кредит за квартиру. Мне нужны деньги.

Сорокин не хотел этого говорить, но не сдержался. Его охватило странное предчувствие: словно он вот-вот сорвется в пропасть. Однако любопытство заставляло его продолжать этот опасный разговор.

– Смерть Артура Каппеля спутала вам карты. После гибели Нартова он изъял из рабочего компьютера главные файлы, без которых его программа непригодна к употреблению. Вы с Черкасовым по очереди угрожали Каратаеву, тот испугался и наделал глупостей. А пропавшие файлы вы так и не получили.

Детектив занервничал. Лариса обладала информаций, которой она просто не могла обладать.

– К чему вы ведете?

– А вам невдомек?

– Я никого не убивал! – выпалил Сорокин. – Черкасов и Каратаев умерли не по моей вине! Эта история кишит трупами. Но я к этому непричастен! Вдова Нартова твердит, что ее муж жив, и я начинаю склоняться к ее мнению. Кто-то похожий на него разъезжает на таком же мотоцикле, кто-то ударил меня по башке клюшкой для гольфа… Я ни черта не понимаю!

– Поэтому вы решили проследить за секретаршей покойного? Думаете, она выведет вас на него?

– Звучит бредово…

– Сначала вы наблюдали за Веригиной по просьбе Ирины, а потом – по собственной инициативе. Непредвиденные обстоятельства на время отвлекли вас от моей клиентки. Теперь вы опять намерены следить за ней. Зачем?

– Интуиция, – осклабился сыщик. – Я нюхом чую, что эта девица себе на уме. Она что-то замыслила… и я хочу выяснить, что. У меня не было фактов…

– И вы решили их добыть?

– Да, – кивнул Сорокин и возмутился: – Какого черта я говорю вам все это?

Лариса проигнорировала его реплику. Машину, в которой они сидели, заметал снег. Сыщик припарковался в чужом дворе. Такие вещи нельзя обсуждать за рулем, чтобы не угодить в аварию. Окна домов тускло светились в белесой мути. Фигуры прохожих растворялись в ней без следа. Такими же призрачными казались персонажи, о которых шла речь: Нартов, Мими, загадочный байкер…

– Вы продолжаете работать на два фронта? На вдову Нартова и на фирму «ВЖ»?

– Ирина не интересуется проектом своего мужа. Ей не будет вреда от того, что я продам информацию людям, которые этим занимаются.

– Вы верите в кибертела и перенос сознания?

– Конечно, нет! Я реалист, а не мечтатель. Делаю то, что умею, и получаю за это деньги. У каждого своя работа. Вы адвокат, я детектив. Часто наши пути пересекаются. Если вы действительно адвокат…

– Дайте мне флешку, – потребовала Лариса.

Сорокин посмотрел на нее как на умалишенную. Она всерьез полагает, что он послушается и отдаст ей с таким трудом добытую флешку?

– Вы шутите?

Она протянула руку и ждала…

* * *

Несмотря на предупреждение сыщика, Ирина поймала такси и поехала в Измайлово. Всю дорогу она оглядывалась, не появится ли на хвосте мотоциклист.

– Что-то не так? – заметил ее беспокойство таксист.

– Все нормально…

Он улыбнулся и включил музыку. Ирину воротило от пошлых попсовых песенок, которые напоминали ей о прошлом, но она промолчала. Сорокин чуть не прикончил ее в кабинете мужа. Нож для разрезания бумаги в его руках мог стать опасным оружием. Он устроил ей допрос, угрожал… Кто знает, что еще взбредет ему в голову?

Ирина заглушала страх коньяком и таблетками. Вот и сейчас перед выходом из дому она выпила.

Во дворе, куда свернуло такси, горели фонари, мела поземка. Двое школьников бросили ранцы на скамейке и лепили снежки. Возле них крутилась лохматая собачка.

– Приехали, – сообщил таксист и обернулся. – Вы неважно выглядите. Вас проводить?

– Не надо…

Ирина расплатилась и вышла из машины. Ее меховой жакет и волосы покрылись снегом, пока она шагала к парадному. У двери она остановилась. Кодовый замок оказался неожиданным препятствием.

– Черт…

Ирина топталась на ступеньках, оглядываясь по сторонам. Если Сорокин где-то неподалеку и видит ее, пусть думает что хочет. Вряд ли он станет ей мешать.

Во двор въехал светлый джип, разминулся с такси и припарковался рядом с засыпанной снегом легковушкой. Ирина мельком посмотрела и отвернулась. Это не Сорокин.

Собачка бегала за школьниками и пронзительно тявкала. Дети играли в снежки. Водитель джипа направился к парадному. Он произвел на Ирину благоприятное впечатление. Хорошая одежда, уверенная походка, приятное лицо. Видимо, живет здесь.

Мужчина подошел к двери и набрал код замка. Переговорное устройство молчало. Ирина приблизилась и робко спросила:

– Не открывают? У меня та же проблема…

Незнакомец смерил ее оценивающим взглядом, от которого ей стало неловко. Будто он проник в ее мысли и понял, что она лжет.

– Что делать? – выдавила Ирина, опуская глаза. – Я замерзла…

Ногам, обутым в легкие полусапожки, действительно было холодно. Руки она прятала в карманах жакета, сумочка висела на ее локте.

– Мне нужно к подруге, – жалобно добавила вдова. – Она нездорова. Вероятно, уснула и не слышит звонка.

– Свяжитесь с ней по телефону, – предложил мужчина.

– У нее грипп. Она выключает сотовый, когда болеет.

Ирина была неубедительна. Незнакомец понимающе улыбнулся.

– Я могу чем-то помочь?

– Мне обязательно нужно попасть к ней! Она… у нее высокая температура… Я переживаю за нее!

– Ей нужен врач?

– Врач уже был… Подруга живет одна и нуждается в уходе. Я приехала специально для этого!

– Кто-нибудь из жильцов будет входить или выходить, и мы этим воспользуемся.

Ирина с досадой оглянулась.

– Как назло, никого нет…

– Не волнуйтесь, сейчас появится.

Словно по команде, к парадному подбежал школьник с собачкой и крикнул своему другу:

– Пока, Серый!.. Я домой! Уроки делать. Не то мамка заругает…

Мальчишка поправил ранец, открыл замок, взял собачку под мышку и юркнул в подъезд. Незнакомец придержал дверь и пропустил Ирину вперед. Все трое остановились у лифта.

– Вам куда? – спросил школьник. Собачка злобно тявкала на чужаков и норовила вырваться из его рук.

– На третий, – сказала Ирина и покосилась на мужчину. – А вам?

– И мне туда же…

Глава 56

Черный байкер

Мир Нартова


Игорь опешил от слов Мими. Такая мысль не приходила ему в голову. Опередить убийцу? Прикончить его первым?

– Как ты себе это представляешь?

– А как он собирается убить тебя? – осведомилась девушка. – Задушить, прирезать, пристрелить?

– Не знаю. Он же фантом…

– А ты?

Нартов глубоко задумался. В самом деле, кто он? До сих пор он ощущал себя примерно так же, как и раньше. Чувства, эмоции почти не изменились. Ум работал, память не подводила. Некоторые эпизоды выпали из нее, но все остальное было как прежде. Он мог вспомнить каждый день, проведенный с Мими. Супружество и бизнес отчасти стерлись, поблекли. Но память любого человека дает осечки.

– Ты помнишь, как упал с лошади?

– Я вылетел из седла и сильно ударился об землю…

– Что было дальше?

– Потом наступила темнота…

В номере пахло духами Мими и виски. На столике стояла початая бутылка и два бокала. Через открытую дверь с лоджии доносился шум океана.

– Я очнулся… – медленно выговорил Нартов.

– Где ты очнулся?

– Кажется, в зеленом коридоре… все было очень смутно, зыбко… Я услышал бой барабанов и пошел на звуки. Увидел шамана, который приплясывал у костра… И завертелось! Я не сразу понял, что со мной… Меня кидало из джунглей в офис, из офиса в городскую квартиру, в кафе, на яхту, в коттедж… Я не контролировал свои перемещения!.. Это было ужасно… Постепенно я начал привыкать. – Он провел рукой по лицу, как бы снимая налипшую паутину. – Я нашел способ выйти в скайп и связался с тобой. В баре «Изюм», где я иногда оказывался, посетителям дают гаджеты…

– Ты любишь стриптиз? – усмехнулась Мими. – Я слышала о девицах из «Изюма». Их тщательно отбирают, обучают и заставляют корчить из себя восточных танцовщиц. У шеста! Забавно…

– Ты бывала в «Изюме»?

– Один раз, на кастинге. Меня не взяли, им не понравилась моя фигура. Грудь и бедра маловаты.

– Ты же не умеешь танцевать.

– Научилась бы. Впрочем, я не жалею, что так получилось. Стриптиз не для меня. Раздеваться при всех – фи!.. Зато я устроилась к тебе секретаршей. Иначе бы мы не встретились.

– Ты мне сразу понравилась, – признался Нартов. – Я взглянул и обомлел.

– Да ладно…

Мими лежала на диване с компрессом на лодыжке. Она выглядела бледной и уставшей, только ее глаза горели лихорадочным огнем.

– Поменять тебе компресс? – не дожидаясь ответа, Нартов размотал полотенце, встряхнул, смочил виски и опять приложил к ноге девушки. – Болит?

– Уже меньше.

– Может, вызвать врача? Хотя не знаю… придет ли он. Попробуем?

– Не стоит, – отказалась Мими, укладываясь поудобнее. – Отека нет, значит, ничего страшного не случилось. К вечеру я смогу ходить.

– Куда мы пойдем?

– Искать твоего врага. Пока ты от него убегаешь и прячешься, он на коне. Но если вы поменяетесь местами…

В этот момент что-то щелкнуло. Нартов прижал палец к губам, давая Мими знак молчать, пересек комнату и выглянул в холл. В двери номера поворачивалась ручка…

* * *

Москва


– Флешку! – повторила Лариса.

Сорокин с негодованием воззрился на нее. Какое она имеет право требовать? Шиш ей!

Но вместо «шиша» правая рука против его воли потянулась к карману, открыла молнию, достала крохотный прямоугольник и зажала в ладони.

– Что… вы… делаете? – едва ворочая языком, выдавил сыщик. – Это… гипноз?

– Сила убеждения. У меня мало времени.

Пальцы Сорокина разжались, и флешка перекочевала от него к Ларисе.

– Я верну вам вашу добычу, только проверю кое-что, – пояснила она. – Извините за доставленное неудобство.

У детектива все внутри закипело. Так с ним еще никто не обращался.

– Из кармана в карман… – пробормотала Лариса.

– Что?

– Артур Каппель спрятал флешку в карман халата… а вы ее обнаружили и присвоили. Не стыдно?

– Он мертв… и флешка ему больше ни к чему.

– Деньги толкают людей на преступление. Вы вор!

– Я взял то, что никому не принадлежит, – оправдывался Сорокин. – Кстати, разве это ваша вещь? Почему я должен отдать флешку вам?

– Вы вынуждены…

Он хотел возразить, но не нашел аргументов и промолчал. Лариса соединила ладони, держа между ними электронный носитель. Раньше ей не доводилось считывать информацию подобным образом. Вернер в своем клубе не учил этому. Что ж, придется набираться опыта на ходу.

Она даже не могла закрыть глаза, потому что нельзя было оставлять Сорокина без присмотра. Вдруг он выкинет какой-нибудь фортель? Ему же хуже будет.

– Что это значит? – удивился сыщик.

– Не мешайте!

Сорокин приоткрыл окно, впуская в салон холодный воздух. Несколько снежинок влетели внутрь.

– Закройте, – приказала Лариса. – Вы меня отвлекаете.

Он послушно поднял стекло и покачал головой.

– Почему я подчиняюсь? Какого рожна вы мной командуете?

– Сидите тихо! Дайте мне сосредоточиться!

Сорокин сжал губы и внимательно следил за ее действиями. Она продолжала держать флешку между ладоней…

Вот Нартов верхом на своей любимой кобыле. Скачет во весь опор по проселочной дороге, по лесу… Внезапно он, уже без лошади, бегает с ракеткой на теннисном корте, потом плавает в бассейне… Лариса ощущала, как его руки погружаются в воду, как он дышит…

В баре «Изюм» Нартов любовался стриптизом, пил коктейль с привкусом полыни… Потом целовал свою секретаршу, занимался с ней любовью… Бранился с женой, завтракал, мчался на машине по запруженному транспортом проспекту… Проводил совещание в офисе… подписывал контракты… распекал сотрудников… брал кредит в банке…

Лариса полностью погрузилась в жизнь Нартова во всех ее проявлениях. Городская квартира… загородный коттедж… сауна… конюшня… ресторан… пляж на берегу океана… сон… пробуждение… фитнес… шопинг… раздражение на жену… тоска по любовнице… сексуальное желание… деловая встреча… ночной клуб… обнаженная Мими… гонка на мотоцикле по ночным улицам…

А вот Нартов лежит на кровати в супружеской спальне и пытается уснуть. По потолку комнаты плывут полосы света. Рядом дышит женщина, которая вызывает у него глухое недоумение… Как он мог жениться на ней?

Нартов проваливается в сон, блуждает в зеленом коридоре… сидит у костра… слушает голос шамана и звуки джунглей…

Вот он на приеме у психолога рассказывает о «черном человеке»… а вот и сам злодей в шароварах, кафтане и чалме… его лицо скрыто под черной повязкой, только глаза сверкают лютой ненавистью…

– Это Палач, – шепчет Лариса, крепче сжимая в руке флешку. – Он тоже здесь…

Голос Сорокина доносится до нее издалека, эхом отдается в ушах.

– Какой палач? Где?

Сознание Ларисы раздваивается. Одна часть наблюдает за детективом, который нервно озирается. Другая – следует за Палачом по узкой каменной галерее…

Тот куда-то спешит, полы его кафтана развеваются, кожаные сапоги мягко ступают по плитам пола.

Танцовщица Зейнаб пляшет в халдейском храме, где вместо потолка – сквозное отверстие, в котором видны звезды. Пылает масло в медных чашах, блестит золото на запястьях и щиколотках красавицы, запах благовоний смешивается с запахом женщины…

Сладок этот аромат!.. Грозен лик халдейского идола!.. Страшные мысли бродят в уме Палача!..

Зейнаб кружится в танце. В ее косы вплетен жемчуг. Это подарок владыки, который влюблен в нее. Сама смерть завидует ее красоте! Следит за ней глазами человека, который притаился за одной из колонн. Он выжидает, словно стервятник, готовый растерзать свою жертву, едва та окажется в его власти…

– Вы меня слышите? – спрашивает мужской голос.

Лариса открывает глаза и видит… детектива, который не знает, как поступить. Отобрать у нее флешку, вытолкнуть из машины и дать газу? Или выяснить, что происходит.

– Вы смотрели, что записано на флешке? – спросила она.

– Только один файл… с аватаром Нартова. Сначала я принял это за мультики, потом догадался, что к чему. Это образ покойного: компьютерная графика или нечто подобное… Вероятно, созданный по его заказу игровой персонаж, если можно так выразиться. Нартов возомнил, что сможет переселиться в него… в смысле, перенести свою личность… в общем, чепуха и бред!

– Вы намерены продать эту чепуху подороже?

– Я выполняю свою работу, – парировал Сорокин. – Мне платят за результат.

– А остальные файлы? Вы их открывали?

– Они закодированы. Артур Каппель работал над особой программой, узкого направления. Только он и Нартов знали, что это.

– Вы везете флешку хакеру? Не боитесь, что он вас обманет? Вы ни черта в этом не смыслите.

– Боюсь, – признался сыщик. – Но у меня нет другого выхода. Я не могу продать заказчику кота в мешке.

– «Кот в мешке» – это Игорь Нартов, его оцифрованная личность. Тут всё! Он носил с собой миниатюрную камеру и записывал каждый свой вздох. Беспрерывно. Даже, простите, в сортире.

– Ирина считает, что ее муж был одержим идеей фикс. Она права! Я слушал его откровения, записанные психологом на диктофон… Кошмар! Неужели у любого человека такая жесткая муть в голове?

– А вы как думаете?

Сорокин до сих пор не составил своего мнения.

– Этот вечер, снежинки, фонарь, машина, я, вы и наш разговор, настроение, мысли, запахи теперь навсегда сохранятся в вашем сознании, – сказала Лариса. – Без этого мгновения вы – не совсем вы. Сколько таких мгновений должно быть оцифровано, чтобы…

Она запнулась и прикусила язык. Не хватало уподобляться Вернеру и поучать кого ни попадя. Сорокину нужны деньги, а с флешкой пусть разбирается его заказчик. Электронный «слепок» Нартова – еще не сам Нартов…

Глава 57

Черный байкер

На третьем этаже Ирина и ее случайный спутник остановились у одной и той же двери.

– Здесь живет ваша подруга? – осведомился он.

Женщина замешкалась с ответом, переминаясь с ноги на ногу. Снег на ее волосах растаял и капельками блестел в прядях. Она нервно сглотнула.

– А вы… тоже сюда?

– Вас это удивляет?

– Сорокин! – возмутилась Ирина. – Он вас приставил следить за мной!

– Давайте знакомиться, – миролюбиво предложил мужчина. – Меня зовут Ренат. Я сам по себе, без Сорокина.

Его слова эхом отдавались в лестничных пролетах. Лифт поднялся наверх, мальчик с собакой вышли, и наступила тишина. Ирина отвела глаза, она не собиралась представляться. Такое знакомство ей ни к чему.

– Ладно, – в ответ на ее молчание улыбнулся Ренат. – Я и так знаю, кто вы. Вдова Игоря Нартова. Я просматривал вашу страничку в соцсети.

– Я сама виновата. Надоумила Сорокина проследить за Мими. Не предполагала, что он поручит это кому-то другому.

Ренат не стал переубеждать ее и спросил:

– Вы надеялись опередить его? Решили, что он не сразу приступит к наблюдению? А вы в это время успеете поговорить с бывшей секретаршей вашего мужа?

– Я ему не верю! – вырвалось у Ирины. – Он хитрый, как лис. Поехал по своим делам, а вас прислал вместо себя.

– Ошибаетесь.

– Не выгораживайте его. Бесполезно.

Ренат пожал плечами и кивком указал на дверь в квартиру Веригиной.

– Звоните! Вы пришли сюда не за тем, чтобы обсуждать со мной Сорокина.

– А… если она мне не откроет? – засомневалась вдова. – Увидит в глазок и…

– Как же вы намеревались попасть в квартиру?

– Не знаю… Я часто действую импульсивно, а потом страдаю от этого. Сорокин меня обманывает. Я подозреваю, что он…

Ирина осеклась и бросила на Рената сердитый взгляд. С какой стати она распинается перед ним? Кто он такой? Помощник Сорокина, который выполняет его поручения?

– Вы донесете ему, что я приходила сюда?

– Нет.

Ирина недоверчиво вздохнула и покачала головой. Никому нельзя верить. Но какой у нее выбор? Раз уж она здесь, надо гнуть свою линию.

– Что вы стоите? Отойдите в сторону. Если эта девица увидит нас двоих, то подавно не пустит в квартиру.

Она хотела спросить у Мими о Нартове – задать вопрос в лоб и посмотреть на реакцию. Раньше, чем это сделает Сорокин. Они с бывшей любовницей мужа могут сговориться за ее спиной.

Ирина потянулась рукой к звонку, Ренат остановил ее.

– Предлагаю войти без приглашения. Застать хозяйку врасплох. Правда, это не совсем законно. Вы со мной?

Он достал из кармана ключи и помахал ими в воздухе. Пришлось втихаря стащить у Мими запасной комплект, чтобы воспользоваться в случае необходимости.

– У вас есть ключи? – поразилась Ирина, и ее злость улетучилась. – Я с вами!

– Вы обещаете меня слушаться?

Она нетерпеливо кивнула. Ренат вставил ключ в замочную скважину и два раза повернул…

* * *

Мир Нартова, отель в Майами


Он едва успел отскочить, как дверь приоткрылась, и в номер скользнула черная тень.

– Мими! – крикнул Нартов. – Беги на лоджию, закройся там и зови на помощь! Кричи изо всех сил!

Тень замерла на месте и медленно обернулась. А может, время стало густым, как желе, и каждое движение казалось растянутым, словно в замедленном кадре. Тень встретилась с Нартовым взглядом. В зрачках полыхнул темный огонь.

«Наконец я догнал тебя! – прочитал в них Нартов. – Теперь ты от меня не уйдешь!»

Черный кафтан, шаровары, сапоги на мягкой подошве, чалма, закрытое повязкой лицо. Палач наконец оказался один на один со своей жертвой. Нартов впервые смотрел в глаза своему преследователю. Отступать было некуда.

Они застыли друг против друга, как бойцы перед решающей схваткой. Мими в комнате затаилась. Нартов прислушивался, но девушка не издавала ни звука. Что с ней? Оцепенела от страха? Лишилась чувств? Его мысли о ней текли параллельно с мыслями о противнике. Они с Палачом примерно одного роста и телосложения.

«У меня есть шанс, – подумал Нартов. – Еще не все потеряно. Драка будет не на жизнь, а на смерть. Он меня, или я его. Наверное, это к лучшему. Сейчас решится моя судьба!»

– Кто ты такой? – выдавил Нартов. – Что тебе нужно?

Внезапно до него дошло, что его противник глух и нем. Его невозможно склонить на свою сторону, невозможно выпросить пощады. Да и ни к чему. Надо принимать бой! Рано или поздно это должно случиться.

Вопреки логике и здравому смыслу он продолжал говорить с Палачом. Если не слова, то мысли тот наверняка улавливает. Идеи, которыми они могут обмениваться.

– Я тебе не враг, – срывающимся голосом проговорил Нартов. – Это Черкасов стравил нас! Психолог, которого я посещал. Он внушил тебе мысль убить меня! Но теперь Черкасов мертв! Ты не обязан выполнять его приказы.

Черная тень метнулась вперед, и он чудом успел уклониться. В воздухе просвистела острая сталь. В руке Палача блеснул кинжал. Драгоценные золотые ножны упали на ковер в холле, сверкнув алмазами и цветной эмалью.

– Эй, так нечестно! – возмутился Нартов. – Я без оружия!

Немое бешенство горело в зрачках противника. Палач не имел представления о чести. Он был воплощенным бесчестием. Он был всем тем, что презирал и ненавидел Нартов. Кинжал, которым он размахивал, был похищен им у владыки Аурангзеба. Слуга украл у хозяина не только любовь, но и жизнь. Без плясуньи Зейнаб звезда Аурангзеба быстро закатилась…

Палач присвоил себе кинжал императора на память. Так он успокаивал свою гордыню. Он не вор! Он – мститель. Он не насильник. Он – порождение чужой жестокости. Его лишили права на счастье, поэтому он берет свое без спросу, как хищник. Он верой и правдой служил правителю, а что получил взамен? Жалкие гроши, мелкие подачки с барского плеча, прозябание в тени трона. Он – никто, существо без имени, без судьбы. Он канет в забвение, и никто не вспомнит о нем, не заплачет над его могилой…

Да и могилы у него нет! Он принужден вечно скитаться между мирами, подчиняться чужой воле, как будто у него нет своей.

Нартов читал его мысли и ужасался. Палачу нечего терять, в отличие от него. Тот ничем не дорожит и ничего не боится.

– Зачем тебе меня убивать? – выкрикнул он, уже не заботясь о том, что испугает Мими. – Я ни в чем не виноват перед тобой!

Черная тень ринулась на него, взмахнула кинжалом. Нартов нанес встречный удар, Палач глухо вскрикнул и выронил оружие. Они сцепились, упали и с рычанием катались по полу. Нартов отбивался, как мог. Враг навалился на него всем телом, подмял под себя. Запах тлена и вековой пыли забивал Нартову дыхание. Он каким-то образом нащупал на ковре ножны кинжала и угодил острым концом в глаз своего противника. Тот взвыл от боли, и Нартов получил передышку.

Почему Мими не зовет на помощь? Давно пора звонить в полицию или вызывать охрану отеля…

Хватка Палача ослабла, но вырваться из его цепких лап было непросто. Нартов извернулся и остервенело ткнул противника ножнами в шею. Это позволило ему освободиться и подняться на четвереньки. Капли крови на ковре говорили о том, что его враг ранен.

Краем глаза Нартов заметил кинжал, который выпал из руки Палача, но не успел до него дотянуться. Противник обрушился на него с кулаками и повалил навзничь. Один его глаз покраснел и заплыл, второй горел дикой злобой.

– Какого черта? – прохрипел Нартов. – Психолог умер! Теперь ты свободен!

Палач его не слышал.

– Ты не обязан меня убивать! Отвали…

Тот схватил Нартова за шею и начал душить. Пальцы у него были стальные. Нартов наносил ему беспорядочные удары ножнами по туловищу, которые, кажется, не причиняли серьезного вреда. Мужчины боролись с отчаянием смертников. Каждый понимал, что живым не уйдет. Настал момент истины. Кто – кого!

Нартов задыхался, его противник истекал кровью. У Палача была повреждена шея. Платок, который закрывал нижнюю часть его лица, промок.

У Нартова темнело в глазах, его враг терял силы. Из раны на шее Палача сочилась кровь, из груди вырывались глухие стоны. Нартов выронил золотые ножны и попытался оттолкнуть врага. Неимоверным усилием он схватился за платок на лице Палача и сорвал его.

Нартову не хватало воздуха, иначе он издал бы крик изумления…

Глава 58

Черный байкер

Москва


– Откуда вам известно, что на флешке? – спросил Сорокин, неприязненно глядя на Ларису. У него появилась конкурентка!

Она с улыбкой вернула ему вожделенную добычу, которую не собиралась присваивать.

– Забирайте ваш трофей. Я все поняла.

– Вы просто подержали эту штуковину в руке…

– Мне достаточно.

– Что за игру вы ведете?! – взорвался детектив.

– Вы можете продать эту флешку за большие деньги. Но и только. Никакой выгоды от нее не будет ни вам, ни вашим заказчикам.

– Это блеф? Или Артур оставил нам обманку?

– Он сделал свою работу, и не его вина, что результат не оправдал ожиданий.

– В смысле?

– По идее на этой флешке должен быть Нартов, оцифрованный и заключенный в рамки бинарного кода. В таком случае фирма «ВЖ», которая наняла вас, сделала бы рывок. Представляете, они загружают «личность» клиента в кибертело – и готово!

– Я не смог вскрыть программу, но…

– Программа имеет серьезный изъян. Ее невозможно запустить без сущей безделицы. А безделица… Впрочем, нам пора ехать!

– Куда?

– Снимать отпечатки с клюшки для гольфа, – рассмеялась Лариса.

– Вы что, издеваетесь?

– Ладно, я скажу правду. Пора взглянуть на того, кто оставил на клюшке свои пальчики, а на вашем затылке – большую шишку. Вас еще интересует этот опасный субъект?

Сорокин не знал, как реагировать на ее слова. Он не понимал эту женщину и побаивался ее. Она казалась безумной, но разве он не так же безумен? О чем они говорят? Что обсуждают?

– Вы верите в эту галиматью? – выдавил сыщик. – Перенос сознания, кибертело… Мы оба свихнулись?..

– Предлагаю от слов перейти к делу.

Сорокин сунул флешку в карман и включил зажигание. «Тойоту» засыпало снегом, пока она стояла в пустынном городском дворе. На улице разыгралась настоящая метель.

– Вам придется очистить лобовое стекло, – подсказала Лариса. – И заднее тоже.

Детектив послушно вышел, взял щетку и начал сметать снег. Ветер пробирал его до костей. Все вокруг замерло, словно скованное ледяным холодом. Ни прохожих, ни ментов, ни бродячих собак… Сквозь снежную пелену мелькали огни и доносился шум транспорта. Смутно, как во сне…

– Куда едем? – осведомился он, садясь за руль. – К Веригиной? Я должен отдать ей флешку? Она – правопреемница Нартова? Я имею в виду не имущество, а…

– Флешка ваша, и вы вольны распоряжаться ею по своему усмотрению.

– Тогда к чему был этот спектакль? – раздраженно бросил Сорокин. – Что за цирк вы устроили?

– Цирк еще впереди. Вы любите стриптиз, господин сыщик?

– А вы что, собираетесь раздеваться?

– Не я, – усмехнулась Лариса. – Но вам понравится.

Он молча засопел, тронулся и выехал на проспект. Упоминание о стриптизе насторожило его. Может, эта дамочка никакой не адвокат? Она просто ненормальная? А он повелся на ее провокацию, наболтал лишнего.

– Все мы немножко чокнутые, – подтвердила Лариса. – И вы – не исключение.

Этот разговор казался Сорокину абсурдом, но почему-то он не решался прекратить его.

– Вас отвезти в ночной клуб?

– В бар «Изюм». Найдете дорогу?

– В машине есть навигатор, – буркнул детектив. – Мне придется вас сопровождать?

– Конечно! Следует соблюдать приличия. Одной мне будет неуютно в таком заведении. Главное, не заблудиться и попасть по адресу.

Сорокин хмыкнул и прибавил газу…

* * *

Ирина впервые переступила порог квартиры соперницы. Она испытывала любопытство и страх. Ренат сразу прошел в гостиную и оставил ее в прихожей одну.

Она постояла в темноте, потом нашла выключатель. Щелк!.. Под потолком загорелась лампа. Неплохое гнездышко приобрел для секретарши покойный босс. Без особого шика, но вполне прилично. Наверное, хозяйки нет дома, иначе она давно подняла бы крик.

В гостиной зажегся свет. Ирина медленно подошла и заглянула в комнату. Тут пахло сигаретным дымом и духами. Ренат обернулся, прижал палец к губам. На диване кто-то лежал… Неужели Мими?

Новый знакомец подал Ирине знак приблизиться. Она сделала пару шагов, и под ногами что-то хрустнуло. На полу валялась фотография Нартова в разбитой рамке. Вдова не могла оторвать взгляд от лица мужа, ревность кольнула ее в сердце.

Мими в облегающем джемпере и лосинах была обворожительна. Ее голова лежала на диванной подушке, рот приоткрылся, щеки пылали. Ирина показала на нее пальцем и прошептала:

– Она… спит?

– Она под действием наркотика, – сообщил Ренат.

– Наркоманка! – ахнула вдова. – У нее не передоз, надеюсь?

– Я тоже надеюсь…

– Что будем делать? Вызывать «неотложку»?

– Я бы не торопился.

– А если она умрет?

Руки и ноги Мими подергивались, по лицу ходили судороги, из груди вырывалось прерывистое дыхание. Ренат наклонился, поднял с полу пустой пузырек и понюхал.

– Ибога! Ваш муж приучил ее к африканскому зелью. Хотите, я угадаю, где он брал наркотик?.. Выращивал у себя дома, в оранжерее. Вы ни о чем не догадывались?

– Сначала нет. Потом мне кое-что объяснили. Эта штука изменяет сознание. Нартов доигрался! И втянул в свои игры других.

Ирина покачала головой, глядя на спящую соперницу. Впрочем, делить им больше нечего.

– Даже если Игорь каким-то образом обманул смерть, ко мне он не вернется, – прошептала она. – Я это чувствую! Мы стали чужими задолго до того, как…

Девушка пошевелилась на диване, и Ирина замолчала.

– Она нас не слышит, – сказал Ренат. – Можно не шептаться.

– Мы ее не разбудим?

– Пока ибога не отпустит ее, она не проснется.

– Как странно вы выражаетесь.

Ренат смотрел на Мими, а видел… номер в первоклассной гостинице, дрожащую от страха девушку, дерущихся мужчин… Они бьются не на жизнь, а на смерть! И кто одержит верх, неизвестно. От этого зависит, как будут развиваться события…

Ирина заметила на столе ноутбук, устремилась к нему и села в кресло, ее пальцы забегали по сенсорным клавишам.

– Что вы там ищете? – усмехнулся Ренат. – Любовную переписку?

– Что-нибудь… Я должна понять, не связывается ли Игорь с бывшей любовницей! Я хочу разобраться в этой чертовщине…

– А если они связаны? До сих пор!

Ирина оторвалась от компьютера и подняла голову. Ренат состроил невинную мину.

– Вы в своем уме? – опешила она.

– Что же вы тогда хотите понять? Ваш муж был неординарным человеком. Вы не разделяли его увлечений, а теперь что-то заставляет вас копаться в его прошлом.

– Страх! – призналась Ирина. – Я боюсь… сама не знаю чего… Вокруг меня умирают люди! Вы бы на моем месте сидели и ждали, пока смерть придет и к вам? Я не знаю, чего следует опасаться… Я никому не верю!.. Так можно и спятить. Я не исключаю, что это уже произошло… Вдруг не существует ни вас, ни меня, ни этой комнаты?.. Мне все мерещится!.. Скоро я очнусь, приду в себя, увижу доктора, который сидит у моей постели… Меня просто загоняют в безумие, чтобы обобрать до нитки!.. Откуда мне знать, на кого на самом деле работает Сорокин?.. Может, на нее?

Ирина махнула рукой в сторону Мими и вздохнула. На экране ноутбука светилась безмятежная картина пляжа. Солнце, пальмы, изумрудная полоса воды, белые дома вдоль побережья…

– Что это? – спросил Ренат.

– Майами. Вот гостиница, в которой мы с Игорем снимали номер, когда отдыхали, – она показала пальцем на светлое здание с лоджиями. – Муж обожал океан.

– Гостиница?

– Что вас удивляет? Этот чудесный вид вызывает у меня тоску… Там мы с Игорем были счастливы, а здесь… Как эта заставка оказалась на рабочем столе ее компа? – вскинулась Ирина. – Мими отняла у меня все! Даже воспоминания…

Атмосфера в гостиной накалялась. Ренат ощущал движение воздуха, хотя окно было закрыто. Внезапно по телу девушки прошел импульс, она села на диване и открыла глаза.

Ирина испуганно вскрикнула. Но Мими этого не слышала. Она смотрела мимо Рената в центр комнаты, на ее лице застыла странная гримаса.

Он не двигался и сделал знак вдове оставаться на месте. Мими вскочила, оглядываясь по сторонам.

– Она нас не видит, – сказал Ренат. – Не будем ей мешать.

– А если она…

Ирина замолчала, сжавшись в кресле в комок. Поведение Мими пугало ее. Девушка казалась невменяемой.

– Ее нельзя трогать, – добавил Ренат. – Мы можем только наблюдать.

Мими на носочках пересекла гостиную, взяла в руки бутылку с недопитым джином и крадучись двинулась к выходу. В коридоре она прижалась спиной к стене и замерла, опустив голову. Ее глаза бегали, словно она следила за кем-то.

Ренат стоял в дверях и ждал, что произойдет. Ирина взволнованно дышала ему в плечо.

– Тихо! – шепотом приказал он. – Не вздумайте окликнуть ее!

Лицо Мими приняло выражение отчаянной решимости. Она подняла бутылку, держа ее за горлышко, сделала шаг вперед и… нанесла несколько мнимых ударов по мнимой цели. Казалось, она молотит бутылкой по воздуху…

Глава 59

Черный байкер

Мир Нартова, отель в Майами


Нартов обомлел и перестал сопротивляться.

– Не может быть… – прохрипел он.

Эта роковая оплошность едва не стоила ему жизни. Пальцы Палача сомкнулись на его горле, а он оторопело вытаращился на врага. Склонившийся над ним противник был как две капли воды похож… на самого Нартова. Он словно смотрел в зеркало! Перекошенное злобой собственное лицо отражалось там, глядя, как он задыхается.

Мысли Нартова взорвались и смешались, свет померк. Он медленно погружался в темноту, смирившись со своей участью. Погибнуть от своих рук… какая нелепость!..

Глухие удары, женский крик и звон стекла выдернули его из наплывающего небытия. Нартов со свистом втянул воздух, а навалившееся на него тело обмякло… Что-то густое и теплое капало сверху, сливаясь в горячий ручеек. Кровь?..

Нартов с трудом выбрался из-под поверженного «врага» и лежал на полу, судорожно дыша. Над ним маячил образ Мими. У него все болело. В руке Мими поблескивала стеклянная розочка с острыми краями.

– Ты… хочешь… зарезать меня?

Нартову показалось, что он произнес это вслух. Но его губы лишь беззвучно пошевелились. Он уже ничему бы не удивился.

Мими разжала пальцы, и розочка упала на ковер рядом с копией Нартова, облаченной во все черное. Эти двое мужчин ничем не отличались, кроме одежды! Одинаково рослые, хорошо сложенные, с красивыми чертами лица. У одного, правда, сильно поврежден глаз, а у второго – ужасные синяки на шее.

– Ты? – простонала она, не веря своим глазам. – Это ты?!

Под головой Палача расплывалось красное пятно. Мими ударила его тяжелым дном бутылки по голове. Чалма свалилась во время драки, что облегчило ей задачу. Бутылка разбилась, остатки джина вылились, и запах спиртного смешался с запахом крови.

– Ты? – повторяла она, переводя взгляд с одного мужчины на другого, словно желая убедиться в их идентичности. – И ты? Боже…

Рядом блестели золотом и драгоценными камнями ножны от старинного кинжала. Сам кинжал отлетел в сторону. Кривое лезвие и рукоятка, украшенная рубинами, показались Мими знакомыми. Где-то она уже видела такое оружие…

Девушка застыла в недоумении. Нартов приподнялся, сел и раскашлялся, держась за горло. Его двойник не подавал признаков жизни.

– Я его… убила? – ужаснулась Мими. – У него кровь…

– Иначе он убил бы меня… кха-кха-кха…

– Почему он… почему ты…

У нее подкашивались ноги, и она встала на колени, с волнением разглядывая черты двойника.

– Ты не ошиблась, – кашляя, просипел Нартов. – У нас с ним одно лицо. Я и подумать не мог… Что это значит, черт возьми?

Мими дрожащими пальцами коснулась артерии на шее человека в черном. Пульса не было.

– Он… умер…

– Что теперь делать? – Нартов покосился на дверь, которая выходила в коридор отеля. – Нас посадят!.. – Он помолчал и хмуро добавил. – Сидеть в виртуальной тюрьме ничуть не лучше, чем в настоящей. Разница невелика.

– Надо избавиться от… трупа…

– Это была твоя идея – прикончить его первым. Что ж, тебе удалось…

Мими быстрее, чем Нартов, оправилась от шока. Она пересилила страх и прижалась ухом к груди Палача. Его сердце не билось.

– Он мертв, – подтвердила девушка и начала ощупывать одежду убитого…

* * *

Москва


В зале «Изюма» гремела музыка. У шеста извивалась грудастая красотка в цветных ожерельях и туфлях с загнутыми носами. Столики тонули в полутьме, зато подиум освещался мигающими прожекторами.

– Зачем вы меня сюда привели? – проворчал Сорокин, усаживаясь рядом с Ларисой у барной стойки.

– Скоро, узнаете.

Бармен, виртуозно жонглируя бутылками, смешивал коктейли. Детектив заказал два – себе и даме. Он ждал, что будет дальше.

– Отвратительное пойло, – скривилась Лариса, потянув из трубочки красноватую жидкость. – С соком грейпфрута, а на вкус как прокисший компот.

– Не капризничайте, – парировал Сорокин. – Не я пригласил вас в это сомнительное заведение. Цены бешеные, а сервис так себе.

Он обвел взглядом посетителей за столиками, задержался на стриптизерше, одобрительно хмыкнул и повернулся к своей странной спутнице. Что она задумала?

– Хотите опорочить меня перед Ириной? Пока я любезничаю тут с вами, в зал войдет моя клиентка…

– Любовница! – поправила его Лариса. – Вы вступили в интимные отношения с госпожой Нартовой. И дали ей право закатить вам сцену ревности.

– А вам что с того? Ну поссоримся мы, ну разойдемся…

– Расслабьтесь. Дело не в Ирине, а в ее муже, – с этими словами Лариса оглянулась по сторонам.

– Кого-то ищете?

– Игорь Нартов иногда посещал этот бар. Тут подают не только напитки, но и гаджеты для индивидуального пользования.

– Нартов брал напрокат планшет или айфон? – усмехнулся сыщик. – Не смешите! Он мог себе купить сколько угодно таких цацок! Ради этого таскаться в «Изюм»?

– Бывают обстоятельства, когда… Впрочем, не стоит забегать вперед.

Лариса уселась вполоборота к залу и медленно потягивала коктейль, чтобы не обижать бармена. Тот поглядывал на нее и Сорокина, принимая их за пару, которая выясняет отношения. Мужчина явно не в духе, дама настороже. То ли чего-то побаивается, то ли кого-то поджидает.

Детектив посмотрел на часы и заметил, что время не идет, а летит. Кажется, он недавно расстался с Ириной, а уже поздний вечер. Стрелки приближаются к полуночи.

– Ого! – воскликнул он. – Ничего себе!

Он вспомнил, как долго они искали этот бар. Навигатор водил их проходными дворами и переулками. Сорокин злился, Лариса посмеивалась. Дома тонули в густой пелене снега. Несколько раз сыщик останавливал машину, выходил, потом возвращался, проклинал навигатор и снова садился за руль. Такого с ним еще не бывало.

«Чертова метель!» – ворчал он, двигаясь больше по наитию, чем по указаниям прибора. Когда сквозь снежную мглу проклюнулись огни «Изюма», он издал торжествующий возглас: «Наконец! Я уж думал, мы безнадежно заблудились!»

Теперь, попивая дорогой и невкусный коктейль под душераздирающую восточную мелодию, он строил догадки, зачем все это понадобилось Ларисе.

Стриптизерша оставила свой шест и начала заигрывать с мужчинами, которые занимали передние столики. Оттуда раздавался смех и пьяные крики.

– Хорошо сидим? – съязвил Сорокин, глядя на свою спутницу. – Я не фанат стриптиза, чтобы тратить на это кучу времени. Сколько нам еще тут торчать?

– Не знаю.

– Чего мы ждем? Кто-то должен прийти?

– Разве торчать под домом Веригиной интереснее?

Детектив молча следил за ужимками стриптизерши и парнем, сующим ей деньги. Под крики восторга девушка сняла расшитый блестками лиф и бросила его на столик поклонника.

– Вам нужен Нартов? – обронила Лариса. – Так наберитесь терпения!

– Нартов? – Сыщик оторвался от стриптизерши и перевел взгляд на собеседницу. – По-вашему, он воскреснет из мертвых, чтобы поглазеть на голую девку?

– А вы считаете, что он воскреснет исключительно ради бывшей секретарши? Вы же собирались следить за Веригиной, чтобы…

У Сорокина зазвенело в ушах. Коктейль оказался довольно крепким и ударил в голову. Он видел, как шевелятся губы Ларисы, но смысл слов ускользал от него. Внезапно она привстала и повернулась. Между столиков пробиралась темная фигура…

* * *

Мими опустилась на колени. Бутылка, которой она колотила незримого противника, разбилась, остатки спиртного вылились.

– Что с ней? – испугалась Ирина. – Белая горячка?

– Хуже, – констатировал Ренат. – Пойдите, принесите веник, надо собрать осколки.

Мими судорожно дышала, ощупывая руками ковровую дорожку. Ее лицо перекосилось. Ренат пытался проникнуть в тот другой мир, куда она попала с помощью ибоги. Мысли девушки путались, она переживала сильнейшее потрясение…

Ирина принесла щетку, совок и принялась сметать битое стекло. Неужели бутылка могла разбиться от ударов по воздуху?

Мими продолжала те же беспорядочные движения руками. Ее рот приоткрылся, и она вскрикнула:

– Держи его!.. Держи!

Ирина бросила щетку и подошла к Ренату, который наблюдал за Мими, силясь понять, что происходит в ее мире.

– Где он?.. – вырвалось из уст девушки. – Куда он подевался?.. Только что был здесь… Я не успела!.. Что же это такое?.. Ты его видел?.. Видел?.. Вы же боролись!..

– У нее глюки, – прошептала Ирина. – Надо что-то делать. Может, принести воды?

Не дожидаясь ответа, она кинулась в кухню. Хлопнула дверца шкафчика, что-то звякнуло.

Бормотание Мими стало невнятным. Ренат почувствовал, что действие ибоги заканчивается.

Ирина вернулась из кухни и протянула ему стакан с водой.

– Побрызгайте на нее… и влейте немного в рот…

– Давайте!

В другой раз он бы позволил девушке самой выйти из наркотического сна, но сейчас надо было торопиться. Он ощущал приближение развязки. Мими как главная участница должна присутствовать при этом…

Глава 60

Черный байкер

Мир Нартова, отель в Майами


– Я не успела!.. Не успела… – ломая руки, причитала Мими. – Он исчез!.. Испарился!.. Этого не может быть… Не может быть!..

Нартов в замешательстве уставился на то место, где минуту назад лежал двойник.

– Что ты не успела? – хрипло спросил он и закашлялся. У него першило в горле, а в груди от недостатка воздуха кололи тысячи иголок. Негодяй чуть не задушил его. Но куда он подевался?

Исчезновение трупа избавляло их с Мими от неприятностей с полицией, но грозило новыми проблемами.

– Он был мертв… Я убила его… Убила!.. Ты же все видел! – Мими в отчаянии повернулась к Нартову, из ее глаз текли слезы. – Мы почти избавились от него!..

– «Почти» не считается.

На ковре осталось красное пятно, золотые ножны, осколки разбитой о голову двойника бутылки. В прихожей стоял запах алкоголя и крови. У стены валялся кинжал с кривым лезвием и рукояткой, украшенной рубинами.

– Нам не почудилось, – твердила Мими. – Вот его оружие!

Она подняла ножны, но те растаяли в ее руках. Нартов бросился к кинжалу, но и тот сверкнул напоследок алыми искрами и… растворился.

– Это был мой двойник! Ты понимаешь?.. Только одетый по-другому… Я в первый раз увидел его лицо!.. Я и представить себе не мог…

Кинжал и золотые ножны подтверждали существование двойника, пока не исчезли. Теперь все происшедшее можно списать на игру воображения. Пятно крови на ковре тускнело по краям и медленно уменьшалось в размерах.

– Смотри! Кровь тоже испаряется…

Мими в ужасе присела на корточки и коснулась мокрого еще ворса. Кончики ее пальцев окрасились в красное.

– Это кровь, – пробормотала она и лизнула палец. – Соленая…

– Я не понимаю, не понимаю! – вскричал Нартов.

Между тем пятно усыхало на их глазах, пока ковер не приобрел прежний вид. О смертельной схватке напоминали лишь битое стекло и запах разлитого спиртного. Чалма, которая слетела с головы двойника, тоже исчезла.

Мими хотела вытереть пальцы от крови, но они оказались чистыми.

– Всё пропало!.. – всхлипнула она. – У меня ничего не вышло!.. Я не успела…

Нартов пытался осмыслить, что произошло. Взбесившийся фантом из его подсознания уничтожен? Больше опасаться нечего? Почему-то он не испытывал облегчения.

Мими дрожала, у нее зуб на зуб не попадал.

– Ты спасла мне жизнь, – сказал Нартов, чувствуя бессмысленность своих слов. – Я твой должник. Что мне сделать для тебя?

Он увел ее в комнату, уложил на диван и укутал пледом. Мими мгновенно уснула. Нартов оставил ее всего на пару минут, чтобы умыться и привести себя в порядок. Кровь, которая капала на него из ран двойника, тоже странным образом испарилась. О схватке с самим собой напоминали только синяки на шее, ссадины на руках и порванная рубашка.

Когда Нартов вернулся в комнату, диван был пуст; лишь скомканный плед и слабый аромат женских духов напоминали о Мими. Он метнулся в спальню, проверил лоджию. Девушки нигде не было…

* * *

Москва, ночной бар «Изюм»


– Это он! Чертов байкер! – догадался Сорокин, увлекая Ларису в сторону, поближе к бархатным драпировкам. – Нам лучше не попадаться ему на глаза.

В «Изюме» не было обязательного дресс-кода, сюда мог завалиться кто угодно, способный заплатить кругленькую сумму за вход. Рослый мужчина в черной одежде из кожи медленно шагал между столиков, держа в руке мотоциклетный шлем. Под потолком вспыхивали и гасли прожекторы, так что лицо новоприбывшего нельзя было рассмотреть.

Внимание посетителей было приковано к стриптизерше, которая готовилась снять остатки своего облачения.

– Это Нартов? – усомнился детектив, напряженно вглядываясь в байкера. – Фигура похожа. Свет мигает… не могу понять, он или не он.

Лариса достала из сумочки телефон. Она хотела позвонить Ренату, но связи по-прежнему не было.

– Кого вы набираете? – злобно прошипел Сорокин. – Ирину? Или свою подружку Веригину?

– Уже никого.

Лариса спрятала бесполезный мобильник и мысленно настроилась на Рената. Тот был за рулем своего джипа. В машине, кроме него, сидели две женщины.

Между тем байкер оглядывался по сторонам, словно искал кого-то. Официант разносил посетителям заказанное шампанское. Стриптизерша вернулась на подиум совершенно голая, ее наготу прикрывали только ожерелья и длинные распущенные волосы, выкрашенные в рыжий цвет.

– Кажется, это все-таки Нартов! – возбужденно прошептал сыщик, сжимая Ларисе руку. – Я не верю своим глазам! Вы тоже его видите?

– Да, да…

Они спрятались в крохотном закутке, отделенном от зала драпировками. Здесь хранились музыкальные инструменты, которыми редко пользовались: пианола и барабаны. Ларисе и Сорокину едва хватало места рядом с ними.

Байкер сел на свободное место, поджидая официанта. Тот принес ему выпивку в бокале со льдом. Что-то крепкое.

– Он вооружен, – заметил Сорокин, наблюдая за ним в щель между занавесями. – У него под курткой пистолет! Смотрите, как он держит руку…

– Как?

– Чтобы в любой момент выхватить ствол. Он будет стрелять!

Лариса понимала, что сыщик прав. Мотоциклист пойдет на все. Он здесь потому, потому…

Она не успела додумать свою мысль до конца. Сорокин дернул ее за рукав и указал на новых посетителей. В зале появился мужчина с двумя дамами.

– Ваша затея?! – возмутился детектив. – Вы вызвали их обоих? Я так и знал… Всегда ненавидел адвокатов! От них можно ждать любой гадости!

– Хватит болтать чепуху, – отмахнулась Лариса. – Лучше подумайте, как теперь быть.

– Вы подставляете людей под пули! А я должен их спасать?

– Зачем же еще вы здесь?

– Ах, вот что! – осенило Сорокина. – Вы притащили меня сюда в качестве телохранителя? Мы так не договаривались.

– Счет идет на секунды…

Детектив забористо выругался. Байкер привстал, глядя на подиум. Стриптизерша послала ему воздушный поцелуй. Он вытащил из-за пазухи пистолет с глушителем и… выстрелил. Чпок!.. Никто ничего не понял. Гремела музыка, мигали прожекторы. Девушка на подиуме упала, как подкошенная. Пьяная компания за столиками гоготала, бармен готовил коктейли, жонглируя бутылками…

Чпок!.. Чпок!.. Мужчина и его спутницы упали посреди зала на пол, кто-то перевернул столик, зазвенела битая посуда. Чпок!.. Бармен уронил бутылку. Официант бросил поднос с бокалами и ринулся к барной стойке. Сорокин выскочил из укрытия и, петляя, побежал к стрелку, который не смотрел в его сторону.

Чпок!.. Чпок!.. Байкер нажимал на курок с одержимостью смертника. Он стрелял, не скрываясь и практически не целясь. Чем больше людей он убьет, тем легче ему станет. Разве они не пытаются уничтожить его? Чпок!.. Он вынужден защищаться. Сначала ему приказывают убивать, а потом хотят избавиться от него! Это подло, нечестно…

«Они сделали меня таким! – звучало в его голове. – Когда я был им нужен, они меня использовали. А теперь я – отработанный материал? Так вот же вам, вот!»

Чпок!.. Чпок!.. Чпок!..

Сорокин считал выстрелы. Сколько у мотоциклиста патронов? Если двенадцать, то в обойме осталось два. А если шестнадцать, то дело хуже.

Охранники запоздало спохватились, но стрелять в темноте, разрежаемой короткими вспышками света, было опасно. Можно попасть в посетителей.

В зале возникла паника. Музыка продолжала греметь, заглушая шум падающих стульев, звон стекла, стоны и вопли о помощи…

– Нартов! – во весь голос крикнул детектив. – Нартов! Я вас узнал! Бросьте оружие!

Байкер молниеносно обернулся и выстрелил. Чпок!.. Сорокин пригнулся, пуля просвистела мимо и впилась в стену…

Глава 61

Черный байкер

– У него остался один патрон, – прошептала Лариса, созерцая из-за драпировок это побоище. – Последний!

Байкер тоже понял, что он выпустил почти всю обойму. Его лицо исказила гримаса боли. Он не был ранен, потому что в него никто не стрелял. Охранники не решились, а больше ни у кого оружия не было. Сорокин оставил разряженный пистолет в машине, проклиная Ирину, которая так его подставила. Впрочем, совсем скоро он сможет высказать ей свое возмущение. Если она жива, разумеется.

Мужчина с двумя спутницами были Ренат с вдовой Нартова и его секретаршей. Едва началась стрельба, он повалил женщин на пол между столиками и упал рядом. Мими еще не совсем пришла в себя после ибоги и плохо соображала. Ирина жутко испугалась и норовила заползти под столик.

– Не двигайтесь, – предупредил он, хватая ее за ногу.

– Вы идиот! – прошипела она. – Нас всех убьют!

Ренат из лежачего положения не видел лица байкера, но понимал, кто перед ним. Этот Нартов ни перед чем не остановится. Где же Лариса? Она должна быть здесь. Он бы на ее месте приехал именно сюда. Вместе с детективом Сорокиным.

Распростертая на подиуме стриптизерша не шевелилась. Играла музыка, прожекторы продолжали мигать. Бармен с официантом спрятались за барной стойкой. Из опрокинутой бутылки вытекала фирменная английская водка. Посетители протрезвели от страха и затаились кто где. Казалось, по залу пронесся смертоносный вихрь и раскидал людей и предметы. Виновник этой вакханалии стоял и созерцал картину апокалипсиса в отдельно взятом заведении со сладким названием «Изюм».

Секунды текли медленно, словно густой мед. Каждую можно было попробовать на вкус. В зале пахло спиртным, пороховыми газами, потом и кровью. Сорокин скрючился за померанцевым деревцем, растущим в большом глиняном горшке. Отсюда было рукой подать до байкера, но сыщик не знал точно, сколько патронов в магазине стрелка. Вдруг еще пять? Если тот опять начнет палить…

Ирина тихонько скулила от ужаса. Мими приподняла голову и получила от Рената легкий удар по спине.

– Нартов! – крикнул Сорокин, заглушая музыку. – Все кончено! Сдавайтесь! Бросьте ствол!.. Бар окружен полицией! Вам не уйти!

Мотоциклист его не слышал. Он чувствовал приближение конца. Его игра проиграна, он обречен. Но он не собирался сдаваться.

Чпок!.. Последняя пуля пробила его висок и поставила точку в этой темной истории. Тело стрелка покачнулось и рухнуло на бок, увлекая за собой скатерть со столика, цветочную вазу, тарелки и турецкий светильник.

Только два человека в зале понимали, что происходит. Остальных парализовал шок.

– Мими, – пробормотала Лариса и чихнула от пыли за драпировками. – Твой выход!

Словно подчиняясь ее команде, девушка поползла вперед с ловкостью змеи. Ренат молча наблюдал за ней. Ирина билась в рыданиях.

Сорокин и Мими нос к носу столкнулись у тела байкера. Сыщик хотел удостовериться, что стрелок мертв, и забрать пистолет. Мими походила на зомби. Ей надо было добраться до трупа первой во что бы то ни стало.

Сорокин узнал секретаршу Нартова, несмотря на темноту и резкие вспышки света. Он уловил ее флюиды и запах: восточные пряности, страх и отчаянную решимость. Время еще больше замедлилось. Секунды превратились в минуты. Стрелки часов не двигались, все вокруг замерло, кроме музыки и прожекторов.

Ренат преодолел оцепенение и поднялся на ноги. Он с трудом сдвинулся с места. Несколько шагов до мертвого байкера стоили ему титанических усилий.

Сорокин проверил обойму пистолета и убедился, что она пуста. Мими, судорожно дыша, обшаривала карманы покойника. Ей было все равно, что о ней подумают.

Лариса покинула свое укрытие и, спотыкаясь о разбросанные вещи, устремилась вперед. Под ногами хрустело стекло, из опрокинутых бутылок с бульканьем вытекали шампанское, вермут и джин. Она поскользнулась и чуть не упала.

– Что вы делаете? – обескуражено выдавил детектив, глядя на Мими.

Та молча продолжала обыскивать тело. Стрелок был точной копией Нартова.

– Одно лицо… – пробормотал Ренат, наклоняясь над ним. – Вот это номер!

Мими не сдержала ликующего возгласа. Сорокин с ужасом наблюдал, как она пытается раздеть мертвеца.

– Что вы смотрите? Помогите ей! – скомандовала подоспевшая Лариса.

Детектив поднял на нее шальные глаза. Они все спятили! И он сам, и эта хитрая бабенка, и секретарша Нартова, и любопытный мужик, завороженный этой дикой сценой. Вероятно, их сообщник.

– Подай мне нож, Ренат, – обратилась к мужику Лариса.

Тот мигом подобрал с полу столовый нож и подал ей. Она опустилась на колени рядом с Мими, которая стягивала с трупа кожаную куртку с заклепками.

– С меня хватит, – обронил Сорокин. – Я звоню в полицию.

– Здесь нет сотовой связи, – сообщил Ренат. – Боюсь, что вообще никакой связи нет. Мы отрезаны от мира, дружище. Не суетись без толку.

– Произошло убийство! – возразил сыщик. – И не одно. В зале полно трупов… и раненых. Им необходима помощь.

– Да ну, ерунда…

– Ты псих? – вызверился Сорокин. – Или мы все тут психи?

Ренат нашел на полу бутылку с остатками водки и протянул детективу.

– На, выпей. Полегчает.

Пока они препирались, Мими безуспешно пыталась разрезать ножом рукав джемпера, в который был одет байкер.

– Лучше закатать, – посоветовала Лариса.

– Психи! – повторил Сорокин, сопроводив это слово матерной бранью.

У него сдавали нервы. Он чувствовал себя участником какой-то циничной и кровавой аферы. Никто не собирался оказывать помощь пострадавшим, никого не заботили последствия жуткого побоища в ночном баре. Словно это игра, где убитые на самом деле живы, и всё можно начать сначала.

Между тем секретарша покойника закатала тому рукав, и Сорокин увидел на предплечье трупа тонкий золотой браслет с треугольной вставкой…

* * *

Музыка продолжала играть. Кто-то выключил мигающие прожекторы и зажег обычный свет. Разгромленный зал представлял собой печальное зрелище. Опрокинутые столики, разбросанные стулья, битая посуда. Посетители словно вымерли. На подиуме белело обнаженное тело стриптизерши, которая не подавала признаков жизни.

Бармен, не решаясь выглянуть из-за стойки, поманил к себе официанта. Тот осторожно придвинулся.

– Что это было?

– Хрень какая-то…

– Чувак начал палить направо и налево! Видать, колес наглотался, башню и рвануло.

– Думаешь, есть трупы?

– Надеюсь, что нет…

Официант не разделял оптимизма бармена. Судя по панике среди публики, стрелок палил не в воздух. Бармен пошарил по карманам и вытащил сотовый.

– Связь отсутствует!

– А тревожная кнопка?

– Не сработала…

– Где этот псих? – прошептал официант. – Еще здесь? Или смылся?

– Лучше бы смылся…

– Надо что-то делать. Где охранники? Он их перебил?

– Не знаю…

В зале возникло робкое движение. Посетители зашевелились, выползая из своих убежищ. Охранники, которые не выпустили по байкеру ни одной пули, боясь ранить невинных людей, чувствовали себя виноватыми. Они отважились подняться с полу и осмотреться. На том месте, где стоял убийца… никого не оказалось.

Бармен опомнился и выключил музыку. В зале стало тихо, как в склепе. Никто не знал наверняка, куда подевался стрелок. Может, он спрятался, перезарядил оружие и готов к новой атаке.

– Я ничего толком не видел, – шепотом признался старший охранник. – Кажется, он застрелился, но я не уверен. Свет постоянно мигал!

– Где же труп? – поежился младший, косясь по сторонам. – К нему какие-то чуваки подбежали… и телки. Хлопотали над ним…

– Так «чуваки» или «телки»? – разозлился старший. – Тебе померещилось, мало́й! Пить меньше надо!

– Я только рюмку текилы выпил, для опохмелки…

Бармен осмелел и на полусогнутых вышел из-за стойки. За ним потянулся официант. Пригнувшись, они устремились на подиум, проверить, что со стриптизершей. Голая девушка лежала навзничь и не двигалась. Ни крови, ни ран на ее теле не было.

Официант выругался, схватился за телефон и вспомнил, что связи нет.

– Делай ей искусственное дыхание! – приказал бармен. – Быстро! Может, еще очнется!

– Я не умею…

– Придурок! Нас же учили!

– А ты?

Бармен махнул рукой и побежал к охранникам, которые пытались разобраться в случившемся.

Каким-то образом присутствующие поняли, что опасность миновала, и начали подниматься с пола, отряхиваться и зализывать раны. Кроме порезов осколками стекла и ушибов во время падения, никаких повреждений никто не получил.

Охранники жестоко ругались. Официант неуклюже делал стриптизерше массаж сердца. Бармен налил себе полстакана коньяка из уцелевшей бутылки и проглотил, не ощущая вкуса. Старший охранник последовал его примеру. Младшего отправили на помощь официанту. Вдвоем они привели девушку в чувство. Это казалось чудом, но она задышала и порозовела…

Глава 62

Черный байкер

Мими успела снять браслет с мертвого байкера до того, как тот исчез. Прямо на глазах присутствующих тело стрелка потеряло твердость, обмякло, словно спущенный воздушный шарик и… растаяло.

– Бежим к машине, пока охрана не опомнилась, – приказал Ренат. – А то объясняться придется!

Никто ему не перечил. Черный ход был открыт, и через пару минут вся компания оказалась на заднем дворе, где стоял припаркованный «Хёндай». Ренат сел за руль и включил зажигание. Сорокин плюхнулся рядом. Женщины устроились на заднем сиденье.

Когда внедорожник выехал на проспект, водитель и пассажиры перевели дух. Мела метель. Огни светофоров едва проступали сквозь мглу. На перекрестке Ренат остановился на красный и спросил:

– Вы в порядке?

– Не совсем, – признался детектив. – У меня в голове все смешалось. Я чего-то не понял? Или у меня было затмение ума?

Все промолчали. Сорокин тряхнул головой, словно прогоняя морок, а Ренат усмехнулся.

Мими оказалась посередине между Ириной и Ларисой. Не будь она поглощена браслетом, соседство с вдовой бывшего любовника пришлось бы ей не по вкусу. Но сейчас девушка рассматривала свою добычу, с замиранием сердца ожидая, что украшение исчезнет. Наконец она держит браслет в руках! Неужели это всего лишь продолжение наркотического сна? В последнее время события в ее сознании путались, а люди казались призраками… Совсем недавно она обыскивала труп двойника Нартова в отеле Майами и не успела забрать браслет. А теперь ей представилась эта возможность. Правда, в ночном баре двойник выглядел несколько иначе. Он тоже был как две капли воды похож на Нартова, только одет байкером. В гостиничном номере он размахивал кинжалом, а здесь палил из пистолета с глушителем…

Исчезнув из отеля, он каким-то образом объявился в зале «Изюма». Где его ждать в следующий раз? Мими казалось, что она вот-вот проснется и бредовая реальность рассеется. Браслет существует в ее кошмарах и больше нигде. Так же, как и двойник.

– Интересная штука, – обернулся к ней Сорокин. – Золото?

– Высшей пробы, – ответила за нее Лариса.

Мими не могла вымолвить ни слова. Ирина, шокированная стрельбой в баре, сидела истуканом и ничего не соображала. Она даже не злилась на секретаршу покойного мужа. Теперь уже окончательно покойного. То, что у байкера оказалось лицо Нартова, повергло Ирину в ступор. Ее подозрения подтвердились, но она оказалась не готова к этому. Все, что происходило в «Изюме», она воспринимала сквозь плотный умственный туман, который спасал ее от помешательства.

– Я выполнил свое обязательство, – сказал Ренат, обращаясь к Мими. – Нашел убийцу. Он сам себя обезвредил. Ты довольна?

Девушка молчала, кусая губы.

– Браслет у тебя, Мими, – добавила Лариса. – Что ты собираешься с ним делать?

Сорокин потерял нить разговора; реплики, которыми обменивались присутствующие, казались ему бессмыслицей. Ирина вообще не слушала. Браслет, снятый с мертвого, наводил на нее суеверный ужас. Она никогда не видела такой вещи у своего супруга.

– Отвезите меня домой… Мне плохо! Я… Неужели это был Игорь?.. Не могу поверить…

Ирина начала упрекать Рената, который обещал ей встречу с Нартовым, а сам подставил ее под пули.

– Он… больше не вернется? – невпопад выпалила Мими. – Я убила его… а он опять явился…

– Теперь все кончено, – успокоила ее Лариса. – Палач застрелился. Его нет ни там, ни здесь. Нартов свободен, и ты тоже.

Сорокин косился на браслет в руках девушки, и его глаза загорались мрачным огнем. Чутье подсказало ему, что флешка в его кармане – ничто, а эта старинная штуковина – всё. Из-за этого браслета Лариса заманила его в «Изюм», а Ренат притащил в бар обеих женщин Нартова: жену и любовницу. Они каким-то образом догадывались, что произойдет. И ценность браслета вовсе не в золоте…

– Даже не думай! – сказал Ренат, но сыщик не обратил внимания на его слова.

На светофоре включился желтый, и Сорокин весь подобрался. На зеленый свет машина тронулась с места, детектив резким движением вырвал у Мими браслет, открыл дверцу и… вывалился в снежную круговерть…

* * *

Продуктовый фургон не успел затормозить. Что-то мелькнуло в темноте и попало ему под колеса. Это был человек…

– Как он оказался на проезжей части?

На этот вопрос водитель фургона не мог ответить. Парень вытаращился на пострадавшего и беззвучно шевелил губами. На дороге образовался затор. Машины объезжали место происшествия, поднимая веера брызг из мокрого снега.

Мими закричала. Ренат сбросил газ и повернул назад. Лариса подгоняла его. Ирина съежилась на заднем сиденье и закрыла руками лицо. Ей хотелось только одного: чтобы весь этот ужас быстрее закончился.

Сорокин лежал на боку в грязной жиже, подвернув ногу и неестественно запрокинув голову. Кто-то склонился над ним… Таксист бросил свое авто с шашечками и пытался оказать ему помощь… кто-то звонил по телефону… кто-то просто глазел…

– Он мертв, – заключил таксист, поднимаясь на ноги. – Не дышит, и пульса нет.

– У него голова разбита, – подал голос мужчина с голым черепом, который первым оказался рядом с телом погибшего.

– Ага… вон кровь…

– Как же его угораздило, беднягу?

– Будто с неба свалился…

Продуктовый фургон стоял с зажженными фарами, водительская дверца была распахнута. Шофер безучастно ожидал приезда гаишников.

Ренат приказал женщинам оставаться в машине, а сам подошел к группе зевак. Он сразу узнал в лысом мужчине Вернера.

– Браслет у вас? – тихо спросил он.

– Не оставлять же такую вещь без присмотра? Затеряется, днем с огнем не сыщешь.

Ренат отвел глаза от мертвого Сорокина и кивнул в сторону фургона.

– Это была ваша идея? Вы живодер, Вернер.

– Я тут ни при чем. Халдейские жрецы умели заговаривать свои реликвии. Я просто оказался в нужном месте в нужное время, – гуру без сожаления вздохнул и добавил. – Здесь больше делать нечего. Идемте, дружище, погреемся. А то зябко нынче!

Он уверенно зашагал к машине Рената, тот двинулся следом.

– Верните браслет, – сказал он в широкую спину Вернера. – Это наш трофей.

Тот остановился, повернулся и ткнул Рената пальцем в грудь.

– Не думал, что вам удастся заполучить код переноса. С этой штукой надо уметь общаться. Не то застрянете где-нибудь в Сети, как Нартов. Или, чего доброго, хлебнете ибоги и заблудитесь в джунглях. Мне будет вас не хватать!

– Нартов владел кодом, не подозревая об этом. Ведь браслет носил его ментальный двойник. Идея о переносе сознания стала для Нартова наваждением. Он решил проверить код на себе, но в программе случился сбой. Фантом каким-то образом проник из виртуального мира в реальный и начал убивать. Первой его жертвой стал сам Нартов.

– Правильно мыслишь, – ухмыльнулся Вернер. – Только здесь не обошлось без человеческого фактора. Психолог под гипнозом приказал двойнику убить Нартова. И тот пошел расправляться со всеми, кто так или иначе был причастен к тайне.

– Сорокину чудом удалось спастись. Правда, он все равно погиб. Его убил не фургон, а жадность. Он намерился продать браслет за большие деньги, но не учел халдейского заклятия. Впрочем, не мне его судить.

В зрачках гуру мерцали искорки безумия. Он спросил:

– Как вы узнали, что Палач и байкер – одно и то же лицо?

– Мы принимали их обоих за Нартова. И не ошиблись. Двойник менял облачение, но не свою суть. Нартов жил на свету, Палач прятался во тьме. Это две стороны одной личности, которые невозможно разделить. Нартов преследовал свою тень и одновременно бежал от самого себя! Он вступил в конфликт с собственным темным «я» и, надеюсь, вышел из этого боя победителем…

– Обывателю будет трудно это понять, – заметил Вернер. – Как вы объяснитесь с вдовой Нартова?

– Что-нибудь придумаем.

Лариса не усидела в машине и подошла к мужчинам со словами:

– У Сорокина в кармане осталась флешка, которая не должна попасть в чужие руки. Надо пойти и забрать ее. Там копия личности Нартова… и часть его сознания, вероятно. Нельзя допустить, чтобы…

– Обижаешь, дорогая! – перебил гуру. Жестом фокусника он достал из рукава флешку, бросил ее на асфальт и растоптал. – Я успел не только забрать браслет, но и обшарить карманы погибшего. Ловкость рук и умение отводить людям глаза – мой конек!

Он расплылся в самодовольной улыбке и слегка наклонил голову, ожидая аплодисментов. Ренат трижды хлопнул в ладоши.

– Что теперь будет с Нартовым? – спросила Лариса.

– Он сам себя уничтожил. Без двойника он уже не тот.

– Нартов хотел освободиться от тьмы в себе, – возразила она. – Разве не для этого он когда-то пришел в ваш клуб? Вы его обманули, Вернер.

– Вовсе нет. Он пришел ко мне за способом переноса сознания на какой-нибудь иной носитель. Ведь человеческое тело уязвимо, оно стареет, болеет и выходит из строя. Нартов забыл, что его темный двойник владеет халдейским символом вечности. Избавившись от двойника, он бы потерял то, что имел.

– Значит, они оба пользовались кодом?

– А как иначе Нартов пересекал бы границу реальности, появляясь здесь? Как иначе его темное «я» могло бы действовать? Главный секрет состоит в активации кода. Мы видим лишь последствия. Фигаро тут, Фигаро там…

Вернер начал весело насвистывать мотивчик из популярной оперы. Он умел подшучивать над самыми серьезными вещами. Снег падал на его голый череп и не таял. От этого зрелища у Рената мороз пошел по коже.

– Выходит, Лара была права, – заключил он. – Нартов сам себя убил. Подпругу перерезал завладевший его сознанием двойник. А внешне все выглядело как самоубийство.

– Двойник Нартова – это тоже Нартов, – заметил гуру. – Разве люди не убивают сами себя?

– Он заговаривает нам зубы, – сказала Лариса. – Тянет время.

– Отдайте браслет, Вернер! – потребовал Ренат.

– Только после того, как хитрая девчонка все расскажет.

– Вы имеете в виду Мими?

– Называйте ее Зейнаб или Мими… как вам больше нравится. Суть дела от этого не меняется. Кстати, где она? Сидит в машине без присмотра?

– Она никуда не денется, пока браслет у вас…

Заключение

Ирина отказалась участвовать в разговоре. Ее посадили в такси и отправили домой.

– Завтра утром она ничего не вспомнит, – пообещал Вернер. – Для нее эта история закончилась. Дама отделается нервной горячкой, визитом доктора и частичной амнезией. Это к лучшему! Все обойдется без шума и пыли.

– А смерть Сорокина?

– Он переходил дорогу в неположенном месте и попал под колеса. Это подтвердят свидетели.

Вернер по-хозяйски устроился на заднем сиденье джипа рядом с дрожащей от возбуждения Мими.

– Ну-с, детка, ты так же прекрасна, как и вероломна! Тебя привезли в столицу Моголов из Вавилонии, чтобы ты участвовала в храмовых ритуалах. Я угадал? Посвященная в таинства плясунья осмелилась ограбить своего бога. Ай-яй-яй! Не стыдно?

В его руках откуда-то взялись четки, которые мерно постукивали, высекая зеленые искры: чок-чок… чок-чок…

– Я сделала это ради любви, – призналась девушка. – Мой повелитель возжаждал вечности. Могла ли я отказать ему?

– Как высокопарно! – поморщилась Лариса. – Нельзя ли попроще выражаться?

– Я сняла с идола браслет… но не успела им воспользоваться.

– Ее убил Палач из личной стражи императора, – объяснил Ренат. – Зейнаб дразнила его своей красотой. Он и сорвался. Мы, мужчины, не из железа.

– Я не виновата…

– Давай, оправдывайся, непорочная дева! – съязвил Вернер, перебирая четки. – Пусти слезу, покайся, вырви прядь рыжих волос! Может, кого-то и проймет. Это буду не я!

– Мне не в чем каяться, – прошептала Мими, стараясь не глядеть на мелькающие нефритовые бусины. – Я сознательно совершила проступок, за который расплачиваюсь.

– На треугольной вставке браслета выбит непостижимый символ, – заявил Вернер. – Халдеи занимались магией чисел, они первыми сумели оцифровать сознание и создать код загрузки. Число, Зейнаб! Назови нам число!

– Я не могу…

Мими побледнела, потом ее бросило в жар. Чок-чок… чок-чок… – постукивали четки. На лице девушки выступила испарина, она сжала губы, чтобы не проговориться.

– Число, Зейнаб! – требовал Вернер. – Число!

Магия столкнулась с магией, сила противостояла силе. В салоне внедорожника вспыхивали электрические разряды. Глаза гуру метали молнии, Мими про себя молилась божеству, которого предала. Идол не пришел ей на помощь.

– Шестьсот… пятьдесят… три… – против воли слетело с ее уст.

– Шесть, пять, три! – эхом повторил Ренат. – Число вечности?!

– Не все так просто, – заметил гуру. – Халдейские жрецы пользовались особой комбинацией этих цифр и надежно зашифровали код. Его невозможно воспроизвести! Только обладание браслетом дает…

– Где браслет? – вскинулась Мими. – Верните мне его! Верните! Он мой!

– Ты еще не все рассказала…

Она скрючилась, словно от боли, и замотала головой. Вернер саркастически хмыкнул. Ренат сжалился и пришел ей на выручку.

– Я изложу свою версию событий, которые привели к тому, что случилось, – заговорил он, с сочувствием глядя на Мими. – Судьба свела тебя с Нартовым, потому его внутренний двойник и есть твой «черный человек». Первым подарком босса был браслет с треугольной вставкой? Нартов заказал его для тебя после вашей первой близости.

– Я его почти не носила. Это украшение меня пугало…

– Жертва и Палач неизменно оказываются рядом. Однажды Нартов уговорил тебя попробовать ибогу… и ты согласилась. По ту сторону занавеса ты встретилась со своим обидчиком и все вспомнила! Тобой завладела мысль о браслете. Нартов искал секрет бессмертия, как когда-то твой возлюбленный из династии Великих Моголов. В тебе всколыхнулось прошлое…

– Это поглотило меня с головой, – прошептала Мими. – Игорь погиб, и я догадывалась, что могло привести к этому.

– Когда он поручил тебе отыскать убийцу, ваши цели совпали!

– Я решилась на отчаянный шаг, – кивнула девушка. – Расправиться с Палачом, как когда-то он расправился со мной… и забрать браслет.

– Зачем тебе код, Зейнаб? – полюбопытствовал Вернер. – Воскресить царственного любовника не удастся, а Нартов не нуждается в переносе сознания. Браслет, который был у двойника, воздействовал и на самого Нартова. То, чего он хотел, уже было у него в руках. Когда-то он был Палачом и убил танцовщицу. То есть тебя, Мими.

– Я не зря побаивалась Игоря… Но мне не приходило в голову, что он и «черный человек» – два в одном!

– Это все так сложно, зыбко, – подытожил Вернер. – Тьма и свет играют между собой, порождая причудливые и пугающие тени. Вероятно, в каждом из нас сидит тень… только не каждый готов взглянуть на нее.

– Верните девушке браслет! – потребовала Лариса. – Теперь, когда ваше любопытство удовлетворено, он вам ни к чему.

Четки в пальцах гуру замерли и затихли. Зеленые бусины будто уснули. Брови Вернера взлетели и опустились.

– Какой браслет? – невинно улыбнулся он. – У меня ничего нет. Когда я наклонился над телом погибшего детектива, его руки были пусты. Осталось немного золотой пудры на ладони, и все…

Мими готова была убить лысого черта. Он развел ее, надул, как последнюю лохушку.

– Фи! – поморщился Вернер, читая ее мысли. – Где ты набралась таких слов, детка? Тебе не идет.

– Браслет вернулся к своему хозяину? – догадался Ренат. – Халдейскому идолу?

– Если эта любвеобильная плясунья еще раз рискнет наведаться в подземелье храма, чтобы похитить реликвию, боюсь, это плохо закончится. Кобры запомнили ее и больше не выпустят! Дважды в одну реку не войдешь…

– Я хотела исправить свою ошибку и вернуть браслет на место! – сверкнула глазами Мими.

– Тогда все в ажуре, – хищно прищурился Вернер. – Мы в финале, убийца разоблачен, украденное возвращено владельцу. Браво! Я развеял скуку, за что всем искренний респект!

Он убрал четки в карман и, как ни в чем не бывало, попросил Рената подвезти его на площадь трех вокзалов…

Черный байкер

Черный байкер

Черный байкер

Примечания

1

Подробнее о Вернере и его клубе можно прочитать в романе Н. Солнцевой «Иди за мной».

2

Суггестия – то же, что гипноз: внушение.

3

Халдеи – вавилонские маги, мудрецы, астрологи и математики. В Древнем мире их знали как колдунов, чародеев и прорицателей.


home | my bookshelf | | Черный байкер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу