Book: Избранные произведения. I



Избранные произведения. I
Избранные произведения. I

Эдмонд ГАМИЛЬТОН

Избранные произведения

I том

Избранные произведения. I

Я начал писать научную фантастику в возрасте двадцати лет, в 1926 году. Фактически тогда еще не издавались специализированные фантастические журналы, и я отдал свои первые рассказы в старый добрый «Weird Tales». Я опубликовал приблизительно 300 произведений (уже сбился со счета), большинство из которых были фантастическими; остальные относятся к другим направлениям, включая мистику, спорт и приключения. В том числе 32 полновесных романа.

Родился я в Огайо, но много лет прожил в Западной Пенсильвании. Немало попутешестовал по стране — включая несколько живописных походов с моим старинным другом Джеком Уильямсоном (автором цикла «Космический легион»), самым интересным и трудным из которых был сплав по Миссисипи на лодке от Сент-Пола до Луизианы.

В 1946 году я женился на Ли Бреккет (которая сама была известным автором книг о межпланетных приключениях, а позднее написала сценарий фильма «Империя наносит ответный удар»). Мы долго жили в Лос-Анджелесе, но затем, погостив на востоке страны, решили осуществить извечную мечту любого писателя о деревенском домике, где никто не будет нас беспокоить. Мы приобрели стотридцатилетний фермерский дом в Западном резервном районе Огайо и принялись устранять нанесенные временем повреждения. Как и следовало ожидать, в течение нескольких лет мы больше занимались ремонтом, чем литературой. Наконец мы решили, что все работы по благоустройству закончены, и поселились там вместе с тысячами книг и сотнями грампластинок. Дружелюбные белки облюбовали наш чердак, а по соседству водились сурки, которым очень понравился наш клевер, и еноты, которым, как и оленям, пришлась по вкусу наша кукуруза.

Думаю, этих общих сведений будет достаточно. К слову сказать, важные дополнения к моему портрету сделал величайший из Ленсменов, доктор Эдвард Элмер «Док» Смит. Он поклялся, что сумеет показать меня с выигрышной стороны даже там, где другие потерпели бы неудачу; так что все лавры и упреки адресуйте ему.

Мое увлечение фантастикой восходит к тем временам, когда я еще едва умел читать, но был очарован иллюстрациями к статье Герберта Уэллса «Существа, которые живут на Марсе», опубликованной в журнале «Metropolitan magazine»[1]. Вскоре я перешел к журналам «Argosy» и «The All-Story» с великолепными марсианскими историями Эдгара Райза Берроуза и другими замечательными рассказами, которые публиковались там многие годы.

Недавно доктор Чарльз Баррет из «Беллефонтейна» любезно разрешил мне порыться в его коллекции старых журналов — и я словно заново пережил годы своей юности, увидев опять эти незабываемые произведения. Берроуз, Абрахам Меррит, цикл рассказов «Polaris» Чарльза Стиллсона, космические приключения Хомера Зона Флинта, на мой взгляд недооцененного пионера фантастики, мрачные фантазии Тода Роббинса, романы о стае Собачьей Звезды Джона Ульриха Гизи, «Flying Legion» Джорджа Аллана Ингленда и масса других… Я обожал их все и в свое время мечтал написать что-нибудь подобное. Попытался и до сих пор пытаюсь.

Эдмонд Гамильтон

Избранные произведения. I

ЗВЕЗДНЫЕ КОРОЛИ[2]

(цикл)

Книга I. ЗВЕЗДНЫЙ ОХОТНИК[3]


Избранные произведения. I

Вероятно, эта история случилась в начале Эры независимых звездных миров. Земля, или Терра, как ее стали называть, все еще оставалась внушительной силой, но лишь как равная среди равных. К горстке первых звездных королевств — Лиры, Лебедя и Федерации баронов Скопления Геркулеса — прибавились королевства Ориона, Кассиопеи, Льва, Гидры… и «множество мелких государств, разбросанных в пространстве до самых Внешних Миров». Среднегалактическая империя еще не образовалась, однако ее зачатки можно увидеть в «далеком королевстве Арго, чьи правители выбрали столицей планету, освещаемую лучами Канопуса». Все эти обстоятельства позволяют предположить, что события, описанные в «Звездном охотнике», происходили приблизительно в 60 000 году.

Глава 1

Гнев короля Ориона полыхал на весь космос.

Его истребители уже мчались из-за Гиад, а со стороны Минтаки, Саифа и Альдебарана спешили грозные тяжелые корабли, чтобы отыскать среди звезд крохотное судно, тайно нарушившее границы королевства, и наказать его за эту дерзость.

Шифрованные сообщения, полные гнева и тревоги, уносились во все стороны. Их принимали в звездных империях по всей Галактике и с тревогой наблюдали за собственными рубежами. Федерация баронов Скопления Геркулеса, объединяющая тысячу звездных миров, королевства Кассиопей, Льва, Гидры, Дракона — все они, а также множество мелких государств, разбросанных в пространстве до самых Внешних Миров, посылали свои флотилии на охрану границ, опасаясь великой империи Ориона. И еще сильнее — остающейся столь же великой Терры, за чьим кораблем и велась сейчас охота.

Это был разведчик пятого класса Терранского космического флота — хрупкая игрушка в сравнении с огромными крейсерами и дредноутами, которые преследовали его. Орудия беглеца причинили бы им не больше вреда, чем праздничные хлопушки, а сам он практически не имел брони, зато развивал высокую скорость. Сейчас он летел очень быстро — металлическая пылинка, устремившаяся к границам Терры. «И все же недостаточно быстро», — обреченно подумал Хью Мейсон.

— У нас нет шансов, — сказал Стак, стоявший вместе с ним на мостике позади кресла пилота.

Небритый, с покрасневшими глазами, Стак вовсе не походил на капитана корабля. Скорее он напоминал бездомного бродягу.

— Этим крейсерам не догнать нас, — возразил Мейсон.

— Не догнать, — согласился Стак. — А как насчет тех, что впереди? Они уже разворачиваются веером возле Альдебарана.

Мейсон ничего не ответил, лишь стиснул зубы, вглядываясь в широкий иллюминатор капитанского мостика. На самом деле это был электронный экран, преобразующий сигналы сканера в видимое человеческим глазом изображение.

Его заворожило ослепительное сияние миллионов звезд во мраке космоса — голубых, как сапфиры, белых, как бриллианты, и дымчато-оранжевых. Между ними приветливо светился величественный белесый маяк Сириуса, а вдалеке сверкала желтая искра Солнца — древней столицы Терранской империи, источника, из которого человечество растеклось по всей Галактике. Но гораздо ближе, почти прямо по курсу и у самых границ империи Ориона, пылал кроваво-красный Альдебаран.

Мейсон часто думал о том, как поражало, должно быть, это зрелище первых людей, отправлявшихся покорять звезды тысячи лет назад. Хлипкие суденышки хранила в великой пустоте лишь отвага и вера экипажа, мечта о том, как люди расселятся по всей Галактике и будут жить в мире и согласии, подчиняясь единому для всех закону Но эти мечты рухнули. Управлять Галактикой из одного центра оказалось невозможно. Появились независимые королевства, отвергающие власть империи, хотя и признающие за древней Землей королевский титул в обмен на свой суверенитет. Старейшая и крупнейшая Терранская империя по-прежнему управлялась избранным Советом. Но другие королевства вскоре сделались почти такими же сильными, а их монархи жаждали громкой славы, как, например, Джаниссар — король Ориона.

Мейсон стоял в задумчивости, крепко обхватив рукой поручни.

— Мы должны доставить Олифанта на Терру живым, — произнес он сквозь зубы. — Это сейчас важнее всего.

Стак безнадежно пожал плечами:

— На Альдебаране находится главная база орионского флота. Они уже знают о нашем приближении. Луч межзвездной связи летит быстрее любого корабля.

— Знаю, — резко ответил Мейсон. — Если ты еще не забыл, я тоже служил во флоте, до того как перешел в разведку.

— Не заводись! — вспыхнул Стак.

Мейсон обернулся. Мрачный, заросший щетиной, с отчаянием в глазах, он ощущал себя сейчас столетним стариком, хотя ему было всего тридцать два года.

— Мы оба здорово вымотались. Не обращай на меня внимания. Если мы сейчас переругаемся, нас разорвут в клочья. Нужно срочно что-то придумать.

Стак показал на звезду на экране — огромный красный глаз, пристально наблюдавший за ними.

— Их корабли разворачиваются во все стороны — вверх и вниз, справа и слева от Альдебарана. Можно попытаться обогнуть всю систему, но тогда если даже мы прорвемся через этот заслон, то наткнемся на эскадры, идущие с Алефа и Чармара.

Мейсон взглянул на сверкающее звездное небо:

— Нужно только проскочить Альдебаран, а там уже рукой подать до терранской границы. Но ты прав, мы не сможем уйти от их крейсеров.

— Значит, нужно атаковать их и попытаться прорвать сеть.

— Они размажут нас по всему космосу. Есть только одна лазейка, один способ сбежать от них, — сказал Мейсон и еще крепче сжал зубы.

— Нет никакой лазейки, — проворчал Стак. — С любой стороны от Альдебарана заслон такой плотный, что там даже муха не пролетит.

Внезапно он замолчал, взглянул в изможденное лицо Мейсона и продолжил изменившимся голосом:

— Я понял. Единственный возможный путь — сквозь саму систему Альдебарана.

— Вот именно, — кивнул Мейсон.

Стак наморщил лоб. Пилот обернулся и бросил на него удивленный взгляд.

— Ты хоть представляешь, какие у нас шансы уцелеть при такой скорости? — спросил Стак.

— У нас в любом случае нет никаких шансов, — ответил Мейсон. — Заложи этот курс в компьютер, а я пока пойду проведаю Олифанта.

Он покинул мостик, спустился по трапу и прошел по узкому коридору. На корабле-разведчике пятого класса SC-1419 едва хватало места для оборудования и восьми членов экипажа. Весь металлический корпус до последнего атома содрогался от вибраций мощного двигателя, в тысячи раз быстрее света несущего корабль к границе.

Мейсон протиснулся между двух ионных двигателей, пахнувших горячим металлом, в крохотную каморку, где лежал Олифант, пристегнутый ремнями к койке.

— Ему совсем плохо, — сообщил сидевший рядом Финетти, самый молодой член экипажа. — Пульс, дыхание — все.

— Он не приходил в себя?

— Ни на минуту, с тех самых пор, как мы приняли его на борт. Сожалею, но ничем не могу ему помочь. Я не врач, я всего лишь окончил шестимесячные курсы первой помощи.

— Ты все делал правильно, — поддержал его Мейсон и нагнулся над койкой. — Олифант! — позвал он.

Тот не отозвался и не открыл глаза. Исхудавшее лицо оставалось серым и безжизненным. Только обмотанная бинтами грудь чуть приподнималась и опускалась.

Он был невысокого роста, но казался Мейсону гигантом. Ни один человек за всю историю терранской разведки не сделал того, что удалось Олифанту — другу и начальнику самого Мейсона. Он пробрался в самое сердце Плеяд, в столицу империи Ориона, узнал ее тайну и сумел вернуться назад.

Олифант не обязан был этого делать. Он занимал довольно высокое положение в службе разведки и мог поручить операцию Мейсону или кому-нибудь еще. Но сохранять мир в Галактике становилось все труднее, только мощь и авторитет Терранской империи удерживали завистливых звездных королей от нападения друг на друга. И когда с Ориона пришли тревожные слухи, Олифант сам отправился узнать правду.

Эти слухи окольными путями уже расползлись по всему космосу. Молва утверждала, что королю Ориона Джаниссару посчастливилось получить в свои руки невероятную силу или секретное оружие — одним словом, нечто, дающее Ориону преимущество перед всеми другими мирами. Если он действительно завладел этой силой и собирается с ее помощью расширить свои владения, мир в Галактике рассыплется в прах. Но слухи могли оказаться беспочвенными, и Олифант отправился проверить их.

Именно SC-1419, тайно пробравшись в пространство Ориона, доставил его на мертвую, лишенную атмосферы планету. Оттуда Олифант на крохотном флиттере[4] направился к столице орионского короля. Мейсон остался ждать, и наконец флиттер вернулся. Но вернулся на автопилоте, доставив назад смертельно раненного, потерявшего сознание Олифанта, который с тех пор не приходил в себя. И все, что он узнал, по-прежнему хранилось у него в голове.

— Олифант! — повторил Мейсон в самое ухо умирающему. — Это я, Мейсон.

Восковое лицо не дрогнуло. Больной находился сейчас в мире грез, где не имели значения ни друзья, ни звезды, ни империя.

— Не думаю, что он дотянет до дому, — сказал Финетти и добавил с явным сомнением: — Если даже мы сами дотянем.

Мейсон медленно выпрямился:

— Сделай для него все, что сможешь. Мы доберемся домой. Мы…

— Мейсон! — донесся из репродуктора на стене голос Стака.

Мейсон бегом бросился обратно на мостик. Как только он вошел, истерическое жужжание компьютера прекратилось.

— Радары крейсеров засекли нас, — бесстрастно сообщил Стак. — Мы летим прямо на них.

Мейсон посмотрел на экран радара. Багровый Альдебаран сиял теперь ярче прочих звезд, чуть справа по курсу. Маленькая звезда-компаньон была почти неразличима в его блеске.

— Мы повернем в самый последний момент, чтобы обмануть их, — объявил Стак. — То есть когда они откроют огонь.

Мейсон кивнул:

— Кораблем командуешь ты.

— Разве? — угрюмо отозвался Стак. — Так было, пока нас не передали в распоряжение разведки. А теперь я сомневаюсь в этом.

Мейсон не ответил. Он молча ждал. Снаружи, в сверкающем звездами небе, к ним приближались крейсеры Ориона, системы наведения уже пришли в действие и…

Сказочно прекрасная золотисто-алая вспышка расцвела слева от корабля, заливая все вокруг ослепительным блеском. Через мгновение справа зажглась еще одна — так близко, что разведчик развернуло, как фотон под действием солнечного притяжения. В невообразимой дали орудия орионских крейсеров дали залп, и ракеты, снабженные ионными двигателями, понеслись к цели в тысячи раз быстрее света. Быстрее, чем способен лететь любой корабль.

— Совсем близко, — сказал Стак пилоту. — Они взяли прицел. Поворачивай и включай автоматику.

Пилот щелкнул переключателями и откинулся в кресле, бессильно опустив руки и вздрагивая всем телом.

Разведчик резко развернулся и бросился прямо в багровое сияние Альдебарана, словно мотылек навстречу гибели.

— Надеюсь, никто не отправится вслед за нами, — произнес Стак.

Величественная багровая звезда стремительно приближалась, и по спине у Мейсона пробежал холодок. Он уже различал крупинки восьми планет, сгрудившихся вокруг светила.

Пролетать сквозь планетные системы на скорости в тысячи световых строго запрещалось законами всех королевств Галактики. К тому же это было полное безумие. Компьютер способен учесть положение всех планет, спутников и мелких объектов в звездной системе. Но даже он не в состоянии просчитать движение звездолетов, которыми кишит межпланетное пространство. Беглецы шли сейчас на осознанный риск и понимали, что даже не успеют ничего почувствовать, если с кем-нибудь столкнутся.

Ни один пилот не успел бы своевременно поменять курс в этом хаосе планет и их спутников. Но автоматика лишь бесстрастно щелкала своими реле, а корабль продолжал мчаться вперед.

Мейсон то и дело отмечал, как возникают впереди крохотные пятнышки света, приближаются со скоростью, от которой замирает сердце, раздуваются, словно воздушные шары, превращаясь в покрытые льдом планеты, окруженные толпой спутников, а затем проносятся мимо и пропадают вдали.

Он вцепился в поручни: автопилот щелкнул, корабль резко повернул, промчался вдоль самого края пояса астероидов, могучей каменной рекой текущего по небу, затем сделал еще один поворот, и Альдебаран со своим сателлитом снова засияли впереди, став еще крупнее, чем прежде. Оба светила так же внезапно скользнули влево, после того как автоматика опять изменила курс, и мимо промчалась огромная черно-шафрановая планета.

Стак издал странный звук, отдаленно напоминающий смех.

— Готов поклясться, эти парни с крейсеров здорово удивились, — сказал он и чуть погодя прибавил: — Черт побери их всех, я перепугался до смерти.

«И не без причины», — подумал Мейсон. Его самого страх тоже пробрал до костей. Теперь они мчались мимо внутренних планет, где управлять кораблем стало еще труднее. Стоило им врезаться во что-нибудь или даже слегка задеть, как…

Ему хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть, как проносятся мимо красные, оранжевые и серо-коричневые планеты. Мейсон решил, что автопилот сошел с ума, так рисковать нельзя ни в коем случае. А затем впереди возник гигантский, поражающий воображение лимб Альдебарана, и SC-1419 ринулся в щель между ним и звездой-компаньоном.

Они промчались сквозь узкий проход между сверкающими светилами и снова направились к кружащим по своим орбитам планетам. Полдела было сделано, но Мейсон вспотел от напряжения, а пилот съежился в кресле и закрыл глаза.

Автоматика и в самом деле сошла с ума, она решила погубить всех и швырнула их прямо на огромную оранжевую планету, с пугающей быстротой растущую впереди. Вдруг металлический мозг затрещал, и корабль резко повернул, так что медный щит планеты качнулся в сторону. Затем они заложили еще один вираж и помчались прочь.



Прошло что-то вроде вечности, прежде чем послышался тихий голос:

— Мы прорвались. Черт возьми, мы сделали это.

SC-1419 снова мчался по свободному пространству к далеким огням Сириуса и Солнца, приближаясь к границе Терранской империи и оставляя позади Альдебаран с его планетами.

Лицо Стака покраснело и блестело от пота.

— Крейсерам понадобится много времени, чтобы обогнуть всю систему! — воскликнул он. — Им уже не догнать нас.

Ошеломленный Мейсон почувствовал, как кто-то тянет его за рукав. Это был Финетти, взволнованный и посеревший от испуга.

— Мистер Мейсон, он умирает. Ему остались считаные минуты.

Едва вспыхнувшая в душе Мейсона надежда тут же погасла. Они пробрались в самую цитадель Ориона, выскользнули из клещей, в которые их попытались взять вражеские корабли, — но все это окажется бесполезным, если Олифант умрет.

Мейсон бросился вниз по трапу, Финетти не отставал от него ни на шаг. Одного взгляда на Олифанта хватило, чтобы все понять. Глаза его оставались закрытыми, а лицо неподвижным, но он побледнел как привидение, и дыхание сделалось совсем слабым. Несомненно, ему пришел конец.

Мейсон молча смотрел на умирающего. Он знал, что должен сделать, знал, что Олифант, если бы мог, сам попросил бы об этом, чтобы его жертва не оказалась напрасной. И все же Мейсон не сразу заставил себя произнести:

— Сделай ему электрошоковую стимуляцию.

Финетти вздрогнул и с изумлением посмотрел на него:

— Он сейчас в таком состоянии, что это убьет его почти мгновенно.

— Почти, — подчеркнул Мейсон. — Но может быть, он успеет что-то сказать. В любом случае ему осталось несколько минут. Делай, как я приказал!

Повелительный тон вывел Финетти из ступора. Дрожащей рукой он подсоединил электроды. Кубрик заполнило завывание приборов.

Олифант вздрогнул и забился в конвульсиях. Внезапно он открыл глаза и слепо уставился в потолок.

Мейсон наклонился над ним:

— Джон, это я, Хью Мейсон. Что ты узнал?

Олифант прошептал, роняя слова, будто капли:

— Я все-таки удрал от них. Они подстрелили меня, когда я уже садился во флиттер.

— Что ты узнал? Какой секрет скрывает Орион?

Олифант сосредоточил взгляд на лице Мейсона и, превозмогая боль, едва различимо произнес:

— Я не знаю точно, что это такое. Какой-то источник колоссальной энергии, открытый великим ученым Риллом Эмрисом. Но он бежал с Ориона и унес с собой свою тайну… — Голос Олифанта быстро слабел, и Мейсон наклонился еще ниже. — Рилл Эмрис улетел во Внешние Миры. Орионцы послали за ним своего лучшего агента, В’ранна. Орион пойдет на все, чтобы вернуть беглеца… — Внезапно он замолчал и с подозрением посмотрел на Мейсона. — Зачем? Я же умираю, я… — В его глазах мелькнуло понимание, и он прошептал: — Спасибо, Хью.

Финетти склонился над ним, но через мгновение снова выпрямился:

— Он умер.

Мейсон долго вглядывался в неподвижное лицо, а затем сказал:

— Он выполнил задание. А теперь нас ждет работа еще труднее этой. Во Внешних Мирах.

Глава 2

Двое землян казались гигантами, неспешно гуляющими по Галактике. Они шагали между сияющими созвездиями, и бескрайние звездные реки покрывались рябью от их дыхания, а головы и плечи возвышались над миллионами крохотных светил.

Это была не настоящая Галактика, а всего лишь ее точная копия, планетарий, занимающий все пространство круглого зала диаметром около ста футов. Зал располагался в недрах штаб-квартиры терранской разведки на Сириусе-4. Сложные оптические устройства проецировали точные изображения каждого значительного объекта в Галактике. Одиночные светила и скопления, темные блуждающие звезды и изумительно прекрасные созвездия — вся панорама Галактики.

Одним из прогуливающихся был Мейсон, другим — глубоко озабоченный начальник терранской разведки Вальдез. Его тонкое лицо слегка подрагивало, а взгляд беспокойно блуждал по залу. Остановившись, Вальдез показал на змеящуюся зеленую линию, отмечавшую границу между Терранской империей и Орионом, а также другими соседними королевствами. Его рука, словно божественная длань, потянулась мимо крошечных звезд к не имеющему четких границ региону на самом краю Галактики.

— Внешние Миры, — произнес он. — Они не подвластны ни одному из королевств. Звездные короли не позволяют своим конкурентам завладеть ими. Поэтому здесь до сих пор дикие джунгли со множеством независимых планет.

Мейсон кивнул.

— И пока короли Кассиопеи, Дракона и Лиры с завистью следят друг за другом, — с легкой горечью добавил он, — здесь находят пристанище беглецы, преступники и авантюристы со всей Галактики.

Вальдез двинулся дальше, но остановился в окружении звезд Большой Медведицы и снова взглянул на этот беспокойный регион на краю Галактики.

— Да, — сказал он. — Курун — вот эта крупная зеленая звезда позади туманности Гантели — центр всей подозрительной активности во Внешних Мирах. Скоро кто-то попытается стать королем Куруна.

Мейсон посмотрел на тянущуюся вдаль бахрому звезд, и в его памяти снова прозвучал голос умирающего Олифанта: «Рилл Эмрис улетел во Внешние Миры. Орион пойдет на все, чтобы вернуть беглеца…»

— Этот беглый ученый — главная наша проблема, — продолжил Вальдез. — Почему он пустился во Внешние Миры? Что именно он открыл — какую силу или оружие? Это должно быть что-то очень важное, раз уж Орион так им заинтересовался.

— Конечно важное, — проворчал Мейсон. — Олифант сказал, что за ним послали лучшего орионского агента по имени В’ранн.

«В’ранн». Звучит как сигнал тревоги. Кем бы ни был этот В’ранн — его не случайно выбрали для этой работы.

— Похоже, Орион не отправит свой флот во Внешние Миры за этим человеком, — с напряжением в голосе проговорил Вальдез. — Разве что как последнее средство. Ведь в этом случае все соседние короли возьмутся за оружие. Но если их секретный агент отыщет Рилла Эмриса и вернет…

— Вот именно, — мрачно кивнул Мейсон. — Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Орион снова заполучил ученого и его тайну. Мы должны первыми добраться до Рилла Эмриса.

Вальдез обернулся к нему:

— Вы ведь понимаете, как это рискованно. И все-таки хотите взяться за эту работу?

— Олифант был моим другом, — спокойно ответил Мейсон. — Я должен продолжить то, что он начал. Да, я хочу за это взяться.

Они покинули большой зал с миниатюрной копией Галактики и прошли в кабинет начальника службы разведки.

— Вы знаете, что разоблаченного разведчика во Внешних Мирах ожидает скорая расправа? — спросил Вальдез.

— Знаю. Я собираюсь выдать себя за преступника, скрывающегося от закона.

— Не лучшая идея, — возразил Мейсону его начальник. — Мы пробовали много раз, но ничего не вышло. Новый человек, о котором никто ничего не знает, не сможет и шагу сделать без надзора.

Он вытащил из ящика стола фотографию и протянул Мейсону:

— Взгляните.

Мейсон отметил, что мужчина на снимке приблизительно одного с ним возраста и телосложения. У незнакомца были обесцвеченные, коротко стриженные волосы, худое, докрасна загорелое волевое лицо и холодные дерзкие голубые глаза. Он производил впечатление сильного, жесткого и бесстрашного человека.

— Его зовут Бронд Холл, — объяснил Вальдез. — Служил в войсках одного из баронов Скопления Геркулеса, но убил в случайной стычке брата барона и сбежал во Внешние Миры. Там он был одним из самых беспощадных пиратских капитанов.

— Был…

Вальдез кивнул:

— Год назад флот Кассиопеи получил информацию, что Бронд Холл решил напасть на их новую звездную колонию. Кассиопейцы устроили там засаду, и хотя он вырвался, но вынужден был пересечь границу Терранской империи, где его и сцапали наши крейсеры. Сейчас он отбывает срок в тюрьме на Сириусе-Шестнадцать.

Мейсон уже догадался, что на уме у его начальника, и снова взглянул на фото, уже с удвоенным любопытством.

— Цвет волос и глаз — не большая проблема в наши дни, — решил он. — Но лицом мы не слишком похожи.

Вальдез пожал плечами:

— Это займет несколько дней, даже с использованием самой современной медицинской техники. Но, пересадив несколько мимических мышц и установив пластиковые подкожные вкладыши, мы сделаем из вас вылитого Бронда Холла.

Мейсон с хмурым видом продолжал изучать фотографию.

— Чтобы я мог отправиться во Внешние Миры под видом Бронда Холла, настоящий Холл сначала должен «совершить побег». Сколько человек будут знать об операции?

— Трое или четверо, включая нас с вами. Слишком рискованно посвящать еще кого-то в такое дело. Мы тайно выведем Холла из камеры и перевезем в другую тюрьму, а вы украдете быстроходный флиттер и сбежите.

— За мной погонятся терранские корабли?

Вальдез покачал головой:

— Мы все рассчитаем так, чтобы они не смогли настичь вас. Если вы сделаете «высотный прыжок» прямо во Внешние Миры, все будет в порядке.

— Придется сделать, — решительно заявил Мейсон. — Нет ни единого шанса проскочить через границы сразу трех королевств. И еще мне нужно время — изучить записи, чтобы не только выглядеть, но и вести себя как Бронд Холл.

На четвертую ночь после этого, скорчившись и дрожа от холода, Мейсон прятался в тени скал, окружающих небольшой космопорт военной тюрьмы. На небе была только одна из двух лун, заливая призрачным обманчивым сиянием темную каменистую почву.

Само здание тюрьмы высилось за космодромом, освещенное яркими огнями. На взлетной площадке космопорта стояли два больших грузовых транспорта, несколько маленьких флиттеров и еще один — значительно больших размеров, чем обычный межпланетный челнок.

«Я решил устроить ваш побег в момент прилета инспектора из Солнечной системы, — объяснил Мейсону Вальдез. — Его флиттер предназначен для дальних перелетов, он доставит вас туда, куда вы только пожелаете. Правда, управлять им должны четыре человека, но вы справитесь и один, если включите автопилот».

Мейсон наблюдал и ждал нужного момента, мрачно думая о том, как глупо получится, если какой-нибудь бдительный охранник случайно наткнется на него. Он был одет в тюремную форму и к тому же выглядел теперь как настоящий Бронд Холл. Химические препараты быстро выбелили его волосы и изменили цвет глаз с карего на голубой, а искусные хирурги с помощью сложнейшей медицинской техники превратили его в точную копию геркулесианца.

Он взглянул на часы, поднял с земли за ремень плоский металлический контейнер и начал подкрадываться между скал к взлетной площадке.

Контейнер был очень тяжелый и неудобный, но в нем лежали записи, необходимые Мейсону, чтобы научиться вести себя как Бронд Холл.

Космопорт сторожили не слишком строго. Охрана сосредоточила внимание на самой тюрьме, следуя древнему мудрому принципу: лучше запереть вора, чем запираться от него. А в тюрьме на Сириусе-16 содержались самые известные преступники со всей Галактики.

— Дьявол, — проворчал себе под нос Мейсон, подкравшись ближе к флиттеру.

Кто-то остался на корабле. Люк воздушного шлюза был открыт, изнутри доносился шум.

Вероятно, кто-то из экипажа решил проверить, все ли в порядке. Это означало, что придется еще подождать, а любая задержка могла стать роковой. Если охрана — разумеется, не знающая о том, что Вальдез и его люди вывели Бронда Холла из камеры, — вдруг обнаружит пропажу заключенного, она тут же поднимет тревогу. И тогда Мейсону придется начинать немедленно, если он, как Бронд Холл, действительно хочет сбежать.

Мейсон ухватился за первую пришедшую в голову идею. Некогда было взвешивать шансы, время стремительно утекало. Прячась в тени, он подкрался к флиттеру и скорчился под металлическим крылом возле шлюза. Несмотря на холодную ночь, у него на лбу выступили бисеринки пота. Бледная луна молчаливо наблюдала за ним с высоты.

Внезапно, словно взрыв бомбы, со стороны тюрьмы донесся вой сирены. Мейсон напрягся, услышав, как оставшийся во флиттере пилот бежит к шлюзу. Через мгновение пилот выпрыгнул наружу и встревоженно огляделся.

— Что там за… — пробормотал он.

Мейсон возник перед ним из темноты и ударил — не очень сильно, но сноровисто. Пилот беззвучно рухнул на землю.

Проклятая сирена продолжала неистово реветь, лучи прожекторов ощупывали всю прилегающую к тюрьме территорию. Мейсон не сомневался, что охранники уже подготовили орудия к стрельбе.

Двигаясь с бешеной скоростью, он оттащил бесчувственное тело охранника на безопасное расстояние, сдернул у него с пояса пистолет и отскочил назад. Затем забросил контейнер в шлюз, прыгнул сам и захлопнул люк.

На мгновение Мейсон остановился. Мини-реактор, снабжающий флиттер энергией, был уже запущен. Должно быть, пилот, которого Мейсон уложил отдыхать, проводил стандартную проверку. Мейсон бросил быстрый взгляд на индикаторы и рванулся в кабину, пристегнулся в кресле пилота и надавил на кнопку старта.

Флиттер рванулся вперед, как выпущенный из бутылки джинн, на мгновение завис, освещенный прожекторами, а затем ионный двигатель бросил его в рискованный побег с Сириуса-16.

Вокруг начали рваться снаряды, и Мейсон нажал на еще одну кнопку с надписью «Маневр уклонения». Автопилот принял команду и тут же послал флиттер в целую серию безумных виражей, непредсказуемо меняя направление через каждые две-три секунды. Но тем не менее сохраняя выбранный курс.

Мейсон сцепил пальцы и ждал.

Яркие вспышки космического шторма заполнили все небо. Флиттер вылетел на открытый простор, продолжая вилять и крутиться, чтобы охранники не могли взять его на прицел. Он уже выбрался из тени планеты и рванулся навстречу ошеломляюще яркому сиянию Сириуса.

«Пора!» — решил Мейсон и выключил режим уклонения.

Ионный двигатель флиттера заработал на полную мощь, и корабль помчался вперед по прямой, набирая сверхсветовую скорость.

Какое-то время огненные вспышки продолжали свой танец за кормой флиттера, а затем утихли. При такой скорости он быстро выскочил за пределы зоны поражения.

Мейсон утер пот со лба.

— Получилось довольно правдоподобно, так что все должны поверить!

Скоро Галактику облетит новость о том, что Бронд Холл сбежал из тюрьмы, угнал флиттер и вырвался на нем в космос.

Пока все шло неплохо. Сообщение о побеге подготовит его появление во Внешних Мирах. Но и терранские крейсеры еще должны сказать свое слово.

Вальдез выбрал для операции время, когда вблизи Сириуса не должно находиться никаких соединений терранского флота. Иначе «побег» был бы невозможен.

— Остается надеяться, — мрачно сказал себе Мейсон, — что армейская разведка не проглядела какой-нибудь корабль.

Флиттер набирал ход, и вскоре величественное сияние Сириуса осталось далеко позади. Но он все еще был виден на экране радара.

Мейсон все тщательно продумал вместе с Вальдезом. Теперь он направил флиттер к Отмели Большого Пса — огромной свалке космического мусора с несколькими мелкими звездами и необитаемыми планетами.

Как только Отмель окажется между ним и Сириусом, он спрячется от радаров, и преследователи не смогут правильно определить его курс. Он летел приблизительно на запад, но выше к зениту, удаляясь от основной массы звезд Галактики, находившейся строго на западе.

Включив автопилот, Мейсон лег спать. Он засыпал и просыпался несколько раз и наконец, после очередного пробуждения, увидел, что флиттер летит на максимальной скорости над напоминающей по форме линзу Галактикой.

Это и был «высотный прыжок» — полет над Галактикой, вместо того чтобы прорываться сквозь нее. Вокруг виднелось лишь несколько тусклых, разбросанных далеко друг от друга звезд. И здесь не рыскали полицейские и военные корабли звездных королевств.

Мейсон посмотрел на экран радара и залюбовался колоссальным светящимся облаком, каждая искорка в котором была звездой. Казалось, будто флиттер, летящий на самом деле в тысячи раз быстрее света, еле ползет вдоль него.

— А теперь записи, — приказал себе Мейсон. — К моменту прилета во Внешние Миры я должен стать настоящим Брондом Холлом.

И все же Мейсон не спешил включать проигрывающее устройство с записями. Он впервые совершал «высотный прыжок», и сейчас, захваченный необычным зрелищем, не отрываясь смотрел на могучие звездные континенты, проплывающие под ним.

Его задание, его надежды и планы, даже судьба всей Терранской империи словно теряли здесь всю свою важность. Что значат мечты и страхи людей в сравнении с этим медленно кружащимся, величественным звездным островом, который степенно следует по своим космическим делам в беспредельную даль, вечно оставаясь отделенным от других звездных роев, что одиноко мерцают из бездны. Это грандиозное зрелище напоминало человеку о его ничтожности.



И все же упрямые сыны Адама с дерзкой отвагой плюют на эти предупреждения.

В незапамятные времена, о которых сохранились одни легенды, люди настойчиво продвигались вперед на первых примитивных кораблях, от звезды к звезде, от планеты к планете. Миры с разумной жизнью — не важно, гуманоидной или нет, — они оставляли в покое либо высаживались там с разрешения аборигенов. Они не останавливались, пока наконец огромная и непрерывно расширяющаяся сфера земного влияния не раскололась под собственным весом на множество независимых звездных империй и королевств, над которым пролетал сейчас Мейсон.

Прямо под ним простиралась сейчас от Арктура до Центавра вереница звезд Терранской империи, по-прежнему остающейся самой большой в Галактике, с историческим центром в системе крохотного Солнца и фактической столицей на Сириусе. На юге и западе яростно сияли светила Орионской империи, а за ними располагалось далекое королевство Арго, чьи правители избрали столицей планету, освещаемую лучами Канопуса. А на востоке, тоже в немыслимой дали, величественно сверкало Скопление Геркулеса — внушающий невольный трепет звездный рой, управляемый баронами, которые считали себя ровней королям.

Взгляд Мейсона скользил по звездам, над которыми он пролетал в «высотном прыжке». Вот Цефей и Кассиопея, два северных союзных королевства, вот несколько мелких государств, объединившихся в Лигу Полярной Звезды. За ними королевство Лиры с неистово сверкающим голубым глазом Веги, а еще дальше — никому не принадлежащая звездная окраина Галактики, называемая Внешними Мирами.

Мейсон вышел из мечтательного состояния. Прибыв во Внешние Миры, он должен как следует исполнить свою роль, иначе ему не прожить долго.

Он достал записи из контейнера. Пришла пора превратиться из Хью Мейсона, агента терранской разведки, в Бронда Холла, преступника из Скопления Геркулеса.

«А что, если и В’ранн, агент Ориона, прибегнул к этой же уловке? — подумал он, настраивая энцефалограф. — Такое вполне возможно».

Но сейчас было не самое подходящее время для переживаний. Мейсон расслабился, включил небольшое проигрывающее устройство, и записи хлынули в его мозг.

На этих энцефалограммах, сделанных Вальдезом в тюрьме Сириуса, были записаны воспоминания Бронда Холла. Вся жизнь преступника прошла перед глазами Мейсона, пока он день за днем лежал в кресле флиттера, продолжавшего мчаться вперед.

Прежние подвиги Бронда Холла в Скоплении Геркулеса не очень интересовали Мейсона, в отличие от похождений на Куруне, записи которых агент прокручивал снова и снова. Мейсон старательно запоминал все, что Бронд Холл знал о городе Куруне, а также о других пиратских капитанах Внешних Миров. О гиганте Гарре Аттене из королевства Гидры, неофициальном лидере пиратов, и о Файамане из королевства Дракона, находившемся отнюдь не в дружеских отношениях с Брондом Холлом, о Хокси, старом землянине, а также о Шаа с Ригеля и Кикури с Полярной Звезды, которые были гуманоидами, а не людьми.

А затем Мейсон узнал потрясающую новость. Судя по записям, Бронд Холл был твердо убежден, что именно с Куруна поступила та информация, благодаря которой терранцам удалось арестовать его.

«Вот дьявол! — подумал Мейсон. — Если это правда, то во время поисков Рилла Эмриса мне придется опасаться не только агента с Ориона, но и тайных врагов Бронда Холла».

Он выбросил из головы эту тревожную мысль и вернулся к более важной проблеме — как выдать себя за Бронда Холла.

Теперь Мейсон взялся за сделанные в тюрьме видеозаписи. Он просматривал их снова и снова, изучая каждую особенность поведения Бронда Холла, его привычки, интонации, жесты. Он расхаживал взад и вперед по флиттеру, подражая геркулесианцу — мрачно хмурясь и проклиная тюрьму.

Осознав, что больше не узнает из записей ничего нового, Мейсон предусмотрительно уничтожил их.

Флиттер продолжал мчаться вперед. Даже на скорости в тысячи световых перелет казался бесконечным. Наконец автопилот изменил курс, и флиттер, выйдя из режима «высотного прыжка», стал снижаться к границе между королевством Лиры и Внешними Мирами.

Ни на секунду Мейсон не ослаблял внимания. Лирианские крейсеры временами забирались в пространство Внешних Миров, и они могли уже получить сообщение о том, что Бронд Холл сбежал из тюрьмы на терранском флиттере.

Когда огромное сияющее облако начало стремительно приближаться к нему, Мейсон вздохнул с облегчением. Это была туманность Гантели — обширная область космической пыли, которую освещали скрывающиеся в глубине звезды. Как только он окажется с другой стороны туманности, пыль защитит его от радаров. И вот флиттер стремительно погрузился в светящееся облако.

Изображение на экране радара сделалось мутным и расплывчатым, но Мейсон продолжал внимательно следить за ним. Избежать столкновения с мерцающими, словно зловещие колдовские огни, звездами было не так уж трудно, но здесь можно наткнуться и на темные небесные тела, которые никак не предупреждали о своем приближении.

Флиттер одолел уже две трети пути сквозь туманность, когда изображение на экране на мгновение стало четче, и Мейсон изумленно вскрикнул. Неподалеку от него внутри пылевого облака неподвижно выстроились в строгом симметричном порядке несколько десятков ярких точек.

— Корабли… крейсеры… целая эскадра, — пробормотал Мейсон. — Прячутся внутри туманности.

Экран снова помутнел. Радары скрывающихся в засаде кораблей могли и не засечь флиттер за это короткое мгновение, но если его все-таки обнаружили…

Он послал флиттер вперед на предельной скорости, каждую секунду ожидая, что вокруг начнут взрываться снаряды. Однако ничего похожего не произошло. Значит, его не заметили?

Но что это за корабли? Лирианские крейсеры, охотники на беглого преступника? Нет, они не смогли бы следить за ним по замутненным экранам радаров…

Внезапно его озарила тревожная догадка.

— Черт возьми, так вот это кто!

Флиттер выскочил из туманности на открытое пространство с редкими звездами или небольшими скоплениями, которых становилось все меньше по мере приближения к краю Галактики. Это и были Внешние Миры, не подвластные ни одному королевству.

Где-то здесь, на одной из безымянных планет, скрывается беглый ученый Рилл Эмрис, которого так жаждет заполучить обратно король Ориона.

«А еще где-то здесь находятся враги Бронда Холла, — мрачно напомнил себе Мейсон. — Что ж, я выясню, кто они такие».

И он направил флиттер прямо к Куруну.

Глава 3

В глубине звездного скопления ярко сверкала изумрудная звезда с единственной планетой. Со всех сторон ее охраняли плотные рои других светил, и взаимодействие их гравитационных полей делало этой район еще опасней для навигации, чем любое крупное космическое течение.

Первые исследователи прилетели на теплую планету под зеленым солнцем, населенную мелкими и примитивными гуманоидами, еще в давние времена стремительного распространения человеческой расы по Галактике. Но в те великие дни, когда только что возникшие звездные королевства стали захватывать целые созвездия, это опасное для полетов скопление не показалось им заманчивой целью. Завоеватели оставили его в покое и направились в более богатые области Галактики.

Позднее на планете под зеленым солнцем Курун появились беглые преступники из соседних звездных королевств: Терры, Ориона и Кассиопеи. Их становилось все больше, как людей, так и гуманоидов, пока наконец они не создали причудливую цивилизацию, управляемую пиратскими капитанами, а пушки их боевых кораблей стали единственным законом, действующим на краю Галактики. Время от времени короли Кассиопеи, Лиры и Дракона сговаривались объединенным ударом сокрушить пиратов Внешних Миров, но каждый раз территориальные претензии друг к другу мешали им осуществить эти планы.

Пролетая на сниженной скорости сквозь восхитительно сияющее звездное скопление, Мейсон думал, что в конце концов какое-нибудь королевство решит покорить Внешние Миры.

«И это будет непростое дело», — мысленно добавил он.

Мощные магнитные и гравитационные поля звезд заставляли Мейсона то и дело бросать взгляд на приборы. Несколько раз он едва не выбирал курс, ведущий прямиком в космические течения.

Однако воспоминания Бронда Холла помогали по знакомым только ему приметам находить верную дорогу, постепенно приближаясь к изумрудному солнцу.

Мейсон понимал, что автоматические радарные станции, расположенные на планетах и потухших звездах, мимо которых он пролетал, предупреждали Курун о приближении крохотного суденышка. Если бы кораблей было больше, капитаны Внешних Миров давно бы уже помешали ему Но он не встретил никаких препятствий до тех пор, пока не пролетел между двумя последними звездами, прикрывающими подходы к зеленому солнцу.

— Сбавьте скорость, — раздался в коммуникаторе высокий гнусавый голос. — Назовите себя, и как можно быстрее. Вы в зоне поражения наших ракет.

Этот голос был хорошо знаком Мейсону. Точнее говоря, он был знаком Бронду Холлу.

— Терранский флиттер просит посадки, — спокойно ответил Мейсон. — И для тебя же, Хокси, будет лучше, если ты позаботишься о моем благополучном приземлении.

— Клянусь всеми святыми, да это же Бронд Холл! — донесся из коммуникатора удивленный и радостный крик. — Нам сообщили, что ты сбежал с Сириуса, но мы даже не надеялись увидеть тебя здесь.

— Уверен, что эта новость разбила много сердец, — жестко ответил Мейсон.

«Говори, как Бронд Холл, думай, как он, будь им — иначе ты и часа не продержишься на Куруне!»

Мейсон направил флиттер к единственной планете изумрудного солнца, постепенно уменьшая скорость, пока не пролетел мимо двух зеленоватых лун на ночную сторону этого мира.

В темноте показалось небольшое бесформенное пятно — огни города Куруна. Не долетев до них, Мейсон начал спускаться к маякам космодрома.

На взлетной площадке стояло не меньше двух десятков кораблей, отражая призрачный свет плывущих по небу лун. Мейсон плотно сжал губы. Похоже, здесь собрались все капитаны, и это становилось интересно.

Флиттер приземлился рядом с радарной вышкой и башней ракетной батареи. Мейсон посмотрел на пистолет, отобранный у пилота еще на Сириусе-16, открыл люк шлюза и вышел.

Он давно привык к самым причудливым звездным мирам, и в любом случае это зеленоватое сияние двух лун и сладковатый гнилостный запах из обступивших космопорт джунглей был знаком ему по воспоминаниям Бронда Холла. Как и эти странные наполовину растения, наполовину животные, похожие на земные актинии.

В лунном свете Мейсон сразу узнал и шагающего к нему от вышки радара пожилого седого землянина. Покрытое шрамами лицо говорило о бурной и далекой от добродетели жизни старика, в слезящихся глазах светилась радость.

— Ты все-таки сделал это! — восхищенно воскликнул он. — Что ж, с возвращением Бронда Холла жизнь на Куруне станет немного веселее.

Мейсон смерил старика хмурым взглядом, как на его месте поступил бы настоящий Бронд Холл.

— Хокси, в чем дело? Неужели в мое отсутствие тут никому ни разу не пустили кровь, чтобы немного развлечь тебя?

— Эх, Бронд, ты все тот же редкостный молодой мерзавец! — Хокси ничуть не смутился. — Когда-то и я был таким же — не доверял никому и ничему. Веселые денечки были тогда на Куруне.

— Хокси, послушай! — огрызнулся Мейсон. — Не стоит подбивать меня на драку только для того, чтобы полюбоваться зрелищем.

— Бронд, ты неправильно меня понял, — с обидой в голосе проговорил старик. — Я просто рад, что ты вернулся, вот и все. И остальные ребята тоже будут рады. Кроме разве что Файамана.

Произнося это имя, Хокси бросил на Мейсона косой хитрый взгляд.

Рядом с радарной вышкой стоял автомобиль, к которому старик и повел Мейсона.

— Я сам отвезу тебя в город, — услужливо сказал он. — Мой помощник присмотрит за радаром. А я хочу полюбоваться на их лица, когда они увидят тебя.

— Значит, ты ничего не сказал Гарру?

Хокси гнусаво рассмеялся:

— Никак нет, сэр, не сказал. Хотел сделать им сюрприз.

Пока автомобиль мчался к городу, Мейсон перебирал в памяти сведения, полученные из воспоминаний Бронда Холла.

Старый Хокси был законченным негодяем, но его всегда восхищала дерзость и решительность геркулесианца.

Файаман, которого несколько лет назад выгнали из флота королевства Дракона, открыто ненавидел Бронда Холла. Однажды между ними вспыхнула ссора из-за добычи, а Файаман не из тех, кто забывает обиды.

Гарр Аттен был самым крепким орешком. Уже много лет он, с молчаливого согласия других капитанов, оставался лидером Внешних Миров и тоже не испытывал особой любви к Бронду Холлу.

Мейсон снова переключил внимание на Хокси. Старый землянин болтал без умолку, ведя машину сквозь джунгли. По обеим сторонам дороги поднимались причудливые, напоминающие полипы деревья с чашеобразными листьями и медленно раскачивающимися на ветру цветами. Из темноты доносились крики мелкой живности, такой же необычной, как и эти полиповые заросли.

— Гарр намерен заняться честной торговлей, — недовольно сообщил Хокси. — Невиданное дело для Куруна. Раньше здесь была веселая жизнь, а теперь Гарр ужасно злится, если кто-то отправляется в рейд… но ты, наверное, уже и сам знаешь.

Он снова хитро скосился на Мейсона, но тот был слишком занят собственными мыслями и оставил намеки Хокси без ответа. Необходимо было выяснить, появлялся ли здесь Рилл Эмрис, но Мейсон не мог прямо спросить об этом.

— Что здесь творилось, пока меня не было? — поинтересовался он.

— Нам самим хотелось бы это понять.

— В каком смысле?

Старый землянин хмуро посмотрел на него:

— Гарр что-то задумал и не хочет объяснить, что именно. Он очень возбужден и постоянно твердит об устройстве во Внешних Мирах собственного королевства. Он велел нам прекратить все рейды и ждать. — Хокси вздохнул. — Ребята уже устали от безделья.

Это мало что сказало Мейсону и ничуть не приблизило к цели. Он сделал еще одну попытку.

— В мое отсутствие появился кто-то новенький?

Хокси пожал плечами:

— Обычные люди, которым стало неуютно дома, и они решили сбежать во Внешние Миры. Но ничего интересного. Кроме разве что одного парня с Лиры, по имени Чейн Фейрли. Он привез с собой подружку — настоящую красотку. Все наши парни заглядываются на нее, а Файаман особенно.

Мейсон решил, что этот человек вряд ли мог быть сбежавшим с Ориона ученым.

— Когда объявился этот Фейрли?

— Да пару недель назад, — буркнул Хокси.

Дата не совпадала, так что это точно не Рилл Эмрис. Но он мог оказаться агентом с Ориона, тем самым В’ранном, которого послали за ученым. Но ни один агент не стал бы обременять себя женщиной. И все же будет лучше, если Мейсон внимательней присмотрится к этому Фейрли.

Впереди замерцали огни Куруна, и вскоре автомобиль уже ехал по мощеным улицам города.

Мейсону довелось побывать во многих необычных городах отдаленных звездных миров, но ничего похожего он прежде не встречал. Город не впечатлял своей архитектурой: вдоль разбегающихся в разные стороны улиц толпились одноэтажные здания из черного камня, ярко освещенная центральная магистраль была украшена по обочинам все теми же полипами. Здешние питейные заведения и магазины обслуживали самую разношерстную публику, какую Мейсон видел в своей жизни.

Люди и гуманоиды с сотен планет Галактики, мужчины и женщины и похожие на мужчин и женщин. Волосатые, чешуйчатые и пернатые, с клювом вместо носа и вовсе безносые, с жуткими, но почти человеческими лицами. Маленькие и примитивные аборигены Куруна, громадные, покрытые белым мехом гуманоиды с холодных планет, задыхающиеся в ночной духоте, гордые представители древней расы Ригеля, с тигриной походкой и гребнем на голове, гибкие, словно змеи, обитатели миров за Полярной звездой, не имеющие ничего общего с сыновьями Адама. Всех их объединяли две вещи: каждый из них ходил на двух ногах и влип в какие-то неприятности у себя дома.

Множество глаз — человеческих и кошачьих, черных, совсем без зрачков, и блеклых, словно слепых, — уставилось на Мейсона, когда он вслед за Хокси вылезал из машины. Его узнали, и по толпе пробежал шепот: «Бронд Холл».

— Идем! — Хокси явно предвкушал удовольствие. — Ты прибыл в удачное время. Сегодня вечером собираются все капитаны.

— Зачем? — резко спросил Мейсон.

— Я же тебе рассказывал, что ребята устали ждать, когда Гарр раскроет карты. Вот зачем.

Они протиснулись сквозь разношерстную толпу, и Хокси повел Мейсона к самому большому, судя по всему, питейному заведению Куруна. Однако изнутри не доносились смех и музыка — только громкие сердитые голоса. Следом за Хокси Мейсон вошел.

В просторном зале с каменным полом и стенами было темновато, свет криптоновых ламп не мог развеять мрак в углах помещения. Люди и гуманоиды, как сидевшие за сдвинутыми в круг столами, так и стоявшие у стен, слушали речь разгневанного оратора.

Этим оратором был Гарр Аттен. Мейсона умилило то, что этот человек собирается объявить о создании нового королевства, хотя тронным залом ему служит простая таверна в мире стоявших вне закона преступников.

— Будь я проклят, если отступлюсь от своего, а вы можете убираться к дьяволу, если вам так этого хочется! — ревел Гарр Аттен.

Это был высокий, уже далеко не молодой гидрианец, с помятым бронзовокожим лицом и песочного цвета глазами, в которых пылала львиная ярость. Он стоял, сжав огромные кулаки и грозно оглядывая толпу слушателей.

— Объясняю еще раз: я задумал серьезное дело, а доверяете вы мне или нет — это уже ваши трудности! — продолжал бушевать он.

— Гарр, мы доверяем тебе, — ответил за всю угрюмо молчавшую толпу красивый бледный мужчина с сонными черными глазами. — Но нам хотелось бы знать подробности.

Мейсон быстро взглянул на говорящего, хорошо известного ему по воспоминаниям Бронда Холла. Этого человека из королевства Дракона звали Файаман, и за ним был нужен глаз да глаз.

— Ага, твой старый друг тоже здесь, — хихикнул Хокси и добавил: — А рядом с ним тот новичок, Чейн Фейрли. Скажи честно, разве его подружка не та еще штучка? Ее зовут Луа.

Мейсон с любопытством рассмотрел внушительную фигуру лирианца, его голубоватую кожу, иссиня-черные волосы и квадратное лицо. За спиной у него стояла молодая женщина, прекрасная, какими могут быть только голубокожие лирианки. Она с беспокойством и даже испугом прислушивалась к шумному спору.

Следующим заговорил крупный большеглазый гуманоид с Бетельгейзе, покрытый эффектным ярко-желтым мехом. Он сверлил Гарра Аттена взглядом, однако слова его были спокойны и безобидны:

— Теперь, Гарр, когда ты объяснил, что задумал создать во Внешних Мирах свободное королевство, мы готовы сказать, что пойдем за тобой.

— Мы просто устали от безделья, — заявил высокий гуманоид с Ригеля, расправив гребень из перьев.

Гарр Аттен не желал успокаиваться.

— А что вам хотелось бы — снова нападать на Лиру и Кассиопею? — взревел он. — Добиться того, чтобы полдюжины звездных королей наконец объединили свои силы и стерли нас в порошок? Попробуйте, и кончите так же, как…

Мейсон вышел из-за спин слушателей. Гарр заметил движение в зале, повернул голову и уставился на Мейсона, открыв рот от удивления.

— Как Бронд Холл? — с любезным видом поинтересовался Мейсон. — Ты ведь это хотел сказать, Гарр? Твой пример успел прокиснуть. Фальшивая монета всегда возвращается, вот и я тоже вернулся.

За спиной у него загудели, послышались удивленные возгласы, но Мейсон не удостоил их вниманием. Он должен точно изображать Бронда Холла даже в мелочах, если не хочет, чтобы его разоблачили. Держать себя иначе с грубыми и жестокими капитанами Внешних Миров было бы опасно.

Внезапно побледневший Файаман впился взглядом в Мейсона и с приглушенными проклятьями вскочил на ноги. Его рука потянулась к спрятанному под рубашкой оружию.

Мейсон ожидал чего-то подобного.

— Давай, Файаман, — спокойно произнес он, сжимая рукоятку своего пистолета. — Я уверен, что это ты навел на меня кассиопейцев. Давно собирался пристрелить тебя, и сейчас самый удобный случай.

На миг все застыли в молчании, затем Гарр Аттен с поднятым пистолетом шагнул вперед.

— Если вы откроете стрельбу, я сам убью того, кто останется в живых! — яростно проревел он и добавил, мрачно глядя на Мейсона: — У тебя есть доказательства, что это сделал именно Файаман?

— Никто не желает мне смерти сильнее, чем он, — огрызнулся Мейсон.

— Это еще не доказательство, — возразил гидрианец. — Значит, Бронд, ты вернулся. Не могу сказать, что счастлив видеть тебя снова. Ты вечно начинаешь какие-то склоки. Но Внешние Миры всегда готовы принять любого беглеца. Только запомни: если ты учудишь еще что-нибудь теперь, когда мы задумали такое великое дело, — тебе крышка!

Глава 4

Мейсон стоял насупившись, словно решая, стоит ли бросать вызов Гарру Аттену. На самом деле он почувствовал лишь облегчение, когда гидрианец предотвратил поединок. Меньше всего ему хотелось бы сейчас разбираться с врагами Бронда Холла, отвлекаясь от собственного задания. Но он обязан был вести себя как настоящий пират.

Он убрал руку с пистолета и угрюмо проворчал:

— Хорошо, я не буду чудить. Но я все еще не знаю, по чьей милости гнил в сириусианской тюрьме.

— Вбей наконец себе в башку, Бронд, что времена изменились, — с нажимом сказал Гарр Аттен. — Если ты снова отправишься в пиратский рейд, я сам сообщу об этом звездным королям.

— И что нам теперь делать — становиться фермерами? — буркнул Мейсон.

— Можно неплохо нажиться на торговле с гуманоидами Внешних Миров, — предложил Гарр. — Займитесь этим, а не грабежами.

— Похоже, я слишком зажился на этом свете, — прогнусавил старый Хокси, — если капитанам больше нельзя никого ограбить.

Множество голосов поддержали его недовольным гудением. В песочных глазах Гарра Аттена вспыхнула искорка гнева.

— Дурачье! У нас появился шанс стать настоящим звездным королевством, а не приютом для беглецов. Такой шанс, какого не было ни у кого и никогда. А вы хотите отказаться от него ради грабежа. Нет, я запрещаю вам.

— Ты все еще не рассказал нам, как собираешься этого добиться, — проворчал кто-то.

— Я все расскажу, когда уже не будет опасности, что кто-то из вас проболтается, — жестко ответил Гарр. — А пока ждите!

Мейсон видел, что упрямые капитаны недовольны ответом. Но никто не решился бросить вызов грозному гидрианцу. Пришлось поверить Гарру на слово.

Но что задумал Гарр Аттен? Почему он уверен, что звездные короли признают основанное им королевство? Мысли Мейсона неслись с лихорадочной быстротой. Возможно — только возможно, — эта ниточка приведет его к цели.

Капитаны начали расходиться. Мейсон через всю комнату направился к Гарру Аттену, не обращая внимания на угрюмый взгляд Файамана.

— У меня есть кое-какие новости, и, думаю, тебе будет полезно это знать.

— Что такое? — нахмурился гидрианец.

— Если ты хочешь, чтобы нас услышал весь Курун, я могу рассказать прямо сейчас. Начинать?

Гарр Аттен побагровел:

— Бронд, с первого своего появления здесь ты напрашиваешься, чтобы я свернул тебе шею. Продолжай в том же духе, и я окажу тебе эту услугу. Хорошо, пойдем туда, где ты сможешь рассказать свои новости без свидетелей.

Он вышел из зала, Мейсон последовал за ним, заметив мимоходом, что Файаман продолжает наблюдать за ним с удивительно знакомым выражением лица. Он попытался вспомнить, где раньше видел что-то похожее, и наконец из глубин памяти всплыла картина: гигантский серый кот устремил голодный взгляд на щиплющего траву кролика. На мгновение Мейсон разозлился. Рано или поздно этот кот решится на прыжок, и придется разбираться с ним, отложив в сторону по-настоящему важные дела. Он мысленно пожелал Файаману провалиться в Угольный Мешок[5].

Он не заметил возле входа Фейрли и его подружку и лишь потом разглядел, как они идут по улице, взявшись за руки. Луа смотрела на Фейрли так, будто ловила каждое его слово, ее бедра с дразнящим изяществом двигались под шелковым платьем, длинные волосы развевались за спиной. Мейсон на мгновение позавидовал Фейрли, но тут же выбросил парочку из головы.

Гарр Аттен вел его по запруженной пешеходами улице. По воспоминаниям Бронда Холла, эта дорога была хорошо известна Мейсону. Яркие огни освещали человеческие, квазичеловеческие и вовсе нечеловеческие лица, проплывающие мимо, словно разноцветные маски актеров экзотического театра. Сквозь закрытые ставни домов пробивался тусклый свет. Шеренги диковинных деревьев-полипов вздрагивали каждый раз, когда кто-то проходил мимо, и покачивали гирляндами сладко пахнущих цветов.


Они вышли к большому дому из черного камня на окраине города в зарослях полипов. Казалось, деревья жадно тянут к нему свои толстые пальцы. Писк миллионов мелких ночных насекомых доносился с каждой ветки или травинки. Над землей поднимался туман, стремясь накрыть дом серебристой завесой. Но он стоял на прежнем месте, такой же непоколебимый, как и построивший его человек.

Слуги, встретившие их у входа, тоже были хорошо знакомы Бронду Холлу, однако Мейсон при виде их едва сдержал дрожь отвращения. У человекоподобных аборигенов Куруна «подобие» явно преобладало над «человеческим» — это были маленькие, шустрые существа, с выступающими вперед зубами и отталкивающе-гладкой кожей. Гарр Аттен отослал их и провел Мейсона в большую полупустую комнату с аскетической обстановкой, резко отличавшейся от той роскоши, которой грешили прочие капитаны.

— Итак, Бронд, — произнес гидрианец. — Вот мы и одни. Выкладывай, что там у тебя?

Пронзительные голоса насекомых проникали в комнату через приоткрытое окно вместе с потоком теплого воздуха. Мейсон вытер вспотевший лоб рукавом.

— Думаю, тебе будет интересно знать, что в туманности Гантели скрывается целая эскадра чьих-то крейсеров. Я едва не наткнулся на них, пролетая сквозь облако.

Его слова ошеломили Гарра Аттена. На мгновение гидрианец утратил обычный жесткий контроль над собой и воскликнул в отчаянии:

— Боже мой, если Орион!..

Он внезапно замолчал, не договорив.

— Почему крейсеры Ориона прячутся в туманности, ничего не видя вокруг из-за пыли? — с невинным выражением лица спросил Мейсон. — Чего они там дожидаются — сигнала к атаке?

— Может быть, — односложно ответил Гарр Аттен и принялся в задумчивости расхаживать из угла в угол. — Может быть…

Мейсон задыхался от горячего влажного воздуха. От нервного возбуждения пробирала дрожь. Монотонное пение насекомых резало слух. Слишком много зависело сейчас от любой мелочи — одно неверное слово, один неосторожный взгляд или просто учащенное дыхание могли оставить его без ответа и без головы.

Он постарался придать своему голосу — голосу Бронда Холла — вызывающую резкость:

— Гарр, почему ты упомянул Орион? И почему остановился на полуслове? Что ты знаешь такое, о чем не знают другие?

Гарр Аттен бросил на него тяжелый, озабоченный взгляд:

— Сейчас я ничего не могу тебе рассказать. Подожди, пока…

Мейсон шагнул к Гарру Аттену.

— Подождать? — переспросил он. — Здорово ты придумал. Чужие крейсеры висят у нас над головой, а мы должны ждать, пока ты соизволишь рассказать, что они там делают. Сомневаюсь, что ребятам это понравится. Думаю, они захотят узнать, ради чего мы подставляем свои головы под удар.

Гидрианец резко изменился в лице, и по спине у Мейсона, несмотря на жару, пробежал холодок.

— Не пытайся шантажировать меня, — прорычал Гарр Аттен. — Я этого не люблю. Да, я хотел бы, чтобы ты сохранил эти новости в тайне. Но ты не заставишь меня рассказать тебе все в обмен на молчание.

Мейсон задумался, не надавить ли посильнее. Как далеко зашел бы на его месте Бронд Холл, думающий только о собственной шкуре?

«Будь прокляты и жара, и сверчки — или как называют мерзких маленьких тварей в этом вонючем мире…»

— Я не смогу доверять тебе, пока не получу объяснения, — сказал Мейсон. — Эти крейсеры…

Он замолчал на полуслове и прислушался.

Прислушался к чему-то… к тишине.

Ночные насекомые прекратили свои песни. За приоткрытым окном в зарослях было непривычно тихо, словно сами джунгли затаили дыхание.

— Крейсеры еще далеко, — спокойно продолжил Мейсон и подошел к письменному столу в углу комнаты. — Я могу нарисовать схему их расположения.

Замешательство в глазах Гарра Аттена сменилось пониманием.

— Хорошо, нарисуй.

Он наклонился и с любопытством посмотрел через плечо Мейсона, как тот выводит на листе бумаги: «Под окном кто-то стоит».

Гарр Аттен протянул руку к лампе, и комната погрузилась в темноту.

— Беги! — услышал Мейсон шепот гидрианца.

Но он уже и так бежал. Выскочив на середину комнаты, он бросился на пол, и в тот же миг над письменным столом загорелась крошечная белая звездочка, ослепительно-яркая, как вспышка сверхновой. Через секунду она исчезла, прихватив с собой стол и часть стены. И все это без единого звука.

Энергетический заряд, смертоносный и бесшумный.

Мейсон метнулся к стене и выхватил свой пистолет. Раздался легкий щелчок спускового механизма, и еще одна звездочка вспыхнула и исчезла за окном. Это Гарр Аттен выстрелил в ответ. Значит, с ним все в порядке. К счастью, убийца промахнулся.

Да, действительно к счастью. И для самого Мейсона тоже, потому что он стоял рядом с Гарром Аттеном и целиться могли в любого из них. Вот только кто и зачем стрелял?

Файаман — чтобы избавиться от Бронда Холла?

Кто-то из капитанов — чтобы помешать Гарру Аттену установить новые порядки?

Или некто по имени В’ранн — чтобы устранить замаскированного терранского агента Хью Мейсона?

Мейсон выскочил в коридор почти одновременно с Гарром Аттеном, так что они едва не сбили друг друга с ног. Позади них в комнате снова вспыхнул яркий свет, и дверь, через которую они только что выбежали, исчезла в бесшумном пламени.

— Выберемся из дома и обойдем его с другой стороны, — решил Мейсон.

Гарр Аттен озадаченно посмотрел на него, но промолчал. Они промчались по длинному коридору. Полдюжины слуг забились в угол и испуганно смотрели оттуда. Мейсон с Гарром Аттеном выскочили на террасу из черного камня, скользкую от росы, а затем повернули за угол дома. Крохотные ночные певцы молчали, съежившись на своих листьях и травинках и ожидая, когда великаны перестанут сотрясать их мир. Воздух был наполнен смешанными ароматами жизни и смерти, как всегда пахнет в джунглях, на какой бы планете вы ни находились. И смерть действительно притаилась в тени под высокими деревьями-полипами, где зеленоватый лунный свет смешивался с туманом, как яд растворяется в чаше с вином.

Гарр Аттен молча подал знак, и они с Мейсоном разделились. Каждый нашел себе укрытие и начал медленно красться сквозь темноту в промокшей от холодной росы одежде, порой останавливаясь и прислушиваясь, вздрагивая от каждого шороха соседних полипов, с быстротой оленя перебегая освещенные луной места, когда каждый нерв напрягался и беззвучно кричал в ожидании внезапной вспышки и смертельного удара.

Они охотились за кем-то, а кто-то охотился за ними.

В лунном свете показалась черная гладкая стена с окном, возле которого в момент выстрела стоял убийца. Мейсон остановился в тени между двумя стволами полипов, не приближаясь к ним, и прислушался. Вытер ладони об одежду, чтобы избавиться от липкого пота, и переложил пистолет из одной руки в другую. Руки были холодными, как и все тело, несмотря на влажную жару.

Стояла глубокая тишина, словно весь этот мир умер миллион лет назад.

Внезапно донесся неясный шум, и ветви полипа в двадцати ярдах от Мейсона зашевелились. Мгновенно сообразив, что кто-то подошел слишком близко к дереву, Мейсон пригнулся и упал в траву в десяти футах от того места, где только что стоял.

И где теперь беззвучно расцвела ослепительная вспышка.

Мейсон перекатился по траве и выстрелил в ту точку, где слышал шум.

Заряд попал прямо в дерево, вспыхнув еще одной яркой звездой. Рядом с полипом стоял человек с пистолетом и целился в Мейсона. Вспышка задела его.

В наступившей темноте послышался слабый звук, похожий на мычание, а затем дерево с громким треском рухнуло.

Мейсон вскочил и рванулся туда. Свободной рукой он достал из кармана фонарь и включил. На траве лицом вверх лежал Чейн Фейрли. Глаза его были широко раскрыты, но ничего не видели. Одна рука все еще сжимала пистолет. Другой руки и части груди теперь не было вовсе — там, где его коснулась вспышка.

Мейсон смотрел на окаменевшее голубоватое лицо мертвого лирианца и напряженно размышлял: был ли Фейрли тем самым орионским агентом, В’ранном?

«Если так, — думал Мейсон, — значит он понял, что подозрительно своевременный побег Бронда Холла из тюрьмы — всего лишь уловка, необходимая для того, чтобы доставить сюда замаскированного терранского агента. Но он взял с собой женщину, а это не похоже…»

Он резко переключился на другую мысль: «Женщина все еще жива. Нужно срочно найти ее».

Он развернулся, услышав шаги за спиной. Луч фонаря осветил мощную фигуру Гарра Аттена, идущего между деревьев.

— Я думал, что он тебя прихлопнет, — признался Гарр. — Кто этот чертов…

Мейсон осветил лицо убитого. Гарр помолчал немного, затем произнес:

— Чейн Фейрли. Но он появился здесь всего несколько недель назад. Зачем ему понадобилось… — Он оборвал сам себя и резко спросил: — Ты нигде раньше не встречался с ним?

— Нет, — совершенно искренне ответил Мейсон.

Гарр Аттен кивнул:

— Он ничем не показал вчера, что знает тебя. Стало быть, у него не было с тобой никаких личных счетов и это меня, а не тебя он пытался убить.

— Но почему, если он лишь недавно здесь?

— Возможно, его подослал кто-то из капитанов, — мрачно заявил Гарр. — Кто-то хочет заполучить то, что у меня есть.

— А что у тебя есть? — напрямик спросил Мейсон.

Гидрианец угрюмо посмотрел на него:

— Ты спас мне жизнь, Бронд, и я в долгу перед тобой. Хорошо, я расскажу.

Его мощная фигура в призрачно-зеленом лунном свете казалась еще больше, чем на самом деле, а голос дрожал от напряжения.

— У меня есть один человек. Он появился здесь, когда ты уже сидел. И он знает секрет оружия, равного которому никогда не было во всей Галактике.

Ни один мускул не дрогнул на лице Мейсона, но мысленно он радостно вскрикнул: «Рилл Эмрис!»

— С этим оружием, — продолжил Гарр Аттен, — я превращу Внешние Миры в независимое королевство. Можешь поверить, я раздавлю этих звездных королей, как яичную скорлупу, если они попытаются мне помешать!

При виде грубого лица гидрианца, охваченного жаждой власти и нетерпением, у Мейсона похолодело внутри. Землянин вспомнил, как умирающий Олифант предупреждал его об оружии, обладающем невероятной мощью. И в этот миг он понял, что вся Галактика, все ее империи и королевства находятся на краю пропасти.

— Но у меня мало времени, — раздраженно закончил Гарр Аттен. — Слишком мало! Орионские крейсеры следят за мной, и мои же капитаны хотят меня убить! Я должен начать немедленно — сейчас или никогда.

Глава 5

Планета поворачивалась к рассвету. Величественное сияние над головой заволокло дымкой, звезды потускнели, и на востоке забрезжило слабое зеленоватое зарево. Затем оно превратилось в яркое свечение, и изумрудное светило поднялось над горизонтом, озаряя горячими лучами полиповые джунгли вокруг города.

Гуманоидные слуги Гарра Аттена, перекрикиваясь между собой, как обезьяны, уволокли труп Фейрли хоронить. Сам Гарр нервно ходил взад-вперед по комнате, в которой его чуть не убили, а Мейсон спокойно наблюдал за ним.

— Они хотят знать мои планы, — проворчал гидрианец. — Хорошо, я им расскажу Можешь объявить всем, что мы снова встречаемся сегодня вечером.

Мейсон был только рад поскорей уйти. Его ждали свои неотложные дела, и он повернулся к выходу.

— И помни, ни слова об орионских крейсерах, — пророкотал гидрианец.

— Я и не собирался. — Мейсон кивнул.

Гарр Аттен посмотрел на него, затем подошел и заглянул прямо в глаза:

— Бронд, черт тебя разберет. Ты никогда не был хорошим парнем. Но я не припомню случая, когда бы ты солгал. Ты ничего не хочешь мне сказать?

— Что именно?

— Правду, вот что! Всего одно слово: ты за меня или против?

Мейсона разрывали противоречивые чувства. Он выполнял задание Терранской империи. Ради мира и спокойствия в Галактике он не остановится ни перед чем и готов ломать людей, как спички. А этот гидрианец был беглым преступником, к тому же наивным мечтателем, но все-таки он был человеком.

— Гарр, я скажу тебе правду, — ответил Мейсон. — Я думаю, ты способен стать королем. И я не выступлю против тебя, если не заставят обстоятельства.

— Глупо было надеяться, что ты скажешь правду, — ощетинился Гарр. — А ведь я уже почти поверил тебе. Ладно, ступай и сообщи капитанам о встрече.

Под ослепительно-ярким зеленым солнцем Мейсон направился назад к главной улице. В таверне все еще было шумно, и он долго разглядывал посетителей, пока не увидел Хокси.

Когда Мейсон передал сообщение Гарра, глаза старого землянина засветились.

— Не беспокойся, я оповещу ребят. Значит, Гарр наконец-то решил что-то нам рассказать? Давно пора.

— Где живет Чейн Фейрли? — спросил Мейсон.

— Так ты тоже запал на его подружку? — усмехнулся Хокси. — Что ж, теперь Файаман полюбит тебя еще сильнее — я ведь говорил тебе, что он за ней увивается.

Выяснив, как найти дом Фейрли, Мейсон направился по улице к группе зданий из черного камня, разбросанных вдоль края полиповых джунглей. Лирианка Луа сидела возле одного из них и расчесывала длинные черные волосы.

Причудливые зеленые деревья отшатнулись, когда Мейсон подошел ближе. Луа бросила на него быстрый настороженный взгляд. Большие черные глаза, голубоватая кожа, облегающие шелковые брюки и блузка. Мейсон подумал, что старый Хокси прав и эта женщина способна доставить всем немало хлопот. Но он хотел выяснить, не способна ли она на что-то большее.

— Чейн Фейрли убит, — с ходу огорошил ее Мейсон, не найдя другого способа сказать правду.

Луа вскочила на ноги, долго смотрела на него с потрясенным видом, все еще не веря услышанному, и наконец произнесла:

— Кто его убил? Ты?

— Да, — признался Мейсон. — Он хотел застрелить Гарра Аттена, а заодно и меня. Вот мне и пришлось…

Он замолчал, а потом был слишком занят, чтобы что-то добавить. Словно дикая кошка, Луа набросилась на него, вцепившись ногтями в лицо, а другой рукой пытаясь выхватить пистолет, висевший у него на поясе.

Мейсон остановил лирианку, крепко сжал ее руки своими и как следует тряхнул:

— Убийца должен быть готов к тому, что сам может погибнуть. И ты не могла не знать об этом, когда согласилась прилететь сюда вместе с ним.

Луа внезапно перестала сопротивляться и разрыдалась:

— Что теперь со мной будет?

— Я рад, что твое горе не настолько глубоко, чтобы не думать о себе, — ядовито заметил Мейсон.

Он отпустил ее и отошел на шаг. Теперь лирианка не казалась ни сексуальной красоткой, ни дикой кошкой, а просто испуганной девочкой с размазанными по щекам слезами и трясущимися губами.

— Кто такой Фейрли? — задал вопрос Мейсон. — Кем он был на самом деле?

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Луа подняла на него глаза. — Мы познакомились в Линнабаре, я там была танцовщицей в развлекательном центре космопорта. Он сказал, что занимается межзвездной торговлей, что у него есть свой небольшой корабль, и предложил лететь с ним. Я согласилась. И только потом он признался, что он беглый преступник и направляется во Внешние Миры, где закону до него не добраться.

«Возможно, это правда, — подумал Мейсон. — Но если Фейрли — обыкновенный преступник, сбежавший во Внешние Миры, то зачем ему понадобилось стрелять в Гарра?»

С другой стороны, если Фейрли и есть В’ранн, орионский агент, он вполне мог притвориться лирианским преступником и прихватить с собой эту женщину как дополнительную маскировку. И у В’ранна были причины, чтобы заподозрить в «Бронде Холле» терранского агента и попытаться убить его.

— Что теперь со мной будет? — печально повторила Луа.

— Не думаю, что тебе трудно будет найти нового защитника, — проворчал Мейсон.

— Мне нравится Файаман с Дракона, — задумчиво произнесла Луа.

Мейсон подумал с неприязнью, что она оказалась дешевой потаскухой, но заставил себя вернуться к главной задаче — разобраться с личностью Фейрли. Если он был В’ранном, то облик лирианца — всего лишь маска, но с помощью косметических средств можно так изменить внешность, что только лабораторный анализ распознает подделку. Однако у Мейсона нет при себе нужных приборов, нет даже времени для исследований, потому что Гарр уже приказал своим слугам похоронить Фейрли.

Мейсон шагнул к открытой двери небольшого дома из черного камня.

— Что тебе там нужно? — обеспокоенно спросила Луа.

Мейсон не ответил и вошел внутрь, оставив испуганную женщину за спиной.


Во всем доме только три темные и сырые комнаты выглядели обжитыми. На кухне царил беспорядок, и Мейсон решил, что стряпня и уборка не входят в число талантов Луа. Зато ее безвкусные наряды и украшения были разложены в спальне с большой любовью.

Он быстро осмотрел пожитки Чейна Фейрли. Обычные припасы, какие возит с собой любой беглый преступник: оружие, карты, вино и несколько трехмерных фотографий девушек, которые наверняка вызвали бы жгучую ревность Луа, если бы та их увидела. Ни одна вещь здесь не говорила о том, что Фейрли на самом деле был В’ранном с Ориона. С другой стороны, лучший агент орионской разведки и не должен иметь при себе ничего такого, что способно его выдать.

Мейсон остановился в хмуром раздумье и вдруг услышал снаружи резкий голос Файамана:

— Луа, мне только что передали, будто бы сегодня Гарр Аттен наконец-то расскажет нам о своих планах, и я…

— Чейн убит, — перебила его Луа пронзительным, срывающимся голосом. — Бронд Холл сам признался, что это его работа. Он сейчас в доме!

Мейсон вышел из темного помещения под ослепительные лучи зеленого солнца. Файаман с проклятьями повернулся к нему, потянувшись рукой под рубашку.

— Рад видеть, что ты так удивлен этой новостью, — сказал Мейсон. — Если бы Фейрли отправился убивать Гарра по твоему приказу, ты бы сейчас вообще не удивился.

— Что за ерунду ты несешь? — спросил Файаман с напряженным, мраморно-белым лицом.

— Он сказал, что Чейн пытался убить Гарра, — объяснила Луа. — Поэтому он и убил Чейна. Он так меня напугал, — добавила она со слезами на глазах.

Файаман все никак не решался выхватить пистолет. Тень сомнения пробежала по его лицу.

— Это правда, — кивнул Мейсон. — Гарр не верит, что Фейрли, совсем недавно появившийся здесь, мог сам желать его смерти.

Файаман растерялся еще сильнее и медленно вытащил руку из-под рубашки.

— Понятно, — пробормотал он. — Ты спас Гарра, чтобы втереться к нему в доверие. Ты хитрый малый, Бронд. Беда лишь в том, что недостаточно хитрый.

— Да, именно таким я был, когда отправился в рейд, оставив тебя за спиной, чтобы ты преспокойно сдал меня, — жестко ответил Мейсон. — В следующий раз ты не получишь такого шанса. Я позабочусь, чтобы ты больше ничего никому не смог сообщить.

Файаман усмехнулся:

— В любой момент, Бронд. Когда только захочешь.

Мейсон прошел мимо, заметив, как Луа прижимается к Файаману, словно щенок, подлизывающийся к новому хозяину.

Он понимал, что недалеко продвинулся в своем расследовании. Удобнее было бы посчитать Чейна Фейрли В’ранном, поскольку это означало бы, что орионский агент мертв. Но Мейсон не обнаружил никаких доказательств. И если он ошибается, если В’ранн — это кто-то другой, то он ходит сейчас по минному полю. Агент Ориона все еще здесь, и орионские крейсеры спрятались в засаде в глубине туманности, готовые сорваться с цепи, как только пропавший Рилл Эмрис будет обнаружен.

Мейсон продолжал размышлять над этим, когда снова повстречал Хокси. Старый землянин уже знал последние новости и радостно поприветствовал Мейсона:

— Значит, ты убил Чейна Фейрли? Отлично, на Куруне снова начинается веселая жизнь. Подозреваю, что теперь вы с Файаманом поцапаетесь из-за этой девки. — Он восхищенно похлопал Мейсона по спине. — Идем ко мне, Бронд. Все равно твой дом развалился, пока тебя здесь не было. А у меня найдется пара бутылок доброго вина.


Мейсон отправился вместе с Хокси к нему домой и пил вино, пока в голове не загудело. Он заставил себя сохранять ясность ума. Ему нужно было накачать Хокси, не вызывая подозрений, и узнать, кто еще из новичков, недавно прибывших во Внешние Миры, мог оказаться В’ранном.

— Нет, здесь не появилось ни одного крепкого и отчаянного парня, наподобие тех, что прилетали к нам в прежние времена, — огорченно сказал Хокси, утирая рот. — Гарр стал чересчур привередливым, он не хочет, чтобы у нас здесь стреляли или что-нибудь еще в этом роде. Как будто пара старых добрых убийств может на что-то повлиять.

— Ты говорил о человеке по имени Цин Дири, который прилетел сюда, а потом куда-то пропал, — напомнил Мейсон.

— Он не был крутым парнем. Худой, дерганый какой-то. Сказал, что родом с Арго, хотя мне показалось, что совсем не похож. Но это было месяц назад, а потом Гарр отвез его куда-то дальше.

Мейсон подумал, что Цин Дири никак не может быть В’ранном, и вдруг до него дошло: этот человек вполне может оказаться Риллом Эмрисом.

Но кто же тогда В’ранн? Мейсону по-прежнему не давала покоя мысль о том, что орионский агент все еще жив. А через несколько часов Гарр Аттен откроет капитанам свои планы…

Решение пришло внезапно. Если В’ранн действительно скрывается под какой-нибудь маской, его можно вычислить после встречи Гарра с капитанами. В’ранн наверняка захочет узнать, что сказал Гарр, он непременно начнет действовать, и это шанс для Мейсона.

Поскольку других идей у него не было, Мейсон ухватился за эту. Чтобы прекратить пьянку с твердолобым старым землянином, он сделал вид, будто уснул.

— Должно быть, тюрьма здорово тебя измотала, Бронд, раз уж ты так быстро отключился, — услышал он голос Хокси, а через мгновение и в самом деле задремал.

Через час Хокси, похожий на привидение, разбудил его:

— Пора идти на встречу с Гарром. Думаю, ты не хотел бы ее проспать.


Когда Мейсон и Хокси подошли к дому Гарра Аттена, зеленое солнце уже скрылось за горизонтом и на темнеющем небе снова проступили звезды. У дверей и в прихожей стояли вооруженные люди.

— Думаю, Гарр не хочет, чтобы о его секрете узнал кто-то еще, кроме нас, — пробормотал старый землянин.

Мейсон согласился и подумал, что, если В’ранн жив, никакие охранники не помещают ему проникнуть в дом.

Гарр Аттан стоял посередине большой пустой комнаты и хмуро разглядывал капитанов. Люди и гуманоиды — они все пришли на встречу. Все молчали, но на лицах читалось жгучее любопытство. Глаза Файамана сверкали, как у собаки, почуявшей дичь.

— Вы не захотели поверить мне на слово, — раздраженно сказал Гарр Аттен. — И теперь я рискую потерять все, если кто-то из вас проболтается. Что ж, вы сами этого добивались. — Он снова окинул собравшихся мрачным взглядом и продолжил: — Много лет мы мечтали о том, чтобы создать во Внешних Мирах свое, ни от кого не зависящее королевство. Раньше это было невозможно. Стоило нам заикнуться о таких планах, как все звездные короли в этой части Галактики набросились бы на нас. А нам не хватило бы сил отразить их нападение. Но если у нас появится оружие, способное их остановить, мы можем основать новое государство.

Он помолчал и заговорил опять:

— Несколько месяцев назад к нам прилетел беженец по имени Цин Дири. Он показался мне достойным человеком, и я приютил его. Он был благодарен мне. Очень благодарен, но потом вдруг начал беспокоиться и наконец признался кое в чем. Он сказал, что на самом деле его зовут Рилл Эмрис, и что он ученый из Орионской империи. Он сделал великое открытие, но опасался, что король Ориона узнает об этом и захочет сделать его открытие оружием для новых завоеваний. Рилл Эмрис так испугался, что решил тайно сбежать во Внешние Миры.

Но теперь он снова забеспокоился. Он понял, что рано или поздно орионцы отыщут его. Тогда они пришлют за ним корабли и разнесут нас вдребезги, если мы посмеем помешать. А он так нам благодарен за приют, что просто не переживет, если мы из-за него пострадаем.

Песочные глаза Гарра Аттена засверкали.

— Я сразу сообразил, что это наш шанс. Дай нам это оружие, попросил я его, и если оно такое мощное, как ты говоришь, мы защитимся и от орионцев, и от кого угодно. Он сначала заупрямился: дескать, потому и сбежал, что не хотел превращать свое открытие в оружие. Но я объяснил, что орионцы используют оружие для завоеваний, а мы — только для обороны. И для того, чтобы основать во Внешних Мирах королевство, где сможет найти пристанище любой беженец вроде него самого.

Это в конце концов убедило Рилла Эмриса. Он согласился сделать для меня эту штуку. Но для работы ему нужен был необитаемый мир. Поэтому я отвез его дальше вглубь скопления — туда, где течения настолько опасны, что мимо них можно проскочить лишь по Каналу Дьявола. За Каналом есть погасшая звезда с необитаемыми планетами, хотя на самой ближней к солнцу, судя по развалинам, когда-то жили гуманоиды. Рилл Эмрис устроил там мастерскую. Я много раз прилетал туда и привозил нужные ему материалы. Он сделал это оружие, но всего в одном экземпляре. А нам нужно намного больше, чтобы защититься от звездных королей, не говоря уже об орионцах. Вот почему я тянул время, как только мог.

Мейсон, как и остальные, слушал Гарра в напряженном молчании. Наконец Хокси решился спросить о том, что было на уме у всех капитанов.

— Но что это за оружие, Гарр? Что именно открыл твой Рилл Эмрис?

— Он открыл то, о чем мечтали ученые еще во времена древней Земли, — тихо ответил Гарр. — Он нашел способ нейтрализовать силу гравитации в любом направлении или во всех сразу.

Заметив, что все растерянно хлопают глазами, Гарр Аттен многозначительно добавил:

— Он может проделать это с целой планетой.

Мейсон похолодел. Он сразу понял ужасающие возможности такого оружия, но капитаны по-прежнему недоуменно смотрели на Гарра Аттена.

— И что с этого будет? — продолжал допытываться Хокси.

Голос Гарра Аттена рокотал, словно отдаленный раскат грома:

— Вы еще не поняли? Если вы уничтожите силу гравитации во всех направлениях, кроме того, которое вам нужно, то планета начнет двигаться в эту сторону — и полетит все быстрее и быстрее. — Его лицо просияло. — Теперь дошло? Устройство Рилла превратит эту мертвую планету в снаряд. Если мы установим такие же штуки на других планетах, то получим столько снарядов, сколько захотим. Посмотрим, рискнут ли соседние звездные короли — или даже сам король Ориона — сунуться к нам, когда у нас появится кулак, способный разрушить целую звездную систему?

Мейсон пришел в ужас. Он недооценивал опасность таинственного открытия Рилла Эмриса, не ожидал такой разрушительной силы от этого оружия. Неудивительно, что Джаниссар Орионский послал целую эскадру через всю Галактику, чтобы в нужный момент атаковать и завладеть этой чудовищной силой.

Но на лицах пиратских капитанов вспыхнул тот же восторг, что и у Гарра Аттена. Радостные крики наполнили комнату Лишь некоторые почувствовали смутное сомнение и страх.

— Боги Ригеля, с этой штуковиной мы завоюем всю Галактику! — воскликнул Шаа.

— Нет, и думать забудьте об этом, — одернул его Гарр Атен. — Многих из нас загнали сюда жадность и властолюбие звездных королей, и мы не станем брать с них пример. Я обещал Риллу Эмрису применять это оружие только для защиты, и так и будет. — Он свирепо зыркнул на притихших капитанов. — Слушайте, что будет дальше. Сейчас я отправлюсь к Риллу Эмрису и узнаю, что ему потребуется, чтобы установить такие же устройства на других мертвых мирах. Нам нужно время, чтобы закончить работу. Если кто-то из вас проболтается о наших планах, я своими руками убью его. Понятно?

Через час возбужденные капитаны все вместе вышли из дома. Мейсон при первой же возможности незаметно ускользнул во влажную темноту, развернулся и побежал.

Казалось, он несся наперегонки с космической катастрофой. Над его головой сверкали звезды. В каком-то из мертвых миров этого скопления пряталась угроза для всей Галактики, и Мейсон изо всех сил мчался по темным переулкам к дому Хокси.

Мейсон помнил, что старый землянин оставил возле крыльца свой подержанный реактивный автомобиль, и сейчас молил бога, чтобы машина оказалась на месте.

Там и вышло. Он запрыгнул в автомобиль и помчался по боковым улочкам города, не включая фар, пока не выбрался на дорогу, ведущую через джунгли к космопорту.

Время от времени он оглядывался назад, но на дороге пока никого не было. Но если В’ранн до сих пор жив, скоро кто-нибудь появится. Тайна раскрыта, и первое, что должен сделать теперь агент, — это передать сообщение орионским крейсерам, спрятавшимся в туманности Гантели. Мейсон выяснил у Хокси, что во всем городе нет ни одного аппарата дальней связи, так что В’ранну придется воспользоваться корабельной связью или передатчиком радарной вышки.

Подъехав к космопорту, Мейсон свернул с дороги и остановил автомобиль между темными полиповыми деревьями. Взяв пистолет, он выскочил из машины и притаился в темноте у самого края взлетной площадки.

Теперь оставалось только ждать.

Корпуса кораблей блестели в свете двух нефритовых лун, гонявшихся по небу одна за другой. На радарной вышке горел огонь, но нигде не было слышно ни звука, кроме привычного пения ночных насекомых в джунглях.

Внезапно Мейсон насторожился, уловив отдаленный шум. Это был рев мотора, доносившийся со стороны Куруна.

Автомобиль с ревом пролетел мимо Мейсона, освещая дорогу фарами, и выскочил прямо на взлетную площадку.

Глава 6

Мейсон не решился выстрелить: он не видел, кто сидит в машине, а ведь это мог оказаться и Гарр Аттен. Гарр говорил, что собирается лететь к Риллу Эмрису. Мейсон боялся ошибиться.

Он выбежал на взлетную площадку вслед за машиной. Она промчалась вдоль выстроившихся в ряд кораблей, затем повернула в просвет между двумя звездолетами и скрылась из виду. Тяжелые ботинки Мейсона гулко стучали по бетону. Он бежал мимо смутно вырисовывающихся в лунном свете силуэтов кораблей, мимо грозно поднимающихся к небу пусковых установок.

Свернув в проход между двумя самыми большими звездолетами, он наконец увидел машину. Она стояла с выключенными фарами возле какого-то корабля. Мейсон сразу узнал, чье это судно, по эмблеме на носу с изображением стартующей ракеты. Узнал по воспоминаниям Бронда Холла, у которого были достаточно серьезные причины хорошо помнить именно этот корабль.

Корабль Файамана.

Значит, Файаман и есть В’ранн? Но этого не может быть.

Очень даже может. Не только терранская разведка владела искусством маскировки и перевоплощения в другого человека. Если сам Мейсон превратился в Бронда Холла, то и орионский агент с тем же успехом мог изображать Файамана.

Мейсон рванулся к кораблю и дернул за ручку люка воздушного шлюза. Тот оказался заперт.

Медлить было нельзя. Мейсон в отчаянии отскочил назад, выхватил пистолет и нажал на спуск. Три белые звезды бесшумно вспыхнули одна за другой, а когда они погасли, люк исчез вместе с частью борта корабля.

Мейсон нырнул в дыру с рваными краями и увидел за ней освещенный сходной трап, по которому бежал вниз Файаман. Смертельно бледный капитан держал в руке пистолет. Они выстрелили одновременно.

В спешке оба промахнулись. Заряд Файамана прошел прямо над головой Мейсона и пропал в темноте за отверстием в корпусе корабле.

Но и выстрел Мейсона пришелся в стену за спиной капитана.

Белая звезда озарила Файамана величественным сияющим ореолом, а затем он упал.

Мейсон подошел ближе и посмотрел на капитана. От него мало что осталось. Внезапно Мейсон поднял голову и прислушался.

Сверху из рубки дальней связи доносилось неразборчивое бормотание.

С лихорадочной быстротой Мейсон помчался вверх по ступенькам. Теперь он отчетливей слышал голос и узнал человека, торопливо рассказывающего о мертвой планете и дороге к ней.

Он ворвался в рубку и увидел лирианку Луа, продолжавшую быстро говорить в микрофон.

Мейсон схватил женщину одной рукой, а другой отключил передатчик. Затем развернул Луа лицом к себе.

— Ты чуть-чуть опоздал, — усмехнулась она ему в лицо. — Я уже передала сообщение эскадре.

Теперь она ничем не напоминала ту робкую, испуганную девушку, с которой Мейсон разговаривал этим утром. Ее глаза сверкали решительно и беспощадно, как лезвие клинка, и Мейсон не увидел в них ничего, кроме насмешки и презрения.

Теперь он все понял.

— В’ранн, — прошептал он ее имя.

Она снова рассмеялась:

— Да, землянин. Не знаю, как тебя зовут, но когда Бронд Холл таким чудесным образом сбежал из тюрьмы, я сразу заподозрила, что здесь скоро появится терранский агент в его обличье. И сегодня утром ты подтвердил мои подозрения.

Насмешка в ее взгляде стала еще заметнее. Она была секретным агентом и только что успешно выполнила важнейшее задание в своей карьере. И в сравнении с этим ослепительным триумфом смерть нескольких человек или даже ее собственная гибель уже мало что значили.

— Ты ведь даже не подумал о том, что орионский агент может оказаться женщиной, — язвительно продолжила она. — Ты подозревал Фейрли, но не меня. А он был всего лишь мелкой сошкой, исполнявшей мои приказы. К тому же плохо исполнявшей — как в тот раз, когда я приказала ему убить тебя и Гарра.

— А Файаман знал, кто ты такая? — спокойно спросил Мейсон. — Он тоже работал на тебя?

— Файаман был дурак, — презрительно ответила она. — Переманить его к себе было проще простого. Я пообещала, что он станет здесь королем, когда мы поймаем Рилла Эмриса. И он в самом деле поверил!

— Чему ты радуешься? — удивился Мейсон. — Ты только что пустила под откос всю Галактику и все-таки радуешься.

— Я сделала Орион непобедимым, а больше меня ничего не интересует, — вспыхнула она.

Снаружи донесся рев моторов, звучавший все громче с каждой секундой.

— Наверное, это Гарр и все остальные, — предположил Мейсон. — Ты ведь должна была понимать, что твое сообщение услышат с радарной вышки и поднимут тревогу.

Она пожала плечами:

— Знаю. Я не надеялась убежать. Но Файаману я, конечно же, сказала, что передам сообщение на секретной волне, которую невозможно засечь. Он и этому тоже поверил.

Мейсон крепко держал ее за плечи, но она смотрела на него с холодным торжеством.

— Рано радуешься, В’ранн, — мрачно произнес Мейсон. — Орионские крейсеры еще далеко. Мы можем успеть что-нибудь сделать, прежде чем они доберутся до Рилла Эмриса.

Насмешка в ее взгляде сменилась тревогой, а затем отчаянной решимостью.

— О нет. Что бы ты ни придумал, из этого ничего не выйдет, когда я расскажу Гарру и остальным, что Бронд Холл — терранский агент.

Рев моторов приблизился, а затем стих. Машины остановились возле корабля Файамана. По трапу застучали торопливые шаги.

— Я уже подумал об этом, — сказал Мейсон и, резко выбросив вперед кулак, ударил ее в подбородок.

С остекленевшим взглядом В’ранн повисла у него на руках, и он аккуратно уложил ее на пол. За дверью послышались яростные крики, и Гарр Аттен с пистолетом в руке ворвался в рубку. Хокси, Шаа и все остальные столпились у него за спиной.

Гарр был в бешенстве. Он посмотрел на лежавшую без сознания девушку, потом на Мейсона и наконец прорычал:

— С радарной вышки передали, что она послала какое-то сообщение. Значит, это она была орионской шпионкой?

— Да. — Мейсон кивнул. — И она добилась своего. Сейчас спрятавшаяся в туманности Гантели орионская эскадра уже направляется к мертвой планете Рилла Эмриса. Это Файаман все ей рассказал.

Могучие плечи Гарра поникли, а глаза потускнели. Рука с пистолетом безвольно опустилась. Капитаны ошеломленно смотрели друг на друга, не проронив ни слова, пока тишину не нарушил гнусавый голос старого Хокси:

— Прощайте наши надежды на супероружие и свое королевство.

Мейсон шагнул к Гарру Аттену и заговорил резким, словно удары кнута, голосом:

— Еще не все потеряно. Какой же ты, к дьяволу, звездный король, если так легко отказываешься от своей мечты?

Гарр вскинул голову, яростное пламя вспыхнуло в его песочного цвета глазах. Он поднял руку с пистолетом, но затем передумал и, прищурившись, взглянул на Мейсона.

— Мы сейчас ближе к мертвой планете, чем орионские крейсеры, — объяснил Мейсон. — У нас почти столько же кораблей, как у них. Мы должны задержать эскадру, забрать Рилла Эмриса с планеты и уничтожить его устройство, чтобы оно не досталось орионцам.

Мейсон понимал, что это отчаянный план, но, если все получится, он сумеет увезти Рилла Эмриса из Внешних Миров и сохранить тайну, способную разорвать Галактику на части.

Но Гарр Аттен вовсе не был марионеткой, которую можно дергать за ниточки. Он быстро оправился от потрясения.

— Мы сделаем лучше, — заявил он. — Пробраться к этой планете между течениями можно только одним путем — по Каналу Дьявола. Мы будем охранять его до тех пор, пока Рилл Эмрис не запустит свое устройство и не переместит целую планету дальше вглубь скопления, где орионцам никогда не найти его. Вы все так хотели повеселиться! — проревел Гарр. — Теперь у вас есть шанс наесться весельем до отвала. Если мы ударим по орионской эскадре всей силой, то еще сможем сохранить эту штуку, которая когда-нибудь сделает Внешние Миры независимым королевством. Что вы на это скажете?

Капитаны Внешних Миров — и люди, и гуманоиды — одобрительно загудели, не сомневаясь ни секунды.

— Отлично, — сказал Гарр Аттен. — Быстрее собирайте своих людей. Чтобы через час все были готовы. Отправляйтесь!

Все разбежались с громким топотом и резкими завываниями, словно стая волков, преследующих добычу.

Хокси посмотрел на все еще лежавшую без сознания В’ранн:

— А что делать с этой чертовой девкой? Она, конечно, красотка, но уж больно ядовитая гадина.

— У нас будет время разобраться с ней, когда мы вернемся, — ответил Гарр. — Если вообще вернемся. Этот корабль все равно никуда не улетит с развороченным люком. Запри ее в каюте и поставь охрану.


В’ранн, так и не пришедшую в себя, положили на койку в каюте без окон. Тяжелая металлическая дверь захлопнулась за ней, и у Мейсона отлегло от сердца. Пусть она потом очнется и начнет вопить во все горло, что Бронд Холл — терранский агент. К этому времени все уже будет решено.

Вскоре космопорт превратился в муравейник, заполненный машинами, грузовиками, суетящимися людьми и гуманоидами, а также визжащими от волнения и страха женщинами. Ярко горели прожекторы, из репродукторов раздавались команды. Наконец отчаянно завыла сирена, и корабль Гарра Аттена первым взлетел с планеты.

Мейсон стоял в рубке вместе с Гарром. Лицо старого Хокси светилось счастьем в предвкушении схватки. Но сам Мейсон вовсе не был счастлив. Шансы справиться с орионской эскадрой были невелики, но даже если это удастся, об открытии Рилла Эмриса скоро станет известно по всей Галактике, и каждый звездный король захочет заполучить этот лакомый кусочек.

Двадцать три звездолета поднялись в небо в изумрудном сиянии солнца Куруна и понеслись вперед. Мейсон понимал, что у орионской эскадры больше кораблей, чем у пиратов, что они быстроходней и лучше вооружены. Но он не заметил ни тени страха или сомнения на мрачном, с отпечатком нелегкой жизни лице Гарра Аттена, глядящего на экран радара.

Они двигались вглубь скопления, и буйное сияние близко расположенных солнц резало глаза. Величественные звезды тут и там затеняли огромные туманности, словно складки мантии космического бога, а расплывчатые пятна и вспышки на экранах радаров указывали на множество мощных течений. Но упрямые капитаны Внешних Миров не сбавляли скорость, направляясь к горящему впереди ориентиру — тройной белой звезде.

Пролетев мимо великолепной тройной звезды, они резко повернули к области плотных течений, по сравнению с которыми обычные течения показались бы чистым открытым космосом. По всему небесному своду непрерывно вспыхивали искры — это миллионы мелких и крупных обломков космического мусора отражали звездный свет, крутясь, танцуя и сталкиваясь в пустоте.

— Слишком быстро для Канала Дьявола, — заметил Хокси.

— Не беспокойся, — ответил Гарр не оборачиваясь. — Мой пилот знает дорогу. Я проходил здесь много раз.

Мейсон надеялся, что пилот действительно знает свое дело. Все пространство между близко расположенными звездами было густо усеяно яркими вспышками, и радар показывал только один узкий извилистый проход между пятнами течений.

Корабль продолжал мчаться вперед, и на экране радара было видно, что остальные суда маленькой флотилии в точности повторяют его маневры.

— Мы разобьем здесь орионцев, — сказал Гарр. — Лишь бы заманить их сюда.

Он отдал все распоряжения еще до отлета с Куруна, и теперь капитаны действовали по плану Их корабли сбросили скорость, подобрались ближе к течению и остановились, зависнув там, чтобы радары орионцев не смогли их засечь до того, как они атакуют эскадру.

Только корабль Гарра Аттена не затормозил. Он несся по каналу на полной скорости, пока не выскочил на открытое пространство. Неподалеку тлела багровая умирающая звезда, и вокруг вращались одиннадцать тусклых планет. Теперь пилот уменьшил скорость и повернул к серо-коричневой сумрачной планете, ближайшей к солнцу.

Пока корабль заходил на посадку, Мейсон рассматривал унылый, безжизненный пейзаж. Здесь не было ничего, кроме песка и обломков скал, и только ветер гонял над землей пыльные вихри. Затем Мейсон разглядел нагромождение красных камней подозрительно симметричной формы.

— На этих планетах уже много веков нет никакой жизни, — пробормотал Гарр Аттен. — Но, судя по руинам, когда-то здесь обитали гуманоиды.

Корабль приземлился, и в открывшийся люк шлюза хлынул холодный воздух.

— Ты останешься здесь, — приказал Гарр, когда Хокси попытался выбраться следом за ним. — Нам нужно спешить.

Мейсон выпрыгнул на бурый песок и окинул взглядом безграничную пустыню. С неба на него смотрело умирающее солнце, раздражающе выл ветер, и в траурном багровом свете потрескавшиеся камни казались всеми позабытыми могильными плитами.

— Сюда, — показал Гарр.

Они обошли корабль кругом, и Мейсон увидел в четверти мили впереди очертания усеченного конуса из красного камня. Он был огромен, словно пирамиды древней Земли. Вырубленные в камне ступеньки вели на самый верх. Там, на вершине, стоял куб из блестящего металла и стекла, казавшийся здесь неуместно современным. От него тянулись к небу металлические отростки, словно воздетые в молитве руки.

— Это оно и есть? — недоверчиво спросил Мейсон.

— Да, оно, — проворчал Гарр. — Поторапливайся!

Мейсон быстро понял, что причин для спешки более чем достаточно. Холодный разреженный воздух был беден кислородом, легкие, нос и горло словно обжигало огнем.

— Пришлось построить герметичную лабораторию, чтобы Рилл Эмрис и те люди, которых я дал ему в помощь, могли спокойно работать, — объяснил Гарр, откашлявшись.

Они поднялись по ступеням огромного конуса и подошли к люку воздушного шлюза в стене куба. Их заметили и открыли люк, они торопливо проскочили внутрь.

Весь внутренний объем куба занимала огромная, погруженная в тишину лаборатория. Там стояло множество незнакомых Мейсону приборов — от больших, возвышавшихся над головой, до очень маленьких. Никакого источника питания он не заметил и предположил, что реактор находится внутри конуса. Хотя Мейсон и понимал, что это устройство работает на каком-то излучении, нейтрализующем силу гравитации, но все равно не мог поверить, что оно способно сдвинуть с места целую планету.

Их встречали пять-шесть представителей разных рас, но тот, что стоял впереди, был похож на орионца. Рилл Эмрис тоже не производил впечатления человека, способного двигать планеты. Невысокий и худой мужчина средних лет выглядел так, будто взвалил себе на плечи непомерный груз и сломался под его тяжестью. В его глазах притаились страх и застарелая боль.

— Гарр, что случилось? — спросил он дрогнувшим голосом. — Ты вернулся слишком быстро. Что-то пошло не так? Ответь мне!

Гарр рассказал. И Мейсону показалось, будто в измученном взгляде Рилла Эмриса он прочитал предвестие вселенской катастрофы.

— Я знал, что так и будет, — прошептал ученый, когда Гарр замолчал. — Я знал, что они будут охотиться за мной и в конце концов найдут. И в этот день прибор, который я по глупости создал, развяжет страшную войну.

— Они не получат ни тебя, ни этот прибор, — решительно заявил Гарр, ударив кулаком по какому-то из сверкающих механизмов. — Ты сказал, что можешь переместить планету. Так сделай это сейчас! Уведи ее вглубь скопления, пока мы будем сдерживать орионскую эскадру.

Рилл Эмрис затравленно взглянул на него:

— Это ничего не изменит. Звездные короли не успокоятся, пока не завладеют моим секретом.

— Мы сумеем остановить их, — возразил Гарр. — Но это все потом. А сейчас нужно увести планету как можно дальше отсюда, на случай если орионцы одолеют нас. Вы в герметичном помещении, так что отдаление от солнца вам ничем не угрожает.

Рилл Эмрис повернулся и подошел к своим помощникам, молчаливо следившим за беседой. Когда он возвратился, лицо его было глубоко несчастным, но голос оставался спокойным.

— Гарр, это из-за меня орионские корабли прилетели во Внешние Миры. Из-за меня они хотят уничтожить вас. Поэтому я сделаю то, о чем ты просишь. Я уведу планету.

— Давай скорей! — воскликнул Гарр. — Потом мы вернемся за тобой… если останемся живы.

Он развернулся, и Мейсон вслед за ним вышел на обжигающий колючий воздух. Они спустились по склону конуса и побежали к звездолету.

Через несколько минут корабль взлетел и помчался прочь. Оглянувшись назад, Мейсон увидел, что металлические отростки, протянувшиеся от конуса к небу, ожили и осветили всю мертвую планету едва различимым сиянием.

— Что-то незаметно, чтобы она двигалась, — проворчал Хокси.

— Она движется, — успокоил его Гарр. — Она падает в том направлении, в котором по-прежнему действует сила гравитации. Сначала медленно, как любое падающее тело. Но с каждой секундой все быстрее…

Корабль мчался к мерцающей пелене космических течений, в узкий канал между ними. Гарр отдал команду, и скорость резко снизилась. Теперь они едва двигались.

Пилот осторожно подвел корабль к самому краю течения. Судно зависло рядом с мощным потоком разнокалиберного мусора. Радары вражеских кораблей не смогут засечь его здесь.

Они ждали вместе с кораблями других капитанов, спрятавшимися по сторонам Канала.

Мейсону показалось, что прошла целая вечность, когда пилот молча показал на экран.

Гарр Аттен кивнул с бесстрастным, словно у бронзовой статуи, лицом. Он взял микрофон, его мощный голос разнесся по рубке и полетел к остальным кораблям:

— Огонь!

Глава 7

Прозвучал первый залп. Со всех кораблей, притаившихся у края течения, навстречу орионской эскадре на сверхсветовой скорости помчались ракеты.

Мейсон вместе с Гарром и Хокси напряженно вглядывался в даль, где в мерцающей дымке вспыхивали и тут же гасли крохотные белые точки.

— Черт возьми, мы разнесли четверть их эскадры! — надтреснутым голосом завопил Хокси.

Пять-шесть ярких искр, обозначавших орионские крейсеры, внезапно исчезли с экрана радара. Другие замедлили ход и начали разворачиваться, стараясь разойтись как можно дальше друг от друга.

Мейсон решил, что орионская эскадра движется по Каналу слишком медленно. На высокой скорости они могли бы прорваться сквозь засаду и нанести серьезный урон капитанам Внешних Миров, но вынужденная осторожность сыграла против них.

— Продолжайте огонь и продвигайтесь вперед вдоль края течения! — приказал в микрофон Гарр. — Зажмите их в канале!

Орионцы оказались в невыгодном положении. На открытом пространстве их легко засекали радары, а корабли противника было трудно различить в расплывчатом хаосе течения.

Еще два орионских крейсера исчезли в отдаленных вспышках. Но затем они прекратили бестолково метаться по каналу и быстро двинулись к мерцающему пятну.

— Орионцы пытаются прорваться сквозь течение! — предупредил Мейсон.

— Они еще пожалеют об этом, — мрачно кивнул Гарр. — Как и некоторые из нас. Но мы лучше знаем, как там нужно летать.

Он выкрикнул в микрофон отрывистую команду. Корабли Внешних Миров пересекли свободное пространство Канала и вслед за судном Гарра Аттена нырнули в глубину течения.

По обычным понятиям и орионцы, и капитаны Внешних Миров теперь еле ползли, их скорость составляла лишь малую долю от световой. Двигаться быстрее внутри течения было невозможно. Но открывшаяся перед Мейсоном картина все равно выглядела устрашающе.

Мимо проносились зазубренные куски металла и каменные глыбы размером с большой дом, окруженные шлейфом из мелкого мусора величиной от булыжника до песчинки. Пилот крутил рычаги и ручки с бешеной скоростью, словно сумасшедший пианист, корабль метался то в одну, то в другую сторону по изменчивому лабиринту. Радар стал совершенно бесполезен, весь экран покрывали расплывчатые мерцающие пятна. Сирена непрерывно визжала, словно истеричная старуха. И все же корабль Гарра продолжал двигаться вперед, а за ним следовали остальные капитаны, чтобы перехватить орионскую эскадру, пытавшуюся прорваться сквозь этот хаос.

Впереди показался удлиненный металлический корпус крейсера, направлявшегося прямо на них сквозь поток мелких камней. Гарр прокричал его координаты в переговорное устройство, и через мгновение с пусковой установки под рубкой вылетела ракета. Однако крейсер тоже заметил врага и успел уклониться от выстрела.

Орионца тут же развернуло течением, более опасным, чем любые ракеты. Крутящиеся в полете обломки камней обрушились на него и отбросили покореженный остов крейсера далеко в сторону.

— Догоните его и добейте! — проревел в микрофон Гарр.

Какой-то из пиратских кораблей бросился за крейсером сквозь гибельный лабиринт, словно собака за добычей.

Мейсон сам служил во флоте и участвовал в космических битвах, но ничего похожего ему прежде видеть не приходилось. Радары и целеуказатели стали здесь бесполезны, корабли сражались на близком расстоянии, полагаясь только на оптические приборы. Они уклонялись от мчавшихся с огромной скоростью обломков и атаковали противника, затем снова уклонялись и опять атаковали.

Капитанам Внешних Миров не раз приходилось прятаться в течениях. Они знали особенности этих полетов намного лучше, чем офицеры любого космического флота, и в этом было их единственное серьезное преимущество перед более скоростными и хорошо вооруженными орионскими крейсерами. На открытом пространстве орионцы разнесли бы пиратские корабли на атомы еще до того, как те приблизились бы на дистанцию выстрела. Но здесь, внутри течения, все было иначе.

Вокруг непрерывно вспыхивали смертоносные взрывы. Большинство выпущенных с обеих сторон ракет проходило мимо цели, поражая в конце концов какой-нибудь каменный обломок. Однако время от времени корабли все же исчезали в ослепительном ореоле пламени. Мейсон видел, как погибли два пиратских судна, но орионцы потеряли уже пять крейсеров, а капитаны продолжали атаковать, прячась за изгибами течения и снова нападая на врага.

Старый Хокси выругался высоким, дрожащим от напряжения голосом и тут же торжествующе закричал:

— Мы задали им жару, черт возьми! Они сами захотели сражаться в течении и получили по заслугам…

Это была правда. Мейсон видел, что орионские крейсеры теперь лишь пытаются выбраться из течения, но получают все новые и новые удары. Внезапно в рубке пронзительно зазвенел вызов внешней связи.

Гарр Аттен проревел очередную команду пилоту и обернулся к по-прежнему вопящему Хокси:

— Заткнись! Кто-то вызывает меня.

Хокси замолчал, и все услышали неразборчивый грубый голос ригелианца Шаа, чей корабль затерялся где-то в лабиринте.

— Гарр, я еле докричался до тебя! Орионский корабль вышел из боя и полетел сквозь течение на запад. Я в это время дрался с двумя другими и не мог его преследовать.

Напряженный взгляд Гарра выдал тревогу.

— Продолжайте добивать их, не дайте им уйти! — прокричал он в микрофон передатчика. — Один корабль пошли в погоню за беглецом, я тоже полечу за ним.

Гарр снова повернулся к пилоту. Тот уже догадался, каким будет новый приказ, и теперь корабль быстро набирал скорость, петляя в лабиринтах течения, пока наконец не выскочил обратно в Канал Дьявола.

Мейсон и Гарр одновременно впились взглядами в экран радара. На всем протяжении Канала не горело ни одной искры.

— Этот крейсер направился к планете Рилла Эмриса! — воскликнул Гарр. — Мы должны остановить его.

Корабль мчался вдоль Канала с предельным ускорением, набирая тысячекратную скорость света. Но Мейсон понимал, что крейсер летит еще быстрее и к тому же стартовал раньше. Неужели Джаниссар Орионский и В’ранн все-таки добьются своего?

Корабль выскочил из канала в свободный космос и устремился к умирающему багровому солнцу Радар по-прежнему не видел вокруг никаких судов, и выражение муки на лице Гарра все усиливалось. Когда корабль подлетел ближе, старый Хокси вытянул вперед дрожащую руку и срывающимся голосом произнес:

— Господи, посмотрите сюда! Посмотрите…

Мороз пробежал по спине Мейсона, когда он увидел, на что указывает старик.

Серо-коричневая планета, расположенная ближе всех к умирающему солнцу, все это время неторопливо и величественно набирала скорость. Она двигалась по прямой прочь от светила и скоро должна была пересечь орбиту второй планеты, чуть опередив ее.

Пытливый человеческий ум открыл тайны природы и выпустил на свободу ее чудовищную силу, научившись управлять движением целой планеты. И теперь Мейсон с ужасом смотрел на предзнаменование будущих событий, когда завладевшие этой силой звездные короли развяжут галактическую войну.

— Они уже приземлились! — выкрикнул Гарр. — Их корабль сел рядом с башней. Приготовиться к бою, только, ради всего святого, не попадите в саму башню!

Корабль устремился мимо покрытой льдом второй планеты к удаляющейся первой. Они стремительно зашли на посадку, так что воздух истошно свистел за бортом. А затем под ними показалась бескрайняя пустыня с потрескавшимися каменными глыбами и высокий конус с поднятыми к небу металлическими отростками, чье таинственное свечение управляло движением планеты.

Орионский крейсер, стоявший в миле от башни, попытался подняться с поверхности, чтобы избежать внезапной атаки. Он начал разворачивать ракетные установки навстречу врагу, но было поздно. Корабль Гарра уже выпустил свои ракеты, и крейсер исчез за яркими вспышками. Когда пламя затихло, на землю упали лишь оплавленные обломки корпуса.

Корабль Гарра сел возле самой башни. Мейсон вслед за гидрианцем бросился к шлюзу.

— В башне остались орионцы! — крикнул на бегу Гарр. — Все за мной!

Они выскочили в холодный сухой воздух и побежали к башне. На вершине конуса из кубической лаборатории Рилла Эмриса появились люди в военной форме и открыли огонь по бегущим.

Крохотные взрывы ослепительно сверкали вокруг, словно бриллианты, смертоносный танец сгустков плазмы заставил людей Гарра рухнуть на оплавленные камни. Мейсон выхватил пистолет и вслед за другими выстрелил вверх. Орионцы тоже упали.

— Не стрелять! — испуганно завопил Гарр Аттен. — Если вы убьете Рилла или повредите его устройство, мы потеряем все!

Они вскочили на ноги и побежали наверх. Орионцы сами открыли воздушный шлюз, когда выбегали из лаборатории, а теперь уже не могли его закрыть. Мейсон вместе с Гарром и его командой ворвался внутрь.


На полу лаборатории лежали трупы. Помощников Рилла Эмриса не застрелили, а зарезали ножами и забили до смерти металлическими прутьями, которые и сейчас держали в руках орионские солдаты.

— Не стрелять! — повторил приказ Гарр.

В дальнем углу лаборатории орионский офицер склонился над неподвижно сидящим ученым.

Пытаясь пробраться к нему, Мейсон выбил из руки офицера пистолет, но тут же почувствовал, как лезвие ножа обожгло ему плечо.

В заполненной самым современным научным оборудованием лаборатории началась дикая рукопашная схватка с использованием самого примитивного оружия: и орионцы, и люди Гарра опасались повредить приборы.

Орионский офицер оставил Рилла Эмриса и бросился в гущу сражения, выкрикивая команды своим солдатам. Мейсон заметил, как Гарр повалился на пол, получив по голове металлическим прутом. Оставшись без предводителя, его команда дрогнула.

Мейсон поднял пистолет. Он один из всех дерущихся не боялся повредить устройство, а, наоборот, хотел уничтожить изобретение Рилла Эмриса, пока оно не раскололо Галактику на части. Мейсон выстрелил, затем еще раз и еще.

Крохотные смертоносные звездочки запрыгали между орионских солдат, и те, не имея возможности ответить на выстрелы, бросились прочь из лаборатории.

Мейсон выскочил вслед за ними, но орионцы уже подняли руки, признавая поражение.

— Свяжите их и отведите на корабль! — приказал Мейсон людям Гарра. — Там остался Хокси, он будет у вас за старшего.

Он вернулся в лабораторию и склонился над телом Гарра Аттена. Не окажись череп гидрианца таким прочным, тот стал бы покойником. Гарр все еще не пришел в себя, но Мейсон не сомневался, что капитан скоро очнется.

Теперь Мейсон бросился к Риллу Эмрису. Ученый посмотрел на него неподвижным затуманенным взглядом. В груди его зияла глубокая ножевая рана, и, судя по всему, орионский офицер пытался перевязать ее, когда началась схватка.

— Мне пришлось защищаться, когда они ворвались и убили моих помощников, — прошептал Рилл Эмрис. — Они не хотели убивать меня, но вы сами видите…

Мейсон действительно видел, что с таким ранением Риллу Эмрису не выжить. А еще он подумал, что ученый сам искал смерти, которая избавила бы его от мучений.

— Гарр убит? — шепотом спросил Рилл Эмрис.

— Нет, только получил сильный удар по голове, но скоро с ним все будет в порядке.

— Он был моим другом, — сказал ученый. — Но я доставлял ему одни неприятности. А теперь он получит мое устройство, которое в конце концов принесет гибель и ему, и всей Галактике.

— Рилл, послушайте. — Мейсон наклонился еще ниже. — Можете не беспокоиться об этом. Я терранский агент, и мне приказано уничтожить ваше устройство. Терранская империя не желает, чтобы из-за него началась война.

На секунду в меркнущем взгляде Рилла Эмриса вспыхнула надежда.

— Сделайте это, и вы избавите меня от мысли, что я оставляю человечеству ужасное наследство. Тайна умрет вместе со мной, если устройство… — Он умолк, а затем заговорил снова: — Нет, вы не сумеете полностью уничтожить его. По уцелевшим фрагментам его смогут восстановить другие ученые. Но я знаю, как с ним справиться. Подведите меня к панели управления.

Мейсон помог ученому подняться. Казалось, тот умрет, так и не добравшись до широкого стола с непостижимо сложными приборами и датчиками. Однако жгучее желание довести дело до конца придало Риллу Эмрису сил, и он подробно объяснил, как и в какой последовательности поворачивать нужные переключатели.

Ученый затих и повис на руках у Мейсона, но продолжал следить за показаниями приборов. Наконец он прошептал:

— Вот и все. Теперь планета не пролетит мимо соседней, а столкнется с ней. Забирайте Гарра и улетайте как можно скорее.

Мейсон отнес Рилла Эмриса в кресло, но ученый был уже мертв.

Мейсон подошел к Гарру Аттену, по-прежнему лежавшему без сознания, и взвалил гидрианца себе на плечи. Шатаясь под тяжестью груза, он вышел из заполненной мертвецами лаборатории под багровый свет гаснущей звезды и вдохнул раздирающий легкие холодный воздух.

Хокси с двумя другими пиратами поднимался по склону ему навстречу. Они взяли у Мейсона бесчувственное тело Гарра.

— А где Рилл Эмрис? — спросил Хокси.

— Он мертв. И мы все тоже погибнем, если не уберемся отсюда немедленно. Рилл настроил приборы так, что планеты скоро столкнутся.

Побледневший Хокси поднял глаза к небу.

Там висела вторая планета, сверкающая, словно отполированная до блеска луна.

— Тогда бежим скорее! — в ужасе воскликнул старый землянин.


Через полчаса корабль уже стартовал и понесся прочь от обреченной планеты.

Мейсон, Хокси и остальные члены экипажа смотрели на серо-коричневый шар, летящий по измененной траектории навстречу второй планете.

Из передатчика донесся голос Шаа:

— Гарр, мы прогнали орионскую эскадру. У них осталось только шесть крейсеров. Но и мы потеряли пять кораблей.

— Говорит Бронд Холл, — ответил ему Мейсон. — Гарр сейчас в отключке, но скоро очнется. Летите к нам, только не приближайтесь к планете.

Корабли встретились и зависли в пространстве. Люди в молчании и благоговейном ужасе наблюдали, как медленно сближаются две планеты — темно-коричневая и ярко сверкающая.

А потом они столкнулись.

Взорвались, разлетелись на мелкие осколки, сбившиеся в яркое бесформенное облако. Затем это облако начало распадаться на части, и вот уже вместо двух погибших планет вокруг умирающего солнца закружился новый рой космического мусора.

Вместе с ними погибли Рилл Эмрис и его тайна, и Мейсон надеялся, что она утрачена навек. Но ненасытное любопытство всегда было отличительной чертой сыновей Адама. Это оно заставило их отправиться с древней Земли к далеким звездам. Что, если это любопытство однажды снова откроет надежно запертую дверь?

— Вот оно как все вышло, — вздохнул старый Хокси. — Что ж, пора нам всем домой.

Пока корабли летели по Каналу Дьявола и дальше в сторону Куруна, Мейсон сидел запершись в рубке дальней связи. Он сразу же отослал сообщение и наконец дождался ответа.

Когда он вышел из рубки, корабли уже приближались к Куруну.

— Гарр очнулся, — сообщил ему Хокси.

Мейсон вошел в каюту Гарра. Тот сидел на койке с забинтованной головой и окаменевшим лицом.

— Значит, Рилл и все его труды погибли. — Он хмуро взглянул на Мейсона. — А вместе с ними и наши надежды создать свое королевство. Что ж, во всяком случае, мы сделали все, что могли.

— Я уже говорил, что ты слишком легко отказываешься от своей мечты. У нас еще есть шанс — всего лишь шанс, не более того, — увидеть когда-нибудь Королевство Внешних Миров.

— Очень мило, что ты решил подбодрить меня, — раздраженно произнес Гарр. — Только я не полный идиот.

— Гарр, послушай. Орионцы могут не поверить, что тайна Рилла исчезла без следа. Вполне вероятно, что они двинут сюда флот и попытаются захватить все Внешние Миры, чтобы узнать правду. Если это случится, соседние звездные короли объявят им войну и остановят вторжение.

— Вероятно, так и произойдет. — Гарр кивнул. — Но нам от этого не легче.

— Я переговорил кое с кем из руководства Терранской империи, — сообщил Мейсон. — Они согласились, что этот кризис можно предотвратить, если Внешние Миры станут независимым королевством. Терранцы готовы признать его и гарантировать безопасность границ. И тогда ни Джаниссар Орионский, ни другие звездные короли не посмеют сунуться во Внешние Миры.

Пока он рассказывал, Гарр смотрел на него со все большим изумлением, а потом и вовсе вскочил на ноги.

— Они обещали срочно обсудить этот вопрос на Совете и передать мне ответ, как только решение будет принято, — закончил Мейсон.

— Ты говорил с терранским правительством? — недоверчиво воскликнул Гарр. — Они обещали передать тебе ответ? Да кто ты такой, чтобы…

— Я не Бронд Холл, — признался Мейсон. — Я агент терранской разведки.


Только спустя три дня на Курун пришел ответ. Мейсон все это время дежурил в рубке. Теперь он вышел под яркое сияние изумрудного солнца и направился в сторону города, в таверну, где его дожидались Гарр и другие оставшиеся в живых капитаны.

Гарр не произнес ни звука, зато Хокси спросил с нетерпением:

— Ну, так что они сказали?

Мейсон усмехнулся:

— Два дня назад по официальному решению Совета Терранская империя признала королевство Внешних Миров. Как только всеобщий референдум подтвердит, что население действительно желает этого, Гарр Аттен будет объявлен законным правителем.

Больше он ничего не сумел произнести: капитаны подняли такой рев, что заглушили его голос.

Мейсон подумал о том, что именно в этой таверне он впервые увидел Гарра Аттена, мечтавшего основать свое королевство, и о том, каким необычным образом эти мечты наконец сбылись.

Чуть погодя Мейсон сказал Гарру:

— Мне пора улетать — хочу поскорей вернуть свое настоящее лицо. Но что теперь будет с В’ранн?

Гарр ответил громко, чтобы его слышали все капитаны:

— Теперь у нас есть закон, и все обязаны соблюдать его. Она подстрекала к убийству и должна понести наказание, а когда отсидит в тюрьме положенный срок, мы отправим ее обратно на Орион.

— Это ж надо, до чего мы докатились, — простонал Хокси. — Тюрьма на Куруне!

Книга II. ЗВЕЗДНЫЕ КОРОЛИ


Избранные произведения. I

Знал ли Джон Гордон, обычный американский клерк, чем это обернется для него, когда впервые услышал в своей голове чужой голос? Голос представился Зартом Арном, принцем из далекого будущего, ученым, изобретателем машины, позволяющей обмениваться разумами представителям различных эпох. Зарт Арн предложил Гордону обменяться телами, чтобы вкусить прелести жизни недоступных им ранее эпох. Гордон согласился, а кто на его месте отказался бы на неделю побыть звездным принцем?

Но сразу после обмена все пошло наперекосяк. Не все оказалось гладко в мире будущего. Зависть, борьба за власть, политика, война — все это люди выплеснули на межзвездные просторы и тело принца Зарта Арна с ничего не понимающим в происходящем Джоном Гордоном, с размаху падает в этот водоворот. Политические убийства, интриги, покушения и похищения сыплются как из рога изобилия. Империя на пороге всеобщей войны, и все теперь зависит от землянина, волею судеб оказавшегося в это время в этом месте. Ведь флот Лиги Темных миров уже начал свое вторжение и среди звезд сшибаются армады космических кораблей и гибнут тысячи людей.

И вопрос стоит уже не «Кто победит?», а «Победит ли кто-нибудь?», и что достанется этому победившему, ведь из хранилища уже извлекают Разрушитель, ужаснейшее порождение науки, оружие, уничтожающее само пространство…

Глава 1

ДЖОН ГОРДОН

Поначалу Гордон подумал, что сходит с ума. Он только начал засыпать, как вдруг в голове раздался чужой голос. На фоне его собственных затухающих мыслей голос прозвучал особенно отчетливо:

«Джон Гордон, вы меня слышите? Слышите, что я говорю?»

Он тут же проснулся и сел на кровати. На время случившееся вывело его из душевного равновесия. Но затем он решил не придавать значения. В полусне человек не контролирует свое сознание, и оно способно выделывать разные забавные фокусы.

До следующей ночи Гордон об этом не вспоминал. Но едва провалился в сон, в голове снова раздался тот же отчетливый голос:

«Вы слышите меня? Если слышите, постарайтесь ответить!»

Гордон снова резко проснулся и на этот раз встревожился чуть сильнее. Что случилось с его мозгами? Когда слышишь несуществующие голоса, твои дела плохи.

Он вернулся с войны без единой царапины. Но возможно, за годы полетов над Тихим океаном что-то повредилось в его голове. Не исключено, что он заработал психическое заболевание, которое не сразу дало о себе знать.

«Какого черта переживаю из-за всякой ерунды! — грубо оборвал он свои раздумья. — Просто я немного на взводе и чувствую себя не в своей тарелке».

Не в своей тарелке? Да, так оно и есть. С тех самых пор, как закончилась война и он возвратился в Нью-Йорк.

Можно забрать молодого бухгалтера из офиса нью-йоркской страховой фирмы и превратить его в военного летчика, управляющего тридцатитонным бомбардировщиком как своими пятью пальцами? Можно, потому что именно так и поступили с Гордоном.

Но если через три года летчику сказать спасибо, а затем, как бомбу через бомболюк, сбросить обратно в мирную жизнь, в ту же страховую контору, — нет гарантии, что он снова легко приспособится к обстоятельствам. В чем Гордон тоже убедился на собственном горьком опыте.

Вот ведь странно: пока Гордон, стиснув зубы, летал над Тихим океаном, он думал лишь о том, как замечательно было бы снова очутиться в уютной квартирке, ходить на прежнюю работу. А потом вернулся, и все действительно пошло как раньше. Только он сам уже не был прежним. Джон Гордон привык сражаться, рисковать жизнью и терять друзей, а не сидеть за столом и складывать числа.

Гордон и сам точно не знал, чего ему теперь хочется, но уж точно не кабинетной работы в нью-йоркской страховой фирме. Он попытался выбросить из головы все эти мысли и заставил себя вернуться к прежней рутине. Но досада лишь росла с каждым днем.

И вот теперь этот странный голос! А вдруг болезнь все-таки доконала Гордона и он окончательно свихнулся?

Он задумался, не сходить ли к психиатру, но тут же отбросил эту идею. С трудностями надо справляться самому. Поэтому Гордон с мрачной решимостью готовился к следующему вечеру, надеясь доказать себе, что этот голос — всего лишь галлюцинация.

Голос не раздавался ни той ночью, ни следующей. Гордон уже счел, что все прошло. Но на третью ночь призыв прозвучал еще сильней, чем раньше:

«Джон Гордон, послушайте меня! Это не галлюцинация! Я совсем другой человек. Я использую особое научное оборудование, чтобы мысленно обратиться к вам».

Гордон уже задремал, но голос казался абсолютно реальным.

«Прошу вас, Джон Гордон, попытайтесь ответить мне! Не словами, просто мыслями. Канал связи открыт, у вас получится, если постараетесь».

Ошеломленный Гордон направил мысль в темноту перед собой:

«Кто вы?»

Ответ пришел мгновенно, и в нем отчетливо слышалось радостное возбуждение.

«Меня зовут Зарт Арн, я принц Среднегалактической империи. Я говорю с вами из будущего, отдаленного на двести тысяч лет».

Гордон ощутил смутное беспокойство. Это не может быть правдой! Однако голос в его голове звучал четко и уверенно.

«Двести тысяч лет? Это немыслимо, это невозможно — разговаривать сквозь время. Это просто сон».

Ответа не пришлось долго ждать.

«Уверяю вас, это не сон. Я такой же человек, как и вы, хотя нас разделяют две тысячи веков. Ни один материальный предмет не способен пройти сквозь время, — продолжал Зарт Арн. — Но мысль не материальна. Ваш разум тоже путешествует в прошлое, когда вы вспоминаете что-либо».

«Даже если это все происходит на самом деле, зачем вы меня вызываете?» — растерянно спросил Гордон.

«За двести тысяч лет многое изменилось. Человеческая раса давно расселилась среди звезд Галактики. В моем времени существуют целые звездные королевства, и Среднегалактическая империя — самая крупная из них. Я занимаю высокое положение в этой империи, но в первую очередь я ученый, искатель истины. Многие годы мы с коллегой исследуем прошлое, забрасывая мой разум в другие эпохи и устанавливая контакты с людьми, чье сознание настроено в унисон с моим. И со многими из них я на время обменивался телами. Разум — это тончайшая сеть электрических импульсов, проходящих сквозь мозг. Их можно скопировать с точно такой же сети другого разума и наложить на ваш мозг. Моя аппаратура способна отправить в прошлое не только мысленные сообщения, но и мой разум целиком. В результате мое сознание попадало в тело человека из минувших веков, а его сознание соответственно проникало сквозь время и занимало мое тело. Так я получал возможность исследовать различные периоды истории человечества. Однако мне никогда прежде не удавалось достичь столь отдаленной эпохи, как ваша. Я хотел бы изучить и ее. Джон Гордон, вы поможете мне в этом? Вы согласны на время обменяться со мной телами?»

Поначалу Гордон испугался и решил отказаться.

«Нет! Это ужасно, это какое-то безумие!»

«Здесь нет ничего опасного, — принялся убеждать его Зарт Арн. — Вы просто проведете несколько недель в моем теле в моем времени, а я — в вашем. А затем мой коллега Вель Квен произведет обратный обмен. Подумайте над моим предложением! Этот обмен не только позволит мне изучить вашу давно минувшую эпоху, но и даст вам возможность увидеть чудеса будущего. Я знаю, как стремится к новому и неизвестному ваш беспокойный дух. Больше никому из вашей эпохи никогда не представится возможность окунуться в бездну времени и побывать в будущем. Неужели вы способны отказаться от такого шанса?»

Неожиданно Гордон осознал, что уже поддался очарованию идеи. В душе словно зазвенели трубы, зовущие к приключениям, которые ему прежде и во сне не могли присниться.

Увидеть собственными глазами мир будущего, почувствовать величие цивилизации, покорившей далекие звезды. Разве ради этого не стоит рискнуть жизнью и рассудком? Если все это правда, разве может он упустить возможность испытать приключения, о которых сам же безумно тосковал?

Тем не менее он все еще не решался.

«Но когда я очнусь в вашем мире, я не буду о нем ничего знать, — сказал он. — Даже не смогу понять ваш язык».

«Вель Квен всему вас научит, — тут же успокоил его Зарт Арн. — Разумеется, ваша эпоха покажется мне такой же странной. Поэтому, если вы согласны, подготовьте, пожалуйста, мыслезаписи, по которым я мог бы изучить ваш язык и обычаи».

«Мыслезаписи? — в недоумении переспросил Гордон. — Что это такое?»

«Неужели они еще не изобретены в вашей эпохе? — удивился в ответ Зарт Арн. — Тогда оставьте мне несколько детских иллюстрированных книжек, словарь для изучения языка и какие-нибудь звуковые записи, по которым можно будет понять, как произносятся эти слова. Я не требую от вас немедленного решения. Завтра я снова позову вас, и тогда вы сообщите мне свой ответ».

«Завтра я решу, что это был просто дурацкий сон!» — воскликнул Гордон.

«Вы должны убедить себя, что это правда, — настаивал Зарт Арн. — Я специально связываюсь с вами, когда вы находитесь в полусне, потому что в этот момент ваша воля ослабевает, а разум приобретает повышенную чувствительность. Но я вовсе не снюсь вам».

Когда Гордон проснулся, на него лавиной нахлынули воспоминания.

«Неужели это был сон? — озадаченно спрашивал он себя. — Но так и должно казаться, об этом и предупреждал Зарт Арн, человек из сна».

По дороге на работу Гордон так и не сумел разобраться, приснился ли ему вчерашний разговор или произошел на самом деле.

Никогда еще офис не представал таким унылым и душным, как в этот бесконечный день. Никогда обычная рутинная работа не выглядела настолько однообразной и бессмысленной. И весь этот день Гордон грезил наяву картинами великолепия и роскоши звездных королевств, удивительных и манящих миров будущего.

К вечеру он принял окончательное решение. Эта невероятная история может обернуться правдой, и он сделает все, о чем попросит Зарт Арн.

С чувством некоторой неловкости он после работы зашел в магазин и купил иллюстрированные детские книжки, а также учебники и граммофонные пластинки для изучения английского языка.

Вечером Гордон лег спать раньше обычного. Он напряженно ожидал вызова Зарта Арна, но тот все никак не объявлялся. А Гордон был так взволнован, что не мог уснуть или хотя бы задремать.

Прошло несколько часов, а он все еще ворочался в постели, лишь перед самым рассветом провалившись в беспокойное забытье.

И тут же в его голове прозвучал четкий голос Зарта Арна:

«Джон Гордон, наконец-то мне удалось связаться с вами! Итак, что вы решили?»

«Зарт Арн, я согласен, — сказал Гордон. — Но пусть это произойдет как можно скорее! Если я еще несколько дней буду думать об этих снах, они сведут меня с ума».

«Обмен можно провести прямо сейчас! — услышал он в ответ. — Мы с Велем Квеном уже подготовили аппаратуру. Вы окажетесь в моем теле на срок в шесть недель. К этому моменту я буду готов для обратного переноса. Но сначала пообещайте мне одну вещь, — торопливо продолжал Зарт Арн. — Никто в моем времени, кроме Веля Квена, не должен узнать об этом обмене разумами. Вы никому не должны рассказывать о том, что временно заняли мое тело. Иначе с нами обоими случится беда».

«Обещаю, — мгновенно ответил Гордон и обеспокоенно добавил: — Надеюсь, вы будете бережно обращаться с моим телом?»

«Даю вам слово, — заверил его Зарт Арн. — А теперь расслабьтесь, пусть ваш разум не сопротивляется той силе, что пронесет его сквозь время».

Это оказалось легче пообещать, чем исполнить. Человек не сможет оставаться расслабленным в тот момент, когда разум готов покинуть тело. Однако Гордон попытался сдержать обещание и постепенно начал погружаться в дремоту.

Внезапно он понял, что с ним происходит нечто необъяснимое. Это не было похоже на физическое воздействие, а больше напоминало притяжение магнитного поля.

Джон Гордон почувствовал, как проваливается в неизведанную темноту, и закричал от ужаса, какого не испытывал никогда в жизни.

Глава 2

МИР БУДУЩЕГО

Сознание возвращалось медленно. Гордон открыл глаза и увидел, что лежит на высоком столе в освещенном солнцем зале.

Некоторое время он лишь ошеломленно озирался, чувствуя страшную слабость. Прямо над ним завис диковинный аппарат в виде серебристого колпака со множеством подсоединенных проводов. Похоже, его только что сняли с головы Гордона.

Затем над ним склонилось морщинистое лицо. Это был седой старик, но глаза его блестели от возбуждения, как у юноши.

Он заговорил высоким взволнованным голосом на незнакомом языке.

— Я вас не понимаю, — разочарованно признался Гордон.

— Бель Квен, — указал на себя старик.

И тут Гордон вспомнил. Вель Квен — именно так называл своего помощника Зарт Арн, человек из будущего.

Из будущего? Значит, им все-таки удалось осуществить обмен разумом между телами, разделенными бездной времени?

В крайнем возбуждении Гордон попытался встать, но тут же без сил откинулся на спину.

Однако все же успел осмотреть себя.

Он был одет в шелковую рубашку без рукавов, брюки и сандалии. Но само тело не имело ничего общего с коренастой, мускулистой фигурой Джона Гордона. Это было чужое тело, более высокое и стройное.

— Тело Зарта Арна! — хрипло проговорил Гордон. — А сам он сейчас в моем теле и в моем времени.

Пожилой ученый Вель Квен, вероятно, услышал знакомое имя и поспешно кивнул.

— Зарт Арн — Джон Гордон. — Старик еще раз указал на него.

Обмен состоялся! Разум Гордона преодолел две тысячи веков и оказался в теле другого человека.

Тем не менее Джон не чувствовал никакой разницы. Попробовал пошевелить руками и ногами: каждый мускул слушался превосходно. Но волосы на голове вставали дыбом от пугающей странности происходящего. Внезапно Гордона охватила отчаянная тоска по своему телу.

Похоже, Вель Квен понял, что с ним сейчас творится. Старик ободряюще похлопал его по спине и поднес стеклянный стакан с пенящейся красноватой жидкостью. Гордон выпил и немного приободрился.

Пожилой ученый помог ему встать на ноги и поддерживал, пока Гордон с удивлением разглядывал зал.

Яркий солнечный свет проникал в комнату сквозь окна, занимавшие стены восьмиугольного помещения почти целиком. В его лучах сверкали приборы и механизмы, а также стеллажи с металлическими кассетами. Гордон не был ученым, и научное оборудование будущего ни о чем не говорило ему.

Вель Квен подвел его к высокому зеркалу в углу комнаты. Увидев свое отражение, Гордон на мгновение замер.

— Так вот как я теперь выгляжу! — потрясенно прошептал он.

Этот стройный черноволосый молодой человек, ростом намного выше шести футов, с красивым лицом, орлиным носом и серьезными темными глазами, ничуть не напоминал Джона Гордона.

Он уже обратил внимание, что одет в облегающую рубашку и брюки. Теперь Вель Квен набросил ему на плечи длинную белую шелковую накидку. Сам ученый носил такой же наряд.

Старик жестами объяснил, что Гордону необходимо отдохнуть. Однако тот, несмотря на слабость, решил сначала взглянуть на таинственный мир далекого будущего.

Гордон поплелся к ближайшему окну. Он надеялся увидеть волшебную панораму огромного и удивительного города, столицы межзвездной цивилизации. Но его ожидания не оправдались.

За окном простирался восхитительный в своей дикой первозданности пейзаж. Восьмиугольный зал находился на верхнем этаже массивной приземистой башни, стоявшей на плато у края пропасти.

Вокруг высились величавые горные вершины, чьи снежные шапки сверкали в ярком солнечном свете. Тысячами футов ниже виднелись устрашающие темные ущелья. И больше ни одного здания нигде. Примерно так во времена Гордона выглядели Гималаи.

Внезапно у Гордона закружилась голова, и он едва не упал. Вель Квен поспешно проводил его в небольшую спальню на нижнем этаже башни. Джон растянулся на мягком диване и почти мгновенно заснул.

Когда Гордон пробудился, уже наступил следующий день. В спальню вошел Вель Квен и поздоровался. Пожилой ученый проверил пульс и дыхание Гордона, ободряюще улыбнулся и принес завтрак: густой сладкий напиток шоколадного цвета, фрукты и какие-то пластинки, напоминавшие сухое печенье. Очевидно, они были обогащены питательными веществами, потому что насытили почти мгновенно.

Затем Вель Квен принялся обучать Гордона языку. Аппарат размером с маленькую коробочку показывал стереоскопические изображения, а пожилой ученый тщательно проговаривал названия каждого предмета или действия.

Занятия продолжались целую неделю, и все это время Гордон не покидал башни. Он учился с поразительной быстротой, отчасти благодаря педагогическим талантам Веля Квена, отчасти потому, что в основе языка будущего лежал английский. Две тысячи веков сильно увеличили и изменили его словарный запас, однако он не казался совершенно чуждым.

К концу недели, когда силы полностью вернулись к Гордону, он уже мог свободно говорить с Велем Квеном.

— Мы находимся на Земле? — первым делом спросил он.

Пожилой ученый кивнул:

— Да, эта башня расположена в самых высоких горах Земли.

Значит, вокруг действительно возвышались заснеженные пики Гималаев, как и догадывался Гордон. Они выглядели такими же огромными, дикими и безлюдными, как и во время войны, когда он пролетал над ними.

— Но на Земле остались города или люди покинули ее? — забеспокоился он.

— Конечно остались. Просто Зарт Арн выбрал самое уединенное место на планете, чтобы никто не мешал исследованиям. В этой башне он изучает историю человечества, перемещаясь в тела людей из различных эпох. Но так далеко в прошлое, как в этот раз, Зарт Арн еще не пытался заглянуть.

Гордону стало неловко от мысли, что в этом теле побывали другие люди.

— А те, другие, они без проблем вернулись в свои тела и в свое время?

— Разумеется, ведь я все время находился рядом и сам управлял передатчиком сознания. Когда наступал срок, я осуществлял обратный обмен, и так же будет с вами.

Это успокаивало. Возможность побывать в будущем внушала Гордону дикий восторг, но совсем не радовала перспектива застрять на неопределенный срок в чужом теле.

Вель Квен рассказал об удивительном методе обмена разумом, продемонстрировал работу телепатического усилителя, который способен направить мысленное сообщение любому человеку из прошлого. Потом ученый объяснил принцип работы самого передатчика.

— Разум — это система электрических сигналов в нейронах головного мозга. Энергия аппарата позволяет отсоединить ее от мозга и преобразовать в набор «нематериальных квантов». Поскольку время является четвертым измерением материи, кванты разума можно спроецировать в прошлое. Канал работает в обоих направлениях, одновременно отсоединяя оба разума, чтобы поменять их местами.

— Зарт Арн сам изобрел этот метод? — удивленно спросил Гордон.

— Мы изобрели его вместе. Я детально разработал принцип действия. А Зарт Арн, мой верный ученик, решил опробовать его на практике и помог мне построить и протестировать аппарат. Ему удалось продвинуться дальше самых смелых моих мечтаний. Видите эти стеллажи с кассетами мыслезаписей? На них хранится огромная информация, собранная Зартом Арном в прошлых веках, которые он успел изучить. Мы работали тайно: если бы Арн Аббас узнал об этих опытах, то запретил бы сыну так рисковать.

— Арн Аббас? — переспросил Гордон. — Кто это такой?

— Владыка Среднегалактической империи, столица которой находится на планете Троон в системе звезды Канопус. У него два сына. Старшего, наследника, зовут Джал Арн. Зарт Арн — младший.

— Вы хотите сказать, — потрясенно пробормотал Гордон, — что я сейчас занимаю тело сына величайшего правителя в Галактике?

— Да, — кивнул старик. — Но Зарта не интересует власть. Он ученый и исследователь. Поэтому он покинул императорский двор на Трооне и устроился в этой одинокой башне на Земле, чтобы продолжить изучение прошлого.

Гордон вспомнил, как Зарт Арн говорил, что занимает высокое положение в империи. Но он даже не догадывался, насколько высоко оно на самом деле.

— Скажите, а каковы размеры Среднегалактической империи? Она действительно охватывает всю Галактику?

— Нет. В Галактике множество звездных королевств, и они время от времени враждуют между собой. Но Среднегалактическая империя — самая крупная.

Гордон ощутил легкое разочарование.

— Я думал, люди будущего установят демократию и забудут о войнах.

— На самом деле власть в звездных королевствах принадлежит народу, — объяснил Вель Квен. — Мы просто дали нашим лидерам королевские титулы — так легче удерживать вместе разделенные огромными расстояниями звездные системы, населенные людьми и туземными расами.

— Я понял, — догадался Гордон. — Это похоже на британскую демократию в моем времени, которая сохраняет монархию и титулы ради укрепления государства.

— И войны на Земле действительно прекратились давным-давно, — продолжил Вель Квен. — Мы знаем это из древней истории. Наступили мир и процветание, давшие первый мощный импульс космическим полетам. Но затем снова начались войны между звездными королевствами, потому что они расположены слишком далеко друг от друга. Сейчас мы пытаемся установить мир и собрать их вместе, как когда-то объединились народы Земли.

Вель Квен подошел к стене и коснулся выключателей оптического экрана. На нем появилось изображение Галактики — плоский дискообразный рой сверкающих искр.

Каждый из этих огоньков обозначал звезду, и у Гордона голова пошла кругом от того, как их много. Туманности, кометы, темные облака — все они были на этой карте. Галактика делилась на несколько крупных и мелких зон, подсвеченных огнями разного цвета.

— Эти цветные зоны обозначают пространство великих звездных королевств, — объяснил Вель Квен. — Как видите, зеленая зона Среднегалактической империи гораздо больше других, она включает в себя весь север и центр Галактики. Солнечная система и Земля находятся неподалеку от ее границ, за которыми начинаются Внешние Миры. Небольшая фиолетовая зона к югу от империи — независимые миры в Скоплении Геркулеса, которыми правят великие бароны. На северо-западе лежит королевство Фомальгаута, а к югу от него расположены королевства Лиры, Лебедя, Полярной Звезды и другие. Большинство из них являются союзниками империи.

А эта большая черная клякса на юго-востоке обозначает крупнейшее темное облако в Галактике, — продолжал ученый. — Его звезды и планеты погружены в вечный полумрак. Здесь находится Лига Темных Миров — наш самый могущественный и злобный противник. Империя занимает доминирующее положение и давно пытается объединить звездные королевства, чтобы избавить Галактику от войн. Но Шорр Кан и его Лига плетут интриги против объединительной политики Арна Аббаса, разжигая зависть и недоверие в звездных королевствах.

Все это было слишком сложно для Джона Гордона, человека из двадцатого века. Он ошеломленно смотрел на необычную карту.

— Я научу вас пользоваться мыслезаписями, — добавил Вель Квен, — и тогда вы сможете больше узнать о нашей истории.

В последующие дни, продолжая изучать язык, Гордон также начал знакомиться с историей двух тысяч веков.

Кассеты с мыслезаписями развернули перед ним эпическую сагу о том, как человечество покорило звезды. Он узнал о великих подвигах исследователей космоса, об ужасных катастрофах в темных облаках и туманностях, об ожесточенной борьбе против аборигенов, настолько чуждых, что мирные контакты с ними были исключены.

Маленькая и удаленная Земля уже не могла управлять всей необъятной и постоянно растущей сферой обитания человека. Звездные системы создали свои собственные правительства, а затем отдельные миры объединились в королевства. Именно так образовалась и огромная Среднегалактическая империя, которой сейчас правил Арн Аббас.

Наконец Вель Квен объявил Гордону:

— Я понимаю, что вам хотелось бы до возвращения увидеть как можно больше подробностей из жизни нашей цивилизации. Для начала позвольте показать вам, как сейчас выглядит Земля. Встаньте на эту панель.

Гордон шагнул на одну из двух круглых кварцевых пластин, казавшихся частью непонятного устройства.

— Этот прибор для телестереосвязи, — объяснил Вель Квен. — Он мгновенно передает и принимает стереоскопические изображения и звуковые сигналы на любое расстояние.

Гордон осторожно встал на кварцевую пластину. Старый ученый коснулся переключателя.

Внезапно Гордон словно оказался в другом месте. Он стоял на высоком балконе в большом городе, хотя и понимал, что по-прежнему находится в лаборатории.

— Это Ньюар, крупнейший город Земли, — сказал Вель Квен. — Но, конечно, ему не сравниться со столицами великих звездных миров.

Гордон едва не задохнулся от восторга. Он смотрел на гигантский город с белыми ступенчатыми пирамидами.

Далеко за его пределами виднелся космодром: с рядами уходящих под землю ангаров, посадочными площадками и длинными, похожими на рыб звездолетами. Там стояли также несколько внушительных военных кораблей с изображением кометы — гербом империи.

Однако сам город еще сильнее ошеломлял и притягивал к себе внимание. На бульварах цвели зеленые сады, с яркими тентами и толпами веселящихся людей.

Вель Квен переключился на другой телестереоаппарат в том же Ньюаре. Гордон увидел внутреннее убранство города, залы и коридоры, квартиры и мастерские, гигантские подземные атомные электростанции.

Вдруг все открывшиеся очарованному Гордону картины исчезли. Вель Квен выключил прибор и бросился к окну.

— К нам опускается звездолет! — воскликнул он. — Не понимаю, что происходит. Ни одному кораблю не разрешено здесь приземляться!

В воздухе раздался протяжный гул, и Гордон увидел сверкающий сигарообразный звездолет, спускающийся к башне.

— Это военный корабль, — встревожился Вель Квен. — Фрегат-призрак, без опознавательных знаков. Здесь что-то не так!

Корабль зашел на посадку и приземлился на плато в четверти мили от башни. Люк в борту мгновенно открылся, из него хлынули на землю десятки людей в серой форме и в защитных шлемах. Вооруженные чем-то вроде тонкоствольных винтовок, солдаты побежали к башне.

— Они одеты в имперскую форму, но наши солдаты не должны были прилететь сюда, — с обеспокоенным видом произнес Вель Квен. — Может быть, это…

Он замолчал, словно пораженный внезапной догадкой.

— Нужно немедленно сообщить на военную базу в Ньюар!

Пожилой ученый повернулся к телестереоаппарату, но в этот момент внизу что-то загрохотало.

— Они взорвали дверь! — догадался Вель Квен. — Джон Гордон, быстрее! Возьмите…

Гордон так и не узнал, что хотел сказать ученый. В тот же миг люди в военной форме ворвались в комнату.

Они выглядели странно. Лица их были неестественно бледными.

— Солдаты Лиги! — закричал Вель Квен, едва взглянув на них, и протянул руку к телестерео.

Первый из ворвавшихся поднял оружие. Крошечные дробинки вылетели из ствола, вонзились в спину Веля Квена и мгновенно взорвались. Пожилой ученый упал.

До этого момента Гордон стоял неподвижно, не понимая, что происходит. Но теперь его охватил безудержный гнев. Он успел за эти дни подружиться с пожилым ученым.

С яростным криком Гордон ринулся вперед. Один солдат тут же поднял винтовку.

— Не стрелять! Это же сам Зарт Арн! — крикнул офицер, убивший Веля Квена. — Возьмите его живым!

Гордон ударил какого-то солдата кулаком в лицо, но на этом все кончилось. Полдюжины врагов разом набросились на него и выкрутили руки за спину Он беспомощно забился в их объятиях, как капризный ребенок.

Офицер с бледным лицом резко сказал Гордону:

— Принц Зарт, я сожалею, что пришлось убить вашего коллегу, но он хотел вызвать помощь, а о нашем появлении здесь никто не должен знать. Вам самому не причинят никакого вреда, — быстро добавил он. — Мы доставим вас к нашему вождю.

Гордон молча смотрел на офицера. Происходящее казалось ему кошмарным сном.

Он понимал одно: напавшие не сомневаются в том, что он настоящий Зарт Арн. И в этом не было ничего странного, ведь они и видят перед собой Зарта Арна.

— Что все это значит? — гневно спросил он. — Кто вы такие?

— Мы из Облака, — ответил бледнолицый офицер. — Да, мы солдаты Лиги, и мы должны доставить вас к Шорру Кану.

Гордон по-прежнему ничего не понимал. Затем наконец вспомнил, что рассказывал старый Вель Квен.

Шорр Кан — вождь Лиги Темных Миров, главного противника империи. Значит, эти люди были врагами великой звездной державы, к правящему дому которой принадлежал Зарт Арн.

Они думали, что он и есть принц, и решили похитить его. Зарт Арн не мог предусмотреть ничего подобного, когда планировал обмен телами.

— Я не полечу с вами! — заявил Гордон. — Я не намерен покидать Землю!

— Придется применить силу, — хрипло сказал офицер своим людям. — Тащите его на корабль.

Глава 3

ТАИНСТВЕННЫЕ ПОХИТИТЕЛИ

Внезапно все остановились. В башню вбежал солдат и дрожащим от волнения голосом доложил:

— Радарный пост сообщает: к Земле движутся три крейсера!

— Имперский патруль! — воскликнул офицер. — Быстрее уходим отсюда, вместе с ним!

Но Гордон воспользовался их секундной растерянностью и начал действовать. Отчаянным усилием он вырвался из рук солдат, схватил тяжелый металлический прибор и яростно замахал им, не подпуская к себе противников.

Они оказались в невыгодном положении, поскольку опасались убить его или ранить, в то время как самого Гордона ничто не останавливало. Мощными ударами он опрокинул на пол двоих солдат, но остальные снова набросились на него и разоружили.

— Отведите его на корабль! — тяжело дыша, приказал бледнолицый офицер. — Быстрее!

Четверо сильных солдат Лиги потащили Гордона вниз по лестнице, а затем выволокли из башни на обжигающе холодный воздух.

Они были на полпути к кораблю, когда военные вдруг вскинули черные стволы винтовок к небу. Вокруг начали взрываться снаряды.

Офицер посмотрел вверх и выругался. Прямо на них пикировали три массивных военных корабля, напоминающие по форме рыб.

Раздался сильный взрыв. Ударная волна, словно гигантской рукой, сбила с ног Гордона и его похитителей.

Полуоглушенный Гордон услышал грозный рев опускавшихся на землю кораблей. Когда он поднялся на ноги, все уже было кончено.

Крейсер Лиги превратился в кучу расплавленного металла. Уничтожившие его патрульные корабли заходили на посадку. Едва коснувшись земли, они открыли убийственный огонь. Взрывы атомных пуль косили солдат Лиги, еще продолжавших обреченно сопротивляться.

Гордон стоял всего в сотне футов от разорванных в клочья трупов своих недавних похитителей. В бортах крейсеров открылись люки, и к нему подбежали люди в серой военной форме.

— Принц Зарт, вы не ранены? — обратился к Гордону их командир.

Это был крупный грузный мужчина, с взъерошенными черными волосами, грубыми чертами лица и медно-красной кожей. Цепкие черные глаза возбужденно сверкали.

— Я капитан Хелл Беррел, командир патруля в секторе Сириуса, — представился он, отдавая салют. — Наш радар засек приближавшийся к Земле корабль, мы отправились за ним в погоню и нашли здесь, возле вашей лаборатории.

Он посмотрел на трупы:

— Облачники, будь я проклят! Шорр Кан хотел похитить вас! Это может закончиться войной!

Гордон быстро оценил ситуацию. Разгоряченный боем офицер тоже принял его за сына императора.

Открыть ему правду и объяснить, что он другой человек, оказавшийся в теле принца, Гордон не мог. Зарт Арн взял с него клятву никому не рассказывать об обмене и предупредил, что это может кончиться страшной бедой. Придется и дальше обманывать этих людей, пока не удастся от них избавиться.

— Нет, не ранен, — ответил Гордон и взволнованно добавил: — Но боюсь, что Вель Квен убит.

Они тут же направились в башню. Гордон торопливо поднялся по лестнице и склонился над телом пожилого ученого.

Одного взгляда было достаточно. Атомная пуля взорвалась прямо в груди Веля Квена, оставив ужасную рану.

Потрясенный Гордон понял, что после гибели пожилого ученого остался совсем один в незнакомом мире будущего. Вернется ли он когда-нибудь в свое тело и свое время? Вель Квен объяснил ему принцип работы передатчика. Гордон смог бы управлять им, если бы вступил в телепатический контакт с настоящим Зартом Арном.

Он быстро принял решение. Любой ценой нужно остаться здесь, в башне с аппаратом, который один способен вернуть его назад.

— Принц Зарт, я должен немедленно доложить вашему отцу, — сказал офицер, назвавшийся капитаном Хеллом Беррелом.

— В этом нет необходимости, — поспешно возразил Гордон. — Опасность мне больше не грозит. Пусть происшедшее останется между нами.

Он надеялся, что капитан уступит просьбе сына императора. Но грубое меднокожее лицо Хелла Беррела выражало лишь упрямую решимость.

— Я нарушу свой долг, если не сообщу о таком серьезном происшествии, как нападение корабля Лиги! — заявил он.

Капитан подошел к аппарату стереосвязи и коснулся выключателя. В то же мгновение на приемной пластине появилось изображение человека в офицерской форме.

— Начальник штаба флота слушает, — отрывисто произнес он.

— Капитан Хелл Беррел, командир патруля в секторе Сириуса, с сообщением особой важности для его величества Арна Аббаса, — заявил меднокожий капитан.

Офицер удивленно уставился на него:

— Вы не хотите сначала доложить адмиралу Корбуло?

— Вопрос чрезвычайной важности и срочности. Я беру на себя всю ответственность, настаивая на аудиенции.

Ждать пришлось недолго. Вскоре на стереоприемнике вспыхнуло изображение другого человека. Это был гигантского роста мужчина, пожилой, с косматыми бровями над пронзительными глазами цвета стали. Он носил украшенный бриллиантами плащ поверх темной куртки и брюк. Большая седеющая голова была не покрыта.

— С каких это пор простые капитаны треб… — сердито начал он, но осекся, заметив Гордона за спиной у Хелла Беррела. — Так это из-за тебя, Зарт? Что случилось?

Гордон догадался, что этот суровый гигант и есть Арн Аббас, повелитель Среднегалактической империи и отец Зарта Арна.

— Ничего серьезного, — торопливо заговорил Гордон, но Хелл Беррел перебил его:

— Прошу прощения, принц Зарт, но это серьезно! Принадлежащий Лиге фрегат-призрак пробрался к Земле и попытался похитить принца, — продолжил капитан, обращаясь уже к императору. — По чистой случайности мой патруль сделал незапланированную остановку в Солнечной системе. Наш радар обнаружил врага, мы последовали за ними и успели как раз вовремя, чтобы уничтожить.

Арн Аббас издал свирепый рев:

— Корабль Лиги вторгся в пространство империи? И пытался похитить моего сына? Будь проклят этот наглец Шорр Кан! На этот раз он зашел слишком далеко!

— Нам не удалось захватить живьем ни одного облачника, — добавил Хелл Беррел. — Но принц Зарт может сообщить вам все подробности.

Больше всего на свете Гордону хотелось поскорей покончить с этим изматывающим разговором. Слишком много сил требовалось, чтобы скрывать обман.

— Это была всего лишь трусливая попытка застать меня врасплох, — небрежно сказал он. — Они не посмеют повторить ее, так что мне не грозит никакая опасность.

— Не грозит? О чем ты говоришь?! — возмущенно пророкотал Арн Аббас. — Ты не хуже меня знаешь, почему Шорр Кан пытался тебя захватить и что бы он сделал, если бы ему это удалось! Зарт, ты не останешься на Земле ни на минуту! — властно продолжил император. — Довольно с меня твоих побегов на древнюю планету ради безумных экспериментов. Вот к чему это привело! Мы не допустим больше ничего подобного! Ты немедленно отправишься на Троон!

У Гордона упало сердце. В столицу империи, расположенную в системе Канопуса — чуть не за половину Галактики от Земли? Нет, ему нельзя лететь туда!

Он не сможет продолжать этот маскарад в теле Зарта Арна при императорском дворе. И если он покинет лабораторию, у него не останется никакой возможности установить контакт с Зартом Арном и произвести обратный обмен.

— Я не могу сейчас лететь на Троон, — отчаянно запротестовал Гордон. — Я должен остаться здесь, на Земле, еще на несколько дней, чтобы завершить исследования.

— Делай, как я сказал, Зарт! — гневно прорычал Арн Аббас. — Отправляйся на Троон немедленно!

Император бросил сердитый взгляд на Хелла Беррела и приказал:

— Капитан, проводите принца на ваш крейсер. А если он откажется, доставьте его под конвоем!

Глава 4

ВОЛШЕБНАЯ ПЛАНЕТА

Тяжелый крейсер «Карие» мчался в межзвездном пространстве в сотни раз быстрее света. Земля и Солнце уже час назад остались за кормой. Впереди раскинулось сердце Галактики, усыпанное сияющими звездными скоплениями.

Джон Гордон стоял на широком мостике рядом с Хеллом Беррелом и двумя рулевыми. Внушительное зрелище, открывшееся в иллюминаторах, приводило его в трепет. Скорость корабля была такой огромной, что пока Гордон рассматривал какую-нибудь звезду, она становилась гораздо ярче.

Благодаря стазисному полю, тусклое голубоватое свечение которого охватывало весь корабль, Гордон совершенно не ощущал перегрузки. Он пытался вспомнить, что ему известно о двигателях этих огромных кораблей. Они использовали энергию того самого субспектрального излучения, на котором строилось все могущество галактической цивилизации.

— Мне по-прежнему кажется, что Шорр Кан сошел с ума, когда отправил фрегат-призрак в наше пространство с таким поручением! — признался Хелл Беррел. — Что он выиграл бы, захватив вас в плен?

Гордон и сам удивлялся. Он не видел никакого смысла в похищении именно младшего сына императора.

— Думаю, Шорр Кан хотел взять меня в заложники, — предположил он. — Я рад, что вы расправились с этими негодяями, убившими Веля Квена.

Не желая затягивать разговор, Гордон резко развернулся.

— Пожалуй, мне стоит отдохнуть, капитан.

Со словами извинения Хелл Беррел увел его с мостика по узким коридорам и переходам корабля.

Гордон сделал вид, что рассеянно скользит взглядом по сторонам, но на самом деле пожирал глазами все, что видел. Длинные узкие орудийные палубы с атомными пушками, навигационные и радарные посты.

Встречные солдаты и офицеры вытягивались в струнку и почтительно отдавали ему честь. Гордон уже заметил, что кожа уроженцев разных звездных систем имела различные оттенки: у одних она была голубоватой, у других — красноватой, у третьих — желто-коричневой. Сам Хелл Беррел, как выяснилось, происходил с Антареса.

Капитан открыл дверь в небольшую, строго обставленную комнату:

— Моя личная каюта. Прошу вас пользоваться ею, пока мы не долетим до Троона.

Оставшись один, Гордон немного расслабился после многочасового стресса. Они покинули Землю, как только закончился обряд погребения Веля Квена. И все это время Гордон вынужден был играть чужую роль.

Он не мог рассказать невероятную правду о себе. Зарт Арн уверял, что раскрытие тайны принесет несчастье как ему самому, так и Гордону. Почему это настолько опасно? Гордон пытался найти ответ, но пока не мог.

Однако он был уверен, что к этому предупреждению стоит прислушаться. Никто не должен заподозрить, что он всего лишь временно занимает тело принца. Впрочем, даже если бы он захотел рассказать, ему бы все равно не поверили. Старый Вель Квен говорил, что Зарт Арн проводил свои эксперименты в абсолютной тайне. Разве можно отнестись серьезно к такой безумной затее?

Гордон рассудил, что у него остался только один приемлемый план действий: как можно лучше исполнить роль Зарта Арна на Трооне и поскорей вернуться в башню-лабораторию на Земле. Тогда он найдет способ провести обратный обмен.

«Однако похоже, что меня втянули в безумно запутанный галактический конфликт, из которого будет непросто выбраться», — встревоженно подумал он.

Лежа на мягкой койке, Гордон устало размышлял о том, что никто и никогда не попадал в подобную ситуацию.

«Ничего не остается, кроме как упрямо изображать Зарта Арна, — решил он. — Эх, если бы только Вель Квен остался в живых!»

При мысли о погибшем ученом Гордон снова ощутил острое сожаление. Затем, усталый и издерганный, наконец уснул.

В глубине души Гордон надеялся при пробуждении увидеть над собой привычный оштукатуренный потолок своей нью-йоркской квартиры. Но вместо этого он смотрел на блестящее металлическое покрытие, из-за которого доносился равномерный низкий гул.

Значит, все это ему не приснилось. Он все еще находился в теле Зарта Арна на мощном военном корабле, который с огромной скоростью мчится по Галактике навстречу неизвестности.

В каюту вошел человек в военной форме, почтительно поклонился и поставил на стол завтрак: странную красноватую массу — вероятно, синтетическое мясо, а также фрукты и напиток шоколадного цвета, который Гордон уже пробовал.

Чуть позже появился и Хелл Беррел.

— Мы делаем почти двести парсек в час и достигнем Канопуса через три дня, ваше высочество.

Гордон не рискнул отвечать, ограничившись простым кивком. Он понимал, как убийственно легко может одной оговоркой выдать свою полную неосведомленность.

Эта опасность давила на него все последующие часы, усиливая и без того нечеловеческое напряжение.

Он должен делать вид, будто прекрасно знаком с такими кораблями, выслушивать упоминания о тысяче известных Зарту Арну вещей и ничем не выдавать своего невежества.

Гордон надеялся, что легче выдержит это испытание, погрузившись в задумчивое молчание. Но поможет ли такая уловка на Трооне?

На третий день, выйдя на мостик, Гордон едва не ослеп от яркого сияния, пробивавшегося даже сквозь мощные фильтры иллюминаторов.

— Вот наконец и Канопус, — сообщил Хелл Беррел. — Через пару часов будем на Трооне.

При виде величественного зрелища за иллюминаторами в душе Гордона снова мощно заговорила жажда приключений.

Человеку двадцатого столетия стоило вытерпеть все страхи и пережить кошмарный перенос из одного тела в другое через пропасть времени, чтобы взглянуть на это!

Гордон застыл словно громом пораженный. Грандиозная звезда превосходила все его представления о величии. Она горела белым небесным огнем, погружая корабль и все пространство вокруг в восхитительное божественное сияние.

Гордон был потрясен до глубины души, хотя и старался сохранить бесстрастное выражение лица. Он был всего лишь человеком из прошлого, и его разум оказался не готов к подобному испытанию.

Гул огромных ходовых генераторов начал стихать. Вокруг исполинской звезды вращалось с десяток планет, и крейсер повернул к одной, размером с Землю.

Это и был Троон. Мир зеленых континентов и серебристых морей, утонувший в матово-белом солнечном свете. Сердце и мозг империи, простирающейся через половину Галактики.

— Мы совершим посадку рядом со столицей, разумеется, — предупредил Хелл Беррел. — Адмирал Корбуло уже приказал мне по телестерео доставить вас прямо к Арну Аббасу.

Гордон снова напрягся, но твердо заявил:

— Буду рад увидеться с отцом.

С отцом? Человеком, которого он никогда не видел, чей сын теперь находился в теле Гордона, монархом, правящим колоссальной звездной империей.

В памяти снова всплыло предупреждение настоящего Зарта Арна. Не рассказывать правду — никому! Продолжать это неслыханное самозванство и при первой возможности вернуться на Землю для обратного обмена.

Пренебрегая предварительным торможением, «Карнс» начал опускаться на планету. Навстречу кораблю рванулись серебристые моря и зеленые материки Троона.

Гордон посмотрел вниз, и у него перехватило дыхание. От берега океана поднималась гряда высоких гор, сверкающих и переливающихся, словно они были из хрусталя. Через мгновение он понял, что это и в самом деле хрусталь. Горную цепь образовали расплавленные силикатные породы, выступившие на поверхность из недр планеты.

А между хрустальными горами и морем раскинулся сказочный, невероятно прекрасный город, с изящными куполами и шпилями, также напоминающими пузырьки цветного стекла. Купола и шпили величественно мерцали, отражая свет Канопуса. Троон — столица и сердце империи.

Тяжелый крейсер опустился на огромном космодроме к северу от волшебного города. На причальных площадках и в уходящих под землю ангарах стояли сотни звездолетов. Огромные, в тысячи футов длиной, линкоры, тяжелые крейсеры, быстрые истребители, тонкие фрегаты-призраки и внушительные, напоминающие бочки дредноуты с громадными пушками. На борту каждого корабля красовалось изображение сияющей кометы — герб Среднегалактической империи.

Вместе с Хеллом Беррелом и несколькими почтительно-молчаливыми офицерами Гордон вышел на солнечный свет, такой невероятно белый и прекрасный, что им нельзя было не залюбоваться, даже сознавая сложность своего положения.

Со всех сторон над Гордоном нависали мрачные громады линкоров, поднимались к небу батареи устрашающих атомных пушек. Вдали виднелись поразительные сверкающие купола и шпили города.

Встревоженный голос Хелла Беррела вывел Гордона из оцепенения, возвращая к неотложным делам сегодняшнего дня.

— Ваше высочество, машина ждет нас в тоннеле, — напомнил антаресианец.

— Хорошо, — поспешно сказал Гордон и шагнул вперед.

Он искоса следил за Хеллом Беррелом, чтобы не ошибиться с направлением. Они двинулись мимо нависших над ними силуэтами кораблей и огромных передвижных кранов. Застывшие на посту охранники отдали им салют.

С каждым мгновением Гордон все явственней сознавал безнадежность своих планов. Как он мог продолжать это представление, когда все вокруг настолько потрясающе ново и необычно?

«Если вы откроете тайну, с нами обоими случится беда!» Пугающее предупреждение Зарта Арна — настоящего Зарта Арна — снова прозвучало в его голове, помогая справиться с нерешительностью.

«Не падай духом! — подбодрил себя Гордон. — Им никогда не догадаться, что ты не настоящий принц, какие бы ошибки ты ни делал. Главное, следи за собой».

Они вышли на освещенную лестницу, ведущую вниз под бетонное покрытие космодрома. В уходящем в темноту тоннеле с металлическими стенками их поджидала цилиндрическая транспортная капсула.

Не успели Гордон и Хелл Беррел занять места в компенсирующих креслах, как машина рванулась вперед. Скорость была просто невероятной. Не прошло и пяти минут, как капсула остановилась.

Они вышли в точно такой же освещенный подземный зал. Здесь дежурили охранники в военной форме с тонкоствольными атомными винтовками. Они приподняли оружие, приветствуя Гордона.

Молодой офицер отдал салют:

— Весь Троон радуется вашему возвращению, ваше высочество.

— Сейчас не время для обмена любезностями, — нетерпеливо оборвал его Хелл Беррел.

Гордон прошел вместе с антаресианским капитаном к открытой двери, за которой лежал коридор с белыми, словно оштукатуренными, стенами.

Он шагнул в коридор и едва не вскрикнул от неожиданности: пол под ним вдруг начал плавно двигаться. Гордона и сопровождавших его офицеров понесло вперед и вверх по длинным извилистым пандусам, и он с удивлением понял, что оказался на нижнем уровне дворца Арна Аббаса.

Самое сердце огромной звездной империи, чья власть распространяется на тысячи световых лет! Гордону пришлось сделать над собой усилие, чтобы по-настоящему осознать это.

Движущаяся дорожка привела их в вестибюль, в котором по сторонам массивной бронзовой двери стояли еще два ряда охранников. Они отдали салют, Хелл Беррел остановился у двери, а Гордон вошел внутрь.

Это было небольшое помещение самого скромного убранства. Вдоль стен располагались аппараты стереосвязи, а в центре стоял на удивление низкий стол с приборной панелью и со множеством экранов.

В комнате находилось три человека. Один сидел в металлическом кресле, двое стояли по бокам от него. При появлении Гордона все трое обернулись. Его сердце встревоженно забилось.

Сидевший в кресле мужчина в бледно-золотой одежде отличался огромным ростом и внушительным телосложением. Грубое волевое лицо, усталые серые глаза и густые черные волосы, седеющие на висках, придавали ему сходство со львом.

Гордон узнал Арна Аббаса, правителя империи и отца Зарта Арна. Нет, его отца. Он должен думать именно так.

Младший из двух других мужчин был похож на Арна Аббаса, только тридцатью годами моложе. Такой же высокий и мощный, но с более дружелюбным выражением лица. Это Джал Арн — старший брат Зарта, догадался Гордон.

Третий — седой и коренастый, с широким лицом — носил мундир космического флота империи, на рукаве у него красовались золотые нашивки. Вероятно, это был командующий флотом Чен Корбуло.

У Гордона перехватило дыхание. Он остановился, чувствуя себя неуютно под угрюмым взглядом мужчины в кресле и не зная, что сказать.

— Отец… — с трудом проговорил он, но его тут же прервали.

— Не называй меня отцом! — гневно воскликнул император, продолжая сверлить его взглядом. — Ты мне не сын!

Глава 5

ПРИЧУДЛИВЫЙ МАСКАРАД

У Гордона похолодело внутри. Неужели Арн Аббас догадался, что он самозванец?

Но следующие слова императора немного успокоили его, хотя и были произнесены тем же разгневанным тоном.

— Мой сын не отправился бы на задворки империи, изображая ученого-отшельника, когда он нужен мне здесь! Из-за этих проклятых исследований ты совершенно забыл о своем долге.

Гордон немного перевел дух.

— О моем долге, отец?

— Об обязанностях передо мной и империей! — проревел Арн Аббас. — Ты ведь знаешь, что нужен мне. Ты знаешь о той сложной игре, в которую вовлечена Галактика, о том, что сейчас решается судьба всех звездных миров!

Он ударил огромным кулаком по колену:

— Видишь, к чему привели твои попытки укрыться на Земле! Шорр Кан едва не выкрал тебя! Ты понимаешь, что это значит?

— Да, понимаю, — кивнул Гордон. — Если бы Шорр Кан захватил меня в плен, я стал бы его заложником.

В то же мгновение он понял, что сморозил глупость. Арн Аббас с недоумением уставился на него. Джал Арн и Корбуло тоже казались удивленными.

— Звездные демоны, что ты несешь? — накинулся на него император. — Ты не хуже меня должен понимать, зачем Шорру Кану понадобилось похищать тебя. Он хочет узнать секрет Разрушителя!

Разрушителя? Что это такое? Гордон с отчаянием понял, что невежество снова выдало его.

Как он может продолжать эту безумную игру, не зная самых необходимых вещей о жизни и окружении Зарта Арна?

Гордон открыл бы всю правду прямо сейчас, если бы не обещание. Он постарался принять невозмутимый вид.

— Конечно, все дело в Разрушителе, — поспешно признал он. — Я так и хотел сказать.

— Не очень-то похоже на это! — проворчал Арн Аббас и гневно воскликнул: — Великий космос, мне нужна помощь обоих сыновей, а один из них так погружен в свои проклятые мечты, что даже не помнит о Разрушителе!

Император подался всем корпусом вперед, его гнев мгновенно растаял, сменившись искренней глубокой тревогой.

— Очнись, Зарт! Ты понимаешь, что империя стоит на пороге страшного кризиса? Ты хотя бы понимаешь, что задумал этот дьявол Шорр Кан? Он отправил послов к баронам Скопления Геркулеса, в королевства Лебедя, Полярной Звезды и даже Фомальгаута. Он делает все возможное, чтобы разорвать наш союз. И усиленно строит у себя в Облаке новые корабли, совершенствует оружие.

Седой адмирал Корбуло мрачно кивнул:

— Несомненно, в Облаке происходит масштабная подготовка к войне. Мы знаем об этом, хотя наши сканеры не могут пробиться сквозь защиту, установленную учеными Шорра Кана, чтобы держать в тайне свою работу.

— Это цель всей его жизни — сокрушить империю и разделить Галактику на кучку крохотных, враждующих между собой королевств, которые Лига сможет поглотить одно за другим! — продолжал Арн Аббас. — Мы пытаемся объединить Галактику для мирной жизни, а он хочет расколоть ее на части. Только одна вещь останавливает его — это Разрушитель. Шорр Кан знает, что он у нас есть, но понятия не имеет, на что он способен. И никто этого не знает. Только ты, Джал и я посвящены в тайну Разрушителя, вот почему этот дьявол пытался захватить тебя!

Наконец-то Гордон различил какой-то свет в тумане. Вот что такое Разрушитель — тайное оружие, секрет которого известен лишь трем членам правящего дома империи.

Выходит, Зарт Арн знал эту тайну. Но Гордон-то ее не знает, хотя и находится в теле принца! Тем не менее ему придется делать вид, что он все помнит.

— Я никогда не задумывался об этом, отец, — нерешительно произнес он. — Но теперь понимаю, что ситуация критическая.

— Настолько, что кризис может разразиться уже через пару недель! — подтвердил Арн Аббас. — Все зависит от того, скольких союзников мы потеряем стараниями Шорра Кана и осмелится ли он выступить против Разрушителя. Поэтому я не позволю тебе больше прятаться на Земле! — еще громче добавил он. — Ты останешься здесь и исполнишь свой долг второго принца империи.

Гордон ужаснулся:

— Но, отец, мне необходимо вернуться на Землю, хотя бы ненадолго.

— Я же сказал, что запрещаю тебе улетать! — прервал его император. — Не смей спорить со мной!

Гордон понял, что все его отчаянные планы рушатся. Это была катастрофа. Если он не вернется в лабораторию на Земле, как ему связаться с Зартом Арном и снова поменяться телами?

— Не хочу ничего слушать! — отрезал Арн Аббас, когда Гордон попытался ему возразить. — А теперь ступай прочь! Нам с Корбуло нужно поговорить.

Гордон обреченно поплелся к двери, ничего не видя перед собой. С еще большим ужасом, чем прежде, он осознал, что попал в западню и совершенно сбит с толку. Джал Арн вышел вместе с ним в вестибюль и положил руку на плечо приунывшему Гордону.

— Зарт, не принимай это так близко к сердцу, — посоветовал он. — Я знаю, как ты увлечен своими исследованиями, и понимаю, каким ударом стала для тебя гибель Веля Квена. Но отец прав: надвигается кризис и ты нужен здесь.

Даже пребывая в полном смятении, Гордон старался тщательно подбирать слова:

— Я готов исполнить свой долг. Но чем я могу помочь?

— Отец имел в виду Лианну, — серьезно ответил Джал Арн. — Вот от какого долга ты уклоняешься.

Словно предупреждая возражения Гордона, он добавил:

— О, я понимаю, в чем дело, я знаю о Мери. Но в этот кризисный момент союз с Фомальгаутом жизненно важен для империи. Тебе придется пройти через это.

Лианна? Мери? Эти имена ничего не говорили Гордону. Они оставались загадкой для самозваного принца, как и все остальное в этой безумной затее.

— Ты хочешь сказать, что Лианна…

Он замолчал на полуслове, надеясь вытянуть из Джала Арна дополнительные объяснения. Но тот лишь кивнул:

— Зарт, ты должен смириться. Отец собирается объявить об этом на Празднике лун сегодня вечером. — Он похлопал Гордона по спине. — Не унывай, не так уж все и плохо! Ты выглядишь так, будто тебя приговорили к смертной казни. Увидимся на празднике.

Старший принц вернулся обратно в комнату, оставив его одного.

Гордон стоял в недоумении и ужасной тревоге. В какие еще сложные и запутанные ситуации он попадет, невольно исполняя роль Зарта Арна? Как долго сможет выдержать?

Когда Гордон покинул кабинет, Хелл Беррел находился где-то во внутренних помещениях. Теперь же антаресианец снова подошел к замершему в нерешительности Гордону.

— Принц Зарт, я обязан вам своей удачей! — воскликнул он. — Я ожидал выговора от адмирала Корбуло за то, что сошел с курса патрулирования и направился к Солнцу.

— Значит, он не ругал вас? — машинально ответил Гордон.

— Конечно ругал — всыпал мне по первое число, — усмехнулся Беррел. — Но ваш отец сказал: раз уж все обернулось к лучшему и мне удалось спасти вас, то он назначает меня адъютантом самого командующего.

Гордон рассеянно поздравил его, думая о собственном отчаянно запутанном положении.

Сколько можно стоять в этом вестибюле? У Зарта Арна должны быть апартаменты в этом огромном дворце, и было бы разумно отправиться туда. Но черт возьми, Гордон понятия не имел, где они находятся!

Однако он не мог допустить, чтобы кто-то догадался о его неосведомленности. Поэтому он попрощался с Хеллом Беррелом и уверенно направился к другой двери, как будто хорошо знал, куда та ведет.

Гордон снова оказался в коридоре, на самодвижущейся дорожке. Она доставила его в большой круглый зал, сияющий серебром. Зал был ярко освещен белыми лучами солнца, лившимися сквозь высокие окна. Вдоль стен выстроились черные барельефы, изображающие дикие темные звезды, пепел погасших солнц и безжизненные миры.

В сравнении с величием этого огромного мрачного помещения Гордон остро почувствовал свою незначительность. Он пересек зал и вошел в другой, стены которого светились блеском спиральных туманностей.

«Где же, черт возьми, комнаты Зарта Арна?» — беспомощно подумал он.

Гордон не мог просто спросить кого-нибудь, где его покои. Не мог и бесцельно бродить по огромному дворцу, не вызывая удивления или даже подозрений.

Серокожий слуга, мужчина средних лет в черной ливрее, уже начал с любопытством поглядывать на него от дальней стены зала с туманностями. Гордон подошел к нему, и слуга низко поклонился.

И тут у Гордона возникла идея.

— Идемте со мной в мои покои, — властно сказал он слуге. — У меня есть для вас поручение.

— Да, ваше высочество.

Серокожий снова поклонился, однако остался стоять, видимо чего-то ожидая. Ну конечно же, он просто пропускал принца вперед!

Гордон сделал нетерпеливый жест:

— Ступайте, я пойду следом.

Если слуге это и показалось странным, на его неподвижном, словно маска, лице не отразилось никакого удивления. Он повернулся и медленно направился к двери. Гордон вышел за ним в коридор и попал на еще одну дорожку, заскользившую под углом вверх, как по пандусу. Быстро и бесшумно бегущая дорожка вела их по роскошным лестницам и коридорам с высокими потолками.

Дважды им встретились группы, направлявшиеся вниз по соседней дорожке, — две белокожие девушки в украшенных драгоценными камнями и бриллиантами нарядах, в сопровождении веселого смуглого капитана звездного флота, и два серьезных сановника с серыми лицами. Все они почтительно поклонились Гордону. Дорожка остановилась в коридоре с мерцающими жемчужными стенами. Дверь бесшумно скользнула в сторону, словно по собственной воле. Гордон вошел в высокую комнату с чистыми белыми стенами.

Серокожий слуга вопросительно посмотрел на него:

— Ваше высочество?

Как избавиться от этого человека? Гордон решил эту проблему самым простым способом.

— Я передумал, вы мне больше не нужны, — небрежно сказал он. — Можете идти.

Слуга поклонился и вышел из комнаты. Напряжение понемногу начало спадать. Довольно неуклюжая хитрость, но, по крайней мере, в покоях Зарта Арна можно на время укрыться от посторонних глаз.

Гордон тяжело дышал, как будто совсем выбился из сил. Руки дрожали. Стоит ли продолжение игры таких нервов? Он вытер вспотевший лоб.

«Бог мой! Кто-нибудь когда-нибудь попадал в такое положение?»

Уставший мозг отказывался искать решение проблемы. Чтобы отвлечься, Гордон медленно прошелся по анфиладе комнат.

Они были не столь великолепны, как те залы, которые Гордон только что посетил. Судя по всему, Зарт Арн не любил роскоши. Его жилище выглядело довольно скромно.

Две гостиные с шелковыми портьерами на окнах были обставлены металлической мебелью необычного вида. Кроме того, здесь стояли стеллажи с сотнями кассет мыслезаписей и аппарат для их «чтения». В другом конце комнаты расположилось множество научных приборов — настоящая лаборатория.

Гордон заглянул в небольшую спальню, потом остановился у высокого окна, за которым виднелся балкон с яркой зеленью, залитый солнечным светом. Гордон вышел на балкон и замер от восхищения:

— Вот ты какой, город Троон! Господи, я никогда и не мечтал о такой красоте!

Балкон с небольшим садиком находился на самом верху западного фасада огромного дворца. Отсюда был виден весь город.

Средоточие славы звездной империи, вобравшей в себя красоту и могущество многих тысяч звездных миров! Столица, наполненная таким величием, что Джон Гордон с маленькой Земли застыл в изумлении!

Непривычно большой белый диск Канопуса погружался за горизонт, заливая все вокруг божественным сиянием. Отражавшие закатный свет пики и пропасти Хрустальных гор над морем напоминали флаги и вымпелы необыкновенной красоты.

Но даже их великолепие затмевали сказочные башни Троона. Купола, минареты, изящные портики, украшавшие здания, переливались словно драгоценные камни. И над всем этим возвышался дворец, на балконе которого стоял Гордон. Окруженное чудесными садами исполинское здание царствовало над всем городом и серебристым океаном позади него.

Над сверкающими вершинами и колышущимся океаном, словно стаи светлячков, мелькали флайеры. С космодрома на севере пять-шесть могучих боевых кораблей торжественно поднялись в темное небо.

Величие и необозримые размеры звездной империи поразили воображение Гордона. А сам город казался пульсирующим сердцем разбросанных в бесконечном мраке звезд и миров, мимо которых он пролетел.

«И я принадлежу к правящему дому этого королевства! — ошеломленно подумал он. — Нет, мне не справиться с таким грузом. Он слишком тяжел…»

Пока потрясенный Гордон смотрел на город, огромное светило село за горизонт. Фиолетовые тени растаяли в бархатной темноте ночного неба. Мягкий свет фонарей заполнил улицы Троона и нижние ярусы дворца.

Две золотые луны поднялись в небо, и сонм бесчисленных звезд рассыпался в великолепии незнакомых созвездий, которые соперничали с мерцающими огнями города.

— Ваше высочество, уже вечер!

Застигнутый врасплох, Гордон резко повернулся. Ему отвесил поклон мрачный коренастый мужчина с синеватой кожей.

«Вероятно, это кто-то из личных слуг Зарта Арна, — догадался Гордон. — Нужно быть осторожным с этим человеком».

— Да, и что из этого? — немного раздраженно спросил он.

— Через час начнется Праздник лун, — напомнил слуга. — Вам надлежит подготовиться.

Гордон тут же вспомнил, как Джал Арн говорил о празднике. Должно быть, сегодня ночью состоится королевский пир.

Джал сказал, что Арн Аббас должен о чем-то объявить на празднике. Что это могло быть? И при чем здесь разговоры о Мери, Лианне и его долге?

Гордон приготовился к нелегкому испытанию. На пиру его увидит множество людей, каждый из которых хорошо знает Зарта Арна. Несомненно, они сразу заметят любой его промах. И все-таки он должен туда пойти.

— Хорошо, я сейчас оденусь.

Синекожий слуга помог уже хотя бы тем, что выложил перед Гордоном его праздничную одежду: брюки, рубашку и плащ — все из черного шелка.

Когда Гордон оделся, слуга приколол ему на грудь брошь в виде кометы из драгоценных камней, горящих чудесным зеленым огнем. Вероятно, это был символ принадлежности к императорскому дому.

Увидев в высоком зеркале незнакомую фигуру, смуглое лицо и нос с горбинкой, Гордон снова ощутил всю нереальность происходящего.

— Мне нужно выпить, — резко объявил он. — Что-нибудь крепкое.

Синекожий слуга взглянул на него с легким удивлением:

— Саквы, ваше высочество?

Гордон кивнул.

От налитого слугой коричневого ликера по венам Гордона пробежал огонь. После второго бокала нервное напряжение сменилось дерзкой самоуверенностью, и Гордон покинул покои принца.

«Какого черта? — подумал он. — Я хотел приключений, и я их получил!

На самом деле приключений оказалось даже больше, чем он рассчитывал! Гордон и мечтать не мог о таком испытании, какое ему предстояло, — появиться перед знатью звездной империи в облике принца!

Казалось, весь огромный, мягко освещенный дворец пребывал в возбуждении. Гордону кланялись негромко и весело беседующие мужчины и женщины в роскошных одеждах. Он отметил, куда их везут движущиеся дорожки, и с непринужденным видом направился следом.

Дорожка вывела его по высоким коридорам в просторный вестибюль с чудесными золочеными стенами. Сановники и аристократы, весь цвет империи, расступались перед ним.

Гордон набрался смелости и шагнул к широко раскрытым массивным золотым дверям. Облаченный в шелковые одежды церемониймейстер поклонился и отчетливо выкрикнул в просторный зал, расположенный за дверью:

— Его высочество принц Зарт Арн!

Глава 6

ПРАЗДНИК ЛУН

Потрясенный Гордон остановился на возвышении у стены круглого зала, способного роскошью и величием поспорить с храмом.

Огромное помещение из черного мрамора занимали ряды светящихся изнутри столов, уставленных немыслимым количеством стеклянной и металлической посуды. За ними разместились несколько сот изысканно одетых мужчин и женщин.

Но не все на этом пиру были людьми. Человеческая раса преобладала, как она доминировала и во всей Галактике, однако за столами сидели и представители коренного населения различных миров империи. Несмотря на обычную одежду, Гордон ясно осознавал, насколько они чужды человеку — похожее на лягушку зеленое чешуйчатое существо с выпученными глазами, две крылатые особи с клювами и птичьими лицами, черный паук с невероятным числом конечностей.

Гордон посмотрел вверх, и на мгновение ему показалось, что весь зал находится под открытым небом. Высоко над головой раскинулся черный ночной свод, украшенный тысячами сверкающих звезд и созвездий. Две золотые луны и еще одна бледно-серебристого цвета выстроились в линию.

Лишь мгновением позже Гордон догадался, что это не настоящее небо, а своего рода планетарий — настолько совершенной была иллюзия.

Затем он понял и то, что взгляды всех собравшихся обращены к нему. Из-за стола на другом возвышении, где сидели роскошно одетые гости, поднялся рослый Джал Арн и нетерпеливо помахал рукой.

После первых же его слов Гордон с тревогой осознал, что утратил всякую осторожность и контроль над собой.

— Зарт, что с тобой стряслось? Ты выглядишь так, будто никогда раньше не видел Звездного зала!

— Думаю, это все нервы, — хрипло ответил Гордон. — Пожалуй, нужно еще выпить.

Джал Арн расхохотался:

— Вот как ты готовился к сегодняшнему вечеру? Брось, Зарт, не так уж все и плохо.

Гордон беспомощно опустился на указанное ему место, отделенное двумя свободными стульями от Джала Арна, его красавицы-жены и их маленького сына.

По другую сторону от себя он увидел седого адмирала Корбуло. Напротив расположился худой пожилой мужчина с беспокойным взглядом — как потом выяснил Гордон, это был Орт Бодмер, первый советник императора.

Суровый Корбуло, одетый в привычный мундир, поклонился Гордону. Как и все другие за столом.

— Вы очень бледны, Зарт, и словно бы чем-то подавлены, — прогрохотал командующий флотом. — Вот до чего довело вас затворничество в лаборатории. Космос более подходящее место для такого молодого человека, как вы.

— Думаю, вы правы, — пробормотал Гордон. — Чертовски жаль, что я так надолго застрял там.

— Вот как? — хмыкнул Корбуло. — Это вы про сегодняшнее объявление, да? Что ж, это необходимый шаг. Нам понадобится помощь Фомальгаута, если Шорр Кан решится напасть.

«Дьявольщина, о чем они говорят?» — горько подумал Гордон. Сначала Джал Арн обмолвился о каких-то Мерн и Лианне, теперь Корбуло заговорил о Фомальгауте — что все это означает?

Гордон заметил почтительно склонившегося слугу и сказал ему:

— Сначала саквы.

На этот раз от шоколадного ликера у него слегка закружилась голова. Осушая следующий бокал, Гордон заметил, что Корбуло смотрит на него с мрачным неодобрением, а Джал Арн лишь понимающе улыбается.

Огромный зал, светящиеся столы, блистательное общество людей и других рас, удивительный звездный потолок с восходящими лунами — все это совершенно очаровало Гордона. Так вот он какой — Праздник лун!

Протяжная мелодия в исполнении струнных и духовых инструментов приглушала непрерывный гул разговоров за столами. Затем музыка стихла, и раздались громкие сигналы серебряных горнов.

Все встали. Увидев, как поднялся Джал Арн, Гордон последовал его примеру.

— Его величество Арн Аббас, владыка Среднегалактической империи, сюзерен малых королевств, правитель Внешних Миров! Ее высочество принцесса Лианна, повелительница королевства Фомальгаут!

Громкий, отчетливый голос церемониймейстера заставил Гордона замереть от удивления. И тут же огромный Арн Аббас с царственным видом направился к помосту, держа под руку какую-то девушку.

Значит, это ее зовут Лианна. И она повелительница небольшого звездного королевства Фомальгаут. Но какое он сам имеет к этому отношение?

Величественный Арн Аббас, в сине-черном плаще, на котором гордо сверкала драгоценными камнями комета императорского дома, остановился и сердито посмотрел на Гордона.

— Зарт, ты забыл об этикете? — рявкнул он. — Иди сюда!

Смущенный Гордон неуверенно подошел и бросил быстрый взгляд на девушку.

Рядом с императором она казалась маленькой, но на самом деле была одного роста с Гордоном. Длинное сверкающее белое платье выгодно подчеркивало все округлости ее стройной фигуры. Она гордо приподняла голову с пепельно-золотистыми волосами.

Достоинство, красота и властный характер легко угадывались в ее точеном белом профиле, алые губы сложились в немного насмешливую улыбку, но взгляд чистых серых глаз оставался холоден и серьезен.

Возвышаясь над всеми, словно башня, Арн Аббас взял за руки Гордона и Лианну и громко произнес:

— Сановники и военачальники империи, а также наши гости из союзных звездных королевств! Объявляю вам о предстоящем бракосочетании моего второго сына, Зарта Арна, и принцессы Фомальгаута Лианны!

Бракосочетание? С этой гордой и прекрасной принцессой? Гордона словно поразило молнией. Так вот что имели в виду Джал Арн и Корбуло! Но боже, он не может пойти на это! Ведь он не Зарт Арн…

— Возьми ее за руку, бестолочь! — прорычал император. — Совсем ума лишился?

Оцепеневшему Гордону удалось поймать тонкие, унизанные кольцами пальцы девушки.

Арн Аббас с удовлетворенным видом занял свое кресло за столом. Гордон застыл на месте. Лианна натянуто улыбнулась ему и нетерпеливо произнесла вполголоса:

— Проводите меня к столу, чтобы другие тоже могли сесть.

Только теперь Гордон понял, что все собравшиеся в Звездном зале остались стоять, уставившись на него и принцессу.

Он неуклюже подвинул ее стул и сам занял место рядом. По залу пробежал шум, пока все рассаживались, а затем снова зазвучала музыка.

Лианна посмотрела на Гордона, слегка изогнув тонкие брови. Ее глаза затуманились раздражением и обидой.

— Ваше поведение вызовет множество сплетен. Вы выглядите совершенно подавленным!

Гордон взял себя в руки. Он должен продолжать маскарад. Видимо, Зарта Арна сделали пешкой в политической игре, заставив согласиться на этот брак.

Придется пока исполнять роль принца. Он должен вернуться на Землю и поменяться местами с настоящим Зартом Арном до того, как состоится эта свадьба.

Он снова осушил кубок саквы и наклонился к Лианне с внезапной бесшабашной дерзостью.

Она ожидает от него пылкой влюбленности, как от настоящего Зарта Арна. Хорошо, пропади все пропадом, он таким и будет! В этом маскараде нет его вины. Он не жаждал играть эту роль!

— Лианна, все настолько восхищены вашей красотой, что даже не смотрят в мою сторону, — сказал он.

Принцесса растерянно взглянула на него:

— Я никогда прежде не видела вас таким.

Гордон рассмеялся:

— Потому что перед вами совсем другой Зарт Арн — не тот, что прежде.

Лишь он один знал, насколько близки к истине эти слова. Но девушку они, похоже, озадачили еще сильнее, и она нахмурилась.

Праздник продолжался в буйстве света и шуме голосов. Еще один бокал саквы смыл с души Гордона последние следы волнения и осторожности.

Приключения? Он хотел их и получил. Такие приключения, о каких не мечтал ни один человек его времени. Даже если все закончится гибелью Гордона, он уже в большом выигрыше. Разве не стоит рискнуть жизнью, чтобы оказаться здесь, на Трооне, в Звездном зале, среди могущественных королей, рядом с принцессой из далекого мира?

Его соседи были уже изрядно пьяны. Рядом с Корбуло сидел раскрасневшийся молодой человек привлекательной внешности. Как вскоре выяснил Гордон, это был Сат Шамар, правитель союзного королевства Полярной Звезды.

— Пусть нападают, и чем раньше, тем лучше! — воскликнул он, разбив бокал об пол, словно желая подчеркнуть важность своих слов. — Пришло время проучить Шорра Кана.

— Это правда, ваше величество. — Адмирал Корбуло хмуро посмотрел на него. — Сколько линкоров сможет выставить Полярная Звезда в помощь нашему флоту, если придется преподать Лиге урок?

— Боюсь, всего несколько сот. — Сат Шамар немного смутился. — Но все они перевооружены и полностью готовы к бою.

Справа от Гордона раздался рокочущий бас Арна Аббаса, сидевшего в кресле, напоминающем трон:

— Не беспокойся, флот Полярной докажет свою верность империи. Как и корабли Фомальгаута, Лебедя, Лиры и других наших союзников.

— Лишь бы бароны Геркулеса сделали свое дело, — возбужденно добавил Сат Шамар. — А уж мы не испугаемся облачников.

Гордон заметил, как все взгляды устремились к двум мужчинам чуть дальше за столом. Один из них был старик с холодным взглядом, второй — высокий, стройный, лет тридцати. Оба носили на плащах эмблему Скопления Геркулеса — пылающую гроздь звезд.

— Конфедерация баронов всегда выполняет свои обязательства, — ответил старик. — Но мы не давали никаких официальных обещаний по этому вопросу.

Лицо Арна Аббаса потемнело от этого холодного заявления. Но Орт Бодмер, узколицый главный советник, быстро и успокаивающе сказал старому барону:

— Зу Ризаль, всем известна гордость и независимость великих баронов. И все знают, что вы никогда не согласитесь признать власть злого тирана.

— Шорр Кан пытается давить на баронов! — мрачно произнес Арн Аббас, наклонившись к Гордону. — Я хочу выяснить сегодня у Зу Ризаля, на чьей они стороне.

Наконец император встал из-за стола, и другие пирующие поднялись вслед за ним. Вся компания перетекла из Звездного зала в соседние помещения.

Гордон и Лианна направились к дверям, гости расступились. Некоторых девушка приветствовала с дружеской улыбкой. Она держалась с царственным спокойствием, какое дается только долгими годами воспитания.

Гордон небрежно кивал в ответ на поздравления и приветствия. Он понимал, что, скорее всего, делает много ошибок, но сейчас его это не заботило. Впервые после отлета с Земли он почувствовал себя совершенно свободно, тепло разливалось по его жилам.

Эта саква оказалась чертовски хороша! Было бы славно прихватить ее с собой, когда он вернется в свое время. Но материальные тела не могут перемещаться во времени. Какая жалость…

Они с Лианной очутились на пороге большого зала. Его заливал призрачно-зеленый свет пылающих комет, медленно движущихся по «звездному» потолку. Сотни гостей танцевали под сказочно прекрасную, похожую на вальс музыку, доносившуюся словно из ниоткуда.

Гордон был восхищен изящными, невероятно плавными движениями танцоров. Казалось, они зависали в воздухе на каждом шаге. Затем он понял, что в зале размещены какие-то антигравитационные установки, уменьшающие вес.

Лианна с сомнением взглянула на него, да он и сам с огорчением подумал, что не сможет повторить движения этого воздушного танца.

— Давайте не пойдем танцевать, — предложила Лианна, к большому его облегчению. — Насколько я помню, вы неважный танцор. Лучше погуляем в саду.

Конечно же, настоящий Зарт Арн, не интересующийся ничем, кроме науки, именно таким и был! Что ж, тем лучше.

— Я тоже предпочел бы пойти в сад, — рассмеялся Гордон. — Хотите верьте, хотите нет, но теперь я танцую еще хуже, чем раньше.

Они шли по сияющему серебром коридору. Лианна озабоченно посмотрела на спутника:

— Вы много пили на празднике. Я никогда прежде не видела, чтобы вы прикасались к сакве.

Гордон пожал плечами:

— Дело в том, что я и не пробовал ее до сегодняшнего вечера.

Едва войдя в сад, Гордон непроизвольно вскрикнул. Он не ожидал увидеть такую необыкновенную красоту.

Это было царство сверкающих разноцветных огней. Деревья и кустарники были покрыты светящимися цветами самой разной окраски: огненно-алого, холодно-зеленого, бирюзового и всех прочих оттенков. Легкий ветер доносил их упоительный аромат, игриво раскачивая ветви. Позже Гордон узнал, что эти светящиеся цветы вырастили на радиоактивных планетах звезды Ахернар, перевезли сюда и посадили в почву с таким же высоким уровнем радиации. Но сейчас, внезапно оказавшись среди них, Гордон был ошеломлен.

Позади него поднимались к звездам ступенчатые ярусы дворца. Мерцающие огни уходили прямо в небо. И три луны, выстроившись в ряд, заливали их смешанным сиянием, завершая эту нереальную картину.

— Не передать словами, как здесь красиво, — пробормотал восхищенный Гордон.

Лианна кивнула:

— На всем Трооне мне больше всего нравятся эти сады. Но на моем далеком Фомальгауте есть дикие, безлюдные планеты, которые кажутся мне еще более прекрасными.

Ее глаза загорелись, и Гордон в первый раз увидел, как эмоции прорвались сквозь царственное спокойствие принцессы.

— Пустынные, необитаемые планеты с яркими красками, озаряемые сиянием удивительных звезд! Я покажу их вам, Зарт, когда мы полетим на Фомальгаут.

Лианна смотрела на него, ее пепельно-золотистые волосы сверкали в мягком свете, словно корона.

Она ожидает от него проявления чувств, решил Гордон. Он был ее женихом — по крайней мере, она так думала, — человеком, за которого она согласилась выйти замуж. Он должен продолжать маскарад, даже сейчас.

Гордон обнял девушку и наклонился к ее губам. Стройное тело Лианны казалось податливым и теплым под сверкающим белым платьем, ее полуоткрытые губы были головокружительно-сладкими.

«Проклятый притворщик! — встревоженно подумал Гордон. — Ты целуешь ее потому, что хочешь поцеловать, а не потому, что должен исполнять роль».

Он резко отступил назад. Лианна изумленно посмотрела на него:

— Зарт, зачем вы это сделали?

Гордон попытался рассмеяться, хотя все еще дрожал от волнующе сладкого прикосновения.

— Разве это так удивительно, что мне захотелось вас поцеловать?

— Конечно. Ведь вы никогда раньше этого не делали! — воскликнула Лианна. — Нам обоим прекрасно известно, что этот брак — всего лишь политический ход.

Прозрение обрушилось на Гордона снежной лавиной, мгновенно освободив его голову от паров саквы.

Он совершил ужасный промах. Мог бы и сразу догадаться, что Лианна хочет выйти за принца ничуть не больше, чем Зарт Арн желает жениться на ней. Догадаться, что это чисто политический союз, а они лишь пешки в дипломатической игре галактического масштаба.

Нужно исправить ошибку, и как можно скорее! Девушка все еще растерянно глядела на него.

— Не понимаю, зачем вы это сделали, ведь мы же договорились, что будем просто друзьями.

В отчаянии Гордон ухватился за единственно возможное объяснение, опасно близкое к истине:

— Вы так прекрасны, Лианна, что я не смог удержаться. Неужели это так странно, что я влюбился в вас, несмотря на наше соглашение?

— Влюбились в меня? — Лицо принцессы окаменело, а в голосе звучало осуждение. — Не забывайте, что мне все известно о Мери.

Меры? Это имя показалось Гордону смутно знакомым. Джал Арн что-то про нее говорил.

Гордон снова почувствовал себя сбитым с толку из-за полного незнания подробностей жизни Зарта Арна. Он протрезвел и ужасно встревожился.

— Я… Должно быть, я выпил слишком много саквы, — пробормотал он.

Изумление и гнев Лианны угасли, она смерила его изучающим взглядом.

К его огромному облегчению, веселая толпа хлынула в сад и прервала их разговор. В последующие часы они все время оставались на виду, так что Гордону было легче играть свою роль.

Он отметил, что серые глаза Лианны часто останавливались на нем с тем же любопытством. Когда праздник закончился, он проводил принцессу до двери ее покоев, Прощаясь, Гордон опять почувствовал себя неловко под ее пристальным взглядом.

Выйдя к движущейся дорожке, он вытер пот со лба и отправился к себе. Что за ночь! Он пережил столько, сколько едва ли под силу одному человеку.

В покоях принца горел приглушенный свет, но синекожего слуги нигде не было видно. Гордон устало открыл дверь спальни. Послышался торопливый топот маленьких босых ног. Он замер, увидев бегущую к нему незнакомую девушку.

Она казалась почти ребенком. Темные волосы падали на ее обнаженные плечи, а темно-синие глаза на нежном прелестном личике сияли радостью. В самом деле ребенок? Но под ее тонким пеньюаром просматривались совсем не детские округлые формы!

Гордон остановился, ошеломленный этим заключительным сюрпризом, а девушка подбежала и нежно обвила руками его шею.

— Зарт! — воскликнула она. — Наконец-то ты пришел! Я так долго тебя ждала!

Глава 7

ЗВЕЗДНАЯ ПРИНЦЕССА

Во второй раз за этот вечер Джон Гордон держал в объятиях девушку, думающую, что он настоящий Зарт Арн. Но обнимавшая его темноволосая симпатичная незнакомка сильно отличалась от гордой принцессы Лианны.

Он застыл в недоумении, а тем временем теплые губы сами прижались к его губам в нетерпеливом страстном поцелуе. Темные волосы, мягкие и ароматные, щекотали его щеки. Повинуясь мгновенному импульсу, Гордон прижал ее гибкое тело к себе.

Затем он чуть отстранился. На него смотрело нежное и трогательное личико.

— Ты не предупредил меня, что возвращаешься на Троон! — пожаловалась девушка. — Я узнала об этом, только увидев тебя на празднике!

Гордон замешкался с ответом.

— У меня не было времени. Я…

Этот последний сюрприз добил его окончательно. Кто эта прелестная девушка? Тайная любовь настоящего Зарта Арна?

Она нежно улыбалась Гордону, ее маленькие руки все еще лежали на его плечах.

— Ничего страшного. Я пришла сюда сразу после праздника и ждала тебя. — Она снова прижалась к нему. — Ты надолго на Троон? По крайней мере, мы проведем вместе хоть несколько ночей.

Гордон пришел в смятение. Он и раньше подозревал, что исполнять роль другого человека будет невероятно трудно. Но это…

В его памяти вдруг всплыло имя, которое упоминали и Джал Арн, и Лианна, полагая, что Гордону оно хорошо известно. Мери. Может быть, так зовут эту девушку?

Вполне возможно.

— Мерн… — неуверенно обратился он к ней.

Она подняла голову с плеча Гордона и вопросительно взглянула на него:

— Да, Зарт?

Выходит, она и есть Мерн? Именно об этой девушке сердито напомнила ему Лианна. Значит, принцесса знала об их связи?

Что ж, имя — это уже неплохо. Гордон пытался найти выход из сложной ситуации. Он сел, и Мерн тут же расположилась у него на коленях.

— Послушай, Мерн… ты не должна появляться здесь, — хрипло начал он. — Вдруг кто-то увидит тебя в моих покоях?

В темно-синих глазах Мерн мелькнуло недоумение.

— Какая разница, увидят или нет? Я ведь твоя жена.

Жена? У Гордона, наверное, в двадцатый раз за день перехватило дыхание от внезапного краха его предположений.

Как, во имя всего святого, он может заменить Зарта Арна, не зная самого простого об этом человеке? Почему принц или Вель Квен не рассказали ему об этом?

Секунду спустя он понял, в чем дело. Они ничего не сказали, потому что в этом не было необходимости. Им в кошмарном сне не могло присниться, что Гордону придется покинуть Землю и отправиться на Троон. Нападение посланцев Шорра Кана расстроило все планы и привело к ужасным осложнениям.

Мерн прижалась темными волосами к его подбородку и продолжила жалобным голосом:

— Даже если у нас всего лишь морганатический брак, почему я не могу быть здесь?

Ах вот в чем дело! Это его неофициальная жена. Оказывается, сей древний обычай сохранился и в эпоху звездных королей.

На мгновение Гордон рассердился на человека, чье тело сейчас занимал. Зарт Арн тайно женился на этой девочке, которую никогда не сможет открыто признать своей супругой, и в то же время готовился к политическому браку с Лианной, — это было грязное дело!

Или нет? Гнев Гордона быстро иссяк. Брак с Лианной был чисто формальным шагом, обеспечивающим союз с Фомальгаутом. Зарт прекрасно понимал это, так же как и сама Лианна. Она знала о его связи с Мерн и, вероятно, закрывала на это глаза. Разве при таких обстоятельствах Зарт Арн не имел права на счастье с девушкой, которую любил?

Внезапно Гордон осознал, что Мерн принимает его за своего мужа. Что она ничуть не сомневается в этом и собирается провести ночь с ним.

Он поднял девушку со своих коленей и встал, смущенно глядя на нее.

— Послушай, Мерн, ты не должна сегодня здесь оставаться. Вообще не должна появляться в моих покоях в ближайшие недели.

Прелестное личико Мерн побледнело от потрясения.

— Зарт, что ты такое говоришь?

Гордон ломал голову в поисках оправдания.

— Только не плачь, пожалуйста. Это не значит, что я больше не люблю тебя.

Темно-синие глаза Мерн наполнились слезами.

— Это все из-за Лианны! Ты влюбился в нее. Я видела, как ты не сводил с нее глаз на празднике!

От огорчения девушка стала еще больше похожа на ребенка. Гордон проклинал безвыходность своего положения. Ему было больно видеть ее страдания.

Гордон слегка сжал ладонями лицо девушки и повернул его к себе:

— Мерн, ты должна мне верить. Зарт Арн любит тебя как прежде — его чувства к тебе не изменились.

Мерн внимательно посмотрела на Гордона. Казалось, глубокая искренность его голоса убедила девушку. Боль исчезла с ее лица.

— Но если так, Зарт, то почему…

Гордон лихорадочно искал подходящее объяснение.

— Да, это из-за моей свадьбы с Лианной, — признал он. — Но вовсе не потому, что я ее люблю. Ты ведь знаешь, Мерн, что этот брак необходим империи, чтобы обеспечить поддержку Фомальгаута в предстоящей борьбе с Лигой.

Мерн кивнула темноволосой головой, но в ее взгляде по-прежнему читалось недоумение.

— Да, ты уже объяснял мне это. Но я все равно не понимаю, чем этот брак может нам помешать. Раньше ты говорил, что ничего не изменится, что вы с Лианной согласились считать его простой формальностью.

— Да, но сейчас мы должны соблюдать осторожность, — настаивал Гордон. — На Трооне наверняка находятся шпионы Шорра Кана. Если они обнаружат, что у меня есть тайная жена, они могут раздуть скандал и разрушить брак с Лианной.

Нежное лицо Мерн озарила понимающая улыбка.

— Теперь мне все ясно. Но, Зарт, неужели мы совсем не сможем видеться?

— В ближайшие несколько недель — только на людях, — твердо ответил Гордон. — Скоро я снова ненадолго улечу с Троона. Но обещаю тебе: когда я вернусь, у нас все будет как прежде.

Гордон горячо надеялся, что так и получится. Если он сможет добраться до Земли и произвести обратный обмен, то на Троон вернется уже настоящий Зарт Арн.

Мерн, немного успокоенная, но все равно опечаленная, набросила на плечи черный шелковый плащ и собралась уходить.

Она приподнялась на цыпочки и нежно прикоснулась теплыми губами к его губам:

— Спокойной ночи, Зарт.

Он ответил на поцелуй без всякой страсти, но с неожиданной нежностью. Его не удивляло, что Зарт Арн влюбился в эту изящную, похожую на ребенка девушку.

Меры с легким недоумением посмотрела на него снизу вверх.

— Ты стал другим, — пробормотала она. — Не пойму в чем, но…

Обостренный инстинкт любящей женщины смутно подсказывал ей, что в нем произошли странные изменения. Гордон облегченно вздохнул, когда она ушла.

Он растянулся на кровати в маленькой спальне, но обнаружил, что его мышцы по-прежнему напряжены, словно стальные канаты. Долго еще лежал Гордон, глядя на мерцание лунного света в темной комнате, пока его нервы немного не успокоились.

Рассудок кричал ему, что необходимо срочно найти выход из этого безумного маскарада. Он не может и дальше играть одну из главных ролей в надвигающемся кризисе. Но что же делать? Как вернуться на Землю, чтобы снова обменяться телами с Зартом Арном?

Гордон проснулся, едва забрезжил рассвет, и тут же увидел рядом с кроватью синекожего слугу-веганца.

— Ваше высочество, принцесса Лианна приглашает вас на завтрак.

Гордон удивился и встревожился. Зачем Лианна отправила ему приглашение? Возможно, она что-то подозревает? Нет, не может быть. И все же…

Он принял душ в маленькой стеклянной кабинке; нажимая кнопки наугад, выяснил, как получить мыльную, соленую или ароматизированную воду любой температуры.

Слуга-веганец уже подготовил ему белый шелковый костюм и плащ. Гордон быстро оделся и через весь дворец отправился в покои Лианны.

Стены в комнатах принцессы были окрашены в чудесные пастельные тона, широкий, увешанный цветами балкон смотрел на город. Лианна, одетая в синие брюки и рубашку, придающие ей сходство с мальчишкой, встретила его на балконе.

— Я решила позавтракать здесь. Вы пришли как раз вовремя, чтобы услышать музыку восхода.

Лианна предложила ему пюре из ярко-красных фруктов со льдом и бокал вина пурпурного цвета. С удивлением Гордон заметил легкое смущение в ее взгляде. Теперь она не казалась царственно-гордой принцессой, как вчера вечером.

И что это за музыка восхода? Вероятно, об этом он тоже должен что-то знать.

— Слушайте, начинается! — произнесла вдруг Лианна.

В высоте над городом неясно вырисовывались силуэты Хрустальных гор. С этих величественных вершин доносились чистые, волнующе-сладкие звуки.

Музыка лилась со сверкающих вершин все громче и громче. Первозданные, ангельски прекрасные арпеджио хрустальных нот звучали словно небесные колокола. Буйное пиццикато сказочных тонких струн служило фоном для этих звенящих аккордов.

Гордон догадался, что эти звуки образуются при резком расширении силикатных пород, нагреваемых лучами Канопуса. Когда огромное светило поднялось выше, музыка достигла звонкого крещендо, а затем затихла на долгой, дрожащей ноте.

Гордон шумно вздохнул:

— Никогда не слышал ничего прекраснее.

Лианна подняла на него удивленные глаза:

— Но ведь вы много раз слышали это раньше.

Еще один промах. Когда Гордон вместе с девушкой подошел к перилам балкона, она снова внимательно взглянула на него.

Вопрос, который она задала, оказался настолько неожиданным, что заставил его вздрогнуть.

— Почему вы отослали Мерн сегодня ночью?

— Откуда вы знаете? — воскликнул он.

Лианна негромко рассмеялась:

— Вам должно быть известно, что в этом дворце невозможно сохранить что-нибудь в тайне. Не сомневаюсь, что сейчас по нему уже расходятся слухи о том, что мы завтракаем вместе.

«Неужели это правда?» — в смятении подумал Гордон. В таком случае у него появилась хорошая отговорка для Мери, когда они встретятся снова.

— Вы поссорились? — продолжила Лианна, но тут же чуть покраснела и добавила: — Конечно, это меня не касается…

— Нет, касается, — порывисто возразил Гордон. — Жаль только…

Он собирался сказать, что жалеет лишь о невозможности рассказать ей правду. Но вовремя остановил себя.

И все же он всем сердцем желал открыться ей. Мерн была прелестна, но только о Лианне Гордон будет помнить до конца своих дней.

Выражение серых глаз принцессы сделалось задумчивым.

— Зарт, я считала, что хорошо знаю вас, но теперь не уверена в этом. — Она помолчала немного, а потом внезапно снова заговорила, учащенно дыша. — Зарт, я не терплю недомолвок, поэтому должна спросить прямо. Скажите, вы были искренни, когда поцеловали меня прошлым вечером?

Сердце гулко забилось в груди Гордона, и ответ сам слетел с его губ.

— Да, Лианна!

Серые глаза девушки сосредоточенно изучали его.

— Странно, но я это почувствовала. До сих пор не могу поверить…

Неожиданно она властным движением, выдающим королевское воспитание, положила руки ему на плечи. Это было открытое приглашение поцеловать ее снова.

Даже если бы весь дворец рассыпался у них под ногами, Гордон все равно не смог бы сдержаться. И снова он со щемящим наслаждением ощутил в своих руках гибкое, возбуждающе-близкое тело девушки, почувствовал сладость ее затаивших дыхание губ.

— Зарт, вы изменились! — растерянно прошептала Лианна, не подозревая, что повторяет слова Мерн. — Я почти верю, что вы любите меня…

— Люблю, Лианна! — вырвалось у Гордона. — С первого мгновения, когда увидел вас!

Она не отводила от него потеплевших, сверкающих глаз.

— Значит, вы хотите, чтобы наш брак стал настоящим? Вы порвете с Мерн?

Гордона словно ударило током. Боже, что он делает?

В какое положение он поставит настоящего Зарта, который всем сердцем любит Мерн?

Глава 8

ШПИОН ИЗ ОБЛАКА

Из неловкой ситуации Гордона спасло само Провидение в лице робко выглянувшего на балкон слуги.

— Ваше высочество, ваш отец просит вас и принцессу Лианну прийти в башню, — сообщил он, кланяясь принцу.

Гордон тут же ухватился за этот шанс увильнуть от разговора.

— Лианна, нам лучше пойти сразу, — смущенно произнес он. — Это может быть важно.

Лианна все еще смотрела на него, словно ожидая продолжения. Но он промолчал.

Он не мог поступить иначе. Не мог сказать, что он любит ее, лишь для того, чтобы вернувшийся настоящий Зарт Арн отказался от этих слов.

Пока они следовали за слугой по движущемуся пандусу к самой высокой башне дворца, принцесса молчала. Здесь располагался зал с прозрачными стенами, откуда можно было любоваться панорамой мерцающих башен Троона, а также изумительными пейзажами Хрустальных гор и моря.

Арн Аббас беспокойно ходил по комнате, его мощная фигура возвышалась над собеседниками — узколицым советником Ортом Бодмером и Джалом Арном.

— Зарт, этот вопрос касается и тебя, и Лианны, — поприветствовал их Арн Аббас и кратко пояснил: — Кризис в наших отношениях с Лигой углубляется. Шорр Кан отозвал все свои звездолеты назад в Облако. Я опасаюсь, что теперь бароны Геркулеса переметнутся к нему.

Гордон тотчас вспомнил, как отчужденно держались вчера вечером Зу Ризаль и другой барон из Скопления Геркулеса.

Лицо Арна Аббаса потемнело.

— Я беседовал с Зу Ризалем после праздника. Он заявил, что бароны не связывали себя союзными обязательствами с империей. Они обеспокоены упорными слухами, будто Шорр Кан обладает новым мощным оружием. Однако я надеюсь, что Зу Ризаль не выражает настроения всех баронов. Они могут сомневаться, но не желают победы Лиге. Думаю, их можно склонить к союзу с империей. И чтобы добиться этого, я собираюсь отправить к ним тебя, Зарт.

— Меня?! — воскликнул пораженный Гордон. — Но я не справлюсь с такой задачей!

— Кто выполнит ее лучше вас, ваше высочество? — убежденно возразил ему Орт Бодмер. — Статус сына императора делает вас полноправным послом.

— Я не собираюсь обсуждать это с тобой! — отрезал Арн Аббас. — Ты полетишь, нравится тебе это или нет!

Земля ушла из-под ног Гордона. Послом к баронам Геркулеса? Да разве он знает, как делают такие дела?

Немного успокоившись, он увидел в этом свой шанс. Отправившись с миссией в Скопление Геркулеса, он может тайно завернуть на Землю и повторно обменяться телами с настоящим Зартом Арном. Если, конечно, у него получится…

— Это означает, — продолжал Арн Аббас, — что ваше бракосочетание с Лианной нужно провести раньше, чем мы планировали. Вы должны отправиться в Скопление Геркулеса до конца недели. Я объявлю, что ваша свадебная церемония состоится через пять дней.

Гордону показалось, будто он внезапно шагнул из люка корабля в открытый космос.

Он предполагал, что эта свадьба запланирована на отдаленное будущее и пока можно не беспокоиться. Но иллюзии развеялись.

— Разве обязательно устраивать церемонию до моего отъезда? — отчаянно запротестовал Гордон.

— Несомненно! — заявил Арн Аббас. — Для нас жизненно важно удержать при себе наших восточных союзников. К тому же статус мужа принцессы Фомальгаута прибавит тебе веса в глазах баронов.

— Может быть, у принца Зарта есть возражения? — Лианна снова посмотрела на Гордона тем же пристальным взглядом.

— Возражения? — удивился император. — Какие тут, к дьяволу, могут быть возражения?

Гордон понял, что открытое сопротивление ничего ему не даст. Он должен тянуть время, как поступал с самого начала этого вынужденного лицедейства.

Конечно же, он найдет способ выкрутиться. Но нужно все хорошенько обдумать.

— Разумеется, я согласен, — неуверенно проговорил он. — Если Лианна не имеет ничего против.

— Значит, решено, — заключил Арн Аббас. — Времени осталось мало, но звездные короли должны прибыть как раз к началу церемонии. Мы с Бодмером прямо сейчас обо всем объявим.

На этом разговор окончился, и нареченные вышли из зала. Гордон был рад, что Джал Арн составил им компанию. Меньше всего ему сейчас хотелось остаться один на один с вопросительным взглядом Лианны.

Следующие несколько дней промелькнули как во сне. Весь дворец, весь город Троон гудел предсвадебной суетой. Сотни слуг трудились не покладая рук, каждый день прибывали звездолеты с гостями из отдаленных частей империи и союзных королевств.

Гордон был рад хотя бы тому, что в эти беспокойные дни почти не виделся с Лианной, если не считать пышных пиршеств, устраиваемых в честь приближающейся церемонии. Не встречался он также и с Мерн, разве что иногда видел издали. Но время шло, а он так и не отыскал никакого выхода из этого невероятного тупика.

Он не мог рассказать правду о себе. Это означало нарушить данное Зарту Арну обещание. Но что же тогда делать? Гордон ломал голову, но даже накануне назначенного дня все еще не принял решения.

В тот вечер в Звездном зале состоялся большой прием для благородных гостей, слетевшихся со всей Галактики на свадебную церемонию. Еще одно ошеломляющее своей красочностью зрелище.

Гордон и Лианна стояли на возвышении; с одной стороны от них высилась мощная фигура Арна Аббаса, по другую — стоял Джал Арн вместе со своей прекрасной женой Зорой. За ними толпились адмирал Корбуло, Орт Бодмер и другие высшие сановники империи.

Церемониймейстер, выкрикивающий имена и титулы, гости в роскошных нарядах, великолепие Звездного зала, экраны телестерео, по которым половина Галактики следила за приемом, — все это угнетало Гордона. Ему казалось, что он видит причудливый, нереальный сон. Вот только сможет ли он проснуться по своему желанию и снова очутиться в двадцатом столетии?

— Король Созвездия Лебедя! — звучал размеренный голос церемониймейстера. — Король Созвездия Лиры!

Гости мелькали перед глазами Гордона размытой чередой лиц и голосов. Он узнавал лишь немногих: барона Зу Ризаля из Скопления Геркулеса, молодого Сата Шамара с Полярной Звезды, еще двух-трех человек.

— Принц-регент Созвездия Кассиопеи! Графы Внешних Миров!

Аристократы и сановники менее высокого ранга продолжали подходить к возвышению. Бронзовокожий капитан звездного флота поклонился Гордону и вручил ему кассету с мыслезаписями.

— Поздравления от нашей эскадры вашему высочеству в связи с этим радостным событием! — скороговоркой выпалил офицер. — Мы надеемся, что вы их выслушаете.

Гордон кивнул:

— Капитан, я…

Внезапно его прервал адмирал Корбуло. Седой командующий флотом присмотрелся к нашивкам бронзовокожего офицера и вдруг рванулся вперед.

— Ни один корабль этой эскадры не должен сейчас находиться ближе Веги! — резко заявил адмирал. — Назовите ваше имя и позывные корабля?

Лицо капитана посерело, он начал загнанно озираться. Затем попятился и потянулся рукой к карману мундира.

— Это шпион или убийца! — выкрикнул Корбуло. — Пристрелите его!

Разоблаченный шпион уже держал в руке короткоствольный атомный пистолет.

Гордон быстро отодвинул Лианну себе за спину и развернулся навстречу опасности.

Но по команде Корбуло из тайных отверстий в высоких стенах Звездного зала полетели атомные пули, тут же взорвавшиеся в теле шпиона. Изуродованный почерневший труп упал на пол.

Толпа в панике отпрянула, испуганные крики сотрясли воздух. Гордона это происшествие ошеломило точно так же, как и всех остальных.

Над залом, перекрывая все прочие звуки, разнесся рев Арна Аббаса:

— Успокойтесь, бояться нечего! Шпион мертв благодаря бдительности адмирала Корбуло и наших охранников. Унесите тело! — распорядился император. — Зарт и Джал, идите за мной. Корбуло, просканируйте эту кассету, она может быть опасной. Лианна, не могли бы вы успокоить наших гостей?

Гордон пошел следом за гигантом-императором в другой, меньший зал, куда унесли тело шпиона.

Джал Арн наклонился над трупом и сдернул с него обгоревший мундир. Кожа на искромсанной груди была вовсе не бронзового цвета, как на лице, а неестественно белая.

— Облачник! Шпион Лиги, как я и думал! — рявкнул Арн Аббас. — Ловко загримированный агент Шорра Кана!

— Зачем он пришел сюда? — озадаченно спросил Джал Арн. — Ведь сначала он не собирался убивать никого из нас и достал оружие, лишь когда его разоблачили.

— Возможно, кассета, которую он попытался передать Зарту, что-то нам объяснит, — проворчал император. — А вот и Корбуло.

Адмирал сжимал в руке кассету.

— Мы просканировали ее. Это просто кассета с мыслезаписями, и ничего больше.

— Чертовски странно! — помрачнев, пророкотал Арн Аббас. — Включите считыватель, послушаем, что там на ней.

Кассету вставили в аппарат на столе. Арн Аббас нажал клавишу.

Кассета начала перематываться. Гордон почувствовал, как усиленные импульсы мыслезаписей проникают в его сознание.

Затем в голове возник четкий звучный голос:

«Шорр Кан приветствует принца Зарта Арна. К сожалению, я не смог выполнить свое обещание и не переправил вас в Облако из-за случайного вмешательства имперского патруля. Поверьте, я сожалею об этом так же, как и вы. Но можете не сомневаться, я придумаю новый план, чтобы тайно и безопасно доставить вас ко мне.

Условия нашего соглашения остаются в силе. Как только мы встретимся и вы откроете мне тайну Разрушителя, мы сможем атаковать империю из Облака, не опасаясь потерпеть неудачу. После победы вы будете официально признаны равным со мной повелителем Галактики. Не делайте опрометчивых шагов, способных вызвать подозрения. Просто ждите, когда мои агенты найдут возможность переправить вас».

Глава 9

В ДВОРЦОВОЙ ТЮРЬМЕ

Поначалу Гордон ничего не понял. Зачем Шорр Кан отправил ему, то есть Зарту Арну, это мыслесообщение?

Затем до него дошел смысл послания. Недоумевающий и растерянный Гордон встретился взглядом с разгневанным Арном Аббасом, и на душе стало совсем тревожно.

— Великий космос, мой сын предал империю! — воскликнул правитель. — Мой сын вступил в тайный сговор с Облаком!

— Это подлая ложь! — услышал Гордон собственный голос. — Я не заключал никаких соглашений с Шорром Каном, не вел с ним никаких переговоров!

— Зачем же тогда он прислал тебе это секретное сообщение? — взревел император.

Гордон в отчаянии ухватился за единственное пришедшее на ум объяснение:

— Должно быть, Шорр Кан хотел, чтобы эту кассету обнаружили, хотел сбить нас с толку! Никакой другой причины быть не может.

— Отец, это звучит достаточно правдоподобно, — с глубоким беспокойством проговорил Джал Арн. — Невозможно поверить, что Зарт — предатель.

— Вздор, слишком мелко для Шорра Кана! — бушевал Арн Аббас. — Он не настолько глуп, чтобы выдумать такой безрассудный план, не приносящий почти никакой выгоды. К тому же шпиона разоблачили по чистой случайности, когда Корбуло разглядел его знаки отличия.

Лицо императора потемнело от гнева.

— Зарт, если ты вступил в сговор с Облаком, тебя не спасет даже то, что ты мой сын!

— Клянусь, я не делал этого! — воскликнул Гордон. — Я не просил, чтобы Лига прислала за мной корабль на Землю. И зачем, во имя всего святого, мне понадобилось предавать империю?

— Ты всего лишь мой младший сын, — мрачно напомнил Арн Аббас. — Возможно, ты все время тайно завидовал Джалу, моему наследнику, делая вид, что поглощен своими исследованиями. Такие вещи случались.

Положение Гордона и раньше было незавидным, но теперь стало вдвое ужасней.

— В этой истории нужно тщательно разобраться! — проревел Арн Аббас. — А ты пока посидишь в дворцовой тюрьме!

— Ты не можешь отправить Зарта туда! — запротестовал Джал Арн.

— По крайней мере, ради соблюдения приличий лучше ограничиться домашним арестом, — поддержал его адмирал Корбуло.

— Вы оба рехнулись? — Арн Аббас гневно посмотрел на них. — Неужели вы не понимаете: если Зарт — предатель, он представляет смертельную опасность для империи! Он знает тайну Разрушителя, которая, кроме него, известна лишь Джалу и мне. Стоит Шорру Кану заполучить этот секрет, и Лига ударит по нам с быстротой молнии. Вы хотите дать ей такой шанс?

— Но на завтра назначена свадьба, гости… — начал Джал.

— Объявите, что принц Зарт внезапно заболел, — перебил его император. — Корбуло, отведите его в тюрьму. И помните, вы отвечаете за него головой!

Мысли Гордона бешено заметались. Что, если он откроет правду, настоящую правду? Расскажет, что он Джон Гордон, человек из двадцатого века, находящийся в теле Зарта Арна. Безусловно, принц Зарт не стал бы винить его за нарушение обещания в такой ситуации.

Но поверят ли его словам? Очевидно, нет. Никто не примет всерьез эту невероятную историю. Зарт Арн держал свой метод обмена телами в глубокой тайне, и никто даже не подозревал о такой возможности. Арн Аббас подумает, что с помощью этой невероятной выдумки его сын-предатель просто пытается спасти свою жизнь.

Плечи Гордона поникли. Он не пытался больше протестовать, а обреченно направился к выходу в сопровождении адмирала Корбуло.

Пока движущаяся дорожка вела их на нижний уровень дворца, Корбуло искренне сказал ему:

— Зарт, я не верю ни единому слову о вашем предательстве. Я должен посадить вас под замок, но вы можете положиться на меня, я сделаю все от меня зависящее, чтобы оправдать вас.

Неожиданная поддержка адмирала вывела Гордона из отчаяния.

— Корбуло, я клянусь, что все подстроено! Не может же отец всерьез думать, что я предал империю?

— Вы не хуже меня знаете, как вспыльчив Арн Аббас. Но как только он остынет, я заставлю его прислушаться к голосу разума.

Глубоко под огромным дворцом они подошли к массивной металлической двери. Командующий нажал на тяжелое кольцо на пальце, и там вспыхнул тонкий луч. Корбуло посветил им в крохотное, толщиной с иголку, отверстие в замке, и дверь скользнула в сторону. За ней оказалась небольшая квадратная комната.

— Это камера тайной тюрьмы вашего отца. Никогда не думал, что мне придется запирать здесь вас. Но не волнуйтесь, мы сделаем все возможное, чтобы переубедить Арна Аббаса.

Гордон с благодарностью пожал ему руку и вошел в камеру. Тяжелая дверь закрылась.

Внутри стояла только койка с тонкой подушкой, и больше никакой мебели. Из металлической стены торчали два крана: один для воды, другой для питательной жидкости.

Гордон тяжело опустился на койку. Поначалу заверения Корбуло насчет поддержки приободрили его, но затем эта надежда угасла. Даже если Корбуло и Джал верили ему, как они могли доказать его невиновность?

«А вдруг Зарт Арн действительно виновен в предательстве? — неожиданно пришло Гордону в голову. — Что, если настоящий принц в самом деле вступил в сговор с Шорром Каном?» — Гордон покачал головой. — Нет, не могу поверить в это! Зарт Арн был увлечен наукой, а не политическими интригами. И если бы он вступил в сговор с Облаком, то не стал бы обмениваться со мной разумом. Но если Зарт Арн невиновен, зачем Шорр Кан послал ему это сообщение, в котором напомнил о прежней договоренности? — Джон безнадежно махнул рукой. — Это выше моего понимания. Я должен был знать, что мое невежество навлечет на меня беду, если я попытаюсь сыграть роль Зарта!»

Он с ужасом подумал о Лианне. Ей должны рассказать, что случилось, даже если решили скрыть это от всех остальных.

Неужели она тоже сочтет, что ее жених — предатель? Эта мысль приводила Гордона в отчаяние.

Какое-то время он метался в мучительном лихорадочном возбуждении, но в конце концов апатия одолела. Через несколько часов он уснул.

Когда Гордон проснулся, был уже вечер. Его разбудил звук открывающейся двери. Он встал и с недоверием посмотрел на вошедших.

Первым оказался коренастый Корбуло. А следом за ним появилась стройная фигура в темной куртке и свободных брюках…

— Лианна! — воскликнул Гордон. — Что вы здесь делаете?

Она подошла. Ее лицо было бледным, но в серых глазах светилась решимость.

— Зарт, мне рассказали, в чем вас обвиняет ваш отец, — торопливо заговорила она, положив руки ему на плечи. — Должно быть, Арн Аббас сошел с ума!

Гордон жадно всматривался в ее лицо:

— Лианна, вы ведь не верите, что я предатель?

— Я знаю, что это не так! — убежденно ответила она. — О чем и сказала Арну Аббасу, но он был слишком разгневан и не прислушался к моим словам.

— Лианна, больше всего я боялся, что вы поверите этим обвинениям! — взволнованно произнес Гордон.

Корбуло с могильно-хмурым лицом шагнул вперед:

— Прошу вас, объясняйтесь скорей, принцесса! Мы должны выйти отсюда вместе с Зартом через двадцать минут, чтобы успеть вовремя.

— Вместе со мной? — переспросил Гордон. — Вы хотите сказать, что выпустите меня отсюда?

Корбуло коротко кивнул:

— Да, Зарт, я все обдумал и сегодня вечером переговорил с принцессой. Я хочу помочь вам улететь с Троона.

Слова адмирала воодушевили Гордона.

— Корбуло, благодарю вас за веру в меня. Но это будет выглядеть бегством.

— Зарт, вы должны пойти со мной! — настойчиво повторил Корбуло. — Я надеялся, что смогу убедить вашего отца. Но, к сожалению, в ваших покоях обнаружили другие компрометирующие сообщения от Шорра Кана.

— Значит, кто-то подбросил эти фальшивки, чтобы оклеветать меня! — ошеломленно воскликнул Гордон.

— Понимаю, но ваш отец еще больше разгневался и теперь убежден в вашей вине. В таком состоянии он того и гляди прикажет казнить вас как предателя. Однако я не позволю ему сделать это и потом пожалеть о содеянном, когда выяснится, что вы были невиновны, — продолжил командующий флотом. — Поэтому вы должны улететь с Троона и не возвращаться, пока я не смогу оправдать вас.

— Зарт, мы все рассчитали, — нетерпеливо добавила Лианна. — Легкий крейсер с доверенными людьми Корбуло ждет на космодроме. Этот корабль отвезет нас на Фомальгаут. Там мы будем в безопасности до тех пор, пока Корбуло и ваш брат не докажут вашу невиновность.

Гордон удивился еще сильнее:

— Лианна, вы сказали «мы»? Вы согласны лететь со мной? Почему?

Вместо ответа ее теплые руки обвились вокруг его шеи, а мягкие губы прижались к его губам в волнующем сладком поцелуе.

— Вот почему, — прошептала она.

Мысли в голове у Гордона перепутались.

— Значит, вы любите меня? Лианна, это правда?

— Да, с той самой ночи на Празднике луны, когда вы поцеловали меня, — прошептала принцесса. — До этого вы мне нравились, и только. Но потом вы стали каким-то другим.

Гордон крепко обнял ее:

— Значит, вы любите этого другого, нового Зарта Арна?

Она посмотрела ему прямо в глаза:

— Я так и сказала.

Глубоко под землей, в тайной тюрьме под императорским дворцом, Гордон почувствовал дикий, окрыляющий восторг, смывающий все мысли о смертельно опасной паутине, в которую он угодил.

Это ведь он, хоть и в чужом теле, завоевал любовь Лианны! Пусть даже она никогда не узнает, что полюбила не Зарта Арна, а Джона Гордона.

Глава 10

ПОЛЕТ В ПУСТОТУ

Тайна уже готова была сорваться с его губ. Он всей душой хотел признаться Лианне, что лишь занимает тело Зарта Арна, что на самом деле он Джон Гордон, пришелец из прошлого.

Но он не мог этого сделать, потому что должен был сдержать обещание, данное Зарту Арну. И какой толк, если в конце концов ему придется оставить ее и вернуться в свое время?

Можно ли вообразить большую муку? Половина Галактики и две тысячи столетий будут отделять его от единственной девушки, которую он любил по-настоящему!

— Лианна, вы не должны лететь со мной, — хрипло произнес Гордон. — Это слишком опасно.

Она резко вскинула голову и сверкнула глазами:

— Чтобы дочь звездного короля испугалась опасности? Нет, Зарт, мы летим вместе! Неужели вы не понимаете, что ваш отец не сможет забрать вас силой, пока вы будете вместе со мной в моем маленьком королевстве? Империя нуждается в союзниках и не станет ссориться с моим народом.

Мысли Гордона заметались. Возможно, так у него появится шанс вернуться на Землю. Покинув Троон, он может под каким-нибудь предлогом убедить людей Корбуло сначала доставить его в земную лабораторию.

Там Гордон произведет обратный обмен с настоящим Зартом Арном, не объясняя Лианне, что делает. А вернувшийся настоящий Зарт, безусловно, сможет доказать свою невиновность.

Корбуло с обеспокоенным видом подошел ближе, прерывая их разговор!

— Мы не можем больше оставаться здесь! Сейчас в коридорах пусто, и это наша единственная возможность для побега.

Не обращая внимания на отговоры Гордона, Лианна схватила его за руку и потянула вперед.

Корбуло открыл тяжелую раздвижную дверь. В мягко освещенном коридоре было тихо и пусто.

— Мы пойдем к редко используемой ветке подземной дороги, — торопливо объяснил адмирал. — Там нас ждет надежный человек, мой офицер.

Они поспешили по коридорам, спрятанным в глубине под величественным дворцом. Ни одного звука не доносилось из огромного сооружения у них над головой. Тайный ход имел хорошую звукоизоляцию.

Не встретив по пути ни единой души, они вышли в другой коридор, шире первого. Дальше Корбуло повел их с повышенной осторожностью. Наконец они оказались на небольшой станции подземной дороги. В тоннеле их поджидала капсула, рядом с которой стоял человек в форме офицера флота.

— Это Терн Эльдред, капитан крейсера, который доставит вас на Фомальгаут, — объяснил Корбуло. — Вы можете полностью доверять ему.

Зеленоватый оттенок кожи подсказывал, что Терн Эльдред был родом с Сириуса. Он выглядел суровым и мускулистым космическим бродягой, однако, когда он поклонился Гордону и Лианне, его невозмутимое лицо осветила улыбка.

— Принц Зарт… принцесса… Это большая честь для меня! Адмирал все мне объяснил. Вы можете положиться на меня и моих людей, мы доставим вас в любую точку Галактики!

Гордон вдруг засомневался в правильности такого решения.

— Все-таки это похоже на бегство, — обеспокоенно сказал он.

Корбуло не удержался от грубого флотского ругательства.

— Зарт, это ваш единственный шанс! Если вы улетите, я со временем найду доказательства вашей невиновности и смогу убедить вашего отца. Если останетесь, вас, скорее всего, казнят как предателя.

Возможно, Гордон все-таки остался бы, несмотря на опасность, если бы не один важный момент, неизвестный никому, кроме него, — возможность попасть на Землю и связаться с настоящим Зартом Арном.

Он пожал руку Корбуло. А Лианна тихо сказала суровому адмиралу:

— Вы сильно рискуете ради нас. Я никогда этого не забуду.

Они сели в капсулу. Терн Эльдред торопливо последовал за ними и взялся за рычаги управления. Машина с бешеной скоростью рванулась в темноту.

Терн Эльдред с беспокойством посмотрел на часы.

— Все рассчитано с точностью до минуты, ваше высочество, — заявил он Гордону. — Мой крейсер «Маркаб» ждет на посадочной площадке космодрома. Официально мы летим патрулировать сектор Стрельца.

— Вы рискуете ради нас головой, капитан, — с искренней благодарностью сказал Гордон.

Сириусианец улыбнулся:

— Адмирал Корбуло для меня как отец. Я не мог обмануть его доверие, когда он попросил меня и моих людей о помощи.

Капсула затормозила и остановилась рядом с другой станцией, на которой дежурили два офицера флота, вооруженные атомными ружьями. Когда Гордон и Лианна вышли на платформу, они отдали честь. Терн Эльдред быстро повел знатных персон вверх по самодвижущемуся пандусу.

— Теперь закутайтесь в плащи и постарайтесь спрятать лица, пока мы не окажемся на борту «Маркаба». После этого можете уже ничего не бояться.

Они вышли из тоннеля на краю космодрома. Стояла ночь, две золотистые луны висели в звездном небе, бросая теплый свет на тускло поблескивающие корабли, краны и причальные механизмы.

Загораживая собой все остальное, над космодромом возвышались черные громады могучих линкоров. Проходя вслед за Терном Эльдредом вдоль борта, Гордон мельком взглянул на стволы тяжелых атомных орудий, зловеще темнеющие на фоне звезд.

Сириусианец подал знак остановиться, а затем отвел их назад. Мимо с шумом прошагал патруль. Стоя в темноте, Гордон почувствовал, как пальцы Лианны сжали его ладонь. Она бесстрашно улыбнулась ему в тусклом звездном свете.

Терн Эльдред жестом позвал их за собой.

— Нужно спешить! — забеспокоился он. — Мы выбились из графика…

Черный, напоминающий рыбу корпус «Маркаба» вырос перед ними в золотистом лунном свете. В небольших иллюминаторах горели огни, корма крейсера равномерно вибрировала от сдерживаемой энергии.

Вслед за сириусианцем и двумя его офицерами Гордон с Лианной поднялись по узкому трапу к открытому люку. И вдруг тишину над космодромом разорвал резкий вой сирены. Из динамиков раздался хриплый взволнованный голос.

— Общая тревога! — отчаянно прокричал он. — Только что убит Арн Аббас!

Гордон замер, стоя на трапе, и сжал руку Лианны.

— Задержать принца Зарта Арна, где бы он ни находился! — продолжал голос. — Арестовать немедленно!

— Боже мой! — воскликнул Гордон. — Арн Аббас убит, и все думают, что это сделал я!

Весь космодром ожил по сигналу тревоги. Из сотен динамиков снова и снова раздавалось то же ужасное сообщение. Выли сирены, с криками метались солдаты.

Далеко на юге, над башнями Троона, в ночное небо взмыли блестящие флайеры и понеслись в разные стороны.

Терн Эльдред нетерпеливо подтолкнул замерших Гордона и Лианну вверх по трапу.

— Торопитесь, ваше высочество! — настаивал сириусианец. — Это единственная возможность убраться отсюда!

— Сбежать сейчас, когда все думают, будто это я убил Арна Аббаса?! — возмутился Гордон. — Нет! Мы возвращаемся во дворец!

— Мы должны возвратиться, — поддержала его побледневшая Лианна. — Убийство Арна Аббаса потрясет всю империю!

Гордон развернулся и начал спускаться по трапу. Но зеленокожий Терн Эльдред вдруг жестко взглянул на него и выхватил из кармана маленький блестящий предмет.

Это была короткая стеклянная трубка с металлическим полумесяцем на конце. Капитан поднес ее к лицу Гордона.

— Осторожней, Зарт, это парализатор! — крикнула Лианна, в отличие от Гордона знакомая с этим грозным оружием.

Наконечники полумесяца коснулись подбородка Гордона. Словно разряд молнии прошел по всему телу и мгновенно обездвижил его.

Мускулы онемели, и Гордон рухнул как подкошенный. Последним, что уловило его угасающее сознание, был отчаянный крик Лианны.

Затем он погрузился в темноту. Казалось, он плавал в ней бесчисленные века, пока наконец впереди не забрезжил свет.

Он лежал на твердой ровной поверхности, в ушах стоял монотонный глухой гул. Тело постепенно возвращалось к жизни, и Гордон ощутил болезненные покалывания.

С усилием он открыл глаза. Его койка стояла в тесной, слабо освещенной комнате с металлическими стенами и почти без мебели.

На другой койке лежала Лианна, с бледным лицом и закрытыми глазами. В небольшом иллюминаторе виднелось черное небо с яркими звездами. Гордон внезапно понял, что гул издают маршевые генераторы звездолета.

«Боже мой, мы в космосе! — догадался он. — Терн Эльдред парализовал нас и забрал с собой…»

Они были на «Маркабе». Судя по мощному гудению, крейсер несся сквозь галактическую пустоту на предельной скорости.

Лианна не шевелилась. Гордон встал на ноги и кое-как доковылял к ней. Он растирал ее лицо и запястья, пока глаза девушки не открылись.

Принцесса с первого взгляда поняла, где находится. Память мгновенно вернулась к ней.

— Ваш отец убит! — сказала она Гордону. — И все думают, что это сделали вы, а потом сбежали с Троона!

Гордон кивнул с болезненным видом:

— Мы должны вернуться. Нужно добиться, чтобы Терн Эльдред отвез нас обратно.

Гордон дернул дверь каюты. Она не раздвигалась, несмотря на все его усилия. Они оказались взаперти.

Внезапный возглас Лианны заставил его обернуться. Принцесса посмотрела в иллюминатор, а затем снова повернула бледное лицо к Гордону:

— Зарт, идите сюда!

Он подошел. Каюта располагалась близко к носу крейсера, изгиб стены позволял смотреть почти прямо по курсу на скопление звезд, к которому мчался «Макраб».

— Нас везут не на Фомальгаут! — ахнула Лианна. — Терн Эльдред предал нас!

Гордон вгляделся в пылающие дебри звезд, раскинувшиеся впереди.

— Что это значит? Куда же тогда мы летим?

— Посмотрите сюда, чуть западнее туманности Ориона, далеко впереди!

Гордон посмотрел в круглый иллюминатор и увидел в звездной пустыне маленькое темное пятнышко. Мрачная клякса, словно проглотившая часть неба.

Он сразу понял, что это такое. Облако! Далекое загадочное царство полутьмы, где скрываются планеты той самой Лиги Темных Миров, которой управлял Шорр Кан. Человек, замысливший развязать войну и завоевать остальную часть Галактики.

— Нас везут в Облако! — воскликнула Лианна. — Зарт, это заговор Шорра Кана!

Глава 11

ГАЛАКТИЧЕСКИЙ ЗАГОВОР

Внезапно Гордона озарила догадка. Все его приключения после обмена разумами подстроены коварным мастером интриг, который управляет Облаком.

Замысел Шорра Кана состоял в том, чтобы с помощью своих агентов вовлечь его в конфликт между галактическими союзами. И одним из агентов всесильного повелителя Темных Миров должен быть Терн Эльдред!

— Черт возьми, теперь я все понял! — выдохнул Гордон. — Терн Эльдред работает на Облако, он предал адмирала Корбуло!

— Но зачем они это сделали? Зачем им нужно, чтобы вас подозревали в убийстве собственного отца?

— Они хотят безнадежно скомпрометировать меня, — сквозь стиснутые зубы ответил Гордон, — чтобы я не мог вернуться на Троон!

Бледная от потрясения, Лианна продолжала с тревогой смотреть на него.

— Зарт, что с нами сделают в Облаке?

Гордона охватила тревога за нее. Это по его вине принцессе угрожает смертельная опасность. Она просто пыталась ему помочь, а теперь сама оказалась в беде.

— Лианна, я чувствовал, что не должен был брать вас с собой! Если с вами что-нибудь случится…

Он замолчал и обернулся на звук открывающейся двери. В каюту вошел Терн Эльдред с циничной усмешкой на зеленоватом лице. Увидев его, Гордон рванулся вперед в приступе ярости.

Терн Эльдред быстро вытащил из кармана знакомую стеклянную трубку.

— Не забывайте о парализаторе, — сухо посоветовал он. — Если не хотите снова лишиться сознания, держите себя в руках.

— Предатель! — бушевал Гордон. — Вы опозорили свой мундир, предали империю!

Терн Эльдред спокойно кивнул:

— Вот уже много лет я из числа самых надежных агентов Шорра Кана. И надеюсь получить его благодарность, когда мы прилетим на Талларну.

— На Талларну? — переспросила Лианна. — Таинственную столицу Лиги? Мы действительно летим в Облако?

Сириусианец снова кивнул:

— Будем там через четыре дня. К счастью, зная график патрулирования имперских кораблей, я могу избежать неприятных встреч.

— Значит, Арна Аббаса убили шпионы Лиги! — обвиняющим тоном произнес Гордон. — Вы знали, что это случится. Вот почему вы так спешили увезти нас!

Сириусианец холодно усмехнулся:

— Разумеется. План рассчитан с точностью до секунды. Все должно выглядеть так, будто вы убили своего отца, а затем сбежали. Нам оставалось только соблюдать график.

Гордон кипел от негодования:

— Черт возьми, вы пока еще не в Облаке! Корбуло знает, что я не совершал этого убийства. Он сумеет сложить два и два и бросится в погоню за вами.

Терн Эльдред вдруг запрокинул голову и захохотал. Он смеялся, пока из глаз не потекли слезы.

— Прошу прощения, принц Зарт, но ничего смешнее не скажешь! — хмыкнул он. — Корбуло погонится за мной? Неужели вы еще не догадались, что сам адмирал и спланировал всю операцию?

— Вы с ума сошли! — возмутился Гордон. — Корбуло — самый уважаемый военачальник империи!

— Да, — согласился Терн Эльдред. — Но всего лишь военачальник, всего лишь командующий флотом. А его амбиции заходят гораздо дальше. Уже несколько лет он и кое-кто из других старших офицеров тайно работают на Шорра Кана. — Глаза сириусианца заблестели. — Шорр Кан обещал каждому из нас по звездному королевству, после того как рухнет империя. И Корбуло достанется самое большое.

Негодование Гордона понемногу отступало перед спокойной убежденностью, звучавшей в голосе сириусианца.

Он вдруг с ужасом осознал, что Чен Корбуло, командующий флотом империи, и вправду мог оказаться предателем. Со всеми сведениями, которыми располагал.

Гордон быстро отыскал доказательства своих подозрений. Зачем еще Корбуло понадобилось нарушать долг и помогать его бегству? Почему убийство Арна Аббаса произошло именно в этот момент?

Терн Эльдред будто прочитал его мысли и снова рассмеялся:

— Вижу, вы начинаете понимать, как ловко вас одурачили. Потому что именно Корбуло и убил Арна Аббаса вчера вечером. И он поклянется, что видел, как это сделали вы, Зарт Арн!

— Но зачем? — недоверчиво спросила Лианна. — Зачем понадобилось обвинять в убийстве Зарта?

— Потому что это самый верный способ расколоть империю и оставить ее беззащитной перед нападением Облака, — усмехнулся сириусианец. — Есть и еще одна причина, которую объяснит вам сам Шорр Кан.

Злобное торжество, мелькнувшее в глазах Терна Эльдреда, снова привело Гордона в ярость.

Он бросился вперед, не обращая внимания на предостерегающие крики Эльдреда. Ему удалось, ловко изогнувшись, уклониться от парализатора, которым пытался ткнуть в него сириусианец. Кулак Гордона врезался в лицо предателя.

Терн Эльдред повалился на спину. Гордон, как пантера, прыгнул на него, но сириусианец сумел удержать свое оружие и снова отчаянно выбросил вперед руку с парализатором.

Полумесяц на конце стеклянной трубки коснулся шеи Гордона. Удар пронзил его, словно молния, и сознание мгновенно угасло.

Он пришел в себя на той же койке. На этот раз боль оказалась намного мучительней. Но теперь рядом с Гордоном сидела Лианна и встревоженно смотрела на него.

Когда он шевельнулся, ее серые глаза заблестели.

— Зарт, вы были без сознания больше суток! Я очень волновалась за вас.

— Со мной все в порядке, — пробормотал он и попытался сесть, но ее маленькие руки заставили его лечь обратно.

— Нет, Зарт, вам нужно отдохнуть, пока ваши нервы не оправятся от электрошока.

Гордон посмотрел в иллюминатор. Панорама сияющих звезд, казалось, ничуть не изменилась. Сколько бы он ни вглядывался в черное пятно Облака, все равно мог различить только самые крупные светила в далекой звездной чаще.

— Мы летим с огромной скоростью, но потребуется еще несколько дней, чтобы достичь Облака, — заметила Лианна, проследив за его взглядом. — До этого мы можем столкнуться с имперским патрулем.

Гордон вздохнул:

— Не стоит надеяться на это. Мы ведь летим на имперском крейсере и без помех пройдем мимо любого патруля. А если Корбуло действительно участвует в заговоре, он должен расположить патрули так, чтобы наш корабль прошел незамеченным.

— Я все время думаю об этом, — призналась Лианна. — И мне до сих пор не верится, что Корбуло — предатель. Это кажется невозможным. Но все же…

Сам Гордон уже не сомневался. Доказательства были слишком весомы.

— Если человека обуревают амбиции, он способен на любое предательство, а Корбуло очень самолюбив, — проворчал он и тут же понял еще более страшную вещь. — Боже мой! Значит, когда Облако нападет, командующий флотом будет всячески мешать обороне империи.

Превозмогая боль, он поднялся с койки, хоть принцесса и старалась его удержать.

— Если бы мы могли передать сообщение на Троон! Хотя бы просто предупредить Джала Арна!

Лианна печально покачала пепельно-золотистой головой:

— Боюсь, у нас не будет такой возможности, когда нас доставят в Облако. Вряд ли Шорр Кан отпустит нас на свободу.

Много часов подряд в голове Гордона вертелась невероятная чехарда известных и неизвестных факторов.

Кое-что, впрочем, было ясно. Все в этом мире видели в нем Зарта Арна. А значит, полагали, что ему известен секрет Разрушителя — таинственного оружия, о котором знали только Арн Аббас и двое его сыновей.

Именно поэтому Корбуло отважился на операцию, в результате которой Гордона и Лианну насильно увезли в Облако. Когда Шорр Кан завладеет секретом таинственного оружия, он уже не будет опасаться империи, флотом которой командует его собственный агент. Он нападет немедленно.

«Маркаб» мчался все дальше и дальше. Когда по корабельному времени наступил вечер, вид звездного неба изменился. Туманность Ориона горела теперь во всей своей титанической красе далеко на востоке.

Впереди, дальше самых дальних звезд Галактики, нависло черное пятно Облака. Оно значительно увеличилось, и теперь его гигантские размеры стали очевидны.

Ни Терн Эльдред, ни кто-либо еще из команды не входили в каюту. Гордону не предоставили ни одной возможности для повторного нападения. Обыскав все помещение, он не нашел ничего, способного облегчить побег.

Он все сильнее тревожился за безопасность Лианны, снова укоряя себя за то, что позволил ей лететь вместе с ним.

Однако принцесса вовсе не казалась испуганной.

— По крайней мере, Зарт, какое-то время мы будем вместе, — заметила она. — Возможно, это все счастье, что выпало нам.

Руки Гордона сами потянулись обнять ее, пальцы коснулись золотистых волос. Но он заставил себя отстраниться.

— Лианна, думаю, вам лучше поспать, — смущенно проговорил он.

Девушка взглянула на него с удивленной улыбкой:

— Почему, Зарт, что случилось?

Никогда в жизни Гордон не испытывал такого влечения. Но это была бы черная измена. Он предал бы Зарта Арна, который доверил ему свое тело, свою жизнь! И предал бы саму Лианну.

Ведь если Гордон доберется до лаборатории на Земле, к ней вернется настоящий Зарт Арн — тот, который любит Мерн.

«Этого никогда не случится! — нашептывал в голове у Гордона чей-то тихий, искушающий голос. — Вам никогда не убежать из Облака. Прими свое счастье, пока оно еще в твоих руках!»

Гордон отчаянно сопротивлялся этим вкрадчивым советам.

— Лианна, мы должны забыть все разговоры о любви, — хрипло произнес он.

Его слова поразили и озадачили девушку.

— Но, Зарт, тогда, на Трооне, вы сказали, что любите меня!

— Я помню. — Гордон печально кивнул. — И дьявольски сожалею, что сделал это. Эта была ошибка.

Лианна побледнела, в ее серых глазах начали собираться тучи.

— Вы хотите сказать, что до сих пор еще, несмотря на все, любите Мерн?

— Зарт Арн все еще любит Меры, и вы, Лианна, должны это знать, — с отчаянной решимостью заявил Гордон.

И он знал, что говорит чистую правду.

Недоумение в глазах Лианны сменилось тщетно скрываемой болью.

Гордон ожидал вспышки бурного гнева или горького упрека. Он был готов и к тому и к другому. Но не к такой глубокой, глухой боли, и видеть это было невыносимо.

«К черту все обещания! — обреченно подумал он. — Зарт Арн не стал бы требовать, чтобы я хранил тайну, если бы знал, как все обернется. Нет, не стал бы!»

Он шагнул вперед и взял девушку за руку.

— Лианна, я хочу рассказать вам всю правду. Зарт Арн не любит вас, но я вас люблю! Я вовсе не Зарт Арн, — торопливо продолжил он. — Я совершенно другой человек, временно оказавшийся в теле Зарта Арна. Я знаю, это звучит невероятно, но…

Он замолчал, увидев на лице Лианны недоверие и презрение.

— Не лгите мне хотя бы теперь! — вспыхнула она.

— Я сказал вам правду! — настаивал он. — Да, это тело Зарта Арна. Но я совсем другой человек!

По ее лицу Гордон понял, что его безрассудная попытка провалилась. Лианна не поверила ему и никогда не поверит.

Да и как она могла поверить? Разве он сам на ее месте принял бы всерьез подобное заявление? Наверняка не принял бы.

Теперь, когда погиб Вель Квен, никто в этом мире не сможет подтвердить слова Гордона. Только старый ученый знал об удивительных экспериментах Зарта Арна.

Лианна взглянула на него спокойно и равнодушно:

— Вам не обязательно объяснять свои поступки нелепыми историями о раздвоении личности. Я прекрасно все поняла. Вы просто старались исполнить долг перед империей. Вы боялись, что я могу отказаться от этого брака в последний момент, и, чтобы обеспечить поддержку Фомальгаута, притворились влюбленным.

— Лианна, клянусь, это не так! — простонал Гордон. — Но вы же сами не даете мне сказать правду…

— Вам не обязательно было это делать, — продолжала она, словно не слыша. — Я не собиралась отказываться от брака, потому что понимала, как важна для империи поддержка моего королевства. Но больше хитрить незачем. Я выполню свое обещание, и мое королевство тоже. Я выйду за вас замуж, но наш брак будет только политическим союзом, как мы поначалу и договаривались.

Гордон хотел было возразить, но сдержал себя. В конце концов, принцесса предложила единственный приемлемый выход.

Когда вернется настоящий Зарт Арн, его брак с Лианной и не сможет быть ничем иным, кроме политического союза.

— Хорошо, — с мрачным видом согласился Гордон. — Я повторяю, что никогда не лгал вам. Но все это сейчас не имеет большого значения.

Он указал на иллюминатор. В сияющей звездами пустоте, сквозь которую с бешеной скоростью несся крейсер, зависло уродливое пятно Облака. И оно непрерывно увеличивалось, становясь все ближе.

Лианна спокойно кивнула:

— У нас мало шансов вырваться из рук Шорра Кана. Но если такая возможность появится, я останусь вашим союзником. Наши личные чувства мало значат по сравнению с необходимостью вернуться и предупредить империю.

Время шло, и шансы на спасение уменьшались с каждой минутой. «Маркаб» стремительно приближался к Облаку.

Той ночью, когда свет на корабле потускнел, Гордон лежал на койке и с горечью думал, что еще ни с кем судьба не играла такую злую шутку.

Девушка, с которой он находился сейчас в одной каюте, любила его, а он любил ее. Но даже когда невероятная бездна пространства и времени навсегда разлучит их, она по-прежнему будет считать его обманщиком.

Глава 12

В КОСМИЧЕСКОМ ОБЛАКЕ

На следующее утро Облако впереди уже приняло колоссальные размеры. Черное пятно заслоняло теперь половину неба, мутный комок тьмы, словно спрут, тянул жадные извивающиеся щупальца, готовые вцепиться во всю Галактику «Маркаб» теперь сопровождали четыре мощных линкора. Нос каждого украшал черный круг — герб Лиги. Корабли летели так близко и настолько уверенно держались на той же скорости, что их можно было рассмотреть во всех подробностях.

— Следовало ожидать, что Шорр Кан вышлет конвой, — пробормотала Лианна и взглянула на Гордона. — Он уверен, что вместе с вами уже завладел и тайной Разрушителя.

— Лианна, об одном вы точно можете не беспокоиться, — заверил ее Гордон. — Он никогда не узнает от меня эту тайну.

— Я знаю, как вы преданы империи, — хмуро ответила она. — Но говорят, что ученые Лиги овладели ужасными методами пыток. Они могут силой вырвать у вас правду.

Гордон коротко рассмеялся:

— У них ничего не выйдет. Скоро Шорр Кан узнает, что сделал неудачный ход.

Пять кораблей приближались к Облаку. Весь мир впереди превратился в черный клубок мрака.

Затем, сохраняя строй, эскадрилья погрузилась в него.

Корабль охватила тьма. Не абсолютная темнота, но густая, зловещая мгла, которая казалась удушающей после ослепительного величия открытого космоса.

Гордон обратил внимание, что космическая пыль не настолько плотная, как он раньше думал. Лишь огромные размеры делали Облако непроницаемым для взгляда. Но теперь, оказавшись внутри, корабль мчался сквозь сплошной бесконечный туман.

Здесь тоже были звезды, различимые лишь с расстояния в несколько парсеков. Они тускло светили сквозь дымку, словно приглушенные сигнальные огни, — таинственные, колдовские звезды.

«Маркаб» и его эскорт проходили довольно близко от некоторых из этих звездных систем. Гордон видел планеты, кружащиеся в слабом свечении звезд, миры, поглощенные вечными сумерками.

Ведомые лучами радаров, корабли все глубже погружались в Облако. Но только на следующий день начали сбавлять скорость.

— Должно быть, мы уже почти на месте, — мрачно заметил Гордон.

Лианна кивнула и указала в иллюминатор. Далеко впереди в темном тумане тлела бледно-красная звезда.

— Талларна, — пробормотала девушка. — Столица Лиги Темных Миров, цитадель Шорра Кана.

Несколько часов резкого торможения превратили нервы Гордона в туго натянутые струны. Корабль приближался к конечной цели полета.

Метеоритные потоки стучали по корпусу крейсера. Он петлял и часто менял курс. Пронзительные сигналы тревоги раздавались чуть ли не каждую минуту: на него сыпались камни неправильной формы, а затем исчезали во взрывах атомных снарядов, выбрасываемых автоматическими пушками корабля.

Эти опасные плотные участки были окружены зловещим зеленым свечением, которое когда-то объяснялось присутствием небулия[6]. Но каждый раз, когда корабль вырывался в более разреженную область тумана, впереди угрюмо светилось красное солнце Талларны.

— Звездную систему Талларны не случайно выбрали столицей Лиги, — отметила Лианна. — Противнику было бы нелегко пробраться сквозь этот безумный лабиринт.

Корабль повернул к зловещей красной звезде. Древняя, затухающая, мрачно-багровая, она светилась в самом сердце огромного Облака, словно злой глаз, пристально всматривающийся во тьму.

Единственная планета — сама Талларна — выглядела такой же мрачной. Большую часть ее покрывали непривычно белые равнины и такие же белые леса, напоминающие грибницу. Чернильный океан омывал берега эбеновыми волнами, зловеще отражая кровавый свет красного солнца.

Корабли нырнули в атмосферу, направляясь к гигантскому черному городу. Похожие на коробки здания выстроились в строгом геометрическом порядке.

Лианна вскрикнула и указала на большой космодром за пределами города. Изумленному взгляду Гордона открылся целый бурлящий улей с длинными рядами тысяч военных кораблей. Вокруг суетилось множество людей, работали краны и другие погрузочные машины.

— Флот Шорра Кана действительно готовится к вылету, — сказала принцесса. — И это только одна из его военных баз. Лига гораздо сильнее, чем мы надеялись.

Гордон сопротивлялся леденящему душу страху:

— Но Джал Арн тоже соберет все силы империи. И у него есть Разрушитель. Если бы еще удалось предотвратить новое предательство Корбуло!

Корабли разделились: четыре линкора сопровождения остались в воздухе, а «Маркаб» нырнул к черному кубическому зданию.

Крейсер приземлился на широкой посадочной площадке. К нему подбежали солдаты-облачники — бледнолицые мужчины в темной форме.

Через несколько минут дверь каюты открылась. За ней стоял Терн Эльдред с двумя вооруженными офицерами Лиги.

— Мы прибыли, и я уверен, что Шорр Кан захочет немедленно встретиться с вами, — обратился к Гордону сириусианский предатель. — Прошу вас не оказывать глупого и бесполезного сопротивления.

Что сопротивление бесполезно, Гордон убедился уже дважды, испытав на себе действие стеклянного парализатора. Он поднялся, взял Лианну за руку и коротко кивнул:

— Хорошо. Чем скорее мы покончим с этим, тем лучше.

Когда они вышли из корабля, регулятор гравитации не позволил им почувствовать разницу в силе тяжести. Воздух был морозный, мрачное впечатление усиливал мутный сумрак, сгустившийся после захода багряного солнца.

Гордон подумал, что эта холодная, неприветливая, навсегда погруженная в полумрак планета в сердце Облака очень подходит для того, чтобы вынашивать планы покорения Галактики.

— Это Дерк Ундис, старший офицер Лиги, — представил одного из спутников сириусианец. — А это, Дерк, принц Зарт Арн и принцесса Лианна.

Офицер Лиги выглядел достаточно молодо. Его внешность нельзя было назвать отталкивающей, но впечатление портили неестественно бледное лицо и фанатичный блеск глубоко посаженных глаз.

Он поклонился Гордону и девушке, а затем махнул рукой в сторону двери.

— Вождь ожидает вас, — отрывисто произнес офицер.

Гордон заметил торжество в его глазах, как и на лицах неподвижно застывших солдат-облачников, мимо которых они проходили.

Они и должны ликовать, захватив в плен члена императорской семьи и сразив могущественного Арна Аббаса.

— По этой лестнице, пожалуйста, — сказал Дерк Ундис, когда они вошли в здание. Не удержавшись, он с гордостью добавил: — Вас, несомненно, удивил вид нашей столицы? Мы не любим бесполезной роскоши.

Спартанская простота и аскетическая скудность царствовали в этих мрачных залах. Здесь действительно не было роскоши и блеска огромного дворца в Трооне. Повсюду встречались люди в военной форме. Это был центр военной державы.

Они приблизились к массивной двери, охраняемой шеренгой крепких солдат-облачников с атомными винтовками. Солдаты отошли в сторону, и дверь открылась.

Дерк Ундис и сириусианец завели Гордона с Лианной в мрачного вида комнату и встали по обе стороны от них.

Обстановка здесь была еще скромнее, чем в других помещениях. Небольшой рабочий стол с целым рядом экранов, жесткий стул, окно, выходящее на черную громадину города, — вот и все.

Из-за стола поднялся высокий широкоплечий мужчина приблизительно сорока лет. Темные, коротко постриженные волосы, волевое, резко очерченное бледное лицо, внимательные черные глаза.

— Шорр Кан, глава Лиги Темных Миров! — представил его Дерк Ундис с фанатичным восхищением в голосе, а затем добавил: — Пленные доставлены, сэр!

Шорр Кан долго и хмуро рассматривал Гордона, затем мельком взглянул на Лианну.

— Вы хорошо поработали, Терн Эльдред, — отрывисто похвалил он сириусианца. — Вы и Чен Корбуло доказали свою преданность великому делу Лиги и не останетесь без награды. А теперь вам лучше немедленно вернуться назад и присоединиться к флоту империи, чтобы не вызвать подозрений.

Терн Эльдред кивнул:

— Это самое мудрое решение, сэр. Я готов выполнить любой ваш приказ, переданный через Корбуло.

— Вы, Дерк, тоже можете идти, — добавил Шорр Кан. — Мне нужно кое о чем расспросить наших невольных гостей.

— Оставить их здесь, наедине с вами, сэр? — встревожился Дерк Ундис. — У них нет оружия, но…

Шорр Кан обернулся к молодому фанатику:

— Вы всерьез думаете, что мне может угрожать этот жалкий императорский сынок? Но если бы даже и так, вы ведь не считаете, что я должен прятаться от опасности? — Он чуть понизил голос. — Разве не будут в скором времени миллионы людей рисковать жизнью ради нашего общего дела? Будут, и с радостью. Разве может хоть один из нас уклоняться от опасности, когда от непоколебимой преданности каждого зависит успех всех наших планов? И мы добьемся успеха! — Теперь его голос звенел. — Мы должны взять силой то, что нам полагается по праву, вырвать Галактику из жадных рук империи, осудившей нас на вечное изгнание в Темных Мирах! Неужели вы считаете, что, борясь за это великое дело, я могу думать о собственной безопасности?

Дерк Ундис поклонился почти с благоговением. Сириусианец последовал его примеру, а затем они оба вышли.

Гордона озадачила громкая риторика Шорра Кана. Но через мгновение он удивился еще сильнее.

Как только дверь закрылась, выражение лица Шорра Кана смягчилось, и сам он расслабился. Глава Лиги откинулся на спинку стула и с улыбкой посмотрел на Гордона и Лианну:

— Как вам понравилась моя речь, Зарт Арн? Я знаю, что это звучало довольно глупо, но мои люди любят слушать подобную чушь.

Гордона так поразило это внезапное и полное преображение, что он долго не мог произнести ни слова.

— Значит, сами вы не верите во все это?

— Разве я похож на идиота? — рассмеялся Шорр Кан. — Только сумасшедшие фанатики способны клюнуть на это. Но они всегда были движущей силой любого рискованного предприятия, и я должен выглядеть самым ярым фанатиком, когда говорю с ними. Садитесь, прошу вас. — Он указал на стулья. — Простите, что не предлагаю вам выпить, но я не держу здесь спиртного. Если его случайно найдут, это разрушит прекрасную легенду об аскетической жизни Шорра Кана, его преданности долгу и непрерывных трудах на благо людей Лиги.

Холодный цинизм горел в его цепких черных глазах.

— Я долго изучал вас, Зарт Арн, и многое про вас знаю. Вы достаточно разумный человек, хотя больше увлечены наукой, чем государственными делами. Мне также известно, что ваша невеста принцесса Лианна тоже отнюдь не глупа. Что ж, это упрощает дело. Я буду говорить с вами как с разумными людьми. Ведь только идиотами, у которых эмоции сильнее разума, можно управлять с помощью громких слов о долге и священном предназначении.

Когда первое потрясение прошло, Гордон начал понимать характер этого правителя, чье имя держало в страхе всю Галактику.

Умный и в то же время крайне циничный, проницательный, безжалостный и холодный, как клинок, — вот каким был Шорр Кан.

Гордон почувствовал странную ущербность в этом могущественном и хитром интригане. И это ощущение лишь усиливало ненависть к нему.

— Вы ожидаете, что я стану спокойно беседовать с вами, после того как меня насильно привезли сюда и ославили на всю Галактику как изменника и отцеубийцу?

Шорр Кан пожал плечами:

— Признаю, что это не очень приятно. Но мне необходимо было заполучить вас. Вы давно бы уже оказались здесь, если бы те, кого я послал забрать вас из лаборатории на Земле, справились с задачей. — Он с сожалением покачал головой. — Это лишь доказывает, что любая случайность способна разрушить самые хитроумные планы. Никаких трудностей с вашим похищением с Земли не ожидалось. Корбуло передал нам подробный график патрулирования этого сектора, чтобы мы могли избежать встречи с кораблями империи. Но этому проклятому антаресианскому капитану вдруг приспичило совершить незапланированный рейд в Солнечную систему! Так что, принц Зарт, мне пришлось искать другой способ доставить вас сюда, — заключил вождь облачников. — Я просто отправил вам компрометирующую мыслезапись, из-за которой у вас возникли неприятности. Корбуло, разумеется, получил приказ «разоблачить» моего посланника, помочь вам сбежать с Троона, а затем обвинить в убийстве Арна Аббаса, которое совершил он сам!

Гордон тут же ухватился за самое важное в этом объяснении:

— Значит, это правда, что Чен Корбуло работает на вас?

— Держу пари, это сильно потрясло вас, не так ли? — усмехнулся Шорр Кан. — Корбуло очень хитер. Он мечтает о власти, о собственном звездном королевстве. Но скрывает свои желания под маской честного служаки, которым восхищается вся империя. Возможно, ваше разочарование смягчит тот факт, что лишь несколько военачальников и сановников империи оказались предателями. Но их вполне достаточно, чтобы свести на нет шансы императорского флота, когда дело дойдет до решающего сражения.

Гордон напряженно подался вперед:

— И когда оно произойдет?

Глава 13

ПРАВИТЕЛЬ ОБЛАКА

Шорр Кан откинулся на спинку кресла:

— Это в определенной степени зависит от того, согласитесь ли вы сотрудничать со мной.

— Под «сотрудничеством» вы понимаете предательство империи? — пренебрежительно сказала Лианна.

— Можно выразиться и так. — Глава Лиги ничуть не смутился. — Но я бы предпочел назвать это трезвым взглядом на ситуацию. — Он подался вперед и с совершенно серьезным выражением лица продолжил: — Зарт, раскрою вам свои карты. Лига Темных Миров тайно создала флот, превосходящий силы империи. Мы располагаем всем оружием, какое только имеется у вас, а также совершенно новым, которое мгновенно разнесет в щепки весь ваш флот.

— Что это за оружие? Звучит так, словно вы блефуете, — заметил Гордон.

Шорр Кан ухмыльнулся:

— Вам не удастся выудить из меня информацию. Я лишь скажу, что это оружие способно поражать вражеские корабли изнутри. С этим оружием, с нашим мощным флотом и в особенности с адмиралом Корбуло, тайно работающим на нас, мы не оставим имперцам ни единого шанса! Мы выступили бы еще раньше, если бы не одна сложность. Это Разрушитель. Корбуло ничего не смог рассказать мне о Разрушителе, поскольку в эту тайну посвящены лишь члены императорской семьи. И хотя легенды о его ужасной мощи могут быть преувеличены, мы знаем, что они не лишены оснований. Ваш предок Бренн Бир с помощью Разрушителя уничтожил пришельцев из Магеллановых Облаков, которые захватили Галактику две тысячи лет назад.

Лицо Шорра Кана напряглось.

— Зарт, вам известен секрет этого оружия. И я намерен получить его от вас!

Ничего другого Гордон и не ожидал услышать. Но не спешил с ответом.

— Вероятно, вы собираетесь предложить мне звездное королевство в обмен на секрет Разрушителя? — с иронией поинтересовался он.

— Гораздо больше, — спокойно поправил его Шорр Кан. — Я предлагаю вам всю Галактику!

Гордона поразила безумная, захватывающая дух дерзость этого человека.

— Мы собирались говорить как разумные люди, — отрезал Гордон. — Неужели я кажусь настолько глупым, чтобы поверить, будто после победы над империей и покорения Галактики вы отдадите мне всю власть?

Облачник усмехнулся:

— Я ничего не сказал о власти. Я говорил о титуле. Это разные вещи. Получив секрет Разрушителя, я смогу растоптать империю и диктовать свою волю Галактике. Но половина Галактики будет по-прежнему ненавидеть меня как чужака и узурпатора. Начнутся мятежи и волнения. Поэтому, как только я приберу все к рукам, сразу же объявлю об образовании федерации миров Галактики под управлением Зарта Арна, законного наследника покойного Арна Аббаса. А я, Шорр Кан, останусь всего лишь вашим надежным советником. Понимаете, насколько проще мне будет в этом случае? — довольно ухмыльнулся он. — Законный император, никаких волнений. Вы с Лианной станете править империей, наслаждаясь роскошью и любовью подданных. Меня не волнуют внешние проявления могущества, я вполне удовлетворюсь реальной властью от вашего имени.

— А если я воспользуюсь положением номинального правителя и выступлю против вас? — с любопытством спросил Гордон.

— Ничего не получится, — рассмеялся Шорр Кан. — Ядро армии по-прежнему будут составлять верные мне облачники, которым я могу полностью доверять. — Он резко встал. — Так что вы на это скажете? Не забывайте, что сейчас вы беглец, обвиняемый в убийстве собственного отца. Но все это можно исправить, снять с вас ложное обвинение, и вы станете величайшим правителем в истории. Разве не разумно согласиться на это предложение?

Гордон пожал плечами:

— Ваше предложение, безусловно, разумно. Но боюсь, что вы напрасно потратили время. Проблема в том, что вы ни при каких обстоятельствах не узнаете от меня секрет Разрушителя.

Он ожидал от вождя Лиги взрыва ярости. Но Шорр Кан вовсе не выглядел разочарованным.

— Я надеялся, что вы здравомыслящий человек и не принимаете всерьез всю эту чушь о патриотизме и верности долгу, а больше прислушиваетесь к голосу рассудка.

— Разумеется, вы не в состоянии понять, что такое верность и честь, — вспыхнула Лианна. — Потому что у вас их нет!

Шорр Кан посмотрел на нее исподлобья, хотя разгневанным по-прежнему не казался.

— Да, у меня их нет, — согласился он. — Что такое, в конце концов, верность, честь, патриотизм и прочие замечательные качества? Всего лишь идеи, которые люди считают похвальными и за которые готовы умереть. А я реалист. Я не собираюсь вредить себе ради какой-то идеи. — Он снова повернулся к Гордону. — Давайте не будем сейчас обсуждать этот вопрос. Вы устали, переволновались, вы не в том состоянии, когда следует принимать решение. Отдохните хорошенько, а завтра обдумайте все как следует, руководствуясь разумом, а не эмоциями. И вы наверняка поймете, что я прав. Я мог бы сказать, — небрежно добавил он, — что, если вы будете упорствовать, вас ждет весьма неприятная альтернатива. Но я не хочу угрожать вам, Зарт. Я хочу, чтобы вы были на моей стороне, и вовсе не из какой-то симпатии ко мне или Лиге, а просто потому, что вы достаточно разумны, чтобы понять свою выгоду.

Гордон впервые заметил стальной блеск в бархатно-черных глазах Шорра Кана.

Вождь Лиги нажал сигнальную кнопку. Дверь открылась, и вошел Дерк Ундис.

— Поселите принца Зарта и его невесту в самых лучших покоях, — приказал Шорр Кан молодому облачнику. — Выставьте охрану, но обходиться с ними следует деликатно. Любой, проявивший неуважение к гостям, будет строго наказан.

Дерк Ундис поклонился и застыл в ожидании. Гордон взял Лианну под руку и молча вышел.

Всю дорогу по коридорам и пандусам мрачного здания Гордона не покидало тревожное ощущение, что он столкнулся с гораздо более хитрым и проницательным противником, который способен смять его, словно глину.

Цитадель Лиги Темных Миров ночью выглядела еще тоскливей. Горевшие в коридорах через равные промежутки огни не могли развеять зловещий туман, окутавший весь этот мир.

Жилище, в которое их препроводили, не отличалось особой роскошью. Квадратные комнаты с белыми стенами были обставлены со строгой практичностью, прозрачные участки открывали вид на мрачный город Талларну.

Дерк Ундис сдержанно поклонился:

— Здесь есть автомат для раздачи пищи и все необходимое. Советую вам не покидать комнаты. Все выходы надежно охраняются.

Когда офицер Лиги ушел, Гордон повернулся к Лианне, стоявшей возле окна.

При виде ее хрупкой фигурки с гордой осанкой его сердце наполнилось нежностью. Он подошел к ней.

— Лианна, если бы я мог обеспечить вашу безопасность, выдав тайну Разрушителя, я бы сделал это, — хрипло произнес он.

Она резко вскинула голову:

— Ни в коем случае! Без Разрушителя Шорр Кан не решится выступить. И пока он сомневается, остается шанс, что предатель Корбуло будет обезврежен.

— Боюсь, нам не удастся его разоблачить. Нет никакой возможности сбежать отсюда.

Хрупкие плечи Лианны поникли.

— Да, я понимаю, — прошептала она. — Даже если мы каким-то чудом выберемся из этого здания и захватим корабль, нам никогда не найти дорогу через лабиринты Облака.

Облако! Само небо здесь было темным, тяжелым и угрожающим, свет звезд не мог пробиться сквозь эбеновое покрывало, окутавшее мрачный город.

При взгляде на него Гордон ощутил приступ клаустрофобии. Триллионы миль мрака закрыли от него свободный, полный ярких звезд космос.

Талларна не спала. По идеально прямым улицам непрерывным потоком шли тяжелые грузовые машины. Целыми стаями проносились флайеры. Громовым эхом гудел далекий космодром, где постоянно взлетали и садились эскадрильи боевых кораблей.

Гордон лег на диван в гостиной, даже не надеясь уснуть. Однако усталое тело ненадолго расслабилось, и он погрузился в беспокойную дремоту.

Разбудил его рассвет — тоскливый, блеклый, едва проявивший очертания комнаты. Лианна сидела на краешке дивана, с интересом рассматривая Гордона.

— Не думала, что вы так быстро проснетесь, — слегка покраснев, сказала она. — Завтрак уже готов. Не такая уж и плохая питательная жидкость. Хотя она, вероятно, скоро надоест.

— Сомневаюсь, что мы пробудем здесь так долго, чтобы нам успело надоесть, — мрачно заметил Гордон.

Принцесса с тревогой посмотрела на него:

— Думаете, Шорр Кан потребует, чтобы вы передали ему секрет уже сегодня?

— Боюсь, что так, — признал он. — Если только это задерживает нападение Лиги, он захочет получить сведения как можно скорее.

Весь этот тусклый день, пока красное солнце с угрюмой медлительностью катилось по темному небу, они ожидали вызова к Шорру Кану.

Но только к вечеру в покоях появились Дерк Ундис и четверо вооруженных солдат.

Фанатичный облачник снова церемонно поклонился.

— Принц Зарт, вождь ждет вас. Вас одного, — добавил он быстро, когда Лианна шагнула следом за Гордоном.

Глаза Лианны вспыхнули.

— Я пойду вместе с Зартом!

— Сожалею, но я только выполняю приказ, — холодно ответил Дерк Ундис. — Принц, вы идете?

Лианна поняла, что спорить бесполезно, и отступила.

Гордон поколебался мгновение, а затем, повинуясь внезапному импульсу, шагнул к ней и поцеловал.

— Лианна, не волнуйтесь за меня, — сказал он и отвернулся.

Его сердце болезненно сжалось, когда он отправился по коридору вслед за Дерком Ундисом. Он был уверен, что видел Лианну в последний раз.

«Может быть, это и к лучшему, — подумал он. — Может быть, лучше умереть, чем вернуться в свое время и постоянно терзаться воспоминаниями о безвозвратно потерянной любви».

Мрачные предчувствия подтвердились, когда Гордон увидел, куда его привели охранники. Это оказался не тот строгий кабинет, где он побывал накануне, а лаборатория. Над столом висел массивный металлический конус, соединенный длинными кабелями со сложной аппаратурой, вакуумными трубками и записывающим устройством. Возле него стояли двое худощавых взволнованных облачников и сам Шорр Кан.

Правитель Облака отпустил Дерка Ундиса вместе с охранниками и быстро поприветствовал Гордона.

— Хорошо выспались, отдохнули? Вот и прекрасно. А теперь скажите, что вы решили.

Гордон пожал плечами:

— Тут нечего решать. Я не могу открыть вам секрет Разрушителя.

Шорр Кан слегка нахмурился и после недолгой паузы произнес:

— Понятно. Этого и следовало ожидать. Старые представления, старые традиции, даже умный человек иногда не в состоянии справиться с ними. — Он прищурился. — А теперь выслушайте меня, Зарт. Я сказал вам вчера: если вы откажетесь, вас ждет неприятная альтернатива. Я не стал вдаваться в детали, потому что рассчитывал на ваше добровольное сотрудничество. Но теперь вы заставляете меня высказаться до конца. Итак, позвольте для начала заверить вас: я вырву у вас эту тайну, независимо от того, хотите вы ее открыть или нет.

— Значит, пытки? — усмехнулся Гордон. — Я так и думал.

Шорр Кан с отвращением махнул рукой:

— Вздор, я не применяю пытки. Этот грубый и ненадежный способ неприятен даже моим сторонникам. Нет, я говорю о совсем другом методе.

Он указал на старшего из двоих стоявших рядом мужчин:

— Ланд Аллар — один из лучших наших ученых. Несколько лет назад он разработал прибор, который я уже вынужден был пару раз использовать. Это мозговой сканер. Он буквально считывает ваш мозг, сканирует нейроны, прослеживая синаптические соединения, а затем переводит физические сигналы в воспоминания и информацию, которые хранятся в вашей памяти. С его помощью я еще до наступления ночи извлеку тайну из вашего сознания.

— Довольно бесхитростный блеф, — твердо заявил Гордон.

Шорр Кан покачал темноволосой головой:

— Уверяю вас, это не так. Вы можете убедиться на собственном примере, если хотите, или же вам придется поверить мне на слово, что сканер способен извлечь все необходимое из вашего мозга. Беда в том, что длительное воздействие сканирующего луча разрушает синаптические связи мозга. В результате подопытный превращается в безмозглого идиота. Вот что случится с вами, если мы испробуем аппарат на вас.

У Гордона волосы встали дыбом. Теперь он уже не сомневался, что Шорр Кан говорит правду. Помимо всего прочего, бледные от испуга лица ученых подтверждали его слова.

Странно, неправдоподобно, ужасно… Но вполне возможно для науки этого мира. Аппарат, автоматически читающий мысли и попутно разрушающий мозг.

— Повторяю: я не хочу испробовать его на вас, — признался Шорр Кан. — Поскольку, как я уже говорил, вы весьма пригодились бы мне как марионеточный император после завоевания Галактики. Но если вы будете упорствовать и не откроете мне секрета, у меня попросту не останется выбора.

Гордону безумно захотелось рассмеяться. Какая ирония судьбы!

— Вы все хорошо рассчитали, — сказал он Шорру Кану. — Однако у вас опять ничего не выйдет из-за досадной случайности.

— Что вы хотите этим сказать? — поинтересовался правитель Лиги с настораживающей мягкостью в голосе.

— Я хочу сказать, что не могу выдать вам секрет Разрушителя, потому что не знаю его.

Шорр Кан бросил на Гордона раздраженный взгляд:

— Детская уловка. Всем известно, что сын императора посвящен в тайну Разрушителя.

— Именно так, — кивнул Гордон. — Но дело в том, что я не сын императора. Я совершенно другой человек.

Шорр Кан нетерпеливо пожал плечами.

— Так мы ничего не добьемся. Начинайте, — приказал он ученым.

В тот же миг Гордон яростно рванулся к Шорру Кану, пытаясь вцепиться ему в горло. Но так и не достиг цели. Один из ученых держал наготове парализатор и быстро ткнул им в затылок пленника.

Гордон обмяк, потрясенный и обездвиженный. Он лишь смутно ощутил, как его уложили на металлический стол. Сквозь туман проступило суровое лицо Шорра Кана, и холодные черные глаза в упор посмотрели на него.

— Зарт, у вас остался последний шанс! Подайте знак, и вы еще можете избежать этой участи.

Гордон понял, что положение безнадежно, и лишь гневно взглянул на вождя Лиги.

Ученый снова поднес парализатор, и Гордон содрогнулся, словно от удара чудовищной силы. Он успел разглядеть, как двое ученых устанавливали массивный металлический конус над его головой, а затем погрузился во тьму.

Глава 14

УГРОЗА ТЕМНЫХ МИРОВ

Гордон постепенно приходил в себя. Его тошнило, голова раскалывалась от боли, словно по черепу стучали все молоты ада.

Холодный стакан коснулся его губ, и над ухом раздался настойчивый голос:

— Пейте!

Он с трудом проглотил горькую жидкость. Вскоре тошнота прошла, а головная боль ослабла.

Гордон не сразу решился открыть глаза. Он по-прежнему лежал на столе, но сканирующий конус и сам аппарат исчезли.

Над ним склонилось озабоченное лицо кого-то из ученых-облачников. Затем он различил волевые черты и блестящие черные глаза Шорра Кана.

— Попробуйте сесть, — подсказал ученый. — Так вы быстрее восстановитесь.

Ослабевшего Гордона подхватили под локти, стащили со стола и усадили на стул.

Шорр Кан подошел ближе и уставился на него с неподдельным удивлением.

— Джон Гордон, как вы себя чувствуете?

Гордон вздрогнул и поднял взгляд на вождя Лиги.

— Вы все знаете? — прохрипел он.

— Почему же еще мы остановили сканирование мозга? Если бы не это, ваш разум был бы сейчас полностью разрушен. — Он удивленно покачал головой. — Вечные звезды, это невероятно! Но мозговой сканер не способен лгать. Я приказал остановиться сразу же, как только выяснилось, что вы на самом деле не Зарт Арн, а Джон Гордон и что вы не знаете тайны Разрушителя. А ведь я думал, что секрет уже в моих руках! — с сожалением добавил он. — Досадно. Я так долго ловил Зарта Арна в свои сети, и все зря! Но кто мог подумать, что все так сложится? Кто мог догадаться, что в теле Зарта находится человек из прошлого?

Теперь Шорр Кан знал все. Гордон попытался справиться с потрясением и решить, что делать в изменившейся ситуации.

Он в первый раз столкнулся в мире будущего с человеком, знающим о его самозванстве! Чем это для него обернется?

Шорр Кан взволнованно шагал взад-вперед по комнате.

— В теле младшего сына императора Джон Гордон с древней Земли, родившийся двести тысяч лет назад! Это по-прежнему кажется мне невероятным.

— Разве сканер не рассказал вам, как все произошло? — слабым голосом спросил Гордон.

Правитель Лиги кивнул:

— Да, общий смысл стал ясен уже с первых минут сканирования, поскольку ваши мысли все время крутились вокруг этого обмана. — Он выругался вполголоса. — Этот Зарт Арн — просто глупый мальчишка! Обменяться разумом с другим человеком и отправиться ради научного интереса в прошлое в тот самый момент, когда его империи грозит страшная опасность! — Он снова перевел взгляд на Гордона. — Какого дьявола вы сразу все не рассказали?

— Я пытался, но ничего не вышло, — напомнил Гордон.

— Верно, пытались. — Шорр Кан согласно наклонил голову. — Но я не поверил. А кто бы в такое поверил без доказательств мозгового сканирования?

Он продолжал расхаживать по лаборатории, кусая губы.

— Гордон, вы расстроили все мои тщательно продуманные планы. Я был уверен, что вместе с вами получу тайну Разрушителя.

Мозг Гордона продолжал лихорадочно работать, пока силы медленно возвращались к нему. Разоблачение полностью меняло его положение.

Теперь у него появился хоть и слабый, но шанс! Шанс убежать вместе с Лианной и предупредить империю о предательстве Корбуло и грозящей опасности. Гордон уже в общих чертах представлял себе, как это можно сделать.

— Вы первый человек, узнавший правду обо мне, — угрюмо признался он Шорру Кану. — Я обманул всех: Арна Аббаса, Джала Арна, принцессу Лианну. Они и представить не могли, как все обстоит на самом деле.

Шорр Кан подозрительно прищурился:

— Это прозвучало так, будто вам понравилось быть принцем.

Гордон невесело рассмеялся:

— А кому бы это не понравилось? Там, в моем времени, я был никто, бедный бывший солдат. После того как Зарт Арн предложил мне этот удивительный обмен, я оказался членом императорской семьи, правящей самой большой державой в Галактике. Кому бы не понравилась такая перемена?

— Но сканер показал, что вы обещали вернуться на Землю и снова поменяться телами с Зартом Арном. Вы должны возвратить свое временное величие настоящему хозяину.

Гордон попытался придать своему лицу циничное выражение.

— Какого черта? — презрительно фыркнул он. — Неужели вы думаете, что я сдержал бы это обещание?

Правитель Лиги пристально посмотрел на него:

— Вы хотите сказать, что намерены обмануть настоящего Зарта Арна и остаться в его теле?

— Надеюсь, вы не собираетесь учить меня добродетели? — вспыхнул Гордон. — Вы прекрасно понимаете, что на моем месте поступили бы точно так же. Здесь я один из наиболее влиятельных людей в Галактике и скоро женюсь на самой красивой девушке, какую видел в своей жизни. Никто и никогда не заподозрит во мне самозванца. Все, что мне нужно, — это просто забыть о своем обещании Зарту Арну. Что бы сделали вы?

Шорр Кан расхохотался:

— Джон Гордон, вы мне начинаете нравиться! Вы такой же авантюрист, как и я сам. Вечные звезды, я вижу, что в древние времена на Земле рождались смелые мужчины! — Он хлопнул Гордона по плечу. Похоже, хорошее настроение отчасти вернулось к нему. — Не тревожьтесь, что я узнал о вас правду. Кроме меня, ее знают только эти двое ученых, а они никому ничего не расскажут. Можете и дальше изображать принца Зарта Арна.

Гордон сделал вид, что заглотил наживку.

— Вы хотите сказать, что отпустите меня?

— Я хочу сказать, что мы с вами поможем друг другу, — кивнул Шорр Кан.

Гордон ощутил, как напряженно заработал могучий ум, читавшийся в этих черных глазах с пронзительным взглядом.

Он понимал, что обмануть чрезвычайно умного и беспощадного интригана — самая трудная задача, с какой он когда-либо сталкивался. Если у него не получится, жизнь Лианны и благополучие империи окажутся в большой опасности.

Шорр Кан помог ему подняться.

— Пойдемте ко мне и обсудим все это. Вы уже в состоянии ходить?

Когда Гордон показался в дверях лаборатории, Дерк Ундис посмотрел на него как на воскресшего из мертвых.

Фанатичный облачник явно не ожидал увидеть его живым и в здравом уме.

— Дерк, все в порядке, — усмехнулся Шорр Кан. — Принц Зарт согласился сотрудничать с нами. Мы пойдем в мои покои.

— Значит, вы уже узнали тайну Разрушителя, сэр?

Молодой фанатик едва не лопался от нетерпения.

Шорр Кан смерил его хмурым взглядом.

— Кажется, вы сомневаетесь во мне?! — рявкнул правитель.

По дороге Гордон обдумал это небольшое происшествие и пришел к убеждению, что его смутно вырисовывающийся план может сработать.

Но действовать нужно с предельной осторожностью. Во всей Галактике не найдется человека, обмануть которого было бы трудней, чем Шорра Кана. Осознав, что собирается пройти по лезвию над пропастью, Гордон вспотел от волнения. Покои Шорра Кана были обставлены с той же строгостью, что и полупустой кабинет, в котором Гордон впервые увидел его. Несколько жестких стульев, не прикрытый ковром пол, в дальней комнате — неудобная на вид койка.

Дерк Ундис остался за дверью. Пока Гордон осматривался, улыбка вернулась на лицо Шорра Кана.

— Ужасная дыра, не подходящая для правителя Облака, не так ли? — сказал он. — Но все это помогает произвести впечатление на моих преданных сторонников. Понимаете, я готовил их к войне с империей, делая упор на бедность наших миров и тяжелые условия жизни. Я не могу позволить себе лишних удобств.

Правитель Облака указал Гордону на стул, затем сел сам и снова изучающе посмотрел на него.

— Мне все еще дьявольски трудно поверить в это, — признался он. — Говорить с человеком из далекого прошлого. Каким оно было — время, когда люди еще даже не покинули крошечную Землю?

— По существу, оно не так уж сильно отличается, — пожал плечами Гордон. — Те же самые войны и конфликты. Люди не сильно изменились с тех пор.

Правитель Лиги решительно кивнул:

— Люди всегда останутся тупой толпой. Несколько миллионов человек, что воевали друг с другом на вашей старой планете, или десять тысяч звездных миров, которые соперничают за лидерство в этой Вселенной, — по сути, одно и то же. Вы мне нравитесь, Гордон, — продолжил он. — Вы умны и отважны. Но, как умный человек, вы должны понимать, что я не позволю изменчивым симпатиям влиять на мои решения. Думаю, мы можем помочь друг другу. — Он подался вперед. — Вы не Зарт Арн. Но, за исключением меня, никто в Галактике не знает об этом. Поэтому для всех вы останетесь Зартом Арном. И значит, я могу использовать вас так же, как собирался использовать настоящего принца, — сделать вас марионеточным правителем, после того как Облако завоюет Галактику.

На это Гордон и рассчитывал. Однако притворился, что удивлен и растерян.

— Вы хотите сделать меня правителем Галактики?

— Почему бы и нет? — невозмутимо ответил Шорр Кан. — Как Зарт Арн, принц империи, вы послужите делу ее постепенного возрождения. Разумеется, реальной властью буду обладать я, как уже было сказано. В какой-то степени вы даже лучше подходите для моей цели, чем настоящий Зарт Арн, — откровенно добавил он. — Принца, возможно, терзали бы угрызения совести, он мог доставить мне много неприятностей. А у вас нет особой привязанности к этому миру, и я могу положиться на то, что вы останетесь на моей стороне ради собственной выгоды.

Гордон почувствовал короткую вспышку торжества. Он так и хотел, чтобы Шорр Кан считал его просто амбициозным и беспринципным авантюристом из прошлого.

— Вы получите все, что только пожелаете, — продолжал правитель Облака. — Для всех вы станете властелином целой Галактики. Получите в жены принцессу Лианну, будете наслаждаться роскошью и богатством, какое вам и не снилось.

Гордон сделал вид, что ошеломлен открывшейся чудесной перспективой.

— Я стану императором Галактики? Я, Джон Гордон?

И тут весь рискованный план внезапно вылетел из головы, уступив место голосу искушения.

Он может добиться всего этого, если захочет! Может стать пусть и номинальным, но все же повелителем целой Галактики, властелином тысяч звезд и планет. Он, Джон Гордон из Нью-Йорка, станет править Галактикой вместе с Лианной!

Все, что он должен сделать, — просто присоединиться к Шорру Кану и подтвердить свою верность Облаку. Почему бы не согласиться на это предложение? Какие узы связывают его с империей? Почему он должен упустить такую возможность, отказаться от власти и богатства, о каком даже не мечтал ни один человек за всю историю Земли?

Глава 15

ТАЙНА ГАЛАКТИКИ

Гордон боролся с неожиданным и мощным искушением. Он с тревогой понял, что едва ли не всей душой жаждет использовать эту уникальную возможность.

Но его прельщали вовсе не богатство и власть над Галактикой. Он никогда не был честолюбив, и в любом случае настоящую власть сохранил бы Шорр Кан. Но мысли о Лианне поколебали решимость Гордона. Он мог бы остаться с ней навсегда…

И всю жизнь лгать ей. Изображать другого человека и помнить о том, как предал доверие Зарта Арна и уничтожил империю. Нет, он не способен на это! У любого человека есть свои понятия о чести, и Гордон знал, что никогда не сможет нарушить обещание.

Шорр Кан внимательно наблюдал за ним.

— Кажется, вы ошеломлены моим предложением. Это действительно прекрасный шанс для вас.

Гордон собрался с мыслями:

— Я думаю, возникнет много трудностей. Тот же секрет Разрушителя, например.

Шорр Кан задумался.

— Это самая большая наша проблема. А я был так уверен, что получу его вместе с Зартом Арном! — Он пожал плечами. — Но ничего не поделаешь. Придется напасть на империю без него и полагаться на то, что Корбуло не позволит Джалу Арну применить Разрушитель.

— То есть убить, как Арна Аббаса?

Правитель Облака кивнул:

— Так или иначе, Корбуло должен это сделать накануне нашего выступления. Его назначат регентом при сыне принца Джала. Так ему будет еще проще мешать обороне империи.

Значит, даже не завладев тайной, Шорр Кан не отменит нападение Лиги.

— Это ваши проблемы, — откровенно заявил Гордон. — А меня больше интересуют мои шансы. Вы собираетесь сделать меня марионеточным императором, когда Галактика будет захвачена. Но если вы не получите тайну Разрушителя, сами ваши люди, солдаты Лиги, могут не принять меня.

Шорр Кан нахмурился:

— Почему они должны не принять вас?

— Они, как и все остальные, считают меня принцем Зартом и верят, что я знаю секрет Разрушителя, — напомнил Гордон. — Они удивятся, почему Зарт Арн не открыл тайну, если перешел на их сторону?

Правитель Облака не смог сдержать грубое ругательство.

— Об этой трудности я не подумал. Будь он проклят, этот Разрушитель! Так или иначе, он все равно мешает моим планам!

— А что представляет собой Разрушитель? Мне пришлось притворяться, будто я все знаю о нем, но на самом деле я не имею ни малейшего представления, что это такое.

— Никто не имеет! Тем не менее эта легенда вот уже двадцать веков держит в страхе всю Галактику. Две тысячи лет назад в Галактику вторглись пришельцы негуманоидной расы из Магеллановых Облаков. Они захватили несколько звездных систем и готовились расширить свои завоевания. Но Бренн Бир, император и великий ученый, ударил по ним каким-то оружием ужасающей силы. Легенда гласит, что он уничтожил не только пришельцев, но и сами звездные системы, что удар потряс и едва не разрушил саму Галактику. Но какое именно оружие использовал Бренн Бир, никто не знает. Его называют Разрушителем, но название ничего не объясняет. Его секрет известен только членам императорской семьи. Само оружие с тех пор ни разу не применяли, но вся Галактика помнит о нем. И эта память поддерживает престиж империи.

— Неудивительно, что вы пытались получить его, прежде чем напасть на империю, — признал Гордон. — Но есть еще один способ завладеть этой тайной.

Шорр Кан порывисто вскинул голову:

— Какой способ? Теперь секрет Разрушителя известен только Джалу Арну. Но у нас нет никаких шансов захватить его в плен.

— Секрет знает еще один человек, — напомнил Гордон. — Настоящий Зарт Арн.

— Но разум настоящего Зарта находится сейчас в далеком прошлом, в вашем собственном теле… — начал было Шорр Кан, но замолчал и пристально взглянул на Гордона. — Вы что-то задумали? Выкладывайте!

Гордон внутренне напрягся, излагая план, от которого зависели все надежды на спасение.

— Что, если заставить настоящего принца Зарта рассказать мне этот секрет прямо из прошлого? — предложил он смелую идею. — На Земле, в лаборатории Зарта, остался прибор, с помощью которого я смог бы говорить с ним сквозь время. Я узнал от Веля Квена, как эта штука работает, и надеюсь, что смогу разыскать принца. Сообщу ему, что люди Шорра Кана держат меня в плену и не отпустят, пока я не открою им секрет Разрушителя, которого не знаю. И облачники не позволяют мне совершить обратный обмен, пока не получат секрета. Что, если я скажу все это настоящему Зарту? Как, по-вашему, он поступит? Вряд ли он захочет остаться в прошлом и прожить в моем теле всю оставшуюся жизнь. Его мир здесь, он нежно любит свою тайную жену, он пожертвует всем, чтобы вернуться. Он откроет нам свой секрет!

Шорр Кан с восхищенным удивлением уставился на него:

— Великий космос, я уверен, что это сработает! Так мы действительно сможем получить секрет Разрушителя! — Вдруг он задумался и спросил: — А когда мы выудим тайну у Зарта, вы снова обменяетесь с ним телами?

— Разве я похож на идиота? — усмехнулся Гордон. — Разумеется, я не стану меняться. Я просто забуду об этом обещании, и пусть Зарт Арн проживет остаток жизни в моем времени и моем теле, а я продолжу играть его роль.

Шорр Кан запрокинул голову и рассмеялся:

— Еще раз повторю, Гордон, вы мне чертовски нравитесь!

Он принялся расхаживать взад-вперед: по-видимому, это вошло у него в привычку, когда необходимо было что-то обдумать.

— Главная трудность в том, как доставить вас на Землю, чтобы вы могли установить контакт с настоящим Зартом, — заметил он. — Вдоль всей границы курсируют имперские патрули, и сам флот империи группируется возле Плеяд. Корбуло не может освободить для нас целый сектор пространства, не вызывая подозрений. — Шорр Кан немного помолчал и продолжил: — Из всех кораблей Лиги только фрегат-призрак имеет шансы добраться до Земли через все преграды. Призрак может проскочить там, где не пробьет себе дорогу даже целая боевая эскадра.

Гордон, имевший лишь смутное представление о таких кораблях, озадаченно спросил:

— Призрак? Что это такое?

— Я на мгновение забыл, что вы чужак в нашей эпохе, — признался Шорр Кан. — Фрегат-призрак — это небольшой корабль, вооруженный лишь несколькими тяжелыми атомными пушками. Но зато он способен стать абсолютно невидимым в открытом космосе. Призрак создает вокруг себя силовое поле, преломляющее световые и радарные лучи. Поэтому ни один корабль не в состоянии его обнаружить. Но на создание такого поля уходит ужасно много энергии, так что призрак может прятаться в «темноте» лишь двадцать-тридцать часов.

Гордон понимающе кивнул:

— Похоже, это действительно лучший способ достигнуть Земли.

— С вами отправится Дерк Ундис, в экипаж я отберу самых надежных людей, — объявил Шорр Кан.

Гордона совсем не обрадовала эта новость. Он не сомневался, что фанатичный молодой облачник ненавидит его.

— Но если Дерк Ундис узнает, что я на самом деле не Зарт Арн… — начал было Гордон, но Шорр Кан перебил его:

— Не узнает. Он просто получит приказ доставить вас в лабораторию на Земле, а затем, через некоторое время, вернуть назад живым и невредимым.

Гордон с сомнением посмотрел на правителя Облака:

— Звучит так, словно он будет следить за мной. Вы мне не доверяете?

— Какого дьявола я должен вам доверять? — весело ответил Шорр Кан. — Я никому не верю до конца. Рассчитывать можно лишь на тех, кто преследует собственный интерес, и поэтому я чувствую, что могу положиться на вас. Но чтобы я был совершенно спокоен, с вами отправится Дерк Ундис с отборным экипажем.

У Гордона снова похолодело внутри при мысли о том, что он ведет отчаянную игру против очень проницательного и искушенного в интригах человека, так что не стоит особо надеяться на успех.

Однако он лишь спокойно кивнул:

— Это вполне справедливо. Но и я в свою очередь должен сказать, что не совсем доверяю вам. Поэтому я никуда не полечу без Лианны.

— Девушка с Фомальгаута? — Шорр Кан искренне удивился. — Ваша невеста?

Затем в его глазах мелькнула ироническая улыбка.

— Так вот где ваше слабое место, Гордон?

— Я люблю ее и не собираюсь оставлять в ваших руках, — угрюмо подтвердил Гордон.

— Если бы вы знали меня лучше, то поняли бы, что женщины для меня ничего не значат, — фыркнул Шорр Кан. — Думаете, я способен рискнуть всеми моими планами ради смазливой мордашки? Но раз уж вы ревнуете, можете взять ее с собой. Кстати, а как вы собираетесь объяснить ей все это? — спохватился он. — Вы не должны рассказывать о нашей сделке.

Гордон заранее обдумал ответ.

— Я сочиню для нее подходящую историю, — небрежно заявил он, — будто бы вы согласны нас отпустить, если я раздобуду для вас кое-какие ценные научные секреты из моей лаборатории на Земле.

— Неплохая идея, — удовлетворенно кивнул Шорр Кан. — Я немедленно отдам распоряжение подготовить наш лучший фрегат-призрак. Вы должны стартовать завтра вечером.

Гордон встал:

— Буду рад немного отдохнуть. Я чувствую себя так, будто меня пропустили через мясорубку.

Шорр Кан рассмеялся:

— Дружище, это все пустяки в сравнении с тем, что сделал бы с вами мозговой сканер, проработай он еще пару минут. Какой поворот судьбы! Вместо безмозглого идиота вы станете императором Галактики! Только никогда не забывайте, что ваша власть лишь номинальная, а приказы буду отдавать я, — добавил он, и лицо его вновь обрело выражение стальной твердости.

Гордон спокойно выдержал его изучающий взгляд.

— Я мог бы забыть, если бы посчитал, что это мне выгодно. Но я уверен, что не стану этого делать. Избавившись от вас, я и сам недолго продержусь на троне. Так что можете положиться на меня. Или на мой личный интерес.

— Вы правы, — усмехнулся правитель Облака. — Я ведь говорил, что всегда предпочитал иметь дело с умными людьми? Мы с вами поладим.

Он нажал кнопку и сказал вошедшему Дерку Ундису:

— Проводите принца Зарта в его покои, а затем возвращайтесь сюда за инструкциями.

Гордон размеренно шагал по коридору, а его мысли продолжали лихорадочный бег. После неимоверного напряжения мышцы заметно дрожали.

До сих пор его ненадежный план побега работал успешно. Гордон сделал ставку на безжалостный, циничный характер Шорра Кана, который заставит его среагировать нужным образом. И этот расчет оправдался.

Однако Гордон хорошо понимал, что это только начало. Впереди ожидало гораздо больше затруднений, и он пока не знал, как справиться с ними.

Он должен двигаться вперед, хотя этот план казался ему самоубийственно рискованным. Но другого выхода Гордон не видел.

Когда он вошел в свою темную комнату, Лианна вскочила со стула, подбежала к нему и схватила за руку.

— Зарт, с вами все в порядке? — с сияющими глазами воскликнула она. — Я так боялась…

Она все еще любила его. Гордон понял это по ее лицу и снова почувствовал дикий, отчаянный восторг.

Он сдержал желание обнять ее. Должно быть, противоречивые эмоции как-то отразились на его лице, потому что девушка вдруг покраснела и отступила назад.

— Со мной все в порядке, Лианна, только немного пошатывает, — сказал Гордон, опускаясь в кресло. — Я попробовал на вкус достижения облачной науки, и это было не очень приятно.

— Вас пытали? Вас заставили выдать секрет Разрушителя?

Он покачал головой:

— Я не открыл ему тайну И не открою. Я убедил Шорра Кана, что пытками он ничего от меня не добьется.

Гордон продолжал, стараясь говорить как можно меньше неправды:

— Я объяснил ему, что мне нужно побывать в моей лаборатории на Земле и там я добуду секрет Разрушителя. Он согласен послать нас туда. Мы улетаем завтра вечером на фрегате-призраке.

— Вы решили перехитрить его? — Глаза Лианны вспыхнули. — У вас есть план?

— Надеюсь, — вздохнул Гордон. — Но я не заглядываю так далеко вперед. Для начала нам нужно выбраться из Облака, и все. Потом я что-нибудь придумаю. Так или иначе, нам необходимо сбежать с этого корабля и предупредить Джала Арна об измене Корбуло. Пока я не придумал ничего лучше, чем попытаться повредить фрегат-призрак, чтобы его захватили корабли империи. Но я не знаю, как это сделать. Этот фанатик Дерк Ундис полетит вместе с нами и будет следить за каждым моим шагом, так что нам предстоит нелегкое дело.

Вера и решимость засветились в глазах Лианны.

— Зарт, вы найдете какой-нибудь способ. Я знаю, что найдете.

Однако, несмотря на всю ее уверенность, душу Гордона леденило предчувствие, что этот безрассудный план не удастся осуществить.

Возможно, этой попыткой он обрекал на смерть и себя, и Лианну. Впрочем, они в любом случае обречены, если только Гордон не предаст настоящего Зарта Арна и всю империю. Но мимолетное искушение уже навсегда оставило Гордона.

Той ночью он долго не мог заснуть и задремал только под утро. Когда наступили сумерки, наконец-то появились Шорр Кан и Дерк Ундис.

— Дерк Ундис получил все необходимые инструкции, фрегат готов к старту, — сообщил Шорр Кан Гордону. — Вы должны добраться до Земли за пять дней, а назад вернуться через одиннадцать. — Его лицо вдруг просияло. — А потом я объявлю всей Галактике, что Зарт Арн перешел на нашу сторону и передал мне тайну Разрушителя. Я отдам Корбуло секретный сигнал и отправлю флот Лиги в наступление.

Два часа спустя тонкий сверкающий фрегат-призрак с Гордоном и Лианной на борту вылетел с огромного космодрома Талларны и стремительно помчался сквозь Облако.

Глава 16

ДИВЕРСИЯ В КОСМОСЕ

Дерк Ундис проводил Гордона и Лианну на среднюю палубу «Дендры» — фрегата-призрака, который должен был отвезти их на Землю, сухо поклонился и махнул рукой в сторону двух крошечных смежных кают:

— Вот ваши помещения. Вы будете находиться там, пока мы не долетим до Земли.

— Нет, не будем! — возмутился Гордон. — Принцесса Лианна и так вытерпела немало неудобств, когда нас доставили сюда. Мы не согласны сидеть взаперти в этих крошечных каютах несколько дней подряд.

На худом лице Дерка Ундиса застыло упрямое выражение.

— Вождь приказал строго охранять вас.

— Но ведь он не приказывал запереть нас на все время полета? — настаивал Гордон. Заметив нерешительность Дерка Ундиса, он усилил натиск. — Мы можем провалить задание, если не будем поддерживать форму.

Фанатичный облачник засомневался. Ему явно не хотелось докладывать своему вождю, что задание сорвалось из-за пустяка.

Наконец Дерк Ундис неохотно согласился:

— Хорошо, вам разрешат прогулки по этому коридору два раза в день. Но в другое время вы не должны выходить из кают, особенно когда мы полетим в «темноте».

Уступка была незначительной, но Гордон рассудил, что большего сейчас не добьется. Он с напускным гневом последовал за Лианной в каюту и услышал, как щелкнул за спиной дверной замок.

«Дендра» поднялась с Талларны и с огромной скоростью устремилась в мрачный туман Облака. Лианна вопросительно посмотрела на Гордона:

— На самом деле, Зарт, меня не сильно беспокоит заключение под стражу У вас есть план?

— Ничего нового, кроме того, о чем я уже рассказывал: каким-то образом привлечь внимание имперских патрулей, чтобы наш корабль обнаружили и захватили, — признался он и решительно добавил: — Я еще не знаю, как это сделать, но должен найти способ.

— Фрегат-призрак наверняка оснащен сверхчувствительным радаром и сможет обнаружить патрули задолго до того, как те заметят нас, — засомневалась Лианна. — Мы пролетим мимо них в «темноте».

Равномерный гул ходовых генераторов, непрерывно увеличивающих скорость, не смолкал ни на мгновение.

С рискованной лихостью «Дендра» погружалась в метеоритные потоки и пылевые течения, часто меняя курс, чтобы отыскать безопасный путь сквозь Облако.

К середине следующего дня они вышли из мрачной дымки в украшенное яркими звездами безграничное пространство. Фрегат-призрак тут же набрал еще большую скорость.

Гордон и Лианна смотрели в иллюминатор на сверкающую панораму Галактики. К их удивлению, слабая искра Канопуса обнаружилась намного левее корабля. На небосводе перед «Дендрой» горели незнакомые созвездия, среди которых гордо пылала туманность Ориона.

— Мы направляемся не прямо в империю, — определила Лианна. — Они хотят обогнуть наиболее хорошо охраняемую часть границы с запада от туманности Ориона, пройти мимо Внешних Миров и свернуть к Солнцу.

— Они делают большой крюк, чтобы незаметно проникнуть в пространство империи, — проворчал Гордон. — Наверное, точно так же летел и тот корабль облачников, который пытался похитить меня с Земли.

Его слабые надежды угасли.

— В этом редко посещаемом секторе меньше шансов, что имперский патруль обнаружит нас.

Лианна кивнула:

— Вряд ли мы встретим здесь кого-то, кроме нескольких патрульных крейсеров, мимо которых Дерк Ундис легко проскользнет в «темноте».

Гордон разочарованно посмотрел на величественную картину за иллюминатором. Его взгляд сместился в ту сторону, где должен находиться Канопус.

Лианна перехватила его взгляд:

— Вы думаете о Мери?

Этого вопроса Гордон никак не ожидал. Он почти забыл о смуглой милой девушке, возлюбленной настоящего Зарта Арна.

— О Мери? Нет! Я думаю о том, что грязный предатель Корбуло продолжает плести свои интриги на Трооне. Он ждет удобной возможности, чтобы убить Джала Арна и оставить империю без защиты.

— Опасность велика, — задумчиво согласилась Лианна. — Если бы Джал Арн узнал о предательстве Корбуло, планы нападения Лиги еще можно было бы сорвать.

— И только мы можем его предупредить, — пробормотал Гордон.

Однако на третий день полета он вынужден был признать, что теперь у него осталось еще меньше возможностей, чем прежде.

«Дендра» уже углубилась в пространство империи, взяв курс на север, чтобы пройти к западу от ярко пылающей туманности Ориона.

Миновав ее, они полетят на северо-запад по редко посещаемой части Внешних Миров. Вряд ли в этом секторе, граничащем с незаселенными звездными системами, встретится много имперских кораблей. А до Солнца и Земли оттуда будет уже рукой подать.

Дважды за эти дни на «Дендре» раздавался сигнал тревоги, когда радары засекали поблизости имперские корабли. И каждый раз Гордон и Лианна видели, как звезды за иллюминатором внезапно исчезали.

Когда это произошло впервые, Гордон вскрикнул от неожиданности:

— Что случилось?

Лианна с удивлением посмотрела на него:

— Фрегат-призрак вошел в «темноту». Вы, конечно, знаете, что при этом невозможно увидеть ничего, что находится снаружи?

— Да, конечно, — поспешно согласился Гордон. — Я так давно не летал на этих кораблях, что успел позабыть.

Теперь он понял, что происходит. По всему крейсеру разнесся непривычный, резкий вой генераторов невидимости, создающих мощное поле вокруг корабля.

Это поле преломляло световые и радарные лучи, изменяя их так, что фрегат-призрак становился невидимым ни в оптике, ни на приборах. В случае опасности поле погружало корабль в полную темноту.

Генераторы на нижней палубе выли без остановки почти час. Видимо, они забирали практически всю энергию корабля: ходовые машины лишь негромко урчали, и крейсер двигался вперед по инерции.

Все повторилось на следующее утро, когда «Дендра» приблизилась к западной границе туманности Ориона, растянувшейся на миллиарды километров.

Гордон вспомнил, что это ионизированная плазма заставляет ее так ослепительно сиять, и разглядел в глубине туманности множество ярких звезд.

Тем же вечером, когда они с Лианной прогуливались по длинному коридору под пристальным наблюдением вооруженного облачника, по кораблю снова разнесся сигнал тревоги.

Охранник мгновенно шагнул вперед:

— Режим невидимости! Немедленно в каюту!

Гордон надеялся именно на такой шанс и решил, что его нельзя упускать. Другого может и не представиться.

Они с Лианной направились к каюте. За спиной послышался знакомый вой генераторов. Гордон наклонился к уху принцессы и прошептал:

— Как только войдем, изобразите обморок!

Лианна не подала виду, что услышала, лишь ее пальцы быстро сжали его руку.

Облачник шел в полудюжине шагов позади них, положив ладонь на рукоятку атомного пистолета.

В дверях каюты Лианна пошатнулась и схватилась за сердце.

— Зарт, мне плохо! — хрипло прошептала она и начала оседать на пол.

Гордон подхватил ее:

— У принцессы обморок! Я знал, что это заключение слишком тяжело для нее! — Он сердито обернулся к ошеломленному облачнику. — Помогите занести ее в каюту!

Охранник и сам был заинтересован в том, чтобы поскорей убрать девушку из коридора. Ему приказали немедленно запереть пассажиров в каюте, как только объявят режим невидимости.

Стремление как можно лучше выполнить приказ подвело его. Облачник шагнул вперед и наклонился, чтобы помочь поднять принцессу.

В этот момент Гордон выпустил Лианну и ухватился за рукоятку атомного пистолета.

Он действовал так стремительно, что пистолет выскочил из кобуры быстрее, чем охранник успел что-то сообразить. Облачник выпрямился и открыл рот, чтобы поднять тревогу.

Тяжелым стволом Гордон ударил его по виску, чуть ниже шлема. Охранник обмяк и рухнул, словно тряпичная кукла.

— Быстрей, Лианна! — пропыхтел Гордон. — Занесем его внутрь.

Принцесса уже встала на ноги. Они затащили неподвижное тело в маленькую комнату и закрыли за собой дверь.

Гордон наклонился над облачником. У того был проломлен череп.

— Мертв, — мгновенно определил Гордон. — Лианна, это наш шанс!

Он начал стаскивать мундир с убитого. Девушка подскочила к нему:

— Зарт, что вы задумали?

— Рядом должен быть по крайней мере один патрульный крейсер, — отрывисто произнес Гордон. — Если я смогу повредить генератор невидимости, патруль заметит «Дендру» и захватит ее.

— Скорее, он разнесет нас на кусочки, — предупредила Лианна.

Гордон хмуро взглянул на нее:

— Знаю. Но я готов рискнуть, если вы согласны.

В ее серых глазах сверкнула решимость.

— Я готова, Зарт. Будущее всей Галактики висит на волоске.

— Вы останетесь здесь, — приказал он. — Я надену мундир и шлем этого парня. Так у меня будет чуть больше шансов.

Через несколько минут Гордон справился с черной формой убитого. Он застегнул шлем, активировал атомный пистолет и выскользнул в коридор.

Генераторы еще работали, «Дендра» осторожно нащупывала путь в созданной ею же самой темноте.

За последние дни Гордон определил по звуку, что генераторы невидимости находятся в кормовой части нижней палубы. Он поспешил туда, откуда доносился вой.

В коридоре никого не было. При движении в «темноте» каждый член экипажа должен находиться на боевом посту.

Гордон дошел до конца коридора, затем спустился по узкому трапу на нижнюю палубу. Двери были открыты, и он заглянул в зал ходовых генераторов. Офицеры и техники стояли возле пульта и следили за приборами, тихо урчал двигатель.

Один из облачников удивленно оглянулся на Гордона, прошедшего мимо двери. Но шлем и мундир, вероятно, успокоили его.

«Все правильно! — подумал Гордон. — Тот охранник, которого я убил, должен был вернуться на свой пост, после того как запер нас в каюте».

Теперь вой генераторов невидимости звучал уже ближе. Они располагались сразу же за ходовым отделением, и ведущая к ним дверь была открыта.

Гордон выхватил пистолет и шагнул в большое помещение с громко завывающими генераторами. Вдоль всей стены тянулась батарея вакуумных трубок, пульсирующих белым сиянием.

В зале дежурили два офицера и четыре техника. Тот, что стоял у щитка управления, повернулся и сказал что-то остальным, но вдруг увидел в дверях напряженное лицо Гордона.

— Смотрите! — крикнул офицер, хватаясь за пистолет. — Это Зарт Арн!

Гордон нажал на спуск. Он в первый раз стрелял из такого оружия, и неопытность подвела его.

Он целился в вакуумные трубки у стены, но пистолет дернулся вверх. Пуля взорвалась под потолком. Он успел присесть до того, как офицер сделал ответный выстрел. Пуля ударила в дверной косяк над его головой и мгновенно сдетонировала.

— Тревога! — снова закричал офицер. — Скорей…

Гордон выстрелил снова. На этот раз он направил оружие чуть ниже цели. Атомный заряд разорвался прямо среди толстых трубок.

Мгновенно по всему помещению распространился пожар. Двое техников и офицер отчаянно завопили, охваченные бушующим фиолетовым пламенем.

Второй офицер обернулся с ошарашенным видом. Гордон быстро выстрелил в него, а затем в ближайший генератор.

Пуля только оплавила металлический экран. Но вакуумные трубки продолжали лопаться, превратив все вокруг в пылающий ад. Двое техников с криками метались в безжалостном пламени, пока не упали замертво.

Гордон отпрянул в коридор и вскрикнул от восторга: мрак в иллюминаторе вдруг сменился светом сверкающих звезд.

— Нарушение режима «темноты», — донеслось с верхних палуб.

Пронзительно зазвенел сигнал тревоги. По трапам застучали шаги облачников, устремившихся сверху к залу генераторов невидимости.

Глава 17

АВАРИЙНАЯ ПОСАДКА В ТУМАННОСТИ

На нижней палубе показалась дюжина солдат Лиги. Гордон понимал, что игра окончена, но повернул ствол пистолета и обрушил на них яростный огонь.

Пули одна за другой умчались в конец коридора. Крохотные взрывы сразили половину облачников. Но остальные со звериными криками рванулись вперед. Пистолет в руке Гордона затих, исчерпав заряды.

И тут началось! Корпус «Дендры» отчаянно вздрогнул и затрещал по всем швам. Пространство вокруг корабля внезапно осветилось яркими вспышками.

— Имперцы открыли огонь! — раздался испуганный голос. — Нас подбили!

Треск раздираемой обшивки сопровождался пронзительным свистом улетающего в пустоту воздуха. Затем захлопали аварийные переборки, автоматически опускаясь и разделяя корабль на отсеки.

Переборка перегородила коридор, защитив Гордона от облачников.

— По местам! Надеть скафандры! — прозвучал в динамиках резкий голос Дерка Ундиса. — У нас повреждение, но мы должны справиться с этим крейсером.

Снова зазвенел сигнал тревоги. По корпусу корабля пробежала дрожь от выстрела атомной пушки. Далеко впереди, в бесконечной черноте космоса, Гордон различил вспышки света.

В космосе развернулось настоящее сражение. Когда Гордон повредил генераторы невидимости, имперский крейсер обнаружил «Дендру», пытавшуюся избежать этой встречи. Крейсер немедленно открыл огонь.

«Лианна! — в отчаянии подумал Гордон. — Если с ней что-нибудь случится…»

Он развернулся и бросился по трапу на среднюю палубу. Лианна бежала по коридору ему навстречу. Ее лицо было бледным, но не испуганным.

— Скафандры в этом шкафчике, — торопливо сообщила она. — Скорее, Зарт! В любой момент по нам могут снова выстрелить!

У девушки хватило самообладания, чтобы найти одно из хранилищ для скафандров, размещенных по всему судну в самых важных местах.

В своей каюте они с Гордоном быстро натянули скафандры из прочной металлоткани со сферическими прозрачными шлемами. Как только они защелкнули шлемы, автоматически заработала система подачи воздуха.

Гордон отчетливо слышал голос Лианны через переговорное устройство, вмонтированное в скафандр.

— Имперский крейсер решил разорвать фрегат на куски, пока тот не скрылся в «темноте»! — крикнула принцесса.

Гордон ошеломленно смотрел на диковинную картину за иллюминатором. «Дендра» маневрировала на высокой скорости, пытаясь скрыться от радара имперского крейсера, который непрерывно обстреливал ее из тяжелых атомных орудий.

Далеко в космосе вспыхивали и тут же гасли световые точки. Битва шла на таких огромных расстояниях, что мощные разрывы атомных снарядов казались крошечными искрами.

Снаряды имперского крейсера подбирались все ближе, и внезапно космос снова раскололся в ослепительной вспышке. «Дендра» вздрогнула всем корпусом от беззвучного взрыва.

Чудовищный толчок отбросил Гордона и Лианну на пол. Гул ходовых генераторов сменился прерывистым визгом. Снова захлопали опускающиеся переборки.

— Машинный зал поврежден! — прозвучал голос в переговорном устройстве скафандра. — Уцелели только два генератора!

— Не сбавляйте хода! — резко приказал Дерк Ундис. — Через несколько минут мы выведем имперский крейсер из строя нашим новым оружием.

Гордон тут же вспомнил, как Шорр Кан утверждал, что Лига обладает мощным оружием, способным поразить любой корабль.

— Лианна, сейчас все думают только о схватке и не следят за нами! — воскликнул он. — Это наш шанс! Если нам удастся сбежать на спасательном челноке, мы сможем добраться до имперского корабля.

Принцесса ни секунды не колебалась:

— Я готова попробовать.

— Тогда вперед!

«Дендру» все еще бешено трясло, и Гордон поддерживал Лианну, когда они торопливо шли по коридору.

Одетые в скафандры артиллеристы на орудийной палубе были поглощены отчаянной битвой и не заметили, как беглецы прошмыгнули мимо.

Они добрались до шлюзового люка одного из спасательных челноков, закрепленных снаружи на корпусе корабля. Гордон принялся возиться с замком.

— Лианна, я не знаю, как его открыть! Вы не поможете мне?

Она быстро ухватилась за фиксаторы и потянула на себя. Никакого результата.

— Зарт, механизм заблокирован. Это означает, что челнок неисправен.

Гордон не поддался отчаянию:

— Должны быть еще челноки, с другого борта.

Корпус «Дендры» по-прежнему сотрясала жестокая дрожь, шпангоуты трещали и скрипели. Снаружи продолжали взрываться атомные снаряды.

И тут Гордон услышал неистовый ликующий крик Дерка Ундиса:

— Наше оружие подействовало! Теперь дайте бортовой залп!

Почти мгновенно раздались нестройные одобрительные возгласы: «Есть! Мы добили их!»

В иллюминаторе рядом с люком Гордон увидел вдалеке яркое зарево. На этот раз не слабую искру, а словно вспышку сверхновой звезды, через мгновение уже погасшую.

— Они уничтожили имперский крейсер! — ужаснулась Лианна.

У Гордона екнуло сердце.

— Но мы еще можем уйти, если доберемся до другого челнока!

Они развернулись и побежали назад. В тот же миг в боковом коридоре появились два облачника.

— Держи их! — закричал один и выхватил пистолет из кобуры на поясе скафандра.

Гордон бросился навстречу облачникам. Палуба корабля качнулась, он сбил противников на пол, отчаянно пытаясь вырвать оружие у первого.

Над головой Гордона зазвучали громкие голоса. Его схватили за ноги и оттащили в сторону. Через мгновение уже полдюжины солдат крепко держали тяжело дышавшего Гордона, а затем поймали и Лианну.

Под шлемом одного из облачников угадывалось побагровевшее от гнева лицо Дерка Ундиса.

— Предатель! — прошипел он Гордону. — Я говорил Шорру Кану, что нельзя доверять имперскому отродью!

— Надо убить их обоих! — убеждал его кто-то из рассвирепевших облачников. — Это Зарт Арн повредил генераторы. Теперь нам долго придется их чинить.

— Нет, они умрут не сейчас! — отрезал Дерк Ундис. — Шорр Кан сам разберется с ними, когда мы вернемся в Облако.

— Если вернемся, — хмуро поправил его другой офицер. — У нас серьезные повреждения, оставшиеся два генератора работают на пределе, спасательные челноки выведены из строя. Нам не одолеть и половины пути.

Дерк Ундис словно окаменел.

— Значит, мы должны затаиться, пока Шорр Кан не пошлет за нами другой корабль. Мы свяжемся с ним на секретной волне и сообщим, что здесь произошло.

— Где затаиться? — возразил второй офицер. — Это пространство империи. Патрульный крейсер наверняка успел сообщить о нас до того, как мы его уничтожили. Не пройдет и суток, как здесь появится целая эскадра имперцев.

— Знаю, — оскалился Дерк Ундис. — Нужно поскорей убраться отсюда, и есть только одно место, где мы можем спрятаться. — Он указал в иллюминатор на медно-рыжую звезду внутри светящейся дымки огромной туманности Ориона. — У этой звезды есть планета, отмеченная на картах как необитаемая. Мы укроемся на ней и дождемся помощи. Проклятые имперские крейсеры не станут долго искать нас, если мы выбросим за борт обломки, имитируя гибель корабля.

— Но карты показывают, что эта звезда находится в центре пылевого вихря. Мы не сможем подойти к ней! — продолжал спорить второй облачник.

— Вихрь затянет нас внутрь, но мощный спасательный корабль сумеет прорваться сквозь него, — настаивал на своем Дерк Ундис. — Мы отправимся туда на максимальной скорости, какую только можно выжать из генераторов. Не стоит тратить энергию ради сообщения на Талларну. Мы сделаем это позже, когда надежно спрячемся на этой планете. Линн Кайл, свяжите этих двоих и сторожите с оружием наготове, — добавил он, указав на Гордона и Лианну.

Пленников затащили в тесную каюту с покореженными в бою металлическими стенами. Их усадили в амортизационные кресла на вращающихся подставках и прикрепили к нему руки и ноги пластиковыми наручниками. Затем офицер по имени Линн Кайл ушел, оставив для охраны высокорослого облачника с атомным пистолетом.

Несколькими рывками Гордону удалось развернуть кресло так, чтобы видеть Лианну.

— Я надеялся, что мы сможем убежать, но получилось только хуже, — хрипло произнес он.

Она бесстрашно улыбнулась ему сквозь стекло шлема:

— Вы должны были попробовать. И во всяком случае, вы сорвали план Шорра Кана.

Но Гордон знал, что это не так. Попытка подставить «Дендру» под атаку имперского корабля кончилась полным провалом.

Каким бы ни было это новое оружие облачников, его хватило, чтобы уничтожить имперский крейсер. Гордон добился лишь того, что показал себя врагом Шорра Кана.

Теперь он не сможет предупредить Троон о предательстве Корбуло и грозящем нападении. Его и Лианну отвезут обратно в Облако на расправу Шорру Кану.

«Боже мой, только не это, — мысленно взмолился Гордон. — Я скорее соглашусь, чтобы нас убили прямо сейчас, чем позволю забрать туда Лианну!»

Вздрагивая всем корпусом, «Дендра» на последних двух генераторах плелась к туманности. Потом двигатели заглушили, оставив корабль свободно дрейфовать в космосе. Вскоре он погрузился в странное свечение гигантской туманности.

Корпус корабля угрожающе трещал и скрипел. Когда новый охранник пришел сменить прежнего, по их короткому разговору Гордон понял, что из всего экипажа в живых осталось лишь восемнадцать человек.

Через несколько часов поврежденный корабль начал дергаться и раскачиваться в тисках мощного космического течения. Гордон сообразил, что они вошли в пылевой вихрь, о котором говорил Линн Кайл.

Тряска все усиливалась. Казалось, «Дендра» вот-вот развалится на части. Затем раздался грохот и свист, не умолкавший несколько минут.

— Весь воздух вытек из корабля, — сказал Лианна. — Без скафандров мы бы уже были мертвы.

Но Гордон понимал, что смерти им едва ли избежать. Изуродованный корабль по-прежнему бился в объятиях мощного пылевого потока, который нес их всех к неизбежному крушению при посадке на планету.

Прошло еще несколько часов. Теперь «Дендра» снова напрягала все скудные силы двух оставшихся генераторов, чтобы не попасть под притяжение рыжей звезды, к которой постепенно приближалась.

Гордон и Лианна лишь мельком увидели в иллюминаторе цель полета — желтовато-коричневую планету возле рыжей звезды.

Наконец прозвучала команда Дерка Ундиса:

— Пристегнуть ремни, аварийная посадка!

Охранник, стороживший Гордона и Лианну, сел в амортизационное кресло рядом с ними и пристегнулся. Воздух свистел в покореженной обшивке корабля.

Гордон разглядел причудливый лес охряного цвета, рванувшийся навстречу. Генераторы взревели в коротком тормозном импульсе. Затем послышался страшный грохот. Гордон ощутил сильный удар и мгновенно провалился в темноту.

Глава 18

ЛЮДИ-МОНСТРЫ

Гордон пришел в себя от тревожного зова Лианны.

Девушка по-прежнему была прикована к креслу Она наклонилась к нему с беспокойством на лице:

— Зарт, я думала, что вы ранены! Ваше кресло едва не сорвало с места.

— Со мной все хорошо, — поспешил ответить Гордон, оглядываясь. — Главное, что мы приземлились.

Теперь «Дендру» уже трудно было назвать космическим кораблем. Она превратилась в искореженную груду металла, которой уже никогда не подняться с планеты.

Обшивка съежилась, словно гофрированная бумага, металлические шпангоуты срезало ударом. Огненно-рыжий свет звезды лился в каюту сквозь зияющую дыру в стене. Через нее Гордон видел, что происходит снаружи.

Над потерпевшим крушение кораблем возвышались причудливые охряные джунгли. Широкие листья росли прямо из гладких желтых стволов. Падающий крейсер смял странные кусты с черно-желтыми цветами. Золотистая пыльца кружилась в металлическом блеске солнечных лучей. Непривычного вида птицы с перепончатыми крыльями летали над зарослями.

В уши Гордона ворвался прерывистый гул.

— Люди Дерка Ундиса пытаются запустить генераторы, — определила Лианна. — Похоже, они не сильно повреждены.

— Тогда они смогут послать сообщение в Облако, — проворчал Гордон. — И Шорр Кан отправит сюда другой корабль.

В каюту вошел Линн Кайл, уже в обычной одежде.

— Можете снять с арестованных скафандры, — сказал он охраннику — Но лучше пока держать их в креслах.

Гордона освободили от тяжелого облачения и шлема. Он вдохнул воздух, наполненный необычными пряными ароматами.

По другую сторону коридора находилась телестереорубка. Вскоре там пронзительно запищал передатчик и раздался взволнованный голос Дерка Ундиса:

— «Дендра» вызывает штаб на Талларне! Ответьте!

— Они не боятся привлечь внимание? — спросила Лианна. — Их могут услышать имперские корабли.

Гордон не надеялся на это.

— Нет, Дерк Ундис что-то говорил про секретную волну. Значит, они могут общаться с Талларной, не опасаясь, что их услышат посторонние.

Прошло несколько минут, Дерк Ундис продолжал вызывать Талларну. Наконец он приказал выключить передатчик.

— Мы попробуем еще раз, — объявил он. — Будем повторять снова и снова, пока не свяжемся со штабом.

Гордон незаметными рывками развернул кресло. Теперь он видел за разрушенным коридором рубку с перекошенной от удара дверью.

Через два часа Дерк Ундис опять попытался послать сообщение на Талларну. Когда на корме завыли генераторы, связист выключил передатчик и тщательно отрегулировал шкалу на приборной панели.

— Будьте внимательны, держитесь строго этой волны, — предупредил Дерк Ундис. — Если имперцы перехватят хотя бы слово из нашего разговора, они определят пеленг и начнут охоту за нами.

Затем он опять принялся вызывать Талларну. И на этот раз дождался ответа.

— Говорит капитан Дерк Ундис! — нетерпеливо выкрикнул он в микрофон. — У нас не хватает энергии, чтобы выйти в стереорежим. Но вот мои позывные.

Он назвал ряд чисел, вероятно свой идентификационный код. Затем быстро сообщил координаты планеты, на которой потерпел крушение, и доложил о поединке с патрульным крейсером.

Из приемника донесся звонкий голос Шорра Кана:

— Значит, Зарт Арн пытался повредить корабль? Не ожидал, что он настолько глуп! Я немедленно высылаю за вами другой фрегат-призрак. Сохраняйте молчание, пока он не появится. Корабли империи не должны заподозрить, что вы находитесь в ее пространстве.

— Значит, нам уже не нужно лететь к Земле? — уточнил Дерк Ундис.

— Разумеется, нет! — отрезал Шорр Кан. — Доставьте Зарта Арна и девушку обратно в Облако. Самое главное, чтобы он не сбежал и ничего не сообщил на Троон!

У Гордона от этих слов похолодело сердце. Лианна молча посмотрела на него.

Дерк Ундис и другие облачники пришли в радостное возбуждение. Молодой капитан быстро отдавал команды:

— Выставить часовых вокруг корабля! Неизвестно, что за существа обитают в этих джунглях. Линн Кайл, вы заступаете в караул первым.

Как только рыжее светило опустилось за горизонт, ночь раскинулась над охряными джунглями. Влажное дыхание леса усилилось.

Мрачные джунгли и покореженный корпус корабля озаряло сияние туманности, напоминающее лунный свет.

Чуть позже из зарослей донеслось эхо далекого крика. Это был хриплый звериный рев, но в нем слышалось и что-то человеческое.

— Будьте внимательны! — распорядился Дерк Ундис. — Это может быть крупный хищник.

Лианна едва заметно вздрогнула:

— Об этих затерянных в туманности мирах рассказывают странные истории. Редкий корабль осмелится проникнуть сюда сквозь пылевые вихри.

— Корабли прилетят, если я сумею их вызвать, — упрямо заявил Гордон. — Мы не вернемся в Облако.

Он обнаружил одну обнадеживающую деталь. Его кресло сильно пострадало при аварийной посадке, металлический подлокотник треснул.

Трещина была небольшая, так что кресло не потеряло прочности. Но сам подлокотник немного приподнялся, обнажив неровную кромку излома. Гордон тут же принялся незаметно тереть об нее пластиковые наручники, обхватившие его запястье.

Он осознавал, как мало у него шансов распилить пластик. Но все-таки это была хоть какая-то надежда, и он продолжал работу, пока мышцы не заныли от напряжения.

Под утро их разбудил еще один странный хриплый крик в глубине леса.

Следующие два дня облачники провели в тревожном ожидании. На третью ночь оно превратилось в панический страх.

Вскоре после наступления темноты один из часовых вскрикнул и выстрелил из атомного пистолета.

— Что там? — забеспокоился Дерк Ундис.

— Какие-то существа, похожие на людей. Они пропали, как только я выстрелил. Исчезли как по волшебству.

— Еще один! И еще! — воскликнул другой часовой. — Вон там!

Облачники пустили в ход оружие, взрывы атомных пуль прогрохотали в ночи. Дерк Ундис громко отдавал приказы.

Лианна развернулась в кресле к иллюминатору и вскрикнула:

— Зарт, смотрите!

Гордон уставился на невероятную картину.

Из джунглей к кораблю ринулись десятки человекоподобных существ. Они были высокими и необычайно гибкими. Их глаза ярко светились.

Люди Дерка Ундиса открыли стрельбу из пистолетов. Ослепительные вспышки атомных пуль затмили слабое сияние туманности в небе.

Но странные гибкие существа просто таяли, когда рядом взрывались пули. Их тела расплывались в желе, которое медленно утекало по земле прочь от опасного места.

— Они атакуют и с другой стороны! — предупредил Линн Кайл.

— Пистолетами их не удержать, — прозвенел властный голос Дерка Ундиса. — Линн, возьмите двоих и запустите генераторы. Подсоедините кабель, и мы разгоним этих тварей излучением!

Лианна широко раскрыла глаза от ужаса: орда дикарей схватила двух облачников и утащила в джунгли.

— Зарт, это какие-то монстры! Не люди, но и не звери…

Гордон понял, что дела плохи. Дикари теснили людей Дерка Ундиса все ближе к кораблю.

Казалось, этим странным существам невозможно причинить вред. Те, кого поражали выстрелы, просто превращались в желе и растекались.

Генераторы корабля громко загудели. Линн Кайл и два его помощника вытащили наружу тяжелый кабель и торопливо прикрепляли к нему реактивный излучатель из тех, которые обычно приводили в движение судно.

— Быстрее включайте! — приказал Дерк Ундис. — Этих тварей слишком много!

— Берегитесь! — крикнул Линн Кайл.

Облачник включил тяжелый излучатель. Из него вылетел ослепительно-яркий энергетический луч, прорезавший толпу дикарей. Земля тут же превратилась в жуткий поток медленно ползущего желе.

Чудовища с угрюмым видом отступили. Вязкая слизь на земле тоже утекла в безопасные джунгли.

Затем из охряного леса донесся яростный хор нечеловеческих гортанных выкриков.

— Быстрее доставайте другие излучатели! — подгонял своих подчиненных Дерк Ундис. — Только они способны сдержать этих тварей. Нужно установить излучатели со всех сторон корабля.

— Что это за дьяволы? — испуганно выкрикнул Линн Кайл.

— Нет времени выяснять! — раздраженно ответил капитан. — Готовьте излучатели.

Через полчаса Гордон и Лианна стали свидетелями очередного нападения. Но на этот раз монстров встретили четыре луча, и атака быстро захлебнулась.

— Они убежали! — тяжело дыша, доложил кто-то из облачников. — Но утащили двоих наших.

Когда генераторы затихли, Гордон услышал вдалеке новый звук.

— Лианна, вы слышите?

Это был прерывистый стук, похожий на отдаленную барабанную дробь. Он доносился с запада, из освещенных туманностью джунглей.

Затем сквозь шум барабанов прорвался слабый, отчаянный человеческий вопль. Его заглушили торжествующие хриплые выкрики, затем наступила тишина.

— Это те два облачника, что попали в плен, — потрясенно сказал Гордон. — Один бог знает, что с ними сделали.

Лианна побледнела:

— Зарт, какой ужасный мир! Неудивительно, что империя не стала его колонизировать.

Положение усложнилось вдвое. Чтобы обезопасить Лианну от ужасов этой планеты, Гордон уже готов был добровольно вернуться в Облако.

Но вскоре он вновь обрел решимость. Нужно бежать, если получится, лишь бы только не попасть в руки Шорру Кану!

Он продолжил, извиваясь всем телом, перетирать пластиковые наручники о рваный край трещины на подлокотнике кресла. Обессилев, уснул и проснулся, когда уже рассвело.

В свете рыжего солнца охряные джунгли выглядели обманчиво мирными. Но и пленные, и охранники теперь одинаково хорошо знали, какой сверхъестественный ужас таится в этих золотистых зарослях.

Весь долгий день Гордон продолжал, корчась и изгибаясь, перепиливать наручники. Он прерывал работу лишь тогда, когда на нем останавливался взгляд охранника.

— Вы сможете освободиться? — с надеждой прошептала Лианна.

— Сегодня к вечеру я должен их перетереть, — пробормотал он.

— А потом? Что это даст? Мы не можем бежать в джунгли!

— Нет, но мы можем позвать на помощь, — объяснил Гордон. — Я придумаю, как это сделать.

Наступила ночь, Дерк Ундис резким голосом скомандовал своим людям:

— Пусть у каждого излучателя дежурят по два человека, готовые отразить атаку монстров, когда бы они ни появились. Генераторы будут работать непрерывно.

Эта новость обрадовала Гордона. Она делала его рискованный план чуть более реальным.

Он чувствовал, что прочный пластик уже наполовину перетерся. Но все же не настолько, чтобы его можно было сломать.

Загудели генераторы. Встревоженным облачникам не пришлось долго ждать нападения, которого они так страшились. Из озаренных светом туманности джунглей снова донеслись гортанные крики.

— Будьте готовы, они появятся с минуты на минуту! — предупредил Дерк Ундис.

С хриплыми криками монстры волной выплеснулись из джунглей. Излучатели мгновенно обрушили на них поток энергии.

— Это удержит их! — крикнул Дерк Ундис. — Продолжайте!

— Но их невозможно убить, — ответил другой облачник. — Они просто тают и текут назад в лес.

Гордон понял, что дождался своего шанса. Все внимание облачников было занято обороной корабля, а генераторы работали на полную мощность.

Он напряг мышцы, пытаясь сломать наручники, но переоценил свои силы. Прочный пластик выдержал.

Он сделал новую отчаянную попытку. На этот раз наручник сломался. Гордон поспешно высвободил вторую руку.

Он поднялся на ноги и быстро избавил от оков Лианну. Затем рванулся через коридор к стереорубке напротив.

— Следите за коридором и предупредите меня, если там кто-то появится, — велел он девушке. — Я попробую включить передатчик.

— Вы знаете, как отправить сообщение?

— Нет, но если передатчик заработает, то любой сигнал привлечет внимание к этой планете, — торопливо объяснил Гордон.

Наблюдая за работой связиста, он запомнил, какие переключатели надо повернуть, чтобы включить передатчик. И теперь нащупывал их в полутьме и поворачивал один за другим.

Передатчик не отозвался. Не завыл генератор, не засветились вакуумные трубки. Гордон понял, что план провалился, и теперь тщетно боролся с подступившим отчаянием.

Глава 19

МИР УЖАСА

Гордон заставил себя успокоиться и, не обращая внимания на шум яростной схватки снаружи корабля, еще раз пробежался по переключателям.

Так и есть, один пропустил! Как только Гордон повернул его, трансформаторы в стереорубке ожили и загудели, а вакуумные трубки начали светиться.

— Генераторы слабеют! Излучателям не хватает энергии! — послышался крик одного из облачников.

— Зарт, вы забрали у генераторов так много энергии, что отключились излучатели, — предупредила Лианна. — Сейчас кто-нибудь прибежит узнать, что здесь случилось.

— Мне нужно совсем немного времени, — нетерпеливо ответил Гордон, сосредоточенно вращая верньеры настройки.

Он прекрасно сознавал, что ничего не смыслит в этом сложном устройстве из далекого будущего и не сможет отправить четкое сообщение.

Но если ему удастся послать хоть какой-то сигнал, стереопередача с якобы необитаемой планеты сама по себе непременно насторожит капитанов имперских крейсеров, ведущих поиск врага.

Гордон продолжал наугад крутить верньеры. Аппарат гудел, трещал и захлебывался от такого неумелого обращения.

— Эти твари скоро прорвутся! — прозвучал голос Дерка Ундиса. — Линн, посмотрите, что с генераторами.

Битва становилась все ожесточеннее. Вдруг Лианна предупреждающе вскрикнула.

Гордон обернулся. В дверях стереорубки стоял потрепанный Линн Кайл.

— Дьявол! — выругался облачник и схватился за пистолет. — Я должен был догадаться…

Гордон прыгнул на него и с грохотом повалил на пол. Завязалась яростная схватка.

Сквозь шум Гордон услышал исполненный ужаса крик Лианны. Странное существо вбежало в каюту и напало на испуганную девушку.

Монстры! Ужасные отродья этого безумного мира прорвались сквозь слабеющую защиту Дерка Ундиса и проникли на корабль.

— Лианна! — хрипло закричал Гордон, увидев, как монстр ухватил девушку за ноги.

Жуткие, бессмысленные глаза монстра оказались совсем близко. Гордон вырвался из объятий Линна Кайла и попытался встать.

Но не успел. Гибкие тела чужаков навалились и на него, и на его противника. Похожие на щупальца руки подняли Гордона в воздух. Линн Кайл выстрелил в одного из монстров, и тот превратился в желе, но его сородичи тут же схватили облачника.

Атомные пистолеты затрещали в коридорах корабля. Сквозь ужасный шум донесся пронзительный голос Дерка Ундиса:

— Вышвырните их наружу и удерживайте двери, пока снова не заработают излучатели!

Крик застрял в горле Линна Кайла: вместе с Гордоном его приподняли над землей. Орда дикарей отступила к корме разрушенного корабля, забрав с собой их обоих, а также и Лианну.

Гордон пытался высвободиться из гибких рук, но так и не смог. Он с ужасом понял, что сам подверг себя и Лианну новой, еще худшей опасности, когда ослабил защиту корабля.

— Дерк, они схватили нас! — завопил Линн Кайл.

Сквозь треск пистолетов донеслись и другие испуганные крики.

Но монстры уже вынесли добычу из обломков корабля и помчались к высоким деревьям. Как раз в тот момент, когда Дерк Ундис с остальными облачниками снова запустил излучатели, дикари скрылись в освещенном туманностью лесу.

Мир начал расплываться перед глазами у Гордона. Отвратительные монстры мчались сквозь джунгли, словно стая невероятно ловких обезьян. Лианну и Линна Кайла тащили следом. Пылающее небо заливало лес серебристым светом.

Прошло несколько минут, но похитители лишь прибавляли скорость. За густым лесом показался скалистый склон.

Орда дикарей вбежала в глубокое ущелье. Оно выглядело еще причудливей, чем джунгли. Его склоны слабо мерцали, но это был их собственный свет, а не отражение сияющей в небе туманности.

«Радиоактивные скалы, — ошеломленно подумал Гордон. — Возможно, этим и объясняется это ужасное уродство…»

Поднявшийся шум отвлек его от раздумий. В ущелье собралась огромная толпа монстров, встретивших появление пленников оглушительными хриплыми криками.

Гордон оказался плотно прижат к Лианне. Лицо девушки стало мертвенно-бледным.

— Лианна, вы не ранены?

— Нет, Зарт! Но что они собираются с нами сделать?

— Боже мой, я не знаю! — прохрипел он. — Они почему-то доставили нас сюда живыми.

Толпа человекоподобных существ набросилась на Линна Кайла и стащила с него одежду.

Монстры одобрительно зашумели, когда облачника вынесли вперед. Они сели на корточки и принялись стучать руками по земле, словно выбивая ритм на барабанах.

Отчаянно сопротивлявшегося Линна Кайла быстро потащили в ущелье. Толпа расступилась, освобождая дорогу, и Гордон увидел, куда несут облачника.

В глубине ущелья, окруженного тускло светящимися скалами, оказался бассейн двадцати метров в поперечнике. Но наполнен он был не водой, а чем-то живым.

Огромная, медленно ползущая желеобразная масса вздувалась и причмокивала под светом горящей в небе туманности.

— Что это?! — удивленно воскликнула Лианна. — Оно кажется живым!

Гордон наконец разглядел, что находится по краям бассейна, и оцепенел от ужаса.

Маленькие, словно игрушечные, человеческие тела росли прямо из этой вязкой живой массы. Некоторые были еще соединены с ней тонкими нитями. Как раз в этот момент одна из фигурок оторвалась и неуверенно побрела к берегу.

— Боже праведный! — прошептал Гордон. — Монстры появляются из этой лужи. Рождаются из нее.

Вопль Линна Кайла прорвался сквозь гортанные крики и грохот барабанного ритма: гибкие существа бросили обнаженного облачника в бассейн.

Он снова закричал, отчаянно барахтаясь. Гордон отвел глаза в сторону, его едва не стошнило.

Когда он снова взглянул на Линна Кайла, тот уже был охвачен вязким желе, жадно закрутившимся над ним. Через несколько мгновений облачник исчез, с головой погрузившись в живой бассейн.

— Лианна, не смотрите туда! — хрипло произнес Гордон.

Он отчаянно пытался освободиться, но крепкие гибкие руки удерживали его легко, словно ребенка.

Попытки сопротивления привлекли внимание монстров. Они принялись срывать с Гордона одежду. Лианна сдавленно вскрикнула.

И вдруг весь этот адский шум перекрыл треск атомных пистолетов. С ослепительными вспышками пули взрывались в самой гуще монстров. Гибкие существа опадали, превращаясь в желе, и быстро текли к бассейну.

— Дерк Ундис! — закричал Гордон, заметив узкое лицо молодого капитана, с горящими глазами прорывающегося сквозь толпу монстров.

— Быстрей заберите Зарта Арна и девушку! — приказал Дерк Ундис. — И возвращайтесь к кораблю!

В этот момент Гордон почти восхищался молодым фанатиком. Шорр Кан велел Дерку Ундису доставить Зарта Арна обратно в Облако, и тот готов был умереть, но выполнить приказ.

Неожиданное нападение на миг ошеломило монстров. Гордон вывернулся из рук двух существ, все еще державших его, и подбежал к Лианне.

Поднялся безумный хаос: вокруг метались человекоподобные фигуры, взрывались атомные пули, что-то кричал Дерк Ундис, и хрипло голосили монстры.

Когда сбитая с толку орда на мгновение отступила, Дерк Ундис и его люди подстрелили последних существ, все еще обступавших Лианну и Гордона. Через секунду облачники уже спешно покидали ущелье, уводя с собой Гордона и находящуюся в полуобморочном состоянии девушку.

— Они бегут за нами! — воскликнул кто-то из конвоиров Гордона.

Жуткие монстры опомнились и с отвратительными гортанными выкриками бросились в погоню по джунглям.

Беглецы преодолели половину расстояния до обломков «Дендры», когда ужасные существа перерезали им дорогу.

— Они окружили нас! — воскликнул Дерк Ундис. — Будем пробиваться!

Он не хуже Гордона понимал, что положение безнадежно. Дюжина атомных пистолетов не сможет долго сдерживать безумную орду.

Гордон встал рядом с Лианной, сжимая в руках суковатую ветку, отломанную от упавшего дерева, чтобы отбиваться от кишащих повсюду монстров. В крайнем случае он лучше сам убьет девушку этой дубинкой, чем позволит снова унести ее к ужасной живой луже.

Внезапно поле кошмарной битвы накрыла огромная черная тень, опускавшаяся с неба.

— Корабль! — закричали облачники. — Это наш корабль!

Фрегат-призрак с напоминающим черную кляксу гербом Облака на борту прогремел в вышине и осветил криптоновыми прожекторами картину схватки.

Дикари в панике отступили. Как только крейсер опустился в джунглях неподалеку, из него выскочили солдаты с атомными ружьями.

Гордон поднял с земли еще не пришедшую в себя Лианну, но тут же заметил, что Дерк Ундис держит его на прицеле пистолета. Прилетевшие облачники быстро приближались.

— Хелл Вонн! — поприветствовал Дерк Ундис коренастого, коротко стриженного капитана, бегущего впереди. — Вы подоспели вовремя!

— Похоже на то, — согласился тот, потрясенно глядя на вязкое живое желе, отползающее от места сражения. — Что за дьявольские создания напали на вас?

— Жители этой сумасшедшей планеты, — тяжело дыша, ответил Дерк Ундис. — Думаю, когда-то они были людьми, колонистами, но потом мутировали под действием радиации. У них странный цикл воспроизводства, они рождаются из живой лужи и, получив повреждение, возвращаются в нее, чтобы родиться вновь. Об этом можно поговорить и позже. Сейчас самое важное — поскорей убраться отсюда. Имперские эскадры уже наверняка прочесывают все пространство к западу от туманности.

Хелл Вонн кивнул:

— Шорр Кан приказал немедленно доставить Зарта Арна и Лианну в Облако. Нам лучше лететь на восток, сквозь туманность, а затем повернуть на юг, вдоль ее края.

Гордон наконец привел Лианну в чувство. Она с удивлением посмотрела на возвышающийся над лесом корабль и вооруженных облачников.

— Что случилось, Зарт? Это означает…

— Это означает, что мы возвращаемся в Облако, к Шорру Кану, — хрипло объяснил он.

Дерк Ундис резким жестом показал на новый корабль:

— Доставьте их обоих на «Мерл».

Внезапно Хелл Вонн замер:

— Стойте… вот дьявол!

С искаженным от ярости лицом он указал вверх.

С ярко сияющего неба на джунгли опускались четыре массивных силуэта. Не фрегаты-призраки, а тяжелые крейсеры с мощными батареями атомных пушек по бортам, украшенным изображениями пылающей кометы — герба Среднегалактической империи.

— Имперская эскадра! — отчаянно крикнул Хелл Вонн. — Мы в ловушке! Они заметили нас!

Гордон ощутил внезапный прилив надежды. Его рискованный план сработал, заставив одну из поисковых групп имперского флота направиться в этот мир.

Глава 20

ПРИГОВОР В ПЛЕЯДАХ

Имперские крейсеры устремились вниз.

— Быстрей на корабль! — яростно воскликнул Дерк Ундис. — Мы прорвемся между ними в космос!

— У нас нет шансов, они застали нас врасплох! — с мертвенно-бледным лицом произнес Хелл Вонн, но все же рванулся к кораблю.

Дерк Ундис вдруг остановился, выхватил атомный пистолет и обернулся к Гордону и Лианне.

Его глаза фанатично блестели.

— Тогда мы прикончим Зарта Арна и Лианну прямо здесь! Таков приказ Шорра Кана: что бы ни случилось с нами, эти двое не должны вернуться на Троон!

Не успел он договорить, как Гордон бросился на него. С появлением имперских крейсеров Гордону стало понятно, что в этой отчаянной ситуации облачник скорее убьет его и Лианну, чем упустит их.

Он успел напасть за мгновение до того, как Дерк Ундис направил на него оружие. Словно живой снаряд, Гордон налетел на облачника, отбросив его назад.

Хелл Вонн продолжал бежать к кораблю, на ходу выкрикивая приказы. Пока Дерк Ундис лежал на земле, Гордон схватил Лианну за руку и вместе с ней метнулся под защиту джунглей.

— Нам нужно продержаться всего несколько минут, — сказал он принцессе. — Имперские корабли сядут на планету и найдут нас.

— Хелл Вонн собирается атаковать их! — воскликнула Лианна, указывая вверх.

Оглушающе взревели генераторы, выпуская на свободу чудовищную энергию, и длинный тонкий силуэт «Мерла» — фрегата-призрака Хелла Вонна — умчался в светящееся небо.

Что бы Гордон ни думал об облачниках, трусами они не были. Понимая, что попался в ловушку и что его немедленно уничтожат за нарушение границ и нападение на имперский корабль, Хелл Вонн все же вступил в бой.

Атомные пушки «Мерла» непрерывно обстреливали снижавшиеся имперские корабли. Небо покрылось ослепительными вспышками взрывов.

Это была великолепная, но безнадежная атака одного фрегата-призрака против четырех тяжелых кораблей. Мощные батареи имперских крейсеров буквально осыпали «Мерл» атомными снарядами.

Распускающиеся огненные цветы на мгновение скрыли корабль облачников. Затем его изуродованный оплавленный корпус стремительно помчался вниз и разбился далеко в джунглях.

— Зарт, берегитесь! — крикнула вдруг Лианна и оттолкнула Гордона в сторону.

Атомная пуля просвистела над его головой и взорвалась в зарослях.

Дерк Ундис с искаженным злобой лицом стоял совсем рядом, снова поднимая оружие для выстрела. Лианна отчаянно ухватила его за руку.

Упрямый молодой облачник остался на планете, чтобы убить Гордона и принцессу.

— Будь я проклят, если не покончу с этим! — прорычал Дерк Ундис, грубо отбрасывая Лианну взмахом руки.

Гордон рванулся к нему. Когда землянин выкрутил руку облачнику, тот вскрикнул от боли, и атомный пистолет выпал из его пальцев. Но Дерк Ундис тут же пихнул Гордона коленом в живот, а затем ударил кулаком в лицо.

Охваченный яростью, Гордон даже не почувствовал удара. Он снова налетел на облачника и повалил на землю.

Прижатый спиной к стволу высокого золотистого дерева, Дерк Ундис сжал руки на горле врага.

У Гордона зашумело в ушах, свет померк перед глазами. Он ощупью ухватился за короткие черные волосы облачника и ударил его головой о дерево.

Лишь через несколько минут голос Лианны вырвал его из этой ревущей темноты.

— Все кончено, Зарт! Он мертв!

Жадно глотая воздух, Гордон постепенно приходил в себя. В голове прояснилось, и он понял, что все еще сжимает в руке волосы Дерка Ундиса.

Затылок облачника, которым Гордон раз за разом колотил по стволу, превратился в кровавое месиво.

Гордон встал на ноги, с трудом сдерживая тошноту. Он пошатнулся, и Лианна мгновенно подскочила к нему, чтобы поддержать.

— Лианна, я не заметил его. Если бы вы не закричали и не бросились на него, он бы меня убил.

Неподалеку прозвучал незнакомый строгий голос. Гордон неловко развернулся в его сторону.

Прямо к нему по освещенным мягким светом джунглям бежали с поднятыми ружьями солдаты в серой имперской форме. Один из крейсеров уже приземлился, остальные все еще висели над головой.

Молодой капитан с приятными чертами лица и цепким взглядом удивленно посмотрел на потрепанного Гордона и Лианну.

— Вы не похожи на облачников! Но вы были с ними.

Вглядевшись в окровавленное лицо Гордона, он шагнул вперед и ошеломленно воскликнул:

— Принц Зарт Арн!

Глазах капитана злобно сверкнули.

— Наконец-то мы вас поймали! И вместе с облачниками. Вы сбежали с Троона и переметнулись на их сторону!

Дрожь негодования пробежала по лицам собравшимся вокруг имперских солдат. В глазах каждого из них Гордон видел лишь смертельную ненависть.

— Я капитан имперского флота Дар Каррел. Вы арестованы за измену и убийство императора.

Как бы ни был потрясен этим обвинением Гордон, он нашел в себе силы ответить:

— Я не убивал Арна Аббаса! И не переходил на сторону облачников — они похитили меня, но я сбежал от них незадолго до того, как вы прилетели!

Он указал на труп Дерка Ундиса:

— Этот человек пытался убить меня, чтобы не дать мне убежать! А что привело вас на эту планету? Идущие отсюда неразборчивые стереосигналы, не так ли?

— Откуда вы знаете? — удивился Дар Каррел. — Да, это правда, наши связисты засекли сигнал, поступающий с незаселенной планеты, когда мы вели поиск к западу от туманности.

— Этот сигнал отправил Зарт! — вмешалась Лианна. — Он хотел привлечь внимание имперских кораблей.

Дар Каррел несколько растерялся:

— Но всем известно, что вы убили своего отца! Адмирал Корбуло видел, как вы это сделали. А потом вы сбежали с Троона.

— Я не сбежал, меня похитили! — с жаром возразил Гордон. — Все, о чем я прошу, — это доставить меня на Троон, чтобы я мог рассказать правду.

Такой неожиданный поворот совсем озадачил Дара Каррела.

— Вас, безусловно, доставят на Троон, чтобы предать суду, — сказал он Гордону. — Но простой капитан не может решать такие серьезные вопросы. Я возьму вас под стражу и доложу командиру.

— Разрешите мне поговорить по стерео с моим братом Джалом Арном! — нетерпеливо попросил Гордон.

Дар Каррел насторожился:

— Вы объявлены в розыск и обвиняетесь в тяжких преступлениях против империи. Я не могу позволить вам отправлять сообщения. Вы должны подождать, пока я не получу инструкции.

Он махнул рукой, и десяток солдат с атомными ружьями окружил Гордона и Лианну.

— Прошу вас немедленно пройти на корабль, — строго произнес молодой капитан.

Десять минут спустя крейсер улетел с этой ужасной планеты. Вместе с тремя другими имперскими кораблями он направился на запад через гигантскую туманность Ориона.

Гордон возбужденно ходил взад и вперед по каюте, в которую их поместили.

— Если бы мне разрешили предупредить Джала Арна об опасности и предательстве Корбуло! — возмущался он. — Когда нас доставят на Троон, может быть слишком поздно!

Лианна тоже выглядела обеспокоенной.

— Даже когда мы доберемся до Троона, непросто будет убедить Джала Арна в вашей невиновности.

Ее слова охладили гнев Гордона.

— Они должны мне поверить! Не смогут же они принять ложь Корбуло, когда я расскажу им правду?

— Надеюсь, что нет, — пробормотала Лианна и гордо добавила: — Я готова подтвердить ваши слова. Я все-таки принцесса Фомальгаута!

Время тянулось мучительно медленно, пока крейсеры бешено мчались прочь из туманности Ориона в открытый космос.

Обессилевшая Лианна вскоре заснула. Но Гордон не мог спать. Его нервы были туго натянуты, он чувствовал приближение финала грандиозной галактической игры, в которой сам оказался всего лишь пешкой.

Он должен убедить Джала Арна в правдивости своих слов. И сделать это быстро, ведь как только Шорр Кан узнает, что он бежал и рассказал правду, повелитель Облака начнет действовать.

У Гордона голова шла кругом. Чем все это кончится? Есть ли у него шансы распутать этот невероятный клубок и добраться на Землю, чтобы обменяться телами с настоящим Зартом Арном?

Наконец крейсеры замедлили скорость. Туманность Ориона теперь светилась далеко позади. А впереди раскинулось сверкающее звездное скопление Плеяды. И неподалеку от этого грандиозного маяка растянулась цепь крошечных искр.

Искры оказались кораблями. Возле Плеяд крейсировала эскадра Среднегалактической империи, одна из многих, оберегающих ее рубежи.

Лианна проснулась и теперь наблюдала, как крейсер медленно проходит мимо гигантских линкоров, мимо колонны внушительных крейсеров, тонких фрегатов-призраков, истребителей и разведчиков.

— Это очень большая эскадра, — удивленно пробормотала она.

— Почему нас держат здесь, не позволяя предупредить об опасности? — снова забеспокоился Гордон.

Крейсер пришвартовался бортом к флагманскому линкору, послышался лязг стыковочных механизмов.

В каюту вошел капитан Дар Каррел.

— Я получил приказ немедленно доставить вас на наш флагманский корабль «Этне».

— Сначала нужно связаться по стерео с Трооном и переговорить с императором! — воскликнул Гордон. — Капитан, мы должны сообщить ему важные сведения, которые могут спасти империю от гибели!

Дар Каррел решительно покачал головой:

— Мне приказано не передавать сообщений, а немедленно переправить вас на флагман. Полагаю, «Этне» отвезет вас прямо на Троон.

Гордон застыл, охваченный разочарованием: его надежда рухнула. Лианна дернула его за руку.

— Полет на Троон займет не так уж много времени, а потом вы сможете все рассказать, — подбодрила его принцесса.

Окруженные охранниками, они прошли к входному люку крейсера. Короткий трубчатый трап вел из него к линкору.

Под охраной солдат с линкора они переправились на флагман. Как только все оказались внутри корабля, трап тут же сбросили и перекрыли шлюз.

Гордон оглядел собравшихся в шлюзовой камере офицеров и охранников. Они смотрели на него с ненавистью, тоже считая его убийцей собственного отца и предателем империи.

— Я требую встречи с капитаном линкора! — раздраженно заявил он одному из лейтенантов.

— Он сейчас придет, — холодно ответил тот.

В коридоре раздался топот.

Гордон всем телом подался навстречу входящему, горячая мольба поскорее связаться с Трооном уже готова была слететь с его губ, но так и осталась непроизнесенной.

Этого коренастого, седоволосого мужчину с широким лицом и суровым взглядом Гордон слишком хорошо знал.

— Корбуло! — выдохнул он.

Адмирал Корбуло и глазом не моргнул. Его резкий голос хлестнул Гордона по ушам:

— Да, предатель, это я. Значит, вас обоих наконец-то поймали?

— И вы еще смеете называть меня предателем! — едва не задохнулся от возмущения Гордон. — Да вы сами гнуснейший предатель за всю историю…

Чен Корбуло хладнокровно повернулся к высокому, смуглому арктурианцу, вошедшему вместе с ним и свирепо смотревшему на Гордона.

— Капитан Марланн, не вижу никакой необходимости отправлять этого убийцу и его сообщницу на Троон для судебного разбирательства. Я сам видел, как они убивали Арна Аббаса. Как командующий флотом империи, я признаю их виновными и приказываю немедленно казнить, согласно космическому праву!

Глава 21

МЯТЕЖ В КОСМОСЕ

Потрясенный Гордон увидел мрачное торжество на лице Чена Корбуло и мгновенно осознал, что произошло.

Как командующий флотом, Корбуло получил рапорт о поимке Гордона и Лианны. Предатель понимал, что не может позволить Гордону вернуться на Троон с такими новостями. Поэтому он приказал доставить пленников на борт флагманского корабля, чтобы покончить с ними, прежде чем они успеют что-либо рассказать.

Гордон в отчаянии вглядывался в лица окружавших его людей:

— Вы должны мне поверить! Я не предатель! Корбуло сам убил моего отца и теперь хочет отдать империю в руки Шорра Кана!

Однако в лицах офицеров он прочел лишь суровое, холодное неверие и жгучую ненависть. И тут Гордон разглядел среди них краснокожее грубое лицо Хелла Беррела, того самого антаресианца, который спас его от облачников на Земле. Гордон вспомнил, что теперь капитан назначен адъютантом командующего.

— Хелл Беррел, уж вы-то должны мне поверить! — умоляюще произнес Гордон. — Вы ведь знаете, что Шорр Кан уже пытался похитить меня.

Антаресианец нахмурился:

— Я считал, что так и было. Тогда я еще не подозревал, что вы заключили с ним тайный союз и что все это оказалось лишь обманом.

— Уверяю вас, это не было обманом! — воскликнул Гордон. — Корбуло пускает вам всем пыль в глаза.

— Зарт говорит правду! — подтвердила побледневшая Лианна, сверкнув серыми глазами. — Корбуло — предатель!

Чен Корбуло решительно махнул рукой:

— Довольно с нас этой дикой лжи. Капитан Марланн, проследите, чтобы их выбросили в открытый космос. Это самый милосердный способ казни.

Охранники шагнули вперед. Гордон ощутил всю горечь отчаяния, но довольная ухмылка в глазах Корбуло заставила его предпринять последнюю попытку.

— Корбуло дурачит вас всех! — негодующе заявил он. — Почему он так настаивает на том, чтобы казнить нас немедленно, вместо того чтобы отправить на Троон для судебного разбирательства? Потому что он хочет заставить нас замолчать! Мы слишком много знаем!

Гордон заметил, что его слова произвели впечатление. Хелл Беррел и другие офицеры заколебались.

Антаресианец вопросительно взглянул на Корбуло:

— Прошу прощения, адмирал, если я превышаю свои полномочия. Но, возможно, было бы правильнее доставить пленников на Троон, чтобы их судили уже там.

Капитан линкора, смуглый арктурианец Валь Марланн, поддержал Хелла Беррела:

— В конце концов, Зарт Арн происходит из императорского рода. А принцесса Лианна — полноправный правитель своего королевства.

— Эта расправа приведет к тому, что Фомальгаут разорвет союз с империей, — быстро добавила Лианна. — Не забывайте об этом!

Широкое лицо Чена Корбуло застыло в гневной гримасе. Он уже решил, что Гордона и Лианну ничто не спасет, и эта небольшая задержка рассердила его.

Раздражение толкнуло адмирала на неверный шаг. Он попытался решительно подавить протесты.

— Незачем отправлять этих грязных предателей и убийц на Троон! — рявкнул он. — Мы казним их немедленно. Выполняйте приказ!

Гордон воспользовался возможностью еще раз обратиться к офицерам с горячей мольбой:

— Видите? Корбуло не может допустить, чтобы мы рассказали на Трооне все, что знаем! Неужели он даже не сообщил о нас императору?

На каменном лице Хелла Беррела появилось беспокойство. Он обернулся к молодому офицеру-землянину:

— Берлин, вы ведь связист. Скажите, императору доложили о поимке Зарта Арна?

Корбуло взорвался от ярости:

— Беррел, как вы смеете сомневаться в моих решениях?! Я сотру вас в порошок, черт возьми!

Молодой землянин Берлин посмотрел на разгневанного адмирала, а затем нерешительно ответил Хеллу Беррелу:

— Никаких сообщений на Троон мы не отправляли. Адмирал приказал мне не упоминать о захвате пленников.

— Неужели и это не заставит вас наконец задуматься? — обратился Гордон к нахмурившимся офицерам. — Почему Корбуло сохранил происшествие в тайне от моего брата? Он понимает, что Джал Арн прикажет доставить нас на Троон, но не может допустить этого. Мы не просим о помиловании, — срывающимся голосом добавил он. — Пусть меня казнят, если я виновен. Все, о чем я прошу, — чтобы меня судили на Трооне. Если Корбуло отказывается отправить меня туда, то лишь потому, что он сам и есть предатель, как я и говорил.

Выражение лиц офицеров начало меняться: Гордону наконец-то удалось пробудить в них сомнения.

— Вы погубите весь флот империи, если позволите этому предателю и дальше командовать! — настаивал он. — Корбуло вступил в сговор с Шорром Каном. Если вы не отправите меня на Троон, чтобы я мог доказать это, флот и империя обречены!

Хелл Беррел оглянулся на сослуживцев, а затем посмотрел на Чена Корбуло:

— Адмирал, мы вовсе не хотим проявлять неуважение к вам. Но просьба Зарта Арна о судебном разбирательстве кажется нам разумной. Его необходимо доставить на Троон.

Остальные офицеры гулким хором поддержали его слова. Как бы глубоко ни укоренилась в них дисциплина, сомнения и страх за империю оказались сильнее.

Корбуло побагровел от ярости:

— Беррел, вы арестованы! Черт возьми, за неподчинение приказу вы отправитесь в открытый космос вслед за этими преступниками! Охрана, взять его!

Высокий смуглый капитан Валь Марланн шагнул вперед:

— Охрана, стоять! Адмирал Корбуло, хоть вы и командующий флотом, но на «Этне» капитан я. И я согласен с Беррелом: мы не можем казнить пленников без суда.

— Марланн, вы больше не капитан «Этне»! — разбушевался Корбуло. — Я отстраняю вас от должности и принимаю командование кораблем на себя.

Валь Марланн застыл на месте и заявил с открытым вызовом:

— Адмирал, если окажется, что я ошибся, я готов нести всю ответственность за последствия. Но, клянусь небом, все это чертовски плохо пахнет! Мы отправляемся на Троон, чтобы выяснить, в чем дело.

Гордон услышал, как остальные офицеры согласно зашумели. И Чен Корбуло услышал тоже.

Его лицо посерело, и он выругался от бессильной ярости.

— Хорошо, летим на Троон! И когда я отправлю вас под трибунал, вы пожалеете о том, что забыли о дисциплине. Неподчинение командиру в открытом космосе! Вы ответите за это!

Вне себя от ярости, адмирал резко развернулся и вышел в коридор.

Беррел и прочие офицеры в задумчивости переглянулись. Валь Марланн мрачно сказал Гордону:

— Принц Зарт, вы предстанете перед судом на Трооне, как и просили. Но если вы солгали, это будет стоить мне головы.

— Это должно быть правдой! — заявил Хелл Беррел. — Я никогда не понимал, зачем Зарту Арну понадобилось убивать своего отца. И почему Корбуло так настаивал на немедленной казни, если ему нечего скрывать?

В этот момент из репродукторов по всему судну раздался громкий голос:

— Всем, кто меня слышит! Говорит адмирал Корбуло! На «Этне» мятеж! Его зачинщики: капитан Валь Марланн, его старшие офицеры, мой адъютант Хелл Беррел, а также принц Зарт и принцесса Лианна! Приказываю всем верным мне людям арестовать мятежников!

Голубые глаза Хелла Беррела вспыхнули ледяным светом.

— Он поднимает против нас весь корабль! Валь, проберитесь на пост внутренней связи и остановите своих людей! Вы сможете их убедить!

Офицеры ринулись в коридор, ведущий вглубь линкора.

— Лианна, оставайтесь здесь! — крикнул Гордон. — Может начаться схватка!

Он побежал следом за Хеллом Беррелом и другими офицерами. Где-то впереди нарастал шум.

Весь огромный корабль внезапно охватил хаос: звенели сигналы тревоги, из репродукторов доносились крики, по коридорам гулко стучали шаги.

Экипаж, бросившийся было выполнять приказ командующего, теперь был сбит с толку противоречивыми распоряжениями. Тех, кто все же попытался арестовать Марланна и других офицеров, тут же атаковали их товарищи, оставшиеся верными капитану корабля.

Большая часть экипажа не успела вооружиться. Вместо атомных пистолетов в ход пошли кулаки и самодельные дубинки. В кубриках, на орудийных палубах, в коридорах — повсюду вспыхивали стычки.

Гордон вместе с Хеллом Беррелом и Валем Марланном бросились в самую гущу дерущихся в главном коридоре средней палубы.

— Я должен пройти к посту связи! — воскликнул Валь Марланн. — Помогите мне прорваться туда!

Гордон и мощный антаресианец, а также молодой связист Берлин помчались за ним и погрузились в бешеную схватку.

Они прорвались, но потеряли по дороге Хелла Беррела, застрявшего в общей драке.

Валь Марланн подошел к микрофону:

— Внимание, говорит капитан Марланн! Немедленно прекратите беспорядки! Сообщение о мятеже было фальшивкой, уловкой врага! Выполняйте приказ!

Сквозь шум борьбы откуда-то издалека донесся мощный вой, и Берлин схватил Гордона за руку.

— Это стереопередатчик! — вокликнул молодой офицер. — Корбуло хочет вызвать на помощь другие корабли!

— Нужно остановить его! — ответил Гордон. — Показывайте дорогу!

Они помчались вперед по коридору, затем свернули в поперечный проход и поднялись по трапу на верхнюю палубу.

Грохочущие из репродукторов приказы капитана Марланна быстро успокоили волнения на корабле. Экипаж знал его голос лучше, чем чей-либо другой. Давняя привычка заставила их подчиниться.

Берлин и Гордон ворвались в большой зал, заполненный вакуумными трубками и гудящими генераторами. Двое техников с растерянным видом замерли у панели управления.

Чен Корбуло, зажав в руке атомный пистолет, стоял на передаточной пластине и торопливо, но громко отдавал распоряжения:

— Приказываю всем находящимся поблизости линкорам немедленно выслать штурмовые группы на «Этне» и восстановить порядок! Арестовать…

Краем глаза Корбуло заметил, как в зал ворвались Гордон со связистом. Он быстро развернулся и выстрелил из пистолета.

Адмирал целился в Гордона, но Берлин рванулся вперед и прикрыл его своей грудью.

Гордон споткнулся об упавшее тело молодого землянина. Это спасло его от повторного выстрела Корбуло. Пуля пролетела прямо над головой.

Падая, Гордон перекатился вперед, схватил Корбуло за ноги и опрокинул его на пол.

Техники подбежали к ним и оттащили Гордона от адмирала. Но мгновенно ослабили хватку, как только разглядели его лицо.

— Бог мой, это же принц Зарт Арн! — воскликнул один.

Уважение к императорскому дому сбило техников с толку. Гордон вырвался из их рук и выхватил пистолет из кобуры Берлина.

Корбуло в дальнем углу зала уже встал на ноги и снова поднял оружие.

— Вы никогда не попадете на Троон! — проревел он. — Потому что…

Сидя на корточках, Гордон поспешно выстрелил. Атомная пуля, пущенная скорее наугад, чем прицельно, угодила в шею Корбуло и взорвалась. Адмирал отлетел назад, будто сбитый ударом гигантской руки.

В стереорубку ворвались Валь Марланн и Хелл Беррел вместе с другими офицерами. Огромный корабль, казалось, внезапно затих.

Марланн наклонился к изуродованному взрывом телу Корбуло:

— Мертв!

Раскрасневшийся и тяжело дышащий Хелл Беррел угрюмо сказал Гордону:

— Мы убили нашего адмирала. Да поможет нам бог, если ваши слова окажутся ложью, принц Зарт!

— Я сказал правду, — прохрипел потрясенный Гордон. — И Корбуло был лишь одним из многих предателей, служащих Шорру Кану. Я докажу это на Трооне.

Неожиданно на приемной пластине стереоаппарата появилась фигура смуглого центаврианца.

— Говорит вице-адмирал Рои Гирон с «Шаара»! Что за чертовщина творится у вас на «Этне»? Мы посылаем на ваш корабль штурмовую группу по приказу адмирала Корбуло.

— Не нужно никого посылать! — быстро ответил Валь Марланн. — Мы немедленно летим на Троон.

— Что это значит? — взревел вице-адмирал. — Дайте мне переговорить с самим адмиралом Корбуло!

— Это невозможно… Он мертв, — ответил Хелл Беррел. — Он предал нас и работал на Облако. На Трооне мы докажем, что это правда.

— Значит, это все-таки мятеж? — воскликнул Рон Гирон. — Вы останетесь на месте и примете штурмовую группу, которая арестует вас. Иначе мы откроем огонь!

— Если вы откроете огонь по «Этне», то лишите империю последнего шанса сорвать план Шорра Кана, — возразил Валь Марланн. — Мы рискнули своей жизнью, поверив тому, что рассказал нам принц Зарт Арн. И мы отвезем его на Троон.

Гордон решил сам обратиться к рассвирепевшему вице-адмиралу и шагнул вперед:

— Адмирал Гирон, они говорят правду. Дайте нам шанс спасти империю от гибели!

Гирон пришел в замешательство:

— Это полное безумие! Корбуло обвинили в измене и убили, Зарт Арн вернулся…

Наконец он принял решение:

— Это выше моего понимания, но на Трооне со всем разберутся. Чтобы убедиться, что вы долетите туда, «Этне» будут сопровождать четыре линкора. Они получат приказ уничтожить вас, если вы попытаетесь попасть куда-то еще, кроме Троона!

— Это все, о чем мы просим! — воскликнул Гордон. — Еще я хочу предупредить вас. Лига может напасть в любой момент. Я знаю, что это произойдет, и очень скоро.

Адмирал Гирон застыл в изумлении:

— Чертовски плохая новость! Но мы уже подготовились к этому Я свяжусь с императором и доложу ему обо всем.

Изображение Гирона пропало. В иллюминаторах было видно, как четыре больших линкора занимают позиции по сторонам от «Этне».

— Мы стартуем на Троон немедленно, — объявил Валь Марланн. — Я отдаю приказ.

Как только капитан ушел, по всему кораблю включились репродукторы и зазвенел сигнал тревоги.

— Я все еще считаюсь пленником? — задал вопрос Гордон.

— Нет, гореть мне в аду! — воскликнул Хелл Беррел. — Если вы сказали нам правду, нет никаких причин держать вас под арестом. Если же вы солгали, то мы все отправимся под трибунал и будем казнены!

Гордон встретил Лианну в коридоре, девушка сама искала его. Он вкратце рассказал ей, что произошло.

— Корбуло мертв? Одной опасностью меньше! — хладнокровно заявила она. — Но теперь, Зарт, наша жизнь и судьба империи зависит от того, сможем ли мы доказать вашему брату, что это все правда.

Могучий линкор тяжело сдвинулся с места, а его ходовые генераторы оглушительно взревели.

Через несколько минут «Этне» в сопровождении четырех грозных линкоров уже мчался сквозь звездное пространство к Троону.

Глава 22

ГАЛАКТИЧЕСКИЙ КРИЗИС

Огромный ярко-белый Канопус запылал в усеянном звездами небе во всем своем великолепии. Пять линкоров приближались к нему, быстро уменьшая скорость.

Гордон снова любовался с мостика корабля величественным светилом и прекрасной зеленой планетой Троон. Но сколько же всего произошло с момента его первого прилета в столицу империи!

— Мы приземлимся через два часа, — сообщил Хелл Беррел и мрачно добавил: — Нас ждет целая комиссия. Ваш брат предупрежден о нашем прибытии.

— Я прошу лишь, чтобы мне дали возможность доказать свою правоту Джалу, — заявил Гордон. — Уверен, мне удастся его убедить.

У него неприятно засосало под ложечкой, потому что на самом деле он не испытывал полной уверенности. Все зависело от одного человека. Разве можно точно предсказать, какое он примет решение?

Каждый день, каждый час стремительного полета через всю империю Гордона терзали неотвязные сомнения. Он плохо спал, мало ел, снедаемый растущей тревогой.

Он обязан убедить Джала Арна! Когда он это сделает, когда разоблачат всех предателей, империя будет готова отразить нападение Облака. Гордон исполнит свой долг и сможет отправиться на Землю, чтобы обменяться телами с Зартом Арном. Настоящий принц вернется и поможет защитить империю.

Однако мысли об этом обмене причиняли Гордону страшную боль. Ведь, вернувшись в свое время, он навсегда потеряет Лианну.

Принцесса появилась на мостике как раз в тот момент, когда он подумал о ней. Она встала рядом, глядя на звезды и ободряюще сжимая тонкими пальцами его ладонь.

— Зарт, ваш брат обязательно поверит вам… Не сомневаюсь, что так и будет.

— Нужны доказательства, — проворчал Гордон. — Лишь один человек может подтвердить мои слова. Все зависит от того, слышал ли он о смерти Корбуло и о моем возвращении, а если слышал, то успел ли сбежать.

Мучительная неопределенность только усилилась, когда пять линкоров устремились к Троону.

В столице была ночь. В свете двух плывущих по небу лун мерцали сказочные Хрустальные горы и Серебристое море. Сверкающие башни гордо уходили ввысь, отбрасывая в мягком свете кружевные тени.

Корабль грузно приземлился на военном космодроме. Как только Гордон вместе с Лианной, Хеллом Беррелом и капитаном Валем Марланном вышел из «Этне», их окружили вооруженные охранники.

Два офицера в сопровождении Орта Бодмера двинулись им навстречу. Главный советник взглянул на Гордона, и на его худом лице отразилось глубокое беспокойство.

— Какое печальное возвращение, ваше высочество! — дрогнувшим голосом произнес он. — Помоги вам бог доказать свою невиновность!

— Джал Арн сохранил в тайне наше возвращение и то, что случилось в Плеядах? — быстро спросил Гордон.

Орт Бодмер кивнул.

— Его величество примет вас сегодня. Нам придется пройти во дворец по тоннелю. Должен предупредить, что охранники получили приказ стрелять, если кто-либо из вас окажет сопротивление.

Их быстро обыскали, а затем повели к тоннелю. Охранники вошли в капсулу вместе с ними. По дороге они никого больше не видели, доступ на космодром был запрещен.

Машина стремительно неслась по поворотам тоннеля. Все происходящее казалось Гордону сном. Слишком многое успело случиться с ним за слишком короткое время. Рассудок был не в силах справиться со всем этим. Но теплая ладонь Лианны в его руке продолжала связывать Гордона с реальностью, придавая ему сил перед новым испытанием.

Оказавшись во дворце, они прошли по опустевшим коридорам в тот кабинет, где Гордон впервые встретился с Арном Аббасом.

Теперь за столом сидел Джал Арн. Его красивое лицо превратилось в неподвижную маску. Холодный бесстрастный взгляд пробежался по Гордону, Лианне и двум капитанам.

— Бодмер, пусть охранники постоят за дверью, — велел он советнику невыразительным тоном.

Орт Бодмер замялся на мгновение:

— У пленных нет оружия. Но может быть…

— Делайте, как я велел, — раздраженно сказал Джал Арн. — Не бойтесь, я вооружен. Меня мой брат убить не сможет.

Обеспокоенный главный советник вышел вслед за охранниками и закрыл дверь.

Гордона обожгло обидой, и он на мгновение утратил чувство реальности.

— Это и есть правосудие империи? — негодующе воскликнул он, шагнув к Джалу Арну. — Правосудие, осуждающее человека, не выслушав его оправданий.

— Оправданий? Свидетели видели, как ты убил нашего отца! — взревел Джал Арн, поднимаясь. — Корбуло застал тебя на месте преступления, а теперь ты и его тоже убил!

— Джал Арн, это неправда! — вступилась за Гордона Лианна. — Вы должны выслушать Зарта!

Император хмуро взглянул на нее:

— Лианна, вас я ни в чем не обвиняю. Вы любите Зарта и не по своей воле оказались втянуты во все это. Но что касается моего ученого брата, которого я когда-то любил, брата, который все это время замышлял измену и посмел поднять руку на нашего отца…

— Ты выслушаешь меня или нет? — яростно перебил его Гордон. — Ты бросаешь мне свои грязные обвинения, не давая возможности ответить!

— Я уже слышал твой ответ, — проскрежетал Джал Арн. — Вице-адмирал Гирон сообщил мне, что ты вернулся и обвинил Корбуло в предательстве, чтобы оправдать собственные черные преступления.

— Я могу доказать, что так и было, если ты дашь мне шанс! — заявил Гордон.

— Какие у тебя могут быть доказательства? — взвился Джал Арн. — Какие доказательства, черт возьми, могут перевесить твое бегство, свидетельство Корбуло и присланные тебе от Шорра Кана секретные сообщения?

Гордон понял, что наступил решающий момент, от которого зависит его жизнь.

Хриплым голосом он рассказал, как Корбуло предложил ему сбежать вместе с Лианной, и о том, что побег совпал по времени с убийством Арна Аббаса.

— Все было подстроено так, чтобы казалось, будто я совершил убийство и бежал, — подчеркнул Гордон. — Корбуло сам убил нашего отца, а затем заявил, что видел, как это сделал я. Он же прекрасно знал, что я уже далеко и не смогу опровергнуть эти обвинения.

Он торопливо перешел к тому, как еще один предатель, сириусианский капитан, увез его с Лианной в Облако. Затем, не вдаваясь в подробности, объяснил, что сумел убедить Шорра Кана в своем согласии перейти на сторону облачников, и в конце концов правитель Облака позволил ему лететь на Землю. Гордон не хотел и не мог признаться, что вся его уловка строилась на том, что на самом деле он вовсе не Зарт Арн. Он обязан был умолчать об этом.

Гордон закончил свой короткий рассказ и увидел, что черная туча недоверия не исчезла с лица Джала Арна.

— Слишком фантастическая история! И в ней нет никаких доказательств, кроме твоих слов и слов влюбленной девушки. А ты уверял, что можешь чем-то подтвердить свои вымыслы!

— Могу, если мне дадут возможность, — убежденно ответил Гордон и продолжил: — Корбуло не единственный предатель, занимающий высокое положение в империи. Сам Шорр Кан признался мне, что завербовал много агентов, хотя и не назвал их имена. Но одного из них я знаю. Это Терн Эльдред, сириусианский капитан, который увез нас в Облако! Он может подтвердить мои слова, если я заставлю его заговорить!

Джал Арн хмуро взглянул на Гордона, затем нажал на клавишу встроенного в стол селектора и произнес:

— Штаб флота? Говорит император. Есть ли у нас капитан по имени Терн Эльдред, сириусианец? Выясните, где он сейчас находится. Если на Трооне, немедленно отправьте его ко мне под охраной.

Гордон ждал со все возрастающим напряжением. Если сириусианец сейчас в далеком космосе, если он как-то узнал о последних событиях и успел сбежать…

Наконец из селектора раздался резкий голос:

— Терн Эльдред найден. Его крейсер только что вернулся с патрулирования. Он уже направляется к вам.

Через полчаса дверь отворилась, и вошел Терн Эльдред. На зеленоватом лице сириусианца застыло удивленное выражение. Затем его взгляд упал на Гордона и Лианну.

— Зарт Арн! — ошеломленно воскликнул он и отшатнулся.

Его рука потянулась к кобуре, но та была пуста.

— Не ожидали увидеть нас здесь? — усмехнулся Гордон. — Вы думали, что мы все еще находимся в Облаке, куда вы нас доставили?

Терн Эльдред мгновенно вернул самообладание и посмотрел на Гордона с притворным недоумением:

— Не понимаю, о чем вы говорите! Об Облаке?

— Зарт утверждает, что вы насильно отвезли его и Лианну на Талларну, — отрывисто произнес Джал Арн. — Он обвиняет вас в предательстве и в сговоре с Шорром Каном.

Лицо сириусианца вытянулось в превосходно разыгранном негодовании.

— Это ложь! Я не видел принца Зарта Арна и принцессу с самого Праздника лун.

Джал Арн жестко посмотрел на Гордона:

— Зарт, ты сказал, что можешь доказать свои обвинения. Пока я слышал только твои слова против его слов.

— А мое слово для вас ничего не значит? — возмущенно прервала его Лианна. — По-вашему, принцесса Фомальгаута способна лгать?

Джал Арн с хмурым видом обернулся к ней:

— Лианна, я знаю, что ради Зарта Арна вы можете солгать, даже если ни для кого другого во Вселенной этого не сделаете.

Гордон ожидал, что сириусианец станет отпираться. Но он надеялся, что правильно оценил характер этого человека и сможет вытянуть из него правду.

Сдерживая гнев, он шагнул вперед, заглянул капитану в глаза и неторопливо проговорил:

— Терн Эльдред, игра окончена. Корбуло мертв, план Шорра Кана скоро будет раскрыт. У вас нет никаких шансов скрыть свою причастность. И когда она будет подтверждена, вас казнят.

Сириусианец начал было протестовать, но Гордон решительно продолжал:

— Я знаю, о чем вы думаете. Вам кажется, что вы сможете выйти сухим из воды, если будете до конца стоять на своем. Вы понимаете, что это ваш единственный шанс спасти свою шкуру. Но из этого ничего не выйдет! И вот по какой причине: когда ваш крейсер «Маркаб» доставил нас в Облако, на нем был полный экипаж. Я знаю, эти офицеры и солдаты подкуплены, что они поддержат вас и не сознаются, что летали в Облако. Поначалу они будут все отрицать. Но когда на них как следует надавят, обязательно найдется хотя бы один слабый человек, который во всем признается, чтобы сохранить себе жизнь.

В первый раз с начала разговора во взгляде сириусианца промелькнуло сомнение. Тем не менее Терн Эльдред сердито покачал головой:

— Принц Зарт, вы опять говорите какую-то чепуху! Если хотите допросить моих людей с «Маркаба», пожалуйста. Их слова докажут, что вы солгали.

Гордон продолжал наседать, его голос звенел от напряжения:

— Терн Эльдред, вам не удастся выкрутиться! Вы знаете, что кто-то из них сознается. И это станет для вас приговором. У вас есть только одна возможность спастись. Вы должны назвать других офицеров и чиновников, участвующих в заговоре и работающих на Шорра Кана. Скажите нам их имена, и вы сможете без помех покинуть империю.

— Я не согласен на такие условия! — решительно вмешался Джал Арн. — Если этот человек предатель, он должен понести наказание.

Гордон повернулся к нему:

— Джал, послушай! Этот человек заслуживает смерти за предательство. Но что для нас важней: наказать его или спасти империю от гибели?

Его аргументы поколебали уверенность Джала Арна. Император нахмурился и размеренно произнес:

— Хорошо, я обещаю отпустить его, если он во всем признается и назовет имена сообщников.

— Терн Эльдред, это ваш последний шанс! — снова обратился Гордон к сириусианцу. — Если вы не захотите спасти себя сейчас, то не сможете уже никогда!

Он все поставил на холодный прагматизм сириусианца — амбициозного, эгоистичного человека, думающего только о собственной выгоде.

И Гордон победил в этой игре. Угроза неизбежного разоблачения, с одной стороны, и возможность спасти свою шкуру — с другой, сломали упорство Терна Эльдреда.

— Император дал слово, что позволит мне уйти безнаказанным, так? — хриплым голосом напомнил он.

— Значит, вы участвовали в заговоре? — рассвирепел Джал Арн. — Но я сдержу свое слово. Если вы назовете ваших сообщников, вас отпустят, как только мы арестуем их и проверим правдивость ваших показаний.

Мертвенно-бледный Терн Эльдред попытался усмехнуться:

— Я знаю, что попал в западню, и будь я проклят, если пожертвую собой ради Шорра Кана. Он не сделал бы этого ради меня. Принц Зарт сказал правду. Чен Корбуло был вожаком группы офицеров и чиновников, собиравшихся предать империю. Корбуло убил Арна Аббаса и приказал мне увезти Зарта вместе с Лианной, чтобы обвинить его в преступлении. Все было именно так, как рассказал принц.

Все поплыло перед глазами у Гордона. Он ссутулился, чувствуя, как спадает невыносимое напряжение последних дней.

Теплые руки Лианны обняли его.

— Зарт, я знала, что вы сумеете оправдаться! — с облегчением воскликнула она.

Хелл Беррел и Валь Марланн взволнованно хлопали его по спине.

Джал Арн, с бледным как смерть лицом, подошел к Гордону.

— Зарт, сможешь ли ты когда-нибудь забыть о том, что я подозревал тебя? — хрипло произнес он. — Великий космос, откуда мне было знать? Никогда не прощу себе!

— Джал, все в порядке, — запинаясь, ответил Гордон. — Что еще ты мог думать, если все было так хитро спланировано?

— Скоро вся империя узнает правду, — пообещал Джал Арн и повернулся к Терну Эльдреду. — Но сначала нужно выяснить имена других предателей.

Сириусианец подошел к столу и долго писал что-то на листе, а затем молча протянул его Джалу Арну, который уже вызвал охранников.

— Вас будут содержать под стражей до тех пор, пока эта информация не подтвердится, — строго объявил он Терну Эльдреду. — Затем я выполню свое обещание. Вы получите свободу, но клеймо предателя будет следовать за вами до самых отдаленных звезд.

Когда охранники увели сириусианца, Джал Арн пробежал глазами по списку предателей и ошеломленно воскликнул:

— Бог мой, вы только взгляните!

Первым именем в списке стоял Орт Бодмер, главный советник императора.

— Бодмер — предатель? Это невозможно! — негодовал Джал Арн. — Терн Эльдред просто оклеветал его в отместку за какую-то обиду.

Гордон нахмурился:

— Может быть, и так. Но не забывай, что Корбуло мы доверяли не меньше, чем Орту Бодмеру.

Джал Арн плотно сжал губы, а затем резко произнес в селектор:

— Передайте советнику Бодмеру, чтобы он немедленно зашел ко мне.

— Советник Бодмер вышел из приемной, — тут же донесся ответ. — Мы не знаем, куда он направился.

— Найдите его и доставьте сюда! — приказал Джал Арн.

— Он решил бежать, когда увидел, как привели для допроса Эльдреда! — воскликнул Гордон. — Джал, он знал, что сириусианец его выдаст.

Джал Арн потрясенно опустился в кресло:

— Бодмер — предатель! Вероятно, так оно и есть. Взгляни на другие имена: Бирн Ридим, Коррел Кэн, Ион Роллори — люди, которым я полностью доверял.

— Ваше величество, мы не смогли отыскать во дворце Орта Бодмера, — доложил начальник охраны. — Никто не видел, как он выходил, но его нигде нет.

— Разошлите всем приказ арестовать его, — распорядился Джал Арн и передал охраннику список имен. — Этих людей тоже немедленно арестуйте. Но сделайте это так, чтобы не привлекать внимания. — Он бросил измученный взгляд на Гордона и Лианну. — Все эти предательства уже начали расшатывать империю. А южные королевства до сих пор колеблются! Вчера вечером их послы запросили у меня срочной аудиенции. Боюсь, они намерены разорвать союз с империей.

Глава 23

ТАЙНА ИМПЕРИИ

Гордон заметил, что Лианна едва не валится с ног от усталости.

— Лианна, вы, наверное, чуть живы после всех этих передряг! — укоряя себя, воскликнул он.

Девушка попыталась улыбнуться:

— Признаться, я не отказалась бы немного отдохнуть.

— Лианна, капитан Беррел проводит вас в ваши покои, — распорядился Джал Арн. — Я хочу, чтобы Зарт был со мной, когда придут послы южных королевств. Пусть они увидят, что императорская семья воссоединилась. Разумеется, вы оба и все ваши люди полностью оправданы от обвинений в мятеже, — добавил он, обернувшись к Хеллу Беррелу и Валю Марланну. — Я ваш вечный должник за помощь в разоблачении Корбуло и спасении моего брата.

Когда капитаны вместе с Лианной вышли из кабинета, Гордон устало опустился на стул. Он все еще не мог прийти в себя после длительного напряжения.

— Зарт, я бы с радостью дал тебе отдохнуть, — сказал Джал Арн. — Но ты и сам понимаешь, как важно сохранить союз с южными королевствами в момент кризиса. Будь проклят этот Шорр Кан!

Слуга принес саквы. Обжигающая жидкость прочистила отупевший мозг Гордона и прибавила сил его усталому телу.

Церемониймейстер открыл дверь в кабинет и низко поклонился:

— Послы королевств Полярной Звезды, Лебедя, Персея, Кассиопеи и баронов Скопления Геркулеса!

Наряженные в парадные одежды визитеры изумленно остановились, увидев рядом с Джалом Арном Гордона.

— Принц Зарт! — воскликнул пухлый посол Скопления Геркулеса. — Но мы слышали…

— Мой брат полностью оправдан, а настоящие предатели арестованы, — оборвал его Джал. — В ближайшее время об этом будет объявлено публично. — Он пробежался взглядом по лицам вошедших. — Господа, с какой целью вы просили об этой аудиенции?

Посол Геркулеса посмотрел на мрачного пожилого коллегу из королевства Полярной Звезды:

— Ту Шал будет говорить от нашего имени.

Пожилой посол шагнул вперед. На его морщинистом лице читалось глубокое беспокойство.

— Ваше величество, Шорр Кан только что предложил нашим королевствам союзный договор с Лигой Темных Миров. Он заявляет, что мы обрекаем себя на гибель, продолжая цепляться за союз с империей.

— Он сделал точно такое же предложение нашим баронам, — добавил посол Геркулеса, — убеждая нас не присоединяться к империи.

Джал Арн бросил тревожный взгляд на Гордона:

— То есть Шорр Кан поставил вам ультиматум? Это означает, что он уже почти готов нанести удар.

— Никого из нас не прельщает тирания Шорра Кана, — продолжил Ту Шал. — Мы предпочли бы остаться на стороне империи, поддерживающей мир и союзные отношения. Но он сказал, что Лига накопила огромные силы и обладает новым оружием, с помощью которого уничтожит все на своем пути, когда начнется война.

Глаза Джала Арна грозно сверкнули.

— Значит, вы считаете, что он способен победить империю, хотя мы в случае необходимости можем применить Разрушитель?

— Именно так, ваше величество! — подтвердил Ту Шал. — Говорят, что Разрушитель ни разу не пускали в ход с тех давних времен и он настолько опасен, что вы не отважитесь использовать его снова. Боюсь, что наши королевства откажутся от своих союзнических обязательств перед империей, если вы не докажете, что это неправда. Если вы не докажете нам, что действительно готовы применить Разрушитель.

Отвечая, Джал Арн пристально смотрел им в глаза. Его тихие торжественные слова в небольшом кабинете прозвучали отстраненно и невероятно грозно.

— Ту Шал, Разрушитель обладает ужасающей силой. Не буду скрывать, что он чрезвычайно опасен для Галактики. Но один раз его уже применяли, когда много веков назад к нам вторглись магелланяне. И если будет необходимо, мы снова пустим его в ход! Мой отец умер, но и Зарт, и я сам способны выпустить на свободу эту силу. И мы ее выпустим. Мы скорее рискнем расколоть на куски Галактику, чем позволим Шорру Кану установить свою тиранию в свободных мирах!

Ту Шал выглядел теперь еще более обеспокоенным, чем прежде.

— Но, ваше величество, наши короли требуют, чтобы вы показали нам работу Разрушителя, и тогда они поверят в его реальность!

Лицо Джала Арна помрачнело.

— Я бы предпочел никогда не извлекать Разрушитель из хранилища и не использовать его. Но возможно, будет лучше, если я исполню вашу просьбу. — Его глаза грозно сверкнули. — Когда Шорр Кан узнает, что мы все еще владеем этой силой, и увидит, на что она способна, он крепко подумает, перед тем как развязать галактическую войну.

— Значит, вы намерены показать его нам? — спросил посол Геркулеса с испуганной гримасой на круглом лице.

— В пятидесяти парсеках к западу от Аргола есть группа неосвоенных темных звезд, — сказал Джал Арн. — Через два дня вы увидите там всю мощь Разрушителя.

Беспокойное лицо Ту Шала чуть просветлело.

— Если вы сделаете это, наши королевства полностью откажутся от предложений Облака!

— Я тоже готов гарантировать, что наши бароны объявят о союзе с империей! — добавил пухлый посол Геркулеса.

Когда они ушли, Джал Арн с обессиленным видом взглянул на Гордона:

— Только так я могу удержать их! Если бы я отказался, они бы испугались Шорра Кана и подчинились ему.

— Ты действительно собираешься пустить в ход Разрушитель, чтобы убедить их? — удивленно спросил Гордон.

— Видит бог, я не хочу этого делать! — раздраженно ответил Джал Арн. — Ты не хуже меня знаешь о предупреждении Бренна Бира. Знаешь, что едва не произошло, когда он две тысячи лет назад обратил Разрушитель против магелланян. Но я скорее пойду на такой риск, чем позволю Облаку развязать войну и поработить Галактику! — жестко добавил он.

К недоумению и растерянности Гордона прибавились леденящие душу дурные предчувствия.

Что же это за древняя тайная сила, о которой даже ее обладатель не может вспоминать без страха?

— Зарт, сейчас мы отправимся в хранилище Разрушителя, — торопливо продолжил Джал Арн. — Прошло много времени с тех пор, как мы в последний раз побывали там. Нужно убедиться, что все готово для демонстрации.

Гордону на мгновение стало не по себе. Он ведь был чужаком, которого нельзя посвящать в эту самую строго охраняемую тайну в Галактике.

Потом он вдруг сообразил, что ничего не изменится, если он увидит этот секрет. Он не ученый и не сможет понять принцип работы Разрушителя. И в любом случае он скоро вернется в свое время и в свое тело.

Ему нужно в ближайшее время без ведома Джала Арна пробраться на Землю. В конце концов, он может приказать, чтобы какой-нибудь корабль доставил его туда.

При мысли о скором расставании с Лианной Гордон снова ощутил раздирающую душу тоску.

— Идем, Зарт! — с нетерпением проговорил Джал Арн. — Я понимаю, что ты устал, но у нас очень мало времени.

Они вышли в приемную, Джал Арн отмахнулся от охранников, собравшихся было сопровождать его.

Гордон направился вслед за ним по самодвижущимся дорожкам и спускающимся пандусам. Они оказались в подземелье дворца. Даже глубже, чем та камера, в которой его держали в заключении.

Они спустились по винтовой лестнице в зал, высеченный прямо в скале. Из него выходил длинный коридор, озаренный мерцающим белым сиянием, которое испускали закрепленные в стенах светящиеся пластины. Гордон шел следом за Джалом Арном, тщетно пытаясь скрыть удивление. Он ожидал увидеть множество охранников, мощные двери с крепкими засовами, всевозможные хитрые устройства, защищающие самую исполинскую силу в Галактике.

Но здесь как будто вообще не было никакой охраны. Они никого не встретили ни на лестнице, ни в коридоре. Когда Джал Арн подошел к двери в конце коридора, та оказалась даже не заперта.

Гордон остановился у порога, а Джал Арн заглянул в открытую дверь.

— Все как всегда, — произнес он с сильным волнением в голосе.

Небольшая круглая комната также была высечена в скальной породе и освещалась такими же мерцающими панелями.

Гордон разглядел посередине хранилища несколько массивных предметов, на которые с таким трепетом смотрел Джал Арн.

Разрушитель! Оружие такой ужасающей силы, что ее применяли лишь однажды за две тысячи лет!

«Но что это такое?» — ошеломленно подумал Гордон, рассматривая его.

Двенадцать больших конусов из тускло-серого металла, десяти метров в длину Вершины их состояли из множества крошечных хрустальных сфер. Толстые разноцветные кабели тянулись от основания каждого конуса.

Гордон даже представить себе не мог, какие невероятно сложные приборы находятся внутри. Кроме тяжелых кронштейнов для крепления, в комнате стоял громоздкий кубический шкаф, на лицевой поверхности которого были установлены светящиеся датчики и шесть переключателей.

— Он потребляет такую мощность, что его, разумеется, придется установить на линкор, — задумчиво произнес Джал Арн. — Что скажешь об «Этне», на котором ты прилетел? Смогут ли его генераторы дать необходимую мощность?

Гордон не знал, что ответить.

— Полагаю, что да. Но боюсь, это придется решать тебе.

Джал Арн удивленно посмотрел на него:

— Зарт, но ведь ты же ученый. Ты знаешь о Разрушителе намного больше меня.

— Боюсь, это не так, — возразил Гордон. — Понимаешь, это было очень давно, и я многое забыл.

Джал Арн недоверчиво покачал головой:

— Забыл о Разрушителе? Да ты шутишь! Как можно такое забыть? Эти знания навсегда отпечатались в наших головах в тот памятный день, когда нас впервые привели сюда, чтобы настроить волну.

«Настроить волну»? Что это значит?

Гордон понял, что окончательно сбит с толку.

— Джал, я ведь говорил тебе, что Шорр Кан обследовал меня мозговым сканером, — быстро придумал он правдоподобное объяснение. — Он не добился цели, но я так старался забыть тайну, чтобы Шорр Кан ничего от меня не узнал, что, кажется, действительно утратил много подробностей.

Джала Арна, похоже, удовлетворил такой ответ.

— Так вот оно что! Конечно же, это было тяжелое психическое потрясение. Но главное ты наверняка помнишь. Это невозможно забыть.

— Конечно невозможно, — вынужден был покривить душой Гордон.

Джал Арн подтолкнул его в комнату:

— Сейчас ты все снова вспомнишь. Эти кронштейны предназначены для крепления силовых конусов на носу корабля. Цветные кабели подключаются к клеммам соответствующего цвета на панели управления, а трансформатор подсоединяется прямо к ходовым генераторам. Эти датчики дают точные пространственные координаты района воздействия. Разумеется, мощность излучения всех конусов необходимо точно выровнять. Для этого служат реостаты…

По мере того как он объяснял, Гордон начал смутно догадываться, что конусы направляют энергию в выбранную область пространства.

Но какова природа энергии? И что же она делает с выбранной областью или объектом, если от последствий все приходят в ужас? Гордон не решился спросить об этом.

А Джал Арн уже заканчивал свое объяснение:

— Так что цель должна находиться по крайней мере в десяти парсеках от твоего корабля, иначе ты попадешь под действие реакции отдачи. Неужели ты еще не вспомнил?

— Конечно вспомнил. — Гордон поспешно кивнул. — Но я все-таки рад, что управлять им будешь ты.

Джал Арн выглядел теперь еще более измученным, чем прежде.

— Видит бог, я этого не хочу! Долгие века он хранился здесь без использования. И предупреждение Бренна Бира по-прежнему остается в силе.

Он указал на надпись на противоположной стене. Гордон только теперь ее заметил.

«Моим потомкам, хранящим тайну Разрушителя, который изобрел я, Бренн Бир: помните о моем предупреждении и никогда не используйте Разрушитель для укрепления личной власти, а лишь в том случае, когда под угрозой окажется свобода Галактики!

Сила, которой вы владеете, способна уничтожить всю Галактику Эта чудовищная мощь так велика, что стоит на мгновение утратить контроль над ней — и его уже никогда не вернешь обратно. Пойти на такой риск можно лишь для спасения жизни и свободы всех людей».

— Зарт, мы с тобой были еще мальчишками, когда отец впервые привел нас сюда. Мы и подумать не могли, что однажды нам придется пустить в ход это оружие, пролежавшее здесь так долго, — печально произнес Джал Арт низким глубоким голосом. — Но если Шорр Кан попытается завоевать Галактику, жизнь и свобода всех людей действительно окажутся под угрозой. Если другие средства не помогают, мы должны рискнуть.

Гордон был потрясен этим предупреждением. Казалось, в тишине комнаты заговорили мертвецы.

Джал Арн развернулся и вышел из хранилища. Он закрыл дверь, и Гордон опять подумал о том, что здесь нет ни замков, ни охранников.

Они прошли по мерцающему коридору и оказались в освещенном мягким желтым светом колодце винтовой лестницы.

— Завтра утром мы установим Разрушитель на «Этне», — объявил Джал Арн. — Когда мы покажем его действие послам звездных королевств…

— Вы ничего им не покажете!

Из-под винтовой лестницы выскочил растрепанный человек и нацелил атомный пистолет на Гордона и Джала Арна.

— Орт Бодмер! — воскликнул Гордон. — Вы все это время прятались во дворце!

Мертвенно-бледное худое лицо Орта Бодмера дрогнуло в жалком подобии усмешки.

— Да, Зарт, — проскрежетал он. — Я понял, что игра проиграна, когда привели Терна Эльдреда. Если бы я попытался выйти из дворца, меня бы мгновенно выследили и арестовали, поэтому я спрятался в коридорах подземелья.

Теперь его усмешка наводила ужас.

— Я спрятался здесь, надеясь, что вы придете в хранилище Разрушителя! Я ждал вас, Джал Арн!

Глаза императора яростно сверкнули.

— И чего вы теперь добиваетесь?

— Это просто, — прохрипел Бодмер. — Я знаю, что скоро расстанусь с жизнью. Значит, и вы тоже, если не согласитесь пощадить меня.

Он подошел ближе, и Гордон разглядел безумный страх в его горящих глазах.

— Ваше величество, вы всегда держите слово. Пообещайте помиловать меня, и я не стану убивать вас.

Гордон понял, что насмерть перепуганный предатель способен сейчас на любой безрассудный поступок.

— Пообещай, Джал! — воскликнул он. — Этот человек не стоит того, чтобы рисковать из-за него твоей жизнью.

Лицо Джала Арн побагровело от ярости.

— Я уже отпустил сегодня одного предателя и больше не намерен!

В то же мгновение, прежде чем Гордон успел открыть рот, Орт Бодмер выстрелил.

Пуля попала в плечо Джала Арна и взорвалась там. Гордон бросился на предателя.

— Безумный убийца! — яростно воскликнул Гордон, схватив его за руку, чтобы вырвать пистолет.

Тщедушный советник внезапно словно бы приобрел сверхчеловеческую силу. Они сцепились, пытаясь повалить один другого, и постепенно сдвигались в сторону мерцающего белым сиянием коридора.

И тут Орт Бодмер вскрикнул, как кричат только от мучительной боли. Его тело обмякло в руках Гордона.

— Волна! — завизжал Бодмер, пошатнувшись.

Он еще кричал, но его лицо уже почернело и ссохлось. Через мгновение сморщенное, безжизненное тело упало на пол.

Ужасная и загадочная смерть советника поначалу ошеломила Гордона. Но через мгновение он все понял.

Мерцающее сияние в коридоре и в хранилище Разрушителя — это и есть та волна, о которой говорил Джал Арн! Это не просто свет, а страшная, смертоносная сила, реагирующая на биотоки человека и уничтожающая любого, кроме избранных хранителей тайны Разрушителя.

Неудивительно, что для его защиты не требовалось ни замков, ни охранников! Ни один человек не смог бы приблизиться к нему, за исключением Джала Арна и самого Гордона. Нет, не Джона Гордона, а Зарта Арна — это на его биотоки была настроена волна.

Гордон побрел от этого страшного мерцания обратно в зал. Склонился над распростертым на полу Джалом Арном:

— Джал! Ради бога…

Все плечо императора превратилось в ужасную почерневшую рану. Но он дышал, он был жив.

Гордон бросился к лестнице и крикнул наверх:

— Охрана! Император ранен!

Охранники один за другим хлынули вниз. Джал Арн шевельнулся и открыл глаза.

— На меня напал Орт Бодмер, — прошептал он охранникам. — С Зартом все в порядке?

— Я здесь, — хрипло отозвался Гордон. — Бодмер умер, не успев мне ничего сделать.

Час спустя он сидел в гостиной императорских покоев. Рядом Лианна пыталась успокоить плачущую жену Джала Арна.

Из спальни, в которую перенесли раненого Джала, вышел врач.

— Император будет жить! Но ранение очень тяжелое, и для выздоровления понадобится несколько недель, — объявил он и добавил: — Он требует к себе принца Зарта Арна.

Гордон неуверенно вошел в роскошную спальню. Обе женщины последовали за ним. Он наклонился над кроватью, на которой лежал Джал Арн.

— Принесите стереопередатчик, — приказал раненый. — И настройте его на трансляцию для всей империи.

— Джал, не нужно этого делать! — попытался возразить Гордон. — Ты мог бы объявить о моем оправдании как-нибудь иначе.

— Дело не только в этом, — прошептал Джал Арн. — Неужели ты не понимаешь, Зарт, что означает мое ранение как раз в тот момент, когда Шорр Кан готов осуществить свои планы?

Аппарат стереосвязи быстро доставили в спальню. Его передающий диск развернули так, чтобы зрители видели кровать Джала Арна, а также стоявших рядом Гордона, Лианну и Зору.

Джал Арн с трудом приподнял голову над подушкой и взглянул на диск.

— Жители империи! — хрипло произнес он. — Те же самые предатели, которые убили моего отца, пытались теперь расправиться и со мной, но потерпели неудачу. Пройдет немного времени, и я снова буду здоров. Главными предателями были Чен Корбуло и Орт Бодмер. Мой брат Зарт Арн полностью доказал свою невиновность и восстановлен в титулах и правах. Поскольку я пока не могу управлять империей, до моего выздоровления регентом назначается мой брат Зарт Арн. Что бы ни произошло, сохраняйте верность Зарту Арну как правителю империи!

Глава 24

ГРОЗА НАД ТРООНОМ

Гордон невольно вскрикнул от изумления:

— Нет, Джал! Я не смогу управлять империей, даже недолго!

Джал Арн слабо махнул рукой, отсылая техников. Они выключили стереопередатчик, как только он закончил говорить, а теперь забрали прибор и вышли из спальни.

Услышав протесты Гордона, Джал Арн повернул к нему мертвенно-бледное лицо и горячо зашептал:

— Зарт, ты должен это сделать ради меня. В этот решающий момент, когда Облако нависло над всей Галактикой, империю нельзя оставить без твердой руки.

Его жена Зора присоединилась к просьбам мужа:

— Ты из императорской семьи. Только ты можешь сейчас потребовать верности у подданных.

У Гордона голова пошла кругом. Как ему поступить? Отказаться и открыть наконец невообразимую правду о себе и своем вынужденном обмане?

Он не может это сделать сейчас. Так он обезглавит империю, приведет всех ее жителей и союзников в замешательство и недоумение, оставит беззащитными перед нападением Облака.

Но с другой стороны, как ему исполнить свою роль, если он до сих пор так мало знает об этой Вселенной? И как он теперь вернется на Землю, чтобы связаться сквозь время с настоящим Зартом Арном?

— Ты объявлен регентом империи и теперь уже не можешь отказаться, — слабым шепотом произнес Джал Арн.

У Гордона упало сердце. Он действительно не мог отказаться, не ввергнув империю в еще больший хаос.

Оставался только один путь. Он должен принять регентство, пока не найдет возможности, как и планировал, улететь на Землю. Когда они снова обменяются телами, регентом станет настоящий Зарт Арн.

— Я сделаю все, что в моих силах, — дрогнувшим голосом сказал Гордон. — Но если я допущу ошибку…

— Не допустишь, — прошептал Джал Арн. — Я верю в тебя, Зарт.

Он откинулся на подушку, гримаса боли исказила его бледное лицо. Зора тут же вызвала врача.

Врач взмахом руки попросил всех выйти из спальни:

— Императору нельзя переутомляться, иначе я не ручаюсь за последствия.

В гостиной к Гордону подошла Лианна. Он растерянно посмотрел на нее:

— Лианна, разве у меня получится управлять империей и сохранять союз со звездными королевствами так же хорошо, как это сделал бы Джал?

— Почему не получится? — возмутилась она. — Разве вы не сын Арна Аббаса, из рода самых могущественных правителей в Галактике?

Он хотел крикнуть, что это неправда, что он всего лишь Джон Гордон с древней Земли, совершенно не подходящий для такой огромной ответственности.

Но не смог. Он все еще оставался в силках, в которых запутался с самого начала — как же давно это было! — когда жажда приключений заставила его принять предложение Зарта Арна. Он по-прежнему должен играть чужую роль, пока снова не станет самим собой.

Лианна властно отмахнулась от слуг и сановников, уже начавших собираться вокруг него:

— Принц Зарт устал! Вам придется подождать до утра.

Гордон и в самом деле чувствовал себя выжатым как лимон и едва переставлял ноги, когда шел следом за Лианной через весь дворец к своим покоям.

Там она оставила его одного.

— Попытайтесь уснуть, Зарт. Завтра на ваши плечи ляжет весь груз ответственности за империю.

Гордон не надеялся, что сможет уснуть, но едва он лег в постель, как спасительное забытье охватило его.

Проснувшись утром, он увидел возле кровати Хелла Беррела. Антаресианский капитан немного смущенно взглянул на него:

— Ваше высочество, принцесса Лианна предложила мне стать вашим помощником.

Гордон почувствовал облегчение. Ему нужен был человек, которому можно доверять, и он крепко привязался к грубоватому капитану.

— Прекрасная идея, Хелл. Меня никогда не учили управлять империей. Мне нужно так много узнать об этом.

Антаресианец покачал головой:

— Мне неприятно это говорить, но накопилось множество дел, которые нужно срочно решить. Послы южных королевств настаивают на новой аудиенции. Вице-адмирал Гирон дважды вызывал вас за последний час, уверяя, что ему необходимо переговорить с вами.

Одеваясь, Гордон пытался обдумать свое положение.

— Как по-вашему, Хелл, вице-адмирал Гирон — хороший военачальник?

— Один из лучших, — тут же ответил антаресианец. — Строгий командир — прекрасный стратег.

— Значит, мы оставим его командовать флотом, — решил Гордон. — Я поговорю с ним в скором времени.

Шагая вместе со своим помощником по дворцу и отвечая на поклоны, он собирался с силами перед новыми испытаниями, которые готовила ему роль регента.

Ту Шал и послы других звездных королевств ожидали его в том же небольшом кабинете, своеобразном нервном центре империи.

— Принц Зарт, все жители наших королевств опечалены подлым нападением на вашего брата, — сказал посол Полярной Звезды. — Надеюсь, это не помешает показать нам действие Разрушителя, как обещал ваш брат?

Его слова ошеломили Гордона. В водовороте событий минувшей ночи он совсем забыл об этом.

— Как вам известно, мой брат тяжело ранен, — попытался он уклониться от ответа. — Джал Арт не в состоянии сейчас выполнять свое обещание.

— Но вы, принц Зарт, тоже умеете управлять Разрушителем, — возразил посол Геркулеса. — Вы сами можете провести демонстрацию.

«Черт возьми, в этом-то и проблема!» — удрученно подумал Гордон.

Он не знал, как работает Разрушитель. Джал Арн вкратце рассказал, как им пользоваться, но Гордон по-прежнему не имел ни малейшего представления, на что способна эта таинственная и страшная сила.

— Теперь, когда мой брат ранен, на меня возложены тяжелые обязанности регента империи. Возможно, мне придется отложить демонстрацию на некоторое время, — объявил он.

Лицо Ту Шала помрачнело.

— Ваше высочество, вы не должны ее откладывать! Если вы откажетесь обнадежить нас, то лишь подтвердите слухи, будто бы Разрушитель слишком опасен и вы не рискнете его использовать. Это подтолкнет колеблющихся к разрыву союза с империей.

Гордон почувствовал, что попал в ловушку. Он не мог позволить важным союзникам бросить империю. Но как ему справиться с Разрушителем?

«Надо разузнать побольше у Джала Арна, — в отчаянии подумал он. — Но хватит ли этого, чтобы управлять Разрушителем хотя бы во время показа?»

— Демонстрация состоится при первой же возможности, — твердым, решительным голосом произнес он. — Это все, что я могу сказать.

Гордон тут же понял, что его ответ не удовлетворил встревоженных послов. Они украдкой переглядывались.

— Я передам ваши слова баронам, — сказал посол Скопления Геркулеса.

Остальные тоже поклонились и вышли из кабинета.

Хелл Беррел не дал Гордону времени обдумать это новое осложнение.

— Ваше высочество, вице-адмирал Гирон вызывает вас по стерео. Соединить?

Мгновением позже имперский военачальник появился на стереопластине. Гордон заметил, что центаврианский ветеран сильно взволнован.

— Принц Зарт, прежде всего я хотел бы знать, остаюсь ли я на своем посту, или вы подберете нового командующего?

— Вы назначены командующим флотом до тех пор, пока мой брат не вернется к управлению империей, — мгновенно ответил Гордон.

Гирон не выказал признаков радости.

— Благодарю вас, ваше высочество. Но если я продолжаю командовать флотом, то должен сообщить вам, что ситуация становится слишком напряженной. Мне необходимо получить подробную политическую информацию, чтобы учитывать ее в своих планах.

— Что вы имеете в виду? — тревожно спросил Гордон. — О какой ситуации вы говорите?

— Наши радары обнаружили массовое передвижение кораблей противника внутри Облака, — прозвучал четкий ответ. — Четыре мощные эскадры покинули свои базы и теперь крейсируют вдоль северных границ Облака. Это ясно говорит о том, что Лига Темных Миров планирует напасть на нас по меньшей мере с двух разных направлений. С учетом этой возможности крайне важно вовремя отдать распоряжения нашему флоту.

Он включил уже знакомую Гордону трехмерную карту Галактики с окрашенными в разные цвета большими группами звезд, обозначающими Среднегалактическую империю и союзные королевства.

— Наши главные силы расположены тремя эскадрами вдоль линии между Ригелем и туманностью Ориона. Каждая из них полностью укомплектована линкорами, крейсерами, фрегатами-призраками и так далее. Корабли Фомальгаута включены в первую эскадру. Таков наш план обороны, но он предполагает, что бароны Геркулеса и королевство Полярной Звезды воспрепятствуют любой попытке вторжения с их стороны. Он также предполагает, что флоты королевств Лиры, Лебедя и Кассиопеи присоединятся к нам по первому же сигналу. Но собираются ли они выполнять свои обязательства? Прежде чем отдать последние приказы, я должен знать, останутся ли эти королевства нашими союзниками.

Гордон осознал всю серьезность проблемы, с которой столкнулся командующий флотом.

— Вы отправили сигнал союзным королевствам? — спросил он.

— Два часа назад, как только узнал об угрожающих маневрах флота Лиги. Но я до сих пор не получил ответа ни от одного из них.

Гордон почувствовал, что наступает решающий момент.

— Дайте мне еще двадцать четыре часа, адмирал, — почти в отчаянии попросил он. — Я постараюсь получить согласие от баронов и союзных королевств.

— Между тем наша нынешняя позиция весьма уязвима, — раздраженно заявил командующий флотом. — Пока у нас нет уверенности в помощи союзных королевств, я считаю разумным перевести наши главные силы на запад в сторону Ригеля, где мы сможем отразить любое нападение через Скопление Геркулеса или королевство Полярной Звезды.

Гордон кивнул:

— Полагаюсь на вас в этом вопросе. Я свяжусь с вами, как только у меня появятся хорошие новости.

Адмирал отдал салют, и его изображение исчезло. Хелл Беррел задумчиво взглянул на Гордона:

— Принц Зарт, вы не добьетесь от союзных королевств соблюдения договора, если не докажете им, что мы можем применить Разрушитель!

— Знаю, — пробормотал Гордон, уже принявший решение. — Я хочу проверить, сможет ли мой брат поговорить со мной.

Он понимал, что антаресианец сказал правду: только демонстрация Разрушителя удержит колеблющиеся королевства.

Рискнет ли он использовать эту таинственную силу? Он запомнил те операции, о которых ему рассказывал Джал Арн, но этого было недостаточно. Если бы он мог узнать больше!

Обеспокоенные врачи пытались помешать ему пройти в покои Джала Арна.

— Принц Зарт, он принял обезболивающее и не может сейчас ни с кем разговаривать! Ему нельзя переутомляться…

— Я должен увидеть его! — настаивал Гордон. — Ситуация требует.

Наконец он добился своего, но врачи предупредили:

— Несколько минут — это все, что мы можем вам позволить. Иначе мы снимаем с себя ответственность.

Гордон наклонился над Джалом Арном, и тот открыл затуманенные глаза. Ему потребовалось время, чтобы понять, о чем говорит Гордон.

— Джал, постарайся ответить мне! — попросил Гордон. — Я должен узнать как можно больше о работе Разрушителя. Помнишь, я говорил тебе, что мозговой сканер Шорра Кана заставил меня многое забыть?

— Странно, что ты забыл такие вещи, — сонно прошептал Джал Арн. — Я думал, что ни один из нас не может этого забыть, ведь нам так крепко вдолбили в голову эти знания, когда мы были еще мальчишками. — Его шепот становился все тише и слабее. — Ты все вспомнишь, когда придет время. Силовые конусы нужно установить на носу вашего корабля, по окружности диаметром в пятьдесят футов. Кабели, идущие от трансформатора, соединяются с клемами того же цвета, энергия поступает от ходовых генераторов.

Его голос настолько ослабел, что Гордону пришлось наклонить голову еще ниже.

— Определи по радару точное направление на цель. Выровняй мощность всех конусов с помощью датчиков. Только после этого можно включать Разрушитель…

Голос раненого стал едва различим. Гордон отчаянно пытался разбудить его:

— Джал, не уходи от меня! Этого мало!

Но Джал Арн уже погрузился в беспробудный сон.

Прокрутив в голове его слова, Гордон понял, что теперь знает чуть больше, чем раньше.

С подготовкой Разрушителя к работе теперь все было ясно. Но этого недостаточно. Все равно как если бы дикарю вручили пистолет и объяснили, как спустить курок. Дикарь мог при этом направить ствол пистолета прямо себе в лицо.

«Но я должен, по крайней мере, сделать вид, что готов продемонстрировать его работу, — напряженно думал Гордон. — Это может на время успокоить послов южных королевств, пока я не узнаю больше».

Он спустился с Хеллом Беррелом в подземелье дворца, где находилось хранилище Разрушителя.

Антаресианец не мог войти с ним в этот коридор, охраняемый смертоносной волной, что способна убить любое живое существо, кроме принцев. Гордон зашел в хранилище и забрал кронштейны для крепления силовых конусов.

Гордон нес кронштейны по дворцу, Хелл Беррел косился на них со страхом.

Они отправились по тоннелю на военный космодром, расположенный поблизости от Троона. Валь Марланн и его экипаж встретили их возле огромного мрачного корпуса «Этне».

Гордон передал капитану кронштейны:

— Их нужно установить на носу «Этне» по окружности диаметром ровно пятьдесят футов. А к ним подвести питание от ходовых генераторов.

Смуглое лицо капитана Марланна застыло в изумлении.

— Ваше высочество, вы собираетесь вооружить Разрушителем «Этне»?

Гордон кивнул:

— Прикажите вашим техникам немедленно начать установку кронштейнов.

По корабельной стереосвязи он вызвал Ту Шала, посла королевства Полярной Звезды.

— Как видите, мы готовимся к демонстрации Разрушителя, — объявил Гордон с наигранной доверительностью. — Она произойдет в ближайшее время.

Беспокойство не исчезло с лица Ту Шала.

— Ваше высочество, это нужно сделать как можно скорее! Все королевства в Галактике встревожены слухами о передвижениях флота Облака!

Возвращаясь во дворец, Гордон остро почувствовал свою беспомощность. Он не мог больше задерживать демонстрацию. И не мог узнать больше о Разрушителе, пока Джал Арн не пришел в себя.

Наступила ночь, над огромным дворцом Троона грохотали раскаты надвигавшейся с моря грозы. Обессиленный Гордон зашел в свои покои и увидел в окно фиолетовые вспышки молнии, мрачным светом освещавшие вершины Хрустальных гор.

Лианна ждала Гордона и нетерпеливо поднялась ему навстречу.

— Зарт, по дворцу ходят страшные слухи о готовящемся нападении. Будет война?

— Возможно, Шорр Кан просто блефует, — опустошенно произнес Гордон. — Только бы ничего не случилось, пока…

Он чуть было не сказал: «Пока я не доберусь до Земли, чтобы настоящий Зарт вернулся и принял на себя весь страшный груз ответственности».

— Пока Джал не поправится? — неправильно истолковала его слова Лианна. Лицо девушки смягчилось. — Зарт, я понимаю, как вам тяжело. Но вы показали себя настоящим сыном Арна Аббаса!

Ему хотелось обнять принцессу и прижаться лицом к ее щеке. Вероятно, это желание как-то отразилось на его лице, и Лианна широко раскрыла глаза.

— Зарт! — послышался за спиной взволнованный женский голос.

Гордон и Лианна резко обернулись. В дверях стояла прелестная темноволосая девушка.

— Мери! — выдохнул Гордон.

Он почти забыл о ней, тайной жене и возлюбленной настоящего Зарта Арна.

Изумление, а вслед за ним и подозрение пробежали по ее лицу.

— Принцесса Лианна! Я не ожидала…

— Между нами не должно быть никакого притворства, — негромко сказала Лианна. — Мери, я прекрасно знаю, что Зарт Арн любит вас.

Покрасневшая Мери растерянно пробормотала:

— Я бы не пришла, если бы знала…

— У вас больше прав находиться здесь, чем у меня, — спокойно ответила Лианна. — Я уже ухожу.

Гордон сделал движение, чтобы удержать ее, но она вышла из комнаты.

Мери приблизилась и посмотрела на него с тревогой в темных глазах:

— Зарт, ты говорил, улетая с Троона, что вернешься и все станет как прежде.

— Мери, тебе придется подождать еще немного. И тогда все будет как прежде, я тебе обещаю.

— Я по-прежнему ничего не понимаю, — озадаченно призналась она. — Но я рада, что ты вернулся и избавился от этого ужасного обвинения.

Уходя, она снова посмотрела на него с той же настороженностью. Гордон понял, что Мери все еще чувствует в нем какую-то странность.

Он лег в кровать, и в голове у него беспорядочно крутились мысли о Лианне, Мерн, Джале Арне и Разрушителе, пока он наконец не уснул.

Через два часа его разбудил взволнованный голос. Над Трооном бушевала гроза. Ослепительные вспышки молний безостановочно плясали над городом под оглушительные раскаты грома.

Хелл Беррел тряс Гордона за плечо. Грубое лицо антаресианца потемнело от волнения.

— Ваше высочество, все летит к чертовой матери! — воскликнул он. — Флот Облака пересек наши границы! Идут тяжелые бои за Ригелем. Мы потеряли десятки кораблей, и Гирон сообщает, что две эскадры Лиги направляются в сторону Скопления Геркулеса.

Глава 25

РЕШЕНИЕ ЗВЕЗДНЫХ КОРОЛЕЙ

Война началась. Война, которой страшилась Галактика, ужасная смертельная схватка между империей и Облаком.

Она разразилась именно в тот злополучный момент, когда он, Джон Гордон с древней Земли, вынужден взять на себя ответственность за оборону империи.

Гордон вскочил с постели:

— Эскадры Лиги летят к Геркулесу? А бароны готовы защищаться?

— Даже не собираются! Шорр Кан по стереосвязи предупредил их и все другие королевства, что сопротивление бесполезно: империя все равно будет разгромлена. Он сказал, что Джал Арн тяжело ранен и не сможет управлять Разрушителем и вы тоже не сможете, потому что не знаете его тайны.

Внезапно, словно увидев во вспышке молнии бездонную пропасть под ногами, Гордон понял, почему Шорр Кан решил напасть именно сейчас.

Правитель Лиги знал, что в теле Зарта Арна находится Гордон, лишь играющий роль принца. Знал, что Гордон, в отличие от настоящего Зарта, не имеет представления о том, как использовать Разрушитель.

Как только Шорр Кан услышал о ранении Джала Арна, он сразу начал давно спланированное вторжение. Он рассчитывает на то, что сейчас некому пустить в действие Разрушитель. Нетрудно было догадаться, что именно так Шорр Кан и поступит.

Пока Гордон торопливо одевался, Хелл Беррел продолжал выкрикивать:

— Этот дьявол сейчас говорит по стерео со звездными королями! Вы должны удержать их от разрыва с империей!

В гостиной уже столпились офицеры и сановники, настойчиво требуя внимания принца.

Хелл Беррел бесцеремонно растолкал их, освобождая дорогу Гордону, который спешно направился в кабинет — мозговой центр Среднегалактической империи.

Весь дворец, весь Троон не спал в эту роковую ночь. Со всех сторон звучали голоса, сверкали огни, грохот взлетающих кораблей доносился сквозь раскаты бушующей в небе грозы.

Войдя в кабинет, Гордон застыл на мгновение — так ошеломляло сияние множества телестереоприемников. Два из них передавали картину боя на границе империи. Корабли сотрясались от грохота орудий, мчась сквозь космос под вспышки атомных снарядов.

Затем Гордон перевел взгляд на приемник с изображением мрачной властной фигуры Шорра Кана. С непокрытой головой, с самоуверенным блеском в глазах, вождь Лиги продолжал речь:

— Итак, я повторяю вам, бароны и правители звездных королевств, что Облако не собирается воевать против вас! Мы враждуем только с империей, которая слишком долго диктовала свою волю всей Галактике, прикрываясь разговорами о мирном союзе. Но теперь Лига Темных Миров наконец-то нанесет удар по ее мнимому величию. Лига предлагает дружбу вашим королевствам. Вам ни к чему участвовать в этой борьбе и оттягивать момент краха империи. Мы лишь просим пропустить наш флот через ваше пространство. А когда мы победим, вы станете равноправными членами настоящей галактической федерации. Ибо мы должны победить! Империя неизбежно падет. Ее флот не сможет устоять против наших модернизированных кораблей с новым мощным оружием. Хваленый Разрушитель не спасет империю, потому что им некому управлять. Джал Арн, владеющий этим секретом, сейчас тяжело ранен, а Зарт Арн не знает, как им пользоваться.

Шорр Кан повторил последнюю фразу громким и убедительным голосом:

— Зарт Арн этого не знает, потому что в действительности он вообще не Зарт Арн — он самозванец, изображающий принца. У меня есть неопровержимые доказательства. Разве я рискнул бы бросить вызов грозному Разрушителю, если бы у меня их не было? Империя не сможет использовать свое тайное оружие, и, значит, она обречена. Звездные короли и бароны, не вставайте на сторону обреченных, не жертвуйте ради них собственными мирами!

Шорр Кан закончил речь, и его изображение немедленно исчезло с пластины стереоприемника.

— Великий космос, он, должно быть, сошел с ума! — ахнул Хелл Беррел. — Утверждать, что вы — на самом деле не вы!

— Принц Зарт! — прозвучал взволнованный голос одного из офицеров. — Вас срочно вызывает адмирал Гирон!

Все еще шокированный дерзкой попыткой Шорра Кана вывести из борьбы союзные королевства, Гордон уставился на другой приемник.

Командующий флотом Рон Гирон и его офицеры стояли на мостике линкора, склонившись над экраном радара. Рослый центаврианец обернулся к Гордону.

— Ваше высочество, какие известия о союзных королевствах? — отрывисто спросил он. — Наш радар показывает, что две крупные эскадры Лиги вышли из Облака и с большой скоростью движутся в сторону Скопления Геркулеса и королевства Полярной Звезды. Будут ли бароны и южные королевства сопротивляться? Мы должны это знать!

— Мы узнаем это, как только я смогу связаться с послами королевств, — упрямо заявил Гордон. — Какова ситуация у вас?

Гирон показал на радар:

— Пока сражаются только крейсеры в пограничных заслонах. Несколько призраков проскользнули мимо них и обстреляли главные силы нашего флота возле Ригеля, но это меня не беспокоит. Меня тревожит другое. Я не рискну послать в атаку свои главные силы на южном направлении, когда корабли Лиги могут обойти меня с фланга через Скопление Геркулеса. Если бароны и союзные королевства не присоединятся к нам, мне придется отступить на запад, чтобы защитить Канопус от флангового удара.

Придавленный ужасным грузом ответственности, Гордон пытался привести в порядок свои мечущиеся мысли.

— Гирон, постарайтесь не вводить в бой главные силы как можно дольше, — попросил он. — Я все еще надеюсь перетянуть южные королевства на нашу сторону.

— Если они подведут нас, наше положение станет угрожающим, — мрачно напомнил Гирон. — У Лиги вдвое больше кораблей, чем мы предполагали. Они быстро обойдут нас с фланга и ударят по Канопусу.

Гордон обернулся к Хеллу Беррелу:

— Немедленно позовите сюда послов!

Беррел выбежал из комнаты, но почти сразу же вернулся.

— Послы уже здесь. Только что прибыли.

Через мгновение Ту Шал и другие послы звездных королевств собрались в гостиной, взволнованные и напряженные.

Гордон не стал тратить время на соблюдение протокола.

— Вы слышали, что две эскадры Шорра Кана движутся к Скоплению Геркулеса и Полярной Звезде?

Ту Шал, бледный как мел, кивнул:

— Та новость, которую мы только что узнали из обращения Шорра Кана…

Гордон сердито перебил его:

— Я требую ответа, намерены ли бароны сопротивляться вторжению, или они позволят врагу свободно пройти через свои владения? Собираются ли южные королевства выполнять союзные обязательства перед империей, или они испугались угроз Шорра Кана?

— Наши королевства выполнят свои обязательства, если империя выполнит свои! — ответил смертельно бледный посол Лиры. — Мы заключили союз потому, что империя пообещала применить Разрушитель, если понадобится защитить нас.

— Разве я не сказал вам, что мы применим Разрушитель? — вспыхнул Гордон.

— Вы обещали, но теперь уклоняетесь от показа! — воскликнул посол Полярной Звезды. — Почему вы так поступаете, если знаете его секрет? Предположим, что Шорр Кан сказал правду и вы действительно самозванец. Тогда получится, что мы втягиваем наши миры в безнадежную борьбу.

— Вы готовы поверить фантастической лжи Шорра Кана о том, что принц Зарт — самозванец? — гневно проревел Хелл Беррел.

— А это точно ложь? — Ту Шал в упор смотрел на Гордона. — Шорр Кан что-то знает и уверен, что Разрушитель не будет приведен в действие. Иначе он не отважился бы на это нападение.

— Какого черта? — горячился антаресианский капитан. — Разве вы сами не видите, что это Зарт Арн?

— С помощью различных технических уловок человек может принять облик другого, — возразил посол Геркулеса.

Отчаянно пытаясь выбраться из этой безвыходной ситуации, Гордон ухватился за первую пришедшую в голову идею.

— Хелл, успокойтесь! — велел он капитану и продолжил, обращаясь к Ту Шалу и другим послам: — Послушайте! Если я докажу, что я действительно Зарт Арн, что я могу и буду использовать Разрушитель, королевства согласны встать на сторону империи?

— Полярная Звезда согласна! — мгновенно откликнулся посол. — Докажите, и я немедленно сообщу об этом в нашу столицу.

Остальные согласились с такой же уверенностью. А посол Геркулеса добавил:

— Бароны хотят сражаться с Облаком, если только эта борьба не будет безнадежной. Докажите, и мы будем сражаться!

— Я могу за пять минут доказать, что я настоящий Зарт Арн, — решительно произнес Гордон. — Следуйте за мной! Хелл, вы тоже идите.

В недоумении послы поспешили за ним по коридорам и пандусам дворца.

Наконец они спустились по винтовой лестнице в зал, куда выходил тот самый освещенный мерцающим белым сиянием коридор.

— Вы, конечно, знаете, что это за место? — обратился Гордон к изумленным послам.

— Вся Галактика слышала о нем, — ответил Ту Шал. — Это хранилище Разрушителя.

— Может ли человек пройти по этому коридору, если он не член императорской семьи? — с нажимом спросил Гордон.

Ту Шал и его коллеги начали понимать, в чем дело.

— Нет! — уверенно заявил посол Полярной Звезды. — Всем известно, что только император и его наследники могут приблизиться к волне, уничтожающей любого постороннего.

— Тогда смотрите! — воскликнул Гордон и шагнул в сияние коридора.

Он зашел в хранилище, выбрал один из серых металлических конусов, установленный на тележке, и выкатил в коридор.

— Вы все еще уверены, что я самозванец?

— Великий Космос, нет, конечно же! — воскликнул Ту Шал. — Никто, кроме настоящего Зарта Арна, не мог войти сюда и остаться в живых!

— Значит, вы действительно Зарт Арн и вы знаете, как использовать Разрушитель, — добавил другой.

Послы все же подозревали, что Гордон самозванец, загримированный под Зарта Арна. И теперь он убедил их, что это не так.

Никто и представить себе не мог, что он просто другой человек в теле принца. Об этом промолчал даже Шорр Кан, опасаясь подорвать доверие к своим словам.

Гордон указал на силовой конус:

— Это деталь Разрушителя. Сейчас я принесу остальные, чтобы установить их на линкоре «Этне». Затем я полечу на этом корабле туда, где идет сражение, и ужасная сила Разрушителя уничтожит флот Лиги.

В этот напряженный момент Гордон сделал свой выбор.

Он попытается применить Разрушитель. Из объяснений Джала Арна он понял, что нужно сделать, даже если сущность этой силы все еще оставалась для него загадкой. Он готов рискнуть жизнью и привести оружие в действие.

Ибо это его обман, пусть даже и вынужденный, привел империю на грань катастрофы. Он должен принять на себя ответственность, исполнить долг по отношению к настоящему Зарту Арну.

Морщинистое лицо Ту Шала покраснело от смущения.

— Принц Зарт, раз вы готовы выполнить обязательства империи, мы тоже выполним свои. Полярная Звезда будет сражаться против Облака!

— И Лира! И бароны! — зазвучали взволнованные голоса.

— Мы сообщим в наши столицы, что вы улетаете с Разрушителем, дабы участвовать в сражении.

— Тогда отправляйте сообщения немедленно, — попросил Гордон. — Пусть ваши королевства высылают корабли в распоряжение адмирала Гирона!

Когда воодушевленные послы поспешили вверх по лестнице, Гордон обернулся к Хеллу Беррелу:

— Вызовите сюда техников «Этне» вместе с охраной. Когда я вывезу детали Разрушителя из хранилища, их нужно будет немедленно переправить на корабль.

Гордон раз за разом заходил в тишину и сияние хранилища и вывозил оттуда таинственные конусы. Ему пришлось выполнять всю работу самому: кроме него и Джала Арна, никто не мог войти сюда.

Когда он выкатил громоздкий кубический трансформатор, Хелл Беррел уже вернулся вместе с капитаном Марланном и его специалистами.

Техники торопливо, но с осторожностью, выдающей страх, погрузили все детали в капсулы и переправили по тоннелю на космодром.

Через полчаса Гордон уже стоял на причальной площадке рядом с могучим «Этне». Только этот корабль вместе с двумя другими линкорами остался на космодроме, прочие спешили присоединиться к флоту перед решающей битвой.

Техники трудились, не обращая внимания на ливень, вспышки молний и раскаты грома. Они крепили конусы острым концом вперед к уже установленным на носу корабля кронштейнам. Сквозь отверстия в корпусе кабели заводили в навигационный отсек, расположенный за мостиком корабля.

Гордону оставалось лишь смонтировать трансформатор с приборной панелью. Он подсоединил разноцветные провода, как ему объяснял Джал Арн. Тяжелый силовой кабель протянули к мощным ходовым генераторам корабля.

— Через десять минут мы будем готовы к старту, — доложил Валь Марланн с блестящим от пота лицом.

Гордона трясло от волнения.

— Надо еще раз проверить установку конусов. У нас пока есть время.

Он выскочил под дождь и взглянул на нос корабля, нависший над землей. Двенадцать конусов казались отсюда крошечными и безобидными.

Трудно было представить, что такой небольшой аппарат может обладать той мощью, которую от него ожидают. И все же…

— Стартуем через две минуты! — окликнул его стоявший у трапа Хелл Беррел, пытаясь перекричать вой сирены и шум суетящихся людей.

Гордон повернулся. И тут, среди всей этой неразберихи, он различил бегущую к нему стройную фигуру.

— Лианна! — воскликнул он. — Боже мой, зачем…

Он обнял девушку, и она прижалась к нему. Затем подняла голову, и Гордон увидел, как по ее бледному лицу текут слезы.

— Зарт, я должна была увидеть вас до отлета. Если вы не вернетесь… Я хочу, чтобы вы знали, что я по-прежнему люблю вас. И всегда буду любить, хотя и знаю, что вы любите Мери.

Гордон тяжело вздохнул, крепко прижимая ее к себе и почти касаясь щекой ее мокрого от слез лица.

— Лианна! Лианна! Я не могу вам ничего обещать. Возможно, в будущем все изменится, но сейчас я люблю только вас!

Волна горькой печали захлестнула его.

Гордон понимал, что расстается с Лианной навсегда. Даже если ему суждено уцелеть в этой битве, на Троон вернется уже не он, а настоящий Зарт Арн. А если он погибнет…

— Принц Зарт! — хрипло прокричал Хелл Беррел прямо у него над ухом. — Пора!

Уже рванувшись к кораблю, Гордон успел бросить прощальный взгляд на бледное лицо и сверкающие глаза Лианны. Он понимал, что это была их последняя встреча, и знал, что никогда не забудет эту девушку.

А потом Хелл Беррел затащил его вверх по трапу, люк закрылся, загрохотали ходовые генераторы, вой сирены разлетелся по коридорам корабля.

— Старт! — пронзительно объявили по репродуктору, и «Этне», со свистом рассекая воздух, устремился в грозовое небо.

Над ним грохотал гром, рядом по усеянному звездами небу мчались два других линкора, похожие на диковинных металлических зверей.

— Вас опять вызывает Гирон! — прокричал в ухо Гордону Хелл Беррел, пока они шли по коридору. — Тяжелые бои идут уже в секторе Ригеля. А другие эскадры Лиги прорываются с востока.

Едва они вошли в навигационный отсек, в котором Гордон установил пульт управления Разрушителем, на пластине стереоприемника тут же вспыхнуло изображение хмурого адмирала.

В иллюминаторах мостика, за спиной у командующего флотом, развернулась картина настоящего ада, где взрывались атомные снаряды и гибли корабли.

— Мы вступили в бой с восточными эскадрами Лиги, — быстро, но четко доложил Гирон. — И несем чрезмерные потери. У противника появилось какое-то новое оружие. Похоже, оно поражает наши корабли изнутри — мы не можем понять, что это такое.

— Новое оружие, которым хвастался Шорр Кан! — вздрогнул Гордон. — Как оно работает?

— Мы не знаем! — прозвучало в ответ. — Время от времени какой-то из кораблей внезапно выходит из боя и больше не отвечает на вызовы. Бароны сообщают, что их флот движется к восточной части скопления, чтобы встретить эскадры Облака. Флотилии Лиры, Полярной Звезды и других союзных королевств идут на полной скорости с северо-запада на соединение с моим флотом. Но это новое оружие Лиги, чем бы оно ни было, продолжает уничтожать мои корабли, — мрачно заключил командующий. — Я отступил к западу, но они настойчиво атакуют, а их фрегаты-призраки продолжают просачиваться сквозь заслон. Я обязан предупредить вас, что мы не сможем долго сопротивляться при таких потерях.

— Мы вылетели с Троона с Разрушителем на борту и собираемся применить его, — ответил Гордон. — Но нам потребуется время, чтобы добраться до места боя.

Он старался все обдумать, прежде чем отдать приказ. Джал Арн говорил, что область действия Разрушителя нужно максимально ограничить.

— Чтобы задействовать Разрушитель, необходимо заставить весь флот Лиги собраться в одном месте. Гирон, вы сможете это обеспечить?

— Единственная возможность, — пророкотал в ответ адмирал, — это отступить к юго-западу, якобы на помощь баронам. Тогда обе части флота облачников соберутся вместе.

— Попытайтесь, — попросил его Гордон. — Отходите на юго-запад и сообщите мне свое новое местоположение, чтобы я мог сблизиться с вами.

— К тому времени, когда вы прилетите, мы будем к западу от Денеба. Одному богу известно, сколько еще кораблей мы потеряем, если облачники продолжат атаковать нас своим новым оружием!

Гирон отключился, но другие стереоприемники все еще показывали картину боя, развернувшегося возле далекой звезды Ригель.

Имперские корабли гибли не только от взрывов атомных снарядов и атак невидимых фрегатов-призраков. Радар показывал, что некоторые из них выходят из боя без всяких явных причин.

— Дьявол, что же с ними происходит? — волновался Хелл Беррел.

— Что бы это ни было, они быстро разгромят фланги Гирона, — пробормотал Валь Марланн. — Его отступление может превратиться в разгром.

Гордон отвлекся от тревожной картины боя и опустошенно уставился в иллюминатор мостика.

«Этне» уже мчался с бешеной скоростью мимо созвездия Арго, спеша на юг, навстречу галактическому Армагеддону Гордон тщетно боролся с паникой. Ему не место в этом титаническом сражении будущего! Он потерял рассудок, когда подчинился минутному импульсу и решил, что попытается применить Разрушитель.

Как он это сделает, если так мало знает о самом оружии? Как осмелится высвободить ужасную силу, способную, по словам изобретателя, уничтожить всю Галактику?

Глава 26

БИТВА СРЕДИ ЗВЕЗД

Вибрируя всем корпусом под гул мощных ходовых генераторов, «Этне» вместе с кораблями сопровождения мчался на юг по звездным просторам Галактики.

Час за часом три больших линкора приближались к роковой встрече возле далекой искорки Денеба, к которому отступал флот империи.

— Бароны сражаются! — крикнул Хелл Беррел, впившись пылающим взглядом в изображение на стереоприемнике. — Смотрите, битва идет уже за пределами скопления!

— Должно быть, они отступают к Денебу, как и флот Гирона, — решил Гордон.

Его ошеломил невообразимый размах сражения, картина которого передавалась с одного из кораблей баронов, находящего в самом центре событий.

На первый взгляд битва казалась совершенно беспорядочной. Усеянное звездами пространство вблизи огромного сверкающего шара Скопления Геркулеса словно раскололось от тысячи крошечных вспышек. Они быстро разгорались и так же быстро исчезали. Каждая из этих вспышек на самом деле была залпом атомных орудий.

Гордон не до конца понимал, что происходит в этом грандиозном сражении. Он не мог сопоставить с собственным боевым опытом этот танец ярких смертоносных вспышек между звездами. Война далекого будущего, в которой корабли, находясь на огромном расстоянии от противника, нащупывали его лучами радаров и стреляли из могучих атомных орудий, мгновенно наводимых на цель, казалась ему чуждой и совершенно не похожей на земные битвы.

Постепенно картина боя начала проясняться. Блуждающие огни вспышек медленно перемещались назад к исполинскому скоплению. Теперь небо искрилось и сверкало к северу и северо-западу от него.

— Они отходят по приказу Гирона! — воскликнул Хелл Беррел. — Дьявол, половина кораблей баронов уже уничтожена.

Валь Марланн, капитан «Этне», словно мечущийся в клетке тигр, ходил взад-вперед между стереоприемниками.

— Смотрите, что происходит с флотом Гирона, отступающим от Ригеля, — хрипло сказал он. — Их атакуют с сумасшедшей силой. Наши потери просто чудовищны!

Стереоизображение показывало точно такой же водоворот смертоносных вспышек, только большего размера, движущийся со стороны Ригеля.

«Это даже к лучшему, — отрешенно подумал Гордон, — что я не способен представить себе ужасную картину галактического Армагеддона так же ясно, как остальные. У меня могли бы окончательно сдать нервы, а сейчас необходимо сохранять хладнокровие».

— Долго нам осталось до встречи с кораблями Гирона и баронов? — спросил он Марланна.

— Двенадцать часов, не меньше, — сдерживая волнение, ответил тот. — И одному богу известно, уцелеет ли к тому времени хоть один корабль баронов.

— Будь проклят Шорр Кан и его фанатики! — прорычал Хелл Беррел с побагровевшим от гнева лицом. — Все эти годы они строили корабли и разрабатывали новое оружие!

Гордон подошел к контрольной панели Разрушителя. В сотый раз после отлета с Троона он повторял в уме последовательность высвобождения этой загадочной силы.

«Но что произойдет, когда я ее выпущу? — напряженно думал он. — Будет ли это сверхмощное смертельное излучение или аннигиляция материи?»

Бесполезные догадки! Вряд ли он столкнется с чем-то похожим. Иначе Бренн Бир не оставил бы зловещего предупреждения о возможной гибели всей Галактики.

Час за часом проходил в невероятном напряжении, пока маленькая эскадрилья во главе с «Этне» не приблизилась к месту титанической схватки. И с каждый часом положение имперского флота ухудшалось.

Гирон отступал на юго-запад к потрепанной флотилии баронов, которая все еще сражалась за пределами Скопления. Возле туманности Большой Медведицы имперский флот наконец-то соединился с флотилиями Полярной Звезды, Лиры и Лебедя.

Командующий развернул свои корабли навстречу преследующей его армаде Лиги и яростно сражался уже два часа. В отчаянную схватку включились все силы обеих сторон.

Затем Гирон приказал прекратить битву. Как и все распоряжения адмирала, приказ был зашифрован секретным кодом и передавался по специальному стереоаппарату.

— Капитан Сандрелл, отводите эскадру Лиры от туманности! Противник прорвался между вами и кораблями Лебедя!

В приемнике послышался голос капитана:

— Их призраки уничтожили наши передовые корабли. Но я…

Связь оборвалась, стереоизображение погасло. Гордон слышал, как Гирон тщетно пытается вызвать Сандрелла.

— Это повторяется снова и снова! — бушевал Хелл Беррел. — Наш корабль сообщает, что его окружают фрегаты-призраки, а затем связь внезапно пропадает и корабль выходит из строя!

— Новое оружие Шорра Кана! — заскрежетал зубами Валь Марланн. — Если бы мы знали, что это такое!

Гордон вдруг вспомнил, что сказал Шорр Кан, когда хвастался им на Талларне:

«Это оружие способно поражать вражеские корабли изнутри».

Гордон повторил его слова остальным и добавил:

— Может быть, я сошел с ума, но мне кажется, что единственный способ, которым можно поразить корабль изнутри, — это послать какое-то мощное излучение через его собственную стереосвязь. Все корабли в момент гибели передавали какие-то сообщения.

— Хелл, это похоже на правду! — воскликнул Валь Марланн. — Если облачники перехватывают наши переговоры и используют их волну как носитель для своего излучения…

Он вскочил на стереопластину, вызвал Гирона и торопливо рассказал ему о своих подозрениях.

— Если сжимать передачи с помощью секретного кода, их новое оружие перестанет действовать! — заключил Валь Марланн. — Они не смогут своевременно перехватывать наши сообщения. И еще необходимо поставить глушители на стереоприемники, если противник снова попытается атаковать.

Гирон понимающе кивнул:

— Мы попытаемся. Я прикажу всем нашим кораблям сократить переговоры и сжимать сообщения.

Валь Марланн распорядился, чтобы техники установили на стереоприемники глушители, образующие защитные поля, которые могут задержать опасное излучение.

Все имперские корабли выполнили приказ и начали сжимать свои сообщения до импульсов продолжительностью в несколько секунд.

— Это помогает! Теперь наши корабли гораздо реже выходят из строя, — сообщил Гирон. — Но нас изрядно потрепали, а от эскадры баронов остались лишь крохи. Можем ли мы отступить на юг, внутрь Скопления?

— Нет! — возразил Гордон. — Я не рискну применять Разрушитель в Скоплении. Вам необходимо оставаться возле Денеба.

— Сделаем, что сможем, — мрачно сказал Гирон. — Но если вы не появитесь в ближайшие четыре часа, нас останется слишком мало, чтобы сдерживать врага.

— Четыре часа? — обеспокоенно повторил Валь Марланн. — Не знаю, успеем ли мы. Генераторы «Этне» и так работают с перегрузкой.

Пока маленькая эскадрилья «Этне» мчалась на юг, к белому маяку Денеба, грандиозная битва к востоку от звезды постепенно уходила все дальше от него.

Смертельный танец сгорающих звезд смещался на запад, в открытый космос. Потрепанные остатки доблестного флота баронов шли на соединение с имперскими и союзными кораблями, чтобы вместе дать последний бой.

Это на самом деле был галактический Армагеддон. Уже торжествующие победу две эскадры Облака объединились и бросились вперед, в последнюю сокрушительную атаку.

«Этне» почти добрался до цели. Гордон продолжал следить по стереоприемникам и экрану радара за решающей битвой.

— Еще полчаса — и мы могли бы успеть, — пробормотал Валь Марланн сквозь сжатые губы. — Могли бы!

— Фрегаты-призраки по левому борту! — объявил вахтенный офицер на главном радаре.

События развивались с ошеломляющей быстротой. Как только корабли противника появились на экране, слева от «Этне» сверкнула ослепительная вспышка.

— Корабль сопровождения уничтожен! — воскликнул Хелл Беррел. — Эх!

Орудия «Этне», управляемые автоматикой, действующей несравнимо быстрее человека, громыхнули в ответ.

Пространство вокруг озарилось ослепительно-яркими взрывами тяжелых атомных снарядов, едва не задевших корабль. Вдали расцвели еще две вспышки и через мгновение увяли.

— Мы подбили двоих! — оживился Хелл Беррел. — Остальные ушли в «темноту» и не посмеют появиться снова.

Из стереоприемника донесся голос Гирона. Дешифраторы преобразовали сжатое кодированное сообщение в обычную речь.

— Принц Зарт, армада Лиги обходит нас с флангов и через час растерзает на куски!

— Вы должны продержаться еще немного, — крикнул в ответ Гордон, — пока…

В этот миг изображение Гирона исчезло и сменилось бледнолицыми людьми в черных мундирах. Они быстро вскинули тяжелые стержневидные ружья и прицелились.

— Облачники! Они перехватили нашу волну и используют новое оружие, — охрипшим голосом произнес Беррел.

Голубоватый зигзаг молнии вылетел из оружия переднего облачника. Разряд прошел над головой Гордона и пробил металлическую стену за его спиной.

Они атаковали прямо через стереоприемник. Голубые молнии переносили сами стереолучи.

Это продолжалось лишь несколько секунд, а затем выключатель оборвал связь, и изображение облачников исчезло.

— Значит, вот как они это делают! — выдохнул Хелл Беррел. — Неудивительно, что они уничтожили половину наших кораблей, пока мы еще не поняли, в чем дело.

— Скорее включите глушители! — приказал Валь Марланн. — Атака из стерео может повториться в любой момент.

Волосы на затылке у Гордона встали дыбом: «Этне» устремился прямо в гущу сражения. Пугающий момент приближался.

Гирон собрал имперские и союзные корабли в небольшую оборонительную линию, упиравшуюся левым флангом в белую громадину Денеба. Тяжелые линкоры Лиги наседали на них, стремясь бешеным огнем опрокинуть правый фланг.

Весь космос, казалось, превратился в ад с гибнущими кораблями и танцующими вспышками пламени. «Этне» бросился в самое пекло. Его орудия обстреливали фрегаты-призраки облачников, то и дело выныривающие из «темноты», чтобы провести атаку.

— Гирон, мы на месте! — сообщил Гордон. — Теперь растяните свои корабли в линию и отходите на полной скорости.

— Если мы это сделаем, флот Лиги соберется в кулак и прорвет нашу оборону, как бумагу! — запротестовал адмирал.

— Именно это мне и нужно! Пусть как можно больше кораблей Лиги соберется вместе. Быстрей, мы должны…

Изображение Гирона внезапно снова сменилось видом облачников со стержневидным оружием в руках.

Они выстрелили, но защитное поле «глушителей» погасило голубые молнии. Затем опять сработал выключатель, прервавший связь.

— Одного того, как они прерывают нашу связь, достаточно, чтобы выиграть битву, — проворчал Хелл Беррел.

Гордон напряженно следил по экрану радара за тем, как корабли Гирона спешно отступают на запад, растягивая линию и готовясь к бегству.

— А вот и флот Лиги! — воскликнул Валь Марланн.

Гордон тоже увидел их на экране — крупные пятна из тысяч линкоров Лиги менее чем в двенадцати парсеках от «Этне».

Они ринулись в погоню, но не сгруппировались в кулак, как он надеялся, а просто сузили фронт атаки.

Гордон понял, что придется действовать иначе. Помня предостережения Джала Арна, он не мог позволить им подойти ближе, пока он не включил Разрушитель.

— Остановите «Этне» и развернитесь точно в центр их строя, — хрипло приказал он.

Флот Гирона был уже позади, и «Этне» остался один перед всей армадой Лиги.

Гордон подошел к контрольной панели Разрушителя и повернул все шесть переключателей на четыре деления.

Стрелки поползли по циферблатам датчиков. Генераторы могучего линкора ревели все громче, пока таинственный аппарат высасывал из них невообразимую энергию.

Но что за сила скрывается в этих конусах на носу корабля? И что говорил об этом Гордону Джал Арн? Он попытался вспомнить: «Выровняй с помощью датчиков мощность каждого из конусов, иначе произойдет катастрофа!»

Показания датчиков не совпадали. Гордон начал лихорадочно двигать то один, то другой реостат. Стрелки поползли к красной критической отметке, но некоторые из них поднимались быстрее других. Слишком быстро!

От нечеловеческого напряжения на лбу Гордона проступили капельки пота. Все смотрели на него, но он ничего не мог поделать. Он не отважится запустить эту штуку, ничего не понимая в ней!

— Противник приближается, он уже в восьми парсеках, — сдавленным голосом предупредил Валь Марланн.

Три или четыре стрелки уже добрались до красной отметки. Но другие отставали. Гордон снова схватился за ручки реостатов.

Теперь все стрелки поднялись выше красной отметки, но не совпали с ней. «Этне» бешено дрожал в грохоте работающих на пределе генераторов. Казалось, сам воздух искрится от ужасного напряжения.

Неужели стрелки наконец совпали? Каждая находилась теперь в красной зоне циферблата, все в одном и том же положении…

— Пора! — хрипло воскликнул Гордон и повернул главный рубильник.

Глава 27

РАЗРУШИТЕЛЬ

Бледный призрачный луч вырвался из носа «Этне» и пронзил тусклое пространство. Он медленно полз вперед, рассыпаясь веером.

Гордон, Хелл Беррел и Валь Марланн замерли у иллюминаторов, следя за ним и не смея пошевелиться. Поначалу им показалось, ничего не изменилось.

Затем жирное пятно на экране радара, отмечающее положение флота облачников, слабо шевельнулось и замерцало.

— Ничего не происходит! — простонал Беррел. — Ничего! Они должны были…

Далеко впереди появилась черная точка. Она пульсировала, увеличиваясь в размерах. И вскоре превратилась в огромную и все еще растущую черную кляксу. Это была не просто темнота, не просто отсутствие света, а живой, шевелящийся мрак, какого ни один человек никогда прежде не видел.

Половина флота облачников внезапно исчезла с экрана радара, поглощенная таким же черным пятном, поскольку эта темнота не отражала лучи радара.

— Великий космос! — с дрожью в голосе воскликнул Валь Марланн. — Пространство там просто исчезло!

Ужасная, невероятная догадка наконец-то вспыхнула в голове ошеломленного Гордона.

Он все еще не понимал и никогда не смог бы понять научный принцип работы Разрушителя, но общий смысл уже дошел до него. Разрушитель не аннигилировал материю, он уничтожал само пространство!

Пространственно-временной континуум нашей Вселенной имеет четыре измерения. Четырехмерная сфера, парящая в многомерной бездне. Страшная сила Разрушителя уничтожила часть этой сферы, выбросив ее за пределы нашего мира.

Все это за одно мгновение промелькнуло в голове Гордона. Он ужаснулся и судорожно схватился за рубильник. Не прошло и секунды, как вся Вселенная сошла с ума.

Словно гигантские руки с неистовой силой швырнули «Этне» сквозь пространство. Мелькали звезды, весь космос крутился в сумасшедшей пляске, огромный ослепительно-белый шар Денеба угрожающе навис над кораблем. Кометы и темные звезды с бешеной скоростью проносились по небу.

Гордона отбросило к стене, едва не вышибив из него дух. Вселенная с мстительной яростью решила покарать слабых людей, дерзнувших поколебать основы вечного космоса.

Миновало много времени, прежде чем Гордон пришел в себя. «Этне» все еще терзали жестокие эфирные бури, но само звездное небо, похоже, уже прекратило биться в безумных конвульсиях.

Валь Марланн, держась за стойку переговорного устройства, выкрикивал какие-то команды экипажу. Из глубокого пореза на его виске сочилась кровь.

Он повернул к Гордону побледневшее от ужаса лицо:

— Генераторы выдержали, и космические возмущения понемногу успокаиваются. Нас чуть не выбросило на Денеб. Все звезды в этой части Галактики сошли со своих орбит.

— Реакция отдачи! — сдавленным голосом произнес Гордон. — Весь космос едва не обрушился в пространственную дыру, пробитую Разрушителем.

Хелл Беррел навис над экраном радара:

— Разрушитель уничтожил только половину кораблей облачников!

Гордон вскинул голову:

— Я не могу запустить его снова! Я не стану этого делать!

— И не нужно! — горячо воскликнул Беррел. — Остатки их флота в панике бегут назад в Облако.

«Их не стоит осуждать, — устало подумал Гордон. — Когда вокруг сходит с ума и рушится сам космос…» Нет, он никогда бы не осмелился высвободить эту силу, если бы знал, чем все обернется.

— Теперь я понимаю, почему Бренн Бир предупреждал, что Разрушитель нельзя использовать по любому поводу, — хрипло сказал Гордон. — Дай бог, чтобы он никогда больше не понадобился.

Один за другим посыпались вызовы по стереосвязи, растерянные запросы с кораблей Гирона.

— Что это было? — снова и снова вопрошал потрясенный командующий.

Хелл Беррел не забыл о своем долге и обязанностях.

— Весь флот Лиги, вернее, все, что от него осталось, удирает в сторону Облака! — торжествующе доложил он адмиралу. — Если мы последуем за ними, то сможем окончательно разбить облачников.

Гирона воодушевила такая возможность.

— Я немедленно отдам приказ преследовать их.

Остатки армады Лиги устремились через всю Галактику к спасительному Облаку. За ними, ускоряясь с каждым часом, мчались «Этне» и поредевший в сражении имперский флот.

— С ними будет покончено, если мы сокрушим власть Шорра Кана и уничтожим оставшиеся корабли! — ликовал Хелл Беррел.

— Вы думаете, Шорр Кан не участвовал в сражении? — спросил Гордон.

— Не стоит беспокоиться, он слишком хитер и наверняка руководил боем с Талларны! — заявил Валь Марланн.

После минутного размышления Гордон согласился. Шорр Кан не был трусом, но он наверняка предпочел руководить нападением из своего штаба в Облаке.

Спустя долгие часы корабли Лиги Темных Миров скрылись под защитой Облака. Вскоре после этого флот империи появился возле его мрачных туманных границ.

— Если мы пойдем вслед за ними, то можем попасть в западню, — заявил Гирон. — Там множество опасных для навигации участков, о которых мы ничего не знаем.

— Мы потребуем от них капитуляции, выдвинем ультиматум, — предложил Гордон.

— Шорр Кан ни за что не сдастся, — предупредил Хелл Беррел.

Но Гордон все же приказал настроить стереопередатчик на Талларну и заговорил:

— Правительству Лиги Темных Миров! Мы даем вам шанс сдаться добровольно. Сложите оружие, и мы обещаем, что никто не пострадает, кроме тех преступников, которые толкнули вас на эту агрессию. Если вы откажетесь, мы снова пустим в ход Разрушитель и направим его прямо на Облако! Мы навсегда очистим от него Галактику!

— Вы сделаете это? — Валь Марланн потрясенно посмотрел на него. — Но помилуй бог…

— Я никогда больше не отважусь на это! — ответил Гордон. — Я не пущу Разрушитель в ход еще раз. Но они почувствовали на себе его мощь и могут поверить моему блефу.

Ответа на стереосообщение не последовало. Через час Гордон повторил его. Снова безрезультатно. После очередного томительного ожидания раздался строгий голос Гирона:

— Принц, похоже, нам придется самим идти туда.

— Нет, подождите, — остановил его Хелл Беррел. — Пришло сообщение с Талларны!

В стереоприемнике появилось изображение группы усталых и потрепанных облачников, собравшихся в комнате дворца Шорра Кана. Некоторые были ранены.

— Принц Зарт, мы согласны на ваши условия! — хмуро произнес старший из них. — Как только все наши корабли произведут посадку, они будут немедленно разоружены. Через несколько часов вы сможете зайти в Облако.

— Возможно, это уловка! — резко возразил Валь Марланн. — Шорр Кан хочет выгадать время, чтобы подготовиться к встрече с нами.

Облачник покачал головой:

— Ужасная тирания Шорра Кана свергнута. Когда он отказался сдаться, мы подняли восстание. Можете сами взглянуть на него. Он умирает.

Изображение в стереоприемнике внезапно изменилось, и все увидели Шорра Кана.

Он сидел в кресле в своем строгом небольшом кабинете, из которого недавно руководил попыткой завоевать Галактику. Вокруг него стояли вооруженные облачники. Лицо его было мраморно-белым, а в боку чернела огромная рваная рана. Затем потухший взгляд на мгновение прояснился и остановился на Гордоне. Шорр Кан слабо усмехнулся:

— Вы победили. Не думал, что у вас хватит духу применить Разрушитель. Вам страшно повезло, что вы не уничтожили самих себя… — Он закашлялся, а затем продолжил: — Чертовски печальный конец, не правда ли? Но я не жалуюсь. У меня была одна жизнь, и я взял от нее все, что смог. Вы по большому счету тоже, вот почему вы мне так понравились.

Шорр Кан опустил голову, его голос упал до шепота.

— Возможно, я тоже принадлежу вашему миру, Гордон? Просто родился не в то время? Возможно…

С этими словами он повалился грудью на стол и замер.

— Принц, что он хотел вам сказать? — озадаченно спросил Хелл Беррел. — Я ничего не понял.

Гордон почувствовал странную щемящую грусть. Жизнь непредсказуема. У него не было никаких видимых причин, чтобы сочувствовать Шорру Кану. Однако он понял, что все-таки сочувствует.

Валь Марланн и другие офицеры «Этне» ликовали.

— Победа! Мы навсегда избавились от угрозы Лиги!

На корабле поднялся шум. И Гордон догадывался, что это неудержимое торжество распространяется сейчас по всему флоту.

Два часа спустя Гирон двинул свои корабли вглубь Облака по лучу радара, исходящего с Талларны. Половина флота осталась снаружи, на случай предательства.

— Теперь уже нет никаких сомнений, что они действительно сдаются, — сообщил адмирал Гордону. — Разведчики, которых я послал вперед, докладывают, что все корабли Лиги уже стоят на космодромах и разоружаются. Я оставлю эскорт для «Этне», — почтительно добавил он. — Понимаю, что вам хочется поскорей вернуться на Троон.

— Мне не нужно никакого эскорта, — ответил Гордон. — Валь Марланн, мы можем стартовать прямо сейчас.

«Этне» отправился в далекое путешествие сквозь всю Галактику к Канопусу. Но через полчаса Гордон отдал другой приказ:

— Мы летим к Солнцу, а не к Канопусу. Наша цель — Земля.

— Но, принц, весь Троон ждет вашего возвращения! — удивленно возразил Хелл Беррел. — Вся империя сойдет с ума от радости, дожидаясь возможности поприветствовать вас.

Гордон упрямо покачал головой:

— Я не полечу сейчас на Троон. Отвезите меня на Землю.

Офицеры с изумлением смотрели на него, но Валь Марланн все же распорядился изменить курс, и корабль направился к далекой желтой искорке Солнца.

Долгие часы, пока «Этне» летел на север, Гордон просидел в странном усталом оцепенении, задумчиво глядя в иллюминатор.

Он собирался вернуться на Землю, вернуться в свой мир и свое время. Только теперь он мог исполнить обещание, данное Зарту Арну.

Он смотрел на божественно яркие звезды Галактики. Далеко-далеко на западе остался сверкающий маяк Канопуса. Гордон подумал о миллионах людей, ликующих сейчас на Трооне.

— Все это теперь для меня потеряно, — обреченно сказал он самому себе. — Навсегда.

Он подумал о Лианне, и глухая волна отчаяния снова навалилась на него. Лианна тоже потеряна навсегда.

— Вся империя, вся Галактика прославляет вас, принц! — обратился к нему подошедший Хелл Беррел. — Стоит ли лететь сейчас на Землю, когда столько людей ждут вас?

— Я должен побывать там, — упрямо повторил Гордон, и растерянный антаресианец оставил его в одиночестве.

Гордон засыпал, просыпался и засыпал снова. Казалось, время потеряло для него всякий смысл. Сколько дней прошло до того момента, когда знакомый желтый диск Солнца ярко запылал прямо по курсу корабля?

«Этне» опускался к зеленой старушке Земле, к освещенному солнцем Восточному полушарию.

— Вы приземлитесь в горах возле моей лаборатории, — распорядился Гордон. — Хелл знает это место.

Башня в вечных, покрытых льдом Гималаях, похоже, ничуть не изменилась с того дня, когда Гордон покинул ее. Как же давно это было! «Этне» совершил мягкую посадку на небольшом плато.

Гордон посмотрел на своих недоумевающих друзей:

— Я собираюсь ненадолго зайти в лабораторию и хочу, чтобы со мной отправился один Хелл Беррел. — Он помолчал в нерешительности, а затем добавил: — Разрешите пожать вам руки? Вы самые лучшие и преданные друзья, о каких только можно мечтать.

— Принц Зарт, это похоже на прощание! — вырвалось у озадаченного Марланна. — Что вы собираетесь там делать?

— Со мной ничего не случится, обещаю вам, — с улыбкой ответил Гордон. — Через пару часов я вернусь на корабль.

Они обменялись рукопожатиями, а потом Валь Марланн еще долго молча стоял, глядя вслед Гордону, пока тот с Хеллом Беррелом выходил на обжигающий холодом воздух.

В башне Гордон направился в лабораторию со стеклянными стенами, где хранились диковинные приборы и инструменты, изобретенные настоящим Зартом Арном и старым Велем Квеном.

Гордон мысленно повторил все, что рассказывал ему пожилой ученый о работе телепатического усилителя и передатчика сознания, а затем со всей возможной тщательностью проверил приборы.

Хелл Беррел наблюдал за его действиями со смесью интереса и беспокойства. Наконец Гордон повернулся к нему:

— Хелл, мне понадобится ваша помощь. Вы должны сделать все в точности так, как я прошу, даже если не понимаете, зачем это нужно. Вы согласны помочь мне?

— Вы же знаете, я выполню любой ваш приказ, — сказал антаресианец. — Но не могу избавиться от неприятных предчувствий.

— Не стоит волноваться, через несколько часов вы уже полетите к Троону, и я вместе с вами, — успокоил его Гордон. — А пока подождите немного.

Он надел шлем телепатического усилителя. Проверил настройку на индивидуальную частоту Зарта Арна, как учил Вель Квен. Затем повернулся к аппарату.

Гордон сосредоточился, собрался с духом и отправил через пропасть времени усиленное аппаратурой мысленное сообщение тому, на кого прибор был настроен:

«Зарт Арн! Зарт Арн! Вы меня слышите?»

Ответа не было. Гордон снова и снова повторял вызов, но безрезультатно.

Удивление и беспокойство охватили Гордона. Через час он снова попытался вызвать Зарта Арна, но с тем же успехом. Хелл Беррел озадаченно смотрел на него.

Прошло еще четыре часа, и Гордон предпринял последнюю отчаянную попытку.

«Зарт Арн, вы слышите меня? Это Джон Гордон!»

На этот раз сквозь невообразимую бездну времени пришел слабый тихий мысленный ответ.

«Джон Гордон! Бог мой, я уже много дней ожидаю вашего вызова и не могу понять, что случилось! Почему вы сами связались со мной, а не Вель Квен?»

«Вель Квен погиб. Его убили солдаты Лиги вскоре после того, как я оказался в вашем времени. Зарт, здесь началась галактическая война между Облаком и империей, — торопливо объяснил он. — События закрутили меня, и я не мог вернуться на Землю, чтобы обменяться с вами телами. Мне пришлось изображать вас, никому не раскрывая правды, как я и обещал вам. Лишь один человек знал о моем обмане, но он теперь мертв, и больше никто ни о чем не догадывается».

«Гордон, значит, вы сдержали обещание? — донеслись до него взволнованные мысли Зарта Арна. — Вы могли остаться в моем теле и занять мое положение, но не стали этого делать».

«Зарт, я помню объяснения Веля Квена и думаю, что смогу справиться с передатчиком, — перебил его Гордон. — Поправьте меня, если я что-то упущу».

Он мысленно проделал все операции. Зарт Арн тут же отвечал, подтверждая правильность его действий и лишь изредка поправляя ошибки.

«Давайте начинать — я готов к обмену, — наконец сказал ему Зарт Арн. — Но кто включит аппарат, если Вель Квен мертв?»

«Я привел с собой своего друга, Хелла Беррела. Он не понимает смысла того, что мы делаем, но я покажу ему, как включить прибор».

Он прервал контакт и обернулся к антаресианцу, тревожно наблюдавшему за ним.

— Хелл, сейчас мне понадобится ваша помощь. — Гордон показал на аппарат. — Когда я подам сигнал, вы должны повернуть эти переключатели вот в таком порядке.

Хелл Беррел внимательно выслушал, затем понимающе кивнул:

— Я все сделаю. Но что будет с вами?

— Простите, Хелл, но я не могу рассказать. Уверяю вас, это не причинит мне никакого вреда.

Гордон крепко пожал руку антаресианцу, поправил шлем и снова послал мысленный вызов через пропасть времени.

«Вы готовы, Зарт? Если да, то я даю Хеллу сигнал».

«Готов, — пришел ответ Зарта Арна. — И прежде чем мы попрощаемся, Гордон, я хочу поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали, за то, что сдержали свое обещание».

Гордон поднял руку и услышал, как Хелл поворачивает переключатели. Аппарат загудел, и разум Гордона умчался в ревущую темноту…

Глава 28

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗВЕЗДНОГО СКИТАЛЬЦА

Гордон постепенно приходил в себя. Голова болела, и вообще он чувствовал себя как-то странно и непривычно. Наконец Гордон шевельнулся и открыл глаза.

Он лежал в хорошо знакомой кровати. Это была его маленькая нью-йоркская квартира — темная комната, казавшаяся теперь совсем крохотной.

Гордон неуверенным движением включил лампу, сполз с кровати и посмотрел в высокое зеркало у дальней стены.

Он снова стал собой. В зеркале отражалась крепкая, коренастая фигура и загорелое лицо Джона Гордона, а не орлиные черты высокорослого Зарта Арна.

Он поплелся к окну и взглянул на силуэты зданий на фоне звездного неба, мерцающие огнями улицы Нью-Йорка. Каким маленьким, тесным и старомодным выглядел город теперь, когда в памяти еще свежи были воспоминания о величественном Трооне.

Гордон посмотрел в звездное небо, и слезы затуманили его взгляд. Туманность Ориона казалась мелкой тусклой бусинкой на поясе огромного созвездия. Малая Медведица поднималась в зенит. Низко над крышами мигал белый глаз Денеба.

Канопуса не было видно, он оставался за горизонтом. Но мысли Гордона рвались через бездну времени и пространства к волшебным башням Троона.

— Лианна! Лианна! — шептал он, и слезы текли по его лицу.

Медленно тянулись ночные часы, пока Гордон изводил себя мыслями о том, в какую пытку превратится теперь его жизнь.

Непреодолимая бездна времени и пространства разлучила его навсегда с единственной девушкой, которую он любил. Он не мог забыть ее, не хотел забывать. Но он должен прожить остаток жизни без нее.

На следующее утро Гордон отправился в страховую компанию, в которой работал. Войдя в офис, он вспомнил, как уходил отсюда несколько недель назад, с нетерпением ожидая будущие приключения.

Старший менеджер удивленно посмотрел на него:

— Гордон, вы уже поправились и готовы работать? Я очень рад.

Гордон мгновенно сообразил, что Зарт Арн, оказавшись в его теле, притворился больным, поскольку не смог бы выполнять его обязанности.

— Я в полном порядке, — сказал Гордон. — И хотел бы приступить к работе.

Только работа и спасала Гордона от отчаяния все последующие дни. Он погрузился в нее с головой, как другие стали бы искать спасения в алкоголе или наркотиках. У него не оставалось времени на воспоминания.

Но по ночам Гордон вспоминал. Он лежал без сна, глядя в окно на яркие звезды, которые представлялись его мысленному взору огромными могучими светилами. Перед его глазами то и дело вставало лицо Лианны.

Через несколько дней начальник похвалил его:

— Гордон, я боялся, что болезнь может сказаться на вашей работоспособности, но если вы будете продолжать в том же духе, то скоро станете помощником менеджера.

Гордону хотелось горько рассмеяться — настолько нелепым было это предложение. Стать помощником менеджера?

Ему, пировавшему в роли принца империи со звездными королями на Трооне? Ему, руководившему союзным флотом в решающем сражении возле Денеба? Ему, в чьих силах было уничтожить Облако и само пространство?

Но он не рассмеялся, а лишь тихо сказал:

— Было бы неплохо получить эту должность, сэр.

А потом, спустя много недель, он еще раз услышал чужой голос в своем полусонном сознании:

«Гордон! Джон Гордон!»

Он сразу узнал ее. Понял, чей разум вызывает его. Он узнал бы ее даже за порогом смерти.

«Лианна!»

«Да, Джон Гордон, это я!»

«Но как вы смогли?.. Как вы узнали?..»

«Зарт Арн все рассказал мне, — нетерпеливо перебила она. — Он поведал всю вашу историю, когда вернулся на Троон. Рассказал, что это вас, оказавшегося в его теле, я на самом деле полюбила. Джон Гордон, он плакал, рассказывая мне о вас! Он онемел, когда узнал, что вы сделали и чем пожертвовали ради империи».

«Лианна… Лианна… — Мысли Гордона отчаянно стремились к ней через невообразимую бездну. — Значит, мы, по крайней мере, можем попрощаться».

«Нет, подождите! — донесся до него ее серебристый мысленный голос. — Не нужно прощаться. Зарт Арн говорит, что сможет переправлять во времени не только разум, но и физическое тело, когда усовершенствует свой аппарат. Он сейчас работает над этим. Если у него все получится, вы вернетесь ко мне — вы, настоящий Джон Гордон?»

Покрывшаяся пеплом надежда снова вспыхнула в нем, разгораясь ярким пламенем. Он ответил взволнованной мыслью:

«Лианна, я вернусь, даже если у меня будет только час для того, чтобы встретиться с вами!»

«Тогда ждите нашего вызова, Джон Гордон! Возможно, Зарт Арн еще не скоро добьется успеха, но наш вызов обязательно придет».

Прозвенел автомобильный клаксон, и Гордон проснулся. Отзвуки страстной далекой мысли растаяли в его голове.

Он сел, дрожа от волнения. Неужели это был просто сон? Неужели?

— Нет! — решительно произнес он. — Это было на самом деле. Я уверен, что было.

Он подошел к окну и посмотрел сквозь огни Нью-Йорка на великолепие звездного неба.

Бездна вечности отделяла его от миров звездных королей, но он жаждал вернуться к ним. К ним и к звездной принцессе, чья любовь позвала его сквозь пространство и время.

Книга III. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЗВЕЗДАМ


Избранные произведения. I

В продолжении «Звёздных Королей» Джон Гордон возвращается в будущее, где вся Галактика снова стоит на краю гибели и порабощения…

Глава 1

Секретарь открыла дверь в кабинет:

— Пожалуйста, входите, мистер Гордон.

— Спасибо.

Дверь за спиной бесшумно закрылась. Навстречу из-за стола поднялся высокий, на удивление энергичный, молодо выглядящий мужчина, от которого так и веяло дружелюбием.

— Мистер Гордон? — произнес он, протягивая руку. — Меня зовут доктор Кеог.

Джон Гордон ответил на рукопожатие и опустился в предложенное кресло. С неожиданным смущением осматривая кабинет, он старался не встречаться взглядом с самим Кеогом.

— Вы когда-либо прежде обращались к психиатру? — мягко спросил доктор.

— Э-э… нет. — Гордон покачал головой. — Раньше не было необходимости.

— У каждого из нас время от времени появляются проблемы, — подбодрил его Кеог. — В этом нет ничего зазорного. Важно осознать, что проблема действительно существует. Только в этом случае ее можно решить, — с улыбкой добавил он. — Таким образом вы уже сделали первый, очень важный шаг к успеху. Дальше будет намного легче. Итак, — он заглянул в медицинскую карту, показавшуюся Гордону подозрительно подробной, — вы работаете в страховом бизнесе?

— Да.

— Судя по занимаемой должности, дела у вас идут успешно?

— В последнее время я много работал, — ответил Гордон со странной интонацией.

— Вам нравится ваша работа?

— Не сказал бы.

Доктор помолчал минуту-другую, хмуро изучая карту. Гордону нестерпимо хотелось сбежать, но он прекрасно понимал, что рано или поздно вернется сюда. Он больше не мог в одиночку бороться с мучившими его вопросами. Необходимо понять, что с ним происходит.

— Я вижу, вы не женаты, — заметил Кеог. — Могу я узнать почему?

— Это одна из причин, по которой я обратился к вам. Видите ли, есть девушка… — Гордон запнулся, а потом закончил с внезапной решимостью: — Я должен понять, существовала ли она на самом деле.

— У вас есть сомнения?

— В то время я ничуть не сомневался, что все было по-настоящему. Намного ярче и живее, чем все, что случалось со мной прежде. Но теперь… Теперь я не знаю, что и подумать. — В глазах пациента, устремленных на Кеога, угадывалась неподдельная боль. — Не стану скрывать: я не хочу расставаться с этой иллюзией… Если, конечно, это была всего лишь иллюзия. Для меня она дороже любой реальности. Но я чувствую… если я не… о, черт возьми!

Он вскочил и принялся бесцельно бродить по кабинету. Его широкие плечи поникли, а руки машинально сжались в кулаки. Он производил впечатление человека, готового броситься со скалы в море. И Кеог понимал, что это впечатление почти верное. Доктор сидел молча и ждал, когда посетитель успокоится.

— Я помню, — заговорил наконец Гордон, — как летал к звездам. Не в наше время, а в далеком будущем. Через двести тысяч лет. Позвольте, я выложу вам все, доктор, а уж потом можете надеть на меня смирительную рубашку. Я помню, что мой разум переместился сквозь время в тело другого человека, и я — оставаясь при этом собой, понимаете, сохранив память о том, что я Джон Гордон из двадцатого века, — я оказался в теле Зарта Арна, принца Среднегалактической империи. Я летал к звездам…

Он затих и остановился у окна, глядя, как капли дождя падают на крыши и стены домов Западной Шестьдесят четвертой улицы. Небо затянуло грязной, словно сажа, пеленой.

— Я слышал музыку восхода, — продолжил Гордон, — которую издают вершины Хрустальных гор, когда их нагревает восходящее над планетой Троон светило Канопуса. Я пировал с владыками Галактики в Звездном зале. Наконец, я вел корабли империи в бой с заклятыми врагами из Лиги Темных Миров у границ Скопления Геркулеса. Я видел, как звездолеты сгорали, словно мотыльки в пламени свечи.

Гордон и не думал оглядываться, чтобы проверить, как Кеог воспринимает его признания. Говорил без остановки, и в голосе звучала гордость, смешанная с безумной тоской и болью утраты.

— Я потерпел аварию в туманности Ориона. Погрузился в облако космической пыли, где даже свет звезд тонет в туманной мгле. Я убил многих людей, доктор. И в этой последней битве я… — Он замолчал, тряхнул головой и отвернулся от окна. — Сейчас это уже не важно. Но там было слишком много всего. Целая Вселенная: незнакомый язык, странные имена, непривычные костюмы, пейзажи, технические подробности. Неужели я просто выдумал все это?

Он с отчаянием посмотрел на доктора.

— Вы были счастливы в том мире? — спросил Кеог.

Гордон с хмурым видом задумался над вопросом.

— Большую часть времени я был просто испуган. Все случилось так… — Он сделал движение рукой, смутно говорящее о больших неприятностях. — Мне постоянно угрожала опасность. Но… Да, думаю, я был счастлив там.

Кеог кивнул:

— Вы говорили о девушке…

Гордон снова повернулся к окну:

— Ее звали Лианна. Она была принцессой королевства Фомальгаут. Принц Зарт Арн обручился с ней… государственные интересы, как вы понимаете, и ничего больше. У принца уже была морганатическая жена. Но я — Джон Гордон в теле Зарта Арна, — я влюбился в Лианну.

— Она ответила на ваши чувства?

— Да, и когда мне пришлось оставить ее и вернуться в свой мир, в свое время, для меня это было равносильно концу света… И вот что меня особенно мучает, доктор: я уже смирился с тем, что никогда не увижу ее снова, но потом мне почудилось, будто однажды ночью она телепатически заговорила со мной сквозь время и сказала, что Зарт Арн надеется найти способ перенести меня в будущее в моем собственном теле.

Он замолчал и опять ссутулился.

— Как безумно, должно быть, все это звучит. Но я только потому и терпел до сих пор свою тоскливую жизнь, что надеялся когда-нибудь вернуться туда. Но разумеется, ничего подобного не произошло. И теперь я не знаю, было ли это со мной на самом деле.

Гордон вернулся к креслу и сел, совершенно опустошенный.

— Я никому не рассказывал об этом прежде. Теперь рассказал и чувствую себя так, будто убил кого-то или что-то в самом себе. Но я не могу больше жить меж двух миров. Если мир будущего был моей галлюцинацией и существует только одна реальность, я должен принять это.

Он задумался. Зато настала очередь Кеога подняться и заходить по кабинету. Несколько раз доктор оборачивался и смотрел на Гордона так, словно выбирал место для удара.

— Что ж, — отрывисто начал он, наконец собравшись с мыслями, — давайте рассмотрим ваши свидетельства. — Он бросил взгляд на неразборчивые пометки в блокноте на столе. — Вы говорите, что ваш разум был перемещен во времени в тело другого человека.

— Именно так. Зарт Арн был не только принцем, но и ученым. Он усовершенствовал методику переноса и аппаратуру для него. Он осуществил обмен из своей лаборатории.

— Очень хорошо. А что происходило с вашим собственным телом — здесь, на Земле, в наше время, — пока ваш разум находился в другом месте?

Гордон удивленно посмотрел на доктора:

— Я же объяснял: это был обмен. В этом и состоял смысл эксперимента. Зарт Арн хотел изучать прошлое. Он уже делал подобное много раз. Но в моем случае все так ужасно запуталось.

— Значит… э-э… Зарт Арн действительно находился в вашем теле?

— Да.

— И ходил вместо вас на работу?

— Вовсе нет. Когда я вернулся, мой начальник сказал, что рад моему выздоровлению. По-видимому, Зарт Арн назвался больным, опасаясь совершить какую-нибудь непоправимую ошибку. У меня самого такой возможности не было.

— Вы очень логично мыслите, мистер Гордон. Но нет ли у вас каких-либо реальных доказательств того, что этот обмен разумом действительно имел место?

— Нет, ни единого, — признал Гордон. — Да и откуда им было взяться? А что вы имели в виду, говоря о том, что я логично мыслю?

— Вы тщательно залатали все дыры в своем рассказе, — усмехнулся Кеог. — Превосходная выдумка, мистер Гордон. Мало кто из людей одарен таким богатым воображением. Я понимаю, каких усилий вам стоило прийти сюда, — добавил он уже серьезно. — Думаю, у нас с вами сложатся прекрасные отношения. Потому что вы и сами подсознательно чувствуете, что все ваши мечты о звездных королевствах, туманностях и прекрасных принцессах свидетельствуют лишь о попытках вашего разума сбежать из этого мира, который вы считаете невыносимо скучным. Тоскливым, как вы сами сказали. Что ж, потребуется много времени и сил, возможно, кое-какие моменты окажутся довольно болезненными, но я не считаю, что вам стоит из-за этого беспокоиться. Дело в том, что ваши видения не повторялись уже долгое время, и это хороший признак. Буду рад видеть вас у себя два раза в неделю, если это возможно.

— Я постараюсь.

— Хорошо. Мисс Финли запишет вас на следующий прием. Да, вот мой телефон. — Он протянул Гордону визитку. — Если вдруг появятся рецидивы, звоните в любое время дня и ночи.

Они тепло попрощались, и спустя несколько минут Гордон уже шел по улице под проливным дождем, не чувствуя ничего, кроме полной опустошенности. Он понимал, что Кеог прав, что он не может не быть правым. Гордон действительно почти смирился с тем, что все это лишь его фантазии и теперь его нужно лишь слегка подтолкнуть к правильному решению. Однако, рассказывая о своих сомнениях вслух, он ощущал себя словно под ножом хирурга, проводящего необходимую и спасительную операцию, но без анестезии.

И все равно его видения казались — и до сих пор кажутся — настолько реальными…

Он беспощадно выбросил из головы голос Лианны, ее прекрасное лицо и память о прикосновении ее губ.

В это время Кеог в своем кабинете лихорадочно повторял на диктофон все, что ему поведал Гордон. Пока впечатление от рассказа еще свежо. Этот случай буквально напрашивался на то, чтобы написать о нем.

Гордон стал дважды в неделю посещать Кеога, отвечал на его вопросы, передавал все новые и новые подробности своих грез и под умелым руководством доктора учился смотреть на них беспристрастно. Он уже начал понимать скрытые мотивы этих фантазий: скучная, монотонная работа, не предлагающая особо сложных задач; стремление к высокому положению в обществе; жажда славы и власти; желание отомстить за собственные разочарования всему миру, не сумевшему оценить его по достоинству В этом смысле Кеога особенно впечатлило, чтобы не сказать поразило, описание Разрушителя — оружия невероятной мощи, которое Гордон в роли Зарта Арна применил в решающей битве с Лигой.

— Значит, вы уничтожили часть пространства? — переспросил Кеог и покачал головой. — У вас крайне агрессивные желания. Какая удача, что вы реализовали их только в своих фантазиях.

Объяснить появление Лианны было проще всего: девушка-мечта, прекрасная и недостижимая, избавляла Гордона от необходимости искать благосклонности реальных женщин, окружавших его. Кеог считал, что пациент боится женщин, но на самом деле Гордону просто было скучно с ними. Однако он решил, что доктор лучше понимает его подсознательные мотивы, и не стал спорить.

И постепенно, неделя за неделей, фантазии начали стираться в его памяти.

Кеог и сам увлекся этим случаем. Он привязался к Гордону, который оказался на удивление исполнительным и контактным пациентом. К тому же доктор собрал богатейший материал, который мог еще долго использовать в своих статьях и лекциях.

Наконец теплым майским вечером, когда в подернутом облаками небе ласково светило солнце, Кеог сказал Гордону:

— Мы добились впечатляющего прогресса. Я очень доволен результатом и намерен на какое-то время отпустить вас в самостоятельный полет. Возвращайтесь через три недели и расскажите, как идут ваши дела.

Они отпраздновали окончание лечения, пропустив по бокалу вина, после чего Гордон заказал роскошный ужин и отправился в театр, постоянно напоминая себе, как он счастлив таким исходом дела. Возвращаясь домой поздно вечером, он старательно избегал смотреть на звезды, ярко горевшие над уличными фонарями.

Затем он лег спать.

Без четверти три ночи доктора Кеога разбудил телефонный звонок. Он снял трубку, и в то же мгновение весь его сон как ветром сдуло.

— Гордон? Что случилось?

— Он вернулся! — послышался из трубки испуганный голос. — Зарт Арн. Он говорил со мной. Сказал, что готов перенести меня целиком. Сказал, что Лианна ждет меня. Доктор… Доктор!

Связь прервалась.

— Гордон! — крикнул Кеог, но не получил ответа. — Гордон, держитесь! — продолжал он, не замечая прерывистых телефонных гудков. — Не поддавайтесь панике. Я сейчас приеду.

Через пятнадцать минут он был на месте. Дверь в квартиру Гордона оказалась заперта. Кеог разбудил портье, который, придирчиво изучив документы доктора, с явной неохотой открыл ее. В квартире было тихо и пусто. Телефонная трубка свисала со стола, словно ее уронили, не закончив разговора. Кеог машинально вернул ее на место.

Доктор в глубокой задумчивости остановился посреди комнаты. Он ничуть не сомневался в том, что здесь произошло. Гордон не смог примириться с потерей своей прекрасной мечты и сбежал от лечения, от реальности. Разумеется, он вернется, но придется все начинать сначала… Кеог разочарованно вздохнул, покачал головой и вышел.

Глава 2

Сознание возвращалось к Гордону мучительно медленно. Сначала в памяти всплыли смутные отголоски душераздирающего, безмерного ужаса, ощущения, будто бы он проваливается в небытие. Кажется, он слышал собственный крик и теперь потрясенно подумал, почему же Кеог не пришел ему на помощь. Затем донеслись другие голоса: знакомые и совершенно чужие, очень далекие. Какая-то холодная жидкость затекла в рот и вспыхнула в животе белым пламенем. Гордон приоткрыл веки, и в глаза хлынул ослепительный свет. Следом стали проступать очертания предметов. Сначала крупных: стен, окон, мебели. Потом мелких, находящихся ближе.

Человеческие лица.

Их было два. Одно было ничем не примечательным: сосредоточенный, чем-то обеспокоенный мужчина. Другое оказалось его собственным.

Нет, подождите. У Гордона было широкое лицо, темные волосы и голубые глаза, а сейчас он видел перед собой темно-карие глаза и нос с горбинкой, которые никак не могли принадлежать ему самому. И все же…

— Гордон! — произнес горбоносый. — Гордон!

— Одну минуту, ваше высочество, — сказал другой, и Гордон почувствовал, что ему приподняли голову.

Из тумана выплыла рука, держащая стакан с жидкостью. Гордон инстинктивно глотнул. Белый огонь, приятный и бодрящий, снова вспыхнул внутри. Туман перед глазами начал рассеиваться.

Гордон вгляделся в красивое смуглое лицо и прошептал:

— Зарт Арн.

Сильные руки помешали ему подняться.

— Слава богу. Я уже начал волноваться. Нет, не вставайте. Вы очень долго оставались без сознания. И в этом нет ничего удивительного, ведь каждый атом вашего тела пришлось протащить сквозь время. Но теперь дело сделано. После стольких лет работы я добился успеха! — Неожиданно Зарт Арн усмехнулся. — А вы уже решили, что я забыл о вас?

— Мне казалось… — пробормотал Гордон и закрыл глаза.

«Кеог! Доктор Кеог, мне нужна ваша помощь, — потрясенно подумал он. — Неужели я снова повредился рассудком и вижу галлюцинации? Или это все происходит в реальности? Нет, это реальность. И я никогда не переставал в нее верить, несмотря на все ваши хитроумные умозаключения!»

Это реальность.

Гордон снова попытался сесть, и на этот раз ему позволили это. Он окинул взглядом лабораторию. Она была такой же, какой Гордон увидел ее в первый раз, за исключением нового сложного оборудования: контрольных приборов непонятного назначения в одном углу, высокой прозрачной конструкции, напоминающей хрустальный гроб — в другом, и двух вовсе ни на что не похожих установок, висевших под потолком между ними. На удивление толстый кабель вился между приборами и уходил за пределы лаборатории — вероятно, к генератору.

Через высокие окна в восьмиугольную комнату лился чистый и яркий свет высокогорного солнца. Гордон разглядел вдали величественные вершины Гималаев. Там, снаружи, по-прежнему была старушка Земля.

Он посмотрел на свои руки, на свое привычное тело. Потрогал мягкую поверхность койки, на которой сидел, почувствовал обнаженной спиной дуновение ветра. Затем схватил Зарта Арна за руку. Кости и мышцы, кровь и плоть — теплая и живая.

— А где Лианна?

— Она ждет. — Зарт Арн кивнул в сторону, показывая, что принцесса находится где-то рядом, в соседней комнате. — Она хотела прийти, но мы решили, что лучше не торопиться с этим. Как только вы почувствуете себя достаточно окрепшим…

Сердце Гордона отчаянно забилось. Какая разница — реальность это или фантазия? В здравом уме или в безумных мечтах — он снова был здесь, и Лианна ждала его. Он вскочил на ноги и лишь смущенно рассмеялся, когда колени подогнулись. Зарт Арн с помощником поддержали его.

— Прошло так много времени, — объяснил он Зарту Арну. — Я слегка растерялся, но сейчас уже все в порядке. Как бы там ни было, я согласен на все. Нельзя ли попросить у вас еще порцию этого адского огня и какую-нибудь одежду?

Зарт Арн посмотрел на помощника:

— Леке Вель, что скажете? Гордон, это сын Веля Квена. Он занял место своего отца. Если бы не он, я бы ни за что не справился с той неразрешимой задачей, что сводила нас обоих с ума с тех пор, как вы вернулись в свое время.

— К чему скромничать, это правда, — усмехнулся Леке Вель и пожал руку Гордону. — А вам я отвечу: нет. Пока нет. Отдохните немного, а потом мы подумаем об одежде.

Гордон разочарованно лег.

— На Трооне вас ждет радушный прием, — пообещал Зарт Арн. — Мой брат Джал — один из немногих, кто знает, как все происходило на самом деле, и понимает, что вы сделали для нас. Мы никогда не сможем отблагодарить вас в полной мере, но не думайте, что мы забыли об этом.

Гордон вспомнил тот день, когда Джал Арн, ставший императором после убийства отца, сам едва не погиб от руки другого убийцы. Ему пришлось переложить бремя дипломатических переговоров и обороны империи на плечи абсолютно не готового к этому Гордона. По милости небес или чистой случайности, но он справился с этим делом.

Гордон улыбнулся и поблагодарил, а вскоре неожиданно уснул.

Когда он проснулся, солнечный свет уже потускнел, а вершины гор отбрасывали на плато длинные тени. Гордон чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Зарт Арн куда-то ушел, но Леке Вель остался в лаборатории. Он проверил самочувствие Гордона, удовлетворенно кивнул и указал на висевшую на спинке кресла одежду. Гордон поднялся с постели, быстро справившись с приступом головокружения. Костюм оказался знакомым: рубашка без рукавов и брюки теплого медного оттенка, а также плащ из гладкой шелковистой ткани. Он подошел к зеркалу, чтобы расправить одежду. Гордон никогда прежде не видел себя в подобном наряде, который на Зарте Арне смотрелся изящно и естественно, но сейчас напоминал карнавальный костюм и мог вызвать лишь улыбку.

И тут Гордона словно громом поразило: Лианна никогда его не видела. Она влюбилась в него как в Зарта Арна — точнее говоря, в другого Зарта Арна, и лишь потом узнала, что ее возлюбленный — Джон Гордон с древней Земли. Но будет ли она по-прежнему любить его, когда увидит, как он выглядит на самом деле? Может быть, она разочаруется в нем, найдя его внешность слишком обыденной или даже отталкивающей.

Гордон обернулся к Лексу Велю и с отчаянием произнес:

— Мне в самом деле нужно выпить еще порцию стимулирующего…

Леке Вель взглянул на него и без разговоров принес стакан с напитком. Гордон выпил, и в этот момент в лабораторию зашел Зарт Арн.

— Что случилось?

— Не знаю, — ответил Леке Вель. — Казалось, с ним все в порядке, а потом вдруг…

— Попробую догадаться, — мягко проговорил Зарт Арн. — Это из-за Лианны, да?

Гордон кивнул:

— Я внезапно понял, что она в первый раз увидит настоящего меня… совсем незнакомого человека.

— Она все же немного подготовлена. Не забывайте, что я мог описать ей вашу внешность и делал это по ее просьбе тысячи раз. — Принц положил руку на плечо Гордона. — Ей понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть. Наберитесь терпения, Гордон, и не сомневайтесь в ее чувствах. Она постоянно находилась здесь, вдали от своего королевства. Государственные дела требовали ее возвращения домой, но она оставалась на Земле, дожидаясь того дня, когда мы будем готовы к переносу. — Зарт Арн покачал головой, взгляд его стал озабоченным. — Она не отвечала на сообщения с Фомальгаута и, разумеется, отмахивалась от моих советов. Надеюсь, что теперь, когда вы здесь, она послушает вас. Скажите ей, что она должна лететь домой.

— Какие-то неприятности?

— Неприятности всегда случаются, когда глава государства не уделяет внимания делам. Я не знаю, насколько они серьезны, Лианна мне ничего не рассказывала. Но сообщения с Фомальгаута раньше шли с пометкой «срочно», а теперь стали «сверхсрочными». Так вы ей скажете?

— Конечно, — согласился Гордон, в какой-то мере даже довольный тем, что у него есть о чем побеспокоиться, кроме собственных переживаний.

— Вот и хорошо. — Зарт Арн взял его за руку. — Будьте снисходительны, друг мой. И помните, что я объяснил ей, как вы выглядите. Она не ожидает встретить Аполлона.

Он так сочувственно посмотрел на Гордона, что тот поневоле улыбнулся:

— Спасибо вам огромное, дружище.

Зарт Арн рассмеялся и повел его к выходу. Но Гордону все равно было не по себе.

Лианна ждала его в маленькой комнате с панорамой заката за окном. Заснеженные вершины еще ловили последние лучи солнца и вспыхивали горячим золотом, а в ущельях под ними уже сгущались фиолетовые тени. Зарт Арн проводил Гордона до дверей и удалился. В комнате было непривычно тихо. Лианна отвернулась от окна и взглянула на Гордона, а он стоял как истукан, не решаясь пошевелиться или заговорить. Она выглядела такой же прекрасной, какой он помнил ее, — высокая, стройная и изящная, с пепельными волосами и чистыми серыми глазами. Наконец-то Гордон убедился раз и навсегда, что это не сон и не фантазия, потому что никто не в состоянии вообразить те чувства, которые он сейчас испытывал.

— Лианна, — прошептал он. И повторил: — Лианна…

— Так вот вы какой, Джон Гордон.

Она подошла, вглядываясь в его лицо, словно пытаясь отыскать какую-нибудь знакомую черту, по которой можно узнать его. Он хотел взять ее за руки, прикоснуться к ней и поцеловать со всей накопленной за годы одиночества жаждой. Но так и не решился. Он продолжал стоять, напряженный и оробевший, а она все смотрела на него. Потом остановилась с неуверенной улыбкой на алых губах и опустила взгляд.

— Вы разочарованы? — спросил Гордон.

— Зарт Арн очень точно описал вашу внешность.

— И я вам…

— Нет, — быстро ответила она и снова подняла глаза. — Прошу вас, не думайте так. — Она сконфуженно улыбнулась. — Если бы я впервые увидела вас — а я и в самом деле в первый раз вас вижу, — то решила бы, что вы довольно привлекательный мужчина. — Она покачала головой. — Я хотела сказать, что вы действительно привлекательны. Дело вовсе не в этом. Просто мне придется научиться узнавать вас. Если только, — добавила она, напряженно глядя прямо ему в глаза, — ваши чувства ко мне остались прежними.

— Конечно остались! — Он обнял ее за плечи.

Она не отстранилась, но и не прижалась к нему. Лишь смущенно улыбнулась и повторила слова Зарта Арна:

— Будьте снисходительны.

— Я постараюсь, — с тщательно скрываемой ноткой горечи произнес Гордон и опустил руки.

Он подошел к окну. Вершины гор погрузились в темноту, и в свете проступивших на небе звезд снег приобрел голубоватый оттенок. Гордон почувствовал себя таким же холодным и неприкаянным, как ветер, гуляющий по снежным полям.

— Зарт Арн сказал, что у вас какие-то неприятности дома.

Лианна небрежно махнула рукой:

— Ничего серьезного. Он хотел, чтобы вы уговорили меня вернуться домой?

— Да.

— Я отправлюсь завтра же, но при одном условии. — Она снова подошла ближе, и последние лучи заката осветили ее бледное как мрамор лицо. — Вы должны полететь со мной.

Он посмотрел на нее и осторожно коснулся ее руки.

— Я причинила вам боль, — тихо сказала она. — Но я вовсе не хотела этого. Сможете ли вы простить меня?

— Конечно, Лианна.

— Тогда летим вместе. Мне нужно лишь немного времени, чтобы привыкнуть.

— Хорошо. Я полечу с вами.

«Я полечу, — подумал Гордон с внезапным ожесточением. — И если мне придется снова завоевать тебя, я это сделаю, черт возьми, и сделаю так, чтобы ты забыла, что когда-то я выглядел иначе».

Глава 3

Королевский крейсер с белым солнцем Фомальгаута на носу стартовал с космодрома возле самого большого города Земли. Это был город широких просторов и возвышенной красоты. Рельефные, расширяющиеся кверху колонны поднимались над сетью дорог. В золотистых солнечных лучах стайки флайеров местного сообщения опускались, словно птицы на ветку, на посадочные площадки этих колонн. Этот город не был похож ни на один из тех, что видел Гордон в прежней жизни.

Вскоре корабль оставил все это позади, погрузившись в родную стихию — безбрежный мрачный океан космоса с редкими островками звезд. Желтый огонек Солнца и древняя зеленая Земля, с которой человечество начало расселяться по Вселенной, скрылись из виду. И снова перед Гордоном во всей первозданной красе засверкали россыпи звезд. Неудивительно, что, увидев однажды такое великолепие, он начал задыхаться в тесных границах двадцатого века.

На широком полотне Галактики разноцветными огнями — багровыми и золотыми, изумрудно-зелеными и голубыми, фиолетовыми и ослепительно-белыми — проступали очертания звездных королевств: Лиры и Кассиопеи, Лебедя и Полярной Звезды, а также великой Среднегалактической империи со столицей близ Канопуса. Вотчина гордых баронов — Скопление Геркулеса — пылала огненным роем звезд. Сияющая спираль туманности Ориона осталась на западе, а крейсер повернул на юг, к Фомальгауту. Далеко на севере растеклось черное пятно Облака, с утонувшей во мраке Талларной, больше не представлявшей опасности.

Когда крейсер в очередной раз изменил курс, чтобы обогнуть край опасного космического течения, Гордон разглядел вдали Магеллановы Облака, таинственные и до сих пор неизведанные островки в межгалактическом море. Он вспомнил, что именно оттуда вторглись в пределы еще юной империи чужаки, которых раз и навсегда остановил предок Зарта Арна, в первый раз применив страшное секретное оружие — Разрушитель.

Гордон вспомнил, как тщательно доктор Кеог анализировал с точки зрения психологии «агрессивные фантазии» своего пациента. Вспоминая, усмехнулся и покачал головой. Как жаль, что доктора нет сейчас здесь. Кеог наверняка объяснил бы, что крейсер — это всего лишь фаллический символ, а Лианна — недостижимый идеал девушки-мечты. Но какое бы рациональное объяснение он нашел Корханну, министру по делам негуманоидных рас?

Первая встреча с Корханном, вечером накануне отлета, глубоко потрясла Гордона. Он знал, что среди жителей звездных королевств есть и негуманоиды, даже видел некоторых из них — издали и мельком. Но лицом к лицу столкнулся впервые.

Это прямоходящее существо пяти футов ростом было одето лишь в собственные перья и прекрасно говорило на языке империи, изящно жестикулируя длинными когтистыми пальцами на концах неспособных к полету крыльев.

Корханн был родом с Крена — звездной системы, расположенной у дальних границ королевства. Оттуда, по словам Корханна, можно любоваться бескрайней пустыней Внешних Миров, словно сидя над пропастью на самом краю цивилизации.

— Бесчисленные Внешние Миры, как известно, формально являются союзниками империи, — объяснил Гордону Зарт Арн. — Но их правители крайне подозрительны и, похоже, не собираются сходить с этого пути. Они говорят, что данная ими вассальная присяга не подразумевает открытия границ, и отказываются пускать к себе имперские корабли. Моему брату порой кажется, что нам было бы спокойней считать их врагами, а не друзьями.

— О них мы поговорим позже, — заявил Корханн. — Сейчас меня больше волнуют наши внутренние проблемы.

Желтые глаза министра сурово взглянули на Лианну, но она лишь протянула руку и ласково пригладила его серые мягкие перья.

— Вы так измучились из-за меня, — сказала она и обернулась к Гордону. — Корханн прилетел сюда вместе со мной и почти непрерывно поддерживал стереосвязь с Фомальгаутом. Прилагал все усилия, чтобы справиться с трудностями, не возвращаясь домой.

Корханн обратил круглые настороженные глаза и клюв на Гордона и произнес строгим свистящим голосом:

— Джон Гордон, я рад, что вы наконец-то благополучно прибыли к нам, пока у ее высочества еще есть королевство, в которое можно вернуться.

Лианна перевела все в шутку, и Гордон тоже выбросил из головы недовольную реплику. Но теперь, в полете, вспомнил об этом.

Они сидели втроем в небольшой, но обставленной с роскошью кают-компании крейсера. Гордон терпеливо дожидался, когда Корханн закончит невероятно сложную шахматную партию с Лианной и отправится к себе. Он делал вид, будто просматривает ленту корабельной библиотеки, а сам украдкой наблюдал за принцессой, склонившей голову над шахматной доской, и думал о том, как она прекрасна. Затем он перевел взгляд на Корханна, пытаясь справиться с инстинктивным недоверием и неприязнью, которое вызывал у него министр с первой же встречи.

— Корханн… — неожиданно для самого себя произнес Гордон.

Существо повернуло длинную тонкую голову, и оперение на его шее заблестело в свете лампы.

— Да?

— Корханн, что вы имели в виду, когда говорили, что рады моему появлению, пока у Лианны еще есть королевство, в которое можно вернуться?

— Не стоит обсуждать это сейчас, — раздраженно сказала Лианна. — Корханн — мой преданный друг и знающий свое дело министр, но он излишне тревожится…

— Ваше высочество, — мягко перебил ее Корханн. — Между нами никогда не было и тени лжи, и сейчас не самое подходящее время, чтобы это менять. Вы точно так же встревожены известиями о Нарате Тейне. Но поскольку ваши мысли сейчас заняты другим, вы успокаиваете свою совесть тем, что не замечаете оснований для тревоги.

«Он говорит точно так же, как Кеог», — подумал Гордон, ожидая, что вспыхнет ссора.

Лианна стиснула зубы, в глазах у нее бушевал огонь. Она поднялась и посмотрела на министра хорошо памятным Гордону властным взглядом, но Корханн спокойно выдержал его. Принцесса резко села на место.

— Вам удалось рассердить меня, — признала она. — Это значит, что вы, скорее всего, правы. Хорошо, тогда расскажите ему все.

— Кто такой Нарат Тейн? — спросил Гордон.

— Двоюродный брат Лианны, — ответил Корханн. — А также вероятный наследник престола Фомальгаута.

— Но я думал, что Лианна…

— Законный и бесспорный правитель. Это так. Но всегда найдется кто-нибудь ожидающий своей очереди. Что вы знаете о нашем королевстве?

— Я изучал его историю. — Гордон указал на ленту. — Но у меня было мало времени. — Он нахмурился и с подозрением посмотрел на Корханна. — А почему это так волнует министра по делам негуманоидов?

Корханн кивнул и встал из-за позабытой шахматной доски.

— Сейчас я вам объясню.

Он нажал кнопку. Свет в кают-компании погас, панно на стене скользнуло в сторону, взамен появилась трехмерная карта Фомальгаута — крошечные искорки звезд в черноте космоса. Среди них выделялась яркая белая звезда, именем которой называлось и все королевство.

— В Галактике много негуманоидных рас, — начал Корханн. — Некоторые из них вполне цивилизованные, другие пребывают в диком, звероподобном состоянии, третьи находятся на полпути от одного к другому, четвертые, вероятно, никогда не станут разумными. При первом контакте с ними часто происходят стычки, не без оснований с обеих сторон. Вы, например, находите мою внешность отталкивающей…

Гордон вздрогнул, почувствовав, что Лианна обернулась к нему. Его лицо побагровело, и он спросил с ненужной резкостью:

— Что навело вас на эту мысль?

— Прошу меня простить, — сказал Корханн. — Вы старались держаться как можно учтивей, и я вовсе не хотел вас обидеть. Тем более что это, насколько я понимаю, чисто инстинктивная реакция.

— Корханн — телепат, — объяснила Лианна и добавила: — Как и многие другие негуманоиды. И поэтому, если он говорит правду, вам, Джон, лучше обуздать свои инстинкты.

— Дело в том, — продолжил Корханн, — что больше половины миров в нашем королевстве населены негуманоидами. — Быстрым движением когтя он указал на песчинки планет возле искорок звезд. — С другой стороны, люди колонизировали множество необитаемых миров. Здесь и здесь. — Он повторил то же плавное движение. — Эти планеты очень густо заселены, и людей там в два раза меньше, чем негуманоидов. Как вам известно, управлять королевством принцессе помогает совет, состоящий из двух палат. В одной из них заседают представители планет, в другой — представители рас.

Гордон начал понемногу понимать ситуацию.

— Значит, в одной из палат негуманоиды составляют большинство.

— Именно так, — согласился Корханн. — Поэтому мнение самого правителя часто оказывается решающим. Как видите, личные симпатии монарха в Фомальгауте имеют больше значения, чем в других королевствах.

— Не считая последних двух лет, с этим никогда не возникало серьезных проблем, — вмешалась Лианна. — Потом вдруг кто-то принялся убеждать негуманоидов, будто бы люди — их заклятые враги, будто бы я ненавижу другие расы и стараюсь им всячески навредить. Разумеется, это полная чепуха, но среди негуманоидов, да и среди людей, всегда найдутся готовые в нее поверить.

— Постепенно цель этих сплетен стала понятна, — снова заговорил Корханн. — Некая группа людей стремится занять ведущее положение в королевстве, и первым делом они хотят заменить Лианну более удобным правителем.

— Наратом Тейном?

— Да, — подтвердил Корханн. — И заодно я отвечу на тот вопрос, который вы не высказали вслух. Нет, Лианна, это резонный вопрос, и я сам хочу на него ответить. — Ярко-желтые глаза смотрели прямо на Гордона. — Вы удивляетесь, почему я помогаю людям в борьбе против своей собственной расы. Ответ довольно прост. Потому что на их стороне справедливость. Сторонники Нарата Тейна много говорят о справедливости, но на самом деле добиваются только власти. И у них за спиной прячется какое-то зло, которого я не понимаю, но тем не менее опасаюсь.

Он пожал плечами, и по серым спинным перьям прошла волна.

— Помимо всего прочего, Нарат Тейн…

Он замолчал, услышав резкий стук в дверь.

— Войдите, — сказала Лианна.

В кают-компанию зашел младший офицер и вытянулся в струнку:

— Ваше высочество, капитан Гари Горва почтительно просит вас пожаловать на капитанский мостик. Как можно скорее. — Он перевел взгляд на Корханна. — И вас тоже, сэр, если вам будет угодно.

Гордон уловил в воздухе нотку тревоги.

Только в исключительно важном случае капитан мог обратиться к правителю с подобной просьбой.

— Хорошо. — Лианна кивнула и обернулась к Гордону. — Идемте с нами.

В сопровождении офицера они прошли по узким сверкающим коридорам и поднялись по крутому трапу в центр управления кораблем, по древней традиции называвшийся капитанским мостиком.

В задней его части, за длинной изогнутой переборкой, размещались тяжелые столы с рядами компьютеров, системой наведения, регуляторами скорости и гравитации, а также аккумуляторные батареи. Под плитами настила вибрировали ходовые генераторы, так близко и ощутимо, что Гордону показалось, будто это бьется его собственный пульс. В передней части располагались оптические и радарные экраны, дающие обзор в сто восемьдесят градусов. Чуть дальше располагалась установка стереосвязи. Гордона насторожила полная тишина на мостике, нарушаемая только гудением и потрескиванием оборудования. Казалось, все техники не столько следили за приборами, сколько наблюдали, затаив дыхание, за небольшой группой, собравшейся возле радарных экранов: капитаном, первым и вторым помощниками и связистами.

Гари Горва, высокий и энергичный седой мужчина с пронзительным взглядом и мощной челюстью, повернулся к принцессе:

— Ваше высочество, сожалею, что побеспокоил вас, но это было необходимо.

На неискушенный взгляд Гордона, радары не показывали ничего тревожного, одну лишь бессмысленную рябь коротких всплесков. Он обернулся к оптическим экранам.

Крейсер приближался к области сильного космического течения. Сначала Гордон увидел только не слишком плотное темное облако, заслоняющее собою звезды. Затем, приглядевшись, начал различать отдельные его составляющие: куски и обломки космического мусора, сверкающие в свете далеких звезд. От огромных, размером с целую планету, до крохотных, как загородный домик, с зазубренными кромками и потрескавшимися гранями. Они плыли в спиральном пылевом потоке поперечником в два-три парсека. До течения было еще далеко, у крейсера оставалось время, чтобы обогнуть его. Ничего больше Гордон на экране не увидел. Он не понимал, из-за чего такая тревога.

Тем временем Гари Горва объяснил принцессе ситуацию:

— Обычный радар не показывает ничего странного, кроме всплесков, вызванных космической пылью. Но тепловые сканеры зафиксировали мощные энергетические выбросы, несвойственные таким течениям. — Капитан помрачнел и суровым голосом сообщил неутешительный вывод: — Боюсь, мы должны предположить, что за течением прячутся какие-то корабли.

— Засада? — спросила Лианна абсолютно спокойным тоном.

Сердце в груди Гордона подпрыгнуло и гулко забилось.

— Не понимаю, как это могло произойти, — продолжала принцесса. — Я знаю, что вы, капитан, строго выполняли инструкции по тактическому маневрированию, изменяя курс через разные промежутки времени случайным образом. Кто мог устроить засаду, не зная нашего курса?

— Можно было бы предположить предательство. Но думаю, что это маловероятно. Скорее всего, они используют телепатов. — Голос капитана стал еще жестче. — Нарату Тейну есть из кого выбрать. — Он повернулся к Корханну. — Сэр, я был бы признателен вам за помощь.

— Вы хотите узнать, скрываются там корабли или нет? — спросил Корханн и кивнул. — Как вы справедливо заметили, Нарату Тейну есть из кого выбирать, и моя раса здесь невысоко котируется. Однако я сделаю все, что в моих силах.

Он отошел в сторону и замер, взгляд его желтых глаз сделался отстраненным и рассеянным. Все молча ждали, лишь генераторы пульсировали и гудели под ногами.

Случайные всплески вспыхивали и гасли на экране теплового сканера. У Гордона пересохло во рту, в груди закололо, на лбу проступил пот.

— Да, там есть корабли, — наконец произнес Корханн. — Корабли Нарата Тейна.

— Что-то еще? — спросила Лианна. — Что вы почувствовали?

— Мысли. Людей и негуманоидов. Сбивчивые мысли накануне сражения. Я не смог прочитать их четко, но мне кажется… — Он с отчаянием разжал пальцы. — Ваше высочество, мне кажется, они хотят не захватить вас в плен, а убить.

Глава 4

На мостике поднялся возмущенный и встревоженный гул. Но Гарн Горва одним коротким приказом заставил всех замолчать:

— Тихо! У нас нет времени для паники.

Капитан снова повернулся к экранам, напряженный, словно туго натянутый лук. Гордон посмотрел на Лианну Принцесса сохраняла полное самообладание, ничем не выдавая своих эмоций. Зато сам Гордон испугался не на шутку.

— Вы можете связаться с Фомальгаутом и попросить помощи? — спросил он.

— Слишком далеко, помощь не поспеет вовремя. К тому же наши «друзья», прячущиеся в засаде, перехватят это сообщение и немедленно нападут на нас. Впрочем, они нападут в любом случае.

В уголках рта капитана обозначились глубокие морщины.

— Я считаю, что у нас только одна надежда на спасение: развернуться и попробовать оторваться от них. С позволения вашего высочества…

— Нет, — неожиданно перебила Лианна.

Гордон, вслед за капитаном, удивленно взглянул на нее. Она едва заметно и совсем не весело улыбнулась:

— Гарн Горва, не нужно щадить мои чувства, хотя я и благодарна вам за то, что вы попытались это сделать. Мне не хуже вашего известно, что мы можем ускользнуть от кораблей врага, но не от его ракет. Как только мы изменим курс, они поймут, что засада обнаружена, и обрушат на нас шквал огня.

Гарн Горва с жаром заговорил про отвлекающие маневры и батареи противоракетной защиты, но Лианна уже подошла к связистам.

— Я буду говорить с королевским центром связи на Фомальгауте. На обычной волне.

— Ваше высочество! — безнадежным тоном произнес капитан. — Они перехватят сигнал.

— Я как раз этого и хочу.

Ее решительный взгляд поразил Гордона. Он открыл было рот, чтобы возразить, но Корханн, возбужденно взъерошивший перья, опередил его:

— Это очень рискованный план, ваше высочество, но риск иногда бывает оправдан. Однако я прошу вас еще раз все взвесить, прежде чем принять решение, от которого зависит ваша жизнь.

— И жизни всех остальных тоже. Я отдаю себе отчет в том, насколько это опасно. Но я все обдумала и не нашла другого выхода. — Принцесса обвела взглядом всех собравшихся на мостике. — Я сообщу на Фомальгаут, что собираюсь на Маррал для важных переговоров с Наратом Тейном. И на самом деле туда отправлюсь.

На мгновение над мостиком нависла мертвая тишина, затем Гордон нарушил ее:

— Как?

— Вы, конечно, понимаете, к чему это приведет, — продолжала Лианна, словно не расслышав возгласа Гордона. — Если станет известно, что я полетела на Маррал, но по дороге со мной что-то произошло, виновным в этом посчитают моего кузена. Во всяком случае, так это будет выглядеть со стороны, и с надеждой занять мое место на троне Нарату Тейну придется расстаться. Мы поставим наших спрятавшихся «друзей» в безвыходное положение. Нарат Тейн не решится убить меня при таких обстоятельствах, разрушающих все его планы.

— Это все, конечно, хорошо, — заявил Гордон, — но что произойдет, когда мы попадем туда? Вы знаете, что этот человек жаждет избавиться от вас, и сами отправляетесь прямо ему в пасть. — Он стоял рядом с Лианной, думая только о ней и едва ли замечая, как все вокруг замерли в молчании. — Нет, мне больше нравится предложение капитана. Пусть шанс вырваться и невелик, но он есть. Поэтому…

В широко раскрытых серых глазах Лианны светилось ледяное спокойствие. Губы чуть дернулись в полуулыбке.

— Джон Гордон, благодарю вас за заботу обо мне. Я выслушала ваши доводы и приняла решение. — Она повернулась к связисту. — Пожалуйста, отправьте вызов на Фомальгаут.

Техник нерешительно оглянулся на капитана, но Гарн Горва лишь развел руками:

— Исполняйте приказ ее высочества.

Ни он, ни кто-либо другой не обратили внимания на то, как побагровело лицо Гордона, а затем стало белым как мел. Он словно вдруг превратился в невидимку.

Гордон шагнул вперед, не замечая, как длинные пальцы Корханна все крепче и крепче сжимают его предплечье, так что когти уже впились в плоть землянина. Гордон заставил себя остановиться и успокоиться. Пока Лианна говорила с Фомальгаутом, он следил за экранами. На них ничего не изменилось. Темное космическое течение спокойно проплывало мимо по своим древним делам, никак не связанным с людьми. У Гордона даже мелькнула мысль: а не выдумал ли Корханн эти скрывающиеся в засаде корабли с их враждебными намерениями?

— Посмотрите сюда, — прошептал Корханн и ткнул когтистым пальцем в сверкающие искры на тепловом экране. — Каждая такая вспышка — это корабельный генератор. Течение движется, ничто в космосе не стоит на месте. Корабли вынуждены перемещаться заодно с ним, и тепловые сканеры видят это, даже когда обычный радар ничего не показывает.

— Корханн, друг мой, — негромко ответил Гордон, — ваши способности слегка нервируют меня.

— Вы скоро привыкнете. И не забывайте — я действительно ваш друг.

Лианна закончила разговор с Фомальгаутом, перебросилась парой слов с капитаном и покинула мостик. Гордон вместе с Корханном направились следом. Спустившись по трапу, Лианна вежливо обратилась к министру:

— Корханн, прошу извинить нас.

Тот кивнул и зашагал прочь по коридору на своих длинных тонких ногах. Лианна распахнула дверь кают-компании, не дожидаясь, когда Гордон догадается это сделать. Войдя в комнату, она обернулась и раздраженно взглянула на Гордона:

— Не смейте спорить со мной на людях и обсуждать мои приказы!

— А наедине? — Он спокойно встретил ее взгляд. — В спальне вы тоже будете оставаться монархом?

Настала очередь Лианны покраснеть.

— Возможно, вам трудно это понять. Вы человек из другой эпохи, другой культуры.

— Действительно трудно. И вот что я вам скажу. Я не откажусь от своего права говорить все, что думаю.

Лианна хотела возразить, и он повысил голос, совсем ненамного, но этого хватило, чтобы принцесса промолчала.

— И еще одно. Я спорил с вами только потому, что я ваш друг, потому что люблю вас и думаю о вашей безопасности, и я не готов прилюдно получать за это пощечины. — Взгляд его стал таким же твердым и разгоряченным, как и у самой принцессы. — Лианна, вы удивили меня. Возможно, вам нужен кто-то другой, лучше разбирающийся в тонкостях протокола.

— Попытайтесь меня понять! Кроме личных чувств, у меня есть еще и мое королевство. О нем я должна заботиться в первую очередь.

— Понимаю, — сказал Гордон. — Если помните, мне когда-то приходилось заботиться обо всей империи. Спокойной ночи.

Он вышел, оставив ее в одиночестве. В коридоре, несмотря на все раздражение, Гордон не смог удержаться от усмешки. «Интересно, — подумал он, — часто ли ей приходилось сталкиваться с неповиновением? Наверняка нет».

Он вернулся в свою каюту и долго лежал без сна, размышляя о том, сработает ли безумный план принцессы и позволят ли им спокойно долететь до Маррала, где бы тот ни находился. Гордон был почти готов к тому, что вражеские ракеты могут разметать обломки крейсера по всему космосу. Но время шло, а ничего страшного не случалось, и вскоре он вернулся к мыслям о Лианне и о том, что их ждет впереди.

Наконец Гордон уснул, но его сновидения были неспокойны и безрадостны. Он раз за разом терял Лианну: то в зловещем тумане, где мелькали причудливые тени, то в тронном зале, когда она снова и снова проходила мимо, равнодушно скользя по его лицу холодным, неузнающим взглядом.

Крейсер обогнул край течения, повернул на юго-запад и беспрепятственно продолжил полет.

Когда по корабельному расписанию наступило следующее утро, Гордон сидел в капитанской столовой и с мрачным видом ковырял вилкой в тарелке, дожидаясь, когда Гари Горва и другие офицеры закончат завтрак. Лианна всегда завтракала в своей каюте. В этот момент к нему подошел Корханн.

— Кажется, план принцессы пока работает, — заметил министр.

— Разумеется. Жертва сама направляется в ловушку. Зачем тогда стрелять в нее?

— Нарату Тейну трудно будет найти способ расправиться с ней в своих владениях, чтобы его не обвинили в гибели принцессы.

— Вы в самом деле так думаете?

— Нет. — Корханн покачал головой. — Зная Нарата Тейна, его мир и живущий там народ, я думаю, что у него вообще не возникнет с этим трудностей.

Они помолчали, затем Гордон сказал:

— Мне кажется, будет лучше, если вы расскажете подробней.

Они зашли в кают-компанию, и Корханн снова открыл карту королевства Фомальгаут с блестящими в темноте звездами.

— Здесь, вдоль юго-западных границ королевства, находятся, так сказать, пустые миры: лишенные планет звезды, либо системы с необитаемыми, непригодными для жизни планетами. Но среди них порой встречаются и миры, населенные негуманоидами, наподобие Крена, откуда я родом. — Министр указал на желтовато-коричневую звезду, сверкающую словно дымчатый топаз на темной груди пылевого облака. — Это и есть Маррал с планетой Тейн, на которой находится двор Нарата.

— Довольно странное место для наследника престола, — нахмурился Гордон.

— До недавнего времени он был шестым в линии наследования. Нарат родился на Тейне. Склонность к интригам у него в крови. Его отца сослали туда за несколько лет до рождения принцессы Лианны.

— Но почему гуманоиды поддерживают его, а не Лианну?

— Нарат всю жизнь провел среди них. Он думает так же, как они. На самом деле он более близок к ним, чем даже я. Негуманоидные расы не похожи одна на другую. Они появились в разных звездных системах, прошли разный путь эволюции, диктуемый особыми местными условиями. Некоторые из них настолько своеобразны, что кажутся чуждыми не только людям, но и другим негуманоидам. А Нарат любит их всех. Он странный человек и, вполне вероятно, немного не в своем уме.

Корханн отключил карту и отвернулся, взъерошив перья, как всегда, когда был чем-то обеспокоен.

— Лучше бы Лианна послушала вас, — произнес он. — Будь проклят этот протокол. Здесь нужно было проявить не бесстрашие, а разумную осторожность. Но принцесса, как и ее покойный отец, не привыкла отступать перед опасностью. Сейчас она разгневана и полна решимости прекратить происки двоюродного брата. — Он покачал головой. — Возможно, она слишком долго его терпела.

Лианна не дала Гордону ни единого шанса переубедить себя. Пока желто-бурая звезда на экранах не превратилась из далекой искры в ярко пылающий диск, она избегала встреч наедине. Два-три раза Гордон ловил на себе задумчивый взгляд принцессы, но все остальное время она обращалась к нему с подчеркнутой вежливостью и показным дружелюбием. Только сам Гордон знал, что между ними выросла стена высотой в десять футов. Он не пытался штурмовать эту стену. Пока не пытался.

Крейсер сбросил скорость, а затем приземлился на вторую планету системы Маралла — Тейн, вотчину Нарата.

Когда пыль улеглась и обжигающий жар спал, Лианна вместе с Гарном Горвой и Корханном поднялись на мостик и остановились у экрана, наблюдая за панорамой снаружи. Гордон держался чуть в стороне, пытаясь справиться с разыгравшимися нервами.

— Они получили ваше сообщение? — спросила Лианна.

— Да, ваше высочество. Могу показать запись.

— Капитан, я не сомневаюсь в ваших словах. Просто мне это кажется странным…

Это казалось странным даже Гордону. На экране было видно заросшее травой поле вокруг примитивного, очевидно редко используемого космопорта с обветшавшими строениями. На потрескавшейся посадочной площадке могли разместиться всего несколько кораблей. Вдали раскинулся редкий лес с просторными полянами в глубине. Тонкие, изящные деревья цветом и формой напоминали колосья пшеницы. Густо-золотое солнце отбрасывало оранжевые тени. Неслышимый и неощущаемый за экраном ветер раскачивал вершины деревьев. И больше никакого движения.

— Если мой кузен не смог приехать и встретить меня, — произнесла Лианна с решительным видом, но шелковым голосом, — придется мне самой отправиться к нему. Капитан, мне нужен аэромобиль и охрана. Немедленно!

Гарн Горва отдал приказ, а Лианна подошла к Гордону:

— Это официальный визит. Вам не обязательно ехать со мной.

— И все же я не хотел бы пропустить его, — ответил Гордон и добавил: — Ваше высочество.

Слабый румянец коснулся щек принцессы. Она кивнула и направилась дальше. Гордон пошел следом к воздушным шлюзам. Шагавший рядом Корханн искоса поглядывал на него. Однако никто не произнес ни слова до тех пор, пока не подали аэромобиль.

Охранники выстроились вокруг Лианны, Гордона и Корханна. Знаменосец поднял флаг с белым солнцем, затрепетавший на ветру, и спустился с ним по трапу к машине. Затем, когда Лианна садилась в салон, установил знамя в специальное гнездо и застыл по стойке смирно.

Вытянутый корпус аэромобиля был обшит броней, с замаскированными бойницами по бортам. Охрана была хорошо вооружена. Это должно было успокоить Гордона, однако он все равно нервничал. Высокие раскачивающиеся деревья и просматриваемые насквозь лесные поляны при всей своей невинности почему-то приводили в замешательство и уныние. В воздухе, теплом, как звериное дыхание, чувствовалось что-то дикое и враждебное. Гордон не доверял этому миру. Даже этот почти осязаемый небосвод с металлическим блеском казался ему крышкой мышеловки.

Аэромобиль помчался вперед по неровной грунтовой дороге, но благодаря воздушной подушке тряска совсем не ощущалась. Пейзаж за окном постепенно менялся. Лес все чаще прореживали скалистые сопки. Тени сгущались, словно мир вокруг погружался в сумерки.

То ли водитель, то ли сидевший рядом с ним знаменосец вдруг вскрикнул, и охранники тут же выставили оружие в бойницы, еще до того, как Гордон осознал причину тревоги. Корханн показал на пологий склон впереди:

— Смотрите, там, за деревьями…

Какие-то существа стояли на затененной поляне, но Гордон не смог определить, на что похожи их причудливые мощные силуэты. В салоне повисло напряженное молчание, было слышно, как шипят под днищем струи воздуха. Затем на склоне прозвенел рог, мелодично, но пронзительно. От этого звука бросало в озноб, как от блуждающих огней в ночном лесу.

И через мгновение толпа чужаков хлынула по склону к дороге.

Глава 5

— Не стрелять! — прозвучал над ухом Гордона резкий и повелительный голос Лианны.

Гордон попытался возразить, но Корханн подтолкнул его в плечо и прошептал:

— Подождите.

Существа нестройным потоком спускались по склону и разбегались в стороны, окружая машину. Их все еще трудно было рассмотреть в тени деревьев.

Воздух звенел от пронзительных нечеловеческих воплей, исполненных, как показалось Гордону, торжества и злорадства. Они скакали на четырех лапах, но не так, как это делают копытные, а мягко, словно большие кошки. И похоже, они несли на себе всадников…

Нет. Теперь он уже мог достаточно четко рассмотреть их тела: цвета полированной меди с кольцеобразными пятнами или же дымчатые и глянцево-черные. Гордону едва не сделалось дурно. И вовсе не потому, что чужаки были настолько отвратительны. Напротив, даже в этот отчаянный момент он не мог не восхититься их своеобразной красотой. Просто они были невероятно, пугающе странными. Оказалось, что это не животные со всадниками на спине, а единые организмы, наподобие кентавров. Как будто некие шестиногие существа вдруг решили хотя бы частично принять вертикальное положение. При этом голова, верхняя часть туловища и передние конечности имели почти человеческую форму, если не учитывать их поразительную гибкость. В глубине больших кошачьих глаз светился разум. Они скакали вокруг, радостно смеясь и наслаждаясь собственной силой и быстротой, а их тела сгибались и разгибались, словно тростник под порывами ветра.

— Это геррны, — прошептал Корханн. — Доминирующая раса на планете.

Аборигены сгрудились вокруг аэромобиля, постепенно замедляя свой бег. Гордон взглянул на четкий, словно высеченный из белого мрамора, профиль Лианны, неотрывно смотревшей прямо перед собой. Напряжение в салоне становилось все мучительней, постепенно нарастая до такой стадии, когда малейшей искорки достаточно, чтобы спровоцировать взрыв.

— Вы можете прочитать их намерения? — шепнул Гордон Корханну.

— Нет, они сами телепаты, причем более искусные, чем я. Они способны полностью закрыть свой разум от чужого вмешательства. Я даже не почувствовал их присутствия, пока не увидел. И мне кажется, они прикрывают еще чей-то разум… Ох!

Гордон уже разглядел, что один из геррнов и в самом деле везет на спине всадника.

Это был молодой человек, лишь несколькими годами старше Лианны, в облегающем золотисто-буром костюме. Такой же легкий, гибкий и жилистый, как сами геррны. Длинные, спадающие на плечи каштановые волосы развевались на ветру и отливали медью в лучах солнца. На поясе у него висел тот самый серебряный рог, чей удивительный звук прозвучал совсем недавно. Юноша держался за плечи могучего самца с черной шерстью, который легко бежал вместе с седоком во главе табуна. Затем он развел руки в стороны и усмехнулся — красивый молодой человек с глазами цвета сапфира, еще более редкими и непривычными, чем кошачьи глаза геррнов.

— Добро пожаловать! — крикнул он. — Добро пожаловать на Тейн, кузина Лианна!

Принцесса чуть наклонила голову, и напряжение немного спало. Люди облегченно вздыхали и вытирали вспотевшие руки и лица. Нарат Тейн поднес рог к губам и заиграл. Табун геррнов рванулся вперед, обтекая аэромобиль с обеих сторон.

Двумя часами позже машина подъехала к сверкающему огнями и грохочущему музыкой дворцу Нарата Тейна. На высоком берегу реки стояло огромное здание из камня и дерева, со множеством смотрящих в ночь окон. Просторные лужайки спускались к воде и деревне геррнов, приютившейся на опушке леса. В ночном небе горели сполохи, порожденные близким космическим течением. Причудливые световые узоры резвились и скакали по лужайкам, залетали в открытые двери либо устраивались на подоконниках. Потрясенные и слегка растерявшиеся охранники Лианны стояли возле машины и оглядывались по сторонам, связист время от времени что-то шептал в микрофон.

В каждом углу главного зала дворца горел камин. Под сводчатым потолком светили люстры. В тяжелом воздухе витали запахи еды и вина, дыма и шерсти. Нарат Тейн пригласил Лианну и Гордона за большой общий стол, Корханн тоже с важным видом опустился в кресло. Большинство других гостей, заполнивших зал, предпочитали сидеть прямо на покрытом ковром полу или на мягких подушках.

На свободном месте в центре зала три сгорбленных и заросших шерстью существа играли на флейтах под размеренные удары барабанов, а два других аборигена, покрытые бурым мехом, кружились в грациозном танце. Гордон никак не мог сосчитать, сколько у этих существ рук и ног, но их было явно больше, чем необходимо. Движения танцоров напоминали жесты актеров театра кабуки, вытянутые лица с фасеточными глазами казались лакированными масками. Барабанный бой усилился, флейты зазвенели громче. Бурые руки и ноги двигались все быстрее, танец завораживал зрителей. Гордон видел фигуры танцоров как сквозь туман. В зале было ужасно жарко, кошачий запах аборигенов стал почти невыносимым.

Нарат Тейн наклонился и что-то сказал Лианне. Гордон не разобрал его слов, но услышал ответ принцессы:

— Кузен, я прилетела сюда, чтобы добиться взаимопонимания. Все остальное решим потом.

Нарат Тейн склонил голову, грациозно и насмешливо. Он переоделся в зеленый костюм, расчесал длинные волосы и скрепил их золотым венцом. Танец достиг невероятного накала, но внезапно музыка оборвалась, танцоры остановились. Нарат Тейн поднялся с места, держа в руке кувшин с вином. Он что-то проговорил шипящим и щелкающим речитативом, танцоры подбежали к нему и с поклоном приняли вино. По залу пронесся рев восхищения.

Воспользовавшись общим шумом, Гордон спросил у Корханна:

— Откуда у него корабли? И люди.

— На другой стороне планеты расположен город и космодром. Между дикими мирами ведется оживленная торговля, и Нарат ее контролирует. По-своему он очень богат и силен. Кроме того…

Внезапно донесся отдаленный рокот приземляющегося крейсера. Шум в зале утих. Гордон заметил, как напряглась Лианна, да и у него самого нервы были натянуты до предела.

— Кажется, у нас новые гости, — заявил Нарат Тейн с наигранным удивлением. — После долгой засухи всегда случается наводнение.

Он перешел на гортанный местный язык и с хохотом постучал по столу. Крупный, с черным мехом геррн, на котором он ездил верхом, выскочил в оставленный танцорами центр зала. Гордон уже знал его имя — Ссерк, вожак клана геррнов и второе лицо в местной иерархии после Нарата Тейна. Ссерк обошел по кругу весь зал в ритуальном танце, медленно поднимая одну за другой когтистые львиные лапы. В скрещенных над головой руках он держал по ножу. Остальные геррны завывали в такт его движениям, то и дело переходя на утробный хрип. Раскрасневшийся и довольный Нарат Тейн опять заговорил с Лианной.

— Кроме того, — сухо прошептал Гордону Корханн, — я подозреваю, что у него есть союзники.

Гордон чуть слышно выругался.

— Вы прочли его мысли?

— Геррны защищают его. Я только уловил, что он доволен происходящим, но это вы и без меня можете понять по его лицу. Боюсь, что мы…

Резкий крик оборвал пение, и другой геррн, молодой самец с пятнистыми боками и очень сильными задними лапами, прыгнул в круг и начал двигаться в обратную сторону. Не сводя с Ссерка пристального взгляда темно-янтарных, широко раскрытых глаз, он держал высоко над головой два ножа.

Тон завываний понизился, а все другие звуки в зале затихли. Геррны вытянули вперед гротескные головы, мощные лапы напряженно замерли. Двое танцоров кружились, раскачиваясь из стороны в сторону. Прислуживавшие на пиру молодые самки с пушистым, еще детским мехом, остановились и тоже увлеченно следили за танцем.

Внезапно Ссерк бросился на молодого самца. В воздухе сверкнули ножи, но противник перехватил атаку. Тогда вожак сел на круп и поднял передние лапы, одной делая отвлекающий выпад, а другой нанося настоящий удар. Пятнистый самец отскочил, а затем яростно рванулся вперед. Ножи со звоном встретились. Ссерк парировал атаку и тоже отпрыгнул, увернувшись от острых когтей противника. Они снова начали кружиться, мягко ступая подрагивающими от напряжения лапами.

Гордон заметил, что Нарат Тейн, единственный во всем зале, не следил за поединком. Он чего-то или кого-то ждал, и его сапфировые глаза сияли скрытым торжеством. С гордым и спокойным видом Лианна сидела возле кузена, словно находилась сейчас в своем дворце на Фомальгауте, но Гордон чувствовал, что за этим спокойствием скрывается такой же страх, какой испытывал он сам.

Казалось, поединок будет продолжаться бесконечно. Мелькали ловкие руки и смертоносные когти передних лап, гибкие тела высоко взлетали в прыжках. В глазах светилось наслаждение схваткой, все-таки не совсем похожей на смертельную. На телах дерущихся появились первые раны, их становилось все больше, так что передние ряды зрителей забрызгало кровью. Завывания окончательно превратились в звериный рев. К своему стыду, Гордон понял, что и в нем проснулись древние инстинкты. Он перегнулся через стол и встречал каждый удар глухим рычанием. Наконец окровавленный пятнистый самец отбросил ножи и со всех ног ринулся к двери. Ссерк испустил победный рев, а остальные геррны поспешили к нему, чтобы поздравить, предложить вина и перевязать раны. Теперь, когда волнение схватки улеглось, Гордон почувствовал неловкость и потянулся за чашей с вином. Корханн коснулся его плеча:

— Смотрите, там, в дверях…

У входа в зал стоял мужчина в черном кожаном костюме, черном стальном шлеме с плюмажем и темно-фиолетовом плаще до самых пят. На груди у него сверкала драгоценными камнями брошь в виде булавы.

Кто-то или что-то еще скрывалось у него за спиной.

Гордон заметил, что дыхание Лианны стало резче. Нарат Тейн вскочил и постучал по столу, требуя тишины, а затем поприветствовал нового гостя:

— Добро пожаловать, граф Син Кривер из Внешних Миров!

Граф вошел в зал, и геррны почтительно расступились перед ним. Гордон наконец разглядел его спутника, с ног до головы закутанного в широкую серую сутану с капюшоном. Незнакомец был на удивление низкорослым и двигался плавной, текучей походкой, производившей неприятное впечатление.

Граф снял шлем и склонился к руке Лианны:

— Какое счастливое совпадение, леди! По крайней мере, для меня. Надеюсь, вас не обидело мое появление как раз в тот момент, когда вы решили навестить своего кузена?

— Совпадение и в самом деле удивительное, — медоточивым голосом ответила Лианна. — Кто стал бы с этим спорить? — Она отдернула руку и продолжила: — Вы не представите своего спутника?

Существо в капюшоне вежливо поклонилось, издало тонкий шипящий звук и скользнуло в дальний угол стола. Сии Кривер с улыбкой оглянулся на Корханна:

— Это один из союзников империи, которому природная стеснительность мешает открыть свою внешность. Он занимает при мне примерно такую же должность, как министр Корханн в вашем правительстве.

Он представился Гордону и сел. Пир продолжался. Гордон заметил, что Корханн чем-то смущен и взволнован. Тонкие пальцы министра на чаше с вином судорожно сжимались и снова разжимались. В зале стало совсем жарко и шумно. Два молодых безоружных геррна выскочили на освободившееся место в центре и принялись кружить и наскакивать друг на друга, нанося лишь наполовину шутливые удары. В дальнем конце зала вспыхнула драка между аборигенами разных рас, которую быстро прекратили. Затем снова появились музыканты со свирелями и барабаном. Какое-то жалкое существо с кожистыми крыльями вспорхнуло на резные перила парадной лестницы и принялось ритмично выкрикивать нечто отдаленно напоминающее песню. Тем не менее Гордон ощущал смутное беспокойство, словно на празднество опустилась мрачная тень. Ссерк и другие взрослые геррны, похоже, утратили всякое желание пить и веселиться. Один за другим они начали исчезать, растворяясь в шумной толпе.

Вероятно, их, как и Гордона, беспокоил незнакомец в капюшоне, от одного вида которого по спине пробегал холодок. Тот угол, в котором устроился новый гость, быстро опустел, и свободное пространство вокруг него продолжало расширяться. Гордон вздрогнул, пытаясь избавиться от ощущения, что эта тварь смотрит на него из-под капюшона.

Один из дерущихся геррнов с излишним рвением царапнул своего противника. У того брызнула кровь, и через мгновение они уже сцепили когти в настоящей драке, клочки меха полетели в разные стороны. Лианна поднялась с места.

— С вашего позволения, кузен, я оставлю вас, — холодно произнесла она. — Поговорим завтра.

Ухватившись за возможность сбежать, Гордон оказался рядом с принцессой еще прежде, чем та закончила говорить. Но Нарат Тейн настоял на том, чтобы проводить ее, так что у Гордона не осталось другого выбора, кроме как подняться вслед за ними по парадной лестнице вместе с Корханном. Когда они свернули в коридор со сводчатым потолком, шум из зала уже был едва слышен.

— Прошу прощения, кузина Лианна, если мои друзья обидели вас. Я прожил с ними всю жизнь и забыл, что другим может…

— Ваши друзья ничем меня не обидели, — перебила его Лианна. — Если вы имели в виду негуманоидов. Это вы меня обидели. Вместе с Сином Кривером.

— Но кузина…

— Нарат Тейн, вы глупец! Вы ввязались в сложную игру, которая вам не по силам. Всем было бы лучше, если бы вы оставались в лесах со своими геррнами.

Лицо Нарата Тейна вытянулось, сапфировые глаза яростно сверкнули. Но внешне он оставался совершенно спокойным.

— Хорошо известно, что корона придает мудрости тому, кто ее носит. Я не стану спорить с вами.

— Ваш язвительный тон, кузен, кажется мне неуместным. Поскольку вы готовы ради этой короны пойти на убийство.

Нарат Тейн в изумлении уставился на нее. Он не пытался ничего отрицать, да она и не дала ему такой возможности. Лианна указала на шестерых охранников на посту возле двери в ее покои:

— Советую вам объяснить Сину Криверу, если он сам этого не понимает, что меня защищают верные мне люди, которых невозможно ни одурманить наркотиками, ни подкупить, ни запугать. Их можно убить, но тогда придется убить и тех, что остались внизу, а они постоянно держат связь с крейсером. Если связь прервется, на Фомальгауте мгновенно узнают об этом и пошлют сюда корабли. Син Кривер может попытаться остановить их, но ни вы, ни он не добьетесь этим ничего, кроме собственной гибели…

— Леди, не нужно бояться, — сказал Нарат Тейн необычно хриплым голосом.

— Я нисколько не боюсь. Спокойной вам ночи.

Она зашла в свои покои, охранник закрыл за ней дверь. Нарат Тейн без всякого выражения посмотрел на Гордона и Корханна, развернулся и зашагал прочь по коридору.

Министр взял Гордона под руку, и они направились в отведенные им комнаты. Гордон попытался завести разговор, но Корханн внезапно остановился и как будто прислушался к чему-то. Его тревога передалась Гордону, и тот не сопротивлялся, когда Корханн, ускоряясь с каждым шагом, потянул его мимо комнаты в дальний конец коридора. Там было безлюдно, тихо и почти темно.

Корханн с неожиданной силой подтолкнул Гордона к ведущей вниз винтовой лестнице.

— За нами сейчас никто не следит. Я должен спуститься к машине и переговорить с Гарном Горвой.

В сердце Гордона бешено стучала тревога, но он не знал, на что решиться.

— В чем дело?

— Я все понял, — объяснил Корханн, и его желтые глаза наполнились ужасом. — Они не собираются убивать Лианну. Их план еще страшнее!

Глава 6

Гордон рванулся назад:

— Я выведу ее отсюда.

— Нет! — удержал его Корханн. — За ней следят. В соседней комнате прячутся геррны. Они сразу поднимут тревогу. Нам не выбраться с ней из дворца.

— Но охранники…

— Гордон, послушайте. Есть сила, с которой им не справиться. Тот незнакомец в сером, что пришел вместе с графом… Я пытался прикоснуться к его разуму, но меня отбросило назад, и мощь ответного удара ошеломила меня. Но геррны потрясены еще больше. По крайней мере, некоторые из них тоже почувствовали это. Думаю, поэтому они и ослабили свою защиту. Вы видели, как Ссерк и все остальные ушли из зала? Они боятся, панически боятся этого существа, а ведь геррны вовсе не робкого десятка. — Он говорил очень быстро и с таким отчаянием, что Гордон едва понимал его. — Ссерк взглянул на Лианну, и в этот момент, как я уже сказал, его мысли не были защищены. Он увидел принцессу потерявшей разум куклой и ужаснулся, не желая ей такой участи.

Гордон ощутил мучительный холод в груди:

— Вы считаете, что эта тварь способна…

— Ничего подобного этой силе я никогда прежде не ощущал. Я не знаю, что это за существо и откуда оно взялось. Но его разум смертоноснее любого нашего оружия. — Министр двинулся вниз по лестнице. — Всё по-прежнему зависит от того, сумеют ли они сохранить тайну. Они не решатся осуществить свой план, если Гари Горва узнает о нем и сообщит на Фомальгаут.

«Возможно, и так, — подумал Гордон. — Но Гари Горва может сделать больше, чем просто сообщить на Фомальгаут. Он может послать сюда вооруженных людей, так много, что даже серый незнакомец не сумеет справиться со всеми сразу. На борту есть вертолет. Помощь может подоспеть через полчаса или даже раньше».

Гордон бросился вслед за Корханном.

Лестница вывела их в коридор с небольшой дверью. Под приглушенные звуки пиршества они вышли в теплую ночь и побежали дальше через задний двор, стараясь держаться в тени. Возле угла дворца они остановились и с осторожностью огляделись.

В окнах все еще горел свет, и веселящиеся гости по-прежнему входили во дворец и выходили обратно, но, похоже, их теперь стало намного меньше. Аэромобиль стоял на прежнем месте, внутри можно было разглядеть силуэты водителя и шестерых охранников.

Гордон дернулся к ним, но Корханн оттащил его обратно:

— Поздно. Их разум…

Гордон на мгновение задержался и заметил, как серая мантия проскользнула мимо группы геррнов во дворец. В салоне аэромобиля связист наклонился к микрофону и что-то сказал.

— Смотрите! Все в порядке, они поддерживают связь! — воскликнул Гордон и, вырвавшись из рук Корханна, помчался к машине.

Он успел сделать не больше пяти шагов, когда один из охранников заметил его и поднял оружие. В ярком свете Гордон ясно разглядел и его лицо, и лица других. Он резко развернулся и побежал по траве обратно за спасительный угол здания. Охранники опустили оружие и возвратились на свои места. Остекленевшими взглядами они безучастно наблюдали за темными силуэтами, скачущими по лужайкам и мелькающими между деревьями.

— В следующий раз слушайтесь меня, — проворчал Корханн.

— Но связист…

— Будет поддерживать связь, как и прежде. Думаете, Серый не справится с такой простой задачей?

Они отступили назад вдоль затемненной стены дворца. Корханн в отчаянии ударил одной ладонью о другую:

— Теперь мы не сможем передать сообщение. Нужно что-то предпринять, и как можно скорее.

Гордон посмотрел вверх, на те окна, за которыми должна была сейчас находиться Лианна. Возможно, Серый уже подкрадывается по коридору, чтобы превратить мозги охранников в желе. А геррны притаились в соседних комнатах, следя за добычей.

Геррны!

Гордон внезапно развернулся и побежал по зеленой лужайке к реке, где стояли жилища геррнов с причудливыми круглыми крышами. Корханн спешил за ним следом, и на этот раз Гордон был рад его способностям к телепатии. Не пришлось тратить время на объяснения.

Они шагали между деревьями — в чередующихся полосах тени и мерцающего небесного сияния, среди непривычных звуков деревни, занятой своими повседневными делами. Затем вокруг них начали собираться трудноразличимые силуэты, мягко ступающие на сильных лапах. В коротких вспышках света Гордон видел их узкие головы, склонившиеся к нему, и мрачно светящиеся кошачьи глаза.

Гордон на мгновение удивился, что совершенно их не боится. Времени на страх не осталось.

— Не важно, понимаете вы мои слова или нет, — сказал он геррнам. — Мой разум открыт вам. Я хочу видеть Ссерка.

В рядах геррнов послышался шум, и мощный черный силуэт выплыл на передний план.

— Наши мысли тоже открыты для вас, — услышал Гордон невнятный грубый голос. — Я знаю, о чем вы хотите попросить, но не могу вам помочь. Ступай назад.

— Нет, — возразил Гордон. — Вы должны помочь. Не ради нас, не ради принцессы Лианны, а ради вашей любви к Нарату Тейну. Вы касались разума серого незнакомца…

Геррн шевельнулся и встревоженно прорычал. И тут неожиданно в разговор вступил Корханн:

— Син Кривер и Серый. Кто из них ведет, а кто идет следом?

— Ведет Серый, — неохотно признал Ссерк. — А граф следует за ним, хотя пока не догадывается об этом.

— А если Нарат Тейн станет королем Фомальгаута, кто кого на самом деле будет вести?

Глаза Ссерка сверкнули в короткой вспышке небесного сияния. Однако он покачал головой:

— Я не могу вам помочь.

— Долго ли они позволят править Нарату Тейну? — настаивал Гордон. — Серый, Син Кривер и те, кто стоит за ними. Нарат Тейн хочет, чтобы власть в королевстве досталась негуманоидам, но хотят ли этого те, другие?

— Я не могу заглядывать так далеко, — очень тихо признал Ссерк. — Но что бы они ни хотели — это не для нас.

— И не для Нарата Тейна. Сейчас он им нужен, потому что он законный наследник, который сядет на трон, если принцесса умрет или будет не в состоянии править королевством. Но вы понимаете, что с ним в конце концов произойдет. Ссерк, вы это знаете?

Гордон почувствовал, как геррн вздрогнул.

— Если вы любите Нарата, то спасите его, — попросил он и добавил: — Вы ведь знаете, что он немного не в своем уме.

— Но он любит нас, — сердито заявил Ссерк и поднял мощную лапу, словно собираясь ударить Гордона. — Он один из нас.

— Тогда удержите его здесь. Иначе он пропадет.

Ссерк не ответил. Ветер шелестел в кронах деревьев, геррны раскачивались на месте, неуклюже и тревожно. Гордон ждал, он на удивление спокойно думал о последней своей надежде. Если геррны откажутся, он найдет оружие и попытается убить Серого.

— Ты умрешь раньше, чем успеешь открыть огонь, — сказал Ссерк. — Хорошо. Ради него… Ради Нарата мы поможем тебе.

Капли пота выступили на лбу Гордона, колени едва не подогнулись.

— Тогда скорее! — крикнул он и развернулся, чтобы бежать к дворцу. — Мы должны вывести ее оттуда, прежде чем…

Герри загородил ему дорогу:

— Вы не пойдете. Оставайтесь здесь, где мы сможем защитить вам разум, как делали с того мгновения, когда вы пришли сюда.

Гордон пытался протестовать, но Ссерк грубо схватил его и затряс в воздухе, как выведенный из терпения отец своего непослушного сына:

— За ней следят наши соплеменники. Мы сможем вывести ее оттуда, а вы не сможете. Если вернетесь, то просто выдадите нас, и все будет кончено.

— Гордон, он прав, — согласился Корханн. — Пусть идут без нас.

Геррны отправились впятером, во главе с Ссерком, а Гордон с горечью смотрел, как они мчатся к дворцу по лужайке. Остальные геррны сомкнулись вокруг него.

— Они попытаются защитить ваш разум, — сказал Корханн. — Вы можете им помочь, если будете думать о чем-то другом.

Думать о другом. Разве что-то еще в этом мире имело сейчас значение? Но Гордон все-таки попытался, и минуты медленно потекли, словно капли холодного пота по его спине. Вдруг из дворца донесся крик, слабый и удивленный, затем затрещали выстрелы. Гордон вздрогнул и почувствовал, что геррны испытали такое же потрясение.

Мгновением позже между деревьями показался Ссерк. В руках он нес отчаянно сопротивлявшуюся девушку. Вместе с ним вернулось только трое геррнов, из них один вдруг пошатнулся и лег на землю.

— Вот она. — Ссерк передал Лианну в объятия Гордона. — Она ничего не понимает. Объясните ей скорее, или мы все погибнем.

Лианна продолжала яростно вырываться. Он чувствовал теплоту ее тела под тонкой ночной сорочкой.

— Джон Гордон, так это ваша работа? Они вошли через потайную дверь и вытащили меня из постели. Как вы посмели…

Гордон хлестнул ее по щеке, но без всякой злости:

— Когда все кончится, прикажите расстрелять меня, если вам будет угодно. Но сейчас вы будете делать то, что я скажу. Если хотите сохранить свой разум, свое…

И тут его накрыло. Мощный удар потряс мозг Гордона, так что сознание едва не провалилось в бездонную черную пропасть. Ошеломленное лицо Лианны расплылось перед его глазами. Кто-то — наверное, Корханн — сдавленно вскрикнул, а геррны глухо застонали. Гордон смутно ощущал, как чудовищная, недоступ