Book: Избранные произведения. II



Избранные произведения. II
Избранные произведения. II

Роберт СИЛВЕРБЕРГ

Избранные произведения

II том

Избранные произведения. II

ПОВЕСТИ

(сборник)

Избранные произведения. II

Космический бродяга

Глава 1

К площади, на которой в Борлааме проводились аукционы, чужеземец подошел в то время, когда на ней продавали протея. Звали чужеземца Барр Херндон. Это был высокий мужчина с гордым лицом, отмеченным печатью одиночества. Но не таким он родился, хотя и его собственное, первоначальное лицо было в равной степени гордым, а сам он, прежний, был столь же одинок.

Плечами он проложил себе путь через толпу. День был теплый, душный, и немало праздных зевак собралось здесь, чтобы поглазеть на аукцион. Проводил его какой-то агозлид, маленький и толстый, но с голосом, напоминавшим рев быка. В вытянутой руке он держал протея, то и дело стискивая его, чтобы заставить принимать самые различные формы.

— Смотрите, леди и джентльмены, смотрите, какое множество необычных и захватывающих образов!

Как раз в этот момент протей принял форму восьмилучевой звезды, сердцевина которой была голубовато-зеленой, а каждая конечность — огненно-красной. Побуждаемый тычками безжалостного аукционера, он изменялся по мере того, как молекулы его тела теряли сцепление и отыскивали новую устойчивую структуру…

…змеи, дерева, ядовитой рогатой лягушки…

Агозлид торжествующе скалился перед толпой, показывая все пятьдесят своих желтых зубов, длиной до трех сантиметров.

— Ну, какую цену предлагаете? — требующим тоном прокаркал он на гортанном языке Борлаама. — Кто хочет купить это создание из далекой планетной системы?

— Пять стеллоров, — произнесла ярко накрашенная борлаамская аристократка, стоявшая впереди.

— Пять стеллоров? Любопытно, миледи. А кто начнет с пятидесяти? Со ста?

Барр Херндон прищурился, чтобы получше рассмотреть протея. Ему уже доводилось встречаться с изменчивыми формами жизни, и он располагал кое-какими сведениями об их особенностях. Это были очень своеобразные создания, жизнь которых превращалась в сплошные мучения, ни на мгновенье не прекращающиеся с того момента, как они лишались родных мест обитания. Их плоть обладала способностью непрерывно видоизменяться, принимая самые экзотические формы. Каждое такое изменение вызывало у этих созданий муки не меньшие, чем те, которые испытывали люди, когда у них обрывали конечности на дыбе при колесовании.

— Пятьдесят стеллоров, — прокудахтал один из придворных Властителей Креллига, неограниченного правителя обширной планеты Борлаам. — Пятьдесят за протея.

— Кто назовет семьдесят пять? — спросил агозлид у толпы. — Я доставил сюда это существо ценой жизни трех рабов, каждый из которых ныне пошел бы не меньше, чем за сотню. Вы хотите, чтобы я оказался в убытке? Стеллоров тысяч на пять?

— Семьдесят пять, — раздался голос из толпы.

— Восемьдесят, — последовал немедленный ответ.

— Сто, — предложила аристократка из первого ряда. Хищное лицо агозлида стало смягчаться по мере стихийного роста назначаемой цены. Протей продолжал непрерывно извиваться, принимая все более причудливые и вместе с тем жалкие формы. Херндон тесно сжал губы. Ему было хорошо известно, что такое подлинное страдание.

— Двести, — спокойно произнес он.

— О, новый голос! — возопил, ликуя, аукционер. — Голос из задних рядов! Вы, кажется, сказали, пятьсот?

— Двести, — хладнокровно повторил Херндон.

— Двести пятьдесят, — поспешил набавить цену стоявший по соседству какой-то аристократ.

— И еще двадцать пять, — сказал, молчавший до сих пор, владелец цирка.

Херндон нахмурился. Теперь, когда он вступил в торги, он — как и в чем-нибудь другом — всецело увлекся происходящим. Он ни за что не уступит другим этого протея.

— Четыреста, — уверенно предложил он. На мгновение над аукционным кругом воцарилась такая тишина, что даже были слышны с моря крики чаек, устремлявшихся вниз за добычей. Затем раздался спокойный голос из первого ряда:

— Четыреста пятьдесят.

— Пятьсот, — предложил Херндон.

— Пятьсот пятьдесят.

Херндон ответил не сразу, и аукционер-агозлид вытянул свою одутловатую короткую шею, высматривая, кто еще набавит цену.

— Я слыхал пятьсот пятьдесят, — тягуче, нараспев произнес он. — Недурно, но пока что недостаточно.

— Шестьсот, — сказал Херндон.

— Шестьсот двадцать пять.

Херндон с трудом переборол необузданное желание выхватить иглопистолет и пристрелить своего соперника на этих торгах. Вместо этого он еще крепче сцепил челюсти и процедил сквозь зубы:

— Шестьсот пятьдесят.

Протей весь изогнулся и стал похож на корчащегося от боли псевдокота. Толпа хохотала от восторга.

— Шестьсот семьдесят пять, — раздался все тот же голос.

Теперь торги превратились в поединок двух соискателей, в то время как все остальные присутствующие стали болельщиками, нетерпеливо ожидающими, кто первый отступит. Херндон присмотрелся к своему оппоненту. Это был рыжебородый придворный с ярко пылающими глазами и двойным рядом бриллиантов на камзоле. Он выглядел неизмеримо богатым. Не было никакой надежды на то, чтобы перешибить такого соперника.

— Семьсот стеллоров, — произнес Херндон. Спешно осмотревшись, он заметил стоявшего неподалеку мальчишку и, не мешкая, подозвал его к себе.

— Семьсот двадцать пять, — произнес аристократ.

— Видишь того человека? — зашептал Херндон мальчишке, — там, чуть впереди меня? Который только что назвал цену? Беги к нему и скажи, что его госпожа послала за ним и ждет его.

Он дал мальчишке золотую монету в пять стеллоров. Тот вытаращил на нее глаза, затем усмехнулся и прошмыгнул между зеваками к аристократу.

— Девятьсот, — предложил тем временем Херндон.

Это было намного больше того, что, возможно, рассчитывал взять за протея аукционер и, скорее всего, даже больше, чем мог себе позволить состоятельный аристократ. Но Херндон прекрасно понимал, что аристократ никак не сможет уступить кому-либо в чем-то, и поэтому ему было предложено отступление с почетом.

— Последняя цена девятьсот, — произнес аукционер. — Лорд Моарис, вы желаете еще набавить?

— Разумеется, — отозвался Моарис, — но меня вызывают, и я должен уйти.

Вид у него был решительный и крайне рассерженный, но то, что передал ему мальчишка, он не подверг сомнению. Херндон решил взять это себе на заметку, дабы при случае воспользоваться. Догадка Херндона оказалась очень верной — он убедился в том, что лорд Моарис, придворный Властителя, бегом бежит, как только его потребует госпожа.

— Цена девятьсот, — повторил аукционер. — Что-то не слышу надбавки? Девятьсот за такого прекрасного протея! Кто даст тысячу?

Таких не оказалось. Прошли положенные секунды, других голосов слышно не было. Херндон напряженно ждал, стоя в толпе с самого края, пока аукционер монотонно тянул:

— Девятьсот — раз, девятьсот — два, девятьсот и не больше… Протей ваш, приятель, за девятьсот. Подойдите сюда с наличными. А всех остальных прошу вернуться сюда через десять минут, когда мы вам предложим несколько замечательных розовощеких девушек с Виллидона. — До предела непристойными движениями руки его описали в воздухе очертания женских фигур.

Херндон двинулся вперед. Толпа начала расходиться, и когда он подошел к аукционеру, вокруг него уже никого не было. Протей принял облик лягушки и сидел, собравшись в бесформенную груду, как пластилиновый ком.

Херндон встретился со взглядом агозлида, от которого вдобавок еще и мерзко пахло, и представился:

— Протея приобрел я. Кому платить деньги?

— Мне, — забрюзжал аукционер. — Девятьсот стеллоров золотом плюс тридцать стеллоров пошлины — и тварюга ваша.

Херндон прикоснулся к кнопке на своем поясе, и из вставки в нем наружу выскочила низка из стостеллоровых звеньев. Отсчитав девять звеньев, он отделил их от низки и выложил на стол перед агозлидом. Затем выложил из кармана шесть монет по пять стеллоров и небрежно швырнул на стол.

— Оставьте свое имя для регистрации, — сказал аукционер после того, как пересчитал деньги и проверил, не фальшивые ли они. Последнее он проделал с помощью портативного приборчика, измерявшего плотность.

— Барр Херндон.

— С какой планеты?

Херндон на мгновенье задумался.

— С Борлаама.

Агозлид поднял глаза.

— Мне кажется, вы не очень-то похожи на борлаамца. Чистокровный?

— А разве для вас это имеет значение? Да, я родом со славящегося своими полноводными реками материка Зоннигог, и деньги мои в полном порядке.

Агозлид старательно вписал его имя в регистрационную книгу. Затем вновь окинул Херндона наглым взглядом и произнес:

— Так и записали, Барр Херндон из Зоннигога. Теперь вы законный владелец протея. Вам будет приятно узнать о том, что он уже обучен, приведен к покорности и смирился со статусом раба.

— Это меня очень радует, — спокойно произнес Херндон. Агозлид вручил ему сверкающий диск из полированной меди с выбитым на нем девятизначным числом.

— Это кодовый ключ. В случае, если раб потеряется, принесите ключ в борлаамский Централ и его выследят, чтобы вам возвратить.

Затем он вынул из кармана миниатюрный излучатель и небрежно передвинул его через стол.

— А это ваш резонатор. Он настроен в резонанс с ячейками специальной сетки, имплантированной в ткани тела протея на субмолекулярном уровне. Вынуть ее для перенастройки невозможно. Вам не нравится, как ведет себя эта тварь — просто потрясите резонатор. Очень важно, чтобы рабы надлежащим образом соблюдали дисциплину.

Херндон подобрал резонатор и сказал:

— Протей, наверное, и без этого инструмента испытывает немалые мучения. Но я возьму его.

Аукционер сгреб протея и смахнул его с аукционного стенда вниз, к ногам Херндона.

— Теперь он ваш всецело. — К этому времени вокруг них уже никого не было. Толпа зевак перекочевала на противоположный конец площади, где проводился аукцион бриллиантов. Херндон внимательно оглядел окружавшие площадь здания и заметил безлюдный переулок, ведущий к набережной.

Отойдя на несколько шагов от киоска аукционера, Херндон оглянулся. Агозлид готовился к следующей части своей распродажи. За полупрозрачной занавеской Херндон мельком увидел трех испуганных обнаженных девушек с Виллидона, которых готовили к показу.

Взглянув после этого в сторону моря, он увидел набережную, окаймленную невысокой стенкой, и за нею — яркие зеленые просторы Сияющего Океана. На какое-то мгновенье мысли его устремились на другую сторону Океана, к дальнему материку Зоннигог, где он родился. Затем взглянул на объятого ужасом маленького протея, который к этому времени уже наполовину изменил свою форму.

Девятьсот тридцать пять стеллоров за этого протея. Губы Херндона искривились в горькой усмешке. Это была огромная сумма денег, намного больше того, что мог бы он позволить себе с легкостью вышвырнуть на ветер за одно утро — к тому же в свой первый день возвращения на Борлаам после длительного пребывания на других планетах.

Но теперь уже ничем нельзя было помочь. Он позволил вовлечь себя в эту авантюру и отказался сойти на полпути. Больше такого он не допустит, решил он твердо, думая о сожженной и опустошенной деревне в Зоннигоге, разграбленной негодяями-мародерами из армии Властителя Креллига.

— Ступай к парапету набережной, — приказал он протею.

Наполовину сформировавшийся рот произнес невнятно:

— Х…хозяин?

— Ты меня понимаешь, правильно? Тогда ступай к стенке. Иди не останавливаясь и не оборачиваясь.

Херндон стал ждать. Протей сформировал ноги и, шатаясь, нетвердой поступью побрел по истертым булыжникам. Девятьсот тридцать пять стеллоров, с горечью отметил про себя еще раз Херндон, и вытащил иглопистолет.

Протей продолжал пересекать базарную площадь в направлении моря. Кто-то закричал:

— Эй, эта тварь собирается броситься в море! Может быть, лучше остановить ее?

— Протей принадлежит мне, — холодно отозвался Херндон. — Держитесь от меня подальше, если вам дорога собственная жизнь.

Несколько человек ошарашенно глядели на него, но никто не посмел пошевелиться. Протей подошел уже почти вплотную к парапету и в нерешительности остановился. Даже для самых низших форм жизни самоуничижение не может быть желанным, несмотря на то, что это может принести, наконец, избавление от невыносимых страданий.

— Полезай на стенку, — велел ему Херндон. Протей слепо повиновался. Палец Херндона нежно поглаживал спусковой крючок иглопистолета. Он стал прицеливаться в протея, который уже взобрался на невысокую стенку и теперь глядел вниз, в мутную воду бухты, и сосчитал до трех.

При счете три Херндон выстрелил. Тонкая иглообразная пуля молнией просвистела над булыжниками и вонзилась в спину протея. Смерть должна была наступить мгновенно. Игла содержала нервно-паралитический яд, действующий безотказно на все известные формы жизни.

Схваченное в самой середине стадии очередного превращения, несчастное созданье на какое-то мгновенье замерло на стенке, затем перекувырнулось и бухнулось в воду. Херндон спрятал оружие в кобуру. Он видел, как качали головами свидетели этой сцены, и услышал, как кто-то произнес шепотом:

— Только-только уплатил за него почти тысячу, и первое, что сделал — это тут же пристрелил.

Да, недешево обошлось ему это утро. Херндон развернулся, намереваясь уйти, но обнаружил, что путь ему преградил какой-то невысокий человек с морщинистым лицом, вынырнувший из толпы, которая собралась в связи с распродажей бриллиантов.

— Меня зовут Боллар Бенджин, — представилась крохотная пародия на человека. Голос незнакомца был похож на сиплое карканье, тело казалось высохшим и сплющенным. На нем была тесная, обшарпанная куртка неопределенного цвета. — Я видел, что вы только что сделали.

— Ну и что из этого? Разве ликвидация раба в общественном месте является нарушением закона? — спросил Херндон.

— Только определенный тип людей может себе позволить такое, не так ли? — произнес Боллар Бенджин. — Или жестокий человек, или безрассудно смелый. К какому типу вы сами себя относите?

— К обоим, — ответил Херндон. — А теперь разрешите мне пройти…

— Всего одну минуту, — каркающий голос неожиданно стал напоминать удары бича. — Давайте поговорим. Если вы не пожалели тысячу стеллоров, чтобы купить раба, которого тут же убили, так не пожалейте же несколько слов для меня.

— Что вам от меня нужно?

— Ваши услуги, — сказал Бенджин. — Я мог бы воспользоваться помощью такого человека, как вы. Вы сейчас свободны и ни от кого не зависите?

Херндон подумал о тысяче стеллоров — почти половине своих денег, которые он только что выбросил на ветер, подумал о Властителе Креллиге, которого ненавидел всей душой и которого поклялся убить во что бы то ни стало. И о морщинистом человеке перед собою.

— Я ни с кем не связан какими-либо обязательствами, — сказал он, — но моя цена высока. Что вы хотите и что вы можете предложить?

Бенджин криво усмехнулся и стал копаться во внутреннем кармане куртки. Когда он вытащил руку, на его ладони сверкали полыхающие солнцем бриллианты.

— Я ими торгую, — сказал он, и за услугу плачу хорошо. — Бриллианты тут же исчезли в кармане. — Если вы заинтересовались, — произнес Бенджин, — то ступайте за мной. — Херндон кивнул. — Да, меня это привлекает.



Глава 2

Херндон покинул Борлаам ровно год тому назад. А еще годом раньше — на семнадцатый год правления Властителя Креллига — банда мародеров ворвалась в его родную деревню на материке Зоннигог, неся смерть и разрушение. Семья Херндонов не избегла общей участи — отец и мать были убиты сразу же, младшего брата угнали в рабство, сестру изнасиловали и в конце концов умертвили.

Деревня была сожжена дотла. И только Барр Херндон сумел избежать смерти. Перед тем, как уйти из деревни, он взял с собой двенадцать тысяч стеллоров, принадлежавших его семье, и успел убить восемь лучших офицеров из армии Властителя.

Он покинул эту планетную систему, отправился в состоявшую из девятнадцати планет Федерацию Мельд, и на планете Мельд-17 приобрел себе за немалые деньги новое лицо, которое не было отмечено печатью черт, характерных для аристократов материка Зоннигог. Исчезли острые, почти как лезвие бритвы, скулы, бледная кожа, широко посаженные черные глаза, выступающий из-под самого лба нос.

За восемь тысяч стеллоров хирурги на Мельде убрали все эти черты и дали ему новое лицо: широкое там, где было узким прежнее, смуглое, с узкими, близко расположенными глазами, с величественным, слегка крючковатым носом, совершенно непохожим на нос любого из уроженцев Зоннигога. Вернулся он, маскируясь под космического бродягу, вольного стрелка, безработного наемника, готового заключить контракт по самой высокой таксе.

Хирурги с Мельда изменили его лицо, но не поменяли ему сердце. Херндон пылал желанием отомстить Креллигу — Креллигу неумолимо безжалостному, Креллигу неуязвимому, который прятался за огромными каменными стенами своей крепости, страшась ненависти народа.

Херндон мог быть терпеливым. Но он поклялся убить Креллига, уничтожить рано или поздно.

Сейчас он стоял на узкой улочке, вливавшейся в Бронзовое авеню, застроенной самыми высокими зданиями и являвшейся одной из всего того множества извилистых улиц, что образуют древний квартал Борлаам-Сити, столицы планеты этого же названия. Он молча пересек всю центральную часть города, не докучая разговорами своему, похожему на гнома, компаньону, тяготясь только собственными мыслями и своей ненавистью.

Бенджин показал на черные металлические двери слева от них.

— Сюда, — сказал он и прижал ладонь к двери. Она рывком поднялась вверх и скрылась в карнизе над проемом. Бенджин прошел внутрь. Херндон последовал за ним, и вдруг будто ниоткуда появилось нечто, похожее на гигантскую руку, и как бы зажало его в своей ладони. Не поняв поначалу, в чем дело, Херндон стал отчаянно бороться с наброшенным на него полем стасиса.

— Черт вас побери, Бенджин, высвободите меня!

Хватка стасис-поля не ослабевала. Карлик спокойно обработал Херндона, забрав у него иглопистолет, четырехкамерный бластер и кортик.

— Вы безоружны? — спросил Бенджин и сам же ответил. — А как же. Должны быть. Теперь можно и отключить поле.

Херндон рассердился не на шутку.

— Могли бы меня предупредить об этом. Когда мне будет возвращено мое оружие?

— Позже, — ответил Бенджин. — Старайтесь сдерживать свой буйный нрав. Идите за мной.

Бенджин привел его в комнату, где за деревянным столом сидели трое мужчин и женщина. Лицо одного из них безошибочно выдавало благородное происхождение, двое же других мужчин были весьма вульгарными простолюдинами. Что касается женщины, то она вряд ли заслуживала того, чтобы взгляд останавливался на ней дважды — неряшливая, с отвислой, бесформенной грудью и одутловатым лицом, она несомненно была любовницей одного из мужчин или даже всей группы.

— Это Барр Херндон, — представил Бенджин. — Вольный космический бродяга. Я познакомился с ним на рынке. Он только что приобрел на аукционе протея почти за тысячу стеллоров. Я наблюдал за тем, как он велел этому созданию идти к морю, а затем вонзил иглу ему в спину.

— Если он так свободно расшвыривается своими деньгами, — заметил сочным басом показавшийся благородным мужчина, — то какая у него нужда наниматься к нам?

— Расскажите, почему вы убили своего раба, — сказал Бенджин.

Херндон мрачно улыбнулся.

— Меня это позабавило.

Один из простолюдинов, которые были одеты в кожаные костюмы, пожал плечами и произнес:

— Эти бродяги из космоса ведут себя не так, как нормальные люди. Бенджин, я против того, чтобы пользоваться его услугами.

— Но мы в нем нуждаемся, — резко произнес худосочный Бенджин, и вновь обратился к Херндону. — А может быть, это было чем-то вроде рекламы? Демонстрацией вашей готовности убивать и полнейшего безразличия к моральным ценностям человечества?

— Точно, — солгал Херндон. Ему бы только повредило, если бы он стал объяснять этим людям истинную причину, по которой он сначала приобрел, а затем убил протея — только для того, чтобы избавить это несчастное существо от длящихся не одно столетие невыносимых страданий. — Я пристрелил эту тварь ради забавы. Что сослужило мне неплохую службу, а именно: привлекло ваше внимание ко мне.

— Вот и прекрасно, — улыбнувшись, сказал Бенджин. — Позвольте объяснить, кто мы такие. Во-первых, наши имена: вот это Хейтман Оверск, младший брат лорда Моариса.

Херндон взглянул на аристократа. Второй сын — ах да! Знакомая ситуация. Вторые сыновья, не владеющие наследственной собственностью, но несущие в себе искру благородного происхождения, частенько сворачивают на скрытые в тени тропинки.

— Я имел удовольствие перешибить вашего братца на торгах сегодня утром, — не без гордости заявил Херндон.

— Перещеголять Моариса? Невероятно! — Херндон пожал плечами. — Госпожа вызвала его к себе в разгар аукциона, и он вынужден был уйти. В противном случае протей принадлежал бы ему, а у меня в кармане было бы на девятьсот стеллоров больше.

— Этих двоих, — сказал Бенджин, указывая на простолюдинов, — зовут Доргель и Резамод. У них обоих решающий голос в нашей организации — мы не придерживаемся социальных разграничений. А это, — он сделал жест в сторону девушки, — Мария. Она принадлежит Доргелю, но отнюдь не возражает против краткосрочных займов.

— Я не собираюсь брать ее взаймы, — сказал Херндон. — Ну, а какая же роль в вашей организации отводится мне, Бенджин?

— Принеси один экземпляр, Резамод, — произнес ссохшийся карлик.

Загорелый простолюдин поднялся и направился в темный угол тускло освещенной комнаты. Некоторое время он что-то искал на ощупь в ящике стола, затем вернулся с драгоценным камнем, ярко искрящемся в его согнутых пальцах. Но как только он выложил его на стол, камень сразу же потускнел, его свечение резко уменьшилось. Херндон сразу же обратил внимание на то, что ни Хейтман Оверск, ни Доргель, не позволяют себе задерживать взгляд на самоцвете более, чем на секунду. И он сам, так же, как и они, повернул голову в сторону.

— Возьми его, — сказал Бенджин.

Самоцвет был холоден, как ледышка. Херндон, шутя, перекатывал его по ладони и ждал.

— Не торопитесь, — подстрекал Бенджин. — Постарайтесь его изучить. Испытайте таящиеся в нем глубины. Поверьте мне, это превосходный экземпляр.

Херндон нерешительно раскрыл свою сжатую ладонь и бросил взгляд на камень. У него были широкие грани, излучавшие яркий свет и — у Херндона перехватило дыхание — внутри камня он увидел лицо. Лицо женщины. Томное, манящее, оно, казалось, взывало к нему из морской глубины…

Херндона прошиб пот по всему телу. Усилием воли он оторвал взгляд от камня и сжал ладонь; секундой позже он изо всей силы зашвырнул камень в самый дальний угол комнаты. Затем вспыхнул, взглянул на Бенджина и набросился на него.

— Мошенник! Предатель! — Руки его протянулись к горлу Бенджина, но карлик с неожиданной для него резвостью отпрянул назад, а Доргель и Резамод поспешно вклинились между ним и Херндоном. Какое-то мгновенье Барр пристально глядел на грузного, вспотевшего Резамода, но затем отступил, дрожа от гнева.

— Могли бы предупредить меня, — сказал он.

Бенджин виновато улыбнулся.

— Это испортило бы проверку. В нашей организации мы должны иметь сильных людей. Оверск, что вы думаете о нем?

— Он отшвырнул камень, — одобрительно изрек Хейтман Оверск. — Это добрый знак. Он мне, пожалуй, нравится.

— Резамод? — Простолюдин издал хрип, расцененный Бенджином как согласие с мнением Оверска. Такой же звук издал и Доргель.

Херндон стукнул по столу и произнес:

— Значит, вы занимаетесь звездными камнями? И дали мне один без предупреждения? А что, если бы я не устоял?

— Мы бы продали камень вам и отпустили на все четыре стороны, — сказал Бенджин.

— Какого рода работу вы намерены мне поручить?

— Наш промысел заключается в том, — пояснил Хейтман Оверск, — чтобы доставлять звездные камни сюда с планет Внешнего Обода Галактики, где их добывают в рудниках, и продавать тем, кто может себе это позволить. Цена, между прочим, пятьдесят тысяч стеллоров. Мы платим за них по восемь тысяч, но сами отвечаем за их перевозку. Нам нужен инспектор, который бы проверял количество и качество камней, вывозимых с планеты-источника на Борлаам. Остальное мы берем на себя.

— Оплата высокая, — добавил Бенджин. — Ваш заработок будет пять тысяч стеллоров в месяц плюс решающий голос в организации.

Херндон задумался. Торговля звездными камнями считалась самым грязным ремеслом во всей Галактике. Гипнотические драгоценности быстро закабаляли своих владельцев. Человек, привыкший в течение года рассматривать один и тот же камень, совершенно терял рассудок и становился плетущим всякую нелепицу идиотом, способным только созерцать калейдоскоп чудес, заключенных внутри камня.

Выработать пагубную привычку к камню было необычайно легко. Только сильный человек способен по собственной воле оторвать взгляд от звездного камня, даже если глянул на него всего лишь мельком. Херндон доказал, что обладает такой силой воли. Люди, которые могут убить только что приобретенного раба, в состоянии отвести взгляд от звездного камня.

— Каковы предварительные условия? — спросил Херндон.

— Полное подчинение, — ответил Бенджин, — включая хирургическую имплантацию страховочного устройства.

— Мне это не нравится.

— Оно есть у всех нас, — произнес Оверск. — Даже у меня.

— Если каждый из вас несет в себе подобное устройство, — заметил Херндон, — то перед кем же он несет ответственность?

— У нас полный взаимоконтроль и распределение функций. Я поддерживаю контакты с другими планетами. Оверск подыскивает перспективных клиентов здесь, на Борлааме. Доргель и Резамод являются экспедиторами и заняты вопросами транспортировки и охраны. Мы контролируем друг друга.

— Но ведь должен же быть кто-то, обладающий контролем за предохранительными устройствами? — не унимался Херндон. — Кто же это?

— Контроль переходит по очереди, ежемесячно, от одного к другому. В этом месяце такой контроль осуществляю я, — пояснил Бенджин. — В следующем — очередь Оверска.

Херндон возбужденно зашагал по темной комнате. Предложение было весьма заманчивым — пять тысяч в месяц позволили бы ему зажить на широкую ногу. Да и Оверск был братом лорда Моариса, который известен как близкий поверенный Властителя.

А вот самого лорда Моариса держала под каблуком его госпожа. Теперь для Херндона все вырисовывалось очень четко. Все эти взаимосвязи в конце концов можно использовать на то, чтобы Властитель Креллиг оказался в пределах его, Херндона, досягаемости.

Но ему далеко небезразлично, что в его теле будет чужеродное подстраховочное устройство. Ему был известен принцип его действия. Как только он окажется под подозрением в том, что обманывает организацию, что хочет предать или попытаться беспричинно ее покинуть, то любой, кто в данный момент будет обладать управляющим устройством, сможет мгновенно низвести его до положения пресмыкающегося, раздираемого дикой болью раба. Подстраховочное устройство может быть извлечено только тем хирургом, который его устанавливал.

Это означало одеть на себя ярмо банды контрабандистов, промышляющих звездными камнями. Но у Херндона была более высокая цель.

— Я принимаю предложение, — сказал он. — Расскажите мне поподробнее, в чем будут заключаться мои обязанности.

— Партия звездных камней, — начал Бенджин, — добыта для нас на планете-поставщике и скоро будет отгружена. Мы хотим, чтобы вы отправились на эту планету и сопровождали груз по всему его пути через космическое пространство сюда, на Борлаам. Мы терпим немалые убытки от воровства при каждой отгрузке — и у нас нет другого способа застраховать партию звездных камней от пропаж.

— Мы знаем, кто вор, — продолжил Оверск. — Вы отвечаете за то, чтобы поймать его с поличным и избавиться от него.

— Но ведь я — не наемный убийца, — спокойно возразил Херндон.

— Зато на вас одеяние космического бродяги. Это не является свидетельством высокого уровня моральных качеств, — заметил Оверск.

— К тому же, никто из нас не упомянул слово «убийство», — произнес Бенджин. — Просто исполнение приговора за совершенное преступление. Экзекуция. Вот именно, экзекуция.

Херндон скрестил руки у себя на груди и сказал:

— Мне нужен аванс в размере двухмесячного жалования. Я хочу, кроме того, воочию убедиться в том, что у всех вас под кожей имеются нейронные ячейки подстраховочной сетки, прежде чем позволю хирургу прикоснуться ко мне.

— Договорились, — согласился Бенджин, обменявшись взглядом с остальными членами шайки.

— Более того. Мне еще нужна в качестве единовременного дара сумма в размере девятисот тридцати пяти стеллоров, которую я потратил сегодня, чтобы привлечь внимание потенциального работодателя.

Это было явной ложью, но для нее была своя причина. Имело смысл занять доминирующее положение среди этих людей как можно быстрее. Тогда будет легче добиться и следующих уступок с их стороны.

— Согласны, — снова ответил Бенджин, но на этот раз не столь охотно.

— В таком случае, — сказал Херндон, — я считаю себя на вашей службе. Готов отправиться хоть сегодня же вечером. Как только будут удовлетворены все выдвинутые мною условия, я передаю свое тело в руки вашего хирурга.

Глава 3

В этот же день, как только деньги на сумму 10930 золотых стеллоров были депонированы в Ройал-банке на Борлааме, и после того, как Херндон лично убедился в том, что в теле Бенджина, Оверска, Доргеля и Резамода имплантирована нейронная сеть подстраховочного устройства, он отдал себя в распоряжение хирурга. Больших гарантий взаимодоверия он никак не мог потребовать, не рискуя остальными.

Клиника хирурга размещалась чуть дальше, на этой же авеню, в полуразрушенном старинном здании, построенном, в чем можно было не сомневаться, еще во времена Третьей Империи. Сам хирург оказался жилистым крепким парнем, с пересекающим одну щеку сморщенным шрамом от лучевого ожога и укороченной левой ногой. Отставной врач пиратского звездолета, догадался Херндон. Никто другой не взялся бы за такую операцию, не задав кучу вопросов. Оставалось надеяться только на то, что хирург хорошо знает свое дело.

Сама операция длилась около часа, в течение которого Херндон находился под общим наркозом. Он пришел в себя, когда с него сняли медный операционный колпак. Чувствовал он себя ничуть не хуже, чем до операции, но теперь он знал, что в его теле на субмолекулярном уровне помещена тончайшая металлическая сетка.

— Ну что? Закончили?

— Полный порядок, — ответил хирург. Херндон взглянул на Бенджина. На ладони карлика ярко сверкал какой-то металлический предмет.

— Это аппарат контроля, Херндон. Позвольте продемонстрировать его действие.

Пальцы Бенджина сомкнулись и тотчас же Херндон ощутил сильнейшую боль в лодыжке правой ноги. Палец карлика чуть изогнулся, и раскаленная добела стрела вонзилась в плечо. Еще один поворот пальца, и липкая рука, казалось, сдавила его сердце.

— Хватит! — вскричал Херндон. Он понял, что навеки расписался под отказом от свободы, если этот аппарат контроля и дальше будет оставаться в распоряжении Бенджина. От своей свободы он фактически отказался в тот день, когда торжественно поклялся стать свидетелем смерти Властителя Креллига.

Бенджин запустил руку в карман куртки и вытащил оттуда небольшой кожаный бумажник.

— Ваш паспорт и другие документы, необходимые в дальнем путешествии,

— пояснил он.

— У меня есть свой собственный паспорт, — сказал Херндон.

Бенджин покачал головой.

— Этот лучше. Он снабжен визой в Вайпор. — Затем, обращаясь к хирургу, спросил:

— Когда он сможет отправляться?

— Хоть сегодня вечером, если нужно.

— Вот и прекрасно, Херндон. Отправляйтесь сегодня же вечером.



В рейс к звездам Внешнего Обода Галактики, удаленным на много тысяч световых лет, уходил великолепный суперлайнер «Лорд Насийр». Бенджин устроил так, что Херндон отправился в путь бесплатно, как человек из окружения лорда и леди Моарис. Оверску удалось заполучить для него работу в качестве Распорядителя в свите знатной пары, которая ехала отдохнуть на одной из планет-курортов в районе Обода. Херндон не стал возражать, когда узнал, что путешествовать будет в обществе лорда — и особенно — леди Моарис.

Это был самый большой корабль во всем флоте роскошных кораблей Борлаама. Даже на палубе «С», где жила прислуга, Херндону досталась каюта с нормальной силой тяжести, с синтетической драпировкой и встроенным хромотроном. Так роскошно он не жил даже в своем родном доме, а ведь его родители были когда-то одними из самых знатных людей в Зоннигоге.

Обязанности его состояли в том, что он должен был организовывать вечера знати и притом так, чтобы патрон казался самым великолепным среди других, находящихся на борту лайнера, аристократов. Чета Моарисов тащила за собой огромное окружение, более сотни человек, включая слуг, стюардов, поваров и платных льстецов.

Оставшись один в своей каюте на время старта, Херндон внимательно ознакомился с врученными ему документами. Виза в Вайпор. Вот откуда берутся звездные камни! Вайпор, покрытая непроходимыми джунглями, удаленная планета, которой едва коснулась цивилизация. Неудивительно, что так трудно контролировать торговлю звездными камнями.

Как только корабль благополучно стартовал с поверхности планеты, и стасис-генераторы перевели его в нуль-пространство, Херндон облачился в черно-красное одеяние окружения Лорда Моариса. Затем, пройдя по широкому главному коридору, направился в Гран-Зал, где Лорд Моарис и его Леди собирали челядь в первый вечер своего путешествия в космосе.

Танцевальный зал был украшен гирляндами из живых светящихся существ. У выхода в зал неуклюже прыгал танцующий медведь с Альбирео-12. Когда туда вошел Херндон и представился в качестве Второго Распорядителя, его встретили в таких же одеяниях, что и он, борлаамцы почтительно склонились перед ним.

Какое-то мгновение он неподвижно стоял на пороге танцевального зала, глядя на блистающее великолепие собравшейся здесь публики. «Лорд Насийр» был выставкой роскоши, здесь присутствовало очень много богатых борлаамцев, соперничающих великолепием своих нарядов и блеском драгоценностей с одним из наиболее высокопоставленных аристократов, самим Моарисом.

При виде всего этого Херндон испытывал чувство справедливой обиды. Хотя он и вырос далеко за морем, по своему происхождению и привилегиям он принадлежал к самому высшему обществу планеты. Сейчас же он был вынужден обретаться на задворках в одеянии стюарда.

Знатная чета восседала на возвышавшихся креслах в дальнем конце Гранд-Зала, где находилась зона для танцев со значительно уменьшенной силой тяжести; танцоры, подобно персонажам из сказок, грациозно проплывали мимо знатных господ, лишь изредка касаясь пола ногами.

Херндон сразу же узнал Лорда Моариса — его лицо он хорошо запомнил во время аукциона. Это был мрачный, невысокий индивидуум с бочкообразным туловищем, щеголявший великолепием своего облачения одного из первых придворных Властителя, с острой небольшой бородкой, выкрашенной по последней моде в ярко-красный цвет. Он неподвижно восседал в высоком кресле, сжимая резные подлокотники, будто опасаясь воспарить к потолку. В воздухе рядом с ним мерцала едва различимая дымка поля нейтрализатора, предназначенная для его защиты от выстрелов возможного убийцы.

Рядом с ним восседала его прелестная леди, в высшей степени холодная и недоступная. Херндон был поражен ее молодостью. Аристократы, без сомнения, располагали средствами для восстановления утраченной свежести, но столь убедительно воссоздать подобное буйное цветение юной красоты они, конечно же, не умели. Леди Моарис было никак не больше двадцати трех — двадцати пяти лет.

Супруг ее выглядел на несколько десятков лет старше, и было нисколько не удивительно, что он столь ревностно ее стерег.

Она взирала на происходящее у ее ног с приятной, довольной улыбкой на устах. Херндон тоже улыбнулся — ее красоте и той пользе, которую он надеялся от нее получить. У леди была нежно розовая кожа. Служанка, с которой Херндон познакомился на нижней палубе, рассказала ему, что она дважды в день принимает ванну из особого крема, привозимого контрабандистами с недоступных планет. Глаза у нее были чистые, большие, нос — красивый и ровный, а губы изгибались двумя плавными дугами. Ее одежда была усыпана изумрудами до такой степени, что казалось, испускала зеленоватое свечение. На платье был глубокий вырез, обнажавший крутую грудь и сильные плечи. В своей маленькой ручке она держала инкрустированный бриллиантами скипетр.

Херндон осмотрелся, нашел какую-то придворную даму, которая в это время была свободной, и пригласил ее танцевать. Танцевали они молча, время от времени входя в зону пониженного тяготения. Может быть, при других обстоятельствах, Херндон счел бы такое времяпрепровождение весьма приятным, но сейчас он вовсе не искал приятных ощущений. Его всецело занимала задача привлечь к себе внимание леди Моарис.

И это ему удалось. Разумеется, не сразу. Он был гораздо выше всех остальных, присутствовавших на этом балу, был самым заметным из собравшихся в Гранд-зале придворных, а самое главное, ему помогло то, что лорд и леди покинули свои царственные троны и присоединились к танцующим. Херндон старался почаще менять дам, с которыми танцевал, пока, наконец, не оказался лицом к лицу с леди Моарис.

— Не хотите ли станцевать со мной? — спросила она. Слова ее показались Херндону наброшенной на него легкой осенней паутиной. Он склонился перед леди в легком, учтивом поклоне.

— Я почитал бы это величайшей честью, миледи. — Они начали танцевать. Вести ее было очень легко. Херндон остро ощущал ее близость, тепло ее тела. В ее глазах он увидел какую-то затаенную, щемящую боль, что поведало лучше всяких слов о том, что не все гладко между лордом и леди.

— Вы мне что-то незнакомы, — сказала леди. — Кто вы?

— Барр Херндон, миледи. Из Зоннигога.

— Из Зоннигога? В самом деле? Ради чего же вы пересекли океан протяженностью в полтора десятка тысяч километров? Чем привлекла вас наша столица?

Херндон улыбнулся и после нескольких изящных пируэтов произнес:

— Жажда славы и удачи, миледи. Жить в Зоннигоге очень неплохо, там все так спокойно, но единственное место, где можно стать известным — это Борлаам-сити. По этой причине я ходатайствовал перед Хейтманом Оверском, чтобы он ввел меня в свиту лорда Моариса.

— Значит, вы знакомы с Оверском? Так?

— Не очень близко. Я служил у него некоторое время, а затем попросился сюда.

— Вот так вы и шагаете, взбираясь все выше и выше с помощью своих прежних хозяев, пока не протиснетесь через лорда Моариса к ногам Властителя. В этом состоит ваш план?

Она обезоруживающе улыбнулась, показывая, что в ее словах нет ни тени осуждения. Херндон кивнул и со всей искренностью произнес:

— Признаюсь, именно в этом заключается моя цель. Хотя, простите меня за откровенность, похоже на то, что могут появиться причины, которые побудят меня остаться на службе у лорда Моариса дольше, чем я предполагал первоначально.

На лице молодой женщины вспыхнул румянец. Она поняла намек. Шепнула Херндону:

— Вы дерзкий. Насколько могу судить, тому причиной хорошая внешность и крепкое тело.

— Благодарю вас, миледи.

— Я не имела намерения расхваливать вас, — сказала она, когда танец подошел к концу, и умолк оркестр. — Я не одобряю подобную манеру поведения. Но какое все это имеет значение? Я благодарна вам за танец.

— Могу ли я рассчитывать на удовольствие от общества миледи когда-нибудь еще?

— Возможно, но не слишком скоро, — она насупилась. — Для лорда Моариса характерно острое чувство собственника. Он негодует, когда я дважды за один вечер танцую с одним и тем же членом его свиты.

На мгновенье лицо Херндона омрачила досада.

— Ничего не поделаешь. Схожу-ка лучше на смотровую площадку «А» полюбоваться звездами. Если леди нужен компаньон — она найдет его там.

Она взглянула на Херндона, так ничего и не сказав, упорхнула, как порыв весеннего ветра. Но Херндон весь зарделся от удовольствия. Все начинало становиться на свои места.

Смотровая площадка «А», расположенная на самой верхней палубе огромного лайнера, предназначалась только для пассажиров и членов их свиты. Это был огромный зал, всегда погруженный во мрак, на одном из торцов которого был вмонтирован смотровой экран, открывавший перед наблюдателями все чудеса мироздания. В нуль-пространстве можно было наблюдать, как гиперболически искривляется мироздание, любоваться захватывающим дух многоцветным калейдоскопом звезд. Здесь не существовало геометрии в обычном понимании этого слова, все было сказочно искаженным и перевернутым. Сверкающая панорама разворачивающегося перед наблюдателями мироздания тускло освещала зал.

Смотровой зал для пассажиров первого класса был также известен и как место свиданий. Здесь, под покровом тьмы, знатные леди могли встречаться с поварами и отдаваться лакеям, а их лорды — обладать судомойками. Какой-нибудь репортер из желтой прессы с помощью инфракрасной видеокамеры мог бы нажить состояние, шантажируя посетителей этого зала сделанными здесь снимками, но сканирующие устройства при входе исключали всякую возможность пронести какую-нибудь аппаратуру.

Херндон стоял у смотрового окна, любуясь тем, как переливаются ослепительно золотые и зеленые лучи ближайших звезд, когда услышал за спиной женский голос:

— Барр Херндон? — Он обернулся. В темноте было трудно различить говорящего.

Ему удалось определить, что это девушка, почти такая же высокая, как леди Моарис. Но даже несмотря на скудный свет, излучаемый нуль-пространством, он все же разобрал, что это не леди. Волосы девушки были светло-соломенными, в то время как у леди они были цвета червонного золота. Он также смог увидеть белизну открытой груди девушки, тогда как одежда госпожи Моарис, несмотря на огромное декольте, была все же поскромнее.

Это была, по всей вероятности, одна из придворных дам, очарованная Херндоном, возможно, даже подосланная леди Моарис с целью испытать его или что-то передать.

— Я здесь, — отозвался Херндон. — Я к вашим услугам.

— Я пришла по поручению, — зашептала девушка, — …одной знатной дамы.

— Что же ваша госпожа велела передать мне? — ответил, улыбаясь в темноте, Херндон.

— Этого нельзя высказать словами. Обнимите меня как будто мы пара влюбленных, и я передам нечто очень важное.

Пожав плечами, Херндон с наигранной страстью сжал в объятиях подавшуюся навстречу девушку. Их тела тесно прижались друг к другу, губы встретились. Херндон почувствовал, как рука девушки ищет его руку и перекладывает в нее что-то холодное, металлическое. Затем она отняла губы, и приподнявшись на носки, прошептала ему на ухо:

— Это ее ключ. Будьте у нее через полчаса. — Они отодвинулись друг от друга. Херндон кивнул ей на прощанье и снова сосредоточил свое внимание на великолепии космоса. Он даже не взглянул на предмет в своей руке, а просто сунул его в карман.

Отсчитав в уме минут пятнадцать, он покинул смотровой зал и вновь появился на главной палубе. Бал продолжался вовсю, но от дежурного охранника он узнал, что лорд и леди Моарис уже ушли спать и что веселье скоро закончится.

Херндон проскользнул в туалет и осмотрел ключ. Это был изотопный вскрыватель с выбитым на нем числом 1160.

В горле у него пересохло. Леди Моарис приглашает его провести ночь в ее апартаментах. А может, это ловушка, и Моарис вместе с челядью только и ждут, чтобы пристрелить его и доставить себе неожиданное развлечение? Такие шутки были всецело в духе аристократии Борлаама.

И все же — ему запомнилась чистота ее взгляда и красота лица. Ему никак не верилось, что она могла стать соучастницей такой интриги.

Он выждал оставшиеся несколько минут и украдкой двинулся по устланному коврами коридору.

Возле комнаты 1160 он затаил дыхание и прислушался. Внутри стояла тишина. Сердце его учащенно забилось, мысли в голове стали путаться. Это было его первым и главным испытанием, возможно, даже ключом к воплощению всех его надежд. И ко всему еще добавлялось просто страстное желание одинокого мужчины.

Он прикоснулся кончиком радиоактивного ключа к двери. Вещество, из которого была сделана дверь, стало невидимым, так как временно отключился энергетический барьер, который удерживал его молекулы сцепленными друг с другом. Херндон быстро переступил порог. Дверь у него за спиной тотчас же возвратилась в свое первоначальное непроницаемое состояние.

Комнату освещал мягкий свет, лившийся из невидимых светильников. Леди Моарис ждала его в прозрачном пеньюаре. На лице играла натянутая улыбка. Судя по всему, чувствовала она себя весьма неловко.

— Значит, вы все-таки пришли.

— А разве я мог поступить иначе?

— Я… я не была уверена. Для меня все это как-то непривычно…

Херндон едва сдержал циничный смех. Такая невинность была трогательной, но абсолютно невероятной. Он ничего не ответил, она же продолжала:

— Меня смутило ваше лицо — что-то суровое и страшное в нем поразило меня. И мне захотелось послать за вами, чтобы узнать вас лучше.

— Я польщен, — не без иронии заметил Херндон. — Я не ожидал подобного приглашения.

— Не сочтите меня… испорченной… распутной, прошу вас, — как-то жалобно произнесла она, будто оправдываясь.

Услышать такие слова из уст знатной леди Моарис Херндон никак не ожидал. Однако, чем больше он приглядывался к ее стройному телу, совершенно нагому под прозрачной тканью, тем больше понимал, что она не была столь уж высокомерной, особенно после того, как сбросила с себя маску напускного притворства. Он стал видеть ее такой, какой она, может быть, и была на самом деле: молодой девушкой необыкновенной красоты, вышедшей замуж за высокомерного аристократа, ценившего ее только за те удовольствия, которые она ему доставляла, показываясь вместе с ним на людях. Возможно, именно это и было объяснением, почему второй распорядитель был приглашен к ней в спальню.

Херндон взял ее за руку.

— Это предел моих мечтаний, госпожа моя. Что может быть для меня выше по сравнению с тем, что заключено в этой комнате?

Но его слова были всего лишь пустой лестью. Ликуя в душе, он пригасил свет в спальне. «Одержав победу над вами, леди Моарис», — думал он при этом, — «сумею ли я одержать победу над Властителем Креллигом!?»

Глава 4

По календарю звездолета путешествие на планету Моллеког длилось неделю. После проведенной ночи с леди Моарис, только дважды у Херндона выдавалась возможность встретиться с нею, и в обоих случаях она отводила от него глаза, будто бы не замечая его.

Это можно было понять. Но Херндон взял с нее обещание, что через три месяца после возвращения на Борлаам, они снова встретятся. И еще она обещала, что воспользуется своим влиянием на мужа, чтобы добиться приглашения Херндона ко двору Властителя.

Без всяких происшествий «Лорд Насийр» вышел из нуль-пространства и был захвачен силовым полем космопорта на Моллекоге. Сквозь смотровое окно на палубе Херндон наблюдал за тем, как с каждым витком спирали, по которой звездолет опускался на поверхность планеты удовольствий, все более ослепительным становится буйство ее красок.

Но в его намерения все же не входило длительное пребывание на этой планете.

Отыскав главного распорядителя, он попросил у него разрешения на отлучку, разумеется, без оплаты.

— Но вы же только-только поступили на службу к лорду Моарису, — запротестовал распорядитель, — и сразу же хотите ее оставить?

— Только временно, — пояснил Херндон. — Я вернусь на Борлаам раньше вас. Мне нужно посетить одну из крайних планет по весьма важному делу, и я обещаю вернуться на Борлаам за свой собственный счет, где и присоединюсь снова к свите лорда Моариса.

Главный распорядитель жаловался и ворчал, но не смог найти оснований для того, чтобы воспрепятствовать намерению Херндона. В конце концов он предоставил разрешение на временную отлучку со службы лорда Моариса. Херндон упаковал свой придворный наряд и натянул на себя прежнее одеяние космического бродяги. Когда же огромный лайнер совершил посадку в космопорту Данзибул на Моллекоге, Херндон был полностью готов. Незаметно ускользнув с борта звездолета, он окунулся в привычную вокзальную суматоху.

Боллар Бенджин и Хейтман Оверск самым тщательным образом проинструктировали его, что он должен теперь делать. Прокладывая себе дорогу плечами и локтями сквозь толпы издававших мерзкий запах Ннобоннов, лица которых были похожи на цветы лилии, он искал окошко билетной кассы. Найдя, в конце концов, одно такое оконце, он достал заранее приготовленное поручительство на проезд, которым его снабдил Бенджин.

— Мне нужен билет на Вайпор, — сказал он трехглазому плосколицему клерку, уроженцу неизвестной ему планеты, который глядел на него через плетеную ширму.

— Чтобы попасть на Вайпор, нужна соответствующая виза, — сказал клерк. — Такие визы выдаются очень редко, да и то при наличии надлежаще оформленного поручительства. Я не вижу возможности…

— Вот моя виза, — сердито сказал Херндон и предъявил клерку документы. Тот заморгал глазами — часто-часто — и его бледно-розовое лицо стало вишнево-красным.

— Да, да, — выдавил он наконец. — Как будто все в порядке. Проезд будет стоить 1165 стеллоров в тамошней валюте.

— Я возьму билет третьего класса, — сказал Херндон. — Вот квитанция об оплате такого билета.

Он протянул клерку квитанцию. Тот долго изучал ее, затем произнес:

— У вас все очень неплохо заготовлено. Я принимаю ваши бумаги.

Херндон держал оплаченный билет до Вайпора на грузовой звездолет «Заласар».

«Заласар» оказался совсем непохож на «Лорда Насийра». Это был допотопный однопалубный корабль, который трещал по всем швам при взлете, дрожал всем корпусом во время перехода в нуль-пространство и вся его начинка непрерывно дребезжала в течение всей недели, которую заняло путешествие на Вайпор. Это был действительно третьесортный корабль. Груз его составляло различное горношахтное оборудование: шестьдесят пять тысяч насосов для откачки воды из рудников, восемьдесят тысяч машин для монтажа крепи, шестьдесят тысяч многозарядных грунтопробойников. Все это охраняла команда из восьми неразговорчивых уроженцев планеты Лудвар. Херндон был единственным человеком на борту. Люди редко удостаивались визы на Вайпор.

Они добрались до Вайпора через семь с половиной суток после отправления с Моллекога. Температура воздуха снаружи была за сорок по Цельсию, влажность все сто процентов. Херндон располагал кое-какими сведениями о том, что представляет из себя эта планета. На ней было около пятисот человек, один космопорт, бесконечное множество смертоносных форм местной жизни и несколько тысяч негуманоидных разумных существ — настолько разнообразных, что не поддавались никакому описанию. Одна часть населения планеты просто пряталась, другая занималась торговлей и ремеслами, остальные искали звездные камни.

Херндон прошел основательный инструктаж. Он знал, с кем нужно выйти на связь, и сразу же занялся поисками резидента.

На Вайпоре было только одно постоянное поселение, и поскольку оно было единственным, то и названия у него не было никакого. Херндон подыскал себе комнату в дешевой ночлежке, которую содержал узкоглазый негуманоид со свиными ушами, непрерывно смывающий пот со своего лица едкой как кислота, водой прямо из крана.

Затем Херндон сошел вниз, на полуденный солнцепек. Легкий ветерок нес вонь от гниющих растений из окружавших город со всех сторон джунглей. Зайдя в бар, он спросил у бармена:

— Я тут разыскиваю одного ваннимуранца по имени Мардлин. Он где-нибудь поблизости?

— Вон там, — указал бармен. Мардлин с планеты Ваннимур оказался маленьким, похожим на хорька, созданием с вытянутым рыльцем, не заслуживающими доверия желтыми глазами и с характерным для его породы пятнистым пурпурно-коричневым мехом. Он тотчас же посмотрел на Херндона, едва тот приблизился к нему. Когда он заговорил, речь его оказалась мешаниной самых различных языков, густо сдобренной непристойностями с десятка планет, кудахтаньем и свистом.

— Вы искали меня?

— Если вас зовут Мардлин, то вас, — ответил Херндон.

Шакалоподобное создание кивнуло. Херндон опустился на ближайшее сиденье и тихо произнес:

— Меня к вам послал Бенджин. — Он положил на стол перед шакалом молочно-белый кубик. Мардлин поспешно сгреб его своими кожистыми когтями и легким щелчком включил активатор. Из туманных глубин кубика появилось изображение Боллара Бенджина, и спокойный голос произнес:

— Говорит Бенджин. Податель сего куба мне хорошо знаком, и я полностью доверяю ему во всех отношениях. Вы должны доверять ему так же, как и я. Он будет сопровождать вас с партией товаров до самого Борлаама.

Голос умолк и изображение Бенджина исчезло. Шакал сердито посмотрел на Херндона и пробормотал:

— Раз уж Бенджин посылает своего человека сопровождать товар, зачем я должен отправляться на Борлаам?

Херндон пожал плечами.

— Похоже на то, что он хочет, чтобы мы оба совершили это путешествие. Вам разве не все равно? Вам же за это платят, не так ли?

— А вам разве нет? — огрызнулся Мардлин. — Это что-то не похоже на Бенджина — платить двоим за одну и ту же работу. И вы мне что-то не очень нравитесь, залетный.

— Вы мне тоже, — чистосердечно признался Херндон и поднялся со стула.

— Мне велено, чтобы я возвращался на Борлаам на грузовике «Утренняя Заря» сегодня же вечером. Я встречаюсь с вами здесь, за час до его вылета, и проверяю товар.

В этот же день он выполнил еще одно поручение. Это был визит к Бренту, торговцу камнями на Вайпоре, который служил посредником между местными камнедобытчиками и нарочным, Мардлином.

Херндон предъявил ему свой опознавательный кубик и после того, как Брент удостоверился в его подлинности, произнес:

— Мне хотелось бы проверить регистрацию последней партии в учетной книге.

Брент бросил раздраженный взгляд на Херндона.

— Мы не ведем учетных книг на звездные камни, идиот. Что вы хотите выяснить?

Херндон нахмурился.

— У нас имеются подозрения в том, что нарочный переправляет часть камней в свой собственный карман. У нас нет возможности перепроверить его, поскольку мы не можем требовать каких-либо накладных при перевозке.

Вайпориец пожал плечами.

— Все нарочные крадут.

— Звездные камни обходятся нам по восьми тысяч стеллоров за штуку, — пояснил Херндон. — При такой цене мы не можем допускать даже малейшей их утечки на сторону. Скажите, сколько камней вы высылаете с текущей партией?

— Не помню, — ответил Брент. Херндона такой ответ рассердил не на шутку. — Вы и Мардлин, вероятно, работаете сообща. Нам приходится верить ему на слово, сколько камней он привозит, но всегда три или четыре оказываются с дефектами. Мы убеждены в том, что он покупает у вас, ну скажем, сорок камней и платит вам за них 320 тысяч стеллоров из подотчетных денег, которыми мы его снабжаем. Затем забирает из каждой партии три-четыре хороших камня и заменяет их идентичными, но дефектными, стоимостью по сотне стеллоров за штуку. За каждую поездку его прибыль составляет более двадцати тысяч стеллоров.

— Или же, — продолжал Херндон, — вы умышленно продаете ему дефектные камни по цене восемь тысяч стеллоров. Но Мардлин не дурак, чтобы покупать такие камни, а мы тоже не дураки, чтобы в это поверить.

— Так что же вы хотите узнать? — спросил вайпориец.

— Сколько доброкачественных камней в текущей партии? — Лицо Брента покрылось потом. — Тридцать девять, — сказал он после продолжительной паузы.

— И вы также снабдили Мардлина несколькими дефектными камнями для подмены некоторых из этих тридцати девяти?

— Н-нет, — ответил Брент.

— Очень хорошо, — улыбаясь, произнес Херндон. — Простите меня за то, что я мог показаться вам слишком уж дотошным, но мы должны были докопаться до истины. Прошу принять мои извинения и обменяться рукопожатием на прощанье.

Херндон протянул руку. Брент нерешительно посмотрел на нее, затем осторожно взял. Быстрым незаметным движением Херндон вонзил иглу в основание большого пальца вайпорийца. Быстродействующее средство, блокирующее возможность говорить неправду, начало действовать уже через несколько секунд.

— Вот теперь, — заявил Херндон, — предварительная часть нашей беседы завершена. Вы, надеюсь, помните подробности нашего разговора. Скажите мне теперь, за сколько звездных камней расплатился с вами Мардлин?

Бесплотные губы Брента сердито искривились, но против наркотика он был беззащитен.

— Тридцать девять, — выдавил он из себя.

— Суммарной стоимостью?

— Триста двенадцать тысяч стеллоров.

Херндон кивнул.

— Сколько хороших камней из этих тридцати девяти?

— Тридцать пять, — неохотно признался Брент.

— Четыре — подделка?

— Да.

— Прелестная афера. Вы снабдили Мардлина дефектными камнями?

— Да. По двести стеллоров за штуку.

— А что происходит с подлинными камнями, за которые мы платим, но которые так и не попадают на Борлаам?

Брент в отчаянии закатил глаза.

— Мардлин… Мардлин продает их кому-то еще и прикарманивает деньги себе. За то, что я молчу, мне достается по пятьсот стеллоров с камня.

— Сегодня вы, как всегда, хранили молчание, — сказал Херндон. — Большое спасибо за информацию, Брент. Мне следовало бы убить вас — но вы слишком ценный для нас человек. Мы сохраним вам жизнь, но меняем условия договора. Отныне мы платим вам только за настоящие, доброкачественные камни, а не за партию в целом. Вас устраивает такое предложение?

— Нет, — ответил Брент.

— Вы сейчас с нами искренни, Брент. Но вам придется свыкнуться с таким порядком вещей. Мардлин, между прочим, больше уже не будет нарочным. Мы не можем допускать в свою организацию лиц с такими наклонностями. И не рекомендую вам пытаться вступать в какого рода сделки с его приемником в качестве нарочного, кто бы он ни был.

Он повернулся и вышел из лавки.

Херндон был уверен, что Брент поспешит оповестить Мардлина о том, что их афера лопнула — и таким образом даст возможность Мардлину вовремя смыться. Однако это не очень-то беспокоило Херндона, поскольку в его руках было такое оружие, с помощью которого можно было бы достать шакалоподобное создание на любом расстоянии.

Херндон поклялся защищать интересы синдиката, как свои собственные, а был он из тех людей, кто свято относится к своим клятвам. В руках Мардлина было тридцать девять оплаченных синдикатом камней. И Херндону вовсе не хотелось, чтобы этот шакал утащил их с собой.

Он ускорил шаг, направляясь к дому, где обычно жил Мардлин во время своего пребывания на Вайпоре. Ходьба отняла пятнадцать минут — время более чем достаточное для того, чтобы тот получил предупреждение.

Комната Мардлина была на третьем этаже. Херндон вытащил оружие и постучался в дверь.

— Мардлин? — Ответа не последовало. — Я знаю, шакал, что ты здесь, — сказал Херндон. — Твоя карта бита. Ну-ка открывай дверь и впусти меня. — Дверь со свистом пронзила игла и воткнулась в противоположную стенку, пройдя всего лишь в нескольких сантиметрах от головы Херндона. Херндон сделал шаг в сторону, туда, где не могла достать игла, и взглянул на предмет, который лежал у него на ладони.

Это был активатор нейронной сетки, имплантированной в тело Мардлина. Рукоятка управления имела четко обозначенную шкалу. Установка клювика против цифры 6 лишала Мардлина всякой возможности применить оружие. Херндон аккуратно установил указатель градации болевых ощущений на это деление шкалы и оставил его там.

Изнутри раздался глухой стук. Приложившись плечом к двери, Херндон одним резким толчком высадил ее и прошел внутрь. Мардлин лежал распростертый на полу комнаты, корчась от боли. Рядом, но достаточно далеко от него, валялся оброненный им иглопистолет.

На кровати лежал открытый полусобранный чемодан. Мардлин, очевидно, намеревался немедленно смываться.

— Выключите… эту… пакость… — бормотал Мардлин искаженными от боли губами.

— Сперва немного информации, — весело проговорил Херндон. — Я только что побеседовал с Брентом. Он утверждает, что вы далеко не надлежащим образом поступали с нашими звездными камнями. Это правда?

Мардлин затрепетал на полу, но ничего не ответил. Херндон увеличил степень боли на четверть деления, но до смертельного порога было еще далеко.

— Так это правда? — повторил он.

— Да… да… Да уберите же ее, черт вас побери!

— В то время, когда вы давали согласие на имплантацию нейронной сетки, вы ясно представляли себе, что будете верны синдикату и поэтому в активации ее не будет необходимости. Однако, вы воспользовались обстоятельствами и стали нас надувать. Где текущая партия камней?

— …за обивкой чемодана, — прошептал Мардлин.

— Хорошо. — Херндон поднял с пола иглопистолет, засунул его в карман и выключил активатор. Боль в теле Мардлина прекратилась, однако он, изнуренный ею, был настолько потрясен, что не в состоянии был поднять свое обмякшее тело.

Херндон умело распотрошил обивку чемодана и вскрыл его. Камни были завернуты в специальную экранирующую ткань, которая предохраняла нервную систему смотрящего на них. Херндон пересчитал камни. Их было тридцать девять, как и сказал Брент.

— Здесь есть дефектные камни? — спросил он.

Мардлин сверкнул позеленевшими от боли и ненависти глазами.

— Разверните и сами увидите, какие дефектные!

Вместо ответа Херндон установил стрелку указателя на шестое деление. Мардлина снова сломало пополам. Не в силах больше терпеть боль, он вцепился в голову своими, увенчанными когтями, руками.

— Да! Да! Шесть дефектных!

— Что означает, что ты продал шесть хороших за сорок восемь тысяч стеллоров минус три тысячи, которые сбросил Бренту за его молчание. Значит, где-то здесь должны быть сорок пять тысяч стеллоров, которые ты нам задолжал. Где они…

— В ящике в шкафу… верхнем…

Отыскав в шкафу туго набитый пакет со стеллорами, Херндон во второй раз отключил активатор, и тело Мардлина снова обмякло.

— О’кей, — сказал Херндон. — И наличные, и камни теперь у меня. Но ведь должны еще где-то быть те много тысяч стеллоров, которые ты накрал раньше.

— Можете забрать их тоже! Только, пожалуйста, больше не включайте эту мерзость!

— У меня нет времени, — сказал, пожав плечами, Херндон, — охотиться за ранее украденными деньгами. Но мы подстрахуемся на тот случай, чтобы подобное не повторилось.

Он приступил к завершающей стадии выполнения инструкций Бенджина и повернул стрелку указателя до цифры «1», — на пределе сопротивляемости болевым ощущениям. Каждую молекулу выносливого тела Мардлина пронизала нестерпимая боль. Он кричал и извивался на полу, но совсем недолго. Нервные окончания больше уже не в состоянии были выдержать болевую перегрузку. В считанные мгновенья его мозг был поражен параличом, и менее, чем через минуту, он был мертв. Хотя подвергаемые пытке конечности и после наступления смерти еще продолжали конвульсивно дергаться, получая импульсы от активатора.

Херндон выключил активатор. Он сделал свое дело и не ощущал ни ликования, ни отвращения. Собрав деньги и самоцветы, он вышел из берлоги Мардлина.

Глава 5

Через месяц он прибыл на Борлаам на грузовозе «Утренняя Заря» точно по расписанию и без всяких затруднений прошел таможенный досмотр, хотя при нем было спрятано запрещенных к ввозу на планету звездных камней на сумму более чем триста тысяч стеллоров.

Сначала он отправился на Бронзовую авеню, где разыскал Бенджина и Оверска, четко и кратко описал им свою деятельность с момента отправления с Борлаама, но опустил, разумеется, любовную интрижку с леди Моарис на борту звездолета. Пока он говорил, и Бенджин, и Оверск смотрели на него с нескрываемым нетерпением, а когда он рассказал о том, как застращал Брента и умертвил предателя Мардлина, лица их засияли от радости и восторга.

Херндон вытащил пакет со звездными камнями из кармана плаща и выложил на деревянный стол.

— Тут, — сказал он, — звездные самоцветы. Здесь есть, как вы уже знаете, несколько дефектных, но я привез с собой разницу в стоимости наличными.

С этими словами он выложил на стол еще сорок пять тысяч стеллоров.

Бенджин быстро сгреб деньги, камни и сказал:

— Вы прекрасно справились с заданием, Херндон. Даже лучше, чем мы от вас ожидали. День, когда вы убили того протея, воистину был удачным.

— У вас еще есть для меня работа?

— Естественно, — ответил Оверск. — Вы займете место Мардлина в качестве нарочного. Неужели вы и сами не догадались об этом?

Херндон, разумеется, догадался, но это не сулило ему ничего приятного. Ему хотелось остаться на Борлааме, особенно теперь, когда сблизился с леди Моарис. Ему уже не терпелось начать свое восхождение к Креллигу. Но если он станет, как челнок, шнырять между Вайпором и Борлаамом, то для него будет утрачено то, наиболее важное, преимущество, которого ему удалось достичь.

Однако до возвращения леди Моарис на Борлаам оставалось еще около двух месяцев. Он мог бы еще раз обернуться туда и назад для синдиката, не угрожая серьезно своему положению. После этого придется искать какой-нибудь предлог для прекращения сотрудничества с синдикатом. Думается, если они предпочтут задержать его, то смогут это сделать принудительно, но в таком случае…

— Когда мне надо отправляться в следующую поездку? — спросил он.

Бенджин пожал плечами.

— Завтра, на следующей неделе, через месяц — кто знает? Сейчас у нас на руках уйма камней. Нам пока что нечего спешить с очередной поездкой. Вы можете взять отпуск до тех пор, пока мы не распродадим эту партию.

— Нет, — сказал Херндон, — мне хотелось бы отправиться поскорее.

— У вас есть особые причины для столь срочных действий? — хмуро поинтересовался Оверск.

— Мне сейчас не очень-то хотелось бы оставаться на Борлааме, — сказал Херндон. — Я не чувствую необходимости в дальнейших разъяснениях. Мне доставит удовольствие совершить еще один вояж на Вайпор.

— Ух, как ему не терпится, — заметил Бенджин. — Это добрый знак.

— Мардлин поначалу тоже был полон энтузиазма, — со злостью бросил Оверск.

Херндон вскочил с места и мгновенно оказался возле аристократа. Его иглопистолет щекотал кожу под кадыком Оверска.

— Если вы этим сравнением хотите сказать…

Бенджин оттолкнул руку Херндона.

— Сядьте, бродяга, и успокойтесь. Хейтман слишком устал за эту ночь и спорол чушь. Мы доверяем вам. Уберите свой пистолет.

Херндон неохотно опустил оружие. Оверск, побелевший, несмотря на загар, стал тереть пальцами то место на горле, которого коснулось оружие Херндона, но от каких-либо комментариев воздержался. Херндон пожалел о том, что у него все так непроизвольно получилось, и решил не требовать извинений. Оверск все еще мог быть ему полезен.

— Для космического бродяги слово — превыше всего, — пояснил Херндон.

— У меня нет намерений плутовать. Когда я смогу отправиться в путь?

— Да хоть завтра, если пожелаете, — сказал Бенджин. — Мы дадим радиограмму Бренту, чтобы он готовил для вас еще одну партию камней.

На сей раз Херндон отправился на Вайпор на борту грузового транспорта, так как в это время года круизы со знатью не проводились. Менее, чем через месяц он уже был на этой, покрытой джунглями, планете. У Брента его дожидались тридцать два самоцвета. Тридцать два сверкающих, небольших звездных камня в защитной оболочке, затаившие в себе страстное желание поработить разум кого-нибудь из людей манящими сновидениями.

Херндон забрал их и организовал перевод ценных бумаг на сумму в 256 тысяч стеллоров. Брент с горечью взирал на такой способ ведения дел, но было заметно, что он настолько опасался за свою жизнь, что даже не осмеливался возражать. О Мардлине и о его судьбе не было произнесено ни слова.

Взвалив на себя драгоценное «бремя», Херндон вернулся на Борлаам на борту лайнера второго класса, купив билет на него на планете Дирхав, расположенной неподалеку от Борлаама. Поездка обошлась Херндону недешево, но у него не оставалось времени на то, чтобы дожидаться очередного грузового рейса. Ко времени его возвращения на Борлаам леди Моарис уже несколько недель должна была быть дома. Он дал обещание главному распорядителю возобновить свою службу при дворе Моариса и у него не было ни малейшего желания не выполнить его.

Когда он вернулся с камнями, на Борлааме уже наступила зима. Ежедневно шел дождь со снегом, наводняя города и поля мириадами острых, как бритва, частиц льда. Люди старались как можно реже выходить на улицу, выжидая, когда кончится зимняя стужа.

Улица, по которой Херндон шел на свидание со своими компаньонами, была сплошь завалена снежными сугробами, отбрасывавшими яркие бело-голубые искорки в мерцающем сиянии низкой зимней луны. На Бронзовой авеню он передал самоцветы Оверску и узнал от него о том, что Бенджин пока очень занят одним важным делом, но вскоре вернется.

Херндон, стараясь согреться, расположился возле стены с вмонтированными в нее нагревательными элементами и жадно поглощал один за другим бокалы дорогого привозного голубого вина, которое не переставал подливать ему Оверск. Через некоторое время пришел Доргель, затем появились Резамод и Мария. Они вместе проверили качество привезенных Херндоном звездных камней, после чего присовокупили их к остальным, спрятанным в тайнике.

Наконец пришел совершенно окоченевший от холода Бенджин. Однако весь он буквально заполыхал жаром, когда с гордостью объявил:

— Сделка заключена, Оверск! О, Херндон, вы вернулись, насколько я понимаю. Поездка была удачной?

— Отличной, — без ложной скромности ответил Херндон.

— Вы виделись, как я полагаю, с государственным секретарем, — заметил Оверск, — а не с самим Креллигом?

— Естественно. Разве Креллиг подпустит к себе близко кого-нибудь, вроде меня?

Херндон весь обратился в слух, как только было упомянуто имя его заклятого врага.

— А какое отношение мы имеем к государственным делам? — спросил он.

— Некоторое, — сдержанно ответил Бенджин, загадочно улыбаясь. — Пока вас не было, я провел некоторые, весьма деликатного свойства, переговоры. А сегодня, наконец, подписал соглашение.

— Какое соглашение? — требовательным тоном спросил Херндон.

— Похоже на то, что нашим патроном станет сам монарх. Властитель Креллиг решил сам заняться звездными камнями. И вовсе не в качестве нашего конкурента. Он выкупил у нас контрольный пакет.

Херндон ощутил, как все внутри него будто налилось свинцом, и он едва выдавил из себя:

— И каковы условия соглашения?

— Очень простые. Креллиг понял, что несмотря на все попытки запретить торговлю звездными камнями, приостановить ее невозможно. Чем изменять законодательство с целью легализации торговли звездными камнями, что, с одной стороны, было бы безнравственно, а с другой — могло бы привести к снижению цен на камни, Креллиг предпочел поручить лорду Моарису установить контакты с одной из группировок контрабандистов, которая согласилась бы работать на Корону. Моарис, естественно, посвятил в этот замысел своего брата, а Оверск, в свою очередь, предоставил мне право вести соответствующие переговоры с эмиссарами Властителя. В течение всего последнего месяца я регулярно, в обстановке строжайшей секретности, встречался с государственным секретарем Креллига, вырабатывая условия сделки.

— И в чем же они заключаются?

— Креллиг гарантирует нам безопасность от преследования со стороны государства и одновременно с этим обещает всей мощью своего аппарата обрушиться на наших конкурентов. Он, другими словами, дарует нам монополию торговли звездными камнями, что позволит нам снизить расходы на Вайпоре, а здесь вздуть цены на камни до естественного предела, определяемого балансом между спросом и предложением. Ибо при превышении этого предела может понизиться количество продаваемых нами камней и тем самым снизятся наши доходы. В обмен на это мы выделяем Властителю восемь процентов своей прибыли и обязуемся снабжать его за свой счет шестью камнями ежегодно, которые ему могут понадобиться в качестве даров своим противникам. Разумеется, мы также уступаем взятые на себя обязательства верности синдикату, обязуясь стать вассалами самого Властителя. Отныне только он будет осуществлять контроль над нами, чтобы гарантировать преданную службу.

Херндон был ошеломлен услышанным. Руки его похолодели, по всему телу пробежала дрожь. Верность Креллигу? Своему заклятому врагу, чудовищу, которое он поклялся уничтожить?

Его разум и душу раздирали противоречия. Каким же образом он сможет осуществить ранее данную клятву, когда теперь ее выполнение полностью противоречит его обязанностям в качестве вассала Креллига? Передача лояльности, изменение субъекта вассальной верности было широко распространенным явлением. По условиям договора, заключенным Бенджином, Херндон теперь становился вассалом Властителя, на которого автоматически распространялась та клятва верности, которую он дал совсем недавно синдикату.

Если он нынче убьет Креллига, это будет нарушением его обязательств в качестве вассала Креллига. Если же он станет служить Властителю верой и правдой, соблюдая букву клятвы, это лишит его веры в самого себя и в свои силы, а также оставит неотомщенными родителей и отчий дом. Разрешить возникшее противоречие не было никакой возможности. От ощущения собственного бессилия, Херндона вновь бросило в дрожь, что не осталось незамеченным другими.

— Похоже на то, что бродяга из космоса не испытывает особого восторга от нашей сделки, — язвительно заметил Оверск. — Вам, кажется, дурно, Херндон?

— Нет, у меня все в порядке, — сцепив зубы, ответил Херндон. — Просто сильно холодно снаружи. Никак не могу отогреться.

Вассальная преданность Креллигу! Эти негодяи у него за спиной продали и себя, и его человеку, которого он ненавидел больше всех на свете! Все моральные принципы, которыми руководствовался Херндон, были основаны на понятиях о соблюдении верности данным обязательствам, безоговорочном послушании и священной клятве. И вот теперь он обнаружил, что связан двумя взаимоисключающими клятвами. Он, как в тисках, зажат между ними, поднят на дыбу и разорван на части. Единственным спасением от страданий, причиняемых нравственной раздвоенностью, могла быть только смерть.

Херндон поднялся.

— Прошу прощения, — произнес он, — но у меня сегодня еще одно свидание. Когда я вам понадоблюсь, вы меня отыщете по прежнему адресу.

Весь остаток дня у него ушел на то, чтобы пробиться к главному распорядителю двора лорда Моариса. Херндон объяснил ему, что помимо своей воли был задержан на далеких от Борлаама планетах, что у него весьма серьезные намерения возобновить службу у Моариса и что выполнять возложенные на него обязанности он будет честно и самозабвенно. После некоторых пререканий он был восстановлен в должности одного из младших распорядителей и ознакомлен с функциями, которые ему положено выполнять в повседневной жизни разбросанного по всей стране хозяйства, которым, собственно, и являлся двор Моариса.

Прошло несколько дней, прежде чем ему удалось хотя бы мельком увидеть леди Моарис. Это его вовсе не удивило — дворец занимал несколько гектаров Борлаам-сити, а лорд и леди жили на одном из самых верхних этажей огромного здания, в то время как остальное пространство было занято библиотеками, танцевальными и фехтовальными залами, картинными галереями и помещениями для хранения несметных сокровищ Моариса. Все эти залы и комнаты требовали от обслуживающего персонала ежедневной тщательной уборки.

Херндон увидел леди Моарис, когда проходил по галерее шестого этажа в поисках перехода на седьмой этаж, где ему было поручено составить каталог развешанных там картин. Сначала он услыхал шелест кринолина, а затем увидел, как она пересекает один из залов в сопровождении двух бронзовотелых гигантов с планеты Топпид, направляясь к группе ожидавших ее дам в сверкающих вечерних туалетах.

Сама леди Моарис была одета в платье прямого покроя, что еще больше подчеркивало безупречные линии ее тела. Лицо ее было печальным. Херндону показалось, насколько он мог определить издали, что ее что-то угнетает.

Он отступил в сторону, чтобы пропустить процессию, однако она заметила его и бросила мимолетный взгляд в ту сторону, где стоял Херндон. Как только она узнала его, глаза ее расширились от удивления. Он не осмелился улыбнуться. Он смиренно ждал, пока она пройдет мимо, но внутри не без злорадства ликовал. Было нетрудно прочесть выражение ее глаз.

В этот же день, несколько позднее, слуга-агозлид подошел к нему и молча вручил запечатанную записку. Херндон спрятал ее в карман и направился в такое место коридора, которое было недоступно для тайного надзора. Он знал, что находится в полной безопасности, так как здесь скрытая телекамера была неисправна. Он сам демонтировал ее в это утро, имея ввиду чуть погодя установить новую.

Херндон взломал печать. В записке было:

«Приходите ко мне вечером. Я уже целый месяц вас дожидаюсь. М. должен провести ночь во дворце Властителя. Ко мне вас пропустит Карла.»

Светочувствительные чернила мгновенно исчезли. Бумага в его руке была чиста. Улыбнувшись, он швырнул ее в ближайшую урну.

Когда с наступлением поздней ночи во дворце пригасили освещение, Херндон незаметно прокрался на двенадцатый этаж, туда, где размещался будуар леди. Ожидавшей его дамой была Карла, та светловолосая девушка, которая служила посредницей между ними на борту «Лорда Насийра». Сегодня она дежурила в будуаре леди и на ней была ночная рубашка из прозрачного шелка, что являлось, без сомнений, испытанием прочности его чувств. Стараясь не глядеть на ее, фактически обнаженное, тело, Херндон спросил:

— Меня ждут?

— Да. Следуйте за мною. — Херндону показалось несколько странным выражение ее глаз. Трудно было разгадать, что оно означало — вожделение, ревность, может быть, даже ненависть? Однако девушка быстро повернулась к нему спиной и повела по коридору, слабо освещенному незаметными ночными светильниками. Остановившись, она коснулась одной из стен. На ее поверхности на какое-то мгновение высветились контуры двери и исчезли. Херндон прошел внутрь, и проем в стене у него за спиной тотчас же сомкнулся.

За дверью его ждала леди Моарис. На этот раз на ней не было ничего, а глаза горели страстным желанием.

— Здесь безопасно? — спросил Херндон.

— Да. Моарис у Креллига. — Губы ее с горечью изогнулись. — Почти все свои ночи он проводит, забавляясь с женщинами, которых выбросил за ненадобностью Властитель. Будуар не просматривается. Моарис никак не сможет узнать о том, что вы побывали здесь.

— А эта девушка, Карла? Вы доверяете ей?

— Настолько, насколько вообще можно кому-либо доверять. — Руки ее искали плечи Херндона. — Бродяга мой, — прошептала она, — почему ты покинул нас на Моллекоге?

— Меня отвлекли дела, миледи.

— Мне недоставало тебя. Без тебя мне было скучно на Моллекоге.

Херндон грустно улыбнулся.

— Поверь, у меня не было выбора. Ведь у меня еще есть свои обязанности перед другими, которым я присягнул.

Она нетерпеливо прильнула к нему. Херндона охватило чувство жалости к этой прекрасной аристократке, первой среди придворных дам, обреченной на то, чтобы искать любовников среди дворецких и другой мелкой придворной челяди.

— Все, что у меня есть — твое, — пообещала она Херндону. — Проси у меня что угодно! Что угодно!

— Есть только одна награда, которой ты могла бы меня удостоить, — с печалью в голосе произнес Херндон.

— Только назови. Цена не имеет значения.

— Она ничего не стоит, — сказал Херндон. — Мне нужно только приглашение ко двору Властителя. Ты можешь раздобыть его с помощью своего мужа. Сделаешь это ради меня?

— Несомненно, — прошептала она и, сгорая от желания, обняла Херндона.

— Я переговорю с Моарисом завтра же.

Глава 6

В конце недели Херндон снова навестил штаб-квартиру на Бронзовой авеню и узнал от Боллара Бенджина о том, что торговля звездными камнями процветает, что соглашение с Властителем стало просто подарком судьбы для синдиката и что скоро они распродадут весь свой запас камней. И вследствие этого, где-то через неделю-две ему придется совершить еще один вояж на Вайпор. Херндон согласился, но попросил жалованье авансом за два следующих месяца.

— Я не вижу причин для того, чтобы отказывать вам, — сказал Бенджин.

— Вы — ценный для нашего дела человек, а денег у нас достаточно.

Он вручил Херндону чек на десять тысяч стеллоров. Херндон сердечно поблагодарил его и пообещал немедленно с ним связаться, как только настанет время отправляться на Вайпор.

Вечером того же дня Херндон отбыл на Мельд-17, где отыскал хирурга, совершившего пластическую операцию, изменившую его лицо, после того, как он спасся бегством из разграбленного поместья в Зоннигоге. Он потребовал от хирурга, чтобы тот произвел определенные изменения некоторых внутренних органов. Хирург долго сопротивлялся, настаивал на том, что такая операция крайне рискованная, очень трудная, что вероятность благополучного исхода куда менее пятидесяти процентов, однако Херндон был неумолим.

Операция обошлась ему в двадцать пять тысяч стеллоров. Это были почти все деньги, которыми он располагал, однако Херндон считал, что они окупятся с лихвой. На следующий, после операции, день он вернулся на Борлаам. Прошла еще одна неделя после поездки на Мельд. За это время он снова приступил к выполнению своих обязанностей в качестве одного из дворецких лорда Моариса и провел еще одну ночь с леди Моарис. Она поведала ему о том, что выпросила у мужа столь необходимое Херндону обещание, и что он в ближайшем же будущем будет приглашен ко двору. Моариса совершенно не интересовали мотивы, которыми она руководствовалась, испрашивая приглашение, но она не сомневалась в том, что этот вопрос будет решен положительно.

Через несколько дней личный секретарь Моариса вручил Барру Херндону из Зоннигога официальное уведомление, в котором говорилось, что лорд Моарис соблаговолил оказать покровительство Барру Херндону и теперь от Херндона ожидают, что он засвидетельствует свое почтение самому Властителю Креллигу.

В этот же день пришло приглашение от Властителя, доставленное одним из курьеров Креллига — роскошно разодетым гигантом, уроженцем планеты Топпид. В нем предписывалось под страхом навлечь гнев Властителя, присутствовать на аудиенции, даваемой Креллигом своему двору, которая должна состояться вечером следующего дня. Херндон торжествовал. Его карьера среди аристократии Борлаама достигла кульминационной точки — ему разрешено было находиться рядом с особой сюзерена. Это было вершиной всех его устремлений.

Он облачился в приличествующее придворное одеяние, приобретенное еще за несколько недель до этого события — одеяние, стоившее ему более тысячи стеллоров, сверкающее великолепием драгоценных камней и редких металлов, покрывающих его. Он посетил самый роскошный косметический салон и обзавелся искусственной бородой. Это было данью последней моде и практиковалось многими придворными, которым не нравилось отращивать бороду, но которые желали демонстрировать ее на различных церемониях, как свидетельство высокого статуса. Он принял ванну, тщательно причесался, надушился, то есть сделал все необходимое для успешного дебюта при дворе. Он также проверил, чтобы те хирургические изменения, которые произвел в его теле хирург с Мельда, возымели действие в нужный момент.

Наконец наступил долгожданный вечер. Высоко в небе плясали яркие луны Борлаама, над крышами столицы полыхал праздничный фейерверк, засыпая их гаснущими бриллиантами и жемчугами. Он означал, что именно в этом месяце родился ныне здравствующий Властитель Борлаама.

Херндон послал за предварительно заказанным экипажем. Это была великолепная четырехтурбинная модель, сверкавшая яркой золоченой краской. В последний раз покинул он свое убогое жилище и взмыл в ночное небо. Через двадцать минут турболет совершил посадку во внутреннем дворе Большого Дворцового комплекса Борлаама, состоявшего из громоздившихся друг на друга великолепных чертогов, которые зловеще нависали над остальными кварталами столицы и были замкнуты в неприступной твердыне на Огненной Горе.

Лучи многочисленных прожекторов ярко освещали Большой Дворец. Кого-нибудь другого могло умилить это свидетельство невероятного могущества монархии Борлаама. Херндон же весь пылал священным гневом. Когда-то его семья тоже жила во дворце — разумеется, не таких размеров и не столь вычурной архитектуры, ибо обитатели Зоннигога были людьми скромными, без особых претензий. Но все же это был дворец — до тех пор, пока солдатня Креллига не разрушила его до основания.

Выйдя из кабины турболета, Херндон предъявил приглашение надменным часовым Властителя, дежурившим у входа. Они пропустили его, предварительно тщательно проверив, нет ли припрятанного оружия, а затем препроводили его в вестибюль, где он встретился с лордом Моарисом.

— Так вот вы какой, Херндон, — задумчиво произнес Моарис, искоса глядя на бороду Херндона и даже слегка дернув за нее.

— Я благодарен вам за ту честь, которой удостоила меня ваша светлость в этот вечер, — сказал Херндон, заставив себя несколько преклонить колени перед лордом Моарисом.

— Нужно благодарить не меня, — заговорщицки хихикнул Моарис. — Это моя жена настояла на том, чтобы ваше имя было внесено в список приглашенных. Но, как я полагаю, вам это все известно и без меня. Ваше лицо мне знакомо, Херндон. Интересно, где же я встречался с вами раньше?

Моарису, по-видимому, было известно о том, что Херндон уже был у него на службе. Но Херндон предпочел напомнить о другом.

— Я как-то имел честь перехватить у вас на торгах раба-протея на невольничьем рынке, милорд.

Какое-то смутное воспоминание промелькнуло на лице Моариса, и он натянуто улыбнулся.

— Действительно, я, кажется, что-то такое припоминаю. — Прозвучал гонг. — Мы не должны заставлять Властителя ждать нас, — сказал Моарис. — Идемте. — Вместе они вошли в Тронный зал Властителя Борлаама.

Моарис вошел первым, как и положено в соответствии с его высоким рангом. Он занял свое место слева от монарха, который восседал на возвышенном троне, украшенном знаменами цветов Борлаама, пурпурным и золотым. Херндон хорошо знал правила этикета и немедленно опустился на одно колено.

— Поднимитесь, — скомандовал Властитель. Голос его напоминал шуршание сухих листьев, был едва слышен, но тем не менее был властным. Херндон поднялся и взглянул прямо на Креллига.

Монарх был высохшим, бесплотным, невысоким человеком. Создавалось даже впечатление, что он был горбуном. Два, похожих на бусинки, вселяющих ужас в окружающих, глаза мерцали на его сморщенном, пресытившемся жизнью лице. Губы Креллига были тонки и бескровны, нос был похож на рубец, деливший лицо на две половины, подбородок узким клином выпирался вперед.

Затем взор Херндона обратился на то, что окружало монарха. Тронный зал, как он и ожидал, был поистине огромен. Его высокие своды поддерживали четыре могучие колонны. Вдоль стен теснилось несколько рядов придворных. Среди них было немало женщин, и Херндон не сомневался в том, что не один десяток из них были любовницами Креллига.

Посреди зала с потолка свешивалось нечто, напоминающее огромную клетку, полностью задрапированную несколькими слоями красного бархата. Внутри нее, по-видимому, таился какой-нибудь из свирепых хищников — любимцев Властителя. Возможно даже, гигантский кондор с планеты Виллидон с острыми загнутыми когтями и стальными иглами перьев.

— Добро пожаловать ко двору, — почти что прошелестел Властитель. — Вы, кажется, гость моего друга Моариса, верно?

— Так точно, сир, — отвечал Херндон. Голос его отдался громким эхом в тишине просторного зала.

— Сегодня Моарис собирается угостить нас каким-то, приготовленным им, небольшим сюрпризом, — заметил монарх. Плюгавый старикан зловеще хихикнул, предвкушая забаву. — Мы очень благодарны вашему покровителю, лорду Моарису, за те удовольствия, которые он доставит нам сегодня вечером.

Херндон нахмурился. В душу его вкралось смутное подозрение — а не сам ли он станет предметом развлечений придворной знати? Но он без страха смотрел в будущее. Прежде, чем закончится этот вечер, сначала он сам на славу позабавится с другими.

— Поднимите занавес, — распорядился Креллиг. В тот же миг из всех углов Тронного зала появились рабы-гиганты с Топпида и одновременно потянули за толстые канаты, которые удерживали драпировку клетки. Тяжелые складки бархата медленно поднялись, открыв взору, как и ожидал Херндон, огромную клетку.

Внутри нее находилась молодая женщина. Она висела, подвешенная за запястья к горизонтальному стержню, на крыше клетки. Женщина была совершенно голая, стержень медленно вращался вокруг вертикальной оси, поворачивая ее, как нанизанную на вертел дичь. Херндон весь похолодел, не осмеливаясь пошевелиться, и с изумлением глядел на стройное обнаженное тело, раскачивающееся внутри клетки.

Ибо это тело в клетке было хорошо ему знакомо.

Женщиной в клетке была леди Моарис. Властитель Креллиг милостиво улыбнулся и кротко прошептал:

— Моарис, спектакль за вами, да и зрители все в сборе. Не томите нас ожиданиями.

Моарис медленно вышел на середину зала. До блеска отполированный мрамор, по которому он шел, отражал, как в зеркале, его зловещую фигуру. Шаги его грохотали как весенний гром.

Повернувшись лицом к Креллигу, он спокойным голосом произнес, прекрасно владея собой:

— Леди и джентльмены двора нашего Властителя, я нижайше прошу вашего соизволения на то, чтобы прямо у вас на глазах уладить одно небольшое недоразумение, касающееся меня лично. Леди в этой клетке, как большинство из вас, как я полагаю, давно догадались, является моей законной супругой.

Тотчас же прекратились все разговоры, которые вели между собой собравшиеся в Тронном зале придворные кавалеры и дамы. Моарис дал знак, и вспыхнувший где-то внизу прожектор ярко высветил тело женщины в клетке.

Херндон теперь увидел, что ее запястья были самым безжалостным образом изуродованы, а вздувшиеся синие вены рельефно выступали на фоне белоснежной кожи. Раскачиваясь, она описывала бесконечные круги вместе с вращавшимся под крышей клетки стержнем. Капли пота катились по ее спине и животу, и в наступившей тишине было отчетливо слышно, как ее дыхание прерывается хриплыми всхлипываниями.

— Моя жена нарушила супружескую верность, — небрежным тоном сообщил придворным Моарис. — Некоторое время тому назад мне доложили об этом заслуживающие доверия слуги. Она обманывала меня несколько раз, и не с кем-нибудь, а с каким-то ничтожеством из моей челяди, с каким-то то ли дворецким, то ли лакеем, то ли кем-то еще того же сорта людей, о существовании которых мы, аристократы, до поры до времени даже не догадываемся. Когда я допросил ее, она не смогла опровергнуть мои обвинения. Властитель, — здесь Моарис, развернувшись к трону, низко склонил голову, — милостиво даровал мне высочайшее соизволение подвергнуть ее публичному телесному наказанию прямо здесь, к моему великому удовлетворению и вашей мимолетной забаве.

Херндон по-прежнему не двигался. Он внимательно следил за всеми действиями аристократа. Моарис вытащил из-за пояса миниатюрный, сверкающий позолотой тепловой излучатель, и хладнокровно отрегулировал минимальный размер щели. Затем дал знак, и одна из боковых стенок клетки отворилась, обнажив перед ним цель.

Он поднял теплоизлучатель. Чирк! Из его раструба вырвался язык яркого пламени. Как только линия, толщиной в карандаш, обозначила ленту ожогов у нее на боку, жертва в клетке издала слабый стон.

Чирк! Снова огненный зайчик запрыгал по ее телу, оставляя мучительно болезненный след на ее груди, бедрах, спине. Тело ее беспомощно вращалось, а Моарис забавлялся, выжигая тепловым лучом запутанные узоры на ее теле. Придворные задыхались от смеха, глядя на то, как корчится и извивается леди Моарис, пытаясь увернуться от безжалостной тепловой плети.

Моарис был знатоком своего дела. Рисуя на обнаженном теле женщины один орнамент за другим, он не переставал следить за тем, чтобы тепло не проникало глубоко в ткани организма и скользило только по поверхности кожи. Пытка в таком виде могла продолжаться часами, до тех пор, пока не закипит кровь в венах жертвы, после чего она умрет.

Херндон шестым чувством ощутил устремленный на себя пристальный взгляд Властителя.

— Приходятся ли вам по вкусу наши скромные придворные развлечения, Херндон? — спросил Креллиг.

— Не совсем, сир. — Удивленный гул прокатился по залу. Какой-то новичок среди придворных осмеливается перечить Властителю?

— Я бы предпочел для леди более быструю смерть, — сказал Херндон.

— Но ведь этим вы бы лишили нас того удовольствия, которое доставляет это зрелище!

— И все-таки я лично поступил бы именно так. — Неожиданно быстрым жестом Херндон распахнул свою усыпанную бриллиантами мантию. Властитель трусливо съежился, ожидая появления оружия, но Херндон только прикоснулся к небольшой пластине у себя на груди, активировав тем самым устройство, которое имплантировал в его тело хирург-мельдианин. Теперь нейронная сеть под его кожей стала работать в обратную сторону. Собирая воедино энергию ненависти, накапливаемую в каждой клетке тела Херндона, она многократно усиливала этот заряд и устремляла смертоносный разряд вдоль руки. Ослепительная огненная дуга изверглась из указательного пальца Херндона и обволокла женщину в клетке.

— Барр! — закричала она, наконец-то нарушив свое молчание, и тут же скончалась.

Херндон еще раз разрядил энергию своей ненависти, и Моарис, взмахнув почерневшими от ожогов руками, выронил теплоизлучатель.

— Позвольте мне наконец-то представиться, — произнес Херндон. Креллиг, с побледневшим от ужаса лицом, тупо уставился на него, а вся напуганная придворная знать беспорядочно сгрудилась в дальнем углу зала. — Я — Барр Херндон, сын Первого графа провинции Зоннигог. Где-то около года тому назад по прихоти одного из ваших придворных, вы опустошили владения своих собственных вассалов в Зоннигоге и загубили всю мою семью. Я не забыл тот день.

— Схватить его! — пронзительно взвизгнул Креллиг.

— Любой, кто захочет прикоснуться ко мне, будет предан огню, — предупредил Херндон. — Любое оружие, направленное на меня, обратится против того, кто его применит. Сохраняйте спокойствие и выслушайте меня до конца.

Я также Барр Херндон — младший распорядитель двора лорда Моариса и возлюбленный женщины, только что скончавшейся на ваших глазах. Вы должны гордиться, Моарис, что человек, наставивший вам рога, не был простым дворецким, а был первым аристократом Зоннигога.

Я также, — продолжал он в гробовой тишине, — Барр Херндон — бродяга из космоса, вследствие гибели своих имений вынужденный заниматься ремеслом наемника. В этом воплощении я стал контрабандистом звездных камней, и, — он поклонился в сторону трона, — благодаря иронии судьбы оказался вассалом, давшим клятву верности не кому иному, как вам, Властитель.

Настоящим я беру назад данную мною клятву преданности вам, Креллиг — и за преступление, выражающееся в нарушении присяги своему монарху, приговариваю себя к смерти. Но одновременно с этим, я выношу смертный приговор и вам за беспричинное нападение на мою Родину. А вы, Моарис — за ваше жестокое и варварское обращение с этой женщиной, которую вы никогда не любили, тоже должны умереть.

А также и все вы, вы — придворные паразиты, низкопоклонники и лизоблюды, вы тоже должны умереть. И вы, дворцовые шуты, дрессированные медведи и порабощенные существа с далеких планет. Я убью вас, так же, как недавно убил своего раба-протея, но не из ненависти к вам, а из сострадания, чтобы избавить вас от дальнейших мучений.

Херндон закончил свою речь. В зале стояла напряженная тишина — двор был охвачен ужасом. Затем кто-то справа от трона завопил:

— Он с ума сошел! Давайте выбираться отсюда!

Этот придворный бросился к главному входу, двери которого были прикрыты. Херндон позволил ему приблизиться к заветной цели, но когда осталось всего лишь три метра до того места, где он мог почувствовать себя в безопасности, Херндон выпустил в него залп своей жизненной энергии. Это перезарядился механизм внутри его тела, черпая в ненависти, накопившейся в нем, свою силу, и снова разрядился через кончики пальцев.

Бледному, как смерть, лорду Моарису Херндон сказал, улыбаясь:

— С вами я поступлю более великодушно, чем вы по отношению к своей леди. Вас ждет быстрая смерть.

С этими словами он обрушил на аристократа удар своей жизненной энергии. Моарис отпрянул, но здесь негде было спрятаться. Какое-то мгновение он стоял, вспыхнув как факел, затем обуглившиеся останки его рухнули на пол.

Еще один удар смел с лица земли толпу придворных. Следующий свой удар Херндон направил на трон. Сначала вспыхнули золотые и пурпурные знамена монарха. Креллиг наполовину поднялся, но пламя охватило все его тело и швырнуло труп назад на пылающий трон.

Теперь Херндон стоял в центре Тронного зала в гордом одиночестве. Цель его жизни была достигнута — возмездие свершилось. Осталось только привести в исполнение последний приговор — в отношении себя за нарушение присяги, которой он помимо своей воли был связан с Властителем.

Жизнь больше не имела для него никакого смысла. Он с отвращением отвергал возможность возвращения к карьере космического бродяги, и только теперь смерть сулила ему освобождение от обязательств.

Сверкающий луч энергии он направил на одну из огромных колонн, поддерживающих своды Тронного зала. Она почернела и рухнула. За нею последовала вторая, затем третья.

Крыша затрещала. Впервые за многие годы сотни тонн дворцового перекрытия неожиданно остались без поддержки. Еще несколько мгновений торжествующая улыбка играла на лице Херндона, затем обрушившиеся своды погребли под своими обломками его тело.


Избранные произведения. II

Долина вне времени

Глава 1

«Никогда не была еще столь прекрасной, — отметил про себя Сэм Торнхилл, — эта долина». Живописно висели кучевые молочно-белые облака над похожими на башни пурпурными остроконечными скалами, ограждавшими долину по бокам и сзади. В небе светили оба солнца, пухлое бледно-красное и более отдаленное, более яркое — голубое. Лучи их, смешиваясь, окутывали темно-лиловой дымкой деревья, а также кусты и быструю речку, которая несла свои воды к барьеру. Был уже почти полдень, и все было прекрасно. Торнхилл, стройный, подтянутый, в отличном атласном темно-голубом костюме с оранжевой оторочкой, испытывал глубокое удовлетворение жизнью, когда увидел, что навстречу ему, по вьющейся среди валунов тропинке поднимаются незнакомые мужчина и девушка. «Кто это и что им здесь нужно», — в недоумении подумал Торнхилл. Внизу мирно журчал ручей. Девушка с первого же взгляда понравилась Торнхиллу. У нее было смуглое, привлекательное лицо, ростом она была чуть пониже Торнхилла. На ней была плотно прилегающая к телу вискозная блузка и искрящаяся оранжевая юбка до колен, обнаженные широкие плечи, сильно загорелые на солнце. Мужчина был полной противоположностью девушке. Он был хотя и не высокий — не более 155 см — но ладно скроен, у него был почти лишенный какой-либо растительности череп, а выпуклый лоб изборожден густой сетью морщин. Внимание Торнхилла сейчас же привлекли его глаза — яркие, живые, которые так и шныряли по сторонам — глаза мелкого хищника, всегда готового броситься на зазевавшуюся ящерицу. Чуть поодаль Торнхилл заметил и остальных своих гостей, причем не все из них были людьми. У самого ручья виднелся шарообразный обитатель планеты, входящей в систему Спики. Вот тогда Торнхилл и нахмурился впервые — кто же все-таки они и с какой такой целью забрели они в его Долину.

— Привет, — поздоровалась с ним девушка. — Меня зовут Марга Феллини.

— А это — Ла Флокке. Вы только что прибыли сюда? Она обернулась к мужчине, которого назвала Ла Флокке, и тихо заметила:

— Он еще, очевидно, не отошел. Должно быть, новенький.

— Ничего, скоро придет в себя, — довольно мрачно отрезал мужчина.

— О чем это вы шепчетесь? — сердито спросил Торнхилл. — Как вы попали сюда?

— Так же, как и вы, — ответила девушка, — чем скорее вы это поймете…

— Я всегда был здесь, в этой Долине, черт побери! — с пылом возразил Торнхилл. — Здесь прошла вся моя жизнь, и я никого из вас не встречал раньше. Никого. Вы сейчас появились как бы из ниоткуда, вы и этот петушок, и те, другие, у реки. Да я… Он запнулся, ощутив неожиданно возникшее щемящее чувство неуверенности. «Конечно же, я всегда жил здесь», — попытался успокоить он себя. Его всего затрясло. Еще мгновение — и он рванулся вперед. В этом кисло улыбающемся человечке с метелочками рыжих волос вокруг ушей, он увидел врага, который вознамерился украсть у него Рай.

— Черт побери, как здесь было все прекрасно, пока не было вас! Вы все испортили! И это не пройдет вам даром! Торнхилл яростно набросился на коротышку, намереваясь сбить его с ног. Но, к своему немалому удивлению, отступать пришлось ему самому. Ла Флокке даже не покачнулся, продолжая все так же улыбаться, вперившись в него своим птичьим взглядом. Торнхилл набрал побольше воздуха и вторично набросился на Ла Флокке, но в результате оказался в крепких объятиях противника. Тщетно он извивался, пытаясь освободиться, но хотя Ла Флокке и был лет на двадцать старше его и на добрый фут ниже, в его жилистом теле оказалась удивительная сила. Торнхилл весь вспотел и, высвободившись в конце концов, отступил.

— Глупая это затея — драться, — успокаивающе произнес Ла Флокке. — Этим ничего не добьешься. Как вас зовут?

— Сэм Торнхилл.

— Ну так слушайте меня внимательно, Сэм Торнхилл. Что вы делали в самый последний момент, перед тем, как впервые поняли, что находитесь в этой Долине?

— Я всегда был в этой Долине, — продолжал упорствовать Торнхилл.

— Подумайте хорошенько, — сказала девушка. — Попытайтесь вспомнить. Ведь было такое время, когда вы еще не были в Долине! Торнхилл повернулся, окинул взглядом могучие горные вершины, окружавшие со всех сторон Долину, затем взглянул на быстрый поток, который петлял между скалами и выходил к Барьеру. Какое-то животное паслось у подножия одного из холмов, мирно пощипывая траву с колючими стеблями. Торнхилл недоумевал — разве он был когда-то где-нибудь еще в другом месте? Нет, Долина была всегда, здесь он жил один, и ничто не нарушало его покой и полнейшее умиротворение до того самого мгновенья, когда последовало это непрошенное вторжение.

— Обычно требуется не менее нескольких часов, чтобы прошел эффект, — заметила девушка. — После этого вы вспомните… точно так же, как вспомнили и мы. Подумайте. Вы ведь с Земли, не так ли?

— Земли? — угрюмо переспросил Торнхилл.

— Зеленые холмы, огромные города, океаны, космические лайнеры. Земля? Верно!

— Обратите внимание на его густой загар, — заметил Ла Флокке. — Он с Земли, но он там уже давно не живет. А значит, для вас что-нибудь название Венгамон?

— Венгамон, — просто повторил Торнхилл, на этот раз без вопросительной интонации. Странное сочетание звуков, казалось, имело для него некоторый смысл: раздутое желтое солнце, обширные равнины, растущий город колонистов, процветающая торговля полезными ископаемыми.

— Я жил на Венгамоне, — твердо произнес он.

— Вы жили на этой планете! — подсказывала ему девушка. — На Венгамоне!

— Мне кажется… — неуверенно начал Торнхилл, ощущая слабость в ногах. Четкий распорядок прежней жизни ломался и по частям уходил от него, как будто его никогда не было. Его таки не было никогда.

— Я жил на Венгамоне, — твердо произнес он.

— Отлично! — вскричал Ла Флокке. — Установлен первый факт! Теперь попытайтесь вспомнить, где вы находились перед тем, как очутиться здесь? Может быть, в звездолете? Совершающим рейс между планетами? Вспомните, Торнхилл. Он задумался. Мозг его готов был расколоться, не выдерживал усилий, необходимых ему для того, чтобы выбросить все воспоминания, связанные с жизнью в Долине, и чтобы проникнуть глубже, до той поры…

— Да, я был пассажиром лайнера «Королева-Мать Элен», следовавшего в Венгамон с Юринэлла, соседней с ним планеты. Я был… в отпуске. Возвращался на свою… на свою… плантацию? Нет, не на плантацию — рудник. Мне принадлежит участок на Венгамоне. Да, да — разрабатываемый участок. Лучи двойного солнца стали знойно-горячими. У Торнхилла закружилась голова.

— Я все вспомнил. Перелет происходил без каких-либо происшествий. Мне стало скучно, и я вздремнул на несколько минут. Затем, помню, вдруг почувствовал, что нахожусь вне корабля, где-то… — в пустоте. А затем я очутился здесь, в Долине.

— Обычный ход событий, — сказал Ла Флокке и махнул попутчикам, находившимся у реки. — Считая и вас, нас теперь восьмеро. Я прибыл первым

— как я называю это, вчера, хотя фактически ночи-то не было. После меня вот появилась девушка. Затем еще трое. Вы — третий за сегодняшний день. Торнхилл заморгал.

— Нас, значит, будто просто подхватили из ниоткуда и забросили сюда? Каким образом такое возможно? Ла Флокке пожал плечами.

— Прежде, чем покинете Долину, этот вопрос вы еще не раз зададите. Давайте пойдем вместе с вами к остальным.

Коротышка величественно развернулся и начал спускаться по тропинке. За ним последовала девушка. Сразу же за ней понуро плелся Торнхилл. Он понял, что до самого этого момента он стоял на обрыве над рекой, у подножья одной из двух грандиозных гор, образующих границы Долины. Было тепло, шелестел вокруг легкий ветерок. Торнхилл, вне всякого сомнения, ощущал себя моложе своих тридцати семи лет. Он был бодр, восприимчив к окружающему. Его радовал аромат золотистых цветов, росших вдоль русла реки, блики двух солнц, игравшие в водяных струях. Взглянув на часы, он увидел, что стрелки показывают 14.23. Дата — 7 июля 2671 года. Вот так штука! Значит, все тот же день. Именно 7 июля 2671 года он отправился с Юринэлла на Венгамон и позавтракал в 11.40. Последнее означало то, что задремал он где-то около полудня — и, если ничего не случилось с его часами, с того времени прошло всего два часа. Но тем не менее воспоминания его, хотя и продолжали быстро увядать, говорили о том, что он провел в Долине всю свою жизнь и что пришельцы потревожили его вот в этот самый последний момент.

— Это Сэм Торнхилл, — неожиданно представил его остальным Ла Флокке.

— Он наш новоприбывший. А жил на планете Венгамон. Торнхилл с любопытством рассматривал остальных. Среди них были трое людей, один гуманоид и один негуманоид — итого пятеро. Сферический гуманоид, в этот момент находившийся в своей желто-зеленой фазе, казалось, вот-вот был готов сменить свою окраску на коричневато-красную, означавшую охватившую его меланхолию. Из-под крупного, похожего на дыню, туловища торчали крохотные ножки с когтями. Темные грозди на верхушках черенков глядели на Торнхилла с нескрываемым любопытством, характерным для гуманоидов. Гуманоид, насколько это понял Торнхилл, был обитателем одной из планет Регула. У него были умные, светло-оранжевые глаза. Главной отличительной особенностью этого существа был крупный мясистый кадык. Торнхиллу уже доводилось встречаться с его соплеменниками. Еще в этой группе была невысокая, ничем не примечательная женщина в одежде неопределенного тусклого цвета и двое мужчин: один худощавый с кротким взглядом ученого, с лица которого не сходила виноватая улыбка, другой — могучего телосложения, лет около тридцати. Он был голым по пояс и был явно чем-то недоволен.

— Как видите, компания у нас подобралась неплохая, — заметил Ла Флокке, обращаясь к Торнхмллу. — Веллерс, вам удалось спуститься вниз, к самому барьеру? Здоровяк отрицательно мотнул головой.

— Я прошел вдоль русла как можно дальше. Но там, за поворотом, уперся в барьер, будто стену, уходящую под воду. Говорил он громко и четко, из чего Торнхилл заключил, что он, очевидно, с Земли, а не из какой-то колонии.

— А вы не пробовали поднырнуть под него? — нахмурившись, спросил Ла Флокке. — Нет, конечно же, нет?

— Попробовали бы сами! — угрюмо отрезал Веллерс. — Я нырнул метров на четыре-пять, но барьер оставался все таким же — гладким наощупь и прозрачным, как стекло, непреодолимым. Нырять глубже, как мне показалось, не было никакого смысла.

— Ладно, — все тем же сердитым тоном произнес Ла Флокке. — В этом действительно не было необходимости. Вряд ли кто из нас смог бы проплыть под барьером на такой глубине. Затем он снова повернулся к Торнхиллу. — Похоже на то, что эта прелестная Долина очень может стать нашим домом на всю оставшуюся жизнь. Вот так.

— Значит, отсюда нет выхода? Коротышка сделал жест рукой в сторону сверкающего барьеры который высоко изогнутой дугой поднимался прямо из воды, образуя треугольный клин, запирающий нижний край Долины.

— Видите ли, с этой стороны выходу препятствует эта штука. Что находится с другой стороны, мы не знаем, так как ту сторону отгораживают горы высотой не ниже 6 000 метров. Итог — отсюда нет выхода.

— А вам на самом деле так уж хочется выбраться отсюда? — тихо и вроде бы даже обиженно спросил тощий мужчина. — Фактически, я был уже мертвецом, когда очутился здесь, Ла Флокке. Теперь же я просто ожил. И у меня нет никакой уверенности в том, что мне так уж не терпится уйти отсюда. Эти слова будто задели за живое Ла Флокке. Глаза его сердито сверкнули.

— Мистер Мак-Кэй, я в восторге от того, что узнал о вашем возрождении. Но жизнь свою мне хотелось бы прожить за пределами этой Долины, сколь бы прелестной она ни была во всех отношениях. Я не намерен гнить здесь всю жизнь. Такое не для Ла Флокке.

— Мне очень бы хотелось убедить вас в нежелательности поисков выхода отсюда, — жалобно произнес Мак-Кэй. — Стоит мне покинуть эту Долину, как я не протяну больше недели. Если же вы уйдете отсюда, Ла Флокке, то станете моим убийцей!

— Что-то до меня никак не доходит, — растерянно произнес Торнхилл, — какое для вас имеет значение, сумеет ли отсюда выбраться Ла Флокке или нет? Почему бы вам просто не остаться здесь? Мак-Кэй горько усмехнулся.

— Наверное, вы еще не успели объяснить ему! — спросил он у Ла Флокке.

— Нет, на самом деле не успел. — Ла Флокке повернулся к Торнхиллу. — Этот высохший книжный червь хочет сказать о том, что Страж предупредил нас. Если хотя бы один из нас покинет Долину, все остальные также обязаны сделать это.

— Страж? — переспросил Торнхилл.

— Именно он и поместил нас сюда. Вы еще увидите его сами. То и дело он обращается к нам и кое о чем рассказывает. Сегодня утром он предупредил: ваши судьбы теперь повязаны между собой.

— Поэтому-то я и прошу вас прекратить попытки поисков выхода отсюда,

— скорбно произнес Мак-Кэй. — Моя жизнь зависит от того, останусь ли я в этой Долине!

— А мол — от того, сумею ли я выбраться отсюда наружу! — буквально взъерепенился Ла Флокке, после чего метнулся вперед и швырнул наземь Мак-Кэя одним яростным ударом, в который вложил все переполнявшее его презрение к этому человеку. Падая, Мак-Кэй сделался еще бледней и схватился за грудь.

— Мое сердце! Какое вы имеете право… Торнхилл подошел к нему и помог подняться на ноги. Этот высокий мужчина с понуро опущенными плечами казался ошеломленным и потрясенным, но на его теле не было видно следов каких-либо повреждений. Он собрался с духом и тихо произнес:

— Два дня тому назад такой удар наверняка убил бы меня. А сейчас — только взгляните, — произнес он, взывая к Торнхиллу. — Эта Долина обладает разными странными действиями. И мне не хочется ее покидать. А вот он — он обрекает меня на верную смерть!

— Не стоит слишком уж беспокоиться об этом, — спокойно произнес Ла Флокке. — Вполне возможно, что ваше желание исполнится, и всю свою оставшуюся жизнь вы проживете среди этих маков. Торнхилл обернулся и устремил свой взгляд на покрытые снегом вершины. Горный хребет подавлял своей грандиозностью; вершины его были сплошь облеплены облаками. Преодолеть его — трудно было представить что-либо более трудноосуществимое. И даже пройдя перевал, можно было на пути встретить другой, еще более непреодолимый барьер.

— Похоже на то, что мы застряли здесь надолго, — заметил Торнхилл. — Но ведь могло быть и хуже. Как мне кажется, это весьма приятное место для жизни.

— Еще бы! — откликнулся Ла Флокке. — Если вам по нраву такие приятные места. Меня же здесь одолевает скука. Расскажите лучше что-нибудь о себе. Полчаса назад у вас не было прошлого. Вернулось оно к вам теперь?

— Я родился на Земле, — не сразу начал Торнхилл, — получил там профессию горного инженера. Дела у меня шли как нельзя лучше, и когда началось освоение Венгамона, я двинулся туда и приобрел приличный участок его территории, пока цены были невысоки. Покупка оказалась очень удачной. Разработки я начал четыре года тому назад. До сих пор не женат. По представлениям о богатстве, сложившимся на Венгамоне, у меня довольно приличное состояние. Вот и вся моя история, если к этому добавить, что я возвращался домой из отпуска, когда был выхвачен из салона звездолета и перемещен сюда. Он сделал глубокий вдох, легкие его наполнились теплым, влажным воздухом. На какое-то мгновение он стал на сторону Мак-Кэя — у него не было никаких особых причин для того, чтобы покинуть эту Долину. Но он также четко понимал и то, что такой энергичный, одержимый человек, как Ла Флокке, ни в коем случае не откажется от своих замыслов. И если существует хоть одна-единственная тропа, по которой отсюда можно уйти, то Ла Флокке найдет ее непременно. Взгляд его остановился на Марге Феллини. Девушкой она была, несомненно, красивой. Да, он мог бы подзадержаться здесь, под этим небом, по которому движется два солнца, дыша полной грудью, и ощущать себя свободным, пожалуй, впервые за всю свою жизнь от каких-либо забот и ответственности. Но, как об этом утверждали его спутники, они тесно связаны друг с другом — стоит одному из них уйти из этой Долины, как и все остальные также окажутся за ее пределами. А Ла Флокке был решительно настроен осуществить именно это. Какая-то тень перекрыла пурпурное небо.

— Что это? — встревожился Торнхилл. — Затмение?

— Страж, — тихо пояснил Мак-Кэй. — Он вернулся. И я не удивлюсь, если он сейчас станет девятым в нашей маленькой компании. Торнхилл во все глаза смотрел, как на землю плавно опускается тьма, хотя еще были видны оба солнца сквозь нее, как две излучающие свет крохотные далекие точки. Казалось; что их закрывало пушистое темное покрывало. Но это было нечто гораздо большее, чем просто покрывало. Он ощутил, как кто-то посторонний, новый для него, наподобие курицы-несушки, рьяно заботящейся о своих питомцах, стал внимательно и с любопытством их рассматривать. Тьма, вызванная абсолютно чуждым существом, окутала всю Долину. «Вот и последний из вашей компании», — раздался беззвучный голос, который, казалось, был всего лишь эхом громадных горных круч. Небо стало проясняться, и тьма так неожиданно, как опустилась, так и исчезла, Торнхилл снова ощутил полное свое одиночество.

— На этот раз Стражу нечего было нам сказать, — заметил Мак-Кэй, когда стало совсем светло, как прежде.

— Смотрите, — вскричала Марга. Торнхилл проследил за направлением ее руки и поднял взор вверх, на обрыв, на котором он сам впервые пришел в себя в этой Долине. Там растерянно кружилась крохотная фигурка. С такого расстояния трудно было определить, что из себя представляет этот только что прибывший. Торнхиллу стало немного не по себе. Тень Стража возникла и исчезла, оставив за собою еще одного узника Долины.

Глава 2

Торнхилл прищурился, глядя на обрыв.

— Нам нужно подняться и забрать его, — сказал он. Ла Флокке покачал головой.

— У нас есть время. Только через час — другой у новоприбывших исчезает иллюзия, что кроме них, здесь никого больше нет. Вы сами прекрасно помните это состояние.

— Верно, — признался Торнхилл. — Чувствуешь, будто всю жизнь прожил в этом раю… пока это ощущение мало-помалу не проходит и начинаешь замечать вокруг себя и других — вот как я увидел вас и Маргу, когда вы поднимались по тропинке ко мне. Он сделал несколько шагов в сторону и опустился на покрытый мохом валун. Тотчас же из-за валуна появилось какое-то небольшое, но сильное, похожее на кота, животное с большими широкими ушами и стало тереться о его спину. Он лениво приласкал его, словно оно было его собственной домашней кошкой. Ла Флокке прикрыл ладонью глаза от солнца.

— Вы в состоянии рассмотреть, кто это там, наверху?

— Нет, расстояние слишком велико.

— Очень жаль, что не можете. Вам было бы интересно. Боюсь, что в нашей компании появится еще один человек. Торнхилл, обеспокоенный этим предположением, вытянул шею.

— Откуда?

— С Альдебарана, — ответил Ла Флокке. Торнхилл поморщился. Гуманоиды с Альдебарана были представителями одной из самых жестоких рас. Это были дикие, свирепые существа, под личиной внешней благожелательности которых таилась необузданная злоба. Некоторые из внешних планет считали альдебаранцев сущими дьяволами, и это было не так уж далеко от истины. Иметь одного из них здесь, дьявола в раю, так сказать…

— Ну так что же нам делать? — спросил Торнхилл.

— Страж поместил это исчадие сюда, — пожав плечами, ответил Ла Флокке, — а у Стража какие-то свои цели. Нам просто приходится принимать все, как есть. Торнхилл поднялся и принялся нетерпеливо шагать туда-сюда. Маленькая, похожая на мышь, женщина и Мак-Кэй ушли в одну сторону, уроженец Спики разглядывал свое округлое отражение в журчащей воде, а обитатель Регула, безучастный к происходящему, праздно взирал на отдаленные горы слева от себя. Марга и Ла Флокке оставались невдалеке от Торнхилла.

— Делать нечего, — произнес наконец Торнхилл. — Дадим альдебарьнцу некоторое время на то, чтобы прийти в себя. А пока что давайте позабудем о нем и займемся своими делами. Ла Флокке, что вам известно об этой Долине? Коротышка дружелюбно улыбнулся.

— Не так уж много. Я знаю, что мы находимся на планете с такой же силой тяжести, как и на Земле, и солнце которой является двойной звездой. Сколько двойных звезд, состоящих из красной и голубой, знаете вы, Торнхилл?

— Я не астроном, — ответил Торнхилл, пожимая плечами.

— Я… Я… была… — откликнулась Марга. — Существуют сотни таких систем. Мы можем быть в любом месте Галактики.

— А нельзя ли судить о нашем местонахождении по расположению созвездий ночью? — спросил Торнхилл. Здесь нет созвездий, — печально промолвил Ла Флокке. — Самое неприятное из всего — это то, что в небе здесь всегда есть хотя бы одно из солнц. На этой планете нет ночи. Мы не увидим звезд. И какое в общем имеет значение, где собственно мы находимся? — здесь неугомонный Ла Флокке даже слегка хихикнул. — Главное, у Мак-Кэя праздник. Мы никогда не выберемся из этой Долины. Каким образом нам удастся с кем-либо связаться, даже если мы пересечем хребет? Никаким. Внимание Торнхилла вдруг привлекла вспышка молнии. Грандиозные раскаты грома эхом прокатились по горам и постепенно затихли вдали.

— Гроза, — произнес Ла Флокке. — Где-то по ту сторону нашего барьера. То же самое произошло и вчера, точно в это же время. Разразилась буря… но не здесь. Мы живем в завороженной Долине, где всегда сияет солнце, а жизнь безмятежна. — Горькая гримаса исказила его тонкие, бескровные губы. Слишком безмятежная!

— Придется свыкнуться с этим, — заметил Торнхилл. — Не исключено, что мы пробудем здесь долго.

На его часах было 16.42, когда они в конце концов поднялись на вершину обрыва, к альдебаранцу. За два прошедших часа положение солнц на небе существенно изменилось: красное солнце опустилось, зато голубое светило вовсю. Стало очевидным, что ночи здесь не настанет, что в Долине круглосуточно будет светло. Со временем, утешал он себя, он привыкнет к этому. У него была неплохая способность к адаптации. Итак, здесь девять разумных существ, которые собраны с самых различных планет и перенесены на протяжении двадцати четырех часов в эту Долину, в которой нет времени, которая отгорожена от бурь, в которой всегда светит солнце. Из шестерых землян — четверо мужчин и две женщины. Торнхиллу захотелось получше узнать своих компаньонов. Пока что ему о них практически ничего не было известно. Силач Веллерс был родом с Земли — больше ничего Торнхилл о нем не знал. Мак-Кэй и похожая на мышь женщина ничего особого из себя не представляли и мало интересовали Торнхилла. Уроженцы Регула и Спики до сих пор не издали ни звука — если они вообще могли изъясняться на земных языках. Что касается Марги, то она была астрономом и прелестной девушкой. Вот и все, что он о ней знал. Ла Флокке был весьма интересным типом — ну просто небольшой динамомашиной, сильным и энергичным, несмотря на обманчивую внешность. Однако о своем прошлом он предпочитал умалчивать. Вот и все. Девять существ без прошлого. Настоящее же для них было столь же таинственным, как и будущее. К тому времени, когда Торнхилл, Ла Флокке и девушка поднялись на кручу, альдебаранец заметил их и хладнокровно разглядывал. Буря унеслась куда-то далеко, и над барьером снова проплывали легкие облака. Как и все представители его расы, альдебаранец был гуманоидом среднего роста, на вид добродушным и весьма упитанным. Избыток плоти свисал с подбородка, оттопыривая уши. У него была серого цвета кожа и темные глаза. И без того его сверкающие загнутые зубки просто вспыхивали, когда он улыбался. На его конечностях было по одному лишнему суставу.

— Наконец-то ко мне присоединились и другие, — заметил он на стандартном и безупречном земном языке, когда тройка людей приблизилась к нему. Насколько я понимаю, вряд ли жизнь здесь и дальше будет продолжаться так, как и до сих пор.

— Вы ошибаетесь, — сказал ему Ла Флокке. — Это заблуждение характерно для всех новоприбывших. Видите ли, всю свою предыдущую жизнь вы провели вовсе не здесь. Вот как. Альдебаранец улыбнулся.

— Ваши слова вызывают у меня удивление. Извольте пояснить. Ла Флокке кратко обрисовал сложившуюся ситуацию. С поразившей остальных быстротой этот гуманоид уловил суть всего, что происходит в Долине и свое положение. Торнхилл с интересом наблюдал за ним. Его просто ошеломила та скорость, с которой альдебаранец отрешился от иллюзий и воспринял действительность такою, какой она была на самом деле. И это не могло не обеспокоить Торнхилла. Все вместе они спустились к остальным, находившимся у самой реки. Именно теперь Торнхилл начал испытывать чувство голода. В Долине он пробыл более четырех часов.

— А чем же мы здесь станем питаться? — спросил он.

— Еда падает здесь прямо с неба три раза в день. Как манна небесная, понимаете? Страж неплохо заботится о нашем благополучии. Вы появились здесь около полудня, но у вас еще был туман в голове, пока мы обедали. А вот сейчас самое время третьего выпадения пищи, — объяснил Ла Флокке. Красное солнце теперь было совсем низко над горизонтом, и над миром господствовало голубое сияние. Торнхилл был в достаточной степени осведомлен о механизме развития звезд и понимал, что красное солнце — это уже почти мертвое светило. Его распухший огромный шар излучал очень мало света. Зато очень интенсивное излучение исходило от голубого, но поскольку оно было гораздо дальше, излучение это было вполне безопасным. Можно было только строить самые смелые догадки о том, каким образом повстречались столь непохожие друг на друга светила, — какое-то из них, по всей вероятности, захватило другое в далекие, незапамятные времена. С неба стали плавно опускаться вниз белые хлопья. Как только они стали касаться поверхности, Торнхилл увидел, как спешно приподнял свое сферическое туловище уроженец Спики, как нетерпеливо поспешил к ним обитатель Регула, забеспокоился Мак-Кэй, встал Веллерс. Казалось, только Торнхилл и альдебаранец оставались безразличными к происходящему.

— Время ужина, — бодро провозгласил Ла Флокке и подкрепил свое заявление тем, что быстрым, точным движением подхватил прямо в воздухе горсть хлопьев и отправил себе в рот. Остальные, как заметил Торнхилл, точно так же ловили пищу до того, как она успевала упасть на землю. Тут же появились и животные, обитавшие в Долине — тучные, ленивые жвачные, а также стройные, похожие на гончих, собаки, кошкообразные созданья — и все они принялись пожирать достигшую земли пищу. Торнхилл пожрал плечами и подцепил несколько зависших прямо перед ним хлопьев. Тщательно обнюхав их, он не без колебаний проглотил первую горсть. Падавшая с неба манна напоминала жевательную вату — только у той ваты был резкий винный привкус. Однако это нисколько не обеспокоило его желудок, а самому ему очень захотелось узнать, насколько питательна столь несущественная пища. Однако, чуть поразмыслив, он отбросил всякие сомнения и отведал вторую порцию, затем третью. В конце концов выпадание хлопьев прекратилось, но к тому времени Торнхилл почувствовал, что он вполне сыт. Тогда он распростертая на траве, разбросав ноги в стороны и прислонившись головой к валуну, как к подушке. Напротив него расположился Мак-Кэй. Худой бледный человек улыбался.

— В течение многих лет я так не наедался, — признался он. — У меня не было аппетита. Но сейчас…

— Откуда вы родом? — перебил его Торнхилл.

— Вырос я на Земле. Затем переехал на Марс, где мое сердце чувствовало себя намного лучше. Существовало мнение, что невысокая сила тяжести облегчит мое положение и, разумеется, оно было верным. Я преподаю, вернее, преподавал историю средних веков, был профессором, пока не очутился здесь. После отпуска, во время которого лечился. — Тут он удовлетворенно улыбнулся. — Я чувствую, что здесь я как бы родился заново. Вот только если бы здесь были еще и книги…

— Да замолчите же вы, — рявкнул Веллерс. — Вы бы здесь предпочли остаться навсегда, не так ли? Силач лежал у самой воды, задумчиво глядя на другой берег реки.

— Разумеется, остался бы, — раздраженно ответил ему Мак-Кэй. — И, как я полагаю, мисс Хардин тоже.

— Если бы только мы могли оставить двоих здесь вместе, я не сомневаюсь в том, что вы были бы счастливы, — подал свой голос Ла Флокке.

— Но мы не можем сделать этого. Либо все мы тут остаемся, либо все выбираемся отсюда. Спор этот, казалось, мог продолжаться весь вечер. Торнхилл сосредоточил свое внимание на тех троих, что людьми не являлись. Они, похоже, стремились к тому, чтобы быть как можно подальше друг от друга. Уроженец Спики возлежал в горизонтальном положении как большой надутый продолговатый аэростат, который каким-то образом остается на земле, не поднимаясь ввысь. Маленький обитатель Регула грустно размышлял в отдалении, почесывая пальцами свой тяжелый второй подбородок. Альдебаранец сидел молча, как невозмутимый Будда, и, прислушиваясь к каждому слову, улыбался. Торнхилл поднялся и, склонившись над Маргой Феллини, произнес:

— Не хотите ли со мною немного прогуляться?

— С удовольствием, — ответила девушка.

Какое-то время они просто стояли у самой воды, глядя на плавный бег потока, на проплывающих мимо золотых рыбок с раскрытыми ртами, будто от распиравшей их важности. Затем прошли немного вверх по течению, к подножью холмов, откуда начинался подъем к двум величественным вершинам.

— Этот Ла Флокке, — заметил Торнхилл, — такой забавный малый, не правда ли? Ну прямо маленький бойцовый петушок, который все время подпрыгивает и всегда готов к схватке.

— Да, энергии у него хоть отбавляй, — полностью согласилась с ним Марга.

— Вы и он были здесь самыми первыми? Довольно необычная ситуация, только двое вас в этом маленьком раю, пока не объявился третий, — Торнхилл вдруг неожиданно для самого себя удивился, с чего бы это его так заинтересовали такие вещи. Ревность, наверное. Нет, не наверное. Совершенно определенно.

— На самом деле мы здесь одни пробыли совсем недолго. Мак-Кэй появился почти сразу же, после меня, затем этот со Спики. Страж, видимо, весьма спешил, когда собирал нас.

— Собирал? — повторил Торнхилл. — Да, так оно и есть. Кто мы все здесь — да просто экземпляры его коллекции, отобранные и помещенные сюда, в эту Долину, как небольшие ящерицы в террариум. А сам этот Страж — какое-то, как я полагаю, совершенно чуждое, необычное существо, — он взглянул вверх, на беззвездное небо, такое же яркое, как днем. — Мы до сих пор еще много не знаем о том, что происходит среди звезд. Пятьсот лет космических полетов, а мы еще очень далеки от того, чтобы постичь все, чем располагает Галактика. Марга улыбнулась, взяла его за руку и они молча пошли дальше среди невысоких кустарников. Торнхилл первым нарушил молчание.

— Вы сказали, что были астрономом, Марго?

— Ну, не совсем. — У нее был весьма низкий для женщины голос, с плавным переходом тональности. Он очень понравился Торнхиллу. — Я работала в обсерватории на Беллатрикс-7, но только в качестве ассистента. Разумеется, я получила диплом астронома. Но была просто одним из платных помощников в обсерватории.

— Именно там вы и находились, когда… когда…

— Да, ответила девушка. — Я находилась в главном куполе, вынимая пластинки из фотокамеры. Помню, что это было весьма деликатным делом. За минуту или две до того, как это случилось, кто-то позвонил мне по основному телефону, расположенному внизу. Я ответила, что придется подождать, что меня нельзя беспокоить, пока я не закончу манипуляции с пластинками. А затем — полный провал, и, так мне теперь кажется, мои пластинки больше уже не имеют для меня никакого значения. Хотя теперь я и сожалею о том, что не пошла вниз на вызов.

— Речь могла идти о чем-нибудь важном?

— О, нет. Ничего особого. Почему-то у Торнхилла стало легче на душе.

— А Ла Флокке? — спросил он. — Что это за человек? Он что-то вроде охотника на крупную дичь, — сказала Марга. — Мне довелось повстречаться с ним раньше, когда он возглавлял экспедицию на Беллатрикс-7. Вы в состоянии представить себе, какова вероятность того, что два любых человека из целой Галактики повстречаются дважды! Разумеется, он меня не узнал, но я его запомнила. Таких, как он, трудно забыть.

— Он из тех, кто любит порисоваться, — произнес Торнхилл.

— А вы самими Вы ведь сказали нам, что владеете рудником на Венгамоне.

— Так оно и есть на самом деле. Но вообще-то я — человек довольно скучный, — сказал Торнхилл. — Это, пожалуй, первое интересное событие в моей жизни, — он кисло улыбнулся. — Судьба, видимо, решила отомстить мне. Кажется, что я уже больше никогда не увижу Венгамона. Если только Ла Флокке не выведет нас отсюда, в чем я очень-очень сомневаюсь.

— А вас это сильно волнует? Вы станете мучиться от того, что вам не суждено будет вернуться на Венгамон?

— Вряд ли стану. У меня нет особой необходимости срочно возвращаться на Венгамон. А что вы скажете о своей обсерватории?

— Я очень скоро смогу забыть ее, — призналась Марга. Он незаметно пододвинулся поближе к ней, ему очень хотелось, чтобы стало чуточку темнее, он даже согласен был на то, чтобы сейчас появился Страж и хотя бы на мгновение отгородил бы их своей тенью от всего остального мира. Он ощущал тепло ее тела.

— Не надо, — неожиданно прошептала девушка. — Там кто-то идет. Девушка отпрянула от Торнхилла. Он сердито повернулся и увидел коренастую фигуру Ла Флокке, карабкающегося к ним.

— Надеюсь, я не помешал вам в проявлении взаимной нежности, — спокойно сказал коротышка.

— Именно так, — не стал отпираться Торнхилл. — Но ничего уже не поправишь. Что могло такое случиться, что привело вас к нам?

— Стремление разделить наше очаровательное общество?

— Вовсе нет. Внизу неприятности. Подрались Веллерс и Мак-Кэй. Марга даже задохнулась в изумлении.

— Мак-Кэй мертв?

— Точно. Даже не представляю, как нам следует поступить с Веллерсом. Я хочу, чтобы вы не оставались в стороне.

— Из-за того, нужно ли покидать Долину?

— Разумеется, — вид у Ла Флокке был крайне взволнованный. — Веллерс, правда, слишком уж сильно стукнул его по голове. Он убил его. Торнхилл и Марга поспешили вслед за Ла Флокке вниз по склону горы, к небольшой группе, тесно сгрудившейся не пляже. Даже издали Торнхилл различал возвышающуюся над всеми остальными фигуру Веллерса, тупо глядящего себе под ноги, где лежало скорченное тело Мак-Кэя. Им оставалось пройти еще не менее полусотни метров, когда Мак-Кэй внезапно вскочил и очертя голову набросился на Веллерса.

Глава 3

На мгновение Торнхилл замер и схватился за похолодевшую кисть Ла Флокке.

— Вы ведь как будто сказали, что он мертв?

— Он и был мертв, — упорствовал Ла Флокке. — Мне что, мертвецов не приходилось видеть прежде? Абсолютно уверен в этом. Глаза, обвисшие губы… Торнхилл, да ведь это же невозможно! Они бегом бросились к пляжу. Яростью внезапно воскресшего Мак-Кэя Веллерс был отброшен назад. Спотыкаясь, он двинулся вперед, но Мак-Кэй, ослепленный жаждой убийства, вцепился ему в горло. Но сила была на стороне Веллерса. Пока к ним приближался Торнхилл, здоровяк своей огромной лапищей стряхнул с себя Мак-Кэя, какое-то время подержал в воздухе его извивающееся тело, а затем яростно швырнул на прибрежные камни. Сам он, что-то невнятно хрипя, отпрянул назад. Торнхилл наклонился к Мак-Кэю. На его черепе открылась глубокая рана, кровь сочилась сквозь слипшиеся волосы — редкие и седоватые. Полуоткрытые, невидящие глаза Мак-Кэя остекленели, нижняя челюсть обвисла, изо рта вывалился язык. Кожа на лице посерела. Став на колени, Торнхилл прощупал пульс, затем прикоснулся к губам, после чего взор его обратился к небу.

— На этот раз он на самом деле мертв. Ла Флокке с угрюмым видом наблюдал за всем, что он делал.

— А ну прочь с дороги! — внезапно закричал он, и к своему немалому удивлению Торнхилл обнаружил, что жилистый охотник на крупную дичь грубо обхватил его за плечо и отшвырнул в сторону. Сам же быстро метнулся к телу Мак-Кэя, присел на него, широко расставив ноги, прижался коленями к безжизненным рукам и схватился за узкие плечи мертвеца. Все находившиеся на пляже замерли. Наступившую тишину нарушало только хриплое, прерывистое дыхание Ла Флокке. Казалось, он весь напрягся, чтобы до конца удостовериться в том, что Мак-Кэй мертв. Рана на черепе Мак-Кэя начала заживать. Торнхилл ясно видел, как затягивались порванные ткани, как отечная кожа стала терять свой синюшный цвет. Всего через несколько мгновений только запекшаяся струйка крови на лбу Мак-Кэя напоминала о том, что на черепе его была глубокая рана. Затем узкие веки Мак-Кэя закрылись и тотчас же открылись вновь, обнажив ярко сверкающие глаза, готовые от бешенства выскочить из орбит. На лице мертвеца вновь появился румянец. Подобно хлысту, превращенному волшебником в змею, он стал судорожно биться под тяжестью тела Ла Флокке. Но тот был готов к этому, его мускулы мгновенно напряглись, он еще сильнее навалился на распростертое тело Мак-Кэя. Тот корчился, но подняться не мог. Торнхилл слышал, как стоявший позади него Веллерс бормотал одну молитву за другой, а похожая на мышь мисс Хардин издавала в унисон с ним хриплые всхлипывания. Даже обитатель Регула произнес что-то на своем гортанном, богатом согласными наречии. Пот скатился по лицу Ла-Флокке, но он не позволял Мак-Кэю повторить его предыдущее бешеное нападение. Прошла, наверное, минута. Затем стало видно, что тело Мак-Кэя в конце концов обмякло. Ла Флокке оставался начеку рядом с ним.

— Мак-Кэй, Мак-Кэй, вы меня слышите? Это Ла Флокке!

— Слышу, можете отпустить меня. Я уже пришел в себя. Ла Флокке жестом подозвал Торнхилла и Веллерса.

— Постойте возле него. Будьте наготове, чтобы схватить его, если у него снова начнется приступ. Некоторое время он еще подозрительно смотрел на Мак-Кэя, затем слез с него и вскочил на ноги. Еще несколько секунд Мак-Кэй оставался лежать на земле. Затем встал на колени и затряс головой, будто пытаясь очнуться. Наконец он выпрямился и сделал несколько шатких, неверных шагов. После этого обернулся, и глядя прямо на троих мужчин, спросил тихим голосом:

— Скажите, что это со мной произошло?

— Вы и Веллерс повздорили, — сказал Ла Флокке. — Он вышиб из вас дух. Когда вы пришли в себя, что-то, видно, щелкнуло у вас внутри — вы как безумный набросились на Веллерса. Он во второй раз вас нокаутировал. К вам только что вернулось сознание.

— Нет! — почти что завопил Торнхилл, не узнавая свой собственный голос. — Скажите ему всю правду, Ла Флокке! Мы ничего не добьемся тем, что станем притворяться, будто ничего не случилось.

— Какую правду? — с любопытством спросил Мак-Кэй. Торнхилл ответил не сразу.

— Видите ли, Мак-Кэй, вы были убиты. По меньшей мере, один раз. Вполне вероятно, что даже дважды, если Ла Флокке не ошибся, когда такое с вами случилось в первый раз. Во второй раз я сам проверил — когда Веллерс швырнул вас так, что вы ударились головой о скалу. Пощупайте голову сбоку

— там, где она раскололась после толчка Веллерса. Мак-Кэй приложил к голове трясущуюся руку, смахнул кровь и посмотрел на камни под ногами. На них также была запекшаяся кровь.

— Я вижу кровь, но не ощущаю никакой боли.

— Разумеется, не ощущаете, — пояснил Торнхилл. — Рана зажила почти мгновенно. А вы ожили. Вы возвратились к жизни, Мак-Кэй!

— Торнхилл сказал мне правду? — спросил он, обращаясь к Ла Флокке. — Вы пытались скрыть ее от меня? Ла Флокке кивнул головой. Бледно, угловатое лицо Мак-Кэя медленно расплылось в некоем подобии улыбки.

— Причиной этому — Долина, вот что! Я был мертв — и вот я воскрес из мертвецов! Веллерс… Ла Флокке… все вы — круглое дурачье! Сейчас-то до вас уже дошло то, что мы будем жить вечно в этой Долине, которую вам так не терпится покинуть! Я умер дважды… а чувство у меня такое, будто я просто уснул. Темнота и больше никаких воспоминаний. Вы убеждены, Торнхилл, в том, что я был мертв?

— Могу поклясться в этом.

— А вы, Ла Флокке — вы, разумеется, пытались утаить это от меня, не так ли? Что ж, вы все еще хотите уйти отсюда. А ведь в Долине мы можем, Ла Флокке, жить вечно! Коротышка сплюнул в сердцах.

— Зачем поднимать такой шум из-за этого? Да на кой жить здесь, как растения, вечно прозябать и никогда не выходить за пределы этих гор, так и не выяснив, что же находится по другую сторону этой речки? Как по мне, так уж лучше прожить десять лет на свободе, чем десять тысяч лет в этой тюрьме, Мак-Кэй! Он рассердился не на шутку и, свирепо глядя на Торнхилла, бросил ему обвинительным тоном:

— Это вы сказали ему об этом!

— А разве не все ли равно кто? — отпарировал Торнхилл. — Раньше или позже это повторилось бы. К чему тогда скрывать это от всех? Он окинул взглядом окружавшие их горные вершины.

— Значит, у Стража есть свои способы сохранять нам жизнь. Ни тебе убийств, ни самоубийств… Ни выхода наружу.

— Выход наружу существует! — упрямо настаивал Ла Флокке. — Через перевал в горах. Я уверен в этом. Мы с Веллерсом завтра же отправимся на разведку. Пойдем, Веллерс? Здоровяк пожал плечами.

— Чувствую себя вполне сносно.

— Вы же не хотите остаться здесь навсегда, Веллерс? Что хорошего в бессмертии, если это бессмертие узников пожизненного заточениями Завтра мы пойдем осматривать горы, Веллерс.

В интонациях голоса Ла Флокке, в том, что он как-то заискивающе глядел на Веллерса, Торнхиллу почудилось, что он как бы умолял Веллерса поддержать его, что он почему-то опасался пойти в горы в одиночку. Мысль о том, что Ла Флокке кого-то или чего-то боится, была трудна для понимания, но у Торнхилла сложилось именно такое впечатление.

— Нам следует, как я полагаю, сначала обсудить этот вопрос, — произнес Торнхилл, взглянув на Веллерса, затем на Ла Флокке. — Нас девятеро, Мак-Кэй и мисс Хардин определенно желают остаться в Долине, мисс Феллини и я еще не пришли к какому-либо решению, но в любом случае мы не против того, чтобы провести здесь некоторое время. Таким образом, если считать пока только людей, то расклад таков: четверо против двоих. Что же касается инопланетян…

— Я голосую в поддержку Ла Флокке, — невозмутимо заявил альдебаранец.

— Снаружи меня ждет одно очень важное дело. «Смутьян», — отметил про себя Торнхилл, а вслух сказал:

— Четверо против троих, остается только выслушать мнение уроженцев Регула и Спики, но мы вряд ли это узнаем, так как не владеем их языками.

— Я говорю на языке Регула, — добровольно вызвался альдебаранец и, не дождавшись каких-либо комментариев на сей счет, обернулся к существу с пухлым подбородком и обменялся с ним тремя-четырьмя быстро произнесенными фразами, затем, снова развернувшись лицом к людям, объявил: — Наш друг голосует за то, чтобы покинуть Долину, счет становится, как я полагаю, ничейным.

— Секундочку, — с пылом произнес Торнхилл. — А как мы можем проверить, что он сказал на самом деле? Предположим… Маска исчезла с лица гуманоида.

— Предположим что? — спросил он резко, делая ударение на последнем слове. — Если вы, Торнхилл, намерены бросить тень на мою честность… Он оставил суждение недоконченным.

— Драться на дуэли здесь совершенно не имеет никакого смысла, — произнес Торнхилл, — если только таким образом мы способны защитить свою честь. Вы не сможете убить меня надолго. Вероятно, что вас вполне утешит и моя временная смерть, но давайте лучше не будем развивать эту тему. Я принимаю на веру то, что вы перевели. Нас ровно по четыре тех, кто хотят остаться и тех, кто желает вырваться отсюда.

— Очень любезно с вашей стороны, Торнхилл, что вы не поленились провести это маленькое голосование, — вмешался Ла Флокке. — Но этот вопрос не является предметом голосования. Каждый из нас существо со своей индивидуальностью, а не коллективное целое, и я не намерен оставаться здесь до тех пор, пока у меня не исчерпаются все шансы на то, чтобы уйти отсюда, сколь бы ничтожными не казались другим эти шансы. Коротышка демонстративно развернулся на одних пятках и побрел прочь от остальных.

— Нужно каким-то образом остановить его, — сказал Мак-Кэй. — Если он вырвется отсюда… Торнхилл покачал головой.

— Это совсем не так легко. А как он предполагает покинуть эту планету, если даже ему удастся пересечь хребет?

— Вы меня неправильно поняли, — возразил Мак-Кэй. Страж сказал просто: если один из нас покинет эту Долину, а не планету, то покинуть ее придется и всем остальным. И если Ла Флокке это удастся, то это равнозначно моей смерти.

— Весьма вероятно, что мы уже мертвы, — высказала предположение Марга, впервые за долгое время вступив в разговор. — Предположим, что каждый из нас — вы в споем звездолете, а я — в обсерватории, — умерли в какое-то мгновение и вот очутились здесь. Что если… Небо потемнело, но все уже знали, что это является предвестником Стража.

— Вот и спроси у него, — предложил Торнхилл. — Пусть все объяснит. Темное облако спустилось на Долину. «Вы не умерли, — пришел беззвучный ответ на еще не заданный вопрос. — Хотя некоторые из вас и умрут, если барьер будет преодолен». Торнхилл вновь ощутил холодное присутствие бесформенного неизвестного существа.

— Кто выл — закричал он. — И что вы от нас хотите?

— Я — Страж.

— И чего вы от нас хотите? — повторил Торнхилл. «Я — Страж», — последовал все тот же непреклонный ответ. Волоконца, из которых было образовано облако, стали рассыпаться в разные стороны, и через несколько мгновений небо снова стало чистым. Торнхилл тяжело опустился на валун и посмотрел на Маргу.

— Он приходит и уходит, когда ему вздумается, кормит нас, предохраняет нас от того, чтобы мы не поубивали друг друга — ну, форменный зоопарк, Марга! А мы — главные экспонаты! К ним, ковыляя, подошли Ла Флокке и Веллерс.

— Вы удовлетворены ответами на ваши вопросы? — требовательным тоном спросил Ла Флокке. — И вы все еще хотите провести остаток своей жизни здесь? Торнхилл ухмыльнулся.

— Дерзайте, Ла Флокке. Карабкайтесь на гору. Я снимаю свой голос против вас. Теперь счет пять — три в пользу ухода из Долины.

— А мне казалось, что вы за меня, — произнес Мак-Кэй. Торнхилл не обратил внимания на это замечание.

— Идите, Ла Флокке. Залезайте на эту гору вместе с Веллерсом. Выбирайтесь из Долины — если удастся.

— Присоединяйтесь к нам, — предложил Ла Флокке.

— Благодарю. Я лучше пока останусь здесь. Но я не стану возражать, если вы уйдете. Ла Флокке кинул мимолетный взгляд в сторону барьера, напоминавшего гигантский зуб, который блокировал выход из Долины, и Торнхиллу показалось, что тень страха скользнула по лицу этого человека. Но Ла Флокке только крепче сцепил челюсти и сквозь сомкнутые зубы процедил:

— Веллерс, вы со мной? Здоровяк дружелюбно пожал плечами.

— Думаю, вреда не будет, если глянем разок…

— Тогда в путь — твердо произнес Ла Флокке, бросив прощальный исполненный гнева, взгляд на Торнхилла, и быстро зашагал к тропе, которая вела к подножию горы. Когда он оказался на таком расстоянии, что уже не мог слышать, о чем говорят внизу, Марга спросила у Торнхилла:

— Сэм, почему вы так поступили?

— Мне хотелось посмотреть, как он отреагирует! И я увидел то, что хотел. Мак-Кэй капризно дернул его за руку.

— Я умру, если мы оставим эту Долину! Разве вам это непонятно, Торнхилл? На что Торнхилл, тяжело вздохнув, ответил:

— Я понимаю ваше положение. Но пусть вас не очень тревожит поведение Ла Флокке. Он довольно скоро вернется.

Торнхилл про себя отметил, что время в Долине течет очень медленно. Прошло несколько часов, красное солнце давно уже скрылось за горизонтом, оставив заботы об обогреве Долины удаленному голубому. По часам Торнхилла было уже больше десяти часов вечера — почти двенадцать часов с тех пор, как он взошел на борт лайнера в Юринале, и более четырех часов с того времени, когда он должен был по расписанию совершить посадку в космопорту главного города Венгамона. Сейчас его, наверное, безуспешно разыскивают и удивляются тому, как мог совершенно бесследно исчезнуть человек из салона звездолета во время его полета через гиперпространство. Вся наибольшая группа узников Долины собралась вместе на берегу реки. Уроженец Спики теперь полностью перешел в свою коричневато-красную фазу и восседал невозмутимо, как причудливая сова, возвещающая гибель вселенной. Двое других инопланетян держались столь же замкнуто. Говорить было практически не о чем. Мак-Кэй весь съежился, обхватив себя руками, и напоминал скорее бесформенный тюк, состоящий из одних безжизненных конечностей. Он напряженно вглядывался в сторону горы, как бы надеясь увидеть Ла Флокке и Веллерса. Торнхиллу было понятно выражение его лица. Мак-Кэй отдавал себе отчет в том, что если Ла Флокке удастся выбраться из Долины, то именно он своей жизнью заплатит как за это, так и за свое двукратное воскресение, и поэтому теперь напоминал человека, сидящего под занесенным над его головой мечом. Сэм Торнхилл тоже молча посматривал на гору, строя догадки о том, где в данный момент находятся двое ушедших, как далеко они заберутся, прежде чем страх, таившийся где-то внутри Ла Флокке, вынудит его повернуть вспять. У него не было сомнений в том, что Ла Флокке побаивается гор, — в противном случае он бы давно уже предпринял попытку, а не занимался бы запугиванием остальных. Сейчас только подстрекательство Торнхилла вынудило его пойти в горы, но будет ли ему сопутствовать успех? Скорее всего, нет. Он хоть и смелый человек, но вряд ли сможет перебороть этот глубоко укоренившийся в нем страх перед горами. Торнхиллу даже в некотором роде было чуточку жалко Ла Флокке, ибо бойцовому петуху придется униженно возвращаться, как бы ни пытался он оттянуть наступление этого момента.

— Что-то вас, кажется, очень тревожит? — спросила у него Марга.

— Тревожит? Нет, я просто думаю.

— О чем?

— О Венгамоне и о своем руднике на нем… О том, как стервятники уже наверняка начали растаскивать мои владения.

— Вам недостает Венгамона, верно? — сказала девушка. Он улыбнулся и покачал головой.

— Пока еще нет. Этот рудник, понимаете, заполнял всю мою жизнь. Время от времени я брал короткие отпуска, но думал только о своем руднике и о своих служащих, о том, какие они ленивые, и о ценах на руду на межзвездных рынках. До самой этой поры. Наверное, это необычное свойство характерно для этой Долины — то, что впервые за годы рудник мне кажется ужасающе далеким, будто он принадлежит и не мне, а кому-то другому. Или как будто он владел мною, а теперь я наконец высвободился из-под его гнета.

— Я догадываюсь о ваших чувствах. Я тоже проводила и дни, и ночи в обсерватории. Всегда нужно было делать так много снимков, так много книг прочесть, так много сделать — я даже в мыслях не допускала возможности пропустить хоть один день или приостановить работу, чтоб ответить по телефону. Но здесь нет звезд, а я что-то не очень-то сожалею об этом. Он нежно взял ее руку в свою.

— Меня все-таки интересует, если Ла Флокке добьется успеха, если мы действительно выберемся из этой Долины и вернемся к своей повседневной жизни, станем ли мы после этого хоть немного другими? Или я опять вернусь к своей бухгалтерии, а вы — к своим трудам по определению яркости разных там звезд?

— Это мы сможем узнать лишь после того, как вернемся, — произнесла девушка. — Если вернемся. Но взгляните-ка вон туда. Внимание девушки привлекло то, что Мак-Кэй и мисс Хардин настолько увлек серьезный разговор, что Мак-Кэй робко взял ее руку.

— К профессору истории средних веков наконец-то пришла любовь, — улыбнулся Торнхилл. — И она же посетила мисс Хардин, как бы она не относилась к ней прежде. Уроженец Регула мирно спал, альдебаранец задумчиво глядел себе под ноги, рисуя что-то на песке. Распухшая сфера, которою являлся обитатель Спики, была поглощена собственными, непонятными для землян, мыслями. В Долине царил полный покой.

— Мне всегда бывало жаль животных в зоопарке, — произнес Торнхилл. — Но в общем-то у них не такая уж плохая жизнь.

— Пока что. Мы еще не знаем того, что еще припас для нас Страж. С вершины горы начал скатываться туман и поплыл над Долиной. Поначалу Торнхилл предположил, что Страж решил еще разок навестить своих пленников, однако вскоре понял, что это самый обычный туман. Стало несколько холодно, и он плотнее прижал Маргу к себе. Мысли его были заняты инвентаризацией всех своих тридцати семи прожитых лет. Выглядел он совсем неплохо для своего возраста: подтянутый, атлетичный мужчина, быстро на все реагирующий, с живым острым умом. Но до самого этого дня — ему все еще не верилось, что не прошло еще и суток его пребывания в Долине, — понимал ли он, что в жизни есть многое другое, кроме добычи руды и процесса выколачивания денег? Нужна была Долина, чтобы до него дошло это. Вот только будет ли он помнить полученный здесь урок, если все-таки удастся вернуться в цивилизованный мир? А может быть, лучше остаться здесь, с Маргой, и притом вечно молодым? Он насупился. Вечная молодость — да… но если по собственной его воле. Здесь же он был ни кем иным, как пленником, чьим-то домашним животным, пусть хоть и любимцем. Теперь он даже не знал, что и думать об этом. Рука Марги плотнее сжала его руку.

— Вы слышите что-нибудь? Кажется, шаги. Это, должно быть, Ла Флокке и Веллерс возвращается с гор.

— Значит, они потерпели неудачу, — сказал Торнхилл, не понимая, то ли он испытывает облегчение, то ли сильное разочарование. Послышались звуки их голосов — и две фигуры, одна маленькая, другая — высокая и широкая, вынырнули перед ними из становящегося все гуще тумана. Он повернул к ним голову.

Глава 4

Несмотря на недостаток света и туман, Торнхиллу не составило труда прочесть то, что было написано на лице Ла Флокке. Выражение его было не из приятных. Коротышка сердился и на самого себя, и на Торнхилла, и жесткие черты лица дышали едва скрываемой ненавистью.

— Ну как? — как бы невзначай спросил Торнхилл. — Нет прохода?

— Мы поднялись километра на полтора, а затем этот проклятый туман преградил нам путь. Как будто его специально наслал на нас Страж. Мы вынуждены были повернуть.

— И даже не увидели каких-либо признаков существования прохода, по которому можно было бы выйти из Долины? Ла Флокке пожал плечами.

— Кто знает? Пока что нам не удалось его обнаружить. Но я отыщу его! Завтра я вернусь, когда на небе будут оба солнца, — и я отыщу выход!

— Вы сущий дьявол, — донесся слабый, невыразительный голос Мак-Кэя. — Вы еще не выбросили из головы эту затею?

— И не подумаю. До тех пор, пока не перестанут меня носить ноги! — вызывающе вскричал Ла Флокке. Однако в голосе его можно было четко различить нотки притворной бравады. Торнхиллу очень хотелось узнать, что же на самом деле произошло на горной тропе. Его неведение продолжалось недолго. Ла Флоккв, очень сердитый, приняв позу оскорбленной добродетели, вызывающе ушел прочь, оставив Веллерса рядом с Торнхиллом. Здоровяк посмотрел ему вслед и покачал головой.

— Лжец!

— О чем это вы?

— В горах не было никакого тумана, — с горечью пробормотал Веллерс. — Он увидел туман, когда мы уже спускались, и решил прикрыться им в качестве извинения. Маленькая лягушка-бьюик издает много шума, но внутри она пустая.

— Расскажите, что произошло наверху? — серьезно спросил Торнхилл. — Если там не было никакого тумана, то почему же вы повернули назад?

— Мы поднялись не более, чем на триста метров, — признался Велгерс. — Он шел все время впереди. Но затем упал и сильно побледнел. Он сказал, что дальше не может идти.

— Почему? Он что, высоты боится?

— Я так не думаю, — ответил Веллерс. — Он просто боится, добравшись до вершины, увидеть, что там дальше. Может быть, ему известно, что нет никакого выхода. Возможно, он боится взглянуть фактам в лицо. Не знаю. Но он заставил меня последовать за ним вниз. Внезапно Веллерс вскрикнул, и Торнхилл увидел, что Ла Флокке тихонько подкрался к силачу сзади и резко толкнул его ниже пояса. Веллерс обернулся, причем вследствие того, что ростом он был около двух метров, сделал это не очень быстро.

— Идиот! — выпалил Ла Флокке. — Что это за бредни ты здесь плетешь? Кто тебя надоумил рассказывать такие сказочки?

— Бредни? Сказочки? Убери руки, Ла Флокке. Ты сам прекрасно знаешь, как чертовски ты струсил там, наверху. Ты думаешь, что чем бойче будешь трепать языком, тем скорее отыщешь выход? Губы Ла Флокке тесно сомкнулись, сверкнули глаза. Он смерил взглядом Веллерса так, будто перед ним был сбежавший из клетки хищник. Внезапно замелькали его кулаки, и Веллерс отступил на шаг, вскрикнул от боли. Он яростно замахнулся на коротышку, но тот успел увернуться, поднырнул под защитное движение Веллерса и нанес жалящий удар в массивную челюсть. Затем, когда могучий Веллерс попытался нанести решающий удар, он молнией отскочил назад. Ла Флокке сражался как лисица, загнанная в безвыходное положение. Торнхилл неохотно направился к ним, не испытывая ни малейшего желания очутиться на пути массивных кулаков Веллерса, тщетно пытавшегося угодить в Ла Флокке. Заметив знак, поданный движением глаза альдебаранца, Торнхилл бросился к Веллерсу, схватил его за руку и изо всех сил потянул за нее. В этот же самый момент альдебаранец подобным же образом заблокировал Ла Флокке.

— Хватит, — проскрежетал Торнхилл. — Не все ли равно, кто из вас двоих лжет. Глупо драться — вы сами сказали мне это сегодня, Ла Флокке. Веллерс сердито отступил, продолжая тем не менее краем глаза приглядывать за Ла Фгокке. Коротышка улыбался.

— Честь свою надо оберегать, Торнхилл. Веллерс распространял сущие бредни обо мне.

— Не только трус, но и лжец, — угрюмо произнес Веллерс.

— Успокойтесь вы оба, — сказал им Торнхилл. — Взгляните-ка лучше вверх. Он показал рукой, куда смотреть. Низко над ними висела туманная туча. Страж был уже тут как тут, подкравшись незаметно во время неистовой ссоры. Торнхилл внимательно поглядел вверх, пытаясь разглядеть контуры какого-нибудь живого существа в этой аморфной тьме, спустившейся над ними, но так ничего и не увидал, кроме черноты, закрывавшей тусклый свет голубого солнца. Затем он почувствовал, как, покачиваясь, едва ощутимо вздрогнула земля. «Что теперь?» — подумал он, вглядываясь в окутывавшую их тьму. Послышались еле уловимые музыкальные аккорды и стали эхом отдаваться в его ушах. Наверное, решил Торнхилл, ультразвуковые колебания. От них чуть-чуть закружилась голова, стали притупляться неприятные ощущения, наступало умиротворение. Звуки эти оказывали такое же успокаивающее воздействие, какое испытывает кошка, когда ее нежно поглаживают. «Да будет мир между вами, мои хорошие, — нежно, почти певуче звучал в сознании голос. — Вы слишком часто ссоритесь. Да будет мир…» Ультразвуковые колебания обтекали всего его сразу, он покачивался на них, как на легкой зыби, они вымывали из него ненависть и гнев. И вот он уже стоит, улыбаясь, сам не понимая, почему он улыбается, ощущая и в себе самом, и вокруг себя только мир и спокойствие. Туча стала подниматься — это Страж покидал их. Интенсивность неслышимых аккордов стала уменьшаться, покачивания земли прекратились. Покой и полная гармония воцарились в Долине. Замерли последние слабые отзвуки. Еще долго после этого никто не пытался нарушить молчание. Торнхилл стал осматриваться. Он заметил, как совсем нехарактерно для Ла Флокке смягчились жесткие черты его лица, как появилась улыбка на угрюмом лице Веллерса. Да и сам он не испытывал ни малейшего желания с кем бы то ни было ссориться. Но где-то в глубинах его подсознания эхом отдавались слова Стража и задевали за живое: «…мир между вами, хорошие мои». «Хорошие мои», любимцы, славные зверюшки. Нет, не обитатели зоопарка, отмечал про себя Торнхилл со все возрастающей горечью по мере того, как спокойствие, инсценированное ультразвуковыми аккордами, покидало его. Хорошие мои… Изнеженные баловни. Только теперь он осознал, что весь дрожит. Эта жизнь в Долине казалась поначалу такой привлекательной. Теперь же ему страстно хотелось вопить, кричать что есть мочи от ярости, которую вызывали теперь в нем голые пурпурные горы, теснившие их со всех сторон, но ультразвук великолепно обработал его нервную систему. Он даже был не в состоянии выразить звуками весь свой гнев и горечь. Торнхилл потупил глаза, стараясь изгнать из своего разума те убаюкивающие чувства, которые стремился насадить там Страж.

В последовавшие за первым дни обитатели Долины заметили, что стали молодеть. Результаты омоложения впервые стали видны на самом старшем из них, Мак-Кэе. Это случилось на четвертый день пребывания в Долине. Счет дней велся, за неимением других средств, по восходам красного солнца. К тому времени для всех девятерых установилось нечто, похожее на нормальный распорядок жизни. С того времени, как Страж счел необходимым умиротворить их, прекратились любые вспышки гнева или обиды друг на друга. Вместо этого, каждый вел себя тихо, почти замкнуто, под гнетущим бременем понимания того, что их статус что-то вроде любимых домашних животных. Они обнаружили, что почти отпала необходимость во сне и в еде. Выпадавшей с неба манны было вполне достаточно для нормального питания, что же касается сна, то спали они урывками, от случая к случаю. Почти все свое время они проводили, рассказывая друг другу о своей прежней жизни, бродили по Долине, плавали в реке. Такого рода существование ужасающе начало надоедать Торнхиллу. Мак-Кэй смотрел на плавно бегущие воды реки, когда впервые обнаружил перемену в себе. Он испустил короткий пронзительный крик. Торнхилл решил, что случилось что-то недоброе, поспешно бросился к нему.

— В чем дело? Но у Мак-Кэя вовсе не был вид человека, попавшего в беду. Он продолжал внимательно разглядывать свое отражение в спокойной воде.

— Какого цвета у меня волосы? Сэм?

— Седые… и чуть-чуть каштановые. Мак-Кэй кивнул.

— Верно. Вот только каштанового цвета волос на моей голове не было в течение последних двадцати лет. К этому времени вокруг собрались почти все остальные. Мак-Кэй, указывая на свои волосы, сказал:

— Я становлюсь моложе. Я ощущаю это всем своим нутром. И смотрите… ну-ка взгляните на череп Ла Флокке! Изумленный коротышка хлопнул себя одной рукой по макушке, — и, ошеломленный обнаруженным, отдернул руку.

— У меня отрастают волосы, — ласково произнес он, осторожно притрагиваясь пальцами к волоскам, появившимся на его загорелой, жаренной на солнце лысине. На его морщинистом, коричневом от загара лице возникло какое-то странное выражение, вызванное невероятностью происходящего с его волосами.

— Но ведь это невозможно!

— Точно так же было невозможным и воскрешение из мертвых, — заметил Торнхилл. — Страж очень хорошо о нас заботится. Он обвел взглядом остальных — Мак-Кэя, Веллерса, Маргу, Лину Хардин, инопланетян. Да, все они изменились, даже последние. Все они выглядели моложе, здоровее, казались полными сил. Эту перемену он ощутил в себе с самого первого момента пребывания в Долине. Это она так действовала на всех. Было ли это результатом деятельности Стража или просто каким-то чудотворным свойством данной местности? «Предположим второе, — так размышлял Торнхилл. — Предположим, что благодаря каким-то чарам Долины они станут еще моложе. Будет ли остановка? Выравняется ли процесс?» «Или, — подумал он, — Страж поместил их всех сюда с единственной целью — понаблюдать, как девятеро взрослых постепенно впадают в детство?» В эту «ночь» — ночью они называли то время, когда в небе исчезало красное солнце, хотя темноты не было, — Торнхилл обнаружил три важных вещи. Он понял, что любит Маргу Феллини, а она — его. Он понял, что их любовь не сможет осуществиться во всей надлежащей полноте в пределах Долины. И он узнал, что Ла Флокке, что бы ни произошло с ним в горах, еще не забыл, как драться. Торнхилл попросил Маргу пройтись с ним по горной тропе в укромную лесистую местность, где они могли бы иметь некоторое уединение. Она, казалось, выразила странную неохоту, что удивило и обескуражило его, так как все время с самого начала ома с радостью принимала любые предложения побыть с ним наедине. Он стал ее уговаривать, и она в конце концов согласилась. Некоторое время они шли молча. Из-за кустов на них с нежностью взирали похожие на кошек создания, воздух был влажным и теплым. Высоко над их головами мирно проплывали белые облака.

— Почему ты так не хотела пойти со мной, Марга? — допытывался Торнхилл.

— Я бы не хотела говорить об этом, — ответила девушка. Он швырнул камешек в кусты.

— Всего четыре дня, а ты уже завела секреты от меня? — ласково подтрунивал он, но затем, увидев выражение ее лица, сразу же перестал смеяться. — Что-то не так?

— Разве я не имею права хранить от тебя свои секреты? — спросила она.

— Я имею ввиду соглашение какого-либо рода между нами. Торнхилл заколебался.

— Разумеется, имеешь. Но мне казалось… Она улыбнулась, пытаясь ободрить его.

— Мне тоже казалось. Так вот, буду искренней. Сегодня днем Ла Флокке упрашивал меня, чтобы я стала его женщиной. Ошарашенный этим открытием, Торнхилл начал запинаться.

— Он… почему…

— Он подчеркнул, что обречен оставаться в этой Долине на всю оставшуюся жизнь. Сказал, что Лина его не интересует. Значит, остаюсь я. Ла Флокке не любит длительного воздержания. Торнхилл молчал.

— Он высказался со всей определенностью, — продолжала Марга. — Он предупредил меня о том, что мне лучше больше уже не ходить с тобой в лесную чащу. Если же я его не послушаю, то будут неприятности. Он не намерен получить от меня отказ, вот что он сказал.

— И какой же ответ ты дала? Если я вправе спрашивать? Она нежно улыбнулась Торнхиллу, в ее темных глазах заплясали голубые огоньки.

— Да ведь я же здесь, не так ли? Разве такого ответа ему недостаточно? Торнхилл испытал чувство невыразимого облегчения, которое одним махом отмело все его опасения. Он с самого начала понимал, что Ла Флокке будет его соперником, но только сейчас коротышка в открытую сделал Марго официальное предложение. А раз это предложение было отвергнуто…

— Ла Флокке — человек интересный, — сказала она, когда они остановились, чтобы забраться в густые заросли цветущих кустарников, наполнявших все вокруг сладким ароматом. Это место они нашли прошлой ночью. — Но мне не хотелось быть номером четыреста шестьдесят восемь в его коллекции. Он — галактический бродяга. Меня никогда не влекло к такого рода мужчинам. И я чувствую совершенно определенно, что он интересуется мною только для того, чтобы развеять скуку от заточения в этой Долине. Она была очень близко к Торнхиллу. Через полог ветвей почти не проникал свет голубого солнца, хотя оно сияло очень ярко. «Я люблю ее», — неожиданно для себя самого подумал он и через мгновенье отчетливо услышал свои, но уже громко сказанные слова:

— Я люблю тебя, Марга. Наверное, это чудо, что мы оба попали в эту Долину, но…

— Я знаю, что ты имеешь ввиду. И я люблю тебя тоже. Я так и сказала Ла Флокке об этом. Он испытал необъяснимое чувство торжества.

— Что же он на это ответил?

— Почти что ничего. Он сказал, что убьет тебя, как только найдет какой-нибудь способ совершить это в Долине. Но, как я полагаю, это скоро пройдет. Рука Торнхилла скользнула по телу девушки. Несколько мгновений они без слов выражали свои чувства. И именно тогда Торнхилл обнаружил, что секс невозможен в этой Долине. Он не ощущал желания, не испытывал ни малейшего трепета, ровным счетом — ничего! Абсолютно ничего. Он наслаждался ее близостью, не нуждался ни в чем большом, да и просто не в состоянии был взять что-либо большее.

— Это тоже часть нашей Долины, — прошептал он. — Полностью изменился наш обмен веществ. Спим мы теперь не больше часа в сутки, почти что ничего не едим, — если только можно назвать едой эти хлопья, — раны наши мгновенно исцеляются, мертвые воскресают — а теперь еще и это. Как будто Долина источает такие чары, которые вызывают короткое замыкание во всех естественных биологических процессах.

— И с этим мы ничего не можем поделать?

— Ничего, — сказал он, сцепив зубы. — Мы — забава для Стража, его любимые животные. И становимся моложе, но зато беспомощнее ради удовлетворения его прихотей. Он молча вглядывается в тьму, прислушиваясь к ее тихим всхлипыванием. Сколько же времени все это будет длиться? Сколько? Мы обязаны выбраться из этой Долины, твердо решил он. Любым способом. Но будем ли мы помнить друг друга после того, как выберемся отсюда? Или это все развеется, как детские мечты о волшебной стране? Он еще крепче прижался к девушке, проклиная всю собственную слабость, хотя и понимал, что это не его вина. Им теперь не нужно было говорить друг другу что-нибудь еще. Но тишина и уединение были внезапно нарушены.

— Я знаю, что вы здесь, — раздался низкий враждебный голос, — выходите, Торнхилл. И не один, а вместе со своей девчонкой. Торнхилл быстро принял сидячее положение.

— Это Ла Флокке, — прошептал он.

— Что он намерен предпринять? Неужели он сумеет нас здесь разыскать?

— Несомненно. Лучше я выйду отсюда и попробую выяснить, что он от нас хочет.

— Будь осторожен, Сэм!

— А чего мне его бояться. Ведь мы же в Долине! — Он улыбнулся Марге и поднялся на ноги. Пригнувшись, он прошел под низко нависшими переплетенными ветвями и почти что закрыл глаза, как только вышел из кустов на тускло освещенное открытое пространство.

— Выходите, Торнхилл, — повторил Ла Флокке. — Я даю вам еще минуту, после чего сам пойду к вам…

— Не беспокойтесь, — отозвался Торнхилл. — Я уже выхожу. Он с трудом раздвинул две сцепившиеся лианы и оказался лицом к лицу с Ла Флокке.

— Ну, так чего же вы хотите? — произнес Торнхилл требовательным, нетерпеливым тоном. Ла Флокке хладнокровно улыбнулся. Не было никакого сомнения в том, чего он хочет. Его маленькие глазки горели ненавистью, ухмылка источала жажду крови. В одной из своих согнутых, налитых силой рук он держал продолговатый треугольный осколок скалы, зазубренный край которого был настолько старательно отшлифован, что казался острым, как нож. Коротышка выжидал, пригнув слегка колени, и, подобно тигру или пантере, едва сдерживался перед прыжком на добычу.

Глава 5

Некоторое время они — крупный мужчина и маленький — просто кружили один вокруг другого, пытаясь отыскать место в обороне противника. Ла Флокке, казалось, достиг предела напряжения. Мышцы на его челюстях вздрагивали при каждом взгляде на Торнхилла.

— Бросьте нож, — предложил Торнхилл. — Откройте предохранительный клапан, не то взорветесь. Разве можно убить кого-нибудь в этой Долине? Бессмысленное занятие.

— Возможно, я и не могу убить, зато вполне могу ранить.

— Что я вообще сделал вам такое, чтобы…

— То, что вы тоже попали в эту Долину. Не будь вас, я мог бы верховодить всем остальным! Именно вы вынудили меня полезть на эту гору. Именно вы отобрали у меня Маргу.

— Я никого у вас не отбирал. Вы же видели, что я не выкручивал ей руки. Она предпочла вас мне, и я искренне опечален этим.

— Сейчас вы будете более опечалены, Торнхилл! Торнхилл заставил себя ухмыльнуться. Этот маленький убийственный танец продолжался уже слишком долго. Он чувствовал, что Марга где-то здесь, совсем рядом, и с ужасом наблюдает за там, как разворачиваются события.

— Почему бы вам, мелкому убийце-маньяку, не отдать мне этот кусок камня прежде, чем вы сами себя зарежете? Сделав молниеносный выпад, Торнхилл поймал Ла Флокке за запястье. Глаза коротышки сверкнули убийственной ненавистью. Отпрыгнув назад, он совершил пируэт, и, изрыгая на каком-то незнакомом языке проклятья в адрес Торнхилла, пригнул нож вниз. Раздался его хриплый торжествующий клич. Торнхилл успел отклониться в сторону, но тем не менее зазубренное лезвие распороло его руку на три дюйма выше локтя, глубоко войдя в мягкую ткань, не задев бицепс. После этого Ла Флокке быстро отдернул руку, освободившись от захвата Торнхилла и совершил кровавый надрез всей руки; почти до самого запястья. Острая вспышка боли пронизала руку Торнхилла, и вся она, от предплечья до ладони, обагрилась теплой струей крови. Послышался пронзительный крик Марги. В ответ на это Торнхилл, не обращая внимания на боль, метнулся вперед и снова схватился за руку Ла Флокке прежде, чем тот успел занести ей для следующего удара. Торнхилл вовремя пригнулся, что-то хрустнуло внутри руки Ла Флокке, и тот застонал от боли. Плохо контролируемые пальцы выпустили осколок, и он упал на камни. Торнхилл тотчас же наступив на него ногой, навалился всем своим весом, чтобы раздробить этот каменный нож, которым так ловко орудовал Ла Флокке. Теперь каждый из них практически лишился возможности пользоваться правой рукой. Ла Флокке быстро сделал несколько шагов назад, после чего с разгона, как одержимый, набросился на Торнхилла, выставив голову вперед, будто бы намереваясь боднуть его, но в последнее мгновение выпрямился и нанес своей здоровой рукой сильный удар в челюсть Торнхилла. Голова его дернулась назад, однако он устоял на ногах и, в свою очередь обрушившись на Ла Флокке, услышал хруст зубов. Ему вдруг почему-то захотелось узнать, покажется ли Страж до окончания схватки, и станут ли исцеляться полученные в ней раны. Пока что было слышно только хриплое дыхание Ла Флокке. Он ошалело тряс головой, стараясь рассеять туман, которым заволокло его помутившееся сознание. Он готовил себя к новому нападению. Торнхилл, в свою очередь, надеялся на то, что боль в руке не лишит его сознания. Поэтому не мешкая он бросился вперед и так ударил Ла Флокке, что того развернуло на полоборота, а затем своею распоротой рукой заехал коротышке в солнечное сплетение. И хотя кулак его уткнулся в щит из твердых как камень мышц, у Ла Флокке вышибло дух. Он зашатался, у него побледнело лицо, перестали слушаться ноги. Затем он весь скорчился и, упав на землю, затих. Только теперь Торнхилл смог обратить внимание на свою раненную руку. Порез был глубокий и широкий, хотя, казалось, и не затронул ни одной важной артерии или вены. Кровь из раны текла довольно быстро, не без обычной пульсации, характерной при повреждении артерии.

Было нечто притягательное в зрелище собственной вытекающей из тела крови. Густая багровая пелена настолько заволокла глаза, что он едва различал лицо Марги. Он понял, что потерял гораздо больше крови, чем ему думалось, и что он вот-вот потеряет сознание. Ла Флокке по-прежнему не приходит в себя. Не давал о себе знать Страж.

— Сэм…

— Всего лишь царапина, верно? — рассмеялся он, ощутив тепло ее лица.

— Нужно как-то перевязать рану. Возможна инфекция…

— Нет, в этом нет необходимости. Сейчас все будет в порядке. Мы же ведь находимся в Долине. Его раненную руку охватил странный зуд, он едва сдерживал желание впиться ногтями в рану и расчесать ее.

— Она… она заживает! — воскликнула Марга. Торнхилл кивнул — рана на самом деле начала затягиваться. Сначала прекратилось кровотечение из-за того, что поврежденные вены сомкнули свои зияющие края, затем по ним возобновилась циркуляция крови. Рваные края раны поползли друг другу навстречу и в конце концов сцепились. Над порезом стала формироваться соединительная ткань — теплая, податливая, реальная. Пошевелился Ла Флокке. Странное, согнутое в результате схватки его правое предплечье распрямилось. Приподняв туловище, он присел, стал раскачиваться из стороны в сторону, едва соображая. На всякий случай Торнхилл приготовился к отражению еще одной атаки, но в Ла Флокке, по-видимому, бойцовский пыл уже иссяк.

— Страж выполнил весь необходимый ремонт, — заметил Торнхилл. — У нас все целое, если не считать тут и там шрамов. Поднимайтесь, старый вы дуралей! Он встряхнул Ла Флокке, поставил его на ноги.

— Впервые за всю мою жизнь кто-либо превзошел меня в драке, — с горечью признался Ла Флокке. В глазах его уже не было прежнего огня. Казалось, поражение его уничтожило, как личность. А ведь вы были безоружны, а я имел нож.

— Давайте лучше позабудем об этом, — предложил Торнхийл.

— Как я могу забыть! Ну и мерзкая эта Долина… бежать из нее невозможно, даже с помощью самоубийства… и к тому же я еще и без женщины. Торнхилл, всю свою жизнь вы были бизнесменом и только. Вы даже представить себе не можете, что это такое — установить для себя определенную манеру поведения, весь образ жизни, а затем не быть в состоянии жить в соответствии с избранным имиджем. — Ла Флокке грустно покачал головой. — Многие в Галактике возрадовались бы, увидев, каким унижениям подвергла меня… эта Долина. Делать нечего, я покидаю вас, а женщина пусть останется с вами. Он повернулся и зашагал прочь — маленькая, даже жалкая, фигурка бойцового петуха с оборванным гребнем и ощипанным хвостом. Торнхилл сопоставил этот нынешний его вид с образом невысокого, но кипучего непоседы, каким он был тогда, когда Торнхилл впервые его увидел на поднимающейся на вершину обрыва тропинке. Контраст оказался разительным. Сейчас он ссутулился, опустив плечи в знак поражения.

— Задержитесь, Ла Флокке!

— Вы одержали надо мной верх — да и еще на глазах у женщины. Что вам еще нужно от меня, Торнхилл?

— Вы очень сильно хотите выбраться из этой Долины? спросил напрямик Торнхилл.

— Что!

— Настолько сильно, что еще раз полезли бы в горы? Лицо Ла Флокке и без того бледное, стало, несмотря на загар, почти похоже на лицо призрака.

— Я прошу не насмехаться надо мной, Торнхилл, — не очень-то твердо произнес он.

— Я серьезно. Мне наплевать, какая там фобия погнала вас вниз в ту злополучную ночь. Я считаю, что эти горы можно преодолеть. Но только не одному или двоим. Только если мы все предпримем такую попытку, или хотя бы большая часть из нас… Ла Флокке выдавил из себя некое подобие улыбки.

— И вы пойдете тоже? И Марга?

— Если вы имеете ввиду уход из Долины, то — да. Возможно, нам придется оставить здесь Мак-Кэя и Лину Хардин, но все же нас будет семеро. Не исключено, что за пределами этой Долины есть какой-то город, откуда мы могли бы установить связь и попросить, чтобы нас выручили. Нахмурившись, Ла Флокке спросил:

— Что это за такая смена декораций, Торнхилл? Я был убежден в том, что вам нравится здесь… то есть вам и мисс Феллини. Мне казалось, что страстью одолеть эти горы был одержим, по сути, только я один. Торнхилл взглянул на Маргу, и они незаметно для Ла Флокке улыбнулись друг другу.

— Я отказываюсь отвечать на эти вопросы, Ла Флокке. Одно только вам скажу — чем быстрее я освобожусь от воздействия этой Долины, тем счастливее я буду!

Когда они спустились к подножию холма и созвали всех вместе, вперед вышел Торнхилл. Шестнадцать глаз следили за ним — если считать глазами два черенка, торчавших из туловища обитателя Спики.

— Ла Флокке и я, — начал Торнхилл, — провели только что небольшое совещание на вершине холма. Мне хочется ознакомить всю нашу группу в целом с теми выводами, к которым мы пришли в результате этого совещания.

— Я утверждаю, что для нашего же собственного благополучия нам необходимо немедленно предпринять попытку выбраться из этой Долины. В противном случае мы обречены на медленное умирание самым постылым образом

— на постепенную утрату всех дарованных нам природой способностей.

— Вы снова переметнулись, Торнхилл, — перебил его Мак-Кэй. — Мне казалось…

— Я не был ни на чьей стороне, — ответил быстро Торнхилл, — я просто стал размышлять. Смотрите сами: нас всех поместили сюда на протяжении двух дней, выхватили из обычного течения нашей жизни независимо от того, где мы находились, и сбросили в эту Долину, из которой, как нам должно казаться, нет выхода. Все это совершено каким-то недоступным нашему воображению инопланетным существом. Что, собственно, удалось нам выяснить за время заточения в этой Долине? Первое: за нами непрерывно следят, за нами ухаживают, нас направляют и нас кормят. Второе: наши раны почти мгновенно исцеляются. Трезвые: с каждым днем мы становимся все моложе. Мак-Кэй, вы сами заметили это раньше других. С другой стороны, нас со всех сторон обступили горы, но вовсе не исключено, что выход из этой Долины существует. Ла Флокке совершил попытку разыскать его, но ему и Веллерсу этого сделать не удалось. Два человека не в состоянии покорить вершину в шесть тысяч метров без необходимых запасов провизии, без существенной подмоги. Но если мы все… Мак-Кэй покачал головой.

— Я счастлив здесь, Торнхилл. Вы и Ла Флокке представляете из себя смертельную угрозу этому счастью.

— Ничего подобного, — горячо возразил Ла Флокке. — Неужели до вас еще не дошло, что мы здесь всего лишь домашние животные? Что мы являемся объектом какого-то очень необычного эксперимента и ничем более? И если этот процесс омоложения не прекратится, то может случиться так, что через несколько недель или месяцев мы все станем детьми?

— Меня это совершенно не интересует, — продолжал упорствовать Иак-Кэй. — Я умру, как только покину эту Долину — мое сердце больше не выдержит. Теперь же вы хотите доказать мне, что я умру, если здесь останусь. Но по крайней мере в этом случае при обратном течении моей жизни я вновь испытаю пору расцвета своего здоровья, хоть немного, но проживу, как юноша и настоящий мужчина. Таких лет не видать мне за пределами этой Долины.

— Ладно, — произнес Торнхилл. — Вот и получается, что все сводится в конце концов лишь к тому, чтобы мы все остались здесь, дав возможность Мак-Кэю снова наслаждаться своей молодостью, или мы предпримем попытку уйти. Ла Флокке, Марга и я намерены попробовать пересечь эти горы. Кто хочет, пусть присоединится к нам. Те же из вас, что предпочитают провести остаток своих дней в Долине, пусть остаются внизу и молятся о том, чтобы нам не повезло. Все ясно?

На следующее «утро» семеро из них двинулись в путь сразу же после выпадения манны «на завтрак». От группы откололись только Мак-Кэй и маленькая Лина Хардин. Прощанье было кратким и неловким. От внимания Торнхилла не ускользнуло, как разгладились морщины на лице престарелого ученого, как потемнели волосы, окрепло тело. В какой-то мере он разделял точку зрения Мак-Кэя, но никоим образом не мог принять ее. Лина Хардин также выглядела моложе и, по всей вероятности, впервые в своей жизни стала делать все возможное, чтобы стать хоть чуточку покрасивее, чем она была на самом деле. «Ну что ж, — подумалось Торнхиллу

— может, эти двое и насладятся некоторым счастьем в Долине, но это

безвольное счастье марионетки». Сам он был решительно против такой судьбы…

— Не знаю, что и сказать, — заявил Мак-Кэй на прощанье. — Я бы пожелал вам удачи — если б только мог это сделать. Торнхилл улыбнулся.

— Вполне возможно, что мы еще увидимсл с вами. Но я надеюсь на то, что этого не произойдет. Отправившуюся в путь группу возглавил Торнхилл. Марга шла рядом с ним, Ла Флокке и Веллерс на несколько шагов позади, еще дальше тащились трое инопланетян. Уроженец Спики, Торнхилл был уверен в этом, имеет весьма смутное представление о том, что вообще происходит. Уроженцу Регула сложившуюся ситуацию довольно подробно обрисовал альдебаранец. Однако всех их объединяло одно — все они были решительно настроены на то, чтобы вырваться из этой Долины. Утро было теплым и приятным, вершины горы не было видно за облаками. «Подъем, — подумал Торнхилл, — будет очень трудным, но не невозможным — при том условии, разумеется, что обладающее чудесными свойствами поле, генерируемое Долиной, будет продолжать защищать их и после того, как они поднимутся выше верхней границы леса, и при условии, что их исходу не будет препятствовать Страж». Пока что им ничего не мешало. У Торнхилла возникло даже какое-то чувство раскаяния в том, что им приходится оставлять такую чудесную Долину, но он сейчас же сообразил, что это может оказаться уловкой Стража, с помощью которой он хочет их всех ввести в заблуждение, и он вышвырнул из своего сердца всякие сантименты. К концу утра они поднялись метров на триста, если не больше, над уровнем реки. Глядя вниз, Торнхилл уже едва различал игру света над водной поверхностью реки, петляющий по Долине, и не видел никаких следов присутствия там Мак-Кэя и Хардин. Пока местность оставалась лесистой, склон был весьма пологим. Настоящие трудности, скорее всего, начнутся позже, когда закончится лес и пойдут голые скалы, где воздух, возможно, будет не столь приятным, как здесь, а ветер — не столь ласковым. Когда по часам Торнхилла наступил полдень, он объявил привал, и участники экспедиции распаковали манну, которую они обернули широкими шершавыми листьями росших в Долине деревьев с толстыми стволами и которой они запаслись во время утреннего выпадения. Теперь манна показалась на вкус сухой и черствой, от соломы она отличалась разве что легким налетом прежнего привлекательного запаха. Но, как догадывался Торнхилл, здесь, на горном склоне, не будет полуденного выпадения манны, и поэтому группе пришлось перейти на сухой паек. Трудно было даже предположить, когда у них снова будет свежая пища. После короткого отдыха Торнхилл велел всем подниматься. Не прошли они и тысячи шагов, как услышали где-то далеко внизу крики:

— Подождите! Подождите, Торнхилл! Он обернулся.

— Ты слышишь что-нибудь? — спросил он у Марги.

— Голос Мак-Кэя, — ответил за нее Ла Флокке.

— Давайте подождем его, — предложил Торнхилл. Через десять минут показался Мак-Кэй, который почти что бегом поднимался вверх. Несколько позади следовала Лина Хардин. Ученый догнал группу и на секунду остановился, чтобы перевести дух.

— Я решил идти с вами, — нехотя сказал он в конце концов. — Вы оказались правы, Торнхилл! Нам ни в коем случае нельзя оставаться в Долине!

— И он считает, что с сердцем у него уже все в порядке, — вставила Лина Хардин. — Поэтому, если он покинет Долину сейчас, он, может быть, так и останется здоровым. Торнхилл улыбнулся.

— Наконец-то вы убедились сами, не так ли? — он сощурил глаза и посмотрел вверх. — Нам еще долго идти. Поэтому лучше не будем тратить время зря.

Глава 6

Двадцать тысяч шагов — и все же меньше, чем всего два с половиной километра. Можно пройти за час шесть километров, даже чуть больше, но не два с половиной километра вверх по вертикали. Они часто отдыхали, хотя здесь и не было ночи и не было надобности в том, чтобы спать. Они преодолевали метр за метром, поднимаясь сначала метров на двести по предательски скользкому склону, затем ползли метров пятьдесят — сто по обрыву в поисках следующего приемлемого подъема. Это было медленной, трудной работой, а гора все возвышалась над ними такой громадиной, что временами им начинало казаться, что они никогда не достигнут ее вершины. Воздух, что было удивительно, все время оставался теплым, но духоты не было — вокруг шуршал легкий ветерок. Вверху уже не было никакой жизни — кроткие создания, обитавшие в Долине, не отваживались подниматься выше линии леса, а она уже осталась далеко внизу. Девять смельчаков цеплялись за скалы, переступали через трещины, перепрыгивали с одного валуна на другой. Торнхилл в какой-то степени ощущал усталость, но не знал, что все еще действует необычная возрождающая сила Долины, унося из крови продукты распада, являющиеся причиной усталости, по мере накопления их в мышцах, и придавая все новые силы, позволяющие неумолимо приближаться к вершине. Час за часом они продолжали свой нелегкий путь вверх. Время от времени он оборачивался и видел бледное, искаженное страхом лицо Ла Флокке. Коротышка страшился высоты, но браво превозмогал свой страх. Инопланетяне отстали. Веллерс шагал как автомат, почти не разговаривая, стоически перенося слабость простых смертных, к медленной поступи которых он вынужден был приноравливаться. Что касается Марги, то она не издавала никаких жалоб, что доставляло Торнхиллу удовлетворение гораздо большее, чем что-либо иное. До вершины оставалось еще добрых метров триста, когда Торнхилл объявил очередной привал. Обернувшись, он обвел взглядом всех своих попутчиков, отметив про себя, какими гладкими, лишенными морщин стали их лица: на них не видно было каких-либо признаков усталости. «Как мы все помолодели, — подумал он неожиданно. — Мак-Кэй выглядит, как мужчина лет сорока пяти, а я вообще смахиваю больше на мальчишку. И все мы такие свежие в конце подъема, как только что сорванные цветы, как будто это все не более, чем увеселительная прогулка».

— Мы близки к вершине, — сказал он. — Давайте разделаемся со вшей оставшейся у нас манной. Спускаться с горы будет намного легче. Он поднял голову. Среди могучих утесов был виден узкий проход на другую сторону хребта.

— Ла Флокке, у вас зрение поострее, чем у других. Не видно ли впереди каких-либо признаков существования барьера? Коротышка прищурился и покачал головой.

— Насколько я в состоянии судить, путь свободен. Мы преодолеем перевал и окажемся на свободе. Торнхилл кивнул.

— Итак, последние триста метров. Вперед!

Ветер начал яростно хлестать по лицам беглецов, когда они стали продираться через густой снег, покрывавший наиболее высокую часть горы. Казалось, что здесь, наверху, исчезли многие волшебные свойства Долины, как если бы холодные ветры, врывающиеся сюда из местностей, лежащих по ту сторону гребня, способны были в некоторой степени свести на нет мягкий, и теплый климат, которым они так наслаждались в Долине. Оба солнца стояли высоко в небе, красное и голубое, причем голубое зрительно воспринималось как расплывчатое пятно, излучение которого пробивается сквозь мягкие, рассеянные лучи красного солнца. Торнхилл почувствовал, как быстро стала нарастать в нем усталость, но уже был виден гребень. Еще несколько шагов, и они будут стоять на нем… Только бы преодолеть этот нависающий карниз… Сама вершина представляла из себя небольшое плато длиной примерно в тридцать метров. Торнхилл был первым, кому удалось перелезть через преграждавшую путь скалу и ступить на это плато. Он тотчас же развернулся, помог взобраться на него Марге, а через несколько минут к ним присоединились и остальные семеро. Отсюда Долина казалась небольшим зеленым пятном где-то далеко внизу. Воздух был чист и прозрачен, с этой высоты хорошо просматривалось все русло извилистой речки, которая прорезала всю Долину в направлении барьера, испускавшего слабое желто-зеленое свечение. Торнхилл повернулся к своим попутчикам.

— Посмотрите в ту сторону, вниз, — тихо сказал он.

— Это мир сплошных пустынь! — воскликнул Ла Флокке. С вершины местность, располагавшаяся за гребнем, просматривалась очень далеко, и можно было подумать, что Долина является единственным оазисом посреди открывавшегося их взору типично лунного пейзажа. На много километров до самого горизонта простиралась бесконечно серая песчаная равнина, испещренная частыми вкраплениями голых безжизненных скал. Вот что их ожидало по ту сторону гребня. За спинами Долина. Торнхилл еще раз внимательно осмотрел окружавшую их местность.

— Мы достигли вершины. Что впереди — это вы видите сами. Так что, будем продолжать свой путь?

— А разве у нас есть выбор? — спросил Мак-Кэй. — Сейчас мы практически высвободились из рук Стража. Внизу, возможно, мы обретем свободу. Позади нас…

— Мы двинемся дальше, — твердо объявил Ла Флокке.

— Тогда давайте начнем спуск по склону, — сказал Торнхилл. — Но спуск тоже будет нелегким. Вот как будто тропа. Предположим… Внезапно охватившая его ледяная стужа была порождена не только свинцово-холодным ветром. Небо неожиданно потемнело, на них будто опустилось покрывало ночи.

«Конечно же, — уныло подумал Торнхилл. — Я должен был это предвидеть…»

— Приближается Страж! — закричала Лина Хардин, когда вокруг них сомкнулась тьма, закрыв как унылые пространства впереди, так и Долину сзади. «Это тоже часть игры, — продолжал размышлять Торнхилл. — Позволить нам вскарабкаться на вершину, понаблюдать за тем, как мы копошимся и выбиваемся из сил, а затем отшвырнуть нас назад, в Долину, в самый последний момент, когда мы подошли к границе…» Крылья ночи простерлись над беглецами. Вновь Торнхилл ощутил характерную умиротворенность, означавшую присутствие чуждого им созданья, и ласковый голос произнес: «Вы покидаете меня, хорошие мои? Разве я не заботился как можно лучше о вас? И после всего этого такая благодарность?»

— Давайте не будем останавливаться, — пробормотал Торнхилл. — Может быть, он не сумеет остановить нас. Может быть, нам все-таки удастся освободиться.

— Какой же дорогой нам идти? — спросила Марга. — Я ничего не вижу. Предположим, мы перейдем на ту сторону гребня, что тогда? «Возвращайтесь, — тягуче нашептывал Страж. — Возвращайтесь в Долину. Вы немного позабавились, я получил удовольствие, видя как вы боретесь, и я горжусь тем, как славно вы сражались. Но пришло время возвратиться к теплу и уюту, дружбе и любви, которые вы сможете обрести внизу, в Долине…»

— Торнхилл! — вдруг надсадно завопил Ла Флокке. — Я поймал его! Скорее ко мне на помощь! Голос Стража внезапно умолк, черное облако стало неистово кружиться над беглецами. Торнхилл и сам стал вертеться, всматриваясь в темень, чтобы определить, где же все-таки Ла Флокке… И обнаружил коротышку на земле, отчаянно борющегося — неизвестно с кем. В темноте это было практически невозможно разобрать.

— Вот он, Страж! — взревел Ла Флокке. Он перевернулся набок, и Торнхилл увидел небольшое, извивающееся в цепких руках Ла Флокке, змееподобное существо, с яркой сверкающей чешуей и толщиной со среднюю обезьяну.

— Здесь, в центре облака — вот где эта тварь, которая держит нас здесь! — кричал Ла Флокке. Вдруг, прежде чем Торнхилл успел пошевелиться, альдебаранец метнулся вперед, протиснулся между Маргой и Торнхиллом и набросился сверху на борющихся. Торнхилл услышал гортанный хрип после чего катающуюся по земле троицу окутала тьма, и уже не было никакой возможности разобрать, что там происходит. Внезапно он услышал возглас Ла Флокке.

— Уберите этого дьявола от меня! Он помогает Стражу! Торнхилл бросился в клубок борющихся тел, ощутил скользкую, как у медузы, плоть альдебаранца и впился глубоко в нее пальцами. Он начал рвать ее. Альдебаранец вывернулся и, в свою очередь стал царапать лицо Торнхилла. Он громко выругался — трудно было даже представить себе, что способен отколоть в любой момент этот альдебаранец. Вероятно, гад этот был все время в сговоре со Стражем. Торнхиллу удалось увернуться от когтей чужака и нанести сильный удар в его пухлое брюхо, одновременно с этим обрушив другой кулак на челюсть инопланетянина. Альдебаранец отлетел назад. Внезапно будто ниоткуда возник Веллерс и крепко обхватил мерзкую тварь.

— Нет, — завопил Торнхилл, поняв намерения Веллерса. Но было уже поздно. Гигант с презрением поднял высоко в воздух тщетно извивавшегося альдебаранца и швырнул его вниз, чуть в сторону от себя. Истошный пронзительный визг перекрыл все остальные звуки. Торнхилла всего затрясло — падение вниз с высоты шести тысяч метров продолжалось довольно долго. Он снова посмотрел в сторону Ла Флокке и увидел, что коротышка пытается подняться на ноги, продолжая сжимать в своих объятьях змееподобное существо. На голове инопланетянина Торнхилл увидел шлем из мелкой металлической сетки. По всей вероятности, это и было то устройство, с помощью которого он управлял своими пленниками. Ла Флокке сделал три нетвердых шага.

— Сорвите с него шлем, — орал он. — Я уже видел такую штуку раньше! Этот гад из сектора Андромеды… они — телепаты… мастера телепортации… жуткие твари. В шлеме — концентратор его воли. Торнхилл попытался ухватиться за шлем, но промахнулся и встретился со взглядом дьявольских, наполненных дикой злобы и ненависти глаз Стража. Страж попался в руки собственных подопечных — и это не доставляло ему ни малейшего удовольствия.

— Я вижу вас! — кричал Торкхилл. — И не могу подобраться к шлему!

— Если он высвободиться, нам конец, — донесся голос Ла Флокке. — Он тратит всю энергию на то, чтобы вырваться… но все, что ему нужно сделать, это включить ультразвук… Тьма снова рассеялась. Торнхилл в изумлении открыл рот. Ла Флокке, все еще сжимая Стража, стоял шатаясь на самом краю обрыва и тщетно пытался завладеть шлемом, рискуя в любую секунду рухнуть в пропасть. Одна из его ног фактически потеряла опору. Он вот-вот должен был потерять равновесие. Торнхилл бросился вперед, к нему, схватился за ледяной металл шлема и сорвал его с головы гада. В это же самое мгновение и Ла Флокке, и Страж исчезли из виду. Торнхилл осторожно приблизился к самому краю обрыва и стал всматриваться вниз, но ничего не мог ни увидеть, ни услышать… Затем послышался только один короткий вскрик — но не из горла Ла Флокке, а из глотки чужака, после чего воцарилась полная тишина. Торнхилл тупо вертел шлем в своих руках, думая о Ла Флокке, и вдруг импульсивным непроизвольным движением швырнул легкий кусок металла в бездну, вслед за его владельцем. Он обернулся. В последний раз мелькнули перед его взором Марга, Веллерс, Мак-Кэй, Лина Хардин, обитатели Регула и Садики. Затем, прежде, чем он успел что-либо вымолвить, и вершина горы, и тьма вокруг, и весь остальной мир задрожали перед его глазами, головокружительно вздыбились, и больше он уже ни чего и никого не видел…

Федеральный звездолет «Королева-Мать Элен» выполнял рейс с планеты Юринэлл на планету Венгамон. Пассажиры главного салона удобно возлежали в уютных надувных креслах, серая пустота гиперпространства резко контрастировала с источавшими мягкий свет стенами салона. Торнхилл медленно открыл глаза и взглянул на часы: 12 часов 13 минут, 7 июля 2671 года. Вздремнул он после плотного второго завтрака где-то примерно в 11.40. Еще несколько часов, звездолет совершит посадку в космопорту Венгамона, и он сразу же окунется в дела и заботы, связанные с эксплуатацией рудника. Трудно даже представить себе, сколько всего напутано или сделано неверно, пока он прохлаждался в отпуску на Юринэлле. Он прикрыл веки. Внезапно какие-то странные, невероятные образы промелькнули перед его глазами: какая-то долина на безжизненной пустынной планете далеко за пределами Галактики… Вершина горы и какое-то маленькое чуждое существо, и канона-то храбрый невысокий человечек, падавший в бездну с высоты, которой от так всегда страшился и какая-то девушка… «Это никак не могло быть сновидением, — убежденно решил он про себя.

— Нет, это не сон. Просто этот Страж выдернул нас из пространства — времени для проведения какого-то своего маленького эксперимента, а когда я уничтожил тот шлем, мы вновь вернулись в наш континуум, и в то же самое мгновение, когда нас из него изъяли». Холодный пот внезапно выступил по всему его тегу. «Это значит, что Ла Флокке, — подумал он, — не погиб, а Марга… Марга…» Торнхилл буквально выпрыгнул из своего антигравитационного кресла, не обращая внимания на предупредительную надпись, предлагающую ему «ВСЕ ВРЕМЯ ПЕРЕХОДА ИЗ ГИПЕРПРОСТРАНСТВА В ОБЫЧНОЕ И НАОБОРОТ ОСТАВАТЬСЯ В СВОЕМ КРЕСЛЕ», и бросился бегом вдоль прохода к стюарду. Схватив его за плечи, он развернул его.

— Слушаю, мистер Торнхилл. Что-то не так? Вы могли подать мне сигнал, и тогда я…

— Нет, нет, мне нужно совсем другое. Мне нужно дать по субрадио вызов на Беллатрикс-7.

— Через пару часов мы совершим посадку на Венгамоне, сэр. Неужели у вас настолько срочное дело?

— Да.

— Стюард только пожал плечами.

— Вам, разумеется, известно о том, что вызов по корабельному субрадио отнимет некоторое время, и что это ужасающе дорого…

— К черту расходы, приятель! Вы передадите мой вызов или нет?

— Конечно, мистер Торнхилл. Но кому? Он выждал мгновение и, четко выговаривая слова, произнес:

— Мисс Марге Феллини в одной из обсерваторий на Беллатрикс-7. — Он вытащил крупную ассигнацию из бумажника и добавил. — Вот. Будет ровно столько же и вам, если вы организуете вызов в ближайшие полчаса. Я буду ждать.

Наконец-то в репродукторе раздалось:

— Мистер Торнхилл, ваш вызов выполнен. Пройдите, пожалуйста, в переговорную кабину. Его провели в небольшую, тускло освещенную кабинку. При связи по субрадио, разумеется, не передавалось изображение — только звук. Но и этого было вполне достаточно.

— Включаю линию Беллатрикс-7. Связь установлена, — объявил оператор. У Торнхилла пересохло в горле.

— Марга! Это Сэм — Сэм Торнхилл!

— О! Значит это… не было сном. Я так боялась, что это был сон! Теперь он мог представить себе ее лицо.

— Как только я бросил шлем с вершины, была нарушена фокусировка Стража. Ты вернулась в свою обсерваторию в то же самое мгновение, не так ли?

— Да, — ответила девушка. — К моим фотопластинкам, камерам и прочему. И был телефонный звонок. Я сперва рассердилась и решила не отвечать точно так же, как я обычно не отвечаю на вызовы, пока загружена работой, но затем подумала минуту и в голову пришла бредовая мысль, заставившая меня передумать, — и я счастлива, что поступила именно так, дорогой!

— Это все кажется сном, не так ли? Я имею в виду Долину. И Ла Флокке, и все остальное. Но это был никакой не сон, — сказал Торнхилл. — Мы действительно были там. И я готов повторить сейчас все те слова, что говорил тебе там. Раздался резкий голос оператора:

— Время стандартного вызова закончилось. За каждые добавочные 15 секунд вашего разговора взимается дополнительная плата в размере десяти кредитов.

— Все будет в порядке, оператор, — произнес Торнхилл. — Дайте мне возможность говорить, пока позволяет эта сумма, что я передал. Марга, ты все еще здесь?

— Разумеется, дорогой.

— Когда мы с тобой повстречаемся?

— Завтра я прибуду на Венгамон. Для того, чтобы получить расчет в обсерватории, мне надобен хотя бы день. А на Венгамоне есть обсерватория?

— Я построю специально для тебя, — пообещал Торнхилл. — И, наверное, свой медовый месяц мы могли бы посвятить поискам Долины?

— Не думаю, что нам когда-нибудь удастся отыскать ее, — ответила Марга. — Давай лучше закончим разговор. А не то ты станешь нищим после этой беседы. Он еще долго смотрел на теперь уже беззвучный телефон, после того, как контакт разъединил, размышляя о Марге, о Ла Флокке, обо всех остальных. Но прежде всего о Марге. «Это было не сном», — сказал он себе. Ему вспомнилась тенистая Долина, где никогда не было ночи, а люди становились моложе, высокая девушка с темными лучистыми глазами, которая ждет его теперь, находясь за пол-Галактики от него. Дрожащими пальцами он закатал рукав пиджака и увидел длинный синевато-багровый шрам, протянувшийся почти по всей его правой руке, до самого запястья. Где-то во Вселенной живет сейчас невысокий мужчина по имени Ла Флокке, который нанес ему эту рану и умер, а затем возвратился к точке своего исчезновения. Ему теперь очень хочется понять, было ли в действительности все так, как ему кажется. Торнхилл улыбнулся, простив Ла Флокке этот извилистый шрам на своей руке, и направился в пассажирский салон, горя от нетерпения снова оказаться на Венгамоне.


Избранные произведения. II

Пламя и молот

Глава 1

От одного из послушников Храма Солнц Рес Дуайер узнал, что палачи Имперского Проконсула забрали его отца. Это произошло как раз перед заходом солнца, когда старик собирался идти в Храм. Рес не оставил работы в Храме и, стиснув зубы, продолжал выполнять свои обязанности: отцу бы не понравилось, если нормальный распорядок жизни в Храме был бы нарушен.

Напрягая мускулы, Дуайер прикатил тележку с древней атомной пушкой на стену Храма. Там он направил ее ствол на усыпанное звездами небо. Выступающий с края стены ствол выглядел угрожающе. Но никто на Элдрине не принимал пушку всерьез. Ее «воинственность» была только символической: она не стреляла двенадцать столетий. Однако по ритуалу пушка каждую ночь должна стоять на стене нацеленной в небо. Совершив этот обряд, Рес повернулся к послушникам, следившим за ним, и резко спросил:

— Мой отец вернулся?

Один из послушников, облаченный в церемониальное одеяние зеленого цвета, ответил:

— Нет. Он все еще на допросе.

Рес сердито постучал по холодному стволу орудия и посмотрел вверх, на звездное небо Элдрина.

— Они убьют его, — тихо сказал он. — Отец умрет прежде, чем выдаст секрет Молота. И тогда они придут за мной.

«А я не знаю никакого секрета!» — добавил Рес про себя. И в этом была ирония сложившегося положения. Молот — это миф, родившийся еще в седой древности. Зачем он понадобился Империи?

Рес вздохнул. Может быть, Империя забудет обо всем через несколько дней — обычно так и бывает. Да и вообще, здесь, на Элдрине, Империя редко тревожит их.

Он нагнулся к прицелу пушки. Вот уже восемь лет каждый вечер Рес поднимает это орудие стволом в небо. А сейчас ему еще двадцать три.

«Там, наверху, десять дредноутов имперского флота. Видишь их? Они вынырнули из Скопления в четыре часа. А теперь смотри!»

Его пальцы бегали по мертвой панели управления орудием.

«Паф! Паф! Миллион мегаватт в каждом выстреле! Смотри, как рассыпаются эти звездолеты! Смотри, как залпы пробивают защитные экраны!»

Сухой голос позади него произнес:

— Сейчас не время для игр, Рес Дуайер. Мы должны молиться за твоего отца.

Дуайер повернулся. Перед ним стоял Лугуар Хольсп, второй после отца человек в Храме, своим ростом, шесть футов три дюйма, уступающий лишь самому Ресу. Хольсп был жилистым и внешне очень напоминал паука.

Дуайер покраснел:

— Простите, Лугуар, я хотел отвлечься, чтобы снять напряжение.

Он неловко сошел с прицельной площадки. Казалось, послушники подсмеивались над ним.

— Такое легкомыслие сейчас неуместно, — холодно сказал Лугуар. — Проходи внутрь. Нам нужно поговорить.

Все началось семь недель назад на Дервоне, родной планете Императора Дервона XIV, столичной планете Галактической Империи.

Дервон XIV был стариком. Пятьдесят лет он правил Империей — это ужасно большой срок господства над тысячью солнц и десятками тысяч обитаемых миров.

Ему удалось так долго властвовать благодаря эффективному механизму правления, унаследованному от отца, Дервона XIII, суть которого состояла в создании пирамидальной структуры подчинения: наверху находился Император, у него были два главных советника, каждый из них тоже имел двух советников и те, в свою очередь, имели двух советников, и так далее. Таким образом, на тридцатом или сороковом уровне структуры приказы распространялись уже на миллиарды людей.

С годами Дервон XIV превратился в усталого, лысого и сморщенного старика с постоянно слезящимися глазами. Он любил одеваться в желтое и ежеминутно вздыхать. И им полностью владела навязчивая идея: «Империя должна быть сохранена». Эта идея интересовала и двух его советников: Варра Сепиана, министра ближайших миров, и Коруна Говлека, министра внешних сношений.

Сейчас с картой в руке к Дервону XIV подошел Говлек и сообщил о волнениях вдоль внешних границ Империи.

— Восстание, сир, — сказал он и принялся ждать, когда старческие глаза сфокусируются на нем.

— Восстание? Где? — встрепенулся Дервон. Лицо старого Императора стало жестким, властным и более напряженным, он даже отложил гироигрушку, с которой играл.

— В системе Элдрин, сир, в девятом секторе. Эта система состоит из семи миров, и все они обитаемы. Когда-то она была очень сильной.

— Кажется, мне известна эта система, — произнес Император. — Так что там за восстание?

— Оно началось на второй планете Дикран. На ней в основном занимаются добычей полезных ископаемых. Народ там упрямый и непримиримый. Они призывают к бунту против имперской администрации, к отказу платить налоги и даже, простите, убийству Императора!

Дервон XIV вздохнул:

— Они многого хотят.

Старик снова взял гироигрушку и завел ее. Она крутилась, сверкая разноцветными вспыхивающими искрами. Корун Говлек терпеливо ждал. Наконец Император остановил игрушку и, подняв кристаллический кубик, который лежал рядом, резко сказал:

— Элдрин!

Это был приказ. Кристалл мгновенно передал его в глубины дворца, где непрерывно и усердно работали хранители информации. Бюро информации было мозгом Империи: здесь хранились сведения, позволяющие управлять мирами с пятьюдесятью триллионами человек.

Через несколько мгновений необходимые данные были у Императора. Дервон XIV посмотрел на листы, появившиеся на столе, и стал читать, часто моргая глазами: «Элдрин — система из семи планет, присоединенная к Империи в год 6723 после восьминедельной войны. Прежде была независимой и имела собственных вассалов. Численность населения согласно последней переписи года 7940 составляет шестнадцать миллиардов человек. Главной планетой, Элдрином, с численностью населения четыре миллиарда человек в настоящее время управляют жрецы. Над многими религиозными течениями господствует культ поклонения Солнцу, поддерживаемый верой в существование волшебного Молота Элдрина. Молот Элдрина — оружие неизвестной мощности, которым обладает правящий Верховный Жрец Элдрина Вейл Дуайер. Характер этого оружия неизвестен. Согласно легенде оно было изготовлено в период присоединения системы Элдрин к Империи и будет использовано для свержения самой Империи.

Дикран — вторая планета системы Элдрин с численностью населения около трех миллиардов человек. Суровый мир, лишенный плодородных почв. Основной доход только за счет разработок минеральных месторождений. Восстание произошло в год 7106, но было подавлено, уничтожено четырнадцать миллионов человек. Лояльность по отношению к Империи в высшей степени сомнительна».

Император оторвал взгляд от листов:

— Восстание на Дикране? Не на Элдрине?

— Да, сир. На Элдрине пока все спокойно. Дикран — единственная восставшая планета.

— Странно. Обычно первой поднимается столичная планета.

Дервон нахмурился, на лбу появились глубокие морщины.

— Я думаю, если восставшие на Дикране начнут добиваться своего, народ Элдрина вскоре присоединится к ним.

Император умолк. Корун Говлек стоял в напряженной позе, слегка наклонив туловище вперед, и ждал. Он знал, что за поблекшими глазами старика находится мозг великого мыслителя. Да, нужно быть великим мыслителем, чтобы удерживать Империю от распада в течение пятидесяти лет.

Наконец Император сказал:

— У меня есть план, Корун. Такой, который навсегда избавит нас от неприятностей в системе Элдрина, особенно на самом Элдрине.

— Да, сир?

— Мне не нравится этот мифический Молот, с помощью которого они хотят нас свергнуть. Мы велим нашему проконсулу на Элдрине конфисковать пресловутый Молот, если он, конечно, на самом деле существует. А затем мы используем его для уничтожения восставших. Это будет хороший ход.

Министр улыбнулся:

— Великолепно, сир. Я полагал послать несколько крейсеров для подавления восстания. Но ваш план блестящий.

— Хорошо. Уведомьте проконсула о нашем плане и поручите ему найти Молот. Меня постоянно держите в курсе событий. Остальные вопросы решайте сами. У меня разболелась голова.

— Мое сочувствие, сир, — сказал Корун Говлек.

Выходя из приемной Императора, он увидел, что старик опять завел свою гироигрушку.

Приказ Императора долго шел вниз по инстанциям от советника к советнику, от бюро к бюро, пока, наконец, через много дней не достиг ушей Феллемона Дарюэля, имперского проконсула на Элдрине.

Дарюэль был миролюбивым, склонным к размышлениям человеком, который предпочитал превзойти древнего поэта в переводах на языки Галактики сбору налогов с недовольных обитателей системы. Как проконсула его утешало только одно — он был назначен на миролюбивый Элдрин, а не на суровую соседнюю планету Дикран, где недовольство высказывалось вслух и где жизнь проконсула подвергалась опасности.

Молот Элдрина? Он пожал плечами, когда приемный кристалл выдал информацию. Молот был мифом, причем таким, который не делал чести Империи. Теперь же славный Император возжелал его.

«Очень хорошо, — согласился про себя Феллемон Дарюэль. — Приказ Императора надо исполнять». Он вызвал своего советника Дивога Хойта, стройного молодого человека, уроженца планеты Сорбейл, и сказал:

— Поднимите взвод солдат и отправляйтесь к Храму Солнц. Нужно арестовать одного старика.

— Кого?

— Вейла Дуайера.

Дивог Хойт отпрянул в недоумении:

— Как, Верховного Жреца? Но зачем?

— Настала необходимость допросить его, — мягко сказал Дарюэль. — И приведите его ко мне.

Помрачнев от столь неожиданного и щекотливого приказа, советник отсалютовал и покинул проконсула.

Менее чем через час, Хойт был пунктуальным и исполнительным работником, он вернулся, приведя с собой Вейла Дуайера.

Старый жрец выглядел так, словно он участвовал в большой драке. Его зеленая одежда была разорвана в нескольких местах, седые волосы растрепаны, ритуальные знаки, изображающие солнечные вспышки, косо висели на шее. Он вызывающе взглянул на Дарюэля и спросил:

— По какой причине вы прерываете вечернюю службу, проконсул?

Феллемон Дарюэль съежился под взглядом стальных глаз старца и сказал:

— Есть ряд вопросов, требующих ответа. Вы должны открыть нам тайну Молота.

— В данный момент Молот Элдрина не имеет никакого отношения к Империи, — ответил старец. — Когда-нибудь будет, но не сейчас.

— По приказу Его Величества Дервона XIV, Императора Галактики, — официально заявил проконсул, — я наделен полномочиями допрашивать вас до тех пор, пока вы не расскажете, где находится Молот и как он действует. Будьте благоразумны, Дуайер, мне не хочется причинять вам вред.

Жрец с достоинством пригладил волосы и поправил ритуальные знаки:

— Императору не видать Молота. Когда-нибудь Молот разрушит Империю и уничтожит монарха.

Проконсул перекосился от ярости:

— Подойди сюда, старик. Хватит болтать. Что такое этот Молот и где он находится?

— Императору не видать Молота, — упрямо повторил старец.

Проконсул сделал глубокий вздох. Его следователей трудно обвинить в мягкосердечии, жрец не выдержит их допроса. Но другого выхода не было.

Пальцы Дарюэля нервно водили по тонкому пергаменту рукописи древних сонетов. Он оторвал взгляд от прекрасных строк и, нажав кнопку на столе, сказал:

— Следователя ко мне!

Глава 2

В эту же ночь, спустя некоторое время, длинный черный автомобиль остановился у входа в Храм. Из него вынесли тело Вейла Дуайера. Люди проконсула молча передали тело жрецам, сели в машину и уехали.

Старик был предан погребальному костру со всеми почестями. Лугуар Хольсп как старший жрец, возглавивший церемонию, провозгласил благословение мученику. Когда служба закончилась, он выключил ядерную установку для кремации и отпустил всех присутствующих.

На следующее утро Реса Дуайера разбудил один из послушников.

— Чего тебе надо? — сонно пробормотал Рес.

— Лугуар Хольсп хочет видеть тебя.

Рес зевнул:

— Передай ему, я скоро буду.

Когда он вошел в Храм, Хольсп уже восседал на высоком троне, облаченный в обрядовые одежды. Справа и слева от него сидели старшие жрецы Храма Тубар Фрин и Хельмет Соргвой. Дуайер остановился перед ними и встал на колени:

— Значит, вы преемник моего отца?

Лугуар торжествующе кивнул:

— Согласно принятому утром решению. Жизнь Храма будет продолжаться, как и прежде. Мы хотим задать вам несколько вопросов.

— Я готов отвечать, — сказал Рес.

— Ваш отец умер, но не выдал секрета Молота, — в спокойном голосе Хольспа чувствовался сарказм. — Вы были ближе всех к своему отцу. Говорил ли он вам, что владеет тайной Молота?

— Да, много раз.

Глаза Лугуара Хольспа, похожие на две бусинки, сверкнули.

— Он считал, что секрет должен принадлежать Верховному Жрецу Храма, не так ли?

— Да, — признал Дуайер, еще не понимая, куда клонит Хольсп.

— Я, занимающий в данный момент место Верховного Жреца, не владею этим секретом. Думаю, истинная тайна Молота в том, что такой тайны вообще нет! А существует легенда, которую жрецы Храма поддерживали в течение столетий. Вейл предпочел умереть, но ничего не сказать об этом.

— Это ложь! — воскликнул Дуайер. — Молот существует! И вы, Верховный Жрец Храма Солнц, еще сомневаетесь?

Дуайер увидел, как Хольсп обменялся взглядами со своими советниками. Затем жрец произнес:

— Мне положено знать о Молоте. Вейл был уже стар и мог бы передать секрет.

— Возможно, — неопределенно ответил Дуайер.

— Я, избранный Верховный Жрец, преемник вашего отца, не обладаю тайной. Вероятно, он доверил тайну вам, и вы как правоверный жрец Храма должны по закону передать ее мне.

— Вам?

— Да!

Дуайер подозрительно взглянул на Хольспа. Что-то здесь не так.

Было общеизвестно, что Хольсп станет преемником отца, когда тот умрет. Рес знал об этом, и его отец знал об этом. Тогда почему же отец не передал тайну Молота Хольспу? Отец часто говорил о существовании тайны, хотя и не касался ее сути. Рес не знал тайны, но всегда считал, что Хольсп знает ее, однако…

Дуайер понял: у отца были веские причины не разглашать тайну. Или Молот в самом деле был просто мифом, хотя это в высшей степени невероятно, или Хольсп почему-либо не заслуживал доверия.

— Ваше молчание слишком затянулось, — сказал Хольсп. — Вы откроете мне тайну?

Дуайер печально улыбнулся:

— Это такая же тайна для меня, как и для вас, Хольсп.

— Что?!

— Отец не считал меня достойным такого знания, и я всегда думал, что он раскрыл секрет вам.

— Это невозможно! Вейл Дуайер никогда не допустил бы, чтобы тайна умерла с ним. Он обязан был рассказать ее вам. Я приказываю открыть ее!

Дуайер пожал плечами:

— Вы могли бы с таким же успехом приказать мне зарезать Императора или остановить бег планет. У меня нет тайны, Лугуар.

Хольсп вскипел от ярости. Он вскочил с трона и ударил рукой по столу:

— Вы, Дуайеры, упрямы сверх всякой меры! Что ж, искусство пыток известно не только людям Императора!

— Лугуар! — вскричал Рес. — Вы сошли с ума?

— Сошел с ума? Нет, мне просто не повинуется младший жрец, и я силой вырву признание.

— Я не знаю тайны, Хольсп!

— Очень хорошо, — прошипел Верховный Жрец. — Мы клещами вытащим ее из тебя.

Проконсул Феллемон Дарюэль провел лучшую часть этого утра занимаясь нудным делом — составлением отчета для Императора. Он подробно описал инцидент с Дуайером, рассказал о пытках и молчании жреца и закончил выводом о существовании тайных сил у людей внешних миров, которым многие патриоты Империи могут только позавидовать.

Закончив диктовать, проконсул перемотал ленту назад и прослушал запись. Концовка показалась ему несколько оскорбительной и высокомерной, он стер ее и продиктовал следующее: «Упрямство этих религиозных фанатиков не поддается описанию». Дарюэль нажал кнопку выдачи послания, и через мгновение из отверстия специального устройства выскочила кассета с записью размером с мизинец, готовая к пересылке. Он снял с полки кристаллическую капсулу, вложил в нее кассету и запечатал капсулу именным клеймом, затем опустил ее в сумку дипкурьера, который вылетал в столицу Империи через три часа.

Что ж, Император будет иметь полный отчет об интересующем его вопросе. Старик останется довольным его оперативностью и должен оценить ее.

«Все, я умываю руки», — подумал проконсул, взяв страницу с нежными стихами давно погибшей цивилизации. Его увлекли строки любимых стихов, к нему возвратилось спокойствие.

Однако те, кто получил капсулу с отчетом, совсем не чувствовали себя спокойно. Звездолет перенес дипкурьера через гиперпространство от Элдрина к Дервону одним прыжком. То есть в этот же день, спустя восемь часов, кассета вместе с тремя тысячами иных кассет от других проконсулов, разбросанных по всей Галактике, была доставлена в компьютерную сеть для обработки в бюро информации.

Отчет Дарюэля провалялся почти целый час в груде кассет, пока клерк не нашел его. Кассета быстро последовала наверх по инстанциям через чиновников все более высокого ранга, и наконец заместитель секретаря министра внешних сношений передал ее секретарю, а тот в свою очередь — самому Коруну Говлеку.

Говлек был первым среди администраторов, обладающих достаточными полномочиями, чтобы раскрыть кассету. Прослушав отчет, он незамедлительно попросил аудиенции у Его Величества.

Дервон XIV слушал новые музыкальные записи с планеты Зоастро. Говлек имел привилегию входить к Императору без предварительного разрешения.

Министр вошел в тронный зал, наполненный лязгом металла. Император взглянул на него устало и с упреком:

— Что, Говлек?

— Послание от проконсула Элдрина, сир.

— Вы прослушали его? — спросил Император.

— Да, сир.

— И что же?

— Они ничего не выяснили. Верховный Жрец Храма Солнц умер под пытками, не выдав тайны Молота, сир.

Император нахмурился:

— Какая неудача. А о каком Молоте вы говорите?

Говлек мысленно чертыхнулся, но тактично освежил память старика. Когда он закончил, Дервон сказал:

— О да, тот Молот. Это неплохая идея, жаль, что она не осуществилась.

— Восстание на Дикране, сир…

— Займитесь сами этим восстанием! Нет, я имею в виду совсем не то. Я что-то сегодня не в духе, полагаю, виновата эта проклятая музыка. Что же с восстанием, Говлек?

— Пока что все остается по-старому. Судя по донесению с Дикрана, взрыв может произойти в любой момент. А теперь еще и эта смерть жреца с Элдрина. Вся система может восстать.

— Дело принимает серьезный оборот, — мрачно заметил Император. — Обычно восстания распространяются от системы к системе. Мы должны остановить этот процесс. Пошлите специалистов-следователей в систему Элдрина. Пусть подробно передают сообщения о происходящем. Позаботьтесь об этом, Говлек. Чтобы не случилось большой беды.

— Конечно, сир, — сказал Говлек. — Я сразу же займусь этим.

— Сделайте музыку погромче, — попросил Император. — Я почти не слышу ее.

Подземелье Храма Солнц было холодным и сырым, стены от многовековой сырости покрылись зеленоватой плесенью. Рес Дуайер вспомнил, как играл здесь еще ребенком, хотя отец и журил его за это, вспомнил даже, как его приводили сюда в наказание за то, что он слегка выпил на свое тринадцатилетие.

Теперь же он шел между двумя жрецами Храма, а Лугуар Хольсп следовал сзади.

Они спустились в подземелье.

— Здесь, внизу, все уладится, — сказал Хольсп. — Рес, не будь упрямым. Скажи, где Молот.

— Я уже говорил, не знаю. Не знаю.

Верховный жрец пожал плечами:

— Как хочешь. Под пыткой ты вспомнишь.

— Несколько старомодно, не так ли? — спросил Дуайер.

— Не думаю. Вспомни агентов Империи. Когда нужна информация, ее добывают любым способом.

— Да, так поступили с моим отцом, но ничего не добились.

— Может быть. Однако его поведение уверило всех в существовании тайны. И ты нам ее расскажешь.

Дуайер молчал. Появились два младших жреца с веревкой, чтобы связать его, и он, не протестуя, позволил им приблизиться. Но затем резко отпрянул назад.

— Нет! — крикнул он.

— Свяжите его, — приказал Хольсп.

— Я расскажу, где находится Молот!

Дуайер глубоко вздохнул. Он решился на такое, что полностью противоречило его убеждениям: ударить жреца Храма!

Но Лугуар не мог считаться Верховным Жрецом, поскольку Вейл Дуайер не передал ему тайны Молота!

Хольсп обрадовался:

— Ты передумал? Молодец! Я был уверен в тебе, Рес. Отойдите-ка все назад. Так где же он? — спросил жрец, подойдя ближе к пленнику.

— Вот здесь, — резко сказал Рес и, коротко размахнувшись, ударил его в лицо.

Верховный Жрец пошатнулся, платиновый знак слетел с его шеи и загремел по камням подземелья.

Не обращая больше внимания на Хольспа, Дуайер повернулся к двум жрецам, советникам Хольспа, Тубару Фрину и Хельмету Соргвою. Хельмет был невысок и широкоплеч. Дуайер обхватил его одной рукой и бросил на Фрина. Оба жреца, столкнувшись, повалились на пол. Рес кинулся во тьму подземелья. В детстве он излазил все подземелье и сейчас лихорадочно вспоминал расположение коридоров, помещений, извилистых переходов, ведущих к потайному выходу далеко за пределами Храма.

— Не упустите его! — услышал он крик Хольспа. Но звуки погони с каждым поворотом коридора становились все глуше. Дуайер усмехнулся при мысли о синяке на холеном лице Верховного. Он уже окончательно пришел к выводу, что Хольсп незаконно занял трон Верховного Жреца. Если бы это было не так, Рес никогда не поднял бы руку на него.

Тяжело дыша, он выбрался на свет. Ему необходимо как можно скорее покинуть планету. За то что он поднял руку на Верховного Жреца, любой верующий мог убить его как преступника вне закона.

Но куда бежать? Рес посмотрел на небо. В предвечерней небесной тьме он увидел тусклый красный шар, ближайшую к Элдрину планету.

«На Дикран, — подумал он. — Только на Дикран».

Глава 3

Дуайер попал в космопорт Элдрина перед самым заходом солнца. Звезда почти касалась линии горизонта. Скучающий кассир в окошке кассы лениво ответил Ресу:

— На Дикран нет рейсов.

— Что? По расписанию должны быть два вечерних рейса.

— Рейсов больше не будет. На Дикране восстание, и это приказ Его Величества. Их космопорт закрыт для приема.

— Какое восстание? — удивленно спросил Рес.

Кассир пожал плечами:

— Кто знает. Эти рудокопы все борются то за одно, то за другое. Но все равно рейсов нет.

— Хорошо, а как насчет Перилона? Есть туда еще рейсы?

— Нет. Все внутрисистемные рейсы отменены. Я могу предложить несколько дальних, если они интересуют вас.

Дуайер задумчиво потер подбородок. При нем всегда была сотня кредиток, но ее едва ли хватило бы на билет дальнего рейса к Внешним Мирам. А здесь его скоро начнут искать.

— Так что, билетов на внутренние рейсы нет совсем? — снова спросил он.

— Послушайте, мне показалось, что я все объяснил вполне доходчиво. Чего вы еще хотите?

— Ладно, — сказал Дуайер. — Спасибо.

С видимым безразличием он отошел от окошка.

Неужели нет выхода? Пусть на Дикране волнения, но при чем здесь отмена всех внутрисистемных рейсов? Вдруг он почувствовал, как кто-то тянет его за рукав. Рес резко повернулся и увидел невысокого парня с бронзовым лицом. Такой загар мог быть только у космолетчиков.

— Что вам нужно?

— Тихо! Вы хотите, чтобы нас задержала полиция? Я случайно услышал, что вам нужно вылететь на Дикран!

— Да, — ответил Дуайер, — но как это…

— Я помогу, — прервал его незнакомец. — Две сотни кредитов, и вы там.

— Но у меня всего сотня. И больше не могу достать. Я жрец. Я должен быть на Дикране на конференции. Если я вовремя не попаду туда, у меня могут быть неприятности, — на ходу сочинял Рес.

— Жрец? А какого Храма?

— Храма Солнц.

Пилот на мгновение задумался и сказал:

— Что-то я не слышал о конференции на Дикране. Ну, ладно, это меня не касается, гони сотню, так и быть, уступлю.

Рес развернул свои кредитки и показал пилоту:

— Как только мы стартуем, я отдам их вам.

Летели недолго. Корабль был тесным и без удобств. Дуайер и раньше летал на кораблях внутри системы, поэтому ничего особенного в этом полете для него не было. Он нормально перенес ускорение и получил даже удовольствие от невесомости, пока они пролетали по широкой орбите Элдрина. Пилот придал кораблю вращение, и Дуайер обрел вес. Он поудобнее уселся в кресле и вздремнул.

Оказавшись на борту, Рес быстро сообразил, что владелец корабля занимается незаконной перевозкой людей и грузов. На корабле находились около дюжины пассажиров и еще какой-то груз в добротных деревянных ящиках. Но все это Реса не интересовало: ему нужно как можно быстрее подальше улететь от Хольспа.

Его разбудил звонок — сигнал о предстоящей посадке.

Корабль сел на голой, безлесной равнине, где-то вдали от города. Заунывно выл холодный пыльный ветер. Дуайер вылез из люка и спустился на землю. Он спросил у пилота, наблюдавшего за выгрузкой ящиков, которые с трудом поднимали какие-то люди:

— Мы должны сами найти дорогу в город?

Пилот насмешливо ответил:

— А ты думал, нас встретят роскошные лимузины? Если и будут встречать, то полицейские машины, а мне бы не хотелось остаток жизни провести в одном комфортабельном общежитии.

Дуайер молча отвернулся. У него совсем не было денег, да и одежда мало подходила для мерзкого климата Дикрана. Правда, здесь должны быть Храмы Солнц, и он мог бы найти там убежище и помощь. Рес направился через равнину. Некоторые пассажиры увязались за ним. Они прошли около мили, вздрагивая при каждом шаге, когда прямо перед ними опустился турболет, подняв тучу пыли. Рес разглядел пурпурно-золотые созвездия — опознавательные знаки имперской полиции.

Он приготовился бежать. Полиции следовало опасаться гораздо больше, чем жрецов. Однако вид бластера, направленного на него, заставил изменить намерения. Рес не двинулся с места, ожидая, когда имперский полицейский подойдет к нему. Полицейский был невысокого роста, коренастый и плотный. Судя по его лицу, он много лет прожил на этой суровой планете.

— Ваши документы?

— Пожалуйста, инспектор.

Полицейский внимательно просмотрел паспорт Дуайера и, вернув его, сказал:

— Вы Рес Дуайер, житель планеты Элдрин. Что вы делаете на Дикране?

— Наношу визит, инспектор. Я — жрец.

— Да, в паспорте это указано. Но там нет отметки космопорта Элдрина. Как вы попали сюда?

— Конечно, на корабле, — сказал Рес. Он был выше полицейского и, без сомнения, крепче, но нацеленный бластер не позволял применить силу.

— Это ясно. Но у вас нет визы. А вам известно, что уже более восьми часов запрещен въезд на Дикран? И что вообще запрещены перелеты внутри системы? Прошу следовать за мной.

— Вы Рес Дуайер?

— Да, это мое имя. Разве в паспорте не так написано.

— Не грубите, — сказал Рольсад Кварлоо, проконсул Империи на Дикране, маленький, щуплый человек с угрюмым, жестким и настороженным взглядом. — Я хочу знать, зачем вам, жрецу Храма, понадобилось лететь на Дикран, хотя все полеты отменены. Как вы попали сюда?

Дуайер молчал. Полицейский, который задержал его, произнес:

— Он с корабля контрабандистов. Мы задержали всех пассажиров.

— Я хочу, чтобы он сам признался в этом.

— Да, — сказал Рес, — я прилетел сюда на корабле. Мне нужно было попасть на Дикран как можно скорее, но рейсы отменили, и тогда я за сотню кредиток оказался на этом корабле. Вот и все.

Проконсул рассердился:

— Но вы ведь знали, что перелет незаконный! Зачем вы так упорно стремились на Дикран?

— Мне нужно нанести визит, — сказал Рес. Он заранее решил прикинуться дурачком.

— Нанести визит! Только и всего — просто визит! Вы нарушаете запрет ради простого визита! — Проконсул прикоснулся к кнопке на столе. Открылась дверь.

Вошел высокий мужчина в мундире пурпурно-золотого цвета. Он свысока посмотрел на проконсула и спросил:

— Ну? Что-нибудь выудили из него, Кварлоо?

— Нет, сэр. Хотите попробовать?

— Можно, — он взглянул на Дуайера. — Я Олон Демюэль, посланник Императора Дервона XIV. А вы — жрец Рес Дуайер?

— Да, это мое имя.

— И вы также сын старого Верховного Жреца Вейла Дуайера?

Рес кивнул головой.

— Вам известно, как умер ваш отец?

— Он погиб от рук имперских следователей. Они пытались узнать тайну Молота.

Посланник зашагал большими шагами по крохотному кабинету проконсула. Через некоторое время он произнес:

— Вам, конечно, известно, что мы можем подвергнуть вас пыткам, чтобы узнать тайну Молота. Империя очень заинтересована в этом.

Дуайер улыбнулся. Все что-то очень заинтересовались Молотом.

— Вы улыбаетесь?

— Да, сэр. Тайны Молота просто не существует. Это одна из наших легенд. Миф. Мой отец пытался доказать это, но его убили. Теперь вы угрожаете мне. Возможно, я погибну, но вы все равно ничего не узнаете.

Посланник холодно взглянул на него:

— Миф, вы говорите? И ради какого-то мифа я пересек полгалактики…

— Сэр, но восстание у нас тоже требует внимания… — робко напомнил проконсул.

— Ах, да, восстание. Ладно, будем считать, что Молот — это миф. Но что же привело вас сюда, на Дикран?

— Я приехал по приглашению, — опять повторил Рес.

Они отпустили его через полчаса. Он твердо стоял на своем, и имперские чиновники ничего не добились. Рес дал подписку о невыезде, и с ним простились.

Как только он переступил порог резиденции проконсула, к нему подошел человек, закутанный в плащ, и шепотом спросил:

— Вы — Рес Дуайер?

— Возможно.

— Вас допрашивали у проконсула? Отвечайте, или я воткну кинжал вам в бок.

Рес почувствовал легкий укол острия:

— Да, это так. Но кто вы?

— Вполне возможно, что друг. Вы должны пойти со мной.

Пожав плечами, Дуайер пошел с незнакомцем по улице, и через два квартала они сели в небольшой голубой автомобиль каплевидной формы, ожидавший их за углом. Дуайер даже не пытался запомнить маршрут: водитель выбрал такой извилистый путь, что при всем желании что-нибудь запомнить было невозможно. В конце концов они остановились перед приземистым зданием из светло-коричневого кирпича, построенном в популярном сейчас стиле «под старину».

— Приехали, — сказал незнакомец Ресу.

Они выбрались из автомобиля и вошли в здание. Дуайеру не терпелось узнать, куда он попал. В вестибюле их ожидали два человека воинственного вида. Похоже, что это были гангстеры. Ресу неожиданно захотелось, чтобы все было как прежде: Элдрин, Храм, отец, пушка.

Раздался резкий голос из ниоткуда:

— Это Дуайер?

— Да, — ответил проводник, озираясь.

— Введите его, — произнес голос.

Дуайера втолкнули в ярко освещенную комнату. Обстановка была из весьма обшарпанной мебели, вдоль стен стояли книжные шкафы со старыми книгами. На расшатанных стульях сидело несколько человек.

Один из сидящих, сурового вида мужчина, повернулся к Ресу:

— Я должен просить прощения у вас, Рес. Мы не успели связаться с вами перед налетом имперской полиции. Но уверяю вас, таинственность, с которой вас привезли сюда, сейчас весьма оправданна.

— Мне остается только принять извинение, — сказал Дуайер. — Но где я, и что все это значит?

— Меня зовут, — начал мужчина, — Блей Марш. Я уроженец Дервона. Вы слышали о такой планете?

— Конечно, это столица Империи.

— Да, я из столицы и хорошо знаком с положением дел там. Империя давно прогнила и готова пасть от первого хорошего толчка.

— И что же?

— Поэтому я здесь, на Дикране. Я создал оппозицию и мне хотелось, чтобы вы присоединились к нам. Мы должны дать Империи этот первый толчок.

Глава 4

Основное внимание Императора было сосредоточено на системе Элдрин. Он занимался этой проблемой все свободное время, почти не отвлекаясь на другие секторы Галактики. Дервон ясно осознавал шаткость своего положения и предвидел серьезные неприятности, связанные с обстановкой в системе Элдрин.

— Есть ли сегодня сообщение посланника с Дикрана, Говлек?

— Пока ничего нет, Ваше Величество.

— Проследите, чтобы информация шла без обычной волокиты. Это очень важно.

— Да, сир.

Император почесал свою лишенную волос голову и еще раз пробежал последний отчет посланника:

— Вы могли бы вообразить такое? Они арестовали сына жреца Дуайера, а потом отпустили его! Этот идиот посланник пытается убедить меня, что Молот

— миф! Миф, который опрокинет нас всех, Говлек! Кто этот посланник?

— Олон Демюэль — один из лучших наших людей, сир. Я лично выбрал его.

— Тем больший позор на вашу голову, — вспылил Дервон.

Дважды загорелся сигнал на пульте.

— Пришли отчеты, — обрадовался Император. — Дайте их сюда.

— Да, сир.

Говлек пересек комнату и извлек из приемника две капсулы с кристаллами.

— Сообщения с Дикрана и Элдрина, сир.

— Читайте, читайте, Говлек.

Министр облизнул губы и вскрыл капсулы. Он вставил их в проектор и спросил:

— С какого начать, сир?

— Все равно. Быстрее!

— Нет, сир. Послание с Дикрана отправлено раньше. Посланник сообщает, что по слухам где-то на планете собрана армия повстанцев, а где — не установлено.

— А второе?

Говлек вздрогнул:

— Послание с Элдрина от проконсула Дарюэля. Он сообщает…

— Ну же!

— Дарюэль сообщает, что эвакуирует все имперские силы с планеты и перебазируется на соседнюю. На Элдрине тоже восстание. Его возглавил Верховный Жрец Храма Солнц Лугуар Хольсп, который владеет Молотом Элдрина!

Рес Дуайер вместе с другими заговорщиками внимательно слушал план мятежника с Дервона.

— Им, конечно, известно, что творится на Дикране. Вчера из столицы прилетел имперский посланник. Он сразу же запретил перелеты внутри системы, полагая что семена восстания не попадут на другую планету. — Марш усмехнулся. — Но несколько спор уже оказались там, где надо. И Дуайер — одна из них. Правда, самая удачная. Итак, Император сделал свой ход. Слово за нами. Терять время нельзя. Скоро он перебросит сюда имперские войска, а это миллионы солдат, и мы ничего не сможем сделать. Конечно, мы будем сражаться, но только поддержка других планет поможет нам победить. У Империи сильный флот, но он не поспеет всюду. Одновременные восстания на сотне планет уничтожат Империю за неделю.

Сосед Дуайера поднял руку:

— Скажите, Марш, сколько миров, по-вашему, поддержат нас?

— Наша организация существует по меньшей мере на четырнадцати планетах в двенадцати системах, — ответил Марш. — Я участвовал в их формировании последние десять лет. Организация на Дикране — самая мощная. Именно поэтому все должно начинаться отсюда. Империя — это пережиток прошлого, и уже никто не желает платить налоги в казну бесполезной монархии только для того, чтобы сохранить у власти слабоумного старика Императора. Каковы настроения на Элдрине, Дуайер?

— Мне кажется, у нас мало кто помышляет о восстании. У нас существует легенда о Молоте, которая питает надежду, что когда-нибудь власть падет.

Марш нахмурился:

— Молот… да, я слышал об этой легенде. Она имеет под собой что-то реальное?

— Честно говоря, я не знаю, — вздохнул Дуайер. — На этот вопрос мог бы ответить мой отец, но имперские палачи убили его. Мне же он неоднократно говорил, что знает, где находится Молот и как он действует. Но отец умер, не открыв тайны. Его преемник Верховный Жрец Хольсп тоже не знает ее.

— Прекрасно, — сказал Марш. — Этот Молот может оказаться полезным. Как только начнется широкое наступление нашил сил, мы переправим вас на Элдрин, и там вы будете пропагандировать идею о непобедимости восставших и об угрожающей силе Молота.

— Да, — ответил Рес. — Я готов.

— Хорошо. — Марш обвел присутствующих взглядом. — Каждый из вас четко представляет свою роль?

Заговорщики закивали головами. На мрачном лице Марша появилась улыбка:

— Значит, мы готовы. Начало операции — захват проконсула и имперского посланника. Я уверен: Галактика поддержит нас.

Бурлящая ненавистью толпа устремилась к резиденции проконсула на Дикране. Рес Дуайер бежал среди восставших. Их было около сотни, вооруженных каким попало оружием.

Как самый высокий и сильный, Рес внезапно оказался впереди всех. Наступающие приблизились к воротам. Двое часовых, ошеломленных видом приближавшихся людей, даже не успели поднять оружие: толпа с криком захлестнула их. Дуайер резким движением вырвал из рук одного часового бластер и ударил прикладом другого. Несколько человек скрутили их и затащили в караульное помещение.

— Вперед! — закричал Дуайер. Он становился командиром нападающих. Марш нигде не показывался. Вероятно, у него не было вкуса к рукопашным схваткам.

Дверь здания затрещала и рухнула под напором людей. Изнутри доносились крики:

— Стража! Стража! Организуйте оборону, черт возьми!

Появился посланник. Он был в великолепном мундире и без оружия. Рес заметил некоторые особенности в его наряде: туфли на высоком каблуке и наплечники в кителе — наверное, посланнику хотелось казаться выше остальных.

— Назад, сброд! — заревел Демюэль. — Это резиденция проконсула! Вы не имеете права врываться сюда!

— Это право свободных людей, — ответил ему Дуайер, размахивая бластером. — Право тех, кто больше не склоняет голову перед золотыми мундирами Империи!

— Бунт! Вы сошли с ума! Прочь! Прочь от меня, мерзавцы!

Некоторые из восставших растерялись: на них подействовало величие чиновника.

— Взять его! — отрывисто приказал Рес.

— Нет! Я неприкосновенен, вы не имеете права!

— Свяжите его! — вновь распорядился Дуайер.

Четверо схватили барахтающегося посланника и связали его.

— Проконсул! — крикнул Дуайер. — Выходите с поднятыми руками и без оружия!

— Вы не посмеете! — послышался испуганный голос проконсула. — Это бунт!

— Выходите, проконсул, или буду стрелять!

Из-за колонны появилась жалкая фигура Кварлоо, завернутая в плащ. Та жесткость в лице, которую видел Рес при первой встрече, исчезла.

— Что происходит? — спросил Кварлоо.

— Это конец Империи, — ответил Дуайер и, обернувшись к восставшим, отдал приказ: — Свяжите его. Обыщите дом. Все оружие собрать.

— Мы взяли трех охранников, Рес. Они хотели сбежать.

— Отлично. Оружие раздайте. Для нас ценен каждый бластер.

Через полчаса дом был захвачен восставшими. Откуда-то появился Марш.

— Отлично сработано, — сказал он. — Мне понравилось, как вы штурмовали здание, Дуайер.

— А где в это время были вы?

Марш самодовольно усмехнулся:

— Вождь не должен рисковать своей жизнью, если в этом нет особой необходимости. Кроме того, у меня есть прекрасные командиры, которые бесстрашно ведут в бой людей.

Дуайер холодно улыбнулся:

— Что нам делать дальше?

— Дом мы заняли. Теперь нужно отыскать здесь пункт связи и объявить всей Галактике о восстании. Мы должны призвать всех к бунту.

Они переступили через опрокинутую скамью и поднялись в кабинет проконсула. Панель с устройством связи занимала дальнюю комнату. Линии связи были исправны.

Марш бросился к пульту и стал набирать код связи. Тем временем Дуайер перебирал бумаги на столе. Он поднял одну и пробежал глазами. Затем, ошеломленный, прочитал еще раз. К этому моменту Марш уже включил выход на антенны и торжественно чеканил слова призыва к восстанию всех миров Империи.

— Эй! — позвал Рес, когда Марш умолк, давая отдых своим голосовым связкам. — Послушайте-ка. Я нашел интересную бумагу.

— Что там?

— Проконсул Элдрина сообщает, что эвакуирует базу с планеты и перебазирует ее на Норхельм, шестую планету. Кажется, на Элдрине тоже восстание.

Марш был озадачен:

— Но там ведь нет нашей организации! Что это? Стихийное выступление?

— В сообщении сказано, что волнения начались среди жрецов Храма Солнц и возглавляет их Лугуар Хольсп. Он заявил, что владеет тайной Молота Элдрина.

К полуночи на Дикране не осталось и следа от былого имперского величия. Имперские чиновники были захвачены в плен. Та же участь постигла и охранников. Власть перешла к временному правительству во главе с неким Фулмором Нараином. Народный флаг Дикрана, голубой с зеленым, радостно трепетал над бывшей резиденцией проконсула.

В самой резиденции сидели Марш и его люди.

— Я не понимаю этого фокуса с Молотом, — сказал Дуайер. — Хольсп не знает тайны — она умерла вместе с моим отцом.

— Есть ли у него тайна или нет, — проговорил Марш, — это неважно. Он добился своего: люди Императора убрались с планеты. Я думаю, нам нужно связаться с ним и объединить наши силы. Молот хорошо известен в Галактике как символ крушения Империи. Он поднимет все системы на освободительную борьбу!

Дуайер покачал головой:

— Я хорошо знаю Хольспа. Он не из тех людей, которые будут выступать против власти Империи, если при этом не имеют личной выгоды. Я не доверяю ему, Марш.

— Не доверяете? Какое это имеет значение? Революция — прежде всего! Когда Империя рухнет, тогда мы и выясним: предан он революции или нет. Вам придется лететь на Элдрин, Рес. Свяжитесь с Хольспом. И не ломайте голову над тайной Молота. Галактика живет надеждой — Молот занесен над Империей. В этом наша сила! — Марш вытер со лба пот. — Есть ли известия с Тайрела?

— Там крупные войсковые части Императора. А силы восставших слабы.

— Наверное, мы потеряем Тайрел, — с горечью произнес Марш. — Будем надеяться, что мы не поторопились с началом. По данным, восстали только шесть планет, а тысячи других остались под гнетом Империи. Черт возьми, Рес, нам нужен Молот! Как надежда на успех!

В кабинет вошел связист.

— Марш, — сказал он, — важные новости!

— Что? Тайрел?

— Нет. Я пытался связаться с Элдрином и попал на секретную линию связи Элдрина с Императором.

— И что же?

— Из разговора между Хольспом и Дервоном я понял, что нас предали. Хольсп отдал нас Империи!

Глава 5

— Как бы я хотел, чтобы это отодвинулось лет на пять, — сказал Император Дервон XIV сам себе. — Или десять. Пусть мой сын заботится о своей власти.

И все же восстание произошло именно сейчас. Но оно должно быть подавлено, несмотря ни на что.

— Где отчет? — спросил он Говлека, вошедшего в зал.

Говлек казался глубоко озабоченным, хотя некоторое подобие улыбки промелькнуло на его лице.

— Хорошие новости, сир. Обстановка меняется.

— Докладывайте, Говлек!

— Восстание ограничено одной системой Элдрин. Только несколько планет этой системы поражены им. На Тайреле наши войска овладели положением, на Квинтексе последние отряды повстанцев загнаны в горы и уничтожаются.

Дервон улыбнулся:

— Это радует меня. Я полагаю, пора переходить к крутым мерам. Прикажите-ка направить в систему Элдрин нашу имперскую эскадру.

— Хорошо, сир.

— Раз восстание носит ограниченный характер, мы можем, не опасаясь за другие системы, направить весь флот к Элдрину. Планеты опустошить огнем звездолетов!

— Да, сир.

— Что слышно о Молоте?

Министр пожал плечами:

— Ничего, кроме того, что народ Элдрина считает его своим мифом.

— Хорошо. Наша эскадра уничтожит этот миф. Всей Империи станет ясно: власть Императора непоколебима!

— Да, сир.

В дверях зала незаметно появился паж, облаченный в желтые одежды, и, преклонив колена, ждал, когда на него обратят внимание. Дервон спросил:

— Что тебе нужно?

— Ваше Величество, послание министру Говлеку.

— Говори! — приказал Говлек.

— Послание с планеты Элдрин от Лугуара Хольспа. Он сообщает, что хотел бы вступить с вами в переговоры.

Говлек широко раскрыл глаза:

— Что? Немедленно передать сюда послание!

— Конечно, сир.

Паж исчез. Говлек повернулся к Императору:

— Что же делать, сир?

— Эскадра пусть летит на Элдрин, — сказал Дервон. Его лицо искривилось в хищном оскале. — Я думаю, Хольсп намерен использовать этот пресловутый Молот для шантажа. Но мы сейчас все выясним.

Из динамиков раздался голос техника связи:

— Внимание! На связи Элдрин!

Послышались треск и гудки, а затем спокойный глубокий голос произнес:

— Это говорит Лугуар Хольсп, Верховный Жрец Храма Солнц с планеты Элдрин системы звезды Элдрин.

— Что вам нужно? — спросил Дервон.

— Вам известно, Ваше Величество, что проконсул изгнан с планеты и власть Империи низложена?

— Какие-то слухи дошли до меня, но я склонен не верить им, — с усмешкой сказал Император.

— Это случилось благодаря Молоту Элдрина, тайной которого я овладел.

— Так что же, свинья, — впервые за пять десятилетий Император выругался, — ты связался со мной, чтобы похвастать этим? Флот Империи уже в пути, и не пройдет и трех дней, как ваша система будет испепелена.

— Именно такой реакции мы и ожидали, — ответил Хольсп. — Но я бы хотел избежать ненужного кровопролития.

— Каким образом, изменник?

— Я не изменник, а преданный подданный Императора.

— Странный способ демонстрации своей преданности, — съязвил Дервон.

— Я намерен сдать вам планеты, — сказал Хольсп. — Я предлагаю сообщить всем системам, что Молот Элдрина не устоял против флота Вашего Величества и что восстание подавлено. Кроме того, я выдам вам всех зачинщиков восстания. Взамен прошу назначить меня проконсулом Элдрина и выделить десять процентов от суммы годового налога.

У Дервона перехватило дыхание: он был ошеломлен наглостью этого человека. Старик взглянул на пораженного министра и сказал:

— Я должен подумать.

— Я жду, Ваше Величество.

Дервон выключил связь:

— Что скажете, Говлек?

— Этот человек — грубый интриган, — ответил министр. — Но лучше принять его предложение, чем уничтожить несколько планет. Ведь это наше богатство, они налогоплательщики. Силу необходимо ограничивать. Она должна устрашать, а не уничтожать подданных. Весть о подавлении восстания в системе Элдрина будет хорошим уроком для всей Галактики. Империя так сильна, что ей не нужно стрелять, чтобы подавить бунт.

— Да будет так, — решил Дервон. — Этот Хольсп хитрец!

Он включил связь и сказал:

— Хольсп, мы принимаем ваши условия. Беспорядки должны прекратиться. Вы передадите зачинщиков на борт флагмана эскадры и выступите с публичным заявлением, что сила Молота Элдрина оказалась ничтожной для борьбы с Империей. Я назначаю вас проконсулом Империи на Элдрине, и десять процентов ваши.

— Да, сир, — ответил Хольсп.

Запись этого разговора была прослушана Блеем Маршем и его сподвижниками. Всем стало ясно: предатель Хольсп должен умереть! Рес Дуайер отправился на Элдрин.

Небольшой прогулочный катер сошел с постоянной орбиты Элдрина и по спирали стал заходить на посадку.

Дуайер осознавал, что этот фальшивый жрец не мог обладать тайной Молота. Человек, проникший в священную для Элдрина тайну, не предал бы целую планету.

Хольсп совершил еще худший поступок. Он обманул всех, заявив о своем знании. Народ планеты объединился вокруг него и изгнал имперских чиновников, а он продал свой народ за чин и деньги.

Космопорт выглядел необычно: все флаги и вымпелы Империи были сняты с флагштоков, кроме одного, разорванного на золотые и пурпурные полосы.

Рес вышел из катера и направился к зданию порта. Он заметил, что люди вокруг него стали совсем другими. Головы подняты, на лицах доброжелательные улыбки, плечи расправлены. Они сбросили власть Империи, они свободны.

Но эти люди еще не знали, что их предали.

Рес сел в турболет, дежуривший на стоянке, и велел пилоту лететь в Храм Солнц.

— Мигом, сэр, — сказал пилот, заводя машину. — Вы жрец?

— Меня зовут Рес Дуайер.

— О! Значит, вы вернулись! Интересно. Хольсп объявил, что вы погибли во время восстания.

Дуайер улыбнулся:

— Он ошибся. В это время я был на Дикране и участвовал в восстании там.

— Значит, Дикран тоже, — протянул пилот. — А мы и не знали, что там восстание. До нас новости не доходят. Но зато у нас есть Молот, а это самое главное. Жаль, что ваш отец не дожил до такого момента. Он был бы рад, что Хольсп продолжает его дело.

— Да, я тоже так думаю. Сейчас планета полностью свободна от имперской власти?

— Да. Проконсул и его армия сбежали на Норхельм, у нас не осталось ни одного человека.

— Отлично, — сказал Рес.

Показался Храм Солнц. Турболет сделал крутой вираж, снизился и замер у больших ворот. Дуайер заплатил пилоту и вышел из машины.

Храм выглядел так же, как и раньше: вытянутое, богато украшенное здание, окруженное тремя возвышающимися друг над другом трассами с невысокими парапетами. Жрецы, находившиеся там, удивленно уставились на Реса. Он быстро поднялся по широким ступеням и остановился у главного входа: в дверях показалось вежливое лицо Хельмета Соргвоя.

— Вы, сын мой? — машинально спросил он. — Что привело вас сюда?

— Мне нужно увидеть Хольспа.

Соргвой открыл рот от удивления. Только сейчас до него дошло, что перед ним Рес Дуайер.

— Рес?! Что вы делаете на Элдрине? Я думал, что вы…

— Прочь с дороги! — крикнул Дуайер.

Он оттолкнул жреца и вошел в Храм.

Хольсп находился в зале Посвящения. Какую-то минуту Дуайер стоял в дверях и наблюдал за ним. Жрец стоял на коленях и неслышно молился. На его бледном бесплотном лице была маска глубокого благочестия.

— Довольно, Хольсп, — оборвал его молитву Дуайер. — Можете подняться с колен. Я буду говорить с вами, а Верховному Жрецу не пристало беседовать с обычным жрецом, стоя на коленях.

Хольсп резко повернулся, вздрогнув от испуга:

— Кто здесь? Рес?!

Он непроизвольно отшатнулся. Черты его лица исказились от ненависти. Дуайер знал, что в стенах Храма ни один жрец не имеет оружия — закон запрещает это. Хотя для Хольспа нет законов.

— Да, это я, Рес Дуайер. Я воскрес.

— Вы неожиданно исчезли, и мне пришлось объявить вас мертвым. Что я должен был делать?

— Рассказать всю правду о том, как вы пытались силой вырвать тайну Молота Элдрина, о том, как мне удалось бежать от ваших палачей. Но вы, конечно, не могли сделать этого и объявили меня погибшим — так было проще всего.

— Но где же вы находились все это время?

— Я был на Дикране и там боролся с властью Империи. Как нам стало известно, у вас здесь тоже произошло восстание?

Хольсп улыбнулся:

— Да, в некотором роде. Великий Молот Элдрина помог нам. Это была большая победа.

— Молот? — спросил Дуайер. — Вы узнали тайну Молота? Так быстро? Расскажите о нем. Как он выглядит, где хранится?

— Это священная тайна, — быстро проговорил Хольсп.

— Да, понимаю. Но я сильно сомневаюсь, что вы знаете ее. Вы лжете, Хольсп. Ложью вы завоевали признание народа, когда он восстал против Империи. Однако чтобы победить, не обязательно знать тайну. Проконсул был жестоким, но трусливым человеком, и любое организованное выступление до смерти напугало бы его, и он сам убрался бы отсюда.

Хольсп с интересом глядел на него. А Дуайер, забывшись, продолжал:

— Вы знаете, почему я уверен, что вы не обладаете тайной Молота? Да потому что, будь у вас Молот, вы бы сокрушили Империю. Вы бы не довольствовались жалкими десятью процентами с налога.

Казалось, вся кровь ушла из тела жреца, так побелело его лицо.

— Как вы узнали об этом? — едва слышно прошептал он. Затем, не дожидаясь ответа, он резко метнул в голову Реса усыпанный драгоценностями крест. Дуайер ждал нападения и вовремя отскочил. Крест с силой воткнулся в стену за его спиной. Жрец тут же бросился к нему. Дуайер был готов к схватке, но такого бешеного напора не ожидал. Рес отступил назад и уперся в холодную каменную стену. Град ударов обрушился на него. Глаза Хольспа, казалось, сейчас выскочат из орбит.

Вдруг жрец отскочил к полке с книгами. Через мгновение в его руке блеснуло лезвие клинка.

— Оружие? В Храме? — возмутился Рес. — Вы преступили все законы, Хольсп!

Он оттолкнулся от стены, и они начали драться. Хольсп замахнулся клинком, но Дуайер успел перехватить руку и сжать запястье. Лезвие остановилось в дюйме от лица. Рес вывернул руку жреца, и клинок выпал из нее, со звоном ударившись об пол. Лицо жреца перекосилось то ли от боли, то ли от ярости, затем на нем появился страх.

— Я слышал ваш разговор с Императором, — сказал Рес. — Вы предали планету за десять процентов и должность проконсула.

Он поднял клинок.

— В Храме? — прохрипел Хольсп. — Вы убьете меня здесь, в Храме?

Дуайер засмеялся:

— Такая щепетильность украшает вас в последние мгновения. Но законы Храма запрещают убийство, только казнь является исключением.

— Нет, Рес!

— Вы можете обжаловать приговор у Императора, проконсул Хольсп, — зло сказал Дуайер и, не чувствуя никакой жалости, ударил в сердце жреца.

Рес ликовал, глядя на бездыханное тело жреца, но радость быстро прошла. Он просто казнил предателя.

Что же дальше?

Флот Империи уже в пути. Скоро он будет здесь, и тогда беды не миновать. Система будет уничтожена, и, следовательно, угаснут восстания на других планетах.

Дуайер в отчаянии подумал, что, если бы он не убил Хольспа и сдался имперским силам, планета уцелела бы. Но он тут же отбросил эту мысль. Должен же быть выход.

На досуге он попытается вспомнить все подробности своей жизни в Храме. Может, он зацепится за ниточку, ведущую к разгадке тайны Молота. Но пока необходимо заняться восстановлением порядка. И нужно рассказать народу о предательстве Верховного Жреца. Нельзя позволить, чтобы о нем думали как о герое.

— Тубар! Хельмет!

Дуайер позвал жрецов и прямо здесь, в зале Посвящения, над трупом Хольспа, начал рассказывать обо всем. Растерянные жрецы слушали, бросая частые взгляды на труп.

Когда Рес окончил рассказ, Тубар Фрин произнес:

— Я сомневался в том, что Хольсп знает тайну Молота, но народ поверил ему.

— Народ заблуждался, веря ему, — сказал Дуайер.

Хельмет заметил:

— Храм остался без Верховного Жреца, это недопустимо. Я считаю, что Дуайер должен занять место, незаконно захваченное Хольспом.

Дуайер обвел взглядом жрецов и послушников, пришедших вместе с ними. Все молчали.

— Я принимаю ваше предложение, — сказал он. — Мы должны провести обряд Посвящения.

Все молча направились в зал Верховного Жреца. Здесь старшие жрецы быстро совершили обряд, который возвел Реса Дуайера в сан Верховного Жреца.

Затем Рес, дрожа от волнения, поднялся на трон, где прежде сидел его отец. Перед тем как сесть, он сказал:

— Я принимаю на себя обязанности, которые возлагает на меня сан Верховного Жреца.

Рес сел — и тотчас же в его мозгу словно что-то щелкнуло, и яркая вспышка озарила все закоулки памяти. Разум прояснился, внезапный, ошеломляющий взрыв откровения снял блокаду с памяти. Он услышал тихие слова отца, звучавшие в его сознании: «В тот день, когда ты, сын мой, займешь место Верховного Жреца, твоя память откроет тебе тайну Молота Элдрина. Именно ты свергнешь власть Империи и освободишь Галактику от Императора».

Как только Рес коснулся подлокотника кресла, он понял, что такое Молот Элдрина и как им пользоваться, когда наступит нужный момент. Отец вложил знание в его мозг и заблокировал психоблокадой. Конечно же, Хольсп ничего не знал.

Дуайер снова встал:

— Нам поможет Молот. Я знаю его тайну. Время Молота пришло!

В ночном небе показались восемь ярких точек, светящихся под лучами Скопления.

Это был флот Империи — громадные боевые звездолеты с экипажами в сотни человек. Их мощные лучевые орудия могли за несколько часов уничтожить планету. Они кружили на постоянной орбите вокруг Элдрина, ожидая связи.

Дуайер разыскал аппаратуру, на которой Хольсп говорил с Империей, и вышел на связь.

— Здесь Нельгар Милло, командор флагмана эскадры Императора «Несравненный». Я имею предписание от Императора связаться с Лугуаром Хольспом, Верховным Жрецом Храма Солнц.

— Здесь Рес Дуайер, преемник Хольспа.

— Дуайер, вам известно, зачем мы здесь?

— Нет, командор.

В голосе командора появились ноты раздражения:

— Я должен забрать от вас группу зачинщиков восстания, как договорились с вашим предшественником. Разве вам не известно о нашем прибытии?

— Известно, — ответил Дуайер. — К вашему сведению, вам не придется затруднять себя посадкой эскадры. У нас нет людей, которых необходимо передать Империи. И вообще, я приказываю вам возвращаться в Империю. Там спокойнее.

— Вы?! Вы приказываете мне? Командору флота Его Величества? По какому праву?

— По праву силы, — сказал Дуайер. — Покиньте систему Элдрин, иначе я буду вынужден применить Молот!

Наступило молчание. Дуайер напряженно ждал, меряя комнату шагами. Он представлял, что сейчас творится на борту флагмана.

Прошло немного времени, но вполне достаточно, чтобы командор Милло мог связаться с Императором.

Наконец Милло ответил:

— Мы идем на посадку. Любые попытки препятствовать нам приведут к жертвам и разрушениям. Так приказал Император.

— Вы не сможете сесть, — предупредил Дуайер.

Он поднялся на стену Храма Солнц и подошел к древнему атомному орудию, которое много лет каждый день выкатывал на тележке. Рес слегка коснулся кнопки, и яркое пламя пучка частиц высокой энергии взметнулось вверх. Атомный снаряд ударился о защитный экран «Несравненного», которым звездолет мгновенно окутался, как только орудие выстрелило. Огненные брызги посыпались во все стороны, не причинив вреда кораблю. Эскадра продолжала опускаться и была уже на высоте тридцать тысяч футов.

Дуайер ждал. Из выносного устройства связи послышались бессвязные выкрики, а затем и голос командора:

— Дуайер, ты начал первым. Этот выстрел убил твою планету!

Эскадра развернулась из посадочного строя в боевой. Через оптические приборы было видно, как из люков кораблей высовывались стволы орудий.

Улыбаясь, Дуайер щелкнул выключателем на пульте. Секундой позже все небо окрасилось в ярко-красный цвет от потоков чудовищной энергии, извергаемой орудиями звездолетов. Миллиарды киловатт энергии обрушились на Элдрин. Но почти в тот же момент на высоте двух тысяч футов невидимый экран защиты отразил удар.

— Вы не можете заэкранировать всю планету! — хрипел в динамике голос командора. — Мы уничтожим вас!

Эскадра извергала потоки энергии. Дуайер наблюдал за сражением. Он уже ничем не мог помочь: все за него делала автоматика. Небо горело. Люди, дома, деревья — словом, весь Элдрин заалел от отраженного экраном огня звездолетов. Но все напрасно. Орудия имперских кораблей были бессильны против древней защиты Элдрина.

Дуайер сказал в микрофон:

— Командор, следите за последним кораблем в вашем строю, — и нажал кнопку на пульте управления огнем орудия. Старая атомная пушка слегка вздрогнула, и острый, как игла, пучок энергии проткнул небо. Экраны защиты восьмого, последнего в строю, звездолета ярко вспыхнули и, не выдержав перегрузки, исчезли. Пучок энергии прошил корабль насквозь и превратил его в огромный вытянутый факел. Вскоре пламя погасло…

— Его уже нет, командор, — крикнул Дуайер. — Остальные последуют за ним.

Рес посмотрел, куда упадут обломки подбитого корабля, и увидел, что все пространство перед Храмом заполнено людьми, стоящими на коленях. Видимо, заметив в небе корабли эскадры, они пришли чтобы помолиться в последний раз в своей жизни, а теперь, наблюдая за сражением, молились за победу. Иногда раздавались возгласы:

— Молот! Молот Элдрина! Наш Молот!

Вновь прозвучал голос командора Милло:

— Нет, этого не может быть! Наши экраны выдерживают любые виды энергии с любыми мощностями!

— Невозможно? — спросил Рес. — Следите за своим седьмым кораблем, командор.

Рес поймал корабль в перекрестье прицела и плавно нажал кнопку. Как учил его отец в прошлом. Как он вспомнил недавно. Седьмой звездолет начал закладывать вираж, пытаясь уйти от поражения, но автоматика древнего орудия уже не выпускала его из прицела. Легкое сотрясение, и пучок энергии ударил в бок корабля. Теперь защита вообще не могла противостоять удару. Яркий факел озарил огненно-красную башню Храма.

— Невероятно! — воскликнул Милло. — Удвойте энергию, — сказал он, видимо, своим офицерам.

Дуайер улыбнулся. Он прикоснулся к переключателю и перевел орудие на поражение. Теперь не нужно было следить за прицелом. Автоматика заработала, избавив человека от необходимости участвовать в уничтожении.

— Молот Элдрина. — Слезы текли по лицу Дуайера. — Он крушит корабли Империи!

Орудие содрогалось от выстрелов, и яркие вспышки огня разгорались в небесах.

— Орудие, пробивающее любые экраны, командор Милло, способное создать непреодолимый экран над всей планетой — это и есть наше оружие возмездия, наш Молот! — выкрикивал Дуайер. — Он ждал своего часа, и час настал! Пора сокрушить Империю!

— Дуайер! — донесся истошный вопль Милло. — Прекратите огонь! Я сдаюсь!

Рес нажал кнопку на пульте. Только один корабль Его Величества остался на поле боя — флагман «Несравненный».

— Я принимаю вашу капитуляцию, — сказал Рес. — Я приказываю вам вернуться на Дервон. Расскажите Императору, что произошло с его эскадрой, и пусть он знает: его час настал.

Командор не заставил себя долго ждать. Громада «Несравненного» легко взмыла вверх и, обратясь в блестящую точку, исчезла в небе.

Дуайер проводил его взглядом и повернулся к жрецам:

— Объявите по всей Галактике об этой победе. Пусть все планеты и народы узнают о начале новой эпохи. Власти Дервона пришел конец!

Рес замолчал, вытер пот со лба и улыбнулся. Молот сработал, он помог им победить. Старая атомная пушка была только футляром для той силы, которую содержал Молот.

Щит и меч. С их помощью Дуайер мог стать новым Императором, но он не хотел этого. Он должен дать свободу людям Галактики.

К нему подошел жрец:

— Сообщение с Дикрана от Блея Марша. Он шлет поздравления с победой и присоединяется к борьбе.

— Передайте ему мою благодарность, — сказал Дуайер.

Он подошел к краю стены. Внизу стояли тысячи людей.

— Скоро, — сказал он, — корабль, оснащенный нашим оружием, покинет Элдрин и устремится к Дервону, чтобы освободить Галактику от Императора. Империя рухнет, и на ее обломках возникнет десять тысяч независимых миров!

— Дуайер! — ревела толпа. — Молот! Дуайер! Молот!

Час настал.

Не очень приятно быть свидетелем гибели Империи, просуществовавшей три тысячелетия, но еще мучительнее быть последним Императором гибнущей Империи.

В эту ночь Дервон XIV сидел одиноко в своем роскошном тронном зале. Его министры давно уже были мертвы: мятеж проник и на эту планету.

Император смотрел на карту Галактики, где красными факелами отмечались области, захваченные повстанцами. Она вся пылала огнем. Пламя борьбы, зажженное на Дикране, охватило все системы, все миры Империи.

Дервон печально покачал головой. Империя с самого начала была обречена, но что все кончится именно так… Он понял: все его попытки сохранить Империю и привели к ее крушению.

Ему стало известно о восстании на Дикране. Более решительный Император, возможно, тотчас бы стер с галактических карт взбунтовавшуюся систему. Но Дервон избрал другой путь, более длинный. Он боялся подавить мятеж силой. Сотворить такое злодеяние — вся Галактика может восстать. Он промедлил и позволил Элдрину начать раньше. Теперь восстали все. И ничто не спасет Империю. Она рухнула под собственной тяжестью, умерла естественной смертью.

Император грустно смотрел на зажатую в руке гироигрушку. Издалека доносились звуки повторяющихся тяжелых ударов.

«Молот», — подумал он. Последние сражающиеся защитники убежища погибли в огне. Экраны не выдерживали молний орудия. Горько улыбаясь, умирающий Император умершей Империи смотрел на нежные узоры, сверкающие внутри игрушки. Вздохнув, он застыл в ожидании конца, который приближался с каждым новым ударом Молота, отдающимся эхом в его затухающем сознании.


Избранные произведения. II

Плата за смерть

Глава 1

Макинтайр остановился на перекрестке бульвара Линкольна и улицы Джефферсона, оглядываясь по сторонам, ибо боялся попасться на глаза Правоверным. Дул северный ветер. Прошел всего час после захода солнца, и на тусклом сумеречном небе показались две луны.

Его взгляд непроизвольно задержался на табличке с названием улицы. Аккуратные желтые буквы гласили: «Авеню Независимости».

Макинтайр все еще думал о ней как об улице Джефферсона, хотя прошло почти два года после отделения от Земли.

Севернее, на расстоянии в полквартала, появился человек, закутанный в серое, с раскачивающимся фонарем в руках, которым он освещал себе дорогу в сгустившейся тьме. Макинтайр узнал в нем одного из Правоверных Ламли, вышедшего на поиски врагов государства. Макинтайр с горечью глядел на этого большого неуклюжего человека, приближающегося к нему, затем, вдруг сообразив, что стоять на месте опасно, поспешил по улице, которую он все еще продолжал называть улицей Джефферсона.

Он двигался быстро и бесшумно. Он привык к этому, привык к бегству. Жизнь была нелегкой эти два последних года после декрета об Отделении. Макинтайр и сам удивлялся тогда, что он остался верен родной планете. В последующие два года он удивлялся тому, что ему удается скрываться от гонений Ламли на Лоялистов, которых становилось все меньше.

Он достиг переулка между домами 322 и 324, оглянулся еще раз, чтобы убедиться, что путь свободен, нырнул в переулок, перелез через невысокую изгородь, пробрался на цыпочках через затоптанный садик на заднем дворе и проскользнул в показавшийся проем в цоколе дома. В тот же миг дверь за ним закрылась, и послышался знакомый голос:

— Мы беспокоились о тебе. Ты опоздал на полчаса.

— Ничего не мог сделать, — сказал Макинтайр.

Он охрип, а потому налил себе стакан воды из крана, расположенного в углу. Его окружали знакомые лица девятерых испуганных людей. Все последние Лоялисты, оставшиеся в Мэйнард-Сити.

«Как мало нас осталось, — подумал Макинтайр. — И стоит ли это всей беготни и секретности?»

Это была очень странная группа, эти жалкие остатки партии Лоялистов. Норман Мэйнард, прапраправнук человека, открывшего эту планету. Похожий на крысу человечек с язвой, Вителло, прежде был драматургом, а теперь напоминал каменотеса. Кристи, некогда профессор земной истории в Мэйнардском университете, влюбленный в свои собственные учебники и неспособный отречься от родной планеты. Брайсон. Халлерт. Беглецы.

— Ну? — спросил Мэйнард. — Так что же вы обнаружили? Это правда?

Макинтайр кивнул:

— Я видел листовку. Она расклеена на столбах в дюжине мест в центре города. Все, о чем в ней говорится, правда.

Он пересек комнату и сел на старый поломанный диван.

— Там было написано, что каждый гражданин свободной планеты Мэйнард должен постоянно носить при себе удостоверение о том, что он присягнул на верность Республике. Тот, кто не присягнул, лишается гражданства. А в самом низу приписано, что на время чрезвычайного положения суд присяжных отменяется и всем, кто не имеет гражданства, автоматически выносится смертный приговор. — Макинтайр закатил глаза. — Вот и все. Либо доставайте удостоверения, либо готовьтесь к бегству, и побыстрее.

В комнате наступила тишина. Наконец Вителло сказал:

— Что же нам делать?

— А что, по вашему мнению, нужно делать? — спросил Халлерт, худощавый человек с водянистыми глазами. Когда-то он был министром внешних сношений с другими мирами в последнем правительстве Лоялистов. — Либо мы идем в участок и присягаем на верность, либо остаемся здесь и ждем, пока нас не накроют. Долго ждать не придется. В любом случае все предельно просто.

— Мы могли бы позвонить Риттерхейму и принять его предложение, — заявил Кристи.

Девять пар глаз устремились на бывшего профессора земной истории. Макинтайр почувствовал, как задергалась его щека. Он давно уже сам подумывал об этом, с тех самых пор, как увидел листовки, расклеенные на площади Правительства. Риттерхейм был их единственной надеждой, единственной возможностью. Но если бы они приняли предложение Риттерхейма, им пришлось бы столкнуться лицом к лицу с целым рядом горьких истин, и смотреть правде в лицо было бы нелегко.

Макинтайр вспомнил (неужели прошло всего три дня?), как радиопередатчик, стоящий в углу их убежища, ожил, приняв сигнал из космоса. Брайсон, техник-электронщик, сконструировавший передатчик еще тогда, когда только шли разговоры о переводе Лоялистов и, следовательно, нужна была связь с разрозненными группами беженцев, бросился к нему.

Сигнал пришел по подпространству с планеты Хэксли, верной Лоялистам, которая наотрез отказалась участвовать в восстании. Их вызывал Чарльз Риттерхейм, министр иностранных дел Хэксли. Ему стало известно, что правительство сепаратистов на Мэйнарде собиралось опубликовать декларацию о смертной казни для лиц, не принявших гражданства. Он спрашивал, не желают ли оставшиеся спастись бегством на Хэксли и просить там убежища?

— А как мы туда доберемся? — спросил Брайсон.

— Наш звездолет готов сейчас же отправиться к Мэйнарду, — сказал Риттерхейм. — Торговый корабль. Мы сядем в космопорту Дилларда девятнадцатого числа этого месяца. Если в этом районе окажется примерно дюжина Лоялистов, мы будем ждать.

— Но до Дилларда три тысячи миль. Не могли бы вы совершить посадку поближе? Опасности перехода через континент…

— Прошу прощения, но корабль зарегистрирован в Дилларде. Поэтому посадка в любом другом месте будет рассматриваться правительством Мэйнарда как начало агрессии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что же, будет ваша группа в Дилларде девятнадцатого?

— Не знаю… Есть так много серьезных обстоятельств…

— Очень хорошо, — произнес уже несколько холоднее Риттерхейм. — Подумайте. Мы сделали вам предложение, и оно рационально. Если оно вас заинтересует, свяжитесь со мной через неделю, или забудьте об этом.

Глава 2

Брайсон передал им этот разговор. Два дня и две ночи группа размышляла над этим предложением, чисто теоретически, конечно, поскольку еще не было официального сообщения о смертной казни для Лоялистов. Наконец Макинтайр вызвался покинуть убежище и попытаться разведать, как на самом деле обстоит дело.

Оказалось, что смертная казнь уже принята официально.

Число возможных выходов из их положения резко сократилось.

Они могли отбросить остатки лояльности по отношению к Земле, признать, что правительство Ламли является законным, контролирует Мэйнард, и присягнуть ему на верность. Из тридцати миллионов обитателей Мэйнарда так поступили почти все, кроме сотни-другой. Ламли обещал немедленную амнистию всем вероотступникам, как только они присягнут на верность.

Возможна и противоположная позиция, а это значит оставаться в подполье, тайком составлять и распространять листовки, призывать к борьбе и организовывать саботаж, взывать к возвращению в Федерацию Земли. Но это был путь мучеников.

Риттерхейм предложил легкий и одновременно опасный путь. Они могут получить убежище на Хэксли и там дожидаться неизбежного краха правительства Ламли, когда Земля уничтожит его.

Дискуссия продолжалась непрерывно с начала переговоров с Хэксли. Макинтайр молча следил за ней, испытывая любопытное чувство отстранения от самого себя. Он разминал пальцы. Ему очень хотелось изобразить их, группу непокоренных, в скульптуре, их искания и противоречия, чувства страха и замешательства, которые переживали его товарищи. Но прошло более года с тех пор, как он в последний раз лепил. В эту смутную пору поэты, художники, скульпторы были не нужны.

Само собой разумелось, что никто из них не примет веры Ламли. Они были так глубоко вовлечены в движение Сопротивления режиму, что для них уже не было возврата.

Но и принять предложение с Хэксли было тоже непросто. Макинтайр слышал, что один за другим говорили его товарищи: бегство — проявление трусости, наша работа требует того, чтобы мы остались здесь и боролись на месте, этим мы предаем наши идеалы…

В конце концов Макинтайр устал от этого. Стараясь не повышать голос, он впервые за несколько дней заговорил:

— Господа, можно мне сказать?

Все притихли.

— Друзья, мы уже три дня обсуждаем этот вопрос. По крайней мере, вы это делаете, я только слушаю. Но сейчас скажу я. Преобладает, как мне кажется, мнение, что нам следует отвергнуть предложение Риттерхейма, остаться здесь и достойно принять смерть, как только власти обнаружат нас. Вы, Халлерт, и вы, Мэйнард, — вы выступаете за то, чтобы мы стали мучениками, не так ли? Вы полагаете, что это благородно. Не возражаете, если я скажу начистоту, что у вас на самом деле на уме…

— Валяйте, Макинтайр, — грубо прервал его Мэйнард. — Если вы точно знаете…

— Я ничего не знаю. Послушайте. — Макинтайр сжал ладони. — Вы ратуете за путь мучеников потому, что это самый легкий путь и самый простой выход из положения. Мы не можем отступать, мы зашли слишком далеко, чтобы поменять убеждения и принести присягу на верность правительству Ламли. Это звучит парадоксально, но как раз присяга требует настоящей смелости, такой, которой ни у кого из нас нет. Смелости признать, что, возможно, мы все время заблуждались.

— Вы полагаете, Том, что Ламли прав, а мы — нет? — вмешался Кристи.

— Конечно, нет. Я такой же твердый приверженец Земли, как и любой из вас. Я хочу лишь сказать, что никто из нас, и я в том числе, никогда не набрались бы духу признать, что Ламли прав, даже если б начали так думать. Поэтому только один путь считается правильным — остаться в живых и продолжать борьбу. Вы же хотите остаться здесь и со славой великомучеников войти в газовую камеру! Как чертовски смело!

Макинтайр с горечью взглянул на ошеломленные лица и почувствовал, как поток возбуждения захлестывает его. Он никогда прежде не говорил так, никогда не ощущал возбуждения, потребности вскочить на ноги и сказать людям, что скрывается за их внешним обличьем.

Только сейчас ставкой была его жизнь, его и всех остальных — и он не собирался легко отказываться от нее.

— Вы понимаете, почему вам так не терпится, чтобы Ламли казнил вас? — спросил он. — Совсем не потому, что усматриваете в этом свое предназначение здесь, на Мэйнарде. Нет. Газовая камера — это простейший выход, благородный выход из положения. Это конец борьбы, и это достойный хвалы конец в глазах других. Это только один из способов отказаться от дальнейшей борьбы.

Поэтому вы и хотите отвергнуть предложение Риттерхейма. Ответьте мне: предположим, Риттерхейм предложил бы посадить звездолет здесь, рядом с убежищем, и забрал бы нас всех на Хэксли. Тогда бы вы отказались от его предложения? Черта с два! Вы бы так быстро карабкались на борт, что…

Халлерт побледнел. Казалось, он сейчас взорвется. Макинтайр встал и продолжил:

— Я уже почти все сказал. Еще два слова. Причина, по которой вы все отвергаете его предложение, и я тоже, я это чувствую, — это то, что вам не хочется покидать этот уютный подвал, пока вас не схватят. Вы прекрасно понимаете, что до космопорта Дилларда тысячи миль, и вы дьявольски боитесь совершить переход до него. Нужно огромное мужество, чтобы пересечь полконтинента, даже если это единственный способ бегства.

Он сел и взглянул на пальцы. Они предательски дрожали. Никто долгое время не пытался нарушить тишину. Через некоторое время Макинтайр окликнул всех взглядом. Молчание продолжалось.

— Я считаю, что ваше молчание говорит о вашем согласии со мной. Да, я такой же, как и вы, и могу понять, что творится в ваших умах. Я открыто сказал об этом.

— Вы знаете, что мы не переживем этого похода, — с упреком произнес Вителло. — Мы очень мягкие, Том. Мы не можем убивать людей. Так же, как и не умеем складно врать. Мы не умеем дать сдачи и постоять за себя. Мы не пройдем и десяти миль, как нас обнаружат. Так не лучше ли остаться здесь и провести остаток жизни, распространяя листовки и организовывая мелкий саботаж, чем найти верную смерть на пути в Диллард?

— Мы сможем совершить переход, — возразил Макинтайр. — Даже такая компания таких идиотов, как мы. Нам нужен лишь надежный проводник. Кто-то, кто смог бы охранять нас и вести к цели. Он должен быть достаточно сильным.

— Вы предлагаете себя? — спросил Брайсон.

Макинтайр от неожиданности заморгал.

— Вы смеетесь? Я ничуть не тверже любого из вас. Нет. Но у меня есть на примете такой человек. Его имя Уоллес. Он проведет нас в Диллард и сделает так, что мы останемся живыми.

Легко уязвимый Вителло неодобрительно сморщился:

— Вы имеете в виду наемника?

Макинтайр кивнул:

— Можете называть его так, если вам нравится. Этот человек не из приятных. За деньги он сделает все, и мы будем там! Кто-нибудь согласен на это?

Глава 3

Во второй раз за этот день Макинтайр покидал убежище, но сейчас он должен был разыскать Уоллеса и предложить ему сделку.

Сначала его встречали неприветливо, да и сам Макинтайр не хотел раскрывать суть дела незнакомым людям. Большинству из них было известно имя Уоллеса и дела, которыми он зарабатывал себе на жизнь. Он был контрабандистом, вольным наемником, которых стало немало за три столетия существования Мэйнарда в качестве земной колонии. У него была репутация человека, способного на все. Он мог провернуть любое дело, конечно, за соответствующую плату.

Однако Макинтайр, сумев одержать победу над собой, убедил своих друзей, что они смогут спастись, лишь наняв Уоллеса. Они были обречены, если бы остались в Мэйнард-Сити, и, конечно же, им никогда не добраться до Дилларда, рассчитывая только на свои силы. Уоллес давал им надежду на спасение.

Макинтайр отправился в северную часть города, в бар, где Уоллес проводил большую часть своего свободного времени. На небе взошли три луны Мэйнарда, и на улицах было светло, что совсем не устраивало Макинтайра. У него пересохло в горле. За его голову назначили солидное вознаграждение — сто долларов, и любой, узнавший его, мог выдать его Правоверным.

У дверей бара он остановился, пытаясь разглядеть через пыльное стекло, что там внутри. Он различил фигуру Уоллеса, который сидел один в дальнем углу. Макинтайр подошел к двери, пересек полоску света, протянувшуюся поперек входа, фотоэлементы сработали, и дверь с мелодичным звоном открылась. Он вошел.

Ему показалось, что с его появлением гул разговоров немного стих. Какое-то мгновение не было слышно ни звука, кроме хриплого завывания музыкального автомата, затем прерванные разговоры возобновились. Макинтайр стал пробираться к дальнему углу бара, поближе к Уоллесу.

— Можно присесть к вам? — спросил он.

Уоллес взглянул на него. Это был широколицый мужчина с пышной бородой, глубоко сидящими глазами и толстым, слегка приплюснутым носом. Багровый шрам пересекал его левую щеку, начинаясь от самой скулы и заканчиваясь у переносицы.

— У вас, должно быть, есть для этого важная причина? — прорычал Уоллес.

— Да, — Макинтайр присел на краешек кресла. — Вы знаете, кто я?

— Я знаю о ваших политических убеждениях, дружок, а не ваше имя. Оно мне ни к чему. Что вы будете пить?

— Пиво, — ответил Макинтайр.

Уоллес заказал пиво. Макинтайр пристально взглянул в лицо соседа.

— Мое имя — Том Макинтайр, — медленно проговорил он. — Это может дать вам сто долларов без особенных трудностей, стоит только зайти в участок и сказать два слова Правоверным.

— Я уже все взвесил, мистер Макинтайр. Я еще не знаю, чего вы от меня хотите, но уверен, что это будет стоить побольше, чем награда за вашу голову.

— Именно так. — Макинтайр сделал большой глоток.

Пиво было холодным, густым и крепким.

— У меня есть работа для вас. Она заключается в том, чтобы вы стали проводником для десяти человек. Все они Лоялисты. Нам нужно быть в Диллардском космопорте девятнадцатого числа этого месяца.

Уоллес кивнул.

— До Дилларда три тысячи миль, а сегодня уже восьмое.

— У нас еще уйма времени, если мы двинемся немедленно, — сказал Макинтайр. — Вас заинтересовало наше предложение?

— Возможно.

— Сколько вы хотите?

Улыбнувшись, контрабандист ответил:

— За тысячу долларов я могу выдать вас Правоверным. Значит, вам нужно с лихвой перекрыть эту сумму.

Макинтайр облизнул губы.

— Две с половиной тысячи — это все, что мы сможем собрать. Вас устраивает?

— Наличными?

— Наличными. Тысяча — прямо сейчас, остальные полторы — после благополучного и своевременного прибытия в Диллард. Я говорю о настоящих деньгах, галактических долларах, а не о бумажках Ламли.

Уоллес задумался. Он стал разминать толстые, похожие на обрубки пальцы, затем закашлял и хмуро взглянул на Макинтайра:

— Я точно не уверен, стоит ли мне впутываться в политику, а особенно в дела Лоялистов. А, кстати, зачем вам нужен проводник в Диллард, вы что, дороги не знаете?

Макинтайр покраснел, ощутив, как загорелись его щеки. С усилием он выдавил из себя:

— Мы не уверены, что сможем добраться туда сами. Это очень опасно. Мы же люди сугубо мирные. Мы… — Он запнулся, услышав за спиной голоса.

— Это Макинтайр, — сказал кто-то сзади пьяным голосом. — Приятель, сходи, глянь, нет ли поблизости Правоверного. Деньги пополам.

Макинтайр привстал, но Уоллес стремительно поймал его за запястье и усадил на место. В другой руке контрабандиста сверкнул маленький иглопистолет. Уоллес тихо сказал:

— А ну-ка присядь, милейший, и оставь Правоверных в покое. Ты можешь совершить роковую ошибку. Имя этого человека совсем не Макинтайр. Это Смит. Теодор Смит, и он мой друг.

Доносчик бросил быстрый взгляд на Уоллеса и исчез, прихватив с собой пьяного приятеля.

Уоллес сдержанно улыбнулся Макинтайру:

— Нельзя давать этим грубиянам садиться на шею, мистер… э… Смит. Я представляю себе, как людей вашего круга выводят из себя такие разговоры. — Он свирепо улыбнулся. — Но вернемся к нашим баранам, как говорится. Тысяча сейчас и полторы потом? О’кей, я согласен. Это будет, видимо, чертовски забавным путешествием.

Глава 4

Они тронулись в путь до восхода солнца, когда было еще пасмурно и холодно, после того, как Брайсон связался с Хэксли и передал Риттерхейму, что они принимают его предложение.

В это предрассветное время луны зашли, а солнце еще не появилось, и только призрачный бледный свет тускло озарял умытые ночным дождем улицы Мэйнард-Сити.

В душе Макинтайра слабо шевельнулось сожаление, когда маленький отряд двинулся в путь. Впереди группы шел Уоллес своей крадущейся, кошачьей походкой человека, привыкшего к опасности. В его карманах лежали купюры, каждая по десять золотых десяток — всего тысяча настоящих долларов. Еще полторы тысячи ожидали его в Дилларде.

«Мы до того опустились, что пришлось воспользоваться услугами такого человека, как Уоллес, — подумал Макинтайр. — Контрабандиста, человека со змеиными принципами и мышцами гориллы». Это сейчас было гораздо важнее, чем что-то другое. Но он здесь, и жизнь его всецело зависит от умения и ловкости этого проходимца.

Все это было частью образа жизни, начавшегося после того, как Клод Ламли впервые появился на политической арене Мэйнарда. До этого все было в порядке. Мэйнард был одним из восьмидесяти шести населенных миров, разбросанных по всей Галактике. Условия жизни на нем совпадали с земными с точностью до двух знаков. На Мэйнарде обитало тридцать миллионов переселенцев с Земли. И пока не появился Ламли, планета безоговорочно подчинялась земной Федерации.

Узы, связывавшие их с Землей, были не очень крепкими. Федерация требовала, чтобы на каждой колонии находился Резидент-Советник, который помогал бы правительству планеты, чтобы небольшая, чисто символическая плата выплачивалась бы Земле за аренду планеты ежегодно, чтобы колония чуть-чуть уважала Землю как столицу Федерации и как прародительницу.

Одно время отношения колоний с Землей были важны для нее, но проходили столетия, колонии развивались, становились экономически независимыми, а сама Земля уже не нуждалась в отдельных видах продукции с колоний. Связь с Землей становилась все более слабой и призрачной, постепенно превращаясь лишь в символ благодарности тому миру, который впервые послал своих людей в дальние галактические миры.

Символ этот любили все. Никто не ругал налог, никто не возражал против Резидента-Советника, так как он выполнял лишь представительские функции. Народы планет-колоний поддерживали теплую и приятную видимость подчиненности родной планете. И это считалось само собой разумеющимся.

Но только не для Ламли.

Честолюбивый молодой политический деятель стал канцлером Мэйнарда после резкой перемены взглядов избирателей и вскоре провозгласил, что он намерен прекратить выплачивать налог Земле и вообще прервать всяческие с ней отношения.

Хэмфри — Резидент-Советник — стал возражать против этого, делая упор на старые традиции, но Ламли приказал ему убраться на Землю, обвинив его в грубом вмешательстве в дела Мэйнарда, затрагивающем его суверенитет. После этого Ламли провозгласил планету свободным миром, не подчиненным Земле. Еще дальше он пошел, издав свой декрет об Отделении, где изложил принципы своей политики, делая упор на потенциальную опасность связи с Землей и на то, что ее необходимо прервать.

Жители планеты бурно запротестовали против этого, но были и голоса, которые поддержали Ламли. Их оказалось на удивление много. Постепенно общественное мнение все больше склонялось на сторону Ламли. Сама же Земля никак не отреагировала на эти действия Мэйнарда, и тогда почти все жители планеты восприняли это молчание как подтверждение правоты Ламли. Ламли победил.

Но были и те, кто возражал до конца. Художники, скульпторы, поэты и музыканты — люди искусства, в большинстве своем спокойные и добрые, которые ценили старые традиции и вовсе не хотели забывать их. Они провозгласили, что будут по-прежнему преданны Земле, и потребовали, чтобы Ламли отменил свой декрет.

Вполне естественно, что Ламли усмотрел в этих протестах прямые нападки на свой режим. Он затеял кампанию за всеобщее одобрение проекта декрета и, когда более трех пятых населения проголосовали за него и принесли присягу правительству, он издал свой первый антилоялистский закон.

Публичная защита идеи восстановления связи с Землей наказывалась штрафом в размере пятисот долларов либо месячным тюремным заключением. Большинство Лоялистов, которые еще колебались, после этого, уступая нажиму властей, дали клятву, другие продолжали открыто выступать и попали в тюрьму, однако это не помешало им сохранить свои убеждения.

Постепенно законы становились все более суровыми, и число приверженцев Земли стало быстро уменьшаться. Через два года после прихода к власти Ламли узаконил смертную казнь для Лоялистов, но к тому времени на Мэйнарде их осталось всего несколько сотен, да и те скрывались в подполье.

И вот теперь наступила последняя стадия, подумал Макинтайр. Последняя горстка лоялистов из столицы планеты, Мэйнард-Сити, отчаявшись, спасается бегством на другую планету, и при этом их безопасность обеспечивает человек с сомнительной репутацией, который смеется над их принципами и цинично подсчитывает, сколько бы он получил, если бы сдал их Правоверным. Макинтайр был уверен, что если бы сальдо было не в их пользу, то Уоллес предал бы их.

Он вытер капли дождя с лица и бровей и посмотрел вперед. Уоллес вел их по старой набережной, по которой через Южный мост они должны были выйти из города. Он был крупным мужчиной, этот Уоллес, широкоплечим, мускулистым, Макинтайр видел, что он даже, возможно, на дюйм выше Уоллеса и на пару фунтов тяжелее. Но он был крупнее только с виду, и в этом заключалась вся загвоздка.

Но ведь Уоллесу было легче. Его не давила тяжесть сомнений, морали, мучительных размышлений. И именно потому, с налетом горечи подумал Макинтайр, Уоллес ведет отряд, а не он сам.

Диллард, лежавший на три тысячи миль юго-восточнее, был вторым по величине городом планеты. Столица располагалась в сердце обширной западной равнины Первого материка, а Диллард находился среди плодородных возделанных земель по другую сторону высокого горного хребта, перерезавшего материк.

Каждый день из космопорта Дилларда в Мэйнард-Сити летали турболеты, но для Лоялистов этот путь был равносилен смерти. Документы всех пассажиров, удостоверяющие их политическую благонадежность, тщательно проверялись.

Макинтайру и его товарищам оставался лишь переход пешком. Уоллес планировал, что они будут идти по ночам, и разработал график, по которому он должен привести группу в Диллард девятнадцатого, прямо ко времени посадки на звездолет с Хэксли. Они будут пользоваться то одним, то другим попутным транспортом, выдавать себя за других людей и с помощью Уоллеса ложью и взятками проложат себе путь через материк.

Без него они ни за что бы не смогли добраться до места. Макинтайр со злостью посмотрел на широкую спину Уоллеса и ускорил шаг.

Глава 5

Согласно графику они должны были пройти пешком через Южный мост и попасть за город. В это время они вряд ли наткнутся на охрану. Они двигались молча под непрекращающимся дождем, миновали мост и углубились в бурые поля, которые далеко простирались на юго-восток от столицы.

— Порядок, — прохрипел Уоллес. — Теперь придется попотеть. — Он указал пальцем на быстрое течение реки Стиннис. — Мы пройдем четыре мили вдоль реки и сядем там на речной пароход в городишке на излучине Стинниса. Оттуда вверх по реке до Коллинз-Форта, а затем по суше на юг двенадцать миль. Вы должны хорошенько запомнить, что вы солдаты-наемники, идете на восток в поисках работы в провинции Диллард, а остальное предоставьте мне.

Мысль изображать из себя бродячего солдата-наемника позабавила Макинтайра как непроизвольная грубая шутка. Десять лет назад он был одним из руководителей пацифистского движения в расположенном в горах городке Холлистере. Тогда они подписывали воззвания, печатали страстные памфлеты и поднимали много шума, требуя распустить постоянную армию, которую содержало правительство Мэйнарда.

Через некоторое время они потеряли интерес к этому движению. Макинтайр, стремясь преуспеть в качестве скульптора, переехал в Мэйнард-Сити изучать это искусство в мастерской недавно прилетевшего с Земли знаменитого мастера. И вот через десять лет бывший пацифист стал солдатом-наемником для того, чтобы спасти свою собственную шкуру.

В деревушке Лестер Фолз они поднялись на борт маленького почтового суденышка, которое шло вверх по течению Стинниса на восток.

Когда Макинтайр стал у леера, глядя вниз, на стремительно бегущую воду, к нему подошел Халлерт. Маленький человечек с водянистыми глазами казался испуганным насмерть; он все время молчал во время перехода.

— Как ваш желудок? — спросил Макинтайр.

— Пока держусь. Как вы думаете, будут какие-нибудь затруднения?

— Какого рода затруднения вы себе представляете?

— Я имею в виду Правоверных, — прошептал Халлерт. — Я видел, как Уоллес говорил с кем-то в армейской форме.

— Ну и что? Вероятно, кто-то из его дружков.

— Мне это не нравится. А если он выдаст нас? Он ведь уже получил тысячу наших денег, и если выдаст, то получит еще тысячу от Правоверных.

Макинтайр сердито огрызнулся:

— Ваши домыслы не стоят и ломаного гроша, Халлерт! Если вы полагаете, что Уоллес собирается нас предать, то прыгайте за борт и продолжайте путь в одиночку.

— Вы же знаете, что я не смогу этого сделать.

— Тогда помалкивайте, — раздраженно сказал Макинтайр. — Мы платим Уоллесу за работу, и поэтому должны допускать, что он заслуживает доверия. Во всяком случае, процентов на пятьдесят.

Прибыв в шахтерский поселок Коллинз-Форт, они остановились на ночлег в дешевой гостинице с ободранными стенами, где их встретил мрачный портье. Это была гостиница для наемников. Все втиснулись в две тесные, пропитанные жуткими запахами комнатенки. Макинтайр не мог заснуть всю первую половину ночи, лежал с открытыми глазами, прислушиваясь к хриплому, безудержному хохоту, доносившемуся снизу.

Едва только он сомкнул веки, как Уоллес разбудил его толчком под ребра. Уже светало. Их проводник был грязен, от него несло алкоголем.

— Мы сейчас же уходим. В семь отправляется поезд на юг, — сказал он и бросил на Макинтайра полунасмешливый-полупрезрительный взгляд. — Вы солдат, поэтому немедленно поднимайтесь.

— У нас есть время хотя бы умыться?

— Умываются на «гражданке». А чем больше грязи и щетины на ваших прелестных лицах, тем вероятнее, что вас никто не узнает. Вставайте!

Станция монорельсовой дороги находилась на окраине городка, в получасе ходьбы от гостиницы. Ежась от утренней сырости и от сознания, что он грязен и неряшлив, Макинтайр вместе с товарищами поспешно вышел на дорогу. Он притронулся к щекам: на них отросла жесткая щетина. В первый раз за всю жизнь он не побрился, и это очень раздражало его.

Когда они подошли к станции, солнце уже поднялось над горизонтом. У зева трубы монорельса выстроилась длинная очередь за билетами. Очевидно, поезда нечасто ходят отсюда в сторону равнины. В очереди, как заметил Макинтайр, стояли несколько человек в армейской форме.

Он слегка подтолкнул локтем Уоллеса:

— Правоверные.

— Я вижу. Ну и что?

— Вы не боитесь, я имею в виду, они могут… — Макинтайр умолк, теряя самообладание.

— Они ничего не сделают, если вы сами не выдадите себя, — рассердился Уоллес. — Держитесь спокойнее, естественнее, как ни в чем не бывало, и не забывайте, кто вы, если кто-то начнет расспрашивать.

Они встали в очередь. Билеты стоили двадцать центов. Макинтайр вытащил из кармана один из оставшихся у него долларов и стал лениво крутить его в руках, иногда подбрасывая вверх. До прихода ко власти Ламли он был весьма богатым человеком, сейчас же, после уплаты Уоллесу, у него оставалось шестьдесят долларов и немного мелочи.

Вдруг он заметил знакомое лицо в очереди, немного впереди. Это был Рой Чартерс, невысокий хвастливый человек, ярый Лоялист, в прошлом меценат, который щедро финансировал художников.

Теперь Чартерс выглядел жалким нечесаным оборванцем. Прошло больше года с тех пор, как Макинтайр в последний раз видел его. Он поднял руку, помахал ею и уже собирался было окликнуть Чартерса, но в то же мгновение стальные клещи Уоллеса обхватили его запястье и ногти больно вонзились в кожу.

— Вы что задумали? — прошипел контрабандист, неистовствуя. — Вы хотите завалить дело?

— Я увидел знакомого, — смутился Макинтайр и взглянул на своих товарищей. — Это Рой Чартерс, — сказал он Вителло, — он стоит впереди.

— Кто такой? — грубо спросил Уоллес.

Макинтайр кратко объяснил. Уоллес нахмурился:

— Лоялист, да? Покажите мне его!

Макинтайр указал на человека, стоящего впереди.

Уоллес проследил за движением его руки и кивнул.

— О’кей! Держитесь подальше от него. Нам ни к чему неприятности, и мне нужно честно отработать доллары.

Макинтайр сердито пожал плечами и отвернулся. Очередь двигалось медленно, но вот и он оказался возле кассы, сказал о пункте назначения, взял билет и восемьдесят центов сдачи и поплелся внутрь станции к единственному рельсу, где через десять минут должен был показаться летящий ракетой поезд. На перроне он заметил небольшую группу Правоверных в серых армейских мундирах, на которых поблескивали знаки отличия. Особая полиция Ламли, ярые фанатики строя.

Правоверные вошли в тот же вагон, что и беглецы. В вагоне было человек восемьдесят-девяносто, и не было причин предполагать, что их преследуют. Уоллес казался беззаботным. Он уютно свернулся в углу купе, вынул карманный ножик и принялся строгать деревяшку, напевая какую-то песенку. Макинтайр задумчиво глядел в окно, Брайсон и Вителло затеяли спор о девушках, которых они видели в Коллинз-Форте, Халлерт и Мэйнард играли в карты. Все это выглядело вполне естественно: группа грязных небритых людей, бродячих солдат-наемников, едущих в поисках работы. Макинтайр поймал в оконном стекле отражение Правоверных, расположившихся напротив. Те не выказывали особого интереса к их группе.

Мигнул предупреждающий сигнал, прозвучал гудок, извещающий об отправлении, и поезд резко рванулся вперед, отцепившись от перрона станции Коллинз-Форт. Они направлялись в Абрамвилль, расположенный в двадцати милях южнее на северном берегу реки Хастингс, и должны были прибыть туда через восемь минут.

Несмотря на присутствие Правоверных, казалось, что поездка будет спокойной. Но внезапно дверь переходного тамбура распахнулась, и из соседнего вагона вошел маленький круглый человечек. Макинтайр похолодел. Это был Рой Чартерс. Он остановился в передней части вагона, как бы выискивая кого-то. Затем взгляд его остановился на Макинтайре, он улыбнулся, лицо его посветлело, он поднял руку и начал что-то говорить.

Но стоило ему произнести первое слово, Уоллес вскочил на ноги, разбрасывая стружки, и пробежал по вагону к Чартерсу. Притворившись подвыпившим весельчаком, он обхватил Чартерса рукой и так хлопнул его по груди, что у бедняги вышибло все, что он хотел сказать.

Макинтайр увидел, как от удивления Чартерс широко раскрыл глаза, и услышал громкий голос Уоллеса:

— Да это же не кто иной, как старина Джо Тейлор! Я не видел его с тех самых пор, как мы расстались в Пальмерстоне! Пошли к ребятам, они будут рады!

Чартерс стал мертвенно бледным. Он попробовал было вырываться, пятясь назад к тамбуру, но этот номер у него не прошел. Стальные тиски рук Уоллеса не позволили сделать это.

Макинтайр заметил, что Правоверные наблюдали за происходящим с нескрываемым интересом.

Тогда Чартерс стал протестовать:

— Боюсь, что вы ошиблись. Меня зовут не…

Его слабый голос утонул в пьяной песне, которую затянул Уоллес. Затем он протащил Чартерса через весь вагон к противоположному выходу. Когда они проходили мимо их группы, Макинтайр услышал, как Чартерс бормочет:

— Если вы не отпустите меня, мне придется обратиться к…

Они вышли из вагона, и Макинтайр успел заметить, что Уоллес рванул дверь туалета, расположенного перед тамбуром. Прошла минута, две… Из-за закрытой двери доносилось пьяное пение Уоллеса. Правоверные отвернулись, утратив к этой сцене всякий интерес. Макинтайр и его товарищи вернулись к прерванным занятиям.

Прошло еще несколько минут, и поезд с ревом влетел на станцию Абрамвилль. Ни Чартерс, ни Уоллес не выходили из туалета. Макинтайр в нетерпении барабанил пальцами по оконной раме, пытаясь представить, что происходит в туалете.

Вагон мягко затормозил, и вскоре двери распахнулись. Поезд стоял у перрона. Пассажиры из Абрамвилля хлынули в вагон. Макинтайр заметил, что Правоверные остались на месте. И решил действовать. Пожав плечами, он сказал немного грубоватым голосом; он вообще теперь старался так говорить:

— Эти ребята должны были выходить в Абрамвилле. Пойду гляну, что они там задерживаются.

Но этого не потребовалось. Появился Уоллес и жестом показал, что нужно выходить. Они сделали это как раз вовремя. Халлерт выходил последним, и как только он ступил на перрон, поезд рванулся с места и, набирая скорость, помчался дальше на юг.

Макинтайр повернулся к Уоллесу:

— К чему все это было нужно? И где Чартерс?

— Когда-нибудь я вам об этом расскажу, — проворчал контрабандист. — Сейчас нам нужно спешить на причал.

Они разыскали речной причал на окраине Абрамвилля и после долгих торгов со старым и высохшим стариком — владельцем баржи — договорились, что он подвезет их вверх по течению до следующего пункта — поселка Миллер Бридж.

Затем Уоллес повел их по набережной в дешевую забегаловку для моряков, где они позавтракали. Когда они вновь возвращались к реке, Макинтайр все же спросил Уоллеса:

— Вы объясните, что произошло в поезде?

— Это не должно интересовать вас, — оборвал его Уоллес.

— Но меня это интересует. Я хочу знать, для чего вы затащили Чартерса в туалет. Я не виделся с этим человеком целый год, а теперь, возможно, вообще никогда не увижу его. Я хотел бы…

— Прекратите эти кретинские вопросы! Можете не беспокоиться за Чартерса!

Что-то в голосе контрабандиста бесило Макинтайра. Именно деньги Чартерса больше всего помогали в создании скульптурной группы «Сыновья Земли», которая занимала почетное место в центральном парке Мэйнард-Сити, пока Ламли не отдал приказ о ее переплавке.

— Но что сделал…

Тяжелые челюсти Уоллеса слегка дернулись.

— Послушайте, Макинтайр, если бы я позволил этому идиоту заговорить с вами, эти Правоверные уже вытаскивали бы из нас кишки на дыбе. Вам известно, что такое баран Иуды?

— Причем здесь это?

— Очень даже причем. Эти Правоверные знают Чартерса. Между прочим, я заметил, как они старались казаться безучастными к происходящему, особенно, когда он вошел в вагон и стал высматривать своих старых дружков. Если бы ему удалось поздороваться с вами, всем нам была бы крышка. Поэтому я и перехватил его. Или он, или вы. А я обязан довести вас целыми и невредимыми, доллары надо отрабатывать честно. Если понадобится, то я и с вами поступлю точно так же.

Макинтайр похолодел, но упорно продолжал расспрашивать:

— Что вы с ним сделали?

— Я затащил его в туалет и там тихо спросил, где он выходит. Он ответил, что в Доноване. Это в ста милях отсюда. Когда мы покупали билеты в кассе, я слышал, что Правоверные брали билеты тоже до Донована. Так что они допросили бы вашего дружка сразу же, как остались с ним с глазу на глаз, а через десять минут, по его признанию, была бы организована погоня и блокированы три провинции для того, чтобы накрыть вас. — Уоллес перевел дыхание. — Я нарушил свою присягу на верность Правоверным, помогая вам, да и вообще занимаясь моими делами, и поэтому меня накажут точно так же, как и вас. А я не хочу, чтобы меня сцапали и подняли на дыбу. И я уверен, что если бы отпустил эту подсадную утку — Чартерса, то мы бы точно сгорели. Поэтому я открыл окно в туалете и выбросил в него этого типа. На такой скорости, естественно, от него мало что осталось, но вы можете сходить и посмотреть на его останки, они, видимо, здесь недалеко, в паре миль от Абрамвилля.

Они подошли к причалу.

— Проходите, — сказал Уоллес, прежде чем Макинтайр смог вновь обрести дар речи. — Вот наше судно. Давайте, пошевеливайтесь!

Глава 6

Все время, пока они плыли вверх по реке мимо небольших городков с деревянными дебаркадерами, мимо берегов, постепенно становившихся все более холмистыми, за которыми маячили горы, слова Уоллеса: «…Я открыл окно и выбросил в него этого типа», не выходили из головы Макинтайра.

Именно так он и сказал. В этом был смысл, размышлял Макинтайр в оцепенении, поражаясь безжалостно логическому мышлению контрабандиста. Смерть одного человека обеспечивала на некоторое время относительную безопасность группы других людей. Если бы он остался в живых, это означало смерть остальных. Выходит, бедный Чартерс должен был умереть.

Возможно, это имело смысл при рассуждениях с позиций логики. Но полдня Макинтайр дрожал только от мысли, что Уоллес был способен так хладнокровно взвесить одну жизнь против одиннадцати и затем убить того, счет для которого оказался не в его пользу. Это было ярким примером выживания, взятым из жизни животных. Впервые Макинтайр осознал, насколько чуждым ему был Уоллес, насколько он был лишен столь важных человеческих черт.

Макинтайр не рассказал остальным о том, что произошло в туалете монорельсового поезда. Он чувствовал себя в ответе за то, что привел Уоллеса в группу, а это означало, что Чартерса убил он, даже если был замешан в этом косвенно. Но Макинтайр считал в первую очередь во всем виноватым себя.

Прошло десятое число, затем одиннадцатое.

Наняв старый разбитый автобус, который тяжело кряхтел на поворотах, они доехали до города Холлистер, последнего более или менее большого населенного пункта перед горным массивом, преграждавшим им путь к Дилларду. В Холлистер они прибыли двенадцатого, опережая график движения на полдня. Если все так пойдет и дальше, то они определенно доберутся до Дилларда, и даже невредимыми, как раз к девятнадцатому.

День был теплым и солнечным. В умеренном поясе Мэйнарда в это время начиналось лето. Времена года на Мэйнарде менялись плавно. Это был мир с мягким климатом. Макинтайр жалел о том, что приходится покидать его и лететь в более суровый мир Хэксли.

Его неприязнь к Уоллесу медленно притуплялась по мере движения по маршруту. Из всей группы он был единственным, кто разговаривал с контрабандистом. Другие смотрели на него как на неизбежное зло, что-то вроде говорящего вьючного животного. Макинтайру очень хотелось узнать, как бы отреагировали члены группы, если бы он рассказал им о событиях в вагоне.

В то утро, когда они выехали из Холлистера и направились в горы, Макинтайр сидел рядом с Уоллесом в кузове грузовика. Этот грузовик Уоллес нанял вместо старого автобуса, который довез их до города.

Макинтайр спросил:

— Вы думаете, все обойдется благополучно?

— Все может случиться. Хотя это оказалось легче, чем я предполагал. Складывается впечатление, что я беру деньги ни за что. Две с половиной тысячи долларов за легкую прогулку в Диллард! Такая работенка мне по душе!

— Вряд ли вам еще удастся заработать таким образом, — сказал Макинтайр. — Нас здесь осталось совсем мало.

— Это да. Я даже удивляюсь, что вы продержались так долго. Вы, Лоялисты, глупые люди. Вроде бы взрослые мужчины, а боитесь собственной тени. Как тогда, в монорельсе. Стоило только Чартерсу открыть рот и сказать: «Ба! Да это же Том Макинтайр собственной персоной!» — и всем нам крышка. Но…

— Я не желаю, чтобы вы говорили об этом, — отрезал Макинтайр.

Солнце клонилось к закату. Грузовик подпрыгивал на ухабах. Вокруг были поросшие высоким лесом холмы.

— Почему? Вы что, еще не поняли?

— Я все понимаю и совершенно четко представляю, что бы произошло, — признался Макинтайр, — но, черт возьми, Уоллес, как вы могли так хладнокровно…

Уоллес рассмеялся:

— Хладнокровно? Нет, Макинтайр, мне просто хочется выжить.

— И вы можете пойти на все ради этого?

— А вы разве нет?

Сбитый с толку Макинтайр отвернулся и стал глядеть на дорогу. Затем, после небольшой паузы, он сказал:

— Давайте представим себе такую ситуацию. Мы пересекаем горы и приходим в город, жители которого очень внимательно и тщательно следят за Лоялистами и выявляют их. И каким-то образом они узнают, что Халлерт — Лоялист, они подозревают и других членов группы, но не уверены. Так вот, Уоллес, что вы сделаете, чтобы вывести нас из города целыми и невредимыми?

Контрабандист нахмурился:

— Ну раз уж вам так хочется поиграть, Макинтайр, давайте я предложу вам другую игру, получше. Поставьте себя на мое место и сами скажите, что бы вы сделали?

— Разве вы не понимаете, что я не могу этого сделать? Предположим, я стал во главе группы. Что бы я сделал? Не знаю, думаю, что всем нам пришел бы конец.

— А почему всем? — спросил Уоллес. — Только Халлерту.

— Как же вы поступили бы?

— Я отправился бы к мэру города и достаточно убедительно заявил, что наша группа солдат-наемников путешествует в поисках работы, по дороге в его замечательный город захватила одного Лоялиста и любезно передает его в руки досточтимого мэра, чтобы он смог получить полагающуюся награду.

— Вы бы пожертвовали Халлертом?

Уоллес зловеще улыбнулся:

— Когда одна ваша нога попадает в капкан, Макинтайр, и вы слышите, что гончие уже скоро настигнут вас, а вы не можете открыть замок, то единственно верным решением будет отрезать ногу и уползти прочь. Когда нет времени, да и просто нет другого выхода, будет ли это честно по отношению к ноге?

Молча Макинтайр смотрел на уходящую назад дорогу, размышляя о том, что же формировало характер у этого человека, что лишило его всяческих следов человечности. Они родились на одной планете, от родителей земного происхождения, но, подумал Макинтайр, если сравнить короткие сильные пальцы контрабандиста с его собственными, тонкими и длинными пальцами скульптора, между ними было такое различие, как будто они происходили от существ из различных галактик.

Переход через горы отнял три полных дня, и Макинтайр полностью сосредоточился на огромной физической нагрузке, задаваемой тяжелым и утомительным переходом, ему было вовсе не до размышлений об Уоллесе. Для теорий просто не оставалось времени.

По мере того как они поднимались в горы, погода становилась все хуже и хуже. Резко похолодало. Макинтайр был очень чувствителен к холоду и страдал от него, как, впрочем, и остальные члены группы. Уоллес, с его продубленной кожей, казалось, не замечал жуткого холода.

Они уже давно пересели из нанятого грузовика в грузовик, который в составе колонны под усиленным конвоем перевозил продовольствие для восточных провинций страны. Уоллес договорился с начальником конвоя, что они будут работать и помогать солдатам в обмен на продовольствие.

Каждый вечер они останавливались на ночлег, помогая разбивать палатки, возились с кострами. Уоллес, очевидно, терпеливо сдерживал себя, наблюдая как бывший скульптор и бывший профессор с самыми благими намерениями и невинным видом стараются быть похожими на прожженных солдат-наемников.

Один из водителей грузовиков в первую же ночь страшно развеселился, наблюдая, как Халлерт и Макинтайр устанавливали палатку. Он долго стоял над ними, улыбался, а затем добродушно хмыкнул:

— Не удивительно, что вы пересекаете страну в поисках работы.

Макинтайр поднял на него глаза и спросил:

— О чем это вы?

— Я сказал: неудивительно, что вы без работы. Если вы двое так устанавливаете палатку, а ваши товарищи, видимо, и того хуже, то вы — самая паршивая компания солдат-наемников по эту сторону Голубого Океана.

Внезапная ярость охватила Макинтайра. Не сдержавшись и даже не успев подумать о последствиях своих действий, он поднял кулак и с силой двинул им водителя в челюсть. От удара хрустнул один из суставов, и острая боль пронзила руку скульптора. Водитель от неожиданности покачнулся, хотя удар был не очень сильным, ему приходилось выдерживать и не такие, и замахнулся, чтобы дать сдачи. Дрожа от напряжения, Макинтайр приготовился отразить его удар.

Уоллес подскочил к ним и сгреб разъяренного водителя в охапку:

— Ну, ну, парень, остынь. За такие слова я тоже могу добавить тебе, — и он потащил его к грузовикам.

Через некоторое время, вернувшись, Уоллес спросил Макинтайра:

— Чем он вас так задел?

— Ему не понравилось, как мы ставили палатку, и тогда он оскорбил нас. — Макинтайр взглянул на свою руку. Сустав среднего пальца быстро напухал, а вся рука онемела. — Я впервые ударил человека, — сказал он, — и не остановился, чтобы подумать. Я просто размахнулся и ударил.

Он осторожно потер руку.

— Однако, — продолжил он, — я должен был так поступить. Настоящий наемник не простил бы водителю такие оскорбления.

Уоллес расплылся в улыбке, и Макинтайру показалось, что в ней просквозило дружелюбие.

— Вы знаете, — сказал Уоллес, — мне кажется, вы кое-что поняли.

Глава 7

Остаток путешествия через горы прошел без особых происшествий, и Макинтайр почувствовал резкое облегчение, когда чуть позже полудня четырнадцатого числа они спустились с холмов Вебстера, которые окаймляли восточную границу гор, разделяющих континент, и распрощались с караваном.

Они были в пути уже пять дней. Грязные, оборванные, небритые они даже отдаленно не напоминали тех изнеженных работников искусства, которые покинули Мэйнард-Сити ранним утром девятого числа.

Теперь они очутились на равнинах провинции Вебстер — промышленного центра материка, в четырехстах милях от космопорта Дилларда. Маршрут, составленный Уоллесом, пролегал в обход ее столицы, города Вебстер. Именно в Вебстере родился и вырос Клод Ламли, именно отсюда он шагнул к власти. Сначала его выбрали представителем в Ассамблее, а затем он узурпировал власть.

И в Вебстере антилоялистские настроения были особенно сильны. Только безумный фанатик мог рискнуть пройти через этот город.

Группа сделала крюк на попутных машинах к северо-западу и вышла к маленькому речному городку, где они могли попытаться сесть на судно, идущее вниз по реке. До Лорриса было тридцать миль, и группа добралась к нему около полуночи.

Здесь Уоллес нашел недорогую и очень старую гостиницу, которая сохранилась еще с тех пор, когда начиналось освоение и заселение планеты. Ее мерцающие малиновые светильники излучали приятный свет, но окна были незашторены и пыльны. Однако Макинтайр не обращал на это внимания, потому что был грязным и уставшим, как скаковая лошадь после состязаний. Его устраивало любое место, где он мог отдохнуть.

В гостинице был бар, и они ввалились в него, чтобы слегка расслабиться и развлечься. Уоллес был, как всегда, говорлив и много шумел, но Макинтайр, сидевший рядом с ним, заметил, что контрабандист за весь вечер выпил всего три кружки пива. Это стоило того, чтобы взять на заметку, хотя бы потому, что Уоллес больше притворялся выпившим, чем был на самом деле. Макинтайр уже научился определять, когда он фальшивит.

Спустя некоторое время они разошлись по своим комнатам. Макинтайр последним покидал бар. Как только он вышел в коридор, ведущий в номера, его кто-то окликнул:

— Эй, вы!

Макинтайр резко обернулся и увидел, что звал его бармен, лысеющий мужчина лет шестидесяти. Бармен знаком подозвал его и сказал шепотом:

— Выпейте со мной еще по рюмочке, дружище, за счет заведения.

Макинтайр нахмурился: все уже ушли, а он с самого начала путешествия ни разу не отрывался от группы. К тому же едва держался на ногах, ему ужасно хотелось спать.

— Я уже изрядно нагрузился, шеф, — пробормотал он. — Мне хочется спать.

И это было правдой.

— Останьтесь, — настаивал бармен. — Я хочу рассказать вам кое-что, что для вас, несомненно, будет ошеломляющей новостью.

Макинтайр сел за стойку, а бармен вышел из-за нее и плотно прикрыл дверь бара. Затем он пристально взглянул на Макинтайра. Глаза у бармена, были с частыми прожилками, налиты кровью.

— Вы Лоялист, не так ли? Вы и вся ваша компания?

Макинтайр напрягся.

— Ты пьян, старик! Я солдат-наемник и ищу…

— Прекратите прикидываться, — сказал старик. — Это у вас получается неестественно, меня вы не проведете. Но я не собираюсь выдавать вас, можете мне поверить. Я хочу предупредить вас.

— Предупредить? Интересно, о чем же?

— Этот Уоллес. Вы должны немедленно избавиться от него. Он смертельно опасен.

Макинтайр схватил бармена за отвороты пиджака и притянул к себе:

— Что вам известно об Уоллесе?

— Он уже был здесь около двух месяцев назад с группой из пяти Лоялистов. Они, видимо, заплатили ему, чтобы он вывел их к побережью. Полагаю, они рассчитывали на судне переправиться на острова Лудлоу и спрятаться там. Но только, когда они дошли до Дилларда, он взял с них деньги и продал их Правоверным.

Макинтайр почувствовал, как кровь отхлынула от лица.

— Откуда вы знаете об этом?

— Не все ли равно? Но когда я увидел этого уродливого типа здесь снова, а с ним вашу группу, я понял, что он повторяет ту же самую штуку. Берегитесь, вы в безжалостных руках.

— И вы думаете, я поверю вашим выдумкам?

Бармен равнодушно улыбнулся:

— Я не дам и цента за ваши жизни. Просто хочу помочь вам. — Его лицо омрачилось. — Мне понятно, на что вы идете. Я присоединился бы к вам, но мои годы… А бар приносит небольшой доход, и когда они пришли, чтобы я принял клятву, я ее принял. Но я все еще продолжаю хранить маленький земной глобус. — Он встал. — Уже поздно. Нас могут подслушать, пора идти.

Макинтайр кивнул.

— Спасибо, — сказал он дрожащим голосом.

У него не было возможности обсудить эти новости с остальными до утра следующего дня, когда они очутились уже менее чем в ста милях от Дилларда. Они остановились в маленьком городке Флери. Уоллес покинул их, чтобы приготовить все для последнего рывка.

Вот тогда Макинтайр и рассказал всем о том, что говорил ему бармен, а в конце добавил:

— Я полагаю, это моя вина, так как это я вовлек вас в это дело.

Халлерт выпучил глаза:

— Насколько вы уверены, что бармен сказал правду?

— Нельзя быть уверенным ни в чем. Но я склонен верить ему, и если Уоллес уже проделывал такое, выдавая затем Лоялистов Правоверным, то он сделает это и на этот раз. Давайте допустим, что это правда. Что мы можем предпринять?

— Мы могли бы спросить его, что он намерен делать, когда мы прибудем в Диллард, — предложил Брайсон.

Это было настолько наивным, что Макинтайр рассмеялся:

— И потом взять с него слово, что он не выдаст нас Правоверным? Извините, Марк, но это чепуха.

— Что же делать? — в отчаянии воскликнул Халлерт. — Продолжать путь и погибнуть в конце его?

— Теперь мы и сами сможем добраться до Дилларда, — сказал Вителло. — До сих пор все шло гладко, и мы практически уже у цели. И если мы поторопимся, пока Уоллес в городке, то…

— Не будьте глупцом! — отрезал Халлерт. — Когда он обнаружит, что мы ушли, он тут же позвонит в Диллард, а там нас встретят. Нет, так не пойдет!

Макинтайр терпеливо слушал их. Все, что они говорят, это пустая болтовня, подумал он. Никто из них не осмеливается взглянуть правде в глаза. Есть только одно решение. И он знает, что делать.

Шло время, но дискуссия продолжалась. Чаще всего высказывалось мнение, что нужно подождать и посмотреть. Возвращение Уоллеса положило конец разговорам. Он нанял машину, которая ждала их на шоссе, ведущем в Диллард. Они покинули гостиницу.

В машине Макинтайр сидел рядом с Уоллесом. Когда они выезжали из Флери, он взглянул на контрабандиста. Чем больше он на него смотрел, тем чудовищнее Уоллес ему казался.

Но тем не менее он обладал профессиональной привычкой быть своим парнем, остроумным весельчаком, любителем анекдотов и непристойностей. Макинтайр несколько раз ловил себя на том, что порой забывает, что этот человек убил Чартерса, а еще раньше выдал людей охранке, а теперь, возможно, собирается сделать то же самое и с ними.

Макинтайр задумчиво смотрел на желтые и пурпурные пятна кустарников, росших по обеим сторонам дороги. Его размышления прервал Уоллес:

— Вы почти в безопасности, — сказал он. — Вы зря нанимали меня. Можно было проделать этот путь самим и не тратить столько денег на это. Все оказалось очень просто.

— Возможно, для вас. У нас бы ничего не получилось.

Уоллес кивнул:

— Да, наверное, вы правы. Вы бы не добрались. У вас не хватило бы духа. Кишка тонка!

Макинтайр напрягся, но сдержал себя. Уоллес заметил это и ухмыльнулся:

— Полегче, приятель. Только не вздумайте затеять со мной драку.

— А вы не оскорбляйте других без причин! — огрызнулся Макинтайр.

— О, вы прогрессируете прямо на глазах, — сказал Уоллес. — Сказано по-мужски. По-видимому, в первый раз за всю вашу изнеженную жизнь. Это путешествие сделало из вас человека, Макинтайр!

Макинтайр обернулся:

— Вам доставляет удовольствие оскорблять нас? Потому что мы очень болезненно переносим это? Вы любите повторять нам, что мы слишком мягкотелы, что мы уклоняемся от решительных поступков? Мне кажется, вам никогда не приходило в голову, что на свете существуют мораль и законы чести, что поступки человека должны определяться соображениями этики. Не так ли?

Уоллес внезапно стал серьезным:

— Что вам внушило такую мысль?

— То, как вы поступаете, то, как вы мыслите. То, как вы не задумываясь выкинули человека из поезда, «и то, как вы продали тех пятерых Правоверным», — добавил он мысленно. — Безжалостность, жестокость — это ваш образ жизни!

— Это способ остаться в живых, — уточнил Уоллес. — Мир вокруг жесток. Мы живем в жутком мире, в кошмарной вселенной, и этой вселенной до лампочки что Лоялисты, что Правоверные. Каждый должен позаботиться о себе сам.

— А это означает убивать всех, кто стоит на пути! — воскликнул Макинтайр.

— Возможно, именно так это кажется вам, но это только потому, что вы не понимаете. Смотрите, Макинтайр, когда я был очень молод, я как-то задумался о том, каким образом движется окружающий мир. Я разобрался в том, чего я хочу от жизни. Я понял, что должен делать, чтобы добиться своего. С тех пор так и поступаю. У меня есть свои принципы. Я знаю свои возможности и всегда придерживаюсь их. Наверное, я кажусь вам чем-то вроде дьявола, не так ли?

Макинтайр молчал. Он смотрел на убегающую назад дорогу, всю в ямах и рытвинах, и пытался привести в порядок свои мысли. Затем проговорил:

— У меня тоже была… философия. Я думал, что она верна. Но она не включала в себя возможность убийства людей или предательство идеалов. И… и…

— И все это кончилось тем, что она завела вас сюда, жалкого беглеца, который должен нанять контрабандиста, чтобы тот помог вам бежать с родной планеты.

Нарочито спокойно Уоллес плюнул так, что плевок шлепнулся в дюйме от ботинка Макинтайра.

— Валяйте, — подзадоривал Уоллес. — Встаньте и вышвырните меня из кузова. Вы сильный мужчина, может быть, сильнее меня. Нет, вы не хотите этого, вы выше этого.

— Да, — сказал Макинтайр, отодвигая ногу. — Я не хочу этого. Я еще человек.

Уоллес громко расхохотался.

Глава 8

На следующий день, восемнадцатого числа, они приблизились к окраине Дилларда. Макинтайр жил только завтрашним днем.

Завтра!

Они выплатят Уоллесу причитающиеся ему деньги и в тот же вечер вылетят на Хэксли. Вылетят ли? Кто знает.

Завтрашний день был окутан дымкой сомнений. Но постепенно ответ перестал быть неопределенным, и Макинтайр понял, что не сможет опровергнуть его правильность.

Все свидетельствовало о том, что Уоллес предаст их. Каждая его черточка говорила об этом. Конечно, он не был уверен на сто процентов, но сомнения не проходили. Макинтайр не мог позволить, чтобы Уоллес предал их.

Он посмотрел на свои руки. Теперь они уже не были такими белыми, как раньше, они загрубели и покрылись мозолями. Интересно, подумал он, хватит ли у него силы, чтобы убить этими руками?

В последнюю ночь они остановились в Браунстауне — пригороде Дилларда. До космопорта было всего десять миль. Корабль Риттерхейма, наверное, уже на орбите вокруг Мэйнарда, и на следующий день он сядет, если…

Лоялисты дрожали от нервного напряжения, как маленькие овечки, подумал Макинтайр. Он стоял перед зеркалом, глядя на тонкий, с высокой переносицей нос, усталые мягкие глаза. Могло ли быть такое лицо у убийцы? У него перехватило дыхание.

Для успешного завершения их предприятия был необходим Уоллес. Теперь же, когда все позади, от него нужно избавиться до того, как он выдаст их в последнюю минуту.

Рука Макинтайра сжала нож. Рукоятка его казалась холодной и твердой. Он на цыпочках вышел из своей комнаты и прокрался к комнате, где спали Уоллес и Брайсон. Открыл дверь.

Они тихо спали. Маленький человек на металлической кровати — Брайсон. Уоллес лежал на другой, почти всю ее занимая своим большим телом. Макинтайр услышал ровное дыхание контрабандиста. Он пересек комнату и встал над спящим Уоллесом.

«И все же он обычный человек, — подумал Макинтайр, — ведь я могу убить его спящим, и у него нет сигнализатора, который предупредил бы его».

Он прикоснулся к плечу Уоллеса. Тот что-то проворчал во сне и, приоткрыв один глаз, спросил:

— Что вам нужно, Макинтайр?

— Я хотел бы спросить вас о тех пятерых Лоялистах, которых вы провели до Дилларда и выдали Правоверным в прошлом месяце.

— У вас что, кошмары, Макинтайр?

— Может быть, но скажите мне правду, или я убью вас, Уоллес. Я не шучу.

Уоллес сказал:

— Идите-ка вы спать.

— Отвечайте немедленно!

— Что ж, я могу сказать вам, что действительно предал их. А если я скажу вам, что то же самое собираюсь сделать с вами. — Внезапно Уоллес сел. — Если я скажу это, ну, что вы сможете сделать с этим, а?

— Вот это, — ответил Макинтайр и занес над ним руку с ножом.

Уоллес не ожидал этого, но его рефлексы все же сработали, и он попытался отвести удар и перехватить руку Макинтайра. Однако это ему не удалось. Нож ударил контрабандиста прямо в шею. И он рухнул на постель, заливая ее кровью.

— Выходит, я недооценил вас, Мак, — прохрипел он, выталкивая изо рта сгустки крови.

Его большое тело несколько раз дернулось и затихло.

В комнате стало тихо.

Макинтайр стоял, сжимая окровавленный нож. Брайсон сидел на постели, тихо всхлипывая. Затем открылась дверь. Макинтайр обернулся и увидел, как один за другим Лоялисты входят в комнату. Он выдавил из себя улыбку.

— Он хотел выдать нас.

Они молча смотрели на него, его нож, на холодеющее тело, лежащее на кровати.

— В чем дело? — спросил он, повышая голос. — Он бы выдал нас всех, а теперь мы в безопасности. Утром пойдем в космопорт и улетим на Хэксли.

Но Макинтайр уже знал, что они его не понимают. В их глазах застыл ужас, и тут он понял, что никогда не принадлежал к ним вообще. Он не был таким, как они. Он только пытался быть таким, делал вид, придумывал себе образ, но он не был таким.

Макинтайр взглянул на кровать. Уоллес улыбался. Уоллес все понял. У контрабандиста были свои принципы, своя мораль, и он жил в соответствии с ними, с ними он и умер. Уоллес был убийцей, контрабандистом и предателем, но он это делал с высшим профессионализмом. Они наняли его сделать за них тяжелую и опасную работу, и он ее сделал блестяще.

«Вы должны уважать его за это», — подумал Макинтайр и уронил нож на пол.

Уоллес всю жизнь играл со смертью, а плата за смерть — смерть. Для него это было просто, ясно и обоснованно. Внутри Макинтайра возникло нечто новое, доселе незнакомое.

Он посмотрел на застывших от ужаса людей.

— Завтра на Хэксли отправляется звездолет, — произнес он тихо. — Он стартует из космопорта Дилларда. Я хочу, чтобы вы все обязательно оказались на его борту. Вам это необходимо. Этот мир не для вас.

— Что вы задумали, Макинтайр? — спросил Мэйнард хриплым, дрожащим от страха голосом.

— Я остаюсь здесь, на планете, открытой вашим дедом, — сказал Макинтайр. — Я зря пошел с вами. Как вы можете уже понять, я не настоящий Лоялист. Я сам это понял только прошлой ночью. У вас же не хватит смелости, чтобы выйти вперед и изменить порядок вещей. Вам не по нраву Ламли — и вы прячетесь по убежищам и ждете, когда явятся Правоверные, чтобы покончить с вами. Я не такой. Я хочу остаться здесь и поближе приглядеться к Ламли и его строю, а затем сделать все для той планеты, которую я люблю.

Макинтайр сделал глубокий вдох. Он ожидал, что они хотя бы как-то отреагируют на его слова, но они были спокойны.

— Победить Ламли можно только действуя в открытую, — продолжал он. — Поэтому я прежде всего принесу присягу на верность Ламли, но это будет присяга на верность моей родной планете, и я стану полноправным гражданином ее. А тогда уже можно попытаться что-то сделать.

Он пошел к двери. Было уже утро, и солнце поднималось над Восточным Океаном, окрашивая небо в розовые тона.

— Вы знаете, что я сейчас сделаю? Я пойду в город и подожду, пока откроется участок, а затем принесу присягу. И никто из вас не поймет, почему я так сделал, не так ли?

Он еще раз посмотрел на тело, лежащее на кровати, и сказал:

— До скорого, Уоллес. Очень жаль, что мы не познакомились при других обстоятельствах. Тогда все могло быть по-другому.

Макинтайр открыл дверь и бросил прощальный взгляд на Мэйнарда, Халлерта и всех остальных — этих бледных, испуганных, ошеломленных людей. Он улыбнулся им, но не увидел ответных улыбок. Тогда он повернулся, осторожно прикрыл за собой дверь и двинулся к дороге, которая вела в Диллард, в полицейский участок.


Избранные произведения. II

Всемогущий атом

Часть I

2077 г.

Голубой огонь

Глава 1

На Земле царил хаос, но что до того человеку в регенерационной камере?

Десять миллиардов людей! А может, уже стало двенадцать? И все они боролись за место под солнцем. На исковерканной планете, словно грибы, росли небоскребы, наливались ядовитые плоды цивилизации. Но сейчас все это не касалось Рейнольда Кирби.

Кирби обосновался на маленьком острове Тортола в Карибском море. Где-то же надо отдыхать. Занимая высокий пост в ООН, он зарабатывал большие деньги, значительную часть которых поглощало это чересчур роскошное жилище. Фундамент башни из стекла и стали уходил глубоко в землю. Такое высокое здание можно построить не на любом из островов Карибского моря. Большинство из них плоские и образованы кораллами. Такой грунт наверняка не выдержит полмиллиона тонн. А остров Тортола — погасший вулкан.

Рейнольд Кирби спал сном праведника. Час, проведенный в регенерационной камере, изгнал усталость из тела и души. Три часа в этой камере делали человека вялым и лишали силы воли. Двенадцати часов было вполне достаточно, чтобы превратить его в марионетку. Кирби лежал в питательной ванне, заткнув уши, укрыв глаза. Трубки для дыхания торчали изо рта и носа. Когда человеку надоедает этот грешный мир, нет ничего лучше, как забраться опять в чрево матери. На какое-то время, конечно.

Текли минуты. Кирби ни о чем и ни о ком не думал. Даже о Нате Вайнере с Марса.

Забытье разорвал металлический голос:

— Вы готовы?

Кирби не был готов. Изгнать человека из регенерационной камеры способен лишь ангел с пылающим мечом. Но вода в пластикатовом резервуаре забулькала и начала исчезать. Кирби, поеживаясь, полежал еще некоторое время. Ему не хотелось выходить из чрева матери в реальный мир. Наконец он все-таки снял очки с темными стеклами, вытащил из ушей восковые пробки и стащил маску для дыхания. Цикл закончился, и электронный механизм открыл дверь. Что ж, процедуру можно повторить через сутки…

— Хорошо поспали? — осведомился тот же голос.

Кирби недовольно поднялся и вышел из камеры. Он смерил мрачным взглядом механического слугу:

— Поспал-то я чудесно, только мало…

— Вы, конечно, шутите, — ответил робот. — Вы сами говорили, что единственная радость — это радость соприкосновения с жизнью.

— Возможно, — буркнул Кирби.

Он позволил слуге набросить на себя полотенце и снова поежился. Этот сухощавый и потому казавшийся слишком высоким человек с жилистыми руками и ногами и металлически-серыми волосами в свои сорок лет выглядел на пятьдесят, а чувствовал себя, до того как побывал в регенерационной камере, на все семьдесят. Истрепанные нервы, больной желудок…

— Когда придет этот Вайнер? — спросил он.

— В 17 часов. Он был на банкете в Сан-Хуане, сейчас в дороге.

Кирби обтерся и выглянул в окно. Внизу о черные утесы бился прибой. Вдалеке он мог различить темную полосу кораллового рифа. До нее вода была зеленой, а за ней — ярко-синей. Риф, разумеется, умер. Нежные кораллы, построившие его, уже давно погибли. Флотилии промывая танки в открытом море, оставляли на воде жирную пленку, которую потом прибивало к побережью.

Кирби закрыл глаза, но тут же их открыл. В сознании всплыл образ девушки, которая, крича, корчилась на полу. А рядом с ней форстер, покачивая этим проклятым голубым стеком, приговаривал: «Успокойся, дитя, успокойся! Скоро ты будешь гармонировать со всеми остальными!» Это было в четверг. А сегодня была среда. И за это время она, вероятно, обрела гармонию, и прах ее уже успел развеять ветер.

— Ваш гость только что прибыл, — сказал робот.

— Великолепно, — процедил Кирби.

Нервы его были в напряжении. Это задание быть гидом, надсмотрщиком и советчиком человека с Марса пришлось ему не по вкусу. Сохранение добрососедских отношений с марсианами весьма важно, главным образом с торгово-экономической точки зрения. К сожалению, вести с ними переговоры нелегко. Еще один признак растущего отчуждения. Марсиане очень чувствительны и недоверчивы. И в то же время жадны до развлечений и малокультурны. На Земле они ведут себя как сельские жители, впервые попавшие в город.

Да, задание ему досталось не из легких. Он должен ухаживать за гостем, оберегать его от неприятностей, оставаясь приветливым и общительным. И отказаться нельзя — можно повредить карьере.

Кирби поспешил в спальню одеться. Пожалуй, для этого случая подойдет костюм строгого покроя, а к нему — зеленый галстук и белые перчатки. Когда механический слуга возвестил о прибытии гостя, Кирби выглядел солидно и чинно, как и подобает важному лицу.

Дверь бесшумно открылась, и быстрыми легкими шагами в комнату вошел Натаниэль Вайнер. Крепкий, среднего роста, с необычайно широкими плечами. Узкие губы плотно сжаты. Смуглое лицо энергично. От уголков карих глаз разбегаются лучи морщинок. «Он выглядит агрессивным, — подумал Кирби. — И даже надменным».

— Очень рад познакомиться с вами, мистер Кирби, — сказал человек с Марса глухим голосом.

— Я тоже очень рад, мистер Вайнер.

— Вы разрешите? — сказал Вайнер и вынул из кармана лазерный пистолет. Робот подошел к нему с бархатной подушечкой, и Вайнер аккуратно положил на нее свое оружие. Робот отнес подушечку к Кирби. Тот взял пистолет, внимательно осмотрел его. Потом положил обратно и кивнул роботу, чтобы тот возвратил оружие владельцу.

Вайнер убрал пистолет и спросил:

— Что найдется выпить?

Кирби помедлил с ответом, его выбил из колеи этот архаический ритуал демонстрации оружия. Но чего можно ожидать от человека, живущего на окраине цивилизации?

— А что бы вы хотели? — спросил Кирби. — У меня есть все, мистер Вайнер. Как вы относитесь к рому?

Вайнер сморщился:

— Им я уже сыт по горло. Люди из Сан-Хуана пьют его, как воду. Может, у вас найдется приличное виски?

— Разумеется, — ответил Кирби, но прежде чем он успел что-либо добавить, Вайнер повернулся к механическому слуге:

— Двойную порцию шотландского виски для мистера Кирби и двойной «бурбон» для меня!

Поведение гостя начало развлекать Кирби. Этот грубоватый колонист выбирал напиток не только для себя, но и для хозяина дома. И причем двойное шотландское! Кирби, скрыв отвращение, взял стакан с подноса. А Вайнер, не ожидая приглашения, плюхнулся в глубокое кресло, обтянутое искусственной кожей. Кирби последовал его примеру.

— Как вам нравится у нас, на Земле? — поинтересовался Кирби.

— Вообще-то неплохо. Только слишком много людей. И копошитесь вы как в муравейнике. Очень тесно. У нас на Марсе совсем не так. Да и на Венере.

— Подождите еще несколько сот лет, и у вас будет так же.

— Сомневаюсь. Мы там, наверху, умеем регулировать свою численность, а вы на это не способны.

— Вы не правы, мы тоже умеем это делать. Просто было очень трудно убедить сельских жителей в необходимости контроля рождаемости. А когда это удалось, население Земли выросло до десяти миллиардов. Мы надеемся, что в дальнейшем прирост заметно сократится, так что лет через пятьдесят у нас уже будет постоянная популяция в семь-восемь миллиардов. Пока это только мечта, и мы будем очень рады, если удастся сохранить существующее положение.

— А знаете что, — сказал Вайнер, — не скормить ли вам процентов десять конвертерам? Из этого мяса получится огромное количество энергии. И миллиард ртов долой… — Он ухмыльнулся. — Разумеется, это только шутка. Такие акты считаются негуманными.

Кирби улыбнулся:

— Вы не первый, кто делает такое предложение. И причем некоторые делают его на полном серьезе…

— Дисциплина — вот решение любой человеческой проблемы. Дисциплина и самодисциплина. Планирование… Какое прекрасное виски! Может быть повторим?

— Прошу вас! Не подать ли всю бутылку?

Вайнер налил себе сам, не скупясь.

— Очень хорошая штука, — снова похвалил он виски. — Такого качества у нас на Марсе не найдешь. Это я вынужден признать, Кирби. Хотя ваша планета и перенаселена, у нее есть свои преимущества. Я бы не хотел здесь жить, но очень рад, что прилетел сюда. У вас такие женщины… гм… Да и кухня, и напитки тоже изысканные.

— Вы на Земле уже два дня?

— Да. Первый вечер я провел в Нью-Йорке. Банкет Американского колониального общества и так далее. Потом в Вашингтон к президенту. Приятные в таких случаях беседы. А затем это идиотское путешествие, и первая остановка именно в Пуэрто-Рико. Кажется, мне собираются показать только те места, где всегда праздник, чтобы я так и не узнал, как же по-настоящему живут земляне. Что вы планируете на ближайшие дни?

— Ну, мы могли бы посетить ближайшие острова, походить под парусом, половить рыбу, покупаться.

— Купаться и ходить под парусом я могу и на Марсе. Я хочу увидеть цивилизацию, а не воду. — Глаза Вайнера заблестели. И Кирби заметил внезапно, что гость его опьянел. Видимо, он пришел уже под хмельком, так что две рюмки «бурбона» сделали свое дело довольно быстро и основательно.

— Вы знаете, чего бы мне хотелось, Кирби? Я хотел бы побывать в городах и познакомиться с ними получше. Опуститься на «дно» и посмотреть, как у вас обходятся с героином и опиумом. Увидеть эсперов во время припадков экстаза. Понять, что такое культ форстеров. Словом, посмотреть, как вы тут живете на самом деле, Кирби.

Глава 2

Храм форстеров находился в старом, заброшенном здании, где-то в центре Манхеттена, неподалеку от ООН. Кирби не решался войти. Он никогда не любил споры и склоки, которых становилось все трудней избегать на Земле, превратившейся в подобие перенаселенной квартиры. Но Нат Вайнер захотел увидеть это, а значит, так тому и быть.

Кирби привел его сюда, так как это был единственный храм форстеров, где он сумел побывать.

Над входом горела световая реклама. Хотя несколько букв не светились, можно было легко разобрать:

«Братство космического единства. Добро пожаловать! Ежедневные богослужения. Излечи свою душу! Гармония со вселенной».

Вайнера, который снова был сильно навеселе, очень позабавила эта надпись.

— Смотри-ка ты! Излечи свою душу! Что с вашей душой, Кирби?

— Повреждена во многих местах. Вы действительно хотите войти?

— Разумеется.

Кирби должен был признать, что колонист с Марса на диво вынослив. Кирби даже и не пытался угнаться за ним, когда речь шла о выпивке. От одной мысли о спиртном его тошнило. Если бы хоть часа на два избавиться от Вайнера и поспать!

Социологические изыскания были, судя по всему, лишь предлогом. Просто Вайнер ударился в загул, и Кирби не имел права упрекать его за это. Жизнь на Марсе очень сурова. Освоение планеты стоило многих усилий и средств. Теперь, когда над этим потрудились два поколения людей, основная программа почти завершена. Новый растительный мир намного увеличил атмосферу и уничтожил кислородное голодание, воздух чист и свеж, и все-таки никто не мог там сидеть сложа руки. Вайнер прибыл на Землю, чтобы заключить новый торговый договор. Впервые в жизни он вырвался из суровой реальности Марса.

Длинный и узкий зал заполняли ряды скамеек, поставленные таким образом, что проход оставался лишь с одной стороны. На заднем плане был виден алтарь, излучавший голубой свет. За ним стоял высокий человек, тощий как скелет, лысый, но с бородой.

— Это священник? — громко спросил Вайнер.

— Не думаю, чтобы его называли священником или пастором, — прошептал в ответ Кирби. — Но он руководит богослужением.

— Мы тоже примем участие в этом?

— Я думаю, мы просто посмотрим.

Некоторое время Вайнер молчал, а потом выпалил:

— Взгляните-ка на этих сумасшедших!

— Это очень популярное религиозное движение.

— Меня это бесит!

— А вы просто смотрите и слушайте.

— Подумать только! Стоят на коленях или ползают перед полуторалитровым реактором!

На них оглядывались. Кирби вздохнул. Он тоже не признавал новой религии, но бестактные замечания Вайнера смутили его. Отбросив церемонии, он схватил Вайнера за руку, потянул к ближайшей скамейке и заставил встать на колени. Сам он опустился рядом. Марсианин ответил свирепым взглядом. Колонистам не нравится, когда их хватают или дергают. Выходец с Венеры за такие штучки мог бы даже проткнуть мечом.

С недовольным видом Вайнер положил руки на подставку для молитвенника и нагнулся вперед, чтобы удобнее было следить за богослужением. А Кирби сосредоточил внимание на человеке за алтарем.

Маленький реактор был приведен в действие и светился. Кусочек кобальта-60 окружала вода. Она поглощала опасные лучи, не давая им дойти до человеческого тела. В темноте голубой свет как-то странно притягивал внимание. Его яркость и интенсивность постепенно увеличивались. Вскоре решетка реактора стала невидимой из-за этого светло-голубого марева, которое начало испускать голубоватые волны. Голубое свечение, холодный огонь излучения Черенкова расширялся, пока не залил все помещение.

Кирби знал, что в этом нет ничего магического. Это свечение можно описать с помощью математических формул. Да форстеры и не утверждали, что в нем есть что-то магическое. Это просто символ, дающий толчок религиозным эмоциям.

Форстер, стоящий у реактора, провозгласил:

— Есть единая первопричина, из которой возникает все живое. Бесконечное разнообразие Вселенной приводит в движение электроны. Атомы сталкиваются друг с другом. Их частички соединяются. Из них вылетают электроны, и возникают химические соединения.

— Вы только послушайте этого выродка! — фыркнул Вайнер. — Это что, лекция по химии?

Кирби закусил губы. Девушка, стоящая перед ним, обернулась и прошептала:

— Тише! Пожалуйста, потише!

Как ни странно, Вайнер испугался, даже задержал дыхание. Но Кирби, которому не в диковинку были женщины с перекроенными лицами, не удивился. Блестящие раковины закрывали те места, где должны быть уши. В кости лба хирург вмонтировал позолоченные опалы. Веки были сделаны из блестящей фольги. Изменениям подверглись нос и губы. Возможно, она была жертвой несчастного случая, но вероятнее всего, это было сделано в угоду красоте.

— Энергия Солнца, жизнь растений, чудеса роста — за все это мы должны благодарить электроны. Энзимы нашего тела, потоки нейронов нашего мозга, биение нашего сердца — все это результат работы электронов. Горячее питание, свет и тепло — все это возникает из единого целого, возвышается над имманентными излучениями, — продолжал форстер.

«Похоже на литургию», — подумал Кирби. Люди вокруг что-то бормотали. Некоторые ритмично раскачивались, закрыв глаза. А человек у алтаря поднял подобные щупальцам пальцы над голубым огнем.

— Придите! — воскликнул он. — Встаньте на колени и воспойте гимн первопричине всех вещей — электрону!

Форстеры стали вставать со своих мест и поспешили к алтарю. Это зрелище вызвало в Кирби детские впечатления. Вот уже лет двадцать пять он не бывал на богослужениях. Какая разительная перемена! На мгновение Кирби захотелось последовать призыву форстера и приблизиться к алтарю. Но в следующий миг он сам возмутился этому желанию. Как он мог? Ведь это же не религия! Это идолопоклонство, продукт распада цивилизации, одно из тех сумасшедших стремлений, водоворот которых втягивает маленьких людей, непременно желающих верить в великий смысл жизни. Что ж, пусть себе верят! Завтра или послезавтра придет другой пророк, и залы форстеров опустеют. И все-таки откуда это желание подчиниться?

Кирби плотнее сжал губы. Все дело в напряжении. Этот марсианин потрепал-таки ему нервы. Плевать ему на первопричину всех причин. Сюда собрались те, кто очень устал или кем-то страшно запуган. А также те, кто истерзан неврастенией или не знает, как убить время, и поэтому вставляет искусственные уши. Он облегченно вздохнул. В этот момент Вайнер вскочил и помчался вслед за другими.

— Спасите меня! — закричал он. — Излечите мою душу! Покажите мне единство!

— Встань на колени, брат мой! — дружелюбно сказал форстер.

— Я — грешник! — воскликнул Вайнер. — Я весь пропитан алкоголем и совершенно испорчен! Меня нужно спасать! Дайте мне электрон! Я отдаю ему всего себя!

Кирби поспешил вслед за ним. Неужели он это серьезно? Колонисты с Марса известны своим равнодушием к любой религии. Может он подвергся влиянию Голубого Огня?

— Возьми руки твоих братьев! — приказал форстер. — Склони свою голову и позволь окутать себя голубым светом правды.

Вайнер посмотрел вправо. Рядом с ним стояла на коленях девушка с измененным лицом. Она протянула к Вайнеру свои руки. Четыре пальца из плоти, один металлический.

— Чудовище! — завопил Вайнер. — Убирайся отсюда! Со мной у тебя ничего не выйдет!

— Успокойся, брат!

— Куча обманщиков! Подлецы! Негодяи!

Кирби добрался до него и схватил за руку. Тихо, но решительно приказал:

— Пошли Вайнер! Нам уже пора…

— Не хватай меня своими вонючими руками, парень!

— Мистер Вайнер, прошу вас… Это дом культа…

— Это сумасшедший дом! Тут все сошли с ума. Достаточно посмотреть, как они стоят на коленях! — Вайнер встал на ноги. И голос его гремел по всему залу. — Я свободный человек с Марса. Этими вот руками я превращал пустыню в плодородный край, сажал деревья… тысячи деревьев, строил плотины! А что делали вы? Вы закатываете глаза к потолку и ползаете на коленях… А ты… Ты обманщик, а не священник. Ты просто выколачиваешь из них деньги!

Человек с Марса перепрыгнул через барьер перед алтарем и подошел на опасное расстояние к мерцающему реактору. А потом погрозил кулаком бородачу. Тот спокойно вытянул длинную руку и сильно ударил Вайнера кончиками пальцев прямо в горло. Тот упал как подкошенный и застыл в неподвижности…

Глава 3

— Ну как, получше? — спросил Кирби.

Вайнер пошевелился.

— Где эта девушка?

— С измененным лицом?

— Нет, — прошептал Вайнер. — Та, из эсперов, или как их там еще называют.

Кирби бросил взгляд на стройную голубоглазую девушку. Она кивнула и подошла к Вайнеру. Его лицо блестело от пота, а глаза по-прежнему дико блуждали. Он откинул голову на подушку и уставился на девушку.

Они находились во дворце Кифферов, напротив храма форстеров. Кирби вынес марсианина от форстеров на плечах. Заведение Кифферов было единственным местом поблизости, где он мог свалить свой груз.

Девушка из эсперов присоединилась к ним, когда Кирби еще не успел ввалиться в дом. Она тоже принадлежала к форстерам, но, видимо, уже побывала на ежедневной молитве и решила закончить день ЛСД или инъекцией героина, а то и парой безобидных сигарет с гашишем.

Она с сочувствием наклонилась над потным и красным Вайнером. Поинтересовалась у Кирби, что случилось с приятелем. Сердечный приступ?

— Мне не совсем ясно, что с ним произошло, — ответил Кирби. — Он был пьян и устроил дебош у форстеров. Тогда руководитель общины ткнул его пальцем в горло. Я знаю этот прием. Он очень эффективен. Но такого сильного действия я еще не наблюдал…

Девушка улыбнулась. Она была стройная и хрупкая, не старше девятнадцати лет. Она закрыла глаза, взяла руку Вайнера и держала до тех пор, пока тот не пришел в себя. Кирби сомневался, сыграло ли прикосновение какую-нибудь роль, но все это показалось ему довольно таинственным.

Силы Вайнера быстро восстанавливались, он мог уже сесть. Не сводя глаз с девушки, он спросил:

— Чем это он меня ударил?

— Он изменил электрический заряд вашего тела, — пояснила девушка. — Выключил на секунду мозг и сердце. Никаких вредных последствий.

— А как он это сделал? Ведь он только легонько ткнул меня пальцем!

— Существует определенная техника. Но вы, как я вижу, уже полностью пришли в себя.

Вайнер недоверчиво посмотрел на нее.

— Вы из эсперов? Можете читать мои мысли?

— Да, я из эсперов, но мысли читать не умею. Мои телепатические способности совершенно не развиты. Тем не менее я вижу, что вы кипите от гнева. Почему бы вам не вернуться и не попросить прощения? Уверена, он с радостью простит вас. И позвольте ему дать вам несколько советов. Вы читали книгу Форста?

— Идите ко всем чертям! — воскликнул Вайнер. — Нет, постойте! Вы не хотели бы развлечься сегодня вечером? Меня зовут Нат Вайнер, а это Рейнольд Кирби, мой провожатый и телохранитель. Страшно сухой и формальный человек, но мы можем обойтись и без него. — Вайнер схватил ее тоненькую ручку. — Ну, так как?

Девушка ничего не ответила. Лишь нахмурила брови. Вайнер состроил комическую гримасу и выпустил ее руку.

— Обязательно сходите туда, — снова сказала девушка. — Там вам помогут.

И она ушла, даже не дождавшись ответа.

Вайнер потер себе лоб и встал на ноги, не обратив внимания на попытку Кирби помочь ему.

— Где мы? — спросил человек с Марса.

— Во дворце Кифферов.

— Здесь тоже читают проповеди?

— Нет, но вы можете затуманить свой мозг другим способом. Гашиш, мескалин, ЛСД, опиум. Все, что хотите. Будете пробовать?

— Конечно, я же ясно вам сказал, что хочу попробовать все! У нашего брата не каждый день появляется возможность слетать на Землю.

Вайнер улыбнулся, но это была уже не та легкомысленная улыбка, что прежде. Казалось, он не совсем пришел в себя, но намеревался впитать в себя все грехи, которые могла подарить ему Земля.

А Кирби между тем спросил себя, хорошо ли он выполняет поручение. Не пожалуется ли марсианин на его обращение? Чего доброго, его сместят с должности или понизят. И это было неприятно. Он очень дорожил своей карьерой и не хотел испортить ее за одну ночь.

Они медленно шли по дворцу, который своими маленькими комнатками и нишами напоминал ресторан. Только столы здесь были пониже, и возле них, стояли скамейки.

— Скажите, — неожиданно спросил Вайнер, — неужели люди действительно верят всей этой чепухе с электронами?

— Не знаю, что и ответить, мистер Вайнер. Я никогда этим не интересовался.

— Но движение возникло на ваших глазах. Сколько людей оно сейчас объединяет?

— Думаю, несколько миллионов.

— Это очень много. Нас на Марсе всего семь миллионов. А здесь так много сторонников этого проклятого культа…

— На Земле есть много других сект, — сказал Кирби. — Мы живем во времена апокалипсиса. Люди пытаются хоть в чем-то обрести уверенность. Ищут любые пути из одиночества.

— Тогда вам достаточно приехать на Марс. У нас найдется работа для каждого. Тому кто работает, некогда размышлять. — Вайнер коротко рассмеялся. — К черту все это! Расскажите лучше, что меня ожидает в этом дворце!

— Здесь вы можете испытать всевозможные галлюцинации. ЛСД и опиум вышли из моды. Вместо них часто вводят вещество, вызывающее эротические ощущения. Очищенный меркаптан, например. Утверждают, что такие галлюцинации гораздо приятнее.

— Утверждают? А вы что, сами этого не знаете? Неужели вы, Кирби, не можете мне дать никакой информации из первых рук? Что вы за человек? Ведь вы не живете! За каждым человеком, Кирби, должны водиться какие-нибудь грешки…

Кирби подумал о регенерационной камере, которая ждала его в просторном доме на острове Тортола. Но виду не подал.

— Некоторые из нас слишком заняты, чтобы пестовать свои пороки. Но ваш визит к нам может иметь воспитательное значение… Хотите подышать этим веществом, мистер Вайнер?

Подкатил робот. Кирби вынул кредитный жетон и прижал его к глазку фотоэлемента. В тот же момент вспыхнула сигнальная лампочка и механизм сказал:

— Ваш заказ принят, сэр! Покорнейше благодарю. Можете обслуживать себя из моих запасов.

Голос был удивительно глухим и медленным. Вероятно, магнитофонная лента внутри механизма бежала с недостаточно быстро.

Кирби открыл ящик-магазин с полным набором наркотиков и вытянул оттуда маску для ингаляций. Тотчас же внутри робота что-то щелкнуло, и на матовой поверхности шкалы появились цифры. Механизм уехал.

Кирби протянул своему подопечному маску, и Вайнер, поудобнее устроившись на одном из лож, сразу же натянул ее. После некоторого колебания Кирби последовал его примеру. Он закрыл глаза и уже в следующий момент почувствовал сладковатый и очень неприятный запах. Подумать только, что находятся люди, которые добровольно проделывают такие эксперименты над собой. Он стал ждать, что же будет дальше.

Кирби знал, что, некоторые каждый день проводят в этом дворце. Кое-кто остается на ночь, если, конечно, есть деньги. Каждые несколько лет правительство повышало налоги на наркотики, может быть, для того чтобы выбить почву из-под ног Кифферов, а может, просто в погоне за доходами. Оно ведь знало, что наркоманов не испугают никакие цены. Люди приходили, даже если должны были платить за понюшку ЛСД 20 долларов, а за дозу героина — 80. Эта смесь на основе меркаптана, видимо, действовала не так сильно, как героин, к тому же, говорят, она безвредна…

Внезапно Кирби увидел девушку, украшенную бриллиантами и изумрудами. Хирурги вырезали у нее всю плоть, которую только можно вырезать. Глазные яблоки блестели холодным стеклянным блеском. Ее груди были полушариями из оникса, а вместо сосков пламенели рубины. Губы из алебастра, волосы из золотых нитей. И от всей ее фигуры исходил Голубой Огонь. Огонь форстеров.

— Ты устал, Рон. Ты должен убежать от самого себя.

— Я знаю. Я использую регенерационную камеру почти каждый день. И делаю отчаянные усилия, чтобы не свалиться окончательно.

— Ты слишком суров к самому себе. И в этом твое несчастье. Почему ты не зайдешь к моему хирургу? Усовершенствуй себя. Освободись от всей ненужной, идиотской плоти. Плотью и кровью ты не заслужишь славы! Гниение и чистота несовместимы!

— Нет, — пробормотал Кирби, — это все бред. А кроме того, мне нужен всего лишь покой и отдых. Покупаться и полежать на солнце, как следует выспаться, а мне вместо этого подсунули сумасшедшего парня с Марса.

Видение резко рассмеялось и вскинуло вверх руки. Плоть с них была снята и заменена слоновой костью, а ногти отливали медью. Дразнящий язычок, показавшийся из-за алебастровых губ, был сделан из флексипласта.

— Послушай меня, Рон. Ты будешь выглядеть намного привлекательнее. Может быть, тогда следующий твой брак окажется более удачным. Ты избегаешь ее, сознайся! А должен выглядеть, как она. Она сейчас счастлива.

— Я человеческое существо, — ответил Кирби. — И не хочу превращаться в ходячую музейную редкость, как ты.

Голубой свет вокруг видения запульсировал.

— Но тебе все-таки кое-что нужно, Рон. Регенерационная камера не выход из положения. И работа. Значит, ты не хочешь себя изменить? Хорошо, тогда стань форстером. Посвяти свою жизнь Единству всего сущего. Победи смерть.

— А не могу я остаться самим собой? — выкрикнул Кирби.

— Ты сейчас ничего из себя не представляешь. Мир в беспокойстве. Люди с Марса насмехаются над нами. Люди с Венеры презирают нас. Нам нужна новая организация, новая сила. Жало смерти кроется в грехе, а сила греха является законом. Могила — это не победа!

В голове Кирби затанцевал разноцветный хоровод. Монстр в образе женщины начал делать пируэты, прыгать и щипать его за лицо. Кирби стало страшно. Вынырнув из мрака, он все же сумел каким-то образом схватиться за маску… И за этот кошмар он заплатил такие деньги! И как только людям может нравиться такое?

Кирби сорвал маску с лица и отбросил ее подальше. Некоторое время он продолжал лежать с закрытыми глазами, пока абсурдные видения не поблекли. Когда он открыл глаза и вернулся в реальный мир, оказалось, что Вайнер исчез.

Глава 4

Портье киффер-ресторана ничем не смог помочь Кирби.

— Когда он ушел? — спросил Кирби.

Портье пожал плечами:

— Вышел — и все!

— Он что-нибудь сказал?

— Мы не разговаривали. Он просто вышел и все!

Кирби, чертыхаясь, побежал вдоль улицы. Он непроизвольно взглянул на небо. Там в темноте горели разноцветные знаки: «22 часа 05 минут. Среда, восьмое мая, год 2077. Покупайте хрустящие фриблизы!»

До полуночи — два часа. Для этого сумасшедшего колониста времени достаточно, чтобы нажить себе неприятности. Чего бы ни дал Кирби, лишь бы найти Вайнера, который блуждал по ночному Нью-Йорку, пьяный и, возможно, еще и одурманенный наркотиками. Он ведь не только должен был оказать Вайнеру гостеприимство. Он должен был и приглядывать за ним. И раньше, когда с Марса прибывали торговые делегации или отдельные представители, анархия, господствующая в обществе, особенно в США, той стране, которая, собственно, и организовала колонию на Марсе, часто заставляла этих людей терять голову.

Куда же ушел Вайнер? Возможно, опять отправился к форстерам, чтобы устроить скандальчик. Кирби перебежал улицу и заглянул в унылый сектантский зал. Богослужение продолжалось, но все было тихо. Не похоже, чтобы Вайнер побывал здесь еще разок. Верующие стояли на коленях и что-то хором пели.

На всякий случай Кирби тихо проскользнул по проходу и осмотрел каждый ряд. Вайнера не было. Девушка с удивительным лицом все еще была здесь. Когда он проходил мимо, она взглянула на него и улыбнулась, протянув к нему руки. На какое-то мгновение он подумал, что это опять галлюцинация, и даже испугался. Но потом опомнился, улыбнулся в ответ и побыстрее вышел из зала.

Кирби брел куда глаза глядят. На перекрестке он ступил на транспортную ленту и проехал три квартала. Нет, Вайнера нигде не видно. Кирби сошел с ленты и обнаружил, что находится перед домом, где можно принять регенерационную ванну. За двадцать долларов погрузиться в нирвану. Может быть, Вайнер зашел сюда? Повинуясь этой мысли, Кирби подошел к кассе. Какой-то толстяк, фунтов эдак на четыреста, с двойным подбородком, сидел за кассой. Вероятно, это был хозяин заведения. Заплывшие жиром глаза смотрели с подозрением.

— Хотите часок отдохнуть, приятель?

— Я ищу человека, прибывшего с Марса, — неожиданно сказал Кирби. — Приблизительно моего роста, темноволосый, смуглый, с энергичным лицом…

— Не видал такого.

— Он может быть в одной из ваших камер. Я из ООН. Это очень важно.

— Да хоть от самого Господа Бога! Мне это совершенно безразлично. Я не видел этого человека. — Толстяк бросил взгляд на идентификационную карточку Кирби. — Вы что, хотите, чтобы я открыл вам свои камеры? Говорю вам, он не заходил!

— Если он все-таки придет, не пускайте его в камеру, — попросил Кирби. — Задержите как-нибудь и позвоните в отдел безопасности ООН.

— Если он захочет в камеру, я вынужден буду пустить его. Они открыты для всех. Неужели я из-за вас буду ссориться с клиентом… Кстати, на вас лица нет. Почему бы вам не отдохнуть? Ванна сотворит чудо. Вы почувствуете себя как…

Кирби повернулся и быстро пошел прочь. Волнения, а возможно, и галлюцинации плохо подействовали на нервы и желудок. Он почувствовал боль и тошноту. Вместе с волнением в нем росла злость. Он представил себе, что Вайнер валяется в подворотне избитый, а то и убитый, выпотрошенный — только оболочка, мышцы и несколько костей. Может, он и заслуживает такой участи, но Кирби перестанут доверять. Скорее всего, Вайнер вновь разыгрывает слона в посудной лавке. Где же его искать?

На другой стороне улицы Кирби увидел телефонную будку, помчался к ней и нажал на номер отдела безопасности.

Маленький экран вспыхнул зеленоватым светом. Появилось широкое бородатое лицо Ллойда Ридблома.

— Ночная смена слушает, — автоматически сказал Ридблом, еще до того, как увидел и узнал Кирби. — А, это ты, Кирби. Где же твой человек с Марса?

— Я потерял его. Он обязательно хотел побывать во дворце Кифферов и исчез оттуда.

Ридблом оживился:

— Объявить тревогу?

— Пока не стоит, — ответил Кирби. — Он не должен знать, что мы обеспокоены его исчезновением. Но подключиться на мои частоты будет не лишним. И сообщить об этом полиции. Если его где-нибудь увидят, пусть сразу же сообщат мне. Через час я снова вам позвоню и в случае надобности изменю инструкции.

Кирби вышел из будки и медленно направился обратно по улице. Когда он вновь подошел к зданию общины, верующие расходились.

Девушка с искусственными ушными раковинами шла как раз в его сторону и обратилась к нему раньше, чем он успел отвернуться или перейти на другую сторону улицы:

— Хелло! Меня зовут Банна Маршак. Где же ваш приятель?

Ее голос нельзя было назвать неприятным.

— Не знаю, — хмуро ответил Кирби.

— Вы были его сопровождающим?

— Да, я должен был не спускать с него глаз. Он с Марса.

— Он недолюбливает нас, форстеров, не правда ли? Очень было неприятно наблюдать за ним во время молитвы. Должно быть, он не совсем здоров.

— Он просто пьян, — ответил Кирби. — Почти все марсиане напиваются сразу же, как только прилетят на Землю. Они думают, что тут Содом и Гоморра, и они могут делать все, что хотят. Может, выпьем? — добавил он почти автоматически.

— Спасибо, я не пью. Но если вам хочется выпить, я могу вас сопровождать.

— Я просто должен выпить. Хотя бы рюмку.

— Вы не назвали еще своего имени.

Кирби подумал, что девушка довольно настойчива, но терпеливо ответил:

— Меня зовут Рон Кирби, и я работаю в ООН. Давайте зайдем вот сюда!

Он открыл дверь заведения на углу улицы. Девушка улыбнулась и последовала за ним. Он решил, что ей лет тридцать.

Они уселись, и Кирби заказал ром. Банна Маршак перегнулась через стол, и он почувствовал своеобразный запах духов.

— Зачем вы привезли его на молитву? — спросила она.

Кирби опорожнил свою рюмку так, словно там был не ром, а фруктовый сок.

— Он хотел посмотреть на форстеров.

— Мне кажется, что и вы скептически относитесь к нашей вере.

— У меня нет определенного отношения. Мне, знаете ли, приходится много работать, ни на что другое не остается времени.

— Тем не менее вы считаете нас сектой сумасшедших, не так ли?

Кирби заказал вторую порцию.

— Может быть, — сознался он. — Но это поверхностное мнение. Оно не основывается на какой-то определенной информации.

— Вы читали книгу Форста?

— Нет.

— А прочтете, если я дам вам ее?

— Вы что, хотите направить меня на путь истинный? — Кирби рассмеялся и осушил рюмку. Постепенно он начал чувствовать себя лучше.

— Это совсем не смешно, — ответила она. — Похоже, что вы также против хирургических усовершенствований?

— Не всегда. Если кто-то хочет выпрямить свой кривой нос, я нахожу это нормальным. Но эти искусственные части… Нет, я категорически против таких штук. Моя жена совершенно изменила свое лицо с помощью этих операций, и я вынужден был развестись с ней. Это случилось три года назад.

— Я бы этого не сделала, если бы знала о форстерах. Я совсем потеряла уверенность в себе. Всего боялась. А сегодня знаю, каким путем я должна идти. Правда, я уже не могу вернуть своего прежнего лица, но уже привыкла к новому и даже нахожу его притягательным.

— Расскажите мне о Форсте, — попросил Кирби.

— Все очень просто. Он хочет восстановить духовные ценности в мире. Чтобы мы все понимали, что рождены для высоких целей и являемся существами одной и той же природы.

— И он хочет добиться этого с помощью подобных богослужений и демонстраций Голубого Огня?

— Голубой Огонь — это внешнее, все дело в духовой миссии. Форст хотел бы обратить энергию человека на звезды, вывести нас из упадка, развить все наши природные таланты. Ему хочется спасти и эсперов, которые день ото дня все больше впадают в безумие. Он жаждет объединить всех, чтобы все вместе в будущем работали на благо человечества.

— Понятно. А что он под этим понимает?

— Я же вам говорила! Он хочет обратить энергию человечества на звезды. Вы думаете, что Венеры и Марса нам достаточно? Ведь во Вселенной миллионы планет! И они только того и ждут, чтобы человек нашел к ним путь и добрался до них. И Форстер считает, что он знает этот путь. Но он требует объединения всей духовной энергии. Я знаю, это звучит непонятно и попахивает мистикой. Но в этом что-то есть. И к тому же это успокаивает израненную душу. Самая первая его цель — это единство и уверенность. А потом — звезды. Конечно, нам надо научиться преодолевать огромные расстояния. Мы должны привить марсианам терпимость, восстановить связи с людьми на Венере, если в них еще осталось что-нибудь человеческое… В общем, работать надо много, и ничего нереального в этом нет, хотя так и кажется на первый взгляд.

Кирби не был согласен с этим. На его взгляд все это было слишком сумбурно и туманно. Но в мягком приятном голосе, Банны Маршак звучала такая убежденность, что Кирби почувствовал нечто вроде сожаления. Он даже готов был простить ей пластическую операцию. Но все, что касалось Форста… В этот момент загудел коммутатор в кармане. Это был сигнал от Ридблома — вызов на связь.

— Извините, я отлучусь на минуту, — сказал он. — Нужно сделать одну важную вещь…

Кирби глубоко вздохнул и исчез в телефонной кабине. Дрожащими пальцами нажал номер. На экране сразу появился Ридблом.

— Мы нашли беглеца! — сказал он.

— Живого или мертвого?

— К сожалению, живого. Он оказался в Чикаго в посольстве марсиан. Одолжил у жены консула тысячу долларов и к тому же улучил момент сделать ей несколько бесстыдных предложений. В итоге она позвонила в полицию. Мы установили за ним слежку. Сейчас он в стельку пьян. Как нам действовать? Забрать?

Кирби закусил губу.

— Нет. Как и всякий дипломат, он — неприкосновенная личность, к тому же еще не нарушил закона. Слишком суровые меры принесут нам только неприятности. Я беру дело в свои руки. На площадке ООН есть какая-нибудь машина?

— Конечно! Вы доберетесь до Чикаго минут за сорок…

— Этого вполне достаточно. А теперь слушайте внимательно: разыщите в Чикаго самую хорошенькую девушку, которую только сможете найти, но чтобы она была из эсперов и обладала телепатическими данными, в первую очередь — сексуальными. Как только найдете такую девушку, сразу выпускайте ее на Вайнера. Пусть она удержит его любым способом до тех пор, пока не появлюсь я. Если вы не найдете ничего подходящего, привлеките к этому делу кого-нибудь из полицейских.

— Будет сделано, — сказал Ридблом.

Кирби вышел из машины. Он полностью протрезвел. Банна Маршак продолжала сидеть там, где он ее оставил. Издалека все изменения, которые она внесла в свою внешность, казались даже милыми.

Увидев его, она улыбнулась.

— Ну, как?

— Его нашли. Шляется по Чикаго. И я должен ехать туда и найти его до того, как он успеет что-нибудь натворить.

— Будьте к нему снисходительны, Рон. Он несчастный человек, и ему надо помочь.

— Мы все нуждаемся в помощи… — Кирби внезапно замолчал. Мысль о том, что он должен один лететь в Чикаго, показалась ему малоприятной. — Мисс Маршак… — начал он.

— Да?

— У вас нет никаких планов на ближайшие несколько часов?

Глава 5

Вертолет шел над ночным Чикаго. Внизу Кирби видел черную, как тушь, поверхность Мичиганского озера и четырехсотметровые небоскребы на его берегах. В небе светилось: «23 часа, 31 минута. Среда, восьмое мая. Год 2077. Покупайте таблетки Огли-бея!»

Пилот направил машину к посадочной площадке на одной из крыш и аккуратно приземлился, несмотря на сильный, резкий ветер. Кирби помог своей спутнице выйти из машины, и она быстро зашагала к лифту. Во время полета из Нью-Йорка в Чикаго Банна Маршак продолжала рассказ о благородной миссии форстеров, и Кирби уже не мог понять, абсолютная ли это чепуха, бред заговорщиков или подлинная религия. А может, всего понемногу?

Ему казалось, что основную идею он все-таки ухватил. Форст создал культ электричества, вкрапив в него идеи католицизма, атеизма и буддизма и приправив эту смесь соусом технического прогресса. Ядерные реакторы на алтаре, псалмы и гимны Святому Электрону — это для простаков. Основной же приманкой была проповедь бессмертия. Не возрождения, не погружения в нирвану, а реального, физического бессмертия человеческой плоти. И ловушка сработала: за восемь лет новый культ, привлекший сначала лишь кучку сумасбродов, собрал под свои знамена миллионы. Все старые религии потерпели крах. Форст щедро раздавал верующим золото обещаний. А то, что это не золото, а дешевая подделка, люди поймут лишь со временем.

Всего за полминуты скоростной лифт доставил их вниз, где уже ждали три машины-капсулы городской полиции.

— Он обязательно хочет попасть на богослужение к форстерам, — сказал один из полицейских. — Девчонка таскает его за собой уже около часа, но не может выбить из него эту мысль.

— А что ему там надо? — спросил Кирби.

— Мечтает заполучить реактор. Говорит, что захватит его с собой на Марс и употребит там на пользу.

Банна Маршак пришла в ужас от такого богохульства. А Кирби пожал плечами и поднял голову, любуясь проплывавшими мимо небоскребами. Вскоре машина остановилась, и Кирби увидел своего подопечного на противоположной стороне улицы. Рядом с ним стояла темноволосая девушка с пышными формами, пышущая сексом. Девушка обняла Вайнера за талию и что-то шепнула ему на ухо. Вайнер, судя по всему довольно пьяный, хрипло рассмеялся и притянул ее к себе, а потом оттолкнул. Девушка не сдавалась и опять прижалась к нему. Так они и двигались вперед — медленно, но верно.

На улице было мало народу, и Кирби быстро заметил людей, следивших за Вайнером, — двух агентов Ридблома и двух полицейских в штатском. Слишком уж большой эскорт для одного пьяного марсианина.

Кирби быстрым шагом прошел немного вперед, а потом пересек улицу. Когда его заметила спутница Вайнера, Кирби сделал ей знак. Она сразу поняла что к чему и выпустила руку марсианина, отступив немного в сторону. Вайнер тут же покачнулся, а потом увидел Кирби.

— Отыскали меня все-таки?

— Не хочется, чтобы вы совершили что-то такое, в чем придется каяться.

— Очень мило с вашей стороны, Кирби… Раз уж вы здесь, помогите мне. Я хочу добраться до этих форстеров. Они транжирят ценное сырье и горючее. Давайте договоримся так: вы отвлечете внимание священника, а я тем временем сопру у него Голубой Огонь.

— Но послушайте, мистер Вайнер, такой реактор с водным резервуаром и прочими атрибутами весит по крайней мере сто пятьдесят килограммов. Кроме того…

— Вы пойдете со мной или нет? — разозлился Вайнер. Он показал на другую сторону улицу, и Кирби, следуя взглядом за его рукой, увидел в квартале от них храм форстеров. На фасаде, таком же невзрачном, как и в Манхеттене, горели неоновые буквы.

Вайнер направился в сторону храма, Кирби нерешительно посмотрел на Банну Маршак, а потом двинулся за Вайнером. Пройдя шагов пятьдесят, Кирби оглянулся и увидел, что девушка идет вслед за ними. Перед самым входом Банна Маршак обогнала Кирби и Вайнера и загородила им путь.

— Остановитесь! — воскликнула она. — Зачем вы туда идете? Чтобы совершить какую-нибудь подлость?

— Прочь с дороги, ведьма! — крикнул Вайнер. — Твоя жестяная физиономия действует мне на нервы!

— Прошу вас, не надо, — тихо сказала она. — Ведь в душе вы несчастны. Вы не находите гармонии даже в самом себе. Давайте-ка лучше войдем вместе, и вы покажете мне, как умеете верить и молиться. Вы только выиграете от этого, и много выиграете. Ведь гораздо лучше раскрыть перед алтарем свою душу, чем стоять вот так пьяным…

И в этот момент Вайнер ударил ее тыльной стороной ладони. Удар был совсем не сильный, но ее лицо с вмонтированными хирургом аппликациями не выносило и такой боли. Банна Маршак со стоном упала на колени и закрыла лицо руками. Однако и теперь она продолжала загораживать вход в храм. Вайнер занес для удара правую ногу, и в этот момент Рейнольд Кирби забыл обо всем, даже о том, что платили ему в основном за дипломатию. Он схватил Вайнера за локоть и повернул к себе. Марсианин на мгновение потерял равновесие и хотел уцепиться за Кирби, но тот сразу же ударил его по руке, а другой рукой нанес удар в желудок. Вайнер издал невнятный звук и отшатнулся назад. Кирби не дрался уже лет тридцать, и в этот момент испытал варварское наслаждение. Адреналин зажег его кровь. Он вновь ударил Вайнера и опять попал в желудок. Марсианин с недоумением взглянул на него, а затем упал на колени. В следующее мгновение он осел на грязный тротуар, раскинув руки по сторонам.

— Вставай! Живо! — выкрикнул Кирби.

В этот момент девушка прикоснулась к его руке.

— Оставьте его, — сказала она глухо. Ее металлические губы казались согнутыми и смятыми. На щеках блестели слезы. — Пожалуйста, не бейте его больше.

Вайнер лежал на спине и медленно вертел головой. Подошли полицейские, а вместе с ними маленький пожилой человечек с пергаментным лицом — марсианский консул.

Кирби почувствовал, как сжался желудок. Он монотонным голосом назвал свое имя. Консул улыбнулся.

— Мне очень жаль, мистер Кирби, но в него, наверное, вселился дьявол. Все остальное я возьму в свои руки. Самое главное, чтобы он понял, как глупо вел себя.

— Это… это я во всем виноват, — пробормотал Кирби. — Я потерял его из виду. Он не должен отвечать за то, что…

— Мы все очень хорошо понимаем, мистер Кирби. — Консул благосклонно кивнул, а потом сделал знак полицейским, чтобы они подняли Вайнера и отнесли его в машину.

Когда прошел шок, Кирби понял, что стоит на улице рядом с храмом, и все, кроме Банны, уехали. Кирби был измотан. Так чувствует себя человек, только что очнувшийся от ночных кошмаров.

Немедленно домой! Два часа — и он будет на Тортоле, примет регенерационную ванну, всего на полчасика… Нет, на час. Чтобы прийти в себя после этой ночи, ему обязательно нужно принять ванну. Один час полного освобождения. Час безмятежного бегства в ничто.

И тут Банна сказала:

— Может быть, мы войдем в храм?

— В храм? В этот храм?

— Да… Прошу вас.

— Сейчас поздно. И я чертовски устал. К тому же вертолет ждет. Он доставит меня обратно в Нью-Йорк. Ну а что касается вашего лица… Я позабочусь, чтобы за лечение заплатили.

— Забудьте о вертолете, — сказала Банна, — и пойдемте в храм.

— А вы действительно настойчивы… Я хочу домой.

Она вздрогнула, но решила не сдаваться.

— Подарите мне два часа, Рон. Вам ничего не нужно делать. Только сесть и слушать, что будут говорить другие. Мы подойдем поближе к алтарю. Обещаю, что это будет для вас самый лучший отдых. Только сидеть и слушать.

Кирби посмотрел на ее обезображенное лицо. За нелепыми веками скрывались настоящие глаза — грустные, блестящие, умоляющие. Почему она так настойчива? Она что, получает мзду за каждого, кого притащит к Голубому Огню? Кирби терпеть не мог религиозных фанатиков, таких как она. Отдала этому проклятому движению и душу, и тело и твердо убеждена, что паства Форста будет жить целую вечность и когда-нибудь отправится в путешествие к далеким звездам.

Какая усталость! И потом, что скажут в ООН, если человек, занимающий такой высокий пост, начнет шляться по храмам форстеров? Кто знает, не отразится ли на его карьере фиаско с Вайнером? Придется оправдываться и защищаться… А стоит ли игра свеч? Может, действительно зайти в храм? Просто отдохнуть… Голова раскалывается. Может быть, он там найдет кого-нибудь из эсперов, кто сделает ему массаж мозга? Эсперы ведь частенько ходят в храмы форстеров.

— Прошу вас, войдите, — повторила Банна.

Он взглянул на светящуюся вывеску на жалком фасаде:

«Братство космического единства. Входите все, кто жаждет вечной жизни! Гармония со всей вселенной».

Невелика беда, если он и поддастся разок, позволит убаюкать себя волнам этой веры.

— Ну, как, войдем? — спросила Банна.

— Что ж, будь по-вашему, — пробормотал Кирби. — Гармония со Вселенной

— это неплохо, но только на час, не больше.

Она схватила его за руку. Когда они прошли через грязный вестибюль и открыли внутреннюю дверь, Кирби увидел человек десять-двенадцать, стоящих на коленях у скамеек. Пастор колдовал над небольшим реактором. Весь зал заливало голубое мерцание. Судя по всему служба началась уже давно. Одна из женщин на задних рядах опустила голову и сладко дремала.

Банна Маршак провела Кирби на один из первых рядов, он сел и начал присматриваться к полному и приземистому руководителю общины. Или священнику? Как там он у них называется…

— Братья и сестры! — произнес человек у алтаря проникновенным голосом. — Воспоем хвалу соединившему все Единству! Мужчина и женщина, звезда и камень, дерево и птица — все состоит из атомов, а эти атомы содержат частицы, которые движутся с необычайной скоростью. Это электроны, братья и сестры! Они показывают нам путь к миру. И я вам сегодня расскажу, как они…

Рейнольд Кирби опустил голову. Глаза слезились от усталости. Он не мог смотреть на этот голубой свет, исходящий из реактора. В затылке запульсировала кровь. Сквозь туман он видел, что Банна Маршак сидит рядом.

«Я слушаю тебя, — подумал Кирби, — я слушаю. Продолжай свой рассказ! Продолжай! Может быть, бог и всемогущий электрон помогут мне! Я слушаю…»

Часть II

2095 г. Воины Света

Глава 6

Когда аколит третьей степени Кристофер Мандштейн начинал говорить о жизни и смерти, сразу же становилось ясно, что он очень хочет жить вечно. Это было главным его недостатком. Жажда вечной жизни — довольно понятная человеческая слабость. Но у Мандштейна она доходила до абсурда.

В конце концов один из его начальников счел нужным напомнить:

— Не забывайте, что ваше главное призвание — заботиться о благе других… Вам это ясно?

— Ясно, брат! — сдавленным голосом ответил Мандштейн. Он готов был сквозь землю провалиться от стыда. — Признаю свою ошибку и прошу прощения.

— Дело не в прощении, — назидательно заметил начальник, пожилой уже человек, — а в понимании. Каковы ваши цели, Мандштейн? В чем вы видите свою миссию?

Аколит мгновение помедлил — он привык взвешивать свои слова, прежде чем ответить, тем более, когда знал, что вступает на зыбкую почву абстрактных рассуждений. Он нервно затеребил рясу и скользнул взглядом по убранству часовни, выдержанному в стиле неоготики. Они находились на помосте и смотрели вниз, на скамьи. Богослужения не было, но несколько верующих стояли на коленях, повернувшись в сторону кобальтового реактора, излучавшего Голубой Свет. Они были членами третьей по величине общины в Нью-Йорке. Мандштейн вступил в нее полгода назад, в день своего двадцатидвухлетия. Тогда он считал, что им движет только религиозное чувство. Теперь он уже не был уверен в этом.

Он схватился за перила помоста и вымолвил:

— Я хотел бы помогать людям, брат. Хотел бы помочь им найти путь истинный. Чтобы все люди поняли, что созданы для великих целей, как говорит Форст.

— Прошу без цитат, Мандштейн!

— Я только пытаюсь вам показать…

— Ясно. Мне кажется, вы не понимаете одной вещи: возвышение должно происходить одновременно и внешне, и внутренне. И вы не можете перепрыгнуть через своих начальников, даже если бы вам очень хотелось этого… Зайдите на минутку в мое бюро.

— Конечно, брат Лангхольт! Раз вы этого хотите…

Мандштейн последовал за старостой в пристройку. Весь комплекс зданий был возведен несколько лет назад и совсем не напоминал те жалкие помещения, в которых форстеры ютились четверть века назад.

Бюро Лангхольта отчасти напоминало келью, но в то же время было видно, что на отделку не поскупились. Литой бетонный потолок имитировал готические своды, почти всю стену занимали полки с книгами. На письменном столе, на толстой плите эбенового дерева, тлел маленький Голубой Свет — символ Братства.

На плите Мандштейн увидел и кое-что другое — письмо, отправленное им начальнику округа Кирби, с просьбой о переводе в генетический центр Братства, в Санта-Фе.

Мандштейн покраснел. Он легко заливался краской. Этот невысокий, немного тучный человек с черными волосами и толстыми розовыми щеками в обществе сухопарого и аскетичного Лангхольта чувствовал себя до нелепости незрелым.

— Как видите, мы получили ваше письмо, адресованное Кирби.

— Но… Но ведь это письмо было совершенно личного плана. Я…

— В этой общине нет ничего личного. В том числе и писем. Кирби сам передал его мне. Взгляните: он кое-что на нем написал.

Мандштейн взял письмо и в правом верхнем углу прочел: «Кажется, он чересчур спешит. Дайте ему пару уроков. Р.К.»

Аколит положил письмо на место, ожидая вспышки гнева. К его удивлению, Лангхольт только улыбнулся.

— Почему вы захотели уехать в Санта-Фе, Мандштейн?

— Чтобы принять участие в исследованиях… в селекционной программе.

— Вы ведь не эспер.

— Может быть, у меня найдутся гены, которые окажутся пригодными, сэр. Поверьте, действовал я отнюдь не из тщеславия. Я хотел внести свою лепту в общее дело.

— Вы внесете лепту, Мандштейн, если будете добросовестно выполнять свою работу. Если вы понадобитесь в Санта-Фе, вас туда вызовут в нужное время. Неужели вы думаете, что нет более опытных людей, которые с радостью поедут туда? Как насчет меня? Или брата Аштона? Или Кирби? Вы пришли к нам, так сказать, с улицы и по прошествии полугода уже хотите получить плацкарту в Утопию. Мне очень жаль, но все это не так просто.

— Что мне теперь делать, сэр?

— Очиститесь! Избавьтесь от амбиций и гордости! Молитесь! Выполняйте свой каждодневный долг. И не помышляйте о быстрой карьере. Кто хочет получить все, что ему хочется, тот неизбежно сходит с пути истинного.

— Может, мне податься в миссионеры? — спросил Мандштейн. — Я бы мог примкнуть к группе, которая отправляется на Венеру…

Лангхольт вздохнул.

— Опять вы за свое, Мандштейн! Подавите эмоции! Если вы мечтаете о жизни авантюриста, вам здесь не место.

— Я думал, что тем самым искуплю свои грехи.

— Ну, конечно же! Вас что, прельщает нимб мученика? Или вы думаете, что если миссионеры доберутся до Венеры и с них там не сдерут кожу, то по возвращении они сразу же за великие заслуги попадут в Санта-Фе, как души героев — в Валгаллу? Какие-то сумасбродные у вас мечты. Примиритесь со своей судьбой — иначе вас придется причислить к еретикам.

— С еретиками я вообще ничего не имел общего, сэр…

— То, что я сказал, не оскорбление, Мандштейн. Это просто констатация истины, — изрек Лангхольт. — Я боюсь за вас. Видите ли… — Он сунул письмо в мусоросжигатель, где оно тотчас же превратилось в пепел. — Я хочу забыть этот неприятный инцидент. Но вы не должны его забывать. Шагайте себе по миру, но только поскромнее. Умейте признавать свои ошибки и молитесь о своем усовершенствовании. А теперь вы можете идти.

Мандштейн пробормотал слова благодарности и вышел. Колени все еще слегка дрожали. Он легко отделался, а ведь могло дойти до собрания общины. А потом перевели бы в какое-нибудь малоприятное место. А может быть, вообще исключили из братства.

Да, он допустил грубую ошибку, пытаясь перепрыгнуть через инстанции. Теперь Мандштейн это хорошо понимал. Но другого пути нет. С каждым днем он стареет и приближается к смерти, в то время как Избранные в Санта-Фе будут жить вечно. Мысль об этом показалась ему невыносимой, и, поняв, что путь к бессмертию для него закрыт, Мандштейн пал духом…

Он прошел вниз, в зал для богослужений, сел в один из последних рядов и уставился на реактор.

— Я хочу исчезнуть в Голубом Огне, — бормотал он слова молитвы, — чтобы он меня очистил и возвысил мою душу!

Иногда, стоя вот так перед алтарем, он чувствовал нечто вроде душевного подъема. Казалось, его осеняет нечто, обычно недоступное пониманию. Однако это чувство овладевало им довольно редко. Приходилось сознаться, что в душе он малорелигиозен. В минуты критического самосозерцания Мандштейн понимал, что религиозный экстаз не для него. Более того, на весь культ форстеров он смотрел как на действо в театре, за кулисами которого разыгрывалось нечто воистину великое. Однако и в успех сложной программы генетических исследований он до конца не верил. И в то время как другие искали в молитвах душевное умиротворение, он ломал голову над тем, смогут ли лаборатории в Санта-Фе добиться серьезных результатов.

Веки Мандштейна сомкнулись. Голова опустилась на грудь. И перед глазами замелькали электроны, мчащиеся по своим орбитам. Он безмолвно повторял электронную литургию.

И не успев закончить литургию, он почувствовал себя совершенно больным. Еще шестьдесят лет — и с ним будет покончено, в то время как в Санта-Фе…

Мандштейн поднял глаза на алтарь. Голубой Огонь продолжал монотонно мерцать, словно посмеиваясь над ним, Мандштейном. Тогда, не выдержав, он сорвался со своего места и выбежал на улицу.

Глава 7

В своей рясе цвета индиго и капюшоне, Мандштейн обращал на себя внимание прохожих. Некоторые смотрели на него, как на сверхъестественное существо. И хотя многие из них были не последними людьми в обществе, они придерживались мнения, что Братство, подобно религиозным орденам прошлого, причастно к запредельному.

Мандштейн ступил на транспортную ленту. Мимо него проплывали дома. Нью-Йорк, словно гигантская, разросшаяся опухоль, расползался в сторону Гудзона. Он давно превратился в хаотический конгломерат, поглотив близлежащие города и став неуправляемым.

Воздух был чист, пахло снегом, но Мандштейн торопился домой. От храма до скромных меблированных комнат, где он поселился, надо было пройти пять кварталов. Он жил один. Аколитам требовалось специальное разрешение на женитьбу. Случайные связи вообще запрещались. До сих пор Мандштейн не очень-то страдал от этого, надеясь, что перевод в Санта-Фе разрешит все вопросы. Говорили, что в Санта-Фе много молодых и податливых аколиток.

Но теперь об этом и думать нечего. Санта-Фе надо забыть. Письмо к Кирби, написанное под влиянием внезапного порыва, перечеркнуло все его надежды. Теперь он обречен топтаться на одной из низших ступеней иерархической лестницы форстеров. Спустя какое-то время его примут в Братство, он наденет другую рясу, может быть, отпустит бороду, будет участвовать в богослужениях, заботиться о пастве — вот и все!

Разумеется, Братство растет как на дрожжах, и это сулит неплохие перспективы.

За время жизни одного поколения движение вобрало в себя десятки миллионов верующих. Форстерам было что предложить людям в замен обещаний старых религий. Они манили уверениями, что где-то в недрах Братства идет поиск тайны бессмертия. На нее-то и тратятся все доходы церкви. Это был ход конем, и он себя оправдал. Конечно, подражатели, более мелкие секты, тоже добивались некоторых успехов. Были даже отколовшиеся от форстеров еретики, приверженцы «трансцендентной гармонии», которых называли лазаристами — по имени главы движения, Лазаруса. Но Мандштейн остался верен форстерам, главным образом потому, что был воспитан в духе истинной веры и Голубого Огня. Как бы то ни было, он прочно сел в лужу. Выше старосты ему не подняться…

— Простите!

Кто-то вскочил на транспортную ленту и так толкнул его, что он чуть не упал. Чудом восстановив равновесие, аколит увидел широкоплечего мужчину в синем костюме, который поспешно удалялся. «Толкотня, суета, — подумал Мандштейн. — Лента достаточно широка, чтобы встать на нее троим. А этот болван даже не видит, куда прет!» Он поправил рясу. И в этот момент чей-то мягкий голос сказал:

— Не ходите домой, Мандштейн. Просто идите дальше. На аэродроме Тарритаун вас ждут.

Мандштейн оглянулся. Вокруг никого не было.

— Кто это? — хрипло спросил он.

— Пожалуйста, не волнуйтесь. С вами ничего не случится. Работайте с нами. От этого вы только выиграете.

Он снова огляделся. Ближе всех, метрах в тридцати, на транспортной ленте стояла женщина. Кто же это говорил? Вначале он подумал, что к нему прорвались латентные волны, но затем решил, что это все-таки голос, а не импульсы мыслей.

Наконец Мандштейн понял, что мужчина специально толкнул его и в момент толчка прикрепил миниатюрный передатчик, металлическую бляшку величиной с мелкую монетку. Он даже не стал искать ее.

Мандштейн спросил:

— Кто вы?

— Это не имеет значения. Идите прямо к аэродрому. Там вас ждут.

— Я же в рясе.

— Это мы также учли.

Мандштейн нервно провел рукой по волосам. Без разрешения начальников он не мог далеко отлучаться от центра общины, но получать разрешение не было времени. Кроме того, неприятный разговор со старостой отбил охоту просить. Что ж придется рискнуть, какой бы загадочной ни казалась эта история.

Транспортная лента продолжала везти его дальше. Вскоре он приблизился к административному зданию аэропорта. Мандштейн сошел с ленты и вступил под желтовато-зеленый купол из пластика. Здесь царила обычная суматоха, хотя народу было не особенно много.

К нему подошли несколько человек. В тот же момент послышался голос из передатчика:

— Не пяльтесь так! Следуйте за ними, и по возможности — незаметнее!

Мандштейн повиновался и пошел за двумя мужчинами и женщиной. Они не спеша миновали газетный киоск, автомат для чистки обуви и автоматические камеры хранения. Один из мужчин, маленький и коренастый, с квадратной головой и густыми светлыми волосами, внезапно остановился и открыл камеру хранения. Не торопясь, он вынул оттуда пакет и сунул его под мышку. Потом повернул в сторону мужского туалета. Голос сказал:

— Подождите тридцать секунд, Мандштейн, а потом следуйте за ним.

Мандштейн остановился. Он был не рад приключению, но чувствовал, что сопротивление бесполезно и, видимо, чревато неприятностями. Спустя тридцать секунд он послушно направился к туалету.

— Третья кабина! — раздался голос.

Блондина не было видно. Мандштейн вошел в кабину. На грязном пластике стульчака лежал пакет, вынутый из камеры хранения. Повинуясь указаниям, он раскрыл пакет и увидел там зеленую форму Лазаристов.

— Форма еретиков! Черт возьми, зачем она!

— Наденьте ее!

— Не могу! Если меня увидят в…

— Не увидят. Переодевайтесь! А рясу мы сохраним до вашего возвращения.

Чувствуя себя марионеткой, аколит снял рясу, повесил ее на крючок и облачился в новую. Она пришлась ему более или менее в пору. В капюшоне что-то было. Пошарив в нем, Мандштейн обнаружил термопластическую маску и невольно ощутил благодарность: маска изменит лицо до такой степени, что его никто не узнает. Раскрыв маску, он прижал ее к лицу, и она тут же прилипла к коже. Затем он тщательно упаковал свою рясу.

— Оставьте рясу на стульчаке, — приказал тот же голос.

— Может, не надо? А вдруг она потеряется?

— Не потеряется, Мандштейн! И поспешите, машина улетает через несколько минут!

Горестно вздохнув, Мандштейн вышел из кабины. Посмотрел в зеркало на стене. Его от природы полное лицо стало неприлично жирным — толстые, обрюзгшие щеки, влажные толстые губы, небритый тройной подбородок. Синие круги под глазами говорили о том, что он с неделю вел разгульную жизнь. Во всяком случае он выглядел на десяток лет старше, а новая ряса усиливала это впечатление.

Когда он вышел в холл, навстречу ему направилась женщина. У нее было скуластое лицо и веки из тонких чешуек платины — мода прошлого века, уже устаревшая. Сейчас никто не делал себе таких операций. И только старым матронам, которые еще в юности поддались искушению, не оставалось ничего другого, как донашивать вышедшие из моды лица. Женщине, стоявшей перед ним, было лет сорок пять — сорок шесть, хотя фигура у нее была почти девичья.

— Вечная гармония, брат, — сказала она хриплым альтом.

Мандштейн порылся в памяти в поисках подобающего случаю обращения и, не найдя, сымпровизировал:

— Да улыбнется вам Единство!

— Спасибо. Ваши документы и билет во внутреннем кармане рясы, брат. Пожалуйста, пройдемте со мной!

Мандштейн понял, что она его сопровождает. Вместе со своей рясой он снял и передатчик. Он, правда, надеялся, что скоро наденет ее снова.

Транспортная лента подвезла их к турникетам. Мандштейн гадал, куда он летит и с какой целью. Только на борту самолета он осмелился спросить:

— Куда мы летим?

И тут же получил неожиданный ответ:

— В Рим.

Глава 8

Мандштейн открыл глаза и увидел древние монументы: Форум, Колизей, Капитолий… Мелькнул броский памятник Виктору-Эммануилу. Их маршрут проходил по самому центру старого города. Когда они проезжали виа Национале, он увидел Голубой Огонь на храме форстеров, и это зрелище показалось ему неуместным здесь, в колыбели старых религий. Интересно, какую роль играют лазаристы в Европе?

Машина мчалась по пригороду Рима в северном направлении.

— А вот виа Фламиниа, — сказала его провожатая. — Улица выглядит так же, как и две тысячи лет тому назад.

Мандштейн устало кивнул. Он был голоден, потому что вот уже несколько часов ничего не ел, если не считать того, что перехватил на борту самолета. Хотелось спать.

Наконец машина остановилась перед убогим кирпичным строением километрах в двадцати от города. Было прохладно и туманно. Мандштейн, вылезая из машины, зябко передернул плечами. Женщина с искусственными веками провела его по скрипучей деревянной лестнице в жарко натопленное и ярко освещенное помещение, где его ожидали три человека в зеленых рясах лазаристов.

«Вот и подтверждение, — подумал Мандштейн. — Я попал к еретикам».

Мужчины не назвали своих имен. Один из них был высокий и толстый с расплывчатыми чертами лица и толстым носом. Другой — такой же высокий, но худой, с проницательными глазами на мрачном лице. У последнего была неприметная внешность, обращали на себя внимание только бледность лица и пустой взгляд. Толстяк, самый старший и, видимо, главный из трех, не тратя времени на приветствие, сказал:

— Итак, вас взяли.

— Откуда?

— Мы за вами наблюдали, Мандштейн, и надеемся, что вы нам поможете. Мы знаем, что вам у форстеров нелегко, а нам необходим свой человек в Санта-Фе.

— Вы — лазаристы?

— Да. Как насчет стаканчика вина, Мандштейн?

Тот пожал плечами. Женщина вышла из помещения и вскоре вернулась с бутылкой фраскатти и несколькими стаканами. Она разлила вино, и мужчины вместе с Мандштейном выпили.

— Что вы от меня хотите? — спросил он.

— Чтобы вы с нами сотрудничали, — ответил толстяк. — Сейчас идет война, и мы хотели бы привлечь вас на нашу сторону.

— Я не слышал ни о какой войне.

— Это война между Тьмой и Светом, — сказал тонкий. — А мы — воины Света. И не смотрите на нас как на фанатиков, Мандштейн. Мы вполне нормальные люди.

— Может быть, вы знаете, — включился третий лазарист, — что наша религия выросла из вашей. Мы уважаем учение Форста и придерживаемся большинства его заповедей. Да, мы считаем себя интерпретаторами его учения и полагаем, что стоим к нему ближе, чем современная иерархия братства. Мы, так сказать, очистители этой религии. Ведь каждая религия нуждается в чистке и реформации.

Мандштейн пригубил вино. «Что-то здесь не так, — подумал он. — Обычно проходит не одна сотня лет, прежде чем религия костенеет и возникает нужда в реформаторах. А братству всего тридцать лет».

Толстяк как будто угадал его мысли:

— Не забывайте, что темп жизни все ускорятся. Христианам понадобилось триста лет — от Августина до Константина, — чтобы добиться политического контроля над Римской империей. Форстеры не нуждаются в таком количестве времени. Вы ведь знаете, что в Северной Америке и во многих других частях Земли члены братства занимают ключевые позиции в управлении и законодательстве. А в некоторых странах они организовали свои партии. Ну а об экономической мощи, как и финансовой, и говорить нечего.

— А вы хотите возвратиться к добрым старым традициям семидесятых годов? — спросил Мандштейн. — К этим жалким хижинам, преследованиям и ко всему прочему?

— Нет. У нас просто создалось впечатление, что Братство сбилось с курса и погрязло в мелочах. Вы знаете, что такое власть? Власть ради власти вышла на первый план. И это вместо того, чтобы употребить власть ради высоких целей.

— Руководящие лица из числа форстеров пытаются занять более высокие посты и агитируют за изменение системы налогов, — подхватил тонкий. — Эта постоянная борьба за влияние в государстве и обществе становится для них самоцелью, искажает перспективы, поглощает время и силы. Между тем, Братство терпит поражение на Марсе и Венере. И где, вообще, те гигантские результаты, которые сулила программа форстеров? Где те огромные достижения, о которых нам твердят уже тридцать лет?

— Сменилось только одно поколение, — ответил Мандштейн. — Нужно потерпеть немного. — Он усмехнулся в душе: забавно, что именно он, Мандштейн, призывает других к терпению. — Мне кажется, что Братство на верном пути.

— А нам этого не кажется, — процедил бледный. — Когда нам не удалось провести необходимые реформы изнутри, мы вынуждены были выйти из Братства и начать свою собственную кампанию. Конечные цели у нас те же самые: личное бессмертие за счет физической регенерации, культивирование внечувственных способностей для развития новых видов коммуникаций и транспорта. Вот чего мы хотим! А участвовать в обсуждении новых налогов… это, по меньшей мере, пустая трата времени и, конечно же, не наше дело.

Мандштейн возразил:

— Сначала надо получить контроль над правительствами, а потом уже думать о конечных целях.

— Совсем не обязательно! — выкрикнул толстяк. — На это уйдет еще лет пять-десять, за которые Братство совсем деградирует. Вы не должны забывать, что форстеров всего несколько миллионов, не так уж это много по сравнению со всем населением Земли. Нет, молодой друг, это неправильный путь. Нужно приступить к решению главных задач. И мы уверены, что нас ждет успех. Тем или иным способом мы достигнем своих целей.

Женщина наполнила стакан Мандштейна. Он попытался отказаться, но она была так настойчива, что ему пришлось подчиниться.

— Я полагаю, что вы привезли меня в Рим не только для того, чтобы высказать свое мнение о Братстве. Зачем я вам нужен?

— Предположим, что мы смогли бы добиться вашего перевода в Санта-Фе,

— сказал толстяк.

Мандштейн чуть не поперхнулся:

— Вы могли бы это сделать?

— Предположим, что могли бы. Готовы ли в этом случае собрать для нас кое-какие данные о работе лабораторий?

— То есть шпионить?

— Называйте как хотите.

— Это очень плохо звучит, — сказал Мандштейн.

— Вам за это заплатят.

— Такие вещи должно быть очень хорошо оплачиваются?

Еретик доверительно наклонился к Мандштейну:

— Мы дали бы вам в нашей организации пост десятого ранга. В Братстве вы получите его только лет через пятнадцать-двадцать. Хотя наше движение много меньше, в его иерархии вы можете подняться гораздо быстрее. Такой честолюбивый человек как вы, к пятидесяти годам вообще может занять на одну из самых высоких должностей.

— И вы считаете, что имеет смысл занимать крупный пост в мелком движении? — съязвил Мандштейн.

— Ну что вы, наша организация не останется такой мелкой. И не только благодаря той информации, которую вы приобретете для нас. Она, правда, ускорит рост и влияние. Мы уверены, что многие люди покинут Братство и перейдут к нам, как только поймут, что у нас им будет лучше. И вы будете занимать важный пост, как один из тех, кто присоединился к движению одним из первых.

Что ж, им нельзя было отказать в логике. Братство представляло собой уже довольно крупный аппарат — богатый и могущественный, но обремененный бюрократией. На быстрое продвижение по служебной лестнице рассчитывать не приходилось. Вот если он примкнет к маленькой, но растущей группе, амбиции, которой соответствуют его собственным…

— Не пойдет, — сказал он печально.

— Почему?

— Предположим, вы действительно устроите меня в Санта-Фе. Но эсперы просветят меня еще до того, как я распакую свои чемоданы. Сразу же увидят, что я шпион, и вышлют. Меня выдаст воспоминание об этом нашем разговоре.

Толстяк усмехнулся:

— Почему вы решили, что будете помнить об этом разговоре? У нас тоже есть свои эсперы, аколит Мандштейн!

Глава 9

Помещение, в котором находился Мандштейн, напоминало полый куб. Кроме самого Мандштейна там никого и ничего не было — даже окон и мебели. Не было даже паутины. С хмурым видом, переминаясь с ноги на ногу, он смотрел на потолок и пытался найти источник искусственного освещения. Сейчас он даже не знал, в каком городе находится. Его разбудили на восходе солнца, привезли на аэродром, сунули в самолет. Сейчас он мог быть и в Джакарте, и в Бенаресе, и даже в Лос-Анджелесе.

Неизвестность отозвалась в нем неприятным чувством. Лазаристы уверяли, что нет никакого риска, но не убедили Мандштейна. Братство не достигло бы такой силы, такого могущества, если бы не располагало средствами самообороны. Несмотря на все уверения, его легко могли разоблачить еще до того, как он попадет в секретные лаборатории, и тогда ему несдобровать. С предателями Братство расправлялось довольно жестоко. За фасадом мягкости и добросердечия скрывалась жестокость, и в этом смысле, несмотря на прогресс цивилизации, а может, и благодаря ему, Братство оставило позади инквизицию средневековья.

Мандштейну довелось как-то слышать историю руководителя филиппинской общины, продавшего протоколы заседания врагам. Этого бедолагу привезли в Санта-Фе и парализовали чувствительные болевые центры его мозга. Казалось бы, чего лучше — никогда больше не испытывать боли! Однако теперь этот несчастный не знал, когда холодно, а когда горячо. Ушибы, порезы, ожоги, внутренние болезни, до поры не обнаруживающие себя, будут изнурять тело, которое захиреет и умрет. Он может лишиться пальца, оторвать себе клок кожи… Да, такой человек может откусить себе язык и не заметить этого до первого разговора.

Мандштейну стало страшно. В это время открылась дверь, и в комнату вошел человек.

— Вы — эспер? — нервно спросил Мандштейн.

Вошедший — невзрачный, с тонкими губами и гладко зачесанными волосами оливкового цвета, стройный до хрупкости мужчина — кивнул.

— Лягте, пожалуйста, на пол, — сказал он мягким, приятным голосом. — И расслабьтесь. Я вижу, вы боитесь меня, а это мешает. Вы не должны бояться.

— Почему не должен? Вы же собираетесь манипулировать моей душой.

— Не надо преувеличивать. Пожалуйста, расслабьтесь…

Лежа на покрытом резиной полу, Мандштейн пытался сбросить напряжение. Эспер сел в угол, скрестив ноги в позе йога, и не глядел на Мандштейна, который нервничал, не зная, что же сейчас произойдет.

Он уже не раз видел эсперов. С тех пор как сто лет назад удалось исследовать своеобразный механизм сверхчувственного восприятия и его начали культивировать путем естественного отбора, количество эсперов заметно выросло. Правда, их способности часто были непредсказуемы, так как эсперы не всегда могли их контролировать. Кроме того, эсперы отличались неровным поведением, болезненной чувствительностью и даже склонностью к психозам. Мандштейн не радовало общество психически нестабильного субъекта.

А ну как этот эспер вместо воздействия на определенные нервные центры возьмет и перевернет шиворот-навыворот всю структуру его памяти? Ведь могло случиться, что…

— Теперь вы можете подняться, — сказал эспер не очень дружелюбно. — Все сделано.

— Что сделано? — спросил Мандштейн.

Эспер коротко рассмеялся.

— Это вам не обязательно знать.

Невидимая дверь в стене открылась во второй раз, и эспер ушел. Мандштейн встал и спросил себя: где он и что с ним случилось? Он встал на транспортную ленту, потом его толкнул какой-то мужчина…

Худощавая женщина с выступающими скулами и веками из мерцающей фольги пригласила:

— Пройдемте, пожалуйста!

— Куда и зачем я должен идти?

— Доверьтесь мне и пойдемте.

Мандштейн вздохнул и прошел по коридору в другое помещение. Посреди комнаты находился металлический резервуар, формой и величиной напоминающий гроб. Мандштейн, конечно же, очень хорошо знал, что это маленькая регенерационная камера. Она применялась для полной физической и психической разгрузки. Но служила и для менее гуманных целей: человек, пробывший в регенерационной камере дольше положенного времени, становился безвольным и податливым.

— Раздевайтесь и садитесь в ванну, — сказала женщина.

— А если я этого не сделаю?

— Вы это сделаете.

— Надолго?

— На два с половиной часа.

— Это слишком много, — сказал Мандштейн. — Я очень сожалею, но я не чувствую себя настолько утомленным. Покажите мне, пожалуйста, выход на улицу.

Женщина сделала легкое движение, и в то же мгновение в помещение вкатился робот — огромный и страшный на вид. Мандштейн еще не разу в жизни не вступал в схватку с роботом. Не захотел и сейчас.

А женщина вновь указала на регенерационную камеру.

«Какой-то страшный сон, — подумал Мандштейн. — Кошмарный, нереальный сон».

Он начал раздеваться. Камера загудела, извещая о готовности. Мандштейн сел в нее и, заткнув уши, наложил дыхательную маску. Потом окунулся в теплую жидкость. Он ничего не видел и не слышал, с внешним миром его связывал только шланг для дыхания.

Вскоре Мандштейн полностью расслабился. И комплекс амбициозности, конфликтности, чувства вины, вожделений, неосуществленных желаний и идей постепенно начал распадаться.

Он еле проснулся, когда его вытащили из камеры. Сам он едва мог держаться на ногах, так что пришлось его поддерживать. Он получил одежду и заметил, что это была одежда еретиков, но догадался не задавать вопросов. Но сам себя спросил: как же могло случиться такое? Наконец на его действительно безвольное лицо была натянута термопластическая маска. Судя по всему, он должен был вновь путешествовать инкогнито.

В холле аэропорта Мандштейн с удивлением обнаружил, что все надписи сделаны по-арабски. Где же он? В Каире? В Мекке? Или в Бейруте?

Для Мандштейна и женщины с искусственными веками был заказан отдельный салон. Во время полета спутница несколько раз пыталась задавать вопросы, но Мандштейн никак не реагировал на них, лишь изредка пожимал плечами.

Самолет совершил посадку на аэродроме Тарритаун. Наконец-то знакомая территория! Электронные часы подсказывали Мандштейну, что сейчас среда, 13 марта 2095 года, 9 часов 05 минут. Он вспомнил, что спешил домой накануне, во вторник. Интересно, что же он делал всю вторую половину дня во вторник и ночь со вторника на среду? Пятнадцать-шестнадцать часов совершенно выпали у него из памяти.

Когда они уже находились под куполом здания таможенного контроля, женщина прошептала:

— Идите в туалет, третья кабина, и смените там вашу одежду.

Мандштейн послушно направился к туалету и в указанной кабине нашел пакет, в котором оказалась его голубая ряса. Поспешно сняв зеленую одежду, Мандштейн натянул голубую, потом вспомнив о маске, сорвал ее и выбросил в унитаз. Сложил зеленую одежду, перевязал и, не зная, что с ней делать, оставил в туалете.

Когда он вышел, прямо к нему направился мужчина среднего возраста. С радостной улыбкой, протягивая руку, он воскликнул:

— Аколит Мандштейн!

— Да. — Мандштейн не имел понятия кто это, но руку пожал.

— Хорошо поспали?

— Я?… Да, конечно… — удивленно произнес Мандштейн. — Очень хорошо…

В следующий момент они обменялись взглядами, и Мандштейн, к своему удивлению, не смог вспомнить, зачем он ходил в туалет и что там делал. Забыл он и о том, что был в какой-то арабской стране и носил зеленую рясу еретиков.

Он был уверен, что провел ночь в своей скромной комнате, хотя не совсем ясно, что же ему нужно здесь, на аэродроме, и как он сюда попал. Однако это было не так уж важно.

Почувствовав голод, он купил в буфете аэропорта обильный завтрак и тут же, стоя, съел его. В десять Мандштейн был уже в общине, готовый исполнять свой долг. Около одиннадцати мимо прошел брат Лангхольт и сердечно поздоровался.

— Вас не очень взволновал наш вчерашний разговор, Мандштейн?

— Я… Я сделал из него выводы.

— Вот и хорошо! И не надо быть таким честолюбивым. Все придет в свое время. А теперь прошу вас спуститься вниз и проверить гамма-излучение.

— Хорошо.

Мандштейн поспешил вниз по лестнице и подошел к алтарю сбоку. Голубой Свет продолжал сиять — источник спокойствия и уверенности в мире беспокойства и неуверенности. Аколит вынул гамма-счетчик из ниши, где он хранился, и, просмотрев данные, записал их. Он вернулся к своим обычным обязанностям.

Глава 10

Вызов в Санта-Фе пришел через три недели. Это поразило руководство общины, как удар молнии. Наконец известие достигло и ушей Мандштейна. Его принес один из коллег.

— Тебя просят зайти в кабинет Лангхольта. У него начальник округа Кирби.

Мандштейн испугался:

— Зачем же я им нужен? Я же ни в чем не провинился…

— А разве я сказал, что у тебя будут неприятности? Какая-то важная новость. Они там очень взволнованы. Кажется, пришел приказ из Санта-Фе.

«Странно», — подумал Мандштейн и поспешил в кабинет Лангхольта. Кирби стоял у книжных полок. Он оказался настолько похожим на Лангхольта, что их можно было принять за братьев. Оба — высокие, худые, с аскетическими лицами, примерно одного возраста, серьезны. Чувство ответственности выражали не только их лица, но и во вся фигура.

Мандштейн никогда не видел Кирби вблизи. Ходили слухи, что раньше Кирби был служащим ООН, занимал высокий пост, но лет пятнадцать-двадцать тому назад почему-то решил покинуть его и вступить в Братство. Здесь он также дослужился до высокой должности: стал начальником одного из пятнадцати округов, на которые была поделена страна, а значит, одной из пятнадцати самых важных персон североамериканской организации. Его седые волосы были коротко пострижены, а выражение серо-зеленых глаз было столь странным, что Мандштейн с трудом выдерживал их взгляд. Когда Кирби вот так посмотрел на Мандштейна, тот мысленно спросил себя: «И как я отважился написать этому человеку письмо?»

Кирби едва заметно улыбнулся:

— Мандштейн?

— Да, сэр.

— Называйте меня братом, Мандштейн. Брат Лангхольт сообщил мне, что очень вами доволен.

«Вот как», — удивился Мандштейн.

Лангхольт подтвердил:

— Я рассказал начальнику округа, что вы честолюбивы, прилежны и активны. Указал и на то, что этими качествами вы обладаете как раз в необходимой степени, может быть, даже в избытке. Но в Санта-Фе все придет в норму.

Мандштейн не мог выговорить ни слова.

— Сэр… Э-э… Я думал, брат Лангхольт, что мне отказали в переводе в Санта-Фе.

Кирби кивнул:

— Так оно и было. Но этот вопрос ставился на повестку дня еще раз и был решен иначе. Там как раз нужны несколько аколитов, но не эсперов. Вот мы и пересмотрели вопрос. Конечно, желающих было больше, чем необходимо, так что можете считать, вам повезло. Надеюсь, вы не переменили своего мнения и по-прежнему хотите, чтобы вас перевели в Санта-Фе?

— Конечно, сэр… брат Кирби!

— Вот и хорошо! У вас неделя на сборы. — Серо-зеленый взгляд Кирби внезапно стал пронзительным. — Надеюсь, вы будете нам полезны и оправдаете наше доверие, Мандштейн!

Мандштейн не мог понять, действительно ли его собираются перевести в Санта-Фе или просто хотят избавиться от него. Но бывают же чудеса, и нужно принимать их как реальность, не задавая лишних вопросов.

Когда прошла неделя, он последний раз поклонился Голубому Огню, попрощался с Лангхольтом и коллегами и отправился в путь с маленьким саквояжем.

Около полудня он был уже в Санта-Фе. Аэродром буквально кишел бело-голубыми рясами. Еще никогда Мандштейн не видел их в таком количестве в общественном месте. Он посмотрел сквозь стекло на ландшафт, простирающийся за аэродромом. Небо здесь было необычайной синевы, а вокруг — необъятная желто-бурая равнина (Мандштейн никогда не видел такой большой равнины), лишь кое-где оживляемая желто-зелеными кустиками. Вдали, еле видимые, возвышались горы из песчаника.

— Брат Мандштейн? — окликнул его какой-то толстый аколит.

— Да.

— Я — брат Каподимонте. Буду вас сопровождать. У вас есть багаж? Нет? Хорошо! Пойдемте!

На залитой солнечными лучами площади их ожидала машина. Мандштейн положил саквояж на заднее сиденье и забрался под купол машины-капсулы. Каподимонте сел за руль и включил электромотор.

Машина загудела и быстро помчалась вперед.

Каподимонте на вид было лет сорок. «Немного староват для аколита», — подумал Мандштейн.

— Вы здесь в первый раз? — спросил сопровождающий.

— Да, — ответил Мандштейн. — Чудесный пейзаж.

— Вы уже обратили на это внимание? Да, здесь чувствуешь себя совершенно раскованным, свободным от всего мелочного. Так много места, пространства. В каждой долине доисторические руины. Когда вы здесь акклиматизируетесь, можете съездить в Фриольский каньон полюбоваться пещерами. Вас интересуют такие вещи, Мандштейн?

— Я мало разбираюсь в этом, но с удовольствием посмотрю.

— А какая у вас специальность?

— Нуклеоника, — ответил Мандштейн. — Попросту говоря, я истопник.

— А я до вступления в Братство был антропологом. И теперь все свободное время провожу в Пуэбло: иногда приятно возвратиться в прошлое, особенно если, имеешь дело с будущим.

— Вы действительно делаете успехи?

Каподимонте кивнул.

— Говорят, довольно большие. Я, конечно, не принадлежу к Избранным, посвященным в тайны, но, судя по всему, успехи есть и большие… Взгляните: мы проезжаем Санта-Фе.

Мандштейн обернулся в ту сторону, куда указывал Каподимонте. Город показался ему странно маленьким, как по площади, занимаемой им, так и по размерам домов, в которых было не больше трех-четыре этажей.

— Я считал, что Санта-Фе много больше, — сказал Мандштейн.

— Это памятник культуры, и потому его сохраняют в том виде, в каком он был сто лет тому назад. Здесь нет новостроек.

Мандштейн нахмурил брови.

— А как же лаборатории и другие необходимые помещения?

— Центр находится не в самом Санта-Фе. Просто Санта-Фе — в пятидесяти милях от него. Ближайший к Центру город.

Дорога начала подниматься в гору, и растительность сразу изменилась. Кустарники сменились высокими деревьями, преимущественно соснами. А Мандштейн все еще никак не мог поверить, что скоро он будет в генетическом Центре. «Это еще раз доказывает, — подумал он, — что если хочешь чего-то достичь, необходимо действовать решительно». Вот он рискнул, и хотя его поставили на место, сурово одернули, но все-таки послали в Санта-Фе.

Жить вечно! Предоставить свое тело экспериментаторам, которые научились заменять клетку клеткой, регенерируя таким образом органы. Есть, конечно, и риск, но где обойдешься без риска? В худшем случае он умрет, но это же ожидает его и при существующем положении вещей. Зато тут у него появляется шанс стать одним из Избранных!

Путь преградили железные ворота, на которых играли солнечные блики. Каподимонте сбавил скорость и сказал:

— Приехали.

Ворота начали медленно открываться.

Мандштейн спросил:

— Меня, наверное, проверит какой-нибудь эспер, прежде чем мы въедем в Центр?

Каподимонте рассмеялся.

— Не беспокойся, брат Мандштейн! В последние полчаса мы вас уже проверили, и очень тщательно. Так что если бы имелись причины не пускать вас, эти ворота не открылись бы. Можете успокоиться — проверку вы выдержали.

Глава 11

Официально святую святых форстеров именовали Центром биологических наук Ноэля Форста. На пятнадцати квадратных милях, окруженных электронным забором, находились жилые корпуса, лаборатории, административных строения.

Центр был сердцем и мозгом движения форстеров, хотя религиозный дух здесь мало ощущался. Сила Братства заключалась в том, что оно не только оказывало духовную поддержку, но и использовало научный прогресс. Братство не делало тайны из того, что его конечной целью является победа над смертью. И речь велась не просто об искоренении болезней и продлении жизни, а о полном триумфе жизни над смертью. Человечество, правда, сделало определенные шаги в этом направлении и до прихода форстеров: в крупных индустриальных центрах продолжительность жизни человека достигла девяноста лет. И это было одной из причин перенаселения Земли.

Форстеры обещали на первых порах удлинить жизнь до ста двадцати лет, причем в первую очередь тем, кто хотел этого, но не мог заплатить. Но почему до ста двадцати, а не до двухсот или трехсот? Или вообще до тысячи? «Подарите нам вечную жизнь!» — вопили массы и теснились перед храмами форстеров. И каждый надеялся на то, что именно он попадет в число Избранных.

Конечно, перспектива вечной жизни необычайно усложняла проблемы перенаселенной планеты и и грозила катастрофическим старением человечества. Братство хорошо понимало это и надеялось выйти из положения, открыв для человечества Галактику.

Колонизация Солнечной системы началась еще за два поколения до обнародования доктрины Форста. Уже были заселены Марс и Венера, правда по-разному. Ни одна из этих планет не была пригодна для жизни, поэтому на Марсе изменили условия жизни, сделав их приемлемыми для людей. При колонизации Венеры поступили наоборот: людей преобразили так, что они смогли жить в условиях, царивших на этой планете. Обе колонии сейчас процветали. Но это, к сожалению, не решало проблему перенаселения: в течение ста лет денно и нощно космические корабли должны были бы покидать Землю, чтобы увезти на Венеру и Марс нужное количество людей, а это было невозможно не только с технической, но и с экономической точки зрения.

Но если бы можно было выйти за пределы Солнечной системы, если бы не нужно было изменять и приспосабливать для жизни планеты, если бы были найдены новые транспортные средства…

— Слишком много «если», — сказал Мандштейн.

Каподимонте кивнул.

— Вы правы. Но тем не менее опускать руки мы не должны.

— Вы серьезно надеетесь, что с помощью телекинетической силы эсперов вам удастся послать человека к звездам? — спросил Мандштейн. — Мне кажется, это фантастические мечты…

Каподимонте перебил его с улыбкой на устах:

— Человечество всегда славилось тем, что претворяло фантастические мечты в жизнь. Вспомните хотя бы о сказочных поисках архиепископа Иоганна, о поисках Северного морского пути… Отбросьте скептицизм! Оглянитесь вокруг! Присмотритесь, что происходит!

Прошла неделя с момента прибытия Мандштейна в Центр. Он еще не во всем разобрался, но успел узнать многое. Он уже знал, например, что здесь построен город для шести тысяч эсперов не старше сорока лет, и всех их поощряют к деторождению, выплачивая премии и санкционируя свободный выбор партнера. Матери, имеющие пять-шесть детей, пользовались специальным покровительством. Таким образом пытались вырастить новый тип людей. Однако этот путь не обещал быстрых результатов, поэтому одновременно практиковалось искусственное изменение генов в семенных клетках и яйцеклетках. Какого успеха добились уже на этом направлении исследований, никто не знал. Результаты можно будет увидеть только через пять-шесть поколений.

Будучи простым аколитом, Мандштейн, естественно, не участвовал в исследованиях и не мог судить об их результатах. Приблизительно так же обстояло дело с теми, кого он знал. Это были, главным образом, простые техники. Но все они делали вид, что знают гораздо больше, чем на самом деле, и часто пытались спекулировать на этом.

Мандштейна интересовала а основном не селекционная работа с эсперами, а продление жизни. Форстеры искали средства, которые дали бы возможность регенерировать клетки отмирающих тканей, с тем чтобы продление жизни клеток достигалось изнутри, а не пересадкой тканей.

Мандштейн также вносил свою лепту в это дело. Как и все низшие чиновники Центра, он должен был один раз в несколько дней отдавать небольшой кусочек тканей для опытов. Процедуры были довольно неприятными и болезненными, но он не мог уклоняться от них. Кроме того, он должен был отдавать свою сперму. Не будучи эспером, он представлял собой подходящий экземпляр для наблюдений.

Мандштейн делал все, что приказывали. Служил объектом для опытов, поставлял ткани, кровь и сперму, а в остальное время трудился на ядерной фабрике Центра.

Его жизнь разительно отличалась от той, которую он вел в пригороде Нью-Йорка. Отсутствие прихожан позволяло забывать, что он духовное лицо. Конечно, и тут регулярно совершались богослужения, но в них чувствовалось нечто профессиональное, поверхностное и деловое.

И в этом прохладно-деловом климате нетерпение Мандштейна постепенно начало ослабевать. Он больше не мог мечтать о Санта-Фе, ибо он уже был здесь, в самой гуще событий, участвовал в экспериментах, хотя и несколько иначе, чем представлял. Теперь он мог только ждать и надеяться, что со временем получит более приличную работу.

У него появились и новые друзья, и новые интересы. Он побывал с Каподимонте у руин Пуэбло, ходил с аколитом по имени Вебер охотиться на кроликов. Он вступил в певческий союз и аккуратно, два раза в месяц, пел в хоре. Короче говоря, он врастал в новый образ жизни.

Он, разумеется, не осознавал, что является шпионом еретиков. Все события, связанные с этим, исчезли из его памяти. Однако в душе осталась пустота, которая однажды сентябрьской ночью начала заполняться какой-то странной потребностью.

Это была «ночь мезонов» — праздник, в календаре осеннего равноденствия форстеров. Мандштейн стоял в зале для песнопений между Каподимонте и Вебером. Он видел, как реактор на алтаре излучает Голубой Свет, слышал голос священника:

— Земля вертится, люди приходят и уходят. И в жизни каждого произойдет качественный скачок, если он избавится от сомнений и страхов и обретет полную уверенность. Подобно вспышке света ты почувствуешь внутри себя огонь и чувство единения с…

Мандштейн застыл. Это были слова Форста — слова, которые он слышал столько раз, что они уже и не воспринимались. Но когда прозвучало: «Чувство единения», он громко засопел и, скорчившись, схватился за край пульта — острая боль пронзила его…

— Что случилось? — спросил Каподимонте. — Неважно себя чувствуете?

— Нет… Просто судорога.

Мандштейн попытался выпрямиться, и это ему удалось, но он тем не менее понял, что с ним что-то не в порядке. Только не понимал что. В каком-то отношении он не был сам себе хозяином.

Он плотно сжал зубы и закрыл глаза. На лбу выступил пот… Ничего не помогало. Волей-неволей он должен будет следовать внутреннему приказу, которому не в силах противиться.

Глава 12

Семь часов спустя, в самую темную пору Мандштейн понял, что время пришло.

Он проснулся и натянул свою рясу. В доме было тихо. Он вышел из спальни в коридор и спустился вниз по лестнице. Вскоре он уже находился на площадке между жилыми домами.

Ночь была холодной. Здесь, в горных районах, жара не удерживалась долго после захода солнца. Поеживаясь от холода, Мандштейн шел по пустынным улицам. Постов не было: изолированной колонии некого опасаться. Правда, где-нибудь мог бодрствовать эспер, пытающийся поймать чужие мысли. Но от Мандштейна не исходило никаких подозрительных или враждебных импульсов. Он сам не знал, куда и зачем он шел. Силы, гнавшие его вперед, исходили из мозгового центра инстинктов и находились вне сферы телепатии. Они управляли его моторными реакциями, а не мыслительными.

Он подошел к информационному центру — кирпичному дому без окон. Его рука нажала на идентификационную шайбу, за несколько секунд поверхность его ладони была сверена специальным устройством с кадровым листком, и дверь открылась. Внезапно он понял, что ему здесь нужно: голографическая камера.

Такие вещи обычно хранились на втором этаже, и Мандштейн отправился наверх. Он вошел в кладовую, открыл стенной шкаф и вынул оттуда компактный предмет длиной сантиметров тридцать. Сунув камеру в рукав, он не спеша вышел из дома.

Автоматически перейдя еще одну площадь, он направился к зданию 21-а, где находилась лаборатория, проводящая опыты по удлинению жизни и где обычно брали его ткани для проб.

Миновав автоматические двери, он спустился по лестнице в подвальное помещение и вошел в первую комнату слева. На одном из столов лаборатории, стоящем у задней стены, находился ящичек с микрофотографиями. Мандштейн включил автоматическое устройство, фотографии одна за другой потекли через проектор, появляясь под объективом для просмотра.

Мандштейн привел камеру в действие и сделал голограмму с каждой фотографии. Это было очень легко: луч лазера вспыхивал, отражался от изображения и пересекал другой луч под углом сорок пять градусов. Без специального устройства полученные таким образом голограммы расшифровать невозможно. Только другой луч, направленный под таким же углом, мог перевести голограммы в изображения. Изображения были объемными и очень чувствительными к ошибкам. Но сейчас Мандштейн об этом не думал. Он даже не знал, зачем все это делает.

Закончив манипуляции с микрофотографиями, он прошелся по лаборатории и снял все, что могло пригодиться. Камера могла сделать несколько сотен изображений, и Мандштейн работал до тех пор, пока не запечатлел практически все… После этого он вышел из здания, вынул капсулу с голографическими пластинами из камеры и сунул ее в нагрудный карман: капсула была не больше спичечного коробка. После этого отнес камеру туда, откуда он ее брал и вернулся к себе в спальню.

Не успела его голова коснуться подушки, как он забыл не только то, что делал в лаборатории, но и то, что вообще выходил из спальни.

Утром Мандштейн предложил Каподимонте:

— Может, нам съездить к Фриольскому каньону?

Тот улыбнулся, польщенный:

— Я разбудил ваш интерес?

Мандштейн пожал плечами.

— В какой-то мере. К тому же у меня странное настроение. Вид руин поможет рассеяться.

— Мы можем поехать в Пуйе. Там мы еще не были. Грандиозный вид и совсем в другом роде…

— Нет, нет, именно к Фриольскому каньону, — сказал Мандштейн. — Договорились?

Они получили разрешение на выезд из Центра — для техников низшего ранга это было нетрудно — и ранним утром выехали на запад в сторону индейских руин.

Машина мчалась по дороге, ведущей в Лос-Аламос, где в прошлую эпоху находился секретный атомный центр. Однако не доехав до Лос-Аламоса, они повернули налево и тряслись около тридцати миль по проселочной дороге.

В каньоне никогда не бывало много народу, но сейчас, когда летний сезон уже кончился, здесь было вообще пустынно. Они не заметили ни одного человека и прошли вниз по главной дороге мимо руин древних поселений, построенных из вулканических пород. Извивающаяся тропа привела их ко входу в пещеры. Подойдя к большой пещере, где раньше совершались церемонии древних индейцев, Мандштейн сказал:

— Обождите секундочку, я только брошу взгляд внутрь.

Он поднялся по деревянной лестнице наверх и протиснулся сквозь узкое отверстие. Стены пещеры почернели от копоти. Мандштейн увидел целый ряд ниш, служивших особым ритуальным целям. Спокойно, почти механически, он вынул из кармана капсулу с голограммами и положил ее в уголок самой дальней ниши. Потом огляделся и начал спускаться обратно.

Каподимонте сидел на круглом камне из песчаника и смотрел на высокую красноватую стену каньона.

Мандштейн сказал:

— Ну как, двинемся дальше?

— Куда? К руинам Фриольво?

— Нет. — Мандштейн показал на стену каньона. — В Япаши. Или к каменным львам.

— Это около пятнадцати миль. Мы не вернемся и к ночи. К тому же мы там были в середине июля. Но мы могли бы сходить к Церемониальные пещеры. Это недалеко.

— Согласен, — сказал Мандштейн. Они быстро зашагали по дорожке. Мандштейн был неплохим ходоком, а Каподимонте уже через полчаса начал тяжело дышать. Однако Мандштейн продолжал сохранять прежний темп. Каподимонте начал отставать. Наконец они добрались до пещер, побродили там немного и повернули обратно. Когда они достигли исходной точки, Каподимонте захотел немного отдохнуть и перекусить.

— Конечно, — сказал Мандштейн, — отдохните, а я тем временем схожу в магазин сувениров.

Как только Каподимонте скрылся в закусочной, Мандштейн подошел к магазину сувениров и исчез в телефонной будке. В памяти всплыла комбинация цифр, гипнотически всаженная в его мозг. Сунув в щель монету, он набрал номер.

— Вечная Гармония, — отозвался чей-то голос.

— Говорит Мандштейн. Дайте мне кого-нибудь из тринадцатого отдела.

— Минуточку.

Мандштейн ждал, ощущая какую-то пустоту в душе. Он действовал как лунатик. Внезапно в трубке послышался астматический голос:

— Мандштейн? Очень хорошо! Сообщите нам подробности.

В нескольких словах Мандштейн объяснил, где он оставил капсулу. Его поблагодарили, и он, повесив трубку, вышел из будки. Перед магазином он встретил Каподимонте, который выглядел отдохнувшим и сытым.

— Ну как, нашли что-нибудь подходящее? — спросил Каподимонте.

— Нет. Или дешевка, или очень дорого. Поехали!

Каподимонте сел за руль. Мандштейн смотрел на проносящиеся мимо пейзажи и размышлял. Зачем ему надо было приезжать сюда сегодня? Он никак не мог этого понять. Он не помнил ничего, ни одной детали. Все связанное с передачей информации вычеркнули из памяти.

Глава 13

За ним пришли спустя неделю в полночь. Без всякого предупреждения в комнату вкатился робот и встал над кроватью. Робота сопровождал маленький человек с острыми чертами лица. Мандштейн узнал брата Магнуса, члена коллегии председателей, которая руководила Центром.

— Что случилось? Что… — пробормотал Мандштейн.

— Одевайтесь, вы — шпион!

— Я не шпион. Это какая-то ошибка, брат Магнус!

— Не оправдывайтесь, Мандштейн! И лучше помолчите. Встать! Быстро! Ну, живее, живее! И не вздумайте сделать какую-нибудь глупость.

До смерти перепуганный Мандштейн не знал, что ему делать. Он понял лишь одно: пускаться в дебаты с Магнусом не имело смысла, тем более что в комнате был этот проклятый робот. Поэтому он выполз из кровати, натянул рясу и последовал за Магнусом.

Минут десять спустя Мандштейн уже стоял в круглом помещении на пятом этаже административного здания. Напротив монументами возвышались руководители Центра. Такого количества высокопоставленных лиц он еще не видел ни разу. Их было восемь. Вероятно, все — члены коллегии. В лицо ему бил яркий свет.

— Девушка уже здесь, — сказал кто-то.

Ее ввели. Девушка была эспером. Лет шестнадцати, с одутловатым лицом и толстыми ногами. Колючие глаза неприятно поблескивали. Мандштейн с первого взгляда возненавидел ее и не смог подавить в себе этого чувства, хотя и пытался: ведь она одним словом могла решить его судьбу!

Магнус сказал:

— Вот этот человек! Что вы можете прочесть в нем?

— Страх. Ненависть. Упрямство.

— А как обстоят дела с верностью?

— Лоялен он в первую очередь к самому себе. — Девушка-эспер развела руками и бросила на Мандштейна ядовитый взгляд.

— Он обманывал нас? — поинтересовался Магнус.

— Нет. Ничего подобного я в нем не вижу.

Мандштейн промямлил:

— Может, вы объясните смысл этой комедии?…

— Молчать!.. — набросился на него Магнус.

Кто-то из членов коллегии заметил:

— У нас же имеются неопровержимые доказательства. Может быть, она ошибается?

— Просветите его аккуратнее! — приказал Магнус. — Проверьте все его воспоминания, день за днем. Не упускайте ни малейшей подробности. Вы уже поняли, что нас интересует?

Мандштейн в растерянности взглянул на холодные лица присутствующих. А девушка, казалось, наслаждалась его унижением. «Вонючая ищейка, — подумал он. — Ну что же, ищи себе на здоровье!»

Девушка оскорбилась:

— Он думает, что эта работа доставляет мне удовольствие. Пусть поплавает в клоаке, тогда узнает, что это за работа!

— Просветите его! — повторил Магнус. — Уже поздно, а у нас еще много дел.

Она кивнула. Мандштейн ждал ощущений, которые показали бы, что просвечивается память, но ничего не почувствовал.

Прошло несколько минут, и вдруг девушка победно вскинула голову:

— Наблюдается погашение памяти. Выпадает ночь с тринадцатого на четырнадцатое марта!

— Вы можете преодолеть это препятствие? — спросил Магнус.

— Нет, для этого нужен эксперт. Кто-то целиком вычеркнул из его памяти всю ночь. Он ничего не знает о том, что делал.

Члены коллегии обменялись взглядами. Мандштейна бросило в пот. Ряса прилипла к телу.

— Вы можете идти, — сказал Магнус девушке.

После ее ухода атмосфера немного разрядилась, но Мандштейн продолжал трястись от страха. Он понял, что его уже осудили и приговорили за преступление, о котором он ничего не знал. И он вспомнил о всех случаях расправы с неугодными: о человеке с парализованными нервными центрами, о биологе, которого подвергли лоботомии, совершенно изменив его личность, о несчастном члене коллегии, которого продержали в регенерационной камере девяносто шесть часов, об эспере, которому трансплантировали в мозг электроды и с помощью электрошока превратили в слабоумного…

— Да будет вам известно, Мандштейн, — сказал наконец Магнус, — что кто-то проник в лабораторию продления жизни и сделал большое количество голограмм. Весьма чистая работа, но у нас есть там сигнальная система, и вы привели ее в действие…

— Клянусь вам, сэр, что я даже не помышлял переступить порог…

— Приберегите это для кого-нибудь другого. Во время работы вас неоднократно сняли инфракрасной камерой. Поэтому сомневаться не приходится. Вас послали сюда в качестве шпиона. А знали вы об этом или нет

— это уже другой вопрос.

Один из членов коллегии вмешался:

— Недавно прибыл Кирби. С минуты на минуту он будет здесь.

— Интересно, что он скажет по этому поводу, — процедил Магнус.

В этот момент вошел Кирби. Он сутулился и выглядел лет на десять старше, чем в тот день, когда Мандштейн видел его у Лангхольта.

Магнус повернулся и раздраженно бросил:

— Вот ваш человек, Кирби! Что вы думаете о нем теперь?

— Он не мой человек! — ответил Кирби.

— Вы одобрили его перевод сюда, — сказал Магнус, — а он оказался бомбой замедленного действия. Кому-то удалось ее сюда засунуть, и она сработала. Этот человек заснял всю лабораторию и отдал материалы в чужие руки. Мои братья и я намерены просветить также и вас.

— Может быть, материал еще у него? — спросил Кирби, пытаясь перевести разговор в другое русло.

— На другой день после посещения лаборатории он вместе с другим аколитом ездил к руинам индейской деревни. Наверняка оставил голограммы где-нибудь там.

— Вы проследили их маршрут? — поинтересовался Кирби.

— Не будем удаляться от темы, — холодно парировал Магнус. — Сейчас нас интересует, кто за всем этим скрывается. Этот человек был рекомендован Центру, и сейчас нас интересует, где вы отыскали его и с какой целью прислали к нам.

Кирби бросил хмурый взгляд на Мандштейна, а затем на Магнуса:

— Я не могу нести ответственность за этого человека и перевод его сюда. В феврале он написал мне письмо, в котором просил освободить его от обязанностей, исполняемых в общине, и перевести в Санта-Фе. Он обошел при этом своего начальника, поэтому я вернул его письмо в общину, порекомендовав приучить этого человека к дисциплине. А несколько недель спустя я получил указание перевести его в Центр. Я был удивлен, но тем не менее подчинился. Вот и все, что я знаю о Кристофере Мандштейне.

Магнус поднял указательный палец:

— Минутку, Кирби! Вы же начальник округа. Кто вам дает инструкции? И как вы можете помимо своей воли осуществлять переводы?

— Инструкции исходили из более высокой инстанции.

— Трудно в это поверить, — съязвил Магнус.

Несмотря на всю тяжесть своего положения, Мандштейн с интересом прислушивался к этой перепалке между высокопоставленными лицами. Он и сам никак не мог понять, какими судьбами очутился в Санта-Фе. Теперь же выяснилось, что и другие этого не знали.

Кирби стоял на своем:

— Инструкция исходила из источника, о котором мне не хотелось бы говорить.

— Вы заставляете сомневаться в вашей искренности, начальник Кирби! — воскликнул Магнус.

— А вы злоупотребляете моим терпением, Магнус, — отрезал Кирби.

— Мне просто очень хочется знать, кто заслал к нам этого шпиона.

Кирби тяжело вздохнул.

— Ну хорошо, — сказал он. — Я открою вам все: инструкция исходила от самого Форста. Именно Ноэль Форст позвонил и сказал, что ему хочется видеть Кристофера Мандштейна в Санта-Фе.

Глава 14

Допросы на этом не прекратились. Мандштейна просвечивали другие эсперы, пытаясь проникнуть сквозь блокаду памяти. Но успеха не добились. Пустили в ход медицинские препараты. Мандштейну ввели лошадиную дозу сыворотки правды и допрашивали, допрашивали без перерыва. Его вынудили раскрыть всю свою душу, обнажить все слабости и дурные наклонности. Но ничего определенного не нашли. Четыре часа в регенерационной ванне тоже не дали результата, если не считать того, что Мандштейна превратили в полутруп, который уже нельзя было даже допрашивать.

И та, и другая сторона дошли чуть ли не до исступления. Мандштейн готов был признаться даже в том, чего не совершал. И признался-таки, чтобы обрести наконец покой. Но эсперы вновь просветили его и уличили во лжи и трусости. Он понял, что каким-то образом попал в руки врагов Братства и заключил с ними договор, который и выполнил, не подозревая об этом. Его очень беспокоило то, что некоторая часть воспоминаний совершенно стерлась.

Понял Мандштейн и то, что песенка его спета. Они не оставят его в Санта-Фе. Его мечте о бессмертии пришел конец. Они вышвырнут его. Он скоро состарится и будет оплакивать свою судьбу. Хорошо еще, если они оставят ему жизнь. А то ведь могут и убить или посадить в его плоть зерно разрушения.

В тот декабрьский день падал легкий снежок. Кирби вошел в камеру, чтобы сообщить заключенному о его участи.

— Вы можете идти, Мандштейн.

— Идти? Куда?

— Куда хотите. Ваше дело окончено. Вас признали виновным, но учли, что вы действовали против своей воли и разума. Вы оказались жертвой чьих-то козней. Из Братства вас изгоняют, но никаких других мер против вас предпринимать не будут.

— Это означает полный выход из Братства?

— Не обязательно. Все зависит от вас. Если вы захотите присутствовать на песнопениях в общинах, мы не откажем вам в утешениях веры. Но занимать должность в Братстве вы теперь не можете. Я очень сожалею, Мандштейн, что все так вышло.

Мандштейн тоже сожалел о случившемся, хотя и почувствовал большое облегчение. Они не собираются его наказывать. Он ничего не потерял, кроме перспективы вечной жизни, которая, по правде говоря, весьма туманна. Что ж, с карьерой форстера покончено, но ведь есть другие секты, где можно выдвинуться.

Его отвезли в город, дали немного денег и предоставили самому себе. Мандштейн сейчас же отправился в ближайшую общину лазаристов, которая находилась, как выяснилось, в ста милях от Санта-Фе, в Альбукерке.

— Мы вас ждали, — сказал ему один из лазаристов, облаченный в ярко-зеленую рясу. — Я получил указание немедленно сообщить начальству, если вы появитесь.

Мандштейн не особенно удивился, когда ему предложили лететь в Рим ближайшим рейсом. Расходы на поездку лазаристы взяли на себя.

В Риме его встречала женщина с искусственными веками. Она не была известна Мандштейну, но посмотрела на него с улыбкой, как на старого знакомого. Сев в машину, они выехали за город и вскоре достигли виа Фламиниа. Там, в одном из коттеджей, Мандштейн приветствовал крупный коренастый лазарист с красным носом:

— Добро пожаловать! Вы меня помните?

— Да как вам сказать… Впрочем… конечно же… помню.

В этот момент к нему действительно начали возвращаться воспоминания. Закружилась голова. В прошлый раз в этой комнате с ним беседовали трое еретиков. Один из них угощал его вином и предложил пост в движении, а он, в свою очередь, согласился на засылку в Санта-Фе. Рыцарь крестового похода! Воин Света!

— Вы хорошо сделали свое дело, Мандштейн, — сказал еретик масляным голосом. — Мы, правда, не думали, что вас так быстро разоблачат. Но кто мог знать обо всех этих предосторожностях? Мы смогли вас обезопасить только от эсперов, и довольно успешно, в чем вы убедились. Как бы то ни было, ваша информация оказалась очень ценной для нас.

— А вы не забыли о своем обещании? Я получу пост десятой степени?

— Разумеется! Вы пройдете трехмесячные курсы, узнаете о целях и задачах нашего движения. А после этого сразу приступите к своим обязанностям в организации. Куда вы предпочитаете отправиться? На Марс или на Венеру?

— На Марс или на Венеру? Я не совсем понимаю…

— Мы прикрепим вас к миссионерскому отделу. Следующим летом вы покинете Землю, чтобы приступить к работе в колониях. Причем вы можете выбрать любую колонию, какую пожелаете.

Мандштейн приуныл. Такого оборота он не ожидал. Продаться еретикам, чтобы потом тебя вышвырнули в другой мир разыгрывать мученика…

— Это нечестный трюк, — возмутился он. — Вы не можете заставить меня быть миссионером!

— Вам предложили пост десятой ступени, — спокойно ответил лазарист, — а в каком отделе вы будете работать, решаем мы.

Мандштейн промолчал. У него разболелась голова. Он, конечно, мог уйти, но тогда прощай последние надежды! Не лучше ли подчиниться, смириться до поры? Чего не бывает на свете…

— Хорошо, — сказал он. — Я отправляюсь на Венеру.

Часть III

2135 г. Куда уходят измененные?

Глава 15

Юноша пританцовывал вокруг колонии ядовитых грибов высотой до колена, разросшихся за часовней, и с непостижимой легкостью ускользал от серо-зеленых убийц. Он перепрыгнул через пень глиняного дерева и приблизился к густому кустарнику, не имеющему названия, который граничил с задней стороной сада. Юноша ухмыльнулся ему, и тот расступился с такой же готовностью, с какой Красное море пропустило Моисея.

— Вот и я! — объявил молодой человек Николасу Мартеллу.

— Не думал, что ты вернешься, — ответил миссионер форстеров.

Юноша, его имя было Элвит, состроил озорную гримасу.

— Брат Кристофер сказал, что я не должен возвращаться. Поэтому-то я и здесь. Расскажите мне о Голубом Свете. Вы действительно можете получать свет от атомов?

— Входи! — пригласил Мартелл.

Этот юноша был его первым завоеванием с тех пор, как он прибыл на Венеру, хотя и это нельзя было назвать большим достижением. Но Мартелл довольствовался и этим. Все-таки первый шаг. А надо было покорить планету. Может быть, и Вселенную.

У входа в часовню Элвит вдруг в смущении остановился. «Ему, наверное, не больше десяти, — подумал Мартелл. — Что его сюда привело? Злоба? Или он шпионит в пользу еретиков? А, все равно!» Мартелл решил не бросать начатого дела. Он активировал алтарь, и Голубой Огонь наполнил все помещение, заиграв на стенах часовни. Элвит издал возглас удивления.

— Голубой Огонь — это символ, — сказал Мартелл. — Единое начало объединяет всю Вселенную. Ты знаешь, что такое атомные частицы? Протоны, электроны, нейтроны? Вещи, из которых все сделано?

— Я могу дотронуться до них, — сказал Элвит, — и разогнать во все стороны.

— Ты мне покажешь, как ты это делаешь? — Мартелл вспомнил, как юноша заставил расступиться колючий кустарник в саду: один взгляд, одно душевное усилие — и кустарник отступил… Эти жители Венеры — телекинетики. Он в этом убежден. — Как же ты их разгоняешь?

Но юноша ничего не ответил.

— Расскажите мне побольше о Голубом Огне, — попросил он.

— Ты прочитал книгу, которую я тебе дал? О Форсте? Там есть все, что ты хочешь узнать.

— Брат Кристофер отнял ее у меня.

— Ты показывал ему книгу? — испуганно спросил Мартелл.

— Он хотел узнать, зачем я ходил к вам. И я сказал, что вы мне дали книгу. Он попросил посмотреть, а сам оставил ее у себя. Вот я и пришел. Расскажите мне, зачем вы здесь и чему учите?

Мартелл никогда не думал, что первым в его будущей пастве будет ребенок. Мгновение он помедлил, а затем сказал осторожно:

— Наша религия очень похожа на ту, что проповедует брат Кристофер. Но есть и различия. Его люди сочиняют много сказок. Это хорошие, интересные сказки, но все же только сказки. Ты это понимаешь?

— Вы говорите о Лазарусе?

— Вот именно. Это мифы — не больше. А мы пытаемся обойтись без них. Мы хотим войти в соприкосновение с основами Вселенной. Мы…

Элвит потерял интерес к разговору. Он начал теребить одежду, толкнул ногой стул. Его привлекал только алтарь, больше ничего.

Мартелл предпринял новую попытку:

— Кобальт радиоактивен. Он источник бета-лучей — электронов. Они проходят через водные резервуары и вырывают фотоны. Отсюда и свет.

— Я могу задержать свет, — сказал юноша. — Вы рассердитесь, если я это сделаю?

Мартелл не знал, что ответить, и ошарашенно молчал. Но потом решил, что в отношениях с аборигенами лучше проявлять снисходительность, к тому же каждое наблюдение телекинетических способностей могло оказаться полезным. Он доложит об этом начальству.

— Ну что ж, попробуй! — ответил он.

Элвит продолжал стоять без движения, но свет заметно ослабел. Создавалось впечатление, будто кто-то прикрыл реактор защитным кожухом, так что количество электронов, испускаемых им и достигающих воды, стало намного меньше. Телекинез в субатомном мире! Мартелл был настолько же восхищен, насколько и растерян, когда увидел как гаснет свет. В это время свет засиял так же ярко, как и раньше. На голубовато-пурпурном лбу юноши блестели капельки пота.

— Вот и все! — сказал он.

— Как ты это делаешь?

— Просто очень хочу, — ответил Элвит и, улыбаясь, спросил: — А вы так не можете?

— Боюсь, что не могу, — ответил Мартелл. — Послушай, если я дам тебе еще одну книгу, ты можешь обещать, что не покажешь ее брату Кристоферу? У меня их мало, понимаешь? И я не могу позволить, чтобы их все забрали лазаристы!

— В следующий раз, — сказал юноша. — Сегодня у меня нет желания читать. Я приду еще. И вы мне все расскажете.

Он вышел из часовни на улицу и исчез среди кустов, не придавая никакого значения тем опасностям, которые его могли там подстерегать. Мартелл смотрел ему вслед и думал о том, действительно ли он завоевывает сердце Элвита или тот просто смеется над ним, Мартеллом. Наверное, и то, и другое.

Николас Мартелл прибыл на Венеру десять дней назад на корабле, прилетевшем с Марса. Он был одним из тридцати пассажиров, но никто из попутчиков не обращал на него внимания. Десять из них были марсианами, которые, так же как и Мартелл, не пожелали дышать воздухом Марса. Их планета теперь довольно точно походила на Землю, но воздух оставался сильно разреженным. На Венере состав воздуха был ближе к земному.

Мартелл принадлежал к измененным: у него были жабры. Собственно, не жабры, так как они не предназначались для дыхания под водой, а своеобразные фильтры, просеивающие кислородные молекулы.

Мартелл хорошо приспособился к жизни на Венере. Он не нуждался в гелии, так как его организм умел вытягивать жизненные силы из азота и совершенно не реагировал на высокое содержание двуокиси углерода, смертельное для землян. Хирурги из Санта-Фе колдовали над ним шесть месяцев. К сожалению, работать над яйцеклетками было поздно — он слишком стар для этого. Обычно же изменения затрагивали и половые органы людей, посылаемых на Венеру. В его жилах текла уже не красная, а голубоватая кровь. Тот же оттенок приобретала кожа. Короче, он был похож на коренного жителя Венеры.

На борту корабля находились также девятнадцать уроженцев Венеры, но они держались отчужденно, не признавая его своим, и старались избегать его общества. Командир корабля, извинившись, поместил его в складском помещении.

— Да вы же знаете этих надменных венериан, брат! Достаточно на них не так взглянуть, и они уже обнажают свой меч. Оставайтесь здесь, так будет надежней, — он рассмеялся. — А еще надежнее будет, если вы вообще не сойдете на Венере.

Мартелл тогда только улыбнулся. Он был готов ко всему. За последние сорок лет на Венере погибло только тридцать миссионеров, снискавших мученический венец. Операции позволили Мартеллу лучше своих предшественников приспособиться к жизни на Венере. Те мучились с кислородными приборами и масками, и поэтому были недостаточно активны. Форстеры так и не смогли укрепить свой престиж на Венере, хотя на Земле пользовались большим уважением, причем довольно давно. Мартелл получил трудное задание: он должен был открыть филиал Братства на Венере.

Новая родина приняла его холодно. Он даже потерял сознание, попав в ее атмосферу. А когда пришел в себя, то увидел, что космический корабль уже улетел. Мартелл обвел глазами незнакомый вид. Болотистую равнину, покрывала причудливая растительность с голубоватой листвой. В сером небе низко висели черные облака. Унылым пейзаж.

Из ангара выкатывались роботы. Выходили пассажиры. Таможенный чиновник равнодушно посмотрел на Мартелла, взял его раскрытый паспорт и недовольно спросил:

— Вы священник?

— Да.

— И вы уверены, что я разрешу вам въезд на планету?

— Да, — ответил Мартелл. — На основании соглашения N2128 ограниченное число землян имеет право на въезд, в частности прибывающие с научными или религиозными целями…

— Можете не продолжать. — Чиновник поставил штамп в паспорте и выписал визу. — Николас Мартелл, — бормотал он, заполняя визу. — Вы здесь и умрете. Почему бы вам не вернуться туда, откуда прибыли? Ведь там люди живут вечно, не так ли?

— Люди там живут довольно долго, но здесь у меня работа.

— Вы просто глупец.

— Возможно, — спокойно ответил Мартелл. — Мне можно идти?

— Где вы остановитесь? У нас нет отелей.

— Обо мне позаботится марсианское посольство, пока я не устроюсь сам.

— Вы никогда не обретете здесь твердой почвы под ногами.

Мартелл ничего не ответил. Он знал, что каждый житель Венеры чувствовал себя много выше землянина и возражения с его стороны воспринял бы как оскорбление. А Мартелл был отнюдь не подготовлен к дуэли на мечах или ножах, к тому же он был скромен от природы и предпочел проглотить обиду. Чиновник отдал ему документы и сделал знак, что он может идти. Мартелл взял свой единственный чемодан и вышел из здания. «Теперь найти бы такси», — подумал он. До города было несколько миль, а он нуждался в отдыхе и сне после утомительного путешествия в кладовой звездолета. Кроме того, он хотел поговорить с Вайнером, послом Марса. Марсиане, правда, были не в восторге от его миссии здесь, на Венере, но они во всяком случае согласились частично облегчить его жизнь. А официальных представителей Земли здесь не было. Связи между Землей и ее колониями давно прерваны.

Такси стояли на противоположной стороне большой пыльной площади. Мартелл потащился туда со своим чемоданом. Почва скрипела под его ногами, словно он шел по гальке. А открывавшийся вид навеивал уныние. Ни лучика солнца.

Аэропорт выглядел заброшенным. Кроме роботов там, казалось, почти никого не было. Лишь четыре венерианина контролировали работу аэропорта. Были, правда, еще те девятнадцать аборигенов, с которыми он прибыл, да десять марсиан, но больше никого. Венера мало заселена. На всей планете жило около трех миллионов человек, из которых больше половины обосновались в семи городах, далеко отсюда. Венериане, пионеры на дикой планете, славились своим чванством. У них было достаточно пространства, чтобы дать выход этому чувству. «Пожили бы они хоть недельку на кишащей людьми Земле», — подумал Мартелл.

— Такси! — крикнул он.

Ни одна из машин не выехала навстречу ему. Интересно, роботы здесь тоже высокомерны? Или все дело в его акценте? Он снова позвал такси, но с тем же успехом.

Потом Мартелл понял, в чем дело. Прибывшие венериане уже вышли из здания аэропорта и пересекали площадь. А они, конечно, имели преимущество перед ним. Почти все они принадлежали к высшей касте. Даже их походка была надменно-чванливой и в то же время беспечно-небрежной. Мартелл понял, что они не помедлят с расправой, если он встанет им поперек дороги.

Его охватила злость. Чем они кичатся — голубокожие самураи, эти новоявленные феодалы, эти самозваные аристократы? Уверенным в себе цивилизованным людям не надо напускать неприступный вид и прибегать к глупым, средневековым формам общения. В принципе, можно не бояться таких нецивилизованных, внутренне неуверенных, малограмотных индивидуумов. И все-таки страх не рассеивался. Ибо они подавляли какой-то несвойственной землянам монументальностью.

Самих венериан разделяли не только классовые противоречия, но и биологические различия. К высшей касте принадлежали основатели колонии. По духу и телу они намного отличались от прибывших позже, а тем более от землян. Несовершенство генетических методов приспособления превратило первых колонистов почти в чудовищ: рост их достиг двух с половиной метров, неприятно поражали голубая кожа, грубая и пористая, и жабры, свисающие с обеих сторон горла. В дальнейшем удалось ограничиться минимальными изменениями. Следующие поколения венериан унаследовали признаки, возникшие в результате манипуляций с генами. Обе касты были чересчур чувствительны к внешним проявлениям внимания и питали нескрываемое отвращение к землянам.

Мартелл наблюдал, как венериане приблизились к машинам, сели в них и укатили. Не осталось ни одного такси. Он повернулся в сторону аэропорта и увидел, что марсиане также уехали. Пришлось вернуться к паспортному контролю.

Чиновник бросил на него хмурый взгляд.

Мартелл спросил:

— Скажите, где я могу достать такси? Мне необходимо добраться до города.

— Сегодня такси больше не будет. Они вернутся только завтра.

— Нельзя ли позвонить в марсианское посольство? Они пришлют за мной машину.

— Вы уверены, что они это сделают? Зачем им брать на себя такую обузу?

— Может, вы и правы, — ответил Мартелл. — Пожалуй, я пойду пешком.

В следующую минуту ему пришлось спрятать улыбку: с таким удивлением и растерянностью посмотрел на него чиновник. А Мартелл гордо вышел из здания аэропорта.

Глава 16

Миссионер бодро шагал по дороге. Дикая природа по обеим сторонам дороги — и никакого признака жилья. Деревья протягивали сучья с голубоватой, темной листвой. Мартелл часто слышал какие-то шорохи и треск, доносившиеся из чащи, но не видел никого и ничего. Он шел, шел, шел… Сколько же миль до города? Восемь? Десять? Не зная этого, он готов был идти целый день, если потребуется. Сил для этого у него хватило бы, хотя, глядя на него, неказистого, невысокого, с узким длинным лицом и холодными серыми глазами, никто бы этого не подумал.

Он очень хорошо знал, что ему нужно. Он должен построить часовню и познакомить всех — а это было самое трудное — с тем, что может предложить Братство. Пусть ему угрожают! Пусть! Может быть, его даже убьют, как это уже случалось с миссионерами. Мартелл был готов встретить смерть и не боялся ее. Слишком сильна его вера… Перед отъездом ему оказали честь самые высокие чиновники Братства, придя попрощаться. Седовласый Рейнольд Кирби собственной персоной пожал ему руку, а дальше его ждал еще больший сюрприз: сам Ноэль Форст положил ему руки на плечи и тихо сказал:

— Мне уже больше ста лет, и я чувствую, что ваша миссия принесет плоды, брат Мартелл.

Вспомнив об этом, Мартелл исполнился чувством гордости.

Он непроизвольно ускорил шаг, увидев несколько домов неподалеку от дороги. По всей вероятности, это уже окраина города. Дома стояли изолированно друг от друга, и каждый был обнесен высоким, не менее двух метров, забором. Мартелла это не удивило — венериане недружелюбны. Они и планету обнесли бы забором, если бы могли. Но скоро он достигнет города, а потом…

Мартелл в удивлении остановился, увидев катящееся на него колесо. Сначала он подумал, что колесо отлетело от какого-нибудь средства передвижения, но затем понял, что это образчик местной фауны… Колесо было еще далеко от него, но мчалось с бешеной скоростью — не менее ста двадцати миль в час. Теперь Мартелл отчетливо увидел, хотя мог наблюдать лишь несколько мгновений, два колеса из какой-то роговой субстанции в оранжевых и желтых пятнах, соединенные шишкообразной внутренней структурой. Колеса, острые, как нож, имели приблизительно три метра в диаметре, а связующее их тело было гораздо меньше. Существо между колесами постоянно меняло свое положение, видимо тем самым наращивая скорость.

Мартелл отскочил в сторону. Двойное колесо просвистело в полуметре от него, и он с содроганием почувствовал приторно-сладкий запах. Помедли он хоть немного, и колесо размолотило бы его на части.

Странное существо промчалось еще метров сто, а затем развернулось и еще быстрее понеслось назад.

«Эта тварь гоняется за мной», — подумал Мартелл. Он был силен и довольно ловок, владел новой техникой самозащиты, но как бороться с этой бестией, не знал. И решил снова уклониться в надежде на то, что существо не может сразу менять направление. Колесо стремительно накатывалось. Мартелл выждал до последней минуты, а затем вновь отскочил в сторону. Бестия тоже повернула за ним, но большая скорость помешала ей быстро развернуться, и она проскочила мимо. Тяжело дыша, Мартелл наблюдал, как чудовище разворачивается. Теперь он знал, что зверь в состоянии менять курс. Еще одна-две попытки, и он будет разорван…

Охота возобновилась. Мартелл подождал, пока колесо не приблизится на несколько метров, а потом быстро перепрыгнул дорогу. Благодаря меньшей, чем на Земле, силе притяжения мышцы перебросили его на пять с половиной метров. Он уже было подумал, что во время прыжка чудовище разрежет его. Однако повезло и на этот раз: ожидая, что он опять отскочит назад, монстр повернул в другую сторону, и пострадал лишь чемодан. Его перерезало, точно лазерным лучом. Весь скарб вывалился на землю.

Колесо изготовилось к новой атаке. Что делать? Взобраться на дерево? Самые низкие ветви ближайшего дерева находились в семи-восьми метрах от почвы. Кроме того, путь преграждал густой и колючий кустарник. Нет, не успеть. Оставалось прыгать взад и вперед по дороге в надежде перехитрить проклятое чудовище. Но долго он не выдержит. Рано или поздно усталость скажется, и тогда колесо разрежет его на части. «Да, глупо погибать так, — подумал Мартелл, — не успев выполнить своей миссии».

Между тем двойное колесо снова приблизилось. Мартелл отпрыгнул и услышал, как оно просвистело мимо. Интересно, свирепеет ли оно? Наверное, нет. Просто охотится за пищей, как ему предопределено примитивной природой. Мартелл начал задыхаться. Приближалась развязка.

Внезапно он почувствовал, что уже не один: со стороны домов к дороге спускался юноша. Колесо тем временем развернулось и помчалось на Мартелла. Юноша уже был в нескольких шагах от него. А потом — Мартелл даже не видел, как это произошло, — колесо опрокинулось, перекрыв почти всю дорогу. Незнакомец лет десяти-двенадцати, почти мальчик, самодовольно посмотрел на Мартелла. Он принадлежал, почти наверняка, к низшей касте. Венерианин высшей касты не стал бы его спасать. Зачем себя утруждать? Приглядевшись к юноше, Мартелл понял, что тот и не думал о нем. Опрокинул колесо из спортивного интереса.

Мартелл двинулся к нему со словами:

— Благодарю тебя, мой друг! Еще минут десять — и меня разрезало бы на куски.

Юноша ничего не ответил. Тогда Мартелл подошел поближе, чтобы рассмотреть перевернутого зверя. Нижнее колесо продолжало вертеться, но зверь никак не мог подняться, хотя верхнее колесо и вращалось под углом до сорока пяти градусов. Мартелл нагнулся, чтобы получше рассмотреть внутреннюю часть и увидел темно-фиолетовую цисту величиной с кулак. Она начала вздрагивать и открываться.

— Осторожнее! — крикнул юноша, но было уже поздно.

Два шнура вылетели из цисты. Один обвился вокруг ноги Мартелла, другой — вокруг тела юноши. Мартелл почувствовал жгучую боль, как будто эти щупальца были снабжены ядовитыми или разъедающими плоть колючками. В кожисто-вязкой массе цисты появился рот, и Мартелл увидел ряды зубов, которые вращались как колеса.

Но из этой ситуации он уже выйдет с честью. Он не мог противостоять атаке колеса, так как при движении чудовище применяло только механическую энергию. Мозг же его наверняка использовал электричество, а форстеры уже научились влиять на живые тела, в основе мозговой деятельности которых лежит электрическая энергия.

Не обращая внимания на боль, Мартелл схватил щупальце правой рукой и нейтрализовал зверя. Мгновение спустя щупальце обмякло, и Мартелл отбросил его. Освободился и юноша. Щупальца не возвратились обратно в цисту, а остались валяться на дороге без движения. Костистые пластины верхнего колеса перестали вертеться, зубы уже не вращались — чудовище испустило дух.

Мартелл посмотрел на юношу с облегчением:

— Все! Готово! Ты спас меня, я спас тебя. Теперь мы квиты.

— Нет, вы все еще мой должник, — ответил тот. — Если бы я вас не спас, вы не могли бы спасти меня. Да вам и не нужно было бы спасать меня, поскольку я бы не вышел на улицу и поскольку…

Мартелл широко раскрыл глаза от удивления. Кто научил его логике? А потом удовлетворенно улыбнулся:

— Ты говоришь как профессор теологии.

— Я ученик профессора Кристофера.

— А он…

— Вы скоро узнаете. Он хотел бы с вами познакомиться. Он и послал меня вниз, чтобы я привел вас к нему.

— А где я его найду?

— Пойдемте со мной.

Мартелл прошел с юношей небольшое расстояние по дороге, затем они поднялись на холм к одному из зданий. Мертвое колесо они оставили валяться на дороге. Мартелл спросил себя, что было бы окажись там машина с представителями высшей касты? Снизошли бы они до того, чтобы своими аристократическими руками убрать труп с дороги?

Вскоре Мартелл и юноша прошли через обитую жестью калитку. Перед ними возвышался простой деревянный дом под черепичной крышей. Прочитав надпись над входом, Мартелл выпустил ручку чемодана. Его вещи второй раз за последние десять минут вывалились на землю.

Надпись гласила:

«Приют трансцендентной гармонии. Добро пожаловать!»

У Мартелла задрожали колени. Лазаристы? Здесь? Зеленорясые еретики, побочные дети форстеровского движения. Одно время они имели успех на Земле и угрожали форстерам. К счастью, в последние двадцать лет дела их шли все хуже, и вскоре их осталась лишь жалкая горстка. Но как это они ухитрились открыть здесь, на Венере, церковь? Сделать то, что до сих пор не удалось форстерам?

В дверях появился приземистый человек средних лет, седой, с одутловатым лицом. Как и Мартелл, он с помощью операций был приспособлен к жизни на Венере. Лицо его выражало довольство и доброжелательность. Он произнес:

— Меня зовут Кристофер Мандштейн. Я слышал о вашем приезде. Прошу вас, входите!

Мартелл заколебался, Мандштейн улыбнулся.

— Входите, входите, брат! Вашей душе не грозит никакая опасность, если вы сядете за трапезу с лазаристом. Не так ли? От вас осталось бы кровавое месиво, если бы юноша не вступился за вас. А послал его я! Надеюсь, вы не будете настолько невежливы, что откажетесь от моего гостеприимства?

Глава 17

Миссия лазаристов была скромной. Тем не менее создавалось впечатление, что обосновались они здесь прочно. В одном из помещений находился алтарь, украшенный статуэтками и другими безделушками. Имелись в доме и библиотека, и комната для миссионера. За забором Мартелл увидел мальчишек, которые рыли котлован для фундамента.

Мартелл последовал за Мандштейном в библиотеку и увидел корешки хорошо знакомых книг: здесь были произведения Ноэля Форста в кожаных переплетах, в том числе уже ставшее библиографической редкостью первое издание.

— Вы удивлены? — спросил Мандштейн. — Не забывайте, что мы тоже признаем духовный авторитет Форста, хотя сам он и относится к нам с презрением. Прошу садиться! Стакан вина? Здесь хорошее белое вино.

— Спасибо, с удовольствием, — ответил Мартелл. — Извините, что не представился. Меня зовут Николас Мартелл. Могу ли я поинтересоваться, что вы здесь делаете?

— Я? О, это длинная история, и не очень красивая. Я был молод и глуп, позволил обмануть себя — и вот я здесь уже сорок лет. За это время я примирился со своей судьбой. Пришел к выводу, что лучшего не заслужил. Впрочем, здесь не так уж и плохо.

Болтливость Мандштейна не понравилась Мартеллу, привыкшему четко и скупо выражать свои мысли, поэтому, воспользовавшись секундной паузой, он вставил:

— Это очень интересно, брат Мандштейн! И давно ваш орден действует здесь?

— Около пятидесяти лет.

— Непрерывно?

— Да. У нас здесь восемь церквей и около четырех тысяч прихожан. Главным образом из низшей касты. Высшая каста вообще нас игнорирует.

— Тем не менее она вас терпит, — заметил Мартелл.

— Да, но лишь потому, что считает ниже своего достоинства замечать нас.

— И все же эти люди убивали каждого миссионера, посланного сюда Форстом, — сказал Мартелл. — Как вы это объясните?

— Может быть, они видят в вас силу, которой не усматривают в нас, — предположил Мандштейн. — А они восхищаются силой. Вы, наверное, уже убедились в этом, иначе не отважились бы отправиться в город из аэропорта пешком. Попав в безвыходное положение, вы продемонстрировали им свою силу. Разумеется, весь эффект этой демонстрации был бы испорчен, если бы вас переехало колесо. А это ему почти удалось. — Ему наверняка бы это удалось, не заметь я случайно, в какое неприятное положение вы попали. Как вам нравится вино?

Мартелл еще не притрагивался к вину. Он сделал глоток, понимающе кивнул и сказал:

— Неплохо. Скажите, Мандштейн, вы действительно смогли обратить аборигенов в свою веру?

— Отчасти да, но только отчасти…

— Трудно поверить в это. Наверное, вам известно кое-что, чего не знаем мы.

Мандштейн улыбнулся:

— Дело совсем не в знаниях, а в том, что мы можем им предложить. Пойдемте со мной в часовню.

— Мне бы не хотелось.

— Прошу вас. Уверяю, что я не собираюсь расшатывать ваши убеждения. Заразного там тоже ничего нет.

Против своей воли Мартелл последовал за еретиком в его святая святых. С неприязнью он рассматривал иконы, статуэтки и другие атрибуты религии лазаристов. На алтаре, где в храме форстеров горел Голубой Огонь, находилась мерцающая модель атома, электроны которого непрерывно двигались по орбите. Увидев эти детские штучки, Мартелл усмехнулся в душе.

Мандштейн сказал:

— Ноэль Форст, несомненно, самый замечательный человек нашего времени, и мы ни в коей мере не склонны его недооценивать. Он видел закат культуры, бегство людей в регенерационные камеры и немало других не менее плачевных вещей. Он понял, что старые религии отжили свой век, что время взывает о новых религиях, синтетических и электрических. Он понял, что старая мистика должна быть заменена новой, научной. И его Голубой Свет — это фантастический символ, радующий глаз так же, как радовал крест. Может быть, даже больше, поскольку он современен. Форст хотел дать своему культу теоретическую основу и думал, что это приведет к окончательному успеху. Но он не до конца все продумал…

— Не слишком ли смело сказано? Не забывайте: на Земле мы пользуемся влиянием, которым не могла похвастаться ни одна из религий прошлого…

— Успех на Земле у вас большой, с этим я согласен, — улыбнулся Мандштейн. — Земля уже созрела для учения Форста. Но почему такого успеха нет на других планетах? Да потому что его мышление слишком прогрессивно. Более примитивным чем земляне колонистам он не смог предложить ничего, чтобы их привлекло.

— Он обещал физическое бессмертие, — удивился Мартелл. — Разве этого не достаточно?

— Конечно же нет. Все рационально, и нет места мифу. Несмотря на песнопения и обряды, в этой религии мало поэзии. Нет ни Христа в люльке, ни Авраама, который жертвовал своим сыном. Нет человеческой искорки…

— Нет никаких примитивных сказок, хотите вы сказать, — хмуро заметил Мартелл. — Это и отличает нашу религию. Мы живем в такое время, когда люди не верят в сказки. И вместо того чтобы выдумывать новые сказки, мы предлагаем простоту, силу и мощь научной мысли…

— И вы стали силой во многих странах, соорудили лаборатории и институты для исследования непонятных феноменов жизни. Чудесно! Восхитительно! Но вот в одном мы вас обогнали. Сказка о Ноэле Форсте, первом из бессмертных. Сказка о его очищении в атомном огне. Мы предлагаем людям очищение и искупление, которые несут Форст и пророк трансцендентной гармонии — Дэвид Лазарус. Это действует на воображение низшей касты, а в будущем к нам придут и люди из высшей. Они пионеры, брат Мартелл. Они сожгли за собой все мосты — я имею в виду Землю — и все начали заново. Лишь через несколько поколений можно будет говорить об их родословной. И эти люди нуждаются в мифах. Они создают свои собственные мифы. Вы не считаете, брат Мартелл, что через сотню лет эти люди будут казаться сверхъестественными существами? Не думаете ли вы, что через сотню лет на них будут смотреть как на святых религии лазаристов?

Мартелл был удивлен:

— Это ваша цель?

— В какой-то мере.

— Но ведь это просто-напросто возвращение к христианству пятого столетия!

— Не совсем так. Мы ведем и научную работу.

— А сами вы верите в то, что проповедуете?

Мандштейн улыбнулся:

— В молодости я был аколитом у форстеров в Нью-Йорке. Я вступил в Братство, чтобы иметь возможность работать. Я искал цель в жизни. Кроме того, я бредил бессмертием, мечтал попасть в Санта-Фе. Я выбрал Братство, движимый самыми низкими мотивами. И хочу вам сознаться, Мартелл, я совсем не чувствовал религиозного призвания. Потом я допустил целый ряд ошибок, о которых умолчу, покинул Братство и примкнул к лазаристам. Они послали меня сюда миссионером. И я стал самым удачливым миссионером из всех, которые когда-либо прибывали на Венеру. Так неужели вы думаете, что я верю в мифы лазаристов, если я по природе своей настолько трезв, что даже не принимаю религии форстеров?

— Значит, ваш рассказ об учении Лазаруса и о святых, которые появятся через сто лет, — одно лицемерие? — ужаснулся Мартелл. — Вы делаете это только ради положения и власти? Неверующий пастырь одичавшего стада…

— Не делайте поспешных выводов, — перебил его Мандштейн. — Я добиваюсь результатов. По-моему, это Ноэль Форст однажды сказал, что важны результаты, а не средства, которые мы избираем для достижения этих результатов. Вы не хотите помолиться?

— Разумеется, нет!

— Может быть, вы тогда разрешите мне помолиться за вас?

— Вы же только что сказали, что не верите в вашу религию!

Мандштейн улыбнулся:

— Молитвы неверующего тоже будут услышаны. Никто ничего не знает. Ясно лишь одно, Мартелл: здесь, на Венере, вы и умрете. Поэтому я все-таки помолюсь за вас и за то, чтобы вас очистил огонь высших частот.

— Не стоит. Почему вы так уверены, что я умру здесь? По-моему, вы заблуждаетесь, полагая, будто бы меня ждет роль мученика. И только по той причине, что такая судьба постигла моих предшественников.

— Наше положение на Венере довольно сложно и опасно. Но ваше — просто невыносимо. Ваше присутствие здесь нежелательно. Подсказать вам, как удержаться хотя бы месяц и не погибнуть?

— Подскажите.

— Примыкайте к нам. Смените голубую рясу на зеленую. Нам дорог каждый способный человек.

— Ну зачем же вы так? Неужели вы всерьез думаете, что я примкну к вам?

— Во всяком случае, это лежит в пределах возможного. Уже многие люди покинули ваш орден, чтобы вступить в мой.

— Предпочитаю погибнуть смертью мученика, — твердо ответил Мартелл.

— А кому это принесет пользу? Будьте разумны, брат! Венера — своеобразная планета. Если вам и надоела жизнь, все равно стоит немного повременить, хотя бы для знакомства с планетой. Примыкайте к нам! С ритуалами вы познакомитесь очень быстро и увидите, что мы отнюдь не людоеды и не чудовища…

— Благодарю, — обронил Мартелл. — Извините за причиненное беспокойство.

— А я надеялся, что вы отужинаете вместе с нами.

— Это невозможно, меня ждут в марсианском посольстве, а я бы не хотел бы заставлять их ждать слишком долго.

Отказ Мартелла видимо не очень огорчил Мандштейна. «Тем более что приглашал он скорее из вежливости», — подумал Мартелл.

Мандштейн сказал:

— В таком случае, надеюсь, вы позволите доставить вас в город? Или ваша гордость не позволяет принять и эту услугу?

Мартелл улыбнулся:

— Нет, почему же! С радостью! И начальству будет что рассказать. Еретики спасли мне жизнь и даже препроводили в город на машине!

— И все это после того, как вы отвергли их веру…

— Конечно! Я могу идти?

— Подождите немного снаружи. Я распоряжусь насчет машины.

Мартелл поклонился и вышел из часовни. Во дворе, на площадке примерно в пятьдесят-шестьдесят квадратных миль, окаймленной колючими кустами, он увидел четверых парнишек. Среди них был и его спаситель. Они расширяли котлован под фундамент, орудуя кирками и лопатами.

Юноши недружелюбно посмотрели на него, но работы не прервали. Мартелл пригляделся к ним повнимательнее. Эти сильные и ловкие существа в возрасте от десяти до четырнадцати лет были так похожи друг на друга, что могли сойти за братьев. Их движения были неторопливы, почти изящны. На голубоватых телах поблескивал пот. Мартеллу показалось, что строение их скелета еще больше отличается от того, что он предполагал. При работе их суставы творили чудеса.

Потом они совершенно неожиданно побросали кирки и лопаты, протянули друг к другу руки и закрыли глаза. Мартелл увидел, как разрыхленная почва сама вылетела из котлована и легла в нескольких метрах от него…

«Телекинез!» — осенило Мартелла. Сразу же после этого из кустов появилась довольная физиономия Мандштейна.

— Машина ждет, брат Мартелл! — сказал он мягко.

Глава 18

Въезжая в город, Мартелл все еще думал об удивительных способностях юношей. С помощью одной лишь телекинетической энергии они выбросили на поверхность несколько сот килограммов разрыхленной почвы и уложили ее аккуратно и точно туда, куда хотели.

Телекинетики! Мартелл задрожал от возбуждения. Правда, на Земле были эсперы, но они обладали в основном телепатическими способностями, и в очень незначительной степени — телекинетическими. Кроме того, развитие парапсихических свойств плохо поддавалось контролю. Конечно, селекционная программа уже давала определенные результаты в пятом или шестом поколении. Хороший эспер мог незаметно войти в память любого человека, изменить ее в любом направлении или выявить все ее тайны. Кроме того, было несколько гениальных телепатов, которые могли свободно оперировать с психикой других людей во всех областях временной частотности начиная с младенчества…

Но телекинетики, способные одной силой воли двигать материальные предметы, — их на Земле ничтожно мало. Они такая же редкость, как птица-феникс. Здесь же, на Венере, сразу четверо молодых людей работали (и где — на заднем дворе храма лазаристов!) как телекинетики высокого класса.

В первый же день своего пребывания на Венере Мартелл сделал два удивительных открытия: нашел на планете еретиков, а у еретиков обнаружил телекинетиков. Его миссия внезапно получила новую перспективу, новое направление. Речь шла теперь не только о том, чтобы пустить корни в чужой земле.

Предоставленную Мандштейном машину Мартелл отпустил у марсианского посольства, массивного, но не очень большого здания, стоявшего на огромной площади. Весь город, казалось, состоял из одной этой огромной площади и зданий, окружающих ее. Именно марсиане добились того, чтобы Мартелл мог полететь на Венеру. Вот почему визит вежливости в посольство имел большое значение.

Марсиане дышали воздухом почти одного состава с земным и не были склонны подвергать себя операциям, с тем чтобы приспособиться к жестким условиям, царившим на Венере. Поэтому, как только Мартелл вошел в посольство, ему пришлось надеть маску, которая предохраняла его от воздуха родной планеты, ставшего для него ядом.

Посол — Натаниэль Вайнер — был приблизительно раза в два старше Мартелла, ему было около девяноста. Когда-то он был, видимо, очень плотным мужчиной. Да и сейчас, будучи уже далеко не молодым, он держался удивительно прямо.

— Значит, вы все-таки приехали? — сказал он. — Откровенно говоря, я думал, что вы более разумны.

— Мы решительные люди, ваше превосходительство!

— Да, я знаю. Я долго наблюдал за вашим движением. — В глазах старика появился мечтательный блеск. — Наверное, лет шестьдесят. Я знал вашего координатора Кирби еще до того, как он вошел в Братство. Он вам рассказывал что-нибудь об этом?

— Нет, ничего не рассказывал, — ответил Мартелл. И ему стало страшно. Выходит, Кирби примкнул к Братству за двадцать лет до рождения Мартелла. Жить сто лет уже не считалось чем-то необычным. Самому Форсту было сейчас, наверное, лет сто двадцать — сто тридцать, тем не менее, даже в мыслях о таких отрезках времени было что-то огромное.

Вайнер улыбнулся:

— Я прилетел на Землю как торговый представитель, и Кирби был моим гидом. Тогда он еще служил в ООН. Трудновато ему пришлось со мной. Да будет вам известно, что я в то время любил выпить. Мне почему-то кажется, что он вообще никогда не забудет ту ночь. — Вайнер, казалось, погрузился в воспоминания, как это охотно делают старые люди, но потом внезапно посмотрел на Мартелла и сказал: — Должен обратить ваше внимание на то, что я не смогу постоять за вас, если возникнут неприятности. Мои полномочия распространяются только на людей марсианского происхождения.

— Понятно.

— И я дам вам сейчас такой же совет, как и тогда, когда орден просил меня помочь вам: возвращайтесь на Землю и живите себе там до самой старости.

— Это невозможно, ваше превосходительство. Я приехал сюда с определенной миссией.

— Ага! Значит, беззаветное служение делу! Идеализм! Чудесно! И где же вы собираетесь основать свою первую церковь?

— По дороге на аэродром. Наверное, поближе к городу, чем лазаристы.

— А где вы будете спать, пока здание не готово?

— Под открытым небом.

— Здесь водится одна птичка, — ухмыльнулся Вайнер. — Люди называют ее птица-барабан. И не без причины. Величиной она с добрую овчарку. Перья у нее из какого-то кожистого материала, а клюв — острый, как стрела. Однажды мне довелось увидеть, как она с двухсотметровой высоты напала на человека, решившегося соснуть после обеда на поле. Так вот ее клюв прямо пригвоздил беднягу к земле.

На Мартелла этот рассказ не произвел особого впечатления.

— Сегодня я уже повстречался со зверем-колесом. Я не знаю, как тут называют это животное. Возможно, мне удастся уберечься и от птицы-барабана. Конечно, я совсем не хочу, чтобы меня пригвоздили к земле.

Вайнер кивнул и протянул ему морщинистую руку:

— Ото всей души желаю вам счастья!

Это было все, что он мог ожидать от посла. Марсиане скептически относились ко всем начинаниям, которые исходили от Земли, в том числе религиозным. Но ненависти к землянам, в отличие от жителей Венеры, не испытывали. Марсиане были людьми, а не измененными существами, порвавшими связи с прародиной. Просто это были слишком уж сухие люди, которые в первую очередь пеклись о своем благе. И связь между Землей и Венерой интересовала их лишь потому, что, будучи посредниками, они имели от этого выгоду.

Мартелл, выйдя из посольства, сразу же принялся за работу. У него были деньги и энергия. Правда, он не мог сам нанять рабочих, потому что даже пария посчитал бы оскорблением работать на землянина, но Мартелл рассчитывал сделать это через Вайнера.

Ему удалось построить малюсенькую часовню. После этого он нанял машину, привез из космопорта небольшой реактор и зажег Голубой Огонь. Стоя один в своей часовенке, он с благоговением наблюдал, как разливается свет.

Мартелл не был фанатиком и трезво смотрел на вещи, но вид голубого пламени, исходившего из толщи воды, оказал магическое действие и на него. Он пал на колени и благочестиво притронулся пальцами ко лбу.

В первый же день он произвел церемонию освящения. А затем стал терпеливо ждать, когда же к нему забредет какой-нибудь несчастный венерианин, хотя бы из самой низшей касты, чтобы найти утешение. Или, в крайнем случае, из любопытства.

Но никто не шел.

Мартелл не хотел выходить из часовни и выискивать будущих прихожан. Нет, он решительно не хотел этого делать. Он надеялся, что они придут к нему добровольно. И лишь в крайнем случае, когда исчезнет всякая надежда, лишь тогда он пойдет в народ.

Часовня тем временем продолжала пустовать. И только на пятый день ее порог переступило живое существо. Оно напоминало лягушку длиной около пятнадцати сантиметров с острыми рогами на лбу и колючками на спине. Мартелл хотел вышвырнуть «лягушку», но она вдруг сама прыгнула на него. Хорошо, что Мартелл вовремя среагировать и успел загородиться от нее стулом. Левый рог существа вонзился в ножку стула. Когда же оно вытащила рог, из него стала сочиться жидкость, почти сразу же проедавшая дерево. На Мартелла еще ни разу в жизни не бросались подобные твари. Он взял веник и выгнал «лягушку» из часовни, не причинив ей вреда.

На следующий день пришел первый долгожданный посетитель. Им оказался юноша, которого звали Элвит. Мартелл вспомнил, что видел его в саду у лазаристов: это был один из тех молодых людей, которые копали котлован. Появился он совершенно внезапно и сразу же сказал Мартеллу:

— У вас за домом ядовитые грибы.

— Это плохо?

— Они несут смерть. Вы должны скосить их, а место, где они росли, полить едким калием, чтобы эти грибы больше там не появлялись. Скажите, а вы действительно священник?

— Я и сам хотел бы это знать не меньше вашего.

— Брат Кристофер говорит, что вы еретик и вам нельзя верить. А кто такие еретики?

— Еретиками считаются те, кто исповедует другую религию, — ответил Мартелл, — неугодную, вредную религию. Вот я, например, считаю брата Кристофера еретиком. Может, ты зайдешь?

Юноша был беспокойно любопытен. Мартеллу очень хотелось расспросить его о телекинезе, однако он не решился — гораздо важнее завоевать расположение юноши. Если же он будет очень надоедать своему первому прихожанину вопросами, это может испугать и оттолкнуть. Терпеливо и очень подробно Мартелл рассказал ему, в чем состоит учение форстеров. Однако какое это произвело впечатление, он так и не понял. Да и способен ли десятилетний юноша-мальчик усвоить весь этот сложный комплекс абстрактных понятий? Напоследок Мартелл дал ему домашнее задание из книги Форста, одно из самых легких. Юноша обещал прийти еще раз.

Прошло еще несколько дней, прежде чем он снова появился. И сразу же сказал Мартеллу, что брат Кристофер конфисковал у него книгу. Отчасти Мартелл был даже рад, усмотрев в этом признак охватившей лазаристов паники. Если они сделают учение Форста запретным, это облегчит задачу Мартелла: переманивать на свою сторону прихожан Мандштейна.

Через два дня после второго посещения Элвита в храм пришел еще один посетитель — круглолицый человек в зеленой рясе. Даже не представившись, он сказал:

— Вы хотите переманить этого мальчика, Мартелл. Не советую.

— Он пришел по доброй воле. Можете сказать это Мандштейну.

— Любой ребенок любопытен по натуре, но ему придется плохо, если вы и впредь разрешите ему посещать вас. Отошлите его назад, Мартелл, когда он придет к вам в следующий раз. Ради него самого.

— Вот ради него я и попытаюсь приобщить его к учению Форста, — спокойно сказал Мартелл. — Так же как и любого другого, кто добровольно придет ко мне, — я готов бороться за каждого человека.

— Вы сломаете его судьбу, — сказал лазарист. — Раздоры между нами только повредят ему. Оставьте его в покое! И отошлите обратно, когда он к вам придет.

Мартелл не собирался уступать зеленоряснику. Ведь Элвит был чем-то вроде приманки, с помощью которой он приобретет себе других прихожан.

В этот день, но несколько позже, в храме появился одутловатый венерианин низшей касты. По обеим сторонам его груди виднелись рукоятки мечей, торчащих из ножен. «Не похоже, чтобы он пришел помолиться», — подумал Мартелл.

Венерианин ткнул пальцем в сторону реактора и сказал:

— Выключите эту штуку и в течение десяти часов сдайте ядерное горючее!

Мартелл нахмурил лоб:

— Этот реактор необходим нам для религиозных обрядов.

— Он работает на ядерном топливе. Это запрещено. Запрещено также иметь частные реакторы.

— При въезде на Венеру у меня не было никаких неприятностей по этому поводу. Я, согласно правилам, пометил в таможенной декларации, что ввожу кобальт-60 и реактор, а также объявил, зачем они мне нужны. Таможня не сочла нужным конфисковать их.

— Таможня — совсем другое дело. Сейчас вы находитесь в городе, и я вам еще раз заявляю: никакого ядерного горючего! На него требуется специальное разрешение.

— А где можно получить такое разрешение? — спросил Мартелл.

— В полиции. Но я сам из полиции! И отказываю вам в разрешении. Выключайте свой реактор!

— А если я этого не сделаю?

На мгновение Мартеллу показалось, что полицейский сейчас проткнет его. Он отступил назад с таким видом, будто Мартелл только что плюнул ему в лицо.

— Это что, вызов? — спросил венерианец.

— Это вопрос.

— Я являюсь авторитетным должностным лицом, и я требую выключить реактор и сдать ядерное топливо. Если вы не подчинитесь моим требованиям, я буду считать это вызовом. Ясно? А на бойца вы совсем не похожи. Так что вам лучше подчиниться. Даю вам на это десять часов, понятно?

Он ушел.

Мартелл печально покачал головой. Оскорбленная гордость? Да, иначе это и не назовешь. Итак, они хотят, чтобы он выключил реактор. А без реактора его часовня уже не будет часовней. Может быть, подать жалобу? Но кому? И потом, если он согласится на дуэль с полицейским и убьет его, разве это даст право на сохранение реактора? Нет, на этот шаг он не пойдет.

Тем не менее Мартелл решил не сдаваться без боя. Он разыскал городское управление и, прождав четыре часа, вошел в бюро одного из небольших чиновников. Там ему также велели немедленно демонтировать реактор. Не помог ему и Вайнер.

— Выключите реактор — и дело с концом, — посоветовал он.

— Но я не могу без него работать, — пожаловался Мартелл. — И откуда они взяли, что нельзя иметь частный реактор?

— Просто они хотят отделаться от вас, — предположил Вайнер. — И тут уж ничем не поможешь. Придется вам выключить свой Голубой Свет.

Мартелл вернулся в часовню. На пороге сидел хмурый Элвит.

— Не закрывайте, — сказал он.

— Не беспокойтесь, я этого не сделаю. — Мартелл положил руку на плечо юноши и ввел его в дом.

— Помоги мне, Элвит. Научи меня. Я должен знать.

— Что вы должны знать?

— Как тебе удается двигать предметы только одной силой воли?

— Я проникаю внутрь предмета, — ответил юноша. — И удерживаю его. Существует такая сила. Я не могу объяснить это подробнее.

— Ты этому научился?

— Не знаю. Это все равно как научиться ходить или говорить. Как заставить ноги идти или остановиться?

Мартелл старался скрыть свое нетерпение.

— А ты можешь сказать, как ты себя чувствуешь, когда делаешь это?

— Я чувствую жар в голове, в верхней ее части. Больше я, собственно, ничего не чувствую… Расскажите мне лучше об электроне. И спойте песню о протонах.

— Сейчас, — ответил Мартелл. Он присел на корточки, чтобы его голова была на уровне головы юноши. — А твои родители могут двигать предметы таким образом?

— Немного. Но у меня это получается лучше.

— А когда ты впервые заметил, что ты это можешь?

— Когда сделал это первый раз.

— И ты даже не знаешь, как ты… — Мартелл замолчал. Нет, не имело смысла спрашивать… Как может десятилетний подросток объяснить сущность телекинеза? Он просто умел это. Это было естественным, как дыхание. Если бы отвезти его на Землю, в биологический центр. В Санта-Фе его подвергнут необходимым исследованиям. Но это невозможно. Юноша не захочет, да и власти его отсюда не отпустят. Похитить его нет возможности.

— Спойте мне песню! — снова попросил Элвит.

В силе спектра кванта,

В святости ангстрема…

Дверь часовни распахнулась, и в нее ворвались три стража порядка — начальник полиции и двое его подчиненных. Юноша тотчас вскочил на ноги и убежал через задний ход.

— Поймать его! — крикнул начальник полиции.

Мартелл выразил протест, но его никто не стал слушать. Двое полицейских бросились в погоню за юношей. Мартелл и шеф полиции последовали за ними.

Элвит не успел далеко убежать, полицейские буквально висели у него на пятках. Но внезапно один из них, потолще, взлетел в воздух и, беспомощно махая руками, хлопнулся в заросли ядовитых грибов. Мартелл уже знал, что эти растения реагируют почти мгновенно. Они могли переваривать любое органическое вещество. Их клейкие, парализующие щупальца молниеносно выскочили из пор и начали свою работу. Через несколько секунд полицейский уже был обвит густой сетью волокон, энзимы которых вызывали паралич и разложение. Он взревел от боли, пытаясь вырваться, но напрасно. Волокна все гуще обвивались вокруг его тела. Постепенно он затих, и за работу принялись пищеварительные энзимы. Вокруг распространился сладковатый, противный запах.

У Мартелла не было времени рассматривать останки полицейского. Другой полицейский с потемневшим от страха лицом оказался уже почти рядом с юношей и, кипя от ярости, бросился на него с мечом.

Элвит выбил меч из рук. Он пытался, сосредоточившись и собрав все свои силы, бросить и этого полицейского в колонию грибов, но его лицо, мокрое от пота, и судорожные движения говорили о том, что силы на исходе. Полицейский начал качаться, его бросало из стороны в сторону, но он все-таки сопротивлялся. Мартелл окаменел: из-за часовни, размахивая мечом, выскочил шеф полиции.

— Элвит! — закричал Мартелл.

Однако было поздно. Даже телекинетик не может мгновенно отвести удар. Меч вонзился в тело, и юноша упал. В тот же момент действие его воли прекратилось, полицейский рухнул, потеряв равновесие. Шеф полиции между тем поднял истекающего кровью юношу и бросил его в колонию грибов, рядом с аморфной массой, в которой уже невозможно было распознать труп полицейского. С ужасом Мартелл увидел, как щупальца обвили тело юноши. К горлу подкатила тошнота, он закрыл глаза и, сосредоточив всю силу воли, постарался овладеть собой. Наконец его дисциплинированный мозг стал работать нормально.

Шеф полиции и его оставшийся в живых подчиненный также пришли в себя и успокоились. Не бросив даже мимолетного взгляда на два трупа, они схватили Мартелла и потащили его назад к часовне.

— Вы убили ребенка! — кричал Мартелл, вырываясь из их рук. — Ударом в спину! И это называется полиция!

— За это я буду отвечать перед судом, проповедник. Юноша был убийцей и находился во власти идей, разлагающих мозг. Он знал, что мы распорядились закрыть ваш храм, но посмел прийти сюда. Почему вы до сих пор не выключили реактор?

Мартелл не нашел, что ответить. Он хотел сказать, что не собирается сдаваться, а будет продолжать борьбу, но, вспомнив, какая участь постигла его единственного прихожанина, решил не испытывать судьбу.

— Я выключу реактор, — сказал он.

— Сейчас же.

Мартелл повиновался. Оба полицейских подождали, пока совсем не угасло голубое пламя, и обменялись взглядами. Наконец младший по чину сказал:

— Без Голубого Огня это уже не храм, не так ли, проповедник?

— Конечно, — согласился Мартелл. — Я, наверное, вообще закрою часовню.

— Не долго же тебе пришлось здесь поработать, проповедник.

— Да, недолго…

Начальник полиции процедил, обращаясь к помощнику:

— Ты только взгляни на него. Со своими хлюпающими жабрами он так похож на нас. Но это никого не обманет. Мы ему сейчас покажем…

И оба полицейских пошли прямо на него. Это были рослые, атлетически сложенные люди. Но Мартелл, хотя и безоружный, не боялся. Он мог защитить себя. Полицейские продолжали надвигаться, словно два чудовища из кошмара,

— сощурив глаза, закрывая ноздри при вдохе и раздувая при выдохе, дрожа жабрами… Мартелл понимал: его принуждают сознаться, что он такое же чудовище, как эти двое. Такой же измененный.

— Составим ему компанию на последний вечер, — сказал полицейский.

— Вы добились того, чего хотели, — произнес Мартелл. — Я закрываю часовню. Неужели вам еще что-то нужно от меня? Чего вы боитесь? Или наши идеи так опасны для вас?

Удар кулака пришелся прямо в область желудка. Мартелл отшатнулся, и это смягчило другой удар — ребром ладони по горлу. Мартеллу удалось поймать руку, и в то же мгновение он вызвал в себе разряд ионов — полицейский с проклятьем отшатнулся.

— Осторожнее! От него бьет током!

— У меня и в мыслях нет ничего плохого, — сказал Мартелл. — Оставьте меня в покое.

Оба его мучителя выхватили мечи. Мартелл со страхом ждал, что же будет дальше. Но вот напряжение постепенно ослабело. Полицейские повернулись и неторопливо двинулись прочь, вероятно довольные тем, чего достигли. Как-никак, им удалось ликвидировать очаг форстеровщины, хотя убить миссионера они почему-то не решились.

— Убирайся отсюда, ты, вонючий землянин! — прошипел напоследок начальник полиции. — Лучше возвращайся туда, откуда пришел!

Глава 19

«На свете нет ничего чернее ночного неба Венеры», — думал Мартелл. Казалось, небосвод окутан плотным покрывалом. Ни мерцания звезд, ни лунного света. И все же свет был. Его излучали хищные птицы, которые, как исчадия ада, парили во мраке.

Мартелл наблюдал за полетом сверкающих хищников, стоя на маленькой веранде миссии лазаристов. Он мог различить даже изогнутые клювы и даже когти.

— У наших птиц есть и зубы, — заметил Мандштейн, стоявший рядом.

— А лягушки имеют колючки и рога, — добавил Мартелл. — Почему эта планета такая негостеприимная и кровожадная?

Мандштейн улыбнулся:

— Спросите об этом у Дарвина, друг мой. Так уж все здесь развилось. Вы уже познакомились с нашими лягушками? Очень опасные маленькие бестии. И колесо вы тоже видели… Очень интересны рыбы, хищная флора. К счастью, нет ни насекомых, ни многоножек. Только в море водится что-то вроде скорпиона длиной до двух метров. Но в море никто не купается.

— Понятно, — пробормотал Мартелл и невольно вздрогнул: одна из светящихся птиц стремительно спикировала, исчезла за кустами и тут же резко взмыла вверх. На ее плоской голове имелся какой-то мясистый светящийся орган величиной с небольшую дыню.

— Значит, решили присоединиться к нам? — неожиданно спросил Мандштейн.

— Да.

— А почему, Мартелл? Хотите втесаться в наши ряды? Заняться шпионажем?

Кровь бросилась в лицо Мартеллу, и он был рад, что в темноте не было видно его лица.

— Я ошибаюсь? Но разве может быть другая причина? Со времени нашего знакомства вы вели себя очень высокомерно.

— Вам это просто показалось. Мою часовню закрыли, я видел, как юноша, доверившийся мне, погиб от рук полиции. А я совсем не хочу и в будущем быть свидетелем подобных смертей.

— Значит, вы признаете, что повинны в его смерти?

— Я признаю только то, что позволил ему поставить свою жизнь на карту.

— Мы предупреждали вас.

— Да, но я не знал, как жестоки эти люди. Теперь я познакомился с ними поближе. И я не могу быть один. Допустите меня к работе, Мандштейн.

— Ваши намерения слишком прозрачны, Мартелл. Вы приехали сюда исполненный идеализма и желания принять мучения за свои идеи. Но слишком быстро сдались. Я просто уверен, что вы хотите шпионить в нашей организации. Обращение никогда не было легкой задачей, и вы это отлично знаете. К тому же вы не похожи на человека, который легко меняет убеждения, поэтому я не доверяю вам.

— Просветите меня.

— Я? Я не телепат. Зато обладаю трезвым умом и немного разбираюсь в шпионаже. Поэтому я говорю вам без обиняков: вы приехали сюда шпионить.

Мартелл глядел в ночь:

— Значит, вы отказываете?

— Вы можете найти здесь убежище на ночь. Но завтра вам придется уйти. Мне очень жаль, Мартелл, но ничего другого я не могу сделать.

Мартелл понял, что не в силах изменить решение лазариста. Тем не менее он не удивился, и не огорчился. Переход к еретикам был не очень-то ловким и продуманным ходом, и он еще до разговора предчувствовал отказ. Месяцев через шесть-семь, ответ, возможно, был бы иным.

Он оставался в стороне, пока небольшая группа миссионеров совершала вечернюю молитву. Здесь были три измененных землянина и семь венериан.

После обряда Мартелл принял участие в их скромной трапезе, состоявшей из какого-то незнакомого по вкусу мяса и кислого вина. Он сидел в компании с тремя лазаристами, которых, казалось, не смущало присутствие Мартелла. У одного из них, по имени Брадлауг, были на удивление длинные руки. Другой — Лазарус, — крепкий, плотный, с широким лицом, привлекал внимание до странности отсутствующим взглядом. У Мартелла появилось подозрение, что этот Лазарус — эспер. Заинтересовало Мартелла и его имя.

— Вы не родственник знаменитого Лазаруса? — спросил он.

— Я его племянник, но никогда не видел своего знаменитого дядюшку.

— Кажется, его никто и никогда не видел, — сказал Мартелл. — И мне иногда приходит в голову, что он не реально существующий человек, а миф.

Лица всех сидящих за столом мгновенно помрачнели. Только Мандштейн невозмутимо заметил:

— А я встречал людей, которые его знали. Говорят, он производил сильное впечатление. Ученый, большой ученый, и при том очень скромный человек. Он никогда не повышал голоса, но пользовался огромным авторитетом.

— Как и Форст, — вставил Мартелл.

— Да, пожалуй, — согласился Мандштейн. — Они оба наши руководители и пример для нас. — Он поднялся. — Спокойной ночи, братья!

Мартелл остался за столом с Брадлаугом и Лазарусом. После ухода Мандштейна воцарилась гнетущая тишина. Наконец Брадлауг поднялся и сказал:

— Я провожу вас, брат.

Комнатка была очень маленькая. В ней стояла раскладушка, стены украшали религиозные атрибуты. Большего и нельзя было ожидать от станции миссионеров. Как бы то ни было, спать здесь можно, решил Мартелл. Он помолился и закрыл глаза. Через некоторое время его одолел сон. Тонкая корочка забвения затянула черные воды неизвестности. Но вскоре эта корочка дала трещину: он услышал хриплый смех, что-то ударило в стену часовни, а когда Мартелл проснулся окончательно, то услышал рычание:

— Отдайте нам форстера!

Он сел на раскладушке. Кто-то зашевелился в соседней комнате и вошел к нему. Это был Мандштейн.

— Они целый вечер пили и веселились, а теперь пожаловали сюда, чтобы доставить нам неприятности.

— Отдайте нам форстера! — снова прокричали из темноты.

Мартелл выглянул из окна. Сначала он ничего не увидел и лишь потом в слабом свете фонаря, висевшего над входом, различил семь огромных фигур. Они, шатаясь, бродили по двору.

— Аристократы! Из высшей касты! — хмуро сказал Мандштейн. — Один из наших эсперов предупредил об этом визите час назад. Рано или поздно, это должно было случиться. Я спущусь вниз и успокою их.

— Но вас могут убить!

— Не я им нужен, — бросил Мандштейн и ушел.

Мартелл смотрел, как он выходит из дома. По сравнению с пьяными венерианами он казался карликом. Мандштейна тут же взяли в кольцо, и Мартелл устрашился расправы. Однако венериан медлили, а поза Мандштейна выражала бесстрашие. Из своей кельи Мартелл не мог слышать, о чем они говорили, по всей вероятности, миссионер уговаривал их уйти. Все семеро были вооружены, а двое или трое так пьяны, что едва держались на ногах. Между тем глаза Мартелла настолько привыкли к темноте, что он смог различать лица, искаженные злобой и внушающие страх. Пока Мандштейн что-то говорил, отчаянно жестикулируя, один из буянов поднял с земли камень весом фунтов этак в двадцать — двадцать пять и запустил им в побеленную стену миссии. Мартелл закусил губу. В этот момент до него долетели обрывки фраз:

— Отдай его нам, миссионер… Мы могли бы и со всеми вами расправиться… Пришло время душить крыс.

Мандштейн поднял вверх обе руки. Умолял ли он оставить Мартелла в живых, или просто успокаивал венериан? Мартелл собрался было молиться, но сейчас это показалось совершенно ненужным. Тем не менее он почувствовал себя спокойнее, надел голубую рясу и вышел во двор.

Еще никогда в жизни он не подходил к представителям высшей касты так близко. От них исходил какой-то козлиный запах, напомнивший Мартеллу запах зверя-колеса.

— Что вы хотите? — спросил он.

Мандштейн раскрыл рот от удивления, а потом его лицо исказил ужас.

— Идите обратно в дом! Я сам договорюсь с ними.

Один из пришельцев вытащил меч и с силой воткнул его в землю.

— Да ведь это и есть форстер! Чего же мы ждем?

Мандштейн укорил Мартелла:

— Вам не нужно было выходить. Возможно, я бы успокоил их.

— Вряд ли. Они разгромят вашу миссию, если я их не успокою. Я не имею никакого права подвергать вас такому испытанию.

— Вы наш гость, — возразил Мандштейн.

Мартеллу вовсе не хотелось пользоваться гостеприимством еретиков. Как они правильно догадались, он хотел вступить в их ряды только затем, чтобы шпионить. Это ему не удалось. Теперь он схватил Мандштейна за рукав и настойчиво сказал:

— Идите в дом.

Мандштейн пожал плечами и ушел. Мартелл видел, как он исчез в доме. После этого он опять повернулся к венерианам.

— Что вам здесь нужно? — спросил он.

Вместо ответа в лицо ему полетел плевок. Обращаясь не к нему, а к своим спутникам, венерианин сказал:

— Давайте сдерем с него шкуру и бросим тело в пруд на съедение рыбам.

— Нет! Лучше его четвертовать!

— А что, если его связать и бросить на дороге, чтобы с ним расправился зверь-колесо?

Мартелл выкрикнул:

— Я пришел сюда с миром и принес вам дар жизни. Почему вы не хотите меня выслушать? И чего вы боитесь? — Он уже понял, что это просто большие дети, которые наслаждаются жизнью и властью над другими: они рады раздавить даже муравья, чтобы показать свою силу.

— Разрешите мне поговорить с вами, — продолжал он. — Давайте сядем вон под то дерево, и я протрезвлю вас, если вы дадите мне свои руки…

— Осторожней! — вскричал один из венериан. — Он убьет нас!

Мартелл попытался взять его руку, но тот испуганно отскочил и, чтобы доказать свою храбрость, выхватил меч. Двое других последовали его примеру и начали приближаться к Мартеллу, но тот вдруг исчез…

Яркий свет ослепил Мартелла. Мгновение назад перед ним сверкали мечи, а теперь он стоял в двух шагах от изумленного посла марсиан.

— Как вам удалось сюда войти? — спросил Вайнер.

— Я и сам хотел бы это узнать.

Мартелла охватило чувство нереальности, словно он только что видел один сон, а теперь смотрел другой.

— Это здание находится в нейтральной зоне и тщательно охраняется, — настаивал Вайнер. — Вы не могли и не имели никакого права проникать в него.

— Значит, вы считаете, что у меня нет никакого права на жизнь? — спросил Мартелл.

Глава 20

Мартелл предавался невеселым раздумьям. Не вернуться ли ему на Землю, чтобы сообщить людям из Санта-Фе о том, что он здесь увидел? Он мог попасть в научный центр, где побывал год назад. Пришел туда нормальным человеком, а вышел измененным. Он мог бы добиться аудиенции у Рейнольда Кирби и информировать седовласого старца, что среди венериан имеются обладатели таких телекинетических способностей, которые до сих пор считались нереальными. Эти люди могут обезвредить зверя-колесо, бросить обидчика в колонию плотоядных грибов или перенести человека на семь миль, и даже стены им не помеха.

В Санта-Фе должны об этом узнать. На Венере обосновались лазаристы, а планета полна телекинетиками — все это может нанести чувствительный удар по замыслам Форста. Разумеется, на Земле форстеры добились больших успехов. Они установили господство над доброй половиной планеты. Их ученые достигли того, что человек мог жить целых триста-четыреста лет. Причем без замены органов и тканей, просто за счет регенерации. Это был еще один большой шаг на пути к бессмертию. Но у Братства есть и другие цели кроме бессмертия, например полеты к недоступным пока звездам.

И вот здесь-то лазаристы их опередили. Они имели телекинетиков, которые уже сейчас могли творить чудеса. Еще несколько поколений — и они смогут посылать звездолеты в другие галактики. Если они сейчас могут перебросить человека на семь миль одной лишь силой воли, не причинив ни малейшего вреда, то что же они смогут через десять, двадцать, наконец, через сто лет?

Мартелл просто обязан сообщить обо всем этом.

Однако как ни хотел этого Мартелл, вернуться на Землю без разрешения он не мог. И не только потому, что был измененным, приспособленным к жизни на ней, и лишь на Венере, но и потому, что на его возвращение посмотрели бы как на дезертирство. И личный рапорт не поможет. Для извещения руководства Братства достаточно закодированной радиограммы. Сейчас Мартелл стремился приучить себя к мысли, что Земля для него теперь чужая планета, на которой он сможет жить, только пользуясь специальным прибором для дыхания.

Вайнер помог отослать радиограмму Кирби в Санта-Фе. Мартелл описал все как есть и выразил опасение, что лазаристы давно опередили форстеров в вопросах телекинетики и, видимо, первыми завоюют другие миры. Он остался в посольстве ждать ответа из Центра.

Ответ пришел через несколько часов. Кирби благодарил за ценную информацию и советовал не опасаться чересчур лазаристов. Ведь они тоже люди. Если они и достигнут звезд первыми, все равно это будет победа человека над косной материей. Не их победа и не наша победа, а победа всего человечества, так как это проложит путь к звездам для всех людей. В конец Кирби советовал Мартеллу задуматься над этим.

Мартелл почувствовал, что почва уходит из-под его ног. Что же такое говорит Кирби? Средства и цели безнадежно перепутаны. Неужели можно считать, что Братство победит, если Вселенную первыми откроют лазаристы? Ведь их престиж поднимется, и это сведет на нет все достижения форстеров.

В смятении стоял он перед импровизированным алтарем, который Вайнер предоставил в его распоряжение и мучительно искал ответы на свои вопросы.

Через несколько дней он вернулся к лазаристам.

Глава 21

Мартелл стоял с Кристофером Мандштейном над обрывом у озера. Сквозь легкие облака иногда просачивались лучи солнца, играя на зеркальной глади. Но не солнечные блики придавали блеск воде — все в светящемся планктоне, зеленоватое свечение которого разбивала рябь.

Водились в озере и другие организмы: под водой метались остроконечные тени с разинутыми пастями и металлически поблескивающими плавниками. Иногда из воды выскакивало какое-нибудь из этих чудовищ — метров двадцати в длину — и вновь исчезало в родной стихии.

Мандштейн задумчиво сказал:

— Не думал увидеть вас снова.

— Полагали, что со мной расправились венериане?

— Нет, я узнал, что вы укрылись в марсианском посольстве, думал, собрались на Землю. Вы же убедились, что организовать здесь форстеровскую общину — безнадежное предприятие.

— Да, убедился, — ответил Мартелл. — Но у меня на совести смерть этого юноши. Вот почему я не могу отсюда уехать. Я подбил бедного мальчика посещать часовню. Надо было прогнать его, как вы советовали. А ведь я обязан ему жизнью…

— Элвит был очень талантлив, — грустно проговорил Мандштейн, — но уж слишком дик. Он не знал ни отдыха, ни покоя. Забудьте.

— Я сделал то, что должен был сделать, — ответил Мартелл. — И мне очень больно, что все кончилось так трагически. — Он посмотрел на черную змею, которая проплыла под самой поверхностью воды. Внезапно она взмыла в воздух, схватила летящую низко над водой птицу и вновь ушла под воду.

— Я не собираюсь шпионить за вами. Я приехал сюда, чтобы войти в вашу общину.

Мандштейн наморщил лоб:

— Мы же обсуждали эту тему.

— Испытайте меня! Пусть меня просветит один из ваших эсперов. Клянусь вам, Мандштейн, я говорю искренне.

— В Санта-Фе в ваш мозг гипнотическим путем ввели определенное задание. Я знаю, что это такое: испытал на себе. Вы сами об этом не подозреваете, и если даже мы вас просветим, то все равно ничего не обнаружим. Вы же впитаете все, что узнаете о нас, а потом вернетесь в Санта-Фе. Эспер разрушит блокаду памяти и вытянет из вас все приобретенные знания.

— Нет! Это неправда!

— Вы уверены?

— Послушайте, — сказал Мартелл. — Люди из Санта-Фе ничего не делали с моим мозгом. Конечно, меня изменили. — Он показал Мандштейну свои руки. — Кожа у меня голубая. А функции организма — это кошмар. У меня есть жабры. Но венериане не признают меня своим, а представлять здесь форстеров я не могу, потому что местное население ненавидит их. Вот я решил присоединиться к вам. Понятно?

— Да, но это ничего не меняет. Я по-прежнему уверен, что вы — шпион!

— Но я же вам говорю…

— Не волнуйтесь, — перебил его лазарист. — Шпион, так шпион. Что от этого меняется? Вы можете остаться и работать вместе с нами. Вы будете связующим звеном между форстерами и нами. Именно это нам и нужно.

Мартелл снова почувствовал, что из-под его ног уходит почва. Он пристально посмотрел в глаза Мандштейна и понял, что тем движут какие-то личные мотивы и, кроме того, фантазия…

Он быстро спросил:

— Вы хотите попытаться объединить два движения?

— Не я. Это план Лазаруса.

— Кто же руководит миссией: вы или он?

— Я не имею в виду здешнего Лазаруса. Я говорю о Дэвиде Лазарусе, основателе нашего ордена.

— Он же умер!

— Конечно. Но мы следуем курсу, который он проложил полвека назад. Одна из главных идей Лазаруса состоит в том, что оба течения должны воссоединиться. И так будет, Мартелл! Каждое из них имеет нечто, в чем нуждается другое: у вас есть Земля и бессмертие, у нас — Венера и телекинетика. Мы наверняка должны прийти к соглашению, и, возможно, именно вы поможете нам в этом.

— Вы это серьезно?

— Совершенно серьезно. Вы хотели бы жить вечно, Мартелл?

— Умирать не слишком-то приятно. Разве, ради высоких идеалов…

— Иначе говоря, вы хотите жить как можно дольше?

— Да.

— Форстеры с каждым днем приближаются к этой цели. Мы ведь хорошо осведомлены о том, что происходит в Санта-Фе. Лет сорок тому назад мы украли плоды труда целой лаборатории, работавшей над проблемой бессмертия. Нам это помогло, но не настолько, чтобы догнать форстеров. Не хватает знаний. С другой стороны, мы опередили вас в другой области. Вы и сами могли в этом убедиться. Так не стоит ли объединить усилия? У нас будут звезды, у вас — бессмертие. Вот почему мы оставляем вас здесь. Оставайтесь и шпионьте сколько влезет, брат! Чем меньше у нас будет тайн друг от друга, тем быстрее пойдет прогресс.

Мартелл ничего не ответил.

Из леса появился молодой венерианин. Мартеллу до сих пор местные жители казались на одно лицо. Мандштейн улыбнулся юноше:

— Поймай нам рыбу.

— Хорошо, брат Кристофер.

Стало тихо. На лбу молодого человека запульсировала жилка. В следующее мгновение закипела вода, забурлила белая пена. Из пены появилось чешуйчатое тускло-золотистое тело. Огромная, более трех метров в длину, рыбина беспомощно парила в воздухе. Мартелл в страхе отпрыгнул назад, но потом понял, что он вне опасности. Голова ракообразной рыбы или рыбообразного рака раскололась, словно под ударом молота, и рыба, взмахнув еще несколько раз хвостом, замерла. Мартелл окаменел не столько от страха, сколько от удивления. Маленький стройный юноша, забавы ради вытащивший из глубины это чудовище, мог убивать одними мозговыми импульсами, даже не пошевелив пальцем.

Мартелл вытер пот с лица, оглянулся на Мандштейна.

— Ваши телекинетики… они все венериане?

— Да.

— Надеюсь, вы держите их под контролем?

— Я тоже надеюсь на это, — ответил Мандштейн.

Он осторожно взял мертвую рыбину за плавники и с трудом поднял ее в воздух, так чтобы иглы были направлены в противоположную от них сторону.

— Эта штука — большой деликатес, — сказал он. — Конечно, надо удалить ядовитые железы. Мальчик вытащит еще одну-две таких твари — мы называем их черт-рыба, — и устроим пир по поводу вашего обращения, брат Мартелл!

Глава 22

Мартеллу предоставили помещение и работу, которую обычно выполняют батраки, а в свободное время его посвящали в учение трансцендентной гармонии. Мартелл нашел, что комната его вполне приемлема, а вот глотать теологию оказалось более трудным делом. Он должен был либо пойти против самого себя, либо против учения. В душе он смеялся над эклектикой лазаристов: немного подогретого христианства, капля ислама, щепоть буддизма — и все это равномерно размазано по противню, взятому напрокат у Форста. Такая стряпня была не по нутру Мартеллу. В учении Форста также хватало эклектики, но его Мартелл впитал с молоком матери.

Они начали с Форста, признав его пророком, так же как христианство признавало пророком Моисея, а ислам — Иисуса. В роли же спасителя выступал Дэвид Лазарус. Для Мартелла это была второстепенная фигура, бывший сторонник Форста, впоследствии основавший свое направление.

Но Форст жил, и обе группировки думали, что он будет жить вечно — Первый Бессмертный. А Лазарус был мертв — мученик, жестоко обманутый и убитый форстерами.

Книга Лазаруса рассказывала скорбную историю: «Лазарус был слишком доверчив и совершенно бесхитростен, и люди, не имеющие ни сердца, ни души, пришли к нему ночью и убили… Они бросили труп в конвертер, с тем чтобы от него не осталось ни одной молекулы. И когда Форст узнал об их поступке, он пролил горькие слезы и сказал: «Как бы мне хотелось, чтобы вместо тебя они убили меня, ибо тем самым они дали тебе бессмертие, настоящее бессмертие…»

Мартелл не смог найти в книгах лазаристов ни одного факта, дискредитирующего Форста. Даже убийство Лазаруса было представлено как дело рук одиночек, совершенное без ведома и согласия верхушки форстеровского движения. И через все книги красной нитью проходила мысль о том, что рано или поздно движения форстеров и лазаристов воссоединятся, хотя из них же явствовало, что лазаристы присоединятся только как равные.

Несколько месяцев назад Мартелл принял бы это все за сплошной абсурд. На Земле движение лазаристов захирело: небольшие группы таяли, теряя последних приверженцев. Но теперь, пожив на Венере, он понял, что недооценивал лазаристов. Вся Венера принадлежала им. Чтобы ни говорили представители высшей касты венерианцев, но они уже давно не были хозяевами положения. В угнетенной низшей касте венериан были эсперы и одареннейшие телекинетики, и вот они-то и вложили свою судьбу в руки лазаристов.

Мартелл работал, учился, приглядывался и прислушивался.

Пришло бурное время года. Небо затянули тучи. Засверкали молнии. Реки вышли из берегов. Мощные порывы ветра с корнем выворачивали огромные, высотой до ста метров, деревья и перебрасывали их на сотни миль. Время от времени в часовне появлялись высокородные, выкрикивая угрозы или насмехаясь, но всегда поблизости находились несколько юношей, готовых защитить учителя. Однажды Мартелл стал свидетелем того, как трое непрошенных гостей были отброшены телекинетической силой через весь двор. «Вот это молния! Ее удар мог стоить нам жизни, — дивились побежденные, потирая ушибленные места. — Нам еще повезло!»

За сезон дождей пришла весна. Мартелл работал вместе с Брадлаугом и Лазарусом на полях. Он уже не пытался вникнуть в учение лазаристов, удовольствовавшись поверхностным знакомством. Проникнуть в суть учения мешал непреодолимый барьер скептицизма.

В один из этих душных дней, когда пот стекал ручьями со спин и заливал глаза, брат Леон Брадлауг неожиданно отправился в царство вечного блаженства. Это случилось в считанные секунды. Они сажали овощи. Внезапно на их полуголые тела легла какая-то тень, и внутренний голос шепнул Мартеллу: «Внимание! Опасность!»

В тот же миг с неба упало что-то очень тяжелое. И Мартелл увидел, как Брадлауга проткнул чей-то клюв, проткнул насквозь. Фонтан медно-красной крови брызнул из его тела, и Брадлауг ничком упал на землю. Птица-барабан, словно крылатый демон, уселась на тело, и Мартелл услышал, как она раздирает мясо и дробит кости несчастного.

Они воздали почести останкам погибшего и похоронили его позади часовни. Когда все было закончено, брат Мандштейн позвал Мартелла к себе в келью.

— Теперь мы остались втроем. Не хотели бы вы тоже принять участие в распространении учения, брат Мартелл?

— Я еще не полностью ваш.

— Вы носите зеленую рясу. Вы знакомы с нашим учением и законами. Неужели вы все еще считаете себя форстером?

— Я… Я и сам не знаю, кто я, — ответил Мартелл. — Я должен подумать над этим.

— Подумайте и дайте мне ответ. У нас много работы, брат.

Мартелл и не подозревал, что все решится само собой.

На следующий день после похорон Брадлауга в комнату Мартелла вбежал Мандштейн:

— Быстро садитесь в машину — и в космопорт. Нужно спасти человека!

Мартелл не стал задавать вопросов. Видимо, эспер уловил зов помощи, и надо доставить к месту предполагаемых событий телекинетика. Он помчался во двор и сел в машину. Один из молодых венериан уже сидел в ней.

Машина помчалась в сторону космопорта. Когда они проехали около четырех километров, спутник дал знак остановиться. На краю дороги, прислонившись к дереву стоял человек в голубой рясе. Рядом валялись два чемодана, в которых рылась какая-то бестия с острым клювом и жесткими крыльями, видимо в поисках съестного, в то время как другая тварь нападала на бедного форстера, только что приехавшего на Венеру. Тот беспомощно отмахивался веткой и ногами.

Юноша выскочил из машины. Без видимого напряжения он заставил птиц подняться в воздух и со страшной силой швырнул их на дерево. Стукнувшись о ствол, они упали на землю, но, поднявшись, попытались напасть на вновь прибывших. Юноша снова поднял их в воздух и переломил им клювы. На этот раз они упали в трясину и навсегда исчезли в ней.

Мартелл подошел к человеку и сказал:

— Венера всегда таким образом встречает новобранцев. Меня поджидал зверь-колесо — и врагу не пожелаю столкнуться с ним. Если бы не помощь такого же юноши, я был бы растерзан на куски. Вас же спас вот этот мальчик. Вы миссионер?

Человек был смущен и испуган настолько, что сразу не смог ответить. Он крепко сжал руки, потом разжал их и поправил одежду. Наконец он выдавил из себя:

— Да… Я миссионер… С Земли.

— Подвергались операции?

— Да.

— Я — тоже. Меня зовут Николас Мартелл. Как там у нас, в Санта-Фе, брат?

Новоприбывший впервые поднял на него глаза и почему-то замкнулся. Это был сухощавый маленький человек, несколько моложе Мартелла. Лишь спустя некоторое время он сказал:

— Если вы Мартелл, то вас не должно это интересовать, так как вы изменили своей вере.

— Нет, вы не правы, — проговорил Мартелл. — Собственно говоря, я…

Он замолчал, а руки его беспокойно забегали по зеленой рясе. Щеки вспыхнули огнем, и в этот момент он с болью узнал всю правду о себе — изменения сработали, изменив его сущность.


Избранные произведения. II

Как все было, когда не стало прошлого

День, когда какой-то гад всыпал вызывающее амнезию снадобье в резервуары, откуда питалась система водоснабжения Сан-Франциско, был самым забавным днем в истории города.

Пелену тумана, висевшую в воздухе вот уже недели три, в конце концов в ту среду стало относить вдоль побережья к Беркли, и появившееся солнце подарило старому городу самый светлый и теплый день за весь 2003 год. Температура, поднялась намного выше двадцати градусов, и даже старики, так и не привыкшие к стоградусной шкале, чувствовали, что на улице жарко. От Золотых Ворот до Эмбаркадеро жужжали кондиционеры. «Пасифик Газ энд Электрик» зарегистрировала между двумя и тремя часами пополудни самую высокую нагрузку за все время своего существования. Парки были забиты толпами народа. Люди пили неимоверное количество воды, некоторые значительно больше других. К вечеру те, кого особенно мучила жажда, уже начали кое-что забывать. Наутро у каждого горожанина, за небольшим исключением, начала исчезать память. Это был идеальный день для совершения ужаснейших преступлений.

* * *

За день до того, как не стало прошлого, Пауль Мюллер серьезно обдумывал вопрос о побеге из штата, чтобы скрыться в одном из прибежищ должников — Рено или Каракасе. В том, что он задолжал почти миллион красненькими, и его кредиторы начали бушевать, была не только его вина. Дело дошло до того, что они через каждые три часа посылали роботов-сборщиков, чтобы не давать ему покоя ни на минуту.

— Мистер Мюллер! Мне поручено известить вас, что вами просрочен платеж суммы в размере 8005 долларов 97 центов компании «Современные Развлечения Инкорпорейтед». Мы изучили ваше финансовое положение и обнаружили, что вы неплатежеспособны, поэтому если вы не внесете 395 долларов 61 цент до одиннадцатого числа сего месяца, мы можем счесть необходимым применить к вам конфискационные процедуры. Поэтому советую вам…

— …количестве 11 554 фунта 97 пенсов, подлежащая оплате до 9 августа 2002 года, до сих пор не получена компанией «Путешествия на Луну Инкорпорейтед». Согласно кредитным законам 1995 года, мы можем прибегнуть к помощи суда с последующим получением постановления об обязательной личной отработке, если только нами не будет получена сумма…

— …пеня за неуплату составляет, как это оговорено в контракте, четыре процента в месяц…

— …обязаны немедленно погасить свою задолженность…

Мюллер уже притерпелся к этому. Роботы не могли дозвониться до него — «Пасифик Телефон энд Телеграф» уже несколько месяцев как отключила его от сети — и только слонялись вокруг, вежливые бледнолицые машины, разрисованные эмблемами корпораций, и мягкими чистыми голосами расписывали ему, как глубоко он увяз в трясине, как быстро громоздятся друг на друга штрафы, и что они собираются с ним сделать, если он немедленно не уплатит все долги.

Попытайся он улизнуть, они просто отправились бы за ним по улицам неутомимым маршем, разнося весть о его беде по всему городу. Поэтому он и не пытался бежать. Но очень скоро их угрозы могли осуществиться.

С ним могли обойтись жестоко. Постановление об обязательной отработке, например, превращало его в раба. Он работал бы на кредитора, получая установленную судом плату, но каждый цент шел бы в погашение долга, а получаемые от хозяина пища, одежда и кров были бы на редкость жалкими. Его могли заставить года два-три выполнять лакейскую работу, от которой отвернулся бы и робот, чтобы получить с него долг. Хуже всего была бы конфискация. В этом случае он мог бы, до конца дней своих вкалывать на какую-нибудь компанию, чистя башмаки или гладя сорочки. Решение могло быть и совсем изощренным, и тогда он и его, потомки, появись они у него, будут выплачивать определенную часть от среднего дохода, пока долг (со все нарастающими процентами) не будет погашен полностью. Для борьбы с неплательщиками существовали и другие ухищрения.

Он не мог объявить себя банкротом. Правительства штатов и федеральное правительство покончили с законами о банкротстве в 1995 году после так называемой кредитной эпидемии восьмидесятых, когда пошла мода делать долги, а потом сдаваться на милость правосудия. Тихой гавани банкротства больше не существует. Если вы неплатежеспособны, вам так или иначе суждено попасть в лапы своих кредиторов. Единственный путь спасения — махнуть в оазис, местность, где приняты законы, препятствующие выдаче беглецов. Таких оазисов около дюжины, и там можно неплохо устроиться, если только вы научитесь продавать свои способности по высокой цене. Вас ожидает прекрасная житуха, потому что там все строится на оплате наличными. Наличные за все, даже за стрижку. Мюллер считал, что он не пропал бы: он занимается звуковой скульптурой, и его работы всегда пользуются спросом. Ему нужно только несколько тысяч долларов, чтобы купить себе основные инструменты — своих он лишился недели три назад — и тогда он бы смог снять студию в одном из оазисов, недосягаемый для механических ищеек. Он полагал, что у него еще остался друг, который одолжит ему несколько тысяч. Во имя искусства, так сказать. Если повезет.

Если он безвыездно проживет в оазисе десять лет, то освободится от долгов и выйдет оттуда свободным человеком. Есть только одна загвоздка, совсем маленькая. Если человек попадает в оазис, по возвращении в большой мир он навсегда лишается всех видов кредита. Он не сможет даже взять почтовую кредитную карточку и должен позабыть о банковской ссуде. Мюллер не был уверен, что он смог бы прожить подобные образом, расплачиваясь за каждый пустяк наличными всю свою оставшуюся жизнь. Это было бы весьма тоскливо и затруднительно. Даже хуже: это было бы варварством.

Он сделал на памятной табличке пометку: Позвонить Фреду Монсону и одолжить у него три куска. Взять билет до Каракаса. Купить инструменты.

Жребий брошен… Если только он не передумает до утра.

Он без энтузиазма взглянул на ряд блестящих, построенных сразу же после землетрясения белых домов, спускающихся вдоль крутой улицы, ведущей от Телеграфного Холма к Пристани Фишермана. Они непривычно сверкали в свете солнца. Прекрасный день, подумал Мюллер. Прекрасный день, чтобы поваляться на пляже. Проклятье. Проклятье. Проклятье. Ему скоро стукнет сорок. Он вошел в этот мир в тот черный день, когда президент Джон Кеннеди покинул его. Он рожден в ужасный час и обречен на вечные несчастья. Мюллер поморщился. Подошел к крану и налил стакан воды. Это все, что ему позволено сейчас пить. Снова в который уже раз он попытался проанализировать, как же ему удалось так запутаться. Задолжать почти миллион! Он с мрачным видом опустился на кровать.

Когда он проснулся, близилась полночь. Впервые за последнее время он чувствовал себя лучше. Словно свет, который сиял сегодня над городом, проник в его душу. Мюллер был в прекрасном настроении. Хотя еще не понял — почему.

* * *

В элегантном здании на Морском Бульваре проводил свою ежедневную тренировку Изумительный Монтини. Изумительный Монтини, профессиональный мнемонист — маленький изящный человечек шестидесяти лет, никогда и ничего не забывающий. Дочерна загорелый, с косо подстриженной челкой, уверенным блеском в глазах и брезгливо поджатыми тонкими губами. Он достал с полки книгу и открыл ее наугад. Это был старый томик Шекспира, привычная разминка перед выступлением в ночном клубе. Он пробежал взглядом по странице, кивнул, быстро глянул на другую, еще на одну и улыбнулся про себя. Жизнь благоволила Изумительному Монтини. Во время гастролей он зарабатывал тридцать тысяч долларов в неделю, превращая свой удивительный дар в выгодное предприятие. Завтра ночью он на неделю отправится в Лас-Вегас, потом в Манилу, Токио, Бангкок, Каир и далее вокруг света. Того, что он заработает за двенадцать недель, хватит на целый год.

Все очень просто. Он знал кучу всяких фокусов. Пусть ему прокричат двенадцатизначное число, он прокричит его в ответ. Пусть его забрасывают длинной чередой бессмысленных слогов, он без запинки повторит эту абракадабру. Пусть на экране компьютера появляются сложнейшие математические формулы, он воспроизведет до последнего знака. Память его была превосходна — и визуальная, и слуховая, и какая угодно.

Фокус с Шекспиром (каждый раз вгоняющий в тоску своей шаблонностью) всегда вызывал восторг, смешанный у впечатлительных натур с преклонением. Большинству людей казалось фантастичным, что человек может запомнить страницу за страницей целые пьесы. Он любил открывать свои выступления этим номером.

Он протянул книгу Наде, своей ассистентке, а также своей возлюбленной. Монтини предпочитал узкий круг знакомств. Ей было двадцать лет. Она была рослой, выше него, с широко расставленными льдистыми глазами и водопадом сияющих искусственным лазурным светом волос: все это — по последней моде. На ней был прочный лифчик прекрасная упаковка для такого содержимого. Нельзя сказать, чтобы она была звездой, но она делала вещи, которых он от нее ждал, и делала их неплохо. Года через полтора он собирался подыскать ей замену. Эти женщины быстро утомляли Монтини. У него была слишком хорошая память.

— Поехали, — сказал он.

Она раскрыла книгу:

— Страница 537, левая колонка.

Перед глазами Монтини всплыла страница.

— «Генрих IV», часть вторая, — сказал он, — Король Генрих: «Ты это говорил?». Хорнер: «С разрешения вашего величества, я никогда не думал и не говорил ничего такого. Бог свидетель, меня ложно обвиняет этот мерзавец». Питер: «Клянусь своей пятерней, милорды, он сказал мне это однажды вечером на чердаке, когда мы чистили доспехи лорда Йорка». Йорк: «Поденщик подлый, грубый негодяй»…

— Страница 778, правая колонка, — сказала Надя.

— «Ромео и Джульетта». Слова Меркуцио: …«глаз, кроме твоего, увидит в этом повод для ссоры? Голова твоя полна задора, как яйцо полно желтка, хоть ее столько раз рубили во время ссор, что удивительно, как она до сих пор не разбита, как яйцо. Раз ты сцепился с человеком из-за того, что он кашлял на улице и этим будто бы разбудил твоего пса, оравшего на солнце. А не напал»…

— Страница 307, с четырнадцатой строки справа.

Монтини улыбался. Ему нравилась эта улыбка. Неплохо. И такие штуки неплохо проходят во время съемок.

— «Двенадцатая ночь», — ответил он. — Герцог: «Ох, как стара! Ведь женщине пристало быть моложе Супруга своего: тогда она (обыкновеньям мужа покоряясь) сумеет завладеть его душой»

— Страница 495, левая колонка.

— Минутку, — сказал Монтини. Он налил в высокий стакан воды и выпил ее тремя глотками. — От этой работы горло пересыхает.

* * *

Тейлор Браскет, капитан-лейтенант космической службы США в отставке, легкой пружинящей походкой возвращался домой, на Оук-Стрит, проходящую прямо за Голден Тейт Парк. В свои 71 командор Браскет все еще был способен совершать пешие переводы и надеялся по первому же зову вернуться в строй. Он считал, что сейчас страна нуждается в нем как никогда, ибо социализм, подобно лесному пожару, охватил половину европейских стран. Стоять на страже родного дома. Защищать то, что осталось от традиционной американской свободы. Все, что нам надо, считал командор Браскет, это кобальтовые бомбы на орбите, готовые низвергнуть геенну огненную на головы врагов демократии. Что бы ни значилось в договорах, он должен быть готовым к защите Родины.

Идеи командора Браскета не получали широкого распространения. Конечно, люди уважали его, как первого американца, высадившегося на Марсе, но он-то знал, что за его спиной о нем говорят как о ненормальном, чокнутом, дожившим до нового времени ополченце, пугающем всех Красными мундирами. У него хватало чувства юмора понимать, что в глазах современной молодежи он просто чудаковатый старик. Но он был искренен в своем стремлении сохранить свободу Америки — защитить молодежь от кнута тоталитаризма — и не обращал внимания на насмешки у себя за спиной. Весь тот великолепный солнечный день он провел в парке, стараясь втянуть в разговор кого-нибудь из молодых и объяснить им свою позицию. Он был вежлив, внимателен и настойчиво искал того, кто бы им заинтересовался. Вся беда была в том, что его никто не слушал. Ах, эта молодежь… Голые до пояса — и парни, и девушки, в открытую накачивающиеся наркотиками, без причины употребляющие грязные словечки… Временами командор Браскет начинал склоняться к мысли, что битва за Америку уже проиграна. Впрочем, он никогда не отчаивался.

Он пробродил по парку довольно долго. Вернувшись домой, он прошел через комнату, где висели, лежали и стояли его трофеи, в кухню, открыл холодильник и вынул бутылку воды. Каждые два дня ему доставляли по три бутылки воды талых снегов с гор. Он приобрел эту привычку лет пятнадцать назад, когда впервые пошли разговоры о присутствии в воде фторидов. Его не задевали едва заметные улыбки, появляющиеся, когда он признавался, что пьет только талую воду; он не обращал на них внимания. Он уже пережил многих таких весельчаков и сохранил завидное здоровье в награду за отказ пить грязную радиоактивную воду, которую пили все. Сперва хлориды, потом фториды, а теперь наверняка еще какая-нибудь гадость.

Он сделал большой глоток.

Никто не может сказать, что за отрава может оказаться сегодня в системе городского водоснабжения, сказал он себе. Я чокнутый? Пускай думают так. Однако пить лишь ту воду, в которой уверен, будет только здравомыслящий человек.

* * *

Нат Халдерсен, скорчившийся, словно младенец в утробе матери, закрыл глаза и попытался облегчить душевную боль. Новый день. Приятный солнечный денек. Счастливые люди гуляют в парке. Отцы с детьми. Он больно закусил губу, заглушая боль разбереженной раны. Он был большим мастером по части самобичевания.

Сенсоры его постели в психотравматическом отделении Мемориальной больницы Флетчера постоянно наблюдали за ним, посылая диктору Брайсу непрерывный поток сведений. Пат Халдерсен знал, что он был человеком без тайн. Гормональный уровень, степень ферментации, дыхание, кровообращение, даже вкус слюны во рту — все немедленно становилось известно больничному персоналу. Когда сенсоры обнаруживали, что уровень его депрессии опустился ниже некоего предела, из тайников матраца высовывались ультразвуковые сопла. Чувствительные рыльца наводились на нужные вены и накачивали его соком силы, чтобы взбодрить. Современная медицина была поистине чудодейственна. Вот только вернуть Халдерсену его семью она не могла.

Дверь открылась. Вошел доктор Брайс. Главный врач смотрелся на все сто: высокий, важный, все еще привлекательный, с седыми висками, ну просто воплощение силы и средоточие тайн. Как всегда, он сделал большую паузу, прежде чем посмотреть на череду экранов дисплеев, показывающих все подробности состояния Халдерсена.

— Нат, — спросил он, — ну, как ты?

— Никак, — буркнул Халдерсен.

— Не расположен поболтать?

— Не особенно. Дай лучше воды.

— Ну, конечно, — Брайс налил стакан воды и подал его Халдерсену. — Ослепительный денек сегодня. В парке погулять не хочешь?

— Я выйду из этой палаты через два с половиной года, доктор. Я уже говорил вам об этом.

— Время часто ломает слово. Физически ты в порядке.

— Я пока этого не чувствую, — ответил Халдерсен. Он протянул пустой стакан. — Еще.

— Чего-нибудь покрепче?

— Водичка хороша, — Халдерсен закрыл глаза. В голове его закружились навязчивые картины: ракетоплан, разваливающийся над, полюсом, пассажиры, сыплющиеся, словно зерна из коробочки мака, Эмили, падающая вниз, вниз с высоты восьми тысяч футов. Ее золотистые волосы подняты вверх холодным ветром, короткая юбка полощется у бедер, длинные стройные ноги судорожно ищут, обо что бы опереться. А рядом падают дети, ангелочки, низринутые с небес. Вниз, вниз, вниз, на белое нежное руно полярных снегов.

— Они покоятся в мире, — говорил Халдерсен. — А я опоздал, и я остался. И заговорил Иов и сказал: «Да сгинет день, когда я был рожден, и ночь, когда было сказано: Вот зачато дитя человеческое»[1]

— Это было одиннадцать лет назад, — сказал доктор Брайс. — Почему ты не прогонишь эти навязчивые мысли?

— Глупый разговор. Почему эти мысли не покидают меня?

— Потому что ты этого не хочешь. Ты вжился в свою роль.

— Сегодня что-то трудно говорить, а? Дай мне еще воды.

— Встань и налей сам, — сказал доктор Брайс.

Халдерсон горько усмехнулся. Он встал с постели, чуточку неуверенно пересек комнату и налил себе воды. Он прошел все виды терапии — симпатическую, антагонистическую, наркотическую, шоковую, ортодоксальную, фрейдистскую, трудовую. И все без толку. В его мозгу снова и снова проступала картина раскрывающегося горохового стручка и падающих вниз на фоне голубовато-стального неба фигур. «Бог дал, бог взял, да святится имя его. Душа моя устала от жизни моей»[2]. Он поднес стакан к губам. Одиннадцать лет. Я опоздал на ракетоплан. Я согрешил с Мари, и Эмили умерла, и Джон, и Босс. Интересно, на что похоже падение с такой высоты? На свободный полет? Может, в нем даже есть какое-то удовольствие? Халдерсен осушил стакан.

— Жарковато сегодня, а?

— Да, — согласился Халдерсен.

— Ты точно не хочешь немного прогуляться?

— Ты же знаешь, что нет, — Халдерсен поежился. И вдруг, резко повернувшись, схватил врача за руку. — Когда же это кончится?

— Пока не захочешь забыть.

— Как я могу заставить себя забыть что-то? Тим, Тим, разве нет какого-нибудь снадобья, чего-нибудь, чтобы стереть память.

— Ничего эффективного.

— Врешь, — пробормотал Халдерсен. — Я читал про амнезификаторы. Ферменты, пожирающие РНК памяти. Эксперименты с диизопропилом фторфосфата. С пуромицином С…

— Мы не можем пока контролировать их воздействие, — перебил его доктор Брайс. — Мы не можем так вот запросто отыскать кусок травмированной памяти и стереть ее, оставив нетронутой всю остальную. Нам пришлось бы действовать наугад, в надежде наткнуться на нужную область, и кто знает, что бы мы стерли попутно. Ты бы проснулся, излеченный от своей травмы, но, возможно, не помня ничего, что происходило с тобой, скажем, от четырнадцати до сорока лет. Может, лет через пятьдесят мы будем знать состав и дозу для каждого…

— Я не могу ждать пятьдесят лет.

— Мне очень жаль, Нат.

— Дай мне это лекарство. Может, мне повезет.

— Поговорим об этом в другой раз, ладно? Эти лекарства экспериментальные. Пройдет еще много месяцев, прежде чем я осмелюсь испытать их на человеке. Ты должен всеми силами…

Халдерсен отключился. Он теперь видел лишь внутренним зрением, в миллионный раз возрождая свои горестные воспоминания, привычно возвращаясь к добровольно взятой на себя роли Иова. «Брат я змиям и совам друг. Кожа моя черна на мне, и кости мои истлели от жара. И все во мне уничтожено им, и нет меня; и надежду мою вырвал он, словно древо»[3].

Психиатр продолжал говорить. Халдерсен не слушал его. Он выпил еще воды, стараясь справиться с дрожащими руками.

* * *

В ту среду Пьер Жерар, его жена, два сына и дочь только к полуночи смогли урвать время, чтобы перекусить. Каждый из них одновременно был и владельцем, и шеф-поваром, и официантом, и уборщиком маленького уютного ресторанчика «Зеленый Горошек» на Сэнсом Стрит. Дела в тот вечер шли необычайно, на редкость чудесно. Как правило, они выкраивали время для еды около половины шестого, перед тем, как начинался вечерний наплыв посетителей, но сегодня люди начали заполнять ресторанчик раньше — видимо, хорошая погода ускорила их обмен веществ — и до самого часа коктейлей ни у кого не было свободной минутки. Жерары привыкли поворачиваться быстро, поскольку владели, наверное, самым популярным в городе семейным бистро, у которого было много страстных приверженцев. Однако, подобная ночь — это уже слишком!

Они скромненько пообедали тем, что осталось: ребрышки цыпленка, немного отдающего жженой пробкой Шато Бейчеваль 97-го года, опавшее суфле и так далее. Их страшно мучила жажда. Одной из их причуд была эвианская вода, импортируемая из Франции. Нога Пьера Жерара вот уже тридцать лет не ступала на землю родного Лиона, но он сохранял многие привычки, свойственные его соотечественникам, в том числе, и тягу к минеральной воде. Французы не пьют много, но употребляемая ими вода должна выливаться только из бутылки и никогда из крана. Иначе есть риск испортить печень. Человек должен заботиться о своей печени.

* * *

Фредди Монсон в тот вечер заехал на Гиари к Хелен, и они отправились на ту сторону, в Саусалито, чтобы, как обычно, отужинать в «Ондире». «Ондир» был одним из четырех ресторанов — и все четыре славились старыми традициями — в которых он появлялся с неизменным постоянством. Он никогда не изменял своим привычкам. Каждое утро он неизменно просыпался в шесть и в семь уже сидел в оффисе у экрана, изучая то, что произошло на европейском рынке, пока он спал. В семь тридцать местного времени открывалась биржа Нью-Йорка, и начиналась настоящая работа. В одиннадцать тридцать биржа Нью-Йорка закрывалась, и Монсон шел перекусить — всегда в «Зеленый Горошек», владельцу которого он помог однажды стать миллионером, посоветовав вложить акции в фирмы, слившиеся через два с половиной года в гигантскую «Консолидейтед Нуклеоникс». В тринадцать тридцать Монсон возвращался в офис и занимался собственными делами на бирже тихоокеанского побережья. Трижды в неделю он кончал в три, но по вторникам и пятницам задерживался до пяти, проворачивая дела на биржах Гонолулу и Токио. Потом — обед, спектакль или концерт — всегда в сопровождении хорошенькой женщины. К двенадцати часам он старался уже быть в постели.

Человек в положении Фредди Монсона обязан быть собранным. Он регулярно утаивал от своих клиентов от шести до девяти миллионов и держал все подробности этих махинаций в голове. Он не мог доверить их бумаге, потому что всюду могли оказаться глаза сканнеров; не мог он прибегнуть и к помощи электроники, поскольку всем известно: доверенное одному компьютеру может оказаться известным какому-нибудь другому, какую бы надежную защиту вы ни применили. Поэтому Монсону приходилось помнить подробности пятнадцати, а-то и больше, сделок, постоянно меняющуюся схему вычетов, а человек, которому приходится держать свои мысли в строгом порядке, быстро привыкает к порядку во всем остальном.

Хелен прильнула к его плечу. Он ощутил тонкий запах психоделических духов.

Монсон переключил машину на саусалитскую сеть и с удовольствием откинулся на спинку сиденья, доверяя управление транспортному компьютеру. Хелен проговорила:

— Знаешь, вчера вечером я видела у Брайсов две скульптуры твоего обанкротившегося друга.

— Пауля Мюллера?

— Его самого. Это очень хорошие скульптуры. Одна из них зажужжала, когда я подошла поближе.

— Что это ты делала у Брайсов?

— Я училась в колледже с Лизой Брайс. Вчера она пригласила нас с Мартой.

— Никогда бы не подумал, что тебе уже столько лет, — сказал Монсон.

Хелен хихикнула:

— Лиза намного моложе мужа, дорогой. Сколько может стоить скульптура Мюллера?

— От десяти до двадцати тысяч. Знатоки дают и больше.

— И при этом он на мели?

— Пауль обладает редким даром к самоуничтожению, — ответил Монсон. — Он просто не понимает, что такое деньги. Этим он спасает в себе художника. Чем глубже он увязает в долгах, тем лучше идет у него работа. Он создает, так сказать, поневоле. Хотя он, похоже, переборщил с последним своим кризисом. От отчаяния он перестал работать вообще. По-моему, это преступление против человечества, когда художник не работает.

— Как ты красиво говоришь, Фредди, — промурлыкала Хелен.

* * *

Когда Изумительный Монтини проснулся в четверг, он сразу не осознал, что что-то изменилось. Его память была подобна вышколенному слуге, всегда оказывающемуся под рукой, как только его хотят позвать. Так и ряды фактов, закрепленных в его памяти, оставались разрозненными, пока в них не возникала нужда. Библиотекарь мог бы, оглядев полки, заметить пропажу книг. С Монтини же такого не могло случиться. Он повалялся с полчасика в постели, потом встал, принял молекулярный душ, позвонил насчет завтрака, разбудил Надю и велел ей заказать билеты на ракетоплан до Лас-Вегаса. И, наконец, словно пианист, пробегающий перед выступлением несколько арпеджио, чтобы размять пальцы, он обратился в свое хранилище за Шекспиром и не обнаружил его на месте.

Он остался внешне спокойным, только ухватился за астрагал, украшавший киноокно, и в замешательстве уставился на мост. У него никогда не было нужды прилагать какие-либо усилия, чтобы вспомнить какой-нибудь факт. Он просто смотрел, и факт появлялся. Но где же Шекспир? Где левая колонка на 136 странице и правая на 654-й, где правая колонка на странице 806, шестнадцатая строка снизу? Пропали? Он побледнел. На экране его памяти белели одни чистые страницы.

Спокойно. Это необычно, но это не катастрофа. Ты перенапрягся, и ты с этим справишься, вот и все. Расслабься, попытайся достать из хранилища что-нибудь другое…

Нью-йоркская «Таймс», третье октября 1973 года, среда. Так, вот первая страница, очень отчетливо видимая: бейсбольный репортаж в нижнем правом углу, шапка о воздушной катастрофе — крупный черный шрифт, даже кредитная стоимость видна. Отлично. Теперь попробуем…

Сент-луисская «Пост-Диспетч», 19 апреля 1987 года, воскресенье. Монтини вздрогнул. Он видел верхние четыре дюйма страницы и ничего больше. Стерто начисто.

Он пробежался по страницам газет, хранящихся в его памяти. Некоторые из них оказались на месте. Некоторые — нет. Некоторые, как «Пост-Диспетч» — с пробелами.

Его щеки запылали. Кто это решил вдруг позабавиться с его памятью?

Он снова попытался вспомнить Шекспира. Неудача.

Чикагский справочник за 1997 год. На месте.

Учебник географии за третий курс. Вот он — большой красный том с грязными пятнами на страницах.

Ксерокопия бюллетеня за ту пятницу. Отсутствует.

Он рухнул на диван, купленный в Стамбуле, как он помнил, 19 мая 1985 года за 4200 турецких фунтов.

— Надя! — закричал он. — Надя! — Голос его напоминал карканье. Она выглянула из ванной. Льдистый узор вокруг ее глаз был уложен едва ли наполовину, и лицо от этого казалось каким-то перекошенным.

— Как я выгляжу? — торопливо спросил он. — Мой рот… с ним все в порядке? А с глазами?

— Ты красный, как рак.

— Не то!

— Я не знаю, — пожала она плечами. — Ты какой-то взволнованный, но…

— Я лишился половины мира, — сказал Монтини. — У меня, наверное, удар. На лице что-нибудь заметно? Это первый симптом. Зови доктора, Надя! Удар, удар! Это конец Монтини!

* * *

Пауль Мюллер, проснувшийся в ту среду в полночь и чувствовавший себя странно посвежевшим, никак не мог собрать разбегающиеся мысли. Почему он полностью одет и почему он спал? Видимо, задремал и не заметил, как уснул? Он попытался вспомнить, что он делал днем и не вспомнил. Он испытывал легкое недоумение, но отнюдь не подавленность. Руки чесались по работе. Ему чудились пять скульптур и, казалось, просили, чтобы их начали делать.

Пожалуй, прямо сейчас и нужно начать, подумал он. И поработать до утра. Вот эта маленькая щебечущая вещичка серебристого цвета — с нее и начну. Слеплю остов, а может, и электронику немножко успею…

— Кэрол! — позвал он. — Кэрол, где ты?

В странно пустой комнате загрохотало эхо.

Только теперь Мюллер заметил, как мало вокруг мебели. Кровать… кушетка, а не их двуспальная кровать, стол, шкафчик-термос для продуктов, несколько тарелок. Ни следа ковров. А где скульптуры? Его собственная коллекция лучших работ? Он заглянул в студию и обнаружил голые стены. Все инструменты таинственным образом исчезли, осталось только несколько разбросанных по полу эскизов. А где жена? Кэрол! Кэрол!

Ничего не понять. Похоже, пока он дремал, кто-то очистил весь его дом, стащив всю мебель, все скульптуры и даже ковер. Мюллеру приходилось слышать о таких ребятах. Они заявлялись с фургоном и вели себя нагло, разыгрывая киношников. Видимо, они накачали его каким-то наркотиком, чтобы он не мешал. Невыносима была мысль, что он лишился скульптур. Остальное было несущественно, но эта заветная дюжина была ему по-настоящему дорога. Он счел за лучшее вызвать полицию и бросился к аппарату коммуникационной сети, но его не было. И его сперли?

Он зашагал от стены к стене, не в силах найти ответа ни на один вопрос, и тут его взгляд упал на собственную памятную табличку. Позвонить Фредди Монсону и одолжить три куска. Взять билет до Каракаса. Купить инструменты.

До Каракаса? Отдохнуть, что ли? И почему купить инструменты? Видимо, они исчезли до того, как он заснул. Почему? И где его жена? Что вообще происходят? Он подумал, что стоит позвонить Фредди Монсону прямо сейчас, не дожидаясь утра. Фредди может что-нибудь знать. К двенадцати Фредди всегда дома. С ним, наборное, опять одна из этих чертовых кукол, а он не любит, когда его отвлекают. Ну и плевать.

Что толку в друзьях, если их нельзя беспокоить всякий раз, когда тебе плохо?

Он выскочил из комнаты, припоминая, где находится ближайший автомат, и чуть не налетел в холле на гладкого робота-сборщика.

«Эти жестянки не знают жалости, — подумал Мюллер. — Всегда они досаждают человеку». — Этот, видимо, шел к увязшему по уши в долгах семейству Никольсенов, чья квартира располагалась дальше по холлу.

Робот произнес:

— Мистер Пауль Мюллер? Я полноправный представитель «Интернейшил Фабрикейшн Картель Амальгамейтед». Я здесь для того, чтобы напомнить, что на вашем счету значится неоплаченная сумма в размере 9150 долларов 55 центов и что раз вы не ответили на три наших предыдущих извещения, с девяти часов завтрашнего утра с нее будет браться пеня в размере пяти процентов за месяц. Далее, я должен сообщить…

— У тебя что, нейтрончик соскочил? — огрызнулся Мюллер. — Я не должен ИФК ни цента! У меня сегодня паршивое настроение, и не выводи меня из себя!

Робот терпеливо произнес:

— Показать вам копию договора? Пятого января 2003 года вы затребовали от нас следующие металлоизделия: три четырехметровые трубы из старинного иридия, шесть десятисантиметровых сфер из…

— Пятое января 2003 года будет через три месяца, — перебил его Мюллер, — и у меня нет времени выслушивать свихнувшегося робота. Мне необходимо срочно позвонить. Ты можешь соединить меня с линией связи вместо того, чтобы нести эту бредятину?

— Я не уполномочен разрешать вам пользоваться моими возможностями.

— Дело крайней важности, — отрубил Мюллер. — Человеческая жизнь в опасности, а я тут с тобой спорю!

Робот моментально включил сирену, оповещая всю округу об опасности, и выдвинул устройство связи. Мюллер назвал номер Фредди Монсона.

— Я могу обеспечить только звук, — сообщил робот, соединяясь с коммуникационной сетью. Прошла минута. Затем из решетки громкоговорителя на груди робота раздался знакомый глубокий бас Фредди Монсона:

— Слушаю. Чего вы хотите?

— Это я, Пауль. Я очень сожалею, что поднял тебя, Фредди, но у меня большие неприятности. Я так думаю, то ли я сбрендил, то ли все остальные.

— Естественно, все остальные. Что у тебя стряслось?

— У меня исчезла мебель. Робот-сборщик вытрясает из меня девять кусков. Я не знаю, где Кэрол. Я не могу вспомнить, что я делал вчера. Я обнаружил запись насчет билета до Каракаса, сделанную моей рукой, и не могу понять, зачем он мне. И…

— Можешь не продолжать, — сказал Монсон. — Я ничем не могу тебе помочь. У меня самого неприятности.

— Но мне хоть можно прийти к тебе и поговорить?

— Совершенно незачем! — отрезал Монсон. Потом добавил уже более мягко. — Послушай, Пауль, я вовсе не хотел орать на тебя. Но со мной кое-что случилось. Очень неприятное…

— Не притворяйся. У тебя Хелен, и ты желаешь, чтобы я оставил тебя в покое. О’кей.

— Нет. Честно, нет, — отозвался Монсон. — У меня вдруг произошла большая неприятность. Я оказался в сложной ситуации, и ничем не могу тебе помочь. Мне бы самому кто помог.

— А в чем? Может, я смогу что-нибудь сделать?

— Боюсь, что нет. И с твоего разрешения, Пауль…

— Ответь мне наедай вопрос. Где мне искать Кэрол? Ты не знаешь?

— Я так полагаю, что у мужа.

— Я ее муж.

Большая пауза. Наконец, Монсон произнес:

— Пауль, но она ушла от тебя шестого января и в апреле вышла замуж за Пита Кастина.

— Нет, — сказал Мюллер.

— Что нет?

— Нет, это невозможно.

— Ты что, наглотался таблеток, парень? Нанюхался дряни? Травки накушался? Знаешь, извини, но у меня сейчас нет времени.

— Скажи, по крайней мере, какой сегодня день?

— Среда.

— Какая среда?

— Восьмое мая. Впрочем, скорее, уже девятое, четверг.

— А год?

— Ради бога, Пауль…

— Год?

— 2003.

У Мюллера опустились плечи.

— Фредди, я где-то потерял полгода, Для меня сейчас октябрь 2002 года. Я подцепил заразную форму амнезии. Это единственное объяснение.

— Амнезия, — произнес Монсон. Напряжение в его голосе исчезло. Она и тебя мучает… Амнезия… А может быть — эпидемия амнезии? Она что, заразная? Пауль, тебе действительно лучше зайти ко мне. Знаешь, у меня то же самое…

* * *

Тот четверг, девятое мая, обещал быть таким же прекрасным днем, как и прошедшая среда. Солнечные лучи снова залили Сан-Франциско. Небо было чистым, воздух — теплым и нежным. Командор Браскет проснулся как всегда рано, заказал обычный спартанский завтрак, просмотрел утренний ксерофакс с новостями, потратил около часа на диктовку мемуаров и часов в девять вышел прогуляться. Он повернул на Хай Стрит — скопище всевозможных магазинов — и обнаружил, что улицы по непонятной причине заполнены народом. У людей были сонные глаза, и они слонялись бесцельно, словно лунатики. Пьяные? Наркоманы? За пять минут командора трижды останавливали молодые люди, интересующиеся, какой сегодня день. Не час, день. Он отвечал, кратко и презрительно. Он старался быть терпеливым, но ему было трудно не презирать этих слабых людей, неспособных удержаться от отравления собственного мозга стимулянтами, наркотиками, психоделиками и прочей дрянью. На углу Хай и Масоник его остановила хорошенькая девушка лет шестнадцати, с глазами загнанной лани.

— Сэр, это ведь Сан-Франциско, правда? То есть я собиралась приехать сюда из Питсбурга в мае, а раз сейчас май, то ведь это Сан-Франциско, да?

Командор Браскет, коротко кивнул и раздосадовано отвернулся. Он был рад увидеть через дорогу Луи Сандлера, управляющего местным отделением «Бэнк оф Америка». Сандлер стоял у дверей банка. Командор поспешно перешел улицу.

— Это сущее наказание, Луи, — возмущенно проговорил он. — Вся улица забита ненормальными. Сегодня что, карнавал, посвященный шестидесятым?

Сандлер улыбнулся в ответ и сказал:

— Это меня так зовут? Луи? А вы случайно не знаете моего второго имени? Как-то так получилось, что оно совершенно вылетело у меня из головы.

Только тут до командора Браскета дошло, что в городе происходит нечто ужасное, а может, не только в городе, но и во всей стране, что наконец, случилось то, чего он всегда так опасался: левые захватили власть, и настало время надеть свой старый мундир и сделать все, что в его силах, чтобы отразить врага.

* * *

Нат Холдерсен проснулся в то утро полным радости и растерянности, чувствуя, что он как-то странно и прекрасно изменился. В мозгу его что-то билось, но это не была боль. Ему казалось, что с его плеч снята гнетущая ноша, что рука смертельного недуга отпустила свою хватку.

Он спрыгнул с постели, полный вопросов:

— Где я? Что это? Почему я не дома? Где мои книги? Отчего я так счастлив?

Помещение походило на больничную палату.

На мозг словно набросили вуаль. Он мысленно приподнял ее и начал вспоминать, что он обратился в… во Флетчеровский Мемориал… в прошлом августе… нет, в позапрошлом в связи с сильным нервным расстройством, вызванным… вызванным…

Он никогда не чувствовал себя более счастливым, чем в тот момент.

На глаза ему попалось зеркало. В нем отражалась верхняя половина Натаниеля Халдерсена, доктора философии. Нат улыбнулся отражению. Высокий, жилистый, носатый человек с густыми соломенными волосами и наивными голубыми глазами улыбнулся в ответ. Отлично сложенное тело. Он расстегнул пижаму. Бледная, лишенная волос грудь; выступающие на плечах эполеты костей.

Я долго болел, подумал Халдерсен. Теперь пора и честь знать. Студенты, наверное, заждались. Хватит валяться. Где одежда?

— Сестра! Доктор! — он трижды нажал кнопку вызова. — Эй! Кто-нибудь!

Никого. Странно. Всегда приходили. Халдерсен пожал плечами и вышел в холл. В дальнем конце он увидел трех санитаров. Они шептались о чем-то, низко склонившись голова к голове. На него они не обратили внимания. Мимо проскользнул робот, неся подносы с завтраком. В то же мгновение по холлу промчался молодой врач. Он даже не остановился, когда Халдерсен окликнул его. Халдерсен раздраженно хмыкнул, вернулся в палату и занялся поисками одежды. Он не нашел ничего, кроме тощей пачки журналов, валяющейся на полу маленькой кладовки. Он еще трижды нажал кнопку. Наконец, в комнату вошел робот.

— Мне очень жаль, — сказал он, — но, персонал больницы сейчас занят. Чем могу служить, доктор Халдерсен?

— Мне нужна одежда. Я ухожу домой.

— Мне очень жаль, но записи о вашей выписке нет. Без распоряжения доктора Брайса, доктора Рейнольдса или доктора Камакуры я не могу вас отпустить.

Халдерсен вздохнул. Он уже знал, что робота не переспоришь.

— Где сейчас эти три джентльмена?

— Они заняты, сэр. Вы, возможно, знаете, что в городе утром сложилась критическая ситуация. Доктор Брайс и доктор Камакура помогают создать комитет общественного спасения. Доктор Рейнольдс сегодня на работе не отмечался, и мы никак не можем его отыскать. Видимо, что он стал жертвой сегодняшнего происшествия.

— Какого происшествия?

— Потери памяти большой частью населения, — ответил робот.

— Эпидемия амнезии?

— Это одно из объяснений происшедшего.

— Как могла… — Халдерсен замолк. Теперь ему стала понятна причина собственной радости. Только вчера днем он обсуждал с Тимом Брайсом возможность применения амнезификатора для его излечения, и Брайс сказал…

Халдерсен больше не помнил причины своей болезни.

— Минутку, — остановил он направившегося к выходу робота. — Мне нужна информация. Почему я оказался здесь?

— Вас мучили неприкаянность и бездеятельность, первопричиной которых, по мнению доктора Брейса, была личная потеря.

— Потеря чего?

— Вашей семьи, доктор Халдерсен.

— Ну да. Все правильно. Я припоминаю… У меня была жена и двое детей. Эмили. И маленькая девочка… Маргарет, Элизабет, что-то в этом роде. И мальчик по имени Джон. Что же с ними случилось?

— Они были пассажирами межконтинентального воздушного лайнера 5-го сентября, рейс сто три — Копенгаген-Сан-Франциско. Ракетоплан разгерметизировался над Арктикой в результате взрыва. Никому не удалось спастись.

Халдерсен выслушал все это совершенно спокойно, словно ему рассказывали про убийство Юлия Цезаря.

— А где в это время был я?

— В Копенгагене, — ответил робот. — Вы собирались вернуться в Сан-Франциско вместе с семьей, однако согласно вашему личному делу, хранящемуся в больнице, вы вступили в чувственную связь с женщиной по имени Мари Расмуссен, встреченной вами в Копенгагене, и вернулись в отель, когда ехать в аэропорт было уже поздно. Ваша жена, видимо, осведомленная о причине вашей задержки, решила не дожидаться вас. Последующая смерть ее и ваших детей привела к появлению у вас сильнейшего чувства вины, так как вы считали себя ответственным за все происшедшее.

— Такую позицию я и должен был занять, — сказал Халдерсен. Преступление и наказание. Моя вина, моя огромная вина. Я всегда слишком болезненно относился к греху, даже когда грешил сам. Из меня вышел бы отличный ветхозаветный пророк.

— Желаете выслушать дальше, сэр?

— А что там дальше?

— В архиве есть доклад доктора Брайса, озаглавленный: «Комплекс Иова». Изучение гипертрофированного чувства вины.

— От этого меня избавь, — сказал Халдерсен. — Можешь идти.

Он остался в одиночестве.

«Комплекс Иова? — подумал он. — Не слишком-то подходит, а? Иов не был грешником, и все же постоянно подвергался наказанию. Порой просто из-за прихоти Всемогущего. Я бы сказал, что мое с ним отождествление носит несколько поверхностный характер. Тут скорее Каин: «И воззвал Каин к Господу: «Наказание мое больше, чем я могу вынести»[4]. Каин был грешником. В моем же случае согрешил я, а Эмили умерла за это. Когда? Одиннадцать, пятнадцать лет назад? Теперь я не знаю об этом ничего, кроме того, что только что сказал мне робот. Я бы определил это как искупление забвением. Я искупил свой грех и отныне свободен. Мне больше незачем здесь оставаться. Врата узки и извилист путь, в жизнь ведущий, и мало число тех, кто его отыщет. Мне надо идти. Может быть, я чем-то