Book: Непредсказатель



Непредсказатель

Глава 1

Марк смотрел футбол по телевизору, медленно потягивая пиво. Это был обычный спортивный бар. Ему всегда нравилось это сочетание: Спортивный! Бар! На первый взгляд это бар, где люди должны заниматься спортом, но не все так просто. Спортивный бар – это место, где собираются люди, который хотели бы заниматься спортом, если бы им не было лень. Как правило это были заядлые болельщики и устойчивые компашки знакомых. Они знали футболистов по именам и фамилиям, отслеживали кто, как и в какой команде играет.

Марк был не из их числа. Более того, он даже не совсем понимал смысла этой игры. Нет, он отлично знал правила: что надо забить гол в ворота противника, что мяч можно только пинать, а руками его может касаться только вратарь и Марадона, да и то не всегда. Он не понимал другого. Почему двадцать два миллионера бегают с мячом по полю, а несколько миллионов человек с весьма средней зарплатой радуются, когда кто-то из них забивает гол. Фанатизм был далек от него, очень далек, его в футболе интересовало только одно – кто выиграет.

Было несколько игр, в том числе и футбол, где результатом была победа только одной команды, за редким исключением, когда игра заканчивалась вничью. Диктор по телевизору пытался передать эмоциональный накал в игре. Для Марка это лучшее, что могло помочь.

– Опасный момент, нападающий выходит один на один, получает пас и… бьет по воротам, но вратарь не дремлет, перехватывает мяч. Опасно, опасно близко были ребята от гола…

Марк обхватил голову, прокручивая услышанное в голове, вспоминая картинку, что только что видел, пытаясь продолжить фразу, но нет, в памяти ничего не было. Это было как вспоминать стихи. Еще в школе, когда их заставляли учить, он первый раз это почувствовал. Иногда фраза в голове обрывалась ничем, будто это была газетная вырезка без начала и конца, но иногда слова начинали сами всплывать в голове, словно пузырьки. И тогда достаточно было вспомнить только начало стихотворения и рассказать его целиком. Первое слово вытягивало второе, затем третье и так весь текст, словно цепь вытягивалась из мутной, темной воды памяти. Должно было быть так, но почему-то внутри было тихо. Он закрыл уши руками, чтобы не слышать ничего вокруг, закрыл глаза и снова повторял.

– Опасный момент, нападающий… Ну же, давай…

– С вами все хорошо? – Официантка смотрела на него и пыталась вспомнить, сколько он выпил и не пора ли его попросить выйти на улицу, пока он еще в состоянии сделать это самостоятельно.

– Бьет по воротам… И? Вратарь не дремлет…

– Простите, с вами все хорошо? – Официантка слегка коснулась плеча и потрясла его, отчего Марк открыл глаза и убрал руки от ушей. Шум и гам резко навалились на него со всех сторон, кричали очень громко, и он даже не сразу понял, что происходит.

– А? Да, все хорошо, я просто задумался.

– Вы уверены? Быть может вам лучше выйти? Ненадолго? – Охранник, видя, как официантка тормошит посетителя, направился в их сторону.

– Поверьте мне, все хорошо, просто голова немного побаливает.

– Настенька, какие-то проблемы? – Охранник внимательно всматривался как двигаются глаза у Марка.

– Никаких проблем, все хорошо, просто разболелась голова. Можно мне еще чипсов и сырную тарелку?

Охранник, услышав вполне членораздельную речь, ретировался обратно к двери отсеивать не в меру активных посетителей, а официантка, хмыкнув, ушла выполнять заказ. Только сейчас Марк понял, что стало заметно тише. Он посмотрел на счет – так и есть, пока он упражнялся с памятью и объяснялся с охранником и официанткой, забили гол, вот почему было так шумно. Теперь счет был один – один, самое время подумать как следует, однако скоро будет перерыв, а это значит, что надо действовать сейчас, после перерыва все будет сложнее.

Принесли сыр и чипсы, и Марк попробовал первый попавшийся ломтик сыра. Это просто удивительно, как упрощая процесс производства, можно испортить продукт. Сыр требует времени, по сути, это единственное, что нужно. Немного продуктов и очень много времени. Сыру нужна ферментация и магия. Магия творится в подвалах. На полках все, что зависело от человека, уже закончилось. Ему нужно отлежаться, набрать вкус, стать тверже, избавиться от лишней влаги, и он не может проделать все это за неделю. Любой процесс требует своего времени, нельзя родить быстрее, чем за девять месяцев, это невозможно. Очень жаль, что некоторые маркетологи этого не понимают. Именно поэтому сыр, который сейчас пережевывал Марк, был мягкой субстанцией с сырным запахом, солоноватым сырным вкусом и желтым цветом. Но это определенно был не сыр. Другие сыры тоже не обещали быть правильными. Как говорил классик Жванецкий: “Что такое сыр низкого качества? Это уже не сыр? Или еще не сыр?”, – ничего с тех пор не изменилось, и представители этой тарелки не были сыром, от слова совсем.

– Простите, я могу вас попросить оплатить счет?

– Счет? Счет сейчас один-один… – Официантка с подозрением посмотрела на Марка. Пьяный посетитель это еще куда ни шло, но посетитель с поехавшей крышей это уже слишком!

– Да, не самая удачная моя шутка, простите, конечно, давайте я оплачу счет, однако я еще посижу. Мне надо посмотреть, чем все это закончится, – Марк указал кружкой на экран телевизора.

– Безусловно, смотрите сколько хотите.

Мяч вылетел в аут, и судья поднял флажок. Сейчас кто-то из другой команды подберет мяч, затем встанет на бровке и двумя руками вбросит его в игру. Диктор сетовал на то, что команда устала и что уже скоро кончается первый тайм и такими темпами дело дойдет до пенальти. И в этот момент Марк услышал то, что так давно ждал. На этот раз он убедился, что на него никто не смотрит и только после этого закрыл уши руками и повторил про себя:

– Тайм скоро кончается и такими темпами мы дойдем до пенальти…

– … да, мы смотрим пенальти, итак, счет три – четыре в пользу Барселоны. Последний шанс сравнять счет, удар, мимо! И вот, игра закончена, благодарю всех болельщиков, что были с нами, это была чудесная игра…

Марк открыл глаза и достал телефон, было самое время позвонить букмекеру.

– Ало, это Марк, да, как всегда вовремя… Я хотел бы сделать ставку, сидел в баре, смотрел футбол и что-то решил поучаствовать.

– Рад тебя снова слышать, какая игра, на что ставишь?

– Играет Барселона и Ливерпуль.

– Да есть такая, первый тайм, на что будешь ставить?

– На Ливерпуль. Сколько у меня на счету?

– Решил сыграть по-крупному? У тебя пятьсот сорок тысяч, ты не выводил после последней ставки, ставишь все?

– Нет, давай оставим немножко, на всякий случай, поставь пятьсот тысяч ровно.

– Пятьсот тысяч на Ливерпуль, все правильно?

– Да, зайду за деньгами завтра. – Марк повесил трубку.

Теперь можно было пить пиво и есть чипсы, не переживая о том, что будет. Марк уже давно привык, что будущее – это не какая-то выдумка, это не цепь случайных событий, а вполне поддающаяся расчету реальность. Вот только во время расчетов этой самой реальности нельзя было учесть одно обстоятельство. В тот самый момент, когда будущее открывалось ему, оно было таким, каким должно было быть при условии, что его никто не знает. Как только Марк заглядывал в будущее, он видел то, что должно быть, но уже никогда не случится, просто потому что он это увидел.

Когда это случилось в первый раз он даже не понял, что произошло. Ему показалось, что он просто уснул на уроке и ему приснилось, как его вызвали к доске, а он не смог решить простую задачу. И как только он услышал, как ему ставят двойку и просят принести дневник, его словно выдернуло в реальность. Он снова сидел за партой, он открыл учебник и быстро посмотрел формулы, которые не смог вспомнить во сне. Математичка снова вызвала его к доске, ему даже стало немного страшно, когда показалось, что он опять не сможет решить задачу. Задача была решена, он получил пятерку и все было хорошо, только его не покидало ощущение дежавю. Поначалу это случалось само собой в разные моменты времени, никак не связанные между собой. Один раз, сидя на паре, он увидел, как его друга сбила машина, он отпросился с лекции и побежал к своему другу.

– Марк, ты в своем уме?

– Послушай, я говорю, я видел как тебя сбила машина, серая мазда.

– И где это было?

– На проспекте, ты переходил дорогу, перешел одну половину и зеленый погас, ты побежал, а он по крайнему ряду проскочил и не видел тебя из-за машин и…

– Ну да, я был там, но как видишь я жив и здоров, но если ты очень хочешь, мы можем дернуть пива за мое воскрешение.

Марк так и не смог понять, что служило толчком для этих спонтанных видений, однако как-то вечером он решил разобраться с тем, как это происходит. Как полагается русскому человеку, он взял бутылку виски и сел думать. Сначала он записал все случаи, какие смог вспомнить, пытаясь найти закономерность. Затем он сравнил то, что он видел и то, что было на самом деле, но и тут виски ему никак не помог. Тогда он решил просто увидеть будущее, однако будущее было глухо к его просьбам. Чтобы как-то изменить ситуацию, он взял кубик от какой-то настольной игры и бросая его пытался предугадать результат. В какой-то момент виски в его организме набрало критическую массу и дело сдвинулось с мертвой точки. Сначала он увидел, как бросает кубик, а затем действительно бросил кубик, однако он бросал его столько раз, что просто не мог отличить, когда это было видение, а когда реальность. Утром он обнаружил на столе интересную таблицу, где было всего два значения: увиденное и выпавшее и значения были всегда разные.

Голова раскалывалась, а от одной только мысли о спиртном становилось плохо. Организм подсказывал, что двигаться не стоит, станет только хуже, мозг же не подсказывал ничего. Весь день прошел словно в вате. Было ощущение, что мира не существует и все вокруг это один сплошной раздражитель. Вечером случилось ужасное, он снова проснулся утром с головной болью, а весь его день оказался просто видением. Сам факт, что придется пережить похмелье еще раз делал его только хуже, однако все оказалось не так страшно. Марк заварил крепкий чай и к обеду в голове появились первые мысли, само собой никакой таблицы не было и в помине. И тогда он решил повторить эксперимент, но на этот раз без излишних возлияний.

Марк перебирал кубик пальцами и пытался увидеть, что сейчас выпадет? Мысли ворочались неохотно, однако прикрыв глаза он увидел, как кубик летит на стол, подпрыгивает пару раз и замирает с единицей, он открыл глаза и бросил кубик – выпало четыре. Через несколько относительно удачных попыток он понял, что предсказания не совпадают безо всякой закономерности. И тогда его осенило, он отложил кубик и взял монетку, у монетки всего два разумных состояния. Он подкинул несколько раз монетку, просто, чтобы увидеть как это происходит. Перебирая монетку между пальцев он пытался представить себе как это будет, как она взлетит вверх, как упадет на стол и, подпрыгнув, ляжет на плоскость. Ничего не выходило, он не видел монетки, было глупо сидеть и представлять как он подкидывает монетку, все было впустую. Марк решил, что обед – это самое время, чтобы перекусить что-то и полез в холодильник. Холодильник встретил его сосисками, колбасой и другими продуктами, которые долго не портились. Марк любил готовить, но образ его жизни не предполагал частой готовки. Чаще он пользовался услугами кафе и ресторанов, так было надежней, а, главное, быстрее. Сосиски отправились в кипящую воду, а Марк сидел за столом и продолжал подбрасывать монетку. В какой-то момент, когда монетка уже летела в воздухе, он отчетливо увидел, как она падает и, покрутившись, замирает орлом вверх. Чуть позже монетка проделала в точности те же движения, но легла на орла.

Марк смотрел на монетку и не мог поверить, что он только что смог предсказать результат падения монетки. Да, он увидел совершенно противоположное, но главное, что он смог это сделать. Сосиски были съедены, а таблица, что приснилась Марку, уже насчитывала под сотню бросков монетки и везде результат был полной противоположностью. Любой, кто хоть раз в жизни задумывался о машине времени или предсказаниях знал, что как только у него это получится, он будет делать ставки и проживет счастливо всю оставшуюся жизнь.

Так и было вначале. Марк делал некрупные ставки, стараясь не сильно выделяться среди толпы. Иногда откровенно проигрывал, чтобы испортить свою собственную статистику. Со временем он определил несколько букмекеров, которых не интересовали мелкие выигрыши и игры, где результат можно было разделить пополам. Все игры, где участвовало более двух игроков, как плавание или биатлон, сразу были выброшены. Баскетбол, волейбол и регби тоже, он так и не смог научиться видеть, как выигрывают в этих видах спорта. Ставки позволяли не заботиться о том, что он будет есть и во что одеваться, однако они ничего не добавляли его душе. Это были просто деньги, которые он мог зарабатывать. Он попробовал работать по специальности, но и это показалось ему скукой смертной, хотелось чего-то, что принесет пользу людям.

Однажды, бродя по книжному магазину, он обдумывал, кем бы ему хотелось быть и как применить свой талант. И в какой-то момент, ему на глаза попалась полка, на которой было написано: “Детективы”.

– Точно! Ведь я могу быть детективом, пусть и не самым лучшим, но зато я точно буду знать, что не могло произойти!

– Простите, что? – Поинтересовалась женщина, стоящая рядом с Марком.

– Нет, ничего, скажите, а вам не нужен частный детектив?

– Простите нет, я даже не представляю, зачем он может кому-то понадобиться.

Женщина с опаской посмотрела на Марка и потихоньку ушла из магазина. Марку было стыдно, что он испугал ни в чем не повинную женщину, он схватил первую попавшуюся книгу с полки и пошел на кассу.

Решить стать детективом недостаточно, нужны клиенты, но где их взять? Опубликовать объявление в газете? Но кто их сейчас читает, эти газеты? Разместить объявление в сети? Надо знать, где именно, иначе его скорее сочтут за шутку или розыгрыш. Чтобы понять, как это работает, Марк решил сам найти частного детектива и вскоре обнаружил, что это не так-то просто. Были детективные агентства и было очень много историй, рассказов и сериалов, но самих детективов не было. Тогда он сделал первое, что пришло ему в голову. Он написал краткое резюме без указания своих институтов, но при этом написал, что он частный детектив. Забросил резюме на разные сайты по поиску работы, а также написал тем, кого нашел, когда сам искал детектива.

Первую неделю после публикации не происходило ровным счетом ничего. В это же время начинался футбол – чемпионат Европы, и Марку было чем заняться. Ровно через неделю Марку написал его первый клиент. По крайней мере, он так думал. Все было банально и просто, жена хотела узнать с кем еще спит ее муж, для этого Марк предложил ей встретиться, но на встречу умудрился опоздать.

– Молодой человек, мы еще с вами даже не начали работать, а вы уже опаздываете?

– Простите, мне просто надо было сделать ставку, а сделать это можно было только в определенное время.

– Ставку? Так вы игрок, а не детектив…

– Нет, я не игрок… Это сейчас не важно, давайте разберемся с вашим делом.

– Позвольте, но я сомневаюсь в ваших способностях хоть что-то найти.

– Отчего же? Простите, но ставками я зарабатываю себе на жизнь, это не ради удовольствия и не какая-то зависимость.

– И вы никогда не проигрываете?

– Почему же, проигрываю, просто я делаю это запланировано и всегда ровно ту сумму, которая не делает мне хуже, но позволит развеять миф непогрешимости.

– И почему вы решили, что сможете мне помочь? Вы что, знаете что будет?

– Нет, но я точно знаю, чего не будет. Именно это вам у необходимо узнать, верно?

– Не знаю я, мне надо узнать спит этот козел еще с кем-то или нет.

– Почему же сразу козел? Быть может, он ни с кем не спит…

– Это он со мной не спит. В общем я знаю, что он заканчивает работу в шесть, но дома раньше девяти он не появляется, бывает что в двенадцать только приходит. Я должна все знать, с кем он, где. В общем все.

– Быть может, вы хотя бы фотографию его покажите или расскажите, где я могу его встретить?

– Фотографию, да, пожалуйста, вот фото, вот его Фейсбук, – с этими словами женщина протянула свой телефон, на котором была открыта страничка ее мужа.

Марк листал фотографии, пытаясь запомнить все, что можно. Даже посмотрев несколько видео, он все еще ничего не мог себе представить, была просто женщина и был ее муж. На первый взгляд, счастливые люди. У него была самая обычная страничка, никаких посторонних упоминаний. Марк рассматривал тех, кто ставил ему лайки под фото и пытался представить их вместе, ничего не выходило. Тогда он попробовал представить его жену, что сидела напротив вместе со своим мужем и как ни странно, но он увидел их вместе. Они прогуливались по пляжу, держась за руки, в другой руке каждый держал свою обувь. Волны иногда пробегали по ногам, отчего джинсы внизу были мокрыми.



– Скажите, Светлана, вы были на море?

– Мы женаты восемь лет, конечно мы были на море.

– И гуляли по пляжу, держа обувь в руке?

– Не помню я таких подробностей, но наверно да, все же так делают.

Марк понимал, что надо больше точности, больше деталей. Море, пляж, пирс, прибой, это все есть практически в любую поездку на море. Какая это страна, что это за море, какой язык у местных? Увидеть или услышать бы хоть что-то…

– Марк, а при чем тут море?

– Свет, а у вас есть серебристые босоножки?

– Те, что на мне сейчас? – Марк заглянул под стол и удивился, как он раньше этого не заметил.

– Да, именно в этих босоножках вы уже были на море?

– Нет, они новые.

– Значит и не будете. С другой стороны, скорее всего ваш муж собирается на море, но не с вами.

– С чего вы это взяли?

– Сложно объяснить, но мне нужно больше информации, вы кого-нибудь подозреваете? Быть может есть фотографии, или вы знаете, как найти его потенциальных любовниц?

– У него на работе есть Марина и Оля. А еще он на симпозиум ездил недавно, там кто-то может быть. В общем, я не знаю, кто у него есть. Вот, это адрес где он живет, это где работает, а это его Фейсбук и почта. Деньги я заплачу только потом.

– Деньги и не надо, я свяжусь с вами, как только что-то узнаю.

Марк отправился домой разыскивать всех, с кем встречался этот Анатолий. Для начала он проверил всех, кто комментировал или ставил лайк под его постами и фотографиями, благо таких оказалось не много. Было бесполезно пытаться представить каждую его знакомую с ним на море, на это ушла бы целая вечность. Тем более, что будущее не работало по щелчку пальцев, увидеть удавалось уже чаще, но, тем не менее, далеко не все. Он в десятый раз рассматривал лица и читал комментарии и вдруг “увидел”, как одна из его знакомых выкладывает фотографию, где они были на море, и первый, кто ставит лайк это Света. Выходит, фотографию она выкладывать не будет, но на море полетит. Не густо, но хоть что-то. Марк перенес фотографию этой знакомой в отчет для Светы и кратко описал свои догадки. Больше ему сегодня ничего не понравилось, и он с чистой совестью лег спать.

На завтра был рабочий день, и он планировал проследить за Анатолием после работы. Раз жена говорит, что он заканчивает в шесть, он должен что-то делать еще три часа. Впрочем, он может просто гулять в парке или сидеть и пить пиво с друзьями, не желая идти домой и выслушивать упреки.

Марк знал, где работал муж Светланы, он купил кофе и ждал его возле выхода. Анатолий вышел в пятнадцать минут седьмого и бодрым шагом отправился в сторону метро. Пока все шло примерно так, как и представлял себе Марк, сейчас он дойдет до метро и отправится домой, вопрос только к кому. Анатолий встал на эскалатор, и Марк последовал за ним, стараясь не попадать в поле зрения и держась чуть поодаль. Примерно на середине спуска он вдруг отчетливо “увидел”, как Анатолий заходит домой, а на больших часах в коридоре было семь часов. Значит домой он точно не собирался. Марк сел с ним в один вагон и ждал, пока он выйдет. Не доехав пару станций до своей, он вышел и Марку пришлось последовать за ним. Они также вместе поднялись на эскалаторе и вышли на улицу. На улице было людно, сейчас все возвращались домой и поток нес Марка и Анатолия в одном направлении, нужно было только не отставать. Марк смотрел на Анатолия и пытался увидеть что-то еще, но ему приходилось лавировать среди пешеходов, чтобы не потерять свою цель из вида. Анатолий зашел в магазин, купил две бутылки пива и соленые орешки, а выйдя, отправился в небольшой парк, чуть в стороне от дороги. Марк зашел за ним в парк и понял, что они тут только вдвоем.

– Молодой человек, скажите честно, вы кто? – Анатолий смотрел на него, не скрывая своего любопытства.

– Я? Да, собственно, никто, я так, просто…

– Вы так просто следите за мной? Проехали четыре станции и зашли в этот пустой парк? Да бросьте, я даже пива вам взял. Вы думаете первый, кого жена посылает следить за мной?

– Думал, что да. – Марк присел на скамейку напротив Толика и взял протянутую бутылку пива, это было светлое и холодное пиво.

– Думаете, я к любовнице шел? Напрасно, нет у меня никакой любовницы. Хлопотно это, да и дорого. Иногда бутылочка пива, иногда прогулка по парку, вот и все мои развлечения. Мне просто домой идти не хочется, потому что жена тоже думает, что я к любовнице бегаю, и домой прихожу исключительно после того, как побывал у нее.

– Почему же вы не поговорите с вашей женой. Как я понимаю, хуже все равно не будет?

– Пробовал, поначалу это помогало на пару месяцев, потом на месяц, потом на несколько дней, сейчас это не помогает совершенно. Мы просто ругаемся и на этом все, на следующий день меня опять подозревают так же, как и прежде.

– Простите, это не мое дело, но почему бы просто не развестись?

– Да, я вас понимаю, но так вышло, что я люблю свою жену и каждый день надеюсь, что она поймет беспочвенность своих опасений и все будет как прежде.

– Расскажите мне про море.

– Про какое именно море вы хотите поговорить?

– Меня интересует ваша ближайшая поездка на море. Вы же планируете отпуск?

– Да, разумеется, но в этом году у меня уже был отпуск. Мы делали ремонт на даче, нам нужно было закончить строительство и доделать дом. Ну там полы, стены, проводка, освещение, вот это вот все. Еще в мае я потратил весь отпуск и удачно присоединил его к майским праздникам, так что в этом году было, можно сказать, королевский отпуск. Вот только никакого моря не было и в помине.

– Погодите, то есть следующий отпуск у вас как минимум через полгода только?

– Если мы говорим про море, то через год как минимум, кто же зимой на море отправляется?

– Смотря какое море, есть ведь экватор.

– Да бросьте вы – экватор. Черное море – вот предел моих мечтаний, да и то не каждый год. Так что, это не скоро.

Марк отпил еще глоток пива и закрыл глаза. Что же это получается, он ошибся в чем-то другом, и на море Анатолий не полетит совсем, в этом отличие? Но так не бывает. Он всегда видел максимально точную картину и только что-то мелкое отличалось. И он вновь увидел море, пляж, Анатолия и его жену, гуляющую по береговой линии, так и хотелось подойти и спросить: “Все, я сдаюсь, скажите – что тут не так?”

– Анатолий, а вы с женой по пляжу гуляли когда-нибудь? Так, чтобы по самой кромке, там, где вода волнами до ног достает?

– Наверно да, это же все делают.

– Спасибо, простите, но я должен поговорить с вашей женой, мне жаль вам это говорить, но похоже вам предстоит еще один серьезный разговор с ней.

Марк набрал номер и отправился обратно к метро. Ему больше нечего было сказать Анатолию, который так любил свою жену, что просто не понял, что это была проекция.

– Светлана, нам надо поговорить.

– Вы что-то нашли, да? Скажите, это кто-то с его работы?

– Не совсем так. Светлана, скажите, это же вы собираетесь на море, а не ваш муж? Это вас пригласили, и вы просто ищете повод, чтобы разругаться достаточно сильно и под прикрытием обиды улететь с другим?

– Я не понимаю, о чем вы сейчас говорите.

– Светлана, я не буду брать с вас денег, потому что я уверен, что Анатолий никуда не собирается и не с кем не встречается. А вот вы, к сожалению, встречаетесь и вам стоит поговорить сегодня об этом с вашим мужем.

– Ни о чем я с ним разговаривать не собираюсь, а вы…

Марк повесил трубку, ему было безразлично, что о нем думают люди, к которым он потерял всякий интерес. Было немного жаль Анатолия, но люди сами выбирают свою жизнь и живут в ней до тех пор, пока она их устраивает. Видимо Анатолия все устраивало. Пиво он взял с собой, посчитав это достойной оплатой его трудов, однако допить его не успел, пришлось выбросить в урну у входа в метро и отправиться домой.

Из своего первого расследования Марк вынес самое главное: не стоит верить всему, что говорят, а тем более воспринимать свои видения однозначно. Однако ему понравилось быть детективом, тем более что это было не так уж опасно, как описывали книги и фильмы, скорее это было нудно и чуть более грязно.

Марк неохотно вспоминал свое первое неудачное дело. Как это обычно бывает, можно сделать все как надо и получить прибыль, а можно запороть дело и получить бесценный опыт. Первое дело было именно таким, это был бесценный опыт. Потом были еще заказы, чаще всего просили разыскать должника или найти любовников. Один раз к Марку обратилась милая старушка, которая не могла найти свою родню. Благодаря интернету не потребовалось даже проводить расследование, как только Марк упомянул завещание и что старушка не помнит родственников, они сами начали приезжать и навещать милую даму, несмотря на то что она умирать и не собиралась. Марк так и не научился заглядывать в будущее по заказу, несмотря на то что с этим была связана его работа, это по-прежнему оставалось немного за пределом его желаний. Больше всего это напоминало чих. Он знал условия, при которых мог чихнуть и надо было просто все подготовить, а дальше все происходило само. Марку надо было правильно подобрать зацепку и будущее само всплывало у него в памяти, словно он вспоминал его, словно это было не будущее, а прошлое и он это его уже где-то видел.

Глава 2

Марк сидел рано утром и вяло ковырял вилкой яичницу, обдумывая планы на вечер. По всему выходило, что ему надо забежать к букмекеру, забрать деньги, потом положить их на карточку и… И на этом его размышления заходили в тупик. Сейчас, рано утром и без особого аппетита, сложно было представить себе, где можно поужинать. При этом настроение пока оставляло желать лучшего. Слишком давно у него не было никаких интересных посетителей. Последнее расследование зашло в тупик, его просили найти любовника, но не жены, а жене. Все начиналось как обычно, позвонила девушка и сказала, что его порекомендовали. Марк уже даже не запоминал, кто порекомендовал и когда, это было не столь важно. Он назначил встречу в кафе, своим офисом он так и не обзавелся, просто не видел в этом смысла, однако приводить клиентов домой не хотел.

В тот день в кафе было немного посетителей и можно было спокойно обсудить дела. Они сидели за свободным столиком, и он рассматривал фотографии, которые передала ему девушка. Ее звали Марина, она была одета в брючный костюм, а в декольте отчетливо виднелось черное кружевное белье. Макияж был не яркий, однако судя по качеству занял не меньше получаса. Марк перебирал в руках настоящие, бумажные фотографии, не понимая, зачем они нужны в век цифровых технологий, но, как ни странно, это было удобно.

– Марина, кто все эти люди? Кандидаты?

– Да, ну вы же можете видеть будущее, мне так сказали?

– Могу, но я могу видеть только то будущее, которому не суждено произойти. И я не гадалка, я не могу посмотреть на все фотографии и заглянуть в будущее каждого.

– Почему? Если вопрос в деньгах, то это не вопрос.

– Дело не в деньгах. Просто я не так хорошо это контролирую, понимаете? Я могу постараться представить вас с ними, но пока я не вижу ничего подобного.

– Ну вы постарайтесь как-то.

– Хорошо, расскажите, вот это кто? – Марк вытянул наугад фотографию, на которой был мускулистый и улыбчивый молодой человек.

– О, это Павел, он просто отличный парень, только он туповат, но это же не проблема, правда?

– Смотря что от него требуется. Так кто он? Тренер по фитнесу? Спасатель?

– Нет, это просто мой знакомый. Мы вместе отдыхали как-то и ходили в поход. Он помогал мне нести вещи, и мы мило с ним болтали.

Марк увидел этот поход и как они взбираются в горы. Дорога была протоптанная и не очень сложная, просто крутой подъем. Однако серпантину похоже не было конца и края, они поднимались все выше и выше, а вокруг них были джунгли. На самом верху был водопад и открывался прекрасный вид сверху на джунгли и долину внизу.

– На водопад? А где это было? Вьетнам?

– Малайзия, вы видите? Это правда? И что?

– Ничего, вижу, как вы поднялись и смотрите на водопад, речку и джунгли.

– А потом что?

И только тут Марк увидел, как он берет ее за руку, картинно словно в кино, приподнимает ее подбородок и целует, потом встает на одно колено и видимо просит руки и сердца.

– Видел, как он просил вас выйти за него, но скорее всего именно этого и не было.

– Да, мы с ним так… встретились пару раз, и он больше не звонил и не писал мне. Я даже не знаю где он сейчас.

– Так зачем же вы взяли его фотографию? А если я скажу, что именно он и никто другой ваша судьба?

– Хорошо, давайте его отложим в сторону.

– Марина, понимаете, я не гадалка, я не уверен, что смогу помочь вам найти мужа.

– Мне муж не нужен, мне друг нужен, с которым я смогу встречаться. На мужа у меня времени нет.

– Хорошо, тогда я бы отложил вот этих двоих тоже. – Марк вытащил две фотографии с солидного вида мужчинами в костюмах. Такие скорее сами ищут себе любовниц, а не становятся любовниками.

– Почему? Они солидные и ответственные люди.

– У них тоже нет времени, им надо чтобы вы были с ними только тогда, когда у них есть минутка, вряд ли ваши расписания совпадут.

– Ну я могла бы подстроиться… – Марк посмотрел ей в глаза и понял, что скорее она бы их постаралась подстроить, а в итоге плюнула и начала бы звонить ему и ругать за неправильный прогноз.

– А вот это кто? – На фото был обычный парень, в футболке и джинсах, ровесник, а быть может чуть старше Марины. Он разительно отличался от других.

– Это Коля, он мне с компьютером помогает, когда надо программы поставить или починить что-то. Он хороший и даже не глупый, но какой-то…

– Какой-то худой и не вдохновляющий?

– Вы и это видели, да?

– Ничего такого я не видел, я просто смотрю на фотографию и понимаю, что это за человек.

– Но мне нужен кто-то такой, чтобы я не ошиблась.

Марк собрал все фотографии в кучку и передал их обратно Марине.

– Марина, ваша проблема в том, что вы не знаете, кто вам нужен. И вам с этим никто не сможет помочь. Ваш идеал это как герой компьютерной игры, его нельзя прокачать по всем параметрам, не хватит энергии, придется чем-то пожертвовать.

– Так я готова пожертвовать, но с кем мне будет лучше?

– Я могу сказать точно, ни с теми, кого вы сегодня принесли. Это все отработанный материал. Если вам нужен кто-то из них, он бы уже был с вами. Простите, но боюсь я вам не помогу. Попробуйте классические методы: знакомьтесь, встречайтесь, пробуйте.

– У меня нет на все это времени! Я не могу тратить свое время на… на все эти глупости!

– Марина, это ваша жизнь, если вы не готовы тратить время на себя, то на что же стоит тратить время?

– Я очень много работаю и трачу время на свою работу.

– Вы тратите не время, вы тратите свою жизнь на работу. Как только вам это надоест мы можем еще раз поговорить.

Марина забрала фотографии и ушла. Марк смотрел ей вслед и внезапно увидел, как она в белом подвенечном платье идет под руку со своим женихом к столу и ставит подпись. Кто был женихом, Марк не видел, но это было и не важно, он не станет догонять Марину и расстраивать ее увиденной, а значит невозможной свадьбой.


Остатки яичницы окончательно остыли и были отправлены в ведро, а остывший кофе проглочен залпом. Пора было собираться и отправляться за деньгами. Другой бы не месте Марка прыгал от радости и обзвонил бы всех друзей, чтобы отпраздновать это событие, но не он. Для него это была просто работа, а афишировать свои доходы он и вовсе не хотел. Само собой, он платил налоги. Быть может и не так много, как того хотела налоговая, но хоть что-то. А еще он платил ребятам, которые не допускали, чтобы букмекеры вносили его в черный список. С самого начала своего странного бизнеса он решил не грести поперек потока, догадавшись, что если ты делаешь не самые честные ставки, то придется делиться прибылью, дабы избежать лишних вопросов.

Он оделся в привычные джинсы, футболку и толстовку и взял рюкзак с двойным потайным карманом, чтобы даже на случай обыска полицией деньги не лежали на виду. В рюкзаке лежал ноутбук и несколько вещей, чтобы все выглядело более реалистично. Главным плюсом ноутбука был его вес, он был легкий, тонкий и включался, этого было достаточно. Сбежав по лестнице, он отправился в ближайшее метро. Несмотря на хороший заработок он так и не купил машину, не было необходимости в частых поездках. В это время в метро было людно, все спешили на работу или в институт. Марк заскочил в вагон, пробежал глазами и понял, что сесть не удастся, впрочем, он на это и не рассчитывал.

У офиса букмекеров было пусто, Марк привычно подошел к кассе и получил свои деньги. Он не любил ходить с наличкой, поэтому всегда выбирал букмекеров недалеко от банка, чтобы сразу положить все деньги на карту. Упаковав деньги, он застегнул рюкзак и отправился в банк, однако на крыльце его ждали два колоритных охранника.



– Марк Николаевич?

– Да, это я, но вы не внушаете мне доверия и я, пожалуй, вернусь обратно и позвоню кому следует. – Тот, кто стоял ближе молча протянул телефон.

– Алло?

– Марк? Это Дмитрий Александрович. Двое этих милых людей не для того, чтобы напугать, им нужна помощь.

– Помощь, в смысле деньгами? Я думал мы договорились о процентах…

– Нет, деньги тут ни при чем, просто это единственное место, где мы могли встретиться.

– Можно просто позвонить, предупредить, я бы подготовился.

– А я и звонил, просто у тебя отключен телефон, а человеку надо очень срочно. Надо помочь, Марк.

– Хорошо, но сначала в банк. Я не знаю, где там ваш человек живет, а банк тут, рядом.

– В банк это можно, верни трубочку.

Мужчина молча принял трубку, послушал что ему сказали и потом кивнул головой. Видимо поняв, что кивок с той стороны не видно, он запоздало сказал: “Понял, Дмитрий Александрович, все сделаем.”

– Я в банк, тут недалеко. – На всякий случай уточнил Марк, показывая рукой на соседнюю дверь.

– Мы вас тут подождем.

Сев в машину, Марк поежился. К нему еще ни разу не обращались с таким пиететом, однако его это скорее пугало, чем радовало. Машина направлялась в центр и, судя по пробкам, ехать придется долго. Короткостриженые ребята сидели впереди и на какое-то время показалось, что они даже не дышат. Интересно, что могло понадобиться человеку, у которого явно достаточно денег, хорошая охрана и при этом есть куча других средств решить проблему.

– Простите, быть может вы расскажите, куда меня везут?

– Мы едем к шефу, вам ничего не угрожает, к сожалению, больше подробностей мы сказать не можем.

Больше они, как и обещали, ничего не сказали. Машина остановилась у подъезда, бугай вышел и открыл дверь, намекая, что пора выходить. Марк заметил, что и швейцар у входа последовал примеру охранника и открыл двери. Поскольку никакого особо выбора не было, Марк ступил на горячий асфальт и выбрался из машины.

– Вам на пятнадцатый этаж, вас уже ждут.

– Ну да, а что на пятнадцатом этаже вы, конечно, не знаете?

Ответа не последовало, перед ним снова был манекен. Придется подняться и увидеть все своими глазами.

В лифте не было никаких специальных надписей, просто кнопки с цифрами. Стальные, полированные стены лифта тихо гудели, пока лифт отсчитывал этажи. Пятнадцатый этаж встретил выходом из лифта сразу в офис. Это был обычный опенспейс на пару десятков столов, не более.

Выйдя из лифта, Марк огляделся. Вопреки заверениям его никто не встречал и через несколько шагов он засомневался, что приехал на правильный этаж.

– Есть кто живой?! – Громко спросил Марк, надеясь услышать хоть какой-то звук.

– Марк Николаевич, одну секундочку! – Раздалось откуда-то из дальнего угла.

Навстречу вышел человек в повседневном костюме, чистой рубашке и развязанном галстуке, просто висящем на шее. Сначала Марку показалось, что он только что спал, а галстук развязал просто для удобства. Однако пиджак не был замят, а лицо выглядело так, словно он не спал уже несколько суток.

– Простите, телефон забыл, пришлось отлучиться. Да вы проходите, не стесняйтесь, мы тут сегодня одни.

– Добрый день.

– Да не очень-то добрый. Простите, не представился, меня зовут Мстислав Федорович, но вы не утруждайтесь, для вас я просто Слава.

– Хорошо, Слава, так что же вы от меня хотели?

– Почему же хотели, я и сейчас хочу. Простите за такой… странный способ привлечь ваше внимание, просто дело действительно срочное, а мне сказали, что если кто и сможет помочь, то только вы.

– Сразу должен предупредить, пока вы не сказали чего-то важного. Должников я могу разыскать, но только чтобы передать послание или поговорить. Быть соучастником какой-бы то ни было расправы я не собираюсь.

– Интересная жизненная позиция, ну да ладно. У нас должников нет, точнее есть, но их искать не надо. У нас пропал сотрудник и мы хотели бы найти его, вы возьметесь за такое?

– Сотрудник украл деньги или какое-то ценное оборудование?

– Нет, скорее даже наоборот, это мы должны ему денег. Мы не успели выдать ему премию.

– Выдать? А вы не можете перевести ее на карточку?

– Вообще не хотелось бы, понимаете, это не совсем эм… – Собеседник явно замялся, не зная как политкорректно назвать черную часть зарплаты.

– Премия в черную, в конверте, понятно. Послушайте, я не из налоговой и не из милиции. Мне все равно, как вы платите вашим сотрудникам. Давайте вы расскажете все как есть и это очень облегчит нашу общую задачу.

– Хорошо. Наш сотрудник должен был отправиться в командировку, собственно он и отправился, просто пропал на полпути.

– Сошел с поезда?

– Нет, он летел самолетом. Судя по записям, он прошел паспортный контроль, сел в самолет, но из самолета не вышел.

– Может быть встречающие пропустили его?

– Багаж никто не забрал, да и судя по камерам наблюдения, он не выходил через таможню.

– Не стал забирать багаж, а встречающие и камеры пропустили?

– Нет, исключено.

– А почему не обратиться в полицию?

– Ну, во-первых, мы не родственники, у нас нет основания обращаться в полицию, а во-вторых, они будут ждать три дня и только потом начнут искать, и в-третьих, мы не хотим поднимать шумиху.

– А кем работал этот “сотрудник”?

– Заведующим лабораторией, на самом деле это была его лаборатория и кроме него там толком никто и не работал. Была пара лаборантов из института – они его пару раз видели, и это все.

– А с кем я мог бы поговорить, кто его хорошо знал?

– Я его хорошо знал, можете со мной поговорить. Вы поймите, это тут такой большой и открытый офис, а там, где он работал, просто промзона, там нет этого всего. Тем более в его лаборатории.

– А чем он занимался?

– Теория вероятности и стат. анализ. По сути, он занимался предсказанием вероятности того или иного события применительно к нашей реальности. Именно благодаря таким вот исследованиям были придуманы в свое время атомные часы, найден период полураспада и, в конце концов, обоснована цепная реакция, благодаря которой люди смогли сделать ядерную бомбу.

– А его могли похитить?

– Теоретически да, любого из нас можно похитить в том или ином смысле. Мы вас сегодня тоже ведь похитили. Но его не должны были похищать, если бы мы ожидали чего-то подобного, с ним всюду летала бы охрана, не так уж это и сложно.

– А вы не пробовали заплатить кому-нибудь, чтобы его поискали, та же полиция или еще кто?

– Пробовали, но все, что они смогли найти, это записи с камер, как он садится в самолет и запись, как он не выходит из самолета.

– Не выходит? Вы же сказали, что он не проходил таможню?

– Ну да, это же одно и тоже.

– Хорошо, с этим понятно. Гонорар, условия?

– Гонорар вот, – Слава протянул конверт с деньгами и бумажку с суммой. – Это аванс, а это сумма за найденного Виктора Семеновича.

Марк открыл конверт и понял, что в нем ничуть не меньше, чем он сегодня забрал у букмекера, а значит стоит опять зайти в банк. Впрочем, может статься, что наличные сейчас будут удобней, если надо будет улетать.

– Сроки?

– Чем быстрее, тем лучше, но я понимаю, что мы можем его и вовсе никогда не найти. Если вы решите отказаться, просто дайте мне знать. Аванс остается у вас в любом случае, я наслышан, что вы человек честный и просто так денег брать не станете.

– Мне нужно знать, над чем он работал, документы какие-нибудь? И, разумеется, куда он летел.

– Без проблем, в сети есть его последний доклад, я вам скину ссылку, а вот это его маршрут и кое какие документы. Как вы понимаете, он пропал в самом начале пути. – Слава протянул папку, в которой первым лежал обычный распечатанный лист. На нем значилось несколько городов, но интересным были только первые два.

– Я правильно понимаю, что когда он потерялся, он летел в Брюссель?

– Да, он не прилетел именно туда.

– Остальные города проверялись?

– Нет, а вы думаете он мог перепутать самолет?

– Простите, я просто пытаюсь понять, что уже сделано, чтобы не работать повторно. У вас есть копия его билетов? Или хотя бы рейс, на котором он вылетал?

– Да, все в той папке, что я вам передал. Это полная копия всего, что мы подготовили перед вылетом.

Марк посмотрел на билеты и у него появилась идея. Рейс шел через Франкфурт, по сути, обычная пересадка, но ведь он мог и совсем выйти из аэропорта. Тогда все сходится, он прилетел во Франкфурт, там, вместо пересадки, он просто ушел из аэропорта и пошел по своим делам. Осталось только определить, какие у него могли быть дела во Франкфурте. Марк пытался вспомнить, до какой даты у него открыта шенгенская виза.

– Простите, если у вас все, то я начну работать. Меня несколько нервирует обстановка, в которой я оказался. Ваши люди смогут вернуть меня обратно?

– Да, безусловно, прошу прощения за возможную грубость. Разумеется, мы доставим вас домой.

Глава 3

Марк смотрел на документы, которые оказались у него на руках. Это были билеты на самолет и приглашение на конференцию. Само собой, на конференции он не появился. Билеты указывали на рейс, который вылетел из аэропорта Домодедово и, приземлившись во Франкфурте, отправился в Брюссель. Звали его Федор Михайлович, к счастью, не Достоевский. Федор сел в самолет, если бы он захотел покинуть самолет, это было бы довольно шумное происшествие и его бы точно запомнили.

Однажды, когда Марк сидел в самолете, он наблюдал это вживую. Человек просто встал и сказал: “извините, но я не лечу”. В тот момент Марк удивился, перед кем он извиняется? Но когда этого человека увели пограничники, а всех попросили покинуть самолет, он начал догадываться, что это не так-то просто. Всех попросили забрать свой багаж с полок и покинуть самолет, после чего весь багаж выгрузили из самолета и самолет тщательно проверяли с собаками и специалистами по контрабанде. Затем багаж тех, кто все еще летел, загрузили обратно, а пассажиров посадили на свои места. Когда почти все заняли свои места, кто-то пошутил, он оглядел самолет и громко спросил: “Все остальные летят? Больше никто не хочет остаться?” Говорят, что того парня, что отказался лететь, оставили у пограничников дожидаться посадки самолета, на всякий случай.

Марка доставили домой. Бугай открыл двери и молча ждал, снова превратившись в истукана. На миг Марку показалось, что если он не выйдет из машины, охранник так и будет стоять тут до самой старости. Марк не стал испытывать судьбу, все-таки они были из разных весовых категорий. Выйдя, он решил сразу отправиться домой и пока оставить наличность как есть. Изучив рейсы, он купил билет во Франкфурт и собрал рюкзак, на этот раз упаковав туда несколько пар носков и одежду на пару недель. Осталось дождаться следующего дня и отправиться на поиски Федора.

Он смотрел на фотографию и пытался представить, как это было. Надежды практически не было, но попытаться стоило. Итак, вот он выходит из самолета во Франкфурте и…? Он должен был пройти паспортный контроль, ведь это международный рейс, что потом? Потом он должен был отправиться в транзитный зал, но отправился ли он туда на самом деле? В этот момент Марк увидел, как Федор подходит к окошку и протягивает пограничнику паспорт, тот спрашивает у него что-то, сверяет фотографию, просит приложить пальцы к сканеру отпечатков, еще что-то спрашивает и в итоге ставит штамп и возвращает паспорт обратно. Федор берет свой чемодан на колесиках, забирает паспорт и идет дальше. После чего спускается на эскалаторе и выходит в город. Видение закончилось, а это значит, что в город он не вышел.

Марк открыл список рейсов во Франкфурте и тут же схватился за голову. Каждые пять минут вылетал минимум один, а чаще с десяток самолетов, все же это был крупный европейский хаб.

Ситуация была хуже некуда, он словно опять бросал кубик и пытался узнать что выпадет, а увидеть он сможет только один и тот неверный вариант. Этот вопрос должен быть решен проще, и, видимо, придется связаться со Славой. Несмотря на поздний час, лучше было позвонить сегодня, чем завтра из Франкфурта.

– Слава, это Марк, мы сегодня встречались. Вы можете проверить, что Федор прилетел во Франкфурт и прошел там пограничный контроль?

– Да, мы можем это проверить. Хорошая находка, я накручу хвост моим ребятам за то, что пропустили этот шаг.

– Да, но дальше все было сложнее, он с очень высокой долей вероятности улетел оттуда, но я не могу сказать куда. Если есть возможность как-то отследить купленные билеты или регистрацию на рейс, мне бы это очень помогло.

– Отследить регистрацию на рейс во Франкфурте? Марк, вы представляете сколько там регистраций происходит ежесекундно?

– К сожалению, уже да.

– Хорошо, я посмотрю, что мы можем сделать по этому поводу, какие у тебя планы?

– Завтра я вылетаю и буду там, постараюсь что-то найти. Если вам станет известно про то, куда он мог отправиться, то сообщите мне.

Вот теперь, вроде как, все. Можно было с чистой совестью ложиться спать, однако спать совершенно не хотелось. Можно было выпить какое-нибудь снотворное, а можно было просто выпить. Есть люди, которые отрицательно относятся к алкоголю и не приемлют его ни в каком виде, а есть те, кто пьет его пока он не кончится. Марк не понимал ни тех, ни других, он использовал алкоголь в медицинских целях. Например, как сейчас, когда надо было ложиться спать, а спать не хотелось.

Само собой, в такие моменты нельзя употреблять водку или виски, своим ярким вкусом они только разбудят организм. Также нежелательно было пить пиво или сидр ввиду малого градуса, а, соответственно, большого объема жидкости, что на ночь глядя было бы глупо. Марк смотрел на бар и думал, чем же он будет сегодня лечиться. Кофейные ликеры тоже были вычеркнуты, содержание кофеина в них было мизерным, но вкус и запах могли сыграть дурную шутку. Выбор пал на старый добрый Дисаронно, он был в меру сладким и при этом мягким, что сейчас было очень кстати. Марк взял стакан для виски и налил на донышко ликер, ему очень нравился его густой ореховый запах.

Сидя со стаканом перед ноутбуком, он рассматривал список рейсов из аэропорта Франкфурта, которые вылетали в течение часа после прибытия туда Федора. По всему выходило, что он мог улететь в любую точку земного шара. Нужно было как-то сокращать этот список. Прежде всего надо было понять, он бежал от чего-то или куда-то? Просматривая документы, которые были в папке, он ничего нового не узнал. Вроде как у нас нет больше железного занавеса, что ему мешало просто купить билеты и улететь в любом направлении? Впрочем, ему могло помешать то же, что сегодня помешало мне вернуться домой сразу после букмекера. Сонливость начала подкатывать, и Марк решил, что утро вечера мудренее и пора ложиться, пока сон не передумал и не ушел.

Утром, засунув в рюкзак папку, что ему передали, и отсчитав немного наличности так, чтобы не заполнять декларацию, Марк отправился в аэропорт. Вылетая, всегда хочется, чтобы все было идеально, никаких очередей, толкучки и прочего. Поэтому он вызвал такси не самого дешевого тарифа и, заткнув уши наушниками, отправился почти через весь город в аэропорт. Ночью ему приснился странный сон, он выходил из самолета и шел по коридору, но вместо аэропорта он попадал в другой самолет. Самолеты летали, катались по аэродрому, и он постоянно пересаживался из самолета в самолет, так и не выходя на улицу. Он уже даже не совсем понимал, где он находится и постоянно спрашивал, долго ли ему еще летать? На что приветливые стюарды и стюардессы вежливо отвечали, что осталось совсем чуть-чуть. Проснулся он с ощущением, что так и не понял, куда же он летел. Впрочем, сейчас он тоже не совсем понимал, куда летит. Само собой, билеты были во Франкфурт, но было ясно, что это не последняя точка в путешествии.

В аэропорту было как всегда людно. Кто-то уже в сланцах и шортах бежал с тележкой, опаздывая на регистрацию, им не хватало только надувного плавательного круга в руке и маски, небрежно натянутой на лоб, для полной картины. Другие стояли с рюкзаками и изучали табло, явно выискивая свой рейс, скорее всего отправляясь в Швейцарию или Австрию, или где там еще есть горы? Быть может Тибет, Индия или Пакистан? Марк присоединился к этим скалолазам и тоже изучал табло, быстро сориентировавшись по времени, он нашел свой рейс и стойку регистрации.

Подойдя к стойке, он встал в небольшую очередь. Перед ним была девушка с ребенком лет семи. Мальчишка повернулся и очень внимательно изучал Марка, словно видел его где-то и сейчас пытался вспомнить, где именно. Марк подмигнул ему и улыбнулся, мальчик склонил голову чуть набок и, ухмыльнувшись, отвернулся. Да, в таком возрасте очень хочется выглядеть старше, а главное, чтобы все видели, что ты старше, особенно девчонки. Его мама положила руку ему на плечо и слегка подтолкнула чемодан вперед. Перед ней стоял молодой человек в строгом темно-синем костюме в тонкую полоску, держа в руках плащ. В Москве стояла теплая погода, видимо он летел куда-то севернее, а, быть может, просто взял его с собой на всякий случай. При звуке чемодана он резко обернулся, словно кто-то выстрелил, и строго посмотрел, как чемодан опасно близко приблизился к его идеально чистому костюму, затем так же строго взглянул на девушку и отвернулся. У него на руке были золотые часы. Как и положено золотым часам, они были большие, блестящие и всем своим видом показывали, что они очень дорогие. Часы сейчас это как медали и ордена в царское время, совершенно не функциональная вещь, которая обязана показывать статус владельца, а не время. Время они конечно тоже показывали, но никакие дорогие механические часы не сравнятся с копеечными электронными в точности. С тех пор, как изобрели кварцевый резонатор и начали продавать его по рублю за стакан, эффективность и точность в часах стали не главными. Наступила очередь парня, и он подошел к стойке, поставил дорогой кожаный портфель на полочку и протянул паспорт. Странным было только то, что летит он не бизнес-классом, выходит это все напускное? Наконец подошла и его очередь, и Марк шагнул к стойке.

– Добрый день, куда направляетесь?

– Франкфурт, Германия.

– Это конечный пункт вашего путешествия?

– Я пока не знаю.

– Что? То есть как это? Мне надо проверить визу, вы летите в Европу?

– Да, просто если мне там не понравится, я полечу дальше, но куда, пока не знаю.

– А, спонтанное путешествие – понятно, багаж?

– Нет, только рюкзак. Если можно, место у прохода. – Девушка кивнула головой что-то быстро набирая на компьютере.

– Приятного полета, вам прямо и налево, гейт тридцать пять. – Марку протянули через стойку паспорт с посадочным талоном в качестве закладки.

Вот и все, теперь осталось только три круга ада. Сначала был досмотр, Марк периодически летал и знал все правила. Войдя в зал досмотра, он не вставал в очередь, а отправился на поиски контейнера. Взял сразу два, в первый сложил рюкзак, пояс, телефон и все, что оказалось в карманах, во второй положил одинокий ноутбук. Вот теперь он встал в очередь, забросил свои пожитки на ленту транспортера и вошел в камеру личного досмотра. Что именно использовали для просветки он не знал, но скорее всего это был или слабый рентген или что-то подобное. Выйдя, он послушно встал и поднял руки. Страшно стало летать, в какой-то момент все дружно решили усилить безопасность авиаперелетов и в самолет теперь нельзя было пронести даже воду.

Наконец его пропустили дальше, он вставил ремень, разложил обратно все по карманам и, накинув рюкзак отправился к последнему барьеру – паспортный контроль. Как правило это просто очередь и ожидание, очень редко у кого-то бывали проблемы на паспортном контроле. Марк смотрел на таможенника, а таможенник смотрел в паспорт. Сначала он пролистал его, затем сделал тоже самое под ультрафиолетом, затем взял лупу и тщательно проверил фотографию и печать. Марк смотрел на это с удивлением, никогда его еще не проверяли так тщательно.

– Цель вашего поездки? – Марк сначала подумал, что самым точным было бы сказать: “Поиск пропавшего человека”, но говорить этого не стоило.

– Туризм.

– Куда отправляетесь после Франкфурта?

– Пока не знаю.

Таможенник с интересом посмотрел на Марка. Так всегда бывает, неожиданный ответ или неправильная фраза рвет шаблон и человеку нужно время. Марк наблюдал, как мозг таможенника дернул ручник, затем отключил автопилот и включил ручной режим.

– Простите, как это? То есть, что вы сейчас сказали?

– Я говорю, что пока не знаю, куда отправлюсь дальше. Там решу.

– Но что, если вам понадобится виза?

– Обращусь в посольство или консульство, я же не обязан получать визу в родной стране?

– Ну да, в принципе, просто никто так не делает обычно.

– Я думаю, что это не потребуется, я постараюсь ограничиться путешествием только по Европе.

Марку наконец вернули паспорт, и он отправился завтракать. В аэропорту был неплохой выбор завтраков. По мнению Марка, аэропорт представлял собой минимизированный срез города. Также как в городе, тут правили сетевые кафе и магазины, обязательно был Макдональдс и бургер Кинг, были Му-Му и шоколадница и они занимали огромные площади. Марк давно понял, что за посредственные деньги можно получить только посредственное качество, а если нужно что-то лучше, то придется платить больше. Цены в аэропорту отличались, тут нельзя было просто прогуляться пару кварталов и найти другую кофейню с вкусным кофе. Нельзя было зайти в любимую пекарню за круассаном. Не все попали в этот срез, только те, у кого хватило денег выкупить территорию и до сих пор хватает денег оплачивать аренду. Зато все купленное тут можно было смело брать на борт самолета. Марк прошелся через магазины беспошлинной торговли и, пройдя по длинному коридору, дошел до своего гейта. Убедился, что гейт не перенесли и до начала посадки еще почти час с небольшим он развернулся и отправился в кофейню, что заприметил по пути к гейту.

Прилавок был сделан также, как и в любой столовой. Видимо есть механизмы, которые отлично работают сразу после изобретения и их не стоит менять просто потому, что не на что. Марк взял поднос, прошел мимо супов, сосисок, жареных пельменей и салатов и дошел до выпечки. Пара круассанов сразу перекочевали на поднос. Сладкому не досталось внимания, а вот апельсиновый сок был очень вовремя.

– Кофе? – Спросила девушка у кассы, явно обращаясь к Марку.

– Кофе? – Марк задумался какой кофе он сейчас хочет.

– Вы мне скажите или вам помочь?

– Кофе… Давайте я возьму раф, самый обычный, классический раф.

– Хорошо, оплачивайте, кофе вам принесут.

Марк поднес телефон и услышал как пискнула касса. Ну точно же, почему он раньше не догадался. Он схватил поднос и обернулся в поисках места. Свободным был только столик у окна. Светило яркое утреннее солнце, но ему сейчас не нужен был ноутбук. Он поставил поднос и набрал Славу.

– Доброе утро, Марк. Когда вылетаешь?

– Да, доброе утро, уже в аэропорту. Слава, а вы можете отследить транзакции по его карточкам и роуминг его телефона?

– Марк, ну вы нас за дураков-то не держите, конечно, мы сразу поставили поплавки, он выключил телефон, когда сел в самолет и больше не включал его. Мы даже идентификатор его телефона внесли в черный список как краденый, но безрезультатно. И в банке нам скажут, как только он воспользуется карточкой, вот только он ей не пользуется.

– Быть может есть карточки в других банках?

– Были, но все просрочены. Так что, как мы и договаривались, как только что-то станет известно, мы сразу свяжемся.

Марк смотрел на телефон и думал, что еще можно сделать? Ведь не может человек совершенно бесследно исчезнуть? У нас, конечно, большая планета, и вся она опутана сетью камер, датчиков, сенсоров и регистраторов, но человек, как бы он этого не хотел избежать, всегда оставляет след. Его снимают камеры, он оставляет отпечатки, человек не может не пользоваться своей почтой, своими аккаунтами в различных системах, вот только доступ ко всем этим системам получить не так-то просто. Это только в кино достаточно найти супер хакера, который должен был в тринадцать лет взломать пентагон, и он моментально достанет все, что надо. Такому достаточно сказать: “Найди ка мне этого парня”, и он сразу залезет во все базы данных всех служб и магическим образом, включив распознавание лиц на камерах контроля перекрестка, найдет человека. В жизни все несколько сложнее, многие системы в принципе не имеют открытого выхода в интернет. Чтобы официально получить доступ нужно обоснование и время, у него не было ни того, ни другого?

– Ваш кофе, вы ждете что-то еще?

– Нет, спасибо. Скажите, а у вас есть камеры наблюдения, на случай если кто-то украдет что-то с прилавка?

– Странный вопрос… Нет, у нас нет камер, но они есть по всему аэропорту, тут сложно куда-то убежать. Как вы понимаете, вы обязаны пройти несколько раз через контроль и собственноручно показать паспорт.

Марк пил кофе и снова смотрел на список вылетов из Франкфурта в день, когда пропал Федор. Не было никакой системности, все самолеты вылетели вовремя, отправляясь в различные стороны. Кто-то отправлялся в Бангкок, кто-то в Цюрих, были вылеты на Мальту и в Мадрид. Если так и не удастся найти след, придется выбрать что-то из списка и просто отправиться туда. Он отпил еще кофе и почувствовал, как тот мягко прокатился по горлу, раф был хорош. Очень часто в раф добавляют молоко, что в корне неправильно, даже жирное молоко не способно передать вкус сливок, оно другое. А вот сахар и действительно опционален, если зерна выбраны правильно и крепость кофе позволяет, то можно его пить и без сахара. Раф традиционно делался с сахаром и не просто, а именно ванильным сахаром.

Объявили посадку и Марк, подхватив рюкзак, отправился к выходу. Как и положено, люди уже стояли в очереди на посадку. Рюкзак не рекомендуется класть на верхнюю полку, а место никто не займет, так что смысла торопиться не было совершенно. Марк смотрел, как люди по одному отдавали посадочный талон и показывали паспорт, а затем исчезали в коридоре. Очередь редела, а за окном виднелся нос самолета, там уже сидели пилоты и что-то переключали, проверяли и настраивали. Марк знал, что сейчас все войдут в самолет и кто-то из команды плотно закроет дверь и герметизирует салон. К этому времени капитан и второй пилот уже подготовят самолет и можно будет выкатываться.

– Молодой человек, вы идете на посадку? – Марк оглянулся по сторонам, похоже, что он остался один.

– Да, раз уж вы настаиваете…

– Скорее рекомендуем, раз уж вы тут, давайте ваш посадочный и паспорт.

Марк протянул документы и посмотрел в окно, там было тепло, асфальт буквально плавился от солнца. Получив документы, он нырнул в приятную прохладу посадочного рукава. Летом тут было прохладно, зимой было тепло, только узкая щель между бортом самолета и рукавом позволяла почувствовать погоду на улице. Подойдя вплотную к самолету, он вновь протянул документы и шагнул через порог. Самолет выглядел неподвижным, словно здание, хотя был просто гигантской машиной, покоящейся на колесах и гидравлике. Марк прошел в самолет, сначала шел салон бизнес класса, в нем было мало людей, на самом деле, у европейских компаний нет настоящего бизнес-салона. Другое меню, продают только два крайних места из трех, вот и весь бизнес-класс. Марк прошел дальше и попал во второй салон. Тут народу было много. Кто-то укладывал вещи на полку, кто-то пытался усадить детей, кто-то надувал подушку под шею. Весь салон кипел, словно муравейник. Марк протиснулся до своего ряда и убедившись, что оба его соседа уже сидят, занял свое место.

До взлета оставалось несколько минут, кабину уже герметизировали и сейчас запускали двигатели. Самолет толкнуло, и он тихонько пополз хвостом вперед, это тягач выталкивал его с парковки. Самолет пятился по полю и затем остановился, двигатели взвыли, и он бодро побежал по полю, выискивая взлетно-посадочную полосу и в конце пути встал в очередь из других самолетов. Через какое-то время плиты аэродрома резко дернулись и побежали под крылом. Двигатели ревели, выбрасывая тонны воздуха, разогретого до двух тысяч градусов, заставляя мерцать изображение позади турбины. Когда самолет разогнался достаточно, пилот потянул штурвал на себя и электроника, точно рассчитала давление в гидромагистрали, и изменила наклон рулей высоты. Нос вздернулся вверх и, оторвавшись от земли, борт лег крыльями на воздух.


Полет прошел спокойно, тем более что лететь было недолго. Иной раз, добираясь до аэропорта и проходя таможню, досмотр и ожидая посадки, люди теряют больше времени, чем на сам перелет. Во Франкфурте было многолюдно. Это и немудрено. Сюда сходились артерии авиапутей и сообщений со всей Европы и отсюда вылетали самолеты по всему миру. Марк вышел из самолета и отправился на паспортный контроль, он увидел тот самый зал, который был у него в видении, и того самого сотрудника. Интересно, они посменно работают или он каждый день сидит на этом самом месте? Подойдя к стойке, он также протянул паспорт и ждал указаний.

– Цель вашего визита?

– Туризм. – Марк знал, что пограничники в Германии лишены чувства юмора, он им не положен по должности.

– Конечный пункт вашего путешествия?

– Пока не выбрал, определюсь тут.

– У вас забронирована гостиница?

– Да, на два дня. – Марк показал бронь на своем телефоне, пограничник вгляделся в экран и, убедившись, что даты правильные и гостиница находится во Франкфурте, кивнул головой.

– Приложите палец к сканеру, пожалуйста. – Марк проходил эту процедуру не первый раз, он приложил указательный палец, чтобы пограничник убедился, что он тот же самый человек, что подавал документы в посольстве.

Наконец, Марку вернули паспорт и открыли проход. Поскольку с ним не попрощались, Марк решил, что не будет тратить свое время на благодарности. Он также прошел через стойку и решил свернуть в сторону транзитных рейсов, но их тут не было! Точно, он же прилетел рейсом из России, а значит он обязан был пройти паспортный контроль. Но он видел, как Федор спускался по эскалатору. В чем же дело, он не досмотрел? Так, вспоминаем, что я видел? Стойка и угрюмый пограничник было, потом эскалатор, тоже было. Потом идут ленты с багажом, у меня багажа нет, а у Федора был, но он улетел прямиком в Брюссель без хозяина.

Марк стоял в зале с выходом в город и пытался понять, куда можно было пойти из этого зала? Тут все пути закрыты, никаких закоулков или тайных проходов, есть туалет, но это все. Как же там было? Он забрал паспорт, спустился, прошел прямо и потом вышел в город. Ну не мог же он увидеть реальность? Никогда такого еще не случалось, значит до города он все же не дошел. Марк медленно продвигался к двери, постоянно оглядываясь и пытаясь понять, куда же делся Федор, словно он сейчас заметит его в толпе и просто окликнет: “Эй, Федор, я тебя ищу везде, ты где ходишь?” Он повернул в сторону от дверей и зашагал по аэропорту. Тут же нашелся указатель для транзитных пассажиров и нужно было принимать решение, что делать дальше? Лететь куда глаза глядят? Спрашивать у Славы? Черт, как же он мог забыть, он вынул телефон и включил его. Телефон загрузился и некоторое время пытался понять, куда это он попал и с кем тут надо связаться, чтобы начать работать. Наконец телефон очнулся от комы и выловил из эфира все, что произошло за время полета. От Славы ничего не было, а следовательно, перезванивать и спрашивать: “Слава, вы правда ничего не нашли?” – было бы глупо.

Марк пролистал несколько сообщений и, не найдя ничего интересного, решил попробовать увидеть еще что-то. Вот тут, прямо на этом месте должен был стоять Федор, может быть чуть в стороне, но он тоже видел все это. Он смотрел на эти надписи, на эти стойки аренды автомобилей и даже на эту кафешку. В этот момент он увидел кафе, он видел, как Федор подошел к нему, посмотрел в свой телефон, затем на название кафе и покатил чемодан дальше. И что это было? Он зашел в кафе или ему понравилось название? Он должен был с кем-то встретиться? Слишком много вопросов, как было бы просто, если бы он мог видеть правильную ветвь будущего. Собственно, это уже и будущим назвать было нельзя, скорее это отработанный черновик реальности, записки на полях.

Марк зашел в кафе и положил телефон с фотографией Федора на стол так, чтобы ее увидел официант и начал листать меню. Цены были в евро и мозг пока не перестроился и не понимал, дорого это или дешево? С одной стороны, цифры маленькие и мозг говорил, что мало это хорошо. С другой стороны стоял символ евро и мозг сразу же бил тревогу, потому что любой, прошедший девяностые, знал – евро – это дорого. Марк понимал, что ресторан в аэропорту это просто еда, она не должна быть изысканной, она должна быть питательной и съедобной. Выбирать было особо не из чего и поэтому он решил взять сосиски и картошку фри, а поскольку сегодня ему за руль не надо, он взял хорошую кружку пива.

Само собой, немецкое пиво надо пить в немецкой пивной, а не в аэропорту, но до хорошей пивной было далеко. Официант явно заметил фото на телефоне, но никак не отреагировал, видимо он не видел Федора или видел, но не придал значения, ведь тут бывает сотня посетителей в день. Федор попробовал сосиски, и они были прекрасны, сделаны из мяса со специями и нормальным мясным вкусом, безо всяких заменителей, идентичных натуральным. Картошка была не так блистательна, но все же это была именно картошка, она пахла картошкой и на вкус была картошкой, а не обжаренным замороженным нечто. Для завершения дегустации Марк сделал большой глоток пива и через стекло кружки увидел, как к его столику идет официант с каким-то господином.

– Гутен Таг, – решил похвастаться Марк сразу всеми своими знаниями немецкого. Собеседники переглянулись.

– Добрый вечер, человек, фото которого было у вас на телефоне, вы его знаете? – Собеседники заговорили на английском, явно оценив познания Марка по этой короткой фразе. Марку включили телефон и продемонстрировали экран.

– Этот? Да, это мой знакомый, мы должны были встретиться, но разминулись.

– Разминулись на несколько дней?

– Да, возможно, вы его видели? – Собеседники опять переглянулись. Странный у них был способ общения, они просто смотрели друг на друга, не говоря ни слова.

– Можете оставить ваши вещи, официант присмотрит за ними, а я хотел бы вам кое-что показать. – Указывая рукой в сторону выхода, сказал собеседник.

Марк шел следом, чувствуя, что человек быстро шагает и явно торопится, видимо его время ему очень дорого. Пройдя пол аэропорта, Марк уже начал сомневаться, что принял правильное решение, ничего не стоило его сейчас арестовать и потом доказывай, что ты не верблюд. В итоге они дошли до двери, на которой было всего одна надпись на английском: “Безопасность”. Двери открылись и его пригласили войти. Внутри не было ни тюремных камер, ни чего-то подобного, зато было много мониторов.

– Прошу, не бойтесь, это наблюдательный пункт, мы не собираемся вас задерживать, просто вам надо это увидеть самому.

Марк, хоть и с опаской, но зашел в комнату и уставился на мониторы, но картинки постоянно менялись и стало понятно, что это далеко не весь аэропорт, а лишь маленькая его часть. Охранник что-то сказал на немецком и оператор начал искать, на одном из мониторов появились файлы, а затем пошла картинка в ускоренном варианте, искали явно какой-то момент. Наконец картинка остановилась и Марка подозвали поближе.

– Вот, это ваш друг? – На экране действительно был тот самый Федор, он был невысок, странно, что в видении Марк не обратил на это внимания.

– Да, это Федор. – Запись возобновилась, и Марк смотрел, как Федор ест в том же самом ресторане. Если бы он делал это сейчас, они бы сидели буквально за соседними столиками.

– Смотрите внимательно, сейчас будет что-то, что будет интересно вам, а потом то, что интересно нам.

Федор продолжал есть и при этом листал какие-то бумаги. Возможно, это был его доклад или что-то такое, он перелистывал, отрезал кусок шницеля и пережевывал его. Эта последовательность повторялась снова и снова, было ясно, что он не вчитывался, а просто пробегал глазами давно известный текст. Марк понимал, что-то должно произойти, но что? В какой-то момент Федор достал из дипломата ноутбук, боже, кто носит ноутбук в дипломате? Ноутбук был простенький, пока он загружался, шницель практически кончился, однако листы он больше не перелистывал. Наконец тарелка и ноутбук произвели рокировку, и Федор начал смотреть то на открытый лист, то в экран, видимо он нашел ошибку и искал ее в тексте, чтобы исправить. Затем он быстро набрал несколько слов, сверился с бумагой и уже закрывая крышку, вдруг остановился и открыл обратно.

– Вот сейчас, смотрите. – Марк подошел ближе к экрану, а оператор аккуратно увеличил картинку, впрочем, качество от этого стало хуже, но теперь Федор был практически на весь экран. Он что-то вычитывал на экране, так и держа ноутбук рукой за крышку, что-то его явно заинтересовало, затем он захлопнул крышку. Быстро бросил ноутбук в дипломат, туда же забросил свои бумаги, захлопнул дипломат и вышел из кафе. Дальше запись остановилась.

– Это все?

– Да, он вышел не заплатив. Мы не смогли найти его в аэропорту, несмотря на большое количество камер наблюдения. Единственное, мы знаем, что он взял машину в прокате на подземном этаже и уехал. Деньги у него были, мы понимаем, что это была просто рассеянность или нервозность, если вы оплатите его счет, мы не станем выдвигать обвинения и передавать дело в полицию.

– А я могу получить копию записи?

– Нет, исключено.

– А хотя бы сделать запись с экрана? Тот момент, где он с ноутбуком?

– Нет. Если вы оплатите счет, мы просто сделаем вид, что его и вас не существовало и ничего не происходило, мы не должны этого делать, а такая запись может позже стать для нас проблемой.

– Сколько он должен?

– Я просто попрошу включить его сумму в ваш счет, раз уж вы не против. – Человек открыл дверь и дал понять, что аудиенция окончена.

Выходит, Федор никуда не улетел, и он действительно не вышел в город. Так дело не пойдет, такими темпами от его навыка будет больше проблем, чем пользы. Он вернулся в кафе, сосиска так и ждала его на тарелке.

– Я подогрел ваше блюдо, чтобы вы могли его доесть. Вот ваш счет. – Официант явно чувствовал себя неуютно из-за происшествия.

В счете, как и предполагалось, фигурировал венский шницель и морковный сок. странное сочетания, на любителя. Марк расплатился и оставил щедрые чаевые за охрану его вещей, подхватил рюкзак и решил повторить подвиг Федора, взять машину в аренду. Спускаясь по эскалатору, он пытался представить, как это делал Федор, но времени было мало, и он просто выбрал компанию наугад.

Глава 4

Доехав до гостиницы, он бросил рюкзак у двери и, подхватив ноутбук, отправился в постель. Поскольку у него было свободное время, он решил изучить доклад Федора и разобраться, с чем тот имеет дело. Доклад давался с трудом, слишком много непонятных терминов, формулы за пределами школьной программы выглядели как набор иероглифов. А самое обидное было читать: "Отсюда следует… Очевидно, что… Таким образом вы можете уже догадаться, что…", – Марку было вовсе не очевидно и он не догадывался.

Всё, что он смог понять, можно было уместить в два предложения. Во-первых, в нашей вселенной бывают случайные события и от этого никуда не деться. Во-вторых, было бы неплохо предсказывать эти самые события, хотя-бы в те моменты, когда они важны. Было много данных про монетку, распад ядра, турбулентные завихрения и другие случайные процессы. Описано несколько формул псевдослучайных чисел и приведены примеры каких-то распределений. Марк понял, что он просто обязан найти Фёдора, хотя-бы для того, чтобы он рассказал, что все это значит. С ощущением, что он самый глупый ученик в классе, Марк лег спать.

Сон долго не шёл, ему вспоминались формулы и странные графики, он так и не понял большую часть доклада. Одно он знал наверняка, он в правильном месте и двигается в правильную сторону.

Марк уже было начал засыпать, как вдруг увидел Федора, он садится в машину и копается в навигаторе, долго набирает название города, затем листает список и наконец, удовлетворившись найденным, сам себе кивает и трогается с места.

Марк открыл глаза, и что это было? Раз он видит только неправильную реальность, то это что значит, что он уехал без навигатора? Или он не долго в нем ковырялся? Или ковырялся долго, но остался недоволен? Бред какой-то. И парковка странная, выглядела иначе, видимо он выбрал все же другую компанию для аренды.

Затем он уснул, ему снилось казино, он играл в рулетку, причем он сам делал ставки, сам раскручивал колесо и бросал шарик, а когда выпадало его число он сам отсчитывал себе приз из целой горы фишек. Другие посетители просто смотрели как он играет, хлопали и радовались каждый раз, когда он выигрывал, иногда делая неудачные ставки. Потом вдруг оказалось, что он играет в кости, он бросает кубики и по совершенно немыслимым законам всегда выигрывает, ему говорят что должно выпасть, чтобы он выиграл и он выбрасывает именно это число. Он уже перестал считать и складывать фишки, ему было интересно просто выиграть, выбросить то, что его просят. Потом в казино почти никого не осталось, он подходил к столу, где еще были посетители и предлагал им показать, как он умеет выигрывать. Он умел вытаскивать любую карту на заказ, выкидывать любое число кубиками или на колесе рулетки, но посетители сразу начинали уходить, кто-то за соседний стол, кто-то совсем. В итоге он оказался в заброшенном здании, где некогда было казино, столы были поломаны, фишки валялись вперемешку с битым стеклом на полу, все вокруг было покрыто огромным слоем пыли, окна были выбиты и часть крыши отсутствовала. Марк вдруг отчетливо понял, что это было его казино, что это он теперь разорился и остался ни с чем, а ведь когда-то он умел творить чудеса, ему стало вдруг так горестно и обидно, что он еле сдерживал слезы, комок стоял в горле и было очень больно глотать.

С этим ощущением он и проснулся. Ему хотелось разрыдаться и слезы действительно подступили к глазам. И это ощущение разрухи и безысходности, что царило в казино, он все еще его чувствовал. Он уже понимал, что это был просто сон, что никакого разорившегося казино нет, а уж тем более у него, но инерция сознания все еще удерживала его на грани. Настроение было ужасным, он посмотрел на часы, было четыре часа утра, это значит тут три или наоборот там пять? Марк не отметил момент, когда часы должны были перейти на другой часовой пояс. Впрочем, хоть три, хоть пять – все одно еще рано и надо спать.

Однако сон как рукой сняло, Марк открыл мини бар, в надежде поживиться чем-то съестным, и решил остановиться на шоколадке. На вкус она оказалась очень даже неплоха. Марк перевернул фантик от плитки, чтобы посмотреть как она называется и отметить для себя как “это съедобно”, но там была только фирменная эмблема отеля. Он подошел к окну, продолжая жевать шоколад, запивая его холодным лимонадом все из того же мини бара. Где-то он видел этот логотип, эту эмблему. Само собой, такая стояла на всех мыльных принадлежностях в ванной и на ключе, и на дверях, но он видел ее где-то еще, в каком-то странном месте. И тут он вспомнил! Федор ковырялся в навигаторе, а на колонне перед ним красовалась такая эмблема! Выходит, он тоже тут останавливался?

Марк быстро оделся и спустился на лифте на подземную парковку. Каждый этаж парковки был своего цвета, во сне эмблема была оранжевой, а следовательно это минус третий этаж. Выйдя из лифта, он увидел стену, но в видении были окна, в которые пробивался свет, откуда могли взяться окна на минус третьем этаже? Парковка была блочная, состояла из вместительных залов, заполненных машинами, однако окон нигде видно не было. Скорее всего земля, на которой стоит отель представляет собой склон, только так может быть минус третий этаж с одной стороны и окна с другой. Марк видел две крайние стены, значит следовало идти в другой угол. Шагая по диагонали по парковке, он пытался понять, что он сейчас делает? Ну допустим, он найдет то место, где стояла машина Федора, что дальше? Он ведь не ищейка, чтобы взять след. Обращаться к службе безопасности тоже нет никакого смысла, на каком основании они будут ему помогать? А вдруг он наемный убийца, которого наняли, чтобы отыскать Федора, что, собственно, не далеко от правды.

Глобально парковка была прямоугольной формы и Марк, добредя до ближайшей противоположной стены, не увидел окон. Выходит, надо пройти парковку в длину. Шагая, он уже пожалел, что у него нет с собой велосипеда или хотя бы самоката. Казалось, что парковка никогда не кончится, что будут бесконечные залы с машинами всех марок и цветов, просто удивительно, откуда в отеле столько автомобилей? Впрочем, быть может, они сдают парковку в аренду вылетающим, ведь отель находился совсем близко к аэропорту. А быть может, он уснул в номере сразу, как только проснулся, а шоколадка и эта вот вечная парковка ему снятся? Тогда стало бы понятно, откуда окна под землей и почему логотип разных цветов на разных этажах. Жаль, что Марк не умеет управлять видениями, а то бы развернулся и посмотрел, какой был ряд и место.

Марк так задумался, что сам не заметил, как оказался в самом конце, тупо глядя на окна. Окна находились под потолком и в них было видно траву и низкие кустики, видимо на этом уровне и начиналась почва с этой стороны здания. Окна были не во всю стену, вот почему их не было видно из коридора, по которому шел Марк. Кстати, почему он шел, у него же есть машина и она стоит на соседнем этаже, можно было взять автомобиль и доехать. И тут Марка словно окатило холодной водой. Он увидел то самое окно, тот самый столб с эмблемой и ту самую машину. Да, он даже потер глаза кулаками, но машина Федора упорно стояла на месте и не собиралась исчезать.

Отлично, значит либо Федор тут, либо он оставил автомобиль на хранение. В любом случае надо что-то делать, не может ведь он просто вот так стоять возле машины и ждать, когда появится Федор? Выходит, он видел не прошлое, он видел будущее и в этом будущем Федор не будет пользоваться навигатором или не будет долго копошиться или еще что-то будет не так, как он видел. Главное, чтобы это и правда была его машина и он к ней вернулся. Марк посмотрел по сторонам, кроме лифта больше не было ничего, пошарил в карманах и нашел только телефон, ключи и бумажник. Можно было оставить немного денег, просунув через стекло, но как-то глупо. Марк поднялся на лифте на первый этаж и подошел на ресепшн.

– Доброе утро, простите, у вас не будет ручки и маленького листка бумаги?

– Да, конечно, пожалуйста, – Марку протянули открытку с логотипом гостиницы и такую же ручку. – Быть может, я могу чем-то еще помочь? Заказать цветы, шампанское или конфеты?

– Нет, простите, жена забыла ключи от машины оставить и ушла, хочу написать ей записку и оставить в машине, а сам отправлюсь на общественном транспорте.

– Быть может, позвонить ей?

Марк понимал, что начал завираться и надо как можно быстрее уходить.

– Нет, она и телефон забыла. Спасибо большое, вы меня очень выручили. – Марк положил ручку на стойку и быстро зашагал обратно к лифту, пока у него не спросили еще что-то столь же очевидное и нелепое.

Он спустился вниз, машина была на прежнем месте, Марк попробовал засунуть записку через окно, но ничего не получалось, бумага упиралась в дверь и отказывалась двигаться дальше. Тогда Марк просто придавил записку к лобовому стеклу дворником так, чтобы текст сразу бросился в глаза водителю. В записке он указал свой номер и попросил о встрече, обещая никоим образом не вредить, а лишь спросить почему он бросил свою работу и внезапно исчез. Так же он обещал помочь, если у Федора какие-то неприятности. Посмотрел на дело рук своих, постоял еще несколько минут и решил, что как бы этого ни хотелось, но придется идти обратно.

Обратный путь занял меньше времени, то ли Марк уже был морально готов к нему, то ли он просто задумался о том, что же делать дальше и не заметил, как вернулся обратно. Вызвав лифт он поднялся к себе в номер и понял, что забыл посмотреть время в, однако ему уже начало снова хотеться спать и он решил не будить себя. Быстро скинув одежду прямо на пол, он воткнул телефон на зарядку и упал в кровать. Стоило его голове коснуться приятной прохлады подушки, как он сразу же уснул.

Пробуждение было резким, телефон просто разрывался и, видимо, звонил не первый раз. Марк потянул его на себя и шнуром зарядки уронил что-то с прикроватной тумбочки на пол, раздался громкий звон, и он с головой спрятался от яркого солнца вместе с телефоном под одеяло.

– Алло, кто это? – Сказал хриплым голосом Марк, он не посмотрел на экран и теперь жалел об этом, ослепленными глазами, да еще и под одеялом, сделать это было непросто.

– Это Федор Михайлович, это вы оставили записку?

– Какой еще…

До Марка начало доходить, кто звонит, но как иногда бывает рано утром, когда тебя не вовремя разбудили, голова не соображала. В голове плавали отдельные островки мысли, словно холодный жир в уже кипящем бульоне. Надо срочно придумать, что сказать, что спросить, но вместо этого он просто произнес:

– Да, это я оставил записку.

– Кем бы вы ни были, вы не сможете помочь и не сможете помешать, возвращайтесь обратно, прекратите меня преследовать!

– Но я не преследую, я хочу помочь.

– Вы никому не поможете тем, что делаете. – Трубку положили.

Черт, значит он был прав и его видение не подвело. Если бы обычный человек, который никогда в жизни не убегал от погони и не знает, как прятаться, увидел записку Марка, чтобы он сделал? Правильно – он бы сразу позвонил. Марк бегом надел одежду, которую он так предусмотрительно оставил рядом с кроватью на полу, схватил ключи от машины и бегом выбежал из номера. Лифт оказался на его этаже, в него кто-то заходил и уже подбегая к лифту, Марк услышал, как захлопнулась дверь его номера. Он только сейчас понял, что забыл взять и ключ, и паспорт, придется доказывать, что номер его, когда вернется. На парковке он прыгнул в свой автомобиль. Выезд с парковки был только один, а его машина стояла на минус первом этаже и у него было преимущество, он знал как выглядит Федор и его машина, а тот нет. Оставалось только надеяться, что Федор был обычным человеком и позвонил с парковки, как только прочитал записку. Марк припарковался в тени неподалеку от выезда с парковки так, чтобы хорошо его видеть и иметь возможность отправиться следом в любую сторону.

Через пять минут Марку начало казаться, что с парковки мог быть еще один выезд, который он пропустил. Однако вскоре машина все же появилась. Федор вел себя нервно и, как только выехал, начал вертеть головой, выискивая, видимо, облаву. Наконец он вырулил на дорогу и медленно поехал в сторону центра. Марк обдумывал, стоит ли отправляться за ним. С одной стороны, он мог уже не вернуться в гостиницу, с другой, мог испугаться и тогда неизвестно, чем закончится эта поездка. Марк подождал, пока несколько машин проедет в том же направлении, выехал на дорогу и пристроился сзади. Наверно, это выглядело очень забавно. Человек, не умеющий вести преследование, преследовал человека, не понимающего как скрываться от преследования.

Через несколько километров Федор припарковался возле кафе и отправился внутрь. Марк проехал мимо и припарковался за поворотом, устраивать погоню он не планировал, поэтому машину лучше скрыть от глаз Федора. Выйдя, он направился в кафе, еще до конца не понимая, как именно будет действовать. Проходя мимо машины, Марк заглянул в салон – дипломата не было, а, следовательно, Федор оставил его в гостинице и должен будет вернуться за ним.

В кафе было не особо людно, Марк выбрал столик неподалеку от Федора и сел так, чтобы оказаться у него за спиной, так он мог спокойно наблюдать, не боясь быть обнаруженным. Федор покрутил головой по сторонам и подозвал официанта. Было непонятно, что именно он собирается делать, просто позавтракать или с кем-то встретиться? В любом случае, Марк хотел находиться поближе к нему, он уже отправил смс-ку с новостью, что нашел Федора. Официант принял заказ и тут же отправился к Марку, в это время посетителей было немного, а официантов тем более.

– Что будете заказывать?

– Мне черный кофе, американо и завтрак.

– Простите, какой завтрак?

– Любой, у вас есть яичница и бекон?

– Конечно, сейчас принесу.

Когда официант ушел, Марк заметил, что Федор смотрит на него не отрывая взгляда, видимо он узнал голос, который только что слышал по телефону. Скрываться дальше было бессмысленно, Марк просто кивнул. Федор достал бумажник, отсчитал деньги и бросил их на стол, после чего встал и подошел к Марку.

– Молодой человек, прекратите меня преследовать, вы даже не представляете, кто вас послал.

– Так расскажите мне, я же не связываю вас, не тащу к заказчикам, давайте просто поговорим и вы мне все расскажете?

– В ваших же интересах ничего не знать.

– Тогда мы еще встретимся, я не могу это так просто оставить.

– Вы кто, частный детектив? Сыщик?

– Да, я детектив и меня попросили вас найти, и я вас нашел. Если вы уйдете, я вас найду еще раз. Все что требуется компании, это чтобы вы объяснили им, почему ушли и еще они вам премию должны.

– Премию? – Федор выглядел озадаченным, он тер лоб пальцами, словно пытался вспомнить, о чем идет речь.

– Да, какие-то деньги, они сказали, что остались должны вам.

– Странно, денег мне не обещали. В любом случае, не преследуйте меня. – Федор вышел из кафе, было видно в окно, как он направился к своей машине.

Марку принесли завтрак и кофе. Он заметил, как официант подошел к столику Федора, пересчитал деньги, и удивился, что тот ушел оплатив, но не дождавшись завтрака. Решил, что принесет завтрак, если клиент вдруг вернется. Марк отпил кофе и вдруг отчетливо увидел, как Федор сидит прямо перед ним, но на этот раз со своим дипломатом. В кафе входит странный человек, одетый не по погоде в плащ, на ходу выдергивает из-под плаща винчестер, стреляет и голова Федора, разлетаясь на мелкие кусочки, летит прямиком в Марка. Он инстинктивно уклонился, чуть было не упав на пол, и облился кофе. Официант выглянул в зал, услышав странные звуки, и тут же убежал за салфетками и бумажными полотенцами. Выходит, Федор скрывается от кого-то еще? Кого-то, кому очень ненужно, чтобы он возвращался? Официант передал рулон бумажных полотенец, а сам в это время вытирал со стола тряпкой попавший туда кофе.

– Простите, я не специально, просто стакан выскользнул из руки.

– Ничего страшного, я принесу другой, вы не обожглись?

– Нет, все обошлось, пострадал только внешний вид.

Марк пытался оттереть пятна кофе на джинсах и чувствовал, как у него трясутся руки. Ведения были как сон, пока ты их смотришь, они кажутся реальным и даже мелкие недочеты не способны разрушить это ощущение. А когда заканчиваются, остаются эмоции, послевкусие и воспоминания о том, что ты только что видел. Выходит, Марк сейчас спас Федора? Или он видел одно из возможных будущих и все это еще только произойдет? Черт, как бы научиться их отличать? Было бы очень удобно, если бы он смотрел на часы и запоминал время и дату, но это все равно, что заставить себя делать тоже самое во сне. Другое дело индуцированные видения, когда Марк повторяет одно и тоже, заставляя что-то в голове переключиться и вместо реальности начать видеть и слышать то, чего обычный человек не знает.

Марк представил как Федор заходит в кафе, заказывает завтрак, приходит официант, что дальше? Ну допустим, он сидит и есть свой завтрак, а потом?

Официант принес кофе.

– Простите, я пока оставлю бумажные полотенца на столе?

– Да, спасибо, я оплачу два кофе, все же это моя оплошность.

– Не стоит, вы же его не пили…

Марк чувствовал странный взгляд официанта. Быть может, тот подумал, что Марк страдает какой-то формой ДЦП или что-то в том роде? Впрочем, это случайный человек, который его больше никогда не увидит, не все ли равно, как он его воспринимает?

Марк съел завтрак, решив, что он отработал свое время и теперь имеет полное право провести сегодняшний день так, как ему этого хочется. Оплатив счет, он отправился к своей машине. Заведя машину и сидя за рулем, надо было решить, что делать дальше? С одной стороны, Федор явно не шел на контакт, он чего-то боялся, а судя по видению боялся он не зря. С другой стороны, лично Марк ему ничем не угрожал, он вообще не понимал, что происходит и с радостью бы разобрался, но информации слишком мало. В этот момент раздался звонок.

– Марк, добрый день. – Звонил Слава, однако роуминг или местные телефонные стандарты извратили номер его телефона и все, что от него осталось это четыре странные цифры.

– Доброе утро, я только что разговаривал с Федором, он жив и здоров, однако говорить он отказывается и о его планах я ничего не выяснил.

– Да, это было ожидаемо, в противном случае он мог бы просто позвонить нам. Скажите, как вам показалось, он эм… Нормален? Вам не показалось, что он как-то странно себя вел?

– Он нервничал, как любой человек, которого нашел детектив. Его раздражало, что я сидел за соседним столом.

– Он объяснил как-то свое исчезновение?

– Нет, только постоянно повторял, что мне лучше ничего не знать.

– Ну, понятно…

– Что мне следует делать дальше?

– Вы сделали свою часть работы, давайте договоримся следующим образом: сегодня прилетит мой человек, он знаком с Федором и постарается войти с ним в контакт, ваша задача встретиться с ним и как-то свести его с Федором. Передать ему данные или просто рассказать ему все, что вам стало известно. Он может привезти вам деньги или мы можем рассчитаться тут.

– Пусть лучше привезет сюда, я, пожалуй, какое-то время побуду в Европе. Как мы с ним встретимся?

– Он просто подъедет к вам в гостиницу и свяжется с вами.

Марк попрощался и отправился в гостиницу. Что-то его тревожило, он не чувствовал, что работа выполнена. Словно его стараются отодвинуть на второй план, с другой стороны, он пообещал найти и нашел, он не должен возвращать Федора домой. Правда, Федор так и не объяснил, что именно происходит. Марку показалось, что ему жизненно необходимо поговорить с Федором, хотя бы просто поговорить. Марк доехал до гостиницы и уже было припарковался, но решил прокатиться по парковке. Он объехал весь этаж, но так и не нашел машину Федора. А куда бы он поставил машину, если бы хотел ее спрятать? Вернувшись к серпантину, он спустился на самый нижний этаж, он был практически пуст, Марк направил машину в самый дальний угол и, повернув за угол, увидел то, что искал. Машина стояла так, чтобы ее не было видно от входа или из лифта, впрочем, ему это не сильно помогло. Что делать теперь? Опять оставить записку? Марк припарковался рядом и, выйдя из машины, направился к лифту. Нажав кнопку вызова, он заметил, что лифт, итак, направлялся вниз. Он смотрел на цифры, пытаясь понять, на каком этаже остановится лифт до того, как доберется до последнего этажа. Лифт плавно опускался этаж за этажом и, добравшись до Марка, лифт звякнул и открыл двери.

– Вы? – Федор смотрел на Марка округлившимися глазами, пытаясь понять, что делать.

– Я. – Марк старался придать голосу уверенности, словно он с самого начала знал, кто едет в лифте. – Нам надо поговорить, я предлагаю обсудить все один раз и после этого я исчезну, договорились?

– Черт с вами, только не здесь.

– А где же?

– Мне нужно взять кое какие бумаги, и мы можем отправиться в город.

– Послушайте, если вы так боитесь, что с вами что-то случится, давайте поднимемся на крышу, на крыше у бассейна есть ресторан и мы можем спокойно поговорить. Охрана отеля, конечно, не сильно помешает, если что-то случится, но тем не менее, это лучше чем просто кафе в городе.

– Хорошо, поднимайтесь, я зайду в номер и поднимусь вслед за вами.

На крыше было солнечно и зонтики над столами были очень кстати. Марк прошелся вдоль бассейна и сел за столик лицом к входу, в надежде увидеть как Федор окажется на крыше. Подошел официант и протер стол от несуществующей пыли намекая на то, что нужно что-то заказать, а не сидеть просто так. Марк раскрыл меню и начал его изучать, не забывая поглядывать на дверь.

В какой-то момент Марк заметил легкое движение у двери, он поднял глаза и ему навстречу опять шел тот самый человек в плаще, он снова распахнул полу плаща и вздернул винчестер, прямо перед ним опять сидел Федор и выстрел опять разнес ему голову. Марк инстинктивно закрыл глаза, но больше ничего не произошло, его не залило кровью, только выстрел эхом отозвался в ушах. Открыв глаза, Марк понял, что он видел тоже самое кафе, в видении человек с оружием шел по прямой от двери, на крыше он бы шагал по воде, а он далек от святого. Официант стоял рядом со столиком ожидая заказа, Марк попросил чашку кофе не зная, что потребуется Федору.

Как только официант отошел от столика, в дверях показался Федор, он крутил головой и рыскал глазами. Марк помахал рукой, надеясь, что это привлечет внимание Федора. Тот заметил его и, обогнув бассейн, направился к столику, в руках у него были какие-то бумаги и ноутбук, тот самый ноутбук, который он захлопнул, осознав что-то в аэропорту.

– Федор, присаживайтесь, я надеюсь нам все же удастся поговорить. – Марк указал рукой на свободный стул.

– Позвольте полюбопытствовать сперва, кто вы такой и зачем я вам нужен? – Бумаги и ноутбук явно мешали, но садиться он не спешил.

– Это не секрет, меня зовут Марк, я частный детектив и занимаюсь в основном простенькими и обыденными делами. Мой хлеб – это не розыск сбежавших ученых, чаще это слежка за мужем или женой, иногда розыск должников, но без криминала. Пару раз искал работников, но там была совсем другая ситуация.

– И почему же это именно вас отправили на поиски? Простите, но пока я не услышал ничего из ряда вон выходящего.

– Ну, скажем честно, у меня есть одно свойство, которое отличает меня от других сыщиков, а быть может вообще от всех. В какой-то мере я могу видеть то, чего быть не может.

– Галлюцинации? – Федор плюхнул свою ношу на стол, чуть было не опрокинув чашку с кофе на Марка.

– Да, нечто вроде, это может быть будущее или прошлое, единственное что остается неизменным – это всегда то, чего не было или не случится. В какой-то мере я непредсказатель, то есть человек, который предсказывает только то, чего быть не может.

– Забавно, то есть вы видите невозможные состояния. Скажите, а как вы понимаете, что они невозможны? – Федор перекладывал бумаги, упорядочивая их в одной ему видимой последовательности.

– Никак, просто если это будущее, то оно не наступает.

– Но в ваших видениях правильно все, кроме чего-то одного, да? – Федор поправил очки, всматриваясь в глаза Марка. Похоже он смог его заинтересовать.

– Да, и как правило я понимаю, что это, словно чувствую, что было главным и именно это главное оказывается не так.

– Почему бы вам не зарабатывать в казино?

– Скорость не та, я не могу заставить себя увидеть результат так быстро, иногда и вовсе не вижу.

– Ну хорошо, а скачки?

– Слишком много вариантов, допустим я увидел, что победила лошадь три, но это означает только, что победит не третья. Было шесть, осталось пять. Не утруждайте себя, я, конечно, зарабатываю ставками, только в более простых играх, где результат бинарный, чаще это футбол.

– Забавная способность, странно, что вами не заинтересовались определенные органы. – Федор откинулся на спинку стула и задумался над тем, что услышал. Видимо, пытался построить теоретическую основу под это.

– Определенные органы не интересуются фокусниками, у них есть дела и поважнее.

– Ну это пока фокусники вытаскивают кроликов из шляпы, а вот когда фокусник начинает вытаскивать золотые слитки, это может заинтересовать очень многих. Посадят вас в кабинете и будете вы представлять себе не футбольные матчи, а войну различных государств.

– Я не смогу, проблема в том, что мне нужна какая-то личная заинтересованность.

– Если будет нужно, вам привьют личную заинтересованность в чем бы то ни было.

– Довольно лирики, Федор, скажите, что случилось?

– Марк, вы же ознакомились с моим докладом?

– Ознакомился, правильнее сказать пролистал, так как почти ничего не понял.

– Давайте попробую объяснить, так сказать, на пальцах. Представьте, что есть шарик, вы его кладете на плоский горизонтальный стол, в какую сторону он покатится?

– Ни в какую, останется где был.

– Правильно, это так называемое нулевое состояние, в котором энергия системы достигла равновесия. А теперь давайте приподнимем стол с одной стороны, в какую сторону покатится шар?

– Очевидно, под уклон.

– Правильно, это так называемое единичное состояние системы, в котором поведение системы максимально предсказуемо, тут тоже все просто. А теперь представьте себе большой шар и на него сверху вы кладете маленький шарик, в какую сторону он скатится?

– Это зависит от моей точности, скорее всего он скатится в ту сторону, где склон ближе.

– Допустим вы абсолютно точны или используете какую-то очень точную систему для установки шарика. Настолько точную, что оси двух шаров совпадают.

– Тогда он останется на месте как в нулевом состоянии.

– Да, но это состояние в любой момент может перейти в единичное, достаточно самого маленького возмущения. Это может быть легкое дуновение ветра или спонтанный броуновский толчок, или гравитационное возмущение от Луны. В любом случае, мы не можем предсказать, в какую сторону и когда покатится шарик. Это состояние и есть предмет моего изучения. Я изучаю состояния систем, в которых исход равновероятен. В начале своих исследований я изучал различные природные эффекты и искусственные системы, стараясь найти такие состояния. В итоге, когда статистика набралась, я начал изучать последовательности, которые приводят к различным результатам.

– А в чем смысл? Насколько я понимаю, случайные последовательности на то и случайны?

– Безусловно, это так, но некоторые последовательности вызывали вопросы. Например, если в одной комнате была установка вроде той, что я вам описал, а в соседней комнате сидел человек и тщательно следил за системой, в его задачу входило нажать на кнопку в тот самый момент, когда шарик сдвинется с места, то система выходила из стабильного состояния значительно позже.

– Кот Шредингера? – Марк решил блеснуть знаниями, которые выучил пока искал информацию по докладу Федора.

– Да, что-то вроде. Только в моем случае оказалось, что если бы кто-то следил за тем, когда кот умрет, то кот должен был бы прожить дольше. Парадокс, который заставил меня найти причину этого взаимодействия.

– Но ведь это не давало ответа на вопрос, куда катится шарик?

– Не забегайте вперед. Другой эксперимент мы разделили. Не буду вдаваться в технические подробности, но был человек, который мог наблюдать только одну половину эксперимента, а вторая половина осталась без наблюдений. И тогда статистика поплыла. Примерно в одном случае из трех, система переходила в наблюдаемое состояние. Словно, шарик мог бы скатиться влево или вправо, но только с левой стороны его бы заметили и шарик начал скатываться вправо чаще, туда, где его никто не видел.

– То есть система не хочет, чтобы за ней наблюдали?

– Сначала и я пришел к таким же выводам. Подумал, что мы имеем дело со старым добрым эффектом наблюдателя или парадоксом Зенона, но потом вынужден был изменить свое мнение.

– Простите это все интересно, но что именно вы заметили или поняли тогда в аэропорту, когда решили не лететь? Уж простите, но я это видел.

– Понимаете, я еще не вывел до конца гипотезу, но есть, так сказать, догадка, что можно управлять равновероятными состояниями. Конечно, это пока никак не оформлено, нет программы, в которой можно выбрать вариант и нажать “сохранить”. Но все же есть некие последовательности действий, которые дают слишком одинаковый результат. Поэтому я испугался этого, вы даже не представляете, какую власть несет за собой возможность управлять процессами, на которые всем плевать.

– Власть? Не совсем понимаю, вы можете спрогнозировать футбольный матч? Сделать так, что мяч пролетит мимо ворот?

– Нет, это практически невозможно. Вращение мяча, сила удара, скорость с которой он летит – все это физические величины, и они поддаются математическому расчету. Другими словами, попадет мяч в ворота или нет это не случайность, это умение футболиста, его опыт. А вот пойдет дождь или нет, это уже слабо прогнозируемое событие и, в большинстве случаев, этим можно управлять.

– Разгонять тучи? Насколько я помню, Хиросима была выбрана только за то, что там была хорошая погода и фотографии получились лучше.

– Не совсем так, день бомбардировки был выбран из-за хорошей погоды, но суть вы уловили правильно.

– Забавно, а как много зависит от таких процессов?

– Молодой человек, если хорошенько покопаться, то все зависит от случайных процессов в той или иной мере. Мы лишь статистически нивелируем их за счет массовости.

– Завтра прилетает человек от вашей компании. Я думаю, вам стоит с ним встретиться и поговорить. Если вы расскажите все то, что рассказали мне, то, я думаю, ни у кого не будет больше вопросов к вам и вы сможете спокойно продолжить свои поиски.

– Человек? Какой еще человек? – Федор начал складывать документы и ноутбук. – Почему вы мне сразу не сказали, что сообщили о моем местоположении? Вы же понимаете, как это опасно!

– Но я это сделал сразу, как только нашел вас в гостинице. Поймите, меня наняли именно для этого. Это потом уже я постарался с вами поговорить и объяснить кто я и зачем я тут.

– Нет, вы не понимаете кто вы и зачем вы тут. Они… – Федор уставился в одну точку и задумался о чем-то своем, практически не двигаясь. – В общем, нам лучше больше не встречаться. Я вылетаю сегодня же и вам советую сделать тоже самое. – Федор развернулся и направился обратно к дверям.

Странные они, эти ученые. Кто-то считает, что нашел грааль науки и пытается спрятать свои знания, чтобы никто не догадался. Другой, наоборот, пишет и рассказывает везде и всюду о своих догадках, считая, что его открытие всенепременно должно быть опубликовано, признано всем миром. Федор, похоже, был из первых, раз так сильно боится, что кто-то узнает о его открытии. Марк допил кофе, посмотрел на кофейную гущу и вспомнил, что обещал встретиться с тем самым человеком, который так напугал Федора.

Глава 5

Марк пошел в свой номер складывать вещи, надо было еще решить, куда отправиться дальше, в коем веке удалось оказаться в Европе без особых планов. Можно было взять машину и отправиться в свободное путешествие, бронируя жилье за день до того, как приедешь в новый город, решая куда хочешь ехать дальше, как только надоест сидеть на одном месте. Единая валюта по всему Евросоюзу позволяла достаточно легко распоряжаться временем. Марк знал, что уже через несколько дней его мозг перестроится и он будет легко ориентироваться в ценах. Можно было прокатиться во вкусную Италию, где сыр, колбасу и вино можно покупать практически с закрытыми глазами, а можно было свернуть во Францию, где изысканная кухня может удивлять и шокировать одновременно, можно было даже доехать до Португалии и погреться на пляже, попивая сладкий портвейн.

Вещей было немного. Марк сложил все в рюкзак, понимая, что если он собирается остаться, то надо будет наведаться в какой-нибудь аутлет и закупиться одеждой. Интересно, а Федор тоже сейчас собирается и думает, куда бы ему поехать или он уже давно все решил? Можно было бы рвануть на другой край земли, в Австралию, например. В этот момент раздался звонок, судя по безумному номеру звонил опять Слава.

– Слушаю вас, Слава.

– Это не Слава, меня зовут Валентин, но Слава дал мне ваш телефон, чтобы я с вами связался, и мы как-то переговорили насчет нашего общего знакомого.

– Насчет Федора? Да, вы далеко? – Марк мысленно поблагодарил собственную лень и медлительность за то, что не успел еще уехать из гостиницы, напрочь забыв о встрече.

– Я в такси, минут через двадцать буду у вас в гостинице. Мы можем встретиться в холле? А то я сам остановился в другом месте, не смогу подняться к вам.

– Да, безусловно, в холле так в холле.

Марк положил трубку и удивился. Странно, что собеседник, этот Валентин, выбрал другую гостиницу. Ведь он объяснил Славе, что Федор остановился в этой же гостинице и что у него есть машина и его легко можно найти… Впрочем, он сейчас все это повторит еще раз. Возможно, Валентину просто не передали подробности. Марк еще раз пробежал глазами по комнате, чтобы убедиться, что зарядки и прочая мелочь собрана, заглянул в ванную и посмотрел в шкафу. По всему выходило, что если он что-то и забыл, то это останется неизвестным до тех пор, пока не понадобится. Но пора было спускаться, рюкзак решено было взять с собой, дабы сразу упаковать в него деньги и оформить выписку из гостиницы.

В холле Марк разместился за низеньким стеклянным столиком, который выглядел очень хрупким на тонких хромированных ножках. Он словно был создан для красоты и трогать руками его ни в коем случае нельзя. Марку всегда было интересно, как борются с отпечатками пальцев и рук их владельцы? Это как белые джинсы в детстве, которые пачкаются еще в тот самый момент, когда ты их надеваешь. Впрочем, в гостинице обширный обслуживающий персонал, что-то же они должны делать, когда им нечего делать. Марк поставил ноутбук на стол и понял, что он для этого не предназначен. Чтобы набрать что-то на клавиатуре приходилось сгибаться пополам, стол едва доходил до колена. Тогда он подхватил ноутбук и с удивлением обнаружил официанта, который якобы случайно проходил мимо уже в третий раз.

– Простите, можно попросить у вас кофе?

– Да сэр, какой именно кофе вы бы хотели? – Официант обрадовался, что его демарш не остался не замечен.

– Мне… А давайте, ради разнообразия эспрессо?

– Двойной?

– Да, двойной. – Сказав это Марк пытался вспомнить двойной это больше или крепче?

– Простите, вы остановились у нас?

Марк назвал номер, в котором остановился, и официант с улыбкой удалился готовить кофе. Быть может для посетителей другие расценки, а может просто для статистики они записывают кто какой кофе предпочитает? Марк давно заметил, что в последнее время миром правит статистика, все данные, что только можно собрать о человеке, собираются и тщательно хранятся и обрабатываются. Он и сам приложил к этому руку, в свое время он использовал накопленную статистику по различным спортивным играм, чтобы найти те из них, что имеют бинарный результат. Марк открыл карты Гугл и вяло изучал окрестности, он не планировал делать марш-бросок и проводить сутки за рулем. Ему нравилась Европа, можно было сесть за руль в одной стране, а через пару часов оказаться в другой, где люди разговаривают на другом языке у них другие традиции, другая кухня. Даже вездесущие турецкие и китайские закусочные отличались вкусом.

Официант принес кофе и поставил его перед Марком на тот самый неуютный столик, передав ему чек. В чеке был его номер и надо было всего-то поставить подпись. Марк заметил, что никаких чаевых в чеке не было, более того, цена на кофе была более чем средняя. Он поставил подпись и, достав бумажник, добавил немного чаевых, официант улыбнулся, поблагодарил и унес чек. Отложив ноутбук в сторону, Марк отпил кофе и прикрыл глаза от удовольствия. В Европе сложно найти по-настоящему вкусный кофе. Что-то тут пошло не так, тут была вкусная еда и как правило очень посредственный кофе, но этот был хорош. Марк сделал еще глоток и открыв глаза увидел того самого человека.

Человек был одет в тот самый плащ не по погоде, он широко шагал и выглядел точно так, как его запомнил Марк. Еще бы, ведь он уже дважды видел его. На какой-то миг Марку показалось, что сейчас мелькнет обрез ствола и раздастся выстрел, ему было страшно вспоминать, что будет после.

– Добрый день, вы Марк? – Человек не стал стрелять, он подошел и, пристально смотря на Марка, задал этот простой вопрос.

– Да, а вы? Валентин? – Марк почувствовал, что пальцы слабеют и неровен час чашка выпадет и разольет такой вкусный кофе, а ведь он его еще даже не допил.

– Да, простите, что заставил вас спуститься, у вас все хорошо? Вы как-то странно выглядите… – Человек свел брови и, заметив страх в глазах, пытался понять, что происходит.

– Все хорошо, просто показалось. А то, что спустился – ничего страшного, я уже собирался уезжать. Как я понимаю, моя работа закончена. – Марку удалось поставить чашку кофе на стол и поняв, что его никто не будет расстреливать, он взял себя в руки. – Вы хотели что-то узнать, видимо?

– Прежде всего вот, – Марку передали небольшой бумажный пакет. – Это деньги, просили поблагодарить и еще раз извиниться за то, что привлекли вас таким образом к этой работе. Расскажите, что вам стало известно о Федоре, как мне его найти?

Марк немного пожалел, что успел рассказал про Федора. С другой стороны, если бы он не рассказал, возможно, ничего бы не произошло и истинный смысл поиска остался бы неизвестным. С другой стороны, почему он решил, что Валентин прилетел застрелить Федора, он же всегда видит неверную версию. Быть может, Валентин прилетел, наоборот, спасти Федора. В любом случае, это больше не его дело и ему должно быть глубоко до лампочки, что именно собирается делать Валентин, а что Федор. Вещи сложены, деньги получены, все остальное не его дело. Надо просто рассказать то, что он узнал о Федоре, сесть в машину и катить в Италию или Францию пить, кутить и вообще жить нормальной жизнью. В любой точке мира можно найти букмекеров, а значит, можно спокойно жить, тем более что тут он иностранец, а с них взятки гладки.

– Да, Федор остановился в этой гостинице. Я не знаю в каком номере, но уверен, эту информацию можно получить у метрдотеля, если рассказать ему о том, что вы с ним работаете. Сам я нашел его на парковке, вот номер его машины и парковочное место, где я встретил его последний раз. Еще мы с ним разговаривали на крыше, в кафе, но он оттуда ушел – Марк посмотрел на часы. – Где-то с час назад, примерно. Вот, собственно, и все, что я о нем узнал.

– Понятно, в принципе вы свою часть работы выполнили, от вас требовалось только найти его. Вы сказали, вы с ним общались? – При этих словах собеседник начал скидывать несуществующие крошки со стола.

– Да нет, я спросил, почему он отказался от перелета, но Федор достаточно нервно и скрытно ответил, что мне лучше этого не знать.

– Понятно, получается он чего-то боится? – Валентин пристально смотрел на Марка, словно не моргая.

– Мне показалось, что он боится собственной тени. Кстати, он сказал, что не припоминает ни о какой премии и не понимает, о чем я ему говорю. – Марк тщательно следил за собеседником, он был точь-в-точь как в видении, и он определенно что-то недоговаривал.

– Премии? Ах да, конечно, я привез его премию и передам при первом удобном случае. – Валентин немного растерялся и явно соврал про премию, пряча глаза впервые за всю беседу.

– Ну, я тогда пойду? Как я понимаю, дальше вы уже сами?

– Да, спасибо большое, вы очень нам помогли. – Валентин приподнялся и протянул руку.

– В следующий раз можете просто позвонить. Поверьте, я не против работать, тем более за деньги. – Марк пожал руку и улыбнулся, судорожно соображая, стоит бежать прямо сейчас или после того, как сядет в машину.

Спустившись на парковку, Марк заметил машину Федора, она стояла недалеко от его. На миг мелькнула мысль оставить записку или предупредить как-то Федора, но о чем? Написать, что он видел в своем видении, как человек разносит его голову? – глупо как-то. Он постоял, рассматривая машину, и решил не заморачиваться. В любом случае он был уверен, что никто не будет стрелять в Федора из винчестера из-под пальто. С пасмурным настроением и ощущением, что он сбегает, он сел в машину, бросив рюкзак на соседнее сиденье.

Выехав с парковки на улицу, он заметил странное грязное пятно почти по центру лобового стекла. Если бы машина стояла на улице, он подумал бы, что это птички оставили след, но на подземной парковке? Он включил дворники и тут же заметил, что под пассажирским что-то лежало и это что-то сейчас елозит по стеклу. Пришлось искать парковку, что в центре европейского города сделать не так-то просто, и дабы не схватить штраф, Марк свернул в сторону супермаркета, что оказался по пути. Поднявшись по небольшому серпантину, он оказался на парковке третьего этажа. Остановившись, он включил дворники и заглушил машину так, чтобы щетки остались в вертикальном положении. Это была записка, точно такая же записка, как он в свое время оставил Федору. Текст был интересен: “Марк, если я все правильно рассчитал, то вы читаете эту записку на парковке торгового центра, зайдите в центр и поднимайтесь на крышу, тут тоже есть кафе. Федор.”

На крыше и впрямь обнаружилось кафе и даже вкусно пахло жареным мясом и какой-то выпечкой. Марк быстро нашел глазами машущего Федора и отправился к нему за столик, запоздало вспомнив, что он забыл рюкзак в машине.

– Удивлены? – Федор улыбался и сиял.

– Дорога была с односторонним движением, грязное стекло можно было заметить только под солнцем, записка пряталась под кромкой капота, да еще и, с другой стороны, от водителя, парковаться негде, поэтому торговый центр. Удивлен, что вы смогли все это придумать, что это было на стекле: крем, мороженое?

– Пенка для бритья. Да, все так, вы сегодня встречались с человеком. – Скорее констатировал факт, нежели спрашивал Федор. – Это был человек с моей работы.

– Вы словно утверждаете, а не интересуетесь. – Сказал Марк, понимая, что от его слов сейчас ничего не зависит.

– Да, я скорее рассказываю что было на самом деле. Вы сказали ему как меня найти и тем самым запустили цепь событий, которая мне не нравится.

– Цепь событий, вы сейчас про ваш симпозиум?

– Нет, я сейчас о другом, Марк, смотрите за перила, вам же видно автобус?

– Да, на что именно смотреть?

– Просто смотрите в сторону автобуса, вы сами все поймете.

Какое-то время ничего не происходило. Автобус и правда был, он просто стоял на обочине и высаживал каких-то туристов. Те, стройной вереницей, словно муравьи, тянулись друг за другом ко входу в гостиницу. Вдруг, один турист резко отшатнулся от двери и из нее выскочил, чуть не снеся его человек, это был Валентин. Он резко остановился в нескольких шагах от двери и начал озираться по сторонам, было очевидно, что он что-то или кого-то ищет. Но он вдруг побежал к передней части автобуса, буквально выкинув из автобуса выходящего туриста, ворвался внутрь. Какое-то время из автобуса никто не выходил, затем выбежала пара туристов и за ними вышел Валентин. Он откровенно злился, словно упустил кого-то, кто был только что у него перед носом.

– Федор, я наверно должен сказать…

– Потом, Марк, смотрите внимательно – это не кино, повторять не будут.

– Но я уже видел его, это Валентин, – сказал Марк, не отрывая взгляда от автобуса.

– Да, я догадывался, смотрите, расскажите все потом. – Федор чуть привстал из-за стола, чтобы лучше видеть.

Валентин метался по улице, рыская глазами и вдруг побежал, огибая автобус на другую сторону дороги. Позади автобуса на перекрестке загорелся зеленый свет и таксист, видя пустую дорогу, начал разгоняться. В тот самый момент, когда Валентин выскочил из-за автобуса, таксист был в метре от него, водитель не успел никак среагировать. Колени подломились от удара бампером, тело легло на капот, и голова оставила глубокую вмятину на стыке крыши и лобового стекла. Нервный импульс от глаз таксиста прошел через мозг и он, наконец-таки, нажал на тормоз. Автомобиль успел разогнать тело Валентина и под визг тормозов тот полетел вперед, сделав пару кувырков по асфальту Валентин нанес свой последний удар головой в бампер встречной машины.

Марк моргнул несколько раз и, чувствуя, как у него слабеют колени, сел обратно на стул. Он даже не заметил, как привстал вслед за Федором, чтобы разглядеть что случилось. Только сейчас толпа собиралась у перил, ведомая криками и сигналами автомобилей с улицы. В то время как Марк и Федор, наоборот, сели за стол и ждали, пока народ немного разойдется. Марк переваривал услышанное и увиденное. Выходит, Федор знал об этом? Или что еще хуже, он мог все это подстроить также, как он заставил Марка подняться сюда, в кафе.

– Марк, вы сказали, что уже видели этого человека, как это было?

– Его звали Валентин, он привез мне деньги, мы встречались с ним сегодня утром.

– Нет, вы говорили о чем-то другом. – Федор говорил на удивление спокойным голосом.

– А, да, простите, я видел его в видении, но там он… – У Марка тряслись руки, и он попробовал взять себя в руки. Само собой, официант сейчас не мог подойти, все были заняты тем, что происходит снаружи.

– Марк, его больше нет, и вы смело можете все мне рассказать. – Чуть подавшись вперед сказал Федор, говоря чуть тише, чтобы их никто не услышал.

– Это было видение, понимаете, оно бы никогда не осуществилось! Я видел, как он вас… – Марк подыскивал слова, не каждый день он говорил человеку, что его убили. – Он в вас стрелял, я видел один и тот же момент, он заходит в кафе, то самое, в котором мы встретились в первый раз, и от самого порога делает выстрел. Вы умираете, но это мое видение, то есть этого не могло быть ни при каких условиях. – Марк смотрел в глаза Федора, пытаясь его убедить, донести до него свое понимание видений.

– Все правильно, теперь это никогда не произойдет.

– Вы не понимаете? – Марк покачал головой из стороны в сторону. – Этого, итак, не произошло бы, ни-ког-да! – Последнее слово Марк проговорил по слогам.

– Да это вы не понимаете, все именно так и случилось, как должно было быть. Именно поэтому, то, что вы видели, не произойдет.

– Но вы же вмешались!

– Кто вам это сказал? – Федор откинулся на спинку и в притворном удивлении развел руками.

– Никто, я просто знаю, он вел себя неправильно, он был неадекватен.

– Он просто не соблюдал правила дорожного движение, любой ребенок знает, что автобус надо обходить сзади.

– Кого он искал? – Марк облизнул пересохшие губы и ему внезапно очень захотелось пить. Но официанты были слишком заняты, многие захотели побыстрее расплатиться и уйти.

– Никого, он… Он не искал, он просто суетился. – Федор ковырял пальцами подлокотник кресла, ему придется рассказать все Марку, он просто оттягивал этот момент.

– Суетился? Почему? – Марк видел, что ему недоговаривают и наседал на Федора.

– Он боялся, Марк. То, что вы видели, это был страх, просто он был напуган и искал выход.

– А мне показалось, что он искал вас. – Марк чуть прищурился, глядя на Федора.

– Почему меня? Быть может, он искал вас? – Федор карикатурно прищурился в ответ. – Понимаете, то, что я нашел, позволяет мне установить точку приложения силы и вычислить вероятность результата.

– Скажите, вы же знали, что он умрет?

– Давайте я еще раз расскажу вам все на пальцах. Так вот, в нашем мире нет бинарных состояний, совсем нет. У любого события, как бы безумно это не звучало, есть вероятность осуществиться. Вот смотрите, на столе стоит стакан, вероятность того, что он будет стоять на столе почти сто процентов…

– Простите, вы что-то еще будете заказывать? – Подошел официант и подхватив тот самый стакан со стола ждал ответа от собеседников.

– Да, мне Айриш кофе, он же с виски, да? – Марк чувствовал, что ему просто необходимо что-то выпить, хотя бы немного.

– А мне пожалуйста континентальный завтрак и стакан апельсинового сока. – Сказал Федор официанту и повернулся к Марку. – Как вы могли заметить, вероятность присутствия стакана на столе была значительно меньше ста процентов.

– Постойте, мне тоже завтрак, – запоздало Марк понял, что он так ничего и не ел сегодня.

– Тоже континентальный? – Официант протирал стол, пока он оказался пустым.

– Нет… Мне американский, – Марк отложил меню, изучив составы завтраков и его тут же подхватил официант, слегка кивнув головой. – Так при чем тут стакан?

– Стакан? – Федор часто моргал глазами, не понимая, о чем его спрашивают. – А, стакан, точно. Так вот, есть вероятность любого события, например, что сейчас на нас упадет метеорит или что солнце внезапно станет черной дырой. Даже самое невозможное событие имеет не нулевую вероятность. С другой стороны, не бывает и стопроцентной вероятности ни у чего. – Федор пристально посмотрел на Марка, оценивая впитываемость информации.

– При чем тут это? Да, я понимаю, что вероятность всегда колеблется между единицей и нулем и всегда больше нуля, но меньше единицы. При чем тут это?

– Так вот, вероятность смерти данного индивида, – Федор небрежно указал рукой в сторону улицы. – Всегда была выше нуля. Такая уж у него работа. Все, что мне требовалось, это лишь приложить усилия на смещение этого маятника в сторону единицы. Формулы, которыми я оперирую, они работают даже не с пространством или временем, они направлены на события, понимаете? – Было слышно, как Федор увлекся рассказом и эмоции бьют через край, в нем не осталось ничего общего с тем человеком, которого когда-то увидел Марк. Он больше не стеснялся, не прятался, он был капитаном корабля, генералом своей теории.

– События? Но как вы узнали, что надо смотреть на автобус? – Марку принесли кофе и завтрак, и он методично разрезал бекон на кусочки поменьше, чтобы потом можно было есть завтрак только вилкой.

– Так уж вышло, что я знал о том, что смерть наступит возле крупного транспортного средства. Поначалу я подумал, что его собьет автобус или грузовик, поскольку никакие поезда тут не ходят. – Федор откусил тост и, не переставая жевать, продолжал. – Пока вас не было, подъехал автобус и остановился тут, тогда я и решил, что по времени все совпадает.

– Погодите, то есть вы знаете где и что произойдет, или как? – Марк пытался получить хоть немного информации о том, как это происходит.

– Да нет же… – Федор жевал губы, словно не мог найти слов, которые описали бы то, что он хотел сказать. – Это не образы и не события как таковые, в формулах нет координат или имен, там даже нет понятия смерть, это как… Это цифры и вероятности, они складываются, вычитаются, переносятся. Это так сразу не понять, не обижайтесь, но мне придется потратить не один год, чтобы довести ваш уровень знаний до… Достаточного, чтобы вы могли понять эти формулы.

– Я понял, математика не мой конек, что мы тогда будем делать? – Марк все же немного обиделся, он никогда не считал себя тупым, впрочем, он не хотел быть таким же как Федор.

– Мы? Марк, простите, но я понятия не имею, что вам делать. Вы закончили дела с этим, как его… Валентином? Если да, то возвращайтесь домой, если вас спросят, что случилось, можете рассказать все как есть, мне вы этим хуже не сделаете. – Федор опять откинулся на спинку, словно отстраняясь от Марка, и лениво ковырял вилкой в тарелке.

– Да, я получил деньги, но у меня было в планах попутешествовать по Европе, немного отдохнуть и развеяться.

– Тогда наши планы тем более не сходятся. Я завтра улетаю и вам лучше не знать куда, так вам не придется врать. А сегодня я советую вам бросить машину тут, прогуляться пешком обратно в гостиницу и завтра отправляться куда вам угодно.

– Ну, на том и порешили. Впрочем, что-то мне подсказывает, что мы еще встретимся. – Марк похлопал себя по карманам и понял, что бумажник в рюкзаке, который в машине, которая на парковке. Игла в яйце, яйцо в утке, утка улетела… – Простите, Федор, похоже, мой бумажник остался в машине, вас не затруднит…

– Бросьте, мелочи, я заплачу за ваш завтрак. Будем считать, что я вернул долг за тот ужин в аэропорту, что вы оплатили. – Федор наигранно улыбнулся. – Если вам будут звонить, дайте мне об этом знать, но только после того, как поговорите с нанимателем. Просто отправьте сообщение вот на эту почту. – Федор протянул записку, на которой был написан нечитаемый адрес электронной почты, явно одноразовый.

– Спасибо за лекцию, было приятно с вами пообщаться.

Марк выглянул еще раз на улицу, там было все оцеплено полицией, были и машины скорой помощи. Вокруг наспех сооруженного ограждения толпился народ, кто-то фотографировал, кто-то снимал видео. Сегодня можно будет поискать в сети по геотегу все эти фотографии и видео, быть может кто-то заснял то, что он упустил.

Марк вошел в торговый центр, заглянул на парковку, забрал рюкзак и, побрызгав на стекло, оттер, след, оставленный ему Федором. Отправляться в гостиницу на авто было бы сейчас крайне неразумно, лифт мягко опустился на первый этаж, и Марк зашагал в сторону гигантских вращающихся дверей.

На улице он постоял немного, решая с какой стороны обойти толпу и отправился в сторону светофора, так он решил проблему безопасности. Горел красный и светофор, отмеряя секунды до зеленого света, мерцал. Это мерцание было буквально на грани восприятия, он не светился, а словно быстро моргал, Марк присмотрелся к вспышкам и вдруг на цифре десять загорелся зеленый. Сначала ему показалось, что это ошибка, но люди вокруг него двинулись вперед стройным шагом. Марк решил, что раз они прошли, то и он может и двинулся следом, посреди перекрестка он посмотрел в сторону автобуса. Таксист и впрямь не мог видеть Валентина и дорога была прямой и открытой, не было и тени сомнения, что кто-то может выскочить из-за автобуса, его не в чем было винить. Марк дошагал до гостиницы и прямиком отправился на ресепшн.

– Простите, мой рейс отменили, я могу остановиться у вас еще на один день? – С этими словами Марк протянул паспорт и принялся ждать.

– Сожалею сэр, но ваш номер уже занят, могу предложить другой, если вам не принципиально. – Сотрудник что-то быстро набирал на компьютере, подбирая номер для Марка.

– Мне совершенно не принципиально, нужен номер до завтра.

– Я вас понял, сэр, одну минутку. – Он еще что-то набрал на клавиатуре и минут через десять, наконец поднял глаза от компьютера. – Номер пятьсот двенадцать, вас устроит?

– Вполне. – Марку показалось, что если бы он забронировал номер через интернет и потом пришел, было бы быстрее.

Глава 6

Оплатив номер и получив ключи, Марк поднялся на пятый этаж, выйдя из лифта он понял, что придется идти в дальний конец коридора. Отперев номер и бросив рюкзак у кровати, он первым делом решил принять душ. Раздевшись, он отправился смывать с себя сегодняшний день. Капли барабанили по голове и стекали по телу, в какой-то момент кожа головы онемела и перестала чувствовать капли, осталось только ощущение тепла и влаги. Марк сделал шаг назад и почувствовал как голова гудит, кожа восстанавливала чувствительность. Быть может так и должно быть, потерять чувствительность для того, чтобы чувствовать больше?

Марк терпеть не мог гостиничные халаты, но выбора особо не было, пришлось нацепить белый махровый халат, дабы не вытираться и не одеваться. По сути, день только начался, хотя ощущался как вечер, слишком много событий за утро. Выйдя из ванной, он вдруг увидел Федора, и в тот же миг четко ощутил, что это не реальность, а видение. Федор сидел перед ноутбуком и что-то оформлял, это было понятно по тому, как он заглядывает в паспорт и переписывает данные из него. Марк не мог подойти ближе или повернуть голову, но он догадался, куда собрался Федор после того, как он отложил ноутбук на кровать.

Марк смотрел в потолок и старался перестать думать, он хотел ощутить тоже самое, только не кожей головы, а внутри. Ему надо было сбросить все свои мысли, стереть их в ровное полотно, чтобы почувствовать правду. Было слишком много вопросов и ему нужны были ответы. Кто такой этот Федор, что такое он придумал, почему за ним послали человека явно не собирающегося разговаривать, что нужно Славе, кроме того, что найти Федора. Потолок идеально подходил для этого, он был матовым, белым и гладким. Глядя в одну точку, Марк почувствовал, что потолок словно колышется чуть-чуть влево-вправо, затем вверх-вниз, впрочем, скорее вперед-назад. Потолок слился в одно гладкое пятно, он перестал существовать как сущность, был просто цветом, пропало ощущение расстояния. Марк погружался, он тонул в этом белом ничто, словно неведомые силы поднимали его вместе с кроватью, все ближе и ближе к этому белому облаку. Еще немного и он почувствует, как он погружается в это бесконечное, безбрежное молоко. Ему показалось, что оно теплое, оно просто обязано быть теплым и мягким. Резкий звук звонка вырвал Марка в реальность. Нет, кровать не рухнула на пол, его не ударило о стены, просто прекрасная картинка пропала. Марк проморгался и поднял трубку.

– Алло, Марк? Это Слава, как вы себя чувствуете? – По голосу было слышно, что Слава напряжен, словно ему был неприятен этот разговор, но он вынужден был держаться вежливо.

– Все хорошо, а почему вы спрашиваете? – На самом деле он чувствовал себя не так хорошо, как хотелось бы, но посвящать в свои мысли человека, способного выдернуть его с другого конца планеты, не хотелось.

– Произошел несчастный случай, вы слышали о нем? – Слава старался придать голосу максимально непринужденный оттенок, отчего казалось, что он немного переигрывает.

– Да, я даже видел это собственными глазами, я завтракал неподалеку в тот момент, когда такси сбило Валентина. Можно сказать, все произошло прямо у меня под носом. – Марк решил не упоминать о том, что он был не один.

– Вот как… Простите, а Валентин успел переговорить с вами?

– Да, он передал деньги, и я рассказал ему все, что знал про Федора, могу и вам рассказать, если это необходимо.

– Нет-нет, не утруждайте себя, информация устарела. Я так понимаю, Федора уже нет во Франкфурте, по всей видимости Валентин не успел его перехватить. Скажите, а вам не показалось, что Федор мог быть как-то замешан в этом странном происшествии? – Слава явно не хотел говорить лишнего.

– Если честно, я пробовал читать его доклад и разобраться в его сути, но это выше моего понимания. Поэтому я не берусь судить об этом.

– Хорошо, хорошо, Марк, вы выполнили свою часть работы, о которой мы договаривались, но, если вдруг вы решите, так сказать, повторить подвиг, просто дайте мне знать. Не обязательно отвечать сейчас, просто знайте, если вы найдете Федора, просто сообщите мне где он. Вы получите оплату еще раз, теперь я убежден, что ваши навыки того стоят. – Слава старался говорить мягко, чтобы Марк ни в коем случае не испугался, он был ему нужен, его способности.

– Вы только поймите меня правильно, у меня были совсем другие планы, я думал немного отдохнуть, а после этого происшествия и вовсе опасаюсь за свою жизнь. – Марк старался не проговориться, не ляпнуть нечаянно, что он собирается делать на самом деле.

– Ну вот и договорились, – словно не слыша его сказал Слава. – Если что-то вдруг станет известно, просто дайте мне знать.

Марк посмотрел на пустой потолок и понял, что если он и мог очистить свой разум, то момент безнадежно упущен. Он скинул халат и полез в рюкзак добывать новый комплект одежды. Все, кроме джинс теперь было чистым, однако идея прикупить еще одежды уже не раз витала в воздухе. Душ немного смыл усталость и суматоху утра, на улице было пока еще людно, впрочем, тело увезли и сейчас поливалки отмывали дорогу от крови. Первое, что стоило сделать, это заказать билет. Марк вытащил из сумки ноутбук и открыл сайт авиакомпании, он уже знал, куда он летит. Билеты стоили немало несмотря на то, что перелет был с пересадкой, однако города для пересадки ему не нравились, поэтому он задушил жабу и взял прямой перелет. Вылет был сегодня вечером, а значит надо было как-то спланировать ужин, сдать машину и затем уже отправляться в другую страну.

Марк вылетал в десять вечера и времени было еще вагон, перелет обещал быть долгим и очень хорошо, что большая часть его пройдет ночью. Он понял, куда надо лететь в тот миг, когда вошел в номер. Его видение было странным, первое, что он ощутил это жар, словно он сунул голову в духовку, впрочем, нет, это была не духовка, это была баня. Он буквально почувствовал, как влажный горячий воздух проникает в легкие и в первый миг кажется, что это какая-то ошибка, сейчас закроют дверь в сауну и станет снова прохладно как было, но дверь не закроется. Воздух пах пряностями, сладкими цветами, какими-то фруктами и непривычной растительностью. Через час он привыкнет и перестанет замечать этот запах. Он видел коридор, по которому шел Федор, этот коридор выходил в обширный зал с кучей стоек регистрации. Витиеватые надписи лишь подтвердили его догадку, это был Таиланд и, судя по размеру, аэропорт Суварнабхуми. Само собой, он не помнил это длинное название, он прочитал его несколько раз, когда оформлял билеты и скоро уверенно забудет.

Марк открыл карту и проложил маршрут до аэропорта. К сожалению, его маршрут не мог похвастаться большим количеством ресторанов, поэтому он просто тыкал в каждый по очереди и смотрел, что те предлагают. По всему миру давно уже прокатилась глобализация и в любом месте можно найти ресторан японской, итальянской или китайской кухни. Разве что до мелких захолустных городков не докатилась эта мода. Марк не хотел есть посредственные суши и не рискнул бы сейчас заказывать китайскую пищу. Там он никогда не мог заранее угадать вкус блюда, мясо, как правило, оказывалось приторно сладким, овощи могли быть как острыми, так и солеными. Можно было, конечно, не выпендриваться и заехать в какой-нибудь фаст-фуд, но это было на крайний случай.

Выглянув в окно и отметив, что на улице уже никого не осталось, Марк подхватил рюкзак и спустился в лобби, чтобы предупредить, что он отбывает и больше в номере не нуждается. По пути к ресепшену он снова почувствовал, как картинка поплыла перед глазами, он остановился и снова увидел Валентина. Тот подошел на ресепшн и что-то спросил, ему передали записку, прочитав которую он мигом выскочил на улицу. Что было дальше Марк догадался, но его смущал сам факт этого видения, ведь он должен был что-то увидеть не так, но что именно было не так он не понимал.

– Добрый вечер, я покидаю вас, мне нужно что-то заполнить?

– Так быстро? Но ваш номер оформлен до завтра… – Сотрудник был явно обескуражен, с одной стороны он не мог вернуть деньги, с другой стороны он не понимал, что делать с человеком, который прожил в номере всего несколько часов.

– Не волнуйтесь, я готов оплатить полные сутки, мне нужно что-то подписать? – Марк хотел побыстрее закончить с делами и отправиться уже что-то поесть и в аэропорт.

– Да, я попросил проверить мини бар, сэр, этой займет всего пару минут.

– У меня был мини бар? Я даже не знал о нем, но я воспользовался душем.

– Очень рад сэр, что вам у нас понравилось. Вам вызвать такси?

– Нет, спасибо, я пешком.

– Пешком в аэропорт, простите, но это далеко, вы придете туда только завтра, в лучшем случае… – С этими словами он посмотрел на Марка, не понимая, шутит он или просто не представляет себе расстояние.

– У меня машина на парковке в торговом центре.

– Простите, вам кажется оставили записку – Прочитав фамилию в паспорте сотрудник отеля порылся на полке и передал маленький листок, сложенный вдвое, тот самый, что Марк видел недавно.

Марк натянуто улыбнулся, его всегда смущали такие моменты, когда ничего не купив проходишь через кассу и чувствуешь себя грабителем-неудачником. Так и сейчас, он понятия не имел о существовании бара и, само собой, там все точно также как было до его поселения, но он чувствовал себя не в своей тарелке. Наконец кто-то позвонил по телефону и, видимо, сказал, что все нормально. Марка еще раз поблагодарили за выбор гостиницы и пожелали счастливого пути.

В записке был очень простой текст: “Не преследуйте меня”, – Марк поцокал языком и покачал головой, тихонько бормоча: “Ай, яй, яй – не делай так больше”. Зачем Федор оставил ему записку? Ну ведь не думал же он, что Марк прочитает это и действительно изменит свое решение? И почему он видел записку в своем видении, только ли потому, что ее получил не Валентин, а он? Быть может записка предназначалась не ему, а Валентину, но тогда почему ее отдали ему? Возвращаться обратно он не хотел, ему, конечно, было интересно, но не настолько же.

Машина стояла там, где он ее и оставил, на парковке торгового центра. Марк также бросил рюкзак на пассажирское сидение и заметил, что датчик ремней зафиксировал его как человека и начал пищать. Пришлось пристегнуть рюкзак ремнем безопасности, кто знает, быть может это и не лишнее. По дороге в аэропорт Марк выбрал кафе, у которого была парковка и не было излишней предвзятости в кухне. Почему-то ему хотелось поесть просто вкусной еды, без разницы какой страны. Марк давно понял, что пробовать национальную кухню стоит именно там, где ее придумали. Как бы ни был хорош повар, он не мог получить те самые продукты, которые были нужны.

Ресторан был с уклоном в французскую и бельгийскую кухню, поэтому Марк взял тартар из говядины, картошку фри и мидии в чесночно-сливочном соусе. Очень давно две страны яростно доказывают всему миру, кто из них первым придумал бросить нарезанную картошку в кипящее масло. И несмотря на то, что почти весь мир называет ее Френч Фрайз, бельгийцы искренне считают и доказывают всем, что это их блюдо. С тартаром все еще сложнее, все считают его французским, хотя это и не доказано. С мидиями же всем глубоко до лампочки, кто первый придумал их есть, но считается, что бельгийцы научились делать мидии максимально вкусно.

Первым принесли тартар, это были правильно нарезанные маленькие кубики мяса в форме шайбы, в центре было небольшое углубление, в котором плавал яичный желток. Вокруг были разложены небольшими кучками различные добавки, все они так же были мелко порезаны. Марк аккуратно добавил каперсы, красный лук и соль, и начал все перемешивать, стараясь не мять вилкой, как это делают люди, не понимающие разницы между размять и перемешать. Добившись равномерного распределения всех ингредиентов, он попробовал на соль и остался доволен, лишь немного добавил душистого перца сверху. Взяв в одну руку тонкий ломтик поджаренного багета, а в другую вилку, он принялся за закуску. Всем давно известно, что вкус сырого мяса приятен почти так же, как и печеного, однако только в сочетании с приправами он становится незабываем.

Периодически Марк выдергивал палочку картофеля фри, который был приготовлен на удивление правильно. Он был хрустящий снаружи с мягким картофельным вкусом внутри. Чтобы добиться этого, необходимо в тот момент, когда картошка схватится корочкой и начнет менять цвет на золотистый – вынуть ее и дать хорошенько выпустить влагу. Проще всего это сделать, поместив ее в холодильник, можно даже заморозить ее в таком состоянии, чтобы позже довести до готовности. Когда же излишки влаги выйдут, можно смело опускать картошку в масло и доводить до готовности. Картошка была очень хороша и есть ее надо было сейчас, жизненный век этого блюда не долог, стоит ей остыть, и она превратится в картофельную кашу.

К тому моменту, когда принесли мидии, Марк понял, что в принципе он мог бы обойтись и без них, но запах бульона и тот факт, что в мидиях есть придется только скромную начинку, заставили его изменить свое мнение. Несмотря на принадлежность ресторана к бельгийскому и его европейское расположение, нераскрытые мидии все же попадались и сразу отправлялись в посуду для раковин. Любой, кто ел мидии хотя бы раз знает, нельзя раскрывать вареную мидию ножом или вилкой и есть, скорее всего она испорчена. Он добросовестно съел все мидии и даже макнул пару раз обжаренный багет в бульон, стараясь откусить его как можно быстрее, чтобы тот не размок и не перестал хрустеть. Мидии были хороши и, чувствуя легкое переедание, он дал себе обещание обязательно перейти на полезную пищу в Таиланде. Он будет питаться только фруктами и чем-нибудь полезным, желательно вкусным.

Расплатившись, Марк посмотрел на навигатор и понял, что пока все идет хорошо и он приедет в аэропорт за час до вылета. Однако стоило уже отправляться и лучше иметь этот час в запасе, чем переживать из-за опоздания. Трасса была свободной и ничто не предвещало беды, как вдруг образовалась пробка. Машины не стояли, а скорее медленно двигались, но все же это была самая настоящая пробка. Примерно через километр обнаружился перевернутый грузовик с прицепом, что именно он вез видно не было, однако дорогу заливала жидкость, явно перевозимая до этого в бутылках. Марк приоткрыл окно и с досадой узнал запах пива, это тот самый грузовик пива, который должен был повернуться на его улице в детской поговорке. Да, не сказать, что кто-то был по-настоящему счастлив этому событию. Так часто бывает, что представляешь себе одно, а выходит совершенно другое. После грузовика дорога снова стала пустой и до аэропорта удалось добраться за полчаса до регистрации.

– Мистер, подойдите сюда. – Таможенник был сама любезность, без эмоций, без просьб, с немецким акцентом, еще чуть-чуть и это звучало бы как приказ.

– Что-то не так с моим рюкзаком? – Искренне удивился Марк, мысленно перебирая все, что там лежит.

– Вы везете деньги? – Таможенник смотрел на монитор, и переключал цвета, видимо это должно было что-то показать более наглядно.

– Да, разумеется. – Марк вспомнил, что он бросил в рюкзак пакет с деньгами, что передал ему Валентин, даже не заглянув в него.

– Сумма меньше ста тысяч долларов США?

– Почему долларов, у вас же евро?

– Сумма меньше ста тысяч долларов США? – Таможенник, видимо был устроен как робот, не получив правильного ответа он решил, что его вопрос был не понят.

– Да, меньше, могу показать.

Марк взял рюкзак и начал открывать его, но таможенник замахал руками, показывая, что его не интересует точная сумма и состояние банкнот. Паспортный контроль немного затянулся, пограничники выясняли, может ли он лететь в Таиланд без визы. Все осложнялось тем, что у Марка был билет только в одну сторону и сколько он пробудет на территории Таиланда, неизвестно. А по закону он мог там провести не больше месяца. В итоге они, видимо, решили, что имеют полное право высадить его там, а что с ним будут делать власти Таиланда потом – не их забота.

Побродив по аэропорту и прокатившись пару раз на внутреннем метро, Марк оказался у своей стойки. Тут, в отличии от Шереметьево или Домодедово, не было людей заранее в шлепках и шортах. Все были одеты точно так же, как и люди на улице. Марк пробежался глазами по толпе, выискивая Федора, конечно, тот мог вылететь раньше или наоборот позже, но что, если он ошибся? Что, если Федор летит в какую-нибудь Гренландию или Норвегию, а Марк увидел Таиланд только потому, что этому не бывать? Все было бы значительно проще, если бы он видел реальное будущее, но, судя по всему, этого просто не могло быть.

Марк отлично понимал, что какое бы будущее он не увидел, оно всегда будет другим, ведь он не может видеть будущее, в котором он уже видел будущее. В лучшем случае это бы привело к бесконечной рекурсии, в худшем – к нарушению пространственно-временного континуума. Вселенная бы схлопнулась и произошел бы очередной большой взрыв. Извините, вселенная допустила недопустимую ошибку и будет закрыта. Марк смотрел на очередь из пассажиров и думал, стоит встать в очередь или поискать кофе?

Неподалеку нашелся Старбакс. Просто удивительно, как приятно воспринимается этот кофе тут, вдалеке от родного дома. Несмотря на то, что зерна у них по всему миру должны быть одни и те же – вкус почему-то разный. Марк не стал сильно выбирать и взял себе обычный латте без сиропов. Сидя за маленьким столиком, Марк рассматривал людей. Столик был так мал, что, казалось, будь блюдце для кофейной чашки чуть больше, оно перекрыло бы собой всю поверхность.

Люди в аэропорту были разные, одни стремились побыстрее убраться из этого места, другие словно тут жили. Было много индусов, не факт, что из Индии, но с чалмой на голове и одетые как капуста. Были и белые, и черные и, само собой, китайцы, последние держались стайками. Они стайками подходили регистрировать билеты, потом также шли на досмотр и все время собирались в кучу, прежде чем отправиться дальше. Видимо проживание в многомиллионных тесных городах накладывает свой отпечаток, люди начинают чувствовать себя комфортно в тесном коллективе. Примерно такой же эффект оказывает город на любого сельского жителя, только в обратную сторону. Стоит приехать из села и спуститься в метро, как ему начинает казаться, что там тесно, люди стоят слишком близко и их слишком много.

Сам себе Марк напоминал то один тип, то другой. Вот сейчас, сидя в кафе, набитом иностранцами всех цветов и вероисповеданий, он был жителем глубинки. Ему хотелось оказаться в поле, и чтобы вокруг никого не было. Он отпил кофе и задумался о предстоящем путешествии. По сути, это уже не было его работой, он не обязан ничего объяснять Славе, если вдруг там, куда он летит, не окажется Федора, то он просто обязан хорошенько отдохнуть, поесть фруктов, попить вино или что там пьют в Таиланде? И гулять по пляжу до упаду, можно будет даже завести пару курортных романов. Он краем глаза посмотрел в сторону своего гейта и вдруг понял, что там почти никого нет. Вроде только что были люди, а теперь пусто.

Добежав до стойки, он увидел всего пару пассажиров и успокоившись, что он хоть и последний, но не единственный, отправился на посадку. Стюардесса проверила его посадочный талон и отправила вдоль левого борта. Подойдя к своему месту, Марк вытащил из рюкзака ноутбук, а сам рюкзак забросил на полку. Рядом с ним сидела тайка приятной внешности, а около окна бабуля весьма аристократичного вида. Он вежливо кивнул, и она ответила ему приветствием. Как только Марк сел на свое место и открыл ноутбук, к нему тут же подошла стюардесса и попросила закрыть и временно разместить его под сиденьем или держать руками на коленях.

– Простите, но он ничего не излучает, совсем.

– Я понимаю, просто таковы правила. Дело не в излучении.

– Я частный детектив, но даже мне непонятно зачем это нужно.

– Потому что, если самолет будет сильно трясти, то тяжелый ноутбук может сильно ударить и на самом деле не важно, включен он или выключен.

– Спасибо. – Сказав это, Марк демонстративно закрыл крышку ноутбука и прижал ее обеими руками за края.

Самолет встал на старте и начал разгонять турбины, колеса плотно удерживались магниевыми тормозами. По кузову прошла волна вибрации в тот момент, когда турбины вошли в резонанс, и сразу же пропала. Наконец дали отмашку на взлет, и он словно пружина выстрелил вперед. Самолет был большой и разгонялся очень неохотно, несмотря на мощь турбин, прокачивающих тонны воздуха через себя. Марка приятно вдавило в кресло, и он заметил, что девушка рядом с ним заметно нервничает, видимо она боялась летать. Старушка у окна читала что-то с электронной книги, удобная вещица для чтения, особенно учитывая ее вес. Видимо это был далеко не первый ее полет и ей были неинтересны все эти ощущения разгона, старта и прочее.

Набрав высоту, самолет развернулся на восток и начал убегать от солнца. Впрочем, скоро он снова с ним встретится, но уже на другой стороне земного шара.

По коридорчику стюардесса покатила тележку, а значит сейчас самое время отправиться в туалет, так как потом придется обходить тележку. Марк расстегнул ремень и направился в хвост самолета. На удивление одна кабинка была свободна и зайдя, он первым делом запер дверь. В этот момент его словно окатило холодной водой, он снова видел Федора, на этот раз на пляже за маленьким столиком. Перед ним был стакан с чем-то светло-оранжевым, по всей видимости это смузи из манго или папайи. Федор смотрел в сторону моря и вдруг появился Валентин, на этот раз без обреза, он просто присел с ним за стол и Федор передал ему какую-то папку. Валентин открыл ее и, просмотрев несколько страниц, кивнул. Видение закончилось, Марк смотрел в зеркало и видел исключительно себя. Сделав то, ради чего он проделал весь этот путь, он вышел и отправился обратно. В конце уже собралась очередь из тех, кто не сразу понял, что пора бы мыть руки перед едой.

Присев на свое место, Марк стал ожидать стюардессу, он вдруг вспомнил, что так и не достал ноутбук и исправил эту оплошность. Он вновь открыл доклад Федора и отмотал его в самый конец, где обычно располагается тезисная выборка и подведение итогов. Поскольку в доказательной части он оказался не силён, его внутренний голос согласился просто поверить Федору и перейти в конец. Тезисно все было описано доступным языком. Получалось, что все процессы при рассмотрении можно было разделить на две стадии: стадия принятия решения и стадия протекания процесса. Вторая стадия была никому не интересна, поскольку решение уже было принято, дальше все шло по плану. Словно стрелка и рельсы, стрелку можно было переключать сколько угодно раз, но только до тех пор, пока через нее не прошел тепловоз. После этого все вагоны последуют за ним и горе тому, кто решит переключить стрелку после этого. Так вот, в большинстве своем оказывалось, что стрелкой никто не управляет, она представляет собой разболтанный механизм, который от дуновения ветра переключается то в одну сторону, то в другую. Дальше рассматривался эффект наблюдателя, который всем был давно известен, а потом шли предположения, которые Марк понять не смог.

Стюардесса подкатила тележку и, поставив ее на тормоз, наклонилась и прежде всего по-немецки спросила что-то у женщины у окна. Та ей ответила и стюардесса, налив горячий чай в чашку, поставила ее на маленький поднос и протянула к окну. Единственное, что понял Марк было: “Данке шен”, – понимание этого всплыло откуда-то из далекого прошлого, скорее даже детства. Стюардесса посмотрела на тайку и, решив не рисковать, обратилась на английском. В ответ Марк услышал басовитый мужской голос, этот голос попросил красного вина. Марк старался держать себя в руках, он был очень удивлен, он не предполагал, что его симпатичная и фигуристая соседка – парень. У нее были длинные волосы, мягкие черты лица, тонкая шея, покатые плечи и нормальная женская грудь. Только сейчас он понял, что смущало его подсознание в его попутчице, у нее был кадык. Видимо с непривычки разум подавил панику, но теперь все встало на свои места.

Марк проследил за бокалом красного вина, словно не веря, вдруг это кому-то другому, кого он прежде не заметил, но нет. Тайка улыбнулась, и Марк растерянно улыбнулся в ответ, понимая, как глупо он сейчас выглядит, он вдруг осознал смысл фразы: “провалиться сквозь землю.”

– А что бы вы хотели выпить? – Стюардесса спасла положение обратившись к Марку и удерживая его взгляд на себе.

– Мне тоже красного вина и томатный сок, битте. – Зачем-то смешав английский и немецкий, сказал Марк.

– Вам со льдом?

– Нет. – Не особо разбираясь что именно предполагалось подавать со льдом.

Марк пил вино и чувствовал неловкость, с одной стороны, он понимал, что это совершенно не его дело, ну хочет человек быть женщиной, ему-то что? Его же не заставляют с ним – с ней целоваться? Скорее всего просто неожиданность, сам бы он, конечно, не стал, но в чужой монастырь… Он вдруг заметил, что ему протягивают бокал, и Марк поднял глаза.

– Не волнуйтесь, я уже привыкла, что меня чураются.

– Да я нет… Просто не ожидал, я растерялся. – Марк смотрел в лицо и вдруг понял, что это не просто природа, тут поработал очень хороший пластический хирург, а быть может и не один.

– Да, я понимаю, просто все сразу нельзя делать, я запланировал операцию по коррекции голоса и удалению кадыка, но это все будет потом.

– Скажите, а зачем все это? – Марк понимал, что задает неправильный вопрос и не тому человеку.

– Вам этого не понять, это очень сложно объяснить, но это не из-за секса, и я даже не могу сказать, что мне мужчины нравятся больше, чем женщины. Правильнее всего сказать, что я нравлюсь себе женщиной больше, чем мужчиной. Я нахожу это красивым.

– Да, вы правы, мне этого не понять. Я даже не могу представить себя женщиной.

– Возможно это и правильно, но что есть, то есть, я просто не видела смысла бороться с этим всю жизнь.

– Но это же очень дорого.

– Дорого, но я достаточно получаю, я хореограф.

Почему-то Марк был не удивлен, впрочем, для себя он решил, что с курортными романами, пожалуй, повременит. Можно было бы знакомиться только с теми, кто говорит по-русски, благо поток туристов сейчас приличный и проблем с этим быть не должно, но лучше не рисковать. Марк открыл ноутбук и начала читать доклад еще раз, смысл так и не доходил до него, словно все было написано на иностранном языке с подстрочным переводом слов. Смысл каждого отдельного слова ясен, но смысл текста терялся. Почувствовав, что начинает хотеть спать, Марк поблагодарил работников Старбакс за то, что они не стали мухлевать с кофе и это были нормальные молотые зерна. Ведь только так он смог бы получить кроме кофеина еще и теобромин, что содержится в зернах. Иногда, если хотят сделать кофе покрепче, то добавляют только кофеин, чем нарушают идеальный, с точки зрения Марка, баланс.

Ноутбук отправился в карман переднего сиденья, а Марк откинулся на спинку и прикрыл глаза. Гул турбин сливался и мягко давил на разум, отгоняя его все дальше в сон, вдруг послышался знакомый скрипучий звук. Марк открыл глаза и вовремя понял, что это, убрав локоть с прохода. Там прокатилась тележка, распространяя совершенно стандартный для авиа-еды запах курицы. Этот запах оставался загадкой для Марка до тех пор, пока он не познакомился с бульонными кубиками. Это было не что иное, как запах “умами” во всей своей красе, иначе говоря, глутамат натрия. Видимо в чистом виде у курицы был очень слабый вкус, однако во время ее обработки белок сворачивался, высвобождая в бульон глутамат натрия. Именно этот запах он сейчас и чувствовал, запах чего-то непонятно-куриного.

Марк решил немного отложить сон, раз уж начали раздавать еду, дождался стандартного вопроса про горячее и попросил курицу. На подносе у него оказался стаканчик с чистой водой, что гарантировала надпись и наклейка с минеральным составом. Тут был разобранный сэндвич, который предлагалось собрать из предложенных ингредиентов. Из сладкого был батончик странного мелкого производителя, видимо это был очень полезный батончик, а следовательно, невкусный. Как это не странно, но курица оказалась самым съедобным из всего, что принесли. Даже салат из, казалось бы, простых порезанных овощей умудрился подкачать, помидоры были тверже огурцов, а оливки были со странным привкусом. В итоге сэндвич и курица вот и все, что удалось проглотить. Как же правильно было, что я перекусил по пути в аэропорт.

Пока Марк ждал стюардессу он вдруг вспомнил про свое видение. Это были пляж и Валентин, само собой, что неправильным был именно Валентин. Получается с пляжем он угадал, а значит есть все шансы, что он летит в нужном направлении. Вот только хорошо это или плохо, он пока не решил.

Глава 7

Турбины мерно гудели за бортом и их гул передавался по всему фюзеляжу. Марк давно избавился от мусора и теперь пытался уснуть. Он сидел с закрытыми глазами и медленно засыпал, гул уже был почти неслышен. Это было как воздух, как дыхание, все это можно почувствовать только если задуматься об этом. Сон начал проясняться, вначале появились звуки, затем какие-то образы, словно он сидел в кинотеатре с закрытыми глазами. Сон был тяжелый, так бывает, когда долго не можешь уснуть, а потом появляется время и ты ложишься спать. Обычно тело засыпает первым, ты начинаешь плохо слышать, если при этом сидишь на лекции и стараешься удержать себя, то глаза в какой-то момент перестают слушаться и зрение уплывает. Вот и сейчас Марк чувствовал тоже самое, он уплывал в сон, его тело было пристегнуто к креслу, голова упиралась в спинку, а сам он уплывал куда-то вглубь себя.

Проснулся Марк от резкой встряски, видимо самолет угодил в область турбулентности и его немного затрясло. Когда Марк открыл глаза, зажглась надпись “Пристегните ремни”. Посмотрев на часы, стало понятно, что они пролетели всего лишь треть пути, впереди еще несколько часов полета. Старушка у окна по-прежнему читала свою книгу и ей словно все было нипочем. А пассажир рядом мирно спал с надувной подушкой под шеей, хотя с этого ракурса он готов был поклясться, что это пассажирка. Хотелось пить и спать, Марк снова откинулся на спину и почувствовал, как подкатывает очередное видение. В этот раз он видел не пляж и не море, это был отель, бассейны подсвечивались, но в них никого не было. Была ночь и в отеле было тихо. У бассейна стояло несколько шезлонгов, бар уже был закрыт, только сонный парень клевал носом на ресепшене. Рядом с отелем была дорога и по ней проезжали редкие мотоциклы, Марк старался увидеть или понять, что же происходит. Видение прекратилось так же спокойно, как и началось, словно это просто была часть сна.

Марк открыл глаза, поморгал и попытался понять, что именно он сейчас видел? Что это было – зарисовка к спокойной жизни? На всякий случай Марк записал название отеля, оно было на тайском, и Марк скорее рисовал, чем писал. Убрал салфетку в карман и снова уснул, в надежде, что больше его ничто не разбудит.

В следующий раз он проснулся от яркого света, отвернул от света голову и только после этого открыл глаза. В самолете было спокойное освещение, а разбудило его рассветное солнце, проникающее через открытую шторку иллюминатора по другому борту. Марк заметил, что его сосед или соседка тоже проснулся и решил этим воспользоваться.

– Простите, мне приснился отель, но я там никогда не был, вы не поможете мне?

– С удовольствием, но как я могу вам помочь с отелем?

– Я записал название, вот тут, что написано? – Марк показал название отеля, которое постарался записать как можно точнее.

– Интересное написание, можно вашу ручку? – Сосед взял ручку и сделал несколько правок, после чего дописал еще несколько символов в столбик. – Вот, скорее всего так. Но тут не хватает букв, я написал те, что подходят.

– Это просто отлично, а вы можете сказать, как это переводится?

– Да, конечно, скорее всего это название района на острове Самуй, или какой-то отель, названный в честь этого места.

– Вроде отеля Бангкок в Бангкоке… И большой это район? – Марк мысленно представил себе, как он будет искать Федора и ему стало дурно.

– Да нет, там весь остров не очень-то большой, а район так и тем более. Это на востоке острова.

Собеседник улыбнулся и откинулся на спинку, показывая, что разговор закончен. Марк записал название района по-английски и понял, что сегодня уже началось, и надо бы еще немного поспать, если получится. Он откинулся на спинку и получив очередную вспышку в глаза, нажал вызов стюардессы. Когда девушка подошла, он просто откинулся на спинку и показал ей в чем проблема, а затем попросил закрыть шторку. Через несколько секунд проблема была решена и Марк, глядя через закрытые глаза, заметил, как красный полог сменился темнотой. Как только это случилось, его вновь потянуло в омут сна, липкого и поверхностного сна, при котором мысли вяло текут сами по себе, невзирая на шум вокруг.

За полчаса до посадки пришлось все же окончательно проснутся и собраться с мыслями. У Марка был простой план, выбраться в Бангкоке, найти отель, который он видел и навестить Федора или того, кто там будет. Самолет плыл над высокими и красивыми облаками, но стоило ему опустится чуть ниже и Марку показалось, что они попали в ад. Сначала появились капли и пошли струями вдоль борта, затем резко стало темно. Самолет трясло, дул сильный боковой ветер, по мере снижения чувствовалось, что самолет заваливается то на один борт, то на другой. Стюардессы вели себя спокойно, по всей видимости летчики через раз сажали самолет в такой болтанке. Марку вдруг захотелось смотреть в окно, впрочем, без возможности влиять на ситуацию было непонятно, что бы это дало. Оставалось несколько метров до земли и самолет заходил на посадку боком, в иллюминатор можно было видеть, что взлетное поле находится под углом. Было страшно, но как только задние колеса коснулись полосы самолет плавно развернул нос и сел ровно по полосе. Марк выдохнул, все же не каждый день приходится приземляться в тропический шторм.

Он смотрел на дождь за окном и шел маленькими шагами в очереди с другими пассажирами к выходу. Все его нутро подсказывало: “Надень свитер, там льет, там холодно!”, – но, шагнув за порог, он оказался в теплом и очень влажном воздухе. Именно таким и должен быть Таиланд, жаркий, влажный и пахнущий специями. Марк прошел в зал и занял очередь на паспортный контроль.

– Простите сэр, но мне нужен ваш обратный билет. – Сотрудник явно нервничал, ему нужно было удостовериться, что Марк улетит раньше, чем через месяц.

– Поймите, у меня нет обратного билета, я не знаю когда точно улечу, но это точно будет раньше, чем через месяц.

– Как я могу быть в этом уверен?

– Послушайте, но ведь билет не гарантирует мою посадку в самолет?

Пограничник явно не понимал, что делать. С одной стороны он не видел причин останавливать Марка, с другой стороны это нарушало его поведение и рвало шаблоны. В итоге он поставил штамп в паспорт и пожелал приятного отдыха. Марк прошел через стойки с багажом и вышел на парковку, только тут он понял, что забыл взять такси. Однако, покрутив головой, он нашел уличную стойку такси и бойкого парня, который что-то выкрикивал в громкоговоритель. Марк достал телефон, нашел бронь своего отеля и отправился в небольшую очередь таких же туристов. Видимо это был вариант эконом класса и большинство людей в очереди были без багажа, в растоптанных сланцах и шортах. Марк много раз слышал про дауншифтеров, но видел их впервые.

– Сэр, вам куда? – Спросил по-английски парень за стойкой.

– Сюда. – Марк показал телефон с адресом.

– Триста бат. – Дождавшись кивка от Марка парень быстро заговорил в громкоговоритель.

В такси работал кондиционер и сухой прохладный воздух показался Марку естественным. Впрочем, за окном уже не было дождя, светило солнце и лужи быстро впитывались в землю и высыхали. Водитель уверенно вел машину по трассе и они быстро добрались до города, а дальше все стало очень медленным. Улицы наполнились машинами и такси медленно продиралось через пробки. Водитель ловко перестраивался и, несмотря на практически стоящий поток, медленно подъезжал к отелю. Возможно, цена была высокой, но водить машину самому в Бангкоке Марку совершенно не хотелось.

Отель был удобен наличием интернета и собственным рестораном, можно было не выходить годами, лишь бы хватило денег. Впрочем, с заработком тут были бы проблемы, по местным законам игорный бизнес, а, следовательно, и любые ставки были запрещены. Само собой, процветали нелегальные ставки, но это всегда была лотерея с выплатами, в один прекрасный момент могли просто отказать в выплате и жаловаться было бы некому. Марк поднялся на лифте на сорок второй этаж и нашел свой номер. Нельзя сказать, что номер был просторный и очень комфортный, но было все необходимое.

Что вы ожидаете увидеть, выглядывая с сорок второго этажа? Прекрасную панораму до самого горизонта, сотни домов и прекрасные деревья… Марк увидел туман. Само собой было несколько домов, что расположены поближе, но влажность воздуха настолько большая, что дальше был туман. На столике стояли фрукты: пара бананов, гуава, несколько рамбутанов и маракуйя. Как они предполагали есть маракуйю без ножа? Впрочем, если поискать, возможно в номере и нож есть. Марк достал ноутбук и записку с адресом, который записал в самолете. Судя по карте, это был небольшой участок острова на востоке, практически на побережье был отель. Само место называлось Чавенг, маленький по-тайски Ной, а отель назывался Чавенг Ной Бич, по сути масло масляное. Марк присмотрел отель неподалеку и забронировал его начиная со следующего дня, даже удивительно, что удалось найти свободный отель так близко. Скорее всего виной всему просто не сезон и проливные дожди по всему Таиланду. Проще всего оказалось купить билет на самолет, они летали на остров каждые полчаса, словно электричка в Подмосковье. Марк решил не терять времени даром и приобрел билеты на утро. Когда все обязательное было сделано, настало время позаботится о себе, тем более что желудок начал намекать, что в самолете его толком не кормили.

На улице снова хмурилось, было просто удивительно, как быстро меняется погода в это время года. Впрочем, холодно было от кондиционера, а следовательно, на улице жара, даже если идет проливной ливень. Марк спустился на третий этаж, где находился магазин и решил прикупить себе что-то более тайское. Он обошел стороной белые одежды, что так любят русские туристы, поскольку слышал, что на самом деле у тайцев это похоронная одежда. Взял себе шорты бермуды и несколько легких маек, чтобы стать как все. Впрочем, его бледное тело выдавало в нем недавно прилетевшего туриста лучше, чем штамп в паспорте. Переодевшись, он поразмышлял о стирке и решил оставить свою одежду как есть, просто забросив ее в рюкзак. Возможно, придется лететь в менее теплые страны, а там бродить в шлепках и шортах будет некомфортно.

Выйдя на улицу Марк, отрицательно помахал рукой таксистам, которые ожидают у выхода в надежде отвезти туриста хоть куда-нибудь. Сейчас Марк хотел прогуляться, просто пройтись по городу, да перекусить что-нибудь вкусненькое. Шагая вдоль широких улиц, над которыми располагались целые площади, опирающиеся на опоры. Он пытался представить себе различные вкусы, чтобы понять что же он хочет.

Он отошел в сторону по маленьким улочкам и нашел странное кафе, это был даже не ресторан, это был просто чей-то дом и чья-то кухня, а на улице просто стоял столик для посетителей. Все, что знал Марк о местной кухне, заканчивалось на супе Том-Ям, поэтому открыв меню был немало удивлен. Во-первых, название блюда никак не зависело от мяса, которое в нем использовалось, практически всегда можно было выбрать между курицей, свининой и говядиной, иногда к этому еще добавлялись какие-нибудь морепродукты.

Марк заказал курицу с имбирем, жареный рис и пиво, ему хотелось попробовать что-то острое и это было в самый раз. Марк потихоньку тянул пиво и смотрел как солнце жарит асфальт. Еще вылетая сюда, он поинтересовался погодой и был немало удивлен, что круглый год тут одна и та же погода, отличие в температуре между днем и ночью было такое же как между зимой и летом. Самое большое сезонное отличие заключалось в количестве дождей. Однако почва настолько легко впитывала влагу, что через несколько минут от проливного ливня и воды по щиколотку не оставалось и следа. Влажный воздух, что буквально обжег легкие, как только Марк вышел из аэропорта, теперь был приятен. В таком влажном климате меньше хотелось пить, но к этому надо было привыкнуть.

Первым принесли жареный рис, это традиционное тайское блюдо, рис варили до полуготовности, а затем обжаривали с каким-нибудь бульоном, добавляли овощи и яйцо. От высокой температуры яйцо заваривалось и становилось такими маленькими кусочками белого и желтого в рисе. Рис был очень ароматным, складывалось ощущение, что в нем сотни специй и нельзя отличить, где заканчивается один вкус и начинается другой. Марк ловко управлялся палочками, благо московские суши бары дали достаточно опыта, и рис быстро кончался. Чтобы не питаться одним только рисом, Марк решил дождаться курицы, попивая пиво он задумался, палочки явно были не тайским изобретением, вопреки расхожему мнению местные чаще едят руками, ну или по крайней мере раньше так ели. Сейчас они предпочитают вилки и ложки и не понимают, почему туристы просят палочки.

Когда принесли курицу, а подали ее на маленькой чугунной сковороде, запах уверял, что будет очень вкусно. Марк подхватил кусочек курицы и отправил его в рот, ощущая как горячий имбирь обжигает язык. Вкус курицы пришел сразу после того, как он начал жевать. Курица была нарезана тонкими кусочками, обжарена на сильном огне, от чего осталась сочной и покрылась корочкой. Имбирь был нарезан чуть толще бумажного листа, и как только повару удалось приготовить имбирь такими листочками, чтобы они не склеивались друг с другом? Кроме имбиря чувствовался поджаренный чеснок, устричный соус и что-то острое, скорее всего перец.

Марк с огромным удовольствием ел курицу, а когда чувствовал, что становится слишком остр,о переключался на рис. Рис давал время отдохнуть рецепторам и как только его вкус становился слишком пресным, сразу переключался на курицу. Все специи разом вновь взрывались во рту, позволяя почувствовать их вкус. Это было словно кататься на американских горках, плавный подъем вверх, за которым неминуемо шел стремительный спуск. Марк наслаждался Тайской кухней и удивлялся, как это он раньше ни разу не бывал в этой стране. Он покончил с едой и был искренне рад, что свернул с большой дороги в эти дебри. В таких городах высотки всегда усыпаны маленькими домишками внизу, словно каменные скалы выступают из мха или кустарника.

Марк расплатился, оставив щедрые чаевые. На самом деле он просто очень удивился тому, как мало стоил его обед, а затем отправился сделать крюк и вернуться в отель. Нужно было еще раз сосредоточиться и понять, хотя бы для самого себя, зачем он ищет Федора. Доклад был крепким орешком, читать его с листа словно вчитываться в энциклопедию. Марк не понимал, что его так зацепило в этой истории? Ведь Федор не умеет предсказывать будущее, он даже не может рассказать, как это делает Марк. Быть может тот случай, когда он оказался на крыше, а Валентин попал под автобус как-то сместил восприятие мира? А быть может это просто инерция, незакрытый гештальт? Ведь когда-то именно его наняли на поиски, и он вроде как даже нашел, просто дальше все пошло не так.

С этими мыслями Марк дошел до отеля и решил расспросить местных еще немного. На ресепшене он подошел к тайцу и снова показал бумажку.

– Простите, мне друг прислал фотографию, там было название отеля, не подскажите, что это может быть за отель? – Марк показал листок с тайскими буквами, руководствуясь тем, что одна голова хорошо, а две лучше.

– А почему бы вам не спросить у вашего друга? – Таец даже не взглянул на листок, потому что не понимал, как такая простая мысль не пришла в голову глупого туриста.

– Просто я прилетел, чтобы сделать ему сюрприз. – Марк не особо продумывал стратегию поведения.

– А… Понимаю… Друг, ну да. Позвольте взглянуть? – Парень хитро улыбнулся и забрал листок себе за стойку, пробежался глазами и протянул листок обратно. – Это не название отеля, это название побережья на острове. Там много отелей, очень.

– Погодите, но мне сказали, что это маленький остров.

– Все относительно, конечно, при желании этот остров можно объехать за час на мотоцикле или машине. Можно и пешком обойти, но придется потратить значительно больше времени. Но это же Чавенг!

– То есть, вы хотите сказать, что на побережье Чавенг много отелей со словом чавенг в названии?

– Думаю половина из них. На фото еще что-то было? Быть может пляж поблизости или кафе?

– Нет, был ресепшн, но это была ночь, я даже не могу точно сказать какого он был цвета.

– Тогда это будет очень сложно, там должно быть сотни отелей, это самый туристический район.

– Спасибо. – Марк забрал листок и отправился в номер.

В любом случае переиграть уже ничего было нельзя, он забронировал отель, а значит придется лететь и разбираться уже там, на месте. По-хорошему надо было бы озаботиться машиной, но Марк решил, что он займется этим на месте. Поднявшись в номер он решил, ради разнообразия, посмотреть местное телевидение. Его всегда интересовал этот срез. Сначала шли каналы на английском, различные СиЭнЭн и тому подобные, затем каналы на разных иностранных языках, больше всего на китайском. И под конец было несколько местных.

Первое, на что напоролся Марк была реклама, это была не переводная, а качественная местная поделка. Реклама была необычной, показывали какую-то семью, они пели и танцевали, радостно хлопали в ладоши и в итоге рекламировали какие-то снеки, вроде чипсов. Реклама смотрелась странно, из чего делали эти чипсы, раз они оказывали такое сильное воздействие? Затем была реклама какой-то быстрорастворимой лапши, ее положили в тарелку, залили кипятком и… Появилась радуга, прибежали музыканты, начали петь и веселится, затем тарелку открыли и под ней обнаружилась хорошая порция рамена из ресторана со всеми ингредиентами, которые требуются. Реклама не отличалась правдивостью, и Марк решил переключить канал. На очереди был музыкальный канал, парень что-то плаксиво напевал, а девушка молча плакала, глядя на него. Как успел понять Марк, это была местная вариация на тему Ромео и Джульетты. Один был из богатой семьи, а другой бедный, родители не разрешали встречаться, и они рыдают по этому поводу.

Марк посмотрел на время и решил, что невыспанность в самолете и завтрашний ранний подъем как нельзя лучше говорили ему о том, что надо бы ложиться спать. Но сон не шел, поэтому он открыл буклет отеля и быстро нашел то, что ему сейчас было нужно. Выйдя, он отправился на самый верх, на крышу этого отеля, где располагалась смотровая площадка и там же был бар. В баре было на удивление безлюдно, видимо народ знал и другие места, где так же наливают, но для Марка сейчас расположение было немаловажным фактором. В баре было темно, цены не кусались, и он взял, для начала, классический для этой страны коктейль Май-Тай и присел с ним за столик у самого окна.

Внизу горели огнями дороги, четырехэтажные развязки и яркие рекламные билборды. По дорогам тянулись вялые пробки, а по развязкам быстро мчались одинокие автомобили. Отсюда, сверху, сложно было сказать, что там происходит, и казалось, что за окном градусов двадцать, не больше. Но Марк знал, как обманчиво такое восприятие мира. Там внизу тридцать градусов, влажно и душно по мнению любого европейца. А еще там царят запахи, их сотни, даже тысячи! Выходя на улицу ты просто перестаешь их замечать, они густой стайкой накидываются на тебя и забивают все рецепторы. Марк отхлебнул коктейль и заметил, что он очень неплох! Само собой, настоящий Май-Тай не тот, что смешивался в Таиланде, а тот, что состоит из правильных ингредиентов. Этот коктейль был и впрямь неплох, по крайней мере тут никто не стал заменять ром водкой для увеличения градуса. Коктейль был не крепкий, но дело свое знал, Марк начинал хотеть спать и это было прекрасно.

Глава 8

Рано утром Марка разбудил будильник, вчерашний коктейль не был достаточно крепкими, чтобы оставить свой след на утро, посему утро было добрым. Почистив зубы и собрав вещи, можно было отправляться в путь. Надев рюкзак, он отправился по всем комнатам, заглядывая в розетки и ящики, чтобы ничего не забыть. Марк заметил одиноко лежащую гуаву, подхватил ее и весело хрустя вышел в коридор. Утро только началось, но это экватор и солнце уже ярко светило и обжигало землю. Впрочем, нельзя было сказать, что земля за ночь успела остыть, тут такого в принципе не случалось. Спустившись вниз, он подошел на ресепшен и сказал, что уезжает.

– Ваш ключ, пожалуйста? – Сотрудник протянул руку ожидая, пока Марк, копошась в карманах найдет карточку.

– Вот, пожалуйста. – Марк наконец-таки нашел то, что надо и протянул сотруднику.

– Вы пользовались мини баром?

– Нет только баром на последнем этаже, но там все оплачено.

– Вам вызвать такси? – Сотрудник улыбался, понимая, что сможет заработать еще немного.

– Да, в аэропорт.

Марк всегда удивлялся этому явлению, но то, что на западе называлось “откат”, тут было двигателем торговли. В Таиланде, Вьетнаме, Камбодже и возможно других азиатских странах, это было нормой. Если ты привел человека и этот человек что-то купил, теперь полагалась часть этих денег. Это даже не обсуждалось, это больше чем закон, просто так было всегда. Поэтому сейчас работник отеля поймает такси для Марка, а таксист, когда вернется к отелю, отдаст часть денег этому работнику. Только так ему будет гарантированы следующие клиенты, а работнику отеля чаевые. При этом никто ничего не просит, и все честно зарабатывают. Чисто теоретически, это оплата рекламы, в интернете давно есть такой термин как “лид” – и оплачивают именно эти самые лиды. Это может быть регистрация в игре или покупка чего-то в магазине, или даже просто написанный отзыв. Любое действие можно связать с рекламой, так и тут, таксист платит за приведенного клиента, причем делает это после того, как подвез его и сам получил деньги.

Марк сел на заднее сиденье и расслабился, таксист знал куда ехать, о цене они заранее договорились, поэтому даже выключенный “таксиметр” никак не напрягал. В городе еще не было пробок, однако это обычное утро, обычного рабочего дня и транспорта было более чем достаточно. Марк вяло наблюдал за струйками пара из вентиляционных воздуховодов, в климате с большой влажностью это нормальное явление, но смотрится все равно фантастически. Словно кто-то забросил в автомобильный кондиционер сухой лед и теперь пар вытекает из всех щелей. За окном проплывал Бангкок, город с самым длинным названием, официально зарегистрированным в книге рекордов Гиннеса, этот город похож на мини-версию Гонконга, а может быть даже микро.

Как только автомобиль выбрался на автостраду, стрелка спидометра ушла за сотню и больше не возвращалась. Машина мчалась по второму, а быть может даже третьему этажу развязок над городом. Чисто теоретически считалось, что тут ограничение девяносто километров в час, однако, судя по машинам вокруг, все двигались не менее ста двадцати. Марк глянул на часы и понял, что по старой московской привычке выехал сильно заранее, придется ждать в аэропорту несколько часов. Подъезжая к аэропорту, водитель спросил куда Марк летит.

– На Самуй.

– О! Самуй, хорошее место, много солнце, хорошее теплое море, девушки, ром. Там много кокосов. – Сказал водитель стараясь использовать весь свой словарный запас английского языка.

– Кокосов? Да, я обязательно попробую кокосы и ром. Скажите, а нам еще долго?

– Нет, совсем недалеко, у нас другой аэропорт для местных рейсов.

Так вот зачем он спросил, куда я лечу, подумал Марк. Он даже удивился, как это он сам об этом не догадался, это же внутренний рейс, а следовательно никакой таможни и простенький паспортный контроль. А также никаких дьюти-фри и прочих прелестей, придется рассчитывать только на себя.

В аэропорту Марк быстро нашел стойку регистрации и протянул девушке билеты и паспорт. Она что-то долго набирала на клавиатуре, а потом спросила:

– Вы хотите вылететь на Самуй прямо сейчас?

– Эм… Ну да, я хочу отправиться на Самуй сегодня же. – Марк не понял, что именно имела в виду девушка, быть может это проблема с английским?

– У нас есть место в самолете, который вылетает через… Сорок минут, хотите я изменю ваше бронирование?

– Да, безусловно! – Марк даже не верил, что так бывает. В родной Москве его попросили бы доплатить, да не просто за билет, а еще и за “услугу”, скорее всего.

– Вам надо пройти до конца прямо, а там повернуть направо, и там будет гейт семьдесят четыре. Но вам стоит поторопиться.

– Поторопиться? Вы же сказали еще сорок минут?

– Да, поэтому вам надо поторопиться.

У каждой авиакомпании своя политика продажи билетов, азиатские авиакомпании продают билеты практически бесплатно, когда остается мало времени до вылета. Европейские компании, как правило, наоборот, поднимают цены, в надежде, что всегда найдется кто-то, кому надо вылетать срочно. Марк шел по коридору и заметил, что он находится возле гейта четыре, итого осталось всего семьдесят. Только когда Марк дошел до гейта номер шесть, он понял, почему ему надо поторопиться. Он подхватил рюкзак поудобней и быстро зашагал вперед. Как там ему сказали, до конца прямо? Марк не видел есть ли конец у этого коридора, было ощущение, что он бесконечен. Никакие гейты больше не попадались, людей стало заметно меньше и даже магазины пропали. Вокруг был лишь коридор, сделанный из металла, в паре сотне метров он увидел тупик, оставалось двадцать минут. Интересно, а ему сказали время до начала или до конца посадки?

Дойдя до тупика он обнаружил долгожданный поворот, над которым красовалась надпись: “гейты 60-80”. Выходит, осталось всего-то четырнадцать гейтов, стоит поторопиться. Марк широко шагал по коридору и звук его шагов громким эхом отражался от стен. Он еле сдерживался, чтобы не побежать, гейт уже показался вдалеке и выглядел как островок жизни в этой железной мертвой трубе. Каждый шаг приближал Марка к людям, в какой-то момент Марк понял, что эти люди никуда не торопятся, они просто ждут. Выходит, мне сказали время начала посадки, а впрочем, уже вышло всякое время, но посадки так и нет. Марку, впрочем, как и всем остальным, пришлось ждать еще пятнадцать минут и только тогда пришли сотрудники и начали проверять билеты.

Самолет был маленьким и сразу после взлета его начало основательно мотать из стороны в сторону. Марк надеялся, что при посадке будет не так ветрено, как в последний раз. Раз уж тот большой самолет так кидало, то страшно даже представить, как будет садиться этот и будет ли вообще? Марку вообще было сложно представить как летчики тренируются сажать самолет в бурю, ураган, дождь или при сильном боковом ветре. Сам он думал, что научиться такому можно только если ты внезапно оказался в такой ситуации и пришлось срочно учиться. Впрочем, должны же быть какие-то безопасные тренажеры? Возможно там можно симулировать и боковой ветер и проливной ливень. Одним словом, самолет болтало, а Марку было немного не по себе.

– Сэр, вы желаете напиток? – Сказала стюардесса, которая выглядела очень нестандартно для Тайки, она была ростом явно выше ста семидесяти сантиметров, даже для европеек это был рост выше среднего.

– Да, простите, у вас есть кофе?

– Конечно, какой вам?

– Покрепче, если можно.

Стюардесса улыбнулась и ушла куда-то в сторону кабины, было слышно, как работает автоматическая кофемолка. У них что молотый кофе на борту самолета? Это же не какой-то частный рейс, это же просто маршрутка, что летает раз в полчаса между двумя островами. При этом нельзя было сказать, что страна живет очень богато или сорит деньгами. Единственное, что удивило Марка, так это цена билета, всего за час полета они брали примерно треть стоимости перелета из Франкфурта до Бангкока, а там лететь десять с половиной часов. Насколько он успел разобраться, цена формировалась благодаря монополии. В далекие времена на Самуй не было аэродрома и его построили на деньги одной авиакомпании, при условии, что в следующие десять лет приземляться смогут только они. Возможно, повышенная цена изначально была связана именно с этим. Но чтобы как-то оправдать цену, было решено расширить меню, тем более что за час полета люди не успеют много выпить и съесть.

Капитан объявил посадку и Марк выглянул в окошко. Остров и правда был невелик, кончено весь остров видно не было, но то, что это остров было понятно любому, кто взглянул на него. Большая часть самолета состояла из местных, и они спокойно отнеслись к объявлению капитана, словно водитель просто объявил о следующей остановке. Марк тоже пристегнул ремень и стал ждать посадки. В отличие от крупных аэропортов тут полоса была короткая и самолет заходил на посадку по достаточно крутой глиссаде. Никаких порывов ветра или грома и молний, ничего такого, самолет просто снижался и, заходя на посадку, чуть развернув нос по ветру. Коснувшись задними шасси, он выровнял курс и опустил нос. Видимо всех летчиков тут так учили, они точно знали, как садиться при боковом ветре.

Спускаясь по трапу, Марк искренне удивился местному транспорту. Это были состыкованные друг с другом тележки, как в детском паровозике. Даже цвета у них были игрушечные, словно из веселой детской книжки или мультфильма. Впереди этого развеселого поезда был электромобиль, точно такой же использовался для перевозки багажа. Люди дружно садились в вагончики, которые были, по сути, просто платформой с прибитыми к ней скамейками. Никакой крыши или окон не было, вместо них был тент, который разматывался во время дождя. Марк занял свободное место и поставил рюкзак себе на колени, люди вокруг никуда не торопились, они медленно и равномерно заполняли поезд, вагон за вагоном.

Аэропорт же напоминал огромное бунгало где-то посреди пляжа. Большинство зданий были с конусообразной крышей, которая держалась на сваях. Само собой все было рассчитано так, чтобы даже во время ливня с сильным ветром ничего не попадало в здания. Багажа у Марка не было, поэтому он прошел весь аэропорт насквозь и отправился на парковку такси. Как это ни странно, но тут не было толпы таксистов, которые готовы были сражаться за туристов. Марк, оглядевшись, направился к стойке с прозаичной надписью “Такси”.

– Доброе утро Сэр, вам нужно такси? – Девушка искренне улыбалась Марку и даже если в этой улыбки виновато не только ее хорошее расположение, но и должность, то кому какое дело?

– Да, скажите, а у вас тут не очень-то бойко с такси, да? – Марк показал на очередь, где стояли люди и не было ни одного таксиста.

– Просто обед, все кушают. Скоро приедут. – Девушка протянула листок бумаги с номером и что-то сказала в рацию, видимо передавая заказ.

– Что теперь? – На листке был написан только номер, не совсем понятно это был номер автомашины или номер очереди.

– Идите в очередь, ждите машину, когда приедет, покажите этот номер, вас довезут.

Марк почувствовал, что с ним разговаривают как с ребенком, кивнул и примкнул к очереди таких же туристов. На парковку въехал мотоцикл и скутер, к ним подошел какой-то человек с рюкзаком и они начали изучать мотоцикл. Затем быстро подписали документы и ребята укатили на скутере, а парень сел на мотоцикл и, покачав его в разные стороны, словно пытаясь понять, как много он весит, сел и укатил в неизвестном направлении. Марк посмотрел ему вслед и немного пожалел, что не стал заказывать себе автомобиль с доставкой в аэропорт. Подъехал первый таксист и Марк понял, какой именно номер ему написали, это было что-то вроде бортового номера, он был написан на машине крупными цифрами со всех сторон. Марк дождался своей машины и достаточно быстро добрался до отеля. Ехать было минут сорок, и он даже удивился, что остров выглядел значительно меньше на карте.

Отель был буквально пропитан духом расслабленности и неторопливости, точно так же, как и местный аэропорт и местные таксисты. Марк осмотрел номер, принял душ и переоделся в чистое. Долгие прогулки по аэропорту и перелет не то, чтобы испачкали одежду, однако надевать ее после душа совершенно не хотелось. Марк еще раз сверился со своими записями и решил отправиться в отель Федора как можно быстрее, чтобы не упустить его снова. Его удивляло, что он давно не видел никакого будущего, не было спонтанных видений, быть может виною всему плохой сон и постоянная спешка куда-то.

Марк открыл карту и посмотрел сколько ему придется преодолеть. Если бы дело происходило в Москве, он бы отправился пешком не раздумывая, но тут, на острове… Он видел остров с самолета, весь остров представлял собой одну большую гору с вершиной в геометрическом центре, поэтому любая дорога шла либо в гору, либо с горы. Шагать пешком под горку удобно, но придется возвращаться обратно, а идти пару километров в гору ему совершенно не хотелось. Он решил обзавестись транспортом, хоть каким-то, для чего и спустился на ресепшн.

– Простите, я хочу осмотреть остров, где у вас можно арендовать машину? – Марк старался сформулировать фразу так, чтобы его не обманули с ценой.

– Машину? Нет, у нас машин нет, тут есть неподалеку аренда машин, я могу вам показать. Но зачем вам машина, вы же один? – Парень не издевался, он искренне не понимал зачем нужна машина одному человеку.

– Ну да, я один… У вас по одному на машине не ездят? Нужно несколько человек? – Марк тоже не издевался, и он тоже не мог искренне понять в чем проблема.

– Но машина она… Она большая, и требует много топлива, зачем?

– Ну не на велосипеде же мне передвигаться?

– Велосипед? Нет, велосипед найти будет сложно, я даже не уверен, что есть аренда велосипедов.

– Тогда что?

– Как что, скутер. Все используют скутер, это удобно и быстро, зачем машина?

– Но я не умею на нем ездить.

– А на велосипеде умеете?

– Ну да, умею, давно не пробовал, но точно смогу.

Парень вышел с Марком на улицу, и они отправились по дороге в сторону пляжа. Примерно через сотню метров они подошли к месту, где сдают в аренду скутеры, и парень что-то начал обсуждать с владельцем. Они посмеялись и когда договорились, парень повернулся к Марку и улыбаясь сказал:

– Все хорошо, он тебя научит бесплатно, если ты возьмешь скутер на неделю.

– А если я возьму на неделю, но верну раньше это не страшно?

– Нет, меньше чем на неделю нельзя.

– Я не прошу возвратить мне деньги, я просто верну скутер, так можно?

– О да! Так можно. – Парень наконец понял, что имел в виду Марк и радостный отправился обратно.

Марку показывали скутеры разных цветов и размеров и спрашивали какой больше ему нравится. Поскольку Марк ничего в них не понимал, он решил ориентировать просто по цвету, поэтому выбрал черный с красными молниями. Не сказать, что он был поклонником этих цветов, но альтернативой был скутер ярко розового цвета или белый в цветочек. Он старался выбрать что-то поновее, в итоге получилось то, что получилось. Они отправились на небольшую площадку за этим самым центром аренды и там Марка начали учить кататься. Сначала по прямой, затем медленно по большому кругу, затем круг становился все меньше и меньше и в итоге он почувствовал как это – поворачивать. Конечно, не обошлось без проблем и пару раз он чуть было не упал, когда нечаянно нажал на газ сильнее чем требовалось.

Когда Марк почувствовал, что он освоился и может спокойно управлять байком, хотя и не быстро, но все же не пешком, он поблагодарил своего учителя и отправился в отель. Там он открыл карту, построил маршрут и поехал на встречу удаче, надеясь, что он не собьется с маршрута и найдет отель Федора, который уже видел. Марк промчался по дороге вдоль пляжа и свернул с нее в сторону от моря. Судя по карте, ему нужен был третий поворот направо, однако он не понимал, как можно считать повороты в этом месте, стоит ли считать мелкие улочки или только крупные? Впрочем, по-настоящему крупных дорог тут не было совсем, были только маленькие и очень маленькие. Марк отсчитал как мог третью улицу и повернул, проехал прямо и уперся в тупик. Дальше дороги не было, Марк медленно развернул байк, буквально катая его руками вперед-назад, а затем хотел было открыть Гугл, но посмотрел прямо и заметил тот самый логотип. Не медля он подъехал к гостинице и припарковался на их стоянке. В Таиланде рядом с любым более-менее крупным зданием было две парковки, для машин и для скутеров.

– Добрый день, у вас остановился мой друг, но он не написал свой номер, вы не могли бы проверить? Мне достаточно просто знать тут он или нет.

– Простите, но я не могу вам предоставить такую информацию о наших клиентах.

– Хм… Хорошо, а если я, допустим, сяду у вас в кафе, а кто-то из персонала просто проверит и, если он тут, скажет ему о том, что я его жду?

– Но что, если он тут не живет?

– Ну тогда я просто выпью кофе и уеду.

Парень на ресепшене явно колебался, не зная, как себя вести. С одной стороны, Марк не предлагал ничего противозаконного, с другой стороны он все равно мог узнать живет тут Федор или нет.

– Напишите, как его зовут на бумажке и идите пить кофе.

– Это не взятка, это чаевые за беспокойство, деньги будут вашими в любом случае.

Марк написал имя и фамилию и добавил пятьдесят долларов к записке, затем развернулся и, не оборачиваясь, отправился в маленький ресторанчик у отеля. Дойдя до бармена, он заказал эспрессо, не рискуя заказывать что-то на молоке, дабы не разочароваться в кофе. Марк вертел в руках маленькую шоколадку и смотрел как бармен, по совместительству бариста, готовит кофе. Кофемашина была полностью автоматическая, поэтому если зерна были правильные, то и кофе должен получиться хороший. Когда кофе был готов, он посмотрел на дымящуюся чашку, откусил шоколадку и услышал знакомый голос за спиной.

– Молодой человек! А вы настойчивей, чем я предполагал.

В голове сразу всплыл образ Федора в костюме, рубашке и галстуке, именно таким он видел его на фотографии, затем на камерах в аэропорту, а затем и в кафе. Но обернувшись у него произошел разрыв шаблона, перед ним стоял Федор, в этом не было сомнений, однако кроксы, оранжевые плавательные шорты и тонкая майка до колен резко контрастировали с предыдущим образом. Марк даже зажмурился и подождав секунду вновь открыл глаза.

– Федор? Значит я увидел ваш отель правильно, но что-то должно было быть не так.

– Учитывая то, что вы успели мне рассказать, все что угодно могло быть не так. – Федор помахал бармену и показал на чашку кофе, намекая, что он тоже хочет такой же.

– Я тут не официально, никто не знает куда я отправился и можно сказать, что я уже не работаю.

– То есть как это – “можно сказать?”

– Мне заплатили, однако предложили продолжить и, в случае успеха, обещали заплатить повторно. Ведь договор был о том, что я вас найду, а не приведу обратно.

– Ну да, ну да… И вы решили попытать счастья? Не думаю, чтобы вы так сильно нуждались в деньгах, а того эм… Того, кого за мной прислали вы сами видели, неужели вы думаете, что он бы меня попросил вернуться?

– Федор Михайлович, я сам не знаю, зачем я полетел за вами, быть может это любопытство, а может быть я сам хочу разобраться с тем, почему я вижу то, что вижу?

– А что вы видите? Ах… вы про свои видения, вы же говорили, что вы их сами вызываете?

– Да, могу и сам, а могут и они сами, но суть не в этом. Я вижу только то, чего не было или не будет, но можно ли увидеть то, что будет или было?

– Увидеть то, что будет? Нет, так нельзя, увидеть можно только то, что было.

– И вы знаете как это сделать? – Марк почувствовал, что сейчас ему откроют как заглядывать в реальное прошлое, а не вымышленное.

– Само собой, включите телевизор. – Федор отхлебнул кофе, наблюдая как Марк грустнеет на глазах по мере осознавания сказанного. – Вы могли бы и сами догадаться, Марк.

– Глупо получилось, согласен. А зачем вы мне написали: “Не преследуй меня”, – вы же не думали, что это и правда меня остановит?

– Вам? Позвольте, но я писал это не вам, а тому, кто меня преследовал.

– Почему же записку отдали мне?

– Это неважно… Позвольте, но если записку получили вы, то это значит, что он не читал ее. – Федор нервно жевал губы бегая глазами по столу, явно думая о чем-то своем. – Если он не читал записку, то зачем он выбежал? Ведь я все рассчитал, он должен был выбежать после того, как прочитает.

– Федор? Но, как вы передали записку?

– Что? Вы же сказали, что он ее не получил…

– Он нет, но я-то получил! Как вы передали записку?

– Я попросил отдать записку человеку из пятьсот двенадцатого номера, но у вас же был другой номер, вы даже жили в другом крыле.

– Да… А откуда вы знаете где я жил?

– Так я же оставлял вам записку под дворником, помните?

– В общем я не знаю жил там Валентин или нет, но я точно жил в пятьсот двенадцатом номере.

– Тогда для меня загадка, почему он выскочил под колеса того автомобиля.

– Ваши расчеты дали сбой?

– Позвольте, а как вы оказались в другом номере?

– Я вернулся в гостиницу и попросил номер на одну ночь, мне дали этот – совпадение.

– Один человек сказал: “При помощи совпадений Бог сохраняет анонимность”.

– Марк Твен?

– Нет, Альберт Эйнштейн. Так вот, Марк, мои расчеты позволяют склонить случайное событие в нужную сторону. Это не стопроцентный результат, выбрасывая кубик я не смогу изменить результат на нужный, но многие вещи зависят от менее значимых событий.

– Да, вы рассказывали, что практически все зависит от случайностей в той или иной мере. Но что толку менять погоду?

– Марк, благодаря статистике и случайностям взрывается ядерная бомба, как, по-вашему, она устроена?

– Ну там обогащенный уран, его надо соединить и он взорвется. – Марк слабо помнил, но кто-то ему это рассказывал, быть может даже в школе.

– Да, примерно так. Но если взять два куска урана, то вы не успеете их соединить, они нагреются и испарятся прямо у вас в руках. И даже если вы очень быстро это сделаете, они все равно успеют испариться. Чтобы произошел ядерный взрыв, надо одним куском урана выстрелить в другой кусок.

– Отличный ликбез, а зачем я все это узнал?

– Представьте себе, что я могу чуть-чуть изменить статистический перевес и взрыв не произойдет.

– А это возможно? – Марк залпом допил свою чашку кофе и не сразу понял, что именно он сейчас услышал.

– Чисто теоретически да, само собой, большая часть ядерных боеприпасов изготавливается из оружейного плутония, там несколько иная ситуация, но поверьте, и там все держится на случайных совпадениях. Чтобы произошел взрыв, нужна критическая масса, которая вовсе не константа, и зависит от многих условий. Прежде всего от расстояния между атомами и от скорости нейтронов. Но в любом случае, попадет нейтрон в ядро или нет это случайность. Ядерщики прикладывают огромные усилия, чтобы превзойти критическую массу в несколько раз, для надежности, но и это можно обойти.

– Погодите, вы сейчас сказали, что можно выключить ядерное оружие?

– Повторю, чисто теоретически – да, но практических экспериментов никто не ставил.

– Я начинаю понимать, почему вас ищут. – Марк откинулся на спинку и иначе взглянул на Федора, он впервые понял на кого смотрит.

– Значит вы также должны понимать, почему я не отправился на конференцию и не озвучил свои догадки на весь белый свет.

– А вы не думали, что до этого может догадаться кто-то еще?

– Обязательно! Обязательно догадается, о чем и речь! Рано или поздно это станет известно всем и тогда начнется война. Представьте, у вас полный склад оружия и только одно сдерживает соседнее племя он нападения. В соседнем племени схожая ситуация и вдруг оба вождя узнают, что завтра, максимум послезавтра, оружие перестанет работать. Как вы думаете, кто первый пойдет войной?

– Тот у кого нервы слабее.

– Правильно мыслите, молодой человек, или тот, кто сильнее боится. От ядерной войны долгое время всех сдерживало только то, что это обоюдоострая бритва. Кто сделал первый выстрел, будет гарантированно уничтожен в ответ.

– Тогда что мы делаем? Ждем, когда кто-то другой догадается?

– Давайте поговорим об этом вечером, мне нужно кое-что проверить сегодня, а вечером я встречусь с вами и все подробно расскажу и объясню.

– Обычно после такого в кино главный герой исчезает, вы можете мне сейчас рассказать?

– Нет, учитывая, что этот ваш, как там его… Не читал записки, но все же выскочил на улицу, я подозреваю, что кто-то еще знает то, что знаю я. Мне нужно выяснить так это или нет, от этого зависит что нам стоит делать дальше.

– А если я вас не встречу вечером? Вы не думаете, что вы можете исчезнуть? Или это не приходило вам в голову? Вы же должны понимать, что не я один могу за вами охотиться?

– Конечно я все понимаю, не беспокойтесь, даже если я не появлюсь, вы будете знать, что делать.

Марк терпеть не мог, когда с ним разговаривали загадками, но Федора было не переубедить, он уже все решил и сейчас готов был погрузиться в свои мысли. Оставалось только ждать вечера.

– Хорошо, где мы встретимся?

– Тут, если вам это не сложно, то прямо тут и встретимся. А теперь мне пора, простите, но теперь у меня каждая секунда на счету, так что до вечера, молодой человек.

– Меня зовут Марк.

– Я постараюсь это запомнить.

Федор оставил несколько монет на столе и отправился в гостиницу, можно было его догнать и возможно даже пытать, чтобы он все рассказал, но кому от этого будет лучше? Марк придерживался мнения, что раз человек что-то не говорит, то не стоит особо настаивать, он же не убийца, а еще он может начать врать. Нет, надо было дождаться, пока клиент сам созреет все рассказать.

Глава 9

Марк отправился в небольшое кафе, хотелось отведать местной кухни, что-то банальное, доступное и при этом вкусное. Все давно знают, что пробовать простую местную кухню нужно в мелких, но пользующихся популярностью местах. Местная кухня не может стоить дорого, даже самая вкусная, ее попросту никто не купит. Марк определял пригодное кафе очень просто, он медленно катил на своем скутере и изучал парковки. Если он видел много припаркованных скутеров, то присматривался ради чего они все остановились. Так он нашел несколько мелких магазинчиков и отметил их для себя, на случай если придется задержаться на острове чуть дольше.

Наконец-таки ему попалось кафе, у которого было много припаркованных байков, ключевой чертой этого кафе было его название, оно было написано только по-тайски. Марк припарковался рядом, забросил шлем под сиденье и отправился в кафе. По мнению Марка, скутер был идеальным транспортом для местного населения, он требовал всего трех литров бензина и способен был проехать на них примерно две сотни километров. При этом он легко парковался везде, где был клочок более-менее ровной земли. Марк зашел в кафе и сразу столкнулся с проблемой – местные официанты не говорили по-английски и все, что они могли сказать это “йес” и кивнуть. Он сел за столик и открыл меню, помимо спасительных картинок были названия на английском, это должно было очень помочь при заказе. Цены, по московским меркам, были смешные.

Видимо голод давал о себе знать и Марк выбрал себе суп на кокосовом молоке, какую-то лапшу с курицей и салат из зеленого манго. Однако очень вовремя заметил, как за соседний столик принесли рисовую лапшу с морепродуктами и понял, что три блюда ему не осилить. Пришлось пожертвовать супом, как наименее привлекательным блюдом. Нельзя было сказать, чтобы скутер мешал как-то туристам пить пиво, но глянув на представленный ассортимент, Марк понял, что такое бутылочное пиво он может испить в любой стране мира, а местного почему-то не было. Затем, увидев в меню шейк из любых фруктов дешевле банки пепси, Марк однозначно выбрал именно его.

В итоге Марк подозвал официантку и ткнул пальцем в пад-тай, салат из зеленого манго и ананасовый шейк. Официантка записала все в блокнот и отправилась на кухню. Марк, тем временем, рассматривал посетителей. За соседним столом была молодая пара, явно не на первом свидании. В уголочке была семья с двумя детьми, удивительно, что это было не шумно. Марку принесли шейк, он был практически белого цвета, даже закралась шальная мысль, что они смешали ананас и молоко, но такая смесь просуществует буквально несколько секунд и молоко свернется. Шейк начал разделяться и стало понятно, что это просто ананас и лед, который был взбит до состояния снега. Судя по вкусу кроме льда и ананаса, был еще сироп, и это благодаря ему шейк стал таким сладким.

В Таиланде в принципе не заморачивались всяким правильным питанием и прочими глупостями. Если можно добавить глутамат натрия, то его сыпали не жалея, а если мало сладости, добавляли сахар или сироп в любых количествах. Кто там будет считать эти калории? Марк наслаждался вкусом свежих и вкусных ананасов только в том месте, где растет фрукт, где ему дают созреть на дереве, а не в магазине, в картонной коробке. Особенно это отражалось на бананах. Несмотря на то, что это просто трав-переросток и все отправляли их зелеными, чтобы по пути они дозрели, но все же местные бананы пахли совершенно иначе.

Вторым блюдом Марку принесли салат из зеленого манго. Манго – это фрукт, он сладкий сочный и с ярким запахом. Но это все относится только к спелому манго, а зеленый он ближе к овощу, у него терпкий вкус, немного еловый запах и соленым есть его вкуснее. Марк ел салат и его рецепторы не понимали, что происходит, вкусов было много, они были все новые и организм пытался разобраться, нравится ему это или нет. Марк чувствовал какие-то орехи, листья салата и бомбу специй, они все были новыми. Салат был в меру острым, с какой-то странной кислинкой, это определенно был не лимон, но что-то близкое. Пока Марк разбирался что и как происходит, принесли горячее. В целом скорости приготовления блюд могли позавидовать многие фаст-фуды, а учитывая, что блюда готовили, а не просто разогревали, было просто удивительно, как они так быстро все успевают.

Пад-тай был правильным, собственно, только таким он и мог оказаться в этом месте. Чувствовался очень яркий и приятный вкус мясного соуса. Даже под страхом смертной казни Марк не смог бы рассказать, какой именно вкус был у соуса, это было просто вкусно. Креветки были правильные, почему-то многие считают, что креветки надо долго готовить и часто время, уделенное этому процессу, просто уничтожает нежность и вкус блюда. В данном блюде не было резиновых и несъедобных частей, кольца кальмара были мягкие, а креветки нежные и сочные. Рисовая лапша была не разваренной и не твердой, сразу было понятно, что готовили ее сейчас, а не утром и сразу на всех. Марк смотрел на порции и понимал, что даже после сокращения с трех блюд до двух он не рассчитал свои силы.

Официантка подошла и жестами спросила, закончил ли Марк, он кивнул и она, легко подхватив посуду, исчезла на кухне. Марк пожалел, что не успел попросить счет, но, с другой стороны, у него не осталось ничего, кроме растаявшего шейка и, наверно, официантка догадается сама. Стакан был покрыт крупными каплями воды, и они стекали, оставляя за собой сухие дорожки. Через секунду такая дорожка покрывалась испариной и капли снова объединялись, образуя крупные скопления. По всему миру вода старалась испаряться, тут же она чаще конденсировалась. Марк смотрел на этот бесконечный процесс и понимал, что все в мире устроено одинаково. Лес выгорает, оставляя золу, на его месте вырастает трава. В траве застревают семена деревьев, что принес ветер, и через год-другой появляются первые ростки будущего леса.

Быть может, и мы сейчас подошли к такому вот порогу, быть может человечество было одинокими племенами, затем возникли деревни, потом города. А сейчас города, страны, мегаполисы – это те самые крупные капли? Наше ядерное оружие – это тоже путь в бездну? Что если это не гибель цивилизации, а просто очередной виток, который даже нельзя назвать необходимостью, это просто так всегда было и так будет. Марк не хотел скатываться вниз вдоль стакана, но он понимал, что его мнения никто спрашивать не станет. Если огромная капля сверху понесется вниз, снося все на своем пути, он никуда не денется. Конечно, он может оказаться той каплей, что сейчас находится рядом с пустой дорожкой. Эта капля осталась на этот раз, но надолго ли это? Ведь каждую секунду молекулы воды оседают на ней, делают ее крупнее и тяжелее. Рано или поздно и ее снесет струйка или она сама станет началом такой лавины.

Марку стало грустно от этих мыслей, и он хотел было попросить счет, как вдруг заметил, что за соседним столом тоже стоит такой же стакан и он совершенно сухой. В нем был какой-то темно коричневый коктейль, в нем плавала трубочка корицы, лимон и звездочка аниса. Жидкость была приятного янтарного цвета, но главное, этот стакан не покрывался испариной. Он словно решил пойти наперекор природе и оставался сухим сколько бы на него не смотрел Марк. В какой-то момент подошла официантка и Марк попросил счет, какие-то крупицы английского языка знали все, кто работал в Таиланде, официантка его поняла без лишних расспросов. Буквально через секунду она протянула листок с непонятными символами, а внизу, специально для европейца, была написана итоговая сумма арабскими цифрами. Марк отсчитал деньги и показав на стакан за соседним столом спросил, что это?

– Ни ку чаа.

– А, ну да, вот сразу все стало понятно. – Почему-то по-русски сказал Марк.

Официантка рассмеялась и начала крутить головой, наконец она нашла меню и, найдя нужную страницу, положила перед Марком, показывая пальцем в строку.

– Аааа… Это же чай!

– Чаа. – Сказала официантка, быстро кивая.

– Спасибо. – Марк кивнул в ответ, показывая, что вопрос исчерпан.

Судя по счету, он был должен меньше, чем тратил в Москве на один кофе. Решив, что это несколько несправедливо, он оставил хорошие чаевые и пошел к скутеру. Чай, ну конечно это был чай, теплый или даже горячий, именно поэтому он не покрывался влагой, он ее отталкивал. Быть может, если бы мы смогли также повернуть вспять, перестать меряться у кого сколько ракет, быть может что-то толковое и вышло бы. Но это утопия, только маленькие дети и некоторые глупые взрослые считают, что если миллиардеры раздадут свои деньги бедным, то все станут жить счастливо. Деньги они как электрический ток, любой металл полон свободных электронов, каждый атом меди содержит один свободный электрон, но как не подключай к нему лампочку она не будет гореть. Суть электричества – это ток, от слова поток, электричество есть только если электроны двигаются. С деньгами все точно так же. Если всем раздать деньги, они перестанут работать, деньги текут из того места, где их много туда, где их мало. Поэтому детская мечта раздать всем деньги обернется ступором экономики всего мира. И оружие нельзя просто взять и выбросить из жизни человечества, оно не просто средство для уничтожения себе подобных, чаще это средство сдерживания. Оружие – это тот самый диэлектрик, который мешает бедным забрать все, что есть у богатых, без работы. Это та самая тонкая прослойка в батарейке, отделяющая положительный электрод от отрицательного. Как только исчезнет диэлектрик, произойдет короткое замыкание, целые страны лишатся прибыли за природные ресурсы, рухнет вся инфраструктура.

Почему фабрики строят в бедных странах? Потому что там люди работают за те деньги, которые могут потратить богатые страны на покупку товара. Любой товар стоит ровно столько, сколько за него готовы заплатить, и высчитывать его цену из себестоимости уже давно не модно. В эпоху перепроизводства себестоимость любого товара неминуемо катится к нулю, ведь если производить энергию самостоятельно и за счет этой энергии добывать ресурсы, то все, что вылезает в стоимости товара это зарплата рабочим. Выходит, автоматизированный завод в масштабах страны изготавливает бесплатные товары. Но без оружия будет очень сложно сдержать ленивое, но агрессивное человечество.

Марк катил на байке в сторону пляжа, побывать в Таиланде и не искупаться в море было по меньшей мере глупо. До встречи с Федором оставалось еще часа два как минимум и можно было немного отдохнуть. На пляже тоже нашлась парковка, прямо у лестницы. Спускаясь, Марк читал рекламные плакаты вдоль лестницы, по всей видимости, на этом пляже по ночам устраивали вечеринки и приглашения уверяли, что лучше музыки чем здесь, не найти на всем острове. Марк мог бы с этим поспорить, если пройтись по пляжу, наверняка найдутся еще такие же пляжные танцевальные клубы. Однако сейчас ему хотелось не музыки и ярких впечатлений, а просто моря, мокрого, теплого и очень соленого.

У самой кромки моря был бар, Марк заказал еще один шейк, это давало хоть какую-то гарантию, что его вещи никто не умыкнёт, пока он будет купаться, впрочем ничего ценного или уникального его одежда не представляла. Марк дождался, когда принесут арбузный шейк, который был по большей части просто прохладной и ароматной жидкостью, сахар в этот вид шейков не добавляли. Отпив немного и раздевшись до плавок, он оставил всю одежду на плетеном ротанговом стуле.

Уже входя в воду, он подумал, наверное, стоило бы взять с собой полотенце, но было уже поздно что-то менять. Вода оказалась прекрасной температуры, она не обжигала как отмель где-нибудь в Египте и не вызывала ощущения, что надо привыкнуть, как родное Черное море. Марк легко прошел от берега в глубину до того момента, когда можно было плыть и лег на воду. Соленое море легко подхватило его тело, и он почувствовал себя словно в невесомости. Раскинув руки и ноги, он лег на воду и расслабился, позволяя волнам мягко качать его тело. В уши моментально залилась вода и заменила шум ветра, крик птиц и звуки кафе звуками моря. Было слышно, как где-то шуршат мелкие камешки, перекатываясь от волн, а еще как пена шипит, лопаясь миллионами мелких пузырьков.

Марк открыл глаза и увидел восхитительное лазурное небо с огромными шапками облаков. Только тут, в этом неимоверно влажном климате формируются такие высокие кучевые облака, словно кто-то выдавил взбитые сливки из сифона прямо на край неба. Было очень хорошо и спокойно, хотелось остановить время и прожить всю жизнь в этом мгновении, без Федора, без Славы и всех этих его видений. Всю жизнь смотреть в небо, чувствовать теплую воду вокруг и наслаждаться звуками моря. Вот она, жизнь без хлопот и забот, истиннее единение с природой, наслаждение каждым днем и ощущение счастья в миниатюре. Что характерно, стоит это не так уж дорого. Если сейчас Марк соберет все деньги, что у него есть, в одну кучу, он легко сможет арендовать маленькое бунгало на самом берегу на ближайшие сто лет. Жить в этом бунгало, питаться фруктами и морепродуктами, что стоят тут неимоверно дешево, если покупать их на рыбном рынке рано утром, а не в супермаркете.

Дауншифтинг – это ничто иное как эскапизм. Он всегда манит своей простотой и легким путем к счастью. Давай, говорит он, сделай шаг, и мы тебя подхватим, честное слово, тебе будет хорошо! Но Марк отлично знал, что это путь в никуда, по сути, это та же кривая дорожка наркомана или алкоголика. Отрицать реальность, отрицать проблемы всего мира вокруг, довольствуясь минимумом и наслаждаясь простыми вещами это не счастье, это трата времени. Единение с природой – это уйти в джунгли или в тайгу и жить там на подножном корме. Когда ты пьешь воду из пластиковых бутылок, готовишь на электричестве и покупаешь выращенных и убитых ради тебя кур, это не единение с природой. Наша цивилизация позволяет паразитировать на ней, беря допустимый минимум и ничего не отдавая взамен. Именно так ведут себя целые поколения людей в США, получая пособие по безработице и ничего не делая. Цивилизация не разрушится от некоторой части бездельников, возможно, они могли бы привнести пользу, но переубедить их или заставить это сделать стоит слишком больших усилий.

Марк открыл глаза, ощущая, что вода вокруг стала заметно прохладней, он приподнял голову и заметил, что его отнесло от берега. Кафе было отчетливо видно, но теперь не получится встать на ноги и выйти из воды, придется плыть. Он вспомнил все, чему его учили – гребок, вдох, гребок – выдох. Барахтаясь таким образом и симулируя плавание кролем, Марк проплыл метров десять. Остановившись и признавшись самому себе, что так он тратит слишком много сил, он просто лег на спину головой к берегу и стал лениво грести синхронно руками и ногами, словно гигантский кальмар. Никакого течения тут нет, его отнесло от берега ветром и волнами, а значит рано или поздно он таким макаром доберется до берега. Тем более, что торопится ему было решительно некуда.

Прошло минут десять, а быть может и двадцать, и Марк почувствовал, что вода вновь потеплела. Он решил встать на ноги, но вместо этого сел на дно от того, что оказался очень близко к берегу. Переборов желание остаться в этом положении до самого заката, любуясь облаками и тонкой кромкой горизонта от края до края, он обернулся и понял, что оказался на берегу далеко от кафе и теперь придется идти пешком к своим вещам и шейку из арбуза. Солнце пекло нещадно, никто не принимает в Таиланде солнце всерьез, то ли из-за влажности, то ли из-за относительно низкой температуры воздуха, всем кажется, что солнце не такое уж и горячее. Но Марк знал, как обманчиво это ощущение, а он уже больше часа был практически голый под солнцем и конечно он не догадался намазаться кремом от загара.

Когда он дошел до кафе, на него странно смотрела официантка, и только увидев себя в зеркало, он понял ее взгляд. Это был взгляд жалости, ей было нестерпимо жалко этого глупого туриста. Марк был красным как рак, единственное, что могло спасти его – это сок алоэ, он продавался тут на каждом углу, но кто же знал, что Марк учудит такую глупость. Официантка подошла к Марку, который все еще смотрелся в зеркало и что-то ему сказала.

– Простите, что? – Переспросил Марк по-английски.

– Вам надо крем, срочно, будет больно завтра!

– Да, я знаю, у вас есть? – Марк старался строить фразу как можно проще, не используя сложных оборотов.

– Нет, но я могу купить.

– Да, конечно, сколько нужно? – Марк потянулся за кошельком.

– Я не знаю, я сначала куплю, потом скажу. – С этими словами девушка поставила поднос, сняла фартук и что-то крикнув в сторону кухни ушла вверх по лестнице.

Видимо, неподалеку была аптека или какой-то маленький магазинчик, а Марк отправился пить свой смузи, который уже был совсем даже не смузи, а просто вода с привкусом арбуза. Солнце сменило угол и море стало сразу темнее чем небо, два синих цвета словно боролись на самом горизонте в праве называться синим. Когда вернулась официантка, она принесла Марку крем и показала пальцем в сторону массажного салона. Марк расплатился по чеку и добавил чаевые за то, что девушка сбегала в аптеку, а она благодарила и кланялась, словно он подарил ей машину. Только бы они никогда не менялись, подумал Марк. Он залпом осушил стакан и попросил еще один смузи, на этот раз из Маракуйи, ему очень нравился кисло-сладкий вкус этого фрукта, а смузи всегда поражал его своим ярким запахом.

Подойдя к массажному салону, он протянул тюбик с зеленым гелем массажистке и та, взглянув на него, рассмеялась, видимо она сразу поняла, зачем он пришел по характерному цвету кожи. Массажистка взяла прайс и показала масляный массаж, чтобы сориентировать по стоимости, сколько будет стоить эта процедура. Марк кивнул в ответ, а что он еще мог сделать, и хотел было лечь, но его остановили. Сперва его усадили лицом к морю и аккуратно намазали плечи, руки и грудь, как наиболее пострадавшие части тела. Марк чувствовал, как крем словно мороженное охлаждает кожу там, где его нанесли. Затем его попросили встать на кушетку для массажа и занялись его ногами. Видимо его не хотели укладывать, чтобы целебный состав не смазать на полотенце.

Марк чувствовал, что ему стало легче, однако теперь он стал липким и надо было немного подождать, пока крем не впитается. Марк вернулся за свой столик и пока крем впитывался, он пил очередной смузи. Есть еще не хотелось, тем более что скоро предстоит встреча с Федором, и Марк решил попробовать местные фрукты. Как это ни странно, но именно фруктов в баре не было. Тогда он дождался пока пальцы не перестали липнуть к коже, расплатился по счету и аккуратно, практически не касаясь тела, оделся. Одежда отказывалась скользить по телу и ощущалась просто отвратительно, хотелось снять ее как можно быстрее. Казалось, что каждая клетка на коже обзавелась собственной иголочкой, как у кактуса. И вот сейчас все эти иголки цепляются за нити футболки и чувствуют, как их хотят выдернуть.

Марк добрался до своего номера, разделся и решил некоторое время посидеть на балконе в одних плавках, тем более что они были немного влажными. Солнце уже спряталось за остров и на улице запахло вечером. С тоской Марк понял, что хочет он этого или нет, но ему придется одеваться и отправляться к Федору. Осталось только смыть остатки алоэ в душе и надеть свежую одежду на чистое тело, в надежде, что скольжение придет в норму и это не будет ощущаться как пытка. Марк с удовольствием скинул с себя влажные плавки и отправился в душ. После душа все и впрямь стало лучше и легче. Он решил, что до завтра ему ничего не грозит, по крайней мере облезлая кожа и боль от прикосновений придут позже, а сегодня должен начаться озноб и ощущение холода на коже.

Марк надел рубашку, чтобы максимально закрыть плечи и руки несмотря на то, что солнце уже клонилось к горизонту и не должно было сильно навредить. Шорты сменил на джинсы, жесткая ткань была не лучшим выбором, однако так он закрывал все тело. Байк был поставлен не очень грамотно и сиденье успело нагреться. Марк прикоснулся к нему и понял, что сесть на него прямо сейчас он не сможет. Какой-то парень у бассейна увидел растерянность Марка, крикнул что-то и замахал рукой. Марк не совсем понял, что надо было делать, а парень тем временем убежал куда-то в здание, вернулся он уже с тряпкой, с которой текла вода. Он быстро намочил сидушку так, что по ней текло, а затем отжал тряпку и так же быстро протер ее. Байк был немного мокрый, но сидеть можно было без опасения намочить джинсы. Марк полез было в кошелек, чтобы заплатить за отличную идею, но парень замотал руками и улыбаясь показывал, что просто хотел сделать доброе дело. Марк поблагодарил и пожал ему руку, подумав еще раз – вы только не меняйтесь, ребята, оставайтесь такими какие есть.

Глава 10

Марк сидел в том же ресторане в гостинице, где жил Федор и ждал, когда он придет. Проходя мимо ресепшена, он кивнул тому же самому парню, который в тот раз сделал чудо и позвал Федора. Парень улыбнулся и кивнул в ответ, видимо Федор его предупредил, и Марк с чистой совестью прошел и сел за столик. Нужно было что-то перекусить, так почему бы не сделать это здесь? Рестораны все схожи в одном, в них кормят. Марку принесли несколько буклетов, видимо это были разные меню, и он открыл первое попавшееся, и это оказалось барбекю. Марк присмотрелся к кухне и, заметив внушительных размеров печь которую разжигали, решил, что барбекю будет неплохим выбором. Полистав буклет, он решил остановить свой выбор на свиных ребрышках, поскольку выглядели на картинке они наиболее реалистично и при этом аппетитно, а не журнально.

Шейки уже больше не лезли, изучив меню он решил, что пиво вполне себе подходит к ребрышкам. Полиция в Таиланде могла выписать штраф за езду без шлема, но Марк не слышал, чтобы кого-то штрафовали за кружку пива. Само собой, если вас остановили, и тут внезапно выяснилось, что вы едете за рулем только потому, что не можете идти пешком… Впрочем пиво было слабенькое, хмель выветрится буквально через час. Марк посмотрел, что еще ему принесли, помимо барного меню и меню с барбекю, и нашел какой-то невыразительный конверт, картонного желтого цвета. Марк даже удивился, что это – еда из бамбука? Когда он потянулся к нему, он уже догадывался, что внутри. Так и есть, письмо от Федора:


Если вы читаете это письмо, значит я жив и здоров и со мной все хорошо. Более того, вы тоже живы и с вами тоже все будет хорошо. Люди, которые вас наняли, оказались не главными, я постарался все им объяснить, как мог, но они сказали, что больше ничего не решают. Простите меня, но я вынужден снова сменить свое местоположение. Если по какой-то причине вам понадобится меня найти, я уверен вы справитесь, однако должен предупредить, что все это перестает быть забавным и становится опасным. Мне кажется, настал момент, когда вам нужно остановиться и принять тот факт, что от вашего присутствия рядом ничего не изменится. В этот раз я пишу именно вам, постарайтесь не передавать это письмо другим, возможно имеет смысл сжечь его в той чудесной печи, в которой вам сейчас готовят прекрасные ребрышки.


PS: В тот момент, когда вы дочитаете это письмо, я буду на полпути в другую страну, надеюсь вы поступите разумно и безопасно.


Федор Михайлович.


Марк посмотрел на письмо, смял его в комок, чтобы лучше горело, подхватил конверт и отправился по тропинке к вышеупомянутой печи. Что именно так испугало Федора? Разговор со Славой, но зачем он вообще с ним разговаривал? Быть может он решил что-то объяснить или доказать, что это открытие не так уж и плохо? И к чему были эти ребрышки, не мог же Федор использовать свои знания на то, чтобы изменить реальность только ради красивой строки? Печь была правильная, с одной стороны разгорался костер, в котором рождался уголь, а еда готовилась в длинной широкой трубе, отходящей в сторону. В эту трубу попадал только тлеющий уголь, он разогревал воздух и выжигал остатки кислорода, предотвращая горение жира и мяса. Получалось, что пища жарилась и коптилась одновременно, вкус и правда обещал быть отличным. Марк бросил бумагу в огонь, пламя сразу подхватило листы и через несколько секунд осталась лишь зола, которую тягой вынесло в высокую трубу. Подняв голову, он проводил взглядом искры, что рассыпались на фоне звездного неба, словно сотни маленьких светлячков и отправился обратно за столик.

На столе уже стояла ледяная кружка пива, сразу было понятно, что кружку только что достали из морозилки и налили пиво, она еще была покрыта инеем. Очень хотелось пить и Марк, приложившись к кружке, сделал несколько глубоких глотков, отпив почти половину, откинулся на спинку стула и посмотрел на небо. Тут, вдали от огней и света, можно было увидеть мириады звезд. Надо будет после ужина прокатиться куда-нибудь на каменистый пляж, лечь на булыжник и посмотреть на звезды.

Теплый ветер дул с моря и, судя по вспышкам в небе, где-то там бушует гроза. Пришел официант, разложил приборы и поставил перед Марком деревянную дощечку с ребрышками. Они еще шипели от температуры и пахли дымом, что именно сгенерировало дым в этой чудо-печи оставалось загадкой, быть может во время готовки в печь закидывали какие-то зеленые листья или опилки. Ребрышки были мягкие и сочные, их было много, и они были достаточно мясистые и Марк даже решил, что возможно не справится один со всеми. Примерно после четвертого ребрышка он столкнулся с неожиданной проблемой, ему хотелось пива, но кружку пачкать не хотелось. Само собой, салфетки его сильно не спасли, тогда он решил помыть руки и впредь пользоваться вилкой, чтобы оставлять чистой хотя бы одну руку. Он подозвал официанта и спросил, где он может помыть руки. Вернувшись за стол, он заметил, что остатки пива унесли, а ему принесли новую кружку. Он удивленно посмотрел на официанта поодаль, указывая на полную кружку, тот закивал и сказал что-то вроде: “Фо фри!”, – ну раз бесплатно, то пусть будет.

Марк потихоньку расправился почти со всеми ребрышками, осталось всего одно и он ждал в очередной раз, чтобы еда немного улеглась, а затем он обязательно расправится с последним. Для этого он ходил медленно вокруг бассейна, обдумывая что он собирается делать дальше. Логичнее всего было собрать вещи и деньги и отправиться в никому неизвестное место, где разрешены ставки на спортивные мероприятия. Осесть там, купить попкорна и наблюдать за концом света. Желательно, чтобы это была не очень важная страна где-то на отшибе, острова вроде Бали или Мальдив вполне подойдут. Надо будет узнать, как там со ставками и можно отправляться хоть завтра. Марк посмотрел на оставшееся ребрышко и решил, что он не станет на него покушаться, не может он больше.

Он подозвал официанта, показав жестом, что он хочет расплатиться по счету и сразу достал бумажник. Когда официант принес счет, там, как он и обещал одно пиво было бесплатно. Марк расплатился и отправился на парковку к своему скутеру, проверяя стойкость походки. По всему выходило, что ходить и, скорее всего, ехать вдоль обочины он сможет без проблем. Он завел байк и вытолкал его ногами с парковки, вывернул руль и медленно покатил к выходу. У самых ворот он остановился, раздумывая, куда отправиться, сразу в отель или все же заглянуть на пляж, чтобы полюбоваться звездами? Чуть выехав за ворота, он заметил полицию справа и сразу же вспомнил, что забыл надеть шлем. Сейчас лучше всего было свернуть налево и, чуть отъехав, открыть багажник и надеть шлем. Штраф платить не хотелось, тем более что он не знал, где и как это можно было бы сделать, а берут они взятки или нет он проверять не хотел. Свернув налево, он поднялся на холм, где его встретил другой отряд полиции и, само собой, сразу же его остановил.

Марк припарковался на обочине и сразу же открыл багажник под сиденьем, чтобы достать шлем. Быть может, увидев, что клиент опомнился, они отпустят его с миром? Однако, как только Марк вытащил шлем, полицейский выхватил пистолет и, направив на Марка, начал громко кричать. Марк не понял слов, однако догадался бросить шлем и поднять руки над головой, показывая всем видом, что стрелять не стоит.

– Руки! Руки вверх! – Раздалось откуда-то сзади на английском.

– Я просто турист, я еду в гостиницу, простите, я забыл надеть шлем, я надену, я обещаю! – Марк знал, что езда без шлема наказывается штрафом, но не расстрелом же!

– Вниз! На колени, руки за голову! – Продолжали кричать сзади, словно не слыша его.

– Это ошибка, в чем я виноват? – Марк старался не крутить головой, но при этом смотреть глазами во все стороны.

Полицейские осматривали его скутер и, вдруг, что-то крикнули и человек из-за спины пошел вперед. Только сейчас Марк понял, что все это время он стоял у него за спиной с пистолетом, направленным ему в затылок. Боже, да что же это происходит? Полицейский подошел к скутеру, мельком взглянул в багажник и что-то быстро сказал своему напарнику, который стоял рядом с Марком. Тот, не убирая пистолет, достал наручники и Марк, догадываясь, что от него требуется, поднял одну руку из-за головы. Браслеты щелкнули на правом запястье, затем его руки заломили за спину и закрыли на второй руке. Марка довольно грубо подняли и подвели к багажнику. Там, на дне, лежало несколько пакетов с очень белым порошком. Вот это уже было серьезно! Что бы не оказалось в этих пакетах, в Таиланде это означало только одно – смертная казнь.

Марка посадили в патрульную машину и привезли в местное сизо. Если вы когда-то бывали в сизо, совершенно неважно какой страны и какого города, то вы можете себе представить клетку, в которой заперли Марка. Это была комната два на два метра с двумя скамейками вдоль стен и маленьким зарешеченным окошком, выходящим на улицу. У Марка забрали бумажник и, пересчитав все карточки и деньги, все тщательно записали в лист, который Марк подписал. Затем его обыскали и убедившись, что больше ничего при нем нет, отправили в камеру за решетку.

Посетителей было немного, в соседней камере сидел какой-то невменяемый турист, он мычал и периодически открывал глаза, которые безалаберно бегали по кругу, видимо он употребил что-то вроде того, что вынули недавно из багажника. Марк пытался понять, что теперь делать? Отправиться за решетку лет на двадцать? Ждать расстрела? Слишком спокойно с ним обходились, учитывая, что его ждет. Спать совершенно расхотелось, пивной хмель как рукой сняло, было даже смешно представить, что он боялся теста на алкоголь или штрафа за езду без шлема. Мозг вел себя странно, он вроде как был занят и что-то усиленно обдумывал, но Марк не слышал собственные мысли. Вроде как он думает, а о чем он думает? Как отсюда выйти – никак, решетки толщиной в пару сантиметров, сразу за решеткой сидит охранник, тупой и сонный, но он с оружием и его не обойти по дороге на улицу.

В комнату зашел человек в белой рубашке и темных брюках, от всех его отличало то, что он был в туфлях и носках. Словно его выдернули телепортом из какого-то Московского офиса и перенесли сюда. Именно московского, даже не говоря ни слова, по взгляду, по манерам и движениям Марк догадался, что он русский. Человек загородил своей спиной охранника, что-то достал из кармана брюк и показал перед собой. Говорили они очень тихо и что именно он сказал слышно не было, однако охранник нажал какую-то кнопку на пульте и с громким жужжанием дверь камеры отъехала в сторону. Человек кивнул и, развернувшись, медленно пошел к Марку, охранник тем временем встал из-за стола и вышел за дверь.

– Ого, даже так! – Сказал Марк, понимая, что это совсем не простой человек.

– Доброй ночи, Марк Николаевич, как вам отдых? – Человек был не стар, но слегка прихрамывал на правую ногу, словно ему натерли туфли.

– В принципе все хорошо, вот только маленькая заминка произошла, но я надеюсь, что все разрешится. А вы кто? ФСБ или ГРУ?

– Я представляю организацию с длинным и скучным названием, которое вам ровным счетом ничего не скажет. Наша организация не стремится к публичности и о нас не снимают интересных фильмов. Но я могу вам помочь, потому что мне нужна от вас услуга. Как вы понимаете, у вас не то положение, чтобы торговаться… – Мужчина пристально смотрел Марку в глаза и казалось, что он не моргает.

– Вам нужен результат матча? – Марк понимал, что кто-то должен будет назвать цену, так пусть это будет не он.

– Чувство юмора в такую минуту? Возможно это хорошо, всяко лучше, чем рыдать. Марк, давайте я вам обрисую ситуацию. Вас задержали власти Таиланда с достаточно большой партией синтетических наркотиков в багажнике вашего скутера. На пакетах с порошком ваши отпечатки пальцев, но провести экспертизу они не могут, тут нет такой лаборатории. Порошок отправили на экспертизу в Бангкок, завтра лаборатория проведет анализ и вышлет отчет обратно. Если там будет написано, одно, то вас ждет смертная казнь, порошка слишком много, никакого срока, просто расстрел. Но есть выход. Вы мне поможете, и лаборатория пришлет в ответе, что это была просто сахарная пудра, перед вами извинятся, вернут ваши вещи и отпустят на все четыре стороны.

– Почему-то мне кажется, что это может быть блеф и там, в пакетах, действительно сахарная пудра. Ведь я мог их выбросить, если бы полез за шлемом? Высыпать в бассейн или сжечь в той же печи, как бы вы потом отчитывались о потерянном реквизите?

– Блеф? Да, может быть и так, может быть это все блеф, но тогда вам нечего бояться, так ведь? Вы правда готовы рискнуть и сделать такую опасную ставку? Есть и еще одна мелочь, вы знаете, что именно нашел Федор! Вы же понимаете, что это, по сути, конец света, это смерть нашей цивилизации!

– Вы имеете в виду выключатель ядерного оружия? Но ведь рано или поздно кто-то еще догадается до этого.

– Выключатель? – Собеседник был явно удивлен и растерян, словно он пришел говорить о квантовой механике, а ему рассказывают про рычаги, уверяя, что именно это механика.

– Ну да, что случайность можно изменить и тогда ядерное оружие на сработает… – Марк догадался, что, видимо, сболтнул лишнего, но смысла отпираться уже не было.

– Ах, вы об этом, нет. Во-первых, управление случайными процессами это далеко не навсегда, можно отключить ядерный взрыв, но надо точно знать где и когда будет произведена детонация, а это очень сложно. Стоит ошибиться на несколько секунд и это уже не сработает, реальность нашей вселенной одержит верх и случайные процессы пойдут своим чередом.

– Тогда чего вы боитесь?

– Марк, вы же умный человек, подумайте, если можно сделать какую-то вероятность меньше, что помешает увеличить вероятность распада? Весь уран или плутоний уже лежит в бомбах и ракетах! Что если кто-то сможет хотя бы на одну тысячную секунды сделать критическую массу равной нескольким граммам, вместо пятидесяти килограммов? Мы все сидим на пороховой бочке! И в любой момент все наши склады, ракетные шахты, ядерные реакторы – все это может сдетонировать!

До Марка начала доходить простота этой страшной картины, он помнил, сколько было паники, и как долго ликвидировали последствия взрыва в Чернобыле, а ведь там был даже не ядерный взрыв. Если ему не врут, а смысла врать Марк не видел, то картина мира несколько меняется.

– Что же вы хотите от меня? Найти Федора? Что вы будете делать потом? Грозить всему миру, что можете взорвать их ядерный потенциал?

– Их? Марк, я не такой хороший специалист, как Федор Михайлович, однако, прочитав его доклад, даже я понял, что речь идет о веществе в целом. Если кто-то решит изменить условия критической массы для плутония, взорвутся все запасы оружия, по всему миру! В природе плутоний не встречается, но волна корректировки случайных событий имеет очень маленькую затухающую функцию. Вся Земля, а быть может и Луна, попадет в один большой пузырь новой реальности, в которой плутоний детонирует без сжатия. А если этот чокнутый пацифист перепутает и решит снизить критическую массу урана, будет такой взрыв, что нашу планету просто разорвет на куски. Урановая руда итак в некоторых частях нашей планеты под землей образовала естественные ядерные реакторы.

– Этого просто не может быть, если все так просто, то почему этого до сих пор не произошло?

– Быть может вы правы, и эти процессы не так просто вывести из равновесия, как нам кажется сейчас, но мы не будем рисковать. Нам нужен Федор, мы готовы проводить исследования, но только под присмотром.

– Ну, поскольку выбора у меня особо нет, быть может вы договоритесь и я хотя бы поеду к себе в гостиницу? Тут спать неудобно.

– А когда вы скажете мне где Федор?

– Не знаю, я давно не видел ничего такого, что могло бы вам помочь. Мои способности не статичны, иногда они сами проявляются, а иногда и насильно не вытащить.

– Хорошо, поверю вам на слово, вы отправитесь в гостиницу, но будете там не один, не пытайтесь сбежать. Мы пока не будем снимать с вас международный розыск и, как только вы окажетесь на границе, вас задержат. Давайте играть по правилам, поверьте, так всем будет лучше.

Мужчина встал и, размяв пальцами правое колено, отправился к выходу. Выглянув за дверь, он что-то тихо сказал охраннику, и, обернувшись к Марку, сказал:

– Марк, вы идете или передумали и решили поспать тут?

– Иду, иду. – Быстро сказал Марк, подскакивая, и тут же упал на пол из-за того, что ноги сильно затекли и больше его не слушались.

Мужчина смотрел, как Марк, растирая ноги, потихоньку встает и, словно на протезах, неумело шагает к двери, держась за решетку и стены. Охранник усердно смотрел в журнал и что-то там записывал, боясь повернуть голову в сторону Марка. На выходе ему протянули полиэтиленовый пакет с его вещами, он не стал пересчитывать деньги и проверять, все ли на месте, лишь открыл кошелек и убедился, что в нем что-то есть, быстро сунул его в карман, а ключи от скутера взял в руку.

– Вас подвезти? – Спросил мужчина, оценивая способность Марка передвигаться самостоятельно.

– Нет, я лучше на скутере, заодно проветрюсь. – На самом деле Марк не представлял, куда ему ехать и где его скутер, но он был точно уверен, что это лучше, чем оставаться с этим странным человеком.

Марк добрался до отеля ближе к утру, впрочем тут, почти на экваторе, это было незаметно. До самого утра будет одинаково темно, а утро тут начинается в шесть часов плюс-минус несколько минут. Затем наступает рассвет, быстро и неминуемо, солнце просто выскакивает из-за горизонта и начнет светить и греть. Сумерки в этих краях были, но не такие, как в Москве, когда светать начинает в четыре, а рассвет начинается в шесть. Добравшись до кровати, Марк понял, что произошло, его трясло от страха и он пытался прийти в себя. Смертная казнь это уже слишком, ведь он ничего такого не сделал, он же не наркоторговец и не убийца! Неужели Федор действительно того стоит? Эх, рано я выкинул письмо Федора, рано, так была бы хоть какая-то зацепка, а теперь даже начать не с чего. Марк решил, что утро вечера мудренее и, как только почувствовал желание спать, закрыл глаза и постарался уснуть.

Сон Марка был сумбурный, он постоянно куда-то ехал на байке и переживал, что может кончиться бензин. Дорога петляла, развилки практически не попадались, но даже тогда Марк всегда знал, куда надо свернуть. В какой-то момент он все понял! Он будет ехать бесконечно, это же так просто, ведь остров круглый! Он не может приехать к концу этой дороги, потому что у дороги нет конца. Но ведь он должен найти Федора, а это значит, что надо побыстрее избавиться от этих пакетов в багажнике, чем бы они не оказались, и отправляться искать Федора. Остановившись у обочины, он открыл багажник и начал выгружать пакеты, их было много, поэтому он снял шлем и перекладывал их внутрь шлема. В итоге получился очень увесистый шлем, словно это шар для боулинга с ручкой из крепления для подбородка. С другой стороны дороги было море, он перешел дорогу и начал вращаться, раскручивая шлем, словно метатель ядра. Затем отпустил его и увидел, как тот летит по дуге далеко в море, метров на триста минимум. Он так хорошо полетел, что стало даже странно, как это ему удалось. Потом Марк потерял его из виду и стал ждать, когда он упадет в море. Вдруг он увидел сильный всплеск, словно взорвалась подводная бомба или корабельная мина. Затем второй взрыв, третий. Человек, что стоял рядом, повернулся к нему и спросил:

– Ты этого хотел? Смотри, это ты сделал, видишь! – сказал тот самый человек, что вытаскивал его из тюрьмы.

– Нет, я хотел, чтобы стало как раньше… – Марк даже не мог точно объяснить, когда именно раньше.

– Как раньше никогда не будет… Как раньше вообще не бывает. – Почему-то прокричал человек, так громко, что было понятно – он очень сильно боится.

Марк повернулся и пошел к эскалатору, у него было время до вылета и поэтому можно было спокойно зарегистрироваться и даже попить кофе, впрочем, кофе в Таиланде был так себе. Он поднялся по эскалатору и подошел к стойке регистрации.

– Ваш паспорт? – Спросила девушка почему-то на русском, улыбаясь Марку.

– Да, вот, пожалуйста. – Марк протянул свои документы и скинул рюкзак.

– Ваши вещи. – Девушка протянула полиэтиленовый пакет с бумажником, телефоном и паспортом внутри.

– Это все?

– Да, вы можете идти. – Девушка нажала кнопку и за Марком раздалось жужжание замка на тюремной решетке.

Марк обернулся и вышел из камеры прямо на улицу, где-то чуть вдалеке справа будет полицейская парковка, на ней стоит его байк, на нем он доберется до своей гостиницы и снова ляжет спать…

Глава 11

Марк проснулся с ощущением, что он резко упал, словно его выбросило с высоты сантиметров в двадцать и он удачно приземлился на собственную кровать. Первая мысль, которая пришла в его голову: “Интересно, я на самом деле проснулся или проснулся во сне, по сценарию?” – во всех книгах рекомендовали ущипнуть себя, так Марк и поступил. Было больно, но он не просыпался второй раз, по всему выходило, что это по-настоящему.

Марк вышел на балкон, на улице было полно различных звуков и запахов. Небо было ясным и по началу Марку показалось, что территорию отеля освещает фонарь, но подойдя ближе к перилам он понял, что это луна. Чуть голубоватый свет был таким ярким и оставлял настолько четкие тени, что казался фантастическим.

– Полнолуние… – Ни к кому особо не обращаясь сказал Марк.

– Вы правы… – Ответил женский голос с соседнего балкона.

Несколько секунд Марк сомневался, стоит ли продолжать диалог, учитывая его положение, а затем подошел ближе к перегородке и перегнулся через перила, чтобы можно было заглянуть за стену, отделяющую его от голоса. На соседнем балконе в шезлонге лежала девушка, точный возраст которой сложно было оценить под лунным светом. Она была в купальнике с каким-то светлым коктейлем в большом круглом бокале, судя по отблеску скорее всего это был джин-тоник. Было видно, что она ничуть не стесняется Марка, а скорее хвастается, судя по тому, как был расположен шезлонг.

– Не слишком ли поздно для загара? Мне всегда казалось, что загорать под луной менее эффективно. Говорят, что лучше это делать под солнцем. – Попробовал пошутить Марк, он еще хотел сказать что-то про вампиров, но решил не рисковать с малознакомыми людьми.

– Возможно, но под луной меньше вероятности обгореть. – Девушка подняла бокал и сделала небольшой глоток. – Так вот вы какой, Марк Николаевич, а меня вы можете звать Аня.

– Очень приятно, Аня… Это вам так работать хочется, что даже спать не можете? – Марк понял, что это и был тот самый человек, с которым Марк был не один в отеле.

– Между прочим, меня выдернули с другого конца земного шара, где у меня не было специальных заданий и где мне не надо было изображать глупышку рядом с малообразованным, но богатым мальчиком. А не сплю я только потому, что там сейчас десять утра и я пока не перестроилась на местное время. А еще я рада нашему знакомству не меньше, чем вы, возможно вы раздражаете меня сильнее по той простой причине, что я вынуждена с вами сюсюкаться и присматривать за вами.

– Ну так не присматривайте, кто же вас заставляет? – Марк несколько обиделся на малообразованного мальчика, с которым надо сюсюкаться.

– Тот же, кто вытащил вас из тюрьмы вчера вечером, или вы уже забыли, что случилось?

– Правильнее было сказать: “Тот же, кто посадил меня в тюрьму, а затем сделал вид, что вытащил”.

– Вы можете это доказать? – Сказав это, Аня криво ухмыльнулась, всем видом показывая, что мнение Марка, на самом деле, никого не интересует.

– Спокойной ночи, Анна.

– Я не Анна, я Аня, прошу запомнить это, можете записать или даже сделать татуировку. Вы, кстати, уже решили куда отправитесь дальше?

– Дальше? Боюсь, что дальше я отправлюсь домой и буду жить тихо и спокойно, никому не мешая.

– То есть, все-таки в тюрьму… Хорошо, я передам ваше пожелание руководству утром, надеюсь меня освободят от роли няньки и я отправлюсь обратно работать.

– Спокойной ночи, Аня, надеюсь, что я вас больше не увижу.

Марк демонстративно отвернулся и отправился в номер, легкий ночной ветер развивал тонкие шторы, и он плюхнулся в постель в надежде еще немного поспать перед тем, как солнечный шар, вспыхнув на горизонте, озарит все ярким светом. Марк не заметил момент когда он уснул, а разбудил его стук в дверь. Встав и поняв, что он так и не раздевался со вчерашнего дня, Марк подошел к двери и зачем-то по-русски спросил:

– Кто там?

– Рум сервис, сэр… – Голос был женский и очень высокий, скорее даже детский.

Марк открыл двери и увидел двух женщин с ведром, тряпками, пылесосом и целой тележкой всякой всячины.

– Позже, потом. – Марк постарался выбрать слова попроще, чтобы быстрее донести смысл.

– Хорошо, позже. – Девушка кивнула и покатила тележку дальше по коридору.

Марк заметил, как девушки стучат в дверь его недавней собеседнице и тихо сказал:

– Стучите громче, она плохо слышит! – После этих слов он решил, что миссия выполнена и отправился в душ.

Если выспаться особо не дали, то лучший способ прийти в себя это принять душ и почистить зубы, так ты даешь своему организму понять, что день начался и спать больше не светит. Марк быстро ополоснулся и, не особо утруждая себя вытиранием, отправился чистить зубы. В теплом климате можно было вообще не вытираться, само высохнет и, если не злоупотреблять кондиционером, простуда не грозит. В самый ответственный момент, когда зубная щетка торчала изо рта, а Марк рассматривал в зеркале щетину, пытаясь понять, будет он бриться сейчас или итак сойдет, в дверь вновь постучали.

– Позже! – Крикнул как можно отчетливее Марк из ванной.

Быть может ему что-то даже ответили, но шум воды из крана помешал это расслышать. Однако в дверь опять постучали, Марк, проклиная свою глупость и понимая, что надо было все же обтереться, прошлепал мокрыми ногами к двери. Приоткрыв немного дверь, он высунул голову так, чтобы было видно только его лицо, на пороге стояла Аня.

– Доброе утро! Ты готов?

– Вотов? Вута? – Сказал Марк, не вынимая щетки изо рта.

– Это тебе виднее, куда. Быть может я все же войду? – Сказала Аня, не понимая, почему она все еще стоит на пороге.

– Нет! – Марк все же вынул щетку изо рта. – Я голый!

– И что? – Аня толкнула дверь, чуть было не уронив этим Марка. – Можно подумать я могу увидеть что-то новенькое. – Чуть громче чем шепотом сказала Аня, проходя в номер, даже не взглянув на Марка.

– Ну это просто правила приличия… – Марк не стал прятаться в ванной, его скорее даже немного задело, что Аня не взглянула в его сторону.

Аня прошла через всю комнату на балкон и, опираясь двумя руками, выглянула на улицу, высоко запрокинув голову в очень удачной позе. Марк замер с зубной щеткой в руках, рассматривая Аню, что говорить, но в режиме постоянной беготни редко находится минутка, когда можно думать не о работе. Она стояла спиной к Марку, плечи и руки еще не успели загореть, и Марк мысленно пожалел ее кожу, в ближайшие дни ей придется впитать много ультрафиолета и стать на порядок темнее. Короткая стрижка подчеркивала тонкую длинную шею, а свободный топик выделял и без того тонкую талию. Шорты были в данном месте повседневной одеждой для всех возрастов, но бледные, как и руки, ноги выглядели странно. За то короткое время, что Марк провел на острове, он привык к загорелой коже и если для местных бледная кожа выглядела красиво, то для Марка загорелая кожа выглядела более привлекательно. Аня пришла босиком, при этом стояла на носочках, потягиваясь по кошачьи.

– Марк, если вы уже насмотрелись, то будьте добры, вытрите слюни и оденьтесь. – Сказала Аня, чуть повернув голову набок, ровно настолько, чтобы Марк услышал сказанное.

– Это не слюни, это паста! – Сказал смущенно Марк, внезапно вспомнив о том, что он голый.

Он забежал в ванную, быстро прополоскал рот и, выйдя, начал одеваться. Аня так и стояла спиной к Марку, не проявляя интереса. Посмотревшись на себя в зеркало, Марк прежде всего почувствовал себя глупо и наивно, а потом еще и голодным.

– Аня, а вы не хотите перекусить? – Сказал Марк, выходя на балкон.

– Во-первых давай на ты, я видела тебя голым, куда уж дальше-то? А во-вторых, на людях мы будем милой парой, которая только налаживает отношения и сюсюкается, но даже не вздумай лезть ко мне или хотя бы прикасаться. Когда мы не на людях лучше вообще со мной без нужды не разговаривать.

– Как-то это странно выглядит, не находишь?

– Ты когда-нибудь ругался с девушкой за секунду перед тем, как идти в гости? Вот считай, что сейчас у тебя наступил период персонального ада, мы поругались, а ты не можешь показывать это на людях. Но поверь, как только мы найдем Федора, ад прекратится, ты снова сможешь лететь куда угодно и про тебя никто не вспомнит.

– А если не найдем?

– А если не задавать глупые вопросы, можно прожить значительно дольше, повидать мир, а не сидеть в Тайской тюрьме, ожидая расстрела. Впрочем, и без расстрела я бы не рекомендовала тебе там оказываться.

– Почему вы все время меня пугаете? Сначала Слава, потом этот, который меня из тюрьмы вытащил, я даже не знаю, как его звали, теперь ты еще. Вы что, думаете, что мне так лучше думается? Если хочешь знать, я вообще уже давно не видел ничего такого. Может быть Федор как-то выключил у меня способности!

– А чего посреди ночи проснулись тогда? Перенервничали? Брось, мы оба знаем, что твои способности невозможно блокировать или выключить.

– Откуда такая уверенность? Пробовали?

– Твои способности ближе всего списать на аутизм, мозг воспринимает и обрабатывает информацию не совсем так, как у других, то есть ты ненормальный. Псих, так сказать, но условно полезный и относительно безопасный. Как грибы, вот ты условно съедобный гриб.

– Условно съедобный гриб? Я не гриб, я человек!

– Люди приносят пользу! Они изучают науки, исследуют что-то, придумывают и производят что-то полезное. А ты ничего не производишь.

– Ну как и многие, психологи, полиция, доктора, много кто ничего не производит и не придумывает. Что ж мы все, грибы?

– В какой-то мере да, кто-то гриб, кто-то плесень, кто-то пенициллин. Гриб ничего не производит, он берет все готовое из почвы и использует для собственных нужд. А единственная задача гриба – это размножение, после того как он посеял свои споры, ему больше нечего делать на белом свете.

– Ну знаете ли… – Марка распирало желание сказать что-то непременно колкое и едкое, но пока он смотрел на Аню, ничего такого в голову не приходило.

– Правильно говорить: “Знаешь ли” – мы же договорились на ты.

– Ну знаешь ли, я не собираюсь тратить свою жизнь на то, чтобы сеять споры.

– Просто у тебя другая функция, другая цель, но средства ты используешь те же самые.

Марк обиделся и замолчал, он никогда не считал себя лишним, бесполезным и вредным. Конечно, основной статьей его дохода были ставки, по сути, он получал деньги тех, кто их проиграл. Точнее, сначала каким-то образом заработал, а потом проиграл, но он никогда не испытывал угрызений совести по этому поводу. Но чтобы вот так, гриб… Он же стал детективом, он помогает людям, по крайней мере старается помогать. Он же не виноват, что умеет то, что умеет.

– Я не виноват, что я такой, какой есть. – Сказал Марк скорее самому себе.

– Ты что, обиделся? Тю… Брось, грибы не виноваты, что они грибы.

– А ты? Чем ты лучше? Ты же точно так же паразитируешь на людях, на тех, кто… Да на всех людях! Ты же служишь тем, кто даже не объясняет своих целей!

– О! А ты служишь людям, которые объясняют свои цели, да? И какие же цели у твоего руководства?

– У меня нет руководства, но ты же сама сказала, что люди обычно производят что-то, помогают другим.

– Да, но разве это их цель? Вот приходит повар каждый день и ему говорят – пеки хлеб. Зачем он печет хлеб?

– Ну как, чтобы кормить людей. – Марк старался говорить мягко, словно объяснял что-то ребенку. – Он испечет хлеб, который, может быть, спасет кого-то от голода…

– Черта с два! Он испечет хлеб, который потом продаст владелец пекарни. И все это нужно по одной простой причине: мука, сахар, дрожжи, вода – все это стоит меньше, чем готовый хлеб. Владелец получит прибыль, это и есть его цель. А куда пойдет хлеб после того, как его купят, ему плевать. А повар печет хлеб только потому, что ему так сказали, потому что ему за это платят. По сути, он с владельцем в сговоре, владелец делится с ним прибылью, а он делает за него часть работы.

– Тогда владелец пекарни, как ты выражаешься – гриб?

– Это не важно, Марк! Ты правильно сказал, ты тот, кто ты есть, ты не можешь изменить реальность, а учитывая все, что я про тебя знаю, ты ее даже толком не видишь. Это нормально – хотеть знать все, это похвальное желание для умного человека, но это невозможно! В этом театре ты играешь на сцене, а кто-то включает свет и ставит декорации, но этот кто-то тоже лишь актер в другом, более глобальном театре. Он там играет работника театра, а иногда верного семьянина и мужа и он тоже может заглянуть за кулисы. И все это вложено друг в друга, как матрешка без конца и края.

– Как луковица?

– Да, Шрек, как луковица, каждый следующий слой это просто тонкая, практически незаметная пленка, которую люди воспринимают как откровение, восклицая: “Ага! Теперь-то я наконец все понял!” – но это просто один ответ из тысяч.

– Аня, ты кто?

– Я? Твоя совесть, будешь плохо себя вести – буду тебя изводить.

– Ой-ой, напугала. Вот когда ты говорила все это, я опасался тебя больше. Может ты и права, но что мне тогда делать? Искать ответы или забить и радоваться тому, что знаю, считая, что земля полна праведниками?

– Тебе надо искать Федора, уж поверь, важнее этого для тебя сейчас ничего нет.

– Есть идем?

– Да! Кстати, раз уж ты меня всю облапал глазами, скажи, как я выгляжу?

– Отлично, больше двадцати я бы тебе не дал.

– А по местным меркам это не слишком броско? Может что-то стоит поменять?

– По местным меркам человек может одеваться как угодно, большинство тут отдыхает. Кстати, делают прическу и красятся тут только русские, если хочешь сойти за иностранку – прекрати это делать. И тебе нужна обувь, босиком тут обычно не ходят.

– Да я знаю, просто не придумала пока, что надеть.

– Рекомендую что-то легкое и свободное, шлепки или кроксы. Так как насчет поесть?

– Скорее шлепки, мне не нравится, как выглядят кроксы на ноге, по мне так они уродливы. Что ты рекомендуешь на завтрак?

– Уродливые, но очень удобные. – Сказал Марк, глядя на свою обувную полку, где стояли и кроксы и кроссовки. – Пойдем пить кофе и есть фрукты? Можно отведать местную яичницу, но она имеет совершенно одинаковый вкус во всех уголках планеты.

– Угу, встретимся в холле, постарайся не сбежать до завтрака.

Аня развернулась и, продефилировав мимо Марка, отправилась к себе в номер. Марк заметил еле уловимый запах духов, что-то очень легкое, словно весенний ветер, что-то сладкое и травяное одновременно. Запах был тонкий, приятный и манящий одновременно, интересно, духи такими и были задуманы, или это вышло случайно из-за того, что они нанесены давно?

Марк уже выкатил скутер с парковки и теперь сидел и ждал, когда Аня спустится к нему. Сиденье чуть заметно вибрировало, Марк знал пару мест неподалеку, где продавали фрукты, пешком идти совершенно не хотелось, а вот доехать ничего не стоило. Аня появилась все в том же наряде, на ногах были кроссовки, нередкая обувь в этих широтах, но все же в ней было жарко. Она, не задавая лишних вопросов, подошла к скутеру и села позади Марка.

– Держись крепче и если я наклоняюсь, ты тоже наклоняйся, договорились?

– Марк, я не в первый раз на мотоцикле, если хочешь, я могу сесть за руль.

– Это не совсем мотоцикл…

– Да, это намного проще, поехали уже завтракать.

Марк плавно разогнался, чтобы почувствовать, как дополнительная масса сказалась на маневренности и отметил, что скутер ведет себя точно также, словно он по-прежнему один. Марк спустился со склона и перед самым поворотом припарковался у небольшой лавки. Тут были столы, на которых лежали фрукты и овощи, Марк заглушил скутер и бросил через плечо:

– Конечная, приехали!

– Мы будем завтракать тут? – Аня не торопилась слезать со скутера, она просто не представляла, как можно есть фрукты посреди дороги.

– Нет, тут мы будем покупать фрукты, но скутер такая штука, что с него надо слезть, прежде чем он сможет стоять самостоятельно.

Аня спустилась на землю и отправилась рассматривать фрукты. Из того, что лежало на прилавке, она знала только ананас и манго, но как их выбирать она не представляла. Марк подошел к прилавку, взял ананас, который показался ему достаточно зрелым, и понюхал его. Он пах сладким сахарным ананасом, за что быстро перекочевал в руки продавца, чтобы тот его почистил и порезал, благо это было бесплатно в любой лавке. Манго Марк взял уже порезанное кусочками, а вот мангостин и рамбутан он, само собой, чистить не стал. Пристально посмотрев на папайю, он решил, что не хочет ее сегодня на завтрак.

– Аня, а тебе что-то приглянулось?

– Да, я возьму арбуз и вот эту вот штуку – Аня показала на очищенное помело. – Не знаю что, но выглядит как что-то цитрусовое.

– Отлично, тогда в путь!

Марк закинул все пакеты в багажник под сиденьем, как раз там, где нашли вчера тот порошок, завел скутер и они отправились в сторону пляжа. Солнце уже поднималось над горизонтом и начинало припекать. Марк вспомнил, что забыл крем от загара и, завидев аптеку, притормозил рядом.

– Подождешь немного? Я быстро… – Кинул Марк, слезая со скутера.

– Марк, я надеюсь ты не… не за тем, что я думаю?

– Я за кремом от загара. – Окинув взглядом бледные руки и ноги Ани, Марк решил купить еще и спрей, от греха подальше. – Тебе он, кстати, тоже нужен, а ты о чем подумала? – И не дожидаясь ответа побежал в аптеку.

На скутере Марк быстро докатил до пляжа и припарковался в тени. Спускаясь к бару, где он пил шейки и жалел, что не может взять коктейль. При входе в бар он уточнил у официантки, можно ли им поесть фрукты за столиком, пообещав заплатить, если это требуется. Однако его только попросили купить что-то, но так просто брать деньги отказались. Марк заказал Май-тай и ананасовый шейк, ему понравилось, как в тот раз сделали шейк. Аня шла следом за Марком, рыская глазами по сторонам, словно искала кого-то или пыталась узнать, куда ее привели.

– Аня – это пляж, пляж – это Аня. Теперь, когда вы знакомы, можешь располагаться, к рассвету мы опоздали, но, если хочешь, можем искупаться.

– Зачем ты заказал мне коктейль? – Аня пропустила все сказанное мимо ушей, ей казалось, что Марк слишком глупо и неинтересно заигрывает.

– Нужно было заплатить за то, что мы будем тут сидеть, но шейки тут стоят мало, а покупать еду не хочется. Аня, зачем все это спрашивать?

Аня собиралась что-то сказать, но в этот момент подошла официантка, она принесла две тарелки для фруктов, вилки и коктейль. Посмотрела вопросительно на Марка и тот кивнул в сторону Ани, коктейль тут же поставили перед ней, легкий поклон и официантка ушла. Аня словно передумала говорить, отвернулась в сторону моря и ее лицо стало другим. Она смотрела на море с выражением безмятежности, это была не улыбка и не сожаление, словно она высматривала что-то на горизонте. Она слушала шум волн, что бились в нескольких метрах от нее и ощущала теплый, почти горячий ветер всей кожей. Прикрыв глаза, она прислушалась к ощущениям внутри себя, затем взяла свой коктейль и сделала большой глоток через трубочку.

Марк решил, что вопрос уже был задан и повторять его смысла нет никакого. Взяв одну бамбуковую шпажку, воткнул ее в несколько ломтиков ананаса, отчего получился этакий импровизированный шашлык. Ананас был хорош, сочный и очень сладкий, обманчивый вкус фрукта казался просто сладким и совершенно безопасным. Марк знал, что ананас содержит энзимы, способные разрушать белок и оставлять его во рту надолго было бы неразумно. Ему нравился фрукт, он скучал по нему в морозной Москве и будет скучать еще, когда вернется. Наконец он заметил, что Аня выходит из комы, открыла глаза и вроде как собирается что-то сказать.

– Марк я не знаю зачем все это нужно. Я же тоже гриб, мне сказали смотреть за тобой, я смотрю.

– А зачем нужен Федор? Пойми меня правильно, в прошлый раз пришел человек, который… – Марк замялся подбирая слова.

– Которого Федор ликвидировал, да? – Аня была сама любезность, улыбалась и хлопала глазами.

– Это странная история… Федор оставил ему записку, которая должна была его подтолкнуть, но так вышло, что записка досталась мне. Поэтому это большой вопрос, почему Валентин выскочил на улицу и попал под машину. В любом случае, он был не из робкого десятка, и я уверен, он прилетел не разговаривать с Федором. Скажем так, он не выглядел интеллектуалом, голодным до общения, больше всего он походил на наемника.

– И что ты хочешь, чтобы я тебе сказала? Я не знаю, что будет, когда ты найдешь Федора, но я отлично знаю, что будет, если ты его не найдешь. Тот человек, который тебя вытащил из тюрьмы, он шутить не любит, я бы даже сказала, что он шутить не умеет. А еще я знаю, что раз он занимается этим делом, то дело очень серьезное. Скажем так, если бы сейчас был шестьдесят второй год, именно он бы улаживал кубинский кризис. Лично мое мнение, тебе надо просто сделать то, о чем тебя просят, потому что прямо здесь и сейчас нож застыл у твоего горла.

– Я вот что думаю, а не стоит ли мне лечь на амбразуру и гори оно все огнем. Ну представь, что меня посадят, да даже если меня расстреляют – как это поможет найти Федора?

– Не поможет, но образцово-показательно, в назидание другим…

– Кому другим, Аня? Если есть другие, то пусть они у других и спросят, где Федор, чего ко мне прикопались-то?

– Ну, может быть и нет других, но он свое слово держит, раз сказал, что не будет убирать из розыска, значит не будет, это не смертельно, но проблем подкинет. – Аня опять улыбалась, как красная шапочка из старого советского фильма.

– Я не могу искать человека, зная, что его убьют, как только я его найду. – Он взглянул Ане в глаза, пытаясь пробиться через эту маску и увидеть в ней человека.

– Он твой родственник? Или, быть может, друг? Марк, этот человек способен взорвать нашу планету, он как тот самый детонатор из рассказа Стругацких. Только вот там это было образное высказывание, а тут он вполне себе реальный детонатор, чуть изменит вероятность и пиши пропало всей ядерной программе. Весь мир покроет ровным слоем пепла, оно тебе надо?

– Детонатор… И боятся его не потому, что он хочет это сделать, а просто потому, что может – выходит так? – Марк жевал свой ананасовый шашлык и никак не мог решить, кого есть следующим.

– Всегда боятся тех, кто может, а хочет или нет это уже вопрос времени и обстоятельств.

Марк взял мангостин и потрогал его пальцем, он был мягким и продавливался большим пальцем, значит мангостин был зрелый и еще не сухой. Он положил его между ладоней, скрестил пальцы в замок, чтобы получилось нечто вроде пресса и сжал ладони. Фрукт чуть сжался и лопнул, он взялся пальцами за две половинки и закончил начатое. Внутри было несколько белых долек, словно чесночные зубчики. Марк аккуратно двумя пальцами, стараясь не касаться кожуры, вытащил зубчик и отправил его в рот. Кисло-сладкий вкус был не ярким, но запах был великолепный и Марк наслаждался каждой долькой.

– Ой, а что это? – Спросила Аня, смотря на то, как Марк лопает дольки и не морщится.

– Это чеснок, тебе точно не понравится.

– Ну да, конечно, то-то я смотрю ты так на него налегаешь!

– Я боюсь простудиться.

– А ты, оказывается, жадный!

– Точно! А еще умный и много знаю. Вот, на, попробуй, только не касайся кожуры, она терпкая и сильно вяжет. – Марк протянул ей другой мангостин, который вскрыл также, как и свой.

Аня робко лизнула дольку, чтобы проверить, что это и вправду не чеснок, почмокала губами, как это делают дегустаторы вина и только убедившись, что ей ничего не грозит, положила дольку в рот. Вкус был странный, он был приятный и яркий, напоминал что-то, но лишь отдаленно, было ощущение, что где-то она уже чувствовала нечто похожее, но не могла вспомнить где. В это время Марк схватился за голову, словно она сильно разболелась. Такое бывает, если пить сильно холодный напиток, но Марк даже не прикоснулся к своему шейку.

Глава 12

Федор смотрел в монитор ноутбука и что-то вычислял, иногда задумывался над чем-то и странно грыз ноготь на большом пальце, вставляя его между зубов вертикально и словно стачивая его зубами. Затем рассерженно хмыкнул, поменял какие-то параметры, нажал ввод и снова ждал расчета. Он определенно что-то подбирал и проверял это на своей модели. Окна в его комнате были открыты и ветер трепал шторы, он поднял руку, сделал какой-то жест, ветер переменился и окна тут же захлопнулись. Федор сделал это на автомате, практически не отвлекаясь от компьютера. За окнами было видно море, а еще было четкое ощущение, что это остров, причем не очень небольшой остров. За окном было много песка и как-то очень пустынно, а за морем виднелся материк, он был очень близко, с небоскребами, дорогами и большим городом.

Марк открыл глаза и увидел перед собой лицо Ани, а за ним потолок. Интересно, когда это они успели перейти на такие близкие отношения? А еще рядом стояла официантка с кувшином воды со льдом и, судя по мокрой футболке Марка, только что поливала его этой водой.

– Лежи, не вставай. Ты как, что болит? Ты только что был белый, почти синий, я думала ты чем-то отравился, даже штуку эту белую выплюнула и желудок прополоскала.

– Какую еще штуку? А… Мангостин, нет, он тут ни при чем, это был просто обморок. – В голове немного гудело, Марк помахал рукой официантке, давая понять, что уже все хорошо.

– Все равно не вставай, что за обморок? Ты что-то принимал?

– Не знаю, может быть солнечный удар, может сахар упал, в общем все обошлось. Ты зачем желудок-то прополоскала?

– Это не я, он сам. Я теперь эти мангустаны, наверно, никогда есть не смогу, я как представила, что тебя от него так скрутило…

– Не мангустаны, а мангостины, это просто фрукт, даже если ты его с кожурой съешь, ничего страшного, они так даже полезней, просто очень невкусно. Можно я все-таки встану? Аня, я честное слово больше так не буду.

– Вставай, герой. – Аня поднялась с колен и отряхнула их скорее для ощущения чистоты, чем от настоящей пыли, которой в этом климате практически нет.

– А ты обо мне беспокоишься. Знаешь, это так мило… – Сказал Марк, приподнявшись на локтях и прислушиваясь к своим ощущениям.

– Не обольщайся, но в чем-то ты прав, меня по голове не погладят, если ты подавишься косточкой, поскользнешься и расшибешь голову или поперхнешься сухариком. Все это те самые случайности, которых мы с тобой должны избежать.

Марк вылез из кресла и поставил его на место, видимо стаскивать Марка на пол было долго и его опрокинули вместе с креслом. Посмотрел на мокрую футболку и решил, что ничего с ним не случится, тут он не простынет. Он расколол еще один мангостин и заметил, что Аня брезгливо морщится. Он откинулся на спинку кресла и демонстративно медленно засунул очередную дольку в рот, наблюдая как Аня кривится от этой картины, словно он ест таракана. Само собой фрукт был не причем, что-то другое столкнуло его с мертвой точки, и он увидел Федора. Но говорить об этом прямо сейчас он не собирался, он не понял, что это было за место. В мире много мест, где остров находится рядом с материком и даже соединен мостом. Высотные здания, это что? Китай, США, Австралия, Камбоджа? Быть может, это даже тут, в Таиланде и он никуда не улетал, а, например, уплыл? А про другие страны написал просто так, чтобы отвлечь внимание?

– Марк? Точно все хорошо? Ты какой-то молчаливый после того, как… упал. – Аня пристально смотрела в глаза Марка, ловя взгляд, так делают девушки, которые подозревают, что им врут.

– Да, все хорошо… – Марк все же опустил глаза, не выдержав напора. – Просто стало страшно, все эти события, знаешь… Психика-то не железная.

– Говори, Марк! – Аня взяла его за руку чуть сильнее, чем того требовалось, такие красивые и ухоженные ноготки сильно впились в руку Марка.

– Да нечего особо говорить, просто страшно, говорю же.

– Марк, не ври мне! Вот даже не думай начинать! Расскажи мне что случилось прямо сейчас или придется рассказывать другим людям и в другом месте, а это тебе не понравится! – Аня еще немного вдавила ногти в руку, и приблизив лицо, сквозь зубы процедила, – говори!

– Хорошо! Хорошо! Успокойся ты, гарпия! Я видел Федора!

– Где? – Все еще не отпуская руки, но чуть ослабив хватку, сказала Аня приторно сладким голоском.

– Не знаю я, мне не дают координат, это же не навигатор. Я видел Федора, он в доме у моря и скорее всего это остров.

– Прям старик и море… Почему остров? – Аня отпустила руку, откинулась на спинку и пристально рассматривала ногти, нужно было проверить, не сломала ли она ноготь, а то будет обидно…

– Мне так показалось, какой-то слишком покатый берег и еще море было видно в двух окнах сразу, так что или дом стоит углом к морю или это остров, причем маленький.

– Что, маленький прям как в мультиках про необитаемый остров? Такой круглый и по центру с пальмой? – Аня убедилась, что ногти не пострадали и теперь разбиралась с упаковкой помело.

– Да, кстати, пальмы… На острове не было пальм, но через окно было видно материк, он совсем рядом с островом и вот там пальмы были! А еще там были небоскребы, ну или просто очень высокие здания.

– Какие здания? Что-то знакомое было?

– Если ты про Эйфелеву башню или Кремль – то их не было.

– И фото, само собой, у тебя нет и рисовать ты не умеешь?

– Нет, не умею, не состоял, не привлекался. – Попытался отшутиться Марк, раскрывая, для разнообразия, рамбутан.

– Уже привлекался. Марк, давай я сразу врача позову, а потом ты будешь пробовать это?

– Это просто напросто фрукт, в нем нет ничего такого. Он сладкий и вкусный, на, попробуй.

– Марк, я считаю что фрукт, который хочет, чтобы его съели, не станет отращивать у себя колючки. Посмотри на него, он же всем видом показывает, что он не желает быть съеденным.

Марк вынул рамбутан из кожуры, аккуратно раскусил его пополам и вынул косточку. Затем продемонстрировал половинку и положил ее в рот. Вторую половинку он протянул ей. Аня брезгливо взяла половинку и понюхала ее, затем хмыкнула и принялась жевать. Рамбутан – странный фрукт, он не приторно сладкий, не очень сочный, но приятный на вкус. Основная прелесть этого фрукта в том, что его можно съесть много. Аня потянулась к рамбутану и сама ловко очистила и вынула косточку.

– Процесс пошел? Я рад, что ты смогла приобщиться к местной культуре.

– Марк, думай, что это был за остров, что за город, что ты еще видел? – Сказала Аня, смешивая разные фрукты и делая коктейль из них в самых разных комбинациях.

– Он что-то вычислял, все время менял какие-то показатели на ноутбуке и досадовал, что не получается.

– Вычислял и не получалось – это хорошо. Осталось разобраться где он. Марк, может тебя ударить? Или подержать голодным?

– Чего я тебе плохого сделал? Голодным, ударить… За что ты так со мной?

– А у тебя не всегда обмороки сопровождают твои эти… видения?

– Нет, более того, я обычно сам их вызывал. Я, кажется, знаю, что нам надо!

Марк подозвал официантку и расплатился, оставив побольше чаевых за то что ей пришлось тут пережить. Аня не стала задавать лишних вопросов, а просто закинула в рот кусок помело и, жуя, побежала за Марком, который, больше ни слова не говоря, отправился к скутеру. На парковке опять было солнце и садиться прямо так было горячо, пришлось спуститься и взять лед и бумажные салфетки. Сначала он протер сиденье льдом, а затем вытер его бумажными салфетками.

Они медленно катили по дороге и Марк тщательно изучал окрестности, ему нужен был магазин. Первым попался небольшой придорожный севен-элевен, такие были разбросаны повсюду словно крупинки соли, которую гигантской рукой посыпали сверху на остров.

В магазине Марк прошел вдоль прилавков и нашел то, что искал. Теперь осталось выбрать, что именно будет катализатором его воспоминаний. Выбор был большой, однако некоторые ингредиенты отпали сами собой. Водка и виски – не для этого климата, слишком грубо. Малибу и другие ликеры слишком слабые и придется брать много. По сути, остался ром и какие-то местные напитки. Чтобы не рисковать, Марк взял хороший карибский ром.

– Вот, это нам поможет. – Марк показал Ане пакет, в котором лежал ром и кола.

– О, да ты Звезда рок-н-ролла? – Аня слезла со скутера и открыла багажник.

– Нет, ром я буду чистым, так быстрее.

– Быстрее что? Напиться?

– Ну, наверно да, по крайней мере именно так я нашел свой дар впервые, я тогда… Впрочем неважно, главное, чтобы это сработало.

Скутер зажужжал и Марк ждал, пока Аня сядет позади него. Когда она коснулась его плеча, он почувствовал, что у нее очень мягкие и женственные руки. Марк встряхнул головой, чтобы отогнать эти мысли и выкатил с парковки на дорогу. Движение становилось более активным и машин заметно прибавилось, однако скутер выигрывал в этой ситуации многократно. Каждый раз, когда все останавливались, Марк двигался вдоль обочины, не так быстро, как хотелось бы, но он двигался. Добравшись до гостиницы, они отправились в ресторанчик, где можно было раздобыть необходимую посуду и, в случае чего, не беспокоиться о том, кто будет ее мыть.

– Марк, ты уверен, что стоит прямо сейчас этим заняться? – Аня смотрела на Марка, словно тот только что сшил парашют и собирается с ним прыгнуть.

– Ну да, а что в этом такого? – Сказав это, Марк вытащил из пакета бутылку рома, бутылку колы и несколько пачек орешков.

– Ты же ничего не ел с самого утра? Тебя же унесет сейчас! – Аня смотрела широко раскрытыми глазами, не веря, что Марк собирается сейчас пить.

– Аня, во-первых, в этом и есть смысл! А во-вторых, я же купил орешки.

Марк прогулялся до бара и попросил у бармена пару стаканов для виски, это была подходящая емкость для рома, там же прихватил еще пару высоких стаканов для колы и небольшое блюдце для орешков. Бармен посмотрел подозрительно на набор Марка, по его мнению, закусывать ром орешками была не самая лучшая идея. Расставив посуду, Марк открыл колу, чтобы газ немного вышел и начал было разливать ром. Аня перехватила его руку, не давая налить себе.

– Нет Марк, кто-то должен остаться в трезвом виде, чтобы записать или хотя бы запомнить то, что ты скажешь.

– Даже с колой не хочешь?

Аня поджала губы и помотала головой, хоть она и знала этот ром, и он был особенно хорош в коктейлях, но вынуждена была отказаться.

– Хорошо, мне больше достанется. – Сказал Марк и налил себе сразу пол стакана.

Бармен посмотрел на стол и удалился куда-то в подсобку, откуда он вернулся с ведерком для льда. Марк посмотрел на стакан рома и задумался, а что, собственно, он хочет увидеть? Ведь в его видениях всегда что-то не так, быть может Федор и впрямь не на песчаном острове, а где-то в горах? Или его окна просто выходят не в сторону моря? Или он видел не Фёдора? Точно, самое главное, это Федор, ему надо увидеть его, где бы он ни был. С этими мыслями он поднял свой стакан и сказал: “Ну, за Федора!”, – затем он звякнул о стакан колы Ани и залпом выпил ром.

Это был хороший ром, такой ром некоторые называют “аньехо” за его выдержку. Когда-то он был сахарным тростником, затем его превратили в брагу, а затем перегнали, но это был еще не ром. Потом его залили в дубовую бочку и оставили настаиваться, дальше все решало время, чем дольше он настаивался, тем насыщенней становился вкус. И вот, через семь лет заточения в бочке его разлили по бутылкам, теперь это был ром, настоящий, темный ром. Марк налил себе еще рома и закинул в стакан льда.

Прикрыл глаза и постарался вспомнить ту самую картинку, что он видел – Федор, ноутбук и окно… Это ничего не давало, Марк мог вспомнить все, что он видел, но ничего больше он увидеть так и не смог. Сделав маленький глоток, он поставил стакан и посмотрел на Аню, та сидела напротив со стаканом колы и улыбалась.

– Что-то не так? – Марк почувствовал, что у него появился пьяный акцент.

– Да нет, просто редко удается увидеть, как человек пьянеет прямо у тебя на глазах, да еще и добровольно.

– Напоминает суицид в прямом эфире да? – Марк отпил еще немного.

– О нет, ты выживешь, я тебе обещаю! От одной бутылки хорошего рома еще никто не умирал, но ты не переживай, я о тебе сегодня позабочусь.

– Хм… Ты обо мне позаботишься, как это мило… – Марк расплылся в улыбке.

– Марк, ты помнишь зачем мы тут собрались? Может тебе еды заказать?

– Еды! Точно. – С этими словами он взял пакетик орешков, аккуратно их открыл и высыпал на блюдечко, руки пока слушались идеально.

– Марк, а ты как будешь представлять себе Федора?

– Обычно, мне надо с чего-то начать, когда я хочу увидеть исход футбольного матча, я смотрю его по телевизору и жду пока не начну видеть будущее. Что делать с Федором я пока не понимаю. Вспоминая то, что я видел я вижу только то, что уже видел… Может быть даже не вижу, а просто вспоминаю то, что уже было. В общем, пока зацепок особо нет, но я стараюсь, стараюсь!

Марк закинул сразу несколько орешков и принялся поедать их по одному, грустно глядя как плавится лед разбавляя ром. Чем же ты можешь сейчас заниматься, Федор… Ты на острове, у тебя есть ноутбук, вокруг море и песок, чем ты занимаешься? Пойдешь плескаться в море? Марк опять прикрыл глаза и вдруг понял, что он просто неспособен представить себе Федора в плавках. Потом он попытался представить себе как Федор ловит рыбу и увидел апокалиптическую картину: Федор в костюме стоял по колено в воде и закидывал невод, вытягивал его и снова закидывал. Все это было не то, все отдавало какой-то мультяшностью.

Марк хотел сделать еще глоток, но стакан был пуст, тогда он взял бутылку и попытался налить, не откручивая пробки.

– Марк, а ты уверен, что ты сможешь увидеть именно то, что надо?

– Тссс… Аня, не стой на пути технического прогресса! Этот эксприм, экспирит, экс-пе-ри-мент будет завершен так или иначе. – Марк поднял палец к небу и кивнув добавил, – Вот!

Остров, песок, город, почему же нет пальм, как такое может быть? Море и песок есть, а пальм нет? И тут Марк вдруг почувствовал, что земля меняет свой угол, словно он сидит в кабинке, которую кто-то переворачивает. Он схватился одной рукой за стол, а другой за стул, и в этот момент он увидел то, что хотел. Федор стоял у ворот и возился с замком, то ли открывая его, то ли закрывая, но это было не важно, главное, что он был на улице! Марк увидел материк и город вдали, он заметил то самое здание, о котором спрашивала его Аня. Это было самое высокое здание в мире, такое сложно было не узнать, тонкая игла, пронизывающая небо.

– Все! – Марк открыл глаза и посмотрел на Аню. – Уносите!

– Что уносить Марк? Ром, орешки, тебя?

– А… Все уносите, больше не надо! Хотя нет, колу я допью!

– Марк, ты что-то видел? Скажи, пока не забыл.

– Хе-хе – нетушки! Я тогда тебе буду не нужен! Ты меня бросишь в тюрьму, а сама убежишь убивать Федора! – Марк сощурил глаза и погрозил пальцем. – Нет-нет-неет ты так просто от меня не избавишься!

– Марк, я обещаю не бросать тебя в тюрьму, что ты видел? Господи, да ты же пьян!

– Да! Я в говно… хи-хи… А ты нет, вот от того и бесишься. – Марк хотел было налить еще рома, в бутылки оставалось как раз на один раз, но Аня отодвинула бутылку.

– Марк, просто скажи мне что ты такое увидел? Это Китай?

– Холодно! – Сказав это Марк сложил руки на груди и несколько раз попытался закинуть ногу на ногу, но стол мешал это сделать.

– Что холодно? Мы что в угадайку играем теперь? Это Америка?

– Нет! Я видел Федора на улице! – Марк сказал это так, словно это было откровение с небес. – В стране для глухонемых!

Аня открыла бутылку рома и понюхала, пахло просто ромом. Как можно было так накачаться, меньше чем с одной бутылки, она не понимала. Видимо, теплый климат и отсутствие нормального завтрака сделали свое дело.

– Марк, я не понимаю. – Она взялась за голову понимая, что видение мало было увидеть, его теперь еще надо вытащить из этого пьяного провидца.

– Ну как же, это же ОАЭ… Я увидел самую высокую башню, этот Бурдж как-то там, она в форме иглы такой. – Марк постарался руками показать, как выглядит башня, опять подняв палец вверх.

– Пей колу, Марк. Это вряд ли тебе сильно поможет, но хотя бы не навредит. Спать хочешь?

– Нет, но в терапевтических целях я согласен на все!

– Хорошо, тогда допивай колу и пойдем в номер, тебе сейчас лучше всего поспать. – Аня прикидывала, если Марк не сможет идти дотащит ли она его до номера.

– К тебе или ко мне?

– Ты к себе, а я к себе.

– Отлично! Значит мы оба идем к себе, давай там и встретимся!

Марк осушил стакан колы и осторожно встал, прислушиваясь к организму, организм был нем, однако мозжечок проигрывал какую-то карусель. Нестройной походкой и придерживаясь одной рукой за плечо Ани он пошел в сторону отеля. Аня открыла номер Марка после того, как тот безуспешно несколько раз попытался попасть ключ-картой в замок, и завела его в номер. Подойдя к кровати Марк рухнул на нее всем телом, Аня посмотрела на него сверху и тихонько спросила:

– Вертолетики?

– Ага. Ты знаешь, наверно сегодня тебе лучше уйти, я что-то не в том настроении как-то…

Аня рассмеялась, глупо было обижаться на человека, который с трудом мог разговаривать и пошла к себе. Нужно было еще позвонить руководству, сказать, чтобы сняли облаву и убрали из розыска Марка. Рассказать про Эмираты и собираться в дорогу. Никто не знал как Марк делал то, что делает, но одно она знала точно, одна она в Дубай не полетит. Никто, кроме Марка, не сможет найти там Федора, сложно найти одного человека в целом городе, тем более насквозь туристическом.

Глава 13

Марк проснулся ближе к вечеру, точнее его разбудил организм уговаривая тело встать и отправится пить воду. Глаза открывать совершенно не хотелось, впрочем, как и вообще двигаться. Марк чувствовал себя какой-то непонятной субстанцией, тело было как холодец. Все мышцы болели, а любое движение отдавалось резкой сменой кровяного давления, что приводило к немыслимой головной боли. Марк повернулся в сторону балкона открыл глаза и тут же осознав свою ошибку закрыл их. Затем он решил, что надо вставать, хочет он того или нет, но ему надо собраться с силами и встать. Итак, ноги на край кровати, медленно отталкиваемся руками от кровати и принимаем сидячее положение.

Голова раскалывалась, двигаться совершенно не хотелось, но организм требовал воды. Марк знал, что пить воду из-под крана в других странах, а уж тем более в теплых странах опасно для здоровья. Первым делом он подумал о мини баре под столом, но быстро вспомнил, что уже просыпался и выпил все безалкогольное, что там было. Придется спускаться, благо солнце уже село и жара ему не грозила, а еще внизу на улице есть бассейн, целый бассейн воды! Эта мысль показалась Марку особенно приятной. Он надел плавательные шорты и медленно передвигаясь, словно боясь расплескать мозг из головы отправился вниз.

В бассейне, на мелководье, лежала Аня и завидев Марка начала загадочно улыбаться. У нее в руке был какой-то коктейль, судя по цвету и форме бокала, это был клубничный дайкири. Марк, заметив алкоголь почувствовал сильную и устойчивую неприязнь ко всем спиртным напиткам в мире. Аня развернулась в воде, словно была русалкой и держа в одной руке бокал ловко подгребая второй рукой поплыла на перерез к Марку. Марк старался не смотреть в ее сторону, он просто медленно шел к бару за водой. Шаг за шагом, первый шаг, второй, левой – правой, левой – правой.

– Как дела Марк – нарочно очень громко выкрикнула Аня, подплыв к самому бортику.

– Уууффф… – Марк схватился за голову. – Что я тебе сделал исчадье ада! Сгинь, нечистая!

– Я как раз-таки чистая! Давай сюда, водичка что надо, чуть прохладная.

– Вот сейчас я в себя водички залью и нырну.

Бармен улыбнулся и протянул сразу две бутылки содовой, одну Марк осушил залпом, не отходя от барной стойки, вторую прихватил с собой. Идти пешком аж вдоль всего бассейна он не хотел, поэтому опустился в воду и держа в руке содовую плыл в сторону лягушатника. Точь-в-точь, как это делала Аня несколько минут назад с бокалом.

– Ну как? Легче? – Аня улыбнулась и сделав глубокий глоток подмигнула Марку.

– Легче, но в этом не твоя заслуга и больше не кричи. – Марк встал ногами на дно бассейна, вытянул руку с содовой высоко вверх и нырнул с головой под воду.

– Эй, дайвер, ты там что, дышать водой учишься? – Крикнула Аня и несколько раз хлопнула ладонью по воде. Марк выпустил кучу пузырей и всплыл.

– Ну я же просил, не кричи… Ну что ты как маленькая? – Марк провел ладонью по лицу, вытирая воду и открыл глаза.

– Так я и не кричала… пока…

Марк только сейчас заметил, как близко от него Аня. Она лежала, облокотившись на локти на маленьком бортике, что разделял мелкий бассейн и глубокий, чуть подавшись вперед. Ее лицо было всего в нескольких сантиметрах от него. Глаза были странного цвета, они были раскрашены кольцами, чем ближе к зрачку, тем темнее становился цвет. Сперва светло голубой, почти серый, затем зеленый и под конец карий. Целая радуга в глазах, пусть неправильная радуга, но такая притягательная. Марк поднес бутылку с содовой и сделал несколько больших глотков.

– А ты красивая…

– Это уже можно воспринимать как комплимент мужчины или как пьяный бред? – Слегка приподняв бровь игриво спросила Аня.

– Ой… Я что-то такое говорил, когда был пьяный, да? – Марк приложил холодную бутылку к правому виску.

– Ничего такого… Просто предложил с тобой переспать, а потом отказался, сославшись на плохое состояние, а в остальном все хорошо.

– Прости, я был немного не в себе.

– А ты помнишь, куда нам лететь?

– Нам? Почему это нам? У вас что, такая малочисленная организация, что в ней только ты да я да мы с тобой?

– Марк, это тебе сейчас просто плохо, а завтра все будет хорошо и тебя отпустит. Ты снова захочешь летать, посмотреть другие страны и перестанешь задавать глупые вопросы.

– А вот и нет! Мне сейчас хорошо, а не плохо… Точнее мне становится хорошо, медленно, но верно. – Марк еще раз нырнул под воду.

– Марк, хочешь выпить? – Аня поднесла к нему свой коктейль и от запаха алкоголя Марк сморщился, резко оттолкнулся от бортика ногами и торпедировал собственное тело в бассейн.

– То есть мы опять вместе? А зачем? – Сказал Марк, любуясь пышными облаками на фоне синего неба.

– Ну так, тебя нельзя отпускать одного, у тебя амнезия наступает, ты забываешь звонить. А меня нельзя отпускать без тебя, что я там буду делать? Загорать да плескаться?

– Тогда пей коктейли, наслаждайся, там с этим сложно, они алкоголь не любят.

Марк расслабил тело и мягко лег на воду, вода тут же закупорила уши и обволокла все тело прохладой. Безмятежность и спокойствие окружало его, пока он медленно дрейфовал почти в центре бассейна. В какой-то момент он почувствовал, что Аня смотрит на него, открыл глаза и увидел, что она что-то говорит.

– Прости, что? – Сказал Марк, когда снова встал на ноги на дно и прочистил уши от воды.

– Я спрашивала – когда летим?

– Ну я бы поел да полетел.

– Хорошо, что мы так быстро договорились, потому что билеты я уже купила, вылет в восемь. – Аня подошла к лестнице, обернулась и убедившись, что Марк на нее смотрит начала медленно выбираться из бассейна.

– Аня, скажи ты специально это делаешь? Зачем тебе это? – Сказал Марк, не отрывая взгляда от Ани.

– Делаю что? – Стоя на самом верху лестницы спросила Аня, обернувшись к Марку. – Вот это? – Она опустила ногу в воду и ловко обрызгала Марка.

Марк успел закрыть глаза и протерев лицо от брызг он вдруг осознал, что голова больше не раскалывается, а тело чувствует себя значительно лучше. Допив воду из бутылки, стоящей на бортике все это время, он вылез из бассейна тем же путем, что и Аня. Нужно было собирать вещи, готовится к полету, и быть может еще что-то увидеть.

В номере был беспорядок, Марк не помнил точно, сколько раз он просыпался и что именно делал. На полу валялись подушки, пустые банки из-под различных напитков и пара пластиковых бутылок от воды. Он прошелся по комнате, собирая мусор в пакет и закидывая подушки обратно на кровать. Пара носков пришли в тотальную негодность и отправились следом за банками, надо будет при случае прикупить еще. Почему-то в кино никому и в голову не придет покупать одежду или обувь, если главный герой хотя бы раз в день ест – уже хорошо. Собрав вещи в рюкзак, Марк решил, что номер достаточно чист и его можно возвращать в общий гостиничный фонд. В дверь постучали, он было подумал, что это горничная и очень кстати, но это была Аня.

– Боже, ну и срач ты им оставляешь, ты бы хоть убрался. – Сказала Аня, окидывая комнату беглым взглядом.

– Я убрался. – Сказал Марк, демонстрируя пакет, полный мусора.

– А, да? Ну хорошо… Я тут пришла тебе паспорт вернуть, на, держи. – С этими словами Аня протянула паспорт, продолжая осматривать комнату крутя головой, словно радаром исследуя каждую деталь. Глаза при этом периодически округлялись, видимо завидев тот самый “срач”. – Ну да ладно, просто больше не возвращайся в этот отель да и все.

– Да что ты начинаешь, тут же чисто! – Марк сам оглядел комнату, стоя рядом с Аней. – Ну кровать не заправлена, меню вот упало, нечаянно с тумбочки, стакан на полу, но все же целое. Нигде ничего не разлито, только колы немного возле кровати, но она уже высохла, так бы я вытер. Чего ты наговариваешь? Погоди, а откуда у тебя мой паспорт?

– Взяла когда привела тебя спать, надо было билеты оформлять, ты вроде был не против. – Аня пристально посмотрела в глаза Марку и улыбнувшись сказала: – Оставайся таким вот, а то вдруг ты научишься убираться и ррраз! Нет больше предвидения! Вдруг это взаимосвязанные процессы, твои способности и вот такое вот восприятие мира. – После этих слов Аня вышла и покатила по коридору к лифту маленький чемоданчик на колесиках.

– Хорошо, я оставлю им чаевые! – Марк подхватил рюкзак, оглядел номер – искренне не понимая, что тут так могло напугать и отправился следом.

Внизу он отдал ключи и подождал пока им оформят документы, затем оставил чаевые девочке, как и обещал и тут их пути с Аней разошлись.

– Аня, а ты куда?

– Как куда, на парковку, скутер твой, помнишь? А ты куда? В аэропорт пешком собрался?

– Ой, я про него забыл. Давай его сдадим?

– То есть в аэропорт все-таки пешком, да? – Аня многозначительно показала рукой на туфли, которые успела надеть по случаю перелета.

– У тебя же есть кроссовки?

– Марк! Я не собираюсь идти пол острова пешком! Давай заедем к тем, кто дал тебе скутер и скажем, что они могут его забрать в аэропорту.

Аня села за руль, а ее чемодан пришлось пристроить в ногах, и Марк, обнимая ее держал обеими руками чемодан. Ребята из проката ничуть не удивились, лишь прыгнули вдвоем на другой скутер и умчались в сторону аэропорта. Марк заметил, что практики Ане явно не хватало, она резко дергала газ, от чего маленький мотор ревел, но не был способен разогнать скутер быстрее. А еще она постоянно нажимала то передний то задний тормоз, в какой-то непредсказуемой последовательности, видимо не особо разбираясь зачем их два.

– Аня, а ты давно не каталась да? – Приходилось кричать, чтобы Аня могла услышать Марка через шлем

– Я училась и ездила на мотоцикле, там тормоз и газ справа, а сцепление слева. Поэтому я сначала ищу тормоз ногой, а потом вспоминаю, что он на руле слева. – Сказала она Марку, чуть повернув голову назад.

– А с газом что не так?

– Сцепления нет, и двигатель какой-то игрушечный, словно через пластилин подключен к колесу.

По сути, так оно и было, между двигателем и колесом стояла автоматическая коробка – вариатор, в которой помимо ремня передач была вязкая жижа, отвечающая за усилие. Именно она и становилась эдаким пластилином, который передавал вращение двигателя в коробку, а та уже на колеса. По сравнению с классической механикой на нормальном мотоцикле, это было медленно и вяло. Марк заметил, что Аня едет в аэропорт не пользуясь навигатором, но она не может знать куда ехать. Быть может она выучила карту острова? Хорошо иметь вот такой вот навигатор в голове. Примерно через пол часа они были в аэропорту, где их уже ждали ребята из проката. Быстро глянув на скутер со всех сторон, они попрощались и укатили обратно.

– Аня, а ты откуда знала дорогу в аэропорт?

– Так знаки же по всей дороге были ты чего? Марк, ты прям какой-то допрос устроил, ты увидел какое-то видение про меня?

– Нет, ничего такого я не помню.

– Хорошо, пойдем оформляться тогда. – Аня сказала это медленно, присматриваясь к Марку, словно стараясь понять протрезвел он или еще нет.

На регистрацию они подошли вместе. Женщина открыла паспорт долго смотрела на фотографию, затем на Марка, потом опять в паспорт, а затем на Аню, словно она не могла понять, чей это паспорт. Затем она открыла второй паспорт, сравнила фотографии между собой и что-то сказала в рацию.

– Аня, а ты звонила? – Сказал потихоньку Марк стараясь не шевелить губами.

– Куда звонила? – Подумав секунду спросила Аня.

– Не знаю куда, руководству своему звонила? Нас сейчас тут не повяжут по рукам и ногам?

– Да не должны… Вроде как… – Аня явно была не уверена, судорожно соображая, что можно сделать.

– То есть – ты не звонила?

– Марк, я сообщила, что мы летим в Дубай, сказала рейс и попросила нас там встретить. Мне сказали, что деньги у нас есть, так что встречайте себя сами. Ну наверно они догадались, что надо отменить все розыски, раз мы вылетаем. В этот момент девушка протянула паспорт Марку и спросил:

– Это вы?

– Ну да, это я. – Сказал Марк и не на шутку испугался, неужели похмелье так сильно сказалось на нем, что стал непохож на свое фото в паспорте? – Аня, я же похож на фото?

– Да похож, похож, успокойся, она вон и меня не узнает. Видимо ждут кого-то вот и устроили цирк с конями.

Через какое-то время пришел человек в штатском, взял паспорта из рук женщины и сравнив фото с оригиналами что-то сказал в рацию. По его лицу было видно, что он и сам не рад разбираться во всем этом и ему вовсе не улыбается объяснять сейчас двум фарангам почему они не могут покинуть остров. Он больше не смотрел в паспорта, а вместо этого нервно постукивал антенной от рации по штанине. Аня встала поближе к Марку, это был очень странный жест, учитывая, что это она его охраняла, а не наоборот, но Мару это импонировало и он выпрямился, словно стал выше ростом.

Наконец рация ожила и что-то сказала по-тайски, сразу после этого паспорта вернули девушке, и та продолжила оформлять посадочные талоны. Когда все формальности были закончены, Аня все же спросила:

– Простите, что-то было не так?

– Нет, все хорошо, просто случайная проверка безопасности.

– Как это случайная, вы же меня спрашивали это точно я или нет? – Марк решил добавить пару слов, чтобы их совсем уж за дураков не держали. За что получил легкий, но тем не менее уверенный тычок в спину от Ани.

– Простите, вы просто показались мне похожим на одного преступника в розыске, он продает наркотики, очень плохой человек. Но уже все хорошо.

Девушка улыбалась, и Марк решил, что если и были подозрения, то они уже сняты. Они прошли в зал ожиданий, где по традиции были напитки, несколько местных фруктов и легкие закуски из каких-то бутербродов. Марк остановился и медленно поворачивая голову словно терминатор из фильма сканировал все, что видит. Наконец он нашел то, что искал и уверенным шагом направился прямо к столику с водой. Аня поначалу не поняла поведение Марка, ей показалось, что его что-то испугало, но завидев что именно попало в прицел Марка рассмеялась. Вода была местная, ее делали на заводе по производству пива, и продавалась она под тем же самым брендом. Марк откупорил пузатую, стеклянную бутылку и влил в себя половину содержимого. Сделал небольшую паузу, чтобы организм разобрался с газировкой и допил емкость.

– Ну как, заправился? Жить будешь? – Насмешливо сказала Аня, подойдя сзади.

– Между прочим я все это ради науки! Я же говорил, что сработает!

– Да ты просто жертва обстоятельств, никто же не спорит. Хочешь еще водички?

– Нет, бак полон, больше не влезет.

– А кушать хочешь?

– Пока нет, видимо еще не весь спирт переработан. Главное в самолете не захотеть, там с питанием все строго.

Аня прогулялась по залу, посмотрела, чем им предлагали занять желудок перед вылетом и решила, что сок и банан будет лучшим вариантом. Марк же, смотря на еду не испытывал никаких чувств, словно смотрел на вату или одежду. Организм отказывался признаваться в том, что ему хочется есть, впрочем, быть может организм просто боялся признаваться хоть в чем-то после такой встряски. В зале начали собираться люди, как ни странно, было много русских и китайцев. Все же путешествовать по Таиланду не в сезон надо было иметь смелость. Люди были разные, но всех их объединяло одно, они были загорелые и не хотели улетать, словно расставались с хорошим другом, зная, что еще встретятся, но все равно не хотели этого делать.

Подъехал развеселый поезд из неизменно разукрашенных вагончиков и всем предложили занять свободные места. Марк и Аня, не сговариваясь отправились в самое начало поезда и сели рядом на одной скамейке. Марк помог закинуть чемодан Ане и по весу догадался, что тот практически пустой, ему показалось, что он весит меньше его рюкзака.

– У тебя чемодан какой-то легкий, это что бумажник или косметичка?

– Это все, что я успела собрать, когда меня дернули на другую сторону планеты. Уж прости, брать костюм и вечернее платье я не стала, решила, что нет повода.

– Логично, но все же, даже мой рюкзак будет тяжелее.

– У тебя ноутбук с собой, он и создает вес.

Точно! Ноутбук! Как же я про него забыл то… Когда самолет наполнился пассажирами, Марк решил исправить оплошность и достал свой ноутбук. Первым делом он подключился к телефону и скачал почту, чтобы можно было разобраться в полете кто и что ему успел написать. Затем открыл карту и нашел Дубай, он хотел понять с какого острова мог быть тот вид, что ему запомнился.

– Аня, смотри, наш Федор должен быть где-то вот тут. – Марк ткнул пальцем в пальму, те самые искусственные острова, что стали известны во всем мире.

– А поточнее найти сможешь? – Аня посмотрела на карту и поняла, что будет сложно попасть на частную территорию этих островов, учитывая, что они там просто туристы.

– Может быть смогу, но нужны эмоции, там будет тот же климат, те же условия и ветер, тот же запах. Быть может это как-то подтолкнет мой мозг, и я смогу увидеть что-то новое.

– Марк, скажи, а ты всегда видишь то, что есть на самом деле? Ошибок не было?

– А-а, тебе не сказали. – Протянул Марк. – Нет, я, наоборот, всегда вижу то, чего нет на самом деле. Точнее все так же, кроме какой-то одной детали, она обязательно будет другая.

– То есть, может быть ты увидел не ту башню? – Аня смотрела на Марка, словно он ей только что признался в глупой шутке.

– Может быть и так, но это маловероятно, скорее ложным было что-то другое.

– Что другое, Марк?

– Смотри, я видел, как Федор ковырялся с замком, так вот быть может это был не Федор, может быть он не ковырялся, а может быть не замок. Но скорее всего это был или не замок или просто другой дом. Я очень редко ошибаюсь в чем-то глобальном, еще не было случая, чтобы я хотел увидеть одну футбольную команду, а видел другую.

– Мы точно не зря летим, Марк?

– Там узнаем.

Глава 14

Сначала их ждал Бангкок, где была на удивление короткая пересадка. Марк посчитал, что полтора часа это много времени, даже с запасом, для простой пересадки. Однако приземлившись он понял, что надо будет пройти все проверки, пройти визовый контроль, где, как это ни странно, была очень большая очередь из китайцев. С их точки зрения, само собой, их было всего ничего, пара десятков человек. В итоге, Марк и Аня успели добежать до гейта за пять минут до посадки.

– А ведь я хотела еще что-то перекусить перед вылетом… – Задумчиво сказала Аня, рассматривая очередь на посадку.

– Да, как-то неожиданно быстро пролетело время.

– Постой в очереди, я хотя бы чипсов каких-нибудь куплю. – Кинув это Аня всучила ручку своего чемодана и убежала в сторону магазинов.

Перелет прошел на удивление спокойно, большую часть пути Марк спал, ему снились какие-то сны, но ничего яркого или запоминающегося. Организм, по всей видимости испугавшись очередной интоксикации, решил не выкидывать фокусов и просто отдохнул. Ане тоже удалось поспать, однако она спала урывками, минут по двадцать, в промежутках думая о том, как же они будут искать этого Федора. Способности Марка ее не пугали, она скорее относилась к ним со здоровым скептицизмом, как к гадалкам. По прилету все было стандартно, сначала паспортный контроль, потом зал ожидания, который им был не очень-то нужен за неимением багажа. И наконец такси и отель.

– Аня, а мы где живем то? – Наконец решил поинтересоваться Марк, понимая, что пора искать такси и отправляться в отель.

– Мы живем недалеко от этих самых пальм, сейчас точно скажу. – Аня достала телефон и грустно посмотрела в экран. – Блин, сети нет.

– Ну да, тут с бесплатным вай-фаем как-то не особенно хорошо. – Заметил Марк, когда попытался подключится хоть к какой-то сети и выяснил, что для подключения везде что-то требуется.

– Не переживай, роуминг нас спасет. Вот – “Первый центральный отель”, – что бы это ни значило.

Таксист достаточно быстро понял куда требовалось ехать, из-за разницы во времени они выехали из аэропорта около трех часов ночи. Дороги были практически пустые, а город сиял миллионом огней. Марк пол дороги провел прилипнув к окну и любуясь небоскребами. Когда попадаешь в город, где несколько десятков небоскребов усеяны сотнями мелких лачуг, как в Бангкоке, это создает впечатление прорыва. Небоскребы в таких городах выглядят как нечто совершенно новое, как вырвавшиеся из глубин земли вулканы. Но Дубай был совершенно иным, тут все дома были один другого выше, они словно соревновались друг с другом в высоте и причудливости. Даже не верилось, что всего двадцать лет назад это была пустыня и несколько высоток.

– Аня, а ты бывала в этом городе раньше да? – Спросил Марк, когда заметил, что она ковыряется в телефоне, а не любуется видом.

– Во-первых это не твое дело, а во-вторых, я больше люблю природу. Стекло, сталь и камень – это не мое, это чуждое и неестественное.

– Но ведь это красиво! Неужели ты не понимаешь, что все это придумали и построили люди! Это же наше все, наш разум, наша изобретательность. Природа это хорошо, но в этом месте не было никакой природы, ветер и песок.

– Марк, для меня это не разум или изобретательность, это просто деньги. Причем деньги, полученные не за какую-то сложную или полезную работу, а просто за нефть. Просверлить дырку и продать то, что нашли много ума не надо, чем восторгаться то?

– Ань, а ты не думала, что и у нас тоже просверлили дырку и тоже продают то, что нашли. Однако что-то я таких городов в России не вижу. А ведь мы не меньше их продаем.

– Ну так у нас и страна побольше будет.

Марк понял, что ему не удалось донести мысль, он просто отвернулся и задумался – как все так вышло? На горизонте мелькала и искрилась высоченная игла самого высокого здания в мире, которое стоило чуть больше миллиарда долларов. А в его родной Москве на ремонт дорог тратят больше, а толку от этих трат меньше. Ведь если посмотреть на убранство местных дорогих домов там не бедно и просто. Есть тут и золотые унитазы, и полный гараж дорогих автомобилей, на которых никто, никогда не будет ездить. Быть может они просто понимают, что все эти деньги и так их и воровать ничего не надо, от того они и не боятся тратить их с умом? Может быть в откровенной наследственной власти нет ничего плохого? С другой стороны ОАЭ никак не прославились в технологиях или изобретениях. Все, что у них есть это купленное и правильно использованное. Арабы поняли, для того чтобы было что-то свое надо сначала купить и аккумулировать то, что уже есть.

Возле отеля было светло, Марк расплатился, мельком заметив, что водитель сначала называл несколько иную цену. Видимо таксисты в аэропорту во многих странах думают, что туристы недостаточно хорошо разбираются в местной валюте и ценах и не считают зазорным немного их нагреть. Отель был не высокий, однако это только по сравнению с другими зданиями. Аня отправилась внутрь, быстро шагая по лестнице, а Марк остался на улице, вдыхая новый воздух, сухой и горячий словно из духовки. Вокруг была другая страна, и несмотря на то, что от экватора он находился сейчас дальше, морские течения и роза ветров превратила эту часть суши в безжизненную пустыню. Марк понимал, что за пределами города на много километров вокруг только песок и редкая растительность.

А еще, где-то тут, совсем недалеко от него должен быть Федор, тот самый человек, который смог заставить его появится на крыше. Марку не давал покоя момент из первого видения, когда Федор что-то вычисляя одним движением закрыл окна. Быть может ему это просто показалось и ничего такого не было, может быть это просто совпало? Ответы на все эти вопросы он сможет получить только у Федора, но как это сделать, если рядом с ним постоянно находится Аня? Он, конечно, не может найти Федора, пока Аня рядом с ним, но искать может.

– Эй, Марковка! Ты чего застрял? – Крикнула Аня, выйдя обратно на улицу вместе со своим чемоданом.

– Аннушка, чего кричишь? – Марк заметил, что Аню передернуло, когда он ее так назвал. – Ты что ли уже разлила масло? Иду-иду, не переживай, куда я денусь с этой подводной лодки.

Даже сейчас, глубокой ночью чувствовалось дыхание палящего солнца. Оно было в воздухе в виде мелкой пыли, что не ощущается, а лишь слегка заметна, когда смотришь вдоль идеально прямой дороги, уходящей за горизонт. В этих песках люди брели у берега моря изнемогая от жажды, экономя последние капли пресной воды. А потом все изменилось, нет, в песках нашли не воду, в них нашли нефть. Так уж вышло, что именно нефть стала главным двигателем прогресса. Все, от топлива до синтетики, различные пластики, ткани, все это сделано из нефти или с помощью нефтепродуктов. Сейчас сложно найти хоть что-то, что удалось бы сделать без нефти. Поэтому нефть – это, по сути, и есть деньги современного мира, и они потекли рекой в эту страну. Очень сложно было удержаться и не оставить все себе, но им похоже это удалось. Конечно, они далеко не святые и судя по таксисту, который взял больше, чем положено, святых тут меньше, чем предполагалось.

На ресепшене закончили оформление, и Аня вручила Марку его ключ, само собой их номера были разные и при этом рядом. Марк и не предполагал, что его далеко отпустят, впрочем, и этого было более чем достаточно.

– Марк, вот даже не думай! – Сказала Аня, заметив как Марк смотрит на свой ключ.

– Не думай о чем? – У Марка похолодело внутри, если она догадалась, что он хочет сбежать, если поняла, о чем он думает, то все усложняется.

– Даже не думай начинать песню о том, почему у нас два номера!

– Аня, ты красивая девушка, но… Пойми меня правильно, было бы значительно лучше, если бы тебя вообще не существовало. Ничего против тебя лично я не имею, но вся эта ситуация меня слишком сильно напрягает.

– Да, я красивая, это ты правильно сказал. – Аня нарочно проигнорировала всю вторую часть фразы, развернулась и пошла к лифту, катя за собой свой чемоданчик на колесах.

– Скажи, какие у нас планы? – Спросил Марк, пока они ждали лифт.

– Ты мне скажи, провидец же у нас ты.

– У меня в планах поспать ночью и перейти в нормальных режим сна и бодрствования. И я не провидец, я не вижу реальность, помнишь? Я непредсказатель, я вижу только то, чему быть не суждено. Это накладывает определенные ограничения, так что… Сначала смотрим чего быть не может, а затем догадываемся что будет.

– Хорошо, тогда увидимся завтра утром, кто первый проснулся, тот звонит второму. – С этими словами Аня открыла дверь и вошла в номер.

Марк прошел по коридору и открыл дверь своего номера, номер был достаточно просторным. При входе был большой гардероб, как положено с сейфом внутри, предположительно для документов и ценных вещей, вот только он просто стоял в шкафу на полке. Марк, не разбирая рюкзак бросил его как есть в шкаф и отправился в душ, больше всего сейчас хотелось смыть с себя всю эту авиационную пыль пот и усталость. Ему нравились хорошие отели, в которых не приходилось искать правильное положение крана для теплой воды, разрываясь между ледяной и обжигающей.

После душа все стало намного лучше, чистое постельное белье пахло свежестью, а вид из окна завораживал. Марк выключил свет и подошел к окну. Высотки были повсюду, окна выходили в сторону моря, известный шпиль находился где-то за спиной. Марк вгляделся вдаль и увидел огни той самой пальмы, тех островов, где, по его мнению, должен был быть Федор. Если, конечно, именно эта часть его видения не была ошибкой. Марк смотрел на яркие огни ночного города и вдруг картинка перед его глазами поплыла. Он прикрыл глаза и уперся руками в стекло, чтобы почувствовать, если начнет падать.

Федор шел по дороге, по ярко освещенной дороге в сторону порта. Впереди было несколько кораблей, и круизный лайнер высотой с многоэтажный дом. Федор подошел к какому-то магазинчику и в этот момент все исчезло. Что же это было? Завтра Федор отправится на прогулку? Марк выглянул в окно, но никакого лайнера там не заметил, видимо он еще не пришел. Или… Быть может это была ошибка и дело происходит не днем?

Аня отправилась спать, никто не обещал сообщать ей обо всем, он не под домашним арестом, значит можно прогуляться и проверить, что же там происходит. Марк быстро оделся в чистое, насколько это было возможно и медленно вышел в коридор. Номер находился по соседству, и она могла услышать, как он закрыл двери. Постояв некоторое время в коридоре, на всякий случай, он отправился прямо по коридору в сторону лифта. Тут был не Таиланд, никакого скутера у него больше нет, а это значит придется как-то договариваться с таксистами. Судя по карте, рядом с пальмой находился пляж, который должен был называться то ли секретный пляж, то ли Суфо бич. Марк решил не искушать судьбу и просто показать место на карте. На крыльце стоял метрдотель, завидев Марка он сразу направился к нему.

– Такси сэр? – На удивление чисто сказал парень лет двадцати.

– Да, мне надо вот сюда… – Марк показал на карте пляж.

– Сэр, возможно, пляж сейчас закрыт. Вода теплая даже ночью, но купаться нельзя. – Объяснил парень, стараясь не обидеть и одновременно достучаться до разума русского туриста.

– Не волнуйтесь, я не буду купаться, просто люблю гулять по ночам вдоль берега, всяко лучше, чем по городу, где только асфальт и бетон.

Парень кивнул, не особо заботясь о том, что Марк будет там делать, он лишь предупредил, дальше уже было не его дело. Такси подъехало очень быстро видимо они и тут стояли в очереди где-то неподалеку. Марку не пришлось ничего объяснять, как только он сел таксист поехал по заранее указанному адресу. Город все так же искрился за окнами такси, но это была не праздная вечеринка московских улиц и не мрачные улицы Детройта. Это была пустыня, как это ни странно, но построив все эти небоскребы дух пустыни никуда не делся, он был повсюду.

Добравшись до места, Марк быстро расплатился, и таксист умчался вдаль. Только сейчас Марк задумался, а как, собственно, он будет возвращаться? Впрочем, с другой стороны, не водить же такси на веревочке, чтобы всегда было на чем вернутся. Вдоль линии прибоя, как и в любом курортном городе, шло несколько пешеходных и велосипедных дорожек. Изредка попадались прогуливающиеся туристы, это было сразу понятно по одежде, которая была на них. Марк шел в том же направлении, в котором ему увиделся Федор, так, чтобы море было по левую руку. Впереди, даже на горизонте, не было никакого порта или его просто не было видно в темноте.

Дорога была укатана каменной плиткой, ровной и уже порядком отполированной ногами. Марка удивило, что вдоль дороги не было ни одной скамейки, видимо жаркий климат не предполагает, что кто-то захочет сидеть на улице без дела. Метрах в ста впереди прямо под пальмой сидел парень и пил что-то прямо из бутылки, судя по всему, это был лимонад, с пивом тут было жестоко. Несмотря на черное небо, звезд видно не было, видимо засветка от города все портила. А вот вид города завораживал, все здания блестели, а некоторые буквально полыхали огнем.

– Марк! – Раздалось чуть позади.

– Федор? – Марк обернулся и только сейчас понял, что парень под пальмой это был Федор. Его просто сбила с толку одежда, шорты, низкие ярко красные кроссовки и такого же цвета бейсболка. – Погодите, но что вы тут делаете?

– Я же говорил, что вы меня найдете, если захотите! Присаживайтесь, тут места хватит для всех.

– Федор… Когда вы пропали за мной пришли. – Начал было рассказывать Марк, не зная, как лучше объяснить все, что произошло.

– Да, да, тюрьма и все такое. Уж простите, это все предназначалось мне, я, собственно, поэтому и сбежал… Но я был уверен, что тюрьма – это понарошку, просто театр.

– Ну да, театр, а еще я тут не один.

– Не один? А вот это плохо… – Федор о чем-то задумался, он уставился в одну точку и снова начал забавно грызть ноготь, это напомнило Марку кое о чем…

– Федор, у меня был весьма неприятный разговор, скажи, а ты правда мог бы отключить распад урана?

– А, что? Распад… Да, распад да – можно… Можно и распад…

– Федор!

– Прости Марк, я просто задумался. О чем это мы?

– Можно предотвратить ядерный взрыв?

– Теоретически да, но надо точно знать время подрыва. Все дело в том, что…

– Да, я знаю, дело в том, что долго нарушать случайность не выйдет, меня уже просветили. Федор, а взорвать уран возможно? Мне сказали, что можно сместить критическую массу в другую сторону и все ядерное оружие в мире взорвется одним разом.

– Теоретически да, но это совсем из разряда фантастики. Марк, в теории можно заставить гореть нашу атмосферу, когда-то этого уже опасались, когда подорвали большую термоядерную бомбу.

– Федор, мне кажется, тебе пора остановиться. Прекратить исследования, это уже не безопасно.

– Марк, мне кажется, это говоришь не ты, а люди, которые тебя посадили в тюрьму.

– Федор я не хочу однажды проснуться от зарева ядерного взрыва на горизонте. Даже в случае ядерной войны далеко не все боеголовки и бомбы долетят до цели, часть будет сбита, часть так и не будет отправлена. А вот если нас накроет пузырем из этой невероятной реальности, где критическая масса в десятки раз меньше, то рванет все! Так вот я не хочу проснуться и внезапно осознать, что наступил последний день моей жизни, да и всех жизней в принципе.

– Марк, ты слишком сгущаешь краски, ничего такого нет и быть не может. На ускорителях давно уже научились создавать антиматерию, но нас до сих пор не разорвало огнем аннигиляции. Не те объемы, Марк! Даже если я превращусь в мистера зло и решу уменьшить критическую массу, то весь уран на нашей планете нагреется и испарится в один момент. Да, будет радиационное заражение, будет очень горячо, но это не ядерный взрыв. Боеголовки развалятся, расплавят ракеты и ядерное оружие просто исчезнет как класс, на какое-то время.

– И что же, ты решил избавить человечество от ядерного оружия?

– Была такая мысль… Но нет, пока оно сдерживает глобальную войну, я ничего такого делать не буду. А вот люди, которых ты привел… Они хотят провести несколько экспериментов и это нехорошие эксперименты Марк, я не хочу в них участвовать. Марк, пошли со мной?

– Федор, я тебя видел… Ты правда закрыл окна?

– Да. – Федор не глядя кинул бутылку вперед, она упала на дорожку и покатилась вперед. Поднялся легкий ветерок, он разогнал бутылочку и та, споткнувшись о мелкий камушек подпрыгнула и попала точно в урну. – Вот, примерно так.

– Федор как ты это делаешь?

– Как объяснить слепому чем красный отличается от синего? Как глухому разъяснить гармонию мелодии?

– Слепому можно рассказать о длине волны, глухому показать математику мажорного и минорного лада.

– То есть, ты хочешь техническую сторону, ну тогда вперед, читай мой доклад, я могу и еще накинуть документации. Хотя погоди, ты же читал, тебе сильно помогло?

– Не сильно. – Марк поморщился, вспоминая как чувствовал себя двоечником на экзамене, когда пытался вчитаться в доклад. Действительно слепец, который по частоте радиоволны пытался представить цвет.

– Эй морковка! Мог бы и пригласить девушку на прогулку! – Голос раздался позади, это была Аня. Господи, что она тут делает? – Ой, а кто это у нас тут?

– Пожалуй мне пора. – Сказав это, Федор встал и зашагал прочь.

– Федор остановись! – Марк попытался встать, но уперся рукой на какую-то острую ветку, та больно впилась в руку, и он рухнул обратно на землю.

– Марк, пожалуйста не надо бежать за мной.

Аня обо что-то споткнулась и растянулась на траве. Марк поджал ноги, сел на корточки и встал.

– Марк не надо, на земле миллионы мелких камешков, веточек, вы не сможете меня догнать.

Марк осторожно сделал шаг вперед, и уже на втором шаге поскользнулся и полетел на траву. Аня стояла на четвереньках не рискуя вставать, однако она пристально смотрела на Федора, видимо пыталась понять, как именно он делает свои фокусы.

– Федор, ваши исследования опасны, рано или поздно вы можете уничтожить все человечество! – Кричала Аня так, чтобы услышал и Федор и Марк.

– Ой да ладно… Ядерное оружие может уничтожить человечество, биологическое оружие, ГМО продукты, глобальное потепление, что там еще? С озоновой дырой уже все, наигрались? Аня, любое исследование способно уничтожить все человечество! Пока что я первый и хорошо, если единственный, кто понимает суть этих процессов. Я рулю этим паровозом и направляю его в правильную сторону. А если увижу, что впереди пропасть – дерну стоп-кран. А вы предлагаете отдать эти знания кому? Бюрократам? Или тем, кто обворовал страну? Хотите, чтобы люди жадные до власти правили бал?

– Федор, а тебе то это зачем? – Марк опять сел, облокотившись на дерево и даже не пытался встать.

– А я не выбирал! Можно сказать, я жертва обстоятельств! Марк, я не могу бросить это, понимаешь! Как не мог Тесла, как не мог Бор, Рентген, Ньютон. Когда ты находишь что-то по-настоящему новое, что-то, что до тебя никто даже не представлял себе – это захватывает тебя целиком. Как ты себе это представляешь? Я проснусь утром и вдруг решу: “Пожалуй хватит, больше не хочу.” – Так? Марк, ты сам бы отказался? – Федор повернулся и пошел прочь.

Марк смотрел, как удаляется Федор, и понимал, что сам он уже не остановится, это было любопытство с большой буквы. Как ищейка, что взяла след и преследует зверя, которой уже не важна причина преследования, его захватил процесс. Марк почувствовал, что это навсегда, Федор расстанется со своей идеей только если кто-то или что-то его остановит. Но как?

– Ну, что будем делать? – Аня на четвереньках доползла до Марка и пристроилась рядом. – Я так понимаю преследовать его бесполезно? Пока мы просто спотыкались и падали, но ведь ничего не стоит неудачно упасть самолету или сбить нас машиной, да?

– Боюсь, что так. Анечка, а как ты меня нашла? – Марк наконец вспомнил вопрос, который хотел задать с самого начала, как только услышал ее голос.

– По телефону. Перед сном решила проверить, где твой телефон и удивилась, что он на берегу. Думала ты гуляешь с девушкой, а ты вон какой озорник оказался. И пожалуйста, воздержись от искажений моего имени, я Аня. – Последние слова Аня сказала чуть громче, чем требовалось.

– А я не морковка, что ж с того? Что будем делать с Федором?

– Федор теперь не в нашей компетенции, поехали в отель, я доложу руководству, с тебя снимут все ограничения и больше к нему не суйся. Толку теперь с тебя никакого, он у нас теперь вон какой волшебник.

– Аня, ты думаешь его… От него избавятся?

– Не исключаю этого, но судя по тому, что я видела, с ним может произойти только то, что он позволяет. Ты его нашел этим вечером не потому, что ты такой молодец, а потому что он это тебе позволил. Теперь он управляет вероятностью, снайпер промахнется, слежка его потеряет. Я думаю даже если скинуть ядерную бомбу на этот город, что-то пойдет не так и она попросту не взорвется, если самолет вообще долетит.

– Что-то слишком часто все упоминают ядерное оружие, может стоит позвонить Федору и попросить все же раздолбать все ядерные боеприпасы, от греха подальше? – Марк нехорошо улыбнулся и попробовал встать, на этот раз все прошло хорошо. – Аня, пойдем отсюда, пока нас кокосом не прихлопнуло.

– Это не кокосовые пальмы, Марк. – На всякий случай задрав голову сказала Аня.

– Но ведь могли случайно посадить одну кокосовую? Хорошо, что Федор не умеет управлять вероятностью в прошлом. По крайней мере пока.

Глава 15

Марк проснулся в своем номере и посмотрев на часы понял, что скорее он уже идет на обед, а не на завтрак. Надо было выяснить проснулась ли Аня, поэтому он, разобравшись как звонить в другой номер сразу же набрал номер Ани. Долгое время никто не брал трубку, и Марк решил было, что Аня уже ушла или еще спит. Однако потом трубку подняли.

– Аня, это Марк, можно по-русски.

– Само собой это ты, кто же еще будет звонить в такое время. Выспался? Есть хочешь?

– Да, есть хочу, а ты что, тоже только встала?

– Нет, я просто была в душе, что и тебе советую сделать. Как помоешься заходи, пойдем обедать и решать, что делать дальше.

– Куда дальше?

– И куда и зачем и все остальное. Марк, потом поговорим.

Марк послушно отправился в душ, где был удивлен выбору различных бутылочек и кремов. Пришлось вчитываться в названия, чтобы разобраться что для чего предназначено. Надо было решать, что делать дальше, даже если без Ани и всех этих больших людей. Что делать с Федором? Остановить его одними убеждениями уже не получится, он несется вперед со скоростью локомотива снося все на своем пути. Можно, конечно, пустить этот поезд под откос и это будет эффективно, именно так и сделали в его любимом жуке в муравейнике. Но что, если не выйдет? Федор даже глазом не повел, а Марк растянулся на траве, ему не надо произносить заклинания или танцевать танец воина или петь гимн смерти. Похоже, что Федор может изменять вероятность любого события также легко, как Марк может представить себе вкус яблока или вишни.

Остановить Федора любой ценой – это не для него, он не готов положить свою жизнь на алтарь спасения человечества, особенно учитывая, что он не уверен, что человечеству грозит какая-то опасность. Аня и ее руководство и вовсе не радеют за всех, они стараются соблюсти исключительно интересы силы. Ведь заполучить такой механизм управления случайными событиями, это все равно, что получить ключи от управления реальностью. Что-то Марка продолжало беспокоить, словно он обещал маме купить по пути домой хлеба и сейчас, подходя к дому вспомнил об этом. Вроде и возвращаться уже очень далеко, но и сказать, что забыл тоже нельзя. В случае с хлебом Марк бы остановился, тихонько и нецензурно выругался бы и побрел бы в магазин. Что же делать в ситуации с Федором он не знал, однако это не помешало ему тихонько выругаться и убедившись, что он достаточно хорошо вытерся, начать одеваться.

Марк проверил, что ключ карта у него при себе и только после этого позволил двери захлопнутся. Вдоль коридора шла ровная ковровая дорожка, в былые времена такой ковер стоил бы баснословных денег. Ткань, что не портится и очень неохотно горит, да еще и любой длины! А сейчас это синтетическая дешевая замена натуральным коврам, что используется только в тех местах, где другие материалы просто не выживают. Ступая по мягкому бессмертному покрытию, Марк задумался, а чем, собственно, он может помочь, что такого он может сделать? Он так же, как и все не может догнать Федора, скорее всего попытайся он это сделать, в лучшем случае отложат рейс, в худшем самолет разобьется. Федор отлично знает куда он летит и что будет там делать, а значит может принять меры от погони за ним. И если до встречи под пальмой Федор имел хоть какое-то желание разговаривать с Марком, то после нее он дал четко понять, что ему это не интересно.

Марк дошел до лифта и понял, что забыл позвать Аню, пришлось возвращаться. Стоя возле двери, он нажал звонок и услышал благородный перезвон колокольчиков, не слишком пафосный, но и не игрушечно писклявый. Двери открыла Аня, на ней было черное в пол платье на тонких лямках, которое словно струилось при малейшем движении. И где она только прятала его? В своем микро-чемоданчике?

– Аня… Ты выглядишь… Восхитительно! Но как?

– Марк, вот ты сейчас не подумав сказал! – У Ани округлились глаза, от этой наглости и глупости. – Что ж я, по-твоему, не могу восхитительно выглядеть? – Аня картинно задрала носик и продефилировала мимо Марка, достаточно близко, чтобы он смог почувствовать еле уловимый аромат приторно сладких духов.

– Я просто… Ты просто такая красивая…

– А вот сейчас ты все правильно сказал. Молодец, спасибо! – Аня подмигнула ему и пошла к лифту, чуть покачивая бедрами, а платье превращало эти движения в переливы волн блеска по черному полотну.

Лифт был полон, и Марк с Аней вошли и молча поехали вниз.

– Ань, кстати, ты знаешь, что если зайти в лифт и повернутся не так, как стоят все, а в другую сторону, то все начнут испытывать беспокойство, даже не понимая от чего.

– Да Марк, гениальное наблюдение, но мы тут не одни. Давай отложим твои бесценные знания на попозже? – почти шепотом сказала Аня, не понимая зачем Марк вообще начал этот разговор.

– Аня, а ведь это гениальная идея!

– Что? Повернутся в другую сторону?

– Нет, другая. Но ты была права, давай потом.

Дальше они ехали молча, но Марк при этом улыбался и иногда глупо хихикал, словно вспомнил какой-то смешной фильм или анекдот, как нельзя лучше подходящий к ситуации.

В ресторан они вошли в ресторан в самый аншлаг, народу было очень много, а им требовалось уединение. Марк подошел к работнику отеля и поинтересовался можно ли им подыскать столик для интимной беседы, на что получил вполне логичный ответ, что таких мест нет. Но это касалось только бесплатного ресторана, точнее того, что уже входил в стоимость номера. Однако в отеле еще был панорамный ресторан на самом верху, куда они и отправились.

Вид за окном был прекрасен, они выбрали теневую сторону, чтобы солнце не слепило глаза и любовались видом на море и, как ни странно, порт. Видимо это был тот самый порт, что Марк заметил в своем видении, но вот было ли то видение его? Не получилось ли так, что Федор подстроил случайности именно так, чтобы Марк увидел его? Ведь и его видения – это тоже случайное событие. Аня, изучив меню выбрала для себя Италию, заказав салат из рукколы и равиоли с сыром и базиликом она отправилась к окну любоваться городом. Марк же решил пройтись по Испанской кухне, в таком жарком климате она как нельзя лучше подходила к его ощущениям. Он взял себе холодный гаспачо и не найдя ничего лучше решил взять брускетты с томатами.

Аня смотрела в окно, облокотившись ладонью на стальную перекладину между стеклами. Марк подошел к ней сзади и встал рядом, только сейчас он заметил, что Аня смотрит в сторону моря. Ее плечи были гладкими, словно бархат, она безусловно заметила, как к ней подошел Марк, но ничего не сказала.

– Аня, тебе так нравится вид моря?

– Понимаешь, я всегда работала. Это первый раз за много лет, когда есть несколько дней и мне не надо никуда мчаться. И я даже рада, что Федор сбежал и не оставил нам никаких ниточек. Можно просто смотреть в окно, не выискивая и не высматривая никого.

– Я могу узнать куда он отправился. Но только…

– Вот именно, стоит ли? Самолеты падают, а Федор или уже перестал или скоро перестанет замечать людей. Для него все люди это просто статистика, сухие цифры плюс и минус. Падение одного самолета это даже не десятая доля процента, можно себе позволить.

– Ты сказала очень интересную вещь там, в лифте. И если ты хочешь, то мы все еще можем встретиться с Федором, точнее он с нами.

Аня посмотрела на него испытывающим взглядом, сжала губы и зашагала к столу, словно Марк ей сказал, что она, конечно, красивая, но можно было бы и накраситься. Марк почувствовал, что начал не с того места или не теми словами, а потому он просто зашагал следом. Со стороны можно было бы подумать, что молодая пара немного повздорили и парень просит прощения, а его возлюбленная отказывается его прощать. Точнее она его уже давно простила, но все, что он сейчас говорит недостаточно хорошо, чтобы это признать.

– Аня, прости, что я сбиваю весь этот прекрасный настрой, мы можем сделать вид, что ничего не придумали, никто даже не заметит. – Марк сел напротив Ани, стараясь не производить шума, словно боясь ее спугнуть.

– Рассказывай уж, просто я думала, что все уже закончилось и наконец то можно отдохнуть. – Аня мяла салфетку, стараясь не смотреть на Марка.

– Ты поэтому надела это красивое платье?

– О Боже, Марк, так ты никогда не найдешь себе девушку, или найдешь и тут же потеряешь. – Аня посмотрела на Марка как на героя комиксов, что только что облажался как по сценарию.

– А что я такого сказал то?

– Платье красивое? Ты серьезно? Марк, запомни, красивая только я, в платье или без не важно! И пахнут не духи, а я. Не пытайся это понять, просто запомни. – Аня посмотрела в глаза Марка и убедившись, что мысль заняла правильное место в его мозгу продолжила. – Так что за гениальная идея тебя посетила в лифте, благодаря мне?

– Ах да, мы всегда пытались догнать Федора и теперь нам это точно не светит, но что, если это он нас догонит?

– Это как это? Зачем это ему нас догонять?

– Как в лифте! Мы могли не пустить кого-то в лифт, но мы ничего не могли поделать с тем, кто там уже был! Так и тут, мы не можем лететь в тот город, куда сейчас отправился Федор, но мы можем оказаться там, где его еще нет. Пусть он к нам прилетит.

– А дальше что? Встретим его в аэропорту с цветами? Или ты созрел до того, чтобы сдать его на поруки моему руководству? Марк найти это ты здорово придумал, но зачем?

– С этим сложно. Я уже думал, помогут ли нам разговоры с Федором и по всему выходит, что нет. Он не хочет отказываться от своих знаний или умений, но убивать человека просто потому, что он знает больше, чем планировалось тоже неправильно. Попахивает костром и ведьмами.

– Марк, а как ты думаешь, есть какая-то антимагия? Можно Федора разучить это делать?

– Можно, а как же – лоботомия называется. Но по мне так гуманнее было бы его убить, чем превратить его в овощ, который ходит под себя, ничего не понимает и не может даже питаться самостоятельно.

– Экий вы гуманист, так что делать то будем?

После этого вопроса оба задумались. Официант принес еду и она стала отличным поводом, чтобы помолчать и подумать. А что, собственно, им остается? Уговорить Федора больше ничего не делать? Взять с него честное при честное слово и расписку? Федор все равно не откажется, более того, у них нет ничего, чем они могли бы его заставить хотя бы поговорить с ними. Он просто щелкнет пальцами, и они ничего не смогут сделать, даже подойти. Стрелять из-за угла выглядело самым простым способом решить проблему, хотя это было очень неприятно признавать.

– Аня, мне кажется, что придется обратится к твоему руководству. Как это ни печально, но я готов признать, что Федор опасен. – Марк говорил так, словно от его слов сейчас и впрямь зависела жизнь Федора.

– А при чем тут мое руководство? – Аня не переставала жевать, от чего казалось, что она больше заинтересована едой, нежели событиями.

– Потому что стрелять в человека я не стану. Я просто не смогу это сделать.

Аня выронила вилку на тарелку и посмотрела квадратными глазами на Марка, словно он ей только что признался, что уже убил Федора. Странно, когда они обсуждали его посиделки в тюрьме, эмоций не было видно совсем. Когда Марк рассказал про ситуацию с Валентином, Аня тоже никак не отреагировала. Почему же сейчас она так разнервничалась из-за человека, который ей совершенно чужой? Или не такой уж он ей и чужой?

– Аня? Разве не этого хотели все, кто гоняется за Федором? Ну так вот, хорошо, я согласен вы все были правы, а я ошибался. Федор обладает… Умеет то, что может уничтожить все человечество. Согласен, что джина нужно держать в лампе иначе нам всем конец.

– Марк, я боролась со своим руководством, доказывала им что это не так, что всегда есть возможность избежать смертельного исхода и вот сейчас ты говоришь, что надо его просто убить? Ты понимаешь, что это человек! Это живой, настоящий человек у которого есть родные и близкие, у него есть мысли, мечты, желания! Да если бы он хотел уничтожить весь мир он бы давно это сделал, ты же сам мне это говорил. Марк, что случилось, пару раз споткнулся и решил, что больше этого не хочешь? Нельзя убивать человека только из-за того, что он тебе разонравился.

– Аня, да при чем тут я? Он же может изменять вероятности всего что угодно! Уронить неугодный самолет, взорвать электростанцию, переполнить плотину, спустить лавину или сель. Кто его знает почему землетрясения случаются, может он и их тоже может вызвать.

– Тебе страшно от того, что ты этого не понимаешь? Или от того, что ты не можешь этим управлять?

– Аня я не могу управлять самолетом, но я не боюсь пилотов. Не могу управлять движением земли и луны, но я и этого не боюсь. И есть тысяча вещей, которые я не понимаю, это меня тоже не пугает. Меня пугает, что с каждым часом в руках одного человека скапливается все больше и больше влияния и власти.

– Власть всегда сосредотачивается в руках одного человека.

– Не скажи. Даже толпу надо убедить делать то, что тебе надо, а тут никого убеждать не надо, у тебя есть пульт управления. Нажал кнопку и человек споткнулся, нажал другую и начался дождь, надоело ткнул кнопку и свет во всем городе погас. Лично я боюсь такой власти, будь у меня такой пульт мне было бы страшно, прежде всего за себя самого. Ты можешь гарантировать, что не выстрелишь себе в ногу? Что не разрушишь мир мимоходом? Вот я не могу, я не знаю на что я способен и скорее всего испугался бы сам себя. А Федор не боится, он ведь даже не осознает всей силы, он исследователь неизвестного и не остановится пока не доиграется.

– Марк, а ты не думаешь, что он просто ученый и отлично понимает, чем это может кончиться? Поэтому он не роняет самолеты не уничтожает города, а занимается камушками и шторками? Быть может именно он как никто лучше осознает, что происходит, а что может произойти и поэтому ничего не ломает? Он мог избавиться от нас, но ведь не стал, просто попросил не мешать. Марк нельзя убивать человека просто потому, что ты его боишься. Это же не таракан!

– Ты же сама говорила, что для Федора люди просто статистика и ничего не значат, как же так-то?

– А это вовсе не значит, что я такая же. Меня это удивляет в Федоре, а вот сейчас удивляет и в тебе.

– То есть ты звонить не будешь…

– И тебе не советую. – Аня откусила брускетту и начала ожесточенно ее пережевывать, словно стараясь отомстить ей за все.

– Тогда забили и больше не дергаемся?

– Нельзя, руководство бдит и, если ты не будешь двигаться будут дергать меня.

– Тогда скажи, что умеет Федор и пусть они думают.

– Нельзя, они предложат его грохнуть, а ты должен будешь сказать, где он будет.

– Да что ты заладила – нельзя, да нельзя. Давай сами полетим за ним… Ну точнее туда, где он когда-нибудь окажется, только я не понимаю, что мы будем там делать?

– Вот и я не понимаю. Но это ты у нас детективный мозг, давай, думай! – Аня снова откусила брускетту, всем видом показывая, что больше она говорить не собирается.

– Это вообще-то мои брускетты. – Марк картинно пододвинул к себе тарелку с последней оставшейся брускеттой. А когда Аня попыталась пододвинуть ее обратно, просто взял брускетту в руки.

Итальянская брускетта как нельзя лучше подходила к испанскому Гаспачо. А почему, собственно, он решил, что Федор хочет уничтожить весь мир? Быть может он ищет способ найти лекарство от рака, вдруг следующий эксперимент случайно окажется удачным? Или может быть он хочет найти решение всех нерешенных теорем или найти теорию всего? Ведь все, что ему нужно это найти человека, который бьется над проблемой и никак не может ее решить, а затем узнать в чем именно была проблема. Странно было другое, он уже нашел причины и последовательности, что меняют вероятность в нужную сторону. Даже научился управлять вероятностью проще чем это можно было себе представить. Никаких заклинаний, никаких вспышек или искр, все просто происходит так как могло произойти будь удача на его стороне.

Стоп. Удача! А что, если каждое удачное последствие несет за собой неудачное? Что, если Федор вынужден оплачивать все свои прихоти порезами от бритья, разбитыми о ножки пальцами и синяками? В таком случае надо было бежать за Федором, рано или поздно его удача кончилась бы, и он перестал спотыкаться и падать. Возможно, он бы расквасил пару раз нос, содрал колени или ладони, но он это проходил в детстве, когда просто учился кататься на роликах и ничего, научился же. Значит пока берем за аксиому, что Федор не бесконечен и его ресурсы можно израсходовать, тогда все, что нам надо это просто израсходовать его удачу.

Марк закрыл глаза и попытался представить себе аэропорт. Он легко представил себе и аэропорт, и Федора и даже как он сдает багаж. Вот только это все была фальшивка, просто фантазии, не имеющие ничего общего с видениями. Марк открыл глаза и заметил, как Аня пристально изучает его.

– Что-то видел? – Аня сделала маленький глоток воды из высокого тонкого стакана, не отрывая взгляда от Марка.

– Нет, я попытался, но ничего не вышло. Я могу представить его где угодно, но это все ерунда, не то.

– Значит ты что-то понял без видений? Что-то придумал? Марк, давай, начинай говорить я же вижу ты изменился в лице.

– В общем нам надо дождаться Федора, а потом будем бежать за ним, падать и опять бежать. И так пока не догоним.

– Ничего не поняла, зачем? Что за странная версия мазохизма?

– Мне кажется его способности не безграничны и нам надо просто посадить его батарейки.

– Надо будет купить наколенники и удобные кроссовки, а быть может и шлем, но мы можем попробовать. А как мы будем искать куда он отправился? Как ты и говорил, тут с выпивкой не очень, у тебя есть другие способы?

– Само собой, я же не каждый раз напивался, когда надо было предсказать результат футбольного матча… Ну, по крайней мере некоторые, я предсказывал на трезвую голову. Так что буду искать возможности. Как говорится работаем с тем, что есть.

Глава 16

Федор открыл свой ноутбук и посмотрел на результаты расчета в очередной раз. Согласно расчетам, каждый раз, когда он поправлял вероятность что-то неуловимо менялось и следующее событие внезапно оказывалось связанным с предыдущим. По теории вероятности монетка может выпасть или орлом или решкой, при этом совершенно неважно сколько раз выпадал орел, каждый следующий бросок гарантировал равную вероятность между орлом и решкой. Он с самого института помнил это. Вероятность двух одинаковых сторон подряд равны вероятности двух разных сторон подряд. Но сейчас творился бардак, сначала Федор кидал монетку и кубик, но потом перешел к более цифровому способу, для чего приобрел генератор истинных случайных чисел на основе какого-то радиоизотопа.

В экспериментах у Фёдора выходило, что случайности словно накапливались. Как только он начинал изменять вероятность в одну сторону, она сразу же натягивалась как тетива в другую. Словно невидимая пружина противилась изменениям. Если Фёдор подгонял вероятность и выкидывал орла, то следующим, с очень большой долей вероятности, выпадала решка. Для того, чтобы опять выпал орел, Федору надо было вычислять формулу вроде “мне надо два орла подряд”. Для третьего само собой надо было уже рассчитывать три орла подряд. С каждой итерацией расчет становился на порядок сложнее, конечно, вычислительных мощностей даже простенького ноутбука хватало на пару сотен таких комбинаций. Но вот, что удивительно, стоило Федору прекратить продвигать свою комбинацию, как сразу же начинала выпадать решка. И чем дальше Федор углублялся в последовательность орлов, тем выше становилась вероятность решек после его усилий.

Получалось, что пока Федор подкидывал монетки, ничего страшного произойти не могло, но стоит ему вовлечь в изменение вероятностей что-то серьезное и можно было схлопотать в полный рост. Например, если бы он решил изменить направление ветра, то ответом стал бы обратный ветер, просто чуть позже. Остановка расщепления атомов могла обернуться их ускоренным расщеплением где-то в другом месте или этих же атомов, но чуть позже и возможно всех разом. По всему выходило, что у вероятности было похмелье, которое всегда возвращало нарушенное равновесие в обратную сторону.

Экспериментируя с большими последовательностями, он пытался понять имеет ли этот процесс волновую природу? Может ли сотня орлов подряд вызвать больше сотни решек подряд, а затем полсотни с небольшим орлов и так по затухающей. Но судя по результатам экспериментов все было проще, чем дальше в Федор оттягивал случайный исход, тем больше становилась вероятность выпадения обратного значения. Но она никогда не была нулевой, так после тридцати орлов подряд, следующим он мог получить опять орла. Больше всего это напоминало сглаживающую кривую пропорционально интегрально-дифференциального контроллера, которые использовались повсеместно, где надо было более-менее точно связать датчик с регулятором. Именно так работали нагреватели, которые поддерживали одну и ту же температуру.

В какой-то момент Федор понял, что какую бы часть уравнения он не менял, вторая всенепременно изменится в обратную сторону. А это значит, что, если он попытается предотвратить ядерный взрыв, то велик шанс подорвать какой-то мирный реактор. Кстати, за последние упражнения с Марком и этой его подружкой пришлось расплатится лично. В аэропорту он пару раз распластался на полу споткнувшись о мелкий порожек, под которым шел кабель. Он мог поклясться, что видел его и не мог споткнуться о сантиметровое препятствие, а уж тем более дважды. Однако синяк на коленке и саднящая ладонь были явно против его математических выкладок.

– Сэр, вам что-то принести до взлета? Быть может воды или сок? – Стюардесса была очень вежлива и обходительна.

– Нет, спасибо. Скажите, а скоро взлет?

– Как только мы посадим всех пассажиров, это займет не более получаса.

Федор летел первым классом, решив, что так вероятность встретится с его преследователями будет минимальной. А учитывая, что он оказался в самолете первым, Марку не удастся пройти мимо него незамеченным. Других рейсов в Тунис не ожидалось, Федор все рассчитал и после его приземления, в стране должен начаться маленький переворот. Можно будет только вылететь из страны, но не влететь в нее. Само собой, этот переворот мог показаться подозрительным и привлечь излишнее внимание тех, кто на него охотился, но это было наименьшее зло.

Пассажиры поначалу хлынули стройным потоком, но потом резко остановились, видимо кто-то дошел до своего места и начал неспешно раздеваться или закидывать вещи на багажную полку. Федор рассматривал пассажиров и был удивлен, многие были одеты так, словно собирались за город на пару дней. Меньше всего он хотел увидеть Марка, он уже давно придумал, что он будет делать, но не желал этого. Чтобы Марка сняли с рейса, надо будет случайно сломать ему руку или ногу, а как он уже успел убедится, ответная реакция не заставит себя долго ждать. А ломать кости в его возрасте практически равносильно инвалидности. К счастью, пассажиры медленно продвигались, но Марка среди них не было.

Когда он увидел, как стюардесса закупоривает дверь изнутри, он выдохнул и расслабился – обошлось. Как хорошо, что его представления прошли с таким успехом и за ним никто не погнался. Теперь надо было просто прилететь, пересесть в другой самолет и отправиться к его старому другу в Швейцарию. Страну, которая знаменита не только сырами и часами, но и еще своим отношением ко всем другим странам мира. Во главе угла всегда было местное законодательство, человек мог значиться преступником во всем мире, кроме Швейцарии и его экстрадиция всегда рассматривалась в частном порядке. По сути никаких обвинений предъявить Федору было нельзя, он ничего не украл и никого не убил, а все его научные изыскания интересовали Швейцарскую сторону не меньше других.

Его старый друг и соратник по исследованиям Ренато, был тем, кто не раз вступал в споры с Федором о природе случайностей и о том, что все последовательные события можно рассматривать как спутанные состояния. Именно сейчас ему нужен был кто-то, кто поможет распутать этот клубок последовательностей. Что именно принимать за обратную сторону вероятности при выпадении орла было понятно, это решка, но что, если мы бросаем кубик? По экспериментам Федора выходило так, что если он заставлял кубик выбросить несколько раз подряд единицу, то после этого выпадало все, что угодно, только не единица. Федор по началу очень удивился, ведь шансы были не равные, с одной стороны вероятность один к шести, с другой стороны пять к шести. Но природа кубика настаивала на том, что все честно и уравнивала шансы именно таким образом.

Самолет тронулся с места и начал медленно набирать скорость. С каждым метром удаляя Федора от его преследователей, которые сами не понимали, чего именно они хотят. Салон самолета мерно вибрировал в такт турбинам иногда чуть подрагивая, если колесо наскакивало на стык бетонных плит. За окном было темно, а на Федора дул кондиционированный воздух, прошедший через все салонные фильтры. Глядя за окно, могло показаться, что потемнело и от этого стало так прохладно, но на самом деле на улице было все так же жарко, как и прежде. Федор знал, что он не сможет поспать несмотря на то, что полет длится почти шесть часов, он должен прилететь в Тунис около двух часов ночи.

Федор очень устал от всех этих последовательностей и вероятностей, за последнее время он узнал очень много нового о случайных событиях. Как он выяснил, вероятность не обязана была распределяться равномерно. Так, он мог выбрасывать на кубике всегда одно и тоже число, несмотря на то что вероятность выбросить шестерку была всего одна шестая, а две шестерки подряд уже одна тридцать шестая он мог выкидывать десяток шестерок, подряд не используя для этого даже калькулятор. Казалось бы, самое время отправляться в казино, но Федор не хотел огласки, он никогда не применял свои знания для получения пусть даже малейшей выгоды. Стоял во всех очередях, не стал менять места, хотя мог бы купить билет эконом-класса и потом “случайно” оказалось, что место есть только в первом классе. Вся проблема была в расчете обратной реакции. Иногда он не мог себе даже представить, что произойдет в ответ на его поправки.

Стюардесса принесла меню и Фёдор, лениво вычитывая предлагаемые блюда, понял что ничего авиационного он не хочет. Однако, учитывая, что в Дубае он ничего не ел, а лететь еще шесть часов, надо было что-то съесть. Больше всего ему импонировал ростбиф, но учитывая возраст и не самое лучшее состояние печени, он решил остановиться на чем-то более полезном. Салат из овощей и паровая куриная котлета показались ему наиболее безобидными. А фруктовая тарелка была отличной заменой десерту. Пить же он предпочитал воду, дабы не искушать свой организм перевариванием кофеина на ночь глядя.

За окном была кромешная тьма, самое время для сна, но спать не хотелось. Быть может это и к лучшему, ведь в Цюрихе ему предстояло еще найти гостиницу и хотя бы вкратце обрисовать картину своему другу. Паровые котлеты оказались на удивление неплохи, они остались сочными и даже пахли курицей, а не самолетом, как это часто бывает с едой в эконом-классе. А вот фрукты его разочаровали, сложилось впечатление, что фрукты покупали в супермаркете, где главным критерием был долгий срок хранения, а не вкус и зрелость продукта. Он мог поспорить, что персиком можно было играть в футбол или даже разбить окно, по консистенции его ближайший родственник был картофель. Яблоко не отличалось ярким вкусом, однако обрадовало его ароматом, это было настоящее красное яблоко, которое пахло красным яблоком и оно было достаточно сочным.

Федор всегда удивлялся тому, как сильно страны, отличающиеся по климату, отличаются в фруктах. В том же Таиланде сливы и клубника на вес золота, а их местные фрукты не встречаются практически нигде в северном полушарии. Конечно, были яблоки, апельсины и бананы – которые в наше время можно купить в любой точке земного шара и в любое время года. Как в старой юмористической зарисовке, где первая клубника появлялась в шесть утра, а не весной.

Глядя в иллюминатор, Федор вдруг понял, что он и сам не понимает куда он идет, что именно ищет. Он словно Тесей держит в руках путеводную нить и маленькими шагами бредёт в потемках лабиринта не совсем понимая даже, он идет к Минотавру или уже от него. Все, что у него есть это место куда можно сделать шаг и он его делает, не видя горизонта, не понимая причин. Возможно, любой первооткрыватель делал так же, Колумб, отправляясь в плаванье просто плыл вперед, надеясь приплыть хоть куда-то, но лучше в Индию. Некоторым ученым приходилось в буквальном смысле выгрызать знания у природы, они знали, чего хотят добиться и примерно понимали, как они могут это сделать. Они проводили одни и те же эксперименты раз за разом чуть изменяя формулу или ингредиенты, немного исправляя расчеты. Но чаще всего случалось так, что на ученого сваливалось что-то необъяснимое и он старался понять это, найти этому полезное применение и придумать как это можно использовать.

Вот и сейчас, Федор наступил на камень, на непоколебимый гранит науки, а тот прыгнул в сторону словно лягушка, и он вместо того, чтобы испугаться начал этот процесс изучать. Сначала подогнал теорию, потом из теории вышли крайние области, которые обеспечивали странные выкладки, а потом был эксперимент. Он до сих пор помнит тот самый момент, когда впервые нашел ключ к случайности. В то время ему показалось, что он открыл святой грааль! Что теперь многое, что описывали фантасты, можно будет сделать. Не сегодня так завтра должны были появится установки климатического контроля, больше не надо было переживать из-за дождей и плохой погоды. Само собой, выключить дожди совсем нельзя, почва пересохнет, однако сделать дожди только по средам с двух до пяти – вполне реально. Поля должны равномерно орошаться, будем орошать равномерно. Зимой будет выпадать ровно столько снега, сколько было запланировано.

В те времена, он не думал о том, что можно вызвать ураган в точно назначенном штате или направить уже готовый ураган по нужному маршруту. Все эти катастрофы и разрушения – это интересно только пока ты не умеешь этого делать. Ну что за радость бить молотком по голове прохожих? Любой может это сделать, но ведь не делает? Зачем генерировать землетрясения, достаточно просто знать, что ты можешь это сделать. А потом, как это и полагается, наступил момент, когда Федор понял, что он ничего не знает! Монетка выпадала как он того хотел, кубик танцевал под его дудку, но были вещи которые он не смог понять. Что происходит с монеткой, когда он на нее больше не воздействует? Она не переставала слушаться его, он мог заставить монетку выпасть десять раз подряд орлом, а потом она в отместку выпадала почти столько же раз решкой. Он пробовал отдать монетку другому человеку, предполагая, что все дело в локальной аккумуляции вероятностей. Но монетка тут же становилась нормальной и выпадала как ей хотелось. Более того, взяв монетку обратно Федор не видел старой последовательности, волшебная накопленная решка словно просачивалась в вечное ничто. Однако у Федора начинали появляться мелкие проблемы. Однажды он попросил бармена подкинуть монетку и если она выпадет трижды решкой он наливает бесплатно, а если нет, то Федор оплачивает следующие два заказа. Бармен покрутил монетку в руках и убедившись, что она ничем не отличается от любой другой подкинул ее – монетка тут же выпала орлом. Бармен хмыкнул и убрал ее в кассу, а Федору пришлось оплатить бутылку виски и бутылку шампанского, что было несколько больше, чем он рассчитывал потратить в баре.

Также вели себя и кубики, они словно накапливали отрицательное состояние и потом могли легко его нивелировать за счет последующих бросков. Федор даже носил один такой кубик с собой и периодически его бросал. Так выяснилось, что в течение двух дней отрицательная карма из кубиков никуда не девается, шестерка не выпадала ни при каких условиях. Все это требовало какой-то математической базы, которую Федор уже несколько раз подводил, но каждый раз все рушилось, словно карточный домик. Именно за этим он и отправился к своему хорошему знакомому, как говорится одна голова хорошо, а две лучше.

В первом классе были достаточно удобные кресла, впрочем, они больше походили на одноместную капсульную кровать, и Федор, сам того не заметив, уснул. Пока он спал в мире успело случится сразу несколько событий. Во-первых, отменили все рейсы из Туниса в Швейцарию, в стране начался переворот, и он обернулся тем, что теперь аэропорт Туниса был захвачен повстанцами. Армия все еще была на стороне правительства и пыталась выбить повстанцев всеми силами. Из-за чего здание аэропорта полыхало в во всех концах от разрывов снарядов и по нему вели огонь сразу из нескольких танковых орудий. Самолет, само собой, направили в другой город, точнее даже страну. Они должны были приземлится в Каире, который находился примерно на полпути.

Федора разбудила стюардесса, когда самолет уже сел и пора было собирать вещи и выходить. Поскольку первый класс выходил первым, Федор заметил, что все уже покинули борт и чувствуя себя как человек, который проспал остановку, начал впопыхах собирать вещи. Он быстро схватил свой дипломат, проверил, что ноутбук на месте и поторопился на выход. Стюардесса за что-то извинялась, но он не стал вдаваться в подробности, сейчас главное успеть на второй самолет.

Первое, что удивило Федора, это трапп. Он был старый на колесиках, таких уже давно нет ни в одной стране мира. Потом их посадили в автобус и повезли в аэропорт, здание было старым. Климат был примерно схож, Африка она и есть Африка, а вот внутреннее убранство аэропорта его очень удивило. Вы когда-нибудь видели пальмы, которые растут под крышей? В этом аэропорту было именно так. всех собирали у паспортного контроля, видимо собираясь сделать какое-то объявление.

– Простите, я опаздываю на стыковочный рейс, мне надо идти. – Начал было Федор, но на него строго посмотрели и он решил подтвердить свои слова билетами. – Вот, смотрите, у меня вылет через… – И тут он посмотрел на часы. – Через четыре часа? Позвольте мы что долетели на три часа быстрее?

– Сэр, вы не слышали объявление в самолете? – Молодой человек решил уделить немного внимания этому бойкому пассажиру, дабы немного остудить его пыл.

– Нет, я спал, объявление о чем? – В какой-то момент Федору показалось, что он до сих пор спит.

– Давайте я расскажу, когда все соберутся, подождите еще пару минут.

Федор отошел в сторонку и присев на скамейку хотел было достать ноутбук и поковыряться в данных, раз все равно время есть. Но потом понял, что так он может пропустить объявление еще и в аэропорту. Пока он раздумывал, что же делать парень вновь заговорил:

– Господа пассажиры! Мы направлялись в Тунис, но там произошел государственный переворот. Поэтому мы вынужденно совершили посадку в Каире, если у вас были стыковочные рейсы нашей авиакомпании, мы отправим вас в конечную точку вашего пути совершенно бесплатно. Если же вы должны были лететь дальше другой авиакомпанией, прошу подойти ко мне после встречи, мы будем решать этот вопрос с каждым из вас индивидуально.

Федор грустно посмотрел на представителя авиакомпании, повернулся и медленно зашагал в сторону паспортного контроля. Он не хотел, чтобы его вопрос решал этот человек, да и что он мог решить? Позвонить в другую авиакомпанию и рассказать, что в Тунис лететь не надо? Они уже и так это знают, а учитывая, что его самолет должен был прилететь, разгрузится, заправится и загрузится по новой, скорее всего самолет, на котором он должен был лететь сейчас застрял в Тунисе. Выход был только один, купить билет на ближайший рейс из Каира в Цюрих и лететь другим рейсом. Поэтому, пройдя паспортный контроль и заполучив пограничную визу Федор не стал откладывать дела в долгий ящик, а нашел свободный столик в кафе и достал свой ноутбук. С интернетом в Египте все было непросто, тут нельзя было просто так выйти в сеть, Федору пришлось позвать официанта, чтобы тот помог ему зарегистрироваться в бесплатной сети.

Билеты были куплены, но экстренных рейсов не предвиделось, стало понятно, что придется провести в этом городе еще сутки. Федор уже не раз бывал в Каире и поэтому смотреть было особо нечего, он забронировал номер в отеле рядом с аэропортом и стал думать над дальнейшими планами. Прежде всего, надо было предупредить Ренато, что он задерживается. Федор открыл почту и заметил, что Ренато сам ему написал. Ничего особенного, просто письмо с подтверждением, что он его помнит и ждет с нетерпением встречи. Только вот время отправления было странное, Федор посмотрел на часы и понял, что тот написал ему буквально пять минут назад. Вот, почему он не заметил его письма, когда оформлял билеты и проверял почту, буквально, каждую минуту в ожидании подтверждения билетов. Он достал телефон и понял, что тот не подключен к местной сети, а искать где-то сейчас магазин с сим-картами у него не было никакого желания. Тогда он запустил программу для интернет звонков и на удачу ввел в поиске почтовый адрес Ренато, конечно, маловероятно, что тот пользовался этой программой, а уж тем более, что она была запущена прямо сейчас. Федору повезло и безо всяких вмешательств в вероятность оказалось, что Ренато был в сети. Оставалась еще возможность, что это был не тот Ренато, но судя по профилю это был именно он. Федор нажал кнопку соединения и стал ждать. Звук мелодии, ставший знакомым многим людям, кто хоть раз пользовался этой программой разносился по кафе, никто особо не обращал внимания на происходящее, но Федор все же сделал громкость потише.

– Кто это? – Раздалось с немецким акцентом с темного экрана, видимо камера была выключена.

– Это я, Федор, простите, возможно я ошибся номером, и вы не тот человек, что мне нужен. – Федор пытался наклонить крышку ноутбука так, чтобы его лицо попадало в кадр целиком, и одновременно щурился, силясь что-то рассмотреть в совершенно черном экране.

– Федор? – Экран засветился и на экране появился Ренато. – Это и правда вы?

– Вы знаете молодой человек, тоже самое я хотел спросить у вас!

Они оба рассмеялись, в последний раз Федор видел Ренато эдаким молодым и энергичным студентом, лет двадцати пяти, постоянно казалось, что он только что выпил литр кофе и теперь не знает куда девать энергию. Он безостановочно двигался, размахивал руками словно итальянец и очень громко говорил. Впрочем, энергия никуда не делась, и он по-прежнему не мог усидеть на месте и постоянно раскачивался и пересаживался поудобней. Но вот глубокие залысины на лбу, и морщинки на лице выдавали, что ему уже не двадцать пять и даже не тридцать. Видимо нечто подобное чувствовал сейчас и он, в тот раз перед ним был учитель, взрослый, но все еще сильный. А сейчас Федор скорее был похож на старика, который еще способен на многое, но лучшие его годы уже позади.

– Да, время не только лечит как я погляжу. – Подвел некий итог их раздумий Ренато.

– Времени всегда мало, такова уж его природа. Ренато, у меня изменился маршрут полета, и я вылетаю значительно позже, так что мы завтра не встретимся, быть может перенесем нашу встречу на послезавтра?

– Как скажете, впрочем, если у вас есть время прямо сейчас, то почему бы не обсудить? Скажем так, теоретическую часть беседы мы можем провести ведь так? Я надеюсь, там нет ничего предосудительного или секретного?

– Разумеется нет, все просто и банально.

Федор рассказал Ренато о том, как он обнаружил отклонения в экспериментах, почему отказался от доклада и наконец о том, как он провел свои серии экспериментов и к каким результатам они привели. Само собой его больше всего интересовала обратная реакция.

– Очень интересные результаты, просто ошеломляющие! Вы понимаете, что вы только что доказали? – Ренато смотрел на собеседника и никак не мог найти себе места, он даже несколько раз вставал и прогуливался перед компьютером, пока Федор рассказывал ему все.

– Конечно, я доказал, что мы можем менять вероятность, но она всегда оборачивается какими-то восстановительными действиями.

– Нет! Мой дорогой друг, вы доказали существование магии! Понимаете? Все эти колдуны и ведьмы они были! Их существование стало возможным! Стало доказанным!

– А святая Инквизиция это просто волна восстановления?

– Может быть и так, а быть может это люди, которые боялись этой обратной волны. Быть может они понимали, что если ведьма вызывает дождь для полива, то за ним последует несколько месяцев засухи! И снова надо будет обратиться к ведьме, а та требует все больше и больше. В итоге проще стало ее убить!

– Быть может и так. Но тогда это получается, что в то время кто-то смог додуматься до основ теории квантовой механики?

– Вовсе не обязательно ее так называть. Сами посудите, вы проводили очень простые эксперименты, которые не требуют сверхточных технологий.

– Ну как это, а лазер, а мои вычисления, которые даже на компьютере надо проводить по несколько минут? Нет, в те времена такого не могло существовать.

– Могло! Это мог быть самородок, как художники, которые просто умеют рисовать и все, их же никто не учит. Или был один такой самородок, и он смог как-то передать свои знания другим, быть может не всем, а только тем, у кого была склонность к этому. Но суть процесса осталась, вам только волшебную палочку в руки и все, Дамблдор готов!

– Забавная теория, очень забавная. Выходит я новый волшебник? Хорошо, закажу себе мантию и волшебную палочку, пусть все думают, что сила кроется в них. Но меня сейчас интересует практическая сторона вопроса. Что делать с этой обратной волной? Скажем честно, я просто боюсь проводить исследования дальше, каждый раз, когда я вмешиваюсь в вероятность она потом вмешивается в мою жизнь. А мне это порядком поднадоело, я уже не в том возрасте, чтобы спотыкаться и сдирать колени по пять раз на день. Хотелось бы более спокойных условий работы. Да и скажем честно, если я не буду спотыкаться, то рано или поздно это может накопиться и на меня попросту обвалится потолок или упадет люстра.

– Мне кажется вы не с той стороны подходите к этой проблеме. – Ренато снова заходил по комнате собирая мысли в кучу.

– То есть как это не с той? – Федор знал, что свежий взгляд на проблему всегда привносит что-то новое, именно для этого он и начал этот разговор.

– Смотрите, вы хотите, чтобы выпал орел, и для этого меняете вероятность. После чего выпадает ваш долгожданный орел, а затем, для компенсации, выпадает решка. Так не лучше ли изменить вероятность так, чтобы выпала решка? Бросить монету под столом, а потом для компенсации выпадет орел, которого все увидят?

– Ну во-первых орел выпадет не всегда! Да, вероятность выпадения орла становится выше, и вместо старых пятидесяти процентов уже семьдесят пять, но это не сто! А вот решка под столом выпадает в ста процентах.

– Можно подбросить решку под столом три или пять раз, какая разница сколько вы подготавливаете фокус? Главное ведь то, что видит зритель! И даже если после этого монетка будет выпадать еще три раза орлом это уже не важно.

– Все так, если монетку эту никто не заберет себе, иначе мы опять получим непредсказуемую волну неудач. Есть еще проблема, монета черт с ним, но что, если я хочу тот самый пресловутый дождь? Мне что же сначала надо вызвать месяц засухи?

– Возможно так и действовали “добрые волшебницы” – сначала делали плохо, а потом хорошо, не то, что злые – сначала хорошо, а потом плохо. Не становитесь тем, кого нельзя называть, делайте сначала плохо! – Ренато рассмеялся собственной шутке и заметил, что Федору совсем не смешно.

– А можно как-то обойтись без этой обратной волны?

– Боюсь, что нет, но можно ее спрятать так, чтобы она вас не достала!

– Как это спрятать? Если я даже не знаю, что случится, то как я могу это спрятать?

– Можно проводить одну часть эксперимента в нашей вселенной, а другую часть эксперимента в другой, в параллельной вселенной и тогда прямое воздействие будет происходить у нас, а последствия там у них.

– Отлично, просто отлично. Ренато, а вы не подскажите, случайно, как попасть в эту самую параллельную вселенную? Хочу у них там монетку оставить и проверить сработает или нет.

– Федор, я же теоретик я могу только рассказать, как оно должно работать, а как это сделать я сказать не могу. Это вам нужны физики экспериментаторы, как вы понимаете я с ними не дружу. Но сама идея то хороша!

– Да, идея хорошая… – Федор задумался о чем-то своем, что-то у него внутри подсказывало, что обе эти идеи хороши, а лучше будет их объединить.

– Федор, если вы не против, я, пожалуй, пойду спать, да и у вас уже поздно. Мы же с вами скоро увидимся, как освободитесь, просто дайте мне знать.

Только сейчас Федор понял, что прошло уже почти три часа и ему пора бы поторопится в гостиницу. Попрощавшись и сложив ноутбук в дипломат, Федор расплатился и бодро прихрамывая зашагал в сторону выхода. Нога ныла несмотря на то, что уже прошло несколько часов, все же очень хорошо, что Марк не полетел одним с ним рейсом. Если бы он сломал Марку ногу или руку, могло так случиться, что рейс бы не развернули, а руку ему в отместку бы прострелили повстанцы или армия Туниса. Интересно, кстати, чем обернется Федору эта революция? Не то, чтобы он ее прямо-таки начал, но все же пришлось немного приложить руку к обстоятельствам.

Слова Ренато все никак не выходили из головы Федора. Надо корректировать вероятность в противоположную сторону и тогда потом она сама, словно маятник, качнется в нужном направлении. А еще желательно делать это не в нашей вселенной, это было бы идеальное решение всех проблем, устроить засуху в параллельной вселенной, а в нашей потом идет дождь, точно по расписанию. Он чувствовал, что разгадка очень близко, что где-то он это уже читал или видел такое, но он никак не мог вспомнить где. Федор вызвал такси и отправился в отель, до которого можно было бы дойти и пешком, но хромая нога не давала ему покоя.

Глава 17

Марк открыл глаза и моментально вспомнил, что весь вчерашний день и вечер они с Аней пытались хоть как-то заставить его мозг работать. Они все же нашли бар в гостинице, все оказалось не так сложно. Нельзя было выходить с выпивкой на улицу, нельзя было пить алкоголь за пределами номера или бара. Но алкоголь присутствовал как вид и его можно было даже купить в магазине. Бармен не понимал, что именно делают его гости. Когда Аня попросила у него десять шотов виски, он немного удивился, но все же разлил бутылку по стопкам.

Марк точно видел, как Федор прилетел в Тунис, он видел аэропорт с надписями на французском, видел обслуживающий персонал, но дальше он не мог посмотреть никак. Федор не вылетал из Туниса, а все, что они смогли найти про эту страну вчера, говорило о том, что Федор там надолго не задержится. Он просто обязан был улететь оттуда, но вот только куда? Марк посмотрел фотографии аэропорта Туниса, но это ничего не дало. Словно Федор, прилетев в Тунис должен был испариться на месте. Последнее, что видел Марк, это как Федор подходит к пограничнику и отдает паспорт. Дальше видение обрывалось буквально на полуслове, словно кто-то выдернул пленку из проектора.

В двери постучали и Марк, не подозревая какую глупость он сейчас сделает резко подскочил и сделал шаг в сторону двери. Голова тут же взорвалась, словно в ней был свинцовый шар и когда Марк резко подскочил, тот начал биться о череп изнутри. Только сейчас Марк понял, как было хорошо в кровати лежа на подушке не двигаясь. В двери продолжали стучать и судя по настойчивости это была не горничная.

– Кто там? – Спросил Марк достаточно громко, чувствуя, как слова эхом вибрируют в его пустой голове.

– А чего по-русски? Догадался же, открывай давай. – Аня решила не подслащивать пилюлю и постучала еще раз.

Марк открыл двери и был вынужден тут же прижаться к стене, чтобы его не снесла Аня, влетая в комнату словно поезд.

– На, полюбуйся на новости, Федор точно не в Тунисе, а если он там и был, то его больше нет. – Аня ткнула телефон Марку в лицо настолько близко, что чуть было не залепила им ему в нос.

– Ну что ты вот прям с самого утра начинаешь… Мне надо принять ванну, выпить чашечку кофе… – Начал было Марк классическую фразу. – Шеф ведь ждет? Ждет! Вот пусть и подождет, у меня процесс творческий, когда завершится предсказывать не берусь.

– Какое утро, на часах полпервого!

– Вот такое Марь Иванна… Отвратительное утро! – Марк отправился в ванную чистить зубы, потому что даже его раздражал этот ужасный запах изо рта, вызванный нехваткой жидкости в организме.

– С тобой все ясно. Давай в душ, я жду тебя внизу, помнишь кафе сразу под лестницей? Там хороший кофе, спускайся. – Аня вышла из номера оставив после себя приятный аромат духов и уверенность, что лучше поскорее спускаться и пить кофе.

Марк старался передвигаться медленно и плавно, от чего создавалось ощущение, что он двигается где-то под водой. Плавно дошел до лифта, затем также плавно вошел в кафетерий и плавно сел на соседний стул рядом с Аней. Кофе уже ждал его, темный и очень крепкий кофе, который был сварен незадолго до его прихода и еще источал неповторимый аромат, что способны давать только свежемолотые зерна. Аня сидела и смотрела на посетителей кафе, там суетилось несколько детей, они старались вести себя как взрослые, от чего взяли тарелки и отправились сами накладывать себе сладости.

– Нравятся дети? – Марк не знал с чего начать и потому решил начать с чего-то нейтрального.

– Нравится наблюдать за ними, о своих я как-то не думала никогда. Работа, суматоха, поэтому даже представить себе сложно, когда я буду ими заниматься. Но мать года из меня точно не выйдет, боюсь, что нервы не выдержат слушать все это нытье несколько лет подряд.

– И что, отдашь в другую семью?

– Ты чего больной? Нет, конечно, просто орать буду и заставлять делать по-моему. Кто ж в здравом уме добровольно отдает своих детей в другую семью?

– Монтессори. Есть такая великая учительница, которая учит чужих детей, а своего отдала на воспитание.

– Ну, знаешь ли, Пушкин тоже не с мамой рос, а с няней, ничего, вроде как неплохо получилось.

– Ты утром что-то про Тунис кричала громко, что случилось с Федором?

– Надеюсь, что ничего, а вот с Тунисом случилось. – Аня включила свой телефон и пододвинула его Марку. – На, читай.

Марк быстро пробежался глазами по тексту, посмотрел фотографии и заметил тот самый аэропорт, который он видел. Судя по написанному, в Тунисе произошел обычный такой переворот, одна власть решила сменить другую власть. На выборы времени не было, да и дорого это, поэтому они пошли коротким путем. Переворот можно было считать удачным, поскольку из мирного населения практически никто не пострадал, а старая власть сказочным образом исчезла. Само собой, никакие самолеты ни в ни из Туниса не летают, и если Федор успел-таки туда попасть, то теперь он там надолго.

– Так вот, почему я ничего дальше Туниса не видел. Потому что первый раз в жизни сама страна была ошибкой, а не какая-то мелочь, вроде цвета галстука. Значит мы точно знаем, что Федор улетел и что он не в Тунисе. Осталось узнать, где он приземлился и куда собирается лететь дальше.

– Марк, он опережает нас на два шага. Если он не в Тунисе, то скорее всего он уже вылетел дальше, как мы его будем ловить? Гонятся за ним по всему белу свету?

– Он не вылетел. Если он не в Тунисе, значит он оказался где-то между, во сколько случился этот бардак?

– Где-то через час после вылета.

Марк нашел рейс, которым летел Федор и понял, что лететь ему было шесть часов.

– Час мало, если бы пилот узнал через час, он бы просто развернул самолет и вернулся обратно, все равно взлетная масса больше посадочной, пришлось бы или топливо сбрасывать или обратно лететь. А раз обратно он не вернулся, то он должен был приземлиться где-то по пути. Давай подумаем, с кем дружат Арабские Эмираты?

– Все, выключай Шерлока, я нашла. – Сказала Аня, до этого времени ковырявшаяся в телефоне. – Рейс, который летел в Тунис посадили в Каире. Так что будем считать, что Федор в Каире и собирается лететь дальше, если уже не вылетел.

Все, что Марк знал о Каире, это что где-то там есть пирамиды, а еще, что там был знаменитый на весь мир музей египтологии, но его разграбили во время одной из революций. Марк представил себе пирамиды и тут же увидел, как Федор стоит в очереди на посадку, вокруг него человек пять, не больше, но это было не важно. Он не видел рейса или города, он видел только как Федор смотрит куда-то вдаль, а сбоку от него, за окном, готовят самолет для пассажиров.

– Марк? Видел? – Аня схватила Марка за руку, на случай, если тот опять решит спикировать на спину.

– Видел, но только Федора. Больше ничего не видел. Он был в аэропорту, ждал посадки на самолет. И еще там практически никого не было, их там человек пять таких.

– Куда летим?

– Пока не знаю.

Марк достал телефон и набрал в поиске “логотип авиакомпании” и начал листать результаты поиска. Он не помнил точно, как тот выглядел, но если бы он его увидел, то точно узнал бы.

– Какого цвета был логотип? – Аня увидела, что делает Марк и пыталась ему хоть как-то помочь.

– Красный, но не эмираты. – Марк отпил кофе и продолжил поиски, пролистывая картинку за картинкой, он даже не предполагал, что их будет так много.

– Вот этот? – Аня протянула свой телефон, на экране была фотография хвоста самолета красного цвета с крестом посередине.

– Да! Точно, это он. Кто это?

– Ты же шутишь да? Скажи, что ты просто глупо пошутил и я тебя прощу… – Аня смотрела на Марка, человека, который не знал, как выглядит флаг Швейцарии.

– Эмм… Красный крест?

– Ага, серп и молот еще! Учите географию, молодой человек, это флаг Швейцарии!

– Вексиллология.

– Чего ругаешься?

– Наука о флагах и знаменах называется вексиллология, а не география. Пойдем ка собираться, чем быстрее мы там окажемся, тем больше у нас шансов оказаться там раньше Федора. – Марк приободрился и решил проявить инициативу.

– Собираться, это вот ты правильно придумал, молодец. – Аня залпом допила кофе и отправилась на выход.

Марк был не готов к таким быстрым действиям, а потому он медленно допил кофе и встав понял, что ему совершенно не хочет ничего есть. Голова уже прошла, видимо кофе и большое количество воды сделали свое дело, поэтому он смело зашагал в сторону лифта. Настроение заметно улучшилось после того, как он понял в какую сторону им предстоит лететь. Правда все еще оставался открытым вопрос, что они будут там делать? Ну вот найдут они Федора и что дальше? Опять разговаривать или хватать и связывать? Кто его знает, как Фёдор изменяет вероятность, что именно ему для этого надо? А что, если связанные руки и заклеенный скотчем рот не помогут? Да и как он представляет себе это в аэропорту Цюриха?

Поднявшись в номер, Марк понял, что собирать то ему особо нечего, он побросал свои вещи обратно в рюкзак, стараясь не сильно помять их при этом. На секунду он задержался с ноутбуком в руке, убирать или заказать билеты? Возможно, Аня уже заказала билеты… Марк бросил ноутбук рядом с рюкзаком и отправился в гости, когда он постучал в дверь Аня чуть приоткрыла ее и увидев Марка бросила ему: “Проходи, подожди в номере, я в душе, скоро выйду”. Марк перехватил дверь и как истинный джентльмен немного подождал, пока не услышал, как щелкнул замок двери в ванну.

В номере было настолько чисто, что по сравнению с этим местом его номер был просто свинарником. Как она умудряется жить в номере и ничего в нем не двигать и не менять? Подойдя к окну он посмотрел вдаль. Пустыня, утыканная небоскребами, мечта советских инженеров, которую воплотили в реальность загнивающие капиталисты. Черт побери, ну надо же, как все чисто и аккуратно то… Марк присел на край кровати и заметил, что ноутбук, стоящий на столе открыт на странице заказа билетов. В этот момент щелкнул замок и из ванной вышла Аня в одном только полотенце.

– А ты чего одет?

– Эм… В смысле? Я просто пришел узнать купила ли ты билеты или нет…

– А, вот оно что… А я думала, что у тебя есть некоторые потребности и они совпадают с моими… Да, я купила билеты и мы вылетаем через три часа, из них час нам нужен, чтобы добраться до аэропорта. – При этих словах Аня сбросила покрывало с кровати на пол, рядом упало полотенце. Грациозно вышагивая она отправилась к окну. – А еще час мы можем потратить как захотим.

Аня стояла спиной к Марку возле самого окна, этажность здания позволяла не боятся, что кто-то увидит ее обнаженной с улицы. Красивые прямые ноги, покатые бедра и тонкая талия очень хорошо гармонировали друг с другом. Марк не мог оторвать взгляда, он словно впитывал ее тело глазами, медленно рассматривая снизу вверх. Когда их взгляды встретились, Аня улыбнулась и спросила: “Ты все еще одет?”. Марк удивился самому себе, и понимая, что это грубое манипулирование и что им сейчас собираются воспользоваться, он решил: “А пусть пользуются”.

– Вот теперь у тебя номер больше похож на мой… – Сказал Марк, все еще тяжело дыша и чувствуя, как с его тела испаряется влага, что так сильно ему сейчас нужна.

– Ты про запах мужчины? – Аня лежала на нем, подложив одну ладонь под голову, а другой рукой одним ноготком водила по груди Марка.

– Нет, я про бардак, разобранную постель и вещи на полу.

– Вещи на полу все твои, так что тут я не виноватая.

– А мне надо быстро в душ, пока пот не высох, так будет лучше.

Аня перевернулась на бок, отпуская Марка в душ, и смотрела как двигаются и напрягаются его мышцы под кожей, они еще блестели от недавней страсти и выглядели очень привлекательно.

– Я с тобой! – Аня сбросила остатки одеяла на пол и прошлепала босыми ногами вслед за Марком

После душа пришлось очень быстро одеваться и пулей вылетать в аэропорт.

– Говорила тебе опоздаем? Говорила поторапливайся? Вот результат.

– Когда это ты говорила?

– Как это когда, в душе! – Аня хитро улыбнулась, глядя на Марка.

– Ты говорила не поторапливайся, а быстрее, это не одно и тоже.

– Все равно мы опаздываем из-за тебя, не спорь со мной, Марковка!

– Ой-ой, Аннушка опять торопится?

– Пффф… Да хоть горшком, ближайшие два часа мне все равно как ты меня будешь обзывать. Просто сделай так, чтобы мы успели.

Внизу Марк бегом добежал до стойки регистрации и оставив ключи попросил поторопится, так как они уже опаздывали на самолет. Служащий отеля сказал что-то в рацию и принялся печатать на компьютере. Через пару минут ему ответили, и он тут же протянул Марку два листка на подпись. Выскочив на улицу, он увидел такси, в котором уже сидела Аня, по всей видимости ждали только его. Дорога в аэропорт оказалась свободной, на соседних улицах были пробки, но именно их путь весь был пуст. Словно природа случайности сжалилась над ними и решила помочь в поисках.

– Отлично, мы успеваем. И даже быстрее чем я думала. – Аня смотрела в навигатор и следила за тем, чтобы водитель не отклонялся от маршрута.

– Аня, а ты придумала, что мы будем делать там, когда найдем Федора?

– Нет, не придумала, это вообще не моя забота придумывать что делать, ты у нас гений сыска, вот и придумывай. – При этих словах Аня отвернулась к окну и стала любоваться иглой на горизонте.

Марк тоже рассматривал это здание и думал, что же делать с Федором? Самый простой и самый очевидный способ был убить его, ведь так решалось сразу две проблемы одновременно. Устраняется источник информации и самый продвинутый практик и экспериментатор. Но убивать человека просто за то, что он знает больше других это как-то… Впрочем, чему тут удивляться-то? Людей очень часто убивали именно за знания. Кого-то за то, что знал и не говорил, а кого-то за то, что знал и всем рассказывали. Не хотел он этого делать, да и вряд ли смог бы. Хотелось чтобы все это решилось как-то само, чтобы он просто нашел Федора, а потом вот так раз и все как-то разрешилось.

Таксист подъехал к главному входу и пока Марк расплачивался Аня уже выбралась из такси и отправилась внутрь. Каждая секунда была дорога, но у Марка не было даже билетов, он понятия не имел куда идти и что регистрировать.

– Марк! Марк! Эй, Марковка! Ты глухой что ли? – Аня стояла примерно в пятидесяти метрах слева и пыталась дозваться Марка, который крутил головой и не мог понять откуда идет звук.

– Чего ты кричишь на весь аэропорт? – Марк наконец-таки заметил прыгающую, кричащую и размахивающую руками Аню и подошел к ней.

– Ну раз ты ничего не слышишь, что я должна делать? Давай свой паспорт, нас ждут уже.

Марк протянул паспорт работнику аэропорта и та, взглянув на его фотографию опять посмотрела сначала на Марка, а потом на Аню.

– Ань, скажи, а чего они всегда смотрят в мой паспорт, а потом на меня и тебя? Они что не понимают кто на фотографии?

– Нет, они просто удивляются, что такая красивая и умная девушка делает с таким недогадливым и медлительным, как ты.

– Ай, как смешно то, вот уж пошутила так пошутила! А если серьезно? Они же видят, что мы не родственники, чего рассматривать?

– Может им просто скучно, а быть может они смотрят на реакцию, ведь если паспорт поддельный, то мы будем нервничать.

– Без багажа? – Наконец сказала хоть что-то девушка, оформляющая билеты.

– Да. – Хором ответили Марк и Аня и Марк, рассмеявшись приобнял Аню за талию. Та не стала сопротивляться, а напротив прижалась к нему.

Самолет был практически заполнен, и Марк с Аней медленно пробираясь вдоль сидений искали свой ряд. В какой-то момент Марку показалось, что он заметил Федора на одном из кресел, он даже вернулся чуть назад и дождался, когда человек похожий на Федора перестанет копошится, укладывая сумку под кресло и выпрямится. Но нет, это был просто человек примерно одного возраста с Федором, какой-то азиатской внешности, быть может Кореец или Японец. Аня шла впереди и не заметила этой заминки, быть может оно и к лучшему.

Судя по билетам, они прилетали в Цюрих раньше, чем рейс из Каира, оставалось только надеяться, что Федор и впрямь оказался в Каире. Наконец самолет упаковали пассажирами, и он медленно, словно жирный тюлень, тронулся в путь по аэродрому. Турбины уже выли, прогревая камеру сгорания и выходя на рабочую температуру, колеса исправно отбивали мелкие кочки и трещины в плитах, звуча словно метроном, что отбивает ритм. Теперь оставалось только ждать, сначала взлет, затем перелет, затем посадка, и там уже встретить Федора. План был прост и незатейлив, а следовательно, легко осуществим.

Когда разрешили расстегнуть ремни, Аня откинула подлокотник и положила свою голову на плече Марку. Он сидел с закрытыми глазами и вдруг почувствовал, что на него капнула вода, футболка намокла, он не мог спутать, это была определенно вода. Марк открыл глаза и почувствовал еще одну каплю, наклонив голову, он понял, что это были слезы. Аня лежала у него на плече и тихо плакала, не всхлипывая не рыдая, слезы просто катились по ее лицу и капали на футболку Марка.

– Ань, ты чего, что-то не так? – Почти шепотом спросил Марк, стараясь не спугнуть.

– Ничего, все нормально. – Аня с трудом выдавила из себя слова, вытащила из сумки салфетку и принялась промакивать глаза. – Правда, все нормально, просто вдруг грустно стало.

– Ань, я быть может что-то неправильно сделал или сказал? Прости, если так, я не хотел, правда. Расскажи, это я тебя как-то обидел да? – Марк пытался посмотреть ей в глаза, но они прятались за салфеткой и было непонятно что происходит.

– Нет Марк, ты не причем, просто нервы, понимаешь? Мне с тобой было так хорошо, и когда ты напился ради этих видений и когда сегодня в постели, а потом еще в душе. Все это правильно, понимаешь, словно вот так это все и должно быть. И ведь у тебя есть деньги, есть возможность их зарабатывать, у меня есть голова и способности, и мы можем быть вместе всю жизнь. Вот прямо сейчас плюнуть, выйти из самолета и улететь куда угодно и нас никто никогда уже не найдет. Я отлично знаю, как нас будут искать и знаю, что надо сделать, чтобы нас не нашли. А тебе, чтобы зарабатывать, не нужны ни дипломы, ни рекомендации со старой работы, что нам мешает это сделать? Почему ты не стал просто жить, а решил стать детективом? Почему я не останавливаю тебя и себя, почему мы все это делаем, кому это нужно?

– Тихо Аня, ну хочешь мы закончим это дело и сбежим? И все будет хорошо.

– Уже ничего не будет хорошо Марк, ничего никогда не бывает “как прежде”, все будет по-другому, и мы оба знаем, чем это все закончится.

– Ты про то, что от Федора все равно придется избавится?

– Да, а потом от нас, ты же понимаешь, что одно то, что мы с тобой знаем это уже слишком много.

– Так они, ну те, кто послал тебя и меня, они-то тоже это все знают, от них тоже будут избавляться?

– Не исключено. – Глаза уже высохли, и Аня просто смотрела на салфетку и сожалела, что теперь надо будет опять краситься. – Марк я даже не могу описать, это знание, это все равно, как узнать во времена инквизиции, что земля крутится вокруг солнца, а не наоборот. С одной стороны это правда, а с другой стороны об этом просто нельзя говорить, если ты конечно не хочешь отправиться на костер.

– Никто нас не отправит на костер, успокойся. Мы не такие фанаты, как Федор и уж точно не умеем делать так, как он. Все будет хорошо.

– Ага, конечно, в конце все будет хорошо. – Аня достала маленькое зеркальце и тушь из сумки и при этих словах приводила глаза в порядок. – А если не будет, значит это еще не конец. – Захлопнув зеркальце, она дала понять, что данный диалог можно считать законченным, а настроение исправленным. – Марк, спасибо тебе, что ты такой заботливый, но давай не будем терять голову? Нам надо закончить это дело.

– Надо, а дальше?

– А дальше… А дальше скорее всего я исчезну из твоей жизни, и ты никогда не узнаешь, где я и чем занимаюсь.

– Вот тут ты ошибаешься… Если уж я смог найти Федора несколько раз к ряду, что мне помешает найти тебя? Ты же понимаешь, что даже если ты пройдешь несколько пластических операций и сменишь пол, я буду искать не фотографию и не паспортные данные, я буду искать тебя. И так или иначе найду.

– И зачем тебе нужен будет Антон весом под сто килограммов с вот таким носом? – Аня картинно раздвинула руки, словно мускулы мешали ей двигаться и пальцами изобразила нечто среднее между носом буратино и бабы яги.

– Я к тому, что ты никуда от меня не спрячешься теперь.

– Тогда придется тебя убить. – Аня сказала это и быстро поджала губы и выпучила глаза.

– Да… А ведь это могла бы быть просто глупая шутка, не знай я, где ты работаешь.

– А ты и не знаешь.

Стюардессы подкатили тележку и остановились прямо напротив их ряда. Одна из них обслуживала тех, кто сидел спереди, другая тех, кто сидел позади. Так вышло, что Марк и Аня оказались заблокированы тележкой, но имели возможность рассмотреть все, что есть и выбрать себе напиток. Когда-то давно, лет так пять-семь назад, на этой тележке были бы ликеры и виски, джин, пиво и как минимум два вида вина. Нередко было игристое и ром, а потом все начали сокращать бюджет. Сначала пропали ликеры и дорогое спиртное, потом игристое вино и пиво. В итоге осталась вода, сок и газировка, и иногда красное и белое вино посредственного качества. В какой-то момент это просто стало модно – экономить на всем, акционерам все равно насколько престижной считается их авиакомпания, их волнует количество рейсов и прибыль с каждого пассажира. Если пассажиров много, надо запускать дополнительный рейс. Если пассажиров мало, надо снижать стоимость билетов, но уж точно не в ущерб прибыли. Вот так и пропали из меню сначала вкусные продукты, а затем напитки.

– Я буду белое вино и газированную воду. – Сказала Аня Марку, рассматривая содержимое тележки. – Выбирать особо не из чего, так что ограничимся тем, что сложно испортить.

Марк хотел было поспорить по поводу белого вина и даже привести несколько примеров отвратительного белого вина, но открыв рот глубоко вдохнул и закрыл его, не сказав ни слова. Не стоило расстраивать человека, тем более что в тележки были явно не лучшие представители вин.

– Два белых вина и газированную воду. – Марк старался говорить как можно отчетливее, но у него все равно переспросили дважды.

– А вам? – Спросила стюардессу Аню.

– А это нам на двоих, спасибо! – Сказал Марк, принимая пластиковые стаканчики и передавая два из них Ане.

В свое время Марк даже подумывал пойти в Стюарды, как вариант чтобы бесплатно путешествовать и не особо напрягаться мыслями чем бы занять себя завтра. Но потом понял, что просто не создан для этой работы. Он просто не сможет спокойно переносить тупых или наглых пассажиров, считающих, что покупка билета – это покупка самолета с рабами в виде пилотов и стюардесс. А бить пассажиров нельзя, за это точно уволят. Ну а раз это так неизбежно, то зачем терять время и доказывать самому себе, что ты не создан для этой работы.

Аня снова положила голову на плечо Марка и смотрела на вино в прозрачном пластиковом стаканчике. Пластик неохотно смачивался, от чего создавалось впечатление, что вино – это сухой порошок, что пересыпается каждый раз, когда стакан наклоняют. Иногда она делала небольшой глоток и снова ставила стакан на откидной столик. Марк же тратил время на наблюдение за пузырьками в газированной воде. Было забавно, как маленькая точка появляется на стенке и начинает расти, становится все больше и больше. В какой-то момент пузырек начинал робко ползти вверх, а затем срывался и улетал вперед, на встречу поверхности, проносясь через стайки таких же как он и унося их с собой. На поверхности вспухал небольшой фонтанчик и пузырек прекращал свое существование.

– Аня, может быть мы зря это все? Может быть не надо было лететь в Цюрих?

– А как иначе Марк?

– Ну как, бросить все, уехать куда-нибудь в Африку, в Намибию, например, или в Зимбабве! И делать вид, что ищем Федора, все равно никто ничего проверить не сможет.

– Так я же для того и приставлена Марк! Я же проверяю правду ты говоришь или нет.

– Ну я плохо работаю, и ты плохо работай, чего тебе стоит?

– Как это чего стоит, обычно такие глупости стоят жизни, может быть только твоей, а может быть и наших.

– Ну ты же сама говорила… – Марк не успел договорить, Аня приложила к его губам палец.

– Тссс! Я ничего не говорила, никто не плакал и не красился, понял? Можно думать эмоциями, а можно головой и разумом. Так вот не стоит слушать эмоции, даже если их кто-то прилюдно выносит на всеобщее обозрение, понял?

– Понял, только мне кажется… – Марк снова не успел договорить и ему опять закрыли рот пальчиком.

– Тссс! Неважно, что тебе кажется, важно чем все закончится.

Марк не удержался и поцеловал Аню в палец, которым она так картинно затыкала ему рот. Она улыбнулась и потерлась о его плечо, словно кошка, устраивающаяся поудобней на ночлег. Свет в салоне приглушили, Марк отпил половину стакана и добавил туда минеральной воды, тоже самое проделала Аня. Так у них получилось газированное вино, не бог весть какой коктейль, но все же… Они тихо чокнулись, и Марк залпом выпил эту странную смесь, Аня же смогла отпить лишь половину и со словами: “Фу, какая гадость у нас получилась” – поставила стакан обратно на столик. После чего закрыла глаза и моментально уснула, Марк догадался об этом чувствуя, как она чуть вздрагивает во сне. Он отставил стакан с вином, на всякий случай, подальше и тоже постарался уснуть.

Марк увидел Федора, тот был в гавайских шортах, с голым торсом и панаме, он лихо танцевал буги-вуги на ярком лимонно-желтом песке, держа в руках высокий стеклянный стакан с розовым коктейлем и синей лихо закрученной трубочкой. Эту эклектичную картину дополнял горящий падающий самолет где-то вдалеке, одинокая кокосовая пальма метрах в пяти от Федора и диджейский пульт. За пультом была какая-то черная девушка в одной только набедренной повязке из какой-то засохшей, желтой растительности. Марк удивился, что он совершенно не слышит музыку, что должна играть очень громко и в этот момент проснулся из-за того, что Аня пошевелилась. Марк повернул к ней лицо и нежно поцеловал в губы, они были влажные и очень мягкие, Аня ответила на поцелуй и чуть прижалась к нему телом. Они оба уже очень давно не чувствовали, как это приятно быть рядом с человеком, который так тебе подходит.

Глава 18

Стюардесса слегка коснулась плеча Марка, чтобы разбудить его и попросила пристегнуть ремень. Как только Марк зашевелился, Аня тоже проснулась, у нее на голове творился форменный беспорядок, при этом на Марка глядел только правый глаз, левый продолжал спать. Вид у Ани был робкий и беззащитный, словно птенец совы, которого разбудили посреди дня.

– Какая же ты красивая… – Сказал Марк, улыбаясь и ни разу не обманывая, а скорее чувствуя красоту, нежели видя ее.

Аня достала тоже самое зеркальце, при помощи которого она красилась в начале полета и глянув в него единственным глазом тут же захлопнула и посмотрела предосудительно на Марка.

– Издеваешься? Да на меня же без слез не взглянешь! А ну ка пусти! – При этих словах Аня попыталась встать, но Марк перехватил ее руками и усадил обратно.

– Стой, куда ты собралась, посадка уже.

– Пусти, мне надо! – Аня постаралась вырваться, но не особо активно, скорее ей просто нравилось, как Марк крепко, но нежно держит ее за талию.

– Да успокойся же ты, туалеты уже все закрыты, садись и пристегни ремень.

Аня плюхнулась в кресло, застегнула ремень, нахмурилась и сжала губы, как маленькая обиженная девочка. Марк попытался ей что-то еще сказать, на что она повернулась к нему, сощурила глаза, скорчила рожицу и показала язык. Затем, как ни в чем не, бывало, достала все из той же бездонной сумочки расческу, тушь и губную помаду, и начала приводить себя в порядок. Буквально через пять минут Аня уже была не растрепанным птенчиком, а такой же тигрицей, как и прежде. Марка всегда удивляло, насколько сильно меняется характер и поведение женщины от того, как она выглядит. Даже не так, правильнее сказать: “От того, как она считает, как она выглядит”. Марк повернулся к ней и потянулся руками к ее бедрам.

– Молодой человек, что это вы задумали… – Сказала игриво Аня.

– Сейчас узнаешь… – С этими словами Марк взял ремень Ани и защелкнул замок, после чего натянул свободный конец ремня так, чтобы Аню прижало ремнем к сиденью.

– О, да ты затейник, нравится связывать?

– Скорее связываться, но мы это можем обсудить позже, ты же не собираешься бросить меня и сбежать с Федором?

– Дай-ка подумать… – Аня слегка постукивала пальчиком по своим губам, словно и правда задумалась. – Я, конечно, не планировала, но ты же понимаешь, на его стороне опыт и уникальные знания, вдруг он не только вот так вот связывать умеет… – Аня отбивалась от Марка руками, не давая ему себя пощекотать.

– Ах вот, значит как мы заговорили! – Марк пытался дотянуться до ребер Ани, но ему это никак не удавалось.

– Молодые люди, можно потише! – Шикнула на них Стюардесса, которая сама была примерно их возраста. – Мы же садимся, вы отвлекаете других пассажиров.

Марк и Аня тут же сели не двигаясь, словно их отругала воспитательница в детском саду. Стюардесса решила, что дело сделано и отправилась обратно на свое место в начале салона.

– Можно подумать, если все пассажиры отвлекутся на нас, самолет не сможет приземлиться. – Шепотом сказал Марк на самое ухо Ане.

– Тссс! Тихо, а то она опять прибежит тебя успокаивать, еще в угол поставит, или рассадит нас, что ты тогда делать будешь?

– Плакать. – Сказав это Марк против своей воли начал смеяться, а пытаясь сдержать смех он делал только хуже.

– Хватит ржать! Я вот тебя сейчас стукну, и ты точно будешь плакать. – Сказала Аня также пытаясь сдержать смех.

Погода в Цюрихе резко отличалась от Бангкока, Дубая и по всей видимости Каира. На улице было удивительно солнечно и ветрено одновременно. Так бывает в Москве ранней весной или поздней осенью, когда дождя нет, но ветер пахнет влагой. Самолет, заходя на посадку плюхнулся брюхом так резко, что Марку даже показалось, что это не было запланировано. Быть может боковой ветер, или неопытность пилотов заставило совершить такую грубую посадку, однако по большому количеству хлопающей публики стало понятно, что в самолете, который летит из Арабских Эмиратов в Швейцарию полным полно русских.

Эта странная мода, хлопать пилотам пришла из фильмов. В то время, когда пал железный занавес и к нам хлынули из Голливуда их шедевры и не очень, все ошибочно решили, что в кино показана Америка как она есть. Никто даже не предполагал, что массовка из худых и стройных актеров и актрис это тщательно отобранные персонажи, а на самом деле большая часть населения страдает избытком веса. А самолеты, в которых все хлопают в ладоши существуют только в кино. Но все это впитывалось как есть, в то время это было словно откровение, запретное стало доступно и народ упивался этой доступностью. Марк понимал, что пилоты за бронированной дверью ничего не слышат, а все, кто сидит в салоне никак не влияли на успешность посадки, поэтому он не хлопал.

Самолет прокатился по взлетке и свернул в сторону аэропорта. Как это ни странно, никто не вставал и не торопился выйти, Марк смотрел в окно и пытался представить, какая там погода, что ждет их, когда они покинут аэропорт? Как ни странно, узнать ему это было не суждено. Самолет подогнали ко входу и протянули рукав, после чего начали выпускать пассажиров. Марк и Аня подхватили свои вещи и пока другие пассажиры собирались они уже стояли в проходе у самого выхода. Сейчас каждая секунда была на счету, было ясно, что Федор еще не прилетел, но куда и когда точно он прилетит, еще только предстояло узнать.

Внутри аэропорт был сделан из стекла и стали, футуристические формы были во всем. Стены располагались под наклоном, коридоры поворачивали под любым углом, кроме прямого. Архитектор словно бросал вызов обыденности и стандартам. Стеклянные стены, через которые можно было видеть соседние этажи, стальные эскалаторы, словно лианы опутывали холлы и позволяли перемещаться сразу через один этаж. Несмотря на все эти ухищрения и кажущийся хаос все было продумано до мелочей. Человек принципиально не мог попасть из зала прилета в зал вылета, минуя обязательные пункты контроля. Просто физически не было доступной лестницы ведущей с третьего этажа на второй.

Марк и Аня быстро миновали паспортный контроль и подошли к табло прилетов.

– Марк, смотри, рейс из Каира приземляется через двадцать минут, но это в соседнем зале, почему-то. Федора, конечно, сложно назвать прытким, но давай поторопимся. – Сказав это Аня схватила Марка за руку и потянула за собой одной ей ведомым направлением.

– Аня, погоди, ты хочешь встретить его у трапа? Нас туда не пустят.

– Нет, нам нужен эскалатор, мы будем встречать его у эскалатора, так он нас заметит в последний момент, когда перед ним и позади него уже будут другие люди и он не сможет сбежать.

Практически добежав до нужного зала, они быстро нашли нужный им эскалатор, возле которого уже собралось несколько человек, встречающие своих друзей или родственников. Марку запомнился молодой человек с огромной охапкой нежно розовых роз, они были мелкие и сливались в сплошное облако розового цвета. Парень же был одет в льняную рубашку и такие же брюки, а на ногах у него были мокасины.

Это был достаточно новый стиль, лен обязан был быть не крашеным, а одежда максимально простой, этим они подчеркивали свою близость к природе и естественность. Как правило это они же увлекались йогой, были вегетарианцами, употребляли продукты только без ГМО и считали, что электростанция имеет право работать только от солнца или ветра. При этом, как правило, не брезговали владеть айфоном. Выбросы, при производстве которого, суммарно, с лихвой покрывали все, что они сэкономили за всю свою праведную жизнь.

А еще там же была девчушка лет пяти, в розовом платье, розовых чулках и розовых туфельках, усыпанных стразами и пайетками. Завершала этот ансамбль крылья за спиной, корона на голове и розовые воздушные шарики в левой руке. Фея была во всеоружии, в другой руке была такая же розово-блестящая волшебная палочка со звездой вместо наконечника. Каждый раз, когда девочка взмахивала палочкой с нее осыпалось немного мелкой переливающейся пудры, от чего создавался эффект настоящего волшебства. Эта маленькая фея даже не представляла, что сейчас на эскалатор сделал первый шаг настоящий волшебник. Не из сказок или мультиков, а самый обычный человек, который смог проникнуть в такую простую вещь как случайность.

До него никто не мог даже предположить, насколько это оказывается просто, управлять случайностью. Как легко оказалось сдвинуть весы в том месте, где они колеблются и только и ждут толчка в ту или иную сторону. Федор встал на эскалатор, погруженный в свои мысли, он в уме прокручивал предстоящую встречу с Ренато, приводил различные доводы в пользу своей теории и выслушивал вымышленного собеседника. Он вяло рассматривал потолок и свисающие с него гигантские люстры, словно привезенные сюда из какого-то старинного поместья. Наклонная стеклянная стена, открывающая вид на аэродром, была сделана так, чтобы дождь как можно реже попадал на нее, и она оставалась чистой и сухой даже в ливень. Стальные этажи и стальной эскалатор были скорее в стиле ретро футуризма, то есть как раньше люди думали, как будет выглядеть наше настоящее. По сути, дизайнеры постарались просто воплотить в жизнь задумки дизайнеров прошлого. Девочка с чудесными яркими розовыми шариками, высматривала зоркими детскими глазами кого-то знакомого, быть может маму или сестру? Она быстро бегала глазами от одного человека к другому задерживаясь буквально на секунду и понимая, что это не тот искала дальше. Марк с его спутницей, также перебирали взглядом прибывающих пассажиров.

Стоп! Марк! Что он тут делает? Федор быстро отвел взгляд вниз, чтобы не смотреть пристально в глаза Марка, который еще не нашел его в толпе, затем развернулся и постарался было пойти вспять, но сделав всего пару-тройку шагов уперся в плотно стоящих людей. Он окинул взглядом всех, кто стоял выше него на эскалаторе и понял, что пройти через них не удастся, слишком плотно они стоят, слишком много чемоданов на пути, бесполезно. Соседний эскалатор тоже двигался вниз, даже будь у него прыти как в молодости, и он бы одним рывком перескочил через разделитель – это бы ничего не изменило. Федор, чувствуя взгляд в спину медленно повернулся и встретился глазами с Марком и Аней.

– Марк, остановись, это не я! – Крикнул Федор с эскалатора, люди начали оборачиваться, но никак не отреагировали, посчитав, что эти странные русские просто так приветствуют друг друга.

– Что он кричит? – Тихо спросил Марк у Ани.

– Быть может он просто боится?

– Марк! Мы же одинаковые, послушай меня, не делай этого! Я не виноват, что нашел это, как ты не виноват, что таким родился! Марк, я все расскажу, я объясню в чем разница! Просто выслушай меня, не делай этого!

– Ань, а что я не должен делать? – Говоря это, Марк слегка повернул голову к Ане, но не переставал смотреть на Федора, словно тот мог исчезнуть, испарится в одно мгновение, и Марк боялся пропустить этот момент.

– Не ты, Марк, он просто не все знает. – Прошептала Аня и прижалась к Марку. – Прости Марк.

– Прости? За что?

Марк на мгновение отвел взгляд от Федора, чтобы мельком глянуть на Аню и в тот же самый момент раздался тихий хлопок. Марк резко обернулся на звук и увидел, как у девочки-феи наливаются глаза слезами, один из ее шаров лопнул и теперь лежал на полу розовой растянувшейся соплей, два оставшихся шарика ее больше не интересовали, хотя с ними все было в порядке. Ее отец, предвидя девичий скандал, слезы и крики уже схватился рукой за голову и тоже смотрел на бренные остатки розового шара. Марк повернулся в сторону Федора и только сейчас заметил, что тот медленно оседает на ступени держась рукой в области сердца. Его видавший виды дипломат выпал из руки и сейчас медленно перекатывался, словно по волнам, со ступеньки на ступеньку.

Федор еще держался другой рукой за поручень, но голова опускалась все ниже и ниже. Марк попытался пойти на встречу, но понял, что точно также, как Федор не смог сбежать от них вверх, так и он не сможет пробиться к нему. Оставалось только стоять и ждать пока эскалатор в своем равномерном и неизбежном движении не принесет тело Федора к ногам Марка. Человек стоящий позади Федора спустился на пару ступеней и взял двумя руками Федора за плечи, он что-то говорил ему, по всей видимости спрашивал, как тот себя чувствует. В какой-то момент рука, прикрывавшая сердце, упала на ступени эскалатора, и все увидели, что вся ладонь была в крови. Человек тут же отшатнулся от Федора и посмотрел на свои руки, словно боясь, что это он убил Федора своим прикосновением. Люди оборачивались и начали торопливо покидать эскалатор, откуда-то из дальнего угла уже бежала охрана, видимо кто-то заметил что-то неладное на камерах и послал охрану.

Марк поднял дипломат Федора с пола и хотел было посмотреть на Федора, но Аня схватила его за руку и потащила в сторону. Дальше сразу несколько событий произошли одновременно: раздался женский крик, это до кого-то наконец дошло, что случилось и народ разом побежал в рассыпную; папаша схватил свою фею и кинулся прочь, видимо понимая, что пуля угодившая в этого старика только что пробила воздушный шарик его дочери; охранники расталкивая несущихся на них людей пробивались к эскалатору; Аня схватившая Марка за руку словно тягач тащила его через весь аэропорт к ближайшему выходу.

Время словно превратилось в кисель и текло медленно и неторопливо, Марк готов был поклясться, что услышал хлопок несколько минут назад, но сейчас, стоя на улице рядом с Аней и глядя на дипломат Федора он понял, что прошло всего несколько секунд.

– Марк, нам надо убираться отсюда, скоро они поймут, что произошло и увидят с кем именно разговаривал Федор перед смертью, ты слышишь меня, Марк! – Аня громко говорила это, смотря в немигающие глаза Марка, а тот, словно не понимал что происходит как статуя просто смотрел перед собой. – Марк, да очнись ты! – Аня залепила пощечину Марку, чтобы хоть как-то привести его в чувства.

– Стой, не дерись. – Марк пришел в себя и, хотя пощечина была необходима и очень ему помогла, не хотел это признавать. – Такси нельзя, нужно метро.

Им пришлось вернутся в здание аэропорта и пройти в сторону железнодорожной станции. Аня подошла к автоматам и быстро купила им пару билетов, когда они оказались на платформе, поезд уже был там.

– Это не совсем метро, скорее электричка, но нам подойдет. Главное, чтобы они сейчас не остановили движение. – Сказала Аня, усаживаясь на угловое кресло рядом с Марком.

Марк боялся выпустить дипломат из рук, словно его могли тоже убить, как и Федора, а еще он не понимал кому теперь верить. Аня просила прощение перед самой встречей, за что? Это из-за нее убили Федора? Но ведь она сама говорила, что мы следующие…

– Аня, ты из-за Федора просила прощения там, у эскалатора?

– Все должно было быть не так. – Сказала Аня, чуть помедлив с ответом, словно она не хотела разговаривать на эту тему. – Они мне обещали, что просто остановят его.

– В принципе они не обманули тебя, погоди, ты все же позвонила своему руководству так?

– Да, ты же сам сказал, что это самый плохой, но чуть ли не единственный способ. – Аня потупила глаза.

– А как же весь этот гуманизм, что людей убивать нельзя? – Марк старался говорить очень тихо, но при этом не стеснялся вкладывать эмоции в свою речь.

– Что ты хочешь от меня Марк? Я просила их не убивать его, говорила, что он не виноват, что это просто наука и он просто ученый, что надо разобраться. Они сказали, что разберутся и что я могу не переживать за Федора. В таких… Мероприятиях – никто не говорит правду, понимаешь?

– Ты позвонила потому что я попросил? – Марк понимал, что изначально это была именно его идея.

– Нет, я позвонила, потому что мне стало страшно. Я не знала, что будет делать Федор, когда нас заметит, я боялась, что сначала умрем мы, а потом он.

– А что он такое кричал, ты поняла? При чем тут “мы одинаковые”, что именно он хотел рассказать?

– А я почем знаю, для меня вообще загадка, что он начал с нами разговаривать, я думала он сейчас взмахнет рукой и нас раздавит упавшим роялем или еще как-то так. О чем он говорил я не представляю.

Они вышли из поезда и отправились на улицу, самым главным для них сейчас было сесть и все обдумать. Надо было решить, что делать дальше, время, когда надо было просто бежать вперед чем дальше, тем лучше, к счастью, закончилось. Они вышли на городском вокзале, который по содержанию не сильно отличался от аэропорта, тут были закусочные, кассы с билетами, различные представительства сотовых компаний и аренды автомобилей. Марк и Аня, не сговариваясь вышли на улицу и зашагали по дороге в сторону от вокзала. В какой-то момент Марку даже казалось, что им надо отойти как можно дальше. Где-то там, позади была полиция, которая их уже ищет, а еще там были люди, которые только что убили человека на глазах у десятков других людей и их не остановили все хваленые средства безопасности аэропорта.

По пути было кафе с летней верандой под легкой крышей, на которой сидело несколько человек, и Марк тут же нырнул в тень этого кафе, увлекая за собой Аню.

– Посидим тут, хороший обзор и мало людей, если за нами кто-то гонится он будет виден как на ладони.

– Ты думаешь за нами уже гонятся?

– Я не знаю, лучше бы нет, но проверять это совсем не хочется.

Марк сел за свободный столик, а Аня уселась напротив него, объяснив это тем, что так будет лучше обзор и они смогут наблюдать в обе стороны. Прежде всего Марк хотел отдышаться, поэтому, когда подошла официантка он взял у нее меню и поблагодарив дождался, чтобы она отошла от столика. Только после этого он поставил дипломат на соседний стул, так, чтобы не упускать его из виду и открыл меню. Марк привык, что он может позволить себе в ресторане многое, не все, конечно, но многое. В Москве, заходя в кафе он понимал уровень цен и готов был платить столько, сколько просили. Заходя же в ресторан, он понимал, что уровень цен будет выше и тоже готов был за это платить. Сейчас же у него был когнитивный диссонанс! Он знал, что Швейцария – это дорого, он понимал, что Цюрих это еще дороже. Но даже обладая всеми этими знаниями он не представлял насколько. Меню его просто шокировало ценами! Не сказать, что у него не хватало денег, в принципе в его рюкзаке было достаточно средств, чтобы оплатить все меню, но это знание не помогало. Он почувствовал себя буквально нищим, который нечаянно оказался в центре столицы в ресторане. Он смотрел на цены и понимал, что некоторые люди в месяц получают столько, сколько тут стоит не самое среднее блюдо.

– Аня, ты что будешь? – Марк решил перенести груз ответственности за выбор на свою спутницу, у которой, к слову, глаза тоже стали круглыми по мере чтения меню.

– Увлекательное чтиво. – Сказала Аня, откладывая меню в сторону. – Давно я не испытывала таких эмоций. Я, пожалуй, буду воду, и пожалуй, без газа.

– Аня не переживай, у меня достаточно денег. – Сказал Марк, словно студент, только что получивший стипендию и готовый потратить всю ее на первом свидании с любимой.

– Даже так! Ну кутить так кутить, давай тогда с газом!

Марк посмеялся, но открыв меню понял, что вода с газом стоила как неплохой кофе в его любимой кофейне в Москве. Марк прикрыл глаза и убедил себя, что больше не будет переводить цены в рубли, для сохранения психического здоровья и общей атмосферы. В итоге они заказали картошку фри, два кофе и так трепетно выбранную воду с газом. После всех утренних происшествий есть совершенно не хотелось.

– Зачем ты забрал дипломат? – Наконец нарушила общее молчание Аня.

– Сам не знаю, просто он скатился по ступенькам, я подумал надо прибрать себе, пока кто-нибудь не уволок его.

– А что там?

– По идеи все его вещи и ноутбук.

– Ноутбук в дипломате? Это настолько же несуразно, насколько предсказуемо. – Сказала Аня, хрустя очередной палочкой картошки. – Ну давай, посмотрим хоть, а то может и нет смысла его таскать с собой.

Марк щелкнул замком, и дипломат сразу же открылся, кодовые замки стояли на знакомых цифрах три один четыре – слева и один пять девять – справа. Он был старый, еще советских времен, но явно не советского производства. Настоящая кожа, местами потертая, а по углам были бронзовые накладки. Сама кожа была тисненой под крокодиловую, конечно, это была не настоящая крокодиловая кожа, да оно и к лучшему. Раз замки были открыты, значит Федор не предполагал, что его остановят вот так неожиданно и не стал их блокировать. В дипломате, помимо ноутбука, было несколько рубашек, несколько пар чистых носков и пара яблок. Марк порылся в большом кармане в крышке и выудил оттуда папку с бумагами, открыв которую он сразу узнал тот самый доклад, с которым Федор должен был выступать.

– Что это? – Спросила Аня, заметив, как Марк с первого взгляда понял, что в папке.

– Это тот самый доклад, я его уже читал, там куча формул и ничего непонятно.

Марк протянул доклад Ане, чтобы та могла самостоятельно убедиться в сказанном. Затем достал ноутбук и убрал дипломат со стола обратно на стул, Ноутбук же поставил посередине, экраном к себе и Ани, чтобы можно было обоим его видеть.

– Может не стоит? – Сказала Аня, когда увидела, что Марк собирается его включить.

– Почему? Он же не может взорваться, его бы просто не пропустили в самолет.

– Взорваться не может, а вот уничтожить все данные может. Давай найдем специалиста, который сможет аккуратно, а главное гарантированно снять все, что там есть.

– Аня, пойми меня правильно, но я боюсь обращаться к вашим специалистам, они уже поговорили с Федором, я не хочу, чтобы они разговаривали с тобой или мной.

Марк нажал на кнопку питания и ничего не произошло, ноутбук молчал. Немного подождав, он нажал еще раз с тем же результатом.

– Батарейка села… Видимо он работал на нем во время полета, нам нужна розетка.

– Бронировать отель в сети я бы не стала – Сказала Аня, допивая воду. – А вот прогуляться немного и найти гостиницу мы можем.

Марк расплатился по счету, в очередной раз удивившись ценам и засунул ноутбук к себе в рюкзак. Смысла таскать с собой дипломат не было никакого, вряд ли там были какие-то потайные карманы или секретные закладки. Дабы не смущать официантов, дипломат отправился в ближайший мусорный бак на улице. Прогуливаясь по улице Марк и, Аня больше всего напоминали туристов, что заехали в Цюрих просто посмотреть на город и не сегодня, так завтра умчат на машине колесить по всей Европе. Впрочем, идея-то была неплоха, именно этим Марк и собирался заняться, пока не впутался во все это по самые уши.

Гостиницы по пути не попадались, однако попался один коворкинг, который обещал свежий кофе, доступ к любой офисной технике и само собой доступ к интернету. Марк кивнул головой в сторону подъезда, и они дружно направились туда.

– Так даже лучше, не придется паспорт показывать. – Сказала Аня, изучая договор и подписывая его.

– Ты про гостиницы? Да, там нас могут уже ждать.

Внутри было достаточно просторно, все пространство было разделено на целую кучу комнат разного размера и разной наполненности. Тут была комната с мягкими пуфиками, было несколько конференц-залов, что-то вроде кафе с кофемашиной и разными печеньками и несколько комнат с диванами. Посмотрев только часть комнат, Марк понял, что он мог бы тут жить, если бы они не закрывались на ночь, по пути он даже нашел душевую с несколькими кабинками, без половой принадлежности, видимо она считалась общей. Впрочем, именно в европейских клубах придумали делать общие туалеты, дабы спровоцировать рост рождаемости.

Марк и Аня единогласно решили, что всякие переговорки и конференц площадки им не подходят, в одном из коридоров они нашли маленькую комнату с двумя мешковатыми креслами и небольшим диванчиком. Больше всего им понравилось, что комната запиралась изнутри, само собой тут должна была быть камера наблюдения или что-то подобное, но по крайней мере никто не ворвется внезапно и неожиданно.

Марк достал ноутбук и подключил его к сети, надо было немного подзарядить батарею прежде, чем включать ноутбук, он не знал почему, просто всегда так делал. Наконец они устроились поудобней и включили ноутбук с четким ощущением, что сейчас придется провести несколько часов разбираясь, где и что хранил Федор, какие использовал пароли и что он вычислял. Само собой, Марк предполагал, что сейчас встретит еще один ворох формул, нечитаемый даже для знакомого со всей этой высшей математикой человека.

– И так, что мы ищем? – Спросила Аня, когда увидела стандартную заставку загрузчика.

– Я не знаю, все ищем, что сможем. Для начала предлагаю пробежаться по истории файлов и браузера, так мы сможем понять, чем он занимался в последние часы своей жизни. А учитывая, что батарейка села в ноль, он чем-то определенно занимался.

– Хорошо, а потом? Быть может сделаем копию всего и начнем копать? А то вдруг все удалится.

– Куда сделаем копию?

– Ну к тебе на ноутбук хотя бы.

– Да, трезвая мысль, поддерживаю.

В этот момент операционная система загрузилась и перед ними появился рабочий стол компьютера с одним единственным файлом по центру “Посмотри меня”. Это был видеофайл, больше на рабочем столе не было ничего. Марк открыл последние документы, там был все тот же единственный файл. Более того, на всем компьютере была установлена чистая операционная система с заводскими настройками и все.

– Вот и поковырялись, вот и порыскали. – Сказал Марк, скорее просто озвучивая общую мысль.

– И это что, все? Мы что, все удалили?

– Не мы, Аня. Все удалил Федор. Либо он решил перестраховаться, либо он каким-то образом догадался о том, что мы его встречаем.

– Ну давай посмотрим этот файл, раз он просит.

– Сейчас, погоди, я к сети подключусь и закачаю его к себе в облако, на всякий случай.

Интернет был и правда хорош, Марк потратил больше времени на подключение, чем на загрузку файла. Когда же он запустил видео, то понял, что Федор снимал его в самолете, именно поэтому батарейка была на нуле. На экране был тот самый Федор в наушниках, который явно читал заранее заготовленный текст с экрана, странно где же этот текст?


Марк, Если ты смотришь этот фильм значит меня уже нет, и именно ты меня убил, я предполагаю такой исход событий с очень большой вероятностью и надеюсь, что эту запись смотришь именно ты, а не кто-то другой. Все, что было на моем ноутбуке уничтожено, я занимался этим весь вчерашний вечер, так как считаю, что эти знания еще слишком рано передавать человечеству. Никаких копий моей работы не было и нет, единственный, кто хоть как-то знаком с ней это физик теоретик Ренато Реннер из Цюриха, но он никому ничего не расскажет, впрочем, он ничего толком и не знает. Копию моего доклада, которую ты можешь найти в кармане лучше уничтожить, там мало сведений, но именно он стал отправной точкой моих исследований и может стать такой же ступенью для кого-то еще.

В результате вычислений я пришел к выводу, что изменять вероятность чревато последствиями для того, кто этим занимается. Единственный, кто может это делать совершенно безнаказанно это ты Марк! Я не могу с тобой в этом тягаться, ведь каждый брошенный мной камень оборачивается точно таким же брошенным камнем в меня. Ты же от этого застрахован, я признаю, что я как ремесленник ввязался в твое дело, подвел математическую базу, рассчитал рычаги и способы воздействия, но ты же как мастер просто творишь без оглядки, в твоих руках всегда именно тот инструмент, что нужен, ты смотришь на ту грань, что нужна. Возможно ты намного опасней меня, быть может ты даже сам не представляешь на что способен.

Я же добровольно отказываюсь от дальнейших исследований так как боюсь за свою жизнь, а в случае, если мои методы попадут в руки не тех людей, и за судьбу всего человечества. Прощай Марк, я был рад познакомится с тобой, прости, что не сразу понял с кем имею дело.


Наступила неловкая тишина, видеофильм закончился, Федор завис на экране с рукой, протянутой к клавиатуре, видимо он остановил запись и это стало последним кадром в его фильме. Ноутбук не взорвался, даже не загорелся, в двери никто не ломился, в мире вообще ничего не произошло, просто закончился короткометражный фильм человека, который записал собственное завещание незадолго до смерти. Марк положил ноутбук Ане на колени и встал, надо было переварить услышанное.

– То есть как это я его убил? Это что, образное выражение? – Марк ходил по комнате взад-вперед, медленно шагая, не стараясь куда-то дойти, а скорее подталкивая мозг к размышлениям порцией свежей крови перегоняемой по организму ходьбой.

– Боюсь, что нет, видимо он как-то догадался, что ты мне рассказал.

– Догадался… Хорошо, допустим, но тогда получается, что он знал о том, что мы его встретим, почему же не предпринял меры? Погоди, я, кажется, догадался, он не знал, он думал, что сделает все так же, как тогда в Дубаи, просто подгонит случайности так, чтобы мы встретились, а быть может даже нет! Он думал, что оставит ноутбук там, где мы его “случайно” найдем, вот скорее всего как это задумывалось. Хорошо, допустим, с этим разобрались, что там еще было? Копию доклада в топку, хорошо, можно и в топку, у меня все равно есть цифровая копия, на всякий случай. Дальше, он говорил про последствия, тут все понятно, это как я и предполагал, он не может вечно изменять вероятность, рано или поздно вероятность должна начать давать отпор, и ему нечего ей противопоставить. Впрочем, возможно он имел в виду иное и за то, что мы с тобой тогда растянулись на газоне, его тоже уронили, а быть может и не раз. Тогда становится понятно, почему он так редко использовал свои возможности. Что еще? Ах да, мастер и ремесленник, он почему-то называл себя ремесленником – это понятно, математика и расчет смогли вывести его на иной уровень взаимодействия с вероятностью, можно сказать с самой реальностью. Но почему я-то мастер? Я же не умею ронять людей, закрывать окна и вот это вот все. Ань, что ты думаешь по этому поводу, почему он назвал меня мастером? – Марк закрыл глаза и уткнулся головой в стену напротив диванчика, на котором сидела Аня.

– Быть может из-за твоих видений? Марк, возможно, это как-то связано.

– Тогда почему в меня никто не стрелял, почему по мою душу никого не прислали? Ведь это их работа.

– Быть может, потому что они не знал, что находится на компьютере и только ты мог бы им помочь найти пароль, открыть закрытый файл, разобраться что к чему. Ты был нужен для этого. И нет Марк, это не их работа… – при этих словах, Марк явно услышал у себя в голове: “А моя”.

– Ты сейчас целишься в меня из пистолета, я же правильно понимаю? – Марк так и стоял спиной к Ане и боялся лишний раз двигаться.

– Да Марк, прости… Я правда этого не хочу, но я не знаю, как все изменить, я не могу тебя отпустить, учитывая, что сказал Федор ты даже опаснее чем он.

– Давай предположим, что мы ничего не слышали? – Марк старался говорить уверенно, но спокойно, сейчас важнее всего всего именно успокоить.

– Так нельзя, так это не работает. Если ты думаешь, сможешь ли ты изменить вероятность так, чтобы я промазала – ничего не выйдет, ты слишком близко, а я хорошо стреляю. – Аня перехватила пистолет поудобней, руки потели, было страшно.

– Брось, откуда у тебя пистолет? – Очень хотелось обернутся и посмотреть, но Марк понимал, что это будет последнее, что он сделает.

– Керамический однозарядный пистолет, в нем нет ни грамма металла, только керамика, пластик и бездымный порох, стреляет не бог весть как, но на таком расстоянии он пробьет тебя насквозь.

– Там, в аэропорту, это тоже была ты? – Марк точно знал, что Аня никуда не отлучалась, а значит не могла перезарядить пистолет, а он же не зря назывался однозарядным.

– Нет, что ты, если бы там стреляла я, ты бы это явно услышал. Там стреляли с глушителем, но на всякий случай через воздушный шарик, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Марк наконец понял – что он искал и повернулся к Ане лицом, она плакала, точно так же, как тогда в самолете просто стояла и тихо плакала, слезы катились по щекам, капали на пол, но она даже не шмыгала носом. Возможно, именно поэтому она не хотела, чтобы он поворачивался.

– Отвернись! Быстро! – Ее голос немного срывался, и она махала пистолетом, угрожая вот-вот выстрелить.

– Нет. – Марк сказал это очень спокойно, сделал шаг вперед и потянулся рукой к пистолету.

Раздался щелчок курка и никакого выстрела не последовало.

– Осечка, пятьдесят на пятьдесят. – Сказал Марк, выдергивая пистолет из рук Ани.

– У этого пистолета не бывает осечек, там нет капсюля! – Сказала Аня, округлив глаза, не понимая, что происходит.

– Ну блин, прости, я не знал как он устроен. Выходит, что и без капсюля осечки бывают. Аня, я очень хочу, чтобы ты жила, нормальной человеческой жизнью, поэтому давай я сейчас выйду отсюда, вместе с твоей игрушкой, а ты просто досчитаешь до ста и исчезнешь? Отправляйся куда угодно, вряд ли они тебя оставят в покое после того, что ты узнала и что не смогла сделать. И я исчезну, и пусть это будет нашей маленькой тайной, и мы никогда никому не расскажем куда мы подевались и что произошло, договорились? – Марк набросил на одно плечо свой рюкзак и медленно зашагал спиной к двери, внимательно смотря, что делает Аня.

– Марк ты не сможешь убежать, они будут гоняться за тобой всю жизнь.

– Аня, я видел, как они меня схватили, а значит этому не бывать, так что позволь тебе не поверить. А теперь, считай.

Марк открыл дверь и вышел в коридор спиной, оглянувшись по сторонам и убедившись, что в коридоре никого нет, он убрал руку с пистолетом из дверного проема и закрыл дверь. За дверью раздавался голос Ани: “один, два, три, четыре, я тебя найду, зараза! Пять, шесть…” – Аня считала, как ей и сказали, поскольку просто не знала, что еще она могла сейчас сделать. Пистолет был неудобный, у него был очень толстый ствол, уродливого вида спусковой механизм и странный курок. И зачем нужно было делать его таким тяжелым и громозким? Быть может керамика была не такой прочной, как метал? И где она его только прятала, неужели тоже в своей бездонной женской сумочке?

Марк шагал по коридорам к выходу, ему предстояло найти этого самого Ренато, было мало видеороликов и записок, ему нужен был человек, которому можно задать вопрос и получить ответ. Все, что он знал о нем, это то, что успел сказать Федор, но Ренато не знал Марка и это было как плюсом, так и минусом одновременно. Выходя из коворкинга, Марк положил однозарядное чудовище в стакан из-под кофе и выбросил в мусор у выхода, так Аня не сразу найдет оружие, если вообще будет искать.

Глава 19

Марк шагал по Цюриху постоянно меняя направление и раздумывал, как ему искать этого самого Ренато? У него не было времени проделывать все тоже самое, что он делал для поиска Федора, ему нужен был Ренато и желательно прямо сейчас. Судя по времени, он должен быть на работе, впрочем, кто его знает, как и когда он работает. Марк посчитал, что он достаточно далеко ушел от Ани и можно немного передохнуть и подумать. Он присел на скамейку у какого-то фонтана в виде огромной тарелки, достал ноутбук и подключился к бесплатной сети от кафе неподалеку. Ренато оказался не так стар, как Федор, по возрасту он был где-то посередине между Марком и Федором. Как это ни странно, Марк легко нашел и его почту и телефон и даже факс, немало удивившись тому, что в наше время кто-то еще пользуется этим способом связи. Ренато был профессором института теоретической физики Цюриха, найти адрес института было проще простого. Оставалось только приехать к нему и возможно позвонить, и как-то договориться о встречи.

Марк посмотрел карту метро, которое тут называлось городской транспортной сетью, видимо из-за того, что большая часть маршрутов была наземной, а не подземной и отправился к ближайшей станции. Ехать было недалеко, и у него было совсем немного времени придумать с чего начать разговор. Можно было бы включить телефон, который со времени его приземления оставался выключен, но он не был уверен, не привлечет ли это излишнего внимания к его персоне.

Выйдя на нужной станции, он прошел пешком вдоль здания института и обогнув его с северной стороны оказался у главного входа. Полукруглое строение выглядело так, словно ему было не менее пятисот лет, от него веяло средневековьем и старыми библиотеками, в которых книги еще переписывали вручную, а не копировали на специальных машинах. Марк не стал заходить внутрь, а вместо этого пристроился в сторонке во дворике, размышляя, что делать дальше. А почему бы, собственно, не сделать как Федор? Пусть Ренато сам, совершенно случайно выйдет во двор и встретится с Марком. Подумав об этом Марк зашагал ко входу, если бы у него спросили зачем он это сделал, он бы не смог ответить на этот вопрос, но находясь в паре метров от входа, он увидел Ренато, которого узнал его по нескольким видеороликам из сети, что он успел мельком глянуть.

– Простите, вы Ренато?

– Да, с кем имею честь общаться? – Ренато явно куда-то спешил, в руке у него была сумка с ноутбуком, а через другую руку был перекинут плащ, видимо утром было прохладней, чем сейчас.

– Я знакомый Федора, точнее я знаю, что вы разговаривали с Федором обо мне.

– Позвольте, но я сейчас как раз иду к нему на встречу, как же вы тут очутились? – Ренато указал рукой в сторону дороги, где его ждал автомобиль и медленно зашагал к нему.

– Федора больше нет, его убили.

– Что? – Ренато остановился, понимая, что или это глупая шутка или торопится уже некуда. – Как убили, кто?

– Я не знаю, это произошло в аэропорту, когда он прилетел, я его встречал и видел все своими глазами.

– Вы встречали? Подождите… Вы Марк? Тот самый Марк, который умеет видеть, инэкзистенциальное, да?

– Да, видимо так. Федор оставил завещание, где упоминал вас, потому я и пришел к вам.

– Молодой человек, я боюсь, что вы принесли мне дурную весть и возможно дурное будущее, но смысла хранить это в секрете я не вижу. – Он махнул водителю, показывая, что его можно не ждать, тот сразу закрыл дверь и сев за руль уехал от входа. – Давайте прогуляемся по набережной, тут недалеко.

Профессор некоторое время молчал, думая с чего лучше начать, а потом попросил Марка не перебивать и начал рассказывать. Сначала он рассказал о том, о чем они разговаривали с Федором, затем о том, к каким выводам они пришли и поведал, почему именно, Федор начал бояться дальнейших экспериментов.

– То есть Федору доставалось за каждый его эксперимент, за каждое вмешательство? – Марк задумался, что могло ему стоить остановить цепную реакцию ядерного взрыва, и стоила ли такая игра свеч…

– Да, каждая брошенная монетка отзывалась ответным событием. И как я понимаю именно вы являетесь идеальным решением его уравнения.

– Да, я тоже это слышал от него, но почему?

– Марк, каждый раз, когда вас посещают видения вы формируете целую вселенную! Сам механизм этого для меня загадка, и возможно для всех и навсегда останется загадкой, но! Вы словно копируете нашу вселенную и в той копии, которая никому не нужна вы изменяете вероятность в ненужную сторону. А затем выносите этот вектор обязательной ответной реакции в нашу вселенную, в нашу реальность. Что случается с той, другой вселенной мне неведомо, возможно она исчезает, а быть может ее никогда и не существовало, как виртуальные частицы.

– То есть вы хотите сказать, что я могу делать все то, что мог делать Федор, и всегда мог это?

– Да, просто вы использовали свой дар очень странно, как это обычно говорят вы микроскопом забивали гвозди. Вместо того, чтобы создавать само событие, вы создавали целую вселенную событий и отдавали ее на волю случая, а после того, как этот самый случай сформировал там ответную реакцию, вы забирали ее сюда и просто использовали свои знания о вероятности. Очень глупо, очень энергозатратно и неэффективно, но тем не менее это рабочая модель, которой вы пользовались до сих пор.

– Подождите, но я мог видеть и прошлое, и будущее, как такое возможно?

– Это сложно объяснить, с точки зрения квантовой физики времени вообще не существует, есть просто цепь обязательных событий. Это так же, как не существует такой силы как гравитация, есть только искажение пространства. Видимо вы умеете создавать вселенную любого временного периода. Осмелюсь предположить, что при должной сноровке вы можете изменять прошлое.

– Это невозможно, прошлое статично, словно высеченный в камне рисунок, как же я могу изменить то, что уже произошло?

– Но вы же можете представить, что все было не так? Допустим, что Федор не умер, а это был всего лишь театральный трюк, что вас обманули, а все люди что видели это просто статисты и они играли свою роль?

– И как же это будет выглядеть в нашей реальности? Вы же теперь тоже знаете, что Федор мертв.

– Со мной все просто, я посчитаю, что вы меня обманули. Вольно или нет – это уже не столь важно. Быть может своими действиями вы просто перенесете свое сознание в ту виртуальную вселенную, а эту уничтожите как нежелательную.

– Вы сейчас приписываете мне прямо-таки способности бога.

– Марк, я физик теоретик и умею строить теории, выходящие за пределы обыденного мышления, это все что я умею, но делаю я это лучше многих, за что меня и держат в этом институте.

– Спасибо, вы мне очень помогли, но боюсь вам теперь тоже может грозить опасность.

– Отчего? Я ничего особенного не знаю, а теории, так я строил теории и пострашнее чем эта.

– Мне пора, прощайте.

– Боюсь, что уже слишком поздно, Марк…

У Марка вдруг потемнело в глазах, и он почувствовал, что теряет ощущение верха и низа, он вдруг почувствовал, что ударился плечом, а затем и головой о что-то твердое, видимо это земля, которая ударила его или это он просто упал? Потом земля начала вращаться вокруг него, словно огромная рука гладила его тело, видимо он катится куда-то под уклон. Марк ничего не видел, вокруг была темнота, он старался открыть глаза, но было ощущение, что они и так уже открыты, затем он вытянул руку и понял, что не чувствует двигается его рука или нет, словно она онемела и он не сможет ей пошевелить. А потом он почувствовал, как кто-то открыл ему один глаз пальцем, он с трудом и не до конца сфокусировал зрение, по-моему, это был какой-то мужчина, а рядом стояла девушка, наверно это его Аня подоспела.

– Марк, это легкий транквилизатор, вы не можете управлять своим телом, но вы живы и будете жить, не бойтесь, вас никто не собирается убивать. Как только мы доставим вас в безопасное место вы придете в себя. Нам надо будет о многом поговорить.

Голос был незнакомый, это был не Ренато и на Слава, говорили по-русски, а быть может и нет, голос шел отовсюду сразу, словно Марк разговаривал сам с собой, читая какой-то рассказ по ролям и представляя себе голос этого книжного героя. А потом земля и небо вновь закрутились и завертелись, видимо его куда-то перекатывали или перекладывали. Звуки превратились в бесконечное эхо каких-то скрипов и стуков, словно он оказался в часовом механизме в самый разгар боя колоколов. Свист затем скрип, потом какой-то удар, затем хлопок и опять колокольный звон, а потом наступила тишина.

– Марк! Очнись Марк! Скажи что-нибудь! Черт подери, да ты же даже моргнуть не можешь.

Голос говорил правду, Марку стало лучше, он отчетливо различал звуки, но не мог даже приоткрыть глаза, тело все еще не слушалось его. Голос был приятный и ласковый, и такой знакомый, но кто это Марк не знал. Он только знал, что это хороший голос, но одновременно с этим он почему-то его боялся. Затем Марк почувствовал укол, это было удивительное чувство, еще никогда в жизни он так не радовался уколам. Кто-то ставил укол ему в руку, видимо в вену, сложно было определить, где именно его укололи, учитывая, что все тело превратилось в одну бесчувственную скульптуру.

– Ну все Марк, больше адреналин колоть нельзя, давай выкарабкивайся! Дальше сам, а то мы тебе сердце посадим, а тебе еще жить и жить.

Сказал тот же самый голос, это была Аня, это ее голос, он наконец узнал ее. Марк постарался сказать хоть что-то, но у него получилось только шумно выдохнуть, словно человек, который старался кашлянуть, но не смог. На это ушли все силы и надо было немного отдохнуть, в этот момент Марк почувствовал, как его руки и ноги начала бить легкая дрожь, словно он замерз и теперь организм греет сам себя, видимо переизбыток адреналина запустил какую-то реакцию. Наконец Марк смог открыть глаза и увидел Аню, та стояла к нему спиной у раковины и мыла руки, а он по всей видимости лежал на какой-то высокой кровати или столе.

– О! Прогресс, молодец, давай быстрее, время не ждет. – Сказала Аня, оглянувшись через плечо, видимо услышав, как Марк зашевелился.

Что же она не видит, что ли, что меня всего трясет? Подумал было Марк, но тут же понял, что его зрение не трясется, а все это ему просто кажется. Какой-то горячечный бред, что же они такое сделали…

– Ты не переживай, это что-то типа яда кураре, только этот вариант не затрагивает органы дыхания и сердце, то есть умереть ты не можешь никак, по крайней мере не должен. А вот адреналин, что я тебе вколола очень даже затрагивает сердце, но иначе было нельзя у нас мало времени. Ты давай старайся двигаться, чем быстрее ты начнешь активность, тем быстрее пойдешь. По-хорошему, нам максимум через пять минут, надо бежать, а еще тебе сейчас очень сильно захочется пить, но ты не торопить, это ложное чувство.

Пить и правда хотелось, но не чего-попало, а чая с медом, а еще хотелось узнать, какого лешего, Аня вдруг решила его не убивать, а вернуть к жизни? Только сейчас Марк заметил, что рукава у Ани кое где испачканы кровью, она что их зарезала что ли?

– Ну как, ходить можешь?

Марк попытался встать и почувствовал себя мумией, ноги и руки двигались, но были словно туго обмотаны бинтом или даже в гипсе. Он встал и как буратино в детском мультике сделал несколько нелепых шагов до стены, уперся в нее плечом, затем оттолкнулся рукой и также глупо зашагал обратно.

– М-да, спринтер из тебя пока не выйдет, посиди немного, я пойду коляску поищу. – Аня вышла за дверь, оставив Марка на едине со своими мыслями.

По всему выходило, что Аня больше не хочет его смерти, а скорее всего даже наоборот, и сейчас она его вытаскивает из логова какой-то супер секретной службы, чтобы что? Вопросов, как всегда, было больше, чем ответов, а мозг отказывался работать, делая вид, что он еще не вернулся из прекрасного отпуска в кураре. Марк еще раз попытался встать и тут же упал и растянулся, это позволило ему заметить брызги крови на полу. Проследив глазами вверх, он заметил разбитое стекло в медицинском шкафу, видимо только так можно было достать адреналин для Марка, вот откуда кровь на манжетах. Марк понял, что Аня никого не резала кроме себя и начал улыбаться, именно в этот момент вернулась Аня с инвалидной коляской.

– Эй Марковка, а ну склеился обратно! Ты чего это по полу ползаешь и улыбаешься, ты соображаешь нормально? А ну давай на трон! – Аня подкатила коляску так, чтобы Марку осталось только, немного оттолкнутся руками и сесть, но и этого он сделать не мог.

Аня подошла к Марку, подхватила его под руки и постаралась поднять, это у нее получалось плохо, все же Марк весил больше чем она. Однако ему удалось зацепится свободной рукой за ручку коляски и подтянуть себя вверх. Забравшись в коляску, Марк снова почувствовал себя хуже и потерял сознание.

Пришел в себя Марк уже в машине, он лежал на заднем сиденье, а за рулем была Аня. Они куда-то ехали, за окном мелькали деревья и домики, пейзаж, который одинаковый по всей северной Европе. Он постарался встать, но его тут же грубо уронили обратно.

– Лежи, герой, все. Уже не надо геройствовать, теперь надо чтобы тебя никто не видел, так что не поднимайся пока.

– Зачем? – Марку стоило огромных усилий сказать это собственным ртом.

– Чего? Громче скажи, не слышно тебя.

Марк собрал все свои силы, набрал побольше воздуха и повторил:

– Зачем!?

– Смотря что. Зачем спасла – потому что решила, что так правильно. Зачем на машине – потому что так быстрее. Зачем хотела пристрелить – потому что так было велено, а еще мне было очень страшно.

– Куда?

– На кудыкину гору! Что ты тут устроил: Что? Где? Когда? Я тебя спасла от плохих людей, которые охотились за Федором, а теперь охотятся за нами. Мы уже проехали Австрию, сейчас на севере Италии, как только доедем до более-менее вменяемой деревни остановимся. Все, хорош болтать, спи давай или что ты там делал, чтоб тебе лучше стало?

– Чтобы лучше стало, не надо было все это начинать. – Как мог сказал Марк, переворачиваясь на спину и прислушиваясь к своему организму.

– Ну это, к сожалению, не в нашей власти, что было, то было.

Марк задумался, а так ли это на самом деле? Он закрыл глаза и вдруг вспомнил, как познакомился с Аней, та ночь на балконе в Таиланде, затем вспомнил, как его посадили в тюрьму, как он встретил Федора первый раз на крыше дома и как разговаривал со Славой, который нашел его у букмекера и тот вечер, когда он сделал ставку попивая пиво в спортивном баре. И в этот момент он решил не допивать пиво, не делать ставку, а просто выйти из бара. Охранник взял его под руку и они дружно вышли на улицу. Марк открыл глаза и понял, что по-прежнему едет в машине в неизвестном направлении, чуда не произошло, и ничего не изменилось.

Глава 20

Марк все так же лежал и рассматривал потолок, думая, что же делать теперь, как выпутываться из всей этой идиотской ситуации? Всю жизнь бегать неизвестно от кого, непонятно как прятаться и жить чужими жизнями? Что такого он сделал, чтобы получить все это? Машину сильно подкинуло на кочке, и Марк чуть было не свалился на пол, чудом ухватившись за спинку переднего сиденья.

– О! Проснулся! Отлично, а я думала все, не услышу тебя уже до самого вечера.

– Так ты же сама сказала спи…

Марк почувствовал, что ему стало легче говорить, он подвигал руками, даже сжал и разжал кулаки, все работало как надо. Видимо яд окончательно разложился и он снова обрел власть над телом и мышцами.

– Аня, а можно я встану?

– А чего нет то? Ну ты, конечно, дал прошлой ночью… Зачем ты до самого утра то за рулем сидел? Я же говорила устанешь давай остановимся, и поспим.

– Так я вроде… не устал… – Марк судорожно пытался понять, что происходит, где они и почему он всю ночь был за рулем?

– Между прочим, у меня никогда еще не было в машине… А уж тем более посреди Европы, могли бы и поспать. – Немного обидчиво заметила Аня, продолжая рулить.

– Европы, уже хорошо, а откуда мы едем, напомни пожалуйста?

– Марк Николаевич ты вообще обалдел? У нас медовый месяц, между прочем, ты хоть это помнишь? Или ты думаешь, что это вот такая вот шутка смешная? Думаешь всю ночь рулил героем стал? Тоже мне спаситель человечества, а ну давай прекращай мне это, сам же предложил это путешествие в Европу, сам решил на машине, а теперь что, в кусты?

– Ань, не кричи, ну прости, я глупо пошутил, я больше так не буду, честно.

Марк начал вспоминать как это было, как они познакомились в медицинском центре, где Аня проходила практику, а он пришел сдавать кровь. Потом она что-то напутала и после того, как взяла у Марка кровь как-то умудрилась разбрызгать ее по всему полу, пришлось вытирать, а потом снова брать анализы. Вспомнил, как они встречались и гуляли всю ночь летом, когда солнце практически не садится. И даже как встречали рассвет в Питере на крыше, специально забравшись туда с пледами и глинтвейном, да так и проспали момент, когда солнце показалось из-за горизонта. Все это стало появляться в голове Марка, словно он только что проснулся, а та, другая Аня, Слава, Федор все это было сном, который наконец то закончился.

Марк посмотрел на дорогу и понял, что это он изменил все, точнее он попытался изменить все, но изменилось только то, что можно было поменять. Вскоре они остановились на заправке, где продавали обалденно пышные бомбалоне и съедобный кофе. Марк купил это все и вышел на улицу, где его уже ждала Аня, облокотившись на крыло автомобиля.

– Ты точно не хочешь кофе?

– Нет, сами пейте эту горькую гадость, я лучше подожду города и куплю нормальный латте.

– А чем тебе этот не нравится?

– Марк я три раза попробовала объяснить им, что хочу латте, они мне или дают черный кофе или наливают горячее молоко. Ну вот мне делать больше нечего, как доказывать им, что они неправы да?

– Возьми капучино… практически тоже самое.

– Ага, а жигули практически Фиат. Дай укушу… – Аня взяла руку Марка и подтянув к себе, укусила его бомбалоне и аж закрыла глаза от удовольствия.

Марк посмотрел на небо, а затем достал телефон и проверил погоду, по всему выходило, что вот-вот ливанет дождь и им придется ехать под дождем еще почти сотню километров. Самое время проверить так ли все просто, как это было обещано… Марк подождал, пока Аня прожует и спросил:

– Аня, а ты хочешь дождь?

– Не очень, а что у вас можно заказывать погоду? – Сказала она игриво моргая ресницами.

– Ну так, чуть-чуть можно…

– А у меня муж то волшебник что ли? Это удобненько, тогда я хочу солнце! – Аня кокетливо подмигнула и отправилась за руль.

– Может я за руль? – Марк не торопился садится на пассажирское место.

– Нет уж, теперь моя очередь играться.

Марк подождал, пока Аня сядет, а затем поднял голову вверх и закрыл глаза. Перед его взглядом тут же сгустились тучи, прогремел гром и полил ливень, небо налилось свинцом и молнии сверкали, ударяя в землю, буквально в паре километров, по бокам трассы. Открыв глаза, он увидел, что тучи все же на месте и никуда не делись. Видимо не сработало, подумал Марк. Они выехали с заправки и отправились дальше по трассе. Марк перебрался на переднее сиденье и теперь изучал карту Европы на ноутбуке, пытаясь понять, где они только что были и куда едут. В какой-то момент он вдруг понял, что солнце мешает ему смотреть и откинул козырек.

– А ты не обманул! Смотри-ка и правда солнце! – Сказала Аня, улыбаясь и радуясь тому, что тучи развеялись.

– Ну так, я же волшебник! Ты что, забыла? – Марк убрал козырек обратно и посмотрел на небо, там не было ни облачка, он даже открыл окно, чтобы убедится, что они не просто выехали из тучи, но и позади тоже было чистое небо.

– А как ты это сделал?

– Да я просто прогноз свежий посмотрел, а там было написано, что солнце.

– Слушай, а ты можешь сделать меня на двадцать… нет на десять лет моложе?

– Нет, прости, это ни науке, ни волшебству не подвластно. – Еще не понимая, какой гнев он на себя вызовет этими словами.

– Ах ты! – Аня стукнула его кулачком по ноге. – Ты думаешь, что говоришь а? Ты мог сказать, что я и так красивая или что моложе уже некуда! А так что получается, что я старая и меня уже ничего не исправит?

– Нет, что ты, ты в прекрасном возрасте и мне очень нравится, как ты выглядишь.

– Вот, правильно! А теперь скажи, ты можешь сделать так, чтобы я весила на пять килограмм меньше? Вот сейчас думай Марк, что собираешься говорить, а не то я тебя сама так заколдую, что вовек не расколдуешься потом.

– Могу, но, во-первых, тебе это не понравится, а во-вторых, это долго.

– Не важно, что тебе надо для этого? Крыло дракона и уши единорога? – Аня решила ухватится за эту во

– Нет, билет в фитнес и тебя в спортзале.

– Ну нет, так не интересно, так любой может. Я думалы ты волшебник, вот так раз-раз и все, ешь что хочешь.

Марк повернулся к окну и смотрел как деревья пролетают вдоль трассы, трава местами уже пожелтела и казалось, что поля по обочине покрыты золотом. Странно, неужели все это, то, что он помнил останется теперь позади, а он получил вторую жизнь, выскользнул в последний момент через черный ход? А что стало с той Аней, с которой он был в Дубае, которая помогала ему искать Федора? Да, она хотела его пристрелить, не без этого, но ведь спасла. Куда делось все то, где он жил до этого? Пейзаж вдалеке менялся и если раньше это были горы, то теперь горизонт все дальше уходил, вдаль не встречая препятствий. Марк повернул голову и увидел, что прямо на них по встречке несется автомобиль, он вышел на обгон и точно не успеет обогнать грузовик.

– Ой, что это он делает? – Сказала Аня начиная тормозить.

Марк закрыл глаза и отчетливо увидел, как машина влетает в них, и он даже смог рассмотреть лицо водителя встречной машины перед столкновением, это был худощавый мужчина в маленьких круглых очках и с кудрявыми белыми, а быть может седыми, волосами. Машины столкнулись и Марка бросило вперед на ремень, а вот кучерявый водитель не был пристегнут, и Марк увидел, как тот пробивает стекло, вылетает вперед и пролетает над их крышей. Все произошло в одно мгновенье, Марк открыл глаза и увидел, что никакой машины нет.

– А что с машиной?

– Как что, он вернулся в свой ряд, как только нас увидел. Ты что не заметил?

– Нет, я отвлекся на что-то, прости.

Аня повернулась к нему, ее глаза стали круглыми и большими, словно она увидела гигантского паука, а не Марка рядом с собой, она резко вильнула в сторону обочины и ударила по тормозам, останавливая машину. Как только машина остановилась, она отстегнула ремень и выскочила из машины, отойдя на несколько шагов, при этом не спуская глаз с Марка.

– Аня, тебе плохо? Что-то не так?

Марк быстро повернул зеркало заднего вида и посмотрел на себя, но при беглом осмотре все было на месте. Он посмотрел на футболку и руки, все было, как всегда. Аня продолжала стоять в нескольких метрах от машины, не решаясь подойти. Марк медленно поднял руки вверх, затем одной рукой открыл свою дверь и вышел из машины. Аня сделала еще несколько шагов назад, пока Марк обходил машину, чтобы быть у нее в прямой видимости.

– Аня, ты что-то увидела, что не так, поговори со мной, пожалуйста. – Марк старался говорить не громко и спокойно, но так, чтобы его было отчетливо слышно.

– Ты на переднем сиденье, как ты там оказался? Мы ехали, ты был сзади, в какой-то момент тебе стало лучше ты даже говорил со мной, а потом ты вдруг начал трястись, я даже думала остановится, но не нашла места. Тогда я начала с тобой разговаривать, и тут ты оказываешься на переднем сиденье весь такой здоровый и веселый.

– Ага, добро пожаловать Аня, я все исправил. Как Федор делал, помнишь? Только я это сделал в прошлом, и все поменялось. Просто видимо меняется не все сразу, поэтому сначала я, а теперь вот ты.

– Что ты поменял, кто я? Как я выгляжу? – Аня начала лихорадочно ощупывать себя, рассматривать руки, трогать волосы, словно она могла оказаться в чужом теле.

– Успокойся, ты это ты, а я это я и выглядим мы точно также. Просто теперь мы муж и жена и это наш медовый месяц, я даже не представляю кем я тут работаю, но ты тут доктор.

– Очень смешно, я и была доктором. В смысле я окончила мед и начала работать, а потом уже меня… Неважно в общем, что потом было. Где мы познакомились?

– В Таиланде, на балконе ночью, я проснулся и вышел на улицу, а ты там лежала в шезлонге.

– Что я пила в ту ночь?

– Понятия не имею ты меня не угощала.

– Куда мы потом отправились?

– В Дубай, там нас встретил Федор и мы падали на газон, а потом он полетел в Тунис, но его рейс развернули, и он приземлился в Каире.

– Какие цветы ты подарил мне в Дубае?

– Чего? Никакие цветы я тебе не дарил, ты чего?

Аня словно расслабилась и выбросила увесистый булыжник, который прятала за спиной, только сейчас Марк понял, как она была напряжена все это время.

– А мог бы, между прочим, и подарить даме цветы, особенно после того, что между нами было. – Аня подошла и не больно ткнула Марка в живот, после чего уселась за руль. – Ну, чего ждешь? Особого приглашения? Поехали, давай, показывай – свою вероятность.

– Да я тут сам недавно, но погоду менять умею, может быть и другие навыки есть.

– Футбольные матчи предсказывать можешь? Кубик кидать как захочется, карты подтасовывать?

– Да вроде как все должен уметь. Знаешь, что странно, ты появилась сразу после аварии. Точнее после дождя и аварии.

– Какого дождя и аварии? Я требую грязных подробностей, ты чем это тут с той Аней занимался а?

– Да ничем не занимался, мы даже не целовались.

– Точно? Смотри мне, я не ревнивая, но хату спалю!

– Мы остановились попить кофе на заправке, было облачно, дождь собирался, я решил попробовать погоду поменять, просто Федор постоянно говорил, что это самое простое вмешательство в случайные процессы. Так вот, я представил себе ливень гром и молнии, открыл глаза и ничего не изменилось. Потом мы поехали и тут солнце вылезло, а небо все чистое стало от горизонта до горизонта. И тут я про тебя вспомнил, как нам было хорошо и что это совсем не та Аня, что ты была как-то ближе и роднее, что мы столько пережили вместе. И в этот момент на нас выезжает машина, по встречной полосе, я глаза закрыл и представил как он в нас лоб в лоб влетел, как его через стекло бросило и как он через машину полетел.

– Ого, как у вас тут интересно. И что потом?

– Все, открываю глаза, ничего нет, я спросил, где машина – ты сказала, что не было ничего. А потом ты поменялась и дальше сама знаешь, что было.

– У меня для тебя есть две новости.

– Начинай с хорошей.

– А кто сказал, что есть хорошая? И так, первая. Дождь, что ты тут видел лил там, и лил он так сильно, что мне пришлось скорость сбросить иначе машина на аквапланировании буквально летела над дорогой, а не ехала по ней. Во-вторых, машина по встречке была, мне пришлось на обочину уходить, этот дятел видимо из-за дождя ничего не видел. И последняя – похоже ты ту Аню туда отправил, и судя по тому, что я знаю она там долго не проживет.

– Ты же говорила две новости?

– То есть скорая кончина твоей жены где-то там тебя не особо беспокоит, я правильно понимаю?

– Аня, но ведь ты сидишь тут, а если нельзя две, а надо выбирать или ты или она, то я выберу тебя. Ту Аню я практически не знаю.

– Нет Марк, две точно нельзя и даже если у нас имена будут разные и мы будем разными людьми – все равно нельзя. Не проверяй, просто поверь, всем так будет лучше. Хорошо, со мной разобрались. А что тут с Федорами?

Марк закрыл глаза и попытался представить доклад Федора, самого Федора или хотя бы его дипломат. Ничего не выходило, он словно забыл как они выглядят, он помнил, что Федор был в возрасте, но не мог его себе представить, словно сам никогда его не видел, а знаком только по рассказам других людей.

– Аня, мне кажется его тут нет и никогда не было.

– Тогда у меня еще одна плохая новость для тебя. Судя по всему, та Аня не работала в той организации, в которой я была там, но я подозреваю, что сама эта организация существует. А “Федор” теперь ты, так что постарайся поменьше пускать фейерверков и пореже менять погоду.

– Что за организация такая, ты хоть название сказать можешь? Это Инквизиция я прав?

– Ну нет, точнее не совсем. Ну вот как было когда-то НКВД, потом КГБ, потом ФСБ, вот так же и Инквизиция это когда-то было, сейчас они называются “Специальное подразделение по противодействию работе иностранных спецслужб и пресечению противоправных действий со стороны разведывательных управлений и иных организаций”. Ну, много тебе это дало? Я одно только название учила неделю.

– А зачем так сложно?

– А чтобы лишний раз не спрашивали.

– Скажи, а этот Ренато, он что у вас, главный?

– Нет, он вообще не наш, просто мы знали, что ты придешь к нему и сказали, что ты террорист и убил Федора, а теперь пытаешься получить доступ к его документам, попросили отвлечь тебя разговорами, потянуть время и ни в коем случае не врать и не сопротивляться.

– И с кем вы тогда боритесь?

– Ну я уже ни с кем бороться не буду, а вообще со всеми, кто вмешивается в естественный ход истории или времени. Если архивы не врут, они уже три раза машину времени уничтожали, правда не полноценную, только в будущее можно было улететь и только туда, где эта машина еще существует, но все же.

– А зачем?

– Ну как это зачем, если все в будущее улетят, кто же его строить то будет? Будущее, оно само себя не построит. А такие как ты волшебники только думают, что делают лучше, а на самом деле льют из пустого в порожнее. Вот поменял ты погоду, дождь на солнце, а это значит, что завтра точно дождь пойдет и кому от этого лучше?

– Нет, не пойдет, ты же сама видела. – Марк пытался понять как оказывается давно его водили за нос.

– Ну это раньше так было, но ты же не будешь бегать и всем рассказывать, что ты все плохое туда скидываешь, а все хорошее тут оставляешь.

– Ну а как же лекарство от рака, станции контроля климата, победа над голодом во всем мире? Аня, ну не все же, чего хотел Федор так уж плохо.

– Марк, давай для начала решим вопрос с жильем и деньгами, а потом уже будем заботиться о будущем человечества. Я-то в принципе не против, конечно, но я точно знаю, кто будет против.

Марк открыл окно и почувствовал, как свежий ветер ворвался в машину, сдувая пыль от резкого торможения с торпеды и растрепывая волосы на голове у Ани. Только сейчас Марк понял, почему он решил стать детективом, он давно ждал этот свежий ветер. Впереди до самого горизонта тянулась дорога, по которой они могут ехать ровно столько, сколько им вздумается. И только они выбирают какой ей быть этой дороге, только они решают каким будет их будущее. Возможно, не все удастся предсказать и предотвратить, но всегда можно все исправить, если вдруг что-то пойдет не так. Марк прикрыл глаза и ощутил, как ветер порывами бьет в лицо, не пугая и не лаская, это просто ветер, который ведет себя так, как и должен вести себя ветер. Аня держала руль одной рукой, а другую протянула к Марку, и они сплелись пальцами.

– Вот так – правильно? – Сказал Марк, чуть сжимая ее ладонь.

– Да, теперь правильно. – Сказала она улыбнувшись.


В оформлении обложки использована фотография с сайта:

https://pxhere.com/ru/photo/1223364 по лицензии CC0


home | my bookshelf | | Непредсказатель |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу