Book: Почти готическое убийство



Почти готическое убийство

Наталья Солнцева

Почти готическое убийство

© Н. Солнцева, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Дорогой Читатель!


Я написала уже больше пятидесяти книг.

Каждая из них – мой шаг навстречу к вам, открытие и откровение. Я пишу о мире параллельных реальностей, с которым каждый из нас, сам того не подозревая, сталкивается практически ежедневно. Просто мы привыкли не замечать его.

В моих героях вы обязательно узнаете себя и заглянете в самые сокровенные уголки подсознания.

Быть может, это станет поворотным моментом в вашей жизни.

С любовью,

Все события и персонажи вымышлены автором.

Все совпадения случайны и непреднамеренны.

«Кто начал злом для прочности итога,

Все снова призывает зло в подмогу».

У. Шекспир

Глава 1

Он всегда разрабатывал свои планы до мелочей. Если касалось времени, то расчеты производились с точностью до минуты, а при необходимости и до секунды. Порой ничтожное мгновение отделяло триумф от поражения. Иногда мелкая оплошность вызывала эффект лавины, и тщательно выстроенная интрига рассыпалась как карточный домик. Кто-кто, а он убедился в этом на собственном опыте.

При всей своей дьявольской осторожности он допускал промахи. Но ловко выкручивался из, казалось бы, безнадежных ситуаций. Это невероятное везение подтолкнуло его к мысли, что само провидение бережет его для заманчивой цели, которую он себе поставил. Значит, у него есть шанс!

Смелая мечта заворожила его извращенный ум и заставила бросить на чашу весов все, чего он достиг за годы кропотливой и опасной работы. Он сделал ставку и уверенно шел вперед. Теперь к его фантастической цели присовокупилась месть.

Он пока не определил, что слаще – наказать женщину за предательство или выиграть приз в поединке с неведомым противником. Впервые в жизни этот его противник не имел ни имени, ни лица, ни местонахождения. Он даже не знал, где и когда они встретятся. И встретятся ли вообще.

Он старательно плел сеть, куда должна была попасться муха. Желательно не одна. Он знал, как и где расположить паутину, чтобы жертва не избежала своей участи. Он удивлялся, насколько легко заманить человека в ловушку и погубить. Он стал мастером ловушек. И гордился тем, что никому еще не удавалось разгадать его хитроумный замысел.

На сей раз он работает на себя, и это необычайно вдохновляет. Ему надоело горбатиться на богатых господ и рисковать ради длинного рубля. Наконец-то он получит все и сразу! Его план психологически безупречен и выверен до тонкостей. Он взял на себя роль кукловода и готов довести спектакль до задуманного финала. Осечки быть не может. Люди, чем бы они ни занимались, довольно предсказуемы.

«А боги? – спросил кто-то в его голове. – Ты не допускаешь подвоха с их стороны?»

– Я признаю только одного бога, – процедил он.

«Что, если он не намерен помогать тебе? – не отступал оппонент. – Что, если он играет против тебя?»

– До сих пор мы действовали заодно, – возразил он.

«До сих пор ты не замахивался на соперничество с ним!»

– Мы сумеем понять друг друга. Я видел в нем покровителя, и он меня не подводил.

«Все когда-нибудь происходит впервые…»

– Заткнись! – вспылил он. – Не сбивай меня с толку! Ты всего лишь мой страх! Я научился обуздывать тебя. Ты мне не помеха!

«Ну-ну, – ехидно отозвался страх. – Тешишь себя иллюзиями?»

– Я действую…

* * *

Солнце клонилось к западу, окрашивая пейзаж в закатные тона. Ветра не было. Деревья тихо роняли листья на зеленые еще газоны. Этот теплый октябрьский день был последним подарком осени перед грядущими холодами.

На улицах зажглись фонари. В Кузьминском парке гуляли подростки, пенсионеры и влюбленные. В прудах отражалось малиновое небо, на зеркальной глади воды плавали дикие утки.

Причудливо одетый молодой человек медленно шагал по желтой аллее. Он не просто дышал воздухом, а повторял про себя историю, которую ему предстояло изложить перед незнакомыми людьми. Он немного волновался.

Редкие прохожие провожали его удивленными взглядами. Слишком яркий канареечный пиджак бросался в глаза, бордовые брюки коротковаты, на ногах – тупоносые зеленые ботинки под крокодила, а на голове – клетчатая тирольская шляпа. Такой наряд подошел бы клоуну или эпатажному стиляге. Молодой человек не являлся ни тем, ни другим. Без насущной необходимости он бы не надел столь экстравагантного костюма.

– Странно, – пробормотал он, посмотрел на часы и ускорил шаг. – Как бы не опоздать.

Его спину обдавало неприятным холодком, словно за ним пристально наблюдали. Он несколько раз наклонялся, делая вид, что завязывает шнурок, и незаметно оглядывался. Вокруг не было никого подозрительного. Позади следовала пожилая пара, на скамейке галдела подвыпившая компания парней и девушек, один из которых бренчал на гитаре. По тропинке бежал лохматый бездомный пес в поисках какой-нибудь еды. Никто из них не представлял опасности.

Спустя несколько минут молодой человек в тирольской шляпе вышел из парка и вскоре оказался в окружении стандартных городских высоток. Он плохо ориентировался в Кузьминках и сверял свой маршрут по карте на экране смартфона. Наконец он добрался, куда надо.

На первом этаже дома, у которого остановился молодой человек, располагались разные офисы. Он быстро скользнул внутрь и оказался в полутемном коридоре.

– Мне направо, – пробормотал он, двигаясь в сторону, откуда падал свет.

На двери висела табличка с надписью: «Агентство информационных услуг». Молодой человек хмыкнул, покачал головой и нажал на кнопку звонка…

* * *

Бывший врач-стоматолог Лариса Курбатова и ее партнер, бывший дизайнер Ренат Михеев, привыкли к необычным посетителям. Так случилось, что они резко поменяли профессию, и вместо лечения больных зубов и проектировки интерьеров занимались совершенно другим делом. Сегодня эти двое допоздна засиделись в приемной, и, как выяснилось, не зря.

Молодой человек снял тирольскую шляпу, пригладил непослушные вихры и сел в предложенное Ренатом кресло.

– Чем обязаны вашему визиту, милейший? – осведомился тот.

Посетитель молчал, разглядывая просторное, обставленное светлой мебелью помещение. Его внимание задержалось на массивной кованой треноге, от которой курился ароматный дымок.

– Запах сандала…

– Угадали, – кивнул Ренат, ожидая объяснений.

– Вы любите благовония? Или это создает надлежащую атмосферу?

– Мы сохранили некоторые атрибуты, оставшиеся от бывшего хозяина. Раньше здесь располагался эзотерический клуб Вернера[1]. Слышали о таком?

– Не приходилось. Меня зовут Дмитрий Земцов, – представился он. – Я попал в сложную ситуацию и надеюсь на вашу помощь. – Парень помолчал, кусая нижнюю губу, и добавил: – Вы же не потребуете выложить всю мою подноготную? Полагаю, это ни к чему.

– Хотя мы гарантируем клиентам конфиденциальность, они имеют право не разглашать личные данные, – с улыбкой молвила Лариса. – Разумеется, если это не мешает решать поставленную перед нами задачу. Итак, мы вас слушаем.

Посетитель не торопился рассказывать о своей проблеме, осваиваясь в новом обществе. Он с любопытством рассматривал сидящую за столом женщину. Привлекательная ухоженная шатенка лет тридцати ободряюще улыбалась. Мол, не бойтесь, мы не кусаемся. Но от ее взгляда молодому человеку стало не по себе.

– Какого рода ваши… методы? – выдавил он.

– Очевидно, вы в курсе, раз отважились обратиться к нам, – уклончиво ответила она.

– Мне необходима помощь людей с э-э… неординарными способностями. Я слышал, вы используете искусственный интеллект для… э-э… моделирования будущего. Я не верю в ясновидение, господа! – воскликнул Дмитрий. – И рассчитываю на компьютерные технологии больше, чем на предсказания гадалок и колдунов. Ваш метод объединяет виртуальную реальность с действительностью, не так ли? Честно говоря, я не представляю себе, как это выглядит на практике, однако готов рискнуть.

– Кто вам рекомендовал наше агентство? – вместо ответа спросил Ренат.

– Не важно. Я ищу способ раскрыть древнюю тайну нашего рода и надеюсь на креативный подход. Кажется, вы именно те люди, которые мне нужны.

– Этого вы пока не знаете, – заметила Лариса.

– По крайней мере, я испробую вариант, который вы предложите. А там будет видно.

– Речь идет о наследстве?

Дмитрий вытаращил глаза и в изумлении уставился на женщину.

– В общем, да. Но… как вы догадались? У меня на лбу написано?

– Она читает мысли, – ввернул Ренат, заставив молодого человека залиться краской смущения.

Внешний вид посетителя, нервозность, дрожь в руках, натянутая улыбка и срывающийся голос выдавали его волнение.

– Тогда вы должны понять, что моей жизни угрожает опасность! – выпалил он.

– Это правда, – спокойно кивнула Лариса.

Дмитрий резко побледнел и облизнул сухие губы. Его минуту назад красные щеки приобрели синеватый оттенок, глаза забегали.

– В последнее время я плохо сплю, – заявил он. – Меня мучают кошмары. Не сочтите меня трусом, но… я боюсь выходить из дому, на улице оглядываюсь, как придурок. Я похудел на пять килограммов за неделю! Так больше продолжаться не может. Я с ума сойду…

– У вас проблемы с психикой?

– У меня душа горит! – Дмитрий актерским жестом прижал руки к груди. – Я на грани нервного срыва! Сделайте что-нибудь, умоляю! Иначе мне конец.

В его словах сквозила фальшь, но Лариса не подала виду, что заметила.

– Вы говорили о какой-то тайне, – напомнил Ренат.

– Да! Да! Я наследник древнего шотландского рода. За мной ведется охота! Если не произойдет чуда, меня настигнет смерть!

– Шотландский род? – удивленно переспросил Ренат. – А фамилия у вас русская.

– Вероятно, мои предки приехали в Россию в семнадцатом веке. Тогда обедневшие шотландские дворяне с удовольствием поступали на службу к Петру Великому и доказали ему свою преданность. Многие женились на русских и ассимилировались с местными жителями. В последующих поколениях наша кровь сильно разбавилась, отсюда и фамилия Земцовых. Честно говоря, до недавнего времени я не подозревал о своих шотландских корнях.

– Что же навело вас на эту мысль? – полюбопытствовала Лариса.

– Однажды я получил по электронной почте странное письмо, и с тех пор потерял покой и сон.

Молодой человек справился с охватившим его волнением и взял себя в руки. Его голос зазвучал ровнее, щеки порозовели, он приосанился и расправил плечи. Правильные черты его лица говорили о хорошей генетике, а речь свидетельствовала о достойном воспитании. Внешность и манеры Дмитрия не вязались с его безвкусной одеждой. Но не спрашивать же человека, с какого перепугу он так вырядился? Видимо, на то была причина.

– Хуже всего, что я понятия не имею, откуда ждать беды, – продолжал он. – Отправитель письма пожелал остаться неизвестным, мне и в голову не приходит, кто это.

– Что вас испугало? – спросил Ренат. – В этом письме вам угрожали?

– Вроде бы нет, но…

– Познакомьте нас с содержанием, так будет проще, – вмешалась Лариса. – Мы проанализируем текст и сделаем соответствующие выводы.

– Там было всего несколько строк…

Дмитрий запнулся и привстал, напряженно глядя в окно. Ренат обернулся, но ничего не увидел, кроме облетевшего тополя во дворе.

– За мной следят, – выдавил молодой человек. – Перед тем, как прийти к вам, я очень переживал… и чтобы успокоиться, прогуливался в парке. Мне кажется, за мной кто-то наблюдал. Вдруг, я привел соглядатая к вашему офису? Простите… возможно, я становлюсь параноиком…

– Послушайте, говорите прямо, в чем проблема, – потеряла терпение Лариса. – Мы должны обладать всей информацией, чтобы быть эффективными.

– Я понимаю… я… Мне страшно! – признался Дмитрий. – Со стороны мои опасения выглядят глупо. Вы не примете меня за идиота, страдающего манией преследования?

– Нет.

Такой лаконичный ответ не прибавил посетителю решимости, зато ясно выразил, что если он и дальше намерен мямлить и тянуть время, то ему укажут на дверь. Дмитрий заставил себя начать:

– В общем, в письме было сказано… что я хожу по острию меча и любой мой шаг может стать по… последним. Единственный шанс спастись, это передать некую вещь в руки отправителя.

– Что за вещь? – допытывался Ренат.

– Мне это неизвестно! – с жаром воскликнул молодой человек. – Клянусь вам! Автор письма уверен, что я получил в наследство от покойного отца какую-то родовую реликвию!

– А вы – ни сном ни духом?

– Я знал, что вы будете сомневаться… Неужели мне придется расстаться с жизнью в доказательство своей правоты?! Тогда вы начнете действовать? Но мне-то уже будет все равно. Понимаете?.. Помогите мне, пока я жив!

– Какой резон убивать вас, если вы унесете свою тайну в могилу?

– Выходит, тайна все-таки существует, – пробормотал Дмитрий. – Но меня в нее никто не посвящал. Мой отец погиб в результате несчастного случая на стройке. Он был обыкновенным прорабом… Я допускаю, что он просто не успел передать мне эту злосчастную реликвию!.. Если все это не бред какого-то безумца, вообразившего бог знает что.

– Как погиб ваш отец? – уточнила Лариса.

– Он находился на двенадцатом этаже недостроенного дома, где велись монтажные работы, и сорвался вниз. Свидетели утверждали, что он был неосторожен и подошел к самому краю бетонной плиты… Вероятно, у него закружилась голова, он покачнулся, не удержал равновесия и упал. Папа всегда боялся высоты, но скрывал это и боролся со своим страхом как мог.

– Ваша мать жива?

– Да, – кивнул Дмитрий. – Она работает бухгалтером в магазине. Мы с ней тяжело перенесли эту утрату. Я у нее один, и все ее чувства сосредоточены на мне. Я даже жениться не могу, чтобы не ранить маму. Моя девушка обижается и называет меня маменькиным сынком. Из-за этого мы часто ссоримся.

– Никакой личной жизни? – усмехнулся Ренат.

– А вы бы на моем месте что сделали? Бросили маму одну? После смерти отца прошло полтора года, но она каждый день плачет. Как я ее оставлю? А теперь ко всем сложностям добавилось еще и письмо…

– Вы спрашивали маму о семейной реликвии?

– Конечно! – кивнул молодой человек. – Она страшно удивилась и сказала, что ни о чем таком отец даже не заикался. Они жили душа в душу, ничего друг от друга не скрывали. В общем, я не знаю, что и думать!

– Чего же вы ждете от нас? – осведомилась Лариса.

– Найдите эту чертову вещицу, если она существует… или докажите, что все это глупый розыгрыш. Иначе у меня крыша поедет.

– Кому понадобилось вас разыгрывать?

– В том-то и дело, что у меня нет ни врагов, ни друзей с извращенной фантазией.

– Может, вы ошибаетесь? – покачал головой Ренат. – И вам стоит внимательнее присмотреться к своему окружению?

– Если бы я сам мог разгадать этот злополучный ребус, то не стал бы ни к кому обращаться, – нахмурился Дмитрий. – У меня дурное предчувствие, господа! Надеюсь, ложное…



Глава 2

Когда Ренат проводил чудаковатого посетителя и запер за ним входную дверь, за окнами уже стемнело. На город опустился туман. Размытые ореолы фонарей терялись во мгле.

Лариса включила на кухне свет, засыпала кофе в машину, залила воду и нажала на кнопку.

– Что ты о нем думаешь? – вернувшись, спросил Ренат.

– Странный тип. Вырядился как шут, но говорил как филолог. Не удивлюсь, если его профессия связана с литературой. На учителя он не похож, значит…

– Писатель, что ли?

– Вроде того. Но не совсем.

– Кто же он? Журналист? Критик? – перечислял Ренат. – Политический обозреватель?

– Похоже этот Земцов часами просиживает за компьютером, – предположила Лариса. – Блогер, скорее всего.

– Сперва я принял его за богемного бездельника, который ищет приключений на свою голову. Потом понял, что обычно он носит другую одежду. Ты ощущала, как ему было неловко в этом кошмарном пиджаке и зеленых ботинках? Интересно, на что рассчитан его маскарад?

Лариса недоуменно пожала плечами. И сам визитер, и его история произвели на нее двоякое впечатление.

– Ты тоже ему не поверила? – догадался Ренат. – Признаться, он меня не убедил. Дмитрий Земцов явно чего-то боится, но каждое его слово – фейк.

– Не каждое, – возразила она.

– Что касается наследства и принадлежности к древнему шотландскому роду, я бы все это поставил под вопрос. Может, кто-то нарочно его запугивает?

– С какой целью? Поприкалываться?

– Почему бы нет?

– Тогда это жестокий прикол. Парня реально собираются лишить жизни, – заявила Лариса, разливая в чашки горячий кофе с пенкой. – Тебе с сахаром?

– А пирожные есть?

– Посмотри в холодильнике.

Ренат открыл холодильник, достал с полки коробку с его любимыми эклерами и разочарованно протянул:

– Тут осталось две штуки.

– Тебе хватит, а я обойдусь без сладкого, – сказала Лариса. – Вчера перебирала платья в шкафу, некоторые на мне уже трещат. А я за них кучу денег выложила!

Ренат с наслаждением откусил кусочек пирожного, продолжая размышлять о недавнем посетителе. Кто и почему хочет его убить? Зачем он плел дурацкие басни про наследство? Может, в этом заложен какой-то смысл?

– Что ты еще можешь сказать о Земцове? – прожевав, осведомился он. – Жаль, что Вернер не научил нас дедуктивному методу.

– Зато он привил нам другие полезные навыки: чтение мыслей, удаленное восприятие…

– И что же ты прочитала в уме нашего нового клиента? – перебил Ренат.

– Это человек среднего достатка… образованный, воспитанный, однако склонен к авантюрам. Любит свою мать, искренне горюет по покойному отцу. Встречается с девушкой, но не торопится заключать брак. И не только овдовевшая мать тому причина.

– Дмитрий обожает свободу, – добавил Ренат. – Больше всего он ценит независимость. Работать на дядю – не его тема. Хотя он не прочь пожить на широкую ногу, но трудиться ради этого до седьмого пота не намерен. Согласна?

– Пожалуй, ты прав.

– Зачем он приходил? Разводил тут мосты про древний шотландский род и прочую дребедень?

– Пока не знаю.

– Ты говоришь, у парня средний достаток? – спохватился Ренат. – Откуда же у него деньги на гонорар, который он нам заплатил? Вспомни, когда ты озвучила сумму, он и глазом не моргнул. А ведь это лишь аванс!

– Действительно…

– Значит, кто-то его спонсирует.

– Может, мать раскошелилась? – предположила Лариса. – После смерти мужа сын для нее дороже всего. Вот она и пожертвовала своими сбережениями, накопленными за долгие годы.

– Скажи еще, девушка-миллионерша не пожалела бабла для жениха, – усмехнулся Ренат. – Решила обязать быть его благодарным до седых волос. Тебе самой не смешно?

– Честно? Нет. Могу повторить вслед за Земцовым: у меня плохое предчувствие.

Ренат молча доел эклеры и водрузил на кухонный стол ноутбук.

– Буду искать блог нашего клиента. Если его ник совпадает с именем и фамилией, сейчас мы поймем, чем он дышит.

Пальцы Рената забегали по клавиатуре. Дмитриев Земцовых он накопал немало, но похожего на молодого человека в желтом пиджаке в Сети не нашлось.

– Облом, – разочарованно протянула Лариса. – Он не так прост, этот «наследник»!

– Ну и мы не лыком шиты…

Ренат применил всё, чему обучил его знакомый хакер, пока не выдохся и не перешел к иному способу общения с компьютером.

«Дружище, посодействуй мне в поиске этого парня! Очень надо! Позарез!» – мысленно обратился он к искусственному разуму и ярко представил себе образ недавнего посетителя.

Спустя несколько минут ноутбук откликнулся, словно пользователь сумел передать ему умственную картинку и вызвать соответствующую реакцию.

Ренат еще не совсем привык к этому поразительному явлению. Взаимопонимание с программой казалось ему чудом, и каждый раз, когда ему удавался этот трюк, он светился восторгом.

– Два интеллекта всегда сумеют договориться, если захотят! – торжествующе воскликнул Ренат. – Иди-ка сюда, Лара! Взгляни, что он мне выдал…

* * *

Настойчивый звонок в дверь застал Ингу на кухне. Она никого не ждала, собиралась выпить на ночь кефирё и лечь спать.

В халате, с распущенными волосами, девушка подошла к глазку и удивленно замерла. На площадке, тяжело дыша, стоял нелепо одетый парень, в котором она не сразу узнала Дмитрия.

– Это я! – подтвердил он, снимая тирольскую шляпу. – Открывай, не бойся! Скорее!

Щелкнули замки, и в прихожую ввалился красный, как рак, Земцов. Он поспешно захлопнул за собой дверь, повесил шляпу на вешалку и ладонью вытер пот со лба.

– Господи, что с тобой? – пробормотала Инга, отступая назад. – Ты будто стометровку пробежал.

– За мной гнались, – заявил он. – Я едва ноги унес!

– От кого?

– Какие-то хулиганы увязались за мной в сквере. Там темнотища, хоть глаз коли. Наверное, хотели ограбить!

– Ты чего так вырядился? – не выдержала Инга. – Что за ужасный пиджак?

– Так надо было, – отговорился Дмитрий, переобуваясь в тапочки. – Можно я у тебя переночую?

Инга удивленно качала головой, глядя на тупоносые зеленые ботинки гостя, которых она раньше на нем не видела.

– Где ты взял эти жуткие шузы?

– Какая разница? – вызверился он. – Ты пустишь меня на ночь или мне в гостиницу ехать?

– Да ночуй ради бога, – растерялась девушка. – Места хватит.

– Спасибо, – с облегчением выдохнул он. – Я знал, что ты надежный друг.

– А как же твоя мама? Она будет переживать. Ты говорил, она без тебя не засыпает.

– Маму я предупредил.

– Ладно, идем, я напою тебя чаем. Ты голоден?

Инга зашагала в кухню, Дмитрий поплелся за ней, бубня ей в спину:

– Извини, я не хотел тебя беспокоить… но обстоятельства вынудили.

– Расскажешь, что случилось? – спросила она, включая чайник. – На тебе лица нет. И одежда странная.

Молодой человек плюхнулся на стул и нервно оттянул ворот голубого джемпера.

– Ну и видок! – прыснула Инга. – Попугайская раскраска.

– Потешаешься надо мной, да? Правильно. Я этого заслуживаю. Знаешь, кем я себя чувствую? Зайцем, которого загоняет свора собак!.. Не думал, что дойдет до такого. Я никогда не был слабонервным, но сейчас у меня какой-то психоз начинается. Может, те двое ребят в сквере вовсе не грабители, а обыкновенные подвыпившие пацаны. У страха глаза велики!

– Дима, они в самом деле гнались за тобой? Или тебе показалось?

– Я не знаю! – в отчаянии молвил он. – Я в каждом вижу угрозу! Шарахаюсь от каждой тени! Чуть что – сердце в пятках.

– Ты денег кому-то должен?

– Тебе известны мои принципы, Инга: я у людей в долг не беру. Могу взять лишь кредит в банке, который всегда вовремя выплачиваю.

– Что же тогда происходит? Чего ты боишься?

– Прости, но тебе лучше оставаться в неведении. Я не хочу тебя втягивать в неприятности.

– В чем дело? – настаивала она. – Я тебе не чужая. Чем смогу, помогу. Во что ты вляпался, Дим?

Инга ждала дальнейших объяснений, но вместо этого услышала совсем дикую фразу:

– Если меня убьют, кто позаботится о маме?!

У девушки от обиды на глазах выступили слезы.

– Ты в своем репертуаре, Земцов! Думаешь только о маме. А как же я? – до нее с опозданием дошел истинный смысл сказанного, и она перепросила: – Убьют?! Ты сказал – убьют?

– Это я так… вырвалось, – смутился молодой человек. – Просто запаниковал, самому стыдно за свое малодушие. Ты не обращай внимания.

Инга молча достала из холодильника сыр, масло, колбасу и принялась готовить бутерброды. Она держала эти продукты для гостей. Сама всухомятку не питалась, следила за фигурой и предпочитала растительную пищу. Работая редактором на телеканале, она надеялась сделать карьеру ведущей, а для этого необходимо поддерживать идеальную форму. Диета, спортзал, массаж, пробежки по лесопарку занимали почти все ее свободное время.

Дмитрий внезапно вскочил, подошел к окну, раздвинул жалюзи и посмотрел вниз, во двор. С третьего этажа были едва видны в ночном тумане припаркованные машины и темные контуры деревьев. Под ближайшим фонарем застыла черная фигура. Молодой человек отшатнулся и попросил Ингу выглянуть:

– Там кто-то стоит? Или мне померещилось?

– Я никого не вижу. Поздно уже, все по домам сидят.

– Наверное, померещилось, – выдавил Дмитрий и вернулся за стол. Хотя он с обеда ничего не ел, кусок не лез ему в горло.

– Не вкусно?

– Прости, я завтра утром поем. Сейчас не могу.

– Ладно, – кивнула девушка, с тревогой глядя на него. – Тогда иди в душ, и спать. Утром все обсудим.

– Я не усну! – возбужденно воскликнул молодой человек. – У тебя нет какой-нибудь таблетки?

– Снотворного, что ли? Я не употребляю. Могу сходить к соседке, если надо.

– Нет! Нет! – замахал руками Дмитрий. – Не выходи из квартиры! Мало ли, что…

– Да ты совсем с катушек съехал, – испугалась Инга. – Выпей лучше водки, у меня с прошлого раза полбутылки осталось. Помнишь, мы отмечали мою премию?

– Хорошая идея…

* * *

Взаимодействие с компьютером на личностном уровне открыло для Рената много нового. Он впервые глубоко осознал слова Вернера, которые до сих пор до конца не понимал.

«Нет ничего полностью мертвого, особенно среди умственных творений. Все, во что вложена мысль и духовная энергия, более или менее живо. А значит, способно к общению».

– Он меня понял! – ликовал Ренат, показывая Ларисе изображение на экране ноутбука. – Он все сделал правильно!

– Кто?

– Искусственный разум. Вернер был прав. Это не просто программа, это уже некая сущность, готовая сотрудничать. Если ты говоришь с ней на одном языке, она отвечает.

– И что она тебе ответила? – заинтересовалась Лариса. – Нашла Земцова среди миллионов аватаров с вымышленными никами?

– Представь, да. Вот он!

Ренат увеличил фото профиля, где вместо человека был запечатлен рыцарь в доспехах с закрытым забралом.

– Макбет, – вслух прочитала Лариса и покачала головой. – Ты уверен, что это тот самый шут гороховый, который наплел нам с три короба про родовую реликвию?

– По тематике подходит. Макбет – шотландский король, правивший в одиннадцатом веке. Легенды о нем вдохновили Шекспира на одноименную трагедию. Чем не персонаж для мистической истории?

– Этот Макбет популярный ютуб-блогер, – заметила Лариса. – Его канал называется «Хроники призрака». Хм!

– Ездит по стране, снимает видео о привидениях, – добавил Ренат. – Между прочим, у него куча подписчиков.

– Вижу, – кивнула она. – Запусти-ка один из роликов.

Ренат кивнул, и на экране показался одетый в джинсы и свитер парень, в котором без труда можно было узнать Дмитрия. Правда, здесь он был в темных очках и с бородой, но для Рената и Ларисы эти мелочи не имели значения.

– Борода накладная, – улыбнулся Ренат. – Для конспирации.

– Может, тебе и IP-адрес его компьютера известен?

– Не мне, а искусственному интеллекту. Он по моей просьбе вычислил местоположение с поразительной точностью. Так что теперь мы знаем, где проживает Дмитрий Земцов: Люблинская улица, дом 113. Во всяком случае он там прописан, и там же находится его компьютер.

– Хроники призрака, – задумчиво повторила Лариса. – Судя по названию канала и аватару, блогер позиционирует себя как… иллюзорный образ? Этакий фантом, рассказывающий о себе подобных?

– Оригинальничает. Не хочет быть узнаваемым, отсюда и очки с бородой. В этом есть своя логика.

– Тексты для видео Земцов пишет сам, умело выражая мысли.

– Небось, родители мечтали о сыне-литераторе, – добавил Ренат. – А парень решил пойти другим путем. Сначала стал фрилансером, потом открыл свой блог, где его фантазия ничем не ограничена, а любая прихоть доступна. Бери и осуществляй, только не ленись.

– Ты взломал его почту?

– Зачем же так грубо. Скажем, я ее изучил.

– Нашел письмо, о котором он говорил?

– Мы с ним одной крови, – усмехнулся Ренат, показывая на ноутбук. – У него от меня нет секретов. Даже если бы Дмитрий удалил письмо, в недрах компьютерной памяти ничто не исчезает бесследно. Впрочем, как и в человеческой. Правда, люди не подозревают об этом своем свойстве. Они думают, что умеют забывать. Ха! Как бы не так!..

– Покажи мне текст, – нетерпеливо потребовала Лариса.

– С удовольствием!

Ренат вывел на экран текст, который немного отличался по содержанию от того, что озвучил странный посетитель…

Глава 3

Ночью Земцов проваливался в тревожный сон, просыпался, ходил в кухню пить воду, опять засыпал. Какой же он дурак! Клюнул на приманку, как глупый карась, а теперь попробуй сорваться с крючка. Черта с два!

Едва рассвело, он собрался уходить. Из спальни раздавалось ровное дыхание Инги. Они были в ссоре, и девушка постелила ему на диване в гостиной. Дмитрий был благодарен, что она не отказала ему в ночлеге. Возвращаться домой к матери, отвечать на ее расспросы и притворно улыбаться он не мог. Но и оставаться у Инги – не выход.

Он перевел телефон на беззвучный режим, чтобы звонки матери не разбудили Ингу, оделся и решил перекусить вчерашними бутербродами. За этим девушка его и застала.

– Что так рано встал? – зевнула она, кутаясь в халат. – Куда-то торопишься?

– Мама будет волноваться, – с полным ртом выдавил Дмитрий.

– Ну да. Мама – это святое!

Инга недолюбливала его мать, имея на то все основания. Та ревновала сына к девушке и устраивала истерики, которые заканчивались сердечным приступом. Инга считала, что та манипулирует Дмитрием и играет на его жалости.

– Сядь, Инга, – попросил он, указывая на стул напротив. – Надо поговорить.

– Если о твоей маме, я против. Надоело слушать про ее больное сердце и твой долг перед ней. Ты хороший сын, но мне-то что с того? Я хочу, чтобы ты заботился обо мне, любил меня.

– Ты эгоистка.

– У меня тоже есть родители, но я живу отдельно, снимаю квартиру, и они меня не дергают по пустякам. Если понадобится помощь, я поеду и сделаю все необходимое. Это нормально. А твоя мама злоупотребляет твоей добротой, и ты идешь у нее на поводу. Мне надоело, Дима! Я устала быть на вторых ролях. В первую очередь – твоя мама, во вторую – мама, и в третью опять мама! А какое место ты отвел мне?.. Извини, я по-другому представляла наши отношения.

Она ждала оправданий и бурного возмущения, как было не раз. Но сегодня кое-что изменилось. Дмитрий долго молчал, постукивая согнутыми пальцами по столу, и наконец признался:

– Оказывается, я не такой человек, как ты думаешь. Я сам не знал себя. Я… – Он осекся и поднял на Ингу растерянные глаза. – Со мной происходит какая-то чертова хрень! Я не думал, что все так обернется…

Инга опустилась на стул и ощутила, как сильно забилось в груди сердце. Земцов не был ей безразличен, они провели вместе много счастливых вечеров и страстных ночей. Правда, в последнее время ссоры и скандалы охладили их чувства, но она надеялась, что все наладится. Другие пары тоже ругаются, потом мирятся и живут дальше. Главное, показать характер и не позволить взять над собой верх. Инге хватало духу отстаивать свои интересы.

– Ты все-таки влип в неприятности? – похолодела она. – Это из-за блога? Я предупреждала, что твоя тема привлечет к тебе психов и шизофреников. Они на все способны. Ты играешь с огнем, Дима!

– Я уже понял…

– Еще не поздно свернуть твой проект. Хочешь, я устрою тебя к нам на канал?

– Кем? Курьером? Мальчиком на побегушках?

– Конечно, кресло директора я тебе не обещаю, – рассердилась девушка. – Ты талантлив, трудолюбив и скоро обратишь на себя внимание, начнешь новый проект…

– Инга! – не дослушал Земцов. – Если со мной что-нибудь случится, поможешь моей маме?

– В смысле?

– Она останется совсем одна…

– К чему ты клонишь? Хочешь повесить на меня свою маму? Я на такое не подписываюсь! – Инга пыталась заглушить страх, вызванный заявлением Дмитрия. Видать, его дела плохи. – Прошу на меня не рассчитывать! – выпалила она дрогнувшим голосом. – У вас родственники в Москве есть?

– Только в Казахстане. И то дальние, седьмая вода на киселе. Мы с ними давно не общаемся, даже не в курсе, живы ли. Кроме тебя, Инга, мне не к кому обратиться! Я не бесплатной услуги прошу. В случае моей смерти ты получишь деньги, которых хватит на некоторое время в счет твоей заботы о моей маме. Просто поддержи ее в тяжелую минуту, подставь плечо. Ей я оставлю в наследство приличную сумму, так что она не будет на твоем иждивении.



– Она же еще работает… – опешила Инга.

– Вдруг, ее здоровье ухудшится? Неизвестно, как она перенесет новый удар.

– Значит, ты вчера не шутил? Тебя могут убить? – ужаснулась девушка. – За что? Кому ты перешел дорогу, Дим?

Его лицо исказила гримаса, голос сел от волнения.

– Может, это мои домыслы, больное воображение. Но я хочу перестраховаться. Пусть это звучит глупо, пусть я буду трусом и паникером в твоих глазах…

– Откуда у тебя деньги? – перебила Инга. – Ты же недавно кредит на ремонт квартиры брал, мебель купил.

– Прикинь, я потомок древнего шотландского рода, – горько усмехнулся Дмитрий. – Удивлена? Я тоже был в шоке, но постепенно привыкаю к своему статусу.

– Да ладно…

– Не веришь? Напрасно. Третьего дня мне на счет привалило зеленых… от анонимного благодетеля. Он-де отдает должное моему высокому происхождению и готов пожертвовать и деньгами, и жизнью, если понадобится. Блин! Вот это поворот!

Когда у Земцова проскакивали жаргонные словечки, это означало, что он не в себе и не контролирует эмоции.

– Да ты что, Дим?! – ахнула девушка. – Не врешь?..

– Мне перекреститься? Или поклясться на крови?

– Как это?

– Не знаю. Но могу попробовать.

Инга, как и следовало ожидать, засомневалась в бескорыстии «благодетеля».

– А с чего этот аноним вдруг проявил такую заботу о тебе?

– Оказывается, он долго меня искал, и когда наконец нашел, решил предупредить о грозящей мне опасности…

* * *

Ренат сидел за ноутбуком, изучая подписчиков Земцова и тех, которые чаще других писали ему в личку.

– Я вычислил его девушку, – похвастался он, уплетая приготовленные Ларисой гренки. – Хочешь взглянуть?

С экрана им улыбалась миловидная блондинка с голубыми глазами, лет двадцати с небольшим.

– Инга Данилина, редактор телеканала «ЭзоТВ»: специализируется на загадках истории, паранормальных явлениях, тайнах природы, потусторонних силах и иже с ними.

– Симпатичная, – оценила Лариса, рассматривая подругу Земцова. – Судя по виду, амбициозная, обидчивая и ревнивая барышня. Зато она разделяет увлечение нашего блогера.

– Леди Макбет? – мрачно пошутил Ренат и открыл другие фотографии с ее странички. – Смотри, она тусуется с гостями передачи «Мистика в нашей жизни», регулярно выкладывает снимки в Сеть. Держу пари, на этой почве они с Земцовым познакомились и сошлись. Популярного блогера пригласили в студию, Инга обратила на него внимание, и… так завязались их отношения.

– Тебе не откажешь в проницательности.

– А тебе – в сарказме, – усмехнулся он. – Лучше объясни, зачем этот Макбет напялил на себя шутовской наряд и явился в наше агентство? Собирает материал для очередного ролика? Мы представляем для него интерес как бывшие члены эзотерического клуба? – предположил Ренат и сам себя опроверг. – Ничего подобного! Этот парень обожает мистификации. Он то клеит себе бороду, то одевается клоуном и несет сущий бред. Боюсь, нас разыгрывают, дорогая. Но с какой целью?

– Земцов раскошелился на большой гонорар ради розыгрыша?

– М-да… нестыковочка. Хотя за удовольствие надо платить, этот блогер не стал бы выкладывать кругленькую сумму за сомнительный проект. Выгода под вопросом, а расходы приличные.

– К тому же мы с тобой – не призраки, – заметила Лариса.

– Чего он добивается? Хочет вывести нас на чистую воду? Разоблачить «мошенников»? Не похоже. Я видел в его глазах неподдельный страх.

– Настоящий Макбет был убит. Может, блогер боится повторить судьбу неудачно подобранного аватара?

– Хватит гадать на кофейной гуще, – решительно заявил Ренат. – Пора приступать к работе. Надо проследить за «потомком шотландского рода»: куда он ходит, с кем общается, и кто его преследует. Пожалуй, этим я сегодня и займусь. Если повезет, поговорю с его матерью.

– А я посмотрю живьем на леди Макбет, то бишь Ингу Данилину. Прикинусь журналисткой, завяжу с ней беседу…

Ренат быстро собрался и вышел из квартиры, оставив Ларису в глубоких раздумьях. После его ухода она несколько раз перечитала сообщение от Посланника, содержание коего блогер, мягко говоря, передал неточно.

– Ты нас недооценил, Дима, – пробормотала она, пробегая глазами по строчкам. – Думал, мы не идентифицируем тебя с Макбетом?

«Дмитрий! – обращался к блогеру неизвестный. – Мне выпала честь сообщить Вам, чья кровь течет в Ваших жилах. Долгие годы ушли на поиски, и теперь я наконец приблизился к концу пути. Вы – единственный потомок древнейшего шотландского рода, наследник бесценной реликвии, которая считалась пропавшей. Именно эта ритуальная вещь послужила причиной истребления Ваших знатных и благородных предков, что вынудило их скрывать свое потомство вдали от родины. Поэтому Вы родились в Москве, а не в Эдинбурге.

Я – Посланник, призванный спасти Вас от гибели. Отныне хранителем реликвии буду я, подвергая риску свою ничтожную жизнь, а не драгоценную Вашу. Поверьте, это не шутка! Вы ходите по острию меча: Ваши недруги без колебаний убьют Вас, дабы завладеть Вашим наследием. Оно не должно попасть в чужие руки! Ни в коем случае! Иначе не избежать ужасных бед и несчастий.

Я присягнул пожертвовать собой ради Вашего спасения. Передав реликвию мне, Вы отведете от себя опасность и сможете исчезнуть. Изменить имя, внешность, документы, место жительства, – все это требует затрат, и я уполномочен обеспечить Вас необходимыми средствами. В подтверждение моих слов сегодня же на Ваш счет придут деньги, которые Вы вправе использовать на свое усмотрение.

Решайтесь! Когда Вы, выходя из дому, наденете на шею красный шарф, я пойму, что пора действовать, и сам свяжусь с Вами. Помните, каждый час промедления приближает Вас к смерти, а меня – к нарушению данного мною обета».

– Красный шарф… – вслух повторила Лариса и покачала головой. – Как в плохом шпионском романе! Земцову к его попугайскому наряду только красного шарфа не хватает! Что за безвкусица? Зачем привлекать внимание к человеку, за которым ведется охота? Глупо…

Текст письма не выдерживал критики. Тот, кто называет себя Посланником, блефует и дурачит беднягу блогера.

Лариса вспомнила о полученном от клиента гонораре и признала, что автор послания не обманул молодого человека, и деньги на счет таки пришли. А кто станет тратиться на пустой блеф? Значит, не все так просто!

В письме Посланника была куча несуразностей. Однако из-за спины Земцова торчали крылья смерти, которые ни с чем не спутаешь.

Ренат установил, что сообщение отправлено из Интернет-кафе на Люблинской улице. Посланник не оставил обратного адреса.

– Как отличить зерна от плевел? – пробормотала она, подкрашивая перед зеркалом губы. – Есть много способов убить человека без шума и дешевой театральщины. Тем более, если он не пользуется охраной. А от визита Земцова за версту разит второсортным спектаклем. И письмо неведомого Посланника – такой же фарс!

На улице Лариса поймала такси и поехала на телеканал, где надеялась встретиться с Ингой Данилиной…

Глава 4

Тем временем Дмитрий рассматривал на экране компьютера шотландские замки с привидениями. Именно в этом году он пообещал своим подписчикам отправиться в знаменитый средневековый Глэмис Кастл, где обитают сразу несколько призраков. Совпадение?

Дмитрий давно планировал выехать за границу и снять пару сенсационных роликов, но все никак не удавалось собрать нужную сумму денег. Теперь такая возможность появилась.

На экране замок Глэмис выглядел внушительно: серая каменная громада с узкими окнами, увенчанная множеством башен и башенок, с каминными трубами на крыше и зубчатым ограждением. По легенде, еще в одиннадцатом веке на этом месте стоял охотничий домик, принадлежащий шотландской короне. Якобы неподалеку от него тогдашний король Малкольм II был смертельно ранен в сражении и привезен слугами в домик, где вскоре скончался. Именно Малкольма называют одним из самых древних призраков, который бродит по темным переходам замка, не понимая, как он тут оказался.

– Ну да, – пробормотал Дмитрий. – Умерев в охотничьем домике, а очутившись в совершенно другом здании, кто угодно растеряется. Небось, бедняга Малкольм до сих пор ищет ответы на вопросы: «Где я?» и «Как отсюда выбраться?»

В голове блогера складывался увлекательный сюжет для видео, который вызовет жгучий интерес у подписчиков и резко увеличит их число. Шотландия вообще славится различными суевериями и мрачными загадками, привлекая этим туристов со всего мира.

«Может, все правда, и я принадлежу по крови к какому-нибудь славному рыцарскому роду? – подумал он. – Являюсь носителем страшной тайны? Тогда мои опасения не беспочвенны…»

Звонок матери нарушил ход его мыслей и заставил оторваться от экрана.

– Дима, с тобой все в порядке? – взволнованно прозвучал в трубке ее голос. – Я всю ночь не спала, думала о тебе. Теперь не могу работать, в сон клонит. Где ты был?

– У товарища, – солгал сын, чтобы не сыпать соль на ее рану. – Мы засиделись за столом, выпили, и я решил не ехать домой. Метро уже закрылось, а вызывать такси было стремно.

– Ты правильно сделал. Эти таксисты ненадежны. Кто знает, что у них на уме? Завезут куда-нибудь, дадут по голове и обчистят. Если с тобой что-нибудь случится, я этого не переживу, – всхлипнула мать. – Утром сердце прихватило, едва оклемалась.

– Успокойся, ма! Нельзя так трястись надо мной!

– У меня больше никого не осталось, сынок… Почему ты не позвонил, что остаешься ночевать у товарища?

– Телефон разрядился.

– Ты совсем обо мне не думаешь…

Эти слезливые причитания разозлили Дмитрия, но что он мог поделать? Приходилось считаться с состоянием матери. Смерть отца подкосила ее и без того слабое здоровье. Если она сляжет, будет еще хуже.

– Дима, ты поел? – забеспокоилась женщина. – Не сиди голодный за компьютером. Это вредно! Я поджарила тебе котлет и сварила твои любимые макароны. Все в холодильнике. Не ленись и разогрей.

– Я все нашел, разогрел и наелся, – опять солгал Дмитрий. В последние дни у него пропал аппетит. Он пил только чай или кофе, иногда перекусывая печеньем. Остальная пища вызывала у него тошноту. – Так можно и язву нажить, – прошептал молодой человек и тоскливо добавил: – Если я раньше не стану трупом.

– Что? – не расслышала мать.

– Все хорошо! – бодро заверил он расстроенную родительницу. – Я сыт, здоров и полон сил.

– Сходи в булочную, – попросила она. – У нас закончились хлеб и сахар. И в аптеку забеги, купи мне таблеток от давления. Не забудешь?

– Нет, мам.

С этими словами Дмитрий встал из-за стола и подошел к окну. С недавних пор у него вошло в привычку внимательно осматривать двор на предмет незнакомых машин и подозрительных личностей.

– Черт! – он поспешно проверил, отключил ли телефон, и спрятался за занавеску.

Среди припаркованных у бордюра легковушек стоял светлый джип, которого раньше Дмитрий не видел.

– Не паникуй, – вслух уговаривал он себя, унимая бешеный стук сердца. – В доме живет куча людей. Мало ли, кто к ним приехал?

Жить в страхе было не то, что неприятно, – невыносимо. Каждая новая машина, каждый новый человек, казалось, несли угрозу. Дмитрий достал из шкафчика коньяк, который мама добавляла в выпечку, плеснул себе в чашку из-под кофе и залпом выпил.

Покойный отец иногда прикладывался к бутылке, и мама боялась, чтобы сын по его примеру не пристрастился к выпивке. Она тщательно следила за Дмитрием и навязчиво приучала его к трезвости. Что, естественно, порождало обратный эффект.

«А что, если папа пил не зря? – вспыхнуло в его уме. – Что, если он тоже испытывал страх из-за проклятой реликвии? И заглушал свои мучения алкоголем?»

Подобные мысли все чаще одолевали Дмитрия. Он уже пожалел, что обратился в «Агентство информационных услуг». Вдруг, это ловушка? И те двое, которым он отвалил немалую сумму за помощь, вовсе не станут его союзниками?

Он придирчиво вспоминал поведение Рената и Ларисы, и все сильнее проникался к ним недоверием. В этом мире каждый за себя! Что, если эти люди окажутся проницательнее и хитрее его? К чему это приведет?

Дмитрий выпил еще коньяка и опять выглянул в окно. Светлый внедорожник никуда не делся. За тонированными стеклами было не разглядеть, сидит кто-нибудь внутри, или машина пуста…

Когда через полчаса позвонила Инга, Дмитрий едва ворочал языком.

– Ты пьян? – возмутилась она. – По какому случаю праздник?

– А если это поминки? – съязвил молодой человек.

– Смотри, накаркаешь, Дима. Что с тобой творится? Думаешь, водка тебя спасет? Решил в запой уйти?

– Я не алкаш! У меня запоев не бывает.

– Все когда-нибудь происходит впервые, – рассердилась девушка. – Вместо того, чтобы сидеть дома и лакать спиртное, лучше пойдем в полицию, и ты все расскажешь.

– Хочешь, чтобы меня упекли в психушку?

– При чем тут психушка?

Дмитрий молча сопел в трубку, а Инга задумалась над его словами. Если в полиции узнают, какой блог ведет Земцов, точно запишут его в психи. Мол, общение с призраками даром не проходит. Так и скажут: «Идите к экстрасенсам, ребята, и не морочьте нам головы».

– Мне плохо, Инга, – заплетающимся языком пожаловался Земцов. – Жутко плохо! За мной следят!

– Кому ты нужен? – неуверенно молвила она.

– Может, я потомок самого короля М-малкольма?

– А может, у тебя помутнение рассудка? Где король Малкольм, а где ты?

– М-место и время не имеют з-значения…

– Ой, Дима, ко мне пришли! – воскликнула девушка. – Извини, я позже перезвоню. Ты из дома ни ногой! Обещаешь?

– А вдруг возникнут непре… непредвиденные обстоятельства…

– Умойся холодной водой и ложись спать, – перебила Инга. – Проспишься, тогда поговорим…

* * *

Старые тополя отбрасывали на землю длинные тени, солнечный свет отражался в окнах кирпичных пятиэтажек. Во дворе гуляли две мамаши с колясками. На клумбах отцветали чахлые хризантемы. Полосатый кот развалился на лавочке, подставив солнцу упитанное брюшко. Больше ничего не происходило.

Ренат сидел в машине и наблюдал за парадным, откуда мог выйти Земцов. От скуки у него сводило челюсти. Чтобы не уснуть, он достал планшет и углубился в «Хроники призрака».

Блогер не замыкался исключительно на своих изысканиях, а поддерживал связи с организациями, которые объединяли фанатов потусторонних явлений. Не обошел он своим вниманием и Общество по исследованию привидений, находящееся в США. Те использовали для снимков высокоскоростную инфракрасную камеру и выставляли на своем сайте все, что удалось запечатлеть. Одна из участниц регулярно посещала кладбище «Роща бакалавров» в пригороде Чикаго, фотографируя захоронения. На нескольких кадрах проявился образ сидящей на надгробном камне молодой женщины в белом платье…

Ренат услышал мужской голос и оторвался от планшета. Он чуть не прозевал Земцова! Благодаря тому, что тот поздоровался с соседкой, которая возила ребенка в коляске, молодой человек не ускользнул незамеченным.

– Растяпа! – обругал себя Ренат, не выпуская «объект» из поля зрения.

Телепатический контакт с Земцовым был слабым и прерывистым. У парня в уме царили смятение и страх, которые тот пытался заглушить алкоголем.

– Да он навеселе?! – поразился Ренат.

Ухватиться за какую-нибудь мысль, чтобы подключиться к сознанию блогера, оказалось непросто. Ренат почти физически ощущал панику, охватившую Земцова. В ужасе косясь на его внедорожник, парень торопливо зашагал прочь.

«Это я его напугал! – сообразил Ренат, медленно выезжая с парковочного места. – Мой «хендай» заставил его нервничать. Значит, ему есть чего бояться. Интересно, куда он пойдет?»

Вместо канареечного пиджака, бордовых дудочек и зеленых ботинок сейчас на Земцове была обычная одежда: длинный серый свитер, короткая куртка, джинсы и кроссовки. Ни накладной бороды, ни темных очков, как на видео, – в общем, такой себе среднестатистический гражданин, который легко сливается с толпой.

– Зачем же ты к нам явился клоуном? – недоумевал Ренат. – К чему было цирк устраивать?

Размышляя над этим вопросом, он незаметно сопровождал Земцова, позволив тому оторваться далеко вперед. У метро блогер вместе с другими пассажирами спустился в подземку. Ренат остался в машине. Он еще некоторое время поддерживал телепатическую связь с молодым человеком, но вскоре этот контакт оборвался.

– Ушел, – без сожаления констатировал Ренат и поехал в кафе заморить червячка. – Темная ты лошадка, Дмитрий! Устраиваешь глупую сцену вместо того, чтобы выложить все, как на духу. Тоже мне, наследник шотландского рода! Жулик ты, брехун и любитель выпить! Решил поднять нас на смех?

Против этого вывода были две вещи: размер аванса, уплаченного блогером за их с Ларисой работу, и дикий страх, поселившийся в его душе. Слишком дорогое представление, чтобы просто повеселиться. Слишком сильная эмоция, чтобы объяснить ее банальным розыгрышем. Хоть в одном Земцов не солгал: насчет плохого предчувствия. Он действительно находится на волосок от смерти.

– Я бы на твоем месте не пил, – ворчал Ренат, словно молодой человек мог его слышать. – Неужели, ты действительно владеешь опасной тайной? Не похоже. Что же тогда происходит?

Он заказал еду в машину, и спустя несколько минут паренек в форменной одежде принес ему большой гамбургер в картонной упаковке и горячий кофе. Ренат ел, ломая голову над загадкой Дмитрия Земцова…

* * *

Лариса встретилась с Ингой в холле здания, где располагался телеканал, и попросила у девушки интервью. «Леди Макбет» оказалась стройной блондинкой с миловидным лицом и умело подведенными голубыми глазами. В жизни она была даже красивее, чем на селфи.

– Интервью? – смутилась Инга, не понимая, чего от нее хотят. – Для какого издания?

– Женский сайт «Любовная магия», – без запинки выпалила Лариса. – Нам нравятся ваши передачи, подумываем о совместном проекте. Для начала ответьте на пару вопросов, если вы не против. Я запишу на диктофон, обработаю, потом пришлю вам окончательный вариант. Опубликуем только после вашего согласия.

Блондинка смерила ее оценивающим взглядом: стильное полупальто, кашемировый джемпер, брюки и дорогая сумочка Ларисы произвели на нее должное впечатление. Даме за тридцать, но выглядит великолепно, одета со вкусом. Явно не из чокнутых, которых либо НЛО похищало, либо из контингента космических «странников».

– Может, вам лучше поговорить с нашим руководством?

– Это преждевременно, – улыбнулась Лариса.

– Понимаю, – кивнула Инга, хотя ни черта не понимала. – Почему вы выбрали для интервью именно меня?

– Толковый редактор – залог успеха. Кроме того, мне рекомендовал вас блогер Макбет. Мы иногда переписываемся, обмениваемся мнениями.

– Макбет? – растерянно переспросила девушка.

Лариса улавливала ее мысли, полные опасений и беспокойства. Инга переживала за Дмитрия, который пугал ее своими странностями. Все-таки они не чужие друг другу.

«Она его не любит, – догадалась Лариса. – Встречалась с ним сперва из любопытства, потом по обоюдному влечению. В их отношениях больше физиологии и расчета, чем искренних чувств. Дмитрий далеко не подарок, а его возня с мамочкой любую девушку выведет из терпения. Но все же чем-то он ей дорог…»

– Ну, если вы от Макбета, – донесся до нее нерешительный голос блондинки. – То я готова. Где будем беседовать?

– Не здесь, – опомнилась Лариса и предложила уединиться в отдельном кабинете.

– В полдень у нас обед, – сказала Инга, глядя на настенные часы в холле. – Моя помощница уходит в кафе, а я пью зеленый чай и перекусываю фруктами прямо на рабочем месте. Если вы не против…

– Я за! – обрадовалась собеседница.

– Тогда идемте на второй этаж. – Блондинка провела Ларису мимо охраны со словами: – Она со мной. – И зашагала впереди, раскачивая бедрами, обтянутыми «рваными» джинсами.

От Инги пахло пачулями и резедой: духов она не жалела. Пока дамы поднимались по лестнице, Лариса практиковалась в невербальном[2] гипнозе. Вернер в своем клубе прививал навыки немого внушения всем ученикам, но преуспели в этом единицы. До сих пор Ларисе редко удавалось воздействовать на другого человека исключительно силой мысли. Разные люди по-разному реагируют на гипноз. Реакцию Инги ей предстояло выяснить через пару минут…

Глава 5

Стараясь сохранять спокойствие, Земцов проехал в метро от Текстильщиков до Таганской и, незаметно озираясь по сторонам, поднялся к выходу в город. Животный инстинкт, о котором он читал, но сам раньше не ощущал, подсказывал ему, что надо спасаться. Вероятно, так чувствует себя дичь, когда ее след взяли собаки.

Разумеется, никаких собак на улице не было. Прохожие спешили по своим делам, но Дмитрий в каждом из них видел потенциального врага.

«Ты увлекся, заигрался, – корил он себя. – Поверил в чужой вымысел. Стал жертвой обмана!»

«А вдруг это вовсе не вымысел? – возражал ему внутренний голос. – Сколько раз я в своем блоге убеждал аудиторию, что погружаясь в иную реальность, рано или поздно окажешься по ту сторону бытия и столкнешься с обитателями зазеркалья. Кажется, со мной происходит именно то, во что я до конца не верил! Но внушал эту идею другим. Ради посещаемости своего аккаунта и увеличения числа подписчиков, ради идиотского тщеславия я лгал, что напрямую общаюсь с призраками!.. Я придумывал небылицы, пугал чувствительных барышень и экзальтированных подростков. Привлекал психически неуравновешенных людей и откровенных придурков, помешанных на культе смерти! И до чего я докатился?»

Эти мысли подстегивали его, заставляли шарахаться от каждого подозрительного субъекта. Раньше ему не приходило в голову, как в сущности легко убить человека где угодно – в толпе, в вагоне метро, в переполненном троллейбусе, в супермаркете, в проходном дворе, в подъезде дома…

«Мы все уязвимы, незащищены! – осознал он. – Одной судьбе известно, сколько кому отмерено и когда придет его час!»

Дмитрий никогда не был фаталистом. Понимание того, что он – всего лишь пылинка на ладони вечности, пришло к нему как неожиданное прозрение. Легчайшее дуновение ветерка, – и пылинку поднимет, закрутит и унесет в тартарары. Как удержаться? Как не дать себе пропасть?

В его сознании происходили серьезные сдвиги. Но было уже поздно. Он неумолимо приближался к катастрофе…

К Таганской площади стекались несколько улиц. Дмитрий свернул в одну из них и прошел пару кварталов. Здесь у него была назначена встреча. Вдоль старых двух и трехэтажных домов, занятых различными офисами, тянулись десятки припаркованных машин. Дмитрий миновал выкрашенную в белый цвет церковку, и его будто что-то толкнуло в бок. Он замедлил шаг и обернулся.

Когда сзади мелькнул канареечный пиджак, парень не поверил своим глазам. Сердце отчаянно забилось, дыхание перехватило, навалилась такая дурнота, что Дмитрию пришлось свернуть за угол ближайшего строения, остановиться и опереться о стену.

«В Москве кто угодно может носить пиджак ярко-желтого цвета, – заговорил в нем здравый рассудок. – Это не эксклюзив! Там, где ты покупал свой, висели еще несколько таких же пиджаков разных размеров. Очнись, Дима! Не ищи беды там, где ее нет. Иначе свихнешься».

Вопреки этим доводам молодой человек ощутил во всем теле нервную дрожь. По его спине катился холодный пот, а воображение рисовало жуткую перспективу развивающегося сумасшествия.

«Это мой двойник? – гадал он, задыхаясь от страха. – Или я страдаю раздвоением личности? Я вижу со стороны себя в той одежде, которая осталась дома висеть в шкафу? Или весь этот кошмар рожден болезнью мозга?»

«Возможно, кто-то другой одет в похожую одежду, – возражал внутренний голос. – Такое случается. Не делай из мухи слона, не передергивай факты».

«А вдруг?.. А если?..» – Панические мысли продолжали жужжать в голове Дмитрия, словно разъяренный пчелиный рой.

Канареечный пиджак проследовал мимо него, и блогер, как завороженный, двинулся следом. Ему удалось рассмотреть не только верх, но и низ «двойника». О, ужас! Тот был… в бордовых дудочках и, что еще хуже, в зеленых ботинках. А его голову покрывала тирольская шляпа!

– Боже, – прошептал молодой человек. – У меня галлюцинации! Мне нужен врач…

Внезапно его пронзила безумная мысль: «Что, если меня все-таки убили? Я умер! И не замечаю этого, как духи погибших насильственной смертью людей, которые бродят между живыми!»

Он столько раз рассказывал об этом в своих видео, не подозревая, что подобное когда-нибудь случится с ним! Он станет призраком и не поймет этого!..

«Неужели, я вижу себя со стороны? И тот человек в тирольской шляпе и есть мой фантом? – ужаснулся Дмитрий. – Я ведь не знаю, что чувствуют мертвые и как они воспринимают окружающий чуждый им теперь мир?!.. Я никогда не интересовался этим, не вникал в тонкости перехода из одного состояния в другое!.. Не давал себе труда задуматься над феноменом привидений! Каково им приходится? Что они видят и слышат? Какие эмоции испытывают?»

Сознание его помутилось, он пошатнулся и осел на тротуар. Прохожие приняли его за пьяного и брезгливо огибали парня, пока две сердобольные женщины не поравнялись с ним. Одна из них наклонились, желая оказать помощь ближнему.

– Эй, тебе плохо? – спросила она. – Может, неотложку вызвать?

– Спиртным слышно, – заключила вторая, потянув носом. – Он под мухой.

– Выглядит невменяемым. Глаза вон, стеклянные… рот приоткрыт. И дышит тяжело.

– Зрачки расширены, – со знанием дела определила первая. – Наглотался какой-то гадости, бедолага. У меня сын его возраста. Не дай бог, упадет на улице… так и помрет почем зря! Вызывай «скорую», Анюта!

Пожилая дама достала из сумочки телефон и набрала всем известные цифры. Вокруг лежащего Дмитрия и женщин начали собираться зеваки и давать советы.

Молодой человек слышал их голоса сквозь наплывающее беспамятство…

* * *

Кабинет, где работала Инга Данилина представлял собой небольшую квадратную комнатку, светлую, с двумя столами, компьютерами и шкафом. В углу в керамическом горшке рос мелколистный фикус.

Лариса села на предложенный хозяйкой стул. Пока та готовила чай, гостья прикидывала, с чего бы начать.

– Вы хорошо знаете Макбета? – спросила она.

– В общем, да, – ответила Инга. – Мы часто созваниваемся, иногда встречаемся.

«Подействовало на нее мое внушение или нет?» – сгорала от любопытства Лариса, но не стала форсировать события. К столь деликатному делу надо подходить осторожно, чтобы не погасить возникшую между ней и редакторшей искорку симпатии.

– Вас связывают личные отношения?

– Связывали, – нехотя, призналась девушка. – Сейчас мы в ссоре.

«Подействовало!» – ликовала Лариса, которая вложила Инге в голову необходимость говорить правду и ничему не удивляться.

– Почему он выбрал себе такой мрачный ник? Макбет – убитый шотландский король, фигура трагическая и неоднозначная.

– В интернете каких только ников не бывает. К тому же многих королей убивали. Просто не обо всех Шекспир писал.

– Согласна, – кивнула Лариса. – Но… как вы лодку назовете, так она и поплывет.

– Дима не суеверен, иначе не снимал бы видео о призраках, – сказала Инга и не прикусила язык, как следовало ожидать. Внушение, сделанное гостьей, подавило ее волю.

– В последнее время вы не замечали за ним ничего странного?

– Нет… но вчера вечером…

– Что? – наседала Лариса, не давая ей опомниться. – Вчера вечером он приходил к вам?

– Да… вчера Дима пришел неожиданно, без звонка и попросился переночевать. Я удивилась, так как если он не в отъезде, то обычно ночует дома. Мама не дает ему шагу ступить! Постоянно звонит, контролирует, чуть ли не отчета требует. А он все это терпит! Мама у него на первом месте… Поэтому я решила порвать с ним, – с горечью призналась Инга. – Мне нужен мужчина, а не маменькин сынок!

– Но вчера вы позволили Дмитрию остаться?

– А что мне оставалось делать? Выгнать его? Честно говоря, он выглядел таким несчастным, что я его пожалела. Мы спали в разных комнатах, – добавила она, словно оправдываясь перед собеседницей. – Я постелила Диме в гостиной, мы оба долго ворочались. Он несколько раз вставал, ходил пить воду… Мне тоже не спалось.

– Что вас беспокоило?

– Дима почему-то был одет как чучело. Напялил на себя вещи, которых я никогда раньше на нем не видела. Я просто обалдела! Какая-то жуткая шляпа, ярко-желтый пиджак, аж глаза режет! Я его не сразу узнала…

– Обычно он носит другую одежду?

– Дима непритязателен: предпочитает джинсы, свитер или джемпер спокойных цветов, летом надевает футболки. А тут вдруг явился клоуном! Что на него нашло, не понимаю?!

За разговором Инга пила чай и без аппетита жевала порезанный на дольки апельсин.

– Угощайтесь, – предложила она свой незатейливый обед Ларисе. – Могу еще печенье для вас достать.

– Нет, спасибо, – вежливо отказалась та. – Значит, Дмитрий раньше так пестро не одевался?

– Ни разу! У него вообще нет стиля. Носит, что попало, лишь бы удобно было. Его нереально затащить в магазин, чтобы купить обновку. Я пробовала.

– Сопротивляется? – улыбнулась Лариса.

– Еще как! Думаю, ему мамаша на вещевом рынке одежду покупает. Дима по этому поводу не парится. Ему неохота тратить время, как он выражается, на ерунду.

– По какому же случаю он мог изменить своей привычке?

Инга застыла с чашкой в руке: ее ум решал задачу, которая не поддавалась логике.

– Может, Дима… влюбился? – неуверенно предположила она. – И его новая пассия потребовала поменять имидж? Сомнительно. С чего бы он тогда приперся ко мне на ночь?

– А кроме одежды вы еще какие-нибудь странности заметили?

– Да сплошные странности были! – выпалила девушка. – Я таким испуганным Диму не помню. Крутился на стуле, как посоленный, в окна выглядывал!.. Я бутерброды приготовила, а он даже есть не смог. Болтал всякую чепуху… повторять не хочется.

– Какую чепуху?

– Ну… – Инга замялась, не желая выставлять в дурном свете своего парня, пусть и бывшего.

– Это останется между нами, – заверила ее Лариса. – Говорите, не бойтесь.

– Дима плел сущие небылицы… это вообще на него не похоже. Мол, он наследник шотландского рода, за что его, дескать, могут убить. Представляете, какой бред?

– Почему бред?

– Он коренной москвич… и родители у него самые обыкновенные. Папа – строитель, мама – бухгалтер. Сплошная проза! По моему мнению, Дима им назло в мистику ударился. Чтобы хоть как-то скрасить свою монотонную унылую жизнь.

«Это ему удалось», – отметила про себя Лариса.

– Он в душе – романтик?

– Наверное, – ответила Инга, потягивая чай. – Иначе бы завел блог на другую тему. «Хроники призрака» – это вам не бухучет! Родители не одобряли его увлечения, особенно отец. О покойных плохо не говорят, но папа у Димы любил выпить. Потому и погиб. Пьяному-то море по колено, вот он и нарушил технику безопасности.

– И давно Дмитрий называет себя потомком шотландского рода?

– Я вчера первый раз это от него услышала. Может, он так прикалывался? Хотел меня развеселить, чтобы помириться? Я об этом всю ночь думала. И знаете, что? Не верится мне! Не его метод. Дима только в блоге на выдумки горазд, а в жизни он немного зануда.

– А как у него с заработком? Денег хватает?

– То густо, то пусто, – вздохнула Инга. – Он получает на Ютубе немало, но тратит на поездки и съемки для блога. Чтобы росли просмотры, нужно постоянно обновлять контент, держать аудиторию в тонусе: удивлять, откапывать неизвестные факты…

– … уметь состряпать сенсацию, – добавила Лариса.

– Ну да! Без сенсаций в нашем деле не обойтись. Ой, вы навели меня на одну мысль! Может, Дима «репетировал» сенсацию? Чем еще впечатлить искушенных подписчиков, как не историей про таинственное наследство? Но зачем ему передо мной-то клоунаду устраивать?

– Да, вопрос…

– Он решил на мне проверить, какой эффект произведет его новый имидж и эффектная биография? – предположила Инга. – Очень глупо! Нашел дурочку. Знаете, что он еще мне заливал? Про кучу бабла, которую в случае его смерти должна получить, угадайте, кто?… Его горячо любимая матушка! Мол, его собираются убить… Да кому он нужен?

– У него были враги?

– Разве что конкуренты, – пожала плечами девушка. – Знаете, сколько в интернете развелось публики, помешанной на призраках? Зайдите на сайт группы GRS, – ахнете! Ghost Research Society, – пояснила она. – Американское общество по исследованию привидений. Кладбище конфедератов во Франклине, кладбище Вудлон в Нью-Йорке, старинные дома, парки, отели, салоны круизных лайнеров: где только не сидят с крутыми фото– и видеокамерами эти завзятые ребята! Они просто одержимые! И Дима становится таким же. Я боюсь за его рассудок.

– У вас на канале идет передача «Мистика в нашей жизни», – дождавшись паузы, ввернула Лариса.

– Мы запустили пару подобных проектов. На такие темы есть спрос. Зрители присылают нам загадочные снимки, которые получаются случайно, где-нибудь на прогулке или на экскурсии. Победители конкурса приезжают в студию и делятся со зрителями своими впечатлениями. Обычные туристы часто фиксируют призраков с помощью смартфонов. Наш консультант-физик считает, что современные гаджеты улавливают вибрации иного мира гораздо лучше, чем органы чувств человека… На что вы намекаете? – спохватилась Инга. – Что мы с Димой – два сапога-пара?

– Вы сами сделали этот вывод.

Девушка глотнула остывшего чаю и удрученно кивнула:

– Не буду спорить. Нас с Димой связывает интерес к потусторонним явлениям. Но я отношусь к этому как к работе, а он… переходит опасную грань. Втягивается! Погружается в безумие!

– Кто мог бы желать ему смерти?

– Мне об этом неизвестно. Практический каждый человек хоть раз в жизни кому-нибудь да насолил. У Димы характер не сахар, уж поверьте.

– Он любит розыгрыши? – гнула свою линию Лариса.

– Обожает. Если бы не его бурная фантазия, «Хроники призрака» не привлекали бы подписчиков. А рейтинг блога неуклонно растет. У Димы стоит поучиться, как поддерживать интерес потребителей к своему продукту.

– Вы не полюбопытствовали, откуда у него вдруг взялись деньги?

– Он так заврался, что бессмысленно спрашивать…

Обеденный перерыв пролетел незаметно, и Лариса собралась уходить. Редакторша проводила ее с обиженным видом, озабоченная не тем, что разговор отклонился от заявленной гостьей темы, а плохим отношением к ней Дмитрия. До нее лишь сейчас в полной мере дошло, что тот даже перед смертью, – пусть и воображаемой, – предпочел обеспечить свою мамочку.

– Всё ей, а мне – как всегда кукиш! Я для него пустое место, – пробормотала девушка, возвращаясь в кабинет. – Ну и пошел он…

Через минуту у нее вылетели из головы и визит незнакомки, и несостоявшееся интервью…

Глава 6

Тем временем Лариса позвонила Ренату и попросила заехать за ней к офису телеканала, если получается.

– Конечно, заеду, – согласился он. – Земцова я потерял, червячка заморил, так что поступаю в твое распоряжение.

– Как потерял?

– Довел его до метро «Текстильщики», и хватит. Я в подземке толкаться не намерен. Кстати, парень был нормально одет, без выпендрежа.

– Меня это не удивляет, – вздохнула Лариса. – Инга утверждает, что Дмитрий придерживается самого обычного стиля, и она была в шоке от его вчерашнего наряда. Похоже, он специально для нас постарался!

– Блогер провел минувшую ночь у своей девушки? – уточнил Ренат.

– Подробности при встрече. И поторопись, я жутко голодная.

Она действительно захотела есть, особенно после того, как посмотрела на «обед» Инги Данилиной.

«Морить себя голодом ради красоты – это не по мне. Так и до анорексии докатиться – раз плюнуть. Стремление к худобе становится проклятием нынешних барышень. Будто мужчины любят исключительно тощее тело, а не душу! На самом деле все наоборот, – размышляла Лариса, прогуливаясь по освещенной солнцем улице. – Нельзя зацикливаться на внешности, совершенно забывая о том, что путь к сердцу мужчины лежит не через его глаза или желудок, а через любопытство. Интерес – вот, что движет чувствами!»

Она увидела светлый «хендай», который притормозил у бордюра, и поспешила навстречу.

– У тебя прекрасное настроение, – заметил Ренат, когда она устроилась на переднем сиденье. – Разговор удался?

– Инга легко поддается гипнозу, поэтому все выложила, как на духу.

Пока Ренат искал приличное кафе с домашней кухней, Лариса поделилась с ним добытыми сведениями.

– Не густо, – заметил он.

– А ты вообще в пролете! – огрызнулась она. – Упустил Земцова, и теперь мы не знаем, куда он отправился. Может, как раз на свидание с Посланником.

– На нем не было красного шарфа, дорогая.

– Ты всерьез воспринял эти «шпионские» глупости?

– Земцов трясется от страха, но все же вышел из дому. Видимо, по важному делу, которое не мог отложить. Он обещал звонить, если вдруг возникнет угроза его жизни. Но до сих пор не позвонил.

– Из этого не следует, что он в порядке.

– Он не был порядке, еще когда пришел к нам в агентство.

Ренат едва втиснулся между двумя легковушками на крохотной площадке у кафе «Курочка».

– Здесь отлично готовят, – заверил он Ларису, которая с кислой миной вышла из машины. – Тебе понравится. Главное, это не китайская забегаловка.

Ренат не обманул насчет кухни. Официантка принесла Ларисе бульон и нежнейшие куриные котлеты под грибным соусом. А ему – банановый десерт и кофе.

– Я очень жалею, что пообедал гамбургером, – сокрушался Ренат, уплетая сладкое за обе щеки. – Не мог терпеть. Я же не знал, когда ты освободишься.

Окна маленького уютного зала выходили во двор, заросший березами и кленами. Земля под деревьями была устлана золотом и багрянцем. Между стволами курилась солнечная дымка.

– Люблю эти старые московские дворики…

– Не верится, что где-то рядом бродит убийца, – вздохнула Лариса.

– Заказать тебе мороженое?

– Я наелась, – отказалась она. – Даже кофе не хочу.

– Одно меня смущает, – задумчиво молвил Ренат. – Допустим, кто-то решил убить Земцова. К чему эти шотландские басни и шутовской маскарад? Может, Инга права, и ее бойфренд заигрался в призраков? Решил учудить что-нибудь эдакое и выдать за сенсацию?

– А ради этого и жизнью рискнуть не грех?

Пронзительный сигнал телефона в кармане Рената прервал их рассуждения. На экране высветился номер блогера.

– Это он, – Ренат приложил трубку к уху и сделал Ларисе знак молчать. – Алло? Я слушаю… Что?.. В больнице?.. На вас было совершено покушение?.. Вы не пострадали?.. Да, разумеется, смогу… Да, да!.. Выезжаю… Назовите адрес больницы…

– Я с тобой! – твердо заявила Лариса, вставая и подзывая официантку со счетом.

Спустя пять минут они уже ехали по адресу и взволнованно переговаривались.

– Думаешь, он нас дурачит? – злился Ренат. – Какую игру он затеял?

– Приедем, выясним… На него напали?

– Он ничего толком не сказал. Ненавижу, когда меня водят за нос!..

* * *

Земцов сидел в приемном покое бледный и дрожащий, но невредимый.

– Что с ним? – обратился Ренат к докторше, которая измеряла пациенту давление.

Та закончила, сделала какую-то запись и отвела Рената с Ларисой в сторонку.

– Похоже на паническую атаку, – понизив голос, объяснила она. – Молодого человека привезла «скорая» полчаса назад. Ему оказали первую помощь, а дальше…

– Какие были симптомы? – перебила Лариса.

– Скачок давления, тахикардия, одышка. А вы кто больному будете?

– Друзья, – представился Ренат. – Он вызвал нас сюда, чтобы мы отвезли его домой.

Докторша вопросительно повернулась к больному, и тот молча кивнул.

– Мы его заберем, если вы не против? – спросила Лариса.

– Ему намного легче, поэтому не вижу смысла в госпитализации, – сказала докторша. – Давление уже почти в норме, дыхание восстановилось.

– Он сможет сам дойти до машины?

– Думаю, да.

Земцов с трудом поднялся и, опираясь на руку Рената, поковылял к выходу.

– Возьмите в аптеке успокоительные таблетки, – обратилась докторша к Ларисе и протянула рецепт. – Вот… пусть попринимает несколько дней. Если приступ повторится, обращайтесь к невропатологу или психиатру. В зависимости от состояния.

– Непременно, – Лариса сунула рецепт в сумочку, поблагодарила и поспешила на улицу.

Ренат уже успел устроить Земцова на заднем сиденье «хендая» и сесть за руль.

Блогер словно очнулся от забытья, огляделся и выдавил:

– Это… ваш внедорожник?

– Слава богу, заговорил! – обрадовался Ренат, переходя на «ты». – А я уж решил, что ты онемел, братец. Язык отнялся от страха! Что же тебя так испугало?

– Не что… а кто, – насупился Дмитрий.

– Ладно, кто?

– Я увидел себя со стороны…

– То есть ты сам себя испугался? Бывает, дружище. Особенно под кайфом. Что употребляешь? Поделись секретом.

– Я не пью и не курю, – обиженно протянул пассажир.

– Может, тебе наркоту куда-нибудь тайком подсыпали? В еду или в питье? Где ты был перед тем, как…

– Дома, – перебил блогер, оживляясь. – И вам это должно быть известно. Вы следили за мной! Я видел вашу машину во дворе… и принял вас за…

– … недоброжелателя? – усмехнулся Ренат. – Это ты зря! Я ведь тебя охранял, – приврал он. – Ты же богатый наследник. А желающих сорвать куш на халяву хоть отбавляй.

– Издеваетесь? – скривился молодой человек. – Мне и так хреново, а вы еще масла в огонь подливаете.

– Прости, братец, я разные варианты перебираю.

Ренат увидел Ларису, которая приближалась к машине, вышел и открыл перед ней заднюю дверцу.

– Мы тебя заждались.

– Я говорила с докторшей, – объяснила она, усаживаясь рядом с Земцовым. – От чего у вас случилась паническая атака?

– Не хочу повторять…

– Он увидел своего двойника, – пояснил за него Ренат. – И грохнулся в обморок. Я правильно понял?

– Почти, – хмуро подтвердил блогер. – Я поехал по делам, вышел на «Таганской», свернул на Гончарную, иду себе, куда надо… а там… он! Вернее, я… только в другой одежде. Ту я дома оставил…

– Выражайся точнее, – попросил Ренат, отъезжая от больничного корпуса. – Как был одет твой двойник?

– Не называйте его «двойником»! – взмолился Дмитрий. – Это всего лишь мое видéние! Мне померещилось!

– Раз вы кричите, значит, идете на поправку, – отметила Лариса. – Силы возвращаются.

– Ну да… кажется, мне легчает…

– Как был одет тот, кого вы приняли за самого себя?

– Желтый пиджак, бордовые брюки, зеленые ботинки… и даже шляпа такая же, тирольская! Я сначала глазам не поверил, а потом… мне дурно стало. Плохо помню, как меня приводили в чувство… Кто-то «неотложку» вызвал…

– А что за дела у тебя на Гончарной, братец? – обернулся к нему Ренат.

– Мне назначил встречу один человек… обещал показать дом, где обитает призрак его бабушки. Старый дом, из бывших купеческих особняков.

– Адрес подскажешь?

– Я не знаю, – замялся Дмитрий. – Тот человек сказал, что встретит меня у церквушки… но вместо него появился… э-э…

– Ваш двойник? – подсказала Лариса.

Пассажир помрачнел и опустил голову.

– Увидеть своего двойника – плохой признак, – пробормотал он. – Это предвещает смерть. Понимаете? Я сначала решил, что уже умер… и… в общем, не важно…

– Призраки до добра не доводят, – заметила она. – Почему вы скрыли от нас, что ведете в Ютубе блог на эту тему?

– Вы уже в курсе?

– Компьютерные технологии шагнули далеко вперед, – усмехнулся Ренат. – Информация – наш конек. Разве не за этим ты пришел в наше агентство? Чтобы искусственный интеллект решил задачу, которая тебе не по плечу?

– По ходу, я заблуждался…

– В смысле? Переоценил цифровой разум или недооценил человеческий?

– Я запутался! – Дмитрий чуть не заплакал, но сдержался. – Скажите честно, я жив или мертв? Сам я не способен определить…

– Мы не ангелы Смерти, – успокоила его Лариса. – И не собираемся препровождать вас в чистилище.

– Я… мне…

Блогер смешался и поник, боясь, что его примут за чокнутого и доставят в психушку.

– Ты чего-то недоговариваешь, – рассердился Ренат. – Кто назначил тебе встречу на Гончарной?

– Он не назвался. Не каждый хочет светить свою фамилию в таком деликатном вопросе, как… привидения, полтергейст и прочие потусторонние явления.

– И вы отправились на свидание к незнакомцу, зная, что вас могут убить? – усомнилась Лариса. – А вдруг, вам подстроили ловушку?

– Да! – подхватил Ренат. – Что-то ты темнишь, Дима!

– Я говорю правду… ой, мне опять плохо…

Лариса взяла его за запястье и посчитала пульс. Сердце молодого человека билось чаще положенного, ладонь была влажная от пота, пальцы дрожали.

– Поехали в аптеку, – скомандовала она, глядя по сторонам в поисках соответствующей вывески. – И побыстрее. Докторша дала мне рецепт на успокоительное.

Земцов запрокинул голову и закатил глаза, избегая неприятных вопросов. Но лучше было не рисковать. Вдруг, у него в самом деле начнется приступ?

«Не хватало, чтобы он окочурился у нас в машине, – подумала Лариса, разгадав его притворство. – Иногда человек так искусно прикидывается, что переходит допустимую грань, и наступают необратимые последствия. Возьмет и умрет нам назло!»

– Эй, Дмитрий, – тормошила она обмякшего блогера. – Посмотрите на меня! Дышите глубже!..

– Что с ним? – оглянулся Ренат. – Сомлел, бедняга?

Лариса молча ударила парня по щеке, его голова мотнулась, как у тряпичной куклы.

– У тебя в аптечке есть нашатырь?

– Конечно, – отозвался Ренат. – Достать? Тогда придется остановиться…

Глава 7

Инга Данилина занималась обычными делами, но у нее внутри поселился беспокойный зуд. Словно она забыла что-то важное, имеющее значение для нее и Дмитрия. Кто-то как будто покопался в их личной истории, вытащил наружу самые неприятные моменты. Инга никак не могла вспомнить, как и когда это произошло.

Перед ней маячило женское лицо, довольно приятное, но глаза на нем жили собственной, отдельной от всего остального жизнью – магнетические, пронизывающие. У нее кожа покрывалась мурашками от того взгляда.

– Что с тобой? – встревожилась помощница, молодая смуглая девушка со смоляными кудряшками, как у афроамериканки. – Я тебя третий раз спрашиваю, когда главный нас собирает, а ты молчишь.

– Я не слышала…

– Ты моришь себя голодом, а это вредно для здоровья. На чае и фруктах долго не протянешь. Тебе поесть надо! Хочешь, я пиццу закажу в офис?

– Нет, Рита, отстань.

Сама Рита себе в еде не отказывала, о чем свидетельствовали ее округлые формы и полные румяные щечки. Глядя на редакторшу, у нее сердце кровью обливалось.

– Нельзя же так себя гробить! – возмутилась она. – Думаешь, главный на твои кости соблазнится? Он, между прочим, на свою секретаршу запал, а та далеко не худышка.

– При чем тут главный? – Инга почувствовала, что у нее разболелась голова и подташнивает, как при сильной мигрени. – У меня башка раскалывается, Рит. Лучше дай мне таблетку.

Помощница тряхнула пышной шевелюрой и полезла в шкафчик, где стояла аптечка.

– Здесь только аспирин. Будешь?

– Давай хоть что-нибудь!

– Выпей сразу две, – посоветовала девушка, подавая Инге стакан с минералкой и таблетки. – Через полчаса полегчает.

– Полчаса? – простонала редакторша, принимая лекарство. – Боже! Я не выживу!

– А кто тут побывал в обеденный перерыв? – потягивая носом, осведомилась Рита. – Духами пахнет. Настоящими, французскими… а не туалетной водой местного разлива. За такой парфюм надо всю мою зарплату отдать.

Инга задумалась, и ее головная боль усилилась. В висках стреляло, затылок ломило.

– Ну, кто сюда приходил, пока меня не было? – не унималась помощница.

– Не помню…

– Может, ты опять со своим Димоном поссорилась? Да плюнь ты уже на него! Нашла, из-за кого переживать.

– Земцов! – воскликнула Инга, схватилась за телефон и набрала знакомый номер. – Трубку не берет. Вот, сволочь!

– Если бы мне парень так нервы мотал, я бы его давно послала.

Инга хотела сказать, что на Риту никто не заглядывается, но прикусила язык. Нехорошо срывать зло на других. Если ей паршиво, это не значит, что можно обижать подругу. Кроме Риты, Инга ни с кем не делилась сердечными тайнами. Иногда ей казалось, что девушка сама положила глаз на Земцова и хочет вбить между ними клин. Впрочем, Рита слишком простодушна, чтобы плести интриги.

– Ну как, легче? Ты вроде порозовела…

– Ой, и правда, отпустило, – заметила Инга, ощущая в голове звон вместо мучительной боли. – Хватит болтать, беремся за дело. Время поджимает.

Рита уселась за стол, и ее пальцы запорхали по клавиатуре компьютера.

В отличие от нее Инга никак не могла включиться в работу. Мысли о Земцове не давали ей покоя. Почему он не берет трубку? Может, случилось что?

– Слушай, а твой Дмитрий, часом, не завел себе новую зазнобу? – предположила подруга. – Раньше он тебя домой провожал, подарками забрасывал. А теперь…

– Мы в ссоре, – сердито откликнулась Инга. – Его мамаша решила нас развести. Все к тому идет.

– Вы же до сих пор толком не сошлись. Пусть он к тебе переезжает, тогда все пойдет по-другому.

– Я предлагала, но Дима против. Для него мамуля – свет в окошке.

– Каждый мужчина тайно мечтает переспать со своей матерью. Это у них в подкорке!

– Ты с ума сошла? – возмутилась Инга.

– Это не я говорю. Это Фрейд! Отец психоанализа. Ты посоветуй Дмитрию обратиться к специалисту. Зависимость от матери – то же самое, что тяга к курению или алкоголю. От этого надо освобождаться, иначе кранты.

– Дима меня прибьет, если я такое скажу. Он на мамашу молится!

– Любая сильная зависимость относится к психическим расстройствам, – глубокомысленно изрекла Рита. – Между прочим, моя бабушка была психиатром. Я в детстве все ее книги и медицинские журналы перечитала.

– Ну и как? На пользу?

– Не совсем. Теперь я в каждом человеке вижу отклонения от нормы. Это ужасно напрягает.

– И какие же во мне отклонения? – усмехнулась Инга.

– Ты склонна к мизантропии…

– Приехали! По-твоему, я ненавижу людей?

– Можно подумать, ты их любишь! – парировала Рита. – Ты в каждом отыскиваешь недостатки и не замечаешь достоинств. Как это назвать?

– Вот какого ты обо мне мнения…

– Ты постоянно всех критикуешь, – продолжала подруга. – И в первую очередь себя. Тебя не устраивает твоя фигура, твой парень, твои коллеги. Соседи наверняка тебя раздражают…

– Разве не ты посоветовала мне послать Земцова подальше?

– А кто тебе сказал, что я психически уравновешенная личность? – ничуть не смутилась Рита. – Наоборот! У меня куча комплексов, которые мешают мне наслаждаться жизнью. Например, предубежденное отношение к мужчинам. Мне уже двадцать два, а я ни разу не целовалась. Мой отец родом из Кении, он бросил нас с мамой, когда мне не было и пяти лет. Обиду на него я теперь переношу на любого парня, который предлагает мне встречаться. Я никому не верю и не хочу вновь переживать боль.

– За тобой кто-нибудь ухаживал? – вырвалось у Инги.

Рита замолчала, хлопая угольными ресницами, которые не нуждались в краске.

– Это удар ниже пояса, – выдавила она, когда к ней вернулся дар речи. – Что подтверждает твою дремучую мизантропию, подруга!

– Прости, я не хотела…

* * *

Земцова разбудил будильник. Он вздрогнул, открыл глаза и в изумлении оглянулся. Вокруг было темно.

– Черт… где это я?

Он машинально протянул руку, нащупал выключатель. Щелк! Зажегся торшер с зеленым абажуром, который был ему знаком. Светлые обои на стенах; пейзажи Куинджи, любимые его мамой, сервант с посудой; трехстворчатый шкаф, старый афганский ковер, привезенный его отцом из Азии.

«Я у себя дома! – с облегчением констатировал Дмитрий, отбросил плед, сел на диване и сунул ноги в тапочки. – Неужели, я проспал весь день?.. А как же встреча?»

Он вскочил, посмотрел вокруг и сообразил, что спал одетым: в свитере и джинсах. На журнальном столике стоял стакан с водой и валялась пластинка таблеток. Дмитрий повертел пластинку в руках и отметил, что две ячейки пусты.

Воспоминания вяло зашевелились в его голове. Что с ним случилось? В памяти возникла залитая солнцем улица, белая церквушка с золотой луковкой, человек в ядовито-желтом пиджаке и шляпе… дикая паника и наплывающая чернота, в которую он погрузился…

«Я упал в обморок на тротуаре! – догадался Дмитрий, обливаясь холодным потом. – Мне вызвали «скорую»… А что было потом?.. Ах, да! Меня привезли в больницу… оказали помощь… Я кому-то звонил!.. Кому?»

Он пошарил в карманах, но там было пусто. Затылок налился тяжестью, в груди похолодело. Где телефон?

Гаджет лежал на столе рядом с таблетками и стаканом, просто Дмитрий его не сразу заметил. На экране высветились несколько пропущенных звонков от Инги.

«Я что, не слышал?»

До него дошло, что он сам включил беззвучный режим… когда шел на встречу, которая не состоялась.

– Блин! Все сорвалось из-за моего страха… Я параноик! Мне что-то померещилось, и я лишился чувств, как трусливая баба. Позорище…

Он вспомнил, кто его забрал из приемного покоя – сотрудники информационного агентства Ренат и Лариса. Видимо, они же привезли его домой… В машине ему опять стало плохо!..

– Я дал им ключи от квартиры? – пробормотал Дмитрий. – Похоже, да. Иначе как бы они попали внутрь?

Пошатываясь, он добрался до прихожей и осмотрелся. Связка ключей висела на крючке, приделанном к вешалке. Агенты, которых он нанял для расследования, оказались догадливы и воспользовались крючком по назначению. А дверь захлопнули, уходя.

Дмитрий подергал за ручку, убедился, что замок в порядке, и вернулся в гостиную. У него кружилась голова, ноги подкашивались. Мысль перезвонить Инге мелькнула и пропала.

Тик-так! – громко стучали часы на стене. – Тик-так!.. Тик-так!.. Звуки отдавались ноющей болью в висках.

«Врачи нашпиговали меня уколами, – подумал блогер, прислушиваясь к своему состоянию. – Напоили какой-то дрянью. Я ни черта не соображаю…»

Он взял в руки пластинку с лекарством и прочитал название. Это был транквилизатор.

– Они меня вырубили, – прошептал он, имея в виду Рената и Ларису. – Зачем им это понадобилось? Аферисты! Наверное, рылись в моих вещах… Им повезло, что мамы не было дома. Мама! – воскликнул он, спохватившись. – Мам!.. Ты где? Мама!!! Ты дома?

Никто не откликнулся. Дмитрий заглянул в спальню, доковылял до кухни, проверил санузел… пусто. Следов обыска он тоже не обнаружил и задумался. В голову лезли жуткие предположения.

Тик-так! – зловеще стучали часы в гостиной. – Тик-так… тик-так… тик-так!

Дмитрий плюхнулся на диван, схватил трубку и дрожащими пальцами набрал мамин номер. Гудки… Он повторил набор, и наконец на том конце связи раздался родной голос.

– Алло? Димуля, у тебя все хорошо?

– Мама, ты где! – вскричал он. – Уже поздно! Ты еще на работе?

В трубке звучали музыка, смех и шум.

– Я в кафе, – спокойно ответила женщина. – Мы отмечаем юбилей начальницы. Я же предупреждала, что задержусь сегодня. Ты забыл?

– Я забыл, мама, – вытирая испарину со лба, выдохнул Дмитрий. – У меня совершенно вылетело из головы. Я так испугался за тебя…

– Не волнуйся, я вызову такси и через часик буду дома.

Земцов отложил телефон в сторону, откинулся на спинку дивана и уставился на будильник. Кажется, он сам завел его… но зачем? Встреча на Гончарной улице была назначена на утро, а стрелка звонка наведена на девять часов вечера.

– Уже начало десятого! – всполошился он, ломая голову, что должно произойти в это время. – Черт! Черт! Включи мозги, мудак! Не тормози!

От всего случившегося за последние сутки у Дмитрия отшибло память. Возможно, это последействие лекарств, которыми его накачали в больнице, а дома его еще напоили транквилизатором вдогонку. И что теперь? Ум объявил забастовку и не желает работать в положенном режиме.

Молодой человек отправился в ванную, умылся холодной водой, вспоминая, зачем он заводил будильник?

Ледяная вода «отрезвила» Дмитрия, и в сознании всплыло кое-что важное.

«Если встреча на Гончарной улице по какой-либо причине сорвется, мне необходимо предпринять следующее…»

Дмитрий поднял голову и посмотрел на себя в зеркало. Оттуда на него взирало изможденное, заросшее двухдневной щетиной лицо с лихорадочно горящими глазами.

– Мне не надо было соглашаться… – пробормотал он. – Я бы рад дать задний ход, но сейчас не получится. От меня уже ничего не зависит.

Колесики и винтики некоего незримого механизма закрутились, и этого движения не остановить. Остается плыть по течению…

– Наследник шотландского рода, – обратился к своему отражению Дмитрий. – Что, струхнул? Очко заиграло? Ты всегда думал, что не слабак… а выходит, наоборот. Все только началось, а у тебя поджилки трясутся. Ты в обмороки падаешь на улице, словно истеричка! Тебя «неотложка» забирает… Чужие люди привозят тебя домой, поят таблетками и закрывают в квартире. Скажи спасибо, что они оставили ключи на крючке и захлопнули дверь. А могли бы запереть тебя снаружи на второй замок, идиот! Пришлось бы срочно вызывать маму.

С этими словами он вытер лицо полотенцем, пригладил мокрые волосы и глубоко вздохнул.

«Должно быть, так чувствует себя обреченный перед казнью! – осенило его. – Хотя меня ни разу не приговаривали к смерти, я почему-то знаю это ужасное ощущение безысходности!»

Переодевшись в желтый пиджак, бордовые дудочки и зеленые ботинки, он взял с собой телефон… потом подумал, что не мешало бы написать маме записку, а то она будет волноваться…

«Маменькин сынок! – вспыхнули в его уме обидные слова Инги. – Ты так и не вырос из коротких штанишек!»

– Я вырос, – вслух возразил Дмитрий, выходя из квартиры. – Время покажет, к чему приведет меня самостоятельность. Надеюсь, я не пожалею!

Он спускался по лестнице с тоской в душе, словно возврата к прежнему не может быть, а будущее не сулит ему ничего доброго…

Глава 8

Лариса нашла ювелирный салон «Каприз» через Интернет и заранее связалась с сотрудником, который изготавливал изделия на заказ. Они договорились о встрече перед закрытием.

В пустом зале за прилавком стоял длинноволосый мужчина средних лет с обозначившимся брюшком и в очках. Волосы его были собраны в хвост, на губах застыла вежливая улыбка.

– Что желаете?

Он наметанным глазом оценил стоимость одежды, туфель и сумочки посетительницы, и его улыбка стала шире.

– Мне нужен футляр в виде золотой подвески с тайным механизмом.

– Золото ваше или мое? – уточнил ювелир.

– Ваше.

– Насколько я понял, футляр должен открывать и закрываться?

– Легким движением пальца, – кивнула Лариса. – Причем не в ущерб надежности замка.

– Задача непростая, но выполнимая, – заверил ее ювелир. – Хочу сразу предупредить, работа влетит вам в копеечку.

– Разумеется. Хорошие вещи дешевыми не бывают.

– Приятно иметь дело с умной женщиной!

– К футляру я закажу цепочку, к которой он будет прикрепляться, – добавила Лариса.

– Что-то типа съемной подвески? Могу показать вам каталог нашей продукции, – предложил ювелир, протягивая ей проспект в глянцевой обложке. – Тут богатый выбор.

– Я предпочитаю эксклюзив, – улыбнулась посетительница. – Сделайте эскиз, а потом обговорим сроки и цену.

– Мне нравится ваш подход, – сыпал комплиментами ювелир. – Сразу видно, что у вас отменный вкус. Думаю, вы обратились по адресу.

Ренат ждал Ларису в машине чуть поодаль: рядом с салоном припарковаться было негде. Вечерний город сиял огнями витрин и рядами фонарей. Прохожие спешили по домам, а те, кто вел ночную жизнь, только начинали собираться в клубы и рестораны. Улицы были окутаны заревом, которое придавало зданиям и деревьям размытые очертания.

Лариса, стуча каблучками, подошла к «хендаю» и села рядом с водителем.

– Заказала? – подавляя зевок, осведомился Ренат. – Небось тут с тебя сдерут бешеные деньги. Салон не из дешевых.

– Учитывая полученный от Земцова гонорар, эта трата не станет катастрофой для нашего бюджета. Кстати, как там наш подопечный?

– Пока на связь не выходил. Отсыпается после двойной дозы успокоительного.

– А я чувствую, что он проснулся, – покачала головой Лариса. – И куда-то направляется. Он взволнован… испуган. У ювелира я отвлеклась, и мой телепатический контакт с Дмитрием прервался. Я с трудом улавливаю его мысли… и они совсем невеселые.

– Н-да, – согласился Ренат. – После обморока на улице у любого настроение испортится.

– По-моему, ты путаешь плохое настроение с ощущением опасности, которое преследует нашего клиента.

– Тогда какого черта ему не сидится дома?

– Дмитрий как будто не может поступить иначе…

– Взял на себя непосильные обязательства? – усмехнулся Ренат, выруливая на ярко освещенный проспект. – Назвался груздем, полезай в кузов.

– Знаешь, нам с тобой тоже нечем похвастаться, – вступилась за блогера Лариса. – Мы ни на шаг не продвинулись в поисках семейной реликвии этого человека.

– Да нет никакой реликвии! Сплошной треп и надуваловка. Земцов не выглядит потомком древнего рода, аж никак!

– Ты составил его генеалогическое древо?

– Я поручил это своему другу, искусственному разуму. Он не выдал ничего примечательного. Род Земцовых никоим образом не пересекается с шотландской ветвью, ни по отцу, ни по матери. Какие-то дворянские корни обнаружились, но чисто русские. Один дед нашего клиента всю жизнь преподавал философию, другой был архитектором. Шотландским духом и не пахнет!

– А если имеется в виду внебрачный ребенок, у которого в метрике указан другой родитель?

– Допустить можно что угодно, только толку-то?

Лариса смотрела на мелькающие за окнами «хендая» огни встречных машин, и ее тревога росла…

* * *

Между тем Дмитрий шагал по улице, указанной в эсэмэске, полученной четверть часа назад. Адрес его удивил, но выразить свое недоумение было некому. Обратной связи с отправителем эсэмэсок у него не было.

– Фигня какая-то, – ворчал блогер, косясь по сторонам.

У нужного здания он остановился, переминаясь с ноги на ногу и чувствуя себя мишенью невидимого снайпера. Каждую секунду мог прозвучать выстрел, и от этого Земцова слегка трясло.

«У страха глаза велики, – уговаривал он себя. – Зачем снайперу заманивать меня сюда, если вокруг моего дома полно чердачных окон и удобных позиций для стрельбы? Почему меня не прикончили на Гончарной улице? С чего я вообще решил, что меня собираются убивать?»

Телефон в кармане завибрировал, Дмитрий вздрогнул, достал его и нервно уставился на дисплей. Пришла очередная эсэмэска. В ней говорилось, что ему делать дальше.

– Идиотизм! – процедил парень. – Какого черта надо было так выряжаться? В этом прикиде меня даже полуслепая бабка заприметит!

Тем не менее он подчинился неведомому указчику, подошел к урне, с отвращением сунул туда руку и вытащил из мусора небольшой пакетик.

– Надо было перчатки взять, – пробормотал он, брезгливо ощупывая находку.

Внутри было что-то металлическое, наподобие связки ключей. Заглядывать в пакетик на улице Дмитрий не рискнул и скрылся за дверью, ведущей в здание.

«Отмычки, что ли? – догадался он при виде инструментов с крючочками на конце. – Меня за вора принимают? Ну уж нет… так дело не пойдет!»

Однако следующая эсэмэска подтвердила его догадку, уточнив, какую именно дверь ему необходимо вскрыть.

– Я не вор, – в шоке бормотал блогер, осматриваясь на предмет камер наблюдения.

К счастью, в коридоре их не оказалось. Спина Дмитрия взмокла от пота, надетая под джемпер футболка прилипла к телу.

«Зачем ты сюда пришел, если не намерен выполнять указания? – поддал жару внутренний голос. – Сидел бы себе дома, и в ус не дул. А так – ты здесь! С набором отмычек в руках! Давай, делай, что велят!»

Дмитрий подошел к нужной двери, присел на корточки, вставил крючок в замочную скважину и осторожно повернул. Не подходит. Он беззвучно выругался, поменял отмычку и повторил попытку. На третий раз замок поддался. Клац!

– Китайская хрень… – обрадовался парень и юркнул в темноту помещения.

В его сознании завис вопрос: что дальше? Куда идти? Как действовать? А главное – в чем цель этого дурацкого взлома?

Он взволнованно топтался на месте, ощущая громкий стук сердца и дрожь в коленках. Телефон в кармане молчал, словно выполнил свою роль и надобность в нем отпала.

«Больше эсэмэсок не будет? – Эта мысль обожгла Дмитрия страхом. – Теперь придется принимать решение самому? Но какое?.. Что я здесь делаю? – запаниковал он. – Если меня застукают, то примут за грабителя, сдадут в полицию и посадят в кутузку. Как я объясню, зачем проник в чужой офис?»

Он развернулся, чтобы выскочить наружу, пока не поздно, но ноги будто приросли к полу. Не в силах пошевелиться, Дмитрий тяжело дышал, пытаясь унять сумятицу в голове. Во всем этом есть какой-то смысл.

«Раз уж ты здесь, хотя бы осмотрись для начала, – нашептывал внутренний голос. – Тот, кто привел тебя сюда, на что-то рассчитывал. Пораскинь мозгами, Дима! Не для прикола же тебя морочат?»

«А если для прикола? – возразил блогер. – Если все нарочно подстроено, чтобы выставить меня в дурном свете? Если я сам того не подозревая, стал героем глупейшего реалити-шоу типа «Вас разыграли!» Сейчас зажжется свет, и я окажусь под прицелом нескольких телекамер, а съемочная группа во главе с Ингой будет злорадно хохотать! Вместе с телезрителями, падкими на подобную фигню?!!»

Тихий щелчок замка заставил его вздрогнуть и насторожиться. Неужели, дверь за ним захлопнулась? Вроде бы он оставлял ее приоткрытой на случай бегства…

* * *

– Поедем в ресторан, поужинаем? – предложил Ренат. – Я приглашаю.

– В этом платье? – колебалась Лариса.

– Отличное платье, тебе идет. Мы давно не танцевали под живую музыку.

– Тебе хочется потанцевать со мной?

Он кивнул, глядя на ее знакомый до мелочей профиль, обрамленный каштановыми локонами, которые не требовали завивки.

– Помнишь наше знакомство в клубе Вернера? – мечтательно улыбнулся он. – Ты мне совершенно не понравилась. А когда я узнал, что ты стоматолог, то старался держаться от тебя подальше.

– Боялся лечить зубы?

– Ага, – легко признал Ренат. – К счастью, у меня от природы крепкая эмаль, перед которой кариес бессилен. Пара небольших пломб – это вся моя история болезни. Несмотря на любовь к сладостям!

– Тебе повезло, – рассмеялась она, отвлекаясь от тревожных мыслей. – Между прочим, ты тоже тогда произвел на меня отталкивающее впечатление. Показался ужасным занудой! Я очень расстроилась, когда Вернер назначил нас напарниками.

– А я-то как разозлился! Ты не представляешь!

Они обменивались воспоминаниями, смеялись, шутили, проникаясь новой нежностью друг к другу, не похожей на ту, которую они испытывали раньше. В их отношениях постоянно что-то менялось, становилось иным, непривычным и порой пугающим.

– Мы должны быть благодарны Вернеру за то, что он разглядел в нас потенциал к развитию, – сказала Лариса. – И дал этому толчок.

– Порой бывает больно, – признался Ренат. – А случай с Варей[3] стал жестоким экспериментом над нами обоими.

– Но мы выдержали! Мне кажется, мы до сих пор сдаем экзамен на зрелость…

– Это никогда не закончится. Потому что наш потенциал безграничен.

– Какой пафос! – фыркнула Лариса, в глубине души соглашаясь с ним. – Вернер умер бы от хохота, если бы услышал.

За ужином они молчали, как будто выплеснули все своим эмоции по дороге, и только обменивались взглядами. Между ними струилось некое сияние, невидимое другим людям. Струнный квартет на маленьком подиуме в полутьме зала играл «Адажио» Альбиони.

– Эта музыка уносит за грань времени и пространства, – прошептал Ренат. – Потанцуем?

Он вывел Ларису на круглую площадку, выложенную плиткой с узором звездного неба, и обвил руками ее талию, обтянутую трикотажным платьем. Звуки скрипок и виолончели подхватили их и унесли с танцевальной площадки в какую-то сверкающую высь…

Их окружала космическая дымка, в глубине которой вспыхивали и гасли звезды, отражаясь в миллионах очей, глядящих отовсюду.

Смычки музыкантов оторвались от струн и замерли в воздухе… Волшебство рассеялось. Танец закончился. Влюбленные вернулись за столик и молча допили шампанское.

– Пора ехать, – сказала Лариса, показывая на циферблат золотых часиков, подаренных Ренатом. – Звезды звездами, а работа по расписанию.

Он расплатился по счету, и через пятнадцать минут уже сидел за рулем «хендая».

– Ты же пьян, – тихо молвила Лариса.

– От стакана шампанского? Не смеши меня. К тому же даю гарантию, сегодня ни один гаишник нас не остановит.

– Может, все-таки возьмем такси?

– Ни в коем случае! – дурачился он. – Я сам доставлю тебя до нашей спальни! Не могу доверить этого никому. Даже самому господу богу!

– Не кощунствуй…

* * *

Утром Лариса проснулась первая и сразу почувствовала неладное. Она растолкала Рената, и пока тот принимал душ, отправилась в кухню варить кофе. Каждая минута тянулась неимоверно долго.

Лариса не находила себе места от беспокойства. Казалось бы, без всякой причины. Она вспомнила, что еще вчера ощущала тревогу, но не придала этому значения.

– Ренат, ты скоро? – постучала она в дверь ванной комнаты.

– Мы куда-то опаздываем? – недовольно отозвался он.

– Мне что-то не по себе…

– После такой ночи? Ну, знаешь ли, тебе невозможно угодить!

– Вчера вечером, за ужином в ресторане мне показалось…

– Я плохо слышу! – крикнул Ренат, закрывая воду. – Сейчас вытрусь и выйду.

– Побыстрее!

Лариса вернулась в кухню и, чтобы хоть чем-то себя занять, поставила в тостер ломтики батона…

Глава 9

– Мы спешим, как на пожар, – ворчал Ренат, на ходу допивая кофе. – Какая муха тебя укусила?

– Телепатический контакт с Земцовым прервался, и я не могу его восстановить!

– Что за беда? Человек просто отвлекся, его внимание направлено в другую сторону.

– Такое впечатление, что он вообще в отключке…

– Ты не допускаешь, что люди могут крепко спать? Или заниматься сексом, например?

– Слишком крепкий сон внушает опасения, – обронила Лариса, надевая светлый шерстяной кардиган поверх синего гольфа. – Поторапливайся!

Ренат со вздохом обулся и галантным жестом открыл перед ней дверь квартиры.

– До офиса два шага, через пару минут мы будем на месте.

Между ними существовала глубокая внутренняя связь, и волнение Ларисы передалось ему, чего он не хотел показывать.

– Не строй из себя супермена! – взмолилась она. – Неужели, ты не чувствуешь? С Земцовым что-то случилось! Мы ему не поверили, легкомысленно отнеслись к его словам… а он…

– Ты полагаешь, он мертв? – вырвалось у Рената.

Лариса молча спускалась по лестнице, он закрыл квартиру на все замки и догнал ее на нижних ступеньках.

– Пока мы развлекались в постели, человек остался беспомощным перед лицом своей судьбы…

– От судьбы не убежишь, – заключил Ренат, едва поспевая за Ларисой. – А если все уже свершилось, то куда мы гонимся? Думаешь, в офисе нам станет понятнее, что произошло?

– Мне кажется, да.

– Надеешься на сандаловый дым? Или на особую ауру бывшего зала для медитаций? Дело не в этом, Лара…

– Хватит болтать, – прошептала она, замирая перед дверью с табличкой «Агентство информационных услуг». – Послушай, как тихо.

– А кому там шуметь?

Ренат достал ключи, и тут его что-то остановило.

– Открыто? – поразился он, поворачивая дверную ручку. – Не может быть! Я помню, что вчера сам запирал офис… О, черт!..

– Не чертыхайся.

– Здесь кто-то побывал. Погоди, я пойду первым.

Он открыл дверь, переступил порог и прислушался. Дыхание смерти коснулось его щеки.

Лариса нетерпеливо топталась сзади.

В коридоре было пусто, но явственно ощущалось чье-то присутствие. Кто-то в крайнем смятении затаился в самом дальнем углу офиса. «Хулиган? Грабитель?» – подумал Ренат.

– Ни то, ни другое, – прошептала Лариса, уловив его мысли. – У нас тут грабить нечего.

– Звонить в полицию? – обернулся он. – Или сами разберемся?

– Сами.

– Надеюсь, он без оружия…

– Это вопрос, – дрожа от страха, возразила она. – Я ощущаю… наличие холодного оружия. Нож…

– Меч шотландских рыцарей! – съязвил Ренат, которому редко изменяло чувство юмора. – Они устроили турнир в зале для медитаций… вернее, в нашей приемной.

Когда он заглянул в приемную, улыбка сползла с его лица. Утренний свет проникал сюда сквозь закрытые жалюзи, но даже в этом сумраке трудно было спутать мертвое тело с чем-то иным: опрокинутым стулом, к примеру, или с валяющимся на полу пальто.

Ренат сделал Ларисе знак остановится, и в изумлении воззрился на труп. То, что лежащий на ковре человек расстался в жизнью, сомнений не было.

Кто же тогда прячется в глубине офиса?

«Дух покойного! – осенило Ренета. – Бедолага не ожидал нападения… не предполагал подобного исхода! Он до сих пор не может опомниться и осознать, что случилось».

– Это Дмитрий, – прошептала Лариса, бочком проскальзывая в приемную.

– Вижу, не слепой!

Канареечный пиджак, бордовые дудочки и зеленые ботинки не позволяли ошибиться. Посреди комнаты на ковре ничком лежал блогер. В его спине торчала рукоятка ножа. Тирольская шляпа слетела с его головы в момент падения и валялась рядом с телом.

– Вот и оружие, – отметила Лариса, указывая пальцем на рукоятку. – Но против нас его не применят. Можно не бояться.

– А кто боится? – огрызнулся Ренат.

Такого с ними еще не происходило. Труп клиента в крови на полу приемной! Что бы это значило?

– Посланник не шутил, – пробормотала Лариса, лихорадочно ища выход из положения. – Кто-то прикончил «наследника» прямо у нас под носом. И что теперь? Куда девать тело?

«Что он тут делал? – недоумевал Ренат, глядя на мертвеца. Кровь убитого немного растеклась и успела подсохнуть. – Как Земцов проник в помещение, а главное – зачем?»

Хотя труп лежал лицом вниз, не было сомнений, что это – тот самый молодой человек, который совсем недавно рассказывал им невероятную историю о своих шотландских корнях и каком-то загадочном наследстве.

– Почему он опять вырядился в этот желтый пиджак? – удивилась Лариса, с жутью и любопытством разглядывая покойника. – В больнице был одет нормально, а тут…

– Вопрос, – кивнул Ренат, присев на корточки и приподнимая голову трупа. – К сожалению, предчувствия его не обманули.

– Это точно Земцов?

– Будто ты не знаешь. Он, кто же еще?

– Может, это… двойник?

– Тогда у Земцова должен быть брат-близнец. А я ничего такого в его биографии не накопал.

– Мы же не говорили с его матерью.

– Уверен, она ничего нового не скажет…

* * *

Вчера после работы Инга зашла к соседке поболтать, но сидела как на иголках. Девушки пили вино и закусывали виноградом. У Инги из головы не шел Дмитрий и его слова о близкой смерти. Почему он не отвечает на ее звонки? Неужели, обиделся? Это скорее ей надо обижаться.

– Что с тобой, подружка? – спросила соседка, круглолицая брюнетка лет двадцати семи, со вздернутым носиком и татуированными бровями. – Сидишь и чуть не плачешь. Получила нагоняй от начальства?

– Нет.

– Снова со своим поссорилась? – догадалась соседка. – Не клеятся у вас отношения?

– У нас с Димой сложные характеры.

– Я с Борькой разошлась на прошлой неделе окончательно, – поделилась болью Вера. – Он пьет, не просыхая. Выгнала его, алкаша, к чертовой матери.

– Первый раз, что ли? Запой пройдет, помиритесь.

– Нет. Хватит с меня матюков и затрещин, – вздохнула соседка. – Натерпелась на две жизни вперед! И ты своего гони в шею, подруга. Непутевый мужик, чокнутый какой-то. Ой! – смутилась она. – Только не сердись, Инга! Ну вырвалось… У меня что на уме, то и на языке.

– Я не сержусь.

Инга допила вино, но легче ей не стало. Дима, конечно, незавидный кавалер, но она уже привыкла к его выходкам. А к новому придется подход искать, ключик подбирать… притираться. Да и где он, новый ухажер? Сайты знакомств Инга не жаловала, мужчины-коллеги не обращали на нее внимания, на вечеринках она бывала редко.

– Скажи, Вер, почему мы с тобой такие невезучие? Другие давно замуж повыскакивали.

– Многие уже и развестись успели, – заметила соседка. – Теперь с детишками носятся, алименты у бывших выгрызают. Тебе что, завидно?

Детей Инга рожать не планировала, по крайней мере в ближайшее время. Сначала карьера, потом пеленки-распашонки. Дима тоже о детях не помышлял. Все-таки у них много общего. Поразмыслив на эту наболевшую тему, Инга склонялась к мысли, что Земцов ей более-менее подходит. Если бы не его мамаша, конечно!

– Пожалуй, мне пора, – сказала она, посмотрев на часы. – Засиделись мы, а завтра рано вставать. Я хронически не высыпаюсь.

– Ты из-за Димки расстроилась?

– Просто тревожно на душе. Он же любит по ночам бродить с видеокамерой. Вдруг случилось что?

– Ну да, вампир навстречу попался или призрак Ивана Грозного, – усмехнулась соседка.

– При чем тут Иван Грозный? – чуть не расплакалась Инга.

– У него на совести много людей замученных. Я кино недавно смотрела: ужас, что он вытворял! А потом одевался в рубище и пехом в монастырь топал, грехи замаливать. Говорят, до сих пор замаливает… Помнишь, твой Димка обещал подкараулить его призрак на бывшем древнем тракте?

– Это все выдумки…

– Слушай, умеет он лапшу на уши вешать! – возмутилась Вера, помолчала, наклонилась к гостье и шепотом добавила: – А ты не боишься, что какое-нибудь привидение к вам домой заявится? Ну… я в смысле на ловца и зверь бежит.

– Мы с Димой порознь живем, что тебе отлично известно.

– Я о другом. Знаешь, иногда за занавес заглядывать опасно. Мало, ли кто там может прятаться?

– Не говори ерунду, – с досадой отрезала Инга и пошла спать.

Привидений она действительно не боялась. Может, потому что ни разу с ними не сталкивалась. Но минувшая ночь оказалась мучительной. Едва Инга проваливалась в дрему, как кто-то незримый звал ее за собой, вел по темным извилистым улицам к глубокой яме… в которой лежал нелепо разодетый мертвец.

«Дима?!! Это ты?!!» – в ужасе вопила она, вскакивала, пила воду, опять ложилась, и… кошмар продолжался. Кто-то снова звал ее, и она шла во мраке к краю вырытой в земле ямы, где на дне скрючилась знакомая фигура в канареечном пиджаке и зеленых ботинках.

– Дима-аа-ааааа! Дима-аа-аааа! – кричала Инга, наклоняясь все ниже, теряя равновесие. Земля под ее ногами дрогнула и посыпалась. Взмахнув руками в отчаянном усилии удержаться, девушка сорвалась и полетела в страшную могилу, где ее ждал мертвый жених…

Когда прозвонил будильник, она обрадовалась. Пожалуй, впервые в жизни Инга была счастлива, что пора вставать.

Стоя в душе, она смывала холодный пот и ночное наваждение. Вера была права: тему с призраками лучше закрыть, пока не поздно.

На завтрак Инга приготовила себе горсть овсянки на воде и апельсиновый фрэш. Невкусной еды много не съешь. Да и голода она не ощущала. Перед ее внутренним взором все еще стояла глубокая яма со скрюченным телом Дмитрия на дне.

Инга неумело перекрестилась, хотя никогда этого не делала.

Макияж и прическа заняли полчаса, и она выпорхнула из квартиры, стараясь не вспоминать ночной кошмар. По дороге к метро она дрожащими пальцами набрала номер Земцова, гаджет ходил в руках ходуном.

Гудки… Инга повторила набор, холодея от страха. Гудки… На третий раз на том конце связи гудки прервались, и повисло тягостное молчание.

– Дима… – робко вымолвила девушка. – Дим!.. Чего молчишь?

В трубке царила тишина, от которой пробирала нервная дрожь.

– Дима! Не пугай меня…

Никакого ответа. Только приглушенное дыхание… или его отзвук в закрытом пространстве.

– Дима-а! Хватит уже! Прекращай эти свои дурацкие штучки! – закричала Инга.

Трубка продолжала молчать.

– Ах, так?! Ладно, пошел ты… Больше мне не звони! И не приходи! Забудь обо мне! Навсегда!

Прохожие удивленно оглядывались на нее, кое-кто ехидно посмеивался. Но Инга ничего не замечала вокруг, вслушиваясь в жутковатую тишину в трубке.

– Димка… – прошептала она. – Димка, это же я! Отзовись!

«Неужели, тьма дышит?»

Инга могла бы поклясться, что на том конце связи кто-то нарочно пугает ее.

– Дима! Умоляю, скажи что-нибудь!

Она не заметила, как вместе с потоком людей приблизилась к входу в подземку, оступилась на ступеньке и чуть не скатилась вниз.

– Осторожнее, – подержал ее под локоть высокий парень в спортивной крутке и бейсболке «найк». – Смотрите под ноги.

Она оттолкнула его, крепче прижимая смартфон к уху и ожидая хоть какого-то ответа. Пусть бы Земцов обругал ее, послал на фиг, – лишь бы не эта зловещая тишина.

– Малохольная! – обиделся парень и влился в толпу, оставив Ингу наедине с гробовым молчанием в трубке…

Глава 10

Ренат обыскал тело погибшего и обескураженно заключил:

– При нем ничего нет. Карманы пустые. Ни портмоне, ни ключей, ни мобилки…

– Только визитка? – удивленно спросила Лариса, делая шаг вперед.

– Стой там, где стоишь! – предостерег ее Ренат. – Я сам все тщательно осмотрю.

– Он что-то держит в руке…

– Вижу.

– Убийца оставил на месте преступления свою визитку? – нервно хихикнула Лариса. – Офигеть!

– Он не так глуп, – возразил Ренат, пытаясь разжать окоченелые пальцы трупа. – Думаю, нас наводят на ложный след. Ого! Покойник не хочет расставаться с кусочком картона…

– Вероятно, в агонии он намертво вцепился в эту штуковину.

– Принимая ее за улику? – покачал головой Ренат. – Вряд ли. Скорее, убийца специально вложил ему в руку визитку.

– Там что-то написано… – сказала Лариса, вытягивая шею.

– Ты оттуда узрела?

– На визитке всегда что-то написано.

– Логично, – наконец Ренат справился со своей задачей и завладел ламинированным четырехугольничком, не сломав при этом пальцы убитого. – Это… приглашение!

– Куда?

– На бал, – поразился Ренат. – В замок Глэмис! Подписано… лордом Глэмисом. Это прикол такой или…

– А кто приглашен? – перебила Лариса. – Земцов с Ингой?

– Не угадала.

Забыв о мертвеце посреди приемной, Ренат оторопело уставился на приглашение.

– Ну, что там? – подгоняла его Лариса. – Говори же!

– Бал состоится первого ноября.

– Как раз на Хэллоуин?

– Гости обязаны явиться в костюмах, – хлопая глазами, добавил Ренат. – Тут даже указано, в каких именно. Боже!

– Имена приглашенных? – выдавила Лариса, ощущая ком в горле.

– Лариса Курбатова и Ренат Михеев… то бишь мы с тобой.

– Что-о?

– У тебя плохой слух? – вспылил он. – Повторить?

Она достала из сумочки носовой платок и протянула Ренату со словами:

– Заверни это чертово приглашение и спрячь.

– Будем снимать отпечатки пальцев? Спорим, их нет? Убийца не дурак.

Ларису знобило. Она покосилась в угол, откуда повеяло холодом, и прошептала:

– Земцов все еще здесь… Вернее, его дух. Я чувствую его замешательство! Он не понимает, что с ним случилось…

Ее вдруг отбросило во времени назад, в тот роковой миг, когда причудливо одетый молодой человек расстался с жизнью. Она смотрела на все его глазами и улавливала обрывки его мыслей. Дмитрий как будто не знал, что ему делать и ждал указаний…

Хлопок двери, крадущиеся шаги… все произошло молниеносно. Удар в спину застал блогера врасплох. Парень упал и погрузился во тьму…

– Земцов не видел, кто на него напал, – сообщила Лариса, тяжело дыша. – Он умер внезапно… и пребывает в полной прострации. Ничегошеньки не соображает.

– Как он оказался в нашем офисе? – уточнил Ренат.

– Вскрыл замок при помощи отмычек, кажется…

– Я не нашел никаких отмычек. Вероятно, убийца забрал их с собой, как и все прочее, что было при покойном. А потом хладнокровно вложил ему в руку приглашение на бал!.. Ты его видишь?

– Убийцу? Н-нет… – разочарованно протянула Лариса. – Я чувствую его присутствие, но сама фигура скрыта во мраке…

– У него что, кошачье зрение?

– Он включил фонарик, и свет упал на Дмитрия… Ой, мне дурно…

Лариса ощутила сильный толчок в спину, покачнулась и свалилась бы на пол, не подхвати ее Ренат за плечи.

– Тихо, тихо… обопрись на меня.

– У меня закружилась голова, – пожаловалась она.

Ренат крепко прижал ее к себе, и некоторое время они стояли обнявшись, пока Лариса не пришла в себя.

– Земцов предчувствовал свою смерть… но не ожидал, что это произойдет здесь…

– Мы с тобой тоже не ожидали, – признал Ренат. – Мы шляпы, Лара! Убийца в дамках, а мы в пролете. Он решил передать нам приглашение таким способом, чтобы мы не смогли отказаться!

– Мы не спасли Дмитрия, – вздохнула она. – А ведь он рассчитывал на нашу помощь.

– Боюсь, все не так просто…

* * *

Как следует осмотрев «место преступления», Лариса с Ренатом осознали, что им подстроили ловушку.

– Куда девать труп?

– Давай вызовем полицию и…

– Тогда мы никак не попадем на бал в замке Глэмис! – перебил Ренат. – По факту убийства Земцова откроют уголовное дело, а нам запретят выезжать за пределы города. В лучшем случае…

– А в худшем? – напряглась Лариса.

– Худший вариант обсуждать не будем. План такой: надо избавиться от мертвого тела и собираться в дорогу. Забронируем два билета на самолет, обзаведемся маскарадными костюмами. Кстати, ни ты, ни я не бывали в Шотландии и понятия не имеем, как туда добираться. Дай бог успеть на бал вовремя!

Лариса указала пальцем на мертвеца и содрогнулась.

– Его не похоронят, как положено?

– Разумеется, похоронят… но без нас. В конце концов, наказать убийцу – наш долг перед Дмитрием.

– Что ты собираешься сделать? – ужаснулась Лариса, пропустив мимо ушей слова о наказании убийцы. – Выбросить тело на улицу?

– Не знаю, – развел руками Ренат. – Я думаю.

– Боже…

– Нам нельзя увязнуть в этом по уши! Ты только вообрази, какая заваруха начнется! Нас начнут допрашивать, и еще не факт, что мы сумеем оправдаться. Каким образом у нас в приемной оказался труп с ножом в спине? А?.. У тебя есть толковое объяснение?

– Н-нет, но…

– Придется нанимать дорогого адвоката, который вытянет из нас кучу бабла, а в результате… – Ренат задумался и отрицательно мотнул головой. – Результат может быть нехорошим. Для нас с тобой, разумеется. Адвокат заработает много денег и умоет руки. А мы…

– Ты имеешь в виду… нас посадят? – ужаснулась Лариса.

– Самый справедливый в мире суд непременно установит истину, – в голосе Рената звучал неприкрытый сарказм. – Нас оправдают. Но время будет безнадежно упущено. Уразумела?

– Какое время?

– Не тупи, Лара! До бала в замке Глэмис осталось несколько дней!

Она молча уставилась на мертвеца в нелепом желтом пиджаке и зеленых ботинках. К чему этот идиотский наряд? Почему Земцов устраивал клоунаду именно для них? И в первый, и во второй раз он явился в «Агентство» шутом гороховым!.. Вряд ли бедолага догадывался, что этот его визит будет последним.

Тем временем Ренат ломал голову, как выскользнуть из капкана, который расставил для них неведомый противник.

– Завернуть его в ковер, сверху обмотать целлофановой пленкой и… спрятать в подвале, – предложил он, указывая на тело блогера.

– Ты рехнулся? – возмутилась Лариса. – Там же проходят трубы отопления, покойник начнет быстро разлагаться… Представь себе запах!.. Не дай бог, кто-нибудь учует! А крысы? Ты хочешь, чтобы…

– Я хочу одного: воспользоваться приглашением, за которое наш клиент заплатил жизнью! Мы не имеем права подвести его.

– Мы уже его подвели, Ренат.

– Земцову теперь все равно, а для нас любая задержка имеет значение!

– Если убийца сам пригласил нас на бал, зачем ему создавать нам такие сложности?

– Вероятно, он проверяет, выкрутимся мы или нет.

– Ты хочешь сказать, что убийца имеет на нас виды? Иначе какого черта ему устраивать проверку?

Ренат задумался над ее словами.

– Зришь в корень, – согласился он. – Ну что, приступим к заметанию следов?.. Примерим на себя роль преступников, почувствуем, каково быть в их шкуре.

– Ой, несладко!

Лариса нашла на столе визитку, оставленную Земцовым в прошлый раз, и предложила сунуть ему в карман. Чтобы у криминалистов не возникло проблем с установлением личности.

Вдвоем с Ренатом они завернули убитого в ковер, на котором тот лежал. Задача осложнилась трупным окоченением, но они справились.

– Схожу в кладовую за пленкой, погляжу, сколько ее после ремонта осталось, – сдерживая тошноту, сказала Лариса.

– И входную дверь проверь, – бросил ей вдогонку Ренат. – Я не помню, заперта она или нет.

Пока он возился с уборкой, Лариса искала в кладовой скрученную в рулон пленку.

«Неужели, это происходит с нами? – думала она, перебирая вещи на полках. – Не верится…»

Пленка оказалась в самом низу, под разным ненужным хламом, который обычно хранится в подсобках. Лариса с трудом добралась до рулона и вытащила его наружу. Возвращаться в приемную не хотелось.

Она заставила себя идти, но с каждым шагом ее движение замедлялось. Зато сердце билось чаще и сильнее, а рулон выскальзывал из рук.

– Где ты пропала? – крикнул Ренат. – Есть пленка? Или придется ехать в магазин?

– Есть…

Лариса замерла на пороге приемной, глядя, как он моет пол.

– Хорошо, что тут плитка, а не паркет, – отозвался Ренат.

Лариса продолжала стоять истуканом. Он молча забрал у нее рулон и принялся наматывать пленку поверх свернутого в трубу ковра со страшным содержимым.

– Помоги, одному неудобно!

– Еще скотч нужен, – отрешенно сказала Лариса, опускаясь на корточки. – Иначе держаться не будет. Принести?

– Давай. Ты дверь проверила? – спохватился он.

– Ой, нет…

Она сбегала, закрыла дверь изнутри и принесла скотч. За это время Ренат почти закончил свою работу.

– Судя по рукоятке, Земцов убит обычным охотничьим ножом, – пояснил он. – Таких полно в любом магазине, торгующем принадлежностями для охоты и рыбалки.

Лариса смотрела, как Ренат фиксирует пленку скотчем.

– А вдруг он на нас донесет? – выпалила она. – Ну этот, который Земцова прикончил. Возьмет и сообщит в полицию: мол, по такому-то адресу находится труп. Они с обыском нагрянут, ничего не обнаружит, а потом… пойдут в подвал. Это предсказуемо! Куда девать мертвеца? Конечно, тащить в подвал…

Ренат решил изменить план.

– Ты права, с подвалом я чуть не сглупил. Как только стемнеет, вывезем тело подальше, и я сам сообщу в полицию, где оно находится.

– Анонимно?

– Нет, назову свое имя и фамилию! – рассердился он.

Обернутый в ковер и пленку труп был похож на кокон. Вряд ли этот «кокон» поместится в багажник джипа, придется раскладывать сиденья, и вообще… перевозить мертвеца в машине рискованно. Вдруг, гаишники остановят, или еще какая оказия приключится?

– Кем бы ни был убийца, мозги у него варят, что надо, – признал Ренат. – Ему почти удалось загнать нас в угол. Либо мы нарушим закон и станем соучастниками преступления, либо… откажемся от поездки в Шотландию и упустим шанс раскрыть тайну смерти нашего клиента. Второе для нас совершенно неприемлемо! И он об этом знает.

Лариса в смятении смотрела на «кокон».

– Убийца заинтересован в нас, – заключила она. – Пока не понятно, зачем мы ему понадобились… но он рассчитывает, что мы выкрутимся. Иначе не дал бы нам форы, и патрульная машина уже прикатила бы сюда. Он надеется увидеть нас в Глэмисе!

– Этот человек выбрал жуткий способ пригласить людей на бал! – добавил Ренат. – Впрочем, средневековый замок, куда мы отправимся, кишит привидениями, и получить туда приглашение от мертвеца в порядке вещей. Ты не находишь?

– Твоему цинизму нет предела.

– Я лишь констатирую факт. Такова реальность, и от нее никуда не денешься. Какие бы мотивы ни руководили убийцей, он хочет убедиться, что мы достойны его доверия и на нас можно положиться.

– Серьезно? – фыркнула Лариса. – Мы должны заслужить доверие мерзавца, который зарезал безоружного человека у нас в приемной?..

Глава 11

После зловещего молчания в трубке, Инга решила не звонить Земцову. Это сначала испугало ее, а потом не на шутку обидело. Что за отвратительная манера не отвечать? Дмитрий будто насмехался над ней, унижал своим пренебрежением. Мог бы вообще заблокировать ее номер, если на то пошлó. Так нет же!

«Он совсем сбрендил, – думала девушка, сидя за компьютером и делая в тексте ошибку за ошибкой. – Проучить меня пытается! Воспитывает!»

Она нарочно накручивала себя и почти запылала негодованием, когда неожиданная соловьиная трель заставила ее вздрогнуть и схватить телефон.

– Алло?

Вместо мягкого Димкиного баритона в трубке раздался плаксивый женский голос.

– Инга, это я, Людмила Михайловна… Мой сын ночевал у тебя?

Вместо ответа девушка посмотрела на экран, где высветился номер Димкиной матери.

– Инга, умоляю, скажи мне правду! – запричитала та. – Дима ушел вечером и пропал. Не вернулся утром домой, не отвечает на мои звонки! Я с ума схожу! А ему хоть бы что!

– Он не доложил вам, куда идет? – не удержалась от сарказма редакторша.

– Я была на юбилее у начальницы… мы засиделись допоздна в кафе… а когда я приехала, то открыла квартиру своим ключом… чтобы не будить Диму. Заглянула в его комнату – пусто! А на столе – записка: «Мама, не волнуйся, я на деловой встрече». С кем можно встречаться ночью?..

– Людмила Михайловна, ваш сын – взрослый мужчина, у него могут быть личные отношения. Он не обязан отчитываться о каждом своем шаге.

Инга понимала, что этими жесткими словами и раздраженным тоном сжигает мосты между собой и возможной свекровью. Но ее понесло. Она не обращала внимания на всхлипывания в трубке, выплескивая на Людмилу Михайловну накопившееся недовольство. Когда ее возмущение иссякло, на том конце связи прозвучал жалобный голос:

– Инга, дочка… Дима провел ночь у тебя? Скажи только, что с ним все хорошо. Может, у него телефон сел?

– У меня вашего сына не было, – отрезала Инга. – Вероятно, он завел себе другую подружку. Благодаря вам, Людмила Михайловна, мы с Димой рассорились! Так что я понятия не имею, с кем он теперь спит.

– Боже мой!.. – ахнула испуганная мать. – Где же он?

– Это уж не моя забота, – со злобным удовлетворением отчеканила Инга. – Всего наилучшего!

Она нажала на кнопку отбоя и сунула смартфон в ящик стола. Вскоре ее злость сменилась беспокойством. Молчание Земцова уже не казалось ей оскорбительным. Вдруг, с ним что-то случилось?

«Вряд ли! Он просто хотел вывести меня из равновесия, расшатать и склонить к примирению, – предположила девушка. – Я не поддалась, Дима, – мысленно произнесла она, перебирая в памяти их частые перепалки. – У тебя не получилось досадить мне. Зато твоя драгоценная мамочка на грани срыва! Гляди, доведешь ее до инфаркта или, не дай бог, инсульта. Ты играй, да не заигрывайся!»

Погрузившись в раздумья, Инга не заметила, как вернулась с обеда кудрявая смуглянка Рита.

– Я тебе поесть принесла, – затараторила та, выкладывая на стол коробку суши. – От этого не поправляются.

– Я суши не ем.

– Ты хочешь уморить себя голодом? На чае и апельсинах долго не протянешь. Посмотри на себя в зеркало! Кожа и кости!

– Тебе не надоело талдычить одно и то же? – отмахнулась Инга. – Придумай что-нибудь новенькое.

Рита потрогала чайник и с ужасом воскликнула:

– Холодный! Ты перешла на сухое голодание? Этого еще не хватало!.. Я не допущу, чтобы подруга зачахла у меня на глазах…

Стук в дверь заставил Риту закрыть рот и поправить непослушные волосы. В кабинет заглянул курьер и с улыбкой сообщил, что у него есть коробка конфет для Инги Данилиной.

– От кого? – сухо осведомилась редакторша.

– От неизвестного.

– Это твой Земцов подлизывается, – захихикала Рита. – Подношение прислал. Будто бы ты не догадаешься!

– Получите и распишитесь, – пошутил курьер, заходя в кабинет и протягивая Инге презент в подарочной упаковке.

– Давай сюда, – кивнула редакторша. – Будешь с нами чай пить? Я сладкого не ем, а вы с Ритой угощайтесь.

– Я бы с удовольствием, но некогда.

Инга разорвала упаковку и достала коробку вишни в шоколаде.

– Ой, мои любимые! – обрадовалась Рита. – Вот, здорово!.. А как выглядел неизвестный? – полюбопытствовала она.

– Обыкновенно, – пожал плечами курьер. – Похож на посыльного из супермаркета, который развозит заказы. Может, это он и был. Униформа как у них.

Рита забрала у подруги коробку, открыла, понюхала и взмолилась:

– Инга, я попробую? Запах обалденный!.. Аж слюнки потекли.

– Ешь хоть все! – разрешила та.

Смуглянка сунула конфету в рот и с наслаждением разжевала.

– Вкуснятина неимоверная… Почему мне никто презентов не присылает?

– Ну все, я побежал! – с этими словами курьер скрылся за дверью.

Девушки остались в кабинете вдвоем. Рита поставила чайник, а Инга усердно делала вид, что ей все равно, кто и зачем прислал конфеты. Если даже Земцов, что с того? Она не собирается его прощать. Ишь, какой хитрый!

– Нахамил, потом послал конфеты, и думает, что я растаю?

– Везучая ты, – вздохнула Рита. – А счастья своего не ценишь. Между прочим, зря! Твой Земцов не ангел, но и ты не принцесса. Надо быть снисходительнее. Нынче женихи на дороге не валяются.

– Кто недавно советовал мне его бросить?

– Ты меня не слушай. Во мне зависть говорит! За мной ведь никто не ухаживает, и конфеты я себе сама покупаю. И цветы на Восьмое марта, и духи на день рождения… и вообще…

Инге стало жаль простодушную девушку. Она подошла и обняла Риту за мягкую полную талию.

– Не огорчайся. Появится и у тебя бойфренд, еще не рада будешь. Все мужики – прожженные эгоисты!

Рита проглотила третью конфету, закрыла глаза и мечтательно протянула:

– Мне бы хоть одного заарканить…

Видимо, вишенка попала ей в дыхательное горло. Рита закашлялась, с трудом втягивая воздух. Инга, как в детстве делала ее мама, принялась стучать подругу по спине. Но той становилось все хуже.

– «Скорую»! – крикнула Инга, словно в кабинете, кроме них двоих, был кто-то еще. – Врача!..

* * *

Из помещения бывшего эзотерического клуба, переименованного в «Агентство информационных услуг», существовал отдельный ход в подвал. Когда Ренат случайно обнаружил его год назад, то недоумевал, зачем это понадобилось. Но теперь он по достоинству оценил предусмотрительность Вернера.

– Должен признать, наш бывший гуру дьявольски прозорлив, – заметил Ренат, открывая дверцу ключом. – Он предвидел, что нас ждет.

– Я думала, он тут хранил овощи и соленья, – проговорила Лариса, с опаской вглядываясь в затхлую темноту.

– Вернер не делал никаких запасов. Он жил одним днем.

– Зачем же ему тогда этот ход?

– На всякий случай. Вдруг, придется убегать и прятаться от разъяренных учеников? – усмехнулся Ренат.

– Мне не до шуток, – пригорюнилась Лариса. – Может, убийство в нашем офисе подстроил гуру?

– До сих пор он до такого не доходил. Хотя все когда-нибудь происходит в первый раз.

– Вернер не убийца, – опровергла она собственное допущение. – Он не способен ради забавы прикончить человека.

– По-моему, он способен на всё, – возразил Ренат. – Просто держит в секрете свое кредо. Вернер живет вне морали, которой придерживаются окружающие. Вопрос только в том, что ему выгодно, а что – нет. Поможешь снести тело вниз?

Лариса судорожно сглотнула, но кивнула головой. Одному Ренату придется туго. Лестница узкая и крутая, лампочка перегорела, а «кокон» тяжелый и неповоротливый.

– Я буду тянуть, а ты сверху подталкивай…

– Возьми фонарик, – подсказала она и робко осведомилась: – Там внизу нет крыс?

– Сейчас проверим.

Ренат осветил кованные ступеньки, паутину, а дальше луч фонаря растворился во тьме.

– Ни черта не видно!.. Ладно, хватит болтать, время поджимает. Убийца может стукануть в полицию, и тогда нам несдобровать. – Он помолчал, глядя на «кокон», и добавил: – Не знаю, что у него на уме! Может, он откуда-то наблюдает за нами и потешается?

– Откуда? – невольно оглянулась Лариса. – Думаешь, он насовал нам в офис скрытых камер? Это не мистично, а как-то по-ментовски. Наш противник куда изобретательнее.

– Согласен. Но все же нам стоит поторопиться.

Пока они с пыхтением тащили «кокон» вниз по лестнице, Лариса взмокла и насобирала паутины на волосы. Ступеньки привели в темный коридор с трубами по бокам. Под ногами валялся мусор: пластиковые бутылки, грязные тряпки, окурки и куски кабеля.

– Ты тут бывал раньше?

– Нет, – переводя дух, ответил Ренат. – Уф-ф!.. Мертвец тяжелее живого вдвое! Я запыхался.

– Потащим его дальше или оставим здесь?

Ренат осветил фонарем коридор до поворота и задумался. Лучше бы припрятать тело как следует, но вечером все равно придется вытаскивать его наверх.

– Я пойду гляну, что за углом, – сказал он. – А ты побудь здесь.

– Ни за что!

– Не бойся, ничего с тобой не случится.

Лариса достала из кармана телефон, но антенна в подвале не работала.

– Здесь нет мобильной связи!.. Я до тебя не дозвонюсь, если что.

– До поворота метров десять, – уговаривал ее Ренат. – Я мигом, туда и обратно.

– Я не останусь!

Лариса опустила взгляд на неподвижный «кокон», и ее передернуло. Дух убитого блогера следовал за ними по пятам, и сейчас находился рядом с телом, не понимая, что происходит.

– Извини, брат, – пробормотала она. – Это временное неудобство. Ты не будешь лежать тут долго, обещаю.

– Ты Земцова успокаиваешь? По-моему, он тебя не слышит.

– Мы виноваты перед ним…

– Ему не стоило ввязываться в авантюру, которая плохо закончилась, – отрезал Ренат. – Каждый сам отвечает за свою судьбу.

– Он заплатил нам деньги за работу, не забывай.

– Мы делаем все, что в наших силах, Лара. И доведем расследование до конца даже после смерти клиента. Ну что, ты меня отпускаешь?

Лариса, скрепя сердце, кивнула головой. Она постоит здесь, так и быть. Главное, чтобы крысы не выскочили из своих нор. Крыс она боялась больше, чем трупов и призраков.

Ренат быстро разведал дорогу и вернулся довольный. За поворотом коридор выходил в квадратное помещение с зарешеченным подвальным окошком. Решетка проржавела, расшаталась, и ее легко будет убрать…

* * *

– Что с ней? – растерянно спрашивала Инга у пожилого доктора, который склонился над Ритой и светил ей в глаза маленьким фонариком, похожим на шариковую ручку.

– Зрачки не реагируют. Она подавилась конфетой, говорите?

– Ну да.

– Это вряд ли. По всем признакам девушка… отравлена, – заключил врач «скорой».

Инга потеряла дар речи и упала в кресло, которое подал ей взволнованный фельдшер.

– Вы тоже ели конфеты из этой коробки?

– Я?.. Нет… я не ем сладкого…

– Вызывай криминалистов, – сказал доктор медсестре, которая рылась в своем чемоданчике с медикаментами. – Нам тут делать нечего.

– Как, нечего? – в ужасе простонала Инга. – Она ведь еще жива?!.. Вы обязаны оказать помощь… Она закашлялась… потом упала на пол…

– Мне очень жаль.

– Что вы хотите сказать? – заплакала Инга. – У Риты крепкий организм, она…

– Смерть наступила несколько минут назад, – заключил доктор. – Откачивать бесполезно. Сильнодействующий яд, похоже, вызвал остановку сердца. Точнее покажет вскрытие. Кто-нибудь еще ел конфеты из этой коробки?

– Н-нет…

– Откуда она взялась?

– Курьер п-принес…

Инга побледнела, как стена, и ее чуть не стошнило.

– Вы точно не прикасались к конфетам? – бросился к ней доктор. – Руками не трогали?

Она мотнула головой, преодолевая приступ дурноты и стараясь не смотреть на распростертую на полу кабинета Риту. Смуглая кожа подруги приобрела землистый оттенок, губы посинели.

– Мы останемся здесь до приезда полиции, – сказал доктор и повернулся к медсестре. – Дайте девушке валерьянки. Или чего-нибудь покрепче. Не то она в обморок упадет…

Глава 12

Ренат потратил остаток дня на то, чтобы тщательно изучить историю замка Глэмис и выбрать кратчайший путь до этой знаменитой достопримечательности Шотландии.

– В декабре замок закрывается для туристов, – сообщил он Ларисе. – И возобновит свою работу в качестве музея только в марте. Так что бал, куда нас пригласили, вероятно, последнее публичное мероприятие в этом году. Кстати, там люди живут…

– В смысле? – удивилась Лариса. – Замок Глэмис – жилой?

– Представь, да. Он расположен в живописной области Ангус, неподалеку от одноименной деревни. Исторические место, между прочим! Тесно связанное с английской королевской фамилией. Это родовое гнездо семейства Боуз-Лайон.

– Я не знаток родословной английских королей.

– Я тоже, – усмехнулся Ренат, не отрываясь от экрана планшета. – Придется исправить этот недостаток.

Ларисе не давал покоя труп в подвале.

– А что, если какой-нибудь дотошный коммунальщик наткнется на «кокон» и поднимет шум раньше времени? – невпопад брякнула она. – И вообще, мы не знаем, что задумал убийца! У него на нас есть серьезный компромат, а у нас на него – ничего. Шиш! Мы понятия не имеем, кто он! Может, это сумасшедший из числа подписчиков Земцова?..

– Даже если он сообщит в полицию, те не сразу полезут обшаривать подвал многоэтажного дома. А у нас в офисе никакого трупа нет. Все следы мы зачистили! Бояться нечего.

– Думаешь, Земцов не попал в обзор наружных камер наблюдения?

– На нашем доме их нет, на соседнем тоже.

– Ты внимательно посмотрел?

– Не только я, но и убийца наверняка убедился в отсутствии камер, чтобы не попасть в кадр. Он бы на рожон не полез.

– Думаю, для него важнее всего интрига, – согласилась Лариса. – Он не собирается выходить на свет. Хочет остаться в тени.

– Вот именно. Будь уверена, этот тип все рассчитал, чтобы не погореть на мелочовке. По ходу, ставки довольно высокие. Ума не приложу, в чем тут фишка!

В приемной, где сидели Ренат с Ларисой, было полутемно. На столе горела лампа, за окнами в черноте что-то шуршало.

– Слышишь? – насторожилась она. – Неужели, дождь пошел? Это нам на руку.

Ренат встал и распахнул створку, впуская в комнату влажный воздух с запахом прибитой пыли. По подоконнику громче и чаще застучали капли.

– Ого, как льет! – обрадовался Ренат. – Подождем, пока жильцы улягутся спать, и займемся трупом. Дождь смоет все следы.

– Фу, – поежилась Лариса. – Никогда не думала, что буду переживать такое. Подвал, ночь, мертвец… Бр-рр-р!..

– Романтика!

– Издеваешься? – рассердилась она. – Мне, между прочим, страшно… и противно. Как вспомню тело в желтом пиджаке, в дрожь бросает.

– Странная манера одеваться была у покойника, – заявил Ренат. – Избирательная. Шутом он рядился не всегда…

– …а исключительно ради нас! – подхватила Лариса. – Будто хотел, чтобы мы его ни с кем не спутали.

– А его встреча с двойником на улице? Выдумка?

– Больное воображение.

Дождь всерьез разошелся и разогнал всех любителей сидеть на лавочках во дворах, гулять с собаками и праздно шататься в поисках приключений.

– Провидение на нашей стороне, – заявил Ренат, выключая планшет. – Пошли ловить момент!..

* * *

Людмила Михайловна Земцова отступила в глубину прихожей, пропуская стройную блондинку в короткой красной курточке и «дырявых» джинсах. Блондинка сложила мокрый зонт и поставила его в углу, где сразу образовалась лужица.

– На улице льет, как из ведра, – виновато молвила она. – Извините.

– Инга? – поразилась пожилая дама, поправляя очки. – Вообще-то я медсестру ждала, она мне уколы ходит делать. Плохо мне совсем…

– Дмитрий дома? – без обиняков спросила девушка. – Он трубку не берет, поэтому я пришла без приглашения. Можно его позвать?

Мать Земцова и так выглядела не лучшим образом, а после слов Инги побелела, ахнула и схватилась за сердце.

– Я, грешным делом, думала, он к тебе ушел… – выдавила она. – А телефон отключил, чтобы я не названивала. Решил жить самостоятельно. Рано или поздно это должно было произойти… Но зачем же так резко?..

Инга с удивлением уставилась на потенциальную свекровь. Та была в шерстяной жилетке поверх теплого халата, волосы причесаны на прямой пробор и скручены сзади в узел. Типичная бухгалтерша. Людмила Михайловна рано поседела и не стыдилась этого. После трагической гибели мужа она махнула на себя рукой и заботилась исключительно о сыне.

– Значит, он ко мне ушел? – переспросила гостья. – Отлично придумано! Только клянусь вам, я со вчерашней ночи Диму в глаза не видела. И дозвониться до него не смогла. Сначала он молчал в трубку, а потом вовсе отключился. Ушел в подполье!

– Как? – оторопела Земцова. – Не пугай меня, дочка…

Однако Инга не собиралась щадить женщину, которая попортила ей много крови. Не снимая мокрых ботинок она прошлась по комнатам, не обнаружила там Дмитрия и мстительно заявила:

– Я подозреваю, что ваш сын не просто прячется у какой-нибудь новой пассии. Скорее всего, он скрылся из города… или затаился где-то на съемной квартире. Боюсь, вы долго его не увидите!

– Что ты говоришь?

– Сегодня он прислал мне на работу коробку конфет, – продолжала Инга, вне себя от злости. – Вероятно, забыл, что я сладкого в рот не беру. Или надеялся соблазнить меня вишней в шоколаде. Сыграть на моей слабости! Мол, я не выдержу и угощусь конфеткой…

Людмила Михайловна с остановившимся взглядом слушала ее бредовую речь. Она ничего не понимала.

– А может, это была ваша затея? – Инга наступала, а хозяйка квартиры в ужасе пятилась назад, пока не уперлась спиной в дверной косяк. – Решили избавиться от меня любой ценой? Не вышло! Зря грех на душу взяли.

Людмила Михайловна начала задыхаться, но это не заставило незваную гостью замолчать. Наоборот, подзадорило.

– Отравить меня хотели? – выпалила она. – А вот она я! Живехонька!

– И-инга…

– Вместо меня Рита конфет отведала! Она умерла у меня на руках… Врачи приехали быстро, но спасать было уже некого. Яд оказался убойный, подействовал почти мгновенно.

– Инга… ты с ума сошла? Ка… какой яд? Какие к-конфеты?

– Я не жду от вас чистосердечного признания. Ясно, что вы будете все отрицать…

– Это не я! – простонала Людмила Михайловна, хватаясь за грудь.

– Где же ваш обожаемый сынуля? – безжалостно наседала девушка. – Может, он свихнулся и начал рассылать знакомым отравленные конфеты? А вы его покрываете?

Пожилая женщина, хрипло дыша, сползла на пол. Но Инга была уверена, что та притворяется. Мать Дмитрия постоянно злоупотребляла своей болезнью, чтобы шантажировать его.

– Меня этим не проймешь, – процедила девушка. – Зря стараетесь, спектакль разыгрываете!

В дверь позвонили, и она пошла открывать в надежде, что это полиция. После ее показаний они обязаны допросить Земцова и его мамашу. Правда, никаких доказательств против них нет, и улик тоже. Конфеты мог прислать кто угодно. Но зуб на Ингу был только у мамаши Дмитрия. Она имела гипнотическое влияние на сына, и не факт, что тот не пошел бы на преступление по ее указке. В последнее время он вел себя абсолютно неадекватно.

Криминалисты, которые прибыли в офис телеканала по вызову медицинской бригады, скептически отнеслись к словам зареванной Инги. Но пообещали разобраться.

«С чего вы взяли, что отравить хотели вас, а не вашу помощницу? – допытывался один из них. – Ведь сладкоежка, как известно, она, а не вы?»

«Ну и что? – смутилась Инга. – Я не афиширую, что сижу на строгой диете».

«Неужели, даже ваш парень не в курсе?»

«Он знает, что я иногда не выдерживаю и позволяю себе сладенькое».

«Зачем ему убивать вас? Что вы не поделили?»

«Его мать меня ненавидит!»

Оперативник задумался, почесывая гладко выбритый подбородок.

«Мы обязательно поговорим с Земцовым и его матерью, – заверил он. – А вас попрошу без самодеятельности».

«У Дмитрия точно рыльце в пушку, – не унималась девушка. – Он на звонки не отвечает! Раньше такого не было. Как бы мы ни ссорились, он всегда брал трубку».

«В телефонах, бывает, батарея садится, – возразил оперативник. – Телефоны иногда у людей крадут, или они сами их теряют. Разные вещи случаются с телефонами, и это не повод подозревать человека в убийстве».

«Я слышала, местонахождение сотового можно определить с достаточной точностью. Возьмите номер Земцова, это вам поможет».

Сыщик молча кивнул, и она продиктовала ему цифры.

«Вы отдаете себе отчет, что обвиняете парня в тяжком преступлении? – прищурился он. – На основании чего? Собственных фантазий?»

«Рита мертва, – заплакала Инга. – Вам этого мало? Может, она спасла меня ценой своей гибели! Как мне теперь жить? Не подскажете?»

Настойчивые звонки в дверь вернули ее из горестных воспоминаний в действительность. Она прильнула к глазку: на площадке стояла худощавая женщина средних лет с сумкой на плече.

«Медсестра!» – догадалась Инга, щелкая замками.

– Вы кто? – с порога спросила та, разуваясь. – Где Людмила Михайловна?

– Она там… – показала Инга в конец коридора. – Ей плохо стало.

– Что же вы стоите? Бегом к ней, а я пока руки вымою.

– У Людмилы Михайловны сын пропал, – сообщила медсестре Инга. – Она очень переживает…

* * *

Ренат легко вынул решетку и открыл подвальное окошко, прикидывая, пролезет ли в него «кокон»?

«Пролезет», – определил он.

Почти вровень с окошком по асфальту ручьем текла дождевая вода, пенясь и неся с собой палые листья.

– Погодка как по заказу, – пробормотал Ренат, подтягивая «кокон» к оконному проему и просовывая его наружу. – Прости, дружище, но другого выхода нет! – с этими словами он вытолкнул свою ношу в воду и выбрался следом.

Лариса ждала его на заднем дворе, укутанная в дождевик. Ее ноги промокли, и она чихнула. Не хватало еще перед вылетом в Эдинбург подхватить простуду!

Почти весь многоэтажный дом спал под убаюкивающий шум ливня. Кое-где светились окна, но сплошная пелена воды служила заговорщикам надежным прикрытием.

Пока Ренат отволок «кокон» подальше, разрезал пленку, развернул ковер и засунул окоченелое тело блогера между железными гаражами, прошло полчаса.

Вокруг не было ни души. Но Лариса все равно нервно оглядывалась. Струи дождя сбивали с деревьев остатки листвы, и несколько желтых пятачков прилипли к ее плащу. Что-то враждебное, холодное и безжалостное таилось в ночной тьме, где властвовал ливень.

Условный свист Рената донесся до нее сквозь канонаду капель и плеск стекающей по трубам воды. Она схватила канистру с бензином и поспешила на звук.

Ренат уже разрезал ковер на куски, упаковал их вместе с пленкой в большой пластиковый пакет и повернулся к Ларисе.

– Принесла?

– Нет, забыла, – огрызнулась она, протягивая ему канистру. – У меня склероз.

– Я тоже промок и устал, – отозвался он. – Но надо топать на пустырь и сжечь все, во что был завернут труп.

– Почему ты машину не подогнал?

– Чтобы в салоне следы остались? Ты в своем уме?

– Я замерзла, – пожаловалась она и опять чихнула. – У меня ноги мокрые.

– Иди домой, я сам справлюсь.

Ларису била дрожь, от холода стучали зубы. Она боялась возвращаться одна в темноте, под ливнем, к дому, входить в парадное, открывать ключом свою дверь. Вдруг, убийца только этого и ждет? Возможно, он наблюдает за ними из любого темного окна или другого укрытия.

– Я с тобой…

– Ладно, пошли, – кивнул Ренат. – Вдвоем веселее.

На пустыре нашлась ржавая железная бочка, в которой облитый бензином пакет с уликами занялся ярким пламенем. Дождь внезапно стих, словно не хотел мешать сожжению.

– Ничего не останется? – спросила Лариса, глядя на полыхающий огонь. – Все сгорит?

– Надеюсь, да.

– Ты весь бензин вылил? Может, не хватило?

– Не паникуй. Вряд ли кому-то придет в голову искать тут наш ковер…

Глава 13

После укола Людмиле Михайловне полегчало, и медсестра с Ингой уложили ее в постель.

– Давление упало, – отозвав Ингу в сторону, сообщила медсестра. – Пульс нормальный. Я, наверное, пойду? Если что, вызывайте «скорую». Но думаю, все будет хорошо.

– Я не намерена здесь ночевать. Завтра с утра мне на работу.

– А где Дмитрий?

– Я сама пришла это узнать, – нахмурилась Инга. – На звонки он не отвечает, и дома его не оказалось. Людмила Михайловна из-за этого разнервничалась, и у нее случился приступ.

– У нее больное сердце, гипертония… в общем целый букет болезней. Она сильно сдала после гибели мужа. Я почти год к ней хожу: живу неподалеку. Людмила Михайловна хорошая женщина, добрая, но уж слишком о сыне печется. Хотя ее можно понять. У вас есть дети? – спросила медсестра.

– Пока нет.

– А у меня девочка, уже в третий класс перешла. Ну, мне пора…

– Может, соседку позвать? – предложила Инга. – Пусть посидит тут до утра. Я готова заплатить.

– Решайте сами.

Инга проводила медсестру и начала собираться домой. Перед уходом она тихо вернулась в спальню, – мать Дмитрия спала, ее дыхание было ровным, щеки порозовели. Девушке на минуту стало совестно за скандал, который она учинила больной женщине. Однако сочувствие быстро сменилось мстительным негодованием.

«Так ей и надо! – разозлилась Инга. – Мало я от нее натерпелась? Теперь мы хоть в какой-то мере квиты!»

Она постояла у кровати больной, прислушиваясь к шуму дождя за окном, и отказалась от идеи звать на дежурство соседку.

«Раз Дмитрию впервые в жизни наплевать на свою мамочку, мне и подавно нечего париться!»

С этой мыслью она включила прикроватный ночник, погасила люстру и вышла из квартиры, захлопнув за собой дверь…

* * *

Капитан Лебедев долго звонил в квартиру Земцовых и уже собрался уходить, когда услышал за дверью шаркающие шаги.

– Я из полиции, – громко сказал он, поднося к глазку служебное удостоверение. – По поводу вашего сына.

Щелкнул замок, и его впустили внутрь. Хозяйка выглядела измученной и подавленной. Мятый халат, неприбранные седые волосы, но лицо интеллигентное. Видимо, внешний вид сейчас не имел для нее значения.

– Что с Димой? – побледнела она. – Он жив?

– Давайте сядем, – сказал молодой человек, боясь, что она лишится чувств. – Вам плохо?

– Вечером был сердечный приступ… едва оклемалась. А вас… Инга сюда прислала?

С этими словами женщина провела оперативника в комнату, где стояли диваны, стол и традиционная для людей ее возраста стенка, набитая посудой и книгами. Компьютерный столик с ноутбуком, за которым, вероятно, работал ее сын, выпадал из старомодной обстановки и сразу привлекал внимание.

Людмила Михайловна тяжело опустилась на диван и предложила:

– Вы тоже присаживайтесь…

– Когда вы в последний раз видели своего сына?

– Что значит… в последний раз? – ахнула она.

– Да вы не волнуйтесь, – как можно мягче молвил сыщик. – Я просто хочу поговорить с Дмитрием, выяснить кое-что.

– Он вторую ночь не является домой… и на звонки не отвечает. Третьего дня мы с коллективом отмечали в кафе юбилей начальницы… я задержалась дольше обычного. А когда пришла, Димы не было.

– Вы его друзьям звонили? Может, он загулял? Или на отдых махнул?

– Дима мне записку оставил… – вспомнила Земцова. – Сейчас принесу…

– Лучше я сам, – вскочил капитан. – Где она?

– Вон… на полочке с книгами…

Женщина дрожащей рукой указала на стенку. Лебедев взял с полки листок бумаги для заметок, – у него на рабочем столе тоже была такая, – и прочитал: «Мама, не волнуйся, я на деловой встрече».

– Что за встреча? – поднял он глаза на Людмилу Михайловну. – С кем?

– Откуда мне знать? – покачала головой она. – Дима меня не посвящает в свои дела. Бережет мои нервы. Он ведет блог о призраках… и в связи с этим встречается с разными э-э… подозрительными людьми. Понимаете? Это ведь особый контингент…

– Н-да, – капитан повертел в руках записку и спросил, может ли он забрать ее с собой.

– Конечно, берите… Я ночами почти не сплю, ворочаюсь и гоню от себя страшные мысли. С тех пор Дима домой не приходил… и не звонил мне. Я его набираю, а на том конце нет связи. Сначала я подумала, он к Инге ушел…

– Имеете в виду Ингу Данилину?

– Она на телеканале работает, куда Диму иногда приглашали на передачи…

– О призраках? – уточнил Лебедев.

– Они оба увлеклись этой кошмарной темой. Уж как я Диму отговаривала, просила его найти нормальную работу. У него ведь высшее образование! А он ерундой какой-то занимается…

– Простите, а на какие деньги он живет? На вашу зарплату?

– Что вы? Дима очень независимый, он у меня принципиально копейки не берет. Подрабатывал статьями в интернете, потом собственный блог открыл… Ему хватает, но он постоянно стремится к большему. Нынче какая-то другая жизнь настала, к которой я никак не могу привыкнуть. Чуяло мое сердце, что не доведет это все до добра!..

– Что именно?

– Да призраки эти… полтергейст, потусторонний мир… Посудите сами, разве не опасно человеку лезть в такие дебри? Честно говоря, я стараюсь не думать, с чем мой сын может столкнуться… и наверняка сталкивается. Меня жуть берет! Я его видео не смотрю. Не могу!

– Какие отношения у Дмитрия с Ингой? – дождавшись паузы, вставил капитан.

– По-видимому, любовные… Они то ссорятся, то мирятся. Дима переживает из-за этого, но не подает виду. Мне Инга не нравится, о чем я ему много раз говорила. Но разве он слушает? Я решительно против такой невестки, как Инга. У нее же мозги набекрень…

– В смысле?

– Она чокнутая! – разошлась Людмила Михайловна. – Больная на голову! Вчера явилась, истерику тут закатила… Кто ее воспитывал? Девочка совершенно безжалостная, готовая идти по трупам.

У Лебедева сложилось иное впечатление об Инге, но он не возражал. Ему было интересно мнение Земцовой.

– Инга вчера была у вас? – удивленно переспросил он.

– Ну да!.. Накинулась на меня с обвинениями… мол, я ее отравить хотела, да не вышло… Свихнулась она совсем!

– Странно. По моим данным, Инга подозревает в отравлении вашего сына.

Женщина моргнула, приоткрыла рот и застыла, оторопело уставившись на собеседника.

– Врет она все, – наконец, выдавила она. – Какое отравление? Дима и мухи не обидит! Он в детстве всех дворовых собачек и котиков домой таскал, лечил, кормил… Вы что, поверили этой вертихвостке?

– Я выясняю все обстоятельства дела. Отравлена девушка, сотрудница телеканала, и моя задача – найти убийцу.

– Поэтому вы пришли ко мне? – ужаснулась Земцова. – Я вырастила своего сына добрым человеком, который не способен лишить жизни другого! Не способен! Вы не там ищете.

– Допустим. В таком случае, почему ваш сын скрывается?

– Он не… впрочем, я уже ничего не понимаю, – Людмила Михайловна всхлипнула, достала из кармана платочек и принялась комкать его в руках. – Дима никогда не пропадал из дому, не предупредив меня!.. Даже если он потерял телефон, вокруг полно людей. Он же не в пустыне! Почему он не выходит на связь?..

* * *

– Ты должен убедиться, что тело заберут из этого ужасного места, – потребовала Лариса, когда они, промокшие и злые, вернулись домой после ночной вылазки.

– Да приедут они, куда денутся? Только спешить им некуда. Мертвого уже не оживить, и по горячим следам дело не раскроется. Потому что ливень все смыл. Сыщики из убойного отдела – люди опытные, иллюзий не питают, потому и торопиться не станут. С опознанием трупа проблем не будет: у него в кармане – визитка.

– Ты все-таки проследи, – настаивала Лариса. – Земцов доверился нам, а мы его не уберегли.

– Ага! Доверился! – возмутился Ренат. – Что он делал ночью в нашем офисе? Какого черта он вскрыл двери отмычками и проник в приемную? Не подскажешь?

– Ума не приложу, зачем ему это понадобилось…

– Земцов водил нас за нос и сам же за это поплатился! Он приложил руку к своей смерти, неужели не ясно?

– Мы должны были предвидеть следующий ход, как в шахматной партии. А мы – прошляпили!

Лариса ударилась в самокритику, тогда как Ренат был озабочен предстоящей поездкой в Шотландию. Надо срочно получить туристические визы и собрать багаж. На все это времени в обрез. Убийца обеспечил им жесткий цейтнот. Кем бы тот ни был, в особом складе ума ему не откажешь.

– Ладно, прослежу, чтобы тело как минимум отправили в морг, – пообещал Ренат, лишь бы Лариса перестала его донимать. – А ты поезжай в прокат и подбери нам костюмы для бала. Сумеешь?

– Постараюсь.

– Чтобы упростить задачу, я сделал два аватара для нас с тобой, – похвалился он, показывая ей свою работу. – Ну как? Хороши?

На экране планшета красовались кавалер и дама, словно сошедшие с картин Клуэ[4].

– Ого! – восхищенно воскликнула Лариса. – Какая прелесть!

– Я все-таки художник, если ты помнишь. Хоть мне пришлось заниматься дизайном, я учился живописи и немного разбираюсь в искусстве. Нам нужны примерно такие наряды. Немного громоздкие, зато в духе того времени.

Они разделились. Лариса на сайте проката костюмов нашла фирму, которую хвалили пользователи, и отправилась туда.

Ренат наблюдал за действиями криминалистов из лестничного окна соседнего дома, откуда были видны гаражи. Полицейская машина прибыла на место спустя пару часов после анонимного звонка, сделанного Ренатом из уличного таксофона. Он видел, как тело Земцова осматривал судмедэксперт, и по унылым лицам оперативников понял, что те особо усердствовать не будут. Спишут смерть парня на ограбление, ведь при нем ничего ценного не оказалось: ни денег, ни телефона, ни часов. Опросят жителей дома, владельцев гаражей, и на том поставят крест.

Сколько таких убийств остаются нераскрытыми, не счесть…

* * *

По дороге в фирму проката Лариса заехала в ювелирный салон «Каприз», где мастер показал ей эскиз футляра-подвески с потайным механизмом.

– Нравится? – расплылся в улыбке ювелир.

– Очень, – искренне улыбнулась в ответ Лариса. – Когда я смогу забрать готовое изделие?

– Через неделю, не раньше.

– Завтра!

Мастер вздохнул и поправил очки. Но отказывать не спешил. Настойчивость заказчицы сулила хорошую прибыль.

– Тогда мне придется отложить другие заказы и сидеть над вашим всю ночь…

– За двойную оплату согласны?

Счет, который он собирался ей выставить, и так был немаленьким. Если удвоить сумму, выйдет солидный куш.

– Если вам так срочно… – пробормотал ювелир, и его глазах загорелся жадный блеск.

Ларису это вполне устраивало. Мастер своей выгоды не упустит, а она получит то, в чем нуждается.

– Цепочка, на которой я буду носить подвеску, должна быть прочная.

– Это я вам гарантирую. Ручная работа, специальное плетение, надежный замочек… нипочем не порвется и не потеряется. У меня есть готовый экземпляр. Желаете взглянуть?

– Желаю. – Лариса проверила цепочку на прочность, внимательно изучила замок и удовлетворенно кивнула. – Я ее беру сейчас же, а за подвеской заеду завтра с утра.

– В обед, – возразил ювелир. – При всем моем уважении, качество изделия не должно пострадать.

Из салона Лариса вылетела на крыльях, чем развеселила таксиста, который ее ждал.

– Обручальное колечко подобрали? – пошутил он. – Судя по вашему лицу, вы получили то, что хотели.

– С некоторых пор я неизменно получаю то, что хочу.

– Замуж выходите? – продолжал сеанс «ясновидения» таксист. – За молодого, красивого и богатого?

– Думаете, в этом счастье?

– Значит, не угадал? – огорченно заметил он, а пассажирка деликатно промолчала. – Куда едем?

– Наряды выбирать для жениха и невесты!

– Вы меня нарочно путаете?

Таксист оказался любопытным и болтливым, предоставив Ларисе возможность тренировать свою выдержку.

– Вместо свадебного салона – прокат? – поразился он, когда пассажирка указала, где остановиться. – Ну и ну!

Водитель был озадачен. А Лариса поймала себя на том, что развлекается на всю катушку, несмотря на ночные бдения с трупом. Предстоящий выбор костюмов увлек ее по-настоящему.

«Я впервые в жизни приглашена на бал в средневековый рыцарский замок! Не в мечтах, а наяву!»

– Сколько ждать-то? – хмуро осведомился таксист. – Час, два?

К счастью, гонорар, выплаченный покойным блогером, позволял не экономить, и Лариса оставила водителю достаточно денег, чтобы возместить вынужденный простой…

Глава 14

Инга смотрела на пустой стол, где еще вчера сидела за компьютером и весело щебетала ее смуглая помощница, и на глаза наворачивались слезы.

Она заварила себе зеленый чай и глотала горьковатую жидкость, вспоминая отвратительную сцену с матерью Дмитрия. Вдруг у той не выдержало бы сердце, и она тоже…

– Нет, – поперхнулась Инга. – Я не чудовище! Кха-кха… Просто эта женщина причинила мне много боли, а страдания отнюдь не очищают. Наоборот, ожесточают! Кха-кха-кха…

Смартфон лежал рядом с ней, но она боялась звонить Дмитрию. Вновь услышать зловещее молчание в трубке было страшно. Чисто по-человечески не мешало бы связаться с Людмилой Михайловной и узнать о состоянии ее здоровья. Но Инге и этого не хотелось. Зачем кривить душой и прикидываться?

– Каждый пожинает то, что посеял…

Ее взгляд упал на записку сыщика, которую тот вчера оставил со словами: «Если что-то еще вспомните, сообщите».

Рука Инги потянулась к гаджету, и она набрала указанный в записке номер.

– Слушаю, – ответил приятный бодрый басок.

Она прочитала написанные от руки имя и фамилию оперативника: Олег Лебедев. В памяти сразу возник высокий мужчина спортивной внешности, скорее похожий на тренера по фитнесу, чем на полицейского.

– Здравствуйте… я…

– Что-то случилось, Инга?

– Вы меня узнали? Впрочем, я глупости спрашиваю. Есть какие-то новости о Земцове?

– Мы не нашли его сотовый, но…

Сердце у Инги забилось сильнее, она напряглась.

– Что? – вырвалось у нее. – Что он еще натворил?

– Сегодня в Кузьминках обнаружен труп молодого человека. При нем не было документов, только визитка Дмитрия Земцова. Вы могли бы помочь в опознании тела? Я не хочу преждевременно беспокоить госпожу Земцову, учитывая ее болезнь.

– Куда мне подъехать? – упавшим голосом спросила Инга.

– В морг, – капитан назвал адрес и сказал, что он будет ждать у входа. – В течение часа доберетесь?

– Да…

В горле у Инги пересохло, в ушах зазвенело. Не то чтобы она без памяти любила Дмитрия, но он не был ей чужим. Сначала между ними вспыхнула страсть, которая быстро угасла, но осталось тепло, постепенно сменившееся взаимным недовольством. Однако все это мелочи перед лицом смерти.

– А… как он одет?

– Труп? – переспросил Лебедев, для которого жуткое слово было привычным. – Довольно экстравагантно, я бы сказал: желтый пиджак, бордовые дудочки и зеленые ботинки.

– Это Дима… – всхлипнула Инга, дрожа всем телом.

– Он любил яркие тона?

– Нет… то есть в последний раз я видела его именно в такой одежде. Он меня удивил…

– Не будем гадать на кофейной гуще, – заявил капитан. – Бывают самые невероятные совпадения.

– Я выезжаю…

* * *

Сотрудница фирмы проката, крашеная брюнетка в облегающем красном платье, провела Ларису в зал, где рядами стояли вешалки с мужскими и женскими костюмами всех времен и народов.

– У нас качественные материалы и отменный пошив, – заверила она посетительницу. – Мы и с театрами работаем, и с кинокомпаниями, и на венецианский карнавал заказы готовим. Вас что конкретно интересует?

– Мне нужно платье шотландской леди шестнадцатого века, желательно светлое.

– Шестнадцатый век, – задумчиво кивнула дама и поманила Ларису за собой, лавируя между стойками. – Эпоха Марии Стюарт, романтической королевы, которая любила, боролась за английский трон с Елизаветой-девственницей, проиграла и в конце концов была казнена!

– Вы хорошо знаете историю.

– Профессия обязывает. Я одно время работала костюмершей на киностудии, а потом перешла сюда.

Сотрудница остановилась и показала Ларисе длинное платье с расширенной книзу юбкой, вышитым лифом и кружевными манжетами на рукавах.

– Материал – серебристая парча, – пояснила она. – На шею подберем круглый воротник, какие носили знатные дамы того времени. По размеру должно вам подойти. Хотите примерить?

– Если можно.

Брюнетка повела Ларису в примерочную с большими зеркалами, где фигура отражалась во весь рост с трех сторон.

– Вам помочь одеться? Тут есть некоторая специфика… Под низ идет батистовая рубашка, потом верхнее платье: юбка отдельно, лиф отдельно, шнуровка расположена сзади… Корсет нужен?

– Нет, спасибо, – отказалась Лариса. – И так всего много.

– Значит, утягивать талию не будете? И то верно. Комплекция у вас нормальная, можно обойтись без утяжки. Давайте, я покажу, как это делается…

Они провозились минут двадцать, прежде чем Лариса превратилась в шотландскую леди. Глядя в зеркало, она мысленно сравнила себя и созданный Ренатом дамский аватар.

– Кажется, моя прическа не соответствует образу…

– Вам не хватает украшений, – заключила сотрудница фирмы. – Тогда были в моде ожерелья, а волосы надо уложить гладко, оставив лоб открытым и украсив голову драгоценностями.

– Где мне их взять?

– Я подберу… за отдельную плату. Вместо камней – стразы, фальшивая позолота, но выглядит шикарно. Вам на какой срок?

Лариса на всякий случай назвала две недели, на что «костюмерша» взяла калькулятор и подсчитала, во сколько выльется удовольствие покрасоваться в таком наряде. Сумма оказалась внушительная, но заказчицу это не смутило.

– У вас наличные или карточка?

– Карточка, – сказала Лариса. – Пойдет?

– Разумеется. Любой каприз.

– Это еще не все. Теперь покажите мне мужскую одежду более позднего времени. Я возьму без примерки, на глаз.

– Без примерки рискованно, – покачала головой сотрудница. – Ну, воля ваша.

Еще полчаса ушло на выбор одежды для графа, который мог жить в шестнадцатом – семнадцатом веках.

– Вот нечто среднее между парадным и повседневным костюмом английского вельможи, – сказала «костюмерша», предлагая Ларисе шелковую рубашку, зауженную в поясе куртку с короткими полами, подбитые ватой штаны и плащ. – Материалы – атлас, парча и бархат. По-моему, великолепно! Хоть сейчас к королевскому двору!

– К этому полагается оружие? Шпага, например? – осведомилась Лариса, вспоминая аватар кавалера, изображенного Ренатом.

– У нас исключительно бутафорские клинки, – объяснила сотрудница. – Зато сделаны отменно, навскидку не отличишь от настоящих. Идемте, покажу…

* * *

В морге стоял удушливый запах формалина и тронутой тлением человеческой плоти. Патологоанатом приподнял простыню, открыл лицо трупа, и повернулся к Инге. Она в ужасе отшатнулась.

Капитан Лебедев, который стоял рядом, поддержал ее под руку.

– Это Земцов? – спросил он.

– Да… это он… Дима…

У Инги все поплыло перед глазами, пол ушел из-под ног.

– Уводите ее отсюда, – сказал патологоанатом. – На улице ей станет лучше.

Во дворе, куда Лебедев вывел девушку, после ночного ливня блестели лужи. Все было мокрое: деревья, тротуары, газоны, скамейки. В проем между облаками робко выглянуло солнышко и сразу спряталось.

– Что с ним… случилось? – заплакала Инга, судорожно вдыхая влажный воздух. – Как он погиб?

– Его убили ударом ножа в спину, – ответил сыщик. – Зарезали мастерски, со знанием дела, ограбили и спрятали от чужих глаз. Судя по всему, работал не дилетант. Тело нашли между гаражами в Кузьминках. Что мог там делать Дмитрий?

– В Кузьминках?.. Понятия не имею…

– Может, там жил кто-то из его друзей или знакомых? Как он оказался возле частных гаражей?

Инга пожала плечами и горестно вздохнула.

– Вы нашли какие-нибудь следы?

– После такого дождя? – покачал головой полицейский. – Вы смеетесь?

– Дима иногда имел дело с психически больными людьми… в силу своего занятия. Может, кто-то назначил ему встречу возле гаражей, чтобы… показать место, где является привидение или какой-нибудь полтергейст. Он пришел, а его тупо зарезали!.. Никогда не угадаешь, что у психа на уме… Боже! Не могу поверить, что Дима… что его больше нет…

– Я просматривал блог «Хроники призрака». Это популярная в Сети тема, которая собирает кучу народа. Земцов немало зарабатывал на Ютубе. У него были враги, завистники?

Инга не знала, говорить о странных фантазиях Дмитрия или лучше промолчать? Чего доброго, ухватятся за ее слова, начнут таскать на допросы… поди потом, оправдайся.

– Враги, наверное, есть у всех…

– И у вас?

– Я над этим не задумывалась… до смерти Риты. А теперь и Дима погиб… Мне страшно!

Она залилась слезами, а Лебедев размышлял, как связаны между собой эти два убийства. Ближайшую помощницу Инги отравили; парня, с которым она встречалась, зарезали. В подобное совпадение трудно поверить.

– Я был у матери Дмитрия, она жаловалась на вас. Мол, вы устроили ей сцену, обвинили, что она хотела вас отравить. Вы действительно ее подозреваете?

– Мне жаль, что я не сдержалась. Если честно, она мой главный враг!

– Вы считаете, что Людмила Михайловна покушалась на вашу жизнь?

– А кто еще может желать мне зла? – вскинулась Инга. – Она меня ненавидит! И готова любой ценой избавиться от меня. Скажете, она не похожа на женщину, которая может прислать отравленные конфеты?

– Не похожа, – покачал головой капитан.

– По-вашему, у убийцы на лбу написано, что он убийца?

– Ту вишню в шоколаде мог съесть кто угодно. Как бы мать Земцова к вам не относилась, она бы не стала подвергать опасности невинных людей.

– У нее давно крыша поехала, – возразила Инга. – Только этого никто не замечает, кроме меня. Разве нормальный человек будет держать собственного сына на привязи? Она же Диму ни на шаг от себя не отпускала! Просто помешалась на нем!

– Вы не преувеличиваете?

– Дима говорил, что после смерти его отца мать очень изменилась. Он надеялся, что, когда горе утихнет, ее психика восстановится, но где там! Все зашло слишком далеко.

– Я не заметил за ней особых странностей, – сказал Лебедев.

Они с Ингой шли по голой аллее, усыпанной сбитыми дождем листьями. Золотое убранство осени смыло безжалостной рукой природы, которая готовилась к зиме.

– Теперь Людмила Михайловна окончательно свихнется, – вырвалось у Инги. – Как узнает о смерти Димы, дай бог, чтобы жива осталась.

– Да, несчастливая у нее судьба. Муж с высоты упал на стройке, сына зарезали… никому не пожелаешь такое пережить.

Инга помолчала некоторое время, шмыгая носом, потом остановилась и с ужасом уставилась на своего спутника.

– Меня тоже… могут убить? – выдавила она. – Сначала Рита, потом Дима…

– Названная последовательность неверна. Время смерти Земцова точнее установят после вскрытия, но… когда курьер принес вам в кабинет коробку с конфетами, Дмитрий скорее всего, был уже мертв.

Слова оперативника повергли Ингу в шок. Она вспомнила жуткое молчание в трубке, и у нее мурашки пошли по коже. Неужели, она слышала дыхание убийцы? А тот видел ее номер на экране Димкиного смартфона?

– Вы нашли его телефон?

– Это не так просто…

– У вас должна быть техника для поиска гаджетов! Я в кино видела, как…

– Телефон мог разрядиться, его могли продать, уничтожить, выбросить. И вообще, не сравнивайте кинофильм с реальной жизнью, – разозлился Лебедев. – Это не одно и то же, поверьте моему опыту.

По его мнению, оба убийства имели все шансы стать «висяками». В случае с Земцовым ни свидетелей, ни улик нет. В случае с Ритой их полно, а толку ноль. Даже если удастся выйти на посыльного из супермаркета, который передал курьеру коробку, это ничего существенного не даст. Убийца действовал хладнокровно и пока не допустил ни одного промаха.

– Мне плохо, – призналась Инга, трясясь в нервном ознобе. – Я хочу уехать куда-нибудь подальше отсюда.

– Я вынужден просить вас не покидать пределы города.

– Тогда дайте мне охрану! Я боюсь за свою жизнь! Или вы хотите и меня найти мертвой?

Охраны капитан ей дать не мог, и обнадежить Ингу ему было нечем.

– Полагаете, Риту и Земцова убил один и тот же человек?

– Вы у меня спрашиваете? – взвилась девушка. – На месте Риты должна была оказаться я! Курьер сказал, что презент предназначался для меня! Понимаете?.. И Дима был моим парнем, а не ее. Кто-то решил избавиться от нас!.. До сих пор я подозревала в попытке отравления его мать. Но теперь все изменилось… Не стала бы она убивать собственного сына! Разве что у нее совсем разум помутился…

Лебедев подумал, что на подарочной упаковке обнаружены отпечатки пальцев Инги, курьера и чьи-то еще, а на самой коробке конфет, изъятой на месте преступления, были отпечатки обеих девушек: и Рита, и Инга брали в руки злосчастный презент. Но это, по сути, ничего не значит. Убийца наверняка орудовал в перчатках.

– Я случайно осталась жива, – донесся до него голос Инги. – Вы даете гарантию, что преступник не доведет свое дело до конца?

Поскольку капитан молчал, Инга продолжила излагать свои мысли:

– Вы не в силах обеспечить мою безопасность, поэтому я сама о себе позабочусь…

Глава 15

Приготовления и сборы в дорогу проходили как в угаре. Ренат наскоро примерил костюм графа, который принесла Лариса, и удовлетворенно хмыкнул:

– Неплохо. Только штаны дурацкие.

– Ты вылитый граф Стратмор, или Биэрди, как его называют в туристических проспектах, где рекламируют Глэмис Кастл.

– Между прочим, замок до сих пор принадлежит графам Стратморам и Кингхорнам. Я изучаю историю этой усадьбы. Она весьма запутанная. Нынешнее здание построено на месте старого. И знаешь кто раньше там правил?.. Макбет! Он пришел к власти, убив короля Дункана I, а в дальнейшем сам погиб в битве с сыном убитого Дункана. Все как в книжках о карме пишут.

– Не исключено, что призрак Макбета до сих пор бродит по своим бывшим владениям, – сказала Лариса, укладывая вещи в чемодан.

– По легенде, Макбета подстрекала к убийству его жена. Леди Макбет! Именно она явилась причиной трагических событий.

– Ищите женщину, как говорят французы?

– Банально, но не потеряло актуальности, – согласился Ренат. – Нам бы следовало внимательнее присмотреться к Инге Данилиной, да времени нет. Приедем, наверстаем.

– Думаешь, Инга подбила Земцова на какой-то неблаговидный поступок, за который он поплатился жизнью?

– Это всего лишь гипотеза. Если проводить параллель с Макбетом и его супругой.

– Чует мое сердце, у Инги большие проблемы, – заметила Лариса. – Помоги мне закрыть чемодан.

– Ну ты и набрала тряпок! Чемодан битком набит.

– Тут мое бальное платье, – парировала она. – А мы еще твой графский костюм не упаковали. Снимай, посмотришь, сколько он места займет! Придется второй чемодан брать. Надеюсь в гостинице, где мы забронировали номер, найдется паровой утюг. Интересно, как раньше гладили такую вычурную одежду?

– Этим занимались слуги.

– Не важно, кто. Важно – как! Тут миллион складочек, рюшечек, кантиков, бантиков и прочей дребедени… Скажешь, всю эту атласно-парчово-бархатно-кружевную роскошь гладили угольным утюгом? Электричества-то тогда не было.

– Как-то гладили, – отмахнулся Ренат, переодеваясь в домашнее. – Меня другое волнует. Как в этом облачении ходить? Ужасно неудобно. Все жмет, мешает… Шпага хоть и бутафорская, но тяжелая и бьет по ноге. Может, не надевать ее на бал?

– На месте разберемся. У меня из головы Инга не идет! Ты свежие криминальные новости читал?

– Думаешь, ее тоже убили?

– Нет… но на душе неспокойно.

Ренат прислушался к словам Ларисы и заглянул в новостной сайт.

– Ба! – изумился он. – Вот это фокус! Канал, где работает Инга, называется «ЭзоТВ»?

– А что там произошло? Пожар? Затопление? Обрушение крыши?

– Отравление.

– Что-о? – Лариса отложила в сторону стопку вещей и подняла голову. – Сотрудников накормили в кафетерии мухоморами? Или кто-то распылил в студии слезоточивый газ?

– Не ты ли вчера обвиняла меня в цинизме? – скривился Ренат. – Тебе не стыдно? Умерла молодая девушка…

– Инга?! Не-е-ет! Я же недавно говорила с ней, и было все нормально. Никаких крыльев смерти за ее спиной я не увидела… никаких тревожных признаков не уловила. Да, кое-что неладное я почувствовала, но к Инге это не имело отношения!

– Теряешь квалификацию? Нюх притупился?

– Читай, что там написано, – потребовала она. – Держу пари, Инга жива, только…

Лариса споткнулась на полуслове и замолчала.

– Погибла не Инга, а ее помощница, Маргарита Юшкова, – пояснил Ренат. – Тут ее фотка… Похоже, в жилах этой девушка текла африканская кровь. Судя по фамилии, африканцем был ее отец, а не мама…

– Как она погибла? – нетерпеливо перебила Лариса.

– Тут говорится, что причиной послужили конфеты. Маргарита съела несколько штук, после чего ей стало плохо.

– Это мы виноваты в ее смерти…

– Не надо вешать на себя все грехи! – возмутился Ренат. – Мы не служба спасения! Кстати, ни Инга, ни ее помощница к нам за помощью не обращались. Или я ошибаюсь?

– Не могу отделаться от ощущения, что кто-то играет с нами в кошки-мышки.

– И мышки – это мы с тобой? Ну уж нет! Я на роль мышки не подписывался…

* * *

В ожидании рейса на Эдинбург в аэропорту Шереметьево Лариса постоянно оглядывалась по сторонам, словно искала кого-то среди пассажиров. Время от времени она незаметно дотрагивалась до подвески на шее, которую перед отъездом забрала у ювелира.

– Полагаешь, за нами следят? – не выдержал Ренат, который мыслями был уже в замке Глэмис.

– Уверена.

– И кто же это, по-твоему? Инга?

– Сыщики из убойного отдела, – язвительно улыбнулась Лариса. – Они нашли на трупе Земцова ворсинки от нашего ковра, поняли, что парня убили не возле гаражей, а в другом месте, и вышли на наш офис.

– Ковер сгорел, дорогая.

– Боюсь, кое-что осталось в бочке, где мы его жгли.

– Нынешние пинкертоны не столь усердны, чтобы обшаривать все мусорки и пустыри в районе, где обнаружили тело. Даже если вопреки моему скепсису, какой-нибудь борзый опер возьмется за это гиблое дело, то быстро обломается. Беспокоиться не о чем.

Все же ее тревога передалась Ренату, и он до самого вылета украдкой наблюдал за пассажирами. После новости об отравлении помощницы Инги Данилиной можно ждать чего угодно.

– Мы не успели встретиться с Ингой и расспросить ее обо всем, что случилось, – сокрушалась Лариса. – А мой телепатический контакт с ней нарушен. Внимание Инги поглощено чем-то очень значимым для нее, ее мысли хаотичны и обрывочны.

– Она боится за свою жизнь.

– Слушай, точно… Ты прав! Смерть Земцова и этой несчастной Маргариты связаны между собой. Инга это понимает, и ей страшно. Я ощущаю ее страх!.. Может, следовало предупредить ее об опасности?

– Это лишнее, – отрезал Ренат.

Только в салоне лайнера они оба успокоились. Теперь ничто не помешает им попасть на бал в замок, полный зловещих тайн и мистических легенд.

– Тебя не смущает, что мы идем на поводу у убийцы? – задала Лариса вопрос, который давно крутился у нее на языке. – Выполняем все его указания!

– Пусть пребывает в этом заблуждении.

– Мы приняли приглашение на бал, раздобыли указанные костюмы и летим в Шотландию! Разве не этого он хочет?

– Нам бросили вызов, мы его приняли, вот и все, – усмехнулся Ренат. – Впереди у нас поединок с умным и беспощадным врагом. Не знаю, как ты… а я не намерен отступать! Хочу размять мозги. Поглядим, кто кого!

– Может, он летит с нами этим же рейсом?

– Этим или другим, не важно. Местом встречи будет замок Глэмис. Там все и начнется.

– Мне бы твое хладнокровие, – вздохнула Лариса. – Если честно, у меня поджилки дрожат. Ты выяснил, какие роли нам уготованы на балу?

– Я прочитал все, что нашел в Сети об истории замка. Судя по платью, тебе предписано изображать Серую Леди, – одно из самых известных привидений Глэмиса. А мне достался образ графа Биэрди, – по другому источнику Патрика Стратмора, – прямого предка хозяев этого воистину королевского поместья. Кстати, если тебе интересно… в Глэмисе родилась и выросла мать правящей королевы Великобритании Елизаветы II. Там же родилась младшая сестра королевы…

При упоминании о Серой Леди Ларису бросило в жар, и она пропустила мимо ушей подробности жизни королевской семьи, связанные с замком Глэмис.

– Мне плохо, – пробормотала она, обмахиваясь туристическим проспектом. – Дай мне водички.

– Может, попросить у стюардессы пакет?

– Ты не понял! Меня не тошнит… у меня все тело горит!

Лайнер набрал высоту. За круглыми окнами-иллюминаторами на фоне бледной голубизны клубились облака. В салоне была комфортная температура, но Ларисе казалось, что она задыхается.

– Дым! – вырвалось у нее. – Черный удушливый дым!

Сидящие рядом пассажиры заволновались, начали переговариваться. До Рената донеслись слова «пожар» и «горим».

– Тише, – прошептал он на ухо Ларисе. – Сейчас из-за тебя поднимается паника. Где ты видишь дым?

– Я его чувствую… он заполняет мои легкие… Я слышу, как трещит огонь…

– Тс-ссс! – прижал палец к губам Ренат. – Ради бога, молчи! Людей испугаешь.

Лариса его не слышала. Внезапно свет в салоне померк, и она оказалась не в удобном мягком кресле, а привязанной к столбу, вокруг которого разгоралось пламя. Трещали дрова, ее голые ноги лизали языки огромного костра…

«Ведьма!.. Ведьма!.. – кричала собравшаяся поглазеть на ее мучения толпа. – Хотела отравить нашего короля!»

От нестерпимой боли она потеряла сознание…

Несколько пощечин вернули ее к жизни.

– Очнись, Лара, – умоляюще проговорил Ренат. – Ничего не происходит. Все в порядке. Посмотри на меня…

Она открыла глаза и вместо клубов дыма и озверевшей черни увидела знакомое мужское лицо.

– Я куда-то провалилась…

– Хочешь мятный леденец? – с облегчением улыбнулся Ренат. – Тебе станет лучше.

По проходу к ним спешила вызванная кем-то из пассажиров стюардесса.

– Проблемы? – по-английски осведомилась она, наклоняясь к Ларисе.

– Принесите воды, – так же по-английски попросил ее Ренат. – Мою жену укачало.

«Что он болтает? – недоумевала Лариса, все еще ощущая в носу запах копоти и жжение в ногах. – Укачало?.. О ком это он?»

Стюардесса принесла пару плотных бумажных пакетов и воду в стакане.

– Пей, – с этими словами Ренат поднес к губам своей спутницы край стакана. Она сделала глоток и поперхнулась.

Стюардесса удалилась, виляя красивыми бедрами, обтянутыми форменной юбкой. Сосед Рената, сидящий по другую сторону прохода, проводил ее восхищенным взглядом.

Люди в салоне постепенно успокоились. Тревога оказалась ложной. Никакого пожара на борту нет, просто женщине почудилось…

* * *

Москва

Потягивая крепкий кофе, Лебедев изучал предварительный отчет эксперта. Он поздно ложился и рано вставал, проводя дни в беготне и разъездах. В голове шумело от усталости и недосыпания. Строчки отчета расплывались перед глазами.

Вчера ему пришлось сообщить матери Земцова о смерти сына. Женщину забрали в больницу с гипертоническим кризом.

Инга не отвечала на звонки. Лебедев постоянно думал о ней и признался себе, что эта яркая тонкая блондинка ему понравилась. На телеканале ему сказали, что Инга взяла отпуск за свой счет в связи с трагической гибелью подруги.

– У Данилиной нервный срыв, – объяснил ее начальник по телефону. – Пусть отдохнет, иначе завалит все проекты. Мы тут все в шоке от случившегося! Вам удалось что-то выяснить?

– Пока нет, – буркнул капитан, недовольный собой и обстоятельствами. – Но мы работаем.

– Надеюсь, остальные мои сотрудники в безопасности?

– Я не господь бог, – рассердился Лебедев. – За гарантиями обращайтесь в небесную канцелярию.

В прескверном настроении он поехал в супермаркет, где предположительно мог работать посыльный, который привез Инге коробку с отравленными конфетами. Естественно, капитан зря потратил время. Никто из посыльных не признался, что возил заказ на канал «ЭзоТВ». А курьер телевизионщиков не смог помочь составить фоторобот. Он де не присматривался к посыльному, и описать его может лишь в общих чертах. Рост средний, телосложение обычное, а лица, извините, не запомнил.

Лебедев для себя решил, что убийство блогера и смерть Маргариты Юшковой связаны. Инга права: яд вероятно предназначался для нее. Но доказать эту связь, конечно, не получится. Слово к делу не пришьешь, а следак, который ведет дело об отравлении, и слышать ничего не хочет о Земцове.

«Ты чего суетишься, Олег? – разозлился он. – Убийства произошли в разных районах, и объединять их никто не станет. Геморрой на мою задницу ищешь? У меня и так полный завал! Ничего не успеваю… со всех сторон шишки сыплются, а зарплата сам знаешь, с гулькин нос. В общем, отвали!»

Лебедев «отвалил», но не успокоился…

Глава 16

Салон пассажирского лайнера

Лариса наконец полностью пришла в себя и сообразила, что находится на борту самолета, а не на костре. «Дым» рассеялся, «жжение» в ногах исчезло. Пассажиры преимущественно спали, некоторые надели наушники и смотрели фильмы на индивидуальных экранах, установленных перед каждым креслом. Лариса скользнула взглядом по экрану соседа, где шел боевик с мордобоем и стрельбой, и отвернулась.

– Мне страшно, Ренат, – призналась она. – Кто такая Серая Леди, чей костюм я должна надеть на бал? По-моему, эта дама плохо кончила. Она была… ведьмой? Почему ты раньше меня не предупредил?

– Некогда было. Ты занималась своими делами, я своими. Я отложил разговор на потом. Подумал, когда мы сядем в самолет, то скоротаем время за познавательной беседой, и я посвящу тебя во все тонкости нашего «маскарада». Моя роль графа Биэрди тоже незавидна…

– Начнем с Серой Леди, – перебила Лариса. – Кто она такая?

– Дух некой Джанет, довольно трагической фигуры в шотландской истории. Если коротко, более четырехсот лет назад шестой лорд Глэмис женился на Джанет Дуглас, которая была родом из влиятельной аристократической семьи. Счастье их продлилось до смерти супруга. Тогдашний король Яков V ненавидел Дугласов и устроил бедной вдове жестокую вендетту. Джанет с сыном сначала заключили под стражу в собственном доме, затем бросили в сырые застенки Эдинбургского замка и обвинили в колдовстве. Дескать, она готовила заговоренное питье для отравления короля.

– Отравление!

– Пока рано проводить какие-либо параллели, – покачал головой Ренат. – Вряд ли ложное покушения на короля Якова имеет связь с ядовитыми конфетами, которые убили помощницу Инги Данилиной.

– Ладно, продолжай…

– У леди Джанет была безупречная репутация, никто из знати не верил в ее виновность. Как бы сейчас сказали, обвинение против вдовы было сфальсифицировано, но это не помешало судьям конфисковать ее имущество, а саму женщину приговорить к сожжению заживо на костре.

– С тех пор она бродит по своему замку и пугает туристов?

– По крайней мере так гласит легенда, которую охотно пересказывают экскурсоводы. По их словам, Серую Леди можно увидеть за окном башни с часами или встретить в парке, но ее излюбленным местом является часовня, где она беззвучно молится о чем-то. Для призрака даже выделили отдельное сиденье, которое запрещено занимать другим посетителям.

– Джанет была молодой и красивой, но с ужасной судьбой, – тоскливо молвила Лариса. – Ей довелось перенести немыслимые страдания!..

– Жуткая казнь родовитой дамы потрясла шотландскую аристократию, – добавил Ренат. – После кончины короля Якова сына Джанет, седьмого лорда Глэмиса, освободили из темницы и восстановили в правах. Но пережитый кошмар подкосил его здоровье и оставил темный отпечаток в душе.

– Он тоже бродит по замку вместе с матерью?

– Нет. Видимо, он упокоился с миром и не тревожит своим появлением ни потомков, ни слуг, ни любопытную публику.

На Ларису отчего-то навалилась дикая усталость. Ее голова клонилась вперед, глаза слипались.

– Я немного посплю, – пробормотала она, устраиваясь в кресле поудобнее. – Разбудишь меня, если что?

– Надеюсь, ничего непредвиденного не случится.

Лариса зевнула, нащупала пальцами золотую подвеску на шее и моментально погрузилась в глубокий сон.

Ренат хотел бы последовать ее примеру, но не получилось. В голову лезла история заядлого картежника Биэрди, чей костюм лежал в его чемодане. Безрассудный граф отважился вступить в игру с самим сатаной, за что и поплатился. Теперь его душа обречена вечно вести карточную партию с повелителем бесов.

На экране, расположенном перед креслом Рената, время от времени появлялся маршрут рейса, которым летел самолет. Отклонений от курса не было, сложных погодных условий ничто не предвещало…

Лариса, посапывая, сжимала в руке подвеску. Ювелир не обманул и справился с заказом в обещанный срок.

«Носите на здоровье, – пожелал он, упаковывая украшение в бархатную коробочку. – Эксклюзивная вещь, достойная вашей красоты!»

Его лесть была обусловлена внушительной суммой, на которую не поскупилась заказчица, а в голосе сквозила гордость за отлично выполненную работу. Подвеска получилась просто загляденье! Ажурная объемная капля, полая внутри, с крохотной потайной пружинкой. Одно легкое движение, и «капля» раскрывается на две половинки. Перед отъездом Лариса спрятала туда алый камушек, похожий на гранатовое зернышко[5].

«Берешь его с собой? – удивился Ренат. – Зачем?»

«Не знаю, что нас ждет в Шотландии, – улыбнулась она. – Хочу подстраховаться».

«До сих пор мы обходились своими силами».

«До сих пор у нас в приемной не было трупов! И убийца не присылал нам приглашения на бал!»

Ренат счел ее аргументы резонными и согласно кивнул:

«Принимается. Ты таможню с этой штукой пройдешь? Не ровен час, придерутся».

«Я что, не имею права носить украшения? – возмутилась Лариса. – Посмотришь при посадке на других женщин. Некоторые вообще как елки золотом увешаны!»

Опасения Рената оказались напрасными. Все прошло без сучка и задоринки. Ни у пограничников, ни у таможенников не возникло к Ларисе вопросов. Он волновался куда больше, чем она.

Самолет летел над пеленой облаков, позолоченных холодным северным солнцем. Ровно гудели двигатели; Лариса спала, а Ренат мысленно «сканировал» пассажиров лайнера. Есть ли среди них тот, кто затеял с ними рискованный поединок? И главное, ради чего?

«Шевели извилинами, дружище, – подтрунивал над ним Вернер, который возникал в сознании Рената, когда ему заблагорассудится. – Иначе вам обоим придется туго! Боюсь даже предполагать, с чем вы столкнетесь в обители призраков с романтическим названием Глэмис Кастл! Я бы на твоем месте основательно подготовился к схватке».

– Не пугайте, я пуганый, – огрызнулся Ренат и покосился на свою спутницу. Не разбудил ли?

По ее лицу пробегали тени, тело вздрагивало. Он хотел взять ее за руку, но Вернер сердито предостерег:

«Не трогай! Не вмешивайся в чужие сновидения. Сам-то ты не шибко сообразительный! Поработай над собой, используй свободную минутку. Скоро ты окажешься в весьма стесненных условиях и жестком дефиците времени».

Гуру обожал говорить загадками. Раньше Рената бесила эта его манера полунамеков, потом он смирился и научился извлекать из смутных речей Вернера зерна истины…

* * *

Москва

Лебедев стоял в вестибюле морга и нервно курил на пару с патологоанатомом. Он брался за сигареты не часто, только когда ему доставалось на орехи от начальства или его расследование заходило в тупик. Это был как раз тот случай.

Эксперт не обнаружил в крови погибшей Маргариты Юшковой никакого яда!

– Ты еще раз все проверь, – настаивал капитан. – Может, тебе нужных реактивов не хватает? Так я подсоблю. У меня дядька – химик, заведует крутой лабораторией в одном закрытом заведении.

– Остынь, Олег, – похлопал его по плечу патологоанатом. – Девушку отравили препаратом, который быстро распадается в организме на составляющие. Смерть выглядит почти естественно.

– Значит, концы в воду? – пригорюнился Лебедев. – А если бы этих конфет наелись другие сотрудники канала? Гора трупов, и никаких следов?

– Слава богу, обошлось одной жертвой. Препарат подействовал моментально, остальные не успели угоститься сладеньким, что их и спасло, – объяснил эксперт. – Судя по всему, преступник не планировал массовое убийство. Иначе выбрал бы другое вещество, более медленное.

– А если бы планировал?

Патологоанатом указал пальцем на потолок и произнес сакраментальную фразу:

– Все под небом ходим, братишка! Что назначено, того не избежать.

– Жизнь – лотерея? Да? – взвился Лебедев. – Рулетка? Кому какой номер выпал, и все такое? Есть везунчики, а есть терпилы? Исход предопределен?

– Что-то в этом роде, – философски рассудил эксперт, пуская изо рта кольца дыма. – Наша работа располагает к фатализму. Разве нет?

– Кроме трупа есть еще конфеты, которые можно исследовать!

– Мы этим занимаемся. Препарат уникальный, изготовленный в лабораторных условиях с хорошим оборудованием, в общем… доморощенным способом его не получишь. Вне человеческого организма тоже распадается, но не так быстро. Полагаю, мы найдем лишь следы, некоторые соединения, уже не смертельные для человека.

Лебедев выбросил окурок в урну, достал вторую сигарету и протянул пачку патологоанатому.

– Будешь еще?

Тот молча взял, прикурил от зажигалки оперативника, затянулся и выпустил дымное облачко.

– Я хочу сказать, что если бы эти конфеты пролежали сутки нетронутыми, от них бы никто не умер. Да, симптомы отравления развились бы, но к летальному исходу не привели. А ты говоришь, не лотерея!

– По-твоему, убийца действовал наобум? Выгорит, – хорошо; не выгорит – не страшно?

– Этого я не знаю, – развел руками эксперт. – Либо он профи высшего класса и тщательно подготовился, либо… у него был запасной вариант. У такого всегда есть план «Б».

– Я смогу выйти на источник изготовления препарата?

– Вряд ли. Это либо серьезная фармакологическая компания, которая засекречивает подобные разработки…

– Либо? – не выдержал Лебедев.

– Самому ничего в голову не приходит? Давай, напряги извилины, капитан.

– Думаешь, какие-то спецы для своих нужд используют распадающийся яд?

Патологоанатом молча докурил сигарету и пожал плечами.

– Это не очень надежный способ убийства… я имею в виду такой фактор, как время, который может сработать в пользу жертвы. Зато в плане маскировки под скоропостижную кончину – лучше не придумаешь.

– Н-да, – согласился Лебедев. – Наелась бы девушка конфет без свидетелей, комар бы носа не подточил.

– Сейчас смерть от остановки сердца не редкость, к сожалению, даже среди молодых, – кивнул эксперт.

Капитан вспомнил об Инге, ощущая потребность ее увидеть, и не только чтобы взять у нее дополнительные показания. Красивая блондинка с характером запала ему в сердце. Если убийца нацелился на нее, он не отступит. Инга правильно сделала, что взяла отпуск и упала на дно. Но сумеет ли она обмануть профи?

– Вопрос, кто ее заказал?

Патологоанатом принял слова Лебедева на свой счет, наклонился к нему и понизил голос:

– Это уж не ко мне, Олег. Хочешь совет? Не копай глубже, чем следует. Доложи начальству, как обстоит дело… и пусть они принимают решение. Если в убийстве замешаны спецы, тебе лучше умыть руки.

Перед этим капитан звонил товарищу из Кузьминского райотдела, который расследовал убийство Земцова, и выяснил, что удар ножом в спину потерпевшего был нанесен далеко не дилетантом.

«Для обычного грабителя мастерски точный удар, – пояснил товарищ. – И еще: тело спрятали между гаражами гораздо позже, чем Земцов испустил дух. Его убили где-то в другом месте. Установить, где – практически невозможно. Дохлый номер! К тому же все произошло ночью, под дождем… сам понимаешь, ни следов, ни свидетелей не сыщешь. В общем, глухарь!»

– Глухарь, – вслух повторил Лебедев.

– Я тоже так считаю, – кивнул патологоанатом. – Поэтому суши весла, капитан. Не то нарвешься на неприятности…

* * *

Салон пассажирского лайнера

Стюардесса принесла выпивку, соки и закуску. Ренату еда не понравилась, и он не стал будить Ларису. Пусть лучше поспит. Поесть можно и в аэропорту.

Между тем облака в небе рассеялись, и в иллюминаторах внизу показалось море. Самолет пару раз тряхнуло, но он быстро выровнялся. У кого-то с верхних багажных полок посыпались вещи. Ренат посмотрел на Ларису, которая продолжала тихо посапывать, и перевел дух.

«Все опасности поджидают нас на земле Шотландии, а эта встряска – лишь повод мобилизоваться, – подумал он, вспоминая предостережения Вернера. – Мне рекомендуют не расслабляться».

Ларисе снился сон, очень похожий на действительность. Она дремала в своем кресле, когда самолет попал в зону турбулентности, и в салоне началась паника.

Женский голос объявил, что лайнер вошел в грозовой фронт, и попросил пассажиров пристегнуться. Свет потух, в кромешной тьме раздавались крики о помощи и шум падающих предметов.

– Ренат! – испуганно позвала Лариса. – Ренат, ты где? Что происходит?

К ее ужасу, вместо Рената в его кресле оказался кто-то другой. Чужой и страшный. Каким-то образом Лариса заметила в темноте, что у нового соседа большие длинные уши с блестящим пирсингом.

– Кто вы такой?.. Где Ренат?..

Сосед осклабился и обнажил ряд огромных острых зубов. Это были клыки!

– А-а-ааааа!.. А-аааа! – вопила она, пока сильная когтистая лапа не закрыла ей рот.

От ужаса у Ларисы перехватило горло, и она замерла.

– Так-то лучше, – проговорил длинноухий. – Молчи и слушай. Мне нет никакого дела до тебя. Но кое-кто должен мне карточную партию…

Ослепительная вспышка на миг осветила салон, а раскат грома заглушил слова клыкастого собеседника, который наводил на Ларису невообразимую жуть. Она судорожно сжала свой талисман, предусмотрительно надетый на шею перед рейсом, и мысленно взмолилась о пощаде.

Длинноухий открыл пасть и хрипло рассмеялся, причем его смех больше походил на собачий лай. Во время очередной вспышки ожерелье на его груди засверкало всеми цветами радуги, а раскосые глаза блеснули красным.

– Маскарад в Глэмисе вовсе не безобидная забава, – прошипел он. – Осмелившись играть роль леди Джанет и графа Биэрди, будьте готовы пережить их судьбу! Тебя сожгут на костре… а он сядет за карточный стол…

Новая вспышка и громовой раскат ослепили и оглушили Ларису. На секунду все погрузилось в черноту и тишину. Вдруг Лариса почувствовала, что может пошевелиться, а когтистая лапа отпустила ее рот.

Открыв глаза, она увидела не салон падающего лайнера, где охваченные ужасом пассажиры, вопя во все горло, мечутся по проходу, а… спокойствие и порядок. Перед ней на индивидуальном экране виднелась линия маршрута текущего рейса: маленький самолетик на виртуальной карте благополучно приближался к Британскому побережью. Слева от Ларисы как ни в чем не бывало сидел Ренат…

Глава 17

Москва

Капитан Лебедев долго звонил в квартиру Инги, но ему никто не открыл. Тогда он достал телефон и в который раз набрал ее номер. Из-за дверей раздалась… соловьиная трель.

Она оставила свой гаджет в квартире? Или просто не берет трубку?

На лестничную площадку, где стоял сыщик, выходили двери еще двух квартир. Лебедев посмотрел на часы. В рабочее время большинство жильцов на работе, и он решил рискнуть.

Правоохранители и преступники часто нарушают разделительную полосу, которая пролегает между ними. Так уж повелось. Капитан оглянулся в поиске камер наблюдения: их на площадке не оказалось.

«Инга в опасности, – уговаривал он себя. – Возможно даже, ее нет в живых. Я отвечаю за нее! Я должен убедиться, что она не лежит мертвая в собственной квартире!»

«Это у тебя личное, – возразил ему внутренний голос. – Вызови участкового, слесаря и понятых, если есть основания вскрыть чужое жилье. Действуй по закону!»

Любовная лихорадка затмевает рассудок. Вместо того, чтобы поступить как положено, Лебедев достал набор отмычек, умело справился с замком и проник в квартиру Инги, не имея на то права.

К счастью, трупа девушки он там не обнаружил, впрочем, как и документов. Зато ее смартфон лежал на журнальном столике в гостиной.

«Сбежала! – заключил капитан. – Обвела меня вокруг пальца и скрылась!»

«Она спасает свою жизнь, – возразил влюбленный мужчина. – Охрану к ней не приставили, а на частного телохранителя денег не напасешься. Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Любой бы на ее месте поступил так же!»

Лебедев долго рассматривал цветную фотографию Инги, которая стояла на полке с книгами, и мысленно пытался понять, где девушка и что с ней. На снимке она мило улыбалась, ее томный взгляд был устремлен прямо на капитана, а густые светлые волосы развевались на ветру. За ее спиной были видны пологие вершины гор, кое-где покрытые зеленью.

– Я тебя не брошу, – прошептал он, словно Инга могла его слышать. – Я найду убийцу, чего бы мне это не стоило!

Иногда поспешные и необдуманные обещания приносят проблемы. Но в данный момент капитан думал не о себе, а о беззащитной барышне, с которой его свело провидение. Будучи материалистом, он верил в некую необъяснимую предопределенность. Вот и судмедэксперт недавно говорил о фатализме. А что это такое? Фатум – есть неотвратимость событий, которые человек не в силах изменить…

* * *

Шотландия

Эдинбург встретил пассажиров авиарейса пасмурным небом и моросящим дождем. Этот построенный на холмах мрачноватый готический город из серого камня, с узкими улочками, был полон памятников старины, которые бережно охранялись. В центре на каменной скале возвышался Эдинбургский замок, окруженный мощными крепостными стенами, – главная достопримечательность и место паломничества туристов.

Ренат заранее изучил маршрут из столицы Шотландии в замок Глэмис.

– Тут лучше всего развито автомобильное сообщение, – сказал он Ларисе. – Я все обдумал. Мы арендуем машину, за полтора часа доберемся до Данди, а там до Глэмиса рукой подать.

– Надо где-то остановиться, отдохнуть, привести себя в порядок…

Лариса осеклась, вспомнив свой сон в самолете, когда жуткое существо с клыками и когтями стращало ее костром и карточной партией.

«С кем Ренату придется сесть за карточный стол? – гадала она. – Неужели, с убийцей? Вернер будет потирать руки от удовольствия, если это его проделки!»

«Прошу не вешать на меня всех собак, – возмутился гуру, появляясь в ее утомленном уме. – На сей раз я только зритель. Не спорю, предстоящее развлечение по-настоящему заводит меня. Надеюсь, вы тоже получите массу незабываемых впечатлений!»

«Кто был тот Длинноухий с собачьей пастью, который испугал меня до смерти?» – спросила она.

Однако Вернер оставил ее вопрос без ответа.

– Остановимся в Данди, – донесся до нее голос Рената. – У нас забронирован номер в тамошней гостинице. Я выбрал отель поскромнее, чтобы не привлекать внимания…

– Главное, чтобы там был паровой утюг, – перебила Лариса. – Мне еще понадобится парикмахерская. Леди Джанет вряд ли носила каре, как у меня.

– Мы не опоздаем на бал? В приглашении указано, что начало ровно в десять вечера.

– У нас куча времени в запасе.

Ренат с сомнением покачал головой, но спорить не стал.

– Ты голодна? – спросил он. – Давай зайдем в кафе и перекусим.

В аэропорту они первым делом получили багаж, а потом было уже неохота тащиться с чемоданами в буфет. Да и цены там кусались.

– Я не хочу есть. Но выпила бы чего-нибудь.

– Попробуем знаменитое шотландское виски? Ты глянь, какие батареи бутылок на витринах!

– Тебе нельзя, ты сядешь за руль.

– Возьмем бутылку с собой, – не растерялся Ренат. – Плох тот граф, который не напьется перед балом.

– Тебе еще в карты играть, – вырвалось у Ларисы. – Это лучше делать на трезвую голову. Не то перепутаешь короля с дамой.

Он бросил на нее настороженный взгляд и промолчал.

«Откуда ей известно про карты? Кажется, я не успел рассказать историю Патрика Стратмора, или графа Биэрди».

– Полагаешь, в Глэмисе будут карточные столы для мужчин? – выдержав паузу, осведомился он.

– Обычно на балах это не воспрещалось. Кто хочет, тот танцует, а кому надоело скакать под музыку, может сыграть партию-другую в отдельной комнате. На деньги… или…

– Ставки могут быть разные, – заметил Ренат.

– А на что играл граф Биэрди?

– По легенде, его партнером был сам дьявол… Следуя логике, граф проиграл ему свою душу. Теперь он пойман в ловушку вечности и обречен по первому требованию возвращаться в тайную комнату, где его ждет неумолимый и страшный напарник. Говорят, по ночам за одной из стен замка слышны голоса двух игроков и звуки падающих на стол карт. А если взглянуть снаружи, со двора, в окне комнаты горит свет. Но изнутри такой комнаты не существует! Во всяком случае, туда невозможно попасть.

– Это байки для туристов, – заключила Лариса. – Боюсь, все обстояло не совсем так.

– Поживем, увидим.

Раскрыв зонт, они пешком прошлись по вымощенной камнем улице, с обеих сторон которой сверкали витринами пабы и магазины, торгующие выпивкой. Эль, сидр, виски…

– Чем это пахнет? – удивилась Лариса, потягивая носом. – Солодом? Как на пивоваренном заводе.

– Или на винокурне.

Еда в пабе, куда привел ее Ренат, оказалась ужасная. Рыба в кляре, сосиски, картошка-фри, бекон, гамбургеры и курица карри.

– Чисто английское убийство, – пошутил он, выбирая между курицей и зажаренными до черноты сосисками. – Наши желудки могут не выдержать. Что мне не нравится в Британии, так это их отвратительная кухня.

Лариса заказала себе гамбургер и какао со взбитыми сливками.

Ренат с недовольной миной отхлебнул сидра и скривился.

– Лимонадно-сиропная отрава, – процедил он.

– Типун тебе на язык…

Окна паба выходили на серый унылый дом с заплесневелым фундаментом и рядами каминных труб на крыше. Как будто на дворе не двадцать первый век, а темное средневековье.

Лариса жевала булочку с безвкусным бифштексом и думала о леди Джанет. Каково было привыкшей к роскоши, избалованной утонченной даме оказаться в сырых подвалах Эдинбургского замка?.. Вероятно, она мужественно переносила свои страдания, но чего это ей стоило!

Лариса отодвинула тарелку и запила гамбургер приторно-сладким какао.

– Фу! В этом городе мне кусок не лезет в горло…

* * *

Москва

Лебедев навестил в больнице мать погибшего Земцова. Больше у него зацепок не было. На работе у Инги никто не знал, куда та могла уехать. Единственная подруга, с кем редакторша делилась личными секретами, умерла. Ее парень уже ничего не скажет. Оставалась Людмила Михайловна.

– Она очень слаба, – предупредил капитана лечащий врач. – Просто на ладан дышит. Держится на капельницах с транквилизатором. Малейший стресс может ее убить.

– Я на пару слов. Идет расследование тяжелого преступления, убийства. Если бы не это, я бы сюда не пришел. Убит ее сын! Вы в курсе?

– Ладно, только постарайтесь не травмировать больную, – смирился доктор. – Я вас пускаю в качестве исключения.

– Спасибо…

Двухместная палата, куда положили Земцову, была теплая и светлая. Вторая кровать пока пустовала, что вполне устраивало сыщика. Он показал женщине свое удостоверение и присел на стул возле ее изголовья. Из глаз Людмилы Михайловны полились слезы.

– Опять вы?

– Простите, что беспокою, но мне необходимо задать вам несколько вопросов, – тихо сказал Лебедев. – Это касается вашего сына и его девушки.

– Димы больше нет… Какая девушка?.. Что вы мне душу травите?.. Он погиб!.. Его убили какие-то отморозки, хулиганье… У Димы отняли жизнь из-за денег и телефона!.. В какой стране мы живем?.. Я все потеряла… Зачем меня лечат?.. Я тоже хочу умереть… Я хочу к мужу и сыну!.. Надеюсь, мы скоро встретимся…

Перед визитом в больницу Лебедев пробил по своим каналам информацию о блогере и выяснил, что недавно на его счет поступила большая сумма в долларах от анонима. Кто и за какие заслуги спонсировал Земцова, установить не удалось.

– Людмила Михайловна, вам известно, откуда у вашего сына деньги? – спросил он.

– Дима зарабатывал через Интернет, на Ютубе… Я в этом не разбираюсь… Какая теперь разница?..

– В последнее время он не собирался открывать новый проект, под который искал спонсоров?

– Нет… О спонсорах речь никогда не шла. Дима все сам, своим умом добивался… Он у меня умный мальчик… был… Вам не понять мое горе!.. – залилась слезами Земцова. – И ведь этих мерзавцев не найдут!.. Они останутся безнаказанными и будут убивать дальше…

– Дмитрий одалживал деньги? У друзей, например… У него были богатые знакомые?

– Я его так воспитала, чтобы он в долги не влезал… Мы жили по средствам, иногда брали кредиты, но небольшие. На ремонт или бытовую технику… Часть я выплачивала из своей зарплаты, когда у Димы не хватало…

– Ваш сын оставил вам двадцать тысяч долларов, Людмила Михайловна. Он что-то говорил об этом?

– У него не было таких денег… – растерялась она. – Откуда?

– В вашей квартире во время осмотра также обнаружили пару тысяч долларов наличкой. Они изъяты и находятся в сейфе у следователя. Вам их потом вернут.

– У нас в квартире?..

– В комнате Дмитрия, между книгами. Я читал протокол, Людмила Михайловна. Такова процедура: если человека убили, его жилище положено осмотреть. К сожалению, вы попали в больницу, и осмотр проводился без вашего присутствия. Ключ любезно предоставила ваша соседка.

– Катя? Да, я дала ей запасные ключи на случай, если мне ночью станет плохо и я не смогу встать, чтобы открыть врачам…

– Ваш сын часто ночевал в другом месте?

– Это бывало, когда он уезжал снимать свои сюжеты…

– Значит, происхождение денег вы объяснить не можете?

Людмила Михайловна приподнялась и взволнованно уставилась на капитана.

– Вы хотите сказать… Дима был замешан в неблаговидных делах?.. Мой сын не такой!.. Мы с мужем – порядочные люди… Вы не хотите искать преступников и обвиняете Диму в каких-то махинациях?.. Я не позволю вам запятнать память о нем, облить его грязью!.. Убирайтесь!.. Я больше ни слова не скажу…

Женщина тяжело задышала, побагровела, белки ее глаз налились кровью, и Лебедев решил, что на сегодня достаточно. Он вышел из палаты и позвал врача…

Глава 18

Шотландия

Аренда машины из Эдинбурга до Данди влетела в копеечку, но Ренат решил не экономить.

– Нам еще надо поселиться в отеле, успеть выгладить костюмы и морально подготовиться к тому, не знаю, чему, – ворчал он, внимательно вглядываясь в дорожные указатели. – Ты заметила, что у шотландцев другой английский? Даже акцент не такой, как в Англии или Америке?

– Можно подумать, ты был в Англии и Америке, – усмехнулась Лариса.

– Я учу английский и понимаю разницу.

Суровая здешняя природа располагала к меланхолии. В низинах лежал туман, скалистые верхушки холмов навевали тоску. Унылый ландшафт невольно порождал призраков в воображении местных жителей.

– Кажется, я понимаю, откуда берутся страшные истории и жуткие легенды этого народа, – сказал Ренат. – Поживешь где-нибудь на болоте и взвоешь, как собака Баскервилей. А заунывные звуки волынки чего стоят? От них мороз по коже идет.

В Эдинбурге они видели на улицах волынщиков в национальной одежде. Мужчины неплохо смотрелись в красных клетчатых юбках. Лариса думала, будет хуже.

– Игрой на волынке развлекают туристов, – объяснила она. – Эти их юбки называются килты. На фоне серых камней, мха и плесени хоть какие-то яркие пятна.

Лариса с Ренатом, каждый по-своему, размышляли о бале в замке Глэмис. Несомненно, убийца будет там. Он не прихоти ради назначил им встречу в бывшей резиденции королей. В этом таился некий зловещий смысл.

– Ты умеешь играть в карты? – брякнула она.

– Смотря с каким противником.

Ренат крутил баранку в мыслях о предстоящем поединке. Врага лучше знать в лицо, но в данном случае они играют вслепую. Как выглядит убийца, неизвестно. Он может надеть на себя любую маску, прикинуться кем угодно. Подозревать всех, во всем ждать подвоха – сложно и утомительно. Когда они с Ларисой выдохнутся, враг пойдет в атаку.

– Чего он хочет от нас? – пробормотала она, улавливая настроение своего спутника.

– Его цель настолько важна для него, что он пойдет на все.

– Ему придется поставить перед нами задачу, как ни крути.

– Он сделает это на балу. Зачем-то он заманил нас в Глэмис? Значит, в другом месте провернуть его аферу невозможно.

– Ну да, – кивнула Лариса, глядя на пробегающие мимо домики, разбросанные посреди пустоши. – Наверное, во времена Марии Стюарт деревни выглядели почти так же. С тех пор здесь мало что изменилось. Ей ведь отрубили голову?

– Она дочь короля Якова, который приказал сжечь леди Джанет, – заметил Ренат. – В самолете, пока ты спала, я штудировал родословные шотландской знати. Королеву Марию настигла карма.

– Это несправедливо. Дети за отцов не отвечают.

– Насколько я понял, она сама была хороша. Плела интриги, что-то мутила, строила заговоры…

– Видно, по-другому было нельзя, – возразила Лариса.

Ренат промолчал, изучая очередной дорожный указатель.

– В том, что говорил покойный Земцов, как он одевался для визита к нам, и есть ключ к разгадке, – отклонившись от темы, заявил он. – Интересно, какое «наследство» он имел в виду?

– Тот, кто его убил, не дурак… и не безумец. После смерти Земцова он пытался отравить Ингу, а вместо нее погибла Маргарита Юшкова. Получается, осечка вышла?

– Может, да, а может, нет, – покачал головой Ренат. – Иногда не складываются пазлы, как надо. Я уверен, что убийца действует строго по плану…

– …и мы с тобой – часть его плана! – подытожила Лариса.

Они приехали в Данди засветло и остановились в гостинице на окраине города. Здесь было повеселее, чем в Эдинбурге, но нависшее небо, сырость и промозглый ветер портили впечатление от старинных улочек и дикой природы. Время от времени пускался дождь.

Двухкомнатный номер, который забронировал Ренат, оказался тесноват, зато в духе средневековья. Темные деревянные панели, балки на потолке, окна с видом на пихтовый сад, и даже подобие сложенного из кирпичей камина.

– Его можно разжечь? – поинтересовался Ренат у горничной, которая принесла постояльцам паровой утюг. – Тут холодновато.

– Это бутафория, – догадалась Лариса.

– Внутри установлен электрический обогреватель с имитацией живого огня, – подтвердила горничная. – Вы можете включать и выключать камин самостоятельно.

Она удалилась, а постояльцы принялись распаковывать чемоданы. К счастью, парча и бархат не очень помялись. Но с некоторыми частями костюмов требовалось повозиться.

– Жаль, что у нас нет слуг, – ворчала Лариса, развешивая нижнюю и верхнюю юбки, воротник и кружева.

Ренат примерял у зеркала бархатный берет с пером и придирчиво щурился.

– Не нравлюсь я себе! Глупо выгляжу. Не завидую графьям, которые каждый день вынуждены были рядиться в это неудобное тряпье.

– Они с детства привыкали к этому «тряпью», – посмеивалась Лариса. – Такая тогда была мода. Чем ты недоволен? По-моему, тебе идет берет.

– Посмотрю на тебя, когда ты натянешь все юбки и прицепишь накрахмаленный воротник…

– Да, – кивнула она. – Мне придется туго. Таскать на себе столько материи, финтифлюшек и украшений я еще не пробовала.

– Оденемся в номере, сядем так в машину и поедем в Глэмис, – распорядился Ренат. – Вряд ли там есть раздевалки для гостей.

– Слушаю и повинуюсь…

* * *

Москва

Капитан Лебедев с товарищем пили пиво в баре в Кузьминках и обсуждали службу.

– Не люблю этот район, – признался маленький рыжий старлей. – Тут всегда шушеры полно. Снимают квартиры, устраивают притоны… напьются, нанюхаются и режут друг друга, как овец. Бытовуха заела, сил нет! Хочу перевестись куда-нибудь поближе к центру.

– За чем же дело стало?

– Вакансий нет. Хорошие места заняты более удачливыми и предприимчивыми коллегами, – повел накачанными плечами оперативник. Недостаток роста он компенсировал мышечной массой, которую наращивал в зале.

«Наверняка принимает стероиды, – подумал Лебедев, глядя на его мускулистый торс. – Комплексует из-за девушек. Низенькие ему не по вкусу, а высокие не подходят. Неразрешимая проблема!»

Он представил себе длинноногую стройную Ингу, которой старлей будет по плечо, и не удержался от улыбки.

– Смешно, да? – обиделся тот. – Понимаю. Ты, вон, уже капитан, а мне тоже пора погоны менять. Только я у начальства на плохом счету. Не повышают, хоть тресни! Почти на каждом совещании песочат, как мальчишку. Мол, раскрываемость никудышная, сиди, Гена, и не рыпайся!

– Хочешь, замолвлю за тебя словечко?

Старлей поднял на Лебедева недоверчивый взгляд и покраснел до корней волос. Рыжие вообще легко краснеют.

– Серьезно? Было бы отлично. А что от меня требуется?

– Я тебе по старой памяти помогу, Гена, – пообещал капитан. – Мы с тобой одну лямку тянем, не раз выручали друг друга. И на сей раз, надеюсь, ты в помощи не откажешь.

– Да я со всей душой! – обрадовался собеседник. – Чего надо? Ты говори, за мной не заржавеет!

– Меня убийство Земцова интересует. Как далеко вы продвинулись?

– На месте топчемся, – помрачнел старлей. – Свидетелей нет, улик нет, все следы дождь смыл. Кто-то из хозяев гаражей, по ходу, вышел отлить, увидел труп и позвонил с ближайшего таксофона. У нас в районе знаешь, сколько отморозков грабежами промышляют? Короче, ловить не переловить.

– Значит, причина убийства – ограбление?

– Следак наш напрягаться не любит. У него и так куча дел зависла. Он время потянет, потом в архив все сдает, а виноваты опера. У тебя какой интерес к этому Земцову?

– Личный, – честно признался Лебедев. – Я горячий поклонник его видеоблога «Хроники призрака».

– Да ладно… – не поверил старлей. – Ты же приземленный, как и мы все. Какие призраки, Олег?

В кафе ввалилась шумная компания молодых парней, и он на минуту отвлекся.

– Ты глянь на них, – процедил старлей. – Пришли потусоваться, пососать пивасика в разгар рабочего дня. Скажешь, они живут на трудовые доходы? Шушера!

– Мы тоже пьем пиво в рабочее время, – примирительно молвил Лебедев.

– Мы – работаем! У нас своя специфика…

– Ну да, – кивнул капитан и вернул собеседника к интересующей его теме. – Как ты думаешь, деятельность Земцова могла послужить причиной его смерти? А ограбление инсценировали, к примеру. Для отвода глаз.

– Какой-нибудь псих насмотрелся ужастиков, которые снимал Земцов, возбудился и решил его прикончить? Не исключаю. Но списать все на ограбление-то куда проще, чем искать среди подписчиков и фанатов блогера маньяка-одиночку. Кто повесит на себя эту головную боль? Нашему отделу точно без надобности. Кстати, эксперт обнаружил на одежде и волосах трупа ворсинки, предположительно от ковра.

– Тело лежало на ковре?

– Или было завернуто в ковер, когда его несли к гаражам, – добавил старлей. – Земцова убили в другом месте.

– С версией ограбления не стыкуется, Гена.

– Согласен, – не стал возражать тот. – И что дальше? Где искать этот ковер? Будь я убийцей, я бы нашел способ избавиться от улик.

Лебедев молча кивнул.

Старлей допил пиво, поставил стакан на стол и промокнул губы салфеткой.

– Знаешь, что смутило нашего патологоанатома? Нанесенный погибшему удар ножом выдает опытную руку. Лезвие вошло в тело по самую рукоятку аккурат со спины в сердце. Точность и сила поразительные. У обычного жулья и уличных бандитов – другой почерк.

– Вы пробили по нашим каналам подобные случаи?

– Обижаешь, капитан.

Компания за соседним столиком разразилась руганью и хохотом. Парни приставали к официантке, которая принесла им заказанные сосиски и салаты. Женщина привычно огрызалась. В ином случае Лебедев не преминул бы сделать «шушере» замечание, но сейчас ему было не до них.

– Что вы нашли, Гена?

– Пару нераскрытых убийств, совершенных тем же способом. Купленный в магазине охотничий нож, четкий выверенный удар, мгновенная смерть. Правда, погибшие – не чета Земцову. Один – владелец сети супермаркетов, другой – политик с большой перспективой. По логике вещей, Земцов выпадает из этого ряда. Слишком мелкая сошка.

– А ты соображаешь, – искренне похвалил старлея Лебедев. – Что еще не совпадает?

– В прошлых случаях… трупы никто не переносил с места на место. Оба лежали там, где их настигла смерть. Бизнесмена обнаружили в его загородном доме, причем охрана оказалась абсолютно беспомощной и была поставлена перед фактом. А политика нашли убитым в собственном офисе. И никаких следов!

– Да-а…

– Вот такая петрушка получается, – вздохнул Гена. – Выходит, мы имеем дело с одним и тем же преступником?.. Допустим, бизнесмена и политика заказали конкуренты. А кому блогер дорогу перешел?

– Может, ревность? Личная неприязнь?

– Олег, ты сам в это веришь? Земцов – птица не того полета, чтобы кто-то выложил кучу бабла за его смерть. Судя по удару, исполнитель отнюдь не дилетант. Нам с тобой известно, что такие люди за свою работу берут немало. Вот еще странность: охраны у погибшего не было, он ходил один. Не проще ли было дать ему арматурой по башке прямо в подъезде? Или подловить где-нибудь в темной подворотне, где он снимал свои стремные видео?..

Капитан кивнул, подтверждая правоту собеседника.

– Телефон Земцова нашли?

– Представь, да. Бомж, который собирает бутылки в Кузьминском парке, нашел его в мусорном баке и решил воспользоваться. Только гаджет оказался неисправный.

– От кого был последний входящий звонок? – спросил Лебедев. – Установили?

– От Инги Данилиной…

Глава 19

Инга прислушивалась к звукам в доме – шорохи, потрескивания, поскрипывания, вой ветра в дымоходе пугали ее. Под полом, похоже, скреблись мыши. От мысли, что они могут вылезти из своих нор и бегать по комнатам, девушке становилось дурно. С улицы доносился то собачий лай, то какая-то странная возня в кустах.

Инга лежала в темноте на деревянной кровати в спальне, окна которой выходили в сад. Старые яблони стояли полуголые, с красными яблоками на ветках, которые с шелестом падали в траву. В лунном свете далеко были видны раскачивающиеся деревья, малинник и почернелый забор из заостренных штакетин.

Едва Инга проваливалась в дрему, как ей мерещился Дмитрий в ядовито-желтом пиджаке и нелепых брюках: он стоял посреди комнаты, укоризненно качал головой и приговаривал:

– Видишь, меня убили… а ты не верила…

– Дима, уходи! – умоляла Инга, покрываясь холодным потом. – Ты же мертвый!

– Я расстался с жизнью из-за тебя…

– Ты что?! – отнекивалась она. – Я не имею к этому отношения! Клянусь!

– Разве ты не хотела, чтобы я больше зарабатывал? Разве не приводила мне в пример твоих коллег с телеканала, которые ездили на дорогих машинах и летали отдыхать в Европу?

– Это нормальное желание: ездить на хорошем авто и отдыхать в свое удовольствие, а не экономить каждую копейку, – оправдывалась Инга. – Я хотела, чтобы мы были счастливы! Но твоя мать все испортила. Она ненавидит меня!

– Теперь это не имеет значения, – сказал Дмитрий.

На Ингу внезапно накатило жгучее раскаяние:

– Дима, прости… – прослезилась она. – Мне ужасно стыдно за все ссоры, которые я затевала. Я помирюсь с твоей мамой, хочешь? И буду ей помогать?

– Мне все равно.

– Ты что-нибудь чувствуешь? – допытывалась Инга, глядя на бледного и строгого Земцова. Он выглядел как живой, но от него веяло могильным холодом. – Ты знаешь, кто тебя убил?

– Я не видел. Он подошел со спины… и все было кончено. Я глупец, который покусился на деньги…

Инга оцепенела, боясь, что мертвец захочет к ней приблизиться. Но тот не двигался.

– Рита тоже мертва, – равнодушно добавил Земцов. – Ты правильно сделала, что не ела конфет. Никогда больше не ешь конфет, Инга…

– Не буду.

Фигура Дмитрия потускнела и начала расплываться в сероватых сумерках. Инга очнулась, вне себя от страха, и открыла глаза. С потолка свисала старая люстра из трех пыльных пластмассовых рожков. Девушка не сразу поняла, где находится, и поспешно вскочила. Половичок у кровати был не такой, как в ее квартире: не мягкий и ворсистый, а плетеный и потертый. Тапочки, куда она сунула ноги, оказались на размер больше.

– Черт!

Громкий лай соседской собаки заставил Ингу метнуться к окну, приоткрыть занавеску и тут же спрятаться. Вдоль забора крался незнакомый мужчина в куртке и надвинутой на лоб кепке. У Инги сердце ушло в пятки. Она с ужасом вспомнила, что нарочно оставила свой смартфон дома, для собственной безопасности. А «чистым» мобильником обзавестись не успела. Кого и как ей звать на помощь? Даже в полицию не позвонишь…

* * *

Шотландия

Лариса с замиранием сердца считала минуты до пункта назначения. Что уготовано им с Ренатом на балу в легендарном приюте призраков и семейном гнезде королей? Ее мучило дурное предчувствие. Возможно, образ леди Джанет уже завладел ею, и она испытывала те же переживания. Какое-то жуткое таинство свершалось под хмурым шотландским небом, и они с Ренатом стали его частью.

«Ничего не происходит без нашего согласия, – осознала она. – Мы могли не принимать приглашения от убийцы, но сделали это. Мало того, мы действуем по его плану и оделись по продиктованному им дресс-коду».

– И что дальше? – вслух произнесла она. – Надеюсь, мы получим от него указания?

– Непременно, – отозвался Ренат.

– Ты так спокойно говоришь об этом?

– А какой смысл паниковать? Мы здесь, значит, поединок начался. Скоро все закрутится в бешеной пляске.

– Не пугай меня, – вздохнула Лариса. – У меня и без того коленки дрожат.

– Ты знаешь старинные шотландские бальные танцы? Нам не стоит выделяться из общей массы.

– Думаешь, «общая масса» умеет больше нашего? Как-нибудь справимся. Я читала, что при дворе того времени танцевали экосез. Ничего сложного. Движения чем-то напоминают кадриль. Несколько пар взаимодействуют между собой, выполняя простые фигуры. У нас получится.

– Я рассчитываю на тебя, – улыбнулся Ренат, ощущая внутреннее напряжение. – Кадриль, экосез… один черт. Справимся!

– Кажется, приехали, – зачарованно прошептала Лариса.

Они видели Глэмис Кастл на туристических сайтах, на многочисленных фото и видео. Но все же открывшаяся их глазам величественная картина превзошла все ожидания…

К замку вела широкая дубовая аллея, в конце которой выступала из тумана темно-серая прямоугольная каменная громада, увенчанная круглыми башнями и башенками с остроконечными крышами. В центре этого массивного сооружения возвышалась главная башня с часами, к ней примыкали два крыла с зубчатым верхом и каминными трубами.

На усыпанной гравием парковочной площадке уже стояли другие машины.

– Кто-то прибыл раньше нас, – заметил Ренат, глядя на круглые башенные часы. – Я и не рассчитывал, что мы будем первыми.

Лариса с восхищением разглядывала замок. Она читала, что в одном его крыле расположен музей, а другое служит жилищем для нынешних хозяев – графа и графини Стратмор и Кингхорн.

У входа в здание стояли два привратника в расшитых серебром ливреях. Они раскрывали перед гостями высокие тяжелые двери в иную реальность.

Ренат припарковал арендованный «форд» на свободном месте, вышел, поправил на голове берет и с галантным поклоном подал Ларисе руку.

– Прошу вас, леди Джанет!..

Должно быть со стороны они выглядели похлеще Земцова в канареечном пиджаке, вырядившись куда более экстравагантно. Словно им предстояло выйти на сцену, где играют шекспировского «Макбета». Какой сюжет развернется вскоре не на театральных подмостках, а в стенах этой средневековой каменной махины, где все будет по-настоящему? В том числе и смерть?..

* * *

Город Красногорск, Подмосковье

По свидетельству сотрудников телеканала, убитая Маргарита Юшкова была жизнерадостной и общительной, но в определенных пределах. В столицу приехала из подмосковного Красногорска, выучилась на инженера-связиста и осталась работать. По специальности ее никуда не брали, поэтому Рита устроилась на «ЭзоТВ» помощником редактора. Звезд с неба не хватала, зато была исполнительной и трудолюбивой.

Жила с матерью в Красногорске, а в Москву ездила каждый день в набитой битком электричке. Впрочем, как и многие другие.

Лебедев внимательно изучил биографию Риты, не найдя в ней и намека на столь трагический финал. Убитая горем мать ничего не добавила к тому, что он узнал и без нее.

Маргарита окончила школу с хорошим аттестатом, поступила в вуз, получила диплом, помыкалась, как обычно происходит с молодыми специалистами, но в конце концов нашла работу в столице и погрузилась в монотонные будни. Никаких выходящих из ряда вон событий с ней не случалось, неприятностей она никому не доставляла, ни с кем не ссорилась. Словом, образец законопослушной гражданки, которую ни за что ни про что – бац! – и отравили насмерть.

Мотива для убийства Лебедев не обнаружил, как ни старался. Кроме, пожалуй, дружбы погибшей с Ингой Данилиной. Из мужчин Рита ни с кем не встречалась, так что ревность или соперничество тоже отпадали.

Побродив по подмосковному городку с типичным для советской застройки центром, новым микрорайоном и тихими окраинами, капитан пытался проникнуться духом этих зеленых улочек, почувствовать себя местным жителем.

Пару лет назад они всем отделом устроили себе культурный досуг: провели выходной в музее-усадьбе Архангельское, до которого от Красногорска около двадцати километров. Чудесный парк со скульптурами и ротондами, шикарный особняк князей Юсуповых, вид на реку с поросшей лесом возвышенности… все это привлекало в Архангельское толпы туристов.

«Ты отвлекся, Олег! – одернул он себя. – Ищи убийцу, а не пускайся в воспоминания. Поговори еще раз с матерью Риты. Вдруг, всплывет что-нибудь новое!»

Лебедеву не хотелось сыпать соль на рану несчастной женщины, но придется задать ей некоторые вопросы.

Юшкова проживала в кирпичной пятиэтажке, окруженной такими же унылыми домами. Лебедев припарковал во дворе свой «фольксваген», вышел из машины и осмотрелся. На детской площадке играли дети в разноцветных курточках и шапочках с помпонами. Две мамаши, которые наблюдали за своими чадами, проводили капитана любопытными взглядами.

Он позвонил в железную дверь на втором этаже и достал служебное удостоверение. Впрочем, оно не понадобилось. Заплаканная женщина в черном платье и траурной повязке на волосах молча пропустила его в квартиру.

– Вы из полиции? – удивилась она. – Ко мне уже приходил следователь, и я все рассказала. Ну ладно, идемте в гостиную…

– Ольга Павловна, я ищу убийцу вашей дочери, – сказал капитан, рассматривая просто обставленную комнату с репродукциями Левитана и Шишкина на стенах. – И пока мне нечем вас порадовать.

– Какая уж тут радость? – всплакнула женщина. – Моя жизнь кончена!.. Кончена… Рита была моим единственным ребенком. Я растила ее одна, во всем себе отказывала… лишь бы Риточка ни в чем не нуждалась. А чего мне стоило вытянуть ее высшее образование?! Я на трех работах вкалывала… Когда дочка получила диплом, я испекла огромный торт, соседей угощала… Потом она устроилась на работу в Москве. Казалось бы, все налаживается, а тут… такое горе…

Она махнула рукой, села и прижала носовой платок к лицу. На столе, застланном вышитой скатертью, стояли бутылочки с сердечными каплями и лежала пластинка таблеток. Позади них улыбалась с фотопортрета в рамке смуглая девушка с пышными черными кудряшками.

– Ее отец был студентом из Нигерии, – сказала Юшкова. – Я смолоду-то, сдуру влюбилась в него без памяти, забеременела… он жениться обещал. А потом уехал к себе в Африку и не вернулся. Так что Риточка для меня всё!.. Как же я теперь без нее?..

Чтобы не разрыдаться в голос, она проглотила успокоительную пилюлю и запила водой.

– Только на лекарствах и держусь… Вы присаживайтесь, раз пришли. Задавайте свои вопросы…

Лебедев опустился на стул напротив нее и спросил:

– У вашей дочери были враги?

– Откуда мне знать?.. Здесь в Красногорске Риту все любили, а в столице… там люди разные встречаются, от них чего угодно ждать можно. Наркоманы всякие, бандиты… Риточка ведь на телевидении работала, может, кто-то на нее глаз положил… а она отказала, вот и попала в беду!.. Или еще чего приключилось?.. У меня в голове не укладывается, как такое могло произойти…

– Дочь с вами делилась своими тайнами?

– Да какие у нее тайны? Утром вскочит, ни свет ни заря… и бежит на электричку, сонная, голодная. Вечером приедет уставшая, поест и спать. А в выходной мы на дачу ездим по очереди. Ездили… То она, то я. В доме убраться, печку протопить, во дворе порядок навести. Дом без присмотра оставлять нельзя! Если тамошняя алкашня приметит, что жилье пустует… вытащат все, что под руки попадется. У нас там в погребе закрутки, картошка…

– Как насчет личной жизни? У Риты были поклонники?

– Здесь я ее ни с кем не видела. Может, в Москве и был кто, но Рита бы мне сказала. Она не скрытная, просто суеверная. Не любит наперед планы строить… не любила, – поправилась Юшкова и всхлипнула. – Как чувствовала, что нет у нее будущего… Ее правда конфетами отравили? – словно не веря в столь нелепую кончину, спросила мать. – Я думала, это только в кино показывают…

– К сожалению, правда, – кивнул Лебедев.

– Мне следователь сказал, она быстро умерла, не мучилась…

Капитан смотрел на белозубую улыбку Риты на портрете с траурной ленточкой, и его посетила шальная мысль. А вдруг…

Он достал из папки фотографию Инги и показал Ольге Павловне.

– Эта блондинка к вам в гости не приезжала?

– Инга! – воскликнула женщина, и, будучи близорукой, прищурилась. – Точно, она! Рита у нее помощницей работала, тексты набирала на компьютере, документы разные готовила. Они подружились, и дочка иногда приглашала Ингу к нам погостить. Пару раз та со своим парнем приезжала. У нас ведь тут летом хорошо!.. Речка, лес, грибы, ягоды…

Лебедев достал из папки прижизненную фотографию Земцова и протянул ей со словами:

– Этот парень приезжал сюда с Ингой?

– Похоже, он, – присмотревшись, кивнула Юшкова. – У меня со зрением проблемы, а очки постоянно теряю… Рита на меня за это ворчала. Господи!.. За что мне такая кара? – простонала она. – Как я это переживу?!

Капитан, не найдя слов для утешения, подал ей стакан с водой.

– У Инги с Ритой были нормальные отношения? Может, они соперничали? Из-за этого парня, например?

Женщина сделала несколько глотков и вздохнула.

– Я им в душу не заглядывала… А внешне они вели себя, как подруги. Парень этот, Дмитрий, кажется… за Ингой увивался, как преданный ухажер. Я даже, грешным делом, позавидовала. Подумала, вот бы моей Риточке такого…

Глава 20

Инга нашла в углу за печкой кочергу и приготовилась обороняться. Сквозь тюль на окошке она видела, как крепкий мужчина в куртке раздвинул штакетины забора и пробрался во двор. Его лицо скрывал козырек кепки, а штаны были по-деревенски заправлены в резиновые сапоги.

Воровато оглядываясь, незнакомец поднялся на крыльцо и замер. Видимо, возился с дверным замком.

Инга дрожала от страха: коленки подкашивались, сердце выскакивало из груди. Она не собиралась сдаваться без боя. Кочерга – не пистолет, но за неимением лучшего сгодится. Девушка пожалела, что не приобрела газовый баллончик для самозащиты, однако теперь поздно сокрушаться.

Скрип половиц на веранде заставил ее прижаться к стене с кочергой в руках. Незваный гость явно не ждет нападения, так что фактор внезапности работает на Ингу.

Едва дверь в комнату приоткрылась, и голова в кепке сунулась внутрь, девушка без раздумий ударила кочергой, но недостаточно сильно. Убить человека в прямом контакте, оказывается, непросто. Это не конфеты отравленные подослать.

Визитер упал на пороге ничком – головой в комнату, ногами в коридор. Кепка его слетела, и взору Инги предстал почти седой мужчина в засаленной куртке и мятых штанах. Она ужаснулась тому, что сделала.

«Неужели, я разбила ему череп?» – запаниковала девушка и присела на корточки возле поверженного незнакомца, от которого разило перегаром. Этот деревенский мужлан не был похож на убийцу или грабителя. Скорее всего, он местный алканавт, который решил поживиться у соседей, чем бог пошлет.

Крови на его волосах не было, и Инга с облегчением перевела дух. Удар смягчил головной убор: благодаря подбитой утеплителем кепке, кочерга не причинила алканавту серьезного вреда. Однако на месте травмы на глазах девушки вспухала шишка.

Инга испугалась и начала теребить незнакомца.

– Эй, вы! Вставайте! Нечего прикидываться умирающим! Подумаешь, шишка…

Попытка перевернуть мужчину на спину окончилась неудачей, но в процессе этой возни тот очнулся, открыл глаза и невнятно выругался.

– Вы кто? – не выпуская из руки кочергу, спросила девушка.

– Ты че, озверела, Ритка? – промямлил тот, поднимаясь на четвереньки. – Ты ж меня чуть не прикончила! Дура…

Он завалился на бок, пощупал шишку, морщась от боли, и уставился на Ингу мутным взглядом, в котором застыло недоумение.

– Белка, – констатировал он, бестолково моргая. – Допился ты, Васька, до галюнов. Точка!.. Была Ритка черная, стала белая.

– Вы кто? – повторила Инга, понимая, что алканавт принимает ее за покойную Риту.

– Сосед я твой, Васька…

– Сосед? – недоверчиво переспросила девушка. – Вы зачем в чужой дом залезли?

– Я не лез… я зашел, как все люди, ч-через дверь…

– Дверь была закрыта, – возразила Инга. – Изнутри. Вы замок выломали?

– Че его ломать-то?.. Я посильнее дернул, он и накрылся. Говорил мамаше твоей, давай нормальный засов организую за бутылку. А она все потом да потом… вот и вышел… этот… суп с котом!

– Почему же вы не в калитку зашли, а через дыру в заборе?

– Дак это… через дыру мне сподручнее. Я всегда так хожу… Запамятовала, голуба?

– Я вам не голуба, – нахмурилась Инга. – Надо было в дверь постучать, как положено, а не врываться без разрешения. Скажите спасибо, что я вас насмерть не прибила.

– Пусть я мозги пропил, признаю, – обреченно молвил мужик, пытаясь приподняться и сесть. – А с тобой че? Не видишь, Васька я?.. Ты мне иногда на бутылку давала… Сечешь?

– Ну?

– Не нукай, не запрягла покамест, – проворчал Васька, таращась на девушку.

Та совершенно не походила на черноволосую, смуглую, упитанную Риту. Неужели у него совсем шарики за ролики заехали?

– Че-то ты странно выглядишь, соседка!.. Или у меня в башке все вверх дном перевернулось, или… белка опять прискакала, вот что… Мерещатся мне черти разные, змеи ядовитые… и ты тоже… померещилась. Я в запое был… не мудрено с катушек скатиться…

Мужчина уселся наконец на полу, опираясь о дверной косяк. Спиртной запах изо рта подтверждал его слова.

– Чем ты меня огрела? – озирался он по сторонам. – Кочергой?.. Ты че, сбрендила? Ты же мне череп могла проломить! Бесноватая! Соседа не узнала?!

Черная кочерга, которую Инга продолжала держать в руке, привела его в ужас. Тогда как девушка постепенно успокаивалась. Ясно, что этот жалкий пьянчужка не опасен.

– Значит, вы долг решили вернуть, дядя Вася?

– О! – обрадовался он. – Ты всегда меня так называла, Ритка! Уважительно. Дядя Вася…

– Я не Рита, – терпеливо объяснила девушка. – Я ее подруга, Инга.

– Инга? – удивился сосед, всматриваясь в ее черты. – То-то я тебя не признал!.. Вроде черненькая была, с кудряшками… а тут беленькая. Инга, говоришь?..

– Рита мне разрешила пожить здесь несколько дней. Отпуск у меня.

Видимо, дядя Вася, будучи в запое, не знал о смерти Риты. По крайней мере, его вполне удовлетворили слова блондинки.

– Тут у нас хорошо, – согласился он. – Воздух свежий, тишина, речка… Лето придет, дачники из Москвы потянутся.

Инге хотелось поскорее выпроводить незваного гостя, и она повторила неудобный для него вопрос.

– Как насчет долга, дядя Вася? Принесли?

Тот крякнул с досады, потирая больное место. Вместо того, чтобы отдать деньги, он намеревался еще попросить. И придумал способ заставить подружку Риты раскошелиться.

– Ты мне увечье нанесла, между прочим! – нагло заявил он. – Черепно-мозговую травму! Может, у меня сотрясение. Мне теперь в больничку надо идти, лечиться.

– У вас обыкновенная шишка. Приложите компресс, и все пройдет. Нечего было в чужой дом без стука ломиться.

– Дай мне денег на бутылку! – взмолился пьянчужка. – Христом богом прошу! Трубы горят!.. Ритка меня всегда выручала! И ты выручи. Я потом верну! Клянусь!

– Не верю я вам, дядя Вася.

– А ты поверь! Поверь!.. Ритка мне верила… и я ее не обманывал. Если брал в долг, всегда возвращал. Не сразу, но возвращал!.. Я же не алкаш потерянный, просто иногда душа болит! Оттого и пью.

Инга уже готова была сдаться, лишь бы он поскорее убрался восвояси, как у соседа вырвалась странная фраза:

– Хочешь, я за письмецом сбегаю?

– За каким еще письмецом? – насторожилась она.

– Почтальон намедни принес письмецо для Риты, а ее дома не было. Ящик-то почтовый возле калитки был, да сплыл. Отвалился от старости; гвозди проржавели, а новый прибить некому… Почтальон кричал-кричал из-за забора, звал хозяев, а тут я иду. Он меня увидел и попросил письмецо Рите передать. Чтобы второй раз не идти. Я запил, а конверт так у меня и остался…

У Инги в груди вспыхнул жар. Письмецо! Ее распирало любопытство: кто нынче письма по почте шлет, когда есть Интернет? Может, это наведет на след убийцы?

– Я тебе письмецо, а ты мне денежку, – соблазнял ее дядя Вася. – Надо же! Совсем из головы вылетело, когда сюда шел! А кочерга помогла… включила память. Впрямь, нет худа без добра!.. Ты же Риту раньше увидишь, чем я? Вот и отдашь ей конверт. Она тебе спасибо скажет!

– От кого письмецо-то? – не удержалась Инга.

– Без обратного адреса…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Величественный, как и сам замок, мажордом, взял у Рената приглашение, внимательно изучил его, с ног до головы осмотрел прибывших и наконец провел их в просторный зал со сводчатым потолком, где стояли рыцарские доспехи, а стены украшали охотничьи трофеи королей и прочих титулованных особ.

Лариса вспомнила, что на месте нынешнего сооружения раньше был охотничий домик, где по легенде скончался король Малкольм II, и попробовала установить с ним телепатическую связь. Призрак, то бишь неупокоенный дух короля, на контакт не вышел.

– Не очень приятно таскать на себе всю эту одежду, – шепотом пожаловалась она Ренату. – Лиф ужасно жмет, юбка мешает ходить, воротник твердый и трет шею. Бедные были шотландские леди!

– Английские и французские знатные дамы страдали не меньше, – заметил он, улыбаясь. – Слава богу, эта кошмарная мода осталась в прошлом.

– А тебе удобно в костюме графа?

– Так же, как и тебе.

Ренат выглядел бы комично, если бы другие гости были одеты менее нелепо. Но на фоне «повешенного», «инквизитора», «женщины с окровавленным ртом», «вельможи с отрубленной головой», «чернокнижника», «горбатой девочки», «вампира», «юноши-уродца» и прочих персонажей истории замка и киношных ужастиков, они с Ларисой еще смотрелись вполне прилично.

Гости негромко переговаривались, не обращая внимания друг на друга и занятые исключительно собой. Те, кто явился на бал парами, держались вместе. Одиночки присоединялись то к одним, то к другим, и отходили. Дворецкий в старинной ливрее подносил желающим шампанское.

– Надеюсь, здесь не будут угощать отравленными конфетами? – прошептала Лариса.

– Добавить яд в вино куда проще, – подлил масла в огонь Ренат. – Но не волнуйся! Отравить нас могли и в Москве, как несчастную Маргариту. За этим не стоило заманивать нас сюда и тратиться на приглашение. Между прочим, билет на двоих стоит кучу денег! Я выяснил, сколько другим пришлось выложить за удовольствие провести вечер в этом замке.

– Выходит, кто-то уплатил за нас большую сумму?

– Он не поскупился, – кивнул Ренат. – Значит, ему нет резона раньше времени выводить нас из игры. Можешь спокойно пить шампанское, если хочется.

– А когда это время настанет? Я имею в виду, когда он решит, что мы ему больше не нужны?

Ренат пожал плечами, прислушиваясь к говору присутствующих. Шотландцы говорили по-английски на свой лад и отнюдь не с британским акцентом. Кроме того, в зале звучала французская и немецкая речь. Ренат поднаторел в английском, но остальные языки понимал чисто интуитивно и через слово. Он улавливал общий смысл фразы, и этого было достаточно.

Вскоре в «охотничий зал», как окрестила это просторное помещение Лариса, торжественно вошел мажордом и представил гостям гида в костюме средневекового монаха. Черная хламида до пят, капюшон, серебряный крест на толстой цепи.

Гид заявил, что бал начнется ровно в полночь, когда пробьют часы. А до этого уважаемой публике предлагается экскурсия по музейному крылу замка. Он пообещал показать гостям старинную мебель, произведения искусства и картины, которые можно увидеть только здесь, библиотеку с редчайшими экземплярами книг, викторианскую столовую и многое другое.

– В Глэмисе не раз останавливались представители королевских семей Шотландии и Британии, – заученно говорил он. – Кроме того, вы сможете увидеть комнату, где на полу проступает темное пятно, похожее на кровь. Это кровь короля, убитого здесь.

– Не в этой ли комнате Шекспир задумал описание сцены убийства короля Дункана I коварным Макбетом? – спросил один из присутствующих.

– Слышишь? – Лариса толкнула Рената локтем в бок. – Прозвучал ник покойного блогера. Макбет! Это неспроста.

– Здесь любую легенду используют для привлечения туристов, – прошептал он. – Думаю, у нас все впереди. Игра еще толком не началась.

– Как мы поймем, что уже начало?

– Нам подадут знак!

– Какой? – не унималась Лариса, незаметно присматриваясь к окружающим. – Ты уверен, что не спутаешь «знак» с обычным трюком для доверчивых любителей страшилок?

– Если бы я знал…

Посыпались вопросы к гиду на разных языках. Тот явно испытывал затруднения, и у Рената закрались сомнения в его профессионализме.

– Вы проведете нас в комнату, где хозяева замка держали взаперти своего ребенка-урода?

– Где появляется молодая женщина, замурованная в стене одним из лордов Глэмисов?

– Мы сможем увидеть рыцаря с опущенным забралом?

– А куда чаще всего приходит казненная леди Джанет?

Вопрос о самом известном призраке вдохновил экскурсовода на импровизацию: он медленно поднял руку и указал перстом на Ларису со словами:

– Да вот же она, господа! Среди нас!

По толпе пробежал восхищенный вздох, и все взоры обратились на Ларису, которая до этого не привлекала особого внимания. Она не смутилась и старательно изобразила изящный придворный поклон. Раздались смешки и возгласы ободрения.

– Я пошутил, – извинился гид под сердитым взглядом Рената. – Но наша гостья восхитительна, не правда ли? Истинная Джанет Глэмис! Просто одно лицо.

– В замке есть ее портрет? – заинтересовался «повешенный».

– Тут хранится множество портретов коронованных особ и их родственников, придворных дам и кавалеров кисти знаменитых художников прошлого, – радостно сообщил экскурсовод. – Если вы поторопитесь, то увидите больше чем достаточно.

– А в какой из комнат граф Биэрди играл в карты с дьяволом? – спросил мужчина, переодетый «инквизитором».

– О, это потрясающая и жуткая история! – сел на своего конька гид. – Упомянутый вами граф слыл заядлым игроком и отличался неуемным азартом. Ему фантастически везло, что подогревало его самолюбие. Однажды он обыграл всех, и гости отказались садиться с ним за карточный стол. Время приближалось к полуночи, над замком бушевала гроза… Но графа это не остановило. Он во всеуслышание призвал дьявола! Дескать, если все партнеры спасовали перед ним, то он готов сыграть партию с самим князем тьмы!

В зале повисла мертвая тишина. Довольный произведенным эффектом, гид продолжил свой «леденящий душу» рассказ:

– Ровно в полночь дверь отворилась, и в комнату для игры вошел одетый в черное незнакомец. Он выразил желание присоединиться к графу Биэрди и выложил на стол горсть рубинов. «Это ваша ставка? – обрадовался тот, любуясь сверкающими камнями. – Что ж, отлично!»

После этих слов рассказчик многозначительно уставился на Рената, и все слушатели как по команде повернулись в его сторону.

– Похож, черт побери! – вырвалось у кого-то.

– Вылитый азартный игрок… – добавила одна из дам.

– А вот и он, господа! – с пафосом воскликнул переодетый монахом экскурсовод. – Собственной персоной!

Ренат погрозил ему пальцем за эту дешевую уловку, но воодушевленный успехом гид продолжил рассказ о том, как граф проиграл дьяволу свою душу…

– Идем отсюда, – шепнул Ренат, потихоньку увлекая Ларису к выходу из охотничьего зала. – Торчим тут без толку, мозолим глаза публике. А этот чудак-экскурсовод и рад стараться. Ничего лучше не придумал, как выдать нас за призраков!

– Мы сами надели такие костюмы, – слабо возразила она. – Все понимают, что человек шутит. Тут каждый одет соответствующим образом!

– Забыла, какой сегодня день… вернее, ночь?

Лариса совершенно упустила из виду тот факт, что во время Хэллоуина, который шотландцы называют Самхейн, открывается дверь между мирами. Замок Глэмис – идеальное место для перехода из одной реальности в другую. Тут духи и без того шастают туда-сюда, и люди к этому привыкли…

Глава 21

Красногорск, Подмосковье

Капитан Лебедев знал, что в мегаполисе затеряться куда проще, чем в небольшом подмосковном городке. Но инстинкт сыщика… или влюбленного мужчины привел его именно сюда. Он не рассчитывал застать Ингу у матери убитой подруги, и не застал. Однако Лебедева не покидало ощущение, что он на правильном пути. Вероятно, подобное чувство испытывают гончие, взявшие след.

Он не собирался ехать обратно в Москву несолоно хлебавши.

– Горячо, – вопреки логике пробормотал капитан, усаживаясь за руль своего «фольксвагена». – Припекает.

В детстве так говорили во время игры, когда надо было найти спрятанную вещь. Когда ищущий отдалялся от нужного места, дети дружно кричали: «Холодно! Холодно!». А если приближался, положено было говорить: «Теплее, еще теплее». «Горячо!» – означало, что игрок почти у цели.

Машина Лебедева выехала с парковки и покатила на окраину города, в частный сектор. Туда, где находилась дача Юшковых.

«В этом доме жила моя мама, – давая адрес, объяснила ему Ольга Павловна. – Заслуженный врач, прекрасный человек. К ней вся улица бегала лечиться. Она хоть и была психиатром по специализации, но в медицине разбиралась, дай бог каждому. Мама в Риточке души не чаяла… Хорошо, что она не дожила до такого горя!»

«Мать оставила дом вам или внучке?»

«Мне. А какая разница? – удивилась Юшкова. – Я у мамы одна, и у меня дочь одна… все равно дом в конечном итоге достался бы Рите. Теперь уже не достанется…»

Она расплакалась, а у капитана мелькнула сумасшедшая мысль, что Инга может прятаться на даче покойной подруги.

«Будто ей больше податься некуда, – возразил внутренний голос. – Инга не стала бы рисковать, зная, что в ходе расследования убийства Риты, участковый может осмотреть старый дом».

«Полиция вовсе не так усердна, как принято думать, – вступил в диалог со своим вторым «я» Лебедев. – Инге надо где-то перекантоваться сутки-двое, пока не созреет решение, как быть дальше. Она не из тех, кто порет горячку. По сути, дача Юшковых – идеальное убежище на данный момент. Инга не в розыске, участковые обычно завалены делами по горло, а убийце не придет в голову обшаривать дачу девушки, которой нет в живых. В любом случае я должен убедиться, что Инги там нет. Или есть!»

Вскоре по бокам дороги потянулись кирпичные и деревянные дома, новые и старые, окруженные опавшими садами, березками и соснами, красными рябинами и кустами шиповника. В воздухе пахло дымом: люди жгли собранную листву.

На Ракитной улице капитан оставил «фольксваген» на обочине и пешком направился к дому номер 18. Это оказалось простое дощатое строение с тремя окнами на фасаде, украшенными резными наличниками. Занавески были закрыты, из трубы на крыше не вился дымок.

Соседние дома тоже выглядели, мягко говоря, скромно. Запущенные дворы, покосившиеся заборы, одичавшие фруктовые деревья. Ракитная улица словно вымерла.

Соблюдая меры предосторожности, чтобы не потревожить собак и не привлечь к себе внимание, Лебедев обошел дом Юшковых сзади. Забор оказался хлипким: гвозди проржавели, и штакетины едва держались. Сыщик нашел лаз и, пригнувшись, бегом пересек неухоженный сад. На траве валялись гнилые яблоки, но были и поздние, еще висящие на ветках, с глянцевыми бордовыми бочками.

Аромат зимних яблок напомнил капитану детство, как они с пацанами воровали плоды на чужих участках и с наслаждением поглощали сочную кисло-сладкую мякоть. Таких вкусных яблок он больше не ел.

Приблизившись к дому, Лебедев убедился, что оконные рамы старые и рассохшиеся, под стать стенам. Будь это пластиковые стеклопакеты, проникнуть внутрь было бы гораздо сложнее. А так, дела на пять минут.

Капитан оглянулся, встал на остатки поленницы, достал нож, вставил в щель рамы, расширил ее и ловко поддел видавший виды шпингалет. Тот с тихим стуком открылся. Нажми Лебедев сильнее, шпингалет мог бы вовсе отвалиться. Здесь все требовало ремонта, замены, покраски, но некому было привести хозяйство в порядок. Без мужских рук крепкий когда-то дом медленно разваливался.

Капитан перелез через подоконник и бесшумно соскользнул на пол. Деревянная половица предательски скрипнула. Он спрятался за занавеску и замер, прислушиваясь к звукам в комнатах. Так прошла минута или две. Тишину нарушали только шум ветра за окнами и дыхание самого Лебедева. Он крадучись двинулся вперед…

* * *

Инга сильно перенервничала и нуждалась в отдыхе: она присела ненадолго на скамью и незаметно задремала. Ей опять приснился Дмитрий в кошмарном желтом пиджаке и безвкусных дудочках.

– Помнишь, как мы приезжали в гости к Рите? – осведомился он. – Мне понравилась твоя подруга и ее деревенский дом. Хотя мать и родила Риту от негра, но сумела хорошо ее воспитать. Дочка выросла добрая и покладистая. Ей можно было доверять.

– Не то, что я? – горько усмехнулась Инга.

– Ты другая. Больше всего на свете ты любишь себя.

– А ты бы хотел, чтобы я в первую очередь заботилась о других? Например, о твоей ненаглядной матушке?! Знаешь, что происходит, когда я хорошо отношусь к людям? Они садятся мне на голову. Видно, я невезучая, раз попадаю именно на таких. Но я сделала выводы. Наступать на грабли – не мой вид спорта, Дима!

– Ты обещала помогать моей маме, – сказал он.

– Я сболтнула это сгоряча…

– Значит, ты солгала? И мне нечего на тебя надеяться? Я так и думал.

Лицо молодого человека перекосила злобная гримаса, он сделал шаг вперед и протянул к Инге руки, словно хотел схватить ее за горло. Она в ужасе отшатнулась, но руки покойника оказались длиннее, чем у живого человека, и бескровные пальцы сомкнулись на ее шее. Инга захрипела и… очнулась. Но ощущение, будто ее кто-то душит, не исчезло.

Оказывается, она слишком туго затянула шарф. Всего-навсего. Девушка сняла шарф и положила его на колени. Уфф-ф!.. Ну и кошмар ей привиделся!

«Это предупреждение, – прошептал ей в уши чей-то голос. – Ты возомнила, что хитрее всех? Как бы не так!.. У смерти руки длинные, везде достанут!»

Инга испуганно покосилась по сторонам, но ничего подозрительного не заметила. Вокруг все соответствовало месту, где она находится: пространство, звуки, предметы, и люди. Однако животный страх закрался ей в душу, и она была не силах противостоять ему…

* * *

Лебедев заглянул в каждый уголок дачного дома Юшковых, но никого не обнаружил.

– Никого, не значит, ничего, – пробормотал он, подмечая мелкие детали обстановки, которые указывали на недавнее пребывание в доме особы женского пола.

Чайник на электроплитке не успел полностью остыть. Мыло в рукомойнике не успело высохнуть. Кровать в спальне была аккуратно заправлена, но капитан нашел на покрывале длинный светлый женский волос. Нетрудно было догадаться, кому он принадлежал.

«Инга была здесь, – мысленно констатировал сыщик. – Вероятно, переночевала и собиралась провести тут еще как минимум сутки. Что ее спугнуло? Быть может, у нее обостренное предчувствие? Или она бежит с места на место, гонимая паникой?»

Откуда у Инги ключи от дома? Она точно не стала бы лезть через окно, значит… Ключи ей могла при жизни дать Рита, либо рассказать, где они с матерью их прячут. Например, в каком-нибудь известном только им тайничке: под досками крыльца, в щелке между рассохшимися бревнами, под крышей сарая, да где угодно…

Родители Лебедева, кстати, прятали ключи от дачи в глиняном горшке из-под цветов, который стоял на открытой террасе. После того, как им пару раз пришлось взламывать замок или возвращаться за ключами в Москву, решили поступить проще. Запасной ключ всегда ждал дачников на месте, и с тех пор отпали взаимные обвинения друг друга в забывчивости и бурные ссоры.

Лебедев стоял посреди чужой гостиной, вдыхая слабый аромат духов, которыми пользовалась Инга Данилина. Пачули и резеда с древесными нотками. У капитана было отменное обоняние, к тому же он запомнил запах женщины, которая ему понравилась.

Самое обидное, что птичка упорхнула буквально у него из-под носа.

– Черт побери мою медлительность! – выругался он. – Вместо того, чтобы бродить по улицам города, надо было сразу ехать к Юшковой, а потом сюда! Я осел! Болван! Самонадеянный идиот!

Приступ самокритики сменился азартом охотника. Лебедев покинул дом так же, как и проник в него – через окно.

«Автобус, электричка или попутка? – гадал он, шагая к машине. – Что выберет Инга? Попутка – опасно. Автобус… вряд ли. В ее положении самый надежный вид транспорта – железнодорожный».

Капитан достал смартфон и наскоро просмотрел расписание электричек со станции Павшино.

Спустя четверть часа он поставил «фольксваген» на площадке перед маленьким вокзалом, надел бейсболку, темные очки и поднялся на платформу…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

– Бывший охотничий домик шотландских королей, который раньше тут стоял, был построен на магическом месте, – тихо проговорила Лариса. – В этой стране полно таких мест! Пустынные возвышенности, покрытые туманом болота и угрюмые леса навевают страшные истории. Недаром здешние легенды дышат мраком, а люди подвержены всяческим суевериям.

– Ты хочешь сказать, что в замке Глэмис существует портал в иную реальность?

– Я в этом уверена. Иначе каким образом призраки курсируют туда и обратно? Боюсь, первым портал опробовал умерший в охотничьем домике король Малкольм II, который и проторил дорожку для других… э-э…

– Собратьев? – усмехнулся Ренат.

– А сосестры бывают? – пошутила Лариса. – Леди Джанет, например, «собратом» не назовешь.

– Не придирайся к словам.

В темных каменных переходах пахло сыростью, широкий подол парчового платья «леди Джанет» цеплялся за шершавые стены.

– Куда ты меня ведешь? – спросила она перед очередным поворотом. – Мы до сих пор не получили никаких указаний от убийцы. Меня это напрягает. А тебя?

Ренат приостановился и задумчиво посмотрел на свою спутницу. Щеки Ларисы порозовели, несмотря на слой белил, наложенных на лицо согласно образу. Ее грудь соблазнительно вздымалась, и «граф», вопреки ситуации, – а возможно, благодаря романтическим обстоятельствам, – почувствовал мощный прилив желания. У него закружилась голова, и он потянулся ртом к бледным губам «леди».

– Ты что? – опешила она. – Сейчас не время! Опомнись!

Ее слова не отрезвили Рената, скорее наоборот. Он прижал Ларису к себе в тесном закоулке, где много веков назад какой-нибудь храбрый рыцарь страстно обнимал прекрасную даму, и…

Сколько длился поцелуй, неизвестно. Оба поддались таинственной атмосфере средневековья, которой был пропитан каждый камень этого величественного замка. Лариса первая пришла в себя и уперлась руками в плечи «графа». Он не сразу отпустил ее.

– Ты за этим меня сюда привел? – запоздало возмутилась она.

– За чем же еще? – не отпирался Ренат.

Недалеко от них послышался невнятный говор. Двое мужчин беседовали между собой на местном английском.

– Гости разбрелись, кто куда, – сказал один из них. – Как их теперь собрать в кучу?

– До полуночи еще есть время, Бойд, – отозвался второй. – Соберем как-нибудь. В крайнем случае, пошлем дворецкого на поиски. Здесь негде затеряться.

– В эту ночь надо быть готовыми к любым сюрпризам.

– Что это там мелькнуло?

– У тебя в глазах рябит, – сказал Бойд. – Говорил тебе, не пей виски перед балом.

– Я серьезно! – возмутился второй. – Это все же музей, а не ночной клуб. В каждой комнате хранятся королевские сокровища. Мы отвечаем за ценности головой!

– Все необходимые меры приняты, не волнуйся. Хозяева не в первый раз проводят это мероприятие. Содержание усадьбы обходится им в кругленькую сумму. Ежегодный осенний бал – отличный повод пополнить бюджет. Билеты стоят совсем недешево, и все раскуплены.

– Ей-богу, он зашел в чайный кабинет! – воскликнул товарищ Бойда. – Неужели, ты не видел?

Лариса не так хорошо знала английский, чтобы понимать каждую фразу, и воспринимала разговор Бойда с товарищем в целом, как идею. Вернер пробудил в своих учениках способность схватывать смысл чуждой речи на лету, без знания отдельных слов.

– О ком они говорят? – шепотом спросила она.

– По-моему, ребята узрели кого-то подозрительного, – ответил Ренат.

– Давай подкрадемся поближе!

– Нельзя. Нас заметят, и мы больше не сможем подслушивать.

– Вон он, повернул на лестницу! – донесся до них взволнованный голос Бойда. – Идем за ним! Выясним, что за птица…

– Тише ты, – охладил его пыл более рассудительный товарищ. – А если это уважаемый гость, который решил прогуляться по музею в одиночку? Некоторые господа не любят ходить толпой за экскурсоводом и предпочитают бродить по замку самостоятельно. Это не запрещено.

– Я не видел этого гостя среди публики в зале!

– Значит, он опоздал. В конце концов, бал начинается в полночь. Не паникуй, дружище! Все под контролем.

– Может… это призрак? – дрогнувшим голосом предположил Бойд. – Тебе известно, какая сегодня ночь!.. Тут и раньше случались эксцессы… Наши предки знали толк в таких вещах! Они чем-то задабривали злых духов… А мы позабыли древние традиции и тупо зарабатываем деньги на том, чего не понимаем и боимся!

– Нынче другие времена. Ты верующий?

– Не то чтобы очень. Как все…

– Господь не даст нас в обиду! Успокойся и займись своим делом.

Ренат взял Ларису за руку и потянул за собой. Он интуитивно угадывал расположение лестниц и переходов, которые новичку показались бы ужасно запутанными.

– Мы не заблудимся? – встревожилась она.

– Я хочу посмотреть на этого «гостя-одиночку», – на ходу пояснил Ренат. – Причем без ведома Бойда с товарищем. Мы не должны попасться им на глаза.

Лариса потеряла ориентиры и слепо доверилась своему спутнику…

Глава 22

Станция Павшино, вокзал

Инге не понравился мужчина, который без спроса уселся рядом с ней на свободное место. Она напряглась, сжала в руках сумочку и с опаской покосилась на соседа. Козырек бейсболки закрывал верхнюю часть его лица, а нижняя…

«Где я могла видеть этот выбритый подбородок и упрямые губы?» – подумала Инга, испытывая неодолимое желание встать и пересесть подальше.

Увы, маленький зал ожидания серьезно ограничивал свободу для маневра.

– Сидите и не двигайтесь, – процедил сосед, крепко беря ее за локоть. – Иначе я вызову наряд полиции. Вы же не хотите попасть в местное отделение и отвечать на неудобные вопросы?

– Пустите! – дернулась девушка, но тут же смирилась и обмякла. Она узнала голос человека в бейсболке.

– Как вы меня нашли?

Лебедев обнажил в улыбке ровный ряд зубов и снял солнцезащитные очки. В зале ожидания они были неуместны.

– Дедукция, Ватсон, – пошутил он, не ослабляя хватки. – Ну и куда вы вознамерились смыться, милая барышня? Так не честно! Я просил вас не уезжать из Москвы, вы обещали не создавать мне лишних сложностей.

– Вы приставили ко мне охрану? Нет! А я, между прочим, боюсь! – оправдывалась Инга. – Прикажете сидеть и ждать, когда меня прибьют или отравят?! Я, знаете ли, не героиня!

– От вас никто не требует геройства.

Оправившись от шока, девушка ринулась в атаку.

– Вы нашли убийцу Димы и Риты? А?.. Что молчите, капитан?

– Ищем, – со вздохом ответил он. – И рассчитываем на вашу помощь. Вы близко знали покойных, тесно общались. Кроме вашей подруги, могли погибнуть другие сотрудники телеканала. Счастье, что никто больше не успел угоститься конфетами. Вы обязаны…

– Ловить преступников ваша обязанность, а не моя! – взвилась Инга. – Я просто хочу жить! Конфеты прислали кому?.. Мне! Дмитрий встречался с кем?.. Со мной! Рита – случайная жертва. Вы понимаете?

– Почему вы без спросу забрались на дачу Юшковых?

Вопрос капитана застал Ингу врасплох. Она надеялась, что ее пребывание на Ракитной, 18 останется тайной. Неужели, проклятый алкаш проболтался? Выманил у нее почти всю наличность, а потом сдал за понюшку табака?

– Скотина!

– Это вы мне? – улыбнулся Лебедев. – Фу, как грубо! Я был о вас лучшего мнения.

– Вы ошиблись!

Инга едва сдерживала слезы, готовые хлынуть из глаз. Этот спокойный, симпатичный с виду мент оказался настоящей ищейкой. Он выследил ее и помешал скрыться. Теперь придется давать показания, объясняться… а тем временем убийца доделает свое черное дело.

«И никто меня не спасет! – обреченно подумала девушка. – Никто!»

– Отпустите меня! – взмолилась она. – Я ни в чем не виновата!.. Я просто не хочу умирать, как Рита и Дима!..

– Полагаю, они тоже не хотели.

– Их уже не вернешь! – всхлипнула Инга. – А я еще жива! Спрячьте меня где-нибудь, если не позволяете уехать!

Капитан изо всех сил старался не допустить, чтобы девушка его разжалобила. Он уже и так проникся к ней сочувствием и частично осознавал ее правоту. Было видно, что ее нервы на пределе и она близка к срыву. Однако Инга первая должна быть заинтересована в поимке убийцы.

– Что вы делали на даче Юшковых? – придав голосу суровости, спросил он. – Вы там были, не отпирайтесь! Есть свидетель, который…

Лебедев блефовал, чтобы выбить девушку из колеи, расшатать ее и заставить проговориться.

– Свидетель? – вскинулась она, не дослушав. – Кого вы называете «свидетелем»? Жалкого пропойцу, потерявшего разум? Какие басни он вам рассказал? Небось, наплел с три короба всякой чепухи!

– Я не считаю его показания чепухой, – осторожно молвил капитан, понимая, что нечаянно попал в яблочко. – Наоборот, он говорил серьезные вещи…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Не будь Рената, Лариса не рискнула бы бродить по сумрачным переходам замка, которые, если верить слухам, кишели существами из потустороннего мира. К тому же она здесь гостья и должна придерживаться правил.

– Это не просто чужой дом, это музей, – ворчала она, едва поспевая за своим спутником. – Каждому приглашенному нельзя вести себя, как заблагорассудится.

– Ты слышала, о чем говорили Бойд с товарищем? Нынешняя ночь – особенная! И сам замок, и его обитатели, – живые и мертвые, – сегодня вне всяких законов. Я не удивлюсь, если мы встретим за поворотом настоящую леди Джанет или короля Малкольма. Я даже не уверен, что мы находимся в том крыле, которое служит музеем!

– Не пугай меня… я и так дрожу от страха.

– Возможно, мы угодили в один из рукавов времени…

– А мы выберемся обратно?

– Как карта ляжет, – хохотнул Ренат, преображаясь в графа Биэрди, азартного игрока, готового поставить на кон собственную душу.

Тихо переговариваясь, пара двигалась наугад, по наитию, и порой казалось, что они ходят по кругу.

– Где чайный кабинет, о котором говорил Бойд? – заволновалась Лариса. – Мне это не нравится!

– Что именно?

– Безлюдье… Как будто мы здесь одни.

Все выходящие в коридор двери были закрыты, и за любой из них мог прятаться кто угодно. Не успела она подумать об этом, как одна из дверей беззвучно отворилась, из-за нее выскользнул человек и скрылся за поворотом.

Лариса остолбенела от неожиданности. Ренат молча дотронулся до ее руки и указал в ту сторону, куда метнулся незнакомец.

– Ты… видел? – с трудом выдавила она, мечтая ослабить шнуровку лифа, который сдавливал ей грудь. – Видел?

Ренат предполагал, что скоро они получат недвусмысленный знак. Похоже, это он и был.

– Желтый пиджак, – прошептал он, сжимая руку Ларисы. – Такой же, как у Земцова. Кто-то из приглашенных косит под блогера? Или это его неприкаянный дух поплелся за нами в Шотландию?

– Не исключено, что Земцов был дальним потомком хозяев… и этот замок – его родовое гнездо.

– Сомневаюсь, – покачал головой Ренат.

– Идем за ним, – отважилась Лариса. – Мы должны увидеть его лицо. Тогда все прояснится.

– Бойд с товарищем видели этого же человека и приняли его за гостя! – осенило Рената.

Он устремился следом за «желтым пиджаком», споткнулся обо что-то и чуть не растянулся во весь рост. Раздался оглушительный крик, от которого кожа покрылась мурашками. Ма-аа-уууууу!!! В тот же миг из-под ног Рената выкатилось маленькое обросшее шерстью существо и побежало вперед, помахивая хвостом.

– Ч-черт!

– Это не черт, а кот! – сообразила Лариса, когда к ней вернулся дар речи. – В замке, вероятно, держат котов.

– Для ловли крыс и мышей? Не думаю. Скорее, это призрак домашнего любимца леди Джанет или графа Стратмора.

– Фу-уу-у!.. У меня дух перехватило от страха. Еще немного, и я бы грохнулась в обморок, как истинная знатная дама…

Лариса оторопело уставилась на кота, который перестал убегать, сел на пол и навострил уши, словно поджидая кого-то.

– Черт! – злобно повторил Ренат, поправляя съехавший на бок берет. – Это же Ра, котяра Вернера! Палевый окрас, отвратительный голос, наглое поведение! Он нарочно кинулся мне под ноги, чтобы я упал!

– Мяу! – отозвался кот, подтверждая его догадку.

– Как ты нас напугал, Ра! – с облегчением выдохнула Лариса. – Что ты здесь делаешь? И где твой хозяин?

Кот, не удостоив ее взглядом, встал и потрусил вперед, в темноту. «Мяу-уу-у!» – донеслось из глубины коридора.

– Он зовет нас за собой, – догадалась Лариса. – Значит, наш бывший гуру где-то рядом.

– Среди гостей? Переодетый египетским фараоном? – Ренат наморщил лоб, припоминая маскарадные костюмы приглашенных. – Кажется, я заметил что-то подобное. Тяжеловесный крепыш во всемирно известной маске Тутанхамона и погребальном саване, расшитом иероглифами. Мне и в голову не пришло, что это Вернер!

– Он умеет отвести нам глаза, когда хочет.

– Без него все-таки не обошлось!

– Может, он решил помочь?

– Не смеши меня, – рассердился Ренат, недовольный, что сразу не распознал в Тутанхамоне Вернера. – Призрак Земцова взывает к возмездию, а мы блуждаем по замку, как два идиота. Теперь еще бегать за котом?

– Я не думаю, что человек в желтом пиджаке – призрак, – возразила Лариса. – Помнишь, Земцов видел на Гончарной улице своего двойника? А мы ему не поверили.

– Доверяй, да проверяй…

Ренат повернулся в ту сторону, куда потрусил кот. Неужели, Вернер устроил им подставу и потирает руки от удовольствия, глядя, как его бывшие ученики обескуражены?

– Надо догнать этого «двойника» и выяснить, что за хрень здесь творится. Идем! Надеюсь, чертов кот не заведет нас в лабиринт, откуда нет выхода. Вернер способен выкинуть любой фортель.

– На сей раз ты не прав.

– Ладно, будь по-твоему, – кивнул Ренат и зашагал по коридору, удивляясь отсутствию лакеев, охраны, сигнализации и прочих атрибутов современного музейного комплекса, каковым был замок Глэмис. – Тебе не кажется, что здесь подозрительно тихо и пусто? Голосов Бойда с напарником уже не слышно. Кликни кота, пожалуйста! А то мы его потеряем.

– Эй, Ра! – позвала животное Лариса. – Кис-кис-кис!.. Ра! Ра!.. Кис-кис-кис-кис…

Толстые каменные стены поглощали звуки. Приглушенное «мяу» прозвучало словно из преисподней, но это было лучше, чем ничего. Мнимые «граф Биэрди» и «леди Джанет» поспешили вперед…

Глава 23

Станция Павшино

Инга встала со скамьи, а капитал Лебедев придержал ее за руку.

– Вы куда?

– Я хочу в туалет, – заявила рассерженная девушка. – Вы пойдете со мной? В качестве конвоира?

Сыщик смутился. Сопровождать Ингу в туалет было неловко, но и позволить ей скрыться под этим предлогом он не мог.

– Неужели вы думаете, что я сбегу? – криво улыбнулась она. – Лучше посторожите мой чемодан. Там все мои вещи.

Он кивнул головой, не отпуская ее руки, и добавил:

– Я понесу ваш чемодан, куда скажете.

Инга нравилась ему все сильнее, несмотря на ее подозрительное поведение, упреки и злость. Она явно лжет и выкручивается, но даже это добавляет ей какой-то стервозной привлекательности.

Лебедев признался себе, что его влечет к женщинам такого склада: самолюбивым, меркантильным, расчетливым и откровенно страстным, для которых секс – не второстепенная добавка к чистой любви, а главный смысл отношений с мужчиной.

Инга, несомненно, подбивала покойного Земцова на авантюры ради денег, ставя материальное обеспечение во главу угла. Она точно не альтруистка, не благодетельница и не утешительница страждущих. Скорее, полная противоположность оным.

Капитана это возбуждало. Укротить строптивую кобылку куда интересней, чем оседлать смирную лошадку, которую легко держать в узде. Инга – как раз то, что ему нужно. Разумеется, если она не имеет отношения к смерти своей подруги и ухажера. Покрывать преступницу Лебедев не собирался, какие бы чувства она у него не вызывала.

– Идемте, я провожу вас до туалета, – сказал он и взялся за ее чемодан на колесиках. – А по дороге вы мне все расскажете.

– О чем? – потупилась девушка. – Не знаю, что наплел вам тот алкаш, но это неправда. Он пришел клянчить на водку, я ему отказала, и он решил наговорить про меня всяких гадостей. А вы и поверили?

– Так дело не пойдет, Инга. Не хотите откровенничать со мной, придется отвезти вас к следователю. Он с вами церемониться не станет.

– Вы меня пугаете?

– Я вам добра желаю, – вздохнул капитан. – Ваше упрямство работает против вас.

– Вы не имеете права меня задерживать!

Лебедев решил поменять тактику.

– А если, не дай бог, за вами следит убийца? – предположил он. – Вынашивает планы, как довести начатое до конца? Тогда я точно вам не завидую. Во имя чего вы подвергаете себя опасности?

В этот момент произошло непредвиденное, как часто бывает в критической ситуации. В зал ожидания ввалилась группа школьников, которые на миг оттеснили Лебедева от Инги, и та не преминула этим воспользоваться. Она бросилась к дверям, выскочила на платформу и побежала…

– Стой! – закричал опешивший сыщик. – Стой!

Слова «Стрелять буду!» застряли у него в горле. Во-первых, он ни при каких обстоятельствах не стрелял бы в Ингу, а во‐вторых, вокруг было полно детей.

Лебедеву ничего не оставалось, как бросить чемодан и догонять беглянку. Вне себя от негодования, он выбежал на перрон, оглянулся, заметил на путях длинноногую блондинку и припустил следом…

* * *

Инга споткнулась о рельсу и упала, больно ударившись локтем и коленками. У нее потемнело в глазах, сумочка отлетела далеко в сторону.

Лебедев увидел поезд, который неумолимо приближался. При этом Инга продолжала лежать, как будто не видела несущегося к станции железнодорожного состава.

– Вставай! – крикнул капитан, но девушка его не слышала. – Инга! Вставай! Инга!

Он едва успел оттащить ее, как мимо, оглушительно стуча колесами, промчалась проходная электричка.

– Ты что, решила как Анна Каренина, под поезд броситься? – вызверился он. От пережитого страха у него дрожали руки, а сердце выскакивало из груди. – Жить надоело?

Инга не осознавала, что была на волосок от смерти. От удара у нее помутилось в голове. Штанины джинсов намокли от крови, рукав куртки на локте порвался.

– Ты цела? – спросил он, ощупывая ее. – Переломов, кажется, нет. Просто ушиблась и кожу содрала, когда падала. Встать сможешь?

– Не знаю…

– Какого черта ты побежала? Я тебе не враг!

– Не знаю, – морщась от боли, повторила она. – Зачем вы меня преследуете?

– Я тебе жизнь спас, дуреха! Давай, помогу…

Он осторожно приподнял легкое тело Инги, взял на руки, перенес подальше от путей и усадил на деревянную лавочку.

– Голова кружится?

– Ага, – тихо ответила девушка, увидела свои окровавленные джинсы и ужаснулась. – Что это? Кровь?

– Ты легко отделалась, а могла бы…

Лебедев осекся и посмотрел вокруг в поисках аптечного киоска. Не мешало бы обработать раны Инги антисептиком и забинтовать.

– Где твоя сумочка? – спохватился он. – Ты ее уронила, когда падала?

Инга молча прикусила губу и застонала. После кратковременного шока к ней возвращалась чувствительность, и боль усиливалась.

– Посиди здесь, – сказал Лебедев. – Я сейчас приду. Надо найти твою сумку. Документы там?

Не получив ответа, он торопливо вернулся на то место на путях, где лежала Инга. На гравии виднелись капли крови, а в кустах на краю насыпи он заметил светлое пятно.

– Вот, она! – с этими словами капитан поднял бежевую женскую сумочку с длинной ручкой и позолоченными заклепками. – Ну-ка, что внутри?

Он без зазрения совести расстегнул молнию и бегло осмотрел содержимое. Обычный дамский набор: документы, косметичка, салфетки, кошелек, ключи, бумажные носовые платки, жвачка и прочая дребедень. Внимание Лебедева привлек вскрытый почтовый конверт.

– Хм… без обратного адреса…

На конверте была надпись от руки: город Красногорск, Ракитная улица, дом 18, Маргарите Юшковой. И штемпель местного почтового отделения. Значит, отправитель – кто-то из здешних?

Читать письмо было некогда; капитан сложил конверт вдвое и сунул себе в карман.

– Потом разберусь, что к чему…

Оставлять Ингу одну было рискованно, вдруг опять даст деру? Хотя сбитые коленки существенно осложняли бегство, он все-таки поспешил обратно к девушке…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Лариса по-другому представляла себе королевскую резиденцию.

– Может, мы не туда свернули? – ворчала она.

– Поздно это обсуждать, – отрезал Ренат. – Надеюсь, кот нас выведет, куда надо.

Помещения, обставленные старинной мебелью и полные предметов искусства остались в стороне, вместо роскошных апартаментов потянулись сырые каменные переходы, полутемные винтовые лестницы и тесные коридоры, вдоль которых попадались запертые двери. В узкие окна, похожие на бойницы, лился с улицы тусклый лунный свет. В некоторых местах двигаться приходилось почти на ощупь.

Кот, названный Вернером в честь египетского бога Ра, вел гостей замка за собой, одному ему известным путем, и изредка мяукал, чтобы «леди Джанет» и «граф Биэрди» не отставали.

– Долго еще идти? – хныкала Лариса, которой мешало тяжелое парчовое платье и жали сафьяновые башмачки. – Я ноги натерла!

– Мне не легче, – отозвался Ренат, раздраженный тем, что они передали инициативу безмозглому животному.

Наконец кот вывел их в просторное помещение со сводчатым потолком и электрическими светильниками, выразительно мяукнул, поднял хвост трубой и юркнул в приоткрытую дверь.

Лариса с Ренатом сообразили, что из мрачного каменного лабиринта они каким-то образом вернулись в музей, и замерли в нерешительности. Идти за котом или ждать здесь? В отдалении были слышны голоса людей и гортанная речь гида, одетого в черную сутану. Оживленно переговариваясь, публика приближалась к «леди» и «графу». Согласно сценарию мероприятия гид постепенно нагнетал у экскурсантов страх, и у нескольких дам сдали нервы.

– Призраки! Вот же они! – одновременно взвизгнули женщины, бесцеремонно указывая пальцами на Рената и Ларису. – Серая Леди и граф! Они преследуют нас!

Поднялся шум, посыпались взволнованные реплики:

– Это не к добру!..

– Боже, спаси…

– Читайте молитву!.. Иначе нам конец…

– Без паники, господа, – Ренат успокаивающе протянул унизанную бутафорскими перстнями руку ладонью вперед. – Не бойтесь. Мы такие же приглашенные, как и вы.

Дама в костюме вампирши чуть не лишилась чувств, но ее услужливо поддержал мужчина в золотой маске Тутанхамона.

– Вернер! – ахнула Лариса.

К счастью, ее возглас потонул во всеобщем гомоне. Ренат махнул переодетому гуру рукой: мол, мы вас узнали, учитель! Тутанхамон моментально ретировался, оставив после себя запах египетских благовоний. Испуг сменился у присутствующих неловкими смешками. Кавалеры подтрунивали над собой, дамы обменивались мнениями.

Лариса искала взглядом кота, однако тот не показывался.

– Вот комната, где на полу проступает кровь умершего от ран короля Малкольма! – объявил гид, не опровергая слова Рената, но и не подтверждая их. – Прошу пройти за мной, господа…

Он выдвинулся вперед и распахнул дверь, за которой скрылся кот. Публика, перешептываясь, сгрудились за его спиной. Что-то заставило экскурсовода онеметь, а даму, заглянувшую в комнату, издать душераздирающий вопль.

– А-а-аа-ааааа! А-а-аааааа-а! Ааааа!

Неужели, кровь короля Малькольма произвела на них такое жуткое впечатление? Ренат в это не поверил и решительно протиснулся сквозь толпу.

На крюке, вмурованном в стену из дикого камня, висел… «повешенный».

Устроители бала не поскупились на щекочущие нервы инсценировки. Гость в костюме Повешенного, вероятно, был из числа подставных, которые играли свои заранее предписанные роли.

Ренат хотел потрогать «труп», но ощутил характерный холодок и понял, что человек по-настоящему мертв.

– Я врач! – громко заявила Лариса, и ошарашенные люди расступились, пропуская ее в комнату.

Еще на пороге по виду висящего тела она убедилась, что Повешенный не прикидывается. И вряд ли он сам залез в петлю, которая до этого болталась у него на шее как атрибут. Веревка от его костюма оказалась достаточно крепкой, чтобы ее использовали по назначению.

Лариса оглянулась на гида и заметила в его глазах неприкрытый ужас.

– Вызывайте полицию, – на ломаном английском промолвил кто-то из гостей.

– Звоните шерифу…

– Ничего не трогайте! – взмолился гид, сбрасывая капюшон и обнажая лысоватую голову, обрамленную редкими кудряшками. – Стойте на месте! Я вызову охрану.

– Нас разыгрывают?.. – предположила «дама с окровавленным ртом». – Это сцена из ночного спектакля, который обычно устраивают перед балом. Я слышала, что здесь так принято…

– А по-моему, одного из нас убили, – возразил ей мужчина, одетый Дракулой.

– Глупости…

– Может, он сам повесился?

– Так вошел в роль, что добровольно залез в петлю?

Все это выглядело бы комично, если бы не висящий на крюке мертвец.

– А где кот? – спохватилась Лариса, заглядывая по углам. – Куда он подевался?

– Туда же, куда и его хозяин, – сердито бросил Ренат. – В преисподнюю!.. Кстати, вот тебе знак, которого мы ждали.

– Ра! – шепотом позвала она. – Кис-кис-кис…

– Он нарочно привел нас сюда, чтобы… Черт! О чем нам говорит этот Повешенный?

– Честно говоря, не ожидала увидеть тут Вернера в костюме мумии Тутанхамона, – пробормотала Лариса. – Почему гуру выбрал именно эту погребальную маску?

– Он же считает себя бывшим фараоном Египта! Забыла?

– Желтый пиджак… – прошептала она, вспоминая, с чего все началось. – Это был не призрак убитого блогера! Это был живой человек!

– Сейчас не до него, – отмахнулся Ренат.

– Я думаю, «желтый пиджак» – ключ к разгадке…

– О чем это вы беседуете? – подошел к ним гид, который, к счастью, не понимал по-русски. – Скоро сюда прибудет охрана, я прошу вас выйти из комнаты и не затаптывать следы.

– В ночь Самхейна злые духи вышли на охоту, – по-английски проговорил Ренат и указал на труп. – Это их рук дело. Один из нас повторил судьбу своего персонажа. Повешенный висит в петле! Верно?.. Вызывайте журналистов и телевизионщиков, сэр! Тут попахивает сенсацией.

– Не кощунствуй, – одернула его Лариса. – Человек умер, а ты зубоскалишь.

– Это нервное.

Экскурсовод демонстрировал полное замешательство. На его веку трагические происшествия случались лишь в мифах и легендах о замке Глэмис. Настоящий покойник в петле наводил на него суеверный ужас…

Глава 24

Красногорск, Подмосковье

Лебедев нашел заплаканную Ингу на той же скамье, где оставил ее, пока ходил за сумочкой. Это были слезы досады и боли, вызванные тем, что капитан переиграл ее и отрезал путь к бегству. Вдобавок ко всему прочему, она чуть не погибла под колесами электрички.

– Твоя сумка, – сказал он, протягивая девушке находку. – В целости и сохранности, только немного испачкалась. Хорошо, что никто меня не опередил. Держи.

Инга не шелохнулась, и Лебедев поставил сумочку возле нее.

– Дуешься на меня? С какой стати?

– У меня колени болят и кровоточат… А вы ждете любезностей?

– Я предлагал обработать твои раны, но не встретил поддержки.

– Чем обработать? Где?

– Неподалеку есть аптечный киоск. Хочешь, я сбегаю за бинтами и перекисью?

– Вы обшарили мою сумку? – враждебным тоном спросила она вместо ответа. – Ну же, не стесняйтесь! Это ведь ваша работа.

Капитан не стал отпираться. Рано или поздно Инга заметит пропажу письма и потребует объяснений.

– Я проверил содержимое, – сухо обронил он. – Это моя обязанность. Вдруг, ты носишь с собой оружие? Для самообороны, разумеется, а не для чего-либо иного.

Девушка скептически усмехнулась.

– Мы перешли на «ты»?

– Я спас тебя от смерти, – кивнул Лебедев. – Это сближает.

– Ну, и что ты нашел в моей сумке? Пистолет, нож, взрывчатку… яд в пузырьке от духов? – хмуро осведомилась девушка. – Обезвредил злодейку?

– Зачем ты так, Инга?

– А ты зачем рылся в моих личных вещах?

– Я выполняю свой долг.

– Ты должен искать убийцу! – в ее глазах снова закипели слезы. – А не преследовать беззащитную девушку!.. Или ты решил свалить вину на меня? Очень удобно. А главное, не придется рисковать, гоняясь за опасным преступником.

– Ты напрасно пытаешься меня оскорбить.

Письмо в кармане куртки не давало капитану покоя. Как бы улучить момент и прочесть его?

«Каким образом адресованное Маргарите послание очутилось у Инги? Она нашла его на даче Юшковых? Или…»

Тем временем девушка полезла в сумочку за влажными салфетками, чтобы обтереть кровь и хоть как-то очистить раны от грязи.

Лебедев наблюдал за ней, затаив дыхание. Она сразу заметила отсутствие письма и изменилась в лице.

– Ты без разрешения изымаешь чужую корреспонденцию? Ах, да! Письмо, несомненно, относится к опасным предметам! Это один из видов оружия!

– Оно адресовано не тебе, – огрызнулся капитан. – Где ты его взяла?

– Зачем задавать дурацкие вопросы? – возмутилась Инга. – Будто ты не знаешь?!

У него в уме закрутился калейдоскоп фраз, брошенных девушкой на вокзале. Лебедев выделил из них единственно верную. «Жалкий пропойца» был упомянут Ингой не зря.

– Я хочу услышать правду от тебя, – заявил он, хватаясь за эту ниточку. – И сравнить твои слова с показаниями свидетеля. Тот вовсе не чепуху наплел, как ты изволила выразиться.

Капитан шел по тонкому льду, рискуя в любой момент провалиться.

Инга же была уверена, что хитрый пьянчужка выставил ее в самом дурном свете. И теперь этот дотошный мент от нее не отцепится.

«Тем более что письмо, о котором ему доложил сосед Риты, оказалось у меня в сумочке!»

– Ты веришь алкоголикам? – хмыкнула она, осторожно промокая салфеткой пораненный локоть. – У этих людей мозги пропитаны водкой. Никто не принимает их слова всерьез.

– Откуда у тебя письмо?

– Ладно, так и быть… – сдалась она. – Алкаш продал мне письмо, потому что ему хотелось выпить. Он торговался, и мне пришлось уступить. Рита иногда одалживала ему деньги на водку, и он явился, думая, что это она приехала на дачу. Подергал закрытую дверь, психанул, ворвался в дом… Я приняла его за воришку и чуть не прибила кочергой. К счастью, обошлось шишкой на голове.

– Ого! – присвистнул капитан. – Ты огрела беднягу кочергой?

– А что мне было делать? Ждать, пока он на меня набросится? Я понятия не имела, что это сосед. Он сорвал замок, вломился…

– Как письмо, адресованное Рите, попало к ее соседу?

– Ты его об этом не спросил? – рассердилась Инга.

– Отвечай, – потребовал Лебедев. – Иначе я решу, что вы с ним сообщники.

– Скажи еще, собутыльники! – фыркнула она и кратко изложила версию пьянчужки, которую тот ей поведал.

– Допустим, – кивнул капитан. – А тебе зачем понадобилось это письмо?

– Из любопытства! Такая уж я уродилась. Я пообещала передать письмо Рите, а сосед хотел заработать. Наши интересы совпали.

– Письмо было запечатано?

– Да. Это я его вскрыла и прочитала, – призналась Инга. – Будешь учить меня морали? Мол, читать чужие письма нехорошо, некрасиво…

– Ты понимаешь, что это – улика? – перебил Лебедев. – Ты препятствуешь следствию!

– Я собиралась передать письмо в полицию, – беззастенчиво лгала она.

– Поэтому ты решила сесть на электричку и уехать, куда подальше?

– Я бы переслала письмо по почте, как Дима.

«Письмо – от ее парня? – поразился капитан. – Что же у нас получается? Любовный треугольник? Тогда у Инги есть мотив для убийства!»

– На конверте – штемпель Красногорского почтового отделения, – сказал он.

– Я тоже обратила внимание, – кивнула Инга. – Видимо, Дима специально приехал и отправил письмо с местной почты, чтобы оно дошло быстрее… и не потерялось в дороге.

«Чем дальше, тем запутанней становится эта история, – подумал Лебедев. – Зато я не ошибся, что убийства Земцова и Риты связаны между собой. Теперь это непреложный факт!»

– Почему он не указал домашний адрес вашей подруги?

– Конспирология! – с вызовом воскликнула девушка. – Дима был помешан на тайнах. Он скрытничал, пока не доигрался…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Прибывший в замок шериф с подручными занялись своим делом, что не помешало распорядителю бала созвать всех гостей в большой зал, где скоро должны были начаться танцы.

Полицейские приказали никого не выпускать до выяснения обстоятельств смерти Повешенного. Распорядитель настоял на том, чтобы продолжить праздник во избежание недовольства приглашенных и возможных убытков. Гости согласились с этим условием, а стражи порядка не возражали.

Вообще в эту ночь все происходило вопреки правилам и законам. Казалось, некая сила навязала всем присутствующим свою волю. Никто не противился этому, а наоборот, любой человек, вне зависимости от ранга и обязанностей, безоговорочно подчинился таинственной силе.

– Ты что-нибудь понимаешь? – шепотом спросила Лариса, с любопытством рассматривая музыкантов, которые заняли свои места на возвышении в углу зала.

– Честно? Я в замешательстве, – признался Ренат, наблюдая за растерянной публикой. Он искал маску Тутанхамона и неизвестного в желтом пиджаке.

Наконец переодетый в старинные костюмы маленький оркестр заиграл экосез. Звуки лютни, небольшой виолончели, скрипки и барабана создали неповторимую атмосферу прошлого. Распорядитель попросил дам и кавалеров выстроиться парами и пообещал подсказывать перемену фигур.

Лариса ощутила себя настоящей леди Джанет, которая танцует с учтивым и галантным графом Биэрди. Остальные гости тоже с удовольствием погрузились в предложенное развлечение, дабы отрешиться от случившегося. Некоторые продолжали думать, что стали участниками запланированной инсценировки, другие гнали от себя темные мысли. Никто не хотел верить, что Повешенный не играл порученную ему роль, а действительно расстался в жизнью. И даже шериф с его свитой не убедили публику в серьезности происшествия, а лишь раззадорили.

Танцующие с видом заговорщиков переглядывались и перешептывались.

– Где Вернер? – спросила Лариса, старательно выполняя под музыку незамысловатые па. – Ты его видишь?

– Нет, – ответил Ренат. – Но он непременно появится, будь уверена. Этот тип своего не упустит.

– «Желтого пиджака» тоже не видно.

– Повешенный – это подсказка! – прошептал Ренат, выполняя поклон и почти касаясь своим беретом волос партнерши. – Но до меня ни черта не дошло! Кроме того, что убийца здесь, в замке, среди гостей или обслуги. Он дал нам знак, что партия началась.

– Я думала, она началась еще в Москве.

– То была прелюдия, увертюра… то бишь вступление.

– Мне как-то не по себе, – нервно улыбнулась Лариса.

По указанию распорядителя пары выстроились друг напротив друга, образовав четверки. Лариса внезапно оказалась лицом к лицу… с Тутанхамоном. Тот словно из-под земли вырос, глядя на нее сквозь прорези позолоченной маски.

– Приветствую тебя на сборище мертвецов, о прекрасная леди Джанет! – с пафосом воскликнул он. – Дверь между мирами открыта, и каждый из нас может незаметно пересечь красную линию. Берегись и предостереги своего верного спутника. Иногда дверь захлопывается в самый неожиданный момент.

– Выражайтесь яснее!

– Я не намерен разжевывать пищу для твоего ума. Тренируй свои собственные зубы, очаровательная!

– Это вы послали нам приглашение в руке покойника, Вернер?

– Как ты могла подумать? – со смехом возмутился он. – Я не так дурно воспитан, чтобы заставлять своих учеников таскаться с трупом по подвалам и гаражам. Если бы я захотел потанцевать с вами на балу в средневековом замке, то обставил бы это более изящно. Неужели, ты до сих пор не убедилась в моих безупречных манерах?

Лариса проигнорировала самовосхваления гуру, на которые тот никогда не скупился.

– Значит, вам все известно? – выполняя движения в такт музыке, осведомилась она. – И про труп, и про убийцу?

Вернер умел отвечать, не отвечая. Это искусство он пропагандировал в своем клубе, но не все взяли его на вооружение.

– Я слежу за вашими успехами, а ваши неудачи огорчают меня.

– Раз уж вы здесь, то преследуете собственный интерес, – возразила Лариса. – Что привело вас в Глэмис вместе с котом?

– Ра незаменим в некоторых щекотливых обстоятельствах. Не правда ли?

– Он водил нас по каменным лабиринтам и указал на Повешенного.

– Ра не просто проводник, – усмехнулся под маской Тутанхамона ее визави. – Он указал вам на деталь, которую вы пропустили бы.

Распорядитель бала дал указание переменить партнеров, и Лариса вновь оказалась в паре с Ренатом.

– Мы дали в штангу, – совсем не по-светски выразилась она. – Повешенный о чем-то сообщил нам, но мы не поняли главного. Убийца опять говорит с нами на языке смерти! Мы имеем дело с беспощадным и хладнокровным типом.

– Вернер, как всегда, намекнул, но не сказал прямо? Какого черта он здесь делает, если не хочет помочь?

– Гуру вернется к раздаче подарков, – заключила Лариса. – Как бы нам не оплошать.

Ренат незаметно поглядывал на танцующих, но гостя в маске Тутанхамона среди них уже не было.

Музыка стала громче. Лютня как будто жаловалась на злую судьбу, виолончель страстно вздыхала, скрипка напевала бередящую душу мелодию, а барабан отбивал ритм, похожий на стук любящих сердец.

Ренат повернулся к «леди Джанет» и отметил, что она дивно похорошела. Из прически выбилась пара вьющихся локонов, на щеках сквозь белила проступил румянец, грудь под расшитым серебром лифом соблазнительно вздымалась.

– Я тебя обожаю, – прошептал он, касаясь губами ее волос. – И желаю, как никогда раньше!

– Сейчас не до любовных признаний.

– Когда еще мы окажемся на балу мертвецов? – усмехнулся он. – Меня дьявольски возбуждает эта музыка!..

Глава 25

Красногорск, Подмосковье

Инга с трудом доковыляла до «фольксвагена», морщась от боли и прихрамывая.

– Садись в машину, – Лебедев открыл перед ней дверцу и помог устроиться на переднем сиденье. – Сейчас доедем до аптеки… или может сразу в медпункт? В раны попала грязь, надо бы укол от столбняка сделать.

– Давай в медпункт, – согласилась Инга.

Через четверть часа ей оказали первую помощь и посоветовали на всякий случай сделать рентген локтевого сустава. Вдруг, трещина?

Пока девушке промывали и перевязывали раны, капитан внимательно прочитал письмо, изъятое из ее сумочки. Автором послания действительно оказался Дмитрий Земцов. Судя по дате на штемпеле, блогер отправил письмо за три дня до смерти. Почему не Инге, а Рите? Это было объяснено в тексте.

– На любовный треугольник не похоже, – пробормотал Лебедев, пряча конверт обратно в карман. – Хрень какая-то…

Когда на пороге медпункта показалась Инга с подвешенной на перевязи рукой, капитан поспешил ей навстречу. Ветер трепал светлые волосы девушки и срывал со старых берез с черными стволами последнее золото.

– Где тут рентген делают? – уныло спросила она.

– Отвезти тебя в больницу? – предложил Лебедев, глядя на часы. Ему пора было возвращаться в Москву. – А потом куда? Тебе нужно отдохнуть, дать ранам затянуться. Можно снять номер в гостинице на пару дней. В Красногорске цены не так кусаются, как в столице.

– Я не собираюсь здесь оставаться, – наотрез отказалась девушка. – И в Москву не поеду. Я жить хочу!

Лебедев молча думал, как выйти из положения, в котором они оба оказались. Строки из злополучного письма крутились у него в уме. Выходит, Земцов предчувствовал, что его ждет, но не сумел предотвратить несчастья.

Инга была настроена враждебно. Она замкнулась в себе, решила действовать на свой страх и риск. Как только капитан потеряет бдительность, она сбежит. Куда? На какой срок? Не важно. Сейчас для нее главное – выжить.

– Поехали на рентген, – сказал Лебедев, подавая ей руку. – Держись за меня.

В салоне автомобиля запахло антисептиком и духами Инги. Она молча уселась на место рядом с водителем и закрыла глаза.

– Болит? – непонятно, о чем, спросил капитан.

Девушка кивнула.

«Он прочитал письмо и помалкивает, – думала она, прислушиваясь к своим ощущениям. – Значит, не доверяет. И мне нет резона ему доверять. Этот мент не дурак, вряд ли я сумею его обхитрить. Но попробовать стоит».

До поликлиники добирались двадцать минут. Капитан искоса поглядывал на Ингу, любуясь ее правильным профилем и жемчужным отливом рассыпавшихся по плечам волос.

– Тебя проводить?

– Будь так любезен, – криво улыбнулась она. – Из-за тебя я чуть не попала под электричку и теперь вся побитая.

– Не вали с больной головы на здоровую, – буркнул Лебедев.

Он довел ее до кабинета рентгенолога, где ждали своей очереди бабулька с распухшей ногой и молодой парень с забинтованной кистью. Инга осторожно опустилась на дерматиновый диванчик, наблюдая за курсирующими по коридору больными и медработниками. Один мужчина средних лет показался ей подозрительным. Он держался особняком, и она пару раз поймала на себе его пристальный взгляд. От этого у нее перехватило дыхание, и чаще забилось сердце.

– Мне страшно, – пожаловалась Инга капитану. – Я бы водки выпила или коньяка. Нервы сдают.

– Сначала рентген, потом коньяк.

Подозрительный мужчина занял очередь у соседнего кабинета, достал телефон и сделал вид, что углубился в Интернет. Инга не выпускала его из поля зрения.

– Что с тобой? – заметил ее волнение Лебедев. – Встретила кого-то знакомого?

– Нет, но… Ты уверен, что за нами не следят?

– Нельзя быть уверенным в чем-то на сто процентов, – улыбнулся он. – Но ты не переживай, я рядом. В случае чего, отобьемся.

– Успокоил! – огрызнулась она.

Вскоре подошла очередь Инги, и над кабинетом вспыхнула надпись «Входите». Девушка скрылась за дверью, а капитан достал из кармана письмо и принялся перечитывать его второй раз.

«Уважаемая Рита! – писал покойный Земцов. – Представляю твое удивление, когда ты получишь это письмо. Но я счел этот способ передачи информации самым надежным. Телефон, все эти «телеграмы», «мессенджеры» и «вайберы» в последнее время не вызывают у меня доверия. Скажешь, у меня развивается паранойя? Не отрицаю.

Почему я обращаюсь именно к тебе? Сложно ответить. Мне кажется, между нами возникла мистическая связь, которая очень скоро станет очевидной. Не спрашивай, как это произойдет! И не думай, что мое «общение с призраками» повлияло на мою психику. Хотя и этого я не исключаю. В моей жизни наступил момент, когда я допускаю абсолютно все!!!

К сожалению, я не могу полностью открыться ни матери, ни Инге. У первой больное сердце, а с Ингой у нас напряженные отношения, как тебе вероятно известно. Решись я рассказать ей свою историю без купюр и оговорок, боюсь, она мне не поверит. Мы стремительно отдаляемся друг от друга, становимся чужими. А ты, Рита, очень чуткий и понимающий человечек. Прости за фамильярность, но я немного не в себе, так что не удивляйся моим огрехам и нелепостям. Я сам не ожидал, что выберу тебя в качестве доверенного лица. Оказывается, у меня нет верного друга, на которого я мог бы положиться! А ты не подведешь, я уверен.

Как подруга ты на стороне Инги, и это правильно. Но признайся, в глубине души я тебе нравлюсь? Самую капельку?.. Должно быть, мы с тобой сумели бы найти общий язык. Но это так… лирика. Не принимай близко к сердцу.

Видишь ли, Рита, со мной произошла странная штука. Чтобы не ходить кругами, излагаю суть, хотя все это выглядит как сумасшествие. Однажды ты обмолвилась, что твоя бабушка была психиатром и после нее осталось много профессиональной литературы, которую ты из любопытства перечитала. Стало быть, ты либо поставишь мне неутешительный диагноз, либо… сделаешь какой-то иной вывод.

Сейчас не важно, в своем ли я уме! Я хочу, чтобы в случае моей внезапной смерти, хотя бы один человек знал, какие обстоятельства этому предшествовали. Если я буду убит, пусть мою кончину не списывают на несчастный случай или банальную бытовуху.

Пожалуй, пора переходить к делу. Итак: недавно я получил в личку сообщение от некоего Посланника. Тот называл меня наследником древнего шотландского рода и писал о какой-то реликвии, якобы принадлежащей моим предкам. А также предупреждал об опасности, связанной с этим «наследством», предлагая свою помощь и защиту, если я передам реликвию ему на хранение. Иначе на меня обрушатся всяческие несчастья, вплоть до гибели. В подтверждение, что это не шутка, он-де перевел на мой банковский счет приличную сумму, которую я могу тратить по своему желанию.

Замечу, что я привык иметь дело с людьми, страдающими разными психическими отклонениями, и сперва не придал сообщению этого Посланника особого значения. Принял за розыгрыш! Некоторые типы и не такое отмачивают. Я сам, ведя «Хроники призрака», не раз прибегал ко всякого рода вымыслам и приукрашивал факты, дабы развлечь аудиторию и набрать новых подписчиков. Я в этом не каюсь, а просто объясняю специфику своей работы.

«Кажется, теперь ты сам стал жертвой розыгрыша, Дима, – решил я. – Что посеешь, то и пожнешь!» Но на всякий случай проверил свой счет, куда приходят средства от рекламодателей. Каково же было мое изумление, когда я обнаружил там указанную Посланником сумму, поступившую от анонима!

Вряд ли кто-нибудь стал бы разбрасываться деньгами ради пустого прикола. Хотя чудаков в мире хватает, я не верю в подобную расточительность. Кто я такой, чтобы тратиться на мой «развод»? И я попался на крючок, Рита…

Посланник обещал перевести мне еще денег, если я соглашусь выполнять его указания. Ради своего же блага!..

Неужели, я настолько меркантилен, что не смог отказаться? Выходит, так. Но клянусь тебе, не голая выгода двигала мною, а главным образом – интерес. Никакого «наследства» отец мне не оставлял, однако слова Посланника запали мне в душу, взбудоражили. Я загорелся, запылал!.. А вдруг я в самом деле – потомок легендарных шотландцев, и меня ждет яркая, необычная судьба? Вдруг моя однообразная жизнь превратится в волшебную сказку?.. Словом, можно приводить здесь множество оправданий, но смысл от этого не меняется. Меня купили, Рита! За сравнительно скромную по нынешним меркам сумму. Конечно, смотря для кого. Для нас с мамой эти деньги точно не лишние.

После первого контакта наше общение в корне изменилось. Я получал от Посланника указания конспиративным способом: измененный голос с засекреченного номера давал мне инструкции. Задания выглядели смешными и веселили меня. Я увлекся этой игрой!

Посланник диктовал, куда мне следует пойти и как вести себя. Велел купить броскую одежду, но надевать ее только по его команде: ядовито-желтый пиджак, бордовые дудочки и тупоносые зеленые ботинки, как у клоуна. Что за дурацкая прихоть? – недоумевал я, но не мог задать своему куратору ни одного вопроса. Потому что с ним нет обратной связи! Он остается недосягаемым, а я, судя по всему, для него как на ладони.

Одевшись шутом гороховым, я по его указке отправился в Кузьминки и обратился в некое «Агентство информационных услуг», чтобы мне помогли найти ту самую реликвию, о которой я не имел понятия. Это был всего лишь предлог!

Для какой цели я ломал дурацкую комедию? Представляешь, каким идиотом я выглядел? «Агентами» оказались мужчина и женщина, умные и довольно приятной наружности. Эти частные детективы, которые пользуются нестандартными методами, сразу меня раскусили, как мне показалось… Было ужасно стыдно перед ними! Но я продолжал притворяться и временами так входил в роль, что почти поверил в басню о своих шотландских предках. Если быть предельно честным, мне хотелось верить в свою неординарность, в тяготеющую надо мной тайну, в существование неких сил, которые пришли мне на помощь…

В общем, я мудак, как сказала бы Инга, признайся я ей во всем, что ты сейчас читаешь. Но ты, Рита, – другая! Тебе я рискнул довериться. Прошу об одном: молчать об этом письме до тех пор, пока я жив.

Может, в этой истории есть доля правды, которая ускользает от моего сознания? Мне кажется, я ощущаю дыхание смерти. Она словно крадется за мной, подстерегает, чтобы нанести удар… Тебе смешно? Я тебя понимаю и не осуждаю. Я бы тоже посмеялся на твоем месте.

Как ни глупо это звучит, Посланник сумел убедить меня в грозящей мне опасности. Поэтому я решил принять меры предосторожности: лично приехать в Красногорск и отправить тебе письмо с местной почты без обратного адреса. Вероятно, я дую на воду… Я трус и перестраховщик, параноик с маниакальной идеей о преследовании. Не исключено, что у меня поехала крыша, и я все это придумал, чтобы придать себе важности. Но если я все-таки погибну, хотя бы ты, Рита, будешь знать, какие события этому предшествовали. Обидно уйти из жизни обманутым и опозоренным.

Я не имею права требовать от тебя действий, направленных на разоблачение Посланника, и расследования истинных причин моей смерти. Я не питаю иллюзий насчет нашей правоохранительной системы; не знаю, что предпримут частные сыщики из «Агентства», куда меня направил куратор. Мне не на что рассчитывать. Сам понимаю, что вся эта история попахивает шизой. Но письмо, которое ты читаешь – попытка объяснить то, что со мной происходит.

Рита! В случае моей смерти поступи так, как сочтешь нужным. Если же мои страхи окажутся ложными, посмеемся над ними вместе! Как я чувствую, в ближайшие дни все прояснится.

Благодарю за понимание, Дмитрий Земцов».

Текст был написан от руки, а не набран на компьютере и распечатан, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его подлинности.

Лебедев краем глаза увидел, как открывается дверь рентген-кабинета, поспешно сунул письмо в конверт и убрал обратно в карман…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Очередная танцевальная фигура сначала разделила Рената с Ларисой, затем они снова оказались в паре лицом к лицу.

– Я догадалась, что означает Повешенный, – взволнованно прошептала она, придерживая рукой подол длинного платья. – Это ужасно!

– Что? – рассеянно переспросил он.

– Человек в костюме Повешенного оказался в петле потому, что убийца таким образом сообщил нам условие, при котором…

Пары вновь разъединились, выполнили несколько поклонов и поворотов, чтобы вновь сойтись. В зале пылали свечи, лютня и виолончель неистовствовали. Запах дыма, парфюмерии и человеческого пота будил в памяти каждого из присутствующих дивные ассоциации. Кто-то воображал себя истинным английским лордом, кто-то – придворным интриганом, дамой на придворном маскараде, кто-то погрузился в любовные грезы…

– Какое условие? – уточнил Ренат, легонько касаясь в танце ладони Ларисы.

Ее руки были горячими, губы дрожали. Не от страсти – от страха.

– Выбор наших костюмов не случаен…

– В смысле?

– Дело не в том, что персонажи, которых мы изображаем, самые популярные призраки замка, – тихо проговорила она во время поклона. – Хотя и в этом тоже, но…

– Поворот! – скомандовал распорядитель, и пары под музыку разошлись в стороны.

Едва Лариса и Ренат вернулись в прежнюю позицию, он схватил ее за руку и крепко сжал со словами:

– Что ты имеешь в виду?

– Пусти, больно…

– Прости, – смутился он. – Рядом с тобой я теряю самообладание… В этом платье ты… ты…

У него перехватило дух, а взгляд жадно скользил по ее груди, обтянутой кружевами и парчой.

– Убийца предупредил, что нам доведется пережить то же самое, что пережили настоящая леди Джанет и граф Биэрди, – молвила она под переливы скрипки и ритмичный бой барабана. – Дошло?

– Он в своем уме?

У Рената кружилась голова от близости любимой женщины, которую он впервые увидел в ином образе, и его рассудок помутился.

– Ты забыл, зачем мы здесь? – рассердилась она, читая по лицу «графа» одолевающие его мысли.

– Дьявол! – воскликнул тот, вытягивая шею. – Смотри, смотри!

Лариса повернулась и обомлела. Среди танцующих мелькал канареечный пиджак…

Глава 26

Красногорск, Подмосковье

– Все в порядке, – сообщила капитану Инга, косясь на подозрительного типа, погруженного в свой смартфон.

Тот сидел на том же месте и якобы ожидал своей очереди к врачу.

– Кости целы? – обрадовался Лебедев.

– Мне повезло. Трещины нет, а отек образовался от ушиба. Но болит ужасно.

– Тебе выписали обезболивающее?

Девушка кивнула и протянула ему рецепт.

– В холле, рядом с регистратурой есть аптечный киоск, – сказал капитан. – Идем, купим таблетки и поедем.

– Куда ты намерен меня везти? В отделение?

– Нет, что ты? – удивился ее агрессивному тону Лебедев. – Я обещаю: если ты мне все расскажешь, обойдемся без посторонних.

– Мне больше нечего добавить к тому, что тебе уже известно. Ты ведь читал письмо? Там Дима все объяснил. Он доверился Рите, а не мне! – обиженно молвила Инга. – Решил, что у меня ума не хватит его понять. Выходит, он меня не любил. Просто встречался со мной… для секса.

– А ты его любила?

– Какая теперь разница? – раздраженно отмахнулась она. – Ты что, ревнуешь?

Лебедев молча взял ее под руку и повел по коридору. Девушка сильно хромала, ее одежда была испачкана, на джинсах засохла кровь.

– Тебе нужно переодеться, – заметил он. – И помыться.

Инга промолчала, гадая, почему капитан не задает ей вопросов о том, что написал Земцов. Она отказалась от попытки бежать и сдалась на милость судьбы. Будь, что будет.

– У тебя в чемодане есть запасные брюки?

– Найдутся, – буркнула она. – Ты заплатишь за номер в гостинице?

Лебедев не успел ответить, как Инга обернулась и испуганно ойкнула. Подозрительный тип, который сидел в очереди, видимо, изменил свои планы и пошел за ними.

– Что с тобой?

– Вон тот мужик в сером свитере позади нас… Не смотри! – прошептала она. – Тебе не кажется, что он следит за нами?

– Тихо, тихо. Может, человек просто идет по своим делам, – успокаивающе сказал Лебедев. – Иди вперед, как ни в чем не бывало. Я проверю.

Человек в свитере почувствовал, что на него обратили внимание, и свернул в туалет. Либо он именно туда и направлялся, а Инга зря подняла панику.

Капитан открыл первую попавшуюся на пути дверь и увлек девушку за собой. Они оказались в кабинете терапевта, где за столом полировала ногти молоденькая сестричка.

– Доктора еще нет, – сообщила она, отложив пилочку и распахнув накрашенные синие глаза. – Он будет с минуты на минуту.

– Девушке плохо, – заявил Лебедев, по-хозяйски усаживая Ингу на кушетку. – Ей нужно отдохнуть. Она побудет под вашим присмотром, пока я не вернусь?

– Хорошо…

– Оставляю ее на вашу ответственность, – строго сказал капитан. В его голосе прозвучали металлические нотки, которые не предвещали медсестре ничего доброго, если она ослушается.

Та смирилась с неизбежным и подошла к Инге со словами:

– Измерить вам давление?

– Да, пожалуйста, – ответил за пациентку Лебедев. – Сделайте все необходимое. Я скоро вернусь.

Он вышел в коридор и скользнул к туалету, где скрылся подозрительный мужчина. Спустя пару минут тот вышел, а капитан сделал вид, что смотрит в окно. Мужчина обратил на него равнодушный взор и зашагал прочь.

«Вряд ли это наружка, – засомневался Лебедев. – Профи бы так бездарно не спалился. Однако лучше не дразнить гусей!»

Когда неизвестный повернул за угол, он забрал Ингу из кабинета врача, вывел в коридор и прошептал:

– Не бойся, это оказался обыкновенный больной.

– Откуда тебе знать?

– Поверь моему опыту.

Но Инга продолжала нервничать всю дорогу до машины. «Фольксваген» тронулся с места, только тогда она немного расслабилась.

– Земцов знакомил тебя со своим окружением? – спросил капитан, выруливая со стоянки на улицу. – У него были друзья? Приятели? Компаньоны?

– Такие же шальные «охотники за призраками», как Дима?.. Нет. Он вел уединенный образ жизни, в дом никого не водил. Даже работу себе выбрал такую, чтобы поменьше бывать в социуме. Мне кажется, его единственным другом была… мама. Это ужасно меня бесило!

– Ты ревновала Диму к его матери?

– Да! – без стеснения призналась Инга. – Мы соперничали, и каждая старалась перетянуть одеяло на себя. Людмиле Михайловне это удавалось лучше.

– Ты продолжаешь считать, что она пыталась тебя убить?

– Уже нет. Письмо Димы поразило меня… я перечитывала его, и с каждым разом мне становилось все страшнее! Поэтому я решила укатить подальше от Москвы. Куда угодно, лишь бы спрятаться хотя бы на время.

– Он говорил тебе о своих шотландских корнях, о наследстве?

Инга огорченно всплеснула руками и кивнула:

– К сожалению, я приняла это за его очередной розыгрыш, неудачную шутку. Судя по письму, он не открылся мне до конца, как Рите. И был прав. Я проявляла черствость и равнодушие к его проблемам. Поздно каяться, но мне не очень приятно осознавать, что Дима обратился со своей бедой к чужому человеку.

– Видимо, он не считал Риту чужой.

– Так и есть, – кивнула Инга. – Это я настолько его не понимала, что…

Она опустила голову и вздохнула.

– Не вини себя. Что случилось, то случилось.

– Слабое утешение…

– Кто такой Посланник, по-твоему? – допытывался Лебедев. – Откуда он взялся в жизни Земцова?

Девушка пожала плечами.

– Если Дима его не придумал, это опасный человек.

– Смерть двух близких тебе людей подтверждает, что история о Посланнике имеет под собой почву.

– Возможно, это маньяк, помешанный на мистике? – предположила Инга. – Ради своих видео Дима пускался во все тяжкие, встречался с мутными личностями. С какими только аферистами его не сводил интерес к потустороннему…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Танец окончился, музыка смолкла. Музыканты опустили смычки.

– Объявляется перерыв на десять минут! – провозгласил распорядитель бала. – Затем уважаемую публику ждет продолжение программы. Просьба не расходиться!

Ренат сразу же устремился за человеком в желтом пиджаке, который ловко пробирался к выходу из зала. Ему жутко мешала шпага в массивных ножнах, которая била его по бедру. Лариса старалась не отставать, но у нее болели натертые ноги. Хотелось сбросить к чертовой матери тесные башмачки и ходить босиком. Однако она не решалась на столь кардинальный поступок.

Лакеи подносили гостям шотландское виски в хрустальных стопках и шампанское в широких бокалах. Лариса испытывала жажду и на ходу глотнула шипучего вина. Пузырьки газа ударили в нос, она чихнула, и в этот момент разгоряченные танцем и спиртными напитками люди оттеснили ее в сторону. Минуты хватило, чтобы «желтый пиджак» и преследующий его Ренат скрылись из глаз.

Когда Лариса выскочила наконец из зала, в коридоре гулял ветер. Куда бежать? Налево или направо?

Откуда ни возьмись, перед ней вырос гид в монашеской сутане.

– О! Леди куда-то торопится?

– Я… хотела… – растерялась Лариса, не зная, как от него отделаться. – Хотела взглянуть… на коллекцию древностей.

– О-о! – расплылся в улыбке гид. – Я подоспел вовремя! Рад услужить.

Он говорил по-английски, не слишком заботясь, понимают его или нет. Красный нос и щеки выдавали количество выпитого им виски. Несмотря на то, что экскурсовод находился при исполнении, он не отказал себе в удовольствии насладиться дармовым алкоголем и теперь еще пытался приставать к Ларисе.

– Даму интересуют древности? – игриво осведомился гид. – Похвально, похвально… – Я покажу! – воскликнул он, ухватившись за рукав ее платья. – Идемте со мной!

Чтобы не поднимать шум, Лариса сдалась и позволила «монаху» увлечь себя к одной из дверей, выходящих в коридор.

– Вы русская? – догадался он по ее акценту. – Я люблю русских!.. Они весьма щедры… Среди гостей есть несколько русских мужчин и женщин!.. Судя по выговору, они давно живут в Британии. Но вы – другое дело… Вы приехали сюда впервые, верно?

Лариса состроила на лице умильную гримасу, потому что не могла подобрать подходящих английских слов.

– Я давно наблюдаю за вами, – болтал гид, продолжая топтаться у двери. – Вы… э-э… очень красивы. Я нахожу в вас сходство с портретом настоящей леди Джанет Глэмис!.. Бедняжка приняла мучительную смерть по лживому навету…

С этими словами он открыл дверь, включил освещение и подвел Ларису к стеклянной витрине с древностями.

– Я исполнил ваше желание!

Шокированная его назойливостью, она молча уставилась на вещицы под стеклом. А что ей было делать? Отнекиваться? Вести себя вызывающе?.. Как расценит это охрана и сотрудники? Неизвестно.

К изумлению Ларисы, экспонаты не походили на предметы кельтской культуры, как можно было ожидать. Это был совершенно иной стиль, впрочем, довольно узнаваемый.

– Египет? – вырвалось у нее. – Откуда?

– Удивлены? – посмеивался нетрезвый «монах». – Представьте, большинство туристов реагируют так же, как вы. Эти вещи найдены в земле Ирландии, дорогая леди! В могильнике эпохи бронзового века, при раскопках захоронений на холме Hill of Tara обнаружены фигурки и украшения, характерные для Египта.

– Вы что-то путаете.

– А вот и нет! Взгляните на это ожерелье из янтаря, бирюзы и черной яшмы. Тогдашним ирландцам были недоступны технологии изготовления ювелирных изделий такого качества.

Лариса потрясенно застыла, рассматривая бронзовую фигурку лежащего шакала.

– Это изображение Анубиса, – подтвердил ее догадку экскурсовод. – Ирландцы не делали подобных вещей. Статуэтке больше трех тысяч лет!.. Шакал питается падалью, а египетский бог Анубис – покровитель царства мертвых.

– Чудесная ассоциация, – поежилась Лариса.

– В научных кругах есть гипотеза, что в далеком прошлом на Британских островах существовала египетская колония. Для того, чтобы ее опровергнуть или признать достоверной, стоит потратиться на генетический анализ. Сравнить ДНК кого-нибудь из членов царского рода восемнадцатой династии фараонов Египта с генетическим кодом останков, найденных в могильнике Ирландии.

– Почему именно восемнадцатая династия?

– XIV век до нашей эры, – терпеливо пояснял гид. – Эхнатон, Нефертити и их дети. Неужели, не слышали?

У Ларисы пересохло во рту.

– Тутанхамон тоже из них? – хрипло осведомилась она, вспоминая погребальную маску на лице Вернера.

– Думаете, я сочиняю? – усмехнулся собеседник. – А вот и нет! Я тщательно изучил «Хроники истории Шотландии», составленные Уолтером Бауэром на латыни. Там указано имя фараона, чья дочь покинула свою родину и отправилась в рискованное плавание. Эхнатон! Разумеется, в тексте использованы факты из более ранних, не дошедших до нас писаний римского историка Евсевия Кесарийского…

Лариса с удивлением покосилась на гида, который четко выговаривал эти заумные слова, хотя пять минут назад у него слегка заплетался язык. И попятилась…

Вместо «монаха» рядом с ней стоял… крепыш в маске Тутанхамона! Сквозь прорези хитро блестели коричневые глаза.

– Вернер? – ахнула она. – А где…

– Кто? – спросил он, оглядываясь. – Здесь только я, ты и мой любимец Ра.

Выросший словно из-под земли холеный кот с громким мурлыканьем терся о ноги своего хозяина.

– Куда же делся… экскурсовод?

– Какой экскурсовод? – притворно удивился гуру. – Ты интересовалась древностями, я тебе их показал. В чем проблема?..

– Вы что-то знаете? – наклонилась к нему Лариса, вдыхая запах египетских благовоний, которыми тянуло от Вернера. – Зачем вы вырядились Тутанхамоном?

– Догадайся!

– Вам бы больше пошел образ Дракулы, – приходя в себя, огрызнулась Лариса. – Вы просто чудовище!

– Да? – забавлялся гуру. – Ты мне льстишь, негодница.

– Я до смерти испугалась, когда увидела на месте «монаха» вас! Решила, что у меня галюны начались.

– Может, так и есть? Пить меньше надо, – строго выговаривал ей Вернер. – Особенно здесь, в Глэмисе. В этом приюте призраков гостям подают отравленное шампанское. К счастью, не всем!

Лариса нервно закашлялась, а Тутанхамон зловеще расхохотался. При том, что губы маски оставались сомкнутыми, это выглядело жутковато…

Глава 27

Мрачную громаду замка со всех сторон окружали подстриженные лужайки, пихтовые деревья и вечнозеленые кусты. Ренат гнался за «желтым пиджаком», пока не потерял того из виду. Незнакомец каким-то образом миновал охрану, полицейских, лакеев и вывел своего преследователя во двор боковым ходом.

Дул ветер. В черных разрывах туч мелькало белое око луны, похожее на бельмо. Ренат сначала придерживал на голове бархатный берет, потом плюнул и передвигался по территории, стараясь по мере возможности держаться в тени. Порыв ветра сорвал берет, и Ренат, чертыхаясь сквозь зубы, чудом отыскал его в кустах.

Человек в желтом пиджаке как в воду канул. В саду кое-где горели прожекторы, подсвечивая старинную каменную кладку, башни и башенки, выступающие из массивного тела замка, зубчатые верхушки стен и каминные трубы.

– Эй, ты где? – крикнул в темноту Ренат. – Прячешься от меня?

Двойник покойного Земцова не показывался и не откликался. Он будто растворился в ночной мгле, растаял в лунном мареве.

«Зачем он выманил меня сюда? – подумал Ренат, холодея от посетившей его догадки. – Неужели, чтобы разлучить с Ларисой?.. Тогда у него получилось!»

Подстегиваемый страшной мыслью, он торопливо шагал по усыпанным гравием дорожкам, припоминая, где черный ход, которым «желтый пиджак» вывел его из замка незамеченным. Возвращаться через парадную дверь было бы опрометчиво, учитывая сложившиеся обстоятельства.

«Я осел! – ругал себя Ренат. – Глупый самонадеянный индюк! Как я мог бросить Ларису одну? После того, что случилось с Повешенным?!!»

Ему было от чего прийти в отчаяние. Черный ход испарился так же, как и «желтый пиджак». Ренат всюду натыкался на шершавые стены, а вожделенная дверь оказывалась всего лишь странно падающей тенью.

– Черт!.. Черт!!!

Некоторые окна замка ярко пылали, некоторые были темными. Ренат задрал голову и с разгону налетел на какое-то препятствие.

– Куда же вы, сэр? – прозвучал у самого его уха вкрадчивый голос. – Так и зашибиться недолго.

– Извините, – машинально пробормотал «граф», уткнувшись в черную сутану.

Гид прищурился и покачал головой.

– Вас просили не разбредаться и тем более не выходить на улицу.

– Мне стало душно, – оправдывался Ренат. – Я решил выйти на воздух. Что в этом плохого?

– Ничего. Однако шериф будет недоволен.

– А мы ему не скажем, сэр! – передразнил он «монаха». – Кстати, вы не видели поблизости мужчину в желтом пиджаке?

– Нет.

– Он пробежал мимо меня и скрылся в кустах, – с видом заговорщика сообщил Ренат. – Во-о-он там! Подозрительный тип.

– Да? – удивленно переспросил гид.

Они плохо понимали друг друга, и у них возникло взаимное недоверие.

– Что вы здесь делаете? – напал на «монаха» Ренат. – Следите за мной?

– Боже упаси…

– У вас есть список гостей, которые приехали на бал?

– Должен быть. У начальника охраны, – неохотно объяснил гид. – Все приглашения именные. Это наше правило. В целях безопасности. Полицейские тоже запрашивали список. – Он говорил короткими фразами, стараясь лучше донести до иностранца смысл сказанного. – Вы же понимаете, сэр. В замке живут люди, тут много ценных вещей…

– Могу я взглянуть на список? – перебил Ренат.

– Вероятно, список еще у полицейских, которые прибыли на место происшествия. Они опрашивают сотрудников и гостей замка.

– Но никто ничего не видел и не слышал?

– Мне не докладывают, как идет следствие, – нахмурился «монах». – Я всего лишь экскурсовод. Отвечаю на вопросы гостей, вожу их по апартаментам, показываю произведения искусства…

– Вы устроили праздник, на котором убили человека, – наседал Ренат, переходя от обороны к наступлению. – Это настоящий труп? Или талантливая инсценировка? Ради привлечения туристов! Многие считают именно так.

– Что вы, сэр? – отнекивался гид. – Как вы могли подумать?

– Значит, Повешенный – в самом деле мертв? И полиция действует не понарошку?

– Конечно, нет, – заверил его «монах».

– Тогда любой из нас подвергается опасности, – заключил Ренат. – И вы, и я… и остальные приглашенные. Каждого могут убить! Представляете, какая начнется паника, если гости это поймут?

Разговор явно тяготил гида, но Ренат не спешил отпускать собеседника.

– Убийца разгуливает на свободе, а в замке продолжается бал-маскарад! – продолжал он. – Люди беззаботно танцуют, когда среди них находится преступник!

– Этим занимается шериф, – промямлил гид, пасуя перед его напором. – Охрана принимает необходимые меры. Больше никто не пострадает!

– Я в этом не уверен.

«Монах» тревожно оглядывался, словно почувствовал за спиной чье-то присутствие.

– Мне что-то не по себе…

– Идемте отсюда, – воспользовался моментом Ренат. – Мало ли, кто прячется в темноте? Тут должен быть черный ход…

Гид повернулся налево, почему-то вдруг поднял голову, замер и дрожащим голосом воскликнул:

– Окно, сэр! То самое! Обычно его не видно, но сегодня ночью… творится нечто невообразимое!..

* * *

Москва

Лебедев уговорил Ингу вместо гостиницы пару дней пожить у него. Денег он с нее не возьмет, да еще и охрану обеспечит. В собственном лице.

– Уж если убийца будет тебя искать, то не здесь, – привел он решающий аргумент.

Она сделала вид, что согласилась.

– Подлечишь локоть и раны на коленках, а там будет видно.

– С тобой мне не страшно, – натянуто улыбнулась Инга.

Скромная квартира, которую занимал капитан, произвела на гостью гнетущее впечатление. Почему ей попадаются малоимущие мужчины? То блогер, то сыщик? Лебедев подбивает к ней клинья, или ей кажется?

– Ты честный? – хмуро осведомилась она, разбирая свой чемодан и раскладывая вещи. – Судя по всему, живешь на зарплату?

– Есть такой недостаток.

– Холостяк?

– С моей работой не до женитьбы, – отшутился он. – Я с утра до вечера в делах, иногда сутками не прихожу домой. Не хватало, чтобы меня, уставшего до чертиков, голодного и злого, как дикий зверь, еще кто-нибудь пилил. Сама видишь, средств у меня не густо. На хлеб с маслом хватает, а семью я не потяну.

– Но у тебя есть женщина?

– В данный момент мое сердце свободно, – улыбнулся капитан.

– Не подумай, что я тебе в любовницы набиваюсь, – отрезала Инга. – Просто хочу прояснить ситуацию.

– Я все понял, – кивнул он. – Ты осваивайся тут, а я пойду приготовлю нам поесть. Пельмени будешь?

– Если ничего другого нет…

Девушка временно махнула рукой на диету. От переживаний она и так сбросила килограмма три. Не греметь же костями?

Пока Инга принимала душ, Лебедев навел кое-какой порядок на кухне и поставил воду на пельмени. В холодильнике он держал только полуфабрикаты, копченую колбасу и сыр. Сейчас он пожалел, что у него нет сладостей и фруктов угостить Ингу.

«Я мог бы по дороге заскочить в супермаркет. Как мне в голову не пришло?»

С этими мыслями он высыпал в кипяток пачку пельменей и добавил специи. Запахло перцем и лавровым листом.

Лебедеву нравилась Инга, но она не выказывала ответной заинтересованности. В сущности, ее можно понять: внезапно потеряла своего бойфренда и подругу, сама едва спаслась. Тут у любого крышу сорвет. Так что ее странное поведение вполне объяснимо.

Капитан достал из шкафчика тарелки, рюмки, водку и позвал гостью к столу. У него возникла идея напоить Ингу и заставить ее проговориться. У нее наверняка припасен какой-нибудь секрет, а под хмельком у женщин быстрее развязывается язык.

Инга появилась в дверях с полотенцем на голове и в помятом домашнем халате, который достала из чемодана. Это было трогательное зрелище.

– Хочешь выпить? – предложил Лебедев, наливая в рюмки спиртное. – Тебе надо расслабиться. Видела себя в зеркале? Бледная, щеки ввалились, под глазами черно.

Девушка молча села на стул, с гримасой на лице проглотила водку и осторожно попробовала горячий пельмень.

– Гадость…

– Вот тебе на! – возмутился капитан. – Я тут стараюсь, а ты нос воротишь?

– Не люблю мясо в тесте.

– Извини. Чем богат, тем и рад, – парировал капитан, с удовольствием уписывая пельмени. – Под водочку очень даже неплохо.

– С такой едой ты долго не протянешь.

– Меня, между прочим, Олегом зовут, – не переставая жевать, заметил он. – А ты, значит, сторонница здорового образа жизни? Йога, проросшая пшеница и медитации на восходе солнца?

– Не так жестко, – улыбнулась Инга. – Но в принципе, почти угадал. Йога по воскресеньям, вегетарианская кухня, «медитации» за компьютером. Не высплюсь и потом сижу на работе, втыкаю. Смотрю на монитор, а в голове пустота.

– Знакомо, – кивнул Лебедев.

Все-таки он ее развеселил. А может, спиртное благотворно подействовало, но девушка понемногу оттаивала. Она жевала пельмени и слушала болтовню капитана, который демонстрировал хороший аппетит.

– Не боишься, что я тебе подсыплю яду в тарелку? – усмехнулась она, наблюдая за его реакцией. – Или обворую, например? Стащу твой служебный пистолет и дам деру?

– Служебный пистолет дома не держу. А ты не отравительница.

– Откуда тебе знать?

– Я провидец, – ответил Лебедев, прямо глядя на нее.

– Человеку твоей профессии нельзя никому доверять, Олег. Особенно женщинам.

– Спасибо, что назвала по имени, – расплылся в улыбке он. – Я тебе не доверяю, я проверяю.

– Значит, ты мне проверку устраиваешь?

– Вроде того. Еще по одной?

Не дожидаясь ответа, капитан наполнил рюмки себе и ей. После второй порции водки девушка осмелела и начала задавать вопросы:

– Ты зачем меня сюда привел? Чтобы расколоть?

– Фу, какое дурное слово…

– Давай, говори, что тебе надо! – разошлась она. – Хочешь выжать из меня «добровольное признание»? Мол, я из ревности зарезала Диму и отравила Риту!.. Когда ты залез в мою сумочку и прочитал письмо, то убедился, что был прав? Дима с Ритой, оказывается, питали друг к другу симпатию: он доверял ей, а не мне!.. Молодец! Отлично придумано. Ты получишь медаль за раскрытие двойного убийства, а я – тюремный срок?.. Не выйдет!

Инга нарочно сгущала краски и нагнетала ситуацию. Лебедев откровенно любовался ею. Вместо того, чтобы злиться и спорить, он воображал, какая она в постели. Вряд ли Земцов сумел подобрать ключик к этой строптивице.

– Вероятно, тебя не зря потянуло на канал «ЭзоТВ», – заметил капитан. – Ты еще тот экстрасенс! Прочитала все мои мысли. Не пробовала заниматься ясновидением, телепатией? У тебя здорово получается.

Инга опешила и смешалась. Она ожидала другой реакции от хитрого мента.

– Тебя научили держать себя в руках.

– Я с детства был чемпионом по выдержке, – рассмеялся Лебедев. – Иначе бы давно…

Он замолчал на полуслове, предоставив ей повод проявить свои способности.

Инга смутилась: ее сарказм потерпел поражение, а другим методом «доставать» мужчину она не владела. Земцов всегда вспыхивал от ее злоязычия, вступал в перепалку, горячился и… проигрывал.

– Что, не удалось меня раздразнить? – поддел ее капитан. – Запомни: я не бык, а ты не тореадор.

– Мы не на арене.

– Это как сказать. Ты взмахнула своей красной тряпкой, но я не повелся. Огорчена?

Инга молчала, кусая губы. Впервые ее ядовитые стрелы не достигли цели. Вернее, не произвели должного эффекта.

– Ну, ты и фрукт… – вырвалось у нее.

Лебедев отодвинул свою пустую тарелку и потянулся за бутылкой со словами:

– По третьей?

– А давай! – как в омут с головой нырнула девушка.

– Не пожалеешь?..

Глава 28

Шотландия, Глэмис Кастл

Кот Ра запрыгнул в старинное кресло и свернулся клубочком, словно понимая, что разговор будет долгим.

Лариса, как зачарованная, слушала разглагольствования Вернера. Тот доказывал, что много веков назад царственная египтянка со своей свитой и войском переплыла океан и поселилась на западном острове Британского архипелага. Гуру цитировал наизусть «Хроники истории Шотландии»:

– «И тогда Скотта, дочь фараона, покинула Египет со своим мужем и большой группой сторонников…»

– Это с какой же стати ей понадобилось так рисковать? – нетерпеливо перебила Лариса.

– Она прослышала о несчастье, которое вскоре обрушится на ее страну, и бежала, – объяснил Вернер, сверкая глазами из-под маски. – Жрецы тайно предупредили царскую дочь, что начинается эпидемия неизлечимой болезни, вызванная гневом богов, которым перестали молиться по воле ее отца, и что спасения никому не будет. Смелый реформатор Эхнатон приказал поклоняться одному богу солнца, а остальных предать забвению и разрушить их храмы. Это не сошло ему с рук!

Вернер сделал выразительную паузу, чтобы дать Ларисе время осознать смысл его откровений.

– Скотта? – переспросила она. – Звучит как-то не по-египетски.

– Сакральное имя принцессы нельзя произносить всуе, – без запинки выдал собеседник. – Поэтому в пути ее называли Скоттой. Я опираюсь на сведения из канувших в лету источников, которые использовал Уолтер Бауэр. Ты ему не веришь?

– Вы сами призывали нас во всем сомневаться, Вернер.

– Даже в моих словах?

– А вы что, пророк? – отстреливалась Лариса.

Маска Тутанхамона вплотную придвинулась к ее лицу, из-под нее раздался тихий смешок:

– Не хочешь меня слушать? Тогда иди в зал, танцуй, пляши… но чур, потом не сетуй, что я тебя не предупредил!

Лариса вспомнила о Повешенном и передумала спорить с Вернером. Раз он здесь, ему точно что-то известно. Но гуру обожает говорить загадками, ходить кругами и испытывать их с Ренатом на прочность.

– Ладно, я погорячилась, – примирительно сказала она.

Вернер вздохнул и продолжил свой вкрадчивый монолог:

– Беглецы вышли на нескольких судах в море и после долгого плавания и опасных приключений, подробно описанных в «Хронике», высадились на Британских островах.

– Погодите, – осенило Ларису. – Вы намекаете, что…

– Шотландия – страна скоттов! – перехватил ее мысль гуру. – Все правильно, детка. Наконец, до тебя дошло.

– Scotland! – в изумлении повторила Лариса. – Земля «скоттов». Как я сразу не сообразила?

– В римских источниках Скотией обычно называют Ирландию, – уточнил Вернер.

– Значит, принцесса Скотта… похоронена где-то там?

– Ее могила пока не найдена. Местные племена оказали пришельцам ожесточенное сопротивление, и Скотта погибла. Но ее народ победил! Со временем потомки древних египтян переправились на территорию современной Шотландии, покорили туземцев и заселили север Великобритании.

Маска Тутанхамона блестела фальшивой позолотой, и такая же блестящая фальшь слышалась в голосе гуру.

– К чему вы клоните? – спохватилась Лариса.

– А ты угадай…

В комнату, шумно переговариваясь, ввалилась группа гостей, и Вернер моментально отошел в сторону, смешался с ними… а через минуту его и след простыл.

– Леди Джанет! – на ломаном английском воскликнула одна из женщин в костюме ведьмы, приближаясь к Ларисе. – Мы вас искали! Танцы окончились, нас попросили не расходиться, но все куда-то разбрелись…

– Вы русская?

– Да! – обрадовалась «ведьма». – Неужели, вы тоже? Боже мой! Какое счастье! Будет, с кем поговорить! А где ваш верный спутник? Граф Биэрди, кажется. Гид нам все уши прожужжал о той жуткой истории с картами… Неужели, граф проиграл свою душу дьяволу?

– Судя по легенде, с ним произошла такая неприятность, – уклончиво ответила Лариса, ища глазами Вернера.

– Азартные игры до добра не доводят, – согласно закивала «ведьма». – Мой муж обожает казино и оставляет там крупные суммы денег. Как его отучить?

– Тут был мужчина в костюме Тутанхамона… Вы не видели, куда он делся?

– Тутанхамон? Разве он был здесь?

– Стоял рядом со мной, – сказала Лариса. – Мы вместе рассматривали древности. А вон его кот…

Кресло, в котором спал Ра, оказалось пустым. Разумеется, животное побежало за своим хозяином.

– Кот?!! – «ведьма» широко распахнула обведенные черным глаза.

– Ой, мне, наверное, почудилось…

Лариса, прихрамывая, бросилась в коридор. У нее ужасно болели натертые ноги, но тревога гнала ее вперед.

– Леди Джанет, куда же вы? – расстроилась «ведьма». – У меня к вам много вопросов! Леди Джанет…

* * *

Ренат с экскурсоводом вернулись в замок через парадный вход. Охрана молча пропустила их, видя, что гостя ведет сотрудник музея.

– Вам повезло, что вы встретили меня, – заметил гид. – Иначе пришлось бы отвечать на кучу вопросов.

– Мы в самом деле видели свет в окне комнаты для игры в карты?

– Ее не существует, – покачал головой гид. – Это химера! Вы не найдете двери в эту комнату внутри замка. Я столько раз рассказывал об этом туристам, что…

Он замялся и отвел глаза. Ренат не собирался отпускать его просто так, без объяснений. Окно в несуществующую комнату поглотило все его внимание и заставило забыть о Ларисе.

– Химера? Значит, у нас обоих случился обман зрения?

«Монах» молча теребил подол своей сутаны. Скорее всего, ему померещилось спьяну. Но не признаваться же в этом гостю?

– Вероятно, я перебрал виски, – пробормотал он. – Честно говоря, я обескуражен… растерян.

– Вы должны хорошо знать здесь каждый уголок, – наседал Ренат. – Покажите мне, где теоретически могла бы располагаться загадочная комната. Прошу вас!

– Хорошо. Идемте…

Он повел Рената запутанными коридорами, которые вначале выглядели вполне респектабельно, а потом стали напоминать мрачные каменные лабиринты.

– Мы не заблудимся?

– Я часто вожу этим путем экскурсии, – не оборачиваясь, сообщил гид. – Если сопоставить место, где появляется горящее окно, с внутренним планом этого крыла… то мы упремся в глухую стену.

– Значит, дверь заложена кирпичом. Или же имеется какой-то тайный ход.

– Скоро вы убедитесь, что я говорю правду, сэр. Никакой двери нет!

– Постройки, подобные этому замку, должны кишеть потайными ходами, – возразил Ренат. – Я допускаю, что вам известно далеко не все. Кто-то же зажигает свет в несуществующей комнате?!

– Вероятно, это дьявол, сэр, – вырвалось у гида. – Больше некому. Таким образом он призывает графа Биэрди сесть за карточный стол.

– Как же граф попадает в комнату?

– Призраки проходят сквозь стены, сэр. Им не нужны ни двери, ни тайные ходы.

Очевидно, они добрались туда, куда направлялись. Экскурсовод остановился у стены и указал пальцем на сплошную каменную кладку.

– Вот это место, сэр. Здесь нет ни щелочки, а уж сколько любопытных простукивали каждый из этих древних камней, не счесть! Судя по звуку, никаких пустот за стеной не имеется.

– Если речь зашла о дьяволе, я хотел бы взглянуть на него! – храбро выпалил Ренат.

«Монах» вздрогнул и испуганно попятился.

– Не будите лихо, сэр, – пробормотал он, испытывая жгучее желание промочить горло. Хорошая порция виски ему бы сейчас не помешала. – Это опасно! Тем более, для вас…

– Потому что я в костюме злополучного графа?

– Вы играете с огнем, сэр.

– Прекратите называть меня так, – процедил Ренат, вглядываясь в добротно сложенные средневековыми строителями камни. – Какой я вам сэр?

– Это уважительное обращение, – смутился гид. – Только и всего.

Он достал из складок сутаны телефон и уставился на дисплей. Время приближалось к полуночи.

– Нам пора возвращаться в бальный зал, сэр.

– Тьфу! – рассвирепел Ренат, хватаясь за бутафорскую шпагу. – Убить я тебя не убью, но отделаю как отбивную!

– Вы сумасшедший, – отпрянул гид.

Ренат крепко схватил «монаха» за рукав, предотвратив его порыв к бегству.

– Стой, где стоишь! Я и есть граф Биэрди! Готов сразиться в карты с дьяволом немедленно!

– Типун вам на язык, сэр…

– Либо ты помогаешь мне, либо пеняй на себя! – с этими словами Ренат вытащил шпагу из ножен и приставил к груди побледневшего экскурсовода.

– Вы требуете невозможного… – испуганно забормотал он. – Я позову охрану…

– Не успеешь!

Мольба о спасении застряла у «монаха» в горле. Он судорожно сглотнул и вытаращился на гостя, который тут, в полутьме старого коридора, казался ему ожившим грешником, каковым являлся настоящий Биэрди. Вдруг, это в самом деле призрак?

Гид ужаснулся, дернулся, но не смог вырваться из цепких лап графа. Тот был настроен решительно.

– Где дверь в комнату? – прорычал он…

* * *

Тем временем Лариса торопливо пробиралась между скучающими участниками маскарада. Те провожали ее взглядами и восторженными репликами.

– Леди Джанет…

– Какое дорогое платье…

– А прическа? Закачаешься!..

– Я не прочь с ней познакомиться…

– Может, это призрак, а не живая женщина?

– Не говорите ерунды, дружище…

Внезапно впереди распахнулась одна из дверей, и в коридор выскользнул мужчина в желтом пиджаке и тирольской шляпе.

– Земцов! – окликнула его Лариса, не обращая внимания на присутствующих, которые могли ее услышать. – Постойте!

«Желтый пиджак» и не думал останавливаться. «Леди Джанет» приподняла парчовый подол и припустила следом, забыв о боли в ногах.

– Нам надо поговорить! – кричала она, не заботясь о приличиях. – Куда же вы? Подождите!

Тирольская шляпа мелькала перед ее глазами, будучи идеальным ориентиром.

– Леди Джанет… – перешептывались за спиной Ларисы люди. – Куда она бежит?

Все приглашенные были захвачены странной игрой. Смерть Повешенного внесла в их ряды смятение и остроту опасности. Казалось, никто до конца не верил, что произошло настоящее убийство. Люди дурачились, поддразнивали друг друга, скрывая страх и смутные подозрения.

Когда Лариса почти догнала человека в желтом пиджаке, тот резко прибавил шагу. Он словно заманивал ее, вел за собой, и вскоре они оказались вдвоем на темной винтовой лестнице. Дистанция в пару метров между ними не сокращалась. Лариса выбивалась из сил, задыхалась и хромала, но не отставала от «желтого пиджака».

«Где же Ренат? – переживала она. – Если этот человек скрылся от него, то скроется и от меня. Я его не поймаю!»

Лестница вела вниз, и это пугало Ларису. Она вдруг почувствовала себя как леди Джанет, когда ту заперли в сыром и холодном подземелье наедине с крысами и леденящей душу неизвестностью.

– Земцов! – крикнула она в гулкой тишине башни. А как еще было называть незнакомца? – Куда вы меня ведете?

Лестница становилась все круче, сумрак сгущался. Лариса с трудом опускалась со ступеньки на ступеньку, путаясь в подоле и с ужасом представляя себе, что будет, если она упадет.

«Желтый пиджак» казался неутомимым. Тогда как Лариса задыхалась, ее пульс зашкаливал, а ноги подкашивались. Цепляясь за железные поручни, она неимоверным усилием спускалась в преисподнюю…

Глава 29

Москва

Инга проснулась посреди ночи от приступа тошноты, встала и в изумлении уставилась на лежащего рядом мужчину. Это был Лебедев. Она что, переспала с ним?

От этой мысли ее обдало жаром, который моментально сменился ознобом. Память отказывалась выдавать, что произошло во хмелю между ней и капитаном. Инга встала с дивана, пошатнулась и чуть не упала. Голова ее закружилась, живот свела судорога. Сдерживая позывы к рвоте, девушка едва доковыляла до унитаза, склонилась, и ее вырвало.

«Он меня отравил! – ужаснулась она, промывая рот водой из-под крана. – Мне очень плохо! Я… умираю?»

Инга умылась и попыталась глубоко дышать, однако это не помогло. Ее вырвало еще раз, и она подумала, что… Лебедев и есть убийца! Он ловко прикидывался другом, втерся к ней в доверие, отобрал письмо и решил избавиться от свидетельницы. Где гарантия, что Посланник, о котором пишет Дима, не капитан полиции Лебедев? В принципе, им может оказаться любой человек, независимо от места работы. Быть полицейским – хорошее прикрытие.

Ингу охватила болезненная слабость, и она опустилась на пол перед унитазом, ожидая нового приступа. Прошла минута, и ее тело скрутила очередная судорога.

«Я даже неотложку не смогу себе вызвать! – запаниковала девушка. – Телефон Лебедева в комнате, а я туда не дойду!»

Не успела она подумать об этом, как в коридоре послышались шаги, и дверь в ванную распахнулась.

– Что с тобой? – взволнованно спросил капитан. – Тебе дурно?.. Наверное, ты вчера перебрала спиртного.

– Какую гадость ты подмешал в мой алкоголь? – выдавила она.

Лебедев присел на корточки, взял ее за запястье и пощупал пульс. Инге было так паршиво, что она не сопротивлялась.

– Частит, но ничего смертельного, – улыбнулся он. – Обычное отравление.

– Видно, ты наловчился травить людей… – простонала она. – Поскольку конфет я не ем, ты напоил меня ядовитой водкой…

– Если ты помнишь, мы пили из одной бутылки.

Инга ни черта не помнила. Пережитый стресс и большая порция выпивки выбили ее из колеи, отключили сознание. Она напрягалась изо всех сил, но на ум приходили только смутные картинки застолья и поцелуев.

– Ты… у нас с тобой что-то было? – смущенно осведомилась она. – Я имею в виду…

– Занимались ли мы любовью? – усмехнулся он. – Да. По обоюдному согласию. Ты жалеешь?

– Я плохо помню…

– Отдельные эпизоды?

Инга покраснела до корней светлых волос с пепельным отливом. Она была одета в мужскую футболку, которая висела на ней, как на вешалке. Лебедев, вскочив с постели, натянул треники. Его голый торс бугрился мышцами, на шее висела цепочка из белого золота. В общем, вполне привлекательный мужчина. Если бы у девушки не было повода бояться его.

– Ты воспользовался тем, что я была пьяна…

– Не собираюсь этого скрывать. – Он приподнял брови и спросил: – Тебе не понравилось?

– Как ты мог?!

– Ты так красива, что я не устоял, – чистосердечно признался Лебедев. – К тому же ты была не против. Я не насильник.

– Прекрати! – разозлилась Инга.

– Вижу, тебе полегчало? Надеюсь, я вне подозрений?

Она действительно отметила, что ей стало легче. Тошнота приутихла, судороги в животе прекратились. Девушка пришла в себя и почувствовала боль в разбитых коленях и опухшем локте.

«Кажется, капитан прав: я просто перебрала водки. Он меня не травил, но я выказала свой страх перед ним. Теперь ему известно, что я ему не верю».

– Ты и есть – Посланник? – в лоб спросила она. – Я тебе нужна, чтобы выведать нужные сведения? А потом ты меня убьешь, так же, как остальных?

Инга пошла ва-банк, потому что ей нечего было терять. Мужчина в ответ… рассмеялся.

– Я не надеялась на твое признание!

– В любви? – продолжал улыбаться он. – Можешь быть уверена, что тебе удалось меня очаровать.

– Ты обыкновенный бабник, – огрызнулась она. – Наверное, бегаешь за каждой юбкой.

– Я разборчив, – возразил он. – Меня трудно склонить к сексу в первый же день знакомства. Но ты – неподражаема!

– Значит, это я тебя склонила?

– А разве мы первый день знакомы?

Эта саркастическая перепалка развлекала обоих. Инга получила передышку и возможность обдумать свои следующие шаги. Лебедев мимоходом осуществлял собственный план. То, что произошло между ними ночью, не повлияло на его желание довести расследование до логического конца. Его разбирало любопытство, какая тайна стоит за двойным убийством? И какую роль в этой темной истории играет красавица блондинка, которую он страстно ласкал пару часов назад? Хоть Инга не раскрылась полностью, ее сексуальный потенциал явственно ощущался и возбуждал капитана. Во второй раз это будет еще лучше! Он по опыту знал, что такие женщины способны преподнести массу сюрпризов. И в жизни, и в постели.

– В какое «Агентство» в Кузьминках обращался покойный Земцов? Ты в курсе?

Этот вопрос оказался для Инги холодным душем. Резкий переход от любовной лирики к допросу застал ее врасплох.

– Дима посвящал меня в свои проблемы только частично, – после паузы промолвила она. – Когда его сильно припекло, он обо всем написал Рите. Это же очевидно!.. Я понятия не имела, что он нанимал частных детективов. Его болтовня о наследстве казалась мне несерьезной. Я думала, он набивает себе цену… или валяет дурака.

– Ты попрекала его деньгами? Мол, мужчина обязан зарабатывать больше и все такое?

Лебедев не щадил Ингу, не смягчал удары по ее самолюбию. Зачем? Пусть заведется, разозлится и выдаст что-нибудь полезное для следствия.

– Мы с Димой часто ссорились из-за денег, – не отрицала она. – Ему это не нравилось, разумеется. Когда начались странности в его поведении, я решила, что он пускает мне пыль в глаза. Придумал какую-то байку про шотландских предков и заливает! Типа он потомок древнего рода, крутой наследник и скоро разбогатеет.

– Теперь ты понимаешь, что он не лгал? Его смерть – неопровержимый аргумент. Кстати, какую «мистическую связь» с Ритой он имел в виду?

Инга нахмурилась, припоминая текст злополучного письма.

– Наверное, Дима предчувствовал что-то… чего не мог объяснить. Надо отдать ему должное, он обладал чутьем насчет всяких мистических штучек.

– Они оба были убиты! – осенило Лебедева. – Рита и Земцов. И это их действительно связывает!

– Вряд ли Дима подразумевал именно такой исход…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Свет в коридоре внезапно мигнул и погас.

– Черт! – испуганно выругался гид.

– Негоже слуге господа призывать нечистую силу, – сурово проговорил в темноте Ренат, намекая на костюм монаха, в котором щеголял его спутник. – Лучше читай молитву, грешник!

– Ты… призрак?.. Это твои проделки?.. Немедленно верни свет! – Экскурсовод размахивал руками, пытаясь нащупать стену, но всюду натыкался на пустоту. – Эй, что за шуточки? – запаниковал он. – Куда ты пропал?.. Не оставляй меня одного!

– Обращайся ко мне «сэр», не то я рассержусь и заберу тебя с собой в ад, – с этими словами Ренат опустил шпагу и полез в карман графских штанов за мобильником, чтобы посветить себе и гиду.

Увы, фонарик включить не удалось: телефон разрядился.

– Где свет? – уже потише возмущался гид, держась за подол сутаны и нащупывая ногами пол. – Осторожнее, сэр! Тут много тайных ловушек… Если вы наступите на какой-нибудь рычажок, можете упасть в открывшийся люк, – заговорил он с прежней уважительностью. – Когда-то в такой люк провалился один из обидчиков короля, и поминай, как звали.

– О котором из королей идет речь?

– Не помню…

– Тут в самом деле есть ловушки?

– Я рассказываю о них туристам, – пробормотал «монах». – Но сам ни разу не видел.

– Рядом с потайным люком может быть и потайная дверь, – согласился Ренат. – Резонно?

– Зря я сболтнул про люк, – пошел на попятную экскурсовод. – Не слушайте меня, сэр. Я привык нагонять страху на туристов, они это обожают. Но чтобы надолго погас свет… такого еще не случалось. В замке имеется собственная мини-электростанция, – растерянно бормотал он. – Ее запускают в экстренных обстоятельствах. До сих пор все было хорошо.

– Может, свет погас только здесь?

– Да? – оторопел гид. – Вы считаете?.. Почему?

– Пришло время сыграть в карты с дьяволом, – неожиданно заявил Ренат. – Вы со мной, дружище?

– Это вы граф Биэрди, а не я! – с истерическими нотками в голосе возразил невидимый в темноте собеседник. – Я ничего не задолжал нечистому! Прошу не втягивать меня в неприятности, сэр!.. Сжальтесь! У меня жена и двое детей…

Кажется, экскурсовод так толком и не определился, с кем разговаривает: с человеком или с призраком. Он пытался угодить и тому, и другому. Пустынный каменный коридор, зловещая тишина и кромешная тьма действовали на него угнетающе. Его страх передавался Ренату. Тот перестал пугать своего спутника, который и без того дрожал, как осиновый лист, а решил, наоборот, подбодрить его.

– Не бойтесь, я не причиню вам вреда.

В тот же миг во мраке что-то блеснуло, и раздались гулкие шаги…

– Вы слышите, сэр? – в полуобморочном состоянии шепнул гид. – Или мне померещилось?

– По-моему, сюда кто-то идет, – ответил Ренат.

Шаги становились все громче и отчетливее, и вскоре в глубине коридора показалась высокая фигура, несущая в руке свечу…

* * *

«Желтый пиджак» словно заворожил Ларису. Она забыла обо всем, кроме того, что необходимо его догнать и посмотреть ему в лицо.

– Земцов! – простонала она, выбиваясь из сил от долгого спуска. – Остановитесь!.. Вы фантом или человек?

В ответ что-то скрипнуло, и стало совсем темно. В угаре погони Лариса не обращала внимания, откуда в каменном колодце с железной винтовой лестницей – свет. Похоже, в руках у преследуемого был фонарь. А теперь он потух.

– Земцов! – замерев от ужаса, крикнула она. – Вы где?

Тишину нарушало лишь ее громкое дыхание и шорох подбитого атласом парчового платья. Сафьяновые башмачки сжимали ноги как в тисках, но Лариса перестала ощущать боль. Внезапно ей представился Повешенный!.. Петля, которая болталась у него на шее в виде атрибута костюма, потом затянулась по-настоящему.

«Леди Джанет сначала заперли в подземелье замка! – вспыхнуло у нее в уме. – Неужели, мне придется повторить ее судьбу? Заточение, пытки, костер… Только не это!»

«Желтый пиджак» заманил ее в ловушку, откуда не выбраться. Кто будет искать ее здесь? Охранники замка? Ренат? Полицейские? Им в голову не придет, куда она попала. Эту стародавнюю каменную махину можно обыскивать неделями, а то и месяцами, и все равно останутся потайные уголки, куда годами не ступала нога человека.

При мысли, что с ней будет, Ларису охватила дрожь. «Желтый пиджак» осуществляет какой-то собственный план.

– Эй! – крикнула она в гулкую тишину. – Я замерзла! Вы же не хотите уморить меня здесь? С леди Джанет хотя бы разговаривали, ее заставляли признаться в колдовстве! А вам что от меня нужно?

Чуть ниже того места, где она стояла, снова раздался скрип, и густая тьма слегка рассеялась. Видимо, «желтый пиджак» включил свой фонарь.

Лариса подняла голову, но железная спираль ступенек терялась вверху в темноте, и было страшно подниматься одной. Кто знает, что может подстерегать ее на этом опасном пути? Она совершенно не помнила, каким образом оказалась тут. «Желтый пиджак» куда-то поворачивал, открывал какие-то двери, опять поворачивал… Лариса же сосредоточилась на нем, и не позаботилась об ориентирах. Заблудиться в этих каменных переходах было раз плюнуть.

– Леди Джанет, – раздался глухой мужской баритон. – Идите сюда, ко мне.

– Кто вы? – стуча зубами от холода, спросила она. – Двойник Земцова или его призрак? Я чувствую, что вы живой человек…

– Зачем тогда задавать глупые вопросы? – отозвался он.

– Чего вы добиваетесь?

– Со временем все прояснится. Не стоит забегать вперед.

– Так и будем разговаривать вслепую? – решила поднажать Лариса. – Почему вы скрываетесь от меня?

– Это мое кредо. Быть невидимым. Я предпочитаю менять маски. Сейчас я Земцов, вчера был Посланником, а вскоре… Впрочем, лучше вам об этом не думать.

– Значит, вы и есть – Посланник?

– Я был им… Каждая роль годится для определенной цели. Когда цель достигнута, необходимость в роли отпадает.

– Кто же вы теперь?

– Вы сами назвали меня Земцовым. Потому что я одет так же, как он. Верно?

– В этом и состоит ваш замысел? – осенило Ларису. – Сделать себя узнаваемым? Для этого вы заставили Дмитрия вырядиться шутом? А когда он выполнил все, что вы хотели, ему пришлось умереть.

– Для женщины вы слишком умны…

Глава 30

Москва

Лебедев решил немедленно съездить в Кузьминки. Адрес «Агентства информационных услуг» нашелся в Интернете.

– Что это за контора? – спросил капитан у Инги. – Айтишники, которые косят под частных детективов? Сейчас развелось много хакеров, которые по заказу взламывают любые базы данных. Зачем Посланник отправил Земцова именно к ним?

Девушка в недоумении пожала плечами.

– Понятия не имею. Я узнала о том, что Дима к кому-то обращался, только из его письма. К сожалению, я сама виновата… Надо было меньше ерничать и серьезнее относиться к его словам.

– Поздно пить боржоми, – пробормотал Лебедев, натягивая джинсы и свитер. – Собирайся, поедешь со мной. Сегодня у меня отгул, так что я волен распоряжаться своим временем, как хочу.

– Я лучше останусь, – заныла Инга. – У меня коленки болят, локоть опух. Дай мне полежать спокойно! Ты же обещал, что я у тебя отдохну, подлечусь, а сам тащишь меня куда-то.

– Тебе одной нельзя. Пойми, я за тебя отвечаю.

– Перед кем?

– Перед собой, – нахмурился капитан. – Если с тобой что-нибудь случится, я себе не прощу.

– Ты совестливый мент, да? Мало того, что честный, так еще и ответственный! Боже, как мне повезло!

В ее голосе звучала неприкрытая издевка, которая не произвела на Лебедева должного впечатления. Будь Инга доброй стеснительной скромницей, он бы на нее и не взглянул. Ему нравились женщины с огоньком: лучше обжечься, чем безуспешно раздувать тлеющие искры.

– Помочь тебе одеться? – с обезоруживающей улыбкой предложил он. – Или сама справишься?

– Черт с тобой! Едем, – смирилась девушка.

– Между прочим, труп Земцова нашли в Кузьминках, – напомнил ей капитан. – Это наводит на размышления. Думаю, Посланник следил за ним… и едва тот сделал то, что требовалось, избавился от него.

– А что требовалось от Димы?

– Это мне предстоит выяснить. Если в «Агентстве» занимаются сливом инфы богатым заказчикам, то… – Лебедев помолчал, потер подбородок и добавил: – У хакеров обычно хорошая память. Покажу им фото Земцова, авось, они наведут меня на след.

– Пф-ф-фф! – фыркнула Инга. – Пригрозишь им кутузкой? Или денег дашь? Только откуда они у честного мента?

Лебедев проглотил обидный намек и как ни в чем не бывало осведомился:

– Надеюсь, ты не доставишь мне лишних хлопот? Не вздумаешь бежать, скрываться? Пожалуй, я возьму твои документы себе. Чтобы у тебя не было соблазна дать деру…

* * *

Перед тем, как зайти в «Агентство», Лебедев запер Ингу в машине, несмотря на ее бурный протест.

– Я скоро вернусь, – сказал он. – Ты не успеешь соскучиться.

– Грубиян! – чуть не плача, выкрикнула она. – Скотина!

Капитан залюбовался ее гневным лицом и заявил:

– Очень сексуально выглядишь, когда злишься. Тебя не пристегивали наручниками в постели?

– Этого еще не хватало!

– Жаль. Значит, обязательно попробуем, – с плотоядной ухмылкой молвил он. – Обещаю, ты будешь в восторге.

– Какой же ты идиот! – бушевала Инга. – Маньяк! Выпусти меня немедленно!

– Не ори, а то рот заклею скотчем, – пригрозил он. – Давай без глупостей. Просто посиди тихо, пока я не приду. Ладно?

Девушка в бессильной ярости поскрежетала зубами, однако перспектива сидеть в машине с заклеенным ртом ее не прельщала. Лебедев припарковал «фольксваген» так, что его не сразу заметят. Место укромное, вокруг ни души.

«Лучше не будить в нем зверя, – подумала Инга о капитане. – Мало ли, на что он еще способен?»

Лебедев зашагал прочь, а она закрыла глаза и постаралась расслабиться.

Через пять минут он стоял у двери «Агентства информационных услуг» и в десятый раз нажимал на кнопку звонка. Ни ответа, ни привета.

– Хм, – недовольно скривился Лебедев. – Где же вы, братцы-кролики?

Телефон «Агентства», указанный в рекламном сообщении, тоже молчал. Капитан выругался, оглянулся по сторонам, надел перчатки и… полез в карман за отмычками. Уйти ни с чем было бы неразумно. Если уж он притащился сюда с другого конца города, надо выжать из поездки максимум пользы.

Лебедев тщательно осмотрел замок и взялся за дело. После нескольких попыток механизм поддался, щелкнул, и «взломщик» оказался в полутемном холле. Запах благовоний ударил ему в нос. Он чуть не чихнул, и торопливо прижал руку к лицу. Впрочем, предосторожности были излишни. Офис, скорее всего, пуст.

Капитан убедился в этом, обойдя все помещения: просторную, обставленную светлой мебелью приемную, нафаршированную бытовой техникой кухню, душевую, кладовую и два туалета. Нигде не было ни камер слежения, ни компьютеров. Если «агенты» пользовались ноутбуками, то забрали их с собой.

– Да, задачка…

Лебедев знал, как выглядит рабочее место уважающего себя хакера. Офис «Агентства» и отдаленно не напоминал ничего такого.

Визитер еще раз прошелся повсюду, ломая голову, куда он попал. Постоял у кованой курильницы на треноге, глядя на остатки сандаловых углей. Холодные. На плоских поверхностях – пыль. Не много, тоненький слой. Значит, хозяева отсутствуют дня два-три, не больше.

«Мужчина и женщина, – вспомнил он строчку из письма покойного Земцова. – Умные и приятной наружности».

Кто же вы, господа хорошие? И где вас искать?

Он представил себе, как Земцов сидел тут в кресле и рассказывал двум незнакомым людям свою фантастическую историю. Интересно, они ему поверили? И вообще, они в курсе, что их клиент убит?

Капитан вспомнил, как покойный блогер охарактеризовал хозяев этого офиса: «Пользуются нестандартными методами». Что же это за методы? Гадание на углях?..

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Рассеянный свет потух, и Лариса замерла, прислушиваясь к звукам в темноте.

– Где вы? – спросила она, дрожа от страха и холода. – Почему прячетесь от меня?

– Подойдите ближе, – раздался насмешливый баритон. – Вам все равно деваться некуда. Обратно вы без меня не выберетесь.

– Я ничего не вижу! Могу подвернуть ногу…

– Посветить вам, леди Джанет?

– Сделайте одолжение.

– Сию минуту, – на секунду тусклый луч фонарика прорезал мрак. – Поторопитесь, батарейка садится.

Лариса не понимала, что происходит. Человек в желтом пиджаке пугал ее своей решимостью идти до конца. Но каков этот конец?

– Как вас называть? – выдавила она. – Я не привыкла говорить с фантомом.

– Фантом! – эхом отозвался мужчина. – Хорошее слово. Пожалуй, я возьму его на вооружение.

– У вас есть имя?

– Я Анонимус! – охотно представился он. – Такое прозвище подходит?

Пока Лариса размышляла, что делать, луч света вынырнул слева от нее, чьи-то сильные пальцы схватили ее за руку и потянули вниз.

– Да не упирайтесь вы, – проворчал баритон. – Это бесполезно.

Пару мгновений, и Лариса оказалась в тесной каменной каморке. Рядом с ней стоял человек в желтом пиджаке, его лицо закрывала маска Анонимуса: растянутые в застывшей улыбке губы, вздернутые кверху черные усики, узкая бородка, полукруглые брови над прорезями для глаз.

– Так нечестно! – возмутилась она. – Вы меня видите, а я вас нет!

– Моя внешность ничего вам не скажет.

– Зачем вы заманили меня сюда?

– Скоро поймете. Осталось немного, и откроется истина, которая наверняка вас шокирует. Терпение! Вот, чего вам не хватает.

Мужчина замолчал, и Лариса с ужасом осознала, что эта темница – ее последнее пристанище перед… смертью?

– Вы меня убьете?

– Вам известна судьба леди Джанет, – сурово ответил Анонимус. – Раз вы взялись играть ее роль, не жалуйтесь.

– Это вы убили Земцова и вложили в его мертвую руку приглашение на бал!

– Не отрицаю. Как иначе я мог вынудить вас и вашего сожителя приехать в замок Глэмис, переодеться призраками и принять участие в спектакле, который придумал ваш покорный слуга?

– Вы – слуга дьявола! – в сердцах выпалила Лариса.

– Это лесть или оскорбление?

Из-под маски раздался сухой смешок, и мужчина повернулся к пленнице спиной. Свет его фонаря упал на тяжелую полукруглую дверь на ржавых петлях, которые отчаянно заскрипели.

– Вы запрете меня здесь? – возмутилась Лариса. – Одну?

– Ждите своей участи, леди Джанет. Вы верите в бога? Впрочем, вам виднее, на кого уповать, – с издевкой молвил Анонимус. – Молитесь Господу или призывайте на подмогу сатану. Как вам угодно. Ха! Судя по тому, что вас обвиняют в колдовстве, ваш патрон явно не Господь. Так что мы с вами в некотором смысле – соратники.

После этих слов мужчина в желтом пиджаке вышел за дверь, свет померк, петли снова заскрипели, и громко лязгнул железный запор.

«Ренат! – мысленно взывала Лариса. – Услышь меня и спаси! Здесь, в каменной могиле, меня больше никто не отыщет! Убийца знал, куда шел, а я попалась на его приманку. Как будто не понимала, что это он на меня охотится, а не я на него!»

«Я тебя предупреждал, – прошептал в ее голове голос Вернера. – Ты так и не сделала никаких выводов? Мне стыдно за свою ученицу! Вспомни видение в самолете…»

Перед внутренним взором Ларисы возникло страшное длинноухое существо с клыкастой пастью и красными глазами.

– Маскарад в Глэмисе вовсе не безобидная забава! – в смятении повторила она его слова. – Тебя сожгут на костре… а граф Биэрди сядет за карточный стол с самим…

* * *

Между тем в коридоре, куда привел Рената экскурсовод, разыгрывалась иная сцена. К двум растерянным людям приближался кто-то третий. В колеблющемся свете свечи, которую зловещий незнакомец держал в руке, ничего толком разглядеть было нельзя. На мгновение на стену упала его тень…

Ренат увидел на неровной каменной кладке отражение собачьей головы с длинными ушами торчком.

– А-а-ааа! А-аааа! – вскричал переодетый монахом гид, подхватил полы своей сутаны и со всех ног бросился наутек. – Помогите!.. Сюда!.. Господи-и-и…

– Граф Биэрди? – насмешливо спросил Длинноухий. – Вы не спасовали? Браво! Я думал, придется вас ловить в переходах этого славного сооружения.

У Рената язык прилип к небу, во рту пересохло. Он бы и рад ответить, но все его члены сковал мертвенный холод.

– Не смотрите на меня, – посоветовал жуткий собеседник. – Не то игра не состоится. Пожалуй, я надену капюшон… ради вашей же пользы.

Он плавным жестом накинул на голову убор, пришитый к вороту его длинного плаща, и коснулся жезлом стены, где по логике вещей должна была бы находиться дверь в мистическую комнату.

Ренат не мог оторвать взгляда от этой палки из темного металла с набалдашником в виде круглого рубина. И прозевал момент, когда в сплошной до этого стене образовалась дверь.

– Входите, – кивнул ему незнакомец. – Тут все готово для карточной партии. Надеюсь, вы не упадете в обморок, словно кисейная барышня?

– Н-нет… – с трудом выдавил Ренат, делая шаг вперед.

– Игра будет честной. Обещаю.

Когда дверь за ними закрылась, незнакомец жестом пригласил «графа Биэрди» за стол, накрытый бархатной скатертью.

– Я должен кое в чем признаться, – заявил Ренат, не поднимая глаз. – Я не настоящий граф… я…

– Мне это известно, – перебил его Длинноухий, усаживаясь на стул с высокой резной спинкой. – Партия состоится при любых условиях. Прошу!

Ренат сел и с любопытством скользнул взглядом по комнате. Это было обставленное в средневековом духе помещение с камином, гобеленами, большим сундуком, массивным бюро и несколькими бронзовыми канделябрами с пылающими свечами. За столом имелось только два стула, которые заняли игроки. Голову незнакомца скрывал опущенный почти до подбородка капюшон. Неужели, тот видит сквозь плотную ткань?

– Не сомневайтесь, граф, – ответил на его немой вопрос Длинноухий.

Он был высокого роста и крепкого сложения, которое угадывалось под складками черной накидки. Открытыми оставались лишь кисти рук. Ренат с ужасом узрел унизанные перстнями длинные пальцы и когти с золотыми наконечниками.

– Не отвлекайтесь, мой друг, – подметил его изумление незнакомец. – Итак, что вы ставите на кон?

Ренат растерялся. У него не было ничего, представляющего ценность для этакого партнера. Кроме бессмертной души, разумеется.

– Не нужна мне ваша душа! – холодно усмехнулся противник, «подслушав» его мысли. – У меня их столько, что девать некуда. Ха-ха-ха-ха!.. Предложите что-нибудь новенькое. Женщину, например!

– Ж-женщину?..

– Ну да! Вашу возлюбленную… Леди Джанет, кажется?

– По легенде… леди Джанет не была возлюбленной графа… – пробормотал Ренат, уставившись на руки противника, которые виртуозно перетасовывали колоду. Когти и перстни ослепительно вспыхивали в свете свечей, разбрасывая по скатерти яркие искры.

– Оставим легенды тем, кто в них верит, – отрезал Длинноухий. – Если вы колеблетесь, мой друг, беру инициативу на себя. Ставка больше, чем жизнь? А?! Ха-ха-ха-ха!

– Я вам… не друг…

– Вы пришли играть или сопли жевать?

Оскорбительное замечание задело Рената, и он ринулся в атаку. Судя по всему, терять ему уже нечего. Вопрос в том, что можно приобрести в результате этой неравной схватки?

– Я на женщину не играю! Баста!

– Будете метать банк? – насмешливо осведомился противник, протягивая ему колоду. – Или понтировать? Выбирайте. Не люблю навязывать людям свою волю. Они сами умело и быстро роют себе яму.

– Я, пожалуй, буду понтировать, – буркнул Ренат, на ходу соображая, о чем идет речь.

Признаваться в том, что он не силен в азартных карточных играх, поздно да и бессмысленно. Здесь важно не умение, а тайная суть.

– Принято, – ухмыльнулся под капюшоном противник. – Значит, банкомет – я?

Ренат молча кивнул, сглатывая слюну. В его сердце проснулся страх за Ларису. Она в беде, это ясно. А он сидит за картами вместо графа Биэрди и точит лясы с партнером.

«Желтый пиджак выманил меня на улицу, чтобы я не помешал его планам! Я повелся, как лох!»

– Какова ваша ставка? – разозлился он. – Назовите, что на кону с вашей стороны.

– С моей? – задумчиво склонил голову банкомет. – Вы меня удивили! Разве за несколько веков что-то изменилось? Вы забыли, за чем пришли?

– Не понял…

Глава 31

Москва, Кузьминки

Усевшись в машину, Лебедев вздохнул и примирительно погладил по плечу свою пленницу.

– Жива?

– Ну, ты и скотина! – расплакалась Инга. – А если бы меня убили, пока ты отсутствовал? Я даже убежать не смогла бы!

– В офисе никого нет, – разочарованно молвил он вместо оправданий. – Пташки упорхнули.

– Какие пташки?

– Я заранее пробил этих «агентов» по своей базе. Некие Ренат Михеев и Лариса Курбатова. Он – бывший дизайнер, она – бывший стоматолог. Странно!

– Что «странно»? – вытирая слезы, переспросила Инга.

– Художник и врач переквалифицировались в детективов? С какой стати?.. Между прочим, раньше в этом помещении был эзотерический клуб одного крутого гуру.

– Ну и что?

– Его зовут Август Вернер. Приходилось слышать?

Инга задумалась, наморщив лоб. Вернер… знакомая фамилия.

– Кажется, кто-то из наших гостей в студии ссылался на этого Вернера, – припомнила она. – Он обучал членов своего клуба разным экстрасенсорным штучкам, парапсихологии, гипнозу. О нем отзывались с восхищением.

– Вы его не приглашали к себе на канал?

– Была такая идея, но ее не удалось осуществить. Вернер пару лет назад внезапно закрыл клуб и пропал из виду. Наши сотрудники не смогли с ним связаться.

– Я тоже не обнаружил никаких следов этого человека или достоверных данных о нем. Пока что! – Уточнил капитан. – Но я не пожалею времени и выйду на него. Обязательно.

– Думаешь, Михеев и Курбатова – ученики и последователи Вернера?

– По крайней мере, они заключили с ним договор на аренду офиса и квартиры. Значит, как минимум встречались. К сожалению, я их не застал.

– Они должны помнить Диму, – сказала Инга. – Надо с ними поговорить.

– Видишь ли, по последним данным, Михеев и Курбатова улетели в Шотландию. Сослуживец только что по моей просьбе проверил. Они срочно оформили туристические визы и – фьють!

– В Шотландию? – ахнула она. – Ты шутишь?

– Провалиться мне на этом месте, если я хоть что-то понимаю! – с сердцем воскликнул он.

– Ты нашел в офисе что-нибудь интересное?

– Нет.

– Никаких следов Посланника? Никаких намеков на дело о наследстве?

– За кого ты меня принимаешь? – вспылил Лебедев. – Я искал, но эти ребята не оставили мне шанса. Они далеко не простаки.

В салоне «фольксвагена» было прохладно, но Инге вдруг стало душно.

– Опусти стекло, – попросила она, оттягивая ворот джемпера. – Мне нечем дышать.

Капитан подчинился. С улицы потянуло свежестью, рядом с машиной из лужи на асфальте пили голуби, сизые и белые. В воде плавали желтые листья. Эта мирная картина не вязалась с темными тайнами, за которые уже заплатили жизнью двое молодых людей.

– То ли еще будет… – вырвалось у Лебедева.

– Ты о чем? – рассердилась Инга. – Думаешь, Михеев и Курбатова имеют отношение к убийству Димы?

– Не знаю. Его тело лежало в соседнем дворе между гаражами. В принципе, убийца мог следить за ним, а потом по какой-то причине прикончить… и спрятать труп.

– А вдруг, это сами «агенты»? Дима рассказал им о наследстве…

– И они решили устранить конкурента, чтобы прибрать к рукам шотландские сокровища? – усмехнулся капитан. – Вряд ли. За границей обойти закон и завладеть чужим имуществом практически невозможно.

– С чего ты взял, что речь идет об имуществе?

У Лебедева разболелась голова. Вопросов было много, а ответы не выдерживали критики. За историей с наследством стояло что-то другое, и он не понимал, что.

– Исходя из письма, Посланник нарочно отправил Диму в «Агентство», – рассуждала Инга. – Зачем ему это понадобилось?

– Может, они сообщники? Жаль, что я не имею права вызвать бригаду криминалистов и более тщательно обыскать офис. У меня нет оснований! Кроме того, я проник в помещение незаконно, при помощи отмычек. Кстати, по ходу я не первый. До меня какой-то неумеха уже открывал замок не родным ключом и оставил царапины. Это путает все карты…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Свечи обгорали и чадили, а может, запах гари исходил от обладателя когтей, голову которого скрывал плащ с капюшоном.

– Объяснитесь! – потребовал Ренат. – Что значат ваши слова?

– У вас плохо с памятью, господин граф? Разве вы пришли не для того, чтобы отыграться? Я возвращаю вам свободу, а вы мне – ту самую вещицу, которая… Впрочем, вам это должно быть известно. Ведь именно эта вещица погубила род Дугласов!.. Из-за чего взошла на костер леди Джанет? А?..

– При чем тут я?

– Всему виной ваша страсть к игре!.. Вы пленник низменного порока, – хохотнул банкомет. – А значит, вы в моей власти!..

– Почему бы вам просто не отобрать у меня то, что вам нужно? – на свой страх и риск спросил Ренат.

– Это недостойно, дружище, да и слишком просто. Признаться, быть всесильным не так уж и весело! Мне, как и вам, не хватает острых ощущений. Разве не для этого вы здесь?

Ренат под бархатной курткой графа взмок от напряжения и неопределенности. Они с Длинноухим были в неравных условиях. Тот знал все, а мнимый Биэрди – практически ничего. И это добавляло адреналина в их странный диалог.

– Я допустил непростительное легкомыслие, и вот результат! Мой атрибут попал в чужие руки! Я обязан его вернуть, но не силой, а ловкостью. Иначе неинтересно!.. Согласны?

Ренат кивнул, тем более, что его мнение не отличалось от мнения противника.

– Одна прелестная принцесса увезла мой атрибут с собой, – добавил тот. – С тех пор он переходит из рук в руки и несет опасность для невежественных людей. Избавьтесь от него, и тем самым избавитесь от проклятия!

Ренату казалось, что ужасные глаза банкомета горят красным огнем и чуть ли не прожигают капюшон насквозь. О какой принцессе он говорит?

– Наша игра не закончится, пока я не добьюсь своего, – заключил Длинноухий. – Вы готовы, граф? На какую карту вы ставите?

«Знать бы еще, что именно я ставлю!» – вспыхнуло в сознании Рената, и перед ним возник… образ Ларисы.

– Червовая дама! – твердо заявил он.

– Любовь-морковь? – ухмыльнулся противник. – Как мило! А я, пожалуй, поставлю на короля пик! Гордиев узел следует разрубить, верно?

Поскольку «граф» никак не отреагировал на его слова, он торжественно провозгласил:

– Итак, приступаем!..

Колода слушалась банкомета беспрекословно. Карты на миг зависали в воздухе, потом плавно опускались на скатерть, которой был накрыт стол, аккуратно ложась налево и направо. Ренат едва успевал следить за тем, что происходит.

«Не лови ворон, парень! – прошипел ему на ухо Вернер. – Зазеваешься, он тебя мигом уделает!»

Ренат исподтишка бросил взгляд на своего визави, заметил ли тот появление незваного консультанта? Но Вернер, похоже, оставался невидимым для Длинноухого.

«Они друг друга стоят, – подумал «граф», следя за мелькающими в воздухе картами. – Одного поля ягоды!»

– Не отвлекайтесь, – процедил Длинноухий. – Это банк, любимая игра фараонов. Тут нужен не ум, а везение. Да будет вам известно, из этой простейшей игры выросли все остальные: очко, штос, макао, рулетка… Как у вас с фортуной, граф? Она к вам благосклонна или не очень?

– А к вам?

– Судьба, случай, счастье, это не про меня!.. Лишь однажды мое, условно говоря, сердце дрогнуло… и я незамедлительно поплатился за минутную слабость. Теперь пожинаю плоды. Женщины – зло, дружище! Бегите от них, пока целы.

– Кто же она? – допытывался Ренат в надежде расшатать противника и заставить его совершить ошибку. Тот, кто дал слабину раз, не устоит и в другой…

* * *

Оказавшись взаперти, Лариса в полной мере ощутила себя леди Джанет Глэмис, которая провела остаток жизни в сыром каменном мешке. После почти королевской роскоши упасть на самое дно, перенести немыслимые страдания и сгореть заживо… Должно быть, она заслужила эту жуткую участь. За что была заплачено такой страшной ценой?

– А я почему здесь? – спросила себя Лариса, вглядываясь в кромешный мрак. – Нездоровое любопытство толкает нас с Ренатом на опрометчивые поступки. Мы, как недоумки, купились на «шотландское наследство»! И что теперь?

Мысль о крысах привела ее в ужас, но куда больше ее пугала неизвестность.

Когда нервное возбуждение чуточку улеглось, вернулась боль в ногах, и Лариса со стоном опустилась на пол. Благо широкая нижняя юбка и верхняя парчовая послужили ей вместо подстилки. Сидеть на холодных камнях и колючей соломе – не самая приятная вещь.

Лариса разулась и с облегчением вздохнула. Какое наслаждение! Человеку не так уж много нужно для счастья. Впрочем, в следующую минуту ее опять охватил страх.

Никому неизвестно, где она! Никто не придет сюда за ней! Гости решат, что призрак Серой Дамы просто испарился. Многие всерьез принимали ее за актрису, которая пугает посетителей замка. Никто не поверит, что ее заперли в подземелье, как настоящую леди Джанет!

«Ты еще глупее, чем Ренат, – прошептал кто-то в гнетущей тишине темницы. – Вы оба попались на чужую приманку! Чему я вас учил в клубе?!»

– Вернер? – с надеждой молвила она, пытаясь разглядеть во тьме золотую маску. – Это вы? Не бросайте меня! Умоляю!

«Не хватало еще и мне сидеть в этой грязной дыре, куда ты угодила по собственной глупости! Чего ты ожидала от убийцы? Что он при виде тебя поднимет лапки кверху? Сдастся на твою милость?»

– Значит, человек в желтом пиджаке – убийца?

«Будто ты не знаешь! – разозлился Вернер. – Ты с самого начала сообразила, что желтый пиджак появился не зря».

– Это был опознавательный знак, – подтвердила она.

«Какого черта ты побежала за ним?»

– Я хотела… посмотреть ему в лицо.

«Непростительная наивность! – фыркнул бывший гуру. – Ну, и что ты ожидала увидеть?»

– Это двойник Земцова? – в отчаянии спросила Лариса. – Он назвался Анонимусом.

«Да хоть королем Артуром! А ты уши развесила?.. Сначала Ренат поддался на его хитрость, потом ты. У меня руки опускаются, глядя на ваши промахи!»

– Выпустите меня отсюда! – взмолилась Лариса. – Обещаю больше не делать ошибок!

«Ну уж нет, – безжалостно отрезал Вернер. – Клетка захлопнулась, и для тебя дело чести – выбраться из нее самостоятельно. Включай мозги, дорогуша! Разумеется, если они у тебя есть!»

После этих слов узница погрузилась в прострацию. Ясно, что Вернер говорил с ней в воображении, а не наяву. Как он мог бы проникнуть в подземелье? Сквозь стены гуру проходить не умеет.

– И я, к прискорбию, тоже, – вырвалось у Ларисы. – А как здорово было бы легко преодолевать любые препятствия! Вот у призраков с этим точно нет проблем…

На миг она пожалела, что является живым человеком из плоти и крови. Будь она Серой Дамой, никакие темницы ей не страшны!

«За чем же дело стало? – тут же отозвался из пустоты Вернер. – Поменяйся с леди Джанет местами, и дело в шляпе. Она ждет твоего согласия. Ты станешь бледной тенью бродить по замку, пугая туристов и обслугу, а леди Джанет обретет тело и проживет твою жизнь. Думаю, она не пожалеет, а вот ты…»

– Вы нарочно меня дразните? – встрепенулась Лариса.

«Не устаю поражаться твоей глупости! Вы с Ренатом позорите мои седины!»

– На вашей голове нет ни единого волоса…

«Первая здравая мысль! – хохотнул Вернер. – Просыпаешься или мне показалось?»

– Идите к дьяволу!

«Боюсь, Магомет уже пришел к горе. Пока ты тут сидишь, они с Ренатом играют в карты. Ха-ха-ха! – заливался он саркастическим смехом. – Ладно, я пошел. У меня куча дел поважнее, чем болтать с птичкой в клетке. Адью, дорогуша! Желаю с пользой провести время…»

Глава 32

– Женщина когда-то разбила ваше сердце? – спросил Ренат у банкомета, наблюдая, как ложатся карты – налево, направо, налево, направо… пока у него не зарябило в глазах.

«Если первой выпадет червовая дама, я выиграл, – подумал он. – А если король пик – то проиграл. И что тогда?»

– Отдаете мне мою собственность, и гуляйте, господин граф, – отозвался противник. – Эта игра станет последней.

Длинноухий, казалось, читает мысли Рената, но не все. Кое-что остается «за кадром». Иначе бы он давно понял, что понтер не имеет понятия, о чем идет речь.

«Вероятно, настоящий граф Биэрди знал то, что мне неизвестно. Однако почему атрибут до сих пор не перекочевал к хозяину?»

– Не напрягайте ум понапрасну, – посоветовал банкомет. – Темны дела человеческие, а Божий промысел еще темнее.

Ренат протер глаза и снова уставился на карты, вылетающие из рук противника. Дама червей не выпадала, и пиковый король тоже.

– Это была дочь фараона, – с опозданием признался Длинноухий, следуя собственной внутренней логике. И добавил: – Ее мать – царица Нефертити затмевала красотой саму Изиду, а ее отец Эхнатон поднял бунт против богов Египта! Он нарушил традиции, посягнул на вековые устои. Мне пришлось наслать засуху на его поля и мор на его подданных.

– Жестоко.

– Жестокость порой оправданна!

– А что же принцесса? – спросил Ренат, волнуясь.

Колода в руках противника таяла, а червонной дамы все не видать.

– Она сбежала из страны и, воспользовавшись моей симпатией, умыкнула ценную вещицу из моего храма, которую я намерен вернуть.

У Рената едва не вырвался опрометчивый вопрос: «Что за вещицу вы имеете в виду?», но он вовремя прикусил язык. Ведь на кону стояла его свобода!.. Впрочем, он ведь не граф Биэрди…

– В данный момент вы за него, – возразил Длинноухий, продолжая метать банк. – Не увиливайте! Какая разница, призрак вы или человек? Ну, скажите, в чем отличие?.. Молчите? То-то же!.. Как проводник в загробное царство, заверяю вас, грань между жизнью и смертью весьма условна. Если сказать точнее, ее не существует. Жизнь и смерть – одно и то же. Ха-ха!

– Вы… проводник?

Ренат смешался, в его мыслях возник сумбур. Голос противника завораживал его и погружал в транс. Веки стали тяжелыми, руки и ноги будто налились свинцом. Он изо всех сил боролся с опасными симптомами.

Серебристые рубашки карт переливались в желтом свете свечей, из-под капюшона сверкали огненные очи странного игрока.

– Дама червей! – воскликнул Ренат, когда на скатерть легла заветная карта. – Я выиграл!

Внезапно в окно комнаты ударил ветер, створки распахнулись, и сквозняк сорвал капюшон с головы банкомета. Перед Ренатом сидел человек… с головой зверя. В его длинных ушах блестел пирсинг, вытянутая вперед собачья морда злобно оскалилась, в зрачках полыхнули молнии. Свечи мгновенно потухли, и все погрузилось во тьму…

Очнувшись, Ренат почувствовал холод. Он лежал на каменном полу лицом вверх, а над ним суматошно размахивал руками монах в черной сутане. Это был испуганный и одновременно довольный гид.

– Вы живы, сэр! – воскликнул он, склоняясь над Ренатом и освещая коридор мощным фонарем. – А где тот, который…

Гид опасливо оглянулся, но коридор был пуст. Если не считать стоящего в шаге от него сердитого охранника.

– Я видел человека в плаще! – доказывал «монах», дыша на охранника парами спирта. – Он был похож на дьявола, который играет в карты с графом!

– Тебе, часом, не почудилось? – не поверил охранник.

– Я много выпил, но… Нет, это было наяву!.. Он шел со свечой вон оттуда…

– Кто-то еще видел этого… э-э… дьявола?

Посрамленный экскурсовод смешался и показал пальцем на лежащего гостя.

– Вот он может подтвердить. Вы видели дьявола, сэр?

– Помогите мне встать, – попросил Ренат, ощущая жуткую слабость в теле. Ноги и руки ватные, в голове звенит, сердце колотится. – Дайте же руку!

Охранник послушно подал ему руку, гид подставил плечо, и Ренат с трудом встал, опираясь на обоих. Он тяжело дышал, в глазах темнело.

– Посветите сюда…

Гид направил луч фонаря на то место, где должна была находиться дверь в комнату для игры. Увы, взору Рената предстала лишь старая каменная кладка. Ни следа, ни намека на какой-то вход.

– Вы упали, сэр, – объяснил ему охранник. – И ушибли голову. Пойдемте, наш доктор вас осмотрит. Мы отвечаем за каждого из приглашенных. Мы не допустим, чтобы с вами что-то случилось. Вам окажут медицинскую помощь.

– С моей головой все в порядке.

– Вы очень бледны, сэр, – заметил гид. – Ни кровинки на лице… У вас что-нибудь болит?

– Не знаю… вроде бы нет.

– А голова? Вы могли удариться затылком, когда падали.

Ренат ощупал пальцами голову, не обнаружил шишки или ссадины, и с досадой вздохнул. Он пытался вспомнить образ банкомета, но сознание мутилось, а к горлу подкатывала тошнота…

* * *

Москва

Из Кузьминок Лебедев с Ингой поехали к ветерану спецслужб, который обещал дать заключение о почерке убийцы Земцова и отравляющем веществе, которое унесло жизнь Риты Юшковой.

Седовласый мужчина, несмотря на почтенный возраст, сохранил стройную осанку и острый ум. Он пригласил посетителей в светлую гостиную с роялем и картинами на стенах. Это были парадные портреты красивой женщины в концертной одежде.

Пока хозяин готовил гостям чай, те с любопытством рассматривали портреты.

– Жена Владислава Петровича – бывшая оперная певица, – шепнул Инге капитан. – Сейчас преподает в консерватории. Она на работе, так что нам никто не помешает.

– Не представляю, как они уживаются вместе, – пожала плечами девушка. – У них есть дети?

– Нет. Супруга постоянно была в разъездах: гастроли и все такое. Владислав Петрович тоже на месте не сидел. В общем, удаленный брак.

– Тогда понятно, – кивнула Инга.

Хозяин вошел в комнату с подносом, на котором стояли пузатый заварной чайник и чашки. Лебедев вскочил с дивана ему помочь. К чаю гости привезли торт, лимоны и конфеты.

– Прошу, угощайтесь, – радушно улыбался старик. – Заодно и обсудим твою проблему, Олег. У меня есть кое-какие соображения на сей счет.

Владислав Петрович выглядел культурным, интеллигентным человеком, а не ищейкой и тем более не солдафоном, каким вообразила его Инга.

– Я посидел над материалами, которые ты мне переслал, – обратился он к Лебедеву. – И сам накопал кое-что интересное. Хорошо, что есть компьютеры и Сеть! В наше время мы были лишены таких удобств.

Он изредка поглядывал на Ингу, но общался исключительно с капитаном, не скрывая своего расположения к нему. Вероятно, этот старик, как большинство мужчин, мечтал о сыне. И поскольку своего ребенка бог ему не дал, переносил отеческие чувства на чужого.

– Должен предупредить, это только версия…

– … полковника Зорина, – с улыбкой подхватил Лебедев. – Я знал, что вы меня обнадежите. Ваш опыт бесценен.

– Не преувеличивай мой опыт!

Инга смотрела на желтый ломтик лимона, плавающий в ее чашке с чаем, и молча слушала. Она не ждала никакого прорыва от этого визита. Что может подсказать отошедший от дел пенсионер? Дать пропахший нафталином совет?

– Не томите, Владислав Петрович! – взмолился Лебедев. – Я в совершенном тупике. Боюсь, висяк мне обеспечен. А я висяков не люблю. Это бьет по моей репутации.

– Кто нынче заботится о репутации? Наступило время иных ценностей, Олег. Но я рад, что ты предан нашей профессии. Сыск – вторая натура, да?

Капитан засмеялся и мимолетом переглянулся с Ингой, что не укрылось от пожилого собеседника.

– Красивая девушка, – отметил тот. – У тебя хороший вкус.

– Если можно, давайте перейдем к делу, – прикинулся смущенным капитан и добавил: – У меня от Инги секретов нет.

– Это твоя стажерка? – улыбнулся Владислав Петрович.

– Поневоле! – отшутился Лебедев.

Он позволил девушке присутствовать при важном разговоре, чтобы таким образом прощупать, какая будет реакция с ее стороны. Разгадать загадку этой блондинки для него – вопрос чести.

– Ладно, слушай… По данным судебно-медицинской экспертизы, удар, который оборвал жизнь гражданина Земцова, нанесен не просто умелой и тренированной рукой: орудие убийства и характер раны выдают почерк одного человека… Признаться, я считал его мертвым, но… выходит, ошибся.

– Что вам известно? Кто он? – напрягся капитан.

– Наемник. Бывший сотрудник одного из секретных подразделений. Несколько лет назад в определенном кругу прошел слух, что он погиб при установке взрывного устройства. Я еще тогда засомневался. Специалисты его уровня не погибают по неосторожности.

– Хотите сказать, что он инсценировал собственную смерть, чтобы перейти на свои хлеба?

– Будучи на службе, он иногда тайком работал на себя, выполнял рисковые заказы, и ему сели на хвост. Надо было как-то выходить из положения, вот он и нашел способ.

– Новые документы, пластика, двойная жизнь? – перечислил Лебедев.

– Полагаю, да. Это прирожденный теневой игрок! Авантюрист и киллер высшего класса. Из тех, кто неохотно подчиняется руководству и предпочитает сам выстраивать ход своих действий. Охотник-одиночка, непредсказуемый и тем особо опасный. Его трудно вычислить, потому что он презирает шаблоны и принимает нестандартные решения.

– Киллер-авантюрист? – недоверчиво переспросил капитан. – По-моему, эти две вещи несовместимы.

– Все зависит от индивидуальных свойств личности. Кому-то удается соединить несовместимое и получить… адскую смесь.

Инга поперхнулась чаем и закашлялась. Мужчины как по команде повернулись к ней: один с нескрываемым интересом, другой – с подозрением. Последним был Лебедев.

– Извините, – выдавила девушка, вытирая выступившие слезы. – Не в то горло попало.

Взгляд старика задержался на ее руке, которая висела на перевязи, но он промолчал, в отличие от капитана.

– Инга упала, разбила коленки и чуть не сломала локоть, – объяснил тот, хотя Владислав Петрович его об этом не спрашивал. – Теперь на больничном.

– Надо смотреть под ноги, – деликатно заметил пенсионер.

Воцарилась пауза. Инга взяла в рот кусочек торта и принялась жевать. Лебедев задумался, а старик как ни в чем не бывало попивал чаек и посматривал на гостей. Первым нарушил молчание капитан.

– Адская смесь, говорите?.. Похоже на то. Два трупа за короткий промежуток времени, и ни улик, ни следов, ни свидетелей. Не за что ухватиться! Этот ваш киллер-авантюрист еще тот фрукт.

– Я поднял его психологическую характеристику, там написано: склонен к различного рода мистификациям, обладает творческим мышлением, любит риск, питает слабость к магии и всяческим оккультным штучкам.

– Ко всему прочему он – маг и колдун?

– Я сказал, «питает слабость» к магии и колдовству, – возразил Владислав Петрович. – Быть магом и увлекаться магией – не одно и то же. К счастью, тот, о ком мы говорим, не обладает способностями мага или колдуна. Но, смею предположить, мечтает об этом.

– Вы верите в магию и колдовство? – вырвалось у Инги.

– Я был закоренелым материалистом, однако с годами пришло понимание узости человеческого ума, который частенько нас подводит.

Лебедев не ожидал такого поворота, удивился и решил вернуть беседу в прежнее русло.

– Значит, вы тоже считаете, что Риту Юшкову и Дмитрия Земцова убил один и тот же человек?

– С большой долей вероятности, – кивнул старик. – В послужном списке того, о ком идет речь, присутствуют похожие отравления. Этот тип по каким-то личным соображениям не любит стрелять и пользуется либо ножом, либо ядом.

– Он плохой стрелок?

– Отличный! Снайпер высшей квалификации, – усмехнулся Владислав Петрович. – И подрывник не из худших. Но все это, по его мнению, грубые и затратные методы. Ему нравится импровизировать… разыгрывать многоходовочки, ходить по лезвию бритвы, блефовать. Он воспринимает свое ремесло как развлечение. Раз уж ему суждено убивать себе подобных, стоит превратить это занятие в кайф. Иначе сойдешь с ума.

«Ничего себе, философия, – подумала Инга. – Этот старикан не прост. Какие грехи у него за душой? Небось, сам выполнял грязные поручения и теперь оправдывает наемного убийцу. Мол, чтобы не чокнуться от совершаемого зла, надо испытывать удовольствие!»

– …яд, который был добавлен в конфеты, имеет свойство быстро распадаться, – донеслось до нее. – Что является и положительным моментом, и серьезным недостатком этого вещества. Если время упущено, человек не умрет, а заболеет… и скорее всего врачи его откачают. Тогда придется повторить попытку или применить другой способ.

– Вы так легко говорите об этом! – воскликнула девушка.

Лебедев бросил на нее сердитый взгляд. Дескать, не вмешивайся. Но Владислав Петрович не обиделся. В чем-то она права.

– Мы обсуждаем страшные вещи, – согласился он. – Но ведь это происходит повседневно и повсеместно. Кого-то лишают жизни насильственным путем, и наша задача – найти преступника и посадить его за решетку.

– Неужели?

– Инга! – одернул ее капитан. – Прекрати!

– Простите, – опомнилась она.

– Погибшая Юшкова была ее подругой, – пустился в объяснения Лебедев. – А погибший Земцов…

Он замялся и замолчал, не зная, как представить отношения блогера с Ингой.

– Мы с Димой встречались, – выручила его девушка. – Потом поссорились… и его убили.

– Вас гложет чувство вины? – догадался старик.

– Я боюсь за свою жизнь. Это чудо, что я не съела ни одной отравленной конфеты!.. А могла бы. Мы с Ритой часто перекусывали вместе. Она обожала сладкое и посмеивалась над моей диетой. Под ее напором я иногда отступала от правил, и в тот раз была близка к тому, чтобы… чтобы…

Инга содрогнулась от холода, который вдруг пробрал ее до костей.

– Понимаю вас, – мягко молвил Владислав Петрович. – Успокойтесь. С таким защитником, как Олег, вам ничего не грозит.

– Надеюсь…

– У этого киллера-авантюриста есть имя, фамилия? – допытывался Лебедев. – Под каким прикрытием он живет? Где его искать? Как с ним связываются заказчики? Через подставных лиц в теневой Сети?

– Видишь, ты сам с усами, – улыбнулся пенсионер. – Мне почти нечего добавить.

– Оперативный псевдоним у него был?

– Был, да сплыл. Он не дурак, чтобы пользоваться старым псевдонимом. Не готов утверждать, но по слухам, сейчас этот персонаж называет себя – Анонимус…

Глава 33

Шотландия, Глэмис Кастл

Лариса продрогла. Громоздкое парчовое платье не спасало ее от холода, а глаза так и не привыкли к темноте. От ужаса и безысходности хотелось плакать, но слезы будто высохли. Время остановилось, пространство сузилось до размеров каменной клетки, где ее запер Анонимус.

«Зачем я ему понадобилась? – гадала Лариса. – Если он меня не убил, то… вероятно, сделает разменной монетой. Кроме Рената, ему здесь не с кем торговаться. Что он попросит в обмен на мою жизнь?»

От этих мыслей ей стало так тошно, что она решила хоть чем-нибудь заняться. Для начала она поднялась на ноги и на ощупь обследовала свою темницу. Четыре стены, охапка соломы на полу и шершавая дверь на ржавых петлях.

Лариса изо всех сил постучала по плотно пригнанным доскам:

– Помогите!.. Я здесь!.. Кто-нибудь! Помогите!!! Эй!.. Я здесь!.. Кто-нибудь!!!

Собственный голос показался ей комариным писком, которого никто не услышит в этом глубоком подземелье. Но она продолжала колотить кулаками в дверь и звать на помощь, пока не охрипла. Сбитые руки болели, сердце выскакивало из груди.

Неужели, никто не придет и не выпустит ее отсюда?!

Леди Джанет, вероятно, тоже надеялась на спасение. Однако ее надежды не сбылись. Судьба оказалась безжалостной к знатной даме, которую казнили по ложному обвинению. Или она в самом деле хотела отравить короля?

Лариса вообразила себя на месте несчастной женщины… и до нее дошло, что Анонимус не выполнит своего обещания. Когда Ренат выполнит его требования, он убьет их обоих.

«Анонимус поступит с нами так же, как он поступил с Земцовым и Ритой. Избавится от свидетелей! Не в его правилах оставлять хоть какой-то след».

Лариса уселась на солому, воображая себя героиней сериала о мрачном средневековье. Так ей было легче искать выход из ловушки, куда заманил ее «желтый пиджак». Гениальная идея, безукоризненный ход, – без всяких слов обратить на себя внимание нужных людей и заставить плясать под свою дудку.

«И мы с Ренатом повелись, – сокрушалась она. – Вот, зачем Посланник диктовал блогеру, во что одеваться, идучи к нам! Каждый его шаг был обдуман. Он все рассчитал правильно: и то, что наряд Земцова запомнится и после послужит опознавательным знаком на балу, и то, что мы примем его вызов».

– Он показал нам морковку, как двум безмозглым ослам, – прошептала Лариса в гнетущей тишине своей тюрьмы. – А мы послушно клюнули на его приманку. Вернер прав. Мы кретины! Идиоты!

Приступ самокритики сменился глухим отчаянием. Анонимус их перехитрил, сыграл на ее любопытстве и азарте Рената. Хотели приключений и адреналина? Получите!

Но ради чего убийца затеял эту интригу? В чем смысл его смертоносного трюка, состязания интеллектов, где проигравший выбывает с поля? Земцов свою роль исполнил и выбыл. А Рита? За что она пострадала?

– А я? – бормотала Лариса. – Что будет со мной?

Она тщательно перебирала в уме все подробности визита покойного блогера, все его слова… каждое последующее событие: перелет в Эдинбург, гостиница, замок Глэмис, танцы, Повешенный, музейные древности, Вернер в маске Тутанхамона, человек в желтом пиджаке. Вывод напрашивался один: Анонимус построил свою драму на основе правды, которую ловко приправил ложью, чтобы запутать участников и добиться поставленной цели. Пока что он еще на пути к вожделенному призу…

– Когда приз очутится у него в руках, он расправится с нами! – вырвалось у Ларисы. – До этого момента он будет вести торг с Ренатом за мою жизнь. О, дорогой, не позволь себя обмануть в очередной раз… иначе нам обоим конец!

«Если охотник слишком увлекается, он сам может стать дичью!» – подумала она.

Ее мысли вернулись к истории принцессы Скотты, дочери фараона восемнадцатой династии Египта, приплывшей на Британские острова в поисках спасения. От чего она убегала? Вернер намекал, что от смерти… Ну да. Какая еще причина заставила бы царственную особу пуститься в рискованное путешествие на край света? Утлые суденышки древних египтян боялись шторма, любая сильная буря грозила потопить их в океане…

– Что еще сказал Вернер? – спохватилась Лариса. – Ренат сел за карточный стол с самим… дьяволом?

Она вдруг вспомнила длинноухое существо, которое привиделось ей в самолете. Вытянутая вперед пасть, клыки, когти…

Лариса вскочила и начала наматывать круги по темнице, натыкаясь на стены и наступая на подол собственной юбки.

– Длинноухий тоже говорил о карточной игре! – воскликнула она. – Откуда-то он знал, что ждет Рената… Хотя ясно откуда. Имя графа Биэрди и его призрак связаны с легендой о проклятии дьявола…

Ее рассуждения уперлись в тупик. Как связаны между собой принцесса Скотта, граф Биэрди, леди Джанет, карточная игра, смерть Земцова, Анонимус?

От бесчисленных вопросов у Ларисы разболелась голова. Прическа, украшенная стразами, стянула кожу, тесный лиф стеснял дыхание.

«Мозгу не хватает кислорода, – подумала она как врач. – Бедные придворные дамы! Они все страдали кислородным голоданием!»

– А что, если король Яков добивался от леди Джанет вовсе не признания в колдовстве? – прошептала она, тщетно пытаясь ослабить шнуровку на спине. – Что, если обвинения в отравлении были сфабрикованы с другой целью? Ой, нечем дышать… Кто придумал такую неудобную одежду? Боже…

Мысли Ларисы потекли в ином направлении. Леди Джанет бросили в подземелье и мучили, чтобы выпытать какую-то тайну! Король Яков сначала просто пугал ее, чтобы вырвать признание… а потом, в отместку за несговорчивость, сжег строптивую подданную на костре.

– Дело не в яде!..

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Ренат наотрез отказался от медицинской помощи. Охранник развел руками и отправился восвояси. А гид пристал к мнимому «графу» с оправданиями.

– Я не бросил вас на произвол судьбы, а побежал за помощью, – смущенно твердил он. – Вы ведь тоже что-то видели, сэр? Мне же не померещилось?

– Я ничего не помню, – соврал Ренат, потирая ноющий затылок. – Вы исчезли, я провалился в забытье, а когда очнулся на полу от холода, толком не мог понять, что произошло.

– У вас был обморок?

– Не знаю. Вдруг стало дурно, и я, кажется, потерял сознание.

Гид обескураженно вытаращился на него, теребя свою сутану. Ему не хотелось выглядеть болваном, который перебрал виски и поднял переполох без причины. Причина была! Он воочию узрел того, о ком столько раз рассказывал туристам!.. Но до сих пор сам ни разу ничего подобного не видел и потому не верил в легенду о графе Биэрди, проигравшем свою душу сатане. Как не верил в легенду о Серой Даме, то бишь леди Джанет. Более того, он считал все басни о призраках Глэмиса – приманкой для посетителей, бизнес-проектом хозяев огромной дорогостоящей усадьбы, призванном зарабатывать деньги на экскурсиях и мероприятиях наподобие ежегодного костюмированного бала.

– Вы видели Его? – удрученно осведомился гид. – Он был в плаще и со свечой в руках… Мне не почудилось. Верно?

Ренат отрицательно покачал головой, что привело собеседника в неописуемое волнение.

– Вы утверждаете, что я псих?

– Вовсе нет, – успокоил его Ренат. – Просто у меня потемнело в глазах, я прислонился к стене… и на этом все, чернота.

– Это от страха. Некоторые экзальтированные дамочки падают в обморок прямо во время экскурсии. Признаться, я недоумевал, почему им становится плохо. У людей слабые нервы. Да! Впечатлительность вредна для здоровья… Но то, что случилось этой ночью, выходит за всякие рамки!

– Скажите, вы когда-нибудь видели хоть один призрак из тех, что описаны в путеводителях по замку?

– Нет, сэр. Своими глазами ни разу. Я много слышал об этом… читал в книгах… Но видеть – нет, не приходилось.

– Значит, таинственная комната, история с графом-картежником, Серая Дама, рыцарь с опущенным забралом, маленький монстр и прочие духи, обитающие тут, – выдумка?

– Что вы, сэр? Как можно обманывать наших гостей?! Конечно же, призраки существуют, – экскурсовод с опаской оглянулся по сторонам и добавил: – Я не сомневаюсь! После сегодняшнего я в этом окончательно убедился…

– Кстати, а где леди Джанет?

– Ваша спутница? – моргая белесыми ресницами, переспросил «монах». – Полагаю, она среди гостей… в зале или в музее.

Ренат вспомнил о человеке в желтом пиджаке, которого ему не удалось догнать, и забеспокоился. Их с Ларисой разлучили не случайно!

– Ведите меня к ней, – потребовал он у гида. – И поскорее.

Время здесь то долго тянулось, то летело вперед, то замирало. И внутреннее ощущение времени совершенно не соответствовало показаниям стрелок. Ренату казалось, что игра в карты длилась не меньше двух часов, а на деле оказалось, – прошло всего пятнадцать минут.

«Монах» подхватил полу сутаны и послушно зашагал по коридору, освещая себе путь фонарем.

– Электрика барахлит, – на ходу пояснил он. – Наши сотрудники ищут поломку, чтобы устранить ее.

– Когда вы последний раз видели леди Джанет?

– Недавно, в музее… Она рассматривала витрину с древностями. Потом к ней подошел мужчина в маске Тутанхамона, они заговорили…

– О чем?

– Я не имею привычки подслушивать! – возмутился экскурсовод. – Мне показалось, они знакомы… Я выпил виски и решил подышать воздухом. А что, нельзя?

Хотя Ренат не предъявлял ему претензий, тот чувствовал свою вину. Он поступил неправильно, дав стрекача и оставив гостя один на один со страшным существом в плаще. Теперь надо загладить оплошность.

– Не волнуйтесь! Леди Джанет в порядке, – уверял он «графа». – Она же никуда не отлучилась бы без повода?

– А если повод появился?

– В замке полно охраны и полицейских. Убийство посетителя – это не шутка! Вы себе не представляете, сэр! Все с ног сбились.

– По-моему, в замке столько укромных местечек и потайных ходов, что тут легко спрятаться.

– Чтобы обыскать каждый уголок, понадобится месяц или больше, – с гордостью заявил гид. – Это очень старая и сложная постройка, где можно заблудиться. Особенно в подземельях! Лично я никогда туда не спускался и впредь не намерен. Бог знает, с чем там можно столкнуться!

– Разве у вашего руководства нет подробного плана всех помещений? – удивился Ренат. – Как в таком случае осуществляется охрана? А противопожарная безопасность?

– План эвакуации людей охватывает ту часть помещений, куда пускают туристов. Можно на него взглянуть, если желаете.

Ренат махнул рукой, его не интересовала эвакуация на случай пожара. А вот подземелья…

– Сюда, сэр! – позвал его «монах». – Не отставайте, иначе потеряетесь.

После очередного поворота коридор расширился и посветлел, но беспокойство Рената не убавилось.

– Долго еще идти? – сердито справился он. – Можно десять раз умереть, пока мы доберемся до места!

– Не говорите так, сэр. Хватит нам неприятностей на сегодня.

Когда Ренат не обнаружил Ларисы ни в зале, ни в музее, он чуть не прибил экскурсовода.

– Где она, черт вас возьми?!

– Возможно, в дамской комнате, – растерянно промямлил тот. – Мы ее найдем, сэр! Обязательно найдем!

Эти слова не успокоили Рената, а наоборот, вызвали приступ ярости. Он рыскал по сторонам, выглядывая человека в желтом пиджаке и маску Тутанхамона. Ни того, ни другого нигде не было.

Гид, спотыкаясь, семенил за ним, не понимая, что происходит.

– Может, стоит обратиться к охранникам? – бубнил он, раздражая Рената бестолковыми советами. – Они помогут.

– Отстаньте и не путайтесь под ногами!

– Давайте заявим в полицию, – не унимался экскурсовод. – Впрочем, они уже здесь…

Ренат ворвался в одну дамскую комнату, на которую указал следующий за ним по пятам «монах», потом в другую, но Ларисы там не оказалось.

– Может, ваша подруга вышла во двор?

– На улице ночь, милейший! – вызверился Ренат. – И лакеи у дверей не видели, как выходила леди Джанет! По-вашему, она из окна выпрыгнула? Или спустилась с башни по веревке, как в авантюрных романах?

– Вы правы, сэр…

– Ее похитили! – бушевал «граф». – Прямо под носом у ваших хваленых секьюрити! Под носом у сотрудников, которые отвечают за безопасность гостей!

– Кто бы осмелился на такое?

– Тот же, кто затянул петлю на шее Повешенного. Неужели не ясно?

Гид притих и остановился, потрясенный услышанным.

– Я не совсем понял ваш английский, – после паузы выдавил он. – На что вы намекаете?..

Глава 34

Москва

Лебедев предложил Инге зайти в кафе и перекусить чем-то посущественней торта с чаем. Сладкое пробудило в нем аппетит, чего нельзя было сказать о девушке.

– Я не ем пиццу, – отказалась она, когда капитан припарковал машину на площадке возле пиццерии. – Это вредно для здоровья.

– Ты в своем уме? – нервно усмехнулся он. – На тебя положил глаз киллер высшей квалификации, а ты о здоровье беспокоишься. Каждый миг может быть последним для тебя… и для меня, соответственно, тоже. Усекла?.. Лови кайф, пока жива!

– Видишь, а ты мне не верил…

– В смысле? – нахмурился Лебедев. – Ты о чем?

– О том, что меня хотят убить! – с жаром молвила Инга. – Эту кашу Дима заварил и меня подставил! Он был жутким эгоистом, думал только о себе и своей матушке. Рита из-за него погибла, а ему хоть бы что…

– Он мертв, если ты помнишь.

Препираясь, они вошли в пиццерию, где пахло горячим тестом, томатом и перцем. Капитан заказал себе большую пиццу с курицей и грибами, Инга попросила взять ей холодный кофе.

– Этот старик, Владислав Петрович… он ничего не напутал? – осведомилась она, когда официант отошел от их столика. – Я имею в виду… откуда у него инфа?

– Из надежных источников. Я не первый раз к нему обращаюсь.

– Значит, все серьезно, – вздохнула Инга, потирая ушибленный локоть.

– Болит? – посочувствовал Лебедев.

– Терпимо. Ты лучше скажи, как мне дальше быть? Залечь на дно? Уехать к черту на кулички? А работа?.. Уволиться? Тогда на какие шиши жить?

Капитан был бы рад ее утешить, да нечем. Такой фрукт, как Анонимус, везде достанет. Но Инга, Рита и даже Земцов – не те люди, за которых ему заплатят много зелени! Кому понадобилось заказывать блогера и двух сотрудниц телеканала, специализирующегося на эзотерике? Ладно бы они коррупционные схемы раскрывали, посягали на наркотрафик или собирали компромат на сильных мира сего. Так нет! Глупая история про шотландские корни и наследство – не в счет. Это не повод для киллера затевать сложную игру.

«Выходит, он действует исключительно в собственных интересах? – осенило Лебедева. – Иначе никак не объяснишь!»

– Ты меня не слушаешь, – обиженно протянула девушка. – Тебе плевать, буду я жить или умру?

– Я только о тебе и думаю, – солгал он.

Хотя доля правды в его словах была. Из всех ниточек, которые оборвались, у него осталась лишь эта красивая стройная девушка со светлыми волосами и тонкими чертами лица. Испуганная, стервозная и беспринципная, но очень соблазнительная.

– Владислав Петрович одобрил мой выбор, – с улыбкой заметил Лебедев. – А уж он-то знает толк в женщинах.

– Ты меня на смотрины водил?

– Я совместил приятное с полезным.

– Тебе не стыдно?

– Стыд – пережиток прошлого, – рассмеялся капитан. – Я вообще не заморачиваюсь на тему морали. Моя задача ловить преступников, а не блюсти святость. Ты встречала святых ментов?

– Нет, – прыснула Инга. – Святой мент – это сюр.

«Он переспал со мной и не прочь переспать еще, но это не помешает ему использовать меня в своих целях, – подумала она. – Его любовь чисто плотская, без примеси романтичных сантиментов. В чем-то мы с ним похожи!»

– Ответишь на мой вопрос?

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Смотря, на какой.

– Я не буду выпытывать, кто лишил тебя девственности, – пообещал Лебедев. – Это для меня не важно. Скажи, насколько хорошо ты понимала своего бывшего бойфренда?

– Не очень, – помолчав, призналась Инга. Ее покоробила фраза о девственности, но она не подала виду. – Дима был закрытым человеком. Мы оба не поощряли лишних откровений. Считали это неуместным. Его последнее письмо, как видишь, было адресовано Рите, а не мне. Я себя не оправдываю… но Дима сам постоянно возводил стену между нами. Эта его щенячья преданность матери меня просто бесила… Ой, опять я о нем плохо! – спохватилась девушка и хлопнула себя по губам. – Все, молчу!

– Зачем такому профи, как Анонимус, убивать обычного блогера?

– Тебя тоже это удивляет?

– Больше всего, – кивнул капитан. – Уж на что Владислав Петрович – светлая голова, и тот в недоумении. Для заказа должен быть веский мотив! А его вроде бы нет.

– Вроде бы, – эхом повторила девушка. – Получается, Дима проворачивал за моей спиной какие-то темные делишки? А я ни сном ни духом? И теперь могу поплатиться жизнью, как Рита? Она была просто свидетелем…

– Киллер, по-видимому, надеялся одним махом избавиться от вас обеих, да осечка вышла. Он ее непременно исправит. Непременно! – подчеркнул Лебедев.

– Мы же ничего не знали! – побледнела Инга. – Ни Рита, ни я.

– А письмо? Земцов сдуру взял и написал то, чего писать было нельзя. И отправил Рите Юшковой. Может, он и тебе какое-нибудь письмо оставил… или сболтнул что-то по недомыслию?

– Не оставлял! Клянусь!

– Я тебе верю. Но Анонимус рисковать не станет. Он привык зачищать после себя. Если ты до сих пор жива, то по одной причине. У него сейчас другая задача, более важная.

– Ты… думаешь, он…

– Не питай иллюзий, Инга, – глядя ей в глаза заявил капитан. – Твои дни сочтены, и я приговорен вместе с тобой. Потому что за время нашего общения ты могла посвятить меня в тайну, которая убивает каждого, кто имеет к ней отношение.

Пока они говорили, подоспела пицца. Инга покосилась на размазанный по тесту кетчуп, и ее чуть не стошнило…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

В темноте Лариса потеряла счет времени. Ее мобильный остался в арендованной машине, как и смартфон Рената. Впрочем, здесь, в подземелье, и связи-то нет. Она могла взывать о помощи только мысленно. Но и это давалось ей с невероятным трудом. Страх мешал Ларисе сосредоточиться.

– Леди Джанет, – выдавила она, воображая настоящую знатную даму, замученную и казненную жестоким королем Яковом. – Какую тайну ты унесла с собой в могилу? Правда ли, что твоя душа все еще бродит по замку, желая возмездия? Или ты простила своих обидчиков?

На мгновение ей показалось, что во мраке мелькнула серая тень. Лариса ойкнула и замолчала, оглядываясь по сторонам. Насколько призрак похож на оригинал? Портреты леди Джанет, которые она видела в замке, не соответствовали истинному образу той, кого Лариса представляла. Все они были написаны позже.

– Сейчас я – это ты, Джанет! – прошептала она в окружающую тьму. – Помоги мне! Ты же не хочешь умереть во второй раз?

Долгое пребывание в тишине порождает несуществующие звуки, которые человек принимает за реальные. Ларисе послышалось, будто тихий женский голос бормочет что-то на старом наречии. Должно быть, это язык шотландцев из прошлых веков.

– Леди Джанет? – повернулась она на голос. – Это ты?

Невнятное бормотание продолжалось, но Лариса не могла разобрать ни слова. Постепенно до нее начал телепатически доходить смысл того, о чем говорит невидимка.

– … я вышла замуж за шестого лорда Глэмиса, графа Стратмора, стала хозяйкой этого замка… и была очень счастлива…

– Я понимаю тебя! – обрадовалась Лариса. – Понимаю!

Боязнь уступила место любопытству и надежде. Дух настоящей леди Джанет не оставит ее в беде. Она обязательно выберется отсюда!

– Молодой король Яков был жестоким тираном… – донеслось до нее. – Беспощадным и мстительным… Когда мой любимый супруг скоропостижно скончался, меня пытались обвинить в его смерти. Этому никто не поверил, и лорды отказались участвовать в суде надо мной… Тогда я не подозревала, что впереди меня ждет сущий ад!..

– Из-за чего король ополчился на тебя?

Повисло томительное молчание. Видимо, леди Джанет собиралась с мыслями. Лариса боялась дышать, чтобы не спугнуть ее. Наконец, призрак заговорил вновь:

– Яков воевал со всей шотландской знатью… но нашу семью он особенно ненавидел. Кто-то нашептывал ему, что мы, Дугласы, владеем страшным видом колдовства и способны извести любого…

– Это правда? – вырвалось у Ларисы. Она прикусила язык, но поздно.

Леди Джанет затихла, то ли рассердившись, то ли обдумывая ответ. Ларисе был слышен только громкий стук собственного сердца.

– Я не убивала своего мужа, – внезапно заявил призрак. – Я любила его…

«Она не опровергла мои слова о колдовстве! – вспыхнуло в уме Ларисы. – Значит, в этом что-то есть!»

– Я взошла на костер во дворе Эдинбургского замка в самый разгар траурных церемоний… – прошептала леди Джанет. – За десять дней до этого скончалась наша юная королева… В мае король Яков, счастливый и влюбленный, вернулся из Франции с молодой супругой, принцессой Мадлен де Валуа, а в июне уже похоронил ее. Бедняжка не дожила до своего семнадцатилетия!

– Он обвинил тебя в смерти жены?

– Королева Мадлен была очаровательна, но слаба здоровьем. Она страдала чахоткой. Суровый шотландский климат погубил ее. Моя вина была лишь в том, что…

Леди Джанет замолчала, а Лариса терпеливо ждала. Негоже поторапливать знатную даму. Не то обидится, и поминай, как звали.

– Яков обезумел от горя… – продолжил призрак. – Ему хотелось обрушить на кого-нибудь свой гнев, и он выбрал меня… Так вышло!..

– Это ведь не был случайный выбор? – осмелилась предположить Лариса. – До этого король уже пытался осудить тебя за убийство мужа. Чего он добивался?

Дух леди Джанет испускал слабое сияние, и в углу каменной тюрьмы можно было видеть размытый силуэт женщины в длинном платье.

– Оставшись со мной наедине, Яков потребовал отдать колдовской атрибут, который достался Дугласам по наследству, – признался призрак. – Я сказала, что не понимаю, о чем идет речь. Ничего такого нет и быть не может. Дугласы веруют в Господа и не занимаются ворожбой!.. Тогда король пригрозил мне мучительной смертью. Но я стояла на своем, и он отступил… на время. Чтобы обезопасить себя, я решилась на второй брак с сэром Кэмпбеллом. Это дало мне небольшую отсрочку… Кончина жены причинила королю невыносимую боль, и он приказал казнить меня!

– Он заподозрил, что ты отравила королеву и хотела отравить его?

– Яков боялся колдовства, а не яда, – прошептала леди Джанет. – В нем засел страх, который заглушал голос рассудка. Он был сам не свой, когда предлагал мне жизнь в обмен на атрибут. Я подумала, что король сошел с ума…

– Что это за атрибут?

Силуэт дамы дрогнул, взвился под потолок и… растворился. Лариса опять очутилась в кромешной тьме.

– Леди Джанет! – напрасно звала она. – Леди Джанет!.. Не уходи! Ты не все мне рассказала!.. Вернись!..

«Хватит вопить без толку, – проворчал в ее голове Вернер. – Вместо того, чтобы орать, когда тебя никто не слышит, вспомни, что ты привезла с собой!»

* * *

Ренат выбился из сил, безуспешно рыская по замку. За ним неотступно следовала темная тень. Лариса же словно в воду канула. Он не собирался сообщать об этом полицейским, понимая, что этим только ухудшит положение.

«Лариса надеется на мою помощь, а я не могу настроиться на ее волну!»

Как он ни старался, в уме возникал лишь кромешный мрак.

«Неужели, ее заперли в подземелье? – догадался Ренат. – Но почему? Для чего?»

«Для шантажа, разумеется, – прошептал кто-то ему в ухо. – Ты осел, господин граф! С тобой играет профи, а ты демонстрируешь жалкое дилетантство. Включи мозги, иначе профукаешь самое дорогое, что у тебя есть!»

– Кто ты? – вздрогнул Ренат. – Покажись!

«Ты еще глупее, чем я думал», – ухмыльнулось длинноухое существо с жуткими глазами.

– Отстанешь ты или нет? – разозлился Ренат. – Кажется, моя дама червей выиграла! Я по праву получил свободу. Так что отвали!

Длинноухий игнорировал его возмущение и продолжал скользить следом. Ренат махнул на это рукой. Плевать на Длинноухого! Найти бы Ларису живой и невредимой.

Экскурсовод надеялся, что «леди Джанет» забрела в какой-нибудь безлюдный уголок и скоро объявится, в чем усердно убеждал Рената.

– Вы оба меня достали! – рявкнул тот. – Идите прочь!

Собеседник в изумлении открыл рот, глядя на гостя как на умалишенного. Тот сначала говорил сам с собой, теперь несет дикую околесицу. В такую ночь не мудрено съехать с катушек.

– Может, в вас бес вселился, сэр? – промямлил гид, получив в ответ негодующий возглас.

Он чувствовал, что еще немного, и сам свихнется. Порция виски в таких обстоятельствах не помешает.

Через полчаса экскурсовод основательно наклюкался и к радости Рената прикорнул на музейном диване…

Глава 35

Москва

Инга стояла в туалете кафетерия и смотрела на себя в зеркало. Впалые щеки, безумные глаза, капельки воды на лице. Она еще раз умылась и прополоскала рот. После того, как ее вырвало, она кое-что вспомнила.

– Господи!.. Не может быть…

Пару лет назад ее вот так же стошнило в туалете японского ресторана, где сотрудники телеканала устроили вечеринку. Желудок не принял полусырую пищу, Инге стало плохо, и она едва успела добежать до унитаза. Возвращаться за стол не хотелось, мысли о еде вызывали в животе спазм, поэтому девушка решила уйти. На улице она долго ловила такси, пока кто-то из проезжающих мимо водителей не сжалился и не предложил подбросить ее до дому. Проваливаясь в беспамятство, Инга сидела в машине и пыталась слушать болтовню шофера…

«А я вас узнал! – заявил он. – Вы ведете эзотерические передачи на ТВ. Приглашаете в студию интересных людей, рассказываете то, о чем другие предпочитают молчать… Между прочим, я ваш поклонник!»

– Инга, ты в порядке? – донеслось до нее из-за двери, и она очнулась, обнаружив себя не в салоне легковушки, едущей по ночной улице, а перед умывальником.

– Я сейчас, Олег, – отозвалась девушка. – Подожди минутку.

Она вытерлась бумажным полотенцем, скользнула взглядом по своему отражению в зеркале и покачала головой. Это происходит не с ней! Это просто страшный сон, который вот-вот закончится. Она проснется, отбросит все страхи и поймет, что жизнь продолжается: нет необходимости прятаться, вздрагивать от каждого шороха и шарахаться от собственной тени. Как же она, оказывается, была счастлива, пока не связалась с Земцовым!

Лебедев не отходил от двери, опасаясь, чтобы Инга не сбежала. Она из тех женщин, которые подчиняются импульсу, а не рассудку. Кто знает, что ей взбредет в голову?

Когда она наконец, вышла в коридор, капитан ужаснулся. Похоже, ей действительно дурно: бледная, дрожащая, едва держится на ногах.

– Надеюсь, пицца не отравлена? – криво улыбнулась девушка. – А то мне совсем паршиво. Зря ты уговорил меня попробовать.

Лебедев, который съел почти все, судорожно сглотнул и ощутил легкий озноб.

– Типун тебе на язык…

Инга пошатнулась и оперлась на его руку. Приступ тошноты прошел, но слабость осталась. Мысли о японском ресторане назойливо крутились в уме, она отмахивалась, однако безуспешно.

«Роковые случайности – не выдумка, а реальность!»

– Ты как? – спросил капитан. – Идти сможешь?

– Да.

Инга старалась бодриться, не подавать виду, что она напугана. Он чувствовал ее волнение, объясняя это недавним разговором с Владиславом Петровичем.

– Ты ничего от меня не скрываешь?

– Отстань, а?! – вспыхнула девушка. – В чем я должна признаться? Кто лишил меня девственности?.. Какая тебе разница? Ты мне что, жених?

– Боже упаси, – улыбнулся Лебедев. – Я не намерен жениться еще как минимум лет пять. Потом погляжу. Если перейду в частный сыск, буду сам себе хозяин, тогда и обзаведусь семьей.

– Если! – выразительно повторила Инга. – Теперь это зависит не от тебя, а от Анонимуса. Ему решать.

– Не драматизируй. Мы с ним еще померяемся силами.

– Ой-ой-ой! А кто говорил, что наши дни сочтены?

Она злилась, потому что прошлое лавиной накрывало ее уютный мирок, где не было места страху. Нынче опасность подстерегала повсюду. В кафе, в супермаркете, в метро, на работе, дома…

– Я нарочно сгустил краски, – примирительно молвил Лебедев. – Чтобы ты не расслаблялась.

– Боюсь, мне это не грозит. И ты будь начеку.

– Не так страшен черт, как его малюют…

– Ты меня успокаиваешь? – взвилась девушка. – Или пудришь мне мозги? Я не маленький ребенок, Олег! И не нуждаюсь в утешении!

Ее опять отбросило во времени назад, в летящее по ночному городу авто со странным водителем, который говорил странные вещи. Она не могла вспомнить ни марку машины, ни внешность хозяина, ни свои ощущения. Только мужской голос особого бархатистого тембра. Этот голос завораживал ее, гипнотизировал…

– Не нервничай, Инга, – сказал капитан, видя, как она возбуждена. – Я с тобой. Мы справимся.

– Ты себя обманываешь? Или меня?

– Каким бы ни был враг, нельзя сдаваться.

– Ты учишь меня храбрости? – возмутилась девушка. – Как я понимаю, никто до сих пор не поймал этого Анонимуса! Ни одна ваша крутая служба не смогла выследить его? Да?.. Он безнаказанно режет людей, травит их и смеется над вами!

– Еще не факт, что он жив…

– Ты не веришь Владиславу Петровичу?

– Верю, но…

Лебедев замолчал на полуслове и открыл перед Ингой дверцу «фольксвагена». Она не заметила, как они дошли до парковки, и ошарашенно топталась на месте.

– Ты гарантируешь, что мы не взорвемся? Пока ты набивал желудок пиццей, в машину могли подложить что угодно. Я боюсь, Олег!

– Анонимус любит нож и яд, – возразил он. – Взрывчатка не его профиль.

– Тише! – одернула его девушка. – Может, он где-то недалеко.

– Вряд ли. Успокойся и садись.

– Я не хочу умирать, – захныкала Инга. – А твой автомобиль в зоне риска. Давай вызовем такси.

– Я фаталист, – прошептал капитан, касаясь губами ее волос. – Что суждено, того не избежать. Мгновенная смерть на пару с тобой – не худший конец…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

– Леди Джанет! Вернись! – умоляла Лариса, обращаясь к призраку. Но тот не подавал знаков своего присутствия. – Помоги мне выбраться отсюда! Ты наверняка знаешь все здешние секреты. Столько веков твой неприкаянный дух бродит по замку, так побудь со мной еще немного!

В темнице стояла глухая тишина. Даже мыши или крысы, если они тут водились, попрятались по норам. Лариса старалась не думать о плохом. Человек, назвавшийся Анонимусом не убил ее, значит, у него есть какой-то другой план. Зачем ему лишать жизни незнакомую женщину? Что он получит взамен?

Холод и сырость пробирали пленницу до костей. Она сидела на полу, поджав босые ноги и обхватив себя за плечи, но зубы все равно выбивали мелкую дробь.

– В-вернер, х-хоть в‐вы меня н-не б-бросайте… – шептала она. – П-подскажите, ч-что д-делать…

Бывший гуру не отзывался. Видимо, он решил, что достаточно постарался для ее спасения и не намерен более утруждаться. Напоследок он сказал: «Вспомни, что ты привезла с собой…»

Ларису трясло от страха, но брошенная мимоходом фраза Вернера внушила ей надежду. Она потянулась рукой к груди и нащупала под платьем… золотую подвеску на цепочке.

– К-как я м-могла з-забыть?

От прикосновения к украшению, заказанному накануне этой рискованной поездки, Ларису обдало жаром. Она слишком увлеклась местными загадками и совершенно выпустила из виду кое-что важное. Внутри золотого футляра находился камешек размером с гранатовое зернышко: один из талисманов покойного мага Казимира Бернацкого[6].

У Ларисы мигом просветлело в голове. «Гранатовое зернышко» ее выручит во что бы то ни стало, вытащит из любой передряги.

– Леди Джанет, – проговорила она твердым голосом. – Вернись! Ты еще не все рассказала!

Раздался жалобный вздох, и во мраке проступил размытый женский силуэт.

– Отпусти меня, – прошептал призрак. – Я хочу упокоиться с миром, наконец.

– Что же тебе мешает? Тайна, которую ты хранишь вопреки здравому смыслу? Из-за нее тебя сожгли на костре, Джанет! Неужели, твоя жертва напрасна?

– Мой обидчик наказан… Два его сына умерли в младенчестве, а единственная дочь, печально известная королева Мария Стюарт, сложила голову на плахе. Пусть он горит в аду!

– Думаю, он это заслужил, – согласилась Лариса. – Но другие люди могут пострадать так же, как ты. Всегда найдется желающий завладеть «атрибутом», который требовал у тебя король Яков. Времена меняются, а человек остается прежним. Хотя он носит другую одежду и пользуется гаджетами, внутри у него бушуют те же страсти!

– Ты меня искушаешь? – прошелестел призрак.

– Давай поможем друг другу! Сейчас я – это ты, и могу повторить твою судьбу. Вряд ли меня сожгут, но… я бы не исключала самого кошмарного исхода. Тебя убил король Яков, а меня хочет убить некий Анонимус. Ты же не дашь мне умереть?

– Мне все равно…

– Не говори так, Джанет! У тебя доброе сердце, я знаю!

– Ты заставила меня вернуться против моей воли…

– Прости, – извинилась Лариса. – Без тебя мне сложно разобраться, что произошло в далеком прошлом и продолжает происходить в наши дни. Откуда в вашем роду колдовской атрибут?

Она держала руку на подвеске, ощущая сквозь ткань исходящее от «зернышка» тепло и мысленно принуждая призрак говорить.

– Эту вещь привезла на британские острова дочь фараона…

– Принцесса Скотта?

– Ты читала наши «Хроники»? – удивилась леди Джанет.

– Я побывала в музее замка, – призналась Лариса. – Гид рассказал мне о древностях из могильника Hill of Tara. Археологи откопали египетские артефакты в земле Ирландии. Все тайное становится явным…

Силуэт Серой Дамы вспыхнул ярким сиянием и сразу же померк. Очевидно, так призрак выразил свое удивление.

– Ты не знала? – Леди Джанет помолчала, после чего неохотно добавила: – Мои предки издавна хранили эту тайну от чужих ушей. Не представляю, как об этом пронюхал король Яков…

– Видимо, кто-то ему донес. Суровые шотландские лорды ничем не гнушались в борьбе за власть. И один из Дугласов решил таким образом поправить свои дела? – предположила Лариса. – Близость к трону и лакомая должность в обмен на фамильный секрет?

– Это многих привело к гибели, – эхом отозвался призрак, не отрицая подобной сделки.

– Ваш молодой амбициозный монарх ненавидел хозяев Глэмиса и мечтал присвоить себе замок? Что за причину он использовал для обвинений?

Леди Джанет издала звук, похожий на плач. Между тем в сознании Ларисы вспыхивали образ за образом, картина за картиной, складываясь в цепочку роковых событий.

– Правда ли, что в вашей семье рождались уродцы? – осведомилась она. – Именно этот прискорбный факт породил легенду о запертом в одной из комнат чудовище? Которую до сих пор успешно эксплуатируют для развлечения туристов!

– Позор… – простонал призрак. – Моя бедная дочь!.. Кто бы мог подумать, чем обернется наша беда?

– Твоя дочь?

– Несчастная Маргарет… Она появилась на свет увечной калекой с ужасной внешностью…

– Поэтому ее прятали от чужих глаз, – заключила Лариса.

– Тебе не понять!.. По нашим тогдашним поверьям, рождение ребенка-урода свидетельствовало о связи его матери с дьяволом. Не забывай, в какое время я жила…

– В шестнадцатом веке царило мракобесие и самые дикие суеверия.

– Дети-чудовища – плата за то, что мы хранили в своем поместье… предмет языческого культа, – выдавила леди Джанет. – Однажды король прибыл в Глэмис без приглашения, якобы отдохнуть после охоты… и случайно увидел Маргарет…

– Не случайно! – уверенно возразила Лариса. – Ему доложили о твоем увечном ребенке, и он нагрянул внезапно, чтобы вывести тебя «на чистую воду». И вывел!.. Это и послужило поводом для обвинений в колдовстве? Мол, дьявол подбил тебя на худое дело, и ты решилась отравить своего суверена. Значит, ты ведьма! А ведьму положено сжечь живьем. Хочешь спастись от мучений? Отдай то, что досталось тебе от предков.

Леди Джанет горько разрыдалась.

– Яков не подозревал, что после моей казни он проживет всего пять коротких лет, полных смертей и страданий. Отлились ему мои слезы!

– Поделом, – поддержала ее Лариса.

Ей надо было расположить призрака к себе и выудить полезную информацию. Поразительно, как причудливо переплелись судьбы Дугласов и Стюартов: прямо «Игра престолов». Неужели, автор популярной эпопеи Джордж Мартин взял за основу реальную историю? Почему бы нет.

– Отмщение свершилось! – воскликнула леди Джанет, увеличиваясь в размерах.

– Ты удовлетворена? – допытывалась Лариса, глядя на бледные очертания женской фигуры.

– Я успокоюсь, когда все это кончится…

– Скажи мне, о какой вещи идет речь? За что ты отдала жизнь, Джанет?

Призрак угрожающе разросся, поднялся под потолок и навис над Ларисой, обдавая ее могильным холодом…

Глава 36

Ренат ощущал себя невероятно одиноким, словно странник в безграничной пустыне. Куда ни бросишь взор – вокруг только камни и песок, песок и камни. Небо сливается с землей, а земля – с небом. Жажда иссушает кровь в жилах, а спасительная вода – всего лишь мираж. Неужели, он обречен на вечные скитания?

Ренат вдруг осознал, что без Ларисы ничто не имеет смысла. Ни жизнь, ни смерть, ни мечты, на разочарования. Любит ли он ее?.. Пустой вопрос. Доверие, близость, партнерство, дружба, – ни одно из этих понятий не отвечает в полной мере тому, что они чувствуют друг к другу.

Ренат перестал гадать, где Лариса и что с ней случилось. То, чего он боялся! Надо отбросить разные варианты событий и сосредоточиться на одном. Найти убийцу: человека в желтом пиджаке, двойника Земцова или кого-то иного, кто скрывается под его личиной.

Между тем гид тихо посапывал на мягком диване.

Гости в маскарадных костюмах сбились в кучку в углу бального зала и возбужденно переговаривались.

Повешенного погрузили в спецмашину и увезли в морг.

Сотрудники музея, охранники, полицейские – все были заняты поимкой преступника. Ренат не питал иллюзий на сей счет. Ни черта у них не выйдет! Покрутятся, проведут экспертизы, опросят свидетелей и… обломаются.

– Я от дедушки ушел, я от бабушки ушел, и от вас уйду, – повторил он слова из сказки про колобка, которую читал в детстве.

Гид заворочался, подложил под щеку вышитую подушку и захрапел.

«Он вышел из строя надолго, – подумал Ренат. – Его пристрастие к виски усугубится, а замок Глэмис станет для него самым нежеланным местом. После нынешней ночи этот человек уволится с работы и забудет все, что видел».

«Как прошла партия, дружище? – неожиданно прозвучал у него в голове голос Вернера. – Ты выиграл или безнадежно продул?»

Ренат привык к его манере выскакивать чертом из коробочки и не растерялся.

– Я выиграл, – прошептал он. – Моя червонная дама выпала первой.

«Ты серьезно? – презрительно фыркнул гуру. – Где же, в таком случае, твой приз? Ты сорвал банк, но сидишь расстроенный и угрюмый. Что так?»

– Лариса пропала… Я не могу ее найти. Вам известно, где этот подонок ее спрятал?

«Не перекладывай с больной головы на здоровую! – возмутился Вернер. – Ты же победитель! Чемпион! Тебе и карты в руки!»

– Карты в руках я уже держал, – огрызнулся Ренат. – А толку-то?

Спящий на диване экскурсовод перевернулся на другой бок и перестал храпеть. Наступила звенящая тишина, которую спустя пару минут нарушили шаги за дверью. Ренат на цыпочках подкрался к дверям и выглянул в коридор. Тускло горели светильники, по стене скользнула тень…

Ренат не поверил своим глазам. Прямо перед ним, словно из-под земли, вырос человек в желтом пиджаке. Его лицо закрывала маска Анонимуса. Сквозь прорези блестели холодные глаза, неподвижный рот зловеще ухмылялся.

– Я знаю, кого ты ищешь, – промолвил он. – Зря стараешься. Она у меня в плену, граф Биэрди!.. И жить ей осталось совсем немного. Чего остолбенел-то? Разве ты не догадывался, как обстоят дела?

– Значит, я не ошибся.

– Ты же умный, – съязвил Анонимус. – Моделируешь ситуации, составляешь психологический портрет убийцы, предугадываешь его шаги. А женщину свою не уберег! Грош тебе цена.

– Признаю свою вину, – угрюмо кивнул Ренат. – Увлекся ролью азартного игрока и потерял бдительность.

– Это затягивает, верно?

– Твоя правда. Азарт иногда подводит под монастырь.

– Не иногда, – мотнул головой Анонимус. – Всегда! Поэтому я давно покончил с азартом и сделал ставку на тщательно продуманную интригу. Теперь мой выигрыш гарантирован.

– И в чем он заключается на этот раз?

– Ха-ха-ха! – развеселился Анонимус и жестом поманил Рената за собой. – Нам надо уединиться и поговорить без помех. Честно говоря, меня жутко утомили переодетые болваны и тупицы-полицейские, которые путаются под ногами.

Он подвел собеседника к одной из дверей, открыл ее и вошел в темную комнату. Ренат молча последовал за ним.

– Это ты убил Земцова? – спросил он то, что крутилось на языке.

– Допустим. И что? Ты призовешь меня к ответу?

– Повешенный тоже твоих рук дело?

– Ты все правильно понял, – заявил Анонимус. – Повешенный – это показательное выступление для тебя и твоей подружки. Не вздумай со мной шутить.

Они стояли в темноте, прорезанной голубоватым светом луны, которая заглядывала в окно. В комнате пахло воском и пылью от ковров. Ренат таращил глаза, но не мог толком рассмотреть ни обстановки, ни своего противника. Только неясные очертания его фигуры.

– Здесь когда-то прятали чудовище: безобразную девочку, дочь лорда и леди Глэмис. Чувствуешь флюиды отчаяния и боли? Ими пропитаны стены этой мрачной комнаты. Ребенок-урод рождается от сношения с дьяволом! – хохотнул Анонимус. – Лорд Глэмис недооценил свою милую женушку!

– Ты мне зубы заговариваешь?

– Я говорю о женском коварстве, граф Биэрди. Не доверяй бабе, даже самой высокородной, и не будешь обманут. Леди Джанет поплатилась за тайную связь с нечистым. Ее сожгли на костре, как ведьму!.. Боюсь, такая же печальная участь ждет самозванку. Назвалась груздем, полезай в кузов!

– Ты за этим меня сюда привел? – разозлился Ренат. – Чтобы запугивать? Я не из робких.

– Тебе плевать, что с ней будет?

Ренат понимал: Лариса попала в руки человека, который ни перед чем не остановится.

«Однако если дам слабину, то он обязательно этим воспользуется. Он этого ждет!»

– Если у тебя есть условие, говори, – обратился он к Анонимусу. – Если тебе просто не с кем поболтать, извини, поищи себе другие уши.

За дверью кто-то ходил, в коридоре звучали голоса охранников. Человек в желтом пиджаке молчал, Ренат дал ему время подумать.

– Я готов обменять твою женщину на то, что граф Биэрди поставил на кон в той самой игре! – приблизившись, прошептал Анонимус…

* * *

Москва

Воспоминания, которые Инга давно похоронила, вдруг всплыли из глубин сознания и завладели ею. Та смутная ночь после корпоративной вечеринки, которую она провела с незнакомцем в его машине, казалась необъяснимой с точки зрения разборчивой девушки, которой считала себя Инга. Не в ее правилах заниматься сексом с первым встречным. Тем более, когда самочувствие оставляет желать лучшего. Тем более, в салоне автомобиля, спонтанно. Впрочем, ее согласия никто не спрашивал.

– По ходу, я многовато выпила… – вырвалось у нее.

– Ты вообще не пила, – отреагировал Лебедев. – Что с тобой?

Инга спохватилась и начала оправдываться.

– У меня в голове мутится. Я ничего не соображаю. Мне бы водички…

Капитан остановил «фольксваген» у аптеки, вышел и через пару минут вернулся с бутылкой минералки. Он смотрел, как Инга пьет, и пытался разгадать, что ее мучает. Хотя ясно, любой бы на ее месте разволновался, узнав, что за ним охотится киллер. И все же поведение девушки настораживало Лебедева.

– Чего ты не договариваешь? – спросил он. – Объяснись, пока не поздно.

– Оставь меня в покое! – вспыхнула она. – Не видишь, что мне плохо?

Вода потекла по ее подбородку, она вытерлась ладонью, молча закрутила пробку и поставила бутылку в дверцу.

– Ладно, можешь молчать. Только потом не обвиняй меня в том, что случится.

– А что случится? – вскинулась Инга. – Нас убьют? Я уже привыкаю к этой мысли. Дима погиб, Рита погибла… теперь наша очередь? Ты это имеешь в виду?

Капитан пожал плечами и включил зажигание. «Фольксваген» плавно влился в поток транспорта, Инга откинулась на подголовник и притворилась, что дремлет. Стоило ей отрешиться от настоящего, как она опять погрузилась в прошлое…

Заднее сиденье автомобиля не самое удобное место для секса. Почему Инга не отказала незнакомцу, который умело раздел ее и покрывал жадными поцелуями? Почему терпела его быстрые жаркие ласки?.. Наверное, испугалась. Что-то в выражении его лица, в жестах, во всем облике вызывало у нее животный ужас и парализовало волю. Она чувствовала, что лучше не сопротивляться, иначе наступит конец. Когда незнакомец овладел ею, она вскрикнула и на миг отключилась…

Пару хлопков по щекам, и Инга пришла в себя, ощутила, что полулежит на спине, упершись ногами во что-то твердое, а сверху на нее смотрит мужчина.

«Ты девушка? – поразился он. – Черт! Неужели, в твоем возрасте тебя еще никто…»

Он осекся и коснулся губами ее лба, словно извиняясь за свои действия. После того, что между ними произошло, это было неуместно. Но незнакомец неожиданно добавил:

«Прости… я не знал. Ты такая красивая…»

Остальное происходило сумбурно и неловко. Инга плакала, торопливо натягивая на себя белье, незнакомец улыбался. Его как будто обрадовала ее невинность.

«Я никогда не беру пассажиров, – заметил он. – А вот мимо тебя проехать не смог. Это судьба? Как думаешь?»

Инга смешалась, боясь поднять на него глаза. От этого человека исходили флюиды зверя, хищника. Иначе не скажешь. Дразнить зверя не стоило, а то он с легкостью и без зазрения совести загрызет, оближется и получит кайф от вкуса чужой крови.

«Я верю в судьбу, – выдавила она, чтобы не злить его. – Ничего случайного не бывает».

«Мы с тобой похожи! – воскликнул он. – До сих пор моим единственным другом был он, – мужчина указал пальцем на фигурку животного, которая болталась на зеркале заднего вида: там, где обычно вешают четки или любой другой талисман. – А теперь нас трое. Он, ты и я!»

«Это собака?» – ляпнула Инга, глядя на фигурку.

«Шакал, – поправил ее незнакомец. – Проводник мертвых в загробном царстве. Ведающий тайнами».

Она догадалась, что он имеет в виду. Интересно, кто этот водитель? Чем он занимается?

«У тебя есть мечта? – спросил незнакомец и, не дожидаясь ответа, сказал: – У меня есть. Она обязательно осуществится! Раз я встретил девственницу, значит, получу и то, что мне снится по ночам. Я мало сплю, но много успеваю увидеть в своих вещих снах. Вот и тебя недавно видел… потому и остановился, когда ты голосовала. Еду и вдруг – бац! – нога сама легла на тормоз. Все предопределено!»

«Где ты работаешь?» – полюбопытствовала она и тут же пожалела об этом.

В глазах мужчины блеснула сталь, губы сжались. В салоне повисло гнетущее молчание.

«Мы еще увидимся, обещаю, – после паузы заявил он, наблюдая, как Инга застегивает блузку. – Сейчас мне надо уехать, надолго. Я сам найду тебя». – Он бесцеремонно залез в ее сумочку, взял телефон, запомнил номер, удовлетворенно кивнул и повторил: – «Найду!»

Утром следующего дня, выспавшись и отмывшись в душе, Инга заглянула в сумочку и заметила пять новеньких стодолларовых купюр, которые положил туда незнакомец. Ей было жутковато и приятно. Раньше никто не давал ей денег за ласки. Впрочем, раньше она ни с кем не допускала полной интимной близости.

Потекли привычные будни. Шли дни, месяцы, а от незнакомца не было вестей. Он не звонил, не слал эсэмэски, не появлялся. Инга старалась его забыть и наконец преуспела в этом. Человек с бархатным голосом и ледяным взглядом казался ей галлюцинацией, игрой подсознания. Неужели, это приключилось с ней наяву? Да нет. Нет! И лучшим доказательством того, что ей все почудилось, служило отсутствие вестей от странного мужчины. Некоторое время она еще жила в напряженном ожидании: оглядывалась, слыша на улице автомобильный сигнал; с опаской брала трубку, когда высвечивался неизвестный номер, – но постепенно успокоилась. А вскоре у нее завязался роман с Земцовым… и та жуткая встреча отошла на задний план, рассеялась, канула в небытие. Инга решила, что навсегда, но жизнь распорядилась иначе…

Кто-то тронул ее за плечо и проговорил:

– Приехали! Очнись, соня…

Она вздрогнула и приподняла ресницы. Сквозь них маячило лицо Лебедева. Какие страшные мысли одолевали ее в дреме? От того, что пришло ей в голову, по телу побежали мурашки.

– Посидишь в машине или пойдешь со мной? – спросил капитан.

– К-куда?

– В супермаркет. У нас холодильник пустой. А я голодный, как волк.

Инга кивнула, поправила волосы и внезапно вспомнила, что привлекло ее внимание в салоне того водителя. Он за чем-то полез в бардачок и достал оттуда… маску Анонимуса! С усмешкой приложил к лицу: «Прошу любить и жаловать!»

Инга отпрянула от неожиданности. Маска произвела на нее отталкивающее впечатление, а мерцающие в прорезях темные зрачки пригвоздили ее к месту. Словно сама Смерть смотрела на нее…

– Ты меня слышишь? – нахмурился Лебедев.

– Да, извини…

– Мы идем за покупками вместе, или…

– Вместе, – перебила Инга, беря его под руку. – Мне хочется выпить чего-нибудь покрепче. Возьмем коньяку?

– Как скажешь, – удивленно протянул капитан. – Сейчас наберем спиртного, закуски и вперед.

Определенно разговор с Владиславом Петровичем произвел в Инге какой-то тектонический сдвиг…

Глава 37

Шотландия, Глэмис Кастл

Убедившись, что призрак исчез, и никто из людей не придет ей на выручку, Лариса села, сняла цепочку с медальоном, зажала его в руке и сосредоточилась на собственном спасении. Кто-то неведомый и вездесущий должен подсказать ей, как выйти из темницы.

Магическая субстанция, заключенная в камне, безмолвствовала.

Лариса терпеливо ждала, ощущая, как нагревается от ее тепла или от каких-то внутренних процессов «гранатовое зернышко». Когда жар начал обжигать пальцы, она выронила золотой футляр на юбку и заметила пробивающееся наружу слабое красноватое свечение. Одновременно в ее сознании возник голос, который не мог принадлежать ни мужчине, ни женщине. Скорее так мог бы говорить ребенок.

«Настоящая леди Джанет отказалась плясать под твою дудку? – подтрунивал над ней невидимка. – А на что ты рассчитывала? Даже у призраков есть характер!»

– Она рассказала мне главное, – прошептала Лариса, не понимая, с кем ведет беседу. – Остальное уж мое дело.

«Тогда действуй, пока не поздно!»

– Кто ты? – допытывалась она, не отрывая глаз от футляра. – Может, мне надо вытащить камушек наружу?

«Нет никакой разницы, где я и кто я, – немедленно отозвался невидимка. – Ты сумела установить контакт, теперь жди».

– Сколько?

«Терпение, мнимая леди! Терпение! Ты дурно воспитана!»

– Меня могут убить! – выпалила она.

«Ты знала, на что идешь, – парировал детский голосок. – Нечего жаловаться».

– Ладно, принято, – согласилась Лариса. – Значит, ты советуешь сидеть, сложа руки?

«У тебя есть выбор, – невозмутимо заявил голос. – Сидеть или не сидеть. Жди стоя, если задница устала».

– Ты грубиян, – улыбнулась она. – А еще меня попрекаешь плохим воспитанием.

«Мне можно, тебе нельзя!»

– Это твои правила?

«Не я их устанавливал. Они действуют, вот и все. Когда ты взяла меня с собой, ты согласилась с правилами игры. Разве нет?»

– Да, – кивнула Лариса, любуясь разлитым в воздухе рубиновым сиянием. – Ты мой последний шанс.

«Не драматизируй, – парировал невидимка. – Из любой ситуации всегда существует выход. Я думаю, как разрешить проблему. Не мешай!»

Лариса примолкла, вспоминая, как она втихаря присвоила камешек, на который возлагала большие надежды. Это было на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге, на могиле мага[7].

Внезапно ее осенила идея. В уме возникла арендованная Ренатом машина на стоянке возле замка, и Лариса поняла, что надо делать…

* * *

Ренат притворился, что размышляет над предложением Анонимуса. Не признаваться же в своем невежестве? О чем идет речь?

– Ты колеблешься? – ухмыльнулся похититель. – Твоя женщина в опасности, а ты боишься продешевить? В таком случае можешь с ней попрощаться. Я не блефую! Она умрет той же смертью, что и ее прототип леди Джанет. Было опрометчиво с вашей стороны принять мои условия и приехать сюда. Отдаю должное твоему азарту, однако острые ощущения стоят дорого! Пришло время расплаты.

«Что граф Биэрди поставил на кон в той самой игре? – лихорадочно гадал Ренат. – Длинноухий тоже твердил про какую-то вещицу, которую он намерен вернуть! Неужели, весь сыр-бор из-за этого? Проклятие! Длинноухий считал, что я в курсе, на что мы играем. А я – ни сном ни духом! Мало того, я не удосужился узнать у него, в чем прикол! Я олух, баран!»

– Либо мы производим обмен, либо… бай-бай! – С этими словами человек с желтом пиджаке и маске Анонимуса помахал рукой.

Ренат готов был ухватиться за соломинку, но и ее не было. Где ему взять то, о чем он не имеет ни малейшего представления?

– Я был о тебе лучшего мнения, – вздохнул Анонимус. – Что ж, ты вынес приговор леди Джанет. Ты, а не я!

– Подожди! – поспешно воскликнул Ренат. – Я согласен!

Противник уставился на него немигающим взглядом. Рената обдало жаром, бросило в пот. Он вообразил Ларису в темной сырой каменной клетке, полной пауков и крыс, и его передернуло.

– Что ты предлагаешь? – процедил Анонимус. – Какие даешь гарантии?

– Не торопи меня. В таком деле спешка неуместна. Я бы тоже хотел гарантий, что Лариса останется невредима.

– Моего слова мало?

– Я тебе не верю, – покачал головой Ренат. – Мне нужны весомые аргументы.

Он тянул время, надеясь на чудо. Вдруг, звезды сойдутся счастливым образом, и ему станет ясно, как себя вести.

– Мой аргумент – жизнь твоей женщины!

– Неубедительно, – усмехнулся мнимый граф. – Ставка слишком высока, чтобы рисковать. Я должен получить подтверждение, что Лариса жива. Может, ты ее убил, а теперь разводишь меня?

Анонимус тяжело дышал. Ренат почти физически ощущал, как напряженно работает его ум, ища достойный ответ.

– Ты не трус, дизайнер. И не так глуп, как казалось. Твоя женщина жива, но ее срок истекает с каждой секундой.

«Он следил за нами и собирал информацию о нас, – понял Ренат. – Убийца плетет сети и подстраивает ловушки ради какой-то штуковины! Но ведь и у него есть слабое место, ахиллесова пята! Знать бы, куда ударить, на какой рычаг надавить…»

– Долго ты собираешься морочить мне голову? – в прорезях маски сверкнула сталь, голос зазвенел. – Решай или я ухожу.

«У них с Длинноухим – одна цель, – осенило Рената. – Этим я и воспользуюсь!»

– Уходи, – с напускным равнодушием обронил он. – И останешься без того, зачем замутил всю эту интригу.

– А твоя женщина умрет!

– Это тебе не поможет, – отрезал Ренат, чувствуя закипающую в собеседнике ярость: у того просто руки чешутся покончить с ним. – Ты близок к тому, чтобы убить меня?.. Твоя воля. Сделаешь это, и никто больше не сядет за карточный стол с дьяволом! Кроме меня, никто! – повысив голос, проговорил он. – Тебе это отлично известно. Настоящий граф Биэрди давно мертв, а над призраками ты не властен. Только я могу вытащить для тебя каштан из огня! Ты выбрал меня, потому что другие кандидаты не подошли. У тебя нет плана «Б»! Расслабься, и будем договариваться.

Анонимус молчал. Одна его рука скользнула в карман желтого пиджака, другая непроизвольно сжалась в кулак.

– Он не дьявол…

Ренат ожидал чего угодно, кроме этих слов.

– Что?

– Он – не дьявол! – громче повторил убийца. – В этом-то и загвоздка. С дьяволом бы я нашел общий язык.

– Душу бы ему продал?

– Моя душа уже продана. Мне нечего терять, дружище. Поэтому я неуязвим! В отличие от тебя. Ты влюблен и зависим, а мое сердце свободно. Я поставил точку в своих отношениях с бабами. Все они – продажные шлюхи, даже если прикидываются недотрогами!

– Ты женоненавистник? – усмехнулся Ренат.

– Считай, что так. Всю жизнь я презирал баб, но однажды… на меня нашло затмение. Я встретил блондинку с глазами, как васильки… – Анонимус замолк, тряхнул головой, словно сбрасывая наваждение, и злобно добавил: – Лучше бы я ее придушил! Прямо там, в машине, где мы занимались любовью…

– Она тебе изменила?

Ренат пытался вывести противника из равновесия, чтобы того захлестнули эмоции и заставили сорваться, потерять бдительность, допустить ошибку.

– Девушка оказалась невинной, чего я не ожидал, – признался тот. – Ее чистота покорила меня. Я был настолько наивен, что решил… Впрочем, не важно. Нам пришлось надолго расстаться. Я уехал, не давал о себе знать, а потом нагрянул внезапно… и застал ее врасплох. Угадай, какую картину я увидел?

– Она была с другим?

– Нетрудно догадаться, да? Пока я отсутствовал, она спуталась с одним недотепой, придурком, который… В общем, я ему отомстил. Развел, как лоха, а потом…

– Прикончил? – добавил Ренат.

Перед его внутренним взором возникло лежащее на полу тело с ножом в спине. Не было сомнений, что Анонимус говорит о Земцове! Значит, блондинка с васильковыми глазами – Инга Данилина?!

– Вижу, ты сообразил, что к чему, – самодовольно ухмыльнулся противник. – Не придется зря сотрясать воздух. Терпеть не могу пустую болтовню.

– Вот, как все повернулось…

– Оцени мою идею с одеждой! Ты ведь поначалу тоже принял меня за Земцова?

– Только поначалу, – парировал Ренат. – Тебе удалось ввести меня в заблуждение. Как и покойного блогера. Это ведь ты выдавал себя за его двойника? Чтобы поглумиться.

– На Гончарной улице? – хохотнул Анонимус. – Я хотел поддать ему жару, а он грохнулся в обморок и лишил меня удовольствия подурачиться. Слабак! Он чуть не испортил всю мою тонкую игру…

* * *

Возле парковочной площадки замка, где стояли машины гостей, курили два охранника. Один был на голову выше второго. Они взволнованно обсуждали трагическое происшествие с Повешенным. Криминалисты уже уехали, тело погибшего втихаря, чтобы не травмировать публику, увезли в морг, свидетелей тщательно опросили. Но виновника не выявили! Им мог быть кто-нибудь из приглашенных на ежегодный бал, любой из сотрудников и обслуги, либо незаметно пробравшийся в замок посторонний.

– Как ты думаешь, он еще здесь? – спросил длинный.

– Кто, убийца? – отозвался коротышка.

– Ну да! Мы с тобой курим, а он притаился в саду и ждет удобного момента, чтобы еще кого-то замочить.

Коротышка испуганно обернулся, выбросил окурок в урну и поежился.

– Территорию вроде прочесали…

– Ой, не смеши меня! – покачал головой длинный. – Тут чтобы все прочесать, надо армейцев задействовать. К тому же неизвестно, как он выглядит. Может, это женщина…

– Повешенный был крепким и не старым. Женщина бы с ним не справилась.

– Я слышал, его сначала оглушили ударом по затылку…

Коротышка собирался возразить, как вдруг заметил странное движение между машинами.

– Тс-с! Тихо! Глянь-ка туда, – прошептал он, пригибаясь.

Длинный тоже пригнулся и повернулся налево, куда указывал напарник. В тени огромных дубов мелькали неясные тени.

– Надо пойти проверить, кто там бродит, – нерешительно предложил коротышка.

– Погоди! Вдруг, это преступник?.. Собирается угнать машину и смыться?

– Я бы на его месте столько не ждал…

Между тем тени приблизились, и длинный узнал Серую Даму и графа Биэрди. Вид у них был странный: словно это не люди, а призраки.

– Леди Джанет и безумный картежник?! – поразился он. – Что они тут забыли?

– Трудно сказать. Гуляют…

– На парковке? – недоумевал длинный. – Какого черта? Гостей просили не выходить на улицу. Правда, они не слушают. То один требует подышать воздухом, то другой. Я с ног сбился загонять их обратно. Что за жуткая ночь?!!

– Давай проследим за ними. Куда пойдут, что станут делать…

Охранники осторожно двинулись за подозрительными фигурами, которые слегка светились в темноте. У коротышки пересохло во рту от мысли, что это… вовсе не переодетые туристы.

– Ты что-нибудь понимаешь? – шепнул он напарнику.

– Они едва касаются земли, – испуганно отозвался тот. – Сквозь них все видно!..

– Что за чертовщина?

– Это… привидения! – вздрогнул от страха длинный. – Клянусь, они не похожи на людей!..

– Нам не почудилось? Где твой телефон? Звони старшему!

– Хочешь, чтобы нас на смех подняли? Еще уволят, чего доброго!

Перспектива потерять хорошую работу не устраивала обоих, и охранники решили раньше времени не устраивать переполох.

По мере того, как леди Джанет и граф Биэрди шагали по аллее к замку, их фигуры все больше походили на человеческие.

– По-моему, это не призраки, – заключил коротышка. – Хорошо, что мы не поторопились и разглядели их как следует.

– Лунный свет попутал, – кивнул длинный. – Мы чуть не набедокурили. Вот бы досталось нам от начальства!..

Глава 38

Москва

Лебедев усердно подливал коньяк в рюмку девушки, пока та не окосела. Ее голова клонилась назад, веки отяжелели, язык заплетался.

– Я совсем пьяная… – призналась она. – Не давай мне уснуть. Надо быть начеку…

– Что тебя гложет? – допытывался он, держа ее за руку. – Я чувствую, как ты переживаешь. Не молчи, ради бога! У нас есть шанс благополучно выбраться из этой передряги.

– Разве не ты говорил, что мы обречены?

– Я сгустил краски, – признался капитан. – Хотел привести тебя в состояние боевой готовности.

– Считай, п-привел… – выдавила она.

Лебедев встал с дивана, где они сидели, и приоткрыл окно, впуская в гостиную напоенный дождем ночной воздух. В темноте пролетал редкими хлопьями мокрый снег.

– Снег, Инга! Смотри!

– Может, мы видим это в последний раз…

Она была исполнена пессимизма, тогда как капитан пытался расшевелить ее и вызвать на откровенность.

– Тебе что-то известно, – заявил он, возвращаясь к ней. – От тебя зависит, доживем мы до зимы или нет. Чем твой покойный бойфренд мог заинтересовать Анонимуса?

Девушка вздрогнула, побледнела, и по ее телу прошла судорога.

– Профи такого ранга – волки-одиночки, – добавил Лебедев. – Они действуют самостоятельно и берут большие деньги за свою работу. Не представляю, кому перешел дорогу обычный блогер, и зачем понадобилась эта театральщина! Желтый пиджак, шотландское наследство, реликвия, какой-то Посланник!

Несколько минут прошли в молчании. Было слышно лишь дыхание девушки и уличный шум, доносящийся из окна.

– Иногда к нам в студию приходили люди, которые желали сохранить инкогнито, – медленно проговорила Инга. – Специально для них мы держали маски Анонимуса и выдавали их отдельным участникам ток-шоу перед эфиром. Не каждый готов прослыть на всю страну суеверным или… шизофреником. Среди гостей нашей передачи порой попадались не совсем нормальные личности.

– Ну, да. Сама тема, предложенная каналом «ЭзоТВ», привлекает сомнительных типов. Так во всем мире! Кстати, блоги и шоу, посвященные паранормальным явлениям, нынче весьма популярны.

– Некоторые участники были неадекватными, – подтвердила девушка. – Но наше руководство ради рейтинга поощряло скандалы и всевозможные «сенсации», которые не выдерживали критики.

– Я на скорую руку просмотрел ваши архивы, – сообщил Лебедев. – Кого только вы не показывали! От контактеров со внеземными цивилизациями до медиумов и заклинателей змей. Публика разношерстная и, прямо скажем, подозрительная.

Инга согласно кивала, постепенно втягиваясь в обсуждение. Спиртное ли развязало ей язык, или она подсознательно стремилась выговориться и сбросить груз тайны, которая тянула ее ко дну, – бог весть.

– Мне кажется, он был одним из них…

– Ты о ком? – ухватился за ниточку капитан.

– Он откуда-то знал меня в лицо… а я его совсем не помнила…

– Это ведь не Земцов?

– Нет… это… – девушка не решалась произнести вслух то, что пугало ее. – Это… тот человек… который…

Каждое слово давалось ей с трудом. Картины секса в машине незнакомца калейдоскопом замелькали в сознании. Инге было стыдно перед Лебедевым. Не зря он спросил, кто лишил ее девственности. Прямо в яблочко попал! Совершенно случайно.

– Анонимус?! Ты его имеешь в виду? Он был у вас в студии? На эфире?

– Я не уверена…

– Он выступал под маской? – наседал капитан. – Но ведь до того, как он ее надел, ты могла его видеть?

– Я лишь предполагаю, – прошептала Инга. – Даже если так, я не помню, какие у него черты…

Постепенно, слово за слово, Лебедев выудил у нее подробности той роковой встречи, когда она села в автомобиль неизвестного и подверглась насилию с его стороны.

– Ты не сопротивлялась? – изумился капитан.

– Мне было так жутко, что я… Он бы убил меня, не моргнув глазом!.. Что я могла сделать?.. Он заехал в какое-то глухое место и неожиданно набросился на меня…

– Ты рискнула сесть в чужую машину?

– Я чем-то отравилась на вечернике… и едва соображала, что к чему… Свободных такси не было, все проезжали мимо… а он остановился…

– Ты думаешь, он тебя узнал?

– Я ничего не утверждаю… Кажется, он сам обмолвился… впрочем, я могу ошибаться…

– С чего ты взяла, что тот водитель и есть – Анонимус?

– У него в бардачке лежала маска…

– Такие маски использует кто угодно, – возразил Лебедев, понимая, что подобных совпадений не бывает. – Может, тот чувак промышлял грабежами?

– Скажи еще, что он любил розыгрыши, – съязвила Инга.

– Если это тот, о котором рассказал Владислав Петрович, то… розыгрыши и мистификации вполне в его духе.

– Он достал маску из бардачка, надел и представился: мол, прошу любить и жаловать. У меня до сих пор мурашки по телу! Видел бы ты его глаза…

Капитан помолчал, воображая ту дикую сцену. Темный салон автомобиля, полуголая Инга, мужчина в маске Анонимуса…

«Видно, у нас с ним совпадают вкусы, – отметил он. – Нам нравятся похожие женщины. У меня появился соперник, куда опаснее покойного Земцова. Тот уже отправился в мир иной, теперь я на очереди. Все обстоит хуже, чем я предполагал!»

– Ты сможешь хоть как-то его описать? Лицо, фигура, особые приметы?

– Для фоторобота? – фыркнула Инга. – Я почти ничего не помню, Олег. Все происходило в таком страхе и дурмане… что детали стерлись. Потом я не раз пыталась вообразить его облик, но безуспешно. В памяти отпечаталась только популярная маска, бархатистый голос и… пожалуй, запах.

– Запах? – уныло переспросил капитан.

– В машине пахло кожей и дорогим табаком…

– Марку авто помнишь? Номерной знак?

– Увы, нет!

– Вряд ли Анонимус пользуется одной и той же машиной, – с сожалением констатировал Лебедев. – Когда ему надо, он угоняет чью-нибудь тачку, а потом бросает ее где попало.

– Думаю, ты прав, – согласилась девушка.

– Ты что-нибудь ему обещала?

– Он взял с меня клятву верности… Я не хотела! Но он заставил… Я была вынуждена подчиниться! Тогда я не придала этому значения: молилась, чтобы он меня отпустил живой… Позже, когда все улеглось, я убедила себя, что поступила правильно. Ведь иначе мне было не вырваться из его лап!.. Ты меня осуждаешь?

– Нет, – покачал головой капитан. – На твоем месте любой бы вел себя так же. Человек хочет жить и идет на компромисс.

Инга сделала отрицательный жест.

– Я ненавижу компромиссы! Но я не героиня, Олег. Я обыкновенная трусиха… Вместо того, чтобы заявить в полицию об изнасиловании, я притворилась, что со мной ничего ужасного не произошло, и сама в это поверила…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Ренат пошел ва-банк, словно игра с Длинноухим все еще продолжалась. Словно червонная дама, на которую он поставил, не выпала первой и не принесла ему победу. Ведь плодов этой победы он до сих пор не вкусил. Ситуация не только не разрешилась, а зашла в полный тупик. Надо было действовать радикально.

– Твоя взяла, – сказал он Анонимусу. – Я дам тебе то, что ты просишь. Но прежде позволь мне поговорить с Ларисой. По телефону. Я должен услышать ее голос.

– Ты будешь играть по моим правилам, иначе она умрет, – отрезал тот.

– С кем граф Биэрди садился за карточный стол, если не с дьяволом?

– Ты не понял? – усмехнулся Анонимус, покачивая головой. – Я думал, ты умнее.

– Не время мериться интеллектом.

– Насколько мне известно, ты и твоя подруга посещали клуб Вернера. Интересный персонаж этот ваш гуру: лучший эксперт-египтолог из всех, о ком я слышал. Я наводил о нем справки, собирал инфу по крупицам. Надо признать, он неуловим! Зато я легко вышел на вас с Ларисой. Видно, вам суждено за него отдуваться!

– При чем тут египтология?

– Если ты до сих пор не врубился, грош тебе цена.

«Он меня провоцирует, – догадался Ренат. – Нельзя реагировать на его колкости. У нас одинаковая тактика, и выиграет тот, у кого больше выдержки».

Он обвел взглядом комнату, куда его заманил противник, и разочарованно вздохнул. Никакого оружия на стенах, ничего, что могло бы послужить для внезапного нападения. Его бутафорская шпага не в счет. Да и Анонимус не промах: он себя в обиду не даст.

«С ним силой не справиться. Моя хитрость против его изощренного ума, вот и весь боевой арсенал».

– Со мной шутки плохи, – предупредил противник. – И с ним тоже.

– Не пугай, я пуганый. Лучше скажи, о ком идет речь. Или ты боишься?

Анонимус стоял, опустив руки вдоль туловища, как две капли воды похожий на убитого Земцова. Один рост, телосложение, стрижка… только лицо скрыто под маской. Наверное, это странное сходство и породило в его больной голове идею прикинуться двойником блогера…

– Граф Биэрди поставил на кон то, что было украдено, – вмешался он в ход мыслей Рената. – Хозяин пришел вернуть свое! Партия между ним и графом так и не закончилась. По неизвестным мне причинам.

– Назови его имя.

– Ведающий тайнами…

– Нельзя ли попроще? – возмутился Ренат. – Не тяни резину!

– Его символ – шакал, он проводник мертвых в загробном мире, покровитель некрополей и магии, хранитель лекарств и ядов…

По мере того, как Анонимус говорил, разрозненные пазлы в сознании Рената складывались в стройную картину. Щелк! – вспыхивали догадка за догадкой. – Щелк! Щелк! Словно в кромешной тьме один за другим зажигались светильники.

– Ты у него научился травить людей?

– Тот, кто властвует над смертью, властвует и над жизнью, – ответил Анонимус. – Это взаимообразный процесс. Насылающий смерть – дарует жизнь, и наоборот. Лекарство способно как исцелить, так и убить. Все зависит от дозы. Как тебе известно, боги и милуют, и карают.

– Ты себя возомнил богом?

– Я взял себе имя почти как у него. Первая, вторая, пятая, предпоследняя и последняя буквы совпадают. Убери третью, четвертую и шестую, поменяй пятую и предпоследнюю местами, добавь еще одну и поймешь, кто твой соперник в картах.

«А, н, у, и, с, – быстро сложил в уме Ренат и… обомлел. – Анубис? Египетский бог мертвых?»

Ему вспомнились длинные уши и острые когти банкомета за карточным столом.

– Анубис!? – ахнул он.

– По выражению твоего лица вижу, как ты потрясен, – усмехнулся противник. – Понимаю твое изумление. Я сам почувствовал примерно то же, когда докопался до истины. Теперь дело за малым. Я приложил кучу усилий, чтобы разгадать этот ребус! Моя цель близка, как никогда, и я не отступлю: без раздумий убью каждого, кто будет мне мешать. Каждого! – выразительно повторил Анонимус. – Можешь не сомневаться! Терять мне нечего, страх я давно изжил, жалость навсегда вытравил из своего сердца. Поверь моему опыту: люди не заслуживают ни уважения, ни сострадания! Они по сути своей предатели. Особенно женщины. Измена – их вторая натура! Поцелуй Иуды – символ человеческого предательства по отношению к Богу. Не говоря уже о себе подобных.

– Иуда был мужчиной.

Возражение Рената развеселило убийцу. Он рассмеялся, погрозил собеседнику пальцем и заявил:

– В поцелуе заложена сакральная близость, граф. Впускаешь в душу любовь… и ты пропал! Пример Иисуса – всего лишь аллегория. Он доверял Иуде, подпустил его на расстояние поцелуя… и оказался на кресте!

– Ты увлекаешься философией?

– Скорее мистикой. Поэтому я послал Земцова в ваше агентство. Вы с Ларисой – именно те, кто мне нужен. Я поставил на вас и не ошибся. Вернер – гениальный учитель! Такие люди встречаются не случайно. Впрочем, не знаю, человек ли он в том смысле, который мы вкладываем в это слово.

«Он не подозревает, что гуру находится среди гостей под маской Тутанхамона, – отметил про себя Ренат. – Хотя мог бы. Этот Анонимус вовсе не так безупречен, как хочет казаться. Справлюсь ли я с ним?»

– Значит, шотландское наследство существует? И ты сам претендуешь на него? Сообщение Посланника – не розыгрыш, а невероятная правда?

– Часть правды, – подтвердил Анонимус. – Любая ложь основана на правде, иначе не бывает. Кстати, люди охотно поддаются обману. Попробуй донести до них правду, и ты упрешься в стену. Они будут гнать тебя и кидать камни вдогонку. Поэтому я иду по пути наименьшего сопротивления. Плету интриги и наслаждаюсь своим театром! Чем еще развлекаться?

– Бедняга Земцов заплатил жизнью за то, чтобы мы оказались здесь?

– Он заслужил свою участь. Ладно, хватит болтать. У нас мало времени. Ночь только кажется бесконечной, и рассвет неминуемо наступит. Мы должны успеть…

Глава 39

Изнемогая от тревоги и нетерпения, Лариса решила исследовать свою темницу. Вдруг где-нибудь в стене есть потайной рычаг, который откроет ей путь на волю? Или же она обнаружит люк в каменном полу и сумеет сбежать, пока не вернулся убийца? Средневековые строители не обходились без подобных сюрпризов.

Лариса мысленно настроилась на прежних узников, которые сидели здесь взаперти до нее. Есть ли возможность выбраться отсюда? Увы, ничего утешительного в голову не пришло. Эта тесная клетка раньше служила тюрьмой для людей, не угодивших своим владыкам. Все они плохо кончили. Некоторые погибли столь страшной смертью, что Ларису пробрала жуть. Среди этих несчастных оказалась и подлинная леди Джанет Глэмис. Король сначала приказал запереть ее в подземелье собственного замка, чтобы сломать хрупкую женщину и вырвать у нее необходимое признание. Ничего не добившись, он велел привезти строптивую леди в Эдинбург и запустить судебный процесс.

«Будь из домашней тюрьмы потайной выход, неужели хозяйка бы им не воспользовалась?»

Лариса очутилась на месте бедняжки и прочувствовала всю бездну ее отчаяния и безысходности. Но леди Джанет, измученная болью и страхом, не сдалась.

«Не сдамся и я!» – прошептала она, сжимая в руке драгоценный талисман.

Пока что ожидаемого эффекта магический камешек не дал. Лариса старалась не терять надежду на спасение и взять судьбу в свои руки. Она тщательно, пядь за пядью, ощупывала каждый камень, каждую щель в старой кладке, видавшей много слез и слышавшей много стенаний. В углу пленница наткнулась на плотную паутину, ойкнула и отдернула пальцы. В кромешной тьме, оказывается, живут пауки. Интересно, чем они тут кормятся?

Не найдя ответа на этот вопрос, Лариса вытерла руку о подол парчового платья и содрогнулась от отвращения.

– Фу, какая гадость…

Однако что-то заставило ее преодолеть брезгливость и оборвать паутину. В сыром углу, где пауки раскинули свои сети для ловли добычи, пальцы Ларисы скользнули в широкую щель. От мысли, какая еще живность может таиться среди камней, она чуть не завопила во весь голос. Но сдержалась.

Видимо, в прежние времена отверстие было замуровано, а потом от усадки почвы, перепадов температуры и прочих природных факторов раствор потрескался и вывалился. Образовалась щель, которая постепенно забилась грязью. Ломая ногти, Лариса расковыряла слежавшийся мусор, просунула почти всю кисть в отверстие и нащупала завернутый в плотную ткань длинный предмет, похожий на тонкую свечу. Ее охватила радость. Может, рядом со свечой неведомый узник спрятал и спички? Тогда она сможет разжечь свет и толком осмотреться!

«Откуда в средневековой Шотландии спички? – возмутился детский голосок, о котором она успела забыть. – В богатых домах свечи зажигали деревянными палочками от очага, либо огнивом!»

Лариса пошарила в щели рукой, уже не боясь слизняков и других обитателей подземелья, но никакого мешочка с огнивом или чего-то наподобие куска кремния, чтобы высекать огонь, не нашла.

– Черт!.. Чем же я зажгу свечу?..

* * *

Охранники проводили взглядом «леди Джанет» и «графа Биэрди», которые прошествовали к входу в замок.

– Надеюсь, это все-таки люди, – прошептал длинный, поеживаясь.

– Видел их костюмы? – спросил коротышка, ощущая неприятный холодок в груди. – Призраки не могут быть одеты почти так же, как наши гости.

– Ты думаешь?

– Сам посуди, никто толком не видел вблизи ни настоящего графа, ни Серой Леди. Откуда приглашенным знать, какое у тех платье? Расплывчатые силуэты и туманные пятна, о которых говорят свидетели, не дают полной картины. При желании любую игру света можно принять за призрак!

Длинный не стал возражать и двинулся следом за странной парой. Коротышка поспешил за ним.

– Ты еще сомневаешься? – на ходу бубнил он. – Зря. По-моему, мы дуем на воду, обжегшись на молоке.

– Граф и леди чертовски подозрительно себя ведут, – отозвался напарник. – Я не хочу шуметь попусту, но мы обязаны проверить, куда они направляются.

– В бальную залу, куда же еще?

– А что они делали на парковке?

– Может, забыли что-то в машине и решили взять? – предположил коротышка. – Сигнализация не сработала, значит…

– Нынешней ночью все не так, как должно быть, – перебил длинный. – Несмотря на то, что замок кишит охраной, произошло убийство! Злодей до сих пор не пойман.

– Неслыханная вещь! – подтвердил коротышка.

– Время будто стоит на месте, начальство лютует, сотрудники музея невменяемые, гости на взводе, а у меня башка раскалывается! Ни черта не соображаю!

Облитые луной и сопровождаемые взволнованными напарниками леди Джанет и граф Биэрди беспрепятственно миновали швейцара у входных дверей и скрылись в холле.

– Видал? – всполошился коротышка. – Этот верзила молча их пропустил!

– А что ему было делать? Оставить гостей куковать на улице? Между прочим, сильно похолодало. У меня зуб на зуб не попадает. Что это летает в воздухе? Неужто, снег?

С черного неба действительно падали снежинки, сверкающие в лучах подсветки. Коротышка оставил реплику товарища без внимания.

– Швейцар ни слова им не сказал, – не унимался он, поглощенный наблюдением за подозрительной парой. – Мне кажется, он просто остолбенел. Застыл, как изваяние.

Охранники ускорили шаг, миновали оцепеневшего верзилу в парадной ливрее и ворвались в холл. Графа и леди там не было.

– Куда они подевались? – растерялся длинный. – Сквозь землю провалились?

– Вроде того…

* * *

Ренат понимал, что время работает против него. Долго заговаривать убийце зубы не удастся. Тому надоест, и он потребует наконец-то произвести обмен.

Так и произошло.

– Заболтались мы с тобой, – злобно процедил Анонимус. – Пора и честь знать, господин граф. Пока ты тут разглагольствуешь, твоя женщина умирает от страха… а если ты и дальше намерен морочить мне голову, то можешь с ней попрощаться.

– Ты ведь убьешь Ларису в любом случае?

– Это ты убиваешь ее! Впрочем, поделом ей. Когда берешься играть определенную роль, будь готов к известному финалу. В прошлом леди Джанет рассталась с жизнью из-за своего упрямства. Не испытывай моего терпения, приятель!

– Я тебе не приятель, – отрезал Ренат. – Отпусти Ларису, и я принесу тебе твой приз.

– Ты меня за идиота принимаешь?

– Я тебе не верю! Где гарантии, что…

– Нет никаких гарантий, – рассвирепел противник. – Кроме одной: твоя баба умрет, если через четверть часа у меня в руках не окажется «приз», как ты изволил выразиться. Время пошлó!

– Ты не с тем связался, – отбивался Ренат. – Не на ту лошадку поставил. У тебя ничего не получится.

– Мы не на ипподроме! – с этими словами Анонимус двинулся к выходу из комнаты. – Скоро ты убедишься, что я не бросаю слов на ветер. Несмотря на шутовской наряд, я не шут!

– Если уж речь идет о леди Джанет, то Лариса достойно ее представит, – проговорил ему в спину Ренат. – Ты еще не имел дела с призраками, верно? Боюсь, тебя ждут неприятности!

Угроза не произвела должного впечатления. Анонимус даже не обернулся и обронил на ходу:

– Адью, дружище. До встречи в аду…

Едва он взялся за ручку двери, как Ренат прыгнул вперед и схватил его за шею. Они боролись молча, пока Анонимус не отбился и не выскочил в полутемный коридор.

У Рената от удара локтем под дых искры полетели из глаз, он согнулся в три погибели, хватая ртом воздух. Приложи его противник чуть больше силы, и он бы упал замертво.

«В планы Анонимуса не входит убивать меня прежде, чем я выполню его требование, – сквозь пелену боли подумал он. – Мы с Ларисой еще не осуществили то, ради чего мы здесь!»

Отдышавшись, он выпрямился, поспешно отстегнул бутафорскую шпагу, бросил ее на пол и вышел в коридор.

Там разыгрывалась не менее напряженная и драматическая сцена: Анонимус заметил в сумраке фигуру женщины, похожую на мнимую леди Джанет. Неужели, та каким-то чудом выбралась из темницы?

– Это невозможно, – прошептал он, вглядываясь в очертания дамы, которая неторопливо шагала прочь. – Я закрыл дверь снаружи, а второго выхода нет.

Фишка с двойниками обернулась против самого автора. Анонимус вытаращил глаза, пытаясь определить, кто перед ним: иллюзорный образ или реальная женщина.

«Ты еще не имел дела с призраками, верно?» – вспомнил он слова Рената, выругался и пустился догонять леди, которая тоже прибавила шагу.

– Стой! – прохрипел он, не опасаясь, что его кто-нибудь услышит. – Стой, или я тебя прибью!

Его угроза не возымела действия, и «леди Джанет», как ни в чем не бывало удалялась. Расстояние до нее не сокращалось, хоть тресни.

Когда сзади хлопнула дверь, Анонимус понял, что Ренат пришел в себя и выбежал следом за ним.

– Черт! Надо было ударить покрепче…

Топот ног за спиной недвусмысленно указывал на то, что Ренат устремился в погоню. Так втроем они и перемещались по лабиринту замковых коридоров: впереди быстро шагала «леди», за ней едва поспевал Анонимус, от которого не отставал запыхавшийся Ренат. Желтый пиджак врага служил ему отличным ориентиром в темных переходах.

Они спускались по узким каменным лестницам, потом поднимались и снова оказывались на винтовых ступеньках, ведущих вниз. Свет проникал сюда сквозь узкие бойницы, воздух отдавал сыростью, каменная кладка выглядела грубее.

Ренат пришел к выводу, что Анонимус заманивает его в подземелье одной из старых башен. Ему была видна только обтянутая желтой шерстяной тканью спина противника, загораживающая обзор.

Между тем тот прекрасно понимал, куда ведет его женщина в длинном платье из серебристой парчи. К темнице, где она должна сидеть взаперти! А не разгуливать по коридорам. За все время преследования «леди» ни разу не обернулась. И это беспокоило Анонимуса.

– Эй, ты, – не сбавляя шагу, выдавил он. – Откуда знаешь дорогу? Неужели запомнила?

В ответ раздался небрежный смешок. Это вселило в Анонимуса уверенность, что перед ним – человек, а не призрак Серой Леди. Впрочем, он не исключал ничего: в том числе и своей подверженности галлюцинациям. С некоторых пор его холодный рассудок начал давать сбой за сбоем. Вероятно, такова участь всех профи, вынужденных вести двойную и тройную жизнь. Реальность невольно распадается на множество вариантов – вместе с расслоением сознания. Раньше это и пугало, и забавляло Анонимуса. А теперь он убедился, что это может мешать.

Камень, из которого были сложены башенные стены, поглощал звуки. Ренат с трудом расслышал голос противника, который что-то неразборчиво проговорил.

«Это он ко мне обращается? Если да, то я ни черта не понял».

По мере того, как они опускались все глубже под землю, становилось темнее. Пока свет совершенно не померк.

Анонимус включил фонарик, освещая путь себе и заодно своему преследователю. Но у него не было иного выхода.

– Эй! – окликнул он скользящую впереди женщину. – Куда ты направляешься?

Мог бы не спрашивать. И так ясно, что «леди» ведет его к дверям своей тюрьмы. Все! Она в ловушке – ей больше некуда деваться! Уперлась прямо в дубовое, черное от времени дверное полотно с ржавой окантовкой и таким же засовом.

– Приехали! – злорадно процедил Анонимус. – И что теперь?..

Глава 40

Ренат, обливаясь потом и тяжело дыша, остановился. Потому что остановился его противник. Впереди, в кромешной тьме, разрезанной лучом фонаря, кроме них двоих, находился еще кто-то. Судя по очертаниям, это… Лариса?!

Ренат разглядел край ее платья и рукав. Тупичок оказался узким, развернуться было негде. Анонимус своим телом практически преградил преследователю путь и застыл, как вкопанный.

«Что это значит? – недоумевал Ренат, выжидая. – Он решил прикончить Ларису у меня на глазах? Не похоже… Почему она молчит? Не зовет на помощь?»

– В чем дело? – спросил он у стоящего спиной врага. – Зачем мы сюда пришли?

Анонимус молчал. Счет шел на секунды, но Ренату казалось, что время тянется невыносимо долго.

– Эй! Ты меня слышишь?

Анонимус не ответил.

– Эй! Ты что, язык проглотил? – заволновался Ренат. – Эй!

Подземелье скрадывало звуки, съедало их, как голодный зверь. В застоявшемся воздухе пахло человеческим страхом. Лицо женщины, которую Анонимус прижал к двери, казалось мертвенно бледным. Бескровные губы, белые щеки, пустые глаза. Ее грудь едва заметно вздымалась, волосы выбились из прически и висели паклей.

– Как тебе удалось выбраться? – пробормотал он, напрочь забыв о Ренате.

Дама не проронила ни слова. Она казалась безучастной, словно ее ничуть не беспокоила собственная судьба.

Тем временем Ренат лихорадочно прикидывал, что ему делать: наброситься на противника и тем самым спровоцировать его гнев? Тогда Лариса может пострадать. Или дать обстоятельствам развиваться своим чередом? Тогда неизвестно, чем все это закончится. Не придя ни к одному решению, он остался на месте и продолжал наблюдать.

Между Анонимусом и «леди Джанет» происходило нечто невразумительное. Никто из них ничего не предпринимал. Оба замерли лицом к лицу, зачарованные этим мрачным подземельем, которое источало флюиды овеянного легендами прошлого. Похоже, присутствующих объяла та же самая жуткая тишина и вековая тьма, что царила здесь задолго до этого драматического момента.

Анонимус с трудом пошевелился и протянул руку к «леди Джанет». Угрозы застряли у него в горле. Он судорожно сглотнул, сунул фонарь под мышку, изо всех сил рванулся вперед и… уперся лбом в дверное полотно. Его пальцы напрасно ощупывали мореные дубовые доски, скрепляющие их железные полосы и заклепки. Дама – исчезла! Она будто просочилась сквозь дверь, которую он час назад собственноручно запер на засов. Он был уверен, что женщина надежно закрыта, а она…

Покрываясь холодным потом, Анонимус повернулся и встретился глазами с Ренатом. Их взгляды скрестились, высекая искры. Причем ни тот, ни другой не сдвинулись с места. Словно кто-то незримый намертво пригвоздил их к каменному полу.

– Куда… она подевалась? – выдавил Анонимус. – Что здесь творится?

Ренат тоже перестал видеть Ларису и всполошился. Неужели, он чего-то не заметил, что-то пропустил?

– Отойди в сторону! – приказал он противнику. – Она за дверью?! Ты затолкал ее внутрь?! Скотина!

Анонимус медленно покачал головой. Разве не очевидно, что дверь все это время оставалась запертой? Никто не прикасался к засову. Ни он, ни женщина.

– Прочь с дороги! – процедил Ренат, пытаясь оторвать ноги от пола. Тело его не слушалось. Двигались только глаза и рот.

– Это была она! – осенило Анонимуса. – Настоящая Серая Леди!

– Ты мне зубы заговариваешь?

Ренат не понимал, что происходит. Спертый воздух подземелья, напоенный отравленными миазмами, вместе с дыханием проникал ему в мозг и парализовал волю.

Анонимус чувствовал то же самое. Его внимание притупилось, мышцы обмякли, взгляд потух.

– Где… Лариса? – преодолевая оцепенение, выдавил Ренат. – Я за нее… с тебя шкуру спущу…

– Ты сначала… по… подойди… – вяло ухмыльнулся противник.

Ситуация вышла из-под контроля и поставила обоих мужчин перед фактом: они не могут повлиять на ход событий. Кто-то третий взял управление на себя.

– Длинноухий! – воскликнул Ренат, заметив скользящую по стене тень.

– Да ты… сбрендил… – выдохнул Анонимус, уставившись на бесформенный силуэт с собачьей головой.

При этом он выронил фонарик, и тот разбился. Ругательство застряло у него в горле. Вопреки логике, темнота не наступила. Длинноухий держал в когтистой руке свечу. Язычок горел ровно, освещая немую мизансцену: остолбеневший Анонимус, изумленный Ренат и дубовая дверь, запертая на массивную железную задвижку.

Женщина, похожая на леди Джанет, кем бы она ни была, испарилась…

* * *

Свет от свечи Длинноухого непостижимым образом проникал внутрь темницы, где томилась Лариса. Желтые полосы падали на грязный пол, устланный гнилой соломой. Хотя по законам физики это было невозможно: ничтожный зазор между досками за протекшие века законопатила каменная пыль. Тем не менее, слабое сияние позволило узнице кое-что увидеть.

– Ты? – удивилась Лариса, глядя на женщину в похожем наряде, с похожей фигурой и чертами лица.

– Не ждала? – равнодушно отозвалась та. – Зачем же было звать?

– А… где граф?

– Он отстал, засмотрелся на роскошное убранство замка. Зато двое других последовали за мной. Они оба остались там, за дверью. Один в костюме Биэрди, почти его двойник. Второй в желтом пиджаке и маске Анонимуса.

– Воистину, это ночь двойников! – воскликнула Лариса, отметив сходство между собой и появившейся дамой.

Но были и отличия. Детали костюма, выражение лица, жесты, голос. Будь свет поярче, это сильнее бросалось бы в глаза.

– Ночь двойников, – тихо повторила Лариса, сжимая в руке золотую подвеску.

У второй «леди Джанет» такого украшения совершенно точно не было. И это сыграло решающую роль.

Внезапно тишину за дверью нарушила возня и лязг железного засова.

– Прячься! – успела шепнуть даме Лариса, и та беспрекословно подчинилась, скользнув ей за спину.

Скрипнули ржавые петли, и в темницу ввалился… человек в маске Анонимуса. Он торопливо захлопнул за собой дверь, подпер ее спиной и вытаращился на Ларису.

– Ты здесь?.. – выдохнул он и забормотал: – Значит, мои дела плохи… совсем плохи… Я видел тебя там!.. Но ты ведь никуда не выходила… Ты не могла выйти отсюда!.. Верно?.. Я знал… Значит, и его нет!.. Его тоже нет!.. Это всего лишь мой страх!.. Я боялся, что ему не понравится моя идея… Так и случилось!.. Но он не сможет мне помешать… Никто не сможет!.. Я всегда добиваюсь того, что задумал…

Он глотал слова, а его губ не было видно под маской. Лариса не понимала смысла его тирады. О чем он говорит? Где Ренат? Что он с ним сделал?

Будто в ответ на эти вопросы раздался громкий стук. Кто-то изо всех сил колотил в дверь снаружи. Анонимус не оборачивался: его занимала другая вещь. Он привык выполнять свои обещания. Даже если что-то пошло не так…

– Ведьма должна сгореть на костре! – заявил он, доставая из внутреннего кармана желтого пиджака небольшую бутылочку. – Огонь очищает душу от скверны! Ты наконец-то очистишься, коварная леди Джанет… А я заполучу то, за чем пришел… Любой ценой!..

Анонимус говорил и вел себя как безумец.

Лариса в ужасе попятилась. Она не сводила глаз с бутылочки в руках мужчины, и содрогнулась от жуткой догадки. Это не яд! Это – бензин!

Бум! Бум! Бах! Кто-то снаружи ударял по двери, пытаясь проникнуть в темницу, но тщетно. Дверь открывалась вовнутрь, а ее подпирал своим телом убийца. Долго против такого натиска он не выстоит, но для того, чтобы платье Ларисы объяло пламя, хватит нескольких секунд.

Эти мысли вихрем пронеслись в ее сознании, не добавив оптимизма. Взаимное напряжение достигло пика. Развязка была близка и неизбежна, как приговор святой инквизиции. Ведьма должна сгореть на костре!

Анонимус снял с бутылочки пробку и направил распылитель на Ларису. Характерный запах подтвердил ее ужасную догадку. Блеф окончен. В ход пущен последний аргумент.

Убийца сделал шаг вперед и с головы до ног облил Ларису бензином. Одновременно с этим скрипнула дверь, внутрь ворвался разъяренный Ренат, мгновенно оценил обстановку и… замер на месте.

– Только пошевелись, и она превратится в факел! – предупредил его Анонимус, щелкая зажигалкой. – Мы оба знаем, как это предотвратить. Но ты, похоже, желаешь своей женщине смерти!

– Нет, – покачал головой Ренат. – Не делай этого. Иначе ничего не получишь.

– Тогда отдай мне мой приз прямо сейчас! – потребовал противник. – Я и так ждал слишком долго. У меня кончается терпение.

Длинноухий то ли замешкался в коридоре, то ли пустил дело на самотек. О нем как будто бы забыли. Жизнь Ларисы висела на волоске, и волосок этот держал в руках Анонимус. Ренат никак не мог повлиять на его решение. Разве что продолжать нелепый безнадежный диалог, который не имеет смысла.

– Я отсчитываю последние мгновения! – предупредил Анонимус. – Как тебе эта душераздирающая мизансцена? По-моему, неплохо.

«Ты сгоришь, – прошептала испуганной Ларисе «леди Джанет», которая пряталась за ее спиной. – И я вместе с тобой! Не допусти этого! Ты же мне обещала. Мы заключили сделку! Кто будет поддерживать мое существование, если ты погибнешь?»

Ренат онемел. Ему было нечего предложить убийце в обмен на спасение любимой женщины. Нечего! Он проиграл.

– Ты меня разочаровал, – с печалью в голосе молвил убийца. – Я знал, что любви нет, но в глубине души надеялся убедиться в обратном. Я не зря выбрал местом действия этот средневековый рыцарский замок. Увы, эпоха рыцарей канула в Лету!.. Ты жестоко обманул меня, Биэрди! Отобрал у меня надежду! Под твоим графским облачением скрывается лживое сердце. Ты будешь наказан…

Он поднял руку с зажигалкой вверх, и язычок огня жадно потянулся к Ларисе.

– Стойте! – крикнула она. – Стойте! Не торопитесь! Ваш приз у меня! Он сгорит, если вы не одумаетесь! Вы совершите непоправимое! И никогда не получите то, к чему так близки!

Рука с зажигалкой опустилась, и язычок пламени погас.

Никто не заметил в дверях Длинноухого, который приблизился к месту действия. Никто даже не повернулся в его сторону.

– Мой приз у тебя? – не поверил Анонимус. – Откуда? Ты же была закрыта и не могла…

– Этой ночью все закончится, – перебила Лариса. – Приз ждал своего хозяина. И дождался.

– Покажи! – прошептал убийца, но этот шепот оглушил присутствующих. – Я хочу увидеть!

«Не слушай его! – умоляюще прошептала за спиной Ларисы «леди Джанет». – Ты навлечешь на себя проклятие! Я погибла, но не позволила свершиться злу. Не позволяй и ты! Зло не должно выйти наружу! Я похоронила его в этих стенах навеки!»

– Покажи!!! – злобно потребовал Анонимус. – Не вздумай дурить меня! Иначе…

Пары бензина вызвали у Ларисы кашель, который мешал ей говорить.

Ренату казалось, что он видит страшный сон.

Рука с зажигалкой вновь поднялась вверх, и на сей раз Анонимус был настроен решительно. Щелк!.. Одновременно с язычком пламени у него вырвался отчаянный возглас:

– Сдохни, лживая сучка!

Лариса молниеносно выхватила из складок парчовой юбки нечто, похожее на гусиное перо, и протянула вперед. Несколько подобных перьев были прикреплены к берету, который носил на голове Ренат, пока не потерял.

Из-под маски Анонимуса раздался сдавленный стон, его рука с огнем зависла в воздухе.

– Я тебе не верю! – прохрипел он. – Ты ощипала своего петушка, леди, и хочешь выдать это за… за…

Слова застряли у него в горле, глаза в прорезях налились кровью.

Лариса кашляла, задыхаясь. Ей некогда было думать, что произойдет в следующую секунду, что ее жизнь висит уже не на волоске, – на паутинке. Инстинкт самосохранения диктовал ей свою волю, подсознание отвечало за ее поступки.

Ренат решил броситься на противника, и будь, что будет. Лариса блефует, это ясно, но ее уловка не отсрочит ужасный конец.

– Сдохни! – проревел Анонимус и бросил горящую зажигалку на ее платье.

Ренат ничего не успел предпринять. В отличие от Длинноухого. Полет зажигалки, как по мановению волшебной палочки, замедлился, та перевернулась в воздухе… погасла и упала на пол у ног Ларисы, не причинив ей ни малейшего вреда.

Не дожидаясь повторения смертельного трюка, Ренат изо всех сил ударил противника ребром ладони по шее. Тот, завороженный случившимся, не отбил нападение и рухнул как подкошенный.

Лариса в изнеможении опустила руки и попятилась. Запах бензина, которым была пропитана ее одежда, разъедал легкие, ноги подкашивались, босые ступни потеряли чувствительность от холода. Мгновение назад она чуть не превратилась в пылающий факел, а теперь ее трясло в ознобе.

– Что это было? – спросил Ренат, глядя на потухшую зажигалку. Не получив ответа, он перевел глаза на странную штуковину в руке Ларисы. – Похоже на перо. Ты… ощипала мой берет?

Он ненароком повторил слова Анонимуса, который лежал между ними на грязном полу, преграждая им путь друг к другу. Падая, убийца выронил фонарь, и тот потух, но не разбился. А тесная каморка, вопреки логике, не погрузилась во тьму. Однако ни Ларисе, ни Ренату не пришло в голову задаться вопросом, кто освещает сцену, на которой разыгрывается это фантасмагорическое действо.

Длинноухий взирал на происходящее с немым удовлетворением. Благо поглощенные своими переживаниями люди не обращали на него внимания. Его это ничуть не задевало…

Глава 41

Москва

То, чего Инга не хотела признавать, случилось. Она нарушила клятву верности, данную насильнику, – по сути, предала его, вступив в интимные отношения с Земцовым, – и нынче пожинает плоды своей слабости. Покойный бойфренд и невинная Рита уже заплатили жизнью за это предательство, теперь час расплаты наступил и для нее.

– Анонимус меня убьет, – твердила девушка. – Такие, как он, не прощают. Где бы я ни пряталась, кто бы меня ни охранял, он меня отыщет и прикончит.

– Ты сама себя пугаешь, – возражал Лебедев, в глубине души понимая ее правоту. – Не стоит впадать в панику.

– Я не паникую, – качала головой Инга. – До меня только сейчас в полной мере дошло, во что я вляпалась.

– Анонимус – всего лишь человек. Он не супермен, не Джеймс Бонд, не злой маг! Не приписывай ему тех качеств, которыми он не обладает.

– Ты не видел его глаз, не слышал его голоса! Это холодные, пустые глаза убийцы. Это голос мстителя, который не знает пощады. Он будет преследовать меня, пока не настигнет и не накажет. Для него это не просто убийство – а казнь!

В памяти Инги одна за другой всплывали подробности той роковой встречи. Казалось, они стали еще ярче и страшнее. Стоило ей закрыть глаза, как она оказывалась один на один с убийцей, видела его темные зрачки, слышала вкрадчивые речи.

То, что раньше она тщательно скрывала от всех и от себя, теперь рвалось наружу. Инга испытывала потребность выговориться, выплеснуть свой ужас.

Лебедев всячески поощрял это, выуживая из ее смятенных признаний крупицы полезной информации. Правда, полученные из уст Инги сведения об Анонимусе скорее выглядели больными фантазиями, нежели действительностью.

– Он мечтал сделать смерть неотвратимой для жертвы, – говорила девушка. – Хотя его услуги дорого стоят, он хотел поднять цену в несколько раз и вместе с тем почти не утруждаться. Я не вникала в его болтовню, не понимала, что он имеет в виду. Не догадывалась, что он – хладнокровный и жестокий киллер, работающий за деньги. Да, он вызывал у меня животный ужас!.. Но я не отдавала себе отчета, с кем имею дело. Не хотела размышлять, анализировать…

– Может, это и хорошо, – ввернул капитан. – Иначе бы ты сошла с ума.

– Он не зря возил с собой фигурку шакала! – с жаром воскликнула Инга, словно прозревая после самообмана. – Это в самом деле был проводник мертвых в загробное царство! Понимаешь? Анонимус считал его своим другом и партнером!

– Проводник мертвых? – переспросил Лебедев.

– Ну да! Египетский бог Анубис или Инпу, как его еще называли в глубокой древности. Как я сразу не догадалась? Ведь именно Анубиса изображали с головой шакала, в виде шакала. Он заведовал некрополями и кладбищами, а также был хранителем ядов и лекарств. Люди, которые подготавливали к погребению умерших фараонов, носили маски Анубиса. Именно Анубис решает, сколько человек будет жить на Земле, и определяет, когда кому уходить.

– Ты разбираешься в мифологии? – удивился капитан.

– Мне по работе пришлось столько всего изучать, что голова пухла! Однажды мы пригласили в студию «жрецов Анубиса», то есть сообщество поклонников этого божества. Пока готовили вопросы для обсуждения, я перелопатила кучу сайтов на эту тему.

– В Москве есть поклонники Анубиса?

– Ты не представляешь, сколько существует странных сообществ! – заявила Инга. – «Жрецы Анубиса» – далеко не самое экзотическое. Кстати, у каждого из них на левой руке была татуировка в виде иероглифа.

– Как выглядит этот иероглиф?

– Анубис, изображенный в виде шакала, лежащего на таинственном ящике. Предположительно, ящик может быть саркофагом или контейнером для хранения внутренностей. Фу!

– У Анонимуса была такая татуировка? – с надеждой спросил Лебедев.

Инга покачала головой.

– Нет. Я видела его полностью раздетым, и будь у него тату, я бы запомнила.

– Ну да, это ведь особая примета… Он бы не стал рисковать. Может, у него остался шрам от выведенной татуировки?

– Вряд ли. Во всяком случае, я не заметила.

– Ну да, – кивнул капитан. – Глупо рассчитывать на такую оплошность с его стороны.

Инга кусала губы, заново переживая события той жуткой ночи, определившей ее судьбу. Знай она, к чему это приведет, вела бы себя по-другому. Хотя, что она могла предпринять? Только смириться…

Ее ошибкой был роман с Земцовым? Но если бы не это, Анонимус, вернувшись, заявил бы на нее свои права. Черт знает, что в ее положении лучше? Встречаться с киллером или погибнуть от его руки?.. Рано или поздно он все равно «проводил» бы ее в загробный мир.

– Неужели, наемный убийца возомнил себя… последователем Анубиса? – удивился Лебедев. – Это что? Разновидность психического отклонения? Или защитная реакция человека, добывающего хлеб насущный умерщвлением себе подобных?

– Дело не в хлебе, – возразила Инга. – Должно быть, у него от вседозволенности развилась мания величия.

– Дескать, он решает, кому жить, а кому пора на тот свет? Этакий божок местного разлива! Почти Анубис, только вот приходится заметать следы и скрываться от презренных людишек! Как тут не возжаждать божественных качеств, присущих высшим существам? Думаю, он свихнулся на этой почве.

– Владислав Петрович говорил, что Анонимус увлекается колдовством и магией, – напомнила Инга. – По-моему, он хочет выйти на новый уровень…

– В смысле? – не понял Лебедев.

– Убивать по заказу – хлопотно и в какой-то мере опасно. Даже для опытного спеца. Малейший просчет может погубить его, как часто бывает.

– Идеальное преступление – миф, который привлекает многих самонадеянных негодяев, – согласился капитан.

– Вот у Анонимуса и появилась мечта воплотить этот миф в реальность. Навязчивая идея, так сказать…

Лебедев слушал девушку чуть ли не открыв рот. Он не ожидал от нее столь глубокого философского анализа.

– Ты умная блондинка. Оказывается, такое бывает.

Инга не выказала восторга от его комплимента.

– При чем тут шотландское наследство? – нахмурилась она. – Зачем Анонимус затеял эту игру? Его авантюра наверняка имеет подтекст…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Ренат не понял, каким образом удалось предотвратить неминуемую, казалось бы, гибель Ларисы. Он перешагнул через неподвижное тело врага и наклонился, разглядывая зажигалку.

– Черт!.. Она погасла на лету… или у меня случился обман зрения?

– Не туда смотришь, – выдохнула Лариса и указала жестом на поверженного Анонимуса.

Тот лежал ничком, уткнувшись маской в пол. Тирольская шляпа слетела с его головы где-то по дороге в подземелье; желтый пиджак, бордовые дудочки и зеленые ботинки смотрелись на нем нелепо и жутко. Ростом и телосложением он сильно смахивал на Земцова. Если бы Лариса не видела своими глазами труп блогера, то…

– Его бы не мешало добить, – боязливо поежилась она.

– После такого удара он не скоро придет в себя.

– Все равно. Этот человек очень опасен…

– Надо взглянуть на его лицо, – с этими словами Ренат присел на корточки, приложил пальцы к артерии на шее Анонимуса, убедился, что тот жив, перевернул тело и быстро обыскал.

– Он не вооружен? – дрожащим голосом спросила Лариса.

– Я ничего при нем не обнаружил.

Хриплое дыхание вырывалось из-под маски, плотно облепившей переднюю часть головы Анонимуса.

– Он не очнется?

– Не сейчас, – Ренат одним движением сорвал маску и отбросил ее в сторону.

Черты лица у лежащего мужчины оказались самые обычные, глаза были закрыты, губы сомкнуты. Щеки и подбородок покрывала темная щетина.

– Он сутки не брился, – заметила Лариса, наклоняясь. – Или больше. А что это за шрамики?

Несмотря на полумрак, ее зрение стало острее, чем при ярком свете, и она увидела то, что Анонимус хотел скрыть.

– Это следы пластический операции!

– Точно? – засомневался Ренат.

– Такие шрамы остаются после пластики, – подтвердила Лариса, сравнивая внешность лежащего мужчины с внешностью покойного Земцова. – Они с Дмитрием не похожи! Значит, цель операции была другая. Хирург мастер своего дела, но лицо невозможно перекроить так, чтобы обмануть опытный глаз.

– А у тебя – опытный?

– Выходит, да! – удивилась она. – Сама поражаюсь!

Она подняла голову и… встретилась взглядом с Длинноухим, который тут же исчез за дверью. Но желтое сияние его свечи осталось, подобно улыбке Чеширского кота.

«Это он! – прошептала ей на ухо леди Джанет. – Я знала, что когда-нибудь нам придется встретиться. Видимо, этот час настал!»

– Кто? – вырвалось у Ларисы. – Анубис? Что ему нужно?

«То же, что и этому господину в желтом камзоле, – ответила леди. – Он такой же мерзавец, как король Яков! А по виду – жалкий простолюдин».

– Полагаю, у них с Яковом много общего.

– С кем ты говоришь? – обернулся Ренат.

– У меня платье и волосы в бензине, – заявила Лариса, чтобы не вдаваться в объяснения. – Я хочу вымыться и переодеться в сухое.

Ренат кивнул и указал на Анонимуса, который без маски выглядел не таким грозным. Не верилось, что на его совести смерть по меньшей мере троих людей.

– А с ним что делать? Сдать полицейским?

– Прикончить, – потребовала Лариса. – Он чуть не сжег меня заживо!

Ренат скользнул взглядом по ее мокрому платью и остановился на предмете, которым она пару минут назад размахивала перед Анонимусом.

– Что у тебя в руках? – спросил он, уставившись на перо с золотистым стержнем и гладкими шелковистыми отростками такого же цвета. – Где ты это взяла?

– В стене есть тайник, – шепотом объяснила она, показывая в темноту за своей спиной. – Я случайно его нащупала. Искала какой-нибудь гвоздь, железяку или свечной огарок, а мне попался настоящий клад!

– Птичьи перья?

– Этот клад спрятала леди Джанет, когда король Яков запер ее здесь. Это ведь был ее замок! Она знала тут каждую щелку…

– Леди носила свое богатство с собой?

– Ей пришлось, – кивнула Лариса. – Никто не заподозрил, что…

– До сих пор никто из здешних обитателей не пронюхал о кладе? – нетерпеливо перебил Ренат, рассматривая «перо».

– Это особый случай, – прошептала Лариса. – Леди Джанет сохранила свой секрет даже под страхом смерти. Она рассказала о кладе только мне, но наотрез отказалась показать место. Мне повезло, что я наткнулась на эту щель между камнями.

– И много там такого «добра»?

– Эта штуковина существует в единственном экземпляре!

Из-за двери показалась зловещая тень Длинноухого. Собачья голова с ушами торчком сунулась внутрь, приоткрыв пасть и шумно дыша. С языка капала слюна, на ходу превращаясь в ароматные шарики смолы. Если бы не это вполне осязаемое вещество, которое можно было пощупать и понюхать, Ренат принял бы все происходящее за галлюцинацию.

– Такую смолу применяли при мумификации фараонов, – пробормотала Лариса, растирая пальцами шарик. – Секретный ингредиент! Вот, почему их плоть сохранялась в гробницах тысячи лет.

– Не понимаю, где мы находимся? – рассердился Ренат, игнорируя Длинноухого. – В замке Глэмис или в Древнем Египте? Тут действуют другие законы, между прочим. Я честно выиграл партию, и никто не смеет мне препятствовать!

Он потянулся к «перу», но собачья голова яростно рыкнула, и Ренат отдернул руку.

«Нам конец, – прошептала леди Джанет за спиной Ларисы. – Отдай ему находку, или мы все умрем!»

– Он нам помог, – вступилась за Длинноухого Лариса. – Значит, мы сможем договориться.

– О чем идет речь? – не выдержал Ренат. – Кто-нибудь мне объяснит?

– Нужны чернила, – сказала Лариса. – Иначе ты не поверишь в то, что я скажу.

Леди Джанет испуганно ахнула и дернула ее за рукав: «Умоляю, молчи!»

– Собираешься писать некролог? – мрачно пошутил Ренат.

Длинноухий издал странный звук, похожий на отрывистый лай. Так мог бы смеяться пес, если бы это в принципе было возможно. Слово «некролог» явно пришлось ему по душе.

Лежащий на полу Анонимус шевельнулся и застонал.

– Благодаря ему у нас есть материал для опыта, – туманно выразилась Лариса. – Он заслужил то, что его ждет!

Ренат пожал плечами. Это был странный диалог в присутствии странного существа, которого они, не сговариваясь, назвали Длинноухим. Ситуация продолжала накаляться.

– Анонимус хотел обменять твою жизнь на какую-то штуковину, – сказал Ренат. – А когда понял, что проиграл, решил отомстить?

– Думаю, это не совсем так…

– Какой «приз» ты ему обещала? Вот это перо? Неудивительно, что он рассвирепел.

– За неимением чернил можно воспользоваться кровью, – следуя собственной логике, заявила Лариса. – Только, чур не моей. Я и так настрадалась!

Ренату казалось, что они обсуждают бессмыслицу. Какое-то перо, кровь вместо чернил…

– К чему это все?

– Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, – усмехнулась Лариса.

У нее словно второе дыхание открылось: она забыла о босых ногах, мокром платье, запахе бензина, от которого першило в горле. Сейчас либо подтвердится ее догадка, либо раскроется многовековой обман.

«Я бы на твоем месте этого не делала, – предостерегла ее леди Джанет. – Кто знает, чем может закончиться этот… эксперимент? Я жалею, что послушалась тебя и привела сюда твоего мужчину! Ведь впереди него притащился и твой обидчик!»

– По крайней мере он показал Ренату дорогу.

– С кем ты шепчешься? – недовольно осведомился тот, оглядывая темный застенок. – Здесь есть кто-то еще?

– Тебе показалось, – солгала Лариса.

Леди Джанет затаилась, не желая привлекать к себе внимание. Анонимус затих, опять провалившись в беспамятство. Длинноухий молча наблюдал за всеми троими. Пожалуй, он один до конца понимал, к чему все идет.

– Мне нужна кровь! – потребовала облитая бензином женщина. – Немедленно! Мы теряем время!

Ренат в сердцах оборвал наконечник шелкового шнурка, который украшал его бархатную графскую куртку, и наклонился над телом мужчины в желтом пиджаке.

– Учитывая, сколько крови ты нам попортил, будет справедливо взять капельку у тебя, – пробормотал он, делая острием наконечника прокол на пальце Анонимуса и выдавливая густую алую жидкость. – Этого хватит? – поднял он глаза на Ларису.

– Надеюсь, – кивнула она.

– Бумаги нет. Где ты будешь писать? На чем? – раздраженно осведомился Ренат. – На камнях?

– На собственной коже.

«Ни в коем случае! – встрепенулась леди Джанет. – Не вздумай! Никто не знает, какие наступят последствия! Лучше уж используй кожу господина в желтом камзоле!»

Ренат озирался по сторонам в поисках источника невнятного женского шепота.

– Кто здесь? – громко спросил он, и шепот стих.

Лариса недолго обдумывала совет незримой подсказчицы. Леди Джанет права: не стоит рисковать.

– Закатай ему рукав, – попросила она Рената, указывая на Анонимуса. – Уж он-то точно не стал бы со мной церемониться. Будет справедливо испробовать «перо» на нем. Гладкая кожа предплечья – отличная замена папируса!

– Папирус?! – фыркнул Ренат, понимая, что инициатива принадлежит не ему, и надо смириться.

Он выполнил поручение Ларисы, с любопытством ожидая ее дальнейших действий. Та встала на колени возле лежащего мужчины, аккуратно обмакнула кончик пера в выступившую кровь и на миг замерла.

– Как его зовут?

– Какая разница? – изумился Ренат. – Разве это имеет значение?

– Я должна написать его имя…

– Анонимус! Он сам взял себе этот псевдоним. Пиши, не ошибешься.

«Пиши, пока кровь не высохла, – нашептывала ей леди Джанет. – Анонимус, так Анонимус!»

Лариса наклонилась и начала старательно выводить буквы…

Глава 42

Москва, Кузьминки

Инга и Лебедев прогуливались по парку, взявшись за руки, как влюбленные. В аллее горели фонари. Над прудом стелился туман. За этим туманом стояла черная мгла.

– Тебе не страшно? – вздрогнула девушка. – Вдруг, в темноте за нами крадется смерть?

– Имеешь в виду киллера, который нас выслеживает?

– Тише, – шепнула она и крепче прижалась к своему спутнику. – Слышишь шум? Мне кажется, там, за деревьями, что-то мелькнуло.

Капитан шагнул в сторону, поднял еловую шишку и запустил в темноту, откуда раздавался напугавший Ингу шорох. Сквозь кусты, ломая ветки, кинулись врассыпную собаки.

– Бездомные псы, – пояснил он. – Готовились к ночевке, а мы их спугнули.

– Раньше я боялась собак, а теперь поняла: есть кое-что пострашнее.

Лебедев обнял ее за плечи и поцеловал в висок. Волосы Инги пахли пачулями и резедой. Она все сильнее ему нравилась. Неужели, придется с ней расстаться? Он не хотел верить, что Анонимус выиграет у него этот поединок за женщину.

– Зря ты дала ему клятву верности, – вырвалось у капитана. – Такие, как Анонимус, готовы на все ради мести.

Невольно боязнь Инги передалась ему. Лебедев увлек девушку в боковую аллею, подальше от прохожих, от тревожного света фонарей, ползущего с прудов тумана, от неведомой и грозной опасности, которую он не в силах предотвратить.

– Если Анонимус что-то задумал, обязательно добьется своего, – сказала Инга, поеживаясь. – Мне остается уповать на чудо.

Тонкая стеганая курточка не спасала ее от холода, а пуховик остался в квартире, куда Лебедев запретил ей совать нос. По крайней мере в ближайшее время.

Инга с обреченностью жертвы ощущала, что для нее вот-вот все закончится. Прицельный выстрел из чердачного окна, яд, несущаяся на скорости машина, удар ножом в толпе пассажиров метро – что угодно может оборвать ее существование. И это даже хорошо! Ожидание смерти куда ужаснее самой смерти. Если ей удавалось забыться, то исключительно во время секса с новым ухажером. Но краткое блаженное забытье было эфемерным и преходящим. И снова наваливалась тоскливая жуть.

– Оказывается, до встречи с Анонимусом я была счастлива и не замечала этого! – воскликнула девушка. – Как человек не замечает воздуха, которым дышит. И только когда воздуха не хватает, начинаешь его ценить. – Инга остановилась и повернулась к Лебедеву со словами: – Я вспомнила! У него была идея-фикс! Он признался, что мечтает раздобыть Перо Анубиса…

– Что?

– Тогда я не придала значения его словам. Я ничего не соображала от стыда и страха! Его речи казались бредовыми и бессвязными, как у наркомана. Я его почти не слушала… но моя память все впитывала, как губка. И сейчас выдает порцию за порцией.

– Должно быть, Анонимус что-то принимал в перерыве между «заказами», – предположил капитан. – Надо же расслабляться, сбрасывать напряжение. А под кайфом чего не померещится?! Перо Анубиса! Хм…

– Он с таким воодушевлением рассказывал об этом! Мол, обладатель Пера становится властелином над смертью. Чтобы кто-то испустил дух, не надо прилагать усилий! Достаточно просто написать его имя…

– Брехня.

– Я слышала нечто подобное от членов сообщества «Жрецов Анубиса», которых мы приглашали в студию, – возразила Инга. – Бог загробного царства взвешивал сердце покойника, помещая его на левую чашу весов, а на правой находилось Перо, которое якобы символизировало истину. Но оказывается, росчерком этого Пера можно отправить на тот свет любого человека.

– Сказки…

– Анонимус говорил, что знает, где искать Перо.

– Ерунда, – отмахнулся Лебедев, не воспринимая услышанное всерьез. – Он просто бахвалился, пускал тебе пыль в глаза.

– Нет, – покачала головой Инга. – Он был убежден, что заполучит Перо и станет миллионером. Ведь таким способом легко лишить жизни кого угодно, несмотря на самую крутую охрану. Даже в бункере жертве не будет спасения! Представляешь, какой Клондайк для киллера? А главное – риск нулевой…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

Едва Лариса вывела последнюю букву, человек, который называл себя Анонимусом, дернулся, по его телу прошла судорога, дыхание с хрипом вырвалось из приоткрытого рта, и он замер…

– Не понял? – изумленно молвил Ренат. – Что с ним?

– Умер, – спокойно констатировала Лариса. – Заявляю это как врач.

– В смысле – «умер»?

– Скончался. Пощупай пульс, если не веришь.

– Я не так сильно его ударил, чтобы…

– Его убил не твой удар, – объяснила Лариса, держа перо, на кончике которого алела кровь. – Я написала его имя Пером Анубиса!

– Погоди… – растерялся Ренат. – На самом-то деле он не Анонимус. У него другое имя, данное при рождении.

– Было другое, стало это. Он сросся с прозвищем, которое считал отражением своей истинной сути. Слился с собственным псевдонимом! Что тебя удивляет?

– Ты написала слово Анонимус, и это его убило?!

– Если ты не веришь своим глазам, то как я могла бы убедить тебя…

– Чушь! – перебил Ренат, опускаясь на колени возле неподвижного тела и прикладывая ухо к его груди. – Черт, сердце не бьется! – Он проверил сонную артерию и потрясенно покачал головой. – Не может быть!

Смерть мгновенно наложила свою печать на лицо покойника, которое застыло, словно восковая маска. Щеки Анонимуса начали бледнеть, нос заострился, губы раздвинулись в жуткой полуулыбке.

– Надеюсь, он встретится со своим кумиром… – пробормотал Ренат, вставая на ноги и оглядываясь в поисках Длинноухого. – Эй, ты где? Видел, что произошло? Ты эту штуковину хотел себе вернуть? Перо, которое когда-то умыкнула твоя возлюбленная принцесса? Ради этого ты на протяжении веков садился за карточный стол с беднягой Биэрди? А другого способа отобрать у людей свой ритуальный атрибут не нашлось? Честно говоря, я обескуражен!

Длинноухий безмолвствовал. Зато под каменным сводом затеплилось зеленоватое сияние. Похоже, «банкомет» решил устроить всей компании мистическое шоу со спецэффектами. Тем более, повод появился…

* * *

Москва, Кузьминки

– Ой… – Инга пошатнулась и схватилась за грудь.

– Что с тобой? – испугался Лебедев.

Он ничего подозрительного не слышал, никого вокруг не видел. Однако Инга бы рухнула, как подкошенная, не подхвати капитан ее на руки.

– Что случилось? – запаниковал он, ощущая неестественную тяжесть ее хрупкого тела. – Тебе плохо?

Капитан задавал глупые вопросы, на которые некому было отвечать. Дотащив девушку до первой попавшейся скамейки, он осмотрел ее, не обнаружив ни отверстия от пули, ни какого-либо иного повреждения.

– Ты цела, – с облегчением выдохнул он. – Это обыкновенный обморок.

Несмотря на оптимистичное утверждение, Инга закатила глаза и захрипела. Лебедев дрожащими руками достал телефон и вызвал «неотложку». Пока он объяснял медикам, куда те должны приехать, лежащая на скамейке девушка затихла.

Капитан отбросил сотовый и сам начал оказывать Инге первую помощь. Массаж сердца, искусственное дыхание…

Увы, все его старания оказались тщетны. Мокрый от пота, он в бессильной ярости продолжал бесполезные манипуляции. Он не хотел верить, что все кончено.

– Дыши, Инга… Дыши!.. Ну же, давай… Давай!!!

В траве под скамейкой разрывался телефон. Это врачи «скорой» звонили Лебедеву, чтобы уточнить местонахождение пострадавшей. В отчаянии он что-то говорил в трубку, потом побежал по темной аллее навстречу заблудившейся в парке бригаде.

– Скорее! – подгонял он уставших медиков. – Сделайте что-нибудь!.. Она еще дышит!

Это было не так. Сквозь пелену дурмана капитан наблюдал, как доктор и медсестра возятся с Ингой, и гнал от себя страшную правду.

– Надо вызывать полицию, – заявил врач, дотрагиваясь до плеча Лебедева. – Вы меня слышите?

– Полиция уже здесь…

Капитан достал из кармана куртки удостоверение и протянул доктору. Тот что-то говорил, но из всей его тирады до Лебедева дошло только одно: Инга мертва, и это окончательно и бесповоротно.

– Смерть, похоже, ненасильственная, – заключил доктор. – Точнее покажет вскрытие.

«Вскрытие? – ужаснулся капитан. – Значит, Анонимус все-таки добрался до Инги! Но, черт возьми, как он ее убил?»

Казалось, на запрокинутом лице девушки застыл немой укор: «Ты же обещал защитить меня! Ты был рядом, и ничего не предпринял! Ты просто позволил ему лишить меня жизни! Ты такой же лжец, как другие мужчины! Ты такой же…»

«Не надо было клясться убийце в верности до гроба, – мысленно возразил Лебедев. – Видно, он вынудил тебя сдержать обещание!»

– Что вы так поздно делали в парке? – полюбопытствовал доктор.

Капитан посмотрел на часы и изумленно пожал плечами. Стрелки перевалили за полночь. Неужели, время пролетело так быстро?

– Мы гуляли, Инга чувствовала себя хорошо. Она была практически здорова! – зачем-то добавил он. – Несколько ушибов не могли привести к ее гибели!

– Смерть наступила не в результате ушибов, – покачал головой доктор. – Видать, тромб оторвался… или внезапная остановка сердца.

– В таком молодом возрасте?

Вопреки здравому смыслу Лебедев был уверен, что Инга убита. Может, Анонимусу все же удалось заполучить магическое Перо?..

Разумеется, он оставил свою догадку при себе.

– Я третий год на «скорой» работаю, а уже всякого повидал, – вздохнул доктор и закурил. – По ходу, этой барышне на роду было написано умереть именно сегодня, именно здесь. А причина, уж поверьте, всегда найдется.

«Написано! – мысленно повторил Лебедев. – Написано?! На-пи-са-но?!! О, черт!»

Его вдруг до костей пробрал нервный озноб. Значит… он тоже может умереть! В любой момент…

* * *

Шотландия, Глэмис Кастл

– Дай мне Перо, Лара! – потребовал Ренат. – Должно быть, это и есть «шотландское наследство». Вот, зачем Анонимус затеял эту аферу!.. А Земцова он использовал как инструмент, приманку для нас с тобой. Он обманом заставил нас отыскать атрибут, который не давался ему в руки.

«Не отдавай! – умоляла за спиной Ларисы призрачная леди Джанет. – Граф Биэрди азартный игрок! Он чуть не продул в карты бесценную вещь! Зря я ему разболтала о кладе!»

– Чего не сделаешь от скуки…

«Графу нельзя доверять реликвию принцессы Скотты! – настаивала леди Джанет. – Ты не имеешь права!»

– Принцесса не оставила никаких распоряжений насчет Пера, – огрызнулась Лариса.

– Ты о чем? – рассердился Ренат. – Бензина нанюхалась? Что здесь творится, в конце концов? Кто-нибудь мне объяснит?

В тот же миг разлитое под потолком зеленое сияние вспыхнуло так ярко, что ослепило его и Ларису. Они инстинктивно зажмурились, а когда рискнули открыть глаза, перед ними развернулось дивное зрелище.

В дверях подземной каморки стоял… двойник графа. Мужчина, – внешне почти копия Рената, не считая мелких различий в одежде, – злобно сверкнул глазами и потянулся к Перу.

– Не многовато ли желающих отнять мою добычу? – воскликнула Лариса.

– Эй, ты кто такой? – взбеленился Ренат. – Отвали, самозванец!

– И не подумаю, – пробурчал двойник. – Мне обещали вторую жизнь в обмен на содействие. А кто из нас самозванец, не тебе решать!

Леди Джанет вдруг осмелела настолько, что вышла из тени своей заступницы и стала видимой для Рената.

– Теперь нас четверо, – не моргнув глазом, заявила Лариса.

– Пятеро! – воскликнул Длинноухий, материализуясь из зеленого света под потолком. – Не будем бросать жребий, кому достанется Перо. Оно мое!

– Моя червовая дама выиграла, – пробормотал Ренат. – Ты метал банк, я понтировал. Все по-честному. Я свободен, и могу распоряжаться своим наследством, как хочу.

Длинноухий, с головы до ног укутанный в темный плащ, воззрился на него глазами-угольями.

– Ты или он? – крючковатый палец с длинным золотым когтем указал на двойника, к которому примкнула призрачная леди Джанет. – Кто из вас?

Рената осенило, кого он видит перед собой. Это же аватары, которых он создал! Чтобы им с Ларисой было легче перенять образы Серой Дамы и картежника Биэрди. Как те покинули виртуальное пространство и очутились здесь? Ведь планшет, где он сохранил их изображения, остался в машине.

Длинноухий осклабился, обнажив белоснежные клыки, из его пасти повеяло жаром. Новые компьютерные технологии сбили его с толку. Он… запутался.

– Ты или он? – взревел он, переводя мерцающий взгляд с аватара графа Биэрди на Рената, с аватара леди Джанет на Ларису. – Ты или она? Кто из вас?

Магическое шоу получило неожиданный импульс и пошло по иному сценарию. Длинноухий разбушевался. Засверкали зеленые молнии, раздался оглушительный грохот, и вековой каменный свод обрушился на головы самоуверенных негодников…

Замелькали кадры костюмированного бала, беготни по винтовым лестницам, труп Повешенного раскачивался в петле, Анонимус размахивал зажигалкой, гнетущая тишина подземелья сменялась звуками экосеза… запах бензина смешивался с тошнотворным запахом крови и пряным ароматом духов. Словно чья-то невидимая рука прокрутила фильм ужасов в обратном порядке. Лариса опять очутилась в паре с Тутанхамоном, который ехидно посмеивался и грозил ей пальцем… Ренат танцевал с леди Джанет, которая как две капли воды походила на Ларису… Граф Биэрди сидел за карточным столом и напряженно следил за руками банкомета…

Этот жуткий калейдоскоп погрузил участников в почти наркотический транс, от которого они оправились только в гостиничном номере…

Глава 43

Первым пришел в себя Ренат. Он проснулся одетым на застланной покрывалом кровати, и первое, что он увидел, была стоящая на тумбочке пустая бутылка из-под фирменного шотландского виски. Ренат повернулся и в недоумении уставился на мирно посапывающую на подушке Ларису в домашней пижаме.

Он рывком встал, поспешил в ванную и замер перед зеркалом, разглядывая обросшее щетиной лицо и мятый наряд графа, в котором он завалился спать.

– Я что же, напился как свинья? И все пропустил?.. Мы с Ларой никуда не ездили? А как же бал? Как же Анонимус? Черт…

Судя по щетине, прошло не менее суток. Они с Ларисой поселились в этой уютной гостинице на окраине Данди, потом… отправились на арендованной машине в Глэмис, потом…

Ренат пытался восстановить ход событий, но воспоминания сплелись в один мрачный клубок и не поддавались умственному анализу.

– Плох тот граф, который не напьется перед балом, – повторил он свои же сказанные ранее слова и решил обойти номер.

Темные деревянные балки, искусная имитация камина, пихтовый сад за окном. Вроде все так же, да не совсем так. Во второй комнате Ренат с удивлением обнаружил двух странных личностей, до жути похожих на него самого и Ларису. Те спали на диване валетом, не потрудившись снять маскарадные костюмы.

Ренат ошалело уставился на странную парочку, но будить их для объяснений не торопился.

– Сначала попробую сам разобраться…

Он заглянул в ванную и ощутил слабый запах бензина. Откуда, непонятно. Платья, которое Лариса привезла с собой для бала, нигде не было.

Ренат вернулся в спальню, бесцеремонно растолкал ее и засыпал вопросами.

– Я напился в зюзю? Мы все проспали? Кто те двое в гостиной?

Она не сразу поняла, чего он от нее хочет. Хлопала глазами, зевала.

– Кто те двое в гостиной? – рассердился Ренат. – Как они оказались у нас в номере?

Лариса молча встала, босиком подошла к журнальному столику, включила планшет и протянула ему со словами:

– Это аватары, которые ты создал: Серая Дама и граф Биэрди.

У Рената разболелась голова. Потирая затылок, он бестолково уставился на пустой экран.

– Где то, о чем ты говоришь?

– В соседней комнате! – терпеливо объясняла Лариса. – Ты забыл, кто вызволил меня из темницы? Леди Джанет постаралась! Взамен я пообещала ей новую жизнь в цифровом образе. Она потребовала, чтобы граф составил ей компанию. Скитаясь по замку Глэмис в виде призраков, они подружились и привыкли друг к другу. Мне пришлось выполнить ее просьбу. Иначе ты бы не смог найти меня!

Она повысила голос, видя, что Ренат в замешательстве.

– И как теперь с ними быть? – выдавил он.

– Отправить на просторы Сети. Там полно персонажей, которые им хорошо знакомы. «Игра престолов», например, просто кишит им подобными…

– А где твое бальное платье? – перебил он.

– Я вынесла его на мусорку.

– Между прочим, мы взяли его напрокат. Оно стоит кучу бабла!

– Платье провоняло бензином и безнадежно испорчено, – нахмурилась Лариса. – Я его выбросила, и хватит об этом.

Рената бесила собственная беспомощность. Почему Лариса что-то помнит, а он нет?

– Башка раскалывается. Я перебрал спиртного? – растерянно пробормотал он. – У меня белая горячка?

– Египетский бог Анубис – мастер иллюзий, – улыбнулась она. – Проводник мертвых обязан обладать этим незаменимым для его миссии качеством. Не волнуйся, твое недомогание скоро пройдет.

Лариса говорила загадками, почти как Вернер.

– Ты набралась у гуру дурных замашек, – недовольно ворчал Ренат.

– С кем поведешься…

В сознании Рената всплывали отдельные эпизоды, в которые он отказывался верить.

– Разве нас не завалило камнями в подземелье? – вырвалось у него. – Хотя… как же в таком случае мы попали в гостиницу?

– Граф Биэрди сел за руль и привез нас сюда.

– Мне померещилось какое-то магическое Перо? Или ты в самом деле нашла его? Смерть Анонимуса – пьяный бред?

– Главное, нас милостиво избавили от возни с трупом, – сказала Лариса, не отрицая перечисленных фактов.

– Мне надо опохмелиться, – Ренат достал вторую бутылку виски, откупорил, сделал большой глоток прямо из горлышка и спросил: – Перо у тебя?

– Оно наконец-то вернулось к хозяину…

* * *

Перелет из Эдинбурга в Москву прошел благополучно. В аэропорту путешественников встречал крупный снег. «Хендай» Рената ждал владельца на платной стоянке. Тот погрузил чемоданы в багажник и помог Ларисе усесться.

Стояла безветренная морозная мгла. Белые хлопья медленно опускались на землю, покрывая асфальт и траву пушистым ковром; таксисты зазывали пассажиров; маленький мальчик, держа маму за руку, лизал мороженое. Этот счастливый мальчик, летящие в воздухе снежинки и обыденная обстановка словно театральный занавес закрыли то, что пережили в Шотландии Лариса и Ренат.

Они молча сидели в машине и обдумывали вопрос: «Что это было?»

– До города подбросите? – постучала по стеклу мужская рука в черной перчатке.

– Вернер? – ахнула Лариса, узнавая лысый череп и характерные черты лица. – Вы летели с нами одним рейсом?

– Допустим, – усмехнулся гуру, по-хозяйски устраиваясь на заднем сиденье.

– Мы вас не видели, – оглянулся на пассажира Ренат.

– Не мудрено. Ну-с, где ваша добыча?

– Вы не успели к раздаче подарков, – проворчала Лариса. – Опоздали. Кое-кто вас опередил.

– Я всегда являюсь вовремя! – возразил Вернер, расстегивая синий пуховик, под которым был ярко-красный свитер. – Поговорим? Кстати, где Серая Леди и граф Биэрди? Вы оставили их в Глэмисе?

– Разумеется, нет. Они, как и было обещано, получили новую жизнь в Сети. Теперь эти двое больше не призраки. Думаю, они довольны.

– Хм! – покачал головой гуру. – Тебе удалось вызвать их из небытия, привлечь на свою сторону и подарить этим бедолагам хоть какое-то будущее? Благодаря вот этой подвеске? – он ткнул пальцем в украшение под джемпером Ларисы. – Пусть скажут спасибо Казимиру, давно почившему магу, которого я всегда уважал за креатив! Его красные камушки словно батарейки для подпитки фантомов. Полагаешь, я не видел, как тогда на кладбище ты самовольно присвоила себе его наследие?

– Не все же вам присваивать! – отбивалась Лариса.

– Если бы не камушек Казимира, гореть тебе синим пламенем.

– Он мне помог, не скрою. Но я и без камушка умею наполнять энергией воображаемые образы. Правда, долго поддерживать их жизненный тонус было бы сложно.

– Сложно?! – передразнил ее Вернер. – Да Анонимус убил бы тебя раньше, чем…

– Можно с этого места подробнее? – попросил Ренат.

Ларисе пришлось напомнить, как, ища спасения, она заручилась поддержкой леди Джанет и ее друга Биэрди.

– Граф по пути замешкался, а леди сдержала слово и привела тебя к двери моей темницы, – подытожила она. – Правда, вместе с Анонимусом. Тот принял Джанет за меня и кинулся вдогонку.

– А я отправился за ним, – кивнул Ренат.

– Вы выпутались из безнадежной ситуации не без содействии камушка, – язвительно добавил гуру. – Не приписывайте себе чужие лавры. Это не комильфо.

– А куда вы скрылись в решающий момент, Вернер? – возмутилась Лариса. – Почему бросили меня на съедение Анонимусу?

– Я не обязал служить тебе бодигардом. Каждому следует приобретать собственный опыт, а не пользоваться чужим.

– Вам не стыдно? – рассердилась она. – Я могла сгореть заживо!

В этот момент откуда ни возьмись, на колени гуру вскочил кот и злобно зашипел на нее. Мол, что это за наезд на моего хозяина?

– Успокойся, Ра! – засмеялся Ренат. – Тут все свои.

Вернер почесал у кота за ушком и как бы мельком осведомился:

– Камушек цел?

– К сожалению, он рассыпался в прах, – ответила Лариса. – Из «гранатового зернышка» превратился в красную пыль и разлетелся в разные стороны.

– Надо отдать должное Анонимусу, он почти добрался до цели, чтобы… умереть, – продолжая почесывать у кота за ушком, молвил Вернер. – Какая насмешка судьбы! Боги умеют наказывать зарвавшихся людишек.

– Анонимус не простил бы вам такого пренебрежения, – заметил Ренат. – Скажите спасибо, что он мертв.

– Я не нуждаюсь в его прощении! – отрезал гуру.

– Скажите, Вернер, зачем принцесса Скотта похитила из храма Анубиса магическое Перо? – спросила Лариса. – Вам это наверняка известно.

– Она вообразила себя народной спасительницей! Думала, что таким способом избавит прогневивших Анубиса египтян от повального мора. Увы! Тысячи ее подданных все равно погибли от неизлечимой болезни. Потому что приговор был уже подписан.

– Тем самым Пером? – поразился Ренат.

– Я не уполномочен раскрывать божественные тайны перед простыми смертными! – напыщенно провозгласил гуру.

– Странно, – пробормотала Лариса. – Всесильный Анубис не мог забрать у обитателей Глэмиса Перо? Он не придумал ничего лучшего, как усадить Биэрди за карточный стол и потребовать поставить на кон реликвию предков?

– Египетским богам давно никто не молится, не приносит жертв… не отправляет погребальных ритуалов с их участием. Видать, Длинноухий, как вы его окрестили, заскучал и решил пощекотать нервишки себе и людям, – предположил Вернер. – Впрочем, толковать на свой лад божественную волю занятие неблагодарное. Не заставляйте меня впустую тратить время.

– Неужели, потеряв Перо, Анубис остался без власти над жизнью и смертью? – недоумевал Ренат. – Не верю.

– И правильно делаешь, – ухмыльнулся гуру. – Боюсь, найденный на Британских островах предмет культа, всего лишь копия того самого Пера. Правда, любая копия имеет некоторые качества оригинала. Леди Джанет не сказала, каким образом Перо попало к шотландским лордам?

– Она не знает.

– Полагаю, во время рытья подземных ходов под крепостью или иных строительных работ, – предположил Вернер. – Столь редкостный артефакт, как водится, оброс слухами и приобрел репутацию колдовского атрибута. Заслуженно или нет, мы уже выяснить не сможем.

– Но Анонимус-то умер? – возразила Лариса.

– Любая древняя культовая вещь воздействует на людей. В различной степени. Сила воздействия зависит от веры каждого конкретного индивидуума. Анонимус бредил Пером и безоговорочно верил в его смертоносное свойство. За что и поплатился.

Ренат с подозрением слушал разглагольствующего гуру. Уж больно тот старается их в чем-то убедить. Интересно, в чем?

– Не простое было то Перо, – заметила Лариса. – Я держала его в руках, ощущала его вибрацию. Кстати, а что вы делали на балу, Вернер?

– Решил вас подстраховать.

– Сомневаюсь! – покачал головой Ренат.

– Долго мы еще будем здесь стоять? – спохватилась она. – Поехали. Я домой хочу.

«Хендай» тронулся и медленно двинулся со стоянки к выезду на шоссе. Ренат включил дворники, которые не успевали убирать засыпающий лобовое стекло снег. Машина призраком скользила в белесой мгле, освещая фарами ленту асфальта. Трасса казалась пустынной. Редкие авто проносились мимо подобно фантомам, тут же растворяясь в снежной мути.

– Что-то вы темните, Вернер! – воскликнул Ренат и обернулся.

Гуру на заднем сиденье не было. Как и его любимого кота. Оба испарились. Лишь на кожаной обивке блестели несколько палевых волосков…

Заключение

Дома Ренат сразу углубился в интернет, а Лариса прилегла рядом на диване.

– Как продвигается расследование убийства Земцова? – полюбопытствовала она. – Зашло в тупик?

– Ты поразительно догадлива.

– Держу пари, смерть Маргариты Юшковой признали несчастным случаем.

– Опять в точку, – усмехнулся Ренат. – Факт отравления доказать не удалось. Никому не нужен «висяк», который портит статистику. Дело вел некий капитан Лебедев… Ого! – присвистнул он. – Есть еще новость! Инга Данилина…

– Тоже убита? – ахнула Лариса. – Ничего не понимаю!

– Инга скончалась третьего дня от остановки сердца. В Кузьминском парке! – потрясенно молвил Ренат. – Какое сегодня число?

– У тебя календарь на столе…

– Черт! Сколько времени мы, по-твоему, провели в Шотландии?

– Трое суток. А что?

– В Москве прошла неделя. Представляешь? Ха-ха-ха!

– Мне не до смеха. – Лариса взяла свой смартфон и проверила дату. – Ничего себе? А как это?

– Длинноухий – мастер иллюзий! – передразнил ее Ренат. – Судя по всему, он проводил в царство мертвых не только Анонимуса, но и Ингу Данилину. Этакая вишенка на торте! Я забыл тебе сказать: Инга и Анонимус были связаны любовной интригой. Видно, девушка поклялась быть рядом с ним в жизни и смерти, а потом изменила ему с Земцовым, и… – Он запнулся и обескураженно добавил: – Скажешь, Перо тут ни при чем?

Лариса задала встречный вопрос:

– А что пишут шотландские СМИ об убийстве в Глэмисе?

Ренат пару минут молчал, просматривая соответствующие новостные сайты, и растерянно сообщил:

– Тут нет ни слова о чрезвычайном происшествии на ежегодном осеннем балу в замке! Ни слова о трупах! Ни слова об обрушении в подземелье одной из башен!

– Ни слова? – удивилась она.

– Я сам ни черта не понимаю. Что же получается? Бал, на котором мы присутствовали, проходил в какой-то… параллельной реальности?..

– Не исключено.

– Может, мне что-то подмешали в виски? – заволновался Ренат. – Но ведь ты не пила?! Хотя что я болтаю? Виски ни при чем. Перо Анубиса – вымысел, который сводит людей с ума!.. Король Яков и леди Джанет – наверняка не первые жертвы этой зловещей выдумки. Вот и Анонимус свихнулся… Мы все немного не в себе!.. На самом деле нет никакого Пера…

Лариса сделала отрицательный жест, и он осекся.

– Перо у меня, – шепотом призналась она. – Когда Длинноухий отвлекся на наших двойников, я спрятала его в подвеску.

Ум Рената отказался обрабатывать столь противоречивую информацию и завис. Прошло время, прежде чем из его уст вырвалось:

– Ты же сказала, что Перо вернулось к хозяину…

– Я схитрила.

Ренат онемел. Он не знал, как реагировать на ее слова. Злиться или хохотать? Ругательства застряли у него в горле.

– В… подвеску? – хрипло выдавил он. – Она слишком мала для…

– Я тоже так думала. Но в тот момент моя рука бессознательно потянулась к подвеске, которая сама открылась. Перо как будто съежилось и легко поместилось внутри.

– Да ладно, – недоверчиво протянул Ренат.

– Проверим?

Лариса сняла с шеи украшение, поднесла к свету и нажала на рычажок. Механизм сработал безупречно, и на ее ладонь выпорхнуло крохотное золотистое перышко, которое на глазах увеличивалось, пока не достигло должного размера.

– Ух, ты! – восхитился Ренат. – Значит, тебе удалось обмануть Длинноухого? И Вернера?

– Знаешь, какой вывод я сделала из этой истории? Боги не всесильны. И еще: плоха та ученица, которая не превзойдет своего учителя…

Сноски

1

Подробнее читайте об этом в романе Н. Солнцевой «Иди за мной».

2

Невербальный – здесь в значении бессловесный.

3

Подробнее читайте об этом в романе Н. Солнцевой «Опасная невеста».

4

Клуэ – семья французских живописцев, рисовальщиков и портретистов XVI века.

5

Подробнее читайте об этом в романе Н. Солнцевой «Опасная невеста».

6

Подробнее читайте об этом в романе Н. Солнцевой «Опасная невеста».

7

Подробнее читайте об этом в романе Н. Солнцевой «Опасная невеста».


home | my bookshelf | | Почти готическое убийство |     цвет текста   цвет фона