Book: Сыщики 45-го



Сыщики 45-го

Валерий Шарапов

Сыщики 45-го

© Шарапов В., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Глава первая

Состав дернулся, заскрипел, вагоны лениво пришли в движение – потащились мимо безымянного полустанка, на котором торчали минут двадцать, пропуская эшелон. Поезд был старый, скрипучий, сформированный из чего попало: общие вагоны, плацкартные, несколько теплушек и даже пара санитарных вагонов, списанных с баланса военного ведомства.

Состав ускорился, колеса бодро застучали по стыкам. Вернуться в график было невозможно, но машинисты старались.

В стареньком плацкарте царила духота – окна не открывались. Народу было – как килек в банке. Большинство уже проснулись – восемь утра. Плакал ребенок, ворчали небритые мужики. Лохматый тип в тельняшке заразительно зевал, почесывая волосатую грудь.

– Мужчина, не тычьте мне в нос свой рваный носок, – возмущалась женщина. Сдавленно хихикал пошловатый сосед: не то, мол, тычешь, товарищ, и не туда. Начинались хождения, кто-то собирал вещи. Выстраивалась очередь у санузла в конце вагона. Второй туалет в другом конце по старой доброй железнодорожной традиции, был недоступен простым смертным.

Пассажирский поезд следовал из Москвы в Минск. Перед рассветом был Смоленск, стояли минут сорок по техническим причинам. До прибытия на станцию Уваров оставалось полчаса. Стоянка – пять минут, а следующая – за административной границей Белорусской ССР.

Алексей поднялся, спустился с боковой полки, таща за собой вещмешок. Глянул на массивные командирские часы марки «Победа», их теперь помимо циферблата оснащали еще и календарем: 26 мая 1946 года.

Женщина лет сорока в кофте и шерстяной юбке оценила его взглядом. Этот пассажир отличался от основной массы. Затертая, но еще презентабельная кожаная куртка, под ней – брючный костюм, водолазка. Мягкие сапожки, не успевшие испачкаться. Сам осунувшийся, круги под глазами – что-то давнее и неприятное впечаталось в облик. То же в коротких волосах, тронутых сединой, – явно не по причине возраста. На столике офицерская фуражка. Но вроде не офицер, хотя и не гражданский – мутная личность…

Временами он и сам путался: кто он такой? До Победы все было ясно, а теперь, когда повсюду мирная жизнь, все стало сложнее.

Он отвернулся к окну. За полотном бежали поля и перелески, мелкие полустанки, деревушки за зеленевшими деревьями. Совсем недавно страна отметила первую годовщину Победы, уже оправлялась от войны, зализывала раны. Восстановление всего, что уничтожено, шло ударными темпами – без выходных и праздников, ценой чудовищных усилий. Оживали предприятия, строились новые, восставали из пепла города. Но приметы войны сохранялись в нищете населения, в пугливых лицах, в нехватке всего и вся, особенно продуктов. Многие деревни оставались призраками, посевные площади зарастали.

Вдоль полотна чернели воронки от снарядов, мелькала сгоревшая бронетехника, благополучно обрастающая бурьяном. Бои на Смоленщине шли тяжелые – и в 41-м, и в 43-м, когда немцев гнали обратно. Страна не могла разорваться, чтобы мигом очиститься от этих проклятых примет…

Зачесалась переносица, легкое неудобство – явно профессиональное. Алексей Черкасов отвел глаза от окна, уставился на фуражку, потом осторожно мазнул взглядом пространство вдоль прохода.

Мужик в тельняшке прекратил чесаться, скинул на пол ноги. Шушукались пожилые женщины. Рябой бородач в мятой жилетке развернул кулек с четвертинкой хлеба, осторожно пристроился к столу, чтобы не рассыпать крошки. На него смотрела с верхней полки девочка с косичкой. Молодая женщина в берете и тонком пальто обложилась вещами – объемным свертком и облезлой сумочкой. Очевидно, выходила в Уварове, решила подготовиться заранее.

У женщины было приятное личико и большие глаза. Она заслонила сумку плечом и пересчитывала в кошельке деньги, думая, что ее никто не видит. Но видели все. Особенно худосочный тип, сидящий в соседнем отсеке. Он моргал, щурился, мимика его неприятного лица постоянно менялась. Он то и дело потирал костяшки кулака, украшенные выцветшей татуировкой.

Тип вперился в девушку, потом шмыгнул носом и отвел глаза. Блатной просчитал и зафиксировал клиента, и даже примерную сумму в кошельке. Несколько червонцев, пара купюр посолиднее – их называли билетами Государственного банка СССР. Рубли, пятерки, трешки – это государственные казначейские билеты.

Девушка затолкала кошелек на дно сумки, посмотрела по сторонам – в принципе, пуганая, хотя и наивная. Для опытного вора – желанная фигура. Моргун уже таращился в пол, на губах блуждала ехидная ухмылка. Правильно подготовить клиента – половина дела.

На Черкасова мужичонка не смотрел – развалился, засвистел, вытянул ногу поперек прохода, о которую тут же запнулся шедший из туалета гражданин, за что и получил порцию не вполне цензурных упреков: мол, куда прешь, не видишь, люди сидят! Гражданин предпочел не связываться, да и Моргун не задержался – пару раз зевнул и заспешил по проходу в другой конец вагона. По виляющей походке – никак не пролетарий.

В хвосте вагона находился его сообщник – приземистый полноватый субъект с водянистыми глазами. Бритый череп, мешковатые штаны, отвороты рубашки поверх лацканов пиджака – при этом сама рубашка расстегнута чуть не до пупа. Характерная публика даже не пыталась закосить под порядочных. Люди опасливо поглядывали на них, теснее прижимали к себе баулы.

Воровская бригада имелась практически в каждом поезде, а то и не одна. Эту породу Черкасов знал, как свои пять пальцев.

Алексей выглянул с места: блатные шептались, Моргун кивал вдоль прохода. Решали, где лучше ее подрезать – на вокзале, в толчее, когда публика потянется к выходу? Ажиотаж создается искусственно, достаточно кого-то обругать, наступить на ногу…

Девушка пребывала в блаженном неведении. Она уложила вещи, достала потрепанную книжку с закладкой и погрузилась в чтение. У нее был симпатичный курносый нос, зеленые глаза с большими ресницами. Взгляд бегло скользил по строчкам – читала она быстро. Денис Фонвизин, «Недоросль», бытовая комедия, высмеивающая нравы буржуазного общества. Весьма прогрессивный писатель, хотя и страшился отмены крепостного права, призывал к его «умеренности», и чтобы никакой безумной «пугачевщины»…

Сообщники отправились в тамбур в противоположном конце вагона – покурить. Жертва никуда не денется.

Девушка изящно перелистнула страницу. Алексей поднялся, забросил за спину вещмешок – она и ухом не повела. Он направился по проходу – одолел наполненное пассажирами пространство, каморку проводника, не подающую признаков жизни, проржавевший титан, запертый туалет, отворил скрипучую дверь тамбура.

Блатные стояли у двери с зарешеченным окном, курили папиросы, плевались и сыпали матерками. Алексей прикрыл за собой дверь. Собеседники замолчали и вопрошающе уставились на него. Чело Моргуна омрачилось, он заморгал еще сильнее. У его напарника при ближайшем рассмотрении проявилось бельмо на глазу. Он смотрел тяжело, с вызовом.

Молчание затянулось. Человек в фуражке не собирался проходить в соседний вагон и папиросу не доставал. С интуицией у этой парочки все было в порядке.

– Вопросы, гражданин? – скрипуче оскалился приземистый и будто ненароком поворотился, облегчая доступ к предмету, пристроенному за поясом.

– Скорее ответы, – отозвался Черкасов. – В общем, так, вольная дружина. Брать вас в поезде со всеми формальностями мне почему-то не хочется. Поступим так: очень медленно достаем ножи, бросаем на пол, потом открываем дверь и по одному сходим с поезда. При этом улыбаемся и благодарим за снисхождение. Есть еще пара вариантов. Первый: получаете промеж моргал, а дальше как обычно – суд, тюрьма, этап, солнечная Колыма. Вариант второй: пуля, деревянные бушлаты, и ничего мне за это не будет, потому что вы первыми начали. Выбирайте, граждане…

Воры переглянулись. Руки у человека в фуражке вроде пустые… Моргун облизнул губы. Второй потянулся к ремню, почесал пузо.

– И что мы тут матом смотрим? – оскалился Черкасов. – У меня заячья губа с волчьей пастью?

– Начальник, ты че борзеешь? – сипло исторг Моргун. – Мы че тебе сделали? Едем, никого не трогаем…

– Вот только баки не вколачивай, – поморщился Алексей. – Будем прыгать?

Приземистый решился – выдохнул с разворотом, выхватывая финку с костяной рукояткой, и… ахнул, получив резкий удар в живот. Нож выпал, жулик ударился спиной о дверь, застонал. Завизжал подельник, бросаясь в бой: нож он выхватить не пытался, крючковатые пальцы тянулись к горлу обидчика. Алексей вывернул их без жалости, фактически прижав к тыльной стороне ладони.

Противник взревел белугой. Алексей отпихнул его, выхватил «ТТ» из бокового кармана – так надоело пачкать руки об эту мразь! И очень некстати: распахнулась дверь, и из вагона на перекур вышел пассажир. Воплей он не слышал – поезд трясся, колеса гремели на стыках рельсов. Обнаружив под своим носом ствол, пассажир выпучил глаза, закашлялся.

– Назад! – Алексей толкнул дверь, загоняя гражданина обратно в вагон. Снова вскинул пистолет – грабители собирались воспользоваться моментом, но не успели, застыли в нелепых позах.

– Нет уж, – сказал Черкасов, – ваши не пляшут, пацаны. Еще движение не туда, и вам кранты. Дверь открываем и высаживаемся. Конечная остановка, слазь, говорю!

Он сделал зверское лицо, палец натянул спусковой крючок. Моргун задергался, вжался в угол. Здоровой рукой он нянчил пострадавшую конечность, та немела и пухла на глазах. У второго подгибались ноги, он прерывисто дышал, смотрел, как загнанный волк. Дверь проводник не закрывал, да и не смог бы – замок заклинило еще, наверное, до войны. Функционировала только защелка. Блатной косо поглядывал из-за плеча, дрожащая рука поворачивала ручку. В тамбур ворвался ветер, грохот несущегося состава. Парням не фартило – поезд неплохо разогнался. Мелькал откос, заваленный щебнем, редкие кусты за пределами железнодорожного полотна.

– Смелее, – сказал Алексей. – Есть шанс, что выживете.

– Ладно, командир, мы еще встретимся… – проворчал приземистый, – у тебя еще будет время пожалеть…

– Даже не мечтай. Проваливай, пока я не начал стрелять.

Приземистый распахнул дверь, присел, завыл от переизбытка чувств. Выжить в прыжке, конечно, можно, но вот сохранить скелет… Он выпал наружу, его тоскливый вой унесся прочь.

У Моргуна от ужаса закатились глаза. Он сползал по стеночке, бормотал: «Не трожь, сука, не имеешь права…»

Терпение лопнуло. Алексей схватил его за грудки, оттащил от болтающейся двери, а когда та от резкой встряски распахнулась настежь, вышвырнул вора из вагона. Мелькнули объятые ужасом глаза и слюна на небритом подбородке.

Черкасов убрал пистолет в карман, перевел дыхание. Осторожно высунулся наружу. Поезд шел по прямой, окрестности полотна были чисты от растительности. Первый уже скатился с насыпи и теперь валялся в нелепой позе. Вроде живой – сделал попытку подняться, но опять упал, забился в приступе. Моргун еще летел – то бревном, то кувыркался через голову. Грохот поезда глушил их вопли.

Алексей удовлетворенно хмыкнул. Социалистическая законность в действии…

Он выпихнул ногой нож, захлопнул дверь. Заправился. Покурил. До станции оставалось немного. Потянулись городские пейзажи: дощатые строения пристанционных поселков, взорванные при отступлении немцев механические мастерские.

Когда он вернулся в вагон, там уже начиналось движение. Поезд замедлялся, въезжая на станцию. В Уварове многие выходили, народ тянулся по проходу с вещами.

Девушка в берете прижимала к груди сумочку, неловко держала под мышкой сверток, обмотанный бечевой.

Алексей сидел на месте, ждал, пока человеческая каракатица выберется из вагона, потом пристроился в спину гражданке с чемоданом, помог ей выволочь на перрон тяжелую ношу.

Главный путь был занят составом под парами – он стоял у здания вокзала, вокруг бегали люди. Высадка производилась у перрона четвертого пути. На пятом стоял еще один пассажирский состав – он следовал на восток.

Здесь было людно, работала пара киосков. Выход в город – через виадук, виднеющийся на горизонте. Туда тянулись пассажиры с обоих поездов, волокли чемоданы, катили громоздкие тележки.

Любительница русской классики ушла вперед, она явно спешила. Алексей тоже не планировал наслаждаться железнодорожным хаосом. Он обогнал несколько человек, пошел по краю перрона.

Погода для конца мая была так себе: дул ветерок, и пальто с куртками выглядели уместно. Станция гудела. Ругался гражданин – он спешил на отходящий поезд, оторвалась ручка от чемодана – мужчина взваливал его на себя, сгибаясь под тяжестью, а рядом прыгала женщина, визжала, что они не успеют и пропадут такие дорогие билеты!

Алексей проводил их взглядом – вроде успели, при этом вступили в перепалку с проводником. Прыгал на костылях одноногий инвалид в фуфайке, умолял кинуть ему пару монет на пропитание. Алексей поморщился, сунул в артритную ладонь мелочь и заспешил прочь, чтобы не выслушивать слова благодарности.

Измельчал народ без войны. А ведь наверняка фронтовик, имеет жилье, социальные льготы. А во что превратился, рожа пропитая!

Пиликала гармошка – еще один увечный сидел у киоска и растягивал меха. Заезженные «Три танкиста». Гармонист не попадал в ноты, но имел такую мужественную физиономию, что фальшь ему прощалась.

Какая-то разнузданная какофония – гомон, гармошка, воздух, со свистом выдуваемый из сцепных устройств. У вокзала надрывался динамик: Клавдия Шульженко исполняла «Синий платочек» – самую невоенную из всех военных песен, намертво вжившуюся в душу каждого солдата. Простые слова, человеческая теплота в голосе – и вот он – мощный психологический эффект!

Война впиталась в плоть и кровь людей, новый порядок пока не приживался. Знакомиться с девушкой не стоило – не для того он сюда приехал. Хотя… Он усмехнулся – эдак подъехать, расшаркаться: мол, мое почтение, я ваш спаситель, все такое. Ну, пусть покрутит пальцем у виска.

Шаги машинально ускорились. «Синенький скромный» берет, под которым трепетали русые кудряшки, уверенно приближался. Виадук тоже был близко. Сверток выпадал из рук, девушка перехватывала его, с плеча спадала сумочка, в которой лежал кошелек.

Навстречу вихляющей походкой шел еще один кадр. Руки в брюки, безмятежно посвистывает, козырек клетчатой кепки сдвинут на лоб. Глаза шныряют по идущим навстречу людям. Очередной «профессионал»?

Алексей перехватил его взгляд, на миг показалось, будто тип усмехнулся. Как он зацепил локтем девушку – случайно или намеренно? Просто так, чтобы сделать гадость? Она оступилась, сумка повисла на предплечье. Сверток выпал в железнодорожную решетку, которая находилась в приличной яме! Перрон был гораздо выше пути.

Типа в клетчатой кепке и след простыл – пролетел мимо и пропал. Девушка ахнула, с ужасом уставилась на сверток, валяющийся между шпалами. Хорошенькое личико сморщилось. Никто не спешил помочь, люди обходили ее, сочувственно поглядывая.

Алексей кинулся на помощь в тот момент, когда она уже собиралась спуститься за свертком.

– Девушка, подождите, я достану… – Он схватил ее за рукав, оттеснил и полез вниз. Дело несложное, кабы не пронзительный гудок, неожиданно ударивший по мозгам! По пути со стороны виадука приближался маневровый тепловоз! Машинист отчаянно сигналил. На перроне галдели люди, девушка кричала, тянула к Алексею руки.

Он вышел из ступора, засуетился. Паровоз уже рядом, гудит как сумасшедший. Это не машина, сразу не остановится. Почему не заметил? Дыхание перехватило. Черкасов схватил сверток двумя руками и выбросил его на перрон. Кинулся прочь, споткнулся об рельс, чуть не растянулся.

Это здорово взбодрило после монотонной езды в поезде! К Алексею тянулись руки – нет, не вытянут, уж лучше сам. Он схватился за край перрона, подался вверх, перекатился. И даже пара секунд осталась в запасе. Маневровый протащился мимо, красный от волнения машинист крыл Черкасова из окошка матом.

– С ума сошел, – прокомментировал ситуацию мужчина с двумя кулями. – И что, легче стало?

Народ посмеялся и снова потянулся к виадуку. Девушка бросилась за свертком, что-то забормотала. Растерянно обняла свое добро, стала ощупывать.

– Ну, зачем вы так? – проговорила она. – Спасибо вам огромное, здесь такие ценные наброски и гравюры… Даже не представляю, что бы с ними случилось…

– Значит, не напрасны были жертвы? – подмигнул Алексей. – Да все в порядке, размялся малость. Мы ведь обязаны помогать ближним?

– Да, я вам очень признательна, даже не знаю, как и благодарить… Извините, пожалуйста, я так спешу. А тут еще поезд опоздал…

– Да ради бога, разве я вас задерживаю? Будьте осторожны, барышня, берегите себя.

Она убегала, смущенная, с пылающими щеками, озиралась, явно не понимая, правильно ли поступает. Не перевелись еще в российских селениях тургеневские девушки. Он не стал ее догонять, не стал набиваться на знакомство. Некогда – дела. А городок маленький – встретятся еще…



На виадук он поднялся в гордом одиночестве. Все ушли. Наверху господствовал ветер. Все железнодорожное хозяйство было видно, как на ладони. Пять путей, и все забиты составами – пассажирскими, товарными, наливными цистернами. На первом пути у затрапезного вокзала стоял воинский эшелон с возвращающимися домой солдатами. Там тоже пиликала гармошка, бродили люди в форме, мелькали офицерские фуражки. Состав следовал на восток – через Смоленск и далее. Армия сокращалась медленно, поэтапно. Основная волна демобилизации началась лишь в феврале 46-го, три месяца назад. Государство брало на себя обязанность обустроить бывших красноармейцев, в течение месяца обеспечить работой, защитить семьи погибших. На деле так происходило не всегда. Семьи убитых и инвалидов получали кое-какую поддержку – их дома в первую очередь снабжали углем и дровами, они получали небольшие денежные суммы. Основная же масса вернувшихся с фронта не имела никаких льгот, каждый крутился, как мог. Работы в разрушенной стране было вдоволь, но не каждый мог найти себе занятие по душе.

Алексей с любопытством осмотрелся. Как же долго он здесь не был! На вокзале красовался алый транспарант: «Пятую пятилетку в четыре года – выполним!» В стране не хватало самого необходимого, но это не относилось к средствам пропаганды и агитации. Первую послевоенную пятилетку могли завершить и в четыре, и в три года. Стране не в диковинку совершать невозможное.

На севере, за железнодорожным полотном, город обрывался – станция находилась на самой окраине. Несколько кварталов частного сектора, привокзальные мастерские, склады. Далее – густые леса на много километров. На северо-западе – чудом сохранившиеся корпуса завода, до войны относившегося к наркомату химической промышленности. Там производилась оборонная продукция, действовал режим секретности; немцы в период оккупации тоже пытались что-то выпускать, но не получилось. Завод собирались взорвать, но наступление Красной армии было настолько стремительным, что от взрыва отказались и завод бросили.

Основные городские кварталы находились к югу от станции. Три главные улицы – Базарная, Советская, Конармейская – тянулись параллельно железной дороге. Их связывало множество улочек и переулков. Предприятия располагались преимущественно по окраинам. С юга четырехэтажные дома подпирал разбросанный частный сектор. За ним простирались сельскохозяйственные угодья – владения нескольких колхозов. Городок, невзирая на обилие частных домов, был компактным, считался административным центром одноименного Уваровского района. Он не был дырой. Здесь проходила железная дорога, работали предприятия оборонной промышленности. До войны в Уварове проживали тысяч тридцать жителей. Сейчас – значительно меньше, но на район у властей были грандиозные планы…

Девушка давно убежала. Он пожалел, что не спросил ее имени. Тронулся эшелон, динамик на столбе разразился «Прощанием славянки». С запада приближался товарняк – его пропускали по свободному пятому пути.

Алексей выбросил папиросу, собрался было идти в город.

– Минуточку, гражданин, предъявите документы! – прозвучал суровый окрик. Черкасов с удивлением обернулся. По лестнице виадука поднимались два милиционера в мешковатых шинелях. У одного была расстегнута кобура.

– Вы мне? – удивился Алексей. – В чем дело, сержант?

– Без разговоров, гражданин! Предъявите документы!

Алексей пожал плечами и медленно просунул руку в отворот кожанки. Милиционеры обнажили табельные «ТТ», предусмотрительно держась на расстоянии. Храбрецами они не были – у обоих вспотели лбы, побледнели лица.

Алексей неспешно вытащил бумаги. Патрульные немного расслабились. Один взял документы, отступил на шаг, второй продолжал держать Черкасова на прицеле. Сержант внимательно изучил паспорт, поколебался, сверяя оригинал с фотографией в документе, развернул направление, командировочное предписание. Физиономия милиционера вытянулась.

– Извините, товарищ капитан, – сержант вернул бумаги, козырнул. – Выходит, вы у нас будете работать?

– Именно так там и сказано, – кивнул Алексей. – С кем имею честь?

– Сержант Мошков, – представился патрульный. – Отделение районной милиции общественной безопасности. Патрулируем вокзал и его окрестности. Это мой напарник младший сержант Криницын.

Второй тоже принял строевую стойку.

– Почему такая гонка, сержант? – поинтересовался Алексей, убирая бумаги.

– Так это, товарищ капитан… – Мошков смутился. – Сигнал поступил от пассажира поезда, на котором вы прибыли… Подошел к нам, говорит, видел у вас пистолет, вы кого-то стращали в тамбуре…

– Я так и думал. Ладно, ничего страшного, гражданин проявил бдительность. Двое блатных пасли клиентов в поезде, пришлось поговорить. Все штатно, сержант, без трупов. Вам же меньше работы. Еще вопросы?

– Никак нет, товарищ капитан. Просим прощения…

– Здание милиции все там же – на Советской?

– Так точно. Советская, 34. Там и наш отдел, и… ваш, и отделение по борьбе с хищениями социалистической собственности.

– Ладно, увидимся еще… – Черкасов был не в форме, но все же козырнул и зашагал в город.

Он не был в Уварове шесть лет. За это время многое изменилось и не все в лучшую сторону. Он спустился с моста в стороне от вокзальной площади – там кипела жизнь. Площадь выходила на Базарную улицу, на нее сворачивал пассажирский автобус, набитый людьми. Граждане, прибывшие в Уваров по железной дороге, разъезжались по своим отдаленным деревням и поселкам. Автомобильное сообщение помаленьку налаживалось. Были плохие дороги, дышала на ладан техника, но перемены происходили.

Переименовать до войны Базарную улицу во что-то более «социалистическое» у властей не хватило денег. При немцах она тоже была Базарной. Приличных зданий здесь было немного – в основном двухэтажные строения. Старые, почерневшие от времени, они уныло стояли вдоль дороги и ждали своей очереди на ремонт. В домах жили люди – окна застеклены, во дворах сохло белье, доносились детские голоса. Ветхие строения стыдливо прятались за зеленеющими тополями.

Особой спешки не было. Алексей посмотрел на часы и решил пройтись.

Город проснулся, брался за работу. Спешили люди. Тащились старые полуторки, легковые «эмки». Прорычал экскаватор, занимая почти всю проезжую часть – встречным приходилось карабкаться на бордюры.

Несколько бараков отстроили заново – они красовались своей нарядной обшивкой. Бульдозер разрывал теплотрассу. Работал передвижной кран – рабочие вытаскивали из земли проржавевшие трубы.

Черкасов перебежал дорогу, пересек мостик через пересохшую Калачку. Здесь находился городской парк, который в войну фактически уничтожили. Он и сейчас смотрелся не очень, но дорожки проложили, посадили саженцы. Пленные немцы возводили новый Дом культуры вместо разрушенного старого. Урчала бетономешалка, строители укладывали цокольный этаж. Серые небритые лица, выцветшие гимнастерки цвета «фельдграу», рваные сапоги. Они машинально делали свою работу, почти не разговаривая. Статус этих людей не менялся уже больше года. Их кормили, содержали в сносных условиях, но домой не отпускали. Рабочая сила – практически дармовая. Охрана символическая, куда им бежать? Зато работники добросовестные: все сделают, лишнего не попросят. Их еще и развлекали! Динамик на столбе исполнял игривые и политически нейтральные песенки на немецком языке. Последние, впрочем, сменились привычной «Землянкой». А дальше заиграл гимн СССР «Союз нерушимый» – сравнительно новое произведение.

Хотелось тишины и покоя. Алексей миновал парк, прошел вдоль нескольких бараков. Следующее здание от дороги отделяла вереница старых деревьев. Район оставался неразрушенным, что тут разрушать? Затрапезные двухэтажки – отваливалась штукатурка, обнажался худой брус с утеплителем. Два подъезда в здании.

Черкасов стоял у того, что слева, исподлобья смотрел на окна. Сердце защемило, непростительно долго он тут не был… Сохранилась старая табличка, на которой еще читался адрес: улица Базарная, 60. Дом производил гнетущее впечатление. Но здесь было тихо – старые тополя глушили звуки улицы. У второго подъезда стояла помятая «эмка». В песочнице на детской площадке возились малыши под присмотром пожилой женщины в платочке. Появление незнакомца не осталось незамеченным – старушка устремила в его сторону бдительный взор.

Сушилось белье на распорках. Мусорные баки исторгали специфический аромат. Здесь тоже проживали счастливые советские люди, строящие под руководством партии райскую жизнь на земле…

Он вернулся на дорогу, дошел до ближайшего переулка, который вывел его на Советскую улицу. До середины 20-х годов она была Кузнецкой, потом решением местного райисполкома улицу переименовали в Советскую. При немцах ее называли Ратушной, а когда оккупантов турнули, основную городскую артерию вновь нарекли Советской – теперь уже навсегда.

Здесь стояли добротные кирпичные дома, многие из них тянулись вверх аж на четыре этажа. Жить в этом районе считалось почетно. Здесь концентрировались административные здания, городская типография, почта, парикмахерская, магазины, развлекательные заведения, включая пару ресторанов и несколько кафе.

Алексей с удивлением обнаружил, что ресторан «Былина» работает и сейчас, впрочем, на двери висело объявление, что заведение открывается только в шесть вечера. Здание бывшего райкома было в строительных лесах.

Самосвал сливал в короб жидкий бетон. Короб оседлали строители с лопатами. Тоже мрачные и серые, но уже без немецкой формы. «Перемещенные лица», – догадался Алексей. Так называли людей, перемещенных в годы войны за пределы СССР. Военнопленные, узники концлагерей, остарбайтеры – все угнанные в Германию. После войны они возвращались, их было не меньше пяти миллионов. Радость была недолгой – их поразили в правах, подвергали репрессиям, объявили изменниками. Отправили в колымские лагеря, но не всех – рабочие руки требовались и в Европейской части СССР. Вернувшихся людей использовали на восстановлении народного хозяйства, которое шло стремительными темпами…

Черкасов смотрел, вспоминал… В начале 40‐х махровый враг народа, разоткровенничавшийся на допросе, использовал термин «рабы социализма». Критиковал советскую власть за то, что она осуждает миллионы людей по вздорным поводам, а потом использует их на «великих» стройках, мол, за счет этого страна и может хоть чем-то похвастаться. Не было бы зэков – не было бы и успехов. Махровый был враг, самый настоящий противник социализма, но иногда Черкасова посещала мысль: а ведь он в чем-то прав! Производство держалось на миллионах осужденных. А теперь их заменили перемещенные лица и военнопленные – те же самые миллионы…

О большой политике Алексей старался не задумываться. В ней много неясного, противоречивого и опасного…

В добротном здании работала булочная. Очередь тянулась на улицу. В основном пожилые женщины, старики, мужики на костылях. Очередь продвигалась быстро, но короче от этого не становилась. Подходили другие, становились в хвост. Хлеб был не лучшего качества – какие-то серые «кирпичи», но все же настоящий хлеб – не то, чем кормили в войну. Карточную систему еще не отменили, хотя разговоры об отмене шли давно. Продовольствия на всех не хватало – убыль населения не сократила количество голодных ртов. Зарплаты маленькие, а цены на базарах и в магазинах потребкооперации – просто издевательские. Очередь продвигалась. Люди семенили мелкими шажками. Подходили другие, спрашивали, есть ли смысл стоять? Им в ответ пожимали плечами – кто же знает? Стойте, может, и повезет.

Внимание Алексея привлекли двое сутулых мужиков в коротких фуфайках. Они брели по противоположной стороне улицы, курили папиросы и друг с другом почти не разговаривали. Оба в кепках, бритые затылки, какие-то надписи белым на груди. Исподлобья смотрят по сторонам.

Женщина, идущая навстречу, ускорила шаг, опустила голову. Мужики посмотрели ей вслед, перекинулись парой слов. Вроде без пошлостей. Постояли возле «булочной» очереди, но решили не вставать, отправились дальше. Люди отворачивались от них, а те и не лезли с разговорами.

Один покосился на Черкасова, Алексею почудилось что-то знакомое. Или нет? Он засомневался. Мужик угрюмый, небритый, глаза ввалившиеся. Задержал взгляд, нахмурился, но быстро отвел глаза, втянул голову в плечи.

Из переулка вывернул вооруженный патруль. Мужики в фуфайках и ухом не повели. Проигнорировать такую колоритную пару бойцы не могли – остановили, потребовали документы. Те предъявили свернутые вчетверо бумаги, стали терпеливо дожидаться, пока старший патруля их изучит. Наконец бумаги вернули, патруль отправился дальше.

Один из мужиков сунул бумагу за пазуху, отыскал взглядом Черкасова, ссутулился еще больше. Потом оба свернули в переулок.

Алексей не стал их догонять – не было причины. Мало ли знакомых? Были и хорошие, и такие, что лучше не вспоминать.

Массивное трехэтажное здание находилось в глубине дикого сада и со стороны выглядело невзрачным. Соседствующие здания райкома и райисполкома выглядели куда представительнее. Но адрес подтверждался – Советская, 34. И новая табличка над дверью: «Районный отдел милиции. МВД СССР». Пока что непривычно и как-то… по-буржуйски. 15 марта текущего года Пятая сессия Верховного Совета СССР приняла закон о преобразовании Совета народных комиссаров в Совет министров. И все наркоматы, соответственно, стали министерствами, в том числе и ведомство, отвечающее за внутренние дела.

– Вы к кому? – спросил вооруженный пистолетом милиционер, подозрительно разглядывая вошедшего. Насторожились и автоматчики на углу здания – форму войск НКВД по охране тыла пока не изменили.

– Я – к себе, – объявил Алексей, протягивая документы.

– Будете новым начальником уголовного розыска? – Охранник изучил документ и сразу подобрался. В глазах мелькнуло сочувствие.

«Должность расстрельная, – угадал его реакцию Черкасов. – Оттого и отношение уважительное – как к покойному».

– Буду, – согласился он, складывая вчетверо еще не помявшееся направление. – Виктор Андреевич Черепанов на месте?

Глава вторая

– Вот и замечательно… – добродушно бубнил пожилой плечистый майор с одутловатым лицом и живописными кругами под глазами. – Именно вас, Алексей Макарович, нам так и не хватало… Да вы присаживайтесь. Чаю хотите? Агнесса Львовна сейчас принесет…

– Если можно, в другой раз, товарищ майор, – Алексей присел на предложенный стул, украдкой потянул носом. Запаха не было – стало быть, неважный вид начальника милиции объяснялся чем-то другим.

– Как скажете, Алексей Макарович, как скажете… – Майор Черепанов вчитывался в текст служебного предписания. – Стало быть, вас к нам перевели из Отдела уголовного розыска Главного управления милиции.

– Из Главного управления по оперативному розыску, – поправил Черкасов. – А что касается названного вами отдела, то его в природе уже не существует – в прошлом месяце переименован в Управление уголовного розыска при ГУМ МВД.

– Отсталые мы, – хмыкнул Черепанов. – Непривычно пока, инерция работает. Наркоматы переделали в министерства, а вот про МВД РСФСР как-то не слышали – нет такого – пока, по крайней мере. Отсюда и путаница. С участковыми тоже проблема – упразднили должности городских участковых инспекторов, теперь они – участковые уполномоченные для работы на определенном участке территории. В бумагах неразбериха, а в повседневной работе что изменилось?

– Все остается по-прежнему, – улыбнулся Алексей, – борьба с бандитизмом и всеми видами уголовных преступлений.

– Работаем, Алексей Макарович. Ни выходных, ни света белого не видим. Бывает, и ночевать приходится на рабочем месте. Вы навсегда к нам?

– Пока неизвестно, – пожал плечами Алексей. – Назначение адресное – под выполнение конкретной задачи. Вы, конечно, догадываетесь, какой именно. А там поглядят – в столицу меня или здесь оставят.

– Ну, и как оно в столице? – поднял глаза Черепанов. – Мы ведь совсем не в курсе, словно на другой планете живем. До столицы семьсот верст, а кажется, что многие тысячи…

– Спасибо, Москва живет и здравствует. Восстанавливаем народное хозяйство, боремся с бандитизмом и воровством – все, как у людей. А у вас приличное здание. – Алексей повертел головой, озирая скудно обставленный, но просторный кабинет.

– Площади роскошные, – согласился Черепанов. – Вот только людей мало. Текучка большая, сами понимаете…

«Текучка по не зависящим от людей причинам», – мысленно сделал вывод Алексей и уставился на карту района, висящую на стене.

– Только на прошлой неделе двоих потеряли, – удрученно добавил Черепанов. – И это только в вашем отделе уголовного розыска.



Алексей поднялся со стула, подошел к карте. Явно не старая, но уже вся испещрена значками, подписями и непонятными закорючками. Видно, местным «полководцам» частенько приходилось над ней корпеть. Уваровский район – небольшой. Запад Смоленской области – районный центр, клочок стратегически важной железной дороги и ряд незначительных населенных пунктов.

Сам Уваров отражался в полном виде – основные улицы, значимые объекты, включая предприятия, вокзал, электростанцию и даже городскую тюрьму в восточном тупике Базарной улицы. Тюрьма, насколько помнил Черкасов, использовалась всегда, невзирая на удаление от райотдела, ее использовали и царские жандармы, и сотрудники НКВД-ОГПУ, и гестапо, и снова НКВД-МВД, плюс примкнувшее к ним МГБ…

– Опишите в двух словах обстановку, Виктор Андреевич.

Майор выбрался из-за стола, вооружился указкой и подошел к карте. Что-то подсказывало опытному работнику, что столичный назначенец только формально числится его подчиненным, и лучше не лезть к нему с приказами и наставлениями.

– Вам же требуется объективная оценка, Алексей Макарович? Тогда извиняйте, все как есть. Пашем, как проклятые, спим урывками. Сотрудники выходят на работу каждый день. Штат отделения не укомплектован, сотрудники постоянно выбывают. До войны в Уварове проживало порядка 30 тысяч населения. Два года назад, когда прогнали немцев, здесь и шести не осталось. Сейчас население, конечно, выросло. Люди прибывают с востока, с запада – я имею в виду восточную Белоруссию; молодежь приезжает на стройки по комсомольским путевкам… Не все так плохо, – подытожил Черепанов. – В большинстве зданий есть электричество, в половине домов – канализация и водопровод. За год вернулись полторы тысячи демобилизованных, практически всем нашлись работа и жилье. Восстановили льнозавод, – указка ткнулась в карту, – запустили элеватор, фабрику по производству автомобильных покрышек, цементный завод, завод по производству железобетонных изделий в Авдотьином переулке. А ведь еще два года назад все лежало в руинах… На бывшем химзаводе… – указка дрогнула и показала место к северо-западу от города, – одно время работала комиссия из столицы, там сейчас работы не ведутся, но действует режим секретности, объект охраняется – его курирует, если не ошибаюсь, МГБ, к нашему ведомству это не имеет отношения, о чем нам неоднократно напоминали…

– Вы сами местный, Виктор Андреевич?

– Нет, я два года как здесь. Получил назначение из Саратова, где возглавлял милицию на железнодорожном транспорте. Дали дом на Зыряновской улице, это в трех шагах от отделения, со мной проживает супруга Елизавета Юрьевна. Сын у нас один, полгода назад ему исполнилось восемнадцать, сейчас проходит службу в Приморье…

«И до сих пор живы и при должности, – отметил про себя Черкасов. – В чем секрет выживания?»

– Здесь, под Барышевом, у нас учреждение ГУЛАГа, – указка сместилась в юго-восточный край карты. – До войны там была колония для уголовных и политических. В июне 41-го контингент эвакуировали на восток, а в июне 45‐го учреждение снова, так сказать, заработало… Отремонтировали бараки, построили новые. Работал Особый отдел – фильтровали перемещенных лиц. Одних изменников оставляли в лагере, других отправляли в Сибирь, самых злостных пускали в расход, гм… В Барышеве все налажено и функционирует, у них свое начальство. Есть бараки для врагов народа, для уголовников, там же содержат пленных немцев. Ближе к городу – колония-поселение – народ социально неопасный, и режим помягче. Кое-кого переводят в разряд бесконвойных – у них вообще не жизнь, а удовольствие… – Черепанов усмехнулся в жиденькие усы. – Работают в городе, неплохо получают, шатаются, где хотят, лишь бы прибыли в барак до вечерней поверки. Там автобусное сообщение, пятнадцать минут езды до автостанции, что на Конармейской. Так что если увидите эту публику в городе, не удивляйтесь. Они мирные, не шалят – понимают, что вольная жизнь в любую минуту может оборваться… Так что, по крупному счету, не все плохо, Алексей Макарович. Порядок поддерживаем, с проявлениями, не типичными для советского строя, боремся. С продуктами неважно, но над этим вопросом специальные службы работают, уже действуют совхозы и колхозы, заключаются договоры с потребкооперацией. Работники предприятий и других государственных заведений снабжаются карточками, которые, в принципе, несложно отоварить…

Последнее высказывание Алексей оставил без комментариев. С продуктами было тяжело, но все же не критично – по крайней мере в западных областях РСФСР. В Поволжье снова начинался голод, на Украине – голод, по сравнению с ними, на Смоленщине все было неплохо.

– Жизнь налаживается, и это бесит наших врагов, – не без пафоса сообщил Черепанов. – На предприятиях выросла зарплата, что явно говорит о растущем благополучии трудящихся. Немного, на полтора-два процента, но выросла… Работают школы – у нас полная вовлеченность подрастающего поколения в процесс образования. Дом культуры в состоянии перестройки, он временно занимает часть здания Райпотребсоюза. При нем Дворец пионеров, работают кружки, секции по интересам. Налаживаются партийная и комсомольская жизнь – на предприятиях парткомы и молодежные ячейки. Есть мысль открыть кинотеатр. Первый секретарь райкома товарищ Нестеренко лично курирует этот вопрос, и к концу года у нас точно будет кино на большом экране. С культурной жизнью, кстати, все в порядке. Есть даже свой художественный музей – в двух кварталах отсюда. Шабалин там директор, Григорий Иванович, личный друг товарища Нестеренко. Большого наплыва посетителей пока нет, и это понятно: народу не до высокого искусства, но все же – очаг культуры. «Джоконд» и прочих Ренуаров там, понятно, не выставляют, но имеется очень приличная коллекция живописцев нашей широты – и современных, и тех, что творили в темные царские времена, несмотря на гонения охранки… А что касается партийных организаций, ячейка ВКП(б) есть даже в нашем райотделе. Руководитель парткома – капитан Мясницкий. Вы член партии, Алексей Макарович?

– Пока нет, – буркнул Алексей, – вхожу в блок коммунистов и беспартийных. Об успехах поговорили… Теперь давайте о том, чем не хвастаются. Меня в последнюю очередь волнуют мелкие воришки, блатные притоны и хищения социалистической собственности, которыми занимается отдел с одноименным названием. Вы прекрасно понимаете, что я хочу сказать.

– Да, эта чертова неуловимая банда… – поморщился Черепанов. – Началось это две недели назад… Налет на отделение Госбанка недалеко от вокзала – убили людей, вскрыли хранилище, похитив крупную денежную сумму и уйму облигаций государственного займа… И при этом – как в воду канули – ни одного свидетеля… Потом эта курьезная встреча воровских паханов с держателями общака – делили деньги, да не успели, подкрались какие-то лихачи, вырезали блатную охрану, потом порубили в капусту всех собравшихся и – растаяли с деньгами. Блатной мир в ужасе… – Черепанов ехидно ухмыльнулся.

– Ну, за этот случай вы ведь на налетчиков не в обиде?

– Этих не жалко, – пожал плечами начальник милиции, – но где законность, скажите на милость? Пришли, увидели, порубили… По нашей информации, там было не меньше ста тысяч рублей… Третий случай – налет на ресторан «Аркадия» – это практически напротив нас… На химзаводе работала комиссия из Москвы, наши специалисты, иностранные специалисты, офицеры государственной безопасности… Ужинали в ресторане, всех прочих посетителей вежливо попросили удалиться. И снова ни одного свидетеля – кто такие, откуда, на чем прибыли. Ворвались в ресторан, учинили кровавую баню… Поваров заперли на кухне, а то и им бы досталось… Убиты администратор, два официанта и все, кто там ужинал, включая иностранцев…

Он неловко замолчал, потом с явной неохотой продолжил:

– Ваш предшественник капитан Вестовой Иван Гаврилович… На днях это было… Возможно, он что-то выяснил, хотел проверить, но не дали… Он дом снимал в Овражном переулке с женой и сыном четырех лет… Там частный сектор, с другой стороны глухой забор инфекционной больницы… Напали в три часа ночи, когда округа спала. Проникли через ограду, выбили окно, бросили в спальню две гранаты. Жена и сын погибли сразу. Иван Гаврилович выскочил на крыльцо с пистолетом, весь израненный, контуженый, так ему даже выстрелить не дали, прошили очередью… Оперативники на шум примчались, а когда высаживались, и они под огонь попали – ждали, сволочи, пока милиция приедет, выдержка у них – на зависть… Вроде отбились, но старший сержант Санько погиб… Он бессемейный был, но невеста имелась, жениться собирался. – Виктор Андреевич сокрушенно вздохнул.

– Уверены, что эти преступления совершает одна и та же банда?

– Почерк один, Алексей Макарович. Внезапное нападение, горы трупов – и концы в воду. Ни улик, ни свидетелей. Вряд ли это разные банды, у нас маленький город, не уживутся они тут. Вы лучше с подчиненными поговорите, у нас на третьем этаже комната оперов, а через нее проход в кабинет Вестового… в смысле, в ваш…

– Охарактеризуйте работников отдела.

– Так это… – майор озадачился. – Нормальные все парни, к работе подходят ответственно, стоят, так сказать, на страже… Олег Дьяченко, старший лейтенант милиции – у него со здоровьем проблемы, но работает, умный парень, – майор помялся, – бывает, выпьет, но кто из нас без греха? Сам он местный, осенью 45-го из армии демобилизовался, жену-красавицу с собой привез – она медсестрой была в медсанбате…

Конышев Петр Антонович – это старый зубр, ему уже под пятьдесят, тоже не совсем здоров, но бегает. В рабоче-крестьянской милиции, считай, со дня ее основания. Потом сменил профессию, учителем литературы работал, потом опять на службу вернулся – бывает такое в нашей профессии… Он из соседнего Кштовского района, в войну партизанил, семью каратели расстреляли…

Младший лейтенант Пашка Чумаков – ну, этот балагур, молодой, палец в рот не клади. Сообразительный паренек, сам из Одессы, в войну служил в морской контрразведке…

Егор Гундарь – сам из Белоруссии, прибыл в наш город год назад, особистом служил на 1-м Украинском, тоже демобилизованный. Мрачноватый, но толковый…

Стас Вишневский – тоже молодой, весь из себя такой красавчик, бабы пачками под ноги падают. С Карельского фронта он, участвовал в прорыве блокады, сам из Ленинграда, там у него вся родня похоронена… Кто там еще?

Куртымов с Петровым. Оба старшие сержанты, Коля Петров – с Донбасса, Ленька Куртымов – с Вологды… Да нормальные ребята, – вынес заключение майор. – Пулям не кланяются, да и головой поварить не дураки. Это ты сам в их подноготную вникай, Макарович, – Черепанов ненавязчиво перешел на «ты». – У всех отдельное жилье в городе, в зоне пешей, так сказать, доступности от отделения, чтобы нарочный, если что, мог быстро оповестить. Гундарь жил в общежитии, но съехал на квартиру. Семейных только двое – Дьяченко и Куртымов. У первого – жена, у второго – еще и дочь восьми годков – не его, а приемная, он себе жену с уже готовым приплодом в деревне под Псковом подобрал, когда леса прочесывали…

Ладно, Макарыч, иди, разбирайся со своей армией, а у меня, извиняй покорно, своих дел куча. Агнесса Львовна тебя проводит. Нет, подожди. Пусть она тебе продуктовые карточки закажет, на довольствие в столовой поставит. Кормят у нас, конечно, не разносолами, но терпимо. Временную прописку надо сделать не позднее, чем через неделю… А потом, если что, и постоянную? – Майор подмигнул. – Теперь с жильем. Ты вообще откуда?

– Из Уварова, – улыбнулся Алексей.

– Это как? – опешил начальник милиции.

– Очень просто, Виктор Андреевич, местный я. Оттого и выбор в Москве на меня пал. Жил на Базарной в 60-м доме, здесь школу окончил. В 30-м году, после школы, отправился в армию, отслужил три года в Заполярье, демобилизовался в звании старшины. Потом три года в техническом институте. Бросил, не понравилось. Школа милиции в подмосковном Зеленограде, потом ускоренные курсы в школе НКГБ – как лицо с незаконченным высшим образованием, недолгая карьера следователя, Особый отдел. Перед войной перевели на оперативную работу, в войну служил в полковой разведке, потом опять перевод в милицию… Так всю жизнь и кочую, дома почти не был. Так, редкими наездами. Отец был инженером на цементном заводе, погиб в июле 41-го, когда с завода вывозили оборудование и в цехе случился пожар. Мама через год умерла в эвакуации на Урале – острый бронхит с летальным исходом. Меня после войны – опять в столицу. С женой развелся – да толком и не пожил с ней…

– Во как тебя закрутило, Макарыч, – сочувственно покачал головой Черепанов. – А чего мы мудрим? Я выясню, кто обитает в твоей халупе. Имеет ли он на это законное право…

– Сам выясню, – улыбнулся Алексей. – Походил вокруг дома, нет ощущения, что в квартире кто-то живет. Ладно, разберусь и сообщу.


Секретарша Агнесса Львовна, в меру упитанная дама неопределенного возраста, активно применяющая бигуди для придания женственности, отвела Алексея на третий этаж. Там был широкий коридор, несколько закрытых помещений и одна распахнутая дверь. Секретарша смерила Черкасова оценивающим взглядом, постучала в дверной косяк:

– Разрешите, Петр Антонович?

– Издеваетесь, Агнесса Львовна? – проворчали из глубины оперативного отдела. Женщина улыбнулась и вошла внутрь. Алексей – за ней.

Помещение – просто неприлично просторное. Письменные столы (Черкасов насчитал их девять) приставлены к стенам, завалены бумагами и другим хламом. Посреди комнаты – пустое пространство – можно водить кадриль и прочие хороводы. Еще одна карта на стене – близняшка той, что висела у Черепанова, и тоже с надписями, вплоть до нецензурных. Голые окна, газеты на подоконниках. Дверь в стене справа.

Слева, под картой, сидел немолодой мужчина в очках и что-то писал. Угол стола занимала печатная машинка, но он предпочитал заниматься рукописью. На спинку стула был наброшен пиджак. На мужчине была светлая рубашка и франтоватая жилетка. Он мельком глянул на вошедших и снова опустил глаза.

– Это Конышев Петр Антонович, – представила сидящего секретарша. – Прошу любить и жаловать, Алексей Макарович. Остальные, очевидно, в поле – сеют, пашут… Всего хорошего, Алексей Макарович. К вечеру подойдите, я выдам вам карточки. – Женщина хищно улыбнулась, одарила Черкасова выразительным взглядом и удалилась степенной походкой.

– Ну, и как она вам? – Мужчина оторвался от писанины, снял очки, поморгал и потянулся к пачке папирос. Ему было не меньше пятидесяти, дряблая кожа на лице и морщины на лбу старили его еще больше. Без очков он выглядел совсем несолидно.

– Кто? – спросил Алексей.

– Агнесса Львовна. – Мужчина прикурил и выпустил в потолок струю дыма.

– Вполне, – пожал плечами Алексей и покосился на дверь. Не исключалось, что Агнесса Львовна никуда не ушла, а стояла в коридоре и все слышала. Но проверять не хотелось – людям надо доверять.

– Вот и я так считаю, – хмыкнул сотрудник уголовного розыска. – Не персик уже, но пока еще и не курага… – Последние слова он произнес с исключительной задумчивостью. Потом встал и протянул узкую ладонь: – Старший лейтенант Конышев Петр Антонович. Временно замещаю отсутствующего начальника уголовного отдела.

– Черкасов Алексей Макарович, – представился Алексей. – Тот самый начальник.

– Вот, значит, вас и замещаю, – усмехнулся Конышев. – Эх, не задалась начальственная карьера… Я допишу рапорт, Алексей Макарович, не возражаете? Осталось немного.

– Да, конечно, работайте. – Алексей пожал плечами, еще раз осмотрелся. Дошел до двери в смежное помещение, заглянул туда.

В кабинете покойного Вестового было совсем неуютно. Колченогий шкаф, письменный стол, стоптанные резиновые сапоги в углу. И атмосфера неприятная – душно, что ли. Он вернулся в соседний зал, стал бродить, разглядывая рабочие столы. Подошел к окну, уставился на Советскую улицу за тополиной листвой. Шторы, в принципе, и не нужны. Из стены под потолком торчали голые гардины. Очевидно, шторы когда-то были, но рачительные немцы увезли их с собой. А для советского человека это явное излишество.

– Шелковые шторы и стулья барокко еще не подвезли, – подал голос Конышев. Он ухитрялся одним глазом следить за Черкасовым, а другим контролировать писанину. При этом курил «без рук», усиленно жуя кончик мундштука. Пепел падал на стол, он смахивал его на пол ребром ладони.

– Но обещают подвезти? – поддержал шутку Алексей.

– Нет, обещают догнать и еще пообещать, – усмехнулся Конышев. – Здесь ничего не меняется, Алексей Макарович. Денег нет у страны на всякие вздорные мелочи, вроде бытовых удобств.

Что правда, то правда. В Советском Союзе ждали новой войны – с агрессивными акулами западного империализма. Экономика оставалась милитаризованной. Промышленность народного потребления фактически отсутствовала – и вся страна существовала в примитивных бытовых условиях.

Книжному шкафу, приютившемуся в углу, было в обед сто лет. Вместо книг он был завален бумагами (возникало опасение, что все это рано или поздно придется просмотреть). На шкафу стояли две фотографии в траурных рамочках и пара стопок с водкой, прикрытых хлебными корками. Капитану Вестовому было не больше, чем Алексею. У него были умные глаза и цинично сжатые губы. Ни то, ни другое не уберегло его от бандитской пули. У сержанта Санько – улыбчивая физиономия. Глаза смотрели весело, казалось, он сейчас подмигнет.

– Не комментирую, – проворчал Конышев. – Вы уже, наверное, в курсе.

– Да, поставлен в известность, – скупо отозвался Алексей. – Где народ?

– Люди на заданиях. Куртымов, Гундарь и Петров работают по банде, которую мы никак не можем обезвредить. Вишневский убыл в общежитие льнозавода – поступил сигнал о правонарушении. Чумаков общается с информатором. Дьяченко… – старший лейтенант задумался и пожал плечами, – где-то был…

И снова взялся жевать мундштук.

– Где стол Санько?

– Там, – Конышев кивнул в дальний угол. Потом задумчиво посмотрел, как новоприбывший осваивается на новом рабочем месте, почесал плешивую макушку. – То есть от личного кабинета вы отказываетесь?

– Да. Буду здесь сидеть и всех контролировать, а то сдается мне, с дисциплиной в вашем войске не все ладно.

– Согласен, – улыбнулся Конышев, – самое время подкрутить гайки. Зря вы так, товарищ капитан, – вздохнул он, – люди пашут, не зная выходных, забывают, как дом выглядит. Не всегда нам счастье улыбается, но ведь и противник силен… Вы не переживайте, скоро они все придут, они всегда приходят.

– Спасибо, утешили. Ладно, Петр Антонович, соберите мне материалы по банде, устроившей разгул в «Аркадии», и по всем остальным ее налетам. Хоть что-то у вас есть?

– А как же без этого, – проворчал Конышев, выбираясь из-за стола. Он кряхтел и заметно прихрамывал. – Все оформлено, есть заключения баллистов и медиков, опрошены свидетели… ну, если их можно назвать свидетелями… – Он открыл шкаф, стал доставать верхние папки. – Мы сутками работали по этим делам, а все без толку. Вроде одна банда, а такой широкий диапазон возможностей… Мы взять в толк не можем – откуда они берут информацию? Ведь нужно получить исчерпывающие сведения, все спланировать, а потом исполнить, да так, чтобы никакая случайность не подвела… Пашка Чумаков недавно шутил: мол, они что, в шапках-невидимках орудуют? А почему нам не выдают? Все здесь, товарищ капитан… – Он обнял стопку папок и потащил их на облюбованный Черкасовым стол.

– У вас больная нога?

– А разве не видно? – хмыкнул Конышев. – 44-й год. Допартизанился, так сказать. По лесу от карателей уходили, саданулся костью щиколотки о пенек – аж в баранку согнулся. Все, кричу, товарищи, меня не ждите. И лежу с «МР‐40» за этим пеньком, с жизнью прощаюсь, гадаю, как бы побольше супостатов с собой на тот свет забрать. Они прут, я по ним стреляю, от боли с ума схожу… Нашим стыдно стало, вернулись и давай эту нечисть свинцом поливать. Отогнали, их немного было. Двоих тогда потеряли, зато меня зачем-то спасли… До базы доволокли, вроде поправился, вот только кость неправильно срослась…

– Сколько вам лет, Антонович? Сорок девять, пятьдесят?

– А что? – насторожился оперативник. – Сколько есть, все мои. Полвека уже, на пенсию рано. Не жалуюсь, товарищ капитан. Молодость уже знает, а старость еще может, как говорится. Я же не танцы преподаю. А бегаю так, что молодых со свистом обгоняю… – Конышев вернулся к своему столу, выбил папиросу из пачки «Герцеговины» и снова закурил.

– Не мешают папиросы бегу? – поинтересовался Алексей. – Вы курите, как паровоз, даже больше, чем я. А эти папиросы не такие уж дешевые. В наше время на продукты денег не хватает…

– Так это и есть продукт, – удивился Конышев и засмеялся. – Загрузился никотином – и есть не хочется…

Мурлыча под нос «Раз пошли на дело, выпить захотелось», в помещение вошел вихрастый парень лет двадцати пяти, меньше всего похожий на оперативника. Он бы гармонично смотрелся в воровской малине или на шулерской игре.

– Привет, Антоныч, – небрежно бросил он. – Как жизнь немолодая? О, и вам доброго денечка, товарищ, – не растерялся паренек, обнаружив в комнате постороннего. Впрочем, подобрался, вынул руки из карманов и физиономию сделал не такую развязную. – Вы к нам по делу или погреться?

– Младший лейтенант Павел Чумаков, – представил товарища Конышев. – Вот признайтесь, товарищ капитан, видно по этому оболтусу, что он служил в контрразведке Балтийского флота и даже имеет пару правительственных наград?

– А это смотря как служил и за что награды, – улыбнулся Алексей, протягивая руку. – Черкасов Алексей, прибыл на место выбывшего Вестового.

Чумаков охотно ее пожал и задумался.

– Ага, – намотал он на ус. – Теперь донесения от своих стукачей я должен передавать вам, а не ему? – кивнул он на Конышева.

– Примерно так, – допустил Алексей, – если в них есть ценность.

– Да что в них ценного? – отмахнулся Чумаков. – Мелют чушь, которую и не проверишь, лишь бы я верил да пореже вспоминал их грехи… – Он глянул через плечо на Конышева, хохотнул. – Эй, кто тут временные, слазь, кончилось ваше время… – и отправился к своему столу, напевая под нос: «Там сидела Мурка в кожаной тужурке…» – Письменно оформлю, товарищ капитан, не возражаете? С байданщиком одним на вокзале перетер. Сорока на хвосте принесла: блатные намерены направить в наш город целую комиссию для выяснения обстоятельств пропажи общака и гибели трех уважаемых воров в законе. Блатной мир глубоко возмущен этим безобразным инцидентом в провинциальном Уварове.

– Пусть приезжают, – пожал плечами Алексей. – Главное, чтобы к нам не забыли зайти командировку отметить. Создадим с ними «межведомственную» группу, глядишь, веселее пойдет. Пиши, Павел, свой донос, только недолго.

– Кстати, насчет Мурки в кожаной тужурке, – встрепенулся Конышев. – Я еще молодым был, во Владимире работал. Не поверите, у нас женщина в оперативке была – Мария Климова. Толковая сотрудница, несколько раз внедрялась в бандитские группировки под другим, конечно, именем. Фартовая была. Мужики ржали, до того ее довели, что замуж вышла за первого встречного и сменила фамилию. Потом только поняли, что ее фамилия талисманом была, от пуль охраняла. Убили ее во время рейда – сунулась вперед мужиков, когда банду Талого брали, и получила всю порцию свинца, что мужикам предназначалась…

– Ты уже рассказывал эту историю, – оторвался от писанины Чумаков.

– Не всем, – назидательно сказал Конышев и посмотрел на Черкасова.

– Признайся, Антоныч, у тебя с ней было? – оскалился Чумаков.

– Да ну тебя, болтун несчастный, – озлобился Конышев. – Как тебя земля-то носит – не язык, а помело.

– Да, мой язык о многом может рассказать, – оскалился Чумаков и смутился, перехватив строгий взгляд начальства. – Все, заканчиваю, товарищ капитан. Мой Карась – фигура не центровая, трусоватый, боится, что пошьют ему клифт полосатый за домушничество – у меня все доказательства его преступной деятельности. Поэтому говорит все, что знает, вот только беда – знает он немного… И кто придумал эти запятые, – рассердился оперативник, – ну, не умею я их расставлять и никогда не научусь. Извиняйте, товарищ капитан, беда со знаками препинания. Признайся, Антоныч, как ты ухитряешься писать грамотно?

– Не знаю, – пожал плечами Конышев. – Автоматическая грамотность, рука сама ведет.

– Ага, рассказывай сказки, – проворчал Чумаков, выводя размашистую подпись перьевой ручкой. – Учительствовал много лет, все правила наизусть вызубрил… Держите, товарищ капитан. – Чумаков протянул изобилующий кляксами лист.

– Ужас, – покачал головой Алексей, – ты не в шифровальном отделе работал на Балтфлоте? Ладно, оставляй, разберусь с твоими рунами.

В комнату вошел еще один работник – в сером пиджаке поверх свитера, в выцветших армейских брюках. Он выглядел болезненно и как-то бесцветно. Буркнул что-то приветственное, положил на свой стол папку с бумагами и – запоздало обнаружил постороннего. Глухо кашлянул в кулак, потом помялся, подошел. Чувствительный нос Черкасова уловил запашок. Но глаза работника смотрели в одну точку, въедливо.

Алексей поднялся, протянул руку. Рукопожатие у сотрудника было сильным, но не сказать, что очень уверенным.

– Я правильно понял? – с натугой проговорил он.

– Думаю, да, – кивнул Алексей. – Капитан Черкасов, будем работать вместе.

– Старший лейтенант Дьяченко. Олег Дьяченко…

Он помялся и отправился за свой стол в противоположном конце зала. Сел и снова стал бросать подозрительные взгляды на нового человека. Этот парень не был добряком и имел проблемы со здоровьем – круги под глазами говорили не только о недосыпе.

– Товарища капитана прислали из Москвы, будет руководить отделом, – на всякий случай пояснил Конышев.

– Я уже понял, – скрипнул Дьяченко. – Тогда это вам на рассмотрение, товарищ капитан, – он толкнул лежащую на столе папку. – На Железнодорожном околотке сегодня ночью была попытка взлома. Там сейф. Грабители не знали, что он пустой. Выставили оконную раму, проникли внутрь, вскрыли железный ящик и стали лить горькие слезы. Прибежал сторож, грохнул им по задницам дробью – те кубарем в окно и поминай как звали. Сторож был снайпером на 1-м Белорусском, пока миной полноги не отхватило. Лиц нападавших не увидел, по манерам и репликам вроде бы блатные… Как утомили уже эти блатные, – скрипнул зубами Дьяченко. – В натуре бесят, везде они, скоро на шею сядут…

– Вязанием займись, – покосился на него Конышев. – Успокаивает.

Прыснул Чумаков.

– То есть все разрешилось благополучно? – предположил Алексей. – За исключением того, что преступники не пойманы?

– Ну, примерно, – пожал плечами Дьяченко. – Сторож уверяет, что у каждого в заднице теперь горсть дроби. Своими силами не выковыряют – придется обращаться к медикам. Я обзвонил больницы и медпункты, дал соответствующие указания. Будем ждать… На околотке ставят новое окно, подумывают, не завесить ли его решеткой.

– Все хотят добра, – вздохнул Конышев. – Так что пусть присматривают за своим добром. А чего угрюмый такой, Олежка? Снова с Евгенией своей поцапался? Заметь, она права: ты когда на себя в последний раз в зеркало смотрел? Подарки там дарил, от выпивки отказывался?

– Антоныч, давай без нотаций, – поморщился Дьяченко. – Уж как-нибудь разберусь со своей жизнью… Можно подумать, я от нее много требую…

«Не стоит много требовать от женщин, – подумал Алексей, – надо брать, что дают».

– Товарищ капитан, – сказал Дьяченко, – я могу, конечно, и ошибаться… Но вот смотрю я на вас и не могу отделаться от мысли, что мы с вами уже встречались…

– Плохая память, Олег, – улыбнулся Алексей. – В одной школе учились, самогонку втихушку от родителей пили, с пацанами из Нахаловки дрались. Из-за Катьки Селезневой однажды схлестнулись, помнишь? Она нам обоим понравилась, а потом разонравилась. Ты после школы в ремеслуху подался, а я в столичный регион решил съездить. Больше не виделись…

– Вот черт… – выдохнул Дьяченко. – А ведь верно, ты – Леха Черкасов, – он недоверчиво покрутил шеей. – А я сижу и гадаю, почему мне твоя физиономия такая знакомая… Прошу прощения, – он косо усмехнулся. – Вы теперь не Леха, а товарищ капитан, большой начальник и обращаться к вам следует на «вы» и шепотом…

– Еще разберемся, как ко мне обращаться, – пообещал Черкасов. – Время и жизнь покажут.

– Не понял, – моргнул Чумаков. – Так вы из местных, товарищ капитан? Ну, что ж, это скорее плюс, чем минус.

– Да без разницы, – подал голос Конышев. – Сколько вам сейчас – 34, 35? То есть вы лет шестнадцать тут не были. Дома, конечно, те же, только народ на девяносто процентов другой, понаехали тут…

– Я тоже не из местных, – бодро возвестил осанистый молодой человек, вторгаясь в помещение. Он выглядел, как из другого мира – опрятен, хорошо одет, с лучащимися глазами и щеточкой черных усов под носом. – Виноват, подслушивал. Лейтенант Станислав Вишневский, – представился он, принимая на пару секунд подобие стойки «смирно». – Из Питера я…

– Откуда? – нахмурился Алексей.

– Виноват, из Ленинграда, – Вишневский смущенно кашлянул, – просто раньше этот город назывался Санкт-Петербург, потом Петроград…

– Выражайся правильно, Стас. – Алексей протянул руку. – Почему глаза блестят? Где был?

– В общежитии льнозавода. Там у нас одни бабы живут…

– Пустили козла в огород, – подметил Дьяченко.

– Но дело не в этом, – отмахнулся Вишневский. – Мы предполагали, что там не чисто. В общем, одна из тамошних завистниц – она учетчицей работает на участке готовой продукции, страшна, как американская атомная бомба – сдала всю компанию с потрохами. По соседству с общежитием, где раньше кафе «Калинка» было, бордель работал, представляете? Несколько тружениц завода трудились там по ночам – сверхурочно, так сказать, а потом на основной работе как сонные мухи ходили. Всю контору главбух держала – «мамкой» у них была. Отдел БХСС их вскрыл – вроде и не хищения, хотя как сказать… Прибрали трех баб на самом интересном месте – сейчас сидят в участке, плачут, жалуются, что жизнь заставила, что они в душе нормальные советские женщины. И ведь долго заведение продержалось – туда и офицеры похаживали, и командированные, и всякая блатная шваль. Место, где все равны, – как на кладбище. У нас под носом дом терпимости работал, а мы и не знали… Парни в участке теперь сидят и репы чешут: что делать с этими шлюхами? У них же дети, родители, положительные характеристики и даже грамоты…

– Фу, как грубо – шлюхи, – скривился Конышев. – У нас богатый русский язык: блудницы, развратницы, потаскухи, распутницы…

– А можно поэтично – мессалины… – с толикой мечтательности вымолвил Чумаков, а когда все удивленно на него уставились, пояснил: – Реальная историческая личность, супружница римского императора Клавдия. Баба как баба, только пунктик у нее был – ни одного мужика не пропускала. Замучила всех. А муж – импотент, как водится. Да, это оскорбительно и постыдно, – спохватился Чумаков, – такой Рим опозорила…

– Насколько я помню, в Советском Союзе проституции нет, – усмехнулся Черкасов, – поскольку в обществе трудящихся отсутствуют причины и предпосылки для подобных уродливых явлений.

– Тогда пусть отпускают, – развеселился Вишневский. – Только адреса надо взять. Пропесочить на собрании коллектива, сделать внушение по профсоюзной и комсомольской линии, вывесить на доску позора – и пусть добросовестным трудом искупают свою вину… А вот с «мамкой» надо разбираться – как-никак эксплуатация женского труда…

– Развеселились вы что-то, – нахмурился Алексей, и все присутствующие тут же стерли улыбки. – Подпольным борделем и взломом сейфа в околотке будем заниматься в свободное от службы время. Все понимают, что сейчас главное? И меня перевели сюда не просто так, чтобы заполнить пустое место, а дабы выявить и обезвредить преступную группу, совершающую резонансные деяния, – он покосился на шкаф, где стояли фото и рюмки с испаряющимся содержимым. Присутствующие проследили за его взглядом и стали мрачнеть.

– Я знаком с ситуацией в общих чертах, – продолжал Алексей. – Пока мы имеем четыре эпизода, и я согласен, что это действует одна группа. Бандиты владеют информацией, жестоки, решительны, умны и хладнокровны. Имеется обоснованное подозрение, что это не блатные.

– Это ни в коем случае не блатные, – покачал головой Чумаков. – Видна выучка. Я знаю, о чем говорю, товарищ капитан. То, как они действуют, это… – Он замялся, не зная, как закончить.

– Почерк опытных диверсантов… – закряхтел Конышев. – Сбор информации – а у них определенно есть свои источники в государственных структурах – планирование, осуществление…

– Так работали диверсанты в войну, – закончил Чумаков. – И наши, и в абвере… Война, слава богу, закончилась, но немцы перед уходом внедрили повсюду своих агентов для ведения подрывной работы. У многих имелись прикрытия, легенды, убедительные биографии и безупречные документы. Немцы рассчитывали вернуться. Этого не случилось. Но внедренные враги остались. Им приходится жить, притворяться законопослушными советскими гражданами. Теперь у них одна цель – нагадить советской власти…

– Согласен, Павел, – кивнул Алексей. – Но цели могут быть и другими. Войну они проиграли, для них все кончено, и опытные специалисты вряд ли скатятся до банального мщения. Понимают, что рано или поздно их поймают.

– Другие соображения? – спросил Конышев.

Алексей пожал плечами:

– У нашей страны, помимо побежденного рейха, множество других врагов. Их называют, в том числе, «западными демократиями»…

– Почему не допустить банальную жажду обогащения? – спросил Дьяченко. – Отъем воровского общака, налет на хранилище Госбанка – почему нет? Нападение на дом Ивана Гавриловича тоже вписывается в картину – он мог о чем-то проведать. А в последние дни он выглядел задумчивым…

– В картину не вписывается налет на ресторан «Аркадия», – возразил Алексей. – Разве кассу ресторана потрошили? Разве мертвых в зале обчищали? Если и так, много с них возьмешь – по сравнению с тем же банковским хранилищем?

– Да, это так, – согласился Дьяченко.

– С выводами повременим. Предлагаю все восстановить и обобщить. Что мы имеем, с кем мы столкнулись. Все заново, поэтапно, не жалея рабочего времени. Сразу хочу сообщить – субординации можно не придерживаться. Коллегиальные решения – приветствую. Самодурством не страдаю – если не прав, всегда есть шанс мне это доказать. Но требую дисциплины, исполнительности и повышенной работоспособности. Буду спрашивать по полной. Уважаю ваше героическое прошлое, но должен предупредить, что будущее ожидается не менее героическим. Каверзные вопросы? Если нет, давайте начнем.

Они говорили по очереди, иногда начинали хором, тогда приходилось останавливать и давать слово кому-то одному.

12 мая, незадолго до закрытия отделения Госбанка, на привокзальной площади учреждение подверглось налету. Посетителей уже не было, момент подгадали удачный. Возможно, грабители и были последними посетителями, резко превратившимися в налетчиков. Входную дверь заперли изнутри, застрелили двух работников (включая женщину – мать-одиночку, воспитывающую двоих несовершеннолетних детей), двух охранников и еще одного у подземного хранилища – после того, как он им открыл. Никто не слышал выстрелов. Есть подозрение, что налетчики использовали серийные отечественные глушители БраМит, сконструированные братьями Митиными. Людям стреляли в головы, чтобы наверняка. Никаких следов, отпечатков пальцев налетчики не оставили.

Из хранилища похищено порядка 80 тысяч рублей и энное количество облигаций – все, что было на тот день. С улицы казалось, что отделение закрыто, свет не горел. Мимо проходили патрульные, и ничто не привлекло их внимание. Место людное, рядом вокзал. Ушли преступники через заднюю дверь: спокойно открыли, потом закрыли ключом, изъятым у охранника. Во дворах их могла поджидать машина, но опросы жильцов близлежащих домов ничего не выявили.

Тревога прошла только к ночи, когда сотрудники не вернулись домой. Взломали дверь и обнаружили страшную картину – четыре трупа, все залито кровью, хранилище нараспашку, у решетки еще одно тело с ужасом в мертвых глазах… Милиция работала четыре дня не покладая рук, но все впустую. Отделение закрылось по расписанию – значит, налетчики явились к закрытию, при этом не факт, что ввалились толпой…

– Они могли иметь договоренность с кем-то из находившихся внутри, – подметил Алексей, – то есть у них имелся сообщник, которого во время налета они застрелили.

– Всех проверили, – проворчал Дьяченко. – У этих людей не было преступного прошлого. Но могло появиться, эту версию мы тоже рассматривали.

– Чертова загадка, – подал голос Вишневский. – Невидимки работали. Или сотрудники сами вскрыли хранилище, припрятали деньги, потом вернулись и поубивали друг друга.

Второе громкое дело – 17 мая. Вечером поступил сигнал от бдительных граждан – из дома 10 по Банному переулку доносились стоны и звуки, похожие на выстрелы. Снова применяли глушители, которые хоть и гасят звуки, но не до конца. Сначала отправили участкового уполномоченного. Тот походил вдоль ограды частного дома, заглянул внутрь. Возможно, так и ушел бы ни с чем, не заметь открытую дверь и торчащие ноги. Работник оказался храбрым, с револьвером бросился в дом. Но сразу вышел, и его тут же стошнило. Потом он побежал за подмогой.

Взорам прибывших оперативников предстало очередное месиво. Труп на крыльце, труп в сенях – при них револьверы, но оружием они не воспользовались. В комнате пятеро, плюс одна женщина (сожительница хозяина дома). Мужчины возрастом старше среднего, по-своему солидные и представительные, чему свидетельством – обилие татуировок. Народ бывалый и опытный, а вот попались. Соседи слышали шум, но ничего не видели. Ну, или почти ничего – испуганная соседка уверяла, что на крыльцо, выхватывая пистолет, вылетел мужик в кепке, но сразу упал – пуля снесла полголовы. Стреляли ему в затылок, из дома!

Изумленные оперативники облазили весь дом и обнаружили подземный лаз из подпола. Он выводил в заброшенный сарай на краю оврага. Из чего сделали вывод, что это либо староверы, либо воровская хаза. Верным оказалось последнее. Подобные хазы зачастую оснащались лазами на случай внезапной облавы. Отсюда получалось, что налетчики пришли именно по этому лазу! Тем же способом и убрались. Их информированность поражала. Ни одного налетчика вживую соседи не видели. Позднее подключили внештатных агентов и выяснили: имел место воровской сходняк, прибыли уважаемые люди из Пскова, из Витебска, распределяли средства воровского общака. Хата не паленая, хозяин официально трудился сторожем, с блатными не знался. Атака была внезапной – только и успели по первой выпить да икоркой закусить. Уничтожили всех – сначала воров, потом их охрану – то есть шли по дому в обратном порядке…

– Выжившие паханы дотумкали, что это не мы, и впали в ступор, – усмехнулся Дьяченко. – Могу представить, какая у них пошла шпиономания. Это ведь, с их точки зрения, полнейший беспредел.

– Милиции предъявы не выкатывали, что плохо работаете? – улыбнулся Алексей. – А ведь на самом деле плохо, ребята. Ну, ладно, налетчиков прошляпили. Но воровскую-то сходку такого масштаба! И это, имея армию секретных доносителей…

Опера отворачивались и вздыхали.

– Так это самое, товарищ капитан… Алексей… – сделал попытку оправдаться Вишневский. – Во-первых, никакая не армия, а так – двое-трое, из тех, что на компромате. Во-вторых, мы же по банку работали – нас и Черепанов накрутил, и товарищ Нестеренко – лично первый секретарь райкома. Сутками землю рыли, искали хоть какую-то зацепку, без сна вообще. А тут паханы с общаком…

– Подобные мероприятия воры умеют держать в секрете, – добавил Конышев, – даже чекистам есть, чему поучиться…

– Значит, плохо засекретили, раз банда оказалась в курсе, – поморщился Алексей. – Да уж, эффектно они зашли с бубен… Что дальше?

А дальше, пару суток спустя, был ресторан «Аркадия» – рядом с отделом, через улицу и наискосок! То есть прямой вызов радетелям законности! Комиссия приезжала на бывший химзавод – несколько ученых голов, причем пара из этих голов, по уверению очевидцев, разговаривала по-немецки! При сем присутствовал переводчик. Пара других голов изъяснялась по-русски и имела отношение к некоему столичному институту. Это все, что знает милиция. Все остальное засекретило МГБ и явственно намекнуло, чтобы не лезли. Членов комиссии поселили в гостинице «Заря Смоленщины» и только раз свозили на завод. Потом был роковой ужин в «Аркадии», откуда офицеры госбезопасности заблаговременно удалили посторонних. То есть ресторан был закрыт на «спецобслуживание».

Банда ворвалась с заднего хода, заперли на кухне поваров и пару оказавшихся там официантов (иначе жертв было бы больше) и учинила в зале кровавую бойню. Опять стреляли с глушителями – иначе на этот грохот примчался бы весь отдел милиции! А так никто не слышал, занавески задернуты, по окнам огонь не вели. Волновались только повара. Когда в ресторане стало тихо, они выбили дверь, кинулись в зал, потом с воплями выбежали на улицу… Преступники – меткие стрелки, сначала поразили офицеров, имевших оружие, потом методично отстреливали гражданских и работников заведения. Убито одиннадцать человек, причем зверски – раненых добивали выстрелами в голову, не щадили молодых женщин. Тела не обыскивали – у жертв сохранились часы, деньги. Ушли преступники через черный ход, видимо, просачивались по одному, а там – тополя, сараи, прохожих мало…

– Мы не понимаем, Алексей Макарович, какая преступникам выгода с этого нападения, – развел руками Чумаков, – ведь налет планировали, не могли не планировать. Знали про ресторан, про «спецобслуживание». Но даже копейки на этом не заработали…

– И снова милиция села в лужу, – резонно догадался Алексей.

– День прошел – чекисты забрали это дело, – сказал Конышев. – Нам же легче. Этот день не дал ни одной зацепки. Чекисты тоже топчутся, что-то не слышно об ошеломляющих успехах. Можете думать что угодно о нашей некомпетентности, Алексей Макарович, – Конышев приосанился, облизнул губы. – Мы, как проклятые, варимся в одном деле, тут же наваливается второе, такое же безнадежное. Не успеваем осмотреться, как обзаводимся третьим… А нас, как видите, немного, криминальная обстановка и без того сложная, к тому же мы теряем людей…

Последнее – безжалостный удар по самому чувствительному! Такого не ожидали. Два дня прошло после налета на «Аркадию». Капитан Вестовой становился нервным, пару раз связывался с местными сотрудниками ГБ, но о чем шла речь, не откровенничал. Звонил по межгороду в Москву, но кому и зачем – не докладывал. Ушел с работы на два часа раньше – сказал, что надо кое-что выяснить. Больше его не видели живым.

То, что случилось в Овражном переулке, потрясло всех. На этот раз убийцы не использовали глушители – стреляли напропалую, бросали гранаты. Знали, что примчится опергруппа, и ее собирались завалить. Отчасти это удалось. Погиб старший сержант Санько, погибла вся семья Вестового.

Опера дали налетчикам достойный отпор, хотя, как сказать… Никого не убили, не ранили. Преступники сделали свое грязное дело и растворились. В ту же ночь, а потом и утром оперативники обшаривали окрестности, собирали гильзы, искали следы. У преступников был богатый арсенал: автоматы «ППШ», «вальтер», «ТТ», гранаты «Ф-1». Ни окурков, ни фантиков от карамелек – только следы кирзовых сапог. А еще Дьяченко, перебегая за баню, видел, как пятится один из налетчиков. Он был из мяса и костей, но попробуй разбери в темноте. Явно мужчина, на роже маска и кепка, рост средний, одежда мешком – очень удобно, если надо скрыть особенности фигуры. Налетчик выпустил очередь из «ППШ», умирать в ту ночь Олегу не хотелось, он грохнулся за дровяник, а когда поднялся, автоматчика и след простыл… И вновь отчаяние с безысходностью. Пустая работа сутками напролет, опрос жильцов частного сектора, похороны погибших…

– Я бы этих тварей к ежедневному расстрелу приговаривал, – чертыхался Чумаков. – Жалко, что можно только раз убить…

– А я слышал, в стране собираются на законодательном уровне отменять смертную казнь, – сказал Вишневский.

– Это как? – удивился Конышев. – Теперь не будут расстреливать эту мразь? Премии начнут выписывать? Сплетни собираешь, Стас…

– Что по Вестовому? – спросил Алексей. – Анализировали его поведение в последние дни? Куда ходил, с кем общался. Может, проскользнуло что в разговоре?

– Да нет, пустышка, – отмахнулся Конышев. – Иван Гаврилович умел секретничать – даром, что ли, в разведке служил? Ушел с работы… и – словно растворился. Дома к ночи всплыл, там и подвергся нападению. В местном ГБ уверяют, что никаких звонков от Вестового не фиксировали. Может, врут – у них свои государственные секреты…

– Почему бандитские акции начались только с 12 мая? – спросил Алексей. – Не задумывались? Госбанк и до этого функционировал, но налетов не было. И блатные шныряли, и рестораны работали. А почему только сейчас началось?

– Может, связано с кипишем вокруг химзавода? – предположил Чумаков. – Такое ощущение, товарищ капитан, что город хотят встряхнуть, вывести из равновесия, посеять смуту, а заодно и деньжат, конечно, срубить.

– Есть еще одна проблема, – буркнул Дьяченко. – Мы не знаем, кто эти люди, а стало быть, не можем следить за их перемещениями. А если они уже легли на дно, уехали из района? А мы тут землю роем. Мы не можем отслеживать всех въезжающих и выезжающих – на это ни людей, ни средств не хватит.

Пронзительно затрещал телефон у Конышева на столе. Оперативник вздрогнул, уставился на него. Потом устремил вопрошающий взор на Черкасова.

– Ответите, Алексей Макарович? Теперь вроде вам положено.

– Ответь, – поморщился Черкасов. – Ты же рядом.

– Слушаю, Конышев. – Работник схватил трубку, стал слушать и при этом на глазах бледнел, забегали глаза. Он машинально схватился за карандаш, стал вертеть его в плохо гнущихся пальцах. Потом ответил севшим голосом: – Понял, будем. – И бросил трубку. – Беда, Алексей Макарович, снова беда… – Голос дрогнул, он закашлялся: – Егор Гундарь звонил: Петров и Куртымов с ним, они на заводе ЖБИ… Снова налет, зарплату привезли, ее обычно в обед выдают… Все деньги похищены, инкассаторов убили… Это наша банда, к вашему приезду, Алексей Макарович, новую акцию приурочила…

– Так, все за мной! – Алексей выскочил из-за стола. – Кабинет закрыть. Надеюсь, вы не пешком по городу бегаете?

Глава третья

Передвигалось милицейское войско на причудливом транспортном средстве под названием «ЗИС-5». Перед, как у грузовика, все остальное – как у автобуса – четыре ряда поперечных лавок, центральный проход. Рядом с водителем – два пассажирских места. Машина предназначалась для перевозки туристов по здравницам Крыма и Кавказа, в связи с этим салон был открытым. Ничего другого для милиции не нашли.

Хорошо хоть местные мастера приварили к кузову стальные дуги, и теперь при необходимости салон мог закрываться брезентовым тентом. Но все равно щелей хватало – в зиму даже печка не помогала. Плюс заключался в том, что при высадке можно было просто перепрыгивать через борт.

Машина гремела, тряслась, но бегала быстро. Управлял автомобилем незнакомый усатый сержант – за всю дорогу он не промолвил ни слова.

Завод находился в Авдотьином переулке – занимая всю четную сторону. До южной окраины Уварова – рукой подать. Бетонные заборы, рваные клочки колючей проволоки, скопление частных домиков на другой стороне переулка. Завод занимал несколько кирпичных корпусов и один продолговатый деревянный – в нем находились заводоуправление и столовая.

Въезжали через задние ворота, они не запирались, в случае необходимости створки просто связывали проволокой. На заднем дворе стояла единственная машина – инкассаторский «ГАЗ‐АА» с железной будкой. На нем и прибыли на завод очередные жертвы.

Основные цеха и главный вход находились с другой стороны, там уже развертывалась цепочка милиционеров, чтобы не пускать любопытных.

Опера выпрыгивали из салона. Алексей отдавал распоряжения:

– Вишневский, осмотреть машину инкассаторов! Чумакову: директора завода сюда, кого там еще?! Дьяченко, марш в частный сектор, всех опросить – может, люди видели, кто пользовался этими воротами, кроме инкассаторов…

За пустырем, на торцевой части здания имелось единственное крыльцо. Два окна забраны решетками. Здание прорезал длинный коридор. В первом приближении все ясно: инкассаторы не любят людных мест, а здесь, на задворках, всегда пусто. Подгоняют машину впритирку к крыльцу, автоматчик обследует коридор. Если все чисто, вносят деньги в банковских мешках. Коридор выводит в бухгалтерию – там касса. Деньги выдают с обратной стороны, а сюда рабочие не ходят.

– В машине труп, – хмуро информировал Вишневский. – Под баранкой свернулся – водитель…

Кто бы сомневался? Значит, внутри еще трое. Так и оказалось. Охранник с автоматом обследовал коридор. Дойдя до кассы, вернулся, сообщив, что все в порядке, товарищи извлекли мешки, стали втягиваться в коридор… Смерть настигла их на середине пути. Три тела в армейских гимнастерках лежали, как и шли, друг за другом, ничком уткнувшись в пол, даже автоматы не успели скинуть.

Весь пол в крови. Людей расстреливали в затылки, методично – сначала одного, потом другого, потом третьего. В дальнем конце коридора маячил бледный милиционер с приказом разворачивать всех любопытствующих.

Над трупами колдовал незнакомый субъект – невысокий, жилистый, лысоватый, с искривленным носом. Он поднялся, отряхнув колени, перехватил выразительный взгляд Конышева, исподлобья уставился на незнакомую личность.

– Черкасов, – сунул пятерню Алексей. – Прислан командовать в ваш отдел.

– Старший лейтенант Гундарь Егор Михайлович, – проворчал субъект. – Это я звонил в отдел. В Барышево ездили на зону – имелось предположение, что уши оттуда растут. Прощупывали, так сказать, обстановку: как у них с режимом, с контролем над заключенными. Обратно на «газике» возвращались, решили срезать по Старопромысловской, чтобы в объезд не пылить, смотрим – суета у заводоуправления, а это как раз на той стороне, – он махнул рукой. – Решили остановиться, выяснить, что такое. Ну, и вот… Куртымов за должностными лицами побежал, Петров народ в частном секторе опрашивает…

– Что тут случилось, Егор?

– Не остыли еще… – он кивнул на трупы. – Это военизированная банковская охрана, бывшие фронтовики, а вот попались, как первоклашки… Когда я звонил, прошло минут пятнадцать с момента преступления, они еще теплые были. Теперь, значит, примерно полчаса. Криминалисты еще не подъехали, но тут и без них все понятно. Знакомая манера… Вы уже в курсе про нашу банду? Имеет место элементарная халатность. Это неправильно, что деньги всегда заносят с черного хода. Не тех боятся – добросовестных работяг как раз бояться нечего. Толком не проверили маршрут, просто коридор осмотрели. Оттуда они вышли, – кивнул он на приоткрытую дверь между трупами и выходом на улицу. – Эта часть здания не используется, здесь пустые помещения. Реорганизацию заводоуправления провели, сократили штат, и освободились площади – их теперь под склады и бытовки используют…

– Но охранник, прежде чем нести деньги, должен был осмотреть все помещения – разве так не положено по инструкции?

– Конечно, положено… Но двери, как правило, заперты на замок, а ключей у охраны нет, да и не будут они все комнаты осматривать – это такая морока. Убедился, что двери заперты, и побежал к своим, мол, путь свободен. А преступники, я думаю, вошли заранее, заперлись на ключ, который сделать не сложно, дождались, пока охранник пройдет взад-вперед…

Алексей дошел до двери, сунулся в помещение. Здесь раньше был рабочий кабинет, сейчас он не использовался. Зарешеченное окно, столы и шкаф сдвинуты в угол, мусор на полу, несколько стульев. В углу, свободном от мебели, стопки пыльных гроссбухов.

Он вошел внутрь, бегло осмотрелся. Никаких смежных помещений, решетка прочная, ничего похожего на вентиляционные отдушины. Замок на двери в нормальном виде – самый простейший, к такому несложно подобрать ключ или выпилить самому, имея слепок или оригинал. Поколебавшись, Черкасов вышел обратно в коридор.

– Вот и преступники так же вышли, как вы сейчас, – прокомментировал Гундарь. – Только протопали служивые с денежными мешками, как они и вышли, или один из них. На стволе глушитель, стал стрелять со спины. Положил всех по очереди. Они и понять-то не успели. Так и было, точно вам говорю. Били густо, пуль много летело. Я осмотрел ту стену, – он кивнул в глубину коридора, – видите, где милиционер стоит? Там как минимум четыре пули в стене – значит, не все нашли цель…

– Выйти могли только через задний ход, верно? – кивнул Алексей на дверной проем.

– Получается, так, – пожал плечами Гундарь. – Могли взломать какую-то из комнат, отогнуть решетку, выбраться в боковой двор. Но к чему такие сложности? Там и на людей нарваться можно, а на заднем дворе – шаром покати, и ворота на соплях болтаются. Наудачу работали, понимаете? Лихие люди, ничего не боятся, и все у них получается…

– Но когда-нибудь проколются, – проворчал Алексей.

Во двор въезжали машины, коридор наполнялся народом. Возились криминалисты: пожилой Сергей Борисович Варшавский, бывший военврач, а до войны главный специалист в одном из столичных моргов, и его молодой «подмастерье» Кошкин – недавний выпускник Уральского мединститута, еще не научившийся не шарахаться от покойников.

– Америк не открою, Алексей Макарович, – ворчал криминалист. – Стреляли в затылок с близкого расстояния: на черепах налеты пороховой гари. Рискну предположить, что это «ТТ», причем не один. Время смерти, судя по проколу печени, – минут сорок-пятьдесят. Позднее выдадим конкретное заключение. Того, что в машине, уложили в последнюю очередь, когда покидали здание. Парень успел напрячься, потянул к себе автомат, по глазам видно, что все понял… Двумя пулями его порадовали, гм… Одна в боку, другая пробила височную кость… По отпечаткам пальцев и следам мы, конечно, поработаем, особенно в той комнате, где они сидели, но опыт подсказывает, что это пустое занятие…

Мялась, бледнела и норовила рухнуть в обморок женщина, обнаружившая трупы. Она работала в бухгалтерии, вышла покурить. Ждали инкассаторов с деньгами, в кассе к их прибытию все приготовили. Бдительно несли службу заводские охранники.

Ей послышался шум за изгибами коридора, но инкассаторы не выходили. Дама вышла через боковой проход в длинный коридор, где все произошло, и обнаружила жуткую картину. Подойди она пораньше, ее бы тоже убили. Сначала она не поняла, заспешила по коридору, споткнулась о тела, закричала в ужасе. Божилась, что слышала шум отъезжающей машины, но ничего сквозь узкий проем не видела. У бедной подкосились ноги, она ушла обратно, держась за стенку, подняла истошный крик. Потом коллеги отпаивали ее нашатырем. Вызвать милицию не успели – она сама словно почувствовала, что должна быть здесь.

Алексей задумался: женщина слышала шум отъезжающей машины. Врать ей незачем, и такое трудно нафантазировать. Значит, была машина! И инкассаторы, въехавшие во двор, не могли ее не видеть. И никаких мер не предприняли. Хотя что тут предпримешь – стоит себе пустая машина. Не повод разворачиваться и обращаться в бегство…

Дьяченко и Петров, с которым он еще не познакомился, опрашивали жителей частных домов. Алексей отправил к ним на помощь Чумакова с Вишневским – все равно без дела стоят – и дал наказ без информации не возвращаться.

Прибежал бледный, похожий на вяленую воблу, директор завода Жариков Павел Афанасьевич, начал требовать от милиции немедленного реагирования.

– Почему вы не работаете, товарищи милиционеры?! – возмущался он, бледнея и заикаясь. – Как вы такое позволили? Вы немедленно должны вернуть наши деньги! Вы представляете, что это значит? Это же зарплата всего завода за апрель месяц, 59 тысяч рублей! Я буду жаловаться в область на ваше бездействие! Это невероятно, это уму непостижимо!

– Уймите прыть, Павел Афанасьевич, – осадил его Алексей. – Не советую перекладывать с больной головы на здоровую. Органы работают, а вот к вам и вашим подчиненным, боюсь, возникнет тройка-другая вопросов. Почему вневедомственная охрана не контролирует задний двор? Почему ворота в плачевном состоянии и даже не запираются? Почему инкассаторы, прибывающие на завод, оказываются в вакууме? Это ваша обязанность – содействовать безопасности банковских работников на территории завода. И за эту халатность вам придется ответить.

Жариков заикался от волнения, хватался за грудную клетку – и призрак справедливого наказания за «ряд недостатков в организационной работе» напрягал его больше, чем факт, что без средств к существованию осталось больше ста человек. Секретарь заводского парткома товарищ Ненашев, хмурый мужчина с единственным пальцем на левой руке (почему-то указательным), вел себя куда сдержаннее и рассудительнее.

– Не спешите делать выводы, товарищ капитан, – бормотал он, раздраженно кусая губы. – Мы же понимаем, что столкнулись с фактором случайности и внезапности. Даже в самой безупречной охране можно найти изъяны. Если преступление тщательно готовится, очень трудно от него уберечься. На заводе беспрецедентные меры безопасности. Вневедомственная охрана усилена. Раньше деньги привозили трое, теперь четверо. Раньше имели только пистолеты, теперь вооружены автоматическим оружием. Просто преступники нашли брешь в нашей системе защиты… И не надо смотреть с такой иронией, товарищ милиционер, – начал нервничать и заводиться председатель парткома. – Вы еще меня обвините во вредительстве и недобросовестности! Мы из сил лезем, чтобы наладить производство, вносим достойную лепту в восстановление страны! А Павла Афанасьевича я знаю много лет. У него награды за самоотверженный труд в тылу, он все свое время уделяет заводским вопросам, живет в аскетизме и строгости, свою зарплату получает в последнюю очередь, когда получат все…

– Товарищ Ненашев, вы мешаете работать, – поморщился Алексей. – И не надо обобщать. Нас всех воспитывали в аскетизме и строгости. Речь идет о конкретном вопиющем случае халатности.

Председатель парткома отошел на задний план, но продолжал присутствовать, контролируя происходящее. Алексей сомневался, что этот тип доставит неприятности. Не та птица. Но директора завода он будет выгораживать до последнего, прекрасно понимая, что тонущий директор потянет за собой и его.

– Здравствуйте, Алексей Макарович, – протянул руку рослый, немного нескладный мужчина с постным лицом и белесым шрамом на подбородке. – Я Куртымов, Леонид Куртымов, старший сержант милиции, мы с вами еще не виделись. Я опрашивал работников бухгалтерии… вернее, работниц. Там одни бабы, гм… Все испуганы, толком сказать ничего не могут. У сотрудницы Малышкиной один из убитых – родной брат, ее все там в чувство приводят… Начальник заводской охраны вообще в ступоре, и мне кажется, он уже настроился на арест и сибирские лагеря…

– Словом, все глухо, Леонид? – вздохнул Алексей.

– Пока да, товарищ капитан. Боюсь, это все та же банда… Вы же наслышаны о ней?

У сотрудника было протяжное «окающее» произношение.

– Ты с Вологды? – спросил Алексей.

– Так точно, товарищ капитан, оттуда, – кивнул работник, делая понятливое лицо. – Служил комвзвода на Карельском фронте, потом в Ленобласти, на Псковщине. Ранение получил под Кандалакшей, полгода в госпитале провалялся… Катька моя, с которой под Псковом познакомился, когда вытаскивал ее с дочуркой из горящего дома, в госпиталь ко мне приехала, помогала выхаживать, там и поженились… Войну закончил, предложили работать в милиции, приехал на Смоленщину по распределению… Я тут подумал, товарищ капитан… – сотрудник сглотнул, – а что, если у них сообщник на заводе? Он все и подстроил, выведал, как действуют инкассаторы, подготовил помещение, сделал ключ…

– С таким же успехом один из активных членов банды может иметь прямое отношение к заводу, – пожал плечами Алексей. – А также к Госбанку, воровскому сообществу и ресторану «Аркадия», где у преступников также все срослось. Это из области фантастики, Леонид. Но версия, в принципе, рабочая, поскольку никем еще не доказано, что во всех случаях действует одна и та же банда…

С опозданием прибыл Виктор Андреевич Черепанов. Угрюмо выслушал доклад криминалиста, руководителя опергруппы, мрачно посмотрел, как прибывшие санитары укладывают тела на носилки и уносят в машину.

– Не смогли предотвратить, Алексей Макарович? – Он глянул тяжело, с неодобрением.

– А вы увольте меня, Виктор Андреевич, – посоветовал Алексей. – И примите такого работника, который через час после назначения сможет предугадать, где и когда банда нанесет очередной удар. Это же так просто.

– А вам палец в рот не клади, капитан. – Майор явно что-то додумывал и переосмысливал. – Ладно, не обижайтесь, я все понимаю. Просто отчаяние берет – теряем хороших парней за просто так. А людям теперь как жить прикажете? У всех же дети, старые больные родственники. Они и так без выходных пашут, дают стране угля, как говорится… Или чего там они дают – железобетона… Уж постарайтесь, Алексей Макарович, сделайте все возможное. Вмешиваться в вашу работу не буду, но за неудачу могу и спросить…

Он проводил глазами машину с трупами, злобно сплюнул и ушел общаться с руководством предприятия. Вернулись возбужденные Чумаков с Вишневским. Их сопровождал коренастый субъект лет тридцати пяти с простоватой щекастой физиономией.

– Кое-что узнали, товарищ Черкасов, – сообщил Чумаков. – Коляше надо «спасибо» сказать, умеет подкатить к людям…

– Приветствую, товарищ капитан, Петров моя фамилия, Николаем звать, – представился последний член группы, – мы по частному сектору работали – там огороды четырех участков в переулок выходят. В общем, такой расклад. Человека будить пришлось – жена не давала, он со смены с хлебозавода вернулся, покурил на крыльце, а потом спать улегся… Так вот, пока курил, все и видел… Ну, не все, а кое-что…

– Николай, можешь шустрее излагать? – Алексей тоже начал нервничать.

– Ага, ладно… Когда он вышел на крыльцо, на задний двор завода машина инкассаторов въезжала – полуторка переделанная. Он еще обратил внимание, что створки ворот не замотаны проволокой, а просто так болтаются. Ну, въехали, значит, ворота остались настежь. Больше он ничего не видел, только голый кусок двора. Папиросу выкурил минуты за три, а тут и машина с завода выехала. Но только не полуторка, а легковой трофейный «Опель» темно-черного цвета…

– Какого цвета? – клокотнуло что-то в груди капитана.

– Черного… – растерялся Петров. – Темно-черного… Откуда я знаю? – рассердился он. – Это не я придумал, а мужик так сказал. В общем, выехал черный «Опель», окна грязные, кто внутри – не видно, номерной знак имелся, но что увидишь с такого расстояния? Да и зачем ему запоминать? У машины особая примета – колпак передней фары хорошо так расколот, с трещиной. В общем, спокойно себе выехал – там дворами на Конармейскую улицу можно попасть…

– Это грабители, Макарыч, как пить дать, грабители, – возбужденно зачастил Конышев. – Смотри, все совпадает. Они на «Опеле» въехали во двор – там не было никого, поставили машину в стороне, а что такого? Ну, стоит себе колымага, может, из заводского руководства кто ездит, инкассаторы и не напряглись. А когда они прибыли, эти упыри уже в комнатушке заперлись и ждали. По-тихому хотели все обставить… Макарыч, это же достижение! – У Петра Антоновича от возбуждения даже морщины разгладились. – Мы наконец о них хоть что-то знаем, фраернулись они…

– Минуточку, – насупился Алексей. – Этот мужик вот так запросто с расстояния определяет марку трофейных машин?

– А что не так? – удивился Петров. – Он водилой был на 1-м Украинском, комполка возил. Когда полковой «газик» миной подбили, пересел на точно такой отбитый у немцев «Опель», в нем и возил свое начальство дальше. Еще нахваливал качество немецкого автопрома – дескать, надежный агрегат, ни разу не сломался за три месяца…

– Дьяченко в заводоуправление побежал – звонить во все инстанции, – сказал Вишневский. – Не так уж много времени прошло, может, где засветится. Они же не знают, что их мужик с крыльца заприметил, возможно, не будут спешить.

– Это правильно, – одобрил Алексей. – А если не засветится, придется поработать по всем «Опелям» – в нашем районе и в соседних. Но ниточка тонкая – исходя из того, что преступники не дураки.

И все-таки сработало! Вернулся Дьяченко, поставивший на уши все городские службы. А через десять минут прибежала запыхавшаяся женщина из заводоуправления, позвала к телефону. Побежали всем гуртом, набились в контору, как сельди в бочку. Звонил дежурный по отделению, который и должен был принимать звонки от наблюдательных граждан и организаций. Машину засекли минут двенадцать назад на железнодорожном переезде к северо-востоку от города! Это на севере от городской тюрьмы, что расположена в тупике Базарной улицы. Вокзал от переезда на западе, в двух верстах. За тюрьмой кустарники, небольшие лесопосадки, открытая местность. Переездом пользуются люди, объезжающие с востока Чертов бор – там рабочие поселки Шлыково и Карпино.

Железная дорога – организация серьезная, военизированная, даже небольшие посты оснащены телефонной связью. Работница в будке на переезде и приняла сообщение о разыскиваемой машине. А та как раз проехала две минуты назад! Черный «Опель», заляпанный грязью, треснутый колпак передней фары, в салоне – не пойми кто. Подъехал к переезду и встал, потому что состав проходил. Никто не вышел, пассажиры терпеливо ждали. Сзади грузовик с дровами подошел, приткнулся в хвост «Опелю». Поезд ушел, работница подняла шлагбаум, и вся колонна благополучно проехала.

Но самое интересное, грузовик дальше на развилке ушел вправо, куда обычно и уходит автотранспорт, а легковушка повернула влево и медленно покатила по дороге, огибающей бор с запада. Там редко кто ездит – дорога хреновая, сплошные колдобины, в той степи лишь пара малонаселенных деревень, где древние бабки живут. На этой неделе туда точно никто не ездил…

Едва поступила ориентировка, работница тут же выдала информацию. Но машина ушла, она ее не видела – там местность только кажется ровной, на деле сплошные буераки…

– Ну, и что мы тут шашки наголо сделали? – Алексей обозрел напрягшихся членов группы. Но и сам уже чувствовал нетерпение, обуревал охотничий азарт. – Оружие у всех при себе?

– У нас всегда при себе, – за всех ответил Конышев. – Но только пистолеты, по несколько обойм на нос. Хотя нет, у Шорохова в машине автомат есть, а еще ручной «дегтярев» под сиденьем – на всякий пожарный, как говорится…


Летели действительно как на пожар! «Туристический» автобус трясся, чихал, ходили ходуном составные части кузова, но он не разваливался, исправно отмерял километр за километром. Люди вцепились в борта, подпрыгивали на каждом ухабе.

– Шорохов, ты охренел? – негодовал Вишневский, пропоров зад вылезшей из сиденья пружиной. – Ты нас куда везешь – на тот свет?

– Сами же сказали, что спешите! – похохатывал усатый сержант, манипулируя баранкой. – А раз спешите, то не нойте, товарищи туристы!

Автобус переулками выбрался на Базарную, промчался узким проездом мимо тюремной стены из бурого кирпича. Тюрьма была такая же – темно-красная, старая, жутковатая, пусть не впечатляющая размерами, но вполне соответствующая назначению. По гребню забора вилась колючая проволока. Далее дорога ныряла в ямы, взбиралась на косогоры. Машина дребезжала, бампер шоркал о неровности дороги.

Переезд, по счастью, был открыт – его преодолели без задержки. Проплыла мимо полная работница в оранжевом жилете, смерила «тяни-толкай» суровым взглядом. Такой не надо читать лекции о происках шпионов и повышенной бдительности во всех сферах – сама прочтет.

За переездом дорога раздваивалась. То, что уходило вправо, было отвратительным, но в принципе проходимым. То, что было слева, следовало осваивать только пешком. «ЗИС» тащился со скоростью пешехода, сержант объезжал ямы и трещины в земле. Алексей приказал остановиться, перемахнул через борт, припал к проезжей части. Здесь недавно действительно прошла машина! Протектор был почти лысый, рисунок «шахматный», но след свежий! Вряд ли за полчаса здесь ехал кто-то еще – дорога уверенно вела в никуда!

Он махнул водителю, вскарабкался в салон уже на ходу.

– Так, товарищи, смотрим во все глаза, – предупредил он. – И лучше не маячьте, пригните головы. Шорохов, гони автомат с пулеметом – мало ли что. Начнут стрелять – бить на поражение, эти твари все равно живыми не дадутся. Есть шанс, что мы их накроем.

– Что, командир, не порвался еще парус надежды? – нервно засмеялся Чумаков. Он втянул голову в плечи, извлек «наган» из кобуры под пиджаком.

– В тебе поэт помер, Пашка, – покосился на него Черкасов.

– Точно, – усмехнулся Чумаков. – Во мне много кого сдохло – и писатель-баснописец, и художник с композитором.

– Только идиот еще жив, – под дружный гогот возвестил Дьяченко. – Пашка, ты какого хрена с «наганом» ходишь? Перезаряжать будешь – попросишь бандюков повременить с обстрелом?

Приближался лес – массивный, густой, темный. О Чертовом боре много десятилетий ходили страшные легенды: как лешие грибников крутят по лесу, заводят в такие чащи, что им уже не выбраться; о гиблых местах, где люди пропадают, о каких-то бабайках, кикиморах, ведьмах, третирующих мирное население, подавшееся в лес за подножным кормом. При советской власти в страшилки не больно-то верили, но остались из детства смутные страхи – кто-то реально пропадал, а если уж отваживались люди по грибы и ягоды сходить, то сильно в лес не углублялись.

Алексей с опаской смотрел, как приближается лес – дорога подходила к нему по касательной, уже виднелись заросли кустарника на опушке.

– Куда ведет дорога? – спросил он у Дьяченко. – Не помнишь?

– А хрен ее знает, – простодушно отозвался Олег. – Может, лес прорезает, может, краем тянется. Не ходоки мы были в этот лес, сам знаешь. В чертовщину, понятно, не верили – пионерами росли, но все равно не по себе как-то. Непролазно там, темно. Если сосны – еще ничего, только в папоротнике путаешься, то вот через ельник никак не пробиться, а заблудиться – элементарно. Помню, ходили однажды с мамкой, кое-как выбрались…

Он смотрел на Алексея как-то странно, словно хотел что-то добавить, но не решался.

– Партизаны там в войну водились, – сообщил Конышев. – Я-то в соседнем Кштовском районе воевал, а здесь базировался отряд товарища Завьялова, второго секретаря райкома. Чертов бор – он ведь небольшой, верст двенадцать в поперечнике, просто в нем намешано всего – он словно урочище посреди района, не характерное для остальной местности… Заперли товарища Завьялова каратели, месяц в блокаде держали – а дело зимой было, – пока они с голодухи корнями не стали питаться, а потом сжали кольцо и всех уничтожили на базе посреди леса…

– Тут еще иногда бродяги встречаются, – сообщил Петров.

– Какие бродяги? – не понял Алексей.

– Да шут их знает, – пожал плечами Петров. – О паре случаев сообщали – бегают какие-то лешие. Они безвредные, сами всего боятся, от людей шарахаются – потому их и не ловят. Может, немцы неучтенные или политические заключенные, что по недосмотру на волю выбрались. Пойти им некуда, нигде их не ждут, документов нет, вот и доживают свой век в землянках и берлогах…

– Эй, минуточку, – вдруг напрягся Гундарь. – Шорохов, тормози арбу!

А ведь действительно чуть не проглядели!

– Всем к машине! – скомандовал Алексей. – Рассыпаться, залечь! Вперед по команде!

Оперативники вываливались из машины, разбегались. Лес был близко, заросли боярышника, гниющий сухостой на опушке, поваленные бурей деревья. Вся дистанция – метров семьдесят.

Именно в этом месте преследуемая машина съехала с дороги и пошла давить колею к лесу по буграм и канавам. Лес отчасти расступался, как бы вваливался внутрь, но это была не дорога, не просека, а небольшая ниша в массиве растительности, достаточная, чтобы спрятать автомобиль.

Алексей на корточках сполз с дороги, пристроился полулежа, в том месте, где следы протектора ответвлялись от основной дороги. Тот же самый рисунок – лысеющая резина, «шахматная клетка».

В горле стало сухо. Он откатился в поле, заполз в канаву. Люди рассыпались вдоль обочины, выставили стволы. Дьяченко отобрал у сержанта «ППШ», отполз на правый фланг. Шорохов мостил «дегтярева» под капотом автобуса, кряхтел, подтягивал штаны, которые на ступнях держала резинка.

Алексей всматривался в чащу. Интуиция что-то нашептывала, тянула нервы. Сколько времени прошло? Если банда высадилась именно здесь, то уже могла убраться. А если их неподалеку поджидала другая машина… Нет, их не могла поджидать машина, здесь были только эти следы протектора! Что им надо в лесу? Он перебрался из канавы в соседнюю – перетек, словно червяк, махнул рукой – пошли!

Поднялись Вишневский с Куртымовым, перебежали. Поднялся Конышев – сместился, прихрамывая, сгибаясь в три погибели, пристроился боком, выставив табельный «ТТ». Боец из этого мужика был посредственный, надо было оставить его на базе. Подлетели Гундарь с Чумаковым.

И тут шевельнулась на опушке ветка, смазанное движение за стволом, блеснуло что-то.

– Ложись!!! – заорал капитан дурным голосом.

Отменная реакция у бывших фронтовиков – попадали плашмя, за долю секунды до огненной лавы! Били длинными очередями, как минимум из двух стволов. Метались вспышки пламени, тряслась листва.

Алексей катился вдоль канавы – там, где он был чуть раньше, пули основательно вспахали землю. Катились и остальные, огрызались беспорядочными выстрелами – но толку никакого, прицелиться невозможно. Хоть пальцами рой землю, чтобы спрятаться!

Разразился гневной матерщиной Дьяченко, открыл огонь из «ППШ» – он находился в стороне, на фланге, в него пока не стреляли. Он выпустил весь дисковый магазин, пока противник сориентировался, перенес огонь на него. Дьяченко уже отползал, прижимаясь к земле, волочил за собой на ремне пустой автомат.

Заработал под капотом автобуса ручной пулемет Дегтярева! Шорохов садил плотно, почти без пауз, что-то орал, плевался в усы – он прекрасно видел, куда надо стрелять. И ситуация изменилась в корне – противник ее уже не контролировал. Ответный огонь был подавлен, хотя что-то подсказывало, что все остались живы.

Алексей, пригибаясь, кинулся вперед, запетлял зигзагами, упал. Видел краем глаза, как кто-то поднялся слева, справа, оперативники тоже смещались.

Ругался сержант, меняя диск, потом поднялся, побежал, волоча тяжелую машинку. Свалился, расставил ноги, снова открыл огонь, потроша молодую листву.

Противник отступил. Алексей первым ворвался под завесу деревьев, кинулся за ствол корявой осины. Враг не стрелял. На всякий случай он выпустил несколько пуль в плотный полог растительности, сменил обойму.

Сержант прекратил огонь, оперативная группа вступала в лес.

«А ведь грамотно работаем! – пронеслась мысль. – Будет ли только отдача?»

Ковылял Конышев, его обогнали молодые Чумаков с Вишневским. Левее пробивался сквозь кустарник, словно через тропические джунгли, Гундарь. Спешил догнать товарищей бледный Дьяченко – он забрасывал за спину пустой автомат, надрывно кашлял.

– Мужики, ложись! – крикнул Алексей. – Сержант, давай веером!

Для чистовой обработки, так сказать. Шорохов поднялся, расставив ноги, ударил от бедра. Водил раскаленным стволом пулемета из стороны в сторону, насыщая пространство смертоносным свинцом. Разлетались обрывки кустарника, ветки, ошметки коры с деревьев.

Все, иссяк и этот диск. Бросились вперед Куртымов с Петровым, ведя огонь из табельных «ТТ». Взвилось пламя – одна из пуль попала в бензобак спрятанного в кустах автомобиля. Оперативники отшатнулись, присели. Огонь был мощный, сжирал обшивку салона, плавил все, что находилось рядом. Перестарались…

Оперативники обогнули кустарник по продавленной колесами земле, замерли у пылающего автомобиля. Это был тот самый «Опель» – по крайней мере соответствовал приметам. Горел салон – чадил черным дымом, в стороне валялись пустые денежные мешки.

– Рассредоточиться! – кричал Алексей. – Не стоять на месте! Всем вперед, догнать их!

Люди скатывались в канаву, лезли наверх, цепляясь за разросшиеся корни деревьев, топтали подлесок. Кончились осины, впереди возвышался непроницаемый черный ельник – кошмарный сон для того, кто хочет кого-то догнать.

«Мы мишени, – мелькнуло в голове, – начнут стрелять – без потерь не уйти».

Алексей снова крикнул:

– Всем укрыться, не стрелять, объявляется минута молчания!

Люди застыли, вслушиваясь. В лесу стояла тишина. Не пели птицы, не убегали преступники. Да какого черта, если они уже убежали! Чертов бор не такой уж маленький, к нему подходят несколько дорог – пусть отвратительных, но по ним можно проехать! Если уж эти черти в городе пропадают бесследно, то в лесу и подавно! Стоит ли искушать судьбу?

Он снова командовал: двое на правый фланг, двое – на левый, остальные – вперед, да осторожно, мне трупы не нужны – я еще не готов отдать ваши жизни за Отечество! Искать следы, слушать! Конышеву – вернуться к машине, следить, чтобы пламя на лес не перекинулось – из него все равно бегун хреновый!

Петр Антонович надрывался кашлем, ругался – он что, пожарник? Но уже ковылял обратно, боком спускался в канаву…

Полчаса народ плутал по лесу, перекликался. Видели следы – бежали люди в кирзовых сапогах, но следы обрывались – то в кустах, то на краю оврагов. Еловые лапы лезли в глаза, обвивались, как объятия ведьмы. Все это было глупо, бесполезно – самое время расписаться в бессилии.

Черкасов хрипел: все назад, хватит маяться дурью!

Оперативные работники выбирались из канавы, брели в полнейшем изнеможении к остову сгоревшего автомобиля. Пламя иссякло, когда не осталось для него пищи. Петр Антонович ковырялся в горелках, скрежетала обгорелая дверь. Он чихал, затыкал нос. Салон обгорел основательно, искать там что-то было бесполезно. Личных вещей налетчики не оставили. Конышев вытащил с брезгливым видом недогоревшую фуфайку, источающую смрад, выбросил на поляну – вот и весь улов.

Дьяченко тряс банковские мешки с сорванными сургучными печатями, словно там могло что-то заваляться. На машине сохранились номерные знаки – Алексей переписал их в блокнот.

– Странно, – недоумевал Дьяченко, – зачем они сюда приехали?

– Машина наверняка угнанная, – проворчал Алексей. – Не захотели бросать в городе. А здесь бы ее через месяц нашли, и то не факт. Деньги переложили в вещмешки, в обычные сумки – чтобы не бросалось в глаза. Нас не ожидали, никуда не спешили, возможно, делили добычу. Они уже далеко, искать бесполезно. Нужно армию вызывать, чтобы оцеплять район, а кто ее даст? Даже оцепят – они уже десять раз уйдут. Держу пари, у них имелась другая машина на лесной или проселочной дороге. Пересели – и с концами. И не факт, что обретаются сейчас в Уварове, это может быть любой населенный пункт в округе. Но с Уваровым их что-то связывает – это безусловно. Сделаем кружок вокруг леса – час потеряем. Еще раз осмотреться, товарищи оперативники. Подобрать отстрелянные магазины – на них могли остаться отпечатки. И строем – на выход…

Удивительно – такая интенсивная перестрелка, и никого не зацепило. У работников милиции имелся боевой опыт, научились увертываться от пуль, значит, и у врагов есть аналогичный опыт? Он последним выходил из леса – все его люди уже топтались у автобуса, закуривали.

Сержант Шорохов запустил двигатель, гонял его на холостом ходу. Возникло странное чувство – что-то еще держало в лесу. Ощущение опасности отсутствовало – что-то другое.

Алексей медленно шел, хрустел валежник под ногами. Работало боковое зрение. Движение справа – екнуло сердце. Пистолет уже на взводе, резкий разворот через левое плечо. Ноги подогнулись, готовые изобразить пружину. Неблагодарное занятие – увертываться от пуль, но что делать?

Застыл мужчина, не успевший юркнуть из-за дерева в гущу боярышника. Он наблюдал за оперативниками, не высовывался. У него были пустые руки, никакого оружия. Одежда странная, словно найденная на помойке и нанизанная в несколько слоев, рваные башмаки, дырявая кепка. Физиономия заросла рыжеватой бородой, страх блестел в воспаленных глазах. Он не рассчитывал, что его засекут – и был очень взволнован.

От существа не исходило никакой опасности. Алексей тоже застыл, держал незнакомца на прицеле. Текли секунды, происходило что-то странное. Включилась память: здесь иногда попадаются бродяги: то ли немцы, сбежавшие из плена, то ли бывшие политические. Обитают в лесах, дичают, они безвредны… Один из упомянутых товарищей?

Они пристально таращились друг на друга, бродяга сделал глотательное движение, облизнул пересохшие губы под гущей свалянных волос. Он зарос неприлично, на виду оставались одни глаза. Происходило что-то странное – не хотелось кричать, обнародовать свою находку. Да и был ли в ней прок? В данный момент его интересовала только банда. Алексей повел стволом: сюда. Бродяга вышел из оцепенения, затряс головой – нет. Отступил. Черкасов нахмурился, сделал такое лицо, словно собрался стрелять. Бродяга протестующе замахал рукой: не надо! Возможно, он был немой. Он снова попятился, потом развернулся и с неожиданным проворством метнулся в канаву, заросшую кустами.

Алексей приглушенно чертыхнулся. Ей-богу, он чуть не выстрелил дикарю в спину, но сдержался. Сомкнулись ветки, усыпанные глянцевой листвой, донеслось сиплое дыхание, хрустнули ветки под ногами.

«Ты похож на идиота», – мелькнула обескураживающая мысль.

– Алексей Макарович, вы идете? – донеслось с опушки. – Или нашли что?

Он глухо выругался, заспешил к опушке, а выходя из леса, сделал вид, что застегивает штаны – мол, приспичило, оттого и задержка. Странное чувство настойчиво твердило, что не надо говорить о случившемся…

Глава четвертая

– Наслышан о вашем незапланированном боестолкновении, – проворчал начальник милиции майор Черепанов. – Уже что-то, вы хоть как-то, но зацепили банду. Жалко, что закончилось ничем, но все живы, и эти упыри теперь знают, что милиция работает… Ты что устроил на заводе, капитан? Мне уже поступают жалобы.

– А что я устроил на заводе? – удивился Алексей. – Указал директору и секретарю парткома на выявленные недостатки в их деятельности, благодаря чему мы имеем еще четыре трупа? Банковские тоже виноваты, Виктор Андреевич, им бы я также указал, но трупы на критику не реагируют.

– Да, возможно, ты прав, – поморщился майор. – И все же полегче. Не забывай, что это руководство с партбилетами и надо с ними уважительнее, что ли. Мы же не хотим, чтобы на тебя настрочили донос в райком или, боже упаси, в обком?

– Как скажете, Виктор Андреевич, – пожал плечами Алексей. – Я даже с преступниками могу вести себя вежливо и учтиво, предоставлять им адвокатов и удобные условия проживания в изоляторе… В общем, так, Виктор Андреевич, мы пока не знаем, почему преступников потянуло к Чертову бору – случаен этот маневр или их что-то связывает с этим лесом. Мы объехали лесной массив, насколько позволяли складки местности, и не отметили ничего подозрительного. Преступники ушли. Бор огибают две проселочные дороги, а еще одна проходит через лес, но я не уверен, что по ней проедет даже бронетранспортер – такая она непроходимая. Мы вернулись в город на последних каплях бензина. Машина бандитов уничтожена огнем – мы «метко» влепили ей в бензобак. Но в ней и не было ничего существенного. Собрали отстрелянные бандитами магазины, отдали экспертам – отпечатков пальцев не выявлено. Эти люди дьявольски умны и изобретательны. Осталось выяснить, откуда машина…

– Уже выяснили, – отмахнулся Черепанов. – Машину угнали ночью с проходной хлебозавода. Это служебный транспорт директора Ильинского. Руководство завода работало всю ночь – по сорванным годовым планам и по аварии, приведшей к обесточиванию предприятия. Люди разошлись, а Ильинский лег спать в рабочем кабинете, чтобы не тратить время на поездку домой… В общем, пропажу государственной собственности обнаружили только после обеда.

– Замечательно! – восхитился Алексей. – Опять вопиющая халатность – теперь уже работников проходной и водителя. Их мы тоже не подвергнем разносу, Виктор Андреевич? Я бы проверил и их, и директора Ильинского. Причастность сомнительна, но убедиться надо. Поговорите с военными, Виктор Андреевич, у вас же есть на них выходы? Пусть прочешут местность вокруг леса, поработают с жителями окрестных деревень. Мы могли бы и сами, но штат отдела, мягко говоря, маловат.

– Представляю их реакцию… – усмехнулся Черепанов. – Ладно, капитан, за «поговорить» в лоб не дадут.


Лишь в десятом часу вечера Алексей задворками выбрался на Базарную улицу, обошел 60‐й дом, отчаянно сопротивляясь нахлынувшим воспоминаниям.

Еще не стемнело – сумерки сгущались медленно, зловеще. В некоторых окнах горел тусклый свет. На электричестве экономили, использовались маломощные осветительные приборы. Фонарей на улице и вовсе не было – не дошли еще до них руки. Детская площадка была пуста, на лавочке сидел старый дед, переживший две мировые войны и все, что между ними. Алексей, хоть тресни, не мог вспомнить, как его зовут. Такое ощущение, что старик не постарел – некуда дальше. Он с трудом поворачивал голову. Алексей поздоровался, но тот его не видел и не слышал.

А вот старушка, с которой он столкнулся на первом этаже, его узнала. Она смотрелась неважно, опиралась на палочку, но имела ясный ум и хорошее зрение.

– Прасковья Семеновна? – Черкасов учтиво склонил голову. Удивительна память человеческая – сколько воды утекло, а ведь приходят на ум правильные слова.

– Постой-ка, – скрипнула старушка. – Ты же Алексей, сын Макара Андреевича и Тамары Ульяновны, царствие им небесное…

– У вас прекрасная память, – похвалил Алексей. – Да, выжил, вернулся в родные пенаты. У вас-то как?

Пришлось задержаться – глаза женщины наполнились слезами, ее прорвало. Она всхлипывала, ощупывала Алексея, проверяя на подлинность, и говорила, говорила, а ему было неловко прерывать женщину.

Квартал построили в 24-м – с тех пор и живет здесь, как переехала из частного дома, всех пережила – большинство соседей, двух мужей, обоих деток и даже одного внука, скончавшегося от туберкулеза. Первый муж погиб на Первой мировой – пал за Отечество и царя-батюшку во время знаменитого Брусиловского прорыва. Двое детей остались. Уже в годах была, когда вторично сошлась с мужчиной – военный был, герой Гражданской войны, детей уже поздно было рожать, да и сгинул благоверный в хаосе Антоновского мятежа на Тамбовщине, где командовал красным эскадроном. Ходили слухи, что попал в плен к мятежникам, умирал мучительно и долго – за то, что жег их проклятые мятежные деревни без страха и упрека… Сын погиб на фронте в июне 41-го – только принесли похоронку, а через пару дней уже немцы в Уварове хозяйничали. Дочь умерла от легочной болезни в эвакуации на Урале – туда вывезли всех специалистов химзавода плюс часть оборудования. Неразбериха была страшная, немцы наседали, важнее было вывезти станки, чем членов семей, да и заупрямилась Прасковья Семеновна – давай, мол, одна, ничего со мной не сделается, немцев скоро выгонят, снова встретимся. Так и есть, ничего с ней не сделалось, а о том, что дочь умерла в 43‐м, узнала только в 45-м, когда Победу отметили. Всю оккупацию здесь провела, выжила – немцы не шибко пенсионеров доставали, если те не якшались с партизанами и евреев не прятали…

– Что с квартирой, Прасковья Семеновна? – спросил Алексей, едва иссяк поток ее словесности. – Мы в пятой жили. Поселили туда кого или как?

– Да вроде никого там нет, – сообщила соседка. – В четвертой живут, в шестой живут, а вот в вашей… Взламывали ее квартирные воры, потом приходили люди из жилконторы с участковым, замок опять повесили…

Он распрощался с соседкой, заспешил наверх. Три квартиры на последнем этаже, забитый люк на чердак. Его дверь – по центру, разбухшая от старости и сырости, все еще обитая дерматином. Две скобы, ржавый замок – еще бы доски крест-накрест набили и эпитафию написали!

Набора отмычек при себе не было, но трофейный перочинный нож с отверткой имелся. Он выкручивал шурупы из скобы – они не успели проржаветь и намертво врезаться в дерево, аккуратно снял ее вместе с замком. Скрипнула дверь, впуская в нутро квартиры, где он не был много лет. Пахнуло плесенью, сгнившей мебелью, давно забытым детством.

Он стоял посреди затхлого пространства и мысленно уносился сквозь толщу времени. Это было так давно, и уже казалось, не с ним…

Из полумрака выплывали стены со старыми обоями – выцветшими, пузырящимися. Проявлялись очертания буфета, старого серванта, стулья, составленные друг на друга. Жесткая софа, платяной шкаф в смежной комнате, которая когда-то считалась его.

На кухне уцелели неработающая плита, покосившийся настенный шкаф. Из крана капала ржавая вода, и он обрадовался – значит, проявив толику смекалки, можно помыться. Вода была и в туалете, но чтобы выпустить ее на волю, пришлось поколдовать ржавыми отцовскими плоскогубцами, найденными на антресолях.

Квартира находилась в полном запустении. И воры побывали – сервант с буфетом нараспашку, под ногами хрустело стекло, ящики комода выдвинуты, содержимое разбросано. Вещей осталось – с гулькин нос. В период оккупации здесь никто не жил – он бы почувствовал чужой дух. Электричество отсутствовало – надо пожаловаться руководству милиции. На окне в родительской комнате сохранились шторы – настолько «суровые», что на них никто не позарился. В зале балкон – небольшой, заваленный многолетним хламом. Пришлось включить фонарь – за окном стемнело.

Он рылся в буфете, в комоде, отыскивал полезное для быта. Старые родительские вещи убрал подальше – чтобы сердце не сжималось. В деревянном ящике под сливным бачком обнаружились инструменты, ржавое железо, гвозди. Там же – примитивный накидной замок с набором ключей.

Он выбрался в полутемный подъезд, вновь поорудовал отверткой и стамеской, прикручивая накидные скобы. Теперь, покидая дом, он мог запирать квартиру на «новый» замок. Внутри было сложнее, но, поработав головой, он приспособил гвоздодер в качестве запирающего устройства – просунутый сквозь дверную ручку, он намертво прижимал дверь к косяку.

В доме нашлись свечи. Он зажег их на столе и стал озирать в мерклом свете свои владения. Он не был уверен, что задержится здесь, но возможны всякие зигзаги – при таком раскладе, хочешь не хочешь, придется затевать ремонт.

Ложиться спать было рано, ощущалось смутное беспокойство. Алексей переложил пистолет поближе, отомкнул проржавевший шпингалет и высунулся на балкон.

На улице становилось свежо. Темнота сгустилась. Балкон выходил на противоположную от улицы сторону. Здесь росли клены, за ними выстроились дощатые сараи – в них раньше горожане хранили свое ценное барахло, не влезающее в квартиры.

За сараями – два жилых строения в глубине квартала, там жили люди, отблески света блуждали по занавескам. Он настороженно проницал вечерний воздух, всматривался. Безотчетное беспокойство продолжало присутствовать. Среди деревьев никого не было. Он вышел на балкон с фонарем, прикрыл дверь. Перила прогибались, но не производили впечатления аварийных. Он вытянул шею, глянул вниз. Высота потолков в старом доме, мягко говоря, небольшая. Это не барак, что в изобилии виднелись в округе, но и не дворец. Под балконом вдоль дома тянулся земляной вал, заросший сорной всячиной. Окна первого этажа находились как бы в яме. С вала, обладая хорошей формой, можно допрыгнуть до балкона. Он постоял несколько минут, достал папиросу, закурил.

Волнение оставалось – но он не собирался прятаться и бояться в родном городе! Соседние балконы – четвертой и шестой квартир – отделяло расстояние и боковые кирпичные простенки – впрочем, фактически развалившиеся.

Он осветил фонарем балкон четвертой квартиры – там было прибрано, никакого мусора. На балконе справа громоздились мешки. В простенке зияла внушительная дыра – и балкон соседа неплохо просматривался. В дыре мелькнул испуганный глаз. Алексей вздрогнул, машинально сжал рукоятку пистолета. Там кто-то был, тоже дышал вечерним воздухом…

– Прошу прощения, вы меня испугали… – пробормотал мужской голос с небольшими картавыми нотками.

– Вы меня тоже, – признался Алексей. – Вы чего там прячетесь?

– Я прячусь? – изумился мужчина. – Я вас умоляю… Это мой балкон, зачем мне прятаться? Я здесь живу, а вот кто вы? Если вы вор, то это странно, когда домушники курят на балконах обчищаемых ими квартир.

– Самые хладнокровные могут себе это позволить, – Алексей рассмеялся. – Я не вор, я уже целых полчаса живу в этой квартире… не считая семнадцати лет, что прожил в ней с момента рождения.

– Вы серьезно? – удивился сосед. – А мы с Фимой совершенно не представляем, кто жил до нас в этом доме. В нашей квартире некогда проживала семья, но с ними что-то стряслось, и жилплощадь много лет пустовала… пока нам с Фимой не дали разрешение и ордер…

С семьей, проживавшей в шестой квартире, стряслось не что-то, а самое ужасное. Мама по секрету поделилась, когда он перед войной прибыл в краткосрочный отпуск. Соседа Аверина он помнил смутно – тот трудился в райисполкоме на неприметной должности. Учреждение в 38-м вычистили практически под ноль – обвинив всех сотрудников в причастности к право-троцкистскому блоку. Зачем понадобилось лишать целый город исполнительной власти – непонятно. Видимо, увлеклись, не смогли остановиться, дела пекли, как пирожки в раскаленной духовке. Возможно, здоровый состязательный дух с коллегами из других районов – кто больше выявит врагов… Тюрьма всегда под боком – в тупике Базарной улицы, и заведение с 17-го года ни разу не пустовало.

Ночью приехал «воронок», и Аверина забрали. У жены случился приступ, но она оклемалась. Обивала тюремные пороги, умоляла дать информацию о муже. Ей отвечали: не положено. Через месяц приехали и за ней и тоже забрали. Чудище репрессий никак не могло насытиться, ему постоянно требовались жертвы. Через два дня прибыли сотрудники социальной службы и увезли в неизвестном направлении 14-летнюю дочь Авериных, сказали, что в детдом.

С тех пор о них ни слуху ни духу. Вроде расстреливали кого-то в 41-м – перед тем, как немцы нагрянули, но история мутная, известная только компетентным товарищам. Была семья, и вдруг ее не стало – люди просто исчезли…

– Не возражаете, если я вас еще раз освещу? – спросил Алексей. Ждать разрешения он не стал, направил луч света на собеседника. Тот терпел, щурился. Мужчине было в районе сорока, не сказать, что заморыш, но и не былинный богатырь. На носу очки, на макушке лысина, обрамленная, словно рожками, пучками стриженых кудрявых волос.

– Курите? – спросил Алексей.

– Нет, не курю, – помотал головой сосед. – Это вредно для здоровья. А вот Фима курит. Ей кажется, что это полезно. Я устал с ней бороться. Знаете, следователю гестапо проще что-то объяснить, чем моей Фиме. Она упрямая, как самаркандский осел – а уж мы повидали этих достойных животных…

– Вам приходилось общаться со следователями гестапо?

– Ну, что вы, я фигурально, – нервно засмеялся сосед. – Посмотрите на меня – ну какой уважающий себя следователь гестапо станет со мной общаться? Кстати, спешу представиться – Чаплин Яков Моисеевич, уроженец города Бердянска. Моя супруга Фима… Дорогая, высунь, пожалуйста, голову, поздоровайся с соседом и не делай вид, что ты находишься в другом месте…

– А почему я должна с ним здороваться? – недовольно проворчал женский голос. – Может, я действительно нахожусь в другом месте. Он кто?

– Позвольте спросить, уважаемый, вы кем работаете в нашем городе? Фима хочет знать – это уважаемое учреждение?

– Уверен, что да, – подтвердил Алексей. – Я назначен начальником отдела уголовного розыска местного отделения милиции. Черкасов Алексей Макарович.

– Здравствуйте, – из-за простенка выбрался остренький женский носик и сразу спрятался. Чаплин нервно засмеялся. Скрипнула балконная дверь, стало тихо.

Алексей выключил фонарь. Можно сказать, познакомился. Он продолжал курить. На балконе справа что-то шевельнулось, голова соседа заткнула дыру. Он был еще здесь – в квартиру удалилась супруга.

– Это правда, Алексей Макарович?

– А для вас это проблема, Яков Моисеевич?

– О, что вы, никаких проблем, – зачастил сосед, – напротив, мы с Фимой очень польщены… Мы законопослушные граждане, полностью разделяем все идеалы, работаем, как и все трудящиеся, всенародно и люто ненавидим капитализм, так сказать…

– Да успокойтесь вы, Яков Моисеевич. – Алексей щелчком послал окурок за вал. – Я всего лишь ваш сосед, не больше. Или я от вас перепонками отличаюсь? Вас неплохо напугала жизнь? Оккупацию пережили в этом городе?

Сосед затрясся в беззвучном смехе, и Алексей сообразил, что сморозил глупость.

– Я вас умоляю, Алексей Макарович… Мы похожи на людей, способных пережить двухлетнюю оккупацию и при этом не умереть? Но жизнь пугала, и это мягко сказано. Не поверите, до сих пор бессонница мучает еженощно. Все, что пытаемся забыть днем, не дает уснуть ночью, так сказать… Хотя я преувеличиваю, не обращайте внимания. Мы живы, и это главное, чего нельзя сказать о миллионах евреев… Вам это не интересно, я не ваш клиент, и вам со мной будет скучно.

Алексей молча выудил из пачки новую папиросу, размял.

– Вы много курите, – подметил Чаплин. – Я уверен, что это вредно. Даже имея такую работу, как у вас… Я тружусь бухгалтером на пивзаводе. Фима работает в районной библиотеке – на литературном, с позволения сказать, фронте. С нами еще живет ее племянница Розочка. Девочке 13 лет, она учится в школе. Своих детей у нас нет… вернее, сейчас нет, но раньше был: Леве исполнилось 14 лет, когда в Бердянск вошли немцы. Его расстреляли у нас на глазах, когда он бежал через дорогу. Солдаты кричали: «Юде, юде, шизен!» А потом смеялись, когда прострелили ему голову… Фимочка чуть с ума не сошла, мы оба чуть не сошли… Она работала редактором в газете «Приазовский рабочий», а я преподавал основы социалистической экономики в местном институте. Вы не поверите, Алексей Макарович, у меня университетское образование…

– Но вы выжили.

– Да, мы бежали из города. Сестру Фимы тоже расстреляли немцы, и одну из ее дочерей… Розочка все эти годы с нами, стала как дочь, сейчас учится в школе, и ее почти не обижают… Нас схватили, когда мы пытались вырваться с колонной беженцев – пришли на станцию, а ее уже бомбили. А потом подтянулись танки с крестами и стали нас давить, словно мы какие-то сорняки… Они отсекли большую толпу, загнали на местную скотоферму, потому что им временно было не до нас… А я говорил Фимочке еще за несколько дней до того, что надо уходить из города, а она упрямилась, считала, что немцев остановят у Бердянска. Ведь что главное в нашей жизни? Успеть смыться, разве не так?

– Я считал, что вовремя остановиться, – усмехнулся Алексей.

– Это вариация, – отмахнулся Чаплин. – По сути то же самое. Ничего, что я так непатриотично? – спохватился сосед.

– Да нет, все в порядке, вы же не военный.

– Тогда уж заканчивайте: еще и еврей… Ночью советская часть выходила из окружения и зацепила флангом эту скотоферму. Народ и побежал, когда немецких пулеметчиков постреляли… Давка была, никакой организации, право слово. Многие погибли тогда – свои же передавили. Красноармейцам было не до нас, на них немцы наседали. А нам дали второй шанс, и мы им воспользовались. Бежали в лес, шли весь следующий день, пока не дошли до наших. Дальше был переезд в Самарканд, скитание по кишлакам… Мы не были под статьей, закон не нарушали, в июле 45-го нам разрешили вернуться в европейскую часть, но отправили почему-то в Смоленскую область, а не в Приазовье, где у нас все корни. Фимочка смеялась: мол, выбрали самый мудреный из неудачных вариантов… Не слушайте вы меня, – махнул рукой сосед. – Я спать не хочу и скоро вам все зубы заговорю. А вам нужно отдыхать – вы на ответственной работе.

– Хорошо, всего вам доброго, Яков Моисеевич. – Алексей оторвался от перил. – Как-нибудь посидим, выпьем бутылочку.

– Что вы, – испугался Чаплин. – Посидеть, конечно, можно, только я не пью спиртного. Это от слова «совсем»…

– Считаете, что вредно для здоровья? – догадался Алексей.

– Да, совершенно верно, – согласился сосед. – А как вы догадались? Но дело даже не в этом – у меня решительная аллергия на алкоголь во всех его проявлениях, вплоть до кефира… Фимочка же не считает спиртное вредным, она иногда выпивает… Я же считаю, что лучше поесть…

Алексей вернулся в комнату, ухмыляясь. Теперь у него в соседях – исполненная противоречий еврейская семья. Непьющий, некурящий бухгалтер – это просто ископаемое…

Упоминание выпивки и еды погрузило Черкасова в задумчивость. В квартире пусто, кроме пары отощавших с голодухи тараканов на подоконнике. В вещмешке – тоже. Лучше бы не поминал об этом Чаплин…

Алексей посмотрел на часы. Фосфорные стрелки изображали десять вечера – всего лишь. Время детское, хотелось надеяться, что парочка заведений на Советской улице еще работает. Деньги в кармане водились – и не только казначейские билеты, но и билеты Госбанка.

Чтобы собраться, не пришлось даже подпоясываться. Он покинул квартиру, поколдовал с замком с обратной стороны двери, нащупал в кармане рукоятку пистолета и беззвучно заскользил вниз. Самое время знакомиться с вечерней жизнью родного городка…

Глава пятая

Война канула в прошлое, а с ней – комендантские часы и прочие запреты. Заведение на Советской под вывеской «Огни Смоленщины» работало до полуночи.

Внутри было душно, шумно, накурено, но тем не менее уютно. Живую музыку здесь не практиковали – из граммофона доносился голос Лидии Руслановой. Особой роскошью интерьер не блистал, но и не взывал к немедленному ремонту.

В клубах табачного дыма выпивали и ели люди. Цены в ресторане кусались, как постельные клопы, но даже в столь тяжелое для страны время находились те, кто готов сорить деньгами. Военные, квалифицированные рабочие, партийные и советские деятели среднего звена.

Смеялись сидящие в кружке офицеры – они предпочитали чисто мужскую компанию. В другом конце зала – еще одна группа в погонах, при них имелась пара представительниц слабого пола, впрочем, по хохоту, который они издавали, слово «слабые» им никак не подходило.

Были и штатские – на вид приличные, хорошо одетые люди. Мужчина в годах с увесистым брюшком и орденскими планками на груди что-то вкрадчиво вещал юной прелестнице в увитом плюмажем берете. Елей сочился из мужских глаз, он сходил с ума от вожделения. Прелестница его высоких чувств не разделяла, украдкой позевывала, стреляла глазами на более представительных кавалеров. Алексей удостоился ее взгляда, но дама была не в его вкусе – так низко он еще не падал.

За соседним столом сидела пара средних лет, они пили шампанское, смотрели друг на друга влюбленными глазами. Обоим было далеко за сорок, но при чем тут возраст?

Откровенно асоциальных элементов Алексей в заведении не подметил – публика нормальная. Возможно, причина крылась в наличии под боком райотдела внутренних дел – учреждение находилось фактически через дорогу.

Он сел лицом к входу. Успел только достать папиросу, прикурить, как по щучьему велению выросла официантка – не самых преклонных годов, с приличной фигурой и вполне сносной, хотя и мятой мордашкой.

– Здравствуйте, вы не представляете, как мы рады вас видеть, дорогой товарищ… – замурлыкала она. – Обслужим по первому разряду, даже не сомневайтесь. Уверена, вам у нас понравится. Желаете чего-нибудь особенного? Есть гуляш под жульеном и с картофельным пюре, есть очень вкусные щи с мясом, узбекский плов с бараниной, сибирские пельмени со свининой и говядиной…

Сомнительно, что всех незнакомцев здесь встречали именно так. Очевидно, земля слухами полнилась, и новость о новом начальнике уголовного розыска сопровождало словесное описание внешности (возможно, и фото – но это уже странно).

– Двойную порцию пельменей, если вас не затруднит, – вежливо распорядился Алексей, – и двести граммов водки… если она действительно водка. Надеюсь, не до утра придется ждать?

– О, что вы, Алексей Макарович, ни в коем случае, – сделала крупные глаза официантка. – От силы десять-пятнадцать минут, не больше. А пока ожидаете заказ, я вам пива принесу, договорились? Это местное пиво, особой варки и рецептуры – вам непременно понравится. Меня Альбиной зовут… если что.

Она ушла, одарив его лукавым взглядом. Лет пятнадцать назад он бы прокатил, а сейчас Алексей только задумчиво посмотрел на ее виляющие прелести.

Каждая собака в этом городе уже знает его по имени-отчеству, скоро будут в курсе места проживания и так далее. На него посматривали – как-то осторожно, вымученно улыбались, кивали, тут же отворачивались – что тоже вписывалось в данную теорию.

Альбина принесла пиво. Не обманула – оно оказалось неплохим, хотя и не шедевром, как было обещано. Капитан пил его мелкими глотками, курил, отрешаясь от суеты.

Лидию Русланову сменил вальс «На сопках Маньчжурии». Несколько пар топтались на танцевальной площадке. Нервно хихикала женщина, которой неумелый танцор отдавливал ноги. «Виктор Петрович, признайтесь, что вам мешает хорошо танцевать?» – вопрошала дама на весь зал, и мужчины в погонах заливались смехом.

Алексей заново переживал в памяти события дня – с того момента, как он сошел с поезда. Отправленные в кювет блатные, девушка в берете, едва не раздавивший его маневровый тепловоз, начальник милиции Черепанов, знакомство с опергруппой, трупы на заводе ЖБИ, суета, паника… Преследование преступников, перестрелка, горящая машина в Чертовом бору, встреча с живописным лесным обитателем, собственный дом, еврейская семья по соседству…

День насыщен опасными (и не очень) событиями. Что в нем было не так? Он пытался понять, что ему не дает покоя. С кем-то из встреченных людей было что-то неладно – странное мимолетное чувство, неловкость, недоумение… Но что? Он не мог сосредоточиться на самом важном, оно ускользало, маскировалось…

В заведение вошли мужчина с женщиной, и он опять напрягся – понял чутьем, что это по его душу. Оба не в форме, одеты опрятно, но как-то блекло. Строгая униформа (причем не обязательно военная или милицейская) на их фигурах смотрелась бы лучше.

Их взгляды скользнули по присутствующим. Они заметили капитана милиции, но ничем не выразили своих эмоций. Неторопливо двинулись в его сторону, огибая столики. На женщину присутствующие не смотрели – в ней не было ничего привлекательного, хотя, странное дело, она была молода, с хорошей фигурой и не уродка.

Рука, потянувшаяся было к пистолету, остановилась, потеребила пуговицу пиджака и вернулась к пивной кружке. Жест не остался незамеченным, но и не повлек реакции. Мужчина с женщиной отодвинули свободные стулья, сели напротив и стали внимательно его рассматривать.

В принципе, в них не было ничего отталкивающего, но находиться в их компании было неуютно. Женщине – в районе тридцати, правильное лицо с надменной маской, пепельные волосы собраны заколкой на затылке. Глаза серые, большие, она их слегка прищуривала. Мужчина был постарше, скуласт и еще менее выразителен.

– Я арестован? – равнодушно осведомился Алексей. – Или вас не учили манерам?

– Манерам? – Женщина приподняла тонкие брови. У нее был ровный голос, лишенный тональностей. – Вы сейчас про манеры великосветского царского общества, товарищ капитан? Так с ними мы покончили тридцать лет назад, это рудимент.

– Алексей Макарович имеет в виду обычную человеческую вежливость – ту, что не зависит от общественного строя, – вкрадчиво сказал мужчина. – Просим нас простить, Алексей Макарович, что нарушили вашу приватность и попытку отдохнуть после трудного дня. Будем вежливы, Маргарита Юрьевна.

– Вежливы? – усмехнулась женщина. – А что, остальные способы уже исчерпаны?

Алексей терпеливо ждал, пока они прекратят кривляться. Он уже все понял. Существовало лишь одно ведомство, сотрудники которого могли позволить себе ВСЕ.

– Заказывать будете? – спросила незаметно подкравшаяся Альбина. Оба повернули головы и так на нее посмотрели, что несчастная официантка чуть не подавилась. Так смотрят на прижатых к стенке врагов народа.

Альбина на цыпочках удалилась, не сказав ни слова.

– Мы с коллегой представляем Министерство государственной безопасности СССР, – негромко сообщил мужчина. – Отдел «К» – контрразведывательное обеспечение ключевых объектов промышленности. Капитан Мирский Игорь Борисович и старший лейтенант Рахимович Маргарита Юрьевна. Служебными удостоверениями, с вашего позволения, светить не будем, уж поверьте на слово. Пожелаете убедиться – милости просим на Советскую, 43, там и удостоверитесь. Мы временно приписаны к местному отделу ГБ, второй этаж, комната 202.

– Чем обязан, товарищи офицеры? – мрачно осведомился Алексей. – Вы могли бы нанести визит в служебное время, в соответствующей обстановке.

– Мы не хотим смущать ваших сотрудников. – Мирский улыбнулся одними губами. – Лучше это сделать в нейтральной, располагающей обстановке, гм…

– Вы следили за мной?

– А ваши перемещения являются тайной? – Женщина склонила голову и посмотрела с усмешкой.

– Полагаю, нет, – пожал плечами Алексей. – Но должность начальника уголовного розыска почитаема не во всех кругах нашего общества, и порой приходится самому заботиться о своей безопасности. А ночью все кошки серые, на них не написано, к какому ведомству они принадлежат…

– Звучит как угроза, не находите, Игорь Борисович? – спросила женщина.

– Ладно, довольно, – поморщился Мирский, – мы делаем одно дело на благо страны, и незачем собачиться. Как я уже сказал, Алексей Макарович, мы временно приписаны к местному отделу и контролируем криминальную ситуацию в городе. С чем это связано, вам знать не обязательно. Каждый занимается своим делом. Вы – человек новый, еще не вникли во все тонкости, но у вас репутация хваткого и результативного человека. Ваша основная задача – нейтрализовать бандгруппу, терроризирующую город. Давайте без уточнений, вы все понимаете. В наши обязанности входит кураторство, в том числе и вашей деятельности. Вам никто не собирается мешать, но результат вы обязаны предъявить в ближайшие сроки, поскольку дело попахивает угрозой государственной безопасности. Вы все поняли? Впрочем, можете не отвечать. Всю информацию, полученную в ходе расследования, вы обязаны сообщать нам.

– Обязан? – уточнил Алексей.

– Странно, нам казалось, вы не глухой, – ехидно заметила женщина. – Хорошо, подтвердим – ОБЯЗАНЫ.

– У нас имеются сведения, что сегодня вы столкнулись с бандой, совершившей ограбление на заводе ЖБИ, – сказал Мирский. – Для вас и ваших людей этот бой оказался неудачный. Мы не собираемся разбирать полеты, но надеемся, что в следующий раз вы будете действовать умнее и решительнее.

Алексей молчал. Эти люди ему сразу не понравились, и чем дольше они тут сидели, тем тягостнее становилось на душе. Он решил не спорить, не хамить – лишь бы убрались поскорее.

– Вам понятны мои слова? – спросил Мирский.

– Да, я не жалуюсь на слух, как верно предположила ваша коллега.

– Игорь Борисович спросил не об этом, – подметила Рахимович.

«Играют в злого и не очень злого следователей, – недоуменно подметил Черкасов. – Зачем? Он вроде не под следствием. Привыкли и не могут иначе?»

– Да, я все понял, – неохотно выдавил он. Эти люди реально могли иметь полномочия, о которых никто не поставил его в известность.

– Отлично, – Мирский подтолкнул вырванный из блокнота листок. – Это номер нашего телефона в отделе ГБ. Можете докладывать посредством личного визита, можете по телефону. Если на звонок не отзовутся, повторите попытку. А сейчас мы удаляемся, продолжайте отдыхать. Но не забывайте, что в семь утра начинается рабочий день. А для вас – в шесть.

– Небольшой вопрос, товарищи офицеры, – шевельнулся Алексей. – Вы, конечно, наслышаны о гибели предыдущего начальника угро товарища Вестового. Незадолго до смерти он телефонировал в отдел МГБ, подозреваю, что вам. О чем шла речь? Я должен это знать, поскольку это входит в мои обязанности.

Он не ожидал правдивого ответа, просто отслеживал реакцию. Маски на лицах собеседников остались нетронутыми. В глазах ничего не блеснуло.

– Вы уверены, что ваша информация верна и товарищ Вестовой звонил именно нам? – чуть не по слогам вымолвила Рахимович.

– У вас неверные сведения, – сказал Мирский. – Капитан Вестовой этого не делал. По крайней мере нам с коллегой он не звонил. Еще вопросы?

– Нет, не смею вас задерживать, – с усилием улыбнулся Алексей.

Он хмуро смотрел, как эти двое уходят из заведения. Обнаружил, что и Альбина неласково на них смотрит. И кое-кто еще – без вызова, но очень настороженно. У порога капитан Рахимович обернулась, смерила его взглядом гробовщика. Иезуитская усмешка – дескать, не прощаемся, и – вышла за Мирским. Тот не стал пропускать даму вперед. Галантные манеры – это так пошло. Разве для этого добивались женского равноправия?

Настроение скатилось в ноль. Альбина с приклеенной улыбкой несла поднос с пельменями и маленький графин с прозрачным содержимым. Он поблагодарил ее с милой улыбкой, отчего официантка опять растаяла.

Он наколол вилкой аппетитный пельмень и застыл с открытым ртом. В заведение вошел мрачный Олег Дьяченко, исподлобья осмотрелся, обнаружил школьного приятеля, немного поколебался и отправился в его сторону.

– Садись, – вздохнул Алексей, отправляя в рот пельмень. Тесто было резиновым, мясо – нормальным, общая оценка блюду – три с плюсом. Товарищ выглядел неважно, глухо кашлял, закрывая рот рукой. В глазах полопались сосуды, он снова был бледен, постоянно облизывал сухие губы. Дьяченко пристроился напротив, отыскал взглядом официантку, кивнул. Похоже, в заведении его знали.

– Ну, и зачем ты сюда пришел? – спросил Алексей. – Жена не кормит и не поит? Шел бы ты домой, Олежка, утром на работу. Страдать же будешь.

– Все равно не усну, Леха, – вздохнул Дьяченко. – Докатился – пока не освою чекушку, сна не будет, даже не пытайся. Ту, что по карточкам, давно выпил, а на базаре такая же цена, как и в ресторане. В общем, нет выхода из создавшейся ситуации… – Он сипло засмеялся, но глаза оставались тоскливыми. – Только не обвиняй меня в алкоголизме, это ни к чему не приведет…

– Не нравишься ты мне, – покачал головой Алексей. – Бог с ним, с алкоголизмом – позволял бы организм. Ты уверен, что не хочешь обратиться к врачу? Что с тобой? Выглядишь безобразно.

– С легкими какая-то хрень… – Дьяченко откашлялся короткой очередью. – Не знаю, но бывает так хреново, что хоть вешайся… Я считаю, бронхит на фронте зимой подхватил, когда Варшаву брали, Женька – то же самое, но боится, что туберкулез разовьется, если запущу. Не хочу ей верить, но она с медициной знакома…

– А Женька – это у нас…

– А это у нас моя жена, – хохотнул Дьяченко. – С фронта привез, медсестрой она была, родом из Новгорода. Сейчас в поликлинике посменно работает, от врачей-ухажеров отбивается – она ведь баба видная. Я одному кавалеру в прошлом месяце рыло начистил, пообещал, что если еще замечу, то убью к той-то маме… Отдалились мы как-то в последнее время, – сокрушенно вздохнул товарищ. – Понимаю, что сам виноват, а ничего не могу поделать. Чужими становимся, далекими. Она меня жалеет, вроде все делает, а по глазам вижу – хреново ей. Ничего, вот скоро загнусь, будет у нее полная свобода действий… – Он криво оскалился.

– Глупостей не говори, – пробормотал Алексей, сдвигая тарелку на середину стола. – Присоединяйся, мне одному многовато будет.

– Да не хочу я есть, – отмахнулся Дьяченко. – Хотя давай, – он пальцами выловил крайний пельмень, сунул в рот. Официантка принесла графин со стопкой, пристроила на стол – вкусы клиента она знала. На еду тот не разменивался – никакой зарплаты не хватит. – Давай накатим, Леха, – выдохнул Дьяченко, хватаясь за сосуд. – Пока не выпью, человеком не стану – знаю себя…

После первой он действительно похорошел: как-то приободрился, лицо порозовело. Тут же вне очереди хлопнул вторую, шумно выдохнул, покосился на Альбину, обслуживающую клиентов за соседним столиком. – Кстати, неплохая баба, рекомендую. У нее очень теплый стан… – И засмеялся было, но задушил очередной приступ кашля. Дьяченко закрылся ладонью, побагровел. На него с испугом стали коситься люди. Алексей досадливо покачал головой:

– Олег, прекращай керосинить и срочно обращайся к врачам. Ты можешь запустить это дело…

– Да запустил уже, – отмахнулся оперативник. – Постепенно наползает зараза, исподволь так, не думаю, что это лечится. Сколько народа уже померло от чахотки, не первый буду… Альбиночка, вилку принеси, – попросил он. – Не руками же есть.

Алексей не налегал на спиртное, настороженно смотрел, как товарищ употребляет стопку за стопкой.

– Ты по-прежнему в 64-м доме живешь?

– Ага, именно там… – чавкал Дьяченко, – первый этаж, девятая квартира, вход не только из подъезда, но и через окно – так гораздо удобнее… – Он уже расцвел, речь стала внятной, контраст между бледным лицом и воспаленным взором уже не резал глаза. – Мои скончались, давно на кладбище лежат… Мы с Женькой когда вернулись, какой-то хмырь квартиру занял, так я его поганой метлой выгнал, а потом подтвердил в жилконторе прописку. У них отмечено было про меня – выбыл по причине смерти, представляешь? Бюрократическая ошибка. Я им такой разнос устроил, пришлось им согласиться: да, этот, мол, не тянет на мертвеца… Эта баба меня еще по детству помнила. У нас же было трудное детство, согласись? За яблоками, помнишь, лазили на Тополевой? Мужик из берданки солью дал – эх, классика, Квакин с командой отдыхают… Генка Тимофеев потом неделю орал с перевязанной задницей; мужика к суду привлекли за то, что держал незарегистрированное ружье, еле отбрыкался; а нам с тобой – хоть бы хрен, одни приятные воспоминания… Так это ее мужик был, его потом под Сталинградом на мелкие кусочки мина разорвала…

– Ты всю войну прошел?

– Да. Полковая разведка. Из четырех – три года на фронте. От Подмосковья до Чехословакии… Временами озираюсь на прошлое, понять не могу – почему живой? Ведь нереально. Всех выбило, кто рядом был, ни одной живой души не осталось. А я вот сижу перед тобой, водку квашу как ни в чем не бывало… Полгода в госпитале провалялся после того, как Львов у немцев отнимали – мина шарахнула в пяти шагах. Троих насмерть, а меня вот сшили… Не хочу вспоминать, всякое было – и топили, и взрывали, даже расстреливали…

– Как это? – не понял Алексей. – Свои, что ли?

– Да какие там свои – немцы. – Дьяченко хрипло смеялся. – Свои бы точно расстреляли, они таких промашек не допускают. Под Харьковом в 42-м было дело. Нашим фрицы крупно накостыляли… ну, ты знаешь. Разведрота в котел попала под деревней Карловкой. От своих оторвались – смотрим, танки. Давай отступать, а сзади – тоже танки. А за ними пьяная пехота – бегут, гогочут. Мы полчаса вели бой, пока нас в овраге не зажали. Фрицев положили десятка три, своих убитых человек семьдесят… Помню, сознание потерял от взрыва, очнулся – контуженый, а над душой фриц стоит и в носу ковыряется. В общем, в плен попали, нас десятка полтора таких набралось. В тыл погнали, а там наших тьма-тьмущая – из окружения не вышли. Мы разговоры офицеров слышали: нас хотели в концлагерь по этапу отправить – все же дармовая рабочая сила, но наши ветку ж/д перерезали, и все их планы медным тазиком накрылись. В общем, к оврагу выводили человек по двадцать-тридцать и расстреливали. А потом раненых сверху добивали. Вот и стоим, ну, да, десятка три нас было. Прощайте, товарищи, все такое. Кто-то слезу пустил, кто-то товарища Сталина вспомнил. Перед нами расстрельная команда – десяток фрицев с карабинами. Курят, их офицер по делу отлучился. А мне вдруг так жить захотелось – просто не могу! Ведь когда еще удастся? Солнышко печет, весна. Мужики, говорю, ну, что мы, как бараны, стоим и смотрим, как нас расстреливают? Валом на расстрельную команду, и будь что будет. Глядишь, добежит кто-нибудь. Какая разница, если все равно помирать? А так хоть весело, будет что вспомнить на том свете. А эти ленивцы – да ну, неохота, устали, какой в этом смысл? Отбегались, чего уж там, хоть помрем спокойно. Ну, ей-богу, словно не русские люди. А потом офицер подвалил, эти взяли на изготовку – так народ сразу вник, заволновался. Идея-то проста – хоть как помирать. В общем, рванулись всей толпой на фрицев – и ленивые, и больные, и раненые… Те опешили, зенками хлопают, никогда такого не видели. Офицер визжит, те давай палить. Мы эти тридцать метров – на ура. Третья часть добежала, в рукопашную схватились. Рожи им когтями рвали, представляешь? Борька Семченко офицера кулаком свалил, горло ему каблуком раздавил… Нас пятеро осталось, карабины у немцев отняли, постреляли тех, кто бежать бросился. А до их части метров двести, к нам уже грузовик мчится, с вышки пулемет долбит. Мы – в ров, где трупы, перебрались, и – к лесу. Трое добежали, одного уже в лесу шальная пуля нашла. Вдвоем к своим вышли. Генка Скворцов через месяц на мине подорвался, а я опять все живу… Вывел тогда для себя, в чем состоит смысл жизни: в охоте, мать ее…

– В какой охоте? – не понял Алексей.

– Пока охота что-то, есть смысл, – хрюкнул Дьяченко.

– А сейчас что с тобой происходит?

– Так прошла охота, Леха… Сдаю помалу, пропадает интерес к жизни… Иногда так и думаешь: хоть бы быстрее тебя какой-нибудь бандюган пристрелил. Да и Женьку мучить больше не могу…

– Ты это прекращай, – нахмурился Алексей. – Нам еще уйму работы переделать надо. И жизнь наладится – мы ведь молодые еще.

Дьяченко уже захмелел – не так уж много требовалось, чтобы набраться. Бросил вилку, опять вылавливал пельмени пальцами.

– Ты тут новый человек, Леха, а я уже больше года в Уварове, насмотрелся… – бормотал Дьяченко. – Тут такой шалман при оккупации творился… Мы-то по наивности считали, что вся страна, в едином порыве… Все не так, приятель, предателей было – множество. Поперек горла им была советская власть. Обрадовались, когда немцы пришли. И мародеры, и полицаи, и хиви – добровольные помощники вермахта, какая только мразь не всплыла на поверхность… Подпольщики работали, но им не давали развернуться – провал за провалом, тюрьма, расстрелы… Публичный дом и при немцах процветал, наши девчонки трудились – причем никто не заставлял, сами шли, господ офицеров и солдат ублажали за корку хлеба и рюмку шнапса. Фу, позорище… Оккупанты этот город в кулаке держали, он был важным промежуточным звеном на ж/д магистрали. Эшелоны шли на восток с военной техникой, потом обратно – с ранеными и убитыми. Гестапо и СД лютовали, все у них под контролем было. Через кровь, сопротивление, но порядок навели. Колхозы, что работу прекратили перед их приходом, немцы снова работать заставили, представляешь? Все то же самое, только теперь обслуживали аппетиты вермахта и назывались не колхозами, а общинными хозяйствами. Те же председатели (если в партизаны не подались), та же организация труда, те же структуры. А что, вкалывали на благо рейха, куда деваться, когда родные на прицеле? Масса холуев развелась. Рассказывали, что из Германии приехал немецкий помещик, стал отстраиваться в бывшем дворянском имении графа Мезенского. Нанял батраков, те работали за 200 граммов хлеба в день, обещал особо отличившимся земельные наделы, собственных крепостных – те и рады стараться. Евреев, оставшихся в городе, расстреляли еще в 41-м – куда их еще? Смоленское гетто далеко, накладно туда везти. Их квартиры заняли немецкие приспешники, добро себе присвоили – им, конечно, возвращение советской власти было как кошмарный сон… С осени 43-го тут Смерш и особые отделы работали, как проклятые. Всех, кто на немцев ишачил, – в тюрьму и на зону в Барышево, хватали всех подряд, по малейшему поводу и доносу. В Барышеве несколько дополнительных бараков немцы сами построили. Смершевцы фильтровали всех, кто в СССР возвращался, – пленных, остарбайтеров, коллаборантов… Тут такое творилось, Леха, людям со слабой психикой крайне не рекомендуется…

– По Чертову бору есть что-то новое? – спросил Алексей.

– Ну, партизанскую базу товарища Завьялова там немцы ликвидировали… – Дьяченко застыл, стопка в руке подрагивала. – Лешие там водятся, кикиморы, бродяги, до которых у советской власти руки не дошли. Была еще одна неприятная история, ты, наверное, не слышал… – Он собрался поставить рюмку, но передумал, выпил. – Когда война началась, в тюрьме на Базарной много заключенных скопилось. Были политические по 58-й статье, были уголовники. В Барышеве тоже зэков хватало, но там в основном блатных держали, «бытовиков»…

Немцы продвигались молниеносно, их танковые клинья вырывались вперед, наши не успевали из окружения выйти, их потом мотопехота добивала… В городе суета, химзавод эвакуировали, райком, райисполком, кое-что еще. До простых людей никому дела не было, одни с вещами на восток уезжали, другие оставались, считая, что и при немцах выживут. И тут сообразили – а заключенных-то куда? Матерых уголовников на восток отправили – в мордовские и уральские зоны. Они же наши люди, советские, социально близкие, пусть и оступились, убивали себе подобных… А политические уже не влезали, да и времени не было. Нельзя их оставлять немцам – такая опасная публика: учителя, инженеры, врачи, офицеры Красной армии, а треть и вовсе женщины…

Быстро согласовали с Москвой, все оформили по закону – расстрелять к той-то матери. В грузовики затолкали – и к Чертову бору. Это западная сторона, где разреженные сосняки преобладают. Люди сами себе могилы рыли – сознательность проявляли, ведь времени не оставалось. Потом убивали на краю ям выстрелами в затылок, быстро закапывали. Немцы уже в соседний район входили. Полторы сотни душ – как не бывало. Одного из них ты, кстати, должен знать – это Никита Решетов, с нами в школе учился. Высшее образование получил в Смоленске – на врача-терапевта выучился, вернулся на работу в родной город, отработал несколько лет – и загудел по 58-й за контрреволюционную деятельность. Врагом оказался, кто бы мог подумать? А я ведь виделся с ним за неделю до ареста – я тогда уже в милиции начинал работать… Немцы об этой истории узнали и раздули до неузнаваемости, клеймили «зверства большевиков», «антинародный характер коммунистического режима» и всякое такое. Эта история им на руку оказалась. Наставили в городе агитационных стендов – плакаты об ужасах советской власти и гуманистической миссии великого рейха…

– Что скажешь о членах нашей группы?

– Да все пучком, что о них скажешь… – Дьяченко уже изрядно захмелел, краска слезла с лица, он тяжелел на глазах, но рука машинально тянулась к графину. – Наши люди все преданы делу, опытные, сообразительные… Ну, Петров Коляша немного тугодум, зато все делает, как надо, а мозгами раскидать и без него есть кому… Ленька Куртымов тоже не кладезь ума, но хитрый, черт… иногда сдается, что он специально простака из себя корчит, чтобы жить было проще… Пашка Чумаков – балабол хренов, может под блатного косить, наблатыкался у себя в Одессе, но палец в рот не клади – откусит по самую шею… У него воображение и фантазия знаешь, как работают? Конышев Петр Антонович – зубр, интеллигентен – учительствовал ранее, грамотный весь из себя, хотя никогда ни в каких буржуазных организациях не состоял – как революция случилась, бросил свой университет, вступил в рабоче-крестьянскую милицию… Беда у него случилась страшная, до сих пор не может оправиться человек: каратели всю семью расстреляли – жену, двух сыновей… Говорят, он поначалу чуть не свихнулся, руки на себя наложить хотел, но потом оправился, приказал себе жить дальше… Егорка Гундарь особистом был на фронте, с тех пор так и остался не в меру подозрительным. Может и промолчать, а на карандаш возьмет. Но человек нормальный, без подлости – уже проверено… Кто там остался? Ах да, Стас Вишневский… Тоже нормальный парень, бывший разведчик, как и я, голова варит, драться умеет – на моих глазах однажды бандиту так припечатал – у того чуть голова не отвалилась. А револьвер, что из руки выскочил, потом два часа в кустах искали, Стаса костерили… Все с ним нормально – вот только чуть меньше бы собой любовался и по бабам не так охотился…

Настал момент – Дьяченко не донес до рта последнюю рюмку, уронил голову.

– Поникла буйная головушка, – прокомментировала ситуацию пробегающая мимо Альбина. – Вы расплатитесь за него, Алексей Макарович? Не хотелось бы у товарища по карманам шарить. Да и закругляться пора, мы скоро закрываемся…

Вечер завершался не так, как хотел Алексей. Дьяченко храпел, издавал другие неприятные звуки. Алексей был трезв – сам себе удивлялся. Вроде тоже выпил немало, а вот не пробрало. Только сейчас он обнаружил, что заведение пустеет, а стрелки часов подпирают отметку «12». Он рассчитался за себя и за того парня, сделал попытку выволочь Дьяченко из-за стола. Но тот брыкался, мычал – просил оставить его в покое.

– А вы давайте его к нам в бытовку, – предложила Альбина. – Там стеллаж пустует, мешков накидаем, пусть спит. А мы с вами можем чаю попить или… чего покрепче. Вы же крепкий мужчина, вам – все равно что слону дробина…

Приглашение более чем прозрачное, а еще – она смотрела с такой надеждой. Мол, много вокруг мужиков, но все не то… А у него совершенно не было желания проверять, насколько теплый у Альбины стан. Он извинялся, бормотал, что обязан доставить пьянчугу домой, иначе жена не поймет.

Альбина вздыхала, предусмотрительно открывая перед ним двери. Алексей выволок Дьяченко на свежий воздух, привел в чувство оплеухами. Тот мотал головой, пьяно ругался. Пришлось взвалить на себя эту кашляющую, матерящуюся тушу и волочь. Олег почти не переставлял ноги, пытался что-то петь, глупо смеялся.

Людей на улице почти не осталось, начиналась глухая ночь. Любой желающий мог подойти и расстрелять обоих в упор. Капитан надрывался, но тащил товарища. У переулка сделал передышку, свалил бесчувственное тело на пенек, перевел дыхание. Снова потащил – по безлюдному проулку, по задворкам бывшей фабрики народного промысла. Проволок мимо своего дома, затем был еще один, у которого Черкасов сделал очередную вынужденную остановку.

– Брось, командир, не донесешь… – пускал пузыри Дьяченко. – Да не меня, дубина, пулемет… – и изрыгал из себя пьяный смех пополам с кашлем.

Черкасов заволок его в подъезд, прислонил к стене, постучал в дверь.

– Олег, это ты? – донесся тихий женский голос.

– В некотором роде. Открывайте, почтовая доставка… – выдохнул со злостью Алексей. За дверью испуганно молчали. Он сообразил, что перегнул.

– Все в порядке, Евгения, это коллега вашего мужа. Забирайте своего любезного…

Ему отворила молодая женщина среднего роста с заколотыми на затылке волосами. Она куталась в теплый платок, смотрела с испугом на обоих. Потом сообразила, заохала, стала суетиться, подставлять плечо.

– Господи, мужчина, большое вам спасибо, что принесли, не оставили на улице… Я сама дальше справлюсь, мне не впервой…

Она сжимала зубы, в глазах блестели слезы. Жену коллеги он представлял себе иначе – рисовалась независимая статная особа, от которой все мужчины падают налево и направо. А она оказалась невысокой печальной женщиной – причем совсем не сильной. Он убедился в этом, когда спустился на пару ступеней и обернулся. Ее усилия ни к чему не привели – муж падал! Ахнув, Алексей кинулся обратно, схватил пьяного за шиворот. Тот просто спал – не мычал, не ругался.

– Куда его кантовать, говорите, гражданка… Да быстрее решайте, не удержу…

– В дальнюю комнату, там кушетка…

Потоки пота сошли, пока капитан проволок товарища через маленькую квартиру, цепляясь за острые углы, и сгрузил его на старенький скрипящий диван. Дьяченко застонал во сне, вытянул ноги, отвернулся, продавив носом обивку. Богатырский храп сотряс стены.

– Рекомендую до утра не трогать, разве что ботинки снимите, только осторожно, – отдышавшись, посоветовал Алексей. – Знаю по себе, нет зверя страшнее, чем разбуженный посреди ночи пьяный в стельку милиционер. А утром можете из него веревки вить – шелковым будет.

– Спасибо вам огромное. – Женщина прижала руки к груди и посмотрела на Черкасова ясным жалобным взором. – А вы Алексей, да? Его начальник?

– Да.

– Он говорил про вас, когда пришел с работы. Я сегодня как раз вернулась с дневной смены, вечер оказался свободным…

– Как же вы допускаете такое? – капитан кивнул на храпящего товарища. – Или вы не сторож мужу своему?

– Вы знаете, такое нечасто бывает, обычно он держится… – Женщина судорожно пыталась улыбнуться. Она действительно была чертовски привлекательной – даже с собранными волосами, дурацким платком на груди. – Я сегодня ужин сделала, ждала его. Он поздно пришел, какой-то бледный, сказал, что день выдался тяжелым, была перестрелка, что-то еще…

– Да, была, – согласился Алексей и тут же спохватился. – Но ничего опасного.

– Знаю я, как это не опасно, не обманывайте меня… Я в поликлинике работаю, это место, куда стекаются все слухи, сплетни и достоверная информация. Знаю, что случилось на заводе ЖБИ, что милиция с кем-то воевала в лесу – там настоящий бой шел… Он поужинал, сказал, что скоро придет, и ушел. Я уже прокляла, что вылила его бутылку, которую он спрятал под сараем. Лучше бы дома пил, чем вот так, неизвестно где…

– Сочувствую, Евгения, – сухо улыбнулся Черкасов, – не могу избавиться от ощущения, что все ваши проблемы носят искусственный характер. Мы пережили страшную войну, у людей есть дом, работа, какие-то средства к существованию – живи и радуйся, кто не дает? Да, трудно, но в войну-то ведь было труднее? Зачем вот это? – Он снова покосился на спящего беспробудным сном Дьяченко.

– Так вы ему и говорите, – всхлипнула Евгения. – Разве я против… У него этот самый, как он любит говорить, постмобилизационный синдром. Сам, наверное, выдумал…

– Конечно, сам, – подтвердил Алексей. – В противном случае вся страна бы под забором валялась. Спокойной ночи, Евгения, я должен идти.

– Подождите, куда вы пойдете? У вас рукав порвался, посмотрите на себя, – испугалась женщина.

Он посмотрел и тоже испугался. Левый рукав кожаной куртки разошелся на две половинки.

– Снимайте куртку и садитесь пить чай, он еще не остыл, – она вталкивала его в смежную комнату. – Ваше счастье, что по шву разошлось – зашью, незаметно будет. Не волнуйтесь, я шить умею, столько раненых в госпиталях перештопала, и даже вон то храпящее чудо, когда ему осколком живот распороло…

Алексей сидел, как на иголках, спешил допить наваристый чай, отказался от сушек. Женщина расположилась напротив, ловко штопала куртку, высунув язычок от усердия, иногда поглядывала на него, смущалась. Из дальней комнаты доносился заливистый храп.

Она негромко рассказывала о себе: о том, как бросила обучение в текстильном институте, когда началась война, как записалась на курсы медсестер – это был единственный способ для женщины оказаться на фронте и принести пользу. Как кочевала по фронтовым медсанбатам, как увидела в госпитале этого парня, мечущегося в бреду, как он тронул ее черствеющую душу… А сейчас не может понять, чем, собственно, тронул, алкоголик проклятый. Со здоровьем у него проблемы, советов не слушает, к врачам не ходит – и что делать? Молотком по башке и на себе волоком в больницу? Так вы сами его тащили, знаете, какая туша…

– Детей вам надо завести, – назидательно сказал Алексей. – Почему не заводите?

– Да предлагала уже, – вздохнула Евгения. – Его ужас охватывает. Говорит, нам не прожить на одну зарплату, что это чудовищная ответственность… А мужику, между прочим, скоро тридцать пять, старость не за горами… Да о чем вы вообще говорите, – женщина потупилась. – Я уже давно перестала интересовать Олега как женщина… На работе напашется, домой придет, выпьет, или без выпивки спать завалится, а я сижу тут одна, думу грустную думаю…

– Вот спасибо, вы так отлично все сделали. – Алексей забрал свою отреставрированную куртку, стал неловко ее натягивать. – Вы прирожденная портниха, Евгения. Пойду, время позднее, вы тоже спать ложитесь, только не забудьте утром своего суженого поднять…

– Ой, я вас провожу, – она сглотнула, тоже поднялась.

Прихожая была тесная, заставленная колченогой мебелью. Она протиснулась к двери, стала колдовать с замком. Для двоих там места не было, она прижалась к вешалке, он протискивался мимо. Их тела соприкоснулись, он почувствовал ее грудь под одеждой. Женщина возбужденно задышала. Он не смог пройти мимо, застыл. Голова закружилась, дышать стало трудно, руки непроизвольно взяли ее за бедра, ее дыхание еще больше участилось, стало горячим.

Алексей напрягся, а она, наоборот, расслабилась, откинула голову на старую одежду, вожделенно застонала. И уже неважно, случайно ли так вышло, или она искусно подстроила эту «встречу». Одна рука поползла выше, другая ниже, срывалось дыхание.

Алкоголь еще не выветрился, он-то и оказал подлую службу. Алексей перестал соображать, мозг отключился от нахлынувшего вожделения. Женщина была чертовски хороша, а в эту минуту, едва освещенная, просто сводила с ума. Отскочила заколка, приятно пахнущие волосы рассыпались на плечи. Он потянулся к ее губам, и она жадно прильнула к нему, стала целовать с остервенелым напором, окончательно повергая его благоразумие в прах. В голове оставалось лишь одно! Он жадно целовал ее, расстегивая кофточку срывающимися пальцами, хрипло бормотал какую-то ахинею. Она тоже не теряла время, дотянулась до его брюк, стала расстегивать ремень…

Это был неконтролируемый ураган. Страсть обуяла, и капитан милиции уже не отвечал за свои поступки. Все произошло прямо здесь, в прихожей, на дубовой тумбе, прикрытой салфеткой, под прерывистый храп мужа в дальней комнате… Они тяжело дышали, обливались потом, долго не могли оторваться друг от друга. Она продолжала осыпать его поцелуями, шептала ласковые слова, гладила по голове, как ребенка. У нее были теплые руки, мягкое податливое тело. Понимание приходило постепенно. В голове уже что-то брезжило, охватывала паника. Он сделал попытку оторваться от нее, она не дала, соскользнула с тумбы, прижалась к нему всем телом.

– Подожди, Алеша, не спеши, постой еще минутку, он не проснется… Так хорошо с тобой, я просто с ума схожу…

«А ведь это всего лишь первый день в моем городе, – мелькнула ошеломляющая мысль. – Что же я творю, идиот?»

– Евгения… Женя… Не надо, все, хватит… – он с усилием оторвался от нее. Лоб покрывала испарина. – Это нехорошо, Женя, вы должны понимать… Да, нам было приятно, но давайте поскорее забудем, сделаем вид, что ничего не было… У вас семья, а я всего лишь привел вашего мужа…

Она льнула к нему, что-то шептала, просила задержаться, но он уже катился по лестнице. Пнул ногой дверь, провалился в глухую ночь…

Глава шестая

Было плохо, но не от водки. Терзал стыд, совесть скручивала в рогалик. Час ночи, он давно должен спать! Что нашло на него? Какие слабые и бесхарактерные существа – мужчины!

Образ женщины в его объятиях преследовал, он еще чувствовал ее дыхание на своем лице. До родного подъезда всего полтора дома. Он пролетел их за две минуты, отдышался под тополем. Какой он нежный и чувствительный, кто бы мог подумать? А Олег Дьяченко полный дебил – даже не догадывается, какое у него в доме сокровище! Впрочем, обычная история: что для одних – сокровище, для других – просто жена…

В доме не светилось ни одно окно – население спало. Вернулась настороженность. Нельзя забывать, где находишься!

Он просочился в подъезд, сжимая в кармане рукоятку пистолета. Поднялся наверх, включил плоский ленд-лизовский фонарик, умещавшийся в нагрудном кармане. В доме стояла тишина, люди спали. Он осмотрел замок, скобы. Одна скоба показалась чуть выдернутой – словно кто-то пытался сковырнуть ее стамеской. Или показалось – сам оставил в таком положении. В любом случае весь прочий крепеж был на месте, значит, посторонние не входили.

Он снял замок, вошел внутрь, заблокировал дверь гвоздодером. Быстро осмотрелся, выглянул на балкон. Балконная дверь тоже оставалась в неприкосновенности.

Алексей зажег свечу, развалился на софе. Какого дьявола он полночи куролесил? Давно мог спать. Сходил, называется, поесть… Сна не было ни в одном глазу. А через пять часов вставать.

Он отомкнул шпингалет, вышел на балкон перекурить. В голове витали остатки алкогольного дурмана. Образ женщины потускнел, но еще был здесь. Он чертыхнулся. Вот так всегда. Сделать хрень – секундное дело. А потом сидишь и думаешь: ну, и зачем ты это сделал? Ладно, пусть останется на его совести…

Он жадно затягивался, успокаивал взвинченную нервную систему. Балкон семейства Чаплиных пустовал. Слева, в четвертой квартире… Он вздрогнул, рука машинально дернулась в карман. Успокоишь тут, пожалуй, нервную систему! На балконе кто-то был, из-за простенка выглядывал смутный профиль. Человек был неподвижен, потом поднял руку, почесал нос.

– Не пугайтесь, – услышал он приглушенный мужской голос. – Я чувствую, как вы напряглись – не надо. Я всего лишь ваш сосед. Тем более я вас не вижу.

– Я тоже вас не очень вижу, – признался Алексей. – Ночь на дворе, знаете ли.

– Вы не поняли. – В голосе собеседника прозвучал снисходительный смешок. – Я вас в принципе не вижу. И днем тоже. Я слепой… Инвалид по зрению.

– И давно? – зачем-то спросил Алексей.

– Всегда… С рождения. И в связи с этим плохо представляю, что такое быть зрячим. Нет, умом я понимаю, что такое видеть, представляю, как живут и ориентируются все остальные, а вот рассудком все равно непостижимо…

– Простите.

– Да ради бога, зачем вы извиняетесь. – В голосе собеседника отсутствовали эмоции. – Мне от этого ни холодно, ни жарко. Вас зовут Алексей? Вы новый начальник нашего уголовного розыска? Я просто пару часов назад на этом же месте разговаривал с Яковом Моисеевичем Чаплиным…

– Да, это я, вы не ошиблись. А вас зовут…

– Виктором. Виктор Иванович Левицкий, 36 лет от роду, в армии не служил по вполне понятным причинам. Переехал с матерью в эту квартиру в мае 39-го. Я помню ваших родителей, но сами вы уже здесь не жили, так что мы раньше не имели чести познакомиться…

– Не возражаете, если я освещу вас фонарем? – перебил Алексей.

– Могли бы не спрашивать, – усмехнулся сосед.

Он включил фонарь. Узкий свет вырвал из темноты худое лицо с острым подбородком, крупную залысину на лбу, окольцованную коротко стриженными волосами. Человек был в черных очках. По губам соседа скользила легкая усмешка.

– Почему вы ночью носите очки? – спросил Алексей, выключая фонарь.

– Исключительно для вас, уважаемый… Боюсь, без очков я показался бы вам не совсем приятным…

– Вы один живете?

– Да, получается, что один. Мама умерла осенью 41-го – стояла в очереди за хлебом, внезапно стало плохо с сердцем, спасти не смогли – да никто и не усердствовал. Новость сообщила соседка снизу Прасковья Семеновна. Она хорошая женщина, после похорон стала приходить, как-то поддерживать, разговаривать со мной…

– С тех пор вы все время один? – недоумевал Алексей.

– Нет, в период оккупации со мной жила женщина… Не удивляйтесь, Алексей, я точно такой же мужчина, как и вы, – с одним-единственным недостатком… Ее звали Татьяна, она была на восемь лет старше меня, ее дом в Криводанном переулке полностью сгорел, жила в подвале, мы познакомились в очереди за продуктами. Ребенок умер от тифа, муж пропал без вести в первые дни войны. Мы жили вместе. За Татьяной пришли полицейские весной 43-го, объявили, что ее включили в списки лиц, перемещаемых в Германию на работы, дали на сборы и прощание десять минут… С тех пор я ее не видел, она так и не вернулась.

– Как вам удается жить одному?

– В этом ничего сложного, поверьте… До войны я работал в местной типографии – автоматическая работа по укладке и упаковке продукции. При немцах тоже надо было что-то делать, дабы не загнуться от голода – знакомый помог устроиться в мастерскую похоронных принадлежностей, я обтягивал тканью гробы для немецких солдат и офицеров, выполнял мелкие портняжные работы… Надеюсь, это не повод обвинить меня в сотрудничестве с оккупационными властями? Сейчас я совершаю прогулки по местным организациям – школы, типография, механические мастерские, пытаюсь убедить работодателей, что еще не пришел в полную негодность. Государство поддерживает – я получаю ежемесячно 87 рублей. На поддержание штанов хватает. Но этого мало, я продолжаю искать работу, хочется быть полезным своей стране…

– То есть вы запросто гуляете по городу?

– Так же, как вы. Еще ни разу не промахнулся мимо собственного дома… Вы удивитесь, но я вижу. Вижу не так, как вы и все другие, это идет не от глаз – от мозга, носа, ушей, это трудно объяснить тому, кто никогда подобного не испытывал. Это на грани интуиции, особого чутья, особого восприятия. Когда я держу в руках деньги, я знаю, какие это купюры. Говоря с человеком, я понимаю, какие эмоции у него на лице. Я чувствую, будет ли дождь, могу предсказать похолодание. Знаю, где лежат мои вещи, легко в них ориентируюсь. Ненавижу беспорядок вокруг себя. Прекрасно развита память: социальная, пространственная, обонятельная, тактильная… Немцы в годы оккупации мной совсем не интересовались, хотя должны были ликвидировать, как неполноценного. Однако этого не случилось. Пару раз вызывали в полицию, некий господин Остапчук проводил со мной беседы, интересовался, как я живу. Признаться, возникала мысль, что сейчас расстреляют. Но бог милостив, как говорят несознательные верующие. А ведь раньше я был пионером, комсомольцем – по возрасту уже выбыл, но комсомольский билет по-прежнему храню. И от немцев прятал его под половицей…

– Вы неплохо начитаны…

– Да, я посещаю библиотеку, беру книги на дом – к вашему сведению, свой шрифт Луи Брайль изобрел более 120 лет назад – а если быть точнее, в 1824 году. Мальчику было 15 лет, воспалились глаза после инцидента в мастерской отца, и он потерял зрение, после чего изобрел свой собственный шрифт… Вы осветили меня фонарем – я не видел свет, но я его ощутил. Ваше лицо сейчас обращено ко мне, вы курите, сбрасывая пепел постукиванием указательного пальца, свободной рукой опираетесь на перила, которые у вас довольно хлипкие. У вас был трудный день, вы эмоционально перегружены, вы выпили – но не пьяны, очень устали, хотите спать. Вас что-то беспокоит – за неимением других определений, я бы назвал это совестью…

– Да, вы правы, Виктор, я устал. – Алексей щелчком выбросил окурок. – С вашего позволения пойду спать.

– Спокойной ночи, Алексей…

Его оплетало что-то липкое, гадкое, почти мистическое. Оснований для беспокойства было больше, чем достаточно. Он запер балкон, задернул штору, завалился спать в одежде, сунув под подушку пистолет…


Жизнь в отделе уголовного розыска протекала размеренно, неторопливо. Павел Чумаков закопался в папки с уголовными делами. Иногда он показывал нос, обводил отрешенным взглядом присутствующих и вновь погружался в мир убийств и грабежей. Олег Дьяченко спал, уронив голову на стол. Пространство кабинета насыщалось сивушными ароматами. У него хватило мужества проснуться и дойти до работы – где он снова и отключился. Петр Антонович Конышев перетирал зубами мундштук папиросы, что-то писал, время от времени отрывался от писанины, с укором смотрел на Дьяченко.

Только сейчас Алексей обнаружил фотографию на столе Конышева: женщина с улыбчивым лицом, двое детишек, на верхнем плане сам Петр Антонович: лицо непривычно ясное, одухотворенное. Фото явно довоенное. Конышев словно стеснялся его – отворачивал от других, сам старался не смотреть, тем не менее всегда держал под рукой.

Алексей просматривал заключение криминалиста по вчерашним трупам на заводе ЖБИ. В принципе, ничего интересного, все и так понятно. Он с досадой отбросил листы, вынул пачку папирос.

– Опочки, спящий красавец, – обнаружил Стас Вишневский, входя в комнату. Подобрался к Дьяченко, потянул носом. – Устал человек… Эх, завидую людям, у которых жизнь состоит из одних удовольствий. Будить не пробовали?

– Поцеловать надо, иначе не проснется, – проворчал Конышев и устремил задумчивый взгляд на начальника отдела. – Спокойный ты какой-то, Алексей Макарович. Это вы с ним вчера, что ли?..

– Посидели в заведении, – подтвердил Алексей. – Проблемы у Дьяченко, решать их надо. – Он посмотрел на часы, хлопнул в ладоши. – Так, быстро все выходим из спячки, рабочий день пришел! Товарищ старший лейтенант, вас это тоже касается!

Дьяченко очнулся, устремил на начальника воспаленный взор, захлопал глазами. Физиономия была мятая, до синевы бледная.

– Вот черт… Прошу прощения, сморило… – Он судорожно пошарил по карманам, вынул мятую пачку. – Виноват, командир. Хрень вчера со мной случилась… Евгения сказала, что ты меня в дрын пьяного приволок, да уж, стыдоба… Слушай, ты за меня вчера в кабаке рассчитался? Я отдам, ты не волнуйся… – Он снова начал шарить по карманам.

– Ладно, забудь, – нахмурился Алексей. – Что было, то прошло, но больше так не делай.

А о том, чего не было, лучше не вспоминать… Такое ощущение, что гвоздь из стула вылез, хотелось ерзать, а лучше провалиться сквозь землю. «Забудь, – твердил про себя капитан. – Этого не было. Кто докажет обратное? Евгения не дура, не станет хвастаться перед мужем. А слухи поползут – можно изобразить праведное негодование и списать на происки недоброжелателей».

Он перехватил удивленный взгляд Конышева. Похоже, Петр Антонович что-то заподозрил – вот же старый лис! Только этого не хватало! Он сделал сосредоточенное лицо, стал перекладывать бумаги.

Дьяченко ничего не заподозрил, широко зевнул, вынул из кармана пару смятых банкнот с изображением Ленина, пересчитал, помялся и стал запихивать обратно.

Вошли Гундарь с Куртымовым.

– Здравия желаю всем, – проворчал Гундарь, озирая собравшихся. – Вот почему я не перевариваю Агнессу Львовну, кто бы объяснил? – пожаловался он. – Что за баба вообще такая? Мимо не пройдешь – обязательно что-то скажет: то заигрывает, то издевается… А мы чего скалимся? – уставился он на Чумакова.

– Ничего, – Павел пожал плечами. – Представилось, как ты ее не перевариваешь… Не обижайся, Егор, воображение разгулялось.

Оперативники лениво похихикали.

– Да ну вас, – отмахнулся Гундарь, направляясь к своему столу.

– Неласков ты с бабами, Егорка, – заметил Конышев.

– Бывшая жена научила жестокости, – буркнул Гундарь и не стал развивать тему.

– Есть, что доложить, товарищи оперативники? – спросил Алексей.

– Вечером с Куртымовым съездили на хлебозавод, поговорили с людьми, – сказал Конышев. – Директор Ильинский почти сутки не выходил с завода и не приближался к своему служебному «Опелю». Водителя отпустил – у того скончался отец, и все интересующее нас время занимался подготовкой к похоронам, раздвоиться не мог. На проходной объяснили ситуацию – они не могли проворонить исчезновение машины, поскольку у проходной ее не было. Она стояла в стороне, у жилого дома, за будкой подстанции, и сторожа на проходной ее не видели. В остальные дни она всегда находится на стоянке у заводских ворот.

– Почему же в этот день не стояла?

– Это тоже объяснили. Когда водитель в последний раз подвозил директора, стоянка была занята – прибыла колонна хлебовозов из соседнего района. Начальник вышел у шлагбаума, пошел на завод, а водитель отогнал машину к жилым строениям и пошел по своим делам.

– То есть все виноваты, и никто не виноват, – задумчиво пробормотал Алексей.

– Виноватые будут, найдем, – отмахнулся Конышев. – Уж кого-кого, а виноватых у нас всегда находят быстро.

– Снова замкнутый круг, – пробормотал Дьяченко, усердно окуривая комнату.

– Ага, – согласился Чумаков. – Кстати, идеальная форма тупика.

– Егор, вы вчера с Куртымовым и Петровым ездили в Барышево, – обратился Алексей к Гундарю. – Что по зэкам удалось выяснить?

– Там уже целый город построили, – ухмыльнулся Гундарь. – Со всей области свозят неблагонадежных, подозрительных и конкретных врагов.

– Егорка даже пару знакомых встретил, – усмехнулся Куртымов и быстро поправился: – По эту, разумеется, сторону колючки.

– Да, мы вместе с этими товарищами в Особом отделе служили под Гродно, – развил тему Гундарь. – Они и ввели нас в курс дела. Охрана – до батальона внутренних войск. Там же – казармы, столовая, клуб, магазин – в Уваров военные почти не выезжают, в городе своя гарнизонная рота. Там все смешалось – «бытовики», политические, урки-отрицалово. Последних с Урала привезли полгода назад аж двумя эшелонами. Зона считается «красной», актив лютует, блатным не развернуться – их просто давят, не дают жить по понятиям, работать заставляют, понимаешь… Трудятся все – у зоны несколько строительных объектов. По соседству лагерь с военнопленными, их порядка трехсот человек. Немцы мирные, не строптивые, ждут не дождутся, когда их на родину начнут депортировать…

– А вот этого не дождутся, – вставил Куртымов. – Поскольку хорошие работники – исполнительные и организованные. Какой же начальник предприятия просто так отдаст такое сокровище?

– Ближе к Уварову – колония-поселение, где живут расконвоированные. Многие работают в городе, добираются до него своим ходом. Поселение небольшое, человек тридцать. Побегов не было – зачем, если им и так вольготно? Отбудут остаток срока – и по домам. А если амнистия – то еще лучше. Режим мягкий, контроль слабый. Формально они обязаны прибывать к определенному часу, но на многое охрана закрывает глаза – особенно если ее подмазать. И женщины бывают, и выпивка. Все удовольствия – по договоренности с начальством. Обходится без ЧП. Если ЧП – драка с поножовщиной или открытое неповиновение – тогда им кранты, никто из зоны больше не выйдет, они прекрасно это понимают. Данная публика считается не опасной.

– За что отбывают?

– Кто как. Бытовые преступления, общеуголовные. У кого-то наказание еще с войны тянется. Вроде осознали, отсидели, искупили, а закон есть закон – обязаны до конца отбыть.

– То есть теоретически возможно, что эти люди причастны к нашей банде?

Оперативники молчали, не решаясь высказаться категорично.

– Ну, не знаем, товарищ капитан… – как-то во множественном числе, словно выражая коллегиальное мнение, сказал Куртымов. – Только теоретически… на уровне мозгового центра, так сказать. Ведь каждая акция – это усердно подготовительная работа. Ее не могут делать люди, которые днем работают, ночами сидят в колонии, а свободны урывками, и всегда на виду…

– Согласен, – кивнул Алексей, – звучит фантастично. Но режим в колонии, говорите, очень мягкий…

– Вот, полюбуйтесь, – сменил тему Пашка Чумаков – он наконец нашел в стопке уголовных дел то, что искал. Народ неохотно потянулся к его столу. Фотография была старая, архивная – фигурант с тех пор вряд ли помолодел. Вытянутая снулая физиономия, волосы редкие, череп угловато-обтекаемый, глаза смотрели воровато, хитро, словно этот тип во время съемки прикидывал, что бы стырить у фотографа. – Гляньте, какой орел, – любовался на фото Чумаков, – грудь колесом, волевой подбородок…

– Их вроде два, – засомневался Алексей.

– Два волевых подбородка, – засмеялся Пашка.

– Что за крендель? – протянул Конышев. – Хотя постой-ка, он у нас однажды проходил…

– Вот только не прошел, – хмыкнул Чумаков. – Доказательств не собрали – хотя чего их было собирать? Не разменивались на всякую шваль – по большим фигурам работали… Пропал он в последнее время из поля зрения, подзабыли про «его высочество»… Сивый это, – пояснил Чумаков. – Погоняло у него такое.

– Какая оригинальная погремуха – Сивый… – пробормотал Черкасов.

– Так фамилия у него – Меринов, – хохотнул Пашка. – Сам бог велел. Да он в натуре сивый – жухлый, бацильный, седина в волосах, хотя самому едва за тридцатник. Трудное у них житье – у блатного населения.

– А, помню, – почесал затылок Конышев. – Он же байданщиком был – вокзальным вором. Между делом домушничал, по майданам бегал… – Конышев смутился, косо глянул на начальника. – Это у них на фене – в поездах воровать.

«А мы, можно подумать, не знаем», – подумал Алексей.

– Точно, ты же челюсть ему вправлял, – вспомнил Дьяченко. – Их трое было в банде квартирных воров: один отвлекал, другой орудовал, третий относил подальше украденное. Разделение труда, так сказать. Сивый был носителем, верно? Вину не доказали, отпустили, но по зубам ты ему душевно съездил – хотя не наш это, конечно, метод…

– Но без зубов ему действительно лучше, – уверил Чумаков. – Ну, да, их трое было – Сивый, Бурун и Косарь. Первый сейчас у дяди на поруках, второй на лимане…

– Мужики, вы бы по-русски выражались, – поморщился Алексей.

– А мы по какому? – удивился Пашка. – По английски, что ли? Закрыли Буруна – поехал по этапу за 101-й километр. Долго ему лес валить – к квартирной краже еще и убийство пристегнули, в нагрузку, так сказать. Косарь скрывается от милиции, давненько мы не видели его открытую честную физиономию. Сивый пропал на несколько месяцев, а сейчас вроде опять возник в городе, на вокзале промышляет, как и раньше – мне информатор по секрету сообщил. Сивый, в принципе, всего лишь вор, крупных грехов на себя не берет – не потому, что гуманист, а кишка тонка…

– И к чему этот долгий заезд? – перебил Черкасов. – Мало ли воришек на бану промышляет, за всеми не уследишь. Это участковых работа и линейного отдела на транспорте.

– Да в том-то и дело, – Чумаков как-то заговорщицки понизил голос. – Сивый похвастался моему человечку, будто знает людей, совершивших налет на ресторан на Советской. Мол, очень серьезные люди, никому о них говорить нельзя… Ходил вокруг да около, ни одного имени не назвал – у информатора возникло мнение, что Сивый преувеличивает. Всех исполнителей он, конечно, не знает, но малую толику ему сорока на хвосте принесла. А поскольку мы склоняемся к мнению, что все акции совершает одна и та же банда… – Чумаков выразительно замолчал.

– Да ну, – засомневался Конышев. – Кто Сивый, и кто наши бандиты! Это же разные полюса преступного мира.

– Извини, Антоныч, за что купил, – развел руками Пашка. – А преступные миры, знаешь ли, пересекаются. Обеспечить выполнение акции могут и сявки. Личности исполнителей при этом скрываются, но у сявок ведь тоже мозги есть? Нужно выяснить, к какому часу подвезут в ресторан комиссию с химзавода, кто из персонала будет присутствовать, план здания. То есть разговоры, расспросы, возможно, рекогносцировка местности. Слово за слово, одна баба сказала другой, Сивый что-то услышал или увидел, решил проявить любопытство… Неужели не знаешь, как это бывает?

– Вилами по воде, – поморщился Алексей. – Но пообщаться с Сивым есть смысл.

– Для начала надо его отловить, – хихикнул Вишневский. – А это то же самое, что пескаря ловить руками.

Затрещал телефон на столе. Совместно с делами избавленный и от приставки «и. о.» Конышев сгрузил на Алексея и этот перемотанный изолентой аппарат.

Алексей схватил трубку.

– Товарищ капитан? Алексей Макарович? – пробился сквозь помехи знакомый голос. – Петров у аппарата. Виноват, не дошел до отдела, у дежурного застрял. Снова происшествие, Алексей Макарович, – в музее обнаружили труп.

– Где? – Челюсть отвисла от удивления.

– Ну, в музее, я же сказал… У нас в городе есть художественный музей. В нем картинная галерея и что-то из народного промысла. Он тоже на Советской, как и РОВД, только в двух кварталах на восток… Это, кажется, сторож. У них пропало кое-что из коллекции, директор, говорят, чуть не застрелился…

– Понял. – Алексей бросил трубку, озадаченно почесал щеку, уже обрастающую щетиной. Народ безмолвствовал.

– Петров звонил. Убийство в музее, – вымолвил наконец.

– Как художественно, черт побери… – прошептал Дьяченко.

– Плюс похищение, – добавил Алексей. – Черт, надеюсь, это не «Джоконда»… Признаться, неожиданно.

– Да уж, – пробормотал Конышев. – А при чем тут наша банда?

– А это зависит от того, что сперли из музея, – хмыкнул Гундарь. – Если что-то значимое, очень дорогое… Хотя, согласен, странно. Не думал, что эти изуверы еще и ценители искусства…

– Надо ехать, Алексей Макарович, – неуверенно вымолвил Чумаков. – Пора уж прикоснуться и к прекрасному…

– Вы с Вишневским к нему не прикоснетесь. Придать себе соответствующий образ и марш на вокзал, искать Сивого. Только не надо устраивать пальбу с гонками по головам пассажиров. Не найдете – включайте внештатную агентуру. Остальные – в машину.

Черкасов последним выходил из отдела. Идущий перед ним Конышев слегка отстал, посмотрел как-то странно. Покосился на оторвавшихся товарищей и решился:

– Слушай, Макарыч… Я это самое… В общем, не первый год в этом болоте, кое-что понимаю даже без слов, по глазам. Что это было у тебя с жинкой Дьяченко? Может, не мое это дело, хотя как сказать… Я же видел, как ты на него смотришь, меня не проведешь… А потом узнал, что вы с Женькой наедине остались… Ты умеешь прятать чувства, Макарыч, а в тот момент не спрятал… Слушай, Женька баба не простая, не сказать, что шлюха, но лучше тебе от нее держаться подальше…

– Антоныч, прекращай, – поморщился Алексей. – Не было ничего, понял? А что и было – так это по пьяному и неосознанному делу. Ты умеешь помалкивать?

– Помалкивать-то я умею, – кряхтел заслуженный оперативник. – Но советом не побрезгуй, командир, не продолжай это грязное дело, не доведет оно до добра. Ты уж с ума-то не сходи – не успел приехать, и сразу такое… У нас в в/ч недавно случай был похожий: женатый майор, заместитель начальника штаба по строевой части, замутил амуры с вольнонаемной бабой. Да так у них все жарко стало, что концы вылезли. Жена выведала, накатала заявление на имя командира части. Бабу с треском уволили, майора – под суд офицерской чести, опозорили по полной… Так что ты поосторожнее, Макарыч. Ладно, замолкаю, шут с тобой…

Глава седьмая

Художественный музей районного масштаба занимал небольшой двухэтажный особняк. До революции в нем обитало семейство купцов – эксплуататоров и спекулянтов. Кладка в нескольких местах выглядела как новая – явно заживляли раны, нанесенные войной. Ограда из белого штакетника, маленькие елочки в палисаднике, чахлая клумба. На окнах симпатичные резные наличники и толстые решетки по всему периметру. На высокое крыльцо вели деревянные ступени. Табличка над входом не производила впечатления, слишком мелкий шрифт.

На обочине у особняка стояла легковая милицейская машина и американский «Виллис», затянутый брезентом. Автомобильные номера высоких районных лиц Алексей уже знал. Данное творение империалистического автопрома числилось за первым секретарем райкома товарищем Нестеренко.

В машине скучал водитель, вдоль ограды прохаживались постовые милиционеры. Опергруппа выгрузилась из «туристического» автобуса и степенно отправилась к музею.

– Прибыли туристы, – захихикал постовой, делая ехидную мину. – Долго вы что-то едете.

– Ну, и что с того, что долго? – с достоинством отвечал Конышев. – Зато неумолимо и неизбежно.

С крыльца спускался грузный мужчина в полувоенном френче и широких галифе. «Видимо, в кавалерии служил с товарищем Буденным, – оценил на глазок Алексей. – Теперь копирует походку и усы».

Растительности под носом у ответственного товарища было с избытком. Он возмущенно фыркал, усы раздувались. Мужчина спустился с крыльца и размашисто зашагал к калитке. Пришлось из вежливости посторониться.

– Вы начальник опергруппы? – Усатый смерил капитана пронзительным взглядом. Алексей его выдержал.

– Да, моя фамилия Черкасов.

– Почему так долго, товарищ Черкасов?

– Разве? – удивился Алексей. – Мы прибыли сразу, как только поступил сигнал. Почему он поступил с задержкой – вопрос не к нам.

– Ладно, работайте, – поморщился мужчина. Он поколебался, протянул короткопалую конечность. – Нестеренко Павел Евдокимович, первый секретарь районного комитета партии. Здесь убийство и кража картины. Григорий Иванович очень расстроен. Это возмутительно, товарищ Черкасов… Что творится в городе, вы можете объяснить?

«Григорий Иванович, очевидно, директор», – предположил Алексей.

– Пока не могу, Павел Евдокимович. Я человек новый, работаю второй день. Когда соберу необходимую информацию, охотно поделюсь с вами.

– Ой, ладно, работайте, – отмахнулся секретарь.

– При всем уважении, Павел Евдокимович, – остановил его Черкасов. – Мне тоже многое непонятно. Почему первыми о ЧП в музее узнают работники райкома, а не сотрудники уголовного розыска?

– А что тут непонятного? – фыркнул первый секретарь. – Нас с Григорием Ивановичем связывают здоровые товарищеские отношения. Первым делом, узнав, что случилось в музее, он позвонил мне, был дико расстроен. Человека можно понять. Только потом его сотрудники дозвонились до дежурного в райотделе. Сделайте все возможное, товарищ Черкасов, – первому секретарю отлично давался принципиальный взгляд. – Я успокоил товарища Шабалина, уверил, что все похищенное будет в кратчайший срок возвращено народу.

– Я понял, товарищ Нестеренко. Сделаем все возможное.

За оградой раздался шум – подъехала еще одна машина, с криминалистами. Алексей не стал ждать, пока они подтянутся, первым вошел в здание.

Директор музея Шабалин Григорий Иванович выглядел неважно. Он был немолод – завершал шестой десяток жизненного пути. Ростом выше среднего, худой, одетый в опрятную пиджачную пару, седые волосы плохо уложены (видимо, только сегодня), торчали в разные стороны. Он нервно выхаживал по узкому коридору, теребил пуговицу, которая едва держалась на нитке.

Едва Алексей вошел, он устремился навстречу.

– Шабалин… Григорий Иванович Шабалин, директор музея… – У него был негромкий голос, интеллигентная речь, мужчина сильно волновался, кусал губы. – Простите, я вас не знаю, вы, наверное, человек новый… Даже не знаю, с чего начать…

– Видимо, с начала, Григорий Иванович, – мягко сказал Алексей.

– Да, конечно, все это странно, глупо, ведь у нас никогда такого не было… Мы работаем с декабря 43-го, все наши начинания полностью поддерживает городское руководство. Это – как гром среди ясного неба… Погиб человек – сторож Лукьянов, похищен главный музейный экспонат – полотно Поленова «Лето в усадьбе Борок». Я даже не знаю, чему больше расстраиваться – да, погиб человек, а люди – наша главная ценность…

Он смущенно замолчал.

«Да нет, все правильно, – удрученно подумал Алексей. – Людей полно, а Поленов – один».

– Неужели такое ценное полотно, что ради него убили человека? Пропала, как я понимаю, только одна картина?

– Господи, неужели вам ничего не говорит это имя – Поленов! – начал сокрушаться директор. – Василий Дмитриевич Поленов, замечательный мастер пейзажной живописи, виртуоз так называемого эпического пейзажа. «Христос и грешница», что находится в Русском музее Ленинграда, знаменитый «Московский дворик» – образец так называемого интимного пейзажа. Член Товарищества передвижных художественных выставок, работал в области театрально-декорационной живописи, вел просветительскую деятельность, организовывал народные театры… В 1926 году Василий Дмитриевич получил звание Народного художника Республики. Да, он не жил на Смоленщине – родился в Санкт-Петербурге, умер в своей усадьбе под Тулой, но эта картина по праву принадлежит нашему музею, это наша гордость – она получена на законных основаниях из Смоленской картинной галереи, о чем есть постановление областного отдела народного образования от 26 августа 45-го года…

– Кого убили-то, Григорий Иванович? – хмуро спросил Алексей. С подобными увлеченными личностями ему уже приходилось сталкиваться. В том же разрушенном союзниками Дрездене. Этих людей не волновали горы трупов на улице, они убивались по предметам искусства…

– Простите, у меня совсем голова не работает, – пожаловался Шабалин. – Машенька, вы не покажете товарищу? Право слово, это выше моих сил…

– Григорий Петрович, вы серьезно? – донесся из-за угла взволнованный женский голос. – Ну, хорошо, как скажете…

Алексей уловил, что голос знакомый, а потом возникла его обладательница – взволнованная молодая девушка. Знакомые кудряшки были стянуты тесьмой, на ней была длинная безрукавка из тонкой шерсти, плотная юбка в гармошку. Она так волновалась, что не узнала капитана. Он тоже пока помалкивал.

Девушку отстранил невысокий молодой человек интеллигентной наружности, в очках.

– Пойдемте, покажу, это я обнаружил Валентина… Извините, что мои коллеги так реагируют, я сам немного в испуге… Вадим Циммерман, – представился он. – Сотрудник музея, экскурсовод и архивист, помогаю Григорию Ивановичу…

Он постоянно облизывал губы, снимал очки, энергично протирал их скомканным носовым платком, снова цеплял на нос.

Труп лежал в небольшом, скудно обставленном служебном помещении, справа от входа.

– Сторож Лукьянов, – лаконично пояснил сотрудник.

Убитый был не старый – немного за сорок. Ватные штаны, жилетка из грубо выделанной овечьей шерсти. Он лежал на полу, откинув голову, под затылком расплылась высохшая кровь. Невысокий, крепко сложенный. Отливала щетина. Во лбу темнело входное пулевое отверстие, обведенное сгустком почерневшей крови. Стена позади него тоже была забрызгана кровью.

Между телом и стеной стоял стол. Там лежала тарелка с сушками, рядом – алюминиевая кружка с чаем, массивный трофейный термос. Кровь и на столе оставила отметины – обильно выбрызнулась из выходного отверстия в черепе.

Возле трупа уже колдовали криминалист Варшавский с молодым «подмастерьем» Кошкиным. На лице последнего застыло библейское страдание – парень выбрал свою стезю явно не по призванию.

Пожилой сотрудник отдела криминалистики бросал на Алексея выразительные взгляды – дескать, тот же почерк, наши клиенты…

С улицы вошел еще один человек – нескладный, угловатый, с крупным носом. Они шептались в коридоре с Шабалиным, после чего мужчина побледнел, стал растерянно озираться, заглядывал в комнату.

Сотрудники опергруппы уже разошлись по зданию. Конышев копался в папке, выискивая бланки для допросов и свидетельских показаний. Девушка ушла в умывальник – когда он видел ее в последний раз, она сглатывала, держалась за горло, с трудом обуздывая тошноту.

– Вы тоже здесь работаете? – обратился Алексей к мужчине, прибывшему последним. Тот втянул голову в плечи и не сразу придумал, что ответить. Печать высшего образования в его облике причудливо уживалась с массивной челюстью. Он глухо покашливал, культурно закрывая рот рукой.

– Да, я в штате учреждения… – насилу выдавил он. – Меня зовут Иннокентий… Иннокентий Гаврилов… Простыл, видите ли, Григорий Иванович вчера распорядился, чтобы и ноги моей в музее не было, нечего тут посетителей заражать… Я напротив живу… там, – он махнул рукой, – через два дома. Вижу, машина милицейская, людей много, значит, что-то случилось…

– Вы знали убитого? – Алексей проследил за взглядом Иннокентия. Тот округлившимися глазами смотрел в дверной проем.

– Что вы сказали? – Он дернулся, заморгал. – Да, конечно, его все знают… Это наш сторож Лукьянов Валентин Петрович… Ему сейчас каждую ночь приходится работать, потому что Савельев, его сменщик, в больнице лежит с аппендицитом… А что с ним такое, скажите?

– Тоже приболел, – криминалист Варшавский оттер его плечом и отвел Алексея в сторону. – Боюсь, ничего утешительного, Алексей Макарович. Смерть наступила часов шесть назад – плюс-минус час. То есть примерно в четыре утра. Самое сонное время, свидетелей вы вряд ли сыщете… Стреляли с небольшого расстояния, два-три метра. Пистолет с глушителем. Пулю из стены мы вытащили – «ТТ». Девяносто процентов, что это та же банда. Не уважают они тебя, Алексей Макарович, – нескладно пошутил криминалист. – Не успел получить назначение, и уже вторая акция, м-да. Извини…

– Замок на входной двери вроде целый, – подметил Алексей.

– Мы осмотрели решетки по всему зданию, – сообщил выросший за спиной Куртымов. – Все целое.

– То есть взлома не было, – продолжал Алексей. – Сторож сам впустил своего убийцу… или убийц.

– Определенно так, – согласился Варшавский. – Выходит, сторож знал его, впустил, нарушив тем самым инструкцию. Объект, конечно, не режимный, но все же. В глазах убитого нет страха – он мог знать убийц…

– А мог не знать, – подбросил новую версию Конышев. – Если убийца вел себя естественно.

«А есть еще и третий вариант, – подумал, но не сказал вслух Алексей, – при котором сторож был просто обязан открыть. Кому он должен подчиниться в подобной ситуации? Работнику милиции, государственной безопасности, другому представителю власти…»

– Командир, действительно сперли картину, – сообщил из проема Гундарь. – Приличная такая, ее из рамы вырезали…

В выставочном зале Алексей не задержался. Там было уютно, картины висели на стенах – большие, маленькие: натюрморты, пейзажи, портреты. Красивые вазы на полу, бронзовые подсвечники, платья барышень на манекенах – чинная непривычная атмосфера. Диссонировала с интерьером массивная фигурная рама, из которой, собственно, и вырезали полотно.

Алексей подошел и вытянул шею. Вырезали грубо, в спешке, оставляя заусенцы – нож, которым это делали, был плохо заточен. В искусстве он был откровенно не силен. Признавал его решительную роль в формировании мировоззрения советского человека и все же относился с известной степенью пренебрежения.

– Какие варвары, право слово… – дышал в затылок Шабалин. – Вы посмотрите, как они резали… Разве так можно?

– Мы можем поговорить, Григорий Иванович? – Капитан резко повернулся. Пустую раму уже осматривал Варшавский, щурился, что-то нюхал. Кошкин открывал потертый чемоданчик, где имелось все необходимое для снятия отпечатков пальцев. Паренек приободрился, ожил – здесь хотя бы трупов не было.

– Да, конечно, – встрепенулся Шабалин. – Пойдемте в мой кабинет, это на втором этаже…

Наверху было тихо, ковровые дорожки заглушали звуки шагов. Коридор, пара служебных помещений, галерея с видом на холл.

Кабинет директора был маленький, изобиловал книжными шкафами, свернутыми рулонами, стопками бумаг.

– Садитесь, прошу вас… – Директор судорожно сметал со стула бумаги. У него еще дрожали руки. – Хотите чаю… простите, не помню, как вас по батюшке?

– Макарович. Алексей Макарович. Нет, спасибо, не надо. Как такое могло случиться, Григорий Иванович?

– Да не знаю я, абсолютно не знаю… – Шабалин нервно вышагивал по комнате. – Мы виноваты, это наша вина… Мы готовы всем коллективом нести ответственность… Но я все равно не понимаю, как такое могло произойти…

– А что непонятного? – удивился Алексей. – Кражи из музеев – общемировая практика, и ваш музей ничем не лучше. Все когда-то случается впервые. Эта картина действительно ценная?

– Вы даже не представляете, насколько… – Директор возбужденно задышал. – Последние годы своей насыщенной жизни Василий Дмитриевич прожил в тульской усадьбе Борок. Он никуда практически не выезжал, человеку было больше восьмидесяти лет, он просто устал. Там он писал этюды, небольшие полотна, там же он и создал незадолго до смерти своей знаменитое «Лето в усадьбе Борок». Картина перекликается с его шедеврами «Золотая осень» и «Ока летом» – но она несет свой собственный колорит, свое очарование. Ведь художник, когда ее создавал, уже предчувствовал окончание жизненного пути; вся его работа пронизана пронзительной грустью. Он запечатлел на картине пасмурный день…

– У вас есть репродукция?

– Да, конечно… – Шабалин стащил со стеллажа иллюстрированный атлас, стал его бегло листать. – Вот, пожалуйста. К сожалению, она черно-белая и не может в полной мере передать настроение…

В гробу капитан видал это настроение! Он чувствовал раздражение и злость. Товарищ Варшавский, безусловно, прав. Над ним издеваются и водят за нос!

Картина действительно была неплоха – густой хвойный лес, кусочек пруда, кувшинки, усадьба с колоннадой в разрывах между лесными массивами. Небо затянуто тучами, по тропинке к пруду спускается дама в светлом платье. Шляпка на голове, в руке закрытый зонтик (как тогда говорили – «парасолька»). Дождя еще нет, но очень скоро будет. Женщину что-то беспокоит: художник тонко запечатлел ее эмоциональное состояние, словно фотограф, выхвативший нечто важное для него…

– Кому могла понадобиться картина? Разве ее можно продать или вывезти за границу?

– Вы не понимаете, – качал головой Шабалин. – Если очень захотеть, с картиной можно сделать все. Воры могут избавиться от нее за небольшие деньги, не догадываясь о ее реальной стоимости. Даже в наше время есть подпольные коллекционеры, нажившие себе состояния преступным путем… Многим из них не чуждо искусство, уж поверьте. Внешне это обычные советские граждане с прозрачными доходами, но под этой маской скрываются дельцы и барыги… Да, за границу ее вывезти сложно, но я и не думаю, что кто-то собирается это делать! Найдите картину, умоляю вас, Алексей Макарович…

– Мы сделаем все возможное, – уверил Алексей. – Теперь давайте по порядку. Что можете сказать о стороже? С кем он общался? В котором часу заступил на смену?

– О Валентине Петровиче – только хорошее… – зачастил директор. – И не потому, что он… ну, сами понимаете, – Шабалин смутился. – Он сам по себе человек порядочный и ответственный. Фронтовик, вернулся из армии летом 45-го, жил один… кажется, в Капустином переулке. Семьи нет, в войну всех разбросало. Да, Валентин Петрович может позволить себе выпить, но никогда этого не делал в рабочее время, а с тех пор, как заболел сменщик, вовсе отказался от пагубной привычки. Ему обещали заплатить за сверхурочную работу… Мы ни разу не замечали, чтобы он халатно относился к своим обязанностям… Работа у него простая и понятная: музей закрывается в семь вечера – он уже должен находиться на посту. У него есть ружье…

– Вот как? – удивился Алексей. – Ружья на месте преступления не обнаружено… Впрочем, это не удивляет. Продолжайте, Григорий Иванович.

– Обязанности простые – никого не впускать. Если что-то происходит, немедленно звонить: мне, в дежурную часть милиции. Ни в коем случае не спать. В экстренных случаях применять оружие. А уж Валентин Петрович прекрасно знает, как его применять! Каждые два часа он должен обходить здание, проверять сохранность замков, решеток на окнах, следить, заперт ли люк на чердак. В восемь утра приходят сотрудники, и сторож может уйти. Музей работает каждый день… впрочем, для посетителей – пять дней в неделю, но сотрудники здесь всегда – от открытия до закрытия…

– Много посетителей сюда приходит?

– Ну, это не пивная… – Директор позволил себе небрежную усмешку. – Это там не протолкнуться… Никто не подсчитывал, но, думаю, человек пятнадцать в день, что, в общем-то, неплохо. Если группы организованные, мы предоставляем экскурсовода. Если человек один, но у него есть вопросы, наши люди всегда с готовностью на них ответят. Билет стоит 40 копеек, это недорого, уверяю вас. Вы можете приобрести его сразу на входе, за стойкой.

«В шаге от комнаты, где убили сторожа», – подумал Алексей.

– Сколько человек работает в музее?

– Два сторожа, четыре сотрудника – последних вы уже видели… Это Маша Полевая, Вадим Циммерман, Кеша Гаврилов… Есть еще Зинаида Кирилловна Шумейко – она когда-то работала искусствоведом в Смоленском краеведческом музее, но ей уже семьдесят лет, у Зинаиды Кирилловны прогрессирующая язва желудка, и мы стараемся привлекать ее к работе как можно реже – только если сама захочет. Она давно на пенсии.

– Ваши сотрудники были на фронте?

– Что вы, нет, конечно. – Шабалин снисходительно улыбнулся. – Мягкотелая интеллигенция, как ее называют… А я считаю, что каждый должен приносить пользу именно на своем месте. Без них я, извините, как без рук. Вадим окончил перед войной историко-археологический факультет Московского университета, специализировался на искусстве XIX века – особенно на творчестве передвижников. У него астма, какая, простите, армия? Немцев пугать своими припадками? У Иннокентия – артрит коленных суставов, причем уже много лет. Он быстро ходит, делает вид, что все нипочем, а потом сидит часами, загибается от боли, глотает противовоспалительные препараты… Ужасно, – передернул плечами Шабалин. – Боюсь представить, что будет с этим парнем через пять лет. Ему придется на костылях ковылять… До войны товарищ Гаврилов был сотрудником Брянского краеведческого музея, потерял под бомбежкой родителей, вместе с музеем эвакуировался на восток. Я встретил его в декабре 43‐го, когда приехал сюда, и мы начали по крохам восстанавливать местное культурное наследие…

– Есть еще женщина, – напомнил Алексей.

– Да, безусловно, – согласился Шабалин. – Машенька Полевая – моя единственная уцелевшая родственница – родная племянница. Хотя знаете… – замялся Шабалин, – мы стараемся не афишировать наше родство. Она мне как дочь, я несу за Машеньку персональную ответственность. Она замечательный добрый человек, ее отец – профессор на кафедре истории – погиб во время артналета на Москву в октябре 41-го. До 43-го года мы жили в столице. Сначала занимались эвакуацией Третьяковской галереи. Экспонаты шли тремя очередями – в Новосибирск, в город Молотов, потом опять в Новосибирск. Тяжелейшая работа, ведь каждую картину надо накатать на вал, заключить в металлическую оболочку, запаять, уложить в ящики с хорошей изоляцией… Мы сопровождали почти все эшелоны, работали в новосибирских хранилищах в здании недостроенного Оперного театра. Это адский труд – поддерживать произведения искусства в надлежащем состоянии… В сентябре 44-го, после постановления Совнаркома, стали вывозить все ценности обратно, но это уже без нас – мы с Машей уехали на Смоленщину восстанавливать местную культурную жизнь, так сказать…

– Все понятно, Григорий Иванович. Вы не заметили вчера ничего подозрительного? Может, появлялись странные посетители?

– Да нет же, ничего необычного. – Директор недоуменно развел руками. – Заурядный рабочий день. С Машей пытался заигрывать один посетитель – военный, с погонами, кажется, капитана, – Шабалин улыбнулся. – Но Маша не поддалась, она у нас девушка серьезная и ответственная, ничего подобного в рабочее время не допускает. И в другое время тоже, – зачем-то добавил Шабалин.

– Я могу поговорить с сотрудниками?

– Конечно, почему же нет? Сегодня музей, к сожалению, закрыт… по понятной причине, и им не нужно отвлекаться на посетителей.

Черкасов задумчиво разглядывал пустую раму в выставочном зале. Люди его группы давно разошлись. Петрова он отправил к сторожу – осмотреть жилплощадь и расспросить соседей. Конышев опрашивал сотрудников и заполнял протокол. Остальные прочесывали окрестные здания, беседовали с жильцами – те могли под утро что-то видеть или слышать.

Санитары унесли тело. Отчитался криминалист: на раме нет отпечатков пальцев – вообще никаких. И было бы странно, появись они там. Вырезали картину перочинным ножом – лезвие могло быть острым, но структура полотна такова, что крошится под нажимом и топорщится бахромой.

– Знаете, я вас не сразу узнала, – прозвучал за спиной виноватый голос, – такая нервотрепка, в голове все смешалось, я просто не смотрела на лица…

Он повернулся. Девушка стояла с понурым видом и тоже смотрела на пустую раму. У нее было грустное и усталое лицо.

– Мы встречаемся с вами второй раз, и опять при каких-то кошмарных обстоятельствах… В прошлый раз я страшно перепугалась: меня толкнул какой-то вокзальный невежда, я уронила сверток с ценными набросками, а вы так смело бросились за ним под колеса локомотива…

– Но успел же? – Алексей улыбнулся, протянул руку. – Вы Маша?

– Да, я Маша. – Она отозвалась на рукопожатие, ее ладошка была сухой и мягкой. – Извините, что убежала в тот раз, даже не представилась. Потом стыдно было…

– Принимается. И что, в вашем свертке были очень ценные наброски?

– Да, я ездила в Смоленский музей – Григорий Иванович выписал двухдневную командировку. Нашему музею передали эстампы, этюды и наброски – все относится ко второй половине XIX века. В основном это незнакомые широкой публике мастера – Шаганов, Верещеев, Крейзер… Двое – разорившиеся дворяне, третий – обедневший помещик. Но все равно это же наша история, наша культура, мы обязаны ее знать и помнить, тем более что Верещеев – хороший портретист, остальным удавались пейзажи… А похищенную картину мы хотели оформлять на реставрацию, – Маша вздохнула, она продолжала гипнотизировать раму. – Полотно до 44-го года хранилось в плохих условиях, стали появляться кракелюры… Вы знаете, что такое кракелюры?

– Объясните – буду знать.

– Это трещинки в слое краски или лака. Бывают такие, что увидишь только через лупу, а бывают крупные, сетчатые, покрывают все полотно. Их удаляют специалисты в реставрационных мастерских. Но надо много денег, все непросто, не то сейчас время…

– Пусть будут, – улыбнулся Алексей. – Эти трещины придают дух старины.

– Да какая там старина, – отмахнулась девушка. – Картина написана двадцать лет назад, она просто разрушается. А сейчас она вообще непонятно где… Это ужасно, – выдохнула Маша. – Человека убили из-за одной картины… Что происходит в мире, Алексей? Еще вчера я видела живого Валентина Петровича, он пришел на работу, шутил – мол, сейчас пирожок съем и до утра спать завалюсь. Он любил так балагурить, но мы ни разу его спящим не ловили.

– Вы живете в Уварове?

– Да, на Конармейской улице. Здание барачного типа с отдельными квартирами – оно на балансе райкома. Товарищ Нестеренко оказывает содействие Григорию Ивановичу. Он очень хороший и глубоко несчастный человек, потерял всю семью, осталась только я.

– И теперь он вас никуда не отпускает от себя?

Девушка покраснела.

– Ну, отчего же… Вот в Смоленск ездила…

– Скажите, Маша, почему музей так плохо охранялся?

– Я не знаю, – она пожала плечами. – Это не входит в мои обязанности. У нас очень скудный бюджет, возможно, в этом причина.

Несколько минут они прогуливались по залу. Картины не отличались разнообразием – в основном пейзажи, сельские домики, крестьянский быт.

Видное место занимало крупное полотно, написанное решительными мазками: яркое небо, сочные краски, счастливые и одухотворенные люди на фоне гигантского трактора строем записываются в колхоз. Фрагмент телятника с радостными физиономиями телят, транспарант на фасаде: «Получай, страна родная, наш колхозный урожай!» Не сказать, что картина бездарная, но плакатностью отдавала за версту. Того требовала партия – разбавлять депрессивные буржуазные творения вещами новыми и передовыми.

– Это наш местный художник, – пряча усмешку, объясняла Маша. – Товарищ Малоземов, бывший глава отдела культпросвета при районном совете народных депутатов. Сейчас он уже на пенсии… – Такое ощущение, что она хотела добавить «слава богу», но побоялась.

Послышалось глухое покашливание. В проеме мялся Вадим Циммерман и посматривал на них, не решаясь подойти. Возможно, и не хотел – просто обозначил свое присутствие. Он поглядывал на Машу, не очень ласково – на капитана милиции, смутно догадываясь, что их разговоры не ограничиваются происшествием в музее.

Алексею стало смешно. Представить их вместе – Машу и Вадима – было как-то странно. Маша нахмурилась – Вадим испарился. Или сделал вид, что испарился.

– Не много ли церберов? – спросил Алексей.

– Церберов хватает, – согласилась девушка. – А есть еще тот, что внутри. Он самый строгий и принципиальный, – она внимательно посмотрела ему в глаза и засмеялась.

– Конечно, – поддержал сомнительную шутку Алексей. – Сейчас не до этого – такое тяжелое послевоенное время. Он пытается ухаживать за вами? – кивнул он на пустой проем.

– Пытается, – согласилась Маша. – Но это выглядит нелепо. Вадим ни разу не пригласил меня в кино или просто погулять по улице, не говоря о более серьезных вещах. Ухаживания ограничиваются разговорами о работе и скрытым наблюдением. Порой это так смешно. Он ужасно нерешительный.

– И как вы считаете, у этого парня есть шансы?

Она для вида подумала.

– Полагаю, что нет.

– Тогда я ему от всей души сочувствую. – Алексей неохотно посмотрел на часы, потом с сожалением на девушку. Она уже не прятала взгляд, приятно улыбалась. – Сожалею, Маша, пора идти. Вы не будете возражать, если я однажды еще заскочу? По работе, разумеется… или в качестве ценителя русской живописи.

– Нет, не буду, – она засмеялась. – Приносите сорок копеек, и вам всегда обрадуются.

Глава восьмая

От общения с женским полом осталось приятное послевкусие. Но оно развеялось, едва капитан вышел на улицу.

Отделенческий «ЗИС-5» стоял у белой изгороди. Сержант Шорохов бдительно его охранял, иногда похрапывал. На другой стороне дороги под сенью тополей притулился черный «ГАЗ-М1». Он не был на виду, но наметанный глаз капитана его сразу вычислил. Екнуло сердце – верный признак, что «эмка» здесь не просто так.

Алексей напрягся, медленно пошел по дорожке к ограде. Проснулся Шорохов, глянул на него одним глазом. Остальные члены группы разбрелись по делам, у автобуса никого не было.

Черкасов прислонился к капоту, закурил, вызывающе разглядывал черную машину. Из выхлопной трубы «эмки» вырвалась струйка сизого дыма. Машина выбралась из-под тенистого навеса и медленно покатила по дороге к центру.

Нечто подобное он и подозревал. Не будут бандиты гонять посреди дня на черных машинах. За рулем сидел капитан госбезопасности Мирский и равнодушно смотрел на Черкасова. Место пассажира занимала его коллега Рита Рахимович – прямая, как штык, с поджатыми губами. Оба были в штатском, но явно при исполнении.

Машина поравнялась с припаркованным автобусом. Мирский начал притормаживать. Коллега повернулась к нему, что-то сказала. Останавливаться не стали – «эмка» протащилась мимо, покатила дальше, набирая скорость. Рита оборачивалась, продолжала смотреть, пока не скрылась.

Алексей облегченно перевел дыхание, расслабились виски, сдавленные тисками. Он чертыхнулся. Что за негласный надзор? Он ничего не знает об этих людях, хотя охотно допускает, что они работают в самом закрытом ведомстве Советского Союза…

– Что-то не так, Алексей Макарович? – спросил Шорохов, запуская мотор. – Вы задержались, труп давно уехал…

– Все в порядке, сержант, – он забрался на подножку. – Вези в отдел…

В отделе не было ни одной живой души. Народ работал по разным концам провинциального города. Чумаков с Вишневским тоже не вернулись.

Алексей сел за стол, и очень кстати – забился короткими очередями телефон. Капитан схватил трубку.

– Приветствую, Алексей Макарович, Чумаков из линейного отдела, – бодро отрапортовал пропавший оперативник.

– Ты перешел на работу в линейный отдел? – не понял Алексей.

– Нет, звоню из линейного отдела на станции, – не смутился Пашка. – Мы с Вишневским облазили весь вокзал, а также ближние и дальние окрестности. Человека по фамилии Меринов пока не выявили. Пропал человек…

– Женился и взял фамилию жены? – предположил Алексей.

– Да, это смешно, – хрюкнул Чумаков. – Людишки сказывают, что он может майданить – по поездам работать. Но база у него тут. Значит, вернется, если не погорит. Мы еще поработаем, если у вас нет на нас других видов. Наберемся терпения, соберем волю в кулек…

– Куда соберете волю? – переспросил Черкасов.

– А я что сказал? – хохотнул Пашка и отключился.

В голове варилась каша из событий и их фрагментов. Вдребезги билась логика. Человеческие лица тасовались, как карты в колоде. Алексей разгуливал по просторному кабинету, думал. Кто-то явно сходил с ума – или он, или мир вокруг него…

В вещевом мешке, с которым он прибыл в Уваров, осталась папка со значимыми уголовными делами, имевшими место в районе с осени 43‐го года. Этими материалами, с которых уже сняли гриф «секретно», его снабдили перед поездкой. Он должен был с ними ознакомиться и не сделал это. Материалы могли принести пользу. Убийство секретаря райкома Леонова в канун нового 44-го года; налет на арсенал воинской части, когда взрывы гремели такие, что последние волки в лесах в ужасе заползали в норы; побег из фильтрационного лагеря, где НКВД и Смерш просеивали народ, прибывший из немецких концлагерей, подозрительных оставляли для дальнейших разбирательств, а остальных отправляли по этапу во все концы страны – руководству ГУЛАГа срочно требовались рабочие руки…

Преступления трехгодичной давности могли перекликаться с сегодняшними. Но папка осталась дома, на Базарной улице, так и лежала на дне вещмешка.

Он спустился на первый этаж, предупредил дежурного, что вернется через час, выбрался на улицу. На этот раз он решил освоить Банный переулок, в котором находились уцелевшие общественные бани – бывшие Михайловские, и через несколько минут вышел на Базарную улицу в районе рынка.

Здесь было не людно – рабочий день в разгаре, страна трудилась. Продавцы в рядах стояли через одного. Работали государственные киоски; работники потребкооперации продавали говяжьи кости, слегка покрытые мясом. Старушки торговали первой редиской, репчатым луком. Пенсионер раскладывал на покрывале никому не нужный хлам: фонари, примусы, электрические выключатели. Алексей сбавил ход, с любопытством осматривался. Ничего подозрительного, карманные воришки сегодня не работали.

Он подошел к киоску купить папирос. Продавщица возилась, долго отсчитывала мелочь для сдачи. Он терпеливо ждал, созерцая скудный ассортимент выставленных на продажу товаров.

– Добрый день, Алексей Макарович, – прозвучал скрипучий голос. – Не скажу, что очень рад вас видеть, но обязан засвидетельствовать почтение.

Он резко повернулся. На него смотрели угрюмые глаза, принадлежащие субъекту в фуфайке и кепке. Вчера он видел его у булочной. Тот узнал Черкасова, озирался, уходя прочь, а вот Алексей не смог, хотя почуял что-то знакомое. Мужику было под сорок, щетинистый, лицо широкоскулое. Он сутулился, держал руки в карманах. Включилось боковое зрение – неподалеку прохлаждалась парочка аналогичных субъектов, не выражающих на первый взгляд агрессивных намерений.

– Не узнаешь, Алексей Макарович, – криво усмехнулся субъект. – А ты посмотри внимательнее, убери щетину, вместо фуфайки представь капитанскую форму…

– Головаш? – Сыщик вздрогнул. – Алексей Михайлович Головаш…

– Ага, тезка, – согласился субъект. – Работает пока память, товарищ капитан. Тесен мир, не так ли? Не ожидал меня живым увидеть, да еще в таком виде?

Черкасов действительно удивился. Настороженность не проходила. Субъект медленно вынул руку из кармана, протянул. Алексей пожал ее.

– Вот уж впрямь, кто старое помянет… – Улыбаться ему не шло, улыбка выходила косой и недоброй. – А я тебя еще вчера узнал, тогда – через дорогу. Смотрю, знакомая личность в городе обретается… Выходит, и ты дожил до конца войны, чудеса, да?

– Сдачу возьмите, – сказала продавщица. Он протянул руку, не глядя, ссыпал мелочь в карман. Головаш с усмешкой наблюдал за его действиями.

– Ты не напрягайся, Алексей Макарович, я к тебе с миром, а то ты, гляжу, уже драться собрался. Чего мне с тобой драться? Не ты, так кто-то другой на твоем месте тогда бы оказался…

– Но все-таки затаил ты обиду, Головаш, – подметил Алексей. – Волком смотришь, добра не желаешь. Позволь, догадаюсь. Срок доматываешь? Обретаешься в колонии-поселении, расконвоирован, гуляешь, как кот, сам по себе. Да еще и с корешами… – покосился он на зевающих спутников.

– Не с корешами, а с коллегами по работе, – поправил Головаш. – Да, ты угадал, живу в колонии, работаю монтером на электростанции, график – не бей лежачего. Но все равно – сижу, срок отбываю. Полгода осталось – если не отчебучу чего-нибудь этакого… Сам-то как? До сих пор не верю, что это ты. Тесен наш мир, но чтобы до такой степени… Ты же не проездом в этом городе?

– Назначен начальником уголовного розыска.

– Ого, – присвистнул Головаш. – Высоко взлетел.

– Не очень, – возразил Алексей. – Но падать все равно больно. Предыдущего начальника расстреляли неизвестные в собственном доме.

– Бывает, – сделал неопределенный жест Головаш. – Но больно-то ему не было, нет?

– Было, тезка. Сначала его семью убили – жену с ребенком. А когда прочувствовал, все понял – тогда и его.

– Ну, тогда сочувствую, – развел руками Головаш. – Выходит, что и ты под богом ходишь? Война продолжается? – Он подмигнул без ложного сочувствия. – Семья-то есть?

– Нет.

– Тогда и ладно, не так больно будет. Свидимся еще, старый знакомый. – Головаш покосился на своих спутников, начинающих проявлять признаки нетерпения. – Обед кончается, пора идти, страну из разрухи вытаскивать. Документы проверять не будешь? На мне ведь не написано, кто я такой, а наплести с три короба – несложно.

– Не буду, – поморщился Алексей. – Счастливо потрудиться… бывший коллега. Ты прав, еще увидимся. А если обиду затаил, извини – сам виноват. Подожди… – встрепенулся он. – Выходит, ты выжил тогда… на той высоте?

– Ты же не с призраком разговариваешь, – заметил Головаш. – Давно это было, Черкасов, очень давно… И поселок незнакомый был, и высота безымянная… Ладно, до встречи.

Он уходил, не оглядываясь, сутулился, тяжело переставлял ноги. «Коллеги» потянулись следом, одаривая начальника угро не самыми доброжелательными взглядами.

Капитан Головаш был его верным боевым товарищем, служили в одном полку. Командир разведроты, душа коллектива, опытный военный. Чуток безрассудства его не портил – парень был рисковый, ходил по грани, но все сходило с рук.

Осень 43-го, наступление в белорусских лесах. Рейд по ближнему тылу неприятеля – операцию не продумали, несколько раз попадали в засаду. Часть бойцов попала в плен, большинство погибло. «Языка» не взяли, и к своим вернулись только девять израненных бойцов – и Головаш десятый, не получивший ни царапины. Оргвыводы не последовали – людей не останется, если привлекать за каждую неудачу на войне. Но что-то сломалось в Головаше, стал пить, временами впадать в бешенство. Некрасивая история с изнасилованием простой белорусской девушки, вся родня которой воевала в партизанах. Офицер был бравый, но девушка отказала в близости – история умалчивает почему. Он впал в неконтролируемую ярость, а оттащить оказалось некому, жестко надругался над несчастной, затыкал ей рот, когда она пыталась кричать – в итоге перекрыл ей кислород, и девушка скончалась. Головаш умолял его прикрыть – божился, что больше никогда, что бес попутал. Прикрывать его не стали, хотя могли, но зрелище истерзанного женского тела сделало свое дело. Было стыдно, неприятно, но все офицеры, что были в курсе (и Черкасов в их числе), насильника сдали. Он смотрел на них, как на злейших врагов, скрипел зубами, врезал Алексею под дых, за что получил заслуженную «ответку» в челюсть. Головаша не расстреляли, каждый человек был на счету – быстро склепали приговор, отправили в штрафбат искупать вину перед Родиной. Практически все штрафное подразделение полегло на безымянной высоте, освобождая проход гвардейскому корпусу. Эта высота была командованию костью в горле, немцы контролировали с нее всю округу, зарылись в землю. Одних «косторезов» там было десятка полтора, не считая минометов и прочих удовольствий. Офицеров Красной армии, осужденных за воинские преступления, косили пачками, но они, как черти, рвались через колючку, взрывались на минных полях, облепивших высоту. Артподготовка немцев не впечатляла, они успешно зарывались в землю. Весь восточный склон холма устилали тела штрафников. Высоту в итоге взяли, но из батальона уцелели только несколько человек. Вникать в подробности не было возможности – часть уходила вперед, гоня на запад слабеющих оккупантов. Что случилось впоследствии с Головашем? Об этом Алексей не знал. Видимо, выбыл из штрафбата по ранению, но вновь загремел, видимо, не столь серьезно, раз уже гуляет без конвоя…

Мир тесен до невозможности.

Капитан вышел из оцепенения, заспешил в обратную сторону и через пару минут уже подходил к своему дому.

Из подъезда выходили трое – разлюбезный Яков Моисеевич Чаплин с супругой Фимой и опекаемая ими племянница. Одеты все трое небогато – заношенные пальто, стоптанная обувь. Чаплин щурился на солнечном свете, моргал влажными глазами. Он сегодня еще не причесывался. Супруга Фима была миловидна, но выглядела странно. Черкасов невольно задумался: она беременна или плотно пообедала? Очевидно, ни то, ни другое – такая конституция. Она держала за руку девочку – та казалась несчастной: ежилась, смотрела жалобными глазами.

– Добрый день, Яков Моисеевич, – раскланялся Алексей. – На прогулку всем честным семейством?

– Ой, а вы… – Чаплин вытянул шею, заморгал, и в эту минуту стал копией своего знаменитого американского однофамильца – не хватало только тросточки и котелка.

– Ваш сосед, Черкасов.

– Ах, конечно, я же толком не видел вашего лица, Алексей Макарович. А вот по голосу узнаю… – Он, кажется, немного испугался. – А это моя супруга, Фима Марковна… Фимочка, поздоровайся с нашим новым соседом…

Фимочка поздоровалась, но как-то скомканно, посмотрела настороженно, с недоверием. Девочка продолжала делать жалобное лицо.

– Не работаете, Яков Моисеевич?

– Нет, что вы, конечно, работаю, – он реально испугался. – Отпросился с работы на пару часов – Фимочка позвонила. Розочку надо сводить в больницу – девочку одноклассники привели из школы, ей плохо стало на уроке, с желудком неприятность, палочку кишечную проглотила, хи-хи… – Он побледнел от своей глупой шутки. – Мы обернемся за пару часов, не волнуйтесь, Алексей Макарович…

– Что вы, Яков Моисеевич, не надо спешить, пусть девочку досконально обследуют. Сейчас разгуливают такие нехорошие инфекции…

Они поспешили пройти мимо. Фима глухо отчитывала своего благоверного – ее не устроила его манера общения с капитаном милиции. Девочка спотыкалась, тормозила процессию – женщина рассердилась, легонько шлепнула ее по попе. Вникать в запутанные отношения членов семейства как-то не хотелось.

За исключением уходящих Чаплиных, двор был пуст. Алексей взлетел по шаткой лестнице, начал возиться с замком. И вдруг обнаружил, что слева приоткрыта дверь четвертой квартиры. Инвалид по зрению Виктор Левицкий – единственный проживающий на этой жилплощади… Стало интересно. Грабители проникли к слепцу? Сам забыл запереться?

Алексей оставил попытки проникнуть в собственное жилище, убрал ключ, подошел к соседской двери, нащупал пистолет в кармане. В квартире кто-то возился, поскрипывали половицы. Капитан открыл дверь пошире, собрался что-то бросить в духе «Эй, хозяева, вы дома?», но передумал, переступил порог.

Дверь не скрипела. Специфических запахов не было. Аккуратная прихожая, за ней чистая комната со старенькой мебелью – буфет, сервант, комод, крытый стираной салфеткой, застекленный шкаф, набитый книгами. Покрывало на тахте аккуратно заправлено, тапки под кроватью носок к носку, все вещи на своих местах, чисто, опрятно, зеленый комнатный цветок в горшке на подоконнике.

Грабителей не было. В комнате возился постоянный жилец. Он стоял спиной к незваному гостю, что-то искал в выдвижном ящике комода. Нашел, сунул в карман застегнутого пиджака, потом уверенно двинулся по квартире, задернул неплотно прилегающие шторы.

Виктор был в черных очках. Алексей с порога комнаты молча наблюдал за ним. Виктор забрал со стола блюдце с чашкой, отнес на кухню. Потом вернулся, поправил криво висящую картинку на стене – олени в летнем лесу, «произведение», побывавшее, должно быть, у всех мам и бабушек…

– Здравствуйте, Алексей Макарович, – негромко произнес он. Алексей вздрогнул. – Вы хотели что-то сообщить? – Виктор невозмутимо занимался своими делами, отворил дверцу бельевого шкафа, извлек носовой платок, сунул в боковой карман.

– Виноват, Виктор… – Черкасов запнулся. – У вас дверь была открыта, и я подумал…

– Что это взлом? – Мужчина сухо засмеялся. – Нет, все в порядке. Собрался хлебные карточки отоварить, открыл дверь – вспомнил, что забыл карточки, вернулся в комнату. Это бывает. Хорошо, что не на улице вспомнил или в магазине… Сейчас ухожу, не возражаете?

– Как вы почувствовали, что это я? – Голос дрогнул. Алексей пристально всматривался в невозмутимое лицо, прикрытое массивными стеклами.

– А что в этом сложного? – пожал плечами Виктор. – Я понял, что дверь открыта – сквозняк по ногам. Вы с замком возились, потом обратили внимание, что здесь открыто, бесшумно вошли, ведомый любопытством, – это вам казалось, что бесшумно…

– Вы уверены, что вы слепой? – Алексей вынул пистолет.

– О, да… – трескучим смехом засмеялся сосед, вытягивая шею – он словно принюхивался.

– Снимите очки, если не трудно, – попросил Алексей.

– Да нет, не трудно… – Виктор замялся. – Вы уверены, что это необходимо?

– Да, прошу вас.

– Как угодно, Алексей Макарович…

Виктор вздохнул и снял очки. Алексей отшатнулся. В горле застрял ком, он почувствовал тошноту. На него смотрели безобразные, белые, как снег, глазные яблоки, которые, хоть тресни, не могли принадлежать зрячему человеку!

– Простите, все в порядке, – забормотал Черкасов. – Вы просто ведете себя как зрячий…

– А что мне остается? – Сосед улыбнулся, словно оскалился, и пропало всякое желание на него смотреть. – Приходится подстраиваться под этот мир.

– Вы поправили перекошенную картину… Задернули штору… как вы могли это увидеть?

– Я это чувствую, простите. Не могу объяснить, вам такое не понять. Рецепторы в мозгу, что ли…

– Зачем вам столько книг? Это обычные книги, отнюдь не Брайль. Что вы с ними делаете?

– Они остались от мамы, и вся эта коллекция дорога мне как память…

– Хорошо, Виктор, простите за вторжение, занимайтесь своими делами. – Алексей задним ходом выбрался из квартиры, плотно прикрыл дверь и облегченно перевел дыхание.


– Смотри, командир, вот он – Сивый… – возбужденно забубнил Пашка Чумаков. – Вот красава… Да он не просто так слоняется по майдану – работает человек…

Они стояли на перроне у здания городского вокзала. От суеты у готового к отправлению поезда их отделяли киоски, щуплый кустарник, окольцованный бордюрным камнем, лавочки, на которых расположились с вещами пассажиры минского поезда, опаздывающего на шесть часов.

Пассажирский состав, уходящий на восток, был витебского формирования, стоял в Уварове почти полчаса. Пассажиров не пускали по неведомым техническим причинам. Все двери в вагоны были заперты, проводники не показывались. Народ томился в неведении – что случилось? Причины явно технические – бегали с молотками дорожные рабочие, к голове состава цепляли новый локомотив. Потом проводники спустили лестницы, и воцарилась бурная активность. Желающих уехать из Уварова было много – местные пассажиры, транзитные – народ давился, ругался. Молодые и здоровые лезли вперед, пробивая себе дорогу плечами и чемоданами. Визжала тетка, которой отдавили ногу. Карманникам в этой толчее было сущее раздолье.

Фигуранта Пашка вычислил полчаса назад, послал Вишневского с сообщением в отдел. Тот прибежал, запыхавшийся, в тот момент, когда Алексей вернулся с папкой документов под мышкой. По имеющейся информации, Сивый болтался без дела, присматривался, трепался с привокзальной шантрапой. Обходить милицейские патрули у него был дар. Остальные сотрудники где-то пропадали, побежали вдвоем с Вишневским – и прибыли к началу посадки в столичный поезд.

Он тоже заметил Сивого! Невзрачный, фактически незаметный, не человек, а пустое место – тот слонялся по перрону, сунув руки в карманы. Обвисшая физиономия, бегающие глаза – полное сходство с фотографией в уголовном деле. Хватать за шкворник глупо, упрется – а что я сделал? И, в принципе, будет прав. Уж если брать, то на деле. А у Сивого определенно был не выходной. Он бочком подбирался к толпе, но пока бездействовал, выискивал жертву.

Алексей перехватил взгляд Вишневского – тот изображал из себя пассажира (почему-то без багажа), терся недалеко от Сивого.

– Ну, и давка, мать ее, – бормотал под боком Чумаков. – Как на митинге, право слово… Слушай, командир, а у нас реально по конституции свобода митингов, шествий, демонстраций и все такое?

– Конечно, – удивился Черкасов. – Ты темный, Пашка, как северный оленевод. Мы живем в самой свободной стране. 1 мая, 7 ноября – иди на демонстрацию, митингуй, сколько влезет, кричи, что хочешь – хоть «Слава ВКП(б)», хоть «Да здравствует товарищ Сталин» – и никто тебе ничего не сделает… А почему спрашиваешь?

Чумаков покосился на него как-то странно.

– Да навеяло, Алексей Макарович… Так, внимание, кажется, начинается спектакль…

Сивый выбрал жертву – неповоротливого грузного гражданина с двумя чемоданами. Руки у человека были заняты, и зрение, судя по всему, было неважное. Внедриться в толпу трудности не составило.

Паровоз дал гудок, предупреждая о скорой отправке. Люди волновались, лезли с боем. Сивый прилип к гражданину, пыхтел в спину, что-то бормотал, поторапливая. Тот спотыкался, огрызался в ответ. Это был реально «безответный фраер», как выражаются в блатном мире – ему и в голову не приходило, что воришка обшарил все его боковые карманы и без зазрения совести исследует внутренний – благо полы пиджака были распахнуты. Кошелек находился именно там – он мелькнул на мгновение и пропал в рукаве воришки – факир был тот еще.

Мимолетная сигнализация взглядами – Вишневский все понял, стал смещаться к Сивому. Алексей с Чумаковым выступили из-за будки, начали движение «в ритме вальса». Но Сивого не пальцем делали, интуиция была отменная. Он затылком почувствовал опасность, втянул голову в плечи, обернулся. Страх мелькнул в глазах. Он дернулся и вывалился из толпы.

– Стоять, гражданин! – рявкнул Алексей. – Милиция!

Не всегда подобные фразы оказывают на преступников благотворное воздействие. Сивый помчался прочь. И не он один! Еще один парень – худощавый, конопатый, в клетчатой кепке отнес окрик на свой счет, завертел головой, оттолкнул Вишневского. Тот устоял, проделав гимнастический прыжок, схватил парня за воротник, вытряхнул из толпы. Ему уже было не до Сивого.

А тот удирал по перрону, озирался, нервно щерился. Оперативники кинулись наперерез. Народ гудел, возмущался, что-то протестующе кричала проводница. Пашка издал предупредительный вопль, и все-таки дама с чемоданом не увернулась, он взял ее на абордаж, и оба покатились по перрону, вопя, как оглашенные.

Алексей скрипел зубами – такой «ювелирной» работе и слон в посудной лавке позавидует! Он один бежал за Сивым. Тот снова обернулся, выбросил кошелек. Алексей ловко, точно футболист, пнул его ногой и подхватил на бегу через несколько прыжков, потеряв не больше секунды. Сивый снова обернулся через плечо – на том и «бортанулся»: не уследил за собственными ногами, они переплелись, и воришка растянулся на перроне. Алексей подлетел к нему, заломил руку за спину. Сивый взревел белугой:

– Начальник, отвали! Я че тебе сделал в натуре?!

– Мне ты ничего не сделал, Сивый, – кряхтел Алексей, усердно заламывая неподатливую конечность. – Кабы сделал, вообще прибил бы… Каюк тебе, Сивый, погорел ты конкретно на этом кошельке…

– На каком кошельке?! – взвился урка. – А ты докажи, начальник! Не знаю никакого кошелька, в глаза не видел! Ты что несешь, начальник?!

Ага, еще и оскорбляем должностное лицо при исполнении? Алексей с силой вывернул вторую руку. Сивый выгнулся коромыслом, засучил ногами.

Капитан швырнул кошелек подбежавшему Чумакову.

– Быстро, Пашка, верни гражданину, пока поезд не ушел. А то этот баклан и не понял, что произошло…

Пашка понятливо кивнул, умчался обратно. Поезд стоял под парами, еще не тронулся.

– Вставай, скотина… – Алексей пинками поднимал воришку. Тот кривился, но уже помалкивал, понимая, что влип по-настоящему. Алексей погнал его по перрону. Возвращался Чумаков, сияя от радости.

– Сивый, сколько лет, сколько зим! А мы уже так соскучились! – схватил вора за рукав, облегчая Алексею работу.

Вишневский скрутил второго, в клетчатой кепке. Тот брыкался, сыпал матюками. Алексей поморщился – этого-то зачем?

– На хрена ты его взял? – поинтересовался он у Вишневского.

– До кучи, – засмеялся оперативник, – ты посмотри на него, Макарыч – он из той же когорты, что и вся их братия, клейма ставить негде. И вел себя подозрительно…

Второй задержанный пыхтел, закусив губу. От здания вокзала спешили два сержанта из линейного отдела. Быстро же работают местные служители порядка! Чумакова с Вишневским они знали, а Алексею пришлось представляться.

– Мужики, забирайте этих двоих – и в свою кутузку на вокзале. У вас их и допросим, не возражаете?

Милиционеры утащили упирающихся задержанных. Выдалась минутка для перекура. Поезд медленно отходил от перрона. Любопытные пассажиры смотрели в окна. На перроне стало пусто. Случайные зеваки спешили убраться, чтобы не попасть под раздачу.

– Отдал гражданину кошелек? – спросил Алексей.

– Отдал, – ухмыльнулся Чумаков. – Так благодарил, так благодарил… Правда, решил поначалу, что это я его и стащил, пришлось слегка по затылку треснуть… Будем допрашивать Сивого, командир? Он ведь реально что-то знает…

– Ты это чувствуешь или додумываешь? – покосился на него Вишневский. – Ладно, поищем подходы к гражданину.

– Для начала по фене его заботаем, – засмеялся Пашка.

Отделение располагалось в пристройке к вокзалу. В подвале – несколько зарешеченных камер, куда и заперли задержанных.

Дежурный сообщил о случившемся начальнику отделения старшему лейтенанту Евдокимову. Тому оставалось несколько лет до пенсии. Он был неторопливый, что-то жевал. Человек оказался покладистый – ну, как не помочь родному уголовному розыску? В помещении для допроса отсутствовали окна, имелся стол и несколько стульев. Сержант пинком загнал в помещение Сивого, со скрежетом захлопнул дверь.

Оперативники с любопытством воззрились на задержанного. Тот чувствовал себя не в своей тарелке, нервно сглатывал.

– Присядешь, Сивый? – кивнул на табуретку Алексей. – А то в ногах, знаешь ли, правды нет.

– А где она есть, в заднице, что ли? – хмыкнул Пашка и смущенно замолчал под раздраженным взглядом Алексея.

– Итак, гражданин Меринов, будем базар держать?

– Начальники, отпустите, че я вам сделал… – протяжно заныл Сивый, пристраивая костлявое заднее место на табуретку. – Кошелек не пришьете, где он, этот кошелек? Уже уехал с тем фраером… Дался вам этот кошелек, нет никакого кошелька. Вам заняться нечем? Чист я, хоть кого спросите… Вы что, всех преступников уже переловили?

– За метлой следи, Сивый, – буркнул Чумаков, – а то враз фанеру сломаем, и поедешь шнырем на зону, там и долечат. Фраернулся – будь добр, признай.

– Да нет за мной ничего, – скулил Сивый. – Богом клянусь, нет ничего. Отпустите, граждане-товарищи, чего докопались?

– А может, у нас свежий материалец на тебя имеется? – подмигнул Пашка. – Скажем, Бурун раскололся и такого на тебя наплел, что даже нам страшно стало. Или Косаря наконец взяли, и он тоже не стал молчать.

– А ты меня на характер не бери, – оскалился Сивый, от внимания сыщиков не укрылось, что мелкий воришка почувствовал облегчение – не этого он боялся. – Нет у вас на меня ничего, понятно? Буруна вглухую на зоне заделали – принесла сорока на хвосте. Ваши винтовые, кстати, и заделали – когда он пером одно личико в братское чувырло превратил… И Косарем не грузите – не ваш он, амнистировал сам себя. Я его уже полгода не видел, да и нечего ему на меня свалить. Так что чешите вальсом, граждане начальники… Эй, а вы чего протокол не пишете? – спохватился задержанный.

– А мы с тобой беседуем по душам, гражданин Меринов, – вкрадчиво сказал Алексей, давая знак остальным, чтобы помолчали. – В общем, хорош баланду травить, давай за дело. Сам-то как поживаешь?

– Да вроде без несчастий, – пожал плечами Сивый.

– Вот и дальше будешь без несчастий, если сообщишь нам кое-что. Тогда про кошелек забудем, и быть тебе уже не злостным преступником, а мелким правонарушителем. В общем, включай бестолковку, думай. Что знаешь по налету на «Аркадию»? Участвовал в нем? На подхвате стоял? Колись, Сивый. Пока не скажешь что-то дельное, не слезем. А уйдешь в несознанку – тебе же хуже.

– Начальник, ты че? – ужаснулся Сивый. И снова не ушло от внимания, как он напрягся, вернулись отпустившие было страхи. – Не вешай на меня свою глухариную стаю!

– Откуда знаешь про глухариную стаю? – Алексей пригвоздил его взглядом к табурету. Сивый занервничал, стал ерзать, прятать глаза.

– Гражданин начальник, вы сейчас о чем? – заныл он. – Не знаю я ничего ни про какую «Аркадию»… Давай уж лучше про кошелек. Ну, стырил я у этого вислоухого лопатник, да там и бабок-то, поди, было хрен да маленько… Ну, каюсь, бес попутал, но я исправлюсь, на работу устроюсь, а про «Аркадию» не знаю… Что такое «Аркадия», кабак, что ли?

– Ладно, заткнись, – перебил Алексей. – Ты не Сусанин, а мы не поляки, чтобы нас в трех соснах водить. Решил в болвана сыграть? Не прокатит. Другим трави свою баланду. Ты что-то знаешь, мы это по твоей ряхе потерянной видим. Сделаем друг дружке приятное, Сивый? Ты нам скидываешь информацию и чешешь на свободу с чистой совестью. Верно, товарищи офицеры, отпускаем гражданина Меринова?

– Точняк, – ухмыльнулся Чумаков.

– Без базара, – добавил Вишневский.

– В противном случае клепаем дело, и ворота колонии гостеприимно открываются, – доверительно сообщил Алексей. – Причем происходит это быстро, и садишься ты надолго, поскольку социалистическая законность – штука суровая. А мы еще и в репу дадим – тогда и твое личико станет братским чувырлом. Так что давай, Сивый, впадай в распятье – только ненадолго, у нас времени нет с тобой нянчиться.

– Да не знаю я ничего… – канючил воришка, снова прятал глаза. Возникало стойкое опасение, что если он в чем-то и признается, то не сегодня. Напрягся Чумаков – у парня зачесался кулак. Алексей глянул предостерегающе – все равно не поможет. Сивый испытывал страх, который всячески пытался скрыть, но он пробивался из всех щелей. Избиение не поможет, лишь усугубит упрямство. Он действительно что-то знал – возможно, мелочовку, но даже это пытался скрыть.

– Ладно, – сменил тактику Алексей. – Допускаем, гражданин Меринов, что ты счастлив в неведении, а нас подвела интуиция и многолетний опыт. Ночку перекантуешься в здешнем санатории, а утром придем, будем оформлять дело по твоим злостным антиобщественным деяниям. Пашка, договорись с Евдокимовым, чтобы приютили терпилу, а завтра в тюрьму отвезем. Уводи его к чертовой матери, видеть его больше не могу… Стас, приведи второго – ну, того, в клетчатой кепке. Вряд ли он что-то знает, но раз уж ты прибрал его…

Он внимательно следил за физиономией Сивого, когда Чумаков стряхивал того с табурета. Воришка кусал губы, колебался, лицо страдальчески искажалось. Противоречия бились в человеке смертным боем.

– Не передумал, Сивый?

– Начальник, да не знаю я ничего… – снова тянул тот сказку про белого бычка. – Ну, пожалей, начальник, я вообще без понятия…

– Кум на зоне тебя пожалеет, – буркнул Чумаков, выталкивая фигуранта за дверь, – и приятное тюремное общество…

Алексей закурил, мрачно посмотрел на закрывшуюся дверь. Одиночество не затянулось. Вишневский впихнул в комнату обладателя клетчатой кепки. Тот мял ее в руках, затравленно смотрел по сторонам. Парню было лет тридцать – худосочный, жилистый, с длинными «музыкальными» пальцами. Он облизывал сухие губы, часто моргал.

– Начальник, что за дела? – забормотал он. – Ну, взял пару карманов, так это когда было? Не при делах я, под шумок ваши замели…

– Рожа без паспорта, – доступным языком объяснил Вишневский. – Геннадий Сазонов, как он представился. Наколок не видно, но весь из себя такой блатной-преблатной…

– Ладно, оставляй, сам с ним разберусь, – махнул рукой Черкасов. – Проследите с Чумаковым, чтобы Сивого надежно упаковали, и дуйте в отдел, работой займитесь. А я уж сам решу, куда и насколько данного гражданина закрывать.

– Начальник, что за дела! – взвился задержанный. – Да я вообще тут проездом – в столицу нашей Родины еду! Перевода жду на почте, как придет, сразу на поезд…

– Ага, по бану шляешься, перевода ждешь, – хмыкнул Алексей. – Ты мне мозги не крути, я ваши рожи уголовные в темноте вижу. Кто такой? Где паспорт?

Захлопнулась дверь, было слышно, как удаляется оперативник.

– Я буду жаловаться! – вякнул задержанный.

И замолчал, как-то загадочно уставившись на Черкасова. Тот выжидал, помалкивал, рука машинально тянулась к папиросной пачке. Задержанный вздохнул, непринужденно пристроился на табурет, хотя никто не предлагал ему присесть.

– Ну, приветствую тебя, товарищ лейтенант, – вздохнул Черкасов. – Как жизнь-то молодая?

– Продолжается, – буркнул задержанный. – Ну, и что это было, товарищ капитан? За что меня забрали?

– Понятия не имею, – пожал плечами Алексей. – Перестарались, мать их…

– Ну, так вытаскивай. Не на зону же мне из‐за твоих «перестаравшихся» – вот смеху-то будет.

В текущей ситуации было что-то комичное. Сотрудник смоленского уголовного розыска Геннадий Сазонов был отправлен в Уваров три дня назад, за сутки до Черкасова – в творческую, так сказать, командировку. Поболтаться по городу, каная под блатного, прощупать злачные места, пообщаться с «характерной» публикой, но при этом на рожон не лезть и никого не провоцировать. Жил Сазонов на ведомственной хате в частном секторе и имел инструкции тщательно проверяться всякий раз, подходя к своему жилищу. Пересекаться с Черкасовым разрешалось только в крайнем случае.

– Вытащу, – поморщился Черкасов. – Ты зачем вчера девчонку толкнул – она свой сверток на рельсы уронила?

– А ты заметил? – подмигнул Сазонов. – Прости, Алексей Макарович, подыграть тебе хотел. Ты так вожделенно на нее таращился – прямо затылок ей прожигал, видел бы ты свои глаза… Дай, думаю, помогу товарищу, ему же повод для знакомства нужен. Девушка реально мила, да? Кто же откажется с такой познакомиться? Думал, уронит свой сверток – но не на пути же…

– И подходящий локомотив ты, конечно, не видел.

– Не-а, – покрутил головой Сазонов и засмеялся. – Потом увидел, знаешь, даже поболел за тебя – мол, успеет, не успеет… Ладно, прости, ерунду спорол. Но ты же познакомился с девчонкой, признайся?

– Это было мимолетное знакомство, – не стал вдаваться в подробности Алексей. – Выкладывай, пока чужие не заявились, удалось что-то выяснить?

– Это цирк с конями, – криво усмехнулся Сазонов. – Какая только причудливая публика не обитает на дне этого городка… Ладно, не буду живописать все детали своих хождений. Удалось пообщаться за бутылкой самогонки с одним корешем. Он недавно откинулся, сейчас за майданом смотрит, собирает мзду с работающих там блатных. Пацан вроде неглупый, но я, в принципе, знаю, что надо подлить в самогон, чтобы язычок заработал, как надо… – Сазонов самодовольно оскалился. – В городе орудует банда, все верно. Это не блатные, в противном случае он бы их знал. Кто такие – кореш без понятия. Сам в дыму, как говорят у них на жаргоне. И это крайне печалит товарища. Единственное, что нашептали ему на ухо: у этих беспредельщиков свой человек в ментуре, подбрасывает сведения и прикрывает их деяния. Этого следовало ожидать – с их-то информированностью…

– Где именно в ментуре? – перебил Алексей.

– Как где? – удивился Сазонов. – В уголовке, где же еще?

– Я сам в уголовке.

– Вот у себя и ищи, – непринужденно бросил лейтенант.

Как-то сухо стало в горле. Алексей покосился на дверь, за которой было тихо, недоверчиво воззрился на агента. Сазонов тоже с любопытством его разглядывал.

– Ты отвечаешь за свои слова?

– В какой-то мере – да, – поразмыслив, подтвердил лейтенант. – Корешу можно верить, у них источники куда серьезнее наших. И врать ему не было смысла – не в том состоянии он находился, хм… Кореш не знает ни имен, ни фамилий, а слушок о кроте в уголовке прошел после того, как банда забрала общак, попутно ухайдакав паханов, тайным порядком прибывших в город. Мстить не стали – кому мстить? У них нет толковых сыскарей, чтобы разобраться в этом деле. Так что будешь смеяться, но в успехе разоблачения крота и банды заинтересованы не только правоохранительные органы, но и уголовный мир.

– Надеюсь, мы работаем не на воротил криминального мира, – мрачно пошутил Алексей и провалился в задумчивость. Потом очнулся, потряс головой. – Ладно, думай не думай, а делать что-то надо. Тебе опасно оставаться в городе, лейтенант. Чтобы через час ноги твоей тут не было, понял? Сейчас я тебя вытаскиваю, всем объявляю, что взял мелкого уголовника на поруки, взаимовыгодный гешефт, так сказать… Тебя все равно по тупости взяли – ну, шарахнулся от мента? Все от нас шарахаются. Ты еще не потерянный для общества человек. Почему паспорт с собой не носишь?

– А чего его носить? – буркнул Сазонов. – Отоварят по голове в темной подворотне, и не будет паспорта. На хате он, под половицей спрятан…

– Ладно, идем вместе на твою хату, – решился Алексей, – и косяки бросаем во все стороны. Забираем паспорт, все твое барахло, ловим попутку – и вали к чертовой матери в Смоленск. Не хочу, чтобы тут трупы плодились, как грибы.

– Да я сам могу, – засмущался Сазонов. – Что ты, в самом деле, Алексей Макарович, я же не маленький…

– Поговори у меня, – огрызнулся Алексей. – Самостоятельный больно. Пока лично не удостоверюсь, что ты убрался, душа не успокоится. Ну, что сидишь? – Капитан начал подниматься. – Понравилось в камере?

Глава девятая

Уже темнело, когда Алексей приблизился к дому. Словно не на своих двоих, словно вел кто-то, а голова витала в иных измерениях. Лица людей проплывали в памяти, они что-то делали, говорили, бросали взгляды. Необъяснимая мистическая плесень – там что-то было, имелась подковырка, он ее чувствовал. Воз оставался на месте, дело не двигалось с мертвой точки. Угрюмо взирал майор Черепанов, выслушивая его доклады – и ей-богу, имей он точную уверенность, кто стоит перед ним, врезал бы по первое число!

Впрочем, бдительности капитан не терял, и когда под деревом зашевелилось что-то, ноги стали пружиной, а рука машинально потянулась к карману. Но тревога оказалась ложной. В темнеющем пространстве материализовалась женщина, она направилась ему наперерез, воровато поглядывая по сторонам. Шла неуверенно, теребила отвороты старой кофточки. Двор был пуст – только он и женщина. Но кто поручится, что пара любопытных глаз не подглядывает в окно?

– Алексей, это я, Женя… Женя Дьяченко… – У нее от волнения подрагивал голос, она заступила ему дорогу, пришлось остановиться. Подошла вплотную, почти прижалась, смотрела так… что лучше бы не смотрела. Он уже знал исходящий от нее запах – от него кружилась голова, мутился разум. Что-то гадкое зашевелилось внутри. Снова змей-искуситель из райского сада взялся за работу. Избавь же его от рая, из которого нет выхода!

– Женя… – Он чувствовал себя полнейшим дураком. – Что ты здесь делаешь? Что-то случилось?

– Не знаю, Леша, не могу, запал ты мне в душу… – зашептала женщина. Она тянула к нему лицо, слышалось учащенное дыхание. – Не могу без тебя, никак не могу, все время о тебе думаю, тянет к тебе… Вот стою здесь уже полчаса, стыдно, что люди подумают…

Было дико неловко, хотелось провалиться сквозь землю. Зачем он поддался вчера на это искушение? Почему мужчины в подобных ситуациях думают чем угодно, только не головой? Она уже целовала его во все «незащищенные» места, сладостно дышала. И он едва не поддался снова!

«Некогда исправлять ошибки, – мелькнула мысль, – будем повторять…»

И все же он устоял перед обольстительницей, хотя голова закружилась, а решение принимало совсем другое место. Он отстранился от нее, выдохнул.

– Женя, подожди, не надо, нехорошо это…

– Знаю, милый… – Она упрямо тянулась к нему. – Но не могу по-другому, растрепал ты меня всю… Пойдем скорее в подъезд, пойдем к тебе… Мы недолго, я тебя не задержу…

– Женя, подожди… – Он отрывал от себя ее руки, начинал злиться. – Откуда ты здесь? Как узнала адрес?

– Я не знаю, какая у тебя квартира, а номер дома Олег сказал – мы ведь рядом почти живем… Наудачу пришла – стою, жду, на окна смотрю…

– Мои окна на эту сторону не выходят… Что ты дома сказала? Твой муж со мной в отделе был, передо мной ушел…

– Да, он сразу домой отправился… Я сказала, что к подруге сбегаю, укол поставлю, у нее вторую неделю желудочные боли…

– Алиби, конечно, так себе. – Он заставил себя улыбнуться. – И ты уже полчаса меня караулишь… Олег знает, где живет твоя подруга?

– Господи, да какая разница… – она уже не могла держаться, Женю трясло, как наркоманку-морфинистку, а он не мог избавиться от ощущения, что загремел в глухую западню и у этой женщины есть нечто большее, чем револьвер, напичканный патронами. Наваждение оплетало, работали какие-то извечные первобытные инстинкты.

– Нет, Женя, извини, мы не можем себе такое позволить… – Он снова отрывал ее от себя. – Иди домой, забудь про меня. То, что мы делаем, это низко. Твой муж – мой товарищ, мы знакомы еще с детства, а теперь вместе работаем. Забудь обо всем, Женя, надо постараться. Мы совершили ошибку, давай не будем усугублять…

Ее глаза наполнились слезами, задрожали губы. Он отвратительно себя чувствовал, но был рад, что устоял перед искусом. Он отвергал ее решительно, почти отталкивал. Она уходила, всхлипывая, оглядывалась – может, передумает? Или завтра будет более покладистым? Или послезавтра… Он сгорал от стыда, развернулся, зашагал к подъезду…


Ночь прошла спокойно, а утром похолодало, зарядил беспросветный дождь. Мокли люди и машины, мокли уличные собаки. И без того невзрачный город превратился в место депрессии и уныния.

Настроение было подавленное. С раннего утра Черкасов сидел за своим рабочим столом, безуспешно пытался дозвониться до линейного отделения. Линия была занята, как в Смольном в октябре 17-го! Неужели все такие занятые? Хоть самому туда иди!

Он с треском швырнул трубку на аппарат, обвел подчиненных суровым взглядом. Стас Вишневский смутился, спрятал глаза. Пашка Чумаков листал дела. Конышев тер воспаленные глаза и жевал мундштук папиросы, которую по доброй традиции забыл поджечь. Дьяченко смотрел угрюмо, тяжело, и от этого взгляда становилось не по себе.

Алексей не подавал вида, сохранял казенно-равнодушный взгляд.

«Мог ли Дьяченко что-то выведать? – прокручивал он в голове. – Не поверил жене, потащился за ней, терпеливо ждал, пока ждала она, стал свидетелем их постыдной встречи… Или мрачен оттого, что ночь прошла на трезвую голову? Как занятно. Если выпил с вечера – наутро плохо. Если не выпил – тоже плохо. Зачем тогда жить? Какой в этом смысл?»

Егор Гундарь выбрался из-за стола, подошел к радиоточке, повертел рукоятку громкости. Комната наполнилась звуками радиоспектакля.

– Егор, уйми болтуна… – прохрипел Дьяченко, хватаясь за голову.

– Это «На дне» Максима Горького, – насупился Гундарь.

– Уйми болтуна, я сказал…

Гундарь пожал плечами, отключил звук и потащился на свое место. Снова воцарилась тягостная тишина.

– Какое молчание, однако, – крякнул Петров, шумно чиркая спичкой. Все вздрогнули. Он затянулся, выдохнул дым, как паровозная труба.

– Ага, высшей пробы молчание, – согласился Куртымов. – Оно что-то значит, Алексей Макарович? Мы плохо работаем?

– Вы вообще не работаете, – процедил Алексей.

– Слушок окреп в приличном обществе, – подал голос Чумаков. – В наш город едут блатные. Назревает что-то у пацанов. Может, хотят, чтобы и их убили? – задумался оперативник.

– Какую-то ерунду ты несешь, – поморщился Петр Антонович. – Что нам до этих блатных?

– Это дезинформация? – поднял голову Алексей.

– Нет, информация, – пожал плечами Пашка.

– Зачем едут-то?

– Ну, надо им… Ага, нашел. Вот они – два брата-акробата, их-то появления мы и ждем с нетерпением. – Пашка провел кулаком по сгибу листов и развернул папку с вшитым делом. Алексей поколебался, стал выбираться из-за стола.

– Вася Муромский и Веня Зарубин, – продолжал просвещать Чумаков. – Маститые воры с огромным послужным списком – еще до революции начинали. Всю войну просидели на зоне под Воркутой, чему бесконечно рады. Вышли три месяца назад – отгуляли отпуск, так сказать, видимо, возвращаются к профессиональной деятельности.

С фотографий смотрели два угрюмых, абсолютно непохожих типа. Биографии прочно впечатались в их непростые лица.

– Братья, говоришь, – хмыкнул Алексей.

– Отцы разные, – пояснил Пашка.

– Да и матери, похоже…

Хихикнул Вишневский. Зазвенел телефон. Проходящий мимо Петров схватил трубку, представился. Пока слушал, вытянулась челюсть, забегали глаза. Потом он как-то аккуратно, словно боялся разбить фарфоровую вазу, положил трубку на рычаг, сглотнул.

– Алексей Макарович, там это самое… Сивого, в общем, мочканули…

– Чего? – Алексей резко повернулся.

– С вокзала звонили, из линейного отделения… Три часа назад это произошло, около шести утра, у них в подвале как раз пересменка была… Непонятно, что произошло, вроде попытка побега… В общем, охранник застрелил его.

– И только сейчас нам об этом сообщили? – Кровь отхлынула от лица.

– Так они пока разобрались, что за хмырь, откуда взялся…

– Этого еще не хватало… – выдохнул Алексей. – Петров, Куртымов, за мной, остальным остаться! Работайте, черт вас возьми!


Было проще добежать пешком, чем дождаться, пока вислоусый сержант приведет в рабочее состояние свою колымагу, решившую вдруг поломаться!

Рыча и кашляя, «ЗИС-5» въезжал на привокзальную площадь. Оперативники попрыгали с него, не дожидаясь, пока водитель найдет, где встать, побежали к пристройке, над которой гордо реял маленький флажок Союза ССР.

Криминалисты еще не подъехали. У входа в отделение мялся автоматчик. Черкасов раздраженно отстранил его, первым ворвался в отделение, скатился в подвал. За ним уже бежал бледный, как мертвец, старлей Евдокимов. Сами в принципе виноваты – что мешало отправить задержанного в тюрьму?

Еще один автоматчик почтительно посторонился, отвел глаза. Начальник угро – не бог весть какая фигура, но кто знает…

Небольшой коридор, зарешеченные каменные мешки – при немцах здесь была комендатура и казематы, переделывать ничего не стали. Горели тусклые лампы.

Пришлось переступить через лужу засохшей крови – ее еще не вытерли. Труп лежал во второй камере. Решетчатая дверь нараспашку. В мертвых глазах Сивого отражались огоньки лампы. Он лежал на боку в нелепой позе, рот приоткрыт, язык вывалился наружу. Алексей с досады сплюнул, резко повернулся.

– Ну, давайте, отчитывайтесь, товарищ старший лейтенант, как допустили такое. Что произошло? Разве его здесь убили?

– Нет, не здесь, товарищ капитан… – замотал головой начальник отделения. – У входа его подстрелили, когда он в побег пустился. В камеру оттащили – там же люди ходят… Все же понятно, товарищ капитан, – Евдокимов окончательно стушевался, – младший сержант Авдеенко его подстрелил при попытке к бегству – он был дежурным…

– Другой охраны не было?

– Никак нет, товарищ капитан… Только Авдеенко. Он опытный сотрудник, в войну обезвреживал бандитов на железной дороге…

Алексей прошелся вдоль камер. Занята была лишь последняя справа – из-за решетки поблескивали любопытные глаза.

– А ты что за хрен? – спросил он. – За что загремел?

– Да ни за что, начальник! – взвился сиделец. Тонкий голос срывался на фальцет. – Как пить дать, ни за что! Беспредельничают мусора! Ну, подумаешь, бухаря взял, а чего он на рельсах валялся?

– Не бухарь то был, а фуфлыжник Жора Ассирийский, – пояснил Евдокимов. – Карточный долг не заплатил, вот его подкараулили за околотком да череп молотком проломили, чтобы знал в следующий раз. Живой он, рабочие подобрали, в больницу отвезли. А этот подонок – Шпингалет у него погоняло – последнюю мелочь у фуфлыжника вытряс да бросил его на путях, хорошо, маневровый не успел по нему проехаться…

– А я вам че – санитарка? – оскалился Шпингалет. – Кому надо, пусть и стаскивают его с рельсов, а мне оно до лампочки…

– Видел, что тут произошло? – спросил Алексей.

– А то, – подбоченился Шпингалет. – Сивый… ну, тот, которого грохнули, он бузу поднял… а эта сука ментовская его, как собаку, пристрелила… Ой, простите, гражданин начальник… – Сиделец вцепился двумя руками в решетку.

– Да выяснили все, – махнул рукой Евдокимов. – Сивый проснулся под утро, давай ныть – по нужде ему приспичило. А в камерах нет нужников, выводить надо. Авдеенко давай огрызаться – мол, спи, утром сходишь, а тот дальше ноет. Ну, мужик не выдержал, он вообще не злой, вывел засранца, потом обратно привел. Тут Шпингалет арию завел – и ему приспичило. Этот стонет, Сивый ржет… Ну, осерчал мужик – если каждая сошка будет тут права качать…

– Я тебе не каждый, начальник, – вякнул Шпингалет. – Я тоже человек, понял?

– Ага, каждый считает, что он не каждый, – сплюнул Евдокимов. – В общем, пошел он в дальний конец Шпингалету рожу чистить или попугать, хрен его знает, тут смотрит, а Сивый уже из камеры чешет! Он дверь забыл запереть. И ведь ушел бы, паршивец, если наверху обогнуть дежурного да выбраться через окно в тамбуре… Авдеенко растерялся, выхватил пистолет, давай палить… Можете полюбоваться – две пули у паршивца в спине… Он, конечно, получит выговор за халатное отношение к обязанностям, но, в общем-то, справился с ситуацией… Все так и было, товарищ капитан, – уверял Евдокимов. – Можете не сомневаться, мы все запротоколировали, Авдеенко подробно допросили, он подписался под каждым словом…

Черкасов уже тихо кипел от бешенства. Надо же выискаться таким идиотам!

– Где Авдеенко?

– Так это самое… – растерялся Евдокимов. – Домой он пошел, спать, не сделал же ничего такого… Не арестовывать же его за то, что преступника обезвредил… Выспится, вечером снова заступит…

– Где он живет? – Кулаки чесались засветить недалекому старлею в ухо. – Семья есть?

– Да какая семья, нет у него никого… Была жена, но в войну эвакуировали ее на восток, да так и не вернулась – в Средней Азии жизнь себе устроила без нашего Авдеенко…

– Адрес! – уже не сдерживаясь, прокричал в растерянное лицо Евдокимова Алексей.


Они покинули неповоротливую машину за пару дворов до нужного адреса – не подваливать же с такой помпой! Месили грязь по узкому переулку, застроенному частными домами.

Калитка распахнулась, они почти бежали по дорожке к продавленному крыльцу. Петров сообразил с полувзгляда – заспешил, косолапя, на заднюю сторону дома. Алексей с Куртымовым достали пистолеты, Черкасов толкнул дверь – вдруг не заперто? Особо церемониться не хотелось – преступник мог среагировать.

Дверь была открытой. Далеко идти не пришлось, труп лежал здесь же, в сенях – запрокинув голову, подогнув колени. Мужчине далеко за сорок, раздет по пояс, в милицейских штанах со смешными штрипками, в рваных носках. Живот был вспорот ножом, смерть была не из радостных – на лице отпечаталась невыносимая боль. Убийца даже не заходил – сделал свое дело и убрался. И все же, перепрыгнув через труп, Алексей кинулся в хату. За спиной сопел Куртымов, бормоча под нос, что это уже полный бандитский беспредел и таких подонков надо расстреливать на месте!

Алексей метался по скудно обставленным комнатам, а Куртымов выворачивал крышку люка в подпол, светил фонарем. Потом полез на чердак, оттуда крикнул – пусто. Алексей распахнул заднее окно.

– Петров, проверить сараи, сортир, осмотреть участок!

– Что-то неладно, командир? – опешил оперативник.

– Все неладно, нас снова уделали!

Злости явно не хватало, где же взять ему столько злости? Убийца пришел рано утром, когда все вокруг еще спали – ежу понятно, что никто его не видел! В дом фактически не заходил – едва порог переступил. Отпечатки пальцев снимать бесполезно. Орудие убийства прихватил с собой, чтобы не оставлять милиции шанса…

– Вот же холера… – расстроенно бормотал Куртымов. – Макарыч, ты понимаешь, что произошло? За что они Авдеенко?

– За все хорошее, – огрызнулся Алексей. – За плохое не убьют. Не думаю, что Авдеенко шибко сотрудничал с бандой, но за горло его взяли – знали что-то такое, что он хотел бы скрыть. Пришлось выполнять поручение. Он оставался один в подвале, грамотно подогнал сложившуюся ситуацию. Уверен, что если мы толково допросим Шпингалета, все окажется не так, как нам представили. Видимо, у Авдеенко не было другого выхода…

– Но зачем его убивать? – повторял Куртымов.

– А ты головой подумай. Авдеенко не додумался, так хоть ты додумайся! – Алексей выразительно постучал по черепу. – Чтобы не слил ту фигуру, что его науськала на это дело! Убить могла и другая фигура, а тот, кто его науськал, остается пока в тени. Надо выяснять, как провел Авдеенко свой последний день – восстановить по минутам! Куда ходил, с кем общался, все телефонные разговоры, если таковые были…

Отчаяние еще не охватило, но осознание собственного бессилия просто бесило! Трупы множились. Только при нем уже семеро! Четверо инкассаторов на ЖБИ, включая водителя, сторож Лукьянов в музее Шабалина, младший сержант Авдеенко, Сивый – который явно что-то знал (теперь в этом нет сомнения) и который, как ни крути, был таким же, хотя и слегка оступившимся, гражданином Советского Союза…

Все это напоминало ритуальные пляски у застывшего идола – много движения, а толку никакого! Хватался за голову майор Черепанов, носились оперативники, изображая кипучую деятельность. Над конторой старлея Евдокимова нависла угроза принципиальных оргвыводов. Люди работали как тракторы. Опрашивались соседи Авдеенко, проводились щепетильные допросы сотрудников линейного отдела.

Авдеенко заступил на смену в восемь вечера, когда Сивый уже сидел, со смены никуда не отлучался, к телефону его не вызывали – дежурный в этом был уверен. Но что он делал до заступления на смену, покрыто мраком.

От соседей толку не было, они лишь пожимали плечами. Этих достойных людей весьма своевременно сразили глухота, слепота и полный паралич памяти. Из логики явствовало, что связь Авдеенко с неопознанным господином произошла в промежуток времени между посадкой Сивого и заступлением младшего сержанта милиции на смену.

Кто эта сволочь? Черкасов фактически не знал своих людей (за исключением Дьяченко, которого не видел целую вечность), лишь первые мимолетные впечатления. Это мог оказаться любой из них или вообще никто. Последнее бы больше устроило. Он ловил себя на мысли, украдкой наблюдая за работой оперативников, что один из этих людей может только делать вид, что рвется докопаться до истины, а сам закапывает ее еще глубже, что автоматически сводит на нет усилия всей группы…

Людей катастрофически не хватало. Приходилось заниматься арифметическим делением. По убийству Авдеенко работали Куртымов с Петровым. Гундаря он отправил в музей к Шабалину – у работников могла включиться память, могли вскрыться новые факты.

Вишневский с Дьяченко работали на заводе ЖБИ: вновь опрашивали жителей окрестных домов, теребили администрацию. Петр Антонович Конышев работал со Шпингалетом, которого расстроенный Евдокимов отдал оперативникам со всеми потрохами.

Версия Алексея, в принципе, работала: почему Авдеенко в эту ночь остался один в подвале? Что в его прошлом было не так? С кем он общался вне работы, где проводил свободное время? Информация поступала регулярно, но пользы от нее не было!

Пашка Чумаков шатался по вокзалу, работал с внештатными агентами, пытался докопаться, с кем в последние дни контактировал Сивый и за что он, собственно, заслужил смерть…

Ниточка просто обязана была вылезти. Но не вылезала. Почему? Это заслуживало скрупулезного рассмотрения.

«Не там мы копаем, – размышлял Алексей, запирая вечером опустевший отдел. – Если в группе есть чужак, он сделает все возможное для сведения к нулю коллективной работы. Его вычислять надо! И эта личность потянет за собой остальных, пребывающих пока в тени…»

После случая с Евгенией он уже боялся подходить к своему дому. Хоть на вокзал иди ночуй! Улица давно опустела – не отвык еще народ от комендантского часа. Дай Черкасову волю, он бы эту практику продолжал – по крайней мере меньше станет на улицах сомнительной публики.

У дома никого не было. За шторами у Прасковьи Семеновны горел свет. Он привычно нащупал рукоятку «ТТ», крадучись, словно вор, проник в подъезд. Лютая темень жгла глаза, как яркий солнечный свет. Темноты бояться не стоило – по своим параметрам она не страшна. А вот всякие особы, которые в ней таятся…

Он миновал короткий тамбур, медленно поднялся по лестнице. Инцидент с Евгенией выбил его из колеи, это было нелепое дополнение к уже имеющимся проблемам. Почему так тяжело смотрел Дьяченко? Весь день он ловил эти взгляды. Тот с ним почти не общался, только по работе, и то сквозь зубы. Впрочем, странно ли?

Пару минут он возился с навесным замком, вошел в квартиру, обследовал с фонарем все потайные закутки…

Алексей очнулся ночью от чего-то липкого, ползущего по груди. Распахнул глаза. Вроде не потел. Что это было? Страх? Покачивался мутный потолок, с которого давно осыпалась последняя штукатурка. Он не мог проснуться от страха. От чего-то другого. Рука отправилась под подушку, обхватила рукоятку пистолета.

Такое ощущение, что он здесь не один. Но этого не может быть! Определенно был звук… Или не было? Он машинально вскинул руку с часами. Фосфорные стрелки показывали, что на подходе два часа ночи.

Скрип в подъезде. Алексей насторожился. Словно открылась одна из соседских дверей. Да, действительно, открылась. Кто-то тихо постучал в его дверь – поскребся, перебирая костяшками пальцев. Странная мысль: словно хотели привлечь его внимание, но при этом боялись привлечь чье-то еще!

Из головы улетучились остатки сна. Алексей скинул на пол босые ноги, заскользил в коридор, слава богу, уже выучил, где расположены препятствия. Осторожно приблизился к двери, подался в сторону – такую хлипкую конструкцию даже пуля из мелкашки пробьет.

– Что надо? – прохрипел он.

– Алексей Макарович, это Виктор, сосед… – забубнил за дверью знакомый голос. – Даже не знаю, что подумать… Нет, можете не открывать, я просто расскажу… Мне не спалось, сидел на балконе… Меня, надеюсь, не видели за простенком… У вас на балконе человек… по крайней мере один… А еще один внизу, их всего двое… Я слышал, как они очень тихо переговаривались, потом один полез… Это нетрудно, поверьте, нужно лишь подняться на вал, хорошо подпрыгнуть, зацепиться за край плиты…

Все, этого довольно, остальное потом! Он отшатнулся от двери, вылетел на цыпочках из прихожей. Ай да Виктор, ай да «зрячий» сукин сын… Он сел на корточки, затаил дыхание.

Виктор сообразил, перестал скрестись.

Капитан всматривался, слушал. А ведь отличное решение: забраться на балкон, изготовиться к броску, выбить запертую на шпингалет дверь. Или провернуть по-тихому – отжать дверь чем-нибудь металлическим, тихонько открыть, войти в гости к мирно спящему капитану милиции. Зачем раньше времени будить весь дом?

Предметы обстановки проявлялись из мрака. Вырисовывался квадрат окна за куцыми шторами, прямоугольник балконной двери. Шорох за дверью, тихий скрип. Там действительно кто-то был, сидел на корточках, чтобы не маячить.

Дверь слегка подалась внутрь, качнулась штора. Значит, работает второй вариант: хотели войти «по-семейному», отработать без шума, скажем, ножом. А когда еще? Только ночью. Днем его не взять – во всяком случае без шума.

Он продолжал сидеть на корточках, поднял пистолет. Патрон уже в стволе, лязгать затвором не нужно. В брюках, которые он предусмотрительно оставил на себе, вторая обойма.

Отгибалась штора, дверь открывалась внутрь – к удивлению, без скрипа, очевидно, ее приподнимали. Обрисовывалось что-то мутное, непрозрачное. Человеческий корпус, голова, на которой решительно отсутствовало лицо – прикрытое, видимо, маской. В комнату проник свежий воздух. Дверь дошла до упора, отъехала штора, фигура ночного визитера сделалась ближе. Он слышал чужое размеренное дыхание. Явно мужчина, но никаких примет, даже рост не определить – он двигался на полусогнутых… Человек изучал пространство – пустая кровать, шкафы. До капитана, сжавшегося в пружину за простенком, его взгляд пока не добрался. Повернулась голова – там вторая комната, жертва может спать в ней…

Он мог открыть огонь, но это глупо. Первого убьет, второй уйдет, и снова начинай все заново… Можно в ногу, почему бы нет? Оба этой ночью совершали глупые ошибки. Быстрый взгляд, рывок, у врага было отменное чутье! Что-то просвистело в воздухе – нож! Алексей оттолкнулся правой пяткой, ехал по полу с отставленной ногой.

Холодное оружие пролетело мимо – успел уклониться. Но заработало горячее! В него стреляли из пистолета с навернутым глушителем – стреляли часто, пуля за пулей. От такой работы глушители безнадежно ломаются.

Черкасов катался по полу, извивался, едва не въехал на кухню. Это был «ТТ», восемь патронов, и все ушли в молоко – в стены, в диван, во входную дверь. Он покатился обратно, выпустил две пули. А у него ведь не было никакого глушителя! Трескучие выстрелы разорвали пространство, оно наполнилось пороховой гарью.

Рябила картинка, в глазах качалась – он, кажется, ударился виском о косяк. Удивительно, окно не разбилось, все пули улетели в балконный проем.

А потом этот тип возник – очевидно, скорчился у батареи. Он понял, что потерпел фиаско, пулей вынесся на балкон. Еще два выстрела – но тот уже пропал.

Какие неудобства для граждан, населяющих дом. Но придется гражданам потерпеть… Алексей метнулся к балконной двери – не уйдешь, тварь! Эх, узреть бы личико… Снова ошибка – его толкнули в грудь, когда он вознамерился махнуть через порожек. Удар был неожиданным, но хоть не пулей, он отлетел обратно, растянулся на полу, но пистолет не выронил. Вскинул, снова выстрелил в проем, но дураков маячить там в полный рост не было.

Этот тип был прирожденным гимнастом! Куда он делся – уже спрыгнул? Алексей вскочил, стал судорожно менять обойму, потерял еще несколько секунд. Потом повторил попытку атаковать балкон. Она прошла удачнее – там действительно никого не было.

Пригнувшись, он перемахнул порожек, практически распластался на холодной плите. Загремели ржавые баки, на голову свалилась палка – древняя, давно не годная швабра. Он приподнял голову, просунулся через перила.

Внизу под валом из задубевшего глинозема кто-то возился. Алексей выстрелить не успел – по нему открыли огонь с другой стороны, из кустов перед соседним зданием. Он заметил вспышки и рухнул плашмя, опрокинув на себя еще один тазик. Потом подлетел, стал стрелять по кустам с двух рук. Три выстрела – и, кажется, он подавил «огневую точку».

Но нет, там кто-то перекатился, пустился наутек, затрещали ветки. И тот, что внизу, поднялся, припустил, виляя, в темноту.

Город просыпался, в соседнем доме включили свет (какие храбрые граждане), доносились встревоженные крики. Алексей не понял, что за сила перебросила его через перила. Пистолет в карман, съехал с внешней стороны по трясущимся балясинам, спрыгнул на вал. Номер не удался, он покатился в траву, но снова не выронил пистолет! Прогремели два выстрела, уже без глушителя, он видел, как две тени уносятся вдоль соседнего дома, пропадают в сумраке.

Он летел через кустарник олимпийскими прыжками, снова вел огонь, понимая, что все напрасно. Но хоть последнее слово осталось за ним!

Запыхавшись, он остановился на углу дома, всматриваясь в темноту. Потом чертыхнулся, опустил пистолет. Налетчики растворились в ночи. Капитан понимал, что они не вернутся – окрестный люд уже не спал, открывались форточки, самые смелые выбирались на балконы, где-то лаяла собака.

– Что за безобразие! Куда смотрит милиция?! – орал заспанный гражданин.

– Граждане, все в порядке, милиция смотрит именно на вас! – прокричал Алексей. – Я – капитан милиции Черкасов, городской уголовный розыск! Спите спокойно, граждане!

Два патрона остались в обойме – пусть будут, ночь еще не кончилась. Ругаясь себе под нос, он потащился обратно, с удивлением обнаружив, что красуется перед людьми голый по пояс и босиком. Сколько же злости в нем было, что даже боли в пятках не чувствовал?

Народ затыкался, кто-то нервно смеялся. Несколько раз он оборачивался, всматривался в темноту. Хорошая новость все же была: он пока жив и почти не пострадал (за исключением стекла в пятке и отбитой головы). Граждане обязательно вызовут милицию – да и шут с ними. Он подобрался к тыльной стороне своего дома, забрался на вал. В окне на первом этаже вспыхнул свет и сразу погас. До собственного балкона рукой подать. Какая, к лешему, безопасность! Вызвать бульдозер, срыть этот чертов вал! В окнах семейства Чаплиных свет не горел, шторы не колыхались. Можно представить, как они там трясутся.

Справа на балконе что-то шевельнулось.

– С возвращением, Алексей Макарович, – прозвучал тихий голос Виктора. – Вам не повезло, злодеи ушли. Но я очень рад, что с вами все в порядке. Ну, и фейерверк вы тут затеяли… С вашим появлением в нашем доме стало весело.

– Да, я замечательный сосед, – проворчал Алексей. – Рад, что так разнообразил ваш скучный ночной отдых. Как узнали, что это я стою? Снова ваши штучки, не доступные для простых смертных?

– По мату…

Черкасов рассмеялся. После чего сунул пистолет в карман, прикинул расстояние до объекта, запрыгнул, забросил ногу на плиту. Ржавые балясины угрожающе заходили ходуном. Второй попытки проникновения они не вынесут – обрушатся. С одной стороны, это и неплохо…

Алексей перевалился на свой балкон, перевел дыхание. Пришлось потянуть мышцы – наутро болеть будут.

– Альпинизмом занимаетесь? – прокомментировал процесс Виктор. – А вы в хорошей физической форме.

– Как и те, что приходили за мной, – проворчал Алексей. – Ерунда, не Эльбрус. Спасибо вам, Виктор, вы меня спасли. Потрясающе – вы успели все понять и правильно среагировать. Считайте, я у вас в долгу.

– Да бросьте, Алексей Макарович, мы всегда рады услужить родной милиции – чем можем, как говорится. – В голосе соседа звучала ирония, но Алексей сделал вид, что не замечает. – Послушайте, Алексей Макарович, – тон Виктора сменился на тревожный, – скоро же милиция подъедет? Ее обязаны вызывать в случае стрельбы. Мне придется давать показания, что-то подписывать?

Алексей поморщился – с милицией придется разбираться. Телефоны в городских квартирах пока редкость, но они уже есть, кто-то непременно вызовет. Уже вызвали, вот-вот подъедут на своем ржавом корыте. И что останется от ночного сна?

– Я вас защищу, – уверил Алексей. – Могу вообще не упоминать про ваш достойный поступок, а все лавры приписать себе. Если вас не волнует, конечно, всенародный почет с уважением.

– Ужас какой, – испугался Виктор. – Абсолютно не волнует. Не говорите обо мне, договорились? А то ведь затаскают… Спокойной вам ночи… ну, или как получится.

Глава десятая

Наутро болели мышцы, ныла голова от неудачной встречи с косяком. На пятку, пораненную стеклом, было больно наступать.

Алексей вышел из квартиры, как из долговременной огневой точки, стал возиться с замком. Отметилось движение боковым зрением, он вздрогнул, схватился за пистолет. Дверь у соседа из пятой квартиры отворялась бесшумно, все было хорошо смазано.

– Что вы, Алексей Макарович, только не стреляйте, умоляю вас, это совершенно излишне… – испуганно забормотал Яков Моисеевич Чаплин, делая большие глаза. Он был взлохмачен, учащенно моргал, выглядел жалким, взъерошенным. – Это всего лишь я, ваш скромный сосед… С вами все в порядке? Да, я вижу, все в порядке… Мы вчера с Фимочкой так испугались, так испугались… Что произошло, ради бога? Выстрелы, ужас, люди бегали, потом милиция приехала…

– Вы даже в окно не выглядывали, Яков Моисеевич, – подметил Черкасов. – И свет не включали.

– Да бог с вами, – замахал руками сосед. – Какие окна, какой свет, я вас умоляю… В войну такую прививку от всего этого получили… В угол забились, Розочке рот заткнули, чтобы не кричала, а потом еще долго не высовывались…

– Считайте, что проводились учения, – улыбнулся Алексей. – А также проверка граждан на реагирование в сложных ситуациях.

– Как вы можете шутить такими вещами… – Сосед обиженно выпятил губы.

– Обычные вещи, – пожал плечами Алексей. – Почему не пошутить? Как ваша Розочка? Ей все еще нездоровится?

– Да, у Розочки что-то невразумительное с желудком, врачи обследовали, но не смогли прийти к однозначному мнению. Это явно кишечник, который барахлит и испускает неприятные газы…

– Так вразумляйте уж как-нибудь, – усмехнулся Алексей. – Все будет хорошо, Яков Моисеевич, причину обязательно выявят. Наша медицина уверенно поднимается до уровня передовой. Скоро мертвых оживлять начнут.

– А вот этого не надо, – испугался Чаплин. – Умерли так умерли…

Путь до работы оказался не простым. Сплошные «радостные» встречи, начиная с соседа Чаплина. Впрочем, Женя Дьяченко сегодня дорогу не переходила.

Алексей вышел из подъезда, повертел головой. Встала на путь исправления? Вспомнилась тесная прихожая, льнущее к нему тело, сладкая истома… Он передернул плечами – как жить теперь с такими всплывающими наваждениями?

Небо было таким же свинцовым, как вчера, но изливать осадки пока не спешило. Алексей свернул с Базарной улицы в ближайший переулок и энергично зашагал на Советскую, стараясь не отвлекаться на боль в ноге. Он постоянно оглядывался – нет ничего проще выстрела в спину в безлюдном переулке. Крепла уверенность, что вчерашние убийцы теперь не остановятся. Он чем-то насолил преступному миру. Чем?

И поздно обнаружил знакомую фигуру, бредущую навстречу. Мужчина держал руки в карманах, сверлил его взглядом. С прошлой встречи Алексей Михайлович Головаш так и не побрился – щетина сгустилась, лицо от этого совсем почернело. На этот раз он выступал без сопровождающих. Обнаружив старого знакомого, он замедлил шаг. Челюсть свело судорогой. Комок подкатил к горлу. Дистанция сокращалась, встреча была неизбежной. Элементарная вежливость требовала хотя бы поздороваться. Но очень не хотелось. Он уже жалел, что отправился именно этой дорогой – чем не устраивал его следующий переулок?

Головаш остановился, разглядывая его с недоброй усмешкой. Алексей тоже встал.

– Закурить дай, – хрипло сказал Головаш. – Свои в бараке забыл. Дашь парочку – тоже не обижусь.

Надобность в приветствии благополучно отпала.

– Бери, сколько надо, – Алексей протянул пачку. Головаш поколебался, выудил три, одну сунул в рот, остальные пристроил за уши. Они торчали и не падали.

– Прикурить тоже дай…

Алексей чиркнул спичкой. Желание обернуться жгло спину, как раскаленный утюг, но он выдержал.

Головаш отстранился, выдохнул дым. Он действительно сегодня не курил – первая затяжка самая смачная.

– Хромаешь ты что-то, Черкасов, – подметил Головаш. – Случилось чего?

– Так надо, – буркнул Алексей.

– Ну, надо, значит, надо, – пожал плечами зэк. – Мы люди не любопытные. А напряженный-то чего? Тоже надо?

– Сон неважный приснился, – объяснил Алексей. – На работу идешь?

– На нее, – согласился Головаш. – Автобус сломался, на Советской высадили. Но ничего, успею.

– Без корешей сегодня?

– Это не кореша, – подумав, отозвался Головаш. – А если кореша, то не мои. Это товарищи по несчастью и коллеги по работе. У них работа посменная, сегодня – в вечер.

– Кстати, насчет несчастья, Алексей Михайлович. Поведаешь, как выжил на той высоте?

– Любопытный? – Головаш засмеялся, но как-то натянуто. – А ты сам догадайся, Черкасов. Кто смерти ищет, никогда не находит, слышал о такой теории? Вот и я искал – но не так, чтобы застрелиться, а от немецкой пули. А еще ранили меня, когда на высоту поднялись. Осколок бочину разворотил. Жизненно важных органов не задел, но сознания лишил. В лазарет доставили, там и очнулся. А если ранили в штрафбате – значит, искупил, можно в регулярную часть возвращаться. Раненных в бою мало было – немцы так лупили, что сразу насмерть.

– Так почему ты на зоне оказался?

– А мы на исповеди? – удивился Головаш. Лицо его исказилось. – Сел, сижу, никого не трогаю, тебе-то что? Вернулся в регулярную часть, понизили до старлея, дошел до Берлина, а там подрался, с кем не следовало…

«Ну, это ты можешь», – чуть не сорвалось с языка.

– Чуть старше по званию он был, – сказал Головаш. – Да еще скандалист хренов… В общем, выяснилось, что ни хрена я не искупил вину перед Родиной.

– Это Родина тебе об этом сказала? – осторожно осведомился Алексей.

– Ее доверенные представители, – хохотнул Головаш. – А поскольку война уже кончилась… Дальше сам додумывай. Да, имелись заслуги, награды, это, в принципе, учли, и через год счастливой жизни среди уголовников мне наконец разрешили гулять без конвоя. Еще полгода погуляю… а там посмотрим. Ладно, некогда мне с тобой, на работу пора…

Он двинулся дальше, и теперь уже Черкасов угрюмо смотрел ему вслед.

– И теперь ты обижен на весь свет и на меня в частности, – бросил он сидельцу в спину. – Ты женщину убил, не забывай. Нашу, советскую, и всего лишь за то, что она тебя, такого бравого офицера, ублажить не пожелала.

– Да пошел ты, – огрызнулся через плечо Головаш.

В центральной части города уже кипела жизнь, спешили люди. Из ворот выезжал старенький «ГАЗ-64» с вооруженными милиционерами.

Перед зданием МВД стояла знакомая «эмка». Опустились оба стекла на правой стороне. Алексей замедлил шаг. Нет, не то, что он подумал. В окнах «эмки» обозначились бесстрастные лица офицеров госбезопасности. Мирский курил, смотрел на капитана, как на пустое место, хотя определенно имел виды. В лике его коллеги Риты Рахимович сквозило завуалированное пренебрежение. Она смотрела с интересом, но с тем же интересом смотрела бы она и на приговоренного к расстрелу.

– Вы позволите на минуточку, Алексей Макарович? – вкрадчиво сказал Мирский.

– Спасибо, Игорь Борисович, я уже курил, – отозвался Алексей.

– Неужели? – Темные брови поползли вверх. – Это не очень вежливо, Алексей Макарович.

– Вы могли бы выйти из машины, если хотите побеседовать, – парировал Черкасов. – Это тоже не очень вежливо. Сказанное не относится, разумеется, к дамам. – Алексей расшаркался с издевательской манерностью. Дама тоже удивилась – так, совсем немного.

– О, вы меня успокоили, товарищ капитан…

– Не будем заниматься словоблудием, – капитан Мирский недовольно поморщился. – Кое-кто забыл о наших договоренностях. Это нехорошо, Алексей Макарович. Дерзкое ограбление завода ЖБИ, отягощенное четырьмя трупами; убийство в музее плюс кража полотна знаменитого художника; ваша нездоровая активность в районе вокзала, откуда вытекают еще два трупа – мелкого уголовника Меринова и его охранника… Я ничего не упустил, Маргарита Юрьевна?

– Упустили, Игорь Борисович, – нараспев произнесла женщина. – Люди капитана работали по всем упомянутым эпизодам, а мы об их скромных достижениях вынуждены узнавать от сторонних лиц и организаций. Сегодня ночью товарищ капитан подвергся нападению неизвестных в собственном доме, выучки хватило, чтобы выжить самому. Но не хватило, чтобы взять преступников живыми или мертвыми, – женщина улыбнулась иезуитской улыбочкой. – Об этом мы тоже узнаем от дежурного по отделению. Нет, я не исключаю, что Алексей Макарович именно сейчас движется в сторону отдела МГБ, чтобы поделиться с нами этими сведениями, но это маловероятно.

– Да, вы правы, коллега, такую вероятность мы даже не рассматриваем, – согласился Мирский.

– Теперь позвольте мне сказать. – Алексей бегло, но выразительно посмотрел на часы. – О какой договоренности идет речь, Игорь Борисович? Это вы договаривались, а меня пытались поставить перед фактом. Лично я с вами ни о чем не договаривался, при всем уважении к вам и вашему ведомству. Если мы говорим о сотрудничестве, то оно должно быть взаимовыгодным, а не так, чтобы в одни ворота. Но вы такого не предлагали? И в любом случае мне вам нечего доложить, – он предпочел закончить на миролюбивой ноте. – Достижения, как вы верно заметили, скромные. Сотрудники работают. Желаю хорошего дня, товарищи офицеры.

Интересно, стал бы он так хамить, не имей за спиной серьезной поддержки? Или пресмыкался бы, как все прочие?

– Алексей Макарович, зачем же вы так? – прозвучало в спину с толикой угрозы. – Вы могли бы и сами догадаться, что все гораздо серьезнее, чем вам кажется.

– Я поняла, Игорь Борисович, – встрепенулась женщина. – И могу вас с этим поздравить. Держу пари, мы с вами тоже в списке подозреваемых.

– Да что вы говорите? – удивился офицер госбезопасности. – Это, знаете ли, несколько превышает порог допустимого. Или капитан забывает, что земля круглая?

Да хоть цилиндрическая! Даже после этого он не стал оборачиваться, а энергично зашагал на работу.

Настроение было – хуже некуда. В отделе все смотрели на него очень странно.

– Что-то не так? – ядовито процедил он, бросая на стол свою завернутую в газету ношу. – Ожидали увидеть призрак старого дома на Базарной улице?

– Извини, Макарович, мы знаем, что ты жив, – смущенно вымолвил Конышев. – Но мы же всю ночь были не в курсе. А дежурный такое рассказал…

– Надеюсь, он ничего не приукрасил, – проворчал Алексей. – Все осталось, как было. Ваш начальник жив, а расследование – все там же, поскольку из нападавших я никого не ранил и не узнал.

– А это что такое? – кивнул Конышев на сверток.

– А это, Петр Антонович, нож, которым меня собирался прирезать несостоявшийся убийца. Увы, не разглядел, был ли он в перчатках. Скорее всего да, но отдать на экспертизу я его обязан.

– Могу отнести, – встрепенулся Вишневский.

– Спасибо, Стас, я сам отнесу, не утруждай себя.

– Да нет там ничего, – отмахнулся Дьяченко. – Голый номер, как всегда.

Он и сегодня был мрачен и нелюдим. Но вроде не с похмелья – хотя кто их поймет, этих алкоголиков.

– Кстати, Алексей Макарович, – вспомнил Гундарь. – Директор музея Шабалин вчера несколько раз спрашивал, ищем ли мы Поленова. А если да, то когда найдем, а то у них скоро намечается выездная выставка, и некоторые работы, в том числе похищенная, поедут в Тамбов. Сегодня он тоже успел позвонить, очень хотел вас услышать.

– Разве незаметно, что мы ищем Поленова? – фыркнул Алексей.

– А не найдем, сами нарисуем, – проворчал Пашка Чумаков.

Обстановка слегка разрядилась: люди заулыбались, за исключением, разумеется, Дьяченко.

– Ладно, я разберусь с Шабалиным, – вздохнул Алексей. – Возможно, сам к нему сбегаю.

– А самому-то зачем? – не понял Куртымов. – Вроде телефон имеется.

– Так к прекрасному приобщиться, – пояснил Вишневский. – Вчера – блатные притоны, сегодня – тонкий мир искусства. Разнообразие, блин…

– А еще девчонка там хорошенькая, – вспомнил Петров. – Ну, эта самая, как ее… Племяшка Шабалина.

– И сдается мне, что она нашему командиру зачем-то понравилась, – заулыбался Конышев.

– Эх, мне бы тоже понравилась… – мечтательно пробормотал Куртымов. – Но не могу – жена…

– Хватит болтать! – рассердился Алексей. – А ну, кыш работать!

Он должен был что-то нащупать. Враг был где-то рядом, и ночное нападение это подтверждало. Но он по-прежнему блуждал в тумане.

Алексей спустился в подвал, где работали криминалисты, развернул перед Сергеем Борисовичем Варшавским сверток с уликой. Пожилой криминалист нацепил очки, задумчиво уставился на боевой немецкий нож, которых за годы войны Алексей перевидал предостаточно. Подозвал помощника с потертым чемоданчиком. Выпускник Уральского мединститута тоже осмотрел находку, стараясь держать ее подальше, как-то сглотнул, вопросительно уставился на доставившего улику офицера.

– Отпечатков нет, – сообщил безрадостно Варшавский, проведя «священнодействие» с кисточкой, – преступник действовал в перчатках.

– Можете что-то сказать об этом ноже, Сергей Борисович?

– Боюсь, не больше, чем вы сами, Алексей Макарович. – Варшавский снова вооружился очками. – Боевой траншейный нож вермахта. Его использовали немецкие диверсанты, использовали наши – кто угодно… Мой сосед привез такой с фронта в качестве трофея. Ногу, видите ли, оставил на полях сражений, а нож привез… Прямой клинок из углеродистой стали, с односторонней заточкой. Заточка, кстати, хорошая. Боевой конец – двухлезвийный, скошенный. Рукоять пластмассовая, с перекрестными насечками и головкой. Крепится, как видите, с помощью винта. Винт закрыт накладкой с изображением свастики. Такая штука шла в комплекте с кожаными ножнами – на них имелись петля и хлястик для фиксации. Надеюсь, вы понимаете, Алексей Макарович, что обладатель этого оружия вовсе не обязан быть немецким диверсантом – он может быть кем угодно…

– Война вроде закончилась… – задумчиво изрек Кошкин.

– Возможно, эта штука дорога ему как память, – улыбнулся Варшавский. – Не помогу, Алексей Макарович. Вы сыщик, вы и разбирайтесь. Но рискну предположить, что этой штуковиной за последние лет пять не одно брюхо распороли…

К десяти утра, испытывая подозрительное волнение, Алексей поднялся на крыльцо художественного музея, постучался. Затем пожал плечами – зачем? Толкнул дверь, вошел в знакомый коридор, освещенный лампой в плафоне.

Маша Полевая сидела за стойкой и что-то писала в потрепанном гроссбухе, закусив губу. Она не слышала ни стука, ни скрипа двери. Непослушный локон, похожий на спиральку, свисал со лба, она его машинально сдувала, не догадываясь, что можно просто убрать рукой. Вздрогнула, когда на гроссбух легла тень, подняла голову.

– Ой, это вы… – Миловидное личико озарилось робкой улыбкой. – Я вас сразу вспомнила… Алексей… Макарович, да?

– Можно без отчества. – Он тоже улыбнулся, покосился на закрытую дверь в комнату сторожа. Маша проследила за его взглядом, поежилась.

– Вы по работе? – спросила она. – Или… просто?

– По работе, – уверил он. – Время рабочее, значит, по работе. Но можете воспринимать меня как обычного посетителя. У меня есть сорок копеек, с которыми я готов расстаться… Как выкручиваетесь? – он снова покосился на дверь.

– Савельев до сих пор болеет, – вздохнула Маша. – Приходится все делать самим. Вчера Иннокентий дежурил, сегодня Вадим будет. Пока без происшествий… В принципе, ничего страшного, в первой половине дня посетителей немного, Григорий Иванович разрешает ребятам немного поспать…

– Надеюсь, они не собираются вас привлекать к ночным дежурствам?

– Думаю, нет, это несколько странно, Алексей. Но если прикажут, придется подчиниться.

– Этого, конечно, не будет, – пробормотал, высовываясь из дальней комнаты, очкастый Вадим Циммерман. – Возможно, мы не самые боевые товарищи, но никогда так не поступим с женщинами… – Видимо, шум в коридоре разбудил его, молодой человек зевнул, буркнул «извините», нацепил на нос очки и настороженно уставился на посетителя. – Вы по делу, товарищ капитан? Удалось что-то выяснить? Вчера сюда приходил ваш работник, все осматривал, беседовал с Григорием Ивановичем…

«…и не смотрел такими глазами на сотрудницу музея Марию», – мысленно закончил Алексей. А может, и смотрел, но шансы у Гундаря были такие же, как у Вадима. Тот что-то подозревал, с опаской поглядывал то на девушку, то на Черкасова.

Алексей, отсчитав мелочь, приобрел билет, улыбнулся Маше и прошел в музей. Вадим поколебался, но отправился за ним. Маша осталась в коридоре.

Дорогу пересек Иннокентий Гаврилов, он тащил что-то несуразное, похожее на мольберт – конструкция явно разваливалась. Пристроил ее на пол, поздоровался с посетителем. Он тоже смотрел настороженно.

– Удручающе пустые залы, – улыбнулся Алексей. – Увы, пока не тянутся наши люди к прекрасному.

– Напрасно вы так думаете, – смутился Иннокентий. – Во-первых, только начался рабочий день. Во-вторых, население, увы, работает. Могут прийти только те, у кого выходной, трудящиеся во вторую смену, командированные и пенсионеры. Мы ведем наблюдение, фиксируем и анализируем посещаемость музея. С каждым месяцем она увеличивается – хочется вам того или нет. Выражаясь вашими словами, люди все-таки тянутся к прекрасному. Четыре дня назад мы принимали целую делегацию из здравицкой поселковой школы – на экскурсию прибыли два класса старшеклассников вместе с преподавателями. Они ехали на автобусе, между прочим, почти сорок километров…

«Чего не сделаешь, чтобы не ходить в школу», – подумал Черкасов.

– Выходит, я ошибся, – допустил он, – и наш народ не такой уж духовно безграмотный… Я могу поговорить с Григорием Ивановичем?

– Да, конечно. – Иннокентий снова схватился за свою ношу. – Если не возражаете, оттащу эту штуку наверх, заодно сообщу о вашем приходе товарищу Шабалину. Можете, в принципе, сами подняться, а можете здесь подождать – он спустится…

Капитан с оценивающим видом разглядывал картину, которой прикрыли пустоту после кражи Поленова. Полотно было меньше предыдущего – на стене осталась выцветшая кайма. Картина изображала бравый пионерский отряд, взбирающийся на гору. Сюжет предельно реалистичный, пафосный, строго выдержанный в духе времени. Но писал его не бездарь. Счастливые загорелые лица ребятишек, бусинки пота на лбах, красные галстуки, барабаны, шортики, белые рубашки. Рослый горнист во главе колонны дудел в свой горн. Ослепительно сияло солнце над выгоревшей местностью. В картине присутствовала экспрессия, группа юных ленинцев отнюдь не выглядела статично, да и с буйством красок в полотне все было нормально. Но что-то подсказывало, что подобные «шедевры» вряд ли заинтересуют музейных воров.

За спиной деликатно кашлянули. Он обернулся. Подошел Шабалин в жилетке и водолазке, протянул руку. За прошедшие два дня он еще сильнее осунулся, под глазами набухли мешки, от которых по щекам расползалась болезненная синь. Но директор был опрятно одет и гладко выбрит.

– Доброе утро, Алексей Макарович… Рад вас видеть в нашем музее. Увы, это не Поленов. Но мы не можем оставлять пустые места – с ними экспозиция выглядит сиротливо, да и люди задают вопросы… Картину написал некий Романчук Иван Ильич, член Смоленского отделения Союза художников. Произведение было передано нам в дар в позапрошлом месяце. До сего дня она не вписывалась в окружающее пространство, и мы хранили ее в подвале…

– А теперь вписалась, – усмехнулся Алексей. – Тоже ничего, Григорий Иванович. Мне почти нравится.

– Почти? – засмеялся директор. – Я восхищаюсь русским языком. Увы, это не совсем то, на что ориентируется наше заведение…

– Зато идеологически верно и безупречно, – перебил Алексей. – Радует, как уверенно ребятишки смотрят вдаль. Вы не вспомнили ничего, что могло бы помочь следствию?

– Нет, я уже говорил вчера вашему товарищу… А вам удалось что-то выяснить? Да, я звонил вам несколько раз…

– Вы имеете в виду подвижки в расследовании убийства Лукьянова или украденную картину?

– Для меня и то и другое – невосполнимая утрата, – печально улыбнулся Шабалин. – Картину по крайней мере можно вернуть, а вот человека… Давайте начистоту, Алексей Макарович, есть хоть один шанс, что украденная вещь вернется в музей?

– Разумеется, Григорий Иванович. Учитывая, что оба злодеяния совершил один человек… или группа лиц – это вполне реально.

– Не разделяю вашего оптимизма, товарищ офицер. Преступников вы можете найти, а вот когда дело касается украденных шедевров живописи… Увы, это общемировая беда. Пропажи находятся редко, иногда это длится годами… Да что там далеко ходить. В 1911 году из Лувра похитили знаменитую «Джоконду». Два года преступника искали лучшие парижские сыщики. А похититель сам вернул картину. Им оказался молодой сезонный рабочий итальянского происхождения. Простой стекольщик – спокойно подошел, снял картину, свернул в трубочку и вышел на лестницу… Где она хранилась эти годы, что с ней происходило – неизвестно. Многие эксперты до сих пор подозревают, что в Лувре хранится не подлинник, а ловко сляпанная подделка…

– Интересный факт, буду знать. Но при всем уважении к вам и живописцу, похищена не «Джоконда»…

– Да, я знаю… Вчера мы разбирали вещи Лукьянова – те, что он хранил в столе на работе. Шарф, перчатки, посуда, портсигар с фронта… Маша нашла тетрадку, куда он что-то записывал. Вы не поверите, этот человек ночами писал стихи. Представляете? Трогательные, наивные, с хромающим ритмом и сомнительной рифмой, но все же… Про войну, которую мы пережили, про то, как восстанавливаются заводы и фабрики, про женщину в платочке за калиткой… Мы никогда не могли такое подумать, а вот ведь как оно… В тетрадке были только стихи, больше ничего, вряд ли вы почерпнете из них что-то ценное. Мы вчера отдали ее вашему человеку…

Он пообщался для приличия еще несколько минут, извинился, сославшись на занятость, попросил не провожать. Шабалин грузно уходил по лестнице, Алексей вернулся в прихожую, пропустив посетительницу, – женщину в старомодной шляпке.

– Уже уходите? – подняла голову Маша.

– Уже ухожу, – сокрушенно вздохнул Алексей и посмотрел по сторонам. Вадима Циммермана рядом не было. – Можно вопрос, Маша? – Капитан понизил голос, склонился к ней. – Давайте как-нибудь прогуляемся? Ну, если есть желание…

– Ой… – Она испугалась, посмотрела по сторонам, облизнула губы. – Вы что это такое предлагаете? Я даже не знаю… А куда мы с вами пойдем?

– Куда хотите, Маша. Можем сходить в кино, пройтись по набережной…

– У нас нет набережной.

– Да, у нас нет набережной, – он засмеялся. – Вы подловили меня. И кино не показывают, ввиду временного отсутствия клуба. Нет ни салюта с мороженым, ни колеса обозрения, ни каруселей с лошадками… Но это не значит, что мы в тупике. Мы можем просто погулять по центральной части города, зайти в парк…

– Ой, даже не знаю… – В ней бились противоречия: желание, страх, нерешительность. – Я в любом случае смогу только вечером…

– Давайте вечером.

– Но это опасно. Разве можно ходить по городу в темное время? Повсюду бандиты, грабители…

– Вы преувеличиваете, Маша. Перечисленные вами категории граждан рыщут не повсюду. И вы же не с Вадимом будете гулять… – Он иронично покосился на закрытую дверь.

– Да, это верно, – она улыбнулась.

– Я покажу вам дом, в котором прожил всю свою бессознательную и часть сознательной жизни.

– Нет, спасибо, этого не надо, – она засмеялась. – Знаете, меня совершенно не волнует, что подумает Вадим, – он все равно ни рыба ни мясо. А вот Григорий Иванович… Уверена, он отзовется категорическим отказом, просто не пустит…

– Он вам не отец. И понимает, что не сможет держать вас всю жизнь в скорлупе.

– Но пока он этого не понимает. Когда я ездила в Смоленск, он весь изнервничался – мне Кеша рассказывал… Хорошо, давайте, – девушка выдохнула. – Но сегодня я не могу, давайте завтра в парке. Около девяти вечера… Господи, я и завтра не могу, по плану инвентаризация, это допоздна… Только послезавтра…

– Я зайду за вами.

– Не надо, пожалуйста, Григорий Иванович увидит… Рядом с парком живет моя подруга Люся Горшкова, я посижу у нее, а потом выйду. Он отпустит меня к подруге… Вы же проводите меня до дома?

– Даже не сомневайтесь. Буду у старого кафе, оно закрыто, это в северной части. Не волнуйтесь, никому не скажу, пусть это будет нашей тайной… Большое спасибо, Мария, за продуктивную беседу, – он повысил голос, наблюдая, как из комнаты выходит, протирая очки, Вадим. – Больше я вас не побеспокою, всего доброго.

И ухмыляясь в кулак, направился к выходу.

Глава одиннадцатая

А на улице навалилось. Он шел к отделу, и вдруг в голове закружилась вьюга. События всплывали в хронологической последовательности. Трупы на заводе ЖБИ, оперативная информация о подозрительном «Опеле», гонка до Чертова бора… Перестрелка, догорающий «Опель», на котором смылись от социалистической Фемиды члены банды… Бродяга в кустах, которого заметил только он, его испуганный исход – тот просто растворился в кустах… Потом Дьяченко в кабаке бормотал про расстрел политических в 41-м – когда немцы стояли на пороге, про бывшего однокашника-врача, которого зачем-то прибрали по 58‐й статье… А ведь лицо бродяги, в принципе, знакомое. Убрать прожитые годы, убрать бледность, бороду… Нет, он мог и ошибаться, но проверить эту версию стоило в любом случае! Бродягу привлекла пальба, он отирался неподалеку, решил проследить, кто это ведет себя так шумно в его владениях… А ведь он узнал Черкасова. Потому и колебался, не сразу пустился в бегство…

В отделе сидели двое – Конышев и Вишневский. Первый развинчивал отверткой телефонный аппарат – тот окончательно отказался работать. Петр Антонович что-то раздраженно бурчал под нос. Вишневский тоскливо смотрел на него из другого конца комнаты.

– Может, не надо, Антоныч? Останемся совсем без аппарата…

– Мы и так остались без аппарата – рычаг западает, толку от него… Это вы все виноваты – трубку швыряете. Лучше бы подошел, помог.

– Я не умею чинить телефоны…

– А что ты еще не умеешь? – Петр Антонович раздраженно уставился на коллегу.

– Я все не умею… Алексей Макарович, скажите ему.

– Есть надежда, что аппарат сегодня заработает? – нахмурился Алексей.

– Надежда есть всегда, – сообщил Конышев. – Она вообще умирает последней. Звонил в линейный отдел, звонил, в итоге доломалось…

– Доломал, – поправил Вишневский.

– Запомни, Стас, – назидательно сказал Конышев, – ошибок не совершает только тот, кто ничего не делает. Все в порядке, сейчас заработает, всего лишь пружина оторвалась… Мама дорогая, да тут такая прорва дохлых тараканов! – Конышев снял крышку с корпуса и тихо позеленел. – А мы еще удивляемся, почему эта штука постоянно барахлит…

– Чтобы через пять минут все работало, – заторопился Алексей. – Петр Антонович, остаетесь за меня. Я должен проверить одну версию. Это может занять несколько часов.

– Вы в одиночку куда-то собрались? – удивился Вишневский. – Вам следует оставить свои координаты, Алексей Макарович.

– Ничего страшного, это не опасно.

Завгар ломался, как девочка, словно от сердца отрывал дребезжащий и явно отработавший свой ресурс «ГАЗ-64» с вырезами в корпусе вместо дверей. Еще возмущался – у вашего отдела уже есть машина! Алексей уверил, что транспорт требуется по срочной служебной надобности, расписался, где следует, бросил назад дополнительную канистру бензина и покинул гараж.

Примерно полчаса кружил по городу, проверяясь, не прилип ли «хвост». Потом по Конармейской добрался до восточной окраины, пересек переулками Советскую, Базарную, проехал тюрьму, еще раз убедился в отсутствии слежки и подался к железнодорожному переезду…

Местность к юго-западу от бора была безлюдной. Все машины по развилке уходили вправо. Был риск застрять в распутице, пришлось вспоминать свое водительское мастерство.

Он въехал в бор по лесной дороге, спустил «газик» в низину, чтобы не мозолил глаза местным лешим. Дальше двигался пешком на северо-восток, не теряя из вида опушку. Он был уверен, что слежки не было.

За несколько минут Алексей отыскал место, где горел «Опель». Остатки машины вытащили еще два дня назад: руководство хлебозавода подогнало специальную технику. Для списания автотранспорта требовалось от него хоть что-то. Местность истоптали, поляна выгорела.

Черкасов покружился вокруг пятачка, сориентировался. Отыскал тропу, по которой выходил из леса, кустарник, куда нырнул бродяга. Работал методично, ни на что не отвлекаясь. Только иногда посматривал на часы. Середина рабочего дня, однако…

Ветки были сломаны, здесь бежало это чудище, спрыгнуло в канаву, припустило по ней дальше. Чудище носило изношенные здоровые ботинки с наполовину стершейся подошвой. Они неплохо продавливали почву. Он шел по следам – канава петляла, уводила в глубь леса. Сгущалась растительность. Папоротник путался с елями – худшего сочетания не придумать. Вот бродяга выбрался из канавы, петлял между деревьями.

Чувство ориентации сохранялось – неподалеку проходила лесная дорога, пользовались которой, мягко говоря, нечасто. Именно на ней у начала леса он оставил машину. Следы вдруг стали плутать, вились восьмерками между деревьями, снова спустились в овраг, где протекал ручей. Потом выбрались наверх, где у подножия старой ели Алексей наткнулся на кучу валежника, явно собранного рукой человека. Характер следов вокруг этой кучки указывал, что ей не два-три дня, а гораздо меньше.

Капитан походил еще немного, вернулся к валежнику. Повсюду возвышался ельник, затея Алексея начинала принимать очертания авантюры. Но бродяга сюда приходил не раз, блуждал по округе, где хватало сушняка, ломал себе растопку. Несколько раз спускался в овраг, чтобы напиться из ручья. Оставалось верить в удачу.

Алексей забрался под ель, нижние ветки которой фактически расползались по мху, свил себе гнездо. Достал пистолет, папиросную пачку с зажигалкой, покурил, стараясь выдыхать дым мелкими порциями. Он еще не знал, что это пустое времяпровождение растянется почти на два часа…

Но терпение в итоге было вознаграждено! Захрустели ветки, появился бродяга. Он спустился с пригорка, заросшего хвойной порослью, пролез между плотно растущими деревьями. Это был именно он – заросший, грязный, в каких-то невероятных обносках. Он тяжело дышал, сипло кашлял. Меньше всего он рассчитывал встретить чужака, поэтому даже не смотрел по сторонам.

Он спустился в овраг, напился из ручья, встав на колени, еще немного покашлял. «Запущенный бронхит, – определил на слух Алексей. – Или начальная стадия чахотки».

Бродяга выбрался из оврага, опустился на колени перед кучкой валежника, поднял ее, стараясь ничего не уронить, поволок к пригорку на полусогнутых.

«Значит, рядом берлога, – предположил Алексей, – не поперся бы за валежником в такую даль. Лес кругом – сушняка навалом».

Он выполз из-под елочки, некоторое время передвигался по-пластунски. Затем поднялся на колени, двинулся вприсядку, решив повременить с нападением. Вот если его заметят – тогда конечно…

Это произошло довольно быстро. Бродяга не жаловался на слух. Он внезапно остановился, втянул голову в плечи. Потом резко повернулся. В глазах, упрятанных в глазные впадины, мелькнул испуг.

Он разжал руки, бросил валежник. В следующий миг Алексей налетел на него, сбил с ног. От бродяги разило, как из мусорной ямы – впрочем, чему тут удивляться? Закружилась голова, но он справился. Тот орал, извивался, но капитан перевернул несчастного на спину, заломил руку.

– Никита… Никита Решетов, успокойся… – заговорил Алексей, – ты меня узнал еще в прошлый раз, это я, Черкасов, мы вместе учились в школе… Ты понимаешь, о чем я толкую? – Он схватил бродягу за шиворот, резко тряхнул, и тот завыл от внезапной боли, стал скрести землю черными ногтями.

Какое-то время он еще брыкался, пришлось повторить объяснение.

– Да провались ты к черту, Никита! – в итоге осерчал Алексей. – У меня уже язык устал говорить с тобой по-человечески! Не делай вид, будто ты сумасшедший и ни хрена не понимаешь! Вижу по глазам, что ты в своем уме, только под дурака косишь! Не собираюсь я тебе причинять вреда, поговорить хочу! Веди себя благоразумно, никуда я тебя не потащу, делай, что хочешь! Не поедешь ты ни в тюрьму, ни в психушку, я нормально объясняю?

Он слез с бродяги, отдышался. Тот полежал немного, начал переворачиваться, угрюмо уставился на Черкасова. Зрелище было печальное. Вконец опустившийся старик. А ведь они одного возраста, в одном классе штаны просиживали!

– И не вздумай бежать, – предупредил Алексей. – В этом случае все мои обещания сразу аннулируются и ты гремишь под следствие. Поговорим – и я оставлю тебя в покое. Веди в свои чертоги. И дровишки не забудь захватить.

– Ладно, хрен с тобой, Леха… – сипло выдавил бродяга, сплюнул сквозь пробоину в зубах и начал подниматься.


Потрескивали дрова в костре. Бродяга, съежившись, сидел на камне, смотрел на огонь. В стороне валялась жестяная банка со сморщенными, явно прошлогодними ягодами шиповника, обглоданный скелет небольшого лесного зверька (хотелось верить, что это не крыса). Пару минут назад он вытянул две папиросы, предложенные Алексеем, покашлял, успокоился.

– Не спрашивай, нечего сказать, сам все видишь… – выдавливал слова Никита Решетов – когда-то вполне толковый врач-терапевт. – Подыхаю уже, чахотка начинается, но не вернусь, глупо это… Не такой уж крупный ты начальник, чтобы меня защитить. Погоришь только со мной. Хватит, набегался. Ты прав – либо тюрьма, либо психушка, а я уже был и там, и там, знаешь, не понравилось… Еды хватает, я не требовательный, дарами леса питаюсь, иногда белку в силок поймаю или бурундука. Пару недель назад лиса попалась – праздник был… Главное, чтобы спички не кончались…

Алексей растерянно озирался. Место для берлоги выбрано удачно – разлом в земле, рядом скалы, окруженные ельником, пещера в крутом склоне, там какие-то тряпки, мешковина, запашок, как из серного ада…

– Тебе к врачу надо…

– Да хрен-то там, – засмеялся Решетов пугающим трещащим смехом. – Никуда мне не надо, пусть все идет своим чередом… Мне даже есть не хочется, хватает того, что на зуб попадает. Приватность обеспечена, вода – в ручье. Иногда на свалку выхожу к городу, обычно ночью, там шарят такие, как я, подбираю что-нибудь из одежды, посуды. Недавно второй том «Войны и мира» добыл – читал взахлеб, по молодости никогда так не читал…

– У меня в машине две буханки хлеба. Составишь компанию – отдам. Не переживай, не увезу силой. Хотел бы увезти – не сидели бы тут.

– Ладно, посмотрим. От хлеба не откажусь.

– У тебя же никакой перспективы…

– Не скажи… – В глазах бродяги блеснул огонек. – А у вас на воле она есть – перспектива-то? Живете свободно и счастливо? Да любого из вас в любой момент могут взять – по доносу, по глупости, по любому пустяку. Придумают очередную всесоюзную кампанию, назначат новых врагов – евреев, например. Или врачей – почему нет? Или синоптиков-вредителей… Могут за татар взяться или, скажем, за киргизов… Ладно, не пыхти, сам не дурак, понимаешь. Просто тебя эти напасти пока стороной обходят, а что будет? Ты бы особо не расслаблялся, Леха. Ловишь врагов и не догадываешься, что сам можешь им оказаться… Я был одним из политических, которых расстреливали тогда, в 41-м. Институт окончил, людей лечил, потом бац – 58-я: контрреволюция и все сопутствующие прелести. За что? Почему? Ведь никому плохого не делал, свято верил в светлое социалистическое завтра и коммунистическое послезавтра… Это потом передо мной следователь разоткровенничался: разнарядка у них, план по поимке врагов, меньше которого собрать нельзя. Так что хочешь не хочешь, а придется признаваться в гнусной антисоветской деятельности и о том, как хотел отравить просроченным аспирином партийное руководство города…

– Ты что, серьезно? – изумился Алексей.

– Не поверишь, Леха. И смех и грех. Фантазии никакой… Несколько раз жестоко избивали, почку отшибли к чертовой матери… Я сам врач, оттого и выжил, знал, что можно сделать в неподходящих условиях… Ты правильно сделал, что уехал из Уварова, тоже мог загреметь. А я жениться собирался перед тем, как взяли, да вот не судьба. Отец в тюрьму приходил, сказал, что мама умерла от сердечного приступа и сам он теперь не лучше. Что Светку мою на собрании коллектива пропесочили, что связалась с врагом народа, и она во всем покаялась, отреклась от «нелюдя». Потом отец перестал приходить – следователь сообщил, что могу не ждать – скончался родитель… Канонада уже гремела, немцы подходили. Урок на восток в эшелоне отправили, а политических собрали в кучу, погрузили в грузовики и – в лес. Все понятно, явно не по грибы… Умоляли охранников сказать хоть что-то вразумительное, а те лишь отворачивались… Когда выгружали из грузовика, дождался, пока все слезут, а сам мешковиной укрылся, плашмя лег. Терять все равно нечего. И ведь не заметили, вот умора. Спешили – немцы уже на подходе были… Они к лесу народ погнали, а я с другого борта перекатился, зарылся на поле в борозду. Видел, как люди могилы себе рыли, а потом их у этих могил и приканчивали… Кто-то возмущался, другие просили отпустить, кто-то «По долинам и по взгорьям» пел… Даже покурить не давали – некогда. У меня мозги аж дымились, поверить не мог… Подальше в поле заполз, ждал, когда уедут. Потом ползал по свежим холмикам, думал, остались живые… Через час в городе вовсю грохотало – немцы входили, а наши почти без боя откатывались…

– К немцам подался? Только не рассказывай сказки, что уже пять лет в лесу.

– Хочешь – осуждай, мне все равно… Под блаженного косил – дескать, чудом избежал расстрела «кровавым коммунистическим режимом»… Жил в каморке, работал санитаром в больнице, уборщиком. Немцы посмеивались, особо не трогали. Они тот расстрел в своих пропагандистских целях использовали… А мне плевать на все было – и на тех, и на этих. Хочешь, расстреляй меня на месте. Тоже плевать, жизнь все равно кончена… Когда немцев вышибли, опять в лес побрел… Несколько построек в глуши бора – партизаны для себя отстраивали, там и перекантовался зимой. Но месяц назад ушел оттуда, опасно стало, облюбовал себе другую берлогу…

– Уверен, что не хочешь вернуться к нормальной жизни?

– Не будет нормальной жизни, Леха. Все, забудь. Жить вообще не хочется, но доживу уж как-нибудь… Попаду к вашим – буду разыгрывать сумасшествие, особо стараться не придется. А там уж как повезет… Забудь про меня, как бывший товарищ советую. И тебе без забот, и мне легче, поскольку вреда я никому не приношу и греха за душой нет. Веришь, нет мне вообще безразлично, что вокруг происходит…

– Но глаза-то у тебя есть?

– Глаза есть…

Он начал рассказывать – сжато, понятными словами. Решетов мрачно слушал, колебался, кусал губы под зарослями густой растительности.

– Это жестокая банда убийц – просто нелюди, выродки, – добавил Алексей. – И есть подозрение, что они в этот лес наведывались не однажды. Может, тайник у них тут или еще что. И ты это мог видеть, можешь опознать их. Предлагаю сделку, Никита. Ты мне – информацию, а я навсегда забываю, кто ты такой и где находишься. А влипнешь в неприятность, я первым приду тебя вытаскивать. Моему слову можешь верить.

– Ну, хорошо, видел я кого-то, – решился бродяга. – Раз или два, точно не помню. Но лиц не различил, разговоры не слышал – ночью было дело… То ли двое, то ли трое… Я со свалки шел, а они как раз в Чертов бор въезжали… Это пару недель назад было. А еще недавно кто-то подъезжал… Клянусь тебе, Леха, меня не волнует, что у них в тайнике, я туда даже не заглядывал. Дал себе зарок уйти подальше от мирских дел. Хотя и в религию нет никакого интереса, пустота в этой религии и сплошной обман…

– Стоп, – Алексей почуял что-то важное. – Ты про какой тайник сейчас бухтишь? Показывай, Никита, веди… Что же ты раньше-то молчал? Где это?

– Минут за десять дойдем… – опустил голову бродяга и стал ковыряться коряжиной в золе. – Не в моем это мире, Леха, нет мне к этому интереса. Одного хочу – держаться от всего подальше… Отследят они меня, придут и прикончат в моей берлоге, а как-то не хочется в гроб раньше времени… Я покажу тебе это место, но подходить не буду, сам решай. И больше не приходи, я все равно ничего не знаю. Хлебушек на лесной дороге выгрузи у опушки, я потом подберу…


Плохо верилось, что все это происходит на самом деле. Гуща растительности справа от колеи, заросшей чертополохом, даже зимой с дороги ничего не увидишь.

Черкасов подходил, сжимая рукоятку «ТТ», отгибал еловые ветви. Вход в землянку был прикрыт лапником. Капитан лихорадочно отбросил его ногами, открылся узкий проход. Что тут было в войну? Форпост партизанской базы товарища Завьялова – забытый и заброшенный?

Он включил фонарь, тот трясся в руке, зубы стучали от волнения. Догони он в тот день Никиту Решетова, не дай ему свалить в овраг (или куда он там свалил) – глядишь, и раньше бы все закончилось, и трупов было бы меньше… Землянка крохотная, стены осыпаются, трухлявые доски под ногами. Здесь раньше был тайник, что-то складывали – пыль на полу, но не везде. Сейчас остался единственный сверток – что-то цилиндрическое, обмотанное брезентовой материей.

Алексей опустился на колени, пристроил фонарь, стал разворачивать находку. Отбросил брезент, стал избавляться от слоев оберточной бумаги. Черт возьми, похищенную картину еще не сбыли подпольным воротилам! Впрочем, стоит ли удивляться, здесь не Париж, не Нью-Йорк, не Рио-де-Жанейро, где с подобным раритетом только появись…

Он аккуратно разворачивал плотное полотно, старался не лезть пальцами в «рабочую» поверхность. Пристроил на колене, схватился за фонарь. Луч света ползал по бесценному творению Василия Дмитриевича Поленова. Проявлялись очертания соснового бора, усадьбы с колоннадой на заднем плане, вот и женщина в шляпке, спускающаяся по тропе. Живописец действительно тщательно выписывал каждую деталь, не пропускал ни одну мелочь, включая эмоции молодой дамы, которая с кем-то поссорилась, а может быть, получила письмо с неприятным известием…

Алексей скрутил обратно картину, прислушался, вытянув шею. В лесу чирикали птицы, в кронах деревьев утробно гудел ветер.

Он завернул находку в брезент, перевязал бечевкой, начал выбираться на улицу. Несколько минут сидел под елочкой, приходил в себя. Ветер усиливался, тучи побежали резвее. Но день был без осадков, хотя шут его знает, что будет дальше… Из желающих навестить укромное местечко сегодня он был один.

Алексей отложил находку и снова спустился в землянку, светя фонарем. Не может быть, чтобы преступники не оставили хотя бы завалящую улику. Они же не рассчитывали, что сюда придет милиция, считали эту местность исключительно своей! Он выбрался из землянки, стал ходить кругами, расширяя радиус поиска.

Ценную находку капитан обнаружил немного в стороне, под елкой. Чуть не прошел мимо, но заметил, опустился на колени, медленно поднял, стал рассматривать. Возвращалось волнение, снова затрясло от важности открытия. Возможно ли такое? Банальное совпадение? Но теперь это несложно проверить… Он завернул находку в лист репейника, затолкал в карман, потом забрал сверток с картиной, стал протискиваться между деревьями. Здесь довольно часто ходили – утоптали землю.

Он вышел на лесную дорогу, которой едва ли кто-то пользовался, не имея злого умысла (по ней и ехать-то некуда), стал ориентировать себя в пространстве. Не такая уж коломенская верста выходила. До опушки, вблизи которой он припрятал машину, было всего километра полтора…


Он ввалился в музей в шестом часу вечера – уставший, как собака, но в принципе довольный. Культурное учреждение еще работало, были посетители.

Маша Полевая вежливо разговаривала с подтянутым мужчиной в офицерской форме, тактично отклоняла «заманчивые предложения», а из прохода за ними ревниво наблюдал очкастый Вадим Циммерман. Этот парень начинал раздражать, он явно ассоциировался с небезызвестной «собакой на сене», которая сама не ест и другим не дает.

Офицер ушел ни с чем. Маша повернула голову и уставилась на Черкасова русалочьими глазами – что, опять?! Вроде приходил уже, обо всем договорились. Из зала высунулся Иннокентий Гаврилов – теперь из-за косяка вырастали две головы.

– Есть другие посетители? – спросил Алексей, кивая на зал. Оба дружно помотали головами. Алексей запер на задвижку входную дверь. Сотрудники недоуменно переглянулись. Маша хлопнула большими и чувственными глазами. Он распаковал на стойке сверток, аккуратно развернул картину.

Величие последующей паузы переоценить было трудно. Вадим издал звук, словно подавился. Большой рот Иннокентия Гаврилова стал плавно расплываться до ушей. Мария с визгом подлетела, прилипла к норовящему свернуться полотну, стала жадно поедать его глазами. Спустя секунду Вадим с Иннокентием были уже рядом, отталкивали друг друга, лезли к шедевру.

– Послушайте, а это точно не подделка? – хрипел Иннокентий, почти касаясь носом красочного слоя. – Господи, нет, это пропавший Поленов…

– Григорий Иванович! – истошно завизжала Маша. – Идите скорее сюда! Мы вам такое покажем!

Шабалин ворвался в «предбанник» секунд через двадцать – взволнованный, с трясущейся челюстью. В чем дело? Пожар, потоп, еще один беспардонный налет?! А вскоре и у него отвалилась челюсть, когда он разглядел на стойке заветную вещь. Метнулся вперед, отпихнув Вадима – да так, что у того очки с носа слетели. Начались ритуальные пляски вокруг найденного полотна, сопровождаемые воем и стенаниями.

– Спасибо, дорогой вы наш человек! – вскричал Шабалин, хватая Алексея за плечи. – Где вы это нашли? Боже правый, а ведь я почти не верил в нашу милицию…

– Где нашли, там уже нет, Григорий Иванович. – Алексей деликатно высвободился. – Надеюсь, ваша картина сильно не пострадала. Вы все равно собирались отправлять ее на реставрацию, не так ли? Больше не теряйте, договорились? Завтра придут оперативники и все оформят по закону. Лучше бы это сразу сделать, но, знаете, не утерпел, – он с ухмылкой взглянул на впечатленную Машу. – Так, оставьте этот поток благодарности. Милиция, в которую вы не верили, просто выполняет свою работу. Убирайте свой шедевр, вы лучше знаете, что с ним делать…

Мужская часть персонала удалилась, наступая друг другу на пятки. Осталась Маша за стойкой. Она смотрела на Черкасова, широко открыв рот.

– Вот это да, Алексей… – только и смогла она вымолвить.

– Спасибо, – засмеялся он. – Это лучшая оценка моей работы. У нас ведь все в силе, Маша? Мы договорились на послезавтра, помните?

– Да, конечно, – она закивала. – Все в силе, Алеша… ой, прошу прощения, Алексей…

– Алексей Макарович, – манерно задрал нос Черкасов, – по возможности, шепотом и с придыханием…

Машина сломалась в квартале от музея. Он убил на это несчастье остаток вечера! Двигатель не запускался, только пьяно «бормотал». Ложка дегтя в бочке меда вышла весьма горькой. Пришлось ловить попутку – ей оказался дребезжащий самосвал со щебеночного карьера в соседнем районе – и совать под нос несговорчивому водителю служебные корки. Тот подтащил на тросе заглохший «газик» к ведомственному гаражу, где завгар, еще не ушедший домой, схватился за голову.

– Служебные издержки, дорогой товарищ, – популярно объяснил Черкасов, – а в следующий раз понесешь ответственность, если опять подсунешь неисправную машину!

В одиннадцатом часу вечера, падая с ног от усталости, он доковылял до дома, поднялся на второй этаж и остановился в задумчивости перед дверью. Поколебался… и постучал в четвертую квартиру. Слепой открыл – он уже знал, кто это.

– Такой голодный, что переночевать негде, – пошутил Алексей. – Пустите бродягу на постой, Виктор? Есть, где упасть? Понимаю, что с женщиной вам ночевать было бы веселее…

– Да ладно, не до жиру, – пошутил в ответ сосед, закрывая дверь. – Конечно, Алексей Макарович, хоть всегда тут ночуйте. Сейчас накормлю вас, потом положу со всеми удобствами… правда, на полу.

– Отлично, – тихо засмеялся Алексей. – Мне дико повезло. А если серьезно, Виктор, то дело нешуточное, опасаюсь рецидива. Так что давай хорошенько запремся, проверим окна и ни шагу из дома. Будем отстреливаться, если что.

– Может, примем для храбрости? – поежился сосед.

– Христианство лучше прими, – посоветовал Алексей. – Говорят, кому-то помогает.

– Пробовал уже, – отмахнулся Виктор, – не помогло. Нет на этой земле бога. Торжество социалистической справедливости – есть. Гордость, что живешь в самой правильной стране – тоже есть. А вот бога – нет.

– А в других местах?

– Не знаю, Алексей Макарович, – вздохнул Виктор, – не был в других местах…


Ночь прошла сносно, только пальцы устали хвататься за рукоятку пистолета после каждого пробуждения. Болела голова, ломило кости.

Алексей пил чай из алюминиевой кружки мелкими глоточками, хмуро смотрел на подчиненных. И те смотрели на него – со скрытым страхом, с невольным уважением. Новость уже гуляла по коридорам правоохранительной системы. Подчиненные Черепанова с утра пораньше кинулись в музей составлять акты, заполнять протоколы.

– Ну, вы даете, Алексей Макарович… – уважительно пробормотал Вишневский.

– И ведь все втихую, никому не сказал, сгинул на весь день, а потом вернул украденную картину… – задумчиво проговорил Конышев с ревнивыми нотками.

– Он и сейчас не хочет говорить, куда мотался за Поленовым, – заметил Чумаков, – мышкует начальник. Но ладно, хоть что-то сделано. Практика – критерий истины, как говорится…

– Тайна следствия, – огрызнулся Алексей.

– Ага, а мы, оперативники, проводящие расследование, тут совершенно не при делах… Может, ты попутно выяснил, кто убил Лукьянова?

– Тот же, кто похитил картину.

– И этот таинственный субъект…

– Не знаю. Да серьезно не знаю, – раздраженно бросил Алексей, – чего пристали? Считайте, что мне повезло. Начальник выполнил работу подчиненных. А вы неплохо провели вчерашний день?

– Пристыдить хочет, – вздохнул Петров. – Мы тут пашем, дух перевести некогда…

– А сам два завтрака в столовой взял, – засмеялся Куртымов. – И что характерно, оба стрескал.

– И что? – вспыхнул Петров. – Задница не затрещит. Может, я не наедаюсь? Тебе какое дело до моих завтраков?

– Алексей Макарович, вы уверены, что поступаете правильно? – негромко спросил Гундарь. – Держите в тайне свои источники информации, важные аспекты следствия. Может, все-таки прольете немного света? Почему вы не хотите рассказать, где нашли картину? Мы можем выставить там засаду или что-то в этом роде…

– Ломается, как девочка… – еле слышно пробормотал Петр Антонович, надеясь, что его не услышат.

Но Алексей сегодня все слышал. Нервы были напряжены, чувства усилены.

– Ты не уверен в себе, Алексей Макарович? – спросил Конышев громче.

«Я не уверен в других», – подумал Алексей.

– Вы же не считаете, что кто-то из нас причастен к этим делам? – завершил ударную мысль Гундарь и сам испугался своих слов.

Люди замолчали. Сначала посмотрели на Гундаря, потом на Черкасова.

– Заметь, Егор, это ты сказал, – усмехнулся Алексей. – Лично я об этом даже не думал. Разве могут сотрудники правоохранительных органов быть причастны к зверским преступлениям?

– У меня с вами уже чердак дымится, – пожаловался Пашка Чумаков, – отказываюсь что-либо понимать…

– Где Дьяченко? – Алексей обвел взглядом присутствующих. Те пожимали плечами, прятали глаза. Только Конышев не стал прятать голову в песок, хотя и выглядел немного пристыженным.

– Не волнуйся, Алексей, отсутствие Дьяченко не связано с алкогольными мотивами… На этот раз точно не связано. Человек работает, предупредил, что хочет покопаться в архивах – есть у него одна задумка…

Звучало таинственно. И возникало подозрение, что в этой комнате секретничает не только он, Черкасов. Скоро вся группа разобьется на кружки по интересам.

– Ладно, всем за работу. Отправные точки неизменны: завод ЖБИ, происшествие в музее и два убийства, связанные с линейным отделом. А еще мне с Черепановым разбираться – боюсь, он на меня все городское руководство натравить собрался…

Глава двенадцатая

– Давай, выходи, хватит сопли жевать, – вытолкнул он Куртымова за калитку, мимоходом глянув на часы. Не за горами одиннадцать вечера, плыли черные тучи, усиливался ветер. За спиной в частном доме осталась девочка с острым носиком и большими глазами, маленькая жена, которую он вряд ли отважился бы назвать миловидной (но тут каждому свое), страх в глазах и ненужные вопросы…

– Я не сопли жую, – обиделся Куртымов, – а булочку. Не знаю, куда ты меня тащишь, командир, поэтому на всякий случай лучше перехватить… Может, скажешь, куда мы идем?

– Тут недалеко, – уверил Алексей, – минут за восемь добежим дворами. Навестим нашего коллегу.

Две фигуры растворились в темноте переулка и вскоре всплыли в противоположной от улицы Конармейской части частного сектора. Население уже спало, лишь кое-где лениво брехали собаки.

Приземистое строение разделялось на две квартиры. Чахлая клумба, почему-то детская песочница, крыльцо отсутствовало (хотя по замыслу должно было быть) – приходилось высоко поднимать ноги, чтобы прямо с земли попасть в дом.

На призывный стук внутри долго ворчали, что-то падало, потом зашлепали тапки, появилась заспанная физиономия Стаса Вишневского.

– О, мать вашу, коллеги… – растерянно забормотал он. – Вроде расстались уже, выспаться собрался без всяких отвлекающих факторов… Что случилось, командир? – Он постепенно приходил в себя.

– Три минуты на сборы – и за калитку, – распорядился Алексей. – Оружие не забудь.

– Так и будем всех собирать? – не понял Куртымов. – Ты бы хоть машину тогда взял.

– Не будем собирать, – проворчал Черкасов. – Хватит уже собранного. Пойдем гниду брать.

Они молчали, потрясенные, когда Алексей в трех словах описал ситуацию. Снова беготня по темным закоулкам, шарахались редкие прохожие, гавкали собаки. Городок был компактный, но побегать пришлось.

Незадолго до полуночи они просочились в переулок, дальше шли, прижимаясь к заборам. Крючок калитки пришлось подцеплять перочинным ножиком, следить, чтобы не скрипнуло. Свет не горел, занавески были задернуты. Оперативники по одному прошли по прополотой дорожке, собрались у крыльца.

– Стас, давай к заднему окну, – шепотом приказал Алексей. – Спрячься там где-нибудь, не отсвечивай.

– Командир, а ты уверен, что это он? – выдохнул оперативник.

– Уверен, мужики, это он. Как бы странно это ни выглядело…

– Ну, смотри, Макарыч, считай, что мы тебе слепо доверяем…

Оперативник растворился за углом. Алексей первым поднялся на крыльцо, прижался к стене слева от входной двери. Глухо дыша, следом взгромоздился Куртымов, по знаку прислонился к правой стене – от греха подальше. Начнет подозреваемый пулять через дверь – никакое дерево не остановит…

Алексей постучал. Ждать пришлось недолго, послышались шаги.

– Кто? – Голос человека звучал печально и как-то обреченно. Он явно не спал.

– Петр Антонович, это Черкасов, – бодро сообщил Алексей. – Откройте, надо обсудить кое-что. Я, кажется, знаю, с кем мы имеем дело, но хотелось бы прежде обговорить все с опытным человеком. Прошу прощения, что так поздно.

Капитан напрягся. Застыл и Куртымов, подался вперед. Алексей предостерегающе вскинул руку – не высовываться!

– Хорошо, Алексей Макарович, как скажешь… – За дверью вздохнули. – Ты один?

– Один, Петр Антонович.

– Серьезно? Странно, – мужчина невесело усмехнулся. – Вроде трое прошли от калитки. Даже узнал по походке – Вишневский Стас, Куртымов Ленька… Или показалось?

Алексей заскрипел зубами. Чувствовал преступник, что обложили его, нервы на пределе, сна ни в одном глазу, реагирует на каждый шорох…

– Нас больше, Петр Антонович. Это вы троих видели, но за пределами участка есть и другие. Может, бросите оружие и выйдете с поднятыми руками – чтобы не устраивать шум на весь город?

– Причина?

– А причина, полагаю, веская. Я нашел тайничок в землянке в Чертовом бору – вы это и сами сообразили. Походил вокруг, поднял папироску – как раз из тех, что вы курите. У вас привычка – разжевывать мундштук, причем вертите ее во рту и трете зубами со всех сторон. Немногие это делают. Иногда и поджечь забываете, а то намеренно так поступаете – вроде как избавляетесь от пагубной привычки. Папироска у меня, можем экспертизу провести, сравнить с отпечатками ваших зубов. Но нужно? Вы заволновались, узнав про мои достижения. Я виду не подавал, что знаю про вас. Вы слегка успокоились, стали мыслить здраво. Но напрямую контактировать с сообщниками зареклись. Я следил за вами, когда вы в десятом часу вечера ушли с работы. Вы опытный сыщик, но и я не последняя ищейка. Несколько раз вы чуть не засекли меня… но обошлось. Вы направлялись явно не домой, плутали закоулками. Старая бойлерная в Парадном переулке, вы зашли за нее – как бы справить нужду, потом вышли. На этом месте я с вами расстался, сообразив, что у вас там «почтовый ящик». Запашок за бойлерной, конечно, знатный… У меня фонарик был. Ржавый щиток на стене – ну, кому туда лазить? Щель за стальной обшивкой, куда вы прячете свои «любовные» записки. Метод старый, в войну он применялся обеими сторонами. Вы же помните, что написали в последней записке? «Уйти на дно. Пока никакой работы» – впрочем, за дословность не ручаюсь. Писали левой рукой, как курица лапой, но я-то видел, что это были вы… Придет ли кто за запиской? И когда это случится? Посадить туда засаду – дело неблагодарное, за этой будкой особо не спрячешься. Да и нервы надо иметь крепкие, чтобы там сидеть. Вы сами нам скажете, кто ваш сообщник, верно? Хоть чем-то искупите вину – у вас же где-то спрятаны остатки совести? Признаться честно, я сначала не поверил: такой проверенный, опытный сотрудник, в войну партизанил, семью каратели расстреляли…

– Ладно, открываю, ваша взяла, – проворчал из-за двери Конышев. – Кладу пистолет на пол…

И он действительно что-то положил на пол! Потом заскрипела проворачиваемая собачка замка. Алексей бы не попался на эту удочку, но Куртымов… Он подался вперед, шагнул под дверь. Алексей успел возмущенно зашипеть, вскинул руку…

Поздно! Из дома загремели выстрелы, пули в щепки разнесли хлипкую дверь. И все это досталось Куртымову! Оперативник извивался, кричал от боли, у него подкосились ноги, он покатился с крыльца.

Алексей тоже открыл огонь, выставив только руку. Он высаживал патрон за патроном. Пули доламывали дерево, легко пролетали внутрь. Он расстрелял всю обойму – и надо же, дождался стона.

Пустая обойма выпала из рукоятки, он загнал новую, передернул затвор и пошел на приступ. Он пнул по двери, она распахнулась, повиснув на петлях. Алексей бросился внутрь с боевым воплем, снова стрелял.

Конышев был жив! Он убегал в глубь жилища, держась за простреленный бок, валко перешагнул через порог, ушел в крохотную спальню. На пороге обернулся, дважды выстрелил. Алексей отпрянул, щепа вонзилась в кожу виска, вызвав острую боль. Несколько секунд он был дезориентирован. За это время Конышев пробежал свою спальню, распахнул окно.

Снова загремели выстрелы, кто-то закричал. Там же Вишневский!

Капитан стиснул зубы, кинулся через комнату в спальню, но Конышева уже и след простыл, только оконная рама с разбитым стеклом еще ходила ходуном. Он бросился к окну, полный отвратительных предчувствий, перевалился через подоконник.

Вишневский лежал на боку в крохотном палисаднике, корчился, стонал.

– Ты жив? – кинулся к нему Черкасов.

– Жив я… – выдавил Стас. – Время не теряй, командир… Возьми его, или прибей к чертовой матери… Он на соседнем участке…

Часть забора действительно была выломана – эти доски еще до революции сгнили! Алексей пролез в пролом, бросился на землю, увертываясь от пуль. Конышев грузно бежал по грядкам. Он продолжал держаться за бок, ноги заметно подкашивались. У Алексея пот струился со лба, глаза невыносимо щипало.

– Конышев, остановись! – проорал он, вставая на колени.

Тот обернулся, выпустил еще пулю. Алексей распластался. А когда вскочил, чтобы открыть огонь, предатель уже куда-то проваливался. Кричал с надрывом, трещали доски. В яму угодил! Как это кстати! Алексей побежал, пригибаясь, давил какие-то посадки, путался в разбросанных досках.

У преступника еще не иссякли силы, он высунулся из ямы, открыл огонь. Алексей влетел на молодые картофельные всходы, трухлявая фанера выстрелила из-под ноги, тоже отправилась в полет. Он повалился метрах в десяти от ямы, дважды выстрелил с вытянутых рук.

Ответного выстрела Алексей не дождался. Он напряженно всматривался во тьму, палец дрожал на спусковом крючке. Два патрона в пистолете, а в кармане третья запасная обойма.

В окрестных домах уже шумели люди, хлопали окна. Впрочем, дом, на участке которого разворачивались события, не подавал признаков жизни. Попрятались жильцы. Пальбу слышали со всех сторон, скоро патрули подъедут…

– Петр Антонович, ты здесь? – поинтересовался капитан.

– Здесь, товарищ капитан, и не надейся… – прокряхтел Конышев.

– Куда провалился-то?

– Да хрен поймешь… Сарай, наверное, разбирали, дырка в земле осталась…

– Пистолет выбрасывай и выползай, хватит дурковать. Скоро патруль подскочит. А тебе медицинская помощь нужна.

– Ничего, перебьюсь пока… – Он с трудом говорил, боль душила.

– Кто твои сообщники, Петр Антонович? Все равно придется говорить, давай уж сразу.

– А вот этого, Алексей Макарович, ты никогда не узнаешь, уж не обессудь…

– Почему так вышло, Петр Антонович? Ты же не выдуманный персонаж, реально геройствовал в войну, в партизанах был, семью твою каратели убили…

– Каратели, говоришь… – Конышев засмеялся, но это больше походило на хриплый кашель. – Это сказочка для тех, кто не знает, что произошло на самом деле… В лесу они прятались от карателей, зимой было дело. Мы немцев хорошо потрепали, они уходили разрозненными группами. Человек пять фрицев на мою семью нарвались в землянке, схватили, потащили с собой… А когда наши стали из леса орать, чтобы сдавались, прикрылись моей Аленой и сыновьями-подростками Пашкой и Сережкой… Пятились к оврагу, а этих, как щит, использовали… Партизаны выпившие были, им по хрен мороз, открыли огонь и всех положили… Потом дошло, что натворили, моих оттащили, сложили отдельно – как будто немцы расстреляли…

– Но это война, Петр Антонович. Значит, была суровая необходимость.

– Не было суровой необходимости… Обычная раненая солдатня из вермахта, с ними унтер-офицер… Ну, ушли бы – да и черт с ними… Постарались, герои. Я позднее узнал, что было на самом деле. Баба из соседнего села на опушке пряталась, все видела… Никому не сказал, что знаю. Пусть будут каратели – ладно… И что интересно, заправлял этой группой наших товарищей Нестеренко Павел Евдокимович, нынешний секретарь горкома…

– Что ж вы с ним не рассчитались в первую очередь?

– Успеется, дойдет черед и до Павла Евдокимовича…

– То есть преисполнился ты с той поры лютой ненависти – к коммунистам, к своей стране, к существующему строю…

– Да уж невзлюбил, прав ты, Алексей Макарович. Ожесточился, зачерствел, совесть кончилась. Понял в один прекрасный момент, что теперь вам всем буду глотки рвать – до самой смерти…

– Но рассудок-то ты сохранил. Вон как рядился под своего – распутывал преступления, в которых сам же и участвовал… Ладно, не о высоких моральных категориях сейчас речь. Кто твои сообщники? Или хочешь об этом рассказать в другой обстановке?

– Вовсе не хочу рассказывать… – Конышев снова засмеялся, от этого смеха кровь застыла в жилах. – Пусть заканчивают, что я с ними не закончил. Вам никогда до них не добраться…

С улицы донесся шум – подъехала машина, выгружались люди с оружием.

– Выходи, Петр Антонович, у тебя все равно патроны кончились. Это конец, признайся.

– Неправда, есть еще один патрончик…

– И на что он тебе?

– А ты догадайся…

Страшное предчувствие заставило Алексея вскочить. Только не это! Выстрел прозвучал из ямы – как из ржавого ведра. Капитан бросился вперед, схватившись за голову. Словно специально, вылезла луна, чтобы издевательски все осветить!

Конышев лежал на дне ямы, подогнув ногу. Из разбитой височной кости выползала черная каша.

Алексей закачался, опустился на корточки. Тошнота сдавила горло. Он снова допустил ошибку – теперь уже с фатальными последствиями…

Дальше все было как в липком, плохо пахнущем сне. Он орал ломающимся голосом: «Не стрелять! Уголовный розыск, капитан Черкасов!» По огороду топали люди с автоматами. Он брел обратно, пролез через дыру в заборе.

Вишневский был жив, истекал кровью, схватившись за живот, бормотал: «Да живой я, командир, живой, что мне сделается… Вот же сука этот Конышев, никогда бы не подумал, в живот мне, падла, пальнул…»

Подъехала машина из районной больницы, люди с носилками пытались пробиться в палисадник.

Алексей побрел в обход дома, опустился на колени у распростертого тела второго товарища, перевернул его. Куртымов был мертв, короткая курточка взмокла от крови.

А дома его продолжали ждать маленькая жена и девочка с большими глазами…


Он выл на ядовито-желтую луну, бился головой обо все доступные твердые предметы. Остаток ночи провел в больнице, где хирурги оперировали Вишневского.

Прибыл бледный и заспанный майор Черепанов, выслушал сбивчивый отчет, уставился так, будто ядерный гриб и капитан Черкасов – одно и то же.

Это чушь! Старший лейтенант Конышев не может быть человеком из преступной группировки! Майор пробился к еле живому Вишневскому, и тот подтвердил с пеной на губах, что Конышев первым открыл огонь, он и есть – тот самый форменный злодей…

Система оповещения работала исправно. Из тумана, застилающего глаза, возникали знакомые лица. У Пашки Чумакова дрожало лицо. Мялся, как бедный родственник, Петров. Набычился Гундарь, провожая недобрым взглядом всех носящихся мимо палаты людей в белых халатах. Объявился почерневший Дьяченко – запашок присутствовал, нарисовались, ваше высочество…

Операция закончилась, Вишневский пребывал без сознания. «Состояние стабильно тяжелое, – объяснил врач, у которого руки до сих пор были по локоть в крови. – Пуля разворотила кишечник, едва извлекли, там теперь не кишки, а нарезка из ливера…»

Вишневский скончался под утро после внезапного приступа – тяжело вздохнул и навсегда успокоился. «Вы же говорили, что состояние стабильное», – не мог поверить Алексей. «Стабильно тяжелое, – поправлял доктор, – мы сделали все, что могли».

Люди угрюмо смотрели на Черкасова, ясно давая понять, что они думают. Да пошли они к черту! Все мы крепки задним умом!

Поспать этой ночью удалось часа полтора – в больничном коридоре, под лязг каталок и бредни больных. Состояние было убийственное. В одночасье группа лишилась трех человек (вернее, двух, если не считать крота), и это было слишком высокой ценой…

Он каменел, шатался по городу бледным призраком. Работа валилась из рук. Часть задачи худо-бедно выполнили, но с устранением осведомителя банды шансы выявить остальных стремительно скатились к нолю.

Тела погибших перевезли в морг. Билась в истерике жена убитого сотрудника, ее пыталась успокоить маленькая девочка, уже привыкшая называть Куртымова папой.

Беседа с майором Черепановым длилась больше часа. Майор был зол, и кабы не «особые» обстоятельства, оргвыводы в отношении нового начальника уголовного розыска могли бы распространиться очень далеко.

К тайнику с запиской в Парадном переулке никто не приходил – очевидно, члены банды и так все знали. Во всяком случае записка оставалась нетронутой. Алексей принял трудное решение убрать людей из переулка – потерь и так было выше крыши.

Дьяченко бычился и вообще прекратил разговаривать. План дальнейших оперативно-разыскных мероприятий никак не составлялся, все ниточки были оборваны или вели в никуда.

В районе обеда Алексей добрел до отчего дома – просто так, посидеть в тишине – дома, говорят, и стены помогают. Он ожесточенно воевал с замком, когда приоткрылась дверь шестой квартиры и появился робкий глаз соседа.

– С добрым вас днем, Алексей Макарович, – вкрадчиво поздоровался Чаплин.

– И вас по тому же месту, – неприязненно покосился на него Алексей. – Снова не на работе, Яков Моисеевич?

– Ой, да я вас умоляю… – смутился сосед, – сегодня именно тот день, который принято называть выходным. Причем не в календарном плане, а в фактическом… Такое случается не чаще раза или двух в месяц, просто праздник какой-то…

– Тогда с праздником, Яков Моисеевич. Вы хотели что-то сказать? Я могу для вас что-то сделать?

– Нет, не сегодня, – пробормотал сосед. – Вот смотрю я на вас, Алексей Макарович, и как-то пропадает желание просить у вас совета или содействовать в помощи, учитывая ваше служебное положение… У вас тяжелая работа, мне бы не хотелось такую: сплошные переработки и отчаянный риск, м-да… Извините, что посмел вас отвлечь от сложных операций с ключом, который вы, кстати, вставляете не тем концом…

Такое ощущение, что он весь день находился под пристальным наблюдением. Следили свои, следили чужие, соглядатаи менялись, и замыслы у них были разные, но постоянно кто-то присутствовал и обращал на него внимание. Порой эти взгляды сверлили, как дрель, вгрызаясь в мозг, и понимание, что вряд ли его покрошат в фарш при свете дня, мало успокаивало.

На углу барака мелькнула знакомая фигура, недобрый прищур из-под косматых бровей. Почему отныне их дороги с бывшим сослуживцем постоянно пересекаются? Он работает, или только тем и занимается, что подглядывает за Черкасовым? Хочет-то чего?

Головаш стоял на другой стороне дороги, смотрел насмешливо, предельно каверзно – дескать, мир слухами полнится, гражданин капитан, не фартит вам, но это ничего, главное, что вы сами пока живы…

Злость ударила в голову, Черкасов резко прыгнул на проезжую часть, чтобы раз и навсегда разобраться с этим типом. И отпрянул, точно ошпаренный, – самосвал словно специально ждал его! Водитель ругался, стучал кулаком по черепу.

Машина с ревом мчалась мимо, а Алексей настолько выпал из реальности, что даже не заметил ее. Сердце колотилось. Головаш пропал – вроде стоял на углу барака, а уже корова языком слизала. Иногда возникало сомнение: а реален ли этот персонаж? Или это угрызения совести трансформируют воображение во что-то говорящее и как будто материальное? Если это так, то у капитана Черкасова большие проблемы. О чем, вообще, речь? Какие угрызения совести? Головаш – беспринципный аморальный тип, убил невинного человека, не имеет права дуться и вынашивать планы мщения…

День тянулся черепахой. Сторонился Дьяченко, остальные разговаривали сквозь зубы. Но что-то не давало покоя, интуиция прорывалась сквозь апатию, пыталась что-то сообщить. Он понимал лишь одно: будь крайне осторожен. Если найдут твой труп, то многие в этом городе вздохнут с облегчением. И вряд ли силовые структуры будут рыть землю, чтобы найти твоих убийц… Самое время обнулиться, начать все заново.

Он покинул отдел в девятом часу вечера, скатился по лестнице в вестибюль. У стойки дежурного прохлаждались двое, что-то выспрашивали. Обнаружив, что он спускается, заступили дорогу.

Данная парочка тоже не вызывала положительных эмоций. Офицеры государственной безопасности снова были в штатском. Капитан Мирский с трудом скрывал злорадную усмешку – самое время порадоваться неудачам «смежников». На лицо Риты Рахимович была надета маска – она не отражала эмоций. Прохладный блеск в глазах – возможно, толика сочувствия. Хотя с чего бы?

– Продолжаем упорствовать, Алексей Макарович? – тихо сказал Мирский. – Нам известно о ваших достижениях и неудачах на поприще уголовного розыска. Полагаю, вы в тупике? Недавно мы имели беседу с вашим непосредственным начальником майором Черепановым и несколько удивлены. Наше предложение о ходатайстве перед руководством о снятии вас с должности и привлечении к ответственности за недолжное исполнение своих обязанностей повлекло неоднозначную реакцию. Виктор Андреевич, в принципе, не против, но чего-то боится, предлагает дать вам еще один шанс, и это несколько озадачивает. У вас серьезные покровители в Управлении по оперативному розыску? Или данная организация – всего лишь прикрытие? Странно, почему мы с коллегой об этом не знаем? Допустим, вы новый сотрудник, еще не разобрались с делами, но почему вы отвергаете сотрудничество с нашим министерством?

– Вы предлагаете однобокое сотрудничество, Игорь Борисович, – сдерживая ярость, сказал Алексей, – от вас нет никакой пользы, и я не думаю, что будет. Вы все прекрасно знаете и без моих отчетов. Стоит ли время терять? Вы кромешно заняты, я кромешно занят…

– Но вы уже уходите с работы? – проницательно заметила Рита.

– О, вы составляете график моих посещений рабочего места? – удивился Алексей. – Ну, разумеется, если нет другой работы…

– Да как вы смеете? – вспыхнул Мирский.

– Простите, Игорь Борисович и Маргарита Юрьевна, – вздохнул Алексей, – меньше всего хотелось бы осложнять отношения. Но вы, конечно, в курсе, что произошло ночью, и насколько это может сказаться на нервах. Надеюсь, мне не поставят в вину, что в отделе окопался враг, и мне потребовалось целых три дня, чтобы его выявить?

– Вы не совсем справедливы к этому человеку, Игорь Борисович, – негромко заметила Рита, – он здесь всего лишь четыре дня, а уже вычислил подлеца в органах, сотрудничавшего с бандой…

– Да, но чего это стоило? – нахмурился Мирский. – Вина капитана Черкасова – в халатном отношении к планированию операций.

– Понимаю, – кивнул Алексей. – Вы бы все сделали куда продуманнее и эффективнее.

Определенно – игра в хорошего и плохого офицеров госбезопасности. Он учтиво попрощался, обогнул Мирского и устремился к выходу, чувствуя спиной их недовольные взгляды…

Глава тринадцатая

Это был не самый подходящий вечер для прогулок под луной, но другого могло и не быть. Откажешься сегодня – в следующий раз не удастся.

К ночи похолодало, крепчал ветер, гнул деревья в парке, трепал молодую листву. Тучи продолжали свой неторопливый ход с севера на юг. Последних гуляющих выдуло из парка еще полчаса назад, и теперь здесь никого не было. Пустые аллеи, скамейки, разломанные через одну, неухоженные липы с кленами.

Алексей шел сюда «огородами», несколько раз проверялся. Пара изгибов дорожки, и вот показалось деревянное строение, до войны используемое под кафе, а теперь выглядевшее полностью заброшенным.

Где-то далеко, в районе вокзала, еще работали моторы. Расслабиться не получалось, рука машинально отправилась в карман, когда из-за кафе показались двое – мужчина и женщина. Они разговаривали, но замолчали, заметив фигуру, идущую встречным курсом. Прошли мимо, бросая подозрительные взгляды. Просто парочка…

Он свернул за заброшенное строение, закурил. Если Маша придет со стороны вокзала, то лучше здесь и подождать. До встречи оставалось пятнадцать минут… если она, конечно, не передумает.

Он быстро избавился от тлеющей папиросы – раздавил носком ботинка и отбросил на траву. Смутные сомнения не оставляли. Капитан вглядывался в силуэты окружающих деревьев и чувствовал тошноту. Неясные тени скользили между стволами – просто игра света и мрака. Или нет? В горле пересохло. Может, там действительно кто-то перебежал?

Маячить не стоило. Он прислонился к дереву, у которого ветви начинались значительно выше его головы. Звон в ушах, двоилось зрение. Тени скользили в остывающем воздухе… Он погружался в какое-то мистическое оцепенение. Что происходило? Все мерещилось? Миражи в старом парке? Он начал пятиться, не отпускала удивляющая мысль: а ведь тут действительно кто-то есть! Он проверялся, хвоста не было, это совершенно точно. По крайней мере от продуктового магазина на Базарной, который он покинул через черный ход…

Капитан перебежал к кафе, от которого сейчас осталось чуть больше, чем ничего, стал шажками смещаться к угловой части здания. В чем дело? Заскребли нехорошие мысли. Нечто из области невероятного. Возможно ли такое, что его опять обвели вокруг пальца? Кто знает о его встрече с девушкой в парке? Только сама девушка! А еще люди, с которыми она работает, если, конечно, ей пришлось признаться о своих «недостойных» планах встретиться с мужчиной. Почему она назначила свидание именно здесь, а не в более оживленном месте? Вся такая робкая, пугливая, осторожная – и вдруг безлюдный парк? Не могла она не знать, что в десять вечера тут полное безлюдье. Почему картина, найденная в землянке, была тщательно и аккуратно упакована – чего не сделают «случайные» грабители, не знакомые с условиями хранения произведений искусства?

Выстрела он не слышал, но треснула доска над головой, разлетелись щепки. Он пригнулся, нырнул за угол, перевел дыхание. Какой-то мусор под ногами, крошка, гнилушки, здание собирались ломать, но, видно, плохо собирались…

Он заскользил по торцевой части здания, уже ощущая дыхание неприятеля, снова прыгнул за угол. Задняя сторона кафешки, в десяти метрах кустарники, деревья, там парк…

Алексей пролетел эти десять метров в считаные мгновения, втайне радуясь: его не смогли застать врасплох! Там был небольшой склон, нога застряла между корнями, он выпутывался, перевернулся на живот, подался вверх. Пистолет уже в руке – хорошо, что пополнил боезапас, в кармане две запасные обоймы. А как еще в столь трудное время ходить на свидания?

За ветвями смутно просматривался угол здания. Показался силуэт, перебежал, распластался в траве. За ним еще один, отбежал правее, тоже залег. Вот и славно, теперь поговорим… Дрогнул пистолет, он не поверил своим глазам, когда из-за угла вылупился третий участник банды. Ничего себе, да сколько же их? И совсем стало плохо, когда на углу замаячила четвертая фигура – смутная, нечитаемая, но вряд ли случайный прохожий!

Бандиты открыли огонь по кустам – били из пистолетов с глушителями! Какие, однако, любители тишины… Он потерял возможность достойно ответить, катился по склону, потом поднялся, побежал за деревья. Метров двадцать-тридцать, в самую гущу парковой зоны, настойчиво напоминающую лес. В спину стреляли, сыпались щелчки, хрустели отломленные ветки. Он убегал зигзагами, нырял за кусты. Бандиты не отставали, двое вырвались вперед, остальные держались сзади, не лезли в драку.

Черкасов рискнул – помчался справа налево, чтобы засекли. Просвистели несколько пуль. За деревом он упал в мелкую ложбину, по-пластунски пополз обратно, закусив губу. Быстрее, еще быстрее…

И он поймал их на удочку! Теперь его искали там, где его не было. Двадцать метров играли огромную роль. Алексей оказался во фланге, выдвинулся вперед, лежал, не дыша.

Он видел, как из-за дерева выпрыгнул человек, произвел два выстрела, быстро сменил магазин. Он приближался крадучись, как-то вприсядку, вытянув руку с пистолетом. Лица не видно, только силуэт. Но трудно промахнуться, если он почти рядом. Выстрел прогремел, как орудийный залп. Он попал в висок. Злоумышленник повалился, как ростовая мишень, не издав ни звука.

Алексей уже катился к нему – эх, проклятое любопытство! Фонарь не потребовался. Мертвый преступник лежал, извернувшись, уставившись на кроны деревьев. Очки остались на носу и матово отсвечивали в полумраке. Вадим Циммерман? А как же астма, прочие болезни, уверения, что он никогда не служил в армии? А как же «ни рыба ни мясо»?

Шорох в стороне, капитан уже среагировал – уносился тушканчиком, только пули взбивали из-под ног клочки дерна. Он удачно закатился за дерево, услышал шорох. Второй преступник показался из-за развесистого клена, стал подбираться к мертвому товарищу. И не отводил ствола от того места, где находился Алексей.

И вновь не подвела смекалка. Где она была прошлой ночью?! Рука нащупала небольшую коряжину, он швырнул ее по касательной в сторону от себя. Коряжина ударилась о дерево. Преступник резко повернулся с вытянутой рукой, открыл огонь. Вот только не туда! Алексей три раза надавил на спусковой крючок. Выстрелы больно отдавались в ушах. Преступник откинулся, вытянув ноги. Черкасов бросился к нему, включил фонарь. Краткий миг, чтобы разглядеть, и – быстро в сторону.

Со стороны кафе продолжали стрелять, но огонь теперь имел истеричный характер. Второй мертвец при жизни назывался Иннокентием Гавриловым – бывшим сотрудником Брянского художественного музея. Весьма достойный представитель провинциальной интеллигенции. А еще у него артрит коленных суставов…

Откровение было еще то! Как же глубоко эта банда законспирировалась! И с какой неожиданной стороны! Капитан весь кипел от злости. Хватит быть дураком!

– Эй, сдавайтесь! – закричал он. – Парк окружен, ваши сообщники убиты!

И, похоже, крепко надавил на больной нерв. Зашуршали кусты – остатки банды отступали к заброшенному кафе.

Он пустился в погоню, метался от дерева к дереву, стрелял наугад. Чем больше шума, тем лучше. Где вы, патрули? Центральная часть города! Когда он выбегал из гущи кустарника, две тени уже пропали за углом кафешки. Последний обернулся, выстрелил. Алексей потерял уйму времени, выпутываясь из прилипчивых корневищ. Потом летел скачками, увязая в сырой земле, высунулся из-за угла, снова рванул…

Он выскочил на аллею и – словно попал меж двух огней! Справа, отстреливаясь, убегали двое. Слева приближалась машина, светя фарами. С ума сойти! Это пешеходная дорожка, на что водителю было откровенно плевать! Машина увязала, колеса скрежетали о бордюр, но прыгала быстро, изрыгая облако двуокиси.

Алексей отшатнулся – что за черт? Дальше ехать было невозможно, деревья росли слишком близко от аллеи. Машина остановилась, одновременно распахнулись дверцы.

– Не стрелять! – взревел Алексей. – Уголовный розыск, капитан Черкасов!

– Вам тоже лучше не стрелять! – рявкнул знакомый голос. – Государственная безопасность! Капитан Мирский, старший лейтенант Рахимович!

Он уже сообразил, затрясся в нервном смехе. А ведь подозревал эту парочку! Женщина упала на колено, прижалась к капоту и стреляла из «ТТ» по мельтешащим огонькам. Так мы еще и отважные?

– Хватит, старший лейтенант! – кричал Мирский. – Вперед! Догнать!

Откуда они взялись? Это стоило выяснить, но не сейчас.

Они неслись скачками по дорожке, мужчины быстро обогнали женщину. Преступники уже не стреляли, их силуэты перестали маячить. С этой стороны из парка одна дорога – к железнодорожным путям западнее вокзала. От азарта захватывало дух, цель рядом, только бы не ушли! Он разогнался, ноги запутались – Алексей упал, больно ударившись коленом. Выругался Мирский, перескочил через него, помчался дальше. В этот момент преступники снова открыли огонь. Били без глушителей – не актуальной становилась тихая «музыка». Мирский охнул, повалился ничком, проехав по инерции еще пару метров. Алексей машинально подался в сторону, присел на колено, стал бегло отвечать. Возмущенно закричала Рита, упала на колени рядом с телом капитана, стала его переворачивать. Отпрянула, шумно выдохнув:

– Черт, в самое сердце… – Голос задрожал.

«Эта пуля, кажется, предназначалась мне», – мелькнула интересная мысль.

– Рита, бегите за мной, не лезьте вперед батьки! – Алексей кинулся дальше, рисуя корпусом причудливые геометрические узоры. Женщина не отставала, глухо ругалась на бегу. Алексей прекрасно знал, что значит потерять товарища, с которым съел пуд соли. Этой женщине можно только посочувствовать…

Их скорость явно превышала скорость преследуемых объектов. Он сменил обойму на бегу, поедал глазами окружающее пространство. До выхода из парка оставались считаные метры. Северная часть зеленой зоны, где нечасто появлялись отдыхающие, примыкала к железной дороге. Там еще не обрывалось привокзальное хозяйство. На дальней стороне в глубь от полотна тянулись пакгаузы – заброшенные, парочка действующих. Аллея обрывалась, впереди маячили кусты.

– Рита, рассыпались! – крикнул он, отворачивая в сторону.

– Капитан, я их вижу! – воскликнула Рахимович. – Вон там, левее, бегут через полотно!

Он первым пробился сквозь кустарник, выбежал к железной дороге. Фонари худо-бедно освещали пространство. Насыпь, двое путей, метрах в тридцати левее две фигуры карабкаются через рельсы. Они с трудом передвигались – то ли раненые, то ли уставшие…

Припозднились, черт возьми! Преступники уже перебрались на ту сторону, залегли за рельсом, стали стрелять одиночными. Их замысел стал ясен, как божий день. Со стороны вокзала приближался товарняк! Он шел на запад, без остановки в Уварове. Гремели вагоны, трубил паровоз. Они бы тоже успели перебраться, но не под огнем же!

– Рита, не высовываться! – А сам уже катился со склона под первую насыпь, ползком взбирался к шпалам, рискнул высунуться. Двое лежали на позиции, простреливали пространство.

Поезд приближался. Когда до него оставалось метров сто, бандиты откатились и кинулись наутек. Алексей гнал отчаяние подальше, голова должна думать, а не в истерике биться! Там два проулка между пакгаузами, преступники пойдут тем, что левее, но если хорошенько припустить по правому…

Состав уже гремел по рельсам. Бочкарь, выражаясь по фене, – товарняк с цистернами. Слава богу, не такой длинный – вагонов тридцать – и разогнался неплохо. Но время упустили.

Рита скатилась со склона, карабкалась наверх. Он схватил ее за плечо, придержал. Потом прыжками отправился через рельсы. Внизу никого уже не было – ушли, гады…

Он скатывался вниз, волоча за собой осыпь из гравия. Строения расступались, образуя узкий проулок. Капитан прыгал от нетерпения, догнала наконец-то! Девушка запыхалась, потеряла берет, и волосы, собранные на конце резинкой, метались из стороны в сторону, как конский хвост.

Они бежали по проулку мимо безмолвных скособоченных строений. Что за ними? Кажется, ничего, – голая безжизненная земля, рытвины, свалка…

Они увлеклись, за последним строением кто-то был. Мелькнула рука, выбросила предмет. Жар ударил в голову. Он схватил в охапку женщину, с которой, по стечению обстоятельств, пришлось работать, и с диким воплем «Ложись!» повалил ее на землю. Граната оказалась слабой, наступательной, и рванула так себе. Но осколки разлетелись исправно, один из них вонзился ему в бедро…


Боль была ослепительная, рвались мышцы, но сознания он не потерял. Алексей не выронил оружие, сумел приподняться, видел, как от строений в сторону свалок ковыляют двое. Он стрелял, закусив губу, кажется, попал в одного, но они пропали, съехали с вала. Стонала Рита, девушку тоже выгибало от боли.

– Что с тобой? – самому было тошно, но держался, контролировал себя.

– О, мы уже на «ты»… – стонала Рита. – Кажется, осколок в левое бедро попал…

– Какое совпадение… – Он еще находил в себе силы шутить. – Мне тоже попал в бедро, только в правое… Остальное в порядке?

– А этого мало? Только не говори, что это пустяки, что это маленькие осколки… Больно-то по-настоящему…

Это и было, черт возьми, по-настоящему! Надо же, как не подфартило. Он изворачивался, стаскивал с себя ремень, стягивал ей ногу выше раны. Она запыхтела, глаза полезли из орбит, слишком туго затянул. А какой смысл затягивать легко? Хоть немного остановить потерю крови…

– Капитан, сними с меня ремень… – кряхтела девушка. – Твою ногу тоже надо затянуть…

– Хочешь сказать, обменялись любезностями? – Он вырвал из ее штанов тонкий ремешок, стал обматывать свою конечность. Уже не так болело, они справятся! Осколки могли пойти и выше.

– Ты можешь передвигаться?

– Только мысленно… – простонала Рита. Потом распахнула глаза, точно очнулась, стала суетиться, куда-то поползла, подтягиваясь на руках. Он снова ее опередил, запрыгал на одной ноге, не думая о боли. Но как о ней не думать? Местность шла на понижение, внизу была свалка, там кто-то возился, стонал.

Но только Черкасов поднялся над косогором, вновь загремели выстрелы, пришлось упасть. Второй гранаты у упырей, кажется, не было. Подползала Рита, издавая берущие за душу звуки.

– Эй, внизу, вы еще живы? – спросил он.

Со свалки исходило гордое молчание. Алексей старался не шевелиться, чтобы не бередить рану. Это не Конышев в памятной яме – у них еще остались патроны. Но аналогия, как ни странно, просматривалась.

– Григорий Иванович, это вы? Да ладно, не скромничайте, все уже понятно…

– Ладно, раскусили… – выдавил Шабалин. – Легче стало, Алексей Макарович?

– Значительно легче. Вы ранены?

– Есть немного… И вам, похоже, досталось?

– Вашими молитвами. Ничего, буду жить. Моя спутница, к сожалению, скончалась… – Он выставил руку назад, чтобы Рита не возражала. Какой ни есть, а козырь. Она задумалась, стала тише дышать.

– Сочувствую, Алексей Макарович. Но не расстраивайтесь, она же из ГБ. Какое вам до нее дело?

– Вы правы, никакого. Может, сдадитесь?

– Нет, никак не можно… – Ранение у директора музея, похоже, было пустяковое, но неудобство доставляло. Он пытался смеяться. – Хотите взять, Алексей Макарович, приходите – забирайте. Вам ведь живые нужны, верно?

– Да, было бы недурно… Маша с вами? Мария, почему молчите, подайте голос.

Кажется, кто-то всхлипнул. У кого там глаза на мокром месте? Странно, он не чувствовал никакого расстройства. А вроде должен был.

– Неудачное у нас с вами свидание вышло, Маша, – посетовал он. – А я ведь, признаться, до последнего ни о чем таком не думал. Печально, чего уж там.

– Ах, вот в чем дело, – прошептала за спиной Рита. – Он на свидание, оказывается, ходил. Тоже мне, герой-любовник… – и замолчала, когда в испачканную физиономию уперся кулак.

– Григорий Иванович, застрелите меня… – услышал Алексей сдавленный шепот. – Вы же понимаете, что все кончено, я больше не могу… Без меня у вас будут шансы…

– Замолчи, – процедил Шабалин.

– Я вас очень прошу, пожалуйста… Сама не могу, рука прострелена, а вторую не чувствую…

Несколько секунд продолжалось драматическое молчание, потом прогремел одиночный выстрел. Словно икнул кто-то. Алексей поморщился. Нет, лучше не думать…

– Только в себя не стреляйте, Григорий Иванович, – попросил он. – А то взяли моду… Не забывайте, что жизнь прекрасна и удивительна.

– Вы сейчас издеваетесь? – проворчал Шабалин. – Чем это, интересно, ваши шансы лучше моих?

– Ко мне подкрепление придет, а к вам – нет.

– Где же оно, ваше подкрепление?

Алексей насторожился. Шабалин пытался ползти, но недолго, застонал, стал переворачиваться. Алексей медленно поднимался. Рано – грохнул выстрел, опять пришлось вкусить родной землицы.

Шабалин с надрывом засмеялся. Алексей покосился через плечо. Рахимович отползала вправо, выразительно сверкая глазами. Кажется, он понял, что она хочет сделать: отползти подальше, съехать вниз, подобраться к злодею с фланга…

– Ну, хорошо, подождем еще, – сказал он. – У вас не дрогнула рука застрелить племянницу? Или она вам не племянница? Как же правдоподобно, черт возьми, ваша банда вжилась в образ – снимаю шляпу, Григорий Иванович. Это просто искусство, куда уж там Поленову. А какие глубокие познания русского искусства – разве могут простые люди с улицы так убедительно продвигать в массы прекрасное…

– Рад, что вы оценили…

– Агентура глубокого залегания, оставленная абвером? У этих людей прекрасные легенды, безупречное «прошлое» и документы на все случаи жизни. Вы – русский, Маша – русская, меня не обманешь. Еврей Вадим Циммерман, как занятно…

– С чего вы взяли, что он – еврей? Странно, люди слышат фамилию и считают, что им все ясно. Вилли Зиммер – тоже звучит неплохо? Не всем же немцам быть светловолосыми и голубоглазыми?

– Понимаю, Григорий Иванович, это почти гениально. Истории несуществующих болезней ваших сообщников тоже вписаны в легенды… Хорошо, не будем пока выяснять подноготную ваших людей. Были немцы, которые в совершенстве изъяснялись по-русски и играючи ориентировались в советских реалиях. Но война кончилась, рейх не вылезет из гроба. Какой смысл мутить воду и дестабилизировать обстановку? Не проще ли жить обычной жизнью, раз так вышло? Или потихоньку продвигаться в сторону ближайшей границы? Но нет, вы грабите банки и инкассаторов, вдохновенно убиваете людей и паханов-уголовников, то есть всячески расшатываете обстановку в городе. Подозреваю, вы преследуете две цели. Первая, разумеется, – личное обогащение, поскольку деньги и в Африке деньги. Второе: у вас теперь другие хозяева – рискну предположить, это британская или американская разведка. Не секрет, что многих высших офицеров абвера, включая их агентурные сети, взяли под крыло наши добрые союзники. Под городом планируется строительство особо важного объекта – факт секретный, но не для всех. Для кого-то это кость в горле. Кому-то крайне важно сорвать проект, сделать так, чтобы полетели головы и все уперлось в нерешенные вопросы. Все начинается с малого – дестабилизировать, убивать, грабить, перебить членов комиссии с того самого особого объекта… Там много иностранных специалистов, они просто откажутся работать. А ведь не все из них являются заключенными колоний. Казалось бы, пустяк, но работы уже приостановлены, начинается нервозность – что крайне на руку нашим западным союзникам… Задача номер один – не допустить строительства объекта. Верно?

– Хм, я так понимаю, вы не являетесь действующим сотрудником НКВД… прошу прощения, МВД?

– Не являюсь. Я из другого ведомства, работаю под прикрытием.

– Эх, Алексей Макарович, – вздохнул Шабалин, – велик был соблазн прикончить вас позавчера в музее. Вы так хорошо стояли, когда я к вам подошел. Теперь жалею, что не сделал этого.

– Признайтесь, так называемое похищение Поленова было не запланировано? Вы сами его похитили, отвезли в свой тайник. Не все сотрудники музея – ваши сообщники. Лукьянов не в теме, сменщик с аппендицитом – тоже, да и пожилая женщина Зинаида Кирилловна Шумейко… Лукьянов что-то выведал о ваших истинных целях, и вы решили его убрать. Просто убить и выбросить – привлечь внимание к музею, а если добавить к этому похищенную картину, то все логично, и музей становится пострадавшей стороной. Идея, признаюсь, спорная, но вы на это пошли.

– Да, Валентин Петрович, на свою беду, сопоставил некоторые факты, попросил объяснений. А еще он видел Иннокентия на угнанной машине – тот допустил оплошность, поставив ее недалеко от музея… В общем, накопились вопросы, Вадим ответил.

– Ко мне на квартиру вторглись Вадим с Иннокентием?

– Да, все правильно. Им не повезло…

– Я знаю. На каком компромате вы держали охранника Авдеенко? Что мог знать Сивый? Полагаю, это связано с налетом на «Аркадию» или на авторитетных воров?

– Не ко мне, Алексей Макарович. Спросите Конышева Петра Антоновича, он должен знать, это его тема.

– Не получится. Чтобы спросить у Конышева, придется как минимум умереть.

– Вам помочь?

– Спасибо, я сам. Думаю, лет через сорок. Ладно, это не так важно, но для следствия было бы полезно. Много белых пятен, Григорий Иванович. Или поможете?

– Хорошо, уважу вашу просьбу. – Он тоже что-то задумал, и сам был не прочь потянуть резину. – Несколько месяцев назад Петр Антонович поймал Авдеенко на неблаговидном деянии. Тот вымогал деньги у мелкого сявки по кличке Шуруп. Шуруп до этого обчистил богатую хату, сдал товар барыге и неплохо нажился. Сержанту Авдеенко капнула об этом местная проститутка. Вместо того чтобы закрыть Шурупа, Авдеенко стал вымогать у него половину «гонорара». Шурупу пришлось отдать, но злобу он затаил. Когда за то же деяние его прищучил Конышев, Шуруп в сердцах сдал Авдеенко. Закрывать коллегу по работе Петр Антонович не стал, но тонко намекнул, что Авдеенко у него теперь в долгу, и если что, то неблаговидное деяние всплывет… Что вас еще волнует? Ах, Сивый… Одна из его подружек видела, как мы ретировались из «Аркадии», и поделилась с Сивым. Просто приметы описала, она же не знала, кто мы такие – данная публика по музеям не ходит. Но городок-то маленький, а мир тесен… Подружка умерла – отравилась какой-то алкогольной дрянью. А Сивый пропал. Не угонишься за ветром, знаете ли. Петр Антонович отслеживал ситуацию, и только Сивый нарисовался… Он тоже не знал, кто мы такие, но мог описать приметы.

– Зачем убили капитана Вестового?

– Он Конышева взял на карандаш. Проницательный был субъект и внимательный очень. Петр Антонович дал промашку. Сорвалась с языка сумма пропавших общаковских денег. С чего бы оперативникам про это знать? Вроде выпутался, замяли, обсмеяли, но Вестовой запомнил. Заработало что-то у него в голове, решил самолично все выяснить…

Свершилось! Бросок невидимого тела, крик боли, потом еще один – на тон ниже – оба слились в жуткий унисон! Молодец, товарищ Рахимович! Алексей оторвался от земли, перевалился через косогор и покатился вниз. В развалах мусора боролись двое. Боль душила, но он не прочь был оказаться третьим, навалился сверху, вывернул руку Шабалина, в которой тот сжимал немецкий «вальтер». К черту эту руку! Он чуть не вырвал ее из плечевой сумки, и от острой боли Шабалин потерял сознание. Рита скатилась с него, Алексей занял «свято место», нанес в челюсть два неслабых удара – чтобы избавить себя от случайностей. Выдохнул, тоже откатился.

Рядом лежала Маша, раскинув руки, глаза ее были закрыты. Из пробитого сердца вытекала кровь. Это правильно, красивым женщинам нельзя стрелять в голову…

– А ты не дурак, капитан, – со свистящим надрывом сообщила Рита. – Мастерски заговорил ему зубы, узнал много полезного…

– Я старался, – прошептал Алексей. – Не поверишь, Маргарита Юрьевна, в раннем детстве посещал театральный кружок при районном Доме пионеров… Бросил, когда народ смеяться начал. Сейчас думаю: зря.

Новое нашествие! Эти четверо подобрались неслышно, свалились, как снег на голову! Откуда они взялись? Люди орали, тыкали в лица стволы пистолетов, кричали, чтобы никто не шевелился (никто и не думал), что они милиция и во всем разберутся! Обнаружив, кто лежит перед ними, как-то сразу притихли, засмущались, стали делать вид, что они тут вообще ни при чем (собственно, так и было).

– А это еще что за шайтаны, Черкасов? – простонала Рита.

– А это, Маргарита Юрьевна, люди из моей группы. Хорошие, кстати, парни. Славятся тем, что всегда приходят вовремя…

Эпилог

В одноместной палате районной больницы было душно и одиноко, пахло лекарствами. Алексей уже ворочался, превозмогая боль, но вставал крайне редко – лишь когда нужда скручивала в бараний рог. В ближайших планах значилось подняться и сломать к чертовой матери шпингалет на окне, иначе оно вообще никогда не откроется!

Операция по извлечению осколка из мягких тканей бедра прошла успешно. Хирург ухмылялся: какое же это ранение? Сплошная симуляция. И с девушкой, которую он оперировал до этого, все нормально. Ранение аналогичное. Похромаете на пару два-три месяца, а там, глядишь, и обойдется… если вдруг что-то еще не случится.

«А что может случиться?» – напрягался Черкасов. «Ну, что-нибудь, – пожимал плечами хирург, – медицина – дело темное. А вы тогда женитесь на этой девушке, товарищ капитан – прекрасный совет. Будете оба хромать, не так обидно. Крепкая семья, надежная ячейка общества… Все молчу, молчу… Знаете, именно сейчас я бы вам не доверил и табуретку…»

Открылась дверь, в палату вошла Рита Рахимович с костылем, внимательно посмотрела вокруг. Больничная пижама, висящая мешком, ее не портила. Немытые волосы, распущенные по плечам – тем более. А еще была бледная кожа, осунувшееся лицо, запавшие глаза. Она направилась к его кровати. Он с любопытством смотрел, как она ковыляет с черепашьей скоростью, как пристраивается у него в ногах.

– Скучно, Маргарита Юрьевна?

Она кивнула:

– Тоска смертная. Хочется всех построить и отправить за сто первый километр.

Он засмеялся.

– У нас неплохо получилось, Рита, – признался Алексей. – Можно сказать, сработались под занавес. В официальных документах это опишут так: благодаря совместным слаженным действиям Министерства государственной безопасности и органов милиции была нейтрализована опасная бандитская группа… ну, и так далее. А может, никак не опишут, что вероятнее всего. Кстати, Маргарита Юрьевна, объясни мне простую вещь: как вы с Мирским оказались в том парке? Я проверялся, хвоста не было.

– Следили не за тобой, – пожала плечами Рита. – Негласно проверялись все значимые лица города. Игорю Борисовичу, мир его праху, запала в душу мысль про важного агента абвера в этом городе. Проверяли многих. Буквально за день до финала появилась информация на Шабалина. Отдельные факты его биографии вызывали вопросы – в частности, две поездки в Новосибирск с эвакуированной коллекцией Третьяковской галереи. Тамошний директор оперного театра не мог вспомнить такую фамилию, хотя у человека здравый рассудок и ясная память. В принципе, не улика, но решили углубиться, понаблюдать. Когда вся компания поздно вечером куда-то отправилась, стало интересно. Но мы их потеряли, потом отправились на звуки выстрелов…

– Почему мне не сообщили про Шабалина?

– Ну, знаете ли, Алексей Макарович, – Рита с издевкой заулыбалась, – во-первых, сами такой, во-вторых, информация запоздала. Мне сообщили, что Шабалин уже дает показания. Фигура, кстати, любопытная. Служил в контрразведке Юденича, бежал в Эстонию. Всесторонне образованный тип, патологическое неприятие советской власти. От Гитлера был не в восторге, но ненависть к Советам затмила все. Перед войной, уже в солидных годах, окончил школу абвера, был выдан за жертву эстонских буржуазных националистов и осел в Советском Союзе, где ловко сменил биографию. С ним была молодая девушка, выдаваемая за племянницу, работать с которой было сущим удовольствием – такая одаренная актриса… У девушки репрессировали всю семью, в 40-м Шабалин взял ее под опеку, вылепил из нее то, что хотел. Ее участие в акциях банды уже частично подтверждается. Эх, не дожил Игорь Борисович…

– У тебя что-то было с Мирским?

– Ты того, да? – покрутила она пальцем у виска. – Это даже трудно представить. Мы вместе работали четыре месяца, просто коллеги. Он человек очень строгих правил. Не курил, практически не выпивал. Полностью отдавался работе, мечтал о карьере в нашем министерстве. В Москве у него остались жена и дочь, которой недавно исполнилось восемь…

О чем-то более приятном поговорить не успели. Открылась дверь, и в палату потянулись выжившие члены оперативной группы. Процессию замыкал мрачный Дьяченко. Он был единственный, кто не улыбался.

– Здравия желаем, товарищ капитан, – бодро поздоровался Чумаков. – Прости подлецов, грешили на тебя. Это нас Дьяченко взбаламутил.

Олег раздраженно скривился, вздохнул. Рита тоже вздохнула, поднялась, перехватив костыль, и побрела из палаты. Оперативники с любопытством смотрели ей вслед.

– Ну, ниче так, – резюмировал Чумаков, дождавшись, когда захлопнется дверь. Но она тут же отворилась, снова показалась мордашка Риты, она, не мигая, глянула на Пашку, и тот мгновенно начал скисать. Дверь опять захлопнулась.

– Ходят тут всякие, – расстроенно пробормотал Чумаков, – товарищи офицеры женского пола… Ладно, надеюсь, не отправят на Колыму…

– О чем это мы, – простодушно сказал Петров. – В общем, бочку мы на вас покатили, Алексей Макарович. Дьяченко ездил в соседний район, к знакомому в тамошнем угро. Тот сделал по просьбе запрос в верха, и выяснилось, что ни в Управлении по оперативному розыску, ни где-либо еще, ни вообще в МВД, нет сотрудника с именем Черкасов Алексей Макарович. На этом основании Дьяченко решил, что ты имеешь отношение к банде…

– Вы тоже решили, – фыркнул, отворачиваясь, Дьяченко. – Ладно, Леха, прости. Считай, что бдительность проявили. Ты сам мутил, что нам оставалось? И гибель Конышева казалась подозрительной. Он же наш, в доску свой, надежный. Решили, что ты от себя подозрения отводишь. Опять же картину, которую ты якобы нашел, а где, как – не пожелал отчитаться. Решили проследить за тобой, потеряли тебя в продуктовом на Базарной, потом услышали выстрелы из парка, но пока добрались… А потом Черепанов втык сделал, чтобы не лезли, куда не просят. Откуда ты, Леха?

– От верблюда, – усмехнулся капитан. – Да, я не работаю в системе МВД. А откуда прибыл, вам лучше не знать. Какая разница? Я самый настоящий Алексей Черкасов, тебе ли в этом сомневаться?

– Да, верно, – заулыбался обычно сдержанный Гундарь, подтащил к кровати несколько стульев, начал выгружать из плечевой сумки гостинцы – бутылку водки, два яблока, два граненых стакана, завернутых в бумагу – во избежание предательского бряканья. У Алексея от изумления расширились глаза.

– Так здесь же нельзя…

– Рассмешил, – улыбнулся Чумаков. – Это нам-то нельзя? Да все нормально, командир. Водка – похабная, яблоки – кислые, компания – сомнительная. А в остальном – все ништяк. Пьем по очереди. Давайте, – он набулькал в стаканы. – Не чокаясь: за Куртымова, за Вишневского, за Ко… Нет, за этого не надо, – он смутился. – Все, поехали.

Водка действительно оказалась поганой, от яблок сводило челюсти, но компания оказалась не такой уж плохой.

– Я тут подумал, – сказал Пашка. – Все бандиты хромые какие-то. Нет, в натуре, мужики. У Конышева нога больная, Шабалин тоже жаловался, у Гаврилова диагноз, пусть и липовый – коленный артрит. Это дело войдет в анналы, как дело Банды Хромых.

– Ни в какие анналы оно не войдет, – отсмеявшись, возразил Алексей, – дело засекретят, и не дай вам бог всуе его упомянуть. Так надо, мужики.

– Да и ладно, нам-то что, – пожал плечами Чумаков, – кстати, свежая информация, товарищ капитан. Помните, прошла малява, что в город едут блатные братья – Вася Муромский и Веня Зарубин?

– Ну?

– Не доехали, – выдохнул Пашка. – Купе в Калинине взяли, там их и нашли с перерезанными глотками.

– И что?

– Ничего, командир. Нам же легче. Пусть они хоть все друг дружку перережут…

– Эх, Пашка, быть тебе начальником уголовного розыска, – усмехнулся Алексей. – Задним местом чую – вот покину я вас, и тебя назначат.

– А меня – нет? – насупился Гундарь.

– А тебя потом, – сказал Пашка. – Когда меня убьют. Егорка, чего зеваешь? Плесни водички, в которой не плавает рыбка…

Выпили еще – за друзей-товарищей, за пятилетку в четыре года. А потом водка закончилась, и оперативники стали собираться.

– Ну, пока, командир, выздоравливай…

Дьяченко уходил последним, как-то заколебался, а на прощание склонился над больным, шепнул:

– А про Женьку мою мы еще поговорим. Нет возражений, Леха? – и ушел, не оглядываясь.

Возражений не было. Стоило поговорить и все расставить по местам. Черкасов виноват, не обсуждается – как любой слабый мужчина, павший от чар соблазнительницы…

Главное управление контрразведки Смерш уже готовилось к упразднению. Структура военная – зачем она нужна, если страна не ведет войны? Сотрудников предполагалось влить в МГБ, в МВД, в другие министерства и ведомства. Но формально детище Абакумова еще функционировало. Намечался новый, невиданный по масштабу и значимости проект – стране, как воздух, требовалась атомная бомба. У Америки эта штука уже имелась – Нагасаки с Хиросимой не дадут соврать.

9 апреля Совет министров СССР принял важные решения по данной теме. Проект курировал лично Берия Лаврентий Павлович. Мобилизовались инженерно-технические кадры, проводилась колоссальная подготовительная работа. Определялись места для будущих секретных объектов. На территории бывшего химзавода к северу от Уварова должен был разместиться крупный ядерный центр. Объект выбрали не случайно – небольшое население, удобные пути подъезда, железная дорога под боком.

В научных кругах ходили слухи, к сожалению, непроверенные, что под Уваровым также собираются возводить здание для промышленного атомного реактора. Зачастили комиссии. С одной из них и произошла трагическая неприятность… Вражеская разведка работала отлично, и планы советского правительства для нее секретом не являлись. Взорвать город, посеять смуту, сорвать планы, за что в СССР традиционно летят головы, причем зачастую светлые…

«Принимай, товарищ майор, новое назначение. Быть тебе отныне капитаном милиции, в Уварове как раз начальника уголовки подстрелили. Даем неделю, больше не можем, дело на контроле в самых верхах…»

Он открыл глаза. В комнату снова входила Рита Рахимович. Алексей заулыбался – не по заказу, само как-то вышло. Приятная женщина, ничего такого. А работа у всех сложная и ко многому обязывает. Она дохромала до кровати, уселась, сложив костыль на колени. «А почему бы нет?» – подумал Алексей. И она о том же подумала, легкая улыбка пробежала по губам.

– Сбежим, Маргарита Юрьевна? – предложил он.

– Какой вы храбрый, Алексей Макарович. А кабы не выпили, были бы таким храбрым?

– Так я же чуточку, товарищ старший лейтенант…

– Куда сбежим, товарищ капитан?

– Куда захочет дама. Здесь огромный выбор романтических мест – тропинка вдоль забора, беседка, где все курят. Можем попытаться вырваться за флажки.

– Поймают, – засомневалась она, – и водрузят обратно. К кроватям привяжут.

– Но мы хотя бы попытаемся… – Он начал подниматься, дав себе зарок не стонать. Действительно, почему бы и нет?


home | my bookshelf | | Сыщики 45-го |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу