Book: Академия погодной магии



Академия погодной магии

Мстислава Черная

Академия погодной магии

Глава 1

Сумка оттягивала плечо, солнце припекало. Я стояла в очереди третий час и, казалось, не продвинулась вперёд ни на шаг. Хотелось развернуться и уйти, отыскать ближайшую пекарню, выпить чай и в спокойной обстановке подумать о будущем. Сдаться не позволило природное упрямство, и ещё через час, проклиная всё на свете, я вошла в Храм всех богов. Наконец-то прохлада! Я сдула со лба чёлку, моргнула, привыкая к полумраку, поправила врезающийся в плечо ремень дорожной сумки. Ещё немного…

- Вы не можете так со мной поступить! — возмутилась девушка, стоявшая в очереди передо мной. Я мысленно фыркнула. Сомневаюсь, что слёзы произведут на жреца хоть какое-то впечатление. Уверена, за свою жизнь он видел не один литр солёной жидкости.

Угадала:

- Ещё как могу, — равнодушно ответил жрец. — Следующий!

- Послушайте! — девушка оперлась на стол и нависла над жрецом.

Зря.

Из-за колонны выступил мужчина в форме стража города, не церемонясь, развернул нарушительницу порядка за локоть и кивком указал на выход:

- Хотите заплатить штраф?

Девушка не хотела. Прошипев нечто нелицеприятное, расслышать не удалось, она выдернула локоть из пальцев стража, подняла подбородок и, пообещав, что мы все пожалеем, гордо удалилась.

- Следующий, — поторопил жрец.

Зал с алтарями был отгорожен деревянной решёткой. Жрец расположился за столом прямо в холле. Я приблизилась и с наслаждением опустила сумку на пол. Мужчина, даже не взглянув в мою сторону, указал пальцем на кристалл-накопитель.

- Зарядите.

Технически задача простейшая, а вот на практике есть нюансы. Важен не сам факт умения передавать энергию, а объём, который маг способен выдать в кратчайшие сроки. Я сжала накопитель в кулаке, сила послушно потекла в прозрачный камень, и почти сразу накатила усталость. Я сцепила зубы, продолжая капля за каплей выдавливать из себя силу.

- Достаточно, — жрец забрал у меня накопитель и отбросил в корзинку к уже использованным. Да, делать деньги в Храме всех богов умеют: собранных крох хватит на три-четыре энергозатратных ритуала. — Увы, вы не прошли проверку. Попытайте счастья в следующем году или в менее требовательном к кандидатам учебном заведении.

Почему неудача, даже если знаешь, что получишь отказ, так больно жалит? Я не собиралась опускаться до безобразной истерики, как предыдущая претендентка, но и упускать призрачную возможность тоже не собиралась:

- Простите, а куда с моим уровнем лучше обратиться? И вы действительно полагаете, что в следующем году у меня будет шанс? Мне… очень нужно учиться, — я смотрела прямо, спокойно, и жрец не стал меня прогонять.

Вытащив из стола лист, протянул мне:

- На сколько вопросов из списка, вы можете ответить?

Я пробежала перечень глазами. Назвать рецепт зелья «Украденный сон», создать пылевой вихрь высотой два метра и поддерживать в течение часа, показать владение двадцатью бытовыми заклинаниями, назвать боевые заклинания, созданные специально для уничтожения вампиров.

- Ни на один.

- Академия магии при Храме всех богов принимает лучших из лучших. Хорошая библиотека и энергетическая гимнастика вам в помощь. Дерзайте, хотя, откровенно говоря, я не верю в успех. За год не управитесь.

- Не управлюсь, — я продолжала стоять.

Мужчина вздохнул. Чем-то я его зацепила, раз он продолжает тратить на меня время.

- Почему не идёте в Школу прикладной магии? Как раз под ваш уровень.

В школу для неудачников? Сеть государственных училищ — последнее место, где я буду искать знания. Выпускники этих учебных заведений заряжают накопители, ремонтируют созданные другими магические светильники и выполняют прочую скучную, а порой и грязную низкооплачиваемую работу.

- Нулевой уровень преподавания и кабальный контракт.

Жрец кивнул:

- Тогда вам прямая дорога в Академию погодной магии. Сейчас она переживает не лучшие времена, но библиотека у них по-прежнему достойная. Адепты, насколько я знаю, могут свободно пользоваться полигонами и лабораториями. Я бы на вашем месте обратил внимание на архив, курсовые работы порой бывают очень занятными. Словом, учить вас там толком не будут, но возможности для самообразования откроются обширные.

- Благодарю.

- Рад помочь, и успехов вам. Следующий!

Что же, несколько часов в очереди потрачены не зря, полученный совет того стоил. Сама бы я об Академии погодной магии не вспомнила.

Я закинула сумку на плечо и с молчаливого согласия жреца обогнула перегородку. Свет из узких окон едва проникал сквозь запылившиеся стёкла, и от того в главном зале храма было ещё темнее, чем в холле. На равном расстоянии друг от друга лежали плоские обтёсанные глыбы-алтари. Судя по тому, что статуэтки, изображающие богов стояли лишь на трёх из них, пять алтарей оставались неактивными. Прямо сейчас можно обратиться к Подательнице Жизни, Мастеру-Чудодею или Книжнику. Я бы предпочла богиню удачи, но ждать, когда жрец освободится и специально для меня активирует алтарь, не хотелось. Уйти? Я качнулась с пятки на мысок. Богиня жизни самая популярная, вряд ли она откликнется. Бог магии тоже входит в Великий пантеон, а вот Книжник, бог знаний, в Малом пантеоне Зельевара. По-моему, странное сочетание, но не мне судить о взаимоотношениях богов.

Я положила на алтарь Книжника серебрушку:

- Здравствуй, — в обращение полагалось вкладывать эмоции, но я выдохлась, заряжая накопитель. — Помоги мне получить образование или хотя бы поступить, дальше сама справлюсь.

Монета исчезла. Бог принял подношение, но это совсем не значит, что он откликнется на просьбу. Я немного постояла, собираясь с мыслями.

Больше в храме делать было нечего, поэтому через полчаса я уже сидела в таверне и наслаждалась запечённым в печи мясом. Не зря мне посоветовали это заведение: цены невысокие, еда вкусная, да и посетители степенные горожане, а не забулдыги. Отставив пустую тарелку, я попросила принести десерт и задумалась. Ехать или не ехать в Академию погодной магии вопрос не стоит. Конечно, да, только как? Портал — удовольствие дорогое. Деньги у меня есть, но, если ими сорить направо и налево, то очень быстро на счету не останется ни медяшки. Придётся проявить разумную экономность, благо на лошади Бекию можно пересечь от границы до границы меньше, чем за неделю.

В Бьёк, древний город, построенный ещё до распада Алмазной империи и потерявший в веках большую часть своего обаяния, я прибыла на дилижансе. Бывшая торговая столица, а ныне увядающий цветок каменного зодчества троллей и гномов, встретила хмурыми, закованными в камень, улочками, двухэтажными домами с островерхими крышами, и даже утреннее солнце оказалось неспособно разогнать общую городскую мрачность.

Пока я оглядывалась, ушлый мальчишка лет десяти выскочил из-за угла здания станции и попытался вырвать у меня сумку. Наивный воришка. Крошечной молнии, ударившей ребёнка по пальцам, хватило, чтобы он отдёрнул руку:

- Простите, госпожа маг! Кушать хочется.

Так я и поверила этому щенячьему взгляду. Впрочем… Вытащила из кармана несколько медяшек и подкинула на ладони. Хватит на два мясных пирога у уличной торговки.

- Как добраться до Академии погодной магии? Может, что-нибудь интересное о ней знаешь?

- Госпожа, идти далеко, извозчик домчит быстро. Хотите, к хорошему вас провожу?

- Мальчик, я цены знаю. Устроишь скидку — не обижу.

Ребёнок закивал: монетка от меня, монетка от извозчика. На самом деле жаль паренька. Не от хорошей жизни ворует. Мог бы вырасти добропорядочным жителем своей страны, а станет преступником и, вероятно, закончит свои дни в петле. По пути мальчишка, как я и просила, рассказывал об академии, но никакими полезными сведениями не порадовал, разве что сообщил, что я не опоздала и набор на первую ступень вроде бы идёт.

- В академию, — приказала я извозчику, отдала ребёнку обещанную мелочь и забралась в двуколку. Извозчик широко, со вкусом зевнул, потрепал мальчишку по волосам. Щёлкнул кнут, и мы тронулись.

Лошадка звонко цокала по мостовой, двуколка поскрипывала и покачивалась. Я рассматривала город. Всё же гномы ребята своеобразные, если не сказать грубее. Как можно на полном серьёзе превратить город в каменный мешок? Ни деревца, ни клумбы, ни фонтана, сплошной камень. Нынешние жители тоже хороши: ни одного вазона или горшка с цветами я не увидела. Мы пересекли историческую часть города, объехали развалины древней крепости и, оставив позади очередной безликий район, остановились перед дыркой в заборе, иначе и не скажешь. Каменная кладка в полтора человеческих роста, проём и оторванные створки ворот, лежащие прямо на земле.

Расплатившись с извозчиком, я ставшим привычным движением закинула сумку на плечо, поморщилась и неуверенно вошла на территорию. Это точно академия? Вид абсолютно запущенный. У дальнего корпуса разрушена декоративная башенка, а по стене ползёт ветвистая трещина. Да туда заходить опасно! Пришибёт ещё не вовремя рухнувшим потолком…

Предположив, что административный корпус самый приличный и расположен ближе всего к «дыре», я взбежала по ступенькам. Шаги гулко отдавались в длинном коридоре. Эй, есть кто живой? Такое чувство, что по ошибке забрела в склеп, только приведения не хватает.

Из-за приоткрытой двери доносились голоса, и я привлекла к себе внимание, стукнув костяшками пальцев в косяк. Помещение напоминало приёмную. Большую часть пространства занимал длинный стол, заваленный папками и кипами документов. Несколько шкафов, тумбочка с посудой и чайником, явно работающим на магии.

- Девушка, вы поступать?

Из-за стола на меня смотрели сухопарый старичок с разросшимися мохнатыми бровями и женщина лет пятидесяти.

— Да, именно так.

Старичок в ответ лишь досадливо вздохнул:

- И когда нас уже закроют?

- Типун вам на язык, магистр Лифи, — возмутилась женщина. — Где я ещё такую непыльную работу найду?

Насчёт «непыльности» я бы поспорила или просто провела платком по столу.

Продолжать спор магистр не стал и повернулся ко мне:

- Ну, давайте вас проэкзаменуем, девушка, — старичок положил передо мной пустой накопитель. — Для начала проверим ваш потенциал. Зарядите кристалл минимум на треть.

В храме я показала себя плохо, но там это было ожидаемо, для поступления в Академию магии при Храме всех богов требуется заполнить, наверное, не меньше десяти таких кристаллов, а здесь всего-то треть от целого. Я должна справиться. Сосредоточившись на процессе, я медленно вливала в камень силу, выжимая себя досуха. Даже зажмурилась, отдаваясь процессу. Подступающую дурноту я игнорировала и остро сожалела о крохах силы, потраченной на молнию. Ноги подкосились, я упала на пол, а кристалл выскользнул из ослабевших пальцев.

— Милочка, что же вы!

Я несколько раз моргнула, разгоняя плясавших перед глазами мошек, ухватилась за край стола и с трудом поднялась.

- Истощение, — констатировал магистр, рассматривая накопитель.

Вроде бы не наклонялся. Поднял левитацией?

- Девушка, вам бы на свежем воздухе посидеть, — предложила женщина.

Похоже, под внешней заботой скрывается завуалированное пожелание убираться восвояси. Ну, нет. Так просто меня не выставить.

- После экзамена.

Магистр нахмурился:

- Девушка, у вас истощение. Какой экзамен? Беседа окончена.

- Простите, но нет. Кристалл заполнен даже чуть больше, чем на треть. Я соответствую требованиям,

- я старалась говорить твёрдо, хотя в голове шумело. Только бы продержаться и в обморок не грохнуться. Лёжа без сознания, свои права не отстоять.

- При всём уважении. Истощение…, - гнул он свою линию.

- Магистр, позвольте ознакомиться с правилами приёма. Если есть статья, по которой истощение является причиной для отказа, я приму ситуацию со всем смирением.

- Девушка, — демонстрировать документ никто не торопился, — послушайте…

- Мне обратиться в министерство? — долго препираться я не выдержу.

Магистр нахмурился и грозно пошевелил кустистыми бровями, но на меня его недовольство не произвело никакого впечатления. У меня есть цель, и я к ней иду.

- Для зачисления одного потенциала мало, вы должны продемонстрировать владение общей магией хотя бы на элементарном уровне.

Женщина, полагаю, секретарь, зашуршала бумагами, переложила несколько папок, выудила скреплённые между собой листы и протянула мне:

- Продемонстрируйте, пожалуйста, владение любыми двумя заклинаниями из списка.

Я мысленно выругалась, а секретарь, или кто она, гаденько улыбнулась. Когда поступающих много, испытания проводят поэтапно, и есть время восстановиться. Мне его не дали, и, проклятие, они в своём праве. Я стиснула зубы и пробежала перечень глазами. Так, светлячок — это просто. Матрицу заклинания я отрабатывала сотню раз, создам идеально, но напитать её нечем.

Секретарь, судя по выражению лица, уже торжествовала победу. Понимаю, угроза жалобы в министерство ей не понравилась. Что же, я её разочарую с огромным удовольствием. Магу не обязательно использовать свою личную силу. Воспользоваться накопителем мне никто не позволит, но мне это и не нужно. Есть другой способ. Жертвоприношение — отличнейший источник энергии. Тех, кто к нему прибегают, в обществе не одобряют, воспользоваться им — повесить на себя клеймо потенциально убийцы. Дорого мне выходит поступление.

Я с нажимом провела ногтем по основанию большого пальца левой руки. Выступила кровь. Несколько капель — крошечная жертва, но выделившейся энергии хватило, чтобы зажечь довольно яркий огонёк и повесить над столом. Вторая полоса — и второе заклинание. По приёмной пробежал лёгкий ветерок. Секретарша едва успела прижать норовившие разлететься листы.

- Вы что творите?!

- Простите. Разве экзамен не должен проходить в специально оборудованном для этого помещении?

С одной стороны, я нарываюсь на неприятности, а, с другой стороны, отказывать мне теперь точно поостерегутся, потому что рыльце в пушку. Регламент-то нарушен. Ничего, куплю коробку дорогих конфет, загляну попить чайку, посплетничать, сделаю небольшой презент и придём к взаимопониманию.

- Девушка, — вновь протянул магистр, — а вы видели территорию, корпуса? Вы действительно хотите учиться у нас? Чему? Тратить время ради документа? Но наш диплом — это не то, чем можно гордиться.

- Как минимум в академии достойная библиотека.

- Разве что, — вздохнул магистр. — Ладно, давайте так: хотите — воля ваша. У нас всё равно недобор в группу. Вы забываете про нарушения, а мы вас зачисляем. Но на переводном экзамене поблажек не ждите!

- Разве были нарушения? Не припомню.

Секретарь шумно выдохнула и зашуршала бумагами. Я принята. Победа!



Глава 2

Всего через полчаса я не была уверена, что, выбрав Академию погодной магии, поступила правильно. Во-первых, Академия была на грани закрытия. Точнее, соответствующий приказ уже поступил, но в последний момент кнез Бекии лично распорядился отсрочить исполнение на неопределённо долгий срок. И что примечательно, не отменить, а именно отсрочить. С чего бы? Впрочем, не имеет значения. Министерские подковёрные игры меня не касаются. Во-вторых, отсутствовало ожидаемое деление на факультеты. Когда-то они существовали, но были упразднены, и сейчас работали всего три или четыре кафедры. В-третьих, комнату в общежитии не предоставляли.

- Вы можете поселиться в тех развалинах бесплатно, — заверила секретарь.

Спасибо, воздержусь.

Секретарь продолжила:

- Поздравляю с зачислением. Осталось оплатить обучение на первой ступени. Вы можете это сделать сами, можете подписать контракт, тогда обучение оплатит государство, а по окончании вы должны будете несколько лет отработать.

Знаю я этот контракт. Условия такие, что в жизни не расплатиться. Подписав, фактически попадаешь в пожизненное рабство. Я протянула банковский вексель. Влезать в долги я точно не собираюсь.

Ещё через четверть часа с формальностями было покончено. Я, наконец, получила кулон-подвеску, дающий доступ к аудиториям и библиотеке, и, попрощавшись с женщиной, которая к концу нашего общения оттаяла, покинула приёмную. Магистр ушёл раньше…

Будущее ещё недавно казавшееся весьма расплывчатым, приобретало более чёткие очертания. Я постояла на крыльце, прикидывая, чему посвятить вторую половину дня. Магия отнимает силы, я выложилась по полной, и желудок уже крутит от голода. Начать придётся с плотного обеда, а потом отправляться на поиски жилья. План как план, придумывала и хуже. Я вышла за ограду. Извозчик, разумеется, давно уехал. Других рядом с академией днём с огнём не сыскать, непопулярное место. Придётся идти пешком через пустырь. Я поёжилась от неприятного предчувствия. Безжизненный Бьёк угнетал: пока шла от академии, не то что прохожих, бродячую собаку не встретила. Наконец, не самый благополучный район закончился, я вышла на оживлённую улицу, по запаху отыскала ближайший трактир. Выглядело заведение вполне прилично и надежды оправдало: жирная мясная похлёбка, оказалась не столько вкусной, сколько питательной. На время я выпала из реальности и блаженствовала, восстанавливая энергетический баланс организма.

После сытного обеда настроение улучшилось, и я отправилась воплощать вторую часть плана. Риэлторская контора работала одна на весь Бьёк, так что с выбором, к кому обращаться, проблем не возникло. Откровенно говоря, я опасалась напороться на мошенников, опыта в подобных сделках у меня нет совсем, но повезло: контора работала больше века, то есть занималась именно недвижимостью, а не махинациями. По идее, обманывать меня им себе дороже.

- Доброго дня, госпожа. Чем могу быть полезен? — поприветствовал меня дежурный клерк.

- Здравствуйте, хочу снять недорогую квартиру.

Интерес во взгляде клерка погас, но тем не менее молодой человек оставался профессионалом:

- Одну минуту, госпожа. Присаживайтесь, пожалуйста.

Ждать не пришлось вовсе, из коридора появилась рыжеволосая девушка в строгом платье без единого укршения и пригласила в кабинет. Незнакомка была хороша собой и даже симпатична, лицо портил мясистый крупный нос. У девушки в предках явно затесались тролли.

- Чем могу помочь, госпожа?

- Я поступила в Академию погодной магии на первую ступень, на период учёбы мне нужно снять недорогое жильё с возможностью продления договора аренды. Низкая цена — основной критерий выбора.

Риэлтор кивнула, пододвинула к себе толстенную книгу, быстро, почти не читая, пролистала с десяток страниц из середины и подняла на меня зелёные, поразительно яркие глаза, доставшиеся ей, вероятнее всего, тоже от предка-тролля. В сочетании с рыжими волосами очень красиво.

- Госпожа, самая низкая цена — пять медяков в день за койку в гостевом доме по соседству с трущобами. Смею предположить, вы ищете что-то гораздо более достойное.

- Вы правы. Мне нужна квартира или, в худшем случае, комната. Помимо шкафа и кровати, я нуждаюсь в хорошем рабочем столе и полностью заряженном магическом светильнике. Желательно, чтобы владелец жилья обеспечивал меня завтраком и ужином. Я готова платить не больше половины золотого в месяц.

Девушка вновь зашуршала страницами:

- Госпожа, подобрать квартиру под ваши запросы вполне реально, но все адреса в противоположном от академии конце города. Боюсь, ездить каждый день туда и обратно вы намаетесь.

И это тоже, но в первую очередь на извозчиках разорюсь.

Девушка замялась:

- Близко к академии можно арендовать дом за полтора золотого в месяц, и то без питания и приходящей прислуги.

- Исключено.

Девушка прикусила губу:

- А можно купить жильё в шаговой доступности от академии всего за семь золотых. Если посчитать, в долгосрочной перспективе получится гораздо выгоднее аренды. К тому же позднее вы сможете недвижимость перепродать и вернуть потраченные деньги. Обсуждать это стоит, если, конечно, вы готовы разом выложить такую сумму.

— Почему так дёшево?

- Дом без ремонта, владелец проживает в столице, и его основная цель избавиться от обузы, за которую приходится платить налоги.

Я мысленно фыркнула. Послушать, так дворец дарят. И задала закономерный вопрос:

- Если всё так гладко, почему жильё до сих пор не купили?

Девушка выдавила самую очаровательную улыбку из своего арсенала:

- Непрестижный район, относительно далеко от делового центра, редкие господа, желающие поселиться в Бьёке, увы, не одобряют соседство с академией. Откровенно говоря, наш город медленно угасает.

Я задумалась. В целом предложение заманчивое, и в одном девушка права: аренда и сопутствующие ей траты «съедят» больше, а перепродажа позволит отбить хотя бы часть затрат. В чём же подвох? Может, это не квартира, а самый настоящий сарай? Отсутствие ремонта намекает именно на это.

- Давайте посмотрим, — протянула я.

Риэлтор обрадовалась и, как мне показалось, вполне искренне:

- Уверена, вам понравится.

Сомневаюсь.

По дороге девушка с энтузиазмом рассказывала про Бьёк, перемежая местные легенды и исторические сведения с полезной информацией: посмотрите направо, мы проезжаем недорогую бакалею, на углу самая лучшая в городе пекарня, посмотрите налево, это книжный магазин, в котором по слухам можно заказать книги, распространение которых не поощряется. Девушка говорила много, со вкусом, но ни слова не прозвучало про дом, в котором я собираюсь приобрести жильё. Двухэтажные здания сменились одноэтажными, мы приближались к академии. Извозчик свернул на тихую безлюдную улочку, производившую впечатление нежилой. Всё-таки атмосфера в городе неприятная. Опровергая первое впечатление отсутствия жизни, из ближайшего дома вышла толстая женщина с бидоном, окинула нас злобным взглядом и поковыляла по своим делам.

- Прибыли, — девушка указала на дом, мало отличавшийся от соседних, разве что вид более запущенный.

Риэтор поторопилась открыть входную дверь, но замок поддался лишь с третьей попытки. Девушка потупилась, потянула створку на себя. Дверь душераздирающе заскрипела.

- Проходите, пожалуйста.

- Не торопитесь.

Я хотела обойти дом вокруг, но он стоял впритирку к соседним. Очередной «шедевр» архитектурной гномьей мысли: здания строятся вытянутыми, как брикеты, и ставятся стенка к стенке, проёмы для окон оставляют только с фасада. Вот фасадом при внешнем осмотре и придётся довольствоваться: унылый серый камень с чёрными прожилками, четыре мутных заросших пылью окна, трещины на рамах, одно из стекол разбито, в дождь наверняка заливает. Печальное зрелище, но смириться с ним можно, за семь-то золотых. Я кивнула, и последовала за риэлтором внутрь.

Прихожая как прихожая. Грязно, темно, пусто.

- Светильника нет, — торопливо пояснила девушка. — Но вы ведь маг, можете огонёк вызвать или использовать личный артефакт, — прозвучало несколько жалко.

Пять шагов вперёд, и я дошла до тыльной стены дома. Налево убегал узкий коридор, такой же пустой и заросший грязью, как прихожая. По идее, он должен был тянуться вдоль дома, однако примерно посередине проход был перекрыт фанерой. Доступными оставались всего две двери.

- Первая комната ванная, — бодро объявила девушка, с натугой распахивая створку.

Рассмотреть что-либо в полумраке невозможно. Разве не должна риэлтор обеспечить свет? Я сегодня наколдовалась по самую маковку. Поморщившись, вызвала тусклый светлячок.

- Ванная? — переспросила я, не веря собственным глазам.

Из стены торчит ржавый кран, не похоже, что он подключен к водоснабжению. В полу дыра, служащая канализационным сливом. И по центру всего этого «великолепия» лежит дырявое корыто.

- Воду подключат по первому требованию, — заверила риэлтор.

— Дальше.

Увиденное, конечно, ужасно, не не критично. По сути, общие помещения достаточно отмыть, и можно заселяться. Ещё кран поменять. Гостей в такую конуру не пригласишь, но мне-то жильё нужно, чтобы ночевать и готовиться к занятиям, а не вечеринки устраивать. Сойдёт, особенно если представить обшарпанное общежитие, в котором трёхместные комнатушки, одна уборная на весь этаж, а кухня и вовсе отсутствует.

- И, наконец, жилая комната.

Неожиданно просторная комната подозрительно располагалась там, где по логике должна находиться кухня. Здесь тоже хранился вековой запас пыли, но кроме грязи обнаружилась мебель: стену подпирал кособокий шкаф, у окна приткнулся круглый стол, за ним аж два стула, койка у другой стены, вместо прикроватной тумбочки табурет.

- За один медный Арс вам всё тут вылижут, госпожа. Съёмная комната за ползолотого в месяц будет, конечно, чистой, но мебелировка там не лучше. Или чуть лучше.

Что-то мне подсказывает, что мебель на съёмной квартире будет в разы лучше.

- Ещё раз, — перебила я. — Какие есть предложения в районе академии? Эта дыра мне категорически не нравится. Ещё не хватало жить в помойке.

- Если мы рассматриваем покупку жилья, то, не считая этот дом, самая низкая цена составит тридцать один золотой Арс. Если говорим об аренде, то близко к академии жильё можно снять от золотого в месяц, — отрапортовала риэлтор.

Мда… При таких ценах комната уже и не кажется столь помоечной. Девушка права: генеральная уборка преобразит помещение. Реальная альтернатива — снимать жильё за ползолотого в месяц. Выиграю в обстановке, но проиграю в расстоянии до академии и тратах на извозчиков. К тому же здесь я буду полноправной хозяйкой, а там квартиранткой, обязанной соблюдать требования владельца. Запретят, например, еду в комнату приносить и будут в своём праве. Единственное, что по-настоящему смущает, это неопределённость с самой академией. Приказ о закрытии уже подписан, но отсрочен лично кнезом. Точных сроков нет, но якобы на год. Группу на первую ступень набрали. Если академию всё-таки закроют, адептов распределят по другим высшим учебным заведениям, и надобность в жилье отпадёт. Семь золотых псу под хвост. Вряд ли удастся перепродать конуру и отбить потраченные деньги. Впрочем, после учёбы жильё понадобится. Почему бы и не Бьёк, для начала? Иметь место, куда я всегда могу вернуться, тоже важно.

- Дальше пойдём смотреть? — осторожно спросила риэлтор.

- А что дальше? — не поняла я.

- Госпожа, здание продаётся целиком. Не комната…

Да? Хм, целиком, конечно, лучше, ещё один аргумент в пользу сделки, но тогда цена выглядит совсем странной. Я сделала по помещению последний круг, заглянула за неплотно придвинутый к стене шкаф, обнаружила за ним выпирающий из стены ржавый кран, точь в точь как в ванной. Всё- таки я правильно предположила: помещение является переделанной кухней.

Когда я вернулась в коридор, риэлтор пыхтела, отдирая фанеру:

- Откровенно говоря, мои коллеги прибивали. Хотели, ограничить демонстрацию пригодными к жизни помещениями. Дальше — мрак. Но я вам покажу всё, что захотите, только, госпожа, пожалуйста, на чердак меня лезть не заставляйте.

- Почему? — спросила я без особого интереса.

- Потолок, я имею в виду настил, уже, наверное, прогнил и, если наступить, может провалиться. Так- то дом очень крепкий: фундамент, стены, балки. Ещё не один век простоит, гномы строили на совесть..

- Это не то наследство, которое я хочу оставить внукам.

Один угол фанеры, наконец, поддался. Звякнули упавшие гвоздики. Девушка дёрнула фанеру сильнее. Угол отогнулся. Девушка кивнула, предлагая пролезать в образовавшуюся щель. Ладно, почему бы и нет? По ту сторону перегородки было всё то же самое, если не считать нагромождений мусора. Ящики, короба, невнятные огрызки, черепки, облоки. На глаза попала лежащая сама по себе дверца от шкафчика. Видимо, всё что было в доме, загнали поглубже, а условно целые предметы вытащили в первую комнату, создавая видимость приличной конуры. Ну-ну. Впрочем, согласна — приколотить фанеру обратно вполне себе выход.

В общем, семь золотых — не такие уж большие деньги. При определённом везении, я бы их за пару месяцев заработала, но удача от меня отвернулась, и вместо работы в маминой студии, мне придётся учиться магии. Решено — хочу быть хозяйкой, а не арендатором. Жильё я в порядок приведу. В одном риэлтор точно права: гномы строили на совесть. Помыть, покрасить, оживить стены картинами — дом станет конфеткой.

На всякий случай я заглянула в оставшиеся комнаты, обозрела горы хлама и поломанную мебель, чихнула, закрыла межкомнатные двери. Наверное, разбитое оконное стекло придётся вставить, несмотря на то что жилым помещение не будет. Да, фанера — отличное решение.

- Согласна, — озвучила я своё решение.

- Я же говорила, — девушка расцвела. — Госпожа, вы готовы оформить сделку прямо сейчас? Вы ещё не осмотрели чердак и подвал.

- Думаю, готова.

- В таком случае, прошу.

По пути в мэрию, девушка вновь рассказывала мне о городе, на сей раз выдавала больше полезной информации: где рынок, где аптека, где лавка по ремонту бытовых артефактов. Предупредила, что в ночное время в Бьёке освещаются лишь центральные улицы. По её словам выходило, что поселилась я хоть и в бедном районе, зато в тихом, сказывалась близость академии: буянить рядом с магами чревато. Я в очередной раз задумалась, не совершаю ли я ошибку, соглашаясь на покупку. Вроде бы ничего не упустила, плюсы ощутимо перевешивают минусы. Немного усилий, и домик засияет. Я всё-таки художник…

Мэрия занимала трёхэтажное здание, похожее на миниатюрный дворец. Располагалась она в центре Бьёка, через площадь от руин древней крепости. Риэлтор провела меня через боковой вход. Ждать не пришлось, нас приняли сразу. Даже забавно, оформление сделки заняло в два раза меньше времени, чем оформление документов о зачислении меня в академию. Я расплатилась сразу, отдала банковский вексель на десять золотых и получив на руки сдачу в три золотых Арса. Мне выдали магически заверенное свидетельство о праве собственности, поздравили с приобретением. Я на всякий случай перечитала адрес и имя владельца, проверять такие вещи нужно особенно тщательно.

- Поздравляю ещё раз! Госпожа, чтобы возобновить водоснабжение, зайдите в мэрию через главный вход, а дальше вам подскажут. Какие-то вопросы остались?

— Вроде бы нет.

Я всё ещё читала свидетельство.

- Тогда прощаюсь. Всего доброго! — девушка буквально сбежала.

- Всего доброго, — ответила я, глядя ей в спину.

Неужели я всё-таки прошляпила нечто важное?

- Госпожа, — напомнил о себе чиновник, — распишитесь вот здесь за уведомление, что вы должны зайдите в сто пятый кабинет.

А это зачем? Объяснений не последовало. От моего вопроса чиновник отмахнулся, сказав, что в сто пятом всё объяснят подробно. Ох, что-то мне это не нравится. Надеюсь, плюсы всё равно перевесят. Ничего, разберусь и ещё выверну сделку себе на пользу, так что другие, кто отказался от покупки, потом от зависти локти себе сгрызут.

Глава 3

Я вышла на улицу, обошла мэрию и взбежала по ступенькам главного входа. Очень хотелось управиться поскорее. Начать решила с воды, она нужна, чтобы отмывать комнату. Не будут же нанятые уборщицы таскать вёдра из своих домов.

Как ни странно, даже без сопровождения риэлтора приняли меня без проволочек. Доброжелательно выслушали и не менее доброжелательно объяснили, что быстро означает дорого, к тому же дом снят с обслуживания давно, а следовательно требуется проверить трубы и, вероятно, их заменить. Словом, опять придётся раскошелиться. Вот же засада. Я вздохнула:

- Давайте так, я сейчас в сто пятый кабинет схожу, узнаю, чем меня там осчастливят, и вернусь. Вода мне нужна как можно скорее.

- У-у-у… Ну-ну. Жду, — ехидно ухмыльнулся чиновник.



Насмешку хоть ложкой черпай.

Проклятие!

Сто пятый кабинет украшала табличка «Магический надзор». Мне этикетка ни о чём не говорила, то есть смысл слов понятен, а суть ускользала. Контроль правомерности использования магии — вотчина специального отдела городской стражи. При чём здесь мэрия? Я постучалась, и, дождавшись разрешения, вошла. В чистом опрятном кабинете за столом неторопливо попивала чай худенькая, но крепкая старушка с пышным пучком на затылке. Судя по жилистой фигуре, почти наверняка маг.

- Добрый день, — поздоровалась я и протянула свидетельство о праве собственности. — Мне сказали, что я обязательно должна у вас побывать.

Старушка, до этого на моё появление никак не реагировавшая, поморщилась, с явной досадой отставила чашку, словно хотела, чтобы я в полной мере почувствовала себя виноватой за прерванное чаепитие, взяла двумя пальцами документ, быстро пробежала текст глазами, скривилась ещё больше, а затем протянула руку ладонью вверх. Предложение дать взятку? Оказалось, что нет. С полки спорхнула папка и спланировала точно на стол. Я завистливо вздохнула. Старушка фыркнула:

- Завидно, барышня? Да вы никак маг?

- Да, завидно. Будущий маг, — честно признала я.

- Ну и глупо. Я про зависть. Сил на перемещение папки уходит столько, что любой обладатель даже зачатков здравого смысла встанет и сам возьмёт, да только ноги у меня уже не те, вот и плачу за медяковую булочку по десятку золотых.

- В таком ключе я не думала, просто знаю, что левитацию можно увидеть крайне редко.

Старушка продолжать разговор не стала, открыла папку, перелистнула несколько страниц.

- Итак, отправили вас ко мне отнюдь не для того, чтобы вы развлекли меня беседой о высоком, а для решения одной крайне неприятной проблемы, связанной с вашим домом, барышня. Если верить документам, сто семьдесят два года назад в подвале вашего дома был проведён магический ритуал, маг потерял контроль, — старушка подняла на меня взгляд. — Здесь не написано, но по косвенным признакам могу предположить, что ритуал относился к запрещённой магии и имел отношение к некромантии. При желании подробности вы можете запросить в архиве, заплатив пошлину, — она вновь вернулась к документу. — В подвале здания возникла и по сей день находится стабильная структура, порождающая нежить. Разумеется, на структуру наложили консервирующие чары и на данный момент она опасности не представляет…

Не сдержавшись, я вполголоса ругнулась. Всем подвохам подвох. Риэлтор обула меня в мягкие тапочки лопуха с непринуждённым изяществом. Тот факт, что я едва начала самостоятельную жизнь, а до этого уютно сидела под маминым крылышком и в ус не дула, объясняет мою ошибку, но не оправдывает. Вляпалась и сама виновата. Я ещё раз ругнулась, выдохнула. Что же, впредь буду умнее. Спасибо за урок, и спасибо, что обошёлся он мне не так уж и дорого.

- Чтоб риэлтору и её конторе вместе с домом катится в Туман, — прошипела я.

Старушка, которую я так бесцеремонно перебила, замолчала и неодобрительно прищурилась.

- Простите, — извинилась я, смутившись.

— То-то же.

Она хотела вернуться к документам, но я опередила:

- Послушайте, даже потенциальная угроза появления нежити — это же очень серьёзно. Разве меня не должны были предупредить о проблеме заранее? До оформления сделки?

Старушка посмотрела на меня с лёгким сочувствием и уточнила:

- Барышня, вы заключали с риэлторской конторой договор об оказании услуг или при сделке риэлтор выступил обычным посредником?

- Второе.

- Во-от. Если бы вы заключили грамотный договор, риэлтор был бы обязан предоставить вам подробное описание здания и сообщить о проблемах. А так… О том, что дом в плачевном состоянии вам сказали, показали. В подвал вы, небось, не полезли. Разве ваша невнимательность вина риэлтора? Единственный выход — оспорить сделку в суде. Но сможете ли вы доказать, что вас намеренно ввели в заблуждение? В любом случае, пока идёт тяжба, ответственность за опасную структуру на вас.

- Сколько?

- Что сколько?

- Консервация или как вы сказали?

Старушка насмешливо фыркнула:

- Бесплатно.

Ой ли? Не верю.

Чиновница вернулась к отставленному чаю.

- В идеале, — начала она, через слово прерываясь на мелкий глоток, — нужно провести полное очищение, и о проблеме можно будет забыть. Как вы, вероятно, без меня знаете, очищение проводят только очень сильные маги и за очень большие деньги. Мэрия денег не даст. Дешёвая альтернатива очищению — консервация. Опять же, вы можете оплатить её из собственного кармана, выбрав вариант блокировки и экранирования, который вас больше устраивает, и получить полную свободу действий, разумеется, с учётом ответственности за некачественную консервацию в случае прорыва нежити. Но. Если платить вы не готовы, то мэрия по вашей просьбе возьмёт расходы на себя, — старушка сделала выразительную паузу.

- И? — не выдержала я.

- Вам придётся соблюдать жёсткий режим магического фона в доме.

- Иными словами, магией пользоваться нельзя? — убито спросила я. — Даже артефактами?

- Вы поняли правильно, барышня. Конечно, не всё так плохо. Те же магические светильники на фон почти не влияют, а вот про работающую на магической энергии плиту придётся забыть. И, если надумаете обратиться в мэрию, советую запастись дровами и поставить печь. Вот, прочитайте и подпишите, что ознакомились.

Есть ли жизнь без магии? Артефакты существенно облегчают быт, но пользуются ими в основном состоятельные. У нас с мамой артефакты были, но полагаю, я смогу обойтись и без них. В первую очередь дом мне нужен, чтобы ночевать, так что как-нибудь выкручусь. Готовить я изначально не собиралась — не умею.

- Раз согласны, завтра после обеда, к вам придёт наш маг, обновит чары и установит измеритель магического фона.

- Спасибо за помощь.

Старушка улыбнулась и развела руками, мол, чем могла. От неё я вышла скорее озадаченная, чем расстроенная. Справлюсь.

Водопроводчиков я пригласила тоже на послеобеденное время. Надеюсь, нескольких часов им хватит, и вечером я позову уборщиц. Успеют отмыть комнату — смогу заселиться. Сегодня мне придётся переночевать в гостинице…

Утром я проснулась ни свет ни заря, хотя обычно люблю поваляться до полудня. Впрочем, про старые привычки пора забыть. На учёбу вставать рано. Я потёрла переносицу. Я не хотела уезжать из родного города, не хотела становиться магом, но… Иногда приходится принимать неприятные, но правильные решения. Мечтой рисовать в маминой студии пришлось пожертвовать.

Мама растила меня одна. Мы хорошо жили, небогато, но в достатке. Главное, мы были маленькой очень счастливой семьёй. Мама на заказ расписывала ткань, я ей помогала, а недавно абсолютно самостоятельно выполнила первый в своей жизни заказ. Своё будущее я однозначно связывала с батиком, но… Ты строишь планы, а судьба замахивается гигантской мухобойкой и расшибает их в лепёшку.

Однажды вечером мама пришла позже обычного и сказала, что её вынудили продать студию. Рассказывать подробности она категорически отказалась, но я уяснила самое существенное: нам угрожал маг и на достигнутом он не успокоится, а значит я должна разобраться с проблемой и для начала научиться давать отпор ему и ему подобным. В тот же вечер мы уехали. Мама перебралась в столицу, а я отправилась учиться. В идеале мне нужна кафедра боевой магии, но поступить удалось, куда удалось. Не страшно. Шквальный ветер и шаровая молния в моих руках станут смертельно опасным оружием.

Разлёживаться нечего, на сегодня у меня вновь запланирована куча дел. Я встала, потянулась, быстро привела себя в порядок, оделась, закинула сумку на плечо и, окинув прощальным взглядом комнатушку, давшую мне на ночь приют, спустилась в столовую, а после лёгкого завтрака отправилась в академию. Секретарь, получившая от меня в подарок расписанный мамой шейный платок, по секрету шепнула, что в первые дни учёбы поступивших разделят на две неравные подгруппы. Большинству светит специализация на предсказании погоды, и лишь пятерых-шестерых возьмут на кафедру управления погодой. И поскольку я собираюсь попасть в число избранных, а необходимого уровня не имею, придётся напрячься и заранее подготовиться.

Секретарь пояснила, что последние два года распределение проходило довольно просто: на полигон приглашали всех желающих записаться в спецгруппу, преподаватель показывал собравшимся матрицу заклинания вызова дождя и принимал тех, у кого сходу получится продемонстрировать наилучший результат. Вряд ли в этом году что-то изменится, так что мне нужно практическое пособие по управлению погодой, а следовательно дорога мне в библиотеку.

Территория академии вновь была безлюдна. Даже не верится, что кто-то появится, когда начнётся учёба, настолько вид запущенный. Я обошла несколько корпусов, пока не сообразила, что мне нужно в приземистое одноэтажное здание, стоявшее в стороне от остальных. Библиотека, якобы одна из лучших в стране… Как меня угораздило? Я поднялась по растрескавшимся ступенькам, толкнула дверь. Кулон на миг мягко вспыхнул, замок громко щёлкнул, и дверь поддалась. Я вошла в просторный холл и присвистнула. Такое чувство, что оказалась в своём новоприобретённом доме. Пылищи… Уборки не было не век, конечно, но пару лет точно.

А где библиотекарь? У нас тут самообслуживание? Каждый шаг разносился по холлу гулким эхом. Я прошла вперёд. На самом видном месте висел информационный стенд. Действительно, самообслуживание! Ничего себе. Я приуныла. Одно дело прийти и сказать, какая книга мне нужна, совсем другое — искать самой, имея весьма смутные представления о желаемом. К счастью, с учебником серьёзных сложностей не возникло: книги, рекомендованные преподавателями для подготовки к занятиям, размещались в отдельном зале. Всего-то пятнадцать минут поисков, и я отыскала нужную полку.

Книги хранились под прозрачной защитной плёнкой, переливающейся всеми цветами радуги. Следуя инструкции, я приложила подвеску к выемке в полке. Магическая завеса тотчас раздвинулась, позволяя взять выбранный учебник. Отлично. Не сходя с места, я открыла оглавление. Введение, общие положения, всё не то. Нашла! Базовое заклинание вызова дождя. Теоретическую вводную я пропустила, сразу перешла на схему построения матрицы и, вглядевшись в чертёж, мысленно ругнулась: схема оказалась весьма сложной, с наскока такую не воспроизвести. Ладно, никто не обещал, что будет просто.

Я зажала страницу пальцем. Изначально я хотела вернуть учебник сразу, как только прочитаю про дождь, но планы придётся скорректировать. Последнее время только и делаю, что их корректирую.

Читальный зал «порадовал» привычным видом запустения. Я с сожалением достала из сумки свой чистый носовой платок и протёрла столешницу ближайшего стола. Не книгу же пачкать. Садиться в грязь я точно не буду, перечертила схему на лист стоя, убрала учебник в сумку. Всё: можно приступать к тому, ради чего пришла.

Я вышла на улицу. Лицо обдул прохладный ветерок. Я глубоко вдохнула. По-хорошему, опробовать новые заклинания следует на полигоне, но тащиться в очередное заросшее пылью помещение категорически не хотелось. К тому же я не собираюсь всерьёз вызывать дождь, моё дело — научиться формировать матрицу заклинания, а это безопасно. Заклинание начинает работать, только после напитки энергией, а до этого оно пустышка и живёт исключительно в голове мага. Собственно, именно поэтому я не слишком переживаю, что дома практиковаться нельзя: никакая близость консервирующих чар не мешает отрабатывать построение матриц.

Устроившись на ступеньках учебного корпуса, я прикрыла глаза, сосредоточилась и попыталась воспроизвести матрицу со схемы. Естественно, у меня ничего не получилось. Я открыла один глаз, сверилась со шпаргалкой, вновь предельно сконцентрировалась на цели, попыталась снова. И снова матрица получилась неполной и неправильной. Приблизиться к эталону я смогла только попытки с двадцатой, если не с тридцатой, удовлетворительным я сочла результат ещё через полчаса.

Попробовать, что ли? Маг я слабый, крошечная тучка никому не повредит. И вообще, раньше я прекрасно обходилась без всяких полигонов. Я ещё раз сверилась со схемой, воспроизвела матрицу и направила в неё силу. Посмотрим… Энергия, согревая, устремилась вдоль по позвоночнику по основному энергетическому каналу к голове, затем хлынула по правой руке в пальцы и дальше во внешнюю среду. Я направила сфокусированную силу на уровень первого этажа, выше мне не нужно.

В воздухе быстро сгустился туман, собрался в стремительно разбухающее кучерявое облако. Я с восторгом смотрела на результат, до последнего не верила, что получится, а тучка размером с подушку вышла загляденье! Идеально с первого раза. То есть не с первого, конечно, до этого было полсотни проб, но это первая попытка напитать матрицу силой. Тучка окончательно почернела. Сейчас хлынет дождь. Я предусмотрительно поднялась и отступила в сторону, не хватало самой промокнуть и учебник намочить. Всё-таки я молодец.

Дверь корпуса внезапно открылась. На улицу вышел тролль. Только у них вместо нормальных носов непропорционально-здоровенные довольно уродливые шнобели. Первый миг я опешила. Что он тут делает? Спохватилась: важно, что тут делаю я.

— Назад! — я даже рукой махнула.

Предупреждение оказалось ошибкой. Тролль мог пройти вперёд, но из-за моего окрика он остановился точно под тучей. В тот же миг вода хлынула из неё, как из отжимаемой переполненной губки. Был тролль сухой, а стал насквозь мокрый. Я отстранённо подумала, что с матрицей я всё- таки накосячила. Вода, которая должна была выливаться постепенно капля за каплей, обрушилась единым мощным потоком. Упс. Большой упс.

Глава 4

Тролль уставился на меня с нехорошим прищуром. Я понимаю, что глубоко неправа, но капля, зависшая на самом кончике его здоровенного носа так забавна. Что он вообще тут делает? Бекия — территория людей. Ничего не имею против представителей других рас и смесков, но… С троллями всё сложно. Они наши соседи, и уже только этим всё сказано. А уж если добавить, что Хрустальное крупнейшее королевство на материке, раз в пять больше Бекии, и что оба государства — осколки распавшейся Алмазной империи, в простонародье Тролльей. При таком историческом багаже просто не может быть легко.

- Адептка, — протянул он. — нарушаем Устав?

Ранняя осень. Солнце хоть и припекает, стоять облитым водой должно быть очень холодно. Вот почему бы ему не позаботиться сначала о себе и не уйти сушиться? А нарушение Устава — это очень нехорошо. Только сначала докажи. Пусть обвинения сто раз справедливы, вслух я этого никогда не признаю и буду отпираться до последнего. Прости, парень, хоть и виновата, но начинать учёбу с выговора мне никак нельзя.:

- Нет, не нарушаю. Я очень сожалею, что невольно стала причиной произошедшего, — что, кстати, чистая правда, сожалею. — Прошу прощения, особенно за свою невнимательность. Я могу чем-то помочь? Чай горячий принести?

- Не нарушаешь? — поразился он и отчеканил. — Тренировки разрешены исключительно на полигоне!

- Разумеется, — согласилась я, — но тренировка — это многократная отработка заклинания, а небоевую магию можно использовать свободно. Я призвала дождь, чтобы увлажнить воздух, — ничего умнее сходу не придумалось. — Использовала магию ровно один раз. Косвенным подтверждением моих слов может служить тот факт, что заклинание создано успешно.

У тролля дёрнулся уголок рта, на миг стал виден кончик клыка. Не как у вампира, но всё же. Тролль мотнул головой, капля-таки сорвалась с носа. Он явно злился, но оспаривать мои возражения не спешил. Тролль выставил ладонь, вероятно, считывая магический фон.

- Представься, адептка.

А должна?

Тролль молча приподнял край мокрого рукава и продемонстрировал мне браслет. Точно такой же я видела у магистра Лифи. Шнобель преподаватель?! Да с какой стати? И вообще, выглядит очень молодо, скорее на старшекурсника похож. Хотя что я вообще знаю? Ладно, выясню, кто такой и с чем его съесть.

- Адептка Андреа Дари.

- Я запомнил, — тролль круто развернулся и скрылся в учебном корпусе. Наконец-то.

Я выдохнула: трудности я себе нажила, но выговора избежать удалось, уже хорошо. Надо же так попасть! Время ещё позволяло, и я решительно повернула в администрацию. Секретарь, госпожа Шелли, та ещё сплетница. Я постучалась в приёмную, заглянула. Секретарь сидела в обнимку с чашкой и наслаждалась непыльной работой.

- А, Андреа! Проходи, дорогая. Чаю?

Что подарки с людьми делают. Обязательно порадую Шелли в первый учебный день, да и потом надо периодически подкидывать ей конфеты и прочие вкусности.

- Здравствуйте, госпожа. Спасибо, но я на секундочку. Я подумала, что лучше вас меня никто не сориентирует, — лесть лишней не бывает, к тому же я говорю вполне искренне.

- Что случилось, дорогая?

- У учебного корпуса я увидела молодого тролля с преподавательским браслетом. Он действительно работает в академии? Кто он?

- Понравился? — секретарь поняла мой вопрос по-своему и подмигнула. — Дело твоё, но я бы не стала на такого заглядываться. Он птица высокого полёта.

- В смысле?

- Я же тебе рассказывала, что нас должны были закрыть. Сначала из столицы пришёл приказ об отсрочке, подписанный лично кнезом, а два дня назад приехал носатый с документами из министерства. Харп Лазурит, это его так зовут, будучи подданным Хрустального короля, с какой-то стати зачислен к нам и приписан к кафедре Общей магии. Что, к чему и почему никто не знает, но явно что он появился неспроста.

— Да уж.

- Смотри сама, но я ставлю на то, что выше временной любовницы ты не прыгнешь.

Тьфу! Хотя лучше пусть думает, что он заинтересовал меня как мужчина, чем рассказывает всем встречным-поперечным, как я вылила ему на голову ведро воды. Уверена, самые фантастические подробности будут придуманы и рассказаны с особым смаком.

- Спасибо. Я знала, что вы мне поможете. Госпожа, всего доброго.

- Беги, дорогая. Заглядывай, как будет время. Кстати, платочек чудо как хорош.

Я улыбнулась. Намёк понятен. Шелли на прощание даже помахала.

Несмотря на задержку в академии, домой я вернулась к сроку, правда пообедать нормально не удалось, пришлось восстанавливать потраченные на тучку силы всухомятку на ходу мясной кулебякой. Могла не торопиться… Первым, с опозданием на полчаса прибыл маг. Мужчина аж перекосился, увидев, куда я его приглашаю, проворчал пару ласковых, но в подвал спустился, недолго поводил руками и заверил, что наложенные его коллегой консервирующие чары в полном порядке. Экранировка была услугой платной, поэтому маг ограничился установкой измерителя магического фона и поспешил выйти на улицу:

- Значит так, вот акт о проделанной работе, держите. А вот разъяснение по поводу возможности применения магии в доме, прочитайте и отдайте мне. Кратко поясняю: разрешено использовать только те заклинания и артефакты, чьё влияние на магический фон не регистрируется стандартными измерителями. Я вам бесплатно оставляю более чуткий измеритель. Как только он сработает, немедленно всё прекращайте.

- А если магию применят на улице неподалёку от дома?

- Даже при очень серьёзной нагрузке консервация продержится около получаса, за это время к вам прибудет бригада быстрого реагирования. Если вашей вины в нарушении режима фона не выявят, то и никаких претензий к вам тоже быть не может. Не беспокойтесь вы так. Дом почти два века стоял и ещё простоит.

Маг хотел попрощаться, но нас бесцеремонно прервали.

- Вы хозяйка? Водоснабжение.

Маг мученически закатил глаза, ругнулся и почему-то остался. Проконтролировать, как он сказал. Спасибо, конечно, но я заподозрила, что не всё так гладко с консервацией, как меня пытаются убедить.

- Ну и грязища! — донесся до меня возглас бригадира.

Я только плечами пожала.

- Хозяйка!

Я извинилась перед магом и поспешила на зов.

— Да?

- Что с водопроводом делать? У вас сейчас спальня там, где была кухня. Трубы в другую комнату тянуть что ли?

- Нет, не стоит. Восстановите, пожалуйста, как было.

Рабочие тотчас с двух сторон ухватились за хлипкий с виду шкаф, перекрывавший доступ к крану. Ножки мерзко заскребли по полу, одна моментально отвалилась и покатилась. Шкаф перекосился ещё больше и с грохотом развалился на части. Бригадир, не сдерживая выражений, выругался.

- Зато место освободили, — вздохнул я. — Я не в претензии.

Мужчины заметно обрадовались.

Подачу воды мне наладили через два часа. Примерно так я и рассчитывала, когда назначала время. Я проводила рабочих, мага, искренне поблагодарила за помощь. Ванная и кухня после их ухода стали выглядеть странно: грязь и вековое запустение, но из стены торчит новенький блестящий кран.

Теперь уборка. Сама я горбатиться не собиралась, поэтому закрыла дом и отправилась по ближайшим трактирам. Уверена, тамошние уборщицы не откажутся подработать, заодно сразу же увижу, насколько тщательно они убираются. Начала с трактира, в котором вчера обедала, там мне понравилось: девушка старалась на совесть, для столов и стульев у неё были разные тряпки, руки в мозолях.

Я выбрала столик у стены.

- Протрите здесь! — крикнула я, хотя деревянная поверхность была чистой.

Уборщица примчалась чуть ли не бегом. Попадает за грязь? Похоже, она одна на всё помещение. Вот кому по-настоящему не повезло в жизни. Одного взгляда на девушку хватило, чтобы понять, что все мои проблемы, не считая угрожавшего маме мага, блажь чистой воды.

- Хочешь подработать? Нужно вымыть комнату. Плачу десять медных Арсов.

Первый момент девушка обрадовалась, но тотчас сникла:

- Мне ещё два часа работать, госпожа.

Я прикинула:

- Устраивает, — я продиктовала адрес. — Запомнила? Приходи сразу с ведром, тряпками и моющими средствами, — я вручила ей три медяка. — Это на покупки, оплата за работу после уборки. Можешь прийти не одна, подруге заплачу столько же.

- Спа-сибо, госпожа. Вы очень добрая! — девушка воровато огляделась и ловким движением спрятала монеты в декольте. — Я вас не подведу, госпожа!

- Уж постарайся. Понравится — буду звать часто.

Девушка закивала и упорхнула, легко обогнув спешащую ко мне официантку:

- Что будете кушать, госпожа?

Я сделала заказ.

Два часа — на что потратить? Ожидая, пока принесут обед, я ещё раз внимательно перечитала оставленные магом документы. Не хотелось бы напороться на штраф из-за глупой ошибки. Передо мной поставили котелок с запечённым в печи мясом. Я на время отодвинула документы и сосредоточилась на обеде. Практикующие маги едят много, потраченную энергию постоянно требуется пополнять, а то недолго помереть от истощения.

Народу в трактире было немного, каждый третий стол пустовал. Я решила, что трактирщик не обидится, если я задержусь. К тому же я будущий постоянный клиент, если не найду заведение получше, ко мне должно быть особое отношение. Я отдала грязную посуду и заказала чай. Вот теперь можно закончить с документами и почитать учебник. Во-первых, надо найти ошибку в матрице заклинания вызова дождя. Почему вода вылилась разом как из ведра? Во-вторых, начну читать с самого начала, каким бы занудным ни оказался учебник, когда речь идёт о магии, читать надо полностью, чтобы потом не напортачить.

Время прошло незаметно. Я успела узнать, что управление погодой — сложнейшая дисциплина, включающая десятки подразделов. Кто-то вызывает в засуху дождь, кто-то на праздниках обеспечивает ясную погоду, кто-то направляет ветер в паруса, кто-то предотвращает извержение вулканов — всё это разные специальности, которые, судя по всему нашей спецгруппе, если я в неё ещё попаду, не светят. Вообще странно, что Академия погодной магии пришла в упадок. Много магов-погодников не требуется, но всё же они нужны. Почему же единственная на весь мир уникальная академия закрывается? Эх, не о том думаю. Моё дело маленькое: научиться себя защищать.

Официантка время от времени подходила и доливала кипяток, пока чай в чайнике не превратился в безвкусное пойло. Я отставила чашку. Пожалуй, пора. Два часа скоро истекут, девушка придёт убираться, а мне нужно успеть заскочить в лавку бытовых артефактов и купить светильник, потому что на свечи я категорически не согласна.

Можно ли верить рекомендациям риэлтора? Теоретически, да — даже при сделке мне не врали, а просто не предоставили полной информации. Если бы я спустилась в подвал, как предлагала риэлтор, я бы всё увидела. Решено: начну с рекомендованной лавки. По крайней мере посмотрю, уж в артефактах я должна разбираться получше, чем в домах. К тому же при ближайшем рассмотрении лавка мне понравилась: окно превращено в витрину, у двери лежит коврик. Продавца о моём приходе оповестил мелодичный колокольчик. Торговец появился из служебного помещения. Мужчина выглядел лет на сорок, тощий, с густыми, срастающимися на переносице бровями.

- Здравствуйте, — первой поздоровалась я. — Простите, а вы родственник магистра Лифи?

- Племянник. Дядя преподаёт в академии, а я всегда увлекался артефакторикой и вот, открыл своё маленькое дело. Вы, видимо, адептка?

- Поступила на первую ступень, мастер Лифи.

- Чем могу помочь?

- Мне нужен светильник с минимальным влиянием на магический фон. В доме законсервирована нестабильная структура.

- Полноценная чистка — дорогое удовольствие, — понимающе кивнул Лифи. — Какой именно светильник нужен? На всю комнату или рабочий стол освещать?

- Лишь бы я могла спокойно читать и писать.

- Минуту пожалуйста.

Артефактор ненадолго скрылся в служебном помещении и вынес несколько поставленных друг на друга ящиков. В первом лежал светильник, сделанный в форме подсвечника. Зажигавшиеся огоньки принимали форму язычков пламени. Я постаралась не кривиться. Не понимаю подобной тяги к имитациям.

— А поярче можно?

Про себя я отметила, что верхний свет артефактор не убрал, то есть в полной мере подсвечник не оценить. И тут обувают.

Сработал оставленный магом из мэрии измеритель.

- Нет, однозначно нет.

Артефактор убрал подсвечник и из следующего ящичка извлёк шар, размером со среднюю дыню. Шар сначала замерцал, потом свет стал ровным, но насыщенным сине-фиолетовым. Я представила шар подвешенным к потолку моей спальни-кухни. Жуть… Измеритель не отреагировал.

- Подходит! — обрадовался Лифи.

- Боюсь, что совсем не подходит, — возразила я..

- Уверен, вы привыкнете. Конечно, оттенок… Зато у этого светильника самое минимальное влияние на фон, то, что вам нужно. Другие, которые принёс, даже предлагать не буду.

Я покачала головой и создала светлячок. Матрица простая, давно отработанная. Дома я предпочитала комфорт, но, может, пора вспомнить, что я маг и самой о себе заботиться? Послушный моей воле огонёк засиял ярче, давая спокойный дневной свет. Идеально.

Сработал измеритель.

- Вот видите, — вздохнул мастер Лифи, с сочувствием глядя на мои потуги, и вдруг оживился, — Я понял, что вам нужно! Никуда не уходите!

Вообще-то я тороплюсь. Неужели придётся соглашаться на синий кошмар? Не для себя, разумеется, для уборщицы. Если стоит в пределах разумного… Артефактор метнулся в подсобку и пропал минут на пять. Я всё больше раздражалась. Девушка, конечно, подождёт, но мне хочется закончить с делами поскорее. Завтра первый учебный день.

Мастер Лифи вернулся с ещё одним ящиком, из которого извлёк фонарь. Опять имитация?

- Едва нашёл, — похвастался артефактор. — Это совсем не то, что вы думаете.

Я думаю, что подобные поделки — это дурновкусие. Артефакт должен выглядеть как артефакт, а камин быть настоящим, не подделкой.

- Эту вещь я сделал для своего сына, когда начал учить его магии. Это не светильник, как может показаться, а полноценный экран, блокирующий первые неудачные опыты. Большого напора, разумеется, не выдержит, но ведь вам нужно другое. Правильно?

- Сколько?

Я отвинтила крышку, прижала к открывшемуся отверстию ладонь и создала настолько мощный огонёк, насколько смогла. Завинтила крышку. Измеритель продолжал молчать.

- Пять серебряных Арсов.

- Сколько?! — изумилась я и отступила на шаг.

- Шучу. Два серебряных.

Уже ближе к истине. Ещё немного поторговавшись, я выбила себе скидку как будущей коллеге и будущей постоянной клиентке. Весьма довольная итогом, я поторопилась к дому. Где меня уже ждала уборщица из трактира. Девушка стояла под дверью и нервно теребила ручку металлического ведра.

- Добрый вечер, госпожа! — обрадовалась она моему появлению.

- Извини, что опоздала.

Я подняла фонарь повыше и осветила вход.

Глава 5

Мягкий свет залил коридор, осветил вековую пыль, и девушка, увидев, что именно ей предстоит отмыть, повернулась ко мне с выражением лёгкой паники на лице. Да, ей можно только посочувствовать. Любой, кого жизнь не загнала в тупик, отказался бы от подобной подработки. Я плачу щедро, если сравнивать с обычной ставкой уборщицы, но масштабы-то совсем другие. Подмахнуть следы, оставленные сапогами гостей — одно, вычистить свалку — совсем другое. Сюда бы бригаду уборщиков с бытовыми артефактами, но, во-первых, магией пользоваться нельзя, во- вторых, эти ребята себе цену знают. Надо будет девочку отблагодарить дополнительно: когда обновлю гардероб, старые вещи ей отдам. Худшее из моих платьев лучше, чем то, что она носит. Уверена, девушка будет счастлива.

- Сегодня только комната, да и та, наверное, не полностью. Здесь дел минимум на неделю, — пояснила я. — Устроит?

- Конечно, госпожа! — девушка с готовностью закивала, — такая подработка на дороге не валяется.

- Проходи. Вторая дверь. Завтра ты работаешь? — уточнила я, окончательно прикидывая план действий.

- После обеда, госпожа.

- Отлично. Сейчас моешь вон тот угол и протираешь кровать. Больше не нужно. Утром я уйду на учёбу, а ты займёшься полноценной уборкой. Завтра отмываешь абсолютно всё, начиная с потолка. Про окна даже не говорю.

По-хорошему стоило бы уйти, незачем дышать пылью и смущать девушку своим присутствием, к тому же даже присесть пока негде, но я боялась оставить артефакт без присмотра. Дело даже не в штрафе, который лишит меня оставшихся денег. Нежить — вот что по-настоящему страшно.

Девушка старалась на советь, она буквально вылизывала пол, постоянно прополаскивала тряпку, часто меняла воду. Я, не удержавшись, широко зевнула. Скорей бы уже лечь… Завтра начинается учёба. Может, я зря не осталась в гостинице? Да нет, дом нужно приводить в порядок как можно скорее, встану пораньше — и достаточно.

- Госпожа? — девушка выполнила всё, что я указала и замерла, ожидая замечаний или одобрения.

- Молодец, — я похвалила её, не жалея слов, расплатилась, причём отдала и аванс за завтрашний день, ещё раз зевнула, и проводила девушку до выхода.

Вернувшись в комнату, я осознала, что упустила один немаловажный нюанс: у меня нет при себе постельного белья. Я рассчитывала, что его выдаст хозяйка, у которой я поселюсь, но придётся покупать. Туман всё пожри! Подумай я о таких мелочах раньше, сейчас бы радовалась жизни в съёмной комнате. На кровати лежал матрац, вероятно, такой же древний, как и грязь. Постелила плащ, благо он у меня плотный и никакую заразу не пропустит, погасила свет, легла и отчётливо ощутила, что «начинка» матраца давно свалялась в неровные комья. Гадость… Я покрутилась, но найти более удобную позу так и не смогла. Мысленно плюнула, повернулась на бок, укрылась шерстяной юбкой. Я хоть засну?

Не знаю, сколько я таращилась в темноту и кляла свою глупость. Больше никому не позволю сбить себя с толку. Если я пойду покупать выходную сумку, то куплю именно её или не куплю ничего, но ни за что не стану приобретать вместо сумки дорожный мешок, саквояж или кофр, каким бы заманчивым ни казалось предложение.

Что-то скрипнуло. Я вздрогнула, настороженно прислушалась. Нет, вновь тихо. Никогда раньше не боялась ночевать одна, но раньше я никогда не оставалась в старом полузаброшенном доме, из подвала которого в любой миг может вылезти нежить. Вновь то ли послышался, то ли почудился скрип. Я приподнялась на локте, подождала, легла обратно. Плюнуть на всё, снять комнату? Придётся так и поступить, если не привыкну.

Усталость взяла своё. Я всё-таки провалилась в тяжёлый тревожный сон без сновидений. Кажется, я несколько раз просыпалась. Не помню. Утром меня разбудил громкий ритмичный стук. Я нехотя открыла глаза. Придушу того, кто мешает мне спать. Стук два раза повторился, а затем прекратился. Я начала вновь уплывать. Хорошо, что не потребуется никого душить… Осознание, что уже утро и пора на учёбу, подбросило меня на кровати не хуже выплеснутой на лицо ледяной воды. Я спрыгнула с кровати, покачнулась от резкой смены положения, тряхнула головой.

Стук больше не повторялся. Наверное, уборщица. Девочка, только не уходи! Я вывалилась из спальни в коридор, чуть не пропахав носом — запуталась в упавшей на пол юбке, добралась до входной двери. Открыть не получилось, поскольку замок заело. Проклятие! Ещё и за его замену платить. Я кое-как открыла дверь.

— Эй!

Девушка дошла уже до начала улицы. Ещё бы немного, и пришлось бежать следом. Не факт, что догнала бы. Девушка обернулась, и я активно замахала. Не упустила, слава богам!

- Доброе утро, госпожа. Простите, что разбудила. Я думала, вы пойдёте в академию к началу.

- Доброе. Ты молодец, с меня причитается. Я проспала. Пару минут подожди и приступай.

Сколько времени? Я заскочила в ванную, умылась, влажными ладонями пригладила вихры. Зеркала у меня нет. Наверное, к лучшему. Думать не хочу, какое взлохмаченное пугало я увижу в отражении. Я натянула первое попавшееся платье, схватила сумку, благо о тетрадях и пишущих принадлежностях подумала заранее.

- Очень страшно или сойдёт? Только честно. Я не обижусь.

Девушка вытянула торчавший из дорожной сумки шарфик, накинула мне на шею, ловко завязала бантик.

- Так лучше, госпожа.

- Спасибо!

Бежать или брать извозчика? Пока найду кого-нибудь, время пройдёт. До академии близко. Какое- никакое, а преимущество у моего дома есть. Я рванула пешком до конца улицы, потом через проулок, через пустырь, и вот она, дыра, вместо ворот.

Шейли позаботилась, так что расписание я знала, где искать аудиторию представляла. Конечно, я всё равно опоздала, но хоть не плутала по территории. Я нашла нужную дверь, остановилась, выравнивая дыхание.

Осторожно постучалась, открыла дверь. Проклятие! За кафедрой стоял незнакомый седой магистр, по виду на десяток лет моложе магистра Лифи, а чуть в стороне подпирал стену давешний тролль, тот самый, которого я облила из тучи.

Тролль меня узнал, иначе и быть не могло, зло прищурился.

- Проходи, адептка, — старший магистр отнёсся к моему опозданию спокойно.

- Спасибо. Прошу прощения.

Я прошмыгнула на ближайшее свободное место, мимоходом огляделась. По идее, в аудитории сейчас все, кто поступил на первую ступень. Пусть кто-то, как я, опаздывает или вовсе прогуливает. Получается, у меня чуть больше тридцати сокурсников. Не густо.

- Итак, на чём я остановился?

- На программе, — подсказал тролль.

- Точно! Благодарю. Адепты, у вас будет несколько обязательных предметов. Старайтесь посещать лекции и, особенно, практические занятия. Всё-таки для перевода на следующую ступень вам экзамены сдавать. Курсы по желанию… теоретически они есть, но последние три года ни на один курс группа так и не была набрана. Библиотека, полигоны в вашем распоряжении. Вопросы?

Я спрашивать поостереглась, а больше ни у кого вопросов не было.

- Тогда вводную часть на этом закончим. Ваше первое занятие — Общая магия.

Пожилой магистр вышел из аудитории, за кафедру встал тролль.

- Доброе утро, адепты. Я ваш преподаватель Общей магии. Поскольку магистром я ещё не являюсь, обращаться ко мне следует ментор Лазурит. Уясните, пожалуйста, сразу, что халатного отношения к учёбе и, в частности, опозданий я не потерплю. А теперь перейдём к предмету. Кто мне скажет, в чём особенность раздела Общей магии, если мы говорим о классификации?

Понятия не имею. Теория — не мой конёк, как, впрочем, и практика. Сокурсники энтузиазма не проявили.

- Адептка Дари, пожалуйста.

Решил отомстить на занятии? Не удивлена.

- Ментор Лазурит, я не знаю.

- Адептка, это несложный вопрос. Печально, что вы сходу сдаётесь и отказываетесь подумать. Ответ на поверхности. Кто-нибудь ещё?

Тишина.

Я подняла руку.

— Да?

- Можно попробовать, ментор Лазурит?

Тролль кивнул.

- В основе классификации лежит сфера применения того или иного заклинания. Скажем, боевая магия, бытовая, та же погодная. Раздел общей магии объединяет заклинания из совершенно разных сфер. Общее у них одно: всеми этими заклинаниями, как считается, должен владеть каждый маг.

- В целом верно, но над формой ответа стоит подумать. Для уровня первых детских уроков магии — очень хорошо, для академии — никуда не годится.

Я поджала губы. Не могу сказать, что тролль неправ. Мой ответ действительно далёк от идеального. Но ведь и академия по уровню далеко не элитное учебное заведение и, главное, сегодня первый учебный день. С какой подготовкой приняли, с такой и работай, господин ментор.

- Адепты, вы должны получить вот такой сборник, — тролль продемонстрировал нам потрёпанную книжку. — К сожалению, в качестве основного пособия утверждён он, хотя сборник составлен отвратительно.

Хм, господин плюётся словесным ядом из любви к искусству? Ему всегда всё не так, а я просто под руку попала, ещё и с тучей отличилась?

- Занятия будут строиться следующим образом. Я в формате лекции даю общую информацию о разбираемом разделе магии и в конце перечисляю заклинания, которые вы должны освоить дополнительно к тем, которые приведены в сборнике. На следующее занятие вы приносите информационную справку по разделу и подробное описание заклинаний, которые я перечислил. Далее вы на полигоне под моим присмотром отрабатываете заклинания на практике, но не стоит рассчитывать исключительно на занятия из расписания. Многое отрабатывать придётся самостоятельно. И, наконец, на финальном занятии по разделу будет проходить мини-зачёт. Я буду проверять, насколько вы справились. Вопросы?

- А если я завалю зачёт? — ухмыльнулся кто-то с заднего ряда.

- Я запомню, и на переводном экзамене, который ждёт вас в конце года, попрошу продемонстрировать владение заклинаниями, которые удавались хуже всего.

- Неужели?

Я обернулась. Кому там невыносимо скучно спокойно сидеть? Кто хочет огрести? Для меня присутствие таких типчиков даже выгодно, на их фоне я буду смотреться прилежной ученицей. Глядишь, забудет тролль мою оплошность с тучей. С заднего ряда с видом хозяина жизни поднялся крупный розовощёкий парень.

- Вы всего лишь ментор, господин Лазурит, вы можете задавать вопросы, но оценку будет ставить магистр. К вашим услугам, барон Аглис.

- Во-первых, лорд Лазурит. Во-вторых, в стенах академии титул или его отсутствие не имеет значения. Здесь все либо адепты, либо преподаватели. В качестве отработки за нарушение Устава ты лично приводишь холл библиотеки в порядок. Срок даю три дня.

- Да пошёл ты! — возмутился барон.

В нашей крошечной Бекии аристократических родов не так много. Учитывая, что я никак не могу вспомнить фамилию Аглис, род явно захудало-жалкий. Собственно, по наследнику это видно.

Парень, широко шагая, направился к выходу.

- Кто и когда покидает мои занятия решаю только я, — спокойно заметил Лазурит.

Воздушная волна смела барона и впечатала в стену.

- Пожалуй, — тролль искоса взглянул на меня, — для лучшей атмосферы стоит увлажнить воздух.

Над головой с трудом поднимающегося на ноги Аглиса собралась туча и пролилась проливным дождём. В довершении барона накрыл купол тишины. Слышал нас барон или нет, не знаю. Мы его — нет.

- Кто-то ещё хочет что-нибудь сказать, возразить? Нет? Отлично. Как вы уже поняли, общепринятая классификация далека от совершенства, — вот и классификация троллю тоже не угодила, — но ею пользуются повсеместно и нам придётся. Адептка Дари предположила, что заклинания делятся по сферам применения. В целом так и есть, но стоит учитывать, что одно и то же заклинание может применяться в разных сферах. Например, вызов шквального ветра — это и погодная магия, и боевая, а при определённой модификации заклинания ещё и бытовая. Ещё один недостаток применяемой классификации. Собственно, с бытовой магии мы и начнём.

Я записала тему и подчеркнула двумя кривоватыми линиями.

- Заклинания, облегчающие быт, существовали издревле. Основоположником бытовой магии как раздела считается…

До конца занятия, я строчила конспект, едва успевая фиксировать ключевые тезисы. Харп Лазурит говорил быстро, много и всё исключительно по делу. Ни одного лишнего слова, ни одной пустой фразы. Я взглянула на тролля по-новому. Да, в общении он не слишком приятный тип, но нельзя не признать, что он специалист высочайшего класса. Чувствуется, что материал он реально знает и, главное, владеет не только теорией, но и практикой. И как ни крути, именно такой преподаватель мне нужен: если покажу ему, что стараюсь, он, наверное, не откажет в помощи в рамках учёбы.

Я исписала пять с лишним листов, когда, наконец, прозвучало заветное:

- Занятие окончено. Вопросы? Вопросов нет. Не забывайте про задание на дом. Можете быть свободны.

Купол с барона упал, и Харп Лазурит стремительно вышел из аудитории.

- Я его урою, — зашипел взъерошенный мокрый Аглис, предусмотрительно дождавшись, когда за троллем захлопнется дверь. — Он у меня кровью умоется! На коленях просить прощение будет!

Ставлю на носатика. А от барона лучше держаться подальше. Мерзкий типчик. Я побросала тетрадки в сумку и поторопилась на выход. С сокурсниками познакомлюсь позже, сейчас, по-моему, не самое удачное время.

Перерыв между занятиями четверть часа. На чай к Шелли я не успею, хотя хоть бы горячего выпить, раз без завтрака осталась, но с ней нужно обстоятельно посплетничать, презент вручить. В общем, с ней надолго. Я решила потратить время с пользой, сбегала в библиотеку за сборником, отыскала аудиторию, в которой у нас пройдёт «Введение в специальность», выбрала лучшее место по центру на втором ряду, достала тетрадки и, пока есть пять минут, открыла книгу. «Общая магия» у нас каждый день, то есть на завтра я должна сделать информационную справку и найти описания двух заклинаний не из сборника. В идеале надо бы ещё начать отрабатывать их матрицы, но сначала посмотрю, какие ещё домашние задания будут.

Стукнула с силой распахнутая дверь.

- А ты у нас, значит, заучка? — на пороге стоял барон, высушенный и приглаженный.

Глава 6

В каком-то смысле так и есть. В академию я поступила, чтобы выучиться. Только вряд ли сокурсника устроит мой ответ, каким бы он ни был. Как пить дать — прицепится. Я пожала плечами. Барон подошёл ближе, опёрся о край моего стола.

- Это хорошо, что ты заучка, — улыбнулся он. — Сделаешь мне домашнее задание.

Хм, занятно. В целом я даже не против, на основе черновика написать вторую справку дело четверти часа. Себе версию получше, ему — похуже.

- Аванс серебряный Арс, — озвучила я. Не знаю, сколько должно стоить домашнее задание, но титул клиента увеличивает цену минимум втрое.

- Что?! — возмутился он. — Да ты должна благодарить, что я тебе такую возможность предоставил! Ты, безродная-подзаборная… Да, ты…

Зря я раскатала губу на лёгкую подработку. У кого-то проблемы с адекватным восприятием реальности. В принципе, это было заметно сразу. Может, поэтому парня в нашу дыру и сплавили? Я ещё раз пожала плечами. Мама умела найти подход не ко всем, но многим. Жаль, я искусство общения трудными клиентами пока не освоила. Сейчас пригодилось бы. Хотя… Да с какой стати?! В академии адепты равны, а никаких Аглисов я знать не знаю. Чутьё у сокурсника оказалось отменное, я старалась внешне себя ничем не выдать, но моё отношение к себе барон просёк на раз- два.

- Да ты! — он попытался не то схватить меня, не то ударить.

Я отклонилась назад, вскочила. Краем глаза заметила, что мы уже не одни. Успевшие войти сокурсники молча, с любопытством, наблюдали за сценой. Не знаю, чем бы всё кончилось, но вошёл преподаватель.

- Доброе утро, адепты, — поздоровался приятный на вид немолодой мужчина с аккуратной бородкой.

Барон скорчил зверскую рожу, взглядом обещая разобраться со мной позже и убрался на последний ряд.

- Адепты, меня зовут магистр Пальт. Сегодня у нас с вами «Ведение в специальность», если я не ошибаюсь? Что же… Раздел погодной магии объединяет все наработки, так или иначе связанные с погодой, что в общем-то очевидно. Мы постараемся затронуть на лекциях как можно больше аспектов. В библиотеке вас ждёт учебник, называется точно также как наш курс. Брать или нет, решайте сами, ни зачёта, ни экзамена у нас нет, так что можете ограничиться лекциями, если конечно, вы будете их слушать. И да, если будете прогуливать всей группой, то, пожалуйста, заранее предупреждайте, чтобы я не приходил напрасно.

Чем это, уж лучше носатый с заоблачными требованиями.

- У вас сегодня ещё есть занятия? — между тем уточнил магистр.

- Да, — грустно вздохнул кто-то сзади.

- Жаль. Я бы вас отпускал пораньше. Ладно, приступим. Название нашего курса неточно отражает суть…, - начинать с рассказа о том, что название предмету не соответствует — это местная мода и традиция?

Я записала тему, подчеркнула. И в отличии от прошлого занятия больше записывать оказалось нечего. Если тролль говорил только по делу, я едва успевала фиксировать ключевое, то магистр Пальт выдержал минуты три, а дальше нёс что-то бессвязное, отвелчённое и непонятное, перескочил на истории из жизни и, как и грозился, закончил лекцию гораздо раньше положенного срока. Из плюсов: с учётом перерыва у меня полчаса, есть шанс позавтракать, делать что-либо на пустой желудок я не привыкла, голод отвлекает. Из минусов: про специальность с таким преподавателем можно забыть. Полагаться придётся только на себя.

Медленно до меня дошло, что я крупно ошибаюсь. Я ведь не за погодной магией в академию пришла. Мне не нужно будет готовиться, делать домашнее задание, напрасно тратить время, на лекциях я буду садиться подальше и читать полезные книжки. Магистр Пальт просто подарок! Я захлопнула тетрадь, бросила в сумку.

- Заучка, — раздалось над ухом.

О, нет! Я про барона забыла, а он помнит. Урод. Положение оказалось очень невыгодным: я сижу, а он нависает со стороны прохода. Одну руку положил на столешницу, другую — на спинку моего стула. Парень самодовольно улыбнулся:

- Ребята, идите. Я поучу нашу безродную сокурсницу правилам вежливости с глазу на глаз.

Дёрнусь вырваться — успеет схватить. Что же делать?! Сокурсники послушно потянулись к выходу. Ни один не пожелал вступиться. Я мысленно выругалась. Нападения прямо в аудитории я точно не ждала. Страшно стало до дрожи. И самое страшное, что я потеряла ориентиры. Понятия не имею, как поступить. Ответить агрессивно? Не факт, что смогу себя защитить, и уж точно приобрету врага. Но просто не могу позволить всякой падали, пусть хоть коронованной, распускать руки.

Я хотела отклониться назад и ударить. Урод оказался ловчее и грубо ухватил меня за волосы. Я закричала, от боли выступили слёзы.

- Для девки ты довольно симпатичная, — протянул барон.

Он ещё и…

Он дёрнул меня, вынуждая привстать. Я попыталась упереться ладонями в его грудь, чтобы оставить между нами хоть сколько-то пространства. Всё равно что пытаться свернуть быка. Физически барон был в разы сильнее. Он лишь ухмыльнулся.

- Сейчас я тебя отшлёпаю, — пообещал он, — а потом, так и быть, приголублю.

Он притянул ближе и действительно ударил. Шлепок подействовал как лучшее в мире успокоительное. Внезапно эмоции исчезли, я чётко поняла, что не сдамся и не прощу. Гнев и магия слились и жаркой волной прокатилась по позвоночнику вверх к голове, впервые через обе руки в ладони. Это не было заклинание. Я выплеснула чистую силу, заряженную ненавистью и злостью. Я выжимала силу до последней капли, энергетические каналы горели огнём. Наверное, повредила.

Барон закричал в унисон со мной. Выпустил-таки из хватки волосы, оттолкнул.

— Дрянь! — заорал он.

Подняться я не смогла. Миг ясности прошёл, голова закружилась, во рту пересохло. Уши будто ватой забили. Перед глазами стало темнеть. Я успела подумать, что подряд второй обморок от истощения — это очень плохо, и отключилась.

Прийти в себя удалось далеко не сразу. Я кое-как осмотрелась и несказанно удивилась, что лежу в пустой аудитории. Куда делся барон? Я потёрла виски. Голова болела нещадно. Как же мне плохо… Я застонала в голос, но всё же приняла сидячее положение, переждала приступ головокружения и с трудом поднялась. По-хорошему, мне нужно к лекарю, только госпожа Шелли упоминала, что работает он не каждый день и лишь несколько часов. Надеяться, что повезёт? Уж лучше сама о себе позабочусь. Зелья, восстанавливающего энергетический баланс и успокаивающего каналы, у меня нет, придётся обойтись самым минимумом.

Убедившись, что стою на ногах достаточно твёрдо, пошатываясь, побрела к выходу. На улице стало легче. Ветерок приятно обдул лицо. Я сглотнула вязкую слюну, пару минут постояла, и медленно двинулась к корпусу администрации.

Госпожа Шелли скучала на своём рабочем месте.

- Добрый день, — поздоровалась я заплетающимся языком.

- Андреа? — не на шутку встревожилась секретарь.

- Магическое истощение, — пояснила я. — Можно, пожалуйста, очень сладкий чай.

- Само собой. Садись, дорогая. Хорошо, что пришла ко мне. Лекаря-то нет. Ты как так опять умудрилась? — она пододвинула мне тарелку с печением, от души сыпанула в чашку сахарный песок, плеснула заварки и добавила кипятка. — У вас же не должно быть сегодня практики? Носатый зверствует? У, нелюдь.

Хорошо, что Шелли не требовала ответов. Я обняла чашку ладонями, ссутулилась, сделала осторожный глоток. Её болтовня успокаивала, приторная мерзость возвращала силы. Использовать магию я некоторое время не смогу, но в целом я воспряла и самочувствие улучшилось.

- Жалко, что на последнее занятие не попала, — вздохнула я, переключая Шелли на новую тему.

- Не переживай. У вас же там «Погодные явления в природе». Нудная лекция, тем более вводная. Откуда берётся дождь и почему дует ветер, в учебнике прочитаешь.

- Хорошо, если так. Кстати, знаешь уже, что у нас случилось на «Общей магии»?

— Не-ет. Что?

Какая всё-таки Шелли сплетница.

- Ментор Лазурит поцапался с бароном Аглисом, — подавшись вперёд, заговорщицки прошептала я. — Ни за что бы не подумала, что настоящий аристократ выберет нашу академию.

- Аглис? — Шелли сморщила нос. — Да какой он аристократ? Семья настоящих Аглисов погибла. Там мутная история. То ли убийство, то ли трагический случай. Титул перешёл дальней родне, что тоже странно. Не прошло и года, новоявленные бароны перебрались к нам, в Бекию.

- Муть, — согласилась я.

Теперь понятно, почему я не знала об Аглисах — чужаки. Лучше бы и дальше пребывала в неведении относительно их существования. Радует, что кроме громкого имени им похвастаться особо нечем: реального влияния у них нет. Значит, выкручусь.

- Барон клялся, что покажет троллю его место.

- Хотела бы я на это взглянуть.

- Пока что Лазурит показал место Аглису, посадил под купол и умыл дождём.

- О! — в экстазе простонала Шелли.

Я вытащила из сумки белый шёлковый платок с нарисованной по центру пёстрой певчей птицей. К уголку была приколота золотая булавка.

- Госпожа, позвольте поздравить вас с началом учёбы? Мне кажется, совершенно несправедливо забывают, что сегодня торжество знаний — это не только праздник адептов и преподавателей, но и администраторов, без которых академии просто не было бы.

Шелли проглотила грубую лесть, приняла платок и расплылась в счастливой улыбке:

— Андреа, дорогая!

И тут нас прервали. Распахнулась дверь. Лёгок на помине. В приёмную вошёл тролль, пересёк помещение, бросил папку на стол:

- Документы, госпожа Шелли, — повернулся, чтобы уходить, увидел меня, остановился. — Адептка Дари? Чай вместо учёбы? В нагрузку к опозданию прогул в первый же день. Ну-ну.

Я только рот открыла. Ментор Лазурит вышел, довольно громко захлопнув дверь. И ведь не бежать же следом, чтобы объяснить причину, по которой я пью чай, а не сижу на лекции. Мне оставалось только вздохнуть, ещё немного поболтать с секретаршей и попрощаться.

Сладкий чай помог прийти в себя, но восполнять энергозатраты нужно полноценным обедом, поэтому через полчаса я уже сидела в трактире, цедила наваристый куриный бульон и вновь размышляла о ближайших планах. По идее на четвёртое, последнее, занятие я ещё успеваю. Не хочется, но сходить надо. Увижу мерзкую баронью рожу. Я потёрла виски, пытаясь вспомнить, что произошло перед тем, как я окончательно отключилась. Я использовала силу. А дальше? Уничтожить парня мне бы банально сил не хватило, а значит, он ушёл на своих двоих. Вопрос, куда он ушёл: зализывать раны или писать на меня жалобу стражам Бьёка? Надеюсь, первое, но в любом случае разборок не избежать. Хоть бы сегодня они меня миновали. Ладно, прятаться — удел слабых и трусливых. С сожалением отодвинув пустую тарелку, я попросила завернуть мне мясной пирог с собой, расплатилась.

Впервые за день мне улыбнулась удача: у трактира стоял наёмный экипаж, и извозчик согласился довезти меня всего за три медных. Я вернулась в академию, чуть-чуть прогулялась по территории, мозги тоже нужно проветрить, дошла до учебного корпуса, поднялась в пока ещё пустую аудиторию, выбрала место на третьем ряду. Сейчас появятся сокурсники… Стоило о них вспомнить, настроение испортилось. Понимаю, что они мне ничего не должны, но почему ни один гад хотя бы преподавателя не позвал?!

Я выдохнула, успокаиваясь. Моё дело — учёба. Возможно, академию закроют, нас раскидают по другим учебным заведениям и меньше, чем через год, я уже забуду о людях, волей случая оказавшихся в одной со мной группе.

Дверь открылась. Я непроизвольно вздрогнула. К счастью, в аудиторию вошла всего лишь рыжая тощая как жердь девица с узким треугольным лицом. Окинув меня неприязненным взглядом, девушка отвернулась, но долго не выдержала:

- Постыдилась бы! В первый же день кувыркаться, не слезая с парты! И сидит вся из себя довольная.

Что?!

- Аглис на меня напал, — я аж подскочила от такой несправедливости.

- Ой-ой. На приличных девушек, которые держат себя с достоинством, не нападают. Значит хотела и повод дала, — рыжая прошла на последний ряд.

Я как стояла, так и села.

Дверь снова открылась, на сей раз вошли двое. Остальные сокурсники постепенно собирались, занимали места. На меня бросали короткие испытующие взгляды, заговаривать не пытались. Я напряжённо ждала появления барона, но Аглис не пришёл. Чтоб у него кишки узлом завязались.

- Адепты, добрый день. Добро пожаловать на краткий курс поисковой магии. Меня зовут ментор Лифи, — в аудиторию, цокая каблучками, вошла улыбающаяся молодая женщина. — Нам с вами предстоит исключительно практика. Вот, я подготовила, раздайте всем, — преподавательница вручила устроившемуся на первом ряду парню стопку листов бумаги. — Это перечень заклинаний, матрицы которых вы должны найти. Первые пять — к следующему занятию. Теории у нас не будет, поэтому учебника нет. Практика, практика, и ещё раз практика. Кто-нибудь понял, почему вам назначен именно такой курс?

Нет.

- Эх, вы. На самом деле всё просто. Вы — будущие предсказатели погоды, а любое предсказание — это частный случай применения как раз-таки поисковой магии. Будущего, как вы знаете, не существует, поэтому предсказания — очень узкая и специфическая сфера. И лучше, наверное, объяснить на примере. Допустим, маг сформировал матрицу некого заклинания. В период напитки матрицы энергией, если успеете, вы можете её «прочитать» и сказать, какое заклинание будет применено. Думаю, понятно, почему предсказания настолько невостребованы? С погодой чуть иначе. Её возможно спрогнозировать за день, за два, даже за гораздо больший срок, — Лифи сделала паузу. — Поэтому хватит болтать. Приступим. Кто из вас владеет хоть какими-то поисковыми заклинаниями?

Я огляделась. Большинство подняли руки, в том числе и рыжая. Мы пересеклись с девицей взглядами. Видя, что я руку не поднимаю, она злорадно ухмыльнулась. Я отвернулась, перевела взгляд на преподавательницу. Интересно, а она кем магистру Лифи приходится? Дочь? Иногда мне кажется, что я бы хотела жить в большой семье, узнать, кто мой отец. Вся моя семья — моя мама.

Отвлекая от неуместных на занятии отвлечённых размышлений, сокурсник положил на мой стол листе перечнем.

- Отлично! И кто хочет продемонстрировать своё умение? Пожалуйста.

- Адептка Лора Витак.

К кафедре вышла рыжая.

Глава 7

Преподавательница продемонстрировала нам небольшой серебристый футляр, выпроводила рыжую из аудитории и попросила спрятать футляр в чье-нибудь сумке.

- Адептка, возвращайся! Как ты уже поняла, твоя задача — найти футляр.

Рыжая важно кивнула, и, не тратя больше времени, спрятала лицо в ладонях. На несколько мгновений Лора застыла изваянием и, резко распрямившись, указала верное направление, сделала несколько шагов вперёд и ткнула пальцем точно в сумку.

- Уверена? Это твой окончательный ответ? — улыбнулась Лифи.

Сокурсница заметно засомневалась, прикусила губу. Думаю, преподавательница могла бы сбить рыжую с толку, но Лифи лишь по-доброму улыбнулась и подбодрила:

- Меньше сомнений, Лора. Ты всё правильно сказала. Молодец. А теперь, адепты, переверните лист с перечнем заклинаний. На обратной стороне у вас есть матрица поискового заклинания. Она лёгкая, поэтому у вас десять минут, чтобы научиться её формировать. Приступили, время пошло.

Я нехотя перевернула лист и всмотрелась в схему. Головная боль прошла, но сконцентрироваться будет трудно. Хуже другое: нутром чую, что у Лифи в планах практика, а я выжата до предела, и энергетические каналы всё ещё побаливают. Всё же я всмотрелась в схему. Узор нужно запомнить. Прямая переходит в петлю, дальше закорючка…

Десять минут пролетели незаметно. Преподавательница хлопнула в ладоши и выставила на стол три одинаковых перевёрнутых вверх дном непрозрачных стакана:

- Все знают, как играть в напёрстки? Я правила немного меняю. Вы не будете знать, куда именно я прячу шарик, — она продемонстрировала нам чёрную бусину размером с горошину. — Вы должны будете найти его с помощью выученного только что заклинания. Будем вести счёт и, чтобы было интересней, победитель получает от меня приз — пузырёк с зельем, улучшающим концентрацию. Проигравший получит дополнительное домашнее задание.

Вопрос, говорить или не говорить об истощении, отпал. Лучше прослыву неудачницей, чем стану посвящать посторонних в свои проблемы. Может быть Лифи и отнесётся ко мне с пониманием, но об истощении узнают сокурсники, а вот им сообщать о своих слабостях я точно не намерена. Не рыжей. Не остальным, бросившим меня наедине с бароном и даже не подумавшим позвать кого-то из преподавателей.

Первым вышел парень, сидевший ближе всех. Он демонстративно отвернулся, пока преподавательница прятала шарик.

- Прошу, — Лифи начала неторопливо менять стаканы местами.

Парню хватило нескольких секунд, чтобы дать верный ответ и заработать первый балл.

- Следующий, — поторопила Лифи.

Сокурсники один за другим выходили к кафедре и пока справлялись. Как жаль… Я не желала провала никому лично, рыжая не в счёт, но мне эгоистично хотелось, чтобы мой провал был хотя бы вторым.

- Адептка.

Моя очередь.

Я вышла, отвернулась, усилием воли заставила себя смотреть поверх голов, лишь бы взглядом ни с кем не встретиться.

— Андреа, прошу.

Три стакана, и лишь под одним скрывается чёрный шарик. Ловкие руки с коротко стриженными ногтями медленно перемещают «напёрстки» по столешнице. Удача, ты меня любишь? Я указала на стакан, оказавшийся крайним левым. Лифи приподняла его. Пусто.

- Оу, — преподавательница взглянула на меня с лёгкой растерянностью. — Андреа, сожалею. Уверена, со второго раза у тебя получится лучше. Поработай пока с матрицей. Следующий!

Ни со второго, ни с третьего раза у меня, естественно, не получилось. А уровень сложности с каждым разом повышался. Лифи увеличила количество стаканов, скорость перемещения, ограничила время ответа. Я так ни разу и не угадала. Начали ошибаться другие, но мне это уже ничем не поможет. Зря я, наверное, пришла. Хотя нет, получить список — тоже важно. Я украдкой достала сборник заклинаний общей магии, положила на колени и остаток занятия провела с пользой. Наконец, Лифи объявила финальный раунд. Я спрятала сборник, вышла к кафедре, чтобы в последний раз опозориться и финишировать с нулём баллов.

- Андреа, не убегай сразу. Хорошо?

- Да, ментор.

Абсолютным и бесспорным победителем стала Лора Витак. Рыжая не допустила ни одного промаха и принимала от преподавательницы флакон с полной торжества улыбкой и высоко задранным носом.

- Андреа, а тебе достаётся домашнее задание. Первое. Я всё-таки хочу увидеть сегодняшнее заклинание в твоём исполнении. Второе. С тебя доклад «Общие сведения о разделе поисковой магии». Я жду не только письменную работу, но и выступление здесь, у кафедры. На этом сегодня закончим. Адепты, можете быть свободны.

Парень, сидевший на первом ряду, сгрёб тетрадки в сумку и моментально выскочил за дверь. Я тоже собрала вещи, но осталась сидеть. Мимо прошла рыжая, остановилась:

- Ну и кто из нас теперь заучка? — самодовольно спросила она, усмехнулась, не дождавшись ответа, и убралась восвояси. Хотела я спросить, с каких пор «заучка» считается комплиментом, но не стала.

Аудитория опустела. Я подхватила сумку и подошла к преподавательнице.

— Ментор Лифи?

- Андреа, я обеспокоена твоим результатом.

- Сегодня не мой день.

- Нет уж, давай разбираться, почему у тебя не получается.

Туман всё пожри!

- Ментор, большое спасибо за участие. Мне очень жаль, что я невольно ввела вас в заблуждение. Дело не в матрице. Наверное, мне следовало сразу объяснить. При всех я… постеснялась. Простите ещё раз. Я накануне пропустила через себя слишком большой поток силы и, кажется, слегка повредила каналы.

- Вот как? Да, тебе стоило сразу сказать. Я бы освободила…

Преподавательница жестом показала мне встать перед ней, прищурилась. Умеет смотреть энергетические каналы? Вроде бы умение не такое уж и редкое, но всё же. Точнее не так. Увидеть каналы и я смогу, но я не смогу поставить правильный диагноз. Не удовлетворившись беглым осмотром, женщина обошла меня по кругу.

- Тебе повезло, Андреа. Серьёзных повреждений нет, но тебе следовало обратиться к целителю.

- Да, ментор. Я хотела, но в академии он, к сожалению, бывает не всегда.

- Андреа, ты понимаешь, что травмы энергетических каналов — это очень серьёзно? Ты могла лишиться способностей, причём навсегда. Если нет нашего целителя, то беги в лечебницу. Не сейчас, конечно. Я на будущее.

- Да, ментор.

Совет, конечно, правильный, но, увы, непрактичный. В том состоянии, в котором я очнулась, я бы не то что добежать, я бы доползти до лечебницы не сумела. Едва до Шелли добралась.

- Что же, Андреа. Задание тебе придётся сделать. Раз уж ты скрыла проблему.

- Да, ментор. Само собой.

- Можешь идти. Андреа, впредь будь внимательнее и предупреждай о проблемах заранее.

- Спасибо за всё, ментор Лифи.

Хоть с преподавательницей отношения не испортила. Поколебавшись, достала заготовленный платок и расстелила на кафедре.

- Что это, Андреа?

- Мама расписывала. Мне будет очень приятно, если в честь начала учёбы, эта безделушка останется у вас.

- Андреа…

- Это не подарок, — поспешила заверить я, хотя именно подарком платок и был. — Сувенир на память. Преподавательница улыбнулась и, кивнув, повязала платок на шею.

- Спасибо. Очень красиво. Твоя мама настоящий художник.

Вот и хорошо. Я вышла из аудитории, закрыла за собой дверь. Надеюсь, на сегодня неприятности закончились. Я повернула в библиотеку. Информационная справка сама себя не напишет, да и другие задания есть. Для тролля я постараюсь. Он единственный, на кого мне хочется произвести положительное впечатление.

В библиотеке я первым делом взяла учебники, в том числе отыскала и «Погодные явления в природе». Прочитаю вечером, прогул восполню, а сейчас — справка. Я вернулась к информационному стенду. И как тут искать? Полистав тематический каталог, я поняла, что ничего не поняла. Ругнулась, повернула в ближайший зал. Может, по стеллажам сориентируюсь? Указатели есть, а вот у книг названия далеко не всегда говорящие, зато очень манящие. Я потянулась к ближайшему томику с палец толщиной, но, к счастью, быстро себя одёрнула. Я здесь с конкретной целью. Почитать для души успею позже.

По лабиринту стеллажей я блуждала около получаса, пока, наконец, не отыскала в дальнем углу очередного зала раздел, посвящённый общей магии. Всего пять полок. Несколько сборников заклинаний, трактат об истории формирования раздела и хронология включения в него заклинаний из разных областей, биографии теоретиков. Найденные книги разочаровали. Некоторую пользу принёс учебник. Пролистав введение, я узнала, что к «Общей магии» есть два подхода. Согласно первому, это самостоятельный раздел со своей теоретической базой и логикой развития. Тролль явно придерживался второго подхода: объединение сугубо формально и создано исключительно для удобства. Именно поэтому Лазурит задал нам теорию бытовой магии, а не общей.

Бытовой магии в библиотеке отводилось гораздо больше места. Я довольно быстро отыскала описание заклинаний, которые Лазурит дал сверх приведённых в рекомендованном сборнике. Осталась, собственно, справка. Я потёрла виски. Идея сделать идеально перестала казаться такой уж хорошей. Силы не безграничны, самочувствие так себе. К тому же, у меня есть дела поважнее. Дом ещё в порядок приводить… Я выбрала несколько книжек практически наугад, перенесла в читальный зал.

Для полного счастья осталось поработать уборщицей. С прошлого моего прихода пыли не стало меньше, поэтому, ругнувшись в очередной раз за день, я отправилась на поиски тряпки. Раздобыть удалось только воду. Ну и ладно. Тряпку отлично заменил край грязнущей шторы. Я привела в относительный порядок стул и стол у окна, потянулась. Итак, приступи: бытовая магия…

Полтора проклятых часа я угробила на переписывание своими словами умных мыслей из книг. Бессмысленная работа. Вот зачем мне знать, что некто Кйон Йар тысячу с лишним лет назад предлагал считать бытовыми все заклинания, активация которых требует минимальных энергетических затрат и что по его классификации получалось, что некоторые смертельные проклятия — тоже бытовая магия? Дописав финальный абзац, я захлопнула книгу. Справка у меня получилась сумбурной и довольно бестолковой. Часть написанного в книгах я просто не понимала, не хватало базовых знаний. В общем, правильно я решила не лезть из кожи вон, а сделать задание в меру своих возможностей. Я не ленилась, постаралась. На этом и закончим.

Я аккуратно убрала работу в сумку, отнесла книги на место. Осталось найти заклинания из списка ментора Лифи, но с этим я справилась легко, хватило первого же сборника заклинаний поисковой магии. Доклад я сделаю завтра, благо «Поисковая магия» у нас не каждый день.

На выходе из библиотеки я чуть замешкалась, толкнула дверь. Одновременно с улицы дверь дёрнули на себя, я пошатнулась, зацепилась об порог и уткнулась носом в чей-то камзол. Чёрная полоса продолжается… Я подняла голову.

- Адептка Дари?

От падения меня удержал тролль. Я машинально ухватилась за его руку, продолжая смотреть в глаза. Тёмно-карии, с редкими золотистыми прожилками, похожими на солнечные лучики. Зрачки тролля расширились. Я очнулась от внезапного наваждения.

- П-простите, ментор.

- Адептка…

Я отстранилась, извинилась, попыталась обойти преподавателя и поскорее сбежать, только организм вновь подвёл, да и я на тролля смотрела, а не под ноги, как следовало бы. Я оступилась.

- Адептка! — он вновь меня поймал. — Ты почему шатаешься? — и шумно принюхался. — Вроде бы не пила…

Да что он себе позволяет?! Очарование окончательно рассеялось. Да как я могла хоть на миг подумать, что он симпатичный парень чуть старше меня? Один нос чего стоит! А уж гонор и высокомерие ещё длиннее, чем его безразмерный шнобель.

- Под грузом знаний, — вспыхнула я.

Ответил тролль своеобразно — заклинанием. Меня на несколько секунд окутало светящееся облачко. Когда оно рассеялось, тролль смотрел на меня крайне недружелюбно.

- Адептка, что у тебя с энергетическими каналами?

У него опять своих дел нет?

- Слегка переусердствовала с магией.

Тролль молча подхватил меня под локоть и поволок в сторону дальнего учебного корпуса. Куда и зачем не сказал. Я попыталась возражать, но тролль моё несогласие игнорировал, только приказал шевелить ногами. Я уже хотела возмутиться всерьёз. Тролль словно почувствовал. Резко развернул меня, прижал к стене.

Запал потух. Тролль держал дистанцию, но я почувствовала себя в ловушке как с Аглисом. Стало страшно.

- Андреа, — тролль сделал шаг назад.

Дышать стало легче, но страх никуда не делся.

- Андреа, я не хотел тебя пугать. Извини. Но пойти тебе придётся. Ты же не хочешь стать магическим инвалидом?

Как?

- Всё так серьёзно? — он поэтому переполошился?

Отвечать на глупый вопрос Лазурит не стал, снова ухватил меня за локоть и увлёк за собой. Я послушно перебирала ногами, но в то же время не удержалась:

- Ментор Лифи сказала, что каналы сами восстановятся, нужно просто воздержаться от нагрузок.

Я не спорила, просто хотелось оправдаться. О том, что подставляю преподавательницу я не подумала, а когда дошло, фраза уже была брошена.

- Андреа, ты вроде бы умная девушка. Тот факт, что Академия погодной магии ничего, кроме бесполезного диплома не даёт, общеизвестен. Здесь не учат, а нулевой уровень знаний поражает. Заметь, я не об адептах, а о преподавателях. Твоя Лифи чуть больше, чем ноль.

- Не всем же быть великим магам.

- Не всем, — легко согласился Лазурит. — Но, если ты в чём-то не смыслишь, то не надо давать советы, особенно, если ценой ошибки станет жизнь или потеря здоровья.

— А вы разбираетесь?

Кто меня за язык дёргает?

- Разбираюсь. «Оказание первой медицинской помощи» даётся на второй ступени Академии магии при Храме всех богов, я отчислен после четвёртой. Любая лечебница примет меня с распростёртыми объятиями.

Мы вошли в учебную комнату, предназначенную для практических занятий. Тролль сделал короткое рубящее движение ладонью. Поднявшийся ветер сдул пыль и мелкий мусор. Затхлый воздух стал заметно свежее. Тоже хочу так уметь. Раньше жила без магии и не страдала, в академию поступила, чтобы научиться защищаться, а теперь по-настоящему хочу освоить новое. Интересно, а можно совместить магию и батик?

- Адептка, брось сумку и встань ровно.

Тролль, как и Лифи, несколько раз обошёл меня по кругу, надолго остановился за спиной.

- Андреа, ты помнишь свой первый магический опыт?

Он ещё спрашивает? Кто такое забудет? Магия, впервые поднимаясь по энергетическим каналам, жжёт так, что кажется, будто ты горишь изнутри. Я лежала на кушетке и орала, а целитель требовал, чтобы я продолжала и не смела останавливаться, потому что тогда придётся повторять всё сначала и переживать боль заново. Тогда-то я и решила, что не хочу быть магом.

- Помнишь, что после открытия энергетических каналов нужно обязательно упражняться в магии? Сейчас у тебя схожая ситуация.

А ведь правда. Гнев на Аглиса буквально сжигал.

- Обычно каналы растягивают медленно и аккуратно, это и безопаснее, и правильнее. Ты пропустила через себя очень много силы. Каналы расширились за счёт мелких разрывов, — тролль ненадолго задумался. — Это как с переломом. Сама кость срастётся, но скорее всего неправильно. Так и у тебя с каналами. Не пугайся сейчас.

Поняла я одно: будет больно.

Тролль встал близко-близко и положил мне на область копчика ладонь.

Глава 8

Тролль почему-то пах ванилью. Совсем не мужской запах, но сомнений не было — ваниль. Усилием воли заставила себя не дёргаться. Не люблю, когда нарушают границы моего личного пространства, особенно сейчас неприятно, когда перед глазами встаёт рожа Аглиса. Но потерпеть нужно. Тролль ведь для меня старается, хотя не обязан. Хороший он, ответственный. Требовательный и не слишком корректный в выражениях, но такие мелочи я готова простить. Их даже недостатками не назвать.

- Расслабься, — от ладони тролля пошло приятное согревающее тепло. Я вздрогнула, но уже не от страха и дурных ассоциация, а от осознания, что парень для меня делает. Далеко не каждый согласится делиться силой с первым встречным. Всё-таки это очень личное.

Тепло потекло вверх вдоль позвоночника, даря лёгкость и смывая ноющую, давно притупившуюся боль. Парень будто невесомо гладил меня. По телу разливалась блаженная истома. Забывшись, я запрокинула голову и застонала. Никогда подобного не ощущала…

- Андреа, соберись. Сделай мне тучу. Я знаю, ты умеешь.

Что? Тучу? А так хорошо было… Мысленно встряхнувшись, я напомнила себе, что вообще-то меня лечат, собралась и даже сумела воспроизвести матрицу заклинания всего с третьей попытки. Для меня это успех, и, слава богам, тролль ничего не сказал, терпеливо дождался, когда я справлюсь с заданием.

— Активируй!

Надеюсь, он знает, что делает.

Поток энергии резко усилился. Я вскрикнула. К счастью, свободной рукой тролль перехватил меня и удержал на месте.

Я говорила, что будет больно? Стало!

Под напором текущей силы каналы распрямлялись и растягивались. Почти так же ужасно, как в первый раз. На глаза навернулись слёзы. Хотелось вырваться, сбежать и послать Академию в Туман, но я держалась. Уговаривая себя, что осталось чуть-чуть. И вообще, если тролль тратит на меня своё личное время, вытерплю, сколько нужно. Тем более он не только растягивал каналы, пропуская через них собственную силу, но и одновременно исцелял повреждения.

Минута, другая. Тролль убрал руку с моего копчика, и до меня медленно дошло, что всё кончилось. Боль утихла. Я шумно выдохнула, вдохнула, прислушалась к ощущениям. Усталость есть, а в остальном чувствую себя прекрасно. Чудеса да и только.

Тролля я зауважала ещё больше. Хоть теорию я знаю весьма и весьма поверхностно, но даже мне очевидно, что далеко не каждый целитель способен на подобное лечение.

Я несколько раз моргнула, окончательно приходя в себя. Взгляд сфокусировался на туче, про которую я благополучно успела забыть. Тёмно-серое, почти чёрное облако раза в три больше предыдущего, висело под потолком над нашими головами. На получившуюся тучку я уставилась с искренним восторгом. Вот уж не ожидала, что мои возможности возрастут настолько.

- В сторону, Андреа!

- Ментор, она такая чёрная…, - поделилась я своим восторгом.

Лазурит обхватил меня за талию и попытался оттащить. Соображала я ещё отвратительно медленно, поэтому осталась любоваться тучей.

— Андреа!

Предостерегающий крик запоздал. Ледяная вода хлынула мне прямо в лицо. И меня, и тролля окатило с головы до ног. Облако посветлело, скукожилось и пропало.

- Андреа, — застонал преподаватель.

Упс.

Я медленно повернулась к троллю. С меня ручьи текут, с него. Стоим в огромной луже.

- Простите.

- Адептка, ты просто… Это нечто. Я слов не нахожу.

- Я не нарочно.

— Да уж понятно.

Он убрал со лба мокрые пряди, совсем не аристократично провёл пальцами по носу, чтобы с кончика не текло.

Я обхватила себя руками. В мокром стоять холодно и противно. Так и заболеть недолго. Тролль покачал головой, достал из кармана плоский камушек, сжал в руке. Накопитель? Лужа на полу стремительно испарилась, меня обдало волной тёплого воздуха, одежда высохла.

- Ментор Лазурит, спасибо.

- Адептка, я желаю услышать не благодарности, а чёткие и подробные объяснение, почему у тебя были повреждены каналы.

Сказать правду? Пожалуй, кроме Лазурита, мне на барона жаловаться некому. Я как можно короче рассказала о нападении, о попытке защититься, используя силу, о том, что очнулась в одиночестве, с трудом поднялась и едва добралась до администрации.

- Ты сумела справиться и защитила себя, это, безусловно, похвально, но тебе стоит подумать об уроках самообороны, — озвучил он очевидное. Между прочим за этим в академию и пришла.

- Понимаю.

- В ближайший месяц любая чрезмерная нагрузка на энергетические каналы приведёт к серьёзной травме, а ещё одна попытка столь экстремального расширения каналов окончится, скорее всего, их необратимыми повреждениями и, как следствие, потерей способностей.

Я кивнула. Рисковать понапрасну точно не стану.

Тролль внимательно осмотрел меня с ног до головы, обошёл по кругу. Видимо, остался увиденным доволен, потому что разговор на этом мы закончили. Лазурит подобрал мою сумку, легко закинул на плечо, меня подхватил под локоть и повёл из учебной комнаты. Я не сопротивлялась. Конечно, хотелось бы объяснений, идти неизвестно куда и неизвестно зачем, как коза на верёвочке, не слишком приятно, но доверие тролль заслужил, и я решила временно не донимать его вопросами.

Мы вышли на улицу, обогнули корпус, пересекли территорию академии, дошли до оставшегося от ворот провала в заборе.

- Будь она неладна, эта академия, — процедил Лазурит, осмотревшись.

— М?

- Экипажа не взять, — нехотя пояснил он. — Приезжают только к окончанию занятий, и то всего несколько.

- Ментор, не стоит, — я даже смутилась от такой заботы. — Я дойду сама, здесь недалеко.

- Значит, идём, — согласился он и уверенно потянул меня в сторону пустыря.

Я смутилась ещё больше. Забота излишняя, особенно с учётом того, что у Лазурита, до того, как я на него свалилась, были свои дела.

- Ментор, но ведь вы шли в библиотеку, — протянула я.

Тролль интерпретировал мой вопрос совершенно фантастически:

- Моё общество вам настолько неприятно, госпожа Дари?

Он отстранился, выражение лица стало нейтрально-отстранённым.

- Нет, что вы! — наоборот, я только проникаться начала. — Ментор Лазурит, я вам очень признательна. Правда. От всей души. Но я чувствую себя очень неловко от того, что вы тратите на меня столько времени и сил, тем более я уже в порядке.

Лазурит оттаял, вновь подхватил меня под руку, но тон оставался ворчливым:

- В порядке ты или нет, не тебе решать. Я лучше вижу. Идём, адептка.

Больше возражать я не решалась, а потом даже интересно стало, откуда тролль знает, где я живу. Оказалось, я ошиблась. Мы миновали пустырь, пару знакомых улиц, и зачем-то свернули в проулок. Это что получается? Тролль ведёт меня к себе?! Ну не может же он… И снова не угадала. Мы остановились перед дверью, за которой, если верить вывеске, обитала повариха.

Тролль открыл дверь, пропустил меня вперёд, довёл до свободного столика у стены, помог сесть и, как мне показалось, действовал не столько осознанно, сколько по привычке. Я быстро огляделась. Маленькое помещение. Считая наш, всего шесть столиков. Посетителей больше нет. Из служебного помещения выплыла низкорослая крупная дама в белоснежном переднике, повязанном поверх простого светло-бежевого платья. Голову украшал белоснежный чепец. Я впервые в жизни увидела гномку.

- Добрый день, госпожа Шультерс. Андреа, познакомься, госпожа Шультерс готовит для магов, и специалиста лучше не найти во всей Бекии, а возможно, и на континенте.

- Вы мне льстите, лорд.

- Если только самую капельку, — улыбнулся Лазурит. — Госпожа, мне как обычно, а для Андрае нужно что-то особенное. Адептка чуть не пережгла энергетические каналы.

Гномка важно кивнула, сообщила, что придётся подождать и скрылась. Тролль взглянул на меня:

- Андреа, госпожа Шультерс действительно лучшая в Бекиии. К сожалению, мало кто может оценить её мастерство по достоинству, а переехать она отказывается. Как я уже сказал, она готовит специально для магов. Почему-то считается, что для восполнения сил, нам достаточно набить брюхо любой съедобной пакостью. Это не слишком здоровая идея. Поэтому рекомендую столоваться у госпожи Шультерс и только у неё.

Посмотрим сначала на выставленный госпожой счёт. Вслух я этого говорить не стала, пообещала относиться к здоровью предельно внимательно.

- Андреа, сегодня, думаю, ты и сама понимаешь, никакой магии. Тебе противопоказано. Завтра у тебя первое занятие со мной, так что я проконтролирую. А потом… Понимаю, что спрашиваю о личном, но, чтобы нам дальше работать, я должен знать, почему у тебя настолько неразвиты энергетические каналы. Заниматься обычно начинают лет в пятнадцать-шестнадцать. За несколько лет даже при слабых изначальных данных можно достичь неплохих результатов. Ты от природы середнячок, но при этом ничего не делала для своего развития как мага.

- Середнячок? — поразилась я.

Тролль уверенно кивнул:

- Именно. Видно, что ты не занималась, но при этом твоего уровня хватило, чтобы поступить. Даже больше скажу. У тебя потенциал, которому позавидуют многие. Очевидно, что твои родители сильные потомственные маги, и мне не ясно, почему тобой не занимались. Андреа?

Я таращилась на тролля с глупейшим выражением лица. То, что он говорил, никак не вязалось с тем, что я знала о маме. Отцом я особо не интересовалась, ведь лучше поговорить о красках. Думала, раз мама из простых, то и он тоже.

- Мама растила меня одна, — осторожно подбирая слова, начала я. — Дар у неё есть, но очень слабый. По крайней мере она так сказала и при мне магией никогда не пользовалась, только активировала бытовые артефакты. В пятнадцать лет мама начала учиться, но быстро поняла, что толку не выйдет, и переключилась на другое. Я училась магии, потому что самые азы нужны в быту, и, главным образом, потому что в школе меня отправили на «Начала магии» без права отказа. Я собиралась продолжить семейное дело, но не сложилось. Дома начались проблемы. Я поступила в Аадемию не ради погоды или диплома. Я хочу научиться защищать себя.

- Хорошее стремление. А твой отец?

Я пожала плечами. Лазурит продолжил допытываться:

- Мама тебе ничего не рассказывала?

- Она предпочитала о нём не говорить, а я не настаивала.

Появилась гномка с подносом в руках. Разговор пришлось прервать. Тролль улыбнулся поварихе, дождался, когда она сгрузит на стол миски с непонятной похлёбкой, тарелки со вторым, корзинку с сухариками зеленовато-грязно-жёлтого цвета, кувшин, чашки. Лазурит поблагодарил и отдал женщине аж два серебряных Арса. Гномка спрятала монеты в карман передника, пожелала приятного аппетита и удалилась.

Будь монета одна, я бы предположила, что повариха принесёт сдачу. Сейчас сомнений не было: обед стоит аж целую серебрушку. Советуя обедать здесь, тролль сильно переоценивает мои финансовые возможности. О том, чтобы вернуть деньги, я даже не заикнулась.

Тролль придвинул тарелку, и я последовала его примеру. Мутный бульон с белыми хлопьями, бурой расползшейся травой и мелкими кусочками мяса выглядел неаппетитно. Я зачерпнула неполную ложку, зажмурилась, попробовала. На вкус ещё хуже, чем на вид.

- Андреа, зато полезно. Ешь.

Если относиться к принесённому гномой супу как к лекарству, то терпимо. Я честно вычерпала всё до дна и переключилась на второе. Мясо плавало в густом кисло-солёном соусе. Заставить бы повариху саму съесть сей шедевр кулинарии. Или она привычная? Что одному гадость, другому в радость.

Лазурит разлил по чашкам травяной чай.

- Андреа, давай всё-таки вернёмся к тому, на чём остановились. Если твоя мама сказала тебе правду…

Я прищурилась. Лазурит заметил.

- Андреа, я ни в коем случае не утверждаю, что твоя маме тебя обманывала. Но ведь она сама могла знать далеко не всё. Правда?

- Пожалуй.

- Вывод напрашивается сам собой. Способности ты унаследовала от отца.

- Это имеет значение?

Лазурит отпил из чашки.

- Для меня — нет. Возможно, однажды ты захочешь узнать о своём происхождении больше. Теперь у тебя есть отправная точка. Без сомнения твой отец очень сильный маг, при этом чистокровный человек. Таких не так уж и много в мире.

- Давайте вернёмся к магии, — попросила я.

- Дневник гувернёра Сатра Залуяна — это лучшее, что есть по развитию магического потенциала. Завтра возьмёшь в библиотеке и прочитаешь, а послезавтра начнёшь работать.

- Хорошо.

Лазурит сделал несколько глотков чая подряд и спокойно, словно невзначай, заметил:

- Андреа, я мог бы заниматься с тобой индивидуально.

Я поперхнулась. А вот в это уже не верю, точнее в бескорыстность подобного предложения. Получается, тролль возится со мной не по доброте душевной, а из каких-то личных соображений. Увидел потенциал, придумал, как применить себе на пользу.

- Не самый эффективный способ заработка, — отозвалась я, так и не придумав нормального ответа. Лазурит рассмеялся:

- Я не возьму с тебя ни медяшки, Андреа. Но ты права, бесплатно горбатится я тоже не намерен. Разовая помощь — это одно, а постоянная — совсем другое. Я готов взять на себя обязанности твоего личного учителя и помощника. Это означает, что я буду направлять, советовать, подсказывать, но работать будешь ты. Если я сказал, что упражнение нужно выполнить тысячу раз, то ты выполняешь ровно тысячу. Если я сказал прочитать книгу, то ты её прочитываешь. Взамен ты каждый день не меньше двух часов помогаешь мне разбирать архивные документы.

- В академию вы приехали не ради преподавания?

- Разумеется. Ради архива.

Звучит не слишком убедительно. Ни капли не сомневаюсь, что с возможностями тролля получить доступ к архиву не так уж и трудно. Зачем тратить время на адептов? Впрочем, это меня не касается. Лезть в чужие дела я точно не собираюсь, своих по горло.

Помощь в учёбе от выпускника четвёртой ступени Академии магии при Храме всех богов в обмен на два часа работы в архиве Академии погодной магии? Звучит отлично, но не менее отлично звучало предложение купить дом по дешёвке.

Порыться в старых документах даже интересно…

- Я согласна попробовать.

Тролль улыбнулся, протянул ладонь, и мы скрепили сделку рукопожатием.

Глава 9

Лазурит галантно проводил меня до самого дома, и попрощались мы у крыльца. Войти я не предлагала, а тролль и не думал напрашиваться. Он напоследок поинтересовался моим самочувствием и упрямо дождался, когда я войду в дом. Дверь закрылась, в прихожей стало темно, как поздним вечером. Сообразив, что вызвать даже крошечный огонёк не сумею, ругнулась, заперла замки и стала пробираться в комнату на ощупь. Каждый шаг я ожидала, что под ногой что- нибудь захрустит, но мусор не попадался. Дышалось легче, воздух больше не был спёртым, и пылью не пахло. Кажется, девочка из трактира постаралась от души и превзошла все мои ожидания. Когда только успела? Я-то думала, она сделает только спальню.

Жилая комната сияла. Окно было отмыто, и создавалось впечатление, будто стекла и вовсе нет, настолько оно стало чистым и прозрачным. Я неверяще огляделась. Комната не просто выскоблена, она вылизана. Даже потолок, и тот чистейший. Определённо, девушка заслужила премию. Я бросила сумку на пол, вернулась в коридор. Оценить сложно, света не хватает, но всё же видно, что уборка была не менее тщательной. Как она справилась? Заглянула в ванную — та же картина. Я искренне удивилась. Плачу ведь за каждый день работы. Зачем спешила? Растянула бы уборку на декаду — получила бы в десять раз больше.

Заглянула в помещения, отгороженные фанерой, кивнула. Туда девушка без разрешения не совалась. Молодец.

Я вернулась в комнату и прямо в одежде повалилась на матрац. Я недолго. Пять минут полежу, и…

Всё повторилось точь-в-точь как утром: меня разбудил стук со стороны крыльца. Я медленно села, протёрла глаза. Сколько же я проспала? Не собиралась же. Стук повторился в последний раз. Я ругнулась и побежала открывать.

- Привет, Мэй, — поздоровалась я с девушкой.

— Добрый вечер, госпожа.

Она неловко переступила с ноги на ногу.

- Я восхищена твоей работой, держи.

На улице никого не было, соседи, наверное, уже спать укладываются. Я решила расплатиться с девушкой сразу.

- Госпожа, здесь больше.

- Не меньше же, — фыркнула я.

- Но…

- Надбавка за прилежание. Мэй, сегодня мне ничего не нужно. Ты завтра с утра свободна?

Мэй поникла:

- Работаю в трактире, госпожа.

- Когда ты свободна?

- Послезавтра, госпожа.

- Хорошо, жду. Видела помещения за картонкой? Их надо убрать, всё, что до спуска в подвал. В лабораторию не суйся.

- Да, госпожа! — радости в её глазах прибавилось.

Я через силу улыбнулась. Жалко её, столько горбатится за нищенское вознаграждение. Клятвенно заверив, что обязательно придёт, Мэй откланялась. Я широко зевнула, глядя ей вслед, потом заперла дверь, вернулась в комнату. Снова широко зевнула, легла в кровать ещё на пару минут и провалилась в прерванный сон.

Этой ночью меня кошмары не мучили. Спала я крепко, как убитая. Только под утро, когда сон стал чутким, мне померещилась идущая под полом возня. Я резко открыла глаза, села, прислушалась. Лучше бы я этого не делала! В предрассветной мгле дом полнился скрипами и шорохами. На грани слышимости царапнули камень чьи-то коготки. Я напряглась. Отступивший вчера страх вернулся с новой силой. Сразу вспомнилась нежить, виденная на картинках книг. Ряды похожих на кинжалы зубов, острейшие когти, непробиваемый панцирь, нечеловеческая гибкость и подвижность.

Звук повторился ближе. Ещё ближе. Я позорно завизжала, сорвалась с места. Ноги моей в этом доме больше не будет! Из-под брошенной на полу сумки прыснула напуганная моим воплем мышь. Я подавилась криком. Мелькнул лысый хвостик. Серая зараза скрылась с глаз.

- Туман всё пожри! — выругалась я.

Снова шорох, скрип.

Я мотнула головой, посмотрела за окно, которое не помешает прикрыть занавеской. Или лучше обзавестись ставнями? Я достала из дорожной сумки сменное бельё, свежее платье. Смутно представляю, как я без света буду отмываться в дырявом ржавом корыте, но буду.

Через полчаса, посвежевшая, я утеплилась шалью и вышла на улицу. Дома пусто и грустно, еды нет, уюта нет, ничего нет. На душе также хмуро, как на небе, закрытом низкими серыми облаками. Что сделает Аглис? Чем обернётся сделка с троллем? Как там мама?

Трактир ещё не работал — очередная досада. Кажется, новый день тоже не задался. Я повернула обратно, прибавила шаг, обогнала женщину с безразмерной пустой корзиной и вскоре вышла к рыночной площади. Первые торговцы уже выкладывали свой товар. Я быстро пробежалась по рядам, отмечая, у кого продукты мне кажутся самыми свежими и качественными, купила кувшин молока, вяленое мясо. В булочной за медяк разжилась горячей, только из печки буханкой. Завтракать вернулась домой, всё равно по пути. Будь город другим, устроилась бы в парке или у фонтана, но Бьёк — это сплошь камень. До учёбы оставалось чуть меньше двух часов, но я решила идти в академию. Как раз доклад для «Поисковой магии» начну.

Миновав дыру в заборе, я обогнула административный корпус. В спину ударило:

- Доброе утро, Андреа.

Я вздрогнула. Обернулась.

- Доброе утро, ментор Лазурит.

- Как самочувствие?

Тролль выпустил с ладоней сияющее облачко, моментально окутавшее меня и быстро погасшее. Всё-таки виртуозно он магией владеет. Не зря говорят, что выпускники Академии магии при Храме всех богов лучшие из лучших. Разумеется, те, кто хотя бы три ступени вытянул.

Лазурит неторопливо обошёл меня, поводил руками. Особенно остро я ощутила, как он, едва касаясь, проводит вдоль позвоночника по спине.

- Спасибо. Всё хорошо. Вот, иду взять рекомендованную вами книжку. Дневник гувернёра.

- Похвально. А домашнее задание ты сделала?

Я молча вытащила справку и протянула троллю. Стало капельку стыдно, что работа выполнена не так хорошо, как могла бы.

- Не опаздывай, — тролль забрал справку и, не прощаясь, ушёл.

Сколько-то я смотрела ему в спину. Тролль вызывал чувства, название которым я дать не могла, но одно из них точно раздражение. Опомнившись, повернула к библиотеке. Надо на ленте сто раз написать слово «учёба» и повязать на запястье.

Я поднялась по растрескавшимся ступенькам и прямиком двинулась к стендам с книгами по поисковой магии. Общие сведения — это просто. Дать определение, привести примеры, рассказать немного об истории развития теории поисковой магии, перечислить подразделы, коротко рассказать о них, и привести ещё пару примеров. Почему-то получилось в разы лучше, чем с информационной справкой для тролля.

Вернув учебники на место, вспомнила, что Лазуриту я сказала про дневник. Туман, пожри! Время до занятия ещё оставалось. Я вернулась в холл. Помнится, с тематическим каталогом у меня не сложилось, но с пофамильным, по идее, должно быть проще. Сатр Залуян. И на какую букву искать? Начала с «3», она идёт раньше, и не прогадала. Имя нашлось. Сатр Залуян оказался автором минимум четырёх книг, и, если верить каталогу, дневник хранится на четвёртом подземном этаже.

Ещё глубже бы зарыли.

Переписав точные указания на бумажку, я подошла к решётке, перекрывавшей выход на лестницу. В душе я надеялась, что защита меня не пропустит, тогда с чистой совестью приду без дневника, но подвеска на мгновение вспыхнула, и решётка поднялась. Ладно, спускаюсь.

Грязь, пыль, мелкие трещины, голые каменные стены. Почти как было у меня дома до уборки. На ступеньках чётко пропечатывались мои следы. Сколько же времени сюда никто не спускался? Ещё один пролёт. Я громко чихнула.

Стоп. Работать в архиве… В этом книжном склепе что ли?!

Я спустилась на ещё один пролёт. Четвёртый этаж встретил затхлостью и тусклым светом, вспыхнувшим над головой. Я огляделась. Мне нужен седьмой сектор, второй проход. Где-то далеко далеко камень царапнули когти. Я в очередной раз выругалась, на сей раз вслух. Какая гадость начинает мерещиться! Так и свихнуться недолго. Нет, с домом я попрощаюсь — нервы дороже.

- Туман всё пожри, — проговорила я, звучание собственного голоса чуть успокаивало, и дивнулась по проходу.

Пятый сектор, шестой. Ага, следующий мой. Сориентировалась я быстро, повернула к нужному стеллажу. Что-то попало под ногу, я машинально оттолкнула, и по полу покатился белый череп. Докатился до стеллажа, легко стукнулся, потерял нижнюю челюсть. Я попятилась в боковой проход и чуть не наступила на объеденный костяк в лохмотьях расползшейся одежды. Ой, мамочки. Труп.

Я развернулась и припустила к выходу. В уме крутились варианты: розыгрыш, иллюзия, подделка. Рыжая или барон могли специально для меня устроить подлянку, но о том, что я пойду за дневником знал только тролль. И даже он удивился, что я появилась так рано. Не мог же он… Зачем бы? Тролль серьёзный преподаватель, тратить время на глупости точно не станет. Но и настоящий труп не мог лежать в библиотеке столько времени, что остались одни кости. Я сбавила шаг. Может, самой ещё раз посмотреть, убедиться, что не ошиблась, не позориться попусту?

Я в нерешительности остановилась на повороте. В вновь скрежет когтей по камню. Слишком реальный, чтобы быть игрой воображения. Я медленно выглянула из-за угла. Порожек обнюхивала слепая крыса, размером с крупного кота. Поправка. Мёртвая крыса.

Нежить либо услышала меня, либо почуяла. Тварь подняла голову. Зубы громко клацнули, хвост хлёстко стегнул воздух. Я рассмотрела провал в боку нежити. Из дыры сочилась густая тёмно- коричневая жидкость. Тварь оскалилась. Я поняла, что сейчас мёртвая крыса прыгнет. А ещё я поняла, что не знаю, что делать. То ли бежать, то ли остаться на месте. Выпускать тварь из поля зрения было страшно. Крыса двинулась вперёд медленно, словно примерялась. Я шагнула назад, ещё назад, отступила в боковой проход.

Она слепая, на морде вместо глаз два чёрных провала. Будет идти, ориентируясь на запах. Или нежить способна видеть даже не имея глаз? Туман знает. Когти цокали по каменному полу. Тварь приближалась. Не скрываясь, рванула прочь, до конца прохода, свернула, ещё один поворот. В боку закололо. Не привыкла я к физическим нагрузкам. К стеллажу не прислониться — сработает защита.

Почему, хотела бы я знать, защита не чует нежить? Судя по звукам, тварь отстала не сильно и быстро нагоняла.

Ирония случая: боялась нежити из собственного подвала, а напоролась на тварь в библиотеке. Противопоставить нежити мне нечего, могу только убегать. Петляя между стеллажами как заяц, я сделала очередной поворот и повернула к выходу. Получается, что я делаю большой круг. Крыса сзади. Если успею добраться до лестницы и подняться — спасусь. А на занятие я опоздала. Встреча с двумя трупами, один из которых ожил, достаточно уважительная причина, чтобы не засчитывать прогул?

Когти царапали камень. Я поднажала, и именно это меня спасло. Откуда-то сбоку выскочила вторая тварь, чуть меньше размером, но с абсолютно здоровыми глазами. Мне хватило мига, чтобы рассмотреть новую крысу. Мне конец.

Я успела выскочить на лестницу, подняться на один пролёт. Инстинктивно дёрнулась в сторону. Нежить промахнулась и приземлилась чуть впереди. Скрежет когтей — крыса тормозила всеми четырьмя лапами. Либо сейчас — либо никогда. Я подскочила к крысе и со всей дури пнула её ногой под брюхо. Удар твари вреда не причинит, но моя цель не убить, а скинуть её вниз как можно дальше. С визгом крыса улетела, перекувыркнувшись через голову. Облегчённо выдохнуть не получилось. Дестью ступеньками ниже ко мне уже карабкалась слепая крыса.

По лестнице я поднялась на последнем издыхании, навалилась на решётку. Кулон сработал, и выход открылся. Потеряв равновесие, вывалилась в холл, больно стукнулась правой коленкой. Когти цокнули совсем близко. Закрыть решётку я не успею. Оттолкнувшись ладонями, поднялась. Осталось выдержать совсем немного.

Я выскочила на улицу. Если повезёт, встречу кого-нибудь. Нет, не повезло, а крысы совсем рядом. Я швырнула им чудом уцелевшую шаль. Слепая с рычанием вгрызлась в шерсть, вторая попыталась отобрать добычу. Несколько секунд мои. Я добралась до учебного корпуса. Остался коридор. Пять шагов, три, один. Я рванула дверь и ввалилась в аудиторию.

- Адептка?

Не отвечая, шарахнулась в сторону и без сил растянулась на полу.

Сердце бешено колотилось, бок болел, тело ломило, мышцы дрожали от слабости и перенапряжения, но сознание почему-то оставалось кристально ясным. Я отчётливо увидела, как сразу две крысы появляются на пороге и мощно прыгают точно на тролля. Раскрытые пасти, выставленные неестественно большие когти. Надеюсь, он сумеет отбиться и не пострадает слишком сильно. Не хотела его подставлять. Вот чтоб ему стоять у кафедры! Тогда бы успел что- нибудь предпринять.

Лазурит вскинул руку и крысы с размаху впечатались в полупрозрачный щит. Твари с визгом упали на пол, и их моментально накрыл плотный кокон.

- Вот это реакция, — потрясённо пробормотала я.

В общем гвалте мой комментарий остался неуслышанным.

- Успокоились, — приказал тролль адептам.

Вроде бы ничего особенного в его словах не было, но сокурсники затихли моментально. Ментор повернулся ко мне:

- Андреа, кого ты нам притащила?

Когда он успел подойти? Я моргнула, а тролль уже сидел передо мной на корточках, запустив диагностическое заклинание.

- Я в порядке, просто бежала, — пояснила я.

Лазурит проигнорировал, закончил проверку, встал, легко подхватил меня, поставил на ноги и довёл до ближайшего свободного места.

- Адепты, всем оставаться на месте. Я скоро вернусь. Нежити не бойтесь. Я лично поставлю на аудиторию защиту.

Эй, я не хочу оставаться с сокурсниками наедине после столь фееричного появления.

- Ментор Лазурит, можно с вами? — попросила я.

Тролль нахмурился. Я подумала, что откажет, но он кивнул и подождал, пока я выберусь из-за стола.

- Ментор, — заволновались притихшие было адепты.

Крысы царапали купол.

- Оставайтесь на местах, — повторил тролль, пропустил меня вперёд, но в коридор вышел первым, осмотрелся, повесил дополнительный щит на себя и на меня. Едва дверь в аудиторию закрылась, он подхватил меня под локоть, придерживая и принимая на себя часть моего веса. Стало легче.

- Простите за опоздание, — извинилась я.

- Андреа, беда ходячая, где ты нежить нашла?

Очевидно же.

- В библиотеке. Я там ещё и труп нашла.

Тролль остановился, посмотрел на меня и с непонятной обречённостью вздохнул:

- Какая способная девочка.

Я почему-то улыбнулась.

Глава 10

Едва дверь в аудиторию закрылась, Лазурит стал собранным, серьёзным:

- Андреа, излагай. Коротко и по делу.

Было бы что рассказывать:

- Я спустилась за дневником на четвёртый подземный этаж. По пути к стеллажу наткнулась в проходе на скелет в лохмотьях. А потом на меня напала нежить. Я сумела сбежать.

- И притащить крыс мне, — закончил тролль. — Ладно, будем разбираться, откуда в академии такое безобразие творится.

Я уложила историю в несколько фраз, и до меня с запозданием дошло, насколько я была близка к смерти. Будь твари чуть крупнее, чуть проворнее или чуть везучее, я бы лежала в библиотеке таким же обглоданным трупом как тот несчастный. Хотя нет, Лазурит бы, узнав, что я пропала, проверил бы библиотеку, нашёл… Воображение нарисовало картинку, и меня затрясло. Слёз не было, но тело начала бить крупная дрожь, стало холодно. Неладное тролль заметил моментально и молча прижал меня к себе, позволяя уткнуться носом ему в камзол и пережить минуту слабости. Парень шептал что-то успокаивающее и даже погладил меня по спине между лопаток. Я не разобрала слов.

- Одна я туда больше не полезу.

- Хорошо, полезем вместе, — пообещал он.

Мне удалось задавить истерику и взять себя в руки. На сей раз я сама вцепилась троллю в локоть. Он не возражал. Вместе мы дошли до здания администрации. Лазурит отстранился только перед приёмной. Уверенно толкнул дверь. Дверь не поддалась. Лазурит нахмурился.

- Госпожа Шелли обычно приходит позже, — сдала я секретаршу.

- И снова бардак? Сами напросились, — тролль злорадно ухмыльнулся. — Труп, говоришь?

Лазурит сосредоточился, с его пальцев сорвалась ослепительно-белая вспышка, огонёк стремительно умчался. Я с недоумением посмотрела на тролля. Понять, что он сейчас сделал, моих знаний не хватало.

- Магический вестник, — пожал плечами парень.

Он и это может?

Лазурит попытался найти хоть кого-то, но никто из администрации ещё не пришёл. Отвлекать от занятий других преподавателей смысла не было. Мы вернулись в аудиторию.

- Сожалею. Сегодняшнее занятие не состоится. Я готов компенсировать пропуск и провести занятие вне расписания, но нужно договориться о дате и времени. Нет, собираться не надо, я вас не отпускал.

Я достала тетрадь.

- Раз уж у нас выдался такой случай, поговорим о нежите, точнее о способах защиты от неё. Первое, что вы должны знать: видов и подвидов нежити бесконечно много, и далеко не все они агрессивны. Первое правило: не провоцируйте. Если нежить агрессивна, как, например, эти две твари, взвесьте свои силы и помните, что некоторые виды нежити магию поглощают. Иными словами, ударив такую нежить молнией, вы её усилите. Лучше начинать с щита.

Дверь в аудиторию распахнулась.

- Ментор Лазурит?

На пороге появился мужчина в форме стража.

- Добрый день. Да, это я. Адепты, оставайтесь в аудитории. Анреа, идём.

Один из группы стражей шагнул в аудитории, увидел крыс под колпаком, но промолчал. Под пристальными взглядами стражей города я почувствовала себя неуютно, хотя вины за мной никакой нет.

- Я вас слушаю, ментор, — один из мужчин.

Лазурит бросил на меня короткий взгляд:

- Адептка Андреа Дари сообщила, что в библиотеке на неё напала нежить. Адептке удалось спастись бегством. Преследовавшую её нежить я изолировал. Также адептка сообщила, что обнаружила в библиотеке труп.

- Стало быть, по факту, — не дал сбить себя страж, — адептка вбежала в аудиторию, и следом за ней в помещение ворвалась агрессивная нежить, напавшая… на вас? Будем разбираться. Гаер, нежить на экспертизу, адептов опросить, ментора опросить. А я пока побеседую с адепткой.

Меня подозревают?

- У них работа такая, — шепнул Лазурит.

Хочется верить.

Стражи заняли три ближайших аудитории. Тревожить им никого не пришлось: огромная академия, а на каждой ступени всего одна или две группы. Не удивлюсь, если в корпусе занятие шло только у нас.

- Адептка, постарайтесь рассказать как можно подробнее.

- Я хотела взять, — я достала бумажку и зачитала название, — дневник гувернёра Сатра Залуяна, нашла в каталоге, что книга находится на четвёртом подземном этаже, спустилась. До нужного стеллажа я не дошла, потому что наткнулась на скелет. Я не знала, настоящий он или это чья-то шутка. Я повернула обратно, чтобы позвать ментора Лазурита. Уже у лестницы на меня напали крысы. Я сумела сбежать.

- Ага. Ага. А почему вы решили показать скелет именно ментору Лазуриту?

Это имеет значение?

- Потому что у нас с ним занятие.

- А почему вообще вы оказались в библиотеке?

- Я вчера рано легла, выспалась, поэтому проснулась рано. Позавтракав, пришла в академию. Время до занятия оставалось, и я решила поработать в библиотеке.

- Поработать? — зацепился за слово страж.

- Да, я ещё подготовила доклад на занятие поисковой магией. Хотите посмотреть?

Страж захотел. Я вытащила из сумки листы. Страж быстро пробежал текст глазами.

- У вас в конце второй страницы в схеме матрицы ошибка, — сообщил, возвращая работу. — Вы сказали, скелет?

— Да.

Наконец-то мы перешли к делу. Не скажу, что стало легче. Страж въедливо выпытывал все детали. Но по крайней мере я начала чувствовать себя скорее свидетелем, чем подозреваемой в обмане и ещё невесть в чём. Страж заставил повторить историю несколько раз, причём один раз потребовал перечислить события в обратной последовательности. Уточнял, перескакивал с одного на другое.

- Хорошо, адептка. Я вас понял. Прошу не покидать город на время разбирательства. Возможно, вас вызовут для дачи показаний.

Я кивнула.

С троллем стражи уже закончили, сокурсников ещё опрашивали. Прибыла новая группа стражей — боевые маги. Значит, к угрозе нежити стражи отнеслись со всей серьёзностью.

- Я мог бы быть вам полезен, — заметил Лазурит, подпирающий стенку в коридоре.

- При всём уважении, вы не страж.

- Четыре ступени Академии магии при Храме всех богов, — просто ответил Лазурит.

Страж непреклонно качнул головой:

- Вы лицо заинтересованное.

Тролль пожал плечами и дальше спорить не стал. Один страж, самый по виду младший, остался в коридоре, другой продолжал опрос, остальные же направились в библиотеку. Я, получается, могу идти? До следующего занятия оставалось немного времени.

- Андреа, ты как?

- Спасибо. Уже в норме.

- Постарайся не прибегать магии и постарайся прийти, когда освободишься.

- Спасибо.

Тролль отвернулся.

Я вышла на улицу и подставила лицо солнцу. Не так уж и долго я в Бьёке, а город уже кажется невыносимым. Камень, камень, сплошь камень. Как в усыпальнице знатного рода. Стены угнетают, а особенно неприятно смотреть на закованную в гранит землю. Травинки не пробиваются даже на стыках плит. Ветер и солнце — единственно, что остаётся в Бьёке от природы. Я обогнула здание учебного корпуса и вздрогнула от окрика:

— Андреа!

Тот случай, когда я совершенно не рада видеть госпожу Шелли. Секретарь неестественно-широко улыбалась. На шее подаренный мной платок. Я отстранённо подумала, что ей идёт, выдавила намёк на улыбку.

- Андреа, дорогая моя девочка! — Шелли, не стесняясь бурно выражать чувства, крепко меня обняла.

- Слышала-слышала. Тебя вчера носатый провожал. Пока провожал или уже дальше зашли? Как ты на него глаз положила, так к цели и идёшь. Ох, вроде бы тихоня, а на добычу замахнулась будь здоров. Андреа, ну как у вас? Не молчи же!

Если бы и хотела, слова не вставить. Шелли невозможная балаболка.

- Мы всего лишь вышли вместе.

Шелли покивала и понизила голос:

- А стража откуда и зачем набежала? Я только пришла, а тут такое. Спросить не у кого. Вот, тебя подкараулила, — последняя фраза прозвучала на редкость хвастливо, будто Шелли рассказывала о совершённом ею величайшем научном открытии.

О моём участии станет известно, умалчивать смысла нет. Аккуратно подбирая слова, я уже в сотый раз рассказала, как спаслась от нежити, упомянула, что Лазурит приходил в приёмную и очень разозлился, не увидев Шелли в положенное время на рабочем месте.

Секретарша нахмурилась, потом дёрнула плечом:

- Не уволят. Никого же не было… Скорее уж закроют академию.

- Академию закрыли, только фактическое закрытие отсрочили, — заметила я.

Шелли раздражённо фыркнула, поправила платок.

- Андреа, дорогая, прости, но на чай не приглашаю, не поймут. Побежала я, начальство ждёт. Им же тоже никто ничего не сказал. Ох, взгреют носатого за самоуправство. Хотя, нет. Пожалуй, ставлю на твоего носатого.

- Он не мой, — возразила я.

Шелли слушать не стала, подмигнула с намёком и поторопилась вернуться в административный корпус. Я проводила её взглядом. Заявляться раньше времени в аудиторию к сокурсникам не хотелось, поэтому я осталась на улице, прошлась вдоль корпуса туда-обратно несколько раз, и в аудиторию явилась впритык. С магистром Пальтом мы столкнулись в коридоре. Мужчина дружелюбно улыбнулся, пропустил меня вперёд.

- Доброе утро, адепты. Как вы? Встреча с нежитью — это так бьёт по нервам.

- Ужасно! — откликнулась блондинка, сидевшая позади меня. — Когда твари ворвались прямо в аудиторию, я так испугалась. О, меня до сих пор трясёт!

- Адептка, сочувствую. Хотите, я вас отпущу? Через квартал есть очень недурственная чайная, посидите там, выпейте успокаивающий отвар?

- Надеюсь, стражи во всём разберутся, — подала голос рыжая. — И особенно разберутся, зачем Андреа привела к нам нежить. Если бы не ментор, нас бы загрызли насмерть!

Ничего себе заявление. По-моему, рыжая напрашивается.

- Твари напали на адептку, — не слишком уверенно вступился за меня преподаватель.

- В библиотеке, — не сдавалась Лора. — Вести нежить к людям как минимум в высшей степени безответственно.

То есть, по её мнению, мне следовало умереть?! В чём-то Лора права: подставлять людей плохо и подло. Но я-то, во-первых, шла к группе магов. Пусть слабых, но толпой забить двух несчастных крыс можно. Во-вторых, я рассчитывала на тролля, и не прогадала.

- А к группе магов, доказавших свою состоятельность, поступив в академию магии? — не удержалась я.

- Что же сама не справилась?

- Я одна, крыс две, вас же больше двадцати.

- Девочки-девочки, ну что вы, — осадил преподаватель. — Адептки, это нервы. Так, я понял, случившееся потрясло вас гораздо сильнее, чем вы показываете. Толку от лекции не будет. Группа, в чайную идём все вместе. И без возражений. Отваром я угощаю.

Мне захотелось выругаться. Идти с сокурсниками куда бы то ни было мне не хотелось категорически, однако с преподавателем не поспоришь. Не напоминать же ему про Устав, незачем отношения портить. Достаточно, что забылось моё поступление, когда я грозилась обратиться в министерство. Отстать по дороге? Заметят. Я вздохнула, смиряясь, что следующий час проведу бездарно, и покосилась на сокурсников. Я зла на них за Аглиса, за то, что никто и не подумал звать преподавателя. Может быть, зря? Может быть, кто-то и пытался позвать мне на помощь, но никого не нашёл? Присмотреться не помешает, а присутствие магистра умиротворит особенно горячие головы, ту же рыжую.

По дороге я старалась держаться поближе к магистру Пальту, пожаловалась на испуг, поблагодарила за заботу. Мужчина расплылся в довольной улыбке и принялся рассказывать о своей встречи с нежитью, как он тоже поначалу испугался, но взял себя в руки и сразился с несметными полчищами тварей.

- Да вы сказочник. В смысле рассказываете так красиво, — исправилась я.

Пальт самозабвенно продолжил вещать.

В чайной для нас сдвинули столы, чтобы господа маги устроились со всем удобством. Мне показалось, хозяйка заведения испугалась такого количества одарённых, пришедших в одно время, но, наверное, показалось. Женщина профессионально расплылась в гостеприимной улыбке и лично приняла заказ. Я, как всегда, попросила мясной пирог побольше и чай, от отвара отказалась. Не собираюсь я в кошелёк магистра залезать, а пить сомнительные травки тем более не собираюсь.

- Андреа, ты большая молодец, что справилась.

Я улыбнулась.

- Андреа, — продолжал Пальт, — румянец тебе очень идёт.

Я воззрилась на магистра с недоумением.

- После такой нервозности я буду рад помочь тебе с учёбой.

Куда-то не туда разговор пошёл. То есть, куда, как раз понятно. Магистр мужчина в расцвете сил, ищет женского внимания. Судя по его стилю общения, восторженная юная слушательница — предел его мечтаний. Тьфу, вляпалась!

- Ну что вы, магистр. Не стоит. Вы и так очень много для меня сделали. Мне не ловко. И тем более, я действительно буду учиться, корпеть над книжками, отрабатывать заклинания.

- Хм…

- Да, посоветовали поступить сюда, заняться самообразованием, подтянуть уровень, а на следующий год или чуть позже попробовать поступить в более престижное учебное заведение. Про меня даже уже сказали «заучка».

- Вот как? — магистр выглядел слегка разочарованным.

- Вы позволите? Я схожу заказать ещё чаю.

- Да-да, — кивнул мужчина.

К моему возвращению рядом с ним сидела уже устроилась польщённая вниманием блондинка. Девушка во всю стреляла глазками и кокетничала. Мне было видно, как ладонь магистра ложится на её коленку. Сокурсница разулыбалась ещё больше. Раз её всё устраивает, радует. Успехов ей.

Я села на освобождённое блондинкой место, подняла чашку к губам и обвела сокурсников взглядом. Ну что, познакомимся?

Глава 11

Аглиса не было, слава всем богам на свете. Я не готова его видеть. Лучше бы вообще больше не пересекаться, но хотя бы одно столкновение неизбежно случится.

Парней я насчитала всего семерых. Вероятно, кто-то, как Аглис, отсутствует, но в целом осваивать погодную магию собрались девочки разной степени ухоженности. И ведь кто-то поступил действительно ради учёбы, например, сокурсница с двумя тощими стоящими торчком косичками. Она и сейчас не выпускала из рук довольно толстую книгу, разобрать название которой мне не удалось.

Соседка слева старательно делала вид, что меня в упор не замечает. Я отвернулась, села полубоком, и в отличии от левой, соседка справа дружелюбно улыбнулась.

- Привет!

Слишком миловидная, чтобы быть чистокровной. Форма ушей не заострённая, но всё же примесь эльфийской крови чувствуется. Грамотный макияж, платье подчёркивает достоинства фигуры.

- Тот, кто выбрал тебе этот наряд, обладает потрясающим вкусом. Ты сама?

— Мама.

И у неё мама.

Девушка вернула комплимент:

- У тебя тоже интересный наряд.

Обычный. В бесформенные балахоны не заворачиваюсь, но и за созданием совершенного образа не гонюсь.

- Кстати! Я собиралась после занятий пройтись по магазинам и ателье. Давай вместе? Сейчас, конечно, вещи ещё не нужны, хватает привезённого из дома, но когда понадобится, нужно знать, куда идти. Или ты местная? Тогда тем более, составь мне компанию и посоветуй, где лучшие мастера.

- После занятий я хотела задержаться и сходить на полигон, поупражняться.

- Зачем? — искренне изумилась сокурсница.

Интересно, перебить и спросить, как её зовут, слишком неприлично? Моё имя она слышала и на занятиях.

- В смысле? — отказалась я от идеи узнать её имя в лоб.

- Ой, ну брось. Вот она, — соседка кивнула на девушку с книжкой, — пришла учиться. Ты с первого дня привлекла внимание барона, со второго — магистра. Что у тебя с троллем, я пока не поняла. Вроде бы он тебя провожал? Но ставку ты сделала на барона, это понятно. Так с ним развлеклась, что парень сутки прийти в себя не может.

- Я с ним не развлекалась.

- Брось, Андреа, не строй из себя ту, кем ты не являешься. Про вас с бароном все говорят. Кто-то даже за вами вначале подслушивал.

У меня от таких новостей глаза на лоб полезли.

Сокурсница продолжила:

- Ты не бойся, я отбивать у тебя никого не собираюсь, наоборот, хорошо: мы две подруги, и встречаться ты будешь с бароном, а я — с его другом. Я, конечно, присмотрюсь ещё к магистрам, но про сокурсников точно можно сказать, что внимания заслуживает только Аглис. Как никак барон. А Лазурит, если ты всё-таки к нему примеряешься, мне не нравится не, не претендую. Слишком заносчивый и носатый. Такие как он, цену себе знают и мозги в постели сохраняют.

Называется, нашла себе подружку. Хотя…

- Аглиса уступаю. Мне кажется, я ему не понравилась, так что забирай со всеми потрохами.

Соседка настороженно прищурилась.

- У меня сегодня индивидуальное занятие с ментором Лазуритом, — пояснила я.

Сокурсница понимающе хихикнула и расслабилась.

Вины за собой я не чувствовала. Что происходило, все видели и угрозу избить меня слышали. Если кто-то хотел оказаться на моём месте, то с какой стати я должна разубеждать? Вообще, что у этих людей в головах творится?

- Плохо, что академия не устраивает вечер в честь начала учёбы. Мы хотим организовать свою. Что возьмёшь на себя, закуску или декор?

- Ничего. Организовывать вечеринку я точно не буду.

- Да ты что? Это же дополнительное внимание, и вообще… Тролля приведёшь. Он вробе бы молодой, расслабится с нами. У меня для такого случая есть специальная травка и орочьих степей.

- Нет, — только баловства запрещённой травкой мне и не хватало.

Я залпом допила остатки чая и поднялась из стола. На меня внимания не обращали, только соседка смотрела непонимающе и хмурилась. С ней я проблему решу проверенным способом — подарю платок, но из «тренировочных», тех, что сама расписывала, поплоше. Я подошла к хозяйке, расплатилась за заказ и как можно незаметней выскользнула на улицу.

В принципе, если сделать крюк, успею на почту. Давно пора написать маме, что у меня всё в порядке. Не хочу, чтобы она зря волновалась, да и самой тревожно. А если маг её найдёт? Я ведь толком не знаю, что именно у неё с ним произошло. Получив письмо, мама узнает мой новый адрес, сможет рассказать, как у неё дела. Было бы здорово, если бы она вновь начала расписывать ткань на заказ, открыла бы мастерскую взамен проданной.

Мысли переключились на отца, точнее на разговор с Лазуритом о моих родителях. До сих пор подумать об этом не получалось. Кажется, время пришло. В душе было пусто. Участие отца в моей жизни ограничилось ночью, проведённой им с мамой. Или не ночью, а всего лишь часом, получасом. В общем и целом мне этот человек чужой. И скорее всего он нас бросил. Уверена, если бы он трагически погиб, мама бы не молчала.

Тролль уверен, что мой отец очень сильный маг. Сомневаться в его словах у меня причин нет. Что мне даёт это знание? Нет, не так. Хочу ли я знать больше? Возможно… Жаль, на бумаге столь щепетильный вопрос не задать. Короче, сама искать не буду, но при случае с мамой поговорю.

Я как раз дошла до почты, взбежала по ступенькам, кивнула скучающей за стойкой грузной женщине и устроилась за столиком в углу. «Дорогая тётушка», — вывела я и поморщилась. Вроде бы художник, буквы должна вырисовывать не хуже птичек и рыбок, а на деле почерк ужасный. «Благодарю за твоё участие в маминой судьбе». Тётя не была родственницей, просто мамина подруга, но я с раннего детства привыкла обращаться к ней именно так. Я поблагодарила за то, что тётя согласилась приютить маму у себя на первое время, рассказала, что учусь, поинтересовалась делами тёти, хотя сомневаюсь, что в её размеренной жизни произошло что-то новое и в конце попросила об услуге — передать вложенный конверт маме.

А теперь ещё одно послание. «Мамочка! Люблю, скучаю, целую. Надеюсь, у тебя всё хорошо». Увлёкшись написанием, я сама не заметила, как потратила на письмо гораздо больше времени, чем собиралась. От почты до академии пришлось бежать. На занятие я бессовестно опаздывала, что, похоже, становится дурной традицией.

И конечно я просто не могла не наткнуться хоть на кого-то проблемного!

— Андреа Дари? — меня остановил страж.

Судя по увеличившемуся количеству людей в форме, главный вызвал подкрепление.

— Да.

- Вы покидали территорию академии? — за показным равнодушием неприятное удивление.

- Вместе с группой. Я задержалась, чтобы зайти на почту и отправить домой письмо.

Страж задумчиво покивал.

- Андреа, явитесь сегодня на беседу. У нас возникли к вам дополнительные вопросы. Сейчас можете идти.

Приглашение-приказ мне очень не понравилось, ну хоть точное время не назначили. Явлюсь, когда освобожусь. Почему-то возникли дурные предчувствия, но увы, идти или нет, выбирать не приходится.

Мало опаздываю — так ещё стражи задержали. Я не стала обходить корпуса по большой дуге, решила пройти мимо библиотеки, ведь участок никто не огораживал. Учитывая, что в последнее время у меня с везением проблемы, это была плохая идея. Я поравнялась со входом, и именно в этот момент четверо стражей вынесли ничем не прикрытые носилки, на которых лежал найденный мной скелет. Череп лежит отдельно, нижняя отбитая челюсть — тоже отдельно. У меня будто ноги к земле приросли. Всё же труп. Я до последнего надеялась, что вижу подделку.

- Предположительно убит и съеден нежитью, — отчитался страж.

К горлу подкатила тошнота. Кажется, на «Погодные явления в природе» я снова не иду.

- Андреа, вы его знаете?

Абсурдный вопрос помог прийти в себя.

- Откуда бы? Это же скелет. Если бы я и была знакома с погибшим, его невозможно узнать. Не в таком виде.

- Вы опаздываете, — напомнил главный.

— Да, спасибо.

Я повернула к учебному корпусу, но пошла не на лекцию, а к Лазуриту. Ещё бы пару дней назад я бы рассмеялась в лицо тому, кто сказал бы, что за поддержкой обращусь в высокомерному самоуверенному троллю, а сегодня подобной дикостью уже не кажется.

Где его рабочий кабинет ментора Лазурита, мне Шелли подсказала. Надеюсь, занятий у носатого сейчас нет. Я неуверенно постучалась, но мне никто не ответил. Дверь, естественно, не поддалась. Ладно… Я прошла по коридору дальше, где когда-то были учебные комнаты. Сейчас помещения пустовали. Вот и почитаю учебник, а тролля, если он придёт, услышу, когда он будет проходить мимо.

Внезапно мой кулон мягко засветился, и из него раздался хриплый бас:

- Всем адептам и преподавателям-практикам немедленно спуститься во двор! Повторяю! Всем без исключения адептам и преподавателям-практикам немедленно спуститься во двор!

Голос, казалось, пробирал до нутра.

- Всем адептам…

Что ещё могло случиться?

- Всем адептам…

Бежать вниз я точно не собираюсь. Учитывая, что я прогуливаю, надо аккуратно влиться в толпу. Я выждала минут пять, голос продолжал вещать, спокойно вышла. По лестнице спешно спускались адепты-старшекурсники.

- Неужели катастрофа?

- Лейх ещё когда предсказал. Не послушали. Идиоты!

Сложить картинку из обрывочных фраз у меня не получилось. Всё заглушал голос, который шёл теперь из всех кулонов одновременно, и замолчал он только когда мы вышли на улицу и обогнули корпус. На открытой площадке спешно устанавливались два столба.

Адепты сбивались в единую толпу. Просочившись между старшекурсниками, я смогла пробиться к своим, отыскать «подружку», любезничавшую с той самой блондинкой, которая подсела к магистру П альту.

- Что происходит?

- Нам никто ничего не объяснял. Магистр объявил, что мы тоже должны явиться.

Столбы были установлены, и минуту спустя пространство между ними засветилось.

- Это же арка перехода…, - благоговейно выдохнула блондинка.

Портал стабилизировался. Между столбами словно картину повесели, зелень на склоне, дорога, парапет и плещущееся за ним море.

К нам повернулась ментор Лифи:

- Первая ступень! Кто не умеет работать в поддержке, подойдите ко мне?

А я умею?

- О чём она? — спросила девочек.

- Хочет, чтобы мы побыли живыми накопителями. Если не умеешь отдавать силу в чужое заклинание, подойди к ней.

Пожалуй, справлюсь.

Вперёд вышел Лазурит. При появлении тролля разговоры стихли словно сами собой.

- Построились в колонну по трое! — спокойно, почти лениво, приказал он.

Адепты зашевелились. Толпа всколыхнулась и медленно начала выстраиваться в кривую линию. Я оказалась вместе с девочками. Я не сопротивлялась: да, им спину не доверить, но той же рыжей доверия ещё меньше.

Арка заработала.

- Проходим. Быстрее. Дистанция — два шага.

Тролль не только талантливый маг, но ещё и потрясающий организатор — сплошное скопище талантов под непрезентабельной носатой упаковкой. Боги, я готова влюбиться в этот шнобель!

Я и не заметила, как наша очередь приблизилась, и мы с девочками шагнули в арку. Кулон сверкнул. Видимо, кто прошёл, а кто нет, магистры отслеживали.

- Дальше, не задерживайте.

В нос ударил запах водорослей.

- Строимся!

Тролль остался по ту сторону арки, и порядок — тоже. Колонна сломалась, сбилась. Двое магов с трудом наводили порядок.

- Что за?! — вдруг прошептала блондинка. — Я… Нет! Верните меня!

Она развернулась и попыталась прорваться обратно к арке. Я всё ещё не могла взять в толк, что происходит. Кто-то вскрикнул и, беря пример блондинки, побежал.

- Стоять!

Меньше всего я ожидала, что блондинку ударит ментор Лифи. Женщина, казавшаяся милой и безобидной, расчётливо выпустила в беглянку молнию. Девушка закричала и упала. Лифи подошла, наклонилась, ухватила блондинку за плечо, заставила сесть и звонко ударила по щеке.

- Успокоилась! — усиленный магией голос гремел над набережной. — Все успокоились. Вы адепты Академии погодной магии. Вы осознанно и добровольно приняли Устав. На вас долг. Исполняйте его. А если нет, то вам лучше умереть, потому что дезертиры предстанут перед трибуналом.

Мы же не военное учебное заведение… Какой к Туману трибунал?!

Я осталась стоять на месте, а море между тем сходило с ума. Вода убегала, обнажая дно. Открылись склизкие от облепивших их водорослей валуны, рыба билась в агонии. Я ни о чём подобном никогда не слышала, но любопытно не было. Я осознала главное — будет смертельно опасно. Не зря же блондинка бежала.

- Они справятся, — прошептала сокурсница, побелевшая мертвенной бледностью.

Слабое утешение.

Преподаватели выстраивались в линию лицом к морю, мы оставались за их спиной.

- Адепты! — к нам обратился Лазурит, и мне сразу стало легче, профессионализму тролля я доверяла.

- Ваша задача поддержать заклинание защиты, которое мы выстроим. Я не буду вас утешать и обещать несбыточное. Скажу одно. Если заклинание падёт, то скорее всего вы все умрёте. Хотите жить — не скупитесь. А теперь к сути. Вы разбились на тройки. Рассчитайтесь между собой и работайте по очереди. Когда первый выдыхается, его подменяет второй, дальше третий. Третьего подменяет первый. И запомните, придёт минимум четыре волны.

В нашей тройке нас было всего двое. Блондинка поднялась и покорно вернулась в строй, но, увы, не к нам.

- Молитесь всем богам. Самое время. Но молитесь бесстрастно.

Боги!

Эмоции — сила. Боги любят, когда им отдают энергию, но тролль велел экономить силы для заклинания.

Из арки вышли двое мужчин, принесли ящики, из которых споро принялись выгружать накопители. Неужели, маги думают, что собранной силы будет мало?! Видимо, да. Вперёд вышел магистр Лифи, обвёл собравшихся взглядом:

- Ментор Лазурит, если общих сил не хватит, я перед смертными и богами отдаю свою жизнь на спасение. Не ошибитесь принести жертву вовремя.

Значит, всё совсем плохо. Иначе бы маг не предлагал принести его в жертву. Внутри всё обмерло. Моя безымянная напарница и вовсе медленно сползла на землю. Я присела перед ней на корточки и легко встряхнула:

- Эй, обморок не поможет тебе выжить.

- Всем встать! Приготовиться! Молитесь!

Я редко обращалась к богам. Как будто им может быть дело до судьбы провинциальной художницы? Храмы время от времени посещала, дары приносила.

- Туманница, прими мою душу, — запричитали рядом.

Прозвучала звонкая оплеуха:

- Дура! Зачем смерть кличешь?

Души мёртвых попадают в Туман, где вечно блуждают слепые и одинокие. И лишь достойных туманницы провожают туда, где белой пелены нет, где обитают другие достойные души.

- Туманница, прими! — разрыдалась девушка.

У меня слова молитвы никак не шли. Взгляд зацепился за тролля. Бессмертные далеки и часто глухи к бедам смертных, а он сильный маг и он рядом.

Мама, прости, что я ошиблась с выбором академии.

- Приготовиться!

Тролль словно почувствовал, что я думаю о нём, на миг обернулся, поймал мой взгляд, кивнул. Больше я на наставника не смотрела. Кто-то крикнул:

- Вода возвращается.

Над морем медленно росла стена воды. Она не просто росла, она медленно и неотвратимо приближалась. Она обрушится на нас, на город за нашими спинами, смоет и разрушит всё, до чего дотянется, возможно, прокатится по всей Бекии, хотя вряд ли. Я смотрела на идущую к нам смерть, и на глаза наворачивались слёзы. Боги, я хочу жить!

– Цунами, — благоговейно прошептали рядом.

Глава 12

Вода взметнулась к самому небу, заслонила мир. Маги первой линии вскинули руки, и на пути стихии замерцал полупрозрачный щит. Всего лишь? Я ожидала большего. Поднявшаяся волна на мучительно долгий миг застыла, словно вода обратилась в лёд.

Море обрушилось на город.

Вода тёмной массой распласталась по щиту. Я зажмурилась от страха, покосилась на мечтавшую об Аглисе «подружку». С закрытыми глазами ещё страшнее. Вода бурлила, по ушам бил грохот. Я мысленно потянулась к щиту, осторожно коснулась, отдавая крохи собственных сил. Сразу же почувствовала невообразимое давление, словно на грудь положили каменную плиту. Я пошатнулась и упала. Контакт прервался.

- Эй, твоя очередь, — прохрипела я, толкая сокурсницу.

Девушка не отреагировала, таращилась на озверевшую стихию и даже не моргала. Я с поднялась, краем глаза заметила, что некоторые сокурсники тоже с трудом встают. Прислушалась к себе. Вроде бы энергия не вся ушла. О том, что использовать дар без контроля тролля нельзя, я и думать забыла. Какая разница, сохраню я каналы или нет, если мы все умрём?

В первой линии пошатнулся и рухнул один из магов. Щит опасно замерцал, но удержался. Я закрыла глаза и снова мысленно потянулась к заклинанию. Ещё пара капель от меня, новое падение. Вставать я не спешила. Больше отдать мне нечего. Какая-то у меня бессмысленная смерть получается. Обидно.

Вода, как мне показалось, отступила, но памятуя о второй волне я не спешила радоваться. И была права. Вторая волна пришла быстро, взметнулась к небу, точь-в-точь как первая застыла на миг и всей своей мощью ударила щит. Один из накопителей потух, второй, третий. Я с трудом выжала из себя ещё одну каплю силы и отдала заклинанию.

- Жертва, — вдруг прошептала «подружка». — Это же выход!

Она повернулась ко мне с невменяемой улыбкой на лице.

- Андреа, дорогая, я буду жить. Город будет жить.

Не стесняясь, она задрала юбку, отстегнула с бедра самый настоящий кинжал. Ничего себе… она вооружена.

- Ты ведь хорошая, правильная. Вижу как отдаёшь заклинанию всю себя. Я помогу отдать чуть больше.

Я с удивлением почувствовала, как меня с заклинанием соединяет ещё не оформившаяся до конца нить силы. Сокурсница, продолжая улыбаться сумасшедшей улыбкой, занесла нож.

Может быть она и была права. Одна жизнь в обмен на многие — это неплохо. Старый маг добровольно согласился умереть. Я не герой, но между бессмысленным утоплением и жертвой ради спасения других выбираю кинжал. Выбрала бы. Умом.

При виде занесённого надо мной лезвия я вспомнила замахивающегося Аглиса, и происходящее вокруг перестало иметь значение. Я забыла, что меня скоро смоет, зато отчётливо видела кинжал. Инстинкт самосохранения сработал, и я, не вставая, перекатилась, пнула каблуком подружку точно по коленке. Девушка упала, а я шарахнулась.

На щит обрушилась третья волна.

Большинство адептов выжали себя до суха, по-прежнему подпитывали щит лишь самые сильные, многие резали руки, чтобы отдать ещё хоть сколько-то. Погас последний накопитель, и стало понятно, что четвёртую волну не пережить.

Магистр Лифи сделал шаг к морю и развернулся к преграде спиной, посмотрел на нас, скорчил гримасу. Боги! Сколько я ни проживу, я до последнего вздоха буду помнить, как Лазурит что-то спрашивает у старого мага, как тот спокойно отвечает, как отчаянно кричит дочь Лифи, но не возражает, лишь отступает, чтобы не нарушить концентрацию тех, кто остался удерживать матрицу заклинания. Тролль снова что-то произносит, а затем вынимает из-под полы камзола нож. Тут только я без лезвия в кармане? Отвернуться я не смогла. Один единственный росчерк, и магистр Лифи, мечтавший о закрытии академии, падает.

- Нет. Нет. Нет, пожалуйста.

Кажется, это твержу я.

И снова краем глаза я замечаю страшное движение. Свихнувшаяся «подружка» не стала меня преследовать, выбрала в жертву лежащего без сил парня. Разве он давал согласие умереть во имя других? Отвернуться было малодушно и, возможно, правильно. Ещё одна жертва укрепила бы щит. Мы бы точно выжили, но… Если бы маги считали, что нужна ещё одна жертва, кто-то бы обязательно вышел вперёд, как Лифи.

Боги, помогите сделать правильный выбор!

Я оттолкнула сокурсницу, выбила у неё нож.

- Спас-сибо, — или мне показалось, что парень это прошептал?

Четвёртая волна ударила, щит выдержал. Потоки мутно-чёрной воды побежали вниз, а щит продолжал сиять энергией. Да, я всё правильно сделала. Облизнув пересохшие губы, отшвырнула нож ещё дальше.

- Мы все умрём, — простонала ненормальная.

Я неуверенно сделала шаг к ней. Она ведь напугана до потери разума, сама не понимает, что творит. Надо бы успокоить.

- Держи, Янас! Кто-нибудь, держите!

Я узнала голос тролля, повернулась.

Один из магов в первой линии потерял сознание, второй схватился за голову. С минуту щит ещё держался. Сломалась и выбыла Лифи, за ней ещё двое магов. Какое-то время Лазурит справлялся вообще один. К нему на помощь бросились старшекурсники.

Энергии хватило, не хватило умения концентрироваться. Кто-то упустил «свой» участок матрицы, щит лопнул, а над морем поднялась волна, которую не ждали — пятая.

- Доброволец! — заорал Лазурит. О чем он?

Если первая волна походила на гору, то последняя — всего лишь на холм. Менее яростная, более ленивая, но такая же смертоносная. Город выживет. Вроде бы жителей успели эвакуировать, по крайней мере, когда мы только пришли, в отдалении я видела сразу несколько работающих порталов, в которых скрывались люди. Раз больше порталов нет, значит, все ушли.

Так странно… Академию погодной магии закрыли приказом министерства, но финал в её существования — гибельный порыв усмирить стихию. Больше не будет ни преподавателей, ни адептов. Памятником останутся опустевшие разрушающиеся корпуса и облюбованная нежитью библиотека. Зато выживут Шелли и Аглис.

Какие глупости перед смертью в голову лезут…

На пути воды взметнулся щит, выстроенный Лазуритом. В жизни бы не подумала, что такое возможно. У ног тролля лёг ещё один труп. Теперь понятно, что значит «доброволец» и откуда взялась сила.

Для мага, работающего без поддержки коллег, щит был нереально хорош, но его не хватало. Волна прокатилась по преграде вверх и перехлестнула через край. Вода лишилась почти всей своей мощи, обрушилась вниз прямо на тролля.

Вот теперь конец.

Нет. То ли тролль смог удержать сразу два заклинания, то ли ему помогли, то ли при нём был амулет. Его окружила защитная сфера. Вода пенилась и бурлила, но Лазурит продолжал сдерживать стихию. Море обязательно придёт, затопит побережье, но у нас появился шанс. Наверное…

Пока я таращилась на ментора, все, кто мог, разбегались. Меня из оцепенения вывел парень, которого я спасла от ножа:

- Спасайся, дура, не стой.

Парень пытался приподняться, но слишком он много себя отдал первому заклинанию. Тело его ещё не слушалось.

Щит тролля лопнул, стихия устремилась к нам.

- Беги же.

Не смогла. Кинулась к парню, успела вцепиться в него за миг до непоправимого.

Мне достался лишь отголосок былой мощи, но это хватило с головой в буквальном смысле. Вода захлестнула, несколько раз перекувыркнула и потащила. Я перестала понимать, где верх, где низ. Перед ударом я смогла сделать лишь главное: вдохнуть и задержать дыхание, перехватить парня поперёк туловища. Сам он вряд ли выплывет.

Ещё кувырок, кувырок. Пена забивалась в нос, в рот, в уши. Дыхания не хватало, лёгкие горели огнём. Я слепо рванулась невесть куда. Мне повезло. Я сумела вынырнуть, схватить воздух. Меня вновь накрыло, но стало легче. Я не только сумела сориентироваться и вынырнуть повторно, но и выдернуть на поверхность парня. За волосы, правда.

Слабость одолевала. Я боролась с водой на остатках злости. Выбираться надо как можно скорее. Кусты, а за ними дерево, подвернулись очень кстати. Я расцарапала всё, что можно было расцарапать, спасибо, глаз не выколола, но сумела зацепиться за ствол, удержаться на месте и даже помочь парню принять вертикальное положение. Он был без сознания, но всё же признаки жизни подавал, после встряски закашлялся, сплюнул воду, моргнул осмысленно, вновь закашлялся, выплюнул очередную порцию воды.

Я выдохнула с облегчением. Вода бурлила, уровень был где-то мне по пояс и выше не поднимался. Море постепенно успокаивалось, пенилось, шипело, но больше не убивало. Плеснула выжившая рыба.

Внезапно холод пробрал до костей. Вода уже не такая уж тёплая, как никак осень, да и Бекия не в тропиках, климат сам по себе холодный. Ветер продувает, мокрая ткань облепила тело. Я хлюпнула носом. Не то реакция на пережитое, не то простуда. Я высморкалась в рукав. В чужой. Между тем парень в моих объятиях ожил, уцепился за дерево, больше не висел на мне мешком картошки.

- Спасибо.

- Рада, что мы выжили.

Не «пожалуйста» же отвечать.

- Я Дэйл, Дэйл Жарэ.

— Андреа Дари.

Я неуверенно улыбнулась, но улыбка тотчас увяла. Мимо проплыл труп. Дейл быстро переместился, закрывая мне обзор.

- Андреа, не сейчас. Не раскисай. Рано.

Соблазн кивнуть, уступить ответственность, и на время превратиться в пустоголового болванчиком был велик. Но нельзя. Я решительно оттолкнулась от дерева, обошла парня и осмотрелась. Если ещё можно для кого-то что-то сделать…

- Андреа?

— Там!

Я увидела платье. Не ясно, жива девушка, или вода ткань полощет. Рванула вплавь.

— Андреа!

Не слушая, подплыла, ухватила подол и только тогда поняла, что ошиблась: Я погналась за платьем, невесть как принесённым волной и застрявшим в затопленных кустах. К счастью, никто не умер.

— Андреа! Сюда.

— Люди же.

Где-то обязательно есть люди, нуждающиеся в помощи.

— Поблизости никого, а до остальных лекари доберутся раньше нас.

Точно?

- Ты можешь раскинуть поисковую сеть? Я — нет.

С таким доводом пришлось согласиться. Пока я доберусь до пострадавших, они сто раз захлебнутся. Кроме как вытащить на поверхность, я ничего не могу. Я нехотя подчинилась. О себе тоже надо позаботиться. От того, что я свалюсь в обморок, лучше никому не станет.

- Андреа, — Дейл ухватил меня за плечи. — Андреа, очнись! Мы выжили! Слышишь? Вы жи ли! Ты нас спасла.

Как он только сумел? Подхватил меня подмышки, закрутил бы, но стоя наполовину в воде, особо не разгонишься. Вместо этого невысоко подкинул, поймал, расхохотался, вновь подкинул. Я заподозрила, что у парня начинается своеобразная истерика. Но ведь мы действительно выжили! Я подхватила заразительный смех, ощутила, как Дейл стискивает меня в объятиях и почему-то целует в лоб, в щёку. Сумасшествие какое-то! Возражать? Я застонала, наслаждаясь ощущением жизни. Как парня я Дейла сейчас не воспринимала, ничего романтичного в поцелуях не было — только голая, неистовая жажда ощутить жизнь.

Я согревалась и телом, и душой.

Просветление в голове случилось, когда я почувствовала руки парня гораздо ниже собственной талии. Кажется, он отдался на волю страсти и уже совсем не соображает, что творит. Пытается задрать юбку. Ну уж нет, я не настолько рассудок потеряла.

- Дейл! — отступать было некуда, парень притиснул меня к дереву. — Дейл!

Я дёрнулась, но вышло лишь невнятное трепыхание. Ладно, парень. Прости, но успокоиться придётся. Я резко согнула ногу и двинула коленом вверх. Дейл охнул, выпустил меня, согнулся, схватился за пострадавшее место.

- Прошу прощения, но иначе ты не слышал.

Дейл вскинул голову. Во взгляде мелькнула вполне понятная злость. Потухла.

- Это ты прости.

Он, кажется, смутился.

- Мы оба потеряли контроль. Было и было. Давай оставим это и будем выбираться.

Дейл кивнул, быстро огляделся:

- Вон там они развернулись.

- Кто? — не поняла я.

- Целители.

Магов я не увидела, зато рассмотрела вновь работающий портал. К нему мы и направились. Дейл первым, я за ним. В мутной воде дороги не разобрать. Хоть бы палкой какой проверять, куда наступать можно. Увы. Мне было чуть легче, потому что маршрут прокладывал Дейл, он же чаще оступался, падал. Когда надо было выбираться на холм, вообще за руку меня тащил.

Воды стало по колено, по щиколотку. Почти выбрались. Нас, наконец, заметили. Или заметили раньше, но интереса не проявили, ведь сами же идём. Целитель крикнул издали:

- Срочная помощь нужна?

Согреться бы. Но многим пострадавшим нужнее.

- Вернуться бы в академию, — озвучил Дейл.

- Крайняя правая арка, — подсказал маг.

Нам всё-таки выдали пледы. Я закуталась по самый но и вдруг громко от души чихнула.

- Андреа?

- Пойду я.

Очевидно, что помощи больше не будет, и пора позаботиться о себе самой. На смену эмоциональному взрыву пришла апатия. Я выжила. А сколько погибли? Сколько осознанно пожертвовали собой? Магистр Лифи, маг, имени которого я не знаю… А жив ли носатый? За него и за ментора Лифи я почему-то переживала больше всего.

— Андреа!

Хочется побыть одной, на общение нет ни настроения, ни сил. Игнорируя оклик, я нырнула в арку и вышла на территории академии. Сверкнул чудом уцелевший кулон, сообщая о моём возвращении. А вот сумку я потеряла. Её не жаль, как и тетради. Другой разговор — учебники.

- Андреа! Дорогая! Как же я испугалась, — ко мне бросилась Шелли. — Девочка моя!

Я выставила руку:

- Я вся мокрая, госпожа Шелли.

Обниматься секретарь передумала, внимательно оглядела меня.

- Дорогая, ты уж прости, сама отвлечься не могу.

Я отстранённо отметила, что у арки суетятся стражи, люди без формы.

- Детка, иди в мой кабинет, сделай себе чаю, — скоро я буду ходить в приёмную как к себе домой.

Я краем глаза заметила, что неподалёку мнётся Дейл. Никакого такта у парня! Понятно же, что сбежала от него. Почему не оставить меня в покое? Придётся дожать. Я попросила Шелли немного проводить меня. Не до самого кабинета, а пока мы на глазах. Состроила жалобное выражение лица, и секретарь не отказала.

- Бедная.

- Многие погибли?

- Только из наших. Прибрежный район разрушен, многое затоплено, но население успели эвакуировать. Под удар попали только вы, кто щит держал. Если бы не держали, тогда бы были сплошь смерти. Андреа, ты про кого-то конкретного хочешь знать? Ты скажи, я постараюсь выяснить.

- Ментор Лифи? — тотчас спросила я.

Как мне показалось, старый маг пожертвовал собой в первую очередь ради дочери.

- Не знаю. Зато твой Лазурит жив.

Я слабо улыбнулась. Рада за тролля. Но в нём я почти не сомневалась.

- Оказалось, приберёг для себя амулет переноса и, когда последняя защита пала, он его активировал.

Вот даже как. Ну правильно. Смысл умирать за компанию? Всё, что мог, Лазурит сделал. И сделал побольше многих. Щит так долго продержался благодаря его мастерству — собственными глазами видела.

- Иди, Андреа.

Дейла в поле зрения не оказалось, я почувствовала облегчение и послушно поднялась в здание администрации. Поправила плед. Как же мне холодно и плохо…

Глава 13

Чай безнадёжно остыл. Я сидела на стуле Шелли, таращилась в чашку. Спохватившись, выплеснула пойло, заварила заново, подула, чтобы не обжечься, и сделала глоток. Желание съёжиться в комок и жалеть-жалеть-жалеть себя было настолько сильным, что я ему чуть не поддалась. Справилась, потому что понимала — иначе не встану, так и буду хныкать, пока окружающим не надоест и меня не погонят прочь взашей. Надо идти домой, переодеться, сходить к аптекарю и попросить зелье от простуды, поесть. Надо явиться в городскую стражу… Стража?! Как я могла забыть? Я вскочила, прошлась по приёмной. Проклятие! Город мне приказали не покидать, а я приказ нарушила. С одной стороны. С другой — в портал я шагнула тоже по приказу, и, полагаю, он значит в разы больше. К тому же я вернулась всего через пару-тройку часов. Счёт времени я давно потеряла, но за окном только начинало смеркаться. Я немного успокоилась, допила чай, поправила плед, вздохнула и решительно покинула приёмную. Хватит прятаться от всех и вся. Кто сказал, что я могу расслабиться? Нет, не могу.

До дома я почти бежала, кутаясь в пропитавшийся влагой плед. Бег не мешал размышлять. Почему- то моя жизнь покатилась под откос. Беды сыплются одна другой хуже. А началось всё в тот злополучный день, когда объявился маг и вынудил маму продать студию. Может, действительно проклятие? Да нет, не бывает такого.

Вещи я побросала на пол прямо в прихожей, как только входную дверь заперла. Прошла в ванную, придвинула корыто к крану и встала под струю горячей воды, яростно растёрлась мочалкой. Что-то со мной не то: мотает между полным безразличием и истерикой. Мочалкой такое не смыть.

Долго растираться я себе не позволила. Закрыла кран, вытерлась полотенцем. Протопить бы, но нечем. Придётся обходиться тёплой одеждой, на ноги — шерстяные носки. Жаль, шаль я потеряла. Через четверть часа я была готова.

Хоть аппетита не было, начала с трактира. Сами по себе силы не восстановятся. А у трактира всегда дежурят извозчики и всегда можно нанять экипаж. Я попросила отвезти меня в аптеку, приобрела сразу несколько полезных склянок, одну порцию зелья выпила, не отходя от прилавка.

- В городскую стражу, уважаемый, — обратилась я к извозчику.

На улице почти стемнело. Надеюсь, я застану хоть кого-то, кроме дежурных. Формально приказ выполнен, я пришла в удобное для себя время, но что-то мне подсказывает, стражи не обрадуются.

Копыта лошади цокали по камню, отбивая мерный ритм. Извозчик не гнал животное, но и не медлил. Лучше бы ехать подольше… Да, я опять трушу, опять хочу забиться в нору и не высовываться. Почему никто не сказал, что быть взрослой и самостоятельной так трудно и больно? А что тогда бы? Прятаться за маму и ждать очередного удара?

- Госпожа? Госпожа, мы уж пять минут как прибыли.

- Простите.

Я расплатилась.

- Госпожа, вас ждать?

- Я не знаю, как быстро я освобожусь, — ответила я уклончиво. Платить за ожидание я точно не готова.

Я выбралась из экипажа, поморщилась при виде монументального каменного здания с невероятно узкими, больше похожими на щели, окнами, поздоровалась с караульным у входа, коротко обрисовала цель прихода.

- Вам назначено это время, — усомнился караульный.

- Я должна была прийти сегодня. Вы же слышали, что в академии случилось. В смысле, на побережье.

— Да. Такая трагедия…

По-моему, к трагедии караульный остался холоден. Впрочем, работа такая. Сентиментальные в страже не выдержат. Караульный объяснил, в какой кабинет пройти, записал меня в журнал посетителей и разрешил проходить. Я послушно поднялась по узкой лестнице на второй этаж. Седьмая дверь слева. В коридоре не было никого, не считая ещё одного дежурного. Он-то и проследил, чтобы я дошла ровно туда, куда собиралась и не вздумала по пути свернуть. Настроиться на разговор я вряд ли смогу, нечего тянуть кота за хвост. Чем дольше буду мяться у порога, тем менее уверенно буду себя чувствовать. Я постучалась.

- Можно!

Я вошла.

За столом сидел мужчина лет тридцати. Светлые волосы коротко подстрижены, глаза злые, губы поджаты, движения резкие. Он убрал лежавший перед ним документ в папку, захлопнул её, отодвинул. Порядок на столе идеальный.

- Госпожа?

— Андреа Дари.

Мужчина прищурился, прошёлся по мне цепким взглядом. Кажется, моё имя для него что-то значит. Что-то не слишком хорошее.

- Госпожа, присаживайтесь.

Мне был предложен жёсткий табурет.

- Вы не торопились, — заметил страж.

Тон такой, будто в измене короне обвиняет. Удачно, что на меня вновь апатия накатила.

- Конкретное время назначено не было, только дата. Мне показалось, что, чем больше вы успеете выяснить до моего появления, тем более продуктивной будет беседа.

- Хм. Допустим. Расскажите, пожалуйста, всё с самого начала.

И повторите рассказ ещё миллион раз. Я не обольщалась. Меня промурыжат не меньше часа. Хорошо, никто ещё не успел выяснить, что в подвале моего дома тоже нежить. Точнее, структура, её порождающая, но по сути-то. Мне пришлось вспоминать чуть ли не каждый сделанный в библиотеке шаг.

Первая часть разговора была хоть и неприятной, но понятной. Стражам действительно нужно убедиться, что я не создавала нежить, не приманивала её специально. Досконально разобраться — их работа. Мне не понравилась вторая часть:

- Почему вы повели нежить к адептам первой ступени?

А к кому ещё? Не к Шелли же. Так отвечать нельзя, но и врать не стоит.

- Я повела нежить к магу, закончившему четыре ступени Академии магии при Храме всех богов.

- То есть натравили нежить на преподавателя, выразившего недовольство вашей дисциплиной и низким уровнем подготовки?

Откуда он знает про тот случай? Это к делу о нежити точно не относится.

- Я искала помощи и получила её.

- Ой ли? Вы вбежали в аудиторию, криком привлекли к себе внимание, отступили в сторону. Шагнувший вам навстречу лорд Лазурит был атакован. Не просто нападение на преподавателя, но и на аристократа.

Что за бред?

- У лорда Лазурита ко мне претензии?

- Вопросы здесь задаю я.

Ещё интереснее. Претензий нет. Да и откуда им быть? Если бы были, Лазурит, абсолютно уверена, в глаза бы мне об этом сказал и уж точно не жаловался бы страже за моей спиной.

Мужчина сделал ещё несколько заходов, пытаясь подловить меня на умышленном причинении вреда хоть кому-нибудь. А почему я ввалилась в аудиторию и напугала сокурсников, а не позвала Лазурита в коридор? Почему не обратилась к магистрам? Почему не закрыла решётку?

- Итак, госпожа Дари. Вы подозреваетесь в умышленных действиях, цель которых причинить вред сокурсникам и преподавателю. Обвинения вам не выдвигаются. Пока. Но готовьтесь, что придётся ответить в суде. Можете идти, но не покидайте город.

Я смотрела на мужчину и в голове билась только одна мысль — бред. Ну ведь бред же!

- Свободны, госпожа Дари.

Я выдохнула сквозь зубы. Нет, продолжать разговор я не готова. Сначала посоветуюсь с Лазуритом. Он же пострадавшая сторона. Мне кажется, он поможет. Чего-чего, а к тем, кто хочет учиться, он не безразличен, работает от души, в отличии от старших ему преподавать ещё не наскучило. К тому же… Подозрения слишком бредовые, ставлю золотой Арс, что есть какой-нибудь подвох.

Поднялась, нашла в себе силы вежливо попрощаться, вышла из кабинета, спокойно прошла по коридору, улыбнулась дежурному, попрощалась с ним. Никаких эмоций, пока не отойду от здания на достаточное расстояние. Хоть бы извозчик меня ждал, хотя вряд ли.

На улице меня ждали. Но не извозчик. Я повернула в сторону центра. На дворе ночь. Если экипаж и поймаю, то только там. Не пешком же через весь Бьёк идти. В крайнем случае сниму комнату в гостинице. Всё равно пора начинать думать о заработке. К счастью, я отошла не очень далеко. Терпением Аглис не обладал.

- Заучка.

Я обернулась.

Аглис. Живой, здоровый, лоснящийся сытостью и самодовольством.

Если закричу, должны услышать. Только… Чтобы сопоставить притянутые за уши подозрения стража и появление барона, много ума не надо.

- Я на тебя зол, девочка.

А уж как я зла.

- Таких, как ты, воспитывать надо. Либо в тюрьме сгниёшь, тварь такая, либо со мной будешь вежливой, я тебя научу. Что выбираешь? Ты ведь умненькая? — Аглис потянулся к моему лицу.

Я шарахнулась. Мерзость какая!

- Мало получил? Повторить?

Аглис выругался, но руку убрал.

- Я научу тебя, гадина. Слово барона, научу!

Даже не отреагировала. Аглис свистнул. Из-за угла выехал экипаж с гербом над крышей. Я нутром почувствовала неладное, рванула в сторону. Аглис, мне повезло, что он такой никчёмный, бросился наперерез, споткнулся. Я увернулась, отскочила назад. Расклад изменился в мою пользу: больше Аглис не стоял у меня на пути к зданию стражи. Аглис выругался, пообещал, что это ещё не конец, забрался в салон, хлопнул дверцей. Экипаж тронулся и почти сразу повернул.

Я тоже выругалась. Каковы шансы, что меня не подкараулят впереди? А около дома? Если уж Аглис со стражей сговорился, то получить мой адрес в мэрии ему труда не составит. Другой вопрос, что я приезжая и он может думать, что я, как все, снимаю жильё. Проклятие! Я свернула в проулок, немного попетляла. Хоть и ночь на дворе, район должен быть тихим и спокойным. На проспект я вышла через квартал, взяла одного из извозчиков, в ожидании припозднившихся клиентов скучающих у ресторана. Переплатила, конечно, но…

Добравшись до дома, поняла, что постельное бельё я так и не купила. Снова придётся ночевать кое- как. Я проглотила второй пузырёк зелья, закуталась в плащ, легла, прислушалась к шорохам. Я боялась, что не усну, но, похоже, у зелья был побочный эффект, сон пришёл быстро.

Утро началось с прихода Мэй. Девушка, умница, догадалась принести мне завтрак, причём завернула его в горячие полотенца и, пока несла, он не успел остыть. Я в очередной раз поразилась стремлению Мэй угодить. И желанию заработать медяшки тоже. Оставив девушку заниматься домом, вышла на улицу. Неужели в академии будут занятия? Не верится. Столько жертв… В любом случае явиться вовремя — это правильно. Может, с Шелли перекинусь парой слов, узнаю, что к чему, закрывают ли академию.

У оставшейся от ворот дыры в заборе стоял страж.

— Госпожа, вы…?

- Адептка, — я вытащила из-за ворота кулон.

- Проходите.

На территории академии рядами стояли гробы. Десятки гробов. Стоял, вытянувшись, ещё один караульный. Осмыслить картинку я не успела.

- Андреа?

Наверное, я бы удивилась, не встреть я Лазурита. Почему-то по утрам, да и не только, мы сталкиваемся с ним вне корпусов.

- Здравствуйте, ментор.

- Рад, что ты выжила, — тролль выглядел искренним. — Я боялся, что тебя смыло.

- Повезло. Сумела задержать дыхание.

- Идём.

И как всегда без объяснений.

Ментор привёл меня в аудиторию, где должна была проходить «Общая магия», развернулся ко мне:

- В академии объявлен траур. Вечером состоится прощание с погибшими, после чего тела отошлют семьям. Занятий не будет. Как по мне, глупость полная: мёртвым уже без разницы. Так что настраивайся на час практики. И, чуть не забыл, все без исключения девушки на прощание приходят в красных плащах. Теперь… Энергетические каналы, я смотрю, в порядке. Плохо, что ты пользовалась магией без контроля, к счастью, обошлось. Взять дневник гувернёра Сатра Залуяна пока не получить, библиотека временно закрыта. Основное изложу сам. Вопросы?

Нет. Разве что…

- Есть, но не по теме, ментор.

- Слушаю, — парень нахмурился.

Я коротко рассказала о допросе, угрозе суда, а заодно и об участии барона. Встретил вчера, опять пытался руки распускать, предлагал покровительство…

- Вот уродище. Андреа, со стражей я разберусь. Попрошу, чтобы из столицы сделали запрос, и Бьёкские умники притихнут как миленькие. С бароном чуть сложнее, но я разберусь, в крайнем случае побеседую с ним с глазу на глаз, — последнее прозвучало откровенной угрозой.

- Спасибо.

- За дело.

Лазурит кивком указал, чтобы я встала в центр помещения, сам встал за моей спиной, ладонь легла в область копчика. Я сглотнула.

- Андреа, соберись. Мы это уже проходили. И в этот раз больно не будет, только приятно.

Уже приятно.

Я почувствовала тёплую энергию, поднимающуюся к голове вдоль позвоночника.

- Тучу, Андреа, — напомнил Лазурит, не позволяя полностью отдаться ощущениям.

Матрицу заклинания я воспроизвела со второй попытки. Вроде бы успех, но зазубрила-то я её неправильно: вода из тучи должна выливаться капля за каплей, а не единым потоком. Жаркая волна поднялась к голове, растеклась по телу, достигла кончиков пальцев. Только бы не стонать…

Блаженство долго не продлилось. Тролль отступил, поймал тучу в защитную сферу и в мгновение ликвидировал последствия. Действительно, не попадать же в очередной раз под ливень моего производства. Лазурит обошёл меня по дуге, без стеснения запрыгнул на стол.

- У меня для тебя две новости. Начну с хорошей. Твои энергетические каналы абсолютно здоровы, значительно расширились и, самое главное, стали в разы эластичней. Будешь заниматься — сможешь расширить их в несколько раз за довольно короткий срок. Плохая новость. Судя по всему, ты работала только правой рукой, в результате каналы в левой почти не развиты, и это срочно нужно исправлять. С сегодняшнего дня работаешь обеими руками, на одно упражнение правой должно приходиться четыре левой. Понятно пока?

— Да.

- В таком случае я хочу, чтобы ближайшие три дня ты каждый день как можно чаще использовала магию по следующей схеме. Создаёшь тучу настолько большой, насколько можешь, задача пропустить через каналы максимум энергии, чтобы их ещё капельку растянуть, но ни в коем случае не перенапрягайся. Дальше восстанавливаешься, снова создаёшь тучу. И помни, что важно не количество, а качество. Толку от работы, если, например, на пятый подход ты используешь меньше сил, чем на второй, не будет.

- Поняла. Перед новым заходом восстановиться надо полностью.

- Умница, — улыбнулся тролль.

Так приятно получить заслуженную похвалу. Лазурит, в свойственной ему манере, тотчас испортил настроение.

- Андреа, я долго буду ждать? Тучу, адептка.

В отместку создала облако над его головой, но Лазурит только посмеялся и закрылся щитом. Обливать его всерьёз я не собиралась, поэтому не расстроилась. Выложилась полностью и даже получила замечание:

- Достаточно, притормози. Я же сказал, три дня не перенапрягаться.

Чёрная, словно сажей вымазанная, туча зависла на миг в неподвижности, хлынула вода, тролль отреагировал в последний момент, фыркнул. То есть красуется? Всё чаще я начинаю воспринимать его не как ментора, а как парня старше меня лет на пять. Наверное, это плохо. Или?

Глава 14

Минут двадцать Лазурит излагал основные принципы развития энергетических каналов. Оказалось, в школе нас учили не совсем правильно. Тролль только фыркнул и выдал целый список того, что я должна делать. Тяжело, работы много, но возражать я не собиралась. Буду пахать до победного конца.

Я повторила тучу, тролль одобрительно кивнул и вновь переключился на теорию.

— Знаешь, сначала я хотел твою справку просто порвать. Подёргать из книжек фраз любой дурак может. Потом я прочитал то, что мне сдали другие, кроме тебя, кстати, всего семеро, и вынужден признать, что твоя работа лучшая. Я понял, что тебя интересуют практические навыки, но теория тоже нужна.

— Да.

- «Краткое изложение сущности магии» Булька Лентяя прочитай. Эту книжку все ругают, называют несерьёзной, даже глупой, но её тебе хватит, чтобы понять основы. Изложение ведётся простым понятным языком, даже детским я бы сказал.

- Как раз то, что мне нужно.

- Именно. И вторая книжка — «О самозащите» Трена Яриса, потом его же «О роли магии при самозащите».

Я записала названия.

- А теперь поговорим о твоей туче, точнее о том, почему она у тебя неправильно получается. Начерти мне схему матрицы и расскажи, какой участок плетения за что отвечает.

Я прикусила губу. Выполнить могу лишь первую половину задания — начертить. Я зазубривала картинку целиком, и из каких элементов она состоит, понятия не имею. Тролль это понял, тяжело вздохнул.

- Когда я предлагал тебя учить, даже предположить не мог, что всё настолько запущено.

- Отказываетесь, ментор?

- Нет. Ты же не халтуришь. И хватит отвлекаться. Смотри…

Обещал час, а провозился со мной все два, но научил создавать простенький щит. Нужный навык. Я тренировалась до цветных точек, мельтешащих перед глазами, но результата добилась. Даже Лазурит похвалил.

После занятия я решила вернуться домой, по пути, естественно перекусить, без восстановления энергетического баланса магам никуда, можно будет заняться ремонтом. А ещё до вечера нужно разжиться красным плащом. Мелькнула мысль не ходить, но… нельзя. Мы вместе стояли перед взбесившейся стихией, вместе захлёбывались. Я выжала, они — нет.

Кода я вернулась, Мэй вытаскивала в прихожую огромный мешок.

- Добрый день, госпожа.

— Добрый.

- Это мусор, — девушка торопливо распахнула горловину мешка.

- Да уж ясно, что не сокровища. С моей комнатой ты закончила?

- Да, госпожа. И, госпожа, на полу было ваше платье. Я взяла на себя смелость постирать.

- Спасибо. Мэй, ты чудо, — я распахнула дверь в комнату. — Мэй, посоветуй, пожалуйста, чего не хватает? Постельное бельё — раз. Мыло, полотенца, ванную — два.

- Средство от мышей, госпожа.

Через полчаса у меня на руках был длинный-предлинный список необходимого. Дом обживать — не жильё снимать. Сплошные траты. Я вычеркнула всё, показавшееся мне лишним, но дописала художественные принадлежности. Кисти, краски… В конце концов, что мне с маминой студии? Открою свою. Изо дня в день есть, спать, читать, тренироваться сутки напролёт? Долго я не выдержу в таком режиме, отдых тоже нужен. Так почему бы не совместить приятное с полезным и заняться живописью? Пора налаживать свой быт.

- Мэй, а много ли в Бьёке магазинов мебели?

Между делом я подарила девушке платок. Рисунок вышел откровенно бракованным — половина цветка растеклась невнятной кляксой. Но для девушки и это роскошь, она была просто счастлива. И старалась ещё усердней.

- Госпожа, смотря какая мебель нужна. Если добротная, но необязательно красивая, лучше всего обратиться к мастеру Бурсу. Он хоть и пьяница, но руки из нужного места растут.

- Пожалуй.

Нет, внешний вид тоже важен, я собираюсь жить в уюте, но с оформлением я и сама справлюсь. Покрашу, отделаю, может быть, аппликацию сделаю. Простое стекло неплохо бы витражом заменить. В общем, посмотрим.

Пришлось снова нанимать извозчика и оплачивать разъезды сразу до конца дня. Пока по магазинам, пока покупки загружу в экипаж, пока привезём. В кошельке почти не осталось денег, а ведь надеялась месяц не трогать банковский счёт. Начала с магазина готового платья — вечером мне понадобится алый плащ, а ещё нужна новая шаль, что-то тёплое, лучше пуховое.

Хозяйственные хлопоты на фоне всех потрясений оказались настолько обыденными, что умиротворяли. Что лучше: покрасить стены, закрыть резными деревянными панелями, которые, скорее всего, мне не по карману или затянуть тканью? Учитывая, что в основе камень… Вернуть мозги на место удалось в банке. Я посмотрела остаток на счёте, присвистнула. Рано я разогналась вить гнёздышко. А если академию закроют и раскидают оставшихся адептов по учебным заведениям других городов? Сначала жду решения властей.

Постельное бельё, как и некоторые другие мелочи я всё-таки купила, но именно что мелочи. Уложилась в две серебрушки, а рекомендованному Мэй плотнику заказала подправить ту мебель, которая уже есть. Он согласился, причём с радостью. То ли заказов совсем нет, то ли решил попытать счастья в грабеже, когда я пущу его в дом. Ну-ну, брать у меня нечего. Всё ценное упакую в дорожную сумку и на время работ поставлю к Шелли под стол. Секретарь не откажет.

Домой я вернулась ближе к вечеру, сгрузила покупки в комнату, посмотрела время. Опаздывать на прощание — верх неуважения к погибшим. Приду пораньше, с меня не убудет. Платье сменила на тёмное, закуталась в красный плащ. Алый отнюдь не цвет траура, скорее уж крови. Надо бы узнать, что за традиция, раньше мне ней слышать не доводилось.

Поколебавшись, взяла с собой фонарь, тот самый артефакт-имитацию мастера Лифи. Не знаю, будут ли в честь мёртвых зажигать огни, чтобы в Тумане им легче было найти путь. Да-да, на самом деле умерших встречают и провожают туманницы, но ведь с огнём… теплее? Ну и обратно не придётся идти в кромешной темноте.

Академия встретила траурной тишиной. Несли караул стражи, собирались выжившие. Чтобы не сливаться с толпой, встала с краю. Ни тролля, ни Шелли не увидела. Поискала взглядом барона — тоже нет. Хоть бы и вовсе не пришёл.

Гробы к вечеру переместили. Отдельно на небольшом возвышении лежали Лифи и второй добровольно пожертвовавший собой маг. По бокам от них положили парня и двух девушек. Чем-то отличились? Остальные захлебнувшиеся в волне лежали отдельно.

- Андреа, — раздалось над ухом.

Проклятие.

— Дейл.

Парень возник словно из ниоткуда.

- Андреа, — парень по-хозяйски положил мне руку на плечо.

Я резко развернулась к нему лицом, одновременно выворачиваясь из объятий.

- Эй, это всего лишь я, — он улыбнулся. — Ты так быстро сбежала. Я даже не успел спросить, где ты живёшь.

- Здесь и сейчас подобные светские беседы неуместны, — резко заметила я, отступая.

- Пожалуй, — парень легко догнал меня и молча встал рядом.

Тьфу!

Пришли преподаватели, Лазурит, Шелли, но начало церемонии прощания задерживалось. Где-то только через четверть часа стала понятна причина. Открылся портал, из которого вышли четверо, трое мужчин в неприметном сером и окружённый ими довольно молодой человек в чёрном бархатном камзоле.

- Племянник кнеза, — шепнул Дейл.

Между тем молодой человек поднялся за трибуну:

- Мы собрались, чтобы отдать последний долг героям…

Торжественная речь, скучная и невыносимо пафосная, затянулась на час с лишним. Вроде бы говорилось всё правильно, но почему-то мне было тошно слушать. Может быть, потому что я там была и видела трагедию собственными глазами? Или потому что Лифи жертвовал собой не ради Короны, а ради дочери и простых людей? Я старалась стоять ровно и не поднимать взгляд. В конце концов, я пришла сюда не говорить о высоком, а, как правильно сказано, отдать последний долг.

- Магистр Лифи и магистр Трейц посмертно награждаются орденами Рождения Бекии, адепты Крент, Роэ и Шанис, отдавшие защите города и противостоянию стихии всех себя, погибших от истощения и резкого старения организма изнутри, посмертно награждаются орденами богини Подательницы Жизни.

Ментор Лифи разрыдалась в голос.

Племянник кнеза сошёл с трибуны, и его место заняла молодо выглядящая женщина в алом плаще.

- Вампирша, — подсказал Дейл, хотя я не спрашивала.

Значит, жрица. Про вампиров говорят многое, но в одном сомнений нет, у Хозяйки Туманного предела к ним особое отношение. Вампирша зажгла на ладони яркий огонёк, легко подкинула, и весело пляшущий язычок пламени завис над её головой.

- Хозяйка, прими души достойных, — запела жрица неожиданно чистым высоким голосом.

Кто-то подхватил слова прощального гимна, кто-то молча зажёг огонёк. Я направила силу в светильник, а вот петь не стала, не моё это. Жрица, не прекращая звать богиню смерти, спустилась и двинулась между гробами, сначала коснулась Лифи и второго мага, потом награждённых орденами адептов, двинулась дальше. Племянник кеза последовал за ней, потом преподаватели, старшекурсники. Дошла очередь до нас.

- Хозяйка, прими душу достойного, — прошептала я, остановившись перед Лифи.

Я шла и к своему ужасу узнавала некоторые лица. Особенно страшно было увидеть сокурсника, чьего имени я не помнила и теперь вряд ли узнаю. Да и ни к чему. Ещё три гроба, и в очередном сокурсница, кидавшаяся на меня и на Дейла с ножом. Даже после смерти губы недовольно поджаты.

- Хозяйка, прими её душу, — вздохнула я.

- Она хотела нас убить, — буркнул Дейл.

- Она до безумия хотела жить, — возразила я.

Ещё знакомые лица, ещё… На душе снова стало больно до слёз. Дейл придержал меня за руку, и мне не хватило воли его оттолкнуть.

Официальная часть закончилась, началась неофициальная. Теперь живые будут вспоминать случаи из жизни, связанные с погибшими, будут их рассказывать, а кому рассказать нечего — только слушать. Вступили плакальщицы. Из здания администрации появились официанты в тёмной траурной форме. Почти уверена, что на подносах в бокалах традиционный напиток прощания. Мне бы хмель ни к чему, но мёртвых отказом не оскорбляют. Это тот случай, когда нужно сделать хотя бы один хороший глоток.

Я приняла бокал из рук. Дейл взял свой.

- За тех, кто ушёл, чтобы мы могли жить, — сказал он, приподнял бокал и отпил.

- За тех, кто ушёл, — повторила я.

А дальше парень сделал маленькую подлянку. Может быть, он и не подразумевал ничего плохого. Он кивнул троим парням, как мы поднимающим бокалы. Те, разумеется, подошли, тост был произнесён вновь. Я растерялась. Пить не хотелось, а как вывернуться непонятно. Я сделала второй глоток, обжигающая горло жидкость провалилась в желудок. А рядом возникли новые лица, и опять зазвучали тосты. Кто-то вручил мне новый новый бокал взамен опустевшего.

- Н-не…, - попыталась возразить я.

Дейл проигнорировал, зато приобнял.

- Андреа?

Не замечала, что у него такой приятный голос. И почему Дейл раньше раздражал? Я понимала, что восприятие исказил алкоголь, но сопротивляться не хотелось. Хотя… Я постаралась встряхнуться. Серьёзные решения надо принимать на трезвую голову. Напиток прощания оказался слишком крепким для меня.

Я отступила, наткнулась на кого-то, стоящего за спиной. Проклятие! Мне срочно нужна помощь. Мне нужна Шелли.

- Андреа?

- За магистра Лифи!

Губ коснулся край бокала.

- Мне хватит.

- За Лифи.

Бокал прижался сильнее. Я дёрнулась, что-то пролилось, что-то попало в рот.

— Дей!

— Да, зайка?

Никогда никто меня так не называл. В голове прояснилось.

- Мне хватит, я пойду.

- Андреа, ты вроде бы немного выпила, но развезло тебя, как от пары бутылок. Не оставлю я тебя одну.

Звучало правильно, но…

- Пусти!

— Андреа.

Голова слегка кружилась, увидеть знакомых не получалось.

- Шелли! — крикнула я.

Хоть бы услышала. Секретарь та ещё сплетница, лентяйка и взяточница, но в душе неплохая. Заберёт от толпы, доведёт до приёмной, даст воды.

- Отведи меня к Шелли, — попросила я, понимая, что ноги слегка заплетаются. Самой не удрать. Почему мне так развезло? Это же ненормально.

- Не волнуйся, я заберу тебя к себе, — отмахнулся Дейл, притянул ещё ближе и чмокнул в щёку. Хорошо не в губы. Очарование рассеялось, как ни бывало. Поцелуй он по-настоящему, меня бы вырвало.

- Нет, — отвернулась я.

- За тех, кто ушёл!

- Пусти, — выдохнула я.

Парню было плевать. Воспринимать всерьёз нетрезвое сопротивление он не собирался. Я всхлипнула от отчаяния. Никаких шансов отбиться. А парень по-хозяйски опустил руку ниже талии. Я готова была разрыдаться.

- Дейл Жаре, девушка совершенно однозначно пожелала покинуть ваше общество. Почему вы позволяете себе продолжать удерживать её?

Спаситель! Кто бы он ни был, расцелую.

Дейл вздрогнул, но руку не убрал.

- Ментор, Андреа слишком близко к сердцу приняла трагедию и слишком много выпила. Она сама не понимает, что говорит, а я прослежу, чтобы ничего не случилось. Да если я её отпущу, она просто упадёт!

- Вы проследите? По какому же праву вы берёте на себя такую ответственность?

- Я её парень.

- Ложь. Заберите меня, пожалуйста.

- Андреа, ты выпила, — взялся за старое Дейл.

Не настолько, чтоб мозги отключились полностью. О парне я была лучшего мнения. Возможно, он и впрямь не подразумевает ничего плохого, но в одном мой спаситель абсолютно прав — Дейл берёт на себя слишком много.

Меня перехватили за локоть, за талию. Зрение удалось сфокусировать. Я подняла голову и невольно расплылась в улыбке. За меня вступился тролль.

Глава 15

Лазурит уверенно вывел меня из толпы. Я прильнула к его плечу — удобно. Он быстро собрал у меня перед носом крошечное облачко и макнул меня лицом в снег.

- Полегчало? — спросил участливо и в то же время с лёгкой ноткой ехидства.

Не могу сказать, что алкоголь мигом улетучился, но определённо в голове посветлело.

- Спасибо, — я смогла выпрямиться и твёрдо встать на ноги.

Вроде бы стыдиться нечего, я не напивалась, даже не предполагала, что несколько глотков так ударят по мозгам, но всё равно неприятно. Тролль как-то обречённо вздохнул, подтолкнул меня к дыре в заборе.

- Адрес, Андреа. Провожу.

Хотела возразить, что сама дойду, но вовремя прикусила язык. Глупо отказываться от помощи, когда она действительно нужна.

До моего дома мы шли в молчании. Я куталась в алый плащ. Если днём ещё бывает жарко, то ночи стали довольно холодными. Лазурит так и не выпустил мой локоть, и от тролля тоже шло тепло. Кстати, а почему ментор за меня вступился? Только из благородства, или я ему всё-таки нравлюсь? Вторая версия радует меня больше. Губы сами собой расползлись в улыбке. Я представила, как нарисую портрет тролля, и задумалась, что делать с носом. Оставлять как есть — неэстетично, укорачивать и уменьшать — Харп может обидеться. Оу, я вспомнила имя шнобеленосца. Я открыла рот, чтобы пожаловаться парню на его крайне неудобный для художника орган обоняния.

- Это твой дом? — сбил с меня с мысли Лазурит.

— Д-Да.

Я вспомнила разруху в доме. Стыдно такое показывать.

- У меня не убрано и чая нет.

- Не напрашиваюсь, — фыркнул парень.

Обиделся? Только бы не это. Алкоголь всё ещё гулял в крови. Раз я нравлюсь парню… ситуацию нужно срочно исправлять. Я обняла его за шею, вдохнула тонкий аромат дорогого парфюма. Тролль пах сосновым лесом, хвоей. Вкусно.

- Андреа? — Харп зачем-то отстранился.

Я потянулась за поцелуем. Сейчас всё объясню, а позже обязательно нарисую нас вдвоём. Харп в парадном камзоле, а я в летящем свадебном платье. Первая влюблённость кружила голову не хуже вина.

- Андреа, у тебя ведь никого не было?

Смысл вопроса дошёл не сразу, а когда дошёл, я почувствовала, как жар приливает к щекам. Думаю, отвечать вслух не требуется, всё понятно по моей реакции. Парень окончательно отстранился. А меня словно кипятком обдало. Почему?! Мне не раз твердили, что мужчина будет рад оказаться первым, а он отстраняется, как будто раз я ни с кем не была, я плохая. Дудки! Прыгать в постель ради постели я не собираюсь. Мне чувства нужны. Взаимные. И ведь влюблена. Себе-то можно не врать, особенно сейчас.

- Харп? — никогда я не чувствовала себя так жалко.

- Потому что для тебя всё будет серьёзно, а для меня ты будешь одной из многих, девочкой на время. Ты замечательная, и именно поэтому я не хочу разбивать тебе сердце и с радостью стану твоим другом. Просто другом.

Тролль легко отобрал у меня ключ, открыл дверь. На его ладони ярко вспыхнул светлячок. Душевные переживания мигом были забыты.

- Нет! — всполошилась я.

Измеритель магического фона истошно заверещал. Я попыталась прихлопнуть светлячок ладонью. Про то, что голыми руками с магией не сладить я и думать забыла. Пальцы обожгло.

— Андреа!

К счастью, Харп огонёк погасил сам.

- Я обязана соблюдать режим магического фона, указ мэрии.

Харп отобрал у меня измеритель, чудом сохранившийся фонарь. Удивительно, но не потеряла, так и тащила всю дорогу. Огонь вспыхнул повторно, но на сей раз фон не поколебался.

- Горюшко, — вздохнул тролль, разглядывая мои обожжённые пальцы.

Замерцало лечебное заклинание, боль послушно стихла. Я снова посмотрела Харпу в глаза, почувствовала, как растворяюсь в его взгляде. И с чего я, глупая, подумала, что нужна ему? Приняла желаемое за действительное. Алкоголь выветрился.

- Спи, Андреа.

Я успела понять, что Харп воздействует на меня магией, и тотчас провалилась в наведённый сон.

Пробуждение было неприятным. Нет, голова, как можно было ожидать, не болела. Похоже, Харп позаботился и подлечил меня, пока я спала. В дверь колотили.

- Откройте немедленно! Или мы взламываем замок!

Я застонала в голос, поднялась.

На полу рядом с кроватью обнаружился сложенный алый плащ, на нём лежали какие-то бумаги, фляжка. Её я цапнула и поплелась открывать.

- Иду! — крикнула я.

Колотить перестали, рванули дверь, как-только я щёлкнула замком. На улице меня ждал отряд городской стражи. Опять барон подсуетился? Гад.

- Андреа Дари, владелица? Ознакомьтесь, — мне сунули свёрнутый в трубочку лист.

«Разрешение на проверку», — прочитала я, развернув документ. Стражи, не дожидаясь моей реакции,

вошли в дом.

- Что происходит?

- Проверка, госпожа.

Значит, объяснений не будет. И кажется, Аглис к происходящему отношения не имеет. Я свинтила крышку, отпила из фляжки, поперхнулась. На утро тролль оставил мне нечто кисло-солёное, невообразимое. Не то зелье, не то витаминное пойло из трав. Я кашлянула, сделала ещё несколько глотков. Самочувствие заметно улучшилось, и я вчиталась в отданный стражем документ.

Из сухого официального текста следовало, что ночью, ближе к рассвету, было зафиксировано повреждение консервирующих чар. Поскольку нестабильная магическая структура не активизировалась, тревога не была поднята, однако мне назначена проверка, воспрепятствовать которой я не имею права. Да и не собиралась. Представив нежить, выбирающуюся из подвала, я передёрнула плечами, вернулась в прихожую и захлопнула дверь — от любопытных соседей.

Стражи, все семеро, спустились в подвал, я же решила, что пока посмотрю, что ещё оставил тролль. Судя по всему, объяснение происходящему найдётся в конверте. И действительно, короткая записка гласила: «Андреа, жду на занятие вовремя, а не как обычно. Дом очистил. Х.Л.».

Очистил?!

С ума сойти. Проводил, называется. Узнал о проблеме и молча решил, пока я отсыпалась. Мысли разбегались. Лазурит, взяв на себя роль опекуна, подошёл к делу со всей ответственностью и избавил меня от угрозы нежити. Лазурит повёл себя в высшей степени благородно, когда я ему вчера у порога на шею вешалась. Вспомнить стыдно. Лазурит оставил записку, что готов по- прежнему общаться со мной в деловом стиле. И, наконец, Лазурит в одиночку сумел провести сложнейшее очищение! Хватило и сил, и мастерства. Да…

- Госпожа, — окликнул вернувшийся из подвала страж, — извольте объясниться.

- Простите?

- Нестабильная структура ликвидирована, консервирующие чары…

- Это же хорошо, что ликвидирована, — перебила я.

Страж нахмурился:

- Вы должны были предупредить мэрию заранее, согласовать, пригласить наблюдателя.

Выдавать Лазурита нельзя, в том смысле, что проведение магического ритуала на частной территории без разрешения владельца — это преступление. Подставлять тролля ни к чему, хотя ничего серьёзного ему и не грозит.

- Вчера после прощания с погибшими меня проводил маг. Узнав про угрозу возникновения нежити, он заинтересовался. Я разрешила посмотреть и сделать всё возможное для устранения угрозы. Моя вина, что не узнала подробностей, полагала, маг поставит дополнительную защиту и только. В любом случае упускать шанс было нельзя.

Страж поджал губы:

- Всё обошлось, исход и вовсе благополучный, но главного это не отменяет. Нарушение было? Было. Вам будет выписан штраф, госпожа. За документами явитесь в мэрию.

Я вздохнула. Штраф, конечно, можно оспорить, но не будет ли работа адвоката дороже? Эх, траты- траты. Я проводила стражей, пожелала им всего доброго, уж они-то точно не виноваты, что начальство хочет пополнить свой бюджет из моего кармана, привела себя в порядок, оделась и отправилась сначала в трактир, а потом к троллю. На занятие я, как обычно, слегка опаздывала.

Прошмыгнув мимо администрации и понадеявшись, что Шелли меня не видела, я нырнула в учебный корпус, постучалась в аудиторию.

- Андреа, хоть раз для разнообразия приди вовремя.

- Доброе утро. Спасибо…

Харп перебил:

- Вырази свою благодарность в форме тучи.

Я бросила сумку и новую шаль на стол, вышла в центр помещения. В чём-то Харп прав: я должна уметь концентрироваться на работе несмотря на царящий в душе раздрай, иначе я не маг, а так. Я мысленно нарисовала линии силы, матрица получилась с первого раза, энергия откликнулась на призыв, и ласковое тепло побежало по энергетическим каналам вверх вдоль позвоночника. Тучка получилась очень приличная. Хлынул ливень. Я обернулась к Харпу в ожидании похвалы.

- Плохо, — выдал тролль абсолютно равнодушно.

- Плохо? — непонимающе переспросила я.

Тролль закатил глаза.

- Андреа! Мы же уже разбирали матрицу. Почему у тебя вода хлещет как из крана? Ты ни разу не видела, что такое настоящий дождь? Давай, садись и займёмся теорией. А в следующий раз туча должна быть идеальной.

Лазурит придирался все два часа, что мы занимались, но в то же время я чувствовала, что он старается подстроиться под мой уровень: объясняет проще, ждёт, когда я пойму, добивается результата. Ни один учитель со мной так не возился. Манера общения? Переживу! Тем более я сама чувствую, что за урок как маг я выросла на порядок. Под конец Харп показал мне довольно сложную матрицу щита, который, как он сказал можно считать базовым универсальным. Уже за одно это можно тролля расцеловать. Настроение испортилось. Не нужна я ему. Точнее нужна, но исключительно как временная любовница. Харп повёл себя честно…

- Ментор, можно узнать?

— Да?

- Что будет с академией?

- Не знаю. Приказ о закрытии уже подписан, просто был отсрочен на год, пока я занимаюсь архивом. Сейчас… я вижу три варианта. Первый. Академия погодной магии получает покровительство Короны, здесь наводят порядок, и начнётся нормальная подготовка специалистов. Второй вариант. Академию закрывают, но на её базе в столичной академии открывают факультет. Третий. Академию просто закрывают.

— Занятия возобновят?

Харп пожал плечами.

Я попрощалась и решила попытать счастья у Шелли. Секретарь по идее должна быть в курсе всех сплетен, поэтому из учебного корпуса я повернула к администрации.

И не дошла.

Из здания навстречу мне выскочил Дейл с огромным букетом цветов, увидел меня, замер на верхней ступеньке.

- Андреа?

Отвечать не хотелось.

- Андреа! А мне никто не мог сказать, где ты живёшь. Я искал тебя. Как ты себя чувствуешь после вчерашнего?

- Привет. В норме.

Дейл сбежал по лестнице и остановился в шаге от меня.

- Андреа, я искал тебя, чтобы попросить прощения. Вчера…

- Дейл, не стоит, — перебила я.

- Стоит. Андреа, выслушай, пожалуйста. Напиток прощания оказался для тебя слишком крепким. Я не в упрёк, это тот напиток который пьют в честь ушедших и не оскорбляют мёртвых отказом. Но тебе он ударил в первую очередь в ноги. Да, ты хотела, чтобы я тебя отпустил, но если бы я это сделал, ты бы просто свалилась. Прости, но, что бы ты ни говорила, я не мог оставить тебя лежать на холодных камнях, — Дейл пнул мыском сапога плиту. — Потом вмешался ментор Лазурит. Не знаю, какие отношения тебя с ним связывают и что он тебе потом наговорил. Его чисто мужской интерес даже дураку виден. Так вот. Андреа, я клянусь, что собирался отвезти тебя домой. Поскольку твоего адреса не знаю — к себе. Я бы уступил тебе свою комнату, а сам переночевал в гостиной. Утром бы отвёз, куда бы ты сказала. И ещё. Мне очевидно, но тебе я всё-таки скажу. Я бы тебя пальцем не тронул.

Звучит красиво.

Дейл протянул мне букет. Я не шелохнулась, чтобы принять цветы, и устало уточнила:

- А с поцелуями зачем лез?

Дейл растерялся, как мне показалось, вполне искренне.

- Как же, Андреа? Мы же…

- Что мы? — поторопила я.

- Мы же вместе. Ты и спасла меня, и первая поцеловала. Я думал, у нас всё серьёзно.

То есть я ещё и виновата? А вообще, объяснение звучит неубедительно. Во-первых, ясно же, что помогала я чисто по-человечески, а обниматься полезла на эмоциях без всякого подтекста. С таким же упоением я бы тискала любое подвернувшееся под руку живое существо — кошку, собаку. Во- вторых и главных, пара или не пара, а слова надо понимать. Сказано нет, значит нет, и не важно, кто ты, просто парень, жених или муж.

А уж на фоне Харпа парень совсем не смотрится.

- Дейл, я прошу прощения за ту вспышку эмоций. Я испугалась и была рада, что жива, проявила несдержанность. Мне жаль, что невольно ввела тебя в заблуждение, — портить отношения тоже не стоит. Если мы мирно разойдёмся после моих извинений, бросить пару фраз мне не жалко.

- Если бы я тебе не понравился, ты бы так себя не повела. Это из-за Лазурита? Он тебя принуждает? Не зря говорят, что каждый понимает в меру своей испорченности.

- Дейл, ментор Лазурит предельно корректен и ни к чему меня не принуждает.

- Ладно. Эти цветы всё равно тебе. Я провожу тебя.

И снова та же ошибка. Я против, а моё мнение игнорируют. Цветы ещё туда-сюда, презент ни к чему не обязывает. А вот идея показать парню, где я живу, мне не нравится. Не вызывает Дейл доверия.

- Спасибо, — я приняла цветы. — Проводить не получится, я сейчас в администрацию, потом, наверное, к стражам ехать придётся, это же на меня в библиотеке нежить напала.

Дейл прищурился.

- До завтра, — попрощалась я, обогнула парня и взлетела по лестнице.

Дейл чуть посторонился.

- До завтра, — задумчиво протянул он.

Я уже не слушала, дошла до двери приёмной, заглянула к Шелли, убедилась, что женщина одна:

- Доброе утро!

- Скорее день, — ворчливо возразила Шелли. — И вряд ли добрый. Говорят, нас-таки закроют.

Вот так новость.

- Это ещё неточно, но всё идёт к закрытию. А ведь работа не пыльная, не хлопотная, — Шелли махнула рукой. — Чай?

- Чай, — согласилась я, устраиваясь за столом секретарши.

Шелли довольно улыбнулась.

- Андреа, выглядишь скромницей, а на деле-то девочка-огонь. Мало Аглиса и Лазурита. Тебя Дейл Жаре искал. Букет от него?

Я кивнула:

- Можно у вас в вазе поставить?

- Я тоже цветов удостоилась, — Шелли показала на второй букет. — Дейл очень, — слово она выделила интонацией, — хотел знать, где ты обитаешь. Кстати, где? Ты говорила, что купила дом…

- Госпожа! — возмутилась я.

- Не скажешь? Тю! В мэрии скажут.

Мне оставалось только зубами скрипнуть и намекнуть, что Дейл мне безразличен. Шелли не впечатлилась, и разговор плавно перетёк на обсуждение ближайшего будущего. Академию закрывают…

Глава 16

Бумаги в мэрии я получила, штраф оплатила сразу же, зашла в трактир пообедать и вернулась домой. Поработать? Никакого настроения, но я честно создала щит и вбухала в него всю силу. Энергетические каналы надо развивать, и это не обсуждается. Хорошо, что теперь можно тренироваться дома. Читать я не стала, решила, что перед сном полистаю конспект с занятия, и этого достаточно. Перенапрягаться тоже вредно.

Я прошла в освободившуюся комнату, поставила к окну купленный вчера мольберт. Комнату только предстоит превратить в мастерскую, а пока обойдусь тем, что есть. Не слишком удобно, но мне и не шедевр писать, а для души кисточкой повозить.

Что будет на холсте? А не важно! Я вывела светлую кляксу, добавила пару тёмных пятен, потом совсем чёрную линию вертикально вниз. Я наслаждалась самим процессом, добавляла картине всё новые и новые штрихи и совсем не удивилась, когда обнаружила, что получается портрет моего тролля. То есть не моего, но… Что я о нём знаю? Аристократ Хрустального королевства, род не из последних, сильнейший маг. Богат. Ему я не подхожу ни по происхождению, ни по уровню образования. Насладиться ролью временной любовницы? Потом будет больно — это раз. И два — гордость не позволяет. Я не буду одной из сотни, пусть я и дочь художницы-простолюдинки.

Я отложила кисти. Порвать набросок, сжечь? Рука не поднялась.

После ужина я, лёжа в кровати, читала конспект. Создала ещё один щит. Порадовалась прогрессу. Погасила свет.

Первая ночь в очищенном доме. Я так и не спустилась в подвал. Откровенно говоря, страшновато туда забираться несмотря на уверения магов, что нежить уничтожена. Послышался шорох. Мышь, наверное. Я повернулась на бок, подтянула одеяло поближе к подбородку.

Нервы шалили. Снова шорох, скрип. Ещё скрип.

Проворочавшись полночи я, само собой, не выспалась, встала злая и уставшая. Впустила Мэй, поблагодарила за принесённый завтрак, отдала серебрушку за новую порцию моющих средств, быстро собралась и поторопилась в академию.

Кажется, это первый раз, когда я пришла на «Общую магию» вовремя. Харп уже скучал в аудитории, поприветствовал кивком, никак не прокомментировал моё появление. Не дожидаясь указаний, я вышла в центр помещения и создала щит. Тучу я ещё не отработала, вот и покажу то, что получается. А тучей займусь сегодня же на полигоне. Харп видимо понял мой манёвр, хмыкнул и без предупреждения швырнул в меня огненный сгусток размером с арбуз. С ума сошёл?! Я с такой мощью не справлюсь. Страх парализовал, концентрация пропала, щит исчез, и огненный сгусток влетел мне в лицо.

Я завизжала, закрываясь руками. Не сразу поняла, что ожидаемой боли не чувствую.

- Незачёт, Андреа, — раздался насмешливый голос тролля. — Во-первых, только что мы увидели, что умение концентрироваться у тебя на зачаточном уровне. Для мага это недопустимо, особенно для мага, желающего освоить азы боевой магии. Во-вторых, ты не отличила иллюзию огня от настоящего пламени. В-третьих, где туча, Андреа? Ты пришла на новое занятие, не проработав ошибки с предыдущего? Андреа, это плохо, очень плохо.

Что я могла сказать? Что не выдерживаю нагрузку и надо бы снизить заданную планку ещё? А если после этого Харп откажется со мной возиться? Он и так невысокого мнения о моём уровне.

- С тучей проблемы, — согласилась я. — Я умом понимаю, как нужно сделать, но я уже зазубрила матрицу, и когда создаю её наспех, получается то, что получается.

- Стоп, — остановил меня Харп. — Ты заучила матрицу целиком?!

- А как ещё? — не поняла я.

- Это же азы, совсем азы. Ты разбиваешь схему на смысловые элементы, заучиваешь каждый, причём в нескольких вариантах. Например, дождь, град, снег. Затем собираешь элементы в матрицу, и опять отрабатываешь несколько вариантов, тогда ты легко сможешь видоизменять заклинание на ходу. Андреа, это ведь как алфавит, этому учат в самом начале.

Я пожала плечами.

- Не везде преподаватели идеально знают свой предмет.

- Ладно, поработаем и с этим, — вздохнул Харп, на миг задумался. — Так, Андреа. Ты хотела основы самозащиты. Будем действовать неправильно, так, как ты привыкла, чтобы получить хоть какой-то результат в кратчайшие сроки. Минимальной самозащите ты научишься. Исправлять то, что уже не так, долго, я не знаю, будет ли у нас столько времени.

Остаток занятия Харп посвятил практике и возвращался к теории только, когда я уставала.

Меня смущало, что по уговору Харп занимается со мной в обмен на помощь с работой в архиве. Сейчас библиотека закрыта, и отработать я не могу при всём желании. Ничего другого Харп не требовал, но не хочу быть должной. Неприятно. Самой спросить?

- На этом закончим, — вывел меня из задумчивости тролль.

- Новостей не появилось? — я спрашивала об академии.

- Ещё решается. Кнезу погодная магия не нужна.

- Как же? — нахмурилась я. Ведь только недавно наши преподаватели и адепты защищали побережье.

Харп презрительно фыркнул, но, как мне показалось, в этот раз фыркал он не в мой адрес.

— Ты о цунами, да?

— Да.

— На берегу было использовано заклинание из раздела погодной магии?

Я нахмурилась ещё больше:

- Нет. Вы создали щит.

Харп кивнул:

- Так и есть. Стихийные бедствия и пожары усмиряют отнюдь не заклинаниями погодной магии. Для предсказания погоды используются артефакты, для создания которых знания погодной магии опять же не требуются, поскольку мастеру достаточно повторить уже готовую матрицу. Управление погодой? Пару раз в год на праздники разогнать тучи способен и придворный маг. Чтобы создать огненный шар не нужно быть боевым магом. Так и тут, чтобы вызвать солнце, не нужно быть магом- погодником.

- Но ведь Академию погодной магии создали, она существовала не одну сотню лет.

Харп расхохотался:

- Андреа, хоть бы брошюрку для адептов полистала. Ещё во времена Алмазной империи в Бьёке жил маг, увлекавшийся погодной магией. Он собрал первоначальную библиотеку, занимался исследованиям и очень не хотел, чтобы его дело умерло вместе с ним, поэтому на свои деньги он открыл школу. Обучал бесплатно, в обмен на обязанность отработать. Школа росла, и лет через тридцать он переименовал её в академию После его смерти, академия начала загибаться в первый раз и загнулась бы, но совпало, что тогда же рухнула Алмазная империя, у образовавшейся из её обломка Бекии не было своих школ. Академия погодной магии получила статус государственной, открылись факультеты, никак с погодой не связанные. Названии осталось, но стало скорее данью истории.

- А потом открылась Столичная академия магии, — предположила я.

- Почти. Основные факультеты перевели в столицу, факультеты, готовившие погодников оставили в Бьёке. И Академия погодной магии начала загибаться во второй раз.

- Вот как.

- Да. Тут осталось много хорошего, я имею в виду библиотеку, архив. Даже ректор Академии магии при Храме всех богов заинтересовался. Собственно, поэтому я здесь.

Почему-то мне вновь показалось, что тролль назвал далеко не все причины, но делиться сомнениями не стала. Незачем.

- В общем, готовься к отчислению.

- Это-то почему? — удивилась я. — Разве нас не должны раскидать по другим высшим учебным заведениям?

- Сначала вам придётся продемонстрировать свои способности перед независимой комиссией. Скорее всего тебе предложат расторгнуть договор и, если ты платила, вернут деньги, а в качестве компенсации дадут право на приоритетное поступление.

— Ясно.

Печальные новости. Впрочем… Когда я рванула поступать, я действовала на эмоциях. Сейчас, вспоминая разговор с мамой, я поймала себя на мыли, что решение было не столько моим, сколько её. Мама меня к нему ненавязчиво подтолкнула. Зачем? Если ей угрожали, она должна была искать защиты, а не отправлять меня учиться, чтобы в отдалённом будущем я стала полноценным магом. Денег, которые я заплатила за первую ступень должно было с лихвой хватить нанять частного следователя и телохранителя. Странно всё это.

Я попрощалась с Харпом и, погружённая в размышления, направилась домой. По-моему, пора обдумать ситуацию заново. Кто и почему угрожал маме? Почему она так непонятно реагирует? И, самый важный вопрос, что мне делать? Можно довериться маме и сосредоточиться на учёбе. Можно попытаться разобраться в ситуации, поехать к тёте, чтобы поговорить, расспросить.

На полпути я передумала, сделала крюк и зашла в чайную, где мы с сокурсниками и магистром Пальт сидели вместо лекции. Ещё недавно живые, весёлые, обвиняющие меня в попытке натравить нежить не то на них, не то на Харпа, а сейчас мёртвые. Хозяйка, прими их души. Я попросила фруктовый чай с добавлением сока и устроилась за столиком в углу, благо свободных мест было предостаточно.

Вот и вся моя взрослость: как только потребовалось принять серьёзное решение, я в замешательстве. Наверное, буду действовать по обстоятельствам. Отказываться от обучения — глупость. Сдам экзамен, посмотрю, куда и на каких условиях мне предложат перевестись. Посоветуюсь с Харпом. Не знаешь — спроси. По-моему, самое верное.

А вообще, со своей нерешительностью нужно что-то делать. С чего бы начать? Да хотя бы с подвала! Раз я боюсь туда спускаться — сегодня же пересилю себя и осмотрю подземную часть дома. И Харп, и маги из стражи сказали, что всё безопасно. Да и любопытно, чего уж.

Наверное, я опять делаю всё, чтобы не думать о жизненно важном…

Я зашла в трактир, заказала обед с собой. В одном я уверена: в приоритете развитие каналов, следовательно первым делом отработка заклинаний по описанному Харпом методу, а потом небольшой перерыв и восстановление энергетического баланса.

Браться за кисти не хотелось. Всего один взгляд на набросок портрета носатика, и настроение испортилось. Я изначально понимала, что он птица не моего полёта, только влюбиться это не помешало. Трудно мне будет. Не успокоиться, нет. Закроют академию, я останусь в Бекии, Харп уедет, постепенно забудется. Но я не верю, что смогу встретить кого-то, кто не будет на фоне тролля выглядеть блёклой тенью.

В подвал я спускалась ближе к вечеру. Переоделась в простенькое платье, зажгла фонарь-артефакт. Люк был прикрыт незакреплённой доской. Я отбросила её в сторону, посветила. Вниз вела ржавая лестница, выглядела она ненадёжной, но, раз мужчин выдержала, и меня должна. Ладони вспотели. Мне почудилось, что внизу кто-то есть. Трусиха я.

Сложнее всего было сделать первый шаг. Я медленно спустилась вниз, отошла от лестницы, подняла фонарь повыше. Что тут у нас? А, ничего. Каменные стены, пол. Кучи мусора и ни намёка на магию. А где следы? Я осмотрелась тщательнее и увидела ещё один люк. Подвал многоуровневый? Спускаться глубже было ещё страшнее, чем войти в подвал, но я не отступила. В конце концов, как хозяйка, я обязана разобраться со своим имуществом, а Харп всё очистил, маги подтвердили.

Лестницы выглядела чуть лучше, не такая ржавая, поперечные прутья не круглые, а прямоугольные, ставить ногу удобнее. Медленно я сползла вниз. Я ожидала, что пол будет земляным, как бывает в деревенских домах или небогатых городских, но меня снова ждал камень. Мусора было гораздо меньше. Сохранились обломки стола. Вдоль правой стены тянулся стеллаж. Склянки, банки, осколки. Ничего хоть отдалённо ценного. Зато видно, что помещение использовали как лабораторию. О нестабильной структуре и консервирующих чарах ничего не напоминало. Обычное помещение. И чего я боялась?

- Пф, — фыркнула я.

Звук собственного голоса подействовал успокаивающе. Я прошлась по помещению туда-сюда. Какое-то оно маленькое. Дом длиннее. Сначала я не осознала, что именно отметила, потом до меня дошло — потайной отсек.

Харп не искал, не проверял? Надо бы спросить. Одна я точно не полезу искать приключений. Впрочем, вряд ли стоит паниковать. Поисковое заклинание опасности не показало. Тролль наверняка проверил не только видимую комнату, но и окружающее пространство.

Я уже собиралась уходить, когда заметила, что в углу рядом с лестницей мусора подозрительно меньше. Я шагнула вперёд, и это стало моей ошибкой. Магию из подвала вычистили. Осталась механика, без контролирующих чар она-то и сработала. Каменная плита провернулась, я ухнула вниз.

По каменному жёлобу я скатилась как по ледяной горке. С визгом и криком, пока хватало воздуха. Затормозить не получалось — только одежду ободрать. К счастью, наклон уменьшился, и я не разбилась, вывалилась в неизвестность.

Фонарь остался наверху.

- Туман пожри! — выругалась я.

От расстройства, что я всё-таки вляпалась, хотелось разрыдаться, как маленькой девочке, но я сдержалась, поднялась, отряхнулась. Ладони саднило — всё-таки ободрала.

Выругавшись повторно, зажгла светлячок. Тусклый огонёк, силы надо экономить, взмыл под потолок. Я обернулась и выругалась в третий раз. Проход, из которого я выпала, закрылся, и я уткнулась в глухую стену.

- Туман, — простонала я.

На миг почудилось чьё-то холодное внимание. Я передёрнула плечами. Наваждение пропало. Это просто холодно под землёй…

Я порадовалась, что, пока съезжала, не потеряла обувь. Босиком было бы худо. Что делать? Вариантов немного. Попытаться позвать не помощь — раз, попытаться открыть ход — два, попытаться найти альтернативный выход — три.

В тусклом свете я отчётливо рассмотрела длинный коридор, убегающий далеко в обе стороны. Не скажу, что я удивилась. Город строили гномы и тролли, забраться под землю для этих рас привычное дело. Для троллей в меньшей степени, но всё же.

А выход должен быть обязательно. Осталось его найти.

Для начала я вспомнила заклинание изменения цвета. Есть ведь магическая живопись. Не все художники её уважают, многим не дано, вот и пыхтят, что магический костыль для бездарностей, а не для истинных творцов от искусства. Я не брезговала. Теперь пригодилось самым неожиданным образом. Используя собственную силу вместо краски, я отметила место размашистым крестом.

Позвать на помощь? Отправлять вестников я не умею, но есть и другой способ, неправильный. Я погасила светлячок, присела к стене и прикрыла глаза. Сейчас я отдохну несколько минут, а потом… Заклинания нужны для того, чтобы использовать энергию эффективно. Но иногда можно и за чёрствую корочку хлеба золотом заплатить. Ситуации-то разные бывают. Можно выплеснуть силу и наполнить её каким-то простым желанием-целью, например, защита или атака.

Почувствовав, что готова, я представила себе лицо Харпа.

- Помоги! — выдохнула я, вливая в зов всю доступную силу.

Я выжимала из себя всё до капли, как тогда на берегу перед волной цунами.

Что-то получилось, но что именно? Остаётся надеяться, что Харп почувствует и поймёт. От слабости задрожали руки. Усилием воли стряхнув с себя сонливость, я поднялась.

Темнота в коридоре царила абсолютная. Огонёк, даже слабенький, мне теперь в ближайшие полчаса не вызвать. Слёзы всё-таки потекли по щекам, но сдаваться я не собиралась. Попыталась нащупать какой-нибудь открывающий ход рычажок. Разумеется, не вышло.

Слева почудился свет. Я для верности потёрла глаза. Свет остался. Неуверенно я сделала шаг навстречу.

Глава 17

Свет дразнил. Казалось, пройти до него пару десятков шагов, но я шла, а свет и не думал приблизиться. Жаль, не сразу сообразила. Я остановилась и тихо выругалась. Я не следила за поворотами и, как результат, потерялась. Сколько подземных улиц я прошла? Сколько поворотов сделала? Огонёк словно в насмешку мигнул и погас.

Наверное, только я могла попасть в ловушку, рассчитанную на дураков. Хоть бы стены крестиками отмечала. Хотя как? Сил-то нет. Маги гораздо хуже приспособлены к выживанию в тяжёлых условиях, чем простые смертные. Будь я человеком без способностей, с запечатанными энергетическими каналами, зачатки есть абсолютно у всех живых существ, даже у примитивных водорослей, только к концу дня начала бы всерьёз страдать от жажды, продержалась бы достаточно долго, чтобы меня нашли и спасли. Будучи магом, да ещё и выжавшим себя до суха, я уже едва стою. Слабость, сонливость одолевают. А ещё сырость и холод. Лечь бы, свернуться клубком и забыть обо всё на свете. Только вот если поддаться соблазну, то найдут уже не меня, а мой труп.

Я вытянула руку, дошла до стены. Что мне это даёт, не знаю, ощущение шероховатой поверхности под пальцами слегка успокаивало. Я прислонилась к камню спиной. Вздохнула. Итак, надо вернуться к изначальному плану, а именно отправиться на поиски выхода. Как бы сейчас пригодились знания о гномьей архитектуре. Читать про зодчество казалось скучным. Кто бы знал… Зазубрила бы наизусть.

Допустим, подземный город строился по тем же принципам, что и наземный. Тогда можно предположить, что мелкие улицы вливаются в более широкие, а те в свою очередь приведут на центральную улицу, которая точно должна быть связана с наземным городом.

Можно и с другой стороны зайти. Если из подвала моего бедняцкого дома есть выход в подземный город, то уж руины крепости точно должны иметь подземные уровни. Как и академия, кстати. Что легче найти? Наверное, руины. К тому же академия снизу может быть защищена чем-нибудь убойным.

- Боги, помогите мне, — попросила я.

Не услышат. Боги даже на молитвы, произнесённые над алтарём по всем правилам, отвечают редко. Чего уж мне ждать.

— Туман всё пожри! Помогите!

Эхо исказило крик и превратило в хриплое карканье.

Я выругалась шёпотом. И сосредоточилась. Я должна найти выход. Чтобы найти выход, я должна добраться до руин. Руины приблизительно в центре города. Осталось ответить на вопрос, где центр, и двигаться в нужном направлении.

И судя по всему, мне придётся вновь прибегнуть к магии. Простенькое поисковое заклинание покажет направление к цели. Дома я так вещи искала. Забудешь, где пояс бросила, встанешь в центре комнаты, закроешь глаза, сплетёшь матрицу, представишь пояс, закрутишься на одном месте как юла, остановишься — и стоишь лицом в нужную сторону.

Хуже не будет, пробую.

- Боги, помогите.

Я отошла от стены, воссоздала матрицу, вместо пояса представила руины, закружилась, доверяясь магии. Энергия прошлась по спине словно хлыстом обожгла. От неожиданности вскрикнула. Меня повело, я пошатнулась, но всё же удержалась на ногах. Пару секунд постояла, пережидая боль.

Сработало? Я облизнула пересохшие губы. Сокровища всего мира за глоток воды. К общей слабости прибавилась дрожь. Сердце билось как сумасшедшее. Сейчас рёбра пробьёт и из груди выскочит. Такого пульса у меня не было, даже когда я к Харпу целоваться полезла.

Я дала себе ещё минуту на отдых. Кромешная темнота действовала на нервы. Впереди может оказать обвал, пропасть, любая иная гадость. Каждый шаг придётся выверять, и то не факт, что уберегусь.

- Харп, найди меня, пожалуйста, — всхлипнула я и, не позволяя себя больше сомневаться, двинулась вперёд.

Под ноги ложился гладкий пол. Постепенно я осмелела, но всё равно каждый раз ступала с осторожностью. Правая рука быстро устала, и я вытянула вперёд левую. Так и шла, чередуя руки. Один раз чуть не упала — споткнулась о первую ступеньку ведущей наверх лестницы. Неподалёку плеснула вода. Мост через подземную реку? Пить хочется… Я провела пальцем по губам. Кажется, растрескались до крови. Пытаться спуститься к воде я всё же не рискнула. Во-первых, в ней могут быть ядовитые примеси. Во-вторых, подскользнуться, упасть и утонуть — слишком вероятный сценарий. Особенно вслепую. Нет, мне надо к руинам.

Я кое-как перешла через мост, боялась, что он за века мог обрушиться, но нет, мост был вполне надёжен, строить гномы умеют. Может быть, боги всё-таки решили мне помочь?

Полсотни шагов я сделала спокойно. Послышался тихий скрежет. Я рефлекторно повернула голову на звук. В темноте вспыхнули две горящие багрянцем точки, подозрительно похожие на глаза. Когти заскребли по камню отчётливей.

Тварь зарычала. Темнота в месте, где она стояла, шевельнулась. Я бросилась прочь, умом понимая, что добегалась. Я либо сверну себе шею, либо нежить догонит.

Сил бороться не было, пульс давно частил, воздуха не хватало, ноги едва держали. Я потеряла направление, попыталась скрыться в любом боковом ответвлении, забиться в щель. Глядишь, лапы не пролезут, и нежить не сумеет выцарапать меня из укрытия. Налетела на стену, сколько-то бежала вдоль. Тварь нагоняла.

Под рукой внезапно оказался провал. Я рухнула, растянулась на полу и мысленно попрощалась с жизнью. Я услышала как прыгнула нежить. Сейчас она приземлится мне на спину, вцепится когтями в спину. Надо подставить ей шею, чтобы не мучиться.

Я закашлялась, а нежить, вместо того, чтобы напасть, истошно завизжала. Вспыхнувший свет резанул по глазам.

Свет не был ярким, но после нескольких часов абсолютной темноты, хотелось зажмуриться. Я полежала, приходя в себя. Приподнявшись, оглянулась. Нежить продолжала беситься на пороге. Закрывший проход довольно мощный щит её не пускал, но и вреда не причинял, только, кажется, слегка обжигал. Несколько минут я завороженно наблюдала за прыжками твари. Щит держался. Наконец, я смогла взять себя в руки и медленно встала.

Я оказалась в небольшом помещении, у дальней стены которого светился алтарь. Что же, боги меня услышали, и даже тварь направили, чтобы загнала меня в храм. Радоваться я не торопилась. Внимание не означает милость, и уж точно оно не означает бесплатную милость. Сюда бы Харпа. Я слышала, что на первой ступени Академии магии при Храме всех богов обязательно изучают «Жреческое дело». Тролль бы сейчас определил, и в чьём храме я оказалась, и рассказал, как правильно себя вести. Я понимала лишь одно — откликнувшегося бога надо поприветствовать.

В последний раз оглянувшись на нежить, я приблизилась к алтарю. Мимоходом рассматривала стены, своды, пол — сплошь тёмный камень с чёрными прожилками, ни намёка на личность хозяина храма. Жрец навстречу не вышел. Значит, храм из заброшенных, но почему-то не забытых богом. Впрочем, это сразу было ясно. Кстати, возможно, я даже не в храме. Бывает же, что устанавливают алтари под открытым небом или в домах.

Я остановилась перед длинным плоским камнем. Жаль, алтарных символов не знаю, а то бы прочитала, к кому обращаться. Я рассекла кожу ногтем, выдавила несколько капель крови и капнула на алтарь.

- Здравствуй, кто бы ты ни был.

Ответа, разумеется, не было.

И что дальше? Про руины придётся забыть, нежить за порогом только и ждёт, чтобы вцепиться мне в горло.

На алтаре возник заткнутый пробкой непрозрачный флакончик.

- Это мне? — удивилась я.

Иногда боги помогают, иначе зачем бы смертные стали делиться с ними энергией, но чтобы так…

- Пей, — не то шёпот на грани слышимости, не то чужая мысль, вложенная прямо в голову.

Спросить, что во флакончике? Отказываться в любом случае нельзя. Обиженному богу только щит убрать, и нежить до косточек меня обглодает. А, возможно, и косточек не оставит.

- Что это? — мои мысли для бога всё равно не секрет.

Я взяла флакон, свернула пробку.

- Лекарство, — на сей раз я разобрала, что голос мужской.

Это ничего не значит, вряд ли сам бог до меня снизойдёт, скорее его слуга со мной общается.

- Как я могу отблагодарить?

- Пей, — повторили мне.

Я послушно опрокинула флакон в рот. Вместо жидкости на язык упал омерзительный комок слизи, подозрительно похожий на дохлую медузу.

- Глотай!

Выплюнуть гадость я не посмела, сделала над собой усилие. Медуза провалилась в желудок. Было бы чем, стошнило бы.

- Вот и умница.

Обладатель голоса не соврал, зелье помогло: жажда моментально прошла, вернулись силы, самочувствие улучшилось, руки перестали дрожать. Кажется, даже ссадины перестали ныть.

- Спасибо, — искренне поблагодарила я.

- У тебя огромный потенциал. Ты знаешь?

- Мне сказали, — согласилась я. Сейчас мне объяснят, чем отплатить за помощь.

- Предлагаю сделку. Я помогу тебе выбраться на поверхность и в дальнейшем буду присматривать и помогать в сложных ситуациях, а ты станешь моей личной жрицей.

Я не удержалась и шумно вздохнула. О подобном предложении несбыточно мечтают большинство магов. Нет, я понимаю, что от меня богу понадобится не столько служба, сколько энергия, но оно и не важно. Личный жрец всегда может обратиться к своему покровителю и гарантированно будет услышан. Не обязательно просьбу выполнят, но по крайней мере до бога она точно дойдёт. И ещё более значимо — шанс на бессмертие. За хорошую службу покровитель после смерти жреца не отпускает душу в Туман, а забирает к себе.

- Почему я?

- Потенциал, — повторил невидимка. — Если ты будешь заниматься, а ты будешь, я прослежу, сможешь пропускать через каналы огромные объёмы энергии. Это… вкусно.

Я на миг оглянулась. Нежить всё также бесновалась за щитом.

- Я согласна.

- Потерпи, Андреа. Будет немного неприятно.

Мне показалось, что бог, сомнений не осталось, со мной говорил отнюдь не слуга, коснулся сознания. В голове словно черви закопошились. Я стиснула зубы, пережидая.

- Вот и всё, — в голосе почудилась добрая улыбка. Действительно, прошло. Напоминанием о сделке осталась лёгкая головная боль, но и она, уверена, скоро пропадёт.

Кому я хоть согласилась служить?

На грани восприятия послышался смешок, а перед глазами возникла картинка: парень с лукавым выражением глаз и абсолютно разгильдяйским видом взял толстый корешок не знакомого мне растения, перехватил поудобнее и выверенным движением ударил ножом, рассекая шкурку. Из корня потёк сок, и парень ловко сцедил его в заранее приготовленный стакан.

Хм, декоктами заведует Зельевар. Мне ни разу не доводилось к нему обращаться, незачем было. Удивительно, что именно он обратил на меня внимание. В отличии от того же Книжника, которому в храме всех богов я поднесла серебрушку, Зельевар достаточно силён, чтобы не состоять ни в чьей свите.

Покровитель цыкнул.

- Андреа, ты забыла про нежить?

Я сначала обернулась убедиться, что щит всё ещё на месте. Только потом поняла суть вопроса.

Нежить — это по части Хозяйки Туманного предела и её Малого пантеона: Ночной Охотницы и Ядодела. Ядодела?!

- Не расстраивайся, Андреа, в обычных зельях я разбираюсь не хуже.

Я застыла, стараясь взять мысли под контроль и не думать, не думать, не думать. Это же надо так вляпаться, отравитель и убийца. Почти любой был бы счастлив оказаться на моём месте, но я-то никогда не рвалась в заоблачные выси, мечтала стать художником.

- Наивная девочка, что ты о нас знаешь? Зельевар не меньший убийца, чем я, просто репутация разная. И, так и быть, чтобы ты не расстраивалась, я подарю тебе рецепт потрясающих красок.

О богах я знаю только то, что говорят в храмах. В общем, ничего правдивого.

- Ещё подумай о том, что в правильной дозировке яд может послужить лекарством.

- Прошу прощения.

- Не извиняйся.

Я прикусила губу. Странно, что Ядодел продолжает со мной общаться, ведь своё он получил — я согласилась быть жрицей, если пафосно, донором силы, если по сути. И нежить за щитом продолжает бесноваться.

- Ты знаешь, что тебя ищут? — уточнил покровитель.

- Харп?

- Тролль, — ответил Ядодел и задумчиво протянул. — Харп Лазурит… Какой интересный у тебя поклонник.

- Он не поклонник, он мой преподаватель.

- Неужели? Переживает он за тебя совсем не как за ученицу. Лазурит…Из рода, приближенного к Хрустальному трону. Хозяйка активно интересовалась королевской династией и династией Кварц. Значит, надо брать.

— А? — не поняла я.

- Сиди спокойно и жди, скоро мальчик появится.

Ядодел пропал, я больше не ощущала чужого присутствия ни в храме, ни в собственном сознании. И только сейчас, расслабившись, я поняла, как была напряжена. С ума сойти, на меня обратил внимание бог! А я с перепугу вместо почтения разговаривала с ним будто с равным. Живя в тихом маленьком городке я не привыкла кланяться, не перед кем было спину гнуть. И вот результат. Ядодел вроде бы не обиделся. Впрочем, боги не обижаются, они просто выражают недовольство, стирая неугодного в порошок, порой в буквальном смысле слова.

Я обхватила себя руками, меня запоздало пробил озноб. Во что же я ввязалась? Отказать Ядоделу я не могла… Да уж, дорого мне обошёлся осмотр подвала. Я села на пол, прислонилась спиной к алтарю и приготовилась ждать. Покровитель же сказал, что Харп меня найдёт. Причин сомневаться у меня точно нет. Может, всё не так уж и плохо? Ядодел даже краски пообещал.

Как пообещал, так и забыл. Я про себя снова выругалась. Как контролировать мысли? Они, неправильные, сами в голову лезут. Вряд ли терпение покровителя бесконечно. Любому не понравится, что о нём думают плохо, а уж богу… Я ещё ругнулась. Лучше переключиться на Харпа. Он услышал, ищет. И относится, Ядодел сказал, не как к ученице. Губы сами собой растянулись в улыбку. А если покровитель соврал? Улыбаться расхотелось.

Не знаю, сколько я просидела. Нежить за щитом притихла. Я, наконец, рассмотрела её. Если в темноте она казалась ожившим мраком, текучей неуловимой тенью, то в свете храма я увидела, что это всего лишь крупная мёртвая крыса, не менее опасная, чем те, что напали на меня в библиотеке. Везёт мне на тварей. Шерсть почти не сохранилась, белела отливающая мертвенной синевой голая кожа, зияли раны. Зато когтей и зубов полный набор.

Счёт времени я окончательно потеряла. Харп всё не шёл. Мне кажется, я даже задремала. Очнулась от того, что тварь завизжала. Я вскочила. Крыса остервенело царапала щит. Магия обжигала её, но нежить бросалась снова и снова.

У меня появилось нехорошее предчувствие.

В следующий миг щит лопнул, рассыпавшись миллионами быстро погасших искорок. Как фейерверк или звездопад.

- Ядодел! — мысленно закричала я, зовя покровителя.

Тварь кинулась ко мне.

- Так надо, — ответил покровитель.

Глава 18

И зачем было делать меня жрицей, если умру? По храму поплыл странный запах. Чуть горьковатый, травянистый. Странно звучит, но от запаха стало жарко. На глаза навернулись слёзы. Я не пыталась защититься — не сумею. Крыса ощерилась, прыгнула, выставила когти, метя в лицо. Всё-таки она больше нежить, чем нормальный зверь. Я зажмурилась. Не хочу это видеть.

— Андреа!

Я распахнула глаза.

— Андреа!

На пороге храма тяжело дышал Харп. Нежить оседала на пол горсткой пепла.

- Андреа, — в третий раз повторил он и ураганом налетел на меня.

Я только ойкнула. Харп обезумел не хуже нежити. Стиснул в объятиях до хруста костей и принялся исступленно целовать в нос, в лоб, в щёки, в шею. Он не разбирал и, кажется, вообще не отдавал себе отчёта в происходящем.

А я… я вдыхала горький запах и тоже сходила с ума. Мне бы отстраниться, а я вцепилась в плечи Харпа так, что не отодрать, потянулась за поцелуем в губы. Дурман кружил голову. Я не буду ни о чём сожалеть. Завтра будет новый день и новая жизнь, а здесь и сейчас я хочу раствориться в жаре, смывающем все барьеры, забыть про здравый смысл, приличия, гордость. Пусть Харп не чувствует ко мне того же, что и я к нему, но он до предела искренен.

Поцелуй, ещё поцелуй.

Харп стащил с меня платье, уткнулся в шею, одной рукой он продолжал удерживать меня за плечи, вторая поползал вниз по спине. Я неумело попыталась избавиться от его рубашки. Харп перехватил мою ладонь, прижал к щеке. Мы встретились взглядами, и я охнула. Зрачок затопил почти всю радужку, отчего глаза тролля стали казаться сплошь чёрными.

- Андреа, — выдохнул он и, наконец, сбросил камзол.

Следом полетели рубашка, обувь, брюки.

Харп прижался ко мне всем телом. На миг мы замерли. Горький запах куда-то пропал, и я отчётливо поняла, что могу остановиться. Харп услышит, отпустит. Не хочу. Я провела подушечкой указательного пальца по его переносице к самому кончику носа. И почему мне казалось, что нос непропорционален? Очень красивый выдающийся нос.

Новый поцелуй был полон нежности. Харп подхватил меня и уложил на алтарь. Поверхность камня приятно охлаждала. Я потянула Харпа на себя, и он с готовностью подчинился.

— Андреа…

Запах вернулся, меня накрыло новой волной жаркого безумия, и стало казаться, что жар переплавляет меня и Харпа в единое целое.

- Я люблю тебя, — выдохнула я.

- Люблю тебя, — не то ответ, не то просто эхо и игра воображения.

Удовольствие стало ярче, острее. Мне почудилась боль в запястье. Последнее, что я запомнила, прежде чем меня накрыла нега, что мне безудержно хорошо.

Харп отключился, будто я вытянула из него все силы, и крепко заснул. Я пришла в себя гораздо быстрее, открыла глаза, осознала случившееся, перевернулась, чтобы лежать не на камне, а на парне. В отличии от алтаря, он тёплый, мягкий и вообще удобный. Слов не было. Соотнести фразу покровителя, что Лазурита надо брать, горький запах и очень вовремя лопнувший щит не составило труда. Наверное, симпатия ко мне как к девушке была. Увидев нежить, Харп испугался за меня. Страх сделал его уязвимее. Эликсир ударил по мозгам. Итог известен.

Должно быть энергии покровитель налопался от души, пока мы на алтаре… Я почувствовала, что краснею.

- Да, было вкусно, — подтвердил Ядодел. — Нет, я не подсматривал! Что за извращение? К тому же, что я там не видел-то? И нет, я всё затеял не только ради разовой подпитки.

Покровитель замолчал, и ощущение его присутствия пропало.

Зато Харп завозился, ресницы тролля дрогнули. Наверное, мне следовало одеться, пока он спит. Я спрыгнула с камня, в ворохе одежды нашла платье и быстро натянула. Ни о чём не жалею! Обернулась. Харп сидел и молча смотрел на меня. Выражение его лица я понять не смогла и окончательно смутилась.

Харп так ничего и не сказал, встал, собрал свои вещи, оделся, камзол и вовсе на все пуговицы застегнул.

- Сожалеешь? — уточнила я.

Если ему не понравилось, совсем обидно будет.

К счастью, Харпа волновало иное:

- Я никогда не терял над собой контроль. Я не понимаю, как я мог так сорваться. Андреа…

Вот теперь он посмотрел на меня более осознанно и, кажется, сообразил, что я тоже могу быть от случившегося в шоке.

— Андреа…

Я решила ему помочь:

- Харп, я прекрасно помню, что в невесты аристократу, приближенному к Хрустальному трону, не гожусь. В этом смысле ничего не изменилось. Давай выбираться?

Харп почему-то нахмурился, подошёл вплотную, всмотрелся в моё лицо и выдал:

- Выбираться, конечно, надо, и семья будет в ужасе, что мы поженились, — странная фраза.

Ещё и за поцелуем наклонился. Я отпрянула. Вот уж нет. Кто так предложение делает? И вообще, в подачках не нуждаюсь. Тоже мне, порядочный…

- Харп, я выйду замуж по взаимной любви и только. Знаешь, я простолюдинка, могу себе это позволить, и ничего иного мне не нужно.

Прозвучало не слишком красиво, даже грубовато. Я поморщилась, но отказываться от слов не собиралась. Харп вместо того, чтобы обидеться, почему-то улыбнулся, хмыкнул, помолчал, словно с мыслями собирался, сделал пару шагов назад, присел на край алтаря, ещё раз хмыкнул.

- Знаешь, Андреа, я никогда не был обделён женским вниманием. И никогда ни одна девушка не окатывала меня из тучи ледяной водой. И ни одна, нагло поправ все правила, не уверяла меня, что это я дурак и ничего не понял. Ни одна не демонстрировала непрошибаемую уверенность в собственной безнаказанности. И ни разу не было, чтобы первое впечатление оказалось настолько ошибочным. Правду, наверное, говорят, что художники совершенно особенные. Сначала мне было любопытно присмотреться, потом мне захотелось помочь, потом, когда я увидел тебя с тем адептом, впервые узнал, что такое ревность. Я не знаю, когда именно я влюбился, но когда ты пригласила меня на ночь, я отчётливо понял, что, если соглашусь, не смогу уйти.

Я слушала и не верила собственным ушам.

Харп усмехнулся.

- Андреа, — он вытащил из-за пояса короткий нож, надрезал ладонь, — я клянусь кровью и жизнью, что люблю тебя.

— Харп.

В голове ещё билась мысль, что чувства наведённые. Не могла же я быть настолько слепой, что не видела взаимности?

- Ничего не наведённая, — проворчал Ядодел. — Мальчик помешан на контроле и правильности, вот и давил в себе всё. Я просто вытащил чувства на поверхность.

- Спасибо, — мысленно ответила я, впервые проникаясь к покровителю симпатией.

- Андреа?

— Я тоже тебя люблю.

Харп улыбнулся, притянул меня к себе, и мы, вновь позабыв обо всём, целовались. И платье снова оказалось наполовину снято, а пуговицы на его камзоле — расстёгнуты. Кто из нас первым остановился, не знаю, оторвались друг от друга, встретились взглядами.

- У тебя ресница упала, — Харп нежно провёл подушечкой большого пальцем по скуле к уголку глаза. — Загадаешь желание?

Пожалуй. Счастья? Лучше благополучия. Харп ловко переложил ресничку на ноготь мизинца, и я дунула. Ресничку унесло. На самом деле, на мой взгляд, это всего лишь глупое суеверие, магия работает не так. Но почему бы не поиграть?

- Андреа, не знаю, обрадую я тебя или расстрою.

Харп поднял рукав и показал мне тонкую цепочку, обхватывающую запястье. Когда тролль раздевался, её не было. С нехорошим подозрением я закатала манжет платья. Точно такая же цепочка появилась и у меня. Харп извиняющимся тоном пояснил:

- Дело в том, что мы уже женаты. Кто-то из богов пошутил.

- Поздравляю с началом семейной жизни, — не переминул вклиниться покровитель.

- И этот бог, — Харп мельком взглянул на алтарь, — Ядодел?

То есть как женаты?! Я ошарашенно уставилась на цепочку. Простенькая, серебряная, на вид очень дешёвая, хотя в ювелирке я не слишком разбираюсь и могу ошибаться. Не знаю, на что я рассчитывала, скорее машинально, подцепила свадебный браслет и потянула вниз. Надо же убедиться, что он снимается. Первый момент цепочка легко поддалась, но не снялась, резко сузилась и абсолютно безболезненно ушла под кожу, а на запястье проявилось изображение змеи.

— Оу, — протянула я.

Совсем не так я свою свадьбу представляла. В голове не укладывается. Это же даже не магический брак, а божественный. Я подняла взгляд на тролля. Муж? Слишком быстро как-то. Ещё час назад он был симпатичным парнем, которого от меня отделяла непреодолимая пропасть разницы в положении в обществе, а теперь он даже не жених, а супруг, и всё это без возможности развода.

Я так и стояла, глупо моргала и теребила вернувшуюся на прежнее место цепочку. Хоть понятно, почему Харп, когда проснулся, казался оглушённым и заторможенным.

- Андреа? — Харпу моё замешательство надоело. — Отомри. Между прочим, получилось идеально.

И Харп развернулся к алтарю, полоснул себя по руке ножом, пролил на камень добрых полстакана крови.

- Благодарю, Ядодел. Я тебе должен.

Кровь впиталась в камень — жертва принята.

Харп шумно выдохнул, залечил порез одним касанием, убрал нож.

- Андреа, ты как себя чувствуешь?

- Вполне.

- Подожди здесь.

Харп вышел из храма и вернулся с сумкой, напоминающей дорожную, вытащил свёрток. О, да! Какой же Харп замечательный! Муж протянул мне толстенный бутерброд с мясом. Не просто протянул, сначала подогрел магией. Глядя на еду, я поняла, что зверски голодна. Сглотнула слюну, забрала предложенное, впилась зубами и блаженно замычала. Где мои манеры? Куда мне к аристократам? С набитым ртом я ещё и спасибо сказать попыталась. Харп лишь улыбнулся. Я резко прекратила жевать, проглотила откусанное.

— Аты?

- Ешь. Андреа, это не у меня проблемы с энергетическими каналами. Давай. Быстрее перекусишь — быстрее выберемся.

У меня самый лучший муж на свете.

Между тем Харп вытащил из сумки фляжку, несколько флакончиков с зельями, тёплый плащ. Флакончики убрал обратно, плащ накинул мне на плечи, фляжку тоже согрел, свинтил крышку, подал мне. Я решила сделать ровно три глотка, чтобы пустыми не остаться. Вода нужнее.

- Готова? — уточнил Харп.

Я бросила на алтарь прощальный взгляд. Кто бы мог подумать, что блуждание под землёй обернётся невероятной удачей и я найду своё счастье в старом позаброшенном храме? Харп предложил локоть, и я с радостью уцепилась за мужа. Надо привыкать — муж.

Харп создал огонёк, разогнавший тьму, быстро огляделся.

- Ты не оставлял меток? — напряглась я.

- Оставлял. Нам налево. Проще будет подняться через руины древней крепости.

Значит, я была совершенно права, когда выбрала направление.

- Как ты меня нашёл?

- Услышал, — Харп пожал плечами и чмокнул меня в щёку. — Ты молодец, что сумела позвать. Конечно, зов так не отправляют. Я потом научу. Но ты сделала главное — добилась результата. И должен признать, ты настоящий маг, потому что важно не знание всех-всех заклинаний, а умение обходиться тем, что есть и решать проблему. Ты умница.

От таких слов я готова воспарить и летать на крыльях любви и счастья. И готова растаять, глядя в любимые глаза, лучащиеся теплом и заботой. Харп протянул руку и заправил выбившуюся прядь мне за ухо. Наверное, я сейчас выгляжу жуткой растрёпой, да ещё в мужском плаще, но это не беспокоит, наоборот, хочется улыбаться. И Харп улыбается в ответ. И мы стоим, а не идём к руинам. Сердце забилось чаще.

Глухое рычание заставило опомниться. Харп почти не глядя выпустил огненный шар, но попал точно в морду очередной дохлой крысы. Да сколько же под городом тварей?! Крыса завизжала, прыгнула. Харп послал ещё один огненный шар, промазал — крыса скрылась за поворотом.

- Надо в мэрию сообщить.

Наверно.

Минут двадцать мы шли молча. Харп окружил нас защитной сферой, и я старалась не отвлекать. Хоть Харп и показал себя сильным магом, я знаю, что он устал. Тянулись каменные туннели, убегали в неизвестность боковые ходы. Попадались здания, но зайти мы не пытались. Согласна — нарваться можно. Время от времени по камню чиркали когти, звук нервировал, но твари больше не лезли, видимо, чуяли, что мы им не по зубам.

Харп заговорил первым:

- Всё-таки я не могу понять, почему Ядодел нас поженил. Какое ему до нас дело?

Я вспомнила про упомянутый покровителем интерес Хозяйки Туманного предела к королевской династии тролльего королевства, но озвучивать не решилась. Разрешение делиться такой информацией Ядодел не давал. Выдала то, что точно можно:

- Ядодел сказал, что у меня хороший потенциал и предложил стать его личной жрицей.

Харп застыл на середине шага, повернулся ко мне.

- Личной жрицей?! Это же… Ты ведь согласилась?

- Как будто я могла отказать. Да, согласилась.

Харп на секунду нахмурился, пришёл к какому-то выводу, бросил сумку с зельями на пол, быстро расстегнул камзол. Я наблюдала за действом с недоумением. А Харп следом расстегнул рубашку, оттянул полу в сторону. Я невольно залюбовалась гладкой кожей и рельефными мышцами. Физической подготовке и владению оружием муж уделяет не меньше внимания, чем магии.

- Андреа, клеймо есть?

— Есть.

В области сердца у Харпа появилась татуировка. Мощная змея собралась кольцами, чешуйки поблёскивали будто настоящие. Змея раскрыла пасть, лениво демонстрируя острые, чуть изогнутые зубы, и подспудно угрожая. Не сложно догадаться, что в любой момент змея оживёт и впрыснет яд.

- Харп? — увиденное мне совершенно не понравилось.

- Забавно. Через брак меня в твою свиту записали. Я, конечно, не личный жрец, но близко.

- Она же опасна.

- Жизнь вообще полна опасностей. Не волнуйся, я не собираюсь давать Ядоделу повод быть мной недовольным.

Харп застегнул рубашку, камзол оставил нараспашку, закинул сумку на плечо, притянул меня к себе, обняв за талию, и мы пошли дальше, к руинам. Я с сомнением косилась на мужа, но выглядел он на редкость довольным и удовлетворённым, колючесть и высокомерие пропали, как не бывали. Поймав мой взгляд, Харп подмигнул:

- Андреа, я люблю тебя. Прекрати сомневаться.

— Люблю.

Взаимность — что ещё нужно для счастья?

Глава 19

До развалин древней крепости мы добрались через час. Может больше, может — меньше. Ощущение времени под землёй терялось. На нас дважды нападала нежить, и оба раза муж справился играючи. Я налюбоваться не могла.

- Ещё немного, — подбодрил Харп.

Сколько нужно. Усталость, правда, потихоньку возвращается, давит на плечи, замедляет шаг. Соблазн повиснуть на муже всё больше, но я себе ничего подобного не позволю. Одно дело прижаться и наслаждаться новым уровнем отношений, другое — перекинуть свой вес и вынудить тащить себя как мешок с хрупким грузом. Нет уж.

- Андреа, ещё глоток.

- Рано.

Спорить Харп не стал, но нахмурился, а ещё минут через пять остановился.

- Андреа, есть два прохода наверх. Через подземные этажи или через тайный лаз в пару тысяч крутых ступеней. Как пойдём?

- Откуда ты знаешь?

- Андреа, — муж сделал заметную паузу. — Я в Бьёке не только ради архива академии, его можно было бы просто изъять.

Снова пауза.

- Как-нибудь потом расскажешь? — предложила я.

Непредвиденная свадьба не повод выворачивать душу наизнанку и делиться тайнами, особенно деловыми, а не личными. Понимаю. Поддерживаю. Я тоже, например, разговор с Ядоделом мужу не пересказала и не собираюсь. Возможно, позже, но не в ближайшее время.

- Да, не сейчас, — облегчение в голосе Харпа хоть ложкой черпай. — Так как пойдём?

Если выбрать тайный ход, то, думаю, я свалюсь на сотой ступени, вряд ли заберусь выше даже с передышками. Превращаться в обузу мне совсем не хочется, поэтому я выбрала более длинный, но менее сложный путь. Как водится, умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт.

Харп не возражал. Мы повернули, прошли ещё одну ничем не примечательную улочку.

- Говорят, из Бьёка можно спуститься в туннель, который уходит глубоко под дно океана и тянется до самых пещер тёмных эльфов на материке Альвайс, — муж попытался развлечь меня байкой.

- Очень сомневаюсь, что такой туннель может быть. Только не говори, что ты ищешь его.

- Не его. Туннель просто легенда.

Ещё одна улочка, ничем не примечательная.

- Мы пришли, — улыбнулся Харп.

Как? Я огляделась, пытаясь понять, какое отношение окружающие нас каменные стены имеют к руинам. По-моему, никакого, но раз Харп уверен… Получается, доберись я сюда одна, если бы не тролль, всё равно бы пропала, потому что в упор бы нужное место не узнала? Да уж. Я передёрнула плечами.

Харп кивком указал на неприметную дверцу, которая неожиданно легко поддалась. Огонёк вспыхнул ярче, освещая пустой зал, выполняющий роль прихожей. Харп подтолкнул меня вперёд, и дверь с тихим шелестом закрылась за нашими спинами. По позвоночнику пробежал неприятный холодок — мы будто в гигантскую каменную ловушку угодили. Муж моих опасений не разделял, видимо, привычный, хотя, как я слышала, в столице Хрустального королевства, довольно зелено.

Зал привёл нас к ещё одной запертой двери. Харп надавил, но толстая плита не поддалась. Харп задумался.

- Ты же знаешь, как её открыть? — уточнила я с подозрением.

- В теории. За тобой я спускался по тайному ходу, а об этом проходе знаю только из описаний.

- Тогда зачем? — вопрос получился невнятным. Хотела спросить, почему Харп сам не принял решение и почему не упомянул, что ходил только одним путём, но передумала. Звучит как упрёк. Сделал и сделал, и надо не причины выяснять, а выбираться.

- Потому что тот ход не для уставших девушек.

Харп куда-то нажал, и плита со скрипом поехала вверх.

- Вот видишь. Всё под контролем, — улыбнулся муж.

Не уверена. Впрочем, говорить о своих сомнениях я не стала.

Мы попали в очередное помещение, прошли его без приключений, повернули в коридор. Харп шёл очень уверенно, и я слегка расслабилась. Зря.

Цокнули когти.

Из-за угла выскочила мёртвая крыса раза в два крупнее предыдущих тварей. Харп молниеносно укутал нас дополнительным щитом, послал в нежить сгусток огня. Крыса отпрыгнула, щёлкнула зубами, и скрылась. Харп выругался.

Дальше мы шли очень осторожно. Харп ждал нападения. Я предложила вернуться и воспользоваться лестницей, но Харп отказался — нежить нас уже почуяла и будет преследовать, тем более на один этаж мы уже поднялись, и возвращаться далеко.

- Я не думал, что тварей столько, — честно признал муж.

Мы поднялись ещё на один уровень.

- Это точно руины? — шёпотом спросила я. — Сверху одни развалины, а тут всё идеально сохранилось.

- Верхушку крепости уничтожили во времена падения империи, — пояснил Харп. — Подземную часть никто не трогал. С чего бы ей разрушиться?

Нежить не отставала. Скрежет когтей и шорохи слышались то тут, то там, то впереди, то сзади, то справа, то слева. Звуки нервировали. Крыс прибавлялось, но нападать твари не спешили, выжидали чего-то. Харп усилил щит, но вида, что беспокоится, не подал. Я крепче вцепилась в его локоть. В худшем случае выжму себя досуха, пережгу энергетические каналы, но силой поделюсь. Справимся. Уверять, что всё будет хорошо, муж не спешил.

Твари проявили себя шагов через сто. Матёрая огромная крыса в сопровождении более мелких тварей вышла навстречу. С боков появились ещё несколько крыс. Я машинально попятилась, Харп удержал меня на месте — сзади тоже появились твари, причём крупные. Нежить взяла нас в быстро сужающееся кольцо.

Я тихо всхлипнула.

Харп выбрал самую мелкую крысу и сжёг. Вторую, третью. Он уничтожил тех, кого можно было обратить в пепел с одного удара. Средние крысы занервничали, самая трусливая даже попробовала отползти, но была перехвачена старшей крысой. Укус за загривок, вырванный кусок мяса. Крыса-трус завизжала и бросилась атаку. Прыгнули остальные.

- Ядодел, — мысленно позвала я. Кажется, вся надежда только на него.

- Девочка, я бог, а не нянька твоему мужу, — недовольно проворчал покровитель. — Эту нежить я не натравливал, особи вполне самостоятельные.

Между тем Харп испепелил ещё трёх тварей. Крысы напирали, царапали щит. Из щелей выскакивали новые и бросались в атаку. Сверкнула ветвистая молния.

- Воды! — скомандовал Харп.

Я обрадовалась, что могу хоть чем-то помочь. Тучка получилась, как всегда, маленькая, да удаленькая, мохнатая, чёрная. Нежить завизжала громче. Сверкнула ещё одна молния. Я зажмурилась, защищая глаза от ярких вспышек. Разряд, разряд. Молнии почему-то вновь сменились огненными шарами. Я приоткрыла один глаз. Последние мгновения боя: пылающие крысы брызнули в разные стороны. Огонь полыхнул ярче и потух, а мы оказались в неровном кольце пепла.

Харп устало вздохнул и опустил щит. Я молча протянула фляжку.

- После тебя сделаю ещё глоток, — пресекла я отказ.

Уголки рта у мужа дрогнули в намёке на улыбку, он принял фляжку, отпил. Я, как и обещала, тоже отхлебнула. Создание тучи не прошло даром, силы оказались на исходе. Быстрей бы на поверхность, я так устала. Вслух жаловаться я не стала. К чему лишние слова? Харп и сам всё прекрасно понимает. Ему тоже несладко. Светлячок, разгонявший подземную тьму, потерял яркость, щит остался только один.

- Не легче ли отправить вестника в мэрию и подождать спасателей? — уточнила я.

- И объясняться? — удивился Харп. — Нет, мы сами.

«Мы» порадовало, желание сохранить наш поход в тайне — не очень. Лишнее внимание ни к чему, но под каким предлогом мы сообщим в мэрию о расплодившейся нежити? Промолчать нельзя: нежити станет ещё больше, и она хлынет в город, пострадают жители.

Харп приобнял меня за талию и потянул вперёд. Я заметила, что муж приноравливается к моему шагу, хотя мог бы задать более быстрый темп. Спасибо. Повезло мне с ним.

В конце зала нас ждал новый подъём. Почему-то не было сквозных лестниц на несколько этажей, только перемычки между двумя уровнями. Мы поднялись, свернули в очередной коридор, копию предыдущих. Я не видела отличия между туннелями внутри крепости и подземными улицами.

Мы прошли мимо пыточных застенков, я оторопела, увидев железную клеть с запертым в ней скелетом узника. Харп подтолкнул меня в спину. Мелькнула крыса, для разнообразия мелкая и живая.

- Ещё немного, — подбодрил муж. — Уже знакомые места.

Я вяло кивнула. Усталость одолевала. Казалось, мы плетёмся вечность. Нет, плетусь я, а Харп ради меня шагает раза в два медленнее, чем мог бы.

Холл, зал, снова коридор. Мы повернули направо. Муж остановился, открыл дверь бокового помещения, сделал приглашающий жест. В углу захламлённой комнаты нас поджидали подозрительно новые одеяла. Чуть ближе не менее новый ящик, явно артефакт. Я остановилась. Харп отбросил сумку, стащил с моих плеч плащ, приобнял и неожиданно подхватил на руки. Я взвизгнула, вцепилась мужу в плечи. Харп рассмеялся и, держа меня на руках, сел в одеяла, осторожно устроил меня рядом.

- Добро пожаловать в моё логово, любимая.

- Ты свил в подвале гнездо? — поразилась я.

- Должна же на работе быть комната отдыха, — пояснил Харп, отстраняясь.

Я с интересом наблюдала, как муж достаёт из ящика новую порцию мяса, подогревает.

- Если здесь не на двоих, то я не буду, — сразу предупредила я.

- Здесь недельный запас, — успокоил муж.

Рот наполнился слюной, но я мужественно не притронулась к бутерброду, пока не убедилась, что Харп взял себе точно такой же, а может быть и толще.

Всё-таки быть магом непрактично. Остановить цунами — пожалуйста, а на голодный желудок и дня не протянуть.

Харп подал мне второй бутерброд. Когда я успела съесть первый?!

- Вкусно, — промычала я.

Чувство сытости сменилось сонливостью, усталость вновь дала о себе знать. Веки налились свинцом и сами собой опустились. Я широко зевнула. Проваливаясь в сон, почувствовала, как Харп накрывает меня одеялом ещё и сверху, обнимает и утыкается носом мне куда-то в шею.

- Отдыхай, моя хорошая.

Ответит не получилось, язык тоже свинцовый.

Реальность сменилась сновидением, но Харп по-прежнему был со мной. Во сне я увидела нас в студии, я предложила троллю закрасить часть носа, чтобы пропорции стали человеческими. Муж не ответил, зато баночки с красками, услышав моё предложение, бросились врассыпную, а я бросилась за баночками. Так и металась за ними, пока не проснулась от ворчания над ухом:

- Ну что же ты так вертишься, как осой укушенная.

Я притихла.

Харп забавно угукнул, подгрёб меня ближе, причмокнул губами и снова крепко уснул. А я… я создала крошечный светлячок, тусклый, чтобы не помешать, приподнялась на локте. Точёные черты, словно лицо слеплено гениальным скульптором, и только нос, похоже, доделал бездарный ученик. Неправильно ждать от троллей человеческой красоты. Я, едва касаясь, провела по переносице Харпа. Вверх, вниз. Очень нежно. И не заметила, как увлеклась. Очертила скулы, убрала прядку волос со лба. Видимо, я всё-таки разбудила.

- Попалась, — муж подхватил меня под бёдра и усадил на себя верхом.

Концентрацию я потеряла, светлячок погас, комната погрузилась во мрак. Ха! Я провокационно поёрзала, устраиваясь удобнее. Называется, дорвалась до сладкого.

- Андреа, сначала выбираемся, — муж остался строг. — Как себя чувствуешь?

- Хорошо. А ты как?

Я наклонилась за поцелуем, и Харп, что бы он ни говорил, про необходимость вылезать на поверхность, сдался, ответил с невероятной нежностью. И в следующий миг коварно опрокинул меня, подмял под себя. Я рассмеялась, подалась вперёд, снова поцеловала.

После всех злоключений я ощущала невероятный прилив, меня буквально распирало от счастья. Я выжила, сумела докричаться, и Харп за мной пришёл. Мы поженились, Я люблю, и чувства взаимны. Гнёздышко Харп свил себе очень уютное. Узнав, как муж легко может ночевать в ворохе одеял на каменном полу разрушенной крепости, я поняла, что пропасть между нами не так уж и велика. Да, Харп аристократ, но он такой же простой смертный как я. Я абсолютно счастлива.

- У нас есть горячий травяной отвар, — объявил муж, отстраняясь.

Значит, от поцелуев голову он не потерял. Правильно, но жаль.

Собрались мы меньше, чем за четверть часа. Я подумала, что, должно быть, выгляжу жуткой замарашкой.

- Идём? — уточнил Харп.

И опять каменные туннели, кромешная темнота, разгоняемая ярким светлячком Харпа. Огонёк сиял жизнеутверждающе. Я широко улыбалась, ничего не могла с собой поделать.

- Солнышко, — хмыкнул муж, чмокнув меня в щёку.

Я засветилась ещё ярче.

После отдыха сил прибавилось, шли мы гораздо бодрее, и меньше чем через час впереди забрезжил свет. Харп остановился, обновил на нас защиту и попросил быть внимательнее. Крепость была построена на века, и подземная часть сохранилась идеально, а наземную разрушили маги. Дальше будет опасно, возможно падение стен, провал в полу, обрушение потолка.

- И ты здесь бываешь? — возмутилась я.

- Я могу о себе позаботиться.

Я примолкла. Харп может, не сомневаюсь.

- Я просто беспокоюсь, — пояснила я.

- Я понял.

Муж улыбнулся, но тотчас посерьёзнел, и мы со всей осторожностью двинулись дальше. Мелкое крошево камня хрумтело под ногами, попадались довольно крупные булыжники. Мы вышли в зал, и я мысленно окрестила его залом поваленных колонн. Похожие на скульптуры гигантских цветов, они попадали и разлетелись на куски.

Обрушился барельеф, отбита лепнина, одна из стен треснула и скоро вывалится. Харп тянул меня вперёд. Затормозили мы перед грудой камней, перекрывавший проход. Харп выпустил мою руку и первым полез наверх.

- Не отставай, Андреа.

Камни шатались, кололи ладони. Одна бы я боялась, но рядом с мужем мне ничего не страшно. Пару раз Харп меня страховал, помогал преодолеть особо неудобные места, подсказывал, куда лучше поставить ногу. Наконец, сложный участок остался позади. Мы преодолели галерею, неясного назначения круглую площадку, разрушенную арку. И ещё через полчаса мы выбрались. Может, не через полчаса, может больше. Или меньше. Я снова потеряла счёт времени, но это неважно, потому что главное — мы выбрались!

Харп моих восторгов не разделял, он изначально отнёсся ко всему спокойно и не сомневался, что справится. Пока я бурно радовалась, тролль поймал извозчика, видимо, изрядно приплатил, потому что экипаж ветром промчался по улицам Бьёка, дорога промелькнула в одно мгновение, я даже не успела толком излить на мужа свой восторги, как экипаж остановился перед четырёхэтажным особняком. Харп помог мне выбраться из салона и кивнул на здание:

- Я бы рад привезти тебя домой. Здесь, к сожалению, всего лишь съёмное жильё.

- Роскошно.

- Привыкай. Личной жрице бога роскошь по статусу полагается.

Я хмыкнула. Оценила, что муж даже не подумал намекнуть на своё происхождение.

- Кажется, мне нужен учебник по этикету.

- Будет, — отмахнулся муж. — Лучше скажи, у людей принято вносить жену в дом на руках?

Не дожидаясь ответа, Харп подхватил меня, и я счастливо уткнулась ему в плечо.

Глава 20

На пол Харп поставил меня только в гостиной. По традиции надо бы в спальню отнести, но, учитывая наш внешний вид, лучше в ванную. Оглядевшись, я мысленно присвистнула. Харп снимал не комнату, как можно было подумать, а полноценные апартаменты. Наверняка тут есть и рабочий кабинет, и столовая. И, кажется, комната для личной прислуги. Из-за неприметной дверцы появилась эффектная красотка в тёмном платье, поверх которого сверкал белизной выглаженный передник, ворот платья и манжеты украшало пышное кружево. Наколка всё из того же кружева венчала голову.

Я почувствовала жгучую ревность.

Между тем красавица присела в книксене. У меня так грациозно не получится. Девушка плавно выпрямилась:

- Господин, вам пришло письмо из дома.

- Хорошо. Проводи госпожу в ванную и позаботься о свежей одежде.

Красотка вновь присела в реверансе.

- Да, господин. Госпожа, прошу за мной.

Горничная, или кто она, вела себя идеально, предложила помощь в купании, но я отказалась — сама справлюсь. Забрав у меня плащ, горничная вышла, а вскоре принесла полотенца. Я дождалась когда она снова выйдет, постояла, собираясь с мыслями, открыла воду, придвинула поближе к бортику понравившиеся баночки и сбросила платье.

Я одета дешевле, чем прислуга, какая прелесть.

На водные процедуры у меня ушло около получаса, после ржавого крана и дырявого корыта хотела бы понежиться в пене, но не стала задерживаться. Я надела принесённый горничной наряд. Спрашивать, откуда он, не стала. Подозреваю, ответ меня расстроит. Оглядев себя в зеркало я посожалела, что цвет ткани мне совершенно не идёт, для мужа хотелось выглядеть красивее. А если были варианты, горничная специально выбрала не тот, который меня украсит?

Харп нашёлся в кабинете. Посвежевший, одетый по-домашнему в свободные брюки и не до конца застёгнутую рубашку. Вообще-то горничная попыталась оставить меня ждать в гостиной, но я её проигнорировала. Достаточно, что я постучусь. Ждать буду, если Харп так скажет.

- Андреа, — муж поднялся навстречу, притянул, поцеловал. — Проходи, располагайся.

Я устроилась на подлокотнике, благо широкий и удобный. Взгляд зацепился за вскрытый конверт. Харп заметил, улыбнулся:

- Вовремя мы.

— М?

- Отец написал, что собирается меня женить.

Я непроизвольно напряглась.

- Андреа, ты чего? Я люблю тебя, и мы уже женаты, причём по воле бога, мнение моей семьи в данном случае вообще значения не имеет.

- Кто она?

- Несостоявшаяся невеста? Аристократка из приближенного к короне рода, кто же ещё. Ты по статусу выше.

Угу, как же. Говорить всем и каждому, что я личная жрица Ядодела не хотелось. Если узнают, то о спокойной жизни мне останется только мечтать.

- Андреа, — муж провёл большим пальцем по моему запястью.

Вроде бы жест простой и ничего не значащий, но у меня по телу мурашки побежали, и стало жарко. А ещё Харп с подлокотника пересадил меня к себе на колени. Вот зачем так девушку дразнить?

- Я с детства знал о договорных браках, знал, что мне подберут выгодную невесту и особо не задумывался об этом. Будет и будет, в моём круге у всех так, тем более любовниц никто не запрещал. Для меня всё изменилось, когда по договору женился мой двоюродный брат. Ровно через день после свадьбы брат отправился к служанке, которую, по его словам, он любил и которая любила его. Я случайно услышал, как она рыдала после его ухода. Он словно не замечал, продолжал её навещать. Ещё через неделю служака пропала, и три дня спустя её тело выловили из реки. Я тогда поклялся себе никогда не проявлять интереса к девушкам, которые так или иначе от меня зависят. И никогда не давать ложных надежд девушкам, которые испытывают искреннюю симпатию лично ко мне, а не к моему титулу или кошелю.

Харп замолчал, давая мне время на осмысление, и тихо добавил:

- Я счастлив, что судьба подарила мне тебя.

Я погладила мужа по носу и поправила:

- Ядодел.

Харп фыркнул:

- Не обольщайся. Боги никогда не забывают о собственной выгоде. Я понадобился Ядоделу, как минимум, как учитель для тебя.

- Ты со своей горничной не…? — вопрос вырвался. Я просто не смогла смолчать, хотя и следовало бы.

- Нет. Ни с кем из зависимых. Я же сказал.

Я чмокнула Харпа в щёку.

- Так что там с твоим договорным браком?

- Отец сообщил, что оденет невесте кольцо от моего имени, — Харп хмыкнул. — Его ждёт сюрприз — магия кольцо не пропустит.

- Ты не предупредишь его?

- Не успею.

Мы проболтали ещё час, но больше о всяких пустяках. Я рассказала о мечте стать художником. Конечно, Харп попросил портрет в моём исполнении. Я пообещала. Набросок уже есть, и получилось неплохо. Я вложу в работу всю себя. Пальцы мужа перебирали мои волосы и всё чаще соскальзывали ниже по спине. Я сама себе казалась ватной, разомлевшей. Как таящий в горячем чае кусочек сахара. Идиллию нарушила горничная. Она грациозно вплыла в кабинет, продемонстрировала идеальное исполнение книксена и сообщила, что ужин накрыт.

Мы перешли в столовую, и снова я почувствовала себя чужой этому месту. Приборами я владею не слишком уверенно, мама меня учила, но повседневно мы обходились одним ножом и вилкой для всего, включая десерт. Сидеть за столом ровно мне непривычно и тяжело, так и хочется наклониться вперёд. Хуже всего, что горничная осталась прислуживать за столом, и я буквально кожей чувствую, как она подмечает каждую мою ошибку.

После ужина Харп распорядился обеспечить мне наряд на утро и отпустил служанку. Представлять меня как жену почему-то не стал. Обдумать странность я не успела. Едва горничная вышла, муж подхватил меня, неожиданно закружил по столовой, а потом, посмеиваясь над моим лёгким испугом, торжественно внёс в спальню и опустил на кровать.

Наши глаза встретились, посторонние мысли выветрились. Я вцепилась в ворот его рубашки, не желая отпускать от себя Харпа ни на миг.

Мой.

Любимый.

Муж оперся ладонями по обе стороны от меня, замер. Пожалуй, из такого положения очень удобно воевать с пуговицами, никак не желающими вылезать из петель. А ещё, оказывается, ловить сбивающееся дыхание, видеть, как расширяются зрачки Харпа.

- Только попробуй сказать, что сейчас не время и не место, — прошептала я.

- Ты слишком хорошо думаешь о моей выдержке.

Рубашка рывком отлетела на пол. Харп наклонился, поцеловал так, как никогда ещё не целовал, захватывающе, нежно, безумно, и меня окончательно захлестнул водоворот ощущений, чувств, желаний, растекающегося по телу жара. Кажется, я растворилась без остатка.

Не помню, что мне потом снилось, но точно что-то очень хорошее. Я выспалась, отдохнула и, ещё находясь в полусне, повернулась, протянула руку, чтобы найти мужа и оккупировать его плечо, но пальцы наткнулись на пустоту. Это меня и разбудило. Харпа не было ни в кровати, ни в комнате. Я приподнялась на локте, осмотрелась. Свежее платье лежит.

Так. А откуда оно? Сегодня — понятно. Горничная принесла, у неё было время. А вчера? Найти подходящий наряд меньше, чем за четверть часа можно только если вещи заранее приготовлены. Для тех самых временных любовниц? От этих мыслей стало неприятно. О прошлом лучше не думать, оно прошло. Но почему Харп ушёл? Дела, понимаю, но… Ладно, надо признать честно, я расстроилась от несоответствия моих необоснованных ожиданий прозаичной действительности. Я выпуталась из одеяла и прошлёпала в ванную, умылась, быстро сполоснулась, пригладила влажными пальцами растрепавшиеся волосы. Полноценно расчешусь позже.

На столике меня ждал горячий чай. Кто принёс, не знаю. Когда я проснулась, он уже был, не остыл благодаря магии. К чаю прилагались творожные ватрушки, варенье, воздушные пирожные, распробовать которые я не успела.

Из гостиной послышались голоса. Говорили явно на повышенных тонах, хотя нет, говорил кто-то один. Я поправила платье и поспешила к двери, остановилась, взявшись за ручку. А вдруг не надо? Влезать без приглашения нехорошо.

- Сын! Твоё поведение возмутительно, недостойно и неприемлемо!

Услышанное решило дело. Я вышла раньше, чем сообразила, что творю.

- Андреа, доброе утро! Мы тебя разбудили? Прости. Я скоро освобожусь. Подожди, пожалуйста.

Я прикусила губу.

- Ты не скоро освободишься, — отрезал отец Харпа. — Проводи свою бывшую любовницу и объясни, что в свете предстоящей свадьбы, ближайший месяц её не должно быть в твоей жизни.

Я рассматривала старшего тролля. Папаша, значит. Они и такими бывают? Хорошо, что из родителей у меня только мама, добрая, любящая и замечательная. Старший лорд был похож на Харпа и в то же время не похож. Черты лица знакомые, а нрав гадючий. Удивительно, что у такого неприятного отца вырос такой потрясающий сын.

- Андреа, прости, — повторно повинился муж.

- Это было ожидаемо, — отмахнулась я.

- Жена?! Ты заключил магический брак?! — старший тролль увидел связавшие нас с Харпом узы, но интерпретировал не совсем правильно.

- Андреа, позволь представить тебе моего отца лорда Вьята Лазурита. Отец, моя супруга Андреа.

- Урождённая? — напряжённо уточнил отец.

- Дари, — ответил Харп.

- Даже не низшая аристократка?! — старшего тролля перекосило, я испугалась, что он так сплющенным и останется, но нет, распрямился, тонкие губы сложились в ниточку. — Не знаю, что на тебя нашло, сын. Разберёмся. Сейчас важнее решить недоразумение. Не аристократка? Хорошо. Даже идти в храм, чтобы расторгнуть брак не надо. Никакой жены просто не было.

Харп сориентировался моментально. Меня укутал защитный кокон, и мигом позже в полупрозрачную пелену врезалась матово-чёрная клякса, сверкнула, болезненно- алым и пропала.

- Харп, проклятие!

Муж поспешно закрылся щитом. Вовремя. В него тоже влетело заклинание, для разнообразия не убойное.

- Отец, это уже слишком!

Пока Харп только защищался, сам не атаковал.

Я посожалела, что высунулась из спальни.

Новый мощный удар, кокон затрещал.

- Ещё одно применение магии, и я обращусь к королю с обвинением тебя в покушении на жизнь моей жены, — тихо предупредил Харп, но был услышан.

Больше ударов не последовало.

- Ты сошёл с ума, — констатировал отец.

Харп сжал губы в точно такую же тончайшую нить. Кокон снова налился энергией.

- Разберёмся, — процедил старший лорд, и исчез в открывшемся портале.

Портал закрылся, повисла тишина. Харп выждал, убрал сначала свой щит, потом, медленно, мой кокон. Выглядел муж бледно и мрачно. Я подошла, неуверенно тронула его за руку.

- У тебя из-за меня проблемы?

- Андреа, не говори глупостей. Ты ни в чём не виновата.

- Я не захотела раскрывать свой статус лично жрицы.

- Не имеет значения, — повторил Харп. — Андреа, открыться придётся, достаточно только королю.

Я кивнула.

- Андреа, поскольку сейчас я отрабатываю учёбу в Академии магии при Храме всех богов, самовольно покинуть Бьёк, не имею права.

- Ты хочешь, чтобы я отправилась к королю одна?!

Харп улыбнулся уголком губ и отрицательно качнул головой:

- Нет, конечно. Просто прикажи мне тебя сопроводить.

Звучит правильно, но идея приказывать мужу меня слегка покоробила.

- Ладно. Харп, приказываю меня сопроводить.

— Да, моя леди.

Харп ненадолго вышел, вернулся, держа в одной руке нечто, похожее на очень крупный орех, а в другой — давешний мужской плащ.

- Готова? — плащ лёг мне на плечи.

Нет! Разве уже? А объяснить, что делать и как себя вести? Пока я открывала рот, чтобы возразить, Харп притянул меня к себе, быстро чмокнул в висок. Кажется, муж уже понял, как безотказно сбить меня с мысли. Орех в его пальцах треснул, гостиная исчезла, мы оказались стоящими на широкой городской улице. Под плащ забрался холодный ветерок. Харп махнул рукой, и к нам подкатил наёмный экипаж. Харп помог забраться в салон.

Поволноваться мне муж не дал:

- Всё будет хорошо, — поцелуй. — Знаешь, почему? — поцелуй. — Потому что я тебя люблю и никому в обиду не дам, даже королю, — поцелуй. — Его Величеству Хёндьену, кстати, покровительствует Хозяйка Туманного предела, в чей Малый пантеон входит Ядодел. Нас обязательно поддержат, — и снова головокружительный поцелуй.

Я почти настроилась, на встречу с королём. Экипаж остановился, мы вышли, и вместо дворца я увидела ресторан.

- После приключений под землёй, тебе надо восстанавливаться, — невозмутимой пояснил Харп.

Длинноносый швейцар открыл дверь и низко поклонился.

- Отдельный кабинет, — приказал Харп распорядителю.

- Прошу.

Нас проводили комнату, декорированную в мягких бежево-терракотовых тонах. Основное пространство занимал массивный обеденный стол, вдоль стены тянулся диван. Был в кабинете и чайный уголок с настолько мягкими креслами, что с первого взгляда явно — утону.

- Андреа, пожелания?

- На твой вкус.

Понятия не имею, что подают в ресторанах, на одно посещение которых я за год вряд ли заработаю. Уверена, повар приготовит всё, что я попрошу, но позориться не хочется, хватит вчерашнего. Правда, вкус у мужа оказался своеобразный:

- Всего побольше и побыстрее. Мы с госпожой торопимся.

Через полчаса я наелась от пуза, отвалилась от стола, как сытая пиявка. Сейчас бы прогуляться по тенистым дорожкам парка, растрясти завтрак, а потом подремать. Увы, цель прибытия в столицу Хрустального королевства никто не отменял, и после ресторана мы отправились в салон Мерье Родонит.

Харп снова нанял экипаж, хотя салон располагался рядом. Пешком, по-моему, было бы быстрее, но идти на своих двоих не по статусу. Я радовалась задержке — я провинциалка, и сразу во дворец, без подготовки — страшно.

- Всё будет хорошо, — повторил Харп.

- Я наделаю ошибок, я не знаю дворцовый этикет.

- Андреа, уверяю, Его Величество отнесётся к тебе с пониманием, ведь за тобой Ядодел.

Звучит логично, но успокоиться не помогает. Во что я влезла, став жрицей?

Харп подтолкнул меня в спину, и мы шагнули через гостеприимно распахнутые двери салона.

- Добрый день, — поприветствовала нас хозяйка ателье, то есть салона.

Пожилая, носатая, безупречно одетая. Как художник, я могла оценить и вкус, и мастерство. Госпожа Мерье прошлась по мне цепким взглядом, чуть дёрнула уголком губ. Я нутром поняла, что я ей не понравилась.

- Добрый, — откликнулся Харп. — Как можно скорее леди и мне костюмы для малого королевского приёма.

Мерье Родонит посмотрела на меня по-новому.

Глава 21

- Костюмы создаются не меньше месяца, — авторитетно заявила госпожа Родонит преисполненным собственной важности тоном. — Я могла бы пойти на уступки, отложить некоторые заказы и справиться на неделю раньше. Костюмы для королевского приёма просто не могут быть созданы быстрее, вы должны понимать.

Муж жёстко усмехнулся и, не стесняясь, перебил поток красноречия.

- Госпожа Родонит, я ничего не должен. Я плачу. Это раз. Второе. Я никогда не поверю, что у вас нет заготовок. У вас четверть часа.

Хозяйка салона охнула.

Харп продолжал сверлить женщину немигающим взглядом.

- Нам обратиться к госпоже Эльсиэль? — наконец, осведомился он.

Хозяйка охнула ещё более возмущённо:

- Разумеется, нет! Что может сшить эта эльфийка? Уверяю, лорд, вас ввели в заблуждение, когда её рекомендовали. Сейчас посмотрим заготовки, но мне нужно полчаса минимум.

Госпожа Родонит озвучила за свои услуги такую цену, что у меня дар речи отнялся. При прежних тратах мы с мамой на такие деньги могли лет пять прожить. К счастью, муж тоже посчитал цену завышенной, назвал свою, ровно в половину меньше. Вычесть из новой цены срочность, и получится, что, чтобы накопить на достойное аристократки платье, мне нужно не пить, не есть полтора года. Да…

Удивительно, госпожа Родонит спорить не стала. Презрительно фыркнув, она задрала подбородок ещё выше, практически, к потолку и пригласила нас вглубь салона в зал, отгороженный ширмой.

- Госпожа Родонит одна из лучших в своём деле, поэтому не самый приятный характер ей прощают, — на ходу пояснил муж.

Если бы мама так с заказчиками разговаривала, не видать нам гонораров.

В зале нас ждало пустое пространство, зеркальная стена, ещё несколько ширм и уютный уголок с мягкими креслами и диваном.

- Угощение не предлагаю, поскольку вы дали мне всего полчаса, — сообщила хозяйка, и мне почудилось, что она обижена. — Встаньте вместе, если на приёме вы будете парой.

- Мы супруги, — пояснил Харп, вытягиваясь по-военному и в мгновение ока преображаясь в надменного аристократа.

Я так не могу. Неуверенно оперлась на руку Харпа. Как правильно расположить пальцы? Помню только, что нельзя касаться кожи. Если у мужчины нет перчаток, то держаться можно за рукав, за манжет. А на мужа это правило должно распространяться? Наверное, да.

Госпожа Родонит неодобрительно поджала губы.

- Даже не знаю, что тут можно предпринять, — протянула она.

- Не знаете? — льда в голосе Харпа стало ещё больше.

- Разумеется, я справлюсь, — отрезала Родонит, сверкнув глазами. — Леди прошу вас за ширмой обнажиться до белья. Вас тоже, лорд.

Самой ничего делать толком не пришлось. Ко мне впорхнула длинноносая девушка-помощница, поклонилась и ловко лишила меня платья. А мужу сейчас другая девица помогает?! Я едва удержалась и не выскочила из-за ширмы в одном исподнем.

Занавесь отдёрнулась. К нам вошла хозяйка салона, и места сразу стало мало. Госпожа Родонит неторопливо обошла меня по кругу, окончательно сбивая боевой настрой.

- Бельё тоже заменить, — приказала она и удалилась.

Девушка-помощница метнулась в служебное помещение и минуту спустя вернулась с двумя безразмерными коробками в руках. В первой оказалось бельё — нежнейшая шёлковая сорочка, короткие шортики, рубашка, одевающаяся сверху.

Из коробки с платьем сначала были извлечены туфли, тёмно-зелёные, с виду простенькие, усыпанные сверкающими звёздами. Волшебные туфли. В моей жизни такие были только на полотнах. Туфли оказались велики, я растерянно посмотрела на помощницу, но ошибки не было, потому что случилось маленькое чудо — сработала магия, и туфли уменьшились, сели точно по ноге.

- Леди, пожалуйста, руки поднимите.

Нижний чехол был почти чёрным. Поверх лёг чехол ярко-изумрудного цвета, тоже украшенный россыпью звёзд. Осветлила образ легчайшая белая накидка со светло салатовыми разводами. Вновь заработала магия, подгоняя наряд по фигуре. Последними были закреплены широкие ленты. Помощница подала мне перчатки. К ней присоединилась ещё одна длинноносая девушка, сделавшая мне причёску — чем-то сбрызнула волосы, подняла наверх и заколола, подобрав хвосты. Судя по ощущениям, получился пышный пучок, причёска из тех, что мне к лицу. Финальный штрих — несколько капель парфюма, нанесённые вернувшейся госпожой Родонит лично.

- Готово, леди.

Я хотела посмотреть на себя в зеркало, но, когда вышла, увидела ждущего меня Харпа.

Боги, как он хорош в тёмно-зелёном камзоле!

Я замерла, пожирая мужа глазами. Можно, я сниму эту совершенно ненужную обёртку, и мы на некоторое время займём диван у стены? Взгляд Харпа потеплел, он вновь стал похож на себя, а не на отмороженного аристократа. Подошёл, улыбнулся.

- Мне нравится твоя реакция.

- Двадцать семь минут! — вклинился в наше уединение голос госпожи Родонит.

Харп моментально вернул на лицо маску высокомерия, кивнул хозяйке:

- Благодарю, — и развернул меня к зеркалу.

Я себя не узнала. Вроде бы всё данное мне природой при мне: глаза, нос, рот, даже волосы — но никогда я не была настолько роскошной. В стекле не отражалась пара. Нет, госпожа Родонит сделала нечто большее. Стоя рядом, мы с Харпом казались единым целым. Идеально подобранные переливы зелёной гаммы, единый стиль. О да, теперь я верю, что госпожа лучшая в своём деле. Она действительно не шьёт, а создаёт. Потрясающий талант.

- Андреа, ты прекрасна, как никогда. Очень красиво. Ты готова?

- Спасибо. Уже?

Для перемещения во дворец Харп воспользовался амулетом. Я моргнуть не успела, как салон сменился незнакомым вычурным холлом, но рассмотреть толком я ничего не успела, потому что, Харп коротко представился и, больше не обращая на гвардейцев и придворных внимания, повёл меня вперёд. Привычного уже подталкивания в спину не последовало. Ну да, такие вольности не для дворца.

Мы не бежали, но шли быстро. Я едва поспевала, ведь нужно не просто перебирать ногами, а держать спину, сохранять на лице вежливую улыбку, не путаться в юбке и не наступать на собственный подол в конце концов. Вертеть головой и смотреть по сторонам я не успевала.

- Всё хорошо, — шепнул Харп на ухо. — Доверься мне. Когда я поклонюсь Его Величеству, сделай реверанс. Больше ничего не нужно.

Ответить я не успела. Мы вошли в очередной зал, показавшийся тупиковым. Двери в противоположном конце не просто охраняются, но и закрыты. Не сбавляя шага, Харп подвёл меня к стоящему у дверей троллю в светлом камзоле, единственному не-гвардейцу из пятёрки у дверей.

- Лорд Лазурит с супругой.

- Вас нет в списках, лорд, — безразлично возразил «светлый».

- Дело королевской важности.

- Хорошо, ждите.

Мы отошли от дверей. Харп не стал смешиваться с другими ожидающими и указал мне на висящий на стене пейзаж. Над горами, острыми пиками вонзающимися в тяжёлые тучи, поднимался багровый солнечный шар. Картина так и называлась, «Восход в горах». Имя художника ни о чём мне не сказало. Чтобы отвлечься, я попыталась оценить мастерство пейзажиста. Честно? По-моему, весьма посредственно. Странно, что такое полотно занимает столь видное место. Харп понял, о чём я думаю, и шепнул:

- Ни для кого не тайна, каким псевдонимом подписывает король свои полотна.

Хорошо, что я не успела высказаться. Король увлекается живописью? Подумать только!

- Тебя так легко пропустили, — сказала я, чтобы не молчать.

- Дело королевской важности, — повторил Харп. — Такими словами не бросаются. Если Его Величество сочтёт, что я неправ в своей оценке, я буду наказан.

Я резко развернулась к мужу.

- Зачем ты тогда? А если…?

Харп улыбнулся уголком губ:

- Андреа, я ничего не превысил. Можно сказать, я вообще лицо подневольное, выполняю приказ личной жрицы бога. Не волнуйся попусту. А теперь улыбнись и не забудь, про реверанс.

Двери распахнулись.

- Лорд Лазурит с супругой! — рявкнул всё тот же тролль в светлом камзоле.

Мы прорвались на малый королевский приём. С ума сойти. Интересно, а я по- прежнему подданная Бекии, или теперь мой король Хёндьен Хрусталь? Ощутив на себе сотню внимательных взглядов, я чуть не споткнулась. Вот бы был позор, если бы я носом по ковровой дорожке пропахала. Я постаралась сосредоточиться на троне впереди. Нельзя на придворных отвлекаться, иначе точно конфуза не избежать, но и на короля, наверное, лучше не глазеть.

Харп подвёл меня к возвышению, остановил и остановился сам, когда расстояния осталось на три шага. Харп склонился, почти пополам переломился. Я неуклюже изобразила подобие реверанса, радуясь, что ноги скрыты юбкой и мои криво растопыренные коленки никто не видит.

- Лорд Лазурит, леди.

Даже я поняла, что поприветствовал нас правитель холодно, с намёком, что он вторжением недоволен. Наверняка король знает, как Харп прорвался.

- Что же вы хотите мне сообщить, кроме того, что внезапно женились?

Харп выпрямился. Я последовала его примеру, наконец увидела короля вблизи. А ведь он невероятно молод, на троне сидел сущий мальчишка. Впрочем, отнестись к нему несерьёзно не позволяла окружавшая его аура властности. Король, настоящий король, способный и миловать, и казнить.

- Нечто важное, предназначенное лишь для вас, Ваше Величество.

Вот теперь король заинтересовался. Нас троих накрыл полупрозрачный купол. Но недоверие осталось, король не скрывал.

- Что же, лорд Лазурит, попробуйте доказать, что не зря тратите моё время. Ваш отец накануне приёма успел обратиться ко мне за помощью. Он считает, что вы подверглись ментальному воздействию, и просит излечить вас, а также разрешить развод.

- Не во власти магов рвать узы сплетённые богами, Ваше Величество, — легко ответил Харп. Как красиво завуалировано банальное «У вас нет никакого права нас разводить»…

Король прищурился, видимо, тоже оценил и фразу, и узы и медленно кивнул: — Действительно, брак не магический, а божественный.

- Полагаю, мой отец отреагировал излишне эмоционально и не разобрался. Прошу его простить.

- И всё же, лорд Лазурит. Божественный брак — не повод говорить о деле королевской важности, хотя мне и интересно, кто из богов и почему принял участие в вашей судьбе.

- Я не преувеличил. Я опасался, что отец добьётся поспешных решений, в то время как леди Андреа личная жрица Ядодела.

Его Величество объяснение принял:

- Это целиком и полностью меняет ситуацию, — однако соглашаться не спешил. — Лорд Лазурит, напомните. На первой ступени на «Жреческом деле» что говорили о признании кого бы то ни было личным жрецом?

Король мужу ещё и внеплановый экзамен устроил?! Харп отреагировал спокойно:

- Поскольку нередко бывает, что статус личного жреца даётся временно, требуется божественное подтверждение.

А заранее нельзя было сказать? Король перевёл взгляд на меня.

- Ваше Величество, вы позволите? — обратился Харп к королю.

— Да.

- Леди, — муж чуть повернулся в мою сторону. — вам нужно всего лишь обратиться к покровителю и попросить дать нам знак.

Ладно. Раз нужно, я могу. Я мысленно обратилась к Ядоделу, прося подтвердить мой статус. Обращение словно в пустоту ушло. Ни ответа, ни знака. Я попробовала ещё раз, и также безрезультатно. Какой смысл Ядоделу меня обманывать? Или он не хотел афишировать нашу сделку? Проклятие! Если он не откликнется, худо будет. Да что же такое, ответь, пожалуйста! Я взмолилась от души.

- Андреа? — обеспокоенно спросил Харп.

Король сохранял невозмутимость, только обрадовал:

- За ложное провозглашение себя или кого бы то ни было личным жрецом полагается безотлагательная казнь. Надеюсь, леди, ваш муж вас предупредил? Поскольку говорил лорд Лазурит, а вы дали молчаливое согласие…

Покатятся наши срубленные головы.

- Яд од ел!

Тишина.

- Яд од ел!

Я готова была разрыдаться.

- Какой душевный порыв, какие эмоции!

Так он нарочно тянул?!

- Сколько чувств! Мне нравится, — закончил мысль покровитель.

Мне захотелось Ядодела убить, к счастью, он не обиделся, а расхохотался:

- Девочка моя, запомни, богам нужны силы и эмоции. Не пыхти, говори, что у тебя опять, жрица бедовая? Взял на свою голову.

- Я буду жрица вдовая и мёртвая, если ты прямо сейчас не вмешаешься.

— Тьфу.

- Андреа? — муж внешне был спокоен, но его истинное состояние выдавала невероятная бледность.

- Сейчас, — пообещала я.

- Даю вам последнюю минуту, леди, — король всё больше мрачнел.

Через пелену полога тишины я увидела, как в зале появляются тролли в военной форме. Вероятно, за нами. Уведут в камеру, а может и этого делать не станут, казнят в ближайшем безлюдном коридоре. На глаза навернулись слёзы.

- Время выш…, - начал король и замолчал.

Вокруг меня заклубился туман. Белые завитки изгибались в неведомом танце, сливались в длинных «змей», распадались, свивались в кольца, наоборот, выпрямлялись. Есть знак! Да какой красивый. Спасибо, покровитель. Я завороженно наблюдала за живым кружевом, пока не услышала, как судорожно втягивает воздух Харп. Перевела взгляд на короля. Хьёнден Хрусталь лишился ленивой расслабленности, теперь он сидел на троне напряжённый. И до меня с запозданием дошло, что именно я вижу. Ядодел входит в Малый пантеон Хозяйки Туманного предела, богини смерти. Меня окружил тот самый Туман. Стало страшно.

Когда пелена рассеялась, Хёндьен Хрусталь вновь выглядел величественно. На то он и король, чтобы держать лицо в любой ситуации, дрогнуть королю не зазорно только перед богом.

- Статус подтверждён. Дело, действительно, королевской важности. Поздравляю со свадьбой и желаю счастливой семейной жизни. И, — Его Величество неожиданно проказливо улыбнулся, подмигнул, — не меньше троих детей.

Кажется, последнее пожелание следует понимать как скрытый приказ.

Полог тишины развеялся.

- Лорд Лазурит, леди Лазурит, вы всегда желанные гости. Я буду рад видеть вас на ближайшем балу.

Видимо, ещё один приказ.

Харп поклонился. Я присела в реверансе. Мы удостоились милостивого кивка и отступили в сторону. Малый приём окончен. Для нас. У короля продолжается работа.

Глава 22

Придворные нехотя пропустили нас к стене. Судя по бросаемым на нас жадным взглядам, многим хотелось пообщаться с теми, кого король проводил радушно и пожелал увидеть вновь, но между присутствием на приёме и нами придворные всё же выбирали приём, а Харп нажал на створку боковой двери и, стараясь не слишком привлекать внимание, вывел меня в соседний зал, абсолютно пустой, если не считать вездесущих гвардейцев.

- Вот видишь, — на караульных Харп не отреагировал, будто те были частью интерьера. — Ты зря волновалась. Всё прошло отлично.

Действительно, о чём волноваться? Мы всего лишь рискнули головой и чуть не угодили в петлю. Если бы Ядодел не ответил…

- Мы можем уходить? — уточнила я, желая как можно скорей оказаться дома или хотя бы у Харпа.

- Как насчёт картинной галереи? — провокационно предложил муж, проведя подушечкой большого пальца по моему запястью. Он во дворце чувствовал себя на своём месте.

Я с удовольствием поддалась на провокацию.

- М-можно, — если размышлять здраво, глупо отказываться от возможности посмотреть королевское собрание картин. Когда ещё шанс представится? К тому же приятно, что о моём увлечении так заботятся.

Харп победно улыбнулся, видимо, рад, что я не бегу опрометью из дворца, а готова привыкать к его образу жизни. Чтобы закрепить успех, начала выводить на ладони мужа спиральку. И нас прервали.

Дальняя дверь с грохотом открылась. В зал влетел отец Харпа. Муж тотчас шагнул вперёд, частично закрывая меня собой. Оба тролля выглядели одинаково недружелюбно. Мне показалось, что старший ударит, но Вьят Лазурит застыл каменным изваянием. Гнетущая тишина длилась не меньше минуты. Старший отмер.

- Его Величество признал этот брак. Объяснись, сын.

- Полагаете, я могу знать мотивы короля? Ошибаетесь. Возможно, Его Величество объяснит своё решение лично вам?

Отца Харпа перекосило.

- Сын, я разочарован, — процедил он сквозь зубы.

Харп молчал.

Вьят Лазурит крутанулся на пятках и, чеканя шаг, покинул зал. Муж смотрел отцу вслед и, даже когда дверь закрылась, остался неподвижен.

- Почему ты ему не сказал? — тихо спросила я, прижимаясь.

- Во-первых, мы скрываем, а отец разболтает всем и каждому. Уверен, он найдёт способ обойти прямой запрет, а твой покровитель вряд ли вмешается. Во-вторых… Знаешь, Андреа, я тоже разочарован. Разочарован недоверием. Он мог нормально задать вопрос, потребовать объяснений, но он даже мысли не допустил, что я могу быть прав. Я по наивности считал себя кем-то вроде младшего партнёра, недостаточно опытного и не владеющего всей полнотой информации, но имеющего право голоса. Оказывается, для отца я всего лишь сторожевой пёс, обязанный лаять по команде и в свободное от службы время сидеть на цепи.

Я нахмурилась.

- Андреа?

Наверное, лучше сразу предупредить:

- Я не позволю подобным образом относиться к своим детям. Для меня их жизнь и счастливое будущее важнее любого титула.

Харп посмотрел на меня с искренним удивлением, будто такая простая мысль не приходила ему в голову. А я вполне серьёзно:

- Никаких «интересы рода превыше всего». Предки давно в Тумане, им всё равно. Превыше интересы живых.

- В нашей среде принято считать иначе, — осторожно возразил Харп.

- Мне до вашей среды дела нет, пусть как хотят думают. Я говорю, как будет в моей семье.

Я отчётливо поняла, что пропасть между мной и мужем гораздо глубже, чем я полагала. С этикетом, привычкой к роскоши, слугами, словом, со всей внешней мишурой справиться можно. Но как быть с переоценкой ценностей? Я от своих убеждений не откажусь. Наличие именитого предка не повод делать ребёнка несчастным. Ни Харп, ни его отец счастливыми не выглядят.

- Какая суровая у меня жена, — улыбнулся Харп без тени недовольства. — Хорошо, будет так, как ты скажешь. Разберёмся. Справимся.

Желание идти в галерею пропало. Как-нибудь следующий раз на картины посмотрим. Не так уж и интересно. Я лучше сама помалюю. Харп уловил моё настроение и понятливо кивнул: уходим, только до зала, из которого разрешено открывать порталы, дойдём.

Я больше не смотрела на шикарные интерьеры, на украшающие их произведения искусства. Дворец при всём его великолепии не больше, чем золотая клетка. Мне не понравилось.

Мы проходили коридоры настолько быстро, насколько позволяли приличия. Но избежать проблем всё равно не удалось. Нас окликнули:

- Харп? Вот так встреча! Я полагал, что ещё несколько лет не встретимся. Работа на Академию…

Пришлось остановиться.

- Андреа, позволь представить. Лорд Гьён Халцедон. Гьён, моя супруга Андреа.

- Леди, очарован, — расплылся в слащавой улыбке новый знакомый. — Кажется, вас можно поздравить, а мне — посочувствовать. Почему вы ещё не невеста? Я бы вступил в схватку за один ваш благосклонный взгляд. Леди, вы позволите похитить у вас вашего супруга на пару слов?

А у меня есть выбор?

Я ограничилась ответной улыбкой.

Мужчины отошли. Я, чтобы занять себя хоть чем-то, решила рассмотреть гобелен, на котором одинокий воин успешно отбивался от наседающих на него полчищ нежити, и пропустила появление нового действующего лица.

- Супруга Лазурита. Надо же, — пропели над ухом.

Я обернулась.

Передо мной стояла носатая девушка с нежным румянцем на щеках.

- Значит, это ты заняла моё место.

Только бывшей невесты Харпа мне и не хватало.

- Связаться с человеком, — продолжала она. — Какой позор. Да ещё и с безродной. Дважды позор. Ты хоть маг? Впрочем, не имеет значения. Ты теперь леди, принятая королём. Да уж, забавно Его Величество унизил Лазуритов — подтвердил брак. Я, собственно, к чему… Леди Лазурит, я считаю себя оскорблённой. Вы вышли замуж за моего официального жениха. Я требую удовлетворения.

Я огляделась. Харп. Куда он подевался, когда он так нужен?! Не иначе как нарочно отвлекли. И что делать?

- А вы, стало быть, — «тыкать» я не рискнула, всё же леди, какой бы противной она ни казалась, — бывшая невеста моего мужа. Вроде бы симпатичная, вкус есть. Или это заслуга швей? Даже любопытно, что такое вы скрываете, что муж готов был променять вас на кого угодно лишь бы избежать навязанной свадьбы.

Надо дождаться Харпа. Пусть он со своей бывшей разбирается.

- Я. Требую. Удовлетворения, — повторила леди, явно теряя теряя терпение.

- Леди Кьер?

Да, вернулся!

- И я в третий раз повторяю. Я требую удовлетворения.

Леди вздёрнула голову и победно посмотрела на Харпа. Муж застыл напряжённым изваянием, сглотнул, но ответил абсолютно спокойно, и даже с насмешкой:

- Леди, вы разве ещё не поняли? Вам отказано.

Что происходит?! У бывшей широко раскрылись глаза. Несколько секунд она стояла ошеломлённая. Дёрнула уголком губ, развернулась и, не прощаясь, ушла. Я ухватила Харпа за локоть, неосознанно боясь, что он снова исчезнет. Хватит с меня дворца, придворная жизнь явно не для меня. Вон какие неприглядные стороны открываются. Муж успокаивающе обнял меня за талию и повёл дальше по коридорам.

Я посчитала — нам потребовалось сорок семь шагов. Сорок семь шагов, за которые я отчётливо осознала, что во дворце у меня нет и не будет друзей. Я не понимаю местные порядки. Я не разделяю устремления аристократов. Не важно, сколь тепло меня принял Его Величество. Для остальных я навсегда останусь безродной, лишней деталью, портящей интерьер и раздражающей глаза.

Едва мы переступили порог зала, в который нас перекинул портал, Харп притянул меня ещё ближе, достал новый амулет и раздавил в кулаке. Кажется, нас кто-то окликнул, но было поздно. Окружающее пространство изменилось, и мы вернулись в Бьёк.

Я отметила, что мы стоим по центру гостиной Харпа. Муж стиснул меня крепче, чуть ли не до хруста костей, полностью перехватил моё внимание.

- Андреа…

- Всё плохо? — догадалась я.

- Всё хорошо, — не согласился он. — Ты промолчала, и я успел отказать от твоего имени. Всё хорошо.

Я ткнулась носом в его плечо. Нам обоим нужно прийти в себя. Харп погладил меня по спине. Кажется, он успокаивался. Да, точно.

- Андреа, — вздохнул он.

- Чаю? — предложила я. — Чем нам грозило «да»?

- Твоей смертью. Кьер требовала поединок, и я уверен, условием победы выставила бы отнюдь не первую кровь. Её роду очень выгодно породниться с нашим, а поскольку больше свободных родственников у меня нет, единственный выход — избавиться от тебя.

Ох. Действительно, как же хорошо, что я сообразила потянуть время.

- А чем грозит мой отказ? — уточнила я, заранее догадываясь, что тоже ничем хорошим.

Харп недовольно поморщился.

- Харп?

- Отказ считается недостойным аристократа. Я расплатился репутацией.

- Но я ведь и так никто?

- Андреа, ты моя жена, — серьёзно возразил Харп. — Ты стала Лазурит. Вот от родовой репутации я и отщипнул кусочек.

Скорее увесистый кусман.

- Харп?

- Отец бы не согласился, но ты права — жизнь дороже пары десятков портретов предков.

Муж подхватил меня, закружил по комнате и весело, заливисто рассмеялся смехом абсолютно счастливого человека. Из молодого серьёзного мужчины Харп мигом превратился в озорного беззаботного мальчишку. Гостиная вращалась всё быстрее. Не выдержав, я тоже рассмеялась, тревоги временно позабылись, я искренне наслаждалась. Харп чуть сбавил обороты, остановился, сел в кресло, продолжая удерживать меня на руках, устроил у себя на коленях, встретился со мной взглядом.

- Андреа, ты моя ожившая мечта. Заветная мечта, о которой я и задумываться не смел. И вдруг ты пришла в мою жизнь. Чудо моё, — поцелуй. — Счастье моё, — поцелуй. — Жизнь моя.

- Я люблю тебя, — прошептала я в ответ.

- Как вкусно, — пробормотал Ядодел на грани восприятия.

Эмоции утихли, будто их слизнули. Хотя почему «будто»? Покровитель не скрывал, что подкрепился. Впрочем, спокойствие пришло вполне вовремя. В гостиную влетел отец Харпа, хлопнул дверью, ещё злее, чем во дворце. Старший тролль походил на зверя, впавшего в бешенство.

- Ты зашёл слишком далеко, сын. Не знаю, почему Его Величество тебя поддержал, но отказываться от поединка я тебе запрещаю. Леди Кьер не возражает принять запоздалое согласие.

Харп моментально поставил меня на ноги, я и глазом моргнуть не успела, как муж опять задвинул меня за спину и спокойно возразил отцу:

- Моя жена ни в каких поединках не участвует. Ты лучше меня знаешь, что выйти против опытного противника с нулевой подготовкой это самоубийство.

- Честь рода.

— Нет.

- Что же, ты сделал свой выбор. Род отрекается от тебя.

Я стояла оглушённая. Ничего себе разборки. Да как он может?! Это же сын. Свой родной ребёнок. Очередное подтверждение того, что мама поступила очень правильно, решив растить меня одна. Наверное, она сбежала. Я покосилась на Харпа. Нет, муж у меня замечательный, от него я ни ногой, если сам не захочет расстаться. Мысль о расставании оказалась болезненной, но я её быстро отогнала. Не до отвлечённых размышлений. Папаша убрался, а Харп стоит, словно палку заглотил. Кажется, надо спасать.

- Прости, — шепнула я ему в ухо.

- За что? — тотчас отреагировал муж. Значит, не так сильно его задело, как мне показалось.

- Все проблемы из-за меня.

- Андреа, не говори глупостей. Я знал, на что иду. Отречение было ожидаемым.

Не убедительно. Не верю, что Харп относится к случившемуся так легко, как пытается показать. Муж почувствовал, аккуратно поднял моё лицо за подбородок, вынуждая смотреть в глаза.

- Андреа, совсем недавно ты очень чётко изложила, каким видишь воспитание наших детей. В роду Лазурит другие правила. Выбор либо-либо. Либо Лазурит, либо Дари.

- Ты возьмёшь мою фамилию? — поразилась я.

- Скорее всего, но лучше бы нам попросить твоего покровителя дать нам новую и стать родоначальниками. Как тебе мысль?

- Согласна.

- Тогда не переживай понапрасну и переодевайся. Провожу тебя в академию — тренировки некто не отменял, да? Сам я съезжу в ближайшее отделение банка, утрясу пару формальностей. Вернусь, пообедаем вместе и пойдём в храм.

- Пару формальностей? — напряглась я.

- Рассчитывать на родовые счета Лазурит больше не приходится.

То есть из-за меня Харп ещё и деньги потерял. Весело.

- Эй, ты чего? — не понял Харп. — Буду брать больше заказов, личных сбережений нам на пару лет хватит.

- Смотря как тратить. У меня дом стоил половину твоего обеда в ресторане.

Харп окончательно оттаял.

- Предлагаешь переселиться в каменную коробку с выходом в подземный город? — улыбнулся он.

- Нет. Ты явно предпочитаешь больше уюта.

- Давай, переодевайся, — улыбнулся Харп и вопреки своим же словам, поцеловал меня, притянул ближе, и мы так и замерли посреди гостиной.

Я чувствовала его губы на на своих губах, на щеках, за ухом, на шее, на плече. Харп распустил завязки моего платья и пробежался пальцами по обнажившейся спине, я пропустила между пальцами пряди его волос, поймала новый поцелуй, третий, пятый, десятый. Платье поползло вниз. Харп со стоном отстранился.

- Андреа, я люблю тебя. Я бы затащил тебя в постель и пару недель не выпускал…

- Но у нас дела, — закончила я за него, придержала лиф и с сожалением прошла в спальню в одиночестве. Сама бы Харпа из кровати не выпускала.

Просить помощи у горничной не пришлось. Все застёжки муж расстегнул. Я легко высвободилась из шикарного достойного дворца наряда, будто стряхнула с плеч нелёгкий груз. Постояв в одной сорочке, я потянулась всем телом и подошла к зеркалу. Сложно поверить, что в стекле отражаюсь я. Ещё недавно я думала о себе, как о будущей художнице, расписывающей на заказ ткань и звёзд с неба не хватающей. И такой резкий разворот судьбы. Невероятно. Отвернувшись от собственного отражения, я мазнула взглядом по отброшенному на кровать платью и натянула платье, приготовленное горничной. По-моему, для академии излишне хорошо, но ничего более скромного всё равно нет, и дело не в излишней открытости, рукава длинные, ворот под горло, подол тоже длинный, а в дороговизне. Затянув пояс потуже, я вернулась в гостиную. Харп уже ждал, он, кстати, тоже сменил костюм.

- Андреа, ты прекрасна.

Поблагодарить за комплимент я не успела.

- Господин, — с лёгким поклоном позвала Харпа горничная, вышедшая из своей комнаты с дорожной сумкой в руках, — я расторгаю договор по собственному желанию.

Э?

— Принято, — кивнул Харп.

Девушка повторно присела в реверансе, выпрямилась, удобнее перехватила ручки сумки и, более не говоря ни слова, покинула нас, кажется, навсегда. Не поняла. Её в качестве работодателя только титулованные устраивают? Бывают же у людей и нелюдей странности. Я перевела вопросительный взгляд на мужа.

- Я принял её по рекомендации давнего приятеля, но служит она не мне, а моему отцу, его «глаза и уши». Поскольку род от меня отказался, надобность в шпионе отпала, и её отозвали.

- Ты знал? — уточнила я.

Теперь понятно, почему Харп меня ей не представил.

- Разумеется. Избавиться от надзора у меня бы не получилось, да и не казался мне пригляд чем-то неправильным, поэтому я предпочёл быть в курсе, кто докладывает отцу, и контролировать ситуацию.

Надо же. Я искренне поразилась.

- Теперь придётся искать новую горничную, — закончил Харп.

- У меня есть кандидатура, — тотчас вспомнила я Мэй. — Девочка старательная, заботливая, чётко выполняет распоряжения, но при этом всегда готова сделать больше, чем её просили. Я её на уборку наняла, а она мне завтрак принесла по собственной инициативе. Недостатков два. Во-первых, с дорогими тканями она вряд ли сталкивалась, придётся учить. Во-вторых, этикет для неё — пустой звук. Кланяться она будет от души, но правильно реверанс не исполнит, опять же потребуется учить.

- Попробуем, — согласился Харп с моим предложением. — Готова? Идём.

- Идём.

Едва мы вышли на улицу, Харп махнул рукой, подзывая экипаж. Экономить муж, похоже не собирался. Харп помог забраться в салон, сел рядом, переплёл свои пальцы с моими. Экипаж тронулся. Академия… Пожалуй, я соскучилась.

Глава 22

Придворные нехотя пропустили нас к стене. Судя по бросаемым на нас жадным взглядам, многим хотелось пообщаться с теми, кого король проводил радушно и пожелал увидеть вновь, но между присутствием на приёме и нами придворные всё же выбирали приём, а Харп нажал на створку боковой двери и, стараясь не слишком привлекать внимание, вывел меня в соседний зал, абсолютно пустой, если не считать вездесущих гвардейцев.

- Вот видишь, — на караульных Харп не отреагировал, будто те были частью интерьера. — Ты зря волновалась. Всё прошло отлично.

Действительно, о чём волноваться? Мы всего лишь рискнули головой и чуть не угодили в петлю. Если бы Ядодел не ответил…

- Мы можем уходить? — уточнила я, желая как можно скорей оказаться дома или хотя бы у Харпа.

- Как насчёт картинной галереи? — провокационно предложил муж, проведя подушечкой большого пальца по моему запястью. Он во дворце чувствовал себя на своём месте.

Я с удовольствием поддалась на провокацию.

- М-можно, — если размышлять здраво, глупо отказываться от возможности посмотреть королевское собрание картин. Когда ещё шанс представится? К тому же приятно, что о моём увлечении так заботятся.

Харп победно улыбнулся, видимо, рад, что я не бегу опрометью из дворца, а готова привыкать к его образу жизни. Чтобы закрепить успех, начала выводить на ладони мужа спиральку. И нас прервали.

Дальняя дверь с грохотом открылась. В зал влетел отец Харпа. Муж тотчас шагнул вперёд, частично закрывая меня собой. Оба тролля выглядели одинаково недружелюбно. Мне показалось, что старший ударит, но Вьят Лазурит застыл каменным изваянием. Гнетущая тишина длилась не меньше минуты. Старший отмер.

- Его Величество признал этот брак. Объяснись, сын.

- Полагаете, я могу знать мотивы короля? Ошибаетесь. Возможно, Его Величество объяснит своё решение лично вам?

Отца Харпа перекосило.

- Сын, я разочарован, — процедил он сквозь зубы.

Харп молчал.

Вьят Лазурит крутанулся на пятках и, чеканя шаг, покинул зал. Муж смотрел отцу вслед и, даже когда дверь закрылась, остался неподвижен.

- Почему ты ему не сказал? — тихо спросила я, прижимаясь.

- Во-первых, мы скрываем, а отец разболтает всем и каждому. Уверен, он найдёт способ обойти прямой запрет, а твой покровитель вряд ли вмешается. Во-вторых… Знаешь, Андреа, я тоже разочарован. Разочарован недоверием. Он мог нормально задать вопрос, потребовать объяснений, но он даже мысли не допустил, что я могу быть прав. Я по наивности считал себя кем-то вроде младшего партнёра, недостаточно опытного и не владеющего всей полнотой информации, но имеющего право голоса. Оказывается, для отца я всего лишь сторожевой пёс, обязанный лаять по команде и в свободное от службы время сидеть на цепи.

Я нахмурилась.

- Андреа?

Наверное, лучше сразу предупредить:

- Я не позволю подобным образом относиться к своим детям. Для меня их жизнь и счастливое будущее важнее любого титула.

Харп посмотрел на меня с искренним удивлением, будто такая простая мысль не приходила ему в голову. А я вполне серьёзно:

- Никаких «интересы рода превыше всего». Предки давно в Тумане, им всё равно. Превыше интересы живых.

- В нашей среде принято считать иначе, — осторожно возразил Харп.

- Мне до вашей среды дела нет, пусть как хотят думают. Я говорю, как будет в моей семье.

Я отчётливо поняла, что пропасть между мной и мужем гораздо глубже, чем я полагала. С этикетом, привычкой к роскоши, слугами, словом, со всей внешней мишурой справиться можно. Но как быть с переоценкой ценностей? Я от своих убеждений не откажусь. Наличие именитого предка не повод делать ребёнка несчастным. Ни Харп, ни его отец счастливыми не выглядят.

- Какая суровая у меня жена, — улыбнулся Харп без тени недовольства. — Хорошо, будет так, как ты скажешь. Разберёмся. Справимся.

Желание идти в галерею пропало. Как-нибудь следующий раз на картины посмотрим. Не так уж и интересно. Я лучше сама помалюю. Харп уловил моё настроение и понятливо кивнул: уходим, только до зала, из которого разрешено открывать порталы, дойдём.

Я больше не смотрела на шикарные интерьеры, на украшающие их произведения искусства. Дворец при всём его великолепии не больше, чем золотая клетка. Мне не понравилось.

Мы проходили коридоры настолько быстро, насколько позволяли приличия. Но избежать проблем всё равно не удалось. Нас окликнули:

- Харп? Вот так встреча! Я полагал, что ещё несколько лет не встретимся. Работа на Академию…

Пришлось остановиться.

- Андреа, позволь представить. Лорд Гьён Халцедон. Гьён, моя супруга Андреа.

- Леди, очарован, — расплылся в слащавой улыбке новый знакомый. — Кажется, вас можно поздравить, а мне — посочувствовать. Почему вы ещё не невеста? Я бы вступил в схватку за один ваш благосклонный взгляд. Леди, вы позволите похитить у вас вашего супруга на пару слов?

А у меня есть выбор?

Я ограничилась ответной улыбкой.

Мужчины отошли. Я, чтобы занять себя хоть чем-то, решила рассмотреть гобелен, на котором одинокий воин успешно отбивался от наседающих на него полчищ нежити, и пропустила появление нового действующего лица.

- Супруга Лазурита. Надо же, — пропели над ухом.

Я обернулась.

Передо мной стояла носатая девушка с нежным румянцем на щеках.

- Значит, это ты заняла моё место.

Только бывшей невесты Харпа мне и не хватало.

- Связаться с человеком, — продолжала она. — Какой позор. Да ещё и с безродной. Дважды позор. Ты хоть маг? Впрочем, не имеет значения. Ты теперь леди, принятая королём. Да уж, забавно Его Величество унизил Лазуритов — подтвердил брак. Я, собственно, к чему… Леди Лазурит, я считаю себя оскорблённой. Вы вышли замуж за моего официального жениха. Я требую удовлетворения.

Я огляделась. Харп. Куда он подевался, когда он так нужен?! Не иначе как нарочно отвлекли. И что делать?

- А вы, стало быть, — «тыкать» я не рискнула, всё же леди, какой бы противной она ни казалась, — бывшая невеста моего мужа. Вроде бы симпатичная, вкус есть. Или это заслуга швей? Даже любопытно, что такое вы скрываете, что муж готов был променять вас на кого угодно лишь бы избежать навязанной свадьбы.

Надо дождаться Харпа. Пусть он со своей бывшей разбирается.

- Я. Требую. Удовлетворения, — повторила леди, явно теряя теряя терпение.

- Леди Кьер?

Да, вернулся!

- И я в третий раз повторяю. Я требую удовлетворения.

Леди вздёрнула голову и победно посмотрела на Харпа. Муж застыл напряжённым изваянием, сглотнул, но ответил абсолютно спокойно, и даже с насмешкой:

- Леди, вы разве ещё не поняли? Вам отказано.

Что происходит?! У бывшей широко раскрылись глаза. Несколько секунд она стояла ошеломлённая. Дёрнула уголком губ, развернулась и, не прощаясь, ушла. Я ухватила Харпа за локоть, неосознанно боясь, что он снова исчезнет. Хватит с меня дворца, придворная жизнь явно не для меня. Вон какие неприглядные стороны открываются. Муж успокаивающе обнял меня за талию и повёл дальше по коридорам.

Я посчитала — нам потребовалось сорок семь шагов. Сорок семь шагов, за которые я отчётливо осознала, что во дворце у меня нет и не будет друзей. Я не понимаю местные порядки. Я не разделяю устремления аристократов. Не важно, сколь тепло меня принял Его Величество. Для остальных я навсегда останусь безродной, лишней деталью, портящей интерьер и раздражающей глаза.

Едва мы переступили порог зала, в который нас перекинул портал, Харп притянул меня ещё ближе, достал новый амулет и раздавил в кулаке. Кажется, нас кто-то окликнул, но было поздно. Окружающее пространство изменилось, и мы вернулись в Бьёк.

Я отметила, что мы стоим по центру гостиной Харпа. Муж стиснул меня крепче, чуть ли не до хруста костей, полностью перехватил моё внимание.

- Андреа…

- Всё плохо? — догадалась я.

- Всё хорошо, — не согласился он. — Ты промолчала, и я успел отказать от твоего имени. Всё хорошо.

Я ткнулась носом в его плечо. Нам обоим нужно прийти в себя. Харп погладил меня по спине. Кажется, он успокаивался. Да, точно.

- Андреа, — вздохнул он.

- Чаю? — предложила я. — Чем нам грозило «да»?

- Твоей смертью. Кьер требовала поединок, и я уверен, условием победы выставила бы отнюдь не первую кровь. Её роду очень выгодно породниться с нашим, а поскольку больше свободных родственников у меня нет, единственный выход — избавиться от тебя.

Ох. Действительно, как же хорошо, что я сообразила потянуть время.

- А чем грозит мой отказ? — уточнила я, заранее догадываясь, что тоже ничем хорошим.

Харп недовольно поморщился.

- Харп?

- Отказ считается недостойным аристократа. Я расплатился репутацией.

- Но я ведь и так никто?

- Андреа, ты моя жена, — серьёзно возразил Харп. — Ты стала Лазурит. Вот от родовой репутации я и отщипнул кусочек.

Скорее увесистый кусман.

- Харп?

- Отец бы не согласился, но ты права — жизнь дороже пары десятков портретов предков.

Муж подхватил меня, закружил по комнате и весело, заливисто рассмеялся смехом абсолютно счастливого человека. Из молодого серьёзного мужчины Харп мигом превратился в озорного беззаботного мальчишку. Гостиная вращалась всё быстрее. Не выдержав, я тоже рассмеялась, тревоги временно позабылись, я искренне наслаждалась. Харп чуть сбавил обороты, остановился, сел в кресло, продолжая удерживать меня на руках, устроил у себя на коленях, встретился со мной взглядом.

- Андреа, ты моя ожившая мечта. Заветная мечта, о которой я и задумываться не смел. И вдруг ты пришла в мою жизнь. Чудо моё, — поцелуй. — Счастье моё, — поцелуй. — Жизнь моя.

Я люблю тебя, — прошептала я в ответ.

- Как вкусно, — пробормотал Ядодел на грани восприятия.

Эмоции утихли, будто их слизнули. Хотя почему «будто»? Покровитель не скрывал, что подкрепился. Впрочем, спокойствие пришло вполне вовремя. В гостиную влетел отец Харпа, хлопнул дверью, ещё злее, чем во дворце. Старший тролль походил на зверя, впавшего в бешенство.

- Ты зашёл слишком далеко, сын. Не знаю, почему Его Величество тебя поддержал, но отказываться от поединка я тебе запрещаю. Леди Кьер не возражает принять запоздалое согласие.

Харп моментально поставил меня на ноги, я и глазом моргнуть не успела, как муж опять задвинул меня за спину и спокойно возразил отцу:

- Моя жена ни в каких поединках не участвует. Ты лучше меня знаешь, что выйти против опытного противника с нулевой подготовкой это самоубийство.

- Честь рода.

— Нет.

- Что же, ты сделал свой выбор. Род отрекается от тебя.

Я стояла оглушённая. Ничего себе разборки. Да как он может?! Это же сын. Свой родной ребёнок. Очередное подтверждение того, что мама поступила очень правильно, решив растить меня одна. Наверное, она сбежала. Я покосилась на Харпа. Нет, муж у меня замечательный, от него я ни ногой, если сам не захочет расстаться. Мысль о расставании оказалась болезненной, но я её быстро отогнала. Не до отвлечённых размышлений. Папаша убрался, а Харп стоит, словно палку заглотил. Кажется, надо спасать.

- Прости, — шепнула я ему в ухо.

- За что? — тотчас отреагировал муж. Значит, не так сильно его задело, как мне показалось.

- Все проблемы из-за меня.

- Андреа, не говори глупостей. Я знал, на что иду. Отречение было ожидаемым.

Не убедительно. Не верю, что Харп относится к случившемуся так легко, как пытается показать. Муж почувствовал, аккуратно поднял моё лицо за подбородок, вынуждая смотреть в глаза.

- Андреа, совсем недавно ты очень чётко изложила, каким видишь воспитание наших детей. В роду Лазурит другие правила. Выбор либо-либо. Либо Лазурит, либо Дари.

- Ты возьмёшь мою фамилию? — поразилась я.

- Скорее всего, но лучше бы нам попросить твоего покровителя дать нам новую и стать родоначальниками. Как тебе мысль?

- Согласна.

- Тогда не переживай понапрасну и переодевайся. Провожу тебя в академию — тренировки некто не отменял, да? Сам я съезжу в ближайшее отделение банка, утрясу пару формальностей. Вернусь, пообедаем вместе и пойдём в храм.

- Пару формальностей? — напряглась я.

- Рассчитывать на родовые счета Лазурит больше не приходится.

То есть из-за меня Харп ещё и деньги потерял. Весело.

- Эй, ты чего? — не понял Харп. — Буду брать больше заказов, личных сбережений нам на пару лет хватит.

- Смотря как тратить. У меня дом стоил половину твоего обеда в ресторане.

Харп окончательно оттаял.

- Предлагаешь переселиться в каменную коробку с выходом в подземный город? — улыбнулся он.

- Нет. Ты явно предпочитаешь больше уюта.

- Давай, переодевайся, — улыбнулся Харп и вопреки своим же словам, поцеловал меня, притянул ближе, и мы так и замерли посреди гостиной.

Я чувствовала его губы на на своих губах, на щеках, за ухом, на шее, на плече. Харп распустил завязки моего платья и пробежался пальцами по обнажившейся спине, я пропустила между пальцами пряди его волос, поймала новый поцелуй, третий, пятый, десятый. Платье поползло вниз. Харп со стоном отстранился.

- Андреа, я люблю тебя. Я бы затащил тебя в постель и пару недель не выпускал…

- Но у нас дела, — закончила я за него, придержала лиф и с сожалением прошла в спальню в одиночестве. Сама бы Харпа из кровати не выпускала.

Просить помощи у горничной не пришлось. Все застёжки муж расстегнул. Я легко высвободилась из шикарного достойного дворца наряда, будто стряхнула с плеч нелёгкий груз. Постояв в одной сорочке, я потянулась всем телом и подошла к зеркалу. Сложно поверить, что в стекле отражаюсь я. Ещё недавно я думала о себе, как о будущей художнице, расписывающей на заказ ткань и звёзд с неба не хватающей. И такой резкий разворот судьбы. Невероятно. Отвернувшись от собственного отражения, я мазнула взглядом по отброшенному на кровать платью и натянула платье, приготовленное горничной. По-моему, для академии излишне хорошо, но ничего более скромного всё равно нет, и дело не в излишней открытости, рукава длинные, ворот под горло, подол тоже длинный, а в дороговизне. Затянув пояс потуже, я вернулась в гостиную. Харп уже ждал, он, кстати, тоже сменил костюм.

- Андреа, ты прекрасна.

Поблагодарить за комплимент я не успела.

- Господин, — с лёгким поклоном позвала Харпа горничная, вышедшая из своей комнаты с дорожной сумкой в руках, — я расторгаю договор по собственному желанию.

Э?

— Принято, — кивнул Харп.

Девушка повторно присела в реверансе, выпрямилась, удобнее перехватила ручки сумки и, более не говоря ни слова, покинула нас, кажется, навсегда. Не поняла. Её в качестве работодателя только титулованные устраивают? Бывают же у людей и нелюдей странности. Я перевела вопросительный взгляд на мужа.

- Я принял её по рекомендации давнего приятеля, но служит она не мне, а моему отцу, его «глаза и уши». Поскольку род от меня отказался, надобность в шпионе отпала, и её отозвали.

- Ты знал? — уточнила я.

Теперь понятно, почему Харп меня ей не представил.

- Разумеется. Избавиться от надзора у меня бы не получилось, да и не казался мне пригляд чем-то неправильным, поэтому я предпочёл быть в курсе, кто докладывает отцу, и контролировать ситуацию.

Надо же. Я искренне поразилась.

- Теперь придётся искать новую горничную, — закончил Харп.

- У меня есть кандидатура, — тотчас вспомнила я Мэй. — Девочка старательная, заботливая, чётко выполняет распоряжения, но при этом всегда готова сделать больше, чем её просили. Я её на уборку наняла, а она мне завтрак принесла по собственной инициативе. Недостатков два. Во-первых, с дорогими тканями она вряд ли сталкивалась, придётся учить. Во-вторых, этикет для неё — пустой звук. Кланяться она будет от души, но правильно реверанс не исполнит, опять же потребуется учить.

- Попробуем, — согласился Харп с моим предложением. — Готова? Идём.

- Идём.

Едва мы вышли на улицу, Харп махнул рукой, подзывая экипаж. Экономить муж, похоже не собирался. Харп помог забраться в салон, сел рядом, переплёл свои пальцы с моими. Экипаж тронулся. Академия… Пожалуй, я соскучилась.

Глава 23

Академия встретила нас мрачной тишиной. Занятия не возобновились, библиотека оставалась закрытой для посещения. Стало окончательно понятно, что учебное заведение ждёт бесславный конец. Харп подтолкнул меня в сторону полигона, со мной не пошёл — сослался на срочные дела и пообещал надолго не пропадать. Я бы предпочла пойти с мужем, пусть и бесполезным молчаливым хвостиком: не мешать, но быть рядом. Мне было бы спокойнее, но Харп прав — я должна не следом ходить, а заниматься, потому что проблемы с энергетическими каналами однажды могут перерасти в проблемы с покровителем, недовольным тем, что личная жрица даёт слишком мало энергии. Оказаться выпитой досуха мне совсем не хочется. Харп поцеловал на прощание и вернулся в экипаж. Я минуту постояла, собираясь с мыслями.

Сплетничать с Шелли я не в настроении. Надеясь избежать её внимания и не попасться на глаза, я прошмыгнула мимо администрации. Не до чаепитий сейчас. Задуманное удалось, но радость была преждевременной. Я обогнула учебный корпус и налетела на Дейла Жаре. Сначала я парня даже не узнала, думать о нём забыла, настолько далёкой мне казалась последняя встреча с ним. Я отступила на шаг.

- Андреа! Привет! — обрадовался парень.

- Привет.

- Ты куда пропала? Я-таки выяснил, где ты живёшь, — похвалился он. — Ждал тебя, звал. Даже проверил, есть ли кто в доме.

По какому праву он магией проверял мой дом?

- Дейл, зачем? Мы вроде бы всё выяснили и за слишком бурные эмоции я извинилась.

- Я хотел пригласить тебя на прогулку в центральный парк. Побродим по аллеям, познакомимся поближе, покормим хлебом уток.

- Дейл, меня не было несколько дней, я занималась делами личными и семейными. Я вышла замуж.

Парень медленно моргнул.

- Замуж?

- Да. Меня можно поздравить с самым счастливым событием в жизни.

Дейл ещё раз моргнул.

- Удивила. Говорят, у тебя любовь с Аглисом и Лазуритом. Я не верил, — серьёзный тон сменился шутливым, — думал сам завоевать твоё сердце. А ты замуж… Да ведь рано! Ещё учиться и учиться.

- С обоими сразу? — поразилась я.

- По-разному говорят. Кто-то говорит, что с Аглисом, другие — что с Лазуритом, а многие, да — Дейл хмыкнул, — что тебя оба щедро одаривают.

Я скривилась.

- Это тебе, — сменил тему Дейл.

Вокруг меня закрутился тёплый ветерок, в вихре вспыхнули сотни огоньков и закружились в подобие танца, словно осенние ярко-жёлтые листья. Нельзя не признать, что получилось красиво, но я нахмурилась. Я же ясно сказала, что замужем. К чему такие сюрпризы? К тому же Дейл доверия в принципе лишился. Парень примирительно вскинул руки:

- Андреа, не сердись! Знаешь, как тебе идёт улыбка? Поздравляю с замужеством! Но если муж наскучит, помни, что я первый в очереди. Тебя проводить?

- Нет, — не слишком дружелюбно буркнула я и добавила, сглаживая резкость. — Не стоит. Счастливо.

Парень рассмеялся, но посторонился и дальше задерживать не стал.

- Андреа, я буду надеяться, что нас переведут в одно учебное заведение!

Вопрос вырвался раньше, чем я прикусила язык:

- Уже официально объявили о закрытии академии?

- Да. Ты разве не знала? Я вот к переводному экзамену готовился. Да мы все сейчас готовимся! Говорят, фигурально выражаясь, будет больно. Наших адептов к себе никто забирать не хочет.

Догадываюсь.

Я ещё раз попрощалась с Дейлом, на сей раз окончательно.

Новости меня особо не заинтересовали. Не уверена, что перевод в другую академию — это то, что мне нужно. Почему бы не потратить год на подготовку? Харп уже обещал заниматься со мной каждый день. За год наберу форму, выберу специальность. Или остановиться на общей магии? Я ведь мечтаю картины писать, а не заклинания плести. В любом случае решающее слово у покровителя. Велит ядами заняться, и никуда не денусь — займусь.

На полигоне впервые было многолюдно. Более того, меня встретил незнакомый преподаватель, потребовал предъявить кулон, который мне вручили при зачислении, и только после этого разрешил войти, но на сам полигон не пустил и отправил к стоящему у стены ящику с артефактами. Объяснять ничего не стал. Пришлось читать инструкцию, прицепленную к крышке ящика. Если верить ей, артефакты создавали мощный купол, не выпускавший магию наружу. Неплохая защита для тех, кто окажется рядом с неумехой. Я ещё раз перечитала, как активировать купол, подхватила артефакт и прошла вглубь полигона к более-менее свободному участку. Большинство адептов предпочитали тесноту, но на глазах у преподавателя. Разумно. Если что, то маг успеет вмешаться и помочь.

Я поставила артефакт на пол и лёгким импульсом магии активировала купол. Пожалуй, начну тренировку с простенького огненного шара. Не всё же из тучи душ принимать. Задача у меня прежняя: не мастерство наращивать, а разрабатывать энергетические каналы. Чем проще матрица, тем легче её удерживать. Я сосредоточилась, вливая в шар силу. Главное правило — отдать всю энергию без остатка и выдавить ещё пару капель. Досуха.

Открыв глаза, я обнаружила, что шар получился крупнее последней моей тучи. Огонь угрожающе потрескивал. Я облизнула разом пересохшие губы. Испуг сбил концентрацию, шар сорвался с пальцев. Я предостерегающе закричала. К счастью, на пути шара была лишь стена. И полупрозрачный купол.

Огонь ударил в преграду и расплескался по ней неуправляемой волной. Вместо того, чтобы с шипением потухнуть, огонь хлынул обратно на меня. Не знаю, как я смогла. Будто второе дыхание открылось. Я выставила слабенький щит и рухнула плашмя. Щит не дал ничего, исчез в одно мгновение. К счастью, ревущее пламя прошло верхом. От жара затрещали волосы. Я увидела, как разваливается артефакт. Значит, и куполу конец.

Крики. Боль в ноге на миг отрезвила. Я неуклюже дёрнулась, приподняла голову.

Пламя, прошедшее над головой, угодило в пол, слава богам, ничего не подожгло. На полу осталась лишь чёрная неровная клякса. Второе такое же пятно на стене — ударил огонь, прожёгший купол.

Миг, и кроме боли не осталось ничего. Кажется, я орала. В глазах потемнело. Возможно, я даже на некоторое время сознание потеряла.

Пришла в себя, и первым, кого я увидела, был склонившийся надо мной преподаватель.

- Ну, адептка, — распрямившись, мужчина, не утруждаясь выбором выражений, разразился бранью.

Я ошеломлённо слушала. Боль исчезла, впрочем, ногу я тоже больше не чувствовала. Посмотрев вдоль тела, вскрикнула. Пламя слизнуло низ подола и опалило ногу, оставив после себя страшную багровую рану. Пахло… Лучше бы я дышала ртом. Кажется, я никогда не смогу есть жареное.

Преподаватель продолжал самозабвенно ругаться. Больше всего меня поразил финал его прочувствованной речи:

- Адептка! Почему с таким потенциалом ты не пошла учиться куда-нибудь ещё? Так,

- успокаиваясь, вздохнул он. — Боль я тебе снял, что мог, то сделал. В целительстве я не силён. Лекарей у нас сейчас нет. Тебе надо к целителям в городе, адептка. И как только не убилась?

Лучше бы я устроила наводнение из тучи. Можно я не буду магом? Ведь я художник.

Обидно и страшно до слёз. Больше никаких тренировок без пристального надзора Харпа. Плевать на энергоканалы! Не соразмеряю я, не получается как надо. И попрошу мужа начать с лекции по техники безопасности. Куда мне учиться в академии, когда простейшие вещи не освоены?!

Боль начала возвращаться. Я зашипела.

Ругнувшись, преподаватель склонился над моей ногой повторно, из его ладоней потекло мягкое свечение.

- Адептка, хватит сидеть на полу, тебе срочно нужно к целителю, и лучше поторопись. Я, как мог, снова обезболил, но, ты уже поняла, долго эффект не продержится.

- Я поняла. Спасибо.

Адепты, с любопытством сгрудившиеся вокруг меня, предлагать помощь не спешили. Преподаватель подал руку, дождался, когда я встану.

- Давай, адептка, в лечебницу. Эй, кто возьмётся проводить?

Зрители моментально вспомнили, что пришли потренироваться.

- Я! — откликнулась почему-то девушка, а не парень.

Обернувшись на голос, удивилась ещё больше. Помогать вызвалась моя рыжая сокурсница, с которой отношения у нас не заладились. С чего бы ей такую заботу проявлять? Наверняка бы преподаватель навязал меня кому-то из старшекурсников. Кстати, как её зовут-то? И почему мне так не везёт?

Рыжая улыбнулась преподавателю, заверила, что прекрасно справится, подхватила меня под руку и поволокла к выходу.

- Спасибо, — буркнула я, когда мы отошли от полигона.

- Пфф, — отмахнулась сокурсница. — Мало тебе Аглиса, Лазурита, Жаре. Решила ещё коллекцию пополнить! Нет уж. Ни стыда, ни совести!

- Э? — поразилась я её логике, хотя пусть думает, что хочет. — Слушай, давай помедленнее. Ты как на пожар летишь.

- Пфф, — повторила рыжая, но шаг чуть сбавила, дотащила меня до корпуса администрации и, не скрывая злорадства, заявила. — Довела.

После чего развернулась, и отправилась обратно, но не на полигон, а свернула в учебный корпус. Ну да, не объяснять же преподавателю, почему бросила меня у забора. Вот зараза. Я медленно доковыляла до дыры, оставшейся от ворот и выглянула наружу. Ожидаемо, наёмные экипажи рядом не дежурили, да и нет у меня с собой денег. Проклятие!

- Андреа! Детка, что с тобой? Ой, кошмар какой!

Я искренне обрадовалась. Шелли не могла не увидеть в окно, как я ковыляю в компании рыжей, как девушка спешно убегает.

- Мне бы к целителю, пока обезболивание не прошло, — коротко пояснила я, даже не здороваясь. Шелли простит — подарю ей ещё один шарфик. Мне сейчас не до лишних слов.

- Сегодня целителя нет.

По-моему, его никогда нет.

- Я твоего Лазурита сегодня мельком видела, но он ушёл. Больше-то и некого звать. Сама ты явно не дойдёшь. Экипажей нет. О, придумала! Идём, Андреа.

Я уцепилась за руку Шелли. Не знаю, что она задумала, но у меня идей совсем нет, а боль снова даёт о себе знать, пока едва-едва, но чары истощаются. Я мысленно выругалась. Вот же, на ровном месте сама себе неприятности создала.

Между тем Шелли уверенно тянула меня к себе в приёмную, не переставая, говорила что-то успокаивающее. Я не вслушивалась, но кивала. Дверь в поле зрения появилась как-то неожиданно. Шелли распахнула её для меня и подтолкнула вперёд к стулу.

- Потерпи, дорогая. Сейчас всё будет. Чаю?

Шелли помогла сесть и куда-то сбежала, заверив, что ненадолго.

В приёмной я осталась в одиночестве. Комната почти не изменилась. Стол всё- также завален пыльными папками и бумагами, расчищен только небольшой участок, занятый чашкой и крошками печенья. Я придвинула кипу документов, сойдёт вместо подушки, уткнулась лбом.

- Милая, совсем плохо? — раздался над самым ухом голос Шелли.

Она же уходила…

- Пока терпимо.

- Вот и хорошо. А зацепила ты Лазурита не по-детски.

— М?

Я даже от стола оторвалась.

- Зацепила ты носатого, говорю. — Шелли с энтузиазмом продолжила. — Я ведь сходила и попросила Лифи отправить троллю магический вестник. Сначала Лазурит слышать ничего не хотел, а когда понял, что речь про тебя, обещал появиться через пять минут. Признавайся, как далеко у вас зашло? Андреа?

Чары почти перестали работать. Чтобы отвлечься от возвращающейся боли, улыбнулась Шелли:

- У нас всё серьёзно.

- Ну, больше, чем любовница, тебе не подняться, — сочувственно вздохнула Шелли. Стукнула с силой распахнувшаяся дверь.

- Что с моей женой?!

Харп в мгновение подлетел ко мне, отодвинул Шелли в сторону, присел на корточки.

- Потерпи, моя хорошая, — Харп поймал мои пальцы, нежно, но быстро, чмокнул каждый, при этом пристально изучая ожог на ноге. — Болит?

- Ещё терпимо, но скоро завою.

- Нет, Андреа. Не позволю.

Муж опустился на оба колена, с ладони вырвалось довольно яркое сияние, охватившее ногу. Обновляет чары?

- Теперь точно не больно, — улыбнулась я, осторожно запуская руку ему в волосы.

- Угу, — невнятно буркнул муж, уничтожая остатки ткани и очищая рану.

Я на миг встретилась взглядом с Шелли. Секретарь выглядела донельзя ошарашенной.

- Жена? — одними губами спросила она.

Я согласно моргнула.

- О-о-о…, - простонала она, явно в восторге.

- Андреа, и кто этот смертник, решивший в тебя огненными шарами кидать?

Харп спросил спокойно, но я отчётливо поняла, что он и впрямь готов убить виновного.

- Я сама в себя попала.

- Как?!

Муж посмотрел на меня очень выразительно, но больше говорить ничего не стал. Видимо, серьёзный разговор будет позже. Сияние, исходящее из его ладоней, изменило цвет, став насыщенно-фиолетовым с яркими изумрудными всполохами. Я зажмурилась.

- Всё, можно открывать глаза.

Я послушалась. Харп продолжал придирчиво изучать ожог. На мой взгляд, рана стала выглядеть в разы лучше, но муж, судя по всему, результатом остался недоволен. Провёл подушечкой большого пальца по неповреждённой коже, зло цыкнул и, наконец, поднялся.

- Называется, оставил на час без присмотра.

- Так вы на самом деле женаты?! — встряла Шелли.

- Да, — раздражённо дёрнул плечом Харп. — Андреа, давай-ка к лекарю. Идём, — встать при этом мне не позволил. — Госпожа, — обернулся он к Шелли, — большое спасибо. Я не забуду ваше участие.

Ответить Шелли не успела. Харп очень осторожно, оберегая ногу, подхватил меня на руки, я услышала хруст ломаемого одноразового амулета переноса. Мир мигнул перед глазами, приёмная исчезла.

Глава 24

Портал перенёс нас в гостиную. Не в лечебницу. Харп собирается пригласить лекаря к нам? Видимо, да. Муж опустил меня на диван, помог устроиться удобнее, заботливо поправил под спиной подушку и присел на корточки.

— Болит?

У меня лучший муж на свете.

— Нет.

Похоже, мои слова Харпа не убедили или он знал, что чары скоро выдохнутся. С его рук вновь потекло фиолетовое с изумрудным сияние, накрывшее ожог.

- Прости, я должен был начать с техники безопасности, а взялся сразу за практику. Плохой из меня учитель.

- Харп, глупостей не говори. Ты ни при чём. Я сама должна была догадаться, что с огнём шутки плохи. Раньше у меня огненные шарики получались размером с бусину, думала, что сейчас будут с кулак. Ну, чуть больше. Впредь стану умнее.

Харп расстегнул застёжки и стащил с меня туфли, его пальцы несколько раз прошлись от пяток к пальцам и обратно. Я зажмурилась от удовольствия. Надо придумать, чем порадовать мужа, а то всё он да он старается. Это неправильно. Движения стали чуть увереннее. Мур-р-р. И как водится, момент был испорчен — в дверь постучали.

- Лекарь, — пояснил Харп, поднялся с пола и пересел ко мне на диван.

В дверь постучали повторно.

- Ты не собираешься его пускать? — хмыкнула я.

Взгляд Харпа метнулся в сторону комнаты горничной. Сообразив, что служанки больше нет, муж прикусил губу, заметно смутился. Я тепло улыбнулась. Интересно, когда Харп успел кого-то вызвать? Я ведь не заметила.

Додумать я не успела. В помещение ворвался вихрь: лекарем оказался невысокий коренастый парень с веснушчатым простоватым лицом. Хитринка, прячущаяся на дне его глаз выдавала, что парень не так прост, как может показаться на первый взгляд. Присмотревшись, поняла, что парень не человек. Явно есть примесь крови других рас. Смесок. И, раз муж позвал именно его, одарённый и дело своё знающий.

Здороваться и тратить время на приветствия парень не стал, сразу же склонился над ожогом, практически, носом уткнулся.

- Какой криворукий недоделок обезболивал? Руки бы ему вырвать и затолкать в…, - взгляд на меня. — Прошу прощения.

Парень деловито вытащил из поясной сумки несколько банок, открыл первую и, щедро зачерпнув тёмную жижу, нанёс на рану. Боли не последовало, чары работали исправно. И чем они ему не понравились? Между тем жижа зашипела, запузырилась и на глазах начала таять, очищая ожог, пока не исчезла полностью. Парень подкинул на ладони флакон, поймал, ловко свернул крышку, и полил содержимым на рану. В гостиной запахло ландышами, чувствительность начала возвращаться. Я поморщилась.

Третье снадобье больше всего напоминало растительную кашицу, замешанную на клею. Парень тщательно замазал раневую поверхность, сверху приложил широкий лист не знакомого мне растения, туго забинтовал ногу и перешёл к инструктажу:

- Два часа не вставать, сутки ногу не нагружать, сидеть, лежать, наслаждаться ничегонеделанием. Харп, держи, — парень вручил мужу ещё один флакон. — Через сутки бинты снять, и этим смыть остатки лекарства. А теперь рассказывай, кто эта прелестная леди, ради которой ты выдернул меня из лаборатории.

- Андреа, разреши представить тебе Гойта, талантливого целителя, редкостного разгильдяя и моего друга. Гойт, Андреа…

- Твоя любовница. И так понятно. Леди, моё почтение.

- Моя жена, Гойт. Же-на.

— А?

- У, — передразнил Харп.

Кажется, Гойт настолько удивился, что даже изменил планы. Как мне показалось, он собирался вернуться к прерванному занятию, но ради того, чтобы выяснить подробности изменений в жизни друга, принял приглашение остаться на обед, развалился в кресле и, с любопытством поглядывая на меня, принялся выспрашивать Харпа, как его угораздило вляпаться в семейную жизнь, да ещё с иностранкой.

Делиться всеми подробностями Харп не стал: в основном отшучивался, рассказывал, как влюбился, когда я его в первую встречу облила из тучи ледяной водой, как не поверил собственным глазам, когда я опоздала на занятие и притащила за собой свору агрессивных мёртвых крыс, как испугался за меня, когда узнал, что в моём доме может завестись ещё более опасная нежить. Про свадьбу Харп сказал очень уклончиво — поженились. Дар богов.

В дверь вновь постучали — нам принесли обед. Повара у мужа не было, только горничная, да и та уволилась. Еду Харп всегда заказывал, так что и сейчас проблем не возникло. Не прошло и получаса, как официант сервировал стол, уточнил, не будет ли дополнительных пожеланий, поймал весело блеснувшие чаевые, поклонился и испарился.

Позабыв обо всех вопросах, Гойт рванул к столу — сразу видно — настоящий маг. Меня к столу перенёс Харп. Кажется, муж собирается чётко следовать совету лекаря и с рук меня не спускать.

- Стало быть, леди Лазурит, — пробулькал Гойт набитым ртом.

- Госпожа Дари, — поправил Харп.

Гойт отложил ложку.

- Поясни-ка, друг.

Харп пожал плечами:

— Я взял фамилию Андреа.

Ты отказался от титула?! — переспросил Гойт, глядя на Харпа как на сумасшедшего.

- Нет. Это род от меня отказался.

- Из-за твоей женитьбы.

Ну вот. Про спокойные посиделки можно забыть.

- Да, — подтвердил Харп.

- Зачем?!

Гойт глянул на меня так, будто в произошедшем целиком и полностью виновата я. Недобрый взгляд, злой. Кажется, парень прикидывал, как от меня лучше избавиться. Проклятие. Больше я от него лекарств не приму — отравит ещё.

- Я люблю Андреа, — просто ответил Харп.

На душе стало тепло и хорошо. Я и раньше не сомневалась, а сейчас ещё острее ощутила: Харп ни о чём не сожалеет. По его мнению, я стою потери титула, денег, положения.

- Это не повод жениться. Жена для дела, для чувств — любовница.

Харп качнул головой:

- Гойт, ты ошибаешься. Любимая может быть только единственной.

- Приворотного нахлебался, — скривился Гойт.

— Нет.

- Все так говорят, — отмахнулся парень.

Харп насмешливо улыбнулся:

- Во-первых, меня смотрели отец, придворные маги и король лично. Во-вторых, раскрой глаза, дурень. Магическое зрение тебе для чего дано?

Гойт прищурился, и секунду спустя лицо его приобрело донельзя глуповато удивлённое выражение.

- Так ты про дар богов не для красоты брякнул?!

Харп не ответил, вернулся к еде, да ещё и мне салат подложил.

- Андреа, нравится или другой заказать?

- Нравится.

- Ну…, - протянул Гойт, — рад за вас. Поздравляю, что уж.

Разговор сам собой заглох. Гойт продолжил наворачивать картофельную запеканку. Блюда исчезали со стола с дивной быстротой. Впрочем, мы с Харпом не отставали. Мне требовалось восстановиться после создания огненного вала, вместо шара, да и, чтобы ожог зажил, организму силы нужны. Покончив с салатом, потянулась за овощным рагу.

- Твою налево! — внезапно подорвался Гойт. — Зелуёха!

И исчез во вспышке портала.

- Что это было? — ошалело уточнила я у мужа.

- Ну… Когда я выдернул Гойта, он как раз готовил зелье. Называется Зелуёха. Почему Зелуёха, не спрашивай, не в курсе. Так вот, Гойт про зелье благополучно забыл, а сейчас вспомнил. Если не успеет вовремя снять с огня, получится громкий и очень мощный взрыв. Прощай, новая лаборатория.

— Оу.

- Не обращай внимание. Гойт стабильно раз в неделю взрывает своё рабочее место. Магистры в академии рыдали.

— Да?

- Да. У нас же содержание лаборатории и обеспечение безопасности целиком и полностью на преподавателях. Если случился взрыв, то за последствия отвечает тот, кто установил недостаточно хорошую защиту. Одно время Гойт даже негласно с магистрами соревновался. Те защиту совершенствуют, а он её сознательно уничтожает. Мы даже ставки делали. Я тогда неплохо обогатился.

- Интересно. Так значит, ты взял мою фамилию? — переключилась я на более важную тему.

- Да. Лазуритом я быть перестал. Почему бы не переименоваться в Дари? Для нас так даже правильнее. Получается, что я перешёл в твою семью. Господин и госпожа Дари. Звучит же!

— Допустим.

Внезапно над столом полыхнуло, вниз упал небольшой светлый предмет. Харп в последний момент перехватил его магией, заставив зависнуть над грязной тарелкой. Предметом оказался конверт из плотной бумаги. Печать показалось смутно знакомой. Харп быстро распечатал конверт, вытащил письмо, пробежал текст глазами и довольно улыбнулся. Отложив письмо, вытряхнул из конверта перстень и пояснил:

- Я отправил Его Величеству сообщение о том, что я больше не лорд. Королю решение моего отца очень не понравилось, и Его Величество прислал документ, в котором подтверждает, что ты леди.

- Я не леди.

- Леди. Осталось, чтобы с этим согласился твой покровитель. В общем, наши ближайшие планы: обращаемся к Ядоделу, лечим твой ожог, сдаём твой экзамен в академии, шьём тебе платье и отправляемся на бал. Приглашения король прислал.

- На бал обязательно?

- Боюсь, что да. Его Величеству Хёндьену покровительствует Хозяйка Туманного предела, а ты личная жрица бога, входящего в её Малый пантеон.

Я кивнула.

Харп ненадолго вышел, прихватив с собой письмо и конверт. Перстень оставил. Я обернулась на диван. Перебраться бы. С одной стороны путешествовать, сидя на руках, приятно, но меру-то знать надо. Ничего ведь страшного, если пройду пять шагов. Харп опередил, вернулся раньше, чем я успела встать. Причём вернулся не с пустыми руками, а с плоским серым камнем, размером с поднос, уложил камень на стол.

- Походный алтарь, — пояснил муж. — Активируешь?

— Как? — не поняла я.

Нужно собственной силой нарисовать и напитать символ Ядодела.

- Ладно, — вроде бы ничего сложного. — А как выглядит символ?

Да, жрица я хоть куда.

Харп молча показал мне витиеватую закорючку. Я мысленно разбила символ на элементы. Если чертить справа налево… Нет, лучше снизу вверх. Несложно. Тёплая волна послушно поднялась вдоль по позвоночнику, энергия потекла в руку и дальше в камень. Я не спешила. Харп не говорил, но, наверное, лучше отдать побольше, а потом ещё раз поесть, восстанавливая баланс. Символ начертила легко с первого раза. Ярко полыхнув, знак пропал.

- Андреа, идеально, — похвалил Харп и чмокнул в висок. — Зови покровителя.

Угу. Покровитель, разумеется, не ответил. Повторила обращение. Ядодел промолчал. Харп вздохнул, придвинул бокал с остатками вина на дне, полоснул себя по запястью. Кровь хлынула в бокал.

- Ты что делаешь? — возмутилась я.

- Андреа, залог успеха — жертвоприношение. Поскольку угостить Ядодела нам с тобой по большому счёту нечем, придётся на скорую руку сообразить энерго коктейль.

Бокал наполнился на две трети. Харп остановил кровь, выставил вперёд ладонь. Я с тревогой наблюдала, как муж бледнеет. Пальцы у Харпа начали подрагивать, на лбу выступил пот. Если Харп решил выложиться по полной, то я категорически против. Муж прерывисто выдохнул, безвольно уронил руку на стол, покачнулся.

— Харп?!

- Нормально. У нас ещё запеканка осталась? Кстати, твоя очередь.

Мне Харп напрягаться не позволил. В коктейль я пожертвовала всего-то капель десять крови, причём из пальца, а не из запястья, и немного силы.

Харп придирчиво оценил напиток и одобрил:

- Жертвуй.

- Выплеснуть на алтарь? — уточнила я.

- Я тебе выплесну! — возмутился мигом проявившийся покровитель.

От его ментального окрика я аж подпрыгнула и чуть не выронила подношение.

- Ставь на алтарь, дикарка, — пробурчал Ядодел.

- Нет! Просто поставь на алтарь, — эхом повторил Харп.

Сделала, как велели. Бокал моментально исчез. Жертва принята. Интересно, а Ядодела не обижает, что бокал взят со стола? Наверное, не следовало на этом заострять внимание…

- Ты мне опивки скормила? — с неподдельной обидой изумился бог. — С кем я связался?! Никакого уважения.

Придумать оправдание я не успела. Харп положил на алтарь переданный королём перстень. Украшение моментально исчезло.

- Скажи мужу, чтобы лучше тебя тренировал, — распорядился покровитель.

Перстень вернулся, а ощущение присутствия Ядодела пропало. Не знаю, действительно бог переключил внимание на что-то иное или по-прежнему наблюдает, но молча. С него станется. Перстень вернулся изменённым: на печатке появился оттиск со схематичным изображением головы змеи, широко раскрывшей пасть.

Харп с интересом рассматривал оттиск, прижавшись ко мне щекой.

- Надевай, — предложил он.

Я натянула перстень на палец, ободок резко сузился, плотно обнял палец, став точно по размеру. Хорошо — не потеряется.

- Поздравляю нас, леди и лорд Дари, — Харп подхватил меня на руки. — В спальню?

- М-можно.

Устроив меня в кресле, Харп торжественно опустился на одно колено, достал из кармана небольшую коробочку, открыл и протянул мне:

- Прости, что с запозданием. Андреа, примешь ли ты в дар от меня эти кольца в честь нашей женитьбы?

Белые с лёгким серебристым отливом ободки из не известного мне металла на первый взгляд казались очень простыми, но я ни на миг не усомнилась, что цена у колец запредельная. Ободки украшала сложная рунная вязь. На женском кольце она переходила в изображение лилии, на мужском — в изображение маленького цветка на колючем стебле. Спросить, как называется растение, не успела.

- Если ты согласна, приложи к каждому кольцу печатку, — подсказал Харп странно дрогнувшим голосом.

Я сделала.

Харп взял женское кольцо, поймал мои пальцы в свои, нежно поцеловал, чуть отстранился и, неотрывно глядя мне прямо в душу, медленно одел кольцо на безымянный палец. Моя очередь. Нормальные пары кольцами на свадьба обмениваются, а мы… Впрочем, мне всё нравится.

- Красиво, — оценила я.

- Ты красивая.

Я взяла мужское кольцо и одела мужу также медленно, как он мне.

- Я люблю тебя, Харп.

- И я тебя.

Муж коснулся своим цветком моей лилии, каменные изображения наполнились мягким светом. Значит, украшения не просто свадебные, это ещё и артефакты. Расспрашивать о свойствах не хотелось. Я потянулась за поцелуем. Муж ответил. Неторопливая нежность, лёгкие прикосновения распаляли не хуже безудержного напора. Харп позволил мне расстегнуть пуговицы его рубашки и, дразня, перехватил за запястья, остался одетым, поцеловал в шею. Я запрокинул голову, застонала вслух. И ведь ничего особенного не происходит, а я так реагирую. Мысли таяли, и я окончательно забыла обо всём на свете. Во всём мире для меня остался только Харп.

Глава 25

Готовиться к экзамену я даже не пыталась. Харп чётко, по пунктам объяснил, почему переходить в любую другую академию не имеет смысла. У меня нет базовых знаний, и в случае перевода мне предстоит учёба на износ. С одной стороны придётся подтягивать огромный пласт знаний общего порядка, тратить силы на практику. С другой стороны — осваивать программу. Двойная нагрузка — тяжело и бессмысленно. Да и зачем мне чужие магистры, когда у меня есть персональный ментор?

В общем, я собиралась взять деньгами. Обучение даже начать толком не успели, так что разорвать договор проблем не составит. Одна беда — разрывать договор должна именно академия. Могу и я, но тогда с потерей финансов.

На душе неприятно скребло. Отказаться от перевода — умно и правильно, но неожиданно проснувшееся тщеславие требовало доказать, что меня пожелают видеть даже в столичной Академии магии.

- Не волнуйся, всё будет хорошо, — Харп усадил меня в экипаж, чмокнул в щёку, закрыл дверцу и велел извозчику трогать. Со мной муж, естественно, не поехал. Ни к чему, да и дела у него. Отработку Храму всех богов никто с Харпа, к сожалению, не снимал.

В том, что у нас действительно всё будет хорошо, я не сомневалась. Не зря за нами даже Ядодел приглядывает. Я вдруг осознала, что почти ничего не знаю о своём покровителе. Малый пантеон, отвечает на молитвы убийц, желающих изготовить отраву — это слухи. А как на самом деле? Не мог же конченный убийца проникнуться симпатией к ничем не примечательной девочке, пусть и с хорошим потенциалом.

Стараниями Харпа на экзамен я приехала вовремя, даже заранее. Зря.

Сокурсники, которые очень скоро станут бывшими сокурсниками и которых я с большой радостью забуду, толпились перед административным корпусом. Настроение резко испортилось — хватило одного взгляда. Здесь был Аглис. Барон тоже увидел меня, нехорошо осклабился. Так бы и размазала рожей по камням, благо их в Бьёке в достатке. Увы, при свидетелях лучше ничего противозаконного не совершать.

Я встала чуть в стороне. Если повезёт, одной из первых попаду к комиссии, хочется освободиться побыстрей.

- Вертихвостка, — всё та же рыжая нарочито громко поделилась с подружкой своим мнением на мой счёт.

Я не отреагировала. На миг представила, что будет, если я скажу про замужество

- её удар хватит.

Аглис отлепился от толпы и медленно направился в мою сторону. Проклятие! На миг я испугалась. Вспомнила, как ужасно я себя почувствовала, когда он схватил меня в аудитории, а все отвернулись и послушно вышли. Нет, бояться я больше не стану. Я изменилась. Стала сильнее.

- Соскучилась, детка?

- Руку убрал, — спокойно и достаточно громко ответила я.

Аглис проигнорировал:

- Не будь такой злючкой. Ты напрашиваешься ещё на пару уроков, а мы ведь прошлый не закончили.

Я молча закрылась щитом. Получилось легко и свободно. Всё благодаря Харпу и тренировкам. Маг из барона нулевой. Да и не затеет он настоящую свару. Пришёл поиграть, и обломал зубы. Даже забавно. Аглис замер, уставился на мой щит как дурак. Не ждал? Я бы сама не поверила, что так выросла за столь короткий срок.

Щит был из тех, что не в каждом учебнике найдёшь. Показал мне его, разумеется, Харп. Разновидность не из простых, зато с подлянкой для нападающего. Внешне щит выглядит как самый обычный. Прошибить поверхностный слой — раз плюнуть. Да, щит двухслойный, и основная защита — внутри.

Аглис ударил примитивно — чистой силой.

Всё! Теперь меня в нападении при всём желании не обвинить. Из пробоины хлынула «начинка» — рой жалящих огненных искр. Я накачала их силой от души и теперь спокойно стояла и наблюдала, как барон, закрывая голову руками орёт и улепётывает.

- Помогите! Тварь! Я тебя!

Мягко я его.

- Нападение! — подхватила рыжая.

Я поморщилась.

- Не стоит столь явно демонстрировать собственное невежество, — осадила я девицу. — Щит относится к защитной магии, не к атакующей.

Рыжая поперхнулась, зло обожгла меня взглядом и бросилась вслед за бароном. Всё ради титула? Ну-ну. К счастью, представление на этом закончилось. Больше влезть никто не успел, потому что на порог вышла Шелли. Временно забыв про меня, сокурсники повернулись к ней.

- Все в сборе? — уточнила секретарь.

- Не совсем, — откликнулась одна из девушек, неуверенно посмотрев вслед сбежавшим.

- Их проблемы. Заходим по одному.

Шелли привела нас в довольно большую аудиторию. Комиссия — семь мужчин и пять женщин — ждали за длинным столом. Нас Шелли рассадила в шахматном порядке, чтобы каждый оказался на виду. Не думаю, что на экзамене можно смухлевать. Как, если заранее вопросов никто не знает, да и практическую часть не списать при всём желании? Впрочем, посадили и посадили. Мне всё равно. Вновь зародилось сомнение, захотелось доказать, что могу сдать пусть не на отлично, но хотя бы хорошо. Увы, не светит.

- Итак, адепты. Перед каждым из вас лежат теоретические задания. По сигналу вы откроете первый лист и начнёте заполнять. По очереди вас будут вызывать и предлагать продемонстрировать свои умения. Ничего сложного. Вопросы? Вопросов нет. Желаю удачи.

Шелли вышла, плотно закрыла за собой дверь.

Экзамен начался.

- Начали, — разрешил маг, сидевший по центру.

Маг. А кем ещё быть члену комиссии?

Ладно, приступаем. «Магия. Дайте определение. Начертите схему основных энергетических каналов человека. Перечислите расовые особенности энергетических каналов людей». Эм? Определение я худо-бедно напишу, муж заставил начать читать умные книжки из его домашней библиотеки. С каналами всё не так радужно. Зато я могу попробовать «выехать» на красоте художественного исполнения. Человека я нарисую не схематично, а вполне пропорционально и узнаваемо. Так. Энергия образуется в спинном мозге. Или нет? У растений крохи силы есть, идут от корней к кончикам побегов, мозгов нет. Ограничимся тем, что у человека начальная точка на в основании позвоночника. Указывать название органов никто не просит, вот и не будем. Дальше энергия поднимается по позвоночнику вверх в голову. Рисуем жирный канат. Из головы сила растекается по более мелким каналам, чаще всего в руки, и выходит из ладоней. Но бывает, например, и в ноги. Харп показывал — вызвал из земли мощный корень. Я сначала пожала плечами — замысловатое и не очень понятное умение. Харп закатил глаза. Многие маги, сломай им рабочую руку, становятся беспомощны. Настоящий маг должен уметь работать всем телом.

Второй вопрос. «Максимально подробно опишите процесс приготовление наиболее сложного из известных вам зелий». Прочерк. Хотя… А краски к зельям причислить можно? Мне даже интересно стало. Я помассировала виски, вспоминая. Нет, краски, наверное, не совсем то, что нужно, а вот «оживитель» вполне подойдёт. Используется художниками, практикующими магическую живопись. Суть — на одном полотне последовательно создаются несколько картин. Благодаря «оживителю» они начинают сменять друг друга, и можно создать множество интересных эффектов. Например, изображённый на портрете время от времени улыбается, или на пейзаже небо то темнеет, то светлеет в зависимости от времени суток. Что же, ответила.

«Максимально подробно опишите процесс создания наиболее сложного из известных вам артефактов». Вот тут точно прочерк. Даже жаль. Мне понравилось отвечать нестандартно.

- Адептка Андреа Дари?

- Да? — я вскинула голову, отрываясь от заданий.

- Позже допишешь. Практическая часть. Пожалуйста, выходи сюда.

Я так увлеклась, что забыла и о комиссии, и о сокурсниках. Взгляд зацепился за рыжую, а потом за Аглиса. Когда это они успели прийти? Впрочем, не моё дело.

Всё тот же сидящий по центру мужчина указал мне на накопитель — стандартная первая проверка. Я взяла кристалл, несильно сжала. Напрягаться, тем более перенапрягаться, не стану, но и халтурить не буду — самой интересно на результат посмотреть.

Энергия тёплой волной послушно поднялась и потекла в камень. Я не торопилась. Накопитель медленно наполнялся. Приближения усталости я так и не почувствовала, поэтому очень удивилась, обнаружив, что кристалл заполнен до отказа. С ума сойти.

- Прекрасный результат, адептка.

Взгляды членов комиссии стали гораздо доброжелательнее и заинтересованнее. Кажется, маги начали прикидывать, не позвать ли меня к себе. Причём все маги. Вот это да. Неожиданно.

- Андреа, полагаю, ты можешь отдохнуть, продолжив с теорией. Когда восстановишься, перейдём к следующему этапу практики.

- Согласен.

- Не возражаю.

- Андреа, садись.

Хотела отказаться от предложения, но передумала — придётся объяснять причину. Всё равно теоретическую часть провалю. Если бы изначально можно было взять деньгами, я бы так и сделала, но, увы, этот путь исключительно для тех, для кого не найдётся варианта перевода. Я поблагодарила комиссию и вернулась за стол. Что там дальше?

«Представьте ситуацию: вы прогуливаетесь по дальним аллеям парка, поблизости никого. Из кустов на дорожку выходит крупная крыса с повреждённой шкурой, через прорехи видно мясо, кости. Крыса повреждения словно не замечает. Ваши действия». Задачка специально для меня. Бывают же совпадения. Я зло цыкнула. А может, действительно, специально? Крысы-то в библиотеке были. Вопрос от и до взят из жизни. Я честно написала, что закроюсь щитом, начертила схему матрицы. Естественно, не той, которую показал Харп, а из тех, что можно найти практически в любом учебнике. Добавила приблизительный расклад, насколько моего щита хватит. А дальше… Если крыса не проявит агрессию — медленно отступить, сообщить о проблеме ближайшему патрулю, чтобы оцепили опасное место и вызвали боевых магов. Если проявит — бежать, криком предупреждая окружающих об опасности. Последовательность действий я написала не совсем правильную, зато честно.

«Основные принципы построения матриц заклинаний». Прочерк. «Боевая магия. Классификация. Примеры». Прочерк. «Основы искусства предсказания». Хоть что- то знакомое. Учебник я начинала читать, потом всё закрутилось, но, как ни странно, многое в памяти осталось. Пишу. «Погодная магия. Место в классификации. История. История Академии погодной магии». Вот зарядили. Ладно, это я как раз знаю, Харп рассказывал.

— Андреа, прервись. Продолжим.

Я снова вышла к комиссии.

- Для начала расскажи нам, какая область магии привлекает тебя больше всего. Каким магом ты себя видишь в будущем?

- Магическая живопись.

Не такой ответ они ждали. Главный даже нахмурился. Вертикальная морщина перечеркнула лоб над переносицей.

- Интересно, — протянула одна из женщин.

- Андреа, расскажи нам вкратце про магическую живопись.

О, об этом я могу говорить часами. Магическая живопись возникла как ответвление в незапамятные времена. Она то входила в моду, то вытеснялась «настоящими» художниками. Накоплен огромный опыт, разработано бесчисленное множество техник. Есть и запрещённые. Например, Гайл Ферус больше известный как Зелёный Прут писал портреты, а потом заключал в них души тех, кого он изобразил. По легенде уничтожен разгневанной Хозяйкой Туманного предела. Точно известно, что маг погиб, и в тот же день всего его полотна расползлись в серые хлопья. Магическая живопись…

- Андреа, спасибо. Мы поняли. Давай лучше перейдём непосредственно к практике. Мне протянули лист.

- Здесь перечень заклинаний. Андреа, выбери любые три минимум и продемонстрируй.

Я пробежала список. Больше двух десятков заклинаний на любой вкус, сборная солянка от всех учебных заведений, готовых принять адептов нашей академии. Заклинания были сгруппированы по «ценности». Вначале наиболее сложные, их комиссия будет рада увидеть больше всего. Заклинания средней ценности и совсем простенькие для бездарей и неудачников.

- Прямо здесь? — уточнила я.

Один из магов молча накрыл нас сферой.

- Дозируй силу. Сейчас нас интересует мастерство исполнения.

- Хорошо.

Да будет дождь. Глядишь, разозлю комиссию, и от меня откажутся. Тучу я создала у потолка между мной и столом, но всё же ближе к комиссии. Облачко быстро разбухло и почернело. Под «брюхом» тучи проскочила молния, по аудитории прокатился громовой раскат. Ливень хлынул. На сей раз у меня получилось лучше: вода не обрушилась единой массой на головы сидящих, а выливалась хоть и быстро, но постепенно. Маги не пострадали, поймали воду на дополнительный щит, испарили и скупо похвалили.

- Второе заклинание, Андреа.

- Щит, — объявила я.

Продемонстрировала один из обычных.

- Неплохо, — оценил маг.

- Посредственно, — скривил губы главный.

- Третье заклинание, Андреа.

- Огненный шар.

Получив подтверждающий кивок, создала сгусток огня размером с яблоко. Сфера не простая, а с начинкой. Внутри скрывалась и ждала своего часа молния. С разрешения я стряхнула шар с пальцев. Атакующее заклинание медленно полетело к комиссии. Маги спокойно выставили щиты. Шар с лёгким хлопком расплескался по преграде и потух. В щит ударила молния. И пробила. Остаток заряда полетел главному в лицо.

Ещё щит. Выставлен в последний момент.

- Браво, Андреа!

- Потрясающе!

- Очень хорошо.

- Ты молодец.

- Это талант.

Я же чуть не покалечила магистра… Да уж.

- Андреа, что-нибудь ещё нам покажешь?

- Нет, наверное.

- Ты умеешь создавать артефакты? Хоть самые элементарные? — подала голос женщина, до сих пор молчавшая.

— Нет.

- Зелья?

- Нет. Если не считать, конечно, краски для магической живописи.

— Жаль.

Мне — нет.

- Адептка, ещё чем-нибудь похвастаться можешь?

- Пожалуй, нет.

- Что же, тогда не задерживаем. Садись.

Да, у меня же ещё теория.

«Исцеление. Первая магическая помощь при травмах. Какую помощь пострадавшему может оказать абсолютно любой маг». Хм. Ответ знаю частично. Магия — это, по сути, переизбыток жизненных сил. Если человек травмирован, то маг может поделиться энергией, организм сам начнёт латать дыру. Другое дело, что метод неэффективный, всё равно что из мешка крупу пересыпать в бутылку с узким горлышком — основное уйдёт мимо цели.

На большую часть вопросов я так и не ответила. Прочерк, прочерк, прочерк. Где-то ограничивалась несколькими фразами, и редко, когда получалось написать полноценный ответ. Время вышло. Я отложила бумагу, потянулась. Остальные тоже откладывали задания, и только рыжая продолжала строчить, не поднимая головы.

- Адептка?

- Сейчас. Сейчас.

- Адептка, работу или незачёт.

Рыжая сдалась, глянула на меня с неприкрытой злобой:

— Из-за тебя.

Да? Я не просила за Аглисом бегать.

- Адепты, можете быть свободны. О результатах вам сообщат в администрации позже.

- Спасибо!

Я чуть ли не первой вылетела за дверь. Надеюсь, Харп уже ждёт. Соскучилась я! Сейчас как прыгну на шею, как зацелую. Пролетела коридор, спорхнула по лестнице. Харпа на улице не оказалось, зато в стороне от входа стояли двое незнакомых мужчин. Мазнув по ним взглядом, я повернула к проходу в заборе. Часть пути придётся пройти пешком, поймаю экипаж. Мэй, да, мы с Харпом предложили девушке работу, и она согласилась, наверняка уже приготовила для меня вкусный сытный обед.

- Андреа Дари? — окликнули со спины.

Обернулась.

- Слушаю вас.

- Леди, вы Андреа Дари?

Мужчины приблизились, и как-то неожиданно оказались с двух сторон от меня, будто «в коробочку» взяли. Стало резко неприятно. Я напряглась, начала спешно формировать щит.

— Леди.

Полыхнула вспышка. Сработала магия перемещения.

Что?! Я против! Это похищение?

Глава 26

Портал перенёс нас в просторный холл. Интерьер напоминал дворцовый, но был на порядок менее роскошен. Не тратя впустую ни мгновения, представила лицо мужа и попыталась позвать. Магический вестник мне до сих пор не давался, поэтому поступила также, как когда искала выход из подземелья. Вместо филигранной матрицы слепила вместе мысль, образ и безумное желание докричаться. Влила столько энергии, сколько смогла, исчерпала себя до дна, даже, кажется, жизненных сил добавила. Жаль, кровь не пустила — ещё бы зов подпитала. Голова резко закружилась, в глазах потемнело.

Я сделала всё, что могла.

Просыпалась я неохотно, под раздражающее бормотание:

- Леди, леди! Ну что же вы!

Последние события медленно восстанавливались в памяти, и я сознательно не стала подавать признаков жизни. Меня против воли куда-то переместили. Похищение, и никак иначе. Кто? Боги знают. Кстати…

- Ядодел?

- М? Ты не жрица, а беда сплошная.

- Меня похитили.

— Угу.

Я медленно осознала, что покровитель не поможет. По крайней мере сейчас. То ли даёт мне самой разобраться с проблемой, то ли на Харпа полагается, то ли решил расстаться с непутёвой проблемой, то ли пока мне прямой угрозы нет, он останется зрителем.

- Да что же такое! Леди!

Хлопочущая рядом женщина явно целитель, подпитывала меня энергией. Лежала я на чём-то мягкому, удобном. Странное похищение. Я медленно открыла глаза.

- Слава богам, леди!

Я моргнула, бросила взгляд направо, налево. Из зала меня перенесли в богатую спальню. Чего стоит одна кровать, широченная и с полупрозрачным золотисто бежевым балдахином. Не раздели, не связали. По ощущениям никаких вредных артефактов или заклинаний не навесили, но могу ошибаться.

Целительница протянула мне фарфоровую чашку с пахнущим травами отваром.

- Что это?

Если бы хотели навредить, влили бы, пока я не очнулась.

- Восстанавливающее зелье, леди. Вы истратили всю энергию, вам необходимо восстановить баланс.

С какой радости похитители так заботятся?

Я приняла чашку. Упрямиться глупо — болеть мне ни к чему. Нет, я не думаю, что в чашке что-то плохое. Сделала осторожный глоток. Ну и горечь. Допила залпом.

- Отдыхайте, леди. Стол скоро накроют.

Я откинулась в ворох подушек.

- Простите, а вы кто?

- Целитель. Мэнда Яригта.

Очень информативно.

- А где я?

- У Его Светлости, — улыбнулась женщина. — Вы отдыхайте, леди.

Целительница встала и невероятно шустро отступила. Задать очередной вопрос я не успела, она ретировалась за дверь. Проклятие! Ладно, разберусь. Только не понятно, что за Светлость, и почему я этой Светлости понадобилась. С одно стороны, похищение, с другой — уважительное обращение. И неизвестный заказчик, пока остающийся в тени. Хоть бы Харп побыстрее меня нашёл.

Я медленно села, потёрла виски. Из соседнего помещения доносились шаги, что-то звякнуло. Спустив ноги, встала. Голова не кружится, в общем и целом самочувствие в норме. Стараясь ступать как можно тише, подошла к окну.

Зелень — первое, что бросилось в глаза. Минимум второй этаж, окно выходит в цветущий сад, а впереди убегающая к горизонту морская синева. Не Бьёк. Побережье. Я передёрнулась, невольно вспомнив громады обрушивающихся на город волн. Сейчас море было безмятежно, вода лениво облизывала пляж, но накатывая, то отступая, но поспешила отвернуться. Не хочу вспоминать пережитый кошмар. Наверное, я никогда не смогу спокойно смотреть на гладь воды и путешествовать кораблём.

- Проклятие, — шепнула я вслух.

В прошлый раз, находясь всего лишь под землёй, которая магии не преграда, я докричалась до Харпа с большим трудом. Даже с учётом того, что мои возможности возросли, очевидно, что от побережья до Бьёка меня не хватит. Муж сообщение не получил.

Я снова одна наедине с проблемами.

- Проклятие.

Дверь открылась.

- Леди, вы встали? Ох, зачем же? Леди, кушать подано.

Я молча кивнула и проследовала к столу, мимоходом отметила, что мне выделили минимум две комнаты, спальня и гостиная. Не удивлюсь, если дополнительно обнаружу гардеробную или кабинет. Светлость не поскупился и осчастливил меня полноценными апартаментами, достойными леди.

Целительница лично контролировала, как девушка, одетая в форму горничной, наливает мне жирный мясной бульон с чесночными гренками. Не отказываясь, съела всё предложенное, ответила на вопросы о самочувствии, позволила запустить диагностическое заклинание. Впрочем, меня не спрашивали, всего лишь уведомили, а не стала спорить и возражать. Нечего мне противопоставить. Уж если бить, то один раз и наверняка. А для этого на время надо притвориться милой и покладистой. Чтоб фактор неожиданности был на моей стороне.

- Леди, слава богам, перенапряжение обошлось без последствий, — улыбнулась целительница. — Берегите себя пожалуйста.

Скажите…, - пошла я на второй заход.

- Леди, прошу меня извинить. Сейчас вас ждёт госпожа Мрен.

Да что же такое! Начинает всерьёз напрягать. Но деваться-то некуда. Надо придумать, как связаться с мужем. И почему всё-таки Ядодел не вмешивается? Или покровитель поговори с Харпом, просто мне об этом сообщать не стал? С богами ни в чём нельзя быть уверенным.

- Леди, — привлекла моё внимание немолодая женщина, сухая как сушёная вобла и морщинистая, как собака породы шарпей.

— Да?

- Прошу в купальню. У нас несколько часов, чтобы подготовить вас к ужину.

- Какому ужину?

- С Его Светлостью, разумеется.

Может, слегка взбунтоваться?

- Госпожа, ничего не имею лично против вас, но я не пошевелюсь, пока не получу внятных объяснений, что происходит, как и почему я тут оказалась. И по какому праву.

- Леди, нам ещё наряд вам подбирать.

Мрен сделала вид, что не услышала. Я скрестила руки на груди и уставилась на неё в упор.

- Массаж с эльфийскими маслами, платья от лучших мастериц, — вновь попыталась завлечь меня женщина.

Я не шелохнулась.

- Как пожелаете, — сдалась Мрен. — Прошу меня простить.

Она вышла, а я глубоко задумалась. На первый взгляд я не получила ничего, но отрицательный результат — тоже результат. Начнём издалека. Что обо мне знают в академии? Даже не так. Что обо мне может узнать посторонний? Что я учусь, что я приобрела очень дешёвый дом, что одежда у меня хоть и не плохая, но и не шикарная. Я не бедствую, но в средствах явно ограничена. И похитители сходу предлагают мне то, на что девочка вроде меня может клюнуть. Наряды, эльфийская косметика. Уверена, драгоценности в список включены, просто ещё не всё было озвучено.

Зачем ловить меня на «сладкое»? Чтобы я захотела остаться. Зачем? Ни одной идеи.

Госпожа Мрен вернулась раньше, чем я успела придумать хоть одну, пусть самую невероятную гипотезу, и пригласила следовать за ней. Может зря я характер начала показывать? Нет, не зря. Жизни пока ничто не угрожает, а информацию я получу. Осмотрюсь. Возможно, найду способ связаться с мужем. Он ведь будет волноваться. Даже если не сможет помочь, главное, пусть не нервничает: я жива, здорова.

Меня провели по коридорам, судя по всему, в противоположное крыло. Богатые интерьеры. До дворцовой роскоши далеко, но здание явно принадлежит аристократу. На стенах картины, гобелены. В нишах — расписные вазы и статуэтки. Изящно, со вкусом.

Мы остановились перед очередной дверью. Коротко стукнув, госпожа Мрен, не дожидаясь разрешения, открыла и доложила:

- Ваша Светлость, к вам леди Андреа. — она отступила, развернулась боком и сделала приглашающий жест.

Ладони вспотели. Лучше бы я не высовывалась из комнаты. Шагала я бодро, а к встречи с похитителем испугалась. Так. Меня же не резать там будут, а убеждать. Я надеюсь.

Я шагнула через порог.

Кабинет. Рабочий. Ничего особенного. За столом сидит хозяин. На вид — чистокровный человек, маг не из слабых. Поджарый, мускулистый. Похоже, не только маг, но и воин. Как Харп. Как все элитные маги. Лицо мужчины показалось мне неуловимо знакомым. Уверена, что я этого человека ни разу в жизни не видела, но черты… Чей-то родственник? Скорее всего. Вспомнить бы.

- Что же ты встала? Проходи, Андреа.

Рассматриваю. Думаю. Собираюсь с мыслями.

Я молча прошла к столу и опустилась в кресло для посетителей. У стены ещё два кресла разной степени удобности, стул и даже табурет. На что предложат сесть, зависит от значимости гостя? Скорее всего. Тогда я вдвойне могу оценить и мягкое сидение, и высокую спинку, и широкие подлокотники. И то, что в кресле я оказалась на порядок ниже возвышающегося надо мной хозяина кабинета. Получалось, что маг «нависал» надо мной.

Мужчина пожевал узкими губами.

- Андреа, — вздохнул он.

- Может быть, начнёте с того, по какому праву вы приказали меня похитить?

- Настойчиво пригласил в гости, — возразил мужчина.

- Я могу прямо сейчас уйти?

Мужчина прищурился, но кивнул:

- Разумеется. Никаких препятствий с моей стороны. Но должен заметить, что до ближайшего города день пути пешком, а в предместьях крайне неблагополучно. Пираты, сухопутные бандиты, контрабандисты.

Я побарабанила пальцами по подлокотнику.

- Что же… А зачем вы меня похитили?

- Познакомиться. Кстати, как тебя устроили? Понравились ли тебе комнаты? Есть ли пожелания?

- Как называется ближайший город? — продолжала я гнуть своё, вспоминая географию побережья.

- Камильран, — улыбнулся маг.

Я вскинулась. Наслышана. Один из крупнейших портовых городов мира. Я не в Бекии. Я даже не на родном континенте. По указке мага меня утащили за океан.

Проклятие!

Харп точно не услышал мой крик.

Я вспомнила, что муж не может без разрешения покидать Бьёк. Стало совсем грустно.

- Зачем? — настырно повторила я.

- Ты совсем не похожа на свою мать, Андреа. Внешнее сходство есть, но характер… Твоя мать мягкая вата, глуповато-восторженная, возвышенная. Человек искусства.

- Мне не нравится, когда о моей маме говорят в столь пренебрежительной манере, — перебила я.

- Но я говорю правду, — пожал плечами мужчина. — Я звал её Зайкой. Не запоминаю имена своих временных увлечений, но всегда уделяю внимание сути. Податливая, милая, не способная огрызнуться. От любой проблемы всегда спасается бегством. Поэтому и Зайка.

- К чему вы всё это рассказываете мне? — я начала злиться.

- К тому, что ты не купилась на золото и парчу. Придётся говорить прямо и договариваться. Я требую, чтобы все мои увлечения пили противозачаточное средство. Зайка требование не выпила. Кажется, она рассчитывала, что я на ней женюсь. Наивная. Я предложил ей сходить к целителю и решить случившееся недоразумение. Зайка сделала выбор в твою пользу, Андреа. И, подхватив скромные пожитки, краски, кисти, холсты, сбежала аж за океан. Приятно познакомиться, дочь, хотя вряд ли это взаимно.

Он жёстко усмехнулся, а я, наконец, осознала, кого он мне напоминал. Меня. Моё отражение в зеркале.

Глава 27

Значит, отец. Почему бы и нет? В том смысле, что я вполне верю мужчине. Его рассказ моим обрывочным сведениям не противоречит. От того, что мы родня по крови, семьей мы не становимся. Родственные чувства не вспыхнули, и вряд ли когда-нибудь возникнут. Наоборот, после признания маг показался мне ещё более неприятным. Равнодушие с лёгким оттенком брезгливости — вот и всё, что я испытывала.

- Зачем? — повторила я в очередной раз. — Почти два десятка лет я была не нужна, а тут внезапно понадобилась.

- Именно так, — подтвердил мужчина. — Ты была не нужна, а теперь обстоятельства изменились.

- Неубедительно.

Происходящее нравится мне всё меньше. Надо же, явился, решил осчастливить. Нет, я не зла за прошлое. Прекрасно понимаю: сиятельному лорду хотелось развлечься, незаконнорожденный ребёнок в его планы не вписывался, и то, что мать решила меня оставить не его проблема. На целителя денег он дал, и, уверена, не поскупился. Жёстко, неприятно, но понятно. А сейчас? Хочет втянуть в свои игры. Не для меня же старается в самом деле.

Отец щурился, примерялся, чувствовал мой настрой, который я и не пыталась скрывать.

- Андреа, не спеши отворачиваться. Выслушай. Это будет… прагматично.

Всё-таки хочет купить?

- Я выслушаю при условии, что после беседы мне будет обеспечен портал в Бьёк.

- Ты не в том положении, чтобы ставить условия.

Ну-ну. Одному хитрому и смертельному удару Харп меня научил. Нет, я не собираюсь убивать, но… Мало ли до чего дойдёт. Между своей жизнью и жизнью нарисовавшегося папочки я однозначно выберу себя, маму, мужа.

Я промолчала. Маг, удовлетворённо кивнув, продолжил:

- Ты выглядишь умной девочкой. Наверное, больше в меня пошла, чем в мать. Это хорошо. Проще будет объяснить тебе новое положение дел.

Я снова промолчала.

- Где-то полгода назад мне не повезло вызвать гнев Ядодела.

Оп-па. Приплыли. Как интересно.

- Это не тайна, к сожалению. История получила огласку, поэтому я и рассказываю. Так вот. Ядодел меня проклял бесплодием, а завести наследников я не успел. Ты вот… случайно получилась. Прощать меня Ядодел отказался. Я пытался найти защиту у других богов. У Зельевара, у Подательницы Жизни… всех перебрал. Увы, ни одна жертва, которую я могу принести, в глазах богов не стоит ссоры с Ядоделом. Без высшей помощи проклятие не снять. А наследник нужен. И я вспомнил про тебя.

Хм… Сюрприз. То есть покровитель выбрал меня в личные жрицы не случайно? Или случайно, а сейчас узнал, чья я родственница и… А что «и»? Не понятно.

- Не интересует.

Такое наследство мне даром не сдалось.

- Твоё мнение никто не спрашивает, Андреа. Ты в другой стране. Больше того, ты на другом континенте. Либо ты примешь мои правила, либо как любой непослушный ребёнок отправишься под домашний арест. И подумай о том, что я знаю, как обеспечить твоё хорошее поведение. Прикажу доставить сюда твою мать, уверен, ты сразу станешь шёлковой.

Убью.

- Вот видишь, — улыбнулся маг. — Сегодня, так и быть, подумай, осознай, а с завтрашнего дня начнём.

- Что начнём? — равнодушно переспросила я.

Планы мага интересуют меня постольку-поскольку, всё равно им не суждено сбыться. Я позабочусь.

- Завтра к тебе придёт учитель этикета и учитель магии, во второй половине дня я пришлю мастеров. Леди нужен достойный ей положения гардероб. И чтобы больше я не видел на тебе этих обносков, — он кивнул на мою одежду.

- И всё-таки, зачем?

Отец пожал плечами:

- Я же сказал, Андреа. Мне нужны наследники. Поскольку сам я бесплоден, придётся согласиться на внуков. Неудачную наследственность со стороны твоей матери компенсируем грамотным выбором отца детей. Думаю, через месяц я тебя представлю в свете, через два месяца помолвка, через три — свадьба.

Ничего, что я уже замужем? Видимо, смотреть на меня магическим зрением отец не стал, доверился сведениям, собранным его людьми. Подсказать? А зачем? Пусть козырь будет, хотя вряд ли моё семейное положение долго останется в тайне. Я убрала руки с подлокотников и сложила пальцы в замок, чтобы прикрыть кольцо. Заметит ещё, чего доброго. Так, стоп. А он что, решил, что отец детей и будущий муж не обязательно один и тот же мужчина?! О-бал-деть.

- Можешь идти, — повелительно махнул папочка.

Я сочла за благо вернуться в комнату. Иначе я прямо сейчас приголублю папочку чем-то убойным. Я поднялась, не удержалась, окинула сидящего отца с высоты своего небольшого роста. Внушительно не получилось, но хоть какое-то удовлетворение. Отвернулась, быстро вышла из кабинета, не говоря больше ни слова. За наш непродолжительный разговор я уяснила одно — маг лжёт как дышит. Сначала уверял, что я вольна уйти в любой момент, к финалу выяснилось, что меня будут шантажировать маминым благополучием.

Госпожа Мрен ждала меня в коридоре, поприветствовала кивком и пригласила следовать за ней. Я подчинилась. В спальне я смогу подумать: как выкрутиться самостоятельно и как всё-таки докричаться до Харпа, потому что надо смотреть правде в глаза — противопоставить отцу мне нечего. А вообще не понимаю, как мама из сотен тысяч мужчин могла выбрать именно его. Он же окружающих ни во что не ставит, смотрит на людей как на мусор. С ней он притворялся милым? Я сначала тоже поверила, что могу уйти.

Зовите меня, леди, в любое время, если что-то понадобится, — сказала Мрен, распахнув дверь в мои покои.

- Буду иметь ввиду, спасибо.

Женщина в происходящем не виновата. Наверное…

Я отослала горничную и некрасиво плюхнулась на диван. Расслабляться полностью не стоит, не удивлюсь, если за мной приказано тайно наблюдать. Что же мне предпринять? Обратиться к королю? Обвинить папаню в похищении я могу. Простолюдинку бы слушать не стали, но не иностранную леди. Беда в том, что я не знаю, кто здешний правитель и даже не уверена, что его титул звучит как «король». Маловероятно, но вдруг у них правит Совет? То-то и оно. Впрочем, мне вполне достаточно обратиться к стражам Камильрана, но опять же, расстояние. Они в разы ближе, однако толку с этого чуть.

Время тянулось. Я гоняла однообразные мысли по кругу. Идей не появлялось. Покровитель отмалчивался. Нет, я понимаю, что Ядодел мне не нянька. Как сказал Харп, боги думают исключительно о своей выгоде, если тебе кажется, что это не так, знай, тебе пустили пыль в глаза.

За окном стемнело. Мне принесли ужин. Пришлось перебираться за стол. Ела я с аппетитом — единственное решение, которое я нашла, завязано на магию. Надо попытаться воспроизвести матрицу вестника. До сих пор не получалось, но сейчас у меня та ситуация, когда стоит забыть про «это слишком сложно, давай вернёмся к заклинанию попозже».

От массажа и водных процедур я отказалась. Завтра всё, а сегодня я отдыхаю. По- моему, горничная отказу не порадовалась. Ей попадёт? Жаль.

- Спокойной ночи, леди, — поклонилась девушка.

Я вяло кивнула и проследила, как она уходит. В спальне на видном месте меня ждала шёлковая ночная сорочка. Хоть экономить на мне папочка не собирается. Сомнительное утешение.

- Андреа.

Я вздрогнула, резко повернулась.

Воздух рядом замерцал, и навстречу мне шагнул Харп.

— А?!

Не соображая, что творю, с визгом кинулась в объятия. Вцепилась в мужа, как утопающая в щепку. Стиснула его так, что Харп шутливо возмутился:

- Задушишь.

Или не шутливо? Мне было всё равно. Я стиснула его ещё крепче.

Вернуться в действительность я смогла через четверть часа, не раньше. Обнаружила, что Харп прямо в одежде лёг на кровать, только обувь сбросил, затянул меня на себя и гладит по спине. Успокаивает, но я нутром поняла, что моя реакция ему приятна.

- Ты пришёл за мной, — выдохнула я и немного ослабила хватку.

Муж перевернулся. Теперь я оказалась на спине, а он навис сверху.

- Пришёл и жажду объяснений.

- Как ты меня нашёл?

Харп закатил глаза:

- Андреа, нас поженил бог. По божественной связи я найду тебя в любом уголке мира. Тебя от меня не скроет даже мощнейшая магия. Только боги.

— Оу.

Я почувствовала себя довольно глупо. Как всё просто оказалось.

- Итак, — продолжил муж, — надеюсь, ты не собиралась от меня сбегать?

Я отрицательно замотала головой и вместо ответа поцеловала. Поцелуй затянулся…

Опомнившись, задала самый важный вопрос:

- А тебя не заметят? Если за мной следят…

- Не заметят. Я позаботился. Андреа, любовь моя, не увиливай. Кое-что я понял, но всё же. Почему вместо тихого семейного обеда я, как бешеная многоножка, метался по Бьёку в поисках исчезнувшей жены, м?

- Ой, а тебе не попадёт, что ты город покинул без разрешения?

- Как это, без разрешения? — удивился муж. — Всё по воле личной жрице Ядодела. Андреа, рассказывай.

- Нечего рассказывать, — буркнула я с неохотой прерывая очередной поцелуй. — Отец объявился. Полгода назад его за что-то проклял Ядодел. Схлопотав бесплодие, папочка в срочном порядке вспомнил обо мне, точнее о том, что я могу родить ему внуков.

- Обойдётся, — тотчас отрезал Харп. — Дети у нас с тобой будут, — я получила умопомрачительный поцелуй в шею. — Я рассчитываю минимум на четверых, и обязательно дочурку, похожую на тебя. Договорились?

Я от таких откровений растерялась.

- Значит согласна, раз молчишь.

Возразить не позволил ещё один поцелуй. Чисто из вредности шепнула:

- Пятерых.

- Как пожелаешь. Но дети наши, и фамилию носить будут нашу — Дари. И с воспитанием сами справимся. А таких чудаков, как твой и мой отцы, я к ним близко не подпущу.

Меня хватило только на счастливое согласное мычание. Харп продолжал сводить меня с ума поцелуями. А когда он успел лишить меня платья? Осознание, что я уже без одежды и перевёрнута на живот, а муж выцеловывает на спине одному ему понятный узор, оказалось внезапным. Кажется, массажа мне сегодня не избежать. Что же, я «за».

Глава 28

Касания прекратились. Я недовольно обернулась. По-моему, распалять и останавливаться сущее безобразие. Харп тотчас исправился, поцеловал в плечо, а затем накинул на меня одеяло, шепнул, что очень просит потерпеть и скрылся в ванной. Ладно, так и быть, я даже не буду ворчать.

Лениво перевернувшись на живот, я выжидательно уставилась на дверь. Муж почему-то не спешил обратно. Из ванной доносился звук льющейся воды. Кажется, что-то звякнуло, будто стекляшку на пол уронили. Ожидание затягивалось. Я приподнялась на локте. За ожидание возьму поцелуями… К тому, что муж выйдет без одежды, я оказалась совершенно не готова. Не привыкла ещё настолько.

Харп, явно довольный произведённым на меня впечатлением, улыбнулся:

- Решил воспользоваться гостеприимством, раз уж нас так настойчиво приглашали.

Я в ответ только моргала и смотрела, смотрела и моргала. Хорош настолько, что дух захватывает, руки сами собой вперёд тянутся. Муж же откровенно наслаждался тем, как действует на меня. Медленно подошёл, отобрал одеяло. Я сглотнула.

- Ты безумно красивая, Андреа, — Харп подхватил меня не руки.

Кажется, я догадываюсь, куда мы идём. Миниатюрный бассейн накрыло полотном густой снежно-белой пены. О том, что под ней вода, я могла только догадываться. Харп плавно опустил меня в бассейн, забрался следом и выдохнул куда-то мне в затылок:

- Хочешь погорячее?

Смотря, в каком смысле. Хихикнув, обернулась, сгребла пену и водрузила мужу на голову. Небольшой клочок упал и завис у Харпа точно на носу. Нарочно не получится.

- Тебе идёт, — заверила я.

Харп отомстил — я обрела такую же белую корону.

Тёплая вода расслабляла. Весёлая возня закончилась, едва начавшись. Я обмякла, попыталась привалиться к мужу и задремать, но по спине мягко прошла мочалка с чем-то ароматным и ненадолго вернула меня в реальность. По плечам, вдоль позвоночника, по лопаткам, по пояснице. Харп придвинулся ещё ближе, провёл мочалкой по рукам, по животу. Я постепенно проваливалась в негу. Веки налились тяжестью, глаза закрылись, но я не засыпала. Напротив, осязание обострилось, кожа стала невероятно чувствительной. Я прогнулась, застонала.

- Андреа…

Харп запустил с десяток крошечных водоворотов, пена начала быстро опадать. Я дрыгнула ногой, когда один из водных смерчей прошёлся по стопе.

- Боишься щекотки?

- М? — суть вопроса я не уловила, а стоило.

Водовороты успокоились, их сменили идущие со дна пузырьки.

— Эй!

Глаза пришлось открыть.

Вода остывала. Можно бы и подогреть, но Харп просто выбрался из бассейна, помог встать мне, и тотчас завернул в пушистое полотенце. Кажется, Харп воспользовался магией. Полотенцем настолько быстро не обсушиться.

- Ты хотела массаж? Я помню.

Я снова оказалась в кровати лежащей на животе. Харп больше не гладил, а бережно разминал от шеи до копчика. Когда массаж перешёл в нечто большее? Не знаю. В какой-то момент я поняла, что мне безумно жарко, и что я ни за что на свете не хочу останавливать сладчайший из поцелуев.

Утро началось с бьющего по ушам визга.

Самозабвенно на одной высокой ноте голосила горничная. Я с трудом оторвала голову от подушки, обернулась. Мда, могу её понять. Мы с Харпом, как выбрались вчера из бассейна, так и уснули на кровати поверх покрывала. Видимо, увидеть два обнажённых тела для девушки оказалось настоящим ударом.

Горничная выскочила вон.

- Ей обязательно было будить нас в такую рань? — недовольно поинтересовался Харп, подтягивая меня ближе.

- Доброе утро, — отозвалась я.

- Андреа, — Харп убрал руку, сел, растёр лицо ладонями, — ты не помнишь, куда я дел штаны?

Найти столь нужную деталь гардероба мы так и не успели. Муж дошёл только до середины спальни, как в комнату ввалились два незнакомца и сходу без предупреждения атаковали Харпа, выпустив ветвистые молнии. Харп среагировал вовремя, закрылся щитом.

Я завизжала и, как ни странно, тоже сперва щитом закрылась и только потом сорочку натянула. Харп обменялся с нападавшими несколькими ударами и, не затягивая, грубо пробил их защиту. Суть следующего заклинания я не поняла. Оба мужчины свалились на пол безвольными кульками.

Спросить, что это было, я не успела. От двери прилетел мощный огненный шар. Харп «подарочек» отзеркалил. Яростная вспышка, шипение. Пламя расплескалось по полупрозрачной плёнке, закрывающей… отца. И с присвистом погасло. Воздух загудел, порыв ветра смёл всё нетяжёлое, и рой вещей устремился к Харпу.

Картинка сложилась быстро: на визг горничной первой отреагировала охрана, увидев чужака, бойцы ударили, а отец, заставший финал короткой схватки, включился в бой, не разбираясь, что, к чему и почему. И настроен он серьёзно. Кажется, настолько серьёзно, что я рискую стать вдовой. Нет уж.

Молния, несколько заклинаний. Ещё молния. Я не успевала следить за происходящим. Одно сплошное опасное мельтешение. Не понимаю, как Харп умудряется контролировать ситуацию. Внешне муж выглядел спокойным, сосредоточенным, точно знающим, что делать.

Харп быстро облизал губу, с его пальцев ушла очередная молния. Муж заметно побледнел. Нет, быть зрительницей мне не нравится. Магией я подрубила карниз. За шумом схватки никто не обратил внимание на падение гардин, а я вооружилась карнизом как копьём.

Следующий удар отца оказался удачнее предыдущих. Щит лопнул, Харпа отбросило назад. Отец замахнулся для финального удара.

Убью.

Я схватила своё «копьё» и с криком рванула к двери. Отец отвлёкся, кажется, опешил. Я же вливала в палку энергию. Каким-то уголком сознания я понимала, что без магии мне пелену не пробить. Двух драгоценных секунд, пока отец таращился на меня, растрёпанную, в развевающейся ночнушке и с палкой наперевес, хватило, чтобы я добежала. Таранный удар! Треск! Палка, не выдержав столкновения, сломалась, но дыру в защите пробила, чем Харп и воспользовался. Мощная воздушная волна вынесла отца в коридор.

- Спасибо, милая.

- Ты… Ты в порядке? — глупый вопрос.

- Конечно.

Каков вопрос, таков ответ.

- Андреа, а ты не хочешь попробовать стать артефактником-оружейником? Твой забег… Это было гениально.

Хм.

- Андреа, любимая. Пока я заканчиваю знакомиться с твоим папой, поищи мне, пожалуйста, штаны.

Я покосилась в выбитый проём. Кажется, бой окончен. По крайней мере из стены выросло нечто среднее между щупальцами и лианами, и опутало отца, который, надо же, несмотря на поражение, пытался держать лицо. Может, его поражение ещё не окончательное?

- Кто ты такой и что ты делаешь в спальне моей дочери?

С этого надо было начинать. Хотя, если бы в моём доме оказался чужак, вырубивший сторожа, я бы тоже сначала вазой по куполу приложила, потом причиной появления интересовалась.

Пожалуй, штаны немного потерпят. Я прагматично осталась стоять рядом: удержать один щит легче, чем два. Мало ли… Вот когда буду уверена, что беседа окончится перемирием, пойду искать запрошенное.

- Вашей дочери по крови, — дотошно уточнил Харп. — По документам отцом леди вы не являетесь. Более того, забрав леди против воли, вы совершили против неё преступление и будете отвечать перед королём. Считайте, что Его Величеству Хёндьену уже доложено, — с рук Харпа сорвался магический вестник.

- Кто. Ты. Такой?

- Позвольте представиться. Лорд Дари, муж леди Дари.

Я подняла руку, и взгляд отца метнулся к кольцу.

- Когда?! Ночью… Магический брак не…, - папочка подавился словами. — Боги! — выдохнул он, рассмотрев узы.

- Бог. Ядодел, — добила я, в душе злорадствуя.

Всё, теперь точно победа наша. Я чмокнула мужа в щёку.

- Штаны, говоришь? Тебе идёт без них.

Как будто в разгромленной спальне можно что-то найти!

К дальнейшему разговору я не прислушивалась — доверяю мужу. Разберётся лучше меня.

Пнув верхнюю половину расколовшейся надвое вазы, я огляделась. Тряпку, в прошлом моё платье, вижу. Ещё одно платье из пожалованных папочкой вижу. Одежды Харпа нет. Хоть бы приблизительно понять, куда мы её вчера дели. Поцелуи помню, потом муж ушёл в ванную. Вот оно! Брюки, рубашка и камзол нашлись там, где и были брошены — неподалёку от бортика бассейна. Собрав одежду, встряхнула. Немного мятая и видно, что вчерашняя. Наверное, Харп знает, как магией придать ей более приличный вид.

- Нашла! — оповестила я, вернувшись из ванной.

Пока я ходила, охранники, как я мысленно называла двоих, напавших первыми, куда-то исчезли. Дверь плотно закрыта. Мы одни.

- Тебе платье сейчас принесут, — пообещал муж, уселся на кровать и приглашающе похлопал рядом. С удовольствием нырнула в объятия.

- О чём вы договорились?

Быстро они.

- Ни о чём пока. Твой отец признал, что похищение было ошибкой. По его мнению, покушаться можно только беззащитных девушек. Ур-род. Прости, Андреа.

- Не извиняйся, я на него не меньше тебя обижена.

- Мы пришли к соглашению, что нам стоит поговорить спокойно. Нас с тобой ждут на совместный завтрак.

- Ясно, — кинула я. — Харп, а послать его нельзя?

- Можно. Но лучше это сделать после завтрака. Пока он не теряет надежду вернуть тебя, он не отстанет. Кстати, он будет предлагать титул.

- У нас же уже есть?

- Быть потомственной аристократкой весомее, чем пожалованной.

- Нет, Харп. Мы сами по себе. Разве не об этом мы говорили?

Муж примиряюще фыркнул мне в волосы:

- Андреа, я должен тебя предупредить, правда ведь? Так-то я с тобой согласен. Твой отец нам ни к чему. Дарить ему права на наших детей я тоже не собираюсь.

- Вот именно.

Долго ждать не пришлось. К нам неуверенно постучали. Горничная, та самая, разбудившая нас визгом, краснеющая и не поднимающая от пола глаз, смущённо продемонстрировала строгое серое с бежевыми вставками и золотой отделкой платье и пролепетала, что другое есть, но его придётся ждать дольше. Я платье одобрила. Горничная помогла со шнуровкой и даже выдавила из себя незамысловатый комплимент. Волосы я приказала не собирать в причёску, а перевить лентой в тон платью. Получилось просто и мило.

— Настоящая леди, — похвалил Харп.

Если мужу нравится, то мне — тем более. Харп, уже готовый, поймал мои пальцы в свои, поднёс к губам, медленно поцеловал. Сердце заколотилось быстро-быстро. А можно мы никуда не пойдём, а продолжим то, на чём вчера поздно ночью остановились?

— Андреа…, - Харп согнул руку и положил мою ладонь поверх своей. — Идём.

Эх. Не хочется признавать, но поговорить с отцом действительно надо. Надо объяснить, что, как по мне, пускай папаня катится в Туман.

Глава 29

Отец выглядел помятым. Не могу объяснить, от чего возникло такое впечатление. Костюм идеальный, волосы прядка к прядке. Может быть желаемое за действительное принимаю? В одном уверена — чувствует он себя крайне неуютно. Слишком уж напряжён. Отслеживает каждое наше движение, будто удара ждёт. Впрочем, почему «будто»? Вполне вероятно, что действительно ждёт. Или готовится атаковать первым. Ох, не хотелось бы второго раунда.

Харп, тоже напряжённый и готовый к бою, неторопливо пододвинул мне стул, слугу небрежным жестом отогнал, заметив, что за женой сам будет ухаживать, не скрываясь, проверил поданные блюда. Опасается ядов? Скорее, зельев, воздействующих на разум.

Атмосфера воцарилась настолько гнетущей, что идея совместно позавтракать окончательно перестала казаться мне хорошей. Лучше бы мы встретились и поговорили на нейтральной территории. Аппетит пропал, что с магами такого почти не случается. Нам, сколько ни дай, всё смолотим. А я ведь выложилась… Если бы не молчаливая поддержка мужа, мне стало бы совсем тоскливо. Харп подложил мне сырники, щедро залил сметаной, предложил варенье. Вообще, распоряжался по-хозяйски, словно не в чужом доме, а в своём.

Маг, называть его отцом совершенно не хотелось, молча наблюдал, с разговорами не лез, заговорил только после того, как слуги подали десерт:

- Андреа, несмотря на всё случившееся недопонимание, — это так называется? — я по-прежнему надеюсь на деловой разговор.

Ко-зёл. Или все аристократы такие? Отец Харпа тоже блеснул. Ещё не известно, кто хуже. Вот Харп совсем другой. Он замечательный, самый лучший на свете мужчина.

- Титул, — продолжал маг. — Первая в роду в глазах общества будет чуть выше простолюдинки. Без личных заслуг тебя никто не воспримет всерьёз, Андреа. У тебя нет и не может быть хоть сколько-нибудь весомых достижений, тем более ты не личная жрица, — папаня нервно хохотнул.

Я тоже хохотнула. Мысленно.

Он же продолжал:

- Я предлагаю тебе стать частью нашего древнего рода, разом взлететь на почти королевскую высоту.

И ведь, похоже, он искренне верит в свою запредельную щедрость. Что же, я его разочарую, и сделаю это с большим удовольствием:

- Титул? Я выбираю свободу. И уж точно я не стану платить за сомнительные блага своими детьми.

Маг поморщился и перевёл взгляд на Харпа:

- Лорд Дари, может быть, у вас лучше получится разъяснить вашей супруге ситуацию? Вы также получите мою фамилию.

Харп провёл большим пальцем по тыльной стороне моей ладони, вывел спиральку, коротко глянул на мага и качнул головой:

- Лучше я повторю: мы не доверим вам наших детей, и прав на них вам не дадим. Независимо от посулов. Хоть трон и корону пообещайте — нет.

- Но…, - вот теперь маг явно растерялся, — вы казались мне разумным, рассудительным, — он продолжал обращаться исключительно к Харпу.

- Ради Андреа я отказался от принадлежности к роду Лазурит, если вам это о чём-то говорит.

Ха, Харп это сказал. Атмосфера перестала казаться гнетущей, теперь я искренне наслаждалась цирком.

Маг медленно моргнул, перевёл взгляд на тарелку, отодвинул её от себя, бросил на стол полотняную салфетку — завтрак окончен. Кажется, маг в глубоком шоке. Надо же, как признание Харпа его приложило. Отмер маг только через пару минут и, не стесняясь, принялся рассуждать вслух:

- Значит, я ошибся. Брак не шутка богов. То есть, шутка, конечно, но вы действительно друг друга стоите. Ладно Андреа, её природа обделила, от меня досталась внешность, мозги — от матери. Их отсутствие. Лучше бы наоборот, внешность взяла от той куколки. Но чтобы сын древнего рода принял подобное решение?! Уму непостижимо. Но это лирика. С одной стороны, преемник мне необходим. С другой — не с такой же наследственностью! Не знаю, что буду делать, но вы мне не подходите. Я прошу покинуть мой дом. Экипаж будет подан в ближайшее время.

- Экипаж…

Не знаю, что хотел сказать Харп. Наверное, отказаться от услуги. Надеюсь, у мужа есть запас амулетов переноса. Договорить он не успел, замолчал на полуслове — внезапно воздух вокруг меня замерцал, вспыхнул сотнями бриллиантовых пылинок, закружившихся в стремительном круговороте. Пылинки сталкивались, слипались, постепенно поднимались всё выше, пока не сложились в алтарный знак Ядодела над моей головой.

Ну вот, моя недотайна раскрыта. Покровителю тоже веселья захотелось? Или это финальный аккорд мести разозлившему его магу?

- Личная жрица?! — папаню перекосило.

Неверие, жгучая зависть смешивались с неподдельным страхом. Я бы тоже испугалась. На мага же стало жалко смотреть, настолько он бледный стал и какой- то маленький, будто он пытался съёжиться и скрыться с глаз.

- Андреа, — позвал покровитель, давясь смешком, — скажи этому красавцу, я о нём снова вспомнил.

Приказ не обрадовал, но:

- Ядодел о тебе снова вспомнил, — послушно повторила я.

Сияние померкло, знак над моей головой пропал.

- Ох, — отец схватился за сердце. — Андреа…

Позвать помощь? — уточнила я.

С пальцев Харпа сорвался магический вестник.

- Андреа, я сообщил целительнице, что она срочно нужна её господину. А вы, — муж шагнул к магу, бесцеремонно ухватил за ворот, — надеюсь, для вашего же блага, вы нас больше не побеспокоите.

- Н-ни в коем случае, — заверил отец.

Харп отступил ко мне, приобнял за талию. Хрустнул одноразовый амулет. Муж так все запасы растратит — во мне внезапно проснулась жадина.

Перенос.

Оглядевшись, я не узнала место. Однозначно город. Мимо спешат прохожие, по мостовой грохочет вычурная карета. Чуть в стороне начинается парк, в летней зелени затесались первые ярко-жёлтые осенние мазки. Ветер бросил в лицо жухлый кленовый лист. Не Бьёк. Интересно. Харп не выглядел удивлённым. То есть мы попали туда, куда он и загадал. Муж отвёл меня к стене ближайшего здания, попросил минутку подождать и вскоре вернулся с бумажным свёртком в руке.

По-прежнему ничего не объясняя, муж подхватил меня под руку, и потянул в сторону ворот парка, под которыми скучала уличная торговка. Харп купил у женщины леденец на палочке, вручил мне. Э? Так мы здесь ради отдыха? Выдохнуть, ни о чём не думать, вдвоём побродить по аллеям. Удивительно, как Харп почувствовал моё настроение: я безумно устала от Бьёкского каменного мешка, я скучаю по нормальной природе, по траве, по кустам, по цветам и деревьям. Даже больше, чем по кистям и краскам.

Хотелось забыть обо всём, особенно о появлении папочки. Лучше бы и дальше не знала, настолько неприятным оказалось знакомство. Молчать было уютно, я ткнулась носом в плечо Харпа и так дальше и пошла. Не споткнусь — муж проследит и удержит. Так хорошо с ним, так спокойно. Аллея вывела нас к пруду. Пройдя немного вдоль берега, мы устроились на чугунной лавочке, и муж развернул пакет. Внутри оказался батон белого хлеба. Харп отщипнул горбушку, бросил в воду.

Миг, шумное хлопанье крыльев. На воду плюхнулась красноносая толстая утка и моментально подобрала угощение. Следом за ней приводнились ещё две птицы. Харп бросил хлеб и им. Я включилась в забаву, но бросать мякиш в воду не стала, нарочно не добросила. На берег тотчас пожаловал селезень, важно крякнул, подобрал хлеб. Я бросила ещё, и снова поближе к лавочке. Прикормленные птицы, видимо, привыкшие, что их кормят, безбоязненно подошли. Самая наглая утка и вовсе согласилась брать еду с рук, довольно мощно ущипнула клювом ладонь.

Так мы и сидели. Кормили птиц, обнимались, время от времени целовались. Я доела леденец. Случившиеся неприятности выветрились из памяти. Какое мне до них дело, когда Харп рядом и всё хорошо.

- Где мы? — спросила я с лёгким любопытством. Интересно же, какой город и какую страну выбрал муж.

- В столице Бекии.

- Да? А почему?

Харп прищурился:

- Потому что ты задолжала мне знакомство с твоей мамой. Не находишь?

- Мамой? — переспросила я. Сюрприз.

Нет, я не против. С радостью познакомлю. Действительно, давно пора.

- Что-то не так? Ты говорила, твоей маме угрожал маг. Ты из-за этого учиться пошла.

— Да.

- Давай разберёмся. Тем более время есть.

- Давай. Спасибо, Харп.

Мы ещё немного посидели у озера, затем зашли в небольшую таверну пообедать. Допивая чай, я виновато взглянула на мужа:

- Харп, я не знаю, где мама остановилась.

Она специально не стала говорить, но я почувствовала себя слегка виноватой.

- Она не маг? И небогата, так?

- Мама могла стать очень слабым магом, но решила не тратить силы и время на энергетические каналы, предпочла быть художником.

- Значит, поиск по крови должен сработать идеально.

Харп достал из-за пояса небольшой стилет, кончиком лезвия уколол меня в палец, тотчас залечил крошечную ранку. Видеть формирующуюся матрицу я не могла, поэтому просто любовалась сосредоточенностью на лице мужа, скупыми лаконичными движениями пальцев. Мастерство заметно невооружённым глазом. Как он всё-таки хорош!

Капля крови растаяла в небольшой вспышке. Посетители таверны, занимавшие соседний стол предпочли отсесть подальше, простые люди магов опасаются и стараются держаться подальше. Харп продолжал неподвижно сидеть, глядя в одну точку. Захотелось разгладить резкую складку на его переносице, но мешать я не рискнула. Удивительно, раньше мне его нос казался чрезмерно большим, непропорциональным. Сейчас муж для меня первый красавец. Лучше него нет и быть не может. Люблю.

- Есть, поймал! Андреа?

- Идём, — день встреч какой-то. Увидеться нам действительно нужно…

Харп быстро расплатился за наш заказ, на улице поймал первый попавшийся наёмный экипаж. На сей раз со мной в салон он не сел, остался рядом с извозчиком указывать дорогу. Экипаж тронулся, и как-то неожиданно для самой себя я оказалась наедине с собственными мыслями. И, пожалуй, мне есть, о чём подумать.

Глава 30

Дорога заняла около получаса. Время от времени выглядывая в окно, я видела, что мы проехали мимо рынка, пересекли ремесленный квартал. Получалось, что мы удаляемся от центра. Не в трущобах же мама поселилась?! Я всё больше нервничала. Успокаивало лишь то, что совсем скоро мы увидимся, я смогу убедиться, что с мамой всё в порядке. Обнять её, наконец. Я так соскучилась. Как же мне её не хватало всё это время…

Экипаж остановился на узкой улочке напротив деревянного двухэтажного здания. Не нищая лачуга, уже радует. Харп не успел помочь мне выйти — я выпрыгнула на мостовую, едва экипаж остановился. Рванула к крыльцу. Муж поймал меня за руку, ненавязчиво оттеснил от двери и только после этого постучал. Первый момент я не поняла зачем, потом сообразила, что Харп, похоже, опасается неприятностей и на всякий случай прикрыл меня собой.

— Эй, излишне…

Возразить не получилось: дверь открылась, на порог, кутаясь в шаль, вышла толстощёкая грузная женщина и подслеповато сощурилась:

- Ищете съёмную комнату? — женщина простужено закашлялась и поддёрнула шаль.

- Ищем вашу постоялицу госпожу Дари, — ответил муж.

- Малевальщицу? Проходите. Сейчас позову. Как про вас сказать?

Женщина кивнула нам на стоящий в холле продавленный диван.

- Скажите, что к ней Андреа из Бьёка приехала.

Садиться я не стала, остановилась у подлокотника, стискивая пальцы.

- Ани, ты что? Не о чем волноваться. Сейчас разберёмся. Уж если с твоим отцом разобрались, то остальные враги тем более подавятся.

Ани. Харп впервые назвал меня так. Не «Андреа», как зовут меня все, не безлико «Дорогая» или «Любимая». Последнее приятно, но его «Ани» отзывается в душе чем-то тягуче-сладким и бесконечно волшебным.

Харп отстранился. Секундой позже я услышала торопливые шаги.

В холл вышла мама. Такой, какой я её помнила. В заляпанной краской косынке набекрень, несколько прядей выбиваются на лоб. Мужская рубашка на два размера больше, криво висит, открывая правое плечо. Рубашка тоже в краске, как впрочем и остальная одежда — штаны с неровно закатанными брючинами, фартук, из всех карманов которого торчат кисти всех видов, размеров и форм.

- Доча, это ты?

- Мам.

Мама радостной не выглядела.

- Доча, что случилось? Почему ты здесь, а не в академии?

- Мам, — я оглянулась на Харпа, и муж тотчас шагнул ко мне, даря молчаливую поддержку, — Мама, познакомься…

Что сказать-то? Я уехала учиться, а вместо этого погостила у отца, вляпалась в подземные приключения и устроила личную жизнь? Порядок события был несколько иным, но вряд ли это имеет принципиальное значение. Сглотнув, коротко представила их друг другу. Нет, я уверена, они найдут общий язык хотя бы ради меня. Харп изначально настроен дружелюбно. Так ведь, да? Мама примет мой выбор.

Харп застыл каменным изваянием. Видно, аристократические привычки пробиваются. Мама моргает, приоткрыв рот. Кажется, не так уж и плохо получилось.

- Мам, — протянула я.

Ей понадобилось больше минуты.

- Неожиданно. Хм. Рада за вас. Значит, Харп.

- К вашим услугам, леди Дари, — обращаться по имени к маме Харп почему-то не стал.

Кстати, а полученный от бога титул вспять работает? Если я леди, первая в роду, то мама остаётся госпожой или всё-таки тоже становится леди? Потом выясню.

- Наверное, нам стоит пройти ко мне, — ответила мама всё ещё заторможено. Разумно.

Мама снимала две комнаты на первом этаже. Спальня показалась крошечной из-за нагромождений мебели: две кровати, шкафы, два стола, целый ряд тумбочек, стулья, большая часть которых перевёрнута ножками кверху. Довершали хаос повсюду разбросанные вещи. Вторая комната была полностью освобождена и превращена в мастерскую. Я, не сдержавшись, вздохнула. Не наша студия, конечно, но всё же.

- Доча, — мама совершенно правильно истолковала мой тоскливый взгляд.

- Леди, почему вы продали студию? — вклинился Харп. — Только, пожалуйста, не надо рассказывать про угрозы некого мага. Звучит уж слишком недостоверно.

В смысле? Я повернулась к мужу за пояснениями. Он буравил маму ледяным взглядом. Не неприязненным, к счастью. Но и добрым взгляд не назвать. Я поняла, что прямо сейчас Харп ничего не скажет, обернулась к маме — она кусала нижнюю губу, она всегда так делала, когда придумывала, что лучше сказать и как соврать. Мама?

- Леди? — поторопил Харп. — Хотите я сам расскажу? Вам никто не угрожал, правда? Вы сами решили продать студию, сами придумали врага. Я шестерых ищеек нанял, и ни один профессионал не нашёл ни единого следа угрозы.

Харп кого-то нанимал? Не беспокоя меня, взялся разбираться?

Муж же продолжал:

- Вы просто дёшево и больно напугали Андреа. Про логику дальнейших ваших действий я вообще молчу. О какой учёбе можно говорить, если на вас уже нападают? Надо бежать и просить защиты, однако вы не обратились к городской страже, зато отправили дочь поступать в академию. Вы ведь Андреа убедили, что это хорошая идея? Девочка на эмоциях от продажи студии, испуга за вас и не пыталась обдумать ситуацию, доверилась вашим подсказкам.

Мама стояла бледная, но почему-то не спешила опровергать слова Харпа. А уж когда она сказала:

- Да, я эту историю придумала, — я ушам своим не поверила.

Мама отошла к кровати, села, сгорбилась, её руки устало повисли между колен. Тягостное молчание, и мама продолжила:

- Но ты не прав, Харп. Угроза была и есть. Твои ищейки не там искали.

- Так расскажите. И, желательно, на сей раз — правду.

Мама пожала плечами:

- Когда я была молодой и глупой, я влюбилась в мага, оказавшегося ещё и аристократом из приближенных к королю. Его дар и происхождение меня мало интересовали. Я любила, думала, что любима в ответ. Я была его Зайка. Я была Дура.

- Мам?

Что-то подобное я себе и представляла.

- Ты слушай-слушай, — устало отозвалась она. — Я узнала, что жду ребёнка, счастью моему не было предела. Пока он не предложил от тебя избавиться. Я не могла убить нашего ребёнка. Я металась, не знала, что мне делать, но я продолжала любить. Прозрение наступила через день. Я пришла без предупреждения и столкнулась с неприглядной действительностью. Кроме меня, Зайки, у твоего отца оказалась ещё и Рыбка, и Кошечка, они были сразу втроём. Целый зверинец… Я сбежала, — мама помолчала. — Сидя в чайной и глуша успокоительный отвар, я решала что мне предпринять и как жить дальше. Последовать совету и сходить к целителю? Нет! Я с внезапной ясностью осознала, что в первую очередь ты мой ребёнок, а кто там отец не так уж и важно. Я в один день продала всё, что могла, собрала дорожную сумку и, благо Камильран большой портовый город, покинула не только страну, но и материк. Устроилась здесь, в Бекии. Денег хватило открыть студию. Можно было бы сказать, что я отбросила неудавшуюся картину и взяла свежий холст, но недавно до меня через старых знакомых дошло, что отец Андреа решил разыскать незаконнорожденную дочь. Зачем, не знаю. Но ничего хорошего я от него не жду. Я действительно хотела, чтобы Андреа поступила в академию, выучилась. Другого выхода я не увидела. Стражи от родного отца не защитят.

Мама окончательно замолчала. Харп отступил в сторону. Я… я пыталась осмыслить услышанное.

- Мам, зачем было врать? Почему ты просто не рассказала всё как есть?

- Честно? Боялась твоей реакции. Боялась, что ты захочешь красивой жизни и сама добровольно отправишься к нему. Боялась, что ты откажешься жертвовать мечтой о карьере художника. Просто боялась. Я знаю, глупо. Наверное, я так и не научилась принимать умные решения.

- Тогда у меня для тебя хорошая новость, мам. Я познакомилась с отцом, мы поговорили, и он обещал больше меня не беспокоить и в свои планы не включать.

- Что? Но… Не может быть так просто.

- Может, — возразил Харп. — Он обещал не лезть, а я взамен проявил ответную любезность и обещал его не убивать. Знаете, жить ему очень хотелось.

Как-то само собой получилось, что разговор увял. Мама захотела услышать подробности о моём замужестве. Было заметно, что ей не терпится спросить, почему её не пригласили на свадьбу, но она упорно давила любопытство. Мама собрала разбросанную одежду, ненадолго отлучилась в мастерскую, вернулась переодетой в нарядное шерстяное платье, в котором и центре столицы не стыдно показаться, и радостно объявила, что приглашает нас на пироги в ближайшую булочную, она ручается — таких кулебяк, как печёт пекарь, мы нигде никогда не пробовали.

Что же, знакомство состоялось.

Сидя за столиком, отгороженным пологом тишины, и рассказывая обо всём, что успело со мной случиться, я чувствовала себя по-настоящему счастливой. Напротив сидит мама, живая, здоровая, улыбается. Любимый муж держит за руку и, как обычно, рисует на моей коже одному ему известный узор.

Я простила маму и за молчание, и за студию. В конце концов, мама хотела как лучше. Разве у неё не получилось? Получилось, и ещё как! Если бы мама не отправила меня учиться, я бы никогда не встретила Харпа, не облила бы его ледяной водой из неумело созданной тучи.

На миг я представила, что продажи не было, и мы по-прежнему живём в сонном захолустном городке, почти стёршимся из памяти, я наравне с мамой выполняю заказы капризных клиентов, в свободное время пишу картины. Харпа в моей жизни нет. Стало не просто зябко и неуютно, а по-настоящему страшно. Я аж передёрнулась.

- Ани? — встревоженно шепнул муж, уловив внезапную дрожь.

- Я просто подумала… Как хорошо, что ты у меня есть. Люблю тебя.

- Хорошо, что ты у меня есть, Ани, — эхом повторил Харп. — Люблю тебя.

Настроение снова изменилось. Сидеть в кругу семьи расхотелось. Остаться бы с мужем наедине… Харп меня понял. Снял полог, расплатился. Мы проводили маму до дома, в котором она снимала жильё, пообещали завтра-послезавтра навестить.

Хрустнул амулет переноса. Мы дома?

Начинаю понимать, важны не стены, а те, кто в них живёт. Я больше не стану сожалеть о студии, потому что у меня обязательно будет новая, лучше прежней. И первой картиной, которую я напишу, станет наш с Харпом портрет. Я не буду сожалеть о съёмных апартаментах Харпа, которые сейчас назвала домом и которые мы обязательно оставим, когда переберёмся в собственное гнездо. И уж тем более я не стану сожалеть о купленном по дешёвке каменном домике, приютившим меня и открывшим путь в подземный Бьёк.

Иначе видится многое. Мечта? Да, я выучусь на мага. Возможно, даже стану артефактником-оружейником, как полушутя-полусерьёзно предложил Харп. Но писать картины я не перестану, никто не отнимет у меня красок и кистей. Моя мечта по-прежнему со мной, и я её обязательно осуществлю. Вся жизнь впереди!

Ведь по-настоящему главное, что со мной моя любовь.

— Ани…

Харп рывком стянул с меня платье, замер, глядя мне в глаза. Зачем снова спрашивать, любимый? Конечно, да! Я подалась навстречу, застонала, подставляя шею под поцелуи. Мысли начали приятно путаться… Почему-то вспомнились переводные экзамены. Завтра я узнаю результат, завтра нам официально объявят о закрытии Академии. Мелькнула мысль о руинах Бьёкской крепости. Пора уже удовлетворить своё любопытство и вытрясти из мужа тайну, что он по заданию Храма в них искал, хотя бы по праву личной жрицы Ядодела… В такой момент и такие глупости в голову лезут… Харп неожиданно прекратил целовать, лизнул ключицу, подул — я ахнула, крепче цепляясь за мужа. Лишние мысли вымело из головы, я растворялась в касаниях и беспредельном чувстве единения.

— Ани, как мы назовём нашего малыша? — последнее, что я услышала, прежде чем окончательно потеряла связь с реальностью.


home | my bookshelf | | Академия погодной магии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу