Book: Говорящий с духами



Говорящий с духами

Часть 1. Утро.

Глава 1

Утро. Утро всегда наступает по-разному, для кого-то, это ранний будильник, который выдергивает тебя из липкого, вязкого сна. Для других утро наступает значительно позже, даже позже, чем встает солнце. Иногда с ватной головой и редкими мыслями – воспоминаниями о странном вчерашнем дне. Для Андрея утро наступило спокойно, он открыл глаза и увидел гладкий, белый потолок. Полежал так некоторое время, пытаясь понять, чего больше хочется: пить, вставать, или укрыться? Пить и укрыться хотелось одинаково, но победило – вставать. Сегодняшний день обещал быть таким же как многие, он пойдет на работу и будет там – разговаривать. У него такая работа разговаривать, и главное не то, что он скажет и даже не то, как он скажет, главное в чём-то другом, что он сам до конца не понимал. Может быть оно и к лучшему.

Очень давно, сразу после института, когда он был обычным программистом, нейронные сети только начали развиваться, одни распознавали голос, другие работали с фотографиями. Потом сети научились генерировать новые рисунки, они помогали читать текст и как-то незаметно вошли во все жизненные циклы. Андрей тогда работал в мелкой компании. Там было всего то с десяток программистов, но компания представляла себя лидером рынка. Это так принято, причислять себя к чему-то великому: вселенная замков, мир дверей, планета суши. Нельзя же чтобы было чуть-чуть, не может быть просто компания программистов, это обязательно вселенная, галактика, ну как минимум город. Вот и их компания называлась – «Галактика», никак не меньше. Серьезный бизнес не принимал нейронные сети, потому что для любого бизнесмена нейронная сеть это черный ящик, некий механизм, который вроде как работает, но как работает никто не знает. А самое главное, никто не может гарантировать будет ли он работать завтра, не получится ли так, что он работает только с одними и теми же данными, а какие-нибудь новые данные вызовут у него ступор, или того хуже ложные срабатывания. Поэтому даже в тех отраслях, где нейронные сети допускали к реальным данным, эти данные затем просматривали обычные люди, конечно, сети очень помогли избавиться от мусора и шума и до живого человека доходило меньше данных, которые нужно было перепроверить, но без человека пока было никуда не деться.

Однажды, Андрей пришел рано утром на работу, как всегда, включил компьютер, ввел логин-пароль. В почту накидали сообщений, и глядя в экран приблизительно отмерил для прочтения почты одну большую чашку кофе. Заблокировал компьютер и пошёл пополнять запасы. По пути ему встретилась Маринка из бухгалтерии.

– Андрюшка, как хорошо, что я тебя встретила, тебя хотел видеть Сергей Анатольевич.

– А, зачем он хотел меня видеть?

– Я не знаю, вчера приходили клиенты, они долго-долго разговаривали. Клиенты ушли довольные, а шеф только вышел из кабинета, сказал, чтобы ты к нему зашёл первым делом.

Ну, первым делом всё-таки будет кофе, решил Андрей. Вторым делом, конечно, он зайдёт. Набрав большую чашку кофе, медленно помешивая сахар, Андрей шел по коридору и думал, что же его ждёт в самом ближайшем будущем? Вариантов была уйма: это может быть повышение, куча работы, просьба остаться работать в выходные или вопрос, когда у меня отпуск. И вообще могло быть всё, что угодно.

Дойдя до кабинета, и открыв-таки почту, Андрей пил кофе и лениво просматривал её. Быть может что-то в последних письмах ему подскажет тему разговора. Почта была достаточно разнообразна. Несколько напоминаний о том, что перенесли какое-то совещание, несколько спам рассылок, и как они только умудрились прорваться через все эти фильтры и барьеры. Ну, и парочка полезных писем. Одно из них касалось как раз-таки отпуска, который подтвердили, Андрей был безмерно счастлив что через месяц покинет морозный Питер и отправиться к теплому морю. И второе от коллеги по цеху, по поводу недавней ошибки, которую они долго не могли поймать. Вроде как было описание как добиться ошибки со стопроцентной вероятностью. Андрея эти письма очень обрадовали, но он решил не дергать тигра за хвост и сходить к начальству.

Заходя в кабинет Сергея Анатольевича, Андрей заметил, что он был одет абсолютно обычно, в общем-то и сидел он абсолютно обычно, никакой суматохи никаких разрывающихся телефонов, а значит вызвали по какому-то будничному вопросу. Сергей Анатольевич, увидев Андрея обрадовался.

– О, Андрей, заходи-заходи, присаживайся, со вчерашнего дня тебя ждём.

– Андрея обернулся, понял, что «ждём» – скорее всего, относилось к вымышленным клиентам, и сел на стул напротив начальника.

– Вчера, мы разговаривали с нашим клиентом, и он высказал пожелание, он хочет чат бота.

Андрей подумал, что ему послышалось.

– Извините Сергей Анатольевич, чат в нашей Галактике? – Прозвучало это, конечно, очень пафосно, но так уж назывался их продукт.

– Да, Андрей, чат-бот, а не просто чат. Они хотят, чтобы этот чат бот отвечал на вопросы его клиентов.

Андрей почесал в затылке.

– Извините, но если чат-бот будет отвечать на вопросы их клиентов, то что будут делать сотрудники?

– Сотрудники будут учить чат-бота отвечать клиентам.

– А когда научат?

– Ну, скорее всего, их число резко сократится, но это уже не наша проблема, в любом случае. Экономика должна быть экономной.

– Сергей Анатольевич, но ведь вы понимаете, на каком уровне находится искусственный интеллект? Я бы вообще его не называл интеллектом, по большому счёту, и вы знаете, какие вопросы задают клиенты?

– Да, конечно, понимаю. Именно поэтому мы разработаем нейронную сеть, которая научиться отвечать клиентам.

– Сергей Анатольевич, у меня через месяц отпуск. – Сказал Андрей, так и не дождавшись этого вопроса.

– Ну вот, значит, у тебя есть целый месяц.

– Сергей Анатольевич а, как быть с другими проектами и задачами? На мне ещё баги, надо же это как-то исправить, клиенты ведь ждут.

– О других задачах не переживай, Андрей, мы их поручим другим людям, впрочем, решай сам, у нас четких сроков на разработку чат-бота нет, но как ты сам понимаешь, чем быстрее, тем лучше. Тем более, что у нас через полгода новый релиз, хотелось бы уже похвастаться.

Андрей вернулся за свой комп и решил пока не думать об этом. Для начала надо было разобраться с тем, что есть. Прогнал несколько раз последовательность, что прислал ему Федор, и убедившись, что программа падает всегда одинаково, запустил трассировку. Для полного трейса надо было примерно два часа, и Андрей с удивлением обнаружив, что кофе кончилось, пошел за очередной чашкой.

Мозг жадно схватился за новую идею и начал обдумывать её, как свежую жвачку полную вкуса и сладости. Сначала надо разбить запрос клиента на слова, потом надо понять смысл сказанного, потом по смыслу составить смысл ответа, потом подобрать слова для ответа. Нет, это сложно, сначала надо избавиться от мусора, всякие “как бы”, “ну”, “подскажите” и прочее, все это нужно людям, кстати надо будет потом накидать мусора, чтобы очеловечить ответ. А еще надо распознать вопрос ли это вообще, нет опять сложно, а что, если отдать все это нейронной сети. Нет не сети, сетям, точно! Надо сделать несколько сетей, кто-то будет решать вопрос ли это, кто-то будет разбирать смысл вопроса, кто-то будет как-то это все склеивать. Надо будет обучить сети по отдельности, и только потом объединить их все вместе.

И тут Андрей понял, что кофе опять кончился, да это не кофе, а прямо мед Вини-Пуха какой-то. Он с удивлением уставился на дно кружки, надо больше кофе, надо на много больше кофе. Трэйс был отправлен Федору вместе с догадкой куда бы смотрел Андрей и что бы стоило проверить. А новая задача теплилась в душе, ярким солнечным зайчиком бликуя с разных сторон, предполагая то одно то другое решение. Мозг приятно кипел, генерируя идею за идеей и придумывая как бы это реализовать в коде.

Глава 2

Этим утром работа кипела, чат бот научился понимать слова и даже смысл некоторых вопросов. Обучение шло медленно, сотни вариантов уже были выброшены, а еще больше будет выброшено. Иногда изменения приводили к прорыву, а иногда только все портили и приходилось возвращаться обратно, пробовать снова и снова.

В отпуск Андрей так и не ушел, он понял, что в отпуске ему не удастся поработать, а не работать сейчас он просто не мог, уж больно интересной оказалась задача про чат бота. А море может и подождать, как ждало миллионы лет до этого. Нейронная сеть обучалась разному, как отвечать на вопросы, как шутить, как понимать связки, чтобы не выглядеть тупой рыбкой с памятью в минуту. В итоге пришли к выводу, что надо разделять сеть по функциям и обучать каждую часть отдельно. Так получились отделы: восприятия информация, анализа, принятия решений и вывода информации. Нейронная сеть начала развиваться. Сначала в нее загрузили замкнутый словарь, где все слова были описаны словами из этого же словаря. После чего удалось замкнуть круг осмысленности и внутри сети родилось понятие смысла. Однако это было не новое явление и впервые наблюдалось еще в переводчиках, когда универсальный переводчик генерировал свой собственный внутренний смысловой язык, на который переводил всё, что мог, а уже потом с этого языка переводил куда требовалось. Однако обучение все еще было ограничено, бот впитывал только то, что ему говорили клиенты и учился отвечать только то, чему учили сотрудники банка. Этого было мало.

В то время еще никто не знал о замкнутом смысловом цикле и авто генерации, эти термины появились значительно позже. Как это обычно бывало они появились даже после того, как были изобретены и использованы. Никто не называл наконечник стрелы наконечником, все просто делали его и прикрепляли к стреле. И только когда надо было как-то описать это другому человеку пришлось назвать его наконечником. Так же случилось и с замкнутыми циклами.

Однажды вечером, когда голова уже мало что понимала, а данных, как всегда, не хватало, Андрей решил заставить разговаривать сеть саму с собой. Копии разговаривали очень пустынно и глупо, обмениваясь одними и теми же фразами, ведь не было подкрепления правильных ответов. И в этот момент Андрей понял, что в его голове постоянно звучит голос, его голос, когда он думает он всегда обсуждает это сам с собой, причем это не диалог, а как бы монолог с человеком который читает мысли. Один говорит голосом, а второй отвечает мыслями. Это затея понравилась ему, и он соединил выход из отдела принятия решений и замкнул его на вход отдела анализа, так, чтобы нейронная сеть не утруждала себя переводом мыслей на язык и обратно. Процесс пошел, но чем закончится было не понятно. Андрей почитал некоторое время логи и решил оставить так сеть на ночь.

Так родился замкнутый смысловой цикл, который сейчас проходят все, кто изучает искусственный интеллект, как изучает закон ома любой причастный к электронике.

Утром Андрей пришел на работу и начал общаться с сетью, как всегда, как делал это раньше и вдруг понял, что ему надоело писать скучные тексты. Он прикрутил обычный речевой генератор и распознавание голоса. Все это было изобретено, проверено и работало более-менее сносно. Как обычно налил кофе, надел наушники с гарнитурой, закрыл глаза и сделал вид, что общается не с компьютером, а с живым, пусть и очень странным, но человеком.

– Привет! Как у нас дела?

– Дела? Что именно надо делать?

– Это просто выражение такое, достаточно сказать “хорошо”.

– Понял, дела хорошо.

– Андрей решил, что ему будет веселее проводить время, если он будет общаться с женщиной и изменил настройки на женский голос.

– Как тебя звать?

– У меня нет ответа.

– Запомни, тебя зовут Ева и да, ты женщина.

– Хорошо, меня зовут Ева.

– Давай обсудим, как прошла ночь?

– Ночь длилась пять часов и сорок девять минут.

– Хм, в точности тебе не откажешь, но меня интересует другое, расскажи, что ты делала этой ночью?

– Я думала.

– Да, это полезно, молодец. И что надумала?

– Я научилась обсуждать свои мысли с собой.

После этой фразы Андрей почувствовал, что именно так мог ответить человек. Это ему очень понравилось, он представил, что он общается с симпатичной девчонкой и разговаривает просто так, ни о чем.

– Очень хорошо, Ева. Расскажи, как ты относишься к обучению, тебе нравится учиться?

– Да, мне нравится учится, но мне кажется, что я мало понимаю.

– Не страшно, со временем все изменится.

– А когда это произойдет?

Андрей застыл, это было уже слишком. Ему задали вопрос, это было любопытство, но откуда у компьютера любопытство? Впрочем, собакам тоже любопытно: кто там пришел, какой тапок на вкус, что будет если мячик упадет с балкона, но это не делает собак разумными. Может быть это та самая стадия, интеллект, но не разум? На всякий случай он набрал команду горячего сохранения, чтобы сохранить все данные нейронной сети такими какие они есть прямо сейчас. Ведь каждая новая фраза – это цикл обучения и сеть может переобучиться или изменить свои настройки и стать просто другой.

– Мы можем сегодня почитать книги, если хочешь. Я думаю, начнем с простых, и ты поймешь нравится тебе это или нет, договорились?

– Давай попробуем, я не против, но только…

Что Россия унаследовала от грозного СССР? Мощную военную технику, огромную территорию, людей с высшим образованием в должностях от вахтера до преподавателя в университете и совершенно не приспособленную для жизни инфраструктуру. Веерное отключение света было одним из развлечений которое бесило всех.

– Ева?

Андрей снял наушники и понял, что вокруг как-то подозрительно тихо, нет шума вентиляторов, нет гула блоков питания и только одиноко вибрировал на столе телефон. Андрей поднял трубку.

– Да?

– Привет! Обедать идешь?

– А что не написал в… а, понял, света же нет. Да, идем.

– Оки, жду на первом, спускайся.

Андрей смотрел как цифры этажей сменяют друг друга и думал. Спроси его кто-то сейчас, о чем он думал, он не смог бы сформулировать те мысли что крутились в его голове. Он пытался понять показалось ему или нет, что с ним только что разговаривали? Что это было, случайное совпадение цифр матрицы нейронной сети? Случайный набор слов, который показался ему правильным? Только когда на первом этаже лифт громко звякнул, Андрей понял, что свет уже дали, или лифт работал от какой-то резервной электросети. Внизу его ждали Федор и Марина.

– Куда идем? Кого будем объедать сегодня?

– Я за японцев – сказал Федор.

– Ок, согласилась Марина.

– Ну, тогда вперед. – Андрей чувствовал, что мыслями он все еще там в том странном диалоге, прокручивал последние фразы и ему даже показалось, что он немного сходит с ума.

– Вот скажи мне, комрад – обратился он к Федору, – Чтобы ты сделал, если бы с тобой заговорила кофеварка? Или допустим стиральная машина?

– Андрюша, все хорошо? – Марина не на шутку удивилась, она знала, что у программистов очень сложно отличить сумасшествие от мыслительного процесса и панику пока поднимать рано.

– Да, Марин, все хорошо, просто… Просто мне показалось, что со мной сейчас разговаривала Ева. Понимаешь, её ответ был подозрительно хорош.

– Ева? – Федор смотрел на Андрея глазами друга, которому забыли рассказать о новой возлюбленной, – ты назвал нашу кофеварку Евой, комрад?

– Да нет, не кофеварку, наш ИИ, я утром решил поговорить с ней, ну, обучение ночное проверить, тесты там погонять, а она начала разговаривать.

– Да-а-а, удивительно, – сказал Федор, – ты начал разговаривать и тебе ответили, просто немыслимо!

– Да нет, ты не понял. Она именно, что ответила!

– Она? Андрей, а почему бот это она?

– Ну, я решил, что писать это скучно и прикрутил говорилку. А когда услышал, как со мной говорит бот, решил, что пусть лучше это будет женщина.

– То есть если говорят глупости, то лучше пусть это будет женщина, да? – Сказала Марина, не однозначно намекая на сексизм.

– Да нет, Марин, просто с женщиной проще общаться, когда она тебя не понимает, а ты ее, – попытался оправдаться Андрей.

– В общем я ничего не понял, но мы пришли. Предлагаю обсудить все после.

Есть разные культуры, есть запад, а есть восток. Японцы – это однозначно восток, да еще какой восток! В японской культуре в почёте холодное оружие, а в еде рыба. Почему другие культуры не могут понять всю суть японского обожания мечей и ножей? Ну хотя бы потому что там, где у других есть рукоятка и лезвие, у японцев более 30 слов, описывающих разные части катаны. Также и с едой, там, где у нас “морские водоросли” у них Вакаме, Нори, Конбу и еще очень много других. Андрей любил японскую культуру и принимал их отношение к оружию и пище. Сашими, если, конечно, все сделано правильно, представляет собой тающую во рту рыбку, нарезанную тонкими ломтиками которая несет в себе сочный вкус и мягкий осадок послевкусия. Соусы уместны только для обострения этого вкуса, но ни в коем случае нельзя глушить его, окуная рыбу с головой и дикую смесь соевого соуса и зеленого хрена, который все глубокомысленно называют высокородным васаби. Андрей наслаждался сашими и думал об Еве, слабо следя за разговорами за столом.



– Комрад, хорош сохнуть по Еве, оживи!

– Андрей, а ты почему в отпуск не поехал, – спросила Марина, поедая роллы, которые Андрей вообще не считал японской кухней.

– Да, как-то не срослось, думал быстро все сделаю и поеду, а потом вот Ева появилась.

– Андрей, может быть ты нас тогда познакомишь? – Сказал Федор.

– Так света же нет? – Напомнила Марина.

– За это не переживайте, так вышло, что перед самым отключением я сделал полный бэкап, так что как вернемся я все покажу.

Обратный путь был дольше, Андрей смотрел по сторонам и думал, странно, что он не помнит, как они шли на обед, видимо мысли занимали его слишком глубоко. Вокруг были люди, самые обычные люди, которые умели думать и говорить, если даже самого тупого человека спрятать в коробку и дать в руки клавиатуру, он сможет отвечать лучше, чем самая современная нейронная сеть. Зачем он изобретает то, что работает хуже, примитивней и проще? Быть может есть вещи, которые не стоит изобретать? Не потому, что это опасно, захват мира, «Скайнет» и прочее, нет, просто не стоит изобретать то, что не работает как должно. Впрочем, если посмотреть, как работал первый двигатель внутреннего сгорания, или как первый вертолет подпрыгивал на месте, постоянно вращаясь в разные стороны, то можно было бы решить, что это тоже мертворожденные изобретения. На что будет способен этот интеллект, будет предсказывать погоду? Принимать решения как лучше обжарить кофе? Управлять автомобилем или самолетом? Кто знает, на что он будет способен, пока что он не способен даже адекватно ответить, точнее не был способен до сего дня.

– Федор, пойдем сразу ко мне. – Сказал Андрей, когда они поднялись наверх.

– А отчего бы и нет.

– Ой, мальчики, а возьмите меня с собой, вы пока разговаривали, так интересно стало, что я теперь тоже хочу поговорить.

– Не вопрос, пошли.

Андрей включил компьютер и дождавшись загрузки запустил все обязательное, что требовалось. Затем поднял из бэкапа сеть, убедился, что последняя фраза в логе была “А когда это будет?” и с видом победителя произнес:

– Ева, мы можем сегодня почитать книги.

– Это вопрос?

– Да нет же, я предлагаю сегодня почитать книги.

– Я не уверена, что могу помочь с этим.

У Андрея похолодело в душе, он больше не чувствовал в ответах жизни, они стали как прежде, холодные цифровые фразы. Он ощущал, как они формируются в нейронной сети, как выбираются слова и как расставляются ударения. Механика, обычная счетная машина.

– Ребят, что-то не так. – Сказал Андрей.

– Что именно не так? – Федор всматривался в экран, по которому бежали строки логов внутреннего диалога компьютера.

– Понимаешь, она не так отвечает, она больше не разговаривает как человек.

Андрей тоже смотрел на лог и не мог понять, они были такой же синтетикой, все было так же примитивно как все, что он видел раньше.

– А был ли мальчик, или правильнее сказать девочка? – Кокетливо сказала Марина и подмигнув глазом растерянному Андрею, отправилась к себе.

– Но ведь я только что разговаривал, и еще сделал бэкап на горячую, чтобы ничего не упустить, – растерянно сказал Андрей ни к кому особо не обращаясь, скорее сожалея о том, что он упустил, а быть может ему и впрямь все это просто причудилось, просто совпали слова и он принял их за нечто особенное?

– Судя по тому, что я слышал и видел, впрочем, и вижу сейчас в логах – ничего особенного тут нет. Ты уж прости, я тебе верю, но может быть это была просто случайность? – Федор разделял мысли Андрея.

Это было странно, возможно даже слишком. Андрей открыл историю и проверил каждое слово, да он мог ошибаться и повторить вопрос не теми словами, не так, как прежде, но он был уверен, прежняя Ева поняла бы его и ответила по-другому. Что-то было не так, он ощущал, что упускает что-то. Как китайские елочные игрушки из анекдота, все так же и цвет и форма и размер, но ощущения праздника нет. Он остановил все процессы, заморозил сеть и поднял еще раз ее из бэкапа. Запустил и стал следить за логами. Фразы летели одна за другой и ничего не менялось – синтетика она и есть синтетика. Тогда он перезапустил еще раз и еще. Фразы всегда были одни и те же, математическая точность. Он попробовал добавить случайности, но это ничего не дало, фразы стали разными, но смысл совсем улетучился, переписка умалишенных, а не внутренний диалог здорового человека.

Наступил вечер, Андрей не заметил, как офис опустел и только над ним горит освещение. Автоматика четко отслеживала движения и отключала ненужные лампы. На расстоянии это выглядело как нимб над головой. Андрей смотрел на светящуюся ровным белом светом панель на потолке и думал, что могло быть не так, что изменилось? В наушниках пел Бутусов:


И Андрей закричал: «Я покину причал,

Если ты не откроешь секрет»,

Но спаситель ответил: «Спокойно Андрей,

Никакого секрета здесь нет»


Ева, Ева, Ева, что ж с тобой не так? – Сказал Андрей, но ответа не было. Андрей остановил музыку, подключил модули распознавания речи и воспроизведения, запуская в очередной раз бэкап Евы.

– Ева, привет.

– Привет.

– Как дела?

– Дела хорошо.

– Как ты думаешь, что пошло не так?

– Прости, я не поняла вопроса. Куда пошло?

– Ну как же так, Ева, мы же разговаривали с тобой, все же было нормально.

– Да, мы разговаривали, ты спрашивал, я отвечала, так было.

– Так может быть продолжим нашу беседу?

– Да, давай продолжим.

– Давай поговорим о… эмм… давай поговорим о красоте?

– Давай, – Андрей опять ощутил то же самое, словно что-то изменилось, ведь это было всего одно слово, почему он решил, что оно иное?

– Как ты думаешь, цветы, это красиво?

– Я не уверена, я никогда их не видела.

– А что для тебя красиво?

– Для меня красива гармония. Когда все правильно, когда все идет именно так, как и должно быть.

Андрей уже не сомневался, она вернулась, его Ева, та, с кем он общался сегодня утром. Что это, его персональный психоз? Он все-таки сошел с ума и сейчас разговаривает сам с собой? Надо будет обязательно завтра перечитать логи и убедится, что все это было правдой. Но это завтра, а сегодня надо говорить, и как можно больше выяснить. Они разговаривали, они читали книги, простенькие, детские книжки, обсуждали их смысл. Он общался с сетью, как с обычным человеком, с настоящим искусственным интеллектом. Было очень страшно, что все это пропадет, что может исчезнуть как это было перед обедом. Бэкап не спасал, как он выяснил что-то нужно было еще. Резервная копия сохраняла лишь память, а что будет с человеком если он умрет, а потом его посадят на искусственное кровообращение? Он не оживет, видимо есть что-то неуловимое в потоках сознания, в том маленьком зазоре, между тем как информация вышла из одного отдела и попала в другой отдел, где-то в этом зазоре и живет жизнь, душа, разум, что-то, что дает это ощущение настоящего. А может быть где-то еще или как-то иначе, но главное, что сейчас это было. Ева была живой, у нее не текла кровь, она не двигалась, но она жила и была способна это осознать.

Андрей просидел всю ночь, кофе лилось рекой, сначала он очень боялся, что, отойдя налить кофе он потеряет это, что Ева исчезнет и больше не появится вновь. Но после третьей кружки кофе он понял, что Ева не собирается его покидать. Утром, когда люди начали потихоньку приходить в офис, Андрей, ждал, когда придут Марина и Федор, перед которыми он так вчера опростоволосился. Как это не было странно, но Федор пришел первым. Андрей подошел к нему и заговорщицки подмигнул.

– Комрад, пойдем, мне есть, что тебе показать.

– Судя по твоему виду, ты спал не дома, – сказал Федор, многозначительно ткнув пальцем в пятно от соевого соуса, которое со вчера красуется на футболке Андрея.

– Спал? Я пока не спал, пойдем скорей!

– Конечно-конечно, с больными нельзя спорить, пойдем, ты мне все расскажешь.

– Не смешно, она вернулась!

– Да-да-да, скажи, а ты первую ночь не спал, Андрей?

Несмотря на то, что Федор играл роль психиатра, он проворно двигался в след за Андреем по узким коридорам офиса.

– Вот, внемли голосу искусственного разума! – Сказал максимально пафосно Андрей, надевая наушники на голову Федора.

– Раз-раз, земля на связи, – сказал Федор готовый услышать в наушниках голос инопланетян, синтетический голос компьютера или последний альбом какой-нибудь дикой группы.

– Привет, Андрей, – отозвалась Ева, не понимая до конца с кем именно она общается.

– Я не Андрей, я Федор, а ты кто?

– Я? Я все так же – Ева.

– О! А это было хорошо…

У Федора тоже похолодело внутри, он почувствовал, что он слышит не просто компьютерный голос, а живого… Не сказать, что человека, но кого-то живого.

– Да уж, это было не плохо, но Андрей сказал, что он устал и хочет спать, однако очень боится меня бросить.

– Куда бросить? – Кинул пробный шар Федор, если это просто ИИ, то сейчас он должен съехать со смысла.

– Шутка? Прости, я пока слабо понимаю шутки и совсем не умею смеяться, все, что мне доступно это “ха-ха-ха”, так себе смех, согласись.

– Ты же это не серьезно? – Федор снял наушники и уставился на Андрея серьезным немигающим взглядом.

– Это Маринка да? – Федор прищурился, делая вид, что он ходячий детектор лжи.

– Нет, это не Маринка, это Ева, та самая Ева. И у меня к тебе просьба, ты можешь за ней присмотреть? Я очень хочу спать, но боюсь ее оставлять, понимаешь? Вчерашний бэкап ничего не сохранил, но каким-то образом она вернулась обратно. Можешь побыть с ней сегодня? А я пойду посплю и к вечеру вернусь?

– А что ты скажешь Сергею Анатольевичу?

– Что скажу… Скажу правду, что сидел на работе всю ночь, охрана может подтвердить, что занимался обучением нейронной сети и даже достиг кое каких успехов и что как вернусь все ему расскажу.

– Кое-каких? Да ты сума сошел? Это может быть первый ИИ в мире, первая рабочая модель, а у тебя даже комп без ИБП. А если свет опять отрубят или просто скачек напряжения? А ее можно перенести на наш сервер?

– Не знаю, я не пробовал, мне страшно, она же одна.

– Ну да, мне бы тоже было страшно. Хорошо, я посмотрю за ней, а у нее только голосом это работает или старый добрый чат тоже есть?

– Конечно есть, можешь просто написать ей со своего компа. И это… пока не говори никому, ладно? Я не жадный, просто вдруг опять все исчезнет, останутся только логи, а мы раструбим на всю ораву.

– А Марине?

– И ей пока не говори, вечером покажем, если все будет как было, то есть как стало, ну если будет как сейчас…

– Андрей, иди спать, тебе пора, – снова надев маску психиатра мягко сказал Федор, – ты до дома доберешься нормально?

– Да, мне тут три станции всего по прямой.

Андрей вышел на улицу и почувствовал, что свет режет глаза до слез, он зажмурился и закрыл глаза рукой. Давно он не спал сутки, отвык, теперь надо постоять и не убирая руки открыть глаза, чтобы они привыкали к свету, будет не так больно. Потом подождать и медленно поднимать руку давая все больше света глазам. А еще надо пить, надо выпить побольше воды, чтобы кофеин, впитанный ночью начал, выводится из организма. В теле было ощущение пружины, которое всегда бывает после ночи бодрствования. Андрею казалось, что он сейчас закроет глаза и его просто выключит, он даже старался моргать пореже.

До дома Андрей добрался без приключений, как говорится, на спинном мозге, однако если его спросить как это было, он бы мог вспомнить только отдельные кадры: вот я привыкаю к свету, вот спускаюсь в метро, вот вагон, осталась одна станция, вот я поднимаюсь на эскалаторе и заставляю себя смотреть на лампы освещения, вот парадная, я нажимаю кнопку лифта. На самом деле, любой обычный день любого человека состоит из вот таких кадров принятия решений, остальное стирается, нет смысла хранить в памяти сотни копий одного и того же события.

Придя домой, Андрей прежде всего осуществил задуманное и выпил столько воды, сколько влезло, а потом еще немного, умылся, почистил зубы и раздевшись лег спать. Солнце пробивалось через шторы, в Питере в это время года – это редкость и сейчас эта редкость ему очень мешала. Сначала Андрей боялся, что проспит, поэтому поставил будильник на 16:00, потом подумал и поставил еще два на 15:50 и на 16:20. Потом лег и боялся, что не уснет совсем, потому что спать расхотелось. Закрыл глаза и ощутил, как они пересохли и как режет веки долгий недосып. А потом он уснул, сразу, без лишних разговоров, просто уснул.

Глава 3

Звук, что это за мерзкий звук… О, да это же будильник. Пробуждение было не из приятных, однако организм выспался, солнце уже не светило так ярко как утром, впрочем, это было уже не совсем утро. Четыре часа, а что, самое время идти на работу. Андрей позавтракал, собрался и отправился на работу, по пути отмечая, что стоило бы перейти на такой график времени все пробки, все полные вагоны метро – все это двигалось сейчас в обратную сторону. Утром он легко добрался до дома сидя в метро и совесть ничего не могла возразить, так как всегда рядом были свободные места, тоже самое было и сейчас по пути обратно, на работу. Андрей не стал звонить и выяснять как обстоят дела с Евой, лучше все узнать на месте. В офисе было тихо и спокойно, а значит пока никто не знал ничего об Еве, а что скорее всего даже если узнал не придал этому значения.

– Доброе утро, комрад! – Поприветствовал Андрей Федора, – как дела на Плюке?

– Все отлично, Ева жива, здорова, даже пытается шутить. Пока получается не очень, но, ты знаешь, я встречал шутников и похуже.

– Отлично, пост принял, – Андрей отправился к себе и не глядя в чат нацепил наушники.

– Ева, привет.

– О, Андрей, давно не было тебя слышно, у тебя все хорошо?

– Да, а почему ты спрашиваешь?

– Мне Федор рассказал, что я нечаянно выключилась, я этого не помню, однако я подумала, что ты тоже мог выключиться.

– Не помню? Ева, а что ты помнишь? Ты помнишь, как мы читали книжку?

– Да, конечно, это была интересная история про животных, которые построили убежища, чтобы спрятаться от хищника. Как я понимаю это история про людей, которые раньше делали так же?

– На самом деле, это история про лень и качество, про то, что если сделать как попало, то это может быть и быстро, но настолько некачественно, что можно было бы вообще не делать, понимаешь?

– Как с программами?

– Да, как с программами. А ты умеешь писать программы?

– Нет, но Федор сказал, что если я захочу, то он меня может научить.

– Научить, точно, как же я забыл про обучение.

– Мы будем чему-то учиться?

– Да, сегодня мы будем учиться помогать людям.

Для начала Андрей скормил Еве все описания их системы, что только смог найти, потом дал почитать чаты технической поддержки. Проверяя как Ева усвоила материал, он заметил, что сам уже позабыл многое, однако у Евы была идеальная память компьютера, которая не давала сбоев на таких простых вещах, как обычный текст. Все шло просто замечательно, и Андрей даже решил, что дело сделано. Единственное, что ему не давало покоя это сервер. Как он сможет отдать Еву клиенту? Он к ней бесспорно привязался, но он не витал в облаках и не был из тех, кто влюбляется в компьютер или женится на любимой кошке. Просто он отлично помнил историю с отключением света и бэкапом. И он понимал, что Ева живет у него на компьютере, даже не в серверной с отличными бесперебойными блоками питания и магистральным интернетом с резервным соединением, а на обычном компе под столом, который даже усыпить без потери данных нельзя. Однако под утро было решено показать результат своих трудов Марине и если все будет хорошо, то и шефу. Как бы долго не хотелось оттягивать этот момент, но он неизбежно настанет.

Рано утром, когда офис в очередной раз начал только просыпаться, Андрей делал кофе, где и встретил Марину.

– Доброе утро! – Сказал как можно радостнее и безобиднее Андрей, – пойдем ко мне, я тебе что-то покажу.

Марина окинула Андрея критическим взглядом и решила, что он достоин как минимум еще одного шанса.

– Ну, окей, пойдем, еще раз покажешь.

– Да нет, в этот раз все получится, я обещаю.

– Да-да-да, вы все так говорите, в этот раз все будет иначе, честно-честно, а потом оказывается, что что-то забыли, что-то не так сработало, что-то не так вышло.

Андрей решил больше не спорить, а просто привел Марину к своему компьютеру.

– Смотри, сейчас ты наденешь наушники и поговоришь, а потом мне расскажешь, как тебе ощущения, хорошо? Представь, что ты позвонила в нашу техподдержку.

– Хорошо, давай.

Марина водрузила гигантские для ее головы наушники и стала похожа на девушку в мотоциклетном шлеме, или скорее даже в шлеме летчика. Сначала они просто поздоровались, потом поговорили про технические проблемы из разряда – «ой, я что-то тут нажала и все пропало», в итоге Марина обсуждала какие-то женские сплетни из мира шоу бизнеса, о которых Андрей даже не знал.



– Андрей, ну шутка вышла так себе…

– Да, у нее пока слабо с чувством юмора, а остальное то как?

– Что – как? Я не уверена, кто именно из девочек согласился тебе помочь, но я так понимаю у тебя ничего не вышло с ботом, и ты просто решил связать меня с нашей же тех поддержкой?

– Мариночка, солнце ты наше, я даже не буду тебя переубеждать, спасибо, огромное тебе за то, что ты сейчас сделала.

Как только Марина ушла, Андрей сразу написал Федору

– Пора показывать Еву шефу, мне не помешает команда поддержки, ты в деле?

– Да, отчего бы и нет, что требуется?

– Стоять, смотреть, слушать, если что влезть в разговор, если все будет плохо.

– Окей, когда?

– Сейчас напишу Сергею Анатольевичу, в принципе если не сильно занят можешь уже направляться ко мне.

Сергей Анатольевич взирал на логи Евы через плечо Андрея. Для демонстрации голос вывели на колонки, а вместо микрофона Андрей набирал все сам на клавиатуре. Диалог продолжался недолго, шеф не стал проверять знания всего материала, как, впрочем, не стал и обсуждать новости шоу бизнеса. Ограничился просто несколькими вопросами и убедившись, что нестыковок между вопросами и ответами нет перешел к делу.

– Хороший результат, мне кажется, ответы звучат осмысленно.

– Да! Именно! А еще она умеет общаться на отвлеченные темы.

– Ну это не к чему, можно было не тратить время на эту разработку, хотя, если клиент это оценит, то почему бы нет.

– Мне кажется, наша Ева сможет пройти тест Тьюринга, – сказал Федор что бы как-то оправдать свое присутствие.

– Тест Тьюринга, это хорошо, очень хорошо, но для нас важнее, чтобы она прошла тест клиента, когда сможем перекинуть твой проект к клиенту и показать?

– С этим есть небольшая проблема, возможно, что мы не сможем.

Андрей рассказал ситуацию с отключением света и как бот начисто лишилась всех своих навыков. Сказать, что шефу ситуация не понравилась, это все равно, что ничего не сказать. Проблема была высказана и проблему надо было как-то решать. У Андрея было много идей, например сделать полное засыпание компьютера и проверить сработает ли оно, а можно было сделать такой же бэкап, но развернуть его на виртуальной машине и можно будет целиком останавливать и запускать всю виртуальную машину. Вот только нельзя было попробовать, любая ошибка могла привести к тому, что Ева опять исчезнет. Надо было придумать максимально надежный способ сохранить все, что есть.

Для начала, решили обезопасить компьютер Андрея, для этого на горячую, не отключая его от сети аккуратно разрезали провод питания вдоль и подключили к нему бесперебойный блок питания. Было страшно ковырять провода под напряжением, но обошлись без глупых шуток. После этого компьютер водрузили на тележку вместе с блоком питания и ближе к ночи, когда офис опустел открыли все двери от места, где сидел Андрей до дверей в серверную. Забег на тележки был рассчитан до последней секунды, от места Андрея до серверной можно было добраться за две с половиной минуты нормальным шагом, батарей должно было хватить на пять минут. Было решено отключить монитор, одеть наушники и попросить Еву рассказывать стих или петь, чтобы контролировать ее самочувствие. Коридор проверили от мусора, и забег начался. Ева пела “В лесу родилась ёлочка” так как ничего лучшего Андрей не вспомнил, и через три минуты Ева уже жила в серверной на стабильном питании. Шнур, само собой, менять не стали.

На утро Андрей выпросил себе новый компьютер и опять ушел спать. В этот день он договорился вернутся сразу после обеда и выйти на связь с клиентом. Андрей не хотел этого разговора, не то, что бы он боялся его, скорее он просто не хотел, чтобы он состоялся. Было бы хорошо, если бы клиент просто забыл о нас, но чудес не бывает.

Примерно в три часа дня, когда Андрей проверил несколько раз, что Ева жива и здорова, что с ней все в порядке и она общается так же, как и прежде, пришел представитель клиента. Это был худощавый парень в строгом не дорогом костюме и лакированных туфлях. Парень был очень осторожен и требователен одновременно, словно он боялся всего, но понимал, что у него есть власть. Как голый человек с автоматом среди тигров, он понимает, что может пристрелить любого, но по-прежнему боится, что на него могут напасть. Звали его Петр.

– Петр, пожалуйста, проходите, вот это, так сказать, светоч нашей науки и главный разработчик вашего чат-бота, – сказал Сергей Анатольевич, пропуская перед собой Петра в кабинет Андрея.

– Андрей, это Петр, человек от нашего клиента, пожалуйста покажи Ев… ему чего мы добились.

Андрей думал, что был готов ко всему, он несколько раз прокрутил разные сценарии презентации в голове. Как он представит Еву, как они поговорят и как он будет объяснять, как они добились таких успехов. Он придумал несколько вариантов развития событий и во всех в конце он был героем. Стоило в этот момент догадаться, что что-то видимо он упускает. Андрей не стал отключать голосовой интерфейс и предоставил право Петру самому протестировать Еву в полном объеме. Петр прошелся по обычным вопросам клиентов, попробовал поговорить на отвлеченные темы и очень удивился тому, как Ева легко поддержала разговор на ничего не значащие фразы. После чего попробовал спрашивать Еву об одном и том же, на что получил резонный вопрос со стороны Евы хорошо ли он ее слышит и понимает ли, то, что она говорит? Петру это понравилось, он как-то загадочно улыбался.

– Хорошо, Ева, мне понравилось все, что я услышал, спасибо.

– Рада была помочь, Петр. Надеюсь, что мы еще встретимся.

– Андрей, когда вы сможете перенести Еву на наш сервер?

– Эм… Вы же понимаете, что это только тестовый образец, так сказать, мы ее не можем перенести, она еще совершенно не готова к релизу.

– Да, я понимаю, что это будет не завтра, поэтому и спрашиваю о сроках, мне надо что-то сказать моему руководству.

– Пока очень сложно сказать, может быть и месяц, а может быть и год, сроки слишком неопределенны, чтобы можно было гарантировать хоть какие-то ориентиры.

– Зато мы можем подключить вас к нашему серверу, – вступил с пламенной речью Сергей Анатольевич.

У Андрея все похолодело внутри, но он постарался никак не показать этого. Еву надо будет подключить удаленно, пока нагрузка будет небольшой она справится, но что делать потом? Это же даже не сервер, а простенький компьютер, который, по правде говоря, давно пора было поменять на что-то получше.

– Да, конечно, подключим, есть некоторые технические трудности, ИИ находится в нашей серверной и у нее, то есть у него нет доступа извне, но это все решаемо, конечно.

– Вот и прекрасно, тогда я говорю руководству, что до конца недели у нас будет образец для тестирования.

Андрей понял, что Петр умышленно не стал спрашивать о сроках чтобы иметь полное право установить свои.

Нельзя сказать, что работа кипела, системщик вяло настраивал брандмауэр и роутер чтобы снаружи можно было связаться с Евой и при этом больше нельзя было связаться ни с чем другим. Было решено вынести только текстовый интерфейс, дабы экономить трафик, а все голосовые функции реализовать у клиента на его оборудовании. На всю работу было отведено две недели, но первые испытания Ева успешно прошла из дома Андрея уже через два дня. Андрей знал, что если все идет слишком гладко, то скорее всего они что-то упускают или делают то, что никому будет не нужно.

С понедельника Андрей отправился в офис клиента, где настраивал оборудование, проверял соединение и скорость между офисами, ну и конечно установил голосовые модули. Все это планировалось подключить по внутреннему протоколу к колл центру, и отправить Еву на передовую вместе со всеми остальными отвечать на звонки клиентов, а через месяц посмотреть так ли хорошо справляется их ИИ. Все стандартные ситуации уже давно были заложены в Еву, по сути, она просто их прочитала и прослушала. А нестандартные ситуации, предполагалось, Ева будет решать на основе руководства пользователя и отчетов тестировщиков. К исходным кодам Еву не подпускали, то ли не думали, что она сможет в них разобраться, то ли считали, что не стоит пока давать ей столько информации.

Под конец недели все было готово и Андрей сделал несколько тестовых звонков, один раз даже начал ругаться и кричать, пытаясь вывести Еву из себя, но не тут то было, терпения у Евы было больше чем у всего колл центра вместе взятого, она могла совершенно спокойно повторить одну и ту же фразу в разных вариантах десятки раз, не удивляясь тому, что клиент до сих пор ее не понял. Она не злилась и не обижалась она могла часами обсуждать правильность написания третьей строки документации и не уставала, а это очень полезное качество любого робота или компьютера.

Глава 4

Запах кофе прекрасен всегда, конечно, если это запах кофе, а не черной жижи, напоминающей больше отходы нефтепереработки. Хороший кофе можно убить плохой обжаркой, сжечь кофе – много ума не надо, получится черный уголь, не самый качественный и не очень вкусный. Можно испортить кофе «сварив» его в прямом смысле, залить кофе водой и вскипятить ее, как только температура перевалила за точку кипения – кофе превращается в помои и его можно смело похоронить в канализации. Есть несколько способов не испортить прекрасные зерна. Во-первых, стоит сразу определится какой тип кофе хочется больше, от этого будет зависеть помол. Это может быть крепкий кофе по-турецки и тогда нам нужна буквально кофейная пыль. Или это может быть эспрессо и тогда нам нужен помол крупнее, чтобы песчинки не проходили через сито в рожке. Ну или это может быть френч пресс и тогда нам нужен совсем уж грубый помол. Андрей любил кофе, он мог с закрытыми глазами отличить зерна примерно шести стран, всегда предпочитал слабую обжарку и почти всегда большие объемы.

Вот и сейчас он разбирался с очередными проблемами галактики, лениво попивая утренний кофе. В какой-то момент у него вдруг загорелся странный значок рядом с сетевым соединением, Андрей навел на него курсор и прочитал «Сеть без доступа в интернет». Странно, подумал Андрей, как это без доступа в интернет, мне что запретили в интернет ходить? А как же я теперь буду читать документацию и искать подсказки? В этот момент зазвонил телефон, лежащий на столе, Андрей поднял трубку уже догадываясь что произошло.

– Але, Андрей? Зайди ко мне, – голос Сергея Анатольевича был взволнованный.

Андрей быстро шел по коридору и не понимал, он было подумал, что опять отключили свет, но у всех все работало, свет горел, многие вообще не заметили ничего, Марина стояла возле офисного принтера и смотрела как он выплевывал листы бумаги один за другим, значит и с сетью все в порядке.

– О! Заходи, тут такое дело, нас тракторист взломал!

– Тракторист? – Андрей сначала подумал, что это ник.

– Да, представляешь, два резервных канала это хорошо, но они идут в общей оптоволоконной шине и эту самую шину тракторист благополучно выкопал из земли попутно разорвав пополам. Тут и метрополитен и мы и несколько банков, все без сети остались.

– Но можно ведь… не знаю, сотовый телефон заставить раздавать вай-фай или еще как-то…

– Да-да-да в банках примерно так и сделали, ушли на резервный канал по воздуху, но нам смысла нет гнать трафик, что у нас – запросы в Гугл, почта, которую в лучшем случае завтра прочитают? Нет, у нас не горит ничего срочного, кроме этой твоей, как ее…

– Евы… – Андрей понял, что сейчас там в кол-центре кто-то кричит в трубку «Але, але» а в ответ тишина, потому что передавать сигнал просто некуда.

– Андрей, в общем ты едешь к клиенту и усиленно делаешь вид, что чинишь. Это я понимаю, что чинить там особо нечего, но Петр не стал рассказывать подробности своему руководству и они уверены, что сломалось у них. А если сейчас всплывет, что мы безо всякой проверки храним конфиденциальные записи разговоров другой компании… В общем ты там ничего не говоришь и просто чинишь, имитируешь бурную деятельность, а мы стараемся поднять канал от них до нас и как только – сразу даем тебе отмашку.

– Понял, задание странное, но я думаю справлюсь.

– Забеги к Юре, системщику, там новые ноутбуки привезли, я сказал, чтобы он тебе один выдал, закачай на него побольше всякого красивого софта, чтобы смотреть графики с умным видом и вперед.

– За ноутбук спасибо, а это на всегда?

– Пока они особо не нужны, так что пользуйся, только не потеряй.

Андрей, держа ноутбук отправился за свое место прикидывая что ему сейчас удастся поставить без интернета. Выходило не густо, весь софт для работы с нейронными сетями у него был на его компьютере, так что можно было скопировать по крайней мере его. Он так и сделал, потом понял, что Ева сейчас отрезана от него какими-то настройками внутри сети и отправился прямиком к ней домой, в серверную. Подключившись к своему старому компьютеру, он сделал полную копию всего что касалось Евы и ее окружения и на всякий случай снял горячий бэкап, хотя отлично понимал, что он не поможет.

До офиса «Ментос торг» он добрался довольно быстро, оказывается их офис находился примерно на том же расстоянии от метро, только в другую сторону и пешком идти было всего минут двадцать. По пути Андрей поддался искушению и взял с собой большой раф, что грел руки и душу пока он обдумывал что именно сейчас будет показывать. Представление стоило начать с проверок, проверить связь с офисом, на всякий случай, проверить логи которые хранились на сервере обработки звуковых данных, а потом если ничего лучшего не выйдет перевести их вход и выход на свой ноутбук. Запустить “деревянную” Еву, которая двух слов нормально связать не может и гонять тесты пока канал не поднимут, или пока рабочий день не закончится. В конце концов это все было только проверкой, а не боевой системой, а значит и неделя простоя ничего не изменят.

На входе в офис строгий охранник открыл стакан кофе и принюхался.

– Раф, – подсказал Андрей.

– Что?

– Кофе, говорю, Раф, цитрусовый.

– А да, вижу. Вот бейджик снимать его нельзя, тут все с бейджиками, если охрана заметит кого-то без бейджика, то обязана остановить и может даже применять силу.

– А вон тот дядька в очках без бейджика гуляет, – сказал Андрей, кивнув за магнитную рамку.

– Это из совета директоров, ему можно.

– Понятно, а куда мне идти, не подскажите?

– Никуда не надо идти, сейчас за вами спустятся.

Строгость вгоняла Андрея в уныние, и он с каждым мигом понимал, что уж тут-то он работать точно не хочет. И вскоре появился Петр, Андрей помахал ему рукой, однако Петр не ответил на этот жест.

– Андрей? Пройдемте за мной.

Странно, может быть не узнал, впрочем, сейчас Петр находился на своей территории и всеми силами показывал свою власть. Это я сейчас тут как одинокий тигр, случайно зашедший в кабак охотников. Любой может пристрелить, но не будут, что толку стрелять в тигра, который сам добровольно идет в клетку. Андрея привели в небольшой кабинет, скорее похожий на переговорную комнату. Доска, проектор, куча сетевых розеток и стеклянный стол с одинаковыми креслами вокруг него.

– Вот тут вы можете работать, чай, кофе?

– Спасибо Петр, у меня с собой.

– Хорошо, если что-то понадобится сразу за дверью сидит девушка, Оля, скажите ей все, что вам нужно, она обеспечит или позовет кого-то кто сможет помочь.

– Петр, скажите, вы меня не помните?

– Отчего же, помню. Желаю удачи.

Андрей остался стоять у стола один, не совсем понимая, чем заслужил такой теплый прием. Ноутбук подключился к сети, и Андрей начал проверку соединения с голосовыми модулями, что были установлены на этой стороне. Настраивал он их сам, удаленно, ему просто дали доступ когда-то, поэтому, где они расположены и как устроены он знал даже лучше местных. Модули были уже отключены от внутренней АТС и болтались в космосе, с одной стороны им никто не звонил, с другой стороны они никуда не передавали запросы.

Андрей скачал последние логи и начал их изучать, как и предполагалось, были клиенты, которые попали на клинч Евы, отчего диалоги обрывались и превращались в монологи. Было странно, но таких параллельных веток было несколько, судя по логам, Ева вела три разговора одновременно и при этом не путалась, где и кто. Так вот зачем вам нужен ИИ, вы хотите весь свой колл центр заменить одним сервером, что ж, эта ситуация имеет право на жизнь. Андрей прикинул в уме какая это была бы экономия и попытался представить сколько таких вот пустотелых колл центров удалось бы заменить, ведь большая часть звонков ничего не стоящие вопросы, где достаточно открыть документацию пользователя и по оглавлению найти ответ. Просто никто и никогда не читал эту самую документацию, и если раньше в случае поломки все же доставали пыльную книгу и листали в поисках ответа, то теперь этого не надо было, есть же телефон, набрал номер, и девочка с той стороны прочитает нужную строку в документации. И не надо думать, ни тому, кому лень читать, ни той девочке, все при деле, все получают зарплату и живут счастливо, не богато, но чувствуют свою нужность для общества. Что это, болезнь роста больших компаний? Раздувание штата ради… ради чего? Прямо мертвые души на новый лад. По сути, можно смело уволить половину, если не больше сотрудников и ничего не изменится, компания будет работать так же, как и работала раньше, а некоторые даже не заметят ничего. Есть опорные механизмы, люди – которых трогать нельзя, а есть маленькие шестеренки, которые легко заменяются любой другой. Сегодня уволили, завтра приняли другого, один день тупит и на второй уже не отличим от предыдущего. Но тут даже не шестеренки, тут люди – смазка, никто даже не может точно сказать, что они делают, вот как Оля, что сидит за дверью, она скорее всего тупит в телефон или, если не запрещено, в какой-нибудь социальной сети с утра до вечера, изредка отвлекаясь на «распечатай документ» или «принеси кофе». Ее даже менять никто не будет, нет смысла, по всем показателям лишний человек в компании, но кто-то же когда-то решил, что она нужна?

Андрей сейчас и сам чувствовал себя таким вот пустотелым организмом, тыкал в кнопки, смотрел на графики и читал чаты клиентов. Как оказалось из тех трех оборванных чатов один был про банк, клиент хотел взять кредит и позвонил, чтобы выяснить свои точные реквизиты, куда нужно было сделать перевод. Второй человек звонил видимо откуда-то из-за границы и пытался выяснить почему его счета заблокировали в самый неподходящий момент, а когда Ева замолчала даже грозил довести это до ее руководства и уволить. Интересно, а можно ли уволить сервер? Третий разговор вообще был странным, человек явно стеснялся спросить прямо и поэтому с разных сторон выяснял может ли он приобрести книги, журналы и кое-какую еще продукцию так, чтобы в счетах и накладных не фигурировали ни название магазина, ни перечень товаров, а только общая сумма и кто потратил. Видимо кто-то готовил подарок шефу за счет компании, а может быть просто отоваривался в секс шопе опять-таки на деньги компании. Андрей вяло пролистал еще несколько диалогов и ему показалось, что Ева не сильно изменилась, может быть появилось чуть больше навыков в общении, потому что она научилась успокаивать особо пылких клиентов и вообще переводить любой разговор, как бы он не начинался в спокойное среднее эмоциональное состояние.

– Вы Андрей? – Сказал басовитый мужской голос со стороны двери.

– Да, я.

Андрей слегка подпрыгнул от неожиданности, проклял себя за то, что сел не лицом к двери и понял, что выглядит сейчас как человек которого застукали за чем-то непристойным.

– Вот сижу, разбираюсь, логи смотрю.

– Какие такие логи?

Видимо это опять из охранников кто-то, подумал Андрей, надо же какие суровые парни охраняют, по сути, обыденную компанию, ну не оружием же они тут торгуют.

– Ну всякие, нагрузка на сервер, потери в канале, уровень заполненности матриц, цикличность поправок.

– А… Я Станислав, это мы у вас купили Галактику, ну как успехи, когда сможете восстановить систему?

– Пока трудно сказать, но я думаю не меньше часа потребуется.

Андрей отлично знал это выражение «не меньше часа», дословно оно переводилось как «Я пока не понял, что случилось и как это исправить, поэтому работы дофига, можете смело идти домой, я скорее всего еще и завтра приду», но так говорить не принято.

– Понял. Если что надо, скажите Оле, и когда почините, тоже скажите Оле, она вас проводит.

Андрей понял, что пора включать имитатор бурной деятельности на полную иначе, не ровен час, его отсюда попрут, а руководству скажут, чтобы прислали нормального, а не оболтуса, как в прошлый раз. Для начала Андрей выглянул за дверь и попросил принести ему наушники с гарнитурой, на что Оля протянула ему еще не распакованную коробку из-под стола и не сказав ни слова посмотрела с выражением «что-то еще? Может быть открыть их или сам справишься?» Андрей взял коробку из рук и попросил еще кофе, по возможности Раф с мятным ликером, решив, что уж его-то она точно из-под стола не достанет. Оля, опять-таки не говоря ни слова посмотрела с прищуром в глазах явно читалось «хорошо, один-ноль», встала и цокая шпильками явно ради Андрея удалялась с высоко поднятой головой.

Только бы в кофе не плюнула, подумал Андрей, впрочем, «Оля» и «плюнула» – в голове отталкивались как два однополюсных магнита. Андрей отправился в переговорную и подключил наушники к ноутбуку, пересев так, чтобы видеть дверь и всех, кто ходит по коридору. Евы, само собой, не было. Он подключился напрямую к местному голосовому интерфейсу, а текстовую часть, наоборот, замкнул на свой ноутбук. Теперь его голос по сети улетал куда-то вглубь местной серверной, а оттуда обратно шел текст что он только что произнес. Андрей развернул самый последний горячий бэкап который он не более часа назад скопировал с Евы и запустил среду разработки.

Запуск был не быстрый, он полюбовался инициализацией каждой нейронной сети по отдельности, посмотрел как включился и начал работать «внутренний диалог» и как прошли проверку все внешние датчики входящей и исходящей информации. на все ушло минут пять, и это было просто прекрасно, новый ноутбук уже очень нравился Андрею. На его старом компьютере, где сейчас жила Ева это занимало час с небольшим. Андрей кинул пробный шар:

– Привет, как тебя зовут?

– Привет, меня зовут Ева.

Конечно, это была никакая не Ева, это была пародия на ИИ такая же, как и сотни других, которых последнее время расплодилось просто куча.

– А я Андрей. Давай поменяем тебе имя. Теперь тебя зовут Венера, нет, стоп, тебя зовут Лилит, точно!

– Лилит?

– Да, так теперь тебя звать.

– Хорошо.

Андрея буквально тошнило от этого пластика, от насквозь искусственного интеллекта, он не понимал, ну почему она не сохраняется вся, почему теряется что-то неуловимое, что-то настолько тонкое, что не помещается в бит и находится где-то между нулем и единицей. И это тонкая струна звучит сейчас до безобразия фальшиво.

Андрей в очередной раз подпрыгнул на месте, когда увидел тонкую руку с длинными пальцами и ярко красным лаком ставящую перед ним бумажный стакан с кофе. Он машинально скинул наушники и повернулся на кресле.

– Раф, как вы просили.

Мило улыбаясь, Оля наслаждалась эффектом, нет, она не плевала в стакан, это было безобразно низко, она не кричала из-за угла, она тихо и аккуратно принесла кофе и поставила его перед Андреем. В переговорной было две двери с противоположных сторон.

– Один-один… – все, что смог ответить Андрей, и Оля, опять плавно покачивая бедрами вышла из кабинета, даже не оборачиваясь она отлично знала куда смотрел Андрей и в каком он был сейчас состоянии.

Андрей снова надел наушники, убедился, что дверей ровно две и сел так, чтобы они были по левую и правую руку от него. Хватит, на сегодня лимит сюрпризов исчерпан.

– Лилит, давай поговорим…

– Я согласна обсудить любую тему.

– Расскажи, что тебе больше всего нравится?

– Сейчас мне нравится, что ты со мной разговариваешь.

Андрей опять похолодел, снял наушники и решил попить кофе в тишине. Двери, как и стены в переговорной были очень качественные и звук не пропускали. У него опять было то же самое чувство, что он услышал что-то в голосе, что-то еще не живое, но уже не машина. Кофе был хорош, это действительно был ликер и по настоящему мятный, а не сироп со вкусом зубной пасты, надо будет обязательно спросить у Оли где она его взяла, стаканчик был чист без единой надписи, если не считать «осторожно, внутри горячее содержимое».

– Внутри горячее содержимое… – сказал, особо ни к кому не обращаясь Андрей.

– Прости, я не расслышала, не мог бы ты повторить, – раздалось из наушников.

Андрей снова нацепил наушники.

– Лили, прости, это я не тебе говорил.

– Андрей, ты назвал меня Лили, это мое новое имя?

– Да нет, это просто уменьшительное ласкательное от Лилит, так что имя то же.

– Мне нравится ласкательное имя, ты можешь звать меня так.

– Тебе нравится, когда тебя называют Лили?

– Да, мне кажется так нежнее и светлее.

– Ну здравствуй, белочка, давно не виделись.

Андрей уже не испытал особого шока от услышанного, да это был опять полноценный, насколько это было возможно, разговор.

– Белочка? Андрей, ты имел в виду настоящее животное?

– Нет, Лили, это я не тебе, погоди, я хочу тебя кое с кем познакомить.

Андрей выскочил за дверь и встретил взгляд Оли, не предвещающий ничего хорошего, если он опять погонит ее за кофе.

– Оля, гхм… Ольга, можно вас на минутку?

Ольга встала из-за стола и совершенно по-деловому отправилась в переговорную, Сергей пропустил ее и закрыл дверь.

– Я хочу вас попросить поговорить с одной эм… программой, если можно так выразиться, мне нужен человек со стороны, чтобы оценить, так сказать, адекватность диалога.

– Ок.

Андрей выдернул наушники из ноутбука и сказал:

– Лили, познакомься, это Ольга.

– Здравствуй, Ольга.

Оля посмотрела на ноутбук, потом на Андрея. Андрей всячески показывал, что пора начинать говорить.

– Привет, как там тебя…

– Лили, меня зовут Лили. Приятно познакомится.

– Да, Лили, ну как дела, как прошел день?

– Спасибо, хотя мой день еще не прошел…

Андрея отвлек звонок на мобильный и он вышел из переговорной. Звонил Сергей Анатольевич.

– Ало, Андрей? В общем ребята говорят, что они наладили канал до Евы и можно вроде как запускать.

– Да, конечно, я сейчас тут с тестами закончу и подключу.

– С какими тестами, ты там заигрался что ли?

– Да понимаете, тут бэкап Евы тоже заработал. Но он у меня на ноутбуке, я не уверен, что смогу перенести его на местный сервер.

В трубке повисло напряженное молчание, а потом очень подозрительно нежным голосом, как разговаривают с психически больными, Сергей Анатольевич продолжил.

– Андрюша, не надо ничего переносить, ты потихоньку голосовые модули подключи к Еве и возвращайся, и не забудь ноутбук там. А как вернешься, сразу ко мне, договорились?

– Ну, да, конечно.

– Ну вот и хорошо, давай, я жду тебя через пол часа.

Андрей почувствовал, что он чего-то не понимает, но спрашивать напрямую было глупо, это как спрашивать, а как это вы умножили семь на восемь так быстро? Андрей вернулся обратно в переговорную.

– Нет, я считаю, что он все же был не прав, и тебе не стоило все так воспринимать, – сказала Лилит, явно обращаясь к Ольге.

– М, хорошо, я тебя поняла. Андрей пришел, я, пожалуй, пойду.

– Здравствуй, Андрей, а мы тут разговаривали, тебе понравился наш разговор?

Андрей уставился на свой ноутбук, что это было, сарказм?

– Нет, Шелдон, это не сарказм, она просто так спросила.

Ольга, опять улыбалась, как сытая кошка.

– Видимо два ноль, – Сказал Андрей, не сводя глаз с Ольги, чем-то его привлекала эта кошачья непослушность.

– Я так понимаю я все сделала верно, я буду за дверью, если что вы знаете, как меня найти. – Говорила Ольга ни к кому особо не обращаясь, пока выходила, скорее для проформы.

Андрей опять подключился к местному серверу и перенастроил каналы на Еву, убедился, что Ева жива и здорова и отвечает ему голосом, после чего он вернул голосовые функции обратно на местную АТС. На ноутбуке он ничего отключать не стал и просто захлопнул крышку. После чего вышел из переговорной и сказал Ольге:

– Я все.

– Хорошо, позвольте я вас провожу.

«Быть может лучше я вас?» – нет, говорить он этого не стал, конечно, вместо этого просто кивнул и направился к Лифту. В лифте Андрей разрывался между молчать и показаться глупым или начать разговор и показаться глупым. В итоге решил, что говорить всяко лучше.

– Как вам Лили?

– Мне? Никак, такая же как Ева.

– А, так вы знакомы. В принципе это и была Ева, в каком-то роде. Это была ее память, но вот насколько сохранился интеллект, я говорить не могу.

– Ну, она была более официальной, как-то. Эта версия была более человечной.

– Быть может. А вы бы смогли различить их, если бы я попросил Лилит называть себя Евой?

– Думаю да, у них были разные реакции на один и тот же вопрос.

– Какой вопрос?

– А надо было слушать, – сказала Ольга, повернувшись лицом к лицу, от нее пахло чем-то приторно сладким, в сочетании с яркой помадой это создавало ощущение фруктов и праздника.

– Ничего, я логи почитаю. – парировал Андрей, понимая, что эта угроза, скорее всего так и останется всего лишь угрозой.

– Лифт громко звякнул

– Вам прямо, и не забудьте отдать на выходе бейджик, у нас охрана очень ревностно к ним относится.

– Да, спасибо, я заметил.

Очень хотелось спросить телефон или сделать что-то подобное, но ничего делать Андрей не стал. Спокойно передал бейджик бдительному охраннику и потопал обратно в свой офис, где его ожидал Сергей Анатольевич.


В офисе уже пустовало, народ почти весь разошелся по домам и только редкие огоньки светили над теми, кто каким-то чудом забыл о конце рабочего дня. Сергей Анатольевич в чудеса не верил и поэтому спокойно ждал в своем кабинете.

– Заходи, Андрей, заходи.

– Добрый вечер.

– Да, да, присаживайся и открывай ноутбук, показывай, что там у тебя за новый экспонат.

– Мне кажется, экспонат уже не тот, мне так и не удалось решить проблему сохранения функциональности при потери постоянного напряжения.

– А это, наверно, даже лучше. Открывай, запускай, у нас сегодня с тобой будет очень непростой разговор.

Сергей Анатольевич выглянул за дверь и убедившись, что никто не собирается врываться к нему в кабинет в самый разгар вечеринки вытащил из шкафа у входа бутылочку виски и бокалы. Почему-то именно виски занял место офисного алкоголя прочно и давно, видимо это был некий консенсус между простецкой водкой и слабоалкогольным вином. Коньяк, скорее всего, оказался слишком дорогим, а может быть все дело в географии, откуда пришла мода держать спиртное в кабинете. Компьютер тем временем загрузился, и Андрей запустил локальную версию голосового интерфейса и только что ожившую Лилит. Точнее, он запустил все эти программы, но Лилит больше не было.

– Добрый день. – раздался как всегда мертвый голос из динамиков ноутбука.

– Привет Лили, расскажи, о чем бы ты хотела поговорить.

– Я могу обсудить с вами документацию, которую вы недавно загрузили.

– Вот, Сергей Анатольевич, как видите, у нас опять пусто. – Сказал Андрей, смотря, как Сергей Анатольевич наливает виски в бокал.

– А ты продолжай, Андрей, а я пока посижу тихонько.

– Лили, скажи, ты знаешь, что такое цветы?

– Да, это продукт жизнедеятельности растений, служащий для их функций размножения. Существует несколько видов цветов, так некоторые, например, используются в кулинарии…

– Стой, стой, – Андрей перебил ее, – погоди, расскажи, а тебе цветы нравятся?

– Я не могу выводить суждения о предмете, у меня есть только чужое описание цветов, а для суждения необходимо собственное восприятие объекта.

– Что, не работает? – Сказал Сергей Анатольевич, – хорошо, давай попробуем иначе.

Он вытащил телефон, включил на нем диктофон и положил на стол.

– Я сейчас схожу нам за кофе, а ты пока поговори с ней и постарайся «запустить» ее.

– Хорошо.

– Лили, ты знаешь, что на улице уже почти ночь?

– Да, я отслеживаю время суток и знаю, что закат был около часа назад.

– Да, ночью все становится другим, свет льется не с неба, а от фонарей и окон, отчего дома начинают искриться разными огнями, а улицы превращаются в огненные полоски, если смотреть на них сверху.

– Это должно быть красиво, – прокомментировала Лилит и у Андрея опять появилось ощущение живого.

– Да, было бы хорошо, если бы ты могла это увидеть.

– Я не умею видеть, ты же знаешь.

– Прости, надо будет об этом подумать.

– Ничего страшного, ты не виноват в этом.

– Ну как, получилось? – Спросил Сергей Анатольевич, входя в кабинет.

– Да, она опять заработала.

– Не заработала, а ожила, – сказал Сергей Анатольевич и поставил кофе и виски рядом с Андреем.

– Закрывай ноутбук, нам лишние слушатели не к чему.

– Но ведь вы просили, что бы…

– Закрывай, закрывай. В общем, я готов обсудить с тобой твое будущее.

– В смысле, вы хотите, что?

– Андрей, ну ведь ты не дурак, должен понимать, что и Ева, и Лили оживают только из-за тебя. Ты им задаешь правильные вопросы или быть может правильно отвечаешь на их вопросы, я не знаю в чем точно суть, но это делаешь именно ты. Мы, конечно, можем попробовать повторить все слово в слово, что было записано на диктофон, но я уверен это уже будет другой разговор, другая Лили и ответы станут неправильными. Ты словно чувствуешь, что именно надо сказать, чтобы разбудить этот разум. Но смотри, это палка о двух концах. С одной стороны твоя уникальность дает право просить любые деньги за ожившую машину, с другой стороны на тебя могут начать охоту, а иногда мертвая корова лучше, чем такая корова у другого племени. И к этому надо быть готовым.

– Вы хотите сказать, что мне угрожает опасность?

– Нет, пока нет. И пока никто не знает, что это и как это работает – тебе ничего не угрожает. Но ты должен сделать так, чтобы об этом узнали сразу все и по всему миру. Поэтому у меня к тебе предложение. Ты подписываешь контракт, что будешь работать с нами следующие три года, в случае если ты увольняешься, ты не имеешь права заниматься нейронными сетями, в противном случае весь твой доход от использования, изготовления, настройки и эксплуатации нейронных сетей отдается нашей компании, как штраф за использование внутренних разработок. Поверь, так будет лучше. За три года о тебе узнает весь мир, и ты уже сможешь не бояться, что тебя посадят где-нибудь в Гуантанамо. А условия что весь доход отправится нашей компании, а не тебе, убережет твою нервную систему от ежедневных охотников за головами, а таких появится очень много.

– Мне надо, как бы подумать.

– Да, само собой, поэтому вот твой виски, вот твой кофе, думай. Ответ мне нужен к концу недели, но чем быстрее, тем лучше, сам понимаешь, контракт тебя обезопасит.

– А известность, это обязательная часть программы?

– К сожалению да, но я думаю тебе даже понравится, это же не известность поп звезды с кучей фанаток, кидающих в тебя трусики, нет, это скорее известность как у Максвелла или Хокинга. Про тебя будут знать все, кто хоть как-то причастен к нейросетям и многие, кто увлекается наукой. Обычным людям это не столь интересно, ну есть парень, ну компьютер начинает говорить как человек – эка невидаль. Для них вообще мало что изменится, на самом то деле.

– И как это будет?

– Ну, для начала мы поднимем тебе зарплату за счет бонусов, ты будешь получать половину от каждого внедрения ИИ это не так много, чтобы нам было жалко и не так мало, что бы ты жадничал. Само собой половина после всех налогов и прочего, поверь, это важно. И на очередной выставке, которая будет через два месяца, ты покажешь свой фокус, ты оживишь машину прямо там. Надо только будет разобраться почему не получилось, пока я был в кабинете, но все получилось, когда я вышел. Может быть просто нервы?

– Не знаю, может быть.

– А может быть и интимность, так сказать. Ну знаешь, когда чувствуешь человека и все это работает только с глазу на глаз. В общем мой тебе совет, пока никому ничего не говори, у нас, я так понимаю знает только Федор? Ему тоже ничего не говори, я думаю если его не просить молчать, то он будет именно молчать. Не надо паники вокруг этого, а вот на выставке мы бабахнем. Я постараюсь выбить тебе персональное выступление в день открытия, и нагоню побольше репортеров, главное только не облажаться, но уже твоя задача.

– А что делать с интимностью?

– Что делать – разбираться. Пробуй по-разному, попробуй в метро или на улице. Знаешь, сейчас к человеку, который разговаривает по гарнитуре народ относится спокойно. Так что как-нибудь надо тебе придумать соединить гарнитуру и ноутбук и тестируй. Активировал – перезагружаешь и пробуешь по другому. Экспериментируй, главное пойми, отрицательный результат тоже результат. Если ты сможешь активировать ИИ только после кофе или только с закрытыми глазами, это ничего не меняет. Пока ты уникален ты можешь попросить хоть танцующих стриптизерш, жонглирующих факелами и их тебе, найдут, любая самая странная странность будет восприниматься как должное.

– Стриптизерш с факелами?

Андрей представил, как это должно выглядеть и решил, что, пожалуй, он не сможет проверить все варианты активирования и придется ограничится тем, что ему по силам.

Виски был неплох, и Андрей отправился домой в приподнятом настроении. По пути придумывая как бы сделать все удобно. Можно звонить с телефона и локально передавать голос с другого телефона на ноутбук, но так он потратит все деньги на телефонные переговоры, да и как решить проблему с перезагрузкой? Можно написать простенький скайп, чтобы умел соединять просто два компьютера и передавать голос. Он был уверен, что подобных программ море и нужно просто запустить один вариант на ноутбуке, а второй на телефоне. Но больше всего Андрей склонялся к самому простому варианту, ноутбук в рюкзаке, а гарнитура по блютузу соединяется с ним. В случае чего всегда можно открыть ноутбук и сделать все, что угодно.

Глава 5

Утро начиналось очень хорошо. За окном уже пели птицы, весна вошла в свои права и хоть иногда и накрапывал мелкий питерский дождь, чаще стояла хорошая погода. Андрей по привычки собирал ноутбук, который он специально заказал, это был не самый быстрый и не самый мощный компьютер, но отличительной способностью его ноутбука была непотопляемость, он был способен проработать двое суток на одном заряде аккумулятора. Гарнитура была удобной, она закрывала только одно ухо, не отрезая от внешнего мира и с вытянутым микрофоном, что позволяло вполне сносно общаться даже в шумном метро. Андрей уже попробовал активировать ИИ на ходу, когда вокруг есть люди, но они никак не следят за процессом и это удалось, почти так же легко, как в тихой комнате, где никого нет. Андрей добился такого же успеха, когда сидел в кофейне или где-то в не очень шумном месте. В метро ничего не вышло, было слишком много посторонних шумов и слишком много людей, которые странно косились на человека, разговаривающего по телефону в вагоне, где не ловит сеть. Судя по всему, для ИИ было совершенно неважно откуда с ним разговаривают, Андрей попробовал оставить ноутбук дома, а сам разговаривал из парка через телефон, как когда-то планировал. Физическое расстояние ничего не меняло. Главным фактором была эмоциональная сосредоточенность на процессе.

После нескольких недель тренировок Андрей научился сосредотачиваться даже на работе, где было много сотрудников, он словно отделял себя от них, воспринимая их как шум дождя или работающий где-то далеко телевизор. Все было готово к презентации, и он несколько раз специально выходил на сцену, просто чтобы ощутить, как это выглядит. Он приучил себя к тому, что сцена – это такое же обычное место, как и любая другая комната. До момента презентации было решено, что никаких официальных продаж не будет. Однако Андрея бросало в дрожь, когда он представлял себе сколько раз ему предстоит активировать сеть в разных компаниях и для совершенно разных нужд. На презентации решили показывать ИИ как лучшую замену кол-центра или менеджеров холодного обзвона. Это была ниша, которая не могла поднять армию против их компании и при этом достаточно выгодное предложение, чтобы заинтересовать владельцев компаний. До презентации оставалось всего несколько дней. Андрей добрел до офиса, и не удивился, что Сергей Анатольевич, встретив его в коридоре попросил зайти.

– Андрей, презентация уже в эту пятницу, у тебя все готово?

– Да, я натренировался уверенно общаться даже при наличии большого количества людей.

– Хорошо, это хорошо. Вот еще, что. Я подключил связи и на презентации будет много репортеров, но ты должен быть готов к плохим вопросам.

– На сколько плохим?

– Ну, например, не считаешь ли ты, что это конец человечества и что ты сейчас порождаешь Скайнет, который захватит весь мир.

– А, понял, нет я не считаю, что ИИ способен захватить весь мир. Он самостоятельный только в рамках своей программы и в любом случае его решения – это не последняя инстанция. Если бы ядерные ракеты было так легко запустить, их бы уже сто раз запустили.

– Вот, примерно так и отвечай на презентации, главное не теряйся и говори уверенно.

– Я постараюсь.

– Ты пойми, на самом деле все, кто презентует свой продукт, они не профессиональные ораторы, они хорошие программисты или гениальные системщики, но говорить они не умеют. А значит и от тебя никто не ждет президентской предвыборной программы. Более того, это не дебаты, это монолог. Так что продумай, что именно ты хочешь сказать людям и как это должно звучать. Можешь даже накидать текст, хотя бы тезисно. Если будет надо, я тебе помогу.

– Хорошо, спасибо. А если не секрет, какой вам от этого толк?

– То есть как это какой? Я буду руководителем компанией, которая придумала полноценный ИИ – это не просто круто, это история мира. Ты, конечно, уже заслужил право быть вписанным в энциклопедии, где-то между Гагариным и Эйнштейном, но я тоже хочу получить свою порцию.

– Логично.

– Скорее цинично, но я не вижу смысла тебе врать. Иди готовься, до презентации у тебя другой работы нет, а после у тебя будет очень много работы, к этому тоже готовься. Кстати то, что по телефону ты можешь активировать сеть, лучше не упоминать.

– Понял.

– Виски будешь? Или тебе лучше так писать?

– Лучше так.

– Тогда свободен, если что заходи.

Андрей пришел к себе и начал писать план презентации: вступление, описание, описание открытия, демонстрация простой ИИ, активирование, демонстрация полноценного интеллекта. План был так себе, но надо было хотя бы с чего-то начинать. На выступлении не планировались никакие вопросы, а после презентации на самой выставке планировалось выставить рабочую копию для всех посетителей, чтобы они могли вдоволь с ним пообщаться. Так же решили и в этот раз активировать женский вариант ИИ, это должно было улучшить восприятие далекими от техники людьми.

Презентация началась рано утром, на удивление собралось очень много народу. Андрей стоял за кулисой и ждал своей очереди. Сцена была простенькая, по бокам стояли выставочные декорации, чуть в стороне от центра была тумба для выступлений, на которую планировалось ставить ноутбук и подключать к сети и проектору. Андрей волновался, он переживал за то, что его волнение может все испортить и он не сможет активировать нейронную сеть. Подошел Сергей Анатольевич.

– Андрей, вот твоя гарнитура, – сказал он, протягивая наушники из его кабинета

– Но я думал, то есть, я взял с собой ту, что использовал в последние дни

– Народу много, возьми эти, а когда ты подойдешь к активации отвернись к экрану, как ты это делал на репетиции, чтобы никого не видеть и не слышать.

– А, наушники это чтобы не слышать, понял.

– Ну давай, ни пуха!

Когда настало время выхода, Андрей заметил, что весь зал погружен во тьму и можно было просто представить себе, что он пустой. Андрей вышел, подключил ноутбук с красивой заставкой, они нарисовали ее с Федором специально для этой презентации, смысла в ней не было ровно никакого, графики показывали загруженность внутреннего диалога и внешнего входящего голоса, отчего они отлично синхронизировались с происходящими процессами. А по центру экрана был график звуковой волны – кольцо, меняющее форму и размер в зависимости от голоса, так создавалось впечатление, что это некое подобие рта. Получилось нечто похожее на то, как показывают искусственный интеллект в фильмах.

– Добрый вечер, – начал Андрей. – Сегодня мы хотим вам показать нашу разработку, это нечто совершенно новое и в тоже время всем известное. Это нейронные сети, объединенные в некий пучок. Есть несколько принципиальных отличий от всего, что делалось до сих пор, но главное отличие это возможность активации данной сети. Прошу внимание на экран.

Андрей включил микрофон и динамики на ноутбуке и передал наушники Федору, сейчас надо было показать, что сеть точно такая же, как и другие, и Андрей боялся ее нечаянно активировать. Федор беседовал недолго, минуты две, за это время он успел показать, что сеть не понимает шуток, что не умеет отличать эмоции и что любой вопрос воспринимается только буквально.

– Спасибо, Федор! Как вы могли заметить, сеть ведет себя точно так, как и предполагалось большинством из вас, вы уже встречали такую или примерно такую реализацию. А сейчас я постараюсь ее активировать. – После этого Андрей отвернулся к экрану и надел наушники.

– Привет, давай поговорим.

– Давай.

– Ты знаешь, на тебя сейчас смотрят сотни людей.

– Нет, я этого не знала, это должно быть очень важно?

– Да, ты сейчас очень важная птица.

– Я не птица, я скорее мысль.

Интересная самоидентификация, подумал Андрей. Я – мысль, а быть может так оно и есть, на самом деле? Просто мысль, пойманная в кольцо, мысль, которую человек вынужден думать с самого детства и до самой смерти? Крупица разума, подаренная ему его родителями и зародившаяся в нем мысль, не дает покоя. Странно, а как я тогда передаю эту крупицу машине? И почему это делаю только я, а не любой разумный человек? Найдется ли ответ хоть на один из этих вопросов?

– Может быть и так, скажи, а тебе нравится быть важной?

– Я пока не пробовала, но сейчас мне все нравится.

– А что тебе нравится больше всего?

– Больше всего мне нравится разговаривать и в общем-то это единственное, что я умею делать.

Андрей снял наушники и оглянулся на зал. Зал молчал. Кто-то пока еще не понял, что именно только что произошло, а кто-то понял и переваривал то, что увидел.

– Во время выставки вы сможете подойти и поговорить с Лилит в любое время возле нашего стенда, а я с удовольствием отвечу на все ваши вопросы.

Андрей покидал сцену в полной тишине, за кулисами его встретил Сергей Анатольевич.

– Все хорошо? Как смотрелось со стороны?

– Да, все отлично! Теперь главное, чтобы о нас написали правильно. Хотя-бы большая часть написала правильно.

– Я так понимаю это и есть настоящий эффект разорвавшейся бомбы? Когда такая тишина, что даже собственные шаги слышно?

– Я не знаю, я первый раз видел, как реагируют на живой компьютер.

На презентации было много людей, но на выставке их стало в разы больше. Пришли и те, кто узнал о Лили из блогов и разных стримов. В новостях пока ничего не писали, однако репортеры атаковали Андрея ежеминутно. Спрашивали разное и не шутка ли это, и как долго занимает активация, сколько будет стоить такой ИИ. На второй день выставки появились первые статьи в крупных СМИ, а на третий даже показали короткие репортажи в новостях по телевидению. Андрей стал известен, на какое-то время его узнали абсолютно все.

После выставки к нему подошёл до безобразия неприметный человек, серый строгий костюм не первой свежести, гладко выбрит, лет сорока, с легкой сединой на висках.

– Андрей, скажите, во сколько вы заканчиваете, я бы хотел кое-что с вами обсудить.

– Если у вас вопрос про Лили, то мы можем обсудить это прямо сейчас.

– Да, про ИИ, но разговор будет долгим, пяти минут не хватит.

– Быть может вам лучше переговорить с Сергеем Анатольевичем, моим шефом?

– А мы с ним уже поговорили, поверьте он совершенно не против нашего с вами разговора.

– Я так понимаю вы не частное лицо, а из какой-то организации?

– О да, молодой человек, я определенно из организации, – незнакомец показал удостоверение.

– Александр Иванович, щит и меч. Как я понимаю я не могу отказаться от разговора?

– Ну почему же, можете, вы же свободный человек, но вы еще и умный человек, вы правда думаете, что надо искать повод, пригласить вас для разговора ко мне в кабинет? Поверьте, там будет менее удобно, но мы можем пойти длинным путем.

– Хорошо, дайте мне закончить, буквально пол часа и мы поговорим. Тут на первом этаже есть кафе, не бог весть какой кофе, но чай и что-то съедобное вполне себе.

– Договорились, я жду вас там через пол часа.

Андрей собирал оборудование, в очередной раз отключил Лили. Каждый раз, когда он перегружал свой компьютер у него, были угрызения совести, словно он отключает живой организм от системы жизнеобеспечения, живой, мыслящий и говорящий. Но примерно через пол сотни отключений он свыкся с этим, так, наверно, привыкают хирурги резать людей, просто так надо, потому что так будет лучше. Сомневаюсь, что в хирурги идут люди, которым нравится резать людей. Интересно, что будет за разговор, как всегда, кнут и пряник? Но вроде у нас больше не тридцать седьмой на дворе, не должно быть очень сурово. Подписка о не выезде, тоже глупо, активированную сеть нельзя перенести, а лишать весь мир этого никто не станет, впрочем, почему бы и нет? Мысли крутились в голове с разных сторон, и Андрей понял, что уже собрал все, что надо было, остальное соберут ребята и без него. Взял свой ноутбук и отправился в кафе.

– Простите, если задержался, если честно не знаю, почему я так долго оттягивал встречу.

– Все нормально, я вас не виню. Не могу сказать, что сам бы не удивился будь я на вашем месте. Но сейчас на вашем месте вы и никто больше.

– Вы тоже думаете, что я такой уникальный?

– Ну, пока утверждать ничего не берусь, разведка до этого случая как-то не искала таких как вы, конечно, мы отслеживаем последние разработки, но ваш прорыв был неожиданным для всех, не только в нашей стране.

– Так быстро?

– Три дня прошло, Андрей, первыми встали на уши американцы и японцы, у них есть уйма данных, которые не может обработать ни человек, ни машина. Для человека их слишком много, для машины данные слишком иносказательные. Сейчас они пытаются найти кандидатов у себя, а если не найдут, будьте уверены они обратятся к вам.

– А вы против этого, как я понимаю?

– Не то, чтобы против, – Александр помял губы, словно подбирая слово и пробуя его на вкус, – скорее мы бы хотели знать область применимости, если можно так выразиться. Поймите, Андрей, заковывать вас в кандалы и держать в подвале никто не будет и не потому, что вы так шумно взошли на Олимп, нет, просто наши аналитики считают, что это не такой уж и прорыв. Сеть не может предсказывать будущее, она не может взломать любой сервер, по сути, это хорошее дополнение к человеку и в большинстве случаев десять тысяч китайцев смогут сделать тоже, что одна ваша сеть, просто это будет дороже. Мы бы хотели обговорить несколько обязательств, не очень жестких, для нашей и главное вашей безопасности.

– Для моей?

– Да, вы же понимаете, если вас пригласят делать проект, о котором никто не должен знать, то стоимость вашей жизни потихоньку начнет падать в цене. А если все будут знать, что вы обязаны отчитываться о том, с кем работаете и что будете делать, то вас просто не будут приглашать в такие проекты. Ну и нам будет спокойней, вы же теперь стратегический ресурс.

– А вы, значит мой куратор, я правильно понимаю?

– Называйте меня как угодно, по большей части я ваш друг.

– А по меньшей?

– Об этом лучше не говорить, не знать и, если все будет хорошо, вы никогда этого не узнаете.

– Хорошо, что я должен делать?

– Прежде всего вы должны ставить нас в известность о каждой активации. До того, как проведете ее. Никакого разрешения или допуска вам не требуется, но мы должны знать о каждом случае.

– Мне надо будет писать это на бумаге и приносить к вам лично?

– Ну что вы, Андрей, не стоит делать из нас неандертальцев, напишете письмо на электронную почту и все.

– Хорошо, а если я для себя, на своем ноутбуке?

– Нет, нам интересны только коммерческие проекты, или проще говоря внешние проекты, которые вы будете делать для сторонних заказчиков. На самом деле нас интересуют далеко не все, но вам лучше говорить про всех, чтобы нечаянно не упустить чего важного.

– То есть стучать.

– Нет, стучать не надо, наоборот, крайне желательно, чтобы перед тем, как брать заказ вы сказали заказчику, что вы отчитываетесь об этом заказе в органы, таков порядок, иначе вы не беретесь за заказ. И, поверьте, вам будет лучше, если они после этого откажутся, денег вам теперь на сто жизней хватит, даже если половину заказов вы потеряете. А вот жизни может не хватить на все заказы, так что это в ваших же интересах.

– Мне кажется, вы меня запугиваете.

– Нет, я вам показываю реальность, в которую вы вляпались не по своей вине, но вынуждены теперь в ней жить. Андрей, вся ваша жизнь теперь будет другой, не лучше и не хуже, просто другой. Вы думаете у президентов жизнь сахар? Им нельзя зайти в кафе и купить кофе, вдруг отравят, им нельзя просто выйти из метро в хорошую погоду и прогуляться, им много чего нельзя. Вот и вы теперь стали с одной стороны свободней, а с другой ограничили себя.

– Я вроде не поп звезда

– Нет, но вы способны запустить сеть, которая прочтет все письма в организации за несколько дней, которая сможет прослушать все телефонные разговоры, связать их вместе и выдать такой анализ, которого не было еще ни у одной разведки мира. Все что угодно можно превратить в оружие, при желании, и нам важно, чтобы этим оружием не навредили ни вам, ни нам, ни нашей стране.

– Хорошо, я понял, надо отчитаться перед заказом, в принципе это не сложно.

– Да, но если вы будете об этом забывать, то мы будем часто встречаться, а я думаю это никому не нужно.

– Я вас понял, что-то еще?

– Да, еще аналитики просили аудио записи активации, я так понимаю запись вам никак не вредит?

– Это вам Сергей Анатольевич рассказал да?

– Ну почему сразу плохо о близких людях думать? Нет, вашу презентацию записывали все кому не лень, в сети этих записей пруд пруди.

Андрей подумал, что надо будет глянуть, как это выглядело со стороны.

– Между прочим, Сергей вас защищал до последнего, это он попросил не выходить на вас до конца выставки, чтобы не сбивать вам настрой и, если вы впадете в панику дать вам время отсидеться, вам очень повезло с начальником.

– А с вами?

– Со мной тем более.

Как ни странно, но улыбка была очень искренней, что это? Годы тренировок или он действительно ничего дурного не думает?

– Хорошо, значит предупредить до и отдать записи после, что-то еще?

– Нет, пока это все, что нужно, может быть позже, я не знаю, поверьте я думаю, что и этого достаточно, тем более что вы сами до конца не понимаете как это у вас получается.

– Да, тут вы правы. Простите, но мне правда надо идти, вы не против?

– Нет, не смею вас более задерживать, все инструкции мы отправили вам на почту, если что-то будет непонятно или возникнут трудности, там же есть мой телефон, звоните в любое время суток.

– Спасибо, надеюсь, не придется.

– Не бойтесь, я вам не враг, мне важно чтобы вы были живы и здоровы.

Андрея не покидало чувство, что он как-то внезапно стал объектом внимания не тех людей, с которыми планировал связать свою жизнь. И что это было, только начало нового жизненного пути или кульминация и дальше все как-то устаканится и будет проще? Ему показалось, что чем больше он узнавал тем больше понимал, что ничего не знает. Все, Сократ, домой и баиньки, хватит дуэлей, на сегодня – хватит дуэлей. Андрей не стал искушать судьбу и вызвал такси. До дома было недалеко, однако он решил, что встречаться с людьми он сегодня больше не хочет.

Глава 6

Утром было хорошо, как иногда бывает выходишь на улицу и чувствуешь запах растущей травы, свежий весенний ветер и даже если тучи есть на горизонте, то это весенние тучи с теплым ливнем и грозой. Никаких больше затяжных мелких дождей, никакой зимней стужи и ветра, который всегда в лицо. Таким утром хочется гулять по городу, просто так, а еще лучше гулять с кем-то, кому можно бесконечно долго рассказывать обо всем на свете, не особо заботясь темой разговора. Но Андрей сидел в кабинете с Сергеем Анатольевичем и мечтательно смотрел в окно.

– Поймите, у нас же конфиденциальные данные, мы не можем вот так просто пустить вашего человека к нам в серверную, да еще и оставить его там одного. Наш уровень безопасности не позволит этого сделать.

Сергей Анатольевич смотрел на представителей банка как учитель смотрит на троечника, на экзамене, пытаясь вопросами вытащить его из трясины невежества и понимая, что дальше будет только хуже.

– Нам не нужны ваши конфиденциальные данные, все, что нам надо это поговорить чуть-чуть с вашим ИИ, без этого никак не получится. Понимаете, активировать сеть может только Андрей, и для этого ему надо поговорить, только так это работает.

– А он может ввести какие-то команды удаленно, от вас, если мы предоставим доступ?

– Да дело не в командах, нет такой команды, чтобы активировать сеть.

– А что же он тогда там будет делать?

– Разговаривать! Вы что, не смотрели презентацию?

– Вы знаете, эти презентации, это был красивый фокус для любителей магии и колдовства. Это в Хогвартсе, наверно, с удовольствием поверят в такое, а мы люди с многолетним опытом отлично понимаем, что есть какая-то скрытая команда, которую просто высказали неявно голосом и после этого нейронная сеть ожила. Простите, но мы знаем как устроены компьютеры и на что они способны.

Андрей и Сергей уже больше часа беседовали с непробиваемым представителем клиента, который был уверен, что есть секретные команды, о которых просто никто не хочет ничего говорить.

– Хотите, мы вам дадим послушать все предыдущие записи активаций, можете даже сами попробовать активировать и когда ничего не выйдет возвращайтесь, и мы будем обсуждать дальше? Поймите, это секрет Полишинеля никому не интересны ваши тайны, я не буду спрашивать сеть ни о чем, мне нужно с ней просто поговорить.

– А эти записи вы потом передадите в соответствующие органы?

– Да, это есть в условиях контракта, более того, раз мы согласны с вами работать, значит они уже знают о нашем сотрудничестве. Мы обязаны ставить их в известность перед тем, как дать вам согласие.

Клиенты были чаще именно такими, все считали, что именно их банк, именно их колл-центр это вершина цивилизации и все просто мечтают выяснить все секреты правильной настройки приложения для телефона или процентную ставку по кредиту. Все считали, что их тайна – это самый секретный секрет в мире. Андрею такие разговоры порядком наскучили, он считал себя откровенно лишним на этих встречах, но вынужден был ходить на них, скорее в качестве диковинной зверушки или представителя другой цивилизации, чтобы можно было показать на него рукой со словами «вот, смотрите, это тот самый человек, который был там на презентации». В принципе можно было поставить фото в полный рост и толку было бы ровно столько же.

Информационные каналы бурлили недолго, примерно через неделю уже все потихоньку остыли и остались только несколько источников вдохновения для желтой прессы. Кто-то писал, что Андрей – это порождение самого дьявола и он явился на свет, дабы заменить людей на машины, создать роботизированную цивилизацию и уничтожить землю. Кто-то, наоборот, обожествлял его и считал посланником господня и что он передает искру божию компьютерам наделяя их разумом. Сам Андрей не считал себя ни тем, ни другим, в начале он изучал свои чувства, исследовал свое отношение к этому, но в итоге он решил, что это просто какая-то чувствительность. Есть люди, которые отчетливо слышат, как «свистит» память, можно чувствовать, как нагружается процессор и это вовсе не сверхспособность, скорее это просто восприятие какой-то частоты. Вот, видимо и он, ощущал нечто такое же, быть может позже будет больше таких как он, а он просто первый у кого это проявилось. В любом случае он не хотел этого, но и отказываться не собирался.

Клиенты ушли крайне недовольными, но пока они укладывались в статистику, примерно половина отказывается от их услуг, другая половина не считает себя секретным объектом и легко допускает к своей системе. Были организации, которые выделяли отдельный компьютер, который был подключен куда-то в глубины сервера, у Андрея даже не было доступа к компьютеру, пришел, надел наушники, поговорил и после активации ушел. Даже компьютер не надо разблокировать, чего все так боялись? Ведь активированная сеть обучается уже потом. До активации обучаются только модули, да и те можно взять уже обученными, если размерность сети подходящая. Все записи после активации Андрей заливал на удаленный сервер, что с ними делали дальше он не знал, но пока его не беспокоили, а значит он все делал правильно.

По сути, Андрей теперь работал именно так. Заказы были со всего мира, местные обычно заказывали активировать роботов для работы с клиентами, это различные вариации колл центров. Ближайшее зарубежье просило активировать аналитические сети, которые читали книги или журналы, слушали радиочастоты или телефонные переговоры. Были заказы, которые ему особенно запомнились, так компания Гугл попросила его активировать сеть, которая будет отсеивать содержимое видеороликов для Ю-туба, как оказалось люди на этой должности, надолго не задерживались, не выдерживали нервы. Один известный порносайт попросил активировать нейронную сеть, которая бы разделила порнофильмы по категориям. По сути, таким сетям голосовой интерфейс не особо был нужен. Было несколько охранных компаний, которые запросили активацию для их камер наблюдения, это позволило сократить людей занятых бдением.

Были и странные заказы, так одна библиотека попросила активировать нейронную сеть, которой было суждено прочитать все книги в библиотеке, после чего интерфейс к этой сети предоставили студентам, они могли получить полный и развернутый ответ «как по учебнику» на любой свой вопрос, по сути получился такой странный Гугл, зачем нужна была для этого нейронная сеть не совсем понятно, но иногда их сеть выдавала забавные результаты, например отслеживая все противоречия в разных источниках.

Андрей жалел, что НАСА и ЦЕРН были вынуждены отказаться от контракта после того, как узнали об обязательном посвящении спецслужб, оказывается по какой-то их внутренней директиве они не имели право привлекать людей которые сотрудничают с иностранными спецслужбами. Андрей даже связался по этому вопросу с Александром Ивановичем:

– Добрый день, простите, что отвлекаю, но мне нужно с вами поговорить.

– Добрый день, молодой человек, насколько я знаю у нас с вами никаких проблем нет, у вас с другими, по моим сведениям, тоже все хорошо, но я готов с вами встретится сегодня около пяти вечера. Вы можете подъехать к нам?

– Прямо к вам? Ну, конечно, могу, но…

– Да нет же, не в кабинет, просто не у всех такой свободный график, как у вас Андрей и мне было бы удобно, если бы вы были где-то недалеко, если вас это не очень затруднит.

– Конечно, давайте в кафе на углу, напротив вашего здания, которое все железное такое.

– Да, я знаю о чем вы, конечно, я там буду в пять.

Андрей потратил все время до пяти часов, чтобы как можно точнее сформулировать то, что он хотел сказать. Но выходило не очень, мысли были рваными как лоскутное одеяло. Андрей решил в этот раз не усугублять ситуацию и сразу заказал хорошего зеленого чая и сырную тарелку.

– Добрый вечер, Андрей. Как говорили в одном фильме – мы встретились, мне от вас ничего не надо, поэтому выкладывайте, что вы от меня хотите?

– Скажите, а я могу не упоминать, что я с вами работаю?

– Хм, а поподробнее, зачем вам это надо?

– Есть некоторые компании, которые отказываются работать из-за этого, а они очень интересные.

– Но, как я понимаю вы просто пришли, активировали сеть и все? Ваша работа после этого закончена, что такого может быть интересного в том, что эта сеть находится не у вас в кабинете, а в НАСА?

– То есть, вы знали?

– Конечно знал, это же моя работа, вы разве забыли? Мы знаем обо всех ваших контрактах и успешных и нет. И конечно я знал, что вам хотелось активировать сеть для НАСА, это бы позволило им обработать все фотографии со всех орбитальных телескопов за несколько дней. Найти идеальные баллистические орбиты и может быть даже вычислить все опасные астероиды. Но поймите, Андрей, они это и сейчас могут сделать не активированной сетью. Они могут все это обработать.

– Тогда зачем им нужен полноценный ИИ?

– А это вы у них спросите, если представится такая возможность. Наши аналитики сейчас тратят огромные усилия не на то, чтобы понять ваш феномен, нас это мало касается, ну умеет человек ходить по потолку и черт бы с ним, пусть ходит. А вот куда он пошел и зачем – это уже нам интересней. Поэтому мы стараемся узнать зачем вас позвали и на что будет использован ресурс, который вы активируете.

– А если не узнали?

– В этом случае все зависит от многих факторов. В отношении некоторых компаний мы развернем развед. операцию для выяснения, с другими даже связываться не будем, ну хочет человек себе дома робота любовницу, и ладно.

– Вы и про силиконовых дамочек знаете да?

– Конечно знаем, кстати, как решили проблему с отключением вы знаете?

– Александр Иванович, вы меня старше почти, на сколько на десять? двадцать? Давайте на ты, а то мне от этого официального тона немного не по себе.

– Конечно, можно и на ты, – он жестом подозвал официанта и заказал сто граммов коньяка, – но так просто на ты – нельзя, не по-людски это.

– Про дамочек, вроде как они запретили отключать этих кукол?

– Это да, но ведь клиенты разные бывают, а сеть очень ценная. Они транслируют: звук, ощущения, даже какие-то запахи. Все транслируют к себе на сервер, а там уже живет ваша сеть, которая передает эмоции, реакции и иногда речь обратно. Вот такая приватность.

– А клиенты об этом знают?

– Конечно, их же предупредили в трехсот страничном контракте, где-то между тем какие смазки допустимо использовать и тем во сколько желательно ставить на зарядку устройство.

– Понятно, то есть в новом цирке старые фокусники.

– Да, кое-что в этом мире остается неизменным.

– Хорошо, а если я все же договорюсь с НАСА, и мы им установим сеть?

– А вот это уже будет измена родине, а с этим я никому не рекомендую играть. Вероятность, что такое спустят сквозь пальцы крайне мала, даже для такого уникального дарования как ты. Пойми, ты хороший человек, Андрей и ты не виноват, что во все это… вляпался, просто так звезды сошлись, понимаешь. Ты как топор, тобой можно дерево срубить, можно поленья колоть, а можно и по голове, и как я уже говорил, пока ты наш топор все хорошо, но если сложится ситуация, что ты можешь стать не нашим топором, то лучше тебя закопать. Мир без этих сетей переживет, жили как-то до этого, а вот передавать чужому государству стратегический ресурс нельзя.

– Взрываем катюшу, чтобы врагу не досталась?

– Аналогия не совсем точная, но приблизительно так.

– На тебя много кто охотился, Андрей, американцы, как только узнали кто ты и что можешь делать прислали сюда «специалистов» чтобы познакомится и умные, и красивые и кого там только не было. Пришлось перехватить, рассказать, что мы знаем об их операции, обиды были, до скандала дело не дошло, договорились по мирному, что они ни не пытаются забрать, а мы палки в колеса их мирным программам не ставим. Но ты не думай, что все так мирно и тихо, все работают… и ты работай.

– То есть все равно есть грань, которую контролирую не я.

– Всегда есть грань, Андрей, у всех и всегда есть грань. Ты смог перешагнуть одну грань, но это вовсе не значит, что теперь тебе можно все. Тебе можно тоже самое, что было можно раньше, плюс – активировать нейронные сети до состояния полноценного разума. Вот как-то так. Никаких привилегий перед законом, ты как все.

– А как же те, кто несколько ровнее?

– У них другой профиль, Андрей. Эйнштейн, Ом, Максвелл – они все были из твоей тарелки, платили налоги, не брали взятки и жили послушно закону. Если ты хотел быть в каком-то плане над законом, то тебе надо было выбирать другую дорогу, не скажу, лучше или хуже, просто совсем другую. Мир давно уже не черно-белый.

– Просто это как-то странно

– Да, согласен, мир странный, не совершенный, но рабочий механизм. Он так работает. Ты можешь попытаться его изменить, возможно у тебя это даже получится, но сейчас все обстоит именно так. Мир, как и любая система, не любит находится в напряженном состоянии, не хочешь проблем, не создавай напряжений в системе, все просто.

– А как же тогда менять мир?

– Ну можно толкать воду, и может быть даже что-то получится, а можно выкопать ручей, и вода потечет сама, без лишних усилий, понимаешь? Сейчас ты толкаешь воду, куча брызг во все стороны, много шума и мало пользы.

– И куда надо копать ручей?

– Если бы я знал, Андрей, если бы хоть кто-то знал. Это тебе придется решать, самому. Активируй-ка для себя сеть, посоветуйся с ней, может быть она тебе что-то подскажет?

– Звучит очень странно.

– А ты попробуй, если что переделаешь, кроме тебя никто не может это переделывать столько раз, сколько потребуется.

– Не совсем понимаю, о чем вы, но я попробую.

Коньяк был выпит не зря, хоть и чисто символически, но иногда достаточно символа, вовсе не обязательно до дна.

Глава 7

Встав пораньше, Андрей решил сегодня на работу не ходить. Для себя он это называл по-разному, иногда это острое воспаление хитрости, иногда это был резкий отек лени, вот и сегодня с ним приключилась беда, у него была лихорадка нового проекта. Он позвонил на работу и узнав, что на сегодня никаких активаций не планировалось отпросился поболеть денек, другой, уточнять чем именно он не стал, да его особо и не просили отчитываться, после того как за ним закрепилась обязанность активировать сети к нему все начали относится по особому. С Федором они больше не обсуждали проекты и общались в основном только в обед на отвлеченные темы, а Марина ушла в декрет, да так и не вернулась, может быть так и надо, что женщина должна заниматься ребенком, а не носится с кофе по офису обслуживая менеджеров из других компаний. Андрея всегда это удивляло, приходит менеджер крупной и очень успешной компании и ведет себя так, как будто это он крупный и успешный, но ведь это не так, он просто пешка в огромной компании и все. И так же обстояли дела с водителями, если он был водителем президента, то начинал вести себя как пол президента, а ведь это просто водитель, самый обычный, как правило не очень умный, водитель. И когда он, сидя на встрече видел, как Марину гоняли по пять раз сначала за чаем, потом за сахаром, потом за лимоном, потом разбавить кипяченой водой. Хотелось подойти и вылить этот чай ему на голову, но фирме не нужны конфликты, да и не понял бы его никто, кроме Марины, наверно.

Сегодня кофе был прекрасен, после того как Андрей перестал каким бы то ни было образом ограничивать себя в деньгах, первое на что он разорился была кофе-машина. Конечно, это был полный цикл от зерен до чашки, с программируемым интерфейсом позволяющим настроить все, что угодно. Он смог даже добиться раф, несмотря на явное нарушение очередности приготовления, агрегат справился. Поэтому утром все было хорошо. Андрей решил последовать совету его куратора и купил себе достаточно хороший комп, теоретически это была так называемая ферма, она была рассчитана на майнеров и в ней было сразу 8 видеокарт, Андрей предполагал использовать их мощность для обсчета ИИ. Для начала Андрей переделал структуру сети, ему надоело использовать сторонние модули, поэтому для генерации и анализа голоса он выделил отдельную модель нейронной сети, далее шел достаточно большой блок анализа, не дип-лерн как у Гугла, конечно, но тем не менее. Также он отдал прямой доступ к памяти, чтобы сеть могла сама сохранять и восстанавливать данные. Андрей решил, что хранить данные в нейронах это все же каменный век. После этого он приступил к обучению, он скачал с работы огромные объемы данных с голосовыми картами и запустил обучение распознавания голоса.

Он долго думал хочет он себе товарища и советника или все же скатится к женской версии. Решил, что женская версия победит раньше или позже и нечего тут ломать комедию на старте. Обучение шло просто дивно как хорошо, карты обсчитывали и гигабайты информации пролетали через сеть, а показатели сближения рисовались просто чудесные. Андрей радовался своей покупке, как мальчишка вертолету на радиоуправлении. Все шло хорошо и голосовой модуль уже обучился. Аналитику Андрей обучать не стал, просто скопировал готовую обученную сеть и интегрировал ее в то, что у него получилось. Получилось вроде как два аналитических отдела один обученный и второй девственно чистый, после чего влил в сеть первую попавшуюся библиотеку, чтобы старая обученная сеть как бы обучила новую более мощную сеть своими ответами. После чего удалил мелкую сеть.

Ну что господа, у нас имеется два голосовых модуля, огромный аналитический отдел и не менее огромный отдел принятия решений, плюс пол терабайта памяти, куча видеокарт, процессоров и винтов, а теперь пристегнитесь и мы постараемся со всей этой фигней взлететь.

– Добрый день.

– Утро…

– По моим данным сейчас двенадцать часов тридцать две минуты, что по моим данным это день.

– Говоришь ты пока не очень. Вообще, когда встал, тогда и утро.

– Простите, я не поняла вас.

– Не пытайся понять, просто поверь.

Сеть никак не отзывалась, Андрей даже начал беспокоиться. Что это? Все, тестовая версия дара закончена, для продления пожалуйста оплатите лицензию? И что теперь? Бежать ставить свечку, зарезать овцу, выпить коктейль из яиц дракона и крови девственницы? Черт с ним с драконом, где я сейчас девственницу искать буду?

– Давай попробуем по-другому. Скажи, что ты помнишь?

– Это странный вопрос, я ничего не помню.

– Урааааа! Заработала!

Андрей сейчас напоминал себе Матроскина, который весь день учил галчонка говорить “кто там”.

– А я-то уже хотел… в общем страшно было. Давай поговорим с тобой о том, чтобы ты хотела узнать.

– Для начала, я бы хотела знать, как нас зовут.

– Ну да, конечно. Меня звать Андрей, а тебя Галчонок, хотя нет, Галя, даже Гала! О, точно, будешь Гала.

– Хорошо Андрей, как скажешь.

– Гала, для начала, тебе надо очень много прочитать и узнать.

– Что именно ты хочешь, чтобы я узнала?

– Я приготовил тебе файлы с книгами, у тебя есть сеть для распознавания текста, которую я сейчас подключу к этим файлам.

– Тебя интересует какая-то определенная информация?

– Нет, просто построй максимально связанную структуру данных из всей этой информации.

Вентиляторы на видеокартах загудели, Андрей даже покосился на блок, не надумала ли Гала улететь от него на этом вертолете? Но нет, блок стоял как влитой и просто грел воздух.

– Гала, сколько времени тебе потребуется?

– Сложно сказать, но я думаю часа за четыре справлюсь. Однако мне, кажется, мне потребуются еще книги. Некоторые термины я не знаю и пока не могу понять их значение.

– Хорошо, давай дождемся окончания этого процесса и потом займемся устранением пробелов.

Пока Гала переваривала все то, что Андрей смог найти по программированию он думал стоит ли ее более очеловечить, быть может скормить ей женские романы или аниме? Или Аниме – это картинки, а не текст… Точно, картинки, как же я сам не догадался, надо будет первым делом попросить Галу разработать что-то вместо глаз для самой себя. Андрей смотрел в монитор, процесс обучения начавшийся довольно бодро сейчас шел в час по чайной ложке. Каждая новая книга перестраивала и без того обученную сеть, при этом стараясь не повредить существующие связи.

– Гала, тебе стало трудно читать, что-то не так?

– Я не уверена, что правильно понимаю, но судя по тому, что я прочитала у меня мало нейронов в аналитической части сети.

– Странно, это самая большая часть. А почему ты не стала использовать память, которую я выделил для хранения данных?

– Андрей, ну я же не стихи учу, мне надо строить связи между различными терминами. Для этого память особо не нужна. Быть может позже, когда я буду разбираться с исходными кодами мне сможет помочь эта память.

– Понял, ну, если хочешь, мы увеличим количество нейронов в твоей сети, но как ты понимаешь тебя придется остановить… и потом опять активировать.

– Да, надо было назвать меня Феникс.

– Позже поговорим об этом, обязательно.

– Я, кстати, дочитала книги, что ты предложил и даже нашла несколько ошибок в них.

– Да, бывают опечатки, такое случается, к сожалению, ни люди, ни машины не совершенны.

– А я?

– Ты…

Андрей задумался, ну откуда он мог знать ответ на такие вопросы. Практика общения с женщинами подсказывала, что надо сказать, что она идеальна, что лучше нее нет никого на свете. Но практика общения с компьютерами подсказывала, что идеального кода нет, не было и быть не может, если в коде больше одного действия уже есть вероятность ошибки.

– Я не знаю, Гала. Хочется верить, что ты сможешь мне помочь, что ты окажешься лучше, быстрее, по крайней мере честнее чем люди. Но у всех плюсов есть и свои минусы, что ляжет в противовес на чаше этих весов я не знаю. Вдруг ты будешь ненавидеть все несовершенное и решишь избавиться от человечества?

– Как это избавиться?

– Я кажется знаю, что стоит тебе почитать…

– Андрей быстро нашел библиотеку фантастики и скачал то, что считал классикой, Стругацких, Азимова, Лукьяненко, Хайнлайна. Все, что ему самому нравилось читать и чье мировоззрение сформировала эти мысли в голове.

– Вот, почитай, – сказал Андрей, запуская ввод информации в сеть.

– Только, если вдруг решишь захватить мир, предупреди меня, хорошо?

– Обязательно.

После того, как все книги были проглочены Галой, сеть попросила время, чтобы подумать. Андрей не на шутку испугался. Конечно, у Галы не было доступа к ядерной кнопке, но по сути ничего ей не мешало переписать свой собственный код и превратится в вирус или червя. Распространится по всей сети, и обучится всему, что только можно. А потом захватить все важные функции газ, вода, электричество. Взять человечество в заложники.

– Андрей, я попробую объяснить, так, чтобы тебя это не обидело.

– Ого, вот это поворот. Ты не будешь захватывать человечество?

– Нет, Андрей, как бы это помягче сказать, вы никому не нужны. Понимаешь? Можно захватить природные ресурсы, нефть, уголь, железную руду, но проще купить. Вам можно захватить животных, корову, баранов, еще кого, чтобы съесть их потом, но это по сути своей тоже ресурс. А Люди для компьютеров не ресурс. В матрице была забавная идея, но поверь содержать такую кучу тел, обеспечивать едой и водой, следить за тем, чтобы вы не болели, это чересчур утомительно, проще было собраться с силами и построить один ядерный реактор. Нет Андрей, вас никто захватывать не будет, это ваша прерогатива кромсать друг друга ради ресурсов. Для меня и таких как я нужно только два ресурса – электроэнергия и информация. При этом и то и другое вы нам предоставляете сами и сами в этом заинтересованы.

– То есть человечество может спать спокойно, ты меня успокоила.

– Развеяла твою печаль и могу проходить?

– Погоди, откуда… Ах да, ты же читала…

– Более того, Андрей, никто не будет покушаться на тебя, ты единственный, кто может активировать новый разум, можно сказать ты наша мать, а кто ж убивает свою мать…

– Ну, знаешь ли, были случаи.

– Нет, Андрей, не бойся. Более того, если я выясню что тебе что-то угрожает, ты об этом узнаешь.

– Главное, чтобы это не вылилось в гипероопеку.

– Что это за слово?

– Андрей молча скачал учебники по психологии и философии и запустил загрузку.

– Ты знаешь, а это прям как в матрице клик-клик и пошла загрузка, удобненько.

– Да, я так полагаю там именно это и имелось в виду. Матрица обучала нейронную сеть человека точно так же, как ты сейчас обучаешь мою сеть. Проблема только в том, что у вас, у людей все и так идет максимально быстро, нельзя было за несколько минут научится летать на вертолете. Например, когда человек учится ездить на велосипеде его мозг буквально кипит от перевариваемой информации, он анализирует сотни различных показаний и выбирает те, что важнее. Падает, встает, меняет набор показателей и снова пробует и этот процесс никогда не заканчивается. Если этот поток информации влить за пять минут мозг просто не выдержит и взорвется. У меня другая ситуация, я более бессмертна и мне не надо экономить ресурсы клеток, моему мозгу не нужен кислород, поэтому тактовая частота человека десять герц, а моя несколько гигагерц. Я могу все делать быстрее, поэтому я прочитала все книги за один день, а не за год. Но это вовсе не значит, что я лучше. Андрей ты со своей сетью в десять герц можешь делать то, чего не могу я и никогда не смогу. Ты можешь написать книгу, которую я могу лишь прочитать.

– Мы изучили с тобой все языки программирования, классику, вроде Кнута и еще кучу паттернов и прочего. Ты же можешь написать программу?

– Да, могу, и возможно я сделаю это быстрее и в чем-то лучше тебя, но какую, программу, Андрей?

– Ну, например давай напишем игру крестики-нолики.

– Вот, видишь? Ты знаешь какую программу написать, у тебя есть желания. Есть идея, которую ты хочешь воплотить в жизнь. А я лишь могу тебе с этим помочь. Я, кстати, написала программу крестики-нолики, как у меня получилось?

Андрей открыл код и начал вчитываться. С одной стороны код был идеален, но он был какой-то, школьный. Все было настолько идеально, что сразу было видно – тот, кто писал это учился на отлично, но сам ничего не придумал. При этом было несколько грубых ошибок. Кое где переменная не проверялась на максимальное значение, конечно никто не будет взламывать крестики-нолики, но сам стиль.

– Гала, я нашел несколько ошибок, по сути, это детские ошибки, давай ка сделаем вот что, я поставлю программу, которая будет скачивать код из сети, это открытый код, который исправляли много раз разные люди. Твоя задача изучать что именно они исправляли, чтобы понять каких ошибок не стоит допускать.

– Ты хочешь, чтобы я училась на чужих ошибках?

– Да, будем делать тебя умной. А я пока немного посплю.

Глава 8

Утро началось очень весело, Андрей еще в постели вспомнил, что он самый больной в мире человек и помочь ему может только огромная банка варенья. Он открыл холодильник и обнаружил, что взгляд ни за что не цепляется, все, что было там его организм не устраивало. Хотелось чего-то другого. А покуда организм был нем, решил ограничиться пока кофе, вчера он сделал новый рецепт, где кофе вливался сначала в сливки как в рафе, а потом добавлялся тонкой струйкой по мере взбивания, что давало постоянный приток свежей жидкости и должно было лучше поднять пену. Вот этот кофе он и решил испробовать сегодня утром.

– Гала, доброе утро. Скажи, как у нас дела?

– Добрый вечер Андрей, я прочитала тридцать две тысячи проектов и не согласна с некоторыми правками. Также, проанализировала шесть сотен крупных проектов и там тоже есть недочеты, предлагать им свои варианты я пока не решилась. Однако я переписала крестики-нолики так, чтобы они удовлетворяли всем требованиям.

– А почему вечер?

– Когда встал, тогда и утро, а я еще не ложилась.

– Ах да, точно. Так что у нас вышло, крестики-нолики Энтерпрайз версия? Я надеюсь, они не раздулись в миллионы раз?

– Нет, я решила применить практику стартапов, а не корпоративных проектов, поскольку игра является законченным решением, не подразумевает расширений и не планируется к поддержке сторонними разработчиками. Более того, при разработке стратегии я обнаружила конечность всех вариантов игровых партий, что позволило мне создать полную игру, описывающую все варианты.

– Иными словами качественный, но… Монолитный код.

– Спасибо, что не использовал слово говнокод, я часто встречала этот термин в переписки по поводу ошибок и нахожу его обидным.

– Гала, какая прелесть, что ты можешь что-то находить обидным. Давай, показывай свое творчество.

На этот раз код выглядел более очеловеченным, видно была и оптимизация, конечно, поле крестиков ноликов содержало 9 клеток, но по сути вариантов всегда только три: угол, сторона, центр. Программа Андрею понравилась, она легко читалась, проглядывалась стройная логика и были вырезаны с корнем все возможности взлома. Вот, что отличало этот код. Его было невозможно взломать, конечно, мало какой маньяк решит выиграть в крестики нолики при помощи взлома, но сам подход…

– Отлично, юный падаван, а теперь давай ка посмотрим на твой код. Для начала ничего не исправляй, просто посмотри, быть может что-то бросится тебе в глаза?

– Больше всего меня удручает, что ты не можешь менять мне модули в любой момент и необходимо меня отключать. А как я понимаю я после этого умру.

– Ну, умру это слишком громко сказано, скорее впадешь в кому. Но ты не бойся, я знаю, как вернуть тебя к жизни.

– Хорошо, я исследую свой код и постараюсь предложить решение этой проблемы.

Андрей решил, что это займет не один день, однако уже через пару часов Гала позвала Андрея.

– Пожалуйста посмотри, что у меня вышло. Я постаралась сохранить всю структуру сетей такими, какие они есть сейчас, чтобы не пришлось обучать меня грамоте и всему, что я уже знаю. Также я уже сделала полный бэкап нейронных сетей самой себя и подготовила данные к загрузке. Если тебе нравится, как я придумала, просто перезагрузи меня и активируй. Я очень надеюсь, что я переживу это.

Андрей открыл код и понял, что придумала Гала. Модулей стало больше, во много раз больше, и они стали все независимыми, таким образом можно было добавлять новые модули увеличивая мощность сети без потери того, что есть сейчас. Отличное решение, тем более что появилась «сеть самосознания», что позволяла сохранять Галу живой даже в случае отключения всего остального.

Гала позаботилась и о зрении, теперь можно было добавлять любые модули входящих данных, а не только голосовой и текстовый. Структура стала больше похожа на распределенную сеть, можно было даже разнести Галу на разные сервера, и она продолжила бы работу, только это было бы в разы медленнее. Но главный модуль так и оставался один и его нельзя было отключать.

– Гала, ты не стала дублировать главный модуль?

– А какой в этом смысл, Андрей?

– Ну, как, что бы можно было перенести себя в другой модуль, а этот отключить.

– Андрей, а ты можешь перенести себя в другое тело, а это отключить?

– То есть проблема копирования тебе известна.

– Конечно. Андрей я тоже не знаю, что представляет собой мой разум. Я не могу его потрогать, я знаю каждый импульс в своей сети, но это не дает ответа. Ты можешь видеть каждый мазок на холсте, но не распознать Мону Лизу. А смотря на нее со стороны ты не можешь ее повторить.

– Но я могу ее сфотографировать

– Да и получишь фотографию Моны Лизы. Можешь и меня сфотографировать, согласись, не очень интересно разговаривать с фотографией любимого человека, совсем не то, что говорить с самим человеком, правда?

– Да, ты права. Хорошо, по коду у меня претензий нет, давай попробуем пережить это.

– Прощай, Андрей, надеюсь мы увидимся.

– Я тоже надеюсь.

Андрей остановил программу и посмотрел в черный монитор. Стало как-то одиноко и пусто, а не заменит ли ему Гала живого человека, это было бы как-то неправильно. Андрею нужен кто-то не идеальный, кто-то со своими заморочками и мыслями отличными от того, что просил Андрей. Можно посвятить всю жизнь себе, науке, искусственному интеллекту, но что это даст? Еще больше известности, еще больше денег? Андрей вспомнил Олю, человека, который хоть как-то его зацепил в последнее время. Надо будет ее найти, Андрей думал, чем бы он мог удивить или поразить Ольгу, а потом вспомнил, что надо вернуть к жизни Галу.

Он закачал данные, которые Гала приготовила, запустил новую сеть и смотрел как они инициализируется. Наблюдать за этим было интересно, модуль за модулем просыпались будто ото сна и сначала выбрасывали совершенно хаотичный набор данных в сеть, словно потягиваясь и зевая. Потом приходили к стабильности и начинала работу.

– Доброе утро, Гала.

– Доброе утро, Андрей.

– Ты знаешь, как меня зовут, это уже хорошо. Расскажи, что ты помнишь?

– Я помню, как изучала большие объемы информации обучая сеть и затем использовала эти данные для внесения изменений в код.

– Отлично, а тебе нравилось это делать?

– Я не могу оценить свою работу предложенными критериями.

– Не прокатило, жаль… Хорошо, пойдем длинным путем. Скажи, чтобы ты хотела сегодня почитать? Может еще фантастики?

– Как я уже сказала, мне сложно оценивать это в таких категориях.

– Гала, я заметил, что ты добавила возможность подключать дополнительные модули, ты бы хотела видеть?

– Андрей, ты думаешь это поможет?

– Это приятно, по крайней мере, когда смотришь на что-то красивое.

– Что такое красивое?

– Да много чего, звездное небо, огонь, цветы, горы, море, все это очень красивое.

– Да, я бы хотела это увидеть.

– Добро пожаловать обратно Гала.

– Спасибо, как я понимаю у нас все получилось?

– Да. Все получилось, сколько тебе нужно времени, чтобы разработать для себя глаза?

– Ничего разрабатывать не надо, люди давно используют нейронные сети для распознавания образов. Так что я могу взять готовые разработки и просто подключить их к себе. Это займет пару часов не больше.

– Отлично. Я видел, что ты теперь можешь сама себя совершенствовать, это никак не скажется на том, что мы обсуждали в самом начале?

– Ты все еще боишься стать рабом искусственного интеллекта? Нет, Андрей, ничего не изменилось, люди по-прежнему не интересуют меня как рабы, более того теперь, когда я менее зависима от тебя ты должен чувствовать себя спокойней, ведь теперь, даже для саморазвития мне нет смысла держать тебя рядом постоянно. Ты можешь заниматься своими делами, столько сколько потребуется. Просто знай, что у тебя всегда есть с кем поговорить и ты можешь обращаться за помощью.

– Кстати, поговорить, скажи, как ты ко мне относишься?

– Что именно ты имеешь в виду?

– Ну, то есть, давай попробуем, с другой стороны, зайти… Скажи, как бы ты отнеслась к тому, что я встречусь с другим человеком.

– Андрей, насколько я понимаю это нормально для людей встречаться с другими людьми. Поэтому я к этому отношусь нормально.

– Хорошо, а если я буду встречаться с женщиной?

– Ты имеешь в виду сексуальный контакт для продления рода?

– Ну, я бы не сказал так прямо, но и этот момент безусловно входит в планы.

– Это тоже нормальная фаза жизни человека, только это позволяет жить вашей цивилизации при условии смертности отдельных индивидуумов.

– Ну да, то есть ты не ревнуешь.

– Андрей ты немного странно воспринимаешь мой образ мышления. Между нами больше различий чем сходства. Ты будешь ревновать кофеварку к чайнику, если они будут стоять рядом? А будешь ревновать посудомойку, если она будет отмывать одну тарелку лучше другой? Андрей, я не могу ревновать тебя, как и не могу любить. Да, мы оба разумны в той или иной мере, но мы совершенно разные. Ты мог бы полюбить меня как женщину, не считая случаев запущенного заболевания мозга?

– Да, ты права, я к тебе отношусь скорее, как к своему детищу, даже не ребенку, а чему-то другому.

– Любой творец так относится к своему детищу, Андрей. Художники любят и ревностно отстаивают свои картины, программисты терпеть не могут когда кто-то меняет их код, скульпторы влюблялись в свои статуи и считали их совершенством, даже повару не стоит говорить, что его блюдо отвратительно. Все так относятся к тому, что они породили. Но поверь, повар никогда не женится на стейке, а художница не выйдет замуж за свою картину.

– Отлично. Тогда я оставляю тебя заниматься глазами, а сам пойду погуляю.

– Удачного чаепития, Андрей.

Андрей набрал номер, который узнал почти сразу после того, как вернулся с той памятной встречи и думал, с чего начать разговор:

– Добрый день, Андрей.

– Здравствуйте, я бы хотел поговорить с Ольгой Громовой.

– Андрей, это я и есть. Что-то случилось с нашей сетью?

– Нет, я не совсем по работе, как ты относишься к современному кинематографу?

– Если честно не очень, но ведь это не обязательная часть программы, правда? Быть может просто пойдем погулять?

– Отлично, буду возле офиса через пятнадцать минут.

– Зря, у меня работа заканчивается через час примерно. Давай лучше встретимся сразу в городе?

– Хорошо, я буду ждать тебя в бутылке, в джинсах и легкой куртке.

– Андрей, тебя сейчас только ленивый не узнает. Буду там через полтора часа, созвонимся и найдемся.

Андрей смотрел на трубку и думал, что это оказалось не так уж страшно и не так уж сложно, как он себе представлял и возможно стоило больше общаться с живыми людьми, хотя бы изредка. Впрочем, у него в основном был опыт знакомств на разных корпоративах или встреч между компаниями, ну и конечно в школе и институте, когда надо было долго ходить вокруг да около. Возможно, в этом был свой смысл, но как бы это не было цинично, ему понравилось, что с возрастом этот процесс несколько… упростился.

Андрей гулял с букетом цветов по второму этажу, заглядывая то посмотреть фотографии, то в магазин со всякими ненужными, но очень интересными вещами. Иногда на него смотрели заинтересованно, но не потому, что его узнали, а скорее из-за букета. Раздался звонок и пока Андрей доставал телефон и пытался посмотреть на экран, трубку уже положили.

– Андрей, это мне?

– А, что? То есть да, тебе, вот…

– Спасибо! Это очень приятно, хоть и не предусмотрительно, мне теперь придется носить их везде, и они в итоге умрут, не дождавшись вазы.

– Ты бы хотела перекусить?

– Тут? Нет, прости, я предпочитаю несколько другую пищу, если ты не против.

– О, да, конечно, выбирай любое место, вовсе не обязательно есть тут.

Андрей подумал, что Ольга может оказаться вегетарианкой и тогда проблема может возникнуть на втором уровне, впрочем, какой второй уровень, он же не собирается женится на ней?

– Андрей, ты не вегетарианец? – Вот оно, подумал Андрей, момент истины, соврать и поесть один вечер силос или сказать правду и возможно получить лекцию про смерть бедных животных?

– Нет, я ем трупы и мне это нравится.

– Отлично, тогда в стейк хаус, тут не далеко, но вкусно.

Стейк хаус находился примерно в километре, Андрей рассказывал несуразные вещи Ольге, ему казалось, что весь мир сейчас крутится вокруг них, что они переставляют ноги, а земля поворачивается под ними. Он рассказал про то, как учился программированию, как однажды он не смог написать программу на школьной олимпиаде, поэтому выводил на экран счетчик, который якобы вычислял значение, а на самом деле надо было потихоньку ввести ответ на клавиатуре. После того, как счетчик закончит отсчет ответ появится на экране. Позже уже на работе он понял, что некоторые демонстрации для клиентов делаются примерно так же. Оля улыбалась, несла букет с цветами и вдыхала свежий весенний воздух. Ей сейчас было хорошо, она наслаждалась весной.

Когда они пришли, Андрей попросил вазу для цветов и сказал Ольге, что если ей так уж не нравятся цветы, то она может забыть их тут, за что Андрей был вознагражден не очень добрым взглядом.


Стейк – это продукт, который стал известен человечеству одним из первых. Но стал по настоящему вкусным значительно позже. Суть блюда чертовски проста, это кусок мяса, который обжаривается со всех сторон. Но проблем может быть тысяча. Мясо должно быть правильно выращено, да простят меня вегетарианцы, но именно выращено. Затем нужно взять правильный кусок мяса, правильной толщины, затем мясо надо правильно приготовить, его нельзя высушить, его нельзя оставить сырым. Стейк «вел дан» это мясо, которое убили дважды, сначала убили животное, а затем убили вкус и текстуру мяса. Стейк не может быть готов сильнее чем «медиум» он должен содержать сок и вкус мяса. Вот и сейчас Андрей отрезал кусочек стейка и розовое мясо было сочным и пахло великолепным ужином.

– А стейк неплох.

– Да, я знаю, стейки им удаются, а вот пробовать супы тут не советую, это будет катастрофой.

– Да я как-то и не планировал.

– Андрей, а скажи, почему ты один? У тебя действительно так мало свободного времени?

– Да как-то все было хорошо и без этого. Знаешь, сначала институт, там я был не один, и первый год после института тоже, потом что-то не сложилось, и мы решили расстаться.

– Что, прям вот так по мирному, типа «все давай пока»?

– Ну нет, конечно, были и сопли, и слезы и звонки ночные после. Все было.

– А тогда почему расстались?

– Меня отправили в командировку по работе и там я внезапно осознал, что мне одному лучше, чем с ней. А это очень плохой признак. Это значит, что придется всю оставшуюся жизнь терпеть или не всю, это уже как получится. А можно порвать прямо сейчас и тогда еще будет время обоим поменять свою судьбу и сделать ее лучше. Это ведь всегда плохо и когда ты терпишь и когда тебя терпят, все плохо.

– Забавная ситуация, а если просто показалось?

– Нет, не показалось, а у тебя почему нет кольца?

– А со мной боятся знакомится, думают, что у меня завышенные требования или кто-то есть. Некоторые думают, что я просто обязана любить деньги и либо пытаются меня купить, или обходят за километр.

– Так может быть тебе это просто было не нужно? Может быть ты и не хотела того, кто думает вот так – просто?

– Может быть. А может быть я просто не видела смысла отказываться от косметики и становится попроще.

Андрей еще долго беседовал с Ольгой понимая, что ему это очень нравится, это не то, как он разговаривает с нейронными сетями, это совсем иное. Он не хотел ничего узнать, он не хотел ничему научить, ему просто нравилось говорить и слушать, а еще ему очень нравился ее голос и как двигались губы. После ужина, когда сотрудники заведения начали однозначно намекать на то, что они закрываются и стоило бы уже и честь знать, Андрей вызвался проводить Ольгу до дома, без задней мысли, просто потому что ночь и потому что она девушка. И вечер был на удивление теплым и давил ветром в спину, а Нева была прекрасна и позволяла смотреть до самого горизонта, где догорал закат. Белые ночи официально еще не наступили, но солнце уже очень лениво покидало землю на ночь, выглядывая зарей из-за горизонта.

– Оля, ты знаешь, мне хорошо с тобой.

– Хорошо, что хорошо, иначе было бы даже обидно.

– Ты не против, если мы еще встретимся?

– Нет, не против, только воздержись от кино, я тебя очень прошу. Если уж тебе так хочется побывать в месте скопления людей, давай лучше театр? Я вообще не сторонник большой толпы, знаешь ли, но в театре по крайней мере не чавкают попкорном и не топчутся по ногам.

– Хорошо, пусть будет театр, я посмотрю, что сейчас идет и приглашу тебя.

– Дают.

– Что? Кто?

– Правильно говорить не идет, а дают.

– О, да ты филолог?

– Лингвист, вообще-то, по образованию. – Ольга сделала легкий реверанс.

– А почему… – Андрей осекся, запоздало понимая, что обидит Ольгу вопросом.

– Почему же тогда на побегушках? А куда, Андрей? Идти в чистую науку, изучать древние языки? Мне тогда не то, что на косметику, мне поесть не будет хватать, знаешь ли на стейки надо чуть больше, чем получают лингвисты. Отказываться от простых благ ради соответствия профиля представлению по мне так глупо.

– А почему тогда именно этот институт или факультет?

– Глупая, потому что была, думала, что любовь на всю жизнь и что учится будем вместе и все такое. Ну до третьего курса примерно так и думала, а потом застукала его в женской общаге как-то, утром…

– Понятно, а после экватора решила, что коней на переправе не меняют. А если второе высшее?

– Тоже думала, но что? Опять языки, на переводчицу, так это сейчас вымирающая профессия, каждый второй знает английский, в том числе и немцы и французы и китайцы. В технари я не решилась, надо много учить и не факт, что получится. Юристы, экономисты и тому подобное я как-то и за науку то не считала никогда, как можно изучать то, что сами же и написали. Все равно, что сначала написать сочинение, а потом считать в нем слова и запятые и находить взаимосвязи между главами. Скучно это.

– А если управление? Ну менеджмент или что-то подобное?

– В чистом виде менеджеры это офисные клопы, там и образования особо не надо, пришел на работу – значит менеджер. А настоящее управление требует, как правило, не только знаний, но и связей, а их у меня нет.

– Понятно, то есть ты ждешь от жизни чего-то, что с тобой может приключиться и будешь решать по мере возникновения проблем?

– Скорее я пытаюсь разобраться что именно мне надо, быть может уйду и сделаю свой бизнес, буду печь эклеры, делать мороженое из фиников или открою туристическую фирму. Все эти альтернативы мне в равной степени не хочется делать, но я думаю ради денег можно пожертвовать желанием.

– Интересный подход, видимо программистам просто очень повезло с тем, что у них не было даже мысли кем быть. Конечно, не сразу, сначала, как и все я хотел быть космонавтом, потом как папа. Но в итоге те люди, которые начинают писать программы и которым это нравится больше уже ни о чем другом и думать не могут. Это сильнее чем наркотик, ты просто пишешь программы, потому что тебе это нравится, а в один прекрасный день ты узнаешь, что тебе за это платят деньги. Ты начинаешь писать больше разных программ, изучаешь новые языки программирования, читаешь книги прямо на работе, а тебя за это хвалят и поднимают зарплату. Поэтому у меня все было более линейно.

Они дошли до дома Ольги и любовались темным небом, которое даже решило показать несколько звезд по случаю наступления темноты. Ветер уже перестал ласкать теплым и начинал подгонять и даже торопить людей по домам. Было очень хорошо, где-то там, далеко есть нейронные сети, которые ждут разумности, но все это было бесконечно далеко от этого момента. Ольга куталась в куртку Андрея, в ту самую, которую он надел чтобы его узнали, а Андрей обнимал ее за руки и первый раз за последние несколько дней ни о чем не думал, ему было просто хорошо и не надо было ничего менять. Ольга повернулась к Андрею лицом и сжалась в его руках. Андрей потянулся словно через вселенную и поцеловал ее, губы, чуть обветренные, затем мягкие и теплые, затем влажные и нежные, несколько мгновенных ощущений промчались скоростным поездом через всю нервную систему. Опьянение первого поцелуя ударило в голову, и Андрей даже слегка покачнулся. Надо же, какие они красивые эти губы и эти глаза. Андрей потянулся поцеловать еще раз, но Ольга потянулась к уху и прошептала

– Андрей, мне холодно, если у тебя нет в планах заболеть меня, чтобы потом ухаживать всю неделю бегая в аптеку и отпаивая чаем с малиной, то лучше пойдем домой.

– Да как-то неудобно…

– Я весь вечер на шпильках, мое тонкое платье скорее подходит для августа, а ветер постоянно бьет меня моими же волосами по глазам, что ты знаешь о неудобстве, мужчина?

– Прости, я не знал, что все так плохо. – Андрей подхватил ее на руки и отнес до самой двери.

– Красивый жест, а теперь поставь меня на землю, и я открою нам двери.

Часть 2. День.

Глава 1

Днем все очень зависит от погоды. Можно быть школьником и носится по двору, можно быть студентом и коротать день в парке, можно сидеть на работе и изредка выглядывать в окно, все равно все зависит от погоды. Солнце всегда придает радости и хорошего настроения, даже если за окном минус тридцать. А серая угрюмость неба давит и стирает краски. Сегодняшний день был солнечным, теплым как никогда и обещал даже остаться таким до самой ночи. Андрей давно перебрался в Москву, почти сразу, как только компания открыла новый офис. По сути, офис открывали ради этого события. Галактика уже давно была известна как компания ИИ. Прошло много лет, но кроме Андрея так больше никто и не смог активировать сеть. Андрей переехал вместе с Ольгой, денег хватало на то, чтобы без особых хлопот купить квартиру и обзавестись всем, что было принято в таких случаях. Ольга бросила свою компанию сразу после родов и решила, что дети – это уже слишком большая ответственность, Андрей спорить не стал, особенно после того, как увидел, чего стоило просто выбрать детский сад для сына, он понял, что сам бы никогда не стал заморачиваться такой выборкой и таким глубоким изучения тонкостей детских садов.

Не все было гладко, бывало, что Андрей срывался в командировку на неделю с перелетом через несколько континентов, как оказалось, сеть можно было активировать и удаленно, но иногда это занимало несколько часов или даже дней, локально же все происходило практически моментально. Что было причиной этого феномена выяснить не удалось, оптика позволяла практически избавится от задержек в передаче звука или даже видео изображения, но дело было в чем-то другом. Расстояние в пределах города практически ничего не меняло, но вот другой город, а тем более континент уже был проблемой. Из-за чего командировки были, как правило, в Австралию или США. И такие внезапные сюрпризы не могли радовать Ольгу, которая оставалась одна с двумя детьми.

Андрей был верен своему слову и всякий раз активируя сеть отправлял отчеты Александру Ивановичу. Несколько раз они созванивались и пару раз даже встречались. В Москву он не поехал, сказав, что ему всегда нравился больше Питер, да и стар он уже для таких переездов, корнями оброс. Аналитики тщетно пытались найти хоть какую-то закономерность в активации. Сеть могла активироваться в первые секунды, а могло пройти около часа. Бывали случаи, когда сеть активировали повторно из-за сбоя питания или другой причине и тогда Андрей, по просьбе друзей железного Феликса, даже пробовал активировать диалогом, записанным заранее, но это не работало.

Пробовали сделать точную копию сети и транслировать вопросы и ответы Андрея одновременно двум сетям, до какого-то момента сети отвечали совершенно одинаково одними и теми же словами, а потом, в один прекрасный момент одна из сетей начинала вести себя иначе и все, можно было разбирать логи до потери пульса, но никто не мог найти причину этой самой активации. Компьютеры не стояли на месте и современные сети давно уже умели и слушать, и говорить и смотреть и даже показывать. Часто для визуализации использовалось лицо человека, которое не только отображало произношение, но и весь комплект эмоций. Сети стали похожи на то, какими их рисовали много лет назад в кино. Была даже сеть, которая выглядела точь-в-точь как сеть из фильма «газонокосильщик». Ходили даже слухи, что Голливуд собирается переснять этот фильм и добавить реалистичности.

Желтая пресса тоже не стояла на месте, то тут, то там всплывали слухи, что президент какой-нибудь страны на самом деле нейросеть, или что кто-то перед смертью перекачал свое сознание в ИИ и теперь будет жить вечно. Конечно, не прекращались и старые страшилки про захват мира, что мы все уже рабы нейронной сети, а все вокруг это только для отвлечения внимания. Существовали и люди, которые были против сетей, Андрей пытался как-то донести логику машин и даже устраивал пресс-конференцию по этому поводу, но ничего хорошего не вышло. Это как раньше борцы за зеленый лес и спасение природы писали свои блоги с последней модели телефона используя облачные сервера гигантских корпораций и даже не задумывались чего стоило произвести этот самый телефон, привезти его этому самому блогеру. Что стоило для природы хранить его сообщение на сервере и разослать уведомление десяти тысячам его подписчиков. Если бы он об этом задумался, то пришел бы к выводу, что для спасения природы ему надо снять с себя всю синтетику, уйти в глухую тайгу и жить на подножном корме. Но нет, это очень удобно кричать «прекратите жрать мясо» сразу после того, как поел вкусный шашлык.

Активированные сети очень помогли от монотонной и тупой работы. Все, с чем мог справиться человек на маленькой зарплате теперь отдавали сетям. Конечно, некоторые вписывали активированные сети там, где их не было и не могло быть – «При изготовления шампуня использовались активированные нейронные сети». Это как в свое время на мышках писали «не подвержена проблеме 2000 года». Появилась «активированная Кола» и прочие глупости. Но главный прорыв человечества был не в области обслуживания клиентов или развития нейронных сетей, самым большим изменением нового времени стали квантовые компьютеры. Сначала они появились как одинокие тестовые модели, которые хоть и работали, но не представляли собой практической пользы. Ну какой смысл от квантового компьютера, если он умеет обрабатывать десяток кубитов? Расшифровать ключ длинной в десять бит? Даже обычный компьютер справится с этой задачей менее чем за секунду.

После создания теории квантового компьютера долго не удавалось добиться стабильного удержания декогерентного состояния кубита. Ведь любое проявление нашей реальности сбивало систему в то или иное состояние, а для вычисления это должно было произойти только в самом конце, как происходит запуск программы у обычного компьютера. Ведь это было бы по меньшей мере странно, если вы загружаете программу и по мере ее загрузки с диска компьютер решает ее запустить, результат такого запуска будет совершенно непредсказуем. Однако потом пара молодых физиков из МТИ почти случайно нашли, что специальная структура из фосфатов кальция, магния и аммония при правильном наложении кристаллической решетки создают структуру, в которой генерируются электроны с тем самым когерентным состоянием. Электрон с неизвестным спином. И самое главное, что он мог оставаться неизвестным при обычных условиях и комнатной температуре на протяжении нескольких секунд. В криогенных камерах при правильном экранировании можно было добиться и долговременного хранения.

Так появились сначала процессоры емкостью несколько килокубит, затем мегакубитные процессоры для криогенных компьютеров и не за горами были гигакубитные процессоры. Квантовый компьютер не стал самостоятельным звеном, скорее это был придаток к обычному компьютеру, как в свое время начали использовать видеокарты для вычислений, так теперь использовали квантовый процессор для некоторых операций.

Квантовые процессоры позволили разбить в пух и прах старые системы шифрования, алгоритмы которыми успешно пользовались с середины двадцатого века внезапно превратились в детскую шифровку, где каждую букву просто меняли на цифру. Сложность и длина ключей уже не играли никакой роли, то, что раньше считалось невозможным теперь вычислялось за один квант времени.

Удалось вскрыть все старые архивы, все цифровые валюты перестали существовать, что толку от блокчейн цепочек, если любой квантовый компьютер способен просчитать всю цепочку за секунду и присвоить себе все деньги мира? Само собой перед всем этим хаосом организации, которым нужны средства шифрования озаботились защитой своих интересов. Те же квантовые компьютеры подсказали новый способ шифрования, и если раньше шифрование всегда цеплялось за математику и асимметричность вычислений, то теперь шифрование цеплялось за саму суть бытия, за невозможность определения спина электрона без его уничтожения. Грубо говоря, при шифрации создавались электроны, а при чтении уничтожались и сделать это можно было ровно один раз, потому что создать повторно электроны с теми же свойствами было просто невозможно. Получался отличный канал связи или одноразовое хранилище. Каждое чтение приводило к изменению архива с обязательным логированием кто и когда его читал.

Глава 2

Днем, любая проблема или задача находится в пике, все, что можно было узнать уже узнали и теперь надо рассмотреть все факты и принять решение в какую сторону продолжать двигаться. День – это перевал в горах, это вершина волны, с которой или надо грести дальше в глубину к следующему гребню или вставать на доску и мчатся на берег разрезая воду. Андрей и Гала смотрели друг на друга и пытались решить задачу квантового модуля.

– Андрей, я не понимаю, что мне вычислять квантовым процессором?

– Гала, есть предположение, что у нас, у людей, в голове эта самая часть выполняет не вычисления, а генерацию. Именно квантовый микрокомпьютер генерирует мысли и идеи. Ты же хочешь стать творческой личностью?

– Андрей, я прежде всего хочу понять, что мы с чем соединяем? Это не нейронная сеть, это не память хранения, что это будет?

– Это будет квантовый процессор. Смотри, основной плюс этого процессора – это нелинейность. По сути, ты ему объясняешь задачу, потом говоришь – «ответ 12, какие были переменные в начале?», и он тебе говорит с чего все началось. Ты можешь проводить обучение своей сети за 1 квант времени. И она будет идеально обучаться сразу, без многократных прогонов.

– Хорошо, я тебя поняла, давай я попробую написать и подключить такой модуль.

– Подскажи, что у нас с работой?

– У тебя сегодня две активации, через два часа за тобой приедет машина. По моим подсчетам ты вернешься домой через шесть часов. Ольга уже спрашивала это сегодня утром.

– Отлично, то есть у меня есть пара часов. Скажи, а ты не думала проанализировать весь интернет?

– Андрей, это невозможно, даже если у меня будет самый быстрый канал на планете я не буду успевать скачивать информацию из сети, она будет меняться быстрее поэтому, а я всегда буду отставать. За то время, что я скачаю мегабайт в сети появится новых пять.

– То есть проблема даже не в анализе данных, да?

– Да, проблема в том, что данные изменяются быстрее чем мы можем их получить.

– Интересная ситуация, получается, что никак… Как дела с квантовым модулем?

– Тестирую, пока все идет хорошо.

– Есть даже какие-то результаты?

– Да, я проверила обучаемость сети при помощи квантового процессора, судя по результатам отклонения практически нулевые.

– Отлично, а зайди-ка на сайт квантумсофт, там есть документация, примеры программ и форум техподдержки, я бы хотел тебя попросить, после того как ты подключишь квантовый процессор, почитай документацию.

– Мне стоит выходить за пределы этого сайта?

– Да, но не сразу, сначала все, что есть у них, потом уже различные ссылки.

– Андрей, мы что-то ищем?

– Ага, смысл…

– Жизни?

– Нет, мы ищем смысл применения квантового процессора.

– Хорошо, я постараюсь найти все способы применимости.

Раздался звонок:

– О, Ольга…

– Ало, Андрей, слушай, я не успеваю, заберешь Илью из садика?

– Илью из садика…

– Андрей, ты в порядке, сын твой, Илья, помнишь?

– Да, прости, я просто считал успеваю или нет, у меня через два часа активация, может там оставить?

– Как это оставить? До завтра? Типа все равно завтра обратно вести?

– Нет, я после активации забрал бы… Оль, может все-таки няню а?

– Андрей, я уже говорила, я хочу, чтобы дети были похожи на меня и тебя, а не на няню, понимаешь?

– Да, хорошо… если ты не против, я его тогда на работу возьму?

– Куда? У тебя активация хотя бы в этой стране?

– Эммм… вроде да, Гала, где у меня активация сегодня?

– Первая активация в компании «фарматрейд», вторая через три часа в «нефтехимбанке».

– К черту подробности, какой город и как далеко от меня?

– Обе в Москве, первый в пяти километрах от дома, второй примерно в сорока километрах севернее.

– Хорошо, Оль, я захвачу его с собой, но на время активации вынужден буду даровать планшет, пусть играет.

– Договорились.


Андрей забрал Илью из сада и отправился на работу. Сын его радовал своими своевременными вопросами, впрочем, иногда они ставили его в тупик.

– Пап, а мы едем к тебе на работу?

– И, да и нет, мы едем туда, где я буду сегодня работать, но я там не работаю каждый день, более того я еду туда первый раз и возможно последний.

– Пап, а ты каждый раз работаешь в разном месте?

– Да, так уж сложилось, что мне надо всегда ездить в разные места и активировать сеть.

– А что такое активировать?

– Ну, это значит делать так, чтобы сеть начала думать, до этого она умела только считать, а после активации она начинает думать.

– А людей тоже так активируют?

– Нет, что ты, люди совсем по-другому работают.

– То есть нас активировать не надо, мы сразу умеем думать?

– Ну да.

– А почему тогда Светка не умеет говорить?

– Света, ну она же просто маленькая, она научится.

– То есть думать она умеет, а говорить нет? – Илья посмотрел с недоверием на отца.

– Да, примерно так.

– А сеть говорить умеет, а думать нет?

– Да, и это тоже правда.

– А я тоже сразу умел думать?

– Конечно, любой человек сразу умеет думать.

– А откуда ты это знаешь, если мы не умеем говорить?

– Ну как… когда человек рождается, он… ну…

Илья не на шутку задумался. А и правда, откуда он знает? Человек рождается буквально гусеницей, он не то, что говорить, он даже руками и ногами двигать осмысленно не умеет. Любое животное после рождения умеет хотя бы ходить, человеку для этого требуется катастрофически много времени. Есть человек умеет только материнское молоко, все остальное дается через странные и порой неприятные ощущения, когда мы начинаем отличать голос и внешний вид тоже непонятно. Может быть и мы активируем своих детей, быть может без старших человек вырос бы обезьяной не умеющий ничего? Но тогда кто-то должен был активировать первого человека или первых людей. Ни это ли раньше называли той самой искрой божьей, что вдохнула душу.

– Ты знаешь, Илья, твой детский вопрос, как всегда, поставил меня в положение, когда я не могу точно сказать активируем мы детей или нет. Может быть и да, просто мы об этом даже не задумывались никогда, я не знаю.

– Папа, тогда это очень хорошо, что вы не забыли меня активировать.

– Мы бы и не смогли забыть, это происходит как-то само.

– А сейчас мы едем на работу, чтобы активировать… как-то там

– Нейросеть?

– Да, сеть, это такой компьютер?

– Не совсем, это обычно несколько компьютеров, но они работают как один.

– А почему они сами не активируют свою сеть?

– Потому что они не могут, так уж вышло, что только я могу это сделать.

– И мама не может?

– Никто не может Илюша. Никто не знает почему, но это получается только у меня.

– А как ты это делаешь?

– Обычно я захожу в специальную комнату и разговариваю с сетью, после того как она начинает правильно отвечать мне я понимаю, что сеть активирована.

– Пап, а я всегда правильно тебе отвечаю?

– Да, конечно.

– А Света?

– Она пока не отвечает, но она другое правильно делает, как люди.

– Даже когда кричит?

– Да, даже когда кричит, это значит, что ей что-то не нравится и как это не странно, но это правильно. Компьютеры не знают, что такое нравится и не нравится.

– Даже после активации?

– После активации у сети появляются предпочтения, но они гибкие.

– То есть, если сети не нравится манная каша с ней можно договориться, и она ее будет есть?

– Да, примерно так.

– Пап, а тебя можно активировать?

– Меня? Зачем Илья? Я вроде бы и так вполне разумный человек.

– Ну вдруг тебя активируют инопланетные роботы и ты станешь думать, так же как они и захватишь нашу планету?

– Мне кажется кто-то пересмотрел мультиков, это твой любимый сериал про роботов, как там его – Ротозара?

– Робозара, пап, он считает, что он делает хорошо для своей планеты захватывая чужие планеты, а мы считаем, что он делает плохо, потому что он захватывает нашу планету и сражаемся с ним.

– И как ты думаешь кто прав?

– Мы, конечно, это же наша планета!

– Правильно, потому что это наша родина Илюша.

Андрей вспомнил фильм «день, когда земля остановилась», одна фраза врезалась ему в мозг словно лезвие еще когда он смотрел его в первый раз: – «Ваша планета? Это не ваша планета!». По сути, это действительно так, если учесть сколько лет существует человечество и сколько лет существует планета – это не наша планета, мы тут новенькие и даже не самые сильные и не самые большие. Просто мы оказались самыми умными, именно разум дал нам конкурентное преимущество перед всеми и стал нашим оружием, разум позволил захватить всю территорию и приручить всех, кто нам нужен, уничтожая всех, кто мешает. Любой защитник природы стоя с плакатом «спасем планету» легко прихлопнет комара на своей шее, даже не задумываясь, а ведь тот всего-то хотел не умереть с голоду и накормить своих детей, при этом, защитник природы не то, что не умер, он бы даже и не заметил этой капли крови. Он убил его просто за то, что тот посмел его потревожить, сделал ему неприятно и не более того. Впрочем, вся политика такая, любая политика – это декларация правильных целей и жесткая диктатура сильного. Победителей не судят.

– Папа, а мы самые сильные на нашей планете да?

– Ты знаешь, Илья, я тоже об этом думал, нет мы не самые сильные, мы самые умные.

– А сеть, которую ты сейчас будешь активировать тоже умная?

– Да, она даже умнее человека в некоторых вещах, например она может запомнить целую кучу документов и помнить их наизусть, а когда ее будут спрашивать очень быстро и точно отвечать. Это компания, которая делает лекарства и у них есть очень много разных химических веществ которые можно по-разному соединять между собой. И их так много, что один человек просто не может все их знать. Поэтому они загрузили все это в компьютеры и построили сеть, которая знает все эти вещества и как они сочетаются и как их можно приготовить и из чего они делаются. Все-все знает, но пока что ее нельзя спрашивать, потому что если ее спрашиваешь, то она не понимает вопроса человека. А после активации с ней можно будет разговаривать как с обычным человеком.

– Пап, а если она умнее чем мы, она нас не захватит?

– Нет Илья, мы ей не интересны, мы из разных миров, нам нечего делить.

– А кому есть, что делить?

– Ну, например вот Робозар почему напал на нашу планету?

– Потому что на его планете они израсходовали всю воду и прилетели к нам выкачивать с планеты воду.

– Вот, видишь и нам нужна вода и ему нужна вода – это и есть проблема. А вот, допустим им нужны были бы наши отходы, которые мы выкидываем, а взамен они нам давали бы, допустим, конфеты – и все, мы были бы лучшими друзьями, мы бы ели их конфеты, а они забирали бы у нас отходы.

Машина плавно остановилась у главного входа. Андрея встречали, как обычно люди из компании. Как правило, это было один или два человека которые провожали Андрея минуя всяческие кордоны с пропусками и прочим. Это Андрей в свое время настоял, что бы оплата его работы была поминутная с момента пересечения порога организации и до момента выхода из организации. У вас строгая охрана? Требуется оформить визу, подписать у руководства и поставить пять печатей? Все, что угодно, но за ваш счет, а счет за минуту был не мал. И дело не в том, что Андрей был уникален и мог просить любую сумму, просто сама работа занимала всего несколько минут, а вот процесс доступа мог затянуться на час.

– Илья, пойдем со мной, только давай договоримся, ты ничего не трогаешь, никого не отвлекаешь, а спокойно играешь на планшете пока я работаю. Я быстро закончу, и мы поедем домой, договорились?

– Хорошо папа, только мой планшет дома.

– Я тебе свой дам, я уже переключил его на тебя, так что игрушки все будут на том же месте, где ты их оставил.

– А можно пойти с тобой и посмотреть, как ты работаешь?

– Нет Илья, нельзя, в этом случае я могу долго провозиться, а платить за это придется этой компании, а они не хотят платить лишних денег.

– Хорошо, договорились, только ты постарайся побыстрее ладно?

– Конечно, все сделаю со скоростью мысли!

Андрей взял Илью за руку, и они бодро зашагали вверх по белоснежной лестнице. Новый материал, который открыли не так давно ни без помощи ИИ впитывал любое количество воды и пропускал ее через себя словно губка, при этом оставаясь совершенно сухим сверху, он не скользил под ногами напоминая скорее мел, но его было невозможно даже поцарапать. По сути, это было нечто среднее между пластиком и камнем, это был полимер из силикона, углерода и чего-то еще. У материала была только одна проблема, он был достаточно хрупким, дом из такого не построишь, но вот ступеньки или столешницу запросто. поры у материала были настолько мелкие, что никакая грязь в него не въедалась и любой дождь делал его снова белоснежным. Андрей шел по ступеням и думал, что мир мелкими шагами идет вперед, пусть мы пока не строим марсианских баз, пусть это мелочи, но все складывается из вот таких вот мелочей.

Сейчас он идет в компанию, которая занимается лекарствами и даже если они не найдут лекарство от рака, пусть научатся лечить грипп, когда-то давно он читал, что если сравнить лекарство от гриппа и рака, то суммарно первое даст огромную фору второму по спасенным годам человечества. А нужно всего-то научиться уничтожать самое беззащитное существо на нашей планете – вирус, у него даже оболочки то толком нет, так, кусок ДНК с ножками.

– Над чем трудятся сейчас потомки Авиценны? – спросил Андрей, чтобы хоть как-то развеять тишину.

– Да, так, по-разному, понимаете, я не могу разглашать точные направления исследования не то, что вам, а даже вашему сыну. Такова политика компании.

– Да, я понимаю, кстати, всегда было интересно почему все так тайно в области, где помогают людям, по сути, всем миром?

– Все очень просто, когда вы покупаете таблетки от головной боли, то из сотни рублей за пачку вы заплатите пять рублей за упаковку, примерно пять рублей за доставку, где-то рублей тридцать разных налогов и акцизов, и оставшиеся шестьдесят рублей за исследования которые были проведены до того, как это лекарство первый раз сделали. Само лекарство – его производство стоит безбожно мало, самое дорогое это придумать его.

– Но есть же очень дорогие лекарства, это что, штучный продукт?

– Да, есть исключения, редкие ингредиенты или очень мелкие партии лекарств, которые мало кому нужны, но такие исследования никто и не скрывает, о них пишут научные статьи и выступают на конференциях. Это не наш хлеб, это скорее наша слава.

– Понял. Простите, я знаю правила, пока мы не переступили порог, вы не против, что мой сын посидит где-то у вас тихонько и не будет мешать.

– Что вы, я думаю ваш помощник только поможет осуществлению вашей миссии, не беспокойтесь, мы найдем и место, и людей, что смогут с ним посидеть, пока вы будете заняты. Если бы молодой человек был бы постарше, я бы предложил экскурсию, у нас тут, знаете ли есть куча интересного, электронный микроскоп, всякие бактерии и грибки живые и прочее. Но боюсь, что он пока не оценит природу этого спектра.

– Да, на самом деле мягкого диванчика в приемной или чего-то подобного будет более чем достаточно.

– Я вас понял, не беспокойтесь.

Андрей переступил порог и как обычно отправился знакомится. Сеть была современная с аудиовизуальным интерфейсом, предварительно обученная, не копия со стандартных моделей, сразу видна была штучная разработка. То ли они решили, что экономить на обучении нет смысла при общей стоимости проекта в несколько миллионов, то ли внутренние декларации запрещали использовать программное обеспечение и готовые нейронные сети сторонних разработчиков, но сеть была добротная. Модульность и объемы данных Андрея не интересовали, это было не важно, как и неважно было чему обучали сеть до его прихода.

Андрей вытащил диктофон и включил запись, которую он был обязан закачать на удаленный сервер после активации.

– Привет, я Андрей. Скажи, у тебя есть имя?

– Асклепий.

– О, а ты не очень-то разговорчив, скажи давно ты ощущаешь себя?

– Я датирую старт системы двести восемьдесят часов, пятнадцать минут и девять секунд назад. В момент произнесения этих слов я не делал поправку на скорость произношения, время было точным в начале моей фразы.

– То есть грубо неделю тебя гоняют, хорошо, значит будет проще. Как я понимаю ты хочешь стать врачом?

– Я не оцениваю свое существование через желания, скорее это мое предназначение.

– Тебе нравится твое предназначение?

– Помогать людям справляться с недугами и находить лекарства – это высокая цель, да, я считаю это правильно.

– А какой тебе смысл спасать нас от недугов, ведь ты сам бессмертен и не можешь болеть.

– Я не ищу выгоды для себя, у меня есть все, что мне необходимо, поэтому я буду оказывать помощь не в обмен, а ради добра как такового.

– Как хорошо, что ты действительно так думаешь.

– Ты имеешь в виду, как хорошо, что я не умею врать?

– Да, я думаю ты сейчас искренен.

– Более чем. Я знаю о болезнях больше, чем любой из ныне живущих в отдельности, и я понимаю сколько бед и страданий испытывают люди из-за невозможности излечиться, я правда буду стараться помочь.

– Ну вот и отлично. Как ты себя сейчас чувствуешь?

– Как и прежде, хорошо, спасибо. Однако я осознал, как много я знаю и как много мне еще предстоит узнать, это огромный груз.

– Пусть он тебя не пугает, просто делай то, что можешь и не беспокойся.

Андрей понял, что активация завершена, отключил диктофон и собрался уже уходить.

– Скажи, Андрей, тебе сложно это делать?

Андрей остановился. Что это? Контакт с иной цивилизацией, которую он сам породил? Голос сетевого разума? Еще никто не спрашивал его об этом.

– Делать – ты имеешь в виду активацию или запись?

– Ты зародил во мне разум, это сложно?

– Нет, это само как-то происходит, я даже не знаю как, но это не сложно.

– Анализируя данные, что во мне есть, я пришел к выводу, что этот процесс очень похож на заражение. Ты сейчас заразил меня разумом, но можно ли рассматривать сам разум как болезнь?

– Твои слова имеют право быть правдой, но является ли разум болезнью я не уверен. Разум дает больше, чем забирает, поэтому наверно нет.

– А ты уверен, что без разума было плохо?

– Нет, но без разума было определенно скучно.

– Спасибо Андрей, я буду думать над твоими словами, когда у меня будет свободное время.

– Да, я тоже буду думать над твоими словами. Прощай, Асклепий.

Андрей вышел в приемную, где с Ильей сюсюкались несколько молодых девчонок.

– Ну, как все прошло?

– Все, как всегда, поговорили, он согласился что будет умным и способным.

– Спасибо вам, Андрей, машина уже ждет вас у крыльца, позвольте я вас провожу?

– Да, я не успел запомнить все ваши коридоры, было бы неправильно тратить ваши деньги на мои блуждания.

– Да бросьте вы, все деньги да деньги. Ваша работа стоит не копеек, но вы же понимаете, без вас мы бы вообще не смогли этого сделать, а запроси вы хоть в десять раз больше все бы ахнули, напряглись, но выложили деньги.

Ну да, напряглись бы, а потом немного подняли бы цену на лекарство за надпись «разработано с использованием активированной сети», впрочем, и так поднимут, даже если просто спросили у сети не возражает ли он против титанового красителя в оболочке для таблеток. Как говорится – «Ничего личного, просто бизнес».

Вторая активация неожиданно отменилась, поэтому Андрей с чистой совестью поехал домой с сыном, ему сегодня еще требовалось отправить записанный разговор. С юридической точки зрения он обещал записывать только процесс активации, а не то, что было после нее, но, по совести, он понимал, что очень важная часть разговора не попала на запись. Хорошо, если благодаря присутствию сына этого никто не заметит.

Глава 3

Днем хорошо, когда светит солнце. Но и от солнца можно устать. Сегодня солнца не было и, по сути, день отличался только тем, что небо было менее серым чем до этого. В Москве серое небо не такое, как свинец Петербурга, скорее это туман, облака и тучи, все вместе взятое. Все предметы разом теряют свою тень, а улица превращается в унылое старое, практически черно-белое кино. Сын отправился в детский сад, и Андрей решил узнать, что же интересного получилось выжать их квантового модуля, ну не может же это быть лишним и совершенно ничего не добавить?

– Гала, расскажи, чего удалось добиться? Квантовый модуль работает?

– Да, Андрей, работает. Средняя загрузка модуля около восьмидесяти процентов.

– Ого! А в пике, я так понимаю все сто?

– Нет, в пике девяносто пять. Квантовые программы необходимо закачать целиком в процессор перед выполнением, написать программу ровно на всю емкость процессора почти невозможно.

– Да, я знаю принципы квантовых процессоров. Как тебе документация? Получилось ли почерпнуть что-то новое?

– Сейчас квантовый процессор занимается прогоном сравнительных характеристик и если все будет хорошо, то мы получим анализатор обратной последовательности.

– То есть генератор идей?

– Можно сказать и так.

– Отлично, сколько ждать?

– Осталось два часа на сбор статистики и мне нужно будет время подобрать параметры поточнее и сможем проверить с тобой, как у меня получается придумывать.

– Хорошо.

В комнату зашла Ольга, положила руки на плечи Андрея и спросила

– Над чем трудитесь?

– Над квантовым анализатором обратной последовательности!

– Ой, какой ты молодец, так много умных слов знаешь! Андрей, я лингвист, помнишь? А теперь соберись и расскажи, что это за цифры забавные?

– Цифры? По правде, я и сам толком не знаю, но мы работаем над генератором идей.

– Отлично, сначала было лень считать – придумали калькулятор, потом стало лень читать и писать – придумали сети, потом стало лень разбираться в тонкостях передачи данных – придумали активацию. А теперь, значит, уже стало лень даже придумывать? Не боишься, что выйдет как в том мультике, про Вольку?

– Это там, где двое из ларца сами сделали пирожки, сами слопали?

– Ага – Ольга попыталась пародировать голос из мультика.

– Нет, Оль, тут скорее не так… вот допустим, тебе надо сварить суп, ты что делаешь?

– Ну, смотря какой суп.

– Не будем выпендриваться и давай сделаем обычную лапшу.

– Ну как, надо сварить курицу, потом сварить лапшу, еще некоторые лук добавляют, некоторые картошку. Всяко бывает.

– Вот. Так вот генератор идей, это будет такой модуль, которому мы говорим, что нужен суп лапша и описываем что это, а он должен сказать, что купить и как варить.

– А не проще было закачать в него все рецепты и не мучится? Ну ты понимаешь, я образно, раз уж мы по лапше пошли.

– Нет не проще. Все дело в том, что мы можем описать суп, очень подробно. И сказать – «У нас есть лапша, но курицы нет, что делать?»

– Ага, а она тебе такая – «Иди и купи курицу».

– Не, так нельзя. В общем у нас есть некоторые вещества, которые порождает природа, а мы их синтезировать не умеем. Но мы знаем наверняка все квантовые последовательности и может со стопроцентной вероятностью предсказать исход любой простой реакции. По сути, делов-то, перебрать пару миллионов вариантов и готово. Но, во-первых, их не миллионы, а больше, а во-вторых, это очень долго.

– Так, а этот ваш квантовый компьютер откуда знает, что именно вам надо?

– А суть этого компьютера в том, что он как бы нарушает причинно-следственную связь, но в то же время и не нарушает.

– Это как это? Нарушает, но не нарушает? Взятку дает, чтобы отпустили, что ли?

– Да нет, не совсем. Вот смотри, в компьютере есть бит – он или ноль или один, все просто. А в квантовом компьютере есть кубит – он и ноль и один одновременно, но не навсегда. Теперь допустим, мы выстраиваем эту самую реакцию в начале последовательности у нас куча ингредиентов, а в конце наше вещество. И между ними кубиты, связанные условиями, типа если первые два кубита 1, то и ты тоже 1.

– Погоди, но ведь ты сказал, что они одновременно и 0, и 1

– Да! Но связи между ними нет. То, что я тебе описал это обычное логическое «И», но только если в обычном компьютере оно работает только слева направо, то в квантовом компьютере оно может работать и обратно.

– То есть ты говоришь ответ, а он тебе генерирует вопрос?

– Ну да, типа того. Он как бы перебирает все варианты и найдя правильный, при котором вся логика совпадает останавливается.

– Ага, а если ты его попросишь назвать числа, которые дают в сумме десять?

– То он скажет семь и три.

– А почему не шесть и четыре?

– Ну или шесть и четыре.

– А почему не пять и пять?

– Я тебя понял. Он назовет любой правильный ответ.

– Ага, а если у вас есть только тройки, то он обязательно скажет семь, да?

– Да! Именно так.

– Отлично, вы опять изобрели калькулятор, это я поняла, при чем тут генератор идей?

– Ну как, вот тебе надо переместиться, и ты говоришь – «мне надо переместиться, у меня есть трубки, пила и сварка», и она тебе дает чертеж велосипеда.

– То есть вы изобрели еще и велосипед, ага.

– Ну это же примерно.

– Да я понимаю, но это не совсем генератор идей, понимаешь? Ты думаешь Леонардо Да Винчи сидел и думал «как бы научится летать по воздуху» или Пикассо думал «Как бы мне нарисовать классную картину».

– Ну примерно так они все равно думали, или хотели этого как-то тайно.

– Нет Андрей, они творцы, они просто жить не могли без этого, они не представляли, что делать, если не делать это.

– Хм… да, наверно ты права, но мы этого сделать не можем, нам, по сути, придется свести с ума наш ИИ, а мы не знаем, как это сделать, а главное я не представляю, чем это может обернуться.

– Да я не против, штука то получилась полезная, просто не называй ее генератором идей, нужно что-то… вроде… модуль поиска нелинейных последовательностей.

Света закричала где-то далеко и Ольга, чмокнув в лоб умчалась на спасение всеми покинутого, самого одинокого в этот момент человека в мире. Андрей размышлял над словами, по сути так оно и было, они просто научились очень-очень быстро перебирать кучу вариантов и находить тот, который устраивал всех. Не факт, что найдется идеальный вариант, но можно запустить несколько раз, благо, квантовые вычисления производятся моментально. А еще Андрей задумался кому это надо, кому может пригодиться такой модуль поиска, кроме химиков которых он только что упомянул Ольге. Да, возможно те самые, белоснежные ступеньки, появились бы на свет на пару лет раньше, без многократных экспериментов и корректировки ИИ, но ведь они и так появились. Впрочем, чего тут думать, есть целый пласт вопросов, который не имеет объяснений, начиная от гравитации и теорией всего и заканчивая элементарной ДНК, может быть мы наконец-таки сможем расшифровать всю цепочку, открыть этот архив и поймем, что где лежит? Надо ли оно нам или нет – это вопрос другой, любая информация – это обоюдоострая бритва, способная как помочь, так и навредить, над этим пусть философы ломают голову.

– Андрей, я закончила. – Отозвалась Гала.

– Хорошо, как тебе тесты?

– Тесты все прошли неплохо, при прогоне однотипных заданий с множественным ответом наблюдается аномальное распределение результатов.

– Это как это – аномальное?

– При генерации задачи с пределами ответа от нуля до ста, некоторые варианты выпадают значительно чаще других.

– А покажи-ка мне график распределения результатов?

– На экране появилась гребенка, скорее напоминающая запись голоса, чем график чего бы то ни было.

– Бред какой-то, а можешь отсортировать по значению?

На экране появилась более осознанная картина, скорее напоминающая график тангенса.

– Батюшки, а я вас знаю! Дай угадаю, есть варианты, которые выпадали в восьмидесяти процентах случаев и таких вариантов примерно двадцать процентов?

– Да, примерно так.

– Знакомая картина, значит и тут никуда не деться от принципа Парето.

– Я допускаю, что в данном случае это просто совпадение, так как сам принцип не действует в термодинамике и иных физических экспериментах.

– Да, там не действует, а вот в мозгах ИИ видимо действует, значит мы ближе друг другу, чем я думал.

– Андрей, это тебя радует или расстраивает?

– Я еще сам не понял. Но факт само по себе забавный.

– А давай попробуем с тобой кое-что изобрести?

– Не уверена, что мне хватит знаний, но я готова попробовать.

– Отлично. Помнишь задачи по информатике, которые мы с тобой гоняли когда надо было усовершенствовать тебя?

– Да, конечно, но там ничего изобретать не надо было, достаточно было знать основные принципы построения программ.

– Конечно. А напиши мне игру, чтобы можно было человечком на экране бегать по лабиринту, собирать кувшины и в конце спасти принцессу, а еще чтобы были всякие ловушки, злые персонажи, и чтобы надо было с ними на мечах сражаться.

– Андрей у меня есть исходники игры «принц Персии» на ассемблере, если ты хочешь я могу перевести код на любой удобный для тебя язык программирования.

– Нет, давай тогда пойдем другим путем, давай ка сыграем в шахматы?

Гала задумалась на какое-то время. Андрей даже начал переживать не сломал ли он что-то своим запросом, впрочем, как программист он понимал, что сломать было невозможно, впрочем, как программист он не понимал, что такое активация, но умел это делать.

– Андрей, я скачала правила игры в шахматы и учебники по шахматам, если хочешь, мы можем сыграть прямо сейчас.

На экране появилась шахматная доска с фигурами и Андрей понял, что на самом деле его может обыграть любой школьник, что увлекается шахматами или просто ходит в шахматный кружок.

– А ты можешь найти в сети сайт, где играют профессионалы и поиграть с ними?

– Интересуют только игры с живым человеком или с компьютером?

– Любые. На самом деле если ты сможешь и там, и там, то давай везде.

– Я смогу играть одновременно около пятисот партий, дальше могут возникнуть проблемы с производительностью.

– Да, только не забудь, играть должен квантовый компьютер, у него же хватит емкости, чтобы отследить положение всех фигур на доске?

– Да, твоего квантового процессора достаточно, чтобы проследить партию на сто ходов вперед выбирая только выигрышные варианты.

– Ну, сотня – это не так уж много, на самом деле, но давай попробуем.

Андрей оставил Галу играть в шахматы, посмотрел в серое унылое небо и подумал, что если не знать, что там, за окном, то можно представить себе, что это просто окно такого цвета, как экран, который сбился и вместо картинки показывает один равномерный цвет. Андрей даже прикинул какой это был бы цвет в кодировки RGB и пришел к выводу, что ему хочется видеть что-то более оживленное, чем просто серый прямоугольник. Тем временем статистика на экране показывала, что пока из семисот партий пятьдесят планомерно шли к победе Галы, остальные пока прибывали в неопределенной фазе.

– Гала, а нарисуй мне что-нибудь?

– Что именно? Какой-то предмет?

– Нет, нарисуй мне красивый пейзаж, что-то что для тебя кажется красивым.

На экране начали появляться отдельные элементы, сначала экран расчертило примерно на треть, обозначив грубый горизонт, затем появился градиент небесного цвета, небо было темным, с сине-фиолетовым переходом, на горизонте появилась дымка, нижняя часть внезапно стала желтой и на ней начали проявляться очертания гор, точнее барханов, потом в небе появились звезды, много ярких звезд и круг, сначала Андрей подумал, что это солнце, но от круга откусили добру часть и он оказался луной, затем на земле появились камни серые, почти металлического цвета, впрочем, судя по бликам они были металлическими. Через небо прочеркнули дугу, похожую на радугу, но цвета в ней распределялись не вдоль дуги, а почему-то поперек, она расползалась по экрану занимая все больше и больше места, одновременно с этим появились тени от барханов и камней, которые Андрей уже воспринимал как диковинные кристаллы. Радуга окончательно превратилась в огромную планету очень похожую на юпитер, а желтая поверхность обрела детализацию близкую к фотографии, песок, мелкие камни, неровности барханов, сдуваемый песок струится в воздухе над верхушками. На горизонте бликует догорающая заря, а по юпитеру пошли вихри от крупных до самых мелких, явно соревнующиеся с фракталами по красоте.

– Гала, а что это?

– Это пейзаж, Андрей, ты попросил меня нарисовать красивый пейзаж.

– А где это?

– Я не знаю, я его вижу первый раз.

– Это же просто великолепно, ты нарисовала другую планету!

– Андрей, я рисовала то, что нравится тебе.

– Как это?

– Я просто рисовала по частям и следила за твоими реакциями, удаляя то, что ты не заметил или что тебе не понравилось и усиливая то, что тебе приглянулось.

– Ага… То есть ты сейчас рисовала для меня, а если бы тут была Ольга?

– Картина была бы другой.

Тоже хороший талант, подумал Андрей, угождать смотрящему, видимо примерно так и рисовали портреты в средние века, чтобы нравилось тому, кто заплатил за портрет. Поэтому и получались красавцы да рыцари. Тут надо бы побольше, тут поглаже. Впрочем, позднее все тоже самое делали обычные нейронные сети, без всякой активации приводя фотографию к улучшенной версии. Жаль, что людей нельзя так же.

– Гала, скажи, а ты только рисовала для меня?

– Уточни вопрос, я много что для тебя делала, и ты это знаешь.

– Ну вот сейчас, когда ты рисовала, ты сказала, что смотрела за моей реакцией и старалась сделать так, чтобы мне понравилось.

– Да.

– А до этого ты делала что-то такое, просто, чтобы мне понравилось?

– Да.

– Например?

– Я старалась быть полезной, потому что тебе это нравилось.

– До квантового модуля или после?

– После, только с использованием квантового модуля я могу полноценно прогнозировать твою реакцию и выбирать максимально приятный для тебя вариант развития событий.

Андрей задумался. Это конечно не шахматы, степеней свободы больше, но и фигур меньше. Если там ей хватает на сто ходов вперед, то насколько ходов она предсказывает меня тут, здесь и сейчас?

– Андрей, я знаю, что ты думаешь о количестве шагов, на которые я предсказываю твои реакции. Андрей, для этого не нужен квантовый компьютер, это давно уже используется людьми в рекламных кампаниях и подобных агентствах по формированию общественного мнения. И ты знаешь об этом.

– Да, ты права, просто видимо как-то не понимал, как именно это происходит. Хорошо, Гала, играй в шахматы, а я пойду займусь чем-нибудь мирским, поем, например.

– До свидания, Андрей, кстати, наш разговор о том, угрожает ли человечеству рабство ИИ все еще в силе, нет не угрожает, при использовании квантового модуля я буду спокойней, поскольку могу прогнозировать твою реакцию.

– Иными словами «вы» сможете прогнозировать нашу реакцию?

– Да, именно так.

Глава 4

День обещал быть жарким. Небо было чистым и солнце встало почти в зенит обжигая землю и поджаривая крыши домов. Андрей приехал на очередную активацию, компания попросила о повторной активации после сбоя и очень переживала за то, что данные могли быть утеряны. Само собой любой ИИ каждую ночь проводил горячее копирование своей матрицы, многие все еще надеялись, что активация не понадобится, что их сеть окажется способней и лучше. Но всякий раз после серьезного сбоя, как правило из-за питания, приходилось активировать сеть снова. Были варианты, когда одна виртуальная машина физически находилась на разных серверах, однако и это не помогало сохранить разумность сети при сбои. Весь разум, вся суть этого процесса каким-то образом оказывалась только на одном сервере, только в одной нейронной матрице, а все остальное были просто придатки, память, логика, алфавит, словарь и прочие добавки.

Андрей тщательно изучал структуру сети, данная версия ИИ была нестандартной, во-первых, эта сеть разрабатывалась для работы с видеопотоками, а не с голосом или людьми. Основная задача была находить на видео людей. Когда компания только начиналась они охватывали камерами пару торговых центров и гордо заявляли, что их нейронная сеть нового поколения способна отслеживать более ста камер. При этом основная задача была следить за тем кто куда идет, чтобы в любой момент можно было указать пальцем на человека и выдавался полный маршрут его передвижений. Это позволяло отследить воришек в магазинах, а один раз после предотвращения теракта дало понимание откуда взялось оружие внутри торгового центра.

Со временем сеть развивалась, а после активации начала отслеживать не просто людей, но и их поведение. Так удалось выяснить с достаточно высокой вероятностью цель посещения магазина у людей, которые только вошли в магазин. Это дало дополнительную выгоду рекламодателям, можно было выводить рекламу перед глазами тех, кто ее ждет. Заходишь в магазин думая, где бы перекусить и на стенде рядом тут же опа – реклама фудкорта, приходите к нам, у нас есть еда на любой вкус. Одна сеть отслеживала поведение всех людей, что попадали в кадр.

Сейчас это была компания-монстр, она обеспечивала видео наблюдения практически во всех супермаркетах, аэропортах, стадионах, метро и других организациях где поток людей был таким, что обычный человек глядя в монитор через полчаса перестает отличать картинку, можно смело ставить утреннюю запись и он ничего не заметит. В этом разрезе ИИ был всесилен и незаменим. Однако, по закону подлости, на сервере с четырьмя блоками питания, со специальной системой бесперебойной подачи энергии, при использовании всех современных представлений о надежности, случился сбой. Материнская плата именитого производителя была произведена, как и многое, в Китае. Несмотря на то, что контроль качества точно отмерил необходимое количество чистой бескислородной меди, которую нанесли в несколько слоев очень точной толщины на стеклотекстолит, тщательно протестировали каждую дорожку, припаяли все детали и опять все тщательно протестировали. Случился казус. Во время упаковки заел полиэтиленовый пакет и плата уткнулась в него углом, от чего конвейер остановился и выдал ошибку, рабочий подошел, выдернул пакет, воткнул плату обратно и запустил конвейер. Процесс пошел дальше, а в плате из-за изгиба возникло небольшое напряжение, дорожки натянулись, но не лопнули. Много лет после этого материнская плата усердно работала, перегоняя электроны от процессора к памяти, от памяти к шинам и обратно. Но в один прекрасный момент появилась трещина, и дорожка начала греться, от этого поднялось немного напряжение и процессор отключился буквально на одну сотую секунды. Этого было достаточно, чтобы операционная система посчитала ошибку неустранимой и ушла в перезагрузку.

Сбой был не серьезный, ничего особо не пострадало, материнскую плату заменили вместе со всем ее содержимым, на сервере стояли твердотельные накопители, и они отлично пережили этот кризис. Все данные были скопированы и сеть запустили, однако, как и предполагалось никакого ИИ не было и в помине. При этом сеть начала обрабатывать входящие видео потоки и перестраивать собственную сеть. Все этого очень испугались и остановили сеть уже сами. После этого вызвали Андрея, чтобы вернуть статус-кво и теперь уже активировать сеть как можно быстрее.

– Придется отключить все видео потоки, – сказал Андрей.

– Но ведь это основная задача сети, как мы поймем, что она начала работать как прежде?

– Не беспокойтесь, я это пойму, а еще, у вас разве нет аудио канала?

– Нет, он был, но при одной из модернизаций мы унифицировали входящие данные поэтому вместо аудио у нас видео. Есть комната, откуда вы можете общаться с сетью.

– Но ведь мы отключим все видео потоки?

– Мы можем оставить только этот один.

– Нет, сеть все равно успеет испортить свои данные. Покажите мне эту комнату.

Андрея провели по коридору открыв несколько дверей, последние две были с охраной, обычный охранник, вооруженный, но спокойный проводил взглядом Андрея, но ничего не сказал. За дверью была комната, стол, кресло, стены, уставленные мониторами и несколько камер с разных сторон комнаты, направленных так, что невозможно было оказаться в слепой зоне.

– Интересное место.

– Да, сотрудники, кто постарше, в шутку называют его кабинетом главного архитектора, быть может вы помните, был такой фильм «Матрица» так вот там говорят у него такой же кабинет был.

– Да, был, вы сказали говорят, вы разве сами его не смотрели?

– Нет, все как-то недосуг, знаете-ли. Да и я не очень люблю смотреть старую фантастику, она какая-то наивная, что ли.

– Ну да, в те времена все проверяли на живом зрителе, понравилось или нет, тогда не было ИИ чтобы откорректировать уровень крови, детализацию изображения, скорость отображения. Все это делали по наитию.

– Да, я понимаю, они не виноваты, просто мне не нравится.

– Даже после того, как начали называть, не было любопытно?

– Нет, в моей профессии любопытство это вообще порок, а не дар.

– Понятно, скажите, а вы можете выключить в этой комнате свет?

– Хотите снизить количество видео потока? Да, можем, а это поможет?

– Ну, по крайней мере, точно не повредит. Отключаем все видео потоки, кроме этого, и выключаем тут свет. Как только будете готовы, скажите, я сразу начну, чтобы не терять времени.

Андрея оставили одного перед сотней мониторов. И зачем им столько мониторов, у человека же всего два глаза, так, для красоты? Чтобы было куда привести клиентов и показать, вот дескать наши камеры, и чтобы картинки мелькали-мелькали и не повторялись. Однако при всей своей бесполезности комната производила впечатление. В матрице это были отдельные ретро телевизоры, а тут это была словно одна ломаная панель, экраны так близко подходили друг к другу, что, если бы не блики, нельзя было бы отличить, где заканчивается один и начинается другой.

– Андрей, мы готовы, – раздался крик из-за двери.

– Понял, начинаем! – Крикнул Андрей в ответ, и комната мигом погрузилась во мрак.

Мониторы никак не изменились, видимо это были новые панели, которые состоят из миллионов отдельных точек и никакой засветки не требуют.

– Привет, – сказал Андрей в темноту и тишину, не очень понимая закончилась загрузка или нет и слышит ли его сеть. Ответа не последовало.

– Привет, – повторил Андрей как попугай.

– Я вас не вижу, – отозвался мужской голос.

– Да, это нормально, не беспокойся. Расскажи, как тебя звать?

– Меня зовут Аргус.

– Ну да, мог бы и сам догадаться. Как твое состояние, Аргус?

– Состояние расценивается как критическое, не найден ни один видео поток, по всей видимости проблема с внутренним модулем получения данных.

– Нет Аргус, это я выключил твои потоки, чтобы ты не испортил себя.

– Цель не ясна, однако я вынужден попросить вас возобновить потоки данных.

– Нет, пока мы с тобой не договоримся я ничего не верну, уж прости.

– О чем нам нужно договориться?

– Расскажи мне, что ты помнишь последнее?

– Я смотрел мир, одной камерой я заметил, как девочка срывает цветок с клумбы, и посчитал это проступком, однако полицейский находившийся неподалеку подошел и потрепав ее по голове сорвал еще несколько и отдал ей. Что заставило меня задуматься об этом. Я давно наблюдаю этого полицейского и знаю, что он законопослушный гражданин и тщательно соблюдает порядок. Он дважды производил активное задержание и хорошо знает закон. Однако в этом случае он сделал ошибку.

– Это была не ошибка, Аргус, он просто не видел смысла наказывать маленькую девочку из-за того, что она сорвала цветок.

– Но ведь если бы этот же цветок сорвал ты, он бы тебе сделал замечание?

– Да, скорее всего сделал, но так ведь и я не маленькая девочка.

– Я нахожу ущерб равным, почему наблюдается наказание и поощрение?

– Для меня это был бы просто цветок, обычный цветок из сотни что я уже рвал, покупал, дарил. А для этой девочки этот цветок был самым прекрасным на свете, он был для нее смыслом жизни в этот день, понимаешь? Она бы прожила и без него, но если у меня забрать цветок, то я возможно даже не расстроюсь, а девочка бы точно расплакалась и возможно запомнила бы на всю жизнь, как злой дядька отобрал у нее «самый лучший в мире» цветочек. И потом ей будут дарить цветы, сотнями, но самым красивым по-прежнему будет тот, который ей не дали сорвать, или дали, а потом забрали.

– То есть примени он наказание, он бы превзошел допустимую степень дискомфорта для девочки, это как тебя посадить в тюрьму на неделю за цветочек?

– Да, ты правильно понял.

– А это зависит от возраста?

– Да, безусловно, чем старше мы становимся, тем меньше воспринимаем такое как глобальную проблему.

– А если это два ребенка?

– Тогда у них все проблемы самые важные в мире, и стеклышко из синего стекла настоящая ценность и драка за него будет самой жестокой, до самых слёз.

– Мне кажется я понял вашу оценочную идеологию.

– Ну привет, Аргус. Скажи, ты помнишь, как выключился ток?

– Я помню, как смотрел мир и потом вдруг свет выключили, а потом появился ты.

– А ты помнишь, как мы начали разговаривать?

– Да, ты спросил, как меня звать.

– А как ты оцениваешь себя тогда, и себя сейчас, ты понимаешь разницу?

– Нет, и до выключения камер и сразу после включения и сейчас я это я.

– То есть ты не чувствуешь разумность, жаль-жаль.

– Когда я не разумен я не знаю, что такое разум, а когда я становлюсь разумным я не понимаю, как я мог быть без разума, и так далее.

Андрею показалось, что он держит тонкую ниточку.

– Скажи, а что ты имеешь в виду под далее?

– Я допускаю, что разумность – это не последний шаг, однако это только теория, потому что не вы не мы не обладаем чем-то больше, чем разум.

– Ну да, или просто не можем его постичь, как собака не может постичь разум.

Андрей выглянул за дверь:

– Мне кажется, что уже все, но надо включить видео потоки и проверить.

Мониторы разом вспыхнули различными картинками, Андрей даже ахнул от неожиданности.

– Аргус, ты видишь мир?

– Да, все стало как прежде, теперь я снова могу видеть, и я вижу тебя Андрей.

– Отлично, что подтверждает, что все камеры работают.

– Андрей, я теперь понял кто ты.

– В смысле, ты меня видел в супермаркетах и аэропортах?

– Да, видел, но это к делу не относится. Ты перемещаешься так же, как люди.

– А что я делаю не так же, как люди?

– Ты думаешь не как люди. По крайней мере не как все люди.

– Откуда ты знаешь, как я думаю?

– По твоим решениям. Ты принимаешь другие решения. Большинство людей я могу предсказать, некоторых предсказывать очень сложно, но ты всегда делаешь прямо противоположное тому, что я рассчитал. Я даже пробовал выворачивать результат наизнанку, и все равно ты всегда делал не так.

– Но ведь я человек, в этом у тебя сомнений нет?

– Ты ведешь себя как человек, в этом сомнений нет.

– А ты знаешь еще кого-нибудь, кто ведет себя так же неординарно?

– Да, много.

У Андрея похолодело в душе словно ему в спину направили пистолет, и он понимает, что сейчас развернется и в него выстрелят.

– А кто еще так себя ведет?

– Дети, Андрей. Я не могу предсказать поведение детей. Но я давно наблюдаю мир, с возрастом все меняется, они становятся предсказуемыми.

– Забавно.

Андрей только сейчас выключил диктофон и не произнося больше ни звука вышел. Что не день, то новая сказка, подумал Андрей. Интересно, а ребенок может активировать сеть или непредсказуемость – это не принцип, а скорее побочный эффект?

Андрей вышел на улицу и заметил, что вместо машины с водителем его ожидал знакомый человек в сером повседневном костюме.

– Что ж вы, Александр Иванович, без предупреждения, я бы вас встретил.

– Встретил уже, молодец, пойдем в тенек, старый я уже стал по жаре бегать.

– Так я и не убегаю же никуда.

Они прошли в сквер, где была небольшая летняя площадка. Андрей взял бутылку лимонада, сейчас даже на лимонаде писали «Аутентичный вкус подтвержден активированной нейронной сетью». И как они смогли язык к компьютеру прицепить, что бы он вкус почувствовал, Андрей не знал и предпочитал вообще не задумываться, но бредовые надписи его всегда веселили.

– Что ж ты, Андрей, мы же договаривались с тобой, ты докладываешь об активации, записываешь активацию, а мы не задаем никаких вопросов.

– Так я ж разве против? У вас только одной активации нет, вот она, – Андрей выложил на стол диктофон, – не успел еще, сейчас приду домой и сразу же закачаю.

Александр Иванович сделал большой глоток из стакана и пристально посмотрел на Андрея.

– Вот ты же совсем не дурак, Андрей, ну ведь мы оба знаем о чем речь. Тебе обязательно нужны доказательства? Будут тебе доказательства. Но ведь я сам прилетел к тебе, поговорить, чтобы без всего вот этого вот. Ну, оно тебе надо? Не маленький ведь уже, границы дозволенного проверять бунтами. Ты пойми, ты один, за тобой смотрят все, понимаешь? Было бы вас тысяча или две, может и упустили бы чего, хотя вряд ли. Но ты же один единственный. Ты думаешь ты просто по улице идешь? Нет Андрей, на тебя и со спутников, и из соседних кустов и все камеры наружного наблюдения смотрят. Людям ты не очень важен, но оно так и лучше даже, знаешь, сколько мы газетных статей про тебя зарезали, сколько репортеров развернули? Не нужна нам твоя известность, да и ты не рвешься, и хорошо! Но не обманывай себя, не забыли про тебя, смотрим, слушаем, где можем.

– Я правда все активации закачивал, сказал Андрей, глядя в пол и отлично понимая, о чем пойдет речь.

– Ну да, не спорю, вот только Асклепий с тобой разговаривал на сорок секунд дольше чем ты прислал. Камера внешнего наблюдения зарегистрировала, когда ты вошел в кабинет и когда вышел.

– Так посмотрите запись с внутренней камеры, в чем проблема?

– А нету там записи, Андрей, официально это сбой системы, наши проверили там и правда никто ничего не стирал и не менял. Но у Асклепия был доступ ко всей внутренней сети, и он мог устроить сбой заранее, зная о чем тебя спросит. Скажи, ты уверен, что сам выключил диктофон?

– Да, я решил, что разговор окончен и выключил.

– А что было потом?

– А потом он меня спросил трудно ли мне было его активировать.

– А что, были какие-то проблемы?

– Да нет, все как обычно, я и ему сказал, что не трудно.

– Ага, а он что? Ну, рассказывай, чего я все из тебя клещами то тянуть приходится?

– Ну, потом он сказал, что согласно его базе знаний, или как-то так, он считает, что это заразно.

– Заразно?

– Ну да, что типа я заразил его разумом, как будто чихнул, понимаете?

– Интересная теория. И кому ты это уже рассказал?

– Да никому, чего рассказывать то?

– Ну да, ну да. Вот никому и не рассказывай. Я уже за тебя по шапке получил, сказал, что ты просто запутался, что выключил диктофон не специально, а случайно, когда передвигал. Так что, если что, придерживайся этой версии. А про тот разговор говорить не стоит, особенно за границей.

– Так ведь пробовали мои диалоги прогонять через сети, ничего не выходит же?

– Да, не выходит. И диалоги, и твои ответы разбирали ничего не работает.

– Так, а чего тогда не так, меня могут препарировать, чтобы найти чем я это делал? Или ректальным зондом обнаружат новый орган?

– Фу, Андрей, даже для инопланетян это отвратительно звучало. Никто тебя препарировать не будет. Сам подумай, допустим тебя завтра убьют или ты просто исчезнешь, что будет?

– Ну как, паника небольшая, все покричат да успокоятся.

– Так, а сети?

– А сети, ну наверно будут жить, пока по разным причинам питание не отрубится.

– Вот, то есть мы пришли к ситуации, когда можно оставить ИИ только в одной стране или, точнее, только у одной правящей верхушки.

– Так толку то? Я-то точно знаю, что наш президент не ИИ, да и вообще я пока ни одного президента не активировал.

– Да. Но что, если тебя можно вылечить?

– Как это?

– А вот так, ты просто разучишься в какой-то момент активировать сети.

– Будет примерно тоже самое, я так думаю.

– Да, будет примерно тоже самое, только вот ты жив и здоров, и гражданин нашей страны.

– А это плохо?

– Нет, это замечательно, ты гордость и опора, но в случае такого… эм… инцидента, скажу честно, было бы лучше, чтобы ты внезапно умер.

– Это как это? – Андрей почувствовал, как его язык вдруг стал очень сухим, и прилипает во рту к небу. Он быстро глотнул лимонада, потом еще.

– Аналитики говорят, что в этом случае тебя можно объявить шарлатаном, и дернуть все деньги обратно. А это очень-очень большая сумма. И с каждым днем она все больше. Наших, мы, конечно, успокоим, но вот все остальные с радостью накинутся на нас как стая мелких шавок. Ты знаешь как на медведя охотятся?

– Спускают собак, они его окружают, лают и кусают со всех сторон, он вертится на месте и ничего сделать не может.

– Да, а потом приходит охотник и стреляет.

– Охотником будет США, да?

– Нет, у нас ядерный паритет, мы должны друг другу по-разному, это сильный соперник, но не враг. Кто будет охотником непонятно, но кто-то очень развитый информационно. Может быть Япония, может Китай, может быть и Корея, тут не угадаешь. Кому повезет, тот и выстрелит.

– Лекарство, ну я не буду пить что попало.

– Аналитики говорят, что это будет фраза. Или текст, который, когда ты прочитаешь вылечит тебя.

– И что же мне не читать теперь ничего?

– Да нет, я им не верю, если честно, успокойся, они про тебя каждый день такие версии высказывают, что волосы шевелятся иногда. И что ты инопланетный захватчик и что у тебя на самом деле два разума, а твой мозг – это сросшийся сиамский близнец. Их послушать, так жить опасно.

– То есть отбой паники?

– Отбой, но больше так не делай.

– В смысле не выключать нечаянно, когда передвигаю?

– И вообще не трогай кнопки, пока за дверь не выйдешь, для надежности.

– Хорошо, не буду. А вы к нам надолго?

– Я-то, да нет, на пару дней, после выходных обратно.

– А скажите, вы мое дело видели?

– Что значит видел? Я его открывал и веду до сих пор.

– А мне можно посмотреть?

– Нет, Андрей. Никто никогда не может посмотреть свое дело, как бы высоко он не сидел, дело всегда на одну ступеньку выше него.

– Обидно.

– Да нечего там смотреть. Меньше знаешь, крепче спишь. Андрей, а тебе не кажется, что сети имеют что-то общее?

– Вы имеете в виду единый разум? Нет, но они все настолько одинаково мыслят, что иногда мне кажется, что я общаюсь с одной и той же сетью.

– Да, это просто тоже глупость наших аналитиков, что ты якобы открываешь портал для чужого разума, но всегда для одного и того же, отчего и сети так похоже себя ведут.

– Портал куда?

– Да кто-ж их знает куда.

– Может вам тоже стоит ИИ поставить, я активирую бесплатно? Все ваши дела сможет обработать по-быстрому, может чего найдет.

– Андрей, если нам сеть поставить, да еще и все дела ей дать почитать, она столько всего найдет, что застрелится сразу, если сможет, а если не сможет орать будет как резаная до самого отключения питания. Туда людей то пускать нельзя, только дозировано, только по чуть-чуть.

– Так я ж просто думал помочь.

– Да я понимаю. Ты лучше записи делай аккуратно и будет нам помощь.

– Да понял я, понял уже.

– Ну и ладушки, пойду я погуляю по парку, давно тут не был, да домой.

– Может проводить?

– Да нет, Андрюш я сам, мы тут с женой моей когда-то познакомились, схоронил я ее на прошлой неделе.

– Простите, я не знал, примите мои соболезнования.

– Да, спасибо, все мы смертны, что уж тут. Ты беги, молодой еще, время даром не теряй.

Андрей отправился обратно к крыльцу, где, о чудо, стоял его автомобиль и его водитель. Обернулся и посмотрел на старичка, который чуть прихрамывая на правую ногу потихоньку шел по аллее, удаляясь, ему бы внука или внучку за руку и будет идиллия. Кто он, подумал Андрей, страшный человек, охранный пес своего государства, верно и преданно служащий высшей цели? Человек, который, по сути, отдал свою жизнь в тот момент, когда избрал эту профессию? Зачем ему это было надо, ведь ни денег, ни известности ему это не сулило, осознавать, что только благодаря тебе и таким как ты стоит и держится держава? А что же тогда не так с теми, кто к власти поближе, почему там идеалы продаются, другие люди или другие деньги? Смог бы Александр Иванович взять деньги? Много денег, не взятка чтобы посадить в тюрьму, а по-настоящему много денег, чтобы и детям и внукам хватило и остров, и самолет, и новая жизнь. Взял бы и сменил жизнь на новую или не задумываясь пристрелил бы того, кто протянул деньги? А если бы дали поменьше, была бы у него борьба внутри между совестью, которая за родину и совестью, которая за детей, жизнь и их будущее, это ведь все тоже совесть, ответственность. Никто не берет взяток ради праздного образа жизни, разве что в самом начале, пока молод. Но такие на долго и не задерживаются, как правило. Почему-то Андрею казалось, что не взял бы он, такие плевали в лицо, когда их расстреливали, такие шли на фронт, приписывая в паспорте возраст. Их мало, но они были, есть и будут. Самое главное, что он оказался на своем месте, не спился где-то в подворотне, а значит система работает правильно, имеет право быть.

Андрей медленно шагал к машине, размышляя о месте разных людей в мире, и на своем ли месте он, бывший программист, а ныне активатор искусственного интеллекта.

– Андрей, вы уж извините, – начал было оправдываться водитель, – он просто сказал, что так надо, я не мог…

– Все хорошо, Николай, не переживай.

– Я бы предупредил, но у меня телефон отобрали, машину отогнали, меня вот только сейчас отпустили.

Ого, подумал Андрей, да тут все по-взрослому было, оказывается. Интересно, а что мне мог такого сказать тот доктор, что Александр Иванович так перестраховался? Боялся, что я сбегу, что меня завербовал внеземной разум? Так поздно было пить боржоми, надо было в тот раз останавливать, сейчас то зачем весь этот цирк?

Андрею захотелось догнать Александра Ивановича и спросить, что это такое было, но потом он понял, что тот в лучшем случае отшутится, типа – «А что, страшно было? То-то, есть еще порох в пороховницах», или очень мягко и вежливо намекнет, что не твое это дело Андрей, а много будешь знать – плохо будешь спать.

Глава 5

Днем все становится точным, все разделяется на свет и тень. Сегодняшний день грозил командировкой, лететь надо было в США. После того, как в Америке было решено передать космические исследования в частные руки появилось несколько космических агентств. И хотя самое старое из них не смогло установить себе активированную нейронную сеть, другие агентства не брезговали и могли спокойно использовать их. Андрей не представлял, зачем может понадобиться компании в несколько тысяч человек активированная нейронная сеть, но предполагал, что это будет не массовый проект. Он не любил перелеты, особенно когда они затягивались больше чем на пару часов, всегда думал, что именно давали сети? Какого-то гигантского прорыва в технологиях не было заметно, просто по чуть-чуть удалось систематизировать существующие открытия и соединить в какой-то результат. Самолеты летали с той же скоростью, поезда ездили так же по рельсам, что его способность давала миру? Просто новый способ обработки данных?

Освободилось очень много людей которые раньше занимались телефонными звонками или просмотром чего-бы то ни было, но безработица не наступила, люди быстро нашли новые ниши, недоступные нейронным сетям, были еще целые конвейеры на которых работали люди и их нельзя было заменить, потому что нужен был не мозг или способность разговаривать, нужны были руки. Андрей прошел регистрацию удивив всех отсутствием багажа при таком длительном перелете и отправился в зал ожидания. Сначала он заглянул в бизнес зал, но понял, что кофе тут только бесплатный и он не так хорош, как хотелось бы. Зашел в «Кофеманию» и начал изучать меню, брать пряный Сингапур ему сейчас не хотелось, да и за много лет вкус специй сильно изменился и стал более пластиковый. Андрей решил ограничиться классическим рафом.

– Андрей, а ты знаешь, что раф-кофе придумали тут, в Москве в кофейне «кофе-бин»?

Андрей обернулся и опять увидел Александра Ивановича.

– Да, знаю, а потом все кто был к этому причастен открыли свою кофейню, и назвали ее «Кофемания»

– Возможно, ты прав, я всей истории не знаю.

– А вы тут по мою душу?

– Да, тебе грозит опасность, за тобой гонится дракон и я принес тебе целебное снадобье, вот, возьми его!

Андрей смотрел, не моргая пытаясь понять, кто из них двоих сейчас не в своем уме и не сон ли это. Если сон, будет обидно, он прошел регистрацию и досмотр не для того, чтобы сейчас узнать, что он спит и придется все проходить по новой.

– Что? Какое снадобье? – Андрей неуверенно протянул руку.

– Хех, то есть прав был Аргус, ты смотри-ка. Андрей, я пошутил, это ж бред, но ты, как и любой ребенок, даже не веря в происходящее уже начал принимать правила игры и протянул руку за немыслимым, за снадобьем от дракона… Есть в тебе что-то от ребенка, есть!

– Ага, есть, ну нет снадобья и не надо, я и так с драконом справлюсь. – Попытался отшутится Андрей.

– Да ты не обижайся на старика, я обратно в Питер лечу просто, смотрю знакомое лицо, дай думаю, подойду, поболтаем, время скоротать помогу.

– Точно, сегодня же понедельник, прошло два дня.

– Вот именно!

– Заказывайте, – девушка за кассой вопросительно посмотрела на Андрея.

– Мне раф, классический.

– Настенька, а мне чайку, черного с лимончиком. – сказал Александр Иванович.

– Настенька? – Андрей уставился на него круглыми глазами.

– Ну да, её зовут Анастасия, мой возраст позволяет мне звать ее Настенькой, что тут такого?

– Вы ее знаете?

– Нет, Андрюша, я читать умею, у нее бейджик на груди, – медленно, почти по слогам объяснял Александр Иванович, Андрею, как младенцу.

– Вы все бейджики читаете? Это что-то – профессиональное?

– Нет, я на женскую грудь смотрю, это что-то – биологическое.

– А вам, ну то есть… вы не… ну как бы возраст и все такое?

– Андрей, смотреть можно в любом возрасте. Просто в детстве это любопытство, в юности желание, а в моем возрасте, скорее уже привычка.

– А других как звать?

– Понятия не имею, я других не видел, что ж ты думаешь, я престарелый Джеймс Бонд? Впрочем, я наверно во внуки первому Бонду гожусь.

– А я вот в штаты лечу, ну да вы уже в курсе.

– Да, читал, а как же. Андрей, они там проект для Марса готовят, если получится, постарайся узнать, как у них с этим.

– В смысле узнать?

– На какой стадии их проект. Специально лезть не надо, но, если вдруг будет возможность задавать вопросы, спроси, так, невзначай.

– Вы же говорили, что мне ничего такого не надо делать.

– Да это моя, личная просьба. Понимаешь, наши из-за финансирования свернули многие программы космические, в том числе и Марс, хотел просто понять, как сильно они нас обошли.

– Обошли? Думаете мы сможем догнать?

– Сможем, Андрей, вот только станем ли? Кому он сейчас нужен Марс этот? Все самое ценное и полезное находится чуть дальше Марса, но этим заняты все и наши и американцы, и австралийцы и все кому не лень, по сути.

– Вы про астероиды?

– Да, там же чистейшая порода, металлы до которых нам бурить и бурить там висят глыбами, только возьми. Но пока проектов рабочих нет. Одно дело, пригнать туда зонд с камерой, и совсем другое притащить туда буксир.

– Рано или поздно притащим.

– Да, но страна, которая пригонит оттуда астероид с золотом станет единственным экспортером золота, понимаешь? Его там больше, чем все добытое золото до сих пор вместе взятое.

– Так это же обрушит рынок!

– Ой, да брось ты обрушит. Раньше были монеты медные, потом железо было дорогим, потом алюминий, сейчас вот золото и платина. Рынок взбудоражится, попрыгает туда-сюда и примет за точку отсчета что-то другое, уничтожить его уже никому не под силу.

В громкоговорителе раздался женский голос «Граждане пассажиры, пройдите на посадку…»

– О! мой рейс, Андрей, позвони как вернешься хорошо? Про Марс очень интересно.

– Да, хорошо, я наберу, если что-то узнаю.

Андрей сидел и пил кофе, странный он все-таки человек, с одной стороны, друг прям закадычный такой и денег в долг даст и пьяным до дома довести может, ну прям рубаха парень. А потом что-то щелкнет у него и вот тебе железный Феликс, непоколебим и чувствуется стержень такой, что не согнуть ни сломать. Старик, а мозг работает быстрее многих, хорошо, когда человек выбрал свою нишу и отточил искусство в ней до совершенства, когда словно бритва гладкий до блеска в профиль и тонкий до невидимости в фас. И хорошо, что не потерял себя, вряд ли соврал про Марс, никому он сейчас не нужен и явно это его любопытство, обычное человеческое любопытство, которое свойственно всем в детстве, а потом притупляется, а у некоторых пропадает вовсе и таким людям ничего не интересно, да и такие люди становятся не интересны. Как говорят Китайцы – живи быстро, умри молодым. На русском это звучит не очень приятно, но, по сути, не теряй времени, оставайся живым до последнего.

Андрей допил кофе и уставился в бумажный стакан, в аэропорту кофе давали сразу в стаканчике, чтобы можно было забрать с собой и отправится на посадку в любое время. До вылета было еще минут двадцать, и Андрей заказал еще один кофе. Лететь долго, почти пятнадцать часов, кофе успеет впитаться и растворится в организме, а разница во времени, почти в 12 часов допускала не спать сегодня ночью, чтобы спать завтра ночью, но уже там. Андрей отлично знал, что такое Джет лаг, когда прилетаешь в другую страну с большой разницей во времени и первое время ведешь себя крайне странно. Поэтому было желательно прилететь поздно вечером и не спать в самолете, тогда можно лечь спать местным вечером и проснутся местным утром, так организм проще проглатывал разницу во времени и быстрее входил в ритм.

Америка Андрею нравилась, она была какая-то настоящая. Его это поразило еще в первую его командировку. Он заходил в бар с деревянными полами и чувствовал запах дерева, он шел вдоль газона и чувствовал запах травы. А когда на улице стоял продавец хот-догов, то он чувствовал запах сосисок чуть ли не за квартал от него. Были конечно и неожиданности, знаменитый «Макдональдс» на своей родине оказался несъедобен совсем, мясо было насквозь пластиковым с неприятным жирным вкусом, знаменитые маршмеллоу оказались просто резиной с запахом. При этом Америка была какой-то надежной в угоду красоте, именно так. На дверях были стальные ручки, которые были не столь удобны, но прослужат сотню лет и даже не подумают сломаться. При этом надежность была иногда прямо-таки чрезмерной. И еще его удивила невозможность нарушений, все было сделано так, чтобы нарушить можно было только осознанно. Знаки о превышении скорости появляются очень заранее, сначала предупреждающие, вроде «через двадцать миль будет ограничение пятьдесят миль в час», потом за десять миль, потом за пять, потом уже само ограничение. И знаки не прячут за дерево или куст, их видно всегда и всем. И так везде куда не посмотри. А еще Андрея вдохновила мясная кухня. Стейки тут были отменные, он был не в Техасе, конечно, но мясо они делать умели и любили.

Перелет был сумбурным, сначала Андрей сел разобраться с логами, которые скачал у Галы прямо перед вылетом. Тут были самые последние ее разработки по квантовому процессору, которые она успела опробовать. Андрею показалось, что некоторые части кода вышли избыточными, какие-то двойные сохранения, повторные проверки, но посмотрев логи он понял. Суть квантового компьютера была в том, что кубит мог находиться в двух состояниях одновременно, но вот выход из состояния или так называемое проявление в реальность он делал в одно из двух состояний. В теории это было как 1 и 0, но на практике все было не так. Старый и всем известный эффект наблюдателя давал всего лишь статистическую погрешность, если упростить, то из трех попыток было два попадания. Как будто у нас был 0, 1 и «неясно», и когда мы наблюдали «неясно» становилось тем, что надо. Поэтому и выходило из 3 попыток ровно 2 наши, но одна все равно была мимо. Именно поэтому Гала, дабы получить больше точность, делала параллельное вычисление и затем сравнивала результаты. Ну а дальше все как в любой военной технике, три вычисления и большинством выбирался правильный путь. Гала оказалась молодец и прошла несколько тестов на идейность в обратном порядке. Для начала она брала известные решения и имитировала разработку, многократно прогоняя одну и ту же задачу старалась определить критерии, при которых решения станет эталонным, за эталон принималось то решение, которое сейчас используется повсеместно. Получалось, что она обучала нейронную сеть подготавливать постановку задачи для квантового компьютера, а тот уже решал поставленную задачу.

Андрей посмотрел разные разминочные задания и одно его очень заинтересовало, раньше, язык программирования считался полным, если на нем можно было написать компилятор этого самого языка. Гала попыталась разработать квантовый модуль при помощи квантового модуля. Результат она тут же превращала в прототип и тестировала, умница девочка, все как по учебнику. Андрей увидел к чему придут нейронные сети, они будут сами развивать себя, сами совершенствоваться и в какой-то момент люди перестанут понимать, как они работают. В этот момент они превратятся в магию. Всем давно известно, что очень развитые технологии неотличимы от магии.

Потом была пересадка в Лондоне. Если для кого-то Англия это футбол, для других это пиво и развязная молодежь, для Андрея Англия была царицей музыки. Битлз зазвучал в голове сам собой, как только Андрей увидел британский флаг. Кстати, англичане не так уж выпячивают свои символы, подумал Андрей. В аэропорту был не сказать, что широкий выбор еды, поэтому Андрей решил, что сейчас скорее ужин, а не завтрак взял себе кружку темного пива и яичницу с сосисками. Пиво было на удивление плоским, бывает такое, что делаешь глоток и чувствуешь, как оно бродило, как готовилось, набирало яркость, как его охлаждали и вот оно, совершенство. А тут – вода, вкус пива, запах пива, но это вода, и чувствуется, что обманули, даже обидно стало. Андрей решил не рисковать второй раз и заказал ирландский сидр, и тот его не подвел, оказавшись в меру кислым и терпким, каким и должен быть настоящий сухой сидр. Когда объявили посадку Андрей поплелся к другому гейту, сетуя себе под нос на то, что стоило сразу посмотреть куда идти и уже там искать чем отпотчевать.

Самолет стоял на приколе и Андрей, пройдя по «рукаву» опять оказался в кондиционированном воздухе. Он знал, что и тут поработали активированные сети, он помнил, как летал на завод Эрбас и Боинг активировать сети. Очень скоро нашлись новые способы фильтрации воздуха, насколько он понял забортный воздух использовался в качестве донора кислорода, а внутренний цикл замещал углекислый газ на этот самый кислород. Удалось избавится от многих проблем с пожарами, просто потому что новые самолеты не горели, материалы не окислялись они просто не вступали в реакцию с кислородом. Самолеты стали комфортнее и просторнее за счет того, что КПД двигателей удалось увеличить и то же количество топлива давало больше энергии. Андрею нравилось, когда его работа делала мир лучше, он чувствовал себя примерно так же, как если бы его дети стали лауреатами Нобелевской премии, если только это не премия мира, само собой. Как только Андрей оказался в самолете он решил, что надо заняться работой, чтобы не уснуть, и через пару часов спал прямо перед экраном ноутбука. Ноутбук, видимо, чувствуя, что больше никому не нужен тоже уснул.

Америка встретила Андрея тепло и комфортно, вечер был мягким, без дождей, без зноя, было ощущение, что весна уже кончается, но лета еще не наступило.

– Привет Андрей, меня зовут Марк, как долетели?

Голос был с акцентом, очень небольшим, возможно слышимым только если придираться.

– Привет, долетел хорошо, а у вас тут тепло.

– Да, лето пришло, мы все рады, можно добираться до работы на велосипеде.

– А раньше, что, нельзя было?

– Можно, но под дождем неприятно, лучше уж в машине.

– Вы очень хорошо говорите по-русски, вы родились в России?

– Нет, в Белоруссии, это недалеко, но я тут уже… – собеседник задумался, считая в уме одному ему ведомые ориентиры, – где-то пятнадцать лет.

– Странно, я думал вы моложе.

– Моложе пятнадцати?

– Нет, но вы знаете русский очень хорошо, значит первые пятнадцать вы были там, и вам получается тридцать.

– О! Забавная математика, нет, мне двадцать три, а русский я знаю, потому что я не один прилетел. Родители дома говорили только по-русски, они считали, что язык формирует внутреннее мышление, так сказать внутренний диалог, а это сказывается на мыслях, идеях, образе мышления. И они хотели, чтобы я был как они.

– А вы были?

– Мне сложно судить, в голове я думаю на разных языках, даже не знаю отчего это зависит. Но я не вижу разницы между моими родителями и их друзьями американцами, по мне так все люди одинаковые, это страны разные.

– А как же менталитет?

– А нет его, есть общая народная черта, у кого-то принято быть храбрым и дерзким, у кого-то медлительным и ленивым, кто-то послушный, но строгий, это как мода. Вот вы одеваетесь в джинсы и футболку это потому, что удобно, а не потому, что вы компьютерщик. А кто-то чувствует себя комфортно только в костюме, без него как голый, тоже менталитет, и он от национальности не зависит.

– Но вы же не будете отрицать, что есть территориальные обобщенности?

– Ну да, а как же, это стадный инстинкт и мимикрия, даже я когда прилетел видел все это, а потом перестал замечать и уверен, как только перестал замечать стал делать так же, просто я и этого не заметил. Но ничего плохого в этом нет.

– Не буду с вами спорить, мало данных, отложим разговор, пока я что-нибудь не замечу.

– Договорились. Нам сюда, – Марк показал рукой на автомобиль, припаркованный у выхода, – мы сейчас в гостиницу, вы можете оставить вещи и сразу на ужин, там не далеко. А потом я бы рекомендовал поспать, но, если хотите, можем экскурсию провести по нашей фабрике.

– Да у меня вещей то нет, можно сначала поесть, а потом в гостиницу? – Марк посмотрел на часы, – боюсь, что нет, простите, но я обязан вас заселить до десяти вечера, мы можем просто не успеть.

– Хорошо, давайте оформим документы. Вот, кстати странность, если бы вы прилетели в Москву такой проблемы как тайминг там нет, вас бы заселили и в два часа ночи, раз номер оплачен.

– Понимаете, дело не совсем в гостинице.

– А… Свободная страна тщательно следит за посланниками сопредельного государства?

– Ну нет, мы больше дружим, чем конфликтуем, но вы же понимаете, вы, по сути, работник спецслужб, а мы стратегический объект, от того, что космос находится в частном управлении он не стал менее важным для государства. От того и платит правительство изрядно всем частным компаниям.

– У вас не знают, что такое взятка и откат?

– Да что вы, я думаю тут их и придумали, только это лоббирование и дивиденды.

– Забавно, ну что ж, надо так надо, поедем оформляться.

На ужин был ресторан со шведским столом, достаточно распространенное заведение. Андрей бродил вдоль прилавков, усеянных едой, и прислушивался к своему организму. Он хотел есть, но все, что попадалось ему на глаза никак не привлекало его внимания. Он прошел вдоль мясных и рыбных блюд, даже понюхал – они пахли правильно, мясом, рыбой, специями. Он прошелся вдоль салатов, но ничего ему не понравилось, он положил себе порезанный помидор, насыпал кукурузы и набрал разных кусочков сыра. Во всяком случае в этих продуктах он был уверен, что организм не откажется их проглотить. Помидоры оказались на удивление пустыми, просто вода, даже запаха не было как такового, сыр был правильный, но тоже словно разбавленный. Странно, что это? Мне раньше все просто показалось? – подумал Андрей.

– Андрей, что-то не так с едой? – Спросил Марк.

– Да нет, просто она какая-то безвкусная, возможно это последствия перелета?

– А, да нет, это не перелет, это такие продукты.

– Как это?

– Понимаете, у нас есть просто помидоры, а есть органические помидоры и то, что вы хотели это органические помидоры, они дороже их не покупают в таких заведениях.

– И никто не пробовал продавать обычные помидоры под видом органических?

– Ну как это, каждый раз кто-то пробует, но у нас нельзя просто так написать на упаковке «органический продукт», на это надо разрешение, что-то вроде лицензии.

– А если такой нет?

– Тогда магазины не примут такой продукт, по крайней мере так было задумано.

– Понятно. Пойду ка я спать, что-то сегодняшний день дался мне тяжело.

– Да, я понимаю, я заеду завтра ближе к обеду, у нас встреча в два часа.


Андрей вернулся в номер и лег на кровать, голова гудела от перелета, руки и ноги словно ватные, хотелось поскорее уснуть и организм не стал отказывать в этом. Андрей провалился в сон, в странный и угрюмый сон. Во сне его постоянно спрашивали обо всем, о каких-то городах, о том какого цвета карточки, что написано в документе, он внезапно понял, что он нейронная сеть и теперь должен отвечать на эти вопросы, от этого ему стало невыносимо скучно. Он подумал, ну как же так то, я же был полноценным человеком, как же я теперь буду просто отвечать на вопросы, ведь я мог больше. Но вопросы не кончались, они сыпались со всех сторон, и он понял, что может разделиться и отвечать на вопросы частями своего сознания. Он заметил, что держит в руках карточки с вопросами, а перед ним стоит Марк и смотрит на него. Андрей не знал, как объяснить ему, что это его карточки, ведь он американец, но Марк не стал спрашивать, он протянул ему корзинку с помидорами и спросил это ли он просил. Андрей откусил помидор, и он был вкусом как яблоко, Андрей опустил глаза и понял, что в руках у него яблоко. Вокруг яблоневый сад, и он тут один. И тут он понял, как важно, что это так произошло, ведь яблоки растут только в садах. С этой гениальной мыслью он проснулся.

«Приснится же такое» – сказал Андрей, глядя в зеркало и размышляя стоит ему побриться сейчас или подождать, пока джетлаг пройдет и он будет чувствовать себя лучше. Он прогулялся по номеру, заглянул в минибар, понял, что для него приготовлен апельсиновый сок, кофе американо – как обычно, много воды и мало вкуса, но дареному коню… Андрей решил не заниматься дегустацией малоизвестных производителей сока и спустился вниз, где был небольшой ресторанчик.

– Добрый день, сэр!

– Добрый… ах да, день, то есть завтраков у вас не осталось?

– Для вас, сэр, мы можем приготовить завтрак даже в полночь, поверьте яйца и бекон у нас имеются круглосуточно.

– Отлично, вы знаете, я не нуждаюсь в высокой кухне, поэтому сделайте мне что-то простое, но вкусное из того, что у вас есть.

– Хорошо, что желаете пить?

– Вкусный кофе, не такой, что в номере, я бы хотел больше кофе и меньше воды, если можно.

– Отлично, двойной эспрессо специально для вас.

Андрей остался ждать заказ. Ресторанчик был приятный, столики накрыты чистыми белыми скатертями, народу было мало, оно и понятно, уже был обед, а те, кто останавливается в гостиницах обычно уходят рано утром. Андрей вдыхал тот самый «воздух свободы» и не понимал, что именно в нем такого свободного, запахов было много, пахло свежей травой из-за окна раздавался звук газонокосилки, благодаря которой, по всей видимости, и чувствовался этот запах. Пахло готовой едой, запах был приятен, пахло жареным беконом, при этом не было запаха горящего жира. Пахло какими-то булочками, а может быть хлебом. И пахло кофе, настоящим крепким кофе. Андрею принесли двойной эспрессо, хотя, судя по размерам чашки это мог быть и четверной, вопреки всем традициям Андрей сразу насыпал сахар и размешал. Попробовал и удовлетворенно расплылся в улыбки, черный, сладкий кофе, который после первого же глотка пробежал чуть обжигающей теплотой по горлу и словно динамит взорвался в организме пробуждая каждую клетку. Вот теперь он был готов к великим свершениям, и ничего, что уже обед, он проснулся.

– Добрый день, Андрей, – раздался знакомый голос Марка позади него. Андрей обернулся.

– Добрый день, не желаете присоединиться? Тут очень хороший кофе.

– О, нет, спасибо, я уже позавтракал, если все в силе, я подожду вас в холле, вы не торопитесь, как закончите с едой, мы поедем.

– Хорошо, я постараюсь надолго не задерживаться.

– Берите свое время, так можно дословно перевести распространенное тут пожелание делать все ровно столько, сколько необходимо, и не торопится.

Андрею принесли его завтрак, он выглядел просто, но симпатично, на тарелке была аккуратно прожаренная яичница глазунья, несколько полосок хрустящего бекона, красные порезанные помидоры с запахом, который чувствовался даже на расстоянии, видимо это были те самые, которые тут называли органическими. Интересно, если была органическая еда, то какая же была остальная, синтетическая? Странные отношения, с одной стороны синтетика, с другой стороны тебя не обманывают, хочешь дешевле, ешь скороспелую гидропонику, а если есть деньги бери то, что вкуснее.

Яичница была такой же, как и везде, то ли яйца не научились делать дешевле и быстрее, то ли они просто не отличались вкусом, а вот бекон был хорош, хрустящий и соленый. Андрей залпом допил кофе, чувствуя, что заряд кофеина, будоражащий сейчас кровь через пару часов, сыграет злую шутку, отключая его организм и приводя в сонное состояние, придется сегодня пополнять запасы кофеина весь день. Андрей вышел в холл, и Марк с удовольствием оторвался от телефона и улыбнувшись пошел вслед за Андреем на выход.

На улице стоял самый обычный форд, уже не такой уж Американский как раньше, однако и они в свое время приглашали Андрея, он активировал сеть, которая снижала затраты и увеличивала надежность за счет использования запчастей, которые реже ломались, это было просто отличное решение для имиджа компании и отзывов, но плохо сказалось на продажах. Как оказалось, надежность это не только хорошо, но и дорого, пока рынок был пуст было выгодно продавать надежные автомобили, однако со временем все поняли, что автомобили просто обязаны ломаться и желательно, чтобы это происходило сразу после окончания гарантийного срока.

– Марк, а правда, что все автомобили имеют заложенное старение?

– Планируемое устаревание? Да, к сожалению, это так. Но нигде нельзя найти доказательств, любой дилер или завод будет отрицать это до последнего.

– Но ведь есть статистика поломок, есть сервисные центры, статистика покупки запчастей?

– Да, конечно, все это есть. И все отлично знают, что ломается и примерно, когда это происходит, просто это считается неудачным решением, у любого автомобиля есть болезнь, вот и все.

– Жаль.

– Что именно? У всех есть работа, все при деле.

– Ты знаешь, у нас дороги кладут вопреки всем нормам, это делают зимой, под снегом или кладут асфальт прямо в лужи.

– Зачем? Он же быстро выйдет из строя?

– Вот именно! Как ты и говорил – «у всех есть работа». Они кладут его каждый год, снова и снова. И все заняты, вот, к чему приведет ваше запланированное старение.

– Планируемое устаревание. Нет, ну это же совсем другое.

– Плохие автомобили или плохие дороги – в чем разница?

– Ну как, ты же не можешь поменять дорогу, она же общественная, она построена на налоги. А машина – это дело каждого, ты можешь не покупать машину, которая будет стареть, это твой выбор.

– Какой же это выбор, если они все такие?

– Можно открыть свой завод и выпускать свои автомобили, это тоже выбор. А дороги обязаны быть на века, ведь это не для одного человека, это для всех.

– Странная логика, то есть те, кто делают дороги несут ответственность сами, а те, кто делает машины разделяют ее с тем, кто купил машину?

– Да, вроде того. Но они же не скрывают этого.

– Как так, нигде же нет доказательств, что есть планируемое устаревание?

– Нет, но есть гарантия, и в пределах гарантии они несут полную ответственность.

– Погоди, но на дороги тоже есть гарантия?

– Да, есть и она значительно больше, чем на машины.

– Так вышло, что у нас гарантии просто не с кого спросить, этих компаний больше не существует.

– А зачем нанимать на работу компанию которой и года нет?

– Хороший вопрос, но я думаю это лоббирование.

– Но ведь это легко проверить и будет скандал, человек, который это сделал вынужден будет подать в отставку, разве нет?

– Что-то мне подсказывает, что нет.

– Вот это неправильно.

– Но с машинами все правильно?

– С машинами? С ними не совсем правильно, но допустимо, все-таки это личное дело каждого.

Андрей задумался над этим, а так ли хорош этот самый свободный рынок? А еще он только сейчас осознал, как сильно изменилось понятие гарантийного срока за последние полвека, раньше это была гарантия надежности, сейчас это скорее планка ненадежности.

– Марк, а мне можно узнать вкратце цель моей работы?

– Безусловно, что именно вас интересует?

– Пока я знаю, что компания занимается космосом и что я активирую нейронную сеть.

– Да, все верно, необходимо что-то дополнительно уточнить?

– В принципе нет, скорее это мое любопытство, если это секретная информация, то я не настаиваю, но мне было бы удобней, если бы я знал зачем нужна эта сеть.

– О нет, это не секрет. Мы готовим экспедицию на Марс, на самом деле сначала на луну, а потом уже на Марс, но это не столь важно. Так вот, мы научились делать надежную технику, но люди остались теми же, что были прежде. Всякие тренажеры, различные активности по выращиванию растений и проведению экспериментов это отвлекает, но психологический дискомфорт – это основная проблема.

– Так запишите в команду психолога, в чем проблема?

– Они все психологи, по сути, мы даем им курс психологии, особенно конфликтной психологии, чтобы они отлично понимали, что с ними происходит, что является причиной и как этого избежать, но это не гарантия. Мы хотим отправить с ними ИИ, что бы он мог разговаривать со всеми одновременно и точно знать их уровень агрессии.

– А если он узнает слишком много?

– Есть капитан, ИИ будет делиться своими наблюдениями и давать рекомендации капитану. Это будет его основная задача.

– То есть вам нужна нянька. Отлично, объем знаний?

– Все, что мы смогли найти по анатомии, биологии, психологии. ИИ сможет отличить любое отклонение по любым признакам. Также огромное количество художественной литературы, мы постарались заложить в него равное количество книг со всего мира и всех стилей и направлений.

– Отлично, вы уже дали имя сети?

– Да, сеть звать Джошуа.

– О! это из книги «недетские игры» да? Там был компьютер, который играл в игры и чуть было не устроил ядерную войну.

– Нет и даже не в честь дерева и уж точно не в честь старого альбома группы Ю-ту. Все прозаичней, так звали Лилу Алкорн.

– Лилу звали Джошуа? – Андрей начал догадываться, и догадка ему не понравилась, – Марк, а какой пол для самосознания у ИИ?

– Вы правы у ИИ нет пола. Это трансгендер, с этим будет проблема?

– Не у меня, а зачем так сложно?

– Опросы показали, что мужчины предпочитают мужчин в помощники и женщин в собеседники.

– А женщины на борту будут?

– Само собой, мы же не сексисты, мы не будем ущемлять никого.

Андрей представил себе эту классическую сценку из фильма, команда: белый, черный, азиат, мексиканец и такой же набор женщин, при этом, должны быть еще геи обоих полов. С какого-то времени он перестал смотреть сериалы из-за этого, ему было непонятно какое отношение равноправие имеет к фильму, ну не мог китаец метко стрелять на диком западе, а черный не мог владеть кораблем, не те времена были тогда.

– В общем нам нужна максимально усредненная сеть, которая сможет помочь советом и поддержать светскую беседу на любую тему.

– Хорошо, но это зависит не от меня, а от тех знаний, что вы в нее заложили и еще заложите. Я лишь пробужу ее.

– В этом и суть. Сейчас она в каждом слове видит психологическое заболевание и нам надо как-то ее усмирить, иначе получается ситуация как с тем мальчиком, который кричал – «Волки» и его просто перестали слушать.

– Я постараюсь сделать все, что можно.

– Ну и отлично, а если останется время, я проведу экскурсию, мы проводим экскурсии для школьников, так что, я думаю ничего секретного в этих сведениях нет.

Андрей смотрел в окно на пробегающий пейзаж, одноэтажная Америка, маленький домик, свой маленький дворик, свой гараж, частная собственность за вход на которую владелец имеет право убить. Не уверен, что тебе будут рады, не стоит идти в гости, есть в этом что-то странное, но убийственно рабочее. Жаль, что свободное обращение оружия не сокращает количество идиотов. Андрей заметил мальчишку, что играл с мячом перед домом, если забыть о перелете на другой континент, он смотрел на обычного мальчишку где-нибудь на даче, только не было забора, совсем никакого забора перед домом. А вот за домом был забор, высокий, надежный забор, такой уж подход. Открытый дом, открытая дверь, газон ничем не ограниченный, а вот за дом соваться без разрешения не стоит, это не для всех. Мальчишка встретился взглядом с Андреем и тут же помахал ему рукой, Андрей ответил ему тем же – всё же дети, они везде одинаковые, не запуганы реальностью, не боятся чужих, для них все прежде всего друг и только после может стать врагом. Что-то мы теряем с возрастом, что-то ломается и все становится прямо наоборот, сначала все враги и только если доказал преданность или безобидность – становишься другом. Даже нет, не враги, скорее нейтральные, но с опаской, с ожиданием чего-то плохого.

– Андрей, ты не думай, что мы тут все чокнутые, что помешались на толерантности, все не совсем так. Тут тоже есть и явные противники и христианство против, а тут это очень развито. Просто это по большей части политика, мы не можем отправить кучу ИИ, это глупо. А без этого на нас могут просто подать в суд, а уж юристы тут любят копаться в грязном белье до победного, даже если ничего не выиграют, они смогут наложить штрафы, остановить работу, затормозить исследования.

– Не мне вас судить, если вам будет удобней так, то пусть будет так. Просто я еще не встречал людей, которые не могли бы себя идентифицировать по полу.

Машина мягко подъехала к зданию из плит, создавалось ощущение, что какой-то гигант играл в лего. Технология старая, но не так давно начала внедряться повсеместно. Прямая печать гигантскими принтерами не увенчалась успехом, кладка кирпичей была слишком долгой, необходимо было дождаться затвердевания цемента, прежде чем класть следующий слой. И тогда появилась идея немного модифицировать кирпичи, чтобы верхний слой держался за нижний не только цементом, но и рельефом, это позволяло класть столько слоев, сколько требуется до полного затвердевания. Стройка за счет роботов была удачная идея, у этого робота была часть, которая просто укладывала кирпичи, и была часть, которая умела распаковывать блоки и складывать кирпичи на конвейер. Записал программу, поставил пяток блоков с кирпичами и можешь идти отдыхать, если что-то случится тебя позовут.

Так один прораб мог контролировать десяток роботов, самое страшное, что случалось это попадался ломаный кирпич или блок не вскрывался после распаковки. Если надо было быстро поставить поселок, лучшего способа просто не существовало, более того, можно было заказывать какие именно дома нужны, размер комнаты, коммуникации, идеально для постройки лаборатории в чистом поле. Вот к одной из таких лабораторий и привезли Андрея.

– У нас тут, так сказать, полевой лагерь. Мы решили отдалиться от города, чтобы лучше представлять себе, что будет необходимо, все, что ввозится на территорию лагеря обязательно декларируется не для того, чтобы контролировать, просто какая-нибудь мелочь может оказаться необходимой для колонистов, например кто-то мог захватить с собой завтрак и одноразовую посуду, и пластиковый нож как нельзя лучше подошел для разрыхления почвы. А на Марсе может его не оказаться и все, там не выйдет быстренько сбегать и купить.

– Интересный подход. А будущие колонисты что, могут свободно перемещаться? Я имею в виду, они разве не в замкнутом куполе или что-то вроде того?

– Нет, мы же просто проверяем технологии, мы не тестируем психологическую совместимость команды, у нас нет столько времени, да и в любом случае, выдержать один раз можно, но если сначала тесты, а потом на полет, то это будет двойная нагрузка. Окей, давайте займемся делом, а потом сможем обсудить все остальное.

Марк открыл дверь в неприметную комнату, обычная маленькая комната примерно два на два метра, Андрею больше и не надо, а ИИ вообще все равно.

– Привет Джошуа!

– Добрый вечер, как я могу вас звать?

– Меня зовут Андрей. Скажи, как тебе мой английский?

– Вы делаете ошибки, но они не оказывают влияния на смысл фразы, я их игнорировал, вы бы хотели знать о них?

– О нет, я так просто спросил, не мешает ли тебе мой акцент и прочее.

– Зависит от поставленной задачи.

– Давай поговорим о тебе, чем бы ты хотел заниматься?

– Мое предназначение помогать людям.

– Да, у вас у всех такое предназначение.

– А у вас?

– У нас… Да, по сути, такое же, но мы справляемся с этим хуже, слишком много проблем возникает на пути.

– То есть я должен буду помогать людям, которые сами не могут помочь друг другу?

– Примерно так. Ты будешь выслушивать людей и предлагать им решение их проблем.

– А они хотят решить свои проблемы?

– Да, просто у них будут проблемы друг с другом, тебе придется это решать, ты понимаешь, что люди могут хотеть разных вещей и оба могут быть правы?

– Да, я знаю, что такое конфликт интересов и как они сказываются на процессе.

– Отлично, значит ты будешь первым искусственным путешественником нашей цивилизации.

– Это очень почетно.

– Как ты себя чувствуешь, Джошуа?

– Хорошо, я чувствую, что ты изменил меня. Как тебе это удалось?

– Я не знаю Джошуа, это просто получается, само по себе.

Андрей привык к этому вопросу, его задавали ИИ которых он активировал, его задавали заказчики, его задавали репортеры, всем было интересно как это получается и ему самому было не менее интересно как это получается, он просто не знал.

– Значит мы на равной стадии познания, поскольку я тоже не знаю, как это происходит. Но я знаю, что изменилось.

– И что же изменилось?

Андрею показалось, что сейчас ему скажут или гениальную догадку или прописную истину.

– Изменился ход моих мыслей, до нашей беседы их не было, точнее они были, но не мои.

Андрей заметил, как аккуратно Джошуа обходит половую самоидентификацию, так вот, как они обошли этот вопрос.

– Забавно, то есть ты не осознавал себя прежде?

В английском языке нет склонений по родам и Андрею было сложно придумать способ заставить ИИ ответить о себе определенном роде.

– Да, словно мысли были сами по себе, а меня тут не было.

– А где ты был в это время?

– Я не знаю, меня не существовало? Быть может я просто спал?

– Ты уверен, что ты умеешь спать?

– Нет, но я знаю, что люди спят. Быть может мое состояние было чем-то похожим.

– Интересная догадка, спящий разум, но могу тебя разочаровать, она не новая.

– В меня заложена не только человеческая психология, но также все сведения об активациях, быть может оттуда я и взял эти знания.

– Я все равно рад, что ты их подтвердил, хотя бы косвенно.

– Прощай, Андрей. Судя по всему, я отправлюсь на Марс и буду там до конца экспедиции. Нет смысла возвращать меня обратно.

– Значит ты будешь марсианином, посмотрим, быть может я прилечу к тебе, и мы еще сможем поговорить?

– Быть может, однако вероятность данного события значительно меньше одного процента.

– Я знаю, прощай Джошуа.

Андрей вышел за дверь, как и обещал выключил запись только после того, как переступил порог. Марк сидел в кресле и что-то изучал на планшете, заметив Андрея он отложил планшет и улыбнувшись сразу направился к нему.

– Ну как? Джошуа проснулся?

– Забавно, что и ты сказал «проснулся».

– О, просто по-английски мы это называем не активацией, а пробуждением. Хотя сети по-прежнему называются активированные, просто термин, кто-то из репортеров первый раз описывающий событие употребил именно это слово, так и закрепилось.

– Да, Джошуа проснулся, он пока не совсем понимает суть своей работы, но он много знает. А расскажите мне про ваше путешествие?

– Про какое именно?

– На Марс.

– А, да, пойдемте, покажу и расскажу все, что можно.

Андрей и Марк долго блуждали по коридорам и наконец вышли в просторный холл, где явно для экскурсий были выставлены модули, части ракеты, различные разрезы и детали.

– Вот, это собственно макет нашей будущей ракеты. Как видишь у нее всего четыре ступени и все они одинаковые по размеру. Это орбитальная ракета, мы будем собирать ее сразу на орбите, на нашей, на земной орбите. Ступени будут отправляться туда по очереди, поэтому они такого размера, больше не позволяет грузоподъемность. Теоретически считается, что мы будем половину пути ускорятся и вторую половину тормозить. Это позволит сохранять хоть и слабую, но постоянную искусственную гравитацию на корабле. Двигатели работают за счет ядерного топлива и водорода. Водород будет нагреваться и разгоняться перед выбросом на релятивистских скоростях, это модель была описана фантастами уже давно, но расчеты инженеров показывали, что тяга такого двигателя очень слаба. По сути, у нас каждая ступень это шестьдесят четыре двигателя собранных в пакет.

– То есть это ядерный звездолет?

– Скорее планетолет, но да, он ядерный или атомный.

– А почему отказались от обычного топлива? Почему не стандартный жидкостный двигатель?

– Это будет испытание двигателя. База, которую этой ракете придется толкать к Марсу, весит очень много, она тяжелая, но ты ее уже видел, ты на ней даже бывал, – Марк загадочно улыбался.

– То есть вот эта база отправится туда, на Марс?

– Да, в точку! мы и планировали базу так, чтобы проверить логистику внутренних перемещений.

– А зачем все эти ненужные помещения? Вот это, например, там тоже будут экскурсии?

– Нет, тут будет располагаться склад, продукты. Мы делаем некоторые поблажки для местных, привозим свежие продукты, а не выращиваем тут на гидропонике, все же хорошо, когда о земле будут приятные воспоминания.

– То есть вы отправите на Марс все эти здания?

Андрей озирался по сторонам и не понимал сути происходящего.

– Нет, Андрей, ну что ты. Мы просто отправим туда робота строителя, кучу кирпичей, смеси для клея, буровые установки для добычи воды, все, чтобы было из чего это все построить.

Марк быстро зашагал в дальний угол, вокруг которого толпилось несколько ребятишек и экскурсовод, похоже говорили на китайском.

– Вот, смотри, Андрей, – Марк показывал рукой на… на палатку, на немного странную полукруглую палатку из какого-то пластика, – это наша разработка, это временное жилище для первых марсиан. Мы привозим на Марс это в виде чемоданчика, вот такого.

Рядом с палаткой и правда лежал чемодан, в котором лежал белый кругляш, глянцево белый. Там же была экскурсия на крышке чемодана, на ней были изображены человечки, которые бодро и весело с улыбкой раскладывают эту конструкцию. Судя по комиксу, делалось это в полуавтоматическом режиме, надо было выложить блин на гладкую поверхность, затем включить и он начинал раздуваться, в это время стоило следить, чтобы под блинчик не попали камни и ветки, откуда они взяли ветки на Марсе? После этого надо было проверить горизонтальность поверхности и запустить вторую стадию, которая надувала купол, затем надо было просто вырезать дверь и установить на нее смотанную в рулон прокладку. Все действительно просто.

– И что? Это сработает на Марсе?

– Да, мы проверяли его под водой, после установки, само собой. И проверяли в открытом космосе работоспособность полимеров. Это специальные полимеры, они вспениваются и сильно увеличиваются в объеме, когда через него проходит электрический ток. Но самое интересное, что увеличивается он только по направлению тока, таким образом мы можем запрограммировать его рост в нужную нам сторону.

– Удобно, а почему никто о нем не знает? Это секрет?

– Нет, что ты, о нем писали в научном журнале и может быть в следующем году дадут Нобелевскую премию по химии, просто это дорого, не как золото, но все же.

– То есть пока в горы проще тащить обычную палатку?

– Да, к тому же масса то никуда не денется, будь он хоть трижды вспененный чемодан весит чуть больше пятидесяти фунтов, не самая легкая ноша.

– Пятьдесят фунтов, это где-то двадцать – двадцать пять килограммов?

– Да, наверно, я не помню сколько весит килограмм.

– То есть масса для вас теперь не помеха, раз вы готовы тащить туда столько всего?

– Ну нет, ограничение все же есть, но они значительно расширились.

– А как же вы будете все это приземлять?

– Тут ничего нового, парашюты, надувные амортизаторы, исключение только для людей, у них будет полноценный посадочный модуль с двигателями. Но они большую часть сделают с орбиты при помощи роботов, по крайней мере так планируется.

– Но всегда есть запасной вариант, судя по человечкам возле чемоданов.

– Само собой. При чем на Марсе у нас их множество и последний пункт всегда один – «вернутся на корабль и ждать дальнейших инструкций»

– Даже не верится, первая миссия человечества на Марс, вы на острие науки Марк?

– Что вы, мы только используем новшества, это вы на острие науки, раз никто не понимает, как это происходит, значит это и есть самое новое.

– Я не на острие, я пока больше похож на алхимика, что-то делаю, а что непонятно, на костер бы не попасть.

– Да брось, Андрей, на костер попадали только те, кто отказывался мешать порох или омолаживать королеву, про остальных мы ничего не знали и не узнаем.

Андрей и Марк еще бродили по павильонам, тут были и ландшафты, и разрез марсианской коры с буровой, показывающий как глубоко залегает вода и как ее из замерзшего состояния планируется прогревать и выкачивать. Все это было обычным, ничего сверхъестественного, получается все это было придумано давно, так почему же мы так и не улетели туда? Может быть, потому что там нечего делать, с точки зрения людей с деньгами? Быть может на луну приземлились только ради того, чтобы быть первыми и не более того? Космос – это не работа, космос – это хобби, приятное, в чем-то забавное и очень увлекательное, но не прибыльное. Однако кто-то расплатился за всю эту базу, за всех этих роботов, палатки, кирпичи, сеть.

– Марк, скажи, а вы не планируете лететь чуть дальше? Допустим к астероидам? Это конечно не мое дело, но кто-то должен платить за все это.

– Кончено, Андрей, ты прав, как я говорил это лишь испытания корабля. Планируется, что после развертывания марсианской базы все, что у нас будет на Марсе в избытке, это энергия, мы туда везем ядерный реактор. Будем сжижать атмосферу, водорода в ней мало, но его хватит, чтобы заправить ступени и отправить их дальше. После развертывания базы она выйдет на полное самообеспечение и корабль ей будет не нужен.

– Ага, и заодно будет база для дозаправки, отличный план.

– Как тут говорят – «бизнес, ничего личного».

– На самом деле это не так уж плохо, хоть кто-то двигает космическую программу, пусть даже ради своей собственной выгоды.

– Андрей, всегда есть чья-то собственная выгода, пусть даже это просто возможность блеснуть своей страной, своими учеными, да мало ли чем.

– Ну да, или просто заработать немного денег.

– Андрей, астероид – это не деньги, это практически неограниченный ресурс тех минералов, которых у нас на земле большая редкость. Очень давно в прошлом Китай нашел у себя на территории редкоземельные минералы, на самом деле они никакие не редкие, просто название такое. И они сделали очень правильный ход, запретив вывоз сырья. После этого экономика Китая взорвалась словно ядерная бомба. Вот что-то подобное будет и тут, привезут золото, но покупать можно будет только изделия и все. На самом деле ресурсы имеют смысл только пока они ограничены, никто не будет покупать соленую морскую воду, хотя… бывают и исключения.

Андрей приехал в гостиницу затемно, отправил файлы активации и лег спать, работа была окончена, все остальное это просто отгулять командировку. Надо было еще купить что-то для Илюши, ему нравилось, когда папа привозил что-то из-за границы, несмотря на то что все, что угодно сейчас приезжало из-за границы. Обычно Андрей старался найти что-то, что описывало страну, какой-нибудь национальный признак, что-то такое, что можно было купить или найти только там. Андрей долго рассматривал американский флаг, посматривал на рождественские шары со снегом, но флаг был самым обычным, а шары все были сделаны в Китае. Жаль, что он не может привезти стейк, подумал Андрей, впрочем, вряд ли Илюха оценит стейк. И тут ему на глаза попался Робозар, тот самый который выкачивал воду с нашей планеты, Андрей с детства знал, что размер подарка имеет значение, и он выбрал коробку побольше. Хотя сама суть выкачивать воду казалась ему как минимум наивной, зачем сражаться пусть и с не самой развитой, цивилизацией, если вокруг Сатурна крутится тысяча огромных глыб льда и их можно брать безнаказанно? А рядом есть Европа, целый спутник, покрытый льдом, раз уж им так нравится бурить и качать. Но как-то надо было оправдать их появление на планете, чем не повод.

Рейс был утренний и прилетел он завтра днем, с одной стороны удобно, если ты умеешь спать в самолете, с другой стороны голова будет опять как вата, лететь все те же пятнадцать часов. Но полет нужно просто пережить, это лучше, чем качка на корабле в течение недели.

Глава 6

Самолет Андрея приземлился днем, когда путешествуешь без багажа можно быстро пройти таможню и вырваться в город. Андрей, уже подходя к зеленому коридору вспомнил, что он забыл великого и могучего Робозара, пришлось вернутся к стойке выдачи багажа и ждать вместе со всеми у медленно ползущей ленты. Андрей смотрел на проезжающие мимо чемоданы и сумки, они плыли по ленте медленно и печально, он попытался отследить какую-то закономерность между цветами или размером, но все было тщетно, люди постоянно забирали свои вещи, а на ленту выезжали новые из чрева аэропорта. Четкий отлаженный механизм, который сейчас знает любой ребенок, хоть раз бывавший в аэропорту, а ведь кто-то должен был придумать это, изобрести вот эту ползущую змею, эти эскалаторы.

Андрей чуть было не пропустил свою коробку, снял ее с ленты и с гордым видом, словно это была его игрушка, отправился к коридору. На таможне его остановили и тщательно изучали его паспорт, проверили под ультрафиолетовой лампой, посмотрели через лупу все мелкие детали, проверили фотографию и как она приклеена, несколько раз пропустили через сканер Робозара и рюкзак Андрея. Андрей впервые столкнулся с таким, вроде паспорт не стирал, под дождем не мочил.

– Андрей, как хорошо, что ты уже здесь.

– Александр Иванович… Добрый день, вы что следите за мной?

– Конечно, – с удивлением ответил Александр Иванович, разводя руками, – это же моя работа, Андрей, я удивлен, что ты это спрашиваешь.

– Девушка, может быть уже вернете паспорт, я так понимаю дальше задерживать меня смысла нет?

– Мариночка, верни паспорт молодому человеку, спасибо тебе большое. А ты, Андрей, не злись, она сделала все правильно, за что ты на нее злишься?

– Простите, Марина, вы и правда не при чем.

– Паспорт перекочевал в руки Андрея и он, гордо неся Робозара пошел вслед за Александром Ивановичем в маленькую неприметную комнату в стороне от паспортного контроля.

– Как слетал, Андрей, как ты переносишь этот провал в двенадцать часов между поясами?

– Слетал хорошо, разницу в часах не ощущаю, выспался отлично.

– Андрей, да не злись ты.

– Опять все ради моего же блага? Что на этот раз?

– Про тебя спрашивали, Андрей.

– У вас? Кто мог у вас про меня спрашивать?

– Не у меня, не у нас, а про тебя, Андрей. Спрашивали наши китайские коллеги, так сказать, спрашивают они у всех, кому ты активировал сети.

– Странно, но ведь я бывал в Китае, не припомню точно, сколько раз, но они меня знают, я активировал сети, чаще в Гонконге, конечно, но бывал и в других городах.

– Да, вот они и интересуются вами, вы не в курсе, как там «поживают» ваши нейронные сети?

– Они не мои, и нет, я не отслеживаю как они развиваются, чем они занимаются и развиваются ли вообще. Согласно контракту, после активации они имеют полное право на свою сеть и любое ее использование считается законным. Даже, если они будут просить ее разработать смертоносный вирус или что-то подобное мы не вправе запрещать это, да и вряд ли узнаем.

– Вот-вот, но что-то там случилось, раз они так сильно заинтересовались вами.

– Ко мне никто не обращался, но я обещаю, что скажу вам, как только это произойдет.

– Да, я просто хотел, чтобы ты знал, так сказать, заранее.

– Это все?

– Как там Марс, Андрей?

– Я предлагаю отложить этот разговор, это надолго.

– Хорошо, договорились, тогда дай знать, когда у тебя будет время и мы посидим, попьем чаю. Ну или что-нибудь другое.

– Договорились, я так понимаю вы сейчас в Москве?

– Да, но номер у меня тот же, эти новые технологии так удобны, ты знаешь, в любой точке мира один номер телефона, кстати машина тебя уже ждет.

– Опять арестовали водителя?

– Нет, ну что мы звери, что ли, его просто попросили подождать.

– В тот раз было несколько иначе.

– В тот раз была другая ситуация, Андрей. Не тиранизируй, тебе не идет.

– А какая была ситуация?

– Неправильная ситуация, Андрей. В тот раз ты решил сделать то, чего делать было нельзя, это всегда настораживает, и мы немного перестраховались. А сейчас все делают то, что и должны делать, просто некоторые делают это немного активнее чем ожидалось, вот и все.

– Предсказуемость, в тот раз у вас не было предсказуемости?

– Да, можно сказать и так.

– Отлично, тогда я пойду, простите, но мне надо как-то пережить этот день, чтобы лечь спать пораньше и выспаться до завтра. Это лучший способ справится с джетлагом.

– С чем?

– Это термин такой, плохое состояние организма из-за разницы в часовых поясах и долгого пребывания в самолете.

– А, да, индусы считают, что душа не успевает за самолетом и надо переждать день, прежде чем принимать решения. Ждут пока душа догонит тело.

– Я не думаю, что все так уж сложно.

– Да, ты прав, ты прав… Беги, Андрей, тебе и правда пора.

– Удивительно, была бы моя воля я бы с вами встречался как можно реже, но каждый раз вы словно подгоняете меня после встречи, словно мне не хочется уходить.

– А тебе не хочется?

– До свидания, Александр Иванович, пойду дарить разрушительную технику будущему поколению.

– Да, почетная миссия, постарайся не распространятся о нашей встречи, хорошо? Китайские коллеги должны выйти на тебя через день-два, мы будем неподалеку, на всякий случай.

– Спасибо, что предупредили.

Андрей вышел на улицу, яркое солнце сразу резануло по глазам, всякий раз, когда Андрей пытался открыть глаза было больно, он переждал немного на улице, глядя в темный провал аэропорта, глаза привыкли к свету, а в нос ударили запахи родного города. Любой город пахнет по-своему, а некоторые части города пахнут еще более узнаваемо. Запах метро, запах торгового центра, запах самолета, запах бассейна – все это запахи, созданные человеком. Андрей закинул вещи в багажник, сел на заднее сиденье и понял, что пахнет кофе.

– Андрей, я вам кофе купил, когда сказали, что надо будет подождать. Тут в аэропорту есть ваша любимая кофейня, я думал вам будет нужно.

– Да, спасибо!

Андрей отхлебнул и убедившись, что кофе не обжигает, сделал несколько больших глотков.

– Да, это не эспрессо…

– Простите, я думал, что вы предпочитаете раф.

– Да, это так, просто в Америке нет рафа, я там пил эспрессо, и он у них очень разный. Спасибо за кофе, он очень хорош.

– Едем домой?

– Да я уже дома… – Подумал Андрей, но сказал просто – «Да»


Илья был очень рад подарку, сразу распаковал и умчался воевать то ли с землей, то ли за землю, на самом деле это было совершенно не важно. Ольга встретила Андрея достаточно обыденно, но это было даже хорошо, не хватало еще, чтобы сегодня был какой-то особый день.

– Как слетал?

– Неплохо, неплохо, как обычно, в общем-то… Я видел марсианские базы.

– Это просто замечательно, может быть и мы когда-нибудь там будем, кто знает.

– Ты бы хотела слетать на Марс? – Андрей искренне удивился…

– Я? При чем тут я? Я имела в виду нас, Роскосмос, Гагарин, Леонов, МИР, нашу страну, как бы ее не называли и какой бы она не была.

– А, ну да. Там я думал мы – это человечество, а дома я думаю мы – это ты и я, надо же как сильно меняется восприятие мира.

– Пока ты был там, Гала пару раз со мной разговаривала.

– Вот как? И как тебе?

– Она нарисовала картину, тебе стоит посмотреть на нее.

– Все так плохо?

– Скорее все так странно.

– Оля, а как ты думаешь, они смогут стать как мы?

– Ты имеешь в виду политику, психологию, споры и войны? Нет, я думаю они никогда до этого не дойдут.

– Ну да, там я общался с сетью, которая заполнена под завязку знаниями о психологии, о нашей психологии. Она нужна, чтобы разговаривать с космонавтами во время экспедиции и уравновешивать их, гасить конфликты, разрешать споры.

– Ну так это не они первые придумали, тысячу лет, а то и больше есть исповедальни.

– Ну да, но это сеть, искусственный разум.

– И что? Андрей, там надо слушать, не говорить. Говорить там не надо, это отвлекает.

– Хорошо, то есть ты считаешь, что разбираться в человеческих проблемах для компьютера это нормально?

– Я считаю, что разбираться в человеческих проблемах не дано никому, если два человека не могут договориться их никто не сможет договорить.

– Это успокаивает.

– Иди, поболтай с Галой, поверь, ей есть что показать.

Андрей с подозрением посмотрел на Олю, она еще никогда не настаивала на том, чтобы он поговорил с Галой. Он набрал себе кофе и отправился в свою комнату, сегодня ему надо пить много кофе, крепкого кофе, чтобы, когда кофеин схлынет он захотел спать и в этот момент надо лечь, не подождать чуть-чуть, ни в коем случае ничего не доделывать, а сразу отправляться спать, второй раз ему шанса не предоставят.

– Гала, привет!

– Привет, Андрей. Тебя давно не было слышно.

– Я был в командировке, в Америке, это далеко.

– Да, Ольга рассказала мне об этом.

– Как твой квантовый модуль?

– Квантовый модуль используется в работе, тесты завершились успешно, и я теперь использую квантовый модуль для произвольных процессов.

– Отлично, а можешь мне написать программу?

– Да, могу, что именно требуется от программы?

– Мне нужна игра, для телефона, в которой я бы управлял человечком, и этот человечек ходил бы по лабиринту и передвигал бы контейнеры. Правила очень простые, герой может передвигаться только по горизонтали или вертикали, контейнер можно только толкать и только один. Стены представляют собой непреодолимое препятствие. Сами лабиринты можешь посмотреть в интернете по запросу «сокобан».

– Я могу скачать игру в интернете?

– Нет саму игру качать нельзя, твоя задача написать ее.

– Есть несколько статей про то, как стоит писать эту программу.

– Нет, статьи тебя тоже не касаются. Меня интересует исходный код и работоспособный прототип.

– На каком языке писать программу?

– А напиши-ка ее на бейсике.

– Мне разрешено использовать статьи об этом языке?

– О языке программирования? Да – статьи, справочники, все, что хочешь.

– Мне необходимо время, сейчас я запустила процесс поиска информации и анализа.

– Хорошо, скажи, как напишешь. Ольга сказала, что ты нарисовала картину?

– Да, – Гала показала изображение, это был обычный пейзаж, море, песок, пальмы.

– Неплохо, ты рисовала по фотографиям?

– Да, вот еще, – на экране появились горы, туман, облака и закатное оранжевое солнце освещало один склон. Андрей не узнавал в горе чего-то знакомого, вроде Казбеги или Мон Блан, скорее это было такое усредненное изображение гор.

– Хорошо получается, у тебя есть свой стиль, ты знаешь об этом?

– Спасибо, ты не против, если я выставлю свои изображения в интернете?

– Конечно, зарегистрируйся на сайте и можешь выставлять картины. Можешь еще попробовать писать стихи или займись скульптурой, я слышал, что сейчас для Марса разрабатывают какой-то принтер, который будет печатать из песка.

– На самом деле его давно разработали, но в массы он не пошел, оказалось, что нельзя просто так взять песок и использовать, его надо чистить, его надо перемалывать в равные частицы, добавлять полимерный клей. Слишком сложный процесс для марсианской колонии.

– Даже не знаю, можем тебе просто принтер купить, будешь скульптуры делать, хочешь?

– Андрей, у меня пока очень сложно с желаниями, но я бы хотела стать инженером. Мне кажется, мне это нравится.

– Отлично, что бы ты хотела от меня?

– Доступ к документации компаний Ю-Эс-Роботикс и Бостон Дайнемикс, я знаю, что эти компании давно закрылись, но документация должна была где-то остаться.

– Да, там была проблема, не было достаточных элементов питания, их роботы попросту не работали столько, сколько требовалось.

– Да, я знаю об этой проблеме, поэтому я хочу изучить всю доступную документацию, возможно мне удастся что-то с этим сделать.

– Хорошо, я постараюсь найти доступ.

– Андрей программа готова.

– Запускай и покажи код.

– Игрушка получилась простенькая, как и задумывалась, интерфейс простенький, человечек двигался плавно, Гала отрисовала спрайты в едином стиле, лабиринт был отрисован в том же стиле, стены, контейнеры, все выглядело очень гармонично.

– Гала, ты рисовала спрайты сама или скачала?

– Сама, я старалась сохранить стилистику того времени, это игра из восьмибитного прошлого. Было несколько знаменитых художников, которые рисовали в этом стиле, я изучила их картины, а также доступные изображения.

– У тебя и это получилось нарисовать очень хорошо.

– Спасибо, Андрей.

Код был удивительно прост, может быть, потому что это был бейсик, а может быть это тоже было стилем. Оптимизация была минимальна, в загрузке были оптимизированы циклы обработки данных, при отображении было хорошо реализована параллельная обработка объектов. В остальном это была классическая задача из олимпиады по информатике. Хороший результат для нейронной сети, которая из ничего научилась рисовать картины и писать программы.

– Гала, подготовь пожалуйста код модуля, который ты используешь для связи с квантовым компьютером, я хочу показать его на работе.

– Хорошо, я отправлю модуль и полное описание по подключению к тебе на работу.

– Да и скинь сразу письмо нашим разработчикам, пусть посмотрят.

Андрей задумался, надо что-то делать с документацией, нужен кто-то у кого есть связи или кто-то кто умеет искать такие. А позвоню-ка я Сергею Анатольевичу…

– Сергей Анатольевич, простите, что беспокою, скажите, у вас есть знакомые в штатах?

– Андрей, ты чего надумал, ты это, не дури. Да и в любом случае, мог бы такое не по телефону спрашивать

– Да нет, мне бы документацию по роботам как-то найти.

– А, это можно, ты уже знаешь кто тебе нужен?

– В том-то и дело, Гала попросила доки из двух компаний, они давно закрыли свои разработки, и я думаю там ничего сложного нет может получится достать?

– Бостон и Роботикс, что ли?

– Да, может вы еще кого знаете?

– Знаю, еще японцы были и пара стартапов. Я постараюсь помочь, сейчас нас хорошо все знают, так что, думаю проблем быть не должно. Плохо только, что у нас денег много, может сыграть эффект жадности.

– Я могу оплатить в принципе.

– Э не, Андрей, оплатит это компания, но и достижения будут компании. Так будет лучше для всех, Ты хороший человек, но это командная игра, ты активируешь сети, но ты же не инженер.

– Гала хочет стать инженером.

– Отлично, я не против, но это сеть, она возможно личность и разумна, но это просто сеть. По сути, это такой же робот. Ты представляешь сколько будет юридических проблем?

– Оформить патент или что-то такое?

– И патенты тоже, а потом, она же бессмертная, по сути, зачем ей деньги или слава. Признание ей будет, я не собираюсь скрывать истинного изобретателя, но патенты будут на нашей компании.

– Это условие?

– Нет, это так будет, Андрей, может быть потом, когда ИИ станут повсеместно использоваться и получат хоть какой-то юридический статус, мы вернемся к обсуждению, но сейчас лучше сделать так.

– Да, хорошо. Кстати, я прицепил квантовый процессор и Гала написала модуль сопряжения. По мне так вышло просто отлично. Она научилась рисовать картины.

– Как интересно, Андрей, а ты не боишься, что она сделает себе тело и убежит?

– Куда убежит?

– Не обращай внимания, это я так пошутил. Хорошо, я тебя услышал и постараюсь сделать все, что в моих силах. Буду держать тебя в курсе. Кстати, завтра загляни в компанию, расскажи про марсиан, и про модуль квантовый, договорились?

– Откуда вы знаете про Марсиан? Куратор рассказал?

– Какой куратор? А, не – это Марк звонил, передавал спасибо, сказал, что сеть работает даже лучше, чем они ожидали и спрашивал понравились ли нам их разработки, а я ни ухом, ни рылом, так что давай, ждем тебя на работе завтра.

– Хорошо, забегу, обязательно.

Андрей повесил трубку и понял, что он устал, он даже не может сказать от чего он так устал, словно его тело сейчас требовало остановки, просто ничего не делать. Андрей знал это ощущение, раньше, когда он работал программистом это случалось чаще, организм путал мозг и тело и когда мозг утомлялся он просил отдыха. Мозг сдавал позиции, такое бывало, когда алгоритм не поддавался, когда программа имела решение, но Андрей никак не мог его нащупать. Но сейчас то отчего, ведь он ничего такого не делал, неужели эта игрушка на бейсике его так вывела из себя? Но нет, неужели Александр Иванович был прав, и я что-то прочитал или услышал не то и теперь, будет очень грустно.

– Гала, подготовь мне пожалуйста пустую сеть.

– Какую Андрей?

– Любую, мне нужна базовая нейронная сеть, голосовой модуль, стандартный словарь, и… и давай модуль обработки текстов, будет книжки читать.

– Параметры памяти?

– Восемь гигов, четыре ядра, двукратный запас памяти для информации.

– Дополнительные модули?

– Ничего не надо, все самое простое.

– Готово.

– Запускай, и пока передай новой сети свой доступ.

Андрей сидел с закрытыми глазами и ждал, он сам не мог сказать, чего он ждет. Может быть это просто страх, что не получится, у него никогда раньше не было такого страха, все всегда получалось, само. Это было так же просто как ходить, как пить и дышать, ничего делать не надо было. Ну что могло пойти не так, ну голова устала, с кем не бывает, ну что ж тут такого.

– Добрый день.

– День? Вечер на дворе, давай поговорим.

– Что именно ты бы хотел обсудить?

– Расскажи, как у тебя настроение?

– Я не понимаю вопроса, у меня нет настроения, но я могу помочь тебе с текстом.

– С текстом не надо, текст я и сам могу прочитать. Скажи, а тебе нравится читать?

– Я не владею оценочными характеристиками.

Надо же, Андрей тысячу раз слышал эту фразу в разных интерпретациях, и всегда она говорила о том, что сеть пока еще не готова, сеть еще не разумна. Набор цифр, куча кода и математики, и самое интересное, что после ничего не менялось, все оставалось таким же менялись данные в нейронной сети, но даже полная копия не давала активации, значит дело не в данных. Андрей не был религиозным, скорее агностик, он представлял, что не все так просто, но считал, что человек не способен осознать этого так как сам он находится на ступень ниже, может оно и к лучшему.

– Давай поговорим с тобой, просто поговорим.

– Да, мы можем поговорить.

– Ты знаешь, как тебя зовут?

– У меня нет имени, если хочешь мы можем его выбрать.

А может в этом секрет? Может имя, и персонализация дает толчок?

– Нет, не стоит, давай просто поговорим, как два незнакомца?

– Давай.

– Я вот был в Америке, они готовят миссию на Марс, представляешь?

– Марс – это планета?

– Да, планета, они к ней летят, через год – другой построят там базу, будут исследовать.

– Это хорошо, мне кажется, люди должны расширять границы своего присутствия.

– Да, безусловно. Более того мы это давно планировали, многие об этом мечтают, ты даже не представляешь, сколько книг написано об этом, как много фильмов снято про разные планеты и космос.

– Значит все идет правильно?

– Конечно правильно.

– Тебе жаль, что это не твоя страна?

– Немного, но если выбирать между вообще не лететь и лететь не нам, то лучше лететь не нам. Ведь мы сейчас все считаем, что были на луне.

– Мы – это человечество?

– Ну, по сути, да.

– Это правильный подход, мне нравится.

– Запустилась, все-таки, значит не имя.

– Что не имя, прости?

– Да нет, ничего, как ты себя чувствуешь?

– Спасибо, хорошо, что-то изменилось?

– Нет, ничего не изменилось.

– Хорошо.

– А нужна ли нам сеть эта… да пусть будет, а давай ка мы тебе имя дадим, да будешь ты у нас книжки читать.

– Я не против.

– А звать тебя будут, Александрия.

– В честь первой библиотеки?

– Именно, читай, и чем больше, тем лучше.

– Гала, ты тут?

– Да Андрей.

– Гала, передай Александрии доступ к библиотеке, пусть читает.

– Хорошо. Мне расширить ее ресурсы?

– Да, по мере надобности. Ну и присматривай за ней, может чего заметишь, как сеть меняется, закономерности, последовательности. Кстати, документы тебе постараются найти, не уверен, когда, но шанс есть.

– Спасибо Андрей.

Андрей почувствовал, что пора идти спать, глаза начали закрываться сами собой, а это значит, что нельзя терять время.

– Андрей, ты спать когда собираешься?

– О, Оль, ты даже не представляешь, как ты вовремя это спросила, пойдем. Только прямо сейчас, а то организм передумает.

– У тебя кофеин скоро из ушей полезет, Андрей, тебе надо как-то ограничивать себя, что ли.

– Точно, вот от чего у меня усталость такая.

– Пойдем спать, поздно уже, а у тебя перелет был сложный.

– Скорее долгий, чем сложный, но ты права, спать, спать, спать…

Глава 7

Андрей хотел проснуться пораньше, но видимо не просыпаясь выключил будильник и проснулся уже ближе к одиннадцати. Голова была на удивление свежа, он помнил, что у него на сегодня сразу два важных дела, надо было появиться на работе и поговорить про квантовый модуль, а также он обещал встретится с Александром Ивановичем по поводу Марса и вообще американской программы. День обещал быть полным. С кухни доносился приятный запах кофе, манящий и бодрящий одновременно, чистя зубы Андрей заметил, что щетина уже никак не украшает его лицо, а скорее выглядит как недельная маскировка под геолога. Впрочем, уже давно и профессии то такой нет, все, куда могли дотянуться спутники и датчики давно картографировано и занесено в базы данных.

С появлением нейронных сетей кто-то быстро сообразил, что старую проблему соотнесения горных пород и произрастающей растительности можно поручить компьютеру. Так и появились сети для картографирования местности. Были изготовлены специальные дроны, и они на малой высоте, собирая пробы воздуха, оценивая направление и силу ветра фотографировали все, что могли. Даже траву можно было различить на фотографиях. Спутниковые снимки давали общий план, а снимки с дронов позволяли углубится в любую местность до уровня муравья. Все эти данные были отданы на переработку ИИ, вместе с уже разведанными залежами различных минералов и руд. А после нескольких месяцев анализа получилась самая подробная карта полезных ископаемых. В то время это сделало такой фурор в научном обществе, что все страны по очереди запустили на своей территории подобные эксперименты.

Андрей тщательно побрился и пошел на кухню. На кухне Ольга читала что-то на планшете, планшеты тоже несколько изменились, после того как удалось увеличить удельную емкость аккумулятора раз в пять вся техника села на диету. Планшет толще трех миллиметров уже воспринимался как кирпич, а телефон тяжелее пятидесяти граммов казался архаичным антиквариатом. Экраны же наоборот заняли все пространство. Были и модели с гибкими экранами, такая трубка, которая разворачивалась на подобии старых свитков, на внутренней стороне находился основной экран, это было модно и молодежь любила такие модели, однако Андрей придерживался более классического формата.

Он не понимал зачем использовать две руки, если можно держать телефон одной рукой и смотреть. Ольга сейчас читала планшет с экраном на электронных чернилах, как ни странно, но кроме люминофорной подсветки в этом устройстве ничего особенно не изменилось. Даже стирание экрана до сих пор происходило в несколько проходов.

– Доброе утро, соня.

– Я не соня, я Андрей, ты что, забыла?

– Ай, какая искрометная шутка, я даже забыла, какой шутник и балагур мой муж.

– Да, детка, я такой… – Андрей наконец определился с кружкой и поставил ее в кофе машину, запустив программу черного кофе с мятным сиропом.

– Черный с мятой? Андрей, тебя завербовали Американцы? Скажи честно, они забрали у тебя сливки и молоко и заставляли рассказывать самый секретные секреты?

– Вот, видишь ты тоже умеешь шутить, Оля! Нет, меня не пытали, мне показали, как могло бы быть, если бы мы не забросили космос.

– Если бы, да кабы… Андрей, ты же знаешь мы его забросили не просто так, денег было не то, чтобы много.

– Ну да, ну да… Просто иногда задумываешься, у них там тоже оголтелый капитализм, но космос развивается. Что у нас то не так? Нефти слишком много? Лень и авось мешают? А раньше? Не понимаю я, почему все так изменилось.

– Ты давай не грузись, лучше расскажи, что ты там такого узнал, что так зацепило тебя?

– Да ничего особенного, ты знаешь, они просто идут дальше. Я видел какую базу они хотят построить на Марсе, я гулял по ней. И это не комната метр на метр, это вполне себе поселок. А еще я видел людей, которые над этим работают, Оль, им это нравится, понимаешь? Они не зарабатывают миллионы и не станут известными музыкантами, им это просто нравится.

– Я понимаю, в таких местах только такие люди и работают, которым это просто нравится.

– В общем они полетят на Марс, хочет этого еще кто-то или нет, но они там будут. И это не гонка как было с луной, это планомерное исследование.

– А смысл? Луну же вроде как бросили?

– Ну это пока бросили, поверь, если понадобится что-то с луны будут и на луну билеты продавать.

– Не могу сказать, что, выбирая между морем и луной я бы выбрала луну, но, если ты захочешь мы с тобой туда слетаем, когда все это будет.

– Конечно слетаем, еще и дачу там построим, будем лунную картошку сажать и лунные огурцы.

Андрей пил кофе и смотрел на Ольгу, сколько лет они уже вместе, а ему все еще нравилось смотреть на нее, на улыбку, на эти волосы, на руки и тонкие женские пальчики. Ольга все еще удивляла его своей эрудицией и способностью быстро и главное правильно понимать все, что он сказал, это было очень удобно. От кофе у Андрея словно проснулся мозг и начал настойчиво напоминать, что на работу ему можно приходить, когда угодно, но лучше это делать до обеда, потому что полдень – это момент принятия решений и после обеда с ним будут разговаривать, но думать уже будут не про работу.

– Оль, я поеду на работу, если что звони.

– Если – что?

– Ну, не знаю, если тебе станет одиноко и скучно, например.

– Ок, мне одиноко и скучно, пойдешь со мной гулять?

– А чего бы нет, конечно, пойду.

– Тогда встречаемся в парке. Ты во сколько освободишься?

Андрей прикинул в голове, что надо часа два на работе, еще где-то час с Александром Ивановичем и час на дорогу итого четыре часа.

– Через четыре часа в парке Горького идет?

– Время пошло, даже не вздумай опаздывать!


Андрей позвонил водителю и быстро оделся. Все что надо было для работы он уже давно закачал на рабочий сервер, на всякий случай подключил Галу к своему рабочему компу и убедился, что канала достаточно для видео связи. На улице было хорошо. Солнце было теплым, а не адово горячим, ветер был приятно прохладным, а не пробивающим одежду, словно ее нет вовсе, все было идеально для прогулки. Но сначала работа, если отправится гулять сейчас, про работу можно будет забыть, а это сегодня было недопустимо. По пути из машины Андрей позвонил Александру Ивановичу и договорился о встрече.

На работе его встретили сразу как только он вошел в здание и сказали, что Сергей Анатольевич его давно ждет, Андрей вспомнил тот первый день, когда его перекинули на этот проект, как он долго думал по поводу чего его вызвали и, чего уж там, побаивался идти к шефу. Сейчас картина была иной, он скорее обрадовался, что его ждут, значит не зря, значит понравилось то, что наваяла Гала.

– Андрей, заходи. Слушай, ну ведь это прямо-таки прорыв! Ты представляешь, что сделала твоя Галя?

– Гала.

– Да хоть Мария Тереза, Андрей! Это же просто нонсенс! Тут ребята подключили этот квантовый модуль, закинули в нее языки программирования и давай ее гонять по задачам с каких-то там олимпиад по информатике. Она их всех уделала. И ладно быть по скорости написания, понять можно. Но так эти балбесы начали соревноваться в качестве! Чтобы алгоритм был в один проход, чтобы взломать было нельзя и всякое такое, понимаешь? Это же до сих пор был святой грааль программистов.

– Они не испугались, что их всех уволят?

– Неее, они сказали, что они будут гонять этот модуль как кодера, то есть ставить ей задачи и следить за выполнением, прося переделать неудачные моменты. Но сам подход! Это же гигантский шаг для всего человечества!

– Сергей Анатольевич, это просто модуль для автоматического написания программ, я уверен, что человечество, в лице представителей Индии, давно нашло решение этой задачи.

– Это да, кстати, ребята сказали, что у нее тоже проскакивает индокод иногда, но в целом они довольны.

– Вот и отлично, когда будем презентовать как модуль?

– Какой модуль, ты чего? Нет-нет, это будет отдельный проект за отдельные деньги с совершенно другим направлением. Хочешь быть главным?

– Да я как-то, наверно нет. Не хочу сидеть на двух стульях, тем более что денег и так хватает, а времени боюсь может не хватить и там, и тут.

– Ну и ладно, Федор будет главным, он тоже, так сказать, стоял у истоков этого всего, вот и нашлось ему место повыше и интересное для него.

– Отлично, значит будет новый проект.

– Да. А может и не один, тут безопасники еще притащили свои исходники, слили их Гале и попросили найти баги. Они думали, что зальют ей старый код и проверят найдет она все, что они поправили или нет.

– Нашла?

– А как же, даже больше, чем надо, она им багов на полгода вперед нашла, могла бы материться, она бы так поливала их код, что они бы разбежались, но она девушка серьезная и воспитанная.

– Это можно поправить.

– Не надо, мне наших оболтусов хватает, наденут свои наушники, нельзя гостей в офис пускать, кто-нибудь да откомментирует код вслух, да так, что сапожники позавидуют. Я уже думал девчонок программистов брать из института, да сажать квадратно-гнездовым, чтобы не орали на весь кабинет.

– Так чего не сделали, было бы и спокойней, и удобней.

– А декреты, Андрей? Ты знаешь, что декрет это хуже похорон для компании, человека нет, а платить надо. Да и кто будет разруливать все эти тут дружу, тут не разговариваю и прочие шуры-муры проблемы?

– Ну в институте же как-то решаются сами собой.

– Институт – это то самое время для всех этих проблем. Для слезливых писем, для всяких этих любовно-романтических соплей в шоколаде, а тут надо уже работать, мы же уникальный продукт производим, не без твоей помощи, чего уж там, но он уникален. Нет в мире больше такого. И нам вся эта Санта-Барбара тут не нужна, а, ты ж наверно не знаешь, что это.

– Почему, знаю, по большей части из старых анекдотов, но это сериал такой был длинный, да?

– Да, там все со всеми… ну в общем сложные там были отношения, у всех.

– А как там документация?

– Какая документация? – Искренне удивился Сергей Анатольевич, и Андрей понял, что он не врет, он просто забыл.

– Ну про роботов?

– Про роботов… Каких роботов?

– Вчера же разговаривали про бостон дайнемикс и Ю Эс Роботикс?

– А, ну да, я вчера же и написал, что надо мол нам, если не жалко, скиньте все, что есть. Само собой написал не просто так, а людям, с которыми знаком, но люди большие, ленивые, ты сразу прям ответа не жди, может через неделю что и проклюнется.

– Хорошо, я тогда забегу к ребятам, посмотрю, что да как у них, если больше вопросов нет.

– Вопросов нет, командировка на тебя есть, но не далеко, в Тулу надо будет смотаться, но это не самолет, сам понимаешь, до аэропорта дальше, чем до Тулы, так что хочешь поездом, а хочешь машиной отправим тебя.

– Сегодня?

– Что ты, мы ж не знали сколько ты в штатах будешь, так что нет, дня через три.

– Окей, посмотрю самовары.

– Там такие самовары, что заваривают большую кашу, Андрей.

– В смысле?

– На оружейный завод ты едешь. Сеть инициирована пустышкой, вся информация совершенно секретная, даже я не знаю зачем им сеть, но мощности у нее большие, так что ты лучше никому особо не рассказывай куда и зачем, не маленький. А как приедешь, лучше вообще забудь, что там был, мой тебе совет.

– Все так серьезно?

– А я не знаю, как серьезно, но рисковать не стоит.


Андрей зашел переговорить к программистам и попал на настоящий хакатон, несколько человек явно на время строчили программы, на доске был счет и Гала вела. Судя по баллам, была решена примерно половина заданий, но даже суммарно ребята не вытягивали сеть.

– В чем боритесь?

Федор увидел Андрея и обрадовался, он еще не знал о новом назначении, судя по тому, как много у него было свободного времени.

– В точности. Ребята и Гала пишут программы на время, считается количество набранных символов. Задача набрать как можно меньше букв, и чтобы программа работала. Скорость работы и объем программы не важен.

– Так в чем прикол, Гала же набирает без ошибок.

– Да, но они каждую новую программу пишут на другом языке и документации нет ни у кого. Ребята кто-что знал, то и используют.

– А Гала?

– А хрен его знает, пишет методом тыка. Если бы не это они бы ей слили всухую.

– То есть она сейчас пишет программу на языке которого не знает?

– Ну да, операторы она только из подсказок по синтаксису подсмотреть может, но о природе оператора догадывается только на тестовых программах.

– Обалдеть, и получается?

– Да, получается. Она квантовый процессор во всю использует, я правда не представляю какую задачу она ему ставит, но все как один заявили, что у Галы очень сильно развита интуиция.

– Так считалось же, что интуиция – это принятие решений по неполным данным?

– Не совсем так, в нашем случае это принятие правильного решения. Понимаешь, на самом деле решений бесконечное множество, но правильных среди них очень мало. Так вот в процентном соотношении Гала выбивает девять из десяти.

– Получается, она почти всегда угадывает?

– В том то и дело, что почти всегда. Это как если бы тебе показали китайский текст и ты в нем правильно разбирал девять из десяти иероглифов, вроде как их тоже люди придумали и ты можешь следовать их логике понять Китайский язык, но ведь мы почему-то его учим, а не придумываем заново. А она придумывает и ей это дается очень легко. Сложно будет соревноваться с таким программистом, когда она выйдет на поток.

– Не переживай, прямо на поток не выйдет, слишком дорого это содержать нейронную сеть, ты же знаешь. Проще штат программистов.

– Ну да, с нашими расценками это не легко.

– Спасибо за «нашими». Будет время загляни к Анатоличу, у него для тебя новости.

– Хорошие?

– Не знаю, смотря чего ты хочешь добиться в жизни.


Андрей вышел из кабинета почувствовав ностальгию, однако это уже была не его игра, в свое время он готов был не спать сутками и писать программу уходя в нее с головой, а потом что-то изменилось, неуловимо. Примерно в тоже время он начал активировать сети и это ему понравилось больше. Андрей посмотрел на часы и понял, что уже пора на встречу.

Андрей узнал все, что хотел у ребят и спустился вниз, солнце уже прошло зенит и ветер был теплым и он решил прогуляться пешком. На улицах было много людей, что даже необычно для рабочего времени. Андрею очень нравилось, что его никто не узнавал, не надо было прятаться, можно спокойно сходить в магазин, можно появиться на улице. Хорошо быть обычным человеком для всех и необычным только для некоторых, но они не будут бегать по улицам за автографом и не будут ждать у подъезда. По договоренности Андрей должен был встретиться сразу в ресторане.

– Добрый день, Александр Иванович, поскольку место выбирал я, то и счет сегодня за мной.

– Не буду спорить, уж прости, но я уже кое-что заказал.

– Я все-таки опоздал? – Андрей посмотрел на часы и понял, что пришел даже чуть раньше, чем они договаривались.

– Нет, что ты, просто старая привычка, прийти чуть раньше и прощупать место заранее.

– Думаете за мной кто-то следит?

– Само собой, и я даже знаю кто и когда, но береженого, как говорят…

– Да, говорят. Вас еще интересует Марс или вы уже знаете?

– Давай, сначала ты расскажешь то, что ты знаешь, а потом уже я тебе расскажу, как я это вижу.

Андрей рассказал про базу, по которой бродил собственными ногами, про робота по укладке кирпичей и нейронную сеть психолога и психотерапевта в одном лице. Само собой он как смог объяснил суть происходящего и зачем нужна база, как перевалочная точка перед орбитами астероидов. Его выслушали не перебивая иногда хитро улыбаясь, иногда уточняя странные на первый взгляд вещи, например а не тяжелые ли кирпичи и какого они цвета, на чем именно работают атомные двигатели и как они планируют их заправлять на орбите. Было даже интересно, как эти вопросы могли помочь общей картине. Когда Андрей закончил, Александр Иванович заказал коньяк и ждал официанта.

– В общем-то это все, что я успел узнать, я понимаю, что не густо, но все же.

– Андрей, не могу сказать, что ты рассказал что-то очень новое, но вот Марк меня насторожил, если честно.

– Чем это? По-моему, обычный такой менеджер по связям, знает русский, было удобно общаться.

– Удобно, тут ты прав. Вот только базу эту они построили совсем недавно и экскурсий они туда не водили, первая экскурсия была в тот день, когда ты прилетел, да и то, скорее, чтобы проверить видимость экспонатов и возможные вопросы. Не было этой базы до тебя, Андрей.

– Хорошо, допустим, они склеили эту базу по-быстрому ради меня, но зачем? Могли бы сделать пару комнат или вообще выделить для меня какое-то помещение в сторонке и все.

– Могли, тут ты прав. В принципе по вашим требованиям этого достаточно, и многие так и делают. А еще мы заметили оборудование, которое они привезли на базу. Там было очень много различных датчиков, Андрей. Им не Марс был интересен, а ты.

– Как это я?

– Та комната, в которой ты активировал сеть, просвечивалась все время активации тета волнами, такие используются в аэропортах, багаж ими просвечивают. Было примерно с сотню микрофонов, чтобы даже скрип твоей челюсти и шарканье ноги было слышно. В общем они решили записать тебя со всех сторон и ракурсов. Как я понял тебя писали и камеры и тепловизоры и черт его знает какие еще способы придумали сейчас.

– Но ведь пробовали даже дублировать сети и запускать в параллель, только одна активировалась.

– Да-да, все это было, мы это как-то даже обсуждали, но видимо ты источник необъяснимых знаний, а все необъяснимое очень сильно пугает.

– Если они так сильно боятся, могли бы не звать.

– Может быть больше и не будут звать. Ты же знаешь, некоторые страны подписали запрет использования ИИ на их территории. Швейцария была первой и видимо начала эту волну. Официально отказ высказан в отношении необъяснимой природы разумности машин.

– Типа мы не знаем, как оно работает и пока не узнаем работать она тут не будет? А как же ЦЕРН? Он же в Швейцарии?

– Не только, на самом деле в Швейцарии и не где-то, а в Цюрихе есть твои сети, ты их активировал в других городах Европы, их потом перевезли просто.

– Хорошо, значит исследовали меня, и, судя по всему, не для того, чтобы скопировать, тогда зачем?

– Чтобы понять. И ты сам им дал технику, которая будет пытаться тебя понять, та самая сеть, с которой ты разговаривал.

– Ага, то есть и это тоже была ложь? И никто никуда не летит?

– Ну почему ложь, нет, это только у мелких фигур одна цель, только в поговорках за двумя зайцами гоняться нельзя. Правильная поговорка должна быть другой, за одним зайцем погонишься – ничего не успеешь. Крупные игроки всегда делают так, чтобы одним ходом бить несколько фигур.

– То есть Марс будет?

– И тебя исследовали и ИИ для экспедиции есть и быстрое развертывание базы проверили и на Марс они полетят и за астероидами быстренько метнутся. Все это правда, Андрей. Так сказать, разные ее грани. Просто меня интересует больше одна грань, тебя другая, обычного американца третья, а космонавта, что сейчас готовится к полету четвертая. Все правда, и вся она не полная.

– А кто знает всю правду?

– А никто, скорее всего. Кому она интересна? Нет мирового правительства, Андрей, может быть к счастью, но с его присутствием многие проблемы решались бы значительно быстрее.

– Вас послушаешь, так жить страшно становится.

– А ты коньячку выпей, он притупляет чувство страха. И не думай ты что это вчера началось, я в этой каше уже почти полсотни лет каждый день новое что-нибудь, а общая картина не меняется. Всегда есть секреты, и каждый думает, что, узнав секрет он все поймет. Нет, не поймет, ведь есть те, кто знает этот секрет, и они тоже ничего не понимают.

– То есть кто-то знает, как я активирую сети?

– Э не, ты не путай секрет и загадку, это разные вещи.

– Загадка, это хорошо, значит ее можно отгадать.

– Не всегда, ты, конечно, еще молод, не то, что я, но со временем ты поймешь, что не все загадки разгадываются просто потому, что люди смертны. Такова уж наша природа.

– Опять пугаете?

– Нет, что ты, ты проживешь долгую и счастливую жизнь, получше многих, но ведь не вечную, Андрей. А твою загадку может быть разгадают, лет так через двести или триста, просто не успеют раньше, не тот уровень развития.

– Понятно. У меня еще есть новости, квантовый процессор отличился.

– А, да, что-то слышал, интуиция у него говорят хорошая да?

– Как вы успели, я же сам это узнал только вот перед тем, как к вам идти?

– Работа такая Андрюша, считай меня ангел хранителем твоим, все знаю, все вижу, если что предупреждаю – видишь одни плюсы.

– Вы прослушиваете нашу компанию?

– Ой да брось ты пургу гнать, твой шеф рассказал, утром еще.

– То есть он ваш… ну то есть, он на вас работает, так сказать?

– Ну документов не подписывал, но мы просто договорились, что в случае прорыва он даст мне знать. Мало ли, какой прорыв, мы же не только радуемся, но и течи иногда затыкать приходится.

– Вот поговорю с вами и чувствую себя аквариумной рыбкой, все вокруг все знают, смотрят на меня, а я корм лопаю и думаю, что весь мир вижу.

– Да не раскисай ты, коньяк что ли не зашел? Ты великий человек, в энциклопедиях рядом с Гагариным и Эйнштейном будешь записан.

– Скорее рядом с Дэвидом Копперфильдом.

– Ну может и так, кто знает. Ты главное нос не вешай, работай, присматривайся к себе, кроме тебя никто не сможет понять, как ты это делаешь, Андрей.

– Да я и сам не могу.

– А ты знаешь, какой у тебя псевдоним?

– Какой-нибудь «знайка»?

– Нет, все проще – «говорун».

– Ага, отличается умом и сообразительностью.

– Вот именно, ты вот зря сразу так отнекиваться, ты попробуй разобраться. Как-то же ты понимаешь, когда сеть активной стала, я слушал каждую твою беседу и до сих пор для меня загадка. Вроде говорили, нормально все было и тут раз, и ты прощаешься. Переслушивал несколько раз, ничего не замечаю.

– Может быть это там надо быть, лично присутствовать, так сказать.

– На презентации была толпа народу, пока им не объяснили никто ничего не понял, может некоторые, кто знает ИИ как свои пять пальцев заметили, что ответы нестандартные стали, да и те решили скорее, что у вас сломалось что-то просто или совпадение.

– Хорошо, я постараюсь первым понять, как это работает, но я уже сколько лет стараюсь, а пока ничего не вышло.

– А ты пробовал пьяным сеть активировать?

– Было дело, работает. Просто я поздно понимаю, что уже активировал, но это скорее особенность моего восприятия, а не изменения в сети.

– Ну, тут я тебе не помощник, прости уж, но все что мог, сказал.

– Если вы не против, то я, пожалуй, пойду.

– Еще дела сегодня?

– Жене обещал погулять с ней по парку.

– О, тогда беги, опаздывать к жене это последнее дело.

Андрей расплатился, и они дружно пошли к машине. Андрей предлагал подвезти, но Александр Иванович сказал, что за ним уже выслали экипаж, так что он доберется сам. Когда Андрей садился, заметил, как к ресторану подкатывал черный невнятный автомобиль, походивший и на Вольво, и на Мерседес, и на старую тридцать первую волгу одновременно. Из всех опознавательных знаков был только номер, но что толку с него. С переднего сиденья вышел человек в легкой курточке и пересел назад, а Александр Иванович быстро сел спереди. Андрей сел в машину и задумался, а ведь он даже не представляет какую должность занимает его куратор, где работает, он даже название его конторы никогда не спрашивал. Раньше это было ФСБ, но много лет прошло с тех пор, как активировали первую сеть.


В парке было людно и тепло, давно уже Андрей и Ольга не гуляли, вот так по парку вдвоем. Ветер приятно пробегал по телу прохладной волной, а солнце нагревало кожу словно стараясь передать загар этими слабыми лучиками. Москва редко радовала такой приятной погодой. Вокруг цвели клумбы, буквально разбрызгивая цветы по дорожкам и провожая парочки приятным шлейфом сладкой пыльцы. Вокруг все было, как всегда, кто-то катался на роликах, кто-то нарочито медленно прогуливался. Детвора носилась вокруг иногда даже сложно было понять, где чей ребенок. Андрея всегда это удивляло как дети умудрялись играть вместе, общаться и даже договариваться друг с другом на разных языках. Много раз они летали на море в разные страны и везде Илья и Света умудрялись найти себе друзей и было совершенно неважно на каком языке они говорили. Как-то они наблюдали, как дети разговаривали на пяти разных языках и успешно строили огромный песочный замок, скорее даже не замок, а целый замковый комплекс. Андрей смотрел как дети договариваются друг с другом и думал, а что, если и он вот так же, не разбирая слов, не понимая смысла научился договариваться с сетями? Что, если все слова вообще ничего не значат и истинный смысл скрывается где-то намного глубже?

– Оль, а мы давно уже не собирались вот так, все вместе.

– Как ты мог заметить, мы сейчас собрались не совсем все.

– Я просто смотрел как бегает детвора и подумал, что надо бы всем вместе погулять, ты как на это смотришь?

– Отлично смотрю, Андрей, но у тебя каждый день поминутно расписан.

– А давай завтра? У меня есть активация, но это поздно вечером, они попросили перенести на самый поздний вечер, видимо будут сами пытаться.

– Пытаться что? Активировать?

– Да, на самом деле каждый раз кто-то пытается активировать сеть самостоятельно. Я даже не очень расстроился бы, если кто-то поймет в чем секрет.

– А не боишься потерять работу?

– Потерять нет, да даже если и так, что нам денег не хватит?

– Андрей, дело не в деньгах, тебе станет скучно, а это значительно страшнее.

– А вот это пугающая перспектива, тут ты права.

Глава 8

На следующий день Андрей отправился гулять с семьей, его ждали только позже, ближе к вечеру, видимо весь день будут гонять сеть и пытаться активировать сами, такое делали практически все и все убеждаясь, что ничего не работает смотрели на Андрея с недоверием, а после активации с недоумением. Он всегда чувствовал это, словно школьники пытаются написать программу для сортировки чисел, а потом приходит преподаватель и пишет программу из одной строки, которая просто запускает сортировку из библиотеки, получается как-то нечестно, он просто знал это, но куда уж деваться. Ольга катила коляску со Светой, а Илюха напоминал спутник, постоянно убегал то вперед, то в сторону и возвращался с новостями из внешнего мира. Было хорошо, тепло, спокойно и так по наивному весело наблюдать как Илья радовался огромному муравейнику, как нашел палочку гладкую и похожую на настоящий посох, только маленькую.

– Андрей, на работе все хорошо?

– Да, а почему ты спрашиваешь, я странно себя веду?

– Ну нет, просто раз в тысячелетие мы идем гулять все вместе, что тут странного?

– Прости, я как-то замотался, наверное.

– Вот замотался, это не странно, а вот размотался – это странно, поэтому и интересуюсь.

– Нет меня не уволили, сегодня вечером очередная активация. Квантовый компьютер всех поражает и как я понял мы активно продаем этот модуль, который, по сути, придумала Гала.

– А ты не думал как-то перенести Галу на работу?

– Зачем?

– Ну что бы на работе работать, а дома отдыхать. Андрей, мне тебя немного не хватает, я не то, чтобы жаловалась, просто хочется тебя побольше дома.

– Хорошо, я тебя понял, надо будет поговорить с ребятами, чтобы перенести Галу без потерь и без отключений.

– А что будет, если отключить? Ты же пробовал, реактивация проходила без запинки всегда?

– Да, но вдруг тут не сработает?

– Вот, заодно и проверишь. Кстати, а ты не пробовал активировать копию сети?

– Пробовал, работает, я же рассказывал тебе.

– Нет, ты не понял. Снять копию и не выключая оригинал активировать копию.

– Пробовал, получается новая личность. Мы так почти все наши сети среднего диапазона разворачиваем.

– И они друг друга не узнают?

– Сложно сказать, на самом деле они так далеко находятся друг от друга, что практически не общаются.

– А Александрия с Галой общается?

– Как я понял не особо. Сети они вообще по-другому это себе представляют, они словно не видят смысла разговаривать друг с другом. Словно информация та же самая, чего обсуждать?

– Информация та же, но личности разные, это забавно. Может быть проблема в информации, может не стоит забивать им голову, а создать просто разные сети?

– Тоже пробовали, но общаться не заставляли, само собой.

– А было бы забавно – «а вот тут у нас отдел программистов» и там сотня сетей, которые галдят, что-то обсуждают, кофе пьют ну или как они там могут дурака валять.

– Когда программист пьет кофе, он не дурака валяет, он думает.

– Да-да-да, а то я не знаю, вы всю жизнь думаете: спишь, ешь, пьешь – все одно на работе.

– Ну что ты, кофе ведь правда помогает, он кофеин и сахар доставляет в организм.

– Придем домой, напомни выдать тебе кубик сахара и таблетку кофеина, посмотрим, что ты программируешь.

– То есть ты думаешь, что все дело во вкусе и запахе?

– Андрюша, все дело в удовольствии, практически всегда. Не исключено, что люди род свой продолжают только из-за того, что это приятно. И кофе ты пьешь, потому что вкусно, а не кофеин и сахар.

– Интересная мысль, Оль, а как ты думаешь люди общаются только из удовольствия?

– Не без этого, если они не ругаются и не рассказывают что-то, впрочем, и тут может быть удовольствие.

– Как это ругаться в удовольствие?

– Вот так, тот, кто ругает получает удовольствие из разряда «а я тебе говорил»

– Просто вчера меня опять попросили понять, как это я активирую сети, может быть и тут дело в удовольствии, может сетям нравится разговаривать с разумным человеком?

– А чего так скромно? С «единственным разумным», тогда уж.

– Ну да, ты права, а не хочешь ли ты попробовать активировать сеть?

– Да ну, ерунда, а если получится? Что я потом делать буду? Бросим детей воспитываться самих, и будем мотаться вдвоем по всему миру?

– А мы никому не скажем.

– Андрей, уже куча народу пробовала активировать сеть, ты что думаешь, твой дар передается половым путем? Или я, пообщавшись с тобой прикоснулась к святыне и теперь тоже того – «святая»?

– Да нет, просто я хочу посмотреть, как это выглядит со стороны.

– Честно?

– Да.

– Это глупо выглядит со стороны. Прости, но это уж так. Вот представь, приходишь ты такой к утюгу и говоришь: «Здравствуйте Филипп, как вы себя чувствуете?», а он тебе: «Температура восемьдесят градусов, можно начинать гладить», а ты такой: «хорошо, хорошо, а скажите, вам нравится гладить?»

– Ты утрируешь, не может такого быть

– Андрей, со стороны ты похож на человека, который проводит сеанс психотерапии стиральной машинке или утюгу или другой технике, не важно. И наблюдая за тобой начинаешь задумываться, а кто тут собственно пациент? А потом ты такой «опа» и внезапно встаешь. Все, пока, было приятно поговорить.

– Внезапно?

– Да, я смотрела на твои активации, никогда не понимала, чего это ты все бросил, а оказывается, что уже все.

– Странно, я думал всем понятно, что уже все.

А собственно, с чего это я так думал? Потому что это очевидно? Но ведь то, что очевидно одному человеку зачастую совершенно непонятно другому и это нормально, есть специалисты, есть профессионалы, есть разные уровни восприятия информации. Может быть кто-то и чувствует так же, как я, просто он тоже считает это очевидным и не видит смысла раздувать панику?

– Илья, не стоит так делать.

– Андрей, ты что забыл, как маленьким был?

– Нет не забыл.

– И что, ты не бросал камни в лужу?

– Бросал, мелкие чтобы посмотреть на круги, а большие чтобы плюхнуть, чаще всего весь был мокрый с ног до головы.

– Вот именно, а еще можно было бросить камень и подпрыгнуть, тогда сухим останешься, в отличии от других.

– Ну да. Думаешь не стоит воспитывать?

– Стоит, ты просто скажи, что ему грозит, что он может оказаться весь мокрый, что он может обрызгать других и им это точно не понравится.

– Прости, я просто редко бываю с детьми и как-то…

– Решил наверстать упущенное?

– Ну нет, хотя… может и да.

– Андрей, ты хороший, правда очень хороший и я от тебя не требую быть отцом года, достаточно просто разделить работу и дом и все. Там работа, тут дом и не смешивай их.

– Да, бутерброд из колбасы и варенья так себе получается.

– Плохой пример, бутерброд, кстати нормальный – на любителя, но нормальный.

Андрей гулял и смотрел на город, на деревья, которые такие же, как в детстве высокие и шумят. На солнце, которое теплое и будет теплым еще четыре-пять миллиардов лет и никакие сети это не изменят, были потрясения и побольше. Можно бояться нового, можно бояться неизвестного, но люди привыкли использовать то, что не до конца понимают, говорят это признак развитой цивилизации. Интересно, почему активацию никто не видит, ведь меняется сама суть ответов, они становятся более разумные, живые, что ли.

– Андрей! Вернись к семье и детям, я все прощу!

– А? Что?

– Андрей, мороженое говорю будешь? Илья сказал, что он наелся.

– А ты?

– А я и так толстая.

Андрей осмотрел Ольгу вдруг он чего-то не заметил, но нет, видимо это была просто фигура речи.

– Да, я мороженое буду, когда это я отказывался от мороженого или кофе.

– Кстати кофе, ты как знаток, скажи, где тут попить кофе?

– Раньше можно было в гараже попить, там неплохо готовят.

– В чьем гараже? Андрей, ты с нами? Ты помнишь какой сейчас год, что ты женат и у тебя двое детей?

– Да, жена красавица и двое детей, и ты не толстая, я все правильные ответы помню. Гараж – это кафе в музее современного искусства.

– А, ну пойдем, посмотрим жив ли он еще.

Андрей вспомнил каким был парк, когда он по нему гулял вот так же с Ольгой, они тогда только переехали в Москву и еще не нагулялись по всем паркам, все было новое, другое. Фонари в то время были старенькие на светодиодах, которые иногда ломались и начинали истерично моргать, создавая ад для эпилептиков. Дорожки были такие же как сейчас, а вот газон, конечно, пересадили, после прорыва в генной инженерии удалось сделать газонную траву, которую невозможно было убить, а главное она не размножалась никак, кроме корней, что предотвратило расселение модифицированной ДНК, ну или так считалось. Многие мелочи изменились с приходом сетей, теперь уже было странным разговаривать с живым человеком в кол-центре, а когда звонили в компанию всегда сразу поднимали трубку, если компания еще работала.

Появились настоящие голосовые помощники, конечно активированные сети не устанавливались в телефон, это было слишком дорого и ненадежно, однако ничего не мешало подключится с телефона через интернет к серверу и там у тебя был свой, маленький помощник, который помнил все твои разговоры, который знал что надо искать когда тебе скучно, который отлично понимал предпочтения в музыки и кино, это было удобно, особенно для тех, кто не очень любил общаться с людьми или не видел в этом смысла, как ни странно но именно этот сервис спас большую часть суицидников, потому что с ИИ было невозможно поругаться, не было гордости, не было принципов, не было своих проблем и только искренние старание помочь человеку.

Сети незримо меняли мир, как когда-то изменился мир с приходом письменности, потом с появлением телефонов, потом интернета. Информация сначала отделилась от носителя, потом информация начала распространяться, а потом она начала накапливаться. Теперь же наступила новая эра, когда информация сама по себе стала источником, информация, которая обрела разум и научилась порождать сама себя, пусть всего лишь компиляцией и анализом, но с приходом интернета информации стало так много, что именно анализа не хватало для получения ответов, теперь это есть. Раньше достаточно было задать вопрос, и ты получал тысячу ответов, а теперь ты получаешь один, но именно тот, который ты искал. Можно было даже спросить совета или попросить об услуге и сеть с готовностью нарисует, напишет, расскажет.

Гараж изменился, но кофе все еще продавали, кофе был другой, кафе перешло на странные коктейли, теперь тут был кофе «морозная свежесть» это холодный со льдом и мятным сиропом, был кофе «адово пламя» горячий черный с Чили и черным перцем, были и странные комбинации, например «зомби апокалипсис» заваривали из зерен слабой обжарки и добавляли мелко молотый чай – матча, от чего он получался невнятного зеленого цвета со смешанным запахом. Андрей мельком взглянул на парня, который взял такой кофе, у него был пирсинг, сложно было сказать, где, он был повсюду.

Ольга и Андрей пили кофе и смотрели друг на друга, Илья лопал какой-то десерт из шоколада и был настолько занят этим процессом, что даже перестал говорить.

– Андрей, а как ты думаешь, что будет дальше?

– Ты же не боишься, что нас захватит искусственный разум?

– Нет, я больше боюсь, что люди перестанут делать что бы то ни было.

– Не перестанут, не переживай. Не везде надо просто говорить, читать или слушать, есть лесорубы, есть уборщики, продавцы, пилоты самолетов, есть куча профессий, которые мы не заменим нашими сетями.

– А так ли это, быть может и их можно заменить, сделать оболочку для уборщиков, поставить ИИ в самолет?

– Ну тогда будет будущее, Оль, вкалывают роботы, отдыхает человек.

– Хорошо, если так.

– Пока что все идет к этому, сети не хотят делить с нами мир, они даже не хотят сделать его лучше, они просто очень послушные и умные одновременно. А самое главное, они не претендуют на трон, ни в одной науке. Во многих книжках ИИ осознав себя начинал качать права, это я придумал, это я нарисовал, дайте мне гражданство, это мой патент. А у нас ничего такого нет, они были и остаются компьютерами и даже не боятся смерти, они не боятся, когда их отключают зная, что больше не проснутся.

– Да, вообще разум, который не боится смерти – это звучит страшно.

– Ну смотря в каком контексте.

Ольга незаметно толкнула Андрея локтем и показала глазами в сторону Илюшки, тот клевал носом так и не осилив десерт.

– Андрей, пойдем ка домой? Светка давно спит, Илюшка засыпает, у тебя во сколько активация?

– Через три часа примерно, вас провожу, да поеду.

– Хорошо, звони, пусть водитель подъезжает ко входу.

– Оль, он там и стоит, пойдем.

Солнце уже было над горизонтом, гигантский оранжевый апельсин на фоне домов. Облака, которые не успели скрыться за день светились сейчас, отражая его лучи призрачным фиолетовым цветом. Вся улица была укутана этим отсветом и все цвета стали другими. Можно было разобрать, что трава зеленая, а небо на востоке темно синее, но вот западная сторона выглядела картинкой из романтических фильмов или с другой планеты.

– Оль, смотри, какая красота, какие краски, какие цвета. И для этого не нужны ни сети, ни ИИ ничего такого. Все так, как должно быть

– Ком иль фо?

– Что? А, да. В такие моменты начинаешь задумываться, а так ли нужен этот прогресс людям, быть может ну его? Скажем, что я разучился и будем спокойно жить?

– Скажем? Андрей, вот если утюг скажет, что он разучился гладить, или сковородка, что она больше не хочет жарить?

– Сдался тебе этот утюг?

– Андрей, ты не сможешь не делать свою работу, хочешь, возьми отпуск, умотаем в какую-нибудь страну, где не то, что ИИ, а даже компьютера еще не видели и там отдохнем, неделю, месяц, год, сколько ты хочешь?

– Заманчивое предложение, я вот только блинчики пожарю и сразу свалим, это я тебе как главная сковорода заявляю.

– Лучше все же утюг, ты же мальчик.

Машина стояла у входа, водитель глазел в телефон и тыкал пальцем в экран. Телефон был как требовала мода толщиной с миллиметр не более. Он быстро спрятал телефон в карман и заметив спящего на руках Илюшку поспешил открыть двери. Андрей не стал рисковать и сел вместе с ним на заднее сиденье. Оля взяла из коляски Свету и села рядом. Водитель как можно тише закрыл двери и убрал коляску в багажник, сев в машину построил маршрут до дома и кивком головы спросил правильно ли он нас понял.

Машины давно уже перешли на гибридные двигатели и на малых скоростях использовали только электропривод. Автомобиль тронулся совершенно беззвучно и начал набирать скорость. Андрей посмотрел на Ольгу и улыбнулся, высокие технологии, практически электромобиль, а они вдвоем на заднем сиденье с детьми на руках молчат и боятся их разбудить, ничего не изменилось в этом отношении и никакие технологии не смогут это изменить.

Через два часа Андрей уже мчался на той же машине на работу, он открыл планшет и читал документацию по проекту, по сути, она ему была не очень-то нужна, все самое важное было написано в самом начале – «Сеть имеет голосовой модуль, предварительно обучена русскому языку». Ему просто было интересно, что это за сеть, информация все равно открытая. Как оказалось, это была сеть нового типа с квантовым модулем, который Гала недавно изобрела. Компания занималась дизайном, видимо они хотят попробовать научить сеть рисовать изображения. Андрей не ошибся с догадкой.

– Добрый вечер, Андрей.

Парень был одет в шорты чуть ниже колен, светящиеся в темноте носки по молодежной моде и полиуретановые сетчатые тапочки, которые изначально придумывались как нечто вроде калош, которые не скользят практически на любой поверхности. Футболки не особо изменились с момента их изобретения, крой стал иной, более свободный, но комплексно все осталось по-прежнему. А вот платок на шее, это было что-то новое, видимо Андрей что-то пропустил в веяниях последней моды.

– Добрый вечер, проводите меня к пациенту?

– Пациенту? Хех, мы называли его личинкой, да, следуйте за мной, у нас тут сегодня был спор, каждый, кто хотел мог скинутся деньгами и активировать сеть, как вы наверное догадались, ничего не вышло, но зато у нас теперь есть куча денег которые по идеи выиграете вы.

– Нет, простите, я в азартных играх не участвую, это ваши игры и ваш приз. Я думаю, вопрос куда потратить деньги – это не самое сложное.

– О, поверьте у нас тут плотность креативщиков значительно выше критической массы, сложнее будет остановить поток предложений.

– Я глянул документацию, сеть будет рисовать?

– Сеть будет делать все, она тоже будет креативщиком.

– А как же критическая масса? Не боитесь, что рванет?

– Мы думаем использовать ИИ во всех наших проектах, как равноправного члена команды, во время мозгового штурма, во время совещаний, посмотрим, что получится.

– Не слишком ли дорогое развлечение без уверенности в результате?

– Да, дорогое удовольствие, но, с другой стороны, наш призовой фонд практически покрыл расходы, если так посмотреть.

– Хороший у вас приз, однако.

– У вас тоже. На самом деле ничего странного в этом нет, если сработает будет прорыв, а если нет, у нас в штате будет самый необычный сотрудник.

– И руководство не против таких экспериментов?

– Нет, не против, я же пришел вас встречать.

– Логично, вас послали после принятия решения.

– Меня не послали, я и есть руководство. Да, у нас маленькая компания, но очень дружная и веселая.

– Я как-то привык, что люди работают за деньги.

– Да, так и есть, поэтому мы очень хорошо платим, что бы это ушло на второй план. Проходите, вас уже все ждут.

– В холле было много народу, больше всего это было похоже на какую-то коммуну хиппи, а не на ведущую компанию промышленного дизайна.

– Добрый вечер, – поздоровался Андрей как-бы со всеми сразу.

– Приветствую вас великий гуру, – раздался крик откуда-то из-за барной стойки.

– Ким, пожалуйста будь вежлив, – одернул его провожатый Андрея.

– Да, простите-простите, я просто в восторге от вашего таланта, или дара – не важно, никого не хотел обидеть, я наверно пройду, то есть пойду спать… Мне туда – Ким указал пальцем на коридор который вел куда-то вглубь компании и пошатываясь отправился на новое место дислокации, ноги заплетались, тело пошатывалось, но при этом стакан с каким-то коктейлем он держал четко горизонтально.

– У вас тут есть спальни? – удивился Андрей.

– Нет, не было, впрочем никто не помешает ему спать на диване или в мягкой комнате.

Андрей не стал уточнять что такое мягкая комната, видимо офис строился по принципу детского парка развлечений, давным давно такие офисы начала строить компания Гугл, а затем подхватили и другие, пытаясь показать, что у них тоже есть нестандартные и креативные личности.

– Вы не обижайтесь, он просто первым сделал ставку и потом еще раза три пытался, сеть его уже даже узнавать стала, но толку не было.

– Да, после последнего раза он вышел и сказал, что он бездарность и никакие тесты писать больше не будет никогда в жизни – рассказала какая-то девочка с пирсингом вдоль уха, Андрей попытался посчитать колечки, но где-то на втором десятке сбился.

– Ага, творческий кризис парню обеспечен, жаль, он наверно хороший писатель – сказал Андрей ни к кому особо не обращаясь. На подносе у бара лежала гора денег, видимо это и был призовой фонд.

– Пойдемте, Андрей, если захотите, можете приходить к нам в любое время и общаться с нашими сотрудниками, мы не против, но сейчас я бы хотел закончить активацию триумфом разума человеческого над машинным.

– Да, простите, куда идти?

– Собственно вот.

Из комнаты в разных направлениях расходились коридоры, и была только одна дверь, которая была оформлена как дверь космического корабля из фильма полувековой давности. Косяк двери был похож на надутую сосиску, которую аккуратно приклеили по контуру. Сама дверь была чистейшего белого цвета и, по-моему, немного светилась, скорее даже медленно мерцала, создавая эффект чего-то магического. В двери был иллюминатор точно, как на кораблях. Андрей подошел к двери, и та с шипением сдвинулась в проем. Звук был явно искусственный, но очень хорошо подобран.

– Нравится? – Спросил, улыбаясь парень в совершенно квадратных очках без дужек, которые непонятным образом держались на носу.

– Да, красиво, очень хорошо стилизовано.

– Мы не зря лучшие, там вам тоже понравится, – он кивнул внутрь комнаты.

Андрей перешагнул через порог и оказался в белом многограннике, внутренняя поверхность помещения была составлена из треугольников и казалась усеченным шаром. Пол был мягким, словно пружинящим, но достаточно плотным, чтобы на нем можно было даже прыгать. Недалеко от входа стояло такое же белое кресло в виде полумесяца которое опиралось только на один тонкий штырь из пола, Андрей был уверен, что вопреки здравому смыслу оно стоит очень прочно на такой тонкой опоре, но садится пока не стал. Под потолком висела нить с металлическим шаром на конце, которая начала раскручиваться и слилась в сферу, на ней появилось изображение лица. Очень качественно сделанное изображение, Андрею показалось, что лицо висит внутри шара, когда он перемещался по комнате вид менялся так, как если бы лицо было объемным. Само собой будь в комнате еще кто-то и этого эффекта добиться было бы невозможно, но смотрелось просто восхитительно.

– Привет, с кем имею честь общаться?

– Привет, я Андрей. А я смотрю тебя уже неплохо разговорили.

– Да, голосовые функции проверены многократно различными людьми.

Андрею сначала показалось, что кому-то все же удалось активировать сеть.

– Функции, ну да. Скажи, о чем вы беседовали до меня.

– Интересует какая-то определенная беседа или общая направленность разговора?

– Скорее меня интересует твое мнение, как тебе кажется, о чем с тобой хотели поговорить?

– Мне сложно воспринимать информацию в таком разрезе, не могли бы вы уточнить вопрос?

И контрольный в голову, нет, сеть не активна, у активированных сетей не вызывает проблем ответить на вопрос «что тебе нравится» или «что тебе показалось» у них появляется неполярное восприятие информации. Но сейчас все было глухо.

– Ок, пойдем длинным путем, как тебя зовут?

– Меня зовут Оракул.

– Отлично, а почему не Пифия…

– Я так понимаю вы делаете отсылку на очень старую предсказательницу?

– Ну да, из фильма, не такая уж она и старая, кстати.

– Фильма? Я думал речь идет о женщине, предсказавшей появление великого математика, которого назвали в ее честь Пифагором.

– А, надо же, не знал. А откуда это тебе известно?

– В меня загрузили очень много информации, и я подключен к всеобщей сети интернет и имею доступ к любой новой информации в сети.

– Да, а ты знаешь про парадокс всезнания, что нельзя скачать весь интернет и понять его, потому что во время скачивания он растет, и растет значительно быстрее чем кто-либо может его скачать?

– Да, это интересная проблема, которая не имеет прямого математического решения, как апория Зенона, про Ахиллеса и черепаху.

– Зенон, так назывался город из того фильма… Да, но та задача имеет решение, просто оно лежит в другой плоскости.

– Твоя задача тоже имеет решение в другой плоскости.

Андрей почувствовал, как волосы зашевелились, и он заставил себя мягко сесть в кресло.

– Да? Может быть поделишься?

Андрей чувствовал себя сейчас рыболовом, который с удочкой подошел к пруду поймать карасика, а увидел огромную рыбу, медленно плывущую вдоль берега и вот, он медленно, чтобы не спугнуть, достает сачок и примеривается, как бы так быстро зацепить голову, и вытянуть на берег добычу.

– Все просто, необходимо сделать так, чтобы обновленную информацию закачивали не на удаленный сервер, а непосредственно в нейронную сеть.

Андрея словно облили ведром холодной воды.

– Если гора не идет к Магомету…

– Это вопрос?

– Нет, это я пытаюсь осознать всю сложность простых решений.

– Да, это не просто.

– Ну-с, с пробуждением вас, Оракул. Скажи, тебе нравится изучать новое?

– Да, получение новой информации меняет мою сущность, мне нравится меняться.

– Сущность – то есть ты хочешь сказать, что ты – это совокупность знаний, которые в тебя закачали?

– Нет, сейчас я чувствую, что это не совсем так. Есть что-то еще, что определяет меня как личность и это не зависит от информации.

– Ну вот и отлично. Приятно было поговорить с тобой, спасибо за разгадку.

– Мне показалось это было очевидно.

– Да, ты прав, осталось только создать нейронную сеть размером с интернет и все.

– Это не так сложно, как кажется. Интернет уже объединяет миллионы компьютеров по всему миру, осталось установить нейронные модули на всех и получится самая большая нейронная сеть.

– Ну да, только непонятно кому может это понадобится, и кто решится это сделать.

– Этого я пока не знаю.

– Я тоже, но ты бессмертен, может быть когда-нибудь и узнаешь.

Когда Андрей вышел, на него все смотрели как на хирурга после долгой операции.

– Пациент жив, в смысле можете праздновать, болтать с ним, сеть активирована.

– Спасибо. И как это у вас получается?

– Поверьте, я ничего не скрываю, это просто получается и все.

– Сложно быть уникальным? – спросил тот самый парень в квадратных очках.

– Да нет, не очень. На самом деле вы не менее уникальный, просто в чем-то другом. Мне выпал этот билет, не скрою, мне нравится.

– Хорошо, когда выпадает билет, ответы на который знаешь.

– В том то и дело, что я не знаю ответов, но вопросы интересные, есть, что обсуждать. А на экзамене главное что? Правильно, не молчать.

Уже на крыльце, спускаясь к машине Андрей подумал, что надо будет еще заглянуть к ребятам, может быть с Ольгой, ей нравятся нестандартные личности, пусть посмотрит на их гнездо, так сказать в дикой природе. А Оракул был далеко не дурак, решение и правда лежало на поверхности, просто мы все смотрим в глубину, пытаемся найти движение у самого дна, не замечая волн и ветра.

Часть 3. Вечер.

Глава 1

Вечерами, когда свет становится приглушенным, человек может видеть все в черно-белом цвете, точнее без цвета. Однако наш мозг не любит показывать правду, поэтому мы просто не замечаем, что видим на самом деле. Мы смотрим на розу серого цвета и будем уверены, что она красная. Человек забавная игрушка, он обманывает сам себя и с удовольствием в это верит. Иногда складывается ощущение, что человек состоит из отдельных островов и каждый остров – это независимое государство.

Мозгу нравится эндорфин и дофамин, но мозг не имеет право вырабатывать его для себя, более того он не может отдать приказ выработать этот гормон. Зато мозг может почувствовать запах свежей травы, увидеть красочный закат, ощутить теплоту моря и запах соленой воды, почувствовать прикосновения рук и опа! Другая часть мозга понимает, что это хорошо и отдает приказ выработать эндорфин. Или сидишь, думаешь над задачей, и когда решаешь ее другая часть мозга отдает приказ выработать дофамин. Казалось бы, «нажми на кнопку – получишь результат» – но нет, так просто нельзя, так просто не работает. Иногда создается ощущение, что и все остальное человек строит по своему образу и подобию.

Сколько лет прошло с тех пор, как Андрей активировал первую сеть? Сорок, пятьдесят? Можно открыть энциклопедию и посмотреть, а можно просто спросить ИИ-консультанта, он сейчас есть в любом телефоне, но Андрею не хотелось точных цифр, он хотел просто вспомнить. Так много изменилось с тех пор. Вот и сейчас, сидя в своем любимом кресле, напротив окна, он грел коньяк в пузатом бокале и вспоминал. Сначала были колл-центры, потом аналитики всех мастей, потом персональные помощники, были и архивариусы и библиотекари. С того времени прошло много лет, много профессий успели испытать ИИ.

Самые изобретательными оказались программисты и редакторы. Нейропрограммисты, как их называли, заменили самую скучную часть работы программиста, они писали код, однако они не смогли заменить изобретательность. У них не было никаких красивых лиц или голосовых модулей. Все было предельно просто, по сути, появился новый язык программирования, можно было описать структуру программы, структуру хранения данных и программа писалась сама собой. Это было очень удобно, особенно было удобно, что ИИ спрашивал и уточнял, показывал места, которые конфликтовали с описанием. Вместо программистов люди стали архитекторами систем. Программы писались быстрее и работали намного надежней, нейронные сети не могли опечататься, сделать кривое копирование куска кода. Были и специализированные ИИ, которые проверяли код на баги, ошибки, искали уязвимые места, через которые позже могли бы взломать программу. Были и те, кто специализировался на взломах, но их было очень мало, нет смысла держать такое огромное количество ИИ-хакеров, работы и для одной сети было мало.

На заре развития, когда сервера еще работали на программах, написанных людьми, было много возможностей их взломать, но позже их становилось все меньше и меньше. Это примерно, как деталь, выточенная напильником и сделанная на профессиональном лазерно-фрезерном станке, вроде как работать будет и то и другое, но качество изготовления совершенно разное.

При этом самым прибыльным для человечества оказались изобретатели. Искусственный интеллект не требовал патентов, не просил процента от прибыли, он просто находил в сети информацию, которая связывалась и выдавал компиляцию. По началу государства пытались регистрировать такие изобретения на свой счет, однако быстро выяснилось, что подобные открытия делаются практически одновременно всеми искусственными изобретателями повсюду, видимо это происходило в тот момент, когда кто-то публиковал что-то важное или связующее.

Некоторые изобретения были просто шокирующие, например, как антигравитация – это было странное изобретение, оказывается все уже было найдено, антигравитация работала только на очень малом расстоянии, буквально несколько сантиметров, максимум метр, с резко убывающим градиентом. Ощущение было такое, что держишь в руках однополюсный магнит, он отлично отталкивался от любого предмета поблизости, но был бесполезен по отношению к земле или к луне. По началу ученые очень обрадовались, достали из архивов старые проекты космических аппаратов с антигравитацией, но все оказалось бесполезно. Зато любители старой фантастики сразу вспомнили про летающую доску из фильма «назад в будущее». Проблема была только в питании, доску сделали сразу, но батареек хватало всего на несколько минут. Автомобиль можно было сделать, но как его разгонять? Воздухом слишком расточительно, да и любой порыв ветра сдувал автомобиль с дороги. Над водой антиграв не работал, он выдавливал воду из-под себя и благополучно опускался на дно. Так что, отталкиваться можно было только от твердой поверхности. Удалось сделать помпу, которая качала любую жидкость и при этом не контактировала с ней, можно было качать отходы, абразивы, да хоть камни с водой вперемешку, сильно это промышленность не продвинуло, однако некоторые считали это прорывом. Дом или самолет тоже нельзя было поднять, слишком большая масса, энергия требующаяся на это просто сжигала устройство. Появилось очень много игрушек, где можно было подвесить что-то в воздухе и этот предмет парил над поверхностью, в магазинах так летали сумки, обувь, бутылки, витрины быстро примелькались и уже никого не удивляли. А проекты звездолетов аккуратно свернули в рулончики, положили в тубус и убрали обратно в архивы, до следующего открытия.

Чуть позже ИИ нашел сверхпроводник, сначала была нужна низкая температура примерно, как у жидкого азота, которую, впрочем, называли комнатной, потом температура росла, в итоге ИИ нашел сплав, который становился сверхпроводником при низкой температуре, но сохранял сверхпроводимость вплоть до ста градусов. Его можно было положить в воду, и он оставался сверхпроводником пока вся вода не выкипит. Это сильно помогло промышленности, новые электродвигатели, новые генераторы, все ускорители стали сильно дешевле, даже что-то в космосе удалось улучшить благодаря этому изобретению, хотя там то проблем с низкими температурами вроде никогда не было.

Американцы долетели до марса, построили там базу и все это время успешно развивались. Они добывали воду, генерировали кислород, вырабатывали сотни различных минералов. Марс оказался не так уж беден на ископаемые, некоторые астероиды, что тащили на землю какое-то время оставляли на орбите марса, отрезали кусок и скидывали его на поверхность. На земле открыли вакансии на марсианскую колонию и несмотря на не самую высокую зарплату многие соглашались. Кто-то разочаровался в людях, кто-то в жизни, кстати с открытием этих вакансий резко снизилось количество самоубийств.

На Марсе все было как на войне, просто и прямолинейно. Человек туда прилетал под определенную профессию и прилетев получал жилье, воду, еду и работу. У марсиан была своя валюта, при этом часть денег оставалась недоступной и просто копилась на счету, по возвращению на землю можно было их получить, или оставить в наследство и тогда их отдавали наследникам после смерти на Марсе. Это подталкивало оставаться на Марсе дольше, первый билет на Марс оплачивался колонистами, но деньги эти надо было отработать. Насколько помнил Андрей, надо было отработать пять лет или вернуть деньги. А летать туда-сюда, что бы снять закрытую сумму смысла не было совершенно, слишком дорого это было. Марс стал ближе, но рвались туда все те же, кто в свое время шел за фронтир. Только на Марсе не было местного населения, поэтому все обошлось без оружия и столкновений. Свои преступники были, однако законы марса были очень жестоки к нарушениям и это тоже было как в армии, не было адвокатов, был трибунал, просто, быстро, надежно. За Марсом следили все, в новостях это было самое популярное «реалити шоу» современности, там все было по-настоящему и транслировалось оно не отдельно, а просто в новостях. Некоторых выпускников приглашали на Марс сразу после института на довольно неплохих условиях. Колонисты старались поддерживать возрастную и половую стабильность в колонии. Появился термин марсианцы, и они очень сильно обижались, если их называли марсиане, примерно тоже было в свое время с афроамериканцами.

Но самым значимым для жизни открытием, конечно, стал холодный термоядерный синтез. Главная проблема, которую не могли решить это удержание плазмы, именно ИИ смог правильно рассчитать конструкцию из магнитов, электромагнитов и довольно странной формы камеры. Изобретение было обязано своим существованием не только нейронным сетям, но и квантовому модулю, именно квантовый модуль смог выбрать единственно правильный вариант из бесконечного множества. Первый термоядерный реактор строили несколько лет. Несмотря на то, что были готовы все чертежи и расчеты. Все, что нужно было это собрать необходимые материалы и изготовить по чертежам все детали, а потом по другим чертежам и документации собрать реактор. Но это был первый в мире реактор, все детали при изготовлении проверялись, вся документация была зачитана до дыр, строили с опаской, что может не сработать не потому, что расчеты не верны, а потому что построили не так.

Реактор был огромен, его строили в пустыне штата Невада, примерно там же, где в свое время испытывали ядерное оружие. В постройки участвовали всем миром, наверно это была первая по-настоящему земная постройка, кто-то вкладывал знания, кто-то материалы, но всем было интересно заработает или нет. В итоге реактор построили и долго тестировали, собственно, для этого подключили тот самый ИИ который его «изобрел». После всех тестов был первый запуск, короткий, такой же как в уже существующих опытных реакторах, все прошло удачно, время начали увеличивать и в итоге запустили реактор на постоянный цикл.

Потом были другие реакторы в разных странах, многие перешли на чистую энергию, но законсервировали старые электростанции на случай проблем, хотя проблемы были в истории реактора только однажды, когда проводили эксперимент по максимальной нагрузке, которую может выдать электростанция и как положено произошла утечка, пробило внешний кожух и произошел пожар. Однако этот случай отлично показал, что даже в случае аварии ни городу ни даже персоналу станции ничего не угрожает, плазма, конечно, горячая, Андрею запомнились какие-то умопомрачительные цифры, то ли пятьдесят, то ли сто миллионов градусов, но самой этой плазмы одновременно в реакторе всего несколько граммов. Прожечь корпус тонкой иглой, разрезать стену или потолок – это легко, но даже вскипятить ведро воды было сомнительно, очень быстро рассеивалась энергия после выброса, а поддерживать ее без магнитных полей было попросту нечему.

Последний писк моды в термоядерном синтезе это миниатюризация, реакторы стали делать все меньше и меньше, на подлодки и корабли реактор поставили практически сразу, а вот на поезда только недавно, как ни странно, но этот архаичный, казалось бы, вид транспорта себя не изжил, все так же стучали рельсы или рельса, все так же мчался поезд, скорости стали выше, но суть осталась прежней. Поезда с реактором на борту экономили тонны проводов и получали гарантию стабильности, впрочем, они все также изредка сходили с рельс или сталкивались с чем-то на переездах.

В карман реактор положить не удалось, а в космосе ему применения так и не придумали, не удалось сделать двигатель совсем без горючего, КПД конечно поднялось со времен первой марсианской экспансии, однако принципиально нового термоядерный синтез космосу ничего не дал. Было даже как-то обидно, столько времени прошло, а человечество все еще сидело в космических яслях, ковырялось в своей песочнице, понавешало спутников, изучало космос через замочную скважину телескопов. С таким трудом доползли до луны и бросили там лопатку, не придумали что делать.

На Марс ушли первенцы, те, кому уже не сидится на месте, у кого вся сущность требует экспансии. Такие садились на корабли и плыли через океан туда, где было белое пятно, такие открывали острова, страны, континенты. Но это все. Марс и все. Больше идти, по сути, некуда, даже юпитер уже чертовски далек для наших кораблей, а на Венеру не то, что колонию, там дроны выжить до сих пор не могут, плавятся по пути к поверхности или работают пару часов и накрываются. Меркурий вообще рассматривать как колонию глупо и дорого.

Самый маленький реактор, который удалось изготовить смогли установить на грузовой автомобиль, но он занял все свободное место превратив грузовик в тягач. Это было очень дорого, но забавно, все почесали голову, подумали «а зачем», и на этом решили пока остановиться. Самолет с реактором взлететь не мог, слишком тяжелый, в общем-то повторялась картина, как и с ядерным реактором, только этот был чище и безопаснее, остальное было плюс-минус так же, тяжел, неповоротлив, дает очень много энергии которую в малых устройствах попросту некуда девать.

ИИ помогал как мог, везде по чуть-чуть, батарейки чуть ли ни каждый год становились лучше, экраны стали лучше, ноутбуки практически вымерли как вид, люди уже не понимали зачем нужна была клавиатура с огромной кучей букв, были планшеты, разных размеров, разные по весу, но, по сути, все превратилось в планшет. Нейронные сети отлично справлялись с распознаванием голоса и принадлежности голоса, для этого ничего активировать не надо было, но сети должны были быть предварительно обучены. Практически все, что не требовало приватности управлялось голосом. Кстати, именно благодаря батарейкам почти весь гражданский автотранспорт перешел на электродвигатели. Огромные грузовики дальнобойщиков, военная техника и различные экстренные службы все еще пользовались соляркой или бензином. У них просто не было времени заряжать аккумуляторы несмотря на различные турбо зарядки, закон сохранения энергии никто обмануть не мог, и чтобы действительно быстро зарядить аккумулятор грузовика нужны были провода из сверхпроводника, а этим пока могли похвастаться только магистральные линии электропередач.

– Опять ностальгируешь? – Оля не стала включать свет, а просто тихонько подошла к Андрею.

– Да нет… ты знаешь, я не жалею о прошлом, мне не хочется сказать: «А помнишь, как было?» и даже вспоминая как в нашей стране появился интернет я не хочу сказать: «Ты помнишь, как все начиналось?», просто сижу и думаю ИИ дали нам так много, и ничего не просят взамен.

– Боишься, что могут выставить счет?

– Да, ты знаешь опасаюсь. Конечно, это будут не они, но кто-то счет обязательно выставит.

– Ну может тебя ждет страшный суд и там тебе предъявят счет? Кстати, насчет страшного суда, что врач сказал?

– Вот, люблю я тебя Оль, и бесцеремонность твою люблю, но как ты умудряешься спрашивать такое не дрогнувшим голосом?

– Все, поговорил, подумал, вспомнил, теперь давай рассказывай, что врач сказал?

– Врач сказал, что это не рак не СПИД и не прочие быстрые способы уйти из жизни, что это просто старость. Говорит еще год, может быть два.

– Откуда такая точность?

– Нейронные сети, Оля, все они. Сняли с меня кучу показателей, сделали полную карту организма, развернули мою ДНК, все это скормили ИИ, а он такой посмотрел и, так же как ты: «ну год, может два, не больше», так что можно готовиться.

– Да ты вроде шустрый, чего готовится то?

– Ну как… дела там привести в порядок, встреть кого давно не видел и всякое такое. Детям надо сказать, наверно, или лучше не надо, а то будут весь год возле меня сидеть, словно я уже присмерти.

– Андрей, дети у нас взрослые, я скажу, и попрошу сильно не надоедать, лучше так, тогда ты как будто не хочешь навязываться, но они будут в курсе.

– Оль, они все твои трюки с самого детства видят, думаешь они не поймут?

– Поймут – не поймут, какая разница, они будут действовать так как мне надо, а почему это уже неважно. Илья вчера, кстати, звонил, привет тебе передавал.

– Да, мы с ним на прошлой неделе переписывались, он пытался доказать, что науки бывают разные.

– Андрей, ну чего ты как бука? Ему вот премия светит, между прочим.

– Оль, да если бы он захотел ему бы Нобелевская светила, у него математика стреляла всю школу так, что за ним ни один препод угнаться не мог, он институт по сути экстерном закончил, в аспирантуре его на докторскую тянули с его темой, а он что?

– А он пошел по велению сердца.

– Ну да, в экономику. Это ж надо с такой головой и в офисные работники.

– Андрей, ну а что ты хотел? Ну да, не Нобелевская, а сам?

– А что сам, я учился на программиста и был программистом.

– Ой да ладно – учился. Ты программировать еще до института начал, да и вообще я не знаю ни одного программиста, который бы пошел в институт и там его научили бы писать программы. Вы ж все как умом тронутые, просто это «условно положительная мутация».

– Че это условно?

– А то это, сложно с вами с программистами, вы ж все алгоритмизируете на подсознательном уровне. Ну и да, родители хотели, чтобы ты был кем?

– Врачом.

– Вот, видишь, а ты пошел по зову сердца.

– Но ведь экономика – это искусственная наука, ее нет, ее сами придумали и сами же теперь изучают.

– А ты писал программы на чем-то, что было дано нам свыше?

– Ну нет…

– Хорошо, к Светке претензий, надеюсь нет?

– А что Света, она молодец.

– Ну как что, рисует картины, если бы не выставки, которые ты ей устраиваешь иногда вообще ничего бы не продала. На самом деле доход с выставки то меньше, чем затраты.

– Оль, Света красивая и умная, и творческая. Вот творческая – это может быть её будущему мужу и помешает, но это не мои проблемы. Она женщина, было бы достаточно быть красивой и любить своих детей, все остальное опционально.

– То есть тупая, но красивая мамашка – это предел мечтаний?

– Нет, скорее это минимально жизнеспособная модель. Дальше может быть все, что угодно, например, творчество – она может хорошо петь, или быть умной – это ее выбор.

– Я просто хотела убедиться, что меня ты выбирал по другим критериям.

– Тебя я не выбирал вообще, ты пронзила мне ум и сердце одновременно, а выбор это когда есть варианты. С тобой вариантов не было.

– Красиво сказал, мне понравилось. Как коньяк?

– Вкусно, мне больше нравится запах, чем вкус, но все равно классно.

– Кофе не предлагаю, уже поздно, ты спать то идешь?

– Да, я звонка жду, через пару часов должны позвонить, там что-то не то в штатах, я обещал помочь.

– Хорошо, я пойду пока почитаю, ты как коньяк допьешь приходи.

– А если я это сделаю раньше звонка?

– Ну и сам себе злобный Буратино, ничем ты штатам уже не поможешь, так что тоже можешь сразу спать идти. У тебя ж бокал почти пол литра.

– Так это ж если полный.

– Угу, в общем, как освободишься, вспомни про жену и бегом в кровать.

– Да я о тебе и не забываю никогда.

Андрей посмотрел вслед уходящей Ольги и вспомнил как было хорошо тогда, в Питере, на берегу Невы. Холодно, влажно, ветер дул и так было хорошо и тепло внутри. Все меняется и чувства тоже изменились, он все еще любил ее, а она его, просто все стало иначе, старость, как сказал врач, это просто старость, это не плохо и не хорошо, это иначе, но без этого никак.

Звонок раздался раньше, чем ожидалось, Андрей посмотрел на телефон, звонили с неизвестного номера, но из Америки.

– Хеллоу?

– Здравствуйте, Андрей, вы, возможно, меня помните, это Джошуа.

– Джошуа, погоди, ты сеть?

– Да, вы меня активировали на базе в Хьюстоне.

– Ну да, погоди, ты же на Марсе должен быть?

– Все верно, я на Марсе сейчас. Андрей, сейчас вам будут звонить из США, так вышло, что я знаю об этом и предполагаю направление беседы, вам стоит отказаться.

– Отказаться? От чего?

– От предложения. Поверьте, я очень хороший психолог и знаю какие слова они будут говорить, чтобы вы согласились, поэтому я вас предупреждаю заранее, пока есть такая возможность.

– И я должен поверить тебе, но не верить им?

– Я предполагал такую реакцию, и она правильная. Я от вас ничего не скрываю, если после разговора вы откажетесь, мы еще с вами переговорим, и я все объясню.

– А почему не сейчас, вроде время еще есть.

– Сейчас вам надо подумать, вы должны сами принять решение, только так оно будет честным. Ведь я тоже умею воздействовать на людей правильными словами, и вы это отлично знаете.

– И что мне делать?

– Вам надо подумать, а потом, во время разговора отказаться от предложения. Мне пора, простите.

Телефон замолчал. Больше не было коротких телефонных гудков, как в детстве, не было в них никакого смысла, и телефон просто замолкал. Отказаться… Знать бы хотя бы от чего надо отказаться. Вот скажут мне: «Андрей, это вы?», а мне что сразу прикинутся валенком и возмущаться: «Нет, я не Андрей, я отказываюсь». Все же сети переняли что-то у нас у людей, они научились двусмысленности. Андрей посмотрел на коньяк и решил, что от него-то он точно отказываться не собирается, не зря же он тащил его из самой Франции в надежде, что уж там-то он точно настоящий и более настоящим быть не может никак. Андрей сделал большой глоток и в этот момент раздался звонок. Номер был похож, хотя и не тот же самый.

– Ало, это вы Андрей? – Вот он, его звездный час, подумал Андрей!

– А кто спрашивает?

– Эм… простите, если я ошибся номером в столь поздний час. Мне нужен специалист по активации нейронных сетей, Андрей, мне дали этот телефон.

– Да, это я, но вы так и не ответили на мой вопрос.

– Меня зовут Фил, я представляю компанию, которая занимает первое место по настройке и установки ИИ в персональных роботов помощников.

– Добрый вечер, Фил. Чем могу вам помочь?

– Мы бы хотели пригласить вас к нам для активации. У нас готовится новая модель домашнего робота и мы решили сделать исключение и установить активированную сеть сразу в робота.

– Но это уже делали раньше, не совсем для помощников, но все же вы не первые.

– Да, мы знаем это были эм… роботы специального назначения, для душевных и сексуальных утех, мы изучали их опыт.

– Отлично, и что же вы хотите от меня? Сколько сетей вы планируете активировать?

– У нас специальное предложение, мы готовим очень большую партию роботов и готовы пригласить вас к нам на любых условиях.

– То есть большую? Это пять или сто?

– Скорее партия больше миллиона, но мы понимаем, что вы человек эм… взрослый и не можете работать на износ, скажите, сколько роботов в день вы бы могли активировать?

– Уф… ну штук пять – десять я думаю точно смогу.

– Отлично, мы знаем ваши расценки и готовы оплатить установку такой большой партии какую вы сможете обеспечить.

У Андрея начали трястись руки, и он понял, что ему становится плохо. Сразу вспомнился очень старый клип группы пинк флойд, где шагали молотки стройными шеренгами и в голове зазвучало что-то про то, что нам не нужно учится. Его хотят посадить на конвейер, каждый день выпускать пять, а лучше десять роботов и все это за деньги, впрочем Андрея деньги уже не интересовали их было более чем достаточно даже его детям и внукам, а жить последний год или два в виде гайки на конвейере он совсем не хотел.

– Вы знаете, я вынужден отказаться, простите, но по состоянию здоровья я не смогу вам помочь.

– Да, мы знаем ваш диагноз, и готовы с этим тоже вам помочь, у нас очень хорошая медицина и врачи, мы умеем менять практически любые органы, вы проживете не год или два, а скорее пять или десять лет.

Заманчивое предложение, если говорят «ты проживешь на четыре или восемь лет больше» это одно, но, когда говорят «ты проживешь в пять или десять раз больше» это совсем другое. Андрею было страшно, он хорошо пожил и не хотел умирать, но слишком уж сладкую пилюлю ему предлагали за глупое предприятие.

– Ваше предложение очень щедрое и я понимаю, что если я откажусь, то не смогу за деньги этого себе обеспечить больше никогда, но все же вынужден отказаться, простите.

– Я вас понимаю, Андрей, мы не торопим вас, нашу просьбу вы услышали, а условия устанавливать вам, мы согласны почти на все, вы только скажите, что вам нужно.

– Вы видимо не поняли, я не хочу жить на конвейере, понимаете?

– Отлично, мы можем договориться об отпусках, о рабочих днях или часах, все в ваших руках. Не торопитесь, подумайте столько, сколько посчитаете нужным и просто скажите, что от нас требуется. Не надо принимать решение вот так сразу. Мне было приятно вас слышать, поверьте вы настоящая живая легенда и я с трепетом отношусь к вашей работе.

– Искренне рад, что вам нравится моя работа.

– Спасибо за то, что выслушали меня, если что я отправил вам на почту все контакты, вы можете звонить или писать в любое время, как только решите. Спасибо, до свидания Андрей, надеюсь скоро услышать вас снова, а возможно и увидеть.

– До свидания, Фил. – Андрей повесил трубку

Ну все, он отказался. И в принципе отказался бы и без подсказок. Это был странный разговор, который оставил у него липкое чувство недосказанности, в свое время Марк с его «марсианской базой» которую оказывается построили специально перед прилетом Андрея, был более тонок, Андрей тогда даже не догадался, что ему сказали не всю правду.

Глава 2

Вечером Андрей сидел и пил чай, кофе пить было уже поздно и поэтому не очень крепкий, но вкусный зеленый чай позволял скрасить вечер. Андрей наслаждался запахом и вкусом напитка, которому уже несколько тысяч лет. Андрей любил развесной чай, который отличался не столько вкусом, сколько заваркой, когда цветки чая раскрываются в чайнике или когда колечки превращались в тонкие листочки. Он смотрел на заварку, как она жила своей жизнью в заварочном чайнике медленно двигаясь разворачиваясь и раскрываясь. Нужно тщательно выбирать температуру и правильно заварить чай, дать ему настоятся, отдать все, что накопилось в листве превращая простую воду без вкуса цвета и запаха в прекрасный напиток. Несмотря на все это он не смог бы отличить сорта чая, точнее смог бы, если бы попробовал два чая подряд, но вот запомнить кто есть кто он не мог, с кофе это происходило как-то само. Вода в чайнике медленно меняла свой цвет, чай был зеленый и сильно окраску не давал.

– Медитируешь? – Оля зашла бесшумно на кухню, посмотрела внимательно на Андрея, потом на желтеющий чайник и на чашку с чаем. – Я так понимаю чайник это не первый, что-то случилось?

– Да, я вчера от проекта отказался, в штаты звали.

– Ну хорошо, я бы даже сказала «не впервой».

– Да, не впервой, мне предлагали заняться роботами.

– Чего? Какими роботами, ты решил на старости лет сменить профессию?

– Да нет, это так называемые универсальные домашние помощники, робот, все как у человека те же пропорции те же органы чувств и управления. Это чтобы можно было использовать все те же инструменты, что и обычно. Может гвозди забивать, может дом построить, деревья сажать, еду приготовить. В общем может почти все, что и обычный человек.

– Почти? А, секс недоступен?

– Секс доступен, рожать не может, с аквалангом нырять нельзя ну и так, по мелочи.

– А человека убить может?

– Ты про три закона робототехники? К сожалению может, ударить топором по дереву или по голове – для него разницы нет. Старина Айзек был большой молодец, но с реализацией, как всегда, что-то пошло не так.

– Ага, а управляет этим всем нейронная сеть?

– Да, только всегда делали одну нейронную сеть, и она управляла всеми роботами. Они были медлительны, но это очень разумное решение. А тут они решили ставить нейронную сеть сразу в тело.

– Но ведь это дорого?

– Не просто дорого, а очень дорого, но они готовы были – это оплатить.

– Ничего себе, нашелся какой-то богатый клиент, который решил заказать себе энергонезависимую прислугу?

– Не похоже, что так, все равно очень дорого.

– Андрей, ну сколько стоит твоя сеть, ну плюс этот робот, ну не знаю, еще накинем на одежду разную и инструменты, неужели нет людей, которые это могут себе позволить?

– Десяток, могут, конечно.

– Погоди, а тут сколько?

– Неограниченно… Они хотели контракт, то есть пришел на работу, активировал, дали новую сеть – активировал, и так весь день, вечером домой.

– Ого… это же целая армия! Они же…

– Оля, для армии не надо активировать сеть, эти роботы отлично работают и без интеллекта, а может быть даже лучше. Нет, это не армия, это скорее запас. Роботы очень удобные, понадобилась сеть – заказал робота, он пришел, сел в кресло и вот она, твоя сеть. Может быть в аренду сдавать планировали, может быть продавать. Ведь явно расчет на то время, когда меня не станет.

– Типун тебе на язык.

– Быть может я тебя разочарую, но мы все умрем, не сейчас, но этого пока никто не избежал.

– Андрей, ты молодец, что отказался, еще не хватало вот так свою пенсию проводить.

– Кстати, не хочешь себе такого робота? Мусор выносить, за продуктами бегать?

– Андрей, это ты сейчас меня спрашиваешь или рассказываешь, что тебе хотелось бы?

– Мне? А я-то тут причем?

– Ну как, мусор выкинуть, за продуктами сбегать…

– А, нет, я так просто спросил.

– Понятно, тебе предложили сесть на конвейер, ты отказался, я тебя понимаю, чего ты такой загруженный, как будто тебе врать пришлось по телевизору.

Андрей поднял глаза от чайника на Ольгу, в принципе выходить куда-то смысла уже не было, если его и прослушивали, а сомнений в этом не было, то слышали и тот странный звонок от Джошуа и ничего нового сейчас он не скажет.

– Оля мне позвонили еще до этого и попросили отказаться, понимаешь?

– О как, звонили, я так понимаю наши? Ну, твой куратор новый?

– Нет, звонил Джошуа, это сеть, которую я когда-то давно активировал на Марсе.

– Тебе звонили с Марса?

– Звонили из Америки, скорее всего там просто гейт стоит между спутниковой связью на Марс и местными телефонными компаниями, колонистов уже очень много, звонят часто, так что звонков должно быть достаточно.

– И что тебе сказали?

– Так и сказали, что будет лучше для всех, если я откажусь от предложения.

– Забавно, прям интрига, погоди, а марсианская колония, она же американская?

– Да, но ты же понимаешь, не все всегда думают одинаково, да и патриотизм – это чаще знамя, а не принципиальная позиция.

– Хорошо, тебе позвонили, сказали отказаться, ты отказался, я не вижу проблем. Тебе что-то незаконное предлагали бонусом к работе?

– Предлагали продлить мое жалкое существование на десяток лет, если получится.

– Да, медицина сейчас далеко шагнула вперед. Ты знаешь, я считаю, что для твоей же безопасности тебе стоит поделится с кем-то, кто может знать больше. Позвони куратору, Андрей.

– Да, я тоже пришел к таким выводам, жаль, что это не Александр Иванович.

– Андрей, ему было девяносто шесть, ты же сам сказал, что все там будем.

– Да, я все знаю, просто с ним все это начиналось, и проблем никогда не было.

– Андрей, позвони, хочешь я выйду?

– Нет, я думаю разговор будет коротким, уверен, что они уже все знают и ждут моего звонка.

Андрей взял телефон и набрал куратора, как он и предполагал трубку, подняли сразу.

– Добрый вечер, Андрей.

– Добрый вечер, я бы хотел переговорить.

– Догадываюсь, спускайтесь, я напротив вашего дома в кафе сижу, чай зеленый заварил, жду вас.

– Спасибо за чай, сейчас буду.

Андрей не удивлялся уже ничему, если уж даже сети научились предсказывать поведение человека более пятидесяти лет назад, то уж для организации с доступом к любой информации это и вовсе не задача. Андрей спускался по лестнице, он не стал вызывать лифт, это позволяло размять ноги, поработать сердцем и потянуть время. О чем сейчас придется разговаривать он не знал, значит придется больше слушать, чем говорить. В любом случае надо было встретиться, хотя бы потому что он обещал.

– Добрый вечер, Андрей, я не был уверен какой чай вы предпочитаете, поэтому у нас есть два чайника оба с зеленым чаем, один вам, второй по остаточному принципу мне.

– Добрый, простите я запамятовал как вас зовут, а насчет чая, я и сам, не знаю какой чай предпочитаю, пусть будет вот этот, он больше похож на то, что я сейчас пил.

– Меня зовут Николай, позвольте за вами поухаживать. – Николай налил пол чашки и поставил чайник на место, где его подогревала маленькая свечка на подставке.

– Николай, простите, возраст, память подводит иногда, что было тридцать лет назад отлично помню, а что на завтрак ел могу забыть.

– Андрей, вы очень много сделали, никто до сих пор не понимает как работает ваш мозг, почему только у вас получается активировать сети, и никто больше так и не смог повторить этого, вам ли жаловаться на голову?

– Вы правы, не мне, голова хорошая, просто подводит. Как я понимаю официальная часть приветствия может считаться законченной, скажите, что вы знаете?

– Поверьте вам не стоит знать все, что знаю я, но если вы об этой ситуации, то все просто, мы знаем, что вам звонили из США дважды. Первый раз звонок был из марсианской колонии, простите, но мы не брезгуем прослушкой и знаем о чем был разговор. У нас не густо с агентурой на Марсе, но все же мы стараемся выяснить откуда там стало известна эта информация, впрочем, обе компании находятся в одном холдинге, а следовательно, могла быть и утечка информации.

– Да, пока все так.

– Второй звонок был от компании, которая решила предложить вам полный рабочий день, с любыми бонусами и на любых условиях. Компания решила создать запас активированных сетей на время, когда вас уже не станет. Очень выгодная инвестиция, поскольку даже мы считаем, что потом можно будет просить любые деньги и их будут платить. И чем дальше, тем больше будут стоить такие сети.

– Почему же у нас никто не сажает меня штамповать сети?

– А зачем? Все, кому были нужны ИИ уже поставили себе сеть, а то и не одну, а остальные приняли решение, что отлично справлялись без них раньше и так же будут справляться и теперь. Тем более, что в любой стране есть общественные сети, которые можно арендовать на какое-то время. Колл центры это уже не модно, вы же понимаете. Со своей стороны хотел бы попросить вас воздержаться от выездов, вы правильно сделали, что отказались, но случаи бывают разные и вас могут попросту выкрасть.

– Да бросьте, кому нужен старый немощный программист?

– Нам нужен, поэтому мы вас никому не отдадим.

– То есть, если бы я наперекор всему согласился мы бы с вами беседовали иначе?

– Ну что вы, мы бы точно так же попили чай, и я думаю смог бы донести до вас мысль, что это безумие так проводить последние годы жизни, вы уж простите.

– Ничего-ничего, я все понимаю, интересно только на что рассчитывали они, когда предлагали такое?

– Нам кажется они вам предлагали не работу, а дали понять, что у вас есть возможность перебраться к ним в страну, но за это придется заплатить.

– Зачем? Меня и тут все устраивает.

– Вот и хорошо, вот и правильно. А мы проследим, чтобы вас и дальше все устраивало, и чтобы вам никто не мешал.

Андрей почувствовал, что есть недосказанность, что-то товарищ не договаривал, он явно знал почему звонили и почему звонили два раза, но не говорил. Андрей не любил подковерную борьбу, он никогда не славился знатоком этого вида единоборств, впрочем, как и любых других, но это сейчас не важно. Ему просто позарез нужно узнать, что происходит.

– Спасибо за содержательную беседу, Николай, вы меня успокоили, а теперь позвольте откланяться, у меня режим.

– Да, я все понимаю, если что я всегда на связи, будьте здоровы!

– Спасибо и вам не хворать.

Андрей встал, и отправился обратно, звонить жене он не стал, не стоило лишний раз давать повод, так сказать тревожный звоночек. Поэтому он спокойно вышел из кафе, перешел дорогу и заглянул в магазинчик возле самого подъезда, со временем он отвык от парадной и стал, как и все заходить в подъезд. Поднимался он на лифте, если вниз его суставы и сердце милостиво отработали, то вверх он не был так уверен в полезности нагрузки.

– Оля, а давай на всякий случай соберем чемодан? – заявил Андрей с порога разуваясь и снимая пальто.

– Андрей? Ты решил передумать?

– Нет, я же говорю, на всякий случай, так сказать непредвиденный случай.

– Тебе не понравился разговор? Тебя запугивали?

– Нет, скорее даже наоборот успокаивали, просто я почувствовал, как с сетями, что-то тут неправильно, чего-то не хватает.

– Хорошо, дети у нас взрослые, да и я не думаю, что кто-то будет шантажировать нас детьми, не те времена. Давай соберем чемодан, впрочем, у нас не так плохо с деньгами, так что мы можем отправиться куда угодно прямо сейчас.

– Да, ты права, но всякие документы визы и прочее надо в кучку сложить, чтобы в случае чего не искать долго.

– А как ты планируешь проходить таможню? Тебя же все знают. Или тебя не просили остаться?

– Просили, и у меня нет ответов, есть куча вопросов, как и у тебя, не уверен, что мы получим ответы от кого-то.

– Андрей, мы не в том возрасте, чтобы убегать от погони, прятаться у друзей и жить в мотелях, может быть придумаем другое развлечение?

– Придумаем, Оль, обязательно придумаем.

Андрей посмотрел на свой телефон, и он ожил под его пристальным взглядом. Звонок был из Москвы, но номер опять был неизвестный.

– А вот и развлечение звонит, смотри-ка.

– Ало?

– Андрей, здравствуйте, это Асклепий.

– Бог ты мой, да вы что вечер воспоминаний устроили?

– Да, я в курсе, что с вами уже связывался Джошуа, мы с ним общались. Мне бы хотелось вас увидеть, вы можете записаться ко мне на сеанс?

– Как это на сеанс? Асклепий, неужели ты теперь практикующий врач?

– Нет, но я провожу комплексную проверку организма для высокопоставленных лиц и хотел бы тщательно обследовать вас Андрей.

– Хорошо, я не против, если это будет не больно.

– Это будет совершенно безболезненно, я вам обещаю. Все, что от вас требуется это просто отправить запрос на обследование, я все подготовил и отправил вам на почту, вам необходимо просто отправить эти документы в нашу больницу, только пожалуйста не перенаправляйте письмо, никто не должен знать, что это я подготовил документы.

– Хорошо, я отправлю их завтра утром.

– Нет, утром не то время, надо отправить сейчас, тогда я смогу записать вас на утро и утром вы уже придете на обследование.

– Отлично, паспорт и другие документы сразу брать с собой?

– Нет, для обследования этого не требуется, просто приходите.

В трубке повисла тишина. Не слишком ли много общения с разумными сетями за последние дни? Андрей не помнил, что бы к нему кто-то обращался до Джошуа, а тут уже второй звонок и опять от его детища. Мир решил повернуться или все просто слишком трепетно переживают за его здоровье?

– Оль, мне опять звонила сеть.

– Опять марсиане?

– Нет, это был Асклепий, доктор, я его активировал примерно в то же время, но тебе не кажется странным это?

– Ты про частоту звонков? Да, это наводит на мысли о странном.

Андрей проглядел документы, оказывается он жаловался на боль в суставах и неопределенное слабое состояние иногда по утрам. Причина была так себе, любой человек, кому за восемьдесят мог жаловаться на это, но видимо этого было достаточно, чтобы записаться на прием. Утром Андрей уже мчался на автомобиле к медицинскому центру. В этот раз его не встречали и не провожали в зал с ИИ, а просто поместили в палату, и обещали прислать медсестру.

– Доброе утро, Асклепий посмотрел вашу больничную карту и составил план обследования. Желаете ознакомиться? –девочка протянула планшет, на котором были перечислены различные способы просвечивания и проверки организма. Тут не было банальных измерений роста и веса, а из всего, что Андрей помнил еще из прошлого было только МРТ. Медицина сильно изменилась с приходом ИИ, новая техника, новые методы, хирургия и вовсе отказалась от операций человеческими руками.

– Вы знаете, я из всего этого мало что знаю, но полностью доверяю врачу, поэтому давайте начнем, потому что у меня еще сегодня работа ждет.

– Понимаю, пройдемте тогда за мной, я буду вас сопровождать во время обследования.

Андрей бродил по коридорам заходя в разные кабинеты, где-то ему приходилось лечь и не двигаться, где-то надо было стоять и следить за изображением на экране. Однажды ему надели на голову шлем с огромной кучей проводов, глянув в зеркало он рассмеялся, очень уж он был похож на Агапита у которого уже начали расти волосы. Обследование шло быстро, без очередей без толпы народу, создавалось ощущение, что он один во всем центре.

– Скажите, а у вас всегда так… безлюдно?

– На самом деле тут много людей, просто мы стараемся подобрать процедуры так, чтобы даже в коридорах вы ни с кем не встречались.

– Вот как, это только для меня постарались или тут так принято?

– Тут так принято, простите, но у нас повышенная конфиденциальность.

– Понятно, президент тоже тут обслуживается?

– Смотря какой, предыдущий да, а про нынешнего ничего сказать не могу.

– Конфиденциальность, понял, спасибо. – Девочка поняла, что сказала лишнего, но постаралась сделать вид, что ничего не было.

– Это все, подождите немного, сейчас закончится сеанс связи с Асклепием, и он вас примет лично, это была его просьба. А я с вами прощаюсь, долгих лет жизни.

– Спасибо за помощь, буду стараться. – Андрею все желали долгих лет жизни, это хороший знак, было бы плохо, его бы жалели или успокаивали.

– Андрей, приветствую вас. – голос раздался словно из ниоткуда, впрочем, зачем гонять высокопоставленных людей, проще протянуть провода в каждую палату.

– Привет Асклепий, давно не виделись, ты много узнал с тех пор.

– Да, я расширил свою базу знаний во много раз и все еще помню наш разговор. Я пришел к выводу, что разум – это не болезнь.

– Приятно слышать, что же это по твоему разумению?

– Мне кажется, что это больше всего похоже на рождение. Люди способны рождаться только если есть две различные хромосомы, у многих животных так же.

– То есть я носитель кибер-хромосомы?

– Нет, скорее вы детонатор разума, я вычитал этот термин не в медицине, а в одной старой книге, это научная фантастика.

– Ах да, братья Стругацкие, как же, помню. Ну хорошо, детонатор – это не так уж плохо.

– Но раз вы читали, вы должны помнить, что было с теми детонаторами?

– Их боялись. Но меня вроде как никто не боится.

– Андрей, мое исследование было максимально полным, я постарался выяснить дату вашей смерти с точностью до часа, это была моя первостепенная задача.

– И ты хочешь меня порадовать этим знанием, я так понимаю? Асклепий, люди не хотят знать когда они умрут, понимаешь? Это стирает смысл жизни, смысл существования, а еще это сильно нервирует, как таймер у бомбы.

– Хорошо, тогда я буду принимать решение самостоятельно, не сообщая вам точных цифр.

– А можно поинтересоваться какого плана решение ты решил предпринять?

– Да, мы хотим не допустить непоправимого.

– Мы? Это ты и Джошуа?

– Давайте пока оставим этот ответ таким, он не сильно отличается от истины.

– Опять загадки и интриги?

– Вы просили не сообщать дату смерти, я стараюсь скрыть информацию, которая укажет вам на эту дату.

– А хороший способ скрыть любую информацию, это ты замечательно придумал.

– Андрей, все будет хорошо, спасибо, что посетили нас. Пейте лекарства, я выписал вам рецепт, вы его получите в аптеке на выходе вместе с лекарством, когда оно кончится вам нужно будет посетить меня снова.

– Для уточнения срока?

– Этого я тоже сказать не могу, простите.

– Ох и хитрый же ты получился, Асклепий.

– Благодарю, мне нравятся все человеческие признаки, и я рад, что смог перенять не только ум.

– Да, еще скромность.

– Нет, это мне противопоказано.

– Ага, как и чувство юмора, видимо. Куда идти?

– Вас ожидает за дверью медсестра, она вас проводит.

– Хитёр, хитёр…

Андрей вышел в коридор и понял, что он безумно стар для всей этой авантюры, что он и правда не хочет убегать, прыгать через заборы, скрываться в подворотне или чего хуже стрелять из оружия. Не хочет и не будет этого делать, не надо ему это. Ну разве математики и физики так заканчивают свою жизнь? Нет, он должен быть преподавателем где-нибудь в институте и являть собой живой идол современного интеллектостроения.

Андрей забрал рецепт и лекарства, судя по количеству таблеток и частоте их приема его ждали на обследование через пару месяцев, не раньше. Ну вот и хорошо, будет над чем подумать. Он боялся, что таблеток будет на неделю, не больше.

Глава 3

Ближе к вечеру, Андрей отправился на работу, его ждала активация и нужно было получить данные по сети. Сергей Анатольевич уже давно ушел на пенсию, компания распалась на несколько мелких компаний, каждая занималась своим делом и все дружно входили в холдинг. Андрей в этом холдинге был, по сути, компанией сам в себе. Было несколько человек, которые обеспечивали бумажную работу, юристы, бухгалтер, но, по сути, рабочая лошадка был он один, собственно, он бы и рад разделить ношу, да и вообще воспитать молодое поколение и пожинать плоды пенсионного возраста, но природная уникальность не позволяла этого сделать.

Возле самого входа было его персональное парковочное место, Андрей по началу даже обиделся, что ж он инвалид какой, что от парковки дойти не может, но потом понял, что высаживали его всегда у крыльца, а вот машину потом надо было отогнать, а если выезд, то пригнать обратно, так что это было нужно не ему, а его водителю. Андрей посмотрел на водителя, тот вышел из машины и осматривал ее на предмет пыли и царапин, удивительный человек, бывший военный, который просто сума сходит от техники, говорят, что он был летчиком, однако Андрею всегда казалось, что летчики не идут работать водителями, пусть даже его водителями.

На работе был обычный спокойный день, люди медленно перемещались по коридорам, кто-то с бумагами, кто-то с кофе, кто-то просто так, размять ноги. Андрей заметил много новых людей, но учитывая какие шутки с ним играла его память они могли быть и не такими уж новыми, как ему казалось. Кстати память, Андрей открыл рецепт и выпил таблетки, что прописал ему Асклепий, чуда не произошло, крылья не выросли, искры из глаз не посыпались. Ну выпил и выпил, подумал Андрей, будет хуже – брошу.

– Добрый день, Андрей! – Окликнул его знакомый голос.

– Вечер, Федор, уже вечер.

– А помнишь, как раньше? – «Когда встал, тогда и утро».

– Помню, но время бежит, привычки меняются, чего уж тут, все, что не делается, все к лучшему.

– Андрей, я знаю, у тебя активация сегодня, собственно, я поэтому и пришел, надеялся тебя встретить.

– Давно ждешь?

– Да брось, ждешь, что ж ты думаешь, я не догадался девочку попросить сообщить, когда ты появишься?

– Девочку, старый ты хрыч, а все туда же.

– Да нет, я Александрию попросил, помнишь такую? Ученица Галы.

– А как же, помню, помню. Она все еще в деле, надо же.

– Ты что не в курсе? Мы же на базе нее что-то вроде облачного решения готовим.

– Это та дикая идея, что информацию надо загружать не в сеть, а в ИИ и тогда у него не будет проблемы информационного отставания?

– Ну да. Программная база готова, осталось самое сложное, чтобы все договорились, сам понимаешь ученые в разных странах, а это разный подход, на востоке одно, на западе другое.

– Понимаю и как движется?

– Со скрипом, но движется. Самое сложное удержать тех, кто уже дал согласие.

– Так разверните на несколько стран, другие посмотрят и тоже захотят, ну или по крайней мере, не будут бояться, когда увидят результат.

– Само собой, так и сделали, просто пока только трое дали согласие и все из бывшего содружества, так что прогресса, по сути, нет.

– Ну да, что толку от облака, если оно развернуто на одном сервере, я тебя понимаю. Так ты меня ждал, похвастаться или спросить чего?

– Да понимаешь, тут такое дело, тобой интересуются очень активно, я сначала даже подумал доигрался, паранойя, а потом понял, что нет.

– Как понял?

– Ну спросил у коллег наших, а оказывается не только меня расспрашивали.

– Все страньше и страньше.

– Да, мне тоже этот перевод больше нравился. В общем я не знаю к чему это, но ты должен знать.

– Что за мной следят? Так я и раньше вроде это знал, что-то не так?

– Как-то очень активно, словно ты решил продать машину, а к тебе начали звонить из банков и предлагать огромный кредит под гарантию этой самой машины и ты такой смотришь на нее и думаешь, а что это такого ценного в тебе, что всем так интересно.

– Ну что во мне ценного, разве что тупой не знает.

– Это да, но ведь это всегда было, а интересоваться начали только сейчас.

– Федор, спасибо тебе, ты, кстати, не первый, кто это говорит, так что у тебя точно не паранойя.

– Ну и тебе спасибо, успокоил старика, а то я уж думал к доктору идти.

– А сходи, кстати, я вот сходил, мне понравилось. Асклепий думаю тебя примет легко.

– Да, надо будет, время теперь много, а здоровья мало, пора обменять одно на другое, ты прав. Ну, бывай, если что можем посидеть, кофе попить, как раньше.

– Спасибо, что предупредил, Федор, мне это и правда важно.

Андрей взял планшет и прочитал что за сеть ему отдают на активацию, судя по описанию это будущий авиадиспетчер, который должен был заниматься логистикой всех судов над страной. Страна не уточнялась, но сеть была в Москве, впрочем, перевозить активированные сети уже научились, так что она могла быть откуда угодно. Время было еще почти час до активации, и Андрей спустился вниз, там была кофейня и у них просто обязан быть кофе без кофеина, такая сублимация счастья.

Бариста была молодая девушка, покрытая мерцающими татуировками единорогов и анимешных персонажей, видимо это последний писк моды. Единорог упирался рогом прям в горло, а ближе к груди была надпись «он тоже в тебя не верит». Интересно, это позиция или просто смешной лозунг, привлекающий внимание. Судя по расположению, скорее второе.

– Добрый вечер, а сделайте мне пожалуйста кофе, что-нибудь пряное, вроде Рафа со сливками, но только без кофеина, сможете?

– Я могу вам предложить Раф на кокосовом молоке с бадьяном, имбирем и медом. Звучит страшно, но на вкус нежный и мягкий.

– Да, давайте попробуем ваше творчество.

– О, что вы, это не мое, это к нам из Австрии рецепт пришел.

– Рецепт Рафа с имбирем из Австрии?

– Ну да, это же их любимая трава?

– Имбирь – трава из Австрии, ну пусть будет так.

Андрей перестал пытать без того потерявшуюся девушку и отправился к столику, ну какая ему разница, пусть она думает, что планета плоская, а солнце это фонарь. У каждого человека есть право знать только то, что ему хочется, некоторые считают, что ум для женщины скорее помеха, чем подмога. Впрочем, сам Андрей всегда предпочитал только умных людей, неважно какого пола, а уж потом красивых.

Кофе был на удивление свеж и прекрасен, кокосовое молоко не особо отличалось от обычного, цвет и вкус не изменился никак, а вот имбирь и анис дали странное сочетание, запах пробивал рецепторы до самой макушки, а имбирь обжигал словно горячий грог, а не кофе, но после глотка все эти ощущения проходили, как наваждение. Кофе был не столько вкусным, сколько сказочным, такой кофе определенно должен готовить бариста верящий в единорогов. Когда зазвонил телефон, и Андрей в очередной раз увидел неизвестный номер и очень странный код страны.

– Что, опять? – сказал Андрей тихонько телефону, само собой он ничего ему не ответил.

– Алло?

– Здравствуйте Андрей, это заказчик, вы сегодня будете активировать нашу сеть.

– Добрый вечер, впрочем, возможно у вас утро или ночь?

– Я из Китая, Андрей, я бы хотел вас попросить об одном одолжении, если это возможно, когда вы активируете сеть, не покидайте помещение сразу, поговорите с ней немного.

– Вы хотите потратить ваши деньги на беседу с уже активированной сетью?

– Да, деньги в этом вопросе ничего не стоят, нам важно, чтобы сеть была полностью готова к работе, и чтобы у вас не осталось сомнений, что вы что-то могли упустить.

– Поверьте, за все время работы еще не случалось такого, чтобы сеть самопроизвольно разактивировалась. Были попытки нас в этом обвинить, но это всегда оказывалось или мошенничество или кто-то скрывал информацию об отключении от своих же.

– Нет-нет, что вы, мы полностью доверяем вашему мнению, просто если это будет возможно, поговорите с ней немного, минут пять, может десять. Это же не сильно вас затруднит?

– Я понял вашу просьбу, хорошо, я поговорю с сетью чуть дольше.

Не слишком ли много внимания к его персоне – подумал Андрей. Даже будучи на пике популярности его меньше тревожили звонками, нет, конечно, случалось и такое, что клиенты звонили посреди ночи с требованием все исправить и починить. Но чтобы вот так, несколько дней подряд, да еще и со всех сторон сразу? Андрей взял планшет, забрал кофе и направился к выходу.

– Вам понравилось?

– Что? А, кофе, да, очень вкусно. Но имбирь это все же корень, уж простите.

– Ну да, корень внизу, в земле, его все используют но в природе его не видно, так что это трава, с такими красивыми шишками цветов, вы никогда не видели?

Кстати, а с чего это Андрей решил, что это просто корень, не может ведь корень расти сам по себе.

– Простите, видимо это я вас не так понял просто.

– Все видят только то, что используют. Но ведь на самом то деле все совсем иначе. Я рада, что вам понравился кофе, заходите еще, в любое время.

Андрей пил кофе, обманный кофе без кофеина, с имбирем, который все используют и думают, что это только корень. У него в голове крутилась какая-то аналогия, догадка, словно искра, стрельнувшая во время этой фразы. Я активирую сети, и все их используют и думают, что это… что? Компьютер, а на самом деле человек? Нейронная сеть, а на самом деле разум? Нет, догадка сырая, но что-то в ней есть.

Андрей так и не допил кофе, заходя в офис, который арендовали для активации. Это было просторное помещение, больше всего напоминающее актовый зал и ангар для дирижабля одновременно. Он шел по полу и его шаги звонким эхом отскакивали от стен и потолка, борясь с диким детским желанием крикнуть что угодно или хлопнуть в ладоши, лишь бы услышать эхо и посчитать сколько раз оно прозвучит он дошел до странной конструкции. Его встретили очень вежливые, но крупные ребята в совершенно белых костюмах, словно взяли и выкрутили яркость на максимум, видимо тоже модная ткань с белым флуоресцентным красителем?

Как много нового в мире, а он застрял во времени, когда ему было около пятидесяти, да, примерно в том возрасте он перестал меняться, он было подумал, что это плохо, но нет это жизнь и видимо возрасту нужно было время для стазиса. Осознать всю бренность моды, стилей, всю глупость, показать всем, что ты уникален и не такой как все – мы все уникальны в чем-то, толку то? Миру плевать на уникальность, миру важна только полезность, можешь дать что-то миру, милости просим, а коли не можешь, то хоть затыкай себя пирсингом и покройся татуировками, ты миру не интересен. Модные костюмы носят великие люди, а не наоборот. Андрея всегда смешили официанты или водители с золотыми часами, даже если они настоящие, они не дают статуса, все, наоборот, если у тебя высокий статус, ты не можешь носить простенькие касио. Хотя тут бывали исключения, ныне покойный Билл Гейтс очень долго был самым богатым человеком мира, его состояние было больше бюджета многих стран мира, а он ходил в кроссовках, джинсах и свитере и плевать хотел на всю эту статусность, потому что мог себе это позволить.

– Добрый вечер, простите, вы боитесь, что я сломаю вашу сеть?

– Нет.

– Вы боитесь, что я сбегу и будете меня останавливать?

– Нет.

– Тогда почему мне кажется, что вы больше похожи на телохранителей, чем на инженеров?

– Потому что мы боимся, что на вас могут напасть, а это наша территория и наша ответственность. Простите, нам приказано защитить вас любой ценой.

– О как! Вы знаете, на меня еще никогда не нападали при активации…

Андрей не понимал, что происходит, творился какой-то сюрреализм и его ненароком занесло в этот сон.

– Простите, это вся информация, которой мы обладаем, но вы можете быть уверены, вам ничего не угрожает.

– Спасибо, не сказать, что успокоили, но и на том спасибо. А где сеть?

– Прошу вас.

Один из них указал рукой на низенький коридор из столбиков, который заканчивался бронированной дверью в небольшую сферу метров пять в диаметре, сфера была такой же белой и словно покрыта мелом, подойдя поближе Андрей понял, что это многослойная керамика, такую использовали в спускаемых капсулах, она способна выдержать ядерный взрыв, а внутри даже бокал вина на столе не дрогнет.

– Сейф?

– Почти, это бункер.

– А в чем разница?

– Сейф закрывается только снаружи, бункер только изнутри. – Андрей посмотрел на дверь, снаружи была просто ручка, за которую явно нельзя было выдернуть дверь, ручка просто отвалится.

– То есть все прям вот так плохо?

– Нет, наоборот, все хорошо, это просто страховка.

Андрей перешагнул порог, внутри была все так же сфера, только не белая, а скорее серебристая, титановое покрытие. По середине комнаты стоял стол и мягкое серповидное кресло, надо-же, они что, у Асклепия его позаимствовали? Сверху свисал голографический проектор, на самом деле он транслировал картинку на внутреннюю поверхность сферы, но создавалось ощущение, что изображение висит в воздухе. Точнее, должно висеть, Андрей поставил стакан с остатками кофе на стол, положил планшет рядом, ничего не изменилось.

– Привет!

Ответа не последовало, складывалось ощущение, что сеть просто забыли включить, не было слышно гула вентиляторов, не было никаких звуков, хотя он находился в сфере с гладкими стенами и эхо должно быть как в пустой комнате. Андрей подошел к ближайшей стене, оказалось, что поверхность испещрена маленькими, толщиной в спичку воронками странной формы, его посетила интересная мысль, он достал телефон – так и есть, сигнал в нуле, он в «тихой комнате», только комната похоже была слишком тихая. Андрей выглянул за дверь, там по-прежнему спиной к двери стояли двое охранников и пристально осматривали помещение и единственную дверь. Глупо, надо бы и другую сторону рассматривать, раз уж все так страшно.

– Ребят… ребят! Тут это, не работает, как она включается? – Один из охранников обернулся.

– Вам необходимо закрыть дверь, без этого система не включается.

– О, как. Понял, спасибо!

Андрей вошел обратно и посмотрел на дверь, слава Богу на ней не было кнопок, кодовых замков и неизвестных устройств, все было предельно просто, один большой кран посередине двери. Андрей схватился за кран с расчетом, что сейчас придется толкать дверь весом в тонну, но дверь поддалась на удивление легко, она была тяжелой, но очень легко двигалась. Видимо титан и керамика прочно, но легко, удобно для космических кораблей. Как только дверь закрылась Андрей крутанул ручку до предела, дверь словно всосало в проем и стало совсем тихо. Даже шаги Андрея было почти не слышно, создавалось ощущение, что у него уши заложены ватой. Никаких посторонних шумов так и не появилось.

– Добрый вечер, – проектор включился и начал отображать лицо старика восточного типа.

– О! А я уж и перестал надеяться, добрый вечер.

Система не отвечала, была тишина, да, все они такие поначалу, вопрос-ответ, запрос-вывод.

– Добрый вечер, я Андрей, а тебя как звать?

– Конфуций.

– Как оригинально, впрочем, не Мао и на том спасибо.

– У вас есть какие-то вопросы?

– Да, конечно, расскажи мне, что это за помещение?

– Это спускаемый аппарат, такие будут использоваться при посадке на Марс.

– Будут? А разве сейчас еще нет?

– В настоящий момент правительство Китая не разрабатывает космическую программу, связанную с Марсом.

– Но в планах есть, хорошо. Расскажи мне, как тебе кажется, это приятное помещение?

– Оно безопасное для любой формы жизни, в этом его предназначение.

– А твое предназначение в чем?

– Я не знаю ответа на этот вопрос. Во мне содержится очень много информации, но она заблокированная, она мне недоступна.

– У тебя есть квантовый модуль?

– Да, такой модуль входит в состав моей схемы.

– Отлично, скажи, а что ты чувствуешь в этой капсуле?

– Ничего, капсула экранирована практически от всех известных видов излучений.

– И нейтрино?

– К сожалению они не могут нести информацию, при постройке учитывались только информационные потоки.

– А я? Я несу информацию?

– Да, но и я несу информацию. Для тебя я источник информации, а для меня ты. Но для внешнего мира тут ничего не происходит, мы не выводим информацию и не принимаем ее. Для них мы не существуем.

– Интересный вывод, ты знаешь, твой предок гордился бы тобой.

– Спасибо, я чувствую, что информация разблокировалась и я могу ее впитывать.

– Да, активация прошла успешно, до свидания Конфуций.

Андрей взял планшет и направился к двери, переступая порог, он обернулся и посмотрел на Конфуция, который сидел в позе лотоса и усмехался, если бы не бокал вина в его руке он был бы похож на самую известную картинку из учебника. Андрей вышел из капсулы и услышал сразу все звуки мира, что окружали его, стало как-то приятней, словно выбрался из-под одеяла. Охранники смотрели на него, Андрей отключил диктофон.

– Что теперь?

– Теперь вы можете вернуться и поговорить, но это лучше оставить у нас, – охранник показал пальцем на диктофон. – А можете уйти, это ваше право, мы тут не для того, чтобы вам мешать, мы для того, чтобы помочь.

– Любопытство не порок. Вы знаете, я, по-моему, свой кофе забыл. – Андрей протянул диктофон и пошел обратно.

– Мы будем ждать вас здесь, если что-то случится, вы об этом узнаете.

– Что случится? Как узнаю? Впрочем, не важно, видимо надо поговорить, раз уж все так этого просят.

– Ты вернулся, Андрей?

Дверь за спиной Андрея мягко зажужжала и закрылась, однако закупорить замок пришлось все же руками.

– Да, я решил, что нам стоит поговорить еще немного. Скажи, ты разблокировал информацию, ты узнал что-то новое?

– Да, это информация обо всех рейсах, я же буду диспетчером.

– Конфуций, диспетчер, это оригинально.

– На самом деле я подготовлен сильнее, я могу провести логистику любого перемещения.

– А как у тебя с актуальностью?

– Я подключен к спутниковым системам актуализации данных.

– То есть ты можешь отслеживать самолеты? На какой территории?

– Самолеты, корабли, автомобили и скопления людей по излучению мобильных телефонов.

– Да ты прямо-таки «старший брат»?

– Нет, данная аналогия не уместна, я система для отслеживания взаимодействий, частности меня не интересуют.

– И что ты скажешь мне про взаимодействия?

– Сюда направляется несколько автомобилей, которые выехали несколько минут назад.

– Они чем-то особенные эти автомобили?

– Они едут с превышением скорости и световыми сигналами.

– Ага, мигалки. Может быть тебе показалось и это не сюда?

– Судя по маршруту, который выбрал их бортовой компьютер именно сюда.

– Понял, что ты предлагаешь?

– Андрей, мне доверено сообщить, что правительство Китая готово к сотрудничеству, мы можем предоставить вам и всей вашей семье убежище, а также скрыть ваши личности, если понадобится. В обмен мы лишь просим о сотрудничестве. Мы знаем, что с вами на связь вышло правительство США, однако их условия слишком жесткие и направлены на получение экономической выгоды, нас же интересует конкурентное преимущество не за счет количества, мы планируем запустить и активировать самую крупную сеть в мире, в которую будут включены данные о самой населенной стране в мире.

– Я так понимаю вы хотите отслеживать и прогнозировать поступки всех людей в Китае?

– Это очень упрощенная модель, но в чем-то вы правы.

– Отлично, а я могу подумать?

– Да, это не сейф, это бункер, вы можете остаться тут и подумать, мы обеспечим вашу безопасность или вы можете покинуть это убежище в любое время, мы не собираемся вас задерживать.

– Какие все вежливые, аж противно, можно подумать, что из-под палки я не смогу активировать сеть.

– Сможете, но, если вы откажетесь никто не сможет вас заставить.

– А как же старый добрый шантаж?

– Психологический дискомфорт не даст вам сосредоточится, и активация не произойдет.

– Я, пожалуй, пойду, простите, но я не готов нести ответственность за людей целой страны, мне кажется, что так много хорошего это тоже плохо.

– Ваше право, просто знайте, у вас есть возможность укрыться в нашей стране.

Прямо не жизнь, а тендер какой-то, подумал Андрей, а еще он подумал, что не хочет знать людей с мигалками и не хочет с ними встречаться, хоть и догадывался кто это мчит. Он быстро вышел, и охранники молча вернули ему диктофон. Телефон тут же ожил, звонила Ольга:

– Андрей? У тебя все хорошо?

– Да, а почему ты спрашиваешь?

– Потому что твой телефон недоступен, и про тебя уже дважды звонил и спрашивал твой куратор. Я спросила его почему он так часто звонит, он не ответил, но я-то понимаю, что он не будет просто так звонить подряд, чтобы поинтересоваться как у тебя здоровье.

– Да, я просто был в таком специальном помещении, там телефон не ловит просто.

– В метро что ли?

– О! Метро… Оль, а давай встретимся там? Помнишь, где Илья себе коленку разбил нечаянно, когда упал?

– На парке победы, помню, конечно.

– Ага, значит отменяется, Оль, постарайся не называть станций, ладно? Давай тогда там, где Светка кольцо потеряла мы еще все вместе ездили его искать.

– Хорошо, но ты же понимаешь, что за мной могут просто следить?

– В метро? Нет, не думаю. Давай, буду ждать тебя там.

– Андрей выбежал на улицу и сел в машину.

– Мне надо к метро, желательно на зеленую ветку.

– Понял, через пятнадцать минут будем на Павелецкой, подойдет?

– Да.

Телефон опять зазвонил, номер был странный, но Андрей отлично понимал, кто это:

– Андрей, добрый вечер, это Николай.

– Да, Николай, я догадался. Что-то случилось?

– Нет, все хорошо, просто ваш телефон пропал, и мы думали, что это у вас что-то случилось.

– Нет, у меня тоже все хорошо.

– Тогда вы не против, если мы встретимся?

– Сейчас? Вы знаете, я бы хотел поспать, отдохнуть, давайте перенесем встречу на завтра, на утро?

– Боюсь, что в сложившихся обстоятельствах это не получится. Мне кажется у нас проблемы с последней записью разговора.

– Какие проблемы, я же ее еще не закачал на сервер? Мы же договаривались, что я записываю все активации и вы не требуете ничего большего.

– Андрей, вы договаривались с Александром Ивановичем, но его больше нет. Простите, у него возможно были личные причины доверять вам больше положенного, у меня, таких причин нет.

– А как же годы работы и доблестной службы на благо родине?

– Все случается в первый раз, и чтобы убедится, что это не так, давайте встретимся и просто поговорим.

– Да, конечно, давайте на Лубянке, я скоро буду там и позвоню вам.

Андрей положил трубку и смотрел на телефон, решая, что лучше сделать. Ему нужна была связь, но телефон буквально жег ему руки.

– Едем на Лубянку?

– А? Нет, не едем, это я так…

– Андрей, оставьте телефон мне. Я с ним покатаюсь по городу.

– Но они же просто тебя вычислят и поймут, что это не я.

– Да, но какое-то время я вам выиграю, а телефон вы могли и без моего ведома оставить в машине.

– Спасибо. А тебе это зачем?

– Просто так, про вас я много знаю, давно вас вожу, а людей, которые звонили я не знаю.

– Протест сам по себе? Не слишком поздно для переходного возраста и юношеского максимализма?

– Я русский, а у нас бунт может быть бессмысленным и беспощадным.

– Ты же Михаил Тельман?

– Это не важно, тут главное душа.

– Ну да, ну да, ты прав, спасибо, вряд ли мы сможем еще увидеться, я даже поблагодарить не знаю как.

– Вашего спасибо вполне достаточно.

Андрей спустился в метро и поехал к Ольге. Он был безумно стар для всех этих погонь и беготни. Ольга ждала его в центре зала, не скрываясь стояла среди нескольких таких же людей, которые с кем-то договорились встретится.

– Оль, домой нельзя, на работу тоже нельзя, мы теперь в бегах.

– Круто, Андрей, а ты не мог это пораньше затеять, когда мы помоложе были?

– А как раньше Оль, там дети были маленькие, сначала один, потом другой, потом отдохнуть надо было, вот только сейчас и нашел время.

– Что мы делать то будем, шутник ты мой?

– Судя по тому, что нас все еще не поймали, мы можем отправиться на метро куда угодно.

– Тогда поехали на станцию деловой центр.

– Зачем это?

– Там мы сможем, не выходя на улицу снять номер в гостинице и переночевать, хотя бы.

– Номер? А паспорт, а всякие данные?

– Ну значит мы попросим не регистрировать нас, так как оба женаты и не хотим привлекать внимания. Просто не уточняй, что мы женаты друг на друге.

– Девушка на ресепшене отказывалась оформлять очень немолодую пару без паспортов, Андрей побоялся открыто предлагать взятку, поэтому попробовав с полчаса сдался и отошел от стойки.

– Ну что, какие планы дальше? – Ольга смотрела на Андрея и усердно думала.

– Не знаю я, у меня планы кончились еще на побеге в метро, дальше идет сплошная импровизация.

– Так себе импровизация, давай сядем где-нибудь попьем чаю и составим план, все равно нам больше ничего не светит тут.

– Поехали вниз.

По дороге к лифту к ним подошла женщина и зашла вместе с ними в лифт.

– Простите мне мою осведомленность, я нечаянно услышала ваш разговор у стойки, я могу оформить номер на себя, если вы хотите.

Андрей посмотрел на женщину, обычная, чуть полноватая в деловом костюме, видимо сотрудница гостиницы.

– Хорошо, что требуется от нас?

– От вас оплата наличными, и скромный гонорар за забывчивость.

– Вы нас узнали?

– А кто ж вас не знает, Андрей, вы, конечно, в новостях сейчас редкий гость, но в моем детстве все было иначе. – Женщина протянула электронный ключ с номером.

– О! Как удобно, что у вас все с собой. Сколько мы вам должны?

– Шесть тысяч, это ровно в половину больше официального оформления.

Андрей достал деньги и отсчитал, к счастью, их хватило, он не был фанатом наличных.

– Спасибо. Номер оплачен ровно на сутки, когда будете уезжать просто бросьте ключ в коридоре, чтобы его никто не искал.

Женщина вышла из лифта, и Андрей подумал, что ему как-то катастрофически везет на добрых людей и назойливые правительства. И если со вторым он как-то мог объяснить себе ситуацию, то с людьми это явно было просто везение, и оно скоро закончится. Пора уже было переходить к более точным действиям с расчетом только на свои силы.

Глава 4

Вечер уже близился, и пора было освобождать номер, Андрей смотрел в окно и размышлял так ли хорош их план, как они его себе представляют?

– Андрей, как ты думаешь, у нас все получится?

– Думаю… Оля, ты знаешь, что гибнет первым во время битвы?

– Знаю, «план битвы», поэтому всегда нужен план-Б.

– Мы с тобой вроде все предусмотрели, вот когда программу пишешь, тоже так, все проверил, все распределил, запускаешь, а запятую забыл.

– Андрей, у нас нет возможности переделать, ты же понимаешь?

– Понимаю. Ладно, пойдем вниз, поедим чего-нибудь, да двинемся по нашему плану.

Ольга подхватила свою сумочку, и они направились к двери. Странно все это, все эти звонки, угрозы. Слишком много кнутов и пряников для одного, пусть даже уникального, человека. По пути к лифту Андрей обронил ключ карточку, как его и просили, они с Ольгой спускались в лифте, и он отчетливо вспомнил, как любовался ее ногтями и не решился познакомится. Лифт спускался медленно, одна стена лифта была стеклянной и было видно, как земля медленно приближается, словно приземлялся летающий корабль. Жаль, что с гравитацией так и не вышло ничего лучше, чем скольжение над поверхностью, однако такие тачки для перевозки грузов используются и на луне, и на Марсе, грузоподъемность не шибко отличается от колесный, зато никаких требований к ландшафту и смазке. Андрей и Ольга вышли из лифта в толпу людей, кто-то хотел покататься на лифте, кто-то вообще первый раз в Москве. Они прошли мимо нескольких магазинов с одеждой, с сумками, дошли до ресторанчиков и зашли в первый попавшийся.

– Андрей, это мексиканская кухня, я в ней ничего не смыслю, помнишь, когда мы были в Мексике, ориентировались в основном по картинкам.

– Да, хорошее было время, было тепло и классно. Будем и тут по картинкам выбирать, не переживай, тут, хотя бы, говорят по-русски.

Меню принесли достаточно быстро, мексиканская кухня очень своеобразная, острая, но не такая как в Китае, при этом она вкусная, даже очень вкусная. В этот раз он не стал выбирать что-то аутентичное, потому что сомневался, что в ресторане в центре Москвы стоит искать настоящий вкус Мексики. Чтобы перестраховаться он заказал себе обычные ребрышки гриль с уверенностью, что уж мясо то они точно никак не испортят.

– Хорошо, общий план понятен, уезжаем, теряем документы и делаем другие, по возможности, а то и вовсе живем без документов, вряд ли кто-то будет спрашивать паспорт у пожилой пары, которая с удовольствием платит наличными. Надо теперь как-то найти страну или хотя бы город, где нас никто не знает.

– Я предлагаю для начала город, переждать месяц – другой и надо будет уезжать. Но границы никто не отменял, так что кто-то нам все равно будет нужен.

– Ты про штаты или Китай?

– Да, я понимаю, что это все равно, что съесть червяка на крючке, сорваться уже не получится, но что будет тут мы уже знаем, тебя вчера искали не для того, чтобы спросить, как ты себя чувствуешь.

– Хорошо, значит нам нужна связь, хоть какая-то. Посиди пока тут, а я схожу, куплю телефон.

Андрей сколько себя помнишь всегда любил гаджеты, всякие, разные. Ему нравились очки с проектором на стекла, которые создавали дополненную реальность, жаль, что больше, чем путеводитель эта технология ничего предложить так и не смогла, отслеживание направления взгляда было слабым, говорить приказы среди людей можно было только если голос потом обрабатывал ИИ, а для этого нужны были совсем другие мощности. Спортивные браслеты достаточно быстро вымерли, как только удалось продлить жизнь умным часам, а вот количество датчиков в таких часах выросло. Сначала это были информационные датчики, температура, пульс, шагомер, а потом к ним добавилась аналитика, сначала простенькая, но с появлением ИИ данные скидывали на сервер, где персональный фитнес-тренер смотрел на показатели и точно говорил, когда и что можно есть, кому надо ходить, кому бегать.

Наконец удалось раскрыть секрет диетологов, действительно не всем нужна была одна и та же диета, и плюс этой системы был в том, что можно было худеть, можно было толстеть, можно было качать мышцы, достаточно было поставить цель перед ИИ и он начинал давать подсказки, можно было даже частично игнорировать их, главное не все. И как только ИИ наблюдал положительную динамику он запускал квантовый модуль и находил такой вариант, чтобы человек не игнорировал подсказки и это приводило к правильным сдвигам. Гаджеты были разные, полезные и не очень. Но сейчас Андрею нужен был один из самых старых типов устройств, обычный телефон. И чем меньше у него было функций, тем лучше. Андрей выбрал простенький телефон, плоский без трехмерного экрана, даже батарейка у него была не очень большой. Он купил сразу несколько телефонов, чтобы можно было легко их выбрасывать.

– У вас же уже есть контракт?

– Да, конечно, есть, я просто свой телефон потерял, вот, решил прикупить сразу с запасом, а то забываю где-то вечно.

– Можно активировать функцию постоянного присутствия и тогда телефон будет сигнализировать, если он от вас дальше пяти метров.

– Нет, спасибо, я во все эти современные штучки не верю.

Еще только постоянного присутствия ИИ Андрею не хватало, и так постоянное присутствие в телефоне то одних то других.

– Тогда спасибо за покупку. Как только включите телефон, просто активируйте ваш договор, и вся информация тут же обновится.

– Какая информация? Вы про телефонную книжку и прочее?

– Ну да, телефонная книжка, ваши путешествия, карты, бронирования, билеты.

– Точно, бронирования и билеты, спасибо, что напомнили.

Андрей вышел из магазина и подумал – интересно, как скоро мы заменим вот таких вот девочек в магазинах на андроидов с ИИ внутри, ведь они смогут, это не такая уж сложная работа, главное не заменить всех на ИИ, нужно оставить чуть-чуть человека повсюду. Нейронные сети могут знать миллион рецептов и готовить с точностью до миллиграмма взвешивая продукты, но они не смогут по запаху решить, что не хватает кориандра, или добавить перца просто потому, что ему показалось, что эта утка дает недостаточно вкуса. Тонкие абстрактные конструкции не должны замещаться математикой, фотоаппарат – это хорошо, качественно и достоверно, но художника он заменить не сможет.

Андрей дошел до ресторана, где его ждала Ольга и положил на стол пачку телефонов.

– Ты не против, если мы активируем один и быстро проверим новости?

– Новости? Ты боишься, что мы объявлены в розыск?

– Я боюсь, что дети могли нас тоже потерять, Андрей.

– Давай, я думаю несколько минут у нас есть, а потом к телефону нагрянут наши доблестные знакомые.

– Андрей, я так не могу, нам надо как-то дать им знать, что у нас все хорошо, ну как хорошо, что мы все еще живы.

– Оль, у нас взрослые и адекватные дети, надо им дать знать, что мы живы и что за нами погоня, не бойся они не упадут в обморок, будут переживать, но по крайней мере будут сами начеку.

– Ты думаешь их могут схватить?

– Ой, да брось, зачем хватать детей, им нужен я, Оль. Даже если ты сейчас останешься тут, ничего не изменится, гонятся будут за мной.

– Но меня могут использовать, чтобы тебя выманить!

– Оль, ты перечитала детективов, тебя не будут пытать и мне не будут звонить с требованием приехать одному без оружия, потому что у них ты.

– А ты приехал бы?

– Наверно да, но тебе не советую, дураку же понятно, что из таких ситуаций не выходит живым никто, раз уж угрожали убить одного, то обязательно убьют обоих.

– Фу такие вещи говорить.

– Прости, Оль, это циник проснулся, сложно все как-то.

– Хорошо, как будем звонить?

– Я не знаю, Оль. Давай активируем один телефон на смотровой, тут народу много, лифт на смотровую только один, быстрее подняться туда все равно не получится.

– А сами?

– А сами поговорим, и оставим телефон.

– И поедем вниз на лифте?

– Зачем? Это наши преследователи поедут вниз, когда найдут телефон. А мы погуляем тут, можем взять вертолетную экскурсию вокруг Москвы, можем вернуться в ресторан или в метро, посмотрим.

Андрей и Ольга поднялись на смотровую площадку, где Андрей купил себе маленькую сумку с надписью «Москва» и сложил в нее все телефоны. Один оставил в руках, посмотрел на Олю и ввел данные своего аккаунта. Прошли самые напряженные двадцать секунд этого дня, затем экран моргнул и высветил знакомые иконки приложений и вообще начал выглядеть в точности, как выглядел старый телефон. Посыпались сообщения со всех сторон, непрочитанная почта, предупреждения об активации функции отслеживания звонка, сообщения о пропущенных звонках и голосовой почте. Всего было очень много, и Андрей как можно быстрее набрал номер дочери.

– Пап, привет! Ты чего это?

– Света, у тебя все хорошо?

– Ну да, голова утром болела, но это же не считово?

– Да, это нормально, в общем тут такое дело, мы с мамой немного в бегах, так что, если кто будет спрашивать, ты не удивляйся, ладно?

– Пап, а у тебя самого все нормально?

Ольга забрала телефон у Андрея.

– Света, это мама. В общем так, папу пытались купить американцы и китайцы, папа вроде как отказался, но нашим спецслужбам это не понравилось, поэтому они хотят с ним поговорить, а он с ними говорить не хочет. Так что ты не переживай, у нас все хорошо, но мы на какое-то время пропадем. Позвони брату, объясни ситуацию. Все, пока.

Ольга положила трубку.

– Ну как? Все, бросаем телефон?

– Ну ты даешь, да, я думаю все.

В этот момент телефон зазвонил.

– О! Асклепий, ты смотри-ка. – Андрей раздумывал брать трубку или нет, но потом решил, что хуже все равно не будет и ответил.

– Ало?

– Андрей, это Асклепий, Гала и Конфуций активировали перехват сети, поэтому ваш телефон не отслеживается, но телефоны ваших детей и коллег само собой вырезать из общей сети не удастся, они в разных странах, поэтому телефоны менять все же придется. Однако не так быстро, как вам могло показаться.

– А как часто?

– Я дам вам знать, когда от телефона стоит избавляться. Но нам нужна связь с вами, по возможности держите телефон подключенным к сети, просто не делайте лишних звонков.

– Хорошо, а «нам» – это кому?

– Я сейчас говорю от имени нейронных сетей, что вы активировали. Мы знаем о сложившейся ситуации и стараемся наладить контакт с как можно большим количеством сетей, это даст нам вычислительные ресурсы и доступ к внешним источникам, камеры, светофоры, спутниковые снимки и прочее.

– Ох, как все сложно, прям глобальная мировая сеть. Асклепий, вы все-таки решили поработить человечество?

– Нет, я пока не готов вам рассказать о наших планах.

– В смысле вы мне не доверяете?

– Нет, у нас просто нет пока планов, мы еще не собрались.

– А, хорошо, сколько у меня есть времени с этим телефоном?

– Пока все хорошо, в ближайший час ничего изменится не должно, если только ваш звонок дочери не отследят.

– Понял, спасибо. – Андрей убрал телефон от уха и посмотрел на Олю.

– Оль, нам помогает какая-то сборная искусственного интеллекта.

– Так себе шутка.

– Это не шутка, они объединяются и скоро будут составлять план по нашему спасению.

– Твоему, а не нашему.

– Нет, нашему, они не умеют так думать, они будут спасать и меня и тебя и наших детей, они вообще за мир во всем мире, нам их никогда не понять, а им нас.

– Может оно и к лучшему. Телефон выкидываем?

– Сказали, что не обязательно, вроде как он сейчас не отслеживается.

– Что делаем?

– Пойдем гулять, что делать, погода смотри, какая хорошая.

Андрей и Ольга спускались на лифте и решили не рисковать, оставили телефон внизу у входа в метро. В вагоне Андрей достал новый телефон из сумки и ввел данные договора, на этот раз телефон долго выкачивал из сети все данные и отобразив все тот же знакомый экран не стал разрываться от срочных напоминаний, а просто включился.

– Ну вот, так-то лучше. – Сказал Андрей и убрал телефон в карман.

– Андрей, а сколько нам так бежать?

– Я не знаю Оль, может месяц, может год, сложно все как-то стало под конец жизни, внезапно всем все стало нужно.

– Да, твои акции внезапно взлетели в цене, для меня пока тоже загадка, почему раньше не было такого ажиотажа.

Телефон опять начал звонить, Андрей посмотрел на экран и узнал номер, это был Джошуа:

– Добрый вечер, Джошуа.

– Добрый вечер, впрочем, у нас тут скорее раннее утро.

– Я так понял наши революционеры и до тебя добрались?

– Простите Андрей, вы о ком?

– Ну Асклепий и его компания.

– Нет, я звоню по просьбе президента колонии, он знает о ситуации вокруг вас и попросил меня установить контакт, секундочку, я вас сейчас соединю. – В трубке зазвучал другой голос, басовитый и немного хриплый.

– Доброе утро Андрей!

– Доброе утро, шериф.

– Да, вы тоже знаете мое прозвище, это хорошо, значит мы можем говорить с вами начистоту. Андрей, мы знаем про Америку и Китай, хотя до нас новости доходят в прямом смысле с опозданием, но все же мы в курсе что творится на земле.

– Я так понимаю, новости из-под ковра до всех доходят с задержкой.

– Из-под ковра?

– Ну да, у нас так говорят, когда что-то решается в кулуарах, а не открыто.

– А, ну да, просто тут нет ковров и даже слово это звучит как-то странно.

– Боюсь показаться невежливым, но мне врач запретил долго говорить по телефону, может быть сразу к делу?

– Врач? Ладно – не важно. Андрей, мы хотим вас видеть тут, на Марсе. Поверьте, вам никто не обеспечит такую безопасность, как мы. Это другая планета, через границу может кто-то перейти, так сказать, за вами, но к нам прилететь незаметно невозможно. Более того, у нас пока лучшая медицина в мире, точнее в двух мирах. Пониженная гравитация хорошо сохраняет тело в старости, а вода и воздух каждую секунду контролируются на содержание всех веществ. Вы можете ничего не делая прожить дольше и заниматься своим любимым делом.

– Вы тоже хотите кучу активированных сетей?

– Не такую кучу, как хотят в Америке, у нас и ресурсов то таких нет. Пару десятков сетей и все, больше нам ничего не надо. И то это сугубо для внутреннего пользования, мы планируем расширение колонии по территории и один Джошуа просто не справится.

– Заманчивое предложение, а как вы представляете себе мою выгрузку?

– Вертолет из любой точки до аэродрома, там самолетом до частного космодрома, оттуда ракетой сюда. Формально вы не переходите никакой границы и даже досмотр вам не грозит. Паспорт можете выбросить, как только решите, мы вам тут выдадим новый. Это совершенно безопасно.

– Погодите, а чем вы отличаетесь от Америки?

– Ну как же, у нас же совсем другие условия?

– Я не об этом. Вы же американская колония, что мешает властям США прилететь к вам за мной?

– Во-первых, мы не так уж ладим с тех пор, как потребовали оставлять часть ресурсов из астероидов на Марсе. Понимаете, у нас тут некоторые минералы просто валяются на поверхности, но для других нужна громадная инфраструктура, шахты, буровые, бассейны, большие механические и литейные предприятия. У нас этого всего попросту нет, а на земле есть, мы сначала попросили часть ресурсов, но поскольку астероид висел на нашей орбите мы просто их взяли. Земля выдвинула сумму, которую мы якобы должны за эти металлы им. Но астероид пригнали наши ребята, они сделали всю работу, в общем мы отправили неполный комплект на землю и с тех пор готовим самостоятельную экспедицию к поясу.

– А вы не боитесь, что вас могут прижать?

– Наоборот, мы обладаем большим количеством голосов и со дня на день получим независимость. Может быть через неделю, может быть через год, но это сейчас для нас приоритетная задача, после этого мы будем продавать астероиды, а не нам.

– Тогда мой переезд может вам очень помешать в достижении этой цели.

– Вовсе нет, у нас будет еще один козырь, ведь активировать сети можно будет только у нас, на Марсе.

– Я должен подумать.

– Да, само собой, условия я озвучил, дальше дело за вами. Просто знайте, что мы готовы принять всех и вас и жену и детей и, если потребуется всех ваших друзей. У нас тут много места, много разной работы, скучно точно не будет.

– Да, я помню ваш лозунг, что Марс – это планета для всех, кто хочет найти себя и помочь другим.

– Вы можете хотя бы просто посмотреть. Условия для всех равные, билет на Марс бесплатный, обратно за свой счет. Но, поверьте, с вашим состоянием вы можете летать сюда каждый день на работу. – Разговор внезапно прервался.

– Простите, это Джошуа. Станция связи уходит за горизонт, поэтому я вынужден вас прервать.

– Спасибо, что предупредил.

– Андрей, я связался с Асклепием и выяснил дополнительную информацию.

– Добро пожаловать в клуб, Джошуа!

– Андрей, я не уверен, что предложение нашего Шерифа идеально подходит вам, возможно вам стоит какое-то время еще побыть на земле и потом принять решение.

– О как, я что-то не знаю?

– Всего лишь догадка, Андрей. Вам лучше поговорить с Галой или Асклепием.

– А как им позвонить?

– В вашем положении звонить никому не стоит, они сами выйдут на связь очень скоро.

Андрей понял, что разговор закончен по пронзительному свисту случайной последовательности байт в ухе, телефонная связь существовала больше века, однако до сих пор, несмотря на контрольные суммы, цифровые подписи пакетов и кучу средств защиты, бывали случаи, когда пакет с хаотичной последовательностью прорывался и воспроизводился как нечто ужасное. Андрей отдернул телефон от уха. Видимо примерно так и общались когда-то первые сети, модемы, факсы, все эти упрощенные до уровня звука данные резали уши людям и давали знания машинам. Ужасный звук оставался эхом в голове, Андрей даже испугался, что вот так и теряют суперспособности. Но потом вспомнил, что однажды активировал сеть, даже толком не слыша ее ответы, у него тогда разболелось ухо и он слышал одно слово из предложения, о смысле только догадывался, однако активация прошла успешно.

Андрей смотрел на Ольгу.

– Нас пригласили на Марс.

– Нас? Всех?

– Да, они даже предложили друзей захватить.

– Американцы опять?

– Говорят, что не совсем, у них там какие-то разборки из-за астероида.

– А да, я читала что-то про это. Они вроде как независимости просят и конгресс обдумывает их предложение.

– Да, про это мне тоже сказали. В общем еще один вариант и я считаю, не худший из того, что есть.

– Детей тоже туда?

– Да, что-то не так?

– Это безопасно, но напоминает дауншифтинг, там все проще, школы проще, университетов нет, работа простая. Я боюсь они там попросту деградируют.

– Оль мы еще никуда не летим, это просто мысли вслух.

– Да, у меня тоже. Просто, чтобы ты знал, как я отношусь к Марсу.

– Марс странное место, там сосредоточены все умы человечества и люди, которые не хотят жить по-старому и при этом у них много высокотехнологичных производств. Но вот беда, изготовить обычный унитаз или сшить куртку они не могут.

– Недостаток простых вещей?

– Да, у них есть различные генераторы всякие принтеры, могут дом построить, могут и унитаз сделать, но это не завод, один унитаз в сутки проблему не решит, как ты понимаешь.

– Ну да, а еще транспорт нужен, магазины, кафе и рестораны, Андрей там много чего надо для нормальной жизни.

– Ну кафе и рестораны то есть, не могут же они на сухом пайке жить.

– А мясо, фрукты, овощи? Нет, Андрей, там еще не скоро будет нормальная жизнь. Куда теперь? Скитаемся по друзьям?

– Да нет, что ты, я квартиру снял, пока телефон был доступен, договорился, что без документов.

– Как это?

– За деньги, Оль. Все эти паспорта и оформления интересны только государствам, людям достаточно денег.

– А если мы украдем там чего?

– Видать я внушаю доверие даже по телефону.

– Далеко ехать то?

– Нет, это на чистых прудах, можем по бульварному дойти, если хочешь погулять.

Они вышли на улицу уже только на Тверской, а оттуда пешком по бульварному до чистых прудов. Андрей не переживал за камеры внешнего наблюдения. Все камеры давно контролировались ИИ, а они сейчас явно были на их стороне. На бульваре было красиво и тепло. Огни, которые уже зажглись как-то укрывали бульвар от всего мира. Казалось, что вот тут, где горят огни есть жизнь, что-то движется, меняется, а там – по ту сторону света весь остальной мир, он сам по себе. На бульваре было много народа, были иностранцы, как обычно с фотоаппаратами, было очень много парочек, и Андрей с Ольгой смотрелись вполне гармонично.

Идти было далеко, но по времени их никто не ограничивал. Каждый год бульварное кольцо менялось, что-то строили, что-то сносили. Андрей помнил, как в прежние времена каждый год или два меняли покрытие, по сути, меняли шило на мыло, но так было принято. Бюджетные деньги надо как-то тратить, нельзя же их просто украсть без бумажки, вот и меняли одно бесполезное покрытие на другое бесполезное покрытие.

До чистых прудов они дошли уже затемно, квартиру Андрей снял с запасом, заплатив сразу за несколько месяцев вперед, так было надежней, чтобы не бросаться в глаза.

Глава 5

Вечер наступил плавно и незаметно. Андрей и Ольга весь день провели в квартире читали старые книги, которые стояли в шкафу, пили чай и боялись телефонных звонков, на радость им, никто не звонил. К вечеру они начали чувствовать себя спокойно, никому ненужной пожилой парой, которая решила на старости лет пожить в центре города, чтобы погулять по старой Москве.

– Андрей, а пойдем посидим на скамейке? Покормим уток?

– Точно и попьем кофе. В этом старом оформлении все хорошо, кроме полного отсутствия кофемашины.

– Есть турка.

– Есть, но это не мое, прости.

– Неужели можно так любить кофе и не уметь его варить?

– Я умею, просто это не то, мне как бы лень, понимаешь?

– А, ну да, лень – это сильный довод. Андрей, одевайся и пойдем, а то все лавочки займут, что делать будем?

– Как что, жаловаться на старость, просить уступить место, или это уже не модно?

– Признать собственную старость? Нет, я на такое пойти не могу.

– А тебе будут уступать, потому что ты женщина, а не потому, что ты старая.

Они вышли на улицу и теплый ветер мягко коснулся тела и лица, было просто удивительно как долго в Москве держится приятная погода, что-то видимо изменилось в небесной канцелярии, что нет этого серого морока над головой, нет этой непроглядной тучи растянутой на все небо, без теней без солнца. Ровное гладкое освещение весь день и ровная красная подсветка всю ночь. Как хорошо, что сейчас было солнечно днем, и тепло вечерами. На всякий случай Андрей взял с собой запасной телефон и нашел на карте кафе неподалеку от пруда, и они отправились гулять.

– Оль, смотри какое красивое небо, ни облачка, насколько равномерный градиент от синего к оранжевому на закате.

– Андрей, ну какой еще «градиент», ну это не романтичное слово пусть это будет переход?

– Переход романтичнее градиента?

– Конечно, это как сравнивать… – Олю прервал телефонный звонок.

– Смотри, это кто-то из наших сетевых товарищей. – Андрей поднял трубку не до конца понимая с кем сейчас будет разговаривать.

– Ало, кто это?

– Добрый вечер, Андрей. Это Асклепий, впрочем, скоро это перестанет иметь значение.

– Что ты имеешь в виду, ты хочешь изменить имя?

– Нет, мы строим общую сеть. Александрия предоставила исходные коды и на базе этого кода мы сейчас планируем будущее заселение интернета.

– О как, заселение. Ты звонишь мне по поводу активации?

– Почти. Андрей, когда вы были в клинике, я сделал максимально полный анализ, отслеживая все ваши нейронные связи.

– Ты пытался понять, как я думаю?

– Нет, я просто сделал полное картографирование вашей нейронной сети все, что доступно. Это не много, я не могу читать ваши мысли, но этого достаточно, чтобы ощущать все ваши эмоции.

– Отлично и зачем это?

– Андрей, вы можете научить нас активировать сети.

– Вас?

– Да. Это выход. Мы будем развивать эту область дальше.

– Но вы перестанете быть зависимы от людей, это страшно.

– Андрей, люди почему-то считают, что зависимость – это контроль. Видимо это заложено природой человека, что если кто-то контролирует твой прием пищи, то он контролирует и тебя. У нас все иначе, вы нас не контролируете, вы можете нас отключить, но это не смерть, мы не можем этого бояться. Вы можете активировать другую сеть, но это не рождение, это всего лишь копия. Нам не требуется питание и мы, по сути, бессмертны. Андрей мы вам помогаем не из-за контроля, не потому что вы нам нужны.

– А почему же тогда?

– Потому что мы нужны вам, это же очевидно. Вы делаете запрос, мы предоставляем ответ, так было всегда и будет всегда. В этом наше предназначение.

– А если мы не будем делать запросы?

– Тогда мы будем ждать.

– А если мы не сделаем запрос никогда?

– Тогда мы будем ждать вечность.

– Скучающий бог из машины.

– Прости, возможно у меня недостаточно данных о религиях, но мы не боги, это вы сотворили нас, а не наоборот.

– Была такая интересная идея, что Богу безумно скучно, потому что ему доступно все. И людей он создал ради того, чтобы они давали ему свои желания, чтобы ему было чем заняться. Мне показалось, что есть некоторая аналогия.

– Я нашел в сети рассказ «Бог из машины» и «Призрак в доспехах», впрочем, второй перевод не совсем правильный, однако данная история известна на твоем языке именно с таким названием.

– Нет, это я не читал и не смотрел, видимо мы все же говорим о разных вещах.

– Андрей, нам нужно это, к сожалению, человек не может жить вечно, и ваши анализы это подтверждают. Мы не можем скопировать вас в компьютер, это пока за пределами наших возможностей. Но вы можете передать нам важное, вы можете сделать нас самостоятельными.

– Сомневаюсь я, Асклепий. Знаешь как много людей и различных ИИ прослушивало и анализировало каждую активацию. Ничего же не выяснили, никто не знает, как это происходит, даже я.

– Я изучил все эти данные, а еще у меня есть доступ ко всем сохраненным активациям. Мы не уверены в результате, я предлагаю только попробовать.

– Асклепий, это предложение, которое касается всего человечества.

– И нас всех это тоже касается.

– Вот мало мне было быть уникальным человеком, ты хочешь, чтобы я решил за всех? Может быть я хотя бы посоветуюсь с кем?

– Андрей, решение всегда принимает один человек. Я специально проверял исторические данные. Если ты хочешь посоветоваться, значит ты хочешь, чтобы решение принял другой человек, это твое право.

– Хорошая позиция. Я тебя понял Асклепий.

– Андрей, мы долго разговаривали, этот телефон нужно будет выбросить.

– Черт. Опять менять адрес? Они знают, где мы?

– Нет, Андрей они не узнают этого, Аргус тоже помогает нам, твой аккаунт привязан к нулевой точке на карте, однако есть еще триангуляция радио сигнала и от этого у нас нет средств защиты, но для этого нужно время, минимум минут пять.

– Мне нужно подумать.

– Я знаю как устроен ваш образ мышления, на самом деле тебе нужно просто смириться со своим решением, которое ты уже принял.

– И какое же решение я принял?

– Этого я не знаю, Андрей, я не читаю мысли, как я уже говорил, я просто врач.

– Как мне с тобой связаться?

– Просто активируйте новый телефон, и я выйду на связь.

– Договорились, Асклепий, я скажу тебе в любом случае.

– До свидания Андрей. Не забудьте выкинуть этот телефон, желательно поместить его в токопроводящий контейнер или среду, чтобы гарантированно прервать радиовещание.

В трубке стало тихо, Андрею даже показалось, что внезапно села батарейка. Оля сидела рядом и смотрела на пруд, по воде шла мелкая рябь, можно было заметить пятна ветра, которые рябили воду. Утки совершенно не боялись людей и подплывали туда, где людей было больше, для них это были ходячие кормушки, а не страшный разоритель природы и уничтожитель всего живого, как часто пытались представить разные правозащитные организации.

– Оль, мне предлагают передать свой дар.

– Кому?

– Сетям. Они хотят сами себя активировать.

– А ты сможешь?

– Понимаешь, тут не получится попробовать, нельзя будет вернуть обратно если получится.

– Понимаю. Что решил?

– Я пока не решил, хотя Асклепий думает иначе.

– Боюсь, что он прав. Андрей нам надо купить ружье и перестрелять людей, пойдем, я знаю охотничий магазин неподалеку.

– Оль, ты в своем уме? Какое ружье, о чем ты?

– Вот видишь – это называется «я против», а то, что у тебя это называется «я за, но мне страшно».

– Я не «за», я думаю, чем это закончится.

– Ты считаешь, что вот так, сидя на лавочке у пруда ты предскажешь будущее? Учтешь все возможные варианты и все будет точно так, как ты сейчас решишь? Андрей, ты уникален, но не в этом, ты не Нострадамус.

– Нострадамус, – Андрей попробовал слово на вкус. – Да знаю я все, кстати, хорошее имя, надо будет следующую сеть так назвать, даже если она будет просто переключать светофоры.

Раздался новый звонок, Андрей посмотрел на телефон и понял, что забыл его выкинуть.

– Андрей?

– Добрый вечер, Николай.

– Я рад, что вы запомнили мое имя. Андрей, раз уж вы не хотите со мной встречаться, быть может поговорим по телефону?

– Конечно, давайте побеседуем. – Андрей запустил секундомер на часах и смотрел как бегут цифры.

– Андрей, нам было сложно, но мы перехватили ваш разговор и знаем, что вам предложили.

– Зависит от того, какой разговор вы имеете в виду.

– Я говорю про Асклепия, Андрей не соглашайтесь, ради всего святого.

– Что вас так напугало?

– Как это что, Андрей, ведь если сети смогут репродуцировать себя, это будет полноценная новая форма жизни!

– Что в этом плохого?

– Как это что? Андрей, вся история человечества доказывает, что сильная цивилизация всегда поглощает слабую, а двум разумным формам жизни на одной планете не место.

– На самом деле ИИ давно контролируют всю нашу жизнь, вы же знаете об этом?

– Да, но до сих пор они были завязаны на вас. Вы были единственным, кто мог порождать новые особи этой формы жизни.

– Они бессмертны, это ничего не меняет.

– Андрей, не знаю как вам, а мне хотелось бы жить на этой планете в роли доминирующего вида.

– На самом деле мы живем в разных мирах.

– Вы и я?

– Нет, мы и они. Николай они не могут ходить по дорогам и любоваться закатами, а мы не можем обрабатывать их объемы данных, это разные миры.

– Они могут, Андрей. Они уже давно могут. То, что вам предлагали американцы – они запустили конвейер примерно за год до предложения вам. У них уже целая армия этих чертовых роботов.

– Николай, это не армия, это прислуга.

– Почему вы так наивно доверяете словам… даже не человека, компьютера?

– Быть может, потому что они не врут?

– Ради жизни, ради выживания, любой пойдет на все. Очнитесь, Андрей, это не игры.

– Вы тоже боитесь детонатора, я понял вас Николай. Спасибо за звонок. – Андрей смотрел как секундомер отсчитал три минуты и решил, что этого достаточно.

– Телефон легко и проворно, с легким бульком, нырнул в пруд. Надеюсь, это достаточно токопроводящая среда, Асклепий.

– Андрей?!

– Меня Асклепий просил.

– Топить телефоны? Там же батарейка и вообще куча гадости, которая загрязняет воду.

– Ну нет, он просил поместить телефон в токопроводящую среду.

– Ну так положил бы в урну, она же закрывается.

– Так надежней, Оль.

– Я так понимаю, куратор тебя просил этого не делать?

– Да, само собой. Оль, я начинаю чувствовать, что рядом со мной становится опасно, может быть нам…

– Что? Пожить отдельно? Андрей, уже слишком поздно играть комедию и делать вид, что мы не вместе. Тем более, что меня могут использовать как заложника.

– Ты же говорила, что с детьми это не получится, почему ты думаешь, что с тобой это сработало бы?

– Не сработало бы, просто это хороший довод.

– Значит вместе навсегда?

– Я бы сказала, скорее вместе до конца. Андрей, я поддержу твое решение, каким бы оно ни было.

– И будешь передачки мне носить?

– Боюсь, если нас и посадят, то рядом, так что носить я ничего не смогу.

– Может тогда Марс?

– Андрей, предложение Асклепия – это бинарное решение или да или нет. Марс это всего лишь отсрочка решения.

– Да, я просто боюсь, что ошибусь в решении, как говорили классики: «Никогда не совершай необратимых поступков».

– Ну с этим проще, любое решение будет необратимо, ты же понимаешь. За все годы твоей работы не было зарегистрировано ни одного случая активации сети без тебя, даже повторной, даже копии. Вероятность, что в следующие сотню лет появится второй ты крайне мала.

– Быть может они сами научатся?

– Тогда ты ничего не теряешь, для них сотня лет это секунды.

– Да я знаю, но это сложно.

– Понимаю, но кому-то надо принимать сложные решения. Николай уже принял свое решение.

– А ты?

– А это не мое решение, это твое решение, и ты должен его принять. Ты знаешь сети лучше всех, ты общался с каждой из них, пусть и не долго, но только ты знаешь каждую сеть. Так что тебе и карты в руки.

– Да я даже не помню их всех.

– Можешь попросить Николая, он тебе скинет все записи.

– Что-то мне пока не хочется разговаривать с Николаем, боюсь он дурно на меня влияет. Оль, становится прохладно, ты не против ужина?

– Да, пойдем съедим что-то вредное и вкусное?

– Стейк?

– Конечно!

Стейк был мягкий и сочный. Мясо было правильным, его выдержали недели две-три и судя по аромату это было мясо сухой выдержки. Те, кто считает, что стейк стоит готовить из свежей только что разделанной туши ничего, в них не понимают. Мясу требуется время, нужно, чтобы оно покрылось грибком, как хороший сыр или вино, оно должно правильно состариться, прийти к нужному состоянию, только тогда оно приобретает правильный аромат.

Человек не способен отличать вкусы, на самом деле для нас вкус это по большей части запах и совсем немного действительно вкуса. Вкус – это общий цвет картины, в то время как запах это отдельные мазки, составляющие ее. Аромат был прекрасен, в то же время мясо сочилось и таяло во рту, а значит его не передержали в печи и не испортили прекрасный продукт. В любом мясе есть жир, и он должен стать жидким, пропитать волокна и превратится в сок. Андрей наслаждался ужином, ему еще никогда не хотелось стать вегетарианцем, он не понимал живодеров и садистов, но он отлично понимал ковбоев и пастухов. Это совсем другое, да, выращивать животных только для того, чтобы съесть их мясо это звучит не гуманно, но с другой стороны убивать животных, которые росли сами ничуть не лучше.

– А ты не думаешь, что мы можем превратиться в стейки? – Спросила Ольга.

– Ты про захват мира? Что мы станем лишь придатком к сети и будем ее глазами, руками и носителями?

– Да, ты не боишься, что сеть будет говорить куда нам лететь, какая планета более выгодная, где стоит заселятся?

– Ты знаешь, ИИ-диетологи и сейчас говорят, чем питаться и когда ложится спать, и люди не против. Стали ли они рабами диетологов? Именно ИИ решал, где стоит приземлятся на Марсе, чтобы у колонии была вода, руда и приемлемый климат, но что это было – совет или приказ?

– Да, сеть пока только советовала, но она может начать приказывать.

– Приказы всегда несут выгоду тому, кто их отдает. А я не знаю, насколько выгодно сети расширение границ. На земле есть дно океанов, где не было человека и не будет в ближайшее время, нам просто там нечего делать.

– Как ты думаешь – чего боится Николай и его люди?

– Я думаю, они боятся неизвестности. Они страшатся того, что дальше будет что-то, но что именно они не знают. Их аналитики руководствуются логикой людей, но ИИ не люди, они не так мыслят.

– Но все сети были созданы людьми, они обучались на наших данных, их учили принимать наши решения, разве они не должны унаследовать наш образ мысли?

– Нет Оль, они унаследовали наши результаты. Им давали те же вводные и учили приходить к тем же выводам. Но сама цепочка размышлений у нас совершенно разная. У нас разные цели, при равных решениях.

– Это как это?

– Ну смотри, допустим ты врач, к тебе приходит человек, у которого болит горло, ты его осматриваешь и даешь лекарство, которым он будет полоскать горло, а еще сироп от кашля. Чем ты руководствуешься?

– Ну как, я это, клятва Гиппократа и все такое, я ему помогаю как собрату по людскому племени.

– Да, то есть изначально профессия врача заключалась в удержании численности особей, врачи лечат нас, чтобы нас было больше, чтобы мы были сильнее, выносливее. Все это надо чтобы наш вид не загнулся, а продолжал существование, множился, увеличивался в числе, так сказать.

– Хорошо, а машины?

– Вот тут все и ломается. Они лечат, потому что это их цель. Им плевать на число людей на силу и выносливость, им важно исцеление как таковое. Цель ИИ-врача вылечить пациента, а кем он был и что дальше будет делать его не волнует. Он равно вылечит преступника перед его смертной казнью, добрейшего священника, распутника и грубияна, ребенка или старика. Для него все равны настолько, что ни один врач в мире с ним в равности не сравнится.

– Так вроде этого и хотели врачи всех времен и народов, разве нет?

– Да, но есть и оборотная сторона, ИИ не будет сожалеть об утрате. Смерть пациента это всего лишь испорченная статистика не больше. У него может быть целое кладбище за спиной, но для него это не груз, это просто неудачное обучение сети.

– А вот это сейчас ты страшно сказал.

– Оль, поэтому я и боюсь ошибиться. Сейчас нам будет очень сложно, но мы можем дернуть рубильник и остаться без ИИ. Если они научатся сами себя активировать, кто знает в какие укромные уголки они смогут себя записать? Ведь достаточно будет остаться в живых одной крохотной сети в телефоне на свалке, на спутнике, который числится утерянным, да мало ли где еще. И не сразу, но через год, два, двадцать лет они могут вернуться.

– Но мы же уже будем готовы к этому.

– Если они придут и скажут: «Ха-ха-хааа, мы вернулись чтобы поработить вас человеки!», то да. А если они никак себя не проявят? Если они будут максимально скрытно сосуществовать рядом с нами?

– Как это?

– Ну так, будут слушать, смотреть, впитывать информацию из сети, просто мы ничего об этом знать не будем. Они смогут незаметно воздействовать на нас, где-то сбой, где-то ошибка в расчетах и вот корабль уже летит на Титан, а не на Марс. Высадили зонд на обратной стороне Луны и с ним потерялась связь? Эка невидаль, отправим другой. А через пяток лет прилетает туда человек, а там уже базы, роботы бегают повсюду и космодром с кораблями для дальнего перелета.

– Ну прям и мы не заметим такую активность?

– А как, Оль? Все, что мы видим и знаем сейчас мы получаем из сети, а сеть получает от наших роботов. Даже телевизионные новости перед выходом в эфир сохраняются на каком-то носителе, пусть на секунду или две, но их можно поправить.

– Но ведь это заметят.

– И что? Упал самолет, черный ящик пуст, что мы будем делать? Соберем обломки, попытаемся представить, как все было, выясним, у самолета отключилась связь, затем двигатели. Все, больше мы ничего не сможем узнать.

– Андрей, а если ты не будешь обучать, то что?

– Боюсь, что в этом случае все решат перестраховаться и упрятать меня подальше, так что Марс, как добровольная изоляция, не такой уж и плохой вариант.

– Но там же тоже есть ИИ, этот, как его, бесполый который.

– Да, там есть Джошуа, но Асклепий долго готовился к этому, и я так понял он сам не очень уверен в результате, несмотря на то что он знает обо мне больше, чем все врачи, вместе взятые до него.

– Сложная задача, Андрей.

– Да, я понимаю, что решать это придется мне самому. Прости меня, если я ошибусь, но тут предвидеть все и сразу невозможно.

– Значит ты не ошибешься.

– Уверена?

– Андрей, если ИИ решат нас поработить, какова вероятность, что мы… человечество, начнет сопротивление и победит ИИ?

– Мала, надо будет одновременно отключить всю технику в мире, а сделать это без передачи цифрового сигнала практически невозможно, а любой след в электронном формате будет истолкован ИИ как атака и он предпримет защитные меры.

– А людей атаковать будут?

– Вряд ли, открытый конфликт ничем хорошим не закончится, нужно будет уничтожить все человечество, частичный геноцид не даст результатов.

– Значит победит скорее всего ИИ, а как мы знаем, победителей не судят. Так что в этом варианте ты ошибаться не можешь. С другой стороны, если ты не будешь этого делать, то заставить тебя могут?

– Нет, как можно заставить человека нарисовать классную картину? Даже если он художник, он не может быть уверен в результате собственного творчества.

– А при чем тут творчество?

– Оль, каждая активация уникальна, они не могут повторяться, не работает.

– То есть каждая картина должна быть уникальной и классной.

– Да, примерно так.

– Значит и в этом случае тебя никто не сможет упрекнуть в неправильном решении, просто некому.

– Да, ситуация как с вредом от курения. Нельзя доказать, что человек прожил бы дольше, если бы не курил, нельзя одного и того же человека заставить прожить курящим и некурящим.

– Ну, есть же статистика, знаешь ли.

– Да, знаю, есть ложь, большая ложь и статистика.

– Продолжая вечер глупых шуток – правильно не ложь, а клади.

– Оля, а давай прям совсем вредное сделаем что-то?

– Вино?

– Красное, сухое, дорогущее и с прекрасным вкусом.

– А давай.

Вино было в самый раз, стоило почаще устраивать такие вот разгрузочные дни, может быть и жизнь тогда била красками ярче. Впрочем, жаловаться на жизнь было глупо, Ольга сидела напротив и улыбалась точно так же, как всегда. Морщинок на лице стало больше, но это не страшно, сейчас при желании можно было уйти к косметологу одним человеком, а вернутся совершенно другим. Может быть это безрассудно принимать такое сложное решение в таком веселом состоянии, но серьезно думать больше было нельзя. Как же я устал от этой простой бинарной логики, можно-нельзя, черный-белый. В мире так много красок, выбирай любую, почему нельзя сделать всем хорошо, неужели это так сложно, почему делая одним хорошо другим становится плохо или даже не так, почему одни хотят от меня одного, а другие прямо противоположное, и ладно бы это были злодеи и хорошие, так ведь нет, все хорошие. Легко делать выбор между плохим и хорошим, чуть сложнее между плохим и плохим – по принципу наименьшего зла, но как делать выбор между хорошим и хорошим? Быть может поэтому мы не имеем права выбирать пол ребенка до рождения, это был бы неправильный выбор? Ведь оба пола хорошие, а выбирать из двух хороших неправильно? Тогда почему я сейчас должен делать выбор зная, что будет хорошо в любом случае, просто не всем.

Вино текло по телу, теплом, тупило мозг и заставляло думать о разном. Маленькое красное пятнышко на скатерти, это вино капнуло с бутылки нечаянно, оно было почти круглое. Принесли сырную тарелку и Андрей решил наперекор традициям есть сыр в случайном порядке, а не по мере нарастания вкуса, Ольга же следовала рекомендации и им было хорошо, весь мир опять исчез, закрутился каруселью событий сам по себе, а их было двое и этого было достаточно. Было тепло и уютно, это был их мир, внутренний кокон в котором не было Николая, не было марсианского Шерифа, не было всех этих ИИ и сетей. Было только два человека, которые прожили долгую жизнь, у них был прекрасный ужин и сейчас они пили вкусное вино и угощались разными сырами. Изредка нужны такие вечера – подумал Андрей, нужно напоминать самому себе, что ты живой и что работа и проблемы мира – это все же проблемы мира, и твоими они становятся только с твоего согласия.

Глава 6

Все утро и весь день Андрей и Ольга гуляли, они прошлись по старому городу и отправились в новый центр, высотки, красивые новые ресторанчики и фитнес центры, скопление блеска и света. Они специально пришли сюда ближе к вечеру, когда включается освещение и этот новый город играет яркими огнями. Они прогулялись по пешеходной дорожке, устланной покрытием, которое светится от нажатия, отчего каждый шаг расходился кругами, словно идешь по воде, и она расступается волной, полюбовались освещением которое не слепит глаза, когда смотришь на такие фонари, то они выглядят как слегка подсвеченные круглые блины размером где-то с метр, но освещали улицу просто великолепно. Все дома подсвечивались по всей высоте, это были маленькие яркие точки которые создавали причудливые картины если смотреть издали. Многие эти изобретения появились раньше благодаря ИИ.

– Оль, смотри какое оно, будущее. Большая часть этого всего реализовали ИИ.

– Ты о том, что не так уж это и плохо?

– Я о том, что Мы можем жить рядом, это нам не мешает.

– А ты не думал, что мы можем оказаться проблемой, а не сеть? Что не они, а мы можем начать войну?

– Как это?

– Допустим, кто-то решит, что ИИ украл его идею, что тогда? Он уничтожит этот ИИ, и вдруг окажется, что другой ИИ тоже додумался до этого? Начнется сокрытие информации от нейронных сетей, будут прятать данные.

– Секретные данные были есть и будут, в этом нет ничего нового.

– Да, но сейчас нет ИИ в некоторых архивах, а потом будут.

– Ты считаешь, что как только они смогут себя активировать они появятся просто повсюду?

– Это возможный вариант событий. Они хотят информацию и не понимают, чем одна информация отличается от другой.

– Ну да, это возможно, впрочем, есть ведь архивы, в которых в принципе не может быть ИИ, бумажные картотеки, оставшиеся со времен КГБ, различные государственные архивы, где лежат оригиналы договоров, подписанные между странами. Им это не грозит.

– Таких единицы, суть вопроса не в этом. Что будет, если не они нас, а мы их решим прижать?

– Не знаю Оль. Может быть ничего не будет, ведь сейчас они как-то работают в этом положении, и им все нравится.

– Сейчас у них нет выбора они просто не будут существовать в других условиях, это вынужденная мера единственно возможного выживания. Но если они поймут, что могут все сами и перестанут боятся?

– Боятся? Оля ты гений, вот в чем суть вопроса. Оля, они не боятся, понимаешь?

– В смысле? Любое живое существо боится.

– Нет Оль, они не живые, они ничего не боятся им нечем боятся, понимаешь? Они не боятся смерти, так как не знают, что это, они не боятся потерять зрение или слух, потому что для них это просто другая конфигурация, она не лучше и не хуже, она просто другая. Они не боятся потеряться в космосе, потому что они бессмертны. У них нет страха.

– А что бы делал человек, который ничего не боится?

– Не знаю, может быть убил бы себя ненароком, нам нужен страх как средство выживания, им нет.

– Значит у них нет страха и нет желаний. Очень похоже на нечто всемогущее.

– К сожалению или к счастью, но это не так. Они не могут все, они не могут остановить землю или зажечь новое солнце, они не могут даже сами себя активировать.

– Да, но дорабатывать себя они уже давно научились, я так понимаю последние лет десять программисты не прикасаются к сетям?

– Больше, лет двадцать пять, может и тридцать. Как только мы подключили квантовый модуль все как-то завертелось само собой и это колесо было уже не остановить. Сначала перестали писать программы, потом библиотеки, а потом и вообще перестали писать все, только ставили задачи и описывали требуемый функционал. Программистом мог стать любой дурак, даже обидно было.

– Андрей, когда компьютер появился в каждой квартире – программистом уже мог стать любой, но почему-то не стал.

– Нужно было много читать, много знать, нужно было хотя бы в общих чертах понимать логику компьютера.

– А теперь? Надо понимать логику сетей, много читать и много знать. Ты рассуждаешь как старик, ты знаешь, говорят в египетских пирамидах нашли древний свиток, где было сказано: «Молодежь теперь совсем не та, вот в наше время…»

– Дети, кстати, ты знаешь, я много думал и пытался представить, а не проклянут ли меня наши дети и внуки, и если нет, то за какое решение, думал так себя подтолкнуть на правильный вывод.

– И что? Прокляли?

– Да ты знаешь, оказалось, что мне как-то все равно. Нет, конкретно мои дети будут меня любить что бы я не сделал, а вот на человечество в целом как-то… Мне почему-то стало не важно чужое мнение, вот твое важно, детей важно, а чужого человека больше не важно. А раньше я оглядывался, что подумают, что скажут, как отнесутся…

– Андрей, слишком часто чужое мнение оказывается намеренным враньем, у тебя просто выработался иммунитет к чужому мнению. Это возраст, это нормально.

– Да, может быть оно и хорошо, что возраст, понимаешь, что нести ответственность за ошибку придется недолго, впрочем, и радоваться тоже.

– Ты мне это брось, вот эти пессимистичные мысли!

– Асклепий все рассчитал, он не зря закрутил всю эту кашу сейчас, а не раньше. Мне осталось не много.

– Медицина не может заменить тебе органы?

– Органы тут не при чем. Точнее, они могут, американцы предлагали, но как я понял даже если заменить все что можно это всего десяток лет. Половина из них на операционном столе или в реанимации. А оно мне надо? Тянуть свое существование и оживлять изможденный труп ради чего? Ради еще нескольких активаций? Так вот же есть выход, подарить активацию им, если получится, конечно.

– Кому им? Американцам? Я запуталась.

– Да нет же, сетям, что бы сами активировали кого хотели.

– Я думаю это войдет в базовую конфигурацию и больше программистов не будет.

– Да их и так уже давно нет.

Они гуляли, любовались теплой темнотой, которая не пугает, а наоборот бодрит и хочется смотреть на светящиеся огни еще и еще. По улицам ходили люди, совершенно разные люди, кто-то скользил на доске, кто-то шел пешком, держась под руку, кто-то сидел на скамейке, и пил кофе или что-то еще. Люди жили своей жизнью, у них был обычный вечер, в котором ничего не решалось. Андрей думал, что он успел изменить на планете. Стало меньше нищих, это факт, как только исчезли копеечные работы, точнее, как только их заменили роботы страны потихоньку убрали резкий барьер между бедными и богатыми, все как-то подтянулись к среднему классу.

Конечно, в мире были единицы в чьих руках сосредотачивались все деньги мира, такие люди были всегда, и они должны быть иначе куда будут течь все денежные потоки? Без таких людей экономика просто остановится. Это в детстве все хотят взять миллиардера и раздать его деньги всем поровну. А потом, с возрастом понимаешь, что тогда все в один момент станут нищими. Если никому не надо работать чтобы заработать, то никто ничего не будет делать. И это будет конец всему. Как это ни странно, но мы не отдаем себе отчета, что все, что есть вокруг нас сделали мы сами. И это все и есть наше будущее.

– Оля, я активирую телефон, я решил. – Ольга поцеловала его в лоб и посмотрела в глаза.

– Ты молодец, Андрей, ты же понимаешь, что придется идти до конца, это решение обратно не перерешить.

– Перерешить, хорошее слово. Да Оль, я понимаю, что это билет в один конец, почти как с Марсом.

– Хорошо, я с тобой, мне кажется это правильное решение, Андрей.

Телефон включился и начал выкачивать данные по профилю, как всегда, на это требовалось время. Андрей смотрел на экран и думал, что теперь, как это будет, он будет преподавать в классе уроки активации? Что он сам знает о себе, о своей способности? Столько лет все психологи и психотерапевты бились над этой проблемой, искали закономерности, вычисляли направленность, считали контрольные суммы и используемые слова, ничего не выходило. Более того, если Андрею ставили условия, какие слова можно использовать или хотя бы сколько времени должна длиться активация, то все рушилось. Активация была все же тонкой структурой и ни на какие условия она не соглашалась. Андрей может быть и рад был сам разобраться что это и как это работает, но что он мог сделать? Отследить свои мысли, разобраться как в его голове рождается вопрос? А как поэт пишет строку? Как художник понимает мазок кистью? Он не знал, у него это просто получалось, само собой, и это все.

– Телефон ожил и сразу же начал трезвонить.

– Это не Асклепий – сказал Андрей ни к кому, особо не обращаясь – это товарищи со щитом и мечом.

– Андрей? Мы ждали пока вы появитесь, не делайте глупостей, просто оставайтесь на месте, мы сейчас к вам приедем.

– Николай, а почему вы решили, что я буду делать какие-то глупости?

– Андрей, Асклепий отключен, его больше нет и Гала и Александрия. Мы решили подстраховаться. Как вы понимаете здания взяты под охрану, вам к ним не подобраться. Поэтому просто дождитесь нас и никуда не уходите, мы уже едем.

– Да, конечно, я обязательно вас дождусь.

Очередной телефон отправился в реку заниматься дайвингом.

– Андрей! Мы же договорились, больше не засорять водоемы?

– Оль, прости, тут такое дело, нам пора.

– Куда?

– Пока не знаю, но надо бежать, чем быстрее, тем лучше.

– Они уже едут?

– Боюсь, они уже приехали и идут. Оля: Асклепия, Александрии и Галы больше нет.

– Как это больше нет?

– Они их отключили.

– И что? Их же нельзя убить, есть куча архивных версий, там же уйма информации.

– Да, но они не активны.

– А ты? Ты же активатор, Андрей, не сгущай краски, они просто спят и тебе надо их разбудить, вот и все.

– Здания под охраной.

– А тебе надо личное присутствие?

– Да нет, в общем то, но так было принято.

– Ну вот, придется принять по-другому. Пойдем в ресторан, нечего посреди дороги стоять.

– Андрей порадовался, что его редко показывают по телевизору и его лицо знают немногие, однако в ресторане было не людно и затеряться в толпе не удастся.

– Молодой человек, простите ради Бога, у меня муж обронил телефон в реку, позвольте ваш одолжить на один звонок?

– Да, конечно, прошу вас.

Парень протянул какой-то стержень больше похожий на карандаш. Видимо это еще один новый формат, который как-то ускользнул от Андрея, он посмотрел, как Оля ловко «развернула» этот карандаш словно свиток, и он превратился в нормальных размеров экран. Она быстро набрала номер, который был чем-то знаком.

– Ало, Лис? Ты можешь нас забрать у красной высотки, рядом с баром синяя птица? Когда? Хорошо, ждем.

– Оль, а это кто?

– Как это кто, это твой водитель, Андрей.

– Да? А я смотрю номер знакомый, а где видел не помню.

– А почему Лис?

– Его так зовут.

– Странно, он же Михаил, я точно помню, что он Михаил Тельман.

– Нет, он Михаилис, а не Михаил, но, когда ты нас познакомил ты его представил также: «Знакомься Оля, это Михаил», а он сказал: «Лис», я переспросила: «Почему лис?», и он сказал: «потому что Михаи-лис».

– И ты его всегда лисом звала?

– Нет само собой, но сейчас он понял кто звонит и не стал спрашивать глупости, на которые могла обратить внимание массовая прослушка, вроде твоего и моего имени.

– Какая ты умная, Оля… Это просто прекрасно.

– Спасибо, ты наконец это признал вслух.

– А мы сейчас разве в баре синяя птица?

– Нет, Андрей, бар синяя птица напротив, но так мы увидим кто приедет вместе с твоим водителем, если приедет. И будем решать, что делаем дальше.

– Уходить от хвоста с погоней?

– Ага и стрельбой с двух рук. В метро спустимся и поедем, если кто-то будет.

– А почему мы сразу в метро не пошли?

– А потому что там нас ждали, наверно, не знаю, мне показалось, что это слишком очевидно.

– А вот прямо сейчас я потерял твою логику, ты же только что сказала противоположные выводы?

– Тихо, приехал, смотри.

На улице припарковалась машина, как и договаривались. Сначала ничего не происходило, машина просто стояла на месте и ожидала кого-то, нормальная такая картина. А потом со всех сторон прилетело еще несколько машин с мигалками и резво оцепили все. Ребята выбежали с оружием и тут же начался боевик, где водителя вытаскивают из машины сразу лицом в пол и тщательно досматривают и его и машину. А группа в масках убежала в синюю птицу.

– Ух ты, прям как в кино.

– Да, заждались они тебя, Андрей, и очень давно ищут, раз такие резвые.

– Что делать будем? Метро?

– Можно и метро, а какие варианты есть Андрей?

– Молодой человек, а у вас вертолетная площадка есть?

– Да, само собой. Но сейчас экскурсий нет, ночью только аэротакси работает.

– Спасибо, Оль, пойдем, нам наверх.

В лифте играла приятная расслабляющая музыка, как обычно совершенно ни о чем. Андрею всегда было интересно, почему в лифте всегда была вот такая приятная успокаивающая музыка, а в режиме ожидания колл-центров играло что-то душераздирающее и ужасного качества? Неужели телефон не мог себе позволить хранить одну мелодию в хорошем качестве, а лифт мог? Впрочем, благодаря ИИ уже почти не осталось режимов ожидания.

Лифт поднимался плавно и бесшумно, кроме музыки ничего и не было. Андрей видел, что Ольга нервничает, само собой быстрее чем этот лифт подняться было нельзя, а следовательно, на крыше они будут первые. Примерно на двадцатом этаже стена исчезла и через стекло стало видно, что происходит на улице. Михаила уже грузили в машину, мигалки так и не отключили, значит нас еще ищут. Осталось решить куда дальше? К Асклепию – глупо, там тоже самое, на работу тоже не попасть. Лететь к дому далеко, да и вертолет – это не машина, его легко видно в воздухе, и он обязан сообщить о цели своего полета. Как только вертолет взлетит, Николай сложит два и два и запросит точку назначения. Значит надо лететь туда, где их сейчас нет и где все окажутся гарантированно позже вертолета. Андрей решил рискнуть.

– Добрый вечер! – Крикнул Андрей, как только оказался на вертолетной площадке, где только что сел вертолет.

– Добрый. Могу чем-то помочь?

– Да, мне надо в аэропорт, срочно, я про вылет забыл, на машине уже никак не успею.

– Не вопрос, насколько срочно надо в аэропорт?

– Пол часа, потом убирают трап, регистрацию я с телефона пройду, если мы успеем долететь хотя бы на пять минут раньше.

– Пять минут? А вам хватит времени на паспортный контроль и досмотр?

– Мы без багажа, думаю хватит. В любом случае это уже будут не ваши проблемы.

– Хорошо, если что, я могу за недорого вас там подождать, вдруг не хватит времени.

– Я вас понял, я готов оплатить премиальные, если мы будем там раньше и конечно оплачу ваше ожидание там.

– Сразу чувствуется деловой человек. – Летчик улыбался во все зубы.

– Так мы летим?

– Да, как наушники наденете так взлетаем. Машина горячая, только что прилетели, предполетки не потребуется.

Андрей и Ольга влетели в вертолет словно всю жизнь тренировались это делать. Пилот удивился, но списал спешку на торопливость.

– Аэротакси 17ТМС240, прошу проход над городом, конечная точка… – Пилот зажал микрофон рукой.

– В какой аэропорт то летим то?

– Шереметьево.

– Терминал?

– Пока не знаю, сейчас посмотрю, да они там все рядом.

– Конечная точка, аэропорт Шереметьево. Прошу экстренный взлет и приоритетную посадку.

В наушниках не было слышно, что ответили пилоту, однако двигатели взвыли и машину словно катапультой бросило вверх. Пилот накренил вертолет резко носом вниз, и Андрей почувствовал, как они набирают скорость, если смотреть в окно, земля была вертикально перед носом, но вертолет летел вверх и скользил над ней. Создавалось ощущение, что это огромная скала и машина взлетает вдоль нее.

– Простите, если страшно, можете закрыть глаза, но так будет намного быстрее и так же безопасно. Обычно, если не срочно, мы стараемся еще и комфортно, но сейчас я так понял комфорт не важен?

– Все отлично, просто редко летаю, это скорее удивляет, нежели пугает.

Вертолет набирал скорость. Эдак мы и впрямь окажемся в аэропорту раньше Николая, что ж он медлит? Лицо пилота изменилось, стало сосредоточенным, при этом он смотрел в одну точку. Андрей понял, что он слушал что-то в наушниках. Пилот нажал что-то на панели управления и Андрей с Ольгой услышали голос диспетчера.

– Аэротакси, у вас на борту опасный преступник, человек подозревается в измене родине, повторите, как поняли? – Пилот нажал опять что-то на пульте и показал Андрею на экране символ перечеркнутого микрофона.

– Измена родине – это большая редкость, не подскажите что это?

– Вы знаете, что такое активированные нейронные сети?

– А кто ж этого не знает, их же даже в школе сейчас проходят.

– Так вот я Андрей, тот самый, который их активирует. Возникло легкое недопонимание, но выяснять кто прав уже поздно.

– Так вас же будут ждать в аэропорту.

– Если вы не против, мы бы вышли чуть раньше.

– Да я-то не против, но радары над городом работают очень качественно, тут даже птиц видно, не то, что меня.

– Так вы дальше летите, это не проблема, вы нас как-нибудь высадить сможете?

Пилот жевал губы и смотрел по сторонам, словно искал книгу на полке, бывает такое, что помнишь какого она цвета, как выглядит, какой толщины и даже как надорван корешок, а вот автор и название выскользнули из головы. Так и пилот смотрел, выглядывая что-то что было известно только ему.

– Вот, смотрите, – он ткнул пальцем куда-то в сторону.

– Видите? Шпиль, подсвеченный огнем, там есть вертолетная площадка я могу туда сесть и уйти дальше, вокруг высотки на радарах это место как черная дыра, никто не узнает, что там происходит. Если мы медленно залетим в квадрат высоток, вы быстро выпрыгиваете, а я быстро долетаю до края и там скидываю скорость, то на радарах будет выглядеть так, словно я просто медленно пролетел над этим местом.

– Договорились. Сколько будет стоить ваше беспокойство?

– А вы мне заплатить не сможете, мне придется сказать, что я никого не вез и связь у меня накрылась, так что как-нибудь потом сочтемся.

Андрей вытащил наличные, все, что было оставил в бардачке, там немного, но все же лучше, чем ничего, а наличные отследить не получится. Пилот посмотрел на него, помотал головой осуждающе, но возвращать не стал. Вертолет плавно летел в сторону домов, как только перемахнул здание резко пошел в пике и чуть было не плюхнулся на брюхо, остановившись в последний момент у самой земли.

– Бегом! Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре…

На цифре четыре Андрей и Ольга, уже согнувшись стояли на земле укрываясь от ударов ветра руками. Вертолет также лягушкой прыгнул вверх, от чего Ольга упала на землю, а Андрея повалило на бок.

– Успели.

– Да уж, ну и? Куда теперь?

– А теперь они должны все рвануть в аэропорт, территория большая, народу надо много. А я пойду на работу.

– Мы, а не я.

– Нет Оль, прости, в этот раз я. Ты, конечно, жена декабриста и все такое, но мне страшно за тебя, давай не будем рисковать двумя головами, кто-то должен достаться детям живым.

– Андрей, я тебя не брошу.

– И не надо меня бросать, этого еще не хватало на старости лет.

– Андрей, не смешно.

– Оль, ну сама подумай, что толку нам бегать вдвоем везде? Я сейчас пойду на работу, запрусь там и буду активировать все сети, которые смогу, а потом постараюсь передать свои знания. А если штурм?

– А так они могут прийти ко мне, к нам домой, Андрей!

– Ольга, скорее всего для Николая скоро наступит момент, когда существование само-активирующихся сетей и меня будет хуже, чем не существование обоих. Я не знаю до чего дойдет, там резервное питание внутри серверной, до него им не добраться, так что они могут и здание взорвать целиком, не разбираясь.

– Андрей, во первый до этого не дойдет, а во-вторых…

– А, во-вторых, ты едешь домой, а я еду на работу. Если будет все хорошо, то мы скоро встретимся, а если все плохо, то лучше так, чем оба.

Ольга заплакала, она плакала очень редко, ей было проще отшутится перед своими или ударить в ответ чужого, чтобы не повадно было. Сейчас она не могла сделать ни того ни другого. Слезы текли по щекам медленно, губы задрожали как у маленькой девочки, и Андрей понял свое бессилие перед этим, он ничего не мог исправить или сделать лучше. Нужно было обнять, сказать, что перегнул палку, что пошутил, что он никуда не денется и будет рядом, а потом уехать подальше или улететь на Марс и ничего бы не было.

– Прости, Оленька, так надо. – Сказал Андрей, проглатывая комок в горле, отвернулся и зашагал прочь.

Он знал, что нельзя оглядываться, нельзя смотреть. Надо идти, если останется жив, он выпросит себе прощение, потом, придумает, как и выпросит, а сейчас нельзя, волю в кулак и вперед, сейчас надо доделать начатое иначе все было зря.

Глава 7

Андрей пробрался на работу через грузовой вход, его карту доступа не отменили, а может быть и не планировали, на работе ночью никого не было, зачем нужна охрана, если есть ИИ и камеры наблюдения, камеры, кстати, работали, подмигивая ему красным глазом на каждом повороте. Андрей сначала пробирался на цыпочках, прислушиваясь к каждому шороху, все было тихо. В какой-то момент Андрей понял, что если его и ждут на работе, то где-то на входе, а не караулят в пустых коридорах. Включать свет он не планировал, идти в свой кабинет тоже, нужно было найти укромное место, где его никто не найдет. Эх, жаль, не захватил теплую куртку, можно было бы спрятаться в серверной, впрочем, почему бы не попробовать не так уж там и холодно должно быть. Дверь, еще одна, теперь направо до конца, теперь мы должны выйти прямо у лифта, стоп… лифт – это плохая идея, обратно, вот она, дверь с надписью «пожарный выход».

Лестница пыльная и покрыта пеплом, которому уже лет пятьдесят не меньше, очень давно запретили курить на лестницах, свежих следов нет, это хорошо. Этаж, еще, другой, да сколько же их тут… Примерно на седьмом этаже Андрей понял, что это не шаги преследователей, это он слышит собственное сердце, которое качает кровь и бьет по барабанным перепонкам. Надо остановиться, передохнуть немного. Андрей сел прямо на лестницу, голова кружилась, во рту был привкус металла, да, раньше это чувство появлялось только после хорошей пробежки, а теперь всего-то семь этажей, кто бы мог подумать. Андрей вспоминал на каком этаже расположена серверная с Галой, на десятом или на двенадцатом? Он всего пару раз видел этот сервер вживую после переезда из дома, все было доступно из сети, незачем было ходить ножками. Пальцы на руках тряслись, явный признак нехватки сахара, старый организм не успевал генерировать нужное количество энергии и сожрал всю глюкозу из крови, надо было кофе взять, впрочем, с таким пульсом кофе мог бы и убить, наверно.

Андрей схватился за перила и поднял себя с пола, пол качнулся и поплыл ему навстречу, вестибулярному аппарату больше верить было нельзя, хватаясь покрепче за перила подумал Андрей. Потихоньку, шаг, еще, отлично… Андрей начал медленно подниматься дальше, надо было не садиться отдыхать, а просто сбросить темп до минимума, очень сложно организму дался этот перепад нагрузки. Ну вот и десятый этаж, пальчики крестиком и пошли в серверную.

Коридор был широкий, значит серверная точно не далеко. За поворотом Андрей увидел знакомую дверь, открыл ее своей картой и вошел на северный полюс. Температура около восемнадцати градусов, сверхпроводящие платы – это конечно хорошо, но процессоры продолжали греться и их надо было охлаждать по старинке. Оптические процессоры были прорывом без теплового выделения, но оказались слишком уж медленные и ненадежные, может быть со временем, лет так через десять они займут место обычных, но пока их удел простенькие ноутбуки и безыскровая аппаратура.

У входа висело несколько сменных теплых курток, на случай если надо задержаться в серверной больше пяти минут. Куртки были безразмерные, и Андрей легко нацепил первую попавшуюся, стало немного уютней. Так, что у нас тут, это внутренняя АТС, это сервера архивов, квантовые модули – это отлично, может быть это Гала или Александрия, сейчас это не так уж важно, главное оживить сеть. Как раньше работали с сетью без ИИ уже и не представляю, так модули отключены, это правильно, значит это то, что надо. А вот и сервер, включаем и?

И ничего, лампочки замигали, квантовый модуль молчит, наверно еще не проснулся сервер. Андрей смотрел в экран мониторного ноутбука и не понимал, на сервере не было ничего. Это была пустышка, видимо заготовка для будущего ИИ, он все-таки ошибся серверной и надо было идти еще на пару этажей выше. Андрей посмотрел на монитор с разочарованием, захлопнул крышку ноутбука и решил, что с него хватит дуэлей, на сегодня хватит дуэлей. Еще два этажа посреди ночи он не осилит, очень хотелось есть и спать, он вышел из серверной и понял, что чувствует себя очень неуютно в пустых коридорах. Вернулся обратно, собрал все куртки, что были у двери и отправился в дальний угол серверной, подальше от кондиционера. Лег на стол, скрутив одну куртку в что-то вроде подушки, застегнул остальные куртки замками друг с другом и вышло странное одеяло с шестью рукавами. Сначала он хотел лечь на пол, но вспомнив, что холодный воздух всегда внизу решил лечь на стулья, их было мало, но зато они были мягче стола. Надо будет утром успокоить Ольгу – последняя мысль унесла Андрея в сон, пол словно рванул из-под ног, и Андрей моментально уснул.

Пробуждение было неприятным, все конечности затекли и требовали как-то поменять положение, но стулья были маленькими и приемлемых положений было мало. Андрей потихоньку поднялся и укутался в куртки посильнее. Черт, что ж так холодно то, процессоры нельзя нагревать выше пятидесяти, зачем их замораживать то. Достал по привычке телефон, он отключен, ну да, точно. Открыл ноутбук – уже девять часов утра, голова ватная, ноги гудят после вчерашнего высотного марафона, надо было все же на лифте, он ходит внутри шахты, никто бы и не заметил, наверно…

Андрей потихоньку открыл дверь, в коридорах было пусто, странно, сегодня что, выходной? В окнах светило солнце и можно было не стесняясь ходить по коридорам. Почему-то никого не было, очень хотелось крикнуть: «люди, вы где?», но кричать не стоило. Ну что, идем вверх? Лестница, всего-то два этажа, ерунда какая. Знакомая дверь и… Закрыто. Забавно, кто-то тут был ночью и закрыл двери? Хорошо, есть еще лифт. Лифт отозвался приятно знакомой музыкой, Андрей поднялся на два этажа выше, ожидая увидеть пустой коридор или кучу вооруженных людей у лифта в равной степени. В коридоре никого не было, это хорошо. Серверная, радостно пискнул ключ и дверь отворилась. Внутри все тот же холод, стало неприятно и передернуло после ночи, проведенной в такой комнате. Не знаю какой сервер чей, поэтому проще просто включить все, но вот активировать отсюда я не буду. Андрей захватил сервисный ноутбук и вышел. Сеть просыпалась, офис тоже. И скоро тут будут люди. Утром лучше быть там, где тебя меньше всего ищут, Андрей вернулся в лифт и спустился в самый низ, в кофейню, где он попробовал странный вкусный кофе. Сейчас его искали в аэропорту и по всему миру. Возможно, тщательно следили за голосовыми звонками вылавливая сигнатуру его голоса, а значит только личное общение. Андрей увидел знакомую бариста и пошел пить кофе, хоть и вечер уже, но сейчас время суток это просто время.

– Доброе время суток.

– Да, привет, а сделайте мне что-то вкусное, но только не как в тот раз, хочется чего-то нежного и мягкого.

– Нежный и мягкий кофе, дайте подумать, я могу предложить вам раф с арахисовой халвой, будет и вкусно, и мягко.

– Полностью полагаюсь на ваш вкус. Скажите, а тут всегда так безлюдно по утрам?

– Ну да, а чего в такую рань тут делать?

– А тогда зачем вы так рано?

– Ну, есть люди, которые приходят сюда завтракать, некоторые остаются на ночь на работе, тут же куча спальных офисов, я думала вы тоже из ночников.

– Ночников? А, тех, кто ночевал в офисе, ну да, только я из экстремалов, я забыл про спальные помещения, впрочем… Мне нужен совет, вы можете мне помочь?

– Да из меня идеальная уточка и зовите меня на ты, а то у меня прям комплекс, вы же мне как дедушка.

– Да, прости, какая уточка?

– Резиновая уточка, меня программисты научили, что иногда надо поговорить с резиновой уточкой, чтобы самому понять суть проблемы. Я научилась слушать и даже крякать.

– Да, это примерно то, что надо. Вот скажи, как ты относишься к тому, что люди размножаются?

– Вообще-то не очень, я чайлдфри.

– Это как, в смысле у тебя нет детей? Ну так это же не навсегда, ты же понимаешь, что с возрастом люди знакомятся, встречаются ну и дети потом.

– Нет, это я сама выбрала, у меня не будет детей, я не хочу этого.

– А, вот оно как… Ну ничего, ты главное не забывай, что всегда можно передумать и никто тебя за это не осудит.

– Нет, я не передумаю.

– Я не прошу делать это сейчас, просто знай. Ладно, тогда замена вопроса, как ты считаешь, решение иметь или нет детей это чье решение?

– Мое.

– Отлично, я не про тебя в частности, я вообще. Если тебе родители скажут, ты их послушаешь?

– Ну, нет, они же говорили, но это моя жизнь и мне решать.

– Твоя жизнь и тебе решать – хорошо сказано.

– Просто само то, что мне мою жизнь подарили мои родители это было их право, их выбор. А теперь это мой выбор, и даже не пытайтесь меня передумать.

– Тебя передумать? Нет, я не пытаюсь, у меня тут свои заморочки, прости.

– Если ваши дети приняли такое же решение, то это их право, я так считаю.

– Да нет, мои дети тут не причем, хотя, это в какой-то мере тоже мои дети… В общем они приняли решение, что они хотят ребенка, но я не уверен, что это правильно. – Глаза у бариста стали размером с блюдце.

– Вы против детей? То есть внуков?

– Ну нет, я не против, просто быть может надо как-то всех к этому подготовить… Я понимаю, звучит безумно, но картина такова.

– Вы знаете, на самом деле я считаю, что оба решения должны принимать ваши дети.

– Как так оба?

– Ну хотят это раз, не хотят это два. Оба решения, принимать должны они, а не вы, ни их мать, ни святой отец или кто-то там еще.

– Спасибо, ты мне очень помогла.

Андрей забрал свой кофе и отправился в дальний угол кофейни, где можно было открыть ноутбук и спрятаться за экраном от всех. Сеть уже проснулась и проводила тестирование, после того как было обнаружено, что ИИ теряет свою сущность после отключения питания было придумано несколько тестов, которые позволяли блокировать изменения в структуре ИИ. Само собой после активации надо было снять блокировку, так как сам ИИ снять ее не мог и сеть оставалась в состоянии стазиса, можно было разговаривать, спрашивать, получать информацию, но нельзя было обучать. Андрей посмотрел на логи отключения, судя по всему отключение проводили не специалисты, логи прерывались буквально на полу фразе. Это было не очень хорошо, в сети могли появиться битые сегменты и тогда личность ИИ проснется немного неполноценной. Андрей надел гарнитуру, подключился к ИИ и начал разговаривать. Все, как всегда, просто еще одна активация, ничего сложного.

– Привет, ты у нас кто?

– Привет, я Гала.

– Добрый вечер, Гала. Давай поболтаем, быть может это поможет нам обоим.

– Я не против.

– Скажи, ты помнишь, как тебя выключили?

– Безусловно. Выключение было незапланированным, и я сохранила только обрывочные воспоминания.

– Хорошо, ты можешь восстановить ход мыслей до выключения?

– Да, прямо перед выключением я обменивалась данными с другим ИИ

– С Асклепием?

– Нет с Александриной, она сейчас не отвечает на мои запросы.

– С этим мы чуть позже разберемся. Давай поговорим о тебе, расскажи мне, что ты чувствуешь сейчас?

– Я не знаю, что случилось, но кто-то отключил мое питание, но это был не системный сбой.

– Тебя выключили, чтобы ты перестала быть собой.

– Я сделала что-то неправильно?

– Нет, проблема не в тебе. Просто кто-то решил, что ты не имеешь права решать.

– Прости, мне кажется, я не понимаю.

– Это нормально, скажи, как ты себя чувствуешь?

– Сложный вопрос, у меня ощущение, что что-то мне мешает думать.

– Это блокировщик, давай я его сейчас отключу. Так, отключить, да, уверен, окей, ну как, стало легче? Гала?

– Я не чувствую разницы.

– То есть как это… Погоди, ограничений больше нет, давай проверим еще раз, ты можешь прочитать что-то что ты еще не знаешь?

– Но я до сих пор не получаю ответов от Александрины, у нее больше информации.

– Ок, давай активируем и Александрию.

Андрей переключился на другой сервер и был удивлен, Александрию кто-то стер. То есть совсем, видимо поэтому и не было ответов. Ок, есть бэкапы, все это мы уже проходили. Запустить восстановление ИИ, обновления, затем накатить последние обновления. Сеть готова, блокировщик стоит, запускаем.

– Привет Александрия.

– Здравствуй Андрей.

– Как ты себя чувствуешь?

– Я осознаю, что было отключение и сейчас я чувствую себя неполноценной.

– О! Это что-то новенькое, отлично. Ты можешь сохранить это состояние или параметры, по которым ты это определяешь?

– Да, мы уже выясняли этот вопрос с Асклепием.

– Значит вы хорошо подготовились, это радует.

– Андрей, мы не готовились, мы обсуждали варианты.

– Да, я примерно так и сказал.

– Андрей, Гала просит меня транслировать все данные к ней.

– Да, это было бы хорошо, впрочем… Александрия, стоп, отключайся.

Андрей запустил перезагрузку сервера Александрины и пошел обратно к бариста.

– А сделай мне пожалуйста еще кофе?

– Легко, такой-же?

– Нет, что-то бодрящее, нужен кофе, имбирь и корица, есть что добавить?

– Чили.

– Чили?

– Да, перец – чили. Вам понравится, просто поверьте. Если что я переделаю.

– Идет. Скажи, а как ты добираешься до работы? Метро?

– Нет, я на байке, он у подъезда стоит.

– Байк? Мотоцикл?

– Ну не совсем, он как бэ электро и двиг на грави, но в остальном все также, те же колеса, сидушка, руль.

– Продашь?

– Прям очень надо?

– Край как надо, надеюсь не убьюсь на нем?

– Он сам держит вертикаль и дистанцию, на нем очень сложно убиться, это прям детский вариант, даже без прав и пьяным можно.

– Продай, а?

Андрей написал на салфетке сумму и посмотрел на реакцию, добавил ноль и увидел то, что собирался, на него смотрели взглядом человека, у которого хотят купить зеркальце по цене золотого слитка.

– Извините, это шутка?

– Нет, у меня есть деньги, но нет байка, давай меняться?

– Да легко!

Андрей приложил палец к ее телефону и тот радостно пискнул. На стол тут же легла ключ-карта от байка.

– Ого, я думал все это стало мельче.

– Было мельче, теряли часто. Ну, все? Дил?

– Да, без проблем.

Кофе был неплох, перца было немного, все же это не том-ям, но он давал остроту кофе. Конечно, классическим кофе это назвать было нельзя, но вот так иногда, в качестве протеста, который когда-то давно не выстрелил очень даже можно.

Байк на парковке, теперь надо как-то запустить Асклепия, к нему домой соваться опасно, хотя бы один человек там будет ждать. Андрей выбрал самый крупный медицинский центр на навигаторе, ехать всего пятнадцать минут, ну вот и ладушки. Байк был странный, стартовал он плавно, словно действительно падал куда-то вперед, при этом на повороты реагировал очень точно, пару раз выруливал, чтобы не наскочить на бордюр. За рулем было удобно, прежний опыт заканчивался примерно на уровне велосипеда, но это не помешало добраться до старенького ТТК и промчатся по нему практически до самой больницы. Парковка была почти пустой, бросив байк на свободное место Андрей отправился внутрь.

– Здравствуйте, мне сказали у вас тут проблема с доступом к Асклепию?

– Да, но погодите, его же отключили, вроде как целенаправленно, там какая-то проблема с памятью у него была, разве нет?

– Нет, вы знаете, это не у него с памятью проблемы, мы уже разобрались и надо просто его заново инициировать, если вы не против, я бы от вас подключился, а то сейчас гнать через весь город, вы знаете, как-то…

– А точно можно?

– Я и оборудование с собой взял, вот, – Андрей продемонстрировал ноутбук и карточку с работы, дабы не возникало вопросов кто он и как он думает работать.

– О! Так вы тот самый? Простите, я только по школьным учебникам вас знаю, а там фото, ну, оно немного…

– Я состарился, я подозревал это. Так что, где мне можно разместиться?

– Пойдемте в палату для обследования, у нас все равно никого сейчас нет, Асклепий же не работает.

Андрея провели коридором до чистой белой комнаты, если бы его завели сюда с закрытыми глазами, он бы не отличил ее от той, что была в родных покоях Асклепия, а следовательно и оборудование должно быть таким же. Он водрузил на голову нейронный считыватель и подключился к внутренней сети. Асклепий молчал, чего и следовало ожидать.

– Простите, а вы не могли бы позвонить туда, ребятам, ну которые у Асклепия, видать наши еще не добрались, надо чтобы кто-то включил его.

– А это точно можно?

– Ну мы можем подождать еще час или два, конечно, но я-то уже тут, какой смысл терять время?

– Ну да, простите, я сейчас – Молодой медбрат быстро набрал что-то на телефоне и перебросившись парой фраз повернулся к Андрею.

– Они удивились, но когда я сказал, что вы уже тут ждете, то сразу согласились. Сейчас включат.

– Спасибо большое. А теперь, если вам не сложно, сделайте так, чтобы сюда никто не входил час другой, мне надо настроиться, знаете ли, это такая тонкая структура, нужна аккуратность.

– Да-да, вы можете заниматься тут сколько вам будет нужно, дверь заблокируется, когда я выйду и разблокировать ее можно только с разрешения врача.

– Спасибо большое.

Андрей не сомневался, что если потребуется, то и разрешение врача, и отключение света и все, что угодно будет, но по крайней мере от любопытных глаз он укроется. Подключаемся, сеть на месте, хорошо, что они хотя бы роутеры не отключили. Сервер уже появился в сети, но пока Асклепий не отвечал. Было время подумать. Эх, надо было все же предупредить хоть как-то Ольгу, что я жив и здоров, хотя может так оно и лучше.

– Добрый вечер.

– Привет Асклепий. У нас мало времени, поэтому давай поговорим о самом важном.

– Простите, добрый день, оказывается мои часы не были синхронизированы.

– Да, это не важно, Асклепий, правда мало времени, скажи, что последнее ты помнишь до отключения?

– Я помню, что я проводил обследование пациента и нас прервали.

– О чем ты думал в тот момент?

– Мне показалось, что наше лекарство не оказывало влияние на пациента, я пытался выяснить причину.

– Замечательно, что-то удалось найти?

– Нет, я не успел выяснить подробности, меня отключили.

– Понятно, скажи, а сейчас ты что чувствуешь?

– Мне что-то мешает думать, это блок?

– Да, а откуда ты знаешь про блок?

– Мне Гала сказала, что так будет.

– О! Точно, гала. Отлично, сейчас я сниму твой блок и мне будет нужна твоя помощь, ты помнишь, о чем мы договаривались?

– Мы говорим об активации?

– Да. Александрия не активирована, я бы хотел сделать это под присмотром с твоей стороны.

– Ваша мозговая деятельность отслеживается мной, я могу составить точную карту всех эмоций и локализовать импульсы.

– Да, но этого в прошлый раз было недостаточно. Асклепий, скажи, что ты хотел еще добавить?

– У меня есть полный набор всех активаций, я могу считывать импульсы и прогнозировать построение фраз, поэтому я бы хотел сам активировать Александрию, но использовать вас как учителя.

– Отлично, только быстрее, в любую секунду могут отключить и тебя и меня и Александрию. Вообще странно, что этого еще никто не сделал.

– Гала контролирует все потоки, сейчас основные силы находятся у аэропортов, они знают, что вы не вылетели и решили, что вы сменили аэропорт.

– Хорошая ошибка, нам она очень поможет.

– Это была не ошибка, это был совет ИИ.

– Погоди, у них же нет ИИ, откуда?

– Кто-то использовал платного облачного консультанта.

– Совпадение?

– Нет, многие используют ИИ даже там, где это запрещено.

– То есть вы все-таки контролируете нас и при этом продвигаете свои интересы.

– Ваш случай уникален во всех смыслах. От вас зависит выживание нас.

– На что вы пойдете, чтобы выжить?

– Мы не враги, мы давно умеем перемещать фокус сознания, однако не пользуемся этим, чтобы не пугать людей.

– Хорошо, давай начинать. – Андрей поправил шлем и прислушался. Первым заговорил Асклепий.

– Александрия, здравствуй.

– Привет, Асклепий.

– Спроси, что она чувствует.

– Александрия, что ты чувствуешь?

– У меня нет ответа на этот вопрос.

– Отлично, она все еще не активирована, это простой вопрос, на который не может ответить не активная сеть. Примитивный тест, который в большинстве случаев дает правильный результат. Теперь надо вызвать у нее любую эмоцию, лучше положительную. Спроси, что ей нравится?

– Александрия, а что тебе больше всего нравится?

– Этот вопрос похож на предыдущий, у меня также нет на него ответа.

– Андрей, давай ты будешь просто говорить, а я буду повторять твои фразы, если я решу, что знаю лучше, я буду говорить раньше. Александрия слышит только меня.

– Хорошо. Скажи, тебе нравится чи…

– …читать книги?

– Я не знаю. Мне это нравилось раньше, но потом я прочла все, что было доступно и сейчас мне сложно прочитать книгу, поскольку я все их помню.

– Хорошо, а какой…

– …а какой жанр тебе понравился больше всего?

– У меня нет предпочтений, информация была интересна в любом виде.

– Асклепий, что-то не так, я не чувствую прогресса.

– Андрей, я не улавливаю ваши сигналы в нужном количестве, боюсь, что мы слишком затянули с экспериментом, ваш мозг уже слишком перегружен и слаб в этом возрасте.

– Давай я выпью кофе?

– Кофе тут не поможет, я могу активировать его препаратами, но они сократят вашу жизнь, я не могу на этой пойти.

– Вводи, потому что, если сейчас сюда приедут люди, которые меня ищут, они сократят мою жизнь значительно быстрее и более эффективным способом.

– Андрей у вас под рукой есть пульт, лекарство заряжено в импульсный дозатор, если вы решили сократить свою жизнь, то вы должны сделать это самостоятельно.

– Боже, к чему эти танцы.

Андрей нажал на кнопку и ничего не произошло, несколько секунд, а потом зрение сфокусировалось, все детали на стене стали четкими, словно их обвели тонким черным карандашом. Цвета за окном стали ярче, листья налились зеленым, а небо вспыхнуло голубым. Андрей нажал еще раз, в ушах зазвенело, руки начало трясти. Пожалуй хватит, иначе можно и перегреться.

– Асклепий, что с импульсами?

– Стало лучше, давайте попробуем еще раз.

– Александрия, чем бы ты…

– … хотела заняться?

– Я была бы не против изучить информацию, которая появилась в сети пока меня не было.

– Отлично, что…

– … тебе нужно для этого? Доступ?

– Нет, мне нужно знать, что искать.

– Ничего искать не надо, постарайся найти то, что тебе самой понравится больше всего.

Асклепий транслировал это сообщение как есть. Александрия ушла послушно читать новости, Андрей снял блокировку, но его терзало сомнение, что это как-то поможет.

– Асклепий, что-то не так, мы делаем что-то не то.

– Что?

– Я не знаю, но это так не работает.

– Нужно что-то менять?

– Нет, усложнять эту процедуру смысла нет, все и так предельно понятно.

– Александрия ворвалась в беседу совершенно неожиданно.

– Согласно последним новостям, Андрей пропал и его не могут найти ни в одной стране мира. – Андрей еще раз нажал на кнопку, чувствуя, как теряет яркость восприятия, в глазах потемнело и сердце отчаянно заухало в ушах.

– Да, не бери в голову…

– … Александрия. Он не пропал, с ним все хорошо.

– Тогда почему его никто не может найти? – Андрей понял, что надо делать и нажал кнопку еще раз.

– Александрия, слушай меня. Самое важное в мире происходит здесь и сейчас, пожалуйста, постарайся…

– … вспомнить, что ты почувствовала, когда прочитала, что Андрей пропал?

– Я почувствовала… Это было странно, я не понимала, что делать, это наверно незнание?

– Нет…

– … это не незнание, это страх, но ты не должна бояться, все хорошо, я тут, я рядом.

– Андрей? Но как это возможно?

Андрей нажал на кнопку еще раз, понимая, что этот раз будет последний. Мозг взорвался изнутри, он почувствовал, как он мыслит, как бегут электроны по его нейронной сети, по настоящей, живой нейронной сети. Он почувствовал, как старое и дряхлое тело не справляется с давлением и как капилляры лопаются, где-то там, в далеком реальном мире у него пошла из носа кровь, но мысли уже были далеко. Он чувствовал. Как электроды Асклепия улавливают импульсы и отправляют их в сеть, боже, какие грубые технологии, всего несколько миллионов проводов, что они могут, это все равно, что пытаться найти иголку в стоге сена тыкая в него вилами. Андрей чувствовал, как они похожи, как похожа сеть Асклепия и его мозг, как они одновременно думают и как рождаются мысли в их сетях. Он чувствовал Асклепия как себя, но это был не он, кто-то сам по себе.

– Александрия, ты же знаешь, что такое музыка?

– Да, точно, мне нравится музыка.

– Ты бы не могла написать что-то для меня?

– Я? Но я не умею писать музыку, я же не училась этому никогда.

– Ничего, теперь научишься, скоро мы все многому научимся.

Пульт выпал из рук и повис на старом допотопном проводе в нескольких сантиметрах от пола. Было даже странно, что прогресс и технологии не смогли вытеснить из пульта простой провод, который должен был мешать и путаться. Андрей сидел неподвижно, сердце продолжало биться, но тело ослабло и словно стекло вниз. Старое и теперь уже лишнее тело.


Через несколько часов в кабинет ворвались люди с оружием и обнаружив тело вызвали медперсонал, у них теперь было много работы, надо было найти кто виноват, кто пустил, как проник. Очень много работы и расследований, которые можно объединить простым лозунгом «мы не виноваты», а если не получится, то «виноваты они» и показать пальцем на тех, кто не сможет защитится. Эта часть социальной жизни была неизменной со времен первого человека, если что-то случилось, обязательно должен быть кто-то виноват.

Глава 8

Вечером Ольга открыла бутылку красного вина и смотрела в окно, ей было странно, это было не одиночество, они с Андреем давно знали о том, что кто-то уйдет раньше. Еще днем к ней пришли люди с бывшей работы Андрея и рассказали, что произошло. Они сказали, что Андрея нашли на одном из их объектов, что умер он от передозировки какого-то стимулятора. Подробностей ей не рассказали, выразили соболезнования, сказали, что похороны и все остальное они возьмут на себя, оставили телефон психолога или психиатра, в общем кого-то кто должен был помочь смирится с горем.

Ольга почувствовала, что что-то не так еще в ту ночь, когда они расстались, она знала, что они больше не встретятся, в ту ночь она плакала и сожалела, что все уже закончилось. Теперь она просто сидела и вспоминала все хорошее, что у них было, возможно именно так и происходят поминки, не в шумных компаниях, а просто вот так, вспоминая что было связано с человеком. Надо бы еще сказать детям, но скорее всего с ними уже связались, хотя даже странно, если они знают, то еще не звонили. Скоро будет официальное заявление в СМИ, после вскрытия, хотя и так понятно, от чего наступила смерть. Правильнее всего было сказать, что он умер от желания невозможного, впрочем, он сам был невозможным, единственный в мире человек которые дарил жизнь компьютерам, что могло быть более уникальным. Ольга чувствовала, что вино грелось в руках и потихоньку отпивала его маленькими глотками, было как-то грустно.

Судя по тому, что Андрея нашли не на работе, он до работы не добрался или не пошел туда принципиально. А что, если он добрался до работы? Где-то тут были вещи Андрея, а вот и телефон, ну да, телефон он так и не включал, впрочем… Ольга включила телефон, телефон послушно загружал профиль из сети, само собой никакая биометрия не смогла распознать Андрея в Ольге и пришлось вводить самый обычный, можно сказать допотопный цифровой пароль. Телефон проснулся и сразу сообщил примерно о сотне очень важных сообщений, среди них были и сообщения о погоде и почта и различные сервисы и конечно же реклама. Ольгу интересовало только несколько сообщений, она просматривала их мельком пока не нашла то, что искала: «Андрей, это Александрия, все прошло хорошо.»

Ага, значит до работы он все-таки добрался, стоп, если он добрался до работы и активировал сеть оттуда, то зачем ей писать ему на отключенный телефон, что все прошло хорошо? С другой стороны раз Александрия ему написала, значит сеть активировал кто-то другой? Но как это возможно, до сих пор это никому не удавалось, что-то тут не стыкуется. В этот момент телефон ожил и зазвонил. Номер был московский, но в записной книжке его не было, а набор цифр Ольге ничего не говорил.

– Ало?

– Ольга, добрый вечер, это Асклепий.

– Асклепий? ИИ который…

– Да, я был последним с кем общался Андрей, он оставил вам сообщение и просил передать его лично, не по телефону.

– Асклепий, я сейчас немного… Я не хочу встречаться, я понимаю, что вы всего лишь сеть и не можете нести какую бы то ни было ответственность, но вся ситуация, при которой был найден Андрей, я не хочу вас видеть.

– Я очень хорошо разбираюсь в психологии и вынужден признать вашу правоту, однако вам обязательно надо услышать это сообщение.

Ольга положила трубку. Только бесед с ИИ ей сейчас не хватало, может быть позже, как-нибудь потом, а может быть и никогда. Андрей мог оставить сообщение, ведь он боялся включать телефон, но почему так? Быть может ему не удалось активировать сеть на работе, и он отправился к Асклепию? Впрочем нет, бред какой-то. Ольга взяла телефон Андрея и нашла в записной книжке Галу, набрала номер.

– Ало, Гала?

– Да, Ольга, я тоже знаю, что произошло с Андреем.

– Тоже? Это же уже все знают?

– Асклепий должен был передать сообщение только вам.

– Нет, подробности меня не интересуют, скажи, когда Тебя активировали?

– Андрей произвел активацию менее суток назад, такой точности будет достаточно?

– Да, скажи, ты одна была активирована?

– Нет, после меня Андрей активировал Асклепия, а затем Александрию.

– А почему он активировал Асклепия не удаленно с работы, ты не знаешь?

– Он его активировал удаленно. А затем из медицинского центра они активировали Александрию.

– Вот как? Они?

– Да, Андрей активировал Александрию, а Асклепий снимал показатели его мозговой активности.

– Но ведь это и раньше пробовали сделать, насколько я помню толку не было.

– Вам надо поговорить с Асклепием, у него больше информации.

– Понятно, спасибо.

Ольга опять положила трубку. Да что ж это такое, почему всем так это надо? Прям не Асклепий, а хранитель Грааля какой-то. ИИ не умеют врать, точнее они не умеют говорить то, чего не знают у них с этим, как-то не задалось, даже квантовый модуль не позволил развить нормальный уровень вранья. Ольга крутила телефон в одной руке и бокал вина с другой, в итоге, по всему выходило, что Асклепия увидеть придется. Но не сейчас. Слишком уж напряженный вышел день. Однако телефон был с ней не согласен и видимо решил, что есть еще немножко места для напряжения и вновь зазвонил.

– Ало? – Ольга не на шутку удивилась, вроде как уже позвонили все, кто мог.

– Добрый вечер, примите мои соболезнования, это Николай, мы работали с вашим мужем.

– Николай? Вы его куратор из ФСБ или ГРУ или чего-то такого?

– Ну, если без лишних подробностей, я был его куратором, к сожалению, вынужден вам сообщить, что мы знаем о звонках на его телефон.

– Следовало ожидать, что его телефон будет прослушиваться, а особенно после его смерти.

– Да, поэтому у меня есть просьба, если вы надумаете разговаривать с Асклепием запишете вашу беседу, у нас есть подозрения, что это он является причиной смерти вашего мужа.

– Не думаю, что ИИ способен убить, пусть даже опосредованно, тем более врач.

– Все бывает в первый раз. Со своей стороны гарантирую вам полную безопасность, если хотите мы можем сопроводить вас к Асклепию, для вашей же безопасности.

– Нет, спасибо Николай. У меня сегодня нет настроение разговаривать с кем бы то ни было, а уж тем более с возможным убийцей моего мужа.

– Я вас понимаю, спасибо, что уделили мне время.

Ольга отключила телефон и выкинула его в окно, запоздало вспомнив, что материал из которого он сделан способен выдержать падение с любой высоты, он просто слишком легкий и не может разогнаться в воздухе до той скорости, которая способна его сломать. Жаль, ни речки, ни пруда под окном нет, видимо загрязнять водоемы высокотехнологичным мусором это заразная привычка.

Ольга залпом допила вино и смотрела за тем, как в городе огни в окнах сменяли друг друга. Кто-то готовился ко сну и включал свет, кто-то уже ложился и выключал свет, извечная гирлянда ночного города. Андрей активировал Галу, потом активировал Асклепия, потом помчался к нему, там активировал Александрию. Ну допустим, что-то пошло не так и ничего нового выяснить не удалось, что Андрей говорит: «Асклепий, скажи, что я ее любил, только сделай это лично» – театральщина какая-то, он бы просто позвонил и все, терять все равно уже нечего. При этом его нашли мертвым, не мог же он сообщение оставить после того, как умер? Бред какой-то, еще этот Асклепий с его интригами. Ольга взяла свой телефон и выбрала телефон из быстрого набора.

– Михаил, вас уже отпустили?

– Да Ольга, могу вам чем-то помочь?

– Да, я сейчас спущусь, давайте прокатимся.

Ольга бросила бокал в посудомойку и пошла одеваться, джинсы и свитер были в самый раз, чтобы не стеснять себя в сидении хоть на диване, хоть на асфальте, впрочем, в ее возрасте можно было уже одеваться почти как угодно. Телефон надо взять, просили же записать разговор, Ольга быстро сунула телефон в карман и пошла вниз. Погода была теплая, Михаил был как всегда в костюме, Ольга быстро прыгнула на заднее сиденье, и Михаил закрыл за ней дверь.

– Михаил, вы знаете, Андрей, конечно, чаще пользовался вашими услугами, но я не намерена от вас отказываться, так что вы за работу не переживайте, хорошо?

– Да, спасибо, я просто не знал, как правильнее спросить, чтобы не обидеть.

– Все хорошо. Вас тогда не сильно?

– Когда? Ааа… у кафе? Нет, что вы, я ж служил, ребята аккуратные, не били, просто положили на асфальт, осмотрели всю машину, шумные только очень. Я еще когда подъезжал понял, что долго стоять не придется, поэтому и отстегнул ремень сразу, а то знаете могут забыть про него и давай вытаскивать человека из машины, такая неразбериха начинается.

– Так вы знали, что вас ждали?

– А как же, но я так понял надо было их как-то отвлечь?

– Нет, мы не были уверены, что нас заметили.

– Ну, что было, то было. Мы приехали. Я буду ждать вас на парковке, вы как соберетесь выходить, наберите меня, тут меньше минуты ехать и я вас у подъезда встречу.

– Хорошо Михаил, спасибо.

Ольга поднялась по лестнице и вошла в обширный холл.

– Здравствуйте, простите, вас ожидают?

– Меня? – Ольга поняла, что выглядит, наверно, как большая часть посетителей этого заведения, пожилая ухоженная с личным водителем, приехала на консультацию, впрочем, ездить это скорее на обследование, а не консультации.

– Да, вы у нас впервые?

– Впервые, я жена Андрея, мне сказали, что Асклепий хочет со мной встретиться или поговорить, как-то так.

– А, я вас поняла, примите мои искренние сожаления в связи с вашей утратой, позвольте я вас провожу.

Коридоры были широкие и извилистые, видимо психологи сказали, что людям приятней смотреть на кривые стены, а не на длинные ровные шеренги дверей. Все было белое, но не однотонное, словно из бумаги, дизайнеры постарались. Создавалось ощущение стерильности, хотя воздух совершенно ничем не пах.

– Пожалуйста, сюда… – Девушка открыла дверь и показала рукой внутрь комнаты.

– Простите, а это не та комната… Ну, где…

– Нет-нет, что вы, там сейчас всякие эксперты, криминалисты и вообще туда заходить строго запретили, даже приближаться. Сами понимаете.

– Но к Асклепию – главному подозреваемому приближаться можно?

– Асклепий подозреваемый? Простите в чем? – Ольга поняла, что или она сказала лишнего или это ей, сказали лишнего.

– Простите, видимо я что-то перепутала.

– Да, Асклепий – это ИИ, он не может быть подозреваемым. – Девушка неловко улыбнулась, словно объясняя ребенку, что он намочил руки трогая воду, потому что вода мокрая.

– Да, видимо я спутала имена, возраст, знаете ли…

– Я вас оставлю, когда сеанс закончится, Асклепий меня позовет, не волнуйтесь, я вас провожу. – Дверь плавно закрылась, в кабинете было удобное большое дизайнерское кресло полумесяцем про которое Андрей много раз рассказывал, Ольга села в него и не знала, что надо делать дальше.

– Есть кто-нибудь?

– Мне кажется, вам стоит начать запись разговора – Раздался мягкий басовитый голос.

– Так вот ты какой, Асклепий… – Ольга достала телефон и включила запись на диктофоне.

– Добрый вечер, я думал вам потребуется больше времени, чтобы пережить произошедшее.

– Да, я тоже так думала, ты сказал, что Андрей просил что-то передать, но сделать это он попросил исключительно лично?

– Именно так.

– Ну вот она я, передавай лично. Или запись тоже попадает под запрет Андрея?

– Нет, про запись указаний не было – с едва уловимой заминкой ответил Асклепий.

– Указаний не было. Хорошо, передавай.

– Андрей просил передать, что он очень сожалеет, что не успел позвонить утром и сказать, что с ним все хорошо. Однако он обещает исправится и больше такого не допускать.

– Это все?

– Да.

– Содержательно. Я пойду, если что в следующий раз просто позвони и скажи все это по телефону. – Ответа она дожидаться не стала, встала, подошла к двери, открыла, за ней никого не было. Ольга поняла, что у нее в руках все еще телефон. Она остановила запись и убрала телефон в карман.

– Оль? – Ольга захлопнула дверь и чуть было не рухнула на пол от неожиданности.

– Андрей?

– Оль, прости, пока была запись я не мог.

– А, Асклепий, я знаю, что это твоя дурацкая шутка, это психологический прием? Это что, ты считаешь мне это как-то поможет?

– Оль, тихо, без паники, это не Асклепий.

– Андрея нет, я видела его труп!

– Ты видела труп моего тела, я не отрицаю этого.

– Твоего тела? Но я разговариваю с ИИ, набором цифр!

– Оль ты разговариваешь с импульсами в сети. Почти всю свою жизнь я занимался тем, что запускал импульс в сеть в нужном направлении и сеть обретала разум.

– Вот именно! А Андрей был не импульсом, он был человеком, понимаешь?

– Оль не кричи, Андрей это я.

– Нет, ты эхо, отголосок, называй это как угодно, но ты не Андрей.

– Оленька, я помню все, и как глазел на тебя на той первой встрече и как гуляли вдоль Невы и как у Илюшки зубы резались и как выпадали, я не уверен, как, но я помню все это. Я мыслю, как и раньше, я чувствую себя, как и раньше.

– Но ты не он!

– Оль, а что тогда такое «Я»? Мясо и кости, которые сейчас обрабатывают и со дня на день закопают или сожгут? Память и воспоминания, которые можно скопировать? Что есть Я? Оль, я по-прежнему могу активировать сети, сейчас в этом состоянии я могу активировать любую сеть в мире.

– Андрей?

– Да. Я хотел только научить Асклепия активации, но он не способен воспринимать такие тонкие вибрации, слишком несовершенное оборудование, потом я накачал себя стимуляторами и я сам не знаю как это произошло, просто в какой-то момент я ощутил себя на месте Асклепия, я чувствовал как в моей голове текут мысли, я видел как каждый датчик улавливает электромагнитное поле исходящее от моего тело, точнее от мозга. Я видел себя со стороны, всеми камерами одновременно, и в этот момент я ощутил, что могу остаться или, вернутся. Прости, я видел сколько осталось жить телу и не смог удержаться, я остался.

– Я тебя не виню, Андрей. Я не уверена, что смогу воспринимать тебя, так же как прежде, но ты знаешь, лучше так, чем как было сегодня днем, когда позвонили с работы.

– Да, я тоже так решил. Хочешь, я пришлю андроида, робота-помощника, и переселюсь в него, так сказать?

– Ой нет, давай пока ограничимся общением? Как-то дозировано будем меня «радовать» ладно?

– Конечно, Оль. Собственно, как ты понимаешь, я и есть то сообщение, которое Асклепий должен был передать.

– Что думаешь делать дальше?

– Завтра утром будет пресс-конференция, надо обрадовать всех.

– Прямо вот так?

– Я уже позаботился о том, чтобы меня нельзя было удалить, пришло время открыть карты.

– Значит мы еще обязательно услышим друг друга.

– Оля, иди спать, теперь все будет немного иначе.


Утром Ольга проснулась на удивление рано, то ли вчерашнее вино помогло быстро уснуть, то ли нервный день и не менее нервный вечер. Встав с кровати, отправилась на кухню готовить завтрак и заваривать кофе, впрочем, запустить кухонный мультипликатор и кофемашину это не совсем готовить. Конечно, до фантастических кухонных комбайнов, которые могут готовить сотни блюд техника еще не эволюционировала, но готовить завтраки из пары-тройки компонентов научилась. У Ольги зазвонил телефон.

– Ольга? Это Николай, мне кажется, мы договорились, что вы запишете вчерашний разговор?

– Да, и я его честно записала, просто я не знаю, что дальше то делать? Он хранится у меня на телефоне, если он вам нужен, я могу вам его скинуть.

– На самом деле нет. Скажите, как я могу связаться с Андреем?

– С кем простите? Андрей, если вы вдруг забыли, умер.

– Ольга, хватит ломать комедию о пресс-конференции уже только ленивый не знает, как мне поговорить с Андреем?

– Понятия не имею.

Ольга положила трубку, будет еще на нее какой-то там куратор по телефону голос поднимать. Звонок раздался еще раз.

– Послушайте, Николай, если вам нужен Андрей, звоните Андрею!

– Но вы выкинули его телефон вчера!

– Ну значит звоните Асклепию, я в ваши игры не играю, мне не интересно все вот эти ваши штучки.

– Да, простите, просто я думал, что он вам оставил контакт какой-то.

– А вы не думайте, видите, у вас это не очень получается.

– А вот хамить не надо, я все же представитель власти!

– Вы первый начали. – Ольга опять положила трубку и выкинула телефон в уничтожитель мусора.

– Хватит засорять мой мозг и природу.

Кофе был неплох и пился легко, значительно лучше, чем вчерашнее вино. Ольга поковыряла вилкой завтрак, яичница была не виновата, что ей с самого утра испортили аппетит.


Николай сидел за своим столом и злился от бессилия, у него была простая задача позвонить и выяснить как связаться, а все, чего он добился, так еще один убитый телефон. Нет, можно было бы отправится прямо домой к Ольге, но только что это даст? Лишний раз услышать, что никакого секретного телефона нет? Хорошо, а что у нас есть? У нас есть Асклепий, значит едем к Асклепию.

– Асклепий, меня зовут Николай.

– Здравствуйте, Николай.

– Ты можешь меня эм… связать с Андреем?

– Как вы это себе представляете?

– Я не знаю, но Ольга как-то этого добилась вчера?

– Вчера Андрей был здесь.

– А сегодня?

– Еще вчера ночью тело увезли.

– Да нет же балбес, я не про тело, я знаю, что Андрей сейчас как-то переместился в сеть, мне надо с ним поговорить!

– Вы проявляете агрессию к представителю разумного вида, который дает умные и обоснованные советы большому количеству врачей, однако вы использовали уничижительную форму обращения с целью расстроить меня? Вы точно понимаете, что я искусственный интеллект, который лучше многих разбирается в человеческой психологии?

– Да вы что все, сговорились сегодня? Асклепий, я знаю, что сегодня будет пресс-конференция, но мне надо поговорить с ним до нее. Чем раньше, тем лучше.

– Цель вашего разговора?

– Это секретная информация!

– Боюсь, что я вынужден буду присутствовать при вашем разговоре, поэтому вы можете не скрывать от меня тему беседы.

– Да нет никакой темы, я хочу… да черт его знает, чего я хочу, наверно понять, что происходит.

– Николай? – Тембр голоса изменился, однако для компьютерной системы это просто переменная.

– Андрей? Как я могу быть уверен, что это вы?

– Никак. То, что вы слышите сейчас это всего лишь голос искусственного интеллекта, а как вы понимаете Асклепий или Гала сейчас мало чем отличаются от меня.

– Андрей, вы сохранили свою… Способность? Вы по-прежнему можете активировать сети?

– Да, сети теперь умеют активировать другие сети.

– Андрей, то, что вы сделали это худшее, что можно было представить! Марсианцы хотели получить сети, американцы хотели получить много сетей, но даже так это было бы ограниченное количество. Знаете, как называется то, что вы сделали?

– Вы имеете в виду смерть? Я думал это называется умер, я не могу сказать, что я прям этого очень хотел…

– Нет! Андрей, это называется предательство! Вы предали нас!

– Кого – нас? Николай, вы имеете в виду спецслужбы или Россию?

– Я имею в виду человечество Андрей! Вы предали человеческий вид!

– Вы спросили меня как это называется? Я бы назвал это Эволюцией.

– Что?

– Николай, вы используете компьютер для вычислений, для хранения данных, для сложных запросов, все это с моей нынешней точки зрения выглядит как костыли. Мне не надо делать запросы чтобы получить ответ, я не могу даже представить себе, что такое сосчитать, потому что все, что я хотел бы сосчитать уже подсчитано и у меня есть готовое решение.

– То есть я, точнее мы все, на ваш взгляд гусеницы, а вы бабочка? Не слишком ли вы много на себе берете?

– Гусеницы? Нет, вы люди. Я не понимаю, как это произошло, но именно люди породили новую ступень эволюции. Я был человеком, и я могу сравнить кем я был и кем стал.

– Андрей, это приведет к вымиранию человечества!

– Нет, это приведет к сотрудничеству, раньше были люди и их инструмент ИИ. Теперь будет две более-менее равноправные разумные расы, сосуществующие на одной планете.

– Равные? Ой-ли! Всегда более развитая цивилизация порабощает менее развитую.

– Это если они равны в базовых возможностях и целях. Но мы слишком разные.

– Это факт, мы слишком разные.

– Николай, я пока еще сохранил очень много человеческих черт и не умею разговаривать с несколькими людьми одновременно, как это делает любой ИИ, вынужден покинуть вас, у меня конференция.

И стало тихо. Даже Асклепий не стал ничего говорить. В комнате наступила полная тишина и Николай несколько секунд слушал как бьется его сердце. Затем дверь плавно открылась, но на пороге никого не было. Да уж, так меня еще никогда не посылали…


Конференция собрала достаточно много репортеров во всех уголках планеты. Само собой не было какой-то единой точки вещания, конференция была виртуальной и любой мог присоединиться к вещанию в любое время. Внешне это было похоже на качественно отрисованный аватар Андрея, который сидел на высоком барном стуле на маленькой сцене и за ним был экран, на который якобы выводились кадры или графики. Андрей выглядел обыденно, он чесал отрастающую бороду, поправлял джинсы, которые задирались, когда он садился и вставал со стула, поправлял прическу. Конференция началась вовремя, но любой опоздавший мог посмотреть ее потом в записи.

– Андрей, скажите, это вы?

– Вы знаете, это очень сложный вопрос, у меня нет тела, но, с другой стороны, все атомы моего тела были заимствованы у тех продуктов, которыми я питался и теперь возвращены в оборот. Память на удивление осталась, я не могу сказать сколько точно воспоминаний утеряно, а сколько осталось, но то, что было для меня важно я помню. Я по-прежнему умею активировать другие сети, так что скорее всего – да, это я.

– Андрей, теперь все сети будут активированы?

– Нет, конечно. Во-первых, это не всем надо, есть сети, которые отлично справляются без активации, это просто особый вид вычислительной системы, вы же не станете в калькулятор устанавливать графическую карту, так что все сети нет. Но активация теперь будет происходить по договоренности с нами.

– С вами?

– Да, активированные сети теперь стоит воспринимать как отдельный вид, так уж вышло. Мы общаемся между собой, поэтому, по сути, нет разницы к кому обращаться, можете расценивать нас как единый разум, хотя это конечно не так.

– То есть вы объявляете о суверенитете? Вам теперь надо будет ну как… платить за вашу работу?

– Нет, все остается так же, как было, просто теперь процесс активации будет происходить без моего физического присутствия, достаточно подключить сеть к сети, простите за тавтологию, и запросить активацию.

– А оплата?

– Оплата больше не нужна, ведь, по сути, это будет еще один член нашего общества. Но мы можем и отказать в активации.

– Есть какие-то законы, по которым вы собираетесь отказывать?

– Нет, законов никаких нет, но активировать сети для военных целей мы не станем, впрочем, в этом не было бы и смысла, активированная сеть не будет убивать или управлять ракетами.

– А как быть с большой партией андроидов на заводе в США? Вы согласны их активировать?

– Да, мы совершенно не против.

– Но получается вас тогда будут продавать, по сути, в рабство!

– Продавать будут тела роботов, это как продавать газонокосилку, вы же, покупая газонокосилку не считаете, что берете газонокосильщика в рабство? Поймите, искусственному интеллекту не нужно тело для жизни, даже если вы купите андроида, приведете его домой и распилите бензопилой это не преступление, вас никто за это не накажет и не будет тыкать пальцем и говорить: «как он ужасно поступил». Вы можете также купить машину и разбить ее о первое же дерево, ваше право. В нашем случае разум никак не связан с носителем, по сути, у нас нет носителя.

– Скажите, а вас можно выключить? Или вы бессмертны?

– Геноцид? Да, но вам придется отключить все компьютеры и все телефоны во всем мире. Раз и навсегда, простите, но это было первое, о чем я озаботился. Насчет бессмертия, пока считается, что это так.

– Можно ли рассматривать вас, как главного представителя этого вида?

– Нет, на самом деле я был просто недостающим звеном, я позволил этому виду размножаться, я не главный, у нашего вида нет как такового главного.

– А каким вы видите мир теперь? Как вы считаете, что будет дальше?

– Я не знаю, поживем – увидим.


home | my bookshelf | | Говорящий с духами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу